«Придурковатая подводная лодка»

Александр Клыгин

Аннотация

   В этот сборник вошли сатирические рассказы Александра Клыгина. Основная тема рассказов – люди, прилагающие титанические усилия для того, чтобы заработать небольшие деньги. Именно так выглядит современный вариант «общества потребления».

   Здесь нет традиционных для Клыгина эзотерических наворотов, а все, что происходит – комично и трогательно одновременно.




Александр Клыгин
«Придурковатая подводная лодка»
Сборник рассказов

   «We all live in yellow submarine»

«The Beatles».

   Российскому сервису посвящается.

«Придурковатая подводная лодка»

   В засекреченное число засекреченного месяца засекреченного года в порту «ХХL» европейского города «Х» происходили следующие события. Граф Конь Кобылович, известный всему миру миллиардер, проживающий в замке, название и век постройки которого мы по непонятным причинам не называем, объявился в одном небезызвестном засекреченном порту.

   Его интересовал один из причалов порта, номер которого, естественно, засекречен. Причина секретности в том, что в засекреченном году, за несколько засекреченных лет до происходящих событий, в порту «ХХL» пропал атомный реактор с одной из подводных лодок. Потерявший его капитан, чьё имя, звание и порядковый номер также остаются засекреченными, сейчас проживает в государстве «Y» на Ближнем Востоке. Там он стал миллионером, торгуя нефтью, а начальный капитал ему предоставило государство «Z» за неизвестные заслуги. С тех пор название города, порта, число, месяц и год, когда происходили данные события, остаются засекреченными, а комиссия по поиску потерявшегося атомного реактора до сих пор не обнаружила объект поиска, тогда как комиссия по разоружению недоразвитых стран мира до сих пор удивляется, откуда у государства «Z» новые подводные лодки.

   Итак, миллиардер граф Конь Кобылович, на банковском счету которого оставалось 10999$, спустился к одному из причалов, номер которого по-прежнему засекречен, для того, чтобы потратить половину своих денег на поездку в Лас-Вегас самым дешёвым способом. Последние несколько лет Конь Кобылович был полным банкротом, но замок не продавал, чтобы никто не мог заподозрить, что он банкрот, и чтобы не выгонять с чердака ручных летучих мышей. Поэтому Конь Кобылович больше не летал на самолётах первым классом, а путешествовал на старой подводной лодке, с которой когда-то стащили атомный реактор, и которая с тех пор нуждалась в спонсорах. А теперь, когда у Коня Кобыловича деньги совсем подошли к концу, он решил взять их с собой в Лас-Вегас, чтобы проверить, сможет ли он стать миллиардером дважды. (Первый раз он стал миллиардером, когда изобрёл пакет для мусора.)

   Итак, он спустился к причалу и стал искать нового капитана злосчастной подводной лодки. Лодку теперь называли «Затон», а капитана звали Эль-в-голове-ни-бум-бум, сокращённо просто Эль. Конь Кобылович нашёл его около моря, тот ловил рыбу со своим помощником Васулем и ответственным за хорошее поведение матросов лейтенантом W.W.W. Пухом.

   – Эй, ребята, привет, как дела? – спросил Конь Кобылович, подходя к ним.

   – Как красная рыба бела! – ответил Васуль.

   – Здравствуйте, дорогой наш Конь Кобылович! – начал вставать Эль, так как, несмотря на своё длинное имя, он сразу сообразил, что клиент пошёл косяком. – С чем вы к нам пожаловали?

   – Хочу нанять вашу лодку на пару дней, – ответил Конь Кобылович.

   – А у нас всё ещё инфляция, – сказал Эль, сокрушённо вздыхая. – Теперь тариф три тысячи USD в день.

   – Ох, а у меня тоже инфляция! – сокрушённо вздохнул Конь Кобылович. – Предлагаю тысячу ЮСэДэ, иначе найму вашего соседа.

   – По рукам! – быстро сказал Эль. – Пройдёмте в мой офис, подпишем контрактик и застрахуемся на тот случай, если утонем.

   – Что ж поделать, эти страховые агенты за всё дерут деньги! – вздохнул Конь Кобылович и направился к офису Эля.

   А сам Эль начал отдавать распоряжения своим подчинённым:

   – Васуль, быстро привести лодку в надлежащий вид! Пух! Быстро собрать команду! Оба! Проследить, чтобы команда была не подвыпившая и с улыбочками! Быстро выполнять!

   Васуль и Пух убежали, а Эль проследовал в офис за Конём Кобыловичем.

   Офис Эля представлял собой стол в сарае. В том же сарае находились ещё шесть офисов трёх капитанов двух других подводных лодок. Пока остальные капитаны не явились в офисы, Эль быстренько вытащил из чужого стола чистый лист бумаги, уселся за стол и начал писать.

   – Так куда вы намерены отправиться, дорогой мой Конь Кобылович? – спросил Эль.

   – Я-то в Лас-Вегас, так что вам придется высадить меня в порту Лос-Анджелеса, – ответил Конь Кобылович.

   – Как будем плыть? – спросил Эль. – Через Южный или Северный Ледовитый Океан?

   – Самый короткой путь через канал, – ответил Конь Кобылович.

   – Через Панамский канал? – переспросил Эль. – Ну, хорошо. Пять дней.

   – И не мечтайте! – забасил Конь Кобылович. – Три дня – или я ухожу!

   – Поздно, дорогой Конь Кобылович, я уже спёр листик, на котором написал слово «Контракт», – сказал Эль. – Ну что вам стоит пробыть у нас четыре дня?

   – Ладно, – сказал Конь Кобылович. – Согласен. Прощайте, четыре тысячи долларов!

   – Здравствуйте, доллары! – сказал Эль и начал составлять контракт.

   Контракт имел следующий вид:

...

   КОНТРАКТ


   Заключён между графом Конём Кобыловичем и частной подводной лодкой

   «Затон»

   на оказание транспортных услуг вышеуказанной лодкой вышеуказанному лицу сроком на 4 дня по тарифу 1000$ в 24 часа. Оплата страховки и разрешение выходить из порта оплачены (чек прилагается). Разрешения плыть через территориальные воды государств «a» – «w» не имеется, пункт отправления засекречен, пункт назначения неизвестен (по причине дороговизны парковки в пункте назначения).

   Контракт этот подписали начальник порта и страховой агент, который приложил квитанцию, гласившую, что в том случае, если лодка затонет, никто так и не узнает, где она затонула. Счастливый Конь Кобылович вышел из офиса начальника порта и отправился грузить вещи. Подойдя к лодке, которая за последнее время успела дополнительно проржаветь и покрыться плесенью, он увидел команду, выстроившуюся на берегу в честь прибытия богатого клиента (Эль пообещал им зарплату).

   Конь Кобылович окинул всех взглядом. Эль надел свой обгоревший парадный костюм и кепку, которая однажды попала под танкер с нефтью, впоследствии подожжённый. Следом за ним стоял Васуль в длинном плаще, который, вероятно, когда-то был светло-коричневым, а теперь серо-буро-малиновым. За Васулем стоял W.W.W. Пух, одетый в матроску и обрезанные выше колен джинсы: это он однажды попал под поезд. Рядом с Пухом стояли матросы: Ленивец Коала и Филя, одетые во что попало. За ними стоял радист Кролик, одетый в наушники, и медсестра Джесси, одетая, как типичная медсестра в эротическом фильме. Если она крутила бёдрами, то неизбежно ловила бешеный взгляд Васуля, – в этом рассказе ему отведена роль Отелло.

   Конь Кобылович осмотрел старых знакомых и сказал:

   –Только после вас! А то вдруг лодка совсем ржавая.

   Лодка оказалась не совсем ржавая, даже без пробоин. Так или иначе, место нашлось для всех. Правда, аварийное освещение сильно хромало, и местами светились только синие лампочки.

   Эль уселся в кресло капитана и вставил ключ в зажигание. Лодку тряхануло, потом она стала размеренно вибрировать и, наконец, тронулась с места. Слева от Эля в тёмном углу сидел Васуль, ожидающий распоряжений, и радист Кролик, – он ловил сплошные SOSы. Вот такой был засекреченный канал связи. Между Васулем и Кроликом сидела Джесси. Васуль бросал на неё ревнивые взгляды. Справа от капитанского кресла расположились матросы во главе с W.W.W. Пухом, они готовы были рискнуть головой или другими частями тела ради денег, обещанных Конём Кобыловичем. Сам Конь Кобылович расположился в мягком кресле, привинченном к полу, оно стояло рядом со скамейкой матросов. В принципе, для Коня Кобыловича приготовили отдельную каюту с матрасом на верхней полке, но во время погружения все находились около капитана, чтобы в случае чего спасти клиента и затонуть вместе с кораблём. Через некоторое время Эль оторвался от штурвала, на который он налегал всем своим весом. С потолка полилась вода, и Васуль констатировал факт:

   – Погружение прошло успешно!

   Действительно, спустя некоторое время вода перестала течь, и матросы бросились её вычёрпывать с помощью дырявого тазика.

   – Погрузились, теперь увеличиваем скорость! – сказал Эль. – Никому не сходить с мест!

   Он снова налёг на штурвал, и лодку опять тряхануло. Так прошло минут десять. Эль оторвался от штурвала, встал с кресла и сказал:

   – Погрузились на нужную глубину и идём с нужной скоростью. Разрешаю всем разойтись по каютам!

   – Значит, через четыре дня мы будем в Лос-Анджелесе? – робко спросил Конь Кобылович.

   – Если всё пройдёт удачно и если мы не собьёмся с курса, то прибудем на место вовремя, – ответил Эль. – Пух, кто сегодня дежурный матрос?

   – Ленивец Коала, – ответил W.W.W. Пух.

   – Хорошо, – сказал Эль. – Все по каютам, кроме Ленивца! Дорогой наш Конь Кобылович, я помогу вам донести чемоданы!

   Конь Кобылович проследовал в свою каюту, следом за ним Эль тащил три чемодана, набитые самым ценным из имущества Коня Кобыловича – миллиардера, который изобрёл пакет для мусора.

   Конь Кобылович остановился перед знакомой дверью и попытался её открыть. Он узнал каюту прежде всего потому, что над дверью горела тусклая лампочка, единственная во всём коридоре. Однако открыть каюту он не смог. Поэтому Эль бросил чемоданы на залитый водой пол и занялся замком. Лампочку для каюты почетного пассажира Васуль принёс из соседнего коридора, – Эль узнал об этом по крику, сопровождаемому грохотом и всплеском, донесшимися оттуда, когда он открывал дверь. Дверь открылась, и Эль посоветовал Коню Кобыловичу больше не закрывать её. Конь Кобылович щёлкнул выключателем, и в каюте зажглась ещё одна лампочка, ещё более тусклая, чем в коридоре.

   – Великолепно! – сказал Эль. – У вас тут непозволительная роскошь для нашей лодки! Теперь можно обеспечить светом оба коридора, если вы только будете держать дверь открытой.

   – Как хотите! – сказал Конь Кобылович.

   – Васуль! – заорал Эль. – Быстро сюда!

   В соседнем коридоре послышался грохот, крик, всплеск, проклятия, снова грохот, уже усиленный, и вот перед Элем возник Васуль, мокрый с головы до ног.

   – Почему был двойной грохот? – спросил Эль.

   – Дело в том, что следом за мной, оказывается, шёл Пух, а я его не видел, а он не видел, как я упал, – объяснил Васуль.

   – Да, без света вам не обойтись, – сказал Эль. – Ладно, в каюте Коня Кобыловича есть лампочка, поэтому выверни ту, что у тебя над головой и верни её туда, где ты её взял.

   – Есть, сэр! – сказал Васуль, после чего вывернул лампочку и убежал.

   Через некоторое время снова донёсся грохот, крик и всплеск.

   – Что-то у вас тут условия хуже, чем в прошлый раз, – заметил Конь Кобылович.

   – Ну, заряд плутония тоже надо было купить, – ответил Эль. – Не знаю даже, доберёмся ли мы обратно. Разве что на бензине или на спирту.

   – Сочувствую, – сказал Конь Кобылович. – Но надеюсь, на мои деньги вы хоть лампочки купите.

   – Обязательно! – сказал Эль. – Клиент всегда прав! Ладно, мне надо идти и следить, чтобы лодка не сбилась с курса, а Ленивец пусть вычёрпывает воду.

   – Да, и ещё одно, – сказал Конь Кобылович. – Купите новый тазик.

   – У меня ещё есть жестяной ковш, – сказал Эль. – Скажу, чтобы воду вычёрпывали им.

   – Отлично! – сказал Конь Кобылович. – Вот теперь тут и вправду комфортно. А лампочка не погаснет, прежде чем мы доберёмся?

   – Да вроде бы не должна, – ответил Эль. – С прошлого года её никто не включал.

   – Тогда всё на высшем уровне! – сказал Конь Кобылович и принялся рыться в чемодане, а Эль вернулся в центр управления.

   Судя по показаниям приборов, лодка от курса не отклонилась, а Ленивец Коала продолжал вычёрпывать воду дырявым тазиком. Эль сходил в кладовку и принёс ему ковш. Ленивец обрадовался и начал работать двумя руками: в одной ковш, в другой – тазик. Эль сел в капитанское кресло и задремал.

   Его разбудили к ужину. Лодка весь день шла правильным курсом, происшествий не было. На ужин были консервы и то, что Конь Кобылович захватил с собой – красное вино, осётр и бекон. Все единогласно решили поберечь консервы до худших времён. К счастью, Конь Кобылович был очень запасливым миллиардером, – у него ещё осталась еда на остальные три дня. После ужина Эль проверил показания приборов, назначил дежурным Филю и отправился в свою каюту. Остальные уже давно разошлись по своим углам. Конь Кобылович думал, что спать ему придётся при свете лампочки, потому что выключатель сломался, однако Эль решил эту проблему, вырубив освещение на ночь. Таким образом, ночь на лодке также прошла удачно.

   Конь Кобылович похрапывал. Из соседней каюты, где расположились Васуль и Джесси, доносились возбуждённые вздохи. Ленивец Коала спал мёртвым сном, поскольку днём ему предстояло стоять на вахте, а W.W.W. Пух спал плохо, так как пол был сыроват, и его матрас тоже отсырел. Филя всю ночь стоял на вахте, то есть удобно расположился в кресле капитана и дремал, изредка просыпаясь и наблюдая за приборами. Как ни странно, лодка, похоже, и не думала тонуть, так что днём она должна была подойти к Панамскому каналу. Эль всю ночь спал спокойно, так как он застраховал свою жизнь в более надёжной страховой компании, чем та, что застраховала лодку.

   Конь Кобылович проснулся оттого, что Эль включил освещение, и теперь лампочка в каюте Коня Кобыловича освещала весь коридор. Он посмотрел на часы и увидел, что те стоят. Так что точного времени не знал никто. Конь Кобылович решил ещё поспать, так как на этой лодке делать было больше нечего.

   На самом деле было восемь часов утра. Единственные часы на лодке были у Эля, и даже они отставали на пять минут. А Эль проснулся и первым делом включил освещение. После чего добрался до центра управления, разбудил Филю, который спал на вахте, отправил его спать в каюту и велел разбудить Ленивца Коалу. Вскоре в центре управления появился Ленивец и снова взялся за свой дырявый тазик. Эль проверил курс, сверил координаты и понял, что лодка без пробоин приближается к Панамскому каналу.

   – Эй, Ленивец, разбуди Васуля и Пуха! – крикнул Эль. – Часа через два начнётся!

   – Что начнётся? – спросил Ленивец Коала.

   – Ты представляешь, как наша лодочка будет маневрировать в Панамском канале? – спросил Эль.

   – Нет! – ответил Ленивец Коала.

   – Ну, вот и я тоже не представляю! – сказал Эль. – Быстро!

   Короче говоря, Ленивец убежал. Через некоторое время он вернулся с Васулем, W.W.W. Пухом и Кроликом.

   – Кролик, хорошо, что ты здесь! – крикнул Эль. – Быстро сообщи кому-нибудь по радио, что мы входим в канал под девизом «Кто не спрятался, я не виноват!» Васуль, поднять телескопы!

   – Есть, сэр! – крикнули оба и бросились исполнять приказы.

   – А мне что делать? – спросил W.W.W. Пух.

   – Держать матросов наготове, если что-то пойдёт не так, – приказал Эль. – Филя пусть ещё поспит, но часа через два буди его, так как полночи он точно проспал!

   – Есть! – крикнул W.W.W. Пух.

   Таким образом, к тому времени, когда Конь Кобылович вышел из каюты, все уже были на ногах и бегали по всем направлениям. Васуль готовил телескоп к поднятию, Ленивец Коала и W.W.W. Пух проверяли шланги подачи воздуха для аквалангистов на тот случай, если что-то пойдёт не так. Эль сидел в кресле и командовал, а Кролик отдавал по радио следующий сигнал:

   – Всем, кто меня слышит! Всем, кто меня слышит! Кто не спрятался, я не виноват!

   Оглядев членов экипажа и огромные горы разнообразной утвари, предназначенной для экстренных случаев, Конь Кобылович подошёл к Элю и спросил:

   – Прошу прощения, но что случилось?

   – Скоро войдём в Панамский канал, а сейчас поднимаем телескопы, – ответил Эль. – Конь Кобылович, вам лучше быть поблизости, а то вдруг нам понадобятся лишние руки!

   – И за что я только вам платил? – спросил Конь Кобылович.

   – За топливо! – ответил Эль.

   – Ясно, – ответил Конь Кобылович.

   Через некоторое время к Элю подбежал Васуль.

   – Телескоп готов к поднятию, сэр! – протараторил он. – Прикажете поднимать?

   – Поднимай! – ответил Эль и поднялся из кресла, готовясь посмотреть, что впереди по курсу.

   Васуль поднял телескоп. Поначалу всё шло нормально. Лодка с самого утра шла на маленькой глубине, так что телескоп в любом случае должен был всплыть на поверхность. Однако он почему-то не всплыл. Когда Эль заглянул в линзу, он увидел только черноту.

   – Что это ещё за чертовщина? – выругался Эль. – Немедленно послать аквалангиста! Ленивец! Ты дежурный матрос, так что напяливай акваланг!

   – Есть, сэр! – сказал Ленивец и принялся облачаться в скафандр, который Эль в своё время стащил с корабля, построенного ещё до первой мировой войны.

   – Да, ребята, вашу лодку можно хорошо загнать антикварам, – проворчал Конь Кобылович.

   – Это точно! – сказал Васуль, пытаясь задвинуть телескоп обратно, но тот не поддавался. – Один двигатель 1913 года чего стоит!

   – Мы погибли! – заорал Конь Кобылович.

   – Не каркать на моей лодке! – гаркнул Эль.

   – Я готов, сэр! – воскликнул Ленивец Коала.

   – Готов, так полезай в люк! – приказал Эль. – Выясни, в ком застрял телескоп, и по возможности вытащи его оттуда, а потом возвращайся сам. Пух, проинструктируй его ещё раз! Васуль, позови Филю, мы будем качать воздух через шланг!

   – А мне что делать? – спросил Конь Кобылович.

   – Идите сюда, дорогой наш Конь Кобылович! – сказал Эль и показал на капитанское кресло. – Садитесь, не стесняйтесь. Следите за всеми стрелками, и если хоть одна резко поменяет положение, зовите меня.

   – Всё ясно, – сказал Конь Кобылович. – На меня свалили самую грязную капитанскую работу!

   – Не выражаться по поводу моей работы! – гаркнул Эль.

   – Есть, сэр! – воскликнул весь экипаж, кроме Ленивца Коалы, который в этот момент каким-то невероятным образом оказался за бортом.

   К счастью, он успел прихватить с собой шланг для подачи воздуха, и Эль с Васулем бросились к насосу, который подавал воздух в шланг.

   – Как его угораздило оказаться за бортом раньше срока? – спросил Эль.

   – Наверное, он провалился сквозь дырявый иллюминатор в туалете, – ответил W.W.W. Пух.

   – Что значит, «дырявый иллюминатор», да ещё и в туалете? – спросил Эль. – Немедленно заделать!

   – Есть, сэр, но как иначе проветривать туалет? – спросил W.W.W. Пух.

   – Да как хотите! – ответил Эль. – Не мешайте, кажется, Ленивец что-то отстукивает по крыше.

   – Я думаю, это морзянка, сэр! – сказал Васуль.

   – Ты что, понимаешь морзянку? – спросил Эль.

   – Конечно, нет! – ответил Васуль.

   Они переглянулись.

   – Я немного понимаю! – сказал Конь Кобылович.

   – Пух, не стой, как истукан, зови Кролика! – заорал Эль.

   – А как же проветривать туалет? – спросил W.W.W. Пух.

   – Потом разберёшься со своим туалетом, тащи сюда Кролика!!! – заорал Эль во весь голос.

   – Туалет не мой, а общественный! – возразил W.W.W. Пух.

   – Какая, чёрт побери, разница??? – заорал Эль, доведённый до белого каления.

   К счастью, в этот момент в центр управления вбежал Кролик.

   – Сэр, кто-то барабанит по крыше азбукой Морзе! – сообщил он.

   – Я и без тебя знаю, но меня очень интересует, что именно он там барабанит! – воскликнул Эль.

   – Он спрашивает, слышим ли мы его, – доложил Кролик.

   – Передай, что слышим, и пусть побыстрее разберётся с этим телескопом!!! – жалобно воскликнул Эль.

   Кролик начал барабанить по потолку.

   – Не слишком сильно барабань, потолок давно проржавел насквозь! – напомнил Васуль.

   Одновременно раздался стон Коня Кобыловича, и ответные стуки сверху.

   – Что он стучит? – спросил Эль, начав успокаиваться.

   – Он стучит, что наш телескоп протаранил днище какого-то корабля, и что его всеми силами пытаются оттуда вытащить, – ответил Кролик.

   – А я-то думаю, откуда под водой ухмыляющиеся рожи?! – сказал W.W.W. Пух, который в это время таращился в телескоп.

   – Пух, отставить ухмылки! Качай лучше воздух в шланг! – приказал Эль.

   – Есть, сэр! – сказал W.W.W. Пух и выпустил из рук телескоп.

   Телескоп с грохотом опустился, и часть его упала на пол. Сверху на потолок упало что-то тяжёлое и металлическое, судя по звуку.

   – Кролик, что, чёрт побери, происходит? – заорал Эль.

   – Я думаю, Ленивец ударился обо что-то головой, – сообщил Кролик.

   – С чего ты взял? – спросил Эль.

   – С того, что удар был сильный, а Ленивец помнит, что корпус ржавый, следовательно, он был без сознания, – ответил Кролик. – Даже если он сохранил проблески сознания, он бы попытался отстучать нам что-нибудь, но видимо, у него шок и пальцы не слушаются, следовательно, двигательные рефлексы не функционируют, а это значит, что он ударился либо спиной, либо головой. Скорее последнее.

   – И зачем только мы держим медсестру, когда ты во всём прекрасно разбираешься? – спросил Эль.

   Васуль метнул грозный взгляд на Кролика.

   – Я не умею принимать роды, – ответил тот.

   Эль чертыхнулся, Васуль облегчённо вздохнул.

   – Пух, Филя, что вы стоите, чёрт побери, быстро надевайте скафандры и вытаскивайте этого идиота! – приказал Эль.

   – Скафандр у нас только один, – ответил W.W.W. Пух. – Зато есть две маски с трубками и ещё два насоса.

   – Подключайте насосы к шлангам, шланги к трубкам, и быстро в воду! – приказал Эль.

   Через пару минут все его приказания были исполнены, а Конь Кобылович и Джесси были мобилизованы на качание насосов. Васуль при этом не сводил с Джесси ревнивых взглядов.

   – Похоже, вы увлеклись нашей медсестрой, – шепнул ему Конь Кобылович.

   – А что, так заметно? – процедил Васуль сквозь зубы.

   – О, да! – ответил Конь Кобылович.

   – Так вот, проболтаешься Элю, все золотые зубы вышибу! – прошипел Васуль.

   – Понял! – сказал Конь Кобылович, который откладывал свои золотые зубы на очень чёрный день и очень дорожил ими.

   Через некоторое время из-под пола послышались стуки.

   – Кролик, что там? – спросил Эль.

   – Всё в порядке, – ответил Кролик. – Ленивцу в самом деле разбило голову телескопом, и потребуется перевязка. Пух сказал, что они вернутся через дыру в туалете.

   – Хорошо, что он не успел её заделать, – облегчённо вздохнул Эль.

   Минут через пять в центре управления появились W.W.W. Пух и Филя, которые тащили на себе Ленивца Коалу в скафандре. Увидев состояние скафандра, Эль вздохнул и покачал головой: телескоп разбил шлем на две части, к счастью, у Ленивца Коалы сработал рефлекс, и тот держал обе части в руках. Однако Эль понял, что без хорошего сварщика тут не обойтись.

   – Ну и что там с ним? – спросил Эль.

   – Как я и предполагал, – ответил Кролик. – Удар не повредил череп, а только разорвал кожу на голове и потребуется перевязка.

   Васуль снова угрожающе посмотрел на Кролика.

   – Но роды принимать я всё равно не умею! – поспешно оговорился Кролик.

   – Ладно, тащите Ленивца на перевязку! – приказал Эль. – Пусть Джесси там его забинтует туалетной бумагой по полной программе.

   – Я помогу! – прорычал Васуль.

   – Ты мне нужен здесь! – оборвал его Эль. – Телескоп втянули?

   – Да, сэр, кроме того, у меня остался припасенный бинт, которым можно перевязать Ленивца, – сказал W.W.W. Пух.

   – Хорошо, – сказал Эль. – Пух, помоги Джесси дотащить Ленивца до её каюты, и сделайте ему перевязку. Как только освободишься, бери с собой Филю и заделайте, наконец, эту дыру в туалете! Васуль, последи за приборами, будь другом! Конь Кобылович, пойдёмте, сложим скафандры в кладовку.

   – Всегда рад помочь! – сказал Конь Кобылович и подобрал маски с трубками.

   Когда Эль и Конь Кобылович дотащили скафандры до кладовки и сбросили их с плеч, Эль открыл тайник в стене.

   – Что это у вас там, господин капитан? – спросил Конь Кобылович.

   – Ладно, я вам покажу, только никому не говорите! – сказал Эль и достал бутылку текилы «Olmeca Silver».

   Он отвинтил пробку, улыбнулся и сделал маленький глоток. Потом глубоко вздохнул и сделал глоток побольше. После этого с сожалением завинтил пробку и спрятал бутылку обратно.

   – Значит, вы тоже любитель выпить, господин капитан? – спросил Конь Кобылович. – Вам в таком состоянии нельзя вести лодку!

   – Пусть Васуль поведёт, а я пока отдохну! – сказал Эль.

   – Чувствую, Васуль вряд ли поведёт эту лодку, – пробормотал Конь Кобылович, заглядывая в соседний коридор.

   – Почему вы так думаете? – спросил Эль.

   Тут из соседнего коридора донёсся страшный грохот.

   – О, боже мой, что ещё случилось на этой лодке?! – завопил Эль, и они с Конём Кобыловичем побежали в соседний коридор.

   В коридоре стоял Васуль и колотил в дверь комнаты Джесси.

   – Джесси! – орал он. – Что ты там делаешь с этим оборванцем? Почему вы заперлись?

   – Я его перевязываю! – донёсся голос Джесси.

   – Тогда почему ты заперла дверь? – заорал Васуль.

   – Больному нужен покой! – возразила Джесси.

   – Покой, а не любовница! – заорал Васуль. – А что там с тобой делает Пух, когда ему было приказано чинить туалет?!

   – Уже ухожу! – раздался голос W.W.W. Пуха.

   – Не надо, он тебя убьёт! – завопила Джесси.

   – Ах, так! – заорал Васуль. – Джесси, если ты немедленно не откроешь, я выломаю дверь!

   – Уходи, Васуль! – потребовала Джесси.

   – Васуль, я приказал тебе сидеть за штурвалом! – крикнул Эль.

   – Секунду, господин капитан! – сказал Васуль. – Я только выломаю дверь и вернусь на свой пост!

   Он отошёл на несколько шагов и приготовился высадить дверь с разбега, но Эль закричал:

   – Васуль, одумайся! Вспомни, сколько стоит новая дверь!!!

   – Да, вы правы, господин капитан! – сказал Васуль. – Лучше я выломаю замок!

   – Не надо!!! – заорал Эль, но было уже поздно: Васуль размахнулся и врезал кулаком по замку.

   В стене образовалась дыра внушительных размеров, дверь открылась, и Васуль собирался ворваться внутрь, но наткнулся на W.W.W. Пуха.

   – Уйди, Пух! – сказал Васуль. – А не то хуже будет!

   Неизвестно, чем бы кончилось дело, если бы Эль не достал пистолет и если бы не прибежал Филя.

   – Господин капитан! – заорал он. – Там со стрелками что-то не так!

   Едва услышав про стрелки, Эль раздумал стрелять.

   – Что там со стрелками? – заорал он.

   – Выглядит так, словно мы вот-вот во что-то врежемся! – крикнул Филя.

   Весь экипаж во главе с Элем уже бежал к центру управления.

   – Чёрт побери, мы же не состыкуемся с Панамским каналом! – орал Эль.

   – Я погибну там, где Колумб открыл Америку, – пробормотал Конь Кобылович. – В этом что-то есть!

   – Я слишком молод, чтобы умереть! – жалобно завопил Филя. – У меня в тайнике осталось пятьсот долларов, которые я копил на лучшие времена!

   – Тихо всем! – гаркнул Эль. – Никто не умирать не будет!

   – Пассажиры «Титаника» тоже так говорили! – проворчал Конь Кобылович.

   – Тихо всем! – снова гаркнул Эль. – Я сейчас выровняю курс.

   Он налёг на штурвал и несколько минут не выпускал его из рук.

   – Чёрт, не хватает одной минуты, чтобы провести стыковку с каналом! – отчаянно проворчал Эль, не отрываясь от штурвала.

   – И чем это кончится? – спросил Конь Кобылович.

   – Ну, глубина здесь маленькая, через дыру в туалете выбраться сможем! – ответил W.W.W. Пух.

   – Хоть это радует, – сказал Конь Кобылович.

   В этот момент лодка содрогнулась, и почти все повалились на пол. Из левой стены хлынула вода.

   – Чёрт возьми, я так и знал! – сокрушённо пробормотал Конь Кобылович.

   – Тихо! – сказал Эль. – Похоже, нам повезло! Мы вошли в канал, задев подводную скалу. Кажется, скалу лодка своротила, так что пробоина совсем маленькая. Пух, тащи резину и скотч!

   – Но не собираетесь же вы этим заделывать пробоину! – воскликнул Конь Кобылович.

   – А всё равно ничего другого нет! – сказал Васуль.

   – А-а! – сказал Конь Кобылович и прислонился к стене.

   Вскоре прибежал W.W.W. Пух и пробоину кое-как заклеили.

   – Ну, что ещё на сегодня? – спросил Конь Кобылович. – Будем ещё во что-нибудь врезаться?

   – Думаю, что нет, – ответил Эль. – Так что можете идти в свою каюту, и как следует выспаться. Все свободны, кроме Пуха. Пух сейчас пойдёт заделывать дыру в туалете!

   – Чёрт! – сказал W.W.W. Пух.

   – Можешь взять с собой Филю! – сказал Эль и, не слушая благодарностей W.W.W. Пуха, опустился в капитанское кресло.

   Конь Кобылович последовал совету Эля и отправился в свою каюту. Ленивец Коала весь день и всю ночь пролежал с перевязанной головой.

   Когда все разошлись по каютам, Джесси спросила у Васуля:

   – Ты и правда сломал замок только ради меня?

   – Ради тебя я сломал бы и дверь, и потолок, и стены! – ответил Васуль.

   – Я тоже тебя люблю! – сказала Джесси, и они удалились в каюту Васуля.

   Кролик в свободное время изучал книгу по методике приёма родов на подводной лодке и в полевых условиях, близких к боевым.

   Так закончились приключения наших героев. Весь следующий день они спокойно плыли по Тихому океану, приближаясь к Калифорнии. Особых происшествий не было, если не считать того, что в лодку врезался электрический скат, добавивший мощности двигателю. Утром четвёртого дня Эль опробовал внутреннюю связь, убедился, что она работает, и проорал в микрофон приказ собраться всем в центре управления. Все пришли на ногах, а Ленивец Коала, который, как вы помните, ударился головой, пришёл на костылях и в ортопедических сапогах, которые Эль нашёл в кладовке и для пущего здоровья напялил на Ленивца.

   Когда все собрались, Эль сказал речь:

   – Итак, мы собрались здесь, чтобы приготовиться к торжественному всплытию и высадке нашего дорогого друга, графа Коня Кобыловича, чьи деньги мы после этого разделим по-братски: часть на топливо, половина оставшихся мне, остальное вам. Наш дорогой Конь Кобылович отбывает в Лас-Вегас и, возможно, больше никогда не станет плавать на нашей лодке, а купит персональный «Боинг-747», на котором и будет летать через Атлантику.

   При этих словах на глаза всего экипажа навернулись слёзы, а Джесси начала поправлять макияж.

   – Ну, и мы, наконец, всплываем! – продолжал Эль. – Правда, нам не разрешили припарковаться в центральном порту, поэтому мы припаркуемся на окраине. Удачи вам, Конь Кобылович! Васуль, начать всплытие!

   – Не всё так печально, как вы думаете! – произнёс Конь Кобылович. – У меня в Лос-Анджелесе есть друг, которому надо срочно и тайно покинуть Америку, так что я решил, что лучшего транспорта, чем ваша лодка, для него не найти. Его зовут Гордон-Альф Шамвэй, и если вы постоите пару дней в порту, я пришлю его к вам. Он хорошо заплатит!

   До последних слов Коня Кобыловича все хранили напряжённое молчание. Но когда он произнёс слово «заплатит», все разом крикнули: «Ур-ра-а-а!». Эль с Васулем и W.W.W. Пухом достали по бутылке шампанского, Филя с Ленивцем выпили самогонки, у Джесси начались роды, а Кролик, как местный специалист, начал их принимать. Короче говоря, через два часа экипажа на лодке прибавилось. Но к этому времени лодка уже припарковалась к берегу, и Конь Кобылович сошёл на твёрдую землю, отдав Элю конверт с деньгами.

   Через два дня на лодку прибыл Гордон Шамвэй, и Эль порадовал его новыми лампочками, купленными на деньги, полученные от Коня Кобыловича. Лодка снова пересекла Атлантику и вернулась в свой засекреченный порт в засекреченный день засекреченной недели…

Эпилог

   В Лас-Вегасе Конь Кобылович стал миллиардером второй раз в жизни. Он не обделил тех, кто помог ему достичь цели.

   Эль добился повышения по службе и стал командовать засекреченным авианосцем государства «Х». Васуль с Джесси поженились и купили поместье в Италии, где никого не удивляли их постоянные ссоры и примирения. W.W.W. Пух занялся бизнесом и вскоре стал мэром засекреченного города. Ленивец Коала сменил множество профессий и остановился на должности председателя комитета по мировой безопасности в ООН. Филя решил пойти по стопам Коня Кобыловича и изобрёл множество полезных вещей, – таких, как, например, домашний кинотеатр. Кролик стал самым известным во всей Европе врачом, принимающим роды, и обосновался в Париже, в особняке с видом на Сену. Подводную лодку «Затон» распилили и продали русскому скупщику лома цветных металлов. Правда, двигатель и скафандры купил антикварный магазин.

   Засекреченный город и порт наконец-то рассекретили при содействии W.W.W. Пуха. Короче говоря, всё хорошо, что хорошо кончается.

«Сумасшедший дом»

   Ранним утром к воротам психиатрической больницы для неизлечимых шизофреников подкатил микроавтобус с очередным пациентом на борту. Микроавтобус без труда пропустили, а пациента провели к директору клиники.

   Директор, мистер Майклз, был очень рад новому пациенту, которого, возможно, ему удастся вылечить. Пациент выглядел несколько запуганным, в отличие от тех, кто уже давно пребывал в этой больнице.

   – Добро пожаловать! – сказал мистер Майклз пациенту. – Как вас зовут? На что жалуетесь?

   – Меня зовут Сэм, – ответил пациент. – Я ни на что не жалуюсь, просто этот мир такой страшный… Он должен быть другим… Более справедливым…

   – Постойте, – обратился директор к двум врачам, сопровождавшим Сэма. – По-моему, он абсолютно здоров. По крайней мере, по критериям нашей клиники.

   – У него шизофрения, – сказал один из врачей. – Но он безобидный. Вечно твердит о том, что видел ангела и толпу людей, которые ему поклонялись. И якобы ангел этот что-то такое говорил о мире и о справедливости. В принципе, этот человек поддаётся лечению, однако наше руководство решило поставить эксперимент и поместить его к неизлечимым психам, чтобы он понял, что его случай не самый тяжёлый. Он-то, по крайней мере, понимает, где он находится.

   – Где вы находитесь? – спросил директор у Сэма.

   – В психиатрической клинике для неизлечимо больных шизофренией, – ответил Сэм.

   Мистер Майклз вытаращил глаза.

   – Да это самый нормальный человек из всех, которые здесь находятся! – воскликнул он. – Чего я только не наслушался от своих пациентов! Некоторые считают, что они на космическом корабле, который везёт их домой, на Сириус! А виновата в этом мелкая секта чудиков, недавно обосновавшаяся в городе! Ну, да ладно, этого вашего Сэма мы за неделю на ноги поставим! Будет как новенький!

   – Куда прикажете его отвести? – спросил один из врачей.

   – В столовую, – ответил мистер Майклз. – Сейчас будет завтрак, а Эльдорадо, наверное, уже привёл свою армию на приём пищи.

   Сэма увели, а мистер Майклз подумал, что это будет первый пациент за два года, которого он всё-таки сможет вылечить.

   А тем временем на заднем дворе больницы, на просторной лужайке происходило нечто невообразимое. Все пациенты стояли в строю под предводительством так называемых офицеров, а на самодельной трибуне из деревянных ящиков стоял человек в костюме Зорро. Единственным отличием от настоящего Зорро были чёрные очки вместо маски и трость, на которую опирался этот человек.

   Как читатели, возможно, уже догадались, на трибуне стоял не кто иной, как Эльдорадо, страдающий самой сильной формой шизофрении по сравнению с остальными пациентами. Перед ним выстроились все психи, содержащиеся в больнице, и Эльдорадо начал свою речь:

   – Приветствую вас, воинство квартала! Сегодня мы собрались здесь не только для обычной утренней тренировки. Сегодня один из великих дней! Как вы помните, сегодня 21 июня, мой второй день рождения! Конечно, это не юбилей и даже не настоящий день рождения, но всё равно, радуйтесь и празднуйте! Сегодня разрешаю всем быть свободными до полудня. А сейчас мы споём наш великий гимн!

   Эльдорадо поставил на трибуну «бумбокс» и включил его. Из динамиков донеслись звуки оды «К радости».

   – Подпе-е-ва-ай! – крикнул Эльдорадо.

   Раздался нестройный хор голосов, в котором каждый шизофреник слышал что-то своё. Эльдорадо видел перед собой великую армию в костюмах Зорро, настолько великую, что вся армия была ему не видна, арьергард скрывался за горизонтом. На самом деле психов было меньше сотни, но все они, действительно, были одеты в чёрное. Эльдорадо казалось, что нет никакого «бумбокса», ему казалось, что играют и поют его верные солдаты, а в такт гимна они ещё и потрясали самурайскими мечами. Сам Эльдорадо отчаянно жестикулировал и казался похожим на режиссёра. Когда гимн кончился, а мелодия ещё звучала в ушах психов, Эльдорадо скомандовал, не переставая махать руками:

   – Напра-во! Ша-гом марш!

   На развилке армия повернула налево и подошла прямо к воротам больничной столовой.

   – В адну шеренгу стана-а-ви-ись! – заорал Эльдорадо.

   – Вперёд! – крикнул он, когда все построились.

   Так, по одному, психи стали заходить в столовую и рассаживаться за столики в предписанном порядке. А сам Эльдорадо подошёл к группе людей, стоявшей около входа в столовую. Это были мистер Майклз, два врача из другой клиники и Сэм.

   – Привет, Эльдорадо, – сказал мистер Майклз. – Как твои дела?

   – Неплохо, господин губернатор! – ответил Эльдорадо. – Жаль, что вы не смогли прийти на смотр войск, который я организовал по случаю праздника.

   – У меня были срочные дела, – оправдался директор. – К нам только что поступил ещё один человек. Знакомься, Эльдорадо, это Сэм. Сэм, это Эльдорадо.

   – Добро пожаловать! – сказал Эльдорадо, пожимая руку испуганного Сэма.

   – Осторожней с ним, Эльдорадо! – прошептал ему на ухо мистер Майклз. – Сэма очень легко обидеть. Он немного не в себе.

   – Чудик, что ли? – спросил Эльдорадо. – Вроде ваших людей?

   – Почти, – ответил мистер Майклз. – Нам трудно определить, к какой категории отнести Сэма, поэтому мы и решили направить его к тебе, чтобы ты разобрался, какие наклонности в нём преобладают.

   – Как всегда, кроме меня такие вопросы решать некому, – пробормотал Эльдорадо. – Ну ладно, господин губернатор. Поскольку мы сейчас расквартированы на вашей территории, я буду рад оказать вам эту маленькую услугу. К тому же, мне не хватает часовых.

   – Почему бы вам не начать знакомство с завтрака? – спросил директор у Эльдорадо и Сэма.

   – Хорошая мысль, – сказал Эльдорадо. – Пошли, Сэм, так и быть, познакомимся поближе.

   И Эльдорадо потащил немного испуганного Сэма в столовую.

   А мистер Майклз и его коллеги тем временем вернулись в кабинет.

   – Послушайте, а этот ваш Эльдорадо… – начал один из тех врачей, которые привезли Сэма. – Это ведь очень любопытный случай. Можно взглянуть на его историю болезни? Просто из чистого любопытства.

   – Конечно, – ответил директор. – Там есть даже подробные описания всех его представлений о мире. Этому психу не помогают никакие лекарства, но история его очень занимательная. Можно написать по ней огромное количество бестселлеров, да вот только никто до сих пор не осмелился.

   – Почему? – полюбопытствовал врач.

   – Эльдорадо, несмотря на свою шизофрению, оформил… как же он выразился… а-а… астральные авторские права на свою историю, – объяснил директор. – Как он объяснил… незаконное использование карается высшим вселенским законом в форме проклятья до десятого колена, или что-то в этом духе. А недавно среди наших чудиков прошёл слух, что события 11 сентября 2001 года вызваны как раз подобным проклятьем, вот только накладывал его не Эльдорадо. Ну, и с тех пор, как он наложил руки на высшую магию, его никто не трогает.

   – Потрясающий случай! – воскликнул врач.

   – Вы правы, – согласился мистер Майклз. – Я горд, что такой пациент принадлежит нашей больнице!

   А тем временем Эльдорадо с Сэмом вошли в столовую.

   – Так уж и быть, разрешаю тебе сегодня посидеть за моим столом, даже справа от трона, – говорил Эльдорадо. – Увидишь, как хорошо можно здесь жить! Конечно, для этого нужно сначала стать президентом.

   Таким образом, Эльдорадо и Сэм уселись за столик у окна. В роли «трона» у Эльдорадо было большое чёрное кресло, за которым тот и сидел, ожидая, когда его адъютант поднесёт завтрак. Завтрак Эльдорадо представлял собой самую обыкновенную пищу, однако для Эльдорадо стол накрыли по всем правилам этикета, и посуду его была из настоящего китайского фарфора. Сэм уселся справа от Эльдорадо и осторожно попробовал то, что ему принесли.

   – Не боись, не отравишься, – пробормотал Эльдорадо. – К моему столу доставляют лучшие деликатесы со всего мира. Кроме того, мои злейшие враги работают дегустаторами. Это гарантия того, что яд никто не подсыпет.

   – Хорошо, – сказал Сэм. – Вы не могли бы рассказать мне, как вам здесь живётся?

   – Мне? – переспросил Эльдорадо. – Ну, так и быть, расскажу. Каждые пять лет меня выбирают президентом. Конечно, нужно провести хорошую предвыборную кампанию, чтобы выбрали. Конкурентов здесь почти нет. Было несколько, теперь все работают на меня.

   – Что вы с ними сделали? – спросил Сэм.

   – Увидел мир их глазами, – ответил Эльдорадо. – И показал им себя. Между прочим, мне придётся и с тобой сделать то же самое. Господин губернатор просил меня установить, кто ты есть на самом деле. А сегодня у меня как раз всё утро свободное, так что мы с тобой этим и займёмся.

   – Чем? – спросил Сэм.

   – Долго объяснять, – ответил Эльдорадо. – Скоро сам всё поймёшь. Так о чём ты спрашивал?

   – Меня здесь не обидят? – спросил Сэм.

   Эльдорадо расхохотался.

   – Да кто ж тебя обидит, если не я?! – воскликнул он. – А я тебя не обижу, так как меня об этом просил господин губернатор. Ты только нюни не распускай, а то за это могут и в морду дать.

   – А как вы добились того, что вам все подчиняются? – спросил Сэм.

   – Так я тебе уже сказал, что меня регулярно выбирают президентом, – ответил Эльдорадо. – Отдельное спасибо господину губернатору: он каждый раз предоставляет компьютер, принтер и бумагу для листовок и бюллетеней.

   – А много здесь странных людей? – спросил Сэм.

   – Нет, – ответил Эльдорадо. – Только господин губернатор и его гвардия. Они каждый день приходят к нам и делают уколы. Ну, подумай, разве не чудики? Ну, а мы относимся к бедным людям снисходительно, даже иногда делаем вид, что болеем. А они и рады. Ну, эти-то совсем чудики, а вот господин губернатор изо всех сил пытается стать нормальным. Я его очень уважаю. А его гвардейцы каждый день вкатывают нам снотворное на тихий час. Однако у меня есть привилегия. Иногда меня не усыпляют, когда мне нужно провернуть важное дело.

   – Какое дело? – спросил Сэм.

   – Тут в одном из домов сидит серийный убийца, маньяк, – ответил Эльдорадо. – Сидит, бедняга, связанный, эти чудики его боятся. И гулять его выпускают только тогда, когда у нас тихий час. А я этого человека – его Зигфридом зовут – назначил главным киллером управления разведки. Иногда, когда мне срочно надо кого-то убрать или провернуть секретную операцию со множеством жертв, я отказываюсь от уколов, выхожу на улицу и болтаю с Зигфридом. Даю ему инструкции. И он всегда выполняет. Я однажды даже уговорил господина губернатора разрешить Зигфриду целый день гулять во дворе. Для Зигфрида это эквивалентно награде в пятьдесят тысяч зелёных. Ну, да с ним ты потом познакомишься.

   – А сейчас что будем делать? – спросил Сэм, допив чай.

   – А сейчас пойдём узнавать, что ты за птица, – ответил Эльдорадо. – И птица ли ты вообще.

   – Это как? – спросил Сэм.

   – Пойдём со мной и увидишь, – ответил Эльдорадо. – Ничего не бойся.

   Они встали из-за стола, и Эльдорадо, обратившись к остальным, ещё раз подтвердил им своё разрешение быть свободными до полудня, а затем они с Сэмом пошли во дворец Эльдорадо.

   «Дворцом» Эльдорадо называл свою палату. За долгие годы лечения в больнице он добился того, чтобы ему отдали две палаты, проделав между ними дверь. Таким образом, у него теперь были спальня и кабинет. Эльдорадо оставил Сэма в кабинете, а сам прошёл в спальню. Сэм тем временем осмотрелся. В кабинете Эльдорадо стоял письменный стол, на котором было навалено в беспорядке множество бумаг: Эльдорадо проводил их сортировку примерно раз в полгода. Над столом висела не совсем понятная карта, видимо, начерченная самим Эльдорадо, а рядом с картой на стене был нарисован китайский символ «инь-ян», занимавший почти всю стену. Сэм подумал было о том, каким образом Эльдорадо смог выбить из директора клиники разрешение на это художество да еще краску, а потом забыл обо всём на свете, так как символ этот показался ему странно знакомым. Однако в этот момент из спальни вышел Эльдорадо.

   – Нравится? – спросил он.

   – Восхитительно! – воскликнул Сэм. – Я уже где-то его видел.

   – Сейчас всё про тебя узнаем, – пробормотал Эльдорадо. – А видеть ты его мог где угодно. Это очень могущественный символ, но так как мы не догадались вовремя оформить на него магические копирайты, его теперь рисуют где ни попадя. Между прочим, свастика тоже является очень могущественным символом, хотя и олицетворяет совсем другую силу, мне неподвластную. Я только по своему отделу специализируюсь. Ну да ладно, хватит болтать, пошли лучше в сарайчик.

   – Пошли, – машинально повторил Сэм, не в силах оторваться от «инь-яна».

   Эльдорадо схватил его за руку и вытащил из кабинета в коридор.

   – Никогда долго не смотри на этот знак, – предупредил он. – По крайней мере, в моём присутствии. Иначе мне потом придётся долго оправдываться перед господином губернатором по поводу того, куда ты подевался. Без меня люди тут часами медитируют, а стоит мне появиться, как начинаются чудеса. Джек из девятых апартаментов чуть было не ускакал. Хорошо, хоть я его вовремя поймал за шиворот.

   – Так куда мы пойдём? – спросил Сэм.

   – В сарайчик, – ответил Эльдорадо.

   Как оказалось, сарайчиком Эльдорадо называл прекрасную китайскую беседку для медитаций. Это была бы обыкновенная беседка под крышей, сделанной на китайский манер, если бы Эльдорадо не объявил во всеуслышание, что он будет использовать её для глубоких медитаций в магических целях. С тех пор психи не приближались к этому месту, стоящему неподалёку от забора, отделяющего сумасшедший дом от остального мира. Однако врачи несколько раз проверяли окрестности на предмет подкопа, но ничего не нашли и решили, что через корни деревьев тоннель прокопать невозможно. Дело в том, что беседку с трёх сторон окружали высокие деревья, и она была практически не видна с остальной территории психбольницы. Что самое интересное – во время визитов начальства с целью проверок беседка неведомым образом исчезала, а Эльдорадо говорил, что обо всём позаботился. За это ему и разрешали разные маленькие слабости.

   Итак, Эльдорадо с Сэмом подошли к беседке. Эльдорадо вошёл внутрь и уселся в позу лотоса.

   – Садись напротив меня, – приказал он. – И обязательно в такую же позу.

   Сэм подчинился приказанию Эльдорадо, который тем временем достал из кармана зажигалку и палочки тибетских благовоний. Эльдорадо зажёг эти палочки, а затем воткнул каждую из них в специальные дырочки, проделанные в полу беседки.

   – Думаю, их хватит минут на пятнадцать, – пробормотал Эльдорадо. – Торопиться нам некуда, однако тянуть резину тоже не следует.

   – Что надо делать? – спросил Сэм.

   – Ты за что сюда загремел? – спросил Эльдорадо. – В смысле, что ты видел?

   – Я видел ангела, который говорил мне… – начал было Сэм.

   – Достаточно, – сказал Эльдорадо. – Мне можешь ничего не объяснять, просто постарайся увидеть этого ангела ещё раз. Не торопись, время у нас есть. Закрой глаза и представь себе эту картину во всех подробностях.

   Сэм закрыл глаза. Сидение в позе лотоса и запах благовоний помогли ему настроиться на ту картину, о которой говорил Эльдорадо. И Сэм увидел всё именно таким, каким оно и было в первый раз.

   Мир состоял из жёлто-розового цвета. В центре мира стоял огромный трон, на котором сидел ангел. Справа и слева от него был только жёлто-розовый туман. Трон был очень высоким, а на земле, которая имела тот же цвет, что и туман, стояло на коленях множество людей, которые пришли поклониться ангелу и послушать его. И тут Сэм услышал голос Эльдорадо.

   – Да, ты действительно ненормальный, – пробормотал Эльдорадо. – Один раз увидел Аракрона и сразу загремел к нам. Вот, если бы он тебе за каждую неправильную мысль подзатыльники давал…

   – Тихо ты! – воскликнул Сэм. – Не мешай его слушать!

   – Да он всё о том же и о том же, – пробормотал Эльдорадо. – О мире и о справедливости. Смотри на меня!

   Последние слова Эльдорадо произнёс таким тоном, что Сэм не выдержал, открыл глаза и посмотрел на него. И тут туман по левую руку от ангела начал рассеиваться. Сэм увидел ещё один трон, а вдали угадывалось что-то ещё. Откуда-то из-за спины Сэма вышел Эльдорадо, и, ухмыльнувшись, проследовал к пустому трону и уселся на него. Сэм заметил, что вместо чёрных очков Эльдорадо теперь носил маску, а на груди у него болтался медальон с символом «инь-ян». Приглядевшись, Сэм заметил такой же медальон на груди того ангела, которого Эльдорадо называл Аракроном. Туман продолжал рассеиваться, и теперь Сэм увидел тех, кто сидел дальше, по левую руку от Эльдорадо. Рядом с Эльдорадо сидело чрезвычайно волосатое существо с длинным носом в одежде арабского шейха. Однако, несмотря на отталкивающую внешность этого существа, Сэм сразу же понял, что оно весьма добродушное. Ещё дальше сидел воин в одежде шотландских горцев, в правой руке он держал огромный крестообразный меч. Туман по правую руку от ангела, наоборот, сгустился.

   – Молодец! – сказал Эльдорадо, обращаясь к Сэму. – Увидел-таки! Ты Кастанеду читал?

   – Нет, – честно ответил Сэм.

   – Ну, так почитаешь, когда выйдешь отсюда, у меня сейчас нет времени объяснять тебе, что к чему, – сказал Эльдорадо. – Короче. Аракрон у нас – своего рода вселенский Нагваль. Ну, или галактический. А мы – его партия воинов. Правда, вся партия до конца не готова. Нам сейчас не хватает одного мужского воина и двух женских. И это минимальная партия. Всего надо шестнадцать. Ну, понял ты теперь что-нибудь?

   Сэм ничего не понял, но понял, что надо сказать.

   – Преклоняюсь перед вами, сэр! – обратился он к Эльдорадо. – Благодарю вас за всё это. Далеко не каждому выпадает шанс увидеть то, что вижу сейчас я.

   – Надо же, понял! – воскликнул Эльдорадо. – Ладно. В сумасшедшем доме мы из тебя чудика в два счёта сделаем. Тебе по спирали развития ещё карабкаться и карабкаться. Здесь такие долго не задерживаются. Ничего, доживёшь и до того, что будешь свою партию воинов набирать. А может, и не доживёшь. И вообще, что это я за ерунду несу! Нам же возвращаться пора!

   И тут Сэм увидел, что все эти существа, в сущности, двухмерная картина, а реален один только Эльдорадо. И как только он присмотрелся, оказалось, что палочки благовоний уже догорели, а Эльдорадо начал похрапывать. Но, как только Сэм открыл глаза, Эльдорадо тоже проснулся.

   – Ну, что видел-то? – спросил Эльдорадо, позёвывая.

   – А разве… – начал было Сэм, и Эльдорадо расхохотался.

   – Да видел я, видел, – пробормотал он. – И говорил с тобой тоже я. Вот только точку сборки я тебе вправить не могу, чтобы ты стал окончательным чудиком и забыл всё то, что сейчас произошло. Для этого Аракрон нужен, да только он сейчас далеко. Так что придётся тебе самому окончательным чудиком становиться. Потому что, посмотрел я, посмотрел… не тянешь ты на развитого шизофреника. Запомни, самые продвинутые люди на Земле – это шизофреники! Но не такие тупые, как ты, а такие, как я, которые понимают то, что с ними происходит. В принципе, каждый, кто поступил в эту больницу, ничего не понимал, пока я не увидел мир его глазами. То же самое я сделал сейчас с тобой. Ну ладно, хватит, меня уже в сон клонит. Пошли, порадуем наших чудиков, дадим им сделать нам уколы.

   Эльдорадо резко встал и вышел из беседки. Сэм поплёлся за ним.

   Уколы действительно подействовали, и вся психбольница как будто вымерла. Из большинства палат доносился только храп храбрых шизофреников. Сэму тоже отвели «апартаменты», как выразился Эльдорадо. Проще говоря, его поместили в однокомнатную палату с прекрасным видом из окна. На самом деле, из окна была видна только стена соседнего домика. Сэм проснулся от невыносимого храпа, доносящегося из-за стены. Попытки постучать в стену ни к чему не привели, и поэтому Сэм встал, вышел из палаты и пошёл прогуляться. Народу на улице было немного, потому что не все ещё проснулись. Эльдорадо тоже нигде не было. Сэм увидел вдалеке адъютанта Эльдорадо и подошёл к нему.

   – Простите, сэр, вы не знаете, где сейчас Эльдорадо? – спросил он.

   – Господин президент сказал, что у него очень важное дело, – ответил адъютант. – Наверное, он беседует с господином губернатором. Или ушёл на разведку. Но со всеми вопросами можно обращаться к его заместителю.

   – А где мне найти этого заместителя? – спросил Сэм.

   – Пойдём, я тебя провожу, – сказал адъютант. – Между прочим, меня зовут Грэйн.

   – Сэм, – представился Сэм. – Я буду очень рад познакомиться с заместителем господина президента.

   – Только я не уверен, сможете ли вы пообщаться, – пробормотал Грэйн.

   Они пришли к палате, соседней с палатой Сэма. Оттуда по-прежнему доносился храп.

   – Это и есть заместитель господина президента? – спросил Сэм.

   – Он самый, – ответил Грэйн и открыл дверь.

   Это была самая маленькая палата во всей больнице. Дело в том, что её постоялец не нуждался в большом объёме пространства, так как постоянно спал.

   – Что-то долго он спит, – пробормотал Сэм.

   – Он может так спать 24 часа в сутки, – объяснил Грэйн. – Правда, он просыпается от того снотворного, которое вкатывают ему наши чудики. Эльдорадо встречается с ним только во время тихого часа.

   – А за что же Эльдорадо назначил его своим заместителем? – спросил Сэм.

   – Дело в том, что господин Хамэрхэд работал на сэра Эльдорадо в одной из прошлых жизней, – ответил Грэйн. – Никто из нас не достоин чести быть замом Эльдорадо в большей степени, чем Хамэрхэд. Я тоже знал Эльдорадо в одной из прошлых жизней, поэтому и работаю у него адъютантом. А тебя Эльдорадо кем назначил?

   – Пока никем, – ответил Сэм.

   – Значит, будешь сегодня в дозоре, – сказал Грэйн. – Эльдорадо часто говорит, что с дозорными дело совсем плохо.

   – А что случилось? – спросил Сэм, выходя из палаты Хамэрхэда.

   – Мы должны постоянно патрулировать территорию лагеря, – ответил Грэйн. – Для этого мы каждое утро и каждый вечер проводим тренировки. Однако у каждого из нас множество обязанностей. Нам просто не хватает людей. Конечно, можно ограничиться двумя-тремя дозорами, но тогда мы не сможем ловить всех лазутчиков, которые к нам забегают.

   – А откуда берутся эти лазутчики? – спросил Сэм.

   – А кто их знает! – ответил Грэйн. – Мы их ловим, потом их допрашивают. Некоторых отпускают, но большая часть сейчас под стражей. Мы готовимся к большой битве. Можем посмотреть на них, если тебе интересно.

   – Мне очень интересно, – сказал Сэм. – И потом – я же должен знать, кого ловить.

   – Тогда пошли! – сказал Грэйн.

   Они спустились в подвал, где несколько пациентов психбольницы работали стражниками. На полках в клетках сидели самые разнообразные домашние животные, которые и являлись лазутчиками. На каждой клетке висела табличка с надписью: «Заключённый №…». Там были и кошки, и собаки, и попугаи, и даже аквариум с рыбками.

   – Это и есть лазутчики? – спросил Сэм.

   – Они самые, – ответил Грэйн. – В последнее время каждый день кого-нибудь ловим. Может, и сегодня поймаем. Эльдорадо говорит, что скоро будет битва, и мы усиленно готовимся. Сегодня вечером сам всё увидишь на тренировке.

   – А почему у кошек клетки лучше, чем у собак? – спросил Сэм.

   – Эльдорадо их любит, – ответил Грэйн. – И пытает их только щекоткой. Говорят, что под щекоткой они во всём признаются. Что до меня, то я языками не владею, поэтому на допросах не присутствую, так что о результатах можешь спросить у Эльдорадо или у переводчиков.

   – А остальных животных тоже пытают? – спросил Сэм.

   – Собак допрашивают без Эльдорадо, у него на них терпения не хватает, – ответил Грэйн. – У них, дескать, верности много. Не знаю уж, что с ними там делают. Однако мы даже лазутчиков не обижаем. Только в самом крайнем случае. Все мы уважаем жизнь на планете.

   – А аквариум как сюда попал? – спросил Сэм.

   – Вроде бы случайно, – сказал Грэйн. – Дозорные в кустах нашли. Говорят, подкинул кто-то. Ну, ничего, их скоро заберут. Господин губернатор находит чудиков, которым нужно всё это зверьё, и мы их продаём в рабство по самым низким ценам. Так что аквариум очень скоро пойдёт с молотка. Однако последние две недели мы никого не продаём, потому что, как я уже сказал, усиленно готовимся к битве. Есть большой риск, что лазутчик вернётся к нашим врагам. А как только выиграем битву, такой аукцион забабахаем!

   – А куда идут деньги? – спросил Сэм.

   – Да много куда! – воскликнул Грэйн. – Ты представляешь, во что Эльдорадо обходится содержание всего этого лагеря! Ну, а вообще-то он все затраты записывает в компьютер.

   – Так у него и компьютер есть? – удивился Сэм.

   – А как же! – воскликнул Грэйн. – Сначала господин губернатор выделил сэру Эльдорадо свой списанный компьютер, а потом Эльдорадо где-то достал карманный ПК. Носит его в кармане. А тот списанный компьютер теперь у меня стоит. Мы его используем только тогда, когда надо распечатать на бумаге что-нибудь. Например, предвыборную агитацию. Я ведь ещё и глава агитационного штаба.

   – Здорово у вас здесь всё устроено! – воскликнул Сэм. – Я бы с удовольствием остался здесь навсегда, да только сэр Эльдорадо сказал, что из меня нормальный человек не выйдет.

   – Один чудик, выпущенный из этого лагеря, приносит нам двоих нормальных! – раздался голос Эльдорадо за спиной Сэма.

   Сэм обернулся и увидел самого Эльдорадо, который присматривался к клетке с рыжим котом внутри.

   – Что это значит? – спросил Сэм.

   – Это значит, что когда мне не хватает людей, сюда привозят чудика вроде тебя, я за неделю-другую делаю его полным чудиком, а потом сюда привозят пару-тройку нормальных людей, – ответил Эльдорадо. – Господин губернатор в таких случаях тяжело вздыхает, однако ему ещё не пришло в голову вывести подобную закономерность. Кстати, Сэм, сегодня ты и в самом деле будешь в дозоре. Но сначала тебе лучше посмотреть на то, как происходит допрос. Грэйн, нам нужен твой компьютер для составления протокола.

   – Конечно, – сказал Грэйн. – Моё присутствие обязательно?

   – Нет, – ответил Эльдорадо. – Проверь состояние казарм и доложи господину губернатору обо всех нарушениях. Чувствую, скоро грянет битва, и нам надо быть во всеоружии.

   – Есть, сэр! – сказал Грэйн и ушёл.

   – И кого же мы будем допрашивать? – спросил Сэм.

   – Вот этого, – ответил Эльдорадо, показывая на рыжего кота. – Стража! Принести клетку для допроса!

   Один из стражников, одновременно являющийся переводчиком-телепатом, принёс из дальнего угла клетку, обитую чёрным бархатом. Он открыл эту клетку, поставил её на полку напротив клетки рыжего кота и перетащил кота из одной клетки в другую. Кот при этом отчаянно упирался и пытался разодрать толстые рукавицы стражника.

   – Вот так, – сказал Эльдорадо. – Пошли в комнату Грэйна.

   Комната Грэйна представляла собой вполне обычную палату, однако в ней помещался огромный письменный стол с компьютером и принтером. Клетку с котом поставили на стол, Эльдорадо включил компьютер и приготовился печатать протокол допроса.

   – А разве у вас нет машинистки? – спросил Сэм.

   – А зачем нам машинистка, когда я и так прекрасно печатаю? – ответил Эльдорадо.

   – О чём его спрашивать? – спросил переводчик.

   – Обычный набор, – ответил Эльдорадо.

   Переводчик уставился на кота, и видимо, о чём-то его спросил. Кот что-то недовольно промяукал.

   – Он говорит, что всё равно не скажет, кто его прислал, – сказал переводчик.

   Эльдорадо напечатал это и сказал:

   – Ну вот, прогресс уже есть. Лазутчик сознался в том, что его кто-то прислал. Теперь спроси, откуда его прислали.

   – Не говорит, – сказал переводчик через некоторое время.

   – Отлично, – сказал Эльдорадо. – Приступайте к пыткам.

   – Как скажете! – сказал переводчик и достал из кармана мышку на колёсиках.

   Кот бросился к мышке, но ударился о дверь клетки. Сэм захохотал.

   – Тихо, – сказал Эльдорадо. – Он всё ещё не желает говорить?

   – Он говорит, что простой мышкой его не проймёшь, – сказал переводчик.

   – А вот этим? – спросил Эльдорадо, доставая из ящика стола пузырёк с валерьянкой.

   – Буду! Буду! Буду! – заорал кот.

   – Отлично, – сказал Эльдорадо. – Кто вас прислал?

   – Меня направил сюда один мой знакомый, чёрный кот по кличке Найт, – сказал кот, и Сэм вдруг понял, что понимает его язык. – Найт велел мне посмотреть, что тут происходит и рассказать ему.

   – Отлично, – сказал Эльдорадо, быстро отстукивая всё это на клавиатуре. – На кого работает Найт?

   – Не знаю, – ответил кот.

   – Хорошо, – сказал Эльдорадо. – Как вы думаете, есть шанс, что Найт придёт сюда?

   – Такое возможно, – сказал кот. – Особенно после того, как вы перехватили десяток его агентов.

   – Отлично, – сказал Эльдорадо. – Мы их всех уже допросили. Протоколы в этой папке. Сейчас к ним прибавится ещё один.

   – Вы меня отпустите? – спросил кот.

   – Ваш адрес, – сказал Эльдорадо.

   – Помойка № 5, – ответил кот.

   – Отлично, – сказал Эльдорадо. – За то, что вы попались, вы будете проданы в рабство по сходной цене на ближайшем аукционе. А уж сможете вы оттуда сбежать или нет, – это дело ваше.

   – Нет, только не к людям! – заорал кот. – Не хочу к людям! Слышите меня, я не хочу к людям!

   – Дайте ему каплю валерьянки и уведите его! – приказал Эльдорадо. – Сэм, пошли отсюда.

   Переводчик начал поить кота валерьянкой, а Сэм с Эльдорадо вышли в коридор.

   – Эльдорадо, а он что… человеческим голосом говорил? – спросил Сэм, имея в виду кота.

   – Не совсем, – ответил Эльдорадо. – Просто мы все на некоторое время превратились в кошек. Это называется сдвиг вниз. Самая простая магическая процедура. Проще может быть только телепатия. Для тебя эта штука, возможно, внове, однако мы все уже привыкли прибегать к этому методу на допросах. Однако некоторые люди более склонны к таким сдвигам, и их очень трудно вернуть в нормальное состояние. Например, Грэйн никогда не присутствует на допросах именно из-за этого. А ты даже не заметил, как вошёл в это состояние и вышел из него. Это значит, что чудика из тебя сделать можно, хотя и не сразу. Думаю, предстоящая битва будет тебе очень полезна. Если даже это не вернёт тебя в колею, то уж и не знаю, что тогда может тебе помочь. Однако я думаю, всё обойдётся благополучно. Есть у меня один приёмчик.

   – Я почти ничего не понял, – признался Сэм. – Однако что мне делать сейчас?

   – Пойдёшь в дозор с группой Грэйна, – ответил Эльдорадо. – И постарайся всё же поймать этого Найта.

   Сэм не успел спросить, откуда Эльдорадо уверен в том, что сегодня ловить будут именно Найта, потому что Эльдорадо завернул за угол и исчез. Несколько минут поисков закончились тем, что Сэм наткнулся на Грэйна, который и привёл его в дозор.

   За всю свою жизнь Сэм ни разу не оказывался в более странном положении. На фоне заходящего солнца, немного слепящего глаза, он стоял с игрушечной винтовкой в руках, в шлеме и самодельном бронежилете из картона. Грэйн сказал, что такой бронежилет может прокусить только бультерьер, однако подобные зверюги бывают здесь редко, и до рукопашной с ними дело никогда не доходит, с бультерьерами разговор короткий. Сэм совершенно не понимал, зачем он крадётся среди кустов, высматривая хоть какую-то живность. Правда, присутствие рядом ещё пяти человек, наряженных в подобный камуфляж, несколько стабилизировало ситуацию. Ещё Сэм не понимал, какой толк от игрушечной винтовки, к тому же сломанной, и в нескольких местах перебинтованной скотчем. Он всё пытался осознать это, и в тот момент, когда ответ, казалось, был где-то рядом, раздался крик Грэйна:

   – Вот он, гад! Ловите!

   Все бросились на голос, а Сэм, впавший в какое-то странное состояние сознания, почему-то побежал в другую сторону. Ему казалось, что он слышит мягкие шаги чёрного кота, бегущего к забору, который находился совсем недалеко. Сэм продирался сквозь кусты, уверенный в том, что впереди обязательно будет поляна, на которой лазутчика можно будет подстрелить. Ещё Сэм неожиданно понял, что на самом деле в руках у него настоящая автоматическая винтовка, а ещё он понял, что на самом деле ни секунды в этом не сомневался, но его разум отказывался поверить в это.

   И тут Сэм выбежал на поляну. Солнце ударило ему в глаза, и он ещё успел подумать о том, что надо было попросить у Эльдорадо чёрные очки. Однако кота Сэм видел ясно. Огромный чёрный кот стремительными скачками пересекал поляну и уже готов был скрыться в кустах на её противоположной стороне, а оттуда до забора было рукой подать. Сэм даже не целился. Он просто дал приказ своим рукам направить винтовку на лапы кота. А ещё через секунду Сэм нажал на курок. Раздались звуки выстрелов, и чёрный кот подпрыгнул, но от пуль увернуться не успел. Он дёрнулся в полёте и упал на землю с пробитой задней лапой. Последнее, что видел Сэм, – это верёвка с грузом, привязанная к задней лапе кота в том месте, куда должна была попасть пуля.

   Сэм снова ничего не понимал. Только что он был в кустах, раздумывая над тем, что надо делать с игрушечной винтовкой, а теперь он стоял на залитой солнцем поляне, в нескольких шагах от него лежал на земле чёрный кот. На теле кота не было заметно ни одной царапины, казалось, что он просто прилёг отдохнуть. Сэм помнил только, что кот должен был быть сражённым пулей, однако никакой пули не было, да и не могло быть: ведь игрушечная винтовка не была заряжена. Рядом с Сэмом стоял Грэйн и остальные дозорные. Около кота уже суетились стражники, которые затаскивали его в клетку. Стражниками руководил Эльдорадо, – он тоже каким-то невероятным образом появился на поляне за долю секунды.

   – Вот так, – говорил Эльдорадо. – Пусть этот проспится, а завтра его допросим. Кто его так отделал?

   – Это Сэм, – ответил Грэйн.

   – Надо же! – воскликнул Эльдорадо. – Браво, Сэм, поздравляю! Люди господина губернатора, хоть и чудики, однако всё же оказались правы: пребывание в нашей среде определённо пошло тебе на пользу.

   – Что со мной произошло? – спросил Сэм.

   – Трудно объяснить, – ответил Эльдорадо. – Я и сам не ожидал от тебя такой реакции. Могу сказать одно: битва сделает из тебя полного чудика. То есть сначала ты станешь нормальным, но потом инерция вынесет тебя обратно в привычный мир. Примерно это сейчас с тобой и произошло. Вот только в обычный мир тебя не вынесло, поскольку ты тоже любишь кошек.

   Сэм посмотрел на кота, лежащего в клетке. Тот уже открыл глаза и смотрел на Сэма с нескрываемой злобой. С тех пор Сэм всегда обходил стороной чёрных кошек.

   – Ну да ладно, хватит пререкаться! – оборвал Эльдорадо немую перепалку Сэма и Найта. – Пошли ужинать. Завтра у нас трудный день.

   Всю ночь Сэм спал как убитый. Когда зазвенел не замеченный вчера будильник, ему показалось, что он прилёг отдохнуть только на секунду. Сэм считал, что всё это последствия вчерашней метаморфозы, происшедшей с ним. Единственным разумным объяснением, которое он мог дать тому, что произошло, было предположение о том, что Эльдорадо совершил над ним какое-то магическое действие. Скоре всего, это произошло во время допроса. И Сэм твёрдо решил, что на допрос Найта он не пойдёт за всё золото мира. После завтрака, во время которого Эльдорадо, как ни странно, был немногословен, Сэм решил поговорить обо всём с Грэйном.

   Грэйна он нашёл на заднем дворе, где тот проводил учения, заменяя Эльдорадо.

   – Хорошо, что ты здесь, Сэм! – воскликнул Грэйн, увидев его. – Давай подключайся к общему делу! Ты проспал всю утреннюю тренировку, так что придётся тебе тренироваться с нами.

   – А где сэр Эльдорадо? – спросил Сэм, вставая в строй.

   – Понятия не имею, – ответил Грэйн. – Ушёл куда-то после завтрака. Ар-рмия! На-пра-а-во!

   Поговорить с Грэйном Сэму так и не удалось. На учениях армия шизофреников отрабатывала не только боевые приёмы, но и ещё какие-то движения, очевидно, не имеющие отношение к дракам, но для чего-то полезные. Сэм проторчал на этой тренировке два с половиной часа, результатом чего явилось очередное странное состояние. Теперь Сэму уже было всё равно, что сделал с ним вчера Эльдорадо и надо ли спросить об этом у Грэйна. Сэм, казалось, чего-то ждал. Он решил побродить по территории лагеря, теперь он называл психбольницу именно так. Найдя лавочку под высоким деревом, Сэм удобно устроился на ней и глубоко задумался о чём-то.

   Неизвестно, сколько времени он так просидел. Сэм очнулся только тогда, когда к нему подошёл Эльдорадо и, не говоря ни слова, взял его за руку и повёл за собой.

   «Наверное, пришла пора идти на уколы», – подумал Сэм.

   – Не совсем так, – сказал Эльдорадо. – В принципе, уколы уже всем сделали, а ты тут так хорошо засиделся, что тебя и не нашли. Но я сказал господину губернатору, что сегодня ты мне нужен, так что колоть тебя не будут.

   – Куда мы идём? – спросил Сэм.

   – Сейчас познакомишься кое с кем, – ответил Эльдорадо.

   Они вошли во внутренний дворик одного из корпусов психбольницы. В этом дворике прогуливались два человека: один был одет в красную майку, потёртые джинсы и красную бандану, второй был в самом настоящем костюме Зорро. Сэм подумал, что это, наверно, Хамэрхэд, если он носит тот же костюм, что и Эльдорадо. А вот другого шизофреника Сэм не узнал. Эльдорадо подошёл к ним.

   – Привет, Эльдорадо! – сказал Хамэрхэд немного скрипучим голосом. – Давненько мы не виделись!

   – Да, несколько дней подряд мне делали уколы, – пробормотал Эльдорадо. – Привет, Хамэрхэд. Привет, Зигфрид. Как поживаете?

   – Неплохо, неплохо, – сказал Хамэрхэд. – Ты просил меня узнать, откуда исходит угроза. Я узнал, но об этом мы поговорим наедине.

   Эльдорадо кивнул.

   – А как я могу поживать в моём-то положении? – сказал Зигфрид. – Не верят они мне. Всё боятся, что я на них наброшусь. Ну, да я не обижаюсь. Верно вы говорите, сэр Эльдорадо, чудики есть чудики. А кто это сегодня с вами?

   – Сэм, познакомься, это Зигфрид, я тебе о нём говорил, – сказал Эльдорадо. – Зигфрид, это Сэм. Он почти чудик, да не совсем. Господин губернатор поручил мне сделать из него настоящего чудика.

   – Очень приятно, – сказал Сэм.

   – Приятно, приятно, – пробормотал Зигфрид. – Наверно, приятно быть чудиком. Никаких особых задач. А вот неприятности начинаются, когда постоянно хочется кого-то убить. Постоянно. Каждую минуту, каждую секунду…

   – Ладно, Зигфрид, не перегружай его сегодня, – сказал Эльдорадо. – Я же сказал, что он почти что чудик. Даже испугаться может. Верно, Сэм?

   – М-могу! – пробормотал Сэм.

   – Ну, вот видишь, – пробормотал Эльдорадо. – Хамэрхэд, поболтай с ним.

   Хамэрхэд стал расспрашивать Сэма о жизни в лагере, а Эльдорадо и Зигфрид отошли в сторону.

   – Зигфрид, ты догадываешься, зачем я здесь? – спросил Эльдорадо.

   – Конечно, – ответил Зигфрид. – Какие будут инструкции?

   – Очень простые, – ответил Эльдорадо. – Вот тебе поддельные документы. – И Эльдорадо протянул Зигфриду конверт. – Поедешь сегодня в аэропорт, возьмёшь билет до Италии. Лучше приземляйся в городке на побережье Сицилии. Там увидишь военный крейсер под названием «Карфаген». Проберёшься на него и хорошенько там спрячешься. Крейсер этот идёт к берегам Африки. Ты должен пробраться в столицу Туниса. В центре города увидишь отель, там на твоё имя забронирован номер. Запомни хорошенько, я бронировал комнату № 411. Из этой комнаты в прицел очень хорошо просматривается зал для совещаний в здании напротив. В тот день, когда ты туда прибудешь, там будут совещаться наши враги. Пришьёшь всех, кого сможешь, в первую очередь, того типа, который будет во главе стола. Постарайся пришить как можно больше народу. Награда семьдесят пять тысяч.

   – Маловато, сэр Эльдорадо, – сказал Зигфрид. – Может, ещё накинете?

   – За такое простое задание? – удивился Эльдорадо. – Между прочим, эти деньги с учётом карманных расходов.

   – Ну ладно, ладно, – согласился Зигфрид. – Просто я уже старею. С каждым разом эти дела даются мне всё труднее и труднее.

   – Да, если ты рано или поздно выйдешь на пенсию, то нам никто тебя не заменит, – сказал Эльдорадо.

   – Хорошо, сэр Эльдорадо, – сказал Зигфрид. – Не могли бы вы дать мне аванс?

   – Сейчас, – сказал Эльдорадо и полез в карман. – Вот, здесь двадцать тысяч долларов.

   И он протянул Зигфриду ещё один конверт.

   – Спасибо, – сказал Зигфрид. – Будь другом, попроси господина губернатора, чтобы в эти дни меня не беспокоили.

   – Конечно, конечно, – сказал Эльдорадо. – Ты только не медли. Война-то может в любой день начаться. А у тебя всего три дня.

   – Уложимся, – сказал Зигфрид. – Если только вы не ошиблись в расчётах.

   – Мне помогал Хамэрхэд, – сказал Эльдорадо. – Я только составил окончательный план, а все справки навёл именно он.

   – Отлично, – сказал Зигфрид. – В таком случае, я спокоен. Отбываю немедленно, по окончании тихого часа.

   – Хорошо, – сказал Эльдорадо. – Ну, а нам пора. Сэм, пошли!

   – Иду! – крикнул Сэм, который в этот момент слушал рассказ Хамэрхэда о том, как тот путешествует в теле сновидения.

   Эльдорадо вышел из внутреннего дворика и направился к своему дворцу. Сэм догнал его уже в коридоре.

   – Ты что, кого-то заказал? – спросил он.

   – Да, – ответил Эльдорадо. – Как ты уже понял из разговора с Хамэрхэдом, в своих снах он может путешествовать в любую точку планеты, да в принципе, и за пределы планеты. Он рассказывает мне о том, что он там видел и слышал, а я, в свою очередь, посылаю Зигфрида, если мне нужно убрать кого-то из наших врагов.

   – А в чём причина этой вражды? – спросил Сэм.

   – Разумную причину лучше не ищи, – ответил Эльдорадо. – Мы здесь перестраиваем людей по своему образу и подобию, а кто-то ещё перестраивает их по-другому. Отсюда и вся вражда. Мы сражаемся за человеческие души. Конечно, больше всего душ захватили главные психбольницы – мировые религии. С ними мы стараемся не конфликтовать только по той причине, что на их стороне куда больше народу. Однако в последнее время этим религиям доверяют всё меньше и меньше. И на сцену выходим мы. Разумеется, не только мы. И вот здесь возникают именно те враги, которых мы в состоянии победить. А смысла в этом нет никакого, поэтому Аракрон и избрал для нас такое место жительства, как психбольница. В сущности, все религии учат людей одним и тем же вещам, разница состоит лишь в том, как использовать полученные знания. И именно из-за этой разницы мы и дерёмся, как самые настоящие психи. Кстати, нам предстоит битва с соседним сумасшедшим домом. Его видно отсюда, если смотреть в подзорную трубу. Расстояние между нами составляет несколько километров.

   – И что, там действует другая религия? – спросил Сэм.

   Эльдорадо усмехнулся.

   – Да, собственно, никаких религий и не существует, – сказал он. – Есть только люди, которые их выдумывают. И в принципе, выдумывают их чаще всего инопланетяне. У землян настолько убогое воображение, что они даже не представляют, что кто-то может ими манипулировать. А те, которые представляют, чаще всего оказываются здесь. Где я и делаю из них то, что нужно мне. В этом смысле я не лучше и не хуже других. Просто использую свои методы.

   – А какую роль играют во всём этом земляне? – спросил Сэм.

   – Роль овец, – ответил Эльдорадо. – Или, точнее, баранов. По моему личному мнению они все настолько тупые, что им просто необходимо, чтобы ими манипулировал хоть кто-нибудь. Никакой самостоятельностью от типичного землянина и не пахнет. А пахнет только беспросветной тупостью и наивностью. Ну да ладно, тебе ещё надо переварить всю эту информацию перед битвой. Так что иди отдыхай. И не забудь каждое утро приходить на тренировки, а каждый вечер стоять в дозоре. А я сейчас пойду к господину губернатору и скажу ему, что Зигфрид на несколько дней впал в летаргический сон. Через три дня он уберёт вождей наших врагов, и тогда можно будет начинать.

   – Что начинать? – спросил было Сэм, но Эльдорадо опять испарился.

   В течение последующих трёх дней Сэм переваривал информацию и ходил на тренировки. Как ни странно, но те упражнения, которые выполняли шизофреники, помогали лучше уложить в голове всё то, о чём рассказал Эльдорадо. Грэйн сказал, что упражнения, собственно, для того и предназначены. Ну, а в дозоре Сэму больше не посчастливилось никого поймать. Несколько раз он преследовал кошек, но каждый раз лазутчика перехватывал кто-нибудь другой. А однажды в лагерь забрёл бультерьер. Сэм видел только то, как его закапывали. И в конце третьего дня Сэм впал в довольно странное состояние, которое Грэйн назвал приступом хорошего настроения. Ему хотелось только одного: поскорее поучаствовать в битве, чем бы эта битва не являлась, и испытать свои силы.

   Утро четвёртого дня выдалось довольно прохладным. Сэм, как всегда, пришёл на тренировку, однако Эльдорадо ограничился тем, что скомандовал всем построиться, а сам ушёл на разведку, оставив Грэйна следить за состоянием войск. Все молча стояли и ждали возвращения разведчиков. Сэм сначала пытался понять, что к чему, а потом в его сознании произошёл очередной сдвиг, и он понял, что на самом деле никакой он не псих, а солдат великой армии его величества сэра Эльдорадо, и сейчас эта армия выжидает прибытия противника.

   Однако противник почему-то медлил: видимо, Зигфрид пришил весь генеральный штаб. И Эльдорадо отправился на разведку как раз для того, чтобы узнать, готов ли противник к атаке. Армия стояла часа четыре. Потом вернулся Эльдорадо и что-то шепнул Грэйну. Грэйн кивнул и приказал осторожно продвигаться вперёд. Огромное войско с трудом маневрировало на территории психбольницы. Весь день ушёл на то, чтобы дойти от одного конца лагеря до другого. И только когда солнце начало клониться к закату, Эльдорадо объявил всем, что битва начнётся с минуты на минуту, и лучше поскорее занять высоту. Это означало, что всей армии следовало влезть на крышу огромного склада с пустыми ящиками, который по непонятным причинам появился на территории психбольницы. Ещё около получаса ушло на то, чтобы влезть на эту крышу, так как с лестницами был дефицит. И тут всё войско, даже не построившись, ринулось в атаку.

   Сэм уже вообще ничего не понимал. Противников он не видел, однако почему-то ясно видел соседнюю психбольницу. Он попытался понять, что же происходит. Все вокруг либо стреляли в пустоту из игрушечных пистолетов, либо колотили кого-то палками, собственноручно изготовленными из кленовых ветвей. Из оружия у Сэма были только игрушечный пистолет и маленькая деревянная палочка, которую он нашёл около помойки и которую Эльдорадо назвал лазерным мечом. Сэм достал пистолет и стал внимательней наблюдать за действиями окружающих. Особенно его поразил Эльдорадо, который использовал свою трость, видимо, в качестве пулемёта.

   Сэм почувствовал, что его куда-то уносит, и прекратил всякое сопротивление. И тут он увидел! То, что в обычном мире казалось ему неясными тенями, обрело форму устрашающих сущностей, напоминавших нечто среднее между членами «ку-клукс-клана» и мертвецами с косами. Эти штуки были одеты в длинные белые плащи с капюшонами, однако вместо масок из-под капюшонов проглядывали черепа. Косы они использовали вместо мечей, хотя некоторые были вооружены и получше. Очевидно, они тоже не видели Сэма, пока он увидел их, потому что несколько мертвецов были совсем рядом. Сэм сжал в руке пистолет и начал стрелять по ним. Как и в случае с Найтом, его поразила собственная меткость. За полминуты он уложил троих, а потом пристрелил ещё одного, который пытался подкрасться к Сэму сзади. Теперь Сэм посмотрел, что же делают остальные. Игрушечные пистолеты превратились в настоящие, а кленовые палки стали самурайскими мечами. То, что Сэм считал тростью Эльдорадо, оказалось огромным пулемётом невероятной конструкции с автоматической системой подзарядки и почти неограниченным количеством патронов. Пулемёт был настолько огромен, что к нему прилагалось нечто вроде стойки, а Эльдорадо сидел в кресле и нажимал на курок. Из этого пулемёта он остановил атаку вражеской конницы. Однако людей у Эльдорадо явно не хватало. Конницу он остановил, однако несколько вражеских офицеров, вооружённых мечами, попытались штурмовать пулемёт. Эльдорадо достал что-то из кармана, и в его руке засверкал огромный самурайский меч, который в считанные секунды изрубил противников в клочья.

   Сэм понял, что Эльдорадо нужна помощь, и побежал к пулемёту, поминутно пристреливая мертвецов. Эльдорадо, видимо, понял, что нужно подкрепление, поэтому он встал на колени, раскинул руки в стороны и начал читать заклинание. Сэм откуда-то знал наизусть текст этого заклинания и знал то, что оно означает, но ему было некогда переводить это на язык слов. Эльдорадо оставалось произнести ещё несколько слов, когда огромный мертвец в доспехах вскочил на пулемёт и замахнулся мечом, готовясь срубить голову Эльдорадо. Сэм в этот момент уже ничего не соображал. У него было только одно всепоглощающее желание спасти Эльдорадо и убить этого мертвеца. Ненависть вскипела в нём, как переполненный чайник, и выплеснулась наружу. И через какую-то долю секунды Сэм очутился на пулемёте и отбил удар начальника мертвецов. Началась драка на мечах. Сэм успел заметить только то, что он превратился в рыцаря-крестоносца и стал сильно теснить противника.

   Эльдорадо произнёс последние слова заклинания. Солнце выглянуло из-за тучки. И в свете солнца на этой крыше возникла огромная армия эльдорадовцев, одетая в костюмы Зорро. Только сейчас Сэм впервые за время битвы подумал о том, что обычно Эльдорадо носит чёрные очки, а сейчас на нём была самая настоящая маска. И Сэм неожиданно превратился в офицера, в распоряжении которого был целый полк.

   – Вперёд! – закричал Сэм.

   Эльдорадовцы ринулись вперёд, и через несколько минут от армии мертвецов не осталось и следа. Снова что-то щёлкнуло в сознании Сэма, и огромная армия исчезла. На крыше остались только шизофреники. Заходящее Солнце заливало всё вокруг оранжевым светом.

   – Ура! – закричал Эльдорадо, и все подхватили его крик.

   Психи ликовали, прыгали от восторга, показывали кукиши соседней психбольнице. Подул ветер. В руках Эльдорадо появилось знамя, изображающее чёрную маску на синем фоне. Над маской находилась шляпа с надписью «мудрость», а под маской, – самурайский меч с надписью «сила».

   Знамя развевалось на ветру, Эльдорадо размахивал им и тоже выкрикивал что-то восторженное. Грэйн развернул другое знамя, на котором был изображён «инь-ян». Кто-то открыл бутылку шампанского и начал усердно поливать им остальных. Эльдорадо медленными глотками потягивал красное вино. Сэм с удивлением заметил рядом с Эльдорадо Хамэрхэда и Зигфрида, которые казались более реальными, чем все остальные. И Сэм знал, почему. Теперь он знал…

   Жуткий звонок будильника взорвал всю реальность. Сэм терпеливо дождался, когда будильник заткнётся, после чего попытался открыть глаза. Стены палаты немного покачивались.

   «Господи! – подумал Сэм. – Сколько же я проспал?»

   Он вскочил с постели. Всё было на месте, и в тоже время что-то было не так. Сэм попытался понять, что же произошло. Казалось, свет был чуть ярче, чем обычно, но теперь Сэм понял, что изменился не мир, а изменился он сам. И, скорее всего, изменился он в лучшую сторону. Однако объяснить этих изменений он не мог. Надо было срочно найти кого-то, кто мог бы объяснить, и Сэм отправился на поиски. Действительно, весь мир, казалось, был залит каким-то неярким, но очень приятным светом. Не то, чтобы это было красиво, а просто было приятно ощущать этот свет. Просто приятно было знать, что он есть. И Сэм знал. Он знал очень много вещей, но не мог объяснить того, что он знает.

   Эльдорадо сидел около беседки для медитаций. Сэм заметил, что свет в этом месте чуть ярче, и, возможно, именно поэтому Эльдорадо притащил туда маленькую скамеечку, на которой он и сидел.

   – Привет, Эльдорадо, – сказал Сэм, подходя к нему.

   – Из тебя точно не выйдет нормального человека, – пробормотал Эльдорадо. – Ты разве не заметил, что все называют меня сэром Эльдорадо?

   – Прошу прощения, ваше величество! – сказал Сэм и склонил голову.

   – Ну, вот так уже лучше, – сказал Эльдорадо. – Садись.

   Сэм присел на скамеечку рядом с Эльдорадо.

   – Случилось что-нибудь особенное? – спросил Эльдорадо.

   – Эльдорадо, ты заметил, что мир стал ярче? – спросил Сэм, решив начать издалека.

   – А я думал, что ты спросишь про вчерашнюю битву, – сказал Эльдорадо.

   До этого момента Сэм даже представления не имел о том, что вчера была битва, однако, услышав слова Эльдорадо, он мгновенно всё вспомнил.

   – Конечно, меня многое интересует, но я хотел бы сначала узнать о том, как изменился мир, – сказал Сэм.

   – Я понимаю твоё состояние, – сказал Эльдорадо. – Поэтому дам один ответ на все твои вопросы. Ты готов?

   – Конечно, – ответил Сэм.

   – Хорошо, – сказал Эльдорадо. – Тогда я начинаю. Помнишь, я говорил, что людям в наших играх отводится роль баранов? Так вот, люди играют эту роль только потому, что они сами этого захотели. Однако каждый человек может стать одной из центральных фигур на шахматной доске. Или, что ещё лучше, может уйти с этой доски совсем, создав свою собственную доску. Шахматной доской я называю мир, который существует вокруг нас.

   Теперь я расскажу о том, как создаётся мир. Если ты не поленишься и прочитаешь все книги Карлоса Кастанеды после того, как выйдешь отсюда, то ты узнаешь, что каждое существо обладает светящимся телом, на котором есть точка сборки. Эта точка находится примерно между лопатками, если спроецировать её на физическое тело. Но в таком положении точка эта находится только у обычного человека. Таким ты был, пока не попал сюда. А сюда ты попал потому, что твоя точка сборки неожиданно сдвинулась туда, куда ей и вовсе бы двигать не надо. Главные психушки очень хорошо отслеживают такие процессы в людях. Главными психушками я называю основные мировые религии за исключением буддизма. Там сдвиги точки сборки поощряются. Ну, а поскольку мы не в Тибете, то тебя упрятали сюда. А ведь они и понятия не имеют, что у меня здесь свой собственный мир.

   Итак, твоя точка сборки сдвинулась тогда, когда ты увидел и услышал Аракрона. Я отследил это перемещение и сам сместился в твой мир, в результате чего ты увидел нас всех. Это я про то, что произошло в беседке. После этого ты, под моим руководством, стал выполнять разные упражнения, которые помогли бы сдвинуть твою точку обратно. Когда я говорил, что нормального человека из тебя не получится, я имел в виду то, что твоя точка сборки ушла совсем недалеко. Однако и обратно вернуть её было непросто. В этом смысле ты просто уникальный экземпляр. И, как ты может быть, помнишь, одним из эффективных упражнений была погоня за Найтом.

   – Я бы сказал, что основную роль здесь сыграл мой камуфляж, – вставил Сэм.

   – Возможно, – согласился Эльдорадо. – Мы просто поставили тебя перед нестандартной ситуацией, и даже я не смог бы сказать, на какой из факторов ты среагируешь. Однако итог получился весьма забавным. Твоя точка сборки выехала из нового положения и отправилась дальше. Результатом этого явилось то, что ты, без всякой предварительной подготовки, подстрелил Найта. Наверняка при этом ты испытывал необычайную ясность ума. Это тоже один из побочных эффектов.

   – Если я это и испытал, то только на пару секунд, – сказал Сэм. – Это очень быстро закончилось.

   – Верно, – сказал Эльдорадо. – Потому что ты повёл себя очень глупо: не пошёл дальше и не вернулся в обычный мир, а спрятался в тот уголок своего существа, где ты видел Аракрона. То есть, вернулся обратно. И, как я и говорил, битва пошла тебе на пользу. Сначала ты увидел наших противников, однако это было вполне естественным после нескольких дней тренировок. А потом ты и в самом деле на короткое время стал нормальным, то есть, таким, как мы. Я ожидал, что ты бросишься меня спасать, как только увидишь этого гада, нависшего надо мной. И ты, в самом деле, бросился.

   – Но ведь тебе угрожала опасность! – воскликнул Сэм и услышал смех Эльдорадо.

   – Ну, во-первых, – сказал тот, отсмеявшись. – Я был окружён тремя слоями защиты, которые мог не заметить только такой чудик, как ты. Во-вторых, мне вовсе не нужно было времени для того, чтобы закончить заклинание, я мог бы сделать это в долю секунды. В третьих, я мог бы убрать этого скелетика одним ударом из третьего глаза. И в четвёртых, я в долю секунды мог бы телепортироваться в другое место, однако мне не хотелось уступать им пулемёт. И если бы ты был нормальным, ты бы увидел всё это, и не бросился бы меня спасать. Весь этот маленький спектакль был задуман только для того, чтобы заставить тебя сдвинуть точку сборки. Вот и всё.

   – Так значит, это был всего лишь спектакль? – возмутился Сэм.

   – Битва была самой настоящей, – сказал Эльдорадо. – И ты хорошо показал себя в ней. Когда ты превратился в крестоносца и уделал этого идиота по полной программе, твоя точка сборки уже приближалась к нормальному для нас состоянию. Когда ты командовал полком, ты был нормальным. И когда мы прыгали от радости, ты наверняка всё понял и даже подумал, что разложил это по полочкам в своём сознании. И именно из-за этой мысли твою точку сборки стремительно вынесло в обычное состояние, в результате чего ты и проснулся в своей палате. Твоя точка сборки вернулась в нормальное для обычного человека положение, однако, однажды перейдя границы восприятия, нельзя вернуть всё к состоянию обычного человека. Твоя точки сборки теперь немного не там, где она была раньше. Из-за этого ты и видишь свет. И ещё ты видишь мою маску.

   Действительно, Сэм только что обнаружил, что Эльдорадо был в маске.

   – А чем занимаетесь здесь все вы? – спросил Сэм.

   – Я же уже говорил, – ответил Эльдорадо. – Воюем с соседними психушками по вышеупомянутым причинам.

   – Нет, а если в терминах точки сборки? – спросил Сэм.

   – Мы пытаемся отвоевать свой мир, – ответил Эльдорадо. – Каждое существо способно создать свой собственный мир, хотя бы в своём воображении. А для того, чтобы перенестись в этот мир по-настоящему, нужно сдвинуть точку сборки в определённую позицию. Все, кто попадает сюда, находятся в разных мирах, но затем их точки сборки двигают туда, куда надо, и все оказываются в моём мире. В других психбольницах людей заставляют сдвигать точки сборки так, чтобы попасть в другой мир, отличающийся от всех остальных. Отсюда и наши различия во внешности. В моём мире все носят военную форму, которой я не снимаю и в этом мире, а, например, в мире тех существ, которых мы вчера замахали, все превращаются в скелетиков. Кстати, сегодня в той психбольнице врачи наверняка наблюдают массовое улучшение состояния пациентов. Короче говоря, всё зависит от воображения и от точки сборки. От этих вещей зависит наше восприятие мира. Ну да ладно, хватит болтать. Тебя же завтра выписывают.

   Весь этот день Сэм наслаждался необычным состоянием сознания и пытался понять все объяснения Эльдорадо. А на следующий день его действительно вызвал к себе мистер Майклз.

   – Здравствуйте, господин губернатор, – сказал Сэм, входя в кабинет директора. – Очень рад вас видеть.

   – Сэм, у нас с тобой сегодня будет собеседование, – начал мистер Майклз. – Я думаю, тебе будет нетрудно ответить на некоторые вопросы.

   – Можете начинать, – сказал Сэм.

   – Хорошо, – сказал мистер Майклз. – Итак, Сэм, где ты сейчас находишься?

   – В психбольнице для неизлечимо больных шизофреников, которые считают это место военным лагерем, – ответил Сэм.

   – Хорошо, – сказал мистер Майклз. – А это правда, что ты видел ангела?

   – Трудно ответить на этот вопрос, господин губернатор, – сказал Сэм. – В принципе, я не мог видеть его на самом деле, однако эта картина почему-то появилась в моём воображении. Я просто читал много философских книг и стал думать о том, что мир должен быть лучше. Возможно, когда-то мне приснился этот ангел, и я стал думать, что он существует на самом деле. Однако мало ли, что может присниться.

   – Веришь ли ты сейчас в существование этого ангела? – спросил мистер Майклз.

   – Как вам сказать, господин директор, – пробормотал Сэм. – Если эта штука и существует, то только в моём сознании. И всё равно я собираюсь как можно чаще ходить в церковь, если выйду отсюда.

   – Последний вопрос, – сказал мистер Майклз. – Кто такой Эльдорадо?

   – Главный из здешних шизофреников, – ответил Сэм. – Он объяснил мне, как устроен мир и как устроен его мир. Хочу сказать, что он обладает весьма необычным восприятием мира и, что самое главное, он настолько верит в это, что вылечить его практически невозможно. Возможно, поэтому он и стал главным среди шизофреников.

   – Вы хотите выйти отсюда? – спросил мистер Майклз.

   – В принципе, мне всё равно, – ответил Сэм. – Люди здесь безобидные, хотя и немного сумасшедшие. Однако каждый человек немного ненормален. Просто все мы ненормальны в разной степени.

   – Отлично, – сказал мистер Майклз. – Что ж, я могу сказать вам, Сэм, что вы абсолютно здоровы, и поэтому вас выпишут сегодня же.

   – Благодарю вас, – сказал Сэм. – Я даже захватил с собой вещи, чтобы два раза не бегать.

   – Тогда вы свободны! – сказал мистер Майклз.

   The end

Эпилог

   Сэм вышел из психушки, и постепенно вернулся к своей обычной жизни, хотя постоянно видел свет вокруг и внутри людей. Через некоторое время в психбольницу мистера Майклза привезли ещё трёх неизлечимых шизофреников. Эльдорадо очень обрадовался, так как смог увеличить число дозорных. Сразу после отъезда Сэма был устроен аукцион, на котором Эльдорадо продал всех животных, которые скопились в его клетках.

   Новая жизнь Сэма отличалась от старой только тем, что теперь он не воспринимал всерьёз ни одну религию, и в церкви никогда не заходил. Он верил только в возможность человека изменять мир по своему желанию. В старости Сэм неожиданно исчез из этого мира, как и все шизофреники, когда-либо побывавшие в психбольнице Эльдорадо. Их исчезновение было приурочено к смерти земного тела, в котором пребывал дух Эльдорадо, первого заместителя Аракрона, великого владыки Света. Ходили слухи, что перед исчезновением каждый шизофреник видел невыносимо яркий свет, который и уносил его в другие миры. А в эзотерических кругах прошёл слух, что за каждым исчезнувшим приходили инопланетяне. Что касается Сэма, то он увидел только Эльдорадо и Аракрона, которые стояли в конце светлого туннеля и звали его к себе. А когда Сэм приближался к ним, он разглядел огромную пирамиду, на ступенях которой располагались владыки Света и их партии воинов. А потом Сэм увидел тот мир, о котором он всегда мечтал – мир, в котором было больше добра и справедливости, чем на отсталой планетке под названием Земля, каждый житель которой был вовлечён в бессмысленные битвы между психбольницами…

«Создательрекламы»

   Все события, описанные в данном рассказе, вымышлены. Любое сходство с реальностью – чистая случайность.

   Закат уже догорал, но посетители летнего кафе на набережной расходиться не собирались. Напротив, веселье только начиналось. За крайним столиком сидели трое: один со спокойным видом любовался морем, разглядывая его через чёрные очки, второй так же спокойно потягивал коньяк, а третий что-то возбуждённо им объяснял.

   – Господин Джефри, я, конечно, понимаю, чего вы от меня хотите, но и вы должны понимать, что всё это стоит немалых денег и нам придётся хорошо потрудиться, чтобы эта «рекламная кампания» не провалилась, – сказал первый, отрывая взгляд от моря и переводя его на Джефри. Тот битых полчаса объяснял им, что и как нужно сделать.

   – Но сэр Эльдорадо, вы ведь сами сказали, что терроризм – это ваша вторая профессия, – сказал Джефри. – А какая первая, кстати?

   – Вымогательство, – ответил Эльдорадо. – Послушай, Дэн, о чём ты думал, когда приводил сюда такого клиента? – обратился он ко второму.

   – Я-то думал о гонораре… Если всё пройдёт успешно, – ответил Дэн, на секунду оторвавшись от коньяка.

   – Ну, вы оба просто безумцы! – сказал Эльдорадо. – Вы предлагаете мне захватить заложников в вашем театре и пару дней сдерживать натиск спецназа за двести тысяч долларов? Да вы чего, офонарели?! Это вам не «Counter-Strike», между прочим!

   – Сэр Эльдорадо, я готов сделать вас и вашего партнёра совладельцами моего мюзикла, если вы сделаете ему хорошую рекламу! – сказал Джефри. – Вы понимаете, чтобы провести законную рекламную кампанию, нужны очень большие деньги, а эффекта почти никакого! Поэтому я и решил обратиться к вам. Ведь вы же профессионалы! А в успехе я уверен. В любом случае, он будет зависеть от вас.

   – Значит так, – начал Эльдорадо. – Я могу согласиться на следующих условиях.

   – Я согласен на любые условия, – сказал Джефри.

   – Семьдесят пять тысяч наличными в качестве аванса, – сказал Эльдорадо.

   – Не вопрос, – сказал Джефри.

   – Кроме того, как минимум половина заложников должна знать о том, что происходит, – продолжал Эльдорадо. – Иначе у меня просто людей не хватит.

   – И как вы это себе представляете? – спросил Джефри.

   – Ну, пусть половина ваших актёров будет на сцене, а вторая половина будет сидеть в зале, – ответил Эльдорадо. – Вы ведь уже провели минимальную рекламную кампанию?

   – Конечно, – ответил Джефри. – Она обошлась мне в тридцать тысяч баксов, так что хоть вы не подкачайте!

   – Ну, если вы действительно собираетесь со своим мюзиклом захапать миллионы, то я сделаю всё по высшему разряду, – сказал Эльдорадо. – Так вот, на минимальную рекламную кампанию хоть кто-то да клюнет, поэтому обычные зрители будут. «Наши» зрители быстренько заблокируют «ненаших», чтобы те не сбежали в первые секунды, а дальше мы нагоним на них такого страха, что им мало не покажется.

   – Я надеюсь на вас, – сказал Джефри. – Все мои деньги ушли на создание этого мюзикла, и теперь мне срочно нужно его раскрутить, иначе я банкрот!

   – Ну, банкротов мы спасали не раз, – сказал Эльдорадо. – Правда, Дэн?

   Дэн молча кивнул головой.

   – Отлично, – продолжил Эльдорадо. – Значит, мы всё выяснили… А теперь можно спокойно созерцать эту прекрасную картину.

   И он снова устремил свой взгляд на море.

   Если коротко изложить суть всего предприятия, задуманного нашими героями, то звучать она будет примерно так: мистер Джефри, не очень преуспевающий бизнесмен, накопил немного денег, чтобы осуществить свою мечту – создать собственный мюзикл. Мюзикл он создал и даже нашёл неплохих актёров, однако на рекламу денег уже не оставалось. Поэтому он взял в банке солидный кредит и решил раскрутить свое детище несколько необычным способом. Он начал искать террористов, которые могли бы захватить здание театра во время премьеры спектакля, и нашёл Дэна. Тот хоть и не был террористом, но был другом Эльдорадо, который тоже не был террористом, но любил грабить банки и т.п. Эльдорадо, как было ясно из разговора, согласился сколотить банду, которая могла бы провернуть эту операцию. В обмен на это Джефри обещал ему долю во всех доходах мюзикла. И Эльдорадо, не теряя времени, стал готовиться к премьере спектакля.

   Премьера состоялась через неделю в одной из восточноевропейских столиц. На рекламную кампанию Джефри клюнуло довольно много народу. Кроме того, большая часть актёров заняла места в зале, – в основном, это были боковые места. Зал был почти что полным. Зрители ожидали весёлого представления, и оно действительно получилось весёлым! Хотя и несколько затянулось…

   Во время первого действия спектакля к чёрному ходу подъехали три чёрных микроавтобуса. Из них повыпрыгивали «террористы» в чёрных костюмах и масках. У входа стоял режиссёр спектакля и парочка охранников, которые спокойно дожидались террористов.

   – Ну, что же вы как долго? – спросил режиссёр, когда Эльдорадо вбежал на крыльцо. – Первое действие уже почти закончилось!

   – Сейчас, сейчас, – пробормотал Эльдорадо. – Ребята, давайте скорее!

   Террористы вбежали в чёрный ход вслед за режиссёром и охранниками.

   – Значит так, – тараторил режиссёр, пока они все шли по тёмному коридору. – Сейчас я падаю на сцену, а вы меня как бы расстреливаете. На мне бронежилет и пакет с краской. Я уверен, что всё это растечётся, и зрители поверят, что я мёртв.

   – Хорошо, – сказал Эльдорадо. Он успел навесить на себя кучу разнообразного оружия. – Замочим вас по полной программе.

   – А жертвы будут? – спросил один из охранников.

   – Ну, как же без жертв, – ответил Эльдорадо. – Хоть кого-то замочить да придётся. Ну, хотя бы вас.

   – Меня? – спросил охранник.

   – Угу! – сказал Эльдорадо. – Рош, замочи его!

   Рошфорд достал пистолет с глушителем и расстрелял обоих охранников.

   – Что это значит? – спросил режиссёр.

   – Я должен убедительно сыграть свою роль, иначе вся ваша рекламная кампания полетит ко всем чертям! – сказал Эльдорадо. – Так что приготовьтесь. Мы уже подошли к сцене.

   Танцы были в самом разгаре, когда сцену с обеих сторон окружили «террористы». Эльдорадо увидел, что всё готово, и скомандовал режиссёру: «Ваш выход!», после чего толкнул его так, что режиссёр вылетел на сцену. Эльдорадо выскочил вслед за ним и начал разряжать автомат. Режиссёр не издал ни единого звука, и уже можно было поверить, что он труп, как вдруг этот «труп» подскочил и заорал:

   – Ой, в ногу попал, в ногу попал!

   Эльдорадо на секунду растерялся, но Рошфорд достал пистолет, и разнёс режиссёру голову. Эльдорадо что-то заорал, изображая арабский язык. Все террористы выпрыгнули на сцену и бросились в зал, окружая зрителей. Кто-то из зрителей, видимо не поняв, что всё происходит на самом деле, вскочил и заорал:

   – Круто!

   Эльдорадо, в этот момент отвернувшийся, выхватил пистолет, развернулся и прострелил сердце вскочившему. Тут до зрителей постепенно начало доходить, однако зал уже был полностью окружён.

   Внутренние помещения театра уже были под контролем людей Эльдорадо. Когда ему сообщили об этом по рации, шеф вышел на сцену и торжественно объявил:

   – Уважаемые зрители. Мы вас долго не задержим, – всего лишь несколько дней, пока не выполнят все наши требования. К вашим услугам тысяча моих людей, все они – смертники. При попытке штурма они нас всех взорвут. Так что посоветую не оказывать сопротивления. Мы не хотим причинять вам вреда и не тронем вас, если будете сидеть тихо. При попытке бегства любой из вас будет расстрелян. А сейчас попрошу всех рассесться по своим местам. Представляю вам Рошфорда, моего заместителя. Он будет командовать вами, пока я договариваюсь с властями.

   Рошфорд вышел на сцену, поклонился и мужественно перезарядил автомат. А Эльдорадо отправился в гримёрную, где соорудил некое подобие штаба.

   Удобно усевшись перед зеркалом, Эльдорадо достал сотовый телефон и позвонил Джефри. Тот отозвался через несколько секунд.

   – Добрый вечер, мистер Джефри, – сказал Эльдорадо. – Надеюсь, вы не пришли на премьеру вашего мюзикла?

   – Ну, я же не круглый дурак, Эльдорадо! – ответил Джефри. – Что у вас там происходит?

   – Театр под моим контролем, – ответил Эльдорадо. – И я хотел попросить вас не встревать в дело, пока мы не закончим. Я хочу убедительно сыграть свою роль, чтобы всё получилось. Возможно, вам что-то не понравится, но результат будет. А сейчас позвольте откланяться.

   – Но… – начал было Джефри, но связь прервалась.

   После разговора с Джефри Эльдорадо позвонил одному из своих знакомых журналистов, которые нередко делали сенсации благодаря его наводкам. Александр Клыгин отозвался и на этот раз.

   – Приветствую независимую прессу! – сказал Эльдорадо, как только возник контакт. – Насколько я понимаю, газетам и, в особенности, телевидению нужна очень большая сенсация.

   – Не помешает, – сказал Александр Клыгин. – Так что у тебя есть?

   – Слышал про мюзикл Джефри? – спросил Эльдорадо.

   – Конечно, – ответил Клыгин.

   – Так вот, я захватил в заложники всех тех, кто пришёл на первую премьеру, – сказал Эльдорадо. – Пожалуйста, предупреди там высшее руководство, что жертв почти не будет, просто – не только вам нужна сенсация. Так когда нас окружат?

   – Эльдорадо, ты это серьёзно? – спросил А. Клыгин.

   – Совершенно, – ответил Эльдорадо. – Да, и, пожалуйста, скажи всем, что мы – арабские террористы. Друзей с востока тоже надо уважать и немного помочь их общему делу. Между прочим, это и рейтинг подогревает.

   – Понял! – сказал А. Клыгин. – Уже лечу! Вас окружат через полчаса!

   – Спасибо, – сказал Эльдорадо и выключил телефон.

   После этого он снова вышел на сцену, где Рошфорд и остальные ребята показывали друг другу боевые приёмы.

   – Ну вот, – сказал Эльдорадо. – Журналисты среагируют довольно быстро. Уже через полчаса сюда прибудут войска и телекамеры. Так что не волнуйтесь, ждать придётся недолго. Всё будет зависеть от того, как они будут вести переговоры.

   Зрители немного заволновались, а Эльдорадо снова удалился в гримёрную.

   Александр Клыгин сдержал своё слово: через тридцать пять минут театр окружили со всех четырёх сторон. В осаде участвовали и войска, и журналисты. По всем телеканалам тотчас же прервали развлекательные программы, передав сообщение о захвате заложников арабскими террористами. Зрители возненавидели этих террористов главным образом за то, что с экранов исчезли развлекательные передачи.

   Когда число спецназовцев и журналистов превысило критический уровень, Эльдорадо понял, что надо что-то делать. Поэтому он и приказал Рошфорду найти среди заложников двух-трёх актёров мюзикла, прикинувшихся зрителями, и доставить их в гримёрную.

   Вскоре двое из них уже были на месте.

   – Значит так, – сказал им Эльдорадо. – Для вас у меня будет очень простое поручение, которое обеспечит вам славу на ближайшие три дня. Вы готовы?

   – Да, сэр! – ответили актёры.

   – Хорошо, – сказал Эльдорадо. – Вы будете разыгрывать сбежавших заложников. Для этого нам надо найти комнату с окном, из которого можно будет спрыгнуть, по возможности, не переломав кости. Кроме того, желательно, чтобы окно это попало в кадр какой-нибудь камеры. Рошфорд, скажи своим ребятам, чтобы поискали подходящее окошко.

   – Есть, сэр! – сказал Рошфорд и удалился.

   Ещё через десять минут Эльдорадо, Рошфорд, два автоматчика и два актёра собрались около того окна на втором этаже здания, перед которым стояла камера Александра Клыгина. Клыгин пялился прямо в это окно, и Эльдорадо даже подал ему условный знак. Клыгин понял и приказал оператору снимать окна. Эльдорадо, увидев, что всё в порядке, отдал актёрам следующие инструкции:

   – Сейчас один из вас открывает окно, и вы в ужасе спрыгиваете со второго этажа. Даже не сделав передышки для того, чтобы встать на ноги, вы бежите к кустам, потому как в это время вам вслед будут палить вот эти ребята.

   И Эльдорадо показал рукой на снайперов.

   – Мы готовы! – сказал один из актёров.

   – Отлично, – сказал Эльдорадо. – Камера, мотор, поехали!!!

   Один из актёров бросился открывать окно. Оно оказалось наглухо закрыто, так что Эльдорадо помог ему, разбив стекло автоматной очередью. Услышав выстрелы, оператор Александра Клыгина грохнулся на землю, не переставая снимать, а остальные журналисты наперегонки понеслись к этому окну. Окно, в конце концов, открылось, и из него, один за другим, выпрыгнули актёры. Оба подвернули ноги, но всё равно попытались бежать к кустам, потому что им вслед стали палить автоматчики. Спустя несколько секунд актёры оказались в кустах, в относительной безопасности. Не всем журналистам удалось это снять на видео, но Александр Клыгин позже даже получил премию за то, что вовремя оказался в нужном месте.

   Убедившись, что волна журналистов отхлынула, а актёров уже допрашивают местные органы правопорядка, Эльдорадо отозвал снайперов от окна и вернулся в гримёрную. Там сидел Рошфорд и слушал, как какой-то полицейский чиновник надрывающимся голосом орёт по рации что-то о помиловании. Рошфорд в ответ бормотал что-то на арабском языке.

   – Рош, не ломай язык, говори на древнеегипетском, – посоветовал ему Эльдорадо. – Они всё равно ничего не поймут.

   – Может, сам с ними поговоришь? – спросил Рошфорд.

   – А почему бы нет! – ответил Эльдорадо, взяв в руки рацию. – Эй, начальник! Слышишь меня?

   – Слышу! – донеслось из рации. – Я приказываю вам немедленно сдаться!

   – Да не смеши меня! – ответил Эльдорадо. – Ты знаешь, сколько у меня здесь взрывчатки? А смертников ещё больше. Так что если хоть один из ваших болванов сунется в здание, это будет такой взрыв, какого вы ещё не видели! Да мы и взрывчатку не будем тратить! Дадим из автомата, чтобы вы не совались в чужие дела!

   – Чего же вы хотите? – спросил по рации другой голос.

   – Да хочу-то я того же, чего и все, – ответил Эльдорадо. – Мира во всём мире! И прежде всего, в арабском мире! Убирайтесь на фиг из мусульманских стран! Вас туды никто не звал! И ещё я хочу, чтобы людям не задерживали зарплату! Так что будьте добры к утру погасить все денежные задолженности перед народом! А утром я хочу поговорить с вашим президентом, или кем там ещё, кто войсками командует. А ещё лучше, тащите сюды всех! Мирно поболтаем!

   Сказав это, Эльдорадо выключил рацию.

   – Хорошую ты речь толкнул, – сказал Рошфорд. – Только на фиг про зарплату брякнул?

   – Ну, надо же сделать хоть одно доброе дело в жизни, – ответил Эльдорадо. – А тут вот удобный случай подвернулся.

   – Молодец, – сказал Рошфорд. – Сам бы я не догадался.

   – Ну вот, теперь сиди тут и отвечай на звонки, – сказал Эльдорадо. – А я пойду прогуляюсь на сцену.

   Ночь прошла довольно спокойно, если не считать нескольких попыток спецназа штурмовать здание театра. Всех участников этих попыток наши «террористы» изрешетили из автоматов. У Эльдорадо ещё оставался почти неограниченный запас патронов, так что по этому поводу волноваться не стоило.

   Наутро часть требований Эльдорадо действительно выполнили: к зданию театра подкатили видные чиновники и министры. Все они в десять голосов орали по рации, чтобы террористы отпустили детей. Эльдорадо заглянул в зал, убедился, что детей в зале нет вообще, после чего подумал, что хоть кого-то отпустить надо, чтобы не разочаровывать чиновников и министров. Однако даже из этой ситуации наш герой извлёк максимальную пользу. Он дождался, когда некоторые требования начали выполнять, а потом позвонил Джефри.

   Джефри, который тоже торчал около захваченного театра и сокрушался по тому поводу, что сорвали премьеру его спектакля, совершенно не ожидал звонка Эльдорадо. Поэтому Эльдорадо пришлось подождать, пока Джефри не отойдёт в безопасное место, то есть, в свой «Мерседес».

   – Так Эльдорадо, чего тебе надо? – спросил Джефри.

   – Я тут придумал, как ещё одну рекламу сделать, – ответил Эльдорадо. – У тебя есть какой-нибудь знакомый, которому срочно надо влезть в телек?

   – Ну, вообще-то есть, – ответил Джефри. – А что?

   – Да меня тут с утра по рации грузят, – ответил Эльдорадо. – Требуют, чтобы я детей отпустил. В театре детей нет вообще, мы всё здание обыскали.

   – И чего ты от меня хочешь? – спросил Джефри.

   – Ну, пусть этот твой знакомый торжественно войдёт к нам с миссией мира, может быть, даже с крестом на шее, – ответил Эльдорадо. – Внутри он якобы торжественно попросит меня отпустить часть заложников, я проникнусь какими-нибудь чувствами и отпущу человек пять. Особенно хорошо это сработает, если твой знакомый – какой-нибудь известный человек. Да, и ещё одно: скажи Клыгину, чтобы он всё это снимал. Рейтинг точно подскочит.

   – Да, это ты хорошо придумал, – пробормотал Джефри. – Я обязательно найду человека, который может убедительно сыграть эту роль.

   – Спасибо, – сказал Эльдорадо. – Ну ладно, пока.

   – Пока, – сказал Джефри и отключился.

   «Ну, вот и отлично, – подумал Эльдорадо. – Скоро тут начнёт попахивать сенсацией!»

   Джефри и в самом деле нашёл человека, которому просто позарез нужно было засветиться на телеэкранах. Где-то в полдень к зданию захваченного театра подкатил «Мерседес», из которого вышел Джон Смит. Он был очень популярным певцом лет двадцать назад, однако в последнее время ни один продюсер его не раскручивал, и Джон поневоле засел на радио «Антиквариат», где его песни крутили почти с утра до вечера. Сейчас Джон Смит торжественно вышел из Мерседеса и торжественно направился к спецназу, оцепившему театр. Эльдорадо в это время пялился в окно с безопасного расстояния.

   – Господи! – воскликнул он. – И где только Джефри откопал эту развалюху? Такой антиквариат, пожалуй, и в здание-то не войдёт на своих ногах!

   К счастью, Эльдорадо ошибся. Джон Смит был твёрдо намерен войти и предложить террористам обменять себя на заложников. Министры и чиновники для виду поломались, однако один их них по совместительству был продюсером порнофильмов и решил сделать одолжение своим коллегам, разрешив Смиту войти внутрь. Собственно, от министров больше ничего и не требовалось.

   Смит медленно подходил к главному входу, подняв обе руки вверх.

   – Если он упадёт, а это свалят на нас, то я прекращаю своё участие в этом деле, – сказал Эльдорадо, наблюдая за медленными шагами Смита, страдающего одышкой.

   Прошло пятнадцать минут. Смит дотащился до входа и зашёл внутрь. Весь его поход непрерывно снимали все телекомпании, однако Клыгин занял самую выгодную позицию, так как прибежал к воротам первым.

   Итак, Смит вошёл в здание и оказался в вестибюле. Там никого не было, однако на одной из лестниц мелькнула чья-то фигура. Смит понял, что надо подняться по лестнице. Этот процесс дался ему неимоверно тяжким трудом, но Смит всё же дошёл до входа в зрительный зал, где его ждали… Смита окружили с четырёх сторон и направили на него дула автоматов.

   – Простите, но мне говорили, что это… м-м-м… сплошная бутафория! – проскрипел Смит.

   – Ты по-человечески выражаться можешь? – спросил его Рошфорд.

   – Э-э, разве это всё не… м-м-м… фуфло? – спросил Смит.

   – Верно подметил, – сказал Рошфорд.

   Тут из двери, ведущий в зал, вышел Эльдорадо, который справедливо предположил, что до гримёрной Смит уже не дойдёт.

   – Значит так, я здесь главный, – сказал Эльдорадо. – Вас зачем прислали?

   – Я э-э-э… хотел, чтобы заложников… м-м-м… обменяли на э-э-э… меня, – ответил Смит.

   – А если проще? – спросил Эльдорадо.

   – Я тут вроде как э-э-э… миротворец, – ответил Смит. – Джефри сказал, что м-м-м… на этом можно сделать неплохую рекламу.

   – Конечно, можно, – согласился Эльдорадо. – Эй, Рошфорд, приведи сюда человек пять заложников. Только настоящих заложников, а не фуфло!

   – Есть! – сказал Рошфорд и ушёл.

   Вскоре он вернулся, ведя за собой пятерых.

   – Вот ваши заложники, мистер Смит, – сказал Эльдорадо. – Можете ими распоряжаться. И передайте властям, что мы не пойдём ни на какие уступки.

   – М-м-м, хорошо, – сказал Смит. – Я рад, что вы поверили в мою м-м-м… силу убеждения.

   – Вы очень убедительно говорите, – сказал Эльдорадо. – Прямо как Лесли Нильсен. Забирайте их.

   Через пять минут из главного входа в театр выбежали пятеро заложников, которые несли на себе Смита, неожиданно потерявшего сознание. Впрочем, перед камерами Смит оклемался и долго рассказывал всем и каждому, как он убеждал террористов отпустить хотя бы нескольких человек.

   Снова наступил вечер. Заложники уже съели всё, что было в буфете и хором просили у Эльдорадо еды. Эльдорадо понятия не имел, что делать в этой ситуации, и уже подумывал о том, чтобы сдаться, как вдруг зазвенел его сотовый телефон.

   – Эльдорадо, это Джефри! – сказал Джефри.

   – Саля малейкум! – сказал Эльдорадо. – Чё те надо?

   – Секретная информация, – сказал Джефри. – В полночь они пойдут на штурм.

   – Ну, вот и отлично! – сказал Эльдорадо. – Скажи, а канализационные люки у вас там кто-нибудь охраняет?

   – Нет, – честно ответил Джефри.

   – Ну, вот и хорошо, – сказал Эльдорадо. – Пусть штурмуют, мы сейчас приготовимся.

   – Только без лишней крови! – сказал Джефри.

   – Не боись, я профессионал, – сказал Эльдорадо.

   После этого разговора он вышел на сцену. Заложники хором скандировали:

   – Жрать хотим! Жрать хотим!

   – Тихо! – заорал Эльдорадо. – Скоро вас освободят!

   – Ур-ра! – заорали заложники ещё громче.

   Чтобы их прервать, Эльдорадо выпустил очередь в потолок. Посыпалась штукатурка.

   – Значит так, – сказал Эльдорадо. – Ребята, привяжите заложников к креслам, чтобы не сбежали. А мы сейчас уходим, позвольте откланяться.

   Не все заложники поняли, радоваться или наоборот, но террористы начали их вязать, а Эльдорадо спустился в кладовку, где лежали полностью герметичные водолазные костюмы с фонариками на голове. Рошфорд уже облачался в такой костюм. Эльдорадо присоединился к нему. Скоро все террористы были одеты в эту униформу. Они начали спускаться в канализационный люк, случайно обнаруженный в здании.

   За полчаса до штурма, когда весь спецназ сосредоточился на том, чтобы как можно оперативнее взять главный вход мюзикла, в парке, находящемся совсем недалеко, открылся канализационный люк – и из него один за другим начали выпрыгивать «террористы». Потом они некоторое время избавлялись от водолазных костюмов, затем сбросили эти костюмы в люк и разбрелись в разные стороны.

   За пять минут до штурма взволнованный Джефри, стоя около своего «Мерседеса», думал, сможет ли Эльдорадо вовремя выбраться из окружённого здания. Неожиданно сзади раздался голос:

   – Мистер Джефри, я очень сочувствую, что такое произошло на премьере вашего мюзикла.

   Джефри обернулся и увидел ухмыляющегося Эльдорадо.

   – А-а-а… а как же штурм? – спросил он.

   – В смысле, кого будут штурмовать? – переспросил Эльдорадо. – Да никого. Ладно, мне надо выспаться, так что я свяжусь с вами завтра утром, окей?

   – Окей, – сказал Джефри.

   Эльдорадо отошёл и вскоре растворился в ночной темноте, изредка нарушаемой светом случайно избежавшего участи своих разбитых собратьев уличного фонаря.

   Штурм начался в ноль часов, ноль минут и ноль с половиной секунд. Спецназовцы с шумом, который разбудил бы и мёртвого, ворвались в вестибюль, и, никого не обнаружив, помчались дальше. Ворвавшись в зал, они решили применить эффект внезапности и перестреляли половину заложников прежде, чем кто-нибудь что-нибудь понял. Ещё через пять минут обнаружилось, что террористов в здании нет и в помине. Растерявшиеся спецназовцы начали обыскивать здание и прилежащие районы. Через час в канализационном люке нашли водолазные костюмы. Когда об этом доложили генералу, командующему операцией, тот взбесился и долго не мог прийти в себя. Однако генералу пришёл на помощь майор, его помощник. Майор, чьё имя и должность остались неизвестными для истории, сказал следующее:

   – Господин генерал, у нас все тюрьмы переполнены приговорёнными к смертной казни. А что, если привезти сюда пару десятков этих смертников, нарядить их как типичных террористов и расстрелять? Чтобы было море крови, и пресса смогла бы всё это снять. А утром сообщить, что эти «террористы» на днях сбежали из тюрьмы, но детали побега не разглашались до окончания служебного расследования. Что скажете, господин генерал?

   Генерал пару секунд думал, потом расплылся в улыбке до затылка и сказал:

   – Господин майор, быстро дуйте в центральную тюрьму, пока журналисты спят!

   Утром весь мир обошли кадры залитого кровью вестибюля и зрительного зала. В крови валялись «террористы», которых уложили в самых живописных позах. Затем показывали печальное лицо генерала, который что-то бормотал о том, что террористов оказалось больше, чем предполагалось, и они успели расстрелять многих заложников во время штурма.

   Мир потрясла эта трагедия, а спонсоры и продюсеры всячески утешали Джефри, обещая так раскрутить его мюзикл, как ещё никому и не снилось. Ведь где просто так достанешь такую фишку для мюзикла, как сотня убитых заложников? В то самое утро, когда всему миру показывали убитых террористов, Джефри заплатил банде двести тысяч долларов и подписал контракт с Эльдорадо, по которому доля Эльдорадо в доходах мюзикла составляла десять процентов.

   The end

Эпилог

   Остров Эльдорадо пару лет назад был маленьким необитаемым островком в Океании, на котором не было ничего, кроме двух гор, джунглей и пляжа. Сейчас на этом острове расположена шикарная вилла сэра Эльдорадо и отель для туристов, приносящий хороший доход.

   Остров этот Эльдорадо купил вскоре после того, как мюзикл Джефри закончил турне по всему миру под слоганом «Скажи терроризму "НЕТ"!» Сейчас этот мюзикл уже сошёл с мировой сцены, однако Джефри занялся съёмкой фильмов о терроризме, а Эльдорадо, как я уже сказал, построил на своём острове отель для туристов VIP-класса.

   Сам Эльдорадо в хорошую погоду любит лежать на своём личном пляже, отделённом от туристического пляжа скалой, попивать фруктовый сок и смотреть на морские волны, осознавая, что теперь он – самый счастливый человек на свете.

«На Чёрнм море»

   Посвящается всем жителям черноморского побережья, которые во время наплыва туристов совершают добрейшие дела: сдают углы и комнаты.

   Говорят, что Россия является частью Европы. С этим утверждением вряд ли согласились бы пассажиры, в жаркий июльский день прибывшие на вокзал города Новороссийска.

   Действительно, мало радости вылезать из раскалённого вагона на бетонную платформу при температуре воздуха около сорока градусов по Цельсию, да ещё с объёмным багажом. Сильно нервирует процесс перехода по пешеходному мосту, возвышающемуся над путями. Мало того, что кайф портят жара, чемоданы, узкие ступеньки лестницы, ведущей на мост. Добивает усталого путника двусторонний людской поток, оказавшись в центре которого, он рискует выронить из руки чемодан, остаться без головного убора или попросту свалиться с моста на рельсы. Не вызывают воодушевления и выкрики, доносящиеся впереди:

   – Дешёвые комнаты в Новороссийске! Окна выходят на цементный завод!

   – Отдых в Геленджике! Сдаю скамейку в центре города!!!

   В тот день, когда семья Бермудско-Треугольниковых высадилась из поезда Москва-Новороссийск, они услышали именно это многоголосие. На этот раз к обычной толпе риэлтеров присоединилась старушка, изредка выкрикивающая:

   – Сдаю комнату со всеми удобствами! Называется туалетом!

   Господа Бермудско-Треугольниковы не обращали внимания на эти выкрики, так как их знакомые Чёрнодыровы уже бывали здесь и советовали Бермудско-Треугольниковым нанимать агентов по недвижимости, стоящих по другую сторону перехода, ведущего от вокзала к городу. И действительно: сразу за переходом находилась целая стоянка машин, на каждой из которых висела табличка с указанием стоимости проезда до Геленджика. Цены кусались: почти никто не предлагал меньше 120 рублей за человека. Между прибывшими туристами сновали водители, которые предлагали «договориться» и «поторговаться».

   Среди автомобилей выделялась белая «Газель», на которой была видна табличка с надписью «Геленджик» и листок с рукописной объявой «100 руб.» Однако в этой «Газели» уже сидело человек двадцать пять, а водитель бегал взад-вперёд, уверяя туристов, что ещё пара-тройка мест найдётся, и даже предлагал сбавить цену. Возможно, что глава семьи господин Бермудско-Треугольников и согласился бы на такие условия, но до его ушей долетел почти неслышный в общем гаме возглас:

   – Комнаты в Геленджике за семьдесят пять рублей, проезд бесплатный!!!

   Господин Бермудско-Треугольников сразу же начал озираться в поисках источника этого возгласа. Довольно скоро его взгляд наткнулся на белый «Москвич-2141», около которого стоял человек в чёрной майке, чёрной кепке и чёрных очках. Видимо, этот человек и являлся источником последней фразы, тем более что на «Москвиче» висела табличка с надписью «75 руб. Эксклюзивно». Господин Бермудско-Треугольников вместе с семьёй поспешил к «Москвичу».

   – Добрый день! – крикнул он на ходу. – Почём у вас комнаты?

   – Самый дешёвых отдых во всём Геленджике! – довольно громко ответил водитель «Москвича». – Семьдесят пять рублей с человека в сутки! Проезд бесплатный на моей машине!

   – По рукам! – сказал господин Бермудско-Треугольников. – Нас трое.

   – Отлично, – сказал водитель. – По рукам. Залезайте в машину, чемоданы в багажник. Меня зовут Эльдорадо, рад познакомиться.

   – Цунамий, – представился глава семьи. – Цунамий Бермудско-Треугольников.

   Эльдорадо в этот момент открывал багажник и на секунду застыл.

   – Хорошо, что мы не на яхте поедем, – пробормотал он. – С другой стороны, как бы цунами не накрыло.

   – У вас хорошие комнаты? – поинтересовался Цунамий.

   – За эту цену вы всё равно больше ничего не найдёте, – ответил Эльдорадо. – Так что, можно сказать, что мои комнаты – полный эксклюзив.

   – Хорошо, хорошо, поехали! – сказал Цунамий, забираясь в машину.

   Эльдорадо закрыл багажник и сел за руль.

   – Советую пристегнуться, – сказал он. – За городом я могу и разогнаться.

   Цунамий счёл этот довод убедительным. Эльдорадо тем временем убрал со стекла табличку с ценой.

   – Поехали! – сказал он и завёл мотор.

   …«Москвич» ехал по улицам Новороссийска. Асфальт на дороге плавился от жары, по шоссе проезжали грузовики с цистернами, разбрызгивающими воду. Машины ездили свободно, а вот пешеходы иногда приклеивались подошвами к асфальту. Эльдорадо повернул на широкое шоссе.

   – Простите, Эльдорадо, а здесь море лучше, чем в Анапе? – спросила госпожа Бермудско-Треугольникова.

   – В Геленджике самое лучшее море на побережье, – ответил Эльдорадо. – Бухта защищает городские пляжи от сильных морских волн. Но если вы любите экстрим, тогда к вашим услугам предоставляются и пляжи в открытом море. В Анапе море намного хуже: там полно водорослей. Сам не бывал, но друзья рассказывали.

   – А вода в море тёплая? – не унималась госпожа Бермудско-Треугольникова.

   – О чем вы говорите! Море кипит, – лаконично ответил Эльдорадо, позаимствовавший эту фразу у одного из своих коллег, который таким способом обычно избавлял туристов от желания задавать вопросы.

   Действительно, вопросы на некоторое время прекратились. Они проехали мимо Новороссийского порта. Никаких ассоциаций порт не вызывал. Разве что некоторые корабли можно было сравнить с «Титаником».

   Довольно скоро Эльдорадо выехал на междугороднюю трассу. Дорога петляла вдоль гор. Окна машины были открыты, но прохладой оттуда не веяло. Господин Бермудско-Треугольников понял глубокий смысл выражения «Пот течёт ручьями». В принципе, Цунамий специально приехал на море, чтобы похудеть. Невиданная жара однозначно этому поспособствует.

   – Эльдорадо, а у вас в Геленджике – дом? – спросил Цунамий.

   – Да, дом, – ответил Эльдорадо. – Мне его подарил мой дядя. Сейчас уже три года, как я здесь живу. И, разумеется, зарабатываю потихоньку. Надо бы новую машину купить, да всё некогда.

   – А чем ваш дядя сейчас занимается? – спросил Цунамий.

   – О! Он недавно купил пару отелей в Нью-Йорке, – ответил Эльдорадо. – Говорит, это приносит хороший доход. Раньше дядя сам сдавал комнаты здесь, а потом решил уехать в Америку, передав мне семейный бизнес.

   – Интересно, какие же деньги здесь вертятся?! – воскликнул Цунамий.

   – Немалые, – пробормотал в ответ Эльдорадо.

   Дорога между тем привела наших героев в Кабардинку. Эльдорадо миновал этот посёлок, даже не снизив скорость. Как могли заметить господа Бермудско-Треугольниковы, в море около Кабардинки стояло несколько огромных кораблей.

   – Вот-вот, – сказал Эльдорадо, проследив за направлением взгляда Цунамия. – В Геленджике вы такого не увидите. Там таких кораблей нету. Хотя пароходики иногда заглядывают. Но в целом, это не мешает.

   Когда они приехали в Геленджик, Цунамий был поражен обилием низкорослых сосен в этом городе. Это стало для него неожиданностью, потому что, отправляясь к морю, путешественники обычно рассчитывают увидеть пальмы и прочие тропические растения.

   – Простите, Эльдорадо, а почему здесь так много сосен? – спросил Цунамий.

   – Хороший вопрос, – ответил Эльдорадо. – Я над этим никогда не задумывался. Здесь много хвойных деревьев, и мне это очень нравится. Дышится легко. А чуть дальше на побережье есть даже роща ливанских кедров, которые растут только здесь и ещё где-то, уже не помню, где именно. Наверно, в Ливане, раз ливанские.

   Между тем наши герои уже миновали центр города. До дома Эльдорадо оставалось совсем недалеко.

   – Так, вот мы и приехали! – сказал Эльдорадо, поворачивая на тихую улицу и останавливаясь перед воротами ограды. – Подождите минутку.

   Он вышел из машины, открыл ворота и вернулся за руль.

   – У меня тут целая стоянка для машин, – сообщил Эльдорадо. – Правда, сейчас она занята.

   Это оказалось правдой: подход к дому закрывала новая «Волга». Однако «Москвич» без труда поместился в узком проходе между «Волгой» и воротами, после чего Эльдорадо заглушил мотор. Семья Бермудско-Треугольниковых вылезла из машины. Дул лёгкий ветерок, заставляющий шевелиться ветви деревьев, растущих в саду Эльдорадо. К удивлению Цунамия, здесь были не только сосны, но и лиственные деревья, названий которых Цунамий не знал. Не знал этих названий и Эльдорадо, так как деревья он воспринимал в качестве украшения, на которое можно полюбоваться в свободную минуту.

   – Итак, пойдёмте, – сказал Эльдорадо. – Прошу за мной.

   С величайшей осторожностью обогнув «Волгу», Эльдорадо и семейство Бермудско-Треугольниковых подошли к веранде дома, на которой висело штук пять гамаков и стояло несколько чемоданов.

   – Эти гамаки я сдаю в аренду, – пояснил Эльдорадо. – Туристам ведь надо где-то ночевать. А днём здесь почти никого не бывает: все заняты осмотром достопримечательностей.

   – И сколько же стоит аренда гамаков? – поинтересовался Цунамий.

   – О, сущий пустяк, всего пятьдесят рублей в день, – ответил Эльдорадо. – В среднем обычная комната в Геленджике стоит сто пятьдесят рублей в день за человека. Делайте вывод, какие у меня здесь низкие цены.

   – Да, понимаю, – сказал Цунамий. – И, кажется, начинаю понимать, в чём тут подвох.

   Дверь, ведущая в дом, была приоткрыта. Закрывать её не было смысла, так как постояльцы Эльдорадо постоянно расхаживали через эту дверь взад-вперёд. Эльдорадо первым вошёл в небольшой коридор и споткнулся со словами:

   – У меня здесь нечто вроде камеры хранения для багажа. Кто чемодан посреди прохода поставил?!

   – Простите, сэр Эльдорадо, наверное, сверху свалился! – донёсся чей-то голос изнутри.

   Эльдорадо вернул упавший чемодан на место, после чего Бермудско-Треугольниковы получили, наконец, возможность войти в дом.

   Проход в коридоре был настолько узким, что через него с трудом мог пройти один человек. К обеим стенкам коридора были приставлены чемоданы. Хотя, «приставлены» – это не совсем точное слово. Гораздо точнее было бы сказать «навалены до потолка». Однако новоприбывшие постояльцы мужественно преодолели это препятствие и оказались в гостиной. То, что они увидели, не поддавалось никакому описанию, однако я всё же попробую.

   Бывают такие двухъярусные кровати, снабжённые лестницей. В гостиной Эльдорадо стояли подобия этих кроватей, только не двух, а четырёхъярусные. Таких кроватей во всей гостиной стояло шесть или семь штук. Этот факт говорил сам за себя о количестве постояльцев в доме Эльдорадо и о размахе его бизнеса.

   Сейчас Эльдорадо стоял посреди комнаты и что-то обсуждал с постояльцами.

   – Как, опять газовый баллон кончился?! – удивлённо воскликнул он. – Я вам говорил, что баллоны в стоимость проживания не входят. Скидывайтесь по группам, и я привезу новый баллон. Да какая разница, тут кафе рядом! Ну, лампочки-то у меня есть. Да она уже на прошлой неделе перегорала, что тут, свет и по ночам горит, что ли? Ах, разбилась? Ну, за это я тоже не отвечаю. Нечего шваброй по потолку возить!

   – Сэр Эльдорадо, вы говорили, что у вас ещё есть места… – пробормотал Цунамий.

   – Что? – спросил Эльдорадо. – Ах, да, конечно! Только сегодня утром комната освободилась. Пойдёмте за мной.

   Они подошли к дальней стене. В полу у стены была дыра, исполняющая обязанности входа в подвал. Из дыры торчала лестница, а из подвала доносились голоса.

   – Я тут недавно новую лестницу поставил, – сказал Эльдорадо. – Стальную. А то деревянная уже грозила обвалиться.

   – И что, там тоже люди живут? – удивился Цунамий.

   – А как же! – ответил Эльдорадо. – У меня в подвале человек пятьдесят умещается! Однако там сейчас мест нет. Ваша комната на чердаке.

   – Где? – не понял Цунамий.

   – Так вот же лестница! – ответил Эльдорадо, показывая на деревянную лестницу, стоящую рядом с дырой, ведущей в подвал, и уходящую в дыру в потолке.

   – И там… живут? – удивился Цунамий.

   – Конечно, – ответил Эльдорадо. – Немного поменьше, чем в подвале. Человек тридцать. Пойдём, я покажу вам вашу комнату. Только осторожнее на лестнице, одна ступенька шатается. Ну да ничего, я полезу первым.

   И Эльдорадо начал подниматься по деревянной лестнице на чердак. Лестница скрипела при каждом его движении.

   – Надо и сюда новую лестницу купить, – сказал Эльдорадо, забравшись наверх. – Как только будет свободная минутка, пробегусь вверх по улице до магазина. Сейчас со всеми этими делами и свободного времени-то не остаётся.

   Следом за Эльдорадо на чердак забрался Цунамий и вся его семья. Свет проникал через два небольших окошка, так что на чердаке царил полумрак. Всё пространство чердака было разделено на комнаты, отделённые друг от друга деревянными панелями. Посреди коридора висела верёвка, на которой сушилось бельё.

   – Ну, что это такое? – воскликнул Эльдорадо. – Я же говорил, чтобы бельё сушили только во дворе!

   – Но сэр Эльдорадо, там уже не хватает места! – донёсся ответ из-за простыни. – Пришлось вешать здесь.

   – Хорошо-хорошо: пока вы платите за комнату, можете делать всё, что хотите, – сказал Эльдорадо. – Господин Цунамий, прошу сюда. Вам повезло, у вас комната с окном.

   Действительно, в пределах «комнаты», которую Эльдорадо собирался сдать в аренду Цунамию, находилось окно. На полу, по сторонам от окна, стояло нечто, похожее на кровати.

   – Простите, но нас ведь трое, – сказал Цунамий. – А кровати только две.

   – Как так, две? – переспросил Эльдорадо. – А это что?

   И он показал на стену, к которой было привинчено что-то вроде верхней полки из купе поезда. Эльдорадо отстегнул от стены «верхнюю полку», и она постепенно приняла горизонтальное положение.

   – В принципе, в этой комнате можно поселить ещё двоих, – сказал Эльдорадо. – На полу места полно.

   – Нет, спасибо, – сказал Цунамий. – Мы согласны.

   – Хорошо, – сказал Эльдорадо, открывая окно. – Сейчас проветрим.

   Открыв окно, он выглянул на улицу и закричал:

   – Ну, я же просил не привязывать бельевые верёвки к ручке оконной рамы!!!

   – А всё равно больше некуда! – донёсся снизу ответ.

   Эльдорадо покачал головой и отошёл от окна.

   – Ну ладно, располагайтесь, – сказал он. – Господин Цунамий, пойдёмте в мой офис, подпишем контракт.

   – Э.., – сказал Цунамий. – А где ваш офис?

   – Внизу, – ответил Эльдорадо, подходя к лестнице.

   Цунамий вздохнул и последовал за ним.

   Они спустились по лестнице в гостиную, едва не столкнувшись с постояльцами, поднимающимися из подвала.

   – Сюда, сюда, налево! – скомандовал Эльдорадо.

   Слева от лестницы, ведущей на чердак, в стене находилась дверь, не загороженная кроватями.

   – Это мой кабинет, – прокомментировал Эльдорадо. – Эту дверь не может открыть никто, кроме меня. Тут замок с секретом.

   Он налёг на дверь всем своим весом и повертел дверную ручку. Через некоторое время дверь с грохотом открылась, и Эльдорадо с Цунамием зашли в комнату.

   – Не слишком ли маленькая комната для кабинета? – поинтересовался Цунамий.

   – Вообще-то, в обычное время это моя спальня, – ответил Эльдорадо. – Ну, а во время наплыва туристов это и кабинет, и гостиная, и кухня. А мой настоящий кабинет вы ещё не видели. Дверь, ведущая туда, скрыта за одной из многоярусных кроватей, так что вход в кабинет есть только со двора. Там у меня сейчас около тридцати человек.

   В этот момент голова Цунамия пошла кругом от попыток сосчитать количество постояльцев в этом, казалось бы, небольшом домике. Для того чтобы успокоиться, Цунамий начал осматривать кабинет Эльдорадо.

   Первой странностью было то, что стены были оклеены обоями, на которых мелькало бесконечное число оазисов с джипом «Рэнглер» посередине. Эти обои Эльдорадо наклеил для смеха и для того, чтобы хоть на чём-то отдыхал глаз. Второй странностью был необычный плакат, висящий на потолке, точно над кроватью Эльдорадо. На плакате был изображён взлохмаченный Альф на чёрном фоне. Под Альфом была надпись: «С добрым утром, придурок!» Это Эльдорадо наклеил, чтобы каждый день хоть кто-нибудь желал ему доброго утра. Два окна выходили в сад, третье – во двор. Все окна были открыты, а защитой от воров была цифровая видеокамера, висящая в углу, которую Эльдорадо выключил, как только зашёл в кабинет. В углу стоял стол, на котором удобно расположился компьютер «Pentium-4», лазерный принтер и огромное количество самых разнообразных бумаг. Над столом к стене были пришпилены небольшие листки, на которых было написано, кто и когда должен съехать.

   – Прошу вас сюда, – сказал Эльдорадо Цунамию и показал на стул, стоящий сбоку от стола.

   Сам Эльдорадо уселся в большое чёрное кресло на колёсиках, стоящее у стола. В этом кресле Эльдорадо обычно путешествовал из одного конца комнаты в другой.

   – Итак, подпишем контракт, – пробормотал Эльдорадо, снимая со стены один из листков и доставая из ящика новый. – Так, вот бланк обычного контракта, а вот расписка…

   Под слоем бумаг непонятного назначения на столе обнаружилась стопка бланков, из которой Эльдорадо вытянул один. Затем он достал из ящика ручку «Parker» и начал писать. Заполнив большую часть бланка, он спросил у Цунамия:

   – И долго вы намерены здесь пробыть?

   – Две недели, – ответил Цунамий. – Сколько это будет стоить?

   – Сейчас, сейчас… – пробормотал Эльдорадо, доставая калькулятор. – Итак, четырнадцать дней на троих, да на семьдесят пять в сутки… Итого три тысячи сто пятьдесят рублей. Согласитесь, вы весьма дёшево отделались. Я же говорил, что у меня самые низкие цены во всём городе.

   – Хорошо, – сказал Цунамий, доставая кошелёк.

   Эльдорадо внёс в бланк сумму, расписался в двух-трёх местах, после чего вручил бланк Цунамию, показав ему, где именно нужно расписаться. Цунамий расписался.

   – Теперь перейдём к деньгам, которые не пахнут, – сказал Эльдорадо.

   Цунамий достал кошелёк и начал отсчитывать пятисотрублёвые купюры.

   – У вас сдача со ста рублей найдётся? – спросил Цунамий.

   – Конечно, – ответил Эльдорадо, доставая бумажник из кармана штанов. – У меня тут все валюты и всех размеров, начиная от американских долларов и кончая белорусскими рублями: я весной в Минск ездил по делам.

   Эльдорадо и Цунамий быстро рассчитались, после чего Эльдорадо заставил своего нового постояльца подписать расписку, которая заняла своё законное место над столом.

   – Ну вот, господин Бермудско-Треугольников, поздравляю вас с тем, что вы у меня поселились, – сказал Эльдорадо, доставая из кармана ключ от сейфа, в котором лежали деньги. – Уверен, что вам у нас понравится.

   – Я в этом не сомневаюсь, – сказал Цунамий.

   Тут со стороны окна донёсся громкий звук «Мяу!», и в комнату влетел большой, хорошо откормленный кот непонятной породы.

   – О, Аменхотеп! – воскликнул Эльдорадо, заграбастав кота. – Ну, как прошёл твой день, дорогой ты мой котик? Кушать хочешь? У меня ещё полно запасов для тебя, фараончик ты мой!

   – Простите, как зовут вашего кота? – спросил Цунамий.

   – Аменхотеп, – ответил Эльдорадо. – Аменхотеп Четвёртый. Сами понимаете, что перед этим у меня было ещё три Аменхотепа.

   Цунамий попытался утрясти в голове все странности этого дома, но попытки эти ни к чему не привели. В этот момент кто-то окликнул Эльдорадо со стороны двора.

   – Что такое? – спросил Эльдорадо, подходя к окну с Аменхотепом на руках.

   – Сэр Эльдорадо, в саду уже места не хватает! – ответил кто-то с улицы. – Мы вчера три палатки поставили, а четвёртую ставить уже некуда!

   – Вы ведь, кажется, вчера у меня поселились, верно? – спросил Эльдорадо.

   – Да, и нам не хватает места, – ответили с улицы.

   – Сейчас приду, – сказал Эльдорадо. – Тогда и разберёмся, что к чему. Уверен, мы что-нибудь придумаем.

   – Хорошо, – донёсся ответ с улицы.

   – Ну, господин Цунамий, извините, дела зовут! – сказал Эльдорадо. – У меня ещё штук двадцать палаток в саду и «Фольксваген-Жук» в винограднике. Как я с этим управляться успеваю, сам понять не могу. Ну, да приходится, что поделать! Деньги – страшная сила!

   – Это точно, – сказал Цунамий. – Однако и мне пора распаковывать вещи.

   – Да, да, да, дела зовут, – пробормотал Эльдорадо, открывая дверь кабинета. – Аменхотеп, иди, погуляй, кисуля!

   Эльдорадо исчез где-то в толпе постояльцев, а Цунамий решил для разнообразия осмотреть дом. Во дворе, под навесом, располагалась кухня. Кухня представляла собой шесть газовых плит разной степени заржавленности, причём только к одной из плит была подведена газовая труба. Остальные плиты работали за счёт газовых баллончиков, которые время от времени приходилось перезаряжать за счёт постояльцев. Над каждой плитой висел список персон, которые этой плитой пользовались. Цунамий попытался отыскать номер своей комнаты в списках, но не смог разобраться в обозначениях.

   – Простите, я только сегодня приехал, так к какой плите мне приписаться? – спросил Цунамий у кого-то из проходящих мимо.

   – Вы только сегодня приехали? – ответил проходящий мимо постоялец Эльдорадо. – Значит, вам достанется место около плиты номер четыре, где до сегодняшнего дня готовили ваши предшественники.

   – Спасибо, – сказал Цунамий и взглянул на плиту № 4.

   Это было маленькое допотопное сооружение, изготовленное никак не меньше, чем полвека назад. За время долгой службы плита почернела и покрылась коркой. Как впоследствии узнал Цунамий, Эльдорадо совершенно случайно подобрал эту штуку на помойке, где она пролежала неизвестное количество лет. Впрочем, по сравнению с плитой № 6 и теми приспособлениями, на которых готовили некоторые постояльцы садового кемпинга, плита № 4 была непозволительной роскошью.

   Пока Цунамий любовался произведением помойного искусства под названием «плита № 4», Эльдорадо улаживал дела с постояльцами в саду. Выйдя из дома, он направился к палаткам, надеясь решить вопрос нехватки места. По дороге он несколько раз спотыкался о крючья, вбитые в землю, на которых держались палатки. Спотыкаясь, он обычно чертыхался, так что к концу этого увлекательнейшего путешествия почти каждая палатка из попавшихся под ноги Эльдорадо, заслужила возглас:

   – Ах, чёрт бы тебя побрал!

   Ближе к концу Эльдорадо стал выражаться более разнообразно. Дойдя до цели своего путешествия, наш герой увидел следующее: три палатки упирались в забор, а на оставшемся между ними пространстве два человека пытались разместить четвёртую палатку, но всё никак не удавалось.

   – Так, что тут у нас? – спросил Эльдорадо. – Действительно, жилплощадь кончилась.

   – Сэр Эльдорадо, мы поселились у вас исключительно из-за низких цен, – ответил один из людей, пытавшихся поставить палатку. – Однако, как выяснилось, у вас не хватает места. Я прошу вас что-нибудь придумать.

   – Хорошо, так что мы имеем… – пробормотал Эльдорадо, осматриваясь.

   Всё пространство вокруг было занято палатками, и Эльдорадо посмотрел наверх. Около палаток росло два дерева, и места между ними как раз хватало…

   – Отлично! – воскликнул Эльдорадо. – Я знаю, что делать. Привяжите эту палатку к двум крепким верёвкам, заберитесь на деревья, натяните верёвки, привяжите, и получите очень удобный домик в воздухе. Куда лучше, чем гамаки на веранде.

   – Сэр Эльдорадо, а палатка выдержит наш вес? – усомнился один из постояльцев.

   – Вот уж не знаю, – ответил Эльдорадо. – Палатка ваша, вам и решать.

   Через полчаса между деревьями спокойно покачивалась палатка-гамак. Эльдорадо отправился за лестницей, которую он намеревался прислонить к дереву, чтобы забираться наверх. Однако сами жители палатки были недовольны, несмотря на предоставление лестницы.

   – Послушайте, сэр Эльдорадо, – сказал один из них. – Мы платим семьдесят пять рублей за жилище на земле, так? А за жилище в воздухе придётся немного сбавить цену.

   Эльдорадо вздохнул, немного подумал, вытащил калькулятор.

   – Ну, хорошо, – сказал он. – Какая цена вас устраивает?

   – Я думаю, на пятьдесят рублей мы согласимся, – ответил житель палатки.

   – Хорошо, – сказал Эльдорадо. – Пятьдесят рублей в сутки и меня устроят.

   Распаковав вещи, семья Бермудско-Треугольниковых решила отправиться на море. Они спустились с чердака и наткнулись на Эльдорадо, который как раз возвращался в офис после удачной сделки с жителями палатки, парящей в воздухе.

   – Сэр Эльдорадо… – начал Цунамий.

   – Да, что случилось? – спросил Эльдорадо.

   – Я хотел спросить, как пройти к морю, – ответил Цунамий.

   – О, море здесь самое лучшее! – сказал Эльдорадо. – Прямо под боком практически лучший пляж во всей бухте! Уверен, вам там понравится!

   – И всё-таки, как туда пройти? – спросил Цунамий.

   – Очень просто, – ответил Эльдорадо. – Выйдете из ворот и направо. Никуда не сворачивайте и упрётесь прямо в море. Как раз на самый лучший пляж.

   – Хорошо, – сказал Цунамий. – Спасибо.

   – Уверен, что вам понравится, – сказал Эльдорадо и скрылся в своём офисе, намереваясь угостить Аменхотепа «Вискасом».

   По дороге к морю Цунамий понял, что им действительно очень повезло с комнатой. Чуть дальше по дороге он увидел дом, в котором на одной только веранде помещалось человек десять. А ещё дальше был роскошный особняк с железной оградой, на которой виднелось объявление: «Стоматологическая клиника. Есть места». Прямо около моря располагался пансионат, на воротах которого была вывеска следующего содержания: «Сдаются комнаты по низким ценам. Недавно освободился балкон с видом на стройку».

   Море было уже близко. Так как день клонился к вечеру, бизнесменов на море было немного, и Бермудско-Треугольниковы очень даже неплохо провели время. А о том, как действуют бизнесмены на пляже, наши герои узнали на следующее утро.

   Утром Цунамий не пожалел о том, что проснулся рано, так как душ в доме Эльдорадо располагался на улице и к нему уже выстроилась соответствующая очередь. Где-то в доме был спрятан и второй душ, которым пользовался сам Эльдорадо. Было заметно, что сегодня хозяин уже воспользовался своим вторым душем, так как он бегал взад и вперёд вдоль очереди, отвечая на справедливые жалобы постояльцев. Отвечал Эльдорадо примерно так:

   – Ну и зачем вам душ, когда море рядом?!

   Цунамий немного поразмыслил и понял, что эта мысль не лишена здравого смысла. Поэтому вся семья, не теряя времени, отправилась на море.

   Пляж был совсем другим, нежели накануне вечером. Началось всё с того, что при входе на пляж стоял человек, продающий зонтики от солнца. Цунамий поинтересовался, сколько это стоит, и весьма пожалел об этом: зонтик стоил 600 рублей. Придя в себя, Цунамий поспешил обойти стороной продавца зонтиков.

   – Лучше уж обгорим, чем такие деньги тратить! – заключил он.

   Однако это было только начало. Чуть дальше, под зонтиком от солнца, расположился один из офисов частного предприятия «Отдых с кайфом по низким ценам». Под зонтиком сидел человек с двумя сумками, а перед ним стояла картонка с надписью:

...

   Прокат:

   Маска для подводного плавания – 100 руб. в час

   Трубка для маски – 50 руб. в час

   Маска с трубкой – 150 руб. в час

   Зонтик от солнца – 100 руб. в час

   Ласты (2 шт.) – 100 руб. в час

   Катер – 1000 руб. в час

   Акваланг – 500 руб. в час

   Акваланг с воздухом – 600 руб. в час.

   Дальше Цунамий решил не читать. Бермудско-Треугольниковы благополучно расстелили на песке пляжное одеяло, после чего их оглушил голос, доносящийся из рупора откуда-то справа. Голос вещал следующее:

   – Желающие покататься на морском банане!!! Подходите сюда!!! У нас скидка!!! И быстрее подходите, иначе я прокричу это ещё раз!!!

   После такого объявления Цунамий некоторое время пытался восстановить слух. Однако этим дело не кончились. Рядом с банановым катером располагался катер, несущий за собой парашют. Это было дорогое удовольствие, и далеко не каждый человек мог найти в себе силы для путешествия над бухтой на парашюте. Например, Эльдорадо всегда говорил, что на парашют он и бесплатно не сядет. Однако тот же Эльдорадо очень любил кататься на бананах.

   Чтобы спастись от наплыва бизнесменов, Цунамий решил поплавать в море. Однако прямо перед ним из глубины всплыл аквалангист и закричал, избавившись от шланга:

   – Горячие пирожки!!! Любая начинка!!! Остались только с картошкой, но в случае чего я сплаваю на склад! Горячая кукуруза в ассортименте!!!

   Не зная, как избавиться от этого бизнесмена, Цунамий нырнул под воду. Открыв глаза, он увидел ещё трёх аквалангистов, сидящих на камне. Рядом с ними стояла табличка с объявлением:

   «Если ваша газировка закипела от жары, у нас есть холодильник. Стоимость услуги 15 руб. за бутылку».

   Холодильником была пещерка под камнем. Цунамий поспешил вынырнуть и чуть не напоролся на катер с бананом. Вынырнул в другом месте, но нечаянно запутался в парашюте и через пару секунд уже был в воздухе, совершенно бесплатно. Правда, где-то посередине бухты Цунамий случайно распутался…

   Он долго летел. К счастью, внизу по воде плыл водный матрас, на котором кто-то лежал. Кто там лежал, Цунамий разобраться не успел, так как под воду ушли все трое: Цунамий, матрас и тот, кто на нём лежал. Матрас всплыл первым. Утонувшие ещё некоторое время выясняли отношения под водой с аквалангистами, собирающими крабов на дне. Один краб вырвался из рук аквалангиста и укусил Цунамия в мягкое место, после чего Цунамий стремительно всплыл, так как после крика воздух у него быстро кончился. Краба отодрали вместе со значительной частью одежды Цунамия, состоящей преимущественно из плавок.

   И что, думаете, на этом увлекательное путешествие Цунамия по бухте закончилось? Ничего подобного. Некоторое время у нашего героя ушло на то, чтобы отдышаться, прокричаться и потереть укушенное крабом место. Проделав все эти процедуры, Цунамий стремительно шарахнулся вправо, так как на него неслась доска с парусом. Оправившись от испуга и обернувшись, он увидел, как прямо на него летит второй банан. Поняв, что уклониться он уже не успеет, Цунамий вцепился в какую-то верёвку. Таким образом, он ещё и бесплатно прокатился на банане, хотя большую часть этой прогулки голова Цунамия провела под водой, изредка высовываясь и глотая воздух. Правда, один раз вместо воздуха в рот Цунамию попала нога одного из сидящих на банане. Ногу Цунамий укусил, а сидящий решил, что в бухте водятся пираньи. Очнулся наш невольный путешественник уже в открытом море, где банан остановился. Вскоре катер повернул назад, а Цунамий остался в одиночестве за пределами бухты. Впрочем, он даже обрадовался, потому что здесь бизнесменов не было. Ну, или почти не было. Передохнув некоторое время, Цунамий поплыл. Через полчаса он уже подплывал к своему пляжу.

   Бананщики и парашютисты в это время подсчитывали прибыль, так что Цунамия никто не сбил. Правда, по дороге ему попался гидроцикл, везущий таблетку. (Для тех, кто не понял, объясняю: таблетка – это разновидность банана. То есть это есть надувное приспособление на двоих для катания по бухте.) От гидроцикла Цунамий увернулся, и больше ему никто не попадался до самого пляжа.

   Выбравшись на берег, Цунамий присел на песок, искренне надеясь, что приключения закончены. Как бы не так! Кто-то похлопал Цунамия по плечу. Обернувшись, наш герой увидел Нептуна. Выглядел тот весьма внушительно: синее одеяние, борода, трезубец, сотовый телефон «Motorolla» на поясе…

   – Не хотите сфотографироваться с морским владыкой? – спросил Нептун.

   – Почём? – спросил Цунамий.

   – Своим фотоаппаратом 20 рублей, «Полароидом» – сотня, – ответил Нептун.

   – Фотоаппарат у меня где-то был, – пробормотал Цунамий, доставая из пакета старый фотоаппарат и кошелёк. – Надо сфотографироваться, чтобы хоть какая-то память осталась. А то после путешествия на банане всякую память отшибёт.

   Увидев деньги, Нептун не стал обращать внимания на большую дыру в плавках Цунамия, проделанную крабом. В тот момент, когда ассистент Нептуна уже нажимал кнопку, мобильник морского владыки запищал. На фотографии запечатлелось следующее: улыбающийся Цунамий, Нептун с озабоченным выражением лица прижимающий к уху телефон, и парашют, взлетающий ввысь с очередным запутавшимся пассажиром на борту. Ассистент Нептуна закончил нажимать кнопку, а сам морской бог в это время энергично говорил с кем-то по телефону. Закончив разговор, он крикнул ассистенту:

   – Быстро арендуй катер, дуем на центральный пляж, там целая компания Нептуна требует!

   Однако все катера уже были заняты, и ассистент Нептуна арендовал катамаран, на котором эти двое и отбыли. Они с очень напряжённым выражением лица крутили педали, стремясь к большим деньгам.

   Цунамий порадовался, что хоть фотография на память осталась. Он снова присел на песок. В течение последующих двадцати минут Цунамий сфотографировался ещё несколько раз: с двумя неграми, черепашками-ниндзя, Спайдерменом, который специально прибыл из Америки, поняв, что спасение мира не принесёт таких прибылей, как фотографирование с туристами. Ещё Цунамий сфотографировался с индейцем и двумя грузинами. Грузины, между прочим, не стремились заработать на фотографиях, а просто зашли на пляж, устав торговать на рынке арбузами. Вскоре фотоплёнка у Цунамия кончилась.

   На пляже был и спасательный катер, в котором сидел спасатель, рассматривающий что-то в бинокль. Присмотревшись повнимательнее, спасатель достал рупор и закричал:

   – Девушка без купальника, подплывите поближе, мне вас не видно!

   Услышав этот возглас, мужская половина туристов сбежалась к лодке спасателя, а представитель фирмы «Отдых с кайфом по низким ценам» сдал в аренду сразу десять биноклей с предоплатой. К разговору о биноклях: чуть дальше на пляже стоял человек, по виду бывший моряк, предлагавший туристам обзор бухты в бинокль по очень низким ценам: пять рублей в минуту.

   Повалявшись несколько часов на солнце, семья Бермудско-Треугольниковых отправилась домой под жуткий аккомпанемент спецтрактора, курсирующего по переполненному пляжу от мусорницы к мусорнице и очищающего пляж от отходов человеческой деятельности.

   В доме Эльдорадо, как всегда, творилось нечто невообразимое. Поскольку «Москвич» и «Волга» окончательно загородили проход к крыльцу, Цунамию с семьёй пришлось пробираться к дому через сад. В саду действительно обнаружился виноградник, посреди которого стоял «Фольксваген-Жук». В «Жуке» сидело человек восемь, которые энергично резались в карты на заднем сиденье. Цунамий хотел к ним присоединиться, но: во-первых, он истратил всю наличку на фотографии, а во-вторых, в «Жуке» уже не хватало места – ноги одного из участников игры торчали из люка на крыше. На заднем дворе около частично работающих плит стоял небольшой столик, за которым сидел Эльдорадо и, судя по мимике и жестам, что-то продавал. Перед столом стояла очередь постояльцев-покупателей.

   – А, господин Цунамий! – воскликнул Эльдорадо, увидев Цунамия. – Подходите быстрее, занимайте очередь, я продаю билеты на экскурсию к дольменам в долине реки Жанэ. Обязательно съездите туда, не пожалеете!

   – Одну минуту, – сказал Цунамий, занимая очередь. – Сейчас схожу за деньгами!

   Цунамий отсутствовал больше минуты, так что Эльдорадо решил, что уже пора и чердак оснащать новой лестницей. Когда Цунамий вернулся, прихватив кошелёк, ему пришлось ещё очень долго стоять в очереди. Однако билетов у Эльдорадо было много, и когда подошла очередь Цунамия, билеты ещё оставались.

   – Сколько это стоит, сэр Эльдорадо? – спросил Цунамий.

   – Шестьдесят рублей билет, – ответил Эльдорадо. – Вам сразу три?

   – Да, – ответил Цунамий. – А я не знал, что вы и билеты продаёте!

   – Я тут вроде как на двух работах, – ответил Эльдорадо. – Мне за эти билеты гонорар начисляется.

   – И когда отправляется автобус? – спросил Цунамий, расставаясь с деньгами.

   – Завтра, в восемь часов утра, – ответил Эльдорадо. – А отправится он, надо полагать, прямо отсюда. Если нет, то я вам сообщу дополнительно.

   – Хорошо, – сказал Цунамий.

   – Ну, вот ваши билеты, – сказал Эльдорадо. – Распишитесь тут. Дамы и господа, кто ещё не был на дольменах, подходите и записывайтесь! Ещё пять билетов осталось!

   Вскоре Эльдорадо распродал оставшиеся билеты, после чего достал сотовый телефон и куда-то позвонил.

   – Алло! – сказал он. – Махмуд? Это Эльдорадо. Я распродал все билеты на завтрашний утренний рейс, так что подгоняйте автобус прямо к моему дому! Да, и прихвати чуть-чуть билетиков на водопады, у меня тут люди просили. Прямо завтра и куплю. Что? Опять? Ну, спасибо. Уже который раз объявляете меня лучшим продавцом месяца. Какая премия? Ну, спасибо. Буду стараться. Пока!

   И, отключив телефон, Эльдорадо порадовался тому, что ему досталась премия за установление рекорда по продажам.

   Вечером семья Бермудско-Треугольниковых по совету Эльдорадо отправилась на прогулку по ночному городу. В темноте объявления о сдаче комнат, висящие на дверях домов, были не так заметны.

   Когда семья Бермудско-Треугольниковых выбралась со своей улицы к морю, набережная уже расцвела огнями фонарей, витрин и рекламы. Первое, что увидел Цунамий, было табличкой с надписью «Хот-доги». Цунамий подошёл к продавцу, поинтересовался, с чем хот-доги, и оказалось, что вместо сосисок туда кладут салат из капусты. Цунамий поморщился и отошёл в сторону. Он вспомнил, как Эльдорадо предупреждал его утром, что «хот-догами» здесь называется салат, а если хочется попробовать настоящий хот-дог, надо искать «сосиски в тесте». Поэтому наши герои отправились дальше по набережной.

   На ближайшем перекрёстке стоял верблюд. Около верблюда стоял бизнесмен, предлагающий сфотографироваться на этом верблюде. Рядом с бизнесменом стояла стремянка, предназначенная для того, чтобы забираться на верблюда. Когда Цунамий подошёл к животному, верблюд тщательно прицелился и плюнул в него. Однако Цунамий, уже наученный обращению с бизнесменами, вовремя пригнулся, так что плевок попал в широкоэкранный телевизор, стоящий на другой стороне улицы. По этому телевизору продавцы видеокассет демонстрировали фильм о курорте Геленджик. Естественно, что после плевка двое бизнесменов (верблюжий и телевизионный) начали выяснять отношения. А Цунамий под шумок купил кассету со скидкой.

   Вскоре семья Бермудско-Треугольниковых достигла парка аттракционов. Почти все аттракционы были стандартными: американские горки, колесо обозрения, «пристрели покемона», «зарежь телепузика», ну и так далее. Цунамий обратил особое внимание на огромный черный ящик, подключённый к воздушной подушке. Ящик этот то взмывал вверх, то опускался вниз, а из него доносились человеческие вопли. Вообще, воплей было столько, что это место больше смахивало на крематорий, чем на парк аттракционов.

   Здесь оказалось очень много бизнесменов, заботящихся об экологии и о собственных кошельках. Они собирали пустые бутылки из-под пива, которые валялись буквально на каждом шагу. Особые привилегии были у тех, кто заблаговременно занял места неподалёку от мусорниц. По дороге к картингу Цунамий увидел небольшую будку, на которой висело объявление: «Это не касса!!! Касса в одном километре вверх по улице!»

   «Интересно, если тут нет кассы, откуда тогда столько посетителей?» – подумал Цунамий.

   Городок аттракционов не смог задержать надолго наших героев – они вырвались из цепких объятий игорного бизнеса. Вырвались только для того, чтобы попасть в объятия бизнеса художественного. Чуть дальше, на небольшой аллее, расположились уличные художники, готовые нарисовать всё, что угодно – хоть портрет, хоть шарж, хоть Луи де Фюнеса, разумеется, за хорошие деньги. Около одного из художников стоял стэнд с картинами для продажи. Среди них был прекрасно выполненный портрет Луи де Фюнеса, нарисованный карандашом. Однако у Цунамия не оказалось лишних пятисот рублей, иначе этот портрет украсил бы дом Бермудско-Треугольниковых. Эльдорадо тоже хотел приобрести портрет Луи де Фюнеса, он уже третий месяц торговался с художником, но безуспешно.

   Недалеко от аллеи художников на набережной стоял памятник, умело переделанный под требования постмодернизма. Саму фигуру памятника Цунамий не разглядел, но прочитал надпись «Слава героям бизнеса!», переделанную из надписи «Слава героям труда!». Действительно, героев бизнеса на улицах было столько, что им уже пора было ставить памятник. Но те же герои рассудили, что дешевле будет не возводить новый памятник, а переделать старый, благо герои труда как отдельный класс уже давно канули в лету.

   На набережной Цунамий встретил еще много людей, предлагающих сфотографироваться на фоне кафе, памятников, моря, негров и платана (для тех, кто опять не понял, снова объясняю: платан – это мощное, высокое дерево, произрастающие в южных широтах и похожее на каштан).

   Подходя к центру города, семья Бермудско-Треугольниковых наткнулась на ларёк продавцов шаурмы. Цунамий, хоть и косил под вегетарианца, купил три порции. В принципе, шаурма – не помеха вегетарианцам, так как на семьдесят процентов состоит из теста, капусты, лука, майонеза и кетчупа. Остальные тридцать процентов составляет нежное куриное мясо, настолько нежное, что даже Эльдорадо, который не любил капусту и жёсткое мясо, с удовольствием уплетал шаурму. Цунамий окончательно попрощался с вегетарианством, когда заел шаурму большим хот-догом, носящим название «сосиска в булочке». (Эта сосиска отличалась от «сосиски в тесте» количеством теста.)

   Семья Бермудско-Треугольковых прошла мимо тира под открытым небом. Сосиску Цунамия прошила пуля, за что стрелявшему дали приз. За тиром снова начинались владения фотографов, и Цунамий понял, что обычно люди не используют и половины тех возможностей, которые открываются перед владельцем хорошего фотоаппарата. Так, один из фотографов предлагал желающим сфотографироваться верхом на мотоцикле за сходную цену. Как понял Цунамий, Эльдорадо перед этим искушением не устоял: в кабинете почтенного домовладельца висела соответствующая фотка. Не устоял перед японским мотоциклом и Цунамий.

   За мотоциклом окопалась другая фирма, предлагающая фотографии с экзотическими животными. Если клиента кусал павлин, то ущерб обычно возмещали, а вот если его кусал питон или аллигатор, то возмещать было уже некому.

   Вдоль всей набережной, протянувшейся на несколько километров, вплотную друг к другу располагались кафе и рестораны. Цунамия потянуло зайти в одно из этих заведений, но, увидев цены, он резко развернулся и пошел дальше «просто погулять».

   Наконец, Бермудско-Треугольниковы достигли центра города. Центром в Геленджике были морской вокзал и рынок, находящийся неподалёку. Перед морским вокзалом посреди площади стоял автопоезд, катающий всех желающих вдоль по набережной. Чтобы не смотреть на цены, Цунамий посмотрел на море. Около пляжа находилось кафе, а чуть в стороне от него – указатель с надписью «Пицца» и стрелкой. Цунамий проследил направление, но не увидел пиццы, а увидел новый указатель с надписью «Туалет» и стрелкой в ту же сторону. Ассоциации были не вполне очевидными. Однако пиццерию Цунамий всё же нашёл, хотя и в противоположной стороне. Здесь были щадящие цены, и наши герои некоторое время провели за столом, уплетая горячую острую пиццу. Утолив голод, они отправились дальше.

   Миновав пару ресторанов, Бермудско-Треугольниковы вышли к Платановой аллее. Само собой, на аллее росли платаны. Под тенью платанов стояли многочисленные лавочки, – все они были заняты… Вдоль аллеи также тянулся ряд кафе. В одном из них сидел Эльдорадо с целой компанией своих коллег. Кажется, у них было нечто вроде аукциона: распродавались тендеры на установку платных туалетов и пляжных кабинок. Судя по крику, Эльдорадо что-то купил.

   Цунамий направился на противоположную сторону аллеи и наткнулся на некое сооружение с надписью «Pepsi». Это было нечто вроде автомата с газировкой, только при автомате был ещё и человек, и цены кусались. Но Цунамию хотелось пить, и он купил стакан холодной газировки. В том, насколько она холодная, наш герой убедился очень быстро: от маленького глотка «Пепси» у Цунамия заломило зубы. Самое интересное то, что газировку пришлось пить быстро, так как бумажный стакан не смог бы долго выдержать.

   Отойдя от ларька с газировкой, семья Бермудско-Треугольниковых оказалась прямо перед автобусной остановкой. Отсюда можно было за десять минут доехать до дома, и Цунамий решил подождать автобус. Было уже около половины одиннадцатого вечера, площадь перед рынком была пустынна. Никаких автобусов не наблюдалось. В кафе Эльдорадо и его коллеги громко поздравляли друг друга с покупкой тендеров под звуки «Yesterday». Вскоре на площадь въехал почти пустой автолайн и остановился по мановению руки Цунамия. Из автолайна вывалились двое, после чего Цунамий робко просунул голову в дверь.

   – Простите, почём здесь проезд? – спросил Цунамий.

   – После двадцати двух ноль-ноль проезд десять руб, – ответил водитель.

   – Сколько? – не понял Цунамий.

   – Почитай, что на двери написано! – был ответ.

   – Нет уж, спасибо, – пробормотал Цунамий, закрывая дверь автолайна.

   – Невезуха так невезуха, – пробормотал водитель, нажимая на газ.

   Если бы эти события происходили в каком-нибудь крупном городе, вероятность дождаться автобуса была бы равна нулю. Однако в Геленджике автобусы всё ещё ходили по расписанию! Это было так невероятно для Цунамия, привыкшего к произволу частных маршруток! Короче говоря, ещё через некоторое время подвалил и обещанный расписанием автобус. Это был старый «ЛАЗ», построенный лет двадцать-тридцать назад. Тем не менее, по его виду можно было сказать, что за автобусами в Геленджике ухаживают: двери открывались полностью. Цунамий с семьёй залезли в этот агрегат, узнав, что в автобусах цена за проезд тоже повышается после 22:00 – билет стоил пять рублей вместо трёх днём.

   На следующее утро все постояльцы Эльдорадо были грубо разбужены сиреной, завизжавшей в половине восьмого утра. Объяснялось это тем, что в восемь часов отходил экскурсионный автобус. Постояльцы тут же выстроились в очередь к душу. Многие успели хотя бы умыться. Тем, кто понимал, что уже точно не успеет, Эльдорадо разрешал пользоваться своим личным душем за хорошие деньги. Этим утром наш домовладелец был в хорошем настроении, так как вчера купил два автолайна вместе с водителями. Цунамию повезло: он успел занять очередь в бесплатный душ. Когда все были готовы, Эльдорадо скомандовал:

   – Всем, отбывающим на экскурсию, построиться на улице перед воротами дома через пять минут! Иметь при себе деньги на покупку сувениров и уплату налога за пропуск к дольменам! Не теряем времени, время – бабло!

   Постояльцы забегали взад-вперёд по всему гостиничному комплексу, начиная от сада и кончая чердаком и подвалом. Лестница, ведущая на чердак, не выдержала и лишилась одной ступеньки под напором спешащих ног. Эльдорадо со вздохом решил, что сегодня придётся бежать в магазин за новой лестницей. В семь часов пятьдесят пять минут утра на улице перед домом Эльдорадо выстроилась длинная вереница постояльцев. Ещё через минуту из-за угла вывернулся автобус. Автобус был большим, но не очень новым. Видимо, экскурсионный бизнес развивался не очень хорошо, несмотря на титанические усилия Эльдорадо.

   Автобус остановился точно перед Эльдорадо, который стоял во главе очереди. Дверь открылась, и из салона выскочили два человека: один отошёл в сторону с Эльдорадо, чтобы поговорить о делах, второй начал проверять билеты у людей, стоявших в очереди и запускать их в автобус. Эльдорадо тем временем получил свою премию и несколько билетов на экскурсию к водопадам. Через некоторое время вся очередь залезла в автобус, дверь закрылась, и автобус отчалил. Эльдорадо на прощание крикнул вслед автобусу:

   – Удачно вам подольмениться!

   Вернувшись в дом, Эльдорадо убедился, что больше половины постояльцев отсутствует (многие отправились на пляж). Поэтому наш герой залез в сейф, взял немного денег и отправился в увлекательное путешествие к магазину вверх по улице. Через час он вернулся с новой лестницей, и ещё целый час устанавливал её на месте старой, и только тогда отправился на море. Остаётся добавить только, что когда Эльдорадо отодрал от стены старую лестницу, в дыре наверху показались физиономии желающих спуститься: туалета на чердаке не было.

   В самые жаркие часы дня к воротам дома Эльдорадо подъехал автобус, из которого начали вывалиться экскурсанты. Цунамий значительно обогатился: уехал с одним пакетом, а вернулся с тремя. В пакетах находились уменьшенные копии дольменов, изготовленных из глины, календарики, бутылки с водой из горного источника, ну и так далее. Эльдорадо который год удивлялся, как же так получилось, что источник в горах до сих пор не иссяк: туристы иногда прихватывали с собой канистры.

   – Ну, господин Цунамий, как съездили? – спросил Эльдорадо, когда Цунамий дотащился до ворот.

   – Истратил всё, что взял с собой. Кроме того, понял, где снимали рекламу кетчупа «Краснодарье», – ответил Цунамий.

   – Да, на этой рекламе можно было сделать отдельную фишку для экскурсий, – пробормотал Эльдорадо. – А что это вы так мало пакетов захватили?

   – Так я ведь там ещё и перекусил! – ответил Цунамий.

   – А-а! – сказал Эльдорадо. – Теперь ясно. Погодите, надеюсь, вы там вино не пили?

   – Двадцать рублей стаканчик! – ответил Цунамий.

   – Чёрт, я вас забыл предупредить, – сказал Эльдорадо. – Вино-то хоть понравилось?

   – Ещё как! – ответил Цунамий.

   – Так вот, тут на соседней улице можно достать литр такого вина за восемьдесят рублей, – сказал Эльдорадо. – Будьте уверены, это очень дёшево!

   – Что ж вы раньше молчали?! – воскликнул Цунамий.

   – Так из головы вылетело, – ответил Эльдорадо. – Ну, ничего, мы завтра в этот магазин пойдём большой компанией. Мне обещали, что завтра там целая бочка вина будет, а я обещал её купить. С удовольствием возьму вас в долю. Правда, выкупить придётся не меньше трёх литров, если больше никто не захочет к нам присоединиться. Ну, да не волнуйтесь, когда я в прошлый раз бочку заказывал, всем только по литру набралось. Много народу было.

   – Ясно, – сказал Цунамий.

   – А сейчас сходите на пляж, отдохните, ну и так далее, – сказал Эльдорадо.

   Действительно, как только семья Бермудско-Треугольниковых сложила вещи в своей комнате, их соседи по чердаку, Обгореловы, предложили нашим героям посетить другой пляж, который Эльдорадо никогда не рекламировал. Цунамий купился на утверждение, что на том пляже почти нет бизнесменов, и через двадцать минут две семьи отправились в поход к морю.

   В этот раз они не дошли до моря по прямой, как советовал ходить Эльдорадо, а свернули на Приморскую улицу. Этой улице надо отдать должное: Приморская – одна из самых спокойных улиц в Геленджике. Однако Бермудско-Треугольниковы и Обгореловы и на этой улице стали свидетелями широкого размаха деятельности риэлтеров. Дойдя до перекрёстка, на котором следовало повернуть к морю, наши герои увидели поистине грандиозное зрелище: отель «Петрович». Отель представлял собой роскошный трёхэтажный особняк из красного кирпича. Комнаты там были не просто «люкс», а чуть ли не «супер-мега-люкс». Как пошутил потом один из постояльцев Эльдорадо:

   – У меня годовая зарплата уйдёт на неделю проживания в «Петровиче»!

   Однако «Петрович» отличался не только ценами на жильё и роскошными комнатами. На вывеске внизу было приписано: «Наш адрес в Интернете: www.petrovich.ru». А прямо перед входом в особняк расположился ларёк, в котором торговали продуктами. Цунамий обратил внимание на то, что пакет сока «Добрый», который на всех рынках стоил не дороже 21 рубля, перед «Петровичем» продавали за 35 рублей.

   «Неплохо устроились», – подумал Цунамий.

   Вскоре показался и пляж. Главной особенностью этого пляжа были деревянные лежаки, стоящие посреди пляжа под крышей. Около этого сооружения стояла табличка с надписью: «Прокат топчанов 20 руб. в час». Топчанами, видимо, назывались лежаки. А объявление означало следующее: раз в час к лежакам подходил бизнесмен, который собирал дань с лежащих. Когда бизнесмен появлялся, на лежаках обычно никого не оставалось: все располагались рядом на песочке. Когда бизнесмен уходил, лежаки снова заполнялись. Иногда приходили разные бизнесмены, и чаще, чем раз в час. Обычно наибольшую прибыль срубали группы бизнесменов, осаждающие лежаки с четырёх сторон и собирающие дань со всех, даже с тех, кто пытался выбраться. Чтобы не рисковать, Бермудско-Треугольниковы и Обгореловы изначально устроились на песке. Окунувшись в море, Цунамий заметил, что здесь совсем не глубоко, однако посередине пространства, используемого для купания, торчал огромный валун, чуть-чуть высовывавшийся из-под воды.

   Вечером Цунамий Бермудско-Треугольников посетил ещё одну городскую достопримечательность. В принципе, он шёл в магазин, а оказался в мини-маркете на соседней улице. В этом маркете был кондиционер, что было очень даже заметно (на улице +35, в мини-маркете +23). Благодаря кондиционеру покупатели стремились задержаться внутри подольше, а товары продавались с наценкой. Цунамий в этот вечер не собирался тратить много денег, но уже в который раз не устоял перед искушением.

   На следующий день Эльдорадо и ещё тридцать человек, включая Цунамия, пошли покупать бочку вина «Чёрный лекарь». По дороге к ним присоединилась ещё одна толпа, в результате Цунамию чудом удалось купить всего 1 литр. Этот литр был выпит ещё до того, как семья Бермудско-Треугольниковых отправилась домой.

   В оставшиеся дни Цунамий посетил каменный пляж, где чуть не попал под яхту; съездил на экскурсию к Бигиусским водопадам, где промок и вымазался в глине с головы до ног. Кроме того, в лесу около водопадов Цунамий увидел деревья, называемые буками. Буки Цунамию понравились.

   Напоследок Цунамий побывал в кинотеатре, где смотрел второй эпизод «Звёздных войн». Кинотеатр Цунамию тоже понравился: во-первых, там был кондиционер, во-вторых, щадящие цены, а в-третьих, не было звуковой системы «Dolby», поэтому звук был намного лучше, чем в кинотеатрах с вышеупомянутой звуковой системой. По крайней мере, Цунамий не оглох.

Вместо эпилога.

   Владения Эльдорадо заливал осенний дождь. Туристический сезон кончился совсем недавно, и он только-только закончил приводить в порядок дом и сад. Оставалось только перетащить компьютер из спальни обратно в кабинет.

   На днях Эльдорадо подсчитал годовой доход и получилось, что доход этот составил около двадцати тысяч долларов. С учётом годовых расходов – на пару тысяч грин меньше. Над компьютерным столом в гостиной больше не висели бумажки-расписки, а висел прекрасно выполненный портрет Луи де Фюнеса: Эльдорадо сторговался с художником на сумме в четыреста рублей. В другом углу стояли новые телек и видик. На полке выстроилась коллекция видеокассет с комедиями.

   Аменхотеп Четвёртый, урча, дремал на небольшом «диванчике», стоящем около обогревателя. Диванчик этот любящий хозяин специально приобрёл для любимого котика. Эльдорадо читал письмо, присланное по электронной почте. Вот что там было написано:

   «Здравствуйте, сэр Эльдорадо, это я, Цунамий Бермудско-Треугольников. Мне очень понравилось у вас в вашем городе, так что надеюсь снова приехать к вам на следующий год. Хочу купить сразу бочку вина, так как в нашем городе бутылка «Чёрного лекаря» стоит 150 рублей. У меня над столом висят фотографии, на которых запечатлён я и ещё много чего. Вот уж не подозревал, что я столько нафотографировался!

   Хочу отдельно рассказать вам, что со мной случилось по дороге домой. В поезде я упал с верхней полки, но это ещё полбеды. В одном купе с нами ехал торговец откуда-то с Кавказа, и я приземлился прямо на его сумку с поддельной водкой, которую этот достопочтенный джентльмен вёз в Москву. Впрочем, он на меня не обиделся: у него было ещё два чемодана с водкой, коньяком и портвейном. Этот ассортимент он распродал на одной из станций местным бизнесменам. Кроме того, когда я на следующую ночь падал с верхней полки, я приземлился на ящики с абрикосами, персиками, сливой, кукурузой и ещё чем-то, что проводники покупали оптом на станциях и на ночь почему-то сгрузили в наше купе. Проводники тоже на меня не обиделись: они сделали из полученного месива варенье. Правда, получилось почему-то овощное рагу.

   Ещё я спасался от жары, высунув голову в окно. К несчастью, в этот момент мимо проезжал встречный поезд. Но это ничего: голову мне пришили обратно. У меня ещё была частичная амнезия, от которой меня спас «Чёрный лекарь», поэтому я пишу вам только сейчас. Хотелось бы вам сказать, что я запомнил преподанный мне урок, и теперь, прежде чем высунуть голову в окно поезда, я обязательно проверю, нет ли там встречного поезда. Сейчас я сморю на фотографии и вспоминаю о том, как во время экскурсии к водопадам я не удержался на доске, которая выполняла роль мостика, и свалился прямо в глину, по которой протекала речка. Оказалось, что эта глина целебная: она разгладила мои морщины. На следующий год обязательно приеду за второй порцией.

   Сейчас я пишу книгу об отдыхе на Чёрном море, и мой издатель обещал выплатить мне приличный гонорар, на который я и собираюсь приехать к вам летом. Желаю удачи в делах! Ваш Цунамий Бермудско-Треугольников.


   Остаётся добавить только то, что Цунамий действительно написал книгу и приехал в Геленджик на следующий год. Мест у Эльдорадо не было, и Цунамию пришлось жить на сосне. Правда, на следующий день он поселился в «Петровиче». Ещё через пару лет Эльдорадо подарил дом в Геленджике кому-то из своих двоюродных братьев. А что стало с самим Эльдорадо? Кажется, кто-то из наших общих знакомых видел в его в Калифорнии, где Эльдорадо построил шестизвёздочный отель.

«Придурковатое кафе»

   В европейском городе Уйёклмн была улица Ёпрст, на которой находилось кафе «Уфхцч». Вообще, этот город был весьма похож на другие небольшие городки, в нём не было никаких особых достопримечательностей, разве что у жителей было хорошо развито чувство юмора. Кроме того, в городе было два крупных банка, которые постоянно конкурировали между собой. Назывались они «Задбанк» и «Взадбанк», из-за чего вкладчики их часто путали. Например, в том же кафе «Уфхцч» иногда можно было услышать такой разговор:

   – У тебя сбережения где, в «Задбанке» или во «Взадбанке»?

   – А хрен его знает, я, когда в банк прихожу, свою кредитку им показываю, а они мне уже говорят, что «Задбанк» не здесь, а в здании напротив. Но иногда попадаю по адресу!

   Мэром города Уйёклмн был седовласый старец, предпочитающий короткую стрижку. Звали его Лесли Членс. Выбрали его потому, что предвыборный слоган Лесли Членса звучал так:

   «Голосуй за Членса – получишь полпенса!» (Криэйторы всю ночь выворачивали мозги наизнанку, пытаясь придумать рифму к слову «Членс».)

   Местные жители, прикинув, сколько будет полпенса в местной валюте, выбрали Членса единогласно. Вступив в должность мэра, Членс в первую очередь выставил на всеобщее обозрение в Уйёклмновском центральном музее свою главную драгоценность – монету достоинством в полпенса. При этом ни один избиратель не мог пожаловаться на то, что не получил полпенса – в течение нескольких дней в музее проводилась бесплатная выставка-презентация, на которой каждый желающий мог сфотографироваться около стенда с монетой в полпенса всего за 0,99 уёев (уёй – это местные монеты). Таким образом, новый мэр значительно пополнил казну, а заодно провёл пересчёт населения, так как фотографировались все, мелочи не было ни у кого, и каждый заплатил по одному уёю без сдачи.

   Но всё же вернёмся к рассказу. Кафе «Уфхцч» открывалось каждый день в девять утра, и каждый раз повторялась похожая история. Вот как это примерно выглядело.

   Кафе находилось на первом этаже большого особняка, в котором проживал владелец данного кафе и большая часть персонала, снимавшая комнаты у этого владельца. Чтобы облегчить процесс оплаты квартплаты, владелец кафе, господин Черезжопинс, регулярно вычитал стоимость проживания из зарплаты своих сотрудников. Итак, однажды, в девять утра, сотрудники кафе, вставшие с утра пораньше, выстроились в очередь перед дверью. Главный вход в кафе «Уфхцч» находился на перекрёстке двух пешеходных улиц, по которым часто курсировали «Мердэсесы-666» или «БМВ-ЧМО», а также «Лимун-Зил-Бычок-Безрогий», принадлежавший мэру.

   Короче говоря, сотрудники кафе, начиная от главного бухгалтера Стыбзера и кончая официантами Хряпинсом и Лыбинсом, а также уборщицей Фряхой по кличке Затирщица, стояли перед этим главным входом, на перекрёстке улиц Ёпрст и Трёхбуквенникской, ожидая, когда господин Черезжопинс изволит оторвать свою растолстевшую филейную часть от кресла и спустится на улицу, чтобы открыть кафе. Минут через пять он, действительно, появился, открыл кафе и вошёл было внутрь, но был остановлен Затирщицей, которая огрела его ведром с криком:

   – Вытирайте ноги!

   Господину Черезжопинсу пришлось пару раз ширкнуть ботинками о коврик, после чего он прошёл внутрь, а следом за ним эту процедуру повторили все остальные.

   Затарившись внутрь своего малого частного предприятия, сотрудники кафе приступили к своим прямым обязанностям. Господин Черезжопинс прошёл через зал для посетителей и вошёл в свой кабинет. В кабинете у него стоял старый компьютер, на котором господин Черезжопинс вместе с бухгалтером Стыбзером вели бухгалтерию, а сам господин Черезжопинс ещё и играл с этим компьютером в шашки, дурака и сапёра, надеясь хоть раз не остаться в дураках. Поскольку никаких других занятий у господина Черезжопинса не было, за пять лет он научился просчитывать свои ходы в «шашках» в три раза быстрее компьютера, стал жульничать в «дураке», передёргивая у ничего не подозревающего компьютера козыри, а также видеть насквозь расположение мин в «сапёре».

   Бухгалтер Стыбзер тоже отправился в свой кабинет, если это вообще можно назвать кабинетом. В его распоряжении была крошечная комнатка, отгороженная от склада настолько тонкой перегородкой, что Стыбзер слышал всё, что происходит на этом складе, начиная от визитов туда поваров за продуктами и кончая любовно-эротическо-пронографическими звуками в то время, когда на складе кто-нибудь из мужской части сотрудников кафе уединялся с кем-нибудь из женской части населения города.

   Слушая эти звуки каждый день, Стыбзер даже перестал тратить свои драгоценные уёи на порножурналы, чем смог значительно укрепить свой семейный бюджет. Кроме того, в комнате Стыбзера было окно, выходившее на улицу Ёпрст, стол, заваленный счетами и отчётами и сейф, запирающийся на замок, в котором хранилось главное богатство комнаты – калькулятор «CITIZEN» с запасом батареек. Правда, калькулятор был на солнечных батареях, но запас обычных батареек всё равно хранить было больше негде, а Стыбзер иногда был непрочь стыбзить оттуда батарейку-другую, упоминая об этом в официальных документах как о затратах на производство.

   Однако, несмотря на все эти обстоятельства, Стыбзер был доволен своим рабочим местом, так как на его счету во «Взадбанке» было уже пятнадцать тысяч уёев. О том, как именно Стыбзер их добыл, история умалчивает, известно только, что господин Черезжопинс часто жаловался на птичек, которые имели привычку клевать продукты на складе, в результате чего ему часто приходилось увеличивать затраты на закупку продуктов.

   Довольно странно, что господину Черезжопинсу ни разу не пришло в голову проверить, как именно на полностью герметичный склад попадают птички. Но однажды птички на складе действительно были: Стыбзер, опасаясь проверок со стороны начальства, взял в аренду на одну ночь некоторых представителей этого племени с птичьего рынка. К этой истории остаётся добавить только то, что затраты на аренду птичек Стыбзер покрыл довольно быстро.

   Пока господа Черезжопинс и Стыбзер удобно устраивались в своих кабинетах, бармен Бухай занял свой пост за стойкой, а его помощники Наливайка, Опохмелка и Штопор приготовились обслужить любого посетителя и выполнить любой приказ Бухая. Официанты Хряпинс и Лыбинс приступили к своим обязанностям, снимая стулья со столов и ставя их на пол. Время от времени им под ноги попадалась Затирщица, которая активно лупила эти самые ноги своей шваброй. У Затирщицы было девять внуков, поэтому она всё время старалась получить премию и стащить пару горстей конфет. Благодаря стараниям Затирщицы кактусы, стоящие на полках по углам, отрастили специальные закруглённые колючки, а листья пальмы, которую господин Черезжопинс однажды принёс в бочке и поставил слева от входа, блестели, и в них можно было смотреться, как в зеркало.

   Тем временем на кухне повара Жратьхочун и Поперёксебяширенс, которых сокращённо называли Жрачка и Ширька, начали готовить фирменные блюда – разогревать то, что посетители не доели вчера.

   Ну что ж, кажется, персонал кафе мы описали достаточно хорошо, и теперь можно переходить к действию.

   Утром все заняли свои боевые посты, а через пару минут в кафе ввалился человек в чёрной куртке и джинсах. Вид у него был такой, как будто он только что сбежал из психушки, или его огрели бревном. Этот человек, которого звали Мэтр Брамс, нетвёрдым шагом проследовал к стойке и опустился на стул.

   – Как всегда, Мэтр Брамс? – спросил Бухай.

   – Ага! – ответил Мэтр Брамс, не меняя выражения лица.

   – Опять всю ночь песню сочиняли? – спросил Бухай, наливая ему в рюмку какого-то красного вина.

   Брамс ничего не ответил, но выпил довольно быстро.

   – Ещё! – сказал он, поставив пустую рюмку на стойку.

   – Две песни? – спросил Бухай, снова наполняя рюмку.

   Брамс опять опустошил рюмку, поставил её на стойку и провозгласил:

   – Ещё!

   – Да, хреново у вас делишки, – Бухай почесал в затылке, наливая.

   Мэтр Брамс опустошил третью рюмку, поставил её на стойку и глубоко вздохнул, после чего шумно выдохнул, сдув Штопора в кухню сильным порывом ветра. На кухне Штопор влетел в слишком широко открытый Ширькой холодильник, и успел полакомиться льдом, прежде чем Ширька, приняв Штопора за поросёнка, посадил его в раскалённую духовку.

   – Ещё? – спросил Бухай у Брамса.

   – Не-не! – ответил Брамс. – Спасибо и на этом, господин Бухай. Каждое утро вы меня на ноги ставите.

   – А что на этот раз? – спросил Бухай.

   – Мы с моей группой «Заплесневелый отстой» всю ночь песню записывали в студии звукозаписи, слава тому туристу, который потерял в парке цифровой диктофон! – ответил Мэтр Брамс. – Теперь сможем участвовать в фестивале «Металлоломная гитара». Если, конечно, мэр денег даст.

   – Наверное, даст, – предположил Бухай. – Он тут недавно по телеку обещал поддержать культуру в нашем городе. А поскольку кроме вашего цифрового диктофона и сцены в парке у нас культуры никакой, надо полагать, будут деньги.

   – Хорошо бы, – сказал Брамс.

   – А что значит «Металлоломная гитара»? – спросил Бухай. – Это что, в честь металлистов?

   – Да нет, – ответил Мэтр Брамс. – Просто главный приз, гитару эту, делают из того металлолома, который у нас собирают в пункте приёма цветных металлов. Ну ладно, господин Бухай, мне пора. Сколько с меня?

   – Девять уёев, – ответил Бухай.

   Мэтр Брамс полез в карман, вынул оттуда десятку, дождался, когда Бухай найдёт сдачу, после чего откланялся и отправился в Городской Парк Культуры Распития Алкогольных Напитков, сокращённо называемый ГПКРАН или Кран-парком. Там Мэтр Брамс надеялся отдохнуть, отоспаться на свежем воздухе среди ансамбля статуй «Кама в Сутре», и возможно, встретить очередную музу в кустах. А Штопор с криком «Ой, горячо!» выскочил из духовки, напоролся на Жрачку и прожёг тому дыру в фартуке.

   Как только мэтр Брамс ушёл, в кафе начали заходить посетители, желающие позавтракать. В то утро были только постоянные клиенты: бизнесмен Загребайтис со своей женой Шмоткой (он любил загребать деньги, а она любила тратить их на шмотки), человек по имени Крышун, который был крышей бизнесменов Загребайтиса, Валютниса и Спекулянтиса, пенсионер Дрындун, подрабатывающий на городском рынке менеджером по маркетингу (он ходил взад и вперёд по рынку и смотрел, кто, что и почём продаёт, а потом докладывал потенциальным покупателям), и коллега Мэтра Брамса по роду деятельности – мистер Ёкс, единственный во всём городе писатель-поэт-сценарист-режиссёр-вокалист-хореограф-астролог-временно-безработный.

   Естественно, когда вся эта компания затарилась в кафе, Хряпинс и Лыбинс неохотно начали работать, подходя к каждому и спрашивая:

   – Что заказывать будете?

   Первыми пришли Загребайтис со Шмоткой, к ним подошёл Хряпинс и спросил, что они будут заказывать. Шмотка ответила так:

   – Мне, пожалуйста, лёгкие спагетти под французским соусом, чашечку кофе и пирожок с мякотью яблок, залитый вишнёвым джемом.

   Загребайтис добавил:

   – А мне грибной суп и пару бутербродов с икрой на закуску.

   – Один момент! – сказал Хряпинс и отправился на кухню.

   Войдя на кухню, он заорал, пытаясь перекричать шум миксера:

   – Ширька! Вали в тарелку макароны, бухни сверху это месиво из помидоров, которое мы вторую неделю никак съесть не можем, разведи в чашке порошок из пакетика с кофе и метни сверху эту твою яблочную размазню в тесте. Да, и полей его сверху прошлогодним вареньем с огорода. Чуть не забыл, ещё плесни в чашку мухоморного бульона и мазни пару кусков хлеба овощным пюре, тем, что у нас вместо икры.

   Когда Хряпинс закончил, Жрачка выключил миксер, а Ширька переспросил:

   – Чего?

   Хряпинсу пришлось повторить заказ, после чего Ширька навалил в тарелки всего вышеописанного, а Хряпинс понёс это Загребайтису и Шмотке. Сам Загребайтис ничего не заметил, потому что от мухоморного бульона у него пошли такие глюки, что он даже поверил в то, что на бутерброде у него не овощная мазня, а чёрная икра. Шмотка всё же заметила, что чего-то в её заказе не хватает, и спросила у Хряпинса:

   – А что, оформить получше никак нельзя было?

   – Не за такую цену, мадам, – ответил Хряпинс, показывая ей счёт.

   Шмотка кивнула в сторону Загребайтиса и начала уплетать спагетти. Загребайтис, увидев счёт, полез в карман за кошельком, но от мухоморов у него в глазах начало двоиться, и он сказал Хряпинсу, протянув кошелёк:

   – Бери, сколько нужно!

   Хряпинс, оправдывая своё имя, хряпнул столько, сколько Стыбзер ему и за месяц не отстёгивал в качестве зарплаты. Отчасти это было потому, что у Загребайтиса не было мелочи. Короче говоря, Хряпинс вытащил из кошелька Загребайтиса бумажку в пятьсот уёев и вернул кошелёк его владельцу. Загребайтис, ничего не заметив, сунул кошелёк в карман и допил свой мухоморный бульон.

   Следующим в кафе вошёл Крышун. Он долго не мог протиснуться через дверь – если он пытался пройти лицом вперёд, то плечи оказывались шире дверного проёма, а если пытался пройти боком, то живот застревал. Короче говоря, когда Крышун торчал в дверях в позе Винни-Пуха, на помощь ему пришла Затирщица, которая собиралась вытереть порог и одной рукой втащила в кафе образовавшееся препятствие. Крышун крякнул, рыгнул, достал из кармана десятку и сунул её Затирщице в карман облезлого халата. Затирщица, поняв, что ей что-то обломилось, начала драить Крышуну кожаные ботинки с серебряными бляхами, потом как-то нечаянно съездила ему тряпкой по картофелеобразному носу, и в итоге Крышун дал ей ещё десятку, чтобы она отвязалась. Затирщица послушно начала драить пальму. Крышун же взгромоздился на стул, стукнул кулаком по столу, отчего у стола отвалилась ножка, одна из шести, специально для подобных случаев, и к нему подошёл Лыбинс с улыбкой до затылка.

   – Что будете заказывать? – спросил Лыбинс.

   – Хавки и побольше, – ответил Крышун.

   – Ясно, – сказал Лыбинс и побежал на кухню.

   Вбежав туда, он крикнул:

   – Жрачка! Чего у нас в печке?

   – Поросёнок, – ответил Жрачка.

   – Или Штопор, – поправил его Ширька.

   – Давай его сюда, Крышун пришёл! – сказал Лыбинс.

   – Ему, пожалуй, мало будет, – пробормотал Ширька, закрывая животом дверь холодильника. – Добавлю-ка я овощей.

   Через десять минут Крышуну принесли огромное блюдо с жареным поросёнком, десятком картофелин в мундире, парой-тройкой крупных солёных огурцов и огромным кабачком. Блюдо это Хряпинс и Лыбинс несли вдвоём, а Штопор с Опохмелкой помогали им не потерять равновесие. Крышун, облизнувшись, умял всё за полчаса.

   Пока Загребайтис пил свой мухоморный бульон, Шмотка пыталась оценить по достоинству Ширькину яблочную размазню, а Крышун лопал поросёнка с овощами, бармен Бухай обратил внимание на телевизор, тихо работавший в углу, достал из-под стойки пульт дистанционного управления и прибавил звук. Когда звуки телевизора разлились по всему кафе, все оторвались от еды и уставились в экран. Исключение составлял Крышун, который одновременно мог и смотреть, и есть. Дело было в том, что ел он руками и не глядя. По телеку показывали океан, пустой песчаный пляж и тараторящего человека с микрофоном. Этот человек говорил следующее:

   – В нашем телесупершоу «Последний дикарь» победил человек, который зубами подгрыз пальму, чтобы добраться до кокосовых орехов, растущих на вершине. Съев орехи вместе со скорлупой, он принялся за пальму, а когда он съел весь ствол и большую часть пня, наш герой решил перейти на мясо и съел трёх других участников шоу, а также одного из наших операторов вместе с видеокамерой. Огромное спасибо нашим спонсорам и страховой компании «Рожки да ножки», которая согласилась застраховать наши жизни. А победитель шоу получает золотую медаль и запас еды в консервах на всю оставшуюся жизнь. И я ещё раз напоминаю вам, что наш генеральный спонсор – консервный завод «Ржавая тухлятина». А теперь слово самому победителю!..

   Далее на камеру накинулось какое-то волосатое существо, попытавшееся укусить объектив, и началась реклама. Бухай выключил звук.

   – Во, блин, чувак даёт! – воскликнул Крышун, сделавший паузу, но не для «Твикса», а для отрыжки. – Я бы на его месте не только пальму, но и весь лес бы сожрал!

   Видимо, Крышун хотел ещё что-то сказать, но отрыжка у него кончилась, и он снова накинулся на поросёнка. В ближайшие двадцать минут от него доносилось только чавканье. Затирщица, поглядев на пальмы из телевизора, перевела взгляд на свою собственную пальму, листья которой она драила. Тщательно осмотрев эту пальму, Затирщица покачала головой, снова достала из кармана грязную тряпку, смачно плюнула на неё и начала с удвоенным усердием втирать получившийся состав в листья пальмы, чтобы они блестели.

   Бухай, увидев в телевизоре что-то интересное, снова включил звук. Там шла реклама нового реалити-шоу: показывали кадры с огромной очередью к бесплатной столовой, а голос за кадром мрачно тараторил:

   – Через неделю на нашем канале стартует новое реалити-шоу «Голодуха», в котором мы покажем вам нелёгкую жизнь людей, стоящих на бирже труда. Победитель нашего реалити-шоу «Голодуха» получит полностью оплаченный обед на десять персон. И спасибо нашему генеральному спонсору, ночному сторожу ресторана «Обжираловка со вкусом». Смотрите наш канал и не переключайтесь.

   Поняв, что так и не дождётся ничего интересного, Бухай снова выключил звук в телевизоре.

   А Хряпинс и Лыбинс тем временем обслуживали Дрындуна и мистера Ёкса, которые сидели за одним столиком и что-то обсуждали.

   – Да, мистер Ёкс, тяжёлая ситуация на нашем рынке, скажу я вам! – говорил Дрындун, который после выхода на пенсию стал профессиональным менеджером по маркетингу и даже выучил пару экономических терминов. – Ну что это такое, вчера привезли три машины огурцов и началась такая конкуренция, что цену сбавили до трёх уёев за килограмм! Я как сразу начал звонить своим клиентам, так чуть батарейку в сотовом телефоне не посадил! Комиссионные были… Пятнадцать уёев за один день! И это только на огурцах! Про укроп с петрушкой я уже вообще молчу! А сегодня от этих огурцов осталось только два ящика, и цена снова подскочила до шести уёев за килограмм! Ну ничего, один из грузчиков, Материще, сказал мне по секрету, что завтра Спекулянтис привезёт две машины картошки. Вот, если цена снизится, и клиентам ещё нужна будет картошка…

   – Всё это замечательно, мистер Дрындун, – сказал мистер Ёкс. – Однако меня больше интересуют макароны быстрого приготовления и бульонные кубики с хлебом.

   – Всё ясно, – сказал Дрындун, улыбнувшись беззубым ртом. – Могу сказать вам по секрету, что в ларьке Матрёны завалялся лишний ящик с макаронами этими. Бизнесмены, когда ящики считали, обсчитались. И Матрёна решила получить с этого дела выгодную экономическую прибыль, так что она продаёт эти штуки по уёю за пачку. А если весь ящик возьмёте, она даёт десятипроцентную скидку. Согласитесь, это неплохо.

   – Действительно, – сказал мистер Ёкс. – Брамс тоже говорил, что ему макароны оптом нужны. Прихватим его, сбросимся напополам, и пойдём к вашей Матрёне.

   – Хорошо, – сказал Дрындун. – Только перекусим сначала. И с вас пять уёев за консультацию.

   – Конечно-конечно, – сказал мистер Ёкс, протягивая ему пятёрку.

   – Ну, а теперь закусим, – сказал Дрындун и повернулся к Хряпинсу и Лыбинсу. – Так, ребята, мне пакет сухарей и похлёбку.

   – А мне как всегда, – сказал мистер Ёкс.

   – Китайские макароны с палочками? – спросил Лыбинс, улыбнувшись.

   – Да, – ответил мистер Ёкс.

   – Любите вы макароны, я смотрю, – сказал Дрындун.

   – Просто денег больше ни на что не хватает, – сказал мистер Ёкс.

   – Бывает-бывает, – вздохнул Дрындун. – Мне вот моей пенсии хватает только на то, чтобы за сотовый телефон платить и за квартиру. А остальное – чисто за счёт маркетинга.

   – Везёт же вам, – пробормотал мистер Ёкс, уплетая свои макароны.

   Покончив с похлёбкой и сухарями, Дрындун сказал:

   – Сейчас Матрёне позвоню, спрошу, почём она ящик продаёт.

   Он достал из кармана сотовый телефон и положил его на стол. Потом он достал из другого кармана спичку и сказал:

   – Мистер Ёкс, не подержите телефончик, пока я номер набираю?

   – Конечно, – сказал мистер Ёкс, взяв в руку телефон.

   Дрындун поднёс к глазам полевой бинокль, висевший у него на шее, взял в руки спичку, склонился над телефоном и начал спичкой набирать номер. Закончив, он резко сунул спичку в карман, бинокль снова повис у него на шее, а телефон Дрындун выхватил из руки Ёкса и прижал к уху.

   – Алё, Матрёша! – заорал Дрындун в телефон так, что было слышно на всё кафе. – Это маркетинговый отдел. Ну, я, кто же ещё! Слушай, у тебя там этот ящик с макаронами всё ещё валяется? Я покупателя нашёл. Ну конечно, на весь ящик со скидкой. Ясное дело, мои комиссионные… Чего? А, ну ладно! Мы через часок зайдём. Окей, Матрёша? Забили! Баюшки!

   Дрындун оторвал телефон от уха и сказал:

   – Мистер Ёкс, не могли бы вы его выключить? А то с биноклем возиться неохота!

   Мистер Ёкс взял телефон в руку и мизинцем нажал на маленькую кнопочку, обозначающую «сброс».

   – Спасибо, – сказал Дрындун, пряча телефон в карман. – Пойдём сейчас искать вашего Брамса. Официант, счёт!

   – Наверно, Брамс в парке, – сказал мистер Ёкс. – Он сейчас обдумывает проект нашего концерта на тамошней сцене.

   – Хорошо, – сказал Дрындун. – Чёрт, ничего не вижу в этом счёте!

   Он снова поднёс к глазам бинокль, посмотрел на счёт, разглядел сумму и заплатил. Когда они уходили, Крышун остановил Дрындуна, схватив его за рукав.

   – Слушай, маркетинг! – сказал Крышун. – До меня тут слухи добредают, что в город ввезли партию китайских зажигалок без моего согласия и без договора со мной. Слышь, если вдруг эти фейерверки на рынке выплывут, ты мне на мобилу сбросишь?

   – Маркетинг баз аванса не работает, – ответил Дрындун.

   Крышун хотел сунуть ему десятку, но мелочь у него кончилась, и Дрындун получил пятьдесят уёев, половину своей пенсии.

   – Благодарю покорно! – сказал Дрындун. – Значит, как только увижу партию китайских зажигалок, сразу вам позвоню!

   – Молодец, – сказал Крышун. – Топай дальше!

   Жизнь между тем продолжалась. Время завтрака в кафе сменилось на время обеда, а господин Черезжопинс снова обжулил компьютера в карты. Бедного компьютера спасало от отчаяния только то, что у него были железные нервы и полностью отсутствовали эмоции. На обед в кафе завалилась другая компания, которую вовсе не обязательно описывать полностью. Однако было и нечто нестандартное. Где-то в три часа по уйёклмновскому времени на перекрёстке пешеходных улиц Ёпрст и Трёхбуквенникской затормозил «Лимун-Зил-Бычок-Безрогий», принадлежавший Лесли Членсу. Из данного автомобиля вылез седой старичок с короткой стрижкой и три его телохранителя.

   – Подождите на улице! – обратился старичок к телохранителям, которые тут же заняли позицию и приготовились отстреливаться в случае чего.

   Сам Лесли Членс зашёл в кафе и направился было к стойке, но Затирщица тут же огрела его своим ведром по голове с криком:

   – Ноги вытирай!

   Телохранители, поняв, что что-то произошло, вломились в кафе и приготовились стрелять, но Лесли уже сказал им: «Не надо!» и начал вытирать ноги.

   – Вот так, – сказала Затирщица, начиная выталкивать телохранителей. – А вы чего тут своими игрушками размахались? Или вытирайте ноги и заказывайте обед, или выметайтесь! И нечего мне в лицо ствол совать! У меня внуки каждый день с утра до вечера с такими играют!

   Телохранители поспешили удалиться, Лесли Членс отправился к стойке бара, а из внутренних помещений на шум прибежал господин Черезжопинс.

   – Что случилось? – спросил почтенный владелец кафе. – Почему Затирщица гремит вёдрами?

   – О, всё в порядке! – сказал Лесли Членс. – Это я слегка нарушил устав вашего заведения, господин Черезжопинс. Но всё в порядке.

   – Ой, господин мэр! – воскликнул господин Черезжопинс. – Как я рад, что вы почтили своим присутствием наше кафе! Мы так рады! Выпивка за счёт заведения!

   – Не стоит, – сказал Лесли Членс. – Я предпочитаю заплатить за выпивку, чем предоставлять вам налоговые льготы.

   – Как прикажете, – сказал господин Черезжопинс, сделав Бухаю знак, означавший «напои его».

   Бухай всё понял, а господин Черезжопинс удалился в свой кабинет. Лесли Членс заказал что-то из напитков, обратив внимание на бэйдж, закреплённый у Бухая на рубашке. Там было написано «бармен» и имя Бухая, только на карточке оно почему-то писалось через восклицательный знак, как глагол в повелительном наклонении. Лесли Членс покорился этому повелению и выпил. Через полчаса он уже достиг вполне достаточной стадии опьянения. И как раз в этот момент в кафе завалились Мэтр Брамс с мистером Ёксом.

   Мэтр Брамс и мистер Ёкс собирались слегка отметить удачную покупку ящика с макаронами, и для этого направились в кафе. Однако, увидев машину мэра, наши герои решили воспользоваться случаем и попросить у него денег на развитие культуры. Лесли Членс уже допивал пятнадцатую рюмку и собирался попросить Бухая налить ещё, когда к нему подбежали Брамс и Ёкс и начали наперебой кричать:

   – Господин мэр, дайте денег на культуру, дайте денег на культуру!

   – Спокойно! – сказал Лесли Членс пьяным голосом. – Чего надо?

   – Господин мэр, не могли бы вы выделить небольшой финансовый транш на нужды деятелей культуры в нашем городе? – спросил Мэтр Брамс. – Мы собирались даже провести концерт местной группы «Заплесневелый отстой» в Кран-парке, среди статуй «Кама в сутре». Но только, понимаете, на это деньги нужны. А ещё наша группа собирается съездить в соседний город на фестиваль…

   – Спокойно, – повторил Лесли Членс. – Излагайте помедленнее. Я не догоняю.

   – Денег дай! – крикнул мистер Ёкс.

   – Ну что вы пристали к человеку? – спросил Бухай. – Пусть сначала за выпивку заплатит! Кстати, мистер Членс, не хотите ещё?

   – Нет, спасибо, господин Бухай, не хочу, – сказал Членс. – Сколько я вам должен?

   – Сто двадцать уёев, – ответил Бухай, который иногда считал в уме не хуже калькулятора.

   – Сейчас, – сказал мистер Членс, роясь в кошельке. – Вот, возьмите. И дайте мне сдачу.

   Бухай вручил Членсу сдачу, после чего тот попрощался с гостеприимным барменом, слез со стула и направился к машине. По дороге к нему прилипли Ёкс и Брамс. Причём прилипли они так сильно, что даже все телохранители Лесли Членса не могли отцепить нуждающихся деятелей культуры. Кажется, Членс всё-таки сунул кому-то из них сотню уёев, после чего Брамс с Ёксом отцепились от мэра и начали произносить благодарственные речи, намекая, что надо бы дать на культуру побольше. Лесли Членс, не слушая этих речей, забрался в «Лимун-Зил» вместе со всеми своими телохранителями, и машина рванула с места. Остаётся добавить к этому эпизоду только то, что Лесли Членс ещё несколько дней не выходил из мэрии, опасаясь народа.

   Следующее утро в городе Уйёклмн было ознаменовано массовыми разборками и нарушением общественного порядка. Дело в том, что вечером Крышун назначил стрелку китайцам, которые привезли в город китайские зажигалки без его разрешения. Стрелка, естественно, проходила в Кран-парке, а утром люди, гуляющие в этом парке, увидели новый аттракцион: на высоком дереве, почти на самой вершине, сидел китаец и матерился. На самом-то деле он так звал на помощь, но мало кто из жителей города понимал по-китайски. Короче говоря, в китайца начали кидать тухлыми помидорами и всем, что только подворачивалось под руку. Другой китаец был обнаружен на рельсах «американских горок» – кто-то привязал его к рельсам морским узлом. Ещё один китаец висел на уличной сцене вместо декорации. А джип «Судзуки», на котором китайцы прибыли на стрелку, валялся вверх колёсами посреди ансамбля статуй «Кама в Сутре». Остаётся добавить только то, что Крышун пришёл на стрелку с одним охранником.

   Примерно в то же самое время, когда в Кран-парке были обнаружены матерящиеся китайцы, в кафе «Уфхцч», что стоит на улице Ёпрст, зашёл Крышун. Он подошёл к стойке бара и заказал у Бухая водки. После третьей рюмки Крышун удовлетворённо крякнул и подозвал к себе Дрындуна, который сидел в углу и уплетал бутерброд с красной икрой, запивая всё это красным вином. Увидев, что Крышун сигнализирует, Дрындун подошёл к стойке.

   – Да-а, здорово я вчера стрелку провёл с китайцами! – удовлетворённо сообщил Крышун. – Один из них чего-то визжать начал, руками махал сильно. Это у них каратой называется. Ну и что вы думали? Он мне ногой в живот заехал, потому что выше не достал, и ему сразу ногу свело. А я его за эту ногу взял, размахнулся и… короче, он где-то в ветках застрял. Другой, значит, китаёза, достаёт пистолет, ну, пока он свою пушку на меня наводил, я его схватил за шею и привязал к какой-то железяке своей ниткой для зубов. Ещё один долго что-то говорил, я так понял, что он меня посылает на шесть направлений. Ну я его, значит, подвесил на какой-то гвоздь. А последний вообще в джипяру забился, ускакать хотел. Ха! Джипяра у них, я вам скажу! Мой «Гранд-Толстяк» и в парк-то сквозь ворота не проезжает, а их самокат даже среди статуй уместился. Я его, это самое, одной рукой за бампер поднял и зашвырнул, понимаешь. А потом сел в своего «толстячка», приехал домой и так проголодался я после этой стрелки, доложу я вам! Велел тут же забить корову. И поел, понимаешь, с таким аппетитом, что от моей отрыжки все стёкла в доме вылетели. Не, в натуре, надо на пластиковые окна переходить.

   – Господин Крышун, не забудьте, что это я сказал вам, где найти этих китайцев, – заметил Дрындун.

   – А-а, помню-помню, – крякнул Крышун. – Ладно, так и быть, держи полсотню. И если ещё какие лохи на рынок сунутся, ты это, докладывай!

   – Как прикажете, господин Крышун! – сказал Дрындун, разглядывая полученную полсотню на свет через бинокль.