Однажды в дождливый вечер

Барбара Макмаон

Аннотация

   Если бы только Джинни могла предположить, какие невероятные, фантастические события последуют после того, как дождливым вечером она позвонит в дверь старинного дома, где живет человек по имени Джон Митчел Холден!..




Барбара Макмаон
Однажды в дождливый вечер

ПРОЛОГ

   Джинни Морган ненавидела весенние каникулы. А причина ее ненависти заключалась в том, что рабочий день удлинялся и в течение двух недель ей приходилось работать в две смены. Выходные дни превращались лишь в приятное воспоминание. Почти вся учащаяся молодежь Среднего Запада стекалась в Форт-Лодердейл, чтобы «оторваться на полную катушку». Они приезжали пить, веселиться и влюбляться.

   Но зато чаевых было больше, чем обычно.

   И все-таки это было ужасное время, потому что всплывали воспоминания, которые большую часть года таились в глубине ее памяти, вызывая непреходящую грусть, когда она смотрела в глаза своему сыну.

   Джинни вытерла стол и сложила на поднос грязные стаканы и тарелки. Где этот чертов помощник, который должен выносить посуду и приводить в порядок столы? Будь она управляющим «Томз фиш шэк», Мануэль был бы немедленно уволен. Она наняла бы кого-нибудь понадежнее.

   Джинни подняла тяжелый поднос, отнесла в кухню и поставила у раковины. От жарившихся редких креветок в воздухе стоял запах горелого жира. Она бросила взгляд на прилавок и, увидев, что ни один из ее заказов еще не готов, отошла от изнуряющей духоты кухни в относительную прохладу зала.

   Привычно оглядев свои столики, Джинни заметила, что группа студенток собирается уходить. Они переглядывались и смеялись, бросая игривые взгляды на парней. Откровенные купальные костюмы были в порядке вещей. То, что задевалось сверху, больше открывало, чем скрывало.

   У нее тоже было парео, которое она надевала поверх бикини пять лет назад, когда…

   Нет, она не позволит воспоминаниям вернуть ее в прошлое! Пора забыть историю Золушки с печальным концом. Теперь она стала старше и мудрее. Больше никогда ее не закружит вихрь безумств и увлечений весенних каникул. Больше она не поверит мужчине, если он признается ей в любви через две недели после первой встречи. Возможно, она вообще никогда не поверит в любовь.

   Она – мать-одиночка, и у нее есть сын, который доставляет ей больше радости, чем она заслуживает. Ее жизнь сложилась совсем не так, как ей хотелось когда-то, но она не променяет Джоуи на весь чай, который есть в Китае, как говаривала ее тетя Эдит.


   Однако за все надо платить. Джинни улыбнулась, когда девушки, выходя из ресторана, помахали ей. Есть надежда на щедрые чаевые! Так и есть, они не поскупились дать ей на чай.

   Джинни положила деньги в карман. Еще несколько долларов, чтобы сделать Джоуи операцию. Она поставила себе цель накопить необходимую сумму, чтобы прооперировать его до того, как он пойдет в школу в следующем году. У маленького мальчика косоглазие. Она изо всех сил старалась защитить его от грубых оскорблений, но в школе он наверняка подвергнется безжалостным насмешкам. Она не допустит, чтобы ее сын страдал.

   Операция не считалась жизненно необходимой, и скудная страховка Джинни ее не покрывала. Надо было платить самой, а ей не хватало нескольких тысяч долларов.

   Джинни сложила посуду и собрала со стола газеты. Ей нравилось читать газеты, которые оставляли посетители. Когда-то она мечтала уехать из Форт-Лодердейла и увидеть Атланту, Вашингтон или даже Нью-Йорк. Но мечты о колледже и путешествиях развеялись как дым, когда она забеременела.

   Она отнесла тарелки и до перерыва обслужила еще два стола, потом взяла газету, вышла на воздух, подальше от шума и суеты и уселась под огромной старой пальмой. «Даллас трибьюн»! На мгновенье у нее сжалось сердце. Она подняла голову – вдали синел океан. Техас. Он был из Техаса.

   Тихонько вздохнув, Джинни уже собралась перевернуть страницу, когда внимание привлек заголовок, напечатанный мелкими буквами:

   «Джон Митчелл Холден и семья жертвуют один миллион долларов благотворительному фонду "Последнее желание ребенка"».

   Джинни не могла поверить своим глазам.

   Джон Митчелл Холден.

   Пяти лет как не бывало. Она снова почувствовала себя молоденькой девушкой, которая увлеклась рослым дерзким парнем. Он очаровал ее, сломил сопротивление и завлек в постель. Две недели блаженства, неземное наслаждение, головокружительный восторг. Он твердил, что она самая хорошенькая девушка на свете. Ей казалось, что она вновь слышит его сексуальный голос, растягивающий слова с типично техасской манерной медлительностью.

   А потом он исчез, не сказав ни слова на прощанье. Весенние каникулы закончились, и он возвратился в Техас.

   Джинни никогда больше его не видела.

   Не зная, как связаться с ним, она изучала телефонные книги и рыскала по Интернету, пытаясь разыскать любых Холденов. Она стала более настойчивой, когда узнала, что беременна. Мужчина должен знать, что ему предстоит стать отцом. Бесполезно. Никто не знал его. Как будто он исчез с лица земли.


   И вдруг эта статья.

   Джинни быстро прочитала статью, в которой упоминалось ранчо в Тамблвид в Техасе. Она вспомнила фантастические рассказы Джона Митчелла о землях, принадлежащих его семье, которые она воспринимала с некоторым недоверием. «Должно быть, он все-таки говорил правду», – мелькнула мысль. Неудивительно, что его имени нет в телефонных справочниках больших городов, – он живет в пятидесяти милях от Форт-Уэрта, в городе, о котором она никогда даже не слышала.

   Статья была посвящена пожертвованию, сделанному им и его семьей. Один миллион долларов!

   Джинни почувствовала, как в ней просыпается гнев. Его исчезновение лишило Джоуи отца. Если то, что написано в статье, правда, у него приличные средства и он мог бы с самого начала позаботиться о Джоуи. Уже больше четырех лет она собирает деньги на операцию, которая избавит мальчика от косоглазия. Ей приходится отказывать себе во всем.

   Ей нужно еще две тысячи долларов, и после операции ее сын не будет косить.

   Джинни перечитала статью. Пожертвование было сделано в память жены и дочери.

   Итак, он возвратился домой и женился на какой-то девушке из Техаса. Она давно поняла, что чувства, которые она питала к Джону Митчеллу Холдену, были безответными. Он мог бы позвонить или написать в Форт-Лодердейл, если бы она хоть что-нибудь значила для него.

   Ее чувства к нему давно умерли.

   Но Джоуи – его сын. И она сделает все, чтобы он узнал о мальчике. Каждый ребенок заслуживает отца. Может быть, отец Джоуи оплатит свою долю в предстоящей операции.

   А если он откажется, разве газеты Далласа не захотят услышать историю о том, как этот щедрый человек и его семья не захотели помочь собственному сыну?

   Джинни поднялась и решительно вошла в кафе. Как только ее смена закончится, она позвонит Джону Митчеллу Холдену. У нее есть название города, и она легко найдет его. Как он удивится, когда услышит голос из прошлого!

ГЛАВА ПЕРВАЯ

   Сквозь дождевые струи Джинни всматривалась в красивые кованые ворота ранчо «Серкл Эйч». Она снова чихнула и высморкалась. Потирая саднящую грудь, она попыталась сделать глубокий вдох. Дышать было больно.

   Это было адское путешествие. Если бы этот чертов мужик ответил хотя бы на одно ее письмо или телефонный звонок, ей бы не пришлось ехать из Флориды в Техас. Однако он игнорировал ее так же, как последние пять лет.

   Но ее это не остановит. Она взяла на работе отпуск на семь дней, выжала из старенькой машины все, на что та была способна, и вот они в Тамблвиде и подъезжают к ранчо Холдена.

   Машина сломалась в Билокси, затем в Бомонте, где они попали в сильную грозу. Простуда мучила Джинни все сильнее, и пребывание под проливным дождем, когда она разговаривала с водителем эвакуатора, добило ее окончательно. Однако она не отступилась. Она не позволит себя игнорировать. Если Джон Митчелл Холден, отказываясь удовлетворить ее требования, думает, что она забудет о них, он просто ее не знает.

   – Мамочка, мы еще не приехали? – послышался с заднего сиденья голос Джоуи.

   – Почти приехали, дорогой, – ответила Джинни.

   В глубине души она надеялась, что Джон Митчелл поможет ей с операцией прежде, чем придется искать мотель для ночлега. Больше всего на свете Джинни хотелось забраться в постель, натянуть на голову одеяло и заснуть до утра.

   Флорида славилась послеполуденными грозами, но, похоже, Техас превзошел ее: грозы бушевали третий день подряд.

   – Мы увидим лошадей? – спросил Джоуи.

   – Не знаю. Боюсь, из-за дождя они в конюшне.

   По обеим сторонам дороги паслись в полях стада коров.

   – А где коровы? – упорствовал он.

   – Посмотри в окно, их там не счесть.

   Огромное стадо растянулось на несколько акров. Быки, стоически повернувшись спинами к ветру, спокойно пощипывали траву под проливным дождем.

   Подъезд к дому, мощеный и прямой, как стрела, был похож на городскую дорогу с двусторонним движением. Одолев небольшой подъем, Джинни увидела впереди огромный белый двухэтажный дом с колоннами – немного безвкусный, но вполне подходящий для семейства, которое может пожертвовать миллион долларов на благотворительность.

   Позади дома виднелись хозяйственные постройки: две большие конюшни, амбар, сараи. Небольшое кирпичное здание слева от дома напомнило ей контору – приземистое, с высокими окнами, как у многих страховых компаний во Флориде.

   «Вот это да!» – подумала Джинни. Она сбавила скорость и огляделась. Хвастливые рассказы Джона Митчелла, которые казались ей выдумкой загулявшего студента, вовсе не были преувеличением.

   Внезапно ее охватило сомнение.

   Может, стоило оставить Джоуи у Мэгги, ее подруги, и приехать одной? У нее промелькнула ужасная мысль. А если Джон Митчелл потребует права на посещение своего сына? Или даже опеку? В статье говорилось, что его жена и ребенок погибли в ужасной автокатастрофе. Возможно, он захочет, чтобы рядом с ним был сын.

   Напрасно она затеяла эту поездку. Ей пришлось взять деньги из сбережений, но она подумала, что возместит расход, если ей удастся заставить отца Джоуи заплатить. Да и повернуть назад, не повидав его, было уже невозможно. Ведь он так близко. И ему нужно увидеть своего сына. Она надеялась, что ему понравится Джоуи.

   – Почему мы не едем, мамочка? Я вижу дом. Там горит свет, а сейчас еще день.

   – Это из-за дождя, милый.

   Несмотря на дневное время, из-за непогоды было так темно, что ей пришлось включить фары. Свет, струившийся из окон, создавал иллюзию гостеприимства. Джинни медленно подъехала к дому.

   Остановившись у парадной двери, она заглушила двигатель и потянулась назад, чтобы расстегнуть на Джоуи ремень безопасности.

   – Перелезай ко мне, сейчас пойдем, – сказала она.

   Кашляя, Джинни ждала, пока он переберется через спинку сиденья. Ей было плохо. Оставалось только надеяться, что встреча пройдет без осложнений.

   – Мы пойдем очень быстро, чтобы не промокнуть, хорошо? – сказала она, распахнула дверцу, и они поспешно направились к дому.

   – Вот здорово! – Джоуи шлепал по лужам.

   «Да, здорово», – подумала Джинни. Они будут выглядеть, как мокрые курицы.

   Дрожа на ветру, она позвонила. Плечи и волосы намокли, а порывы ветра вызывали у нее лихорадочный озноб.

   Дверь открылась, и они увидели пожилую мексиканку, одетую в платье в складку, – поверх которого красовался большой фартук. Черные с проседью волосы были убраны в аккуратный пучок.

   – Что вам угодно? – Она доброжелательно и с некоторым любопытством смотрела на них.

   – Я ищу Джона Митчелла Холдена, – ответила Джинни.

   Джоуи выглянул из-за нее, глядя на женщину широко раскрытыми глазами.

   – Сеньор Холден занят. Он ожидает вас?

   – Нет, но мы приехали издалека. Мне нужно, чтобы он уделил нам всего несколько минут. – Джинни была готова была ждать, сколько бы ни потребовалось.

   Женщина внимательно посмотрела на нее и перевела взгляд на Джоуи. На ее лице появилась добрая улыбка.

   – Войдите. Я доложу сеньору, что вы здесь, если вы скажете, как вас зовут.

   – Джинни Морган. – Она снова закашлялась. У нее сильно болела грудь, и ее внезапно бросило в жар.

   – Росита, кто там? – послышался мужской голос.


   Джинни обернулась и увидела совершенно незнакомого мужчину. Он нахмурился, а затем перевел взгляд на Джоуи.

   У него были темные, коротко стриженные волосы. Он был мускулистым и загорелым, тяжелая челюсть говорила о том, что с ним шутки плохи.

   Может, это родственник Джона Митчелла? Его старший брат? Ему, по-видимому, за тридцать.

   Джинни снова закашлялась. Раздумывать было некогда, она приехала по делу.

   – Я ищу Джона Митчелла Холдена, – отдышавшись, заявила она.

   – Он перед вами, – ответил мужчина.

   Джинни моргнула, перед глазами все закружилось.

   Джоуи выглянув из-за нее и поднял глаза на мужчину.

   – Вы мой папа?

   Это было последнее, что она услышала, прежде чем у нее потемнело в глазах и она упала в обморок.

   Митч бросился вперед и едва успел подхватить ее.

   – Мамочка! – Мальчик уцепился за ногу матери. – Мамочка, что с тобой?

   Он приник к Джинни, глядя на нее расширившимися от страха глазами. Митч наклонился и поднял Джинни на руки.

   – С твоей мамой все будет в порядке, малыш. Ну-ка, давай я отнесу ее в гостиную и уложу.

   Он отнес ее в просторную комнату и положил на широкий диван. Джоуи подбежал к изголовью матери и погладил ее по плечу.

   – Мамочка! – В его голосе звучал страх.

   – Сейчас ей станет лучше. – Митч глядел на потерявшую сознание женщину. На щеках у нее горели красные пятна, дыхание было затрудненным.


   – Вызвать врача? – встревоженно спросила появившаяся в дверях Росита.

   – Пока не надо, посмотрим, придет ли она в себя через пару минут.

   – Я принесу мокрое полотенце. – Росита направилась в глубь дома.

   Это было не лучшее время для нежданных гостей. Именно сегодня его секретарь, работавшая у него уже много лет, сообщила, что ее мать упала и сломала бедро, и, кроме нее, Хелен, ухаживать за ней некому, поэтому она уезжает.

   В Лос-Анджелесе небольшой кризис грозил перерасти в нечто более серьезное.

   Пора было осматривать скот и перегонять его с зимних пастбищ на летние. Этой весной перегон уже откладывали один раз, и вот сейчас снова задержка из-за непогоды.

   У него слишком много дел, и ему совершенно не нужны осложнения.

   – Почему мамочка спит? – спросил ребенок. – Она никогда не спит днем.


   – Как тебя зовут, сынок? – спросил Митч.

   Возглас ребенка «Вы мой папа?» поразил его. Кто они?

   – Джоуи. Мамочка скоро проснется?

   – Думаю, скоро. Джоуи, а как твоя фамилия? Откуда вы?

   Наморщив лоб, мальчик поднял на Митча глаза.

   Митч почувствовал волнение: они напомнили ему голубые глаза Дейзи. Только у мальчика один глаз явно косил. Он плохо разбирался в этом, но все же к этому возрасту уже следовало бы сделать ребенку коррекцию зрения.

   Росита торопливо вошла в комнату с влажным полотенцем. Она положила его на лоб Джинни и дотронулась до ее щеки кончиками пальцев.

   – У нее жар, сеньор.

   – Кто она?

   – Ее зовут Джинни Морган. Она хотела встретиться с вами. Сказала, что ради этого приехала издалека. Может, все-таки вызвать врача?

   Маленький мальчик поднял на него глаза.

   – Вы мой папа? – повторил он свой вопрос.

   – Нет.

   На этот счет сомнений у Митча не было. Во-первых, он никогда не видел этой женщины; во-вторых, мальчику, вероятно, лет пять, а пять лет назад он был счастливым женатым человеком. Ему даже в голову не приходило изменять жене, потому что он любил Марлис больше жизни.

   Его пронзила знакомая боль. Переживет ли он когда-нибудь эту утрату? Привыкнет ли к зияющей пустоте в сердце, которое было наполнено любовью к ней и Дейзи?

   – Мамочка сказала, что мы едем повидать папу. Где же он?

   Митч насторожился. Она знает его имя, и она сказала сыну, что он его отец. Какую махинацию задумала эта женщина?

   Он не мог быть его отцом – у него темные волосы и такие же глаза. И можно, при необходимости, сделать тест ДНК.

   – Мамочка! – попросил Джоуи. – Проснись, мамочка!

   Митч почувствовал ком в горле. Ребенок выглядел до смерти испуганным. Он вспомнил, какой была Дейзи в этом возрасте – звонкий смех и неистощимая энергия. Ребенок не должен так бояться.

   Митч присел на корточки и взял Джоуи за маленькую руку. И вспомнил, как держал за руку Дейзи, когда они переходили дорогу или шли в магазин. Ему показалось, что он слышит ее звонкий смех.

   – Где ты живешь, Джоуи?

   – Атлантик-Серкл, семьдесят три, Форт-Лодердейл, – уверенно ответил мальчик. Очевидно, мать заставила его запомнить адрес.

   – Во Флориде, – пробормотал Митч.

   – Мы все ехали и ехали, и мамочка сказала, что, когда мы приедем, мы увидим папу. Нам нужны деньги для моих глаз. Как только мне сделают операцию, я стану таким, как остальные маленькие мальчики, а пока я другой.

   Росита бросила на Митча многозначительный взгляд.

   – Увести мальчика, чтобы вы поговорили с его матерью, когда она проснется? – спросила она.

   – Я не оставлю мамочку! – возразил Джоуи.

   – С твоей мамой все будет хорошо, – успокоил Митч, поднимаясь. – Пусть она отдохнет несколько минут. Росита даст тебе печенья и молока. Ты голодный?

   Казалось, Джоуи обдумывает это предложение:

   – Я проголодался, – подтвердил он. – Мы еще не ели. Можно мне пообедать? – попросил он.

   – Ну конечно! Росита, пожалуйста. – Экономка увела мальчика, и Митч потянулся к телефону.

   – Слушаю, босс, – послышался голос Хелен.

   – Пока вы еще здесь, позвоните от моего имени Джеду Адамсу. Здесь молодая женщина упала в обморок у моего порога. Кажется, у нее жар и затрудненное дыхание. Спросите, нужно ли нам везти ее в отделение неотложной помощи.

   – Будет сделано. – Хелен повесила трубку.

   Ничто не могло вывести ее из равновесия: ни незнакомка, потерявшая сознание в его доме, ни любое происшествие на ранчо. Она незаменима. Что, черт подери, он будет делать, когда она уедет неизвестно на какое время?

   Женщина на диване пошевелилась. Телефонный звонок раздался как раз в тот момент, когда она открыла глаза.

   – Холден. – Митч поднял трубку.

   – Митч? Мне сказали, что кто-то у тебя нуждается в медицинской помощи, – послышался голос Джеда Адамса, с которым он учился в колледже. Потом Джед изучал медицину, а Митч специализировался в бизнесе. Их пути редко пересекались, но узы дружбы были сильны.

   – Кажется, она приходит в себя, не вешай трубку. – Митч снова присел на корточки возле дивана, и их глаза оказались на одном уровне. – Вам лучше? – спросил он.

   Джинни мигнула и удивленно посмотрела на него.

   – Что случилось? – Она в смятении оглядела комнату. – Где Джоуи? – В голосе слышался страх.

   Она попыталась привстать, но Митч положил руку ей на плечо и заставил откинуться на подушки.

   – Он в порядке, Росита кормит его обедом. Мы беспокоимся о вас, вы упали в обморок.

   – Упала в обморок? Я никогда не падаю в обморок! – Она потерла лоб. – Я не очень хорошо себя чувствую.

   Митч приложил трубку к уху.

   – Она пришла в себя, и мысли у нее не путаются. Я пришлю ее к тебе. Спасибо за звонок, Джед.

   – Без проблем. Дай мне знать, если буду нужен.


   Митч повесил трубку и выпрямился. Его рост превышал метр восемьдесят, и Джинни пришлось поднять на него глаза.

   – Вы не Джон Митчелл Холден, – тихо сказала она.

   – Был им, когда в последний раз смотрел в зеркало. Но, очевидно, я не тот Холден, которого вы ожидали увидеть. Вот уж не думал, что нас двое.

   Джинни закрыла глаза, чтобы сдержать слезы.

   – Принести вам что-нибудь?

   Она покачала головой.

   – Через минуту я избавлю вас от своего присутствия, извините за недоразумение. Я подумала… Я увидела заметку в «Даллас трибьюн» о вашем пожертвовании благотворительному фонду «Последнее желание ребенка». Мне показалось, что я нашла человека, которого искала много лет. Я хочу сказать, я решила, что вы Джон Митчелл. Мой Джон Митчелл. На самом деле, он, конечно, не мой… но я искала его пять лет и подумала, что мне удалось наконец найти его.

   – Вы проделали такой длинный путь, положившись на статью в газете? Ваш сын сказал, что вы живете во Флориде.

   – Я писала и звонила, но не получила никакого ответа. Я была в отчаянии.

   – Почему?

   Митч сел на стул возле дивана. Джинни не успела ответить, в комнату быстро вошла его тетка Эмилин. На ней было кружевное платье, более подходящее для приема гостей в саду. Но Митч привык к этому. Весь ее гардероб состоял из нарядных кокетливых платьев. Митч вздохнул. Появилось еще одно осложнение, которого ему совершенно не надо!

   – Ах, племянник, я так рада, что ты обратился ко мне в критический момент! Я буду рада помочь всем. Это и есть та бедняжка? Вид у нее действительно больной.

   Джинни в изумлении смотрела на хрупкую пожилую даму с ореолом мягких седых волос. Неужели они члены одной семьи?

   – Как вы себя чувствуете, дорогая? – Дама суетливо подбежала к Джинни и погладила ее по щеке. – У вас жар. Митч, – обратилась она к племяннику, – она вся горит! Нам нужно дать ей что-нибудь от температуры. Аспирин! Я думаю, аспирин – это то, что нужно! И пить. Надо больше пить. Что-нибудь прозрачное – яблочный сок или воду.

   Джинни закашлялась, но Эмилин, прикрыв нос и рот платочком, продолжала порхать вокруг нее.

   – Боже мой, дорогая, какой ужасный кашель! Митч, мы должны сделать что-нибудь. Постельный режим! Куда мы ее поместим – в лиловую или розовую комнату? Я думаю, что лиловый цвет действует успокоительно, а розовый усложнит вопрос с ее жаром, как ты думаешь? Она и так красная, так что розовый цвет совсем не нужен!

   – Что? – Митч бросил на тетку недоуменный взгляд. – Какой вопрос?

   – От розовых стен кожа у нее будет казаться розовой, и как мы тогда узнаем, что у нее нет жара?

   – Если бы она осталась, мы могли бы воспользоваться термометром, – встав, сказал он. – Но она не останется.

   – Митч, ты не можешь выгнать больную женщину в такую грозу!

   – Тетя Эмилин, она посторонний человек, я ничего о ней не знаю. Эта особа приехала из Флориды, и уж до города-то она сможет доехать. А там снимет номер в мотеле.

   – Сейчас я уйду, извините. – Джинни попыталась встать, но колени, словно ватные, подогнулись. Она мягко села на диван.

   – Вот видишь, – победоносно воскликнула Эмилин, – она не может уехать! Если ты не хочешь приютить ее, это сделаю я. Будет, конечно, тесно, но я исполню свой долг и не выгоню больного человека в такой ужасный день!

   Митч с трудом подавил желание возвести глаза к небу и ограничился кивком.

   – Значит, я оставляю ее на твое попечение.

   – Я обо всем позабочусь, Митч, иди работай. Попроси Роситу помочь мне, хорошо?

   – Она сейчас занимается мальчиком.

   Эмилин широко раскрыла глаза.

   – Мальчиком? Почему же ты не сказал мне? Как давно в этом доме не было слышно детского смеха! Где он?

   – В кухне.

   Да, он слишком долго не слышал детского смеха. И никогда не услышит.

   Эмилин выбежала из комнаты.

   Митч вздохнул и посмотрел на женщину: она сидела на диване, машинально потирая рукой грудь.

   Джинни настороженно взглянула на него. Ярко-красные пятна на лице подчеркивали болезненную бледность.

   – Через несколько минут я уйду, я не могу остаться здесь.

   – Эмилин имеет право приглашать кого хочет. Я покажу спальню для вас и вашего сына. Или устроить его в другой комнате, чтобы он не заразился?

   – За четыре дня он бы уже заразился, – возразила Джинни.

   – Вы добирались сюда четыре дня?

   Она кивнула.

   – Были проблемы с машиной. – Она внимательно разглядывала Митча. Ни возрастом, ни ростом, ни цветом глаз и волос он не походил на студента, в которого она когда-то влюбилась.

   – Вы проделали такой длинный путь из-за заметки в газете? – спросил он. Может, ей нужна помощь или деньги на обратный путь? Или она хочет разжалобить его? Крупные пожертвования всегда приводят к многочисленным просьбам организаций. Ими занимается Хелен, но, насколько ему известно, Джинни Морган оказалась первым физическим лицом, лично откликнувшимся на его пожертвование. Такие просители должны иметь дело с Хелен.

   – Я подумала, что это судьба, потому что я нашла Джона Митчелла Холдена именно тогда, когда он мне очень нужен. Он говорил, что у его семьи ранчо в Техасе. Сколько было рассказов об этом месте! Наверное, он все выдумал.

   – Когда это произошло?

   – Пять лет назад. Во время весенних каникул в Форт-Лодердейле.

   – Необузданное веселье, оргии и никакой ответственности. Там вы и познакомились?

   Джинни оцепенела от его издевательского тона. Ее прошлое его не касается!

   Она снова потерла лоб – сил бороться со сном не было. Больше всего ей хотелось оказаться в постели и проспать двенадцать часов.

   – Я не буду мешать вам, мистер Холден. Извините, что причинила столько беспокойства.

   – Останьтесь на ночь, как предложила тетя Эмилин. Гроза не прекращается, и езда в такую погоду опасна.

   Меньше всего ему хотелось, чтобы в доме ночевала незнакомая женщина со своим трогательным малышом, но тетя права: он никого не смог бы выгнать из дома в такую погоду, тем более больную женщину и ребенка.

   – Вы когда-нибудь слышали о другой семье Холден, у которой есть ранчо? – с надеждой спросила Джинни.

   – Насколько я знаю, в Техасе нет других Холденов, которые владеют ранчо. Я член ассоциации скотоводов уже много лет, и уверен, что знал бы.

   – Это был блондин с яркими голубыми глазами. У Джоуи такие же глаза, как у него, – пробормотала она. – Возможно, все это ложь, и на самом деле он работает аптекарем в Нью-Джерси.

   Джинни медленно повалилась на бок.

   – Однако разговаривал он медленно, как техасец, – пробормотала она, погружаясь в сон.

   – Вот черт! – вырвалось у Митча – Джинни заснула.

   Сейчас Росита приготовит постель, и ему придется разбудить незваную гостью или отнести ее в спальню. Если к утру ей не станет лучше, придется опять позвонить Джеду и попросить его приехать.

   А что делать с мальчиком?

   Эмилин захотела, чтобы они остались, значит, пусть сама этим и занимается. Или жена Джека Парланса, старшего ковбоя. Она воспитала троих сыновей и знает, что делать с маленьким мальчиком.

   А ему, Митчу, все это не нужно. И неважно, что кто-то воспользовался его именем пять лет назад!

ГЛАВА ВТОРАЯ

   Постепенно просыпаясь, Джинни блаженно потянулась под одеялом. Впервые за долгое время у нее не болела голова. Она медленно открыла глаза и села. Чужая постель в чужой комнате. Где она? Это не ее спальня и не безликая комната в мотеле, где они останавливались по дороге в Техас.

   Чистое небо, яркое солнце, в окна, украшенные белыми занавесками, видны техасские холмы, по которым бродят многочисленные стада.

   Она вспомнила: ранчо «Серкл Эйч». Она разговаривала с Джоном Митчеллом Холденом – но не с ее Джоном Митчеллом Холденом, а каким-то мужчиной по имени Митч, совсем не похожим на беззаботного студента, к которому она когда-то питала нежные чувства.

   В памяти всплыла фигура Эмилин, потом Джоуи, рассказывавший ей о лошадях, и какой-то незнакомец, измерявший ей температуру. Кажется, ей сделали укол. Может, это был сон?

   Она осторожно откинула легкое одеяло и встала. Ей пришлось ухватиться за спинку кровати, у нее была сильная слабость, но грудь больше не болела, и кашель, кажется, прошел.

   Дверь открылась, в комнату заглянула Росита.

   – Вы проснулись! И встаете? Это хорошо. Я скажу сеньорите Эмилин, а потом принесу завтрак. – Прежде чем Джинни успела ответить, Росита закрыла дверь.

   Где Джоуи? Сколько времени они здесь?

   Джинни заметила у двери свой чемодан, вынула из него чистый комплект одежды и направилась в ванную, чтобы принять душ и одеться. Потом она найдет Джоуи, и они отправятся в путь. Поездка оказалась напрасной. Она не нашла мужчину, которого искала, и не только не – получила деньги на операцию, но истратила несколько сотен на бесполезное путешествие.

   После душа Джинни захотелось снова заползти в постель и проспать еще сутки, но на круглом столике у окна уже стоял аппетитный завтрак: воздушный омлет, свежие фрукты, высокий стакан с апельсиновым соком и чашка душистого кофе. Она не знала, с чего начать.

   Где Джоуи? Не найти ли его? Но несколько минут ничего не значат. Ей так хочется есть!

   Джинни смаковала каждый кусочек. Омлет по-мексикански. Перед отъездом надо будет попросить у Роситы рецепт.

   Надо уезжать. Они едут так медленно, что и ее недельного отпуска не хватит.

   Тихий стук в дверь возвестил о прибытии Эмилин. На ней было нежно-розовое платье с длинными рукавами и кружевной отделкой на вороте и манжетах. Казалось, что она плывет по воздуху.

   – Наконец-то вы проснулись! Как вы себя чувствуете? Мы так беспокоились о вас! Но Джед сказал, что все будет в порядке, нужен только покой и усиленное питание. И он сделал вам укол.

   Эмилин уселась на стул напротив кровати и лучезарно улыбнулась.

   – Джоуи – настоящее сокровище! Он приносит столько радости! В этом доме так давно не было ребенка. Нам всем ужасно недостает Дейзи, ее нет с нами уже два года. В таком большом доме должны бегать дети, правда? Нас в семье было семеро, и мы ужасно любили своих родителей. Моя младшая сестра вышла замуж за Брэдли Холдена, это родители Митча. Ранчо принадлежит Брэдли, хотя им управляет Митч, потому что родители путешествуют. Этим ранчо владели несколько поколений. У меня здесь маленький коттедж. Правда, у Роситы получается вкусный омлет? Я очень люблю омлет со специями. Но я почти всегда готовлю себе сама и прихожу перекусить с Митчем, только когда он здесь. Или когда Росита приготовит что-нибудь вкусненькое.

   Джинни пыталась не потерять нить разговора, у нее закружилась голова от быстрой перемены тем. Когда Эмилин умолкла, чтобы перевести дыхание, Джинни прервала ее монолог:

   – Где Джоуи?

   – Он с лошадьми. Мальчик просто обожает их. Если бы вы остались, вы бы не успели оглянуться, как он бы уже ездил верхом. Когда Дейзи было три года, она уже сидела в седле. Конечно, Митч купил ей спокойного пони. После ее смерти он отдал его. Он никогда не стал бы рисковать, и, если бы вы остались, он бы позаботился о другом пони для Джоуи. Правда, он не обращает внимания на мальчика. Он весь отдался работе, но нам хотелось бы, чтобы он не был таким одержимым.

   Джинни поняла, что Дейзи, о которой говорит Эмилин, – погибшая дочь Митча. Невозможно вообразить мучительные страдания, вызванные потерей ребенка!

   – Ну вот, – просияла Эмилин, видя, как Джинни доедает омлет. – Вкусно, правда? Я так рада, что вы наконец едите.

   – Наконец? – удивилась Джинни.

   – Четыре дня на одном бульоне очень ослабляют, не так ли? – склонив голову набок, сказала Эмилин.

   – Четыре дня? Я здесь уже четыре дня? – ужаснулась Джинни. Не может быть! Она обременяет совершенно незнакомых людей уже четыре дня!

   Митч не мог представить, что одно язвительное замечание способно вызвать слезы и хлопанье дверью. Временная секретарша удалилась, оставив его разбираться с процессом подшивки и хранения документов, которым раньше занималась Хелен. Он вынимал папку за папкой, просматривал и откладывал в сторону. Может, взять кого-нибудь из ковбоев? По крайней мере не будет обид.


   Хелен не звонила и ничего о себе не сообщала. Его раздражение на кандидаток, присылаемых местным агентством, возрастало. Две за три дня. Неужели они не могут найти нужного человека?

   Он почувствовал, что в комнате кто-то есть. Митч поднял голову и увидел в дверях Джоуи Моргана.

   – Детям не разрешается заходить в офис, – сказал он.

   – Леди, которая ушла, говорила плохие слова, – заявил Джоуи.

   – Я слышал, – заметил Митч. Наверное, ему не следовало спрашивать таким саркастическим тоном, знает ли она алфавит. И еще она не могла найти нужную папку. Напрасно он поспешил.

   – Мамочка никогда не ругается, она говорит, что мы должны быта, умнее и не повторять плохих слов, – торжественно объявил Джоуи.

   Митч посмотрел на мальчика. Разве он не сказал, что детям нельзя входить в его кабинет?

   – Мамочке будет лучше сегодня? – спросил ребенок, подходя к нему.

   – Я не знаю, возможно, – рассеянно ответил Митч. «Ага, вот она!» Он вытащил папку из-под груды бумаг. – Послушай, малыш, мне нужно работать. Детям нельзя сюда заходить.

   – Мистер Парланс сказал, что, раз моя мамочка больна, я должен спросить у вас, можно ли мне покататься на лошади. Я правда хочу стать ковбоем. Можно мне поездить на одной из ваших лошадей?

   – Нет, – покачал головой Митч.

   Получив отказ, Джоуи не стал приставать к нему, как Дейзи, он просто слегка приподнял плечи.

   Митч незаметно наблюдал за ним. Ребенок хорошо воспитан и не надоедлив. Джек сказал, что он прислушивается к каждому слову ковбоев и часами висит на ограде загона, разговаривая с лошадьми и гладя любого коня, который подходит к нему.

   Жаль, что он косит! Собирается ли его мать что-нибудь делать с этим?

   В этот момент Джинни Морган стремительно вошла в кабинет.

   – Мистер Холден, я не представляла, что мы здесь так долго!

   – Мамочка! – Джоуи мгновенно повеселел и подбежал к ней.

   Зазвонил телефон.

   – Джоуи! – Она подхватила его на руки и крепко прижала к себе.

   – Ты совсем поправилась? – спросил он.

   – Холден, – сказал Митч в трубку, глядя на Джинни и ее сына. В памяти всплыла Марлис, подхватившая на руки их дочь. Она обожала Дейзи. Боже, как он любил их! Он тоскует о них каждый день.

   Митч отвернулся.

   – Митч говорит, что мне нельзя ездить верхом. Ты можешь найти мне лошадку? – спросил Джоуи у матери.

   Чувствуя, что они мешают, Джинни вывела Джоуи из кабинета.

   – Тс-с-с, он занят. Нет, мы не можем найти лошадку, потому что мы возвращаемся домой. Том уже и так сердится. Я опаздываю на работу, а он не знает, что мы до сих пор в Техасе.

   – Мне здесь нравится.

   – В гостях хорошо, а дома лучше. – Джинни обняла сына, но он попытался высвободиться. Мальчик быстро взрослел, он уже не был покорным малышом.

   Джинни огляделась: офис был оснащен самым современным оборудованием. Она-то думала, что Митч скотовод, но Эмилин уверяла, что, хотя часть года он живет на ранчо, у него роскошные апартаменты в Лос-Анджелесе, Нью-Йорке и Далласе.

   – Ты хочешь посмотреть лошадок, мамочка? – спросил Джоуи, пытаясь стать на ноги.

   Она опустила его на пол и погладила по щеке.

   – Не сейчас. Мне нужно поговорить с мистером Холденом.

   Она посмотрела в открытую дверь. Надо поблагодарить, упаковать вещи Джоуи и отправляться во Флориду. Ее чемодан уже готов.

   – Можно мне пойти к лошадкам? – попросил Джоуи. – Мистер Парланс разрешает мне смотреть на них, если я не буду заходить в загон. Я просто залезаю на ограду и никогда не захожу в загон.

   – Так вот чем ты занимался, пока я болела? – Джинни погладила его по голове.

   Джоуи кивнул, глаза у него сияли.

   – Хорошо, иди, если тебе разрешают. Но мы не задержимся здесь, нам пора возвращаться домой. Как только я поговорю с мистером Холденом, мы отправимся в путь.

   – Может, нам не надо возвращаться? – Лицо у Джоуи омрачилось. – Мне здесь очень нравится. У них есть лошади, коровы и собаки, а в амбаре даже есть кошка! Правда, я не могу погладить ее, потому что она не дается.

   Джинни засмеялась.

   – Беги и попрощайся с ними.

   Джоуи убежал, и она устало опустилась на стул, от слабости у нее кружилась голова. Она уже четыре дня злоупотребляет гостеприимством этих людей. Как можно было так разболеться? Доктор сказал, что у нее едва не развилась пневмония.

   Она предложит Митчу оплатить их пребывание. Это уменьшит сумму, отложенную на операцию, но ничего не поделаешь, нельзя чувствовать себя в долгу перед кем-либо, тетя Эдит всегда внушала ей это.

   Закрыв глаза, Джинни откинулась на спинку стула. Они устроятся на один день в каком-нибудь мотеле, а завтра отправятся домой.

   Нужно позвонить Тому, чтобы он знал, что она не пропала без вести, и Мэгги, своей подруге.

   Размышляя об этом, Джинни задремала.

   Митч повесил трубку, он был удовлетворен разговором. Если Джим сдержит обещание, то в ближайшее время не придется ехать в Лос-Анджелес. Он швырнул папку в угол стола и потянулся к телефону. Тамблвид – небольшой город, и в нем только одно бюро по трудоустройству, которое предлагало весьма ограниченный выбор служащих. Митч был недоволен. Пусть пришлют кого-нибудь еще, те две девицы не подошли.

   За дверью скрипнул стул. Он встал и вышел в приемную. Джинни Морган спала, сидя на стуле Хелен, слегка склонившись вниз.

   Митч протянул руку и потряс ее за плечо. Когда Джинни открыла глаза и посмотрела на него в сонном замешательстве, что-то странно дрогнуло в его душе. Она выглядела такой юной и растерянной. Мягкие шелковистые волосы, глаза мерцают серебристым светом…

   На мгновение ему захотелось коснуться этих волос, пропустить блестящие пряди сквозь пальцы, почувствовать тяжесть этого шелка. Заглянув в серебряные озера ее глаз, он забудет свои сердечные муки.

   Митч нахмурился и отдернул руку. Что это ему вздумалось? Увлечений, даже, легких, у него не будет.

   – Извините, – Джинни поспешно встала, – я опять уснула. Наверное, вы думаете, я ненормальная. Обычно я очень энергичная.

   – Вы тяжело болели, вам надо и сегодня остаться в постели.

   – Я чувствую себя хорошо, и мы скоро уезжаем. Я хотела поблагодарить вас за помощь. Я… гм… хотела бы возместить…

   Митч покачал головой и отступил назад.

   – Не нужно. Надеюсь, вы благополучно доберетесь домой.

   – Спасибо. – Она неуверенно улыбнулась. – Если вы когда-нибудь услышите о Джоне Митчелле Холдене, дайте мне знать, пожалуйста. Я оставлю вам адрес и номер телефона.

   Он пристально посмотрел на нее. Вряд ли существует какой-нибудь другой Джон Митчелл Холден. Может, она приехала вымогать у него что-нибудь? Но она не предприняла никаких попыток, не было даже намеков. Джоуи упомянул что-то об операции на глазах, но Джинни Морган ни разу не затронула этой темы.

   Возможно, эта молодая женщина и правда разыскивает отца своего ребенка.

   – Если я когда-нибудь услышу о своем тезке, я сообщу вам.

   – Еще раз благодарю вас, мистер Холден. – Джинни протянула руку. – Спасибо за гостеприимство.

   Митч пожал руку и удивился ощущению, которое испытал. Она не задержала его руку, не попыталась флиртовать, но между ними пробежала искра.

   – Все-таки для чего вы приехали сюда? – неожиданно для себя спросил Митч. – Джоуи говорил что-то об операции на глазах.

   Она кивнула, слегка вздернув подбородок.

   – Вы, конечно, заметили, что у него косоглазие. Страховка не покрывает стоимость операции, поэтому я откладывала деньги почти с самого рождения Джоуи. Когда я увидела заметку в газете о том, что ваша семья сделала пожертвование фонду «Последнее желание ребенка», мне показалось, что я нашла отца Джоуи. Я подумала… – она замолчала.

   Он прервал ее молчание:

   – Вы подумали, что прищучите его.

   Джинни слегка покраснела.

   Удивительно! Когда в последний раз он видел, как краснеет женщина?

   – Мне не хватает всего двух тысяч, и я подумала, что, если он, вы… Мне показалось, что такое большое пожертвование сделал отец Джоуи. И если он смог пожертвовать так много, то две тысячи долларов на операцию собственного сына не должны казаться ему очень большой суммой. Джоуи – замечательный мальчик, – торопливо добавила она. – Я не допущу, чтобы у него в школе возникли проблемы.

   Митч почесал в затылке. Ему была понятна решимость Джинни. Если бы Дейзи в чем-нибудь нуждалась, он перевернул бы ради нее землю и небо. Подойдя к двери, Митч посмотрел на заваленный бумагами стол. Он не смог помочь своей дочери, когда ему сообщили, что пьяный водитель врезался в машину его жены, Марлис и Дейзи были мертвы уже несколько часов.

   Но, возможно, в его силах помочь другому ребенку.

   Митч повернулся и обвел глазами офис.

   – Вы знаете что-нибудь о канцелярской работе? – спросил он.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

   – Не очень много, – ответила удивленная Джинни. Обслуживание клиентов в ресторане не имело ничего общего с работой в офисе.

   – Вы умеете печатать? Можете отвечать на телефонные звонки?

   Ей вспомнились часы, проведенные за компьютером, когда она искала в Интернете отца Джоуи, и бесконечные письма, напечатанные ею на библиотечных компьютерах и разосланные повсюду.

   – Я могу печатать, но не быстро, а на телефонный звонок может ответить любой человек.

   – Мне нужен секретарь, – объяснил Митч. – Несколько дней назад Хелен, мой личный помощник, была вынуждена срочно уехать домой по семейным обстоятельствам. С тех пор у меня были две совершенно некомпетентные женщины, и в офисе полный хаос после их появления.

   – Меня ждет работа в Форт-Лодердейле, – возразила Джинни.

   – Я предлагаю вам сделку. Джоуи можно будет прооперировать в Далласе, потому что я заплачу недостающую сумму. За это вы будете работать у меня, пока не вернется Хелен.

   Джинни удивленно посмотрела на него. Неужели он хочет оплатить операцию совершенно незнакомому человеку?

   – Как долго будет отсутствовать Хелен?

   – Не имею представления. Возможно, пару недель или месяцев. Мы договорились, что она даст мне знать, когда у нее дома все уладится. Ну как, по рукам?

   Джинни закусила губу – у нее появилась надежда. Но сохранит ли Том место до ее возвращения во Флориду? Впрочем, работу официантки она всегда найдет.

   Джоуи можно немедленно избавить от косоглазия! От этой мысли у нее закружилась голова.

   – Работа только канцелярская? – уточнила она. Не ожидает ли он чего-то еще? Она, конечно, не роковая женщина, но для одной лишь секретарской работы его предложение кажется чересчур щедрым, особенно если учесть, что у нее нет опыта.

   – У меня есть домоправительница, вторая мне не нужна, а Эмилин вполне заменяет хозяйку дома. Помощь требуется только в офисе.

   – Я не смогу работать так быстро и компетентно, как обученный секретарь, – предупредила Джинни. Она что, сошла с ума? Надо немедленно хвататься за его предложение.

   Все как-то слишком невероятно! Наверное, где-то скрыт подвох, но сейчас это ее не волнует – главное, операция будет сделана.

   – У меня есть несколько тысяч долларов, которые мне удалось скопить. Я обращусь в банк, чтобы их перевели сюда, – сказала она. – Вам не нужно оплачивать всю операцию.

   – Я же сказал, что позабочусь об этом, – возразил Митч. – Обсудим после операции. Вы можете начать работу сейчас?

   – Мне не верится, что вы предлагаете сделать это ради меня. Ради Джоуи.

   Митч прищурил глаза.

   – Я делаю это ради Дейзи, – сказал он после продолжительного молчания.

   Раздался телефонный звонок.

   – Ответить?

   Митч колебался, глядя на ее бледное лицо.

   – Поработайте до обеда, а потом отдыхайте. Завтра будет полный рабочий день. Ответьте: «Холден энтерпрайзиз». – Он кивком указал на телефон.

   Джинни подняла трубку, ее голос прозвучал уверенно и твердо. Она видела по телевизору, как ведут себя первоклассные секретари.

   Джинни прикрыла рукой трубку.

   – Некий мистер Бейкер из банка.

   – Я поговорю с ним из кабинета.

   Джинни не вешала трубку, пока не услышала голос Митча. Она не могла справиться с волнением. Через несколько недель ее сын станет обычным, нормальным мальчиком. Благодаря щедрости Митча Холдена у нее с души свалился камень.

   Но почему он это делает? Найти временного секретаря – не проблема. Зачем ему платить такие деньги?

   И где она будет жить? Как быть с Джоуи? Не может же он бегать без присмотра! Нужно позвонить Тому. И Мэгги. А потом постараться как можно лучше выполнять работу, чтобы отблагодарить Митча.

   Оказалось, что большую часть времени Митч тратит на телефонные разговоры, и благодаря этому к обеду Джинни успела ознакомиться с содержимым всех ящиков и папок в столе Хелен. Она чувствовала себя так, будто вторгается в чужие владения.

   Память у нее отличная, и если Митч попросит ее позвонить кому-нибудь, память ее не подведет, однако многоканальный аппарат со множеством кнопок ее смущал. Если Митч Холден хочет, чтобы она знала, как пользоваться телефоном, ему придется научить ее или ждать, пока она научится в процессе работы.

   Зазвонил телефон – отдельный аппарат, прямая линия.

   – «Холден энтерпрайзиз», – бодро сказала она.

   – Привет, мамочка! Росита сказала, что я могу позвонить и спросить, придешь ли ты обедать. Она приготовила такое – кукурузные лепешки с начинкой, салат и другие вкусности!

   Джинни бросила взгляд на часы – почти час дня.

   – Да, я не откажусь перекусить. Сейчас приду.

   Утро пролетело быстро.

   Митч опять разговаривал по телефону. После того как Джинни перепутала несколько сообщений, она нашла блокнот и начала аккуратно записывать фамилии и номера, решив, что он захочет узнать о каждом звонке.

   Можно ли ей уйти на обед? Или нужно его предупредить?

   Джинни подошла к двери кабинета, держа в руке стопку телефонных сообщений. Митч поднял глаза и прикрыл трубку рукой.

   – Вам что-нибудь нужно?

   – Джоуи позвонил и сказал, что Росита приготовила обед.

   – Принесите мне тарелку, – сказал он и продолжил разговор по телефону.

   Она положила на стол записи и вышла.

   Джинни с наслаждением окунулась в тепло летнего дня. На небе не было ни облачка, в воздухе пахло сухой травой, чувствовался слабый запах лошадей и скота.

   Поднимаясь в дом, Джинни почувствовала, что совершенно измучена. Но Митч не должен думать, что она не справляется с работой, иначе он откажется от своего предложения. Надо как следует поесть, и, может быть, ей даже удастся окончить рабочий день в офисе.

   Или все-таки отдохнуть? Нужно подумать и о том, где они с Джоуи будут жить. Вероятно, Эмилин знает, как найти меблированные комнаты по разумной цене. Если не возвращаться в офис после обеда, можно поехать в Тамблвид и поискать жилье. И детский сад для Джоуи. Дел немало, но все эти трудности вполне преодолимы. Скоро у ее малыша не будет косоглазия! Эмилин и Джоуи уже сидели за большим обеденным столом.

   – Митч не придет? – спросила Эмилин, глядя, не входит ли он вслед за Джинни.

   – Он разговаривал по телефону, когда я уходила, и попросил принести ему тарелку. Может быть, мне сначала отнести ему еды?

   – Нет, дорогая, садитесь и поешьте, вы очень бледная. Вам бы хорошо прилечь после обеда. Моя мама всегда говорила, что женщина должна заботиться о себе, потому что мужчины не будут делать этого за нее.

   – Мама, вот такос – Джоуи держал в руке поджаристую кукурузную лепешку, свернутую в трубочку, внутри которой были мясо, салат и сыр.

   – Выглядит очень аппетитно, дорогой. – Джинни села на место, которое указала ей Эмилин, и вскоре ее тарелка наполнилась вкусным салатом и такос.

   – Посмотришь со мной лошадок после обеда? – попросил Джоуи.

   – Твоей маме надо отдохнуть, – возразила Эмилин.

   – Нет-нет, я не могу. Митч нанял меня на работу, пока не вернется его секретарь. Мне многое надо сделать.

   – Чепуха! Вы совершенно изнурены, я же вижу! Я скажу ему сама.

   Джинни представила, как Митч увольняет ее после первого неполного рабочего дня.

   – Я прекрасно себя чувствую, обед придаст мне силы. Я очень благодарна ему за работу и не хочу рисковать.

   – Тетя Эмилин сказала, что она пойдет со мной смотреть лошадей. А ты не можешь тоже пойти? – спросил Джоуи.

   – Джоуи! Она тебе не тетя.

   – Я попросила его называть меня тетей. Я так люблю малышей! Мне нравилось, когда вокруг меня были дети – маленькие Митч, его сестра и двоюродные братья и сестры. Дейзи была очаровательным, прелестным ребенком.

   – Должно быть, это тяжелая утрата, – тихо сказала Джинни.

   – Да. Ее нет с нами уже два года. Ей было восемь, когда тот проклятый пьяный водитель врезался в их машину. По словам полицейских, ни у Дейзи, ни у Марлис не было шансов выжить. – Эмилин покачала головой. – Некоторое время я думала, что Митч не переживет их гибели. Когда он узнал об этом, он буквально сошел с ума. Потом он просто отгородился ото всех.

   Джинни перевела взгляд на Джоуи. Что бы с ней стало, если бы с ним что-нибудь случилось?

   – Дейзи сходила с ума по лошадям, почти как Джоуи. Она обожала ездить верхом. У нее был очень добрый пони. Когда Митч бывал дома, она не отходила от него ни на шаг. У Марлис не могло быть больше детей, и они оба души в Дейзи не чаяли.

   – Митч предложил доплатить за операцию Джоуи, – призналась Джинни, – он сказал, что делает это ради Дейзи.

   – Неужели? – удивилась Эмилин. – Как неожиданно! – Она протянула руку, чтобы взять еще чаю со льдом. – Он всегда питал слабость к детям. Но с тех пор, как Дейзи умерла, он ясно дал понять, что не хочет, чтобы его племянник, племянница или дети его родственников слишком долго гостили в доме. Я думаю, их присутствие напоминает ему о смерти Дейзи.

   – Мне нужно будет поселиться где-нибудь в Тамблвиде. Может быть, вы посоветуете что-нибудь? – спросила Джинни.

   – Даже слышать не хочу об этом! Вы с Джоуи должны остаться здесь. Я сама присмотрю за ним, пока вы будете работать. И Росита любит детей. У нее их семеро и уже четыре внука. Если вы останетесь здесь, вы сэкономите время на поездки. А когда Джоуи сделают операцию, за ним нужен будет уход, а где ему будет лучше, чем здесь? – Эмилин наградила Джинни сияющей улыбкой и подмигнула Джоуи.

   Но Джинни не могла воспользоваться ее предложением.

   Митч не предлагал ей питание и проживание. Джинни хотела быть независимой и не собиралась злоупотреблять гостеприимством Холдена. Она быстро доела обед, взяла у Роситы тарелку с горячей едой и поспешила в офис.

   Когда она вошла, Митч стоял у факса, глядя, как из него один за другим выползают листы бумаги.

   Он не сразу обратил на Джинни внимание. Потом поднял глаза и поймал ее взгляд.

   – Спасибо, – сказал он, увидев тарелку. – Я голоден.

   – Росита сказала, что вы должны съесть все.

   – Если бы я съедал все, чем кормит меня Росита, мне пришлось бы спать в бараке для ковбоев, потому что ни одна кровать в доме меня бы не выдержала.

   Джинни усмехнулась – похоже, он не такой уж угрюмый.

   – Я могу последить за факсом, пока вы будете есть. Он зажимает бумагу?

   – Нет. Просто я жду полного сообщения, чтобы прочитать целиком.

   – Идите и поешьте, я принесу его. – Джинни протянула ему тарелку.

   Митч взял и пошел в кабинет. Он так проголодался, что готов был съесть все, что прислала Росита. Во время еды он поглядывал в приемную, повернув стул так, чтобы видеть Джинни. Она добросовестно следила за выходящими страницами, складывая их в аккуратную стопку. «Джинсы ей велики. Может, она похудела во время болезни или это природная худощавость? – промелькнула мысль. – Пройдет несколько недель, и от стряпни Роситы она немного округлится».

   Митч нахмурился и отвернулся – что ему за дело до ее фигуры! Она всего лишь посторонняя женщина, которая будет помогать ему до возвращения Хелен. Незнакомка с шелковистыми белокурыми волосами и искрящимися серебристо-серыми глазами. У нее безупречная кожа, удивительно белая для женщины, живущей в приморском городе во Флориде. Может быть, в этом виновата болезнь?

   Он вонзил зубы в сочный сандвич и попытался отогнать ненужные мысли. Все это не имеет никакого значения. Главное, чтобы она не вспылила и не умчалась прочь, как его несостоявшиеся помощницы.

   Джинни принесла доклад и положила на стол.

   Митч кивнул, но она не уходила. Он посмотрел на нее, и ему показалось, что она нервничает.

   – Что-то не так? – спросил он.

   Джинни неуверенно кашлянула, посмотрела на стопку бумаг на столе и, подняв глаза, встретилась с ним взглядом.

   – Просто ваша тетя пригласила нас пожить в вашем доме на время моей работы. Однако питание и проживание не предусматриваются нашим соглашением, поэтому не могли бы вы порекомендовать что-нибудь подходящее в Тамблвиде? Я бы попыталась устроить все это уже сегодня.

   Мысль о жилье не пришла Митчу в голову. Естественно в Техасе ей негде остановиться, она же из Флориды.

   Еще одно осложнение: кто будет ухаживать за ребенком, особенно в послеоперационный период, когда, Митч был уверен в этом, мальчику будет необходим покой? Джинни Морган никого не знает в городе. Она не сможет сосредоточиться на работе, если за ее выздоравливающим ребенком будет присматривать чужой человек.

   Эмилин и Росита избалуют мальчика от радости, что им поручили заботиться о нем.

   – Самое разумное – остаться здесь, – сказал он. – Если вам не нравится лиловая комната, попросите Роситу, чтобы она устроила вас в любой другой.

   Джинни посмотрела на него так, будто он потерял рассудок.

   – Я не могу остаться здесь.

   – Почему же? – Митч откинулся на спинку стула.

   – Вы уже сделали для нас очень много. Я не могу принять еще и это.

   Кажется, она действительно ничего не замышляет. Митч встречал гордых и решительных женщин. «Вот и делай доброе дело, если ради него еще и спорить нужно», – подумал он.

   Доброе дело? Откуда такая мысль? Он просто хочет помочь ребенку. Денег у него достаточно, но они не имеют большого значения: все деньги мира не спасли бы Дейзи или Марлис.

   Обычно, когда Митч думал о них, перед ним всплывали их образы, но сейчас он видел только Джинни.

   – Я должен прочитать доклад и написать ответ. Его нужно отправить по факсу сегодня же. Поищите папку с надписью «Милфорд», почему-то никто не может найти ее. Неужели это так трудно?

   Он положил конец их спору, и Джинни поняла, что возражать бесполезно.

   Митч вздохнул, когда она подошла к бюро для хранения документов и начала открывать ящик за ящиком. Он слышал, как она с грохотом их закрывает. Итак, у леди есть характер. А выглядит такой милой, юной, женственной… Никогда бы не подумал, что она такая темпераментная. Интересно, распространяется ли ее страстность на другие области? Например, когда она с мужчиной?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

   К ужину настроение у Джинни заметно улучшилось. После обеда она несколько часов поработала в офисе, договорилась о визите к врачу на следующий день и по настоянию Эмилин немного поспала. Она почти примирилась с тем, что они останутся на ранчо Холдена до возвращения его помощницы, и согласилась, чтобы Эмилин присматривала за Джоуи. Ей, конечно, не хотелось чувствовать себя в долгу перед незнакомыми людьми, но она была необыкновенно благодарна за возможность сделать Джоуи операцию раньше намеченного срока.

   Джинни жалела, что привезла с собой только несколько пар шортов и брюк. Эмилин всегда была так нарядно одета, а Джинни пришлось довольствоваться старыми брюками и рубашкой. Джоуи, которого только что искупали, тоже переоделся.

   Когда они вошли в столовую, Эмилин уже сидела в конце стола.

   – А вот и вы! Садитесь, пожалуйста, друг против друга, чтобы было красиво. Митч скоро придет, и мы начнем ужинать. Я надеюсь, что сегодня у вас хороший аппетит, потому что Росита стряпала весь день. Вы хорошо поспали, дорогая? – спросила она.

   – Очень хорошо, спасибо. – Джинни усадила Джоуи на указанный стул и обошла стол, чтобы занять свое место. Они не привыкли к такой формальной обстановке. Джинни надеялась, что Джоуи ее не подведет.

   В дверях появился Митч. Он замешкался, глядя на присутствующих. Джинни испугалась, что он повернется и уйдет. Вероятно, ей следовало настоять, чтобы поднос с едой принесли к ней в комнату. Ей совсем не хочется быть яблоком разбора в этой семье. Она облегченно вздохнула, когда Митч быстро вошел в столовую и занял: место во главе стола.

   – Я не знал, что сегодня мы ужинаем все вместе, – пробормотал он, бросив взгляд на тетку.

   – Теперь, когда Джинни уже не в постели и чувствует себя гораздо лучше, я подумала, ты захочешь видеть нас всех за столом. Джоуи может, конечно, время от времени есть с Роситой, но не сейчас, когда его мама выздоровела. Мне кажется, что у Джинни улучшился цвет лица, правда? В тот день, когда они приехали, она была такая бледная! – весело щебетала Эмилин. Она явно была очень довольна.

   Джинни почувствовала, как краска заливает ей лицо, и заметила мрачный взгляд Митча. Сердце у нее быстро забилось. Не совершила ли она ошибку, воспользовавшись его гостеприимством? Она чувствовала, как его близость притягивает ее. Но она не ищет никаких отношений, хватит с нее! Теперь ей нужно думать только о Джоуи.

   Росита принесла глубокие миски с овощами и картофелем. Поставив их в центре стола, она вышла и вскоре вернулась с огромным блюдом, наполненным жареной курятиной и свежим печеньем из пресного теста.

   После замечания Митча ощущение неловкости не покидало Джинни. Она надеялась, что они быстро поужинают и оставят хозяина дома в покое.

   Митч ел молча, как будто ему тоже хотелось быстрее покончить с ужином и выйти из-за стола. Завтра она скажет, что они с Джоуи будут питаться в своей комнате.

   Эмилин, казалось, ничего не замечала и улыбалась малышу, который успешно расправлялся с содержимым своей тарелки.

   – Джоуи, расскажи нам, что ты сегодня делал, – обратилась она к нему. – Мы с тобой ходили смотреть лошадей, а что ты делал потом?

   – Мистер Парланс сказал, что мне можно посмотреть на кошку в амбаре. И он разрешил мне погладить собак. Но я не могу играть с ними, потому что это пастушьи собаки, и он не хочет, чтобы их баловали, – серьезно ответил Джоуи.

   – Чепуха! Эти собаки знают свои обязанности, и, если маленький мальчик поиграет с ними, они не станут от этого хуже. Так ведь, Митч? – воскликнула Эмилин.

   – Эмилин, этим занимается Джек.

   – Но ты можешь сказать ему, что разрешил Джоуи играть с собаками, когда они не заняты! Дейзи играла. Маленькому мальчику нужно иметь собаку.

   Обстановка накалилась до предела. Джинни затаила дыхание, испуганно глядя на Эмилин. Похоже, тетка навязывает Митчу Джинни и Джоуи вместо его погибшей семьи. Если Эмилин станет слишком настойчивой, им придется уехать.

   – Прошу прощения. – Митч оттолкнул стул и встал. Через две секунды он вышел из столовой.

   – Господи, зачем я сказала это! Митч так болезненно реагирует на разговоры о Марлис и Дейзи. Но мне хотелось, чтобы Джоуи поиграл с собаками. Дейзи обычно играла с Софи.

   Эмилин сокрушенно покачала головой, глядя на дверь, в которую вышел племянник.

   Джинни поняла, что им нельзя оставаться на ранчо. Придется найти жилье, пока Митч не попросил ее уехать. Только бы работа осталась за ней!

   Когда они поужинали, Джинни отвела Джоуи в его спальню.

   – Утром мы найдем хорошую квартиру в Тамблвиде, – сказала она, присев к нему на край кровати.

   – Мы можем завести собаку? – спросил Джоуи.

   – Нет, мы поживем здесь недолго. – Джинни отвела у него со лба светло-каштановые волосы и с сожалением покачала головой. – Когда мы вернемся домой, я узнаю, разрешит ли нам управляющий держать в квартире собаку. Хорошо?

   – А лошадь?

   – Только не лошадь! – Джинни засмеялась и обняла сына. – Нам будет тесно в квартире с собакой, куда же мы поставим лошадь?

   Джоуи засмеялся и предложил несколько вариантов, один невероятнее другого. Вскоре они смеялись уже вместе, что бывало очень часто. Джинни наслаждалась счастливым моментом. Она обожала сына и считала, что его отец лишил себя важной части своей жизни. Жаль, что ей не удалось найти его.

   Наконец она поцеловала Джоуи и подоткнула одеяло.

   – Спи спокойно, мой сладкий, – тихо сказала она, представив, что должен чувствовать Митч, потеряв свое дитя. Джинни охватило желание схватить Джоуи и прижать его к груди, чтобы на всю жизнь оградить от беды. Самый страшный кошмар – потерять ребенка. Как Митч пережил это?

   Она спустилась вниз. В доме было тихо, в гостиной и в кабинете горел свет. Джинни заглянула в обе комнаты – в них никого не было.

   Она подошла к лестнице, чтобы подняться в свою спальню. Но что-то заставило ее распахнуть парадную дверь и выйти на широкую веранду.

   Там царила почти полная темнота. В слабом свете, лившемся из окна гостиной, она увидела Митча. Он сидел на стуле, вытянув длинные ноги и засунув руки в карманы брюк.

   – Вы спите? – прошептала она, собравшись уйти на цыпочках.

   – Нет. – Короткий ответ Митча не располагал к разговору, но Джинни не могла откладывать то, что она должна была сказать.

   Она подошла ближе и оперлась на колонну.

   – Я прошу прощения за неловкость, возникшую за ужином, – начала Джинни.

   – Тетя Эмилин имеет право приглашать к ужину, кого пожелает, – сухо заметил он.

   – Утром мы уедем.

   – О чем вы говорите? – Митч встал со стула и теперь был в двух шагах от нее.

   Джинни подняла голову. У него на лице играли тени, но она почувствовала пристальный взгляд темных глаз. У нее перехватило дыхание.

   – Я буду работать с вами, если вы хотите этого, и буду бесконечно благодарна вам за операцию. Поверьте, я верну вам все до единого цента. Но мы не можем жить здесь. Это несправедливо по отношению к вам.

   Митч долго молчал.

   – Я сам решу, что справедливо для меня. Останьтесь.

   – Невозможно, – Джинни покачала головой, – Совершенно невозможно. Мы причиняем вам слишком много неудобств и боли.

   – Не понимаю.

   – Я вижу это по вашим глазам. Вы хотите, чтобы здесь не было ни Джоуи, ни других детей. Эмилин говорит, что вы просто исчезаете, когда приходит ваша сестра с детьми. Я понимаю вас, поэтому мы уедем. Тогда ничто не будет напоминать вам о прошлом, и неугомонный четырехлетний ребенок не будет вертеться у вас под ногами.

   Митч отвернулся, вглядываясь в темноту. Воцарилось молчание. Она собралась вернуться в дом, когда услышала тихий, полный боли голос:

   – Ей было восемь. Восемь! Она могла прожить еще восемьдесят лет!

   Джинни почувствовала ком в горле. Ей хотелось потянуться к нему, выразить сочувствие, но она не знала, как Митч воспримет его. Слова бессильны в такие моменты.

   – Какая трагедия! – прошептала она. – Я сочувствую вам. Как бы мне хотелось вам помочь!

   – Бессмысленная гибель двух дорогих мне людей…

   – Я понимаю.

   Она робко прикоснулась к его руке, он неуверенно обернулся. В полутьме Джинни почувствовала его горящий взгляд. Он наклонился, и она затаила дыхание. Неужели он хочет поцеловать ее? Впервые за многие годы она хотела ощутить власть мужских губ. После того, как Джон Митчелл Холден ушел из ее жизни, у нее лишь изредка бывали встречи, но ни один мужчина не заинтересовал ее настолько, чтобы она пошла на второе или третье свидание.

   Но вспыхнувшее в ней влечение к Митчу заставило ее мечтать о невозможном. Готовая к поцелую, она потянулась к нему навстречу в надежде встретить его губы.

   Наконец Митч повернулся, и с его губ сорвалось бранное слово. Он сошел с веранды и направился к конюшне.

   Джинни медленно перевела дыхание, повернулась и побежала в дом, дрожа от волнения. Она испугалась своих чувств. Ей нужно думать только о деле, потому что это единственный способ отплатить ему за чудесный подарок.

   «В этом виноваты ночь, воспоминания и то, что он стоял так близко, – говорила себе Джинни в спальне. – Он мужчина, я женщина, мы были наедине, а ночь просто волшебная! Он хотел поцеловать не меня, а женщину, чтобы попытаться забыть боль, с которой живет каждый день».

   Когда Джинни скользнула под одеяло, она уже почти убедила себя. Но губы еще жаждали поцелуя Митча Холдена.

   Митч услышал, как хлопнула дверь. Он стоял в загоне и, прислонившись к верхней перекладине, наблюдал за ночным отдыхом лошадей. Тишина оглушала его. Неужели он пытался найти облегчение от боли в поцелуе незнакомой женщины? После смерти Марлис у него не было женщин.

   Он потер лицо руками и с отвращением потряс головой. Она была гостьей и ждала заботы и защиты. Вместо этого ей едва не пришлось отбиваться от его заигрываний.

   Ребром ладони Митч ударил по столбу, заставив лошадей вздрогнуть. Конечно, где-то в глубине у него есть желание почувствовать близость женщины, ощутить ее прикосновение. Но этим он предает Марлис. Проклятье! Почему Джинни наткнулась на его ранчо? И кто выдавал себя за него пять лет назад?

   Он направился к офису. Надо тщательно изучить информацию по делу Холлистера. Возможно, завтра он отправится в Лос-Анджелес и займется этим делом сам.

   К тому времени, как горизонт заалел первыми лучами солнца, Митч опустошил три кофейника, обнаружил подвох, который они не заметили в сделке с Холлистером, и устал как собака. Он оставил Джинни целый ворох готовых к отправке факсов.

   Прежде чем принять душ, он решил немного проветриться, а заодно понять, хочет ли он удержать на ранчо свою временную помощницу и ее сына, или им лучше найти жилье в городе.

   Что-то подсказывало ему, что он не может их отпустить.

   Оседлав любимого коня, Митч направился в степь. Проезжая мимо дома, он бросил взгляд на окно, за которым спала Джинни. И на мгновение почувствовал, как прижимает к себе ее гибкое тело. Митч яростно пришпорил коня.

   Когда Джинни вошла в кухню, Джоуи был уже одет и завтракал.

   – Я не слышала, как ты встал. – Она наклонилась и поцеловала его в щеку. Мальчик с аппетитом ел овсянку.

   – Привет, мама! Я хотел есть.

   – Я приготовлю вам поднос, мисс Морган, – сказала Росита.

   – Можно мне поесть здесь? С Джоуи? – спросила Джинни.

   Она не знала, принято ли это в их доме, но так хотелось позавтракать вместе с сыном в этой солнечной комнате. В спальне ей было бы одиноко.

   – Конечно! Что вы хотите? Сейчас сварятся яйца, подогреваются сосиски, есть печенье и овсяная каша.

   – Все, что вы перечислили. – Джинни села рядом с Джоуи. – Росита, вы не поможете мне найти недорогую квартиру в Тамблвиде, но без договора об аренде? Мы будем жить там только на время операции Джоуи и до возвращения Хелен.

   – Я думала, вы будете жить здесь, в этом доме, – возразила Росита, нахмурившись. – Так мне вчера сказала мисс Эмилин.

   – Будет лучше, если мы поселимся где-нибудь в городе. – Джинни посмотрела на Джоуи и перевела взгляд на Роситу. – Мне кажется, наше пребывание в этом доме не нравится Митчу. Возникают ситуации, которые ему неприятны.

   – Да. – Пожилая женщина грустно кивнула. – Возможно, это из-за ребенка. Но время идет, может быть, вы и мальчик – именно то, что нужно, чтобы помочь сеньору Холдену понять, что жизнь продолжается.

   – Он делает для нас так много, я не хочу создавать ему неудобства, – возразила Джинни.

   – Я дам вам адрес моей подруги Саманты Биллинг. Она работает в агентстве недвижимости и должна знать, кто сдает квартиры на короткий срок. Но сначала вам надо поговорить с сеньором Холденом.

   – Спасибо! Я уверена, он не будет возражать.

   Джинни обрадовалась, что вопрос с жильем почти решился. Она быстро доела завтрак и спросила у Джоуи, кто помог ему одеться.

   – Тетя Эмилин сказала, что такому большому мальчику, как я, уже пора одеваться самому, и, когда ты болела, я так и делал! Теперь я каждый день одеваюсь сам! – с гордостью сказал он.

   Так вот кто заботился о нем во время ее болезни!

   Чуть позже Джинни собралась с духом и пошла в офис. Но Митча там не было. На ее столе лежала кипа бумаг, две стопки сопровождались загадочными пометками. Она увидела адресованную ей записку.

   У Джинни потеплело на сердце, когда она прочитала первые строки его записки. Он уехал, но вернется к тому времени, когда им нужно будет отправиться на прием к врачу, с которым он уже договорился. В отличие от нее, он не забыл об этом. Поиски квартиры на сегодня отменяются.

   За десять минут она научилась пользоваться факсом, и, воодушевленная успехом, обрела уверенность. Связь больше не прерывалась, и принятые Джинни сообщения получались четкими и ясными.

   Митч вошел в комнату, когда в факсе была последняя страница. Джинни растерялась. Нужно ли упоминать о вчерашней ночи или лучше промолчать? В конце концов, ничего не произошло.

   – Доброе утро, – сказал он.

   – Доброе утро.

   Она почувствовала, как краска заливает ей лицо. Неужели это детское смущение никогда не пройдет? Однако Митч, кажется, ничего не заметил и быстро прошел в свой кабинет.

   Он не закрыл за собой дверь, и Джинни видела, как он сел за стол. Наверное, они с Хелен специально устроили офис так, чтобы можно было переговариваться через открытую дверь.

   Снова зазвонил телефон, и Джинни подняла трубку.

   – Вас спрашивает некто Джоель Брэди, – громко сказала она.

   На столе лежали оставленные им папки. Она отложила их, чтобы посмотреть, что еще нужно сделать. Он упоминал об отправке надиктованных лент в Даллас.

   Когда раздался следующий звонок, Митч все еще разговаривал.

   – Это Гарри из Лос-Анджелеса. Передайте Митчу, что иногда его поступки загадочны, но передать по факсу одиннадцать чистых страниц – это уж слишком!

   – Чистых? Но ведь на каждом листе что-то было написано! – воскликнула Джинни, посмотрев на стопку бумаг, лежавшую перед ней на столе. – Кто это?

   – Гарри из Лос-Анджелеса. Вы ведь не Хелен? Где она?

   – Хелен уехала, я ее заменяю.

   И ей это не очень хорошо удается. Джинни бросила взгляд на две стопки бумаг. В одной было только пять листов, и она сразу поняла, какие листы придется послать повторно.

   – Мне не приходилось заниматься этим. Я думала, что факс прошел, потому что я посылала каждую страницу.

   – Ничего не прошло. Как вы вставляли листы? Попробуйте перевернуть их и отправить еще раз.

   – Сейчас же сделаю.

   – Прекрасно! Скажите Митчу, чтобы он позвонил мне, когда освободится.

   Джинни быстро отправила факс. Ей хотелось хорошей работой отплатить Митчу за его помощь, но она оказалась настолько глупа, что не смогла даже послать факс. Из-за ее некомпетентности он может пересмотреть свое предложение.

   Она записала сообщение и присоединила записку к растущей стопке листов. Как он успевает разговаривать каждый день со всеми этими людьми и делать остальную работу?

   Она отвлеклась от бумаг и посмотрела на него. У Митча был усталый вид, но, как всегда, он был безупречно одет. Внезапно он поднял глаза и встретился с ней взглядом, не отводя его почти минуту. У нее заколотилось сердце, она почувствовала растущее возбуждение.

   Было уже одиннадцать часов, когда Джинни привела в порядок свой стол и собралась уйти. Подходило время приема у врача. Надо будет еще найти его кабинет в центре Далласа.

   Митч повесил трубку, вышел в приемную и посмотрел на часы.

   – Нам пора ехать, перекусим по пути.

   – Что?

   Джинни ничего не поняла. Куда он собирается?

   – Я отвезу вас с Джоуи в Даллас.

   – Но я могу добраться сама, – озадаченно сказала она. – У вас много работы.

   – Я поработал ночью и сделал все, что важно. Телефонные звонки подождут. Я отвезу вас, а когда вы освободитесь, заеду за вами. Джед сказал, что осмотр и анализы займут около двух часов. Я поработаю у себя в офисе, пока вы будете у врача.

   – Я даже не знаю, что сказать. Спасибо!

   Значит, ей не придется волноваться, что ее старенькая машина может сломаться в любой момент, и не нужно будет разыскивать врача в незнакомом городе. Она сможет успокоить Джоуи, если он будет нервничать или плакать. Джинни была признательна Митчу.

   Его седан был роскошен. Благодаря кондиционеру в салоне было прохладно, хотя снаружи стояла невыносимая жара. Тонированные стекла позволяли наслаждаться видом местности. Джинни с удовольствием рассматривала пейзаж, проносившийся за окном.

   Джоуи, пристегнутый в своем креслице, изучал картинки в книжке, которую он захватил с собой.

   Джинни терзалась, завести разговор или нет. Она вертела в руках ремешок сумки, не зная, что делать. Обычно она с удовольствием разговаривала с людьми, но тут все было иначе.

   – Ваш офис далеко от приемной врача? – наконец спросила она, не выдержав гнетущего молчания.

   – В двух кварталах. Я дам вам номер телефона. Позвоните, если осмотр закончится раньше. Я доеду быстро.

   – Мы могли бы дойти до офиса пешком, заодно посмотрели бы Даллас.

   – Не нужно. День жаркий, и ваш сын скиснет.

   – Его зовут Джоуи, – заметила Джинни, думая, что Митч ни разу не назвал ребенка по имени.

   – Джоуи. Ему лет пять?

   – Исполнится пять в следующий день рождения.

   – Он рослый для своего возраста.

   – У него был высокий отец.

   Митч бросил на нее быстрый взгляд.

   – Трудно воспитывать ребенка одной?

   – Это имеет свои преимущества, – тихо ответила она. И недостатки тоже, иначе она не разыскивала бы отца Джоуи с тех пор, как узнала о своей беременности. У всех детей должны быть два родителя – даже если они не живут вместе.

   – Сколько вам лет?

   – Двадцать три.

   Митч явно удивился.

   – Вы так молоды?

   – Сколько же, вы думали, мне лет?

   – Больше, хотя вы выглядите хорошо. Вам было восемнадцать лет, когда вы забеременели?

   – Почти восемнадцать.

   Он выругался.

   – О чем думал тот парень?

   – Оглядываясь назад, – вздохнула Джинни, – я, подозреваю, что он вообще не думал. Ему просто хотелось развлечься. Весенние каникулы в Форт-Лодердейле проводятся бурно.

   – Как вы познакомились?

   Его любопытство удивило Джинни.

   – Я подрабатывала официанткой. Я кончала школу, и мне хотелось купить нарядное платье для выпускного бала. Зарабатывать деньги пришлось самой.

   – А родители не могли помочь? Или, по крайней мере, предостеречь вас от свиданий с нахальными студентами?

   – Родители умерли, когда мне было восемь лет. Я жила с тетей Эдит, которая много раз предостерегала меня. Но мне показалось, что я влюбилась. До этого я не испытывала ничего подобного. И он был очень… внимателен. Только после его исчезновения я поняла, что для него это была просто мимолетная связь.

   – Что было, когда вы узнали о своей беременности?

   – Я попыталась найти его. Но не смогла.

   – А потом прочитали заметку в газете.

   – Да. Но я все еще не нашла моего Джона Митчелла Холдена. Вы совсем не похожи на него. Во-первых, вы старше.

   «И опытнее», – мелькнула у нее мысль. Хорошо, что она невосприимчива к его привлекательности. У нее не будет больше любовных фантазий. Реальность жестока, и этот урок она усвоила хорошо.

   – Вы не пытались воспользоваться услугами частных детективов?

   Джинни тихо рассмеялась.

   – У меня не было таких денег. Я даже думала избавиться от ребенка. – Она понизила голос, чтобы Джоуи не услышал. – Но не смогла. Тетя Эдит была против ребенка, но, когда родился Джоуи, очень здорово помогала мне. Она души в нем не чаяла.

   – Не чаяла?

   – Да. Она умерла два года назад. Совершенно нелепый несчастный случай. Автобус наехал на бордюр и врезался в людей на остановке. Тетя и еще несколько человек погибли, трое были тяжело ранены. Я очень скучаю по ней.

   Она не только скучала. Джинни просто потеряла свою главную опору. Теперь надо было жить и заботиться о сыне.

   – Итак, у вас есть только Джоуи?

   Она кивнула, обрадованная, что на этот раз он с легкостью произнес имя ее сына.

   – Как видите, я знаю, что значит потерять любимого человека, – мягко сказала Джинни. – Но жизнь продолжается.

   Митч искоса посмотрел на нее. Джинни, задумавшись, смотрела в окно.

   Кажется, у них есть что-то общее. Но это ничего не меняет. И все-таки Джинни нуждается в защите. Ей пришлось многое пережить, но она бросается навстречу судьбе с храбростью, которая восхищает его.

   Митч попытался избавиться от возникшего желания защищать Джинни. Он не обязан помогать ей или ее сыну. Лучше всего – отойти в сторону, отдалиться, пока они не привыкли к его помощи. Он знает, где таится опасность.

   Он высадил их у высокой башни, где находился кабинет врача, и протянул Джинни свою визитную карточку.

   – Не забудьте позвонить мне, если освободитесь раньше. А я буду здесь в четыре часа.

   – Спасибо.

   Джинни схватила Джоуи за руку и, не оглянувшись, направилась к входу. Митч подавил желание последовать за ними. Его ждет работа, и надо держаться подальше от незваных гостей.

   Ровно в четыре часа Джинни и Джоуи вышли на раскаленный тротуар. У Джинни голова шла кругом.

   – Вон Митч! – взволнованно воскликнул Джоуи, указывая на машину возле тротуара.

   – Ты должен называть его «мистер Холден», – наставительно проговорила она и, крепко держа Джоуи за руку, торопливо направилась к машине.

   – Тетя Эмилин называет его «Митч». И ты тоже. Я слышал.

   – До тех пор, пока он сам не попросит называть его по имени, вежливый маленький мальчик должен обращаться к нему так, как я сказала.

   Джинни открыла заднюю дверцу и, пристегнув Джоуи к детскому креслицу, села впереди. Она чувствовала слабость и с облегчением устроилась на удобном мягком сиденье.

   – Как все прошло? – спросил Митч, не включая зажигание.

   – Операцию можно сделать в пятницу, и, если все пройдет хорошо, Джоуи сможет вернуться домой в понедельник. Повязки придется носить пару недель, и ему будет нужен покой. Никакой беготни.


   Ей не верилось, что все происходит так быстро. И все это благодаря Митчу. Ее переполняло чувство признательности.

   – Хорошо, – сказал Митч. Джед помог. Митч попросил его нажать на все пружины, чтобы ускорить операцию.

   Глаза Джинни были полны слез.

   – Это замечательно! Я не могу выразить, как я вам благодарна!

   Митч нахмурился и включил двигатель, машина влилась в поток транспорта.

   – Не стоит благодарности. Вы не выскочили из офиса, когда услышали, что я чем-то недоволен, и не подняли крика из-за папки, которую не смогли найти. Меня это устраивает.

   Джинни кивнула, пытаясь сморгнуть слезы. Для нее это был чудесный подарок.

   Но ведь он мог бы воспользоваться услугами любого секретаря из своего офиса в Далласе?

ГЛАВА ПЯТАЯ

   Митч снова взглянул в сияющие глаза Джинни. Впервые за несколько лет он забыл о прошлом и даже разделял восторг и радость этой женщины. Но затем лицо у него вновь посуровело. Иллюзия счастья не захватит его врасплох. Жизнь имеет обыкновение наносить удары, когда дела начинают идти на лад.

   – Мне не верится, что это произойдет, – повторила Джинни. – Ему придется вести себя спокойно и не наклоняться в течение месяца после операции. Но он будет таким же нормальным, как вы или я.

   – Как любой ребенок.

   Как Дейзи, у которой глаза искрились смехом. Она была очень открытым и дружелюбным ребенком.

   – Не могу передать, как я вам благодарна. Я выплачу вам все до последнего цента!

   – Вы отрабатываете эти деньги, трудясь в офисе. Никакого долга.

   Митч умолк и взглянул в зеркало. Малыш уснул. Как мог мужчина не признать своего отцовства? И что можно сделать, чтобы найти его? Митчу хотелось бы увидеть, как глаза Джинни вспыхнут от счастья.

   Кто же все-таки мог воспользоваться его именем? Судя по тому, что рассказала Джинни, этот человек явно знал его и бывал на ранчо. Однако он не мог припомнить блондина с голубыми глазами, который по возрасту годился бы Джоуи в отцы.

   Джинни откинула голову на спинку сиденья. Может, она тоже уснула?

   Заметив, что она шевельнулась, он обратился к ней:

   – Расскажите мне об отце Джоуи. Никак не могу представить, кто мог воспользоваться моим именем.

   – Я рассказала почти все. Высокого роста, атлетического сложения. Плавал как рыба и любил серфинг. Постоянно носил темные очки, наверное, чтобы скрыть глаза, но тогда я так не думала. Глаза голубые, как у Джоуи.

   – Кажется, вы говорили, он блондин.

   – Да. Высокий, рост метр восемьдесят пять или около того.

   – Что вы делали после того, как он исчез?

   Обычно Митч не расспрашивал незнакомых людей, но сейчас ему хотелось больше узнать об этой женщине и попытаться понять ее.

   – Я окончила школу и поняла, что беременна. О продолжении образования не могло быть и речи. Мне помогала тетя Эдит, и я начала работать в ресторане.

   – Что вы хотели изучать в колледже?

   Она внимательно посмотрела на него, раздумывая, как он отнесется к ее словам.

   – Архитектуру.

   Митч не смог скрыть удивления.

   – Торговые и деловые комплексы?

   – Нет, семейные дома, для разных семей, маленьких и больших. Существует огромное разнообразие архитектурных стилей, начиная с современных и кончая имитацией викторианских и старых фермерских домов. Учитывая место застройки и жизненный уклад людей, я бы создавала жилища для каждого клиента.

   – Вы еще можете поступить в колледж и получить степень.

   – Может быть, когда Джоуи пойдет в школу. А пока мне хватает его и работы.

   Интересно, как ей удается сводить концы с концами, работая официанткой? Она ни разу не пожаловалась.

   В этот вечер обстановка за общим ужином была не такой напряженной, как накануне. Митч очень устал – сказывались две бессонные ночи. Он пытался сохранить отчужденность, но его взгляд все время устремлялся на Джинни Морган, которая с сияющими глазами рассказывала Эмилин о предстоящей в пятницу операции. Она смеялась над забавной болтовней Джоуи, на щеках у нее играл нежный румянец, а глаза говорили о глубокой любви к сыну.

   Митчу захотелось прикоснуться к мягким волосам, отвести их от лица Джинни и поцеловать ее. Но поцелуй заставит его забыть прошлое и обратиться к чему-то новому. Он давно никого не целовал.

   – В пятницу я поеду с вами в больницу, – объявила Эмилин.

   – Не нужно. Мы должны быть там в шесть утра, и придется выехать в половине пятого, – возразила Джинни.

   – Но кто-то должен же быть с вами во время операции, а я не такая уж старая и один раз могу встать рано!

   – Спасибо, Эмилин, я буду благодарна за поддержку.

   Эмилин посмотрела на Митча.

   – Ты поедешь с нами?

   Митч покачал головой. Он заметил, что Джоуи огорчился.

   – Завтра и в пятницу я буду заниматься скотом. Мы задержались с перегоном стада из-за дождей и размокших полей.

   – Этим могут заняться ковбои, – сухо проговорила Эмилин. – Тебе нужно поехать с нами.

   Митч ненавидел больницы, самое страшное известие в своей жизни он услышал именно там. Да и Джинни не нуждается в нем. Ведь если бы операция проходила во Флориде, с ней не было бы никого.

   Эта мысль ему не понравилась.

   – Мы прекрасно справимся сами. Митч не может пропустить рабочий день. Хватит и того, что я не буду работать, – твердо сказала Джинни.

   Митч представил, как ее старый автомобиль ломается и останавливается на шоссе. И кто-то из предрассветного сумрака на полном ходу врезается в нее…

   – Возьмите мою машину, – отрывисто сказал он.

   – Что?

   – Она надежнее вашей.

   – Большое спасибо, с моей машиной все в порядке.

   Митч промолчал. Он не позволит им ехать на ее драндулете. Страшное зрелище горящей машины стояло у него перед глазами.

   После ужина Джинни выкупала Джоуи и рассказала ему о предстоящей операции. Врач дал им специальную книжечку, предназначенную для детей. Митч вошел в комнату, когда Джинни уже собиралась заботливо укрыть Джоуи и подоткнуть одеяло.

   – Привет, мистер Холден, – окликнул его мальчик. – Вы пришли, чтобы тоже уложить меня спать?

   Мальчик улыбнулся, с надеждой глядя на Митча.

   – Я пришел поговорить с твоей мамой, когда она освободится, – проворчал тот.

   – А-а-а, – разочарованно протянул ребенок.

   – Но сейчас Митч здесь, и он поможет мне уложить тебя, так ведь?

   Сердитый взгляд Джинни ясно говорил: «Помоги или убирайся!»

   Митч приблизился к кровати.

   – Спокойной ночи, – произнес он.

   – Вы должны подоткнуть мне одеяло, – напомнил Джоуи.

   Митч натянул одеяло и подоткнул его со всех сторон.

   – Спи спокойно. – Он сделал шаг назад.

   Джинни поцеловала сына и обняла его.

   – Завтра ты расскажешь мистеру Парлансу о своей операции.

   – И о том, что я получу мороженое, – добавил Джоуи.

   – Ну конечно. Я люблю тебя, Джоуи.

   – Спокойной ночи, мамочка! Спокойной ночи, мистер Холден.

   – Называй меня «Митч», – сказал Митч.

   Пусть будет так. Ребенку трудно произносить полное имя.

   Они закрыли за собой дверь, и Джинни повернулась к Митчу.

   – О чем вы хотели поговорить со мной? – спросила она.

   Он стоял слишком близко, она почувствовала, как ее обволакивает его жар… Джинни отступила на безопасное расстояние, но Митч, казалось, не замечал ни ее волнения, ни безумных мыслей.

   – Мне нужно обсудить с вами кое-что по работе. Давайте выйдем на веранду, вечер сегодня теплый.

   Джинни кивнула. Сердце у нее дрогнуло – именно на веранде он был готов поцеловать ее.

   Митч жестом указал на кресла-качалки, и она опустилась в одно из них. Холмы вдалеке постепенно исчезали во тьме наступающей ночи, из барака доносились голоса, иногда раздавались взрывы смеха.

   Митч сел рядом.

   – Завтра я уеду за стадом, и вернемся мы поздно. Если позвонит Стивенсон, соедините его с Хэнком в Далласе. Не думаю, что возникнут серьезные проблемы, но, если они появятся, звоните мне на мобильный.

   – На остальные звонки я должна отвечать, что вы свяжетесь с ними в понедельник?

   – Я возвращусь в конце дня и, если будет нужно, успею позвонить в Лос-Анджелес. Но занимайтесь всем сами, в конце дня включите автоответчик, он будет принимать сообщения в пятницу.

   – Мне отвечать на звонки? Я не знаю, чем вы занимаетесь! Хорошо еще, что я больше не разъединяю поступающие вызовы!

   – Вы схватываете все быстрее, чем обе ваши предшественницы из городского агентства.

   У Джинни потеплело на сердце от этого робкого комплимента.

   – Относительно пятницы… – начал Митч.

   – Моя машина на ходу, – упрямо сказала Джинни.

   – Но тете Эмилин будет удобнее в моей машине, – быстро нашелся он.

   Его лицо терялось в сгущающейся темноте. Действительно, она забыла об Эмилин. Что за дурацкая гордость! Пожилая женщина едет с ними, чтобы помочь, так что надо взять его чертову машину и прекратить спорить.

   – Я не подумала об этом, – пробормотала Джинни.

   – Так подумайте.

   – Я не привыкла к такой большой машине.

   – Кто-нибудь из моих людей мог бы отвезти вас, но они все нужны мне для перегона скота. Когда вы думаете возвратиться?

   – Не знаю. Наверное, когда Джоуи уснет. Может, Эмилин вообще не следует ехать с нами? Боюсь, это займет целый день. Я могу снять номер в ближайшей гостинице.

   – Она хочет поехать, пусть едет. От ее разговоров у вас уши увянут, но зато на время вы забудете о своих волнениях. И она не устанет. Тетя быстро ставит меня на место.

   – Это часто бывает? – Джинни попыталась представить, как хрупкая Эмилин внушает что-то Митчу, который покорно ей внимает. – Она много разговаривает с вами?

   – Иногда.

   – Она наверняка замечательно рассказывает о Дейзи.

   – Мы никогда не говорим о ней, – с усилием произнес Митч.

   – Но почему? Я бы хотела рассказывать о Джоуи, чтобы все помнили его, радовались, что он жил, вспоминали время, проведенное вместе с ним.

   – Воспоминания причиняют сильную боль.

   – Да. Я знаю, потому что с тех пор, как тетя Эдит умерла, я очень скучаю по ней. Но сейчас я уже могу смеяться, вспоминая времена, когда Джоуи был младенцем или когда мы с тетей жили вдвоем. Я делаю все, чтобы сохранить о ней светлую память. – Поддавшись порыву, Джинни взяла Митча за руку. – Расскажите мне что-нибудь о Дейзи.

   Она почувствовала, как его пальцы с силой сжали ей руку. После долгого молчания он заговорил:

   – Я помню, как впервые посадил ее на лошадь. Мы доехали до реки и повернули обратно. Она держала поводья и воображала, что управляет лошадью. Она смеялась и кричала и хлопала поводьями. Я чувствовал на лице мягкие детские волосы. Потом, когда Дейзи пошла в школу, их подрезали, но, когда ей было три года, волосы еще были длинные и пахли цветами. Она смеялась всю дорогу, радуясь, что скачет на большой лошади со своим отцом.

   В каждом слове Митча звучала любовь, и на мгновение Джинни пожалела, что отцом Джоуи был не Митч.

   – А какого цвета были у нее волосы? Она любила овощи? Какая была ее любимая песня? – расспрашивала Джинни.

   Митч заговорил – сначала медленно, затем более оживленно. Он рассказывал о своей малышке два часа, иногда упоминая Марлис, и у Джинни сложился образ дружной, любящей семьи. Как скоро и трагически все закончилось!

   Митч умолк, и она почувствовала, что он все еще держит ее за руку. Не решаясь нарушить удивительное настроение, Джинни не знала, как уйти. У нее было ощущение, что она получила ценный подарок, особенно дорогой, потому что его сделал Митч.

   Он избавил ее от затруднения.

   – Господи, как я устал! Мне надо идти спать, на рассвете мы отправляемся, – глухо проговорил он.

   – Спасибо, что рассказали мне о Дейзи, – тихо отозвалась Джинни, вставая одновременно с ним.

   Митч выпустил ее руку и обнял за плечи.

   – Вы опасная женщина, Джинни Морган! Я не рассказывал о Дейзи с тех пор, как она умерла, и почти забыл все, что было мне так дорого. Вы сделали мне чудесный подарок. Вы вернули мне дочь. Спасибо!

   Он притянул ее к себе и поцеловал.

   Джинни не ожидала этого, вспыхнувшие ощущения захватили ее врасплох. Губы у него были теплыми и манящими. Она никогда не испытывала такого возбуждения. У нее подгибались колени, и она надеялась, что не растает, превратившись в лужицу у его ног. Обняв Митча за шею, она вернула ему поцелуй, вложив в него всю свою страсть. Она вдруг почувствовала себя живой, и, когда Митч медленно оторвался от нее, она расстроилась. Неужели это конец? Они могли бы целоваться всю ночь, и ей было бы мало. Но он ее босс, человек, который помогает оплатить расходы по операции ее сына, а не мужчина ее мечты. И об этом ей следует помнить.

   – Я постараюсь, чтобы в офисе все было в порядке, – задыхаясь, проговорила Джинни и поспешила скрыться в своей комнате.

   Без Митча в офисе было скучно. Джинни отвечала на звонки, принимала по факсу сообщения, клала их ему на стол и подшивала документы. Она гордилась его доверием. Митч привык к другим секретарям, но она справляется.

   Перед обедом прибежал Джоуи, и она разрешила ему поиграть на компьютере, пока у нее был перерыв на обед.

   День показался бесконечным. Джинни прочитала несколько сообщений, но не смогла разобраться в них, только поняла, что, помимо управления семейным ранчо, Митч играет ключевую роль в нескольких крупных корпорациях.

   Она уже собралась уходить, когда перед офисом остановился ярко-красный спортивный автомобиль. Из него вышла высокая стройная женщина. Она бросила взгляд по сторонам и направилась в офис. Темные волосы блестящими волнами спадали на плечи, макияж был безупречен. На ней была рубашка, явно сшитая на заказ, и джинсы от известного модельера, из-под которых виднелись блестящие сапожки из змеиной кожи.

   – Митч здесь? – протянула незнакомка, взирая на Джинни так, словно перед ней стояла инопланетянка.

   – Сегодня он на пастбище, – вежливо ответила Джинни. Она знала, как разговаривать с людьми, даже с теми, которые ей не нравились, а этой женщине явно не было суждено стать ее лучшей подругой. – Я скажу Митчу, что вы хотели его видеть, мисс?..

   – Глория Девон.

   Женщина неторопливо прошествовала к двери кабинета Митча и заглянула внутрь.

   «Неужели она меня проверяет?» – удивилась Джинни.

   На всякий случай она решила быть настороже, быстро поднялась и, подойдя к двери, остановилась рядом с Глорией. Если та сделает хотя бы еще шаг…

   Глория повернулась и, подойдя к столу Джинни, непринужденно уселась на угол, внимательно разглядывая ее.

   – Эмилин сказала, что Митч взял кого-то вместо Хелен. Я живу на соседнем ранчо. Мы с Митчем близкие друзья, очень близкие. Вы не знаете, когда возвратится Хелен?

   Джинни моргнула, почувствовав укол ревности. Вчера Митч поцеловал ее… но он близок с этой женщиной? Конечно, их поцелуй ничего не означает… Почему он должен обращать на нее внимание, если у него связь с такой красоткой? Еще одна причина, чтобы держать эмоции в узде!

   – Я не разговаривала с Хелен и потому не знаю, что она сказала Митчу, – растерянно объяснила она.

   – Я могла бы помочь Митчу в офисе. Ему следовало попросить меня, – заявила Глория, оглядывая комнату. – Скажите ему об этом, ладно?

   Джинни мудро промолчала – поступки ее босса обсуждению не подлежат. Однако мелькнула мысль: как только Митч узнает о предложении Глории, ее часы в офисе будут сочтены.

   Глория встала и еще раз оглянулась, как бы выискивая предлог задержаться. Ничего не обнаружив, она пожала плечами.

   – Передайте Митчу, чтобы он позвонил мне. Завтра у Теда Сэмпсона устраивают барбекю. Думаю, Митч поедет со мной.

   – Вряд ли, – раздался с порога голос Митча.

   Митч вошел в помещение, похлопывая пыльной шляпой о такие же пыльные джинсы. Он выглядел грубым, уставшим, грязным… Но он был прекрасен.

   – Привет, Митч! – радостно воскликнула Глория, явно пытаясь сжать Митча в объятиях.

   Он жестом остановил ее и сделал шаг назад.

   – Я потный и пыльный. Что ты здесь делаешь, Глория?

   – Я уже сказала твоей новой секретарше: завтра вечером Тед устраивает барбекю. Ты, конечно, получил приглашение. Я подумала, что мы можем поехать вместе. Тогда мне не придется ломать голову, как ночью в одиночестве возвращаться домой.

   Ее кокетливый взгляд был весьма многозначительным.

   – Разве твой отец не едет?

   – Нет, он в Эль-Пасо, и его не будет до следующей недели. Поедем, Митч! Встретишься с соседями, повеселишься немного. А то ты стал настоящим затворником.

   Джинни ожидала взрыва: Глория затронула его больное место. Но Митч лишь покачал головой.

   – Ничего не выйдет, у меня уже есть планы.

   – Какие планы?

   – Завтра я везу Джинни в Даллас. У ее сына операция, и я должен быть там.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

   У Джинни едва не отвисла челюсть. Глория повернулась, как ужаленная, и в ярости уставилась на Джинни.

   – Ты поедешь с ней в больницу?! Ты вмешиваешься в их жизнь? Что случилось с твоей знаменитой клятвой держаться в стороне от осложнений и особенно от детей? – воскликнула она, подбоченясь.

   Джинни почувствовала внезапное удовольствие, увидев разгневанное лицо женщины, однако на Митча вспышка Глории не произвела ни малейшего впечатления.

   – Завтра рано утром я везу Джинни в город, и к вечеру мы не возвратимся, останемся в ближайшей к больнице гостинице. – Митч прищурил глаза и внимательно поглядел на свою соседку.

   Если бы взгляды уничтожали, от Глории осталось бы мокрое место.

   Джинни хотела возразить, что ничего не знает о планах Митча, но промолчала. Ее разбирало любопытство. Зачем он рассказал Глории эту небылицу? С ней едет Эмилин, и они уже решили, что остановятся в гостинице. О том, что Митч будет сопровождать их, не было сказано ни слова. Ему ведь нужно перегонять скот.

   – Позвони мне, когда закончишь игру в няньки, – бросила Глория, шествуя к двери.

   Они услышали, как хлопнула дверца машины и завизжали колеса. Только тогда Джинни осмелилась взглянуть на Митча. Он пристально смотрел на нее.

   – Она немного вспыльчива, – пояснил он.

   – Я ожидала вас позже, – произнесла Джинни.

   – Мой конь потерял подкову, и мне пришлось привести его сюда, чтобы поставить новую.

   Это правда? Или просто предлог, чтобы избавиться от настырной Глории? Какие у них отношения?

   Но ее это не касается.

   – Были какие-нибудь важные сообщения? Или у меня есть время привести себя в порядок к ужину?

   – Было два звонка, которые я переадресовала в офис в Далласе. Остальные могут подождать до понедельника. Хэнк прислал длинный факс, и есть еще два небольших. – Любопытство взяло верх. – Вы правда повезете нас в Даллас или это была отговорка для Глории?

   – Правда.

   И Митч отправился принимать душ и переодеваться.

   Джинни смотрела ему вслед. Что произошло? Почему он занимается ее проблемой, помогает совершенно незнакомой женщине?

   Эмилин не могла скрыть удивления, когда узнала, что планы Митча изменились. Она забронировала для них номер в гостинице, но, если с ними едет Митч, ему придется снять для себя еще один номер. Она наблюдала за племянником во время ужина, пытаясь понять, что с ним произошло. Многие месяцы его интересовала только работа, но теперь Эмилин чувствовала, что он что-то замышляет.

   Она задумчиво посмотрела на Джинни, потом на Джоуи и снова перевела взгляд на племянника.

   Сразу после ужина Митч ушел в офис, приказав им лечь спать пораньше, потому что они выедут в четыре тридцать утра.

   Так как в больнице Джоуи должны были переодеть в больничный халат, Джинни позволила ему ехать в Даллас в пижаме. Утренний воздух был свеж, звезды еще ярко сверкали на небе, и до рассвета оставался целый час. Джинни была встревожена. Ей до сих пор не верилось, что операция действительно состоится. Даже когда она вернет Митчу деньги, она не сможет отплатить ему за его доброту.

   Машина быстро мчалась в темноте. Митч говорил мало. Эмилин сидела рядом с ним, попивала кофе, сваренный Роситой, и болтала без остановки. Джинни попыталась расслабиться, но не смогла. Ее дорогому малышу будут делать операцию!

   В больнице Митч организовал все быстро и без суеты. Не успела Джинни опомниться, как Джоуи увезли на каталке, и она осталась в комнате ожидания вместе с Митчем и Эмилин.

   Она беспокойно ходила по комнате, молясь, чтобы Джоуи не потерял присутствия духа, чтобы операция прошла успешно, чтобы не было никаких осложнений.

   – Давайте пойдем куда-нибудь и позавтракаем, – предложил Митч. – Это место нервирует меня.

   – Я не могу есть, – возразила Джинни.

   – А я могу. И вам нужно поесть, потому что Джоуи захочет сразу же уйти отсюда. Вы слишком худая, вам надо прибавить в весе.

   – Митч прав, дорогая, нам потребуется много сил, когда Джоуи вернется домой, так что хороший завтрак не помешает. Нельзя все время смотреть на часы, время тогда будет тянуться очень медленно, – сказала Эмилин, разрешая их спор.

   Джинни сдалась.

   – Только давайте пойдем в больничный кафетерий. Я предупрежу медицинский пост.

   В кафетерии в этот ранний час было почти безлюдно. Джинни решила заказать омлет. Эмилин подошла к прилавку, где были выставлены каши из дробленого зерна. Митч стоял позади Джинни, наблюдая, как повар взбивает яйца, жарит их и добавляет бекон и сосиски.

   – Почему вы передумали и решили поехать с нами? – спросила Джинни, поднимая на него глаза. – Из-за того, что сказала Глория?

   – Нет, я решил еще раньше. Вчера, возвращаясь домой, я подумал: а хотелось бы мне, чтобы кто-нибудь помог Марлис, если бы обстоятельства сложились иначе? Я не знаю, кто использовал мое имя пять лет назад, но это как-то связало нас. – Митч умолк, будто собираясь сделать трудное признание, и затем произнес: – Я никогда не увижу, как повзрослеет моя дочь, как она выйдет замуж и подарит мне внуков, но я всегда любил детей. Да и сейчас люблю. В последнее время я отгородился от них, и это огорчило бы Марлис и Дейзи. Может, моя помощь Джоуи покажет им, что я не отрекся от своих обязательств.

   – Вы добрый человек, Митч. В тот день любой другой захлопнул бы передо мной дверь или заподозрил в мошенничестве, – призналась Джинни.

   Митч огляделся вокруг и наклонился к ней.

   – У меня особая репутация в этом городе, – прошептал он ей на ухо, – не вздумайте никому говорить, что я добрый!

   Джинни рассмеялась, и ее взгляд потонул в глубине жгучих темных глаз. На мгновение она почувствовала острое желание оказаться в его объятиях и найти в них покой. Ей хотелось ощутить прикосновение его губ, в ней пробудилось влечение, сила которого ее испугала.

   Но, как говорила тетя Эдит, то, что нам не вредит, делает нас сильнее. Многие годы Джинни полагалась только на себя, и ничего не изменилось с тех пор, как она встретила Митча. Она не поддастся искушению.

   Она должна быть сильной ради сына, их ведь только двое против целого света. Время, проведенное с Митчем, было волшебным, но оно уже пролетело, и скоро они будут на пути во Флориду. С ней останутся воспоминания и долг, который она никогда не сможет вернуть.

   Они вернулись в комнату ожидания. У двери Митч остановился и взглянул на Джинни.

   – С вами побудет Эмилин, а мне нужно работать. – Он достал из кармана мобильный телефон. – Нажмите здесь и вот здесь, звонок пройдет прямо в мой офис. Позвоните мне, как только узнаете результат.

   – Хорошо, – Джинни взяла телефон. Она была разочарована, но постаралась скрыть огорчение. Митч и так уделил ей времени больше, чем она могла ожидать.

   Как только он ушел, она расслабилась.

   – Ему, наверное, тяжело быть здесь? – спросила она у Эмилин.

   – Митчу пришлось поехать в больницу, когда ему сообщили о Марлис и Дейзи. Он должен был опознать их. Мне кажется, что после этого каждое посещение больницы будет вызывать тяжелые воспоминания, – ответила Эмилин.

   Джинни кивнула. То, что после пережитой им трагедии он приехал сюда, делало его поступок особенно дорогим для нее.

   Утро тянулось мучительно долго. Джинни листала журналы, подходила к окну и старалась не смотреть на часы. Иногда они с Эмилин обменивались несколькими отрывочными фразами.

   Наконец появился хирург и сказал, что операция прошла успешно. Джинни разрешили войти в детскую палату и подождать, пока Джоуи пробудится после наркоза. Левый глаз у него был забинтован, и он выглядел таким бледным и маленьким в большой кровати, что у Джинни сжалось сердце.

   Она позвонила Митчу.

   Он ответил сразу.

   – Привет, это я. Джоуи уже привезли из операционной. Все прошло хорошо. – Джинни разрыдалась.

   – Джинни!

   Она попыталась сдержать слезы, но чувство облегчения было настолько сильным, что она не могла совладать с собой.

   – Говорите же!

   – Все прекрасно, – повторила она, стараясь говорить связно. Какая она нюня! Нужно было успокоиться, прежде чем звонить ему.

   – Я сейчас приеду.

   Джинни не успела возразить, Митч отключился.

   Вошла медсестра, подошла к Джинни и сочувственно погладила по плечу.

   – Тяжело, когда это происходит с детьми, да? – Она протянула ей салфетку. – Но с ним все будет прекрасно. У доктора Тэмиша заслуженная репутация первоклассного хирурга. Джоуи поспит немного, а когда проснется, будет чувствовать слабость и почти сразу уснет опять. У вас есть время выпить чашку чая, если хотите.

   Джинни покачала головой.

   – Я подожду здесь. Извините за беспокойство.

   – Никакого беспокойства. Ему повезло, что у него такая мать.

   Медсестра похлопала ее по плечу, проверила показания Джоуи и направилась к следующей кровати.

   Держа в руке скомканную салфетку, Джинни смотрела, как спит ее сын. С ним все будет хорошо, его глаза больше не будут косить. Она чувствовала облегчение, мучительное испытание закончилось.

   Через десять минут Митч, широко шагая, вошел в палату и направился к Джинни. Она удивленно подняла голову.

   – Митч?

   Он склонился над ней.

   – Как вы? Джоуи в порядке?

   Она кивнула, чувствуя, что слезы снова закипают в глазах.

   – Я спешил, как мог, на дорогах пробки… – Он некоторое время смотрел на нее, а затем ревел взгляд на Джоуи.

   – Если с ним все будет хорошо, почему вы плачете? Какие-нибудь осложнения?

   – Нет, это от радости. – Джинни пыталась остановить новый поток слез скомканной салфеткой. Митч оставил работу и приехал в больницу! Он подумал, что нужен ей. Никто никогда не делал для нее ничего подобного.

   – Возьмите. – Митч сунул ей в руку носовой платок. Когда она промокнула глаза, он притянул ее к себе и обнял. Джинни никогда не чувствовала себя такой защищенной. Она слегка прислонилась к нему, наслаждаясь объятием, ровным, успокаивающим биением его сердца и чувством, что жизнь продолжается и теперь все будет хорошо. Потому что он обнимает ее.

   Наконец Джинни судорожно перевела дыхание и отступила назад, высвободившись из кольца его рук. Нельзя, чтобы начальник обнимал ее, это неправильно.

   К тому же ей это слишком нравится. Надо держаться от него на расстоянии, иначе он подумает, будто она ждет от него чего-то еще.

   Нужно постоянно напоминать себе, что она работает у него. Временно. Когда Хелен возвратится, Джинни уже будет на пути во Флориду.

   Это была гнетущая мысль, но она не отгоняла ее – так будет легче сохранять дистанцию.

   – Спасибо, что пришли. Я просто глупая гусыня – плачу, когда надо радоваться. Но это такое облегчение! – сказала она.

   Митч указал ей на кресло, и Джинни села. Он пристроился на подлокотнике и попросил, чтобы она рассказала ему все, что ей сообщили о состоянии Джоуи.

   Узнав, что после наркоза Джоуи будет слаб и вскоре вновь уснет, Митч настоял, чтобы она пошла в гостиницу и хорошо выспалась ночью.

   – Я хотела остаться здесь.

   – Мальчик будет спать, Джинни, он даже не поймет, здесь вы или нет. Мы в пяти минутах ходьбы от больницы и, если возникнет необходимость, сможем тут же прийти. А вам нужно набраться сил для завтрашнего дня.

   Джинни смотрела на сына, а Митч – на нее. Интересно, они с Эмилин обедали?

   Он поднялся, намереваясь найти тетку.

   – Вы уже уходите? – Джинни перевела на него взгляд.

   – Вы хотите, чтобы я остался?

   – Нет, я чувствую себя хорошо. – Джинни покачала головой. – Вы ничем не поможете.

   Митч знал это, но на мгновение ему захотелось как-нибудь помочь ей, защитить от жизненных невзгод.

   Эта мысль потрясла его. Кажется, он начинает слишком привязываться к ней и ее сыну. И это неправильно. Судьба не сулила ему встречи с Джинни, ее привели сюда поиски другого мужчины, которого она любила и от которого родила ребенка. И не Митч был тем мужчиной.

   Он не может предложить ей то, чего хочет любая женщина, – супружескую верность, отцовство, будущее… Потому что риск сердечной боли слишком велик. Второй раз такой боли ему не вынести.

   – Я поищу тетю Эмилин и возвращусь на работу. Позвоните, если я понадоблюсь.

   Джинни кивнула и сделала попытку улыбнуться.

   – Спасибо, что приехали. Простите, что оторвала вас от дел.

   Она смотрела, как Митч, высокий и крепкий, – идет по просторной палате. Одна из медсестер поспешно уступила ему дорогу и поглядела вслед. Он не смотрел по сторонам – вероятно, ему не терпелось покинуть больницу.

   Но от его прихода у Джинни потеплело на сердце. Он подумал, что нужен ей, и немедленно пришел. И как Митч отличается от человека, которого, как ей казалось, она любила много лет назад! Митч никогда бы не солгал. Конечно, он помог ей потому, что помнил о собственной дочери. И больше ни почему… как бы ей ни хотелось думать иначе.

   Эмилин настояла, чтобы Джинни хоть иногда отходила от постели спавшего ребенка. Когда Джоуи перевели в отделение педиатрии, Джинни немного погуляла по территории больницы. Прогулка была недолгой, потому что ей хотелось быть возле сына, когда он проснется.

   Только в восьмом часу вечера Джинни согласилась уйти с Эмилин. Джоуи проснулся, немного поел и снова заснул. Дежурная медсестра сказала, что он будет спать всю ночь. Капельница дает ему все, что нужно, поэтому он проспит до утра.

   Пообещав позвонить, если мальчик проснется, медсестра прогнала Джинни и Эмилин от кровати Джоуи.

   Джинни чувствовала себя вконец измученной.

   – Мы закажем еду в номер, – сказала Эмилин в лифте гостиницы, – а легкий душ придаст вам силы. Вам надо не только поспать, но и поесть. Мы поужинаем и сразу ляжем спать. Я не привыкла вставать так рано и проводить целый день в чужом месте. Мне даже не удалось вздремнуть!

   – Эмилин, вам не стоило оставаться в больнице весь день, – виновато проговорила Джинни.

   Лифт остановился на их этаже, и пожилая дама направилась в номер.

   – Чепуха! Вы же знаете, что я тоже люблю Джоуи. Мы с Роситой с удовольствием будем ухаживать за ним, пока он не выздоровеет. «Никакого напряжения», – сказал врач. У нас есть карты, настольные игры и видеофильмы. Росита спросила своих внуков, что они больше всего любят, и теперь мы точно знаем, что нравится мальчику его возраста. Но это сюрприз; каждый день у нас будет что-нибудь новое, так что ничего не говорите ему!

   – Джоуи это понравится. Спасибо.

   Джинни обняла Эмилин. Что бы она делала без этих людей? Иногда ей казалось, что это сон.

   Митч разговаривал по телефону в гостиной, когда они вошли в его номер. Он быстро закончил разговор и внимательно посмотрел на Джинни. По-видимому, он остался доволен ее видом.

   – Вы ели? – спросил он.

   – Мы хотим, чтобы нас обслужили в номере, – ответила Эмилин. – А ты ужинал?

   – Нет. Я позвонил в больницу, когда вы уже ушли, поэтому решил подождать вас.

   Ужин принесли быстро, и вскоре они уже сидели за столом перед большим окном, из которого открывался вид на Даллас. Свет из окон зданий и огни уличного освещения придавали городу сказочный вид. После ужина Эмилин извинилась и отправилась спать.

   – Вы не слишком устали, чтобы посидеть еще немного? – спросил Митч.

   – Нет, я все еще не могу успокоиться после сегодняшних событий. Мне не верится, что операция, на которую я так долго копила деньги, уже сделана. Конечно, это лишь начало лечения, но, по словам врача, через несколько месяцев от косоглазия Джоуи не останется и следа. Этим мы обязаны вам.

   – Вы бы сами справились, только потребовалось бы больше времени, – пробормотал он.

   – Мне бы очень хотелось отблагодарить вас.

   – Благодарность мне не нужна, – проворчал Митч.

   Джинни озадаченно умолкла. Что же ему нужно? Она видела, что Митч живет по инерции, его душа умерла вместе с Марлис и Дейзи.

   Ей это было знакомо. Она тоже думала, что ее жизнь закончилась, когда исчез Джон Митчелл Холден. Но у нее был маленький ребенок, который требовал заботы, и постепенно жизнь вновь обрела смысл, пока не умерла тетя Эдит. Смерть страшна тем, что живые продолжают жить.

   Но Джинни не сдалась, и теперь ей хотелось показать Митчу, что жизнь еще может многое ему предложить.

   Он пристально смотрел на нее. Краска залила ей лицо, она быстро взглянула на него и отвела глаза, будто боясь встретиться с ним взглядом и увидеть в нем то, чего она видеть не хочет.

   «Что это было? – мрачно подумал Митч. – Вожделение?» Когда Джинни сказала, что благодарна ему, в нем вспыхнул гнев. Зачем ему благодарность? Он хочет большего. Он целовал ее, вкусил сладость ее губ, но для него этого мало.

   Впервые за долгое время его чувственность ожила при мысли о другой женщине. Митч хотел Джинни Морган.

   Оттолкнув стул, он подошел к окну и оперся руками о подоконник, глядя в темноту невидящими глазами. Он смотрел себе в душу, и ему совсем не нравилось то, что он там видел.

   Он хочет не жену, а другую женщину. Не имеет значения, что Марлис умерла два года назад, все равно это предательство. Проклятье! Неужели он не может держать себя в руках? Может! Митч сделал глубокий вдох и слегка вздрогнул, когда Джинни прикоснулась к его руке.

   Он медленно выпрямился и повернулся к ней. Он видел неуверенность на лице Джинни, мягкие округлости грудей, он упивался ароматом ее тела, и какой-то голос шептал ему: Джинни, Джинни, Джинни…

   Не думая ни о чем, он притянул ее к себе, и от прикосновения к ее губам все мысли вылетели у него из головы. Исчезло чувство вины, вспыхнуло желание.

   Марлис больше нет, но Джинни здесь – живая, теплая, милая и такая сексуальная, что это сводит его с ума!

   Их опалила жаркая волна сладострастия, и он почувствовал, как груди у нее набухают от желания. Обвив руками его шею, Джинни обнимала его так, будто не хотела никогда с ним расставаться.

   Его руки, скользнув по ее спине, опустились ниже. Митч приподнял Джинни и прижал ее к себе.

   Каждый его вдох был наполнен ее пьянящим запахом, каждый удар сердца разжигал в нем огонь. Его губы жаждали прильнуть к ее телу.

   Митч покрывал поцелуями лицо Джинни, кожа Джинни показалась ему чистейшей амброзией. У нее вырвался слабый стон.

   Митч откинул воротник блузки и коснулся губами нежных плеч. Он чувствовал, как губы Джинни скользят от его уха, возвращаясь к его горящим губам.

   Тетя Эмилин находилась всего в нескольких шагах от них, и Митч знал, что продолжения не последует.

   Он медленно и нежно поцеловал Джинни в последний раз и выпустил из объятий, глядя в затуманенные глаза.

   – Если это лишь из-за твоей благодарности, я проломлю кулаком стену, – пробормотал он.

   – Когда я благодарна, я просто говорю «спасибо», – возразила Джинни, покачав головой.

   Она провела пальцами по его щеке, потом некоторое время смотрела на кончики своих пальцев и снова встретилась с ним взглядом.

   – Почему ты поцеловал меня? – тихо спросила она.

   – Потому что я хочу тебя.

   Увидев ее испуганный взгляд, Митч едва не улыбнулся.

   – Это уже было. И результат оказался совсем не таким, какого я ожидала, – шутливо отозвалась она.

   Джинни была до смерти напугана. Нельзя доверять ни чувствам, ни разуму, ни сердцу. Если любовь к Митчу овладеет ею, все закончится так, как уже однажды было.

   Она сделала шаг назад. У нее был такой печальный вид, что Митчу захотелось схватить ее и целовать до тех пор, пока она не сможет думать ни о чем или ни о ком. Он заставит ее забыть прошлое.

   Тем более, что он хочет провести с ней лишь некоторое время. Может быть, это будут несколько часов или дней. Но не вся жизнь.

   – Ложись спать, Джинни, завтра у тебя будет много хлопот с Джоуи.

   «Менее сильного человека уязвило бы, что она ушла так быстро», – подумал Митч. Но он подозревал, что из них двоих Джинни оказалась мудрее.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

   Спустя неделю Джинни почти забыла о поцелуе. По крайней мере, она без конца убеждала себя в этом.

   Первые дни пребывания Джоуи дома прошли в суете. Телефон офиса был переключен на дом, где Джинни принимала сообщения. Митч провел эту неделю в Далласе и не возвращался домой даже по вечерам.

   Сначала Джинни подумала, что он умышленно не приезжает на ранчо, но потом решила, что вряд ли. Он делал то, что хотел, и ее поспешный уход не смутил его. Ей следовало вести себя более искушенно.

   Она страстно целовала его, и он мог подумать, что она готова на большее. Особенно в свете ее прошлого.

   Но она стала трусихой – ее сердце вновь могло быть разбито мужчиной, который похоронил свои чувства вместе с женой и ребенком.

   Наконец Джинни смогла провести в офисе весь день, подшивая письма и сообщения, отвечая на звонки и получая факсы из разных концов обширной империи Митча. У нее появились навыки канцелярской работы, которая стала ей нравиться. Может, стоит поискать такую работу и во Флориде?

   В четыре часа дня Джинни услышала знакомый шум мотора на дороге и поспешно подошла к окну. Митч приехал. Она проследила, как он вошел в дом, даже не поглядев на ее окно.

   Джинни тихо вздохнула. Ей так хотелось заставить Митча вспомнить, что значит жить, наслаждаться обществом другого человека, строить планы на будущее. И любить.

   Джинни резко втянула воздух.

   Нет, она не влюблена в своего босса!

   В пять часов Джинни выключила компьютер, включила автоответчик и направилась к дому. Она посмотрит, чем занимается Джоуи, переоденется к ужину и скроет свое нетерпение поскорее увидеть Митча.


   Но все произошло совсем не так. Подойдя к двери комнаты Джоуи, она услышала вопрос:

   – А почему у вас больше нет маленькой девочки?

   Она надеялась, что Митч не обрушится на ее сына с резкими словами. Джоуи всего лишь маленький мальчик. Ей не было слышно, что Митч ответил, но тон у него был мягким и спокойным. Застыв в дверях, она смотрела на развернувшуюся перед ней сцену. Эмилин сидела в кресле-качалке у постели Джоуи, Митч пристроился на краю.

   – …несчастный случай.

   – Разве на ней не было ремня безопасности? – Джоуи глядел на Митча широко раскрытым здоровым глазом.

   – Был. И она, и ее мама были пристегнуты, но удар оказался слишком сильным, ремни не могли спасти их.

   В глазах Эмилин стояли слезы. Джинни почувствовала ком в горле.

   – Я мог бы стать вашим маленьким мальчиком. Тогда вам не было бы одиноко, – сказал Джоуи.

   – Джоуи! – Джинни вошла в комнату. Пора подавить в зародыше такие разговоры.

   – Привет, мамочка! Ты знаешь, что у Митча была маленькая девочка? Она умерла.

   – Я знаю. Это очень печально.

   Митч встал и повернулся к ней. Джинни кивнула ему.

   – Я не ожидала вас сегодня.

   – Планы изменились. Завтра мне нужно быть в Лос-Анджелесе, и я хочу, чтобы вы поехали со мной.

   В его поведении не было даже намека на страсть, это был начальник, говоривший с ней о делах.

   – Поехать с вами? Я не могу. Джоуи…

   – Эмилин и Росита обожают его, как собственного ребенка. Ничего с мальчиком не случится.

   – А надолго? Я еще никогда не оставляла Джоуи…

   Джинни посмотрела на сына. Конечно, Эмилин и Росита с удовольствием заботятся о нем, но для нее оставить Джоуи в такой момент было слишком большой жертвой.

   – Не больше двух дней. С Джоуи все будет в порядке.

   – Послушайте, дорогая, не беспокойтесь! Мы будем ухаживать за ним, как за родным. – Эмилин встала и разгладила рукой широкую юбку нежно-розового цвета. Ее седые волосы лежали волосок к волоску, несмотря на то что она целый день возилась с проказливым малышом. Эмилин улыбнулась Джоуи.

   – Нам будет весело, когда твоя мама уедет, правда?

   – Куда ты едешь? – В голосе ребенка послышался страх.

   – В Лос-Анджелес, по делу, – ответил Митч. – Знаешь, что я тебе предложу, Джоуи? Если ты будешь хорошо себя вести, я скажу Тому, чтобы он привел тебе собаку, пока нас не будет.

   – А он будет приводить ее каждый день?

   Джинни подавила улыбку и почувствовала легкую ревность: оказывается, ее сын умеет торговаться.

   – Посмотрим, еще ничего не решено, – сказала она.

   – Я знаю, что это неожиданно. Хелен всегда держит наготове чемодан для таких непредвиденных поездок. Вы будете готовы к утру? – спросил Митч.

   Джинни покачала головой.

   – У меня нет нужной одежды. Я привезла с собой только джинсы и шорты – запас на несколько дней. Я не знала, что задержусь здесь надолго.

   Казалось, что прошла целая жизнь с тех пор, как она приехала в Техас.

   – Подберете там что-нибудь. Я заказал билеты на утренний рейс, вылетаем в девять часов. Нам забронирован номер люкс в гостинице «Инсбрук» на Уилтшир-булвар. Если повезет, управимся за два дня и вечером вернемся домой.

   Услышав слова «номер люкс», Джинни словно отключилась. Она сразу вспомнила номер в гостинице, где она останавливалась вместе с Эмилин. Только на этот раз они с Митчем будут вдвоем… Заметив, что Митч и Эмилин странно на нее смотрят, она кивнула.

   – Прекрасно! Завтра утром я буду готова.

   Боясь выдать себя, она пробормотала:

   – Увидимся чуть позже, Джоуи, – и повернулась, чтобы уйти в свою комнату.

   Митч остановил ее у двери.

   – Джинни!

   Она обернулась к нему и сразу почувствовала аромат дорогого лосьона, смешанный с запахом мужского тела. Его тела.

   – Надеюсь, тебя не беспокоит перспектива поездки со мной? – спросил Митч.

   – А должна?

   У Джинни колотилось сердце, она чувствовала себя школьницей, впервые влюбившейся. Она попыталась принять равнодушное выражение – они оба почувствуют себя неловко, если Митч догадается о ее смятении.

   – Нет. В люксе у тебя будет возможность уединиться. У меня тоже. Но если возникнет необходимость работать допоздна, нам удобнее находиться рядом.

   – Понятно.

   Больше Митч ничего не прибавил.

   – Увидимся за ужином. – Джинни почти бегом кинулась в свою спальню. Итак, у них будут отдельные комнаты, но совсем близко друг от друга, также близко, как в этом доме. Но там не будет посторонних. Может, ей все-таки отказаться под каким-нибудь предлогом?

   Однако желание увидеть Митча в деле было слишком заманчивым. В конце концов скоро вернется Хелен, и они с Джоуи отправятся во Флориду. Так почему бы не провести несколько дней в Лос-Анджелесе?

   Митч смотрел на закрытую дверь, чувствуя себя идиотом. Зачем нужно было объяснять, почему он забронировал люкс? Джинни сама все увидит. Правда, во время деловых поездок с Хелен они не жили в одном номере. Но они работают вместе много лет, и у них все отлажено.

   Джинни не знает, как работать в офисе, у нее могут возникнуть проблемы.

   «Ну да, конечно!» – фыркнул он, спускаясь по лестнице.

   По правде говоря, необходимости в Джинни не было, можно было вполне обойтись персоналом офиса в Лос-Анджелесе. Но он хочет, чтобы она поехала с ним. Чего же он все-таки хочет? Похвастаться ею?

   Эта мысль поразила его. Похвастаться? Перед кем? Перед людьми, которые работают у него? Перед друзьями? Но зачем? Скоро вернется Хелен, и Джинни нечего будет делать в Техасе. Уедет ли она сразу?

   Нахмурившись, Митч вошел в кабинет и протянул руку к стопке сообщений на столе.

   Джинни летела в первый раз, и ей не с чем было сравнить, но широкие удобные кресла, белоснежные салфетки и серебряные приборы доставили ей удовольствие. Митч летал, конечно, только первым классом. Она с грустью сознавала неказистость своих выцветших джинсов и желтого топика. Большинство пассажиров первого класса составляли, очевидно, бизнесмены. На женщинах были деловые костюмы, в руках – кожаные дипломаты и ноутбуки.

   «Надо было отказаться от этой поездки», – подумала она, усаживаясь у иллюминатора.

   – Я надеюсь, тебя не тошнит? – осведомился Митч.

   Джинни отрицательно покачала головой, не сводя глаз с людей, занимавшихся погрузкой багажа в самолет.

   – Ты взяла с собой что-нибудь почитать?

   Она снова покачала головой.

   – Чем же ты будешь заниматься во время полета?

   Джинни бросила на него взгляд.

   – Не знаю. А что обычно делаешь ты?

   – Работаю.

   – Ты все время работаешь.

   – Так легче прожить день.

   – Тогда расскажи, что такого важного происходит в Лос-Анджелесе, если ты сам должен туда лететь, – предложила Джинни.

   Митч колебался лишь мгновение, потом начал объяснять, что хочет сам разрешить производственный кризис и возникшие трудности с персоналом. Вскоре он уже излагал ей всю схему деятельности своего бизнеса.

   Джинни была заворожена – Митч управлял сложным деловым консорциумом, и управлял хорошо.

   – Значит, ранчо – лишь небольшая часть всего этого?

   – Оно принадлежит моей семье в течение нескольких поколений, но я никогда не хотел быть только скотоводом. Мне нравится клеймить и табунить лошадей, следить за чередованием посевов и выбором производителей, но мое сердце не принадлежит этому целиком, как было с моим отцом.

   – Очень печально.

   – Что?

   – То, что ранчо, так долго принадлежавшее Вашей семье, после тебя останется без наследников. – Митч удивился, затем задумался. – По прямой линии это так, но у меня есть двоюродные братья, у нас общие бабушка и дедушка, как и прадедушка, которому принадлежала земля. Они члены семьи.

   Джинни согласно кивнула – ее замечание оказалось явно неуместным. Он любил свой дом, и очень грустно, что у него нет детей, которым можно было бы оставить наследство!

   – Ты часто упоминаешь свою подругу Мэгги, – заметил он, – но никогда не называешь ни одного мужского имени. У тебя есть друг-мужчина? Или ты все еще ждешь отца Джоуи?

   Джинни покачала головой.

   – У меня нет ни времени, ни желания встречаться с мужчинами – старыми или новыми.

   – Но почему? Ты молодая и хорошенькая. Мне кажется, молодые люди в Форт-Лодердейле должны собираться вокруг тебя толпами.

   – Вокруг меня никогда не вились мужчины, – спокойно возразила она. – К тому же свидания с одинокой матерью вовсе не так интересны, как свидания с девушкой без каких-либо «хвостов».

   – Тем хуже для них.

   Джинни улыбнулась. Его замечание растрогало ее. Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза. Сказать ли Митчу, что она больше не думает об отце Джоуи, а только хочет сообщить, что у него есть сын? Но разве Митчу это интересно?

   – Как только прилетим, сразу отправимся за покупками. На Родео-драйв есть несколько неплохих магазинов.

   – Родео-драйв!

   Даже она слышала о модной оживленной улице, славящейся дорогими магазинами.

   – Думаю, обычный универмаг подойдет мне больше, – робко проговорила она.

   – Поскольку необходимость приобретения одежды связана с бизнесом, компания возьмет расходы на себя, – небрежно ответил Митч.

   – Я не могу допустить, чтобы ты покупал мне одежду! Ты уже сделал так много для Джоуи…

   – Не спорь, Джинни, эти расходы связаны с работой, и я не хочу больше это обсуждать.

* * *

   Через несколько часов они зарегистрировались в отеле «Инсбрук». Джинни чувствовала усталость, голод и тайную радость при мысли о покупках, которые сделала. Костюм прекрасно подойдет для собеседований, если она решит искать работу в офисе, когда вернется во Флориду. К нему было три топика, два кремовых и один ярко-красный.

   Платье, которое, по настоянию Митча, она купила для делового ужина, показалось ей смелым и просто замечательным, хотя продавец называл его скромным платьицем, подходящим для работы или свидания.

   – Пока будешь переодеваться, я закажу что-нибудь перекусить, – сказал Митч, когда они вошли в роскошные апартаменты. – После еды нам придется сразу отправиться в офис, пока по дорогам еще можно проехать. Надень костюм.

   – Здесь бывают пробки?

   – Во время часа пик все забито на несколько миль в каждом направлении. Завтра обедаем с Моррисами и Тернерами, вечером, вероятно, вместо ужина будем работать. Закажем что-нибудь в офис.

   Джинни неторопливо оделась; она надеялась, что выглядит как компетентный помощник Митча Холдена. Митч нахмурился, увидев ее.

   – Костюм плохо сидит? – встревожилась Джинни.

   – Ты не похожа на себя, не такая, как дома.

   – Я твой энергичный, компетентный секретарь. Что подумают люди, если я буду похожа на девочку в джинсах? – возразила она.

   В глазах у Митча вспыхнул огонек.

   – Энергичная и компетентная?

   Джинни покраснела.

   – Ну, по крайней мере я хочу создавать такое впечатление.

   – Ты справляешься хорошо, особенно если учесть, что у тебя нет опыта. Иди сюда, давай поедим, нам уже пора уезжать.

   Оставшаяся часть дня промчалась как вихрь. Джинни увидела основных партнеров Митча в Лос-Анджелесском отделении. Ее здесь уже знали, так как она разговаривала со многими по телефону. Она не пыталась делать то, что не умела, и сотрудники оказывали ей помощь.

   Митч был в родной стихии. Она с удовольствием наблюдала, как он взял в свои руки бразды правления. Было видно, что остальные уважают его деловую смекалку и подчиняются ему.

   Когда речь зашла об ошибках, вызвавших миллионные потери, Джинни широко раскрыла глаза: Митч оказался богаче, чем она подозревала. Неудивительно, что ему не составило труда оплатить операцию Джоуи.

   Она все еще собиралась возместить расходы, но больше по долгу чести.

   В гостиницу они вернулись поздно, и Джинни уснула, едва ее голова коснулась подушки. Она даже не подумала, что от Митча ее отделяет всего лишь комната. Она проспала всю ночь, ни разу не проснувшись.

   Митч снова посмотрел на часы: был восьмой час, но из комнаты Джинни не доносилось ни звука. Скоро принесут завтрак.

   Он подошел к окну и отдернул шторы. Лос-Анджелес уже проснулся, автомобили и автобусы заполнили улицы, туман, поднявшийся с моря, серой дымкой повис в бледно-голубом утреннем небе.

   Митч подошел к двери и прислушался… Тишина. Он тихонько постучал, но ответа не дождался. Может, она встала рано и вышла погулять?

   Он повернул ручку и, слегка приоткрыв дверь, заглянул в комнату. Джинни крепко спала, лежа на боку и положив, как ребенок, руку под щеку.

   Митч вошел и несколько секунд смотрел, как она спит. Теперь она была больше похожа на ту Джинни, которую он увидел несколько недель назад.

   Он никогда не замечал, как одета Хелен. Она всегда была одета подобающе на любых официальных или неофициальных мероприятиях. А Джинни в новой одежде выглядела неестественно.

   Сейчас во сне она разрумянилась, волосы в беспорядке разметались по подушке. Митч не мог отвести глаз от ее равномерно поднимавшейся и опускавшейся груди.

   Внезапно вспыхнувшее желание поразило его, как мощный удар. Он хотел ее, как ни одну женщину за долгое время, а может, и никогда. А ведь она отнюдь не красавица и кажется такой невинной, несмотря на то что у нее ребенок и ей приходится самой зарабатывать на жизнь. Может, именно поэтому он так восхищается ею?

   Митч был рад, что Джинни вошла в его жизнь. Он все больше привязывался к Джоуи, хотя поклялся избегать ситуаций, губительных для его душевного спокойствия.

   – Джинни! – тихо позвал он.

   Она не пошевелилась.

   – Джинни! – Митч подошел к кровати и, поколебавшись немного, положил руку ей на плечо. Какая у нее теплая, мягкая и шелковистая кожа. Он легонько потряс девушку, не отнимая руки. – Джинни, пора вставать, сегодня у нас много дел.

   Она медленно открыла глаза, и он увидел в них смятение, а потом испуг. Митч неохотно убрал руку.

   – Уже поздно?

   Она села в постели и, внезапно поняв, что на ней прозрачная ночная рубашка с глубоким вырезом, натянула одеяло до подбородка.

   – Восьмой час. Завтрак принесут в любую минуту, и я хочу, чтобы в восемь мы уже вышли.

   – Я буду готова!

   Не оглядываясь, Митч вышел из комнаты. Прозрачная ночная сорочка удивила его. Обычно Джинни носила джинсы и рубашки, и ему казалось, что ее ночное белье должно быть простым и практичным.

   Эта женщина не перестает удивлять его. Он думал, что она будет заигрывать с ним, а она держится равнодушно, если не считать их поцелуев. Вот тогда не было ничего похожего на равнодушие.

   Она ведет сложную игру или настолько неопытна?

   Впрочем, какой-то опыт у нее есть – ведь, в конце концов, она родила ребенка. И вместе с тем в ней сквозит такая невинность. Она хорошо работает. И предана своему сыну.

   Удивительно, что она нашла общий язык с Эмилин! Иногда даже его родственникам трудно общаться с тетей. Но Джинни и Джоуи она нравится.

   Может, предложить Джинни какую-нибудь работу, чтобы задержать ее в Тамблвиде? Во Флориде у нее друзья, но не родственники. Они с Джоуи могут переселиться в Техас. У Джоуи будет возможность расти среди лошадей и собак, как и подобает любому мальчику.

   Однако Джинни щепетильна, и удержать ее не так-то просто. Это должна быть работа, которая не поставит под вопрос ее независимость и не будет похожа на благотворительность.

   Джинни появилась из спальни как раз в тот момент, когда принесли завтрак. Они быстро поели и отправились в офис.

   – Записи, которые ты сделала во время вчерашнего заседания, напечатаны? – спросил Митч. Они сидели в такси, медленно двигавшемся в столичном потоке транспорта.

   – Я делала их на компьютере, и секретарь Джейсона должен был распечатать их в первую очередь. Я надеюсь, ты получишь их, как только мы приедем.

   – Проблемы были?

   – Никаких.

   Митч опустил глаза и заметил, что юбка у нее немного задралась, обнажив загорелые ноги.

   Он сделал глубокий вдох и посмотрел в окно, заставив себя думать о работе и неразберихе, которая, судя по всему, царит в Лос-Анджелесском отделении. Запах Джинни дразнил его, и он постоянно чувствовал ее присутствие.

   Митч вздохнул с облегчением, когда они подъехали к зданию офиса. Работа – вот его ответ на все проблемы.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

   К шести часам Джинни захотелось вернуться в отель, принять горячую ванну и погрузиться в двенадцатичасовой сон. Митч был невероятен. Он знал все, начиная с фамилий сотрудников, их семейного положения и кончая цифрами продаж за последние несколько лет, трудовыми спорами и их разрешением, которые составляли историю компании с начала ее возникновения.

   Джинни раздражало, что вечером Митч выглядел таким же свежим и активным, как утром.

   Она незаметно ушла, когда раздавались последние прощальные слова, и быстро позвонила на ранчо. Там было на два часа позже, и ей хотелось застать Джоуи, пока он не лег спать. Поболтав немного с Эмилин, она поговорила с сыном. Убедившись, что он счастлив и все хорошо, Джинни неохотно повесила трубку. Она так скучает по нему.

   – Есть проблемы? – спросил Митч, присоединившийся к ней в приемной.

   – Никаких. Джоуи уже на ногах. Эмилин говорит, что они не разрешают ему наклоняться и переутомляться, но он очень рад, что встал с постели. Мы уже свободны?

   – Я попросил Джима сообщить Моррисам, что мы встречаемся с ними в семь тридцать в «Зорро-Марк». Тебе хватит времени переодеться?

   Джинни кивнула, распрощавшись с мечтой о горячей ванне. Она наденет чудесное черное платье, а потом они опять займутся делом.

   – Ты когда-нибудь устаешь? – ворчливо спросила она, беря сумочку и папку с бумагами и докладами для Митча.

   – Редко. Ты что, устала?

   Джинни выпрямилась и направилась к лифту.

   – Ничуть, – солгала она. – Но я не смогла бы жить в таком ритме все время.

   – Я отдыхаю, когда приезжаю на ранчо.

   Эти слова вызвали у нее улыбку. Хорош отдых: он объезжает все ранчо, проверяет ограждение, осматривает скот, не считая того, что отвечает на постоянно поступающие звонки и факсы и принимает решения, которые влияют на все аспекты его многочисленных деловых интересов.

   – Что здесь смешного?

   Джинни тряхнула головой.

   – Я просто подумала о том, что ты называешь отдыхом. А что бы ты делал на пляже – организовывал волейбольные турниры и соревнования по плаванию?

   – Я редко езжу на пляж.

   – Там слишком спокойно?

   – Слишком далеко.

   – Почему бы тебе иногда не брать отпуск? Ты же отдыхал с семьей?

   – Когда жена и дочь были живы, мы путешествовали, жили в палатке, ездили в парки. Однажды даже летали в Калгари.

   – Но не на побережье. Приезжай к нам когда-нибудь, посмотрим, сколько ты вылежишь на горячем песке.

   Произнеся эти слова, Джинни замерла. А вдруг у него возникнет подозрение, что она не хочет терять с ним связь, что жаждет отношений, которые выйдут за рамки служебных и даже разовьются во что-нибудь долговременное?

   Но Митч, казалось, ничего не заподозрил и ограничился уклончивым «может быть», что явно означало «нет».

   Когда вечером они вошли в шикарный ресторан, Джинни показалось, что она попала в царство грез. Интерьер был великолепен, столы находились на большом расстоянии друг от друга – не так, как в ее ресторане, где пытались разместить как можно больше посетителей одновременно.

   Здесь были даже танцплощадка и небольшой эстрадный ансамбль, тихо игравший где-то на заднем плане.

   Когда один из мужчин заговорил о работе, Митч поднял брови.

   – Так как с нами наши партнеры, которых, вероятно, до слез утомили деловые обсуждения, давайте придерживаться общих тем.

   Джинни была удивлена его вежливостью – она думала, что это деловая встреча. Но настоящее наслаждение она почувствовала, когда все принялись обсуждать достоинства пляжей Флориды, Атланты и Южной Калифорнии. Это привело к дружеской пикировке о красотах обоих штатов.

   Когда же заговорили о детях, Джинни бросила взгляд на Митча: не лучше ли перевести разговор на другую тему?

   Но Митч удивил ее, рассказав эпизод с Джоуи и собаками на ранчо. Присутствующие развеселились. Митч не производил впечатления человека, готового выйти из-за стола, если разговор принимает неприятный для него оборот. Джинни внимательно наблюдала за ним и была потрясена, когда Митч подмигнул ей. Она покраснела и отвела взгляд.

   В конце ужина Митч заказал для всех бренди и кофе.

   – Музыка такая манящая, не пора ли немного потанцевать?

   – Старина, ты же знаешь, я ненавижу танцы! – простонал Гарри Моррис.

   Его жена радостно засмеялась:

   – Дорогой, это приказ босса. Давай, давай, поднимайся!

   Гарри встал подчеркнуто неохотно. Когда к танцующим присоединились Джим и его жена, Митч повернулся к Джинни:

   – Потанцуем?

   Она не могла ему отказать. Танец в его объятиях будет лучшей частью этого вечера. Джинни согласно кивнула. Она будет наслаждаться, стараясь не выдать себя, чтобы Митч не узнал, как ей нравится быть с ним.

   От его теплой руки у нее на спине ее охватила дрожь. Митч держал ее в объятиях, как хрупкую драгоценность, которую нужно любить и лелеять.

   «Такой и должна быть жизнь, – думала Джинни, – два человека любят друг друга и радуются тому, что они вместе». У нее мелькнула мысль о Марлис и Дейзи. Она никогда не видела их, но они живут в Митче. Забудет ли он их когда-нибудь? Или не забудет, но начнет новую жизнь – иную, но такую же полноценную?

   – Я готов вернуться в отель, – прошептал он ей в ухо. – А ты?

   – Если хочешь.

   Джинни была разочарована – он танцевал с ней по обязанности. Она просто обманывала себя, пора трезво взглянуть на вещи.

   Дав последние указания коллегам, Митч попрощался – утром они с Джинни возвратятся в Техас.

   На пути к лифту он неожиданно остановил ее.

   – Здесь на первом этаже есть танцевальный зал. Хочешь пропустить стаканчик на ночь и немного потанцевать?

   – Я думала, ты устал.

   Счастье вновь нахлынуло на нее.

   – На самом деле я хотел отделаться от остальных и подумал, что это вполне дипломатическая уловка. К тому же не возникнет сплетен.

   – А почему они должны возникнуть?

   – Любой, глядя, как мы танцуем, заподозрит, что мы – нечто большее, чем босс и его секретарь.

   – Неужели? – с трепетом спросила Джинни. – Почему?

   – Потому что это правда, и только слепой этого не заметит. Потанцуем?

   – С удовольствием.

   Танцевальный зал был почти пуст. Когда Митч закружил ее, Джинни захотела, чтобы у этой ночи не было конца. Джоуи, ее работа, жизнь во Флориде остались где-то далеко. Этот вечер – сказка, а она, обновленная и свободная, парит на легких крыльях любви. Все для нее сосредоточилось на Митче, и она горела от предчувствия того, что может произойти между ними.

   Она любит Митча Холдена, и это сильное, зрелое чувство совсем не походило на любовь, которую, как ей казалось когда-то, она питала к отцу Джоуи.

   Ей нравилось танцевать с ним, каждое его прикосновение вызывало у нее чувственную дрожь, и пальцы, ласкавшие обнаженную спину, порождали в уме эротические картины.

   Джинни нравилось разговаривать с Митчем, узнавать его взгляды, слышать сдержанный смех, когда ему было весело – что случалось редко, чаще в его глазах таилась печаль.

   В отличие от Золушки, попавшей на бал, у нее не будет волшебной хрустальной туфельки и счастливого конца. Ее принц не ищет жену, он скорбит по ней. И у Джинни нет сказочной крестной.

   Но, как и Золушка, она дорожила каждой секундой. По крайней мере воспоминания останутся с ней до конца жизни.

   Когда они пошли к лифту, было уже поздно. Джинни казалось, что она попала в другое временное измерение, и она боялась сказать что-нибудь, чтобы не нарушить удивительное настроение и не столкнуться с реальностью. Еще несколько минут – и она окажется в постели и будет вновь переживать каждое мгновение этого вчера.

   – Я чудесно провела время, – мечтательно сказала Джинни, когда двери лифта закрылись. – Думаю, Лос-Анджелес мне нравится.

   Кроме них, в лифте не было никого. Митч притянул ее к себе, положил руку ей на плечо и легонько погладил.

   – Больше, чем Тамблвид?

   – Ммм, нет, наверное. Мне нравятся ранчо, Эмилин, Росита.

   Джинни умолкла, спохватившись, что едва не сказала слишком много.

   Они подошли к номеру, и Митч открыл дверь. Свет не был включен, и комнату освещал лишь отблеск огней, сверкавших за окном.

   – Какая красота! – Джинни охватила взглядом безбрежное море светящихся точек.

   – Она уступает твоей, – возразил Митч, закрыв дверь.

   Когда он привлек Джинни к себе и жадно завладел ее губами, она вся отдалась поцелую. Она жаждала его прикосновений и чувствовала, как тоскует ее женское естество. Митч заполнил пустоту в ее жизни и принес ей счастье. Одиночество исчезло, она больше не одна, две половинки соединились в единое целое.

   – Я хочу тебя, Джинни! – прошептал Митч, покрывая ей поцелуями лицо. – Останься со мной!

   У нее радостно дрогнуло сердце.

   – Я тоже хочу тебя, Митч! – призналась Джинни, сгорая от желания и страсти. Она обняла его крепче и притянула к себе. – Мне не верится! – прошептала она, подняв голову, чтобы поцеловать его под подбородком. – Так бывает только в кино.

   Он завладел ее губами и понес свою легкую ношу в спальню. Там он осторожно опустил Джинни на кровать и, встав перед ней на колени, снял с нее туфли. Кончики пальцев скользнули по ее ноге, поднимаясь все выше и оставляя после себя лед и пламя. Когда Митч заговорил, голос у него звучал хрипло:

   – Никаких сожалений, Джинни.

   Эти слова подействовали на нее как холодный душ. Это была ночь вне времени, особая ночь для них, но не клятва на будущее и не обещание, ради которого она могла бы жить.

   – Никаких, – согласилась она.

   Потянувшись, Джинни сжала его лицо ладонями и снова поцеловала. Чувствуя себя смелой и дерзкой, она отдала ему власть над своим телом. Один лишь раз она возьмет то, что ей предлагают, оставив сожаления в стороне. Джинни любит Митча, почему же она должна лишить себя удовольствия провести ночь в его объятиях?

   Когда он поднялся и осторожно опрокинул Джинни на кровать, она сомкнула руки у него на шее и потянула его на себя.

   Между поцелуями и взаимными ласками они медленно раздели друг друга. Вспыхнувшая страсть смела все преграды, и нахлынувшее желание соединило их…

   Прежде чем Джинни заснула, у нее промелькнула тревожная мысль: уж не призналась ли она ему в любви?

   Когда Митч открыл глаза, комнату заливал яркий дневной свет. Рука Митча обнимала восхитительно теплое женское тело, уютно прильнувшее к нему. Голова Джинни покоилась у него на плече, рука лежала на его груди. Их ноги переплелись.

   Митч медленно, стараясь не разбудить Джинни, повернулся, чтобы лучше ее видеть. Белокурые волосы, мягкие и шелковистые, разметались по его руке. Во сне она выглядела очень молодой. Следы всех тревог и забот дня исчезли с ее лица.

   Митч удивился, почувствовав вновь возникшее желание. Он разбудит ее поцелуем и станет ласкать это волнующее хрупкое тело, пока оно не загорится огнем, пожиравшим их прошлой ночью. Она была ласковой, любящей и страстной. Ни вины, ни сожалений.

   Он снова займется с ней любовью, на этот раз при ярком свете наступившего дня. Он взглянет ей в глаза и увидит все чувства, которые пробудил в ней новый шаг в их отношениях.

   И что потом?

   Митч отогнал от себя мысль о будущем. Достаточно и того, что она в его постели и он может разбудить ее поцелуем. И посмотреть, к чему это приведет.

   Он медленно перетянул Джинни к себе на грудь и разбудил ее поцелуем.

   «Никаких сожалений», – сказал Митч прошлой ночью. Стоя под душем, Джинни мучилась раскаянием. Она пыталась убедить себя, что не ожидала уверений в вечной любви, не надеялась, что ночь, проведенная вместе, как-нибудь изменит Митча. Она не ждала, что он потеряет голову от любви к ней.

   Но это была ложь.

   Джинни хотела всего этого. Она мечтала о том, чтобы говорить с ним, дотрагиваться до него, когда ей захочется, закрывать дверь, когда они останутся наедине, и целовать его до тех пор, пока вспыхнувшая в нем страсть не соединит их тела.

   Джинни отчаянно пыталась восстановить душевное равновесие. Словно пробудившись ото сна, она схватила салфетку из махровой ткани и начала яростно тереть тело. Глупо мечтать о неосуществимом, разве тетя Эдит не говорила ей это?

   Прошлая ночь оказалась внезапным чудом, но вернулась реальность. Им нужно успеть на рейс до Далласа, и к ужину они уже будут на ранчо. Несколько минут назад она позвонила туда и поговорила с Джоуи. Он ее главная забота.

   Скоро ли возвратится Хелен? Как Джинни удастся уйти от Митча, не оглянувшись, и одной смотреть в лицо будущему?

   Почему Митч не может любить ее так, как она любит его? Возможно ли соперничество с умершей женщиной?

   Джинни надела новый костюм, словно доспехи. Она не поддастся желанию снова прикоснуться к Митчу. Временный секретарь сыграет свою роль. Полная решимости не поддаваться искушению, она вошла в гостиную.

   Митч стоял у окна, глядя на оживленные улицы. Знаменитый лос-анджелесский смог повис над городом, туманцая дымка серебрилась в лучах утреннего солнца. Джинни вошла, и Митч обернулся. Лицо у него было отсутствующее, и она обрадовалась, что оделась соответственно роли, которую собралась играть.

   – Ты готова? – спросил он.

   Джинни кивнула. Он поднял трубку, вызвал коридорного и заказал такси.

   – Я позвонила Джоуи. – Джинни нарушила неловкое молчание, вертя в руках ремешок сумочки. Ей было легче смотреть в окно, чем на Митча. – Он чувствует себя хорошо, у него ничего не болит, и он хочет ездить верхом.

   – Как только врач разрешит, мы попробуем посадить его на спокойную лошадь.

   Отчего не посадить? Только будут ли они жить на ранчо, когда у Джоуи снимут повязки?

   – Джинни…

   Стук в дверь помешал Митчу договорить. Пришел коридорный за багажом.

   С этой минуты любой интимный разговор стал невозможен. Такси быстро доставило их в международный аэропорт Лос-Анджелеса. Как только они прошли контроль, Митч предложил перекусить. У Джинни не было аппетита, но пришлось соблюсти приличия.

   Возвращение домой показалось ей бесконечным. Она взяла в самолет два журнала и прочитала их от корки до корки. Митчу тоже не хотелось говорить о прошлой ночи, и он погрузился в работу, связываясь по телефону с Далласом и подтверждая некоторые решения, принятые в Лос-Анджелесе.

   Когда они сели в его машину, Джинни притворилась, что спит. Ей не хотелось разговаривать, надо было восстановить душевное равновесие и вновь овладеть ситуацией.

   Митч ни словом не намекнул, что прошлая ночь что-то значила для него, и его отчужденность сводила ее с ума.

   Едва войдя в дом, Джинни бросилась в комнату сына, обняла его и почувствовала, что жизнь вновь обретает устойчивость. Реальность – это не сказочная мечта о Митче, а ее любимый сын, который нуждается – в ней.

   – Я скучал по тебе, мамочка, – признался Джоуи.

   – Я тоже, милый.

   Она быстро скинула жакет и устроилась рядом с Джоуи.

   – Расскажи мне, чем ты занимался.

   – Привет, Митч! – радостно сказал Джоуи.

   Митч стоял, прислонившись к дверному косяку. Сердце у Джинни замерло.

   – Привет, Джоуи! Как поживаешь?

   – Я уже почти здоров! Тетя Эмилин говорит, что, если бы у меня было еще больше энергии, они бы продавали ее в бутылочках. – Мальчик едва не подпрыгивал на кровати. – У Роситы есть разные игры, и мы играли в них. «Страна сладостей» – моя любимая, только нельзя выиграть настоящую конфетку. И еще есть «Горки и лестницы». Ее внуки играют в них, и я тоже научился. Тетя Эмилин показала мне, как играть в «Рыбу». Мамочка, давай сыграем в карты. Я хорошо играю. Тетя Эмилин говорит, что я прирожденный игрок.

   Джинни кивнула и рассмеялась, чувствуя, как Митч мрачно маячит в дверях. Время от времени она бросала на него быстрый взгляд, пытаясь догадаться, о чем он думает.

   – Похоже, тебе было весело. Мы возьмем карты домой, – пообещала она.

   – У нас еще есть где-то карты. Джоуи может взять пару колод, – предложил Митч.

   Джинни подняла на него глаза. Может, пригласить его войти и сесть на кровать, рассказать Джоуи об их поездке? Но разве она смеет сделать это? Не пытается ли она извлечь из их отношений больше того, что в них есть? Или все-таки Митч хочет, чтобы она его попросила?

   – Входи! Расскажи Джоуи, в какие карточные игры ты играл в детстве, – неуверенно сказала она.

   На мгновение Джинни показалось, что он войдет, но Митч выпрямился и отвернулся.

   – Мне нужно работать.

   Сердце у нее упало. Она надеялась…

   – Мамочка, я видел собачку! Ее привел мистер Парланс. Росите она не понравилась, но тетя Эмилин сказала, что это хорошая собачка. У нее нет хвоста, но она виляла им все время и даже лизнула меня!

   – Жаль, что я не видела ее. Значит, она тебе понравилась?

   Джинни пыталась сосредоточиться на оживленном рассказе Джоуи, но ее мысли были с Митчем. Пошел ли он переодеться? Или отправился в офис и закрылся в кабинете?

   Поездка в Лос-Анджелес уходила в прошлое.

   Эмилин ждала Джинни, чтобы приступить к ужину. На Джинни все еще были юбка и блузка, в которых она прилетела из Лос-Анджелеса. Эмилин ее туалет одобрила.

   – Они не такие женственные и нарядные, как платья, которые вам нравятся, – заметила Джинни, занимая за столом свое место.

   – Да, мне нравятся мои платья, – удовлетворенно призналась Эмилин, – но они идут не всем. А вам ваш наряд подходит, вы выглядите в нем взрослее. Как вам понравилось в Лос-Анджелесе? Я не была там целую вечность. Если бы мы все поехали туда, мы сводили бы Джоуи в парк развлечений, пока Митч занимался бы своей работой.

   – Я поехала, чтобы помочь Митчу, – мягко напомнила ей Джинни и улыбнулась Росите, которая вошла в столовую, неся поднос с жареной говядиной и гарниром из молодого картофеля. – Спасибо, что доставили Джоуи удовольствие, играя с ним в настольные игры.

   – Он чудесный ребенок. Если он еще будет здесь, когда внуки приедут навестить меня, они будут замечательно играть вместе, – сказала Росита.

   – А почему его может здесь не быть? – удивилась Эмилин. – Как только ему снимут повязку и убедятся, что глаз зажил, он вполне может резвиться. Джек сказал, что Джоуи может помогать ему заботиться о какой-нибудь спокойной лошади, если, конечно, ты не будешь возражать, Джинни. В этом возрасте у Дейзи уже был пони, хотя она не сама ухаживала за ним – для четырехлетнего ребенка это слишком трудно. Но она ездила под присмотром и любила приходить и разговаривать с пони. И кормить его морковкой. Помнишь, Росита?

   – Конечно, помню, сеньорита! Я принесу булочки.

   На столе стоял прибор Митча, но он не появился.

   – Митч сказал, что вы научили ее играть в «Рыбу», – заметила Джинни.

   – В дождливый день Дейзи любила поиграть в эту игру. Она играла с Марлис или Митчем, или они играли втроем. Особенно зимой, когда Митч не работал на воздухе или не уезжал в Даллас. Я всегда буду скучать по ним, они ушли от нас слишком рано, – проговорила старушка.

   Джинни кивнула, думая, не эту ли картину увидел Митч, стоя в дверях: эхо счастливого времени, когда он и его жена играли со своей дочерью. Неудивительно, что он не захотел присоединиться к ним.

   Джинни пыталась не обращать внимания на его пустующее место и вслушаться в разговор Эмилин, но в памяти всплывал последний ужин с Митчем и то, что было потом…

   На следующее утро Джинни облачилась в привычные джинсы и пуловер. Ей нужно работать, нельзя жить несбыточными фантазиями.

   Войдя в офис, она удивленно замерла: за ее столом сидела безупречно одетая и ухоженная женщина. Она подняла голову и взглянула на Джинни.

   – Вы, должно быть, Джинни Морган.

   – А вы – Хелен.

   Внутри у Джинни все оборвалось – помощница Митча возвратилась так же внезапно, как и уехала.

   – Митч уехал рано утром, я вернулась как раз перед его отъездом, – Хелен оглядела стол. – Вы вполне справлялись с работой в мое отсутствие. Конечно, он сказал мне, что у вас нет специальной подготовки. Это многое объясняет.

   Джинни вспыхнула от смущения – она старалась изо всех сил, но, конечно, ей никогда не стать таким образцовым секретарем, как его личный помощник. Значит, Хелен вернулась…

   – Я надеюсь, что здесь все в порядке. И что ваша мама выздоровела.

   – Подшивки сделаны своевременно, входящая и исходящая корреспонденция внесена в журнал, так что я сориентируюсь. Моя мать выздоравливает, с ней останется ее сестра. Поэтому я и приехала.

   Это была ясная и понятная отповедь.

   – Я буду в доме. Дайте мне знать, если не сможете найти что-нибудь, – проговорила Джинни, резко повернулась и пошла в дом.

   Ей больше незачем оставаться на ранчо и вообще в Техасе. Завтра Джоуи снимут повязку, и их врач во Флориде прекрасно сможет наблюдать его в течение следующих месяцев. Благодаря щедрости Митча, у нее сохранились деньги, отложенные на операцию. Их должно хватить на оплату послеоперационного врачебного наблюдения.

   Правда, Джинни осталась должна Митчу, но она займется этим, как только возвратится домой и найдет постоянную работу.

   Джинни вошла в дом и поднялась в свою комнату – в лиловую, а не розовую, в которой она могла бы выглядеть раскрасневшейся. Печальная улыбка появилась у нее на лице, когда она вспомнила забавные слова Эмилин в тот первый день. Как ей будет не хватать этой старушки!

   Джинни вытащила чемодан из стенного шкафа и начала складывать вещи. Потом она соберет вещи Джоуи, и утром они отправятся в Даллас, где его осмотрит хирург. А затем поедут во Флориду. Если им повезет и ее старенькая машина не сломается на обратном пути, через несколько дней они будут дома.

   Ей придется позвонить Тому и узнать, сохранилось ли ее место. И нужно будет навести справки о курсах по деловому администрированию. Ей понравилось работать в офисе. Если она найдет время, она продолжит учебу.

   Аккуратно сложив деловой костюм, Джинни с нежностью провела пальцами по мягкой ткани. Он идеально подойдет для будущих собеседований. Каждый раз, надевая этот костюм, она будет вспоминать Митча и их головокружительное путешествие в Лос-Анджелес.

   – Что ты делаешь?

   Митч стоял в дверях, держа в руке широкополую шляпу. На нем были пыльные джинсы и грязные сапоги, от него пахло лошадьми и скотом. Сердце у Джинни затрепетало.

   – Собираю вещи. Хелен вернулась.

   – Я видел ее. Она сказала, что ты приходила в офис, но помощь ей не понадобилась. – Митч взглянул на открытый чемодан. – Уезжаешь?

   – Думаю, так будет лучше всего. Тебе я больше не нужна, потому что Хелен уже здесь. Завтра я покажу Джоуи хирургу в Далласе, и мы поедем домой.

   Митч долго смотрел на нее. Не в силах выдержать его взгляд, она вновь принялась складывать вещи.

   – Не уезжай, – удивительно низким голосом произнес Митч.

   – Что?

   Джинни подняла на него глаза. Митч сосредоточенно изучал ковер.

   – Не уезжай, останься, мы найдем тебе какое-нибудь занятие.

   О чем это он?

   – Какое? Я не ковбой, я всего лишь временно замещала секретаря. Чтобы работать полный рабочий день, мне нужно учиться. Но второй секретарь тебе не нужен.

   – Мы найдем что-нибудь.

   – Я не могу остаться, мы и так навязались вам.

   Джинни не хотела благотворительности. Она надеялась, что честно выполняла свою работу в офисе, и теперь все кончено.

   – Вы не навязывались. Джоуи нравится здесь, Эмилин рада ему. Он уже достаточно большой, чтобы иметь пони.

   – Которого я не могу себе позволить.

   Зачем он мучает ее?

   – Я могу, – возразил Митч.

   Джинни покачала головой, удивляясь его упрямству. То, что он богат, еще не дает ему права требовать ее согласия.

   – Мы и так в долгу перед тобой за операцию.

   – Ты оказала мне помощь, когда я нуждался в ней. Считай, что мы квиты.

   Джинни так не считала, но не стала спорить. Дома она разберется со своими доходами и расходами и вышлет ему деньги в счет погашения долга.

   – Тебе не удалось поступить в колледж. Останься. Пойдешь на курсы. Подумай, хочешь ли ты еще стать архитектором. Осенью Джоуи начнет ходить в школу в Тамблвиде. Днем он будет под присмотром Эмилин и Роситы.

   – Митч! Я не могу остаться. У меня нет работы, мои сбережения скоро закончатся, и я не могу позволить тебе оплачивать счета за мое обучение.

   Одно дело – операция Джоуи, для сына она готова даже поступиться чувством собственного достоинства; но сейчас Митч говорит совсем о другом.

   – Ты можешь остаться и поступить в колледж, если выйдешь за меня замуж.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

   Кажется, у нее слуховые галлюцинации. Она изумленно посмотрела на него. Надежда расцветала, словно прекрасный цветок. Замуж? За Митча?

   Она откашлялась.

   – Замуж?

   Он посмотрел ей в глаза и кивнул.

   – Выходи за меня и оставайся в Тамблвиде. Джоуи полюбил ранчо. Ты же говорила, что тебе здесь нравится.

   Тысячи вопросов теснились у Джинни в голове, но от неожиданного счастья все они улетучились. Митч хочет, чтобы она осталась! Он хочет жениться на ней!

   Не отводя от него взгляда, она пошла к нему.

   – Ты уверен?

   Митч протянул к ней руки и, когда Джинни приблизилась, обнял ее.

   – Я весь в пыли и поту после езды верхом, – сказал он, глядя ей в глаза.

   – Мне все равно. – Она встала на цыпочки и, обхватив его за шею, поцеловала. Любовь переполняла ее. Она любит его, а он любит ее. Они проживут вместе всю жизнь!

   Она расскажет об этом Джоуи. И Эмилин. И Мэгги.

   – Я люблю тебя, Митч, – прошептала она, не отрываясь от его губ.

   Он слегка отодвинулся.

   – Тогда решено, мы поженимся, и ты останешься здесь. Позволь мне принять душ, и потом мы сообщим остальным. – Митч провел большим пальцем по ее влажным губам. – Я думаю, Джоуи обрадуется.

   Не размыкая рук, Джинни улыбнулась. Он принадлежит ей! Она может дотрагиваться до него, когда захочет. Ей хотелось забраться на крышу и поведать эту новость всему миру! Поместить объявление во все ежедневные газеты, залепить им все доски для афиш!

   – Я уверена, что он будет в восторге. Но теперь он замучает тебя до смерти, чтобы ты разрешил ему стать ковбоем, – сказала Джинни.

   Он кивнул и отпустил ее.

   – Встретимся за обедом и вместе скажем Эмилин и Джоуи.

   Джинни наблюдала, как он идет по коридору в свою комнату. Ей хотелось идти за ним, смотреть, как он выходит из душа, и разговаривать, пока он будет одеваться. Как они любили друг друга в Лос-Анджелесе! Будет ли их близость еще прекраснее, когда они навсегда соединят свои жизни?

   Она подошла к кровати и быстро распаковала вещи. Следующий переезд будет в комнату Митча, но для этого чемодан не нужен.

   Джинни принялась расчесывать волосы, голова у нее шла кругом. Когда состоится их свадьба? Останется ли он на ранчо или перевезет их в роскошную квартиру в Далласе? Глядя на яркий румянец, заливший ей лицо, она улыбнулась. Радость расцветала в ее сердце: Митч любит ее.

   Любит ли?

   Она замерла, не донеся щетки до головы. Он же ни разу не произнес этого слова.

   Но ведь мужчина не предложит женщине выйти за него замуж, если он ее не любит.

   Джинни смотрела на себя в зеркало, ее одолевали сомнения. Он должен любить ее, она не вынесет, если он не ответит любовью на любовь. Но он не говорил о любви, а она призналась в ней – честно и откровенно.

   Он стесняется? Невозможно представить, чтобы Митч чего-то стеснялся. Так почему же он не сказал, что любит ее?

   Потому что он ее не любит. В нем еще жива любовь к первой жене. Джинни оказалась просто… какой? Удобной для него? Или у него есть какая-то другая причина просить ее остаться?

   Митч объявил об их решении сразу, как только они сели за стол. Росита тоже была там. Джинни не удалось поговорить с ним, а теперь, когда все оживленно обсуждали новость, это было невозможно. Но позже она добьется ответа. Джинни улыбнулась и попыталась скрыть охватившие ее сомнения и страхи.

   – Дорогая моя! – Эмилин немедленно поднялась из-за стола и, подойдя к Джинни, обняла ее. – Я так рада!

   Она поцеловала племянника, а затем Джоуи.

   – Теперь ты мой папа? – спросил Джоуи.

   – Я буду твоим отчимом, – ответил Митч.

   – И мы всегда-всегда будем жить здесь? – не унимался мальчик.

   – Да. Всегда.

   – А у меня будет пони?

   – Я так и знала! – рассмеялась Джинни. – Мы обсудим это позже.

   «И еще кое-что, – подумала она, – как только останемся одни».

   – Я желаю вам много счастья, сеньор и сеньорита. – Росита просияла улыбкой, отразившейся в каждой морщинке ее доброго лица.

   – Боже мой! После обеда мы все – Джинни, ты, Росита и я – должны собраться и обсудить свадебные планы, – воскликнула Эмилин, усевшись на свое место. – Что вы думаете о свадебной церемонии в саду? Или, поскольку ты, вероятно, сделаешься нашей прихожанкой, тебе захочется провести ее в церкви? Господи! Ты же не захочешь ради этого ехать во Флориду?

   – Думаю, мы предпочтем, чтобы обряд совершил мировой судья, – заметил Митч, протягивая руку за печеньем.

   Три пары глаз в смятении уставились на него.

   – Нет? – удивился он, посмотрев на них.

   – Это свадьба Джинни, ей и решать, – строго заявила Эмилин.

   – Но это и моя свадьба! – возразил Митч.

   – Я знаю, дорогой, но для тебя она вторая, для Джинни – первая.

   – И, надеюсь, единственная, – прошептала она в смятении.

   Вопросы один за другим возникали в мозгу. Похоже, Митч не хочет никаких напоминаний о первой свадьбе. Состоялась ли она в саду? Или это была официальная церемония в церкви? Им нужно обсудить все это наедине, и поскорее.

   – Сначала надо определить, чего именно мы хотим, а уже потом строить планы, – сказала Джинни. – Митч сделал мне предложение, но мы ничего не обсуждали, нам предстоит решить еще тысячу вещей. Давайте сначала просто привыкнем к этой новости.

   – Очень хорошо, но уже июнь, а летняя свадьба такая красивая! – не удержалась Эмилин.

   – Можно мне собачку? – спросил Джоуи, уставший от обсуждения свадьбы.

   – Посмотрим, – неопределенно пробормотала Джинни.

   – Да-а-а!

   Митч поднял брови и вопросительно взглянул на нее. Она пожала плечами.

   – Если я говорю «посмотрим», это почти всегда означает «да», – объяснила она.

   Обед закончился, и Митч поднялся из-за стола. Извинившись, он сказал, что ему надо в офис, потом подошел к Джинни и коснулся губами ее щеки.

   – Мне нужно поговорить с тобой, – сказала она.

   – Поговорим после ужина.

   От его небрежного поцелуя у нее учащенно забилось сердце. Как будто они уже пожилая супружеская пара. Она самая счастливая женщина на свете! Джинни настойчиво гнала от себя сомнения и страхи.

   После обеда Джинни следила за купанием Джоуи, чтобы он не намочил голову или не сделал резкого движения. Потом они немного поговорили о переменах в их жизни. Джоуи не возражал уехать от океана, если ему позволят завести собаку и пони и когда-нибудь разрешат участвовать в загоне скота для клеймения.

   Джинни обрадовалась, что сыну понравились предстоящие перемены, но как они поладят с Митчем? Найдет ли тот время для Джоуи?

   Как только мальчик уснул, Джинни отправилась на поиски Митча. Пора поговорить. Эмили уже вернулась в коттедж, Росита была в своей комнате, так что им никто не помешает. Предчувствуя, чем может закончиться их разговор, она ощутила нетерпеливое биение сердца.

   Джинни остановилась в дверях кабинета, разглядывая человека, которого полюбила. Его темные волосы притягивали ее, ей хотелось провести по ним рукой.

   Глаза Митча были прикованы к фотографии. Джинни подошла к столу.

   Он поднял голову, его лицо ничего не выражало.

   – Привет, – тихо сказала она. На фотографии улыбалась маленькая девочка. – Это Дейзи?

   Митч кивнул и протянул ей снимок. Девочка, полная жизни и радости, была очаровательна. Джинни почувствовала, как у нее сжалось сердце.

   – Она красивая, – мягко сказала она. – У тебя есть другие фото?

   Он кивнул и положил фотографию в верхний ящик стола.

   – Спроси у Эмилин, они все у нее, она покажет тебе весь наш клан. Я уверен, она собирается пригласить на свадьбу всех родственников.

   Джинни пристроилась на краешке стола.

   – Если ты хочешь, чтобы нас поженил судья, то я не возражаю, – сказала она.

   Она рассталась с мечтами о белом платье и венчании в церкви после того, как исчез отец Джоуи. Свадьба не имела для нее большого значения, ей важен был брак.

   Митч привлек ее к себе и посадил на колени, уткнувшись головой в мягкие шелковистые волосы. Ему нельзя отступиться от свадьбы. Он печально смотрел перед собой и вспоминал другую женщину – их свадьбу, волнения, уверенность, что их любовь будет вечной.

   Джинни заслуживает таких же приятных волнений и счастья. Все будет по-другому, но он хочет, чтобы она была счастлива и сохранила память о свадьбе на долгие годы.

   – Что ты думаешь о брачной церемонии в саду? – поинтересовался он. – Эмилин наприглашает несколько тысяч, так что можно будет устроить барбекю в старинном техасском духе.

   – Несколько тысяч?! Ты шутишь?

   – Ну, я немного преувеличил, но несколько сотен наверняка. Двоюродные братья, другие родственники, весь город, мои партнеры по бизнесу – целая толпа! И у тебя есть друзья, которых ты захочешь пригласить.

   – Их мало, и я сомневаюсь, что они смогут приехать в Техас, – медленно проговорила она.

   – На твою свадьбу мы им пошлем билеты на самолет.

   – Это будет слишком дорого.

   Митчу хотелось сказать, чтобы она не беспокоилась из-за денег. Он годами отбивался от родственников и знакомых, посягавших на его состояние, и Джинни оказалась приятным исключением. Может, поэтому ему так хочется дать ей все, что она пожелает?

   Или это компенсация за то, чего он дать ей не может? Ей нужны сантименты и вечная любовь, а он может предложить только домашний очаг и обеспеченную жизнь. Остается надеяться, что этого окажется достаточно.

   – Когда бы ты хотела выйти за меня замуж?

   – Завтра, – быстро ответила Джинни, – если ты уверен, что хочешь этого.

   – А почему я должен сомневаться?

   – Не знаю. – Ей было страшно: а вдруг Митч не любит ее? Это станет крахом всех ее надежд. – Почему ты хочешь жениться на мне? – тихо спросила она.

   – Почему обычно люди женятся? Чтобы проводить время вместе, делить радости и горести…

   – Я люблю тебя, но ты никогда не говорил мне о любви. Ты и Эмилин не говоришь об этом.

   – Я привязан к тете.

   – И ко мне?

   – И к тебе.

   – Ты любишь меня?

   – Давай не будем вдаваться в ненужные подробности! – нетерпеливо произнес он. – Мы поженимся, и моя жизнь будет навсегда связана с твоей. У тебя будут стабильность, домашний очаг, место, где вырастет и повзрослеет Джоуи. Я сделаю для вас все, что в моих силах.

   Джинни почувствовала, как у нее сжалось сердце. Он предлагает ей больше того, чего она когда-либо ожидала. Разве этого недостаточно? Он любит ее… просто не хочет признаться. Или домашний очаг – это все, что он может ей предложить?

   – Эмилин права, нужно сделать все как следует. Пригласим горожан, членов семьи и друзей и устроим свадьбу в саду. Я прикажу увеличить площадь под траву. Если пройдут дожди, травянистый покров будет готов к дню свадьбы. Что ты думаешь о первом августа?

   – Если ты уверен. – Джинни прильнула к его груди. Наверное, мужчины просто не отличаются красноречием, когда речь заходит об их чувствах.

   – Мы купим тебе свадебное платье и новую одежду для Джоуи. Не пиджак и брюки, а полный ковбойский костюм. Что ты об этом думаешь?

   – Он будет в восторге, особенно если услышит это от тебя.

   Джинни провела пальцами по мускулистой руке. Она не забыла ни одной минуты их близости в роскошном отеле Лос-Анджелеса. Скоро они будут проводить вместе все ночи. Митч не сделал бы ей предложения, если бы не хотел ее.

   – И ты должна купить красивое платье. Белое, если хочешь.

   – Это при четырехлетнем-то сыне?

   – Ладно, долой белое! Но оно должно быть женственным и сшитым на заказ.

   – Посмотрим.

   – Хорошо, потому что это означает «да».

   Джинни откинула голову назад, чтобы посмотреть на Митча, протянула руку и дотронулась до его щеки. Митч наклонился и поцеловал ее. Когда же они поднимутся наверх и он уложит ее в свою постель? Ей нужно устранить все сомнения, которые еще у нее остаются.

   Ранним утром Джинни, Эмилин и Росита собрались на кухне. Джинни и Эмилин должны были отвезти Джоуи на осмотр к хирургу, а заодно заехать в кое-какие магазины, поскольку день свадьбы и место проведения церемонии были уже определены.

   Джинни жалела, что Митч не едет с ними, ей хотелось, чтобы он разделил их радость, когда хирург снимет повязку и Джоуи взглянет на них нормальными глазами.

   Потом еще понадобится лечение и придется носить линзы, чтобы приучить оба глаза смотреть в одном направлении, но Джоуи – послушный мальчик. Он радовался весь день, когда Эмилин водила их по магазинам, к поставщику провизии и двум флористам.

   На обратном пути он уснул.

   Дома Джинни почувствовала, как устала – почти так же, как ее маленький сын. Хорошо бы поспать, как Джоуи, но времени до ужина у нее не будет.

   Когда они сидели за столом, Митч предложил поехать утром в Тамблвид.

   – Разве тебе не нужно работать? – удивилась Джинни.

   – Я хочу, чтобы мы выбрали кольца.

   – Чудесно, племянник! Я все думала, когда же ты займешься ими, – не удержалась Эмилин. – Мне кажется, ты делал предложение Марлис с кольцом в руке, – добавила она.

   – Я был уверен в ее ответе, – непринужденно отозвался Митч. – Что касается Джинни… Итак, завтра мы заглянем в ювелирные магазины в городе. Если тебе ничего не понравится, съездим в Даллас.

   – Я уверена, что в Тамблвиде мы найдем подходящее кольцо! – Джинни трепетала от восторга. Значит, Митчу она не безразлична, просто ему трудно найти слова. До свадьбы совсем мало времени. Для обручального кольца простой золотой ободок вполне подошел бы ей, но иметь кольцо в честь помолвки, чтобы все видели, – это кое-что значит!

   – Мы пообедаем в городе.

   – Чтобы отпраздновать это событие, – подхватила Эмелин. – Может быть, вам следует подумать об обеде в Далласе? Я уверена, что там рестораны гораздо лучше. А я бы тут присмотрела за Джоуи. Мы бы с ним переночевали у меня в коттедже, правда, Джоуи? – (Мальчик радостно кивнул.) – Возьмем видеофильм, будем смотреть его и есть воздушную кукурузу. Потом Джоуи ляжет спать на перине дедушки Эли. Это такое удовольствие! Я с детства помню, как мне нравилось спать на ней.

   Джоуи начал расспрашивать о перине. У него округлились глаза, когда Эмилин рассказала, как ощипывали гусей, которых разводил дедушка Эли, и набивали перьями тиковые матрасы. Правда, потом тик рвался и перья летали по всему дому.

   Джинни смотрела на Митча и видела, что его мысли витают где-то далеко и он не слышал веселого рассказа Эмилин.

   Поймав ее взгляд, Митч отвел глаза.

   – Ну как? Рассчитывать мне на общество Джоуи завтра вечером? – спросила Эмилин, закончив рассказ.

   – Как-нибудь в другой раз мы воспользуемся твоим предложением, а завтра ограничимся обедом, – поднимаясь из-за стола, произнес Митч.

   Он вышел, не оглядываясь. Его тарелка была пуста лишь наполовину.

   После того как Джоуи уснул и Эмилин ушла к себе, Джинни поднялась в кабинет, куда Митч отправлялся каждый раз после ужина. Останется ли у него эта привычка, когда они поженятся, или они будут проводить вечера вдвоем?

   – Я не помешаю тебе? – спросила она, стоя в дверях.

   – Вовсе нет. Входи, – пригласил Митч. Он нажал несколько клавиш на клавиатуре компьютера и завершил программу. – Я проверял электронную почту. Что, кстати, я могу с легкостью сделать утром. Расскажи подробнее, что говорит врач о будущем Джоуи.

   Джинни хотелось, чтобы он протянул руку и посадил ее к себе на колени, но он просто ждал, откинувшись на спинку кресла.

   Она ответила на его вопрос, а затем спросила, как прошел день у него. Некоторое время они разговаривали.

   Когда разговор иссяк, Джинни не рискнула задать ни одного из вопросов, которых у нее было множество. Ей хотелось многое узнать о Митче. Конечно, впереди у них целая жизнь, но ей так хочется узнать все прямо сейчас!

   Она откинула голову на спинку кресла, довольная тем, что смогла так легко поговорить с ним.

   – Ты устала? – спросил Митч.

   – Немного, – призналась она. – У Эмилин гораздо больше энергии, чем у меня. Мне кажется, что мы побывали в половине магазинов Далласа, и, если бы у нас было время, она с легкостью посетила бы остальные.

   Митч встал и, подойдя к ней, положил обе руки на подлокотники.

   – Ложись со мной, – предложил он.

   Взглянув в темные глаза, Джинни увидела в них страстное желание.

   – С радостью, – просто сказала она.

   Утром, когда Джинни проснулась, Митч уже ушел. В полудреме она потянулась к его подушке, прижала ее к себе и, ощущая кожей прохладную хлопчатобумажную наволочку, с наслаждением вдохнула сохранившийся запах его тела. Как горячо они любили ночью друг друга!

   Когда внешний мир вновь ворвался в их сознание, они разговорились, обсуждая обыденные вещи: нужно ли отдать Джоуи в детский сад, кто будить водить его на остановку автобуса, хочет ли она отделать весь дом или только часть его, что, кстати, никогда не приходило Джинни в голову.

   Сейчас, утром, она вспомнила, что они поедут в Тамблвид за кольцом, и почувствовала, что светится от счастья. Какое кольцо Митч захочет ей подарить? Ей нравятся простые оправы, он тоже не любит ничего показного, так что, наверное, они легко найдут общий язык.

   Будет ли он тоже носить обручальное кольцо? Ей бы хотелось. Джинни мечтала, чтобы весь мир знал, что Митч принадлежит ей.

   Она провела бы в постели все утро, мечтая о Митче и их будущей совместной жизни, но нужно было вставать. Джоуи скоро проснется и удивится, что ее нет в ее комнате.

   Ничего, все впереди, он привыкнет, что она будет спать с Митчем, когда они поженятся.

   Джинни встала, оделась и подумала, что тоже привыкнет спать в его постели.

   Она зашла к Джоуи. Жаль, что ей больше нечего надеть, придется обойтись джинсами – единственной одеждой, привезенной из Флориды. Костюм, купленный в Лос-Анджелесе, слишком наряден для поездки в Тамблвид.

   Чем ближе время подходило к десяти часам, тем сильнее нервничала Джинни. Пока только ближайшее окружение Митча знало о предстоящей свадьбе. Как воспримут эту новость его соседи и друзья? Все они знали его первую жену и дочь. Будут ли они сравнивать их?

   Жаль, она мало знает о Марлис и об обстоятельствах их свадьбы…

   «Перестань! – приказала она себе, выходя из дома. – Это он попросил тебя выйти за него замуж, а не наоборот».

   В офисе она улыбнулась Хелен и заметила, что дверь в кабинет Митча закрыта.

   – Митч готов?

   – Полагаю, да. Он сказал, что его не будет весь день. Вчера у меня не было возможности выразить вам свои наилучшие пожелания. Я надеюсь, вы оба будете счастливы.

   Хелен позвонила по многоканальному телефону и сообщила Митчу, что его ждет Джинни.

   – Мы едем покупать кольца, – сообщила Джинни, стараясь быть дружелюбной.

   Хелен подняла голову и кивнула.

   – Он так и сказал. Выбирайте камень покрупнее, он в состоянии себе это позволить.

   Джинни осталась ждать. Вчера она в первую очередь позвонила Мэгги, чтобы поделиться с ней новостью, потом связалась с Томом и сообщила, что не вернется во Флориду. Что еще ей нужно сделать до свадьбы?

   – Ты готова?

   Митч вышел из кабинета. Джинни улыбнулась, почувствовав радостное волнение, которое испытывала каждый раз, когда видела его. Сегодня оно было еще сильнее, потому что приближался день, когда они поженятся и начнут новую жизнь вместе.

   – Мы вернемся в конце дня, – сказал он Хелен.

   Джинни заметила, что на Митче тоже джинсы. Интересно, он специально надел их, чтобы она чувствовала себя непринужденно? Иногда у Митча бывают диктаторские замашки, но он может быть удивительно внимательным и понимающим. Она выходит замуж за мужчину, у которого совсем не простой характер.

   Уже при подъезде к городу Джинни спросила, будет ли Митч носить обручальное кольцо.

   – Если захочешь, – ответил он.

   Хорошо бы узнать, носил ли он кольцо, когда была жива Марлис, но она не смогла заставить себя задать этот вопрос. На самом деле это неважно. Митч женится во второй раз, и это их свадьба, пусть и не такая, как та, первая. Главное, они оба хотят этого.

   У ювелира был слегка удивленный вид, когда Митч сказал, что им нужно. Под этим взглядом Джинни почувствовала себя незначительной и недостойной внимания, но она забыла обо всем, когда на черном бархате засверкала радуга золотых колец. Мириадами огней искрились бриллианты, чье мерцающее великолепие подчеркивали другие драгоценные камни.

   Митч выбрал одно кольцо и показал его Джинни.


   – Тебе нравится?

   – Красивое.

   – Не слышу радостного одобрения. – Он положил кольцо на черный бархат. – Какое ты предпочитаешь?

   – Вот это.

   Она протянула руку к небольшому бриллианту в простой золотой оправе. Несмотря на совет Хелен, ей хотелось иметь кольцо, которое она носила бы с любовью всю жизнь, а не выставляла напоказ.

   Митч кивком подозвал ювелира.

   – Мы еще хотели бы взглянуть на обручальные кольца.

   Они осмотрели их, обсудили, какие нравятся, а какие нет, и наконец выбрали кольца, украшенные насечкой в виде переплетающихся жгутов. Утро почему-то прошло скучно.

   Джинни это удивляло, ведь ей следовало волноваться, выбирая кольца на всю жизнь. Возможно, на нее повлияло высокомерное отношение ювелира или хладнокровие Митча. В любом случае не было ни искры, ни волнения.

   Она даже не смогла получить кольцо немедленно, потому что его нужно было подогнать под размер ее пальца.

   Митч повел ее в «Клуб скотоводов», один из самых шикарных ресторанов Тамблвида. Он был заполнен владельцами ранчо и бизнесменами, но метрдотель нашел для них столик в спокойном месте. Когда они пробирались к нему, несколько человек поздоровались с Митчем, он отвечал на приветствия, никому, однако, не представляя Джинни.

   За столом Митч посмотрел на нее.

   – Тебе пора узнать всех, кто здесь есть. Большинство из них будет на нашей свадьбе.

   – Мне, наверное, потребуются месяцы, чтобы запомнить так много людей.

   Внезапно к ним приблизилась знакомая фигура. Без труда узнав Глорию, Джинни приготовилась принять удар, но Глория не обратила на нее никакого внимания.

   – Митч, милый, я не знала, что сегодня ты приедешь в город! – Она бросила на Джинни равнодушный взгляд. – Ты пригласил на обед свою маленькую секретаршу? Как мило!

   Митч встал навстречу Глории и улыбнулся, однако во взгляде у него не было теплоты.

   – Хелен вернулась, и Джинни больше не работает у меня секретарем.

   – О! – вырвалось у Глории.

   – Мы с Джинни отмечаем нашу помолвку, в августе у нас свадьба. Ты и твоя семья, конечно, получите приглашение.

   – Я даже не знала, что ты снова ходишь на свидания! – Глория была явно сражена.

   Быстро взяв себя в руки, она принужденно улыбнулась, холодно поздравила их и вернулась на свое место за столом, находившимся неподалеку. Митч опустился на стул.

   Потому, как стали посматривать на них люди, Джинни поняла, что Глория не замедлила распространить новость. Но Митч, казалось, ничего не замечал. Она тоже решила не обращать внимания на присутствующих и сосредоточилась на Митче.

   Они вернулись домой в конце дня, и Митч направился в офис.

   – Мне еще надо проверить кое-что с Хелен, – пояснил он, посмотрев на часы. – Увидимся за ужином.

   Джинни поискала Джоуи и, не найдя его в комнате, пошла к Росите.

   – Он в коттедже с сеньоритой Эмилин. Она разрешила ему поспать на перине. Ему повезло.

   – Нам обоим повезло, – сказала Джинни.

   Теперь у Джоуи будет большая семья: Эмилин и остальные родственники Митча – тети, дяди, кузены, бабушка и дедушка. Как отнесется семья Митча к их браку? Она даже незнакома с его родителями. Ей есть о чем призадуматься.

   Джинни быстро прошла небольшое расстояние до коттеджа Эмилин. Она никогда не заходила внутрь и пришла в восторг, когда Эмилин пригласила ее войти. Это был настоящий кукольный домик с изящной мебелью времен королевы Анны, кружевными занавесками и множеством вышитых подушечек. Домик идеально подходил Эмилин.

   Стены гостиной были увешаны фотографиями Митча и других членов семьи, на столиках и полках теснились безделушки: хрусталь, фарфор, солидные табакерки и вырезанные из дерева фигурки.

   Эмилин обрадовалась, когда увидела Джинни, и сразу спросила о кольцах. Старушка огорчилась, увидев, что на пальце Джинни нет кольца.

   Джоуи все еще спал, и она принесла лимонад и печенье в комнату, которую называла «парадной».

   Джинни подошла к ней за подносом.

   – Чудесные фотографии! Некоторые из них, похоже, были сделаны лет сто назад? Это все родственники?

   – Да. Видишь вон то фото? Это мои прапрадедушка и прапрабабушка. – Эмилин с гордостью указала на фотографию, с которой строго смотрели два неулыбчивых человека в мрачных черных одеждах. – У меня много альбомов со старыми фотографиями. Я единственная в семье, кому они нужны. Иногда, собравшись вместе, мы часами рассматриваем их и вспоминаем наших предков. Почти все фотографии я разобрала и разложила по альбомам.

   – Митч сказал, что у вас есть фотографии Дейзи. Можно посмотреть?

   – Конечно! Чудесный был ребенок! Я думаю, мы никогда не примиримся с ее безвременной смертью.

   Джинни сделала глоток лимонада, пока Эмилин вытаскивала пухлый альбом с нижней полки. Она пролистала его почти до конца и указала на очаровательную девочку, которая радостно улыбалась, глядя в фотоаппарат.

   «Дочь Митча! – печально подумала Джинни. – Как он перенес это?» Она не пережила бы смерти Джоуи.

   Неторопливо перелистывая страницы, Джинни увидела фотографию Митча с высокой брюнеткой, они улыбались. Взгляд Джинни задержался на женщине – должно быть, это Марлис. Они с Марлис совсем не похожи, значит, Митч женится на ней не потому, что она напоминает ему первую жену. Скорее всего, они с Митчем ровесники. Яркий цвет лица… Наверное, она любила работать на ранчо.

   – Кажется, Джоуи проснулся, пойду посмотрю. – Эмилин торопливо ушла, и Джинни перевернула страницу. Ей не хотелось рассматривать женщину, которая давно ушла из жизни, и сравнивать себя с первой любовью Митча.

   И единственной? Эта тревожная мысль не давала ей покоя.

   Эмилин уже возвращалась, когда Джинни перевернула очередную страницу. Знакомое лицо немедленно привлекло ее внимание, внутри у нее все оборвалось.

   – Это отец Джоуи! – в изумлении вырвалось у нее. Она была потрясена.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

   – Не может быть! – ужаснулась Эмилин, глядя через плечо Джинни на большую свадебную фотографию, занимавшую целую страницу. – Это Сэм, двоюродный брат Митча. Сэмюэль Хьюстон Холден. Около года назад он женился на прелестной девушке, Саре Энн Пемброук. Они живут в Остине. У них еще нет детей. И он не блондин, у него каштановые волосы. Разве ты не говорила, что отец Джоуи блондин?

   – На фотографии волосы у него темнее, и теперь у него усы, но это он. Джон Митчелл Холден – так он назвался.

   Джинни была уверена, что не ошиблась. От человека на фотографии веяло все той же высокомерной уверенностью в неотразимой сексуальной привлекательности. Посадка головы и глаза были точной копией Джоуи. Вне всяких сомнений, это его встретила она пять лет назад на пляже в Форт-Лодердейле и он представился ей как Джон Митчелл Холден.

   Двоюродный брат Митча! Конечно, кто же еще мог так хорошо знать Джона Митчелла Холдена и его ранчо, как не член семьи? Но почему он воспользовался его именем?

   – Господи! Я не знаю, что скажет Митч, – простонала Эмилин.

   Джинни смотрела на фотографию и ждала, что в ней шевельнется какое-нибудь чувство, но ничего не было: ни боли, ни обиды, ни сожалений. Годы стерли все, что она питала к этому человеку, лицо на фотографии словно появилось из другого мира и просто немного знакомо ей. Для этого мужчины нет места в их с Джоуи жизни, она освободилась от чар, под которые когда-то попала.

   Джинни подняла глаза на Эмилин.

   – Не говорите ничего Митчу, ему не нужно знать об этом.

   – Дорогая, он должен узнать! Иначе он пригласит Сэма на свадьбу. Подумай, как будет неловко! – Эмилин была очень встревожена.

   Джинни мрачно кивнула: «неловко» – это мягко сказано. Как она войдет в их семью, не сказав Митчу правды? Это может испортить отношения Митча с двоюродным братом. Или с ней. Что почувствует Митч, узнав, что когда-то она любила его кузена?

   По взглядам, которые Митч бросал на Джоуи во время ужина, и по его отрывистым репликам Джинни поняла, что Эмилин, выглядевшая необычно подавленной, рассказала ему все. Росита, подавая на стол, с любопытством поглядывала на них. Однако в присутствии Джоуи не было сказано ни слова.

   Джинни казалось, что у них уже установился вечерний ритуал: она укладывала Джоуи спать, потом спускалась в кабинет Митча, где они вместе проводили время. Обычно Эмилин после этого уходила, и оставшаяся часть вечера принадлежала ей и Митчу. Сегодня они обсудят то, что произошло, и решат, что им делать. С бьющимся сердцем Джинни направилась к кабинету. У приоткрытой двери она услышала голос Митча:

   – …тогда позволь мне предположить. Ты выкрасил волосы и отправился во Флориду, когда твоя мать и я думали, что ты занимаешься, чтобы закончить и сдать курсовую работу. Ты использовал мое имя, чтобы никто тебя не узнал. Что ты сделал? Заложил что-нибудь, чтобы достать денег?

   Наступила тишина. Джинни казалось, что она чувствует, как в воздухе распространяются волны разочарования и гнева. Она подошла ближе, не в силах удержаться от искушения: Митч разговаривал с двоюродным братом.

   – Все сойдет с рук, да? Ты никогда не задумывался о последствиях своих поступков?

   Снова тишина. Жаль, что она не слышит, что Сэмюэль говорит Митчу. Раскаивается ли он? Было ли это всего лишь мимолетным увлечением? Захочет ли он увидеть своего сына?

   – Черт подери, Сэмми! С тех пор как умер твой отец, я много раз выручал тебя из беды. Своими выходками ты довел мать до отчаяния. Ты всегда ждешь, что кто-то будет таскать для тебя каштаны из огня. Я думал, последняя история заставила тебя образумиться. Ты помнишь, что обещал ей? И мне?

   Митч замолчал. У Джинни колотилось сердце, она от всей души пожалела, что увидела злополучную фотографию и роковое признание сорвалось с ее губ.

   – Так ты, болван, отдавал дань увлечениям молодости? Один результат твоих увлечений находится у меня в доме, вместе со своей матерью. Ты помнишь Джинни Морган? Хорошенькую блондинку с фигурой, при виде которой у мужчины слюнки текут?

   Джинни не обратила внимания на комплимент. Зачем Митч позвонил своему двоюродному брату? Разве сначала не стоило обсудить это с ней? Они бы вместе решили, как поступить: приглашать Сэма на свадьбу или нет. Хотя это была бы временная мера…

   – Джинни пришлось расстаться с надеждой на поступление в колледж и тяжелым трудом зарабатывать на жизнь, чтобы заботиться о твоем сыне. Об этом ты не подумал? Ее тетя умерла, они остались одни – Джинни и Джоуи – со всеми проблемами матери-одиночки, у которой даже нет образования… Не знаю, что ты должен делать, но я так зол, что с удовольствием плюнул бы в тебя! Когда ты будешь ответственно относиться к жизни, к своим желаниям и ошибкам? Я устал выручать тебя из беды!

   От жесткого голоса Митча у Джинни мороз побежал по коже.

   Так вот что делает Митч – выручает ее из беды, дает ей пристанище, потому… потому… Почему? Ради Джоуи? В память о Дейзи? Он ни разу не сказал ей о любви, а теперь требует, чтобы его двоюродный брат взял на себя ответственность за свой проступок. Чтобы избавиться от нее?

   Неудивительно, что ей было трудно поверить в его любовь – ведь он ее не любит.

   Джинни повернулась и чуть не споткнулась. Она испуганно замерла – Митч не должен узнать, что она подслушала его разговор, у него не должно возникнуть никаких подозрений.

   Она тихо поднялась к себе в комнату, осторожно закрыла за собой дверь и привалилась к ней, чувствуя себя постаревшей, уставшей и такой опустошенной, что у нее не было сил думать.

   Возможно, это знак, что кольцо не было готово, – ей не суждено носить его.

   Возможно, Митч надеялся, что произойдет нечто непредвиденное и его поспешное предложение станет ненужным.

   Неужели он думает, что Сэм ворвется в его дом и заберет ее и Джоуи с собой?

   Как все перемешалось! Джинни медленно прошла по комнате и опустилась на кровать. Глядя в темноту сухими глазами, она пыталась собраться с мыслями и решить, что делать.

   Они с Джоуи не могут остаться, потому что теперь она знает, что Митч ее не любит и не хочет жениться на ней. Им придется вернуться во Флориду, и чем скорее, тем лучше.

   Утром. Они уедут утром.

   Через какое-то время Митч тихо постучал в дверь, но Джинни не шевельнулась. Даже если он заглянет, он увидит, что в комнате темно, и подумает, что она спит.

   Вскоре он ушел.

   «Прощай, – мысленно сказала Джинни ему вслед, – прощай, любовь моя».

   В ту ночь она спала урывками. Когда небо начало светлеть, она встала, приняла душ и переоделась. Спать в одежде было неудобно, но она даже не заметила этого.

   Затем Джинни принялась спокойно укладывать вещи. Она уже делала это раньше, только на этот раз в дверях не стоит мужчина, который просит ее остаться.

   Вспомнив, как она была счастлива, когда Митч сделал ей предложение, Джинни съежилась.

   Зря она не доверилась внутреннему голосу, предупреждавшему ее, что все идет как-то слишком хорошо. Ее подвели доверчивость и импульсивность. Может быть, хоть на этот раз она усвоит полученный урок…

   Ее машина стоит за домом. Услышав, что Джоуи проснулся и ходит по комнате, она вошла к нему, одела и отослала вниз завтракать. Росита любит побаловать его, пусть позавтракает здесь в последний раз. Как только он сбежал по лестнице, она быстро уложила его вещи.

   В кабинете Митча Джинни оставила короткую записку, в которой уверяла, что возместит расходы по операции, и благодарила за все, что он сделал для нее и Джоуи. Затем она отнесла чемоданы к машине и положила их в багажник.

   За завтраком Джинни похвалила кулинарное искусство Роситы и поблагодарила ее за заботу.

   – Спасибо, – ответила Росита. – Если что-нибудь вам не понравится, скажите мне, ведь теперь вы будете руководить этим. Я очень надеюсь, что вы оставите меня на этой работе.

   Джинни кивнула, зная, что никаких перемен не будет.

   После завтрака она увела сына из дома.

   – Джоуи, нам нужно поговорить. И нам придется поехать в нашей машине, – сказала она.

   – Хорошо, – охотно согласился мальчик.

   Она вынуждена была взять детское креслице из седана Митча, и у нее перехватило дыхание от мысли, что кто-нибудь может увидеть и спросить ее, что она делает. Но на ранчо стояла тишина. Ковбои были на пастбищах, Митч и Хелен работали в офисе в другой половине дома, Эмилин обычно приходила из своего коттеджа ближе к обеду.

   Джинни чувствовала, что будет скучать по ней, и жалела, что не может попрощаться со старушкой. Ей нельзя рисковать, она напишет Эмилин письмо, а Джоуи пришлет ей рисунок или что-нибудь еще.

   Когда они выезжали, Джинни изо всех сил старалась не дать волю чувствам. Порвать отношения с мужчиной, которого она любит, оказалось самым тяжелым испытанием в ее жизни, но она не может жить там, где нет любви.

   Когда они остановились на ночлег, стойкость изменила Джинни. Уставший и недовольный Джоуи капризничал. Как только он уснул, она встала под душ и плакала до тех пор, пока не потекла холодная вода. Надев ночную рубашку, она забралась в постель и, едва коснувшись подушки, заснула.

   Раздражительность и слабость к утру не исчезли. Глаза у Джинни распухли от слез, а природная энергия, казалось, почти иссякла. Но Джинни была непоколебима.

   Они упорно ехали на восток, несмотря на протесты Джоуи. Она пыталась объяснить ему, что им необходимо вернуться домой, однако мальчик был безутешен. Он скучал по Митчу и Эмилин, хотел играть с собаками и гладить лошадей, научиться ездить верхом и получить собственного пони. И обязательно стать ковбоем.

   Они проехали Луизиану, Миссисипи и Алабаму. Джинни старалась не замечать слез и просьб Джоуи, хотя сердце у нее разрывалось. Может, ей следовало остаться? Ведь кусок хлеба лучше, чем ничего. Даже если Митч равнодушен к ней, она любит его. Разве этого недостаточно?

   Она проплакала еще одну ночь и была готова на все, лишь бы Джоуи перестал умолять вернуться к Митчу. В конце концов она подкупила его. Если он прекратит разговоры о ранчо и его обитателях и перестанет требовать, чтобы они повернули назад, она купит ему щенка, когда они приедут домой.

   Как назло, машина сломалась почти у самой границы Флориды. Им пришлось ждать целый день, пока заменят сломавшуюся деталь, и Джинни была готова рвать на себе волосы.

   На шестой день они доехали до Форт-Лодердейла. Джинни была измучена вконец. После полудня началась гроза, и им пришлось закрыть окна. Кондиционер в машине не работал, и воздух сразу стал жарким и влажным. Джинни изнемогала от духоты, возвращение домой оказалось нелегким. Ей нужно принять душ, быстро поужинать и лечь спать, а завтра она разберет вещи и начнет думать о будущем.

   Слезы вновь навернулись Джинни на глаза, когда она подумала о планах, которые были у них с Митчем. Но она решительно отогнала эту мысль.

   Сначала надо позвонить Мэгги, подруга поможет ей. А как только она начнет работать и погрузится в рутину обычной жизни, из памяти исчезнут Митч Холден и его предложение.

   Джинни поставила машину на стоянку и выключила зажигание. Придется снова выйти под дождь. Зонта у нее нет, но это не имеет значения, они переоденутся дома.

   Когда они с Джоуи быстро обошли здание, чтобы попасть к парадной двери, он внезапно вырвал руку и побежал вперед, шлепая по лужам и громко крича:

   – Это Митч! Он приехал забрать нас!

   Джинни замерла. Дождь лил как из ведра, рубашка, волосы, голые ноги – все было мокрое, но она не могла сдвинуться с места. Митч ждал их.

   Он встал с верхней ступеньки и, протянув руки, подхватил Джоуи и прижал его к груди.

   – Здорово, приятель! Как поживаешь? – спросил он, ища глазами Джинни.

   Она медленно пошла вперед. Что он делает здесь? Сердце у нее колотилось, голова кружилась. Это Митч! Он здесь! Ей хотелось устремиться в его объятия и остаться в них навсегда. Но осторожность возобладала.

   – Митч, мы скучали по тебе! Но мамочка подарит мне щенка, которому разрешат входить в дом. А можно будет ему входить в твой дом? Я хочу, чтобы он спал на кровати вместе со мной, а мама говорит, что его место на полу. Но ты позволишь ему входить в дом, позволишь?

   Джоуи тараторил почти так же, как Эмилин.

   – Посмотрим, – сказал Митч.

   Он наклонился, опустил Джоуи и, увидев Джинни, пошел к ней навстречу.

   – Что ты здесь делаешь? – спросила она, все еще боясь поверить своим глазам.

   – Сначала поздороваемся. – Митч притянул ее к себе и крепко поцеловал.

   Джинни была как в дурмане.

   – У тебя сломалась машина?

   – Конечно, – выдохнула Джинни.

   – Я здесь уже два дня. Я думал, что к этому моменту вы уже доберетесь. Потом я решил, что тебе пришлось задержаться. Я беспокоюсь, когда ты ездишь на этой машине.

   – Все прекрасно. Почему ты здесь?

   – Где же мне быть, если ты здесь?

   – Я оставила записку.

   – А ты не думаешь, что я заслуживаю чего-то большего, чем короткая записка? Мы же собираемся пожениться! Ты помнишь?

   Дождь стучал по тротуару, и в воздухе витал запах мокрого асфальта.

   – Мы промокли, – заметила Джинни, всей душой желая, чтобы его слова оказались правдой и они действительно собираются пожениться. Она с опаской посмотрела на него.

   – Так пригласи меня к себе!

   Она обязана это сделать. Разве он не приютил ее, когда она постучала в его дверь таким же дождливым вечером? Но как быть, если он решит остаться и после объяснений? Только бы выдержать все это!

   Как только они вошли в квартиру, Джинни поняла, что этого не следовало делать. Казалось, Митч заполнил собой все пространство. В комнате было чисто, немного затхло, так как она долго не проветривалась. Но ее жилище не шло ни в какое сравнение с роскошным домом на ранчо Холденов.

   – Иди и переоденься, – приказала она Джоуи.

   Он побежал в свою комнату. Джинни надеялась, что он наденет что-нибудь подходящее, а не плавки со свитером.

   Повернувшись к Митчу, она отвела рукой волосы, с которых капала вода.

   – Тебе тоже нужно переодеться, – сказал Митч.

   – Мне и так хорошо.

   – Ты замерзнешь, если останешься в мокрой одежде. Я никуда не спешу.

   Слова прозвучали зловеще.

   – А ты? – спросила она, пытаясь выиграть время.

   – Сомневаюсь, что у тебя есть что-нибудь подходящее для меня. Я переоденусь, когда вернусь в мотель.

   Джинни принесла ему полотенце и пошла в свою комнату переодеваться. Почему Митч приехал? Ей казалось, что записка должна была все объяснить.

   Переодевшись, она вернулась в гостиную. Митч снял рубашку и повесил ее в дверном проеме. Мокрая рубашка высыхает не очень быстро, но ему, вероятно, тепло и без нее.

   Джинни никак не могла отвести взгляд от его широкой груди. Когда-то она лежала на ней, чувствовала теплые крепкие мускулы, проводила пальцами по легкой поросли курчавых волос, клала голову ему на плечо.

   В руке у Митча был измятый клочок бумаги – ее записка.

   – Теперь, когда ты знаешь, кто отец Джоуи, ты надеешься на ваше примирение? – спросил он.

   Джинни была ошеломлена.

   – Нет, конечно!

   Как могла такая мысль прийти Митчу в голову? Разве она не говорила ему сотни раз там, в Техасе, что любит его? И разве он не молчал в ответ на ее слова?

   – Значит, ты передумала выходить за меня замуж?

   Джинни кивнула.

   – Почему?

   – Я все объяснила в записке.

   – Будет лучше, если каждый из нас пойдет своим путем? Чем, интересно, это будет лучше?

   – Я очень благодарна за то, что ты сделал для Джоуи, – начала Джинни, но он прервал ее:

   – К черту благодарность, мне она не нужна, я никогда не нуждался в ней.

   – Я думаю, что моя любовь тоже была не нужна тебе. Разве я не обременяла тебя?

   – Нет.

   – У меня было время подумать, пока мы ехали. Я не хочу жить и соперничать с призраком.

   «Это положит конец спору, – подумала Джинни. – Он не сможет возразить против этого».

   – О чем ты говоришь?

   Митч грозно нахмурился.

   – Я до сих пор не понимаю, почему ты захотел, чтобы я стала твоей женой. Ведь ты не любишь меня, ты любишь Марлис. И всегда будешь любить ее. Я не хочу быть второсортной заменой.

   Митч в три шага пересек комнату и обнял Джинни так крепко, что она не смогла вырваться.

   – Ты не замена и никогда не будешь ею. Марлис умерла. Да, я любил ее, и, думаю, в каком-то уголке моего сердца всегда останется любовь к ней. Разве ты не любишь свою тетю, хотя она умерла? Но я не влюблен в умершую женщину, и я знаю это с тех пор, как ты вошла в мою жизнь. Разве не ты сказала мне, что жизнь продолжается? Мне выпал еще один счастливый случай жениться, любить женщину, которая значит для меня все, создать новую семью. Марлис мертва, ее больше нет, но есть ты – живая, полная радости и энергии Джинни, которая очаровала меня. Когда вы уехали, – Митч долго молчал, глядя Джинни в глаза, – я понял, что произойдет, если ты никогда не вернешься. Я не мог вынести, что тебя нет со мной. Ты нужна мне, я хочу тебя, ты моя половинка.

   – Ты ни разу не сказал, что любишь меня, – просто ответила Джинни, боясь поверить его словам.

   Митч отпустил ее и, сложив руки на груди, посмотрел ей в глаза.

   – Я сожалею об этом, я не знал.

   – Не знал чего?

   – Не знал, как сильно люблю тебя. Я понял это, когда ты уехала. Это было хуже, чем смерть Марлис. Она умерла в результате несчастного случая, которого никто не мог предотвратить, но твой отъезд… Я внезапно понял, какой будет моя жизнь без тебя, без твоих сияющих глаз, оптимизма, удивления, смеха, любви. И поверь, Джинни, передо мной предстала чертовски унылая картина! Разрыв, не вызванный смертью! Ты живешь, я тоже, и на этот раз судьба не возьмет над нами верх. Мы принадлежим друг другу. Я люблю тебя так сильно, что даже не знаю, как я буду жить, если ты не станешь моей женой… Мы должны связать наши жизни и прожить вместе до конца дней. Если этого не будет, я не знаю, что делать. Я не смогу жить в этом мире, зная, что ты тоже здесь, но не со мной. Возвращайся! Каждый день я буду говорить тебе, как сильно я тебя люблю.

   Джинни чувствовала глухие удары своего сердца. Надежда окрылила ее. Робко протянув руку, она дотронулась до его груди, ощутив прохладную кожу.

   – Ты правда любишь меня?

   – Да, любимая, да! Я люблю тебя, люблю больше всех на свете!

   Митч сжал ее в объятиях и поцеловал.

   От его тела исходило тепло, которое ее согревало. Она почувствовала, как напряглись у него мышцы, когда он притянул ее ближе к себе, чтобы поцеловать.

   Джоуи вошел в комнату и остановился, увидев, что его мама и Митч целуются. Митч услышал его шаги и оторвался от Джинни, глядя сверху вниз на маленького мальчика.

   – Почему ты целуешь мамочку? – удивился Джоуи.

   Митч протянул руку, и Джоуи подошел к ним. Подхватив мальчика, Митч держал его одной рукой, крепко обнимая Джинни другой.

   – Потому что мамы и папы всегда так делают.

   – Теперь ты мой папа? – спросил Джоуи.

   – Я не был им, – сказал Митч, – но с этих пор и до конца твоей жизни я буду твоим папой.

ЭПИЛОГ

   Толпа становилась все больше, в нее вновь и вновь вливались новоиспеченные выпускники. Безжалостно припекало горячее июньское солнце, и выпускники, облаченные в длинные мантии, жалели, что церемония не проводится в декабре.

   Джинни заметила Митча, что было нетрудно, так как он возвышался над всеми. Она помахала ему рукой, и он, поймав ее взгляд, улыбнулся. Через несколько секунд он подошел к ней с малышкой Эммой на руках. Джоуи гордо шагал рядом, Эмилин семенила позади. На ней было платье из розовой органди, отделанное рюшами. Нарядная широкополая шляпа завершала парадный туалет.

   Митч первым подошел к Джинни.

   – Поздравляю, миссис выпускница! – сказал он, целуя ее.

   Эмма забеспокоилась. Джинни потянулась к Митчу и, взяв ее на руки, потерлась носом о мягкую щечку. В два года девочка была истинным наказанием. Она хотела встать на ноги.

   – Нет, нельзя. – Митч снова взял ее на руки. – Ты потеряешься в толпе, оставайся у папы.

   Джоуи обнял мать.

   – Когда я вырасту, я тоже хочу поступить в колледж и стать выпускником, – заявил он.

   Ему было девять лет, и он был почти такого роста, как Джинни. В сравнении с Эммой он кажется таким взрослым! Джинни поцеловала его в щеку.

   – Конечно, станешь!

   – Боже мой, какая давка! – воскликнула Эмилин, проталкиваясь к Джинни и обнимая ее. – Как ты себя чувствуешь? Кстати, ты не единственная беременная выпускница, я видела еще двух! Я боялась, что та темноволосая девушка родит прямо на сцене, такой огромный у нее живот!

   Джинни улыбнулась и кивнула, положив руки на свой выпуклый живот. Их следующий ребенок должен появиться на свет через две недели. Она знала, что рискует, и радовалась, что смогла принять участие в церемонии, которой ждала так долго.

   – Поехали домой? – спросил Митч, обнимая ее за плечи и выводя из центра толпы.

   Домой! На ранчо Холденов, куда они с Джоуи вернулись после свадьбы, состоявшейся в августе, пять лет назад. Это место всегда будет волшебным, потому что там живет Митч.

   Вскоре после свадьбы он усыновил Джоуи, объяснив мальчику, что его биологический отец – двоюродный брат Митча и это делает Джоуи и Митча кровными родственниками. Он, Митч, узаконил родство, чтобы всегда быть для Джоуи папой.

   Он отец Эммы, чудесной крошки, родившейся два года назад, и отец ребенка, которого она носит сейчас.

   Митч не пригласил Сэмми на свадьбу. Сэмми воспользовался именем Митча на каникулах во Флориде, чтобы утереть нос богатому двоюродному брату и скрыть, что он вовсе не в Техасе, как все думали. Он получил огромное удовольствие, играя роль могущественного босса, только ему никогда не стать таким человеком, как Митч Холден.

   Когда они усаживались в седан, Эмилин настояла, что она будет сидеть сзади с Джоуи и Эммой. Митч бросил быстрый взгляд на жену.

   – Я рад, что ты наконец-то не будешь ездить в Даллас. Я беспокоился каждый день, когда ты уезжала.

   Джинни погладила его по руке и спокойно улыбнулась.

   – Но я всегда была максимально осторожна.

   История не повторяется.

   Митч боялся, как бы что-нибудь не случилось с его второй семьей и Джинни делала все возможное, чтобы успокоить его страхи; но исцелить их могло только время. Она надеялась, что впереди у них по меньшей мере пятьдесят или шестьдесят лет!

   Удивительно, что он так любит ее. За пять лет, которые они прожили вместе, их любовь стала еще сильнее. Когда в тот далекий дождливый вечер Джинни постучала в его дверь, она не могла даже подозревать, что ее жизнь окажется такой счастливой. Тогда ей была нужна только операция на глазах Джоуи. Она никогда не надеялась обрести такое огромное счастье, которым наполнилась ее жизнь. Джинни давно простила Сэмми – ведь это из-за него она встретила настоящую любовь.

   Митч посмотрел на жену, в его глазах отразилось то, о чем она думала.

   – Я не дождусь, когда мы останемся одни, – тихо, чтобы не услышали дети и Эмилин, признался он.

   – Я тоже, – ответила Джинни с ослепительной, как солнце Техаса, улыбкой.