Путь к счастью

Эмма Ричмонд

Аннотация

   Волею судьбы Лиана Грейсон попадает в дом Джеда Лоу, воспитывающего девятилетнего сына-сорванца. Джед просит ее остаться у него в качестве экономки.

   Лиана в растерянности: сможет ли она противостоять своей вспыхнувшей симпатии к этому привлекательному, но столь непростому человеку и избежать еще одного жестокого разочарования?




Эмма Ричмонд
Путь к счастью

ГЛАВА ПЕРВАЯ

   Высокая и стройная девушка с длинными русыми волосами, стянутыми на затылке свободным узлом, с облегчением прислонилась к фонарному столбу, одиноко стоящему на перекрестке дорог. День выдался жаркий. Лиана – так звали девушку – переступила с ноги на ногу, пытаясь унять боль в спине, и огляделась. Вокруг расстилались бесконечные поля и сады. Не видно ни единого здания. Ну и куда теперь, умница-разумница? Налево или направо? Пойти прямо или все-таки вернуться? Конечно, следовало подождать на станции, но она терпеть не могла ждать. Однако вряд ли ей самой удастся найти Хэддон-лейн, подумала она с кислой усмешкой.

   – Привет!

   Вздрогнув, Лиана обернулась. При виде маленького мальчика ее серые глаза удивленно расширились.

   – О Господи, откуда ты взялся? Испугал до смерти.

   – Прости, – извинился тот, однако в его тоне не было сожаления, одно озорство. Он был с ног до головы покрыт засохшей грязью, словно вывалялся в луже.

   Невольно улыбнувшись, Лиана заметила:

   – Похоже, ты прекрасно провел время.

   – Ага, папа задаст мне жару, – весело признал мальчик. – Он не велел мне пачкаться.

   – Тебе это явно не удалось. – Лиана не удержалась от смешка.

   В ответ мальчик лишь пожал плечами, и улыбка на грязном личике стала еще шире.

   – Куда ты идешь? – полюбопытствовал он.

   – Этот вопрос, молодой человек, я и сама себе задаю. Приехала на встречу с будущей хозяйкой, но поезд пришел с опозданием, на станции меня уже никто не ждал, и у меня хватило ума отправиться пешком…

   – На станции? – возбужденно перебил мальчик. – Эй, выходит, тебя-то мы с отцом и ждем. Вот это да! Мы уже думали, ты не приедешь!

   – С отцом? – озадаченно переспросила Лиана.

   – Ну да! Он все утро ездил на станцию, к каждому поезду. Поэтому мне и не велено пачкаться. Вот здорово! – с воодушевлением воскликнул он и, схватив Лиану за руку, потащил ее куда-то влево.

   – Постой-постой, – взмолилась она. – Я не могу так быстро ходить и вообще не уверена, что нам по пути. В агентстве мне ничего не сказали о мальчике…

   – Конечно, не сказали, а зачем? – заметил он тоном взрослого человека, что прозвучало очень комично. – Иначе ты бы не приехала.

   – Почему же? – удивилась Лиана.

   – Потому что я трудный ребенок. У нас никто долго не задерживается, – добавил он, явно гордясь собой.

   – Гм… Вот так, да? – Мальчуган определенно не подарок, но очень симпатичный. Покачав головой, Лиана машинально приноровилась к его шагам. Не потому ли, думала она, в агентстве были столь немногословны? Об отце и сыне ничего не сказали, упомянули лишь о пожилой женщине. – Я думала, миссис Попплвелл живет одна…

   – Миссис… Ой! Посмотри-ка! – Он дернул ее за руку и остановился.

   Лиана посмотрела в ту сторону, куда он указывал пальцем, но не увидела ничего, кроме зарослей кустарника.

   – Что там?

   – Убежала… – разочарованно протянул мальчик и снова потащил Лиану за собой. – Там была лиса.

   – А-а…

   – Почему ты не можешь быстро ходить? – спросил он с детской бесцеремонностью.

   – Потому что повредила спину, – ответила Лиана с излишней резкостью.

   Снова остановившись, мальчик поднял на нее глаза. На его невообразимо грязном личике появилось задумчивое выражение.

   – Значит, ты многого не можешь, да? Например, лазить по деревьям и все такое?

   Ни малейшего сочувствия, даже не поинтересовался подробностями происшествия. Его волнует лишь одно: как ее состояние может отразиться на нем самом, подумала Лиана с беспомощной улыбкой.

   – Да, не могу. – Если бы он только знал, как ей этого хотелось… Решительно отогнав ненужные мысли – какой толк грустить о том, чего нельзя изменить? – она пробормотала: – Я даже не знаю, как тебя зовут.

   – Саймон. – Мальчик протянул ладошку, предварительно вытерев ее о джинсы.

   Торжественно пожав ему руку, она представилась:

   – Лиана.

   Саймон широко улыбнулся и весело заявил:

   – Осталось совсем немного. От станции надо было свернуть направо, – сообщил он. – Ты сделала большой крюк.

   – Похоже на то.

   С беззаботным смешком он продолжал:

   – Ты гораздо симпатичнее, чем та, что приезжала до тебя. Она была ужасно противная, сущая мегера! – Остановившись у калитки, он гостеприимно распахнул ее. – Заходи.

   Лиана неуверенно кивнула и последовала за мальчиком по заросшей травой тропинке к небольшому квадратному коттеджу. Они обогнули дом и оказались на широком, вымощенном булыжником дворе. Рядом с конюшней был припаркован забрызганный грязью «лендровер».

   – Добрый день, я могу вам чем-нибудь помочь?

   Лиана обернулась и увидела у черного хода молодую женщину.

   – Здравствуйте, – улыбнулась она в ответ. – Вы миссис Попплвелл?

   – Как вы сказали? – удивилась женщина и весело рассмеялась.

   – Попплвелл.

   – Что вы, нет! Я живу тут по соседству, однако, какое прелестное имя! Так и видишь розовощекую пожилую даму с мягкими седыми волосами, правда? Живет в небольшом домике, окруженном цветущим яблоневым садом…

   – Верно, – согласилась Лиана со смущенной улыбкой. Раз незнакомка живет где-то рядом, она, конечно, должна знать миссис Попплвелл, тогда почему она так удивилась? – Разве вы…

   – И она, наверно, полная, лет пятидесяти, волосы у нее крашеные, а голос довольно резкий, – продолжала женщина; похоже, ее нисколько не интересовало, кто такая миссис Попплвелл на самом деле и почему Лиана о ней спрашивает. Переведя взгляд на Саймона, соседка в ужасе ахнула: – Саймон! Где ты был, скажи на милость?

   – Что? А-а, не обращайте внимания, – отмахнулся тот. – Это Лиана, – с гордостью заявил он, словно только это и имело значение в данную минуту. – Она не встретилась с отцом на станции – разминулись, наверно, – и пошла пешком.

   – Ой, как хорошо! Бедняга Джед совсем замучился. Все утро мотался туда-сюда, как взбесившийся челнок. – С радушной улыбкой женщина протянула руку. – Меня зовут Мэри. Добро пожаловать в Бедлам.

   – Спасибо, но…

   – А что касается тебя, Саймон, – продолжала Мэри, – пойди переоденься, пока не вернулся отец. Он же не велел тебе пачкаться.

   – Знаю-знаю, но… уфф, привет, папа.

   Лиана обернулась и увидела рослого мужчину, появившегося за спиной Мэри. Вылитый Саймон, только побольше. Те же густые русые волосы, торчащие во все стороны, темно-карие глаза. А вот дружелюбного лукавства сына отцу явно не хватает. Вид у него хмурый и раздраженный. Одет в голубую рубашку с короткими рукавами и поношенные джинсы. От него веет незаурядной силой и уверенностью в себе.

   Окинув Лиану твердым взглядом, мужчина кивнул и перевел глаза на сына.

   – Пойди переоденься, – приказал он, – вид у тебя совершенно неприличный.

   – Ага, – согласился Саймон, нисколько не обескураженный строгим тоном. – Папа, это Лиана! Она замечательная, правда? Вы с ней разминулись на станции.

   Мужчина бросил на Лиану недоверчивый взгляд.

   – Вас прислали из агентства по трудоустройству? – спросил он.

   – Да, но я…

   – Замечательно! – взорвался тот. – Лучше некуда! И куда вы запропастились, черт побери? Нет, молчите, я по вашим глазам вижу, что ответ мне вряд ли понравится. Ведь зарекался же не нанимать людей на работу без предварительного личного знакомства, – укорил он себя. – И что же? Снова вляпался.

   Изумленно раскрыв глаза, Лиана чуть не задохнулась от обиды: уж слишком нелепыми были его слова.

   – Послушайте, подождите минуту…

   – Что такое? – рявкнул он.

   – Что такое? – переспросила она в замешательстве. – Вы ко мне несправедливы, вот что! – Глядя на его презрительно поджатые губы, она горячо продолжала: – Какое вы имеете право меня отчитывать?

   – Я…

   – И чем это я вас не устраиваю, позвольте спросить? – запальчиво перебила она. – В агентстве мне сказали, что им требуется женщина, умеющая водить машину. Я соответствую обоим требованиям, так что еще нужно? Зеленые волосы? Не моя вина, что вам пришлось несколько раз съездить на станцию, не правда ли? Я не в ответе за плохую работу британского железнодорожного ведомства. – Может, он вовсе и не стремился встретить ее? – мелькнула мысль. Его непонятное раздражение передалось и ей. А вдруг миссис Попплвелл его заставила? А где, между прочим, сама миссис Попплвелл? – Где?..

   – Саймон! – загремел мужчина, переключив на минуту свой гнев на сына, который потихоньку старался улизнуть от взрослых. – Куда ты собрался, черт возьми?

   – Я? Э-э… никуда.

   – То-то же. – Глянув на мальчика с нескрываемым отвращением, он жестом велел ему отправляться в дом.

   С робкой улыбкой Саймон подчинился. Он уже перешагнул через порог, когда его остановил очередной грозный оклик.

   – Туфли, – кратко бросил отец.

   Саймон покосился на свои ноги с таким удивлением, будто никак не мог взять в толк, как это туфли умудрились настолько запачкаться без его ведома.

   – Вот черт, – пробормотал он. – Ну да, конечно. – Очистив подошвы о стальную решетку у двери, он заискивающе улыбнулся отцу.

   – Полагаю, эта ангельская улыбка должна усыпить мою бдительность. Ничего не выйдет! Я не велел тебе пачкаться! – Переведя взгляд на Лиану, он продолжал, словно его и не прерывали: – Итак, мисс Хейз…

   – Хейз? – удивилась та, начиная догадываться, в чем дело. – Меня не так зовут.

   – Не так? – в замешательстве переспросил Джед.

   – Нет, моя фамилия Грейсон.

   – Как?

   – Грейсон, – повторила она. – И я думаю…

   – Я так и знал! – театрально простонал Джед, ни к кому в особенности не обращаясь. – Мало того, что прислали молодую девушку вопреки моему требованию найти кого-нибудь постарше, так еще и фамилии перепутали! Ума не приложу, – бормотал он себе под нос, удаляясь в кухню, – как эти агентства вообще умудряются существовать? Да еще и деньги зарабатывать? – Последние слова прозвучали еле слышно: Джед скрылся в глубине дома.

   – Да, но… – переглянувшись с Мэри, ответившей сочувственной улыбкой, Лиана неловко спросила: – Вы сказали «Бедлам»?

   – Да. Не обращайте на Джеда внимания. У него сегодня неудачный день. Пришлось несколько раз съездить на станцию, что было очень некстати, поскольку он ждал важного телефонного звонка, которого, между прочим, так и не дождался. А-а, ладно, не буду утомлять вас подробностями. В этом доме все вверх дном. Где ваши вещи?

   Лиана растерянно уставилась на симпатичную молодую женщину.

   – Понимаете, я оставила чемодан в камере хранения… Но я…

   – О Господи, – перебила ее Мэри с улыбкой, – значит, Джеду придется еще раз съездить на станцию. Что ж, ничего не поделаешь. – Переведя взгляд на Саймона, она жестом подозвала его. – Иди переоденься и заодно покажи мисс Грейсон, где находится кабинет, пока твой отец окончательно не вышел из себя.

   Послушно следуя за мальчиком через кухню, Лиана философски заключила, что разумнее выяснить обстановку с разгневанным Джедом, чем пытаться заставить Мэри выслушать ее. Сама виновата: не следовало идти на поводу у несмышленого ребенка…

   – Ты во взрывчатке разбираешься? – поинтересовался семенящий рядом Саймон.

   – Во взрывчатке? Нет, конечно! – ответила она. – А почему ты спрашиваешь?

   – Питер, мой приятель, сказал, что можно воспользоваться гербицидами.

   – Даже не пытайся, – загремел откуда-то справа голос Джеда. – Только попробуй! Мисс Грейсон, сюда, пожалуйста.

   – Да, но… – начал Саймон.

   – Я сказал «нет».

   – Но ты сам говорил, что я должен интересоваться всем на свете, – обиделся мальчик. – Познавать мир! И если не смогу прочесть о чем-то в книгах, должен спросить у взрослых. А какой смысл спрашивать, если никто не хочет отвечать? Можно я пойду погуляю?

   – Нельзя, если ты собираешься экспериментировать с гербицидами.

   – Не собираюсь, – хмыкнул тот. – Мы с Питером хотим сделать…

   – Саймон, – перебил отец, еле сдерживаясь. – У меня очень мало времени. Пора ехать в город, но прежде я хочу побеседовать с мисс Грейсон.

   – Ладно, тогда я останусь.

   – Не останешься.

   – Но это и меня касается! – возмутился мальчик. – Мне же придется с ней общаться!

   – Саймон! – рявкнул отец. – Сколько раз повторять, что людей надо называть по имени?

   – Извини, – буркнул тот, – но…

   – Никаких «но», – перебил Джед. Повернувшись к Лиане, которая безуспешно пыталась вставить хоть слово, он добавил: – Теперь вы понимаете, почему нам нужна женщина постарше?

   – Не совсем…

   – Думаете, вы сможете с ним справиться? – недоверчиво прищурился Джед. – Обуздать этого бесенка? Вы…

   Не в силах больше терпеть, Лиана выпалила:

   – Мистер… э-э…

   – Лоу, – нетерпеливо подсказал тот.

   – Мистер Лоу, здесь явно какое-то недоразумение. Я полагала – и, по всей видимости, ошиблась, – что ваш сын отведет меня к миссис Попплвелл.

   – Миссис Поп… Кто такая миссис Попплвелл, черт возьми?

   – Женщина, у которой я собираюсь работать! – воскликнула Лиана с досадой.

   – Женщина, у которой вы… Тогда что вы делаете здесь?

   – Сама не знаю! – крикнула она в полном отчаянии.

   Не сводя с нее взгляда, Джед на секунду прикрыл глаза и прислонился к дверному косяку.

   – Не может быть! Просто невероятно! – Он сердито воззрился на нее. – Почему, скажите на милость, вы сразу не сказали?

   – А когда? – вспыхнула Лиана. – Каждый раз, когда я пыталась вставить хоть слово, меня перебивали. Удается кому-нибудь в этом доме закончить предложение?

   – Не говорите глупостей. Должно быть, вы что-то сказали Саймону, из чего он заключил, что мы ждем именно вас.

   – Да нет же! Ну, не нарочно… – пробормотала она. – То есть я встретила его на перекрестке и ему показалось…

   – Ему показалось? – переспросил Джед с видом человека, не верящего своим ушам. – Значит, вы его даже не спросили?

   – Нет…

   – Почему? – рявкнул он.

   – Потому что… сама не знаю. Вероятно, потому что он совсем заморочил мне голову. Вы тут все такие.

   Как, черт возьми, объяснить мужчине, который не желает ничего слушать, что недоразумение произошло по ее собственной вине? Что она не способна ясно мыслить, что ухватилась за первое попавшееся предложение работы? Все равно, какая это работа, просто нужно чем-то заняться, отвлечься от неотвязных мыслей, перестать думать о том, как могла бы сложиться жизнь, если бы…

   – Полагаю, я имела глупость предположить, что на станции не может быть больше одной дуры, ожидающей встречи с будущей хозяйкой, – заключила она с кривой усмешкой.

   – Вы так полагаете? – передразнил он. – Очень умно с вашей стороны! А вот я, наоборот, частенько поражаюсь тому, что на свете столько идиотов! – Досадливо крякнув, он выпрямился. – И что же теперь делать? Новая служащая нужна мне сегодня, – подчеркнул он. – Не завтра, не на следующей неделе…

   – Папа, – Саймон робко подергал отца за рукав, чтобы привлечь его внимание. – Может, нам?..

   – Ты все еще здесь? Ступай в свою комнату и переоденься!

   – Но папа, мы могли бы…

   – Нет, не могли бы. – Джед отпихнул сына, провел Лиану в кабинет и закрыл дверь. – Садитесь, – велел он, указывая на стул, стоящий у массивного письменного стола с двумя телефонными аппаратами, заваленными бумагами, и с недоеденным бутербродом.

   – Зачем? – недовольно спросила Лиана, но все же подчинилась.

   – Затем, чтобы решить, что делать. – Джед пересек комнату, уселся за стол и откинулся на спинку кресла. Сверля ее глазами, он строго спросил: – Кто такая миссис Попплвелл?

   Не видя смысла в обсуждении достоинств и недостатков незнакомой женщины, Лиана все же решила присесть: пусть больная спина немного отдохнет – и объяснила как можно терпеливее:

   – Состоятельная дама, пожелавшая нанять женщину-шофера.

   – Шофера? – воскликнул Джед. – Так вы шофер?

   – Да! Что вас так удивляет? – с вызовом парировала Лиана. – К вашему сведению, женщины тоже водят машину.

   – Дело не в этом, – возразил он. – А в том… Впрочем, сам не знаю, что я подумал. Продолжайте.

   Чувствуя свою вину, Лиана решительно подавила приступ раздражения и взяла себя в руки. Но если он и дальше будет говорить с ней как с ровесницей сына…

   – Вчера мне позвонили из агентства по трудоустройству, – спокойно начала она, – и сообщили, что некая миссис Попплвелл желает нанять женщину-шофера, потому что не выносит мужчин.

   – Но она же, вероятно, вышла замуж за мужчину!

   – Очень возможно! – огрызнулась Лиана. – Однако данное обстоятельство не имеет никакого отношения к моему рассказу. Может, ее муж сбежал с почтальоншей, после чего она возненавидела весь род мужской. Понятия не имею. Мне известно только, что ей нужна женщина, которая возила бы ее на заседания благотворительных комитетов, членом которых она является. Меня должны были встретить на станции и отвезти к ней. – Переменив позу и подавив очередной прилив раздражения, Лиана продолжала: – Никто меня не встретил – неудивительно, поскольку поезд опоздал, – и я решила пойти пешком. Остальное вам известно. Могу только предполагать, что мисс Хейз, которую вы ждали, сделала то же самое…

   – И тоже заблудилась? – осведомился Джед саркастическим тоном.

   – Нет, – процедила Лиана сквозь зубы, – но я начинаю думать, что произошла путаница, в результате чего она отправилась к миссис Попплвелл вместо меня.

   – Кто-нибудь сошел с поезда на нашей станции кроме вас?

   – По-моему, нет. Во всяком случае, я никого не заметила.

   – Ну, вот видите, – наставительно произнес он, словно неизвестная мисс Хейз попала в переделку по вине Лианы.

   – Что я должна увидеть? – возмутилась она. – То, что я никого не заметила, еще не означает, что ее не было в поезде!

   – Согласен.

   – Она могла опоздать на поезд…

   – И это возможно, хотя мне кажется чрезвычайно странным, что на станции вы должны были оказаться вдвоем, причем в одно время. И обе из того же агентства.

   – Странно или нет, похоже, все получилось именно так. В общем, я была бы вам очень благодарна, если бы вы позволили мне уехать.

   – Полагаю, вы надеетесь, что мисс Хейз вскоре появится здесь?

   – Ну, за нее я не отвечаю!

   – Я этого не сказал. Но… О-о, ради Бога… – пробормотал он, когда внезапно раздался пронзительный звонок. Разбросав бумаги, он откопал телефонный аппарат и схватил трубку. – Да! – пролаял он. – Что?.. Нет, нет, спасибо. – Положив трубку, он некоторое время разглядывал Лиану с непроницаемым выражением лица. – Так о чем мы говорили? Да, о мисс Хейз, нашей будущей экономке. Кто-то должен приглядывать за моим сорванцом.

   – Ах, вот оно что! – вскрикнула Лиана, вспомнив слова Саймона.

   – Что вы ахаете? – усмехнулся Джед.

   – Похоже, ваш сын гордится тем, что у вас никто долго не задерживается.

   – Вот как… Это правда, – признал Джед чуть мягче. Пристально глядя на нее, он иронически добавил: – Полагаю, веселый блеск ваших глаз свидетельствует о том, что вы догадываетесь, почему это происходит.

   – А вы, – спросила она, – не догадались бы, окажись вы на моем месте? Мне еще не приходилось сталкиваться со столь трудной семейкой.

   – В таком случае вы, вероятно, ведете очень замкнутый образ жизни.

   Замкнутый образ жизни? Нет, но порой Лиана сожалела об этом. На секунду ее красивые серые глаза погрустнели. Она взглянула в мужественное лицо Джеда и невольно улыбнулась, увидев, что он недовольно отодвинул в сторону недоеденный бутерброд. В эту минуту он очень напоминал обиженного мальчишку.

   – Перестаньте дуться, – заметила она. – К чему искать виноватых? Этим делу не поможешь.

   – Вы правы, – мрачно согласился он и, к ее немалому удивлению, вдруг широко улыбнулся. Такая перемена заставила Лиану насторожиться: уж не кроется ли в его поведении какой-нибудь подвох? – Давайте начнем все сначала.

   Нетрудно было догадаться, какое направление приняли его мысли. Однако идти у него на поводу Лиана не собиралась.

   – Нет, – тихо возразила она.

   – Нет? Почему? Это бы временно разрешило наши проблемы, и ваши, и мои, – нахально заявил Джед. – Сожалею, что обошелся с вами не слишком любезно, но мы, по крайней мере, могли бы спокойно обсудить создавшееся положение. Я готов извиниться… если вы сделаете то же самое, – закинул он удочку.

   – Как мило с вашей стороны! – любезно улыбнулась Лиана. – Мне не за что просить прощенья.

   – В самом деле? Обычно те, кто нанимается на работу, более сговорчивы, – усмехнулся он, отчего резкие складки на его лице разгладились.

   – Я к вам на работу не нанимаюсь, – возразила Лиана. – Я…

   – Понятно, произошла ошибка, – подсказал он. – Я принял вас за другую. Но ведь вы этого не знали, когда мы встретились, не так ли?

   – Начала догадываться, – вставила Лиана.

   – И поэтому держались так холодно? – осведомился Джед.

   – Возможно… И еще потому, что меня все время перебивали. Я так и не сумела объясниться.

   – Мм… – Он примирительно кивнул. – Язык мой – враг мой. Я был очень зол. Все утро мотался на станцию, боялся, что не встречу вас и упущу очень важный звонок… Денек выдался еще тот, мисс Грейсон.

   – Понятно. Все равно мой ответ «нет».

   С более искренней, чем прежде, улыбкой Джед согласился:

   – О, все в порядке, не хотите – как хотите. Честно говоря, я вас не осуждаю. В котором часу закрывается ваше агентство?

   – В пять.

   Глянув на часы – было уже пять тридцать, – он вздохнул:

   – Куда вы поедете? Домой?

   – Домой… – эхом откликнулась она и покачала головой. – Нет, наверно, переночую у подруги.

   – Почему у подруги?

   – Потому что сдала свою квартиру на месяц.

   – Весьма опрометчивый поступок, не так ли? – удивился Джед. – А вдруг вам не понравилось бы у миссис Попплвелл?

   – Вполне возможно. Поэтому я согласилась поработать только один месяц и, чтобы квартира не пустовала, нашла жильцов на четыре недели. Если все будет хорошо, я останусь у миссис Попплвелл, если нет – уйду от нее по истечении срока контракта и вернусь домой.

   – И, тем не менее, подобное решение кажется мне не слишком разумным, хотя… не мое это дело.

   – Точно, – подтвердила Лиана. – Не ваше.

   Коротко рассмеявшись, Джед спросил:

   – А что случилось? Поссорились с мужем?

   – Нет, – буркнула Лиана, не вдаваясь в подробности. Это была правда, хотя и не вся. Но в любом случае его это не касается. – Будьте любезны, объясните, как добраться до станции.

   – Или к миссис Попплвелл? Если, конечно, мы сумеем ее найти.

   – И совершим обмен?

   – Мм… логичный вывод, не правда ли?

   – Даже очень, – сухо согласилась она.

   – Вот и отлично. И почему мне так везет на сложности, ума не приложу!

   Пока Джед искал справочник, и откопал его наконец в груде книг на полу, и начал водить пальцем по колонке фамилий, начинающихся с буквы «П», Лиана задумчиво рассматривала его. Какое у него мужественное, красивое лицо, лицо человека, точно знающего, куда идти и как добиться цели.

   – Нет такой фамилии, – пробормотал он, захлопнув справочник. Потом снял трубку и позвонил в службу информации. Увы, безрезультатно. Джед положил трубку, откинулся в кресле и, прикусив губу, погрузился в раздумья.

   Лиана догадалась, к какому выводу он придет, и лишь снисходительно улыбнулась, когда он спросил, лукаво прищурившись:

   – Вы умеете готовить?

   – Нет, и не имею желания учиться. Не надейтесь, на ваши уговоры я не поддамся.

   – Саймону вы понравились…

   – Все равно мой ответ – «нет».

   Облокотившись на стол, Джед опустил подбородок на сплетенные пальцы и разочарованно вздохнул.

   – Почему? – спросил он. – Гордость не позволяет? Подобное занятие не соответствует вашему представлению о себе?

   – У меня нет никакого особенного представления о себе, – тут же парировала Лиана. – И гордость здесь ни при чем. Просто я… терпеть не могу заниматься домашним хозяйством, – любезно сообщила она.

   – Вот как? – На секунду Джед помрачнел, потом его взгляд прояснился. – Может, вы согласитесь хотя бы временно присмотреть за моим сорванцом, который, похоже, вознамерился свести меня в могилу раньше времени?

   – Ничего не выйдет, – печально ответила Лиана. – Я не могу лазить по деревьям. Вы хватаетесь за соломинку.

   – Конечно, хватаюсь! А что бы вы сделали на моем месте? Только на один вечер, – умоляющим тоном произнес он. – У вас же нет никаких особенных планов, верно?

   – Верно.

   – Вот и хорошо. А ваш вид заправской классной дамы произведет должный эффект. На меня, во всяком случае, он подействовал устрашающе.

   – В этом я сильно сомневаюсь, и потом я вовсе не похожа на классную даму! – запротестовала Лиана, невольно рассмеявшись.

   – Нет? – шутливо спросил он, приподняв одну бровь. – Как бы там ни было, я не могу больше обременять Мэри своими проблемами. Это несправедливо, ей надо заботиться о собственной семье. – Снова взглянув на часы, Джед застонал: – Через час у меня важное совещание, а я даже не просмотрел необходимые документы, черт бы их побрал!

   – Тогда я лучше пойду, а вы займитесь делами. – С трудом сохраняя серьезный вид, Лиана встала. Однако глаза ее смеялись, напоминая о прежней жизнерадостной девушке, какой Лиана была до того, как цепь непредвиденных обстоятельств изменила ее жизнь навсегда.

   – Неужели вы столь бессердечны, что бросите меня на произвол судьбы? – укоризненно произнес Джед. – Неужели вы на такое способны?

   – Ну, не такое уж я чудовище, – усмехнулась она и с удивлением поняла, что ей нравится эта легкая словесная игра. Кроме того, она непроизвольно отметила тот факт, что в доме нет женщины, жены Джеда. Может, она в отъезде? По неизвестной причине это предположение ее расстроило. Интересно, почему? Она же совсем не знает этого человека. Досадуя на собственную глупость, Лиана откинулась на спинку стула. – Скажите, окружающие всегда выполняют все ваши желания? – лукаво спросила она.

   В его глазах мелькнуло удивление – то ли не понял, то ли никто никогда не задавал подобных вопросов, – тут же сменившееся торжествующей усмешкой.

   – Всегда.

   Этому Лиана могла поверить. На какую-то долю секунды его обаяние, умение располагать к себе людей напомнили ей Дэвида, отчего ее улыбка тут же погасла. Дэвид был очень мил, когда ухаживал за ней, чтобы добиться своего – проникнуть в мир, о котором мечтал, ее мир, мир парусного спорта. А когда цель была достигнута, он бросил ее, как бросают ненужную вещь. Неужели судьба снова свела ее с подобным человеком, готовым пустить в ход все свое обаяние, лишь бы окружающие плясали под его дудку? Похоже на то, но в данном случае их интересы совпадают, не так ли? Как он верно заметил, у нее нет никаких особенных планов. Одна ночь, проведенная здесь, ничего не изменит, а ей так не хочется тащиться сейчас назад в Саутхемптон!

   Подняв на него большие серые глаза, Лиана улыбнулась, увидев, с какой надеждой он смотрит на нее. Если ее улыбка покажется ему несколько циничной, что ж, пусть толкует ее как хочет. Бывают дни, когда все идет наперекосяк.

   – Ну, хорошо, я останусь, но только на один вечер. Я должна накормить Саймона и присмотреть за ним, пока вы будете на совещании?

   – Да! – обрадовался Джед.

   – Ладно. В кулинарном искусстве я не слишком искушена, но все же смогу приготовить что-нибудь несложное.

   – Мм… – протянул он задумчиво, – если я не закончу изучение документов к тому времени, когда надо будет ехать на совещание, вы не могли бы подвезти меня в город? Я дочитал бы бумаги в машине.

   – При условии, что ваш автомобиль имеет автоматическое управление, – предупредила Лиана.

   – Имеет. А что, вы не водите машину с ручным управлением? – заинтересовался он.

   Поборов искушение ответить утвердительно, Лиана вздохнула и честно призналась:

   – Сейчас не могу.

   Как и следовало ожидать, он тут же спросил:

   – Почему?

   – Травма спины, – кратко объяснила она.

   – Вам трудно нажимать на сцепление?

   – Да.

   – И лазить по деревьям?

   – Да.

   – Понятно. Если мы поедем в город вместе, можно взять с собой Саймона…

   – А пока вы будете на совещании, я куплю ему гамбургер.

   Откинувшись назад, Джед хмыкнул.

   – Теперь и вы усвоили нашу дурную привычку.

   Сбитая с толку, Лиана спросила:

   – Что вы имеете в виду?

   – То, что вы не даете собеседнику закончить фразу.

   Мысленно восстановив ход разговора, Лиана спохватилась:

   – Ой, извините.

   – Пустяки. Вы переночуете у нас или снимете номер в гостинице?

   – Принимаю ваше приглашение, – улыбнулась она и грустно добавила: – Правда, есть одна проблема… Мой чемодан остался на станции.

   Окинув ее лукавым взглядом, Джед всплеснул руками в комическом отчаянии:

   – Что ж, все одно к одному. – Он порылся в карманах, достал связку ключей и протянул Лиане.

   – Хотите сказать, что я должна сама съездить за вещами?

   – Угадали.

   С кислой усмешкой Лиана взяла ключи.

   – О'кей, тогда пока. Сколько у меня времени?

   – Полчаса.

   Лиана кивнула, неловко поднялась на ноги – спина у нее совсем затекла – и вышла из комнаты. Хорошо, что она не видела его торжествующей ухмылки.

   Саймон сидел под дверью, даже не пытаясь скрыть, что подслушивал их разговор.

   – Тебе было интересно? – добродушно поддразнила его Лиана.

   – Очень, – не смутился мальчик. – Но гамбургеры я терпеть не могу. Может, пойдем в китайский ресторан? – с надеждой спросил он.

   – Хорошо, – согласилась Лиана. – Иди переоденься.

   – А можно я поеду с тобой на станцию?

   – Не беспокойся, я найду дорогу.

   С веселым смехом Саймон вскочил на ноги и побежал в свою комнату.

   По дороге на станцию Лиана снова подумала о жене Джеда и матери Саймона. Она умерла? Или они в разводе? Не твое это дело, укорила она себя. Верно, но раз уж эта милая семейка втянула ее в свои проблемы, любопытство в какой-то степени оправданно, не так ли?

   Забрав чемодан в камере хранения, Лиана вернулась в дом, где ее опять встретила Мэри, проводила в комнату для гостей и, попрощавшись, заторопилась к своей семье. Спальня была большая и уютная, в ней царила безупречная чистота. К своей радости, Лиана обнаружила ванную комнату. К сожалению, времени принять горячую ванну не оставалось. А ей так хотелось облегчить нестерпимую боль в спине. Сама виновата: врач запретил длительные прогулки, да еще быстрым шагом, а она что сделала? Прошла по меньшей мере три мили, разыскивая миссис Попплвелл, вместо того чтобы дожидаться на станции, как пай-девочка.

   С кислой гримасой Лиана с трудом поставила чемодан на оттоманку у кровати и в который раз недобрым словом помянула несчастный случай, ощутимо сковавший ее свободу движений. Раньше она запросто могла бы закинуть чемодан куда угодно, хоть на шкаф, а теперь приходилось постоянно внушать себе, что напрягаться не следует. Подавив вздох, она открыла чемодан и достала одежду. Потом с упрямой решимостью, выработавшейся за последние недели, направилась в ванную.

   Раздевшись, Лиана приняла душ, надела чистое белье, сшитые на заказ серые брюки и спортивную серую рубашку, подчеркивавшую ее хрупкость. Несмотря на женственность, ее стройное тело обладало незаурядной силой и выносливостью. То было раньше, с горечью подумала она. Повязав на шею розовый с серым узором шелковый шарф, она причесалась, подкрасилась, сунула ноги в черные туфли без каблуков, подхватила сумку из мягкой кожи и прочла себе нотацию. Пора перестать быть лишь сторонним наблюдателем, надо включаться в жизнь. Присоединиться к человечеству! Да, тебе не повезло, но подобное случалось и с другими, не ты первая, не ты последняя, слезами горю не поможешь. Прежние счастливые дни не вернутся.

   Однако одно дело – внушать себе прописные истины, и совсем другое – следовать им, в чем она нередко убеждалась в последнее время. И все же, познакомившись с Саймоном и его отцом, она невольно отвлеклась от своих проблем, почувствовала себя бодрее, вновь обрела способность смеяться. Ничего не зная о ней, они не могли напомнить ей о том, что она потеряла. Какое облегчение общаться с новыми людьми после натянутых разговоров с друзьями, принадлежавшими к миру парусного спорта. Навещая ее в больнице, они держались смущенно и скованно, не знали, что сказать, словно у нее была неизлечимая болезнь. Вероятно, все знакомые ощутили облегчение, когда Лиана вышла из больницы и поселилась в другом районе города. На прощанье она одарила их беззаботной улыбкой, пожелала удачи и обещала писать. И все же разрыв с прошлым, со всем, что она знала и любила, оказался тяжким испытанием. Ей не хватало шума морских волн, кипучей жизни в порту, родных дружеских лиц. С глубоким вздохом Лиана открыла дверь ванной.

   Когда она вышла из комнаты, в другом конце коридора появился хозяин дома. Он переоделся в темно-синий костюм, который его явно раздражал. Пожалуй, официальный стиль не для этого человека, подумала Лиана, наверняка он терпеть не может жесткие воротнички рубашек и галстуки. Собственная наблюдательность удивила ее, в ней словно проснулась прежняя Лиана вместо незнакомой женщины, в которую она превратилась и которую отчаянно пыталась понять.

   Рассматривая Джеда, она так увлеклась, что не сразу осознала, что и он не сводит с нее изучающего взгляда. Когда она смущенно заморгала и улыбнулась ничего не значащей улыбкой, он усмехнулся в ответ и одобрительно кивнул, во всяком случае, она предпочла истолковать его усмешку именно так.

   – У вас очень деловой вид, – негромко сказал он, приблизившись к ней. – Готовы?

   – Да.

   – Хорошо. Саймон! – крикнул он.

   – Иду! – Мальчик вылетел из своей комнаты с такой скоростью, словно отец выстрелил из стартового пистолета. Повертевшись перед ним, чтобы тот одобрил его вид, он подмигнул Лиане.

   Вся компания двинулась к машине. По дороге Джед и Саймон дурачились, перебрасывались шутками и вообще вели себя как школьники, отпущенные на каникулы. Их дружелюбная перепалка позабавила Лиану, чему она вновь мимолетно удивилась. Она любила во всем порядок и методичность. Странно, что их бесконечные споры, не прекращающиеся ни на минуту с тех пор, как она приехала, не раздражают, а, наоборот, развлекают ее.

   Саймон изъявил желание сесть рядом с Лианой на переднем сиденье якобы для того, чтобы показывать дорогу в небольшой город, где находилась контора Джеда, и где должно было состояться совещание. На самом деле его решение объяснялось стремлением расспросить Лиану о ее жизни, узнать ее мнение обо всем на свете, выяснить ее вкусы и пристрастия в музыке, спорте и прочем, что подсказывало мальчику его неутомимое любопытство. Вопросы сыпались как из рога изобилия. Отец углубился в изучение документов, но у Лианы возникло ощущение, что они не занимают полностью его внимания. Джед явно прислушивался к ее ответам, иногда прямым, иногда уклончивым.

   Если это экзамен, думала Лиана, наверно, стоило бы объяснить, что ей безразлично, сдаст она его или нет. Видимо, именно потому, что она не старалась произвести благоприятное впечатление, ей удалось выбрать верный тон, не покровительственный и не заискивающий. На бесчисленные вопросы мальчика она отвечала спокойно и искренне. Если чего-то не знала – признавалась в своем невежестве без всяких уловок и оправданий. На вопросы, касающиеся ее личной жизни, не отвечала вовсе.

   Когда они уже были у цели, Лиана притормозила, но мотор не выключила. Джед собрал бумаги и вышел из машины.

   – Спасибо, – небрежно бросил он. – Где вас искать?

   – В ближайшем китайском ресторане.

   – «Ханг-хаус», – кивнул он. – Там легко найти место для парковки. Если я освобожусь первым, я к вам подъеду. Если меня не будет, возвращайтесь сюда и подождите. – Наклонившись к сыну, он погрозил ему пальцем: – Веди себя хорошо.

   – Ясное дело, – усмехнулся мальчик. – Я всегда себя хорошо веду. Хочешь, мы принесем тебе что-нибудь вкусненькое?

   Джед отказался. Выпрямившись, он кивнул Лиане, глубоко вздохнул, словно готовился к бою, и размашистой походкой направился к зданию.

   Лиана покосилась на своего юного спутника.

   – О'кей, – весело сказала она. – Куда едем?

   До сих пор ей не приходилось иметь дело с маленькими мальчиками, в ее окружении ни у кого не было детей, поэтому она решила вести себя с Саймоном на равных, обращаться с ним как со взрослым и предоставить ему полную свободу действий.

   Он уже достаточно большой и должен знать, чего хочет, подумала она. Ошибки неизбежны, и если он сделает неправильный выбор, в следующий раз остережется. К ее удивлению, Саймон оказался интересным собеседником, общаться с ним было легко и приятно. Да и вообще этот день принес массу новых впечатлений и вдобавок открыл в ней самой неожиданные черты, о существовании которых она и не подозревала. Слегка нахмурившись, Лиана впервые задумалась: не упустила ли она чего-то очень важного, так целеустремленно сосредоточившись на парусном спорте? Может, она сознательно обеднила свою жизнь?

   – Вот так я и попал в переделку, – произнес Саймон с широкой улыбкой.

   Спохватившись, Лиана понимающе закивала, надеясь, что он не заметил ее рассеянности. Она не слышала ни слова! Потягивая минеральную воду, она перевела разговор на другую тему, чтобы отвлечь внимание мальчика, и на сей раз действительно слушала. Он болтал о своих увлечениях, занятиях в школе, о том, что собирается делать в каникулы. Однако он ни словом не обмолвился о матери и ничего не рассказал об отце, его работе, о совещании, на которое тот отправился. Может, Джед не велел ему говорить лишнего?

   Управившись с едой и не дождавшись Джеда, они вернулись в центр городка. Лиана остановила машину у входа в контору и приготовилась к долгому ожиданию. Однако минут через пять Джед вышел из здания и с мрачным лицом направился к машине. У него был такой неприступный вид, что Лиана поняла: не следует задавать вопросов. Вообще-то она и не собиралась этого делать, поскольку терпеть не могла, когда посторонние совали нос в ее жизнь. Ей бы и в голову не пришло проявлять ненужное любопытство. Даже если бы ей было по-настоящему интересно. А этого нет и в помине, уверила она себя.

   До дома они доехали в полном молчании. Саймон пожелал взрослым спокойной ночи и пошел спать. Захлопнув за собой дверь, Джед скрылся в своем кабинете. Лиана побрела на кухню, приготовила себе чай. У нее нет никакого права задавать вопросы или что-то предлагать. Почему? Потому что она завтра уедет? Потому что не хочет вникать в проблемы этой странной, но очень симпатичной маленькой семьи? Взяв чашку, она поднялась в свою комнату, села в удобное кресло у окна. С какой стати она должна испытывать чувство вины, оттого что даже не предложила Джеду чашку чая?

   Годами выработанная привычка рано вставать столь укоренилась, что внутренний будильник поднял ее ровно в шесть. Лиана немного полежала, перебирая в памяти события вчерашнего дня. Заснуть все равно не удастся. Она встала, приняла душ и, готовясь к предстоящей встрече с миссис Попплвелл, надела скромную серую юбку и белую шелковую блузку. Тщательно подкрасилась, расчесала щеткой волнистые русые волосы, пока они не заблестели в ярком солнечном свете, завязала их шелковым шарфом и спустилась в кухню. Боль в спине, слава Богу, прошла и напоминала о себе лишь легким покалыванием.

   Будучи в полной уверенности, что все еще спят, Лиана немного смутилась, обнаружив в кухне хозяина дома, одетого в джинсы и клетчатую рубашку. Свежевыбритый, с влажными после душа волосами, он сидел за столом, держа в руках чашку с горячим кофе.

   – Доброе утро, мистер Лоу, – приветствовала его Лиана.

   Он поднял глаза, затуманенные неизвестными ей мыслями. Постепенно его взгляд прояснился, он кивнул.

   – Привет. Зовите меня Джед. Обращение «мистер Лоу» напоминает мне об отце. Вы рано встали.

   – Да, я привыкла. В чайнике есть кипяток?

   – Конечно, не стесняйтесь. – Откинувшись на спинку стула, он наблюдал за ее уверенными, экономными движениями, а когда она села за стол напротив него, неожиданно спросил: – Вам очень хочется работать у миссис Попплвелл?

   – Вы опять за свое? – поморщилась Лиана.

   – Да, опять. Подумайте хорошенько.

   Сев поудобнее, Лиана с минуту рассматривала его с иронической усмешкой, делая вид, что обдумывает предложение, а потом невозмутимо сообщила:

   – Да, я хочу работать. Нет, не совсем так: мне нужно работать. Шофером, – подчеркнула она. – Миссис Попплвелл – неизвестная величина в уравнении, так что пока не знаю, хочу ли я работать именно у нее. Я ответила на ваш вопрос?

   – Мм… полагаю, да. – Кажется, ее ответ позабавил его. Она ответила слишком обстоятельно? Пристально глядя на нее, он словно взвешивал все «за» и «против» и наконец сказал: – В силу недавно возникших обстоятельств, в которые я не буду углубляться, мне, возможно, понадобится личный шофер. Мне предстоит участвовать во множестве совещаний, что означает массу бумажной работы, а поскольку мой дом постоянно пребывает в состоянии хаоса, я не всегда могу спокойно поработать. – В его темных глазах мелькнули веселые искорки. – Когда вы предложили мне свои услуги, чтобы я мог заняться бумагами в машине…

   – Я предложила? – подняла брови Лиана.

   – …я с радостью согласился, – невозмутимо продолжал Джед. – Но, прежде чем предложить вам постоянную работу, хотел бы задать несколько вопросов.

   – Прекрасно, – спокойно заявила Лиана. – Но, прежде чем вы приступите к допросу, я, вероятно, должна довести до вашего сведения, что у меня нет ни малейшего желания работать в доме, где царит постоянный хаос.

   Легкая улыбка тронула губы Джеда. Он опустил глаза.

   – Я немного преувеличил, так бывает не всегда, – возразил он. – Беспорядок – да, это наше обычное состояние, но хаос возник вследствие тех обстоятельств, о которых я упомянул. Надеюсь, скоро все изменится. – Подняв глаза, он спросил, явно наслаждаясь ситуацией: – Я могу продолжать?

   – Разумеется.

   – До настоящего момента вы были очень молчаливы, исключая, конечно, наши споры в самом начале знакомства. Вы всегда такая?

   Молчалива? Когда-то подобное определение к ней совсем не подходило. Но сейчас? Да, новая Лиана не похожа на прежнюю, она частенько замыкается в себе.

   – Я не болтлива, если вы это имеете в виду.

   – Именно. Во-вторых, я внимательно слушал ваш разговор с моим сыном и, должен признаться, был приятно удивлен. Мне совершенно ясно, что вы чрезвычайно умны. Для того чтобы водить машину, особого ума не требуется, поэтому позвольте узнать, почему вы выбрали эту профессию?

   Пропустив мимо ушей комплимент и не желая вдаваться в подробности, которые вряд ли будут ему интересны, а ей причинят ненужную боль, Лиана спокойно ответила:

   – Потому что умею это делать. Нет-нет, дайте договорить, – быстро добавила она, предвосхитив готовый сорваться с его губ удивленный вопрос. – Я решила поработать шофером, потому что в данный момент это единственное занятие, которое пришло мне на ум.

   – Из-за вашей травмы, – понимающе кивнул Джед.

   – Да. Водить машину меня научил отец, служивший в полиции инструктором по вождению, поэтому я, можно сказать, профессионал. Права у меня в полном порядке, ни одного нарушения, к судебной ответственности я не привлекалась…

   – Мисс Грейсон, не уводите разговор в сторону. Если вы намеревались заткнуть мне рот и предотвратить дальнейшие расспросы – например, чем вы занимались раньше и почему не можете продолжать, – позвольте заверить, что вам это не удалось. Вы только разожгли мое любопытство.

   – В таком случае ваше любопытство, – ответила она сдержанно, – останется неудовлетворенным, поскольку это все, что я собиралась вам сообщить.

   – Мм… Сколько вам лет?

   – Двадцать восемь. А вам?

   – Тридцать семь. – Джед покачал головой и хмыкнул, отчего стал еще привлекательнее.

   Странно, что она так реагирует на него… Куда подевалось ее обычное в последнее время равнодушие? Лишившись в результате несчастного случая возможности заниматься любимым делом, она смотрела на жизнь сквозь пелену отчуждения, ничему не придавая значения, и вот теперь неожиданно почувствовала влечение к этому сильному человеку. Он казался уверенным, надежным и очень мужественным. Ему не надо никому ничего доказывать. Сама она никогда не претендовала на лидерство и восхищалась этим качеством в других людях. Однако это еще не означает, что она готова довериться ему полностью и слепо подчиниться во всем. Не следует принимать его слова за чистую монету. Похоже, им, как и Дэвидом, движет собственный эгоистический интерес.

   Неожиданно Джед перегнулся через стол, взял ее за руку, бросил взгляд на коротко остриженные ногти, перевернул ладонью вверх, затем посмотрел Лиане в глаза и провел большим пальцем по загрубевшей коже.

   – Занимались физическим трудом? – дразнящим тоном спросил он.

   – Можно и так сказать. Имела отношение к лодкам, – уточнила она.

   С лукавой улыбкой он заметил:

   – Сейчас вы далеко от моря.

   – Да.

   – Надоело?

   – О Господи, какой же вы упрямый! – не выдержала Лиана.

   – Это точно. Так как?

   – Я не могу больше выходить в море, – сказала она ровным голосом, – из-за травмы спины, помните?

   – Помню, – просто сказал Джед, – значит, травма серьезнее, чем вы хотели представить. Что случилось?

   С застывшим лицом Лиана коротко пояснила:

   – Я порвала несколько связок и повредила позвоночник, провела две недели в больнице, в полной неподвижности, лежа на спине. Мне делали растяжку, физиотерапию…

   – А потом выписали и велели соблюдать осторожность.

   – Верно. Теперь мы можем закрыть эту тему?

   С довольным кивком он отпустил ее руку и поднял чашку.

   – Когда открывается ваше агентство?

   – В восемь тридцать. – Чувствуя огромное облегчение оттого, что он не стал настаивать, Лиана взглянула на стенные часы. – Сейчас почти половина восьмого, – негромко сказала она. – Еще целый час.

   – Пора завтракать. Я вдруг понял, что ужасно голоден. А вы?

   – Я тоже, – ответила она и сама удивилась. – Да, пожалуй, я бы съела что-нибудь. – Очередной сюрприз: она не чувствовала голода уже несколько недель.

   – Тогда допивайте чай, а я продемонстрирую свои кулинарные способности.

   Пока Джед жарил яичницу с беконом и подсушивал в тостере хлеб, Лиана украдкой наблюдала за ним. Все-таки он необычный человек… За последние сутки узнал о ней гораздо больше, чем она о нем. Что ж, если он считает себя вправе совать нос в чужую жизнь…

   – Ваша жена в отъезде? – тихо спросила она.

   – Можно и так сказать. – Бросив на нее взгляд через плечо – его лицо как-то вдруг сразу замкнулось, – он добавил: – Она умерла.

   – Ой, простите… – Судя по отчужденному выражению его лица, ему неприятно говорить на эту тему. Давно ли это случилось? – гадала Лиана. Может, рана еще слишком свежа? И поэтому нигде нет ни одной фотографии? Если несчастье произошло недавно, продолжать расспросы будет верхом бесчувственности, а Лиана всегда считала себя достаточно тактичной. Кроме того, несмотря на внешнюю простоту и дружелюбие, в нем ощущалась скрытая сдержанность, нежелание допускать посторонних в свой внутренний мир, двери в который лишь чуть-чуть приоткрылись, и малейшая попытка заглянуть туда приведет к тому, что они наглухо захлопнутся. В свою жизнь он никого не пустит. Но почему? Ведь не постеснялся же он расспрашивать ее о прошлом? – Не считаете нужным следовать принципам, которые исповедуете? – тихо спросила она.

   – Не понял?

   – Забрасываете меня вопросами, а когда я пытаюсь сделать то же самое, даете отпор.

   Искоса взглянув на нее, Джед добродушно заметил:

   – Жизнь бывает несправедлива, не так ли?

   – Да, – сухо согласилась Лиана. Точно подмечено. Ей так хотелось узнать о нем побольше… Любил ли он жену, горевал ли без нее. Печальным он не выглядит. Скорее… спокойным. Насколько она поняла, человек он вспыльчивый. Не выносит лжи и обмана. Во всяком случае, так ей показалось. Однако ее нежелание быть откровенной до конца скорее позабавило его, чем разозлило. Что касается его отношений с сыном, между ними существует очевидная близость.

   Лиана не знала, может ли ему доверять, но он ей определенно симпатичен и вызывает все большее любопытство.

   Не замыкайся в себе, дорогая, посоветовал отец после несчастного случая, жизнь продолжается, она прекрасна и многообразна. Посмотри на все другими глазами. Что ж, она пытается следовать его совету. Иногда это трудно, иногда не очень, но она не сдается. А с тех пор, как судьба свела ее с семейством Лоу, – совсем легко.

   Ее размышления прервало появление Саймона.

   – Боже праведный! – воскликнул Джед.

   Улыбнувшись Лиане, мальчик пояснил тоном взрослого, что показалось ей очень забавным:

   – Папа удивляется, что я так рано встал, оделся…

   – …и, надеюсь, не забыл умыться, – усмехнулся Джед.

   – Оделся, – упрямо продолжал Саймон, – причем без напоминаний.

   – Садись, – приказал отец. Он поставил перед сыном тарелку с яичницей и принялся жарить новую порцию – для себя и Лианы. Не успели они закончить трапезу, как раздался громкий стук в дверь. – Проклятье, кого это принесло в такую рань?

   Джед пошел открывать, Саймон поспешил за ним, с любопытством выглядывая из-за широкой спины отца. Лиана убрала со стола и засунула грязные тарелки в посудомоечную машину. Потом поставила на огонь чайник и с удивлением повернулась, когда в кухню ворвался Саймон. Он был мрачнее тучи. Остановившись у стола, он с угрюмым видом уставился в его поцарапанную поверхность.

   – Она мне не нужна!

   – Кто?

   Мальчик исподлобья взглянул на Лиану – в эту минуту он очень напоминал отца – и упрямо заявил:

   – Мисс Хейз! Она мне не нравится, так что пусть отец не надеется, что я соглашусь. Ни за что на свете!

   – Не ори так, бессовестный ты мальчишка, – спокойно сказал Джед, входя в кухню.

   – Я не ору!

   – Я не глухой.

   – От нее воняет! – заявил Саймон таким тоном, будто привел решающий аргумент в возможном споре. – И чтоб ноги ее тут не было, когда я приду из школы, – угрожающе буркнул он, схватил валявшийся на полу ранец и выскочил в коридор.

   С неуверенной улыбкой взглянув на Джеда, Лиана спросила:

   – Это правда?

   В его глазах мелькнула нерешительность, словно он раздумывал, по-джентльменски ли будет подтвердить или опровергнуть заявление сына. После недолгих колебаний он рассмеялся:

   – К сожалению, да, Саймон совершенно прав: она нам не подходит. Он в два счета обведет ее вокруг пальца.

   – Мисс Хейз что-то перепутала?

   – Нет, вы оказались правы: произошло недоразумение. Она отправилась к миссис Попплвелл вместо вас. По всей видимости, она прибыла туда довольно рано и, обнаружив ошибку, успела позвонить в агентство. Переночевала в местной гостинице, а утром поехала сюда.

   – И теперь вернется восвояси, – с лукавой улыбкой прокомментировала Лиана.

   – Мм… Отвезете ее на станцию?

   – Конечно. Если вы разрешите мне воспользоваться вашей машиной, я узнаю у мисс Хейз адрес миссис Попплвелл и на обратном пути заеду к ней.

   – Означает ли это, что вы приняли мое предложение? – с надеждой спросил Джед.

   – Нет. Это означает, что я решила встретиться с миссис Попплвелл. Однако, если она мне не понравится… – Взяв ключи, которые протянул ей Джед, Лиана вышла во двор. На ее губах играла улыбка, в красивых серых глазах горели веселые искорки.

ГЛАВА ВТОРАЯ

   Решение созрело сразу, стоило только Лиане увидеть миссис Попплвелл. Какие там цветущие яблони… Миф о симпатичной пожилой даме с седыми волосами развеялся мгновенно. Миссис Попплвелл, или Вера, как она предпочитала себя называть, оказалась сущим Аттилой, предводителем гуннов, в юбке. Извинившись за возникшее недоразумение, Лиана сбежала от нее к Джеду Лоу, ища утешения в хаосе Бедлама.

   Джед приветствовал ее возвращение легким поклоном.

   – Я звонил в агентство, – торжественно сообщил он, – и сказал, что вы пока будете работать у меня.

   – Вот как? Не слишком ли вы поторопились?

   – Я принял решение, – возразил он, – полагая, что вы его одобрите.

   – Гмм… Позвольте дать вам совет: не запутайтесь в своих хитростях, не то угодите в собственную ловушку. – Проходя мимо него, она положила связку ключей на столик в холле. – В агентстве объяснили, почему возникла путаница?

   – Да. Вам и мисс Хейз все сказали правильно, кроме адреса.

   – Вот оно что…

   – Кроме того, – добавил он, следуя за ней в кухню, – я попросил их присылать мне возможных кандидаток на должность экономки.

   – Правильно.

   – Чашку чая? – спросил Джед, еле удерживаясь от смеха.

   – Да, благодарю вас.

   Приготовив чай, он сел рядом с Лианой за стол.

   – Так вы согласны поработать у меня?

   – Только в качестве шофера, – подчеркнула она.

   Довольный собой, Джед развернул лежащий перед ним листок бумаги и передал его Лиане.

   – Я составил список совещаний, на которых должен присутствовать на этой неделе, с указанием времени, адреса и вероятной продолжительности. Пока в доме нет экономки, мне приходится каждый день возвращаться к тому времени, когда Саймон приходит из школы. Это крайне неудобно, но я не могу оставить его без присмотра. Одному Богу известно, что взбредет в голову этому сорванцу…

   – Саймон очень умный мальчик…

   – Скажите лучше – изобретательный, и я с вами соглашусь, – сухо ответил Джед. – Либо он достигнет вершины в избранной профессии, либо станет отъявленным преступником. В данный момент я склоняюсь ко второму варианту. Но я им очень горжусь, – мягко добавил он. – Должен сознаться, меня восхищает его любознательность. От души надеюсь, что где-то на свете есть женщина, которая сумеет с ним справиться.

   – Вы ее долго ищете?

   – Уже год, – вздохнул Джед. – У нас перебывала масса претенденток, но моему сыну ни одна не понравилась. Две были ничего, выдержали пару недель, но, в конце концов, обе ушли, заявив, что не могут с ним справиться. С ним и со мной, – прибавил он с лукавым блеском в темных глазах. В его тоне послышалось предупреждение. Интересно, против чего он ее предостерегает? – Саймону нужен человек, которого он мог бы уважать, – продолжал Джед, не догадываясь, о чем думает Лиана, – кому он мог бы подчиняться или к кому мог бы прислушиваться, кто заменил бы ему мать. С виду он кажется уверенным, твердым, но внутри… внутри он всего лишь ребенок, не ведающий, что творит и почему.

   Его слова тронули Лиану. Она смущенно потупилась. Не принимай чужие проблемы близко к сердцу, приказала она себе, ведь это все ненадолго. Через неделю ты, скорее всего, будешь работать в другом месте.

   – Простите, – извинился Джед. – Вам это неинтересно. Мне сейчас нелегко и порой так хочется с кем-то поделиться, поговорить…

   Вот это сюрприз!.. Джед не производит впечатления человека, нуждающегося в утешении.

   – Поговорить о сыне, – продолжал Джед. – Школьные учителя не годятся, они не знают его так, как я. Саймону требуется благотворное женское влияние. Похоже, вы нашли с ним общий язык. Я вам очень признателен.

   – Ну, насчет общего языка я не уверена, – усмехнулась Лиана. – По-моему, дело в другом: он не сомневается, что без труда обведет меня вокруг пальца. Очевидно, так оно и есть, – грустно заключила она.

   Спустя несколько дней она в этом убедилась. Ей еще не приходилось сталкиваться с таким озорным мальчишкой. В ответ на упреки взрослых он находил тысячу причин, причем самых невероятных, чтобы оправдать свои шалости. Кроме того, если он считал, что овчинка стоит выделки, он мог очаровать самого закоренелого циника. Ну, вылитый отец! Тот, добившись своего, перестал обращать на Лиану внимание. Хотя нет, пожалуй, она к нему несправедлива: у него действительно масса проблем, так что вряд ли он сознательно решил не тратить на нее свое обаяние, просто ему приходится все силы отдавать бизнесу, в чем бы он ни заключался. Порой Джед срывался и грубил, но Лиана понимала, что его несдержанность объясняется не плохим характером, а обстоятельствами.

   Ему приходилось не только воспитывать ребенка, но и заниматься поисками экономки, на что времени явно не хватало, и Лиана, сама того не сознавая, начала думать, чем может помочь, как облегчить его тяжелую жизнь, переложить часть груза на свои плечи.

   К своему удивлению, она даже научилась обращаться с факсом, установленным в кабинете, и компьютером и распечатывать хранящуюся в его памяти информацию. Джед не оценил ее усердия, и, тем не менее, его резкие замечания не раздражали ее, равно как и переход от дружеской, доверительной манеры держаться к односложным командам и распоряжениям. Она испытывала только сочувствие и сама себе удивлялась.

   Насколько она поняла, Джед являлся владельцем крупного машиностроительного завода, но в чем состояли беспокоящие его проблемы, догадаться было трудно. Лиана возила его на встречи с юристами, банковскими служащими и важными клиентами. У него имелась секретарша, лет двадцати с небольшим, по имени Хедер, которая иногда сопровождала его в поездках. С ней он обращался ничуть не лучше, чем с Лианой, что не только не сблизило девушек, но, наоборот, отдалило их друг от друга. Секретарша порой поглядывала на Лиану с откровенной неприязнью, граничившей с ненавистью. Почему? Привлекательная, коротко стриженная брюнетка с голубыми глазами, Хедер считала Джеда своей собственностью. Или, точнее, хотела создать у Лианы такое впечатление. Потому что видела в ней соперницу?

   Вместо того чтобы отнестись к ситуации с юмором, Лиана с ужасом обнаружила, что и в ее душе просыпается собственнический инстинкт. О ревности, разумеется, не могло быть и речи, но подчас ей очень хотелось, чтобы у Джеда была другая секретарша. Она начала приглядываться к ним повнимательнее, строила догадки относительно степени их близости. В какой-то мере это отвлекало ее от личных проблем.

   В довершение всего Лиана поняла, что профессия водителя не для нее. От постоянного сидения в одной и той же позе за рулем автомобиля спина стала болеть – а ведь доктор предупреждал, что так и будет, если она не станет следовать его рекомендациям. Однако упрямство и гордость заставили ее нарушить его предписания. И вот к чему это привело… В конце концов, Лиана пришла к выводу: надо продать квартиру, переехать к отцу в Девон и пожить там некоторое время, пока не найдется более подходящее занятие. Зря она сбежала от моря так далеко, ей отчаянно не хватало его красоты и величия, плеска волн, свежего соленого ветра.

   Уловив краем глаза какое-то движение, Лиана повернулась и увидела, что дверь конторы, куда она привезла Джеда, открылась. Джед вышел на улицу и, не говоря ни слова, забрался на заднее сиденье. Вид у него был усталый и недовольный. Галстук сбился, верхняя пуговица рубашки расстегнута, волосы взъерошены, будто он то и дело запускал в них руки. Да-а, должно быть, снова проблемы одолевают. Включив мотор, Лиана плавно выехала на дорогу.

   Когда они вернулись домой, их ожидала очередная претендентка на должность экономки. Мэри впустила ее и проводила в кабинет. С тяжелым вздохом Джед отправился с ней беседовать.

   Лиана прошла в гостиную, где перед телевизором сидел Саймон с мрачным видом, и опустилась в кресло напротив.

   – Ну как она тебе? – мягко спросила Лиана.

   – Просто жуть, – буркнул мальчик. – Назвала меня «деткой».

   – Понятно, – отозвалась Лиана.

   – Ты никогда меня так не называешь!

   – Верно, у меня хватает ума не делать этого, – пошутила Лиана.

   – Жаль, что Нэн умерла, – тихо добавил Саймон.

   – Нэн?

   – Она появилась у нас после смерти мамы, – тихо объяснил он. – Мне было два года. В прошлом году она умерла. Нэн была очень хорошая. – Он снова уставился на экран, давая понять, что разговор окончен.

   Должно быть, ему больно говорить на эту тему. Лиана взяла со столика газету. Читать ей не хотелось, просто так было легче скрыть от Саймона свои мысли. Его мать умерла семь лет назад? И все это время Джед не в силах смириться с потерей? Или дело не в том, что он до сих пор скорбит? Но как иначе объяснить его нежелание говорить о покойной жене? Значит, предположение Лианы о том, что трагедия произошла совсем недавно, оказалось ошибочным. Удивительно, что такой привлекательный мужчина, да еще с малолетним сыном, не женился вторично. Интересно, Хедер тоже так думает? И мечтает стать миссис Лоу номер два?

   Устыдившись своих мыслей – личная жизнь Джеда ее совершенно не касается! – Лиана попробовала отвлечься и сосредоточилась на газете, тщательно избегая спортивного раздела: вдруг там пишут о парусном спорте?

   Спустя минут десять громко хлопнула входная дверь. Очередная кандидатка на должность домоправительницы ушла несолоно хлебавши? Когда в гостиной появился Джед, Лиана заметила, какого труда ему стоит скрывать от сына груз навалившихся на него проблем и держаться естественно и спокойно.

   – Все в порядке, Саймон, можешь порадоваться, – устало произнес он. – Эта женщина ушла.

   – Она нам не подходит! – буркнул тот.

   – Согласен.

   – И вообще, зачем нам кого-то нанимать? Мне почти десять лет.

   – Да, через одиннадцать месяцев, – кивнул отец.

   Откинувшись в кресле, Саймон взглянул на него.

   – А почему Лиана не может за мной присматривать? – спросил он с таким видом, словно эта мысль только что пришла ему в голову. Однако Лиана догадалась, что он уже думал об этом и даже успел поговорить с отцом.

   – Потому что она не хочет быть экономкой и потому что работает у меня шофером, – терпеливо ответил Джед тоном человека, вынужденного сто раз повторять одно и то же.

   – Ты можешь сам водить машину, – не отставал мальчик.

   – Могу, – подтвердил Джед. – Но не буду. В данный момент мне дорога каждая минута. В машине я просматриваю бумаги и готовлюсь к совещаниям.

   Поединок двух мужчин, упрямых и волевых, думала Лиана, переводя взгляд с одного на другого. Отец и сын, похожие как две капли воды. Достаточно посмотреть на мальчика, чтобы представить Джеда в таком возрасте. Лиана впервые призналась себе, что питает к обоим теплые чувства. Они ей не безразличны. Ей не все равно, как сложится их судьба. Эта мысль встревожила ее: она боялась привязаться к кому бы то ни было. Не теперь… после разрыва с Дэвидом прошло слишком мало времени. Слишком тяжело она пережила его предательство и пока не обрела душевного равновесия.

   – Что? – спросила она, осознав, что к ней обращается Саймон.

   – Тебе же нравится приглядывать за мной, ты сама говорила.

   – Я сказала, что ты мне нравишься, – поправила его Лиана, – и это правда, но…

   – Тогда почему папа не может найти другого шофера? – настаивал Саймон. – Пусть наймет одну из тех теток, которых пытается мне навязать.

   – Навязать? – мягко спросил отец.

   С самодовольной улыбкой, за которой пряталось внутреннее беспокойство, мальчик пояснил:

   – Да, это слово означает «всучить», «заставить согласиться против воли».

   – Вижу, что ты заглядывал в словарь. Что ж, это неплохо, верно?

   – Верно.

   – Только поосторожнее с остротами, а то порежешься.

   Саймон внимательно поглядел на отца, словно прикидывая, как далеко можно зайти, и решил рискнуть.

   – Сам ты этого не боишься, – поддел он его.

   В лице Джеда не дрогнул ни один мускул, но в нем произошла еле уловимая перемена – трудно определить какая, но и Лиана, и Саймон ее почувствовали. Он чуть-чуть изменил позу? Слегка напрягся?

   – Не забывайся, – дружелюбно посоветовал он сыну.

   Будто завороженная, Лиана наблюдала за ними, поражаясь тому, как хорошо они понимают друг друга. Мысленно она предупредила Саймона, чтобы он не лез на рожон. То ли мальчик почувствовал ее тревогу, то ли сам понял, что ступил на зыбкую почву, но он решил дать задний ход.

   – Тогда найми кого-нибудь похожего на Лиану, – заявил он. В его темных глазах появилось умоляющее выражение.

   – Для тебя или для себя? – мягко спросил Джед и грустно усмехнулся. – Ты слишком быстро взрослеешь. Растешь не по дням, а по часам. Надеюсь, ты запомнишь, что мужчина должен знать, когда следует отступить. Это очень важно. – Сочувственно взглянув на сына, он наклонился и ласково взъерошил его волосы. – Мне надо кое-что посмотреть. Если я тебе понадоблюсь, приходи в кабинет. – С этими словами он вышел.

   Тронутая отношением Саймона, Лиана благодарно улыбнулась.

   – Спасибо тебе.

   Мальчик смущенно пожал плечами и вскочил на ноги.

   – Пойду наверх, поиграю на компьютере.

   – Хорошо.

   После ухода Саймона Лиана невидящими глазами уставилась на экран телевизора. Она чуть было не предложила свои услуги в качестве экономки. Чуть было… Слова уже готовы были сорваться с ее губ, но все-таки остались непроизнесенными. Она не хочет быть экономкой. Ей хочется вновь оказаться на своей яхте, со своей командой и готовиться к кругосветным гонкам, намеченным на следующий месяц. Увы, это невозможно. Но она не вправе использовать Джеда и его сына как замену… Не это ли она пытается сделать? Откуда ей знать, черт возьми? Волна привычного отчаяния накатила на нее, и она судорожно схватилась за газету, не желая поддаваться.

   Через полчаса появился Джед. Лиана сделала вид, что зачиталась. Она чувствовала, что он стоит рядом и наблюдает за ней, и приготовилась не обращать на него внимания. Однако не сумела предвидеть того, что он сделал в следующую минуту: вырвал у нее из рук газету.

   Сложив, он бросил ее на столик, потом сел напротив и наклонился вперед, уперев локти в колени.

   – Не везет мне с экономками. Как долго вы предполагаете пробыть у нас? – напрямик спросил он.

   – Не знаю, – ответила Лиана.

   – Вы нравитесь Саймону…

   – Я знаю – с досадой воскликнула она. – Он мне тоже нравится, но я не хочу быть экономкой.

   – А что вы хотите делать?

   – Не знаю! Но и болтаться без дела не могу! – воскликнула она в отчаянии. – Мне надо разобраться в себе.

   – Тогда попробуйте взглянуть на все с другой точки зрения, – посоветовал Джед. – Может, нам удастся достичь компромисса. Вы поняли, чем я занимаюсь в последнее время?

   – Не очень, но…

   – Нет, потому что я ничего вам не сказал, – решительно заявил он, – не посвятил в свои проблемы. Прошу прощенья. – Он задумчиво прикусил губу, посмотрел на нее отсутствующим взглядом. – Буду краток, – продолжал он после минутной паузы. – По специальности я инженер. Вернее, был инженером. Строил мосты, дамбы и тому подобное. Мне нравится моя профессия. Этому меня учили. У моего отца был машиностроительный завод, доставшийся ему в наследство от деда, который создал его, можно сказать, своими руками. Отец надеялся, что когда-нибудь я буду там работать, а со временем возьму на себя руководство, продолжу семейную традицию. Я отказался наотрез. Мне хотелось другого. Я мечтал путешествовать, строить, оставлять память по себе, а не по деду, которого не знал, или отцу, которого не любил. Полгода назад у него случился сердечный приступ, и он умер. Своей смертью он добился того, чего не мог сделать при жизни.

   На него работала масса людей. Все они боялись за свою работу, за свое будущее и видели во мне естественного преемника покойного владельца предприятия. Человека, который решит за них их проблемы. Мне не хватило мужества отказаться. Вот так, против своей воли, я согласился пойти им навстречу и обещал сделать все, что в моих силах. Просматривая бухгалтерские книги, счета, накладные, я обнаружил, что документация находится в страшном беспорядке. В руководстве были некомпетентные люди – частично из-за упорного нежелания моего отца модернизировать завод – а ведь сейчас двадцатый век! – частично из-за его уверенности в собственной непогрешимости. Вы правы, – невесело улыбнулся он, – я действительно требую от окружающих беспрекословного подчинения. Однако администрация предприятия отказалась выполнить мои требования, и поэтому я нанял нового менеджера, который должен был навести порядок. Еще до моего появления были упущены выгодные контракты, потеряны важные заказчики, которые, естественно, начали искать более надежных партнеров, что мне совсем не понравилось.

   Завод носит мое имя, и, хотя он оказался в столь плачевном состоянии не по моей вине, я почувствовал себя задетым. Потому и нанял опытного человека, наивно полагая, что отныне мне придется лишь наблюдать за его работой. Я надеялся, что смогу наладить нашу жизнь после смерти Нэн… Вы знаете о ней?

   – Только то, что она присматривала за Саймоном после смерти вашей жены.

   – Правильно. – На мгновение лицо Джеда смягчилось. (Вспомнил жену? Или Нэн?) – Она заботилась о нас обоих. А потом какой-то пьяный негодяй наехал на нее, убив на месте. Похоже, ее никто не сможет заменить. – Джед с усилием вернулся из прошлого и продолжал свой рассказ: – Несколько недель назад я зашел на завод, проверил отчетность и обнаружил, что положение почти не изменилось, несмотря на устные заверения моего заместителя, что заказы потекли рекой. Я забрал бедного Саймона из школы, снял этот коттедж, привез сюда одну из моих лондонских секретарш и вот уже две недели убеждаю руководство местного банка – надеюсь, успешно – отсрочить выплату ссуды, которую опрометчиво взял мой отец. Кроме того, обхаживаю выгодных клиентов, обновляю оборудование… В общем, кручусь как белка в колесе.

   Кое-кто из сотрудников предприятия возненавидел меня, кое-кто вздохнул с облегчением, остальные пока не определили своего отношения. Когда завод начнет приносить прибыль, я его продам к чертовой матери! Пусть «Лоу Энджиниринг» станет чужой головной болью. Вот, дорогая мисс Грейсон, каковы обстоятельства. Я вкратце ввел вас в курс дела. И если вы согласитесь задержаться хотя бы на месяц, я буду вам благодарен до конца своих дней.

   Глядя на него со смешанным чувством досады и сострадания, Лиана поймала себя на том, что думает о каких-то глупостях. Одну из секретарш? Интересно, сколько же их у него? Судя по его словам, у него имеется контора в Лондоне, но как это может быть, если он всего лишь простой инженер?

   – Ну что? – спросил он.

   – Ах, Джед, я не знаю…

   – Останьтесь хотя бы на две недели, – настаивал он. – Что это изменит?

   Она и сама не знала, но чувствовала, что разумнее было бы держаться от него подальше. Почему? Действительно, какое значение имеют две недели?

   – А потом вы снова будете строить свои мосты? – уклонилась она от прямого ответа. – Вернетесь в родные места? – Интересно, где его родина?

   – Надеюсь. Хочу посвятить себя сыну, а не предприятию, которое мне не нужно и без которого я вполне мог бы обойтись. Ну, так как? Вы согласны?

   Трудно отказать после всего услышанного… Своей откровенностью он поставил ее в весьма затруднительное положение. Отказ выставит Лиану в невыгодном свете, Джед сочтет ее бездушной эгоисткой. С тяжелым вздохом, сознавая, что совершает глупость, Лиана нехотя кивнула:

   – Но только на две недели!

   – О'кей, две недели, – подтвердил Джед. Добившись своего, он довольно улыбнулся. (Чересчур довольно, отметила Лиана.) Взглянув на часы, он добавил: – Моя секретарша придет с минуты на минуту. Хочу продиктовать ей несколько срочных писем… – Он вдруг замолчал и уставился в телевизор, который никто не потрудился выключить.

   Взглянув туда же, Лиана оцепенела, увидев на экране собственное изображение.

   – Нам будет не хватать очаровательной Лианы Грейсон, – сокрушался невидимый комментатор, – которая…

   В гостиную влетел Саймон.

   – Папа… Ой, это же Лиана!

   – Шш, – Джед приложил палец к губам, не отрывая глаз от телевизора.

   – Это лишний раз доказывает, что тщательная подготовка и добросовестный труд не гарантируют от непредвиденных случайностей. Лиане Грейсон предстояло стать первой женщиной – капитаном смешанного экипажа и в следующем месяце принять участие в кругосветных гонках на яхтах. Увы, теперь она лишена этой чести. Ее место займет Дэвид Хэнсон, который, несомненно, сочувствует мисс Грейсон, но не может не радоваться собственной удаче.

   Дэвид займет ее место? – изумилась Лиана. Дэвид?! Что ж, это называется – сыпать соль на рану. Фотография смеющейся девушки с развевающимися на ветру волосами сменилась изображением человека, который когда-то уверял ее в своей любви. Лиана горько усмехнулась и внезапно осознала, что две пары одинаковых глаз смотрят на нее с невысказанным укором. Она быстро поднялась и выбежала в коридор. Оказавшись в своей комнате, заперлась на ключ. Негодяй, повторяла она про себя, чувствуя, что слезы застилают глаза. Теперь он получил все, что хотел. Мало ему ее любви, так он забрал и ее яхту, и ее команду. Знали ли ее друзья о готовящемся назначении? Если знали, неудивительно, что они испытывали в ее присутствии такую неловкость.

   С закрытыми глазами, прислонившись головой к дверному косяку, Лиана пыталась держать себя в руках, боролась с подступающими слезами. До сих пор ей удавалось не вспоминать прошлое, но достаточно было нескольких кадров спортивной хроники, чтобы все вернулось. Какая несправедливость! Со временем она сумела бы примириться с потерей своего места в жизни, происшедшей по воле судьбы. Но видеть Дэвида в роли нового капитана, торжествующего, ухмыляющегося… Нет, это невыносимо!

   Осторожный стук в дверь заставил ее вздрогнуть. Отперев, она подошла к окну и встала спиной к входу.

   – Вот это новость! – воскликнул Джед. – Лиана, почему вы мне ничего не сказали?

   – Почему? А что бы это изменило? – глухим голосом ответила она.

   – Для меня – ничего, но для вас… Вы, наверно, очень страдаете.

   – Да.

   – Что заставило вас стать капитаном яхты? – удивленно спросил он, подходя к ней и бережно поворачивая ее лицом к себе. – Весьма необычная профессия. Для мужчины – да…

   – Вы говорите как…

   – Женоненавистник? – перебил он с улыбкой. – Ничего подобного. В парусном спорте я не разбираюсь, но из того, что видел и читал, понял, что это невероятно тяжелая работа. Масса усилий за такую мизерную награду.

   – О наградах я не думала, – возразила Лиана. – Я занималась яхтами из любви к морю. Меня привлекала особая атмосфера дружбы, радости от совместного преодоления трудностей.

   – Но провести лучшие годы жизни в море…

   – Я понимаю, о чем вы: постоянно мокрая одежда, сломанные ногти, – тем же тусклым тоном продолжала она, – слипшиеся волосы…

   – Вот именно, – согласился Джед. – А вы такая женственная…

   – Большинство моих подруг не хуже. Вы думаете, у нас, яхтсменок, руки как у борца? Ноги как у грузчика? Со времен галерных рабов кое-что изменилось, знаете ли.

   – Знаю. Но все равно не могу вас понять.

   – Так я и думала, – сухо выдавила она.

   Приподняв ее подбородок одним пальцем, Джед мягко спросил:

   – А Дэвид Хэнсон? Кем он был для вас?

   Лиана резко оттолкнула его руку и отвернулась.

   – Вы расстроены, оттого что он займет ваше место? Он бросил вас после того, как вы повредили спину?

   – Оставьте, Джед, – устало отозвалась Лиана. – Я не хочу об этом говорить.

   – Теперь мне многое стало ясно, – продолжал он, пропустив ее замечание мимо ушей. – Порой я видел, как грустнеют ваши глаза…

   – И не спросили почему? – ядовито вскинулась она. – Ну, надо же! Как это вы удержались?

   – Не надо так. Уж не совсем я бесчувственный.

   – Извините, – буркнула Лиана. – Я не хотела вас обидеть.

   – Кто же этот Дэвид Хэнсон?

   – Джед, ради Бога… Обыкновенный негодяй, прикинувшийся влюбленным, чтобы через меня познакомиться с влиятельными людьми, пробраться в элитарный мир. Устраивает такое объяснение?

   – Добившись своего, он вас бросил?

   – Да, – отрезала Лиана.

   – Чем нанес вам глубокую душевную рану, – тихо заключил Джед.

   – Да, он оскорбил, унизил меня, заставил испытать отвращение к себе…

   – Вас сжигала ненависть, желание отомстить, одержать победу в той области, которую он считает своей?

   – Примерно так. Думаю, Дэвид презирает не только меня, но и женщин вообще, считая нас слабыми существами, не способными принять участие в кругосветных гонках.

   – И вы решили доказать ему, что он ошибается.

   – Я это доказала, – поправила она и, помолчав, выпалила с таким жаром, словно слова копились в душе уже давно и только сейчас вырвались наружу: – И что же? Два года изнурительного труда, поиски спонсора, постоянные тренировки, подбор команды – и из-за какого-то идиота все пошло прахом.

   – А что он сделал?

   – Упал на меня, вот что! У нас была вечеринка на яхте, мы отмечали знаменательное событие – появление богатого спонсора. Один из гостей потерял равновесие и сбил меня с ног. Падение оказалось очень неудачным – я ударилась спиной о какую-то снасть. Нелепый несчастный случай. Долгие годы я экономила каждый грош, бралась за любую случайную работу, чтобы выкупить закладную и при этом не умереть с голоду. Каждую свободную минуту уходила в море, тренировалась… И в течение нескольких секунд все рухнуло. Мечты всей жизни разбились вдребезги.

   – И вы уже не успеете обрести необходимую форму?

   – Я никогда ее не обрету, во всяком случае, ту, что требуется для парусного спорта. Какой спонсор рискнет вложить деньги в испорченный товар? – Лиана безуспешно старалась скрыть волнение. – Я думала, мне будет легче вдали от моря, – немного спокойнее продолжала она, – но я ошиблась. Мне его очень не хватает. Просто ужасно.

   – Понимаю, – сочувственно заметил Джед. – Заниматься парусным спортом вы больше не можете, но вам хочется хотя бы видеть море, слышать шум волн.

   – Да… Через две недели я продам свою квартиру и поеду к отцу в Девон.

   – Вы не захотели пожить у него после несчастного случая?

   – Нет. Папа очень за меня переживал, отчего мне было еще хуже. Ненавижу, когда меня жалеют! – с силой произнесла она.

   – Значит, вы собрались с духом, обрубили все концы и попробовали начать все сначала в качестве шофера?

   – Да.

   – Потому что умеете хорошо водить машину, – негромко произнес Джед, повторяя слова, сказанные ею накануне. – Мне очень жаль, – мягко продолжал он. – Жизнь порой наносит нам тяжелые удары, не так ли?

   – Да, это верно.

   – А как насчет ваших друзей, членов команды? Они не поддерживают с вами отношений? Или вы со всеми порвали?

   А ты догадлив, подумала Лиана.

   – Да, порвала, – кивнула она. – Я поняла, что не вынесу их сочувствия, их неловкости.

   – Вы только сегодня узнали, что Дэвид Хэнсон назначен капитаном вместо вас?

   – Да. Надеюсь, он проиграет гонки и придет к финишу последним, черт бы его побрал!

   Рассмеявшись, Джед ободряюще похлопал ее по плечу.

   – Вот это правильно, продолжайте ненавидеть негодяя!

   – Похоже, мне больше ничего не остается, ведь так?

   – А не устроить ли ему какую-нибудь каверзу? – лукаво подсказал Джед. – И потом, всегда остается надежда на будущее. Это же не последние гонки. Победите Хэнсона в следующий раз.

   – Не исключено. – Лиана не стала возражать, но про себя твердо знала, что следующего раза не будет. Травма спины не позволит ей участвовать в гонках на яхтах. Конечно, она сможет совершать морские прогулки, но делать то, чему училась, за что боролась, на равных соревноваться в мужском мире…

   – Вы поставили перед собой прекрасную цель, правда? Женщина – капитан смешанного экипажа…

   – Да, – согласилась она с невольной гордостью, – и кое-чего добилась. Но, к сожалению, не довела дело до конца, не выиграла гонки, так что мои достижения немногого стоят, ведь так?

   – Нет, не так! Люди в вас поверили, они не сомневались в ваших способностях привести их к победе, а это удается далеко не всякому.

   – Может, вы и правы, – вздохнула Лиана. – Кажется, кто-то пришел, – добавила она, услышав звонок в дверь.

   Наклонив голову к плечу, Джед кивнул.

   – Это Хедер, моя секретарша. Я могу вас оставить?

   – Конечно, не беспокойтесь. Хотите, я приготовлю чай или еще что-нибудь?

   – Спасибо, не надо, я сам.

   – Папа! – крикнул с лестницы Саймон. – Пришла Хедер!

   – Иду! – отозвался Джед. Дружески улыбнувшись Лиане, он вышел из комнаты. Через секунду она услышала, как он сбегает вниз по лестнице.

   Минуту-другую она не двигалась с места, уставившись перед собой невидящими глазами, и заново переживала тот день, когда рухнули ее мечты. Напрасные, разрушительные воспоминания… Божья воля свершилась. Но жизнь продолжается, Лиана, какое тебе дело до Дэвида Хэнсона, будь он проклят! Одна дверь закрывается, а другая распахивается… Банальная мысль, но верная. Глянув на часы, Лиана удивилась: уже начало седьмого, а они еще не ели. Ей вдруг захотелось блинов. Блины? А почему бы и нет? Если на Пасху готовят индейку, почему нельзя напечь блинов в июле? С лукавой улыбкой, напоминавшей прежнюю Лиану, она решительно расправила плечи и вышла в коридор. Джед прав: жизнь порой наносит тяжелые удары, но в ней есть и радости.

   Саймон сгорбившись сидел на лестнице, нахохлившись, как воробей. Кристофер Робин без своего верного Медведя. Еще одна неприкаянная душа, чей мир рухнул. Лиана пересекла площадку и присела рядом с мальчиком.

   – Не знаю почему, – негромко произнесла она, – но на лестнице всегда хорошо думается. Интересно, о чем ты размышляешь?

   Искоса взглянув на нее, Саймон смущенно улыбнулся, но его улыбке недоставало обычного обаяния.

   – Папа запретил спрашивать тебя…

   – Но это выше твоих сил? – поддразнила Лиана.

   Саймон облегченно усмехнулся.

   – Ты была известной спортсменкой? – с любопытством спросил он.

   – Нет, ну что ты! Скажем так: широко известной в узком кругу, – невесело хмыкнула она.

   – Как это?

   – Извини, я неудачно пошутила…

   – Ничего, я привык. Папа все время острит, и я не всегда его понимаю. Лиана… – неуверенно продолжал он, – тебе трудно об этом говорить?

   Пораженная его деликатностью, Лиана кивнула.

   – Да. У меня внутри притаилась боль, словно в груди застрял ком, от которого никак не избавиться.

   – И тебе хочется, чтобы люди понимали твою боль без всяких объяснений и не приставали с расспросами?

   – Да, – тихо согласилась она. – То же было и с тобой, когда умерла Нэн? – догадалась она.

   – Да.

   – Хочешь о ней поговорить? Она была особенная, правда?

   – Правда. Очень хорошая. Смешная и добрая, – добавил он, и лицо его омрачилось. – Всегда шутила и смеялась. Носила фартук, от нее вкусно пахло пирогами. – Углубляясь в воспоминания, он оживился. – Нэн говорила, что я лучше, чем свежая булка, не такой мягкий внутри. Она хотела сказать…

   – Что ты храбрый и сильный и не раскрошишься, когда оторвется корочка. Больше похож на печенье.

   – Точно! – засмеялся мальчик. – Именно так Нэн и говорила.

   – А мне повезло, правда? Я должна радоваться, что не умерла, просто немного поболела и теперь не могу делать то, что хочется, а я обиделась на весь белый свет. Мне действительно было очень плохо, – вздохнула Лиана. – Я была злая и несчастная, сердилась на себя за то, что стала такой, но ничего не могла поделать. Так что прости, если я не сумела вникнуть в твои проблемы.

   Саймон удивленно возразил:

   – Наоборот! Ты сразу все поняла. Не суетишься вокруг меня, не называешь «деткой» или «бедняжкой», не говоришь: «Поди поиграй». Фу! Терпеть этого не могу!

   Интересно, кто имел глупость так с ним обращаться? Лиане вдруг захотелось обнять мальчика и прижать к себе. Какой он необычный: то рассуждает совсем как взрослый, то превращается в трогательного обиженного ребенка.

   – Хочешь блинов? – предложила Лиана.

   Саймон изумленно воззрился на нее и широко улыбнулся.

   – Хочу! – Он вскочил на ноги и кубарем скатился вниз по лестнице, прежде чем она успела подняться.

   Довольная собой, Лиана последовала за ним. Какая жалость, что мировые проблемы нельзя решить с помощью такого простого средства, как блины!

   В кухне она нашла необходимые продукты – за что, несомненно, следует благодарить Мэри, которая, видимо, постоянно пополняет запасы, – а также две небольшие сковородки, и в четыре руки они с Саймоном энергично взялись за дело. Напекли целую гору блинов и, спустившись в гостиную, принялись с аппетитом уплетать плоды своего труда. Когда Джед в сопровождении секретарши появился на пороге, Лиана и Саймон сидели рядышком, перемазанные сахаром и маслом и очень довольные собой. Джед остановился как вкопанный, словно не поверил собственным глазам.

   – А где моя порция? – наконец спросил он, переводя взгляд с их смеющихся физиономий на пустые тарелки.

   – В миске еще осталось тесто, – сообщил Саймон, улыбаясь до ушей.

   – Вот спасибо, – сказал отец, заражаясь их веселым настроением, и повернулся к Хедер. – Хотите блинов?

   – Нет, ну что вы! – возразила та. – Я их с детства не ем.

   – Правда? – удивился Джед и, уловив в тоне девушки желание выставить Лиану и Саймона в неблагоприятном свете, лицемерно посочувствовал: – Бедняжка, мне вас очень жаль. Вы, конечно, уже познакомились с Лианой? – добавил он.

   – Да. Привет, Лиана, – пропела Хедер с напускной любезностью и снисходительно улыбнулась.

   – Доброе утро, Хедер.

   Лиану так и подмывало надерзить секретарше: то ли оттого, что она еще не оправилась от шока, вызванного телепередачей, то ли оттого, что не испытывала симпатии к Хедер, а главное – не знала, какие чувства питает к этой девице Джед. По-человечески Хедер можно понять: она недовольна появлением другой женщины в орбите ее обожаемого начальника, но зачем же вести себя так, словно Лиана просто шофер и потому не заслуживает внимания? Джед не делал между ними различий, Хедер это видела и злилась еще больше. Его ровное отношение к обеим только подливало масла в огонь, превращая взаимную неприязнь в откровенную ненависть.

   – Уверены, что не хотите попробовать нашей стряпни? – сладким голоском осведомилась Лиана, отлично понимая, что Хедер разрывается между желанием угодить шефу и боязнью уронить свое достоинство. – Теста еще много.

   – Нет, благодарю вас. Пожалуй, я выпью чашечку чая, прежде чем вернуться к работе.

   – Конечно, как скажете, – с готовностью согласилась Лиана. Она повернулась к наблюдавшему за ними Джеду и тоном опытной обольстительницы произнесла: – А вас, Джед, угостить сейчас? Или попозже?

   Его губы дрогнули в еле заметной усмешке.

   – А тесто не прокиснет?

   Он поддерживает ее игру? Ну, конечно же! Глаза Лианы заблестели от удовольствия, лицо озарилось медленной дразнящей улыбкой. Даже если она ошибается, и в его словах нет подтекста, почему бы не предположить в его вопросе некоторую двусмысленность? В этом есть определенная острота, которой Лиане так не хватало в последнее время.

   – О нет! – протянула она грудным волнующим голосом. – Оно станет еще лучше, если немного постоит. Вы согласны?

   – Несомненно, – кивнул он. Разговор его явно забавлял. – Значит, блины будут позже. А чай сейчас? Для двоих, у меня в кабинете?

   – Хорошо.

   Когда оба ушли, Лиана и Саймон переглянулись и дружно расхохотались. Конечно, мальчик не заметил невидимых токов, пробежавших между нею и отцом. Во всяком случае, она надеялась на это. А она заметила. Если, конечно, ее не подвело чересчур разыгравшееся воображение. Хедер тоже что-то уловила: самоуверенности у нее поубавилось, чему Лиана от души порадовалась. А ты, оказывается, способна на коварство, упрекнула себя Лиана. Интересно, почему? Хочешь завоевать Джеда? Чепуха! Он мне нравится, честно признала Лиана, но не больше. Он такой же – как Дэвид… Нет, пожалуй, не совсем, но так считать – безопаснее. Ах, все это несерьезно, обыкновенный легкий флирт. Почему бы не пощекотать себе нервы? Что тут плохого?

   Было уже начало одиннадцатого, когда Хедер наконец ушла. Дверь внизу хлопнула, в холле послышались неторопливые шаги Джеда. Лиану охватило волнение. Почему она нервничает? Из-за блинов? От этой мысли по ее лицу пробежала улыбка и не успела исчезнуть, когда Джед вошел в гостиную и остановился перед Лианой.

   – Как насчет блинов? – негромко спросил он, и она усмехнулась в ответ.

   – Пожалуйста. Какие блины вы предпочитаете?

   – О, мне нравятся нежные, пышные, с хрустящей корочкой, приятно округлые. – Его глаза смеялись, и Лиана ощутила, как по спине пробежала сладкая дрожь.

   – Вы со мной кокетничаете? – с трудом выговорила она, стараясь не выдать своего волнения.

   – Я принял ваш вызов, – мягко поправил он. Протянув руку, он подождал, пока она подаст ему свою, и осторожно помог ей подняться. – У вас чудесная, обворожительная улыбка, – проговорил он, не повышая голоса.

   – Благодарю, – прошептала Лиана, не отрываясь от его глаз. – У вас тоже. – Горло у нее вдруг перехватило, дышать стало трудно. Такого оборота она не ожидала… или все-таки ожидала? Джед все еще держал ее за руку и стоял совсем рядом. Неизвестно, кто сделал первый шаг. Лиана перевела взгляд на его губы, восхищаясь их формой, их… близостью.

   Словно притягиваемые магнитом, словно их действия были заранее запрограммированы, они потянулись друг к другу, пока их губы не соприкоснулись, и замерли. Дурманящая истома разлилась по телу Лианы. Ни малейшего намека на страсть, просто осторожное узнавание, нежная ласка. Лиана закрыла глаза, полностью отдаваясь ей.

   Не сознавая, что делает, Лиана вздохнула от удовольствия, положила ладони на широкую грудь Джеда, почувствовав под пальцами учащенное биение его сердца. Ее руки скользнули выше, обняли его за шею. Она прижалась к нему всем телом. Какое блаженство ощущать его тепло, впитывать его каждой клеточкой…

   – Папа? Ой…

   – Уходи, – хрипло сказал Джед. – Я занят.

   – Хорошо.

   Лиана услышала, как хлопнула дверь, потом удаляющиеся шаги Саймона, но обнаружила, что ей трудно поднять веки, выпрямиться. Она словно приросла к полу, не в силах пошевелиться. Земное притяжение – замечательная вещь, как в тумане думала она, продолжая касаться Джеда, упиваться сладостью его губ, наслаждаясь ответной лаской. Его сильные пальцы запутались в ее густых волосах, он бережно поддерживал ее голову, нащупывая точки, прикосновение к которым заставило ее выгнуться ему навстречу. Она запрокинула голову, и ее губы раскрылись, облегчив ему доступ в бархатистые глубины ее рта. Утонченная любовная игра увлекла и возбудила Лиану. Впрочем, и Джеда тоже.

   Незаметным движением – чтобы не нарушать очарования минуты – Лиана разжала руки, и они скользнули вниз по его спине, задержались на талии и проникли под рубашку, замерли на горячей коже. Долгие месяцы Лиана была лишена этого удовольствия – ощущать под пальцами трепещущую от желания мужскую плоть. После предательства Дэвида она потеряла вкус к флирту и подсознательно страдала, будучи от природы женщиной темпераментной; в жилах ее текла горячая кровь, и поэтому она нуждалась в любви, привязанности, физической близости с мужчиной.

   – Как хорошо, – чуть слышно вздохнула она, когда Джед оторвался от ее губ и слегка прикусил зубами мочку ее уха.

   – Мм… да здравствует масленица, – пробормотал он, и Лиана рассмеялась тихим звенящим смехом. Джед поднял голову, заглянул ей в глаза. – Итак, с выздоровлением. Добро пожаловать в мир живых.

   – Спасибо.

   – Пожалуйста. Мне нужно идти укладывать Саймона спать… и извини, Лиана, но я просто умираю с голоду!

   – Хочешь блинов?

   – Очень.

   – С лимоном и сахаром?

   – Естественно, а разве можно их есть иначе? – Чмокнув ее в нос, он с сожалением вздохнул, заправил рубашку в брюки и отправился наверх – пожелать сыну спокойной ночи.

   Чувствуя во всем теле восхитительную тяжесть, Лиана пошла на кухню готовить ужин. То, что произошло, было неожиданно и приятно. Ни неловкости, ни смущения она не ощущала. Все получилось так естественно, словно само собой. Не сомневаясь, что ситуация под контролем, Лиана радостно улыбнулась Джеду, когда тот появился на кухне, и в эту минуту раздался звонок в дверь.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

   – Ты ешь, а я пойду открою. – Лиана поставила перед Джедом тарелку и вышла в холл. К удивлению Лианы, на пороге стояла Хедер.

   – Привет, вы что-нибудь забыли?

   – Нет, – коротко бросила та, небрежно кивнув в знак приветствия. Когда она заметила растрепанные волосы Лианы, ее разрумянившееся лицо, ее глаза сузились: вывод напрашивался сам собой. – Прошу извинить, но мне нужно увидеться с Джедом.

   Лиана даже не успела посторониться. Хедер бесцеремонно оттолкнула ее и прошла внутрь.

   Кажется, она на меня не обиделась, решила Лиана, запирая дверь, просто продолжает злиться. Если бы секретарша была расстроена, Лиана пожалела бы о своем коварстве, испытала угрызения совести: она не любила намеренно причинять другим боль, как бы грубо с ней ни обходились. Однако Хедер, похоже, нисколько не страдает. О чем это говорит? Что она не влюблена в Джеда, а всего лишь стремится покорить его? Потому что он хорош собой и богат? Вероятно, Хедер привыкла считать его своей собственностью? Повернувшись к секретарше, Лиана вгляделась в ее сердитое лицо.

   – Он на кухне, ужинает.

   Секретарша торопливо зашагала через холл в кухню. Там ее ледяное высокомерие мгновенно сменилось очаровательной любезностью.

   Нет, она его не любит, думала Лиана, идя следом, и иронически усмехнулась, наблюдая за Хедер, пустившей в ход извечные женские уловки. Однако на Джеда ее чары явно не подействовали: Лиана не заметила в его манере держаться ни тени нежности, лишь обычную вежливость начальника, говорящего с подчиненной. Вообще-то он и к ней самой так же относится…

   – Ужасно глупо получилось, – сокрушалась Хедер, – у меня заглох мотор.

   – Кончился бензин? – посочувствовал Джед. – Или аккумулятор разрядился?

   – Нет-нет, уверена, что дело в другом. Мне очень жаль прерывать вашу трапезу, – продолжала Хедер, намеренно игнорируя появление Лианы, – но не могли бы вы отвезти меня в гостиницу?

   – Конечно… – начал Джед.

   – Я вас отвезу, – вмешалась Лиана, понимая, что ею движет не просто любезность. Уже второй раз за сегодняшний день она ощутила в себе желание уязвить соперницу, и ее смутно встревожила эта новая, неожиданно проявившаяся черта ее характера. Однако… назвавшись груздем, полезай в кузов. – Пойдемте, я отвезу вас в гостиницу, а Джед пусть спокойно поужинает. – Не глядя на него, она пообещала: – Я скоро вернусь! – взяла со столика ключи от машины и направилась к выходу. Вконец расстроенная Хедер засеменила следом. – Вы должны показать мне дорогу, – негромко сказала Лиана.

   – Это на другом конце города, – холодно сообщила Хедер.

   И чего ты ждала, спрашивается? Благодарности? – подумала Лиана, отпирая дверцу. Потом обошла машину спереди и уселась за руль.

   – Вы очень уверены в себе, мисс Грейсон, не так ли? – язвительным тоном произнесла Хедер. – Надеюсь, вы не думаете, что я не заметила ваших ужимок? Я все отлично поняла! Вероятно, мне следует предупредить вас: у вас ничего не выйдет. Джед заигрывает со всеми женщинами.

   – В самом деле?

   – Да! Он настоящий мужчина, и ему нравятся женщины.

   – Включая вас, надо полагать? – негромко заметила Лиана, заводя мотор.

   – Разумеется. Хотя со мной ему незачем заигрывать, у нас очень прочные отношения.

   Неужели в ее заявлении есть хоть доля правды?

   – И вас не беспокоит его флирт с другими женщинами? – недоверчиво спросила Лиана.

   – Нисколько. Говорю вам: это пустяки.

   – А я бы встревожилась, – вырвалось у Лианы, – будь он моим.

   – Но он не ваш!

   – Да, не мой.

   – Рада, что мы понимаем друг друга, – немного смягчилась Хедер. – Мне бы не хотелось, чтобы вы страдали, – великодушно добавила она.

   Лгунья! Будь это так, ты была бы в восторге!

   – Конечно, я понимаю, что сейчас вы нужны Джеду: кто-то должен возить его по делам и заботиться о бедном Саймоне, но…

   – Саймон вовсе не бедный, – возразила Лиана. Глупость секретарши начала ее раздражать.

   – Ну, не в буквальном смысле…

   – Ни в каком.

   – Будьте так любезны, перестаньте меня перебивать, – вспылила Хедер.

   Лиана невольно улыбнулась, вспомнив, что сказала Джеду то же самое в первый день знакомства, но тут же приняла серьезный вид.

   – Кроме того, – процедила Хедер сквозь зубы, решив, видимо, что Лиана не принимает ее всерьез, – вам следует помнить старую поговорку.

   – Какую именно? Не говори «гоп», пока не перепрыгнешь? – опять перебила Лиана. – У семи нянек дитя без глазу? Хорошо смеется тот, кто смеется последним? Ну и так далее?

   – Не угадали. Кто платит, тот и музыку заказывает. А эта «музыка» почти закончена. Или вы не знали? – елейным голоском осведомилась она. – Боюсь, мисс Грейсон, вы слегка увлеклись и забыли, что пробудете здесь очень недолго.

   – Тут вы правы, – согласилась Лиана. Какая глупость с ее стороны забыть о том, что она действительно скоро уедет. Не стоило ссориться с Хедер. Да, но поцелуй Джеда что-то да значил? Нельзя же целоваться с кем попало, просто так? А почему бы и нет? – мелькнула циничная мысль. Дэвид именно так и поступал. Он использовал всех, кто мог помочь ему добиться своего. Хедер, конечно, ревнует, но она действительно знает Джеда гораздо лучше. Будь Лиана посердобольней, она бы пожалела секретаршу: если Джед похож на Дэвида и склонен манипулировать людьми в собственных целях, тогда они с Хедер подруги по несчастью. Узнай она в пору их любви с Хэнсоном, что он не прочь завести роман с другой, разве ей не было бы обидно? В таком случае…

   Притормозив у гостиницы, Лиана повернулась к своей спутнице:

   – Послушайте, мне жаль, что наши отношения начались с недоразумения. Думаю…

   Бросив на нее уничтожающий взгляд, Хедер выбралась из машины, даже не дослушав до конца.

   Это тебе наука на будущее, сказала себе Лиана. Не старайся подружиться с женщиной, которая считает себя оскорбленной. С тяжелым вздохом она развернула машину и поехала обратно.

   Джед все еще сидел на кухне. Лиана с минуту смотрела на него, пытаясь понять, о чем он думает.

   – Все в порядке? – Он вопросительно приподнял брови.

   – Да, все нормально, – поспешно ответила она.

   – Хедер пришлет кого-нибудь за машиной или я должен завтра пригнать ее к гостинице?

   – Ой, – неловко пробормотала Лиана, – я забыла спросить… Хочешь, я ей позвоню?

   – Нет, Лиана, – насмешливо возразил он. – Лучше я сам позвоню.

   – Как угодно. – Смущенно кивнув, она подошла к плите и потрогала чайник. – Ты заварил чай?

   – Да, только что, – буркнул Джед.

   Налив себе чашку, Лиана села напротив. Интересно, можно ли спросить у мужчины, значат ли что-нибудь его поцелуи?

   – Не пытайся хитрить, – вдруг сказал Джед.

   – Что, прости?

   – Правильно, тебе есть за что просить прощенья, – отозвался он, намеренно истолковав ее реакцию совершенно иначе. – Я был бы тебе чрезвычайно признателен, если ты в дальнейшем воздержишься от ссор с моей секретаршей. Незачем ее расстраивать. Согласившись приехать сюда, она сделала мне одолжение, так как здешняя секретарша ни на что не годится. Хедер приходится жить в местной гостинице, терпеть неудобства – и все ради меня. Я не позволю, чтобы ты ее огорчала. Ясно?

   – Да, – тихо отозвалась Лиана. Яснее некуда. Хедер одержала победу.

   – Вот и отлично. Не хватало еще выступать в роли утешителя. У меня и без того забот хватает.

   – Я всего лишь предложила подвезти ее в гостиницу, – пролепетала Лиана в свое оправдание, избегая, тем не менее, смотреть на Джеда.

   – Мы оба знаем, почему ты это сделала. Оставь ее в покое, Лиана, она не имеет к тебе никакого отношения.

   – Откуда тебе знать, к кому я имею отношение, – пробормотала она. – По-моему, ты меня оскорбляешь.

   – Я не хотел тебя обидеть. Просто пытаюсь напомнить, что ты гораздо старше Хедер, у тебя больше жизненного опыта… По крайней мере, надеюсь на это, – мягко заметил он.

   – Что ты хочешь сказать?

   – Не следует преувеличивать значение той сцены, что произошла между нами до прихода Хедер. Нам обоим было приятно, хорошо, и точка. Никаких сложностей. Пусть так и остается.

   В прошлом Лиане порой случалось совершать ошибки, но дурой ее не назовешь и гордости ей не занимать. Что бы она ни думала насчет его поцелуя, Джед об этом никогда не узнает.

   – Я тоже так считаю, – согласилась Лиана, почти не сомневаясь, что говорит правду. – Между прочим, я не намного старше Хедер, – подчеркнула она.

   – Да, не намного, – подтвердил он с любезной улыбкой. – Я не имел в виду разницу в возрасте. Однако я хотел поговорить с тобой о другом. На следующей неделе начинаются летние каникулы, и…

   – И тебя беспокоит, что Саймон будет предоставлен самому себе, поскольку ты не успеешь закончить свои дела, – заключила Лиана, не дав ему договорить. Раз он считает ее такой бывалой и опытной – ради Бога. Ей все равно, поскольку она, похоже, не ошиблась в своих предположениях на его счет: они с Дэвидом два сапога пара. Следовало сразу понять, что настоящий Джед – тот грубиян, который встретил ее в день приезда, а его дальнейшее поведение – сплошное притворство, тонко рассчитанный маневр, чтобы заставить ее остаться. Острое разочарование пронзило Лиану. Какое неприятное открытие…

   – Угадала, – согласился Джед. – Его нельзя оставить без присмотра ни на минуту, и, поскольку шофер мне вскоре больше не понадобится – я сам сяду за руль, – я возьму для тебя напрокат какую-нибудь машину. Может, съездишь с Саймоном куда-нибудь.

   – Конечно, хотя стоит ли так тратиться? Я пробуду здесь очень недолго.

   – Для сына мне ничего не жалко, – с отсутствующим видом заявил Джед. Склонив голову набок, он пристально посмотрел на Лиану. – Что-то не так?

   – Не так? Почему что-то должно быть не так?

   – Не знаю, потому и спрашиваю. У тебя на лице прежняя ледяная маска. Из-за моих слов по поводу Хедер? Что ты старше?

   – Нет.

   – Тогда в чем дело? Ты рассердилась?

   – Нет. – Она сказала неправду. На самом деле она злилась на него за нелепое предположение, что она неправильно истолковала его поцелуй, и на себя за то, что чуть было не потеряла голову. А самое главное – ее постигло жестокое разочарование: Джед оказался не тем человеком, каким она его считала.

   Не сводя с нее глаз, он продолжал:

   – Ты расстроилась из-за телепередачи? Оттого что гонки вот-вот начнутся? Думаю, о них будут много говорить и писать, напоминая тебе о прошлом, объяснять, почему заменили капитана команды.

   – Да, верно. – Пусть лучше думает так, чем поймет, что она чуть было не выставила себя перед ним полной дурой. – Гонки начнутся на следующей неделе.

   – Мне очень жаль, – мягко сказал он. – Тебе от этого не легче, я знаю… – Громкий вопль разорвал тишину. Джед запнулся и вздрогнул. – Черт побери, что еще случилось? – Он отодвинул стул и вскочил на ноги.

   – Кричали снаружи… – Лиана забыла о своих проблемах и побежала за Джедом, который уже распахнул дверь кухни.

   Выскочив во двор, оба огляделись. Их глазам предстало ужасное зрелище: между окном спальни на втором этаже и веткой дерева висел Саймон. На его лице застыл неподдельный ужас.

   – О Господи… – ахнул Джед.

   – Я не могу влезть обратно! – крикнул Саймон сдавленным голосом. – Нога застряла.

   – Стой здесь, подстрахуешь его снизу, если он свалится, а я посмотрю, что у него с ногой, – быстро сказала Лиана. Она бросилась в дом и бегом поднялась по лестнице в комнату Саймона. Его пижамные брюки зацепились за оконную щеколду. Покачав головой – Господи, чего только не выдумают эти мальчишки! – она поспешила на помощь. Ухватив Саймона за лодыжки, она выглянула в окно – убедиться, что Джед находится внизу, – и проверила, уцепился ли мальчик за ветку. – Крепко держишься? – спросила она и, когда тот утвердительно кивнул, осторожно освободила край брюк, продолжая держать ребенка за ноги. – Готово. Не упадешь, если я тебя отпущу? Не бойся, у тебя получится, – прошептала она, когда Саймон повис на руках. Джед поймал его за ноги, и Саймон разжал пальцы.

   – Что ты задумал, черт побери? – послышался раздраженный голос Джеда. Мальчик ответил что-то неразборчивое, и оба скрылись в доме.

   Лиана спустилась вниз, вошла в кухню. У Саймона был пристыженный вид.

   – Играл в Тарзана, да? – мягко спросила она.

   – Не оправдывай его! – загремел отец. – Он мог сломать себе шею!

   – Но ведь не сломал же! – успокоила его Лиана. Надо поскорее развести их в разные стороны, пока Джед не разбушевался. Саймон тоже в долгу не останется, вон у него какое хмурое и настороженное лицо. Обидится и надерзит отцу. Она протянула руку. – Пойдем, ложись спать, завтра тебе рано вставать. – Готовность, с которой Саймон подчинился, позабавила ее.

   – Я только хотел убедиться, что смогу, что я уже большой, – угрюмо бубнил он, идя за ней. – Отец думает, что я полез на дерево, чтобы позлить его. А сам рассказывал, как в детстве вылезал из окна спальни! – возмущенно добавил он.

   Пряча улыбку, Лиана провела его в ванную и заставила умыться.

   – Джед очень испугался, – спокойно объяснила она. – Он же тебя любит. Когда имеешь одного ребенка, все надежды сосредоточены на нем, а это большая ответственность. Тебя ведь не назовешь робким тихоней, – поддразнила она его. – А терпение взрослых небеспредельно. Если ты будешь продолжать в том же духе, отец скоро поседеет.

   – Все равно незачем было на меня кричать! Я же попросил прощенья!

   – Ему будет стыдно, когда он успокоится, – заверила Лиана. – Ладно, ложись. – Она приподняла одеяло и, когда Саймон послушно нырнул в постель, подоткнула его со всех сторон. Присев на край кровати, улыбнулась, глядя на расстроенное лицо мальчика. – Наверно, ты и сам немного испугался, а?

   – Еще как! – Саймон широко улыбнулся, потом перевернулся на другой бок и подложил ладошку под щеку. – Спокойной ночи, Лиана.

   – Спокойной ночи. – Она подошла к окну, закрыла его на задвижку и задернула шторы. Вечера в эту пору светлые, трудно мальчишке удержаться от проказ. Разве усидишь в четырех стенах? Но вот почему она бросилась защищать Джеда?

   Нет, все правильно. Нельзя вбивать клин между сыном и отцом. Между прочим, Джед не просил ее влюбляться… нет, проникаться к нему симпатией, поправила она себя мысленно, о любви не может быть и речи. Это просто смешно!

   Вернувшись на кухню, Лиана поймала напряженный взгляд Джеда.

   – Считаешь, не мое это дело? – предположила она, и, как выяснилось, не ошиблась. – Если хочешь, я извинюсь, – буркнула она, – но я подумала, что вы оба можете наговорить лишнего, о чем потом пожалеете.

   На лице Джеда отразилась внутренняя борьба.

   – Возможно, – с тяжелым вздохом согласился он. – Пожалуй, ты права.

   – Мм… Ужасно трудно признавать свои ошибки, да?

   Он бросил на нее выразительный взгляд и усмехнулся.

   – Полагаю, мисс Грейсон, я не смог бы работать под вашим началом.

   Да, наверно, подумала Лиана. Вряд ли он вообще способен выполнять чужие приказы, а уж женские – и подавно. Больше всего ей хотелось подняться к себе и хорошенько подумать, привести в порядок мысли и чувства, но она заставила себя продолжать разговор:

   – Как бы там ни было, должна заметить, что ты не вправе ругать сына за то, что он пытается тебе подражать. Ты же рассказывал ему о своих подвигах в детстве. Ты со мной согласен?

   – Нет, не согласен. – Поднявшись, Джед с минуту молча смотрел на нее, но, видимо, передумал и, качнув головой, негромко сказал: – Пойду поработаю в кабинете. Увидимся утром. Спокойной ночи, Лиана.

   – Спокойной ночи.

   Помыв чашки и тарелку Джеда, Лиана убрала посуду и поднялась к себе. Воспоминания обо всем, что случилось со дня ее приезда в этот дом, не давали ей уснуть. На редкость бессмысленное занятие… В конце концов, она убедила себя в том, что увлеклась Джедом потому, что была не в форме, и теперь, зная причину, сумеет справиться со своими чувствами. Ей удалось ненадолго расслабиться, но, увы, вскоре сомнения вновь одолели ее. Только под утро ее сморил глубокий сон, и, естественно, она проспала дольше обычного. Джед тоже поздно встал, хотя едва ли его мучила бессонница, наверно, засиделся за работой.

   – Ты не слышала звонка будильника? – недовольно буркнул он, разбудив Саймона.

   Не утруждая себя ответом, Лиана поставила на плиту чайник, поспешно достала из шкафчика пачку кукурузных хлопьев и пакет молока. Потом началась бешеная гонка. Надо было собрать Саймона в школу, отвезти Джеда на работу, причем в последний момент выяснилось, что пропал его портфель с документами. Все бросились его искать, отчего атмосфера еще больше накалилась.

   – Ты его не видела? – раздраженно спросил Джед у Лианы.

   – Нет, не видела… Саймон, не вертись! – велела она, поправляя ему галстук. – Вот так, хорошо. Деньги на обед есть?

   – Есть, в кармане… Слушай, я должен идти, иначе опоздаю!

   – Ладно, иди. Пока!

   Саймон подхватил свой ранец и пулей вылетел из дома. Пока Лиана складывала грязные тарелки в посудомоечную машину, Джед позвонил Хедер – спросить насчет портфеля.

   – Она говорит, что отдала его тебе! – обвиняющим тоном заявил он, вернувшись в кухню.

   – Ничего подобного. – Лиана нахмурилась. – Когда?

   – Вчера вечером… Сейчас у меня нет времени на выяснение. Слава Богу, в конторе есть копии всех документов. – Бросив раздраженный взгляд на часы, он схватил ключи от машины. – Я сам доеду.

   – Не получится, – запротестовала Лиана, – машина должна сегодня пройти техосмотр.

   – Вот черт! Ладно, тогда пошли, – нетерпеливо приказал он. – Не могу же я тут прохлаждаться целый день! – Он кинул Лиане ключи и скрылся в холле. – Позаботься о том, чтобы машина была готова к концу рабочего дня, и заезжай за мной.

   Он до того заморочил ей голову, что она почти ничего не соображала. Даже не успела привести себя в порядок… А-а, ладно, сойдет и так. Схватив сумку, она побежала за Джедом. Когда она садилась за руль, сзади послышалось удивленное восклицание.

   – Что такое? – Лиана обернулась.

   – Мой портфель! – рявкнул Джед. – Большое спасибо, Лиана. Это же надо – оставить его на заднем сиденье! Просто гениальная мысль!

   – Я тут ни при чем, – возразила та, поворачивая ключ зажигания. – Это не я.

   – Тогда кто же?

   Может, ты? – мысленно ответила Лиана. Пожав плечами, она выехала из переулка на главную улицу. Вскоре они уже были в городе. Выходя из машины, Джед небрежно бросил:

   – Когда соберусь домой, позвоню.

   Лиана кивнула, подождала, пока он прошел сквозь вертящиеся стеклянные двери, и поехала в гараж, где дала механику строгие инструкции: закончить работу поскорее и пригнать машину к дому не позже полудня; потом взяла такси и назвала адрес Джеда. Она чувствовала себя совершенно разбитой.

   Остаток дня Лиана посвятила уборке, прервавшись ненадолго, чтобы выпить кофе с Мэри – та принесла продукты для ужина. Когда механик пригнал машину, Лиана немного проехалась – убедиться, что все в порядке, – попросив Мэри посидеть у телефона, потом расписалась за Джеда в квитанции, поднялась наверх принять душ, переоделась и стала ждать звонка. Телефон упорно молчал, отчего настроение у Лианы вконец испортилось. Нельзя даже позвонить отцу или поболтать с подругами: по закону подлости Джед непременно позвонит в ту самую минуту, когда она наберет номер!

   В три часа снова заглянула Мэри и с улыбкой сообщила:

   – Мне звонила Хедер. Похоже, у вас телефон не в порядке. Джед ждет вас в четыре. О'кей?

   – О'кей. Интересно, почему Хедер не могла дозвониться? – нахмурилась Лиана. – Я никуда не выходила. – Она сняла трубку. – Странно, все в порядке, гудок есть. Ничего не понимаю… Ладно, спасибо, Мэри.

   – Пожалуйста. Хотите, я пригляжу за Саймоном? Он вернется раньше вас.

   Занятая мыслями о неисправном телефоне, Лиана рассеянно поблагодарила соседку. Надо бы связаться с телефонной станцией и проверить линию, иначе… иначе понятно, кого обвинят.

   В город она выехала заблаговременно, на тот случай, если на дорогах будет интенсивное движение, но, едва только притормозила у здания, где размещалась контора Джеда, он выскочил на улицу.

   – Где тебя носит, черт побери? – набросился он на нее. – Уже четыре часа!

   – Знаю…

   – Только не извиняйся, хорошо? – саркастическим тоном протянул Джед. – Если я назначаю определенное время, будь любезна, не опаздывай.

   – Я приехала вовремя!

   – Неправда! Я сказал: в три тридцать – и надеялся, что у тебя хватит ума выехать загодя, чтобы не застрять в пробке. Сегодня Саймона отпустят пораньше, и тебе отлично известно, что я должен забрать его из школы как можно скорее, а я уже опаздываю!

   Лиана впервые об этом слышала, но понимала, что бесполезно спорить с Джедом, когда он в таком настроении. Пришлось промолчать. Насчет неисправного телефона она тоже не стала объясняться. Мэри, видимо, не так поняла Хедер, зачем и ее впутывать в это дело?

   – Куда едем? В школу? – сухо спросила она.

   – Да, мисс Грейсон, прямо в школу.

   Конечно, они опоздали. Саймону надоело ждать, и он ушел домой. Учительница злилась, оттого что ей пришлось задержаться, и имела неосторожность пожаловаться Джеду, что, естественно, не улучшило его настроения. Усаживаясь в машину, он, еле сдерживаясь, пересказал Лиане разговор с учительницей, после чего не проронил ни слова. В довершение всех неприятностей Саймона дома не оказалось. Конечно, и в этом была виновата Лиана, о чем Джед не преминул ей сообщить.

   Поздним вечером, добравшись наконец до постели, она чувствовала себя совершенно измочаленной, ненавидела Джеда, злилась на его сына и проклинала всех, кому нравится работа экономки. Тогда почему ты не уезжаешь? – задала она себе резонный вопрос. Потому что дала слово, потому что это нечестно по отношению к Саймону, потому что… ах, к чему придумывать отговорки? Себе-то хоть не лги. Ты не уезжаешь, потому что не хочешь!

   Наутро напряженная атмосфера в доме нисколько не разрядилась. Хотя была суббота, Джед отдыхать не собирался и заявил, что у него масса дел.

   – Скоро придет Хедер, – ровным голосом сообщил он Лиане. – Приготовишь нам что-нибудь поесть?

   – Хорошо, – сухо ответила та. – Бутерброды вас устроят?

   – Устроят. – Сверкнув глазами на сына, который вертелся под ногами и корчил рожи, он сердито спросил: – Это еще что такое?

   – Ничего, – возразил Саймон, моментально придав своему лицу ангельское выражение. На подобные метаморфозы способен только девятилетний ребенок. – Можно я спущусь вниз?

   – Иди, и без баловства. Смотри у меня!

   – Само собой. Мы с Питером поиграем в сарае, и все.

   – Вот это «и все» меня и беспокоит.

   Кубарем скатившись по лестнице, Саймон выбежал во двор.

   Избегая смотреть на Лиану – та предпочла приписать его неловкость смущению оттого, что он плохо вел себя вчера, а не его разочарованию в ней, – Джед скрылся в кухне. Минут через пять послышался шум мотора. Хедер явилась… Значит, она все-таки завела свою машину.

   От нечего делать – домработница приходила только вчера – Лиана прибралась на кухне, вытерла пыль в гостиной и решила пройтись. Пусть Джед и Хедер сами сварят себе кофе, если захотят, она им не слуга!

   Первым делом ей захотелось прогуляться по лесу и пройтись вдоль реки. На берегу ее внимание привлекла веревка, свисавшая со старого дуба. Кто ее привязал? Саймон? Чтобы раскачиваться над водой? Наверно… Вот почему он был такой мокрый и грязный в день ее приезда.

   Рассматривая верхушки деревьев, которые слегка покачивались от ветра, Лиана вздохнула. В такой день хорошо прокатиться на яхте. Ребята, должно быть, сейчас в море… О-о, прекрати!

   Лиана двинулась вдоль берега и вскоре с удивлением обнаружила небольшой пруд. Набрав в ладонь камешков, она стала рассеянно бросать их в воду один за другим. Судя по звуку, с которым они опускались на дно, здесь довольно глубоко. От воды неприятно пахло тиной и гниющими водорослями. Сморщив нос, Лиана зашагала дальше.

   Навстречу ей попалась женщина с собачкой, потом мужчина с лопатой в руках. Приближаясь к деревне, Лиана лениво думала: зачем ему лопата? Резать торф? Рыть могилу? Или просто копаться на своем участке где-то поблизости? Впервые за последние дни Лиана осталась без дела – и прекрасно понимала, что тянет время, поскольку не хочет возвращаться. Она купила мороженое в деревенской лавке и медленно побрела домой. Бездельничать она не привыкла и теперь не знала, чем заняться. Прочитать книги, на которые вечно не хватало времени? Научиться вязать? Нет, дорогая, тебе следует поскорее убраться отсюда, пока ты не погрязла в проблемах Джеда Лоу. И… никогда его больше не увидеть? Расстаться с ним навсегда?

   О Господи, Лиана, ты превращаешься в нерешительную дурочку. Что с тобой стало? Куда девалась прежняя жизнерадостная девушка? Уезжай, это самое лучшее. Вернись в Девон, поживи немного у отца, научись жить со своим недугом. С тяжелым вздохом Лиана толкнула дверь кухни. Джед стоял у плиты и наливал кипяток в две чашки. Вид у него был отчужденный и угрюмый. Похоже, настроение у него не лучше, чем у нее. Лиана украдкой взглянула на его недовольное лицо, взъерошенные волосы, сильное тело, чувственный рот… О нет, надо немедленно уезжать!

   Продолжая игнорировать ее появление, Джед вынул из чашки ложку, которой размешивал сахар, аккуратно положил ее на столик у плиты и обернулся. Его глаза показались Лиане темнее обычного.

   – Я знал, что вы с Хедер абсолютно разные, – вполголоса начал он, – знал, что ты не питаешь к ней особой симпатии, но не ожидал, что ты способна на грубость.

   – Грубость? – растерялась она.

   – Да. Может, ты надеялась, что она мне ничего не скажет. Но я знаком с Хедер уже два года, изучил ее настроения и знаю, когда она довольна, а когда расстроена. Вчера я был слишком занят, чтобы выяснить причину, но утром, увидев, что она подавлена, спросил, в чем дело. К ее чести, она не хотела ничего рассказывать.

   С изумлением глядя на него, Лиана переспросила:

   – Что рассказывать?

   – Как грубо ты обошлась с ней.

   – Когда?

   – Когда отвозила ее в гостиницу.

   – Ничего подобного! – возмутилась Лиана. – Наоборот, я даже пыталась извиниться…

   – За что? – угрюмо спросил Джед. – Если ты ей не грубила, зачем извиняться?

   Глаза Лианы сузились, в них сверкнул гнев. Она прислонилась к дверному косяку и сложила руки на груди.

   – Я извинилась по другой причине, – спокойно начала она. – Мне показалось, что наше знакомство началось с недоразумения, и я имела глупость предположить, что мы могли бы попробовать подружиться.

   Опершись на столик, Джед тоже скрестил руки на груди и смерил Лиану насмешливым взглядом.

   – У меня другая информация.

   – Я так и поняла. Что же сказала Хедер? Выкладывай, – потребовала Лиана с натянутой улыбкой. – Давай выясним все до конца.

   – Если ты в своем уме – а я в этом не сомневаюсь, – то должна помнить, что произошло, – нетерпеливо огрызнулся он.

   – Я помню, – отрезала она. – Просто мне интересно, что тебе наговорила Хедер.

   – Намекаешь, что она солгала?

   – Необязательно. Все дело в интерпретации.

   – Как бы не так!

   – Так что она сказала?

   – Ты обвинила Хедер в намерении завлечь меня в ее сети, – язвительным тоном произнес он. – Она была очень смущена.

   – О, несомненно!

   – Тебе не по нраву наши добрые отношения, – продолжал он сквозь зубы, – и ты даже имела наглость настаивать, чтобы она держалась от меня подальше, почти угрожала. Кроме того, ты заявила, что Саймон нуждается в заботе и его следует пожалеть. Так?

   – Нет, не так. Видимо, я ошиблась, – сердито буркнула Лиана.

   – Что ты имеешь в виду?

   – Похоже, я не так умна, как мне казалось.

   – Похоже на то, – согласился он. – Может, все-таки объяснишь свое поведение?

   – О нет, Джед, у меня нет ни малейшего желания объясняться. Ты уже вынес приговор и определил, кто виноват. Полагаю, что ты знаешь Хедер гораздо лучше, чем меня. Но, в отличие от твоей секретарши, я не собираюсь оправдываться и рассказывать сказки!

   – Но ты только что признала, что надерзила ей! – вскипел Джед.

   – Напротив, я признала, что пыталась извиниться. За то, что, возможно, не поняла ее. Какая глупость с моей стороны!

   – Это не ответ, черт побери! Однако ради сохранения в доме мира и спокойствия будем считать, что Хедер неправильно истолковала твои слова.

   – Хорошо, – деревянным тоном согласилась Лиана.

   Склонный обычно выражать свои мысли четко и ясно, Джед пробормотал что-то нечленораздельное и выскочил из кухни как ошпаренный, однако вскоре вернулся за кофе. Схватив две чашки с такой силой, что горячая жидкость выплеснулась ему на пальцы, он снова скрылся в холле.

   Когда он уже был у лестницы, Лиана негромко окликнула:

   – Джед?

   Тот задержался и, не оборачиваясь, пробормотал:

   – Что еще?

   – Хорошо бы ты хоть изредка вспоминал, что я делаю тебе одолжение.

   Он промолчал, но Лиана и не ожидала ответа. Дверь кабинета захлопнулась.

   Та-ак, еще один полезный урок. Не следует недооценивать противника.

   Вместо обещанных бутербродов Лиана положила на тарелку нарезанное холодное мясо и салат – и даже не подсыпала цианистого калия! Убрала тарелку в холодильник и с непроницаемым лицом прошла в гостиную. Вне себя от обиды и злости, она взяла с полки первую попавшуюся книгу и направилась в сад. Расположилась в шезлонге, который вынесла заботливая Мэри, открыла книгу и невидящими глазами уставилась в текст.

   Хедер вставляет мне палки в колеса? – думала Лиана. Не рановато ли? Какие у секретарши основания для беспокойства? Вряд ли ей известно о поцелуе, которым Лиана обменялась с Джедом, и о том, как это было приятно. И бессмысленно. Во всяком случае, для него. Нет, все дело в том, что Хедер старается заблаговременно избавиться от любой женщины, которая может помешать ее планам заполучить Джеда. Какая же все-таки она стерва, эта Хедер! Намеренно солгать, и всего лишь из-за какой-то смутной тревоги! Должно быть, она сильно испугалась и потому пошла на такую подлость. Бедная Хедер. Или это ее, Лиану, следует пожалеть?

   С горькой усмешкой она откинулась на спинку шезлонга и закрыла глаза. Теперь уж точно пора уезжать – иначе ее уволят! Ладно, как бы то ни было, необходимо чем-то занять свои мысли, чтобы забыть об этом неприятном инциденте. У нее вообще слишком много свободного времени на пустые размышления. Чем же все-таки заняться? Она ничего не умеет делать. Ей будет не хватать Саймона и… Джеда. Он ей нравится… Нет, скорее в прошедшем времени – нравился, поправила она себя. Подумаешь, ей и раньше нравились мужчины, к некоторым ее влекло физически – например, к Дэвиду, оказавшемуся подлецом.

   Может, ее чувства к Джеду объясняются желанием забыть Дэвида? Нет, честно говоря, Дэвид здесь ни при чем. Она всегда знала, что Хэнсон завидовал ее успеху, видел в ней потенциальную угрозу, как ни старался скрыть свое истинное отношение. Так же обстоит дело и с другими мужчинами. Или обстояло, снова поправилась она. Мужчины побаивались ее, чувствуя в ней сильную личность, но теперь, когда она утратила вкус к жизни и волю к победе, чего им бояться? Из нее словно вынули стержень, она больше похожа на мокрую курицу, чем на задиристого петушка. Может, этим в какой-то степени объясняется ее гнев и разочарование? Способен ли Джед позавидовать ее успеху, увидеть в ней угрозу своему мужскому самолюбию? Нет, не способен, честно призналась себе Лиана.

   – Привет!

   Открыв глаза, она увидела невообразимо грязного Саймона. На щеке пятно, волосы всклокочены, майка в черных разводах, джинсы на коленке разорваны.

   – Привет, – ответила она, с трудом приходя в себя. – Кто победил?

   Не привыкший к ее шуткам, мальчик озадаченно нахмурился и присел рядом с шезлонгом.

   – Не понял?

   – У тебя такой вид, словно ты с кем-то подрался, вот я и спрашиваю: кто победил?

   – А-а, – он усмехнулся. – Мы с Питером делали плот. – Он завязал шнурки на кроссовках и растянулся на траве. – В следующую пятницу в школе спортивный праздник. Придешь? – спросил он как бы между прочим.

   Не зная, что сказать – может, ее к тому времени уже здесь не будет, – и, не желая обманывать ребенка, она уклонилась от прямого ответа:

   – А в чем ты участвуешь?

   – Бег в мешках, бег с препятствиями, бег на двести метров, – скороговоркой перечислил он. – Уже два часа. Папа занят?

   – Мм, он в кабинете с Хедер.

   Саймон скорчил гримаску. Потому что Джед занят или потому что с ним Хедер? – подумала Лиана, но уточнять не стала. Такое же выражение было у Саймона за завтраком, стоило отцу упомянуть о секретарше.

   – Так что насчет плота? – перевела она разговор на другую тему.

   Открыв глаза, Саймон бросил на нее испытующий взгляд, в котором не было ничего детского.

   – В следующую субботу скауты устраивают гонки на плотах. Как ты думаешь, папа разрешит мне участвовать?

   – Я не знала, что ты тоже скаут.

   – Да нет, но они сказали, что все желающие могут принять участие. Так как, ты думаешь, он разрешит?

   – Понятия не имею. Спроси у него.

   Саймон заискивающе улыбнулся.

   – А может, ты его попросишь? Тебя он послушает. Ты ему нравишься. – Намекает на сценку, которую видел вчера вечером, догадалась Лиана. Откуда ему знать, что больше это не повторится?

   – Все равно не могу, – мягко возразила она. – Придется тебе самому сделать грязную работу.

   – У-у, вредная какая.

   – Мм, нет в мире совершенства, да?

   Саймон со смешком вскочил на ноги и побежал к дому.

   – Ленч готов? Есть хочу, умираю!

   Лиана с улыбкой встала и пошла за ним.

   – Иди мой руки и предупреди отца и Хедер, что все готово.

   – Ладно.

   Лиана нарезала французский хлеб, намазала ломтики маслом, положила их в плетеную корзиночку. Потом накрыла на стол, вынула из холодильника салат, достала приправы. Первым пришел Саймон, за ним появились Джед и Хедер.

   Секретарша упорно избегала взгляда Лианы. Джед тоже едва взглянул в ее сторону. Хочет убедиться, что Лиана испытывает угрызения совести? Или ожидает извинений? Если так, может ждать хоть до Судного дня!

   – О, как все красиво! – сладким голоском пропела Хедер, всплеснув руками и глядя на не слишком аппетитный на вид салат.

   – Благодарю, вы очень любезны, – так же неискренне ответила Лиана. – Вы, должно быть, устали, садитесь и ешьте. Саймон, – продолжала она, не переводя дыхания, – ты вымыл руки?

   Тот метнул на нее сердитый взгляд – вполне заслуженный! Лиана елейно улыбнулась: и ему, и Джеду.

   Отец с недоумением воззрился на нее, сын не выдержал и хихикнул.

   За столом они вели себя как актеры в очень плохой пьесе. Больше всего Лиана опасалась, что последует примеру Саймона и расхохочется в самый неподходящий момент. Хедер изображала из себя застенчивую юную секретаршу, смущенную приглашением на ленч к боссу, и, по-видимому, боясь пауз, которые может заполнить ее хитроумная соперница, засыпала Саймона идиотскими вопросами, обращаясь с ним как с пятилетним ребенком. Когда она на секунду замолчала, чтобы набрать воздуха, Саймон немедленно воспользовался случаем:

   – Папа, ты придешь в пятницу на спортивный праздник? В два часа. Лиана обещала.

   Вряд ли эта новость сильно обрадует твоего отца, усмехнулась про себя Лиана, бросив укоризненный взгляд на мальчика: ничего она ему не обещала.

   – В пятницу? – рассеянно переспросил Джед. Его мысли явно витали где-то далеко. – Да, конечно, как всегда.

   Саймон взял быка за рога.

   – А можно мне участвовать в гонках на плотах?

   – В каких еще гонках? – нахмурился отец.

   – Скауты устраивают.

   – Но ты же не скаут.

   Глядя в потолок, Саймон повторил то, что сказал Лиане.

   – Можно?

   – Где они будут?

   – На реке, естественно.

   – Не дерзи, – машинально одернул его Джед.

   – Извини. Так можно?

   – Не знаю. Там будет кто-то из взрослых?

   – Конечно, – не моргнув глазом, заявил Саймон.

   – Я подумаю.

   – Да, но…

   – Я сказал, что подумаю, – твердо повторил отец. – А теперь ешь.

   Саймон обиженно замолчал и принялся за еду.

   Это только начало, подумала Лиана, и не ошиблась. После ухода Хедер между отцом и сыном разгорелась ссора.

   – Но почему? – кричал Саймон на весь дом.

   – Потому что ты мне солгал: сказал, что с вами будут взрослые!

   – Так оно и есть!

   – Но не вожатые скаутов или учителя, то есть ответственные люди. Ты отлично понял, что я имел в виду.

   – Нет, не понял, – надулся Саймон. – За порядок отвечают старшие ребята.

   – Пятнадцати лет от роду? – изумился Джед. – В таком возрасте человек не может ни за что отвечать, – заявил он, погрешив против истины.

   – Но все мои приятели будут участвовать, – захныкал Саймон.

   – Очень сомневаюсь.

   – Это совсем не опасно, – взмолился мальчик. – Гонки проводятся в узкой части реки, течение там небольшое. Я…

   – Нет! – рявкнул Джед. – Раз я сказал «нет», значит, «нет». Если хочешь, чтобы завтра я взял тебя на пляж, уйди, пожалуйста, и не мешай мне работать!

   Хлопнув дверью с такой силой, что задрожали стекла, мальчик выбежал из кухни в сад.

   – Я его ненавижу, – бормотал он себе под нос. – И на пляж паршивый не поеду. Это несправедливо!

   Стоя у двери, Лиана смотрела, как он в ярости разбрасывает ногами камешки, выложенные вокруг цветочной клумбы, и бежит к реке. Бедный ребенок…

   – Куда он направился? – спросил подошедший сзади Джед. Его гнев еще не утих, но к нему примешивалась тревога, и Лиана догадалась, что Джед чувствует себя виноватым.

   – К реке. Успокоится и вернется.

   – Большое спасибо, – язвительно произнес Джед. – Незачем объяснять мне поведение сына!

   – Я и не пытаюсь, – вздохнула Лиана. – Просто высказываю вслух свои мысли.

   – Держи их при себе, – прошипел Джед. – Я вполне способен справиться с собственным сыном и не позволю посторонним совать свой нос в мои дела.

   – Оставь мой нос в покое.

   – Прекрати, ради Бога! – Повернувшись на каблуках, Джед бросился в кабинет и хлопнул дверью точно так же, как перед этим его сын.

   О-хо-хо… Пора уезжать, решила Лиана, и чем скорее, тем лучше. Эта мысль наполнила ее сердце печалью.

   За неимением лучшего занятия она спустилась к реке в поисках Саймона. Тот стоял на берегу и швырял в воду камешки, явно представляя себе, что метит в отца. Лиана не стала его успокаивать и лишь потрогала веревку, намотанную на толстый сук. Ей хватило ума не пытаться покачаться на ней – с ее-то поврежденной спиной! – но река в этом месте сужалась, и Лиана ухватилась за веревку, чтобы сохранить равновесие, и перепрыгнула на другую сторону. Подмигнув Саймону, с интересом наблюдавшему за ее действиями, она шагнула обратно, поскользнулась в жидкой грязи и шлепнулась в воду.

   – Вот ч… – Спохватившись, Лиана прикусила язык и улыбнулась Саймону, который покатывался со смеху. Она кое-как поднялась и, стоя по щиколотку в воде – мокрый подол облепил ее ноги, – сказала: – Так мне и надо, да? Не знаю, чего ты смеешься. Готова спорить, ты именно этим и занимался в день моего приезда. Я-то помню, в каком ты был виде. – Протянув руку, чтобы мальчик помог ей вылезти, она выбралась на твердую землю. Потом присела на большой круглый валун, сняла туфли и вылила из них воду. – Ты успокоился? – мягко спросила она.

   – Вроде бы, – пожал тот плечами. – Жаль только, что мы с Питером уже начали мастерить плот, отлично получается.

   – А почему бы не приспособить его для другой цели? – предложила Лиана.

   – Например?

   – Ну, не знаю… Может, соорудить шалаш на дереве?

   Саймон внимательно посмотрел на нее, обдумывая новую идею, и медленно улыбнулся.

   – А что, можно попробовать…

   – Эй, куда ты? – крикнула она ему вслед.

   – Пойду скажу Питеру!

   – Не опоздай к чаю!

   Вместо ответа Саймон лишь помахал рукой.

   – Вот сорванец… – пробормотала Лиана.

   – Весь в отца? – раздался сзади голос Джеда.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

   Вздрогнув, Лиана обернулась и встретилась с ним глазами.

   – Ситуация вышла из-под контроля?

   – Да, – согласилась она. – Во многих отношениях.

   – Обычно со мной легче ладить. – Присев на корточки, он сорвал травинку и прикусил ее зубами. – В последнее время я в ужасном настроении.

   – Я заметила, – сухо сказала она.

   Хмыкнув, он поднял на нее глаза.

   – Ты на меня обиделась?

   Дело не в обидах, а в том, что он ее разочаровал: оказался совсем не тем человеком, каким она его представляла. Но разве об этом скажешь? Так зачем выяснять отношения?

   – Нет, – покачала она головой, – не обиделась.

   – Спасибо.

   – Но это не значит, что мне нравится, когда на меня кричат, – добавила она, – и обвиняют Бог знает в чем.

   – Ясно, – неохотно согласился он. Покачиваясь на носках, он вынул изо рта стебелек и принялся его рассматривать. – К сожалению, кричат в основном на тех, кто мирится с подобным обращением. – Искоса взглянув на Лиану, он снова уставился на травинку.

   – Намекаешь, что Хедер хлопнула бы дверью, если бы ты осмелился повысить на нее голос, а ты не можешь позволить себе потерять исполнительную секретаршу?

   – Хочешь сказать, что я…

   – Расчетливый? Да. Но тебе незачем на нее орать, ведь ты поверил ее россказням.

   – Она верит в то, что говорит, – подчеркнул он, – небольшая разница. Порой ты бываешь… резкой.

   – Значит, ты допускаешь, что Хедер слегка исказила факты, и все равно считаешь виноватой меня? – изумилась Лиана.

   С еле слышным смешком он заметил:

   – Согласись, иногда ты ведешь себя дерзко и… э-э… вызывающе.

   – В самом деле?

   – Да. Простому человеку вроде меня трудно тебя понять.

   – Это ты-то простой? – усмехнулась Лиана.

   – Ага. – Покосившись на нее, Джед добавил более серьезным тоном: – У меня сейчас масса проблем. И одна из них – найти наконец экономку, черт побери.

   – Понимаю.

   – По совести говоря, Хедер тоже приходится нелегко. В последние дни я завалил ее работой. Очевидно, она злилась и нервничала и, когда ее машина сломалась, вконец расстроилась. Видимо, она невольно спровоцировала тебя, – великодушно предположил он.

   – Возможно, – согласилась Лиана. А что ей оставалось? Не скажешь же, что его секретарша – обыкновенная лгунья!

   Решив, что инцидент исчерпан, Джед подался к Лиане и коснулся губами ее рта.

   – Может, так я найду экономку? Тебе нравится подобный способ? – спросил он с лукавством мужчины, уверенного в своей неотразимости.

   – Очень оригинально, – ответила она. – Не знаю, кто кого спровоцировал, но я не ссорилась с Хедер, – упрямо заявила она. Ему не удастся обвести ее вокруг пальца. Нельзя позволить ему одержать над ней верх, как это было с Дэвидом. Если она чему и научилась за последние недели, так это расставлять точки над «i». Твердо глядя Джеду в глаза и надеясь, что он не заметит, как взволновал ее поцелуй, она добавила: – Это несправедливо.

   – Что именно? Поцелуй? Почему же? Думаешь, я пытаюсь таким способом убедить тебя остаться и ухаживать за моим сыном?

   – А разве нет?

   – Нет. – Он приподнял ее подбородок, чтобы она не могла отвести взгляд, и повторил: – Нет. Ты в самом деле полагаешь, что я настолько расчетлив?

   – Не знаю…

   – Но скорее «да», чем «нет», так? – не отставал Джед.

   – Пожалуй, – признала она.

   – Вот и неправильно, – возразил он. Покачиваясь на каблуках, он вздохнул. – Ты мне нравишься, Лиана. Очень нравишься…

   – Но не больше, – закончила она за него.

   – Да, – с заметным облегчением согласился он. – Мне хорошо с тобой, даже наши споры доставляют мне удовольствие, я не прочь пофлиртовать. Ты очень привлекательная женщина, Лиана, и я не был бы мужчиной, если бы остался равнодушным к твоей красоте. Но я не воспользовался бы возникшей между нами симпатией для достижения своих целей.

   – Значит, ты поцеловал меня не потому, что тебе нужна экономка?

   – Нет. – Его темные глаза лукаво блеснули. – Неужели ты не допускаешь мысли, что мужчина способен увлечься тобой? А-а, понятно! – Он хлопнул себя по лбу. – Дэвид. Все дело в нем, да? Он использовал тебя в корыстных целях, и ты решила, что все мужчины одинаковы?

   Лиана отрицательно покачала головой.

   – Нет, я не настолько глупа. – Однако определенное сходство между ним и Дэвидом имеется, подлинное или мнимое – пока трудно сказать.

   – Рад слышать, – иронически заметил он. – Мне бы не хотелось, чтобы ты себя недооценивала. Пойми, любой нормальный мужчина будет счастлив завести с тобой роман. И я не исключение. Саймон тут ни при чем.

   Он что, уклоняется от прямого ответа? Или просто констатирует факт? Однако она не желает заводить с ним пошлую интрижку, ей требуется нечто большее. Только к чему предаваться несбыточным мечтам? Все равно, что хотеть достать луну с неба. Между прочим, он так и не сказал, кому поверил: Хедер или ей.

   С мягкостью, задевшей ее больше, чем обвинения во лжи, он попросил:

   – Не влюбляйся в меня, Лиана.

   С принужденной улыбкой она покачала головой.

   – Мне бы такое и в голову не пришло. Но и ты запомни: я не гожусь на роль случайной любовницы… или мальчика для битья, – добавила она.

   – Мне бы такое и в голову не пришло, – беззлобно передразнил он. – Возможно, Хедер была излишне раздражена, а? – Его снисходительная усмешка ножом полоснула ее по сердцу, но разве последняя реплика не означает, что он поверил ей, а не Хедер? Бальзам для ее уязвленного самолюбия. Слава Богу, он не догадался, какие эмоции пробудила в ней мимолетная ласка.

   – До моего отъезда остается десять дней, а экономки нет как нет. Ты справишься с домашним хозяйством? – прищурилась она.

   С медленной дразнящей улыбкой он протянул:

   – Пока никто не жаловался.

   – Охотно верю, – сухо ответила она, – но я говорю о другом, и ты меня отлично понял.

   – Нет, я решил, что ты понемногу привыкаешь, – заявил он.

   – Ничего подобного.

   – Жаль.

   Лиана легонько оттолкнула его. Напрасно она с ним помирилась. Пусть бы продолжал злиться: так было бы безопаснее. Но разве можно перед ним устоять?

   Джед вскочил на ноги, помог Лиане подняться и привлек к себе.

   – Хочешь, пойдем наверх? – шутливо спросил он.

   – Не-а, – покачала она головой.

   – Посидим в гостиной?

   Склонив голову набок и глядя в его довольное лицо, Лиана печально улыбнулась.

   – На тебя трудно долго сердиться.

   – Этого я и добивался. Ты уже подумывала об отъезде, да?

   – Да, – честно призналась она.

   – А теперь?

   – Не знаю. – Она вздохнула. – Все равно мне скоро уезжать. Не могу же я оставаться здесь вечно.

   – Но ведь не сегодня, – мягко заметил Джед. – И потом, по-моему, тебе никак нельзя пропустить спортивный праздник.

   – Думаешь?

   – Уверен.

   Обняв ее за плечи, Джед взял ее руку и повел в сад, в тенистую прохладу старого дерева. Уселся на пригорок и похлопал по траве рядом с собой.

   Какая же она слабовольная дурочка! Надо сказать «нет», причем как можно решительнее. Позволить себе вступить с ним в разговор, смеяться и шутить… такое поведение равносильно признанию, что она не прочь завести с ним интрижку. Так в чем дело? Действуй, потом будет что вспомнить. Вероятно, он превосходный любовник… Вдруг он в нее влюбится? О-о, не увлекайся, это лишь отсрочит неизбежную разлуку. Раздираемая сомнениями, Лиана все-таки уселась рядом с ним. Аккуратно расправила на коленях юбку и прислонилась к стволу дерева.

   Со вздохом удовлетворения Джед опустил голову ей на колени, потом поймал ее руку и положил себе на грудь в распахнутый ворот рубашки.

   – Расскажи мне о себе, – тихо попросил он. – Ты с детства мечтала о море?

   Не зная, радоваться или сердиться, Лиана провела пальцем по его лицу, коснулась густых непокорных волос, чувствуя и радость, и боль одновременно.

   – Нет, это нечестно, – чуть слышно пробормотала она.

   – Наоборот, я не даю тебе сделать то, о чем ты потом пожалеешь. – Одарив ее загадочной улыбкой, он повторил: – Так расскажи.

   Шантаж в чистом виде, подумала Лиана, но какой тонкий… Нет сил сопротивляться. А вдруг разговор о прошлом поможет унять душевную боль? Мысленно Лиана обратилась в прошлое.

   – С тринадцати лет. После смерти мамы. Мы с папой уехали в Девон к его сестре. Девон отличался от всего, что мы видели раньше, и мы сразу влюбились в него. Настолько, что отец бросил работу, продал дом в Лондоне, купил коттедж неподалеку от Эксмута – и мы познали счастье общения с морем, прониклись духом свободы и простора. При первой же возможности шли на берег, говорили с моряками и чувствовали, что попали в родную стихию.

   – А потом заинтересовались яхтспортом? Не останавливайся, мне так приятно… – запротестовал Джед, когда Лиана на мгновение перестала гладить его волосы.

   Погрузив пальцы в густые пряди, она продолжала:

   – Да, папа предпочитал то, что поменьше, – лодки, катера, а я… Ах, мне всегда требовалось все самое лучшее. Я очень честолюбива, – подчеркнула она на тот случай, если он до сих пор этого не понял. – Не знаю почему. Наверно, такая уж я уродилась.

   – Природа постаралась, создавая тебя, – усмехнулся Джед. – И чем же ты теперь займешься? То есть когда уедешь отсюда? – мягко спросил он.

   Как уверенно он говорит об ее отъезде! Словно о решенном деле. Не оставляет ни малейшей надежды. Впрочем, разве она думала, что надежда есть?

   – Не знаю, – вздохнула Лиана. – Честное слово, не знаю… – Чтобы переменить тему, она спросила: – Теперь ты расскажи о себе. Ты вырос в здешних местах?

   – Мм, да, в викторианском особняке на другом конце города.

   – Там умер твой отец?

   – Да.

   – И ты не захотел жить в том доме, – не отставала Лиана. Господи, почему из него надо каждое слово клещами вытягивать? Беседу вести он мастер, говорит легко, живо, с юмором, умеет расположить к себе собеседника и заставить рассказать о себе, но как только речь заходит о его персоне – словно воды в рот набирает.

   – Да, не захотел, – ответил Джед после паузы. – Ни за что. После смерти отца я объявил о продаже дома. В ту пору я не собирался жить здесь и брать на себя руководство заводом. Я работал в Канаде, но, когда Саймону исполнилось пять лет, и настала пора подумать о школе, мы вернулись в Англию. Я купил дом неподалеку от Кендала – мне нравятся эти места – и предполагал пожить там, пока Саймон не подрастет. К сожалению, из этого ничего не вышло. Не мог же я оставить там сына одного, пока я разбираюсь здесь с заводом! У него, бедняжки, нет никого, кроме меня. Жаль было забирать его из школы, к которой он привык, разлучать с друзьями, но что делать? Другого выхода не существовало. До сих пор сомневаюсь, правильно ли я поступил. Сначала умерла Нэн, а теперь еще и эти обстоятельства. Я знаю, что должен сделать для сына – найти время, черт побери, и уделять ему гораздо больше внимания, чем сейчас.

   – И как только ты завершишь здесь свои дела, ты тут же вернешься в Кендал?

   – Да.

   – Ты никогда не хотел снова жениться?

   – Ради Саймона?

   – Нет, ради себя.

   – Нет, думаю, я больше не женюсь.

   – Даже на Хедер?

   – Хедер?! – изумился Джед. – О Господи, разумеется, нет! Похоже, она тебя и впрямь достала, да? Хедер мне нравится, она хорошая секретарша, но жениться? Ни за что.

   Бедняга Хедер. Разве Джед не подозревает о чувствах, которые питает к нему секретарша? Или, наоборот, подозревает и потому настроен столь решительно? А почему он так уверен, что никогда больше не женится? Потому что никто не сможет заменить его жену?

   – Какая она была… твоя жена? – спросила Лиана, не в силах справиться с любопытством.

   – Пенни? – Его глаза потеплели. Задумчиво глядя вверх, на переплетение ветвей дерева над их головами, он продолжал: – Очень милая, добрая. Боже мой, как банально звучит, но она была именно такой. В жизни не сказала ни о ком худого слова, ни на что не жаловалась. Необыкновенно добрая и мягкая женщина… Кажется, это было так давно. Словно в другой жизни. – Он перевел взгляд на Лиану и резко сменил тему: – Ты не передумала возвращаться в Девон?

   – Не знаю, возможно.

   – Не хочешь остаться здесь? – как бы между прочим спросил Джед.

   – Зачем?

   – Сама знаешь. Разве не так?

   – Так, – согласилась Лиана. – Нет, ничего не получится. – В самом деле? Получится, стоит только ему подать ей знак. Она с радостью останется. Только знака не будет. Так что придется выдумать другую причину отказа. – Я не могу без моря, я же тебе говорила.

   – Потому что оно необходимо тебе для счастья и потому что ты не признаешь полумер, – негромко отозвался Джед. – Ты отдала морю всю себя, не так ли? Как говорится, сложила все яйца в одну корзину.

   – Да, и теперь не знаю, кто я и чего хочу.

   – Понятно. – С ободряющей улыбкой он поднял руку, ласково провел пальцем по губам Лианы. – Сейчас у тебя нет близкого друга?

   – Нет. – Неправда, есть: мужчина, чья голова покоится у нее на коленях, ей не безразличен, а это опасно и вообще никуда не годится. Нового разочарования она не переживет.

   – Хорошо. – Перевернувшись на бок, Джед потянул Лиану за собой и уложил ее голову себе на плечо. – Не будь такой серьезной, – упрекнул он. – День прекрасный, я беседую с красивой женщиной… между прочим, ты обещала составить мне компанию и немного побездельничать.

   – Разве? – Взглянув в его мужественное лицо, Лиана почувствовала спазмы в горле, кровь быстрее побежала по жилам. Глупость какая… Она словно напрашивается на неприятности, тем более что он явно принял ее колебания за приглашение к действию. Прежде чем она успела возразить, остановить его, он придвинулся ближе, взял ее лицо в ладони и приблизил к своему.

   – Это не комплимент, Лиана, я лишь констатирую факт. Ни на что не намекаю, ни к чему не веду, мне просто хорошо сейчас с тобой, и больше ничего. Счастливое мгновение в череде скучных дней…

   Успокоил, называется… Для него, может, всего лишь счастливое мгновение, а для нее? Неужели начало любви? Или потребность в человеческом тепле, участии? Возникшая оттого, что ее жестоко обманули, и она до сих пор не преодолела обиду? Но она ведь вполне владеет собой. Или нет? Способна ли она трезво оценить ситуацию? Похоже, нет: она жаждет его поцелуя. Повторится ли первое впечатление?

   Прежде чем она успела прийти к какому-нибудь выводу, Джед припал к ее губам, и она испытала то же чувство, что и тогда, знакомое тепло разлилось по телу волной восхитительного наслаждения, а когда поцелуй затянулся, все сомнения исчезли. Еще не поздно сказать «нет», еще можно остановить его, словно в тумане думала Лиана, но… Боже, как не хочется!.. Так приятно ощущать прикосновение его рук и губ, как хочется чувствовать себя желанной…

   Постепенно блаженная истома переросла в страстный порыв, смутное желание превратилось в неутолимую жажду, жгучую потребность. Джед повернулся на бок и прижал Лиану к себе так крепко, что их тела сплелись в жарком объятии. Не разжимая соединенных рук, они покатились по мягкой траве, и Лиана оказалась сверху, всем существом чувствуя, как растет возбуждение Джеда.

   – Я хочу тебя, – хрипло шепнул он, глядя на нее снизу вверх потемневшими от страсти глазами. – Но, увы… в любой момент может появиться Саймон и потребовать внимания. Придется с ним играть, кормить обедом, помогать в осуществлении какого-нибудь грандиозного плана… Я не допущу, чтобы он застал меня в таком виде, не собираюсь неловко вставать, виновато поправлять одежду, изображать спокойствие, которого не чувствую.

   – Да уж, – согласилась Лиана, прерывисто дыша. Слегка раздосадованная его хладнокровием – сама-то она совершенно потеряла голову и была готова на все, – Лиана смотрела в его глаза и изо всех сил призывала на помощь здравый смысл.

   – Пожалуйста, очень осторожно отпусти меня и ляг рядом, – продолжал он, – не то будет поздно.

   – Хорошо, – пообещала она с блестящими от желания глазами, но не двинулась с места.

   – Лиана, в чем дело? – забеспокоился Джед, смеясь, слегка подтолкнул ее, перевернулся на живот и лег лицом вниз, подложив под голову руки. Как раз вовремя: из-за живой изгороди вышли Саймон и Питер.

   Лежа в неловкой позе, с задравшейся на коленях юбкой, Лиана в ужасе уставилась на мальчиков и приготовилась к неизбежной встрече. Однако те так увлеклись разговором, что явно не заметили парочку под деревом.

   Джед весь трясся от смеха, и Лиана недовольно толкнула его в бок.

   Он повернул к ней голову и усмехнулся.

   – Я предлагал тебе пойти в дом. – Озираясь вокруг, он удивленно спросил: – Куда это они подевались?

   – Пошли в сарай.

   – Интересно, как долго они там просидят. – С дразнящей улыбкой он положил ладонь ей на живот, но тут же отдернул руку и зажмурился: дверь сарая с шумом распахнулась.

   Саймон подбежал к Лиане и широко улыбнулся:

   – Привет.

   – Привет, – выдавила та в ответ и откашлялась. – Здравствуй, Питер, – улыбнулась она светловолосому худенькому мальчику. Какой он симпатичный, застенчивый. Теперь ясно, кто у них заводила. Наверно, Питер частенько попадает в разные переделки из-за своего шустрого приятеля.

   – Добрый день, – вежливо произнес тот.

   – Папа спит? – спросил Саймон, покосившись на отца.

   – Да, уже час храпит как паровоз.

   – Он никогда не храпит!

   – Нет, конечно, я пошутила. Он тебе нужен?

   – Нет-нет, – отмахнулся Саймон. – Я просто так спросил. Пошли, Питер.

   – Куда вы собрались?

   – Никуда, пойдем в лес погуляем. – Саймон толкнул приятеля в бок, и оба понеслись к реке.

   – Знаю я этот его тон, – проворчал Джед, открыв глаза. – Затевает какую-нибудь каверзу, будь уверена.

   – Вполне возможно, – согласилась Лиана, глядя вслед ребятам.

   – Можешь не сомневаться. – Джед перевернулся на спину, заложил руки под голову. – Мне не хочется стоять у плиты. А тебе?

   – Мне тоже, – кивнула она.

   – Хочешь, пойдем в кафе? Там неплохо готовят.

   – Звучит заманчиво, – ровным голосом ответила Лиана.

   – Вот и отлично. – Джед поднялся на ноги, постоял с минуту, глядя на нее сверху вниз, и улыбнулся. – Вы похожи на соблазненную и покинутую девицу, мисс Грейсон.

   – Меня и в самом деле покинули, – шутливо заявила она, глядя в сторону. – И к тому же на вершине страсти!

   – Ну-ну, не заводись, – нарочито сердито сказал он. – Тебе не удастся сбить меня с пути истинного. Во всяком случае, сейчас. А вот после нескольких рюмок…

   – Думаешь, мне придется тебя напоить? – Господи, как ей удается поддерживать этот игривый тон, когда внутри все дрожит от возбуждения и разочарования?

   – Ну-у, к чему такие крайности? Просто немного подогреть. – Он протянул руку и помог ей встать. – Прими душ и переоденься. В таком виде ты со мной не пойдешь. А я пока приведу себя в порядок.

   Не зная, радоваться или огорчаться оттого, что он не заметил ее волнения, Лиана медленно побрела к дому. Внезапно послышался громкий стук. О Боже, кого это принесло? Лиана пересекла холл и открыла входную дверь. На пороге стояла незнакомая пожилая женщина с пачкой бумаг в руках.

   – Мисс Грейсон?

   – Да, – удивленно подтвердила Лиана.

   К ее изумлению, женщина удовлетворенно кивнула и произнесла загадочную фразу:

   – Да, вы в самом деле подходите. – Сунув ей бумаги, она продолжала: – Я устала разыскивать мистера Лоу, звонить, посылать бесконечные факсы. Похоже, его факс не работает. Передайте, пожалуйста, что его затворничество в сельской глуши плохо отражается на бизнесе и наносит непоправимый ущерб его предприятиям. А вот этим, – недовольно заявила она, тыча пальцем в бумаги, – он должен заняться лично, потому что я отправляюсь домой. Боюсь, я заболеваю гриппом. – Словно в подтверждение своих слов, она оглушительно чихнула, потом повернулась и зашагала по тропинке к воротам.

   – Но кто вы? – крикнула вслед Лиана. Женщина остановилась и удивленно воззрилась на Лиану.

   – Его секретарша, из Лондона, – объяснила она. – Да, и еще одно: скажите, что Дэвис еще не вернулся.

   Дэвис? Кто такой Дэвис, черт побери? И почему гостья заявила, что Лиана «подходит»? Для чего? Озабоченно хмурясь, Лиана смотрела, как секретарша садится в небольшую красную машину. Заперев дверь, она с минуту постояла в холле, размышляя о неожиданном визите. Еще одна секретарша из Лондона? Лиана рассеянно взглянула на бумаги, которые продолжала держать в руках, и пробежала глазами ту, что лежала сверху. Письмо, отпечатанное на фирменном бланке «Лоу Энтерпрайзиз». Предприятия Лоу… Бред какой-то. Джед сказал, что он простой инженер. Откуда у него предприятия? Кто он вообще такой, черт возьми? Задумчиво покусывая губу, Лиана припомнила обрывки разговоров, которые невольно слышала: о денежных переводах, собственности, недвижимости и прочем. Какое положение занимает Джед Лоу? Зачем обыкновенному инженеру две секретарши? И офис в Лондоне? Сгорая от любопытства, она убедилась, что Джеда поблизости нет, проскользнула в его кабинет и сняла трубку. Клайв – вот кто ей сейчас нужен. Клайв все знает. Он свободный журналист, а не так давно работал в респектабельной газете в Сити.

   – Клайв? Это Лиана.

   – Лиана? – радостно воскликнул тот. – Дорогая, как поживаешь? Я слышал о твоем несчастье и очень тебе сочувствую.

   – Спасибо, но речь не обо мне, – отмахнулась Лиана, но тут же спохватилась и добавила: – Благодарю за сочувствие, Клайв. Имя Джед Лоу тебе что-нибудь говорит?

   – Разумеется, милочка.

   – Вот как? – удивилась Лиана.

   – Конечно. Джеда Лоу все знают.

   – В самом деле? И кто же он?

   – А ты не знаешь?

   – Клайв! Если бы знала, я бы тебя не спрашивала!

   – Верно, извини. Он президент «Лоу Энтерпрайзиз». У него денег куры не клюют, малышка.

   – Оставь этот тон, Клайв, мы же друзья, – поморщилась она, не вполне понимая причины своего раздражения. – Ты что, не помнишь, как дергал меня за косички в школе? – Денег куры не клюют? – лихорадочно думала она. Конечно, Джед не нищий, но и богачом его не назовешь. Нет, здесь какая-то ошибка. Наверно, речь идет о его однофамильце. – Как он выглядит?

   – Высокий, глаза и волосы темные, одевается как рабочий, а не мультимиллионер, коим, без сомнения, является. Водит на светские рауты красивых женщин. Вернее, водил, – поправился Клайв. – Последний год его, похоже, никто не видел.

   – Понятно… Спасибо, Клайв. – Положив трубку, Лиана с минуту смотрела на телефон, озабоченно нахмурившись, потом обернулась и увидела в дверях улыбающегося Джеда. – Ты мне солгал! – обвиняющим тоном выпалила она.

   – Серьезно? Когда?

   – Когда сказал… сказал… ну, скрыл от меня кое-что, – смутилась она. – Джед Лоу, мультимиллионер, президент «Лоу Энтерпрайзиз», что бы это ни значило, не нуждается в услугах такой, как я, правда? У него, наверно, целый полк шоферов!

   – Нет, – мягко возразил Джед. – Только один.

   – И где же он?

   – Болеет гриппом, – последовал грустный ответ.

   Подавив приступ раздражения, Лиана вкрадчиво спросила:

   – А экономка? Ты мог бы нанять для Саймона целую армию прислуги.

   – Ему никто не нравится, – покачал головой Джед. – Кроме тебя. И, конечно, Мэри.

   – Я знала, что ты меня обманываешь, – процедила сквозь зубы Лиана. – Знала. Только не подозревала, насколько.

   – Если ты богат, это еще не означает, что легко найти подходящего человека, – тихо сказал Джед.

   – Да, но деньги предоставляют более широкий выбор, верно?

   – Верно. Ну ладно, теперь тебе известно, что я миллионер. Что это меняет? – спросил он с прежней мягкостью.

   – Не знаю, – честно призналась Лиана.

   Рассмеявшись, Джед медленно подошел к ней и наклонился, чтобы поцеловать.

   – Молодец.

   Иронически глядя на него, Лиана заявила:

   – На миллионера ты не похож.

   – Мне говорили. А как, по-вашему, дорогая мисс Грейсон, должен выглядеть миллионер?

   Подумав немного, Лиана невольно улыбнулась.

   – Глупый вопрос.

   – Мм… не глупее твоих обвинений. А как ты узнала? – небрежно поинтересовался он.

   – Как?.. Ах, Боже мой! – Оглядевшись в поисках документов, которые она впопыхах куда-то засунула, чтобы позвонить Клайву, она нашла бумаги и протянула Джеду. – Приходила какая-то дама, назвалась твоей секретаршей из Лондона. Кроме того, она заявила, что я «подхожу. Что она имела в виду?

   – Понятия не имею, – хмыкнул Джед. – Еще что-нибудь?

   – Да. Она сообщила, что отправляется домой и тебе придется самому заняться этими бумагами, – вспомнила Лиана, кивнув на документы, – поскольку ей кажется, что она заболевает гриппом. Еще пожаловалась, что твой факс не работает, а Дэвиса пока нет. Кто такой Дэвис?

   – Мой шофер.

   – Понятно. Почему ты смеешься?

   – Так, подумал кое о чем, мисс Грейсон.

   – Гм… Теперь расскажи поподробней, кто ты на самом деле.

   Продолжая улыбаться, он кратко пояснил:

   – Полагаю, я – это «Лоу Энтерпрайзиз», то есть масса разной собственности. Магазины, дома, заводы. Обычно компания не доставляет мне особых забот. Всем управляет группа способных людей, в том числе и мисс Джентл, моя личная секретарша. Вернее, моя правая рука… Вот черт! – вдруг воскликнул он. – Она же мне нужна! Она уверена, что заболевает?

   – Да, – твердо ответила Лиана. – И перестань заговаривать мне зубы.

   – Извини, – вздохнул Джед, явно думая больше о мисс Джентл, чем о своей собеседнице. – Обычно мне приходится лишь присутствовать на совещаниях совета директоров да бумаги подписывать.

   Наверняка этим дело не ограничивается, подумала Лиана, но настаивать не стала.

   – Продолжай.

   – Что? Ах, ну да, в общем, из-за спада в промышленности многие предприятия оказались на грани разорения, и мне пришлось принять кое-какие решения.

   Он сказал это таким тоном, словно и не знал толком, какие именно. Уж не потому ли он стал миллионером, мелькнуло в голове у Лианы, что не привык ставить себя на первое место?

   – Следовало определить, сколько свободы дать арендаторам компании, сидеть ли, сложа руки, в ожидании, что дела пойдут на лад, или продать часть недвижимости. Получается эффект карточного домика: то, что происходит с одним предпринимателем, часто влияет и на всех остальных. В различной степени. Обычно дела идут довольно гладко, потому что у меня отличный штат сотрудников, они занимаются текущими проблемами, но из-за эпидемии гриппа, черт бы ее побрал, половина моих директоров вышла из строя. Вот мне и приходится проявлять большую активность. А тут еще отцовский машиностроительный завод, будь он неладен… Не жизнь, а сплошная морока.

   Подметив ироническое выражение на лице Лианы, он добавил:

   – Богатство досталось мне по наследству, Лиана, моей заслуги здесь нет. Все принадлежало семье матери. К несчастью, законный наследник, мой двоюродный брат, умер в подростковом возрасте.

   – Поэтому, не рассчитывая на наследство, ты выучился на инженера?

   – Да. Теперь иди переоденься.

   Насмешливо отсалютовав ему, Лиана поднялась наверх, размышляя об услышанном. Не слишком-то он откровенен, многого недоговаривает, решила она. Джед не из тех, кто довольствуется второстепенными ролями. Обладая пытливым умом, сильным характером, он наверняка предпочитает быть в курсе всех дел. Неожиданное открытие – Джед Лоу миллионер! – не слишком обеспокоило ее: ей приходилось общаться с самыми разными людьми, парусный спорт привлекает представителей всех социальных слоев. В их компанию входили бедные честолюбцы, богатые знаменитости, попадались даже члены королевской семьи. Нет, ее тревожило другое: Джед вращается в светских кругах, где много красивых женщин. Ну и что с того? – рассердилась она на себя. Какая тебе разница? Что это меняет? Ты же знаешь, что нужна ему лишь для легкой интрижки. Да, но, пока она не подозревала, сколько у нее потенциальных соперниц, у нее был шанс, не так ли? Какой еще шанс? – презрительно фыркнула она. Что он влюбится в нищую яхтсменку? К его услугам сливки общества. А поскольку он не только хорош собой, но и очень богат, женщины наверняка не дают ему проходу. В крайнем раздражении Лиана толкнула ногой дверь и вошла в ванную.

   Больше нельзя подпускать Джеда к себе. И на поцелуй не следовало отвечать. Ни в коем случае! Потому что теперь она точно знает, чего ей будет не хватать, а раньше могла лишь мечтать. Какая несправедливость… Сама виновата. Лиана с такой силой повернула ручку душа, что та чуть не сломалась, разделась и решительно шагнула под холодные струи. Все, хватит. Подожди неделю, сходи на спортивный праздник и уезжай. Вот так.

   Приняв душ, она надела атласное белье персикового цвета, с несчастным видом присела на край кровати и принялась расчесывать свои длинные волосы. Джед упросил ее остаться не ради себя, а ради Саймона, о чем она прекрасно знала с самого начала. Самообман – ужасная вещь, Лиана. Но как это могло случиться, да еще так быстро? В считанные дни она забыла о своем несчастье и по уши влюбилась в Джеда Лоу.

   Подожди-ка, причем тут любовь? Вовсе не любовь, а влечение. Правильно, сильное физическое влечение… Она так глубоко задумалась, что не услышала стука в дверь, и опомнилась, только когда в спальне появился Джед.

   – Ты забыла свои туфли… ой, извини, Лиана.

   Не сознавая, что он в ее комнате, а она почти обнажена, Лиана рассеянно улыбнулась.

   – Туфли? Ах да, спасибо. – Протянув руку, она взяла у него свои мокасины и тут сообразила, в каком она виде. Халат висит в ванной, платье – в гардеробе, завернуться не во что, разве что в покрывало. Джед Бог знает что подумает…

   – Боже… – прошептал он, – ты потрясающе красивая женщина.

   – Нет… – начала она.

   – Да. – С видом человека, не сознающего, что делает, он двинулся к ней, присел на кровать с другой стороны и коснулся ее волос.

   От неожиданности Лиана оцепенела. Пока она раздумывала, что делать, Джед осторожно потянул ее к себе, и она поддалась, не вырвалась. Накручивая на палец шелковистые пряди, он другой рукой провел по мягкой ткани комбинации. Лиана не сопротивлялась.

   – Как красиво, – пробормотал он, склонился и припал к ее губам.

   От него пахло мылом, зубной пастой, его ладонь источала тепло, которое точно огнем растеклось по ее телу. Я хочу его, смятенно думала она, как я хочу его! Хочу обнимать его, упиваться его ласками. Прерывисто дыша, Лиана потрясенно смотрела в его темные, затягивающие, словно омут, глаза, стараясь сохранить между ним и собой хоть какое-то расстояние. Одним поцелуем ему в мгновение ока удалось растопить ее благоразумие. Какой ужас…

   – С первой минуты, когда ты улыбнулась мне, я хотел тебя, – тихо произнес Джед, – хотел оказаться с тобой в постели.

   – Нет! – вскрикнула она сдавленным голосом.

   – Да, я…

   – Папа? – послышался на лестнице детский голос. – Ты где?

   С тяжелым вздохом Джед грустно улыбнулся.

   – Не спрашивай, по ком звонит колокол… – Поцеловав Лиану в полураскрытые губы, он спрыгнул с кровати и выскочил из комнаты.

   Отдышавшись, Лиана обхватила себя руками. Она все еще чувствовала вкус его губ, тепло его рук. Все тело горело как в огне. Со стоном отчаяния она села и спустила ноги на пол. Мне с этим не справиться, подумала она. Прочь грешные мысли, держи себя в руках. Оденься, пойди с ним в ресторан, а потом спокойно и разумно объясни, что должна немедленно уехать. Расстаться с ним навсегда? Да, расстаться навсегда… Но все ее существо восстает при этой мысли! Закрыв на секунду глаза, она заставила себя встать. Достала из шкафа розовое льняное платье, оделась. Единственный способ справиться с отчаянием, уже проверенный после несчастного случая, – стараться ни о чем не думать. Лиана расчесала волосы, закрутила их узлом на затылке и закрепила японской заколкой. Минимум косметики: уж слишком сегодня жарко. Лиана нанесла тушь на длинные темные ресницы, тронула губы розовой помадой, потом сунула ноги в темно-розовые босоножки на высоких каблуках и вышла в коридор. Внутри у нее все дрожало, но решение было принято.

   Под руку с Джедом – очередная пытка! – в сопровождении Саймона, вприпрыжку бежавшего впереди, она двинулась по аллее. По дороге они зашли за Питером, которого Джед тоже пригласил, и отправились пешком в небольшую деревушку, расположенную на расстоянии полумили от дома. Ее центр составляли несколько кирпичных зданий: продовольственный магазин, почта, уютное кафе, гараж. Покончив с едой, взрослые устроились за столиком в саду – выпить кофе. Мальчики побежали на детскую площадку и с веселым смехом залезли на шведскую стенку.

   – Ты очень молчалива, – заметил Джед.

   – Да? Прости, – машинально извинилась Лиана. – Я задумалась.

   – О чем?

   – Да так, обо всем понемножку, – уклонилась она от прямого ответа и рассердилась на себя. Раньше она всегда говорила, что думала, незачем отступать от своих принципов. Надо сказать правду. Для собственного спокойствия. Промолчать – значит осложнить ситуацию еще больше. Лиана потупилась и повертела в руках чашку. – Всю жизнь, – начала она, – я считала себя сильной, знала, чего хочу, и упорно шла к намеченной цели. А теперь, похоже, не могу смириться с тем, что все потеряла. Я не забыла о своем обещании, но… О Джед, боюсь, что не смогу!

   – Почему? С чего это вдруг?

   – Не вдруг, – еле слышно возразила Лиана. Боже, она все делает неправильно, но теперь отступать некуда, надо идти до конца. – Жизнь в деревенской глуши, когда нечем заняться, кроме работы по дому, всегда приводила меня в ужас, – слабым голосом продолжала она. – Однообразие и монотонность, пусть даже на короткое время, способны свести меня с ума. Я слишком хорошо себя знаю и понимаю, что мне необходимо чем-то занять голову, найти применение своей энергии. – Правда, не следует забывать о травме спины, добавила она про себя. А что касается энергии, похоже, она ей понадобится для того, чтобы выкинуть из головы мысли о Джеде. Стиснув в пальцах чашку, она отвернулась.

   – А как же Саймон?

   – С ним все будет в порядке, – неуверенно ответила Лиана.

   – В самом деле? Он не решит, что это его вина? Ты рассказывала, он хвастался, что никто у нас долго не задерживается, но в нем говорил страх быть отвергнутым. Вот он и старается опередить других, чтобы не испытать боли.

   – Но ему никто не нравился, – запротестовала Лиана.

   – Вероятно, потому, что он сравнивал всех женщин с Нэн. Ты совсем на нее не похожа, а он, тем не менее, потянулся к тебе. Как ты думаешь, что с ним будет, если ты уедешь? Первый раз ему кто-то понравился…

   – О, это нечестно! Я с самого начала сказала вам обоим, что не останусь.

   – Я готов на все, если речь идет о благополучии моего сына. Ты обещала мне две недели! Завтра для тебя пригонят машину, ты почувствуешь себя более независимой…

   – Дело не в этом…

   – Тогда в чем?

   В тебе! – чуть было не крикнула Лиана. Но разве можно? Вот бы он удивился. Ведь он считает ее искушенной, опытной женщиной… Чтобы отвлечься, она повернулась на шум въезжающей на стоянку машины с прицепом, на котором находилась надувная лодка. На нее накатила такая волна отчаяния, что она чуть не разрыдалась. Не из-за болезненных напоминаний о парусном спорте – это, как ни странно, отошло на второй план, – просто лодка показалась ей символом ее неудавшейся жизни. Почему она не может иметь в этом мире ничего, чем жаждет обладать? Сердце затрепетало от жалости к себе… Опустив голову, чтобы Джед не заметил ее состояния, она уставилась в чашку. Стараясь не думать о нем, она заставила себя сосредоточиться на предстоящих гонках. Сейчас ребята, наверно, готовятся, тренируются, занимаются яхтой, наводят последний глянец, так сказать… Теплая ладонь Джеда накрыла ее руку. Лиана вздрогнула.

   – Послушай, – тихо сказал он, переводя глаза с трейлера на ее страдающее лицо. – Я очень хочу помочь тебе, но не знаю как.

   О Боже, она этого не заслуживает. Недостойна его доброты, заботливости. Если бы он только знал истинную причину ее печали… Изобразив жалкое подобие прежней жизнерадостной улыбки, она не стала разубеждать его, проявила малодушие, позволив ему так думать. Что-то ты совсем запуталась, Лиана… Быстро допив кофе, она пробормотала:

   – Мне надо побыть одной. Не возражаешь, если я пойду домой?

   – Нет, иди, мы тебя догоним.

   Если она сейчас же не уйдет, то совершит какую-нибудь глупость, например, расплачется. Лиана торопливо вышла на улицу. В этот момент она почти ненавидела себя. За глупость, за несправедливое отношение к Джеду, за то, что собирается обидеть ни в чем не повинного Саймона. Но что же делать? Опустив голову, Лиана побрела к дому. Смутная надежда затеплилась в ее сердце: может быть, вид и запах моря, свежий ветер в лицо сделают то, что удалось Джеду, – заставят ее забыть? Клин клином вышибают… Лиана сердито хлопнула рукой по ограде, вдоль которой брела, и зашагала быстрее, словно стремилась убежать от обуревавших ее мыслей и чувств.

   Ключи от дома остались у Джеда, так что войти не удастся. Придется подождать. Лиана присела на крыльцо, опустила подбородок на сплетенные пальцы и задумалась о будущем. Хорошо, она уедет, должна уехать. Но что дальше? Здоровье у нее неплохое, если не считать травмы позвоночника, и умом Бог не обидел… Беда в том, что учеба в школе никогда по-настоящему ее не интересовала, парусный спорт – вот что всегда было главным. Море стало ее единственной мечтой. Чем же все-таки заняться? Едва ли она вынесет ежедневное многочасовое сидение в какой-нибудь конторе, даже если предположить, что удастся найти место секретарши. Садоводство? Исключено: работа садовника, так же как и воспитательницы в детских яслях, связана с большой физической нагрузкой. Пойти на службу в береговую охрану? Стать спасателем, смотрителем маяка? Женой и матерью?

   Когда вдали появились Джед и Саймон, Лиана сидела на крыльце в глубокой задумчивости. Подняв глаза, она заставила себя улыбнуться.

   Джед не пытался ее уговаривать. Возможно, надеялся, что, если на проблему не обращать внимания, она разрешится сама собой и все будет как прежде.

   На следующий день Лиана отказалась пойти с ними на пляж, сославшись на головную боль. Увидев, как разочарованно вытянулось лицо Саймона, она почувствовала угрызения совести. Но ему придется привыкать к ее отсутствию, не так ли? Может, уехать, пока их нет? Хорошенько подумав, она решила этого не делать. Прежде нужно непременно поговорить с Саймоном. Однако, когда он вернулся, счастливый и довольный, и начал взахлеб рассказывать, как замечательно прошел день, Лиана поняла, что у нее не хватит духу огорчить мальчика. Завтра, обещала она себе.

   Увы, на следующий день опять ничего не вышло. На заводе у Джеда явно что-то случилось: он вернулся в ужасном настроении, на осторожные вопросы Лианы отвечал односложно и еле сдерживался, чтобы не сорваться на крик. Вряд ли его нервозность объясняется ее желанием уехать. Похоже, он забыл о ней – очень удобно! – а ей было неловко обременять его своими проблемами в момент кризиса. В общем, она промолчала. Кроме того, когда Джед не в духе, говорить с ним невозможно и легче убедить себя в том, что он ей безразличен. Вскоре подъехала взятая, им напрокат машина – специально для нее! Ну как тут уедешь? Ответить неблагодарностью на его великодушие? Нет, это было бы верхом невежливости.

   Во вторник, не предупредив Саймона, Лиана решила забрать его из школы и заодно прогуляться: делать все равно нечего. Саймон всегда возвращался домой вдоль реки. Однако на сей раз он, похоже, изменил своей привычке. В кои-то веки она собралась его встретить, так он отправился другой дорогой! Лиана полчаса прождала у школы, потом расспросила учителей и поняла, что Саймон уже давно ушел. Неужели что-то случилось? – забеспокоилась Лиана и бегом бросилась домой.

   Распахнув дверь черного хода, Лиана перевела дыхание и закричала:

   – Саймон?!

   Вместо ответа послышался тихий скрип, потом что-то упало с глухим стуком. Лиана кинулась в холл, споткнулась о ранец Саймона, валявшийся на полу, и увидела, что дверь кабинета приоткрыта. Саймон стоял на коленях перед сейфом. Лиана остановилась на пороге и строго спросила:

   – Что ты там делаешь?

   Мальчик обернулся и виновато покраснел.

   – Я пытался закрыть сейф.

   – Он что, был открыт?

   – Да, – пискнул Саймон.

   – О Господи! – воскликнула Лиана. – Неужели у нас побывали воры? Я отсутствовала всего час. Ходила тебя встречать.

   – Мама Питера привезла нас на машине. Ой, Лиана, дверцу заклинило. Папа меня убьет.

   – Это ты открыл сейф? – догадалась Лиана.

   – Я… Хотел убедиться, что смогу, – поспешно добавил Саймон. – Но я ничего не взял! – Он вскочил на ноги и с надеждой посмотрел на Лиану. – Не выдавай меня, ладно?

   – О Саймон, – простонала она. – Ты меня в могилу сведешь. Не беспокойся, я ничего не скажу Джеду, если, конечно, мы сможем запереть сейф. Но как тебе удалось его открыть?

   Вытащив из-за спины руку, Саймон робко протянул ей кусок проволоки.

   Лиана взяла проволоку и сокрушенно покачала головой. Помнится, Джед говорил, что его сын вполне может стать преступником.

   – Покажи, как ты открыл дверцу, а потом попробуем закрыть ее тем же способом.

   Желая загладить свою вину, Саймон с готовностью объяснил:

   – В общем, просто засунь проволоку в скважину, поверни ее, замок сработает, и сейф закроется.

   – Я должна этим заниматься? Ну, ты даешь… – Однако другого выхода нет, надо выручать Саймона. Отец вернется с минуты на минуту. Страшно представить, какой разразится скандал. Отодвинув мальчика, Лиана нагнулась и вставила проволоку в замочную скважину. Поглощенная своим занятием, она не заметила, что Саймон на цыпочках вышел из кабинета, схватил свой ранец и побежал наверх. Не слышала, как хлопнула входная дверь, и поняла, что вернулся Джед, только когда сзади раздался сердитый оклик:

   – Позволь узнать, что ты тут делаешь?

   Вскрикнув от ужаса, она потеряла равновесие и растянулась на полу. Глядя в его недовольное лицо, она робко улыбнулась, точно как Саймон, когда она застигла его врасплох.

   – Я жду ответа.

   – Сейф был открыт, – сказала она чистую правду. – Я попыталась его запереть.

   – В самом деле?

   – Да, Джед, в самом деле. – Поднявшись, она протянула ему проволоку. – Не смотри на меня с таким подозрением. Я не собиралась взламывать твой сейф.

   – Вот как? – Брезгливо скривившись, он отобрал у нее проволоку и процедил сквозь зубы: – Если захочешь что-то узнать обо мне, просто спроси. Мне нужно просмотреть кое-какие бумаги, – добавил он, давая понять, что разговор окончен.

   Лиана вздохнула и побрела в коридор. Опять не удалось предупредить его о своем отъезде. Едва ли он думает, что она шпионит за ним, просто устал и раздражен. Стоит ей заикнуться о своих планах, как он сорвет на ней злость, и они разругаются окончательно.

   В среду Джед заявил, что будет работать дома, поскольку в офисе непрерывно звонит телефон и он не может сосредоточиться. Вскоре появилась Хедер. Может, он опасается, что я снова попробую залезть в его сейф? – гадала Лиана, не зная, чем объяснить его холодный тон. О вчерашнем инциденте он не сказал ни слова – ни извинений, ни новых обвинений, – и Лиана тоже промолчала. Связанная данным Саймону обещанием не выдавать его, она не могла бы ничего объяснить. Равно как и заговорить о своих личных проблемах в присутствии Хедер.

   – Я жду телефонного звонка от Брайана Хейга, – сообщил Джед обеим девушкам. – Это очень важно. Как только он позвонит, немедленно соедините нас, а если он меня не застанет, запишите номер, чтобы я мог связаться с ним. И ради Бога, будьте с Хейгом предельно вежливы.

   Хедер поджала губки, всем своим видом показывая, что она всегда вежлива. Лиана промолчала. Секретарша, видимо, поняла, что с ней лучше не ссориться, и решила наладить отношения. Она первая заговорила с Лианой и даже извинилась за свое поведение.

   Привыкшая доверять людям, Лиана растаяла и перестала дуться. Да и потом, ей скоро уезжать, вряд ли они когда-нибудь еще встретятся. Оставив Джеда и Хедер в кабинете, она направилась в сад.

   До трех часов в доме царила тишина, после чего Джед появился на кухне, где Лиана пыталась испечь пирог. Вид у него был усталый и хмурый.

   – У меня уже ум за разум заходит, – буркнул он. – Пойду пройдусь, подышу свежим воздухом и ноги разомну. Отнеси Хедер чашку чая, хорошо?

   – Конечно.

   Лиана с облегчением отодвинула кастрюлю с тестом – ну почему кулинария дается ей с таким трудом? – приготовила чай и, взяв поднос, направилась в кабинет. Оба телефона зазвонили одновременно, Хедер схватила две трубки и, попросив одного абонента позвонить попозже, молча выслушала другого. Вид у нее был крайне недовольный.

   – Нет-нет, не могу. До свиданья. И почему это оба телефона всегда звонят одновременно?

   – Берут пример с автобусов, – пошутила Лиана, стараясь говорить дружелюбно. – Либо ни одного нет, либо приходят все сразу. Я принесла вам чаю.

   – Ой, спасибо, – поблагодарила Хедер. Она выпрямилась и взяла с подноса чашку. В эту минуту снова раздался звонок. Хедер тихонько чертыхнулась себе под нос. – Возьмите, пожалуйста, трубку, хорошо? – взмолилась она. – Я сбегаю в туалет.

   – Да, конечно, идите. Алло? Что? Ах, да. Прекрасно. Спасибо. До свидания.

   Озадаченно покачав головой, Лиана положила трубку и вернулась на кухню.

   – Что-то важное? – поинтересовалась Хедер, спустившись вниз.

   – Нет, звонили с телефонной станции, проверяли линию, – объяснила Лиана. С сомнением глядя на тесто, не желавшее подходить, она размышляла, стоит ли вообще с ним возиться. А-а, ладно, не трусь, Лиана, вид у него неважный, но это еще не значит, что пирог не получится. Открыв дверцу, она поставила форму в духовку. Заметила время – не забыть бы выключить газ в четыре сорок пять – и стала раздумывать, что бы такое приготовить на ужин. О Господи, как это бедные домохозяйки занимаются этим изо дня в день?

   Когда появился Джед – похоже, свежий воздух не пошел ему на пользу, он был мрачнее тучи, – она приготовила чай и отнесла в кабинет. Снова зазвонил телефон. Неужели опять со станции? Разговаривать с ними придется Джеду, отчего настроение у него вряд ли улучшится. Лиана достала пакет с картошкой, опустила несколько очищенных картофелин в кастрюлю с водой и взялась за дело.

   – Лиана! – сердито рявкнул Джед.

   Проклятье, что еще случилось? Вытерев руки полотенцем, она поспешила в кабинет.

   – Да?

   – Зайди, пожалуйста.

   О Господи, он говорит точно так же, как ее школьный учитель. Со вздохом она переступила порог.

   – Сядь, – приказал он тоном, не предвещавшим ничего хорошего.

   Лиана подчинилась.

   – Несколько минут назад позвонили из офиса и сообщили, что звонил Хейг. Похоже, он не смог сюда дозвониться. – Выразительно постучав по аппарату – вероятно, для того, чтобы до нее дошел смысл его слов, – он продолжал: – Джеки, девушка, работающая на коммутаторе, естественно, удивилась, но, к счастью, сообразила, что делать, записала его номер и передала мне. Я только что с ним разговаривал.

   В чем дело? Бросив взгляд на Хедер, которая лишь пожала плечами, Лиана старалась понять, куда он клонит. Долго ждать ей не пришлось.

   – Я извинился за то, что он не смог со мной связаться, и объяснил, что работаю дома. Дальше я цитирую: «Я звонил вам домой, – сказал Хейг, – ответила молодая женщина. Она была крайне нелюбезна и заявила, что не знает, где вас искать». – Откинувшись на спинку стула, он молча смотрел на Лиану.

   Лиана сделала то же самое.

   – Ну? – нарушил затянувшееся молчание Джед. – Предупреждал я или нет, что жду звонка от Брайана Хейга и что вы должны быть с ним полюбезнее?

   – Предупреждал, – согласилась Лиана.

   – Тогда почему, черт возьми, ты не выполнила мою просьбу?

   – Вероятно, потому, что не имела удовольствия с ним побеседовать.

   – Вот как? – прищурился Джед. – В таком случае потрудись объяснить, кто брал трубку, если ни Хедер, ни ты с ним не говорили?

   – Понятия не имею. Но если бы тебе пришлось выбирать между нами, подозрение, конечно, пало бы на меня, не так ли?

   С тяжелым вздохом он подался вперед и облокотился на стол.

   – Ты подходила сегодня к телефону? – терпеливо спросил он.

   – Нет.

   Джед повернулся к Хедер.

   – Подходила?

   Смущенно потупившись, та кивнула:

   – Лиана сказала, что звонили с телефонной станции.

   Джед перевел взгляд на Лиану и вопросительно поднял брови.

   – Ну что? Это правда?

   – Да.

   – Тогда почему ты утверждаешь, что не подходила сегодня к телефону?

   – Я имела в виду важные звонки.

   – Понятно. Значит, звонили со станции?

   – Да.

   – Зачем?

   – Проверить линию.

   – Почему?

   Глаза Лианы гневно блеснули. Она еле сдерживалась. Может, она и влюблена в него без всякой надежды на взаимность, но это еще не означает, что он вправе обращаться с ней подобным образом. Покорно выслушивать несправедливые обвинения она не намерена.

   – Вероятно, потому, что на прошлой неделе я обращалась к ним с жалобой на плохую работу телефона, и они позвонили, чтобы проверить, все ли в порядке.

   – Однако мне ты не сказала, что телефон неисправен.

   – Да, решила, что это пустяки. Если не веришь, спроси Хедер. Я уверена, она подтвердит мои слова.

   Оба посмотрели на секретаршу.

   – Хедер?

   Та молчала.

   Понятно, подумала Лиана, вряд ли от тебя дождешься помощи.

   – У Саймона в тот день не было занятий в школе, – подсказала она Хедер. – Вы тогда не смогли до меня дозвониться и позвонили Мэри, чтобы я знала, в котором часу заехать за Джедом. Помните?

   – Помню…

   – Значит, телефон не работал? – спросил Джед.

   Хедер смутилась.

   – Ну, говорите же, работал или нет? – рявкнул Джед.

   – Не знаю, – пролепетала секретарша. – В трубке слышались длинные гудки. Я позвонила на станцию с просьбой проверить линию, и мне сказали, что все в порядке. Я предположила, что Лианы нет дома.

   – Ты была дома?

   – Да.

   – И ты не говорила сегодня с Брайаном Хейгом?

   – Нет, – деревянным голосом ответила Лиана.

   Похоже, он ей не верит.

   – Хедер была здесь, когда ты взяла трубку?

   – Нет, она пошла в туалет.

   – Понятно.

   – Не сомневаюсь.

   Стиснув зубы, Джед холодно кивнул.

   – Ладно, можешь идти. Хедер, закажите билеты на самолет. Во второй половине дня мы должны вылететь в Бирмингем.

   Лиана встала и на негнущихся ногах вышла из комнаты. Притворив за собой дверь, она направилась в кухню. Ее душил гнев. Будь в доме собака или кошка, она, наверно, не удержалась бы и сорвала злость на бессловесном животном. За неимением оного она пнула ногой дверь кухни, выбежала в сад и зашагала к реке. Ну и стерва же эта Хедер! Да и Джед ничуть не лучше. Мерзавец! Ты для меня больше не существуешь, Джед Лоу! Тебя нет! С этой самой минуты!

ГЛАВА ПЯТАЯ

   Засунув руки в карманы джинсов, Лиана смотрела на реку. Ты сама во всем виновата, говорила она себе, не следовало ссориться с Хедер, наживать в ней врага. Ошибкой было и то, что она согласилась задержаться на две недели. Однако от сознания этого легче ей не стало. Обида все еще переполняла ее сердце. Хотя, может, оно и к лучшему: как говорится, была без радости любовь, разлука будет без печали.

   – Лиана?

   Повернув голову, она увидела подошедшего Саймона.

   – Ты себя хорошо чувствуешь?

   – Нормально. Просто немного устала, не обращай внимания.

   – Это из-за вчерашнего?

   – Вчерашнего? – не поняла она.

   – Ну да, сейф. Помнишь?

   – А-а, нет-нет, не беспокойся.

   – Если хочешь, я скажу отцу правду, – без особого энтузиазма предложил Саймон.

   Слегка улыбнувшись, Лиана отрицательно покачала головой.

   – А как насчет шалаша?

   На сей раз не понял Саймон. Сообразив, о чем речь, он усмехнулся.

   – Работа кипит. Пойдем в сарай, посмотрим.

   Он вприпрыжку побежал к сараю, Лиана медленно побрела за ним.

   – Мы уже сделали каркас, – радостно тараторил Саймон, пока Лиана рассматривала нелепое сооружение из кое-как сколоченных досок разной длины.

   – Как, скажи на милость, вы собираетесь взгромоздить эту штуковину на дерево? – озадаченно спросила она. – Не лучше ли собрать шалаш прямо на дереве?

   – Ничего, мы поднимем его на веревке, – беззаботно отмахнулся Саймон.

   – Не получится, – усмехнулась Лиана. – Стоит только его тронуть – и половина гвоздей тут же вывалится.

   Задумчиво оглядев творение своих рук, мальчик неохотно кивнул.

   – Да, пожалуй.

   – Может, вытащим хотя бы самые гнутые гвозди? – осторожно предложила Лиана. Ей не хотелось омрачать его радость, но будет жаль, если шалаш развалится, прежде чем они попытаются поднять его на дерево.

   – Мм… – промычал Саймон. – Ты права. Поможешь мне?

   – Конечно, если хочешь, – быстро согласилась Лиана и с досадой прикусила губу. Не следует сближаться с ним еще больше. Но хватит ли у нее духу? Как можно держать на расстоянии такого милого ребенка?

   – Здорово! Начинай, ладно? А я пойду переоденусь. – Подхватив рюкзак, он побежал к дому.

   Лиана взяла клещи и начала вытаскивать ржавые гвозди.

   Сначала надо ему помочь, а уж потом сказать об отъезде.

   Когда Саймон, одетый в джинсы и футболку, вернулся, они дружно взялись за работу и трудились не покладая рук, пока не услышали недовольный голос Джеда.

   С тяжелым вздохом Лиана выглянула наружу. В дверях кухни стоял Джед, окруженный облаком черного дыма.

   – О Боже, пирог! – вскрикнула она и опрометью бросилась в кухню. У плиты с открытой духовкой суетилась Хедер. Она разгоняла дым полотенцем и преувеличенно надрывно кашляла.

   – Ой! – пискнул за ее спиной Саймон.

   – Нечего ойкать, – сурово буркнул Джед. – Я должен ехать в Бирмингем. Останешься с Лианой?

   – Конечно. Но ты не опоздаешь…

   – На спортивный праздник? Нет, я вернусь завтра к вечеру. О'кей? – Повернувшись к Лиане, он понизил голос: – Не возражаешь? Или ты собиралась уехать раньше?

   Судя по всему, он не оставил ей выбора. Взглянув на него, она покачала головой. Можно подумать, что он намерен пойти на праздник…

   – Нет, уеду после соревнований, – возразила она. Всматриваясь в его хмурое лицо, она гадала: что означает его вопрос? Не доверяет? Боится оставить с ней сына?

   Джед кивнул и с мрачным видом добавил:

   – По-моему, пирог сгорел дотла.

   Нет ли в его словах скрытого подтекста? Или он просто констатирует факт? Если он перестал ей доверять и окончательно разочаровался, может ли он питать к ней хоть какие-то чувства?

   – Да, – подтвердила она с несчастным видом. – Похоже на то.

   Джед горестно вздохнул.

   – Пойду уложу чемодан. Пора ехать.

   – Успеешь поесть перед уходом? – спросила она.

   – Нет, спасибо, перекушу что-нибудь в аэропорту. Хедер, поезжайте домой, соберите вещи. Через час я за вами заеду.

   С этими словами он вышел в холл и пошел вверх по лестнице. Саймон убежал в сарай. Прежде чем вытащить сгоревший пирог из духовки, Лиана взглянула на Хедер.

   – Вы действительно звонили на прошлой неделе на станцию с просьбой проверить линию?

   – Нет, – без тени смущения ответила та.

   – Значит, просто хотели очернить меня в глазах Джеда?

   – Конечно.

   – И нарочно обманули Мэри, чтобы я приехала за Джедом позже, чем он просил?

   – Да.

   – И с Брайаном Хейгом говорили вы, не так ли?

   – Я.

   – Но вы же не могли предвидеть, что я подойду к телефону именно тогда, когда вам это понадобится?

   Глядя на нее с откровенной насмешкой, Хедер прошипела:

   – Почему же нет? Как только Джед ушел гулять, я позвонила на станцию и попросила проверить наш номер.

   – Даже так? Сколько ухищрений! И все для того, чтобы доставить мне неприятности?

   – Для того, чтобы вы поскорее убрались отсюда, – огрызнулась секретарша.

   – И вам ничуть не стыдно? – беспомощно воскликнула Лиана.

   – Стыдно? А чего мне стыдиться? В этом мире ничто не дается даром, за все нужно бороться. Не надейтесь, что Джед вам поверит, если вы вздумаете передать ему мои слова, – самодовольно предупредила Хедер.

   – Знаю, что не поверит.

   С торжествующей усмешкой Хедер повернулась на каблуках и вышла из кухни.

   Неужели на свете в самом деле столько подлецов? Лгунов и мошенников? И нечего себя утешать тем, что Хедер составляет досадное исключение. К несчастью, таких, как она, хоть пруд пруди. С сожалением глянув на пирог, Лиана выбросила его в мусорное ведро. Если попытаться бороться с секретаршей тем же оружием, она опустится до ее уровня. Да и зачем? Джед к ней равнодушен.

   Настроение у Лианы окончательно испортилось. После отъезда Джеда дом словно опустел. Даже Саймон притих, а Лиана чувствовала себя так, словно потеряла нечто очень ценное.

   На следующий день Джед не вернулся. Позвонил, поговорил с сыном и пообещал успеть к спортивному празднику. Положив трубку, Саймон сердито пнул ногой ковер.

   – Вот увидишь, отец вовремя не приедет. Наверняка он там с ней.

   – С кем? – мягко спросила Лиана. – С Хедер?

   – Да. Он всегда с ней.

   – Только в данный момент. Когда дела закончатся, он сможет уделять тебе больше времени.

   Подняв на нее страдающие глаза, Саймон вдруг выпалил:

   – Ты, правда, хочешь уехать?

   – Ах, Саймон! – беспомощно воскликнула Лиана. Обняв мальчика за плечи, она повела его в гостиную, усадила на диван и попыталась объясниться. – Понимаешь, я здесь чужая.

   – Но тебе у нас хорошо! Тебе нравится папа! Вы с ним целовались и все такое. Я подумал…

   – Что подумал? Что я останусь?

   – Да! Ты мне тоже понравилась! С тех пор как приехала, у нас все замечательно!

   – Просто прекрасно! Пирог я сожгла, готовить толком не умею, – поддразнила его Лиана, стараясь обратить все в шутку.

   – Это неважно! Честное слово! Лиана, не уезжай, пожалуйста!

   – Ах, Саймон… – Притянув его к себе, Лиана откинулась на спинку дивана. Обычно Саймон держался как взрослый, и она порой забывала, что он всего лишь ребенок. – Мне очень нравится твой отец, и ты… даже слишком, и чем дольше я проживу здесь, тем труднее будет разлука. Но другого выхода нет. – С тяжелым вздохом она уставилась в стену. Симпатия – а может, любовь, она и сама не знала, – не угасла, и даже последняя ссора ничего не изменила, но Джед ее разочаровал, обманул ее ожидания, оказавшись не таким, каким она его представляла.

   Это не имеет ровным счетом никакого значения, устало думала Лиана, потому что он меня не любит. Но как объяснить это ребенку? Надо придумать другую причину.

   – Помнишь, мы сидели на лестнице, и я рассказала тебе о своей боли? Так вот, боль не исчезла, по крайней мере, не совсем, и пока она не утихнет, пока я не решу, как жить дальше, я нигде надолго не задержусь. Понимаешь?

   – Значит, когда-нибудь ты вернешься? – с надеждой спросил Саймон.

   – Не знаю… Это трудно объяснить, но я попробую. Тебе, к примеру, нелегко удержаться от проказ, а я не могу жить без моря. Мне необходимо видеть его, ощущать его запах… – Рассеянно гладя Саймона по голове, Лиана чувствовала себя виноватой, оттого что приходится лгать, но другого выхода не находила. – Но мы можем остаться друзьями, – поспешно добавила она. – Переписываться, даже ездить друг к другу в гости.

   – Но я хочу, чтобы ты жила здесь!

   – Увы, это невозможно. – Мягко отстранив мальчика, она улыбнулась, заглянув в его расстроенное лицо. – Вообще-то я пока не уехала. Какое-то время еще побуду у вас.

   – Месяц?

   – Нет, – грустно ответила она, – не так долго. – Только до возвращения твоего отца, мысленно добавила она. Сейчас не время говорить об этом: ребенок очень страдает, чувствует себя брошенным и одиноким. – Эй, выше нос. Давай сыграем в слова.

   Ей удалось переключить его внимание.

   – Нет уж. Ты всегда выигрываешь. Может, лучше в триктрак?

   – Согласна. Чур, я начинаю.


   В день праздника Джед не вернулся. Звонок от него раздался в ту минуту, когда Лиана уже собиралась выходить из дома.

   – Я застрял на железной дороге, – сердито начал он. – Авиарейсы из Бирмингема отменили из-за забастовки работников багажной службы. Вертолеты тоже не летают…

   – Вертолеты? – растерянно пролепетала Лиана, словно впервые слышала о подобном средстве передвижения.

   – Ну да! Я решил добраться поездом до Манчестера, а там пересесть на самолет. И что же? Поезд торчит на запасном пути, потому что какой-то идиот разобрал рельсы! Ждем ремонтную бригаду. Проклятье!

   Связь прервалась. Положив трубку, Лиана взглянула на часы – до начала соревнований оставалось всего двадцать минут! Она нервно забарабанила пальцами по столу и, как только телефон снова зазвонил, схватила трубку.

   – Разъединили, – буркнул Джед.

   – Откуда ты звонишь? – недоуменно начала Лиана. – Ты же сказал, что поезд стоит на запасном пути.

   – Что? – не понял Джед. – Позаимствовал радиотелефон у соседа по купе. – Он вздохнул и продолжал уже спокойнее: – Объяснишь Саймону, почему я задерживаюсь?

   – Да, конечно.

   – Если повезет, и аварию быстро ликвидируют, я, возможно, успею к концу соревнований, хотя, скорее всего, вряд ли. Выдаю желаемое за действительное, как говорится. Так объяснишь Саймону, что я не нарочно?

   – Конечно, не беспокойся… – начала она, но Джед уже отключился. Положив трубку, Лиана схватила сумочку и побежала в школу. Бедный Саймон. Бедный Джед. Богатство не всегда способно облегчить жизнь.

   Когда она добралась до школы, бег в мешках уже начался. Саймон плелся позади всех и даже не старался догнать остальных. По его лицу Лиана поняла, что ему все равно, и сердце у нее упало. Заметив ее, мальчик завертел головой в поисках отца.

   – Папа пришел? – крикнул он. Лиана отрицательно покачала головой. Саймон скривился от разочарования и злости, сошел с беговой дорожки и вернулся к ребятам из своего класса прежде, чем Лиана успела подойти.

   В беге с препятствиями он вообще отказался участвовать и, сидя на скамейке, корчил гримасы на потеху приятелям. Когда забег кончился, учитель что-то ему сказал. Саймон выслушал его с безучастным видом и ничего не ответил. Не в силах вынести это зрелище, Лиана нырнула под канат, отделявший спортивную площадку от зрителей, побежала к скамейке, схватила Саймона за руку и заглянула ему в глаза.

   – Извини, я опоздала, говорила по телефону с твоим отцом. Он не смог улететь на самолете – все рейсы отменили – и поехал поездом, но кто-то разобрал рельсы…

   – Ну да, понятно, – презрительно усмехнулся мальчик.

   – Да, разобрал рельсы, – упрямо повторила Лиана. – Знаю, звучит нелепо, но это правда. Твой отец не лжет, он действительно хотел попасть на праздник. Ты же сам знаешь, верно? – настаивала она.

   Вместо ответа он молча смотрел на нее, стиснув зубы и упрямо выпятив подбородок.

   – Зато я здесь, – мягко сказала Лиана, – и я не хочу, чтобы мой друг пришел к финишу последним. – Она улыбнулась и погладила его по щеке. – Такое иногда случается, Саймон. Никто не виноват. Так что постарайся выиграть следующий забег, ладно? Докажи, что ты не хуже других.

   Мальчик стоял, опустив глаза, и Лиана поняла, что больше ничего не может сделать, порывисто обняла его и тут же отпустила. Не глядя на нее, он зашагал к друзьям.

   Бедняжка… Со вздохом Лиана вернулась на трибуну для зрителей.

   – Ваш ребенок плохо себя чувствует? – поинтересовалась какая-то женщина.

   – Что? Нет, все в порядке, просто расстроился из-за того, что отец задержался и не смог прийти.

   – Вот как… – В ее тоне ясно слышалось: «И всего-то!»

   Раздраженно покосившись на нее, Лиана прошла дальше.

   Саймон пришел к финишу вторым и сразу же побежал переодеваться, прежде чем Лиана успела предупредить, что будет ждать у столиков с угощением. Она простояла на самом солнцепеке полчаса, не сводя глаз с двери, за которой скрылся Саймон. Дольше ждать бессмысленно. Мальчишки не тратят столько времени на переодевание. Может, заболтался с приятелями? Лиана покачала головой, толкнула дверь и заглянула внутрь. Длинный коридор был пуст.

   – Вам помочь?

   Обернувшись, Лиана с облегчением узнала одного из учителей.

   – Я ищу Саймона Лоу. Он зашел сюда полчаса назад.

   – Подождите, я посмотрю. – Он скрылся в лабиринте комнат и минут через пять вернулся. – Похоже, он уже давно ушел вместе с Питером Янгом.

   – Хорошо, спасибо. – С принужденной улыбкой Лиана выбежала из раздевалки, обогнула здание школы и поспешила домой.

   Спортивная сумка Саймона валялась на кухонном столе. Значит, он заходил, однако сейчас его нигде не видно. Хорошего понемножку, Саймон выразил свой протест, и хватит, подумала Лиана. Выйдя в сад, она заслонила глаза от солнца и огляделась. Может, он в сарае? Лиана зашагала к сараю, открыла дверь. Там не было ни мальчика, ни недостроенного шалаша. Куда теперь? В лес? Да, скорее всего, он там. Или оставить его в покое? Пусть дуется, если хочет.

   Нет, решила она, так не годится. С сомнением взглянула на свою светлую юбку, которую надела на праздник. М-да, не самая подходящая одежда для прогулок по лесу. Может, пойти переодеться? Некогда, она уже и так потеряла понапрасну массу времени. Махнув рукой, Лиана зашагала к лесу. Босоножки она сняла и пошла вдоль реки босиком. Спустя некоторое время наклонилась, чтобы снова обуться, и тут услышала отчаянный крик. Она напрягла слух и огляделась. Впереди виднелась небольшая рощица, окруженная кустарником. Похоже, крик донесся оттуда. В эту секунду кто-то снова закричал. Лиане стало дурно: это голос ребенка, причем очень испуганного. Забыв о босоножках – некогда с ними возиться! – она подобрала юбку повыше и побежала.

   Внезапная догадка осенила ее. Какой, к черту, шалаш? Плот – вот что решил соорудить Саймон! Лиана, ты просто дура… Картина, представившаяся ее глазам, повергла ее в ужас: посреди реки покачивается кое-как сколоченный плот, рассыпающийся на глазах; от него тянется веревка к дереву на берегу, а на плоту двое испуганных мальчишек цепляются за разъезжающиеся доски. Лиана побежала быстрее, схватилась за веревку и крикнула:

   – Держитесь крепче, я попробую подтащить плот к берегу!

   Она уперлась ногами в землю и потянула веревку на себя. Не торопись, осторожнее: как бы это полузатонувшее сооружение не развалилось окончательно. И тут раздался оглушительный треск. О Боже!

   С расширенными от ужаса глазами Питер вцепился в доску, медленно отделившуюся от остальных, Саймон одной рукой держался за нее, а другой – за рубашку приятеля.

   – Питер не умеет плавать! – завопил он.

   И я тоже не умею, пронеслось в голове у Лианы. Тогда учись прямо сейчас, Лиана! Подоткнув юбку как можно выше для большей свободы движений, она спустилась вниз по склону и, не выпуская из руки веревку – чтобы не потерять равновесия, – зашла в воду как можно дальше. Увы, дотянуться до мальчиков она не сумела. И вдруг, к ее огромному облегчению, на противоположном берегу появился Джед. Скинув туфли, он бросился в воду, схватил обоих мальчиков, толкнул Питера к Лиане, а сам подтянул к себе доску, за которую цеплялся Саймон, сгреб сына в охапку и вынес на берег.

   Продолжая держаться за веревку, Лиана прижала к себе Питера свободной рукой, который прильнул к ней, как испуганный котенок, с трудом повернулась и двинулась по неровному дну к берегу. Нагрузка для руки оказалась слишком велика, и, когда Лиана наконец отпустила Питера, что-то хрустнуло у нее в спине. Страшная боль пронзила позвоночник. Лиана охнула и застыла на месте. Как в тумане она видела, что Джед помог Питеру вылезти на берег, но не сознавала ничего, кроме боли.

   – Как ты могла? – заорал Джед. – О Господи, как ты могла? – Он не помнил себя от ярости. – Я же доверился тебе! – Схватив обоих мальчиков, он зашагал прочь, оставив ее по пояс в воде, пахнущей тиной.

   Ужас сковал Лиану. Неужели она нанесла себе непоправимый вред и останется калекой на всю жизнь? Кое-как она выбралась из воды, не выпуская из рук веревку, доковыляла до дерева и застыла, не в силах пошевелиться: волны боли перекатывались по всему телу, от шеи до щиколоток. Господи, молилась она, избавь меня от страданий…

   Она не знала, сколько времени простояла без движения, уткнувшись лицом в шершавый ствол. Казалось, прошла целая вечность. Надо двигаться, дойти до дома, позвать на помощь. Открыв глаза, преодолевая дурноту, она смотрела перед собой. Несмотря на свое состояние, она необыкновенно остро чувствовала, как солнце пригревает спину, слышала щебетанье птиц, видела каждый листочек, шелестящий под легким ветерком. Двигаться не хотелось, даже подумать об этом страшно. Если бы можно было перенестись вон до тех кустов, вон до того дерева…

   Оторвавшись от ствола, Лиана сделала первый шаг и вскрикнула. О Боже… Она слегка согнулась – ага, так немного легче, незначительно, но все же… Если не отрывать ступни от земли и осторожно скользить вперед, как на лыжах, может, и удастся дойти до цели.

   Шаркая ногами, как столетняя старуха, Лиана доковыляла до кустарника, потом до следующего дерева, еще одного… Стиснув зубы, стараясь ни о чем не думать, кроме необходимости двигаться, она прошла мимо своих брошенных босоножек; схватившись за веревку, которую Саймон привязал к дереву, перебралась через ручей. И в течение мучительно долгого путешествия представляла себе дом, свою комнату, кровать, на которой она растянется. Медленно, очень медленно она добрела до кухни, пересекла холл; держась за перила, поднялась наверх.

   Ей пришлось вслух отдавать себе команды. Возьми в шкафчике болеутоляющее лекарство, которое принимала раньше. Иди в ванную, проглоти таблетки, пусти горячую воду, разденься. Собрав все силы, она легла в ванну, вытянулась, закрыла глаза и стала молиться.

   Боже, прошу тебя, не дай мне умереть, облегчи мою боль, Господи… Я не хочу быть калекой, несчастным инвалидом, прикованным к постели. Превозмогая боль, в ожидании, пока подействует лекарство, Лиана попыталась расслабить мышцы. До ее слуха донеслись сердитые голоса Джеда и Саймона.

   – Но ты не приехал! – кричал мальчик.

   – Это не повод подвергать себя смертельной опасности! – возражал отец. – Я же попросил Лиану все объяснить. Она объяснила?

   – Нет!

   Зачем ты так, Саймон, не надо лгать, огорчилась Лиана. Понятно, что в мальчике говорят страх и злость, он смертельно обиделся и запутался, но Джед в его нынешнем настроении вряд ли поймет сына. В глазах у нее потемнело. Сознание постепенно покидало ее. Пытаясь справиться с дурнотой, она глубоко вздохнула. Наверно, не следовало ложиться в такую горячую воду и принимать четыре таблетки, достаточно было бы и двух…

   В полуобморочном состоянии она пошарила рукой по дну, вытащила затычку, медленно встала на колени, перевалилась через край ванны и, опустив голову, села на него. Потянулась за полотенцем, кое-как вытерлась, держась одной рукой за ванну, потом потащилась к выходу, сняла с крючка халат, накинула его, толкнула дверь и, прислонившись к косяку, взглянула на кровать. Как далеко… Дверь спальни распахнулась, на пороге возник Джед. От неожиданности Лиана вздрогнула.

   – Почему ты так поступила? – набросился он на нее. – Назло мне? Или ты не знаешь, что такое сочувствие, сострадание? Собственные проблемы заслонили весь мир? На других тебе наплевать? Они же дети! – кричал он, подходя к ней. – Им по девять лет! Ты нарочно подвергла их опасности? Почему? Потому что сама не могла участвовать в своих гонках, будь они прокляты? Ты чуть не утопила моего сына! – орал он. – Даже помогла ему построить этот чертов плот!

   Не сводя с него глаз, покрывшись холодным потом, Лиана почти ничего не слышала, едва понимала смысл его слов. Только когда Джед схватил ее за воротник халата и начал трясти, она тихо застонала.

   – Ты даже не потрудилась объяснить Саймону, почему я задержался. Я же просил передать… – Он осекся и вгляделся в ее белое как мел лицо. Казалось, только сейчас до него дошло, в каком она состоянии. – В чем дело? – сердито буркнул он, похоже решив, что она притворяется, пытается разжалобить своего мучителя. Ответа не последовало, и Джед не на шутку встревожился. – Лиана?

   Не в силах вымолвить ни слова, она лишь протянула к кровати руку, со стоном покачнулась и неминуемо упала бы, если бы Джед не поддержал ее.

   – О Господи… – Он помог ей добраться до кровати и лечь.

   Закрыв глаза, она прерывисто вздохнула.

   – Доктор Грегори… – чуть слышно пробормотала она. – Портсмутская больница. Скажи ему… моя спина…

   Как сквозь сон она слышала удаляющиеся шаги Джеда. Он сбежал по лестнице, через минуту тихо звякнул телефон – Джед поднял внизу трубку, – а потом все растворилось в океане невыносимой боли. Кто-то настойчиво спрашивал, сколько таблеток она приняла. Кажется, ей удалось что-то ответить. Потом ее уложили на носилки, понесли вниз. Позже смутно припомнилось, что раздался какой-то шум, носилки тряхнуло – она потеряла сознание и очнулась уже в больнице. Она лежала на кровати, над ней склонился доктор Грегори.

   – Вы повели себя не очень разумно, мисс Грейсон, – укоризненно сказал он. – Мы сделали рентген и выяснили, в чем дело. Через два часа я буду вас оперировать. Согласны?

   – Да, – прошептала Лиана.

   Он кивнул и с улыбкой добавил:

   – Вам повезло, у вас богатые друзья. Обычным порядком вы попали бы к нам гораздо позже. Наверно, вы понятия не имеете, о чем я говорю, правда?

   – Да…

   – Джед Лоу нанял вертолет, чтобы доставить вас в клинику. Оплатил отдельную палату, мои услуги. И все это не выходя из дома, – с восхищением произнес врач.

   – Его нет здесь?

   – Здесь? Нет… А должен быть?

   – Не должен, – устало сказала Лиана.

   – Двух часов вам хватит, чтобы подготовиться?

   – Хватит. Что со мной случилось?

   – Как бы объяснить попонятнее… В общем, произошло смещение диска, который уже был ранее поврежден. Сейчас он давит на некоторые нервы – отсюда и боль. Операция связана с определенным риском – это неизбежно, когда приходится оперировать позвоночник, – но я делал их не раз и без ложной скромности признаюсь, – добавил он с улыбкой, – со стопроцентным успехом.

   – А если я откажусь?

   – Боль будет вашим постоянным спутником, моя дорогая.

   – После операции мне станет лучше? Я обрету прежнюю силу?

   – Ну, штангист из вас не получится, – усмехнулся он. – Вы сможете вести нормальную жизнь, но от чрезмерных нагрузок придется отказаться. При благоприятном исходе вы будете прыгать, бегать, танцевать. Но не поднимать штангу.

   – Понятно. – С усилием улыбнувшись, Лиана подписала необходимые документы. – Спасибо вам, доктор.

   – Вам придется добиться известности в другой области, – добродушно заметил Грегори. – Например, в литературе или фотографии. Вы умная женщина, Лиана, попробуйте сделать ставку не на мускулы, а на свой ум. Подумайте хорошенько, ладно? Скоро придет медсестра и подготовит вас к операции. До скорой встречи.


   На следующее утро, когда Лиана открыла глаза, ей понадобилось несколько секунд, чтобы сориентироваться, вспомнить все, что случилось. Ее мучила жажда. Она лежала на боку в чем-то похожем на клетку. Ну да, кто-то велел ей не двигаться, не переворачиваться на спину, смутно припомнила Лиана. Наверно, клетка предназначена для того, чтобы помочь ей в этом. С некоторым опозданием она сделала еще одно открытие: ужасная боль исчезла! Спина ныла, но ничего похожего на вчерашние страдания! Закрыв глаза, Лиана снова погрузилась в сон.

   Первая неделя пребывания в больнице тянулась невыносимо медленно. Ее не навещали, потому что никто не знал, что она здесь. Кроме Джеда, конечно. Саймон прислал открытку и записку от Мэри с пожеланиями скорейшего выздоровления. Кроме того, она получила по почте свой чемодан. Ей было скучно и одиноко, жалость к себе одолевала ее, несмотря на все попытки бодриться. Сначала Дэвид, потом несчастный случай, необходимость отказаться от любимого занятия, потом Джед… И все это обрушилось на нее в течение последних месяцев. Не везет так не везет… Какая-то сплошная черная полоса. Неужели кто-то там наверху подает ей знак?

   Медсестры были внимательны и заботливы, но у них не хватало времени просто поболтать о том о сем, поэтому Лиана почти все время смотрела телевизор. Бесконечные «мыльные оперы», передачи по садоводству, кулинарии, интервью с богатыми и знаменитыми. С каким-то болезненным интересом она посмотрела старт кругосветных гонок на яхтах. Неизвестно, что больше терзало ее в этот момент: мысли о Дэвиде, Джеде Лоу или сожаления о своей физической беспомощности.

   За два дня до выписки из больницы к Лиане явился неожиданный посетитель: Саймон. Он робко вошел в палату, на его лице застыло выражение неуверенности.

   – Лиана? – прошептал он.

   Глядя на мальчика, Лиана почувствовала, что глаза наполняются слезами. Как же она по нему соскучилась! С радостной улыбкой она протянула руки.

   – Саймон, какой чудесный сюрприз!

   Притворив за собой дверь, он бросился к Лиане. Наверно, Джед все еще сердится на нее и потому ждет сына в коридоре.

   – Я приехал на поезде, – с гордостью заявил Саймон.

   – В самом деле? – удивилась Лиана. Она не сразу отметила, что он сказал «я», а не «мы». – Разве папа не с тобой? – озабоченно нахмурилась она.

   – Нет. – Мальчик багрово покраснел, сжал зубы и, помолчав, выпалил: – Он и слышать об этом не хотел, поэтому я приехал один.

   – Что?! – ужаснулась Лиана. – Ах, Саймон, он же с ума сойдет!

   – Ну и пусть! Он сообщил, что ты заболела, а когда я захотел навестить тебя, отказался меня отвезти.

   – Но как ты нашел больницу?

   – По карте! – усмехнулся Саймон. – Адрес я знал, ведь я послал тебе открытку, а Мэри помогла мне найти Портсмут на карте.

   – Она знает, что ты уехал?

   – Нет, – снисходительно возразил он. – Я просто сказал ей, что хочу знать, где находится больница.

   – Ах, Саймон, – беспомощно пролепетала Лиана. – Я рада тебя видеть, ты молодец, что решил навестить меня, но мы должны немедленно связаться с твоим отцом. Позволь мне попросить медсестру позвонить ему и сообщить, что… с тобой все в порядке, – неловко заключила она.

   В эту секунду дверь распахнулась, и в палату ворвался Джед Лоу собственной персоной! Заметив его бледность и сердитый блеск глаз, Лиана ободряюще сжала руку мальчика.

   Не сводя глаз с сына, словно желая убедиться, что тот в порядке, Джед привалился к стене и облегченно вздохнул.

   – Ты должен был разрешить мне проведать Лиану! – с вызовом крикнул Саймон.

   – Да, – спокойно подтвердил Джед. – Извини, я был очень зол.

   – Я приехал поездом, – прошептал мальчик, глядя на отца. – Пришлось делать пересадку.

   – Ах, Саймон… – Протянув руки, Джед порывисто обнял сына, и тот крепко прижался к нему. Овладев собой, Джед покосился на Лиану. – Как ты себя чувствуешь? – ровным голосом спросил он, но в его тоне ясно слышалось невысказанное обвинение: из-за нее у него снова нелады с сыном.

   – Нормально.

   Джед кивнул и отпустил Саймона.

   – Я подожду в коридоре.

   – Ты не останешься? – умоляюще спросил тот.

   – Нет, не хочу.

   Он вышел из палаты. Саймон с озадаченным видом подошел к кровати.

   – Почему он на тебя сердится?

   – Потому что я виновата в том, что ты построил плот.

   – Но ты тут ни при чем!

   – Нет, при чем. Мне следовало сообразить, что вы с Питером задумали сделать плот, а не шалаш. А потом, когда плот развалился, я не смогла тебя спасти. Не появись там твой отец… – Лиана содрогнулась. Если бы Джед не подоспел вовремя, мальчики могли бы утонуть. Страшно подумать…

   – Все было бы в порядке, – неуверенно буркнул Саймон. – Ты бы нас вытащила.

   – Нет, – покачала она головой. – Видишь ли, я не умею плавать.

   – Не умеешь плавать?

   – Нет. – Прогнав мучительные воспоминания, Лиана с трудом улыбнулась: – Не думай больше об этом, расскажи лучше, чем ты занимался в последнее время.

   Следующие полчаса Саймон с воодушевлением рассказывал ей о своих путешествиях с отцом.

   – Мы были в Лондоне, папа катал меня на лодке по озеру в большом парке.

   – В самом деле?

   – Ага. Правда, у него плохо получалось. Мы все время плавали по кругу, – засмеялся мальчик, но тут же посерьезнел. – Жалко, что тебя с нами не было.

   – Мне тоже жаль. – Она убрала с его лба непокорные вихры. Волосы как у отца… Она вздохнула: – Пожалуй, тебе не следует задерживаться, твоему отцу, наверно, уже надоело ждать.

   – Да, – смущенно согласился Саймон. – Можно я еще приеду?

   – Только не один. Обещаешь?

   Мальчик кивнул, потом вдруг наклонился и неловко чмокнул ее в щеку. Залившись краской, он выскочил в коридор и тихонько притворил за собой дверь.

   Тронутая до глубины души, Лиана устало откинулась на подушки и расплакалась. И все же мысленным взором она видела не Саймона, а его отца. Вспоминала, как он выглядел, во что был одет… и какое у него было лицо, когда он появился в палате. Забудь о нем, Лиана, приказала она себе. Потянувшись к звонку, она вызвала медсестру и попросила принести телефон. Надо позвонить отцу, рассказать о случившемся, попросить разрешения пожить у него некоторое время.

   – А как ты доберешься? – забеспокоился отец.

   – Поездом…

   – Ни в коем случае! Я за тобой заеду!

   Однако все получилось иначе. Вечером он позвонил и сообщил дочери, что его приятель Джем Трусон собирается завтра в Саутхемптон и предлагает заехать за Лианой. Та договорилась с администрацией больницы, чтобы ее выписали на день раньше, и к назначенному часу уже ждала Джема в вестибюле. Трусон не отличался разговорчивостью, что ее вполне устраивало. За всю дорогу они перекинулись лишь несколькими словами.

   К дому отца они подъехали вечером, когда солнце уже клонилось к горизонту. Холм с россыпью небольших коттеджей остался позади, впереди расстилалась необъятная морская гладь. Глядя на увитые цветущим плющом стены дома, на свежевыкрашенные железные ворота, Лиана чуть не расплакалась. Милый папа… Так он говорит ей «Добро пожаловать». С тех пор как он поселился здесь, он неизменно красил ворота к ее приезду. Лиана попросила Джема поставить ее чемодан у входа, поблагодарила и выбралась из машины. Пройдя несколько ярдов до обрыва, взглянула на море, полной грудью вдохнула свежий терпкий воздух. Покой и радость снизошли на ее измученную душу. Какое счастье снова почувствовать на языке соленые брызги, подставить лицо ветру, услышать крики чаек… Наконец-то она дома.

   Сзади послышался скрип двери. Лиана повернулась и бросилась навстречу высокому седому мужчине с загорелым, обветренным лицом и серыми глазами – такими же, как у дочери. Они стояли, разделенные свежевыкрашенной оградой, и молча улыбались друг другу. Потом Ник Грейсон отодвинул задвижку и обнял дочь.

   – Добро пожаловать домой, дорогая.

   – Спасибо, папа, – охрипшим голосом ответила Лиана.

   После ужина Лиана подробно рассказала отцу обо всем, что случилось с тех пор, как они не виделись, и отправилась погулять на мыс. Заходить далеко она не собиралась. Просто ей хотелось побыть одной, поразмыслить над своей судьбой, забыть прошлое и решить, как жить дальше.

   Вернулась она с другой стороны дома и прошла через сад. Войдя в гостиную, она застыла на месте. В обитом вощеным ситцем кресле сидел Джед Лоу!

   – Привет, Лиана, – поднимаясь, поздоровался он, как ни в чем не бывало.

   Только что она твердила себе, что все кончено, и они никогда больше не увидятся, – и… вот он, пожалуйста! Как же это вынести?

   – Что ты здесь делаешь? – заикаясь, спросила она.

   – Жду тебя. Твой отец пошел с Саймоном к причалу.

   – Вот как… – неловко пробормотала она. – Как Саймон?

   – Чувствует себя виноватым и очень переживает. Почему ты не научилась плавать?

   – Что? – не поняла Лиана.

   – По дороге домой из больницы у нас был долгий разговор… Тебе не вредно стоять? – озабоченно спросил Джед. – Иди сюда, садись. – Положив подушку в изголовье дивана, он усадил Лиану с такой осторожностью, словно она была инвалидом.

   Устроившись поудобнее, она подняла на него глаза.

   – Долгий разговор? – беспомощно пролепетала она.

   – Да. – Джед сел рядом, подался вперед, уперся локтями в колени. Знакомая поза… воскресившая в памяти Лианы ушедшие дни. – Саймон рассказал о сейфе, о плоте, о празднике. Я был кругом не прав, да? – Он взял ее за руку, погладил дрожащие пальцы и негромко продолжал: – Последняя неделя, перед тем как ты попала в больницу, запомнится мне надолго. Такой путаницы и неразберихи не было никогда. Все шло вкривь и вкось. Пропадали документы, раздавались странные телефонные звонки…

   – Я не говорила с Брайаном Хейгом, – упрямо заявила Лиана.

   Джед поднял голову, внимательно взглянул на нее.

   – Знаю. Мисс Джентл просветила меня насчет Хедер. Оказывается, ее не раз уличали во лжи. Она преследовала одну-единственную цель…

   – Хотела поймать тебя в свои сети?

   – Похоже на то. Во всяком случае, так считает мисс Джентл. Когда она спросила, что со мной происходит, я был так зол, что все ей выложил и о телефонных звонках, и о происшествии на реке и так далее. Ее реакция явилась для меня полной неожиданностью: она обозвала меня дураком. Тебя она видела лишь однажды, но сразу поняла, что ты за человек. – Джед хмыкнул. – Помнишь, что она тебе сказала?

   – «Вы подходите», – слабым голосом процитировала Лиана.

   – Верно. Подходишь мне, вот что она имела в виду.

   – Тебе? – эхом отозвалась Лиана.

   – Да.

   Но он же ее не любит! Не следует об этом забывать.

   – А как же Хедер?

   – Я ее уволил. Прости меня, – с трудом выговорил Джед.

   – Я не сержусь. Неудивительно, что ты встал на ее сторону. Должна признать, история с телефоном прозвучала не особенно убедительно.

   – Да уж, – усмехнулся Джед.

   – А еще раньше ты решил, что я рылась в твоем сейфе.

   – Верно.

   – Кто такой Брайан Хейг? – поинтересовалась Лиана, чтобы уйти от опасной темы.

   – Один из наших главных клиентов, основных заказчиков «Лоу Энджиниринг». Мне стоило большого труда убедить его не порывать с нами, и когда я уже полагал, что добился успеха, он позвонил…

   – И тебе пришлось срочно выехать в Бирмингем?

   – Мм… Лиана, ты не поверишь, каких усилий мне стоило вернуть его расположение. Кошмар! Мне не терпелось поскорее покончить с этим делом, успеть на спортивный праздник, побыть с сыном и вообще заняться собственной жизнью. Я был страшно зол и разочарован, считал тебя лгуньей, чуть с ума не сошел от ярости, когда Хейг отказался со мной встретиться. Позже встреча все же состоялась, но неприятности продолжали меня преследовать: авиарейсы из Бирмингема отменили, вертолет достать не удалось. В довершение всего какой-то мерзавец разобрал рельсы на железной дороге…

   Я чувствовал полную беспомощность, ничего не мог сделать. Сознание этого доводило меня до безумия. Чуть не силой я отобрал у попутчика радиотелефон, накричал на тебя, потом позвонил бесценной мисс Джентл – она определенно заслуживает прибавки к жалованью! – поднял ее с постели и приказал во что бы то ни стало раздобыть мне вертолет!

   Слава Богу, ей это удалось. Я примчался домой как раз в ту минуту, когда ты подтаскивала плот к берегу. Я пришел к выводу, что ты нарушила мой запрет и разрешила Саймону участвовать в гонках скаутов. Я бросился к реке, собираясь сказать все, что я о тебе думаю, и, к своему ужасу, увидел, что плот разваливается на части. Питер барахтался в воде, Саймон пытался удержать его, а ты бродила по берегу, подоткнув юбку, и даже не старалась спасти мальчишек…

   – Я не умею плавать, – вставила Лиана с несчастным видом. – Господи, неужели ты думаешь, я не понимаю, в каком состоянии ты был в ту минуту? Мне до сих пор кошмары снятся. Если бы ты не появился… я убеждаю себя, что прыгнула бы в воду. Наверно, я бы так и поступила… но чем бы это кончилось?

   – Но почему ты не умеешь плавать? – удивился Джед. – Ты же занималась парусным спортом, всю жизнь провела в море.

   Лиана усмехнулась.

   – Я не знаю ни одного моряка, умеющего плавать. Возможно, такие и встречаются, но я с ними незнакома.

   – Но разве правила проведения гонок этого не требуют?

   – Нет. Мы даже не обязаны носить спасательные жилеты. Странно, правда?

   – Это просто безумие!

   – Да нет, – возразила она. – Если, находясь в открытом море, человек падает за борт, шансы на спасение минимальны. Его никогда не найдут, разве что на море полный штиль, что бывает крайне редко. Куда плыть посреди океана? В конце концов, все равно выбьешься из сил и утонешь, так зачем продлевать мучения? Когда умеешь плавать, автоматически пытаешься спастись. Срабатывает инстинкт самосохранения. Однако это совершенно бессмысленно. Лучше сразу пойти ко дну и не мучиться понапрасну. Не смотри на меня с таким ужасом. Аварии на море чрезвычайно редки.

   – В самом деле? – спросил Джед. Что-то в выражении его лица заставило Лиану насторожиться. – Моя жена тоже не умела плавать, – чуть слышно добавил он.

   – И утонула? – догадалась Лиана.

   – Да. Ее яхта перевернулась и пошла ко дну. Увидев, как Саймон барахтается в воде, я испугался, что потеряю и его.

   – О Джед… Вот почему ты запретил ему участвовать в гонках на плотах. Несмотря на то, что он умеет плавать.

   – Верно. Возможно, это глупо. Возможно, напрасно я так опекаю сына, но я не переживу, если с ним что-нибудь случится. Забрав Саймона, я ушел и оставил тебя в ужасном состоянии, – продолжал он, видимо решив избавиться и от других мучительных видений. – Как тебе удалось добраться до дома?

   – С большим трудом, – еле слышно призналась Лиана. Вспомнив свое долгое путешествие, она содрогнулась. – Даже думать об этом не хочу! Никто не может винить меня больше, чем я сама. Мне следовало догадаться, что ребята задумали соорудить плот, а не шалаш.

   – Возможно, но меня это не оправдывает. Слишком я скор на выводы. Насчет всего. Хотя почему, черт возьми, ты ничего не объяснила… ни эпизод с сейфом, ни историю с плотом.

   – Потому что не люблю оправдываться, – натянуто улыбнулась Лиана. – И еще потому, что в тот момент не могла примириться со своим положением. Я всегда была ведущей, а не ведомой, сама управляла собственной жизнью. Твое отношение ко мне как к ровеснице Саймона раздражало меня до крайности. Терпеть не могу, когда мною помыкают.

   Объяснение не совсем искреннее, но звучит вполне приемлемо, мысленно добавила Лиана. Не могу же я признаться, что его несправедливые обвинения не имеют особого значения. Гораздо важнее другое: он меня не любит.

   – Понятно. Ты очень уверена в себе, правда? – усмехнулся Джед. – В первый день нашего знакомства ты сидела у меня в кабинете с таким брезгливым видом, словно там пахло какой-то гадостью, а на меня смотрела как на полное ничтожество, чем чрезвычайно меня заинтриговала.

   – Настолько, что ты принялся убеждать меня остаться.

   – Мм…

   – Интересно, как бы все обернулось, если бы мне понравилась миссис Попплвелл, – пробормотала Лиана. Джед продолжал перебирать ее пальцы, и ей было трудно сосредоточиться.

   – О, полагаю, я бы что-нибудь придумал. – Отпустив ее руку, он нежно погладил ее по щеке. – Прости меня, Лиана. Я вел себя как последний идиот. Обидел и тебя, и Саймона.

   Подавив дрожь, пронзившую ее тело от его прикосновения, она опустила глаза, опасаясь, что он прочтет в них желание поцеловать его в ладонь, положить голову ему на плечо.

   – А как ты должен был себя вести, – охрипшим голосом спросила она, – если перестал мне доверять?

   – Я должен был во всем спокойно разобраться, – заметил он. – О Господи, как же я испугался, обнаружив исчезновение сына!

   – Представляю, – кивнула Лиана, – и наверняка решил, что это моя вина.

   – Скажи на милость, почему я даже не заподозрил, что он способен на такой поступок? – воскликнул Джед, пропустив ее реплику мимо ушей. – Это же надо – пуститься в такую даль, пересаживаться с поезда на поезд… невероятно! Согласись, у меня необыкновенный сын.

   – Это уж точно. И к тому же очень добрый. Саймон прислал мне открытку. Ты знал об этом?

   – Знал, – тихо ответил Джед. – Он гораздо лучше, чем его отец.

   Боясь, что разговор примет опасный оборот, Лиана поспешно спросила:

   – Где он взял деньги на билет?

   – Из своей копилки. – Вздохнув, Джед встал. – Ладно, я, пожалуй, пойду. Мне еще надо где-то устроиться на ночь.

   – Конечно…

   Казалось, он смущен и не знает, что сказать. Лиана тоже не находила слов. Слава Богу, в эту минуту хлопнула входная дверь, послышались голоса Саймона и ее отца.

   – Так я пойду?

   – Да, до свиданья.

   Резко повернувшись, Джед размашистой походкой вышел в холл навстречу сыну.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

   – В это время года трудно найти свободный номер в гостинице, – донесся до слуха Лианы голос отца. – Отпускной сезон в самом разгаре.

   Джед что-то ответил, но слов она не разобрала. Снова заговорил отец, и Лиана в отчаянии закрыла глаза.

   – Почему бы вам не остаться у нас? Места всем хватит. Мы будем очень рады.

   Ах, отец, только не это! Понятно, он проявляет гостеприимство ради нее, думает, что помогает дочери. Зря она поведала ему о своих чувствах к Джеду…

   – Тогда вопрос решен, – довольно сказал отец. – Саймон, помоги папе принести чемоданы.

   Чемоданы? – удивилась Лиана. Разве они приехали не на один день? Когда отец, слегка смущенный, вошел в гостиную, она бросила на него укоризненный взгляд.

   – Зачем ты их пригласил? И как долго они здесь пробудут?

   – Ты недовольна, дорогая? – заколебался тот. – Джед к тебе хорошо относится…

   – Папа, ради Бога!

   – Да-да, и теперь, когда вы помирились… ведь это так, правда?

   – Правда, – признала Лиана. – Но это ничего не меняет.

   – Не страшно, все образуется.

   – Ты у нас неисправимый оптимист… – пробормотала Лиана и отвернулась, услышав, что Джед и Саймон вошли в дом. Ничего не выйдет, это совершенно невозможно. Просто всем будет неловко, вот и все. – Пойду приготовлю им комнату.

   – Не беспокойся, я сам все сделаю, – поспешно предложил отец.

   Откинувшись на спинку дивана, Лиана поморщилась. Я не хочу, чтобы Джед жил в моем доме, думала она. То есть, конечно, хочу, но ведь нельзя заставить любить, не так ли? Насильно мил не будешь. Если бы Джед любил ее, он не стал бы шутить насчет того, что сказала мисс Джентл.

   – Ты расстроена, Лиана? – негромко спросил Джед, появляясь в дверях.

   Она вздрогнула и подняла глаза. Потом медленно покачала головой.

   – Нет, конечно, нет, – ответила она. Что еще сказать? Ее отцу ничего не оставалось. – Просто думала, вы приехали на один день.

   – Нет, у Саймона каникулы, они продлятся еще шесть недель, – объяснил он, входя в комнату. – Обстановка в лондонском офисе налаживается, мисс Джентл скоро поправится и приступит к работе, вот я и решил взять длительный отпуск. Мы оба решили, – подчеркнул он, – что неплохо было бы пожить у моря. И помириться с тобой… Так сказать, убить двух зайцев. – Он прервался, поскольку в гостиную вбежал Саймон. Лицо Джеда осветила мягкая улыбка. – Все в порядке?

   – Ага. Здесь так здорово! Привет, Лиана, – добавил мальчик немного скованно.

   – Здравствуй.

   – Все нормально? – пробормотал он, ни к кому конкретно не обращаясь.

   – Конечно, – заверила его Лиана. – Все хорошо.

   Покосившись на Лиану и увидев, что она улыбается, Саймон заулыбался в ответ и взглянул на отца.

   – Ник сказал, что я…

   – Ник? – со значением переспросил Джед.

   – Да, папа Лианы разрешил так его называть. Он говорит, что здесь много интересного. Железная дорога, деревня, лодки, бухты – полно всего!

   – В таком случае иди ложись спать пораньше, надо быть готовым к новым приключениям.

   – Папа, но… – запротестовал Саймон.

   – Никаких «но», уже одиннадцатый час.

   – Ладно, – сдался мальчик. – Спокойной ночи, Лиана, спокойной ночи, папа.

   – Спокойной ночи, – хором ответили те. Оставшись наедине с Джедом, Лиана потупилась и потрогала свои часики.

   – Какие у тебя планы? – наконец поинтересовалась она. – Хочешь пожить здесь?

   – Да.

   Подняв голову, она наткнулась на его испытующий взгляд и залилась краской.

   – Я не хочу…

   – Не продолжай, я понял, – перебил он.

   В замешательстве она раскрыла рот, чтобы спросить, что он имеет в виду, но он опередил ее:

   – Но друзьями-то мы можем остаться? Как раньше… Будем общаться, вместе радоваться жизни. Давненько я не отдыхал у моря.

   С натянутой улыбкой она шутливо заметила:

   – Мм… не могу себе представить. По-моему, отдыхать ты не умеешь.

   – Это верно, – так же тихо отозвался он. – И тем не менее…

   Тогда к чему все это? – подумала Лиана. Может, Джед приехал к ней из-за Саймона? Потому что его сын испытывает к ней симпатию?


   Следующие две недели не принесли ей душевного спокойствия. Джед относился к ней как к своей сестре, вернее, сестре Саймона, и все же порой… Разве не возникало между ними какое-то особое напряжение? Разве не казалось иногда, что он хочет в чем-то признаться? Или она выдает желаемое за действительное? Однако дружеские отношения все же лучше, чем равнодушие. В самом деле? Может, разумнее было бы расстаться навсегда?

   Физически Лиана немного окрепла: отдых на свежем воздухе, долгие прогулки помогли ей прийти в себя после операции. И если подчас ее томила тоска по недостижимому, она старалась подавить ее. Не следует желать того, чего никогда не получишь. Довольствуйся тем, что имеешь, убеждала себя Лиана, лежа с закрытыми глазами на теплом песке. В довершение всего Джед, Саймон и ее отец быстро подружились и находили тысячи тем для разговора. И Джед, и его сын, казалось, слегка расслабились, перестали спорить по пустякам и вообще прекрасно себя чувствовали, Джед, хоть и был миллионером, ничуть не тяготился простой жизнью на лоне природы. Лиана уговаривала себя, что дружба с ним вполне ее устраивает. Главное сейчас – набраться сил, восстановить здоровье. Но в глубине души она знала, что это ложь.

   С раннего утра все трое отправились на рыбалку со стариком Сэмом Тейлором. Лиана не ждала их раньше четырех часов. Теперь у нее есть семья, по крайней мере, приятно иногда помечтать об этом. Отец, муж и сын. С печальной улыбкой она представила себе, как сложилась бы их жизнь, если бы Джед ее любил. Тяга к морю, конечно, не исчезла – наверно, она сохранится навсегда, – но за последнее время немного притупилась, потеряла остроту. Теперь для счастья ей требовалось нечто совсем другое: Джед и его сын.

   Будь они одной семьей, она бы приготовила ужин к их возвращению, и они бы обрадовались, сели все вместе за стол и обсудили события дня. А потом Джед взял бы ее на прогулку, и они… Глупость какая… Желая отвлечься от смущающих мыслей, Лиана гибким движением поднялась на ноги – о перенесенной операции ей напомнило лишь легкое покалывание в спине, когда она надевала на купальник майку и шорты, – и направилась к дому. Через две недели, сказал доктор Грегори, она сможет вести нормальный образ жизни. Слава Богу, этот срок уже миновал.

   Часы пробили пять. Потом шесть. К половине седьмого Лиана испытала целую гамму эмоций – легкое беспокойство, тревогу, гнев – и пришла к выводу: что-то случилось. Неужели произошло несчастье? Воображение рисовало ей ужасные картины: взрыв на моторке, четыре тела поглощает морская пучина… Они отчаянно борются за жизнь… Нет! Но ведь ей лучше, чем другим, известно, каким суровым может быть море. Каким изощренно жестоким. И поскольку сама она больше не в состоянии бросить ему вызов, померяться силами, уж не решила ли стихия отнять у нее троих самых дорогих людей?

   Да, она любила их, страстно, отчаянно, – и вот, слишком поздно… Прекрати! Немедленно прекрати! Они живы и здоровы. В любую минуту войдут в дом, смеясь и перебрасываясь шутками, не думая ни о чем, кроме чудесного дня, проведенного в море. Кто дал им право подвергать ее таким страданиям? Как они посмели?

   Дрожащими руками Лиана поправила скатерть, разложила ножи и вилки. Не приготовь она ужин, они бы точно пришли вовремя. Лучше пролежала бы весь день на пляже – и ничего не случилось бы. Лиана судорожно скомкала одну из салфеток – даже салфетки достала, надо же! – швырнула на пол и побежала к входной двери, выскочила во двор, задержалась у ворот и обвела глазами набережную. Где же они?

   Семь часов, восемь… Лиана сбегала к причалу, потом побывала на мысе, снова вернулась к причалу. Набрала номер береговой охраны, но тут же положила трубку, не дождавшись ответа. Опять стала набирать номер – и тут услышала знакомые оживленные голоса и веселый смех. Долгие часы ожидания и тревоги переплавились в жгучую, ослепляющую ярость. Распахнув дверь, она вперила гневный взгляд в три фигуры, приближающиеся к дому по дорожке. Смеются и болтают так беззаботно, словно забыли о ее существовании.

   – У тебя такой вид… – начал Джед и осекся: Лиана бросилась в атаку.

   – Где вы были, черт побери? – закричала она. – Я чуть с ума не сошла! Сказали, что вернетесь в четыре. В четыре! А сейчас уже восемь!

   – Мы… – начал отец, но она его перебила:

   – Я тут нервничаю, места себе не нахожу, волнуюсь… Волнуюсь, – повторила Лиана, чтобы им было понятнее. – Но вам на меня наплевать. Вы являетесь с таким видом, словно забыли о времени. Словно мир вертится вокруг вас. Эгоисты! Как и все мужчины! Эгоисты до мозга костей! В общем, так, с меня хватит. Хватит! Больше я для вас ничего не буду делать. Ни за что! – Она вихрем понеслась наверх, влетела в свою комнату, заперлась на ключ, бросилась на кровать и зарыдала.

   – Что, попало? – подмигнул Ник Грейсон своим спутникам.

   Посмеиваясь и переглядываясь, провинившиеся на цыпочках вошли в дом. Однако вся их веселость исчезла, стоило им увидеть красиво накрытый стол, а заглянув на кухню, обнаружить салат, откупоренную бутылку вина и приготовленные для жарки на гриле бифштексы.

   Наплакавшись до боли в груди, Лиана перевернулась на спину и уставилась в потолок. Осторожный стук в дверь она игнорировала, на робкие просьбы открыть и тихие мольбы о прощении отвечала гордым молчанием. Паршивцы, вот они кто. Ну и положение… нелепее не придумаешь. Лиана начала раскаиваться: вела себя как глупая девчонка, орала как базарная торговка. После истерического припадка на нее навалилась слабость и сонливость. Не хочу никого видеть, мрачно думала она, небось сейчас подшучивают над ее выходкой. Насмешек не вынесу. Ладно, утро вечера мудренее.


   На следующий день ее разбудил тихий стук в дверь. Стук повторился, Лиана окончательно проснулась и со стыдом вспомнила вчерашнюю истерику.

   – Лиана? – тихо позвал Джед.

   Спустив ноги с кровати, она встала, пробежала по ковру, повернула в замке ключ и снова юркнула в постель.

   Джед вошел в спальню с подносом в руках и заискивающе улыбнулся. К ее удивлению, он был в халате и шлепанцах на босу ногу. Не желая встречаться с ним взглядом, Лиана закуталась в одеяло и отвернулась.

   – Не хочешь со мной разговаривать?

   – Не хочу, – буркнула она, глядя в сторону.

   – Ладно. Я принес тебе завтрак. – Поставив поднос ей на колени, он присел на край кровати. – Прости, Лиана, – искренне произнес он. – Ты была права, что рассердилась, мы очень виноваты перед тобой.

   – Я так волновалась, – пробормотала она, глядя на поднос.

   – Конечно. Нам нет оправдания. Мы… просто забыли о времени. – Протянув руку, он заправил ей за ухо прядь волос и повернул к себе ее лицо. – Прости, – повторил он. – Мы больше так не будем.

   Лиана подняла ресницы, заглянула ему в глаза и смущенно улыбнулась.

   – Я тоже хороша, раскричалась как базарная торговка, да?

   – Ну… в общем, да, – хмыкнул Джед.

   – Я думала, вы погибли. – Она потупилась, вспомнив свои страхи. – Боялась, что всех вас потеряла. – Искоса глянув на него, она серьезно добавила: – Никогда больше так не поступайте.

   – Обещаю.

   – Я не могла с собой справиться. Правда не могла…

   Джед ласково погладил ее по щеке, провел пальцами по теплой нежной коже.

   – В самом деле? – мягко спросил он.

   – Да…

   – Почему?

   – Почему? – удивилась Лиана. – Потому что…

   – Ну же, говори, – усмехнулся Джед.

   – Потому что… – Понимая, что капкан вот-вот захлопнется, она выпалила: – Потому что испытываю симпатию к тебе и Саймону.

   – Только симпатию? – не отставал он.

   – Да, – кивнула она, упорно избегая его взгляда. – Симпатию.

   – Вот как…

   – Что сие должно означать? – насторожилась Лиана.

   – Ничего, – пожал он плечами с явным сожалением. – Просто я надеялся на большее.

   – На большее?

   – Угу.

   – Почему?

   – Потому что взял и сделал то, чего обещал себе не делать.

   В сердце Лианы затеплилась робкая надежда.

   – Что именно? – прошептала она, подняв на него глаза.

   – А ты не знаешь? Думаешь, ради кого я ем бутерброды с песком?

   – Перестань, Джед, – вырвалось у нее. – Скажи прямо…

   – Похоже, я в тебя влюбился. С той самой минуты, когда ты вошла в мой кабинет с бесстрастным выражением лица. Тебя не подавляло мое богатство? Ты не чувствовала зависти?

   – Нет, – чуть слышно ответила Лиана. Причем тут его деньги? Неужели он любит ее?

   – Узнав, кто я, ты ни разу не попыталась произвести на меня впечатление, пококетничать со мной, не строила никаких планов.

   – Да.

   – Почему? Потому что мое богатство ничего для тебя не значило? Или я сам тебя не интересовал?

   – Нет…

   – Нет? – переспросил он с легкой улыбкой.

   – Нет. Люди есть люди. Они либо тебе нравятся, либо нет, – в замешательстве сказала она. Он ее любит? Признание настолько ошеломило Лиану, что она никак не могла собраться с мыслями. – Твои деньги никогда не имели никакого значения.

   – А я? – тихо спросил он.

   Не в силах выговорить ни слова от переполнявших ее чувств, Лиана утвердительно кивнула, вертя в пальцах кусочек поджаренного хлеба. Посмотреть Джеду в глаза она не решалась.

   – Тогда почему, – с нажимом продолжал он, – ты не призналась в этом, когда я рассказал тебе, что именно имела в виду мисс Джентл?

   – Что?

   – Я сказал…

   – Я помню, что ты сказал! Просто я подумала, что это шутка.

   – О Господи, Лиана, и ты еще считаешь себя умной женщиной!

   – А что, по-твоему, я должна была подумать? – обиделась Лиана.

   – Что я в тебя влюбился! Иначе, зачем бы я сюда приехал?

   – Чтобы извиниться… ты сам так сказал!

   Схватив поднос, он поставил его на столик возле кровати, притянул к себе Лиану и поцеловал в губы. Потом еще раз…

   – Две недели, – пробормотал он. – Мы потеряли целых две недели!

   Не сводя с него сияющих глаз, она улыбнулась.

   – Ты говорил, что между нами возможен лишь легкий флирт. И потом, ты же во мне совсем разочаровался. Я решила, что ты не можешь забыть жену. Поначалу ты даже не хотел говорить о ней…

   – Да, не хотел, потому что с этого обычно и начинают, – сухо произнес Джед.

   – Кто? Женщины? – нахмурилась Лиана.

   – Да. Интересуются, какая она была, и пытаются ей подражать.

   – С какой целью?

   – Разве не ясно? Чтобы мне понравиться, ведь я богат…

   – Ой, не надо. Ты что, никогда не видел себя в зеркале? Ты же знаешь, что дело не только в деньгах!

   – Да нет, не обязательно. Есть определенный тип женщин – к сожалению, мне только такие и попадаются, – которых привлекают только деньги. Они придерживаются странного и совершенно неверного убеждения: что счастье можно купить. Что драгоценности, светские приемы, где можно и себя показать, и людей посмотреть, принадлежность к высшему обществу могут решить все жизненные проблемы.

   – Корыстные хищницы, – пробормотала Лиана, испытующе вглядываясь в его мужественное лицо. – Застав меня у сейфа, ты решил, что и я такая же?

   – Да, – признался он. – Никогда себе не прощу, что предположил подобное, но люди меняются, узнав о моем богатстве.

   – Значит, ты подсознательно ждал этого и от меня?

   – Да. И был удивлен, не обнаружив в тебе никакой перемены. Очень приятное чувство… Подумать только: если бы не дурацкое недоразумение, мы бы никогда не встретились! От этой мысли мне делается страшно, Лиана. Наше счастье всецело в руках судьбы.

   – А ты предпочитаешь строить счастье своими руками?

   – Мм… да. Как и ты, – тихо добавил он. Придвинувшись к ней, он погладил ее шею и продолжал слегка охрипшим голосом: – Возможно, я бы давно признался тебе в любви, но меня останавливала твоя привязанность к морю.

   – К морю? – удивилась Лиана.

   – Да. Моя жена утонула во время прогулки на яхте, и, познакомившись с тобой, я сказал себе: нет, больше никогда. Да и вообще я не собирался снова жениться. Мне было и так хорошо. Саймону тоже. Я обманывал себя, Лиана. Но связывать свою жизнь с яхтсменкой не хотел. Помнишь, я просил тебя не влюбляться в меня? – Лиана кивнула, и он продолжил: – Наверно, я убеждал в этом себя.

   – Потому что я увлекалась парусным спортом? – растерялась Лиана.

   – Да, и еще я боялся, что море для тебя важнее, чем я.

   – Но это не так! – возразила она.

   Оба говорили все тише и тише. Когда Джед снова заговорил после минутной паузы, его голос упал до шепота.

   – Как ты себя чувствуешь?

   – Нормально, – отозвалась она еле слышно. – Спина почти совсем не болит.

   – Хорошо… Ник увел Саймона на прогулку. По-моему, он собирался показать ему деревню. А значит…

   – …мы одни в доме, – закончила за него Лиана. Ей вдруг стало трудно дышать. По телу разлилось восхитительное тепло, ее пронзила дрожь предвкушения. Последние две недели она пыталась притвориться, что их связывает лишь дружба, а все остальное – плод ее воображения, и теперь, узнав об истинных чувствах Джеда, она не помнила себя от радости. – Но ты же…

   – Ничего не сказал, ничем не проявил своих чувств?

   – Да…

   – Сначала я хотел убедиться, что прощен, потом думал, что ты предпочитаешь дружбу. Позже я осознал свою ошибку, но пришлось подождать, пока ты не поправишься. Уже давно я понял, что мы не сможем ограничиться мимолетными поцелуями и дружескими объятиями. Последние две недели напряженного ожидания обострили мое желание до предела.

   – И теперь, когда я поправилась, а ты получил прощение и… знаешь о моих чувствах…

   – Да, я хочу быть с тобой.

   Подавив стон желания, Лиана лукаво спросила:

   – Мне удастся сначала позавтракать?

   – Нет, – хрипло возразил он и притянул ее к себе. Сплетенные в жарком объятии, они упали на подушки, и Джед прильнул к ее губам с такой страстью, что казалось, поцелуй никогда не кончится. Когда он отпустил ее, оба тяжело дышали.

   – Мне надо почистить зубы, – прошептала она.

   – Иди, только недолго.

   – Пять минут, – пробормотала она.

   Резким движением он спрыгнул на пол, выбежал в коридор. Когда дверь за ним закрылась, Лиана глубоко вздохнула. Боже, он ее любит. Любит!

   Дрожа всем телом, она вскочила с постели и побежала в ванную. Почистила зубы, приняла душ, причесалась и, когда вернулся Джед, лежала поверх покрывала в соблазнительной позе.

   С медленной счастливой улыбкой Джед снял халат и подошел к кровати. Взяв Лиану за руки, он завел их ей за голову, лишив ее способности двигаться.

   Лиана опустила ресницы – неужели это происходит наяву? – и дразнящим тоном сообщила:

   – Врач запретил мне заниматься борьбой.

   Джед издал довольный смешок, прильнул к ней и воскликнул:

   – Ах, Лиана, ты просто прелесть!

   – Что ж, слава Богу! – По какой-то непонятной причине казалось очень важным, чтобы он видел ее счастливой, смеющейся, кокетливой и не догадался, как она волнуется. Почему? – спрашивала она себя, скрывая за широкой улыбкой нервное возбуждение. Потому что боится, что он поймет, насколько она беззащитна перед ним? – Надеюсь, ты не считаешь меня развратницей? Я не с каждым так себя веду!

   Хмыкнув, Джед потерся носом об ее щеку.

   – Рад слышать. Раз ты не можешь бороться – позволь сообщить, что это совершенно разрушило мою наступательную кампанию, – придется придумать другое занятие.

   – Мм… не сыграть ли нам в слова? Или в «Счастливый случай»?

   – Счастливый – точно, – хрипло пробормотал Джед, – но то, что происходит, не случайно.

   – Согласна… О Джед, возьми меня! – умоляюще проговорила Лиана.

   Со стоном он припал к ее губам, и они раскрылись, позволяя ему вкусить их сладость. Его большие теплые ладони скользнули ей под спину, слегка приподнимая ее. Джед опустился на нее, осыпал поцелуями шею, грудь, тонкую талию, плоский живот. Охваченная непреодолимым желанием, Лиана выгнула спину и всецело отдалась ласке. Какие у него искусные, уверенные руки, как легко его губы отыскивают на ее теле потайные местечки, дарят невероятное наслаждение. Лиана ощутила жгучую потребность доставить ему такое же удовольствие, почувствовать под пальцами и губами его горячую плоть. Она перевернула его на спину и легла сверху. Ее длинные волосы накрыли Джеда душистым шелковым плащом, окутали влюбленных, отгородили их от реальности. Они словно оказались в своем особом мире – мире эротического наслаждения.

   Ритм их движений убыстрялся с каждой секундой. Джед усадил Лиану сверху и, подавшись вперед, соединился с ней, но не выдержал пассивной роли, привлек ее к себе, так что ее соски коснулись его твердой груди, и, не совладав с собой, перевернул ее на спину и уже не мог больше сдерживаться. Ведомый инстинктом любящего мужчины, он увлек Лиану к вершинам блаженства.

   Когда утихли последние спазмы, и стало легче дышать, они застонали в унисон, расслабили мышцы и благодарно прильнули друг к другу.

   Счастье переполняло сердце Лианы, оно билось неровно, словно рвалось из грудной клетки, отдав все, на что было способно. А легкие, наоборот, казалось, уменьшились, не в силах справиться с такой огромной задачей. После испытанного напряжения каждый мускул дрожал, постепенно успокаиваясь.

   – Боже мой… – потрясенно выдохнул Джед.

   – Мм… – отозвалась Лиана, положив ему голову на плечо.

   Долгое время они лежали молча, заново переживая все, что произошло, взволнованные силой страсти, которая бросила их друг к другу, связала воедино. Неистовая, неуправляемая сила, вырвавшаяся на свободу… Прежние невинные ласки не подготовили их к такому взрыву эмоций.

   Медленно разлепив ресницы, одурманенная любовью, Лиана заглянула в глаза Джеду и улыбнулась.

   – Мне показалось, что произошло землетрясение, – шепнула она.

   Ответив ей улыбкой, Джед глубоко вздохнул.

   – Я потратил столько энергии… Хватило бы лет на двадцать.

   – Всего-то?

   – Нет, пожалуй, на все пятьдесят! Господи, Лиана, неужели такое случается? Мы побывали на седьмом небе.

   – А может, и выше.

   Со смехом он перевернулся на спину и ласково обнял ее.

   – Такое счастье ни за какие деньги не купишь, правда? – с нежностью спросил он.

   – Правда. – Не везло ему с женщинами. Наверно, какая-нибудь хищница польстилась на его богатство и попыталась завлечь в свои сети. Он уже второй раз намекает на подобную ситуацию.

   – Мы две половинки единого целого, – продолжал Джед, отвлекая ее от раздумий. – Совершенное слияние… Сколько слов написано о любви, сколько великих умов билось над вечной загадкой. Оказывается, все слова в мире бессильны описать то, что сейчас случилось.

   – Потому что это не поддается описанию. Есть только чувство. Любовь, – заметила Лиана, а про себя добавила: и еще страх: что, если они вкладывают в это слово разный смысл?

   Джед повернул голову, заглянул ей в глаза.

   – Ты меня любишь?

   – Да, Джед. Уже давно. О, я убеждала себя, что это всего лишь симпатия, желание, влечение – что угодно! Но все это была ложь. А вчера, испугавшись, что потеряла тебя навсегда, я не могла больше себя обманывать. Я любила тебя. Люблю, – поправилась она, – тебя и твоего сына.

   Джед закрыл глаза.

   – Спасибо. Я тоже люблю тебя. И Саймона, который, как ты знаешь, тебя просто обожает.

   Лиана смутилась.

   – Понятия не имею за что.

   – За то, что ты настоящая. Честная и искренняя. Саймон это сразу понял, а я, к сожалению, нет. Сколько женщин пыталось использовать моего сына, чтобы подобраться ко мне, выяснить, чем я занимаюсь, какой образ жизни веду. Неудивительно, что мы оба стали несколько циничны. Ненавижу тех, кто способен использовать ребенка для достижения своих корыстных целей. Знаешь, мне вообще не так уж часто встречались порядочные люди. Я не люблю, когда меня используют, Лиана, а тем более, когда используют моих близких.

   – Кто-то тебя обидел? – спросила она. – Какая-нибудь охотница за богатыми женихами?

   – Да, – вздохнул он. – Несколько лет назад мне понравилась одна женщина. Она притворилась, что полюбила нас с Саймоном, а на поверку оказалось, что ее интересовали только мои деньги. – Он повернулся к Лиане и заглянул ей в глаза. – Возможно, поэтому я бываю порой таким безжалостным.

   – Может быть, но и я бываю безжалостной, – тихо ответила Лиана. – Когда дело касается меня и того, что мне принадлежит.

   Серьезное выражение его глаз смягчилось, в них мелькнули веселые искорки.

   – Да уж, в этом я убедился на собственном опыте. – Он грустно покачал головой. – Но вместе с тем ты на редкость добра и великодушна, не таишь зла, умеешь прощать. Я счастлив, что ты принадлежишь мне, моя нежная красавица с очаровательной улыбкой и сияющими глазами. Хочу тебе кое-что сказать. Мы тут с Саймоном поговорили и… – Он прервался и прислушался. – Кажется, кто-то пришел.

   Лиана подняла голову и уже хотела сказать, что он ошибся, но тут внизу громко хлопнула дверь.

   – Это мы! – крикнул Ник Грейсон.

   Джед ойкнул, схватил халат и быстро оделся. Как раз вовремя – Саймон уже поднимался по лестнице.

   – Папа?

   Джед, успевший нырнуть в свою комнату, выглянул в коридор.

   – Ты еще не одет? – удивился мальчик.

   Лиана хихикнула, зажав рот рукой, встала и поспешила в ванную. Закрыв за собой дверь, она приложила ухо к тонкой деревянной перегородке и начала подслушивать без зазрения совести.

   – Я думал, вы ушли на весь день.

   – Так и планировалось, – весело ответил отец, – но, как видишь, пошел дождь. Пришлось вернуться за плащами.

   – А-а…

   – Собираемся пойти куда-нибудь на ленч.

   – Ленч?

   – Ну да, – хмыкнул Ник Грейсон, – это то, что люди обычно едят в полдень.

   – Полдень?! – воскликнул Джед, и Лиана улыбнулась, представив себе его изумление. По правде говоря, она и сама удивилась. Неужели они провели в постели все утро?

   Услышав удаляющиеся шаги отца, Лиана приоткрыла дверь ванной и выглянула наружу.

   – Все в порядке? Путь свободен? – спросила она улыбающегося Джеда.

   – Мм… оказывается, уже время ленча, – сообщил он с таким видом, словно никак не мог в это поверить.

   – Я слышала.

   Он подошел ближе и, заглянув в вырез ее халата, невинным тоном спросил:

   – Вода горячая?

   – Что? – не поняла Лиана.

   – Я подумал, ты приготовила нам ванну.

   Со счастливой улыбкой Лиана распахнула дверь и потянула Джеда за собой.

   Когда Саймон и Ник вернулись, Лиана и Джед сидели на кухне и пили кофе.

   – Ты до сих пор не оделся? – спросил Саймон.

   – Нет, – широко улыбнувшись, ответил Джед.

   Покосившись на отца, Лиана усмехнулась, когда тот ей подмигнул.

   – Теперь нам можно остаться дома? – обратился к Джеду Ник Грейсон. – Или опять придется уйти и осматривать музеи или причал?

   – Ну-у, не знаю, – протянул Джед.

   Остаток дня влюбленные просто светились от счастья. Они то и дело смеялись без причины, ходили друг за другом по дому и ничем не могли заняться. Когда Лиана пошла поставить чайник, Джед последовал за ней.

   – Мне все время хочется дотронуться до тебя, – шепнул он, – обнять, поцеловать в шею…

   Она хихикнула и подобрала волосы.

   Джед подошел сзади, обнял ее за талию и уткнулся носом в ее шею.

   Знакомая дрожь пронзила Лиану. Она повернулась в кольце его рук, обняла и потянулась к его губам.

   – Ой! – послышался голос Саймона. – Вы опять целуетесь?

   – Ага, – подтвердил Джед.

   – Сколько можно? И что в этом хорошего?

   Джед обернулся к сыну и лукаво подмигнул:

   – Поговорим лет через десять.

   Положив голову на плечо Джеда, Лиана улыбнулась мальчику:

   – Который час?

   Саймон взглянул на свои новые часы, подаренные отцом после того, как старые, побывав в морской воде, испортились, и объявил:

   – Пять минут одиннадцатого.

   – Тогда марш в постель. Надень пижаму и ложись.

   Саймон неожиданно улыбнулся.

   – Ты говоришь, как мама.

   Лиана похолодела: неужели она допустила ошибку?

   – Ой, Саймон, извини, я не хотела…

   – Да нет, – перебил мальчик, – мне это понравилось. – Слегка смутившись, он подошел ближе и обнял их обоих. – Спокойной ночи. Так и быть, надену пижаму, – хихикнул он и побежал наверх.

   – Ну, хорошо хоть он ее носит, – лукаво пробормотал Джед.

   – Мм… хочешь, чтобы я тоже спала в пижаме? – спросила Лиана.

   – Ага, из черного атласа.

   Переглянувшись, они расхохотались. Вошедший Ник Грейсон недовольно поморщился:

   – Вам что, смешинка в рот попала? Ладно, я иду спать.

   – Спокойной ночи, – хором произнесли они и обнялись.

   – Пойдем в спальню?

   – Замечательная мысль!


   – Джед? – шепнула Лиана.

   – Мм? – сонно отозвался тот.

   – Саймон помнит свою мать?

   – Не думаю.

   – Но он сказал…

   – Что ты говоришь, как мама? Вряд ли он имел в виду Пенни, просто ему показалось, что ты обратилась к нему, как мать обращается к сыну.

   – Вот как! – обрадовалась Лиана.

   Джед ласково обнял ее и мгновенно заснул. Поправив подушку, Лиана со счастливой улыбкой прижалась к любимому и стала вспоминать весь этот необыкновенный день. Никогда еще она не испытывала ничего подобного, никогда так не любила. Хотелось сохранить в памяти все, что произошло, до мельчайших подробностей: каждое слово, каждый жест, каждое ощущение. В объятиях Джеда она чувствовала себя под надежной защитой, ей было тепло и уютно… и немного страшно: уж слишком все хорошо, так не бывает. Не искушают ли они судьбу? Да нет, глупости, нельзя быть такой подозрительной. Лиана устроилась поудобнее и закрыла глаза.

   Наутро они приложили все усилия, чтобы выйти к завтраку. Когда они уже допивали кофе, зазвонил телефон. Лиана пошла в холл и взяла трубку. Вернулась она с радостной улыбкой.

   – Ни за что не догадаетесь, кто звонил! – воскликнула она. – С телевидения!

   – С телевидения? – в замешательстве спросил отец. – А что им нужно?

   – Я!

   – Ты? Зачем, позволь узнать?

   Переводя взгляд с одного на другого, Лиана покачала головой.

   – Поверить не могу.

   – Во что? – негромко произнес Джед.

   – Они хотят, чтобы я комментировала кругосветные гонки на яхтах! Поддерживала связь со всеми капитанами, встречалась с ними в каждом порту, где будут останавливаться яхты. До самого финиша! Не могу поверить, – повторила она, не замечая внезапной тишины, воцарившейся на кухне, не видя, как помрачнели лица.

   – Гонки продлятся целый год, – тихо сказал отец.

   – Да, – кивнула Лиана, поглощенная мыслями о неожиданном предложении.

   – А как же мы? – спросил Джед.

   – Что? – рассеянно отозвалась она.

   – Мы, – повторил он.

   Подняв голову, она посмотрела на него отсутствующим взглядом.

   – Не понимаю, о чем ты?

   С горьким смешком он огрызнулся:

   – Не лги, Лиана, все ты отлично понимаешь. – Сердито отпихнув ногой стул, Джед встал. – Ты уже ответила на мой вопрос. Саймон, ты хотел поехать в Эксмут? Собирайся! – Не дожидаясь сына, он вышел из кухни, хлопнув дверью.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

   Растерявшийся Саймон побежал за отцом. Лиана в замешательстве посмотрела им вслед. Постепенно на ее лице появилось упрямое выражение. Она перевела взгляд на отца, ища у него поддержки, но тот сидел, уставившись в пол с тем же горьким разочарованием, что и Джед. И отец туда же! Неужели никто не способен ее понять? Оскорбленная до глубины души, чувствуя, что в ней закипает гнев, Лиана выскочила из кухни. Ее предчувствие оправдалось: уж слишком хорошо все складывалось. Разве она не знала, что добром это не кончится?

   К горлу подкатил тугой комок, в глазах защипало, но плакать она не будет, черт возьми! И объясняться тоже – ни с кем! Если они не могут любить ее такой, какая она есть… если не способны понять, поверить в нее, тогда нечего о них и беспокоиться. Глубоко вздохнув, чтобы прийти в себя, Лиана сердито нахмурилась. Как они смеют ее осуждать? Господи, как больно… Пережив с ней минуты абсолютного счастья, полной близости, после всего, что они сказали друг другу, неужели Джед не в силах ее понять?

   Не желая возвращаться домой за деньгами, она заняла немного у хозяина лавки, который ее хорошо знал, и пошла куда глаза глядят. Злость переполняла ее. Ненавижу их всех! – подумала она. Сейчас вернусь, соберу вещи и уеду. Никто мне не нужен! Родной отец встал на сторону Джеда! С легкостью предположил, что я способна на подлость. Как он мог? А Джед? Кто говорил, что любит? Что верит в мою любовь? Не замечая слез, струившихся по лицу, Лиана шагала вперед и к вечеру совершенно обессилела. Словно весь Девон обошла! Домой идти не хотелось. Добравшись до мыса, Лиана опустилась на пригорок, откуда был виден отцовский дом, и уставилась на море полными слез глазами. Она чувствовала себя несчастной и покинутой. Все ее предали…

   – Лиана? – негромко окликнул ее сзади Джед.

   Не желая его видеть, она отвернулась.

   Джед присел рядом, накрыл ее руку своей. Лиана резко отстранилась.

   – Не трогай меня! – выпалила она.

   Тяжело вздохнув, Джед терпеливо произнес:

   – Лиана, нам надо поговорить.

   – Не надо, – огрызнулась она. – Нам нечего сказать друг другу.

   – Нет, есть, – мягко возразил он.

   – Нет. – Она встала.

   – Лиана…

   Она повернулась и в упор посмотрела на него.

   – Ты даже не спросил меня! Ты что, мне не веришь? Так вот, это не любовь! Подумать только, даже родной отец ничего не понял!

   Джед поднялся на ноги и вздохнул. Вид у него был усталый.

   – Лиана, прости, но откуда мне было знать?

   – Просто спросил бы, и все! – вскипела она. – Раз уж ты мне не доверяешь, мог хотя бы спросить! Но нет, самоуверенный Джед Лоу сам сделал выводы! Решил, что я способна на такое.

   – Да, решил, и прошу прощенья. У тебя есть основания сердиться…

   – В самом деле? Как мило! Мистер Лоу полагает, что у меня есть основания сердиться. Жаль, что ты не понял этого раньше!

   – Да, жаль, – буркнул он, – но факт остается фактом, я действительно сделал скоропалительные выводы. Если ты успокоишься и позволишь мне объясниться, я скажу почему.

   – Ничего не хочу знать! Не желаю больше иметь с тобой дела! Ты меня оскорбил, черт побери!

   – Знаю…

   – И отец тоже. Родной отец!

   – Лиана…

   – Молчи! – в ярости перебила она. – Уходи, не хочу с тобой разговаривать. Хорошего же ты обо мне мнения, – с жаром продолжала она, вопреки собственному заявлению, – если поверил, что, признавшись тебе в любви, я на следующий день отправлюсь в кругосветное путешествие на целый год! Слишком поздно ты осознал свою ошибку!

   – Да, я ошибся, – честно признал Джед. – И понял, что заблуждался, только когда с телевидения позвонили еще раз. Они хотели попытаться уговорить тебя, надеясь, что ты передумаешь.

   Лиана сверкнула глазами, чувствуя еще большую обиду, и презрительно усмехнулась.

   – А если бы не перезвонили, ты продолжал бы думать обо мне самое худшее, – с горечью парировала она. – Видит Бог, ты меня достал! Меня так и подмывает позвонить и сказать, что я согласна!

   У нее перехватило горло, из глаз брызнули слезы.

   – Уходи, – отворачиваясь, бросила она.

   Если бы он обнял ее, дал выговориться, успокоил, согласился с ее решением, все могло обернуться иначе, но он этого не сделал. Глупец, подумал, что лучше оставить ее одну, чтобы она пришла в себя, и послушно удалился.

   Лиана снова присела на пригорок, обхватила руками колени и отчаянно разрыдалась. Неужели жизнь никогда не наладится?

   Прежде чем вернуться домой, Лиана зашла в небольшое кафе, выпила несколько чашек кофе, с трудом проглотила бутерброд. Когда она наконец вернулась, было уже начало двенадцатого. Джед сидел в гостиной, явно дожидаясь ее прихода. Метнув на него сердитый взгляд, Лиана поднялась на второй этаж.

   – Лиана? – окликнул он.

   Не отвечая, она заторопилась в свою спальню. Обиженная и несчастная, она свернулась клубочком на кровати и, обняв подушку, заснула. Часа через два проснулась и обнаружила, что в доме все вверх дном.

   Сдвинув брови, она потрясла головой, чтобы окончательно проснуться, и прислушалась к странным звукам. Кто-то, топая ногами, бегал вверх и вниз по лестнице. Лиана перевернулась на спину, полежала еще минуту, потом встала, открыла дверь и выглянула в коридор. Дверь спальни Саймона была приоткрыта, внутри горел свет, Джед что-то тихо говорил сыну. Через минуту он вышел и заметил Лиану.

   – Что случилось? – шепотом спросила она.

   – Саймона вырвало, – встревоженно объяснил тот.

   Вырвало? Он заболел? Лиана бросилась к его комнате, зашла внутрь. Сердце у нее сжалось. Мальчик сгорбившись сидел в кресле, держа на коленях тазик. Он был бледен и очень расстроен. Не обращая внимания на Джеда, вошедшего вслед за ней, она подбежала к ребенку и потрогала его лоб.

   – Как ты себя чувствуешь? – мягко спросила она.

   – Я испачкал простыни, – пожаловался он.

   С ласковой улыбкой Лиана поддразнила:

   – Вот ужас-то! Может, тебя запереть на чердаке и посадить на хлеб и воду?

   Мальчик покачал головой.

   – Прости. Я не нарочно.

   – Знаю. Тебя все еще тошнит?

   – Нет… да… не знаю. Ой, Лиана, мне так плохо!

   – Ничего, сейчас тебе станет лучше. – Она повернулась к Джеду: – Поставь чайник, наполни горячей водой грелку и приготовь чай с молоком. Достань чистую пижаму. – Она взяла у Саймона пустой тазик, поставила его на пол, помогла мальчику встать. – Пойдем умоемся. – Отведя его в ванную комнату, она усадила его на край ванны. Пустила теплую воду, намочила полотенце, расстегнула пижаму и вымыла ему грудь. Он был похож на побитого щенка. Лиане захотелось обнять его, сказать, что все хорошо. Неважно, что это неправда.

   Когда Джед принес чистую пижаму, она вышла, оставив отца с сыном наедине. Потом вернулась в спальню Саймона, стараясь ни о чем не думать, сняла с кровати испачканное белье и бросила в коридоре. Займусь им позже, решила она. Достав чистые простыни и два одеяла, застелила постель и, когда Джед с Саймоном вернулись, улыбнулась мальчику и уложила его в кровать.

   – Я оставлю тазик на полу, на всякий случай. – Она слышала, что Джед вышел, но сделала вид, что вообще его не заметила. Усевшись на край кровати, она убрала со лба Саймона влажные волосы. – Ну как, тебе лучше?

   – Да, спасибо. Ты сердишься? – робко спросил он.

   – Нет, не сержусь, – возразила она, сама не зная, правда это или нет. Последние полчаса некогда было думать о себе и собственных проблемах.

   – Ты не уедешь?

   – Нет. – А что еще можно сказать в подобной ситуации?

   От дальнейших расспросов ее избавило появление Джеда. Тот принес грелку и чашку чая с молоком, ободряюще улыбнулся сыну и поставил поднос на столик.

   – Я сейчас приду, ладно?

   – Хорошо.

   Когда он ушел, Лиана тоже встала, собираясь уходить. На сердце у нее было тяжело.

   – Выпей чай, только не торопись, понял? Пей маленькими глотками. Если тебя опять затошнит, позови меня, и мы еще что-нибудь придумаем. – Она наклонилась и поцеловала ребенка в лоб. – Крикни, если я тебе понадоблюсь.

   Она вышла в коридор, намереваясь застирать простыни, и обнаружила, что Джед уже все сделал и ждет ее в коридоре. Когда она поравнялась с ним, он схватил ее за руку.

   – Долго еще ты будешь нас наказывать? – вполголоса спросил он. – Ты причиняешь боль не только мне, но и Саймону.

   И себе тоже. Лиана подняла на него страдающие глаза и не сопротивлялась, когда он протянул к ней руки и прижал к себе.

   – Я не буду оправдываться, – шепнул он, уткнувшись лицом в ее волосы. – Конечно, мы виноваты, но недоразумения возникают в любой семье, такова жизнь. Тебе следовало всего лишь сказать, что мы не правы. Конечно, мы заслужили наказание, но не такое жестокое. Целый день провели в тревоге и страхе. Не знали, где ты, не случилось ли чего. Я не смогу всю жизнь следить за каждым своим словом, я должен оставаться самим собой, как и ты. У нас будут ссоры, размолвки, это неизбежно. Возможно, я даже накричу на тебя, ты, конечно, ответишь тем же, но лучше выяснять отношения сразу же, а не играть в молчанку. Не надо долго злиться, копить обиды и высказывать их через несколько часов после конфликта. Все разногласия надо разрешать немедленно.

   – Но ты должен был меня понять, – прошептала Лиана. – И папа тоже.

   – Возможно. Я могу говорить только за себя, а не за Ника.

   – Как ты мог подумать, что я с легкостью забуду все, что произошло между нами? Вот что обидно… По-твоему, наша любовь так мало значит для меня, что я тут же забуду о ней, стоит только морю позвать меня?

   – Это естественно, – возразил Джед, заглядывая ей в глаза. – Море было твоей первой любовью, и я до сих пор не уверен, что сумел вытеснить его из твоего сердца. Я люблю тебя, Лиана, а любовь делает нас уязвимыми. Мое чувство к тебе так велико, что порой пугает.

   – В самом деле? – неуверенно спросила Лиана. Она и сама иногда испытывала подобный страх, но не подозревала, что и Джед боится ее потерять.

   – Да, поверь мне. Однажды ты спросила, не возникало ли у меня желания снова жениться. Признаюсь тебе: возникало. После того как боль и потрясение, вызванные смертью Пенни, немного утихли. Мне всегда хотелось, чтобы рядом была добрая, любящая женщина, но я отчаялся найти ее. А потом появилась ты, но оказалось, что твое сердце принадлежит морю. Мысленно я поставил себе условие: не увлекаться тобой. Подсознательно я все время сопротивлялся своему чувству. Однако ничего не получилось: я понял, что полюбил. Мне трудно было поверить, что ты способна разделить мою любовь. В моей душе всегда звучал предательский голос, уверявший, что я никогда не буду для тебя смыслом жизни. Самым важным ты считала парусный спорт, ты сама говорила.

   – Но так было до того, как я встретила тебя. И вообще, разве можно сравнивать такие вещи?

   – Рассуждая логически – нельзя, но логика была бессильна, когда дело касалось тебя. Порой меня одолевала страшная неуверенность. Прежде я не испытывал ничего подобного: такой всепоглощающей любви, такого панического страха потерять любимую женщину. Настолько сильного, что он застилал мне разум, лишал способности здраво рассуждать.

   – Но ты же любил жену! – в замешательстве воскликнула Лиана. – Привык к семейной жизни, присутствию близкого человека.

   – Да, но тогда все было иначе. Пенни была милым, мягким человеком. Наверно, я относился к ней как к более слабому человеку, стремился защищать, оберегать ее. Но не чувствовал такой страсти, как к тебе.

   – Правда? – пролепетала она.

   – Да.

   – А папа? Он же знает меня лучше всех.

   – Правильно, ему тоже известно, как ты предана морю. – Слегка отстранившись, Джед взял ее лицо в ладони и заглянул в глаза. – Всю жизнь у тебя была лишь одна цель, одна мечта, и, когда ты ее лишилась, часть твоей души умерла, хоть ты и старалась справиться с потерей. Наша любовь, наши чувства – это новое начало, новая цель для тебя, и именно поэтому мы с твоим отцом сомневались, что любовь ко мне способна вытеснить из твоего сердца все остальное. Во всяком случае, не так скоро и не до конца.

   – Но я же стараюсь внушить тебе то же самое! – воскликнула она. – Как ты не понимаешь, это совершенно разные вещи! Если бы вот сейчас, сию секунду мне пришлось выбирать, ты знаешь, что бы я предпочла. Невозможность заниматься парусным спортом ничто по сравнению с тем ужасом, который я испытала вчера, решив, что потеряла тебя навсегда.

   – Я тебе не позволю меня потерять, – возразил Джед. – Сделаю все, чтобы этого не случилось. Пусть мои слова прозвучат самонадеянно, но я воспользуюсь любым оружием в своем арсенале, чтобы удержать тебя. Я бы даже позволил тебе отправиться в кругосветное путешествие – комментировать гонки на яхтах. После ссоры я даже не успел дойти до деревни – тут же повернул обратно: понял, какого дурака свалял. Саймон плакал, не понимая, что происходит, я злился на тебя и себя, а когда узнал, что ты ушла, очень испугался и отправился на поиски. Где ты была?

   – Сама не знаю, – вздохнула Лиана. – Просто шла, куда глаза глядят.

   Джед понимающе кивнул и продолжал:

   – Пока я тебя искал, мне приходили в голову разные мысли. Как сохранить наш союз? Если эти гонки так важны для тебя, значит, и мы с Саймоном поедем, решил я. Найму для него частных учителей, договорюсь со своими заместителями в лондонском офисе, чтобы они временно взяли на себя всю ответственность.

   – О Джед! – беспомощно воскликнула Лиана. – Неужели ты думаешь, что я поставила бы тебе какие-то условия?

   – Конечно, нет. Я понял, что ты на такое не способна, когда немного успокоился и начал здраво рассуждать. Ты не убежишь и не бросишь нас. Нет, просто море снова позвало тебя, и на секунду ты забыла обо мне. Когда ты опомнишься, тебе будет неловко, подумал я, ты начнешь разрываться между нами, и я решил сделать широкий жест – позволить тебе осуществить свою мечту. – С печальной улыбкой он добавил: – Я бы пошел на все, чтобы ты была счастлива, и Саймон тоже, потому что мы оба тебя любим, и оба до конца не можем поверить в свою удачу: после долгих поисков мы наконец-то нашли тебя. Нам трудно поверить, что и ты нас любишь.

   – Ты так говоришь, словно я какая-то особенная, – смутилась Лиана, – а я обыкновенная…

   – Нет, особенная. Для нас ты особенная, близкий и родной человек. С твоим появлением наша жизнь обрела новый смысл. Ты нас простила?

   Лиана кивнула и спрятала лицо у него на груди.

   – А в следующий раз, когда я сделаю что-то не так, скажи прямо. Кричи, обвиняй, скажи: «Послушай, Джед, ты не прав», и все будет нормально, потому что тогда мы сможем все обсудить, но только не уходи, Лиана.

   Положим, ушел ты, а не я, хотела вставить она, но сочла за лучшее промолчать. Он же извинился, и она только все испортит, если начнет спорить. Любовь строится на взаимных уступках. Если Джед так любит ее, что готов отпустить в кругосветное путешествие, то и у нее хватит любви, чтобы простить или не обратить внимания на его недостатки. Подняв руку, она обвела пальцем контур его губ.

   – Я люблю тебя, – прошептала она.

   – И я люблю тебя. Очень. А теперь пойдем помиримся с Саймоном.

   Чувствуя себя виноватой за то, что заставила ребенка страдать, Лиана спросила:

   – Ему стало плохо из-за нашей ссоры?

   – Может быть. Хотя вообще-то, – прибавил Джед с лукавой усмешкой, – он жаловался, что гамбургер, который он съел в деревне, имел странный привкус. Пошли скорей, пока он не подумал, что мы оба его бросили. А твоему отцу придется подождать до утра. Когда я заглянул к нему несколько минут назад, он крепко спал. Или делал вид, что спит. – Поцеловав Лиану, он повел ее в комнату сына.

   – Как ты себя чувствуешь? – мягко спросила Лиана.

   – Гораздо лучше. Меня больше не тошнит. – Посмотрев сначала на нее, а потом на отца, Саймон неуверенно спросил: – Теперь все в порядке? Отец тебе сказал?

   – Что сказал? – Краем глаза она заметила, что Джед делает сыну какие-то знаки.

   Тот хмыкнул и залез под одеяло.

   – Буду спать. Спокойной ночи.

   Улыбнувшись в ответ, Джед наклонился и поцеловал мальчика. Потом, подождав, когда Лиана сделает то же самое, протянул ей руку.

   – Пошли, нам надо кое-что обсудить. У нас с Саймоном возникла отличная идея.

   Заинтригованная, Лиана взяла его за руку, пожелала Саймону спокойной ночи и последовала за Джедом в спальню.

   Закрыв дверь, Джед привлек Лиану к себе.

   – Это и есть твоя отличная идея? – хриплым голосом спросила она.

   – Только часть. – Наклонившись, он припал к ее губам с такой нежностью, такой страстью, что слезы затуманили ее глаза.

   Забыв обо всем, она ответила на поцелуй. Когда они наконец разжали объятия, Джед подвел ее к кровати, поправил подушки и лег рядом с Лианой.

   – Теперь послушай, пока мы не занялись более приятным делом. Уже два дня я собираюсь тебе сказать нечто очень важное. Сначала нам помешали Саймон и Ник, потом мы поссорились…

   – Продолжай, – сказала Лиана, прижавшись к нему и с любовью глядя ему в глаза.

   – Как ты замечательно выглядишь… Гораздо лучше, чем раньше. Морской воздух пошел тебе на пользу… Если ты не перестанешь вот так на меня смотреть, я не смогу ничего рассказать.

   – Прости, – извинилась она, не сводя с него глаз.

   Джед хмыкнул и решительно покачал головой.

   – Мы с Саймоном пришли к выводу, что нам тоже нравится жить у моря. Твой отец умный человек и знает тебя очень хорошо – хотя ты только что в этом усомнилась. Так вот, Ник познакомил моего сына с местными ребятами, его ровесниками. Если бы Саймон учился в здешней школе, он оказался бы с ними в одном классе.

   – И что дальше? – шепнула она, легко касаясь губами его щеки.

   – А то, что мы решили здесь поселиться.

   – У нас? – удивилась Лиана.

   – Нет, в Девоне, недалеко отсюда, чтобы часто ходить к Нику в гости. Зная, какая ты своенравная, мы предпочли поставить тебя перед фактом.

   – О чем ты?

   – Мы подыскали дом. Очень хороший. Расположен по другую сторону холма, совсем рядом, с прекрасным видом на море, естественно. В доме пять спален, две гостиные, кухня, две ванные комнаты, прачечная. В общем, вполне подходящее жилище для супружеской пары с ребенком, которая любит заниматься домашним хозяйством и садоводством. К тому же – очень удачно! – вблизи проходит маршрут автобуса, который следует мимо школы, где мог бы учиться Саймон со своими новыми друзьями. Тебе остается лишь осмотреть дом и ответить «да» на два вопроса, – мягко заключил он.

   Лиана растерянно смотрела на него.

   – Когда вы ездили осматривать дом?

   – В тот день, когда поздно вернулись, – усмехнулся Джед.

   – Ты уверял, что вы забыли о времени.

   – Так оно и было.

   – Но не потому, что задержались на рыбалке?

   – Нет.

   – Значит, ты солгал мне.

   – Признаюсь, – кивнул он без тени раскаяния.

   – Я рассержусь…

   – Мм…

   – А как же твоя работа? У тебя же офис в Лондоне.

   – Я не должен появляться там каждый день. Когда понадобится, прекрасно доберусь на поезде.

   – Или на вертолете.

   – Вот именно. А если решу вернуться к профессии инженера, что-нибудь придумаю. Нет неразрешимых проблем. Ну, так как, хочешь жить в таком доме?

   – Хочу… – тихо подтвердила она.

   – А сумеешь найти себе какое-нибудь занятие?

   С дразнящей улыбкой Лиана кивнула.

   – О да, при условии, что мы будем вместе.

   – Вот и отлично, – мягко произнес Джед.

   Не сводя с него глаз, Лиана вдруг кое-что вспомнила и нахмурилась.

   – Ты сказал… два вопроса.

   – Верно.

   – Один насчет дома. А второй?

   – Хочешь стать миссис Лоу?

   – Миссис… Ты делаешь мне предложение?

   – Конечно, глупышка. Неужели ты об этом не думала?

   – Не знаю… Так далеко я не заглядывала. Мне достаточно было знать, что ты меня любишь.

   – Так подумай сейчас.

   Лиана так и сделала.

   – О Господи, я буду миссис Лоу?

   – Ты сказала «буду»… Значит, ты согласна?

   – Конечно, любимый.

   – О, Лиана, я люблю тебя…

   Рассмеявшись, Джед заключил ее в объятия, и Лиана окончательно забыла все свои страхи и сомнения. Долгий и трудный путь к счастью завершился. Или только начинается?