Таинственный замок

Джеймс Брэнч Кейбелл

Аннотация

   Джеймс Брэч Кейбелл (1879-1958 гг.) – писатель, незаслуженно забытый в наши дни, однако в свое время считавшийся одним из ведущих мастеров американской "литературной легенды" первой половины XX в.

   Кейбелл создал немало произведений, однако наибольшую известность ему принесла масштабная и изысканная фэнтези-сага "Сказание о Мануэле" – сага, одну из лучших книг которой мы предлагаем вам!




Джеймс Брэнч Кейбелл
Таинственный замок

Глава 1
Странствующий ребенок

   Вполне возможно, Флориан так никогда и не попал бы в Лес Акайра, ведь изо дня в день гувернантки запрещали ему выходить за пределы сада, окружавшего замок герцога – его отца. Волшебный лес скрывал в своих недрах некую тайну, возбуждавшую любопытство мальчика и, хотя послушание все еще оставалось в моде в 1698 году, рано или поздно запрет неминуемо был бы нарушен.

   К тому же, утопающий в солнечном свете октябрьский полдень был из числа тех, что заставляют почувствовать пресыщение от созерцания всего окружающего. Наследнику герцога безумно хотелось чего-нибудь нового, неизвестного и таинственного. Нельзя сказать, чтобы юный герцог Лайзарта – если назвать Флориана его официальным титулом – именно сегодня чувствовал особое неудовлетворение от пребывания в родном Пуактесме. Напротив, ему очень нравились здешние места, но такой заманчивой казалась перспектива очутиться сейчас в другом месте, которое, возможно, находилось где-то рядом, но абсолютно не было изучено им. Флориан лежал под маленьким деревом с Востока и мечтал. Он мечтал о таком мире, где можно увидеть нечто большее, чем созревающие зерна и плоды, о мире, который не засыпал бы каждую осень и где не надо думать о том, достаточно ли еды запасено на зиму.

   Согретый последними лучами октябрьского солнца, умиротворенный Пуактесм, казалось, погрузился в глубокий сон, окутанный легким туманом. Флориану не давал покоя вид расстилавшихся невдалеке непроходимых дебрей Акайра. Сплошь осыпанные золотистой пудрой, они в безмолвной неподвижности не могли стряхнуть ее со своих ветвей. Хотя здравый смысл говорил ему, что это всего лишь деревья, но Акайр таил в себе волшебство и мог стать убежищем от всех, кто постоянно находился рядом и твердил о необходимости держаться подальше от мертвого леса.

   Никто не наблюдал за Флорианом. Заняться было совершенно нечем, так как мальчик уже прочел все рассказы в новой книге месье Перро, приехавшего месяц назад из Парижа по просьбе герцога де Пайзена. Кроме того, никто в Сторизенде на протяжении вот уже целой недели не запрещал Флориану покидать сады. И он решился ослушаться. Утешением служила мысль, что взрослые зачастую ведут себя несправедливо по отношению к маленьким мальчикам и можно иногда поступить по-своему.

   Что же касается Акайра, то, дойдя хоть до самого Бранбелуа, ребенок вряд ли столкнулся бы с серьезной опасностью. Правда, не встреть он в самом начале пути хрупкую девушку с прекрасными волосами, ставшую его проводником, он наделал бы множество ошибок. По словам Мелузины, любая оплошность могла повлечь за собой серьезные неприятности здесь, в таинственном месте, так как очень важно уметь правильно обращаться с монстрами. Она объяснила Флориану, что все дело во взаимной симпатии, а основная сложность в общении с такими монстрами, как тролли и гоблины, а также сколопендры (она имела в виду только серых, конечно же), – это уникальность каждого из них, и еще, все они ужасно страдают от одиночества. Ненависть, которую человек питает ко всем хищным монстрам, обладающим клыками и чешуей, возникла от недоверия людей к существам с таким обличьем. В человеческом обществе воины, церковнослужители и государственные мужи довольно мирно уживались друг с другом. Большинство населения смотрело на них без особого чувства любви или ненависти, ибо не могло обходиться без них. Но это не распространялось на троллей и гоблинов. Со временем вы убедились бы, что такие великолепные творения как лекрокотта, с ее золотой гривой и усами, и опаловый тарандус куда лучше на вид, чем большинство окружающих вас представителей рода человеческого. Кроме того, они не представляли опасности на сытый желудок.

   Именно Мелузина сотворила заклинание над таинственным местом в глубине леса и поместила здесь орков и мантикор. Флориану вряд ли удалось бы найти лучшего гида, чем Мелузина. Она излучала душевную теплоту и потому нравилась мальчику, но застывшее в ее глазах страдание вызывало у него чувство жалости. Она уверенно держалась на спине великолепнейшего скакуна, об одном взгляде на которого любой десятилетний мальчик мог только мечтать, не говоря уже о том, чтобы самому управлять им. Флориан и Мелузина лениво болтали, поднимаясь все выше и выше по зеленому извилистому пути, сотни лет назад служившему главной дорогой в Феот.

   Мелузина казалась нежной и хрупкой рядом с ним, она не стесняла себя неудобными и сковывающими движения одеждами, какие носили его тетушки и гувернантки. При ее приближении монстры отступали, а некоторые начинали заискивающе урчать или проявлять свою почтительность. На их пути не встретилось больше ни одного живого существа, кроме трех овец, спящих невдалеке от дороги и покрытых слоем многовековой пыли. Ни один уважающий себя монстр не покусился бы на них.

   Флориан и Мелузина пересекли лес без всяких происшествий и достигли горной расселины, где на берегу озера возвышался старинный замок. Флориану нравилась безмятежность, царившая повсюду. Гладь озера никогда не покрывалась рябью волн, а высокие травы и дымчато-белые цветы стояли недвижимые, словно окаменев.

   Место понравилось ему еще больше, когда Мелузина провела его по галереям замка, будившим воображение мальчика. Он радовался, что Мелузина не возразила на его слова – он сказал это в комнате, стены которой украшали картины с изображением охоты на вепрей и скрещенные копья – о том, что спящая принцесса кажется ему красивее самой Мелузины. Правда, они выглядели очень похожими. Она заметила, что это неудивительно, ибо Мелиор – ее сестра. Отвечая на вопросы ребенка, она рассказала о проклятии, нависшем над таинственным местом, и о причинах, заставивших ее погрузить в вечный сон родителей, сестру и всех тех, кто уснул здесь, околдованный ею.

   Флориан и раньше слышал древние сказки об отце Мелузины, Вильгельме Мудром, и ему было страшно интересно увидеть монарха своими глазами. Король спал. Его алые одежды, опушенные горностаем, лежали, аккуратно расправленные, на огромном кресле. Головной убор с длинным пером висел на вбитом в стену деревянном гвозде. Все выглядело в точности так, как оставил сам король незадолго до погружения в волшебный сон сотни лет назад. Ребенку все казалось безумно интересным, словно он попал в одну из сказок месье Перро.

   Больше всего его впечатлило лицо спящей под шерстяным фиолетовым покрывалом принцессы. Ее красота так сильно подействовала на воображение мальчика, что в своих воспоминаниях он наделял ее большим очарованием, нежели это было в реальности. Она стала частью волшебного сна, который привиделся ему в тот полдень. Естественно, отец нашел сына спящим на скамье под маленьким деревом с Востока, и Флориан никак не мог вспомнить, каким образом он вернулся в Сторизенд. Но он отлично помнил Бранбелуа и свое путешествие в таинственное место, людей, виденных им, и над всем этим – Принцессу Мелиор. Они помнил все очень отчетливо, совсем не как остальные свои сны. Воспоминания о красоте Мелиор не стерлись с возрастом, и ни возмужание, ни женитьба не заставили Флориана забыть красавицу, лишь однажды виденную им в детстве.

Глава 2
Немного истории

   Когда Флориан проснулся, он лежал на земле в саду Сторизенда, с книгой месье Перро вместо подушки, под маленьким деревом с Востока, которое его великий дядя адмирал привез с другого конца света. Никто не знал точного названия этого дерева – его называли просто «дерево с Востока». Этой осенью на него напали гусеницы и съели абсолютно все листья, после чего исчезли. Но, оправившись от их нашествия, маленькое деревце вновь ожило благодаря мягкой октябрьской погоде, и сейчас на кончике каждой ветки зеленели новые почки.

   Отец Флориана сидел на скамье под этим самым деревом. Его оперенная треуголка лежала рядом, а темно-голубой и золотой цвета одежды придавали некую величественность фигуре герцога. Месье де Пайзен с улыбкой посмотрел вниз на юного бездельника и слегка дотронулся до мальчика носком своего сапога, пробуждая ото сна. Мальчик отлично помнил, что герцог носил голубые чулки с золотыми стрелками…

   Только возмужав, Флориан по достоинству оценил своего отца и стал восхищаться точностью, с которой третий герцог Пайзена следовал велениям времени. При первой любовнице Короля Солнца Гастон де Пайзен проповедовал господство чувств над разумом, при второй – культ войны, и, наконец, при третьей – главенство религии. Поступая подобным образом, он всегда купался в лучах королевской благосклонности. Флориан знал своего отца лишь по последнему периоду. Жизнь мальчика проходила попеременно в двух замках герцога в Сторизенде и в Бельгарде, вдали от всяческих нравоучений. Долгие летние дни в Сторизенде сопровождались всеми необходимыми религиозными обрядами. Зимой атмосфера Версаля – где солнечный день Луи Четырнадцатого сменился сумерками величественного спокойствия, полного уверенности в достойно прожитой жизни – была не более набожной, чем та, в которой рос Флориан.

   Однако не стоит думать, что месье де Пайзен злоупотреблял своим влиянием и придерживался чрезмерно строгих правил. Напротив, он проявлял тактичность, никогда не требовал скрупулезного выполнения своих указаний и безоговорочного подчинения домочадцев. Герцог не участвовал ни в одной дуэли со смертельным исходом и заботился о своей бессмертной душе, регулярно посещая мессы в церкви Святого Хоприга. Месье любил повторять, что «существуют правила, которым должен следовать каждый добропорядочный христианин».

   Овдовев после рождения своего второго законного сына, герцог не последовал зову плоти и не женился вторично. Он свято верил в слова Священного Писания о совершении браков на небесах. Заботясь о своих сыновьях, он окружил их добрыми и миловидными гувернантками. Кюре раболепствовали перед герцогом, прославляя щедрость его пожертвований церкви. Словом, с возрастом месье избрал для себя спокойную жизнь среди нравившихся ему людей, обладающих хорошей репутацией…

   Когда Флориан рассказал отцу о своем восхитительном путешествии в Акайр, герцог лишь улыбнулся. Он заметил, что это всего лишь сон, навеянный сказками месье Перро, которыми зачитывался мальчик.

   – Мадам Мелузину не часто можно встретить в наши дни, сынок. Когда-то она была хорошо известна в этой части Пуактесма, но задолго до того, как поссорилась со своим отцом, мудрым королем Вильгельмом, и заключила его вместе со всем двором в таинственном месте Акайра. Должен тебе сказать, Мелузина была справедливо наказана за свое недостойное поведение. С тех пор, как она наложила заклятье на Бранбелуа, каждое воскресенье ее ноги превращаются в русалочий хвост и остаются такими до понедельника. Это доставляло бедняжке немало хлопот, особенно когда она вышла замуж. Ее муж не мог понять причину постоянных отлучек супруги. Он так и умер несчастным от мучивших его подозрений. Но она не умерла, так как происходила хоть и не из рода бессмертных, однако обладала необыкновенными способностями, недоступными для простых людей.

   – Конечно, она не умерла, отец мой. Как раз сегодня я говорил с ней. Она замечательная, хотя и не так прекрасна, как Мелиор.

   Флориану показалось, что даже темные завитушки на отцовском парике грустно улыбались.

   – Возможно, уже никто не покажется тебе столь же прекрасной, как Мелиор. Я уверен, это лишь сон, Флориан, сон – сказка из книги месье Перро о спящей принцессе – Красавица в Спящем Лесу – по мотивам древней легенды.

   – Я не думаю, что это просто сон, месье.

   – К сожалению, ты ошибаешься, сынок. Я подозреваю, что похожий сон приходит многим жителям Пайзена, все еще остающимся романтиками в душе… Да, Мелиор всегда будет напоминать тебе ту недоступную красавицу, по которой все мы, жители Пайзена, тоскуем. Но я хочу поговорить с тобой о другом. Твой небесный покровитель, Святой Хоприг, подает тебе пример своей благочестивой жизнью и делами, пример, которому ты, я надеюсь, будешь следовать. К сожалению, не всегда наши предки стремились к этому…

   – Я не смею и надеяться стать столь же благочестивым, как месье Святой Хоприг. Но я попытаюсь заслужить его одобрение – ответил мальчик.

   – Кстати, Флориан, Святой Хоприг являлся близким другом отца Мелиор, ты должен помнить это. Он сотворил множество чудес при дворе короля Вильгельма в стране Феот.

   – Конечно, я помню. И я уверен, месье Святой Хоприг очень любил Мелиор.

   Больше Флориан не сказал ничего такого, что отец мог бы принять за его сон. К десяти годам мальчик научился с юмором относиться к нравоучениям взрослых. Флориан соскользнул со скамьи, взяв книгу под мышку, и согласился с отцом, что настало подходящее время для ужина.

   Тем не менее, ожидая, пока отец встанет, ребенок размышлял о том, как странно, что до погружения в волшебный сон Мелиор была знакома и даже разговаривала с его, Флориана, небесным патроном, Святым Хопригом из Голя. Именно ему мать поручила мальчика перед смертью. Отец научил Флориана молиться своему святому, так как он отныне и навсегда стал его защитником и покровителем. Это помогало мальчику воспринимать небеса как нечто близкое и настоящее. Приятно сознавать, что в царствие Божием у него есть друг, наблюдающий за ним. Возможно, этот друг тактично намекнет доброму боженьке, чтобы тот не был слишком уж строг с маленькими мальчиками. Мелиор казалась Флориану куда недоступнее, и легкая робость возникала у него всякий раз при мысли о возможности поклоняться ей. Хоприг же был другом, добрее и великодушнее, чем его, Флориана, отец, которого он тоже очень любил. Ребенок знал наизусть все легенды о Святом Хоприге. Особенно нравился ему рассказ о рождении святого, произошедшем при чудесных обстоятельствах. Младенца положили в бочку и бросили в открытое море, оставив плавать по воле ветра и приливов. Целых десять лет бочка путешествовала по воде, и все это время ангел приносил ребенку необходимую пищу. Затем, в предопределенный небесами день, волны вынесли бочку на берег неподалеку от Маневиля. Рыбак, думая, что нашел бочонок вина, уже хотел проделать в нем отверстие, как вдруг, впервые в своей жизни, Святой Хоприг заговорил с человеком: «Не делай этого, старик. Ступай в аббатство монастыря, которому принадлежат здешние земли, и попроси монахов крестить меня».

   Флориану это казалось знаменательным началом жизненного пути для мальчика одного с ним возраста. Все последующие чудеса в сравнении со столь душещипательным моментом меркли в глазах ребенка. Впрочем, никто не мог без внутренней зависти слушать рассказы о долгих путешествиях святого на Красные Острова и в королевство Клиффа, в Пойолу, и даже в Стрэмбол с его золотыми тротуарами, где каждая женщина держала при себе ядовитую змею для охлаждения пыла несчастных влюбленных. Или о волшебном путешествии, которое совершили Святой Хоприг и Святой Йорк в каменной кормушке для животных, с тех пор находящейся на берегах Пуактесма. В день зимнего солнцестояния, во время чудотворного дождя из яблоневых лепестков, белый вол пересек страну холмов с двумя святыми, которые проповедовали по очереди и обращали людей на всем пути в Пэдигон. Флориану особенно запомнился своеобразный способ передвижения, которым воспользовался Святой Хоприг в своем путешествии на север, вплоть до двора отца Мелиор. Там он продолжал совершать чудеса и вышел победителем из противостояния с гнусным Хорригом. Но важнее сейчас Флориану казалась мысль о том, что так Хоприг пришел и к Мелиор, волшебной красавице, слегка укрытой фиолетовым одеялом в таинственном месте…

   Само собой, месье Святой Хоприг очень любил ее, и оба они казались мальчику такими загадочными и прекрасными, ибо пришли из мира настоящих героев, мира куда более интригующего и совершенного, чем его собственный. Но именно по причине их необыкновенной красоты и святости он не считал себя достойным попасть в подобный мир. Страстно желая удостоиться этого, Флориан стоял, ожидая, пока его отец поднимется со скамьи под маленьким деревом с Востока. Сам герцог также казался погруженным в размышления о чем-то далеком и приятном.

   – Вы только что сказали, месье отец мой, что мы в Пайзене не всегда стремились следовать примеру Святого Хоприга. Значит ли это, что раньше мы делали нечто недостойное? – робко спросил Флориан.

   Монсеньор де Пайзен надел свою темно-лиловую шляпу, но продолжал сидеть. Казалось, что-то в словах сына позабавило его без видимой причины. Герцог считал, что земные создания часто, сами того не желая, выглядят очень забавно.

   – Это наследственная слабость – нам было свойственно хвастаться своей родословной, ведь мы продолжаем прямую ветвь по мужской линии от Юргена Пуактесмского. Сей древний странник, согласно нашей легенде, однажды заблудился в спальне мадам Фелиции де Пайзен, и результатом его заблуждения стал виконт, который процветал при последних Капетах.

   Флориан, согласно старомодному обычаю своего времени, воспитывался вне всякой лжи по поводу того, как и откуда появляются дети. Он заметил, с чувством легкой гордости:

   – Да, его тоже звали Флориан, как и меня.

   – О виконте ходили странные легенды. Согласно им он исчез в день свадьбы и появился вновь лишь через тридцать лет, все таким же молодым. Сам он рассказывал, что таинственным образом уснул где-то в заколдованном месте – это было своего рода оправданием за пренебрежение супружескими обязанностями. Скептики нашли историю банальной и неправдоподобной.

   – Да, но сэр Огайер все еще спит в Авалоне, ожидая момента, когда Франция будет нуждаться в нем; и Иоанн погрузился в магический сон в Эфесе до тех пор, пока ему не придется свидетельствовать против Антихриста; и есть еще Мерлин в Брокалианде, и Святой Иосиф из Аримафеи в белом городе Сарры; наконец, месье отец мой, есть еще Мелиор и все люди короля Вильгельма в Бранбелуа.

   – Так ты все мечтаешь о своей Мелиор, упрямый ребенок! Конечно, ты последователен и ссылаешься на реальные прецеденты в защиту своего тезки, а придерживаться логики и прецедентов всегда верно. Я надеюсь, ты это запомнишь.

   – О да, месье отец мой.

   – Но верно так же и то, что истории о спящих героях свойственны многим народам мира. В любом случае, Флориан де Пайзен был женат на внучке великого Дона Мануэля; таким образом, мы происходим от двух известнейших героев Пуактесма, но лично я склонен думать, что именно от Юргена мы унаследовали основные фамильные черты. В любом случае, с тех пор наш род процветал.

   Отец Флориана откинулся назад, отложив недавний план относительно ужина. Нельзя сказать, что герцог с излишней щепетильностью относился к своим предкам. Он считал свою родословную достойной себя и одобрял ее.

   Однако в его дальнейших словах сквозило легкое самодовольство:

   – Да, наш род процветал. Постепенно росло состояние, а вслед за ним и положение в обществе. Кажется, фортуна баловала нас, в особенности в годы, когда женщины правили Францией. Именно им мы обязаны самыми большими своими успехами. Так, королева Изабо Баварская больше других способствовала процветанию нашего дома, гораздо больше, нежели Анна из Божо и Екатерина Медичи. Многие отмечали это совпадение. Но лишь шестьдесят лет назад Марион Делорм в приватной беседе с великим Кардиналом с особым красноречием упоминала о твоем тезке, Флориане, после чего он получил титул герцога и соответствующие ему владения на юге.

   – Я знаю еще, что его дядю сожгли как оборотня. Мадемуазель Делорм была очень добра, не так ли, месье отец мой? – спросил мальчик.

   – Она была широко известна, сынок, за свою безграничную щедрость, и когда мой отец перестраивал Бельгард и поднял Гугенотское крыло замка, он запечатал ее подвязки за угловым камнем, как раньше делали с мощами святых. Есть целая легенда о том, как ему удалось приобрести их. Для моего благочестивого деда ничто не имело такой важности, как эти драгоценные подвязки.

   – Мне очень хотелось бы знать эту легенду, – прошептал Флориан.

   – Никто не знает ее. Мой дед отличался благоразумием. Поэтому он преуспевал. И его сын, мой достопочтенный отец, также преуспевал во времена регентства Анны Австрийской, несмотря на открытую недоброжелательность Мазарини. Правда, имела место некая история – я не знаю ее в деталях – о ночном чепчике под подушкой королевы, по поводу которой его Преосвященство потребовал объяснений. Мой почтенный отец никогда не отличался даром красноречия, но он был благоразумен и потому преуспевал. И я, сын мой, переживал счастливые дни во времена мадам де Монтеспан.

   Флориан попытался вспомнить что-либо о мадам де Монтеспан, но в голову приходили мысли о последней любовнице короля и, как поговаривали, его морганатической жене.

   – Мадам де Ментенон также очень хорошо относится к вам, не так ли, отец?

   Герцог сделал легкий жест рукой, словно отказываясь от незаслуженной похвалы.

   – Я близко знал мадам во времена ее первого замужества. Ее муж был ни на что не годным калекой, да к тому же без гроша в кармане. Тогда у меня появилась возможность утешать несчастную. Мадам де Ментенон хорошо помнит те времена и признательна, что их не вспоминаю я. Мадам очень добра. Однако о лордах Пайзена ходят странные слухи. Суеверные люди приписывают нам владение неким талисманом, дающим возможность пойти дальше в своих взаимоотношениях с женщинами, чем большинство мужчин.

   – Вы имеете в виду нечто вроде волшебной лампы или колпака желаний? Или магического жезла? – воскликнул заинтригованный Флориан.

   – Да, что-то в этом духе. Рассказывают даже, как именно при точном использовании талисмана наш род добился такого процветания. Впрочем, не обошлось и без следования великому закону бытия. Конечно, Коллин помогает нам в беде.

   – Что такое Коллин?

   – Пока я вынужден молчать, ибо ты еще слишком мал. Но когда ты станешь мужчиной, я должен буду рассказать тебе, Флориан, о наследстве, оставленном нашим сожженным предком, которого ты недавно вспоминал, о том, что он завещал нам. Это произойдет очень скоро.

   – Отец, а что означает великий закон бытия?

   Герцог некоторое время задумчиво смотрел на сына.

   – Никогда не следует грешить против ближнего своего, – ответил он.

   Монсеньор замолчал и, поднявшись, наконец, со скамьи, пересек газон и стал подниматься по широкой изогнутой мраморной лестнице, ведущей на южную террасу Сторизенда. Флориан следовал за ним. Некоторое время он тоже молчал, чувствуя себя немного подавленно.

   – Да, но отец мой я не понимаю…

   Герцог повернулся к сыну – высокая фигура в темно-голубом и золотом. Он стоял возле одной из ваз, искусно украшенных резными венками. Летом их обычно переполняли розовые и желтые цветы: вазы никогда не пустовали, и садовники следили за сменой завядших букетов.

   – Молодость никогда не видит скрытого смысла этого закона, сын мой. Я не уверен, хорошо это или плохо.

   Герцог вновь замолчал, задумчиво глядя через террасу на зубчатые стены и четыре башенки южного фасада. Его взгляд, казалось, окидывал по очереди фонтаны, окруженные низкими изгородями, посыпанные гравием дорожки террасы, окутываемый мраком замок. Сумерки сгущались: виднелся свет в одном из окон.

   – Ну, вот мы и дома, юный мечтатель. Я тоже когда-то любил мечтать… Нас ждет твой маленький брат, Флориан. Пора.

Глава 3
Утешение вдовцов

   Маленький брат и в самом деле уже ждал их под сводчатой аркой, еле сдерживаемый строгой гувернанткой. Увидев отца и брата, он начал лепетать одновременно о том, как он проголодался, и как он помогал старой Марго доить корову, и что курьер в огромных ботфортах ожидает месье герцога в зале. Этот забавный рассказ с трудом поддавался пониманию, так как в свои восемь лет маленький Рауль еще не научился правильно выговаривать слова. Рукава его рубашки являли собой печальное зрелище, а лицо почти невозможно было увидеть под слоем грязи.

   За его спиной стояла миловидная мадемуазель Берта, гувернантка, наложившая на себя руки следующей зимой. Она уже оплакивала свое щекотливое положение в доме герцога, но это не мешало ей отвергать всех кандидатов на ее руку из числа хозяйской челяди. Будучи от природы доброжелательным, герцог, тем не менее, начинал тяготиться таким положением дел, ибо не желал становиться предметом сплетен.

   Слушая ребенка, месье снисходительно улыбался. С подобной улыбкой он имел обыкновение обращаться ко всем окружающим его людям. По окончании рассказа герцог обратился к гувернантке:

   – Мадемуазель, присмотр за детьми является очень ответственным делом. Я только что нашел Флорина спящим на земле, а Рауля вы, видимо, извлекли из свинарника. Слава богу, что у нас только два плохо воспитанных ребенка, не так ли?

   Много лет спустя Флориан пытался вспомнить, как выглядела мадемуазель Берта и что она ответила, но так и не смог. Но он отлично помнил, что в тот момент маленький брат вырвался из-под ее опеки и, подбежав к отцу, обхватил одной рукой его ногу, а другой ногу Флориана. Рауль был крепким и на удивление сильным ребенком, приятно пахнувшим свежей землей.

   Флориан очень любил его, и братья сохраняли привязанность на протяжении долгих лет, пока смерть не разлучила их. Флориан всегда сознавал себя старше, мудрее и сильнее Рауля, хотя тот вырос на голову выше его. А когда Раулю перевалило за тридцать, и оба брата уже имели своих сыновей, Флориан все еще думал о шевалье де Пайзен как о маленьком брате с чумазым лицом и пахнущем свежей землей, о брате, которого он любил и опекал и от которого у него был лишь один секрет. Он никогда не говорил с Раулем о Мелиор.

   Флориан никому не рассказывал о ней. Все, что касалось Мелиор, он считал разумнее держать при себе, дабы никто не надоедал ему замечаниями о том, что это всего лишь сон.

   Воспоминания о красоте принцессы не покинули Флориана со временем, и ни возмужание, ни женитьба не вытеснили из его мыслей ее образа, лица, виденного им в детстве лишь однажды. Другие женщины появлялись и исчезали; жены преждевременно умирали, словно злой рок преследовал его супружеские отношения. Но обычаи времени не вынуждали де Пайзена уклоняться от наслаждения другими женщинами, и Флориан охотно использовал представляющиеся возможности. Отец его скончался, и теперь принц де Лайзарт унаследовал герцогский титул и причитающуюся ему часть поместий.

   Прислуга отошедшего к нему Бельгарда пребывала в печали по поводу намерений четвертого герцога де Пайзена жениться вот уже в пятый раз. В глазах челяди события развивались слишком уж быстро со времени кончины его последней супруги и отправки сына в Сторизенд, который, согласно воле отца Флориана, отошел к Раулю. Домочадцы в Бельгарде опасались влияния новой супруги месье на уклад их жизни. Герцог, вслед за своим братом, собирался взять в жены девушку из дома де Нейрак, семья которой представляла собой разорившихся, но очень консервативных потомков некогда богатого рода. В Бельгарде считали, что де Нейраки отстали от жизни и не замечают изменений, произошедших в обществе со времен смерти старого короля.

   – Ну и как долго еще эта новая игрушка будет забавлять тебя, маленькое чудовище? – поинтересовалась мадемуазель Сесилия.

   Надо заметить, что к девяти утра они все еще оставались в постели. Впрочем, им некуда было спешить – сундуки мадемуазель упаковали еще накануне вечером, а ее отъезд не планировался раньше полудня.

   – Кто знает… – протянул Флориан, лениво улыбаясь. Он лежал под огромным балдахином, концы которого удерживали четыре смеющихся купидона.

   – Просто удивительно, как в мои года я умудряюсь оставаться оптимистом. Во время новой свадебной церемонии я верю, что для меня начинается новый жизненный цикл и что он продлится до конца дней моих, – добавил он.

   – Неужели? Впрочем, подобное настроение свойственно каждому жениху. Девушка поудобнее устроила на подушке свою гладко причесанную головку и оценивающе взглянула на Флориана.

   – Друг мой, я нахожу чрезмерным ваше преклонение перед определенными условностями. Вы с маниакальным постоянством ищете логическое объяснение всем своим поступкам и приводите в качестве примеров многочисленные прецеденты…

   – Мадемуазель, мой отец привил мне столь необходимую черту много лет назад, доказав несомненную пользу следования данному правилу.

   – Чудесно. Однако я подозреваю, что вы пользуетесь им несколько своеобразно. Прецеденты служат оправданием сиюминутным прихотям и, словно розовые очки, приукрашивают в ваших глазах суровую реальность. Не так ли?

   – Дорогая, у вас сложилось ошибочное мнение на мой счет, и вы критикуете меня с беспощадностью близкого друга…

   – Но все же я права. Большинство ваших прецедентов кажутся явно притянутыми за уши. Вы склонны отсылать слушателей к обычаям визиготов, или ссылаться на застольные беседы Аристотеля, или апеллировать ко временам правления Квинтиллиона. Я согласна, это звучит впечатляюще. Тем не менее многочисленные примеры, которыми вы так любите оправдывать собственные выходки, зачастую никоим образом не относятся к делу.

   – Мой род произошел от весьма достойного учителя, мадемуазель. Я склонен думать, что не кто иной, как великий Юрген, завещал мне часть остроты своей удивительной эрудиции. Вряд ли у меня есть повод для сожаления.

   – Вот тут вы не правы. Мне кажется, ваш великий предок завещал вам печальную тенденцию к потаканию своим капризам в супружеских отношениях. Свадьба всегда казалась мне лишь неделикатным афишированием чувств, и уж конечно я не могу смириться с последствиями вашего эгоизма – ведь из-за вашей женитьбы меня просто-напросто выставляют за дверь.

   – Бессердечная! Вы говорите так, словно я не страдаю от правил приличия, которые делают вынужденным ваш отъезд.

   – Но ведь именно вы, решив жениться, поставили меня перед необходимостью соблюсти приличия.

   – Дорогая, человек не волен поступать, как ему вздумается, в таком ответственном деле, как брак. Кстати, Рауль убеждает меня, что его малышка свояченица просто прелесть. К тому же она является совладелицей Нейрака и у нее нет надоедливой родни мужского пола. Она вполне подходит на роль моей жены, так что я собираюсь оправдать надежды брата.

   – Вот прекрасный образчик вашего недостойного поведения – вы намерены жениться на ее наследстве! Я бы ни за что не поменялась с бедняжкой местами. Быть вашей женой – не самое приятное занятие. Мне куда больше нравится наша близкая дружба.

   Флориан улыбнулся и неожиданно изменил свое отношение к Сесилии.

   – Bels dous amicx fassam un joc novel, – нежно прошептал он.

   – Я прошу объяснения ваших слов, – произнесла Сесилия с тем слегка приглушенным смехом, который сводил Флориана с ума.

   – Я был готов исполнить для вас древнюю балладу. Собственно говоря, это особенная утренняя песня наподобие тех, что пели своим возлюбленным жители Пуактесма во времена трубадуров.

   – Так вы решили прославить древний обычай, любовь моя? Возможно, это и по душе вам, герцогу де Пайзен, столь рьяно следующему логике и примерам, достойным подражания. Однако я совершенно не логична. Как вы видите, я – женщина. Больше того, я современна во всем, и терпеть не могу всяких древностей, и нахожу их абсолютно неуместными в спальне.

   – А это значит, мадемуазель…

   – А это значит, я умоляю вас – делайте что угодно, но только не пойте никаких старинных песен. Они имеют обыкновение содержать массу вульгарных подробностей.

   Флориан давно привык к щепетильности, проявляемой Сесилией во всем, что касалось отношений между мужчиной и женщиной. Некоторое время они лежали молча, затем поцеловались в знак примирения. Закончив свой туалет, мадемуазель Сесилия отправилась на юг – нанести визит кардиналу Борджиа, недавно обратившемуся к ней с туманной просьбой о пожертвовании на дела церкви. Девушка отличалась религиозностью и находила удовольствие в подчинении духовным пастырям, что не мешало ей проявлять требовательность к комфорту в повседневной жизни.

   Проводив Сесилию, Флориан послал за Жан Паоло, юношей, гостившим у него вот уже семь месяцев.

   – Я женюсь. Мы должны расстаться, Жан Паоло, – безапелляционно заявил он.

   – В самом деле? Но ты будешь сожалеть о моем отъезде!

   – Людям не приходилось бы испытывать сожаление, если бы не необходимость следовать своему долгу. Как тебе известно, я намерен жениться. Жених же обязан создать хотя бы видимость увлеченности своей невестой. Вряд ли я смогу уделять достаточно времени своим друзьям на протяжении медового месяца. Будем же логичны, дорогой Жан Паоло! Поверь, я не вижу в тебе ни одного недостатка, более того, ты достоин стать другом самого короля. Очень жаль, но прибытие новой герцогини предполагает заботу о том, чтобы никто не мешал нам в первый месяц после свадьбы – я вынужден расстаться с тобой.

   – Меня не удивляет твое решение, Флориан. Говорят, ты расстался со многими преданными людьми. Все они покинули тебя…

   – Неужели? – странным голосом произнес Флориан.

   – Да. И очень внезапно покинули…

   – Неужели? – переспросил герцог.

   – И их отъезд вовсе не был удивителен для тебя, дорогой друг.

   – Знаешь, в минуты душевной боли я пытаюсь контролировать свои эмоции и не подавать вида, что страдаю. Поверь мне, Жан Паоло, расставание с ними являлось для меня куда более неожиданным, чем для кого-либо другого. Ты наслушался глупых сплетен, придуманных завистливыми соседями и не имеющих никакого отношения к нам с тобой. Я обо всем позаботился – ты ни в чем не будешь нуждаться, друг мой. – От последних слов герцога повеяло холодом.

   – Однако я вижу здесь вино. Это мой прощальный кубок, Флориан? – нежно улыбаясь, произнес юноша, уверенный в своей власти над герцогом.

   Флориан смотрел куда-то поверх него.

   – Да, – ответил он с легкой грустью в голосе. Они подняли бокалы в честь будущей герцогини де Пайзен. Жан Паоло умер мгновенно.

   – Так будет лучше. Время не пощадило бы твоей красоты. Оно лишило бы тебя радости жизни, пошатнуло твою глубокую веру в то, что я – твой раб. Жесткая борода покрыла бы твою бархатную кожу, ничто не напоминало бы о прежней беспечности. В конце концов, остается лишь раскаяние от бесцельно прожитых лет. Время разрушает все на своем пути. Но ты избежал его, дорогой Жан Паоло.

   Флориан грустно улыбался, испытывая тоску от мыслей об исчезающей красоте. Он вспомнил об участи Тифани, прекрасной женщины, когда-то так мило заботившейся о нем в Неаполе. Размышляя над ее советами, он не мог не думать о жестокости, с которой толпа отнеслась к его наставнице. Он знал свое пристрастие к сентиментальности, но ничего не мог с собой поделать. Флориан вновь переживал боль за Тифани, величавую женщину немного не от мира сего. Четыре года назад ее изгнали из монастыря и задушили за милосердие к молодым людям, испытывавшим неудобство от задержавшихся на этом свете родственников. Да, жизнь бессмысленна. Она не щадит никого – ни мудрецов, вроде Тифани, ни прелестных созданий, вроде Жан Паоло. Подобные мысли вызывали депрессию, а бессмысленность жизни казалась нелогичной.

   Флориан прикоснулся к мертвой руке, еще несколько мгновений назад хранившей тепло жизни, и нежно произнес:

   – Я предпочел убить тебя, дорогой Жан Паоло, нежели увидеть, как ты покинешь меня и станешь чьим-то другом. Ты слишком много знал обо мне и мог обронить неосторожное слово в дружеской беседе. Впрочем, убив тебя, я не согрешил против обычаев, я лишь следовал примеру многих прецедентов, бывших до нас. Так же поступил великий Александр со своим Клитом, и Адриан с Антиноем. Кто как не сам Аполлон вручил смертоносную чашу Гиацинту, своему возлюбленному другу? Быть может, нам не и не стоит слепо повторять деяния древних царей и языческих богов. Следуя логике, все же надо помнить, что все они были язычниками, не подозревающими о достоинствах истинной веры, и неминуемо грешили. Тем не менее, их примеры являют собой замечательные прецеденты, утешающие совесть человека принципиального.

   Флориан любовно поцеловал холодные губы друга, затем приказал лакеям позвать отца Жозефа и похоронить Жан Паоло с соблюдением всех церемоний в часовне, рядом с бывшими герцогинями де Пайзен.

   – Слушаюсь. Смею заметить, месье, в склепе, где погребены ваши супруги, больше не останется места для новых могил, – ответил лакей.

   – Верно. Ты отличный слуга, Пьер, и всегда мыслишь логически. Проследи, чтобы Жан Паоло похоронили в южном приделе.

   Флориан пил вино с вафлями в потайной комнате, куда никто кроме него не имел права входить. Проследив, все ли там осталось в порядке, он вышел и закрыл дверь на ключ.

   Все происходило накануне дня Святого Стефана Вестминстерского, празднование которого выпадало на пятнадцатое июля. В тот день Флориан покинул Бельгард, отправившись навстречу своей невесте в Сторизенд.

Глава 4
Кровные узы

   Флориан ехал верхом на огромной белой лошади, в элегантном дорожном костюме цвета бутылочной зелени, отделанном серебром. В Сторизенде, где его ожидала невеста, полным ходом шли приготовления к свадебному ужину. Герцог специально избрал длинный путь, дабы иметь возможность помолиться за счастливое будущее своего брака в церкви Святого Хоприга. Никто другой не являлся столь же желанным гостем в сем славном храме. Герцог де Пайзен, не жалея ни сил ни средств, оказывал величайшее уважение и почтение своему небесному покровителю. В чем бы ни нуждался его храм – будь то резные канделябры, витражи для окон или пара акров пастбищных земель – Флориан не скупился во имя славы своего святого заступника. Ведь Хоприг в царстве небесном мог замолвить словечко за герцога, чья щедрость не должна остаться незамеченной. Таким образом месье пытался держаться золотой середины и гарантировать себе счастливое будущее. Совесть его была чиста.

   Помолившись за благополучие в новом браке, бессмертную душу Жан Паоло и исповедовавшись в грехах, совершенных за последний месяц, Флориан отправился на восток. Он пересек Амнеран и великий лес и наконец добрался до брода Дуарден. По мере приближения к Акайру герцог лениво, но не без внутреннего волнения вспоминал о своем путешествии в замок спящей принцессы, стоявший в глубине здешних лесов, и красавицу, которую так и не смог забыть. Сердце болело от преследовавших его мыслей, вызванных воспоминаниями о прекрасной Мелиор. То, что люди назвали бы лишь сном и пустыми мечтаниями, Флориану представлялось более реальным, нежели его повседневная жизнь.

   Он резко натянул поводья, заставив лошадь остановиться, и молча наблюдал за женщиной, выходившей из глубины полного опасностей леса. Некоторое время он просто смотрел на нее, затем улыбнулся и покачал головой в знак неодобрения.

   Женщина приходилась Флориану сводной сестрой. В молодости, еще до того, как подобные эскапады стали осуждаться обществом, старый герцог имел связь с дочерью управляющего, в результате чего родилась Мари-Клер Казен. Она была ровесницей Флориана, всего тремя месяцами старше его. В юности они почти не разлучались. Отец проявил благородство и признал свою незаконнорожденную дочь. Мари-Клер выросла в Сторизенде и жила там до тех пор, пока ее специфическое поведение не стало шокировать окружающих и герцог не выставил ее за дверь. Получив полную свободу, девушка водила дружбу с личностями, чью репутацию можно назвать более чем неопределенной. Даже относившиеся с огромной терпимостью ко всему, что имело отношение к магии и колдовству, жители Пуактесма считали ее образ жизни невоздержанным.

   – Моя дорогая, должен довести до твоего сведения, что разгневанные крестьяне и бакалейщики вновь посетили мой замок на прошлой неделе. Они требовали поймать и сжечь тебя. Ты поступаешь слишком беспечно, Мари-Клер, настраивая против себя всех соседей. Постарайся убедить своих многочисленных любовников сдерживать пыл до наступления ночи. Заставь их хотя бы не проходить через Амнеран – от их вида у людей волосы встают дыбом. Это лишь подливает масла в огонь и усиливает желание крестьян сжечь тебя в полнолуние, – продолжая осуждающе качать головой, наконец сказал Флориан.

   – Ну, никому пока не удалось сжечь меня. Мой смертный час еще не пробил, – ответила Мари-Клер. Она, казалось, думала совсем о другом.

   – Поговаривают, ты снова собираешься жениться?

   Женщина подняла на него слегка затуманенный взгляд, так хорошо известный Флориану. Когда она так смотрела на него, герцога не покидало безотчетное ощущение, что Мари-Клер смотрит на кого-то другого или, вернее, видит кого-то рядом с ним…Ее глаза не могли быть черными. Флориан знал, что человеческие глаза вообще не бывали совершенно черными. Но Мари-Клер обладала необыкновенно густыми и короткими ресницами на обоих веках, что делало ее маленькие темные глаза похожими на капли дьявольских чернил. Кроме того, в них читалось абсолютное понимание – на Флориана смотрела его кровная родственница.

   Он неторопливо ответил:

   – Да. Мадемуазель де Нейрак вскоре сделает меня счастливейшим из мужчин.

   – Несчастное дитя! Она всего лишь существо из плоти и крови.

   – Что же означают сии анатомические подробности, произнесенные так загадочно, Мари-Клер?

   – Они означают, что ты не придешь в восторг от того, что получишь.

   Флориан не ответил на ее замечание, но улыбнулся своей сводной сестре, ибо очень любил ее даже сейчас. Они понимали друг друга с полуслова.

   Некоторое время они стояли молча, затем герцог продолжил прерванный разговор:

   – Мари, ты выходишь из леса – где не часто можно увидеть даже аббата, не говоря об ангелах – с ситом и ножницами. Кого ты навещала?

   – Откуда мне знать настоящее имя достойного соперника богов человеческих?

   – Черт побери! Так вот в какой компании ты проводишь время? Берегись, Мари, тебя ждут вечные муки в аду, – воскликнул Флориан.

   – На шабаше мы называем его Жанико, – продолжила сестра.

   – Да, я знаю. Впрочем, его имя ничего не значит. До свидания и удачи тебе, моя дорогая, – великодушно улыбнулся герцог.

   Сказав это, он повернул лошадь на лесную тропу, на которой несколько минут назад появилась Мари-Клер. По дороге Флориан размышлял, что он и сам не прочь увидеть Жанико за работой. Но больше герцога волновали не мысли о таинственном Жанико или Мари-Клер, а воспоминания о красоте спящей принцессы, которую он так и не смог забыть. Его загадочная печальная сестра тоже была когда-то очень милой, а все ее неразумные поступки казались Флориану теперь сущими пустяками.

   Мари-Клер утратила былую привлекательность. Лишь ее шея осталась совершенной – это была единственная женская шея, выдерживавшая сравнение с лебединой – необыкновенно длинная, округлая и гибкая. Но ее голова казалась непропорционально маленькой для такой превосходной шеи. Мари унаследовала тусклую бледность кожи де Пайзенов и в свои тридцать пять выглядела немного старше – такова расплата за жизнь колдуньи. Флориан, глядя в зеркало, видел молодого человека лет двадцати шести. Да, гораздо проще хвататься за соломинки прецедентов и слыть отличным малым под покровительством Святого Хоприга.

Глава 5
Дружеский совет Жанико

   Следуя извилистой лесной тропой, ведущей в глубины Акайра, Флориан выехал на большую поляну, в центре которой лежали семь поваленных деревьев. У одного из них паслась великолепная гнедая лошадь, и семь лилий цвели, окутанные волшебным сиянием всех оттенков золотого и белого. На стволе лежащего дерева сидел человек. Лицо его выражало высшую степень спокойствия и уверенности в себе, а одежда, хотя и не броская на вид, выдавала, тем не менее, хороший вкус владельца. Коричневая материя почти сливалась с цветом кожи загадочного незнакомца. У его ног произрастал пышный куст, сплошь покрытый великолепными малиновыми соцветиями. Удивительно, как растение могло зацвести в месте, куда редко попадали солнечные лучи, а небо всегда казалось подернутым бронзовой дымкой облаков.

   Сам Жанико стоял перед герцогом. Флориан поприветствовал его довольно учтиво, но сдержанно.

   Жанико заговорил первым:

   – Разве можно поверить, глядя на ваше мрачное лицо, что я вижу перед собой счастливого жениха? Я недоволен вами, месье герцог. Лица моих друзей всегда освещены радостью. Вы не должны становиться исключением.

   – Так вы наслышаны о моей грядущей помолвке! Что ж, должен сказать, я вполне удовлетворен своим будущим, ведь, взяв в жены сонаследницу Нейрака, я поступлю согласно велению логики. Однако нелогично игнорировать неприятные последствия брачного союза. Есть частичка магической тайны в шикарно одетой женщине, независимой, самостоятельно распоряжающейся своим временем и вашим сердцем. Но распростертая на кровати потная и покорная плоть, путающаяся в простынях… – Флориан сделал гримасу отвращения и пожал плечами.

   Пристально глядя на герцога, Жанико ответил:

   – Я наблюдал за вами, месье. Вы никогда не окунались с головой в омут любовных наслаждений, хотя и не стремились избегать их. Но я не видел в вашей душе настоящей любви, любви всепрощающей и способной на самопожертвование. Есть нечто, чего вы желаете больше всего на свете, и это желание уже давно владеет вашим сердцем.

   – Вы правы.

   Флориан вспомнил свое путешествие в Акайр много лет назад. Затем, очнувшись, пожал плечами, спешился и привязал лошадь к дереву. Перед ним стоял единственный человек на земле, которому он мог доверить свою детскую мечту. Герцог поведал Жанико историю своего пребывания в таинственном месте, где ему довелось увидеть принцессу Мелиор, чье совершенство оставило неизгладимый след в его душе.

   Жанико слушал, не прерывая, явно заинтересованный.

   – Я не часто посещаю таинственные места, но мне доводилось слышать о Мелиор от многих людей, ныне пребывающих в мире ином. Все они восхваляли ее красоту, – заметил он.

   – Они глупцы, ибо не сумели оценить ее по достоинству. Сейчас я уже не говорю, что она красива, я не осмеливаюсь сравнивать ее совершенство с чем бы то ни было, ибо оно выше любых похвал. Я застыл в безмолвном восхищении перед божественной красотой Мелиор, в страхе не сдержать мольбы о пощаде, рвущейся с моих губ. Волшебное видение явилось мне в детстве, и с тех пор воспоминания о нем не покидали меня ни на минуту. Я пытался забыться в объятиях других женщин. Одни из них обладали нежными голосами, другие добрыми сердцами, но меня неотвязно преследовало ощущение, что все они безнадежно посредственны на фоне Мелиор, – с грустью в голосе произнес Флориан.

   – Скажите-ка мне, месье, положа руку на сердце – вы и теперь искренне верите, что Мелиор – красивейшая девушка на земле? Вы уверены в своих чувствах? – спросил Жанико.

   Решимость Флориана несколько поколебалась, и голос его дрожал, когда он ответил:

   – Ее красота – это красота, которой обладали женщины на заре истории и которая исчезла в наши мрачные времена. Возможно, так выглядела Елена Прекрасная, ставшая яблоком раздора в Троянской войне. Или Клеопатра, царица Египта – не один император лежал у ее ног, а поэты по сей день прославляют ее совершенство. Или, возможно, другая женщина королевской крови, жившая в древности, могла соперничать с Мелиор блеском своего очарования. Но если и существовали в нашем мире женщины, достойные сравниться с ней, то лишь слабое эхо напоминает об этом, и прах их развеян по ветру. Я взываю к именам, когда-то бывшим магическими. Я взываю к Семирамиде, Эрегоне и Гвеневере, но они не отвечают. Смерть унесла их красоту, могилы их поросли тернием и презренная скотина попирает их копытами. Ничто не сохранилось от былого очарования. Вот почему я взываю вновь, взываю к Мелиор, и хотя не слышу ответа, но знаю, что обращаюсь к существующей до сих пор живой, реальной красоте, виденной моими собственными глазами.

   Жанико пересел на пень и внимательно слушал, поглаживая подбородок большим и указательным пальцами. Он казался абсолютно коричневым, вокруг него мерцало бело-золотое сияние, а отделка сапог была краснее крови.

   – Так в этом видении, реальность которого отрицается всеми живущими, вы нашли счастье, герцог? – медленно произнес он.

   Флориан горько усмехнулся.

   – В нем я нашел свое проклятие. С тех пор, как я увидел Мелиор, чья красота божественна, дешевый блеск других женщин кажется мне гротескным, достойным презрения и даже ненавистным. Я пытался найти любовь, но находил одиночество в их руках. Я в отчаянии искал единомышленника, а находил лишь бренную плоть и потоки бессмысленной болтовни. Тогда я возжелал найти незнакомку, в чьих объятиях я познал бы самое себя. Зачем я здесь? Мне не стереть из памяти образ Мелиор, и я обречен вечно искать женщину, способную заменить ее в моих глазах.

   – Вот как? А вы остаетесь романтиком, герцог. Душевные раны с трудом поддаются лечению, однако я постараюсь помочь вам. Во-первых, необходимо положить конец череде смертей ваших жен и избавиться от злого рока, нависшего над вашими супружескими отношениями. По этому поводу уже ходят недобрые слухи. Если вы столь романтичны, и мысль о браке с любой из живущих женщин внушает вам отвращение и заставляет страдать, не отказывайтесь от моей помощи. Я избавлю вас от дальнейших тяжких утрат и предотвращу распространение гнусных сплетен. Больше того – вы получите свою Мелиор.

   Ответ Флориана прозвучал подобно печальному приговору самому себе:

   – Это невозможно, месье. Нужно соблюдать правила этикета. Даже если я соглашусь прибегнуть к помощи колдовства, будет не по-рыцарски нарушить магию мадам Мелузины, сотворившей заклинание над таинственным местом и своими кровными родственниками. Неучтиво вмешиваться в ее семейные дела, ведь она была так добра ко мне в детстве.

   – Вы уделяете слишком много внимания прецедентам, месье герцог. Уверяю вас, Мелузина сама уже с трудом помнит все подробности дела. За последние четыреста лет столько всего случилось с ней, что рассудок бедняжки помутился. Все, на что она теперь способна, – причитать над осколками прошлого да бродить по темным коридорам замка в сумерках, пророча гибель своим потомкам. Вы и сами можете убедиться, что в ее поведении нет логики. Право же, Флориан, такая деликатность делает вам честь, но мы никоим образом не побеспокоим мадам Мелузину, освободив Бранбелуа от ее заклятия, – с ноткой удивления в голосе произнес Жанико.

   Флориан мягко поправил его:

   – Лишь близкие друзья называют меня по имени. А наше с вами знакомство, месье Жанико, хоть и весьма приятное, но краткое, не дает мне повода считать вас другом, будь вы человек или волшебник.

   – О, месье герцог, я прошу вас простить мне мою досадную оплошность, – поспешил исправить положение Жанико.

   Флориан кивнул в знак принятия его извинений и продолжил:

   – Конечно, это всего лишь формальности этикета, однако необходимо следовать достойным прецедентам даже в мелочах. Должен признаться, месье, ваше заманчивое предложение соблазнило меня…

   – Герцог, ни вы, ни один из живущих сейчас волшебников не способен снять заклятие с Бранбелуа без моей помощи. Мелузина воспользовалась Древней Магией, куда более сильной, чем жалкое подобие волшебства, бытующее в наши дни. Я же хочу видеть вокруг себя лишь счастливые лица, поэтому вы получите Мелиор… на некоторое время.

   – Какова же цена? – поинтересовался Флориан.

   – Я, князь мира, не купец, чтобы торговаться. Я освобожу замок от заклинания Мелузины, и вы получите девушку в качестве подарка. Но должен напомнить – она происходит из племени Ленши и к концу года покинет наш мир – несколько высокомерно ответил Жанико.

   Флориан кивнул, улыбаясь. Конечно же он знал, что брак с одной из Ленши не может быть долгим. Однако чародей явно считал его простаком, если допускал, что герцог не знает простейшей истины – принявшего подарок из рук исчадия ада ожидают вечные муки в геенне огненной. Это позабавило Флориана, и он возразил:

   – Но месье Жанико, де Пайзен не может принять милостыню ни от кого. Будем же логичны! Цена должна быть назначена и уплачена, поскольку я терпеть не могу влезать в долги.

   Не подавая вида, что испытал сильнейшее разочарование, Жанико ответил:

   – Хорошо. Предположим, принцесса будет принадлежать вам до тех пор, пока не забеременеет. Когда же это случится, ваше не рожденное дитя и станет моим гонораром согласно древнему ритуалу.

   – Что ж, я вынужден принять суровую реальность сложившейся ситуации, раз уж мое счастье зависит от нее. В подобных случаях Парацельс допускал возможность искать помощи – простите мне условный термин, месье Жанико – у нечистых сил. Если мне не изменяет память, то его одобряли Петр Эродий, Бартоломео Сессоферато, Саллюстий и другие учителя. Таким образом, в моем распоряжении превосходные прецеденты, и приняв ваше предложение, я не погрешу против традиций. Решено, я принимаю его, и несмотря на отцовские чувства согласен отдать ребенка в качестве гонорара согласно древнему ритуалу, – заключил Флориан.

   – Конечно, если Мелиор не будет беременна… – выразительно произнес Жанико.

   – Монсеньор, я де Пайзен. Вы получите ребенка.

   – Прекрасно. Полагаю, вам понадобится меч Фламберж, чтобы выполнить ритуал, ведь Мелиор – одна из Ленши, и лишь один меч способен пролить их кровь.

   – Где я могу найти его?

   – Есть некто, кто может указать место, где спрятан меч. Некто, живущий в вашем замке, – ответил Жанико.

   Флориан поспешно прервал его:

   – Давайте обойдемся без туманных намеков. Просто скажите мне, где меч.

   – Я не имею ни малейшего понятия, герцог. Я лишь предполагаю, что он находится где-то в Антане. Но раз уж вы подчиняете себя требованиям этикета, то со своей стороны я также постараюсь быть учтивым и помогу вам найти меч. Однако не раньше, чем вы принесете мне жертву.

   – Как! Вы же сами обещали мне Мелиор в качестве подарка! – воскликнул Флориан, улыбаясь тому, в какую явную западню хотел заманить его искуситель. Неужели меч имеет большую ценность, чем принцесса? – добавил он.

   – Герцог, принцессу гораздо легче добыть, поскольку не составляет труда создать ее. Меч же, в особенности волшебный меч Фламберж, невозможно создать без длительных упражнений, подготовки и обширных знаний. Чтобы создать принцессу, любому смертному достаточно уединения и хорошего расположения королевы. Вы чувствуете разницу? – немного снисходительно поинтересовался Жанико.

   – Да, месье Жанико, и я признаю неоспоримость вашей логики. Тем не менее, вынужден огорчить вас – я не собираюсь приносить вам жертву в день зимнего солнцестояния, на вашем шабаше. Отнюдь. Такие вещи суть впадение в язычество и достойны порицания. Подобные заблуждения нарушили гармонию царства, некогда хорошо вам знакомого, месье Жанико, ибо вы являлись одним из его жителей. Я же почту за удовольствие предложить вам достойный рождественский подарок, тем паче что Рождество выпадает на то же число, что и день зимнего солнцестояния.

   – О, герцог, в вашей воле называть жертву подарком, однако он должен быть достаточно ценным, чтобы я принял его на Рождество, – улыбаясь, согласился Жанико.

   – Монсеньор, я преподнесу вам – само собой в качестве рождественского подарка, а не жертвы – величайшего человека, живущего во Франции. Вы не заслуживаете меньшего дара, чем жизнь лицемерного премьер-министра, управляющего государством, всемогущего Кардинала Дюбуа. На мой взгляд, ваша выгода очевидна, ведь я воздерживаюсь от банальности опрометчивого заклада своей души, о сохранности которой – да простит мне месье Жанико мою откровенность – следует заботиться, имея дело с вашим братом. Так давайте же оформим нашу сделку на бумаге.

   Расхохотавшись, Жанико заметил, что его не интересуют человеческие души, а Флориан, к прискорбию, ведет себя с большим знанием дела, чем это свойственно людям его круга. Без промедления маг извлек из кармана лист бумаги, на котором непостижимым образом были зафиксированы все оговоренные условия сделки. Герцог и чародей подписали договор с помощью письменных принадлежностей, только теперь замеченных Флорианом на пне прямо у него под рукой.

   Затем Жанико вновь положил бумагу в карман и произнес:

   – Да будет так. Мои люди проводят вас до Бранбелуа, герцог.

   – О каких людях вы говорите? – поинтересовался Флориан.

   – О тех двух слугах, что стоят позади вас, – ответил Жанико.

   Обернувшись, Флориан заметил на дороге пару существ, покрытых густыми волосами с головы до ног, сидящих в повозке, запряженной бурыми козлами, каждый из которых размером не уступал хорошему волу. Флориан точно знал, что секундой раньше на поляне не было ни одного живого существа кроме него самого и чародея. Жанико, дважды пытавшийся заманить герцога в смертельную западню, хорошо знал свое дело.

   Герцог позволил себе немного иронии:

   – Однако, месье, ливреи ваших слуг сильно напоминают мне волчьи шкуры. Впрочем, сочту за честь принять сопровождающих из вашей свиты.

   Жанико приступил к выполнению своей части договора:

   – Мадам Мелузина решила навсегда изгнать людей из таинственного места. Что ж, прекрасно!

   Он вынул из ножен сверкающий меч и без всяких видимых усилий отрубил голову своей гнедой кобыле, надел ее на деревянный кол и воткнул его в землю. Затем чародей продолжил:

   – Здесь я ставлю магическую метку. Я накладываю на нее заклятие. Я нарушаю вековое оцепенение таинственного места.

   Несколько мгновений Жанико стоял неподвижно. Он казался абсолютно коричневым, у его ног цвели лилии, окутанные бело-золотым сиянием, а отделка его сапог была краснее крови.

   Маг повернул метку так, чтобы лошадиная голова смотрела на восток, и вновь заговорил:

   – Я обращаю метку против монстров, стерегущих таинственное место. Сознание их погаснет, а члены скует бессилие. Магия, идущая отсюда, лишит могущества правителей и богов всех земель, на которые обращена метка. Волей своей я снимаю древнее заклятие. Я посылаю вперед Видящих Все, тех, кто лишит сил всякого, ставшего на моем пути. Да будет так.

Глава 6
Философия низшего сословия

   Расставшись с Жанико, Флориан вскочил на своего белого скакуна и направился вверх по тропе по направлению к Бранбелуа. Следуя логике, герцог меньше всего теперь думал о невесте, ждавшей его в Сторизенде. Свадьба отменялась. Следом за месье ехала повозка со слугами чародея. Углубившись в лес, Флориан увидел наконец монстров. Все они лежали абсолютно неподвижно, и герцог, отважно спешившись, убил черных троллей, гоблинов и серую сколопендру. Поднимаясь все выше к горной расселине, он мимоходом обезглавил илинга, от боли скрутившего свои подвижные рожки, и бесстрашно расправился с огнегривой лекрокоттой. Сложнее обстояло дело с тарандусом – этот монстр обладал коварной способностью менять цвет соответственно окружающему его ландшафту, и не так-то просто было отыскать его. К тому же, даже обнаружив тарандуса, Флориану пришлось повозиться с ним – монстр отличался необыкновенно толстой кожей, которую не брал даже острый меч герцога. Дряблая шея василиски, напротив, не потребовала лишних усилий – ее голова мгновенно оказалась отделенной от туловища. Презренное чудище имело тусклую окраску и с закрытыми глазами выглядело просто отвратительно.

   Героическая бойня подходила к концу. Флориан бодро свернул направо, к огромной мантикоре. Мгновение спустя бледно-красное чудовище бессильно вытягивало свои ядовитые щупальца в предсмертной агонии. В эту минуту легкий ветерок долетел до леса откуда-то с запада, и небесное светило изменило свое положение.

   Совершив не знающие себе равных подвиги, герцог ненадолго остановился, решив передохнуть, и достал щепотку табака. Крышку табакерки изнутри украшал миниатюрный портрет друга и патрона Флориана Филиппа Орлеанского. Казалось странным видеть знакомые вещи здесь, на заколдованном плато. Отдохнув, месье огляделся вокруг. С небольшой полянки круглыми от ужаса глазами на него взирали три пропитавшиеся пылью овцы. Перед герцогом лежала утопающая в густой листве тропинка, ведущая прямо к замку Бранбелуа.

   Одного за другим Флориан обезглавил семерых стражей, испытывая чувство неподдельного сожаления – конечно, не из-за гнусной василиски, – что вынужден убивать столь очаровательных и даже красивых монстров. Сопровождающие его лохматые слуги Жанико, не говоря ни слова, подняли и уложили в повозку головы чудовищ. Через несколько минут герцог и его свита торжественно подъехали к волшебному замку. В Бранбелуа, где время на века замедлило свой ход, полдень сменился для путешественников наступлением раннего утра. Жители заколдованного королевства просыпались, как им казалось, после ночного отдыха, и Флориан горделиво показывал всем умерщвленную им мантикору.

   Первым живым существом, очнувшимся от векового сна, на его пути оказалась юная доярка, ведущая коров из Бранбелуа. Флориана впечатлила ее аппетитная фигурка, к тому же девушка была хорошо накрашена. Герцог смерил ее долгим взглядом.

   «Отвлечься на любые фривольные штучки и нарушить чистоту волшебного мгновенья, когда я так близок к осуществлению мечты всей моей жизни непозволительно…» – размышлял он.

   Доярка тоже заметила прекрасного незнакомца и улыбнулась ему. Улыбка очень шла девушке, и герцог взглянул на происходящее с другой стороны:

   «Что ж, я и не собираюсь останавливаться только ради подобных пустяков. Я задержусь потому, что должен следовать логике. Мне представляется вполне логичным освободить людей от заклятия, но лишь в том случае, когда это приносит пользу окружающим».

   – Следуйте дальше и подождите меня за поворотом, пока я узнаю от этого заманчивого создания, кого же мы воскресили, – обратился герцог к своим лохматым спутникам.

   Когда его свита удалилась, Флориан – потрясающе элегантный в костюме цвета бутылочной зелени с серебряной отделкой – спешился со своего белого скакуна на заросшую высокой травой дорогу, чтобы дружески поболтать с милой дояркой. Хотя она и оказалась девственницей, но не отличалась наивностью. Расставшись, оба они пришли к одному выводу – весьма полезно иногда разнообразить круг общения, в особенности, если вас разделяют несколько столетий – это способствует расширению кругозора.

   Приближаясь к воротам Бранбелуа, Флориан ничуть не сомневался – даже ценой неблагодарной работы палача и гибели прекрасных монстров стоило воскресить здешний замечательный народ. Он принялся по пальцам считать убитых чудищ, но, отвлекшись на приятные воспоминания, ошибся – в итоге получилось восемь.

   Освободившись от заклятия, древний замок Бранбелуа благодаря своей архитектуре показался герцогу сказочным. На многочисленных башенках развевались королевские флаги; стены патрулировали стражи в сверкающих на солнце доспехах, высматривая вдалеке неприятелей, умерших сотни лет назад; у ворот стоял привратник в старомодных одеждах с ярко-желтой опушкой. На лице его лежала печать философских раздумий.

   – Ну и костюмчик! Откуда ты, чужеземец, и по какому делу прибыл сюда? – обратился он к Флориану.

   Стряхивая с одежды пыль и травинки, герцог с сожалением заметил зеленое пятно на колене, появившееся, вероятно, когда он наклонился отрубить голову тарандусу.

   Отвечая на вопрос привратника, Флориан торжественно произнес:

   – Доложите королю Вильгельму, что прибыл лорд де Пайзен.

   – Сэр, вероятно вы не осведомлены, но столы уже накрыты, мед разлит по кубкам, тосты поджарены, менестрели собрались в галерее и король Вильгельм изволит завтракать, – заявил привратник тоном, не допускающим возражений.

   – У меня к королю дело чрезвычайной важности, и оно не терпит отлагательства, – ответил Флориан.

   – Ни один человек не может войти в королевские покои во время завтрака, если только он не является принцем могущественного королевства или ремесленником, принесшим свои изделия, – возразил слуга.

   – Черт возьми! Но так оно и есть. Вон в той повозке я привез отличные образчики своего ремесла.

   Привратник нехотя вылез из своей каморки и направился к повозке. Он взглянул на мохнатые головы монстров, потрогал одну из них пальцем и пробормотал:

   – Ну и ну!

   Не выказывая ни малейшего удивления, слуга преспокойно вернулся в каморку.

   С трудом сохраняя самообладание, герцог вновь заговорил:

   – Надеюсь, дружище, что продукты моего ремесла убедили вас в необходимости доложить королю Вильгельму о прибытии герцога де Пайзена и о том, что заклятие, висевшее над вашим королевством, наконец-то снято?

   – Хм, так значит, без заклятия все же не обошлось. Впрочем, я подозревал, что произошло нечто подобное – слишком уж густо все вокруг заросло лесом со вчерашнего дня… – неторопливо протянул привратник.

   Флориан снисходительно взглянул на ничтожного слугу, явно не способного по достоинству оценить его героические деяния, и заметил:

   – Тебя, кажется, не слишком-то удивляют подобные чудеса?

   Печальный привратник объяснил, что, будучи слугой при королевской семье, известной своим пристрастием ко всему таинственному и волшебному, он уже давно ничему не удивляется. Вот только вчера вечером после ужасной ссоры мадам Мелузины с ее отцом среди кухонной челяди ходили слухи о каком-то заклятии.

   – Дружище, должен огорчить тебя, но это произошло не вчера вечером. Ты говоришь о гибельном для королевской семьи событии, случившемся несколько сотен лет назад. С тех пор магическое проклятие висело над Бранбелуа, и чары рассеялись лишь сегодня днем, – поведал Флориан удрученному слуге.

   – Вы хотите сказать, месье, что мне уже несколько сотен и пятьдесят два года?! – пролепетал тот.

   – В середине ноября тебе стукнет примерно столько, – ответил герцог, решив впредь оградить себя от выслушивания чужих причитаний.

   – Кто бы мог подумать, что дело примет такой оборот!

   Чего еще можно ожидать, глядя на туповатое и недоверчивое лицо привратника, кроме банальных и прозаически размышлений? Конечно же, он не способен оценить всю значимость подвига, совершенного Флорианом. Однако герцог весьма благожелательно осведомился, каково мнение привратника по поводу случившегося. Подавленным голосом слуга ответил:

   – Что вам ответить, сударь? Каждую ночь я наблюдаю за звездами и читаю грядущее по их расположению. Честно говоря, мне просто нечем больше заняться. Поверьте, звезды не расскажут вам о могуществе живших ранее королей, о расцвете и упадке великих государств. И уж совсем ничего не узнаете вы о привратниках, сударь, ибо они не считаются достойными занимать место на скрижалях истории. Подобно шмелю или другой букашке, привратник не оставляет на них следа. И, скажу вам, месье, эта мысль служит утешением слабым духом. Я вовсе не стремлюсь попасть в историю, ибо вряд ли моя жизнь будет интересна потомкам.

   – Несчастный! И ты с таким легкомыслием сообщаешь мне, что умеешь читать по звездам!

   Привратник скорбно кивнул.

   – При моей должности приходится чем-то развлекать себя долгими ночами, – ответил он.

   – Любопытно. И много ли глав написано обо мне в небесных скрижалях? – с долей иронии обратился герцог к слуге.

   Привратник некоторое время изучал Флориана, а затем промолвил еще более скорбным тоном:

   – Я не удивлюсь, если о вас есть пара строчек. Ваша планета – Венера, а ее подопечные частенько попадают в поле зрения создателя. Но не хотелось бы мне поменяться местами с одним из них. Однако, может статься, я не прав.

   Улыбаясь своим размышлениям, Флориан заметил:

   – Черт побери! Сдается мне, ты не ошибся насчет моей планеты – мне пришлось немало повоевать на личном фронте. Но что навело тебя на эту мысль?

   – Ваше телосложение, сударь. Рожденный под покровительством Венеры красив лицом, но невысок ростом, его цвет лица светел, но может оказаться и смуглым. У него густые черные волосы, правильно очерченные брови, довольно полное лицо, вишневые губы, бегающие глаза. Ему свойственны ямочки на щеках, и он очень заботится о своей внешности и одежде. Вот как телосложение и та досада, с которой вы отметили появление пятна на вашем костюме, сделали очевидным покровительство Венеры, – объяснил привратник.

   – Что ж, твои слова звучат вполне логично, а логика куда убедительнее гаданий по куриной печени и всяким подобным вещам. Каким же еще людям сопутствует эта планета?

   – Вряд ли можно назвать ее сопутствующей, месье. Должен сказать вам, планеты имеют обыкновение весьма свободно вести себя в отношении своих подопечных и не уделяют излишнего внимания судьбе конкретного человека, даже если он неотразим в костюме цвета бутылочной зелени, – саркастически заметил привратник.

   – Значит, они просто-напросто так же невнимательны, как ты. Все же назови мне хотя бы основные отличительные особенности тех, кто находится под покровительством Венеры.

   – Ну что ж, с прискорбием сообщаю вам, месье, что те, кого Венера направляет в их бурной и расточительной жизни, обычно целиком посвящают себя распутству в компании юношей и женщин легкого поведения. Они проявляют необыкновенную прыть, стараясь проникнуть в чужие спальни, они не останавливаются перед кровосмешением и супружеской изменой, они непостоянны и растрачивают свою жизнь и достояние среди людей со скандальной репутацией. Они не заботятся о своей бессмертной душе и смеются над религией.

   Лицо Флориана просветлело и он заметил:

   – Твои слова звучат совершенно логично – в целом – когда ты описываешь путь лучших мужей, живших со времен сотворения мира. Вполне естественно, что человек не должен оскорблять ближних своих, пренебрегая устоявшимися правилами поведения. Но позволь мне возразить тебе по последнему пункту – на счет религии. Тут ты не прав, дружище.

   – О, если вы пришли сюда диспутировать на религиозные темы, сэр, то священнослужители Лоу Гиффса несомненно уделят вам частичку своего драгоценного времени. Они обожают возвращать заблудших овечек в лоно матери церкви и используют для вящей убедительности диких мустангов и раскаленные утюги. Лично я предпочитаю не оспаривать церковные догмы. Видите ли, месье, есть целая глава, посвященная религии в писании, о котором мы с вами говорили, и я прочел ее. Поэтому умолчим о религии. Пожалуй, настало время доложить королю Вильгельму о вашем прибытии и освобождении от заклятия, – со вздохом промолвил привратник, давая понять, что больше не скажет ни слова.

   Слуга оставил Флориана одного, и герцог решил осмотреться. За стенами расстилался большой внутренний двор, вымощенный булыжниками, а по обе стороны от ворот возвышались восьмиугольные гранитные башни с зарешеченными окнами. Каждая башня имела три этажа и была украшена зубцами из розового камня.

   В поисках других развлечений Флориан повернул голову и лениво направил свой взгляд на лежавшую внизу долину, в сторону Пуактесма. Герцог обнаружил, что изменения коснулись не только замка – огромный мост был перекинут на запад, а по нему двигались необыкновенные существа. Первым, раскачиваясь на задних лапах, шел медведь. За ним следовали обезьяны и кучка каких-то странных существ на очень длинных и тонких ногах. Флориан заметил обнаженную женщину, идущую в танце: на цепочке женщина тянула за собой упирающегося поросенка, а над головой ее порхала стайка маленьких пичуг. Старик в выцветшем голубом кафтане нес на согнутой руке плетеную корзину. Последним плелось похожее на собаку косматое чудовище, надрывно лающее на всех подряд.

   Из-за нечетких контуров и неопределенных красок существа казались заоблачными видениями, и лишь манера передвижения не оставляла сомнений в их реальности. Некоторое время Флориан размышлял о происхождении странных пришельцев и о цели их прибытия откуда-то со стороны Пуактесма. Герцог в недоумении пожал плечами – вряд ли они представляли собой небесное знамение – и возблагодарил Святого Хоприга за удачное завершение своего путешествия.

Глава 7
Воскресшие

   Флориана сопроводили в покои Вильгельма Мудрого, где на возвышении восседал сам король и королева Присцилла. Король выглядел необыкновенно величественно в своих алых одеждах, опушенных горностаем. Лишь красный нос немного портил общее впечатление. Высокую корону дополняло отливающее серебром перо Царь-Птицы. Флориан нашел короля куда более привлекательным на вид, чем сидевшую возле него королеву, дочь водяного народа – ее кожа имела еле уловимый голубой оттенок, волосы казались неправдоподобно зелеными, а маленький плотно сжатый рот терялся на фоне довольно крупного лица.

   Неподалеку от монаршей четы – но не на тронном возвышении – восседал первосвященник Лоу Гиффса, приятной внешности и благожелательный на вид прелат. Он носил белые одежды с пурпурной каймой и, что выглядело довольно старомодным – венок из омелы. Вокруг его головы разливалось небесное сияние.

   Всем присутствующим Флориан поведал о случившемся. По окончании рассказа королева заявила, что еще никогда ей не приходилось слышать ничего подобного. Но вот его величество король теперь и сам может убедиться в ее правоте, ведь она не единожды упрекала ее в излишнем потакании всем прихотям Мелузины. Он слишком уж баловал дочь, давая ей полную независимость во всем. И вот чем это кончилось.

   Король никак не отреагировал на тираду супруги. Первосвященник же заинтересованно спросил:

   – Как же вам удалось разрушить столь сильные чары, сударь?

   – Монсеньор, я лишь следовал логике, а именно – убил семерых монстров, являвшихся символами заклятия и заключавшими в себе его могущество. Теперь, когда они мертвы, вы и сами имеете возможность – я осмелюсь воспользоваться выражением ее величества королевы – подсчитать количество голов, принесенных мной в доказательство совершенного, – ответил герцог.

   – Согласен, семь – суть вечное и магическое число, часто используемое чародеями. Семь отрубленных голов предполагают наличие семи тел и являются неоспоримым доказательством, как мне кажется, – согласился первосвященник. Но тень сомнения отчетливо проглядывала на его лице.

   Тогда Вильгельм, мудрый король, высказал свое мнение:

   – Сталкиваясь с неизбежным и не поддающимся изменению, человек бессилен как-то повлиять на события.

   – Я ожидала от вас нечто большее, чем признание своей беспомощности, муж мой! – воскликнула королева.

   – Мы оказались в положении, моя дорогая, когда уже ничто и никто не сможет помочь нам. Все происходящее зависит от судьбы и воли случая – они распоряжаются жизнями каждого из нас. Судьба лишила меня былой власти – я чужак в новом мире. Все, что доставляло радость, услаждало взор еще вчера, сегодня превратилось лишь в кучку пепла, и мое могущество погребено под песками времени. Остались лишь замок и горная расселина между холмами, где история замедлила свой ход. Что ж, я смиряюсь с ударом судьбы, ибо мне нечего противопоставить ему, но я сохраню свое достоинство, не позволив ни судьбе, ни случаю ввергнуть меня в пучины отчаяния. Так пусть же старые порядки царят здесь по-прежнему, а я продолжу делать то, что делал всю свою жизнь. Остальное не имеет значения, и я препоручу это судьбе и воле случая – все, кроме уважения к себе. Думаю, Хоприг согласится со мной, что именно так и следует поступать мудрому человеку, – ответил ей супруг.

   – Хоприг! Какого черта мой небесный патрон делает здесь, в Бранбелуа, под маской первосвященника Лоу Гиффса? – пораженный до глубины души воскликнул Флориан.

   Не обращая внимания на выпад герцога, Хоприг обратился к королю:

   – Одна мысль не дает мне покоя, ваше величество. Ни один простой смертный не смог бы убить столько ужасных монстров и воскресить нас от векового сна, не будучи колдуном. А значит, мессир де Пайзен и есть колдун. Прискорбно, что камера пыток нуждается в восстановлении…

   – Монсеньор, что я слышу – святой поощряет варварские методы дознания?! А порядочно ли с вашей стороны наслаждаться беспробудным сном здесь, в то время как люди надеются на ваше заступничество перед господом? – спросил герцог.

   – Как будто я или кто-то другой имел возможность сопротивляться магии! В конце концов, я не имею ни малейшего понятия о том, что должен и чего не должен делать святой, поскольку поклоняюсь Лоу Гиффсу Всемогущему, – невозмутимо ответил Хоприг.

   – Но сударь, я всю свою жизнь обращался к известнейшему святому христианской церкви, считавшемуся покровителем герцогов де Пайзенов! – дрожащим голосом почти прокричал герцог.

   – Христиане? Я что-то слышал о них… Ах да, теперь припоминаю: Орк и Хорриг приходили в наши края и повсюду проповедовали и восхваляли преимущества этой секты, пока я не наставил их на путь истинный, спася их души.

   Флориан не нашелся, что ответить, и лишь поинтересовался:

   – Как же вам удалось переубедить их и предотвратить распространение христианства?

   – С помощью дыбы и тисков для пальцев. Ну и, конечно, я слегка подпалил им кожу на жаровне. Не стоит метать бисер перед свиньями и пускаться в философские диспуты с варварами. Тут гораздо лучше действуют наглядные доводы.

   – О! Тогда я просто не понимаю, как вы могли на протяжении сотен лет считаться христианским святым!

   Хоприг изумился:

   – Господи! Так вот откуда взялось это странное сияние над моей головой! Ну конечно! А я грешил на несварение желудка. Какой ужас! Даже не знаю, что сказать. Странно, однако, что именно вы принесли сию новость мне, первосвященнику Лоу Гиффса.

   – Тем не менее, сударь, хотя вы всего лишь языческий первосвященник, потомки канонизировали вас. Боюсь, пока вы спали, деяния ваши были истолкованы превратно. Скажите, ваше пребывание в бочке, по крайней мере, не вымысел? – с надеждой спросил герцог.

   – Откуда вы знаете об инциденте с бочкой, друг мой? Право же, тут нет ничего интересного. Иногда при неожиданном возвращении мужа домой случаются разные забавные казусы… ну, вы меня понимаете. А мужья во все времена вели себя очень нелогично…

   Флориан прервал Хоприга:

   – Да нет же, вы меня неправильно поняли. Я имею в виду путешествие в бочке, о котором повествует ваша легенда.

   – Так у меня есть легенда! Забавно! Подойдите же поближе и доставьте мне удовольствие, рассказав все обо мне самом, – весело мерцая нимбом попросил святой.

   И Флориан поведал Хопригу о том, как после предполагаемой смерти на его могиле возле Голя стали происходить чудеса, как память о нем обросла многочисленными легендами и потомки канонизировали его. Не забыл герцог упомянуть (с большим тактом, но и с печальной ноткой в голосе) о щедрых пожертвованиях, перечисляемых им из года в год в пользу церкви Святого Хоприга в надежде, что тот защищает герцога перед высшим судией, а не беззаботно храпит здесь, в Бранбелуа. Хоприг, под впечатлением рассказа, казалось, погрузился в глубокие размышления. Он попросил Флориана уточнить место нахождения его предполагаемой могилы.

   – Я, пожалуй, приму любовь и поклонение потомков как справедливое вознаграждение за свою добросердечность. Кстати, могила в Голе, вероятно, та самая, где я похоронил небезызвестного вам Хоррига, после того, как мы обнаружили различия в наших с ним взглядах на вопросы теологии. От Орка же осталось так мало, что ни о каком формальном погребении не могло быть и речи. Видите ли, мои священники по сути своей люди очень славные, они преданы мне. Но иногда они проявляют излишнюю добросовестность и рвение в выполнении своих пастырских обязанностей…

   – Они являют собой яркий пример исконной жестокости представителей официальной церкви, проявляемой ими в борьбе за защиту прав, которыми они облечены. Ваши священники своими примитивными методами пролагали путь, на который ступила христианская церковь и прелаты повсюду во времена Святой Инквизиции, – заметил Флориан.

   Хоприг продолжил начатую мысль:

   – …и силы их уже истощились, когда мы приступили к наставлению Хоррига на путь истинный. Не отрицаю, возможно, я слишком уж снисходительно отнесся к нему. За богохульство, допущенное Хорригом по отношению к религиозным догматам наших отцов, его следовало бы сжечь на костре и развеять прах по ветру. Но я проявил милосердие. В тот день я очень легко позавтракал, поэтому пришлось лишь колесовать богохульника и отрубить ему голову, дабы не откладывать время обеда. К тому же я удостоил его замечательной могилы, с высеченным на камне большими буквами именем. До чего же парадоксальные вещи случаются в жизни! Кто бы мог подумать! Если бы имя Хоррига не было написано заглавными буквами, я, возможно, так никогда и не удостоился бы сияющего нимба, так удивившего меня сегодня утром, – лицо Хоприга растянулось в широкой улыбке.

   – С вашей благородной внешностью нимб смотрится как нельзя лучше. Однако как вышло, что могилу Хоррига стали считать вашей? – поинтересовалась королева.

   – Мадам, я подозреваю следующее: со временем хвостик у первой буквы «R» в имени Хоррига стерся. Когда же на его могиле начали происходить чудеса – что, в общем-то, не удивительно и нередко случается на местах погребения мучеников за веру – люди восприняли это как доказательство святости Хоприга. В конце концов, христианская церковь канонизировала меня – ответил Хоприг.

   – Очень мило с ее стороны. Но все же происходящие чудеса означают, что не вы, а вечно выкрикивающий свои бредни и ужасно вульгарный Хорриг был прав… – с сомнением в голосе протянула королева.

   – Вероятно, так оно есть. Впрочем, мадам, мне кажется это объект чисто академического интереса. Раз уж христианская церковь канонизировала меня, придется хотя бы в знак благодарности принять христианство. Таким образом, число ее святых не уменьшится по причине произошедшей ошибки, – подытожил Хоприг.

   – Вы правы, друг мой. Ведь бедняга Хорриг все равно мертв, и какой теперь прок в выяснении, кто из вас действительно христианский святой? – согласилась королева.

   – Я, пожалуй, отважусь утверждать, что вы правы, мадам. Ведь пути провидения неисповедимы, и кто знает, возможно, истирание хвостика буквы «R» в имени Хоррига явилось прямым вмешательством небес, вознаградивших меня за милосердие, проявленное по отношению к сему мученику.

   – Да, но ведь именно он должен был вознестись за свое мученичество тем сырым и безумно тоскливым утром. А вместо него вы удостоились святости, не прилагая к тому никаких усилий.

   – Возможно, мадам. Однако что же мне делать с проклятым нимбом? Я опасаюсь, что канонизация будет стоить мне вечной толпы зевак, стремящихся увидеть святого своими глазами. Но не стоит жаловаться, напротив, надо относится к происходящему философски, ведь воля провидения – загадка для человека.

   – Совершенно верно. Думаю, вы ни к чему не придете, продолжив обсуждать справедливость канонизации. Поэты и философы должны всегда помнить о провидении и не пытаться свернуть с дороги, на которую их направляют. Так покоримся же небесной воле, друзья мои. Кроме того, необходимо решить, как мы вознаградим героя, разрушившего проклятие Мелузины и пробудившего нас от векового сна, – перевел король беседу в новое русло.

   – Я тоже – если позволите, воспользуюсь выражением вашего королевского величества, которое, на мой взгляд, как нельзя лучше подходит в данном случае и кажется мне проявлением высшей мудрости – начал Флориан.

   – Мудрость была чудесным образом ниспослана мне свыше много лет назад, хоть я и не приложил усилий к тому, чтобы заслужить ее. Поэтому дар правильно употреблять метафоры, синтаксис и всякие подобные вещи – еще один дар, которым я пользуюсь, не замечая изумления и восхищения своих слушателей. Так что не стоит заострять на этом внимание – переходите прямо к делу, – прервал его король.

   – Ну что ж, как изволили выразиться ваше величество, я также буду делать то, что ожидалось от меня вчера. Я прошу руки вашей дочери, ваше величество.

   – Вы не отступаете от традиций, герцог, и с вашей стороны весьма учтиво следовать нашим, возможно устаревшим, правилам. Так проводите же герцога де Пайзена к его невесте! – обратился король к слугам.

Глава 8
На вершине мира

   – Вы найдете принцессу вон там, – слуга указал герцогу уголок в западной части сада.

   Флориан в одиночестве шел через длинную беседку, утопавшую в зарослях винограда. В самом конце полного цветочных ароматов коридора сидела одинокая фигура. В восьмиугольном летнем домике, увитом виноградными лозами, его ожидала женщина. Сквозь ветви растений виднелись прекрасные сады Бранбелуа, но ни одно живое существо не нарушало тишину вокруг. Флориан остался в виноградном плену наедине с женщиной. Он казался взволнованным – герцог знал ее.

   – Я всего лишь существо из плоти и крови, как ты должно быть помнишь, – произнесла женщина.

   – Да. Мне необыкновенно повезло. Хотя нет, пожалуй здесь нужно иное наречие – мне чертовски повезло, и я никогда этого не забуду.

   – Та девушка в саду, она такая же, как я. Вскоре ты сам убедишься в моей правоте.

   Флориан некоторое время задумчиво смотрел на женщину.

   – Возможно. Но я так не думаю. Я уверовал в неземную любовь, еще будучи ребенком. Если я ошибался, дальнейшая жизнь не имеет смысла. Я умру без сожаления.

   Герцог низко поклонился женщине и покинул летний домик. Дорожка привела его к стене, высота которой едва достигала его плеч. Открыв калитку, Флориан вышел на солнечную поляну. Путь его лежал через лужайку, сплошь покрытую цветущим ковром из клевера. Итак, он достиг наконец цели – пришел к незабвенной принцессе, которую видел в детстве лишь однажды. Легкий ветерок разносил запахи всевозможных соцветий и нагретой солнцем травы. Посреди поляны стояла низкая мраморная скамья – ни спинки, ни резьбы, лишь голый камень. Ничто не препятствовало солнечным лучам освещать каждую травинку – словно кто-то изгнал отсюда все деревья и кустарники. На залитой светом вершине холма находилась лишь скамья, и на ней сидела Мелиор.

   Она ожидала – о чудо! – его, Флориана де Пайзен.

   Чуть ниже располагались башенки с флагами Бранбелуа, ныне расколдованного, но волшебного, ибо прошлое все еще царило в нем. Прямо перед герцогом находился отвесный склон холма, открывался вид на вершины деревьев Акайра. Среди листвы, всего в паре миль отсюда, виднелась равнина Пуактесма. Она казалась призрачной и неосязаемой – лишь туманная смесь пурпурного и зеленого цветов всех оттенков, какие только есть на земле. Флориан чувствовал себя на вершине мира, и рядом с ним была Мелиор…

   Герцог всегда обращал внимание, как одеты окружающие его люди, придирчиво относился ко всем деталям гардероба. Но, возвращаясь мысленно к тому волшебному утру, он никак не мог вспомнить, что же было на Мелиор. Память сохранила лишь ощущение рези в глазах от ослепительного блеска, великолепия летнего моря, заходящего солнца и звезд, слившихся в единое целое и составлявших одеяние девушки. Она одевалась с роскошью, отличавшей королевских особ в давние времена. Да, Мелиор – красивейшая из женщин, когда-либо живших на земле. Рядом с ней не возникало даже мысли, что на свете есть нечто столь же прекрасное и совершенное, как ее лицо. Когда их глаза встретились, Флориан понял, для чего родился. Вся предыдущая жизнь являлась прологом к этому мгновенью: Бог сотворил землю для того, чтобы он, Флориан, мог стоять с Мелиор здесь, на вершине мира.

   Теперь прежние мысли об опрометчивости решения воскресить жителей таинственного места, ухищрения с целью затащить в постель очередную красотку, нечастое посещение мессы стали чужды ему, нашедшему свою принцессу. Они явились лишь декорациями, мимо которых проходил его путь сюда, в сказочный замок. Одного взгляда достаточно, чтобы на всю оставшуюся жизнь запомнить его чарующее великолепие, делавшее бессмысленным и мелким все то, о чем свойственно мечтать обычному человеку. От присущего Флориану хладнокровия не осталось и следа. Герцогу де Пайзену не пристало проявлять столь явное рвение в чем бы то ни было. Но логика не способна вознестись на те высоты, куда поднялся он.

   Небо казалось невероятно близким, ибо ничто в этом необыкновенно возвышенном месте не препятствовало воссоединению с небесами. Герцогу пришла в голову страшная мысль – сам Бог позавидовал бы ему – но он поспешно отогнал ее от себя…

   Губы не слушались его, и Флориан радостно подумал, как это, должно быть, комично выглядит. Девушка ждала, а он не мог говорить. Наконец, слова прорвались сквозь ком в горле.

   – Моя принцесса, ребенком мне довелось однажды видеть вас, спящей под чарами заклятия. Детское сердце затрепетало от неведомых ранее чувств. Сегодня перед вами уже не дитя…

   – Но доблестный воин, которому все мы обязаны своими жизнями, – ответила Мелиор.

   Протестуя, Флориан поднял руку – она дрожала. Нечто отдаленно напоминающее сияние озаряло лицо принцессы, тогда как в глазах герцога стояли слезы. Он решил, что всему виной ветер, но и сам не до конца верил подобному оправданию.

   – Принцесса, согласны ли вы вверить мне – такому, какой я есть – свою жизнь? Я не осмеливаюсь давать вам пространных обещаний, но каждая частичка моей души преклоняется перед вами. Вы – моя мечта, к которой я стремился всю жизнь.

   – О, мессир, конечно же, я стану вашей женой, если вы хотите этого.

   Герцог протянул руки к своей принцессе. Она не отстранилась. Он не знал точно, радость или страх владели им, но чувства полностью поглотили Флориана. Сердце трепетало от беспомощности, и он стоял словно парализованный. Кончики пальцев нервно подрагивали.

   «Если бы только я мог умереть сейчас! Сейчас, в этот миг, обладая всем, о чем мечтал!» – пронеслось в его мозгу.

   Герцог дотронулся до Мелиор, словно не веря в реальность стоявшей возле него девушки. Их тела, казалось, не соприкасались и даже не двигались, застыв в напряжении. Они словно соединились в единое целое, но лишь усилием воли и отнюдь не в общем порыве.

   Наконец он поцеловал ее. Волшебство осталось позади.

Глава 9
Дурные предчувствия начинающего святого

   Воспоминания Флориана о Бранбелуа казались ему довольно нелогичными. В общем, это было возвышенное место, возвышенное во всех смыслах. Оно находилось в самом сердце леса Акайра и представляло собой гору с тремя вершинами, среднюю и нижнюю из которых занимал Бранбелуа и окрестности. Замок стоял возле озера, питавшегося водой из донных источников и никак не связанного с другими водоемами. Вокруг поднимались высокие стволы вековых деревьев, и лишь на западе, если посмотреть с обрыва вниз, можно было разглядеть сразу на границе с Акайром широкую равнину Пуактесма. Бранбелуа располагался в таком возвышенном и чистом месте, где, казалось, ничто не отделяло человека от небес. Небо здесь уже не представлялось куполом – оно находилось совсем рядом, а выглядело словно бесконечно продолжающееся пространство. Огромные облака плыли в небесной пустоте, никогда не сталкиваясь, друг над другом или на одной высоте, иногда даже в совершенно противоположных направлениях. Комнаты замка наполнялись потоками воздуха, в которых абсолютно свободно и без всяких затруднений двигались люди. Флориана беспокоила царившая здесь атмосфера, пропитанная близостью к небу. Он остро ощущал свою ничтожность на фоне здешней возвышенности. С наступлением ночи появлялись звезды. Но они не являлись простым дополнением к небу, как они виделись в Бельгарде или Париже. Здесь звезды казались больше, светили ярче, и каждая привлекала внимание в отдельности, блистая в бесконечном небесном пространстве. Флориан ни разу не видел, чтобы небо в Бранбелуа выглядело ужасным или зловещим, и он начал понимать слова седого привратника, ночь за ночью в полном одиночестве созерцающего подобную красоту.

   Кроме того, замок ассоциировался у герцога с чем-то серебристым и шелестящим. Ветер непрестанно дул откуда-то с запада. Деревья возвышались повсюду, кроме западной части горы; нижние стороны листьев, имевшие серебристые оттенок, тускло мерцали, и ежеминутно слышался их разнозвучный и непрерывный шелест. Небольшие тучки, гонимые никогда не утихающим ветром, проплывали прямо сквозь портики замка, медленно стелились по траве, иногда покрывая ноги, так, что можно было стоять по колено в облаках. Солнечный свет казался скорее серебристым, чем золотым. Под порывами легкого, но бесконечно дующего ветра горное озеро искрилось серебристыми бликами.

   Трава здесь была толще, с большими белыми цветками, растущими по одиночке на лишенных листьев стеблях. Бутоны словно непрерывно кивали в такт порывам ветра. Необычная белизна трепещущих цветов придавала земле серебристый оттенок. Они никогда не стояли неподвижно, иногда словно одобрительно кивая, или, при усиливающемся ветре, выражая негодование. Множество вечно щебечущих птичек порхали повсюду: они были настолько крошечными, что невозможно точно назвать цвет их оперения. Белые воздушные бабочки переносились с места на место, словно не могли найти неведомый притягивающий их магнит. Высоко в небе носились гигантские птицы, то плавно качаясь на воздушных волнах, то резко пикируя на землю.

   В целом Флориану запомнилась возвышенность, серебристость и изменчивость Бранбелуа. В те волшебные дни он не чувствовал ничего, кроме ликования от исполнения главной своей мечты. Совершенно не помнил он, о чем говорил и что делал с Мелиор на протяжении дней, когда Бранбелуа готовился к их свадьбе. Время, события и люди, казалось, пролетали мимо его сознания. Все жили в состоянии абсолютного и безотчетного счастья. Флориан теперь редко думал о логике и совсем не думал о прецедентах, отгоняя от себя мысли об ужасном открытии, касавшемся его святого покровителя. Герцог испытывал необыкновенное наслаждение от ежечасного созерцания красоты, к которой стремился четверть века. Теперь он был удовлетворен. Он восхищался той, которую видел лишь однажды в детстве и которую ничто так и не смогло вытеснить из его мыслей. Он просто не мог думать ни о чем другом. Ничто другое не заботило его в те дни.

   Но даже тогда Флориан сохранял за собой привычку к осмотрительности, ибо ни один мужчина не может оставаться совсем наивным накануне своей пятой женитьбы. Поэтому, когда святой Хоприг решил наедине поговорить с Мелиор у горного озера, герцог по вполне логическим причинам последовал за ними. По этим же причинам он, скрываясь за изгородью, вслушивался в их разговор.

   – Само собой разумеется, что вы должны выйти за героя, спасшего нас всех. Необходимо соблюсти этикет. Но мне все-таки кажется, что никто не смог бы обезглавить столько ужасных монстров, не будучи сведущим в колдовстве, – послышался голос Хоприга.

   – Но, я полагаю, нам следует быть благодарными за колдовство, ставшее нашим спасением. Я часто думала об этом, – произнес сладкий голосок Мелиор.

   – Возможно. Но лишь применительно к прошлому. Меня же беспокоит будущее. Оно куда важнее, в особенности для нас с вами.

   – Вы хотите сказать, что как жене мне следует посоветовать мужу избегать связей со злыми силами?

   – Да, разумеется. Именно это я и имею в виду. Ваша задача совершенно ясна, ибо на супруге лежат вполне земные обязанности. Но я, мадам! Ведь я являюсь небесным покровителем герцога, и от его поведения зависит мое доброе имя. Согласитесь, у меня есть серьезные основания опасаться приверженности мессира де Пайзена колдовству.

   – Мой бедный Хоприг, уверен ли ты, что действительно являешься христианским святым? Право же, когда я начинаю думать о такой возможности!..

   – Нет никаких сомнений, моя принцесса. Я поупражнялся в творении чудес, и, должен заметить, это не составило мне никакого труда. А поскольку я стал святым, то могу наслаждаться приобретенными магическими способностями, карать богохульников, насылать всевозможные бедствия на своих врагов; на меня снизошло знание различных языков; мне являются видения; я могу пророчествовать, изгонять демонов, излечивать любые болезни и воскрешать мертвых. Просто удивительно, но я не знаю, что делать со всеми своими талантами. И никто здесь, в Бранбелуа, не сможет указать мне. А значит, необходимо спуститься в тот новый мир, о котором нам рассказал мессир де Пайзен – лишь там я смогу разобраться, как следует употребить свои способности на благо.

   – Так ты покинешь Бранбелуа с нами, и тогда мы все вместе сможем…

   – Я не то имел в виду, и вовсе не обещаю вам свою компанию, принцесса. Возможно, я стану отшельником, как, по словам герцога, делали многие христианские святые. Поймите, здесь, в Бранбелуа, я слишком хорошо известен. Не думаю, что мой новый статус заставит людей забыть, как я с помощью железной логики обличал христианские доктрины в несостоятельности и искоренял их приверженцев. Такие воспоминания создадут атмосферу недоверия ко мне и вызовут насмешки. В новом же мире, я полагаю, отношение ко мне будет совсем иным.

   – Я надеюсь, Хоприг, ты перестанешь общаться с распутными женщинами, ведь, как ты должен со стыдом вспомнить…

   – Моя принцесса, не стоит так поспешно подвергать презрению и порицанию женщин легкого поведения. Зачастую они обладают добрыми сердцами, им не чуждо стремление к благотворительности, и я заметил, что чем лучше узнаешь несчастных, тем более терпимо начинаешь относиться к их поведению. В любом случае, что касается меня, то, как святой, я выше всяких плотских утех и болезней, надеюсь, тоже. Но я хотел поговорить с вами о другом. Повторюсь – у меня есть подозрения на счет вашего будущего мужа. Колдуны не всегда достойно ведут себя с женами и часто весьма прискорбно относятся к своим детям. Вы же – прошу прощения за откровенность – с вашим отменным здоровьем и молодостью, можете вскоре оказаться в деликатном положении. Так знайте, моя принцесса, что бы вам ни угрожало, Святой Хоприг всегда будет рядом и присмотрит за вами и вашим ребенком.

   – Так ты останешься с нами в Бельгарде? Ведь в этом случае…

   – Вы снова торопите события, мадам. Я еще не уверен, где поселюсь. Говорят, в окрестностях Бельгарда есть посвященная мне церковь, и мессир де Пайзен считает – не совсем верно, как мне кажется – что мое появление может подорвать веру паствы. К тому же, Бельгард – всего лишь затерянная провинция, где нет ни игорных салонов, ни, по словам герцога, хотя бы одного публичного дома…

   – Ну, тогда Бельгард явно не подходит тебе!

   – Конечно же нет. Впрочем, теперь я решил воспользоваться данным шансом – оставить былые пристрастия и начать сеять семена добра в больших городах, которые всегда считались рассадниками всевозможных пороков. В любом случае, принцесса, возьмите это кольцо. Его, как символ незаслуженного почтения и восхищения подарила мне одна дама, до определенных пор считавшая мужчин презренными существами. По моей просьбе кольцо было наделено волшебными способностями. Одна из них – кольцо стоит на страже безопасности того, кто его носит, а в нашем случае подобное качество бесценно. Моя дорогая, как я был бы счастлив, если бы, ложась спать во времена моего язычества, надевал на палец такой талисман! В любом случае, если кольцо изменит цвет – позовите меня.

   – И ты появишься вместе со всеми своими чудесами, чтобы покарать моего врага! Мой бедный Хоприг, я думаю, что ты ошибаешься на счет мессира де Пайзена. Но я сохраню кольцо, потому что, хотя ты и можешь оказаться не прав – не сомневаюсь, что ты надеешься на это на меньше меня – но кольцо мне очень нравится, и, кроме того, я так часто думаю…

   – Не говорите мне сейчас о своих мыслях, принцесса – я слышу звук рога, зовущего нас к ужину. Хочу предостеречь вас еще от одной беды, но не теперь. Сначала мы как следует перекусим, – прервал ее Хоприг, и оба они направились к замку.

   Немного выждав, Флориан вышел из своего укрытия, и последовал за двумя удаляющимися фигурами. Герцог казался задумчивым. Закат приближался – небо повсюду, кроме западной стороны, приобрело необыкновенный розовый оттенок. Невероятно белые облака проносились прямо над головой с огромной скоростью, словно стремительные лебединые стаи. Воздух был особенно прохладен, шел легкий дождик. Рассеянное сияние сегодняшнего заката придавало посыпанной гравием дорожке розоватый оттенок. Газон, на котором зеленая трава смешивалась с белыми соцветиями, в этом блеске, наводнявшем все вокруг, принял холодную синевато-багровую окраску. Слева от Флориана пушистые облака над горной вершиной казались жестокими судьями в высоких напудренных париках, слушающими дело против кого-то по соседству с герцогом.

   Флориан пожал плечами, но взгляд его оставался задумчивым. Довольно неприятно, если твой небесный покровитель вместо того, чтобы вымолить у бога прощение за твои грехи в прошлом – чего изменник Хоприг и не собирался делать, собирается навредить тебе в будущем.

Глава 10
Свадьба в Бранбелуа

   Флориан женился так часто, что имел право считать себя знатоком свадеб. Он торжественно заявлял, что никогда еще на его венчание не собиралась более восхитительная компания, чем весельчаки и кутилы, пришедшие в Бранбелуа со всех концов Акайра, освобожденного наконец от векового заклятия. Древний Акайр был лесом, сохранившимся еще с тех пор, когда вся суша представляла собой один сплошной лес. Все его обитатели пришли воздать хвалу доблестному победителю, спасшему их от вечного сна. Пришли эльфы в низких голубых шляпах; гномы в красных шерстяных одеждах; кобольды в коричневых куртках, покрытых стружкой и опилками. Дриады и другие древесные духи прибыли, конечно, в покрытых зеленью костюмах. За ними пришли фавны с пушистыми пятнистыми ушами, и русалки с зелеными зубами и удивительно красивыми льняными волосами, и дургары, чьи свободно свисающие руки касались земли при ходьбе, и странная маленькая рахна, белая и полупрозрачная, словно желе, и божества кустарников – древнейшие живые существа в Акайре, давно пережившие свою божественность. Все они пришли из разных времен и мифологий и создали потрясающую шумиху вокруг Флориана и его удивительных подвигов, спасших их от многовекового сна под заклятием Мелузины.

   Флориан принимал все почести с достойной похвалы скромностью. Ему нравилось беседовать со своими гостями, ведь они рассказывали невероятные истории из прошлого, хотя герцогу и казалось, что многое в этих историях не логично. Эльф исполнил для герцога магический танец; Стромкарл оставил свой лесной водопад чтобы сыграть Флориану на золотой арфе, чью музыку раньше было небезопасно слушать; Коррид преподнес ему волшебную сумку с волосами и парой ножниц.

   – Я в восторге от Бранбелуа, ведь здесь я открыл для себя куда более героический и восхитительный мир, чем мечтал увидеть когда-либо, – заявил герцог в день свадьбы.

   – Так почему же ты не останешься с нами, вместо того чтобы увозить мою дочь в свои края? Почему ты не хочешь жить здесь и стать королем после моей смерти?

   Флориан посмотрел вниз с портика, на котором они ожидали, пока королева Присцилла завершит свой туалет. Оттуда он мог увидеть кусочек нового мира – леса, словно глубокие раны рассекавшие бледную зелень полей. Он видел узкие блестящие полоски рек, а в одном месте прямо под ними бушевал гром, казавшийся сверху легким колыханием женской вуали. Пуактесм казался погруженным в зеленовато-голубую дымку. Вплоть до самого горизонта никакие резкие очертания не нарушали гармонию увиденного. А дальше все таяло в просторах жемчужного неба – не ясно, где кончалась земля и начиналось его мягкое и безмятежное сияние.

   Странным казалось видеть до боли знакомый, скучный, довольно заурядный Пуактесм в таком поэтическом качестве, зная, какие заносчивые и мелочные людишки барахтаются там в своих банальных проблемах. Как замечательно было бы остаться здесь, в Бранбелуа, и стать королем в месте, где время на века замедлило свой ход. Но Флориан помнил о своем договоре с Жанико, и знал, что не сможет сдержать данное слово, оставшись здесь. Казалось, что к сиянию этого волшебного дня примешивается сияние меча, с помощью которого герцог должен выполнить свою часть сделки. Фламберж ожидал своего часа где-то в лежащих у ног герцога землях.

   Вот почему, будучи человеком слова, Флориан решительно произнес:

   – Нет, ваше величество, мое место в другом мире, и я еще не до конца выполнил свой долг там. Но меня утешает мысль о многих месяцах счастья до того, как случится то, что случится.

   – Так ты рассчитываешь на многие месяцы счастья… Твой образ мыслей, зять мой, так трогателен.

   – Простите, ваше величество, если я расстроил вас.

   – Откровенно говоря, я буду очень скучать по дочери. Тем не менее, моя супруга уже почти одета, я надеюсь, и ожидает нас. Так пойдем же в церковь, сын мой.

   – Охотно!

   Флориан позабавился над отцовской слепотой, но остался очень доволен своим разговором с королем. Наконец они с Мелиор шли под венец, в странной подземной церкви Феота, следуя свадебному ритуалу Лоу Гиффса. Тем утром на прелестной головке Мелиор был венок из чертополоха, а на обвивающем талию поясе висел миниатюрный стальной замок. В руках девушка держала прялку, лен и веретено. Свадебная церемония в Феоте показалась Флориану незатейливой.

   Сначала молодоженам вручили яйцо и плод айвы: жених подал невесте фрукт, а она, съев айву, разбросала семена вокруг. Затем он взял у Мелиор яйцо и разбил его о землю. Святой Хоприг, оставивший свою должность первосвященника Лоу Гиффса и еще не назначивший своего преемника, шепотом задал жениху вопрос.

   Флориан был изумлен и не скрывал этого. Но ответил уверенно:

   – Ну, скажем, девять раз.

   Хоприг разделил торт на девять частей и поместил его на алтарь. Затем он перерезал горло белой курице и окропил ноги жениха и невесты ее кровью. Зазвучали трубы, и король Вильгельм вручил Флориану маленький ключ.

Глава 11
И красота доставляет неприятности

   Даже самые юные и очаровательные леди по соседству признавали, что новая герцогиня де Пайзен просто великолепна. Джентльмены Пуактесма оказались буквально ослеплены красотой Мелиор и неустанно восхваляли ее совершенство. Впрочем, Флориан вскоре заметил, что все они довольно нелогичны в своих панегириках его супруге. Восхитительные хвалебные песни, посвященные, например, ее глазам, герцог находил до забавного отличающимися друг от друга даже по вопросу цвета глаз. Это обстоятельство вызывало его любопытство.

   Флориан стал внимательнее прислушиваться к тому, что люди говорили о его пятой жене, и обнаружил, что восторги его друзей по поводу волос, фигуры, лица Мелиор ничуть не логичнее. Завистливые болтуны шумно восхищались безупречной красотой, которую он, подобно герою, спас от заклятья таинственного места, но если прислушаться к их речам, то можно было подумать, что все они говорят о разных женщинах. Возможно, совершенство Мелиор действительно ослепляло мужчин настолько, что они видели перед собой лишь заманчивую и блистающую красавицу. Оглядываясь назад, Флориан вспоминал, какой же в его собственных глазах выглядела дочь Ленши до их свадьбы. Главное – он не сомневался в красоте своей жены и в своем праве гордиться ею.

   Наконец, герцог решил оставить загадку нерешенной и не ввязываться в споры по поводу внешности Мелиор. Ничто не нарушало полноты его счастья.

   Нельзя с уверенностью сказать, когда же в мозгу его возник навязчивый вопрос – а намного ли он счастливее с новой женой, чем с Аурелией, Гортензией, Марианной или Каролой? Естественно, жениться на таинственной незнакомке из другого племени всегда приятно и даже восхитительно. Однако ведь он ожидал ни больше ни меньше чем любви, которой не коснется время и которая подарит ему блаженное ощущение вечного медового месяца. Хотя к тридцати пяти годам он привык обманываться в своих ожиданиях. В общем, Флориан был доволен: Мелиор – красавица; среди местной знати новая герцогиня де Пайзен имела друзей повсюду; все восхищались ею, мужчины боготворили ее.

   Новобрачные без происшествий добрались из Бранбелуа до замка Флориана. Бессловесные мохнатые слуги Жанико везли сундуки Мелиор в своей повозке; святой Хоприг сопровождал их через Акайр, но не пошел далее. Герцогу наконец удалось убедить его, что бестактно со стороны святого разрушать наивную и искреннюю веру, процветавшую на протяжении сотен лет, своим появлением в Бельгарде. Немного поразмыслив, Хоприг согласился, что в путешествии инкогнито есть свои преимущества для начинающего святого.

   Он покинул молодоженов на краю леса.

   – Мы еще увидимся, дети мои, – улыбаясь сказал святой, и исчез, словно мыльный пузырь.

   Флориану казалось, что его небесный покровитель стал склонен к хвастовству своими чудесами, но он не поделился этой мыслью с Мелиор. Герцог заметил, что сопровождающие их слуги чародея исчезли вместе со своими козлами сразу же, как только выгрузили вещи его жены из повозки.

   Де Пайзен не вступал в противостояние ни с Хопригом, ни с кем бы то ни было другим – он просто наслаждался сегодняшним днем. Флориан заметил, что его представления о Мелиор немного экстравагантны – та прелесть и очарование, которые он обожал с детства, принадлежат существу с ограниченными умственными способностями. Впрочем, он женился на ней не для того, чтобы обсуждать вопросы философии, и герцог вскоре научился слушать жену, не вдумываясь в ее слова.

   Но было нечто, что беспокоило его куда больше и даже представляло собой некоторую угрозу – супруга Рауля, его брата. Мадам Маргарита де Пайзен, как дошло до слуха Флориана, находилась в ярости. Она ожидала увидеть герцога в Сторизенде двадцатого июля, в день, когда он собирался жениться на ее сестре. Весть о его недавней свадьбе вывела ее из равновесия, ибо мадам сочла поступок Флориана публичным оскорблением для себя и сестры. Здравый смысл подсказывал герцогу, что следует опасаться разъяренной женщины. У бедняжки не было родственников мужского пола, а значит, отомстить должен муж – Рауль. Милый, покладистый Рауль, так не любивший отказывать людям в их просьбах, под воздействием убеждений и причитаний жены мог стать досадной проблемой…

   – Дорогая, твое кольцо безнадежно устарело, – заметил Флориан.

   – Наверное, ты прав, любимый. Но мне дал его дорогой друг, и, кроме того, глядя на него, я размышляю, как до смешного не правы могут оказываться даже лучшие умы человечества, – ответила Мелиор, сияя от счастья и прижимаясь своей нежной щечкой к его щеке.

   Он оставил все как есть…

   Новая неприятность ожидала герцога – весть о великом кардинале Дюбуа, жизнь которого была обещана Жанико в качестве рождественского подарка. Как неосторожно он поступил, ограничив себя в сроках и пообещав голову величайшего человека во Франции! Пока Флориан пребывал в Бранбелуа, кардинал перенес операцию, стоившую ему сначала двух интимных частей тела, а затем и жизни. Его смерть стала настоящим горем для герцога, не из-за потери как таковой, а потому, что после погребения Дюбуа в Сен-Рок величайшим человеком Франции стал герцог Орлеанский.

   Флориан долгое время был привязан к Филиппу Орлеанскому, и его оскорбляла сама мысль пожертвовать жизнью друга во имя незначительного и короткого знакомства с Жанико. Но у герцога не было выбора – он дал слово. Однако де Пайзен ужасно сожалел, что необдуманно пообещал жизнь величайшего человека, вместо того, чтобы ограничиться головой Дюбуа. Ну почему лицемерный старик так неразборчив в своих любовных связях? Что ему стоило дожить до декабря и не создавать новых проблем окружающим!

   Но не стоит сожалеть о пролитом молоке. В конце концов, из-за своей страстной увлеченности Мелиор Флориан вынужден потерять самого близкого и влиятельного друга и единственного родного брата. Герцог любил их обоих, а теперь на его плечах лежала тяжкая ноша – лишить себя двух самых дорогих людей. Воистину, это слишком дорогая цена. Утешением служила мысль о том, что ни один человек не может иметь всего сразу – приходится выбирать. К тому же теперь, когда он достиг своей главной мечты, все мелкие неприятности не должны приниматься слишком близко к сердцу.

   Мелиор была прекрасна. Даже после месяцев близости он не мог найти в ее красоте ни одного изъяна. Из всех предыдущих жен она подходила ему как нельзя лучше. Иногда она вела себя неразумно, иногда казалась откровенно глупой, иногда ворчала без всякого повода, но прошлый опыт супружеских отношений и любовных связей научил герцога ожидать подобного поведения от женщины. Восторг, который он испытал, увидев Мелиор впервые, восторг, испытанный им на горной вершине, не был иллюзией. Но не стоило думать, что так будет вечно…

   – Любимая, что это за немыслимый резной посох?

   – О, он принадлежал моей сестре, Мелузине. Я не удивлюсь, если он волшебный. Кстати, раз уж мы заговорили о сестрах, Флориан, я бы хотела, чтобы твоя темнолицая сестрица не смотрела на меня так пристально и не пожимала потом плечами. Она уже дважды делала так – это просто оскорбительно.

   – Мари-Клер странная женщина, котенок.

   Но Флориана раздосадовало замечание Мелиор. Он прекрасно знал, почему Мари-Клер пожимала плечами…

   Нет, конечно же, он не надеялся, что восторг, испытанный в Бранбелуа продлится вечно. К тому же не следовало ожидать от Мелиор долгой жизни. Печально, что ее ребенок должен стать жертвой Жанико, а сама она исчезнуть. Но ведь похожие условия всегда сопровождали брачный союз между смертным и одной из Ленши. Что-нибудь обязательно накладывало ограничения на подобные браки, и неосмотрительный смертный всегда платил больше, чем его подруга. Так или иначе, союз их непостоянен, что доказывал и неудачный брак сестры Мелиор с рыцарем Гелисом, и многие другие прецеденты.

   Флориан пришел к выводу, что если он потеряет Мелиор, обожаемую им с раннего детства, сейчас, на пике их любви и счастья – а он не сомневался, что это так – то у него останутся лишь приятные и возвышенные воспоминания. Столь великая любовь к жене должна, согласно велению правил хорошего тона, кончиться трагически. Допустить же охлаждение чувств и дождаться той молчаливой терпимости, которую принято называть счастливым браком – все равно, что закончить божественный сонет банальной прозой.

   Мелиор, так долго остававшаяся недоступной, подарила ему идеал. Исчезнув однажды, она лишит его веселой болтовни, или – поправил он себя – занимательных бесед, заставит страдать возвышенно. Он уже никогда не сможет получать удовольствие от земных радостей. Месяцы счастья вскоре закончатся, на смену им придет вечное чувство тяжкой утраты.

   Размышляя подобным образом, Флориан окружил жену вниманием и любовью. Его привязанность была столь пылкой и неослабной, что когда герцог покидал Бельгард, Мелиор уже заблаговременно шила и вязала детские вещи.

   Наступил декабрь, и Флориан собирался ко двору, получив вызов от герцога Орлеанского.

   – Довольно странно, что я еду по призыву Филиппа. Впрочем, как метко сказано в народной мудрости, «кого боги хотят наказать, того сначала балуют своим вниманием», – заметил герцог.

   – По моему, дорогой, не стоит вообще упоминать богов чаще, чем необходимо, и уж конечно, не таким тоном, – глядя на свое шитье, ответила Мелиор.

   Жена нагнулась оторвать нитку, и он увидел верх ее кружевного чепчика, украшенного крохотными лентами. Мелиор была особенно хороша сегодня в ниспадающем розовом платье поверх белой нижней юбки. Корсаж украшала лесенка из белых же лент. Ничто не напоминало в ней ту средневековую принцессу, которую герцог нашел в Бранбелуа. Эта Мелиор, начиная с чепчика на голове и заканчивая домашними туфлями из розового сатина, принадлежала его времени. Ее бело-розовый облик наводил Флориана на мысли о десертах и сладостях.

   – Какой же тон моя любимая жена находит неподходящим? – спросил он, с гордостью глядя на свою премиленькую герцогиню.

   – Ты говоришь так, словно увидел что-то отвратительное или услышал неприятный запах. Теперь, когда мы оба являемся добрыми христианами, мы знаем, что все остальные боги – либо злые духи, либо вовсе иллюзии, и никогда не существовали. Я ужасно благодарна отцу Жозефу за его поучительные беседы. Он чем-то напоминает мне Хоприга, но способен убедить человека в преимуществах своей религии, не прибегая к таким веским доводам, как дыба и костер. И он не бьет меня по рукам всякий раз, когда мне что-то непонятно. Я говорила с ним в прошлую субботу, и он даже не упоминал о них…

   – О ваших прелестных ручках, мадам?

   – Что за глупые вопросы вы задаете, монсеньор муж мой! Я говорю о том, злые ли это духи или иллюзии. Потому что я сказала ему откровенно…

   – А, конечно же. Ну да, вы обсуждали глубокомысленные вопросы теологии…

   Мелиор изумленно смотрела на него.

   – Вовсе нет. Я совсем не интересуюсь теологией, я всего лишь сказала, что другие боги могут являться либо злыми духами, либо не существуют совсем. Я часто размышляю, какой смысл бить прутом по рукам, пытаясь заставить усвоить что-либо? Не лучше ли признаться самим себе в своем невежестве, даже если ты священнослужитель, и попытаться просто понять то, что говорит Евангелие?..

   – Видимо, дорогая, вы собираетесь донести до меня…

   – О нет, не совсем, – заколдованная белошвейка тихонько хихикала, как будто была некая логическая причина для смеха.

   – Любой, кто назвал бы нашего старого льстеца глупым, оказался бы не прав, монсеньор муж мой. Я лишь имею в виду, что это одна сторона вопроса, вполне понятная сторона. С другой же стороны, как я неоднократно говорила ему, я ни на мгновенье не отрицала того, что батюшка и матушка консервативны, напротив…

   – Жизнь моя, полагаю, вы все еще говорите о вашем духовнике, отце Жозефе. Признаюсь, я не следил за нитью вашего спора и вряд ли способен выразить свое мнение по этому поводу.

   И снова прекраснейшее в мире лицо, обрамленное розовыми ленточками чепчика, выглядело изумленным.

   – Ну, конечно же, я говорила об отце Жозефе и о моем желании узнать, как мои родители в свое время восприняли бы новые идеи. Ведь они поклонялись демонам в Бранбелуа и ужасно грешили, принося крестьян в жертву Лоу Гиффсу без всякой пользы, но и без удовольствия – взгляните на эту сторону дела. Как бы я хотела найти оправдание для них! Несчастные, они не задумывались о том, чего не могли знать, и вот теперь…

   – Я понял, что вы имеете в виду…

   Мелиор выразительно кивнула:

   – Ну да. Однако мне кажется справедливым напомнить, что те демоны, с которыми общалась моя сестра Мелузина, прибегая к помощи магии, были вполне дружелюбными и даже любезными. Я уверена, они не делали всех тех ужасных вещей, в которых их обвиняли крестьяне…

   – Но все же…

   – Да, да. Мы все хорошо знаем, что в любом случае доброта и предупредительность их не приводят ни к чему хорошему. Я часто думаю – вот если бы у меня были две комнаты и я могла готовить сама… – еще одна нить была перекушена прекраснейшими в мире зубками.

   – Моя радость, вы стремитесь к таким приземленным вещам, которые не свойственны герцогине де Пайзен. Нужно следовать логике – мы ограничены рамками своего положения в обществе. И, к прискорбию, именно они вынуждают меня лишиться на время удовольствия видеть и слышать вас, душа моя.

   Мелиор ответила с ноткой сомнения в голосе:

   – Я буду очень скучать, монсеньор муж мой. Но мое положение не располагает к длительным путешествиям, и к тому же еще нужно сшить столько всего для ребенка. Кстати, вы случайно не сидите на моих ножницах? Они должны лежать где-то рядом с вами. Надеюсь, вы будете осторожны в своих делах, ведь мне и так уже есть о чем беспокоиться. Не забудьте сразу по приезде выслать мне тесьмы и кружев. Думаю, нам понадобятся розовые бантики, хотя шансы примерно равны…

   – Но в каких делах я должен проявлять осторожность, любовь моя?

   Жена посмотрела на него, как смотрит терпеливый врач на капризного больного.

   – Откуда же мне знать? Впрочем, и к лучшему, ведь вы что-то замышляете с герцогом Орлеанским и скрываете свои планы. Все мужчины таковы. Я, к счастью, не любопытна, но если каждый будет заниматься только своими делами…

   – Прошу прощения, мадам, – кивнув, пробормотал Флориан, и вышел, оставив жену за шитьем. Ему казалось ужасно досадным, что столь милое на вид существо постоянно заставляло его терять самообладание и терзало слух. Он не считал, что Мелиор болтливее любой среднестатистической женщины, но когда она без умолку ворковала, проявляя то непроходимую глупость, то необыкновенную проницательность, он не мог уловить, что конкретно она хочет сказать. Что касается ее умственного развития, то Флориан ставил ее где-то между сорокой и турнепсом.

   Но с ее обожаемой глупостью она иногда на удивление метко попадала в цель: как и данном случае с его поездкой к Филиппу Орлеанскому и его желанием скрыть истинные мотивы своего путешествия. По опыту Флориан знал, что жены зачастую изумляют мужей, без особых усилий проникая своими случайными предположениями в самые сокровенные мысли. Можно называть это интуицией или как-то иначе, но ни один мужчина не сказал бы, что это просто случайность. Флориан считал, что каждая замужняя женщина обладала таким даром, и радовался, что проявлялся он лишь время от времени. Женская интуиция – неизбежный недостаток супружеских отношений. Однако человек восприимчивый испытывал дискомфорт, если жена видела насквозь все его тайные замыслы, словно просматривая страницы не особенно интересной книги. Опытный же муж лишь пожимал плечами и ждал момента, когда супруга приходила в свое обычное состояние доверчивости и кротости.

   Мелиор не являлась исключением и иногда проявляла свойственные всем женам почти нечеловеческие способности. И Мелиор была красива. В ее красоте не находилось ни одного изъяна – он постоянно повторял это, собираясь в дорогу. Нужно следовать логике. Безупречная красота, которую он безнадежно боготворил и жаждал с самого детства, принадлежала ему. Предмет его обожания находился в соседней комнате и уже готовил пеленки для их ожидаемого ребенка. Возможно, никто не смог бы так приблизиться к сокровеннейшему желанию своего сердца, как он. Он получил даже больше, чем смел надеяться. Поэтому, если герцог и вздыхал сейчас, погруженный в размышления, то вздыхал от полноты счастья.

   Флориан поцеловал жену и покинул Бельгард, отправившись выполнять ожидавшие его неприятные обязанности. Само собой, он заехал вознести молитву за успех своего предприятия в церкви Святого Хоприга. Флориан не мог отступить от привычки, не вызвав недоумения соседей по поводу того, почему вдруг герцог де Пайзен пренебрег обычаем, которому следовал долгие годы.

   Именно из соображений целесообразности и долга Флориан, по возвращении из Бранбелуа продолжал делать церкви пожертвования с прежней щедростью, невзирая на доводы логики. Было очень неприятно сознавать, что все грехи, которые, как он надеялся, сошли ему с рук благодаря заступничеству Святого Хоприга, остались при нем. Раздражала мысль о многочисленных пожертвованиях церкви, уходивших из его кармана без всякой пользы. Но логика подсказывала, что траты не совсем напрасны – никто не заподозрит неладное на его счет и не вызовет сплетен. Необходимо следовать прецедентам, и, в конце концов, если мы не можем больше рассчитывать на вечное блаженство в мире ином, то насладимся хотя бы спокойствием в земной жизни.

   Итак, Флориан, во имя поддержания своей репутации, вознес горячую молитву своему небесному покровителю.

Глава 12
Изысканное братоубийство

   Выехав из провинции, Флориан решил привести в порядок все дела. Не только снобизм и исконная гордость сословия побуждала герцога заняться сначала семейными делами, оставив члена королевской фамилии напоследок. У месье де Пайзена оставался еще день в запасе до начала зимнего солнцестояния, когда жизнь герцога Орлеанского станет рождественским подарком Жанико, и Флориан не хотел потратить время впустую – необходимо подготовиться к неизбежной стычке с братом, не способным освободиться из-под каблука своей женушки. Герцогу хотелось как можно скорее решить вопрос и освободить себя от тягостных мыслей. Как сказал Жанико, все имеет свой конец…

   Флориан навел справки о планах Рауля на вечер. Братья встретились, как бы случайно, в доме герцога де Бранкаса. Круг общения герцога состоял из людей, не отличавшихся галантным отношением к дамам, и на вечере присутствовали джентльмены средних лет, большинство которых прибыли с юношами лет семнадцати или около того.

   Монсеньор де Пайзен приблизился к группе стоявших у огромного камина гостей и был огорчен, увидев, с какой подчеркнутой церемонностью поклонился ему Рауль. Брат растолстел, казался выше ростом. Он выглядел великолепно в малиновом пиджаке с огромными манжетами – должно быть, по последней моде – и свободном, отделанном золотой тесьмой белом жилете до колен, не застегнутом на пуговицы. Рауль унаследовал представительную внешность отца – высокий мужчина всегда выглядит гораздо внушительнее. Не оставалось сомнений, что омерзительная женушка промыла мозги дорогому братцу.

   Рауль заговорил первым:

   – Монсеньор герцог, какая приятная случайность – увидеть вас здесь.

   Флориан чувствовал себя словно задиристый петух. Ответ его прозвучал высокомерно, но с долей иронии:

   – Встретить шевалье всегда большое счастье для нас.

   Люди вокруг превратились в слух. Наиболее воспитанные гости месье де Бранкаса продолжали делать вид, что заняты беседой. Основная же часть надушенных и раскрашенных мальчишек выдали свое низкое социальное положение, откровенно уставившись на братьев. Флориан знал, что ему предстоит нелегкая задача.

   Рауль продолжил:

   – Слышали ли вы, месье, сплетню, распространенную виконтом Д’Арнаи? Он заявил, что на последнем балу у мадам де Несль я появился без двух пуговиц на костюме.

   – Я не могу подтвердить или опровергнуть этот слух, поскольку уже давно не имел удовольствия видеть дядю, – предельно учтиво ответил Флориан.

   – А, так виконт Д’Арнаи ваш дядя! Ну что ж, прекрасно. Поскольку я не буду иметь возможности в ближайшее время получить удовлетворение от него самого, по причине его отъезда в провинцию, то вы и ответите за графа, – Рауль казался обрадованным.

   Флориан невозмутимо парировал:

   – Почту за честь, месье, представлять виконта в нашем поединке. Кто бы ни довел до вашего слуха весть о якобы сделанном заявлении месье Д’Арнаи – он солгал. Я докажу, что виконт не пускал сплетню о вашем появлении на балу мадам де Несль в костюме, на котором отсутствовали две пуговицы, одна, или не хватало стежка на манжете.

   Рауль де Пайзен нахмурился.

   – Черт возьми, информантом является мой собственный кузен. А поскольку мой кузен, месье, как вы хорошо осведомлены, еще слишком мал…

   – В таком случае, дело упрощается – следует просто-напросто высечь невоспитанного ребенка за его ложь, – перебил брата Флориан, раздосадованный настойчивостью Рауля.

   – Монсеньор герцог, я не потерплю, чтобы моего кузена называли лжецом, и не желаю слышать разговоры о порке, относящиеся к кому-либо из моих родственников. Требую удовлетворения за нанесенное оскорбление. Я пришлю к вам своих секундантов.

   Флориан печально взглянул на брата. Но герцог де Пайзен пожал плечами, словно соглашаясь дать отпор надоедливому и незначительному противнику.

   – Я полностью согласен с вами, шевалье. Чтобы не терять времени зря, отошлите вашего секунданта прямо к виконту де Лотреку, поскольку я обещал взять его своим секундантом при следующей дуэли.

   Братья поклонились друг другу и чинно расстались, устроив публичную ссору, в которую никоим образом не была вовлечена мадемуазель де Нейрак. Напряжение в гостиной спало, и гости месье де Бранкаса поспешно проследовали по довольно холодному коридору – стены его представляли собой рамы тонких цветных стекол. Все направились в маленький домашний театр, где скрипачи уже настраивали инструменты для увертюры к новому представлению на сюжет гибели Содома. Занавес поднимался, люди в зале оживились, и остаток вечера прошел в довольно веселой обстановке.

   К концу первого акта, пока устанавливались декорации к сцене в горной пещере Лота, все детали братской дуэли уже были оговорены месье де Лотреком и месье де Суакур. Высокий тощий месье де Суакур, будучи кузеном шевалье, настоял на своем праве стать секундантом Рауля в дуэли, которая, несомненно, будет вскоре обсуждаться повсюду.

   Сразу после полуночи – в час, когда остальные гости месье де Бранкаса отправились в салон де Фрагейан развлекаться новой модной игрой с использованием маленьких хлыстов – братья покинули отель со своими секундантами. Послали за хирургом. Он, и пять девушек, которых виконт де Лотрек привез от Ла Фийон, сопровождали дуэлянтов в дом у Потра Мэйо, где они и развлекались до утра.

   Вино оказалось таким хорошим, девушки такими милыми и послушными, что к рассвету Флориан погрузился в состояние всепрощающей благожелательности. Он предложил уладить дело мирным путем, но его слова потонули в возгласах протеста.

   Лотрек, обращаясь ко всей компании, заявил, что женился лишь на прошлой неделе. Как он оправдается перед супругой в своем отсутствии? Не может же он сказать, что провел ночь, пьянствуя в обществе проституток! Если не будет дуэли, у него возникнет масса неприятностей. К тому же, на сегодняшнюю ночь он назначил несколько рандеву, и придется оправдываться еще и перед троицей разгневанных леди из высшего общества. Маркиз де Суакур, нечетко выговаривавший слова из-за отсутствия передних зубов, также выразил свое несогласие. Он заявил, что не справедливо со стороны герцога лишать их участия в афере, которая наделает много шума в свете: не каждый день братья дерутся на дуэли – об этом будут говорить. Маркиз согласен с де Лотреком, что каприз герцога безрассуден. Рауль с упреком заметил, что в деле затронута честь семьи. Отказ де Пайзена от участия в дуэли запятнает честь фамилии, а этого нельзя допустить.

   Оцепенело слушая все эти доводы, Флориан ответил:

   – Что такое честь, мой дорогой, по сравнению с любовью, которую мы питаем друг к другу?

   Шевалье выглядел немного шокированным подобными речами. Он заметил, что Ганнибал и Агамемнон тоже являлись неплохими малыми и были ничуть не хуже мальчиков, так тепло относившихся друг к другу в Сторизенде и Бельгарде. Так пусть же смерть рассудит их. Невозможно отступиться, не вызвав враждебных сплетен по поводу их публичной ссоры.

   Флориан вздохнул, слегка утомленный и раздосадованный отказом брата. В конце концов он ответил:

   – Хорошо. Нужно следовать логике. Вам лучше знать, Рауль. Де Пайзены никогда не оскорбляли окружающих неуважением к их мнению.

   Джентльмены вышли в парк и проследовали к старому Шато де Мадрид. Дорожка за ночь покрылась тонким слоем снега, скрипевшим под ногами, подобно песку. Флориану показалось необычным, что зимой на дубах все еще оставалось так много бронзовых листьев. Они затеняли пространство, заставляя снег казаться голубоватым.

   Джентльмены приготовились к дуэли. Все четверо вооружились двумя пистолетами и шпагой. Когда все было готово, Рауль без промедления выстрелил и ранил Флориана в левую руку. Рука болела. Маленький брат с чумазым личиком никогда не причинил бы ему боль.

   Со стороны Флориана де Лотрек упал замертво. Пуля маркиза де Суакур невероятным образом попала виконту прямо в правый глаз, задев мозг.

   Маркиз выглядел озадаченным.

   – Имя за имя! Однако у нас появилась еще одна вдовушка, нуждающаяся в утешении. Ночное пьянство приводит к тому, что человек дерется на дуэли с расшатанными нервами. Но где же наши сыны Эдипа?

   Маркиз обернулся, и то, что он увидел, выглядело довольно любопытно.

   Флориан вздрогнул, затем, опустив пистолет, выстрелил в тощего маркиза, попав ему в грудь. Рауль де Пайзен вскинул второй пистолет и тоже выстрелил. Мимо. Извлекая шпагу из ножен, он стремительно направился к брату. Флориан ждал, подняв заряженный пистолет. Раулю оставалось сделать всего два шага. Герцог выстрелил – шевалье упал, смертельно раненный. Флориан подошел к брату. Тонкий снег под ногами хрустел и шаги герцога были хорошо слышны.

   – Ты сделал это ради меня, мой дорогой, – прошептал шевалье.

   Флориан возмутился. Рука сильно болела, и ему хотелось сказать что-нибудь соответствующее обстоятельствам, но не мог припомнить ни одного подходящего прецедента. Герцог старался отогнать навязчивый вопрос, ответственен ли он за жизнь брата перед богом. Он обратился к незнакомцу, лежащему у его ног, с потрясающим самообладанием, в то время как сердце его разрывалось:

   – Рауль, из нас двоих ты более счастлив. Простишь ли ты меня?

   – Да. Я прощаю тебя. Я признателен, что ты избавил меня от непосильной обязанности, – ответил Рауль, любовно глядя на брата. Флориан всегда завидовал его способности улавливать оттенки настроения.

   Флориан печально повернулся к страждущему маркизу де Суакур.

   – Вы говорили о сынах Эдипа, Антуан. Но многие известные люди являлись братоубийцами. Например, Ромул, и Авессалом из Святого Писания, и сэр Бален из Нортумберленда, и некоторые Капеты и Валуа. Король Генрих I в Англии, весьма мудрый принц, тоже устранил с дороги брата, как и Константин Хлор, один из известных покровителей церкви. В то время как все турецкие императоры…

   – О, давайте покончим с вашим пристрастием к прецедентам! Нам с вами необходимо позаботиться о лошадях, чтобы покинуть сие печальное место. Лично я отъезжаю в провинцию, отметить Рождество в замке моего достопочтенного отца в Божоле. Там я буду чувствовать себя уютнее, чем в Бастилии. И я настоятельно советую вам последовать моему примеру.

   – Нет, Антуан. Это лишь начало. Вы напомнили мне, что Рождество не за горами, а у меня еще есть незавершенное дело при дворе, – ответил Флориан.

Глава 13
Любезнейший

   Флориан отправился к герцогу Орлеанскому по двум причинам. Одной из них являлась очевидная необходимость попросить прощения за убийство шевалье. Другая же – обещание, данное Жанико. Флориан должен преподнести ему в качестве рождественского подарка в день зимнего солнцестояния жизнь величайшего человека в королевстве. Филипп Орлеанский, бывший регент, а сейчас премьер-министр, следующий претендент на трон, несомненно, являлся величайшим человеком Франции. Король был еще ребенком тринадцати лет. Необходимо следовать логике… Флориан сожалел о необходимости потерять друга, ибо искренне любил Орлеанского, но обещание, данное де Пайзеном, нельзя нарушить.

   Однако сначала он попросит прощения. Флориан предвидел, что дарование прощения за его ужасную дуэль покажется Филиппу Орлеанскому слабостью, способной повлечь за собой неприятности. С другой стороны, герцог знал, что завтра герцог забудет обо всех земных заботах, но не считал для себя возможным воспользоваться этим в личных целях. К тому же он рассчитывал, что ни один мыслящий политик не смог бы игнорировать его прошлые заслуги. Несомненно, он будет прощен, убеждал себя Флориан. Монсеньор ехал в шикарной золоченой карете на свою последнюю беседу с самым – к великому сожалению – могущественным человеком королевства, которого люди называли Филиппом Любезнейшим.

   – Итак, мне сообщили, что ты снова женился и убил брата на дуэли. Я недоволен тобой, Флориан. Твои эскапады не доведут до добра, – сказал герцог, обняв де Пайзена.

   – Ах, месье, я женился совершенно случайно, тогда как вы предпочитаете одалживать на время чужих жен. Это всего лишь вопрос вкуса, о котором, как известно, не спорят. Что же касается дуэли, то я, ваше высочество, больше всех сожалею о содеянном. Но, вмешательство женщин…

   – Да, да. Я знаю. Жена Рауля слишком болтлива. Насколько я помню, она говорит даже во сне, – перебил его герцог.

   – Монсеньор, когда же вы станете благоразумны?

   – Я достаточно благоразумен, по крайней мере, чтобы самым серьезным образом отнестись к братоубийству. Поэтому я на некоторое время посылаю тебя в Бастилию, Флориан. Приказ о твоем аресте вышел час назад.

   Герцог вынул маленькую золотую табакерку, крышку которой украшал портрет молодого и гораздо более привлекательного Орлеанского, чем тот, что стоял сейчас перед ним во плоти, нахмурив брови. Герцог взял щепотку табака, с целью немного выиграть время на размышление…

   На маленьком столике лежали пирожные, стояло вино. Вероятно, Филипп ожидал любовницу. В коридоре, ведущем в эту часть замка, не было ни одного лакея – Филипп всегда отсылал их, когда ожидал даму в дневное время. Да, Флориан остался наедине с тучным, чернобровым и краснолицым Филиппом в его потайной комнате. Лепнина и деревянные резные украшения сверкали свежей позолотой, стены и потолок покрывали светлые шпалеры, на которых весьма детально изображались Триумфы Любви. Подобное уединение оказалось как нельзя более кстати. Можно отбросить намеки и говорить начистоту…

   Флориан отложил табакерку, стряхнул с пальцев остатки порошка и сказал:

   – Очень неприятно противоречить вам в чем бы то ни было, месье, но мне никак нельзя оказаться сегодня в Бастилии. У меня есть важное дело на завтрашнем праздновании дня зимнего солнцестояния.

   С тех пор, как Филипп ослеп на левый глаз, он поворачивал голову подобно огромной птице, когда пристально смотрел на кого-либо.

   – Тебе следует избегать всяких колдовских штучек, Флориан. Я еще не забыл того демона, которого твой проклятый помощник вызвал для нас во время ссоры с Вожираром. До той ночи и зрелища смертного одра моего дяди я был менее амбициозным, Флориан, и более счастливым, – с грустью в голосе произнес герцог.

   – Ах, да, бедный старый Мирепа! Что за невероятный обманщик! Ох уж это его чревовещание, набитые опилками крокодилы и волшебные лампы! Хотя он довольно точно напророчил некоторые счастливые случайности, сделавшие вас хозяином королевства. Но бедняга – всего лишь безобидный невежда, несущий всякий вздор. А я лишь приложил немного усилий к осуществлению его пророчеств, с целью сделать вас единственным родственником мужского пола у смертного одра короля, – улыбаясь, заметил Флориан.

   В словах Орлеанского сквозила досада:

   – Давай поговорим о более приятных вещах. Что касается твоего заключения под стражу…

   – Я прошу ваше высочество принять к сведению, мой визит на празднование дня зимнего солнцестояния связан с делами семейными, и я не могу не прийти. А значит, я должен на некоторое время сохранить свободу. Должен просить вас придержать указ о моем аресте.

   – Флориан, не слишком ли много раз ты повторил слово «должен»? Давай решим вопрос по-дружески. Я отложу твой арест до послезавтра, а ты проведешь ночь здесь, мой обиженный красавчик. А всего лишь через неделю тебя освободят из Бастилии, – Орлеанский положил руку на плечо герцога.

   Флориан нетерпеливо освободился от объятий Филиппа.

   – Черт возьми! Я умоляю вас, оставьте все эти ласки для спальни! Нет, вам придется найти другого партнера на сегодня. Я действительно не могу согласиться на арест и испортить себе Рождество.

   – Но если я продолжу игнорировать твои выходки, могут пойти ненужные разговоры.

   – Возможно, ваше высочество. Но, боюсь, под арестом я тоже стану разговорчивым.

   – И что же ты поведаешь миру?

   Флориан некоторое время изучал лицо герцога, сидевшего за другой стороной письменного стола.

   – Я расскажу о недавней смерти дофина; о смерти герцога Бурбонского; о смерти маленького герцога Бретаньского; о смерти герцога де Берри. Я расскажу о смерти всех, кто стоял между вами и властью. Я расскажу, наконец, о необъяснимых смертельных болезнях ваших кровных родственников, сделавших вас хозяином Франции и претендентом на трон.

   Орлеанский выдержал паузу. Когда он заговорил, голос его был спокойным, но немного хриплым.

   – Ваше счастье, друг мой, что я отослал слуг. Я ожидаю мадам де Фалари, до забавного застенчивую в своих супружеских изменах. Итак, мы одни и можем говорить откровенно. Так вот, я предупреждаю, что никому не позволительно шантажировать принца крови. Если ты продолжишь в том же духе, то вскоре у тебя не будет возможности говорить о чем бы то ни было ни в одной из подчиненных мне тюрем.

   – Ах, ваше высочество, не стоит угрожать мне. Вы первый пожалеете о моей смерти.

   – Я буду сожалеть о вашей смерти? Не уверен в этом, – голова Орлеанского почти лежала на его левом плече.

   – Монсеньор, элементарные правила этикета требуют, чтобы чья-либо смерть вызывала хотя бы подобие горестных чувств у друзей покойного. Убежден, ваше горе будет глубоким и неизбежным. Поскольку я не являюсь приверженцем трюизмов…

   – А какое отношение имеют трюизмы к нашему делу?

   – Утверждение, что мертвые не говорят, ваше высочество, и есть трюизм.

   – Да. Скажу откровенно, именно эта мысль и пришла мне в голову минуту назад.

   – Должен разочаровать вас, монсеньор. Мое завещание уже составлено, судьба усадьбы и имущества предопределена. Частью завещания является также одно письменное послание – весьма правдивая история о последних часах жизни четырех ваших родственников. А адресовано письмо вашему кузену – герцогу Бурбонскому. Стоит мне скончаться в одной из ваших тюрем – а я вполне допускаю такую печальную возможность развития событий – и герцог получит мое письмо.

   Филипп Орлеанский обдумал слова де Пайзена. И так уже по стране ходили недобрые толки. Люди на улицах выкрикивали «Сжечь отравителя!» вслед его карете. Но тут все гораздо серьезнее. Если Бурбонский узнает хоть половину того, что написано в письме, то последствия не трудно предугадать. Конечно, его не сожгут – все-таки речь идет о принце крови – но стремительное падение неизбежно. А за ним последует скоропостижная смерть от застрявшей в горле вишневой косточки…

   Орлеанский хорошо понимал это. Он также знал Флориана.

   В конце концов Филипп спросил:

   – То, что ты сказал – правда?

   – Слово дворянина, монсеньор!

   Орлеанский кивнул.

   – Жаль. Посмертное признание послужит гарантией вашей безопасности. Если вы говорите правду, то ваша смерть не принесет мне никакой выгоды. А вы говорите правду, черт вас возьми! Будучи дальновидным, вы остаетесь романтиком. Я еще ни разу не видел, чтобы вы нарушили данное слово или солгали в корыстных целях. Вы до странного щепетильны в таких вопросах.

   – Признаю. Де Пайзен лжет лишь для удовольствия, никогда ради выгоды. Но какое значение имеют мои слабости? Ничто не имеет значения, кроме факта – мы полезны друг другу. Не хочу хвастаться, но полагаю, вы считаете мою помощь весьма эффективной. Вы нуждались в скорейшем свершении неизбежного, в небольшом ускорении естественных процессов для достижения желаемого. Что ж, четырежды мы лишь поторопили события по рецепту одного моего хорошего друга. Бесценный рецепт сделал вас хозяином королевства. Не всегда в вашей власти без неприятностей устранить болезненного ребенка, чье существование мешает вам получить королевский титул. Да, думаю, я помог вам. Другие на моем месте проявили бы большую алчность. Я же прошу лишь лист бумаги с вашей подписью. Я даже обещаю, что ваше милосердие не вызовет враждебных толков, и что завтра люди заговорят кое о чем другом.

   Флориан вкрадчиво улыбнулся, незаметно доставая то, что лежало в потайном кармане его жилета, и размышляя, что Франции точно будет о чем поговорить завтра.

   «Этот элегантный дьявол в его неизменном зеленом костюме уничтожит меня» – решил герцог. Но он уже достал бумагу из верхнего ящика стола, заполнил ее, подписал и переправил через стол де Пайзену.

   – Благодарю вас за оказанную любезность, монсеньор. Приложу все силы к тому, чтобы сделать вас следующим королем Франции. Выпьем же за Филиппа Седьмого! – предложил Флориан.

   – Нет. Выпьем лучше за ту, что вот-вот прибудет, ибо я утратил желание стать королем. Конечно, король Франции – звучит соблазнительно. Но если поразмыслить, то титул не даст мне больше того, что я уже имею. Напротив, я получу лишь массу мелких неприятностей. Став великим, я не смогу избежать всех отрицательных сторон бытия великих. Сейчас у меня есть возможность отойти от дел, забросить светскую жизнь и найти массу желающих занять мое место. Но от трона нет иного спасения, кроме сводов Сен-Дени. Я подумываю о том, чтобы устранить мальчишку с дороги и оставить свой пост премьер-министра, но до завтра не предприму ничего определенного.

   – Есть множество хороших высказываний, посвященных разумному ожиданию. Логика – замечательная вещь, монсеньор, и она говорит мне, что никто не может быть уверен, что доживет до завтра, – сказал Флориан, наливая вино и, повернувшись спиной к герцогу, высыпал в бордовую жидкость яд.

   Орлеанский взял высокий темный бокал.

   – Но быть великим – совсем небольшое удовольствие. Я сыт по горло своим величием. Хозяин Франции, я могу претендовать на звание хозяина Европы. Раньше мне казалось верхом блаженства управлять королевствами. Но теперь, теперь игра не стоит свеч. Иногда мне хочется умереть и покончить со всем этим, – герцог лениво пригубил отравленное вино.

   – Ну, ваше высочество, вам не придется ждать слишком долго.

   – Да, но ты считаешь, что я должен продолжать борьбу!

   И Филипп принялся оплакивать свои политические трудности.

   Флориан выдержал соответствующую приличиям паузу, мимо ушей пропуская жалобы на упрямство Парламента, заговоры Альберони и Виллеруа в ссылке, на коварное предательство Фрежюса, на наследных принцев, Бурбонского и Ноайи, на глупость английского наследника, на пустую казну – обо всем этом Филипп говорил вперемешку, не доводя ни одной мысли до конца. Но Флориан размышлял о том, что никоим образом не было связано ни с одним из упомянутых лиц. И размышления вызывали у него легкий душевный трепет.

   – Бесконечные интриги сводят меня с ума, и нечем снять нервное напряжение. К сорока девяти годам для этого остается не так уж много способов. Раньше я был веселым гурманом: сейчас мне приходится думать о своем пищеварении. Я мог пьянствовать неделями: теперь всего одна ночь совершенно пуританских оргий делает меня ни на что не годной развалиной, а врачи поговаривают об угрозе апоплексического удара. Флориан, выпьем же снова – от долгих речей у меня пересохло в горле. Даже женщины не вызывают больше никаких чувств. Я слишком хорошо знаю, что представляют из себя их тела, и давно утратил радость открытия. Теперь я частенько ложусь в постель в одиночестве. Даже мои дочери, девушки прекрасные во всех отношениях…

   – Я знаю, – прервал его Флориан с двусмысленной улыбкой.

   – …Даже они не радуют меня более. Нет, друг мой, я открыто заявляю, что чего бы человек ни достиг в жизни – ему всегда мало. Мы несем на себе проклятие вечного желания того, чего у нас нет. Мы говорит «Счастье там!», хотя на самом деле оно нигде. Те, кто не преуспели в своих стремлениях, все еще надеются на обретение счастья. Но тот, кто достиг своего с помощью убийцы, получив желаемое, убеждается, что больше не хочет этого. И желание мертво в нем, и сам он мертв. Флориан, выпьем же еще, ибо ты постоянно возвращаешься к вопросу о смерти. Послушай меня, дружище, и постарайся избежать величия и могущества.

   Де Пайзен подумал, что Филипп Орлеанский тоже получит то, чего хотел, благодаря удивительной случайности, сделавшей его величайшим человеком в королевстве. Возможно, вся наша жизнь зависит от случайностей. Чрезмерная алчность всегда неразумна. Герцог находил утешение в мыслях о том, что бедный Филипп избавится вскоре от всех своих земных забот…

   Зазвонил колокольчик, и Флориан, поднимаясь, сказал:

   – Ваш совет пригодится мне, монсеньор. Но звонок, вероятно, оповещает о прибытии той, чье имя мне не следует вспоминать за пределами вашего отеля?

   – Да. Так давай же – пусть и в сорок девять, увы – выпьем снова. Да, приехала мадам де Фалари. Мы с ней попытаемся узнать, что же новенького могут предложить нам Аретино и Романо, а потом мне еще предстоит ежедневный доклад королю. Я провожу вас через тайный ход – эта маленькая сучка Фалари жуткая скромница.

   Флориан вышел через указанную дверь и, оставив небольшую щель, наблюдал за происходящим. Вошла очаровательная мадам де Фалари – герцог весьма сдержанно поприветствовал ее.

   – Наконец-то вы пришли, моя сладкая мошенница, чтобы положить конец моим речам о сантиментах и этике. Какой же сказкой, моя светлоглазая Сапфира, вы объясните свое опоздание?

   Девушка, почувствовав, что герцог расположен к небольшой словесной прелюдии, ответила:

   – Своим вопросом ваше высочество напомнили мне одну любопытную историю, рассказанную мне прошлой ночью. Но это…

   – Да? – перебил герцог.

   – Я хочу сказать…

   – Ну, я обожаю подобные истории. Поднимем же бокалы! Я выслушаю ваш рассказ, а потом мы доставим друг другу немного удовольствия, – Филипп снова прервал мадам Фалари.

   Он сел у ее ног, положив голову на колени девушки. Ее тонкие гибкие пальцы ласкали лицо герцога, поглаживали его отвисшие красные щеки. Ее бирюзовые юбки, украшенные аппликациями в форме вьющихся виноградных лоз, словно волны окаймляли голову Филиппа.

   Она начала свой рассказ:

   – Жили-были однажды король и королева…

   Орлеанский нетерпеливо оборвал ее:

   – Я знаю эту сказку. У них родилось три сына. Двое ни на что не годились, а третий принц преуспел во всем и безумно устал от жизни. Я слишком хорошо знаю сказку…

   Вдруг речь герцога прервалась, и он издал странный звук.

   – Ваше высочество! – вскрикнула мадам де Фалари.

   Она в смятении вскочила, и голова Филиппа Орлеанского упала на малиновую скамеечку для ног. Он не двигался, устремив взгляд к потолку. Флориан заметил, что лицо его, обрамленное тщательно расчесанным париком приобрело неестественный фиолетовый оттенок.

   На мгновение воцарилось полная тишина. Слышалось лишь тиканье золоченых часов на каминной полке. Мадам де Фалари закричала. Она с остервенением дергала шнурок висевшего рядом с письменным столом колокольчика. Шокированная женщина приподняла тело герцога и прислонила к стулу, у которого минуту назад она ласкала его. Филипп сидел в неестественной позе и выглядел более пьяным, чем когда-либо. Голова того, кого люди называли Филипп Любезнейший, свешивалась вниз, так что его черный парик заслонял треть лица. Левый глаз, которым герцог ничего не видел вот уже много лет, остекленело косил в сторону мадам де Фалари.

   Она снова закричала, потом выбежала из комнаты в коридор, и Флориан слышал ее удаляющиеся вопли. Она походила на испуганную крысу.

   Де Пайзен не спеша покинул свое укрытие. Он хорошо знал, что герцог отослал всех слуг и мадам де Фалари пришла сюда незамеченной – ее муж отличался строгими моральными принципами. После любовной интрижки Орлеанский собирался покинуть комнату через потайной ход и отправиться на ежедневный доклад к королю… Странно было осознавать, что бедняга Филипп никогда уже не пойдет ни к королю, ни в постель к красотке, ни куда-либо еще. Было странно, что в огромном замке, населенном сотнями людей, что-то может произойти незамеченным. Во всяком случае, сегодняшнее уединение оказалось как нельзя более кстати…

   С минуту Флориан размышлял о превратностях судьбы. Разве не удивительно, что история может стать такой гибкой? Он только что, без особых усилий или неудобств, без тщательной подготовки изменил судьбу Европы. Ведь он оставил великое французское королевство на милость куда более уравновешенных и менее амбициозных хранителей, чем Филипп Орлеанский. Возможно, следующим премьер-министром станет монсеньор герцог Бурбонский. Но кто бы ни занял пост Филиппа, реальным хозяином положения останется наставник юного короля – епископ Флери. Что ж, освободить Францию от дебошира вроде бедняги Филиппа – Флориан рассеянно поправил парик герцога – и отдать власть над королевством столь замечательному прелату, как Андре де Флери заслуживает одобрения. Это логично…

   Флориан неторопливо выполнил необходимый ритуал, служивший знаком, что Жанико получил причитающийся ему рождественский подарок. Ритуал вызвал бы приступ рвоты у любого нормального человека. Появились знакомые Флориану лохматые слуги Жанико и взяли то, чего хотел их повелитель от Филиппа Орлеанского. Они ответили на вопросы герцога относительно празднования дня зимнего солнцестояния и покинули комнату. Потрясенный, Флориан последовал их примеру через потайную дверь.

   Прошло целых полчаса, пока мадам де Фалари вернулась в сопровождении лакеев и докторов. Они пытались спасти герцога с помощью кровопускания, но не преуспели в этом. На рецепты Тифани можно было положиться – причиной смерти сочли апоплексический удар. Никого не удивила висящая на шее герцога непристойная игрушка – Филипп имел пристрастие к подобным вещам.

   Осмотрев герцога внимательнее, потрясенные доктора единогласно решили, что смерть его произошла по естественным причинам.

   – Монсеньор герцог скончался, исповедовавшись своему духовнику, – посеревшими губами пробормотал один из них.

   Флориану не было нужды приумножать многочисленные прецеденты лишения жизни претендентов на трон. Если оглянуться назад в историю, кажется, что это любимое занятие достойных особ. Де Пайзен покинул отель в золоченой карете, оставив позади второе условие на пути достижения своей мечты. Он лениво вспоминал роль Маркуса Брута и Жака Клемента, Арисонетиона и Иуды, всех внушающих восхищение убийц великих людей. Теперь можно посвятить себя размышлениям о мече Фламберж, за который он сегодня заплатил сполна.

Глава 14
Сумерки богов

   Ни один из подозрительных стражей колдовского места не препятствовал Флориану на пути к алтарю Жанико, где герцог надеялся получить меч Фламберж. Рассеянное поведение де Пайзена, его скучающий вид ввел в заблуждение слуг дьявола. Они приняли странного малого в зеленом костюме за одного из тех ужасных магов и чародеев, что прибыли на шабаш с целью поручить существам низшего уровня сделать для них какую-нибудь грязную работу. Фантомы боялись и уважали могущественных колдунов. Кроме того, ни одному из слуг не могло прийти в голову, что человек, не являющийся адептом магии, отважится появиться на шабаше в самую главную ночь года. Де Пайзен без всяких препятствий добрался до вершины холма к самому началу празднования.

   Когда Флориан уверенно прошел через разрисованные ворота, Хозяин уже восседал на возвышении, принимая почести. Все действо хорошо освещалось голубоватым пламенем факелов, удерживаемых странными существами, похожими на огромных черных козлов. Каждый из них держал по два факела: один закреплялся между рогами, второй вставлялся в другое место… Флориан остановился в стороне и наблюдал древний обряд поцелуев и ритуальных движений. Несмотря на уважение к причинам, вызвавшим к жизни религиозный церемониал, Флорин в душе иронизировал над примитивной формой действа.

   Он сел на небольшую охапку сена невдалеке от горящих факелов и ждал. Зрелище, явившееся глазам герцога, повергло его в недоумение. Собравшиеся сообщали Хозяину свои проблемы и докладывали о сделанном за год. Хозяин слушал и давал советы по каждому делу. Флориану эта шумиха на пустом месте казалась откровенным посмешищем. Какой смысл в том, чтобы наслать порчу на корову, отобрать у жениха права на первую брачную ночь или лишить кого-нибудь здоровья? Флориан ожидал романтики даже в магии, и использование ее в столь приземленных целях казалось ему противоестественным. Глупо совершать сложнейшие заклинания лишь для того, чтобы ускорить очевидное и случившееся бы само собой. Герцог видел призвание магии в получении шанса, который никогда не представился бы естественным образом. Но Хозяин, казалось, очень серьезно относился ко всему сказанному.

   Не заинтересовал Флориана и обряд инициации – ужасно болезненный для девственников. Флориану казалось, что здесь больше подошел бы какой-нибудь естественный предмет, чем этот холодный зазубренный прибор. Любопытно было увидеть, что же стало с останками бедняги Филиппа. Четырех младенцев умертвили по древнему ритуалу – герцога утешила относительная простота обряда, сходного с потрошением кроликов, сопровождающегося произнесением заклинаний. Флориан подумал, что Жанико приходилось каждый год искать новую женщину, чье тело служило бы алтарем… Герцог гнал прочь эти мысли.

   В целом у новичка все происходящее могло вызывать некий интерес, однако тот, кто видел это каждый год, по мнению Флориана, должен был бы умирать от скуки. Ритуал не менялся с незапамятных времен, и всякий интерес неизбежно сошел бы на нет. Герцог поделился своими размышлениями с сидевшими рядом существами. Он заметил, что вокруг него собралось довольно много всевозможных тварей, но разглядеть их детально не представлялось возможным из-за сгущавшихся сумерек. Он видел лишь ближайших соседей – огромного роста и с немигающими глазами.

   Один из них согласился с герцогом: да, теперешнему обряду не хватает остроты и зрелищности. В старые добрые времена все было иначе, и шабаш отличался гораздо большим богохульством.

   Заинтересованный, Флориан принялся расспрашивать собеседника. Выяснилось, что его мрачного соседа зовут Мардук. Когда-то он повсеместно почитался миллионами людей и являлся повелителем всего сущего. В его руках находились нити судеб и вселенское знание. Апсу в те славные деньки отличался куда более богохульным поведением, а шабаш – зрелищностью и великолепием. Да, настали плохие времена, и празднование становится просто убогим.

   – Апсу сильно изменился, – заметил Мардук с каркающим смехом, – с тех пор, как умерла его жена. Ее звали Тиамат. Что же касается ее…

   – Я полностью согласен с вами. Он был куда могущественнее во времена, когда я был вечным источником света, хозяином вселенной, всемогущим и всезнающим, и когда никто кроме прохвоста Арна-Мануи не смел спорить с Ахура-Мазда. Да, времена меняются к худшему, и ничто не утешает меня более, – поддакнула сидящая неподалеку тень.

   – Да. Плут Вукуб-Какикс вовремя подоспел, когда Старик в зеленом оперении впервые вышел из вод и попытался сделать человечество добродетельным. Тогда он был очень силен. Он немного раздражает меня, но в целом довольно хорош. Теперь времена изменились: враг богов человеческих не имеет более достойных соперников… – вступил в разговор третий фантом.

   – Каждый из вас дает Хозяину новое имя! Как же зовут вас, месье? – спросил изумленный Флориан.

   Третий призрак ответил:

   – Кспиакок.

   – А, тогда я понимаю, почему вы более терпимы к поведению Хозяина! Мне представляется, что все вы тоже лишились былого высокого положения в церкви. Любопытно, а не собрались ли вы, бывшие боги, здесь с целью заговора? – Флориан красноречиво указал пальцем на небо.

   – Нет. Хотя еще совсем недавно люди поклонялись нам, и желание отомстить тому, кто лишил нас этого поклонения и могущества, кажется вполне естественным, мы собрались не с целью заговора. Мы слишком обессилены, чтобы противостоять ему. Время унесло нашу злобу и ненависть. Совсем иначе обстояли дела в старые добрые дни, когда мне в жертву приносили младенцев на копьях… Теперь все изменилось… – ответил четвертый призрак, лишенный одного глаза, подобно бедняге Филиппу. Призрак склонил голову к ворону, сидевшему на его плече и добавил:

   – К тому же, мудрый Юрген говорит мне, что могущество любого бога эфемерно и вряд ли стоит борьбы. Я пал. Они падут. Но это, по словам мудрого Юргена, не имеет значения.

   Больше призраки не изъявляли желания обсуждать Хозяина. Он отверг их, когда они были властителями вселенной и миллионы людей поклонялись им. Хозяин всегда выступал против любого бога, становившегося могущественнее других. Сам он не отличался особыми талантами и никогда не стремился обладать всем. Он довольствовался тем, что провозгласил себя Князем мира. Он не интересовался делами богов на других планетах, но здесь, на Земле, проявлял необыкновенное упорство. В конце концов большинство властителей вселенной оставили его в покое. Сегодня их могущество испарилось, а не слишком великая власть Хозяина осталась с ним. Древние боги не находят этому объяснения, да и не стоит думать о таких вещах. На свете не существует вообще ничего, о чем стоило бы серьезно задумываться – время освободило нас от ответственности.

   Флориан проникся легкой жалостью к павшим богам, влачившим теперь столь жалкое существование. Компания их порядком наскучила герцогу, и он испытал облегчение, когда ритуал наконец подошел к концу. Забрезжил красный рассвет, и слуги Хозяина покинули шабаш. Сам Хозяин стоял теперь в одиночестве на плоском жертвенном камне. Флориан учтиво поклонился дряхлым богам и расстался с ними. Монсеньор подошел поближе, снял зеленую с золотой каймой шляпу и отвесил Жанико тот церемонный поклон, который он приберегал для равных герцогу де Пайзену.

Глава 15
Сомнения Хозяина

   – О, к нам пожаловал наш романтичный герцог де Пайзен, для которого любовь божественна, а любимая женщина – богиня, – зевая в предрассветном рождественском сумраке, заговорил Жанико.

   Флориан ответил не сразу. На мгновение он забыл о необходимости получить меч Фламберж. Согласно церемониалу, единственным предметом туалета Жанико была полоса из шкуры фавна, перекинутая через плечо. Обувь тоже отсутствовала, и Флориан увидел ноги чародея. Дворцовая выучка не позволила герцогу комментировать особенности чужого телосложения. Он всегда думал, что хорошо воспитанный человек никогда не должен задевать чувства окружающих в любых обстоятельствах, не имея на то веских причин. Поэтому его замешательство длилось лишь мгновение и не бросалось в глаза – он лишь вздохнул.

   – Какого дьявола вы стонете? Разве это подходит человеку, чья любовь попрала законы времени, природы и даже некромантии? – спросил Жанико.

   – Ах, месье Жанико, серьезность повсюду идет рука об руку с мудростью, а я стал мудрее со времени нашей последней встречи. Я побывал в таинственном месте, и мои желания претворились в жизнь, – ответил герцог.

   – Естественно, ибо все мои друзья получают все, чего жаждут в этом мире. Каждое неисполненное желание лишает человека частички счастья, монсеньор.

   – Развлечение суть лихорадочная страсть. Удовлетворение же суть спокойствие, – ответил Флориан.

   – Так вы довольны, мой маленький герцог?

   – Слово маленький, месье Жанико, в обычном своем значении не несет неучтивого подтекста. Применимо же к человеку…

   – О, герцог, я прошу прощения за неправильно выбранное прилагательное, и спешу забрать свои слова обратно.

   – С готовностью принимаю ваши извинения. Да, месье Жанико, я доволен. Я достиг осуществления самой – Флориан закашлялся – своей заветной мечты. Но теперь, увы! Наша с супругой великая любовь должна принести плоды, и необходимо следовать логике. Так что я вполне осознаю – без противоестественного чувства сожаления – что моя обожаемая жена вскоре навсегда покинет меня.

   – Прекрасно! Так значит, за столь короткий период вы успели перейти от удовольствий придворной жизни к радостям домашнего очага?..

   – Месье, я де Пайзен. Мужчины в нашем роду отличаются большой страстностью.

   – …И она уже?..

   – Месье, я лишь повторю уже сказанное.

   – Ну да, конечно же. Вы не теряли времени даром, и вероятно даже не спали, стремясь оправдать репутацию своей фамилии. Педантизм и верность старым добрым традициям ваших отцов впечатляет. Теперь о нашей сделке. Хотя я и проникся к вам уважением, и, несмотря на то, что расставание с женой заставит вас страдать, Флориан, соглашение не может быть нарушено…

   Герцог выразительно нахмурил брови.

   – Несомненно, мои ближайшие друзья называют меня…

   – Согласен, что заслужил упрек, беру назад звательное местоимение и вновь прошу вашего прощения, монсеньор герцог.

   Флориан учтиво кивнул.

   – Я не столько упрекаю вас, господин Жанико, сколько выражаю искреннее сожаление, что не имею чести знать вас близко. Так вот, джентльмен ни при каких условиях не отказывается от данного слова. Логика не допускает изменения условий договора, хотя вы должны понимать, как горько мне выполнять свою часть сделки.

   – Да, теперь я начинаю понимать всю тяжесть ожидающей вас утраты. Нервное напряжение даже вызвало кашель, мешающий вам свободно говорить. Однако все это можно было предвидеть, – ответил Жанико.

   – Я пришел сюда узнать, как я могу получить меч Фламберж, который, как вы, возможно, помните, фигурирует в церемонии – прошу прощения, но я действительно подхватил навязчивый кашель на ночном воздухе – получения вашего гонорара согласно древнему ритуалу.

   Жанико задумался, потом произнес:

   – Вы посвятили мне…

   – Месье, умоляю вас, будем же логичны! Я ничего не посвящал вам, ибо не имею обыкновения участвовать во всяких языческих обрядах. Напомню вам, что на дворе Рождество, и я лишь последовал христианскому обычаю обмена подарками.

   – И вновь я приношу вам свои извинения и беру назад некорректный глагол. Вы преподнесли мне в качестве рождественского подарка жизнь человека, обладавшего определенным положением и могуществом в обществе людей. Вы вправе просить моей помощи. Хотя в вашем доме есть кое-кто, способный дать вам необходимую информацию, а возможно, и сам меч. Вам даже не придется отлучаться от домашнего очага и обожаемой супруги. У вас осталось совсем немного времени для наслаждения семейной идиллией, и мне кажется странным, что вы так стремитесь поскорее покинуть источник радости.

   Флориан поднял руку, вежливо протестуя.

   – Но, месье Жанико, хотя бы из чувства самоуважения не стоит использовать власть того, о ком вы говорите, не имея в том крайней нужды. Что же касается меня, то я предпочитаю добиваться желаемого без чьей-либо помощи, чтобы не иметь нужды благодарить кого-то кроме себя. Фламберж тоже достанется мне без помощи со стороны, ибо я уже уплатил за него необходимую цену. Видите ли, я предпочитаю уладить дело без всяких вытекающих последствий и не будучи никому ничем обязанным, – произнес Флориан, размышляя о необходимости всегда быть начеку в общении с нечистыми силами.

   Жанико согласился с ним:

   – Несомненно, ваше стремление к независимости восхищает. Все будет так, как вы того желаете…

   – Все же, месье Жанико, не прискорбно ли, что с меня будет взыскана столь высокая плата? – продолжил герцог бесстрастным голосом.

   – Необходимо уважать древние обычаи, а мои как раз таковы. Кроме того, смею напомнить, что именно вы предложили сделку, не я.

   – Да, ведь я знаю, что ваши подарки опасны. Но будем следовать логике! Стоит ли получить мимолетное удовольствие ценой моего благополучия, когда я могу иметь желаемое, не принося неприятностей окружающим?

   – Вы говорите, что мои подарки опасны. Но что вы знаете обо мне, Флориан? Простите, монсеньор герцог, но, в конце концов, наше знакомство прогрессирует.

   – Я ничего не знаю о вас лично, господин Жанико, кроме того, что ваша щедрость не имеет границ. Но я знаю, как опасно принимать подарки от любого демона. А вы, если взглянуть на положение дел во вселенском масштабе, являетесь лидером оппозиции.

   Жанико стал серьезнее…

   – Я не демон, монсеньор герцог. Впрочем, современная человеческая теология не отводит мне никакого места.

   Флориан спросил с обычной придворной вежливостью:

   – Но если вы не дьявол, то что за дьявол вы есть?

   – Я все, что было и есть. Я Князь мира сего. Ни один смертный никогда не узнает, кто я. Ни один бог никогда не сможет уничтожить меня, – ответил Жанико.

   – Ну что же, месье, звучит неплохо и, возможно, даже имеет смысл. Обо всех божественных вещах я знаю не больше, чем лягушка о зубной боли, но я слышал, что вас называли врагом всех богов человеческих…

   Жанико печально согласился:

   – Да. Долгое время я надеялся, что люди найдут себе бога, с которым разумное существо может иметь дело, но этого никогда не случится.

   – Месье, месье! Умоляю, не надо скептицизма! – воскликнул Флориан.

   – Скептицизм как утешение не существует для меня. Для людей же это убежище всегда открыто. В свое время я столько общался со всевозможными богами, что утратил все иллюзии на их счет. Нет, я верю, и вздрагиваю от отвращения.

   – Но господин Жанико, религия дает нам возможность общаться в церкви по воскресеньям и еще множество всяких приятных мелочей…

   – Как! Что я слышу! Вы, человек утонченный, согласны поклоняться козлам и крокодилам, ястребам, кошкам и гиппопотамам согласно египетской религиозной традиции?

   – Конечно нет, черт возьми! Напротив, я…

   – Или вы предпочитаете макак и тигров, в честь которых возводились индийские храмы?

   – Вы неправильно толкуете мои слова…

   – А, понимаю. Вероятно, вы имеете в виду греческих и римских богов, приходящих на землю в виде быков и петухов, золотого дождя и всего прочего, с целью произвести неизгладимое впечатление?

   – Послушайте, месье Жанико, вы весьма неразумным образом искажаете мои слова. В столь серьезных вещах следует быть логичным. Всему миру известно, что де Пайзены не имеют ничего общего с глупыми языческими баснями. Со времен великого Юргена и вот уже на протяжении пяти столетий наш род уважает традиции христианской веры.

   – Целых пять веков! Должно быть, Яхве по своей молодости тоже считает, что это большой срок.

   – Конечно. Как одна из древнейших фамилий, мы полагаем, что наш пример достоин подражания. Сами мы не задумываемся над своим происхождением, ибо привыкли к нему. Мы считаем, что важен лишь человек сам по себе. Странно видеть вас, месье Жанико, впечатленным нашей долгой историей, – скромно заметил Флориан.

   – Да, можно сказать и так. Люди все-таки великолепны. Тем не менее обойдемся без рассуждений на эту тему. Так значит, вы поклоняетесь Яхве. Вы признали это. Тогда я спрашиваю вас, как одна логически мыслящая личность другую…

   – Секунду! Логика – замечательная штука, но не будем мешать все в кучу на ее основе, – сказал Флориан поспешно, глядя на гигантского жука, вползшего на камень и усевшегося рядом с Жанико.

   – Я спрашиваю вас, как один обладатель хорошего вкуса у другого… – продолжил Жанико.

   – Не думаю, что это является предметом обсуждения знатоков. Поговорим о чем-нибудь другом, – вновь прервал его герцог.

   – У вас есть лишь автобиография Яхве со всеми его подвигами, написанная под его же диктовку. Я не отказываю ему в искренности, но по молодости своей сочинил он неважно. В конце концов, разве всех этих жестокостей, лицемерия, ошибок и просчетов, подкупов и убийств, краж и супружеских измен не избежала и его собственная семья…

   Флориан деликатно зевнул, не сводя глаз с жука.

   – Мой дорогой господин Жанико, не кажется ли вам наивным рассуждать на подобные темы? Простите мне мою откровенность, но все это безнадежно устарело теперь, когда мы достигли восемнадцатого века.

   – Да, но…

   – Нет, месье Жанико, я не могу выслушивать более ваши богохульные речи. Должен заметить, что в таких делах, как и в любых других, проще бывает признать произошедшие изменения, не пытаясь оспаривать их реальность. И уж конечно я не собираюсь соглашаться с вашими антихристианскими высказываниями и насмехаться над царящим в мире людей хаосом, который, тем не менее, содержит в себе столько прекрасного…

   – Но, монсеньор герцог, что же…

   – Должен сказать вам, я осознаю, хотя и с печалью, что вы в своих рассуждениях мешаете вульгарный атеизм и иконоборчество с целью замарать священные для любого человека истины…

   – Да, несомненно, сказано превосходно. И все же, что…

   – Замечу также, что я подозреваю в вас одного из тех незрелых интеллектуалов, которые смешивают дешевый атеизм, загрязняют чужие алтари и в то же время способны глубоко мыслить. Один из тех, кто отрицает все формы организации бытия, считая их вторжением в их личную жизнь, ибо это затрагивает их эгоизм. Один из тех, кто обожает читать о грехах святых людей, и хохочут над грехами ангелов.

   – Да, я признаю звучность вашей речи. Но к чему все это?

   – Честно говоря, не думаю, чтобы мои слова что-нибудь значат. Это лишь попытка в вежливой форме довести до вашего сведения, что я не намерен более обсуждать предложенную вами тему. Логика в вопросе религии может привести к нежелательным последствиям и умозаключениям, не имеющим достойных прецедентов.

   Жанико улыбнулся, посмотрел вниз и дотронулся до жука. Жук сначала замер, а затем исчез. Чародей продолжил:

   – А, вот теперь я вас понимаю. Мне давно следовало бы понять, к чему вы ведете. В вашей искренней привязанности к прецедентам я вижу минимум мудрости, герцог. Хорошо, оставим религию в покое. Вернемся к вопросу о мече, которым вы, как верный слуга того, кто пришел на землю не с миром, но с мечом, собираетесь разорвать свои семейные узы. Стоящие за вами тоже в свое время считались неплохими фехтовальщиками. Думаю, они смогут дать вам всю необходимую информацию о волшебном мече Фламберж.

Глава 16
Жертвы Фламберж

   Флориана совершенно не интересовало, какого цвета и насколько странно одетые существа стояли за его спиной. Их не было там минуту назад. Жанико казался неравнодушным ко всякого рода маленьким чудесам, но эта его слабость, хоть и сомнительного вкуса, не имела никакого значения для герцога.

   Флориан вновь снял свою шляпу с серебряной каймой и предельно любезно поприветствовал незнакомцев. Затем герцог поинтересовался у серого воина с огромными мускулами, не знает ли тот местонахождение Фламберж. Великан ответил:

   – Нет. То был отличный меч, и я обладал им в земной жизни, когда был очень молод. Но я отдал его женщине в обмен на то, чего хотел больше всего на свете. Меч не принес мне счастья, как впрочем, и никому другому – над ним висит проклятие.

   – В самом деле! Но я слышал, месье, что обладающий мечом Фламберж непобедим, – сказал Флориан, искренне удивленный.

   – Чистая правда. Хозяин меча получает все, чего желает. Но когда его желания исполняются, он понимает, что меч проклят.

   – А вы? Исполнилось ли ваше желание? Убедились ли вы лично в волшебной силе меча?

   – Мой мальчик, в подобных вещах есть свои непристойные стороны. Я получил то, чего хотел. И получив, не сожалел. Больше мне нечего сказать.

   Таинственный незнакомец поднял щит с гербом в виде фигуры стоящего на дыбах жеребца – и высокий, серый и немного косоглазый воин растворился в воздухе.

   Его место занял широкоплечий и угрюмый воитель в алых одеждах. Из ушей его свисали серьги, украшенные драгоценными камнями грубой огранки. Он промолвил:

   – От него, который являлся Спасителем в свое время, меч перешел к моей матери, а от нее ко мне. С помощью Фламберж я убил отца, как и было предопределено. Меч сделал меня непобедимым, я не знал страха и владел обширными землями. С его помощью я получил тело женщины, которую желал больше всего на свете. Но благодаря ему я получил сломанный позвоночник, годы нищеты и полный крах всех надежд.

   – Несчастный! Так вы, месье, тоже стали жертвой собственного триумфа! – произнес Флориан.

   – Не совсем. Ведь я научился завидовать и восхищаться тем, чего не мог понять. Ты, мелочный кривляка, не способен понять ценность такого приобретения.

   Пришедший за ним продолжил:

   – От него, который в свое время являлся самым омерзительным язычником и галантным рыцарем одновременно, меч перешел ко мне. Я бросил его в море, ибо не желал прибегать к помощи колдовства в достижении своей цели. И я получил то, чего хотел.

   – И вы тоже не обрели счастья?

   – Мой брак был удачен, как большинство брачных союзов. Моя любовь попрала Время и Судьбу. Из-за любви я поднялся на вершины блаженства и испытал самое жестокое бесчестье, я совершил подвиги, которые до сих пор воспеваются людьми. Я женился на прекрасной женщине и ни о чем не сожалею.

   Флориан кивнул.

   – Понимаю. Жили-были король с королевой. У них родились три сына. И младшему сыну во всем сопутствовала удача. Ваши лица и ваши судьбы необычны для меня. Но ясно, что вы все побывали в таинственном месте, в ужасном месте, где человек достигает желаемого.

   Герцогу ответил следующий пришелец:

   – Все произошло из-за вмешательства Фламберж. Моим оружием стал Калибурн. Я побывал во многих чудесных местах, но всегда проявлял осторожность.

   – Достигли ли вы желаемого, месье?

   – Нет, мой мальчик, хотя был на волосок от этого. Однажды лишь фиолетовый плед отделял меня от падения, но я удержался…

   – Странно, черт возьми! Я впервые увидел свою жену – я имею в виду мою теперешнюю супругу – спящей под фиолетовым пледом.

   – И тогда вы поняли, что готовы на все, лишь бы она стала вашей женой! Вы оказались смелее меня, герцог, но совершили глупость, – сухо промолвил незнакомец.

   – Так-так! Значит, вы все четверо оказались настолько малодушными, что сумели воздержаться от соблазна. Итак, меч Фламберж затерялся где-то еще в древние времена, а я не знаю, как найти его, – протянул Флориан.

   Герцогу ответил пятый незнакомец, единственный оставшийся на поляне:

   – Проще простого. Вы лишь должны рискнуть, подобно вашим предшественникам, и пойти со мной – Горвендилом – в Антан, ибо я Лорд Полей Антана…

   – Так те исчезнувшие джентльмены – мои предки? Как же может человек попасть на поля Антана, лордом которых вы являетесь? – поинтересовался Флориан.

   – Да, вы говорили со своими прародителями, герцог. А попасть в Антан не так уж сложно, – ответил Горвендил и объяснил Флориану путь, который им предстояло проделать.

   Герцог мучили сомнения. Он достал табакерку и взял немного порошка. Жанико исчез с той показной легкостью, которую так любил демонстрировать. Флориан пожал плечами и сказал, что последует за Горвендилом, ибо не видит другой возможности добыть Фламберж.

   – Что же до моих предков, то стоило бы конечно сказать в их адрес что-нибудь благожелательное. Но между нами говоря, месье Горвендил, я предпочел бы увидеть кого-то более внушительного в роли прародителей рода де Пайзенов. Скажем, героического Дона Мануэля или великого Юргена, вместо ничем не примечательных личностей, бывших здесь недавно. Грустно сознавать, что мои предки – всего лишь обычные люди, к тому же довольно посредственные и безжизненные…

   – Быть обычными людьми – печальная участь всех смертных и дочерей смертных, и вряд ли это шокирует кого-либо, если только он не романтик. Что же касается безжизненности, то чего собственно, вы ожидали от фантомов? Жизнь, теплившаяся в них, продолжает свое существование в вас, герцог. Это своего рода трюизм – правда я не знаю точно, для скольких поколений – что жизнь, наполнявшая вашего предка, высокого Мануэля Спасителя, не погибла вместе с ним, но осталась здесь, на земле. Она наполняла собой тела его детей и детей его детей.

   – Но к этому времени Мануэль должен иметь потомство не менее многочисленное, чем турецкий султан со своим гаремом…

   Горвендил согласился:

   – Да, во многих телах и бесчисленных состояниях. Но жизнь – всего лишь масса бесплодных эмоций, герцог. По крайней мере, мне они кажутся бесплодными… А сегодня эта жизнь наполняет вас, месье де Пайзен. Но вы – только временная ее маска, ибо завтра вы тоже исчезнете. Именно таков конец комедии.

   – Ну что ж, зато та комедия, в которой я принимаю участие, обещает оказаться веселой…

   – О нет, она не слишком весела, хотя и забавна. Предупреждаю вас – у нее нет вариантов. Первый ее акт – размышления о месте, где вас ждет вечное счастье, и о дороге туда; второй акт – нарастающее стремление к таинственному месту; и третий акт – утрата цели и скоротечное падение. Или же, другими словами, достижение желаемого, наивысшее счастье, а потом – ужасная, полная препятствий дорога и разбитое сердце, – прервал его Горвендил.

   – Все, что вы сказали, довольно сомнительно – ваше мрачное многословие не имеет никакого смысла. Я ищу не счастье, но меч, который не имеет отношения к тому, что я услышал от вас. Нет, я ищу не счастье. С помощью меча, если мне удастся получить его, я стану несчастнейшим человеком – я боюсь даже думать об этом – ведь его острое лезвие навсегда лишит меня красоты, которой я восхищался с самого детства. Но я дал слово, а тени предков только убедили меня в правильности сделанного выбора. Будем же логичны и отправимся в путь, месье Горвендил.

Глава 17
Оружейная Антана

   Путь в Антан сопровождался призраками умерших и был наполнен препятствиями и галлюцинациями. Три стража охраняли спокойствие заколдованного места: их звали Глом Взгляд Одержимого, Тенхо Длинноносый и Майя Прекрасногрудая. Но они не слишком досаждали Горвендилу, миновавшему их беспрепятственно, и, без лишних церемоний. Проводник сказал герцогу, что тот не имеет право идти дорогой богов и мифов в одиночестве. Но иного пути, кроме как через здешние кедровые рощи с их древними обычаями, нет. Лишь так можно добраться до Фрайдис, последовавшей сюда за своей любовью и ставшей смертной женщиной. Друиды провели ее в Антан не без помощи черной магии Сесфры. Здесь она стала королевой и женой Магистра Филологии и подтвердила свое желание приносить зло в человеческий мир.

   Антан оказался довольно странным местом, окутанным серой дымкой облаков, но полным мимолетных вспышек, напоминающих искры затухающего погребального костра. Не слышно ни малейшего шума, даже слова, казалось, растворялись в тумане. Горвендил покинул Флориана. Герцог увидел перед собой женщину в тускло-золотых одеждах и поинтересовался, не находится ли волшебный меч Фламберж где-нибудь в сокровищнице мадам. Она грустно ответила, что возможно, меч и лежит где-нибудь в ее оружейной. Она показала герцогу дорогу в туманное место, где хранились все знаменитые мечи, принесшие так много смертей и так мало славы.

   Странно был видеть их, сияющих во мраке, брать их в руки. Здесь лежал длинный Дурандаль, которым сэр Роланд прорубил расщелину в Пиренеях; рядом с ним висел не менее грозный Ольт-Клер, которым сэр Оливер сражался с Дурандалем и его обладателем в битве, до сих пор воспеваемой потомками. Здесь хранился меч Ланселота – Арундайт, Кортен – Огиера и Бальмунг – Зигфрида. В этом туманном месте можно увидеть Коладу Сида, Морглэй сэра Бивиса, Крокеа Морс Кесаря и Жуаез Шарлеманя. Нет нужды гадать о местонахождении Куртана и Кернбитера, этих славных стражей Англии и Норвегии, Мистельстейма, Тизона, Грейстила, Ангурваделя или любого другого прославленного меча древности. Все они хранились здесь. И рядом с Жуаезом висел Фламберж, ибо Галас сотворил оба.

   Несомненно, Фламберж поражал воображение и смотрелся впечатляюще. Но всему свое время, и не стоит хвататься за меч сразу же. Да, мадам обладала бесценными сокровищами…

   Фрайдис поведала герцогу тем мелодичным голосом, каким говорили люди в Антане, что не только высокородные убийцы останавливались в ее владениях. В оружейной находилось множество плебейских орудий всевозможной формы. Итальянские стилеты соседствовали с кривыми турецкими саблями; арабские ятаганы лежали рядом с мечами, закаленными самим Есимицу; албанские абордажные сабли и зазубренные клинки Занзибара, двуручные палаши из Шотландии, пики испанских матадоров, индейские томагавки и топоры палачей: мечи со всех городов и королевств мира, из Феррары и Толедо, Дамаска, Перу и Вавилона.

   Хотя Флориан никогда не интересовался методами коллекционирования и не читал специальной литературы, но он признавал достоинства собрания Фрайдис. Хозяйка такого великолепия заслуживала уважения. Кроме того, любопытно увидеть, насколько изобретательны оказались люди в деле создания орудий убийства.

   Фрайдис согласилась, что человечество достигло небывалых высот в своей злобе, но без оптимизма смотрела на роль изобретательности в этом процессе. Она считала, что собранные здесь мечи в любом случае безнадежно устарели. Тем более он представляют собой ненужный хлам для того, кто хочет нанести реальный вред кому-либо.

   И все же Флориан, чей голос в здешнем тумане казался чуть слышным шепотом, знал, что лишь Фламберж способен помочь ему выполнить свою часть сделки. Из комнаты с мечами Королева Антана провела герцога – к его великому разочарованию – темным коридором в зал, где валялись кучи ржавых гвоздей и дротиков, а затем в другую сумрачную комнату.

   В ней хранились пистолеты, пушки, гранаты, мушкеты, аркебузы, бомбы, осадные орудия, фальконеты, шарниры и множество других более современных орудий. Все находящееся здесь вызывало у герцога искреннее любопытство.

   Фрайдис как-то странно смотрела на Флориана. Ей восхищавшие де Пайзена вещи казались лишь кучами устаревшего железа. Затем королева с гордостью повела герцога в зал, где хранила, по ее словам, оружие будущего. Именно с его помощью можно нанести наибольший вред… Герцог чувствовал разрушительную силу лежавших вокруг него орудий и испытывал на себе тяжесть атмосферы этого неуютного места.

   Да, здесь хранилось настоящее оружие, и Фламберж казался безнадежно устаревшим на его фоне. Но только волшебный меч имел ценность для Флориана – лишь он способен пролить кровь Ленши.

   Просто невероятно, как женщина справлялась со всем этим великолепием и хранила столь неподходящие ее облику вещи. Орудия разрушения, хоть и превратившиеся теперь в почти бесполезные игрушки, не должны восприниматься легкомысленно. Миллион человек или что-то около того – по крайней мере несколько наций – можно уничтожить с помощью арсенала Фрайдис. Но не более. Продолжая говорить, она прошла в следующий зал, где хранились книги – не библиотека, но что-то вроде – и четыре глиняные фигуры. Она рассказала, что много лет назад их вылепил Дон Мануэль. Придет время, продолжала королева, и она пошлет их вслед за шестью предшественниками, жизнь каждого из которых отравлена мечтами. Их мечты бессмертны и столь притягательны, что способны завладевать умами все новых и новых людей, и так до бесконечности. Жизнь станет проклятием для поддавшихся иллюзиям, и они будут призывать смерть, лишь бы избавиться от жгущих сердце надежд. Что за мечты? С какой стати я скажу вам об этом, герцог? Ваша собственная мечта не имеет к ним никакого отношения, хотя и вы не способны избавиться от нее. Скажу лишь, что посланные мной иллюзии утопичны и разрушительны, они нанесут человечеству большой вред. Люди, подверженные им, не осознают, что мечты их оторваны от реальности и препятствуют наслаждению радостями земной жизни.

   Флориану размышления Фрайдис показались пустой болтовней. Чтобы тактично перевести разговор в иное русло, герцог принялся внимательно рассматривать четверых еще не рожденных младенцев. Одна фигурка имела несколько крючковатый нос, напоминающий птичий клюв. Он похож на попугая, улыбаясь, сообщил герцог Королеве. Устало пожимая плечами, Фрайдис сухо ответила, что и остальные вскоре станут походить на эту пиратскую птицу.

   Очень жаль отрываться от столь приятной и интересной беседы, но надо возвращаться к вопросу о мече Фламберж. Фрайдис могла выполнить просьбу герцога, а могла и отказать. Ее решение зависело от того, какой вред он собирался причинить кому-либо с помощью меча. Флориан, пришелец из веселого и светлого мира людей, собрался с мыслями и чистосердечно поведал Королеве Антана, что лишь Фламберж способен пролить кровь Ленши. Только так герцог мог принести в жертву Жанико своего еще не рожденного ребенка, согласно древнему ритуалу, и избавиться от жены.

   Выслушав рассказ де Пайзена, Фрайдис выразила искреннее негодование, ведь ребенок тогда будет избавлен от всех земных несчастий, а женщина пострадает. Неужели сумасшедший в зеленом костюме предполагает, что Королеву Антана, веками творившую зло, можно ввести в заблуждение и заставить проявить милосердие?

   Герцог настаивал, что милосердие отнюдь не входит в его планы. Флориана угнетала необходимость спорить о чем-либо в этом сером, туманном, бескрайнем месте, где слова казались лишь шепотом. Кроме того, он был захвачен врасплох тем, что вынужден доказывать поступок, не имея достаточно убедительных прецедентов. Вслух – точнее не совсем вслух, а еле слышным в тумане голосом – герцог пытался убедить Фрайдис, что лишая себя любимой жены, человек совершает ужасный поступок, ибо делает несчастными всех зрителей убийства. – Женщины, естественно, будут смертельно напуганы – ведь их мужья могут последовать моему примеру. Мужчины же почувствуют себя трусами от того, что не они, а кто-то другой решился сделать то, о чем они так часто втайне мечтали.

   Фрайдис интересовало, всегда ли женатые мужчины в глубине души испытывают желание убить своих жен? Нет, далеко не всегда: некоторые женщины могут неделями не вызвать у мужей таких мыслей. Большинство мужчин с годами более или менее смиряются с женскими недостатками. Будем же логичны! Кого больше всего на свете ненавидит любой мужчина?

   Фрайдис, вся окутанная тускло-золотым сиянием, села на софу, положила под поясницу одну из многочисленных серых подушечек и задумалась. Кого больше всего на свете ненавидит любой мужчина? Ну, того, кто чаще всего раздражает его, с кем он постоянно ссорится, чьи недостатки видятся ему в самом невыгодном свете, и, наконец, в чьем присутствии он чувствует себя неуютно.

   Да, именно так. Кто же является таким человеком в жизни любого женатого мужчины? Вопрос риторический. На него не надо искать ответа, как не ищут большинство мужей. Они позволяют себе лишь на долю секунды задуматься над ответом, и никогда не сосредоточивают на нем все свое внимание. Но и они испытывают чувство зависти, когда кому-то рядом посчастливится избавиться от своей благоверной, и утешают себя мыслью, что однажды и их подруги жизни отойдут в мир иной. Флориан не знал, какие еще доводы привести в обоснование своей правоты. Нет, мадам должна признать, что помочь джентльмену освободиться от супруги – вовсе не филантропия.

   Его пример действительно заставит большинство мужей испытать дискомфорт от собственной нерешительности и навязчивые мечты о возможности последовать ему не оставят их до конца дней.

   Фрайдис, затерявшаяся в бесчисленных подушках, признавала, что в словах герцога проглядывало рациональное зерно. Возможно, он и не собирался вовлекать ее в акт милосердия, освобождая младенца от превратностей судьбы.

   Мадам, не стоит делать скоропалительных выводов. Будем же логичны! Невинный младенец, который не способен еще мыслить, не узнает, что для него смерть – освобождение. Он не выразит благодарности и не получит эстетического удовольствия от впечатляющей церемонии принесения жертвы согласно древнему ритуалу. Скорее он будет возмущен причиненной болью. Но свидетели действа и все, кто услышит о нем, испытают душевную боль. Отец, который спасет своего ребенка от всех мирских страданий, нанесет огромный вред окружающим. Он подаст пример, основанный на доводах здравого смысла, но люди не оценят его поступок.

   Они перевернут все с ног на голову и вместо проявления отцовской заботы увидят лишь гнусность убийства. В то же время люди будут несчастны, ибо со всей своей склонностью к критике и порицанию ближнего, они не смогут отрицать тот факт, что младенец избавился от всех страданий и тягот. Какой профессиональный лжесвидетель, мадам, где бы то ни было, в суде, в политике, на любой трибуне наберется наглости заявить, что жизнь – это не длинная череда разочарований, разбавленная всевозможными муками? Разве вы не согласны, что нигде на земле, кроме дома для умалишенных нельзя найти абсолютно счастливого человека? О каком достоинстве может идти речь в мире, куда мы попадаем столь неприглядным способом, как роды, и который покидаем подобно падали? Какой верующий в бога отец, взглянув на все страдания, что мы бесплатно получаем в земной жизни, и которые навлекаем на себя в следующей, не испытает угрызений совести перед своим чадом?

   У отца возникнет единственно верное стремление – спасти младенца от злого рока. Но в большинстве случаев мужчина не отважится подтвердить слово делом и обречет себя на вечные угрызения совести – его сознание и лучшие инстинкты, одобряющие убийство, вступят в противоборство с желанием видеть продолжение себя в своем ребенке. О, люди будут жестоко страдать, находясь перед ужасной дилеммой – проявить милосердие или эгоизм?

   Родители будут вздрагивать при виде полицейского, трусость поселится в их сердцах и отвратит многих отцов от выполнения их прямых обязанностей. Они не смогут избавиться от чувства самоосуждения, презрения к себе за собственную слабость. О, мадам, они никогда не станут более счастливыми. Поэтому вы должны признать, что принесение в жертву младенца согласно древнему ритуалу отнюдь не филантропия, как это может показаться на первый взгляд. Конечно, здесь присутствует и крупица добра. Однако единственный, кто извлечет пользу – сам младенец, ибо он избавится от величайших мучений и всех жизненных невзгод. Люди же сочтут убийство несомненным злом, а следование примеру повлечет за собой зло еще большее.

   Флориан говорил так убедительно, столько логики было в его словах, что в конце концов тускло-золотая Королева Антана улыбнулась ему из своего серого тумана и сказала, что он напомнил ей ее собственных детей. Он очаровывал словами, умело использовал звучные фразы. Он походил на ее детей, на детей, которых она жалела. Здесь Фрайдис вздохнула.

   Жалость неудивительна по отношению к кровным родственникам, заметил герцог. Фрайдис откинулась на серые подушки, чтобы принять удобную позу, и ожидала пояснений к последним словам Флориана.

   Де Пайзен воспользовался шансом, и сев рядом с королевой, вновь заговорил. Наконец-то он почувствовал под ногами твердую почву, обрел уверенность. Он размышлял, что даже в Антане логика является чрезвычайно полезным орудием, и с ее помощью можно добиться чего угодно…

   Когда Флориан покинул Антан, вожделенный меч покачивался у его бедра.

Глава 18
И святость доставляет неприятности

   Лишь к Счастливому Понедельнику Флориан совершил долгий переход, выведший его из царства Королевы Фрайдис в мир вечного дня. Каково же было удивление герцога, когда на жертвенном камне Жанико он увидел не кого-нибудь, а своего небесного покровителя Святого Хоприга.

   – Что я вижу! Вы крадетесь из Антана, подобно вору, сын мой. Я не спрашиваю, что вы там делали, ибо Антан не является частью нашего мира. К счастью, лишь земные ваши деяния могут нанести ущерб моей репутации на небесах. И все же, позвольте вас предостеречь. Мы вступаем в новый год, а это очень подходящее время для подведения итогов и принятия решений. Советую вам сделать именно так, сын мой. Предупреждаю – я весьма строгий духовный отец и не потерплю от вас никаких прегрешений теперь, когда вы вернулись в мир людей, – произнес святой, и нимб над его головой сурово блеснул.

   Флориан пережил несколько неприятных мгновений. Он приложил невероятные усилия, чтобы заполучить меч Фламберж, ведь от его могущества зависело будущее герцога. И вот в тот момент, когда меч принадлежит ему, на пути возникает новое опасное препятствие в лице Святого Хоприга, способного разрушить все планы. Флориану оставалось лишь положиться на волшебную силу логики и вежливости.

   – Ваша озабоченность моей судьбой, месье Хоприг, очень трогательна. Мне трудно выразить словами свои чувства. Я дорожу советами друзей. Но все же, месье Хоприг, если обратить взор к вашему прошлому, а именно многочисленным гнусным злодеяниям на посту языческого первосвященника, я могу рассчитывать на снисхождение…

   – Мое прошлое ничуть не хуже, чем у любого другого святого. И уж конечно я не позволю насмехаться над ним ничтожному колдуну…

   – О, месье, вы обманываетесь на счет моих успехов в чародействе. Я всегда полагал, что жизнь святого состоит только из благих деяний, заслуживающих нашего подражания. А вы!..

   Хоприг сел на то же место, где до него сидел Жанико, и устроился поудобнее. Нейтрализовав черную энергетику колдовского камня, святой заметил:

   – Такое тоже может случиться. Люди канонизировались по различным причинам, но, как вы понимаете, они всего лишь люди…

   – И все же, месье…

   – …со всеми человеческими слабостями. И мои коллеги, с которыми мне довелось познакомиться на небесах, не являются исключением из правила. Святая Афра, покровительница Аугсбурга, долгие годы была куртизанкой и управляла публичным домом. А клиентов в нем обслуживали с одинаковым рвением Святая Аглая и Святая Бонифация, вступившие в лесбийскую связь друг с другом. Святой Андрей из Корсини вел жизнь, полную самых отвратительных мерзостей, до тех пор, пока убитая горем мать не обратила его в христианскую веру. Что же касается Святого Августина, то я лишь заливаюсь краской, сын мой, и отсылаю вас к его Признаниям…

   – И все же, месье, мне кажется…

   – Вы ошибаетесь. Святой Бенедикт на протяжение пятнадцати лет вел греховную жизнь, равно как и Святой Бавон пятьдесят лет являлся жутким распутником. Святой Бернард Птолемей был весьма удачливым юристом, и не нуждается в комментариях…

   – Да, месье, но если я не ошибаюсь…

   – Вы ошибаетесь. Святые Константин и Шарлемань совершили все возможные прегрешения, кроме, может быть, экономии средств на церковь. Святой Христофор заключил сделку с сатаной, а Святой Киприан из Антиохии являлся, подобно вам, мое бедное дитя, чудовищным колдуном…

   Флориан попытался вставить слово:

   – Давайте не будем следовать далее в алфавитном порядке, ибо букв всего двадцать шесть, а вы, если я не ошибаюсь, дошли только до третьей. Я всего лишь хотел заметить, что вы изменили свою бесчестную жизнь…

   – Ну, если обратить взор на Святого Георгия Каппадокийского, то он занимался казнокрадством. Святой Гутлак Кройдонский по профессии являлся головорезом и грабителем…

   Флориан продолжил:

   – После наслаждения всеми жизненными благами, после бесчисленных авантюр с женщинами…

   – С которыми я, в худшем случае, проводил некоторые физиологические эксперименты, чем заслужил вечную благосклонность Святой Маргариты Кортонской, Святой Марии Египтянки, Святой Марии Кающейся, Святой Марии Магдалины и не скажу наверняка скольких еще женщин, ныне канонизированных.

   – И что хуже всего, после того, как вы преследовали и убивали истинных христиан…

   – Святой Павел забил камнями Стефана; Святой Виталий Равеннский и Святой Торпет Пизанский служили Нерону, главному гонителю христианской веры; Святой Лонгин лично распинал людей. Нет, Флориан, изначально я немного ошибся. Некоторые приведенные мной инциденты могли толковаться иначе или быть преувеличены. Но мученическая смерть искупает многое в глазах людей. С тех пор, как я ближе познакомился со своими святыми и блаженными коллегами, у меня появилась возможность сравнить свой и их жизненные пути. Должен заметить, я приятно удивился, обнаружив, что мое прошлое столь же безупречно.

   – Вы, после всех тех гнусностей, уже мной перечисленных, были канонизированы лишь благодаря стершемуся хвостику буквы R на надгробном камне. И только по ошибке обрели легендарное прошлое, в котором нет ни одного реального события…

   – Ну, история многих моих наиболее небесных друзей имеет те же недостатки. Святой Ипполит, к примеру, никогда не слышал о христианстве – он жил несколькими веками раньше начала нашей эры, и тем не менее его канонизировали, хотя и по ошибке. Легенда о Святой Филомене зиждется на выдумках священника и артиста, с которыми у нее была отнюдь не духовная близость. Имя Святого Виара вообще появилось лишь благодаря тому, что время не пощадило его надгробный камень, равно как и мой. В результате осталась только часть латинского слова viarum, которую и сочли именем человека, достойного канонизации. Надпись Святой Андецимиллы истолковали как относящуюся к одиннадцати тысячам девственниц и внесли их всех в календарь, хотя таковых никогда не существовало. Нет, Флориан, ошибки случаются повсюду, и награды на небесах могут получить совсем не те, кто их заслужил, – в точности как на земле. Но даже те, кто без приглашения получил высочайшие посты на небесах, не должны жаловаться, ведь никто не выигрывает от излишней критики.

   – В таком случае, месье, замечу, что все легенды…

   – Вы не правы. Легенды просто превосходны. Я помню, как был тронут до глубины души, услышав свою. Она затрагивает лучшие стороны человеческой натуры, сын мой. Какой еще мальчик вступил в жизнь столь же поучительным образом? Разве это не прекрасно – десять лет раздумий в бочке? Я уверен, что не в пивной, ведь несвежее пиво отвратительно пахнет. Нет, Флориан, можешь быть уверен, она благоухала лучшим ароматом первосортного вина, я полагаю…

   – Да, но месье…

   Хоприг продолжал говорить, неторопливо и возвышенно. Речь его ассоциировалась с величественной органной музыкой. Лицо святого выражало безграничную благожелательность, благородство, глубокую и внушающую трепет мудрость, казавшуюся нечеловеческой.

   Хоприг продолжал:

   – Изумление просыпается во мне, когда я размышляю о своих путешествиях. Я испытываю восхищение великолепием своих деяний. Подумайте только, сын мой, ведь я в лицо обличал в язычестве двух императоров, я путешествовал в каменных яслях, убил пять драконов, не помню, точно, сколько варварских племен я обратил в христианство. Я бесстрашно спустился в Пойолу и ужасную страну Ксибалба, полную гигантских тигров и летучих мышей-кровососов, чтобы спасти моего бедного друга Йорка! Гордость просыпается во мне при размышлении обо всем, что я сделал. Но не гордыня, а именно гордость за народ и религию, порождающих такой героизм. Я со слезами на глазах думаю о своей огромной вере, за которую подвергался жестоким гонениям. Вспомни хотя бы, мое дорогое дитя, какие муки выпали на мою долю! Меня привязывали к колесу, утыканному ножами. Меня заставляли пить отравленное вино. Я бежал от мучителей в раскаленных докрасна железных башмаках. Меня бросали в негашеную известь. Но оборвем на этом зачтение списка моих страданий – они слишком душещипательны. Я лишь хотел проиллюстрировать, что легенды сами по себе великолепны.

   – Но, месье, легенда лжет.

   – Истина, сын мой, суть то, во что человек по тем или иным причинам верит. Если бы меня сейчас поставили перед необходимостью в действительности совершить все перечисленные деяния, и я сделал бы это, моя легенда сегодня ничуть не изменилась бы. Она оказалась бы не больше не меньше, чем неплохая легенда, вызывающая жалость к мученику. Надеюсь, моя мысль вам ясна? – ответил Хоприг.

   – Никто и не отрицает этого. Я лишь хочу…

   – В конце концов, какое значение может иметь сегодня, реальны или вымышлены все мои подвиги? – задал святой вполне резонный вопрос.

   – Ну, если честно, месье Хоприг, то как вы подаете…

   – Я подаю их единственно верным способом. Просто необходимо всеми силами оберегать столь воодушевляющие истории о героических и целомудренных личностях, живших до нас. Их славные подвиги нужны людям, ведь они подают прекрасный пример для подражания. Как ужасна казалась бы наша жизнь без них, ведь такие истории воодушевляют человека в часы отчаяния, показывая, насколько высоко в своей добродетели может подняться каждый из нас. Они утешают лишенных мужества, внушая им чувство собственной значимости. Люди осознают себя божьими творениями, обретают веру в величие своего предназначения. Имея перед собой множество посредственных примеров, историк отбрасывает лишнее, приукрашивает и, как всякий художник, стремиться создать нечто достойное восхищения из того, что есть у него в наличии. Те чудеса, которые творит художник с помощью зловонного жира и масла, скульптор из грязи и праха, музыкант с кошачьими внутренностями, не идут ни в какое сравнение с тем, что создает историк из подручного материала. Но так оно и должно быть. Жизнь – это нескончаемая битва между силами добра и зла, и новости с фронта необходимо доставлять в той форме, которая лучше всего укрепит наши моральные устои. Да, именно так и должно быть, ведь вера в добро приносит пользу людям.

   – Черт побери, месье, я и не собираюсь спорить с вами. Но подобная логика тревожит меня. Печально также сознавать, что все великолепные дары, преподнесенные мною вашей церкви, абсолютно не оправдывают себя. Вы же не находились на своем небесном посту, прося для меня снисхождения всевышнего. Видите ли, месье, я скрупулезно храню все счета и беспристрастно оцениваю плату за каждое прегрешение. Тот факт, что все старания пропали даром, больно ранит мою совесть.

   – Возможно. И все же, я подозреваю, что ваша совесть пострадала не больше, чем в результате прочих ваших деяний.

   – Но, месье, теперь, когда в не столь отдаленном будущем я вынужден буду заплатить по счету, что вы можете посоветовать мне для исправления создавшегося положения? – спросил Флориан, поглаживая рукоятку Фламбержа.

   Святой долго вглядывался в лицо герцога. В сияющих бледно-голубых глазах Хоприга светилось знание и жалость.

   – Вы должны раскаяться, сын мой. Какие благие дела не начинались с раскаяния?

   – Какой же я глупец! Нужно всего лишь покаяться, и я немедленно обращу свои мысли к покаянию. Уж конечно я найду для этого повод, – вскрикнул герцог, оживляясь.

   Хоприг многозначительно заявил:

   – Думаю, именно так. Однако у меня больше нет времени на задушевные разговоры с вами. Итак, я чистосердечно предупредил вас самым деликатным образом, даже не упомянув ваши колдовские наклонности и мою особую изощренность в борьбе с нечистыми силами. Надеюсь, в дальнейшем вы воздержитесь от повторения былых ошибок, сын мой. Я весьма учтиво предупреждаю вас, что ради поддержания своей небесной репутации я намерен покончить с вашей греховной жизнью и наставить вас на путь истинный. Еще раз призываю вас к покаянию, дорогое дитя. Ну что ж, теперь настало время возвращаться в Морвен. Наглядевшись за пять последних месяцев на все прелести современного мира, я, как и положено начинающему святому, избрал себе место отшельничества – Верхний Морвен.

   – Можно спросить, что побудило вас поселиться именно там? – Флориан подумал, что Верхний Морвен находился слишком уж близко от Бельгарда.

   Святой в изумлении уставился на герцога:

   – Спросить, конечно же, можно. А вот отвечать я не намерен.

   – Да, но, месье, Верхний Морвен обладает дурной славой, он имеет репутацию места, отданного нечистой силе…

   – Что ж, мне жаль того колдуна, который встретится на моем пути. Тем не менее, я намерен выполнять свои обязанности христианского святого с особым усердием…

   – Но месье, вы будете очень одиноки в Верхнем Морвене.

   Улыбка Хоприга показалась Флориану двусмысленной.

   – Если умеешь творить чудеса, никогда не бываешь одинок, – заметил святой.

   На этом Хоприг поджал губы и исчез. Флориан остался наедине со своими волнениями и предчувствиями, безнадежно глядя на меч. Впереди предстояло преодолеть трудности, с которыми Фламберж вряд ли сможет справиться.

Глава 19
Запертые ворота

   Флориан не отправился прямиком в Бельгард, чтобы провести последние остававшиеся ему четыре месяца счастья с Мелиор. Вместо этого он отправил полное слов любви и заботы письмо, где с прискорбием сообщал, что дела не позволяют ему вернуться раньше февраля.

   Герцог поселился в Отеле де Пайзен. Вместе с Клермоном, Симианом, обоими Бель-Илями и другими оставшимися из распутного окружения Филиппа Орлеанского он оказался изгнан из Версаля. Его комнаты были отведены де Приэ, согласно указу нового министра, месье де Бурбона, с которым Флориан вел себя непозволительным образом.

   В любом случае, герцог поселился в Отеле де Пайзен, где и жил с месяц довольно уединенно. Не то чтобы он совсем забросил дела между ужином и завтраком, но в дневное время герцог воздерживался от участия в дебошах и лишь трижды дрался на дуэли. Только один оппонент был убит – бесцветный Анжевин, чьего имени Флориан никак не мог вспомнить. За этими исключениями, он прожил месяц подобно отшельнику.

   Никто точно не знал, чем занимался герцог в дневное время за ставшими теперь негостеприимными воротами Отеля де Пайзен, но ходили слухи, что Флориан отнюдь не забросил былые увлечения.

   Все знали, что герцог удерживает в отеле Альберта Элайю, самого известного и могущественного колдуна, практикующего в городе. Чем конкретно эти двое занимались за закрытыми дверями отеля Де Пайзен, оставалось неизвестным, ибо Флориан ни с кем не обсуждал своих дел. Свидетельства Элайя не стоили и ломаного гроша – колдун от природы являлся виртуозным лжецом. Однако он сообщал, что месье герцог пользуется его услугами, чтобы вызывать духов самых известных и красивых женщин прошлого. Желание само по себе вполне резонное, но, черт возьми! когда очаровательные создания были материализованы и готовы для всевозможного использования, герцог требовал у прекраснейших королев и императриц всего лишь беседы с ним. Не то чтобы он получал от разговоров особое удовольствие, но в течение десяти минут милые дамы рассказывали де Пайзену, что историки толковали их прошлое с непозволительной вольностью, искажая большую часть фактов. Выслушав жалобы красавиц и расспросив о том, что же в действительности имело место в их земной жизни – через десять минут дружеской беседы – герцог качал головой, почти стонал от неведомой боли и просил леди вернуться туда, откуда они пришли.

   Кажется, месье испытывал разочарование – вызванные леди если и обладали интеллектом, то тщательно его скрывали. Пожимая плечами, Элайя пускался в философские размышления о пользе для всего человечества в том, что все красивые женщины немного глупы. Леди, которых некто страстно желал убедить в чем-либо, созданы, чтобы поддаваться убеждениям: добрый Господь позаботился о высшем благе для наибольшего числа своих сынов.

   Наступил февраль, и Флориан мог надеяться лишь на три месяца счастья с Мелиор. Но герцог послал жене письмо, скорбя о необходимости оставаться вдали от дома до марта. Слухи о его занятиях стали менее цветистыми, но почти невероятными. Никто не знал наверняка цели его поисков. Элайя же сообщал, что теперь они вызывают духов людей, известных своей святостью, даровитостью и другими достойными восхищения качествами; кажется, месье де Пайзен разочаровывался даже в самых замечательных примерах человеческого совершенства.

   Герцог не понимал, что если люди и совершают великие дела или произносят вошедшие в историю слова, то это лишь короткие мгновения в их жизни. Во всем же остальном они ничем не отличаются от простых смертных. Месье де Пайзен похоже верил, что знаменитые военачальники выигрывали по семь битв в неделю, что истинные поэты разговаривали гекзаметром, а великие мудрецы размышляли не о семейных проблемах, а исключительно на философские темы. Элайя поведал о разочаровании герцога, узнавшего о незначительности великого и недостатках выдающегося. Эсхилл оказался обыкновенным пьяницей, пророк Моисей заикался, а Шарлемань поведал о том, как страдал от сумок на больших пальцах ног. Месье де Пайзену следовало бы радоваться открытию стольких неизвестных истории фактов, но они, напротив, повергали его в депрессию. В беседах с умершими знаменитостями обнаружилось, что история человечества состоит из обычных человеческих же деяний. И герцог сожалел об этом. Романтик! Таков вердикт Элайи: он неизлечим. Герцог не будет счастлив.

   – Его жены слишком быстро умирали, – шептались люди.

   – В этом есть своя прелесть… – отвечал Элайя.

   В первый день марта, когда Флориан мог надеяться лишь на два месяца счастья с Мелиор, он послал жене письмо, сообщая, что не может вернуться раньше апреля.

   Еще месяц жизнь герцога была окутана тайной. Лишь в конце марта он устроил вечеринку и ужин для молодых людей, за которыми последовала новомодная форма дебоша – праздник Адама.

   Раздеваясь, Флориан обратился к гостям:

   – Оставим же житейские заботы, друзья мои. Любовь отличается от супружества; мужчины отличаются от женщин. Подтверждение любого из этих фактов суть пустая трата времени. Мы вполне способны внести свои коррективы, и займемся этим прямо сейчас. Будем же логичны, господа!

   В промежутках между любовными забавами гости обсуждали новый мир и новую эру, свидетелями которой являлись. Европа тогда лишь поднималась из руин, в которые безумные амбиции одного человека – Людовика Четырнадцатого – повергли цивилизацию. Собравшееся общество пережило все тяготы войны, и юное поколение лишилось всяческих иллюзий. Стариков отодвинули на задний план молодые и более энергичные представители новой знати. Каждый понимал, что ему довелось жить в историческую эпоху, не знающую себе равных. Гости Флориана обсуждали за ужином все происходящее, триумфально разоблачая ошибки человечества. Юное поколение наконец-то получило полную свободу самовыражения и предлагало свои способы обновления общественного мышления.

   – Мы живем в новом мире, который никогда уже не станет прежним, – такова основная идея дискуссии.

   Лишь с началом весны Флориан покинул Отель де Пайзен, где ему пришлось пережить первый по-настоящему несчастливый период своей жизни. Ведь герцог на протяжении долгого времени лелеял возвышенные идеалы: с раннего детства красота Мелиор и святость Хоприга являлись для него критериями и гарантиями человеческого совершенства. Мысли о них помогали герцогу сохранять веру в бога и оставаться оптимистом: он нашел безупречную красоту и безупречную святость, какие только могли быть лишь однажды достигнуты людьми. Существование Мелиор и Хоприга давало пищу размышлениям Флориана о величии человечества. Принцесса и святой вносили в жизнь герцога столько искренней и возвышенной романтики! То была романтика, которую Хоприг считал способной убедить человека в значимости его существования как божьего творения, доказать величие собственного предназначения.

   Теперь все изменилось. В словах святого обнаружилась некая двусмысленность и неопределенность; Флориан мог только почтительно и с большой неохотой предполагать, что пребывание святого Хоприга в Верхнем Морвене – в досадной близости от Мелиор – приведет к нежелательным результатам. Кто знает, не известны ли святому замыслы герцога?

   С еще большей неохотой думал Флориан о Мелиор. В Бельгарде он находил ее общество вполне терпимым. Но сейчас, когда он снова при дворе, необходимость соблюдать неписаный этикет приводила герцога в чужие будуары. Нельзя проявлять неучтивость. Никто не получал бы удовольствие, поддерживая репутацию эксцентрика с манией не спать дважды в одной постели. Муж, потерявший четырех жен, в нашем мире сплетен не мог давать повода для обвинений в женоненавистничестве. Итак, Флориан следовал этикету; в разных спальнях он неизбежно и логично сравнивал их хозяек.

   Герцог близко познакомился со многими хорошенькими и очень разными благородными дамами: с мадам де Полиньяк – вскоре после ее наделавшей много шума дуэли на пистолетах с мадам де Несль; с ля Фийон, прекраснейшей из блондинок – хотя, она была уже не первой молодости – ростом не меньше шести футов; с мадам дю Ман (в отсутствие ее кардинала) – самым миниатюрным и почти эфирным созданием; с ля Тенсин, бывшей монашкой, с Эмили и ла Сури, обворожительными актрисами; с мадам де Модена и Абатиссой де Шель – обеими дочерьми бедняги Филиппа; со стремительной мадам де Приэ, заправляющей всеми делами через своего официального любовника, месье герцога Бурбонского. Благодаря ей, Флориану вернули апартаменты в Версале, откуда он был изгнан двумя месяцами ранее. Познакомился он и еще с семью или восемью придворными дамами с безупречными родословными. Они ночь за ночью и составляли герцогу компанию: он постоянно сравнивал их с Мелиор, и выводы оставались неизменными.

   Он убедился, что ничья красота на свете не может идти ни в какое сравнение с красотой Мелиор. Совершенно определенно – она, возможно, самое прекрасное существо на земле. Но нужно следовать логике. Она являлась также и непроходимой дурой: откровенно говоря, просто болтливой богохульницей, оскорблявшей храм красоты своим пребыванием в нем. Флориан устал от нее, и усталость ощущалась им как постоянно напоминающая о себе ноющая физическая боль.

   Снова и снова, даже в нежных руках графинь и аббатис, герцог с ужасом думал, как много месяцев еще должно пройти, прежде чем он сможет избавиться от своей отвратительной женушки. Когда-то срабатывающие способы не подходили в данном случае: его сделка с Жанико не оставляла человеку чести иного выбора, кроме как ожидать рождения ребенка. Младенцу, уже возлюбленному больше чем простой отцовской любовью, суждено стать гонораром чародея. Кроме того, с его помощью герцог, наконец-то, избавит себя от мучительного дискомфорта последних месяцев. Заманчиво иметь здесь, прямо под рукой, оружие, единственно способное пролить кровь любого из Ленши. Но вернуться в Бельгард прямо сейчас и погрузить сводящую с ума болтунью в безмолвие могилы было бы делом, достойным порицания. Нельзя ставить под сомнение репутацию де Пайзенов. Сделать так, значит обмануть Жанико и нарушить договор. Выбора не оставалось – надо ждать рождения ребенка.

   Флориан решительно сопротивлялся желанию ускорить дело. Поскольку де Пайзен не может нарушить данного слова, даже по отношению к дьяволу, бедный герцог продолжал выполнять свою часть сделки с Жанико. Однако Флориан предвидел возможные препятствия. Мелиор могла иметь свои взгляды на будущее ребенка, и у нее хранилось волшебное кольцо, способное в случае опасности призвать на помощь Святого Хоприга. Хоприг же, в худшем случае, мог сотворить что-нибудь ужасное, грозящее гибелью де Пайзену. Очень неприятно запутаться в делах совести и вступить в противоборство с собственным небесным покровителем…

   Честно говоря, совесть Флориана уже была не в лучшем состоянии. Еще со времени пробуждения Хоприга в Бранбелуа герцога глубоко задел тот факт, что все его грехи остались при нем. Такие открытия вызывают депрессию. И дело не только в личной проблеме герцога: оказывается, в нашем мире даже самое усердное стремление к благочестию может пропасть даром. Совесть де Пайзена пострадала, будущее казалось ему плачевным, и пессимизм все сильнее завладевал его разумом.

   Что ему оставалось делать? «Покайся!» – сказал Хоприг. Какого еще ответа следовало ожидать от святого? Ведь самому-то Хопригу уже гарантирована вечная жизнь, и ничего другого он не посоветует. Невозмутимый доктор выписал рецепт, но кто приготовит лекарство? Флориан готов был сделать все что угодно, лишь бы избавиться от дамоклова меча висевших над ним грехов. Он искренне желал избавить небеса от неизменной оппозиции в лице герцога де Пайзена, но не совсем понимал, как именно должен покаяться. Большая часть его прошлых прегрешений совершенно выпала из памяти сразу после того, как он делал пожертвования церкви святого Хоприга. Так человек забывает об оплаченных счетах. Как можно раскаяться в чем-либо, не помня этого? Так что советы Хоприга вряд ли помогут герцогу в его стремлении избежать кары за содеянное.

   Те же грехи, которые Флориан хорошо помнил, казались ему не стоящими раскаяния. Герцог выяснил, что он – возможно, потому что всегда стремился избегать низкосортных компаний или из-за легкой склонности к фарисейству – помогал отойти в мир иной только уважаемым и могущественным людям, бывшим на короткой ноге с высшим духовенством. Флориан, с его суровым воспитанием, ни на мгновение не сомневался, что все они попали с грешной земли на поля вечного блаженства. Он свято верил, что стал их благодетелем. Какой повод для раскаяния можно увидеть в благотворительности? По доброте душевной он помог людям попасть прямо в рай!

   Грехи в отношении личной дружбы тоже казались в целом принесшими благо окружающим. Девушки и юноши, которых он порой извлекал с самого дна и даже спасал иногда из домов, пользующихся дурной славой, перешли от него к другим благодетелям и процветали… Луизон нашла себе герцога, Анри принца, малышка Сафо свою принцессу королевской крови и так далее. Все они жили сейчас в роскоши и должны благодарить своего первооткрывателя. Нельзя раскаиваться в том, что дал возможность юным и способным существам преуспеть в жизни… Среди замужних подруг Флориана из высшего общества вряд ли нашлась бы хоть одна маркиза или герцогиня, не признавшая, что их знакомство внесло немало приятных мгновений и романтики в скучный супружеский быт. Все они хранили лишь хорошие воспоминания о нем, а частенько и повысили качество своего потомства. Логика говорила Флориану, что он лишь расточал благодеяния, в которых разумный и добрый человек не может раскаиваться…

   Он никогда не домогался и не крал ничего, о чем стоило бы жалеть. Возможно, герцогу и пришлось бы совершить нечто в этом роде, но полный кошелек позволял приобретать все желаемое. Тот же кошелек позволял ему соблюдать день отдохновения практически ежедневно. К счастью, не приходилось Флориану поклоняться и языческим идолам…

   Никогда не нарушал он данного слова. Филипп, помнится, считал неизменную верность герцога своим обещаниям довольно странной. Сам же Флориан не видел в этом ничего странного: просто де Пайзены никогда не позволяли себе нарушать слово чести. Однажды данное, оно ни при каких обстоятельствах не может быть изменено. Для герцога это являлось очевидной и непреложной аксиомой.

   Конечно, он много лгал… Надежда вспыхнула было в сердце Флориана, но погасла так же быстро: оглядываясь назад, он вспоминал, что ложь адресовалась либо целомудренным девицам, либо подозрительным мужьям. В общем, он лишь сглаживал небольшие шероховатости, принося пользу окружающим. Де Пайзен никогда не лгал в чисто практических целях, ибо подобная ложь выводила герцога из душевного равновесия. Естественно, не страх разоблачения мешал ему лгать – де Пайзены вообще не знали слова страх.

   Нет, надо следовать логике. Флориан обнаружил, что его грехи – если использовать старомодный термин для определения поступков герцога – казалось, приносили людям только пользу. Он не осмелился бы сказать, что своим поведением устанавливал новое правило – вполне возможно, он просто не разглядел отрицательных последствий. Тем не менее, оглянувшись назад герцог не увидел ничего такого, в чем по совету святого – а Хоприг и не мог посоветовать ничего другого в своем возвышенном положении – ему стоило бы покаяться. Как же можно уладить проблемы и заключить приемлемый компромисс с небесами? Бедный герцог не имел ни одного достойного прецедента для подражания. Что ни говори, но даже за закрытыми дверями Отеля де Пайзен он остается де Пайзеном, и эгоистичная ложь в практических целях не для него…

   Все же Флориан мучительно хотел раскаяться, хотя бы потому, что раскаяние казалось единственным способом обеспечить себе безоблачное будущее. Но чем больше размышлял он над своими прегрешениями от рождения до сегодняшнего дня, тем меньше поводов для раскаяния находил. Нет, надо следовать логике. А логика подсказывала, что при нынешнем божественном режиме у него остается лишь призрак надежды. Совесть герцога находилась в смятении: он не видел пользы в следовании религиозным догмам. Чем дальше в своих поисках углублялись они с Элайей, тем слабее становилось желание следовать примерам красоты и святости.

Глава 20
Дыма без огня не бывает

   Лишь с наступлением весны Флориан покинул Отель де Пайзен и отправился в Бельгард, чтобы выполнить наконец свою часть сделки с Жанико. Герцог решил заехать в поместье погибшего брата – Сторизенд, где все еще оставался его старший сын и наследник. Флориан не был уверен, хочет ли встретиться с сыном, но Святой Хоприг обосновался поблизости от Бельгарда, и кто знает, чем окончится попытка убить Мелиор?

   Герцог прибыл в Сторизенд без предупреждения, как делал всегда. Мадам Маргарита де Пайзен с детьми остались в своих комнатах, отказавшись выйти к нему. Отказ передал дворецкий, опустив особенно едкие эпитеты, которыми мадам наградила Флориана. Бедняга дворецкий, казалось, не знал как вести себя с великим пэром, недавно убившим его хозяина. Беспокойство помешало слуге в равной степени соединить вежливое отношение к герцогу с отвращением, которое большинство людей испытывают к братоубийцам.

   Тем не менее отец желал знать, как идут дела у сына. Ему доложили, что месье герцог де Лайзарт покинул замок вскоре после завтрака и вернется не ранее вечерней трапезы. Пожав плечами, Флориан отобедал в одиночестве и вышел на южную террасу. Он спустился вниз – в сады, за которыми теперь никто, похоже, не ухаживал. Рауль совершенно запустил поместье и мало что осталось от былого блеска…

   Флориан провел большую часть юности здесь, и сейчас на него нахлынули воспоминания. Стольких очаровательных девушек он любил в этих садах, теперь бесхозных и полузапущенных, и ни одну из них он не мог любить по-настоящему из-за безумной страсти к Мелиор. Только сейчас герцог понял, чего стоило ему это безумство. Его неприязнь к Мелиор – невыносимой болтливой идиотке – становилась все сильнее и сильнее.

   Сколько женщин являлись для него лишь временными партнершами в постели, тогда как он мог сходить с ума о любви к ним, совершать безумства и просто быть счастливым! Он вспомнил похожий апрельский полдень в этом самом саду, незадолго перед первой женитьбой… Да, все случилось именно здесь.

   Де Пайзен повернулся направо, оставив позади маленькое дерево с востока, которое казалось не выше, чем в детские годы. Герцог тяжело ступал по густым зарослям, когда-то являвшимся подстриженным газоном – Рауль довел сады до ужасного состояния. Человек, не способный как следует позаботиться о Сторизенде, не заслуживал унаследовать такую собственность. Как несправедливо, что отец оставил поместье Раулю! Впрочем, помнится, Флориан и сам всегда баловал брата.

   Герцог подошел к камню фута четыре высотой, рядом с которым стоял валун поменьше с плоской поверхностью, использовавшийся вместо скамьи. Оба камня местами заросли серо-зеленым лишайником. Флориан посмотрел вниз. Напротив валуна, частью укрытые прошлогодней листвой, лежали два небольших камня примерно в фут длиной и около дюйма высотой. Два камня, которые Флориан так хорошо помнил.

   Он поднял их. На месте, где они лежали, земля казалась темной и сырой, со множеством углублений. Под первым камнем герцог увидел бесцветную сороконожку – потревоженное насекомое юркнуло в ковер из опавших листьев. Под вторым камнем оказалось множество муравьев. Они в спешке начали прятать свои маленькие белые личинки в отверстия в земле. Штук двадцать серых крылатых муравьев продолжали держаться вместе, не двигаясь. К камню прилипла свернувшая паутина – Флориан заметил оставшегося без крова паука, огромного и довольно неуклюжего на вид. Однако паук двигался с необычайной скоростью и скатился куда-то вслед за сороконожкой, подальше от назойливого человека.

   Герцогу казалось, что никакая жизнь не может существовать здесь, даже жизнь насекомых выглядела неестественно среди руин, ставших прибежищем воспоминаний. Он положил камни под прямым углом на валун, в точности так, как он и девушка, уже не существовавшая, положили их восемнадцать лет назад. Булыжник зарос мхом, и камни не стояли так же ровно, как когда-то – между ними оставалось около фута пустого пространства. Флориан поднял из-под ног пять сухих веточек, сломал их, и положил между камнями. Из кармана герцог достал письмо от аббатисы де Шель, скомкал его и бросил сверху. Взяв кремень и огниво, он высек искру, попавшую прямо под ноготь большого пальца. Угрюмая задумчивость исчезла с лица герцога, он вскрикнул «Черт побери!» и сунул палец в рот. Затем Флориан сделал еще одну попытку и вскоре крохотный огонек затрепетал на камнях – точно такой же, какой он и темноволосая девочка однажды разожгли на этом самом месте.

   Герцог сел, подкладывая новые и новые веточки и листья. Мысли пролетали в его мозгу, не заставляя сосредоточиваться на чем-то конкретном. Но этот огонек был для него целой поэмой. Так прошла юность, и, мало помалу, жизнь. Краткое тепло, неистовство и блеск, немного шума, а потом – дым и пепел: юность была позади, со всеми ее восторгами и суматохой. Тебе тридцать шесть: ты все еще получаешь любовные письма от аббатис королевской крови, но твое сердце превратилось к кучку пепла. Все, что произошло здесь, в садах, во многих других местах, не имело никакого значения для тебя. Возможно, оно не имело значения и для всех остальных, и никогда не имело. Да, подобно маленькому огоньку на камнях, прошла юность, и, мало помалу, жизнь…

   – Какого черта! Кто здесь?

   Кто-то разговаривал совсем рядом. Флориан поднял лицо, до странного изможденное, и встретил взгляд своего сына Гастона. Юный герцог Лайзарт был не один – возле него стояла темноволосая малышка крестьянка, удивленно глядя на герцога. Она довольно мила, свежа и аппетитна, что окупало отсутствие интеллекта. Шнуровка ее корсажа, как заметил Флориан, была не затянута. Ну, в конце концов, Гастону уже шестнадцать…

   – Отец мой! Вот так сюрприз, месье. Мы увидели дым и решили узнать, кто же зажег огонь в парке… – в легком замешательстве заговорил юноша.

   – Что ж, вы оказались очень наблюдательными…

   Герцог размышлял, что не обязан оправдываться перед сыном за небольшой костер в весеннем лесу. Счастье для мальчика, что он не понимает поэзии огня… Флориан заметил, что девочка исчезла. Оставаться здесь было бы бестактно с ее стороны, ибо герцогу пришлось бы выразить неудовлетворение поведением сына… Оставалось только подняться, пожать руку наследника и вновь опуститься на камень.

   Гастон имел довольно уродливое, но по-своему живописное лицо. Он бесчестил память своей бабки, ибо сильно походил на последнего короля Англии. Ходили слухи, что именно король и стал отцом матери Гастона. Но надо признать, Карола была довольно привлекательна. Сейчас Флориан вспоминал первую жену с гораздо меньшей неприязнью, чем та, которую он питал к ней годами. И все же – герцог признался себе – ему не особенно нравился юноша, стоявший напротив, весь в черном. Рауль очень любил племянника…

   – Сын мой, я направляюсь в Бельгард. Там мне предстоит завершить одно очень неприятное дело, которое, возможно, будет стоить мне жизни. Думаю, мы видимся с тобой в последний раз, Гастон, – медленно произнес Флориан.

   – Но, месье, если вам угрожает опасность, вспомните – в следующем месяце мне исполняется семнадцать лет, и я стану совершеннолетним. Скажу вам, мне уже дважды приходилось участвовать в дуэлях. Хоть никто из моих соперников не погиб, но оба получили серьезные раны. Быть может, я смогу помочь вам в вашем деле?

   – Так ты согласен защищать меня на дуэли, Гастон?

   – Несомненно, месье.

   – Но с какой стати ты обязан? Будем логичны, сын мой! Ты любил своего неуклюжего красавца дядю, а вовсе не меня, как следовало бы ожидать от сына. А я недавно убил его. Твоя чертова тетка наверняка говорила, что я не любил твою мать и убил и ее тоже. Наконец, у тебя есть повод желать мне смерти, ведь ты мой наследник. Я слишком скромен, чтобы видеть у себя некие привлекательные черты, способные вызвать твою симпатию.

   Мальчик молчал несколько мгновений.

   – Нет. Любви между нами не было. Мне постоянно говорят, что вы безнравственны. Но я буду драться за вас. Я не знаю, почему.

   Флориан улыбнулся. Он кивнул головой, словно одобряя слова сына.

   – Мы принадлежим необычной расе, сын мой. Вот почему ты готов драться за меня. И по той же причине мы можем говорить откровенно.

   – Разве откровенность возможна между отцом и сыном?

   Флориану понравился вопрос мальчика. Он произнес:

   – Все эксцентричное возможно для нашей расы. Многие хроники подтверждают мои слова, ибо де Пайзены частенько совершали странные поступки. Сегодня я де Пайзен. Завтра им станешь ты. Я сижу здесь у крошечной кучки горящих веток, наполовину превратившихся в золу. А ты стоишь, ожидая моего ухода. Я не спрашиваю, насколько терпеливо.

   – Я отношусь к вам, месье, со всеми подобающими сыновними чувствами. Но вы, должно быть, понимаете, что я имею в виду.

   – Я прекрасно понимаю тебя. В таких делах мы логичны. Это недостаток нашей расы – никогда никого не любить всем сердцем. И уж конечно мы не настолько неблагоразумны, чтобы расточать обожание на всех окружающих. Наша судьба в постоянном поиске своей мечты, но мы не всегда знаем, что это за мечта. И в этом тоже есть логика, Гастон: мы, де Пайзены, непередаваемым образом, но совершенно точно знаем, что мечта должна воплотиться в жизнь. Такие желания, сын мой, не дают нам ни минуты отдыха, не позволяют жизни превратиться в обычную дремоту…

   – Мне рассказывали, месье, что эта особенность перешла к нам от великого Юргена, нашего предка, и от высокого Мануэля, чья кровь течет в наших жилах.

   – Я не знаю. Не так давно мне довелось говорить с месье Горвендилом. Он тесно общается с тем, кто является автором бесконечной Биографии жизни, которая, в свою очередь, использует нас как маски и временные одежды в своих целях… Но я не знаю. Зато я уверен, что жизнь дана мне моим отцом, хотя и без указаний, как правильно использовать сей непрошеный дар. Я знаю также, что сам передал его тебе на тех же условиях. Так делай же с данной тебе жизнью все, что захочешь. Предчувствие говорит мне, что я вижу тебя в последний раз, но ты не услышишь от меня совета. Я не стану даже внушать тебе, где добро, а где зло, ибо сам я являюсь живым примером и того и другого. Нет, я лишь чувствую сострадание к тебе, но не более. В целом, меня не волнует твое будущее, Гастон. Поэтому я не даю советов.

   – Но тогда, месье, вы пренебрегаете обычными отцовскими чувствами.

   – Нет. Я вижу тебя в твои шестнадцать уже дерущимся на дуэлях и любезничающего с девицами в весеннем лесу; я избавляю тебя от обычных отцовских поучений. С одной стороны, я сам в твоем возрасте, несмотря на зов плоти, собирался начать тихую семейную жизнь с твоей матерью. С другой стороны, я не увижу последствий твоего поведения. Мне ясно лишь, что я сижу здесь, у крошечной кучки горящих веток, наполовину превратившихся в золу. И я знаю – со временем ты со своими страстями, соперниками и пухлыми девчушками превратишься в горку пепла, ни для кого ничего не значащего. Здешние леса будут по-прежнему молоды, но никто и нигде не вспомнит ни твоих промахов, ни добрых дел. Впрочем, моих тоже. Но когда бы ни наступал апрель – здесь всегда будут цвести анемоны, – ответил герцог.

   – Месье, у меня свой распорядок дня…

   – Да, суетного, бесполезного и неспокойного дня де Пайзена. Это твое право и логическое наследие. Что ж, де Пайзены ведут свой род от великого Юргена и унаследовали от него основные фамильные черты. Я тоже учился от него, получая синяки и затрещины, уважать великий закон бытия. Да, де Пайзены всегда проходили такую школу, по очереди выучивая урок. Но сейчас, в конце, я не вижу, какое это имеет значение.

   – Мосеньор, что же говорит великий закон бытия?

   Флориан молчал некоторое время. Он видел неподалеку маленькое дерево с востока, уже покрывшееся нежной зеленью почек. Герцог вспомнил, как четверть века назад другой мальчик задавал тот же самый вопрос, стоя на том же самом месте. И жизнь показалась Флориану довольно бессмысленной штукой. Человеческие переживания и устремления приводили нас в никуда. Колесо завершило полный круг, и это все. Слишком огромное, чтобы осмыслить принцип его действия, колесо повернулось неспешно и неотвратимо. Человека затягивало в его оборот подобно насекомым. Итак, колесо совершило полный круг. Теперь уже не Флориан, а его сын спрашивал отца: «Что означает великий закон жизни?» Существовал лишь один возможный ответ, уклончивый и малодушный. И Флориан ответил. Надо следовать логике и всегда слушать ее голос.

   – Не греши против ближнего своего, сын. По крайней мере, не слишком часто и не слишком открыто. Мои слова не означают, что надо ограничивать себя. Но, будучи осмотрительным и соблюдая тайну, человек может добиться исполнения любых желаний.

   – Да, но, месье, я не понимаю…

   Флориан посмотрел на сына с приветливой, но печальной улыбкой:

   – Нет. Конечно же, ты не понимаешь. Как можешь ты, безвестный обольститель юных крестьянок, понять? Ни один юнец не верит таким словам. И тем не менее, сын, если ты нарушишь закон бытия, тебя ждет крах во всем. И будь уверен, что следуя ему – с известной долей скрытности и в хорошей компании – ты получишь все, что захочешь, и никто не встанет на твоем пути. Мудрый человек будет избегать ради своей же пользы чрезмерных желаний во всем… Вот то знание, которое каждый отец должен передать по наследству сыну независимо от того, извлек ли он сам пользу из этого знания.

   Мальчик утвердительно покачал головой.

   – Я понял вас, месье. Но смысл – я не вижу…

Глава 21
О замужней Мелиор

   Вернувшись в Бельгард, Флориан столкнулся с проблемой каждого женатого мужчины – переходом от сводящей с ума страсти к отцовству. Его расколдованную принцессу с трудом можно было узнать. Лицо Мелиор стало тестообразным, нос неестественно раздулся, а над налитыми кровью глазами появились отвратительные желтые пятна. На ее раздавшееся тело герцог и вовсе не мог смотреть спокойно. Увидев жену, Флориан почувствовал сильнейшее отвращение к стоящей перед ним безобразной женщине.

   Возможно, размышлял он, виной тому его теперешние чувства к Мелиор, непомерно преувеличивавшие все ее физические недостатки. В общем, вид беременных женщин всегда вызывал у герцога приступы тошноты. Но сейчас перед ним находилась награда, к которой он так долго и страстно стремился, ради которой пожертвовал всем самым дорогим на земле и утратил утешение религией… Ради той Мелиор, обладавшей безупречной и несравненной красотой. Он приобрел за непомерно высокую цену ее совершенное тело, чтобы вскоре узнать, что это ее единственное достоинство. А теперь она утратила даже тень очарования. Хуже того – красота, которой он поклонялся с детства, не существовала более нигде. Ради нескольких часов сомнительного удовольствия он сам уничтожил эту красоту…

   – Любовь моя, если бы я был тщеславен, то мог бы надеяться, что месяцы разлуки прошли для вас столь же тускло, как для меня, – обратился герцог к супруге.

   Он нежно поцеловал Мелиор. Даже дыхание женщины стало теперь неприятным. Флориану казалось, что ничего не осталось от прежней принцессы.

   – Ах, не утруждай себя пустой болтовней. Флориан, мне кажется, в то время, когда я имею право ожидать от мужа особенной заботы и внимания, ты мог бы вернуться домой пораньше. Мало того, что ты оставил на мне управление поместьем, так стоит мне войти в комнату, как соседи делают вид, что вовсе не говорили минуту назад о твоей дуэли с братом… – прервала его Мелиор.

   – Да, да, я и сам ужасно сожалею обо всем! Но, дорогая, разве что-то случилось в Бельгарде?

   – И он еще спрашивает! В моем положении, со всеми вытекающими из него заботами, ты даешь мне лишний повод для волнения. Я имею в виду герцога Орлеанского. Зная тебя наизусть, Флориан, я понимаю, что премьер-министр значит для тебя не больше, чем муха или блоха. Но ты должен понимать, что бы я почувствовала, если бы тебе отрубили голову…

   – Ну, давай поговорим об этом в другой раз и оставим пока мою голову в покое. Хочешь ли ты сказать, что была нездорова?

   – У тебя что, нет глаз, что ты только и делаешь, что огорчаешь меня? Я прекрасно вижу – ты стараешься не смотреть на меня теперь, когда я превратилась в жуткое страшилище. Все вы, мужчины, таковы. Но имей смелость признать, что в моем положении есть большая доля твоей вины, дорогой.

   – Но радость моя, я прекрасно вижу обоими глазами, и ты вовсе не представляешься мне страшилищем. Не спорь со мной. Будем же логичны! Ну, я согласен – ты немного бледна. Но любимая, в остальном ты выглядишь прекраснее, чем когда-либо. Я просто не понимаю, что ты имеешь в виду.

   – Я имею в виду, глупец, что мне плохо, я несчастна оттого, что в любой день могу родить.

   Флориан испытал шок. Он не мог припомнить ни одного случая из своего богатого опыта, чтобы женщина вот так напрямик сообщала подобные новости. Оглядываясь в прошлое, он вспоминал, как вела себя его первая жена в тех же обстоятельствах. Герцогу показалось, что женщины определенно деградируют. Жена, обладающая хоть какой-то чувствительностью, спрятала бы лицо у него на плече, как Карола, и с трепетным шепотом сообщила ему свою догадку, что небеса вскоре подарят им маленького ангелочка. Но эта грубая идиотка, казалось, лишена всяких чувств. «Глупец, я в любой день могу родить!» Это не лучший способ объявить мужу о приближении его освобождения.

   Однако лицо Флориана приняло выражение безграничного счастья, и он благоговейно прикоснулся губами к руке супруги. Затем герцог скользнул на подушку у ее ног и, стоя на коленях, принялся шептать Мелиор о своей любви, о том, как священно для него ее положение. Она слушала: он видел, что Мелиор было приятно, и продолжал пространные романтические излияния.

   Флориану действительно хотелось сделать ей приятное. Герцог преисполнился решимости забыть на время недавнее разочарование и смириться, насколько было возможно, с недостатками жены. А ведь к ее природной глупости и болтливости теперь прибавилась и отвратительная внешность…

   Продолжая ворковать, де Пайзен заметил, что центральный бриллиант в волшебном кольце Мелиор стал абсолютно черным, словно оникс. Убеждая супругу в безграничном обожании, приходилось закрывать его рукой. Плохой знак, даже предзнаменование, сообщавшее о вступлении в конфликт со своим небесным покровителем. Флориану казалось, что центральный камень в кольце стал столь же черным, ярким и враждебным, как маленькие глазки Мари-Клер. Герцог чувствовал недоумение: ведь он не собирался причинять вред самой Мелиор, находившейся под охраной магии кольца.

   Как только она родит ребенка, де Пайзену придется выполнить свою часть договора с Жанико, договора, который он считал делом сугубо личным. Хоприг не должен интересоваться такими вещами – это демонстрация дурного тона. Затем Мелиор исчезнет – Флориан не знал, как именно, но он не нес ответственности за ее будущее… Согласно логике, кольцо не должно оповещать о грозящей ей опасности. Даже Святой Хоприг признал бы это. Так что Флориан оставил на время свои дурные предчувствия и внушал себе, что в любом случае уже совсем скоро он избавится от своей отвратительной женушки навсегда. Подобные размышления вдохновили его на еще большее красноречие и доброту, которую герцог всегда испытывал к своим женам в последние часы их жизни.

Глава 22
Жены герцога

   Флориан смотрел на Мелиор с неподдельной заботой. Жена оставалась невозмутимой и вела себя в своей обычной сводящей с ума манере. Герцогу казалось, что она не могла не заметить перемену в кольце, а значит, была способна на потрясающее двуличие… Хоть что-то в ней вызывало уважение.

   А Мелиор говорила, и говорила, и говорила – как всегда перемежая глупое самодовольство необычайной проницательностью – о новый ливреях на слугах месье д’Агремона; о том, что они того же цвета, что и старый парик мадам де Роше, в котором она однажды попала под дождь по дороге сюда; об ужасной грозе, разразившейся в прошлый четверг ни с того ни с сего; о том, что Мари-Клер снова смотрела на Мелиор тем возмутительным взглядом – надо запретить ей вызывать гром и насылать порчу на коров.

   Да, конечно от молока полнеют, и она собирается ограничить себя в нем, но уж если ты предрасположен к полноте, то тут уж ничего не поделаешь. Это все равно как одни лысеют раньше других, и никакой парикмахер им не поможет, даже самовлюбленный Франсуа из Манневиля. Флориан наверняка помнит сам! Он приходил к ним два или три раза прошлой осенью, а потом оказалось, что он то ли гугенот, то ли янсенист – что-то в этом роде. Люди тогда просили архиепископа быть как можно осмотрительнее вне дома, а ведь бедняга так часть болеет, что никогда не знаешь, где его в очередной раз застанет простуда…

   Ее слова бежали нескончаемым потоком, а Флориан смотрел на жену – ставшую такой отталкивающей на вид – и размышлял: «И ради нее я бесстрашно снял заклятие с таинственного места, погубил столько прекрасных монстров! Ради нее я пожертвовал беднягой Филиппом и моим дорогим Раулем!»

   Наступление ночи спасло его от болтовни супруги, но не лишило благоразумной бдительности.

   Той ночью герцог проснулся, почувствовав, что Мелиор встала с постели. Из-под полуопущенных век Флориан увидел, как она достала из шкафа тот самый покрытый таинственными надписями посох, когда-то принадлежавший ее сестре Мелузине. Некоторое время женщина в нерешительности рассматривала его, потом положила на место. Взяв с покрытого зеленым бархатом столика у кровати ночник, она вышла из комнаты.

   Герцог с минуту лежал неподвижно, затем встал, накинул халат, надел тапочки и последовал за ней. Мелиор свернула во второй коридор и вышла в огороженный внутренний дворик. Обогнув родник, женщина скрылась под сводами родовой часовни. Флориан бесшумно двигался по ее следам. Плиты дворика под ногами оказались довольно холодными. Ветка плюща оцарапала щеку герцога в темноте.

   Внутри часовни перед алтарем горели три висячие лампы, словно красные звезды, не дававшие света. Де Пайзен наблюдал, как Мелиор поставила свою желтую лампу в альков, где находились могилы его прежних жен. Женщина встала на колени. Без сомнения, она взывала к помощи сующего нос в чужие дела Хоприга. Флориан был заинтригован. Интерес его удвоился, когда внезапно пространство заполнилось пульсирующим бледно-голубым сиянием. Фигуры на могилах жен герцога изменились – лежащие мраморные статуи зевали и поднимались на ноги.

   Уж точно это работа кольца Хоприга, так любящего безвкусные избитые чудеса, вроде воскрешения мертвых и кары на голову Коморра Проклятого, как в старых нянюшкиных сказках. Герцог плотнее запахнул халат и встал в тень могилы своего великого деда, в то время как четыре его прежние жены уселись на надгробиях и сочувственно смотрели на Мелиор.

   – Будь осторожна, бедное прелестное дитя – похоже, Флориан собирается убить и тебя тоже, – произнес признак Аурелии.

   – Я и сама так думаю, иначе он вряд ли привез бы домой меч Фламберж, – ответила Мелиор.

   Она поднялась с колен, и то спокойствие, с которым она дружески уселась рядом с призраком Каролы на край ее могилы, Флориан нашел восхитительным. С тем же восхищением вспомнил он невинное и беззаботное выражение лица жены, когда она расспрашивала его о «таком замечательном старинном мече»…

   – Да, моя дорога, ты позволила ему устать от себя. Из-за той же оплошности погибли мы все, – подтвердила Карола.

   – Но у меня нет времени на исправление человеческой глупости сейчас, когда я жду ребенка, – заявила Мелиор с нескрываемым раздражением.

   – Ищи защиты у Святого Хоприга, – посоветовала Гортензия.

   – Но как она может спастись, когда лакеи Флориана шныряют повсюду, а волкодавы охраняют выходы из замка? – спросила Марианна.

   – Она может дать им тот сладко пахнущий яд, который погубил меня. Но все ворота Бельгарда вскоре закроют. Как же может она спуститься вниз с неприступных стен внешней башни? – спросила Карола.

   – С помощью прочного шелкового шнура, которым он задушил меня, – ответила Марианна.

   – Но кто проводит ее в темноте до колдовского Верхнего Морвена?

   – Расплавленный свинец, который он влил мне в ухо, будет освещать ее путь подобно свече, – ответила Аурелия.

   – Пусть возьмет с собой эбеновую трость, которой он убил меня. Сегодня творимые им преступления перешли всякие границы и его собственная судьба уже решена – орудия убийства обратятся против него самого, – произнесла Гортензия.

   – Вы рассказываете ужасные вещи, дорогие мои. Однако ваши советы пригодятся мне. Да, вы совершенно правы – я должна как можно скорее покинуть Бельгард, не дожидаясь, пока он убьет и меня тоже. Самый простой путь для этого – использовать посох моей несчастной сбившейся с пути сестры. Но эбонит, знаете ли, абсолютно черный…

   – О каком посохе ты говоришь?

   – Но, дорогие! Даже малые дети в Бранбелуа знают, что его подарил Мелузине один из самых ужасных и безжалостных демонов, живущий в Красном море. Сестра никогда не расставалась с ним. Я видела демона лишь однажды, будучи совсем ребенком. У него такие ужасные клыки и чешуя – просто мороз по коже. Даже кошачья голова не сглаживает впечатления. Так вот, Мелузина ездила на нем верхом…

   Флориан размышлял о том, с каким невинным видом она лгала ему о посохе.

   – Да, но… – начала было Аурелия.

   – Конечно, он был ненадежен, но когда Мелузина творила какое-нибудь особенно важное заклинание и хотела выглядеть значительнее, она сидела именно на нем. Мелузина достигла совершенства в таких делах, никто не отрицает, но я все равно люблю ее как сестра. Но она всегда держала все вещи в жутком беспорядке – даже семейные драгоценности – а поскольку она старшая из принцесс, отец ужасно баловал ее, а матушка никогда не заставляла одеваться надлежащим образом. Так что однажды я совершенно случайно наткнулась на посох в старом шкафу, словно это поношенная вещь…

   – Да, но… – начала Марианна.

   – …Тогда я укладывала свои вещи перед отъездом из Бранбелуа. Я не люблю противоречить людям, но посох тогда имел совершенно явный красный оттенок, а значит, не мог быть эбонитовым. А после того, как выяснилось, что заклятье над замком – дело рук Мелузины, мне показалось, что батюшке будет неприятно видеть ее колдовской посох. Да и Хоприг питал подозрения на счет Флориана. Но даже если бы он оказался не прав, замужество все же, как я часто думаю, похоже на лотерею…

   – Да, но, но, но, но! Надо же уметь пользоваться посохом! – вставила наконец Гортензия.

   – Моя дорогая! Тебя ведь зовут Гортензия, не так ли? Флориан много рассказывал о тебе. Хотя сейчас я думаю, что большая часть его рассказов далека от истины. Даже если твоя манера прерывать человека на полуслове вошла в привычку, я знаю множество женщин, которые просто не замечают, насколько это раздражает окружающих…

   – Я тоже так думаю, но…

   – О, я вовсе не в обиде на тебя, дорогая. Так вот, Гортензия, как я и говорила, моя сестра Мелузина являлась одной из могущественнейших волшебниц в мире. Она была безумно предана своему увлечению, и редкий день проходил у нее без упражнений. А я частенько играла в куклы или строила домики из кубиков в ее кабинете. Если бы я рассказала вам хоть половину того, что мне довелось увидеть, вы ни за что не поверили бы. Да, Мелузина бесспорно достигла совершенства в колдовстве. А вы же знаете, как часто дети удивляют взрослых своей наблюдательностью, когда вам кажется, что они вовсе не обращают на вас внимания. Да, я часто думаю, что полезно иметь хороший слух…

   – Но если ты знаешь, как действует посох наверняка…

   – Да, но всем известно – если это не заклинание Эман хетан, то наверняка Тхут а ту или Хорс и хэтток. Надеюсь, вы понимаете мое отношение ко всему этому. Все же, хоть ваши советы и разумны, но мне в моем деликатном положении вовсе не хочется скользить вниз по канату, отравлять слуг, не говоря уже о собаках – ведь животные не в ответе за дела хозяев – а потом еще идти бог знает сколько миль в темноте. Я попаду к Хопригу более безопасным путем и гораздо быстрее – с помощью волшебного посоха демона. Досадно, но я не помню его имени. Уверена только – там есть буква З, она всегда казалась мне романтичной, и что у него были огромные когти, словно у орла. Точно не Бембо, или Целерри, или Эль-Габал. Нет, оно совершенно вылетело из памяти. В любом случае, я очень признательна вам за все. Несомненно, как только я перестану пытаться вспомнить его, оно само придет на ум…

   – Так, разговаривая, Мелиор поднялась с могилы и в раздумьях покинула часовню. Последовало недолгое молчание, прерванное Марианной:

   – Бедный Флориан!

   – Конечно, у него есть свои недостатки. Но он такой чуткий – ему достаточно было одного беглого взгляда, чтобы сказать, в порядке ли мои юбки… – согласилась Гортензия.

   Флориан вышел вперед настолько величественно, насколько возможно в домашних тапочках, как раз в тот момент, когда его жены вновь принимали облик мраморных статуй – каждая в своей позе.

   – Дорогие дамы, с прискорбием вижу, что даже смерть не способна умерить вашу страсть к бесполезной болтовне, – произнес герцог.

   – О, о! Мерзкий убийца! – закричали женщины, вновь поднимаясь.

   – Черт возьми, кошечки мои, что вы в конце концов имеете против меня? Разве вы не счастливее в своем теперешнем положении, чем когда жили со мной?

   – Да уж, наверное, так! А куда, собственно, ты предполагаешь, мы попали? – воскликнула Карола.

   – Не интересуюсь. Ни один проницательный супруг не задает себе таких вопросов – он лишь старается быть оптимистом. Итак, будем же логичны! Вполне естественно для вас четверых жаловаться на меня и даже затаить злобу на то, что я так быстро уставал от вашего общества. Но в итоге я лишь учетверил свое горе. Карола, ты действительно веришь, что будучи однажды обласканным твоей любовью, можно получить настоящее удовольствие от Мелиор?

   – Честно говоря, я не вижу в ней ничего особенного. И я даже думаю, Флориан…

   – Я тоже, так же как и любой здравомыслящий человек. Ради твоего же блага, Флориан, скажу откровенно… – поддакнула Аурелия.

   – Хотя, бог свидетель, ни одна из нас не завидует бедной идиотке, что ей довелось стать твоей женой…

   – Похоже, дорогой, ты утратил свой безупречный вкус…

   На мгновение сладкие голоса превратились в подобие птичьего хора четырехкратной распевки: они ужасали герцога знакомыми мелодиями, возмущением и печалью – такие родные и близкие. Вдруг все изменилось. Все, что видел теперь Флориан в бледно-голубом сиянии – четырех женщин, снедаемых презренным желанием перемыть косточки Мелиор и объяснить ему, как он ошибся. Но воскрешающая магия кольца Хоприга была на исходе: губы призраков еще шевелились, но не издавали ни малейшего звука. Прекрасные тела утрачивали цвета и гибкость. Флориану впервые показалось душераздирающим зрелище очаровательных женских фигур, застывших в камне возле своего последнего земного пристанища.

   Вскоре странное пульсирующее сияние рассеялось: Флориан остался один в темной часовне. Стороннему наблюдателю этот мрак показался бы предвестником ужасной судьбы герцога. Но де Пайзен отлично знал, к кому обратиться за помощью в борьбе со всеми святыми.

Глава 23
Коллин, или роковое наследство

   Выйдя из часовни, Флориан направился в потайную комнату, куда никто кроме него не смел заходить. Понимая нависшую над ним опасность, герцог решил прибегнуть к помощи сил, столь же могущественных, как силы Хоприга. Де Пайзен захватил с собой вино и вафли. Герцог откинул крышку плетеной ивовой корзинки, внутри которой находился глиняный горшок. В горшке на черно-белой шерстяной подстилке лежало маленькое, очень гладкошерстное создание тускло-коричневого окраса. Существо имело облик кошки. Взяв небольшой острый нож с зеленой рукояткой, Флориан уколол им свой безымянный палец и дождался появление капель крови. Тотчас же Коллин открыла свои желтые глазки и принялась изящно слизывать кровь, старясь не пропустить ни капельки. Затем герцог угостил ее вином и вафлями.

   Дождавшись, пока существо насытится, Флориан задал вопрос:

   – Куда посох перенесет Мелиор?

   Тоненький голосок Коллин ответил:

   – В хижину, что стоит на границе Амнерана и Верхнего Морвена. Хижина – магический сторожевой пост. Ближе к убежищу Святого Хоприга волшебный посох демона утрачивает свою магическую силу.

   – Где находится хижина отшельника?

   – В Верхнем Морвене, на самом высоком холме, между терновником дубом и ясенем.

   – Чем мой небесный покровитель занимается там?

   – Хозяин, я тоже стараюсь держаться подальше от всех этих святых. Но ходят слухи, что Хоприг безрассудно распоряжается своими привилегиями святого; наверху не одобряют его поведение; и я знаю, что ангелы, в частности, жалуются на него за слишком частое обращение к их помощи.

   – Да, хорошего мало. И уж конечно, еще не было прецедента, чтобы супруга де Пайзена общалась с людьми, досаждающими ангелам, – протянул Флориан в раздумье.

   Коллин зевнула: некоторое время она смотрела на Флориана взглядом, которым обычные кошки наблюдают за мышиной норой.

   – Хозяин, я бы не стала так беспокоиться из-за вашей последней жены. С чего вдруг вы так стремитесь иметь эту женщину?

   – О, я вовсе не хочу удержать ее. Слово джентльмена, нет! Но я обязан сдержать обещание.

   Тоненький голосок продолжал:

   – Хозяин, вы вступили в очень опасную игру. Мелиор сейчас находится под покровительством Хоприга, а силы святого не из тех, которые можно не принимать во внимание.

   – Ты абсолютно права, но я не могу разорвать сделку с месье Жанико. Я лишился главной опоры, делавшей жизнь гладкой и безоблачной – религии и веры. Мечты, с детства завладевшие моим сердцем, воплотились в реалии, достойные лишь презрения. Сейчас я вижу то, о чем мечтал и чем восхищался в истинном свете, без прикрас, и представшее глазам зрелище повергает меня в уныние. Прошлое стало ненавистным, ибо ради одного желания я лишил себя тысячи человеческим радостей. А о том, что ждет меня впереди, чем меньше будет сказано, тем лучше. Все разрушено, Коллин: но де Пайзен остается де Пайзеном.

   Кошка невинно поинтересовалась:

   – Интересно, значит ли это чего-нибудь теперь?

   – Да, Коллин. Это значит, что я сохраню незапятнанной свою честность, сохраню хотя бы честь, когда все остальное идет ко дну. Надо следовать логике. Мое непритязательное следование религиозным догматам и моя вечная любовь, однажды поправшая законы времени и, по существу, весь кодекс идеалов, благодаря которому я так беззаботно прожил тридцать шесть лет, – все это оказалось основано на заблуждениях и половинчатом знании. Хотя, полагаю, король Вильгельм действительно бы мудрым. Я последую его примеру и сохраню свое достоинство, не позволив даже судьбе и воле случая вывести меня из душевного равновесия своими капризами. Я продолжу делать то, что ожидалось от меня вчера. Кодекс, по которому я жил раньше, вполне устраивает меня и теперь. Точнее, я предан ему душой. Поэтому я продолжу следовать своему кодексу, пока живу, – ответил Флориан.

   – Хотя, если ваш романтический кодекс зиждется на пустоте…

   – Даже если я сочинил его без опоры хотя бы на один реальный факт, тем больше причин гордиться и заботиться о том, что принадлежит только мне. Мои мечты погубили меня? Но это не повод, чтобы отказываться от них. Коллин, ведь я заблуждался лишь в том, что надеялся создать мир, более прекрасный, чем тот, который создан по воле небес.

   – Разве и это значит что-нибудь теперь?

   – Несчастная! Это означает, по меньшей мере, крах для меня, ведь одна из статей кодекса гласит: «Джентльмен никогда и ни при каких условиях не может нарушить данного слова». В целом я считаю абстрактные вопросы о добре и зле чересчур сложными для себя и тоже основанными на заблуждениях и половинчатом знании. Больше я ими не интересуюсь. Пусть добро и зло ведут свои призрачные сражения, но без моего участия.

   – Бросание карт в ярости никому не приносило пользы, хозяин.

   – Разве я разъярен? Разве мои слова отдают горечью? На протяжении тридцати шести лет я принимал сторону добра и являлся самым ревностным христианином. И для чего? Чтобы в итоге узнать, что ни одно мое прегрешение не списано со счета. Поверь мне, Коллин, довольно досадно годами давать весьма щедрые кредиты церкви и обнаружить потом, что у тебя больше долгов, чем прибыли.

   Маленькая хищная бестия настороженно ожидала чего-то: ее немигающие раскосые глаза ни на мгновенье не отрывались от Флориана.

   – Сколь многим из вас, хозяин, мне довелось служить! Вашему отцу, и вашему деду, и всем тем, кто жил здесь до них. В конце концов – лишь мудрый Ги де Пайзен избежал этой участи, избрав для себя нечто гораздо более ужасное – все вы так ни к чему и не пришли.

   – Ах, Коллин, если на счету жизни де Пайзенов пусто – хотя такое утверждение беспрецедентно – то позволь заметить, что тем больше у меня оснований придать последним дням своего бытия ту форму, которая мне нравится.

   Поразмыслив несколько мгновений, Флориан пожал плечами. Чертовски скучно слушать самого себя. Будучи в нескольких шагах от того, чтобы обратиться к Коллин за помощью, герцог, проявляя осторожность в словах, пытался убедить себя, что де Пайзен должен победить или погибнуть, не прося ничьей помощи. Самым неприятным казалось то, что все, что он говорил с такой вдумчивостью, являлось горькой правдой.

   Герцог продолжил довольно печальным голосом:

   – Долгие годы ты находилась здесь, в моем распоряжении, всегда готовая служить мне по первому зову. Я же, в отличие от своих предков, никогда ни о чем не просил тебя. Все, чего хотел, я получил, не прося ничьей помощи – равно божественной и дьявольской. Конечно, я оказывал небесам соответствующие знаки внимания, так же как старался заботиться о тебе и приносил прекрасное вино и вафли. Вполне логично поддерживать дружеские отношения с обеими сторонами. В общем, когда я испытывал необходимость в чем бы то ни было, я сам добывал это для себя. Даже святость и красоту, даже Мелиор и Хоприга. Возможно, именно за мою самодостаточность я и наказан в мире, где люди привыкли жить словно стадо из-за своего недоверия к будущему и друг другу. Я не жалуюсь; и я остаюсь самодостаточным.

   – Но с моей помощью, хозяин, у тебя ни в чем не будет нужды.

   Как раз об этом Флориан и размышлял по пути к Коллин. Но, слушая коварнейшего из советников, герцог изменил решение. Теперь он абсолютно уверен; надо следовать логике.

   – Мое прелестное создание! Но я не прошу твоей помощи. Напротив, я пришел объявить тебе, что отныне ты совершенно свободна от своего долгого рабства в доме моих предков. Да, ты свободна, и не можешь иметь никаких претензий ко мне, единственному из де Пайзенов, не воспользовавшемуся твоими услугами. Теперь, когда я отвергаю добрые силы, логика требует отказаться и от помощи злых. Я де Пайзен, и я осмеливаюсь заглянуть в свою душу, где не нахожу более восхищения небесами или их соперниками. Быть может, я обречен: говорю так с сомнением, ибо никогда не сталкивался с подобным условием. Однако, на мой взгляд, боги и демоны – несчастные создания по сравнению с людьми. Они живут, обладая знанием. Человек же руководствуется велениями сердца, не имея знания или уверенности в чем-либо, и при этом не сходит с ума. Интересно, смог бы хоть один бог выдержать испытание, которому подвергаются смертные?

   Слушая Флориана, Коллин довольно мурлыкала.

   – Хозяин, ты избежишь испытания, ибо получишь неограниченное знание. О, какие секреты я открою тебе и какое могущество дам, мой гордый маленький хозяин, за вполне умеренную цену.

   – Нет, Коллин: я не сомневаюсь, что обладать могуществом, которое ты предлагаешь, очень приятно, что постигать твое знание – сплошное удовольствие, но с меня хватит сделок.

   – Я открою тебе заклинание тьмы, то единственное слово, которое смерть говорит жизни и на которое никто не отвечает. Я наделю тебя могуществом распятого змея, и скажу заклинание, заставляющее солнце и луну купаться в серебре и исполнять твои желания. В этом заклинании скрыто богатство, с помощью которого можно приобрести королевства. И я дам тебе, который так долго улыбался, возможность смеяться. Я сделаю больше, мой гордый маленький хозяин: я дам тебе смелость плакать…

   Но Флориан ответил:

   – Ты не в силах дать мне что-либо, способное сравниться с тем, что я имел и потерял: мои мечты о красоте и святости. Я лелеял прекраснейшие мечты на земле. Мне удалось осуществить их так, как никто до меня не мог: я превратил их в жизнь, привнес в собственное бытие полностью. Нет, ты не способна дать мне больше, чем я имел и потерял. И ты свободна. За все годы службы я попросил у тебя – так долго являвшейся опорой и разрушительницей рода де Пайзенов – лишь подсказать мне кратчайший путь к хижине моего небесного покровителя.

   – От святого ты получишь лишь суровую отповедь, от меня – долгие годы счастья и мудрость, хозяин, абсолютную мудрость и никаких бесконечных сомнений о чем бы то ни было.

   Внезапно Флориан заметил, что лежащее перед ним крошечное коричневое существо отвратительно. Так же внезапно пришло к нему ощущение безумной усталости от всего, что есть и что будет. Но герцог лишь промолвил:

   – Нет, Коллин, я отклоняю твою дьявольскую помощь; и я освобождаю тебя, освобождаю без ненависти к добру и злу. Предпочитаю быть обязанным только самому себе. Вот почему я без всякой защиты отправлюсь в новое таинственное место в поисках своей воплотившейся мечты. Я отправляюсь в таинственное место святости отнюдь не со святыми намерениями.

   – Ты приближаешься к смерти и полному краху, мой гордый маленький хозяин, тогда как в моих силах и сейчас еще спасти тебя. Никто другой не протянет руку помощи тому, кто собирается выступить против небесного воинства.

   Да, да! Прискорбно конечно, что я вынужден создать плохой прецедент. Однако такова уж моя печальная судьба – быть одновременно джентльменом и поэтом, поэтом, который, уверяю тебя, никогда не писал стихов. По крайней мере, за них меня не будут порицать. Для джентльмена крах предпочтительнее бесчестия, а для женатого поэта существует кое-что хуже смерти, Коллин.

Глава 24
Мари-Клер

   Флориан покинул Бельгард на рассвете. Герцог отправился в путешествие не в любимом зеленом костюме. Хороший вкус подсказал ему, что сейчас уместнее одеться во все черное, оставив лишь любимые гофрированные манжеты – именно так в его представлении должен выглядеть человек, идущий навстречу своей судьбе. Закрепив Фламберж у пояса и старясь сохранять хорошее настроение, Флориан отправился в путь. Он шел пешком, ибо лошадь не могла переступить границ Верхнего Морвена, на месте которого когда-то стояла роща Вирбиуса.

   Сначала герцог посетил Амнеран и отыскал обветшавший домик, построенный из дуба и глины на каменном фундаменте. Здесь находилась его последняя надежда, и та, к чьей помощи он мог прибегнуть без ущерба для гордости де Пайзена – то был пользующийся дурной славой дом его сводной сестры, Мари-Клер Казен. Когда он вошел, женщина сидела возле прялки. Герцог взял ее руку и запечатлел на ней поцелуй.

   – Однажды ты сказала мне, дорогая Мари-Клер, довольно давно, что в конце концов я приду к тебе в старый сад, где опадают мертвые листья, поцелую твою руку и скажу, что любил тебя всю свою жизнь. Помнишь ли ты свои слова, Мари-Клер?

   – Я ничего не забыла, – ответила она.

   – Ты ошиблась только насчет сада и листьев. Во всем остальном ты права. Это конец, Мари-Клер. И в конце я исполнил твое пророчество.

   Она долго смотрела на него своими маленькими темными глазами, которые, казалось, были обращены на что-то рядом с ним.

   – Да, ты говоришь правду. Раньше я думала, что это будет важно для меня. Но теперь это не имеет значения.

   – Только одна вещь имеет значение в наших жизнях, Мари-Клер. Я заезжал в Сторизенд на прошлой неделе. Я вспоминал тебя и нашу юность.

   Женщина едва улыбнулась:

   – Испытывал ли ты раскаяние?

   – Нет. Я сожалел о многих своих поступках. Но нигде не нашел ничего такого, что вызвало бы во мне высокое чувство раскаяния. Даже то, что люди считают преступлением. Вероятно, мы, де Пайзены, слишком уважительно относимся к мнению окружающих и потому не совершаем необдуманных деяний. Мы не ввязываемся в незаконные аферы до того, как разум не подтвердит нам целесообразность такого шага. Я же всего лишь иногда становился добродетельным с бездумной ветреностью и тягостными последствиями. Мои пороки, которые сознание одобряет прежде, чем осторожность предотвратит их развитие, принесли свои плоды. Но я не сожалею ни о чем, и меньше всего о нашей далекой юности.

   Мари-Клер заговорила, и трудно было понять ее чувства.

   – Наше счастье привело, как говорили люди, к греховным последствиям.

   Ее слова вызвали возмущение герцога.

   – Разве любовь между братом и сестрой – грех? Будем же логичны, Мари-Клер! Любой ученый скажет тебе, что эндогамия была свойственна человечеству на протяжении всей его истории, до того, как появились предрассудки цивилизации. История шла примерно одним путем повсюду. Фараоны и Птолемеи позволяли себе эндогамию, а значит, создавали прецеденты. Страбон пишет тоже о древних ирландцах, Геродот о персах. На небесах же Осирис и Зевс, и еще бог знает сколько верховных богов питали вовсе не братские чувства к своим сестрам. Их примеру на земле последовали короли Сиама и Финикии, а также инки в Перу…

   Она покачала своей маленькой темноволосой головой.

   – Но, тем не менее…

   – …и сингальцы, римляне времен старой республики, тирцы, аборигены Канарских островов…

   – Давай не будем продолжать…

   – Их примеру следовали люди во всех уголках земного шара. В Ригведе ты найдешь строки, написанные с необычайным красноречием, о союзе брата и сестры. В Святом Писании ты увидишь высшее небесное благословение плодам любви, которую испытывал Авраам к своей сестре Сарре. Нет нужды вспоминать еще и брак Азрун с двумя ее братьями, Авелем и Кианом. Есть еще Сага Инглинга…

   Она приложила ладонь к его губам.

   – Да, да. Ты как всегда демонстрируешь привязанность к прецедентам. Я знаю, в твоих глазах они имеют огромное значение – все из-за страха оскорбить окружающих неадекватным поведением. Нет, мы не были безнравственны, как считал наш менее начитанный отец. Мы – просто следовали логике в юности. Но, в любом случае, наша юность прошла напрасно, – улыбаясь прервала его Мари-Клер.

   Флориан утвердительно покачал головой.

   – Да. Тогда я следовал логике, но не в полной мере. Уже тогда я мог бы избавить отца от привычки вмешиваться в мои дела. Однако я лишь бездумно проводил прекраснейшие годы, когда мы могли быть вместе… В те дни я думал лишь о божественной красавице, которую видел однажды в раннем детстве. Даже когда тело бунтовало, мысли возвращались к опьяняющей мечте, казавшейся недостижимой. Я просто не был способен думать о чем-то другом.

   – Я знаю. Ты был хорошим мальчиком. Не все ли равно теперь, когда ты покинул меня и пытался играть роль мужчины, о котором я ничего не знала и на которого мне наплевать. После моего изгнания давнишняя мечта привела тебя в Бранбелуа. Я старалась предостеречь тебя, Флориан, но ты не внял моим словам…

   – Тогда ничто не имело для меня значения, кроме красоты Мелиор. А теперь ее красота исчезла. Но и это не важно. Уже много месяцев, вспоминая Мелиор, я не думаю о ее внешности, – с кривой усмешкой произнес герцог.

   Мари-Клер уверенно ответила ему:

   – Она лишь существо из плоти и крови. Такая комбинация качеств не способна надолго удержать де Пайзена. Какая же опасность ожидает тебя сегодня?

   – Я направляюсь в Верхний Морвен, чтобы сдержать данное слово в точности с заключенной сделкой. И, боюсь, вступлю в открытый конфликт со своим небесным покровителем.

   – Плохо. Конечно же, ты должен сдержать слово, ведь фаворитизм к кому бы то ни было ошибочен. Однако святые придерживаются иного мнения. Они основывают все на небесном фаворитизме, и они сильнее нас, в особенности потому, что не принимают во внимание тех очевидных истин, которые являются нашим проклятием.

   – Но твои заклинания, способность изменять вещи и гибельные чары – неужели ничто не может помочь мне? – спросил герцог.

   – Только не против Хоприга. Он наделен теми непобедимыми безумием и глупостью, против которых бессильно наше могущество. Нет, дорогой, я ничем не могу помочь тебе. Святые сильнее нас, и как бы мы ни насмехались над ними и ни презирали их – они побеждают нас.

   Флориан испытал некоторое облегчение, узнав, что больше неоткуда ждать помощи. Его слова зазвучали оживленнее:

   – Нет, Мари-Клер. Даже сейчас, у края пропасти, будем же логичны! Святые не побеждают; они уничтожают нас, и все. Безжалостное могущество святости достаточно сильно для этого, но не для того, чтобы хоть на мгновение подчинить меня.

   – А, ты все продолжаешь разыгрывать из себя, мой дорогой, ужасного злодея? Что ж тогда небеса уничтожат тебя. Пробил час твоего возвращения, час, который я однажды предрекла, час, пришедший – так нежданно! – чтобы окончить наше существование. Не будем же напрасно тратить время на софизмы, – нежно улыбаясь произнесла Мари-Клер.

   – Ты так практична и, что особенно приятно, абсолютно лишена всяких сантиментов. Ты унаследовала дух де Пайзенов, – заметил Флориан.

   Она задумчиво ответила:

   – Ты не был одинок во время нашего недолгого счастья. Ты никогда не был бы одинок со мной.

   – Ты предугадывала, что так будет, Мари-Клер? Да, наверное, это именно одиночество. Сколь друзей, жен и любовниц я имел! Возможно, я получил от жизни все, что она может предложить человеку…

   Он сделал паузу. Герцог сидел, мрачно глядя на два необычных рисунка, выполненных в красном и черном тонах на стенной штукатурке: один изображал змея, глотающего прутья, а другой распятого змея. Под ними лежал темный светящийся камень с движущимися на нем фигурками.

   Флориан повернулся к единственному человеку, с которым был по-настоящему близок, и сказал:

   – С тех пор, как я покинул тебя, о моя дорогая, я жил в одиночестве, никем не понятый и никому не доверяющий! А теперь уже слишком поздно.

   Она кивнула головой и улыбаясь развела руками.

   – Да, теперь уже слишком поздно, даже со мной. Ничего не осталось там, где все раньше принадлежало тебе, Флориан. Лишь пустая оболочка. Я не испытываю к тебе ни любви ни ненависти более. Только и передо мной не ты, а незнакомец в славном черном костюме, – снова темные сияющие глаза озадаченно устремились куда-то рядом с ним.

   Герцог улыбнулся и пожал плечами.

   – Да. Пред тобой все, что осталось от прежнего Флориана. Все приходят к такому итогу после бурной молодости. Иногда мне кажется, что мы живем в весьма посредственно устроенном мире. Посмотри же, Мари-Клер! – он махнул рукой в сторону окна, состоящего из очень маленьких рам освинцованных стекол, в котором виднелась первая призрачная зелень на юных фруктовых деревьях и море солнечного света. – Посмотри, Мари-Клер! Весна возвращается, она повсюду. Как бестактно.

   В ответе Мари-Клер звучала большая терпимость:

   – Это их чувство юмора. Полагаю, бедняжки получают удовольствие, так не будем же жаловаться.

   Брат и сестра продолжали говорить о разном, вспоминали мельчайшие подробности точно такой же весны восемнадцать лет назад, и каждый удивлял другого своими деталями. Сын Мари-Клер, юный Ахилл Казен, отсутствовал дома: в свои семнадцать лет он уже стал настоящим разбойником и лишь начал обучаться всем тонкостям торговли, которая должна стать его основной профессией. Никто не прерывал беседующих; Флориану не пришлось встретиться с племянником, которому слухи приписывали потрясающее сходство с дядей.

   Герцог остался на некоторое время в аккуратном, почти лишенным мебели доме сестры. Он чувствовал удовлетворение. В глубине души де Пайзен всегда знал, что шаг за шагом все равно вернется к Мари-Клер. Все, что произошло с ним с момента их расставания, все, что люди говорили, думали и делали ради него, а в особенности та ответственность, что лежала на нем – его герцогство, его жены, его верность религии, целый замок в распоряжении – все это являлось лишь незначительным пустяком, который он должен был разделить с сестрой однажды, когда оставивший ее мальчик вернулся домой, обманув стольких людей, считавших его мужчиной. Мари-Клер одна знала, что тогда четвертый герцог де Пайзен все еще оставался мальчиком, любившим ее; а странный, словно обращенный внутрь и поверх собеседника одновременно взгляд – лишь маска, скрывающая истинные чувства женщины.

   Что ж! Он вернулся к ней, чтобы обнаружить, что оба они безвозвратно изменились. Грустно, потому что девочка и мальчик казались герцогу такими милыми. Впрочем, это не имеет никакого значения. Возможно, ничто не имеет значения. Тем не менее, он снова с Мари-Клер. Приятно снова оказаться дома, хотя бы на то недолгое время, что оставалось до его гибели от руки тупоголового и сующего нос не в свои дела Хоприга. Флориан был доволен…

   К полудню, после того как они пообедали вместе, герцог в последний раз попрощался с сестрой. Обреченность – ни в ее, ни в его душе ничто не шевельнулось во время их расставания. Флориан подумал:

   – Но мы же мертвы, уже много-много лет. Это спокойствие смерти.

   Герцог знал, что прав, и чувствовал удовлетворение, которое всегда испытывал от подтверждения логики.

   Однако он тихонько вернулся и заглянул за дверь – Мари-Клер неплотно закрыла ее. Женщина стояла на коленях возле темного сияющего камня с движущимися фигурками.

   – Лалле, Бачера, Маготте, Бафиа… – начала она.

   Флориан пожал плечами и теперь по-настоящему покинул маленький дубовый домик. Он знал, к кому она обращалась. Что ж, вполне логично для Мари-Клер перейти от него к тому, другому.

Глава 25
Поющий гусь

   Флориан шел вдоль ручья, поднимаясь на холм по остаткам древнего торгового пути. Он двигался вверх по течению, и ручей находился от него по левую руку; справа открывался вид на густо поросшее лесом подножье холма. Флориан, не обладавший глубокими познаниями в деревенской жизни, пытался распознать среди всех деревьев клены, дубы, ели и каштаны.

   – Согласно известным прецедентам, теперь, когда я иду навстречу гибели, все окружающее должно видеться мне в особенном свете, казаться знакомым. А здешние неизвестные деревья и кустарники производят на меня впечатление нестриженого сада.

   Мошки назойливо роились у его лица, и он снова и снова без всякой пользы пытался отогнать их. Ручей размыл часть дороги, беспорядочные груды камней и глины, куски сланца лежали повсюду; дорога искривлялась, и высота ее заметно варьировалась. Абсолютное спокойствие царило повсюду и лишь выскакивающие из-под ног со злобным стрекотом кузнечики заставляли герцога вздрагивать от неожиданности. Кажется, в апреле еще не должно быть кузнечиков.

   Наконец Флориан вышел к бревенчатой хижине возле трех деревьев. Здесь и располагалось отшельническое жилище Святого Хоприга, где Флориану предстояло встретиться с непредсказуемым. Герцог окинул хижину неприязненным взглядом. Вот уж никогда не думал, что придется погибнуть в столь невзрачном месте! Он пожал плечами, ослабил в ножнах Фламберж и, шагнув вперед, толкнул дверь.

   «Если бы сейчас я обладал ростом и импозантной внешностью Рауля!» – пришло ему в голову.

   Флориан буквально заставлял себя делать каждый шаг и вошел в хижину так, как должно герцогу де Пайзену.

   Хижина оказалась пуста. В углу стояла клетка, выкрашенная в коричневый цвет, а в ней на красной шелковой подушке сидел огромный гусь.

   – Не беспокой меня! Хватит на сегодня всяких неприятностей на мою голову, – заявила птица.

   На мгновение Флориан замер, изумленный. Явно он попал не в жилище отшельника, а говорящий гусь выглядит довольно странно. Герцог вспомнил, что Верхний Морвен всегда являлся рассадником колдовства. С большой учтивостью он ответил, что и не думал вторгаться и нарушать покой хозяина дома, а просто случайно набрел на хижину. Слово за слово гусь рассказал герцогу о сцене, свидетелем которой ему довелось стать сегодня утром: верхом на магическом жезле в хижину прилетела женщина и прямо здесь родила ребенка.

   – Так не положено обзаводиться детьми. Как правило, их приносит аист и выглядит это гораздо привлекательнее, – заметил гусь.

   – И где же сей гонорар? – поинтересовался Флориан.

   – Не понимаю, что вы имеете в виду, но если что-нибудь ужасное, то оно уже достаточно огорчило меня сегодня, – ответила птица.

   Затем гусь поведал герцогу о том, как прилетел голубь и унес в клюве кольцо, которое дала ему женщина. Вскоре появился приятного вида мужчина с сиянием над головой. Он не летел, а плавно парил по воздуху на золотом облаке, а вокруг него – херувимы. Женщина и ребенок покинули хижину на облаке, окруженные капризничающими херувимами.

   – Прискорбно, прискорбно, ведь я тогда сочинял и терпеть не могу, когда меня прерывают.

   Гусь принялся петь Флориану о том, как должны рождаться дети и как жить дальше. О счастье супружества, о патриотизме и успехе в делах, о величии религии, об оптимизме и филантропии и еще о многом другом. О том, что человек – дитя и наследник божий, о подвигах, о великодушии человеческой натуры, о счастье родиться на земле. Гусь пел так же, как пел когда-то дальнему предку Флориана, старому Керину Нойнтельскому у пересохшего ручья Оджа. Ведь песнь его бессмертна, неизменна во все времена и не зависит от людей, живущих на земле.

   Каждая завитушка на парике герцога отрицательно заколыхалась.

   – Черт возьми, будем же логичны! Твое искусство восхитительно; однако ты все слишком приукрашиваешь. Человеческая жизнь вовсе не похожа на то, о чем ты поешь, – прервал Флориан гуся.

   – Тем хуже для людей. Меня в моей клетке они ни волнуют. Кроме того, смысл моего пения, как и смысл любой великой песни, – дать людям почувствовать их важность, сказать, что их бытие преисполнено небесного смысла. Я не подражаю. Я творю, – ответила бессмертная птица.

   Флориан некоторое время смотрел на гуся, затем вздохнул. Существо перед ним тоже лишено всякого реализма и предпочитает, как и герцог, жить по своему собственному кодексу. С другой стороны, эстетические воззрения сумасшедшей птицы до странности походили на взгляды Святого Хоприга… Надо продолжать поиски жилища своего небесного покровителя.

   Герцог оставил заключенную птицу поющей дифирамбы человечеству в последнем аванпосте чародейства. Флориан отправился в Верхний Морвен, место дурной славы. Холмистый рельеф густо зарос странным сортом винограда – его огромные листья имели множество ярко-красных крапинок, подобно змеиной коже. Тут же рос земляничный виноград. Многочисленные травинки цеплялись за пряжки на туфлях герцога. Повсюду слышались мягкие и приятные на слух звуки, а у лица по-прежнему роились мошки.

   Лишь однажды Флориан заметил живых существ – внезапно прямо у него из-под ног вспорхнули пять больших черных и белых птиц, а кузнечики пропали. Герцог не испугался, но неожиданное появление птиц вызвало у него неприятные ощущения… Птицы уселись на ветви маленького куста и принялись поедать пурпурные ягоды размером с яйцо крапивника. Отщипнув понемногу от каждой ягоды, они оставляли семенные корзинки нетронутыми. Все выглядело довольно банально, если не задумываться, что ни один куст не дает ягод в апреле…

   Наступали сумерки. Флориан набрел на большое скопление ярко-желтых поганок, казавшихся ужасно толстыми, ядовитыми и опасными. Проходя мимо, он сбивал некоторые ногой и размышлял, что издаваемые отвратительно мягкими поганками звуки могут оказаться криками еще каких-нибудь странных птиц. Вдруг герцог заметил идущего ему навстречу человека. Над головой его мерцало сияние, видневшееся издалека – несомненно, наконец-то Флориан нашел Святого Хоприга.

   Герцог решительно двинулся вперед, ослабив Фламберж в ножнах. Но это оказался не Хоприг, а невероятно древний старик в одеждах выцветшего голубого цвета, несший на локте корзину, полную небольших кореньев. Рядом с ним бежала бело-голубая собака. Старик взглянул на Флориана очень светлыми голубыми глазами, как у тех, кого видел герцог на празднике дня зимнего солнцестояния, и прошел мимо. Но собака остановилась и без всякого шума дважды обнюхала герцога, словно выполняя свои прямые обязанности, после чего побежала за стариком. Удивительно, но собака не издала ни единого звука, нюхая воздух так близко от Флориана, а человек в голубом также бесшумно шел по густым и зарослям растительности, не нанося никакого вреда зелени и не цепляя ее своими туфлями. Глядя на них, трудно было поверить, что человек и собака настоящие…

   Назойливые мошки продолжали летать перед самыми глазами герцога, и как он не пытался отогнать их, насекомые не оставляли его в покое. Верхний Морвен оказался не веселым местом. В последний день апреля Флориан с трудом пробирался в сгущавшихся сумерках в поисках жилища Святого Хоприга, где теперь находился ребенок, так нужный герцогу.

Глава 26
Муж и жена

   К вечеру Флориан добрался до убежища Хоприга. Внутри жилище святого оказалось весьма комфортабельным. Промежутки между бревнами заполняла свежая штукатурка. Герцог отметил, что и меблировка дома отличается роскошью, однако ничего необычного, кроме черепа на аналое и трех серебряных с позолотой канделябров не привлекало внимания. Теплый свет двенадцати свечей радовал глаз пришедшего из вечерних сумерек Флориана и делал комнату очень уютной. Но герцог не стал тратить время на детальный осмотр жилища Хоприга – прямо перед собой он увидел Мелиор.

   Женщина сидела одна, с новорожденным ребенком на коленях. Услышав шаги де Пайзена, она сильнее прижала младенца к себе и прикрыла его своей голубой мантией, инстинктивно пытаясь защитить. Флориан без всяких эмоций отметил, что с материнством вся былая красота Мелиор вернулась. Казалось невероятным, но она теперь выглядела очаровательнее, чем когда-либо. Возможно, тут не обошлось без чудес Хоприга. Герцогу пришло в голову, что еще никогда он не чувствовал такую неприязнь и раздражение к существу, столь заманчивому на вид.

   Некоторое время никто не нарушал тишину.

   – Я ожидала твоего прихода. Не могу понять только, как ты можешь смотреть мне в глаза. Ты настолько сильно стремишься к самоуничтожению, что преследуешь нас даже здесь. Это удивительно! Флориан, у тебя не осталось никаких чувств?

   Герцог подошел к ней и тихонько отогнул краешек мантии с лица ребенка. Младенец, поужинав, крепко спал. Флориан с минуту разглядывал его, затем пожал плечами.

   – Дорогая моя, ты преувеличиваешь силу отцовских чувств. Я не испытываю ничего подобного. Существо, лежащее у тебя на руках, далеко от совершенства. В особенности его голова. Кроме того, вид у него такой, словно его недавно варили в кипятке. Нет, радость моя, я не чувствую священного трепета.

   Мелиор положила спящего ребенка в стоящую неподалеку колыбель. Должно быть, Хопригу пришлось создавать ее экспромтом с помощью магии, когда колыбель понадобилась. Вряд ли такие вещи являются непременной принадлежностью жилища отшельника.

   Жена повернулась и смотрела на мужа в своей обычной сводящей с ума манере: так врач терпеливо смотрит на капризного больного.

   – Ты действительно полагаешь, Флориан, что сможешь навредить малютке? Ты ошибаешься. И ошибаешься уже не в первый раз. Хотя я часто размышляю, что никто из нас не совершенен, а бесконечные промашки приводят нас в никуда, не так ли? Но ты, Флориан, если быть откровенной, никогда не признавал общепринятых взглядов на очевидные вещи, если они не устраивали тебя. Но пойми же наконец, мне стоит лишь позвать Святого Хоприга – он на заднем дворе колет дрова, чтобы приготовить ужин, потому что херувимы весьма грубо отказались делать это за него – и он уничтожит тебя на месте с помощью магии.

   Мелиор вернулась к своим устаревшим средневековым одеждам. Только сейчас Флориан заметил, какое ужасное платье было на ней в то утро, когда он впервые пришел к ней на вершину горы. Она одета во что-то яркое, блестящее, мерцающее – ее одежда напоминала костюм оперной актрисы в какой-нибудь театральной постановке. Герцогине де Пайзен не подобало носить столь нелепое в своей пышности облачение – оно выдавало отвратительный вкус.

   Флориан устало вздохнул.

   – Во-первых, мадам, расставим все на свои места. С самого детства я любил тебя, Мелиор, той любовью, которую ни одна женщина не способна, я думаю, понять. Моя любовь граничила с обожествлением, она не знала надежды, не знала желаний. Я любил тебя, к несчастью, всем сердцем и ничто другое не имело для меня никакого значения.

   …Забавно, что капля цвета, блеска и округлые формы, виденные лишь однажды, да и то мельком, способны сделать все остальное вокруг не стоящим ни гроша. Говорят, что красота, лишающая нас возможности получать удовольствие от земных радостей, божественна… Впрочем, у меня нет желания обсуждать природу божественности, мадам, дабы не наскучить разговорами о том, что выше женского понимания. Достаточно того, что я любил тебя возвышенной, рыцарской любовью. Мне показали единственный путь, способный привести к тебе.

   Мелиор ответила:

   – Полагаю, ты имеешь в виду свою сделку с Жанико. Никогда в жизни еще не слышала ничего подобного. А ведь Хоприг предостерегал меня еще в Бранбелуа! Как же ты мог связаться с нечистыми силами, Флориан? Просто невероятно! И неужели ты допускаешь мысль, что я позволю тебе или твоему Жанико хоть пальцем дотронуться до моего ягненочка!…

   – Мадам, будем же логичны! Лично я не вижу ни одной разумной причины, почему вы должны особенно ценить именно этого ребенка. Возможно, он выглядит менее отталкивающим, чем другие дети: тут я не могу авторитетно рассуждать. Во всяком случае, мне он кажется не слишком приятным на вид. И ваше с ним знакомство, начавшееся лишь сегодня утром, слишком мимолетно, чтобы вы успели проникнуться глубокими чувствами. Кроме того, в сделке с месье Жанико я дал слово чести. Больше мне нечего сказать. Конечно, в вашей власти позвать на помощь моего небесного покровителя. Зная Хоприга, можно ожидать, что он попытается заставить меня нарушить слово. Но даже тогда исход будет сомнителен. Наиболее вероятно – судя по его вечному хвастовству своим непревзойденным мастерством – все окончится моей гибелью. А вы, мадам, ведь вы принадлежите к расе более совершенной, нежели человеческая, и в ваших жилах течет королевская кровь – осмелитесь ли вы просить меня нарушить слово чести?

   – Ну, Флориан, если ты спрашиваешь моего совета, то мне кажется, не совсем хорошо сомневаться в могуществе святого. Мы оба прекрасно знаем, что возмущенный твоей дерзостью Хоприг наслал бы на тебя паралич или страшную проказу, а возможно столб молнии или что-то в этом роде. Кроме того, к вопросу о сомнениях, муж мой, – после разговора с твоими прежними женами, Флориан, у меня не осталось ни малейших сомнений на счет того, что случилось бы со мной в ближайшее время.

   – Ты бы исчезла, дорогая, согласно традициям своей расы. Правда, я не знаю наверняка, как именно исчезают Ленши.

   – Я категорически отказываюсь исчезать. Теперь, когда я приняла христианство, Флориан, многое изменилось, и потом, все эти споры плохо скажутся на моем молоке…

   Флориан терпеливо ответил:

   – Но я дал слово чести, мадам.

   И все равно твердолобая самка продолжала смотреть на него как на тяжело больного. Почти с жалостью она ответила:

   – Мой бедный Флориан! Давай будем полностью откровенны. Я не собираюсь лукавить, ведь, как я часто размышляю, что такое странность? С одной стороны…

   – Мадам, к великому сожалению я никогда не обладал способностью понимать, что вы имеете в виду.

   – Я всего лишь хочу сказать, что все мы совершаем ошибки, и это естественно для человека. Так вот, как я уже говорила, я не знаю точно, кто впервые поставил женщину на пьедестал, и даже если бы знала, не придала бы большого значения его ошибке…

   – Но вы не упоминали при мне ни о каком наделенном богатым воображением мужчине! Явно он был женат. Вы говорили, мадам, насколько я понял, о лукавстве, исчезновении Ленши и молоке.

   – …Но я и не поблагодарила его, ведь платить за ошибку пришлось мне, и платить гораздо больше, чем женщинам в твое время. Я часто думаю, Флориан, что расплачивается всегда женщина. Видишь ли, в моей первой жизни, еще в Бранбелуа, в те жуткие дни рыцарства, меня тоже обожествляли – согласно вошедшему в моду обычаю, как символ небесного совершенства…

   Пытаясь проявить галантность, Флориан произнес:

   – Вполне могу себе это представить…

   – О, без всякого пристального внимания к моей особе в частности: просто на всех женщин тогда смотрели таким образом. Считалось, что, создавая женщину, небеса достигли вершин мастерства. Поэтому нас заставляли сидеть на ужасно неудобных тронах во время турниров…

   – Но это же благородный и чрезвычайно живописный обычай… – попытался протестовать Флориан.

   – Мой дорогой, обычай прекрасен! Но турниры обычно длились неделями. Мы же должны были сидеть по шесть-семь часов в день на табуретах, но без подушек и не имея возможности отлучиться в туалет. Единственное наше занятие – наблюдать, как мужчины толкают, колют и избивают друг друга, чтобы выказать нам свое уважение и восхищение. Я в такие дни не могла думать ни о чем, кроме безумных болей в спине…

   Эта ужасная женщина, казалось, преисполнилась решимости лишить его последнего обломка мечты.

   – Но как символ…

   – Я протестую не против символизма, а против бесконечных неудобств. Турниры – лишь часть их. После каждого приходилось делать массаж и растирание, а вскоре я научилась ничего не пить за завтраком. Но ведь мужчины уносили с собой мои носовые платки и рукава, с позволения или без, а когда я собиралась надеть перчатки, оказывалось что одна из них уже за насколько миль отсюда в чьем-нибудь шлеме…

   – Ты просто пытаешься подойти с прозаическими стандартами к абсолютно поэтическим традициям рыцарства… – все более шокированный заметил Флориан.

   – О, что касается их поэзии, полной восхищения нами – восхитительными созданиями, то без нее не проходило и дня. Днем еще можно вытерпеть постоянное преследование мужчин, но когда после долгого сидения на троне я мечтала только о том, чтобы добраться до кровати и заснуть наконец, обязательно находился кто-нибудь, желавший воспеть в балладах или серенаде мою красоту. Уверяю тебя, Флориан, это уже слишком…

   Логика требовала согласиться с ее доводами, как бы не неприятно было обнаружить в словах идиотки крупицу здравого смысла.

   – Я понимаю. Но все же, мадам…

   – Да, теперь ты понимаешь, Флориан, как глупо преувеличивать мои достоинства. Ты романтик, вот в чем все дело. Твой романтизм стал причиной, по которой ты влюбился в свое представление о Мелиор. Ты поступил так, ни на минуту всерьез не задумываясь о том, какая серьезная штука брак. Ты даже ни разу до того не говорил со мной…

   – Черт возьми, конечно, я не говорил с тобой…

   – Очень мило с твоей стороны, Флориан, подвергнуть опасности свою бессмертную душу – хотя она, не сомневаюсь, уже была не на верном пути – ради того, чтобы жениться на мне. Не отрицаю, я польщена таким отношением, но если честно, считаю, что ты ошибался…

   Флориану показалось, что она в своих словах дошла до предела в преуменьшении его возвышенных чувств. Он лишь угрюмо пробормотал:

   – Мы всегда склонны восхищаться достойнейшим…

   – Абсурдно, Флориан, я далека от идеала, как, впрочем, и любая другая женщина. Через месяц или два после занятий любовью и хождения вокруг меня словно лунатик – сколько раз я смеялась над тобой в душе, хотя не отрицаю, что мне льстило вое отношение – Флориан, ты вел себя примитивно. Впрочем, остальные мужчины вряд ли отличаются от тебя…

   Флориан размышлял, что он никогда не испытывал ни к кому ненависти, пока не встретил Мелиор.

   – Давай вернемся к началу нашего разговора и оставим в покое мужской романтизм…

   – Так вот, потом ты сделал пугающее открытие, что я не достойна пьедестала. Но ведь я и раньше не пыталась скрыть от тебя своих недостатков. Ты же предпочитал не открывать глаз. Опять виной тому мужской романтизм, бессмысленный и неискоренимый. Из всего сказанного я могу сделать вывод, что ты вел себя так же стремительно – если ты не возражаешь против такого определения – так же безрассудно по отношению к прежним своим женам.

   – Я де Пайзен, сударыня. Мы полны страсти…

   – В любом случае, им уже ничем не поможешь. Так вот, Флориан, делая один вывод за другим, теперь, когда мы так по-дружески высказали друг другу свои чувства, – надеюсь, ты все же сожалеешь о содеянном – вряд ли между нами возможны теплые взаимоотношения. Не стану больше говорить о мужских недостатках, но уверена – любая женщина ожидает от мужчины гораздо большего, чем получает после свадьбы.

   Мелиор замолчала. Флориан испытывал противоречивые чувства.

   – Ваши планы, мадам?..

   – Ну, прежде всего я хочу, чтобы мы оба призвали на помощь твоего небесного покровителя. Это прямая обязанность и право каждого христианина. Если Жанико действительно хочет причинить вред моему малышу, то ты должен понимать, что единственный выход для нас – обратиться к Хопригу. Пусть уж лучше он сотворит какое-нибудь чудо против Жанико, чем испепелит тебя на месте. Но я все же не понимаю, зачем ему нужен ребенок…

   Флориан решительно отвергал мысль, что эта глупая, болтливая и ненавистная женщина собирается после всего сказанного вновь делить с ним кров. Он лишь промолвил:

   – Я изумлен. Я огорчен. Ты предлагаешь мне подло отказаться от сделки, прибегнув к небесному могуществу в деле мошенничества. Я не могу стать одним из тех, кто пренебрегает уплатой долгов, и отделаться от кредитора с помощью дешевой уловки вроде раскаяния. Черт побери, мадам! Раз вы предлагаете мне бесчестье и не внемлете доводам разума, мне остается лишь посоветовать вам обратиться за помощью к Хопригу и погибнуть самому, если придется, под охапкой его дров, но с незапятнанной честью.

   Герцог печально отвернулся от женщины, напрочь лишенной логики и чувства собственного достоинства. Как только он повернулся, дверь открылась и в проеме появилась сначала охапка дров, а за ней раскрасневшееся от усилий, но по-прежнему благожелательное лицо Хоприга.

Глава 27
Предусмотрительность Хоприга

   Хоприг вошел внутрь и положил дрова на пол.

   – Ну, вот и я. А! Да к нам пожаловал мой ужасный подопечный! Да еще и собирается бросить мне вызов.

   С такими словами Хоприг подошел к Флориану и сердечно пожал его руку.

   – Но, месье, будем следовать логике! Мы встречаемся как враги, – начал герцог.

   – Частенько именно так можно достичь полного взаимопонимания. Предполагаю, вы прибыли в мое скромное жилище по поводу своей сделки с Жанико, – ответил святой.

   – Потому, что я дал слово. Но, похоже, все в Верхнем Морвене осведомлены о моих делах! – уточнил Флориан.

   Хоприг повернулся к Мелиор и выразительно покачал головой.

   – Теперь вы видите, мадам, что наша предосторожность вполне оправдана. А сейчас, мой дорогой сын, не беспокойтесь более о вашем контракте с силами зла. Отложите в сторону свое оружие и отужинайте с нами. У меня для вас превосходные новости. Вы обязались принести в жертву Жанико первого ребенка, что родится у вас и мадам Мелиор, после чего она должна исчезнуть. Так вот, ваша сделка изжила себя – вы никому ничего не должны.

   Флориан безнадежно посмотрел на жену, затем на колыбель, и сказал:

   – Я не мог допустить такую грубую оплошность.

   – К счастью для человечества, сын мой, большинство людей попросту глупы.

   – Давайте не будем производить впечатление блеском ума и поговорим начистоту, – прервал его Флориан.

   – Хорошо. Так вот, когда у меня зародились подозрения – еще в Бранбелуа – я связался с высшими силами и Ангел Летописец снабдил меня точной копией вашего первого разговора с Жанико. Он не очень-то охотно выполнил мою просьбу, но я настоял на своих правах святого, и в итоге, после некоторых неприятных моментов, он вручил мне запись. Определенно, надо быть построже с ангелами, если хочешь получить от них хоть малейшую пользу. Ну а после того, что я узнал, не было ничего проще, чем расстроить ваши планы: нужно лишь предотвратить рождение именно вашего ребенка от Мелиор для того ужасного ритуала. И вот я посоветовал принцессе поступить следующим образом: сначала подождать и убедиться в том, что вы достойны стать отцом ее ребенка.

   – Да, пожалуй, ваш совет беспрецедентен. Особенно странно звучит он из уст христианского святого, – сурово заметил Флориан.

   Герцог старался, по крайней мере, говорить строгим тоном. Однако ужасная новость сразила его, и сейчас Флориан, который так часто думал, что же люди подразумевают под страхом, испытал его в полной мере.

   – Совет Хоприга служил для вашего же блага и спасения вашей бессмертной души. Хотя, я думаю, все мужчины одинаковы и чем больше ты для них делаешь, тем меньше они ценят твою заботу… – произнесла Мелиор.

   – Могу я поинтересоваться, мадам, не показавшись назойливым, кто же помог вам претворить этот совет в жизнь?

   – О, ну конечно же, она получила необходимую помощь от меня. Уж я-то никогда не жалею сил на благое дело такого рода: всю ночь напролет, сын мой, я усердно трудился во имя вашего спасения. Собственно, это моя прямая обязанность как вашего небесного покровителя, любой ценой оберегать вас от падения в бездну грехов. И потом, вряд ли можно доверять такие дела кому-то со стороны не боясь скандала, – ответил за нее Хоприг.

   Флориан смотрел то на одного, то на другого.

   – Так значит, во избежание скандала моя жена и мой небесный покровитель спали вместе: и красота и святость – даже они! – должны объединяться во избежание оскорбления окружающих своим поведением. Позвольте мне заметить, что ваша логика сомнительна.

   – Но мой дорогой, разве нет логики в том, что мы оба действовали для твоего же блага? Так часто случается, что со стороны логика не видна, если же взглянуть в корень проблемы… – ответила Мелиор.

   – Мадам, давайте не будем спорить. Я уверен, что вы поддались убеждениям и посмотрели в корень проблемы. Но вот месье Хоприг, без сомнения, исполнял свои обязанности… – стараясь не выказать злобу, прервал ее Флориан.

   Хотя герцог говорил с возмущением, в его сердце царили отчаяние и ужас. Обнаружить, что ты обманут само по себе не страшно для человека, который сам соблазнил столько чужих жен: оказываться в дураках – основное занятие мужей. Кроме того, рассудок уже подсказывал герцогу, что святой последовал чтимому древнему обычаю многих наций, который делегировал как раз те полномочия, что взял на себя Хоприг своим наиболее почитаемым святым.

   Флориан достал табакерку. С высоко поднятой головой он хорошенько вдохнул…

   Ну конечно же, размышлял герцог, повсюду были священники: Брахманы Малабара, пиачи Аравока, дайды Лайсии, чодсы Дерсимских холмов, анкуты у эскимосов – все они выполняли подобный ритуал, когда женщина собиралась выйти замуж. Подобные прецеденты имели место в любом уголке земного шара до того, как человечество подпало под влияние цивилизации, а значит, у него нет повода для жалоб. Надо следовать логике. В сущности, лишь проповеди Святого Писания да лекции для монастырских воспитанниц уделяют внимание сохранности определенных физиологических особенностей. Возможно, в этом есть свой смысл. Но в то же время подобные теории содержат зерно неосмотрительности, подобно тому, как сегодняшние письма еще на почте могут быть прочитаны не в пример их предшественникам, на которых сначала надо было сломать печати. Нет, надо следовать логике…

   Флориан закрыл табакерку. Ее крышку все еще украшал портрет бедняги Филиппа, пострадавшего без всякой пользы для кого-либо. Герцог сожалел о содеянном. Он положил табакерку в кармашек жилета…

   Усердие и предусмотрительность Хоприга, таким образом, не давали философу повода быть неудовлетворенным. Но тем не менее в сердце Флориана царили отчаяние и ужас. Условия сделки невозможно выполнить; единственно возможный выход для джентльмена, давшего слово и желающего сдержать его, – продолжить семейную жизнь со своей расколдованной принцессой по крайней мере – о ужас! – еще целый год…

   Герцог вытянул правую руку и стряхнул с пальцев остатки порошка. Он любовался своими длинными белыми пальцами. Но все складывается просто ужасно, а он должен сказать хоть что-то. Мелиор и Хоприг ожидали от него ответа. Небрежным жестом Флориан поправил кружевной воротник.

   Неожиданно он почувствовал прилив радости – герцог вспомнил, что условности современного общества позволяют ему спровоцировать святого и вынудить его уничтожить своего подопечного. Невозможно даже представить себе жизнь вблизи Мелиор с ее невыносимой болтовней, целый год сплошного раздражения под одной крышей с идиоткой, рядом с ее сияющей и безупречной красотой, принадлежащей ему, – преданный романтик все еще мог спастись от телесного уничтожения в земной жизни и вечного проклятия в небесной. И все из-за этических условностей! Из-за тех условностей, которые – как он сам раньше утверждал – делали человеческое бытие среди земных наслаждений столь приятным и куда более привлекательным, чем жизнь дикарей с их низменным существованием, руководствовавшихся лишь инстинктами. Пиачи, брахманы и анкуты – всего лишь дикари, и их непристойные обычаи просто отвратительны…

   – Мадам, каков бы ни был контраст между вашими намерениями и целями вашего советника, я взываю к традициям, унаследованным от предков. Я – де Пайзен. Меня не волнуют абстрактные рассуждения, и я не намерен пользоваться уловками, подобными вашим. Предпочитаю действовать прямо, как положено джентльмену – я отомщу за оскорбление, – произнес Флориан с достоинством.

   Увидев, как становится темнее и ярче нимб над головой Хоприга, герцог бесстрашно нанес святому удар в челюсть.

   – Да поможет мне святой Михаил! – воскликнул Хоприг и пошел прямо на Флориана, не пытаясь сотворить никакого чуда.

   Как только он произнес эти слова, раздался сильнейший раскат грома. Грохот, с его долгим эхом, от которого задрожали стекла в окнах, казался ужасным. Но Хоприг вовсе не ужаснулся. Напротив, он отстранился от герцога и неодобрительно улыбался.

   – Боже мой! Я опять все напутал. Думаю, они снова будут ругать меня, – сказал он.

Глава 28
Очень двусмысленно

   Как только последний отзвук грома затих и Мелиор отправилась успокаивать проснувшегося младенца, в хижину вошел высокий воин. На нем были великолепные старинные доспехи, наколенники защищали стройные ноги, но шлем не скрывал его прекрасных кудрей. Он прислонил к стене свой восьмиугольный щит, украшенный серебряной резьбой и красными полосами. Гость негодующе шуршал крыльями.

   – В самом деле, Хоприг, ты переходишь всякие границы. Нельзя же, в конце концов, отрывать небесных князей от их забот ради кулачного боя! – произнес пришедший.

   – А чего еще ты ожидал, дорогой Михаил, от бесплодной попытки сделать святых из моих людей?

   Голос показался Флориану знакомым. Он вдруг заметил, что Жанико тоже стоит рядом, но уже не в том откровенном виде, что на праздновании дня зимнего солнцестояния, а в том облачении, что было на нем при их первой встрече. Было ясно, что Жанико и Архангел отлично знают друг друга. Святой Михаил ответил:

   – Тебе хорошо смеяться, а вот мне вовсе не до смеха. Угораздило же людей канонизировать Хоприга! Теперь, когда он призывает кого-либо из нас, формально обязанных помогать святым во всех их делах, мы должны хотя бы посмотреть, в чем тут дело. А он постоянно использует свою привилегию в самых неподходящих случаях. Скажу тебе…

   – Идите же сюда, месье Святой Михаил. Не забывайте, что здесь дама, – вставил Хоприг, указывая рукой в сторону Мелиор. Она не обращала внимания ни на одного из вошедших и занималась только ребенком.

   – Что касается того, сколько раз ты отрывал меня от дел по всяким пустякам – нет, я не скажу больше ни слова. Достаточно заметить, что дело принимает тревожный оборот и начинает досаждать кое-кому наверху. Церковь канонизировала тебя, и мы не должны оспаривать ее решений. Так мы и делали последнее время. Я не отрицаю, что если бы можно было хоть что-то сделать с тобой… – по-моему, надо дать церкви право изымать недостойных святых из своих списков…

   – Ты можешь просто избавить землю от него, Михаил. Столб молнии – не такое уж сложное заклинание, – предложил Жанико.

   – Я учту это. Но боюсь, такой исход принесет больше вреда, чем пользы. Высшие силы могут оскорбиться подобным отношением к святому и прознать, откуда взялась молния. Кроме того, как святой, он после смерти должен вознестись в обитель вечной славы. Сам понимаешь, я в последнюю очередь могу навредить ему.

   – Да, я понимаю. Ты столь же предан церкви, как и я. Разница лишь в мотивах. Нет, я не защищаю этого святого. Он обманул меня – достаточно хитро, но без всяких понятий о чести, которая обычно привносит столько двусмысленности в дела небесные – с ребенком мадам Мелиор. Я называю только мать, поскольку, как я понимаю?..

   Он повернулся к Флориану и поднял брови.

   Герцог ответил:

   – Да, месье Жанико, похоже, я стал жертвой лишнего усердия Хоприга, решившего во что бы то ни стало выполнить свой долг моего небесного покровителя.

   – А! А я-то думал, что вы страстная натура, герцог! Ну, о ребенке в любом случае нечего беспокоиться. Сам я не особенно люблю детей…

   Флориан изумился.

   – Тогда с какой целью?..

   Жанико сделал неопределенный жест рукой.

   – Просто мои слуги очень любят младенцев. Да, они умеют использовать детишек по назначению, добавив сок водяного пастернака, перец и завернув их в фольгу. А я стараюсь по мере возможностей доставлять удовольствие тем, кто мне служит. Так все же, вернемся к сути дела: если я проиграл, то признаю это. Ваша расколдованная принцесса останется с вами, и я не стану предъявлять никаких претензий до тех пор, пока великая любовь между вами не принесет, наконец, своих плодов… – улыбнулся Жанико.

   – Месье Жанико, вы только что создали замечательный прецедент, признав свое поражение. Я вел себя очень осмотрительно, когда заключал с вами сделку ради обладания безупречной красавицей принцессой. Осторожность оставила меня теперь. Я не способен прожить с ней целый год, и даже месяц, и даже полчаса! Поймите, я становлюсь истеричным. Непостижимо, что передо мной та женщина, которую я боготворил так долго! Мое сердце разбито, и я раскаиваюсь во всех преступлениях, что совершил ради нее. Так будьте же милосердны – давайте заключим еще одну сделку: заберите ее от меня! Я готов сделать все, что вы захотите – взмолился Флориан.

   Жанико глубоко вздохнул.

   – Вот и все вы таковы! Вы изворачиваетесь и торгуетесь только ради собственных желаний, и цена не имеет для вас значения. Я не понимаю своих людей, и эта неспособность понимать их беспокоит меня. Хотя скажу тебе, Флориан, я знал, чем все кончится еще при первой нашей встрече. Но тогда ты был наивным романтиком, человеком, лелеющим нечеловеческие идеалы. А я терпеть не могу никаких идеалов… – Жанико оборвал фразу на полуслове и погрузился в размышления. Чародей переводил взгляд с одного на другого из присутствующих с видом дружеского неодобрения.

   – Интересно, почему это вы все выглядите такими мрачными? Я люблю видеть счастливые лица вокруг себя, – поинтересовался он.

   Ему ответил Михаил:

   – Тебе-то хорошо философствовать и скалить зубы. Но насмешки вызывают религиозные сложности, а философия многократно углубляет их. Хотя, если ответить на твой вопрос, почему я выгляжу мрачно, то это из-за нашего святого-скандалиста и неприятностей, которые он навлекает на небеса, да и на ад тоже. После всех наших многочисленных обсуждений его персоны, так и не нашлось подходящего места во вселенной, куда можно было бы его поместить.

   Жанико воскликнул:

   – Но ведь все очень просто. Пусть Хоприг, Мелиор и их ребенок вернутся в Бранбелуа в те старые времена, когда он еще не являлся святым. Пусть они вернутся в таинственное место, во время, которое не существует более нигде на земле, кроме Бранбелуа. Земля будет, таким образом, избавлена от вашего святого-скандалиста, Хоприг от своего нимба, а Флориан от жуткой истерии. Мелиор и Хоприг перестанут быть реальными существами, оставшись лишь героями легенд о безмерной красоте и святости. Никто нигде не пострадает от такого решения. Я предлагаю выход потому, что люблю видеть счастливые лица вокруг себя, счастливые лица повсюду – даже на небесах.

   Восторженный Михаил ответил:

   – Ты очень хитер, Жанико. Мы на небесах не можем сравниться с тобой в этом. Тем не менее не пойму, как это нам не пришел в голову такой простой и очевидный выход – вернуть Хоприга в Бранбелуа.

   Архангел взглянул на святого.

   Хоприг улыбнулся, как всегда благожелательно, но не раскаиваясь в своих оплошностях. Он ответил:

   – В конце концов, я достаточно насмотрелся на новый мир в качестве начинающего святого. Да и нимб иногда мешает мне расслабиться. И уж конечно, нет никакого удовольствия постоянно препираться с упрямыми ангелами. Так что я склонен предоставить право выбора Мелиор.

   Мелиор поднялась с табурета у колыбели, где младенец, разбуженный неожиданным громом, вновь погрузился в глубокий сон. Принцесса взглянула на Флориана, ничего не говоря. Она улыбалась довольно печально. Герцог знал, что нигде в мире не увидит он больше такой же очаровательной и безупречной красавицы, как его расколдованная принцесса.

   Флориан произнес:

   – Несчастная! Но во имя земли, неба, моря, царства небесного и геенны огненной – согласись! Как только ты вновь станешь легендой, ко мне вернется прежнее чувство восхищения и любви к тебе, той красоте, которую приятно видеть, но не слышать.

   – Да, думаю, что так оно и случится. Ради нашего общего блага будет лучше, если мы с Хопригом вернемся в Бранбелуа, в те времена, когда я еще не стала твоей женой. Из-за ребенка Хопригу, наверное, придется жениться на мне. Но он, по крайней мере, принимает женщин такими, какие они есть, – ответила ему Мелиор.

   – Полагаю, вы говорите образно, но в любом случае уверен, что вы не хотели и сказать ничего плохого. Так вернемся же домой, моя дорогая.

   Флориан попрощался с обоими. Герцог оставил надменную манеру смотреть на людей свысока – за последний час он утратил свой обычный вид человека веселого и немного раздраженного. Месье лишился роли самодовольного весельчака из высшего общества.

   – Теперь, когда вы оба вновь становитесь легендой и символом, я смогу, быть может, еще раз уверовать в любовь и святость. Весьма прискорбно и совершенно напрасно некоторые люди стремятся ввести их в свою повседневную жизнь. Такие вещи хороши только для любования ими со стороны. Невозможно достичь абсолютной красоты и святости в земном бытие. Но нам необходимо верить в красоту, и мы убеждаем себя, что она существует: память говорит, что она была, а оптимизм – что будет. Некоторым кажется, что они видели ее где-то рядом, но они попадают в ловушки романтики и иллюзий. Это глупо и тривиально.

   Мелиор вставила слово как всегда не вовремя:

   – Ах, как меня раздражает, когда точно помнишь, что принес собой шляпу, а потом нигде ее не находишь… Да-да, продолжай, Флориан. Да вон же она, на гвозде возле дверей! Мы все слушаем тебя, дорогой.

   Флориан продолжил:

   – Хотелось бы верить, что святость все-таки существует в нашей жизни. Однако я обнаружил, что даже она смешивается с некоторой, как бы поточнее выразиться, двусмысленностью… Человечество обладает многими достоинствами, но – как мне кажется – они не вызывают особого восхищения. Ко всем, кого узнавал близко, я испытывал некоторое чувство приязни, но напрочь утрачивал уважение. Подозреваю, что человек не наделен ни добродетелью, ни порочностью: его моральные качества вообще весьма посредственны. Поэтому красота и святость останутся для меня вещами, о которых приятно размышлять, и к которым весьма опасно стремиться, ибо они абсолютно недостижимы в земной жизни. Не знаю, почему это так, но уверен, что нарушил некий закон, говорящий, что лишь посредственность имеет право на существование где бы то ни было. Вот почему я понес наказание и подвергся высмеиванию.

   – Да, но ты также наказываешь всех присутствующих своим многословием… – прервал его Жанико.

   – Я также не нахожу повода для высокопарных речей и помпезности, сын мой, и не намерен выслушивать нравоучения от запутавшегося в собственных желаниях человека. Достаточно уже того, что твои романтические устремления огорчили небожителей и вызвали – я воздержусь от иронии в адрес нашего коричневого собеседника – неблагоприятный отзыв даже в аду. Я уже молчу о том, что могло произойти с моим храмом Лоу Гиффса за то время, что я находился по вашей прихоти в здешнем мире.

   – Ваш храм Лоу Гиффса! Возможно ли, месье, что, будучи столько месяцев христианским святым, вы собираетесь вернуться к своим языческим верованиям в Бранбелуа? – печально произнес удивленный герцог.

   – В любое время, сын мой, я готов посвятить себя лучшей из церквей. Но от природы я нуждаюсь в стабильности, подкреплении своих дел традициями и поддержке хороших людей. Новая вера способна увлечь горячие головы, вроде бедняги Хоррига, но только не меня. Я пришел к выводу, что любая религия, однажды получившая достаточное количество приверженцев и уважение со стороны людей, действует на своих последователей лучше, чем какая-либо другая. Тем не менее, каждый стремится также занимать соответствующее положение в обществе. Да просто глупо спорить на тему, какая религия лучше – сейчас не место и не время для подобных диспутов… Нет, Флориан, жизненное кредо может меняться в отношении чего угодно, кроме верности своей церкви, в особенности для прелата. И вот что я еще скажу тебе, Флориан – не забудь этого, когда мы с Мелиор уйдем – абсолютно все мужчины и женщины всего лишь смертные и несовершенные существа. С этим ничего не поделаешь. В любом случае, тебе придется присмотреть себе другого небесного покровителя теперь, когда рассвет уже приближается и последняя туча уходит на запад, – сказал Хоприг и некоторое время с легкой жалостью смотрел на Флориана.

   Мелиор взяла на руки спящего младенца, ничего не говоря и мило улыбаясь герцогу. Затем она и Хоприг воспарили на золотое облако и навсегда исчезли из жизни Флориана. Он размышлял о том, что через несколько мгновений они вновь окажутся в таинственном месте в глубине Акайра. Волшебное сияние рассеялось, а герцогу вспомнилось детское желание стать достойным тех небесных созданий, которыми долгие годы были для него Хоприг и Мелиор. Он с тоской думал о своем устремлении и той блаженной невежественности, которую ничто уже не могло вернуть ему.

Глава 29
Слова утешения

   – Ну а теперь что же ожидает меня, лишенного отныне примеров высшей красоты и святости? – без энтузиазма в голосе спросил Флориан. Ожидая ответа, он перевел взгляд с Жанико на Архангела и обратно, наивно предполагая, что они вот-вот начнут схватку за обладание душой герцога де Пайзена. Однако ни один из них не принял воинственного вида и, казалось, вовсе не собирался растрачивать силы ради Флориана.

   Михаил находился в затруднении.

   – На твой счет у меня нет никаких указаний. Я прибыл сюда не с официальным заданием, а из-за нахальства нашего бывшего святого, считающего, очевидно, что мне нечем больше заняться. Как же приятно сознавать, что он вернулся в прежние времена, когда еще не был канонизирован, и больше он не является святым! Что же касается тебя, то деяния твои столь ужасны, что, не сомневаюсь – вряд ли есть смысл ждать чего-нибудь хорошего.

   Флориан вынул меч Фламберж из ножен.

   – Тогда, месье Святой Михаил, логика подсказывает единственный и наилучший выход: я прошу вас оказать мне честь и скрестить со мной мечи, чтобы я мог погибнуть достойно де Пайзена.

   – Ну надо же! Эта козявка смеет бросать вызов Архангелу! Чего только не увидишь на земле, – изумился Михаил.

   – Да, в нашем романтике сильный дух. Похоже, он затмил его рассудок. Лично меня мало волнует его судьба, но в конце концов старые знакомые имеют полное право на дружескую беседу. Я вижу, святой запасся неплохим вином и предлагаю за бокалом обсудить будущее нашего маленького герцога, – ответил Жанико.

   – Отличная мысль. Я целый день работал в новых мирах неподалеку от Фомалота и достаточно надышался звездной пылью. Да, негодный Хоприг заставил меня проделать долгий путь, и я испытываю сильную жажду – откликнулся на предложение Архангел.

   На этом старые знакомые уселись за стол, чтобы за бокалом вина и приятной беседой решить судьбу Флориана. Жанико налил и герцогу тоже: Флориан взял предложенный бокал и стул, скромно поставив его у стены на солидной дистанции от своих судей.

   Сидящие за столом представляли собой странную парочку. Великолепие отличало Михаила во всем, ибо он являлся существом божественным, и его лицо выражало безграничное великодушие князя небесного царства. Жанико же имел внешность рабочего человека, не примечательного и – почти абсолютно коричневого, на котором не заметишь ни одного грязного пятнышка даже после тяжелого трудового дня. Лицо его отличалось правильными чертами и излучало силу и уверенность в себе.

   – Выпьем для начала. Бокал вина – самое подходящее вступление для любого диспута, ибо делает соперников приятными малыми и порождает взаимное доверие и искренность, – предложил Жанико.

   – Недостаток доверия и искренности недопустим, когда речь идет о грехе, – ответил Михаил и одним героическим глотком осушил свой бокал.

   Флориан лишь слегка попробовал предложенное вино: вкус его показался ему необычным.

   – Грех – какое замечательное и впечатляющее односложное слово, – мечтательно произнес Жанико.

   – Слово божье ставит преграды на пути греха, – строгим голосом ответил ему Михаил.

   – Если вы спросите мое мнение, то грех – очень серьезная вещь, и чтобы искупить его, надо пожертвовать множество витражей, подсвечников и, что хуже всего, – раскаяться, – вставил Флориан.

   – Да, но само по себе слово не имеет неотъемлемого значения, оно лишь отражает тот смысл, который собеседники с взаимного согласия придают определенному звуку. Позволь мне наполнить твой бокал, ибо он пуст. А вы, месье герцог, перестаньте перебивать своих судей. Такова природа всех слов. А слово твоего бога люди толкуют так по-разному, мой добрый Михаил, что в самом деле впору изумиться…

   – Я сижу здесь не для того, чтобы выслушивать богохульства, но чтобы решить судьбу этого грешника. Нет нужды доказывать мне логичность твоих взглядов. Я всего лишь грубый солдат, ты же – существо утонченное. Да, мир знает, что ты проницателен, но как далеко завела тебя твоя проницательность? Она привела тебя из небесного царства в ад, – прервал размышления Жанико Архангел.

   Флориан восхищался впечатляющей концовкой речи Михаила. Он откинулся на спинку стула и смотрел на Жанико. Герцог чувствовал себя превосходно, подпав под действие вина Хоприга, оказавшегося напитком слишком уж крепким, чтобы употребляться уважающим себя святым.

   – Друг мой, так ты в самом деле веришь в эту новую душещипательную историю, будто бы я бывший ангел, восставший против твоего Яхве? – улыбаясь, спросил Жанико у Архангела.

   Михаил обдумал вопрос и сказал:

   – Ну, это происходило задолго до меня, конечно же. Я знаю лишь, что мой господин создал меня для борьбы с тобой, называющим себя Князем этого мира. Вот я и следовал его указаниям, хотя, надо отдать тебе должное, это было не простое задание. Но все уже позади: солдат не опускается до обмана и хитрости, когда битва окончена. Вот почему я пью с тобой.

   – Твое здоровье, мой небесный соперник! А что, если я не побежден, а лишь терпелив? Почему бы мне, кто пережил так много богов, не проявить терпение под убывающей властью племенного бога, пришедшего из Израиля, как я делал при Ваале и Мардуке? Оба они имели своих последователей и высокие храмы повсюду. Митра, Зевс и Осирис и еще не помню точно, сколько тысяч других прекрасных и могущественных божеств получали свою долю поклонения, пренебрежения и забвения. Я никогда не был всемогущ, мне не поклонялись в светлых храмах ни раньше, ни теперь. Мне всегда служили.

   Из-под полуопущенных век – легкая дремота овладела герцогом после бокала волшебного вина – Флориан восхищался необычайно гордым и величественным выражением лица Жанико. Надо признать, что у нечистой силы тоже есть свои подкупающие особенности. Каким разным мог быть Жанико!

   – Я – Князь этого мира и никогда не буду изгнан. В свое время, дорогой Михаил, мне пришлось воспитать в себе поистине безграничное терпение. Ты с благоговейным страхом и почтением думаешь о своем Яхве, и это похвально. Но не забывай, что для меня, видевшего его недавний жизненный старт в качестве бога грома на Синае, он лишь последний из многих тысяч соперников, чьи триумфы и падения происходили на моих глазах. Я же оставался терпеливым под их временной властью. Династии сменяют друг друга в небесном царстве, и каждая пытается навязать свои законы моему маленькому королевству… О, я никого не упрекаю! такие желания естественны для всемогущих. И я выучил многие их законы, подобно школьным заданиям. Но вот незадача – законы сочинялись на небесах, где все так сильно отличаются от моих людей…

   – Весьма греховных созданий! – вставил Михаил.

   – Наши взгляды расходятся по многим пунктам, мой небесный соперник. Тебе кажется, что люди не таковы, какими должны быть согласно теории твоего хозяина. Я же более практичен, и принимаю людей такими, какие они есть, и не жалуюсь. То, что ты называешь вожделением и похотью, я называю плодовитостью… Но эта старая история. Один за другим боги пытались обуздать и изменить натуру моих людей. Я же не вмешиваюсь в их сущность, позволяю им жить в согласии с инстинктами и увеличивать население моего королевства. Получать от слуг все необходимое – чего еще надо любому хозяину? Что же до греха, то я уже признал, что это хорошее слово. Но возмездием за грехи очень часто является сама жизнь, – сказал Жанико, слабо улыбаясь.

   Архангел протянул чародею пустой бокал и произнес:

   – Ответ на твои слова очень прост. Ты суть нечистая сила, а потому все что ты говоришь – ложь.

   Жанико не обиделся на такое определение и продолжил:

   – Задолго до тебя, мой дорогой Михаил, и до того, как люди стали такими, какие они есть теперь, в потаенных местах мне служили гномы – так даже у них были другие официальные боги. Когда твой Яхве будет предан забвению, люди по-прежнему продолжат служить мне, хотя и втайне. Кредо меняются со временем, как говорил бедняга Хоприг. Правда также и что прелаты никогда не исчезнут и останутся моими вечными оппонентами. Но суть человеческой натуры не изменится, не исчезнет и сохранит власть над людьми – они всегда будут служить мне.

   – Если мой хозяин исчезнет, я исчезну вместе с ним. Мы, которые любим его, не можем пожелать другой судьбы для себя. Кроме того, я верю в него, в его власть и мудрость, и моя вера вполне устраивает меня, – просто и с достоинством ответил Михаил.

   – Вера! Вот мы нашли еще одно замечательное словечко. Оно поистине удивительно. Признаю, твое болеутоляющее действует, Михаил. Но оно не в моем вкусе. Однако вино решительно превосходное. Так выпьем же! – печально произнес Жанико.

   – Да, вино отличное. Но оно вероломно смягчает сердце и пробуждает весьма неподходящее желание предать прошлое забвению. Не подходящее для такого, как я, конечно же. В конце концов, мой вечный соперник, не намереваясь нанести тебе оскорбление скажу, что не очень-то честно бить по ногам за малейшую оплошность в обороне. Несмотря на то что христианская доктрина молода… Кстати, не пора ли вернуться к нашему грешнику? Мы отклонились от основного предмета разговора.

   Собеседники повернулись к Флориану, который предусмотрительно не менял позы и, полулежа на стуле с закрытыми глазами, прислушивался к разговору.

   – Мы совсем позабыли о нем, и бедняга, похоже, уснул. Так выпьем же и поговорим начистоту, раз уж мы наконец избавлены от его пристального внимания… Этот маленький герцог порядком раздражает меня. Слишком уж он зациклен на логике. Заметь, он восстает против твоего кредо о вере и вместо того, чтобы подчиняться установленным законам, спрашивает: «Зачем?» Ты, должно быть, слышал, как он везде и всюду без устали повторяет одну и ту же фразу: «Так будем же следовать логике!» Он восстает и против моего кредо, ибо смеет верить в абсолютную красоту и святость, считая, что обычных человеческих страстей и стремлений недостаточно. Такие, как он, продолжают мечтать, друг мой, и мне кажется, они опасны. Он, очевидно, стремится к совершенству, которого не существует, и не удовольствуется ничем другим. Когда же я или твой хозяин не удовлетворяем его утопических желаний, он смеет делать свои возмутительные логические выводы. Что же ответить на такое унижение? Выпьем же еще, дорогой Михаил! Ведь оракул из Бакбука – это тот самый оракул, пророчества которого неправильно толковал маленький кюре из Медона – тоже способен произнести удивительное слово истины, – произнес Жанико вновь наполняя бокалы.

   Михаил слушал, опершись одним локтем о стол и подперев голову рукой. На благородном лице Архангела восхищение смешивалось с недоверием.

   Он поднял голову, опустил руку и с презрением спросил:

   – Что же мы можем сделать с их мечтами?

   – Вот! Люди порабощены своими мечтами о красоте, но до сих пор им никогда не удавалось еще найти воплощение своих фантазий в женщинах или в своем посредственном искусстве. Результатом поисков становились разочарования, постоянно преследующие мечтателей. Люди стремятся узнать как можно больше о том, чему поклоняются от всего сердца. Забавно, но сами они не пытаются придти к такому же совершенству, какое боготворят. Другим заблуждением, помимо безупречной красоты, является мнимая святость. Наш маленький герцог попал сразу в две ловушки и пострадал от обеих. И все же, мой дорогой Михаил, все, чему они поклоняются, не выдерживает никакой критики – и бывший святой Хоприг тому яркий пример. Но самое опасное, что, несмотря на все, люди все еще продолжают мечтать, – со смесью удивления и насмешки в голосе заключил Жанико.

   Михаил сам наполнил свой бокал и заметил:

   – Должно быть, ими плохо управляют. Скажу тебе…

   – О, не заставляй меня краснеть! Да, они упрямо продолжают мечтать. Твой хозяин силен, как и я, друг мой, но ни один из нас не способен контролировать человеческие мечты, или, вернее, мечты мужчин, потому что женщины – существа рациональные. А мечты имеют обыкновение пренебрегать благопристойностью и подниматься так высоко, что ни одно божество не способно не только воплотить их в жизнь, но иногда и само достигнуть желанного совершенства. Сначала безумные мечтатели возносят прекрасных и всемогущих богов на небеса, а затем – на скамью подсудимых. Попадая же под суд человеческой логики, боги оказываются недостаточно хорошими для людей. Так логика привела к падению Ваала, Тупана и Твастри, так поступят и… – Жанико сделал выразительный, но не насмешливый жест своей коричневой рукой. – Но не будем останавливаться на том, что может испортить твое настроение, дорогой Михаил. Скажу тебе, меня человеческие мечты обошли стороной, напротив – люди позволяют себе насмешки в мой адрес, и, скажу тебе, весьма оскорбительные насмешки, – смягчил Жанико свое пророчество о будущем Яхве.

   На лице Архангела отражались все его чувства – он не верил ни одному слову чародея, но против воли восхищался ораторским даром Жанико. Михаил сдержанно улыбнулся и ответил:

   – Что же следует из этого, о хитрейший?

   – Следует, что все придуманные людьми боги неизбежно терпят фиаско и падают с пьедесталов из-за неискоренимой способности людей мечтать о чем-то большем. А еще мне приходится избегать всяческой показухи и довольно тихо передвигаться по собственным владениям, ибо мои люди склонны к напыщенным мечтам. Да, это унизительно, но у меня тоже есть свое болеутоляющее, свое волшебное слово. И оно гласит: «Пей», – вздохнув произнес Жанико.

   Благородство не покидало Михаила даже при икоте.

   – Конечно, ведь пьянство – один из незначительнейших грехов.

   – Напиток, о котором я говорю, сделан не из винограда. Нет, я бы выпил чашу пространства одним бесстрашным глотком вместе со всем, что там намешано. Когда-нибудь, возможно, люди приблизятся к пониманию моей доктрины, и даже наш маленький капризный герцог увидит, что жизнь и смерть, сознание с его мечтами и физические оболочки людей – всего лишь ингредиенты напитка, который мудрец пьет без страха.

   Жанико поднялся со стула. Он подошел к Флориану, и замер, глядя на герцога. А Флориан продолжал притворяться, что находится в плену Морфея.

   – Вот он не пьет, а всего лишь мечтает, этот маленький Флориан. Его мечты о красоте и святости разрушены; их воплощения, принесенные им на нашу грешную землю из таинственного места, где люди достигают своих безумных желаний, оказались несовершенными. Его страстные желания, веселье и черты характера, страдания и безумие, и все те табу, которые вы с ним называете грехами, существуют не сами по себе, они перемешаны в одной огромной чаше. Но он не способен приглядеться к ней внимательнее и понять, что эта смесь прекрасна, и даже божественна, если не добавлять к ней человеческое самомнение. А чего, собственно, ты хочешь от него, дорогой Михаил? Он и ему подобные останутся лишь капризными детьми, ищущими воплощения несбыточных фантазий.

   Архангел стоял теперь рядом с Жанико, и недобрым взглядом смотрел на Флориана.

   – Да. Ты абсолютно прав, он еще ребенок, – произнес Михаил.

   Вдруг два склонившихся над герцогом лица начали сливаться в одно, и Флориан знал, что они превратились в одно существо, и оно мягко дотронулось до плеча герцога…

Глава 30
Странствующий ребенок

   После всех прошедших лет его отец все еще носил голубые чулки с золотыми стрелками. Чулки сразу бросились ему в глаза, потому что носок отцовского сапога мягко толкал Флориана, пробуждая ото сна. Герцог сидел на скамье под маленьким деревом с востока. Над улыбающимся лицом отца Флориан увидел переплетающиеся оголенные ветви, кончики которых покрылись нежными зелеными почками.

   – Вставай, бездельник! Ты умрешь от холода – во время жатвы земля уже не такая теплая, как летом.

   – Во время жатвы… Я, кажется, заснул…

   Флориан сидел, потирая глаза руками. Только теперь он заметил, какие маленькие у него руки. Земля тоже оказалась ближе к нему, чем раньше, а травинки стали по крайней мере в два раза больше… Флориан чувствовал, как растворялись детские мечты о боге и нечистых силах, о том, как он был взрослым. Он вспомнил, что еще ребенок, а все привидевшееся – лишь сон. Маленький герцог Лайзарта сидел на траве, моргая невинными и изумленными глазами… Он размышлял о том, что вновь попал в семнадцатый век: Луи Четырнадцатый все еще король и добродетель снова в моде. Должно быть, теперь и правда время жатвы, потому что умиротворенный Пуактесм, казалось, погрузился в глубокий сон, окутанный легким туманом.

   Флориан произнес:

   – Мне приснился очень странный сон, месье отец мой…

   – Надеюсь, приятный сон, сынок. Никакой другой сон не стоит того, чтобы спать на холодной земле под деревом, которое некоторые называют волшебным, и использовать вместо подушки жесткую книгу.

   Герцог указал на книгу месье Перро из Академии, которую Флориан читал тем утром с огромным интересом. Там были замечательные сказки об ужасном герцоге Синяя Борода, и Коте в сапогах, Спящей красавице и Золушке, и еще о многих волшебных персонажах.

   Но сейчас мальчику было не до сказок. Все его мысли сосредоточились на только что виденном сне. Нахмурившись, ребенок ответил:

   – Да, приятный, но очень странный. В нем я видел прекрасных женщин, с которыми ни один мужчина не мог жить под одной крышей, и святого, оказавшегося отъявленным мошенником, и… и злого человека, такого же плохого, как Коморр Проклятый. Он делал все, что хотел, совершенно безнаказанно, но и не получая удовольствия… – бормотал Флориан.

   Герцог де Пайзен взмолился:

   – Остановись! Вот к чему приводит этот новомодный пессимизм! Мой собственный ребенок в десять лет говорит мне, что красота и святость – всего лишь заблуждения, а греховность может оказаться достойным примером.

   – Нет, мораль моего сна не в этом. Я обеспокоен, отец мой. Во сне вообще не содержалось никакой морали. Мне привиделось, месье, что я уже прожил долгую жизнь – мне уже исполнилось тридцать шесть лет, – не найдя никакой логики и смысла в жизни…

   – Несомненно, в тридцать шесть твои занятия отличались от теперешних, и ты уже считал себя дряхлым стариком…

   – …А люди, мечтавшие о чем-то очень сильно, переставали желать этого, как только получали. Напротив, они начинали даже ненавидеть…

   – Из твоей путаницы в местоимениях я могу сделать вывод, что ты повторяешь рассуждения, уже звучавшие когда-то здесь, в Пуактесме. То же самое – только в более поэтической форме и грамматически правильно – говорили твои далекие предки – Дон Мануэль и Юрген, в те времена, когда еще не появился первый де Пайзен, – прервал герцог сына на полуслове.

   – Да, но они жили так давно! Тогда люди еще не знали цивилизации. С тех пор все так сильно изменилось!.. Мне приснилось, месье, что мы живем уже в восемнадцатом веке, все нации подписали договор в Райсвике о предотвращении войн, а люди ездят на повозках с колесами без лошадей, многие живут в Америке и даже некоторые крестьяне имеют стеклянные окна в домах…

   – Несомненно, мы живем в эпоху таких материальных благ, каких мир еще не знал. Все научные достижения поставлены на службу человеку. Война, еще вчера бывшая нашим естественным занятием, теперь стала бессмысленной, хотя мы и можем избавиться от целых армий с помощью новых пушек, стреляющих на сотни шагов. Мы можем пересечь бескрайнюю Атлантику за два месяца на своих быстроходных кораблях. Мы ловим и истребляем гигантских китов, независимо от капризов солнца, и можем сделать ночи светлыми с помощью масляных ламп. Быть может, мы уже исчерпали чашу секретов природы. Наш разум постоянно прогрессирует. Хотя все движется вперед, замечу, что управляют всем этим мудрые люди, следующие великому закону бытия…

   – Что же говорит закон бытия, отец мой?

   – Никогда не следует грешить против ближнего своего, сын мой. Мудрый человек всегда будет с уважением относиться к закону, невзирая на сиюминутные капризы и желания. Сначала следует взвесить все за и против, и только потом принимать решение, руководствуясь велением закона бытия. Надо научиться воспринимать жизнь не слишком серьезно, тогда неудачи не коснутся тебя, и даже трус последует за тобой куда угодно, сколько бы опасностей ни поджидало вас в пути. Ты сможешь сделать самого себя таким, каким захочешь, сын мой, – ответил герцог.

   Флориан повторил:

   – Никогда не следует грешить против ближнего своего! Да, я помню. Я уже слышал это во сне.

   Мальчик замолчал и устремил взгляд на запад, где за низкой красной стеной безмолвно стояли огромные деревья Акайра. Их покрывала блестящая золотистая пудра, которую, казалось, они не способны стряхнуть в своей неподвижности.

   – Но – в моем сегодняшнем сне – закон привел к нечестной жизни, отец, он привел к ужасным вещам. Ведь вы всегда учили меня и маленького брата быть хорошими и религиозными… – продолжил мальчик.

   – Сын мой, сын мой! Похоже, я воспитал маленького мечтателя, атеиста, который сомневается, что в следующей жизни у него тоже будет Ближний? – поинтересовался герцог.

   – Вы имеете в виду Бога, месье отец мой?

   – Ну, не стану лукавить и говорить намеками. Ты уже достаточно большой мальчик, чтобы понять все правильно. Я имею в виду, что здесь, на земле, мы должны постоянно помнить, что сиюминутное желание, как правило, иррационально и влечет за собой нарушение великого закона бытия. Ничто не убедит создателя нашего мира – не важно где он находится и как звучит его точное имя – в том, что действия твои оправдываются такими понятиями, как логика и справедливость, – ответил герцог.

   – Понимаю, хотя я думал о другом таинственном месте… – пробормотал Флориан.

   Но герцог продолжал говорить, и мелодичный голос отца казался мальчику частичкой того умиротворенного и согретого последними солнечными лучами октябрьского полдня. В такие минуты начинаешь чувствовать пресыщение от созерцания всего окружающего.

   – Жизнь, сынок, всегда доказывает тому, кто увлекается мечтами, всю бесполезность этого занятия. Наверное, мы просто несовершенные существа, раз продолжаем мечтать о несбыточных вещах. Я ни в коем случае не хочу оскорбить нашего создателя, но человек несовершенен от природы. Так вот, сынок, я считаю, что однажды Некто также станет нашим ближним, в его таинственном месте, а потому его мнение тоже надо уважать, и уважать уже здесь на земле.

   – Я понимаю, – ответил мальчик. Но юность в нем всеми силами сопротивлялась признанию правоты отца. Ведь жизнь будет так скучна, если всегда следовать закону!

   – Если быть кратким, то мудрый человек будет согласовывать – возможно, с небольшими отклонениями – свои действия с мнением и пожеланиями тех его ближних, которые наделены большим могуществом и властью. А для самоуспокоения мудрец воспитает в себе незыблемую веру в то, что какими бы непонятными или нелогичными ни казались ему порой желания ближних, они все же не менее важны и достойны уважения, чем его собственные.

   – Понимаю – снова произнес мальчик. Он вполуха слушал отца и размышлял о Жанико и великолепном Архангеле Михаиле из своего волшебного сна. Герцог де Пайзен в какой-то степени выражал взгляды обоих.

   А отец продолжал неторопливо говорить, и увядающая природа вокруг навевала мысли о другом мире, в котором не надо думать о том, каков будет урожай и достаточно ли еды запасено на зиму. Впервые в жизни Флориану показалось, что его вечно улыбающийся отец под маской учтивости и любезности на самом деле человек непростой и глубокий.

   А герцог добавил:

   – Способность подчиняться – великое умение. Когда-то я тоже любил мечтать: из мечты тоже можно извлекать уроки мудрости. Но уметь подчиняться и отказаться от фантазий одновременно – значит достичь вершины. Подчиняться, не задумываясь, безропотно, не прося у жизни слишком много красоты и святости и не отмахиваясь от факта, что в ином мире наши желания тоже могут не исполниться. Такое отношение к жизни, возможно, не принесет удовлетворения и не покажется подходящей де Пайзену. Но делать так – значит быть мудрым.

   Флориан некоторое время обдумывал услышанное. Он внимательно вглядывался в лицо отца, его таинственное и полусерьезное выражение, лицо, совсем недавно бывшее лицами Жанико и Михаила. Достаточно лишь принимать вещи такими, какие они есть, в нашем мире, отходящем ко сну, вместе с необходимостью думать о запасах еды и урожае. Верить, не пытаясь обосновать все доводами логики. О, взрослые явно преувеличивают, давая ему такой глупый и лишенный честолюбия совет.

   Но к десяти годам Флориан научился с юмором относиться к замечаниям старших. Мальчик лишь вежливо, без видимого сомнения в голосе ответил:

   – Я понимаю…

Эпилог
Не лишенный морали

   В отличие от большинства людей, для которых уроки морали проходят зря, маленький Флориан извлек пользу из своего волшебного сна. К тому времени, когда он возмужал, он удвоил в реальности все преступления, что совершил во сне. Герцог был очень признателен своему предвидению, ибо заранее знал, что может действовать безнаказанно. Но когда он достиг тридцати шести лет и четвертой главы этой истории, после разговора в лесу с Мари-Клер Казен Флориан переломил себя и пошел другой дорогой.

   – Пусть спящие идеалы останутся неприкосновенны, ибо чрезмерные желания не приводят нас ни к чему хорошему, – сказал он сам себе.

   Герцог отправился не в Акайр, а к Дуардене. Он благополучно пересек брод и через четыре дня женился в Сторизенде на мадемуазель Луизе де Нейрак.

   Супружеская пара жила в атмосфере дружеской привязанности, результатом чего стало рождение трех дочерей и – после того как четвертый герцог де Пайзен мирно завершил свой жизненный путь в ноябре 1736 года – к долголетию его вдовы… На все, произошедшее после четвертой главы и оказавшееся вымыслом, не стоит смотреть слишком серьезно, если только вы не из тех, кто считает, что факт – вещь, которая случается в реальности, но лишь однажды. Таким людям кажется, что истина, как правило, горька и бессмертна. Однако это совершенно никчемное утверждение будет полностью отвергнуто теми не религиозными людьми, которые считают, что бессмертные путешествуют по нашему миру всегда невидимыми.