Сердце в пустыне

Лора Бекитт

Аннотация

   В книгу вошли два романа, которые объединяет тема любви, верности, готовности к самопожертвованию. Верит в настоящую любовь и героиня романа «Сердце в пустыне» – юная красавица Зюлейка.

   Увлекательный сюжет, неожиданные повороты в судьбах героев, красочные зарисовки Кавказа и Турции XVII века и Аббасидского халифата IX века – все это, несомненно, доставит читателю необыкновенное удовольствие.




Лора Бекитт
Сердце в пустыне

Пролог

   788 год, Багдад, Аббасидский халифат[1]


   Человеческая судьба – песчинка, а воля Аллаха – ветер, что несет ее по воздуху.

   То, что случилось, когда Амиру исполнилось пять лет, он запомнил на всю жизнь. Эта на первый взгляд обыкновенная житейская история определила его будущее.

   Мать мальчика, Зухра,[2] чья внешность оправдывала имя, речи были сладки как мед, а в сердце, как говорили ее служанки, устроили гнездо змеи, происходила из знатного персидского рода. Она была первой женой Хасана ибн Акбар аль-Бархи, начальника главного почтового ведомства великого халифа Харун аль-Рашида.[3]

   Пять лет после замужества и четыре после рождения Амира своенравная, обладающая не по-женски твердым характером Зухра владела сердцем и помыслами мужа. На шестой разразилась трагедия, роковым образом изменившая ее жизнь: Хасан полюбил другую.

   Многие халифы не гнушались любовью женщин невысокого происхождения: их сыновья и наследники были рождены от наложниц и рабынь. Потому не было ничего удивительного в том, что, увидев на невольничьем рынке девушку славянской народности с русыми волосами, голубыми, с золотистыми искорками глазами и кожей, отливающей перламутровой белизной, словно морская раковина, багдадский чиновник Хасан был поражен в самое сердце. Он немедля купил девушку, сделал своей наложницей, а впоследствии намеревался жениться на ней.

   Ночь за ночью проводил Хасан с прекрасной светловолосой пленницей, позабыв о старшей жене. Через год наложница родила мальчика, а спустя десять дней умерла: как говорили, от родильной горячки. Хасан был неутешен. Он предложил Зухре заменить ребенку мать – она в гневе отказалась. Тогда он впервые ударил жену, ибо Пророк сказал: «Тех жен, непокорности которых вы боитесь, увещайте, и покидайте их на ложе, и ударяйте их».

   Хасан не простил Зухре злобного ликования, которое она испытала после смерти соперницы. Позже у него были другие наложницы, не брезговал он и рабынями. Но сердце Хасана окаменело в тот день, когда навсегда закрылись очи прекрасной невольницы, чье странное имя Млада никто не мог ни запомнить, ни правильно произнести.

   В те тревожные дни Амир с удивлением узнал, какими разными оттенками чувств обладает человеческий плач: его слух тревожили горестные рыдания матери, тонкий, как звук свирели, писк новорожденного, глухие, по-мужски тяжелые стенания отца.

   В последующие годы Зухра тщетно пыталась вернуть расположение мужа. Сыновья Хасана подрастали: старший, Амир, с сердцем, полным скрытой ревности и внушенной матерью жажды соперничества, и младший, Алим, бесхитростный и добрый мальчик. Зухра ненавидела сына умершей соперницы так же сильно, как любила собственного. Она сумела превратить Амира в верного союзника, сделать из него орудие своих коварных планов. Она желала отомстить и Хасану, и Алиму. Первому – за то, что он ее разлюбил, второму – что посмел появиться на свет.

Часть первая

Глава I

   803 год, Багдад


   Зюлейка не помнила своих родителей: она осталась сиротой в раннем возрасте и воспитывалась в семье дяди.

   Отец девушки, Джафар, обладавший редкостной статью и прекрасным голосом, больше всего на свете любил развлечения и праздники, а меньше всего – какую бы то ни было работу. И жену себе выбрал красивую, но ветреную и беспечную. Их дочери не исполнилось двух лет, когда Джафар погиб в драке на одной из багдадских улиц. Через несколько недель после несчастья его вдова бросила ребенка и уехала с каким-то купцом, а спустя пару дней на берегу Тигра обнаружили ее бездыханное тело.

   Ребенка нашли в доме: Зюлейка ползала по грязному полу и надрывалась от плача.

   Все родственники под благовидным предлогом отказались взять девочку к себе. Что бы они ни говорили, истинная причина была ясна: Джафар не оставил после себя никакого имущества, а легко ли прокормить лишнего ребенка! К тому же, когда девочка вырастет, ей потребуется приданое. И пусть воля Аллаха сокрыта от людей, на роду Зюлейки явно лежало проклятие, которое могло перейти в семьи усыновителей.

   У старшего брата Джафара, Касима, была добрая душа. Он рассудил, что там, где есть пятеро детей, найдется место и для шестого, а истинное богатство человека в щедрости его сердца. Аллах всевидящ и мудр: он дарует счастье тому, кто пожалел слабого.

   Касим не стал слушать возражений родных и принял Зюлейку в семью. Его жена Надия так и не смогла полюбить девочку. Она держала племянницу в строгости и не в меру загружала работой. Несмотря на это, Зюлейка выросла жизнерадостной, покладистой и веселой. Любила дядю, слушалась Надию, прекрасно ладила с двоюродными братьями и сестрами.

   Семья Касима жила на левом берегу Тигра, где располагались ремесленные кварталы и было много оживленных базаров. Дядя Зюлейки держал лавку, в которой продавались не только грубые кожаные сандалии, предохранявшие ступни бедняков от ожогов при ходьбе по накаленным солнцем камням и песку. Там были туфли из отлично выделанного цветного сафьяна, украшенные узорами из шелковых, золотых и серебряных нитей, расшитые бисером или блестящими бусинами.

   Торговля шла хорошо; нередко Касим возвращался из лавки поздно вечером, уставший, но довольный. Ему посчастливилось найти место на одном из крупнейших багдадских рынков, который посещало немало богатых и знатных людей.

   Однажды Надия сказала Зюлейке:

   – Отнеси дяде обед. Да смотри, не заглядывайся по сторонам, не то закончишь свои дни так же, как твоя мать!

   Последнюю фразу тетки девушка пропустила мимо ушей. У Зюлейки был легкий нрав, она не обращала внимания на дурные слова и привыкла прощать обиду.

   В те далекие времена лишь замужние женщины прятались под покрывалом – бурко, лица девушек оставались открытыми. Стоял полдень, солнце слепило глаза, стены домов из сырцового кирпича источали жар, и Зюлейка вышла из дому в полотняной рубашке и наброшенной на волосы легкой шали. Девушке нравились такие прогулки, она любила свободу и ощущение новизны, властно проникающее в душу всякий раз, когда она шла по городу, напоминающему бурлящее разноцветное море.

   Багдад обладал чарующей силой. Не важно, что местами он был грязен, криклив, опасен и беден. Это был мир, в котором стоило жить.

   Зюлейка шла по улицам, где ютились ремесленники, извилистым и узким, словно след змеи, и любовалась далекими минаретами, вытянутыми ввысь, будто гигантские копья, и похожими на огромные чалмы куполами дворцов. Очутившись в богатом квартале, она гадала, что за таинственные, могущественные люди живут за высокими стенами садов, окованными железом воротами и узкими, забранными решетками окнами.

   В этот час народу на улицах было немного. Над землей висела неподвижная, душная дымка; синева неба заметно поблекла, и только солнце победоносно блистало в зените.

   Касим обрадовался приходу Зюлейки и в первую очередь припал к тыквенной фляге с холодной водой. Утолив жажду, сказал племяннице:

   – Сейчас покупателей нет. Побудь немного в лавке вместе с Икрамом, мне надо отлучиться по делам.

   Икрам, двенадцатилетний сын Касима, обычно помогал отцу. Касим не хотел оставлять его одного: мальчишка был непоседливый и беспечный – того и гляди убежит на улицу, бросив товар и забыв о торговле.

   Едва отец скрылся из виду, Икрам, сверкая быстрыми, черными, как угольки, глазами, обратился к Зюлейке:

   – Отпусти меня в лавку, где продаются сладости. У меня есть немного денег, и я хочу купить халвы. Только не говори отцу!

   – Иди, но не задерживайся, а то попадет нам обоим! – со смехом ответила Зюлейка и потрепала его по голове.

   Мальчишка выскользнул из-под навеса и через мгновение был таков.

   Оставшись одна, девушка принялась перебирать сафьяновые туфли, любуясь тщательной выделкой кожи и изящной вышивкой. Она всегда носила простые сандалии из сыромятной кожи и теперь думала о том, какого совершенства, должно быть, достигло искусство одеваться у людей, которые могут позволить себе купить такую обувь. Зюлейка привыкла довольствоваться малым и не мечтала о красивых нарядах. Девушка хорошо знала, каково ее положение в семье, и была благодарна дяде хотя бы за то, что он давал ей пищу и кров.

   Задумавшись, Зюлейка не заметила, как в лавку вошел покупатель.

   – Нет ли здесь туфель, похожих на те, какие носит супруга нашего великого халифа?

   Услышав мужской голос, девушка вздрогнула от неожиданности и обернулась.

   Покупатель, наверное, шутит! Откуда такая обувь в обычной базарной лавке? Зюлейка слышала, как дядя Касим говорил о том, что туфли любимой жены халифа Харун аль-Рашида, прекрасной Зубайды, расшиты драгоценными камнями и сделаны из дивной тонкой кожи, напоминающей нежные лепестки роз.

   Девушка подняла глаза. Перед ней стоял красивый молодой человек в богатом одеянии с шелковым поясом и украшенным золотыми насечками кинжалом. Касим относился к таким покупателям, как к редким птицам, случайно угодившим в силки.

   У юноши были пристальный, почти безразличный взгляд, непроницаемое лицо и плотно сжатые губы. Казалось, он держит свои чувства глубоко в тайниках души, как держат золото в крепко запертых сундуках.

   Зюлейка перевела дыхание и почтительно поклонилась.

   – Таких туфель нет, господин, но есть другие, они тоже красивы.

   Она взяла в ладони нежно-розовые, как заря, туфельки без задника с изящно загнутыми узкими носами. Украшавшие их прозрачные мелкие жемчужины сверкали, словно капли росы на поверхности цветочного лепестка.

   Молодой человек посмотрел на туфли, потом – на девушку. Загорелая кожа, рубашка грубого полотна. Никаких украшений, даже обруч, удерживавший длинные, рассыпавшиеся по плечам волосы, сделан из простого металла. При этом – нежнейшие черты, огромные пленительные глаза, прелестный нос с тонкими крыльями и четко обрисованные губы. Красота этой девушки казалась совершенной и вместе с тем удивительно естественной. То было создание, любовно вылепленное невидимыми руками всесильного Аллаха.

   – Моей матери больше подойдут другие, например эти.

   Покупатель указал на темно-синие с серебристым узором туфли, взгляд на которые рождал мысли о многозвездных багдадских ночах.

   Мгновенная радость пополам со смущением и растерянностью промелькнула на лице Зюлейки. Она думала, что юноша хочет сделать подарок своей жене, невесте или наложнице.

   Девушка вновь поклонилась.

   – Господин прав.

   – Я их беру, – небрежно произнес покупатель и спросил: – А где хозяин лавки?

   – Он скоро вернется.

   Молодой человек слегка склонил голову набок. У него были большие, блестящие золотисто-карие глаза. Ресницы казались такими шелковистыми и длинными, что их хотелось потрогать руками.

   – Ты его дочь?

   Зюлейка почувствовала, как лицо предательски заалело под пристальным, испытующим взглядом незнакомца. Девушка быстро ответила:

   – Племянница. – И зачем-то добавила: – Мои родители давно умерли.

   Покупатель отсчитал дирхемы,[4] не спросив о цене. У него были изящные, легкие, унизанные кольцами пальцы.

   Получив деньги и пересчитав их, Зюлейка простодушно произнесла:

   – Вы дали слишком много дирхемов, господин!

   Юноша впервые улыбнулся, снисходительно и вместе с тем добродушно и нежно.

   – Знаю. Отдай дяде, сколько считаешь нужным, а остальное оставь себе.

   – Я не могу. Не могу обманывать дядю, – просто сказала Зюлейка и протянула покупателю деньги.

   Он пожал плечами.

   – Тогда отдай ему все. – Потом спросил: – Когда ты снова придешь в лавку?

   – Не знаю, – взволнованно ответила Зюлейка, чувствуя, что разговор принимает неожиданный оборот. – Сегодня я принесла дяде обед…

   – Ты можешь сделать это и завтра, – властно произнес он. – Как тебя зовут?

   Девушка смущенно назвала себя.

   – У тебя хорошее имя. Задорное и нежное, как ты сама. Где ты живешь?

   Когда Зюлейка вновь ответила, высокий гладкий лоб ее собеседника прорезала тонкая морщинка: едва ли нога молодого господина хотя бы однажды ступала по улицам бедного ремесленного квартала!

   – Направляясь в лавку, ты проходишь мимо мечети Джами ал-Мансур?

   Зюлейка кивнула.

   – В полдень я буду ждать тебя у входа в мечеть.

   С этими словами он забрал покупку и вышел на улицу.

   Вскоре прибежал Икрам, потом вернулся Касим, и девушка отдала дяде деньги за туфли, сказав, что их приобрел состоятельный господин для своей матери. Касим не стал ругать племянницу за то, что она беседовала с посторонним мужчиной, ибо ей удалось продать товар по очень выгодной цене.

   Зюлейка покинула лавку и медленно побрела по жаркой улице. Кровь гулко стучала в висках, взор застилал туман. Она поговорила с незнакомцем несколько минут, но ей чудилось, будто минула вечность, потому что эта беседа перевернула ее душу.

   Этот человек был не первым мужчиной, которого она увидела, и не единственным, с кем ей пришлось разговаривать. Но еще ни разу в душе девушки не пробуждалось желание нарушить установленные правила!

   Зюлейка слышала слова, якобы произнесенные пророком Мухаммедом: «Отделяйте мужчин от женщин, ибо, когда они видят друг друга и встречаются, возникает болезнь, от которой нет лекарства». Но никто не говорил ей о том, что эта болезнь может возникнуть от одного-единственного взгляда! Зюлейка пыталась внушить себе жестокую истину: этот богатый и знатный незнакомец никогда на ней не женится, значит, встречаться с ним не просто бессмысленно, но и опасно. Девушка не может оставаться наедине с мужчиной, даже если это ее жених. И ни один человек, чьи намерения чисты и честны, не станет побуждать ее к этому.

   Вместе с тем сердце Зюлейки исподволь подтачивало желание покориться воле незнакомца. Она представляла, как его теплые, сильные руки станут сжимать ее голые локти, а в бархатистом голосе будет звучать ласка. При мысли об этом колени слабели, ноги подкашивались, со дна души поднималась тревожная, жаркая волна.

   Между тем Амир ибн Хасан аль-Бархи не спеша шел по улице. У него не было никаких неотложных дел в городе, просто сегодня он решил пораньше вырваться из дома и как можно позже вернуться обратно. Его мать, Зухра, была умной женщиной и вместе с тем порой вела себя как капризный ребенок. Утром она встала не в духе и без конца повторяла, что ей давным-давно не дарили дорогих подарков. Мимоходом упомянула о туфлях любимой жены халифа Зубайды.

   Амир понятия не имел, где можно купить такую обувь. Он случайно зашел в лавку, где продавались сафьяновые изделия, обнаружил там молоденькую девушку и шутки ради обратился к ней с вопросом. Девушка оказалась прелестной. Более того, она не знала цены своей красоты, как не ведала ценности жемчуга и злата. Воспитанный матерью, Амир вырос не в меру изнеженным и капризным, с легко возбуждаемой чувственностью. Он не стремился к прочным узам, зато легко загорался страстью, увидев новую рабыню или служанку матери. В его постели их перебывало немало, и он пресытился ими.

   Молодому человеку очень понравилась Зюлейка; она показалась ему искренней, нежной, бескорыстной и чистой. Взор этой девушки обещал подарить Амиру то, чего он еще не изведал: любовь, пламенную и нежную, подобную взращенному Аллахом цветку. Амир, будучи искушенным любовником, сразу понял, что Зюлейка ответит на его порыв и в полдень придет к мечети Джами ал-Мансур. А после покорится его воле. Недаром в Коране сказано: «Мужья стоят над женами за то, что Аллах дал одним преимущество над другими».

   Он был избалован и не умел противиться своим желаниям. У Амира не возникало мысли о том, что он может погубить девушку. Думая о ней, он слышал страстные вздохи, чувствовал, будто наяву, запах неповторимых соков, которые источает ее плоть. Ощущал бархатистость юной кожи, представлял, какие слова она скажет ему, когда испытает неповторимое наслаждение, и какими ответит он.

   Остальное не имело значения.

   Начальник главного почтового ведомства Багдада Хасан ибн Акбар аль-Бархи любил свой домашний кабинет. Здесь стоял инкрустированный перламутром письменный столик с круглым пеналом для перьев и серебряной чернильницей, удобный широкий диван. На полу лежал роскошный, приглушенных оттенков ковер. В стенной нише хранились книги и дорогие сосуды. Узкие, с тонким резным переплетом окна выходили в затененный уголок сада, потому даже в жаркие летние дни в кабинете было прохладно.

   Тяжело вздохнув, Хасан поднялся из-за стола. Он знал, что сегодня привычный покой будет нарушен: в комнате станет жарко от споров, а блаженную тишину прорежет высокий голос его жены Зухры. Хасан вызвал ее в кабинет, чтобы сообщить важную новость. Будет лучше, если Зухра узнает ее первой и – от него. Хасан знал наперед, что она скажет, и чувствовал, как нелегко ему будет выслушать бурные и отчасти справедливые обвинения жены.

   Она вошла, звеня браслетами, все еще красивая и стройная в свои тридцать семь лет. На Зухре была рубашка тонкого египетского полотна; в черных, заплетенных в косички волосах поблескивали мелкие украшения из листового золота в виде крошечных розеток, кружков и звездочек; глаза ярко подведены темной тушью, а кончики пальцев окрашены хной. От нее исходило ощущение несгибаемого достоинства, уверенности в себе и, пожалуй, высокомерия. Взгляд непроницаемо черных, миндалевидных глаз Зухры обладал способностью проникать сквозь внешние покровы, так что у собеседника появлялось ощущение, будто ему заглядывают в душу.

   Хасан, знающий эту особенность, чувствовал себя скованно, неуютно и потому произнес нарочито властно и громко:

   – Входи и садись. Предстоит важный разговор.

   Зухра склонилась перед ним, как примерная жена, потом сделала несколько шагов и опустилась на диван.

   Хасан провел рукой по бороде, черноту которой до сих пор не пронизала ни одна серебряная нить, кашлянул, затем начал – не столь решительно и непринужденно, как ему хотелось:

   – Речь пойдет о нашем многомудром халифе и его преемниках. Надеюсь, ты помнишь, что несколько лет назад Харун аль-Рашид назначил Мухаммеда, сына, рожденного любимой женой Зубайдой, своим первым, а старшего, Абдаллаха, подаренного персидской наложницей, вторым наследником.

   Зухра молча слушала. Эта история была хорошо известна всем, кто хотя бы немного интересовался происходящими в халифате событиями. Закон был на стороне Абдаллаха аль-Мамуна, но халиф не сделал сына рабыни первым наследником в угоду своей любимой супруге и отдал предпочтение младшему, Мухаммеду аль-Амину. Год назад, во время паломничества в Мекку, оба брата торжественно поклялись уважать решение отца и не воевать друг с другом.

   – В прошлом году Харун аль-Рашид назначил аль-Мамуна бессменным правителем Хорасана,[5] – продолжал Хасан. – Недавно я узнал, что халиф едет туда вместе с принцем. Вполне возможно, аль-Мамун останется в столице Хорасана, Мерве. Вчера я получил лестное предложение: один из моих сыновей может сопровождать халифа и принца, чтобы затем остаться на службе у правителя главной провинции Ирана. Разумеется, я ответил согласием. Поездка состоится через два-три месяца.

   Зухра подняла брови.

   – Мудрое решение. Твой младший сын сможет занять положение, какого едва ли сумел бы добиться, оставаясь в Багдаде.

   Немного помолчав, Хасан медленно произнес:

   – Я намерен отправить в Хорасан не Алима, а Амира.

   – Что?!

   Пальцы Зухры вцепились в обивку дивана. Чувство гнева и оскорбленной гордости было столь сильно, что на мгновение приглушило сердечную боль. Амира, ее любимца, союзника, опору, старшего сына и первого наследника – в ссылку?! Это было немыслимо. Зухра отказывалась верить в то, что услышала.

   – Да, – твердо произнес Хасан. – Так будет лучше. По моему мнению, Амир слишком жаждет развлечений. Он легкомыслен и не обладает достаточной силой воли. Служба в Мерве, вдали от багдадской роскоши, под началом сдержанного и вдумчивого аль-Мамуна пойдет ему на пользу.

   При этом подумал: «Заодно Амир наконец-то избавится от твоего влияния!».

   – Аль-Мамун – сын рабыни!

   Хасан нахмурился.

   – Он – сын халифа. Тебе известно, что по мусульманским законам ребенок рабыни, если он признан своим отцом, получает те же права, что и дети, рожденные законной женой, – сказал он и добавил: – К тому же аль-Мамун наполовину перс, как и Амир. Будет неплохо, если твой сын сблизится с иранской аристократией. Это поможет ему продвинуться по службе.

   Зухра вскинула голову. Ее глаза сверкали, а в голосе звучал металл.

   – Ты не полагаешься на природный талант Амира?

   – Насколько мне известно, он никогда не проявлял прилежания в науках.

   – А как же место твоего преемника в Багдаде?

   Зухра осмелилась задать животрепещущий вопрос. Осмелилась – не потому что боялась мужа, а потому что заранее знала ответ, способный ранить в самое сердце.

   Чуть помедлив, Хасан сурово изрек:

   – Его займет Алим.

   Алим! Алим, сын безродной рабыни, будет представлен ко двору, вхож во дворец, получит наследственную должность! Тогда как ее сын будет сослан в далекий оазис, сделается прислужником человека, который никогда не станет халифом!

   – О нет! Ты не можешь так поступить! – в отчаянии воскликнула Зухра и внезапно замолчала.

   Резкий, холодный луч здравого смысла вспыхнул в ее мозгу и помог сдержать чувства. Ненависть придала хладнокровия и сил. Бесполезно спорить с мужем, нужно исподволь заставить его изменить решение. Необходимо ему помешать.

   Женщина встала и выпрямила спину.

   – Ты уже говорил с сыновьями?

   – Еще нет. Ты сослужишь мне службу, если пришлешь сюда Амира. За Алимом я пошлю сам.

   Через четверть часа оба стояли в кабинете Хасана.

   Алим унаследовал от своей матери-иноземки русые волосы и ярко-голубые глаза, от отца, чистокровного араба, – красивого оттенка кожу, черные брови и ресницы и по-восточному тонкие черты лица. Он смотрел доверчиво и серьезно, тогда как Амир внутренне напрягся от обуревавших его душу противоречивых чувств. Мать только что сообщила ему тревожные новости. Голос Зухры звучал глухо, в глазах пылал неистребимый огонь, огонь ненависти, которая давным-давно пустила корни в ее душе, пошла в рост и наполнила собой все существо этой женщины.

   Алим поклонился первым и ответил:

   – Я подчиняюсь твоему решению, отец.

   Амир незаметно усмехнулся. Как будто мальчишка мог сказать что-то другое! Молодой человек помедлил. Он не мог ответить «нет» и был не в силах произнести «да». Он молчал, и в этом молчании таился своего рода протест. С одной стороны, он был не прочь освободиться от власти матери. Многие годы Зухра жила только им, она привыкла ощущать их единым существом. Просила у него отчета в каждом жесте, в каждой мысли. В то же время Амир не желал уступать свои привилегии младшему брату, не хотел удаляться в изгнание, уезжать в безвестный оазис Мерв, тогда как Алим будет процветать в полном чудес и удовольствий Багдаде.

   Взгляд отца был непримирим и суров, и старшему сыну пришлось ответить «да». Хасан сказал, что поездка состоится не раньше чем через два месяца. Что ж, у него, Амира ибн Хасан аль-Бархи, есть время подумать о том, как избежать козней судьбы.

   Когда братья покинули кабинет, Амир повернулся к Алиму и угрожающе произнес:

   – Думаешь, выиграл? В тебе слишком много дурной крови, чтобы ты мог меня побороть!

   Алим вскинул на него ясный взор.

   – Зачем ты так? Я просто выполняю волю отца.

   Старший брат усмехнулся.

   – Это легко, когда она вершится в твою пользу!

   – Я не знаю, почему отец принял такое решение. В отличие от тебя я готов отправиться в Мерв вместе с принцем аль-Мамуном.

   Амир не стал его слушать и быстро прошел в покои матери.

   Зухра всегда тщательно ухаживала за собой, и издали ее легко было принять за юную девушку. Да и вблизи красота женщины казалась немеркнущей и гордой. Но сейчас Зухра выглядела поблекшей и поникшей, словно присыпанная знойным песком роза. Сидя на обитом цветным шелком диване, она рассеянно перебирала свисавшую с шеи длинную жемчужную нить, в центре которой горел большой изумруд. То был свадебный подарок Хасана, который женщина никогда не снимала.

   Войдя к матери, Амир запальчиво произнес:

   – Он что, сошел с ума?!

   У них были доверительные отношения – молодой человек мог говорить то, что думает.

   – Прежде он никогда бы так не поступил, – медленно проговорила Зухра. – Он подумал бы обо мне. Стало быть, его любовь навсегда угасла.

   Она вышла за Хасана, когда ей исполнилось шестнадцать, а ему было двадцать лет. Брак устроили родители, и Зухра не была уверена в том, что сумеет полюбить незнакомца, который вдруг сделался ее мужем, но все сложилось как нельзя лучше: Хасан оказался красивым, великодушным, страстным, он искренне восхищался женой. Первые годы совместной жизни пролетели, как во сне. Молодой супруг приходил к Зухре каждую ночь и покидал ее лишь под утро: их страсть была остра, как кинжал, и неисцелима, как глубокая рана. Спустя год Зухра родила наследника, сына. Хасан был в восторге и завалил жену подарками. А еще через пять лет в его жизнь вошла ненавистная светловолосая рабыня.

   Теперь Зухра думала: возможно, ей не стоило предаваться безумной ревности? Слишком многое в жизни человека зависит от того, чего нельзя предвидеть! Наверное, она должна была поступить, как все другие женщины, и смириться с тем, что не будет у мужа единственной. Тогда бы ей не пришлось расплачиваться годами одиночества и смертельной тоски.

   В конце концов, истинная любовь всегда предоставляет свободу – она не должна заявлять о своих правах и требовать ответной любви.

   – Речь не о тебе, мама, а обо мне, о моей жизни, о моем будущем! – раздраженно произнес Амир.

   Женщина подняла взор и посмотрела на сына так, будто увидела его впервые.

   – У тебя оно, по крайней мере, есть.

   Молодой человек передернул плечами.

   – Мы должны сделать так, чтобы в Хорасан поехал Алим!

   – Да. Мы что-нибудь придумаем, – ответила Зухра, но Амир видел, что мысли матери далеки от действительности. Казалось, ее покинули силы, погас душевный огонь, замерло сердце.

   В конце концов, Амир оставил мать в покое и ушел к себе. Зухра не раз впадала в горестное оцепенение, которое могло продолжаться несколько дней. Зато потом развивала кипучую деятельность и легко разрешала самые сложные проблемы.

   Молодой человек провел ночь в одиночестве. Амир лежал без сна, думая о Зюлейке. Его помыслы были устремлены к тому счастливому мигу, когда он сможет увидеть девушку. Все было, как в первый раз: предвкушение новых, неповторимых, острых ощущений превращало повседневные разочарования и невзгоды в нечто мелкое, не стоящее глубоких переживаний.

   Счастье не сможет обойти его стороной, потому что он, Амир ибн Хасан аль-Бархи, не кто иной, как баловень и избранник судьбы.

Глава II

   Сумрак сгущался, отблески заката почти догорели на небе, и в напоенном ароматом цветов воздухе ощущалась ночная прохлада.

   Минуло время, когда над улицами пронесся последний призыв муэдзина, нескончаемый и тягучий, как пустыня или жара.

   Как и многие жители Багдада, душные летние ночи Зюлейка проводила на плоской крыше дома. Мужчины спали отдельно от женщин. Места хватало для всей семьи. Обычно Зюлейка ложилась с краю, там, где крыши дома касались ветки большого платана. Дерево росло рядом с оградой – с него можно было легко перебраться на стену, а со стены спрыгнуть вниз, на улицу. Утомленные жарой и бесконечными делами домочадцы спали крепко. Едва ли они что-то услышат – через несколько часов Зюлейка сумеет незаметно вернуться обратно. Собаки не залают, потому что не почуют чужого.

   После долгих колебаний девушка решила уступить мольбам Амира и согласилась на ночное свидание.

   Они виделись несколько раз, но это происходило днем, когда Зюлейка ходила за водой или носила дяде обед. Встречи были короткими и волнующими. Разумеется, молодые люди не успевали поговорить. Девушка боялась любопытных глаз – днем багдадские улицы так многолюдны! И вот Амир предложил встретиться ночью.

   За эти дни Зюлейка передумала о многом. Тайком взяла у Надии зеркало и украдкой разглядывала себя. Справедливо ли, что у нее нет ни одной приличной рубашки, никаких украшений? Почему дядя Касим не задумывается о ее замужестве, ведь ей пошел шестнадцатый год! Тетка обращается с ней, как с рабыней, и даже мысли не допускает, что у нее могут быть свои собственные желания и мечты!

   Вчера Амир страстно произнес, глядя ей в глаза:

   «Ты красивее всех, Зюлейка! Твои прелестные ножки должны ступать не по камням, а по коврам, ты достойна того, чтобы жить во дворце! Я хочу видеть тебя каждый день, я не желаю расставаться с тобой!»

   Зюлейка лежала без сна, глядя в темное небо, думая о том часе, когда увидится с Амиром. В груди разгорался предательский жар, плавно стекал вниз, незаметно охватывал собой все тело. Девушка не до конца понимала, чего она хочет, но желание было столь властным, жарким, неодолимым, что она с трудом дышала. Зачем противиться тому, что неизбежно? Зачем людям жемчуг, если в небесах каждую ночь загораются звезды, к чему им богатство, когда! на свете существует любовь!

   Ночь обладает странной силой, ночью все по-другому, чем днем. В тайные, полные лунного света часы между мужчиной и женщиной возникает особая близость. Конечно, Зюлейка боялась. Боялась, что узнают родные, опасалась гнева дяди, страшилась собственного безрассудства, но… не испытывала страха перед Амиром. Он был благородным человеком, много выше ее по положению, умнее и старше. Ее душа, ее сердце принадлежали ему без остатка и были полны доверчивости и любви.

   Ближе к полуночи девушка услышала тонкий свист и тихонько поднялась с кошмы.

   Несколько раз треснули ветки. В саду заворчал сторожевой пес. Потом воцарилась тишина, только цикады выводили свою бесконечную трескучую песнь.

   Зюлейка спрыгнула со стены и угодила прямо в объятия Амира.

   – Ты здесь! – восторженно прошептал он.

   – Да!

   Восторг в его голосе сменился тревогой.

   – Никто не услышал?

   – Кажется, нет.

   Зюлейка почувствовала его губы на своих губах и мигом забыла, где она и что с ней происходит. Поцелуй был долгим, властным, неспешным, горячим, как огонь. Потом Амир сказал:

   – Здесь опасно оставаться. Пойдем.

   Зюлейка медленно пошла вперед. Ноги и руки ослабли, сделались безвольными, как у тряпичной куклы. Сердце гулко стучало в груди.

   Багдад спал. Порой издалека доносились неясные звуки; на улицах было темно, как в подземелье. Девушка вздрагивала от малейшего шороха; ей чудилось, будто при каждом шаге подошвы ее сандалий издают слишком сильный шум.

   Вскоре на небе появилась луна и озарила мир своим сиянием. По земле разметались причудливые узоры теней. Над головой вспыхивали и гасли миллиарды звезд – то был ритм вечности. В таком же ритме бились человеческие сердца – сначала одни, потом другие… Жизнь тянулась бесконечной цепью, у нее было столько же звеньев, сколько мерцающих точек в необъятной тьме. Пересчитать их все был способен только Аллах.

   Амир привел Зюлейку в пальмовую рощу на окраине квартала Карх. В столь поздний час появление людей в таком месте было большой редкостью. Здесь им не могли помешать. В траве и в листве деревьев шелестел теплый ветер; казалось, свежие ночные запахи проникали прямо в душу.

   Молодой человек остановился и положил руки на плечи девушки.

   – Если ты согласилась прийти на свидание, Зюлейка, значит, ты меня любишь и хочешь принадлежать только мне, мне одному!

   Она покорно прошептала:

   – Да, мой господин!

   – Не называй меня господином. Ты знаешь, как меня зовут.

   – Амир.

   Ей хотелось взять его имя в ладони и прижать к своему сердцу.

   Он расстелил припасенную кошму и мягко принудил Зюлейку сесть на нее. Осторожно запустил пальцы в густые волосы девушки, принялся гладить, ласкать.

   – Скажи, о чем ты мечтаешь?

   – Не знаю, – растерянно прошептала она, хотя думала и грезила об одном-единственном чуде: никогда не расставаться с этим прекрасным юношей!

   Амир улыбнулся в темноте.

   – А я хочу, чтобы многие вещи сделались бесконечными, чтобы время разжало свои тиски, чтобы не надо было ни о чем думать, ничего решать. Чтобы эта ночь продолжалась вечно, а ты всегда оставалась такой, как сейчас!

   Он опустил девушку на кошму, и его властные руки проникли под рубашку Зюлейки. Обвили талию, потом скользнули ниже. Горячие губы приникли к нежной девичьей груди.

   – Не бойся, – прошептал молодой человек. – Все хорошо. Просто теперь ты моя! Моя, правда?

   Зюлейка не в силах была ответить. Ей было и стыдно, и страшно. Страшно оттого, что она не могла с собой совладать, вырваться, оттолкнуть, убежать, сказать «нет». Прошло несколько секунд; ей казалось, что его губы и пальцы – везде. Амир сорвал с девушки одежду, приник к ее телу. Зюлейка чувствовала прикосновение его бархатистой кожи, ей чудилось, будто она срастается с ним, что они волшебным образом превращаются в некое единое существо.

   Жар все сильнее разливался по телу, погружая в сладкое оцепенение. Зюлейке было так приятно и хорошо, что она не заметила, как Амир овладел ею. Девушка вздрогнула, почувствовав боль, которая странным образом сочеталась с острой сладостью, и постепенно покорилась новым, неизведанным ощущениям.

   После Зюлейка долго лежала в его объятиях, слушая, как их сердца бьются в едином, возбужденном и радостном ритме.

   – Отныне мы принадлежим друг другу и между нами нет никаких преград! – пылко произнес Амир.

   Он играл ее волосами, любовался ею и нежно улыбался. Полуопущенные ресницы Зюлейки стыдливо подрагивали. Ошеломленная случившимся, она не двигалась и молчала. Потом нерешительно попросила:

   – Расскажи о себе. О своих родителях.

   Для того чтобы между ними и в самом деле исчезли преграды, девушке было необходимо знать о его семье, о матери и отце, о том, как и чем он жил, пока не встретил ее.

   Амир потянулся всем телом, запрокинул голову, посмотрел в небо и глубоко вздохнул. Юноша боялся откровенностей, ему казалось, что он может выдать какой-то секрет, показать свою беспомощность перед некоторыми сторонами жизни. Вместе с тем он понимал: этой девушке, принадлежащей к другому миру, можно рассказывать все без утайки. Про Хасана. Про мать. Про Алима.

   Амир чувствовал: то, что он скажет, останется в этой ночи, в сердце любящей его Зюлейки, которую он только что обесчестил.

   – Отец… Он важный человек, всегда убедительно рассуждает, его речи разумны. Но мне с детства казалось, будто он смотрит на меня и… видит кого-то другого. Или не видит вообще. Он лишь поучал меня и, по-моему, никогда не любил. Мать любила и любит – что-то свое во мне. Она внушила мне презрение и ненависть к младшему брату, заставила меня сочувствовать ей в том, что я не был способен понять.

   – За что ты ненавидишь брата?

   Амир помедлил. Он не знал, за что. Алим рос беззлобным, светлым, как солнечный луч. Он не был виноват в том, что его покойная мать похитила сердце Хасана, и никогда не стремился соперничать со старшим братом.

   – За то, что он существует на свете. Собственно, именно за это люди и ненавидят друг друга.

   – Я не испытываю ненависти к людям, – сказала Зюлейка. – Но иногда мне бывает обидно, что тетя и дядя не видят, что я – такой же человек, как и они.

   Для Амира Зюлейка тоже не была «таким же человеком», как он (легко представить, что сказала бы надменная Зухра, если бы увидела сына лежащим на кошме в пальмовой роще рядом с племянницей лавочника!), потому юноша промолчал. Девушка тревожно вздохнула.

   – Что ждет нас в будущем?

   – У тебя будет все, – в очередной раз солгал Амир. – Все, чего ты захочешь.

   – У меня уже есть главное, – застенчиво промолвила Зюлейка и прильнула к нему, – твоя любовь.

   Амир не скоро выпустил девушку из своих объятий, ему хотелось вновь и вновь наслаждаться ею. Они расстались лишь тогда, когда восток начал светлеть. Новоиспеченные любовники поспешили к дому Зюлейки. Боясь быть узнанной жителями своего квартала, многие из которых вставали еще до рассвета, Зюлейка прикрыла лицо шалью. На одной из улиц молодую пару остановили городские стражники, патрулировавшие город до первой утренней молитвы.

   – Кто вы и куда направляетесь?

   Зюлейка испуганно прижалась к Амиру. Тот слегка поклонился и с достоинством произнес:

   – Я – Амир ибн Хасан аль-Бархи, сын главы почтового ведомства великого халифа. Это… это моя жена. Мы возвращаемся из гостей.

   Рассмотрев дорогую одежду молодого человека и прислушавшись к его речи, стражники кивнули.

   – Идите с миром. Лучше не гуляйте по ночам – могут встретиться лихие люди!

   Амир поблагодарил их за совет и, взяв девушку за руку, быстро свернул в переулок.

   Жена! Это слово согрело и обнадежило Зюлейку. На прощание Амир поцеловал девушку несчетное количество раз и добился обещания прийти следующей ночью.

   Молодой человек помог Зюлейке забраться на стену и, убедившись в том, что она благополучно вернулась на крышу, пошел домой: смывать с себя следы бурной ночи, совершать намаз, завтракать и отдыхать.

   В тот день Надия без конца ругала Зюлейку за то, что та двигается, как во сне. Девушка часто останавливалась и замирала, словно в раздумье. Все валилось у нее из рук, она постоянно забывала, что должна сделать. Причина скрывалась не только в усталости. При ярком, безжалостном свете дня тайное виделось иным: Зюлейка поняла, что она натворила. Легко, словно играючи, она рассталась с тем, без чего никто не сможет считать ее порядочной девушкой.

   Есть только один выход – Амир должен на ней жениться, ибо другой мужчина убьет ее в первую же ночь. А перед этим изобьет, оттаскает за волосы и расскажет всем о ее позоре. Или ей придется навсегда остаться одинокой. Тогда никто не узнает о том, что она согрешила. Но жить одной – величайшее несчастье для женщины. У Зюлейки задрожали руки. Нет-нет, конечно, Амир понимает, что произошло, и никогда ее не оставит. Отныне он – ее мужчина, ее господин. Завтрашней ночью они снова увидятся, потом – еще и еще. А после сыграют свадьбу.

   Однако в глубине души Зюлейка чувствовала, что в ней появилась червоточинка. Обычно все делается не так. Сватовство, свадьба и только потом – близость.

   Прошло несколько дней, и она обо всем забыла. Она была полна любовью, как летний день – солнечным светом, ночное небо – сиянием звезд. В первое время Зюлейку смущало, что, встретившись с ней, Амир, прежде всего, стремился удовлетворить свое желание и лишь потом заводил разговор, спрашивал о том, что нового случилось в ее жизни, как она провела день. Но это тревожило лишь поначалу. Познав вкус наслаждения, девушка так сильно жаждала и ждала ласк возлюбленного, что охотно и с нетерпением покорялась его страсти.

   Однажды Амир привел Зюлейку в хижину одинокой бедной старухи, которая согласилась пустить их на ночь за несколько дирхемов, и там они отвели душу. Он брал ее раз за разом на убогом ложе, при тусклом свете масляного светильника, наслаждаясь красотой обнаженного тела девушки, по которому плясали темно-красные тени, блеском желания в ее глазах, водопадом рассыпавшихся по постели волос.

   С Зюлейкой все было не так, как с рабынями: она оказалась смелее, живее. Эта девушка была ненасытной, раскованной, жадной до страстных утех, как и он. А главное – она его любила. Любила до самозабвения, до безумия. Любила и отдавала себя до конца, исполняя все его фантазии и капризы. Случалось, Амир просил, чтобы девушка танцевала перед ним обнаженной, в другой раз доводил ее до сладострастной истомы, после чего заставлял умолять о том, чтобы он овладел ею. Учил предаваться самим бесстыдным и немыслимым любовным играм.

   Зюлейка наслаждалась удовольствием, которое получал ее возлюбленный, не думая и не помня о себе. Если ее повелитель чего-то желает, значит, этого должна хотеть и она.

   Как-то ночью Надия заметила, отсутствие племянницы, но той удалось выкрутиться: девушка сказала, что неважно себя чувствует и потому спала в доме. Никто ничего не заподозрил. Дни Зюлейка проводила, как и прежде, а ночью предавалась упоительной страсти.

   Любовное сумасшествие набирало силу, и только Аллах видел, как огненная повозка стремительно катится к неминуемой пропасти, только он знал, сколь горек вкус настоящего меда, какими острыми шипами способны ранить прекрасные розы.

Глава III

   Великолепное здание дворца Харун аль-Рашида сияло золотом куполов, переливалось яркими красками изразцов, пестрело узорами стен. Это был «город в городе», куда допускались лишь избранные, ибо основной заботой халифа являлось обеспечение полной безопасности для себя и своих приближенных, причем не столько от внешних напастей, сколько от гнева своих собственных подданных – жителей столицы.

   То, что творилось внутри, напоминало бесконечный многоцветный сон. Несметные толпы слуг, вооруженных до зубов стражников, роскошно одетых придворных. Редкостные растения, драгоценности, сверкающее оружие, расшитые золотом ковры, мозаика, мрамор, парча. Несмолкаемый гул – разговоры и шаги людей, бряцанье сабель, щебет заморских птиц.

   Все это утомляло взор, раздражало слух, засоряло мысли. Хасан предпочитал тишину домашнего кабинета, аромат аравийского кофе, благородное спокойствие обстановки.

   Обычно он, как подобает человеку его ранга, возвращался домой верхом или в паланкине, но сегодня решил пройтись пешком.

   Вечерами очертания зданий, мостов, деревьев становились четкими – в отличие от полуденных часов, когда красота города казалась утомленной, размытой, звук человеческих голосов раздражал слух, точно жужжание назойливых мух, а жара словно придавливала к земле. Сейчас прохлада ласкала тело, настраивала мысли на неспешный, спокойный, глубокий лад. Ничто не будоражило ни ум, ни сердце.

   Решение отправить Амира в Хорасан и оставить Алима в Багдаде далось ему нелегко, тем более что Алим не отличался тщеславием и легко подчинился бы его решению уехать в Мерв. Он был наивный, пылкий и юный, его влекли приключения. Амир, напротив, мечтал о дворцовой роскоши и, должно быть, спал и видел, как бы занять достойное место в ведомстве отца, чтобы затем унаследовать его пост.

   Служба связи в халифате была развита весьма высоко. Было проложено множество почтовых дорог, сотни почтальонов ежемесячно перевозили письма, документы и требующие срочной доставки вещи, используя мулов, лошадей и беговых верблюдов. Не все пути сообщения были безопасными, многие пролегали через пустыни или безлюдные места, где можно было легко повстречаться с шайкой разбойников. Тем не менее, должность почтового гонца считалась престижной: многие багдадские отцы отдавали своих сыновей на выучку этому новому делу.

   Мелкие служащие главного почтового ведомства Багдада – барида – инспектировали чиновников всех почтовых трактов халифата, заботились об их жалованье, тогда как помощники Хасана были советчиками халифа во время его путешествий или отправке войска. Начальник почтового ведомства пользовался особым доверием главы государства, ибо к нему поступали послания со всех концов света, и именно он отвечал за то, чтобы Харун аль-Рашид был в курсе самых последних и важных известий.

   Хасан лично сортировал почту: донесения или прошения, недостойные того, чтобы их узрели светлые очи правителя, он передавал визирю или в другие диваны.[6] Немалую пользу в этом смысле барид приносил службе доносов, с которой тесно сотрудничал. Такое взаимодействие создавало благодатную почву для дачи взяток, чем пользовались многие нечистые на руку чиновники.

   Именно это стало одной из причин нежелания Хасана оставить Амира в Багдаде, чтобы он служил под его началом. Старший сын был неравнодушен к легким деньгам, склонен к развлечениям, при этом не отличался здравым подходом к вещам. Того и гляди пойдет по скользкой дорожке! Уследить за ним будет нелегко; между тем не прошло и полугода с того момента, как Багдад потрясло известие о внезапной казни великого визиря Джафара Бармекида,[7] доселе имевшего огромное влияние при дворе. Многие члены его семьи и преданные ему люди были брошены в темницу, публично унижены и лишены имущества. Хасан знал: такая участь может постичь каждого, кто небрежен и недальновиден в речах и поступках.

   Он уверял себя в том, что рано или поздно Амир сумеет применить свои таланты в благородных делах. Старший сын Хасана обладал способностью располагать к себе людей: этому помогала и чарующая улыбка, и глубокий взгляд красивых глаз, и умение убеждать собеседника. К сожалению, до сего момента Амир использовал свой дар лишь для того, чтобы очаровывать женщин. Потому Хасан считал, что суровая жизнь вдали от соблазнов и роскоши, служба у молодого наследника халифа пойдет ему на пользу.

   Хасан ожидал, что после того, как он сообщит о своем решении, Зухра замучает его истериками и утомит мольбами. Но она молчала. Молчал и Амир. Похоже, мысли жены и сына были заняты чем-то иным.

   Все, что свершается, справедливо, как верно то, что все когда-нибудь пройдет. Зачем попусту терзать себя, если «Аллах создал вас и то, что вы делаете». Хасан знал эти слова так же хорошо, как и первую суру Корана.[8] Да, окружавшие его люди были в чем-то порочны, несовершенны, и в том не было их вины. Да, втайне он дорожил Длимом куда больше, чем Амиром, и был не властен над собой. Никто не может спорить с Аллахом, судьбой и временем. Млада умерла, и его сердце навсегда опустело, а душа покрылась пеплом. Он любил бы Зухру, если бы она не успела показать, что представляет собой на самом деле. У Хасана были наложницы, но они служили для услады тела, а не для души.

   – Хасан?

   Давно никто не окликал его просто по имени, и Хасан удивленно обернулся. Перед ним стоял невысокий, полный человек с седой бородой, одетый так, как одеваются кади, – в черный плащ и высокую черную шапку со спадавшей на затылок повязкой. Прошло не меньше пяти минут, прежде чем Хасан его узнал.

   Хасан ибн Акбар аль-Бархи, будучи мужчиной в расцвете лет, выглядел прекрасно. Сейчас он видел перед собой ровесника, которому легко можно было дать лет на десять—пятнадцать больше.

   Этого человека звали Ахмед ибн Кабир аль-Халиди; когда-то они с Хасаном вместе учились в знаменитой на весь халифат школе права в Мекке. Ахмед был спокойным, старательным, вдумчивым юношей, обладавшим великолепной памятью. Его истинной страстью была литература, он пробовал заниматься сочинительством, но родители Ахмеда решили, что поэзия – ненадежное и недостойное уважения дело и сын должен изучать право.

   Ахмед не стал спорить с родителями и отправился в Мекку. Он хорошо учился, но при этом не изменил своему увлечению: знал множество стихов и мог перечислить всех известных поэтов своего времени. Однажды удивил Хасана, сказав: «Мир книг куда более красочный, похожий на истинную жизнь, чем та реальность, что нас окружает. С его помощью можно увидеть такие картины, каких не встретишь в самых сказочных путешествиях!» Помнится, они рассуждали и спорили обо всем на свете!

   Закончив учебу, Ахмед остался в полюбившейся ему Мекке, величайшем городе правоверных, а Хасан вернулся в Багдад.

   Хасан не любил возобновлять старые знакомства: со временем люди менялись, причем, как правило, не в лучшую сторону. Но он не мог сделать вид, будто не знает прохожего – это было бы крайне невежливо.

   – Не узнаешь?

   – Узнал!

   – Не сразу, – с улыбкой заметил Ахмед.

   Хасан пожал плечами.

   – Что поделаешь, ведь мы не виделись столько лет!

   Внезапно Хасан почувствовал, что искренне рад этой встрече.

   На него повеяло былым, неповторимым духом тех времен, когда они оба были молоды и не боялись раскрыть друг другу душу. Когда вокруг, куда ни глянь, простиралось будущее, а не пустой, бессмысленный мир, в котором все искажено и вещи потеряли свое истинное значение.

   – Давно в Багдаде? – осведомился он.

   – Давно.

   Внезапно взгляд собеседника помрачнел, в нем промелькнула тень тяжелых воспоминаний.

   – Где живешь?

   – Близ Басрийских ворот. А ты?

   Хасан ответил.

   – С семьей?

   – Да. У меня два сына, двадцати и пятнадцати лет.

   Ахмед печально улыбнулся.

   – Нас всего двое – я и моя дочь Джамиля.

   Он обернулся. Хасан увидел девушку, стоявшую в шаге от отца. Прежде он попросту не заметил ее в бесконечном людском потоке. На него смотрели такие же большие, прекрасные глаза, какие были у юной Зухры. Но если во взоре Зухры было сокрыто нечто неведомое и темное, то взгляд дочери Ахмеда являл собой вход в светлый и чистый мир, мир мечты, радости и надежды.

   Хасан почувствовал, как взволнованно забилось сердце.

   Он слегка кивнул, и девушка ответила вежливым поклоном.

   – А… твоя жена?

   – Когда мы ехали из Мекки в Багдад, Зару укусила змея. Моя единственная и любимая супруга навсегда осталась в пустыне.

   – Сожалею, – с искренним огорчением произнес Хасан и добавил: – Нам нужно встретиться и поговорить. За те годы, что мы не виделись, произошло много событий не только в жизни каждого из нас, но и во всем халифате!

   – О да! Я приглашаю тебя в гости. Джамиля прекрасно готовит кофе. Воистину напиток Аллаха!

   – С удовольствием попробую.

   Они назначили день встречи, раскланялись и распрощались. Хасан проводил Джамилю долгим взглядом. Всего одна жена и одна дочь! Ахмед не изменился. Он говорил о сотнях возможностей, о бесконечности мира, тогда как привязанности его собственного сердца всегда имели четкие границы.

   Всю неделю Хасан пребывал в приподнятом настроении. Он предвкушал долгий разговор по душам с Ахмедом и улыбку его прекрасной дочери Джамили. Собираясь в гости к другу, он надел лучшее платье, которое, тем не менее, выглядело достаточно скромным: белая рубашка тончайшего полотна, длинный кафтан темно-зеленого шелка, пояс с медным набором и светло-зеленая чалма. Наряд дополнял кинжал с костяной рукояткой в ножнах, затянутых темной кожей с тисненым орнаментом.

   Древняя простота одеяний давно уступила место истинно азиатской, порой прямо-таки кричащей роскоши. Однако Хасан полагал, что истинный араб должен быть внутренне спокоен, иметь чувство собственного достоинства, служить примером духовного превосходства, а не стремиться поразить пышностью и богатством одежды. Он любил и ценил дорогие, красивые ткани, но считал, что настоящий мужчина не должен наряжаться ярко, как евнух. Ахмед радушно принял старого друга и усадил его на диван. Был подан горячий рассыпчатый плов, потом – прохладный шербет и свежие фрукты.

   Они говорили о том о сем, вспоминали прошлое: беззаботные молодые годы, своих учителей, былые мечты и надежды.

   – Ты доволен жизнью? – спросил Хасан.

   – Да, хотя тебе известно, что это не то, о чем я мечтал в юности, – печально улыбнувшись, ответил Ахмед. – Но у меня достойное положение, хорошее жалованье, мне не стоит бояться будущего. А ты?

   Хасан глубоко вздохнул. Он знал: слова что жемчужины, рассыплешь – не соберешь. Если сам не сберег свои тайны – нечего надеяться на другого! Но он не просто понимал, а чувствовал: Ахмед – свой человек, ему он может рассказать то, в чем не признается никому другому.

   – Возглавляю почтовое ведомство Багдада. Вхож во дворец, делаю доклады визирю, меня принимает сам халиф. Дом, деньги, семья – все есть. Нет самого главного – надежности, уверенности в том, что завтра все не пойдет прахом.

   – О чем ты?

   – О правлении халифа. Харун расточителен, когда речь идет о придворных развлечениях, но беспощаден и жаден при сборе налогов. Если бы ты знал, какие письма порой попадают в мои руки, что творится в провинциях, какие настроения владеют народом! Халиф закрывает на это глаза, а я не могу.

   – Чего ты боишься?

   – Того, чего боятся все мирные люди – войны. Кровавой распри. Столько враждебных лагерей! Богатые и бедные, арабская и персидская аристократия, а теперь еще два наследника!

   – Я слышал, братья дали клятву у стен Каабы,[9] – заметил Ахмед.

   – Когда речь идет о реальной власти, такие клятвы не стоят ни одного дирхема.

   Хасан, явно расстроенный, замолчал. Он не мог сказать Ахмеду о том, что положение в собственной семье угнетает его не меньше, чем положение в халифате. Когда речь шла об интересах Амира, Зухра вела себя подобно хищнице. Хасан догадывался о том, что она что-то затевает. Он вспомнил ее проницательный, мрачный, всезнающий взгляд. Хасан подозревал, что именно она сжила со свету Младу. Родня Зухры и она сама знали толк в ядах. Но доказательств не было. Может, изменить решение и отправить Алима в Хорасан, подальше от козней двора и ревности мачехи?

   О, если бы дома его ждал мир, встречала светлая сердцем и чистая душой жена!

   – Успокойся, – сказал Ахмед. – Просто делай то, что тебе поручено. Ты честен и смел, ты всегда был таким. Оставь тревоги и страхи неверным своему слову, мелочным и малодушным людям. Вот увидишь, ураганы и бури пронесутся мимо! Сейчас Джамиля подаст кофе.

   Когда девушка вошла с подносом в руках и скромно поклонилась, Хасан понял, как долго ждал этого момента. Сегодня на ней был бирюзовый наряд, подчеркивающий нежную девичью красоту, серебряные браслеты с крошечными колокольчиками на запястьях и щиколотках и длинные филигранные серьги. Накинутое на голову белое покрывало прикрывало волосы и лоб.

   Джамиля улыбнулась гостю и опустила ресницы. Одного ее взгляда было довольно, чтобы по телу Хасана пробежала волнующая дрожь. Девушка поставила на столик блюдо с халвой, рахат-лукумом, медовыми лепешками и засахаренными орешками, разлила по чашкам ароматный кофе.

   Когда Джамиля ушла, Хасан с трудом перевел дыхание.

   – Какая красавица! – восторженно произнес он.

   Ахмед улыбнулся, довольный похвалой.

   – Глядя на Джамилю, я словно смотрю в глаза моей ненаглядной Зары! – И, помолчав, добавил: – Аллах не дал мне сына, зато подарил прекрасную и разумную дочь. Я научил Джамилю читать и писать. Она любит и ценит поэзию так же, как ее некогда любил и ценил я.

   Хасан не знал, что и сказать. Немногие женщины в халифате знали грамоту. Зухра умела читать, но она не интересовалась стихами и свои знания использовала в основном для того, чтобы украдкой заглядывать в его письма. Какой он хотел бы видеть свою супругу? Великодушной, доброй, любящей, нежной. Если она будет такой, то и ум придется кстати.

   – Не думай, Джамиля – истинная мусульманка, слушается отца и будет покорна мужу, – поспешно добавил Ахмед, почуяв в молчании друга невольное осуждение.

   – У твоей дочери есть жених? – Хасан говорил с напускным спокойствием.

   – Пока нет. За нее сватались солидные люди. Многие были моими ровесниками. Я бы хотел выдать Джамилю за молодого, чтобы она была первой, старшей, любимой.

   Собеседник пожал плечами. Разве ветреный, легкомысленный юнец вроде Амира понимает что-нибудь в женщинах? Вот он, Хасан, в свои сорок два способен окружить жену настоящей любовью и роскошью!

   – Сколько ей?

   – Семнадцать. Знаю, пора выдавать замуж, да все не могу с ней расстаться!

   – Понимаю.

   Говорить далее на эту тему Хасан счел неудобным, и они с Ахмедом вновь предались воспоминаниям.

   Начальник барида покинул дом гостеприимного друга лишь тогда, когда по небу рассыпались жемчужины звезд, а воздух стал прохладен и чист, как ключевая вода.

   Хасан не спеша возвращался домой и думал о сегодняшнем вечере, о том, что ждет его впереди. Впервые за долгое время он чувствовал себя не просто умиротворенным, а полным надежд. Ему казалось, что он изменился, как изменилось время: теперь оно не просто мерно отсчитывало однообразные, лишенные смысла секунды, а проникало в душу, подхватывало невидимым потоком, стремительно увлекая в будущее.

   Как могло случиться, что он позабыл, что такое мечты? Почему он думал, что больше ему не суждено полюбить?

   Амир шел домой после очередного свидания с Зюлейкой. Предутренняя тишина казалась волшебной. Из-за горизонта пробивались первые солнечные лучи, и в воздухе плыла золотистая дымка. По дороге медленно ползли длинные янтарные, полосы, деревья и здания казались облитыми тонким, нежным сиянием.

   Амира радовало все, что он видел вокруг. Он ощущал удивительную легкость в душе и в теле. У него было особое настроение. Казалось, его затянуло в поток бесконечного сладкого сна, и теперь он был не в силах что-либо менять. Дни бежали один за другим, и в каждый из этих дней юноша жил настоящим и не думал о будущем. У него была Зюлейка, ее любовь, их тайные упоительные встречи.

   Минувшая ночь была лучшей из всех, что они провели вместе. Их страсть достигла такого накала, что оба едва не теряли сознание. Иногда им чудилось, будто властная, огненная, безумная, рожденная слиянием тел сила важнее и главнее жизни. Единственный неприятный момент был связан с вопросом девушки, застенчиво поинтересовавшейся, как скоро он на ней женится или хотя бы возьмет в свой дом. Сказать было нечего, и молодой человек ответил поцелуем.

   То, что Зюлейка должна принадлежать ему, Амир понял сразу, как только ее увидел. Он осознал это как очевидную и простую истину. Он не задумывался о том, что будет дальше, и не хотел, чтобы об этом думала девушка. Ему нравилась Зюлейка, но он не давал обещания жениться на ней и не собирался этого делать. Конечно, она лучшая из всех, кто у него был, самая красивая, страстная, прямодушная. Но этого явно недостаточно для того, чтобы никогда не расставаться с ней.

   Амир тихо прошел в дом. Открыв дверь в свою комнату, он невольно вздрогнул: на диване сидела женщина. Тонкое, красивое лицо. Большие, темные, глядящие с горячей настойчивостью глаза, властно сжатые губы, нервно сплетенные пальцы. Мать.

   – Где ты был? Я провела ночь в твоей комнате – ждала и не могла дождаться!

   Амир сел и пристально посмотрел на нее.

   – Я должен отчитываться?

   – Ты делаешь не то, что должен делать человек в твоем положении! Ты не думаешь о будущем! Тебя отправляют в ссылку, а ты ведешь себя так, будто тебе все равно! – запальчиво произнесла она.

   Амир пожал плечами.

   – Просто я не знаю, что можно сделать. Разве что отец одумается и изменит решение.

   – Он никогда его не изменит, – сказала Зухра. – Хасан решил отделаться от нас с тобой и начать новую жизнь. Ты знаешь о том, что твой отец женится?

   Молодой человек вскинул брови.

   – Женится? Нет. Он мне не говорил. Полагаю, это его личное дело.

   – Ты на стороне отца?!

   Амир вздохнул.

   – Пророк разрешил нам иметь четыре жены, мама.

   Зухра презрительно скривила губы.

   – Ах да, я забыла, ты ведь тоже мужчина!

   – Я всего лишь напомнил тебе о Коране.

   – Я знаю Коран. И знаю людей. Никому из смертных не удавалось начать жизнь заново!

   – Кто она? – спросил Амир.

   – Дочь какого-то судьи. Говорят, молода и очень красива.

   – Вот как? В таком случае я понимаю отца.

   Женщина усмехнулась.

   – Ты считаешь меня старухой?

   – Вовсе нет. – Амир приблизился к Зухре и нежно взял ее руки в свои. – Не стоит огорчаться! Все равно ты остаешься первой и старшей женой и не дашь спуску этой юной красавице.

   Зухра нахмурилась.

   – Хасан сказал, что не позволит приближаться к ней. Он угрожал, он унизил меня. Заявил, что, если я посмею раскрыть рот и промолвить хоть слово, он запрет меня в комнате и будет держать как пленницу. Похоже, он не на шутку влюбился в эту девчонку!

   – Да, это скверно. И глупо. Когда свадьба?

   – Не знаю. Ты должен этому помешать.

   От неожиданности Амир вскочил с места.

   – Я?! Каким образом? При чем тут я! Я не смогу.

   – Сможешь.

   – Как?

   – Пока не знаю. Придумаю. Хасан никогда не ляжет в постель с этой девчонкой. Уж лучше я умру, или…

   Она не договорила.

   Амир с изумлением смотрел на мать. В ее лихорадочно блестящих глазах не было и тени смирения или мольбы. В этот миг у Зухры был вид грешницы, которая бесстрашно, более того, с упоением спешит навстречу аду.

   – Хорошо, мама, – промолвил молодой человек, – я тебе помогу, если только ты скажешь, как это сделать.


   Зюлейка усердно подметала двор, то и дело останавливаясь, чтобы перевести дыхание. Нужно поскорее закончить работу, иначе Надия опять обзовет ее ленивой ослицей. Стоял полдень, воздух раскалился, все вокруг казалось безжизненным, поникшим; создавалось впечатление, будто свет заслоняет тонкая дымовая завеса.

   По телу сбегали ручейки пота, в глазах плясали зеленые и красные пятна. Девушка остановилась, поправила растрепавшиеся волосы, вытерла лоб. Хорошо, что Амир не видит ее такой – в убогом дворике, с метлой в руках. Впрочем, он не раз говорил о том, что его не волнует ее бедность. Амир пытался подарить девушке украшения и одежду, но Зюлейка отказывалась: она не смогла бы объяснить дяде, откуда взялись наряды.

   Зюлейка испытывала легкое приятное возбуждение, какое чувствовала всегда, когда думала об Амире. Нынешней ночью они не встретятся. Сегодня полнолуние, и она ждала обычного женского недомогания. Амир понял ее намек и сказал, что будет лучше, если они оба немного отдохнут. Он придет через три дня. Зюлейка надеялась, что эти дни пролетят быстро.

   Закончив подметать двор, девушка поставила метлу на место и собралась идти в дом, как вдруг ей стало плохо. Тело охватила неприятная липкая дрожь, руки и ноги похолодели. Зюлейка схватилась за горло, заметалась по двору, подбежала к забору и быстро наклонилась над чахлой травой. Ее стошнило. Выпрямившись, она заслонила глаза от нестерпимо сверкавшего солнца. Что это с ней? Она никогда еще не испытывала такой слабости и дурноты. И прилечь нельзя: в доме столько дел! Надия ушла на рынок вместе с дочерьми, а перед этим приказала племяннице переделать кучу работы.

   В конце концов, Зюлейка выполнила все поручения, но без особой старательности, кое-как и в результате заработала пощечину.

   – В последнее время ты даром ешь хлеб, – прошипела Надия. – Еле двигаешься, лентяйка!

   Зюлейка заплакала, что случалось нечасто. Плакала она и ночью, когда, сжавшись в комочек, лежала на крыше под огромной луной. Впервые в душе девушки шевельнулась обида на Амира. Почему он не заберет ее отсюда, зачем заставляет вести двойную жизнь? Как-то раз она осмелилась спросить, когда он на ней женится, но Амир ушел от ответа. Нужно поговорить с ним еще раз, напомнить о том, как тяжело ей живется в доме дяди.

   К концу третьего дня Зюлейка была сама не своя от желания увидеть возлюбленного. К прежним переживаниям прибавились другие, куда более серьезные и мучительные. Три ночи прошли напрасно. На сей раз луна не оказала на ее тело никакого воздействия. Зюлейка была достаточной взрослой для того, чтобы понимать, что это означает. У нее будет ребенок.

Глава IV

   Рассвет был лимонно-зеленым, прозрачным и нежным, как утренний сон. На горизонте таяли слоистые облака. Каменные стены домов были расцвечены пятнами солнечных бликов. Все обещало прекрасный, яркий, полный событий день.

   Именно в этот день, день, когда должно было состояться сватовство, Хасан обнаружил, что не может подняться на ноги. В глазах потемнело, тело сковала слабость, в висках будто стучали сотни крошечных молоточков. Спешно вызванный хаким озабоченно покачал головой и пустил больному кровь, строго-настрого наказав не вставать с постели.

   Хасану чудилось, будто его окутывает пелена вязкого, непроницаемого тумана. Ему было страшно осознавать, что есть нечто такое, что царит над людьми, властвует над их судьбами, может в любой миг провести роковую черту, означающую конец земной жизни.

   За окном раскинулись ярко-зеленые кусты жасмина, их пряный запах проникал в комнату. Густая, узорчатая завеса виноградных листьев оплела наружные стены дома, гибкие лозы свисали с оконных переплетов. Звенела веселая птичья разноголосица, ровно гудели пчелы. В тишине комнаты даже далекие звуки слышались удивительно отчетливо.

   Казалось, всюду бурлила жизнь, и только его одного внезапно покинули силы. Хасан подозревал, что ему подсыпали яд, – при дворе случается всякое, у начальника главного почтового ведомства Багдада могли найтись недоброжелатели и завистники. А может, виной переутомление, жара, «кровь ударила в голову», как сказал хаким.

   Вошла Зухра с освежающим напитком. Поставила чашку на столик, села у изголовья мужа и положила руку ему на лоб. Рука была дивно легка, нежна и прохладна. Она молча сидела рядом, и Хасан смотрел в обрамленное блестящими, черными, как вороново крыло волосами лицо жены, с гладким безмятежным челом и глазами, темными и огромными, как ночное небо. Она была не просто красива – в ее красоте таилось нечто такое, что действовало на людей. Притягивало подобно магниту и одновременно отталкивало, пугало.

   Прошло много времени, прежде чем Хасан решился заговорить с Зухрой о том, что его волновало.

   – Ты знаешь, какой сегодня день?

   Женщина кивнула.

   – Я во что бы то ни стало должен быть у Ахмеда.

   – Мой господин серьезно болен, – озабоченно произнесла Зухра. – Придется подождать, пока он сможет вставать с постели. Пошли людей, пусть передадут, что ты не сможешь приехать.

   – Я не могу отправить туда слуг. Это… это будет невежливо. Ахмед наверняка заподозрит, что я передумал.

   Тихий голос женщины звенел от напряжения.

   – Поручи это Амиру, – сказала она. – Он твой старший сын и доверенное лицо. Не сомневаюсь, что он сумеет найти нужные слова. Отец… твоей будущей жены все поймет и не обидится.

   Хасан поразился ее самообладанию. Стало быть, он очень дорог Зухре, если ради него она сумела подавить ревность собственницы!

   – Позови сына.

   Амир вошел, поклонился, справился о самочувствии отца и внимательно выслушал его. Затем согласно кивнул. Да, конечно, он передаст Ахмеду ибн Кабир аль-Халиди, что Хасан ибн Акбар аль-Бархи заболел, потому сватовство состоится в другой день, и в изысканных выражениях произнесет извинения от его имени.

   Когда Амир вышел за дверь, Хасан облегченно вздохнул и устало смежил веки.

   Зухра выскользнула следом за сыном и сжала его руку.

   – Ты обещал!

   – Я не знаю, как это сделать! – в смятении произнес Амир.

   – Придумай! Скажи, что отец заболел, тяжело и надолго, и сватовство откладывается на неопределенный срок! Главное – выиграть время! – жарко прошептала женщина.

   – Отец и впрямь серьезно болен? – спросил Амир, не сводя с матери недоверчивого, подозрительного взгляда.

   – Откуда мне знать, – уклончиво сказала Зухра и с горячей настойчивостью добавила: – То, о чем я прошу, очень важно. Это вопрос жизни и смерти. В судьбе каждого человека существует нечто такое, что требует отдавать кровь и плоть. И душу. Все, без остатка. Для меня этим «нечто» всегда была любовь к твоему отцу. Я не могу уступить Хасана другой женщине!

   Амир не знал, что ответить. Он подумал о том, что, будь его мать мужчиной, она бы многого добилась: правила бы людьми, вершила бы судьбы. Аллах наказал ее, вселив столь неистребимый, изобретательный дух в тело женщины! Неужели именно она устроила внезапную болезнь отца и – визит его, Амира, к неведомому Ахмеду? Если так, то ее возможности воистину безграничны, а власть кажется страшной! Что ж, если он постарается ей помочь, то, возможно, Зухра сумеет решить его проблему?

   Молодой человек вспомнил вчерашний разговор с Зюлейкой. Она сказала, что ждет ребенка. В тихом голосе девушки сквозило отчаяние, но Амир не поддался жалости. Не успокоил и не утешил. Между ними воцарилось тяжелое молчание. Потом он ответил, что постарается что-нибудь придумать. Его голос звучал отчужденно и холодно. Зюлейка закрыла лицо руками и заплакала. Амира снедала тревога. Он не желал жениться на Зюлейке, да и отец ни за что не допустит, чтобы его сын взял в жены племянницу мелкого торговца! С другой стороны, помешанный на честности, слепо повинующийся законам Корана, Хасан может заставить его признать ребенка.

   Вчера Амир внезапно увидел, как бедно одета Зюлейка, заметил, что ее волосы причесаны небрежно, ногти обрезаны кое-как, загорелые ноги покрыты пылью. Ее речь была неграмотна, простонародна. Заметил и поразился: чем могла привлечь его эта девушка? Тем, что самозабвенно и отчаянно дарила ему себя, с радостью предавалась непристойным играм? Но это скорее свидетельствовало о ее бесстыдстве. Ни один разумный мужчина не возьмет такую женщину в жены. Амир брезгливо поморщился и решил, что больше никогда не дотронется до Зюлейки.

   Поглощенный своими мыслями, он не заметил, как доехал до дома кади Ахмеда ибн Кабир аль-Халиди. Сопровождавшие Амира слуги знали дорогу, ему оставалось лишь следовать за ними на своем породистом гнедом жеребце.

   Молодой человек знал, что опоздал к назначенному часу, но это не имело значения. Его больше беспокоило то, что он до сих пор не придумал ничего подходящего. Сказать, что отец заболел и не смог приехать? Что даст Зухре эта отсрочка?

   Амир спешился возле ворот дома кади и тихо вошел в незапертую калитку. Слугам велел ждать на улице.

   Молодой человек очутился в маленьком дворике: земля была выложена широкими, потрескавшимися от жары и времени известковыми плитами, ветви высоких деревьев приятно затеняли небольшое пространство, посреди которого бил фонтан в виде простой каменной чаши. Амиру нравились такие дворики: в них с неиссякаемой волшебной силой царила память о древних временах.

   Возле фонтана стояла девушка с кувшином в руках. Шум воды приглушил шаги Амира, потому она не заметила нежданного гостя. На ней была светло-вишневая, с золотой вышивкой рубашка – легкость воздушной ткани создавала вокруг тела девушки полупрозрачный колышущийся ореол. Четкая линия бровей подчеркивала сияние глаз, смуглая шея была изящной и длинной, заплетенные в косы волосы покрывала унизанная золотыми цехинами шаль. Движения незнакомки, набирающей воду, были отточенными, гибкими, полными дивной грации и тайного огня.

   Прекрасная женщина с кувшином возле источника – идеал, живущий в сердце каждого истинного араба! Амир был поражен. Никогда прежде ему не приходилось переживать момент осознания чувственной красоты в сочетании с неким духовным взлетом.

   Внезапно сердце сжалось от неприятной мысли. Вероятно, это и есть дочь кади, на которой хочет жениться отец! При виде красивой женщины Амир всегда вспыхивал подобно сухому труту. Но сейчас он почувствовал нечто более сильное и глубокое, чем вожделение, более острое, чем зависть к тому, кому достанется эта девушка.

   Темные письмена Книги судеб не ведомы никому, и никто не в силах избежать предначертанного. Увидев незнакомку, Амир понял, что именно эта женщина должна стать его первой и любимой женой.

   В этот миг Джамиля повернулась и встретила взгляд гостя. От неожиданности она едва не выронила кувшин и замерла, не зная, убегать или нет. Перед ней стоял оживший герой ее тайных грез – как раз таким Джамиля представляла себе своего будущего мужа.

   Молодой человек сделал шаг вперед и отвесил легкий, изящный поклон.

   – Я пришел к Ахмеду ибн Кабир аль-Халиди. Он дома?

   – Да, – прошептала девушка.

   Амир почувствовал, что у него пересохло в горле.

   – Как тебя зовут? – выдавил ой.

   – Джамиля, – все так же тихо ответила девушка.

   Утром они ждали Хасана ибн Акбар аль-Бархи, но он не пришел. На всякий случай отец велел Джамиле не снимать праздничную одежду. Хасан не способен обмануть, сказал он. Стало быть, что-то случилось, ему помешало нечто важное. Возможно, он придет позже.

   Девушка была охвачена противоречивыми чувствами. На сегодняшний день отец отменил все дела и встречи. К Джамиле сватались много раз, но, похоже, отец впервые был готов дать согласие на брак.

   Ахмед несказанно удивился, когда начальник барида заявил о желании посвататься к его дочери. Но размышлял недолго. Хасан был его близким другом, который, как и сам Ахмед, видел правду жизни такой, какова она есть – не затуманенная высокими словами, жаждой денег или слепого преклонения перед властью. Его друг сказал, что полюбил Джамилю, а Ахмед знал, какими благами способен окружить женщину по-настоящему влюбленный мужчина! Хасан занимал хорошую должность при дворе правителя правоверных, он состоялся как личность, как мужчина, отец; его положение прочно, с ним Джамиля не будет знать ни забот, ни горя. Конечно, Хасан был много старше дочери Ахмеда, но это не имело значения. Мужчина молод, пока может держать в руках саблю, ездить верхом, ублажать жен и иметь потомство.

   Что такое любовь ветреных молодых людей? Она похожа на изменчивый поток; пронесется, как ветер, оборвет лепестки цветка, высушит его сладкие соки и оставит увядать на пыльной обочине!

   Едва девушка успела сообщить о приходе гостя, как Амир переступил порог дома. Джамиля скромно удалилась. Навстречу молодому человеку вышел ее отец.

   Амир поклонился и, назвав себя, добавил:

   – Меня прислал отец.

   – Что с Хасаном? – взволнованно спросил Ахмед.

   – Он заболел. Велел сказать, что не сможет прийти.

   – Что с ним? – повторил Ахмед.

   – Не знаю. Должно быть, виной волнение, переутомление или жара. Врач пустил ему кровь и предупредил, чтобы он не вставал с постели. Полагаю, отец скоро поправится.

   На лице Ахмеда появилось выражение облегчения, его взгляд потеплел.

   – Прошу, передай Хасану, пусть не переживает. Да пошлет ему Аллах много здоровья и долгих лет жизни!

   Хозяин дома предложил Амиру сесть, и тот опустился на диван. Слуга принес шербет и фрукты. Ахмед зажег серебряную курильницу, и помещение наполнилось запахом лаванды.

   Молодой человек молчал. Он забыл, что пришел сюда, повинуясь воле матери. Сейчас он думал о себе, о своих желаниях. Он жаждал сполна отдаться внезапно вспыхнувшему чувству и не думать о последствиях. Амиру казалось, что он обрел редкую ясность мыслей и неведомые ранее душевные силы.

   – Отец поручил сказать еще кое-что. Его сватовство к твоей дочери не состоится.

   Ахмед вздрогнул. У него был немного печальный, добрый, удивительно прямой взгляд.

   – Он передумал?

   Амир набрал в грудь побольше воздуха.

   – Да. Отец решил уступить первенство мне. Я, Амир ибн Хасан аль-Бархи, намерен просить у тебя руки Джамили.

   Ахмед замер. Он мог ожидать чего угодно, только не этого! На свете найдется немало людей, которые следуют своим собственным законам, подчиняются непостижимым велениям сердца и разума. Хасан был не из их числа. В то же время этот юноша выглядит здравомыслящим и серьезным… Воистину, Аллах творит то, что желает!

   – Вскоре я покину Багдад, – продолжал Амир, – отправлюсь в Хорасан в свите правителя правоверных, великого Харун аль-Рашида, и принца Абдаллаха аль-Мамуна. Если ты дашь согласие на брак, мы ускорим свадьбу и я смогу взять Джамилю с собой. Мы поселимся в Мерве, я окружу твою дочь уважением и любовью, каких она, без сомнения, заслуживает!

   Ахмед постарался взять себя в руки.

   – Благодарю за оказанную честь. Все это весьма неожиданно для меня, – осторожно промолвил он. – Я должен подумать. Джамиля – моя единственная дочь, и я намерен устроить ее судьбу наилучшим образом.

   Амир поднялся с дивана, хозяин дома – тоже.

   – Если позволишь, я зайду через несколько дней, чтобы узнать твое решение.

   Ахмед выдержал паузу, после чего сказал:

   – Будет лучше, если это сделает Хасан. Свадьба – серьезное дело. Я намерен с ним поговорить.

   Молодой человек изменился в лице. Он должен был понимать, что ему не на что рассчитывать. Если отец Джамили и поверил его словам, то наверняка счел себя оскорбленным «двойным» сватовством и решил, что в семействе аль-Бархи царят сомнительные нравы.

   Амир покинул дом судьи и отправился домой, не видя ни дороги, ни людей. О Джамиля! Впервые в жизни его интересовало не только тело женщины, но и ее душа. Какие мечты, какие воспоминания живут в ее сердце? Какой свет озаряет и какие тени омрачают ее мысли? Один взгляд этой девушки был подобен целому миру, доброй сотне несказанных слов, череде сладких снов, которые снятся на рассвете!

   Амир грезил о Джамиле с глубокой нежностью, тогда как о Зюлейке вспоминал только в тот момент, когда его обуревали страсть и ненасытное, грубое желание.

   После того как молодой человек ушел, Ахмед позвал дочь и рассказал ей о том, что услышал. Смятенное выражение на лице Джамили внушило ему тревогу, и он тут же раскаялся в том, что посвятил дочь в подробности случившегося.

   – Все это кажется мне очень странным, – заметил Ахмед. – Хасан так горячо убеждал меня в том, что хочет жениться на тебе, и вдруг.

   Джамиля не слушала отца. Она была воспитана на книгах, выдуманных историях, пылких стихах, и собственное воображение всегда имело над ней куда большую власть, чем правда жизни.

   – Отец! – Девушка взяла его за руки. – Ты всегда говорил о том, что хочешь моего счастья, что не желаешь меня неволить. Умоляю, выдай меня за этого юношу!

   Ахмед нахмурился. Он догадывался о том, что происходит. Джамиля увидела красивого молодого человека (а он и правда был очень красив!), мгновенно влюбилась и теперь мечтала о счастье – о лихорадочном, пылком, горячем счастье. Дочь не подозревала о том, что оно может быть и другим – неторопливым, спокойным, надежным. Когда-то Ахмед тоже был молод и представлял мир совсем не таким, каким он оказался в действительности. Теперь по роду занятий ему приходилось сталкиваться с самими разными проявлениями мошенничества, обмана и подлости. Окружающий мир был пропитан лицемерием, фальшью, жаждой сиюминутных удовольствий и – денег. На долю мечтателей оставалось бессилие и отчаяние.

   Хотя повидавший жизнь кади не сомневался в Хасане, поскольку тот разделял его стремления, был его другом, он все же по-настоящему доверял только небу, земле, воде и хлебу, то есть тому, что не способно меняться, а главное – изменять.

   Ахмед не стал объяснять это дочери и ограничился тем, что повторил ту же фразу, какой ответил Амиру:

   – Успокойся. Я ничего не решил. Сначала я должен поговорить с Хасаном.

   Вернувшись домой, Амир перво-наперво направился к Зухре. Она нетерпеливо поднялась навстречу и положила руки на плечи сына. Взволнованный, полный страстной силы взгляд женщины был устремлен в глаза Амира. Она коснулась ладонями его лица и выдохнула:

   – Ну… как?

   Молодой человек отстранился от матери. Сел. Придвинул к себе кувшин с холодной водой, налил в чашу и залпом выпил. По лицу пробегали быстрые тени, во взгляде затаилось смешанное чувство растерянности, решимости, упрямства и испуга.

   – Я все уладил.

   – Каким образом? Что ты сказал?

   – Сказал, что отец отменил сватовство. И… я заявил, что сам женюсь на Джамиле!

   Зухра ахнула и задрожала всем телом.

   – Глупый мальчик! Зачем ты это сделал? Отец никогда тебя не простит! Он может выгнать тебя из дому, лишить наследства!

   Амир смотрел прямо перед собой. Он сжал кулаки и не двигался.

   – Ну и пусть. Он и без того отправляет меня в ссылку. Он не получит эту девушку. Я уговорю ее убежать, увезу с собой, украду!

   – Тебя схватят!

   Амир упрямо тряхнул головой.

   – Главное – успеть отъехать подальше от города, а потом я попрошу защиты у принца аль-Мамуна. Он наверняка обижен на халифа за то, что тот высылает его из Багдада, и будет рад обзавестись человеком, который поклянется служить ему верой и правдой.

   – Харун аль-Рашид тоже едет в Хорасан. Он чтит законы веры. Тебя жестоко накажут, могут даже казнить! Амир! Пока не поздно, упади в ноги отцу, скажи, что ошибся, сошлись на временное помутнение разума, на что угодно! Главное, попроси прощения!

   – Чтобы он беспрепятственно женился на Джамиле? Ни за что!

   Зухра бессильно опустила руки.

   – Зачем тебе эта девушка? Она не принцесса, всего лишь дочь судьи!

   – Она прекраснее всех на свете.

   Пока Зухра думала, как убедить сына отступить от безумной затеи, Амир сказал:

   – Мне нужна твоя помощь в одном деле, мама.

   Зухра смотрела суровым, немигающим, как у змеи, взглядом.

   – Что еще ты наговорил?

   Молодой человек собрался с духом и промолвил:

   – Одна девушка ждет от меня ребенка.

   Женщина приложила руки к пылающим щекам.

   – О нет! Кто она? Как это произошло?

   – Ее дядя торгует башмаками. Она мне понравилась, и мы встречались по ночам. Я не думал на ней жениться, просто… развлекался. Но недавно она объявила, что беременна.

   – Дядя? А ее отец?

   – Она сирота.

   Зухра помолчала.

   – Ты уверен, что ребенок твой?

   – Да. Кроме меня, у нее никого не было.

   – Как думаешь, она способна рассказать о случившемся своим родным, прийти сюда и пожаловаться Хасану?

   Амир пожал плечами.

   – Я называл ей свое имя. Она довольно сумасбродна, так что все может быть… Я намерен сказать, что уезжаю. Если помочь ей избавиться от ребенка, думаю, она будет молчать. Зюлейка боится своей тетки: если та узнает правду, может запросто выгнать ее из дому.

   – Зюлейка?

   – Да, так ее зовут.

   Зухра прошла к нише в глубине комнаты, отодвинула занавеску, сняла с полки ларчик слоновой кости, открыла его и вынула маленький флакон из матового стекла.

   – Возьми. Скажи, чтобы смешала с водой и выпила.

   Амир кивнул и поцеловал ей руки.

   – Что бы я делал без тебя, мама!

   – А что буду делать без тебя я! – прошептала Зухра и горестно покачала головой.

   Ночью Амир встретился с Зюлейкой. На сей раз не он, а она ждала его возле стены своего сада, дрожащая, поникшая и жалкая. Молодой человек подошел к девушке и коротко произнес, не глядя на нее, не прикасаясь к ней:

   – Пойдем.

   Луна разливала вокруг мерцающий млечный свет, омывая им деревья, темно-зеленую бахрому листвы, стены домов, и все это сияло, как в сказке. Дорога тоже сверкала, напоминая Млечный Путь.

   Зюлейка обняла обнаженные плечи и зябко поежилась. На душе лежало тяжкое бремя страха и неуверенности в будущем. Амир шел чуть впереди и молчал. Еще недавно он бы осыпал ее поцелуями, согрел в объятиях, нетерпеливо и пылко овладел ею и они вместе взмыли бы на вершину блаженства. А теперь… Что-то подсказывало Зюлейке, что мужчина, которому она столь бездумно доверила свою судьбу, больше никогда не дотронется до нее, не произнесет ласковых слов, не посмотрит с нежностью и любовью.

   Они пришли в пальмовую рощу, где провели столько сладких, безумных минут. Над головой порывисто шумели деревья. Шелковистая трава приятно холодила ноги.

   Зюлейка протянула руки.

   – Амир!

   Он резко отстранился.

   – У меня мало времени. Я уезжаю. Далеко. Навсегда. Я не могу взять тебя с собой. Я пришел, чтобы помочь тебе. Вот средство: примешь его – и ребенка не будет. Выпей завтра с утра, не тяни. Будь осторожна, чтобы никто не догадался.

   Каждое слово ранило, как удар ножа. Зюлейка молча корчилась от нестерпимой душевной боли.

   – Амир! – прошептала она. – Разве ты не можешь жениться на мне?

   – Жениться? – Он скривил губы. – На такой, как ты? Вспомни, как ты лежала на кошме, задрав рубашку, и умоляла взять тебя! Танцевала голой! Отдавалась бесстыдно, как последняя потаскушка!

   Зюлейка закрыла лицо руками.

   – Ты сам просил меня проделывать такие вещи! Тебе нравилось на меня смотреть! Ты хотел, чтобы я стала твоей. Я не потаскуха, я была только с тобой! Что будет, если дядя надумает выдать меня замуж и супруг поймет, что я уже не девушка?

   Амир презрительно усмехнулся.

   – Вы, женщины, знаете много уловок, как обмануть нас, мужчин.

   Зюлейка зарыдала и скользнула вниз, в траву, к его ногам. Обвила руками, прижалась лицом. Ей казалось, что, если она схватит его крепко-крепко, станет умолять и просить, он не уйдет. Не оставит. Не бросит.

   – Амир! Я никогда не смогу выйти за другого! Я люблю только тебя! Почему ты больше не хочешь видеть меня?

   Молодой человек безжалостно произнес:

   – Я встретил девушку, на которой решил жениться. Равную мне по рождению, умную и прекрасную, как небесная дева. Все, что случилось в моей жизни прежде, забыто. Любовь – это небесный огонь, а то, что было у нас с тобой, просто развратная игра.

   Он наклонился, схватил Зюлейку и рывком поставил на ноги. Взгляд девушки застыл, губы раскрылись, голова моталась из стороны в сторону. Казалось, она вот-вот лишится и чувств, и рассудка. Амир усадил ее на землю и прислонил к стволу дерева.

   Спустя некоторое время Зюлейка заметила, что осталась одна. Одна в роще, в Багдаде, в целом мире! Она знала это, но не могла постичь ни сердцем, ни умом. Она просто была не в силах понять, что значит жить в пустоте, видеть пустоту, хватать ее руками, ощущать в себе.

   Зюлейка вернулась домой, влезла на крышу, забралась под кошму и до утра лежала неподвижно, сжимая в руке флакон, который дал ей Амир. Мысли были тяжелыми; мрачными, как грозовые тучи, а в сердце будто шевелились щупальца каких-то гадких, липких тварей.

   На рассвете пришлось подняться. Ноги были как ватные, руки дрожали. Девушка привычно молилась Аллаху, не понимая, что говорит. Губы шевелились, шептали слова, а разум замер, скованный невидимым льдом. Воля Амира была страшна, но она, Зюлейка, должна ее выполнить, чтобы спасти, свою жизнь. Если дядя и тетя узнают о том, что произошло, они вышвырнут ее из дому и ей некуда будет пойти. Любой мужчина получит право сделать с ней все, что захочет. Ей придется вести жизнь отверженной, падшей, опозоренной женщины. В Багдаде было немало людей, влачивших убогое существование в поисках пристанища и пропитания, перебивающихся случайными заработками. Их жизнь была более жалкой, чем жизнь бесправных рабов.

   Девушка уединилась в одной из комнат, тайком достала флакон, плеснула содержимое в чашку с водой и осторожно понюхала жидкость. Нужно решиться и выпить. Через какое-то время новая жизнь навсегда покинет ее тело. Зюлейка представляла, как это должно произойти. Наверное, будет больно. Но разве может стать больнее, чем* сейчас, когда каждая мысль, каждый удар сердца причиняет нестерпимые муки!

   – Где ты, ослица? – послышался голос Надии. – Что ты там делаешь? Отлыниваешь от работы! Ты что, забыла? Пора нести дяде обед!

   – Я здесь! Не забыла! Сейчас приду! – отозвалась Зюлейка.

   Она с трудом узнала собственный голос.

   Надо принять средство, а потом идти к дяде. Когда оно подействует, нужно где-нибудь спрятаться и переждать, пока все не закончится. Потом придется что-то соврать.

   Внезапно у девушки закружилась голова. Рука дрогнула, и часть жидкости пролилась на глиняный пол. Мгновение Зюлейка смотрела на темный ручеек, после чего медленно вылила содержимое чашки и обратилась к ребенку, который был в ней песчинкой, крохотным зернышком, сокрытой во мраке звездой.

   – Я только что уничтожила твою смерть.

Глава V

   В последующие минуты и часы Зюлейка укрепилась в желании сохранить ребенку жизнь. Она принялась вспоминать свое прошлое, о котором прежде не задумывалась. Девушка думала об отце, беспечном человеке, не заботившемся о семье, о матери, которая бросила маленькую дочь на произвол судьбы, сбежала с чужим мужчиной и погибла.

   Она шла по багдадским улицам и видела деревья с блестящими, словно отлакированными листьями, которые выглядывали из-за высоких белых стен с изящными прорезями ворот, узорами из разноцветных изразцов, ярких и длинных, как ковровая дорожка. Над оградами вздымались особняки со стрельчатыми арками, узкими окнами и мозаичным покрытием стен. В них жили важные мужчины и прекрасные женщины – они одевались в шелка и ели на серебре.

   Зюлейка видела и другие дома, сплетенные из пальмовых циновок, обмазанные глиной и покрытые тростником. В этих кварталах пахло помоями, нечистотами, дымом, грязью. Вокруг суетились оборванные, растрепанные женщины, бегали чумазые, тощие, голые дети.

   Два противоположных, разных, на первый взгляд никак не связанных друг с другом мира. А где ее мир? Где ее настоящий дом?

   Зюлейка остановилась. Она должна сохранить способность радоваться жизни и, что бы ни случилось, принимать ее такой, какая она есть. Если уж она сама выбрала этот путь, значит, нужно идти до конца. Не сдаваться, не бояться и ни о чем не жалеть.

   Девушка выпрямила спину и ускорила шаг. Она выносит и родит ребенка. Только надо сделать так, чтобы окружающие как можно дольше не замечали происшедших с ней перемен.

   Она дошла до лавки и отдала дяде обед. У Касима было хорошее настроение, и он решил поболтать с племянницей.

   – Ты стала совсем взрослой, Зюлейка. Похорошела и расцвела! Пора подыскать для тебя жениха.

   Девушка вздрогнула и потупилась.

   – Я не хочу замуж, дядя.

   Касим рассмеялся.

   – Напрасно. Не век же тебе выслушивать упреки Надии!

   В это время в лавку вошел покупатель, дородный господин в роскошных одеждах. Касим бросился к нему. Мужчина попросил показать женскую обувь и, перебирая туфли, исподволь разглядывал Зюлейку. Взгляд был обжигающий, тяжелый, пронизывающий насквозь. Девушка содрогнулась от неприятного чувства. Почему он так смотрит?

   – Я возьму три пары туфель красного сафьяна, расшитых стеклярусом, и еще две синего шелка с бисером, если ты сбавишь цену. И покажи мужские сандалии, только выбери самые прочные.

   Касим выполнил просьбу покупателя, и тот склонился над товаром.

   Воспользовавшись паузой, дядя отослал Зюлейку домой, и она поспешно покинула лавку.

   Когда девушка скрылась из виду, покупатель поднял голову и спросил:

   – Твоя дочь?

   – Племянница.

   – Сколько ей лет?

   – Скоро шестнадцать.

   – Просватана?

   – Пока нет.

   – Где ее родители?

   – Они давно умерли. Мы с женой воспитываем Зюлейку с двухлетнего возраста.

   – Это хорошо.

   – Хорошо? – Касим удивленно поднял брови. – Почему, господин?

   Мужчина оглянулся. Поблизости никого не было, и он сказал:

   – У меня мало времени, потому буду говорить прямо. Я поставляю девушек для богатых гаремов. Покупателей много: из Хиджаза, Бахрейна, Йемама, других провинций халифата. В основном по ту сторону пустыни – там ценят багдадских красавиц. Они становятся наложницами состоятельных людей и живут в роскоши. Необязательно, чтобы девушка была образованна и имела высокое происхождение. Главное – внешность. Твоя племянница очень красива. Я дам за нее тридцать дирхемов.

   Касим озадаченно молчал. Для такого человека, как он, тридцать дирхемов – большие деньги. Касим понимал, почему мужчина обратился именно к нему. Далеко не всякий отец отдаст своего ребенка в чужие руки, продаст его, словно товар, доверит родную кровинку незнакомому человеку, дабы он навсегда увез ее в неведомые края! А племянница все же не дочь.

   – Не отвечай сразу, подумай, – сказал покупатель, забирая туфли. – Я приду позже. Мой караван отходит через четыре дня. Мне удалось добыть пять девушек, и теперь приходится их наряжать, чтобы смотрелись достойно. Твоя племянница выглядит как принцесса без всяких украшений – потому я и предлагаю такую цену.

   Он ушел, а Касим долго не мог прийти в себя. Кто знает, удастся ли выдать Зюлейку замуж? Пока за нее никто не сватался, хотя она достигла соответствующего возраста и была хороша собой. Дурные слухи разносятся быстро – история Джафара и Лейлы была хорошо известна в квартале, их до сих пор вспоминали с осуждением и неприязнью. А Надия всегда говорила, что порвет на себе одежду зубами, но не позволит мужу дать за девчонкой большое приданое.

   – Мы и без того кормим и поим ее целых четырнадцать лет! – повторяла она.

   Касим вернулся домой поздно вечером. Жена подала ему ужин. Багровое солнце скрылось за горизонтом, и огонь очага сиял посреди двора золотым цветком. Прохладные вечера Касим любил проводить на улице, отдыхая после жаркого дня. Он долго сидел, бесстрастно глядя на огонь, медленно зачерпывая плов, не спеша отправляя в рот и неторопливо жуя. Потом спросил жену:

   – Где Зюлейка?

   – Отправилась спать, лентяйка! Сказала, что у нее болит голова! Она вроде как поглупела за последнее время, к тому же еле двигается – от нее нет никакого толку!

   – Пора выдавать ее замуж. Женщина презрительно скривила губы.

   – Кто ее возьмет! Все помнят, какими были ее родители! Ты еще намучаешься с ней!

   – Послушай, Надия, – промолвил Касим, поднимаясь с места, – мне нужно с тобой кое-что обсудить.

   Он рассказал жене о разговоре с покупателем и его предложении. У Надии загорелись глаза.

   – Тридцать дирхемов! Это большие деньги! Надеюсь, ты согласился?

   – Я сказал, что подумаю. Зюлейка – живой человек, а не пара башмаков! – с упреком произнес Касим.

   – Разве ей будет плохо в гареме? – нашлась Надия. – Станет жить в роскоши, какой никогда не видать моим дочерям! Если тот мужчина дает тебе тридцать дирхемов, значит, сам получит за девушку не меньше ста! Подумай, как должен быть богат человек, способный заплатить такие деньги за простую девчонку!

   – Мне нужно сказать Зюлейке правду. Посмотрим, что она ответит, – заявил Касим.

   – Пусть попробует отказаться! – воскликнула Надия и заметила: – Главное – не говорить ей про деньги.

   Едва утренний свет омыл округу и солнце начало торжественное восхождение к зениту, тетка растолкала Зюлейку и велела девушке спуститься во двор.

   – Дядя хочет сказать тебе что-то важное. Иди скорее, не то ему пора в лавку!

   Прежде чем начать разговор, Касим окинул пристальным взглядом заспанное лицо племянницы, ее стройное тело, едва прикрытое полотняной рубашкой с разрезами по бокам. Зюлейка сонно моргала и вздрагивала от прохладного утреннего ветерка. Да, она была красива яркой, свежей, радующей глаза красотой. Но… Никому не известно, станет ли ее красота залогом счастья. Человеческая судьба подобна дороге над пропастью в темную ночь. Только Аллах знает, что уготовано этой девушке!

   Касим поведал Зюлейке о предложении незнакомого господина. Следуя совету жены, умолчал о деньгах, говорил только о том, что ее отдадут богатому человеку и у нее будут дорогие украшения и наряды. По мере того как он продолжал свой рассказ, глаза девушки наполнялись горечью и мукой, губы тревожно сжимались, а тело пробирала волнующая дрожь. Едва Касим умолк, она умоляюще сложила руки.

   – Дядя, прошу, не отдавай меня этому господину!

   – Почему? – растерялся Касим.

   – Я боюсь покидать твой дом! Я не хочу жить у чужих людей, я желаю остаться с вами!

   Надия подскочила к Зюлейке и больно дернула ее за волосы.

   – Четырнадцать лет ты живешь здесь из милости! Сколько ты съела хлеба, выпила молока, и все без пользы! Сколько денег потрачено на твою одежду и обувь! Думаешь просидеть на дядиной шее до конца жизни? – И обратилась к мужу: – Не слушай ее, Касим! Пусть тот человек забирает ее навсегда! Я больше не хочу ее видеть! Неблагодарная тварь!

   – Я не могу заставить ее, Надия.

   – А я – могу! Что она понимает, эта девчонка! Я изобью ее палкой, слышишь, уморю голодом, сживу со свету!

   Касим покачал головой. Зря он сказал жене про тридцать дирхемов. Теперь она вряд ли успокоится. Зюлейке придется несладко. Улучив момент, он шепнул девушке:

   – Я целый день в лавке – у Надии развязаны руки. Она станет измываться над тобой, и я не сумею ей помешать. Подумай, дочка. Может, и впрямь будет лучше, если ты уедешь?

   – Я не хочу, – глухо произнесла Зюлейка.

   В последующие дни тетка изводила девушку, вымещая на ней свою злость, а дядя тайком увещевал, пытаясь заставить племянницу изменить решение. Надия запретила девушке есть вместе с семьей, прогнала с крыши, велев ночевать в саду. Оскорбляла, толкала и била.

   Зюлейка понимала, что дядя разочарован, и это было хуже, чем открытая ненависть тетки. Что будет, когда они узнают о ее беременности? Девушка боялась даже думать об этом. Касим всегда был добр к ней, а она не оправдала его ожиданий. Из-за ее позора над ним станет смеяться вся улица, он может потерять покупателей. Едва ли дяде удастся удачно выдать замуж своих дочерей: тень ее поступка упадет и на них. Рано или поздно ее заставят покинуть дом Касима, и лучше сделать это сейчас, пока никто не знает правды, пока окружающие считают ее порядочной девушкой. Ей придется самой отвечать за то, что она натворила, нести это бремя – часть ее судьбы и воли Аллаха – одной.

   На исходе третьего дня Зюлейка сказала Касиму:

   – Дядя, я передумала. Я согласна.

   Амиру всегда нравился кабинет отца. Он помнил, как приходил сюда в раннем детстве и смотрел на Хасана. Тот сидел за резным столиком с каламом[10] в руке и о чем-то думал. Перед ним обычно лежал лист бумаги и стоял оплетенный узорами медный сосуд с двумя небольшими ручками у изящного узкого горлышка, полный прохладительного напитка.

   Помещение озаряло пламя чеканной лампы, подвешенной к потолку на длинных цепочках; тени расползались по углам, свет переливался и плясал на узорах ковров, растекался по гладкой поверхности мебели дорогого палисандрового дерева.

   Отец казался Амиру мудрецом, который предавался размышлениям и записывал важные мысли, приходившие ему в голову в сумерках позднего вечера. Увидев сына, Хасан с улыбкой откладывал перо, усаживал мальчика к себе на колени и ласково гладил его по голове своей тяжелой и теплой рукой. Он рассказывал Амиру увлекательные истории из жизни Багдада или сказки о смелых мореходах, злых духах и прекрасных небесных девах.

   А за стеной поджидала мать, которая нашептывала мальчику: «Только ты его настоящий сын, его единственный наследник, слышишь! Этот безродный никогда Ничего не получит, клянусь всем, что мне дорого!»

   Сейчас отец говорил:

   – Ты осмелился оскорбить мои желания, решил ослушаться моей воли захотел посмеяться надо мной! Я отказываюсь от тебя и лишаю права наследовать мне. Отныне у меня нет другого сына, кроме Алима. Мое имя, должность, имущество будут принадлежать ему. У тебя нет совести, значит, нет ничего. Единственное, что я могу для тебя сделать, – отправить в Хорасан, как было условлено. Надеюсь, что в Мервском оазисе, на службе у принца, у тебя не останется времени для безумных похождений. Возможно, ты сумеешь заработать на пропитание и наконец-то поймешь, как должно жить честному человеку. Пусть Аллах будет милостив и направит тебя на истинный путь.

   За стеной Зухра ломала руки, мысленно заклиная Амира пасть в ноги отцу и молить о прощении. Но тот произнес, не сгибая спины и твердо глядя в глаза Хасана:

   – Я не собирался смеяться над тобой. Я не желал нарушать твою волю, я следовал своей. Мне понравилась эта девушка, я тоже хочу на ней жениться. Я не считаю твое решение справедливым, отец, и думаю, что когда-нибудь ты о нем пожалеешь!

   Лицо Хасана оставалось спокойным, дыхание – ровным. Только пальцы нервно крутили, ломали перо. Он угадывал помыслы сына, чувствовал его зависть, видел в глазах огонь ненасытных, темных желаний. Амир совершил шаг к открытой вражде с родным отцом столь же осознанно и твердо, как это сделал бы воин, идущий навстречу неминуемой смерти.

   Выйдя из кабинета отца, молодой человек увидел младшего брата, который дожидался своей очереди. Нездешние, светлые глаза Алима смотрели на Амира без осуждения и торжества, с наивным изумлением, как на диковинку. Его душа была чиста, мысли легки, он был по-детски предан отцу; этот мальчик еще не познал ни любовных томлений, ни чувства соперничества, не вкусил яда ревности, не был ранен сознанием несбывшихся надежд.

   – Что смотришь? Клянусь, когда-нибудь я до тебя доберусь! Мы еще встретимся – не в этом доме, а где-нибудь в горах, в степи или среди песков, там, где нас будет видеть только Аллах! Тогда я тебя уничтожу, – грубо произнес старший брат.

   – За что? – прошептал Алим.

   – Ты получаешь то, что должно достаться мне, ты возвышаешься не по праву! Ты – ничтожество, сын рабыни!

   – Я – сын своего отца.

   Ответ юноши был полон достоинства и непривычной твердости. Прежде Алим испытывал неуверенность перед старшим братом, но теперь, похоже, воспрянул духом и расправил крылья. Амир с трудом удержался, чтобы не ударить его.

   – Алим! Зайди ко мне, сын! – послышался голос Хасана, и юноша быстро прошел в кабинет.

   Амир перевел дыхание. В голове звенела пустота. Сердце неровно стучало, ныло, горело огнем. Он не стал подслушивать, о чем говорят отец и Алим, это было выше его сил. Помедлив, он отправился к матери.

   Зухра сидела прямо и неподвижно, так что ни одно из ее многочисленных украшений не колыхалось. Казалось, все эти серьги, подвески, ожерелья, браслеты, крошечные серебряные колокольчики, украшавшие подол одежды, погрузились в трагическое молчание.

   – Наконец я избавился от его власти и могу делать все, что захочу! – промолвил Амир.

   Торжественные, небрежные интонации скрывали неуверенность, сомнения и страх. Женщина это почувствовала. Аллах покровительствует тем, кто всем своим существом, всем напряжением духа и силой мысли устремляется к цели. Но не в этом случае. Не в этом…

   – Это я виновата, Амир. Я подстрекала тебя к соперничеству с отцом, упорно внушала ненависть к брату.

   Он склонился перед ней.

   – Нет, мама. В этом виновата не ты.

   Днем позже, накануне отъезда, Амир повидался с Джамилей. Он долго подкарауливал девушку возле ее дома, пока не увидел, как она вышла вместе с пожилой служанкой и направилась в сторону торгового центра Сукас-Суласа. Женщины шли по узким, полным прохладной тени улицам восточного Багдада, где селилась знать. Молодой человек следовал за ними.

   Джамиля шла неторопливой изящной походкой, тончайшие кисейные одежды чувственно обвивались вокруг гибкого стана.

   Легко трепетал голубой шелк покрывала, нежно звенели гроздья серебряных украшений, тугие шнурки черных косичек тревожно метались по гибкой спине.

   Странно, что после всего, что случилось, Ахмед не охраняет свою дочь. Впрочем, мог ли почтенный кади представить, на какое преступление может пойти дерзкий отступник Амир, сын многоуважаемого начальника главного почтового ведомства Багдада!

   Дождавшись, когда Джамиля и служанка отойдут на значительное расстояние от дома, Амир догнал девушку и прочитал за ее спиной строки Башшара ибн Бурда:[11]


Скажу ей: «Взываю к тебе, словно к Богу,
Любовью своей исцели мой недуг!
Ведь снадобья знахарей мне не помогут —
Умру я, несчастный, не вынесу мук.
Я в самое сердце тобою был ранен
И сдался без боя, и духом ослаб.
Да где ж это видано, чтоб мусульманин
Томился в плену, как ничтожнейший раб?!
Так что же мне делать? Ответа я жду!
Помедлишь мгновенье – и мертвым паду».[12]

   Амир не был прилежен в изучении точных наук, но стихи любил и знал наизусть многих поэтов.

   Джамиля повернулась, и молодой человек увидел полные медовой сладости, темно-карие, с золотыми искорками глаза и хотя и несмелую, но все-таки радостную улыбку. Амир удивился, впервые почувствовав, осознав, какое оно – простое, странное, волшебное счастье: стоять и глядеть друг на друга.

   Старая служанка смотрела настороженно, и молодой человек невольно поморщился.

   – Мы можем поговорить наедине?

   Девушка колебалась. Взгляд темных глаз того, кто при первой же встрече запал в ее сердце, обдавал жарким огнем, светился тоской, любовью и почти безумной надеждой.

   – Хорошо. Иди вперед, Марджан. Я скоро.

   Служанка нехотя повиновалась.

   – Ты все знаешь? – прямо спросил Амир.

   Джамиля застенчиво кивнула.

   – Твой отец приходил к моему отцу и разговаривал с ним. Он сказал…

   – Мне известно, что он сказал, – быстро перебил молодой человек и продолжил: – Отец прав. Мне не хватило ни времени, ни терпения, ни разума для того, чтобы стать хорошим, добрым, достойным своего имени человеком. Я постараюсь исправиться. Ради тебя и твоей любви. Если ты согласишься уехать со мной, я попрошу помощи у Харун аль-Рашида. Я слышал, халиф любит необычные истории и охотно покровительствует влюбленным. Стань моей женой, и я сверну горы, переплыву море, достану звезду с небес!

   Джамиля зарделась.

   – А вдруг государь велит тебя наказать, а меня вернет отцу?

   Амир смотрел на нее открыто и честно.

   – Такое вполне возможно.

   – Откажись от меня, не подвергай себя смертельной опасности! – умоляюще произнесла девушка, тогда как ее глаза говорили другое.

   Молодой человек покачал головой.

   – Это так же немыслимо, как если бы кровь в моих жилах потекла в обратную сторону!

   – Почему тебе нужна именно я?

   Он улыбнулся.

   – Потому что ты умна и красива.

   – На свете много других девушек! – в смятении прошептала Джамиля. – Они тоже умны и красивы.

   Амир наклонился, зачерпнул горсть пыли и развеял ее между пальцами.

   – Вот что такое другие девушки! – запальчиво произнес он. – Ты была вот здесь, – Амир коснулся своего лба, – и явилась сюда. – Молодой человек показал на землю. – На этот свет. Сделалась настоящей, живой. Это чудо! Ты нужна мне, потому что я тебя люблю. Только тебя, Джамиля.

   Она потрясенно молчала, а Амир продолжил:

   – Если ты сумеешь устроить так, чтобы тебя не хватились ранним утром, мы успеем отъехать с караваном и будем спасены!

   В лице Джамили отразилось сомнение. Дочерний долг боролся в ней, с желанием покориться судьбе.

   – Клянусь Пророком, я не коснусь тебя прежде, чем мы поженимся! – добавил Амир.

   Он быстро прижал пальцы к губам девушки, потом отнял и легко прикоснулся к своим. Джамиля улыбнулась.

   – Я тебе верю, – просто сказала она.

   – Тогда поедем со мной!

   Девушка покачала головой.

   – Мой отец сойдет с ума от горя!

   – Ты умеешь писать? – спросил Амир. – Оставь ему письмо. – И взмолился: – Пойми, если ты откажешься от чувств и подчинишься долгу, тебя выдадут за Хасана. Мой отец – неплохой человек, но… разве ты мечтала о нем? Ложась с ним в постель, не станешь ли ты вспоминать меня и тайком плакать в подушку? Произведя на свет ребенка, не будешь ли ты сожалеть о том, что родила мне не сына, а брата? У моего отца уже есть жена – Зухра, моя мать. И хотя я не должен произносить таких слов, тебе нужно знать: она… заранее ненавидит тебя, ибо считает, что Хасан принадлежит только ей. Полагаю, она уже отправила на тот свет, по меньшей мере, одну наложницу моего отца! Ту, которую он осмелился полюбить.

   – Хорошо, – прошептала Джамиля, покоренная его словами, а еще больше – прикосновениями и взглядом. – Я согласна. Скажи, что мне делать и где я должна ждать.

   Амир воспрянул духом. Неужели счастье само ляжет в ладонь – только подставь руку? Если так, то он приобрел намного больше, чем потерял! К шайтану деньги и положение в обществе! Богатые и знатные не попадают в рай. Путь туда открыт только любящим и любимым.

   Молодой человек кивнул на служанку.

   – Она не выдаст?

   – Я постараюсь сделать так, чтобы она молчала.

   На рассвете Амир ждал возлюбленную возле Хорасанских ворот, через которые должны были проследовать караваны правителя правоверных Харун аль-Рашида и принца аль-Мамуна. Ждал, держа за повод двух быстрых коней.

   Караван халифа огромен, никто не обратит внимания на девушку. Сыну Хасана позволено ехать в свите принца, и никто не запрещает ему взять с собой в Хорасан жену или наложницу. Конечно, Ахмед и Хасан вышлют погоню. Однако если халиф проявит великодушие и милосердие, он, Амир, успеет жениться на Джамиле. Эта чудесная девушка будет принадлежать только ему. Навсегда.

   Так размышлял молодой человек, и дерзкие, будоражащие душу мысли придавали ему сил. Амир в самом деле верил в то, что хочет и может измениться в лучшую сторону. Прежде он не подозревал, насколько любовь способна преображать внутренний мир человека и влиять на его желания!

   Размытый утренним туманом дальний край неба мерцал последними звездами. С противоположной стороны выплывало огромное солнце. Оно сверкало, отражаясь в золотых куполах дворцов и мечетей, озаряло стволы и листья пальм, застывших на страже сонных улиц. Скоро над городом поплывет протяжный призыв муэдзина.

   А если Джамиля не придет? Как тогда жить? Эта прекрасная девушка никогда не отпустит на свободу его плененное любовью сердце!

   Когда Амир увидел завернутую в покрывало фигурку с узелком в руках, которая спешила навстречу, он не выдержал, бросил поводья и побежал к Джамиле. Обнял девушку за плечи и крепко прижал к себе.

   Ее сердце то тревожно билось, то испуганно замирало в груди.

   – Пришла!

   – Да. Отец еще не поднялся. Я уговорила Марджан помочь. Надеюсь, меня не скоро хватятся.

   Он радостно кивнул.

   – У меня все готово. Остается присоединиться к каравану. Ты ездишь верхом?

   – Немного.

   Амир помог Джамиле забраться в седло. Ему доставляло неизъяснимое, на редкость невинное удовольствие бережно прикасаться к ее рукам, к легкому, стройному, надежно укрытому одеждами телу. Исчезли воспоминания о мучительном прощании с матерью, жгучие мысли об отце, который больше не считал его своим сыном, опасения, что будущее окажется не таким, каким оно представлялось в ослеплении влечением и любовью.

   Когда они с Джамилей тронулись в путь – бок о бок, то и дело встречаясь взглядами и улыбаясь, – Амир ощутил себя так, как если бы неполное вдруг сделалось полным до краев, а разделенное – неразрывным, единым. Так, будто только сейчас он начал жить и впервые увидел окружающий мир.

Глава VI

   803 год, пустыня Нефуд


   Глухо позванивали бронзовые колокольчики верблюдов, в неподвижном воздухе медленно оседала пыль, поднятая животными и людьми. Высоко в небе кружились коршуны, по земле сновали шустрые ящерицы. Верблюды шагали длинной вереницей, нагруженные вьюками с продовольствием и товарами. Пески были покрыты ветреной рябью. Здесь не росло ничего, кроме чахлого саксаула.

   Багдад остался далеко позади. Два дня назад караван переправился через Евфрат. Становилось все жарче, горизонт плыл и дрожал. Безоблачное небо будто выцвело, дали заволокла туманная дымка зноя. Идти по мелкому песку было тяжело, ноги утопали по щиколотку. Зюлейка пробовала сесть на верблюда, но размеренная походка «корабля пустыни» быстро довела ее до головокружения и тошноты.

   Оставалось идти пешком, глядя на мерно покачивающихся верблюдов и странных, облаченных в лохмотья людей с неопрятными бородами, которые сопровождали караван и охраняли товар. Бежать было некуда, обращаться за помощью – не к кому. Окружающие люди смотрели на девушку как на вещь. Теперешний хозяин ее судьбы ехал далеко впереди, пять подруг по несчастью брели рядом; они старательно кутались в покрывала и молчали. Была еще какая-то женщина средних лет, одетая в черное: она присматривала за девушками, подгоняла их, когда нужно, и следила, чтобы они не заводили между собой разговоров.

   Пески раскалились, как печь. Девушка задыхалась. Вода в бурдюках и тыквенных флягах сделалась теплой, и Зюлейка никак не могла утолить жажду. Ее сердце сжималось от дурного предчувствия. Девушка не привыкла к непереносимому зною, в Багдаде было гораздо прохладнее. Казалось, здешнее солнце способно воспламенить кожу и волосы, шерсть животных и одежду людей.

   Наконец сделали привал. Девушки сели на расстеленные кошмы. Женщина, которую звали Сайда, раздала им лепешки и фрукты. Зюлейка не могла есть и лишь пила воду. В какой-то миг она поймала на себе подозрительный взгляд Сайды и закашлялась, а потом принялась с деланным равнодушием разглядывать дюны, напоминающие то ли купола мечетей, то ли округлые девичьи груди.

   Зюлейку не покидала внутренняя дрожь, как бывает, когда подкрадывается опасная болезнь, душу разрывало ощущение пустоты. Она понимала, что осталась совсем одна, если не считать ребенка, который незаметно жил и рос в ней.

   На первый взгляд прощание с Касимом, Надией и их детьми далось легко, но теперь Зюлейка начала понимать, что смертельно скучает по дому. Как жить дальше, когда приходится полагаться лишь на себя? Сайда обмолвилась, что их ведут в Хиджаз, в величественный древний город под названием Медина, где когда-то жил пророк Мухаммед, но что с того? Там ее ждет рабство, унижение, позор.

   Привал закончился, и Зюлейка снова брела, наблюдая за медленным шествием солнца по бесконечному небу, терпеливо ожидая, когда на землю ляжет печать вечера. Горячий ветер обжигал лицо, слепил глаза, на зубах скрипели твердые, как камушки, песчинки.

   Вскоре жара начала спадать, на истомленные зноем пески внезапно опустилась ночь. Только-только перед глазами пылало огромное солнце, западная часть неба была окрашена в шафрановый цвет – и вдруг все погасло. Горизонт заслонил непроницаемый мрак.

   Караванщики разложили приготовленный заранее саксаул и зажгли костры. Разбили шатры, и Зюлейка, наконец, смогла прилечь. Она мгновенно заснула, свернувшись калачиком на кошме, и не слышала, как Сайда приподняла полог, выбралась наружу и направилась к хозяину.

   Шакур ибн Фейсал сидел на шелковых подушках и покуривал кальян.

   – Что тебе? – с недовольным видом произнес он, когда женщина, проскользнула внутрь.

   – Одна из девушек нездорова, – мрачно промолвила Сайда, глядя в пол.

   – Что с ней?

   – Ничего не ест, господин. Несколько раз ее тошнило. Она очень бледна и еле идет.

   – Возможно, это от солнца?

   – Возможно. А может, и нет.

   – Которая?

   – Та, что вы купили последней.

   Шакур медленно выдохнул ароматный дым. Свел брови, сжал рот. Через его руки прошли многие, и он был готов к любым неожиданностям.

   – Эта – самая красивая. Она стоит дороже остальных. Надо узнать, что у нее за недуг. Проверь. Осмотри с головы до ног, вплоть до потаенных мест. Потом придешь и доложишь.

   Грубое прикосновение Сайды вырвало Зюлейку из глухой, глубокой темноты сна. Девушка села и испуганно заморгала.

   – Иди за мной, – бесстрастно произнесла женщина.

   Через четверть часа она приволокла Зюлейку в палатку хозяина и бесцеремонно толкнула на ковер.

   – Я все выяснила! Эта дрянь сама во всем призналась, едва я взялась ее осматривать! Она беременна: товар безнадежно испорчен, мой господин!

   Шакур разразился бранью.

   – Будь проклят лавочник! Ловко меня надул! Продать негодный товар за тридцать дирхемов! Пусть коршуны выклюют его нечестивые глаза, пусть шакалы съедят его печень!

   Значит, Касим получил за нее деньги. Теперь понятно, почему тетка так сильно злилась, когда она отказалась от предложения незнакомца! Зюлейка подняла пылающий взор. Свет масляного светильника дрожал в ее зрачках, по высокому лбу и нежным щекам скользили мягкие матовые тени.

   – Дядя не виноват. Он ничего не знал.

   – Но ты-то знала, тварь! Когда и от кого ты успела забеременеть?!

   – Вы никогда не узнаете его имени.

   Взбешенный Шакур что есть силы пнул девушку ногой.

   Торговец понял, что жестоко ошибся. Как ни была красива Зюлейка, ее нельзя отдавать в гарем. Шакур боялся обманывать постоянных клиентов: они могли отказаться иметь с ним дело. Лучше лишиться невольницы, чем терпеть из-за нее убытки.

   Он сказал Сайде:

   – Ты сделала свое дело. Иди. Очередь за мной.

   Когда женщина ушла, Шакур протянул руку, схватил Зюлейку за волосы, намотал длинные пряди на свой кулак и вкрадчиво произнес:

   – Ты не можешь представить, что случается с теми, кто посмел меня обмануть! Верблюд тащит их привязанные за длинную веревку тела по горячему песку, и им остается только смотреть в пустынное небо и чувствовать на себе взгляд смерти. Но с тобой я поступлю по-другому.

   Торговец бросил девушку на кошму. Одной рукой он зажал ей рот, другой принялся шарить по телу. Зюлейку объял ужас, ей казалось, будто по ее коже ползают пауки и змеи. Вот что чувствует женщина, когда мужчина пытается взять ее силой! Девушка вырывалась, изворачивалась, кусалась. Распаленный грубым желанием, разгневанный ее непокорностью Шакур принялся жестоко избивать, а потом и душить пленницу. Он сжимал горло девушки до тех пор, пока она не начала хрипеть, а после потеряла сознание.

   Слуги Шакура перетащили Зюлейку через соседний бархан и небрежно швырнули на песок. Не было нужды закапывать тело: могильщики пустыни, шакалы и коршуны, знают свою работу. От плоти не останется и следа, а кости занесет песком.

   Девушка лежала на спине. В бледном сиянии звезд ее лицо казалось вырезанным из кости, волосы разметались по темному песку. Прошло много времени, Прежде чем она пришла в себя. Над пустыней плыла похожая на огромную жемчужину луна, плыла, заливая пески серебристым светом. Горизонт тонул во тьме, даль не имела ни очертаний, ни границ; было невозможно определить, куда нужно двигаться. До слуха не долетало ни единого звука. Пустыня молчала. Зюлейка с трудом подняла голову и осмотрелась. Никого и ничего!

   Девушка встала на четвереньки. Руки подламывались, нестерпимо болела шея, тело было тяжелым, как камень. Она поползла по песку, а вскоре смогла подняться на ноги. Нужно идти, идти вперед. Иначе – смерть!

   Незаметно наступило утро. Зюлейка продолжала брести. В волосы набился песок, в горле пересохло, она ощущала себя обожженной и ослепленной безжалостным солнцем. Здесь, в пустыне, казалось, не было времени, пространство выглядело безжизненным и бесконечным. Девушка быстро выбилась из сил. Зюлейка начала понимать, что ее ждет ужасная, медленная, беспощадная смерть. Каждый шаг давался с трудом; девушке казалось, что подошвы сандалий прилипают к песку, точно это не песок, а смола. Однообразие пейзажа сводило с ума: чудилось, будто на свете не существует ничего, кроме пустыни.

   Постепенно усталость достигла предела и Зюлейка начала останавливаться через каждый шаг. Она не смела присесть, ибо знала, что потом просто не сможет подняться. Опереться было не на что, прислониться – не к чему. Невыносимо хотелось пить. Наверное, ее ребенок тоже страдает от жажды! Жив ли он? Зюлейка приложила руку к животу, но ничего не почувствовала. Оставалось верить, что он – там, что его не коснулись страдания, которые выпали на ее долю.

   Меж песчаных волн плыла таинственная тишина, солнце светило тускло, словно пробивалось сквозь туманную дымку. Постепенно горизонт заволокла темнота, и послышались странные звуки. Это пела пустыня. Живя в Багдаде, Зюлейка кое-что слышала о песчаных бурях, однако все эти рассказы больше походили на сказки. На базаре болтали, что сокрушительный ветер пустыни, страшный самум,[13] сметает города и точит гранит, что он с легкостью поглощает целые караваны, что перед бурей безмолвие пустыни нарушают дикие голоса джиннов.

   К счастью, Зюлейка была способна отличить правду от вымысла. Девушка знала: если поблизости нет укрытия, нужно лечь на песок и накрыться плащом, в противном случае несчастного путника ждет жестокая смерть от удушья. Она слышала приближающийся рев и свист бури, сеявшей песчинки, словно семена, семена из которых никогда ничего не вырастет. Минуты казались тяжелыми и неподвижными, как камни. Зюлейка в отчаянии смотрела на волнообразную поверхность барханов. Что делать?! Где спрятаться, чем укрыться? Из всей одежды на ней осталась только изорванная полотняная рубашка.

   Когда в лицо с силой ударила первая горсть песка и ослепила ее, Зюлейка быстро сорвала с себя рубашку, укутала голову, упала на землю и вскоре лишилась чувств.

   Очнувшись, Зюлейка испытала странное чувство: ей показалось, что она лежит на дне глубокого пересохшего колодца. Девушка попробовала пошевелиться. Тщетно! Тело будто придавило свинцовой плитой. Вероятно, борясь с удушьем, она сорвала с головы рубашку, и теперь ее лицо покрывал лишь тонкий слой песка. Каким-то чудом Зюлейка умудрялась дышать, но руки и ноги девушки были скованы невыносимой тяжестью.

   Лежать без движения было нестерпимо, но Зюлейка не могла ничего сделать: она настолько ослабла, что у нее не было сил высвободиться из песка. Пустыня погребла ее заживо. Зюлейка похолодела, отчетливо понимая, что ей ни за что не выбраться наружу, что она навсегда останется здесь, в этой ужасной песчаной могиле. Вместе с ней умрет и ее не успевший родиться ребенок.


   803 год, Хорасанский тракт


   По утрам гривы и шерсть лошадей ласкали нежные шафранные тени; они ложились на холмы и песчаные гряды, расцвечивали одежду людей. В степи было не так безмолвно и дико, как в пустыне: слышалась трескотня насекомых, голоса птиц; вдали виднелись причудливые узоры зелени, пробивавшейся меж известковых глыб; под ногами и копытами лошадей шуршала ломкая, порыжелая трава.

   Джамилю удивляло и радовало все, что она видела: желтая равнина, зубцы скал на горизонте. Изредка встречались кустарники и даже деревья. Девушка любовалась белыми метелками хармаля, источавшими сладкий медовый запах, тонкими ветвями ильбов, усеянных рыжеватыми кисло-сладкими ягодами, узловатыми, могучими, с наплывами на стволах деревьями мишт, странными безлистными растениями, похожими на воткнутые в землю метлы. А еще ее внимание привлекли кустарники под названием кат с их сочными, подернутыми красным пушком листьями, от которых исходил дурманящий, пряный запах.

   Самое причудливое, необычное зрелище представлял собой караван халифа Харун аль-Рашида и принца Абдаллаха аль-Мамуна. Караван охраняли около тысячи всадников в сверкающих на солнце доспехах, с расписанными золотом круглыми щитами, в островерхих шлемах. Сотни повозок были нагружены драгоценностями, оружием и тканями. Сотни рабов шли пешком и вели в поводу породистых лошадей.

   Сам Харун аль-Рашид двигался во главе процессии вместе с сыном, приближенными и доверенными лицами. Роскошно украшенные седла с высокими луками дополнялись цветными чепраками из дорогих тканей. Шелковые одежды переливались в ярком свете дня. Халиф был в зеленом халате и чалме, украшенной сверкающим изумрудом. На поясе Харун аль-Рашида висела его любимая сабля, название которой – «Самсама» – в халифате знали даже малые дети.

   Когда Джамиля думала о том, что вскоре ей придется предстать перед грозными очами правителя правоверных, сердце испуганно замирало в груди. Девушка ехала в середине каравана на быстром породистом коне, рядом с человеком, которому доверила свою судьбу. С каждым днем они с Амиром все больше узнавали друг друга. Вместе смотрели на звезды, вместе встречали рассвет, рассказывали о себе, вспоминали стихи. Иногда сплетали пальцы и на мгновение заключали друг друга в объятия. Молодому человеку было нетрудно держать свое обещание не прикасаться к любимой до свадьбы. Впервые в жизни он желал обладать женщиной с честью и по закону. Джамиля была не такой, как покорные рабыни его матери или как…

   Амир невольно нахмурился, вспомнив Зюлейку. Где она и что с ней? Он поступил с этой девушкой не так, как должен был поступить. Поиграл, обманул и бросил. Заставил избавиться от ребенка. Амир постарался прогнать предательские мысли. Зюлейка – прошлое, которое никогда не вернется. Не стоит о ней вспоминать!

   Этой ночью он не мог заснуть. Завтра утром они с Джамилей падут в ноги государю. Что он скажет? Как решит их судьбу? Это известно только Аллаху, написавшему истории их жизни еще до того, как они появились на свет.

   Молодой человек вылез из шатра и стал смотреть в огромное, черное, усыпанное звездами небо. Таинственные серебряные огни сплетались в немыслимые узоры, их было так много, что в уме невольно рождались мысли о ничтожности и зыбкости человеческого существования.

   Амир думал о завтрашнем дне, а в памяти невольно всплывали строки Абуль-Атахия:[14]


Небосвод рассыпается. Рушится твердь.
Распадается жизнь. Воцаряется смерть.
Ты высоко вознесся, враждуя с судьбой,
Но судьба твоя тенью стоит за тобой.
Ты душой к невозможному рвешься, спеша,
Но лишь смертные муки познает душа.[15]

   Молодой человек вернулся в шатер. Сердце сжималось от тревоги. Амир заглянул на женскую половину, где мирно спала Джамиля. Может, разбудить ее страстным поцелуем, овладеть ею этой ночью, прямо сейчас? Девушка так сильно его любит, что не станет противиться. Но стоит ли нарушать ее душевный покой, заставлять приносить жертвы? Ради него она сбежала из дому, обманула отца. Нет, лучше подождать.

   Шло время, небо наливалось утренним светом, звезды меркли одна за другой. Караван просыпался, слышались голоса людей и животных, поднималась привычная утренняя суета. Жизнь шла своим чередом.

   Джамиля выскользнула из шатра, отряхнула одежду, провела рукой по волосам.

   – Я видела чудесные сны…

   Когда она вернулась от колодца, свежая, веселая и румяная, Амир сказал:

   – Обещай: если кто-то будет говорить обо мне плохо, ты не поверишь. А если поверишь, то не разлюбишь.

   Он через силу улыбнулся.

   – Я никогда не смогу разлюбить тебя, Амир! Никогда не буду принадлежать другому мужчине! – взволнованно произнесла девушка. – Что бы ни случилось, ты останешься для меня единственным, самым лучшим на свете!

   Молодой человек подумал об отце. Выслал ли Хасан погоню, попытается ли вернуть Джамилю?

   – Не понимаю, как и почему воля семьи, государства, отцов и правителей может иметь власть над любовью! – тяжело произнес он.

   – А воля Бога? – прошептала Джамиля. – Разве не он решает, что будет с нами?

   Молодой человек упрямо сжал губы.

   – И даже Бога. Девушка испуганно ахнула.

   – Не надо так говорить!

   – Есть вещи, – промолвил Амир, – которые я могу сказать только тебе.

   Джамиля доверчиво протянула возлюбленному руки, и он сжал их в своих ладонях.

   – Одевайся, – сказал молодой человек, глядя на девушку с нежностью и тревогой. – Мы должны идти к халифу.

   Позавчера Амир передал государю прошение, и сегодня ему велели явиться в шатер халифа.

   Амир не знал, расположен ли правитель правоверных выслушивать любовные истории. Поездка в Хорасан носила деловой, политический характер и была продиктована желанием халифа утвердить господство арабов в иранских провинциях, среди персов, принявших ислам. Слывший расчетливым и разумным, двадцатидвухлетний принц Абдаллах аль-Мамун выпросил у отца позволения сопровождать его в поездке, чтобы подготовить почву для будущего правления в вверенных ему областях халифата.

   Джамиля нарядилась в кафтан темно-синего шелка, отделанный серебристой тесьмой. Лоб скрывала жемчужная бахрома, на голову девушка набросила белое покрывало. Ее щеки горели, взгляд был ясным, движения – полными жизни. В том была виновата любовь к Амиру и вольная красота, что царила вокруг.

   Амир взял девушку за руку, и они пошли вперед. Казалось, сердце то взлетает, то проваливается в темную глубину, а душа замирает в объятиях неизвестности.

   Амир и Джамиля прошли к шатру по ковровой дорожке. Халиф сидел на груде подушек, спиной к восходящему солнцу, в окружении многочисленной стражи, доверенных лиц и слуг. Молодые люди опустились на колени, произнесли слова приветствия и почти сразу услышали густой, медлительный голос:

   – Встаньте.

   Они послушно поднялись и выпрямились, не расцепляя рук.

   – Подойдите ближе.

   Красный шар солнца поднялся над горизонтом, и Амир, ослепленный его лучами, несколько мгновений не видел Харун аль-Рашида – перед ним маячил лишь черный, окаймленный радугой силуэт. Амир сделал несколько шагов вперед, так что шатер халифа заслонил солнце и молодой человек смог разглядеть царственный лик правителя. Седеющая борода, хотя, кажется, государь был моложе его отца. Взгляд мудрый, немного усталый. Тяжелые черты. Сурово сжатые губы.

   Джамиля стояла потупившись, но ее спутник не сводил глаз с лица Харун аль-Рашида. Он впервые видел его столь близко. Хорошо или плохо, что государь так похож на обычного смертного?

   – Значит, увез девушку от отца? Напомни свое имя. Чей ты сын?

   Амир сказал. Он старался говорить медленно, четко, чтобы голос не дрожал.

   У халифа была хорошая, пожалуй, даже великолепная память.

   – Хасан ибн Акбар аль-Бархи? Начальник барида? Знаю. Порядочный, честный, достойный своего имени человек. Он благословляет твой брак?

   Амир на мгновение закрыл глаза.

   – Да, государь.

   Харун аль-Рашид кивнул на его спутницу.

   – Чья она дочь?

   – Кади Ахмеда ибн Кабир аль-Халиди.

   Взор халифа обратился к Джамиле.

   – Подними покрывало.

   Девушка выполнила приказ со всей грацией и кротостью, на какие была способна. Халиф откинулся на подушки и несколько мгновений пристально смотрел ей в лицо. Потом изрек:

   – Понимаю. Красива! Почему отец девушки был против этого брака?

   – Слишком много претендентов, достойный! – нашелся Амир.

   – Она выбрала одного и не пожелала ждать? – произнес халиф, пряча улыбку в густую бороду.

   – Да, правосудный. Я должен был исполнить веление отца и выехать в Хорасан. И не мог оставить Джамилю в Багдаде. По закону брак, заключенный без согласия отца девушки, считается недействительным. Но если нас благословит сам повелитель…

   В какой-то миг Амир поймал взгляд принца. Тот смотрел серьезно, пытался вникнуть, изучал. И похоже, не верил его словам. Но молчал. Молчал, в то время как говорил его отец.

   – Ты намерен остаться в Мерве?

   Амир низко поклонился.

   – Да, государь. С женой. И преданно служить правителю Хорасана.

   Харун аль-Рашид слегка улыбнулся и махнул рукой. Возможно, халиф вспомнил молодые годы и свою любимую жену, властную, сумасбродную Зубайду.

   – Ладно! Женись! Не забудь прийти на поклон, когда у тебя родится первый наследник!

   Амир и Джамиля рухнули на колени и в один голос произнесли:

   – Слушаюсь, повелитель!

   Небо наливалось пронзительной синевой. Громко пели птицы. Солнце было подобно божественному светильнику, внезапно внесенному в непроглядную тьму. Оно освещало Вселенную, озаряло сердца и души людей. Всякое движение было совершенно и не нарушало гармонии мира. Каждый взгляд был подобен молнии и неповторимо светел, как луч зари.

   Сегодня они с Джамилей поженятся, и грядущей ночью она будет спать в его объятиях! Многомудрый халиф принял правильное решение. Они спасены!

   В этот миг откуда-то со стороны послышался прерывистый, глухой голос:

   – Смилуйся, правосудный! Эта девушка была обещана мне!

   Амир вздрогнул, оглянулся и пошатнулся от неожиданности.

   Не может быть! Отец!

   Голова Хасана была повязана черным платком, одежда покрыта пылью. Лицо выглядело осунувшимся, смертельно уставшим, и только глаза горели неистребимым, мстительным огнем. С ним были слуги, они держали за повод полузагнанных лошадей.

   Хасан быстрым шагом прошел по ковровой дорожке, не глядя на Амира и Джамилю, и преклонил колена.

   Халиф нахмурился.

   – Что это значит?

   – Я – Хасан ибн Акбар аль-Бархи, глава почтового ведомства Багдада и твой покорный слуга, повелитель! Не так давно я – решил взять в жены дочь моего друга, судьи Ахмеда ибн Кабир аль-Халиди, Джамилю. Узнав об этом, мой сын Амир всячески соблазнял девушку, а после увез ее без согласия отца. Мой друг впал в отчаяние от горя, я унижен и оскорблен. Я верой и правдой служил и служу тебе, достойный. Клянусь, я не лгу!

   Харун аль-Рашид помолчал в раздумье, будто взвешивая услышанное. Потом сурово произнес:

   – Чего ты хочешь?

   Хасан перевел дыхание и ответил:

   – Восстановить справедливость. Ради этого я мчался как безумный, не давая отдыха ни людям, ни лошадям. Амир наверняка обесчестил девушку, потому я не смогу жениться на ней. Но я должен вернуть Джамилю отцу.

   – Амир дал слово не прикасаться ко мне до свадьбы и сдержал его, – прошептала Джамиля.

   После небольшой паузы девушка, набравшись смелости, вырвалась вперед и воскликнула:

   – Я не хочу возвращаться к отцу, государь, я желаю остаться с любимым!

   Ее глаза были полны слез, отчаяния и надежды.

   Губы халифа задергались, взгляд потемнел, лоб прорезали глубокие складки. Он сжал в кулаки отягощенные перстнями руки.

   – Молчи, женщина!

   Потом обратился к Хасану:

   – Это твой единственный сын?

   – Нет, повелитель. Есть другой, младший, – его я решил сделать наследником. А этот…

   Наконец в голосе отца прорвалось то, чего Амир ожидал и боялся услышать: глубочайшее презрение, холодная и острая, как сталь, ненависть.

   Молодой человек не смел взглянуть в лицо халифа, зато поймал взгляд аль-Мамуна, в глазах которого мелькнул интерес. Он тоже был старшим сыном и согласно воле отца уступал трон младшему.

   – Этот – шакал, – закончил за Хасана халиф. – Посмеялся над отцом, обманул меня. Казнить! Немедля отрубить голову и принести мне. Девушку отдаю тебе, Хасан. Можешь увезти ее с собой. Когда я вернусь в Багдад, представь ко двору своего младшего сына.

   Джамиля вскрикнула. Амир отпустил ее руку. Он стоял, не опуская головы, ощущая на себе воздействие чуждой, властной, враждебной силы, похожей на пришествие бури, урагана, смерча. Власти халифа. Власти Аллаха. Власти судьбы.

   Его била дрожь. Конечности оледенели, дыхание сделалось прерывистым, сердце металось, как в клетке, глухо ударяясь о ребра. Амир старался, чтобы никто не заметил его смятения. Человек должен держаться достойно… в свой последний час. Он думал о Джамиле и Зухре. Его боль продлится мгновение, тогда как их страдания могут растянуться на годы.

   Его схватили и поволокли по ковру. В этот момент Хасан сдавленно произнес:

   – Прошу тебя, правосудный, только не казнь! Его мать… не переживет.

   Халиф помедлил. Он не любил отменять приказы.

   – Что ж… Правосудный – не я правосудный – Аллах. Раздеть, высечь плетьми и оставить на дороге. Пусть идет куда хочет. Пусть Бог решает его судьбу. Появится в Багдаде – убить. Выполняйте!

   В тот же день, наскоро утолив жажду и голод и поменяв лошадей, Хасан уехал обратно в Багдад. Джамилю он забрал с собой.

   Девушка ехала верхом, глядя на дорогу сквозь пелену неиссякающих слез, и молчала. Ей не позволили проститься с Амиром. Его увели, и больше Джамиля не видела любимого. Хасан мрачно смотрел вперед и не пытался заговорить с девушкой. Он еще не решил, что делать дальше. Если Джамиля и впрямь осталась невинной, возможно, он женится на ней, но сначала вернет девушку Ахмеду.

   Главное – его честь спасена, Амир наказан. В этой позорной истории, наконец поставлена точка.

Глава VII

   803 год, пустыня Нефуд


   Зюлейка открыла глаза и увидела над собой пылающее небо. Потом над ней склонилось чье-то лицо с синими татуировками на лбу и щеках. Вероятно, ее нашли и откопали бедуины. Девушка лежала на песке совершенно голая, но она так обессилела физически и душевно, что ей не было стыдно.

   Заметив, что Зюлейка очнулась, кочевник приподнял ее голову и приложил к губам флягу с водой. Девушка принялась жадно глотать. Через какое-то время она окончательно пришла в себя и увидела, что спаситель один: это был дочерна загорелый молодой мужчина, почти без одежды, лишь в козьей шкуре, обернутой вокруг поясницы.

   Он отряхнул от песка изорванную рубашку Зюлейки и осторожно надел на девушку. Затем легко поднял ее на руки и понес.

   Зюлейка закрыла глаза. Будь что будет!

   Вскоре она опять потеряла сознание и очнулась уже в шатре, на кошме, в окружении каких-то женщин. Это были бедуинки; они обмыли обожженное солнцем тело Зюлейки прохладной водой, смазали ссадины смесью золы и бараньего жира, напоили девушку теплым козьим молоком. Они ни о чем не спрашивали ее, говорили только между собой. Зюлейка закрыла глаза и радовалась, что можно спать, спать, спать…

   Она очнулась от боли. Спасительное забытье миновало, и теперь тело ныло, ссадины болели, воспаленная кожа горела, словно в огне. Она металась, ловя воздух потрескавшимися губами, выгибалась и стонала, корчилась и сотрясалась от жара, безжалостно пожиравшего нутро. Бедуины думали, что девушка умрет, но Зюлейка выжила. Долгое время она была очень слаба, не могла ни подниматься, ни говорить, ни есть. Неподвижно лежала, смежив веки, иногда пила воду. Девушка не могла запомнить лиц, которые мелькали перед ней; лишь однажды Зюлейке почудилось, что она узнала того молодого бедуина, которому была обязана спасением. Он стоял возле ее ложа и смотрел с сочувствием и тревогой.

   А потом настал день, когда она смогла говорить, и ее посетил глава племени.

   Его одежда была почти так же проста, как у остальных кочевников: сандалии из сыромятной кожи, полотняная рубашка с короткими рукавами, кожаный пояс, плащ в виде мешка, головной платок с кисточками. На вид ему было лет сорок, его звали Абдулхади, что означало «раб Ведущего верным путем».

   Жители квартала, где жил дядя Касим, были невысокого мнения о бедуинах. Неряшливые, бедные, полуголые кочевники представлялись им грубыми дикарями. Зюлейке случалось видеть бедуинов на рынке, где они меняли коз и баранов на муку и соль. Тогда они казались ей разбойниками, от которых можно было ожидать чего угодно. Разве могла она знать, что однажды они спасут ей жизнь?

   Шейх Абдулхади приподнял потертый полог, вошел в шатер и присел на корточки возле кошмы, на которой лежала Зюлейка.

   Девушка попыталась подняться, но он остановил ее.

   – Не вставай. Ты еще слаба. Говорить можешь?

   – Да.

   – Назови свое имя.

   – Меня зовут Зюлейка.

   – Пора спросить, кто ты и что с тобой приключилось. Отбилась от каравана? Где твои спутники?

   Зюлейка прикусила губу. У нее не было времени подумать над ответом. Сказать правду? Не стоит. Чтобы жить дальше, придется научиться изворачиваться, притворяться и лгать.

   – Я сирота, жила в Багдаде у родственников. Они продали меня человеку, который поставляет девушек в богатые гаремы. Торговец плохо обращался со мной, и я решила бежать. Заблудилась в пустыне, а потом началась буря.

   Она замолчала, надеясь, что рассказ выглядит правдоподобно.

   – Откуда на твоем теле взялись синяки?

   В глазах девушки блеснули слезы.

   – Хозяин каравана жестоко избил меня за непокорность.

   Бедуин сочувственно кивнул.

   – Счастье, что Ясин тебя нашел. Когда окончательно окрепнешь, тебя проводят в Багдад.

   Зюлейка покачала головой.

   – Мне незачем возвращаться в Багдад. Меня никто не ждет. Если позволите, я останусь с вами.

   – Мы не принимаем чужаков, – сказал Абдулхади. – Храним чистоту рода и обычаев. Ты можешь жить среди нас, пока не поправишься. Потом тебе придется уйти.

   Зюлейка не могла спорить. Она поблагодарила шейха за спасение и приют и, когда он ушел, устало закрыла глаза. Куда идти? Что делать? Она была свободна и вместе с тем заперта, словно, в клетке.

   Прошла неделя, потом вторая. С каждым днем девушка чувствовала себя все лучше. Ожоги и ссадины зажили, вернулись силы. Душевная боль начала отступать. Тошнота, мучившая Зюлейку в первые недели беременности; прошла. Девушка радовалась солнцу, радовалась жизни. Все было, как прежде, кроме одного: в ее теле рос ребенок. Рано или поздно бедуины поймут, что с ней происходит. И что она им скажет? Что у нее есть муж? Тогда где он? Шейх Абдулхади поверил ее словам, и если выяснится, что она солгала, его приговор будет суровым. Глава племени эль-караб был честным человеком и того же требовал от своих подданных.

   Зюлейке нравились эти простые, не таившие своих мыслей люди, и, судя по их отношению к ней, она тоже пришлась им по душе. Как и бедуины, девушка с раннего утра принималась за дела. Ходила за водой с позеленевшим от времени кувшином, лепила кизяки, выбивала кошмы, рубила саксаул, доила верблюдиц и коз. Как и они, ела пропахшие дымом лепешки, сладкие финики, пила кислое молоко. Постепенно Зюлейка привыкла к жаре, которая, по словам иных путников, «сжигала мозг и размягчала сталь».

   Суровая, жестокая, не ведающая жалости пустыня была их домом. Они исходили ее вдоль и поперек в поисках оазисов, пригодных для жизни людей и скота. Любой, не знающий ни одной буквы кочевник читал пустыню как открытую книгу. Он мог угадать по следам, кто и когда проходил по пескам: верховые или вьючные верблюды, воины враждебного племени или мирные купцы.

   Кочевники называли себя «людьми домов из волоса» – черных шатров, полотнища которых ткались из верблюжьей шерсти, – и не понимали «людей высохшей глины» – тех, кто жил в глинобитных хижинах и навсегда привязал себя к земле.

   Зюлейка часто видела молодого бедуина, который спас ей жизнь. Обычно он останавливался и смотрел на девушку, но никогда не подходил и не заговаривал с ней.

   Как-то раз одна из молодых кочевниц по имени Фатима сказала Зюлейке:

   – Ты нравишься Ясину, глаз с тебя не сводит!

   Зюлейка улыбнулась.

   – Он до сих пор не сказал мне ни слова!

   – И не скажет. Он не говорит. И не слышит. Таким родился. С ним можно объясняться только жестами. Когда-то Айшу, его мать, украли чужие воины, потом нашим удалось ее освободить, а через девять месяцев она родила мальчика. Старики долго спорили, но все же решили оставить женщину в племени, поскольку она не была виновата в том, что произошло, – сказала Фатима и закончила: – Ни одна девушка не идет замуж за Ясина, хотя он красивый и сильный парень. Правда, бедный: после смерти Айши почти ничего не осталось, а отца у него не было.

   Зюлейка тайком вздохнула. У ее ребенка тоже не будет отца. Скорее всего, Амир уже женился на другой, богатой и знатной девушке, которая не была так глупа, чтобы безоглядно отдать свою честь, как это сделала она. Зюлейке вновь стало страшно. Даже если случится чудо и бедуины позволят ей остаться, как она объяснит появление ребенка? Они сочтут ее распутной и прогонят прочь!

   Вскоре после разговора с Фатимой Абдулхади позвал Зюлейку в свой шатер. Она пошла, уверенная в том, что ей велят покинуть племя.

   Шейх сидел на кошме в окружении выцветших подушек и потертых ковров. Кочевникам была неведома роскошь, они заботились лишь о самых необходимых удобствах и исчисляли богатство количеством скота. Больше всего на свете ценили не золото, а воду.

   – Входи, – приветливо произнес Абдулхади, увидев девушку. – Садись. Выпьешь молока?

   В Багдаде такое было невозможно, там между теми, кто облечен властью, и простыми людьми пролегала пропасть. Но Зюлейка успела привыкнуть к обычаям бедуинов. Она поблагодарила и села.

   – Ты живешь среди нас не первый день, и мы убедились в том, что ты простая, работящая, хорошая и честная девушка. Скажи, ты по-прежнему хочешь остаться в племени?

   Зюлейка кивнула, и Абдулхади продолжил:

   – Я поговорил со стариками. Мы можем позволить тебе стать одной из нас только в том случае, если ты выйдешь замуж за бедуина. Ты пришла к нам в рваной рубашке, и у тебя нет ничего, кроме добродетели и красоты. Тем не менее, многие мужчины хотят видеть тебя своей женой. Я же дам тебе совет не тревожить сердца наших женщин и выйти замуж за Ясина, человека, который тебя спас. Он немногим старше тебя, ему девятнадцать лет. Не говорит и не слышит, но он честный, смелый, работящий парень. К тому же ты ему нравишься. Жаль, девушки пренебрегают Ясином, но я надеюсь, что ты будешь умнее. Если согласна, сыграем свадьбу, и никто не сможет выгнать тебя из племени.

   Зюлейка напряженно молчала. Ее сердце пылало, тогда, как мозг работал холодно и четко.

   «Вы, женщины, знаете много уловок, как обмануть нас, мужчин», – сказал ей Амир.

   Что ж, отныне придется поступать только так. Ясин немой. Родственников у него нет. Ему девятнадцать лет, девушки его избегают: едва ли он когда-то был близок с женщиной. Она попытается его обмануть. У нее будет муж, у ее ребенка – отец. Она навсегда останется с бедуинами.

   Когда-то Зюлейка мечтала о любви, хотела узнать ее вкус, вдохнуть аромат, погрузиться в нее до головокружения, до блаженной истомы. Больше она не нуждается в этом чувстве, ибо любовь ведет к гибели, к потере воли, бросает в пучину горя. Отныне ей нужен только покой. Она поклянется в этом и будет верна своей клятве.

   Зюлейка наклонила голову.

   – Я согласна.

   Абдулхади обрадовался больше, чём она ожидала.

   – Слава Аллаху! Я всегда мечтал удачно женить этого парня. И очень хотел, чтобы ты осталась с нами.


   803 год, провинция Мах


   Когда караван скрылся из виду, Амир долго и упорно брел по бездорожью, по выжженной солнцем, жесткой, колющей ноги траве. Степь тянулась вправо и влево, бесконечная, унылая, как песня кочевника.

   Вскоре ему захотелось есть и пить, но вокруг не было ни капли влаги.

   Чуть позже на его пути стали попадаться деревья с блеклой, серовато-зеленой корой и толстыми, скрученными ветвями, похожими на клубок одеревеневших змей. Это был лавр. Амир попробовал жевать его листья, но они были горькими. Свежие рубцы на спине болели, уставшее тело ныло, не привыкшие к долгой ходьбе босые ноги были сбиты в кровь, безжалостное солнце напекло голову.

   С него сорвали одежду, жестоко высекли и бросили на дороге. Молодой человек был рад тому, что этого не видела Джамиля. Вероятно, Хасан увез девушку в Багдад, и он, Амир, никогда ее не увидит. Не увидит и мать, и обе женщины сойдут с ума от тоски. Возможно, со временем Джамиля забудет о нем. Она выйдет за другого, и у нее появятся дети. А вот Зухре придется страдать до конца жизни.

   Амира ошеломляло дикое сочетание свободы и отчаяния. Он был тем, кем был, и вместе с тем стал никем. Только звезды не отклоняются от предначертанного пути, а человек всегда борется с судьбой. Зачастую получает в награду не то, что хочет. Быть может, то, что заслуживает.

   Наступила ночь. Огромные, низкие; яркие звезды прорезали темную синеву неба. Чернота затопила степь снизу доверху, наполнила глубокой, таинственной тишиной. Холодный ветер свободно гулял по равнине, и Амир скорчился на земле, обнял озябшие плечи, сжался в комок. Ничего, чтобы согреться, чтобы развести огонь! Даже дикого зверя спасает шкура, а он… За что ему это? За что?!

   Он не помнил, сколько времени пролежал без сна, пока тьма не начала таять, горизонт сделался фиолетовым, потом багровым, после – золотистым. Юркие ящерицы вылезли погреться на плоские камни. Послышался стрекот насекомых, звонкая перекличка птиц. Амир поднялся с земли и обратил взор навстречу восходящему солнцу. Во взгляде полыхало пламя упрямства, нежелания сдаваться, вызова безжалостной судьбе.

   Он шел и шел, едва не падая от усталости. Постепенно степь уступила место пескам, потом появились растрескавшиеся камни, черные, будто обожженные огнем. Они были горячими, как раскаленные угли, и Амир старательно их обходил. Иногда попадались лощины с акациями и низкорослым кустарником, но влаги не было, и он продолжал страдать от жажды. Едва ли поблизости были озера и реки. Позади осталась бесконечная степь. Впереди возвышалось Иранское нагорье.

   Он почти терял сознание, когда ему привиделись всадники, все в черном, на быстрых конях. Амир упал на колени от слабости. Незнакомцы заметили путника, спешились и дали ему напиться. Потом один из них спросил:

   – Кто ты и откуда?

   Молодой человек ответил.

   – Не похоже, – безжалостно промолвил тот, кто, по-видимому, был главным.

   – Меня изгнали, – это было все, что мог сказать Амир.

   – Давно блуждаешь?

   – Не помню.

   – Тебя избили. За что?

   – Ослушался отца. Халифа. Аллаха.

   Человек рассмеялся.

   – Аллаха?

   – Вы не верите в Бога? – прошептал Амир.

   – Мы верим только в то, что видим своими глазами. Потому нам не страшны ни Бог, ни судьба.

   – Вы меня убьете?

   Человек удивился.

   – Зачем? Для начала поговорим.

   Незнакомцы привели Амира в свой временный лагерь. У этих людей не было ничего постоянного, кроме желания грабить проходящие по тракту караваны. Они без устали рыскали по степи, вольные как ветер, не ведающие жалости и не боящиеся Бога.

   Единственная реальность, которую они знали, была для них в настоящем: они не страшились загробных мук, как не терзались угрызениями совести.

   Вечером Амир сидел возле костра рядом с главарем шайки по имени Хамид, ел зажаренное на углях мясо и слушал задумчивую речь собеседника.

   – Наверное, в это трудно поверить, но совсем недавно я был таким же, как ты, – говорил Хамид. – Родился в богатой и знатной семье, жил в Багдаде. Все изменилось после падения Бармекидов. Тебе хорошо известно, что стало с доверенными лицами этого некогда могущественного семейства. Одним из них был мой отец. Нас лишили имущества, отец и старшие братья умерли в тюрьме. Мне удалось бежать из Багдада. Меня искали, но не нашли. Где я мог найти пристанище? Только в степи. Как добывать пропитание? Только разбоем.

   Амир не отрываясь смотрел на огонь. Пламя потрескивало, гудело, его яркие языки лизали мрак. Искры взлетали вверх и исчезали в ночи.

   – Как тебе удалось стать главарем?

   Хамид усмехнулся.

   – Эти люди по большей части неразумны. В глубине души – трусливы. А я был умен и смел. К тому же мне нечего было терять. Поначалу они хотели меня убить. А я заставил их уважать себя. И бояться.

   – Сколько тебе лет?

   – Двадцать шесть.

   Амир удивился. Хамид выглядел значительно старше.

   – Начнешь жить такой жизнью, тоже изменишься, – сказал он.

   – Я? Такой жизнью?

   – У тебя есть выбор? Я предлагаю тебе остаться с нами.

   – Я не грабитель. Никогда никого не убивал.

   – Научишься. Быть жестоким легко. Милосердным – труднее.

   Амир пожал плечами.

   – Никогда не думал, что стану разбойником!

   – Твоя судьба похожа на мою, – заметил Хамид. – Ты из состоятельной, знатной семьи, умеешь читать и писать. Люди, что меня окружают, – дикари, шакалы. Управлять ими можно лишь при помощи силы, удерживать – хорошей добычей. В них живет только жадность. А в тебе – ненависть к халифу. Ведь ты его ненавидишь?

   – Да, – подумав, промолвил Амир, – ненавижу.

   – Я видел его караван, – сказал Хамид, сжав кулаки, – и желал, чтобы его глаза выжгло солнце! Чего бы я только не отдал за возможность отомстить!

   – Разве месть вернет тебе то, что ты потерял? – задумчиво произнес Амир.

   – Вернет. Причем самое главное – самого себя. Ради этого я и разъезжаю по степи, сея смерть. Богатство меня не интересует. Большую часть золота я скрываю в тайнике, местоположение которого известно только мне. Придет время – использую его для того, чтобы достичь заветной цели.

   – Каким образом?

   – Судьба подскажет, – ответил Хамид и испытующе взглянул на собеседника. – Я буду искренне рад, если у меня появится союзник!

   Утром Амир уехал вместе с Хамидом и его всадниками. Надел плащ-абайе из грубой шерсти, повязал голову черным платком. Сев в седло, он последний раз посмотрел в ту сторону, где растаял след каравана Харун аль-Рашида, где остались отец, мать, Джамиля. И – прежняя жизнь.

Глава VIII

   803 год, Багдад


   Хасан и Ахмед сидели друг против друга в доме судьи и молчали. Молчание было тяжелым. Хасан только что подробно рассказал другу о том, что случилось на Хорасанском тракте. Он приехал в Багдад два дня назад и немедля вернул Джамилю обезумевшему от тревоги и горя отцу. А сегодня явился для серьезного разговора.

   – Я думал, что ты больше не придешь, – промолвил Ахмед, поднимая на друга печальный взгляд.

   – Почему нет? Разве ты меня чем-то обидел?

   Ахмед вздохнул.

   – Это я не уследил за ней. Не сберег. В результате ты потерял сына.

   Хасан накрыл ладонью пальцы друга.

   – Я не хочу говорить об Амире. Слава Аллаху, халиф сохранил ему жизнь, но для меня он умер. Отныне у меня остался только один сын. Когда государь вернется в Багдад, я представлю Алима ко двору. – Он сделал паузу и продолжил: – Я хочу поговорить о твоей дочери.

   Ахмед произнес с краской в лице:

   – Что говорить? Джамиля опозорена.

   – Амир ее не тронул.

   – Все равно. Она сбежала из дому с мужчиной! Ее никто не возьмет.

   – Я возьму.

   – Ты? – Ахмед сокрушенно покачал головой. – Она по-прежнему тебе нужна?

   – Да. Я ее люблю и хочу сделать своей женой.

   Ахмед сплел пальцы в замок. Он не желал неволить дочь и не хотел обижать друга юности.

   – Но она… она только и говорит о любви… к твоему сыну.

   – Это пройдет, – спокойно произнес Хасан. – Надеюсь, она понимает, что никогда его не увидит?

   – Понимает. Но не может поверить.

   Хасан поморщился. Он хотел избавиться от мыслей о девушке, но не мог. Всю дорогу начальник барида исподволь любовался прекрасными заплаканными глазами и грустным лицом Джамили. Наблюдал за тем, как степной ветер перебирает складки ее одежды, шевелит завитки волос. Восхищался ее движениями, полными неотразимой, естественной грации и красоты.

   В дороге Хасан понял, что по натуре девушка кротка и послушна. Будет страдать, но покорится. А там и забудет. Привыкнет. Полюбит.

   Он поднялся с дивана и с достоинством произнес:

   – Я сказал свое слово. Джамиля – твоя дочь, тебе и решать, Ахмед.

   Тот нерешительно осведомился:

   – Твоя жена… что она сказала, когда ты вернулся?

   Хасан вздрогнул. Что сказала Зухра? Она не говорила – кричала, вопила и выла. Рвала на себе одежду и волосы, срывала украшения. Обвинила его в том, что ради девчонки он погубил родного сына. Потом женщина уединилась в своих покоях и не выходила оттуда. Хасан понимал ее чувства, но, к своему удивлению, не испытывал жалости к жене. Именно она воспитала Амира порывистым, беспечным, себялюбивым, внушила ему то, что не должна была внушать: непокорность отцу, ненависть к брату.

   – С Зухрой я справлюсь. Она не посмеет обижать Джамилю, – уверенно заявил он.

   Ахмед тоже встал.

   – Тогда по рукам! Надеюсь, с тобой моя дочь обретет смысл жизни и душевный покой.

   Ожидая свадьбы, Хасан предпочитал проводить время в беседах с младшим сыном. Посвящал его в подробности дел главного почтового ведомства Багдада, учил тонкостям дворцового этикета. Хасану нравилось говорить с Алимом, нравилась внимательность, вдумчивость и скромность юноши. Амир никогда не мог выслушать что-либо до конца, усидеть на месте, у него часто менялось настроение, тогда как этот мальчик отличался спокойствием и серьезностью.

   Алим вырос без матери, его детство прошло в тени старшего брата, который открыто пренебрегал их родством, но это не пробудило в нем ни злобы, ни зависти. Зухра никогда не упускала случая оскорбить и унизить сына покойной соперницы, потому ему, пожалуй, не хватало решимости и уверенности в себе. Отец старался внушить Алиму, что отныне он – его единственный сын и наследник, надежда и опора в грядущей старости. Так будет, даже если Джамиля (Хасан на это надеялся) осчастливит его детьми.

   Прошло больше месяца. Алим был представлен ко двору великого халифа Харун аль-Рашида и получил место в главном почтовом ведомстве Багдада, где начал служить под началом отца.

   Все шло своим чередом. Приближался день свадьбы Хасана ибн Акбар аль-Бархи с Джамилей, дочерью Ахмеда ибн Кабир аль-Халиди.


   803 год, пустыня Нефуд


   Пустыня оставалась пустыней: солнце нещадно жгло – к полудню песок раскалялся, будто угли в печи. Если налетал ветер, казалось, лицо овевает дыхание пожара, а глаза засыпает огненная пыль. Но теперь эта жестокая, непредсказуемая земля сделалась для Зюлейки вторым домом, куда более гостеприимным, чем тот, в котором она провела свое детство.

   Сегодня она выходила замуж – без долгой подготовки, красивых нарядов и дорогих украшений. Это не смущало девушку, ибо у нее никогда не было ни драгоценностей, ни хорошей одежды. Она радовалась тому, что отныне у нее появится свой шатер, в котором она будет хозяйкой.

   Свадьба была веселой и продолжалась до самой полуночи. Звучала музыка, певец-шаир воспевал красоту невесты и мужество жениха.

   Ясин не слушал ни музыку, ни певца, потому что не мог услышать. Он смотрел на невесту и нерешительно улыбался смущенной, радостной улыбкой. Зюлейке нравился его взгляд, он был задумчивым и добрым.

   Когда женщины отвели ее в шатер и оставили дожидаться мужа, девушке стало страшно. Она вспомнила Амира, который ее бросил, Шакура, который хотел взять ее силой, жестоко избил и оставил умирать в пустыне. Этот человек – незнакомый, чужой, и она должна позволить ему нечто такое, чего больше не хотела позволять никому.

   Ясин приподнял полог шатра и вошел. По случаю свадьбы на нем была не козья шкура, а длинная рубашка с короткими рукавами и разрезами по бокам. Он снял ее и остался обнаженным. В тусклом, красноватом свете очага стройное, сильное тело блестело, будто смазанное маслом, во взгляде больших темных глаз пылала страсть. Ее муж был молод и красив. Наверное, это поможет ей пережить то, что она должна пережить…

   Девушка легла на кошму и закрыла глаза. Зюлейка ожидала, что Ясин жадно набросится на нее, и приготовилась терпеть грубость, может быть, боль. Но он обращался с ней на удивление осторожно, его прикосновения были нежны и приятны.

   Потом она лежала не двигаясь, ни жива ни мертва, ожидая, что сейчас он начнет ее бить, потому как поймет, что она уже была с другим, но он продолжал гладить ее волосы, целовать лицо и тело.

   Зюлейка проснулась на рассвете и смотрела на спящего мужа. Сегодня их не станут будить, дабы они подольше побыли вдвоем. Вскоре Ясин открыл глаза и улыбнулся жене. Его улыбка была жизнерадостна и наивна. Он потянулся к ней, чтобы заключить в объятия, и девушка облегченно вздохнула. Зюлейка так никогда и не узнала, догадался ли он, почувствовал ли, что был у нее не первым. Ясин не выразил разочарования или гнева, он был полон признательности, благодарности и любви.

   Они стали жить семьей: вместе ели, спали, работали, встречали закат и рассвет. Шейх Абдулхади подарил им на свадьбу несколько баранов и коз, ковер, посуду, и они жили не беднее других. Со временем Зюлейка научилась объясняться с мужем взглядом и жестами. Решившись сказать, что у нее будет ребенок, она взяла его руку, приложила к своему животу и улыбнулась. Он понял и просиял. У Зюлейки защемило сердце, оттого что она вынуждена его обманывать. Но выхода не было. Она говорила себе, что после родит еще детей, его детей.

   Ясин был покладист и добр. Он безоглядно любил жену и желал владеть ею каждую ночь. Полная благодарности, Зюлейка радостно покорялась его желанию. Прежде никто не заботился о ней так, как Ясин. Окруженная вниманием мужа, девушка почти не вспоминала об Амире.

   Живот рос, и вместе с ним росла уверенность Зюлейки в завтрашнем дне. Ее сердце, душа и тело ожили, страдания и боль исчезли из памяти, растаяли, как мираж. Не важно, что ее родные сказали бы относительно того, что она вышла замуж за дикаря. Зюлейка была довольна судьбой.


   803 год, Багдад


   Комната была завешена пушистыми, как мох, коврами, поражавшими яркими цветами и изысканным орнаментом. В красивых вазах стояли цветы. Но поникшие плечи и неподвижность взгляда сидящей в комнате девушки говорили о глубоком горе. В густой тени ресниц пряталась неизбывная печаль. Перед Джамилей стояла раскрытая шкатулка с драгоценностями, но девушка не смотрела на них.

   – Здесь будто в райском саду! – с напускной оживленностью промолвил Ахмед, входя к дочери. – Тебе нравятся украшения, которые прислал Хасан?

   – Отец, – сдавленно произнесла Джамиля, продолжая смотреть в одну точку, – прошу, не выдавай меня за отца Амира! Это худшее наказание, которое можно придумать!

   Ахмед медленно опустился на диван, и плечи его согнулись.

   – Я был бы рад этого не делать, – тихо произнес он, отводя глаза, – потому что не желаю тебя принуждать. К сожалению, это единственный способ восстановить честь нашей семьи. Если Хасан берет тебя в жены, значит, ты невиновна и непорочна. – И, не выдержав, сокрушенно вздохнул. – О чем ты думала, Джамиля, когда решила сбежать из дому!

   – О любви к Амиру. О том, что мы должны быть вместе.

   – Зато теперь ты можешь остаться одинокой до конца своих дней!

   Девушка повернула голову. Ее лицо порозовело, в глазах появился мечтательный блеск.

   – Я не буду одинокой. Рано или поздно Амир приедет за мной!

   – Халиф запретил ему появляться в Багдаде под страхом смертной казни. Прости меня, дочка, я не думаю, что Амир еще жив. Хасан рассказал, что его раздели, избили и бросили в пустыне…

   – Я знаю! – Джамиля закрыла лицо руками. – Как твой друг мог допустить, чтобы Амира истязали, словно преступника!

   – А как сын мог осмелиться украсть невесту отца? Нарушить святые обычаи и законы? Недаром халиф хотел его казнить. Кстати, именно Хасан упросил Харун аль-Рашида сохранить Амиру жизнь.

   Джамиля молчала, и Ахмед добавил:

   – Мы с твоей матерью впервые увиделись на нашей свадьбе. А потом полюбили друг друга так сильно, словно наш союз благословили Небеса! Хасан – хороший человек, добродетельный, справедливый, надежный. Амир другой. Легкомысленный, неверный своему слову, не могущий справиться со своими желаниями! Ты молода и не знаешь, что в погоне за безумной мечтой можно потерять то, что близко, что просится в руки. Упустить настоящее счастье. Не противься, Джамиля, покорись судьбе!

   Девушка, склонив голову, продолжала молчать. Она жалела лишь обидном – о том, что они с Амиром устояли перед соблазном отдаться друг другу. Тогда Хасан не взял бы ее в жены. И она ждала бы всю жизнь, но дождалась бы того, кому навек отдала свое сердце.

   Во времена правления Харун аль-Рашида восточная часть Багдада была полна базаров, многолюдье которых не мог исчислить никто, кроме Аллаха, определяющего число всех вещей на земле. Для каждого вида товаров были выделены определенные улицы, для каждого разряда торговцев – особые ряды. Предместье Карх славилось рынками мясников, кузнецов и медников, в квартале Тустарийин жили ткачи, изготовлявшие знаменитые багдадские ткани.

   Из Египта в Багдад везли лен, из Сирии – стеклянные изделия, из Андалусии – бумагу, оружие и броню. Иран поставлял ковры и художественные вышивки, Хузистан – хлопок и сахар, Африка – чернокожих рабов, слоновую кость, ценные породы дерева, золотой песок и драгоценные камни. В пестрой толпе багдадских базаров, кроме арабов, можно было увидеть персов, евреев, жителей Индии, Средней Азии и даже славян.

   Ранним утром Зухра незаметно покинула дом и, закрыв лицо покрывалом, отправилась в восточный Багдад. Прежде ее раздражала необходимость прятать свою красоту под плотной тканью, но сейчас женщина была рада остаться неузнанной. Очутившись на рынке, Зухра отыскала лавку торговца, который тайком продавал запрещенные снадобья. Женщина не сказала ни слова, лишь протянула руки – яркий солнечный свет заиграл на изысканных украшениях. Торговец узнал ее и почтительно кивнул.

   – Приветствую тебя, умм Амир.[16]

   Он знал ее под этим именем. Знал, что она умна, осторожна, властолюбива и очень богата.

   – Здравствуй, Рахим.

   – Что желает купить прекрасная госпожа? – произнес торговец, понизив голос, поскольку был уверен в том, что она пришла за редким и весьма опасным зельем.

   Из груди Зухры невольно вырвался прерывистый вздох, ибо она собиралась погубить свою душу. Однажды такое уже случилось, но с тех пор прошло много времени, и страх перед загробными муками давно перестал терзать ее сердце.

   Приближался день свадьбы Хасана, и Зухра мучительно размышляла над тем, как расстроить планы мужа. Она считала себя достаточно красивой и умной, чтобы потягаться с девчонкой на три года младше ее сына и на двадцать – ее самой. Но Зухра была бессильна против любви и страсти, которую ее супруг питал к ненавистной Джамиле. Подсыпать Хасану средство, которое на время лишит его мужской силы? Сделать так, чтобы он снова слег? Что это даст? Небольшую отсрочку. К тому же Хасан может что-нибудь заподозрить. Отравить Джамилю? В этом случае муж, несомненно, догадается, что это дело рук старшей жены. И может быть, вспомнит Младу.

   Тогда, много лет назад, все подумали, что наложница умерла от родильной горячки. Ее ребенка, который родился совершенно здоровым и крепким, Зухра побоялась трогать. Правда, позже не раз жалела о том, что ей не хватило решимости отправить на тот свет не только Младу, но и Алима. Женщина не думала, что когда-нибудь этот щенок займет место ее драгоценного сына!

   А если исправить ошибку судьбы? Траур по умершему сыну заставит Хасана отложить свадьбу, по меньшей мере, на полгода: за это время может передумать и он сам, и отец девушки. Она накажет Хасана за то, что он отказался от старшего сына, и отомстит за своего мальчика. Мрачные крылья смерти унесут Алима прочь от земных благ, он не получит ничего из того, что по праву должно принадлежать Амиру!

   Зухра гордо вскинула голову и улыбнулась своим мыслям, не скрывая внутреннего торжества.

   – Мне нужно средство. Желательно без вкуса и запаха, чтобы его можно было подмешать в любой напиток, действующее не слишком быстро, но достаточно сильное. Я хочу устроить встречу двух человек, один из которых давно покинул наш мир. Ты можешь помочь мне, Рахим?

   На лице торговца появилась тень понимания.

   – Думаю, да, умм Амир.

   Эта женщина платила золотом, а он ни разу не видел на золоте следов слез или крови. Золото не знало, что такое любовь, сострадание совесть. Потому что у него не было сердца. Как и у этой женщины.


   803 год, Иранское нагорье


Сердцем чуешь ли ты, что приходит пора разлучиться?
Кто разлуку знавал, осторожности мог научиться.
Но неверен успех, даже если идешь осторожно,
А захочет судьба – и безумному выгадать можно.
Был я брошен друзьями; покинутый вспомнил былое,
Превращает нам память здоровое сердце в больное.
Я любимую вспомнил, подобие легких газелей,
Ту, чьи очи, как ночь, заклинаний сильнее и зелий.
Как проснулись в шатрах, на двугорбых вьюки возложили
И ее увезли – словно голову мне размозжили.
Слезы лить запрещал я глазам, но в ответ на угрозы
Лишь обильней струились из глаз опечаленных слезы.[17]

   Амир много раз повторял про себя стихи Омара ибн Аби Рабиа.[18] Повторял на рассвете, проснувшись на жестком походном ложе, днем, когда ехал верхом рядом с Хамидом, на закате, когда усталое тело властно требовало отдыха, а душа продолжала мучиться и стонать. Хамид не раз говорил, что прошлое нужно забыть, сбросить с плеч, не нести с собой. Что надо помнить только о мести.

   Амир не мог не думать о Джамиле. Он хотел сообщить о себе, но как? Возможно, девушка думает, что он умер или позабыл о ней!

   Вот уже несколько раз молодой человек участвовал в нападении на караваны. Хамид не гнушался обирать купцов до нитки, цинично заявляя, что богатство есть причина человеческой зависти и злобы. Тех, кто пытался сопротивляться, его люди безжалостно убивали. Амир чувствовал, что цель Хамида не в том, чтобы награбить как можно больше. Занимаясь разбоем, тот бросал вызов людям, лишившим его будущего, бросал вызов судьбе. Он ждал, когда что-то изменится, и к чему-то готовился. Он не собирался всю жизнь скитаться по степи, он рассчитывал вернуть то, что некогда потерял. Быть может, после смерти халифа или с началом какой-нибудь междоусобной войны. Амир его понимал, ибо, как и Хамид, продолжал верить в свою звезду.

Глава IX

   803 год, Багдад


   В день свадьбы Хасана внезапно разразилась гроза. Сначала горизонт заволокла сизая мгла, потом налетел ветер и поднял столбом, закружил белую пыль, а после по дороге, листве, крышам домов застучали быстрые капли.

   Зухра стояла возле окна своей комнаты и смотрела, как с грохотом раскалывается небо и на землю льется поток долгожданной влаги. Она не замечала, что рубашка на груди намокла и в лицо бьют упругие брызги.

   Зухра думала о степи, что простирается до самого края небес, о степи, где остался ее сын. Женщина знала: что бы она ни делала, Амир не вернется и ее тоска не исчезнет. Именно эта тоска сковала упорство, ослабила волю. Шло время, женщина осторожничала, медлила, не решаясь использовать яд, пока не наступил роковой день, день свадьбы Хасана.

   Сегодня он приведет в дом молодую жену, всю в каменьях и золоте, ожерельях, браслетах и перстнях, в играющих красками шелках, и жизнь Зухры превратится в агонию никому не нужной женщины.

   Когда дождь закончился, она вышла в остро пахнувший цветами, землей и мокрой зеленью сад и внезапно увидела Алима, который должен был находиться в мечети Джами ар-Русафа. Сама Зухра презрела приличия и наотрез отказалась присутствовать на церемонии заключения брака. Не участвовала она и в свадебных приготовлениях, которые всполошили весь дом.

   Младший сын Хасана шагал по дорожке сада, на нем была праздничная одежда, правда вымокшая до нитки. С волос тоже стекала вода. Очевидно, он попал под дождь и спешил переодеться. Зухра видела, как он хорош собой. Высокий и стройный, с гладкой, позолоченной солнцем кожей. Мокрые русые волосы юноши блестели, как шелк, в светлых глазах отражалось небо.

   Зухра вышла из-за кустов.

   – Алим? Почему ты вернулся? Где отец?

   Юноша остановился. Он слегка запыхался и выглядел возбужденным.

   – Скоро приедет. Отцу придется предупредить гостей о том, что церемония ненадолго задержится. По дороге в мечеть мы попали под ливень, пришлось возвращаться.

   Голова Зухры была высоко поднята, взгляд – внимателен и суров. Женщина чувствовала себя так, будто ей предстояло выдержать испытание перед лицом самого Аллаха. Это была последняя возможность, ее нельзя упустить. Пусть Хасан догадается, пусть убьет – главное, не сможет ничего изменить!

   – Ты вымок, Алим. Выпей горячего кофе, пока будешь ожидать отца. Переоденься, а после возвращайся сюда – рабыня приготовит напиток.

   Алим слегка наклонил голову. Зухра никогда не была с ним ни заботлива, ни приветлива. Впрочем, и сейчас ее голос звучал не ласково, а устало и глухо. Взгляд был тоскливым и мрачным. Наверное, ей нелегко: сын неведомо где, муж берет в дом молодую жену.

   – Хорошо, я сейчас приду.

   Зухра позвала рабыню и велела подать чашку крепкого кофе.

   Она ждала с едва скрываемым внутренним нетерпением и твердой решимостью, как хищница ждет добычу. Мальчишка попался. И поделом! Только глупые люди не таят зла и не помнят обид.

   Он пришел, в сухой и чистой одежде, поклонился старшей жене своего отца и сел на скамью.

   Молодая рабыня принесла напиток. Рука Алима, принимающая чашку, слегка дрогнула. Зухра подняла глаза на девушку. Крутые бедра, гибкий стан, налитая грудь. Густые ресницы трепещут под взглядом юного господина. Похоже, созревшее тело красавицы жаждет мужских ласк! Она напрасно надеется, потому что ложем Алима станет могила.

   – Отчего отец не дарит тебе красивых рабынь для услады? – спросила Зухра, когда девушка удалилась.

   На щеках юноши появилась краска смущения.

   – Мне всего пятнадцать лет.

   – Амир начал увлекаться девушками в тринадцать, – сказала женщина и вздохнула. – Мой сын всегда спешил жить, спешил принимать решения, и вот теперь.

   – Возможно, отец передумает и простит Амира? – сказал юноша.

   В его голосе и взгляде было искреннее сочувствие.

   Зухра горько усмехнулась и пожала плечами. Стоит позавидовать бескорыстию и доверчивости мальчишки! Такие часто попадают в ловушку, их век недолог.

   – Над твоим отцом есть халиф и Аллах. Пей кофе, мальчик, пока он не остыл.

   Алим поднес чашку к губам, и Зухра похолодела. Выбить чашку из рук мальчишки? Сохранить ему жизнь? Ее нервы были натянуты как струна, но глухое к чужим страданиям и боли сердце молчало.

   Алим не успел попробовать кофе – на дорожке сада появился отец.

   – Что ты здесь делаешь? – спросил Хасан, не замечая Зухру, которая сидела в тени.

   – Дожидаюсь тебя, отец. Я уже переоделся.

   – Прикажи, чтобы мне как можно скорее приготовили сухую одежду!

   Юноша поднялся с места и, не зная, куда поставить чашку, протянул ее отцу.

   – Что это?

   – Кофе. Я не успел выпить. Он еще не остыл.

   Хасан принял напиток из рук сына, пригубил, сделал глоток, второй и только тогда обратил внимание на Зухру. Она смотрела на него во все глаза, приоткрыв губы, вцепившись пальцами в край скамьи.

   – Я вернулся, чтобы переодеться, – сказал Хасан, допивая кофе. – Мы с Алимом попали под ливень. – И сурово заметил: – Если ты не пошла в мечеть, это не значит, что ты не должна присутствовать на свадьбе. «Тот, кто приглашен, обязан прийти» – так сказано в Коране. Покрывало скроет твои чувства, какими бы они ни были.

   Женщина молча кивнула. Она понимала, что происходит. Рубеж перейден. Перед ней ее муж, единственный мужчина, которого она любила. Тот, кто принес ей так много счастья и горя! Тот, кто скоро умрет. Зухра наблюдала, как Хасан пьет отравленный кофе, и не делала попытки его остановить. Потому что он ее отверг. Потому что отказался от Амира. Потому что собирался взять в дом молодую жену, хотя знал, что сердце Зухры обольется кровью. Потому что не нашел для нее слов утешения или хотя бы жалости.

   Аллах отвел смерть от Алима и отдал ей Хасана. Значит, так было суждено.

   Когда муж ушел, женщина подумала о том, что последний раз видела его живым.

   Хасан был красив: не такой стройный, как в юности, но статный и прямой. У него была благородная осанка, большие бархатистые глаза, звучный голос. Скоро все это будет предано земле. А ее душа сгорит в аду. И они никогда не встретятся.

   Зухра долго сидела не двигаясь. Постепенно дыхание выровнялось, стало глубоким, словно во сне. Мысли сделались четкими и спокойными. Женщина не могла с точностью сказать, когда и как должен подействовать яд. Успеет ли Хасан жениться на Джамиле или упадет бездыханным по дороге в мечеть? В любом случае у происшествия есть только один достоверный свидетель – Алим. Поймет ли мальчишка, кто, когда и как отравил его отца? Если да, то у него нет доказательств. Едва ли преданный семейству аль-Бархи старый хаким станет много болтать, даже если догадается, что Хасан умер от яда. Ибрагим умен, он знает, какой поднимется шум, какие последствия может иметь судебное разбирательство! Скорее всего, лекарь засвидетельствует смерть от естественных причин.

   Женщина, казалось, видела наяву мечеть Джами ар-Русафа с ее тонким орнаментом, изящными надписями на белых стенах, окруженных пальмами с пушистыми ярко-зелеными верхушками. Представляла внутреннее убранство храма, пестро разряженную многоголосую толпу приглашенных на свадьбу людей. Юную невесту в расшитом золотом покрывале, которую сопровождал взволнованный отец. Ее трепет при мысли о брачном ложе. На которое ей не придется возлечь.

   Зухра ждала. Никогда ожидание не было столь напряженным, трагическим, мрачным. Когда у ворот появилась страшная процессия и женщина услышала крики гостей, ее взгляд, казалось, был способен разрушить, спалить, уничтожить весь земной мир.

   Чуть позже ей рассказали, что случилось в мечети. Хасан приехал осунувшийся и бледный, с испариной на лбу. Его сын говорил, что, боясь опоздать, отец очень спешил и часто хватался за сердце. Ему было трудно дышать. Хасан мужественно выдержал церемонию заключения брака, вручил невесте свадебный подарок, а после ему стало плохо. На губах появилась пена, он упал и лишился чувств. Среди гостей был лекарь Ибрагим. Осмотрев господина, хаким встревожено доложил, что тот находится при смерти.

   Все это Зухра узнала потом, а сейчас она бросилась к мужу, не видя ни тех, кто был молчалив и суров, ни тех, кто метался и рыдал. Она ломала скованные браслетами руки, рвала на себе волосы, не замечая, что все видят ее лицо, и земля уходила у нее из-под ног, а сердце падало в леденящую пустоту.

   Хасан был еще жив. Его перенесли в кабинет и осторожно уложили на диван. Он приоткрыл затуманенные глаза. Его дыхание было прерывистым и тяжелым. Жизнь мучительно покидала ослабевшее тело, которое совсем недавно было сильным и крепким.

   Зухра бросилась на колени и припала к холодеющим рукам мужа.

   – Алим! – еле слышно проговорил Хасан. – Там… в ларце, – он простер руку, – завещание.

   – Да, отец! – взволнованно произнес юноша.

   В его светлых глазах стояли слезы.

   – Джамиля, – обратился Хасан к тонкой фигурке в брачном покрывале, замершей возле входа, – светлая звезда моего неба! Прости и… прощай!

   Усилием воли он приподнял голову и впился угасающим взором в лицо Зухры.

   – Это ты, ты…

   Последние, произнесенные срывающимся шепотом слова заглушили громкие, горестные вопли женщины:

   – О, Хасан, Хасан, мой возлюбленный, мой муж, мой господин, не покидай меня!

   Его глаза закатились. Когда Зухра, умолкнув, посмотрела на своего супруга, она поняла, что он никогда никому ничего не скажет.

   Через день после похорон Хасана ибн Акбар аль-Бархи, начальника главного почтового ведомства Багдада, его сын пригласил Зухру в кабинет покойного.

   Женщина вошла и увидела Алима, сидящего на том месте, где обычно сидел ее муж. У юноши был печальный и вместе с тем непривычно твердый, решительный вид. Зухра по привычке хотела произнести что-нибудь колкое, но вовремя прикусила язык. Последняя воля мужа ставила ее в зависимое положение от этого мальчишки. Накануне свадьбы Хасан переписал завещание: в нем не упоминался Амир, зато появилось имя Джамили. Алим ибн Хасан аль-Бархи был объявлен единственным наследником и полновластным распорядителем всего имущества, доходов и расходов семьи.

   – О чем ты хочешь со мной говорить?

   – О будущем. Нам стала известна последняя воля Хасана и…

   – Согласно завещанию я получаю только украшения и наряды! – с возмущением перебила его Зухра.

   Алим внимательно посмотрел на мачеху, и женщина с тревогой подумала: знает ли он правду?

   – Ты можешь пользоваться всеми привилегиями и правами, какими пользовалась при жизни мужа. Если надумаешь снова выйти замуж, я выделю тебе достойное приданое.

   Зухра язвительно рассмеялась.

   – Ты?!

   – Согласна ты с этим или нет, хочу ли я этого или нет, – юноша печально вздохнул, – но отныне я хозяин этого дома и единственный мужчина в семье.

   – Тебе всего пятнадцать лет! – презрительно воскликнула Зухра, но юноша спокойно ответил:

   – Скоро будет шестнадцать. Я повторяю: ты ничего не теряешь. Единственное, чего я не могу тебе позволить, это разговаривать со мной так, как ты говорила прежде: грубо, пренебрежительно, свысока. Тебе придется уважать меня.

   – Вот как?

   – Да. Подожди, не уходи. – Он встал, выглянул за дверь и приказал слуге: – Позови Ибрагима.

   Сердце Зухры тревожно забилось. Зачем приглашать Ибрагима? Что скажет хаким?

   Старый лекарь вошел и поклонился. Зухра сразу заметила, что он держится с Алимом почтительно, осторожно, как со своим повелителем, – совсем не так, как вел себя раньше. Зачем Хасан сделал так, чтобы все они зависели от мальчишки?!

   – Чего желает молодой господин?

   – Завтра мне предстоит явиться в ведомство великого визиря с заключением о смерти моего отца, подписанным тремя хакимами. Твое слово в этом документе будет решающим. Можешь ли ты сказать, отчего умер Хасан?

   Зухра стояла не двигаясь, лишь часто моргала. Ибрагим вновь поклонился новому хозяину.

   – Полагаю, Хасан страдал скрытым сердечным недугом, – осторожно произнес лекарь, тщательно подбирая слова. – Вспомни, господин, как твоему отцу стало плохо в день сватовства! Очевидно, в обоих случаях роковую роль сыграли сильное волнение и перемена погоды. – Он сделал паузу, во время которой слегка скосил глаза в сторону Зухры. – Думаю, твой отец умер от естественных причин, и боюсь предположить нечто иное, поскольку в противном случае неизбежны долгие разбирательства и возможно наказание невиновных.

   – Хорошо, – сказал Алим, – иди.

   Когда хаким вышел, юноша обратился к Зухре:

   – Есть дела, которые мы должны обсудить. Я спросил Джамилю, довольна ли она выделенными ей покоями. Она попросила позволения взять к себе девушку, которая прислуживала ей дома. Я не стал возражать.

   Зухра сверкнула глазами.

   – Не лучше ли отправить Джамилю назад?

   – Из соображений приличия и согласно закону она должна оставаться здесь, пока снова не выйдет замуж. Она такая же вдова отца, как и ты.

   Зухра торжествующе рассмеялась. Девчонка и стала, и не стала женой Хасана: церемония заключения брака свершилась, но первой ночи не было! Не невеста, но и не жена, не девушка, но и не женщина! Алим – хозяин дома, но не гарема. Там – хозяйка она! Она найдет способ наказать Джамилю за то, что та посмела украсть у нее и сына, и мужа!

   – Запомни, Зухра, я не позволю дурно обращаться с этой девушкой, – предупредил юноша.

   Женщина вскинула голову и топнула ногой, обутой в остроносую, расшитую бисером сафьяновую туфельку. В глубине темных глаз старшей жены Хасана вспыхнул хищный огонь.

   – Кто она такая?

   – Вторая жена моего отца.

   – Она не стала его женой! Настоящей женой! Может, ты доведешь дело до конца и ляжешь с ней в постель?!

   Зухра не смела открыто выступать против пасынка, но не могла удержаться от того, чтобы не выплеснуть злобу.

   Алим посмотрел на нее долгим взглядом. Мысль о том, что, возможно, отец принял отравленный напиток из его рук, сводила юношу с ума. Сам того не ведая, Хасан спас жизнь сына ценою своей. Как никогда прежде Алиму хотелось отомстить этой женщине, отомстить сполна, чтобы ее жизнь стала подобна жизни змеи с вырванным жалом!

   Вместо этого юноша тихо произнес:

   – Кажется, Джамилю любил твой сын…

   – Она не сможет выйти за Амира. Коран запрещает сыновьям брать в жены вдов своих отцов! – ответила женщина.

   В ее голосе звучало нескрываемое злорадство.

   Алим пожал плечами, дивясь ее чувствам, и промолвил:

   – Значит, договорились, Зухра, ты не трогаешь Джамилю – она живет сама по себе. Если я узнаю, что ты ее обижаешь, клянусь, тебе придется об этом пожалеть!

   – Что ты мне сделаешь?! – прошипела Зухра. – Что ты можешь!

   Алим медленно поднялся с дивана и приблизился к мачехе.

   Сейчас, когда свидетелем их разговора был только Аллах, женщина вдруг испугалась. У юноши был твердый, решительный, вовсе не детский взгляд.

   – Многое. Я знаю, что людям, совершившим убийство ближнего, разбивают голову камнями, с них живьем снимают кожу и поливают раны кипящим маслом! Мне вовсе не хочется, чтобы это случилось… с тобой.

   Зухре почудилось, будто за шиворот внезапно просочилась струйка ледяной воды.

   – Со мной? При чем тут я? Я не совершала никаких преступлений!

   – Может, и нет. Но я думаю о кофе, которым ты хотела меня напоить в день свадьбы Хасана. Я отдал его отцу. Вскоре после этого отец умер.

   Зухра с мысленным стоном вонзила ногти в ладони, пытаясь овладеть собой. Алим хладнокровно продолжил:

   – Когда-нибудь я женюсь и у меня появятся дети. Мой долг – обеспечить их будущее. Я не желаю, чтобы наш род считали родом отравителей и убийц. Людей, не уважающих законы Корана. Не знающих милосердия, не имеющих совести. Клянусь, мне довольно истории с Амиром. – Он сделал паузу, и Зухра встретила немигающий, жесткий взгляд его светлых глаз. – Но я хочу, чтобы ты всегда помнила о том, что я… знаю.

   Чтобы не упасть, женщина ухватилась за стену.

   – Я не убивала Хасана, я его… любила! Ты ошибаешься! – прошептала она.

   – Возможно. Но Аллах – никогда. Он знает правду о сокровенном и не оставляет деяния человека без наказания или награды. Только на это мне и приходится уповать.

   Зухра поняла, что проиграла. Она недооценила мальчишку и в результате потеряла все: сына, мужа, власть и свободу, свободу делать и говорить что вздумается.

   – Быстро же ты повзрослел! – бессильно произнесла она.

   – У меня не было другого выхода, – заметил Алим и добавил: – Сегодня мы в последний раз говорили об Амире. Отныне я запрещаю произносить его имя вслух – во всяком случае, в этом доме. Я сказал об этом Джамиле. Теперь предупреждаю тебя.

   С этими словами Алим сделал Зухре знак покинуть кабинет, и она исполнила его волю.

   Женщина вышла в сад, пошатываясь от слабости. Она никогда не испытывала столь сокрушительного поражения и теперь не чуяла под собой ног.

   Зухра с трудом добрела до скамейки и села, чтобы немного побыть одиночестве.

   Ярко голубело небо. Цветы источали пряный, дурманящий запах. В листве деревьев поблескивали ранние яблоки. Чирикали птицы, гудели шмели и пчелы, неугомонные цикады заливались веселым стрекотом.

   Зухра вспоминала взгляд Алима, холодный, как ключевая вода, неподвижный, будто камень, взгляд, от которого леденела душа. Его голос звучал поразительно спокойно, сурово. От доверчивости, горячности, наивности вчерашнего мальчишки не осталось и следа. Внезапно свалившееся бремя не казалось непосильным для его юношеских плеч. Женщина была готова поверить в то, что Алим сумеет стать достойной заменой Хасану в управлении имуществом и людьми. Конечно, отцовского поста ему не получить. Слишком молод и неопытен. Алиму придется самостоятельно делать карьеру и доказывать начальству, чего он стоит на этом свете. Благо Хасан успел устроить сына в почтовое ведомство и представить ко двору. Зухра поймала себя на мысли, что рассуждает о будущем пасынка без былого пренебрежения и ненависти. Хочет она этого или нет, отныне ей придется считаться с Алимом.

   Солнце припекало все сильнее и сильнее. Женщина собралась подняться с места и идти в дом, как вдруг услышала чьи-то шаги. Мгновение спустя из-за кустов появилась девушка. Обе узнали друг друга и замерли, не зная, что делать.

   В день, когда случилось несчастье, Зухра мельком видела Джамилю. Тогда лицо девушки было заплаканным, растерянным и испуганным. Едва ли она оплакивала Хасана, скорее проливала слезы, думая о себе, о своей участи. Теперь Зухра смогла как следует разглядеть соперницу. Овальное, нежно-оливкового оттенка лицо, необычайная притягательность взгляда, сочетавшего в себе одухотворенность и кротость. Ни траурный наряд, ни отсутствие украшений не могли скрыть красоту девушки: она ослепляла взор, поражала воображение, ранила сердце.

   Джамиля потупила взгляд, словно стремясь спрятать то, что тревожило ее душу; на щеках вспыхнул жгучий румянец.

   – Так вот ты какая, вторая жена моего господина! – с угрожающей усмешкой произнесла Зухра, позабыв о том, что Алим запретил ей разговаривать с девушкой.

   Джамиля поклонилась и тихо сказала, не поднимая глаз:

   – Мне жаль, что так случилось, госпожа. Ты знаешь не хуже меня, что я не хотела становиться женой Хасана, даже если он и был самым прекрасным человеком на свете. Мне пришлось подчиниться воле отца, ибо он не пережил бы моего позора. Я слышала о том, что ты отрицаешь саму возможность чьего-либо превосходства над тобой, но жажда соперничества всегда была чужда мне. Я знаю, что никогда и ни в чем не смогла бы тебя одолеть. Единственное мое желание – это вернуться к отцу. К сожалению, пока это невозможно, потому прошу простить мое присутствие в твоем доме.

   Зухра не могла не признать, что речь девушки скромна и разумна. К своему удивлению, она не испытывала к ней прежней враждебности. Быть может, потому, что теперь им было некого делить.

   – Кто тебе сказал, что я не признаю превосходства над собой? – полюбопытствовала она.

   Джамиля посмотрела на Зухру, и ее взор внезапно сделался таинственным, глубоким.

   – Амир. Мне приказано не произносить это имя, но сейчас мы одни…

   Зухра вздрогнула. Она напрасно подумала о том, что отныне между ними никто не стоит.

   – О да, я забыла о том, что ты украла у меня сына! Он решился на бегство с тобой, не послушав меня, позабыв о том, что лучший советчик – это сердце матери!

   – Я не крала, – подавленно произнесла Джамиля. – И он не твой. Как всякий человек, по-настоящему Амир принадлежит только Аллаху.

   Зухра горько усмехнулась.

   – Да. Бог отнял его у меня, но не отдал тебе. – Женщина указала на скамью. – Садись. Расскажи о том, что случилось, когда вы уехали. Не уверена, что Хасан поведал всю правду о решении халифа относительно Амира.

   Джамиля опустилась на скамью, и они с Зухрой продолжили разговор.

   В это время Алим сидел в кабинете Хасана, не двигаясь и глядя в одну точку. По лицу текли неудержимые слезы. Юноша вспоминал отца и мысленно просил у него прощения. Время покажет, правильно ли он поступил, оставив Зухру безнаказанной. Аллах внушил ему хладнокровие, помог обрести твердость духа, но не пожелал сделать жестоким. Отныне его долг – следить за тем, чтобы обитатели дома жили в мире и согласии. Создать маленькое царство справедливости.

   Алиму понравилась Джамиля. Девушка была умна, скромна и прелестна, из нее могла получиться хорошая жена, верная и преданная. Жена Хасана. Амир не заслуживал такого счастья.

   Успокоившись и собравшись с мыслями, молодой человек решил проверить, как выполняются его приказы, и направился в женскую половину дома. Как глава семьи, Алим имел право входить в гарем, хотя там не было ни его матери, ни сестры, ни наложницы, ни жены. Молодой человек удивился, застав женщин мирно беседующими. Алим не знал, что и подумать. Змея не может пригреть птичку, она способна лишь полакомиться ею. Юноша был уверен в том, что Зухре нельзя доверять. Однако на него внезапно обрушилось столько проблем, что он был рад решить хотя бы одну из них.

Глава X

   804 год, пустыня Нефуд


   Зюлейка стояла на краю оазиса и смотрела на огромный темно-красный шар солнца, который медленно опускался за горизонт и был похож на гигантское обнаженное сердце, сердце пустыни. Скоро наступит ночь, и пустыня станет напоминать таинственное темное озеро, что простирается от края до края небес.

   Утром миллиарды песчинок вновь засверкают под солнцем, точно искры огня, подует горячий ветер, а небо нальется пронзительной голубизной, которая вскоре поблекнет от зноя.

   Зюлейка радовалась тому, что тянущиеся размеренной вереницей дни похожи один на другой, ибо на свете нет ничего дороже постоянства. Постоянство – основа жизни. Новизны желают только безумцы. Пустыня велика и необозрима, и все в ней – песчинка: камень, животное, человек. Люди рождаются и умирают, приходят и уходят – пески вечны, зной неукротим, ветер бессмертен. В пустыне Зюлейка утратила ощущение коварства времени, чувство неуверенности в себе, здесь она похоронила свой страх перед будущим.

   – Сейчас стемнеет, пойдем, – сказала Фатима, с которой они ходили к колодцу.

   Зюлейка еще немного постояла, вдыхая неповторимые запахи пустыни. Потом повернула назад. Она держала в руках небольшой кувшин. Теперь, когда до родов осталось совсем немного, ни Ясин, ни женщины-соседки не позволяли девушке поднимать и носить тяжести. Она отправилась с Фатимой просто для того, чтобы немного пройтись.

   – Когда ждешь? – спросила Фатима, кивая на живот Зюлейки.

   – Я ходила к Саламат, и она сказала, что это, наверное, случится на днях.

   Саламат была повитухой; она успокоила молодую женщину, заверив ее, что все идет хорошо, стоит надеяться, что роды не окажутся трудными.

   – Волнуешься?

   – Очень. Ты придешь ко мне?

   Зюлейка с надеждой посмотрела на подругу.

   – Да, и не только я. И Саламат, и другие женщины. Ведь ты будешь рожать впервые, а первый раз всегда страшно!

   Фатима была всего на два года старше Зюлейки, но уже имела двоих детей. Она была очень смуглой, как большинство бедуинских женщин, ладно сложенной, хотя и худощавой.

   – Не могу понять, – промолвила женщина, когда они с Зюлейкой шли к своим шатрам, – почему ты осталась с нами?

   – Мне нравится у вас, – уклончиво ответила та. – Здесь хорошие люди.

   – Разве в Багдаде не лучше? Наша жизнь от начала и до конца – это борьба с трудностями. Пустыня только кажется неизменной. На самом деле она непредсказуема и опасна. И потом… В большом городе ты могла бы выйти замуж за человека, который богат, который слышит и говорит.

   Несколько секунд Зюлейка неподвижно смотрела вдаль, будто зачарованная светом далеких огней, потом легко улыбнулась и сказала:

   – На, любовь Ясина безыскусна, как и здешняя жизнь, но это… настоящая любовь.

   – А ты, ты его любишь?

   Девушка тайком вздохнула. Трудно любить того, кого приходится обманывать. Она не стала отвечать на вопрос, вместо этого промолвила:

   – Здесь никто не захочет и не сможет меня продать, никто не предаст и не бросит. Я рада, что вышла за Ясина. Богатый и знатный человек стал бы требовать от меня того, чего я не знаю, чему никогда не училась. Я хочу, чтобы меня ценили такой, какая я есть: без всяких хитростей, без украшений и золота.

   – Золото… – задумчиво повторила Фатима. – Зачем оно, если живешь в краю, где полно воды и зелени? Я не понимаю багдадцев и никогда не пойму!

   Зюлейка рассмеялась.

   – А они не поняли бы тебя!

   – Потому меня и удивляет твой выбор, – заметила Фатима. – Когда я впервые тебя увидела, никак не думала, что мы подружимся. Ты казалась не похожей на нас.

   – Почему?

   Лицо Фатимы сделалось очень серьезным, взор устремился в невидимую даль.

   – Красивая. И взгляд другой. Было ясно, что ты видела что-то иное, другой мир, другую жизнь… Хорошо, что ты вышла именно за Ясина, – добавила она после паузы, – иначе едва ли наши женщины приняли бы тебя.

   – Ясин хороший, – сказала Зюлейка. – Он лучше других мужчин.

   – Разве ты знала других?

   Молодая женщина прикусила губу. Нужно быть осторожной в словах! Пройдет много времени, прежде чем она перестанет бояться, что когда-нибудь тайное станет явным.

   – Мне так кажется, – коротко ответила Зюлейка.

   – Не тяжело все время молчать? – спросила Фатима.

   – Нет. Когда молчишь, можно спокойно думать.

   Они подошли к шатрам. За спиной пламенела ровная оранжевая черта – последний привет дня, который уйдет и больше никогда не вернется. Над головой темнели купы пальм, меж шатров пролегли угольно-черные тени.

   Зюлейка понимала, что хотела сказать Фатима. Женщины пустыни похожи друг на друга, словно сестры: кожа обожжена солнцем, как и земля, на которой им приходится жить; вокруг глаз – даже у самых молодых – змеятся морщинки; лица жесткие и усталые, а худые, жилистые тела иссушены жарой и постоянным, порой непосильным трудом.

   Зюлейка была рада стать такой, как они, ее не пугали отметины, которые оставляют на лице солнце и ветер. Куда сложнее жить с теми невидимыми ожогами, которые ранят душу и память! Ее ребенок вот-вот появится на свет. Повитуха сказала, что, судя по приметам, это будет мальчик. Он вырастет среди кочевников, и ему придется стать пастухом или воином. Никто не сможет научить его грамоте: бедуины, как и сама Зюлейка, не умеют читать и писать. Зато он познает мудрость пустыни, научится жить настоящим и слушать голос своего сердца.

   Молодая женщина улыбнулась своим мыслям, а Фатима сказала:

   – Ты много размышляешь о будущем и предаешься воспоминаниям. Я способна думать только о том, что вижу в эту минуту, и ни о чем другом.

   – Почему?

   – Потому что вчерашний день навсегда остался позади, и никто не знает, что будет завтра.

   Подруги простились возле шатра, в котором жили Ясин и Зюлейка. Молодая женщина вошла внутрь.

   Муж был дома и ждал ее возле огня. Он поднялся навстречу с неповторимой, присущей только ему улыбкой на губах, и Зюлейка ощутила прилив горячей нежности. Он был безраздельно предан ей, она это знала и ценила так, как только могла ценить чувства другого человека.

   Ясин взял кувшин из ее рук. Он был очень гибким, его тело состояло из одних мускулов, которые двигались под кожей с напряжением и силой, какие бывают у мужчин, чья жизнь состоит из бесконечного физического труда.

   Зюлейка глубоко вздохнула. Когда ее тело освободится от бремени, а душа – от неусыпной тревоги, тогда она заново раскроется для радостей любви. Это горячее и сильное тело прильнет к ее телу, и они сольются в страстном объятии. Сны станут радостными и глубокими, а на рассвете душу пронзит радужно-яркое ощущение счастья.

   Ясин не мог облечь чувства в слова, но он видел ее душу – за пеленой обмана, за туманом сомнений и угрызений совести, которыми она беспрестанно истязала себя.

   Молодая женщина легла и постаралась заснуть. Зюлейка чувствовала себя раздавшейся, грузной, она с трудом поворачивалась с боку на бок. Благо, что ребенок притих и не двигался – видимо, тоже решил поспать.

   Она пробудилась среди ночи. В шатре было душно, и Зюлейка выползла наружу. Луна сияла в бездонном небе, переливаясь круглыми жемчужными боками, а вокруг рассыпались серебристые зерна звезд. Прохладный ветер приятно овевал тело. Молодая женщина глядела на ночное светило и думала: «Интересно, как оно держится в вышине, почему не падает вниз? Это Аллах! Только он может творить чудеса, только благодаря ему птицы летают в небе, а рыбы плавают в море. Он сотворил землю и создал горы, он назначил каждому человеку день рождения и день смерти, которые нельзя ни предвидеть, ни отвратить».

   Зюлейка сидела возле шатра, то вглядываясь в бескрайний мрак пустыни, то поднимая глаза на искрящееся миллиардами огней небо, пока не почувствовала первые, пока еще слабые схватки. Молодая женщина растерялась. Разбудить Ясина? Послать за Фатимой? Или лучше подождать?

   Пока она размышляла, оазис начал просыпаться: ночной мрак прорезали красные огни факелов, послышались тревожные крики. Из темноты вынырнула женская фигура. Зюлейка узнала Фатиму.

   – Поднимай Ясина! Соседи прислали гонца: сюда движется племя эль-вахиб. Их много, надо собираться и уходить!

   Соседний оазис находился примерно в двух днях езды на верблюде. Тамошний шейх был в дружеских отношениях с Абдулхади: они предупреждали друг друга об опасности, в случае голода делились припасами и объединяли усилия в борьбе с врагами. Далеко не все племена признавали невидимые, но четкие границы пустынного царства. Случалось, сильные нападали на слабых, изгоняли из плодородных оазисов, брали в плен женщин, убивали мужчин, присваивали себе имущество и скот. Абдулхади предпочитал не ввязываться в драку, поскольку на первом месте у него всегда была жизнь людей.

   Зюлейка разбудила Ясина и как могла объяснила, что произошло. Они собрали нехитрые пожитки и свернули шатер. Про схватки молодая женщина решила не говорить: сейчас бедуинам не до нее. Возможно, пройдет много времени, прежде чем она начнет рожать.

   Они шли по ночной пустыне. В привычных звуках – в звяканье упряжи, коротких окриках погонщиков верблюдов, блеянье баранов и коз – проскальзывало что-то напряженное и тревожное. Зюлейка двигалась с трудом, напрягая все силы; у нее то и дело перехватывало дыхание, боль в животе то усиливалась, то отступала, но она старалась не подавать виду. Фатима со своим семейством оказалась где-то впереди, но рядом был Ясин, потому молодая женщина не поддавалась волнению. Однако вскоре она начала отставать. Пару раз их нетерпеливо окликнули, но Зюлейка все равно едва волокла ноги. Почувствовав неладное, Ясин бросил вещи и поднял жену на руки. Это не помогло: боль все сильнее скручивала тело, было трудно дышать, сквозь плотно сжатые губы то и дело прорывался мучительный стон.

   Будь Зюлейка опытнее и старше, она позвала бы на помощь, объяснила, что с ней происходит. Но она была недальновидна и беспечна, как это свойственно юности, к тому же терзаема чувством вины за свой обман, потому предпочла молчать. В результате они безнадежно отстали, а после, никем не замеченные, опустились на песок меж барханов и затерялись в ночи.

   Было темно и тихо, горизонт заливало угольной чернотой, дул беспрестанный, от века свободный ветер пустыни, над головой сияли несметные жемчужины звезд. Охваченная отчаянием и страхом, Зюлейка скорчилась на песке. Ясин был рядом, но он не мог ей помочь, потому что не знал, что нужно делать. Она кричала, но он не слышал ее крика; зато услышали те, кто преследовал бедуинов Абдулхади. Вскоре Зюлейка увидела черные тени людей на верблюдах, их огромные руки и, как продолжение этих рук, – непомерно длинные острые копья. А внутри нее что-то росло, разрывало внутренности, неудержимо стремилось во тьму ночи, в этот страшный, непредсказуемый, несправедливый мир.

   Ясин защищался как мог и защищал свою жену, пустив в ход заткнутый за пояс нож, тогда как молодая женщина металась и корчилась на песке, судорожно дыша и жадно ловя воздух запекшимися губами. Ясин был один, и воинам враждебного племени ничего не стоило пронзить его копьем и оставить умирать на обагренном кровью песке. Они не тронули Зюлейку, исходившую криком в последних родовых схватках: таинство появления на свет было столь же священно и вместе с тем так же нечисто, как и таинство умирания.

   Внезапно боль исчезла, наступил покой. Молодая женщина поняла, что ребенок выбрался наружу. Зюлейка с трудом приподнялась, протянула руки и обнаружила между ног мокрый, теплый, живой комок. Ребенок тонко и жалобно запищал, и ее душу пронзило ни с чем не сравнимое чувство материнской любви и нежности. Молодая женщина вспомнила, что нужно сделать: об этом говорила Фатима и другие бедуинки. Хотя пальцы не слушались и тело пробирала крупная дрожь, она перегрызла и перевязала пуповину, потом сняла с себя рубашку, завернула в нее младенца и прижала к себе. И – лишилась чувств.

   Зюлейка очнулась от холода. Рядом лежал бездыханный Ясин, и молодая женщина, подумав о нем, затряслась в безмолвных рыданиях. Невдалеке выли почуявшие добычу шакалы. Кругом ползали ядовитые насекомые, может быть, даже змеи. Она не должна была терять сознание или спать: в противном случае животные или птицы доберутся до тела Ясина, а ребенка или ее саму может ужалить скорпион.

   Зюлейка провела ночь, не сомкнув глаз, наедине с младенцем и мертвецом, а рано утром ее нашли бедуины. Женщину и ребенка немедленно отнесли в шатер, уложили в постель, напоили молоком. Абдулхади распорядился похоронить Ясина с теми скромными почестями, какие дороги сердцу истинного бедуина, а затем пожелал навестить Зюлейку.

   Молодая женщина лежала в шатре Фатимы. Заботливо укутанный, сытый младенец спал рядом. Зюлейка не сделала попытки подняться навстречу шейху, только смотрела на него полными смертельной тоски глазами, под которыми залегли глубокие тени. Ее лицо было серым, как глина, тонкие, словно плети, руки бессильно вытянулись вдоль тела.

   Абдулхади не умел говорить много, потому сразу приступил к главному.

   – Ты не должна себя винить. Главное, что ты и твой сын остались живы, что враги не тронули ребенка и не увезли тебя в плен.

   – Но Ясин погиб! – прошептала молодая женщина.

   Взгляд шейха был ясен и тверд.

   – Он защищал тебя и сына. Так поступил бы любой мужчина нашего племени. Не колеблясь, отдал бы свою жизнь за жизнь близких.

   – Теперь я должна вас покинуть? – спросила Зюлейка.

   – Почему? Ты была замужем за бедуином и родила от него ребенка. Мы – вольные люди, наши сердца принадлежат пустыне: пескам, солнцу и ветру. Хочешь – иди туда, куда тебя зовет судьба, хочешь – оставайся с нами.

   – Я хочу остаться.

   Абдулхади кивнул.

   Потом спросил:

   – Как назовешь сына?

   – Ясин, – просто сказала Зюлейка.

   Шейх заглянул в крошечное личико спящего мальчика и улыбнулся.

   – Это хорошее имя. Одно из ста имен Пророка. Оно принесет твоему сыну удачу и счастье.

   Зюлейка промолчала и, тихо вздохнув, опустила ресницы.

   – По прошествии года ты сможешь снова выйти замуж, – промолвил Абдулхади. – Наши обычаи это позволяют. Женщине тяжело жить одной, ее шатер не должен пустовать.

   – Нет, – твердо произнесла Зюлейка, – я больше никогда не выйду замуж.

   Шейх бедуинов мудро промолчал. Он прожил на свете гораздо больше, чем эта юная женщина, и несравненно лучше знал жизнь. Как ветер неуловимо меняет песчаное пространство, создавая дюны там, где прежде была равнина, так время лечит память и возводит в душе людей новые призрачные дворцы, дворцы светлой мечты и надежды на счастье.

   Зюлейка так не думала. Предательство Амира разбило ей сердце, а смерть Ясина навсегда похоронила его осколки в безбрежной пустыне.

   Амир смотрел на огромный костер, который заходящее солнце зажгло над степью – на багряные облака и розоватую пелену, что простиралась до самого горизонта. Красоты природы давно не будили в нем прежних упоительных чувств. Иногда молодому человеку казалось, будто он позабыл все стихи и разучился говорить на прежнем языке.

   Впрочем, его удручало не это. Если Хамида, как и прежде, вела вперед ненависть к халифу, то Амир так и не смог понять, что делает среди этих людей, от чего спасается и чего ищет. Будущего не было. Было лишь настоящее, полное расчетливой, а иногда бездумной жестокости, пропитанное кровью невинно убитых людей, пронизанное разбойничьей алчностью, шакальей неразборчивостью. Заставляющее забывать все светлое и хорошее, что было в канувшем в небытие прошлом.

   Сегодня им предстояло напасть на богатый багдадский караван.

   Караван охраняло большое количество воинов, но у шайки Хамида был немалый опыт захвата чужого добра. Они всегда налетали внезапно, осыпали противника дождем стрел, пытаясь посеять панику и расстроить его ряды, после чего набрасывались на растерявшихся воинов и без колебаний вступали в рукопашную схватку. В случае неудачи отступали так же быстро, как и нападали.

   Вскоре послышались звяканье бубенцов и конская поступь. Амир различил вдали вереницу богато задрапированных паланкинов и навьюченных тяжелой поклажей верблюдов. Похоже, на этот раз им по-настоящему повезло: наверняка в окованных железом сундуках и обернутых грубой тканью тюках полным-полно золота, драгоценной утвари и хорошего оружия. Караван шел в Мерв – туда, куда Амир волею капризной судьбы так и не смог попасть.

   Прямой, натянутый, как струна, Хамид напрягся в седле, его глаза сузились, ноздри хищно раздулись в предчувствии богатой добычи. Часть награбленного он раздавал своим людям, другую, большую, прятал в известном только ему месте. Однажды Амир слышал, как члены шайки перешептывались о том, что главарь, похоже, считает себя бессмертным, раз не готовит преемника и никому не рассказывает о том, где спрятано золото. Хамид держал своих людей в кулаке; они редко осмеливались роптать и не задавали лишних вопросов.

   По команде главаря бандиты рассыпались в разные стороны и двинулись вперед нестройной толпой, дабы создать видимость большого количества людей. Со стороны каравана прозвучал тревожный сигнал, но было поздно: всадники Хамида ринулись вперед, очертя голову, набрасывая на врагов крепко свитые арканы, дабы лишить их возможности сопротивляться.

   Спустя несколько мгновений пространство наполнилось ужасом, вызванным безжалостной резней. Кони ржали, люди в тревоге метались от верблюда к верблюду, от паланкина к паланкину, не зная, кого защищать и что спасать в первую очередь.

   Амир услышал торжествующий смех Хамида. Тот никогда не стремился спрятаться за чьи-либо спины и уклониться от боя; он был великолепным стрелком и искусно попадал в цель на полном скаку, прекрасно владел и копьем и мечом. У него был наметанный глаз и уверенная рука, он ловко и точно отражал любые выпады. И все же его коньком была хитрость. Притворное отступление, неожиданный удар во фланг и тыл, скрытое приближение и незаметное окружение противника – он любил обманывать, вселять панику и тем самым лишать боеспособности.

   С одной стороны, хладнокровие и беспощадность этого человека ужасали, а с другой, его талант, талант командира, сумевшего организовать и обучить толпу жадных до крови и золота, неразборчивых и темных людей, вызывал восхищение. Если бы не проклятые интриги багдадского двора, если бы Харун аль-Рашид не лишил власти и жизни Бармекидов и приближенных к ним людей, из Хамида мог бы выйти хороший, возможно, выдающийся военачальник.

   Амир отвлекся и пропустил момент, когда на него набросился неожиданно вынырнувший из-под повозки воин, один из тех, что охраняли караван. Он схватил за повод его коня и был готов ударить мечом. Амир видел налитые кровью глаза противника и судорожно искривленный рот. Он знал, что не успеет отразить нападение, но в это время в воздухе просвистел кинжал, и воин упал на землю без единого звука, пораженный в основание шеи.

   – Будь внимательнее, – быстро произнес Хамид, разворачивая коня, и приказал: – Поезжай, посмотри, что творится слева.

   Амир кивнул, слишком поздно сообразив, что находился на волосок от смерти. Он поскакал в указанное место, а в душе стыл тяжелы ужас и одновременно разливалась теплая, как первые солнечные лучи, благодарность человеку, который спас ему жизнь.

   Они благополучно расправились с охраной и разграбили караван. Тех немногих людей, что остались в живых, отпустили с миром, ибо Хамид придерживался строгих правил благородного разбойника: не убивать стариков и подростков, не насиловать женщин.

   Амир спешился, на ходу вытирая со лба пот, и поискал глазами главаря шайки, который за эти долгие месяцы стал для него и старшим братом, и другом. Когда он увидел лежащего на кошме Хамида, у него перехватило дыхание. Вокруг были люди; некоторые суетились, другие стояли неподвижно, понурившись.

   Амир бесцеремонно растолкал мужчин и приблизился к Хамиду. Тот лежал, вытянув руки вдоль тела; одежда на груди была окрашена кровью. Рядом валялась сломанная стрела. Взгляд раненого то делался лихорадочным, мутным, то прояснялся, словно к нему внезапно возвращалось сознание.

   – Амир… – прошептал он.

   – Хамид!

   – Я хочу, чтобы все отошли! – повелел главарь, и в его тоне еще оставалось столько твердости, что воины послушно отступили.

   – Не может быть! – горестно промолвил Амир.

   Хамид на мгновение закрыл глаза, потом усилием воли приподнял веки.

   – В меня выстрелили из-за повозки – я не успел уклониться. Не стоит роптать – дольше назначенного Аллахом не проживешь, – произнес он и попросил: – Наклонись ближе.

   Когда Амир сделал так, как он хотел, прошептал:

   – Я расскажу, где спрятаны мои сокровища, но ты должен пообещать, что потратишь их не на собственную роскошную жизнь, а для того, чтобы отомстить Харуну.

   – Обещаю, – прошептал Амир.

   Хамид скосил глаза на стоявших поодаль разбойников, которыми бессменно правил в течение нескольких лет.

   – Не поддавайся их уговорам, не бойся угроз. Стой на своем до конца. Они не посмеют тебя убить, ибо вместе с тобой умрет твоя тайна.

   Амир не был уверен в том, что ему удастся противостоять целой банде, но не стал спорить.

   Хамид говорил шепотом, время от времени замолкая, чтобы сохранить остатки сил. Его губы посинели, кожа приобрела желтоватый оттенок, черты лица заострились.

   – Ты не боишься? – осмелился спросить Амир.

   – Чего?

   – Смерти.

   – Нет. Все мы когда-то умрем и предстанем перед Аллахом.

   – Ты говорил, что не веришь в Бога!

   – Верю. Просто знаю, что у меня нет перед ним оправданий! Быть может, ты помнишь строки из Корана: «Их лица будто покрыты кусками мрачной ночи. Это – обитатели огня, в нем они пребывают вечно». Эти слова – про меня, про таких, как я. Я в совершенстве овладел разбоем, и достиг в нем предела. Разбой сделался не просто моим ремеслом – моей жизнью. Потому я не ищу и не жду спасения.

   Амир почувствовал, что по лицу текут слезы. Он давно не плакал и теперь понял, что слезы стали другими – тяжелыми, суровыми, мужскими.

   – Ты был для меня старшим братом, наставником, другом! Не покидай, Хамид!

   Тот слабо улыбнулся.

   – Я останусь… В твоей памяти… В твоем желании отомстить халифу!

   Вскоре Хамид впал в забытье, а после тихо испустил дух. Его люди поспешно рыли могилу, чтобы похоронить усопшего прежде, чем солнце опустится за горизонт.

   Амир долго стоял над могильным холмом, стоял, когда все уже разошлись, и думал о том, как странно устроен мир. Люди живут, любят, надеются, верят. И все заканчивается ямой в земле. В те минуты, когда на застывшее лицо Хамида в последний раз упал луч солнца и его покрыла земля, Амир не верил в загробное существование. В эти мгновения он верил только в то, что видел. Все тленно. Мечты неосуществимы. Жизнь пуста. Багдад, безбедная жизнь в богатстве и почестях, высокий пост, Джамиля… Почему люди так упорно цепляются за то, что, как им кажется, предначертано Аллахом, а на самом деле – всего лишь обманчивый сон?

   Хамида зарыли, и Амир остался один. Он медленно стянул с головы туго повязанный черный платок и вытер глаза. Теперь он выглядел как настоящий разбойник. Изнеженный багдадский юноша навсегда остался в прошлом.

   Прохладный ветер был напоен запахом трав, и Амир жадно вдыхал степной аромат, вдыхал, как саму жизнь. Он понимал, что должен идти дальше, только не знал, куда и зачем.

   Вскоре стемнело, горизонт слился с землей. Взошла звезда и одиноко засияла в сумеречном небе.

   – Кто бы ты ни был там, наверху, ты меня победил, – прошептал он, устремив взгляд к серебрящемуся светилу. – Я понял, что ты сильнее, потому что можешь отнять у человека самое дорогое. Но настолько ли ты силен, если не хочешь вернуть это…

   Остаток ночи Амир проспал в траве возле могилы друга, а когда очнулся, в небе занималась заря. Шелестел ветер, пахло мокрой травой. Молодому человеку почудилось, будто чья-то жестокая рука сдернула с его сознания плотное черное покрывало забвения. Вокруг были люди. Их хмурые, злобные лица не предвещали ничего хорошего.

   – Хватит валяться, вставай! – грубо произнес один из членов шайки по имени Мехди, трогая Амира ногой. – Хамид рассказал тебе о том заветном местечке, где он спрятал золото, которое принадлежит всем нам?

   Амир колебался не больше минуты. Он вспомнил слова друга, который завещал ему заветные желания своего сердца: «Эти люди по большей части неразумны. В глубине души – трусливы. А я был умен и смел. Что мне было терять? Они хотели меня убить. А я заставил их уважать себя. И бояться».

   – Рассказал.

   – А ты расскажешь об этом нам!

   – Нет, – твердо произнес Амир, поднимаясь на ноги.

   – Почему?

   – Потому что Хамид не велел этого делать.

   Послышался гневный ропот.

   – Хамид мертв. Отныне его приказы не имеют силы. Ты такой же, как мы, один из нас. И не должен знать больше других, – веско произнес Мехди.

   Молодой человек гордо вскинул голову.

   – Я – не один из вас. Я – Амир ибн Хасан аль-Бархи!

   Мехди усмехнулся.

   – Кому ты известен под этим именем? В Багдаде тебя давно похоронили! Ты никто и ничто.

   Амир сжал челюсти.

   – Хамид назначил меня своим преемником.

   Услышав это, Мехди расхохотался, следом за ним – остальные.

   – Ты из знатной семьи, как и он, знаешь грамоту, вот Хамид и решил, будто ты достоин взять в руки его меч. Мы думаем иначе. Ты ничем не отличился, у тебя нет никаких заслуг. Скажи, где спрятано золото, и иди с миром: хочешь – в Багдад, хочешь – куда глаза глядят! Мы тебя не тронем.

   Молодой человек окинул быстрым взглядом столпившихся вокруг него разбойников.

   – Вы убьете меня, как только узнаете, где находится тайник! А после перегрызете глотки друг другу! Неужели вы не понимаете, почему Хамид выбрал именно меня? Вам нужны только деньги. Но вы никогда не сумеете поделить их по справедливости. Вам всегда будет мало. Я сражаюсь не за золото, оно мне не нужно – я жил в богатой семье, но это не принесло мне удачи… – Сообразив, что его слушают, Амир перевел дыхание и продолжил уже увереннее: – Я не хочу покидать вас, потому что еще не достиг своей цели, не исполнил того, о чем просил Хамид. Если кто-то из вас желает уйти, пусть уходит – я отдам ему причитающуюся долю золота. Надеюсь, он заживет безбедно и счастливо. Тот, кто решил остаться, пусть остается и испытает меня. Если я окажусь изменником или трусом, судите меня самым строгим судом!

   Он был почти уверен в победе, но просчитался: эти люди не привыкли доверять слову. Выслушав его взволнованную речь, Мехди, очевидно сам намеревающийся стать главарем, вновь усмехнулся и произнес:

   – Мы не хотим ждать. Мы желаем судить тебя прямо сейчас! Говори, где золото, иначе немедленно умрешь!

   Амир не двигался. Он понимал, что, если окажет сопротивление, будет убит в течение нескольких секунд. Их было слишком много, а он – один. Странно, но молодой человек не испытывал ни содрогания, ни страха. В сердце поселилось удивительное спокойствие уверенность в справедливости судьбы.

   Мехди приставил к его горлу кинжал.

   – Говори!

   Амир задумался. Хамид не испугался смерти, стало быть, он тоже не должен испытывать страх перед тайной Вечности. Что может быть хуже поруганной чести и забытого имени?

   – Не скажу.

   Мехди осклабился.

   – А если я порежу тебя на куски?

   – Пусть на самые мелкие – мне нечего бояться: я выполняю волю Хамида, человека, который спас мне жизнь, который ни разу не предал, не обманул ни одного из вас!

   Мужчины переглянулись. В глазах многих из них промелькнуло сомнение, во взглядах некоторых – искра симпатии. Мехди это почувствовал.

   – Надо пытать его до тех пор, пока он не скажет! – заявил он. – Заодно проверим, из какого теста он сделан!

   Амир вздрогнул. Молодой человек не боялся боли, но… если они решатся его унизить, он никогда не сможет стать их предводителем.

   Он притворно вздохнул.

   – Вижу, мне не под силу вас убедить. Я покажу тайник, после чего позвольте мне уйти – мне с вами не по пути.

   – Веди! – сказал Мехди, а остальные возбужденно загудели.

   Амир пошел впереди, остальные – за ним. Они слепо двигались следом, не понимая, что уже подарили ему роль предводителя.

   Огромные черные камни, будто сброшенные на землю рукой неведомого великана, Амир приметил еще вчера. Их было несколько; он остановился возле самого большого и сказал:

   – Здесь. Копайте.

   Едва он произнес эту фразу, как в ход было пущено все, чем можно было рыть землю. Мехди старался больше всех, остальные помогали.

   Когда яма сделалась достаточно глубокой, Мехди повернул к Амиру залитое потом лицо.

   – Где золото? Ты что, издеваешься над нами?!

   – Никоим образом, ибо в этой жизни каждый получает то сокровище, какого больше всего достоин! – С этими словами Амир вынул кинжал и с силой вонзил его в грудь Мехди. Потом столкнул обмякшее тело в яму и, повернувшись к остальным, спросил: – Еще есть желающие вырыть себе могилу?

   Ответом была гробовая тишина.

   – Заройте эту яму, – приказал Амир, – и похороните ваши ошибки глубоко в душе.

   После этого он сел на коня, который прежде принадлежал Хамиду, и поехал вперед, с некоторой тревогой ожидая, что станут делать разбойники. Он опасался напрасно: они вскочили в седла и покорно двинулись следом.

   Амир вспоминал прежнюю жизнь, как странный сон, в котором все было выкрашено в ослепительный золотой цвет. Некоторые люди считали, что это цвет счастья. Он никогда не задумывался, какой цвет имеет счастье, но если бы его спросили, наверное, сказал бы, что счастье удивительно яркое, пестрое и многоликое. С некоторых пор его дни стали серыми, и столь любимый многими золотой цвет Амир стал воспринимать как что-то давно забытое и бесконечно далекое.

   На печальную землю опускалась обманчивая вечерняя тишина. Под копытами коня разбивались комья земли, запахи трав, названия которых он не знал, щекотали ноздри. Амир остановил лошадь и долго смотрел на догоравший закат. Все чувства были притуплены горем. Казалось, исчезло все, что хотя бы немного согревало сердце и успокаивало душу.

   «Сердце в пустоте. Сердце в пустыне. Что может быть хуже?» – подумал Амир.

   Только смерть. Стало быть, стоит жить. Ибо жизнь дает пусть призрачную, но все же надежду. Небытие не дает ничего.

   С этой мыслью он крепче сжал поводья и послал коня вперед, в степь, в неизвестное, туманное будущее.

Часть вторая

Глава I

   809 год, Багдад


   Деньги и лесть – вот два ключа, с помощью которых можно отпирать любые двери человеческого мира: к двадцати годам Алим ибн Хасан аль-Бархи сумел убедиться в этой печальной истине, хотя по возможности старался не прибегать ни к тому, ни к другому средству.

   Служба в почтовом ведомстве давала немало преимуществ, но не всегда позволяла избегать участия в придворных интригах. Если прежний начальник барида Хасан ибн Акбар аль-Бархи обладал способностью с честью выходить из многих щекотливых ситуаций, то его преемнику Али ибн Идрис аль-Хишаму не хватало для этого ни порядочности, ни достоинства, ни ума. При нем несказанно умножились всякого рода приписки, искажались сведения о состоянии дел в государстве, о коих главный визирь ежедневно докладывал халифу.

   Между тем барид был единственным ведомством, предоставлявшим центральной власти сведения о деяниях провинциальных правителей и положении народа. Алим, занимавший должность одного из младших служащих, ведающих пересылкой правительственной корреспонденции, мог лишний раз убедиться в том, какими выдающимися человеческими качествами обладал его покойный отец.

   В последние годы многое изменилось и в жизни халифата, и в судьбе самого Алима. Как глава мусульманской общины, преемник посланника Аллаха и представитель Всевышнего на земле, халиф считался верховным собственником всей земли и воды в государстве. Его власть не ограничивалась ничем, кроме совести, которой он обладал в той степени, в какой ею способен обладать всякий правитель, одержимый идеей личного обогащения.

   Харун аль-Рашид повысил подати и сборы, что вызвало ропот и даже открытые восстания народа, подавленные силой. При этом роскошь двора достигла невиданных величин. Там ели на золотой посуде и украшали туфли драгоценными камнями.

   Что касается самого Алима, за прошедшие пять лет он возмужал и превратился в необычайно красивого, хотя, пожалуй, слишком серьезного и несколько замкнутого для своего возраста юношу. Преданный своему делу, старательный и честный, он сумел заслужить немало лестных отзывов, к коим оставался удивительно равнодушным. Алим поддерживал приятельские отношения с некоторыми сослуживцами, но настоящих друзей у него не было.

   Причина заключалась в том, что еще в раннем возрасте он постиг разобщенность людей, непроглядное одиночество сердца, биение которого неустанно, но напрасно внушает человеку надежду и веру в счастливые перемены до рокового мгновения его смерти.

   Единственное, что искренне радовало Алима, так это мир в доме. Джамиля и Зухра нашли общий язык и сумели обойтись без мелочных пререканий и губительной ревности. Теперь они были единственными обитательницами гарема, единственными членами оберегаемой и возглавляемой им семьи. Алим догадывался о том, что их объединяло: ожидание. Ожидание встречи с человеком, имя которого он приказал никогда не произносить вслух.

   Юноше нравилась служба, он считал своим долгом продолжать дело, которому Хасан ибн Акбар аль-Бархи посвятил свою жизнь. Один лишь момент был ему неприятен – необходимость являться в кабинет начальника с ежедневным докладом. В эти мгновения Алим всегда вспоминал отца и невольно сравнивал его с Али ибн Идрис аль-Хишамом. Если Хасан чурался неуемной роскоши, то нынешний глава барида не в меру украшал свой кабинет, загромождая его ненужными вещами. Если отец Алима не любил лесть и презирал взяточников, то его преемник упивался низкопоклонством подчиненных и обожал дорогие подарки.

   Алим не испытывал к нему ни капли уважения, но старался скрывать свои чувства.

   Однажды, когда юноша вошел в кабинет своего начальника и с поклоном положил на курси[19] доклад о состоянии земледелия и искусственного орошения в провинции Мосул, Али ибн Идрис аль-Хишам произнес необычайно серьезным тоном:

   – Мне нужно поговорить с тобой.

   Алим удивился, но не подал виду. Он сразу почувствовал, что речь пойдет не о служебных делах, однако Али начал с того, что сказал:

   – С недавних пор мне кажется, что ты не слишком быстро продвигаешься по службе. Я намерен сделать тебя вторым заместителем начальника канцелярии и увеличить твое жалованье.

   Юноша низко поклонился. Он тотчас понял, что тут кроется какой-то подвох. Ему не хотелось «прыгать через голову» более опытных и старших по возрасту сослуживцев, многие из которых долгие годы терпеливо ожидали повышения.

   – Благодарю за оказанное доверие. Мой долг – служить халифу и государству, – ответил Алим и на всякий случай добавил: – Я доволен своим положением. Мне некуда торопиться, я еще слишком молод.

   – Но умен. И обладаешь завидным рвением. Знаю, если бы не внезапная смерть Хасана, со временем ты бы занял пост своего отца. – Али откинулся на спинку кресла, более напоминающего трон, нежели рабочее сиденье, и оценивающе прищурил глаза. – Я всегда уважал Хасана и намерен восстановить справедливость. Тебе, наверное, известно, что у меня шесть дочерей и только один сын, которому едва исполнился год. Он еще долго не сможет наследовать мне, потому я решил подыскать другого преемника. Им может стать… муж моей старшей дочери. Она как раз на выданье… Что ты об этом скажешь?

   Алим был ошеломлен, но при этом умудрился сохранить спокойствие. Собственно, в предложении Али не было ничего необычного. После смерти отца молодой человек сделался единственным владельцем большого состояния. Брак по расчету среди высшего багдадского общества был привычным делом, однако Алим не ожидал, что окажется втянутым в подобные игры.

   Он сделал то, что сделал бы на его месте любой здравомыслящий и осторожный человек. Поцеловав руку начальника, юноша поблагодарил его в самых изысканных выражениях. Но напоследок негромко произнес: «Я подумаю».

   В конце дня он вышел на улицу вместе со своим сослуживцем, а с недавних пор и приятелем – Наджибом. Это был незлобивый, бесхитростный молодой человек, которому Алим мог без опаски довериться. Они жили недалеко друг от друга, потому вместе отправились домой. В этот час на прилегавших к дворцу улицах квартала ар-Русафа было черным-черно от одежд государственных служащих Багдада. Многие ехали верхом, иные передвигались в паланкинах, немало было и таких, кто не жалел ног и предпочитал идти пешком.

   Сады были полны цветов, аромат которых усиливался с наступлением вечера, струился душистым потоком, примешиваясь к легкому теплому ветерку. Алим и Наджиб свернули на узкую улочку и медленно шли, прислушиваясь к многоголосому гулу Багдада, напоминающему то раскаты далекого грома, то шум морских волн, то трепетную песнь необыкновенных сказочных существ. Алим рассказал приятелю о разговоре с начальником, предварительно взяв с Наджиба слово сохранить тайну. Тот бы поражен не меньше самого Алима.

   – Похоже, тебе сделали предложение, от которого невозможно отказаться!

   На губах Алима появилась улыбка, хотя взгляд его светлых глаз оставался серьезным.

   – На свете нет ничего невозможного, потому я откажусь.

   – Почему?!

   – Я не уважаю Али ибн Идрис аль-Хишама. Не хватало, чтобы он, распоряжался моей жизнью за пределами барида!

   Наджиб рассмеялся.

   – Если хочешь сохранить независимость, тебе нужно жениться на сироте. Не думаю, что в Багдаде найдется много состоятельных сирот!

   – В данном случае богатство не имеет значения.

   – А что имеет? Неужели любовь?

   Алим задумался. Многие из членов его семьи верили в это таинственное чувство, но оно не принесло счастья никому из них.

   Юноша был уверен в том, что никогда не станет бросаться в любовь, как в омут, будто желая утопиться! С него хватит простой человеческой привязанности. Он не потеряет голову из-за женщины, какой бы прекрасной и необычной она ни была.

   – Скромность. Красота. Доброе сердце.

   С лица Наджиба сбежала улыбка.

   – Если верить слухам, на женской половине твоего дома живет одна из самых красивых девушек Багдада!

   Алим сжал губы. То была запретная и щекотливая тема.

   – Джамиля – вдова моего отца.

   – Она может снова выйти замуж.

   – Может, но не хочет. Она ждет…

   Алим осекся и не договорил. Он не мог спокойно произносить имя Амира. Сколько раз он был унижен старшим братом, как часто тот открыто говорил о своей ненависти, грозил возмездием, смертью!

   – Ты до сих пор не имеешь о нем никаких известий? – тихо спросил Наджиб.

   – Нет.

   – Сколько прошло лет?

   – Почти шесть.

   Когда они подошли к дому Алима, Наджиб сказал:

   – Если ты откажешься жениться на дочери Али, он почувствует себя оскорбленным. Не боишься, что начальник начнет тебе мстить?

   Молодой человек пожал плечами.

   – Как? Что он сможет сделать? У меня достаточно средств для того, чтобы жить безбедно, даже если придется оставить службу. Я понял, что главное в жизни – свобода, она стоит всего остального.

   Дома Алим обнаружил, что его дожидается отец Джамили.

   За минувшие годы Ахмед сильно сдал, сгорбился, словно под тяжестью тайного горя. Он часто навещал дочь и по прошествии причитающегося срока был готов взять ее обратно в свой дом, но горячо любящая отца Джамиля, тем не менее, предпочла жить рядом с родней Амира.

   – Прости, что нарушаю твой покой, но мне нужна помощь, – промолвил Ахмед.

   Алим пригласил его в кабинет и усадил на диван. Сам сел напротив.

   – Говори все, что хочешь сказать, – у меня есть время.

   – Речь пойдет о Джамиле, о ее дальнейшей судьбе. Я немолод и чувствую, что мои дни сочтены. Я боюсь покидать этот мир, не будучи уверен, что моя дочь, наконец, стала счастливой, изведала радость материнства. Пока она молода и хороша собой – за нее сватаются, но постепенно поток поклонников иссякнет, как течение пересохшей реки. Кого она ждет? Мертвеца? Человека, который давным-давно позабыл ее имя? Прошу тебя, поговори с ней, Алим!

   Ахмед опустил поседевшую голову, его голос срывался и дрожал.

   «На сегодня это второй разговор о браке, – подумал юноша. – Судя по всему, он тоже не приведет ни к чему хорошему».

   Алим встал и положил руку на плечо Ахмеда.

   – Я попытаюсь. Не встречайся с ней, иди домой. После ужина я зайду в гарем. Какой человек в очередной раз претендует на ее руку?

   – Богатый, знатный, молодой, красивый. Джамиля его отвергла, как и всех остальных! Наверное, я напрасно дал клятву не принуждать ее к браку, потому что уговоры не действуют!

   – Не волнуйся. Я сделаю все, что смогу, – сказал Алим.

   Юноша выполнил обещание и вошел на женскую половину дома, когда наступил час заката и небо было нежно-розовым, точно его присыпало легчайшей пыльцой.

   Алим нашел Джамилю в саду – она любовалась ранними розами, источавшими чарующий аромат, и, как обычно, предавалась мечтам, ощущая на коже ласку легкого ветра, наслаждаясь мягкостью и покоем весеннего вечера.

   Несколько минут юноша наблюдал за девушкой: как она ступает, расправляет складки одежды, склоняет голову к цветку. Это было сладостно и… невыносимо. Алим не мог сказать, что влюблен в Джамилю, но в эти мгновения он искренне завидовал Амиру и… сочувствовал своему отцу.

   – Джамиля! – окликнул молодой человек.

   Обернувшись, она улыбнулась той ослепительной, воистину неземной улыбкой, с помощью которой получают поддержку свыше в самые горькие минуты отчаяния. Светлый взор Джамили казался отражением души.

   Алим не уставал удивляться, как ею до сих пор не овладело уныние, не понимал, почему она способна так долго верить и ждать.

   – Алим? Ты здесь? – В голосе девушки звучало легкое удивление. – Уже поздно. Я собиралась ложиться спать.

   – Ты мне нужна…

   Внезапно в горле пересохло – он был не вправе посягать на одиночество этой девушки, будоражить ее сокровенные чувства. Если бы не Ахмед…

   – Что случилось?

   Алим постарался, чтобы его голос звучал уверенно и спокойно.

   – Твой отец несчастен, Джамиля, – мягко произнес он. – Ахмед по-прежнему хочет видеть тебя замужней женщиной, мечтает о том, чтобы у тебя родились дети. Он считает твое ожидание бесплодным, а жертву – ошибочной, никому не нужной.

   Девушка сорвала лепесток розы и медленно размяла в руках. Потом ответила, не поднимая глаз:

   – Мне искренне жаль отца, но ему придется смириться. Я не чувствую себя обездоленной и одинокой. У меня есть мечта, которая оживляет мой мир и придает смысл моей жизни. Рядом со мной находятся люди, которые меня понимают и разделяют мое мнение.

   – Я знаю, Зухра поддерживает тебя в твоем решении, но Зухра – не тот человек, которому можно доверять.

   Джамиля ничего не ответила; немного помолчав, она повернула к Алиму нежное, выразительное лицо и спросила без насмешки и подвоха:

   – Почему бы тебе самому не жениться? Ты достаточно взрослый для того, чтобы вступить в брак.

   Молодой человек принужденно рассмеялся.

   – Если честно, мне трудно представить себя женатым! Однако, вернувшись к себе, он задумался над словами Джамили.

   Было уже поздно, муэдзин произнес свой последний призыв, солнце село, деревья в саду поблескивали серебром в свете полной луны. Млечный Путь казался перламутровой рекой, медленно струящейся по черному небу. Сон земли был полон сладостной неги, предвещавшей нечто незабываемое, чудесное.

   Молодому человеку казалось, что он понимает чувства Джамили. Его старший брат был для нее всем, всем, чего она желала, о чем грезила, чего так долго ждала и на что бесконечно надеялась. Хасан вычеркнул имя Амира из завещания, но он не смог вырвать память о нем из сердца девушки, которая его любила.

   Алим знал, что никогда не женится по принуждению, по расчету. Юноша вспомнил те времена, когда и Зухра, и Амир беспрестанно твердили ему о том, что он сын варварки, рабыни, что он недостоин своего положения! Вот почему он никогда не возьмет в жены такую, как его мачеха: высокомерную, непредсказуемую, капризную. Пусть это будет небогатая и не из знатной семьи девушка, но добрая и кроткая. И красивая, как… Джамиля.

   Представляя себя в постели с прекрасной незнакомкой, Алим долго не мог заснуть. Женщина, которой суждено разделить с ним ложе, уже существует, живет, дышит, но пока еще ничего не знает о нем, как и он о ней.

   Оставалось верить в то, что вскоре по воле Аллаха их пути пересекутся и Всевышний соединит любящие сердца.

Глава II

   809 год, пустыня Нефуд


   Через неделю после начала путешествия небольшой отряд почтовой службы Багдада пересек Евфрат и очутился в пустыне, где воздух был полон легчайшей пыли, а земной покров казался зыбким и ненадежным, где не было ни колодца, ни родника, ни травинки. На горизонте не было видно ни деревца, ни холмика. Ничто не указывало дорогу, а беспрестанно меняющие свои очертания дюны лишь вызывали замешательство путников. Ветер обжигал тело, мельчайшие песчинки секли лицо, как осколки стекла, пыль лезла в глаза и щекотала ноздри.

   Вопреки ожиданиям, им не удалось нанять внушающего доверие проводника; теперь оставалось ориентироваться по солнцу, что было нелегко для людей, никогда прежде не выезжавших из большого города. На плечах Алима лежала ответственность за судьбу ни в чем не повинных людей, и это удваивало его волнение. Тем не менее, молодой человек принял решение упорно двигаться к цели. Алим готов был доказать, что его нельзя напугать и заставить делать то, чего он не желает делать.

   Две недели назад начальник вызвал юношу в кабинет и вновь завел разговор о браке Алима со своей дочерью. Взбешенный недвусмысленным отказом подчиненного, Али ибн Идрис аль-Хишам приказал ему лично проверить состояние почтового тракта, соединявшего Багдад и Медину, и переговорить с начальником тамошней станции.

   Алим согласился – в противном случае ему бы пришлось покинуть барид, а он не считал возможным без веской причины оставить ведомство, службе в котором его отец посвятил лучшие годы своей жизни. Он был молод и надеялся справиться с поручением. Взяв с собой Наджиба и еще пятерых верных людей, Алим поехал в пустыню с намерением доказать свою твердость и независимость.

   Поначалу Алиму нравилось путешествовать по незнакомой, диковинной местности. По горным скатам живописно зеленели масличные деревья, а сами горы напоминали шатры, крепости и башни. Долину пересекали гигантские золотые полосы и длинные тени, а воздух казался прозрачным, как чистейший хрусталь. Высоко над головой парили огромные орлы.

   Так продолжалось до тех пор, пока они не вступили в унылые земли, лишенные всяких признаков жизни. Здешняя природа поражала бедностью красок и своей неприглядностью: голый песок, бесплодный камень, сухие колючки.

   – Не может быть, чтобы здесь жили люди! – обозревая окрестность, воскликнул привставший в стременах Наджиб.

   – Живут, – ответил Алим, – и не знаю, будет ли лучше, если мы их встретим или, наоборот, обойдем стороной.

   – Все-таки надо было нанять проводника, – произнес Наджиб, с тревогой глядя на блеклое от зноя небо, на котором не было видно ни облачка.

   Алим и сам думал об этом. В Куфе, где они останавливались, переправившись через Евфрат, все проводники казались ему или подозрительными и ненадежными, или слишком жадными.

   Теперь он жалел о том, что отказался от их услуг и понадеялся на собственные силы. К тому же сейчас было бы неплохо поменять лошадей на беговых верблюдов.

   Верхний слой песка находился в постоянном движении, отчего следа людей и животных мгновенно исчезали с его поверхности. Беспощадное солнце обрушивало на землю море света, так что невозможно было смотреть вперед.

   Алим, Наджиб и их товарищи то и дело, прикладывались к флягам с водой, которая стала почти горячей. Кроме того, приходилось часто останавливаться и поить коней: благо бурдюки еще не опустели.

   – Если к середине дня не набредем на какой-нибудь оазис, нам конец! – простонал истомленный жарой Наджиб.

   – Если судить по карте, мы движемся прямо к нему, – успокаивающе произнес Алим.

   – Я бы не стал доверять карте! Возможно, лучше повернуть назад?

   – Нет. Мы не можем вернуться в Багдад, не выполнив поручения. Чего стоят наши умения, если мы способны только на то, чтобы сидеть в своих кабинетах и без конца перекладывать бумаги!

   Стараясь подать пример своим спутникам, он держался на удивление стойко и бодро. Однако когда спустя два часа они так и не встретили каких-либо признаков воды и растительности, уверенность Алима начала понемногу таять, и он втайне засомневался в правильности своего решения. Лошади жалобно ржали, а люди едва держались в седлах. В довершение всех несчастий началась песчаная буря, от которой они, как истинно городские жители, не знали, как спастись.

   Прошло немного времени, и тучи песка заслонили небо и землю. Песчинки обжигали кожу, словно искры огня, пробивались сквозь одежду. Мелкая жгучая пыль залепила ноздри и рот. Ветер с каждым вздохом вонзался в гортань, пригибал тело к земле, высасывал из него остатки живительной влаги. Было невозможно двигаться вперед, и вместе с тем люди боялись лечь на землю и остаться погребенными под песчаной лавиной.

   Алим пытался отдавать приказы, но его никто не слушал и не слышал. Он с трудом различал сквозь пыльную завесу фигуры двоих товарищей, где были остальные, не знал. Вероятно, люди в панике ринулись в разные стороны и потерялись в пустыне. Напрягая последние силы, молодой человек побрел вперед, увязая в песке, и вскоре его взору открылось нечто ужасное. В земле образовалась огромная воронка, напоминавшая след гигантского лошадиного копыта. Песок струился вниз, увлекая за собой все, что попадалось на пути. Это был фулдж[20] – ловушка, созданная неутомимым ветром.

   Прямо на глазах Алима в ней исчез один из его спутников. Он отчаянно загребал руками песок, стараясь выбраться из воронки, что было равносильно попытке ухватиться за воздух. Алим попытался ему помочь, но не успел протянуть руку, как едва не соскользнул вслед за товарищем.

   Молодой человек окаменел. Мог ли он предположить, что его самонадеянность, глупая уверенность в собственных силах приведет к страшной гибели людей?!

   – Наджиб! Наджиб! – отчаянно закричал он.

   Ответом послужил бешеный вой ветра. Вокруг никого не было. Никого и ничего.

   Ручейки песка текли вниз и тянули его за собой. Это было все равно, что угодить в паутину, когда каждое движение лишь приближает к гибели, а попытка освободиться превращается в танец смерти. Алим упал на колени и пополз назад, упрямо прорываясь сквозь душную пелену, задыхаясь, хрипя и кашляя.

   Юноша полз так до тех пор, пока не выбился из сил и его не занесло песком.

   Зюлейка глядела вдаль, туда, где мелкие песчаные вихри кружились, словно стая мух, где волна за волной расстилались бесконечные гребни барханов – безжизненных, неизменных со дня создания мира.

   Жаркий ветер рвал на ней тонкую одежду и трепал волосы, а она, будто не замечая этого, неподвижно стояла и думала.

   Когда у нее, случалось, возникали сомнения в том, правильно ли она живет, Зюлейка покидала оазис и обращалась к далеким от мира людей чистоте и безмолвию пустыни.

   С тех пор как она разделила судьбу бедуинов и поселилась в песках, минуло шесть лет. Шло время, жестокое солнце день ото дня заполняло собой бескрайние небеса и заливало землю, которая дремала под дымкой знойного тумана. Страсть к переменам постепенно угасала, мысли замирали, душой овладевал сон.

   Нынешнюю жизнь Зюлейки нельзя было назвать радостной или легкой. Бедуины всецело зависели от окружающей природы. После короткой весны они попадали в безжалостное пекло долгого лета. Солнце быстро выжигало весенний ковер зелени, колодцы пересыхали, и верблюдицы переставали давать молоко. В конце лета кочевники метались по пустыне в поисках воды и корма для скота и, чтобы побороть жестокий голод, привязывали к впалому животу плоский камень.

   Зюлейку угнетало не это. Она привыкла к длительным переходам по глубоким пескам, привыкла таскать тяжести, пить горькую, мутную воду, добытую со дна почти пересохшего колодца, и мыться четыре раза в год. Иногда молодой женщине казалось, что она является обузой для других людей. Ей помогала семья Фатимы, о ней не забывал шейх Абдулхади, и все-таки было бы лучше, если бы она имела кровных родственников. Или снова вышла замуж, ибо в условиях беспрестанного кочевья женщина не может жить одна. Зюлейке не раз советовали покончить с вдовством, за нее сватались, но она упорно не желала вновь испытывать судьбу.

   Для того чтобы не чувствовать себя одинокой, Зюлейке хватало Ясина, ее единственного, горячо любимого сына.

   Молодая женщина решила повернуть назад. Скоро солнце станет ядовитым, враждебным, начнет прожигать до костей. И вдруг Зюлейка заметила странный холмик, из которого выглядывала… человеческая рука! Несколько секунд она боролась с желанием в страхе бежать прочь, после чего несмело приблизилась к неожиданной находке. Был ли это живой человек или мертвец, его следовало откопать. Таковы неписаные законы пустыни: пески не должны забирать то, что принадлежит только Аллаху.

   Зюлейка могла вернуться в оазис и обратиться за помощью к бедуинам, но тогда, если путник еще жив, драгоценное время будет упущено.

   Молодая женщина принялась сражаться с песком, быстро разгребая его руками там, где должно было находиться лицо человека. Вскоре она его увидела – лицо горожанина, никак не жителя пустыни, молодое и светлое, измученное и вместе с тем неуловимо прекрасное. Сделав невероятное усилие, Зюлейка вытащила юношу из песка и, отдышавшись, задумалась над тем, как доставить его в оазис. У нее не хватило бы сил нести путника на руках, потому она поступила так просто, как только могла: сняла с себя одежду, соорудила из ее обрывков что-то вроде упряжи и поволокла незнакомца по песку, время от времени оглядываясь назад.

   В какой-то миг он открыл глаза; тогда Зюлейка остановилась и, как была обнаженная, склонилась над ним (в ситуации, когда речь шла о жизни и смерти, излишняя стыдливость казалась неуместной) и дала ему напиться из фляги.

   Он жадно глотал воду, глядя на девушку затуманенным взором. Зюлейка удивилась: у юноши были голубые, как небо, глаза, что в сочетании с восточными чертами лица, темными бровями и ресницами выглядело необычайно, привлекательным. Она не думала, что человеческие глаза могут иметь такой поразительный цвет! Напоив незнакомца, молодая женщина продолжила нелегкий путь. Дул сильный, иссушающий землю ветер, вверх поднимались тучи пыли, солнце немилосердно жгло, ноги увязали в песке, спина и плечи нестерпимо ныли.

   Зюлейка остановилась на краю оазиса; заметив одну из бедуинок, попросила принести одежду и рассказала о своей находке.

   Вскоре незнакомца отнесли в один из шатров, а Зюлейка вернулась к себе. Она размышляла над тем, выживет ли юноша. Ей очень хотелось, чтобы он остался жив, она желала еще раз заглянуть в его необычные светлые глаза. Впрочем, Зюлейка знала, что это невозможно: несмотря на то что – в отличие от городских женщин – бедуинки пользуются относительной свободой и не прячут лица под покрывалом, им запрещено встречаться и разговаривать с чужими мужчинами.

   Молодая женщина поискала зеркало и, не найдя, попыталась рассмотреть себя в начищенном до блеска медном кувшине.

   Вглядевшись в свое отражение, Зюлейка вздрогнула и отшатнулась. Как могло случиться, что она превратилась в такое чучело – с грязными, слипшимися волосами, дочерна загорелым, измазанным лицом, давно не мытым телом, загрубевшими руками и ногами. Она, девушка, родившаяся и выросшая в Багдаде!

   Иное дело – исконные жительницы пустыни: делая себе прически, они вместо воды нередко используют верблюжью мочу; эта же жидкость служит средством борьбы с кожными паразитами и употребляется как лекарство от всевозможных болезней. Никто из них не следит за чистотой тела и крайне редко стирает одежду.

   Пока ее сын играл с соседскими ребятишками, Зюлейка принесла воды и принялась мыться, яростно соскребая грязь. Она полоскала волосы до тех пор, пока они не сделались похожими на охапку тяжелого шелка. Молодая женщина расходовала воду бездумно и беспечно, чего не стала бы делать ни одна истинная кочевница. Приведя себя в порядок и сменив засаленную одежду, Зюлейка взяла костяной гребень и принялась расчесывать мокрые пряди. Странно, что она так долго не замечала, насколько отвратительно пахло в шатре, – то были запахи немытой шерсти, пота, мочи, кизяков.

   Молодая женщина вышла наружу, чтобы позвать сына домой.

   Порывы горячего ветра быстро высушили волосы Зюлейки; теперь они ниспадали на плечи густой блестящей волной. Она ощущала себя обновленной, будто очнувшейся от глубокого сна. Ей вдруг показалось, что она переступила некую невидимую границу. Желание вновь познать полноту жизни, быть может, опять полюбить скрывалось в глубине души и тела, будто загнанная внутрь болезнь. И теперь это желание неожиданно начало произрастать из таинственного семени – сложное и опасное своей непредсказуемостью и неодолимостью.

   Зюлейка окликнула Ясина, и тот прибежал на зов матери.

   Это был хорошо развитый для своих пяти лет, ладно сложенный мальчик с бронзовым от солнца тельцем и большими золотисто-карими глазами, какие были у Амира. Как и другие дети, он бегал по оазису голым, так же, как и они, умел управляться с верблюдами и мелким скотом и жить одной жизнью с пустыней, которую считал своей единственной родиной.

   – Пойдем, я хочу помыть тебя, сынок, – сказала Зюлейка, беря ребенка за руку.

   Ясин, удивившись, уставился на мать – он не привык мыться – и нерешительно произнес:

   – Может, я лучше пригоню коз?

   – Коз загонять еще рано. А быть таким грязным – нехорошо.

   Мальчик озадаченно замолчал и не проронил ни слова за все время, пока Зюлейка поливала его водой из кувшина.

   – Жаль, что никто не сможет научить тебя читать и писать, – с сожалением произнесла она, вытирая тельце ребенка с трудом найденной чистой тряпкой.

   – А зачем?

   – Потому что ты умный мальчик, и со временем твоя жизнь могла бы измениться. На свете, кроме пустыни, есть большие города, дороги, моря…

   – То, что создали джинны? – оживившись, спросил Ясин.

   Зюлейка засмеялась. Представления кочевников о душе и загробном существовании были смутными, зато они верили в джиннов, могущественных обитателей безлюдных пустынь, по преданиям созданных из бездымного огня и воздуха, наделенных разумом и человеческими страстями.

   – Не джинны, а люди.

   – Какие люди?

   Зюлейка принялась рассказывать. Мальчик серьезно кивал, но в его глазах затаилась искорка неверия. Когда мать замолчала, он попросил:

   – Расскажи еще одну сказку!

   Молодая женщина вздохнула. К сожалению, она знала мало сказок. Зюлейка выросла в неродной семье, и ее не слишком баловали волшебными историями.

   В это время вполне пришедший в себя Алим лежал в шатре шейха Абдулхади, окруженный заботами его слуг. Жизни юноши уже ничто не угрожало, но он несказанно сокрушался по поводу исчезновения и гибели своих товарищей.

   Абдулхади, сразу признавший в спасенном Зюлейкой незнакомце богатого и знатного человека, разговаривал с ним почтительно и осторожно.

   – Я отправлю людей на поиски. Случалось, мы находили путников через несколько дней после бури, и им удавалось выжить. Неподалеку живут другие племена. Я пошлю гонцов узнать, не подобрали ли наши соседи кого-либо из твоих товарищей.

   Алим, приподнялся на кошме.

   – Благодарю тебя! У меня есть деньги, я заплачу за гостеприимство.

   Шейх нахмурился.

   – Мы мало имеем и, наверное, оттого не жадны. Гостеприимство – наша родовая черта. Она не стоит денег.

   – Прости. Тогда позволь поблагодарить девушку, которая вытащила меня из песка. Я не запомнил ее лица и не спросил имени, потому что был слишком слаб…

   – Ее зовут Зюлейка. – Голос Абдулхади потеплел. – Несколько лет назад ее так же спас человек, впоследствии ставший ее мужем.

   – Так она замужем? – с невольным разочарованием произнес молодой человек.

   Он вспомнил о том, что видел: обнаженная девушка склонилась над ним, точно спустившаяся с небес пери, и влила живительную влагу в пересохшие губы.

   Если у нее есть муж, об этом лучше забыть.

   – Зюлейка вдова. Ее супруг погиб пять лет назад.

   – Я могу ее увидеть? – спросил Алим.

   – Нет. Наши женщины не носят покрывал, однако обычаи не дозволяют им разговаривать с чужими мужчинами.

   – Тогда пришли ко мне ее отца или брата.

   – У нее никого нет. Я сам передам Зюлейке твои слова.

   Алим помолчал. Потом спросил:

   – Как скоро я смогу тронуться в обратный путь? Ты дашь мне проводника?

   – Да. И проводника, и верблюда. Подожди несколько дней, наберись сил.

   В тот же день, встретив Зюлейку, Абдулхади сказал:

   – Человек, которого ты спасла, передает тебе слова благодарности. Он хотел тебя увидеть, но я ответил, что это противоречит нашим обычаям.

   Молодая женщина взволнованно кивнула.

   – Он будет жить?

   – Да. Ты подоспела вовремя и все сделала верно.

   На следующий день Алим смог подняться с кошмы и выйти из шатра. Юноша бродил по оазису, с интересом наблюдая за жизнью кочевников. Если в шатре шейха он увидел разостланные ковры, искусно сделанную сбрую, хорошее оружие и металлическую посуду, то у простых бедуинов ничего этого не было. Их бедность потрясала. Обычный хлеб считался едва ли не лакомством, одежда была грязной и рваной. Большинство мужчин ходили в обернутой вокруг бедер козьей шкуре. Они смотрели на него с подозрением и опаской, поэтому Алим старался не подходить к их жилью.

   Вечером он забрел на окраину оазиса и долго глядел в усыпанную звездами черноту неба и лишенную огней, таинственную, безмолвную гладь пустыни. Несмотря на все, что случилось в последние дни, здесь, на краю огромного безжизненного пространства, Алим ощущал удивительный покой. Мысли текли легко и свободно, душу не омрачали заботы о завтрашнем дне. Казалось, выбирай любую дорогу и иди вперед, туда, куда тебя зовет сокровенный голос твоего сердца!

   – Господин хотел меня видеть?

   Алим вздрогнул от неожиданности и обернулся.

   Он различил в темноте тонкую фигурку в длинном черном платье. Когда девушка подошла ближе, он разглядел ее лицо, очень серьезное, с печальным, пожалуй, даже трагическим взглядом больших темных глаз. Она показалась ему непохожей на бедуинку, а бедная одежда только подчеркивала ее красоту.

   Молодой человек невольно смутился.

   – Это ты меня спасла? Ты – Зюлейка?

   – Да.

   Его душу охватило странное волнение.

   – Меня зовут Алим, я из Багдада. Ты бедуинка?

   – Я живу среди кочевников, но, родилась в твоем городе.

   – В Багдаде?! – Он был поражен. – Что привело тебя в пустыню?

   В глазах Зюлейки появился загадочный блеск. Она сама не ожидала, что вот так, с ходу скажет незнакомцу правду.

   – Судьба.

   Алим растерянно молчал, не осмеливаясь расспрашивать девушку. Что-то подсказывало ему, что на дне ее души лежит тяжелый камень.

   – Пора возвращаться, – сказала она. – Я и без того нарушила правила. Мне нельзя было встречаться с тобой.

   – Я рад, что ты это сделала! – Алим помедлил, боясь ее оскорбить, потом все-таки произнес: – Я хочу поговорить с тобой еще раз. Приходи завтра! Я буду ждать.

   Девушка ничего не ответила, повернулась и исчезла во тьме.

   Некоторое время Алим стоял на месте, жадно вдыхая прохладный воздух и чувствуя, как жарко бьется сердце. Его опьянил вкус тайны, к которой он нечаянно прикоснулся, взволновала красота и смелость девушки. Он позабыл о том, что она вдова и что у нее, возможно, есть дети, не задался вопросом, что заставило ее нарушить обычаи и заговорить с незнакомым мужчиной.

   Молодой человек не знал, что Зюлейка украдкой наблюдала и следила за ним весь день. Алим показался ей гораздо красивее, чем тогда, в песках: высокий и стройный, с благородной осанкой и юношески чистым лицом. Черные зрачки его пронзительно-голубых глаз были похожи на маковые зернышки, русые волосы отливали золотистым блеском. Завоевать внимание такого мужчины означало переступить пределы возможного!

   Зюлейке хотелось навсегда запечатлеть в памяти его образ – и не только потому, что он был человеком из другого мира, мира богатых и знатных людей, к тому же молодым и красивым. Она угадала в нем человека с честным и добрым сердцем, мужчину, рядом с которым не стоит бояться будущего.

   Увидев, как Алим направляется к окраине оазиса, девушка тайком последовала за ним. Она твердила себе, что нельзя предаваться безумству, вспоминала Амира, те горести, к которым ее привела страсть и беспечность, говорила, что не нужно повторять прежние ошибки, но это не помогало. Границы между страхом и желанием казались призрачными, размытыми, а после и вовсе исчезли: Зюлейка отдалась во власть неизбежного. Она всего лишь увидится с ним и скажет ему только несколько слов.

   Теперь ей хотелось прийти на окраину оазиса следующим вечером и продолжить их разговор. Зюлейка почувствовала, что интересна Алиму, и это придавало ей смелости и одновременно настораживало, пугало.

   Весь день она была сама не своя, а после восхода солнца, уложив Ясина и дождавшись, когда мальчик заснет, выскользнула из шатра и поспешила к условленному месту.

   Алим ждал – молодая женщина заметила, как он обрадовался ее приходу.

   Поначалу разговор не клеился. Зюлейка чувствовала скованность и тревогу, она боялась, как бы Алим не заподозрил в ней распутную женщину. К тому же она не знала, помнит ли он, что в песках ей пришлось предстать перед ним обнаженной.

   Молодой человек держался уважительно и просто; он никогда не страдал высокомерием, а с женщинами был довольно застенчив. Алиму хотелось узнать, как девушка, которая казалась ему красивой и умной, очутилась среди людей, равнодушных ко всему, что не имело отношения к их убогому существованию. Поколебавшись, Зюлейка рассказала ему историю, какую когда-то поведала шейху Абдулхади: о том, как она воспитывалась в семье дяди, который продал ее заезжему торговцу; как последний пытался взять ее силой, а потом бросил в пустыне. Рассказала, как ее нашел Ясин и как она, разочарованная в прежней жизни, решила выйти за него замуж, а после родила от него ребенка. О том, что Ясин погиб, защищая ее и сына.

   Зюлейка не смогла признаться в том, что стало величайшей трагедией ее жизни, причиной всех несчастий и вместе с тем подарило самое дорогое, ребенка, сына, – в запретной любви к Амиру.

   Юноша был поражен. Как тяжела и несправедлива женская доля!

   – У тебя есть ребенок?

   – Да. Ясину пять лет.

   Почувствовав укол ревности, Алим поспешил перевести разговор на другую тему.

   – Я тоже вырос без матери. У меня было все, что можно купить за деньги, но я видел мало ласки. Отец постоянно был занят на службе, а мачеха только и делала, что попрекала меня тем, что я рожден от чужеземной рабыни.

   Они прогуливались взад-вперед по краю оазиса и тихо говорили, то и дело поглядывая на искрящееся звездами небо. Обоим казалось, что в целом мире нет никого, кроме них двоих да звезд над головой, что они находятся в центре Вселенной, откуда можно объять пределы мироздания.

   Зюлейке было так легко и просто с этим мужчиной, как будто она знала его сто лет. Алим чувствовал, что эта девушка готова отплатить бесконечной преданностью за малейшее проявление сочувствия. Как хорошо, когда тебя понимают или хотя бы стремятся понять! Алим никогда не думал, что его сокровенные переживания может разделить женщина. В обществе, которое его воспитало, женщина считалась низшим существом, имуществом и игрушкой мужчины, бессловесным созданием, чье основное предназначение – беспрекословно исполнять прихоти мужа и рожать детей.

   К его удивлению, эта девушка имела собственное мнение и не стеснялась высказывать его вслух.

   – Ты часто вспоминаешь о прошлом?

   Ее молчание было недолгим, но тяжелым.

   – Вспоминать – значит снова переживать, а я не хочу этого.

   – Ты чувствуешь себя одинокой?

   – Да. Глубоко внутри, – ответила Зюлейка и добавила: – Я стараюсь не думать об этом.

   – Случалось, я спрашивал себя: почему, если Аллах создал каждого из нас в отдельности, человек страдает от одиночества и упорно ищет родную душу?

   – Потому что у него есть сердце.

   Зюлейка повернулась и посмотрела ему в лицо, и он наклонился к ней.

   Ее губы были так близко, что Алим ощущал их тепло. Почти мгновенно вспыхнувшее чувство обладало неожиданной силой и казалось слишком большим, чересчур прекрасным, чтобы он мог ему противиться. Алим обнял девушку, и ее губы с готовностью раскрылись навстречу его поцелую. В этот миг Зюлейка поняла, что снова влюбилась, безоглядно и беспощадно, и готова была изведать всю силу, сладость, страсть, нежность и жестокость любви.

   Молодая женщина не знала, как себя вести. В мгновение ока этот удивительный юноша стал для нее восхитительной, страстной мечтой, мечтой наяву, и она с радостью последовала бы ее зову, но… что будет потом? Вдруг судьба вновь повернет к ней свое равнодушное, холодное лицо?

   В следующую секунду Зюлейка поняла, что перед ней и в самом деле на редкость порядочный и благородный мужчина.

   – Я не хочу нарушать законы гостеприимства, – задыхаясь, произнес Алим и отстранился.

   Внезапно его охватил необъяснимый жертвенный порыв. Он должен во что бы то ни стало сделать счастливой эту бедную девушку, к которой его влекло с неодолимой силой нежданно вспыхнувшей любовной страсти.

   – У тебя нет ни отца, ни брата, значит, я должен пойти к шейху? Выходи за меня замуж, Зюлейка, я увезу тебя в Багдад!

   В ее взгляде появилось застенчивое, радостное, наивное удивление.

   – Ты совсем меня не знаешь!

   – Я узнал тебя за эти минуты так, как невозможно узнать человека за целую жизнь.

   – Ты богатый и знатный, а я…

   – Какое это имеет значение? Человеческие душа и сердце – единственная ценность в этом мире. Все остальное – тлен.

   Ее оттененные длинными ресницами глаза продолжали смотреть с чистым и трогательным выражением.

   – Что скажут твои родные?

   – Ничего. У меня никого нет, я сам себе хозяин – единственный наследник состояния покойного отца.

   – Я не девушка, я вдова, и у меня есть сын.

   Алим нахмурился. Это было единственным, что омрачало его светлые мысли.

   – Лучше поговорим об этом завтра. Иди к себе, но прежде скажи: ты любишь меня, Зюлейка?

   Она на мгновение закрыла глаза. Сказать правду? Дать волю чувствам, отпустить себя на свободу? Почему нет?

   – Да, люблю, люблю! Я полюбила тебя в тот самый миг, когда впервые увидела! – И, догадавшись о том, что он хочет знать, добавила: – У меня был муж, но к нему я испытывала другие чувства. Дружеское участие, благодарность. Мне было необходимо где-то укрыться, найти приют. Если бы я не вышла замуж за кочевника, бедуины не оставили бы меня в своем племени.

   – Подумать только, как ты жила все это время! – воскликнул Алим. – Послушай, я куплю все, что тебе понравится, – украшения, наряды! Все, чего у тебя никогда не было.

   Зюлейка покачала головой.

   – Мне ничего не нужно. Я буду счастлива, если ты станешь моим повелителем и господином.

   Молодой человек улыбнулся.

   – Прежде я хочу сделаться твоим возлюбленным и другом.

   Луна и звезды обладают волшебным свойством пробуждать в человеке сокровенные чувства и лишать его разума. При свете солнца все выглядит иным, и на следующий день Алим задумался над своим решением. Его отец умер, но оставались дальние родственники, сослуживцы, беспощадное багдадское общество, требующее, чтобы родословная невесты всякого знатного человека была видна как на ладони. Что скажут люди, когда он привезет жену из пустыни, да не одну, а с ребенком от прежнего брака?

   Молодой человек понимал, что погорячился, но не собирался отступать от задуманного. Ему нравилась Зюлейка, и он привык держать свое слово.

   Алим отправился к шейху, чтобы попросить у него руки девушки.

   Абдулхади удивленно покачал головой.

   – Зюлейка тебя спасла, но что тебе известно о ней? Ты человек из другого мира…

   Алим поклонился и смиренно промолвил:

   – Прости меня! Я нарушил твой запрет и подошел к Зюлейке, заговорил с ней. Мне известно, что прежде она жила в Багдаде и что у нее нелегкая судьба.

   Молодой человек решил взять вину на себя: не мог же он признаться в том, что девушка сама его разыскала!

   Шейх долго смотрел на Алима – в его взгляде не было осуждения, лишь добродушие и любопытство.

   – Я вижу, что ты честный человек. И ты сделал хороший выбор, – спокойно произнес он. – Зюлейка на редкость порядочная и умная женщина. Она была замужем, но это не должно тебя смущать. Ясин был самым бедным из нас, но она без колебаний пошла за него: для нее имеет значение сам человек, а не то, что у него есть и что его окружает. Эта женщина заслуживает счастья. Однако не думаю, что ты захочешь взять с собой ее сына!

   Алим поднял глаза и сказал:

   – Буду говорить начистоту. Зюлейка станет первой женщиной, которую я возьму в свой дом. Чтобы избежать двусмысленности, мне придется узаконить ее сына, и он получит права первого наследника, потому что у меня еще нет детей.

   – Пусть ребенок останется здесь. Он сын бедуина, и мы его воспитаем.

   – Едва ли Зюлейка согласится расстаться с мальчиком!

   – Я постараюсь ее убедить.

   – Мы можем сыграть свадьбу здесь?

   – Нет. Ты не кочевник, Зюлейка тоже не принадлежит к нашему племени. Отправляйтесь в ближайший город – там и совершите обряд.

   Алим тоже думал о том, чтобы пожениться в дороге. Будет проще, если он приедет в Багдад уже женатым. Родственники, конечно, будут возмущены выбором невесты и тем, что их не пригласили на свадьбу. Зато не смогут им помешать.

   Когда шейх Абдулхади позвал к себе Зюлейку и объявил о том, что, как глава племени, он согласен вручить ее судьбу человеку из Багдада, но при этом она должна оставить Ясина в пустыне, молодая женщина была ошеломлена. Зюлейка знала, что завоевать любовь Алима – это все равно, что обрести Вселенную, но она не подозревала, что эта любовь может стоить такой жертвы.

   – Почему я не могу взять Ясина с собой?

   – Потому что любой мужчина хочет видеть своим старшим наследником родного, а не приемного сына. Ты должна понимать, как тебе повезло: этот молодой человек знатен и богат, а у тебя нет иного приданого, кроме твоей скромности и красоты. Нельзя требовать от судьбы невозможного, дабы не быть наказанной ею!

   Зюлейка опустила голову. По щекам заструились слезы.

   – Судьба и без того жестока ко мне! Сделать выбор между Ясином и Алимом – значит разорвать сердце пополам!

   Шейх Абдулхади тяжело вздохнул. Он не умел читать, но знал, что сказал Пророк: «Не устроил Аллах для человека двух сердец внутри…».

   – Рассудим иначе. Если ты уедешь с Алимом, рано или поздно тебе удастся уговорить мужа привезти мальчика в Багдад. Полагаю, ваша разлука будет недолгой. Но если ты выберешь Ясина, а Алим уедет, ты навсегда потеряешь этого юношу. И будешь несчастна. Мы позаботимся о мальчике. Я приму участие в его воспитании.

   Зюлейка кивнула.

   Едва передвигая ноги, она пошла к своему шатру, возле которого ее встретила Фатима.

   – Я знаю, – тихо произнесла та, когда Зюлейка рассказала ей о разговоре с шейхом. – Я видела, как ты бегала на край оазиса.

   – Ты меня осуждаешь?

   Фатима пожала плечами.

   – Я давно тебе говорила: ты не такая, как мы. Пустыня стала твоим пристанищем, но не домом. Никто не вправе говорить человеку, что ему следует делать. Это решает Аллах. Если хочешь уйти, уходи, и не думай о том, правильно ли поступаешь!

   – Я должна расстаться с сыном! – с невыразимой горечью воскликнула Зюлейка.

   – На свете не бывает чистого счастья – так уж устроен мир! Сколько Аллах забрал, столько и даст. Мы не знаем, когда и как это случится. Остается верить, что потери восполнятся, и, даже если наша мечта не осуществится, мы хотя бы получим то, что заслужили.

Глава III

   809 год, Куфа


   Абдулхади дал Алиму и Зюлейке верблюдов и опытного кочевника, который проводил их до дороги, ведущей к Куфе.

   Земля потрескалась от знойного солнца. Блеклое небо на горизонте подпирала желто-коричневая кромка холмов. Кое-где высились нагромождения валунов: казалось, на землю упал каменный дождь.

   Далеко на горизонте виднелись очертания башен и стен большого города. Возвышавшийся на границе песков, он представлялся чудом, созданным по прихоти некоего могущественного волшебника. Красные стены Куфы живописно смотрелись на фоне янтарно-желтой пустыни и ярко-синего неба.

   Когда они въехали в город, Зюлейка, следуя приличиям, опустила на лицо покрывало, но Алим продолжал в волнении сжимать ее руку. Его присутствие обнадеживало и подбадривало молодую женщину, которая еще не пришла в себя после столь внезапных и разительных перемен. Она не могла вспоминать без слез прощание с сыном. Ясин выслушал мать с недетской серьезностью и спросил:

   – Ты скоро вернешься?

   – Да! – прошептала Зюлейка. – Я постараюсь!

   Она надеялась, что ей удастся смягчить сердце Алима. Он казался понимающим и терпеливым человеком. Если ей повезет, она забеременеет вскоре после свадьбы и подарит мужу наследника, и тогда он наверняка не станет возражать против ее встречи с Ясином.

   Очутившись в Куфе, Алим немедленно занялся поисками муллы, готового совершить брачный обряд. Молодой человек обещал невесте, что они поженятся до захода солнца и проведут ночь в объятиях друг друга.

   Центральное место в городе занимала древняя мечеть из кирпича-сырца, стены которой имели полукруглые выступы и были покрыты разноцветной мозаикой. Помещение храма занимали бесчисленные ряды темных, похожих друг на друга фигур. Зюлейка прошла в отведенное женщинам место и слилась с другими закутанными в покрывала безмолвными силуэтами, и все же Алиму казалось, что в мечети нет никого, кроме них двоих.

   Юноше удалось договориться, чтобы их поженили сегодня, в перерыве между третьей и четвертой молитвами, после чего они с Зюлейкой отправились искать пристанище.

   Почти все дома в городе были обращены фасадом внутрь – на улицу выходили только однообразные слепые стены. Богато или бедно живут хозяева, можно было определить, только войдя в дом.

   Алиму и Зюлейке повезло – их приняли степенные, среднего достатка супруги, державшие небольшую гостиницу: они выделили молодой паре уютную комнатку с чисто выбеленными стенами. Здесь были мягкие ковры, кое-какая утварь и удобная мебель. Окна комнаты выходили в затененный зеленью внутренний дворик.

   Алим договорился об оплате, после чего повел Зюлейку на рынок.

   За исключением великого Харун аль-Рашида и немногих высших чиновников, мужчины в халифате почти не носили украшений. Они ограничивались перстнем с печатью и дорогим оружием, тогда как женщина без драгоценностей уподоблялась здесь дереву без листьев. Изящные застежки, тонкие золотые цепочки, длинные жемчужные нити, бриллиантовые подвески, янтарные ожерелья, литые обручи и браслеты, кольца для ног и для пальцев рук, гроздья серег – все это переливалось и вспыхивало в лучах яркого солнца ослепительными радужными огнями.

   Однако Алим нашел, что большинство украшений плохо сработано, и сказал, что драгоценности лучше купить в Багдаде. Он приобрел для Зюлейки вышитую блестящими нитями нежно-розовую рубашку, ярко-красное, унизанное золотыми цехинами покрывало и мягкие, искусно расшитые разноцветным бисером туфли. Эта обувь напомнила Зюлейке о прошлом: о лавке дяди Касима, его жене Надии и о многом другом, о чем она предпочла бы не вспоминать.

   И все-таки молодая женщина была очень рада. Ее глаза сияли таким безудержным, наивным восторгом, что Алиму хотелось плакать. Какое счастье – сделать счастливым того, кто столь долго был обездолен и покинут! Того, кто в ответ на сочувствие и заботу способен подарить тебе то, что невозможно приобрести ни за какие блага мира.

   Он все время спрашивал:

   – Чего ты желаешь? Что еще тебе купить?

   Зюлейка, смущенно потупившись, попросила розовой воды и масел для тела. Ей было стыдно за свою обветренную, сожженную солнцем кожу, загрубевшие ладони и ступни. Молодая женщина сильно волновалась: она выходила замуж во второй раз и впервые – по большой и – ей очень хотелось в это верить – взаимной любви. Шесть долгих лет где-то там, в далеком огромном мире, люди жили неукротимыми страстями и безудержной погоней за ними. Шесть лет она считала, что подобные страсти не могут возвысить, что они способны только погубить. А теперь с упоением ждала того судьбоносного, волнующего момента, когда нежные, доверительные чувства перейдут в ошеломляющую, неукротимую, безудержную страсть.

   Вступлению в брак предшествовало счастливое событие: у ворот мечети Алим неожиданно столкнулся со своим приятелем Наджибом, которого считал погибшим. Они с радостным изумлением кинулись друг к другу, после чего крепко обнялись.

   – Ты ли это?! – воскликнули оба.

   Оказалось, Наджиба нашли кочевники из другого оазиса; он прибыл в Куфу чуть раньше Алима, два дня назад.

   – Я иду в мечеть, чтобы поблагодарить Аллаха за свое спасение, – сказал Наджиб.

   – А я иду туда, чтобы жениться! – с веселым смехом сообщил Алим и показал на скромно стоящую в стороне Зюлейку: – Это моя невеста. Будешь моим свидетелем?

   Разумеется, Наджиб согласился. Он не знал, что и думать, и стеснялся расспрашивать приятеля. Узнав о том, что Алим нашел свою судьбу в пустыне, силился понять, как и чем простая бедуинка могла очаровать и околдовать его в высшей степени здравомыслящего приятеля.

   Церемония была простой и прошла довольно быстро. В незамысловатости обряда заключалась трогательная искренность: то было таинство трех – двоих влюбленных и всемогущего Аллаха. Когда мулла произнес полное имя Алима, в мозгу Зюлейки пронеслась тень какого-то странного воспоминания. И все же она ничего не заподозрила. Счастливый новобрачный повел жену и свидетеля обедать и заказал все самое лучшее: рассыпчатый плов, жирную морскую рыбу, ароматные финики, медовые лепешки.

   После обеда новоиспеченные супруги простились с Наджибом, договорившись встретиться завтра, чтобы вместе поехать в Багдад.

   Очутившись в комнате, где им предстояло провести первую брачную ночь, Алим снял с Зюлейки покрывало, сел рядом с ней, взял ее за руки и торжественно произнес:

   – Мой долг – сделать так, чтобы ты была счастлива. Клянусь всегда помнить об этом. – И добавил: – Я хочу, чтобы ты тоже пообещала мне одну вещь.

   – Какую?

   – Никогда и ни в чем меня не обманывать. Если что-то будет смущать твои мысли и волновать твое сердце, скажи мне об этом честно.

   Зюлейка вздрогнула. На ее совести уже был обман: она не рассказала Алиму про Амира. И еще – она горевала о сыне, о чем тоже нельзя было говорить. Да, они еще очень мало знали друг друга, но, несмотря на это, ее любовь была так велика! И она промолвила:

   – Обещаю.

   Трепетное пламя небольшого светильника озаряло их лица, и они неотрывно смотрели друг на друга: Алим – с вожделением и восторгом, Зюлейка – с изумлением и застенчивой радостью. Молодая женщина не могла поверить, что этот богатый, красивый и наверняка желанный для многих женщин мужчина стал ее мужем! Ее, заблудшей души, согрешившей еще в ранней юности, вынужденной скрываться в пустыне!

   Алим наклонился к жене, и их губы слились в поцелуе. Продолжая целовать Зюлейку, он спустил ее рубашку до пояса и нежно коснулся груди. Она едва удержалась от того, чтобы не застонать. Никто не ласкал ее тело целых пять лет!

   Голова сладко кружилась. Зюлейке казалось, что сейчас она сойдет с ума. Она ощущала упоительное возбуждение, предвкушая утоление тайной жажды души и тела.

   Молодой женщине было неловко, оттого что она так сильно желает близости с мужем. Она старалась сдержать свои чувства, но не могла: они прорывались наружу, неудержимые, бурные, как дождевой поток. В бесконечном доверии не было места стыду, и она покорялась влечению и любви.

   Тело Алима было горячим, кожа – удивительно гладкой, не огрубевшей от солнца и ветра. Они любили друг друга долго и много, и всякий раз это было по-иному – то с бешеной страстью, то неторопливо и бережно, то с изощренной ненасытностью, то с трогательной безыскусностью. Алим был опытнее Ясина и несравненно нежнее Амира, который в первую очередь заботился о собственном удовольствии. Молодой человек удивлялся, какой сладостной может быть близость с женщиной, сколько блаженства способно принести сознание того, что тебя самозабвенно желают и любят.

   Он уснул в середине ночи, зарывшись лицом в густые, пахнувшие розовой водой волосы Зюлейки, а когда в утреннем небе еще блистали последние звезды, вновь ласкал ее тело. Ему нравилось смотреть, как взор любимой женщины затуманивает наслаждение, нравилось чувствовать, что она, как и он сам, изнывает от страсти.

   – Что ты со мной сделала? Почему я все время тебя хочу?

   Она улыбнулась.

   – Наверное, потому, что наши желания совпадают!

   Он ответил мечтательным взором.

   – Мы никогда не расстанемся, всегда будем любить друг друга, и у нас родятся дети…

   Зюлейка подумала о том, что у нее уже есть сын, о котором, несмотря на ослепление любовью, она думала денно и нощно.

   – Возможно, когда-нибудь ты меня разлюбишь, – грустно промолвила она. – Скажем, если возьмешь вторую жену!

   Алим усмехнулся. Он подумал об отношениях между Зухрой и его несчастной матерью. Недаром в Коране записано: «Никогда вы не в состоянии быть справедливыми между женами, хотя бы и хотели этого».

   – Сколько жен бывает у бедуинов?

   – По-разному. Кто-то живет с одной, кто-то берет четырех. Хотя жизнь в пустыне трудна и у женщин много тяжелой работы, кочевники не относятся к своим женам, как к вещи.

   Алим приподнялся на локте и посмотрел ей в глаза.

   – Тебе придется носить покрывало и жить в гареме, Зюлейка, но я обещаю, что никогда не буду относиться к тебе, как к вещи! Надеюсь, ты подружишься со второй женой отца, Джамилей, приветливой и доброй девушкой. Первая, Зухра, очень опасна, ей нельзя доверять. Но ты не бойся, я, не дам тебя в обиду.

   Глаза молодой женщины заблестели: она вспомнила унижения, которые ей пришлось испытать в детстве и ранней юности. Теперь она стала другой, менее терпеливой и более смелой. Будто сбросила старую кожу и вновь появилась на свет.

   – Я сама не позволю себя обидеть!

   Алим задался вопросом: быть может, стоит рассказать жене об Амире, о второй женитьбе отца и его загадочной смерти? Однако не стал этого делать. С некоторых пор жизнь молодого человека словно разделилась на две половины: исчезновение Амира и смерть Хасана полностью изменили его мироощущение. Зюлейке будет трудно понять, каким он был прежде, потому что она встретила и полюбила его таким, каким он сделался сейчас.

   Позавтракав и расплатившись с хозяевами, молодые супруги тронулись в путь. Алим то и дело с улыбкой поглядывал на Зюлейку. Скорей бы наступила новая ночь!

   Это путешествие молодая женщина запомнила на всю жизнь. Большую часть пути они с Алимом проделали верхом (за время жизни в пустыне Зюлейка научилась ездить на верблюде и теперь без опаски сидела на лошади), останавливались в караван-сараях, ели простую пищу, слушали бродячих музыкантов, ходили по рынкам и покупали разные мелочи, а по ночам до изнеможения занимались любовью.

   Наджиб ехал с ними, но, видя, насколько они поглощены друг другом, держался в стороне и не мешал. Он еще не был женат и теперь подумывал о том, что, возможно, стоит последовать примеру друга: взять в жены девушку, пусть не знатную и бедную, зато такую, с какой не хочется расставаться ни днем, ни ночью!

   Когда впереди показался Тигр, берега которого были густо застроены глинобитными лачугами, на Зюлейку нахлынули воспоминания о прошлом. Вот она, ужасающая, неприкрытая бедность! Река часто выходила из берегов и размывала ветхие постройки, уничтожала скот. Бешеное течение уносило взращенные непомерным трудом посевы, в то время как несчастные жители деревушки сидели на грозящей рухнуть крыше дома и с тоской наблюдали за тем, как стихия разрушает их будущее, обрекая на страдания и голод.

   Алим и Наджиб смотрели вперед, туда, где виднелись одни из четырех знаменитых ворот великого Багдада. Подъезжая к городу, путники обратили внимание на странные шествия людей, то молчаливые, то сопровождаемые громким плачем.

   Стражники с необыкновенным старанием допрашивали и даже обыскивали всех, кто собирался войти в город, – будь то важные сановники или бедные торговцы. Среди стражи было немало членов личной гвардии халифа.

   – Что-то случилось, – сказал Алим Наджибу.

   Оба тут же получили ответ, прозвучавший из уст одного из дожидавшихся своей очереди путников:

   – Говорят, умер Харун аль-Рашид!

   Молодые люди вздрогнули. Как и многие другие, они привыкли считать правителя халифата бессмертным.

   – Когда и как это случилось?

   Человек пожал плечами.

   – Не знаю.

   Алим и Наджиб переглянулись. Наджиб первым осмелился задать вопрос, волновавший не только их двоих, но и всех жителей Багдада:

   – Кто теперь будет нашим правителем?

   – Очевидно, Мухаммед аль-Амин, – сказал Алим и нахмурился.

   Младшего сына Харун аль-Рашида, которого халиф назначил своим первым наследником, в Багдаде не любили. Несмотря на чистоту арабской крови, он не пользовался уважением ни у арабов, ни у персов. Легкомысленный и слабый духом, принц предпочитал государственным делам всякого рода развлечения. Второй наследник, сын персидской наложницы, Абдаллах аль-Мамун, был гораздо серьезнее и умнее.

   У Алима промелькнула тревожная мысль о возможной войне между братьями, но он прогнал ее прочь. Аль-Мамун правил Хорасаном и жил в Мерве, вдобавок Харун аль-Рашид повелел закрепить разделение страны между сыновьями специальными документами и священными клятвами и запретил наследникам нарушать полномочия друг друга.

   Как ни кощунственно это звучало, смерть халифа была на руку Алиму. Едва ли охваченное тревожными думами багдадское общество обратит внимание на его скоропалительную женитьбу!

   Он ободряюще улыбнулся притихшей жене.

   – Едем, Зюлейка! Нас ждет новая жизнь!

Глава IV

   809 год, Хорасанский тракт


   Амир узнал о смерти халифа от гонца, следовавшего из Багдада в Хорасан выведав новости, главарь банды обычно отпускал вестников с миром. Если те не желали добровольно выдавать государственные тайны, отбирал у них грамоты, безжалостно срывал печати и читал послания за подписью важных багдадских чиновников, визиря, а то и самого халифа. Такую добычу он ценил куда больше золота и серебра.

   Когда Амир прочитал адресованное Абдаллаху аль-Мамуну и подписанное главным визирем письмо, его охватило такое волнение, что он едва смог удержать бумагу в дрожащих пальцах. Свершилось! Аллах забрал к себе того, чьей гибели Амир ежеминутно желал все эти долгие годы! Теперь у него были развязаны руки. В грамоте сообщалось, что Харун аль-Рашид скоропостижно скончался по дороге в Самарканд, куда направлялся, чтобы усмирить мятеж, поднятый военачальником города. «Интересно, – подумал молодой человек, – от чего он умер?» Халифу было всего сорок шесть лет.

   После гибели Хамида Амир взял власть в свои руки и руководил бандой еще более хладнокровно и твердо, чем это делал его предшественник. Теперь смертоносный отряд насчитывал более ста человек и стал настоящим бедствием для караванных и почтовых дорог Хорасана. Амир изгнал или убил тех, кто был слишком жаден, и тех, кто не желал подчиняться его приказам, и попытался превратить толпу разбойников в хорошо организованных воинов. Он сумел сохранить дисциплину в достаточно разношерстном отряде, вовремя разгадывал заговоры приближенных и не был ранен ни в одной из жестоких схваток, хотя никогда не прятался за спинами товарищей.

   Прочитав послание главного визиря, Амир задумался о своей судьбе. Если б он воспользовался хотя бы частью надежно спрятанного в тайнике золота, то давно мог бы начать новую жизнь: спокойно поселиться в любом городе, кроме Багдада, и вести размеренное, обеспеченное и благополучное существование. Но Амир мечтал не об этом. Он хотел вернуться в прошлое, приехать в столицу халифата не в качестве преследуемого законом преступника, а в качестве победителя. Выждав неделю, Амир приказал своим людям дожидаться его на тракте, а сам отправился в Мерв. У него было странное чувство – будто он собирается возвестить о пришествии восставшего из ада грешника, о воскрешении человека, который давно похоронен. Амир знал, что сильно рискует, что его могут схватить и казнить прежде, чем он успеет предстать перед правителем Хорасана Абдаллахом аль-Мамуном, которого Харун аль-Рашид несправедливо обидел, назначив всего лишь вторым наследником после младшего брата.


   809 год, Мерв, провинция Хорасан


   Сказать, что такое Мерв, было довольно сложно. Зеленый остров в море песков, очаг жизни среди безмолвия и безлюдья. Ослепительно-белые стены зданий, осененные высокими пальмами площади, буйная зелень олив и тамарисков в садах знати и тесные, убогие кварталы бедноты. Мир, строго поделенный на две части: зелень и пустыня, вода и засуха, богатство и нищета.

   Это был грандиозный город, в котором сходилось великое множество торговых путей, в том числе знаменитый Великий шелковый путь. Мощные крепостные стены окружали не только огромную цитадель и ремесленные кварталы, но и обширную территорию с полями и пастбищами. Основой процветания и существования города была «мать Мерва», полноводная река Муграб. На высоких террасах цитадели были разбиты пышные сады, и издали казалось, будто город покрыт цветастым ковром.

   На пути к оазису Амир продолжал размышлять о том, как держать себя с аль-Мамуном, если им посчастливится встретиться. Он не станет называть свое имя, просто скажет, что владеет ценными сведениями. После смерти Харун аль-Рашида любые донесения имели не меньше значения, чем вода в пустыне!

   Интересно, как поведет себя аль-Мамун по отношению к брату? Скорее всего, примет присягу и станет выжидать подходящего момента. Едва ли он способен забыть обиду. Мерв богат и велик, но Мерв – не Багдад, а наместник Хорасана – не халиф. Амир знал об аль-Мамуне немного, но этих знаний было достаточно для того, чтобы понять, что это за человек. В отличие от других правителей наместник Хорасана не гнушался использовать тюркских наемников, которые были отменными воинами, но коих многие считали дикарями. Он был расчетлив, умен, редко поддавался эмоциям и никогда не упускал свою выгоду. Едва ли аль-Мамун решит его убить – сначала захочет выслушать. А если все же прикажет казнить – значит, на то воля Аллаха.

   Приехав в Мерв, Амир убедился в том, что его не оставило умение убеждать людей: он вспомнил прежние манеры, придал своим словам нужный вес, и, несмотря на разбойничий вид, в нем признали благородного человека. Его пропустили в цитадель, предварительно обезоружив: после смерти халифа страх перед покушением и изменой увеличился в несколько раз.

   Амиру пришлось выдержать череду допросов, на каждом из которых он повторял, что готов говорить только с самим правителем. Наконец его провели во дворец.

   Войдя в украшенный дивной мозаикой величественный зал, Амир понял, что действительно одичал: он совершенно отвык от ковров, изящной утвари, от того, что не просто свидетельствует о богатстве, а радует глаз и наполняет душу чувством прекрасного.

   Абдаллах аль-Мамун непринужденно расположился на мягком диване, однако стоявший рядом столик был завален бумагами. Там же стояла подставка с каламами и серебряная чернильница.

   Старший сын Харун аль-Рашида был одет в расшитый бисером шелковый кафтан и длинные шаровары, на персидский манер собранные во множество красиво спадающих складок, почти закрывающих остроносые туфли. У аль-Мамуна было не слишком привлекательное, но волевое лицо с глубоко посаженными глазами и густыми бровями, отчего он выглядел несколько старше своих лет.

   Правитель велел своим людям выйти. Те подчинились, но с неохотой – вид Амира не внушал доверия.

   Амир поклонился до земли и приветствовал повелителя в самых изысканных выражениях, после чего между ними состоялся весьма неожиданный разговор.

   – Кто ты такой и зачем хотел меня видеть? – не слишком приветливо произнес аль-Мамун.

   Молодой человек назвал себя и сказал:

   – Я пришел, чтобы засвидетельствовать свою верность правителю и положить к его ногам сокровища, которыми я завладел по воле судьбы.

   Аль-Мамун нахмурился.

   – Что это значит? Твое имя кажется мне знакомым, но я не могу вспомнить… О каких сокровищах ты говоришь? Мне доложили, что твои вести связаны со смертью Харун аль-Рашида.

   – Да. Великий халиф запретил мне появляться в Багдаде под угрозой смерти. Прежде я не мог прийти, дабы моему господину не пришлось нарушать волю своего великого отца. Однако теперь…

   И, собравшись с духом, Амир рассказал правителю Хорасана о своей судьбе.

   Абдаллах аль-Мамун долго молчал, постепенно мрачнея, потом тяжело произнес:

   – Ты понимаешь, что я могу приказать схватить тебя и через минуту тебе отрубят голову?

   – В таком случае ты никогда не узнаешь, где находится золото.

   – У меня достаточно золота.

   – Золото – это нечто такое, чего никогда не бывает достаточно.

   – Хорошо. Я велю пытать тебя до тех пор, пока ты не скажешь, где оно, а потом убью.

   Амир горько усмехнулся.

   – Я выдержу пытки. И не скажу. Не скажу, потому что давно понял, что душевные муки куда страшнее телесных! Зачем меня пытать? Я добровольно отдам сокровища тому, кто вернет мне честь.

   – Ты сам ее потерял. Превратился в разбойника, стал изгоем!

   – Таким меня сделали, – спокойно промолвил Амир.

   – Кто?

   Молодой человек низко поклонился и ответил:

   – Да простит меня всемогущий правитель! Это сделал твой отец. Его высочество должен помнить ту давнюю историю…

   Аль-Мамун нахмурился.

   – Да, я помню. Безрассудство, да еще любовь, в которую я не верю. Разве у тебя не было другого выхода, кроме как стать грабителем?

   Амир сверкнул глазами.

   – Какого, всемогущий? У меня отобрали все, мне запретили появляться в Багдаде.

   – Не важно. Человек чести не станет разбойничать на дорогах. Ты являешься ко мне, правителю Хорасана, и заявляешь, что готов отдать сокровища, которые у меня украл! Да еще требуешь, чтобы я вернул тебе имя и честь! Ты непростительно дерзок!

   – Таким меня сделала вольная жизнь.

   – От которой ты готов отказаться?

   – Потому что мне дорого другое. – Голос Амира изменился, в нем появились теплые, человеческие нотки. – Дорого прошлое, хотя я готов признать, что многое в нем было неправильным. Дорого мое имя. В Багдаде остались люди, которые, я надеюсь, любят и помнят меня.

   Правитель Хорасана поморщился.

   – Оставим это. Лучше скажи, что станут делать твои люди?

   – Я приведу их к тебе. Они будут служить великому аль-Мамуну верой и правдой, как и я. У них нет ни семей, ни дома – ничего, и они не боятся смерти.

   – Зачем мне разбойники?

   – Это воины. Я сделал их такими. Разве его высочеству не нужны преданные люди? Полагаю, – осторожно произнес Амир, – новый халиф велит отозвать войска Хорасана в Багдад?

   Аль-Мамун сжал пальцы так, что они побелели. Его волевое лицо исказилось.

   – Это ты сорвал печати с грамоты, подписанной великим визирем?!

   Возмущенный возглас правителя Хорасана походил на рык льва.

   – Да, достойный. Клянусь. – Амир встал на одно колено и, приложив руку к сердцу, торжественно произнес: – Все, что мне довелось прочитать в том документе, я сохраню в строжайшей и священной тайне!

   Абдаллах аль-Мамун покачал головой.

   – Если бы ты знал, как мне хочется тебя убить!

   Амир покорно склонил голову.

   – Моя судьба в твоей власти: казни и милуй так, как тебе заблагорассудится. Я с тобой и поддержу тебя во всем. В борьбе персов за независимость, в отделении Хорасана от халифата.

   – Какое тебе дело до персов?

   – Моя мать – персиянка знатного рода. Так же, как и твоя, – промолвил Амир, хотя прекрасно знал, что старшего сына халифа произвела на свет рабыня.

   – Я заключаю тебя в тюрьму, – сказал аль-Мамун, – тебя будут пытать, а потом казнят.

   – Это твое последнее слово?

   Правитель Хорасана промолчал. Он склонился над курси и сделал вид, что занят бумагами.

   Когда Амира уводили, он повернулся и сказал:

   – Я погубил немало жизней, но если и впредь мне придется убивать, моими жертвами, повелитель, станут только твои враги!

Глава V

   809 год, Багдад


   Зюлейку поразили размеры и убранство дома, принадлежавшего семейству аль-Бархи. Она впервые оказалась в одном из тех загадочных особняков, крыши которых едва виднелись за высокими кирпичными стенами.

   В дороге Алим рассказывал жене о разных диковинках, и Зюлейка с трудом могла в них поверить. О том, что в одном из залов халифского дворца стоит искусственное дерево из золота и серебра, в ветвях которого прячутся механические птицы, умеющие чирикать и щебетать. Или о том, что по дворцовому парку бродит сотня ручных львов.

   – Ты все это видел? – изумлялась Зюлейка.

   Супруг как ни в чем не бывало отвечал:

   – Да.

   – И самого халифа?

   – Вот как тебя сейчас.

   Одно дело – слышать о подобных чудесах, и совсем другое – самой прикоснуться к богатству. Когда Алим привел Зюлейку в дом, молодая женщина с трудом сдержала возглас изумления: она никогда не бывала в столь роскошных покоях. Между тем для чиновника его ранга Хасан ибн Акбар аль-Бархи жил достаточно скромно. После смерти отца Алим не стал ничего менять ни в обстановке особняка, ни в заведенных в доме порядках.

   На женской половине было сумрачно и прохладно, оттого что дом стояк в окружении густого сада. Зюлейка увидела ухоженные дорожки, пышные клумбы, удобные скамейки, уютную беседку, большие качели. Во внутренних покоях было чисто и тихо; казалось, дорогая, изящная мебель никогда не переставлялась с места на место, никто не ходил по пушистым коврам, не трогал струящиеся шелковые занавеси. Здесь не было слышно ни лукавых перешептываний, ни веселого смеха, ни тем более детских голосов.

   Алим не стал предупреждать домочадцев о своем приезде, потому его появление стало большой неожиданностью.

   К счастью, первой навстречу вышла Джамиля.

   – Алим! Ты вернулся! Я сходила с ума от волнения, думала, с тобой что-то случилось!

   Зюлейка ощутила укол ревности. Девушка была безупречно красива, и молодая женщина невольно сравнила себя с этой ухоженной обитательницей богатого гарема. Взволнованная, уставшая с дороги, в запыленной одежде, не умеющая ухаживать за собой, не знающая, как следует вести себя в столь изысканном доме, с такими людьми…

   Джамиля словно не заметила незнакомку. Она смотрела только на Алима и обращалась к нему как к старому, верному другу. Не смутилась, не сделала попытки прикрыть лицо.

   «Ах да, – подумала Зюлейка, – ведь она была женой его отца! Алим – хозяин дома и может спокойно входить на женскую половину».

   – На мою долю выпало небольшое приключение, но все обошлось благополучно. Джамиля, познакомься, это… моя жена. Ее зовут Зюлейка. Надеюсь, вы подружитесь.

   Джамиля повернулась – заколыхались волны шелковых тканей, облекавших ее фигуру яркой радужной пеленой, – и широко раскрыла глаза. К счастью, Зюлейка не увидела в ее взоре ничего, кроме радостного, немного наивного удивления, и почувствовала невольную симпатию к этой девушке, чьи движения были естественны и благородны, а душа казалась чистой и светлой.

   Джамиля не знала, что сказать. Она никогда не видела такого выражения глаз. Взгляд Зюлейки был до странности обнаженным, но вместе с тем в ней ощущалась сдержанность, скрытность.

   – Я… я очень рада, Алим.

   Тот кивнул.

   – Я знал, что ты обрадуешься. Покажи Зюлейке гарем. Я хочу, чтобы моя жена поселилась в одной из лучших комнат и чтобы у нее было все необходимое. – Он говорил твердо и властно, как и положено хозяину дома, единственному и главному мужчине в семье, и Джамиля согласно кивала в ответ. – У меня накопилось немало дел, я вынужден вас оставить. Где Зухра?

   – Ушла за покупками.

   – Скажи ей… – Алим нахмурился. – Впрочем, я сам с ней поговорю, когда приду вечером.

   И, нежно улыбнувшись Зюлейке, покинул гарем. Девушки остались одни.

   Обладающая большим тактом Джамиля заговорила первой – приветливо и просто.

   – Я не знаю, какая комната может тебе понравиться. Будет лучше, если ты сама выберешь. У тебя много вещей? Когда они прибудут?

   Зюлейка не видела иного выхода, кроме как сказать правду, хотя это было нелегко:

   – У меня нет ничего – ни вещей, ни одежды, ни украшений.

   – Да, но…

   Джамиля озадаченно замолчала.

   – Я жила в пустыне, в бедуинском шатре. Алим нашел меня там и привез сюда. В дороге он успел купить для меня только то, во что я сейчас одета.

   Джамиля почувствовала, как между ними вырастает невидимая стена. В бедуинском шатре? Кто она, эта девушка, столь не похожая на всех, кого она знала? Почему Алим женился на ней?

   Молчание становилось тяжелым и опасным. И вдруг Джамиля поняла. Любовь. Что-то необыкновенное и в то же время простое, как любая истина, нечто малое, принадлежащее только двоим, и вместе с тем необъятное, словно Вселенная. Девушка вспомнила, как сбежала из дома с небольшим узелком в руках, как спала в походном шатре. Тогда ей не были нужны ни драгоценности, ни наряды, она не думала ни о дочернем долге, ни о чести – только о любви к Амиру. Она улыбнулась.

   – В гареме много хорошо обставленных комнат, где есть все необходимо! После купания ты переоденешься в мое платье, а завтра мы отправимся на рынок и купим тебе одежду.

   Зюлейка облегченно вздохнула. Все, что Алим говорил о Джамиле, оказалось правдой. Эта девушка обладала бесхитростным, добрым, воистину золотым сердцем.

   – Пока тебе будут прислуживать мои девушки, а потом Алим, наверное, купит для тебя рабыню.

   Это было что-то невероятное, и у Зюлейки вырвалось:

   – Рабыню? О нет, я привыкла все делать сама!

   Джамиля не успела ответить – на дорожке сада появилась Зухра. Две служанки несли за ней покупки в больших плетеных корзинах, еще одна держала над головой госпожи большой шелковый зонт.

   Зухра одарила Зюлейку беглым, подозрительным взглядом, после чего заговорила с Джамилей.

   Зюлейка мгновенно почувствовала себя пустым местом, существом, недостойным даже малейшего внимания. Она сразу стушевалась перед этой женщиной, поразившей ее величавой поступью, неповторимой грацией движений и знойной, властной красотой.

   Перебросившись с младшей женой несколькими незначительными фразами, Зухра удалилась, так ничего и не сказав Зюлейке. После нее остался запах крепких, пьянящих, пряных духов.

   – Это Зухра, – пояснила Джамиля. – Старшая жена Хасана, отца твоего супруга. – И добавила: – Наш муж умер шесть лет назад.

   – Алим говорил.

   – И о Зухре?

   – Да.

   – Не бойся ее, – сказала Джамиля, уловив тон молодой женщины, – она не злая, просто несчастная. Она очень любила Хасана.

   Зюлейка задалась вопросом, почему эта прекрасная девушка снова не вышла замуж и почему у нее нет детей. Вероятно, она прожила с мужем совсем немного и до сих пор хранит ему верность. Такая мысль наполнила душу Зюлейки трепетным уважением к Джамиле.

   А Зухра? Были ли у нее дети? Алим ничего об этом не говорил, и Зюлейка не считала возможным расспрашивать. Впрочем, не важно. Женское сердце не крепость, а тем более – женские уста. Со временем она все узнает.

   Джамиля проводила Зюлейку в купальню, объяснила, где что лежит, а потом прошла в свою комнату. Девушка не удивилась, увидев там Зухру, которая сидела на диване, нервно сжимая тонкие длинные пальцы.

   – Что это за девчонка? – с ходу спросила она.

   Джамиля посмотрела ей в глаза.

   – Жена Алима.

   – Жена… Алима? – повторила Зухра. – Не может быть! Почему я ничего не знаю о свадьбе?

   – Я не уверена, была ли свадьба. Алим привел эту девушку в гарем и представил как свою супругу. Попросил показать ей женскую половину дома и выделить одну из лучших комнат.

   Зухра смотрела на Джамилю темными, сверкающими глазами, Казалось, ее взгляд проникал в душу, и она читала самые сокровенные мысли девушки.

   – Откуда он ее взял? Почему женился на ней?

   – Неизвестно. Она сказала, что жила в пустыне. Последовала долгая пауза.

   – Дикарка! – сокрушенно промолвила Зухра. – Только этого не хватало!

   – Она не похожа на дикарку, – возразила Джамиля.

   Женщина уверенно покачала головой.

   – Мне хватило одного взгляда, чтобы понять, что эта особа не нашего круга, что она – существо из бездны, из самых ужасных низов! Алим сошел с ума!

   – Полагаю, он полюбил.

   – Полюбил? – Зухра рассмеялась. – Ты плохо знаешь мужчин. Алиму двадцать лет, а он был занят только службой. Он втайне изнывал от жажды женских ласк и объятий. В этом случае мужчины часто берут в жены первую попавшуюся смазливую девчонку!

   – Мне она понравилась, – упрямо возразила девушка. – Пусть Зюлейка воспитывалась в других условиях, от нее веет свежестью и свободой. И мне кажется, что она далеко не глупа.

   Единственное, что раздражало Зухру в Джамиле, так это свойство видеть, во всем и во всех только хорошее.

   – Зюлейка?

   Женщина нахмурилась: ей послышался отзвук чего-то знакомого, но чего именно, Зухра не могла вспомнить.

   – Она должна знать свое место.

   Между тем Джамиле хотелось поговорить о том, что волновало ее больше всего на свете.

   – Как думаешь, – спросила она Зухру, – смерть Харун аль-Рашида что-то изменит?

   Зухра поняла. Она сжала губы, ее лицо стало суровым.

   – Не думаю. При Мухаммеде аль-Амине распоряжения прежнего халифа останутся в силе. Разве что со временем на престол сядет кто-то другой.

   – Его брат?

   – Мы не мужчины, чтобы рассуждать о таких вещах, и все же полагаю, что аль-Мамун не удовлетворится ролью второго наследника. Но он в Мерве. А где Амир, мы и вовсе не знаем.

   – Он жив! – воскликнула Джамиля, прижав руки к сердцу. – Я знаю, он жив.

   Зухра сжала ее локоть своими жесткими пальцами.

   – Я тоже так думаю.

   Оставшись в одиночестве, Зюлейка ощутила странное бессилие и щемящую тоску. Куда она попала? Она, привыкшая к жизни, лишенной всякого изящества, утонченности, никогда не знавшая роскоши…

   Молодая женщина выбралась из купальни и принялась расчесывать мокрые волосы. Она ничего не умела, не разбиралась ни в прическах, ни в украшениях, ни в одежде, не знала, как понравиться мужу. Вдобавок ее не оставляли мысли о сыне. Как он там? Здоров ли? Быть может, малыш плачет, тоскуя по матери? Сердце молодой женщины болезненно сжалось от сознания потери самого ценного, что у нее было, и по лицу побежали слезы. Целых пять лет ей казалось, что на свете нет никого, стоящего любви, никого, заслуживающего внимания, кроме Ясина.

   Потом Бог подарил ей Алима, потребовав взамен немыслимой жертвы: оставить в пустыне половинку своего сердца.

   Когда Зюлейка вернулась в сад, она уже не плакала. Рубашка Джамили пришлась ей впору. С волосами молодая женщина поступила просто – заплела их в две косы.

   Зюлейка решила поискать Джамилю, но неожиданно наткнулась на Зухру.

   Какой-то миг обе женщины смотрели друг на друга. Зухра с удивлением отметила, что во взоре Зюлейки нет ни подобострастия, ни робости.

   – Я догадалась, кто ты, – заявила старшая. – Не понимаю, как тебе удалось женить на себе Алима, но ты должна знать свое место.

   – Знать свое место? – непонимающе повторила Зюлейка. – Где?

   Зухра высокомерно усмехнулась.

   – В этом доме. Среди нас. В жизни нашей семьи. Хозяйка гарема – я. Здесь мое слово – закон.

   В тоне Зухры Зюлейке послышались нотки, которые были в голосе ее тетки Надии, торговца живым товаром Шакура, а еще – Амира, который не только не спас ее от унижений, а обрек на новые беды и муки.

   – Ты не моя хозяйка, твои слова ничего для меня не значат!

   – Смеешь спорить, грязная дикарка? Пошла с моих глаз! – воскликнула Зухра и вытянула вперед холеную, унизанную дорогими браслетами руку.

   Выражение ее красивого лица было таким, словно она наступила босой ногой на отвратительное насекомое.

   И тут произошло невероятное. Зюлейка и сама не могла понять, как это случилось. Откуда-то со дна души поднялась волна дикой ненависти, затуманила разум, и в следующий миг молодая женщина вцепилась зубами в руку Зухры. Та громко закричала от боли, неожиданности и страха, тогда как Зюлейка не отпускала живую кровоточащую плоть, словно хищница – желанную добычу. Прибежали Джамиля и рабыни. Зюлейка разжала челюсти и бросилась прочь, захлебываясь от слез.

   Когда наступил вечер и Алим пришел в гарем, Зухра первой вышла ему навстречу и с возмущением показала перевязанную руку.

   – Дикарка, которую ты называешь своей женой, искусала меня, словно бешеная собака!

   Алим застыл в изумленном молчании, а затем принялся хохотать. Он смеялся веселым, заливистым мальчишеским смехом до тех пор, пока Зухра не обратилась в бегство, а затем отправился на поиски Зюлейки. Молодой человек пребывал в прекрасном настроении. Он был поглощен любовью и страстью и не обращал внимания на перемены, которые творились в государстве.

   Как и предполагал Алим, весть о его женитьбе утонула в ворохе новостей, какими в те дни был полон Багдад. Глава барида Али ибн Идрис аль-Хишам пытался добиться аудиенции у преемника Харун аль-Рашида и заручиться его благосклонностью; он едва обратил внимание на возвращение Алима. Война? Мысли о ней были подобны тени птичьих крыльев, что порой мелькают над безмятежной землей, озаренной солнечным светом.

   Наступающий мрак быстро гасил сказочно нежные краски сумерек, все вокруг наполнялось жаркой черной тьмой, и молодой человек радовался в предвкушении долгой ночи, пучине желаний и бездне неуемных любовных восторгов.

   Он нашел жену свернувшейся калачиком на большой кровати, которая должна была стать ложем их долгой супружеской любви, и подумал, что она спит.

   Зюлейка не спала, она с замиранием сердца ждала, что скажет супруг. Алим молчал, тогда она повернула к нему заплаканное лицо и подавленно прошептала:

   – Я сама не знаю, как это могло случиться! Я не хотела, но когда она сказала, что…

   – Ты о Зухре? – перебил Алим.

   – Да.

   Молодой человек облегченно вздохнул и вновь рассмеялся.

   – Ты – чудо, Зюлейка! Я бы не просто ее искусал, а перегрыз бы ей горло! Не представляешь, насколько я рад тому, что ты поставила Зухру на место! А с Джамилей подружилась?

   – Кажется, да.

   Алим подошел к ложу и склонился над ней.

   – Я по тебе соскучился!

   Его лицо не было лицом повелителя, господина – он смотрел на нее глазами влюбленного мальчишки.

   – Ты такая красивая!

   – Это рубашка Джамили, – пробормотала Зюлейка.

   – При чем тут рубашка! Я хочу сказать, что ты красива сама по себе. – Он протянул к ней руки и крепко обнял. – А рубашку лучше снять.

   Молодая женщина исполнила просьбу мужа, он тоже разделся. В неярком сиянии подвешенных к потолку светильников тело Алима казалось золотистым, будто обласканным солнцем. В светлых глазах вспыхивали яркие огоньки. В его движениях сквозила сила и сдержанная, чисто мужская грация. Он казался Зюлейке самым прекрасным, самым желанным мужчиной на свете, и она в сотый раз сказала себе, что его любовь стоит любых жертв.

   Алим вдыхал запах ее кожи, ее трепещущего тела. Никогда еще он не чувствовал себя таким ненасытным и с радостью повторял: впереди вся ночь, много ночей, целая жизнь! Зюлейка ощущала ни с чем не сравнимый аромат мужского тела, предвещающий слияние с женщиной. Ей казалось, что пахнет цветами и медом, и это лишало ее воли, затуманивало разум. Реальный мир, полный ненужных переживаний и мелочных забот, остался за стенами их спальни. Тела подчинялись единому слаженному ритму, а сердца бились, как сумасшедшие.

   Настоящее вспыхнуло и рассыпалось яркими искрами, как ее чувства и мысли. Внезапно Зюлейка поняла, что ей не надо о чем-то заботиться и переживать, не надо бояться, – ей нужно просто любить. Без оглядки, без напряжения, без страха перед будущим. Любить и быть любимой.

   Падающие звезды прочерчивали черное небо огненными полосками. Темно-синяя глубина Вечности была до края переполнена созвездиями – серебряными монетами, которым нет ни числа, ни цены. Вечности, которая так же мала перед взором Аллаха, как мала песчинка под копытом верблюда.

   Засыпая в объятиях друг друга, влюбленные думали: «Как прекрасен мир! Как хорошо жить на свете!».

   Джамиля застала Зухру в саду, в беседке, где та медленными глотками пила ароматный кофе, время от времени протягивая руку за фруктами: янтарными дольками апельсинов и нежнейших персиков, ломтиками пахучей медовой дыни. Блюдо, на котором были разложены фрукты, поражало своей красотой: бледно-желтое, с металлическим глянцем и изображенным на нем синим павлином с пышным черно-зеленым хвостом.

   Облаченная в тончайшую изумрудно-зеленую рубашку, искусно причесанная, Зухра выглядела безупречно. Тонкую талию женщины обвивал пояс из широких золотых звеньев, на грудь спускались бесчисленные ожерелья и цепочки. Девушка улыбнулась.

   – Привет! Как провела ночь?

   – Мне мешало вон то окно.

   Зухра указала на распахнутые ставни комнаты, в которой спали, крепко обнявшись, новоиспеченные муж и жена. Солнечные блики отбрасывали янтарные тени на их лица, выглядевшие удивительно красивыми и безмятежными.

   – Нам надо привыкнуть к тому, что отныне в нашем доме есть счастливая супружеская пара.

   – Я никогда не смирюсь с тем, что в моих владениях поселилась дикарка! – чеканя каждое слово, заявила Зухра.

   Джамиля предпочла промолчать. Она прекрасно помнила о своем обещании сопровождать Зюлейку на рынок. Девушка боялась, что Зухра заявит: «Или я, или она». Однако женщина ничего не сказала. Зухра хорошо понимала: лучше заручиться незримой поддержкой союзницы своего врага, чем действовать в одиночку.

   Когда Зюлейка вышла к Джамиле, та вновь удивилась выражению ее лица: в нем была победа над страхом и душевной болью и вместе с тем – трогательная девичья мягкость.

   Увидев на жене Алима все ту же рубашку, Джамиля спросила:

   – Мы идем за покупками? Ты завтракала?

   Зюлейка кивнула. Обилие и разнообразие блюд смутило ее, внушило благоговейный страх. Здесь были нежнейшие лепешки, артишоки, копченое мясо, всевозможные фрукты и сладости. Таким количеством пищи можно было без труда накормить с десяток бедуинов и их семей.

   Когда они вышли за ворота, молодая женщина промолвила, стыдливо потупив взор:

   – Прости за вчерашнее. Я не хотела так обращаться с Зухрой!

   – Забудь и впредь поступай так, как тебе велит сердце, но при этом постарайся не лишаться разума, – ответила Джамиля.

   На рынке их встретили многообразие запахов и непрерывный, невнятный гул голосов, столь привычный слуху Зюлейки в былые времена. Молодая женщина с трудом верила в то, что вернулась в мир, который некогда представлялся ей навсегда потерянным. Где-то здесь по-прежнему торговал Касим; она могла войти в его лавку, предстать перед изумленным взором дяди и сказать, что жива и даже счастлива, но… В глубине души Зюлейка чувствовала, что время празднования победы еще не пришло.

   Охваченная неожиданным порывом, она обратилась к Джамиле:

   – Я хочу стать такой, как ты!

   Девушка смутилась.

   – Такой, как я? Зачем? Почему?

   Зюлейка ответила вопросом на вопрос:

   – Ты умеешь читать и писать?

   – Да.

   – Я тоже хочу научиться.

   На лице Зюлейки застыло выражение отчаянного упорства, вызова судьбе, что несказанно удивило Джамилю.

   – Полагаю, Алиму все равно, знаешь ли ты грамоту, – мягко произнесла девушка.

   Зюлейка могла не раздумывать над тем, желанна ли она, ибо страстные поцелуи Алима говорили сами за себя, но… Она бесконечно ценила сосредоточенность и серьезность, сквозящие в прямом взгляде его кристально-чистых голубых глаз, скромное благородство, украшавшее его поступки, и желала… нет, не сравняться с ним, а быть достойной его. Не только как женщина – как человек.

   Они пошли дальше, увлеченно беседуя. В порыве неожиданной откровенности Зюлейка рассказала Джамиле о своей жизни у дяди Касима, о первом замужестве. Однако умолчала о том, что у нее есть сын.

   – А ты? Ты не хочешь снова выйти замуж? Ты по-прежнему любишь Хасана?

   Джамиля растерялась. По-видимому, Алим не сказал Зюлейке про Амира. С момента кончины Хасана молодой человек вел себя так, будто всегда был единственным сыном в семье.

   – Нет, – ответила девушка, – мне не суждено полюбить дважды.

   «Как это случилось со мной», – подумала Зюлейка.

Глава VI

   811 год, Багдад


   После смерти легендарного правителя Аббасидского халифата Харун аль-Рашида жизнь величайшего из государств мусульманского Востока была насыщена множеством событий.

   Как и следовало ожидать, два брата, Мухаммед аль-Амин и Абдаллах аль-Мамун, вступили на скользкий путь борьбы за власть. Рассудительный и хладнокровный правитель Хорасана аль-Мамун без колебаний присягнул брату и не стал вмешиваться в его дела, между тем как опрометчивый халиф поспешил нарушить завещание отца и объявил наследником престола своего малолетнего сына.

   Аль-Мамун втайне возрадовался: этим распоряжением старший брат развязывал ему руки. Он немедля прервал сообщение между Багдадом и Мервом и принялся чеканить собственную монету. После этого аль-Амин торжественно объявил о смещении соперника с поста наместника Хорасана и послал на восток серебряную цепь, дабы сковать непокорного брата и привести его в столицу. В результате развязалась война, мысли о которой больше года будоражили умы многих дальновидных багдадцев. Правда, даже сейчас мало кто из них верил в то, что войска неприятеля дойдут до столицы.

   Именно в эти тревожные дни Зюлейка объявила мужу о том, что ждет ребенка. Узнав, что он станет отцом, Алим возликовал. Конечно, это будет сын, наследник рода аль-Бархи! Он немедленно заключил жену в объятия, а его восторженный взгляд обещал любовь и верность на много лет вперед.

   За два года, что они прожили в счастливом браке, Зюлейка сильно изменилась. Из растерянной, порывистой девушки она превратилась в уверенную в своих достоинствах женщину. Она научилась читать и писать, познала хитроумные секреты ухода за лицом, волосами и телом. Впрочем, Алим ценил ее не за это. В глубине души Зюлейка оставалась все той же внешне твердой, а внутренне беззащитной, многое пережившей и оттого странно свободной духом девушкой, которую он встретил в пустыне. Встретил и полюбил так, как другие мужчины не любят дорогих и знатных красавиц, способных опускать очи долу от одного лишь взгляда своего повелителя.

   Женившись на Зюлейке по зову страсти и повинуясь желанию сделать счастливой ту, которой довелось изведать лишь горе, теперь Алим мог сказать, что искренне любит свою жену и ни за что не променяет ее на другую женщину. Безусловно, у нее были свои тайны. Порой Алим просыпался от звука глухих, сдержанных рыданий и спрашивал, что случилось. Зюлейка неизменно отвечала, что ей приснился плохой сон, а утром вновь казалась веселой и безмятежной.

   С Зухрой они почти не разговаривали, зато Джамиля сделалась ее закадычной подругой. Именно Зюлейка стала первой и главной утешительницей Джамили, когда та потеряла отца. Ахмед ибн Кабир аль-Халиди оставил дочери большое состояние, отчего желающих заполучить Джамилю в жены стало вдвое больше. Однако девушка не изменила решения, и постепенно женихи оставили упрямицу в покое. Зюлейка могла только удивляться странностям подруги. В терпеливой сдержанности этой девушки было что-то невидимое на первый взгляд, глубоко сокрытое и очень важное. Недаром она столь упорно сопротивлялась мольбам отца, который страстно желал, чтобы дочь снова вышла замуж, и умер, так и не дождавшись внуков.

   – Я тебе завидую, – призналась Джамиля, узнав о беременности Зюлейки. – И вместе с тем бесконечно рада! Как хорошо, что в гареме, наконец, зазвучит детский голос!

   – Как жаль, что ты недолго прожила с мужем и не успела родить! – с искренним сожалением произнесла Зюлейка.

   Стоял самый томительный час послеполуденного тепла и света, и женщины укрылись в беседке, оплетенной густой, прогретой солнцем зеленью. Вход был занавешен легкой, как паутинка, кисейной тканью, и по полу, потолку, по лицам и одежде сидящих на скамье женщин блуждали глубокие изумрудные тени.

   – При всем желании я не смогла бы родить ребенка от мужа. Хасан умер в день нашей свадьбы, почти сразу после брачной церемонии. Я никогда не спала ни с ним, ни с другим мужчиной.

   В беседке стояла такая тишина, что щебетанье возившихся в зарослях птиц казалось оглушительным. Пораженная до глубины души Зюлейка не знала, что сказать, но Джамиля и не ждала ответа.

   – Этот брак не был желанным для меня. Я любила и люблю другого человека, – продолжила девушка. – Он был старшим сыном Хасана и тоже хотел на мне жениться. Из-за этого отец лишил его наследства и выгнал из дому. Никто не знает, жив ли он и где скрывается, но я уверена, что рано или поздно он приедет за мной!

   – Как же тяжко тебе живется! – вырвалось у Зюлейки.

   – Я чувствую себя сосудом, до краев наполненным по воле Аллаха безграничной любовью и верой в грядущее счастье, – спокойно промолвила Джамиля.

   Молодая женщина смотрела на подругу во все глаза. Зюлейка всегда мечтала познать любовь, похожую на тихую, прохладную заводь, однако Бог наделял ее неодолимыми, властными, раздирающими душу чувствами, огненными, поражающими, словно молния, желаниями.

   – Этот юноша – сын Зухры?

   – Да.

   – Алим никогда не говорил о брате, – натянуто произнесла Зюлейка.

   – Они не ладили. Алим запретил упоминать его имя, – сказала Джамиля и накрыла руку подруги своей нежной ладонью. – Прошу, не говори ему о том, что я тебе поведала.

   – Хорошо, – медленно пробормотала Зюлейка и спросила: – Какой он, твой возлюбленный?

   – Самый лучший на свете, – просто ответила девушка. – Благородный, умный, смелый, красивый.

   «Такой же, как Алим, – подумала Зюлейка. – Но почему тогда они враждовали?».

   Ей было жаль Джамилю, она удивлялась тому, что, несмотря на потерю любимого и смерть мужа, эта девушка сохранила теплоту души, волнующую глаз красоту и сердечную мягкость.

   Сославшись на усталость, молодая женщина вернулась в свои покои и прилегла. Ей в самом деле было нехорошо. Зюлейка болезненно ощущала короткие, частые толчки своего сердца, которому вновь стало тесно в груди от разрывавшего его глубокого и давнего горя, и дрожала, будто сквозь тонкую рубашку проникало не дыхание полуденного зноя, а прикосновение холодного ветра. Ясин! Ее мальчик, надежду на встречу с которым она давно похоронила в душе.

   Если Алим смог выбросить из головы мысли о единственном брате, понятно, почему он ни разу не вспомнил о том, что у его жены есть сын! Теперь, когда у него скоро появится собственный ребенок, глупо верить в то, что он когда-нибудь позволит ей увидеть своего первенца. В глазах Алима Ясин был досадным недоразумением, о котором лучше молчать и забыть.

   – О чем вы говорили? – лениво спросила Зухра, когда Джамиля вошла в одну из красивейших комнат гарема.

   Тут жены Хасана иногда занимались рукоделием или болтали о том о сем, сидя на мягких, вышитых шелком подушках.

   Это было завешенное яркими коврами, полное цветов помещение – некий прообраз райского сада, где они должны были исполнять роль гурий. Только здесь не было господина, который смог бы любоваться их красотой.

   – Зюлейка ждет ребенка, – сообщила Джамиля, позабыв о слепой ненависти, которую Зухра питала к «дикарке», – Алим очень счастлив.

   – Эта дрянь беременна? – Красивое лицо Зухры исказилось от отчаяния, куда более глубокого, чем непреходящее презрение к «бедуинке» и сознание своего превосходства. – О нет!

   – Когда-нибудь это должно было случиться.

   – Нет. Не должно. Если эта тварь родит сына, он станет первым наследником рода аль-Бархи. Этого нельзя допустить. Наследником может быть только сын Амира.

   – У Амира нет сына, – с грустью напомнила Джамиля.

   – Так будет! Не хватало, чтобы кровь рода аль-Бархи смешалась с кровью полудикого племени бедуинов!

   Во взгляде Джамили сквозили осуждение и тревога, и Зухра поняла, что сболтнула лишнее. Нельзя поддаваться эмоциям, надо быть, рассудительной и хладнокровной.

   Вернувшись к себе, женщина принялась метаться по комнате, будто дикий зверь. Она поняла, что проиграла в долгой и тайной борьбе с тенью давно умершей соперницы и последней волей покойного мужа. Если бездумная, оскорбительная по своей сути любовь Алима к дикарке принесет плоды, роду аль-Бархи, истинным представителем которого в глазах Зухры был только Амир, суждена позорная гибель.

   Следующий день был еще жарче, чем предыдущий; женщины разбрелись по своим комнатам, и в гареме воцарилась сонная тишина. В самый разгар зноя старшая жена Хасана вошла в покои Джамили с кувшином холодного шербета и с привычной грацией опустилась на подушки.

   – Только это и спасает в жару! Пожалуй, стоит угостить и дикарку. Знаешь, – Зухра постаралась придать своему лицу безмятежное выражение, – я была не права. Только Аллах дарует и отнимает жизнь – это священно, и он же дает нам силы выдержать испытания, какими бы тяжкими они ни казались.

   Женщины с наслаждением отведали шербет, потом Зухра принесла до краев наполненную прохладным напитком, расписанную диковинными узорами фарфоровую чашку и протянула Джамиле.

   – Отнеси ей. Из моих рук она ничего не возьмет.

   Возвращаясь со службы, Алим столкнулся в воротах дома со старым лекарем Ибрагимом. Тот отвесил поклон и произнес, не поднимая глаз:

   – Плохие новости, господин. Твоя жена потеряла ребенка.

   Алим побледнел и вцепился в руку хакима.

   – Зюлейка! О нет! Как это могло случиться? Почему?

   – Без видимых причин. Подобные вещи только так и происходят.

   – Она жива?! – воскликнул Алим.

   – Да. Твоя супруга поправится. Благодари младшую жену своего достопочтенного отца. Она вовремя подняла тревогу и позвала меня. Иначе все могло закончиться гораздо хуже.

   Взор небесно-голубых глаз Алима сделался напряженным и острым.

   – В будущем Зюлейка сможет родить?

   Ибрагим с достоинством поклонился.

   – Все в руках Аллаха, достойный!

   Алим быстро прошел в комнату, где Зюлейка неподвижно распласталась на огромном ложе. Подойдя ближе, молодой человек увидел осунувшееся, напряженное лицо и большие темные глаза, во взгляде которых было что-то унылое и затравленное.

   Сидевшая возле постели больной Джамиля безмолвно поднялась, выпустила из пальцев бессильную руку Зюлейки и скромно удалилась.

   Алим склонился над ее изголовьем.

   – Мне очень жаль, – сказал он, – но главное, ты жива.

   Зюлейка заговорила, не пытаясь сдерживать набегавшие на глаза слезы. Ее голос звучал надтреснуто, глухо:

   – Бог наказал меня за то, что я бросила своего сына – точь-в-точь как моя мать некогда бросила меня!

   – О чем ты говоришь? – в смятении произнес Алим.

   – О Ясине. Могу ли я спокойно спать, зная, что мой мальчик, возможно, голодает, тогда, как я ем досыта каждый день? Могу ли радоваться жизни, думая о том, что он, наверное, плачет, вспоминая, как я его любила, заботилась о нем, а потом вдруг исчезла неведомо куда?

   – Я не предполагал, что ты несчастна, – пробормотал Алим.

   – Я была счастлива. Да, была. Однако в обмен на счастье Бог потребовал от меня слишком большой платы.

   – Просто я думал, что, если Ясин сын бедуина, ему будет хорошо среди своего народа…

   Лицо Зюлейки было осунувшимся, изнуренным, тогда как взгляд казался до странности ясным и твердым. Она раз и навсегда решила избавиться от притворства, которое омрачало ее жизнь. Нагромождение лжи было подобно куче сухих листьев, которую развеял порыв сильного ветра.

   – Он не сын бедуина. Он сын богатого багдадца, которому я отдалась, не будучи замужем, и который бросил меня, когда узнал, что я беременна. Впрочем, – с горькой усмешкой добавила молодая женщина, – он и не собирался на мне жениться. Я была ему нужна только для утехи.

   Алим замер. То, в чем призналась Зюлейка, было неслыханно для мусульманки! Та, что потеряла невинность до свадьбы, обречена на вечный позор! Ни один мужчина, если он в здравом уме, не женится на такой женщине.

   – Но ты говорила…

   – Да, говорила. Я боялась тебя потерять. Я знала, что ты обо мне подумаешь, если выяснится, что мне пришлось выйти замуж за кочевника и тем самым попытаться скрыть то, что со мной произошло в Багдаде.

   – Как же твой муж? Он знал правду?

   – Нет. Я его обманула. Он думал, что это его ребенок.

   Алим закрыл лицо руками.

   – А почему ты вышла за меня? – прошептал он.

   – Потому что полюбила.

   Наступила неловкая пауза. Внезапно молодой человек вспомнил, как Зюлейка отыскала его в оазисе и обратилась к нему первой, нарушив запреты. О чем это говорило? О любви с первого взгляда, о легкомыслии или… Нет, женщина, с которой он счастливо прожил два года, не была ни расчетливой, ни распутной, ни корыстной, ни лживой!

   – А того, первого, который стал отцом твоего сына, ты тоже любила?

   Зюлейка медленно произнесла:

   – Не знаю. Мне было пятнадцать лет, все виделось иначе, не так, как сейчас. – И вдруг спросила: – Скажи, Алим, почему со временем люди раскаиваются в своих поступках?

   Он отрешенно смотрел в одну точку.

   – Потому что времена меняются, а вместе с ними и человек. И еще… смерть. Она заставляет по-другому смотреть на жизнь. Только она, ничего больше.

   Зюлейка вспомнила покойного мужа. Должно быть, она порочная женщина, если после всего, что с ней случилось, смогла радоваться жизни, а главное – вновь полюбить.

   – Во всем, что со мной произошло, виновата лишь я одна.

   Алим вдруг понял, что должен принять решение прямо сейчас, не теряя ни единой секунды. Законы общества непреклонны, они не допускают выбора. Иное дело – человеческое сердце. Чтобы прогнать Зюлейку из дому, ему придется растоптать свою любовь и изорвать душу в клочья!

   – Ты не должна себя винить, – твердо произнес Алим.

   – Почему? Я даже не попыталась поехать за своим сыном, не сумела отказаться от судьбы, которая манила меня своей беззаботностью, обещанием бесконечных удовольствий, вечной неги! – Зюлейка приподнялась на ложе и заглянула мужу в глаза. – Алим! Позволь мне навестить моего мальчика! Позволь, не то я умру!

   И без сил упала на подушки.

   Молодой человек понял, что жена куда больше горюет не о его ребенке, который так и не успел появиться на свет, а о том, другом, чужом, которого она родила, когда он сам еще был мальчишкой.

   – Нет, Зюлейка, – озабоченно проговорил Алим, – ты не поедешь. Ты нездорова. Я сам отправлюсь в пустыню, разыщу бедуинов и привезу тебе сына.

   – Я смогу с ним повидаться! – прошептала молодая женщина.

   Видя, как просветлело ее лицо, как зажглись глаза, он мягко промолвил:

   – Он будет жить в этом доме. С нами.

   Она смотрела с недоверием и тревогой.

   – Но ведь Ясин… не твой сын.

   – Не важно. Я не допущу, чтобы ты страдала.

   – Я думала, ты меня прогонишь, – просто сказала Зюлейка.

   – Я не могу этого сделать. Ты мне нужна. Я тебя люблю.

   – Правда любишь? – прошептала она.

   – Конечно, правда.

   Они долго молчали, наслаждаясь тем незримым и тайным, что издревле известно живым существам, в груди которых бьется горячее, трепетное сердце.

   – Я слышал, тебе помогла Джамиля?

   – Да. Мне стало плохо, но я не привыкла просить о помощи. Она случайно заглянула ко мне и тут же позвала врача. – Зюлейка помедлила. – Послушай, Алим, недавно я узнала о том, что Джамиля любит… твоего старшего брата. Она просила не говорить, но… полагаю, теперь между мной и тобой нет и не будет секретов!

   Молодой человек помрачнел и сдержанно произнес:

   – Да, правда. Она любит его и ждет. Это – единственное, чего я не могу понять.

   – Почему?

   – Мой брат – я не хочу произносить его имя, – не достоин любви такой чудесной девушки. Он лживый, высокомерный и низкий, и я не верю в то, что ему в самом деле была нужна Джамиля. Он устроил все это лишь для того, чтобы отомстить отцу, потому что тот решил отправить в Мерв его, а не меня! Мой брат не способен на настоящее, большое чувство. Зухра покупала молодых рабынь, чтобы он развлекался с ними! В детстве я натерпелся от него унижений, как и от его матери, и считаю решение отца справедливым.

   «Отправить в Мерв, – мысленно повторила Зюлейка, – когда-то я уже слышала об этом! Но где?» – Она силилась вспомнить и не могла. После довольно продолжительной паузы женщина подумала: «Странно, какими разными словами описали сына Зухры его брат и влюбленная в него девушка. Воистину любовь способна превращать камни в золото!»

   – Ты хочешь сказать, что Джамиля обречена на бесплодные надежды?

   – Это ее решение, – ответил Алим, сжимая руку Зюлейки в своих ладонях, – а мы с тобой должны думать о нас! И… о твоем сыне.

   – Думаешь, тебе удастся его отыскать? Пустыня огромна, а пути бедуинов столь же непредсказуемы, как воля Аллаха.

   – Я приложу все усилия: найму с десяток проводников, куплю верблюдов, буду рыскать по пустыне хоть месяц, хоть два, но найду мальчика! – пылко произнес молодой человек.

   В ту ночь Алим долго не мог заснуть. Людям не дано узнать, кто творит будущее – Бог, судьба или они сами, – но правда человеческой души всегда становится известна, сколько бы ни минуло лет. Он вспоминал лицо Зюлейки, лицо, на котором выражение глубочайшего горя проступало так же отчетливо, как кровавое пятно на белоснежной ткани. Почему он ничего не замечал? Как могло случиться, что он так долго упивался своим счастьем, не видя ее страданий?

   Он шел против светских обычаев и законов мусульманской веры. Мальчик не сможет просто так жить в его доме. Ему придется либо узаконить положение Ясина, признав своим сыном, либо выделить ему какую-то часть имущества. И то, и другое бросит тень на его семью. Если мужчина взял в дом женщину, которая побывала замужем, ни о какой чистоте потомства и рода не может быть и речи. А если у нее к тому же есть ребенок от другого.

   Но так уж был устроен Алим, такова была его пылкая юношеская душа, что любовь к женщине оказалась для него куда сильнее, чем заветы отцов.

   На другой день, едва переступив порог почтового ведомства, молодой человек спросил своего приятеля Наджиба:

   – Не мог бы ты на какое-то время заняться моими делами?

   Тот оторвал глаза от горы документов.

   – Что случилось?

   – Мне необходимо уехать.

   – Куда? Надолго?

   – Надолго или нет, пока не знаю.

   – Куда?

   – В пустыню Нефуд.

   Наджиб выронил из рук пачку писем.

   – Зачем?!

   – Надо.

   В последующие четверть часа они препирались, словно сумасшедшие.

   – Смотри, – говорил Наджиб, тыча пальцем в бумаги, – только что пришло донесение, в котором говорится о том, что преданный аль-Мамуну генерал ат-Тахир ибн аль-Хусейн идет на Басру и Куфу, а другой, Харсама ибн Аяна, движется через Хульван прямо к Багдаду! Взгляни на карту: ты можешь угодить прямо в ловушку между двух армий!

   – Не важно. Я еду по своим делам.

   – Если попадешь в пекло войны, никто не станет спрашивать, что привело тебя туда!

   Все доводы оказались напрасными. Алим продолжал настаивать на своем. Закончилось тем, что Наджиб обескуражено произнес:

   – Что, скажи на милость, понадобилось тебе в этой пустыне?! Что ты там потерял?

   – Я – ничего. Вот только один человек оставил там свое сердце.

Глава VII

   811 год, пустыня Нефуд


   Стоял предутренний час, время глубокого сна, безраздельной тишины, всеобъемлющего покоя. Ночной мрак отступил, хотя солнце еще не взошло; воздух был мглистым, серовато-голубым. Прилетевший с западных равнин ветер, холодный и чистый, ворвался в походный шатер и заставил Алима проснуться. Молодой человек вышел наружу и посмотрел на горизонт, видневшийся за волнами песчаных барханов.

   Алим потянулся и расправил плечи. Вот-вот наступит новый день, Пора отправляться в путь. Он так долго колесил по пустыне, что потерял счет времени. Отныне для него существовали только закаты и восходы. До сей поры поиски оставались бесплодными и надежда понемногу превращалась в мираж. Иногда Алим и его провожатые встречали кочевников, которые говорили, что видели племя эль-караб, но это было давно, другие в недоумении качали головами. В пустыне не существовало дорог, а если они и были, то об этом знали лишь посвященные.

   С каждым днем усталые, потерявшие терпение проводники требовали все больше денег, и Алим боялся, что золото вот-вот закончится. Когда он ехал в Нефуд, армия генерала ат-Тахира ибн аль-Хусейна еще не вошла в Куфу, дорога была свободна. Но на обратном пути могло произойти что угодно. Да и как он вернется назад без сына Зюлейки! Если он приедет один, ее сердце будет разбито. Не помогут ни утешения, ни супружеская любовь.

   В середине дня Алим и его спутники заметили вдали пышные зонтики пальм, обрамлявших оазис зеленым полукругом.

   Молодой человек приподнялся в стременах.

   – Кажется, мы еще не были здесь?

   Верблюды добросовестно трудились, увязая в песке, пока не достигли края зеленого моря. Там их встретили вооруженные всадники. Алим объяснил, что явился с мирными намерениями. Поговорив с обитателями оазиса, молодой человек понял, что наконец-то достиг желанной цели.

   Через четверть часа он вошел в шатер шейха Абдулхади и, отвесив низкий поклон, рассказал, что ему надобно. Хозяин шатра и глава племени предложил Алиму присесть. Здесь было сумрачно, лишь два или три солнечных луча врывались в шатер сквозь прореху в пологе. Слабый аромат курений смешивался с запахом кизячного дыма.

   Выслушав Алима, шейх Абдулхади не спешил отвечать. Он долго разглядывал усталое, запорошенное пылью лицо гостя, по-прежнему молодое и красивое. Под низко намотанной черной чалмой глаза Алима сверкали, словно сапфиры. Наконец шейх произнес:

   – Не думал, что ты приедешь. С тех пор как ты увез от нас Зюлейку, прошло два года.

   – Я лишь недавно узнал, как сильно она тоскует по сыну. Зюлейка молчала из боязни, что я рассержусь.

   – Жена подарила тебе наследника?

   – Пока нет.

   Абдулхади вновь сделал паузу, затем задумчиво промолвил:

   – Не стоит увозить Ясина из оазиса.

   – Почему?

   – Он не знает другой жизни, кроме жизни в пустыне.

   – Та жизнь, которую я хочу ему предложить, не так уж плоха, – осторожно заметил Алим.

   – В ней нет той простоты и ясности, какая присутствует в нашем существовании. Мы боремся с голодом, засухой и нуждой, иногда – с воинами враждебных племен, а с какими невидимыми духами сражаетесь вы? Я слышал, началась большая война. Говорят, халиф оставил в наследство своим сыновьям больше золота, чем песчинок в пустыне и звезд на небе, после чего наследники позабыли о самом святом – братской любви!

   Алим кивнул. Сорок восемь миллионов динаров.[21] Такая сумма способна затуманить любой разум!

   – Да, деньги и власть – проклятие нашего общества.

   – Здесь Ясину нечего и не с кем будет делить, – продолжил Абдулхади, – тогда как в Багдаде…

   – Я постараюсь поступить по справедливости.

   Шейх покачал головой.

   – Не знаю. Сможешь ли ты полюбить сына Зюлейки от другого мужчины? А когда у тебя появятся свои дети…

   – С Ясином трудно поладить?

   – На первый взгляд, нет. Но он умный мальчик и умеет читать в сердцах.

   – Я могу его увидеть?

   – Да.

   Абдулхади отдал приказ, и вскоре мальчик несмело зашел в шатер и грациозно преклонил колена.

   – Встань, Ясин, – приветливо произнес шейх, и ребенок выпрямился.

   Алим с замиранием сердца смотрел на сына Зюлейки. Ладно сложенная, худенькая фигурка из живой бронзы, ясный, открытый взор золотисто-карих глаз. О да, этот мальчик не был бедуином, в нем чувствовалась порода, он был отмечен тайным знаком высшей касты, что явственно проступало в его облике, несмотря на то, что Ясин был грязен и бедно одет, как и все бедуины.

   Интересно, кто отец этого ребенка?

   – Этот господин хочет увезти тебя в Багдад, к твоей матери. Ты ее помнишь? – спросил шейх.

   Мальчик молчал. Ему трудно было ответить на этот вопрос, но он думал о матери как о чем-то теплом и уютном, что позволяет засыпать и благодаря чему можно видеть счастливые сны.

   Незнакомца Ясин не знал и потому сказал:

   – Я не хочу ехать в Багдад.

   Алим не удивился. Он сразу почувствовал, что это не просто ребенок, а личность, человек, в душе которого скрывается целый мир, населенный непонятными чувствами, желаниями и мыслями. Алим попытался вспомнить себя, свое детство. Тогда он многое отдал бы за то, чтобы рядом с ним была его мать!

   – Разве ты не хочешь увидеть свою маму?

   Голос молодого человека звучал проникновенно и мягко.

   Ясин растерялся. Прежде он знал наперед, что сулит новый день, поскольку жизнь кочевника подчинена тому естественному ритму, какой испокон веку диктует природа и в каком живут океан и суша, а особенно – пустыня. Мир, который он познал, едва появившись на свет, и который был его домом. Желая найти поддержку, мальчик посмотрел на шейха.

   – Если тебе не понравится, ты сможешь вернуться обратно, Ясин.

   – Это правда?

   – Да. Поезжай. Этот господин – муж твоей матери. Он не даст тебя в обиду.

   Когда ребенок вышел из шатра, Алим с горечью произнес:

   – Моя мать умерла, когда мне не исполнилось месяца. Я знаю, что такое жить, когда рядом нет женщины, которая произвела тебя на свет. Это все равно, что стоять на глухом перекрестке и чувствовать, как тебя со всех сторон обдувает холодный ветер! – И, помолчав, добавил: – Я не знаю, будет ли счастлив Ясин в том, другом, мире, но если ты позволишь мне забрать мальчика, я стану вспоминать тебя всякий раз, когда буду совершать молитву.

   – «Знайте, что ваши богатства и ваши дети есть испытание для вас», – с едва заметной усмешкой повторил Абдулхади слова Пророка.

   Спустя полчаса Алим наблюдал за тем, как Ясин садится на верхового верблюда. Мальчик проделал это с гораздо большей ловкостью и бесстрашием, чем Алим и даже нанятые им проводники. Он тут же поднял животное и пустил его вскачь, спокойно глядя в бескрайнюю гладь пустыни.

   Когда наступил вечер и стало понятно, что до Куфы еще далеко, путники расположились на ночлег. Собрали саксаул, развели костер, достали скромные припасы. Ясин был голоден, но ел мало.

   Куда бы ни шел Алим, что бы он ни делал, он ощущал на себе изучающий взгляд ребенка. Это было непривычно и непонятно, и молодой человек спрашивал себя, о чем думает сын Зюлейки.

   Наконец решившись, он поинтересовался:

   – Сколько тебе лет?

   Мальчик пожал плечами.

   – Тебе не говорили?

   – Нет.

   – Ты не умеешь считать?

   – Не умею.

   Алим был озадачен.

   – Когда тебе велят пригнать баранов или коз, как ты можешь узнать, все ли на месте?

   – Если кого-то из них нет, сразу замечу и скажу об этом его хозяину.

   – То есть ты помнишь даже соседских?

   Ясин смотрел с недоумением.

   – Я знаю всех животных в оазисе. Верблюдов, лошадей, коз, баранов, собак. Каждое животное отличается от остальных, разве не так?

   – Конечно, – ответил Алим, хотя не был уверен в этом.

   Очевидно, мальчик не знает самых простых вещей и его придется долго учить. А как наладить его отношения с окружающими? Пожалуй, это будет нелегко!

   Внезапно молодой человек вспомнил Зухру и вздрогнул. Появление этого ребенка станет для нее большим ударом! Она просто взбесится, и ему, Алиму, предстоит пережить ее гнев, в чем-то, конечно, справедливый, и постараться сделать так, чтобы Ясин не был обижен судьбой, а Зюлейка чувствовала себя счастливой.

   Он в бессилии закрыл глаза.

   – Пора спать. Иди в шатер, Ясин.

   – Хорошо, господин.

   Молодой человек вздрогнул.

   – Можешь звать меня Алимом.

   Он уложил мальчика в походном шатре, но Ясин не спал, пребывая в полузабытьи, а в середине ночи окончательно очнулся и вышел наружу.

   Пустыня спала, вернее, казалось, что она спит, а на самом деле в ее недрах пробуждалась кипучая жизнь: вылезали наружу бесчисленные насекомые, сновали юркие ящерицы, ползали змеи. Ясину не хотелось лежать в уютной темноте шатра, рядом с распростертыми в безмятежном спокойствии телами. Эти люди никогда не жили в песках и не могли почуять скрытой опасности.

   Глубокий мрак был безмолвен, непроницаем, недвижен. Лишь над головой мелькали светящиеся точки, будто мириады раскаленных угольков.

   Наконец наступил рассвет. Небо алело, словно открытая рана; казалось, по облакам растекаются ручейки крови. Пески пламенели живым розовым огнем.

   Внезапно Ясин почуял нечто такое, что может почуять только бедуин. Мальчик пробрался в шатер и растолкал Алима.

   – Что случилось? – спросил тот, в недоумении хлопая ресницами.

   – Сюда кто-то едет. Люди. Много людей!

   Молодой человек вылез наружу и огляделся.

   – О чем ты говоришь? Я никого не вижу!

   Вокруг и впрямь не было ни одной живой души. В столь ранний час пустыня еще не дышала печным жаром, сухой воздух был по-ночному прохладен и чист, меж невысоких дюн гулял легкий ветерок.

   – Потому что они еще далеко, – уверенно произнес Ясин. – Но мы движемся им навстречу. Лучше свернуть и переждать.

   – И заблудиться?

   – Мы не заблудимся.

   Когда спутники Алима проснулись, он передал им слова Ясина. Те не хотели слушать мальчишку. Что он выдумывает! Кругом тишина, никаких посторонних запахов, а Куфа совсем рядом. Куда сворачивать и зачем? Чтобы сбиться с пути?

   Пока собирали шатер, укладывали вещи и проверяли упряжь верблюдов, Алим продолжал размышлять. Едва ли ему удастся уговорить проводников. Те считают работу выполненной, не чуют опасности и ждут не дождутся, когда выберутся из пустыни! Он решил поговорить с Ясином, и тут выяснилось, что ребенок исчез. Его искали, облазили соседние дюны, кричали и звали – все напрасно!

   Проводники злились, они не желали задерживаться в пустыне из-за того, что мальчишке вздумалось удрать! Все верблюды были на месте, значит, Ясин отправился в путь пешком. Алим был в отчаянии. Что взбрело в голову маленькому бедуину?! И как теперь быть?

   – Поступай как хочешь, хозяин, – объявил старший проводник. – Уговор мы выполнили, помогли тебе найти мальчика. Если он решил сбежать – это не наше дело.

   Алим не мог с ними спорить и не мог остаться один в пустыне. Скрепя сердце он отправился в Куфу. У него осталось мало денег, и о том, чтобы нанять новых провожатых, не могло быть и речи – хотя бы хватило на то, чтобы вернуться в Багдад! Что он скажет Зюлейке? Не мог же он связать мальчишку и приторочить к седлу, как тюк с тряпьем!

   Что он сделал не так, почему ребенок сбежал?!


   811 год, окрестности Куфы


   Они поняли, что Ясин был прав, когда вышли на дорогу, над которой вздымалось огромное облако красной пыли, и услышали шум и дробную поступь множества лошадиных копыт. В душном послеполуденном мареве шагавшая к Куфе армия казалась гигантским чудовищем, порождением кошмарного сна.

   К Алиму и его спутникам подъехали какие-то люди, явно не солдаты. С полузакрытыми лицами, все в черном, словно неведомые мстители, они потребовали предъявить бумаги. Алим показал грамоту, которую сделал еще в Багдаде, рассказал о цели своего путешествия и объяснил, что его спутники – нанятые в Куфе проводники. Он не сомневался, что их отпустят: они были мирными людьми и не представляли никакой опасности для армии аль-Мамуна, хотя тот и был врагом нового халифа.

   Грамота пошла по кругу. Люди аль-Мамуна о чем-то переговаривались и что-то решали.

   – Твои спутники могут быть свободны, – наконец сказал один из них, – а ты пойдешь с нами.

   – Но я…

   – Это приказ. Свяжите ему руки!

   Алим был поражен. Что происходит? Неужели его приняли за шпиона? Бороться было бессмысленно, спорить не приходилось. Оставалось надеяться, что вскоре с недоразумением будет покончено и его отпустят на свободу.

   Алим брел по раскаленной от зноя дороге и беспрестанно думал о Ясине. Удастся ли мальчишке вернуться в оазис? Уж лучше бы он взял одного из верблюдов, а не отправлялся пешком!

   Солнце немилосердно жгло тело сквозь одежду, от пыли щекотало в носу и горле, слезились и чесались глаза. Дорога была искромсана подковами лошадей и колесами метательных орудий. Очевидно, война будет серьезной и долгой. Если армии аль-Мамуна удастся дойти до Багдада, предстоит осада: о прежней, безмятежной и мирной, жизни придется забыть!

   К вечеру армия остановилась под Куфой. Алим сел под деревом, неловко прислонившись к стволу, и стал ждать. Если его задержали, значит, должны допросить. Он видел всадников в черном; но ни один из них не сделал попытки приблизиться к нему и заговорить. Казалось, о нем позабыли, между тем как Алим хотел пить, а связанные руки затекли и болели. Что хотят от него люди мятежного брата халифа?!

   Молодой человек просидел почти до темноты, когда вдруг услышал тихий голос:

   – Протяни руки назад и не двигайся!

   Сердце Алима заколотилось так сильно, что, казалось, вот-вот разорвется от переполнившей его радости. Через мгновение перерезанные веревки упали на землю, и Алим осмотрелся: похоже, за ним не наблюдали. Он тихонько отполз за дерево и едва не задушил Ясина в объятиях.

   – Откуда ты взялся?!

   – Тише. Ложись на землю и ползи. Неподалеку овраг – укроемся там до темноты, потом выйдем на дорогу.

   Они так и сделали. В овраге рос кустарник; беглецы забрались в самую чащу и притаились. Ясин протянул Алиму большую фляжку с водой.

   Утолив жажду, молодой человек спросил:

   – Откуда вода?

   – Взял у тех людей!

   Мальчик кивнул в сторону лагеря.

   – Стащил?

   Ясин мотнул головой.

   – Я не причинил им вреда. У них много таких фляжек.

   – Я думал, ты отправился обратно к бедуинам, – прошептал молодой человек.

   – Нет. Я знал, что ты меня не послушаешь, и решил спрятаться до поры до времени. Почему тебя схватили? Кто эти люди? Твои враги? – спросил мальчик.

   – Не думаю… Почему схватили, не знаю. Возможно, по ошибке.

   – Лучше тебе не встречаться с ними, – заметил Ясин.

   – Пожалуй… – Молодой человек внимательно посмотрел на мальчика. – Почему ты меня выручил?

   – Потому что ты обещал отвезти меня к матери.

   Душа Алима была полна новых, прежде не изведанных чувств. Вероятно, найти с Ясином общий язык гораздо проще, чем он думал. Молодой человек всегда предполагал, что пропасть, отделяющая богатых и благородных людей от бедняков и простолюдинов, не так глубока, как кажется, ибо главная ценность человека – его сердце.

   Когда стемнело, они выбрались на дорогу. Алим решил пойти вверх по течению Евфрата, а затем свернуть к Багдаду. Пусть они сделают крюк, зато наверняка смогут избежать встречи еще с какой-нибудь армией!

   Луна медленно плыла по черному небу, порой ее заволакивало легкой дымкой. Над головой трепетала листва деревьев. Вдали, где шумел полноводный Евфрат, блестели поля.

   Алим намеревался идти всю ночь, если хватит сил. Чем скорее они удалятся от Куфы, тем лучше.

   – Ты не боишься? – спросил молодой человек своего юного спутника, когда они двигались в кромешной тьме, полной шума ветра и неумолчного стрекота цикад.

   – Нет. Аллах создал день и создал ночь, – спокойно ответил мальчик. – Человек пугается темноты, потому что ничего не видит. На самом деле в ней нет ничего страшного. Не стоит бояться мрака, ветра, дождя или чего-то подобного. По-настоящему опасны только люди.

   Алим согласно кивнул. Молодой человек подозревал, что его ищут, но не мог предположить, что по ночным дорогам безумно, будто в агонии; мечется быстрая черная тень, тень его судьбы и, возможно, смерти.

   Амир, в самом деле, ощущал себя тенью, ибо закрыл сердце всему, что привязывало его к былым дням. Осталась только любовь к Джамиле, похожая на засушенный цветок, какие иные люди хранят меж страниц Корана как память о чем-то прекрасном, святом и недостижимом.

   Молодой человек провел в застенках мервской тюрьмы целый год и уже не верил, что когда-нибудь обретет свободу. Аль-Мамун обещал ему пытки, и Амира жестоко пытали. Он молчал, будто ему зашили рот, и его, в конце концов, оставили в покое.

   Сутки за сутками он лежал на грязном каменном полу, на полусгнившей охапке соломы, или мерил шагами крохотное пространство камеры, в которую проникало лишь крошечное пятнышко света, за которым неустанно следил его мутный взгляд. Пленника кормили и поили раз в день, просовывая под дверь безвкусную черствую лепешку и чашку грязной воды. Возможно, надеялись, что он умрет от голода или болезни, а может, сойдет с ума. Однако Амир не лишился разума и не умер, хотя превратился в обтянутый кожей скелет. Волосы, борода и ногти отросли до безобразия, тело покрылось язвами и струпьями.

   Разговаривать было не с кем, читать – Нечего, потому все дни и ночи напролет он думал. О Джамиле, матери, отце, Алиме… Однажды вспомнил Зюлейку и пожалел ее. В чем была виновата эта бедная девушка? Только в том, что очень сильно его любила! Нужно было сделать ее если не женой, то хотя бы наложницей и признать рожденного ею ребенка. Тогда у него был бы наследник. Впрочем, что он мог завещать своему сыну, кроме бесчестья?

   Абдаллах аль-Мамун вспомнил об узнике лишь после того, как часть его войска позабыла о данной присяге и перекинулась на сторону врага, прихватив походное имущество и казну. Без сомнения, солдат подкупили люди аль-Амина, что свидетельствовало о присутствии предателей среди тех, кто окружал правителя Хорасана. Аль-Мамун испугался за свою жизнь и срочно собрал приближенных, дабы держать совет, что делать дальше. Следовало нанять не менее сорока тысяч новых воинов – аль-Мамун отчаянно нуждался в деньгах.

   Амир хорошо помнил, как стоял перед наместником Хорасана, стараясь не упасть, как земля уходила из-под ног, а разум застилал туман. Явить светлейшему правителю нечто недостойное его очей было большим оскорблением, потому узнику позволили вымыться и принесли ему чистую одежду. Но сил не было, и молодой человек понимал, что они возвратятся не скоро.

   Амир принес брату халифа деньги – в обмен на свободу и позволение служить ему верой и правдой. Привел своих людей – тех, кто за год его пребывания в застенках не уехал, не был убит и согласился обрести нового покровителя. Они вошли в состав охраны аль-Мамуна – смертников, всегда и везде следовавших впереди повелителя и давших священную клятву защищать его жизнь ценою своей.

   Амир доказал свою преданность в битве при Хамадане, когда аль-Мамуна едва не ранили стрелой, а он закрыл его своим телом. Хотя Амир долго болел, ему посчастливилось выздороветь, и теперь он пользовался доверием повелителя.

   Амиру не нравилось быть слепым исполнителем чужой воли. К тому же он хорошо понимал, что к нему относятся не как к благородному человеку, а как к помилованному разбойнику. Но его целью был Багдад, и сейчас они шли к Багдаду. Недалек тот час, когда правление халифатом перейдет в руки человека, которому он служит. А потом…

   Амир и думать не думал, что судьба подарит ему встречу с Алимом. Это он распорядился задержать своего младшего брата и все оставшееся время ломал голову, как очутиться с ним наедине, что сказать и как себя вести. Пока он размышлял, молодому человеку каким-то чудом удалось улизнуть, и Амир немедля бросился в погоню.

   Он не ожидал, что растеряется, но это было именно так. Брат повзрослел; они оба стали другими. Едва ли Амир узнал бы Алима, если бы не грамота. Все изменилось. Но ненависть не угасла. Она, единственная, кроме любви к Джамиле, жила и согревала сердце, не давала ему превратиться в холодный и твердый камень.

Глава VIII

   811 год, окрестности Куфы


   Алим и Ясин долго шли молча. Ночная тишина, прохлада и свежесть ветра вселили в их души спокойствие; чувства пришли в равновесие и не тревожили разум.

   Под купами деревьев зияли густые тени, вокруг колыхались серебристые травы, над головой распростерлось многозвездное небо, похожее на бархат, по которому богатый ювелир рассыпал драгоценные камни. Казалось, Аллах являет взору смертных свои несметные сокровища.

   Алиму было приятно ощущать в своей руке маленькую теплую детскую ладошку. Ему нравился сын Зюлейки, мальчик, который не был обучен читать, писать и даже считать, но который понимал язык природы и ее обитателей. Когда они вернутся в Багдад, он сделает все для того, чтобы Ясин не чувствовал себя потерянным и чужим в непонятном и незнакомом мире.

   Когда и ребенок, и взрослый были уверены в том, что опасность миновала, их внезапно обогнала стремительная черная тень – всадник на лошади, который остановился поперек дороги.

   – Шайтан! – в страхе вскричал Ясин и спрятался за спину Алима.

   Тот остановился и, стараясь унять бешеный стук сердца, стал вглядываться в темноту.

   Между тем тот, кто разгадал маневры беглецов и преследовал их не первый час, спрыгнул с коня, подошел ближе и, скинув плащ и открыв лицо, громко, отрывисто спросил:

   – Не узнаешь?

   – Амир? – нерешительно произнес Алим.

   Да, это были глаза Амира, его голос и лицо, пусть изменившееся с годами. И вместе с тем это был не он. Презрительная усмешка, откровенная злоба во взоре, твердо сжатые челюсти, порывистые движения. В облике этого человека сквозило что-то пугающе безжалостное.

   – Да, это я. Наконец-то я тебя встретил!

   – Не думал, что ты жив… Зачем ты меня преследовал? – растерянно произнес Алим.

   – Я хочу тебя убить, – просто ответил Амир.

   – Убить? Зачем?

   – Чтобы послать Хасану голову его «единственного» сына!

   – Отец умер семь лет назад.

   В своем смятении Амир напоминал скорпиона, которому внезапно вырвали жало. Он поклялся умирающему Хамиду, что отомстит халифу, но халиф умер, и клятва потеряла смысл. Оказывается, отец тоже ушел из жизни, – и столь долго вынашиваемая ненависть теперь казалась ненужной, пустой.

   – От чего он умер? – глухим голосом спросил Амир. – Он был здоров и еще не стар.

   Алим сомневался не более секунды. Старший брат всегда был безжалостен к нему – пусть знает правду.

   – Думаю, его отравили.

   Амир подался вперед. Блеск его глаз обжигал, как вырвавшееся наружу пламя.

   – Кто? Убийц нашли?

   – Нет. Их не искали. Лекарь Ибрагим подтвердил естественную смерть.

   – Не понимаю, – пробормотал Амир.

   – У меня есть основания полагать, что это была Зухра. Но я не хотел ее обвинять, дабы не подвергать жестоким пыткам и позорной казни: все-таки она женщина…

   – Да как ты смеешь!

   Амир схватил Алима за грудь и в следующее мгновение вскрикнул от боли. Вынырнувший из мрака Ясин вцепился зубами в руку незнакомца, точь-в-точь как Зюлейка когда-то вцепилась в руку Зухры.

   Амир схватил мальчишку за шиворот, отшвырнул его в сторону и в ярости закричал:

   – Придержи щенка, не то я его прикончу!

   – Вижу, в кого ты превратился, Амир, – спокойно промолвил Алим, – в человека, способного убивать детей. Джамиля думает о тебе по-другому.

   – Не смей произносить ее имя!

   – Разве ты не хочешь о ней услышать?

   Амир пытался скрыть застывшую в глазах горечь и не мог. Сколько потерь! Неужели еще и эта самая главная, из-за которой он всегда будет чувствовать себя брошенным в пустыне, а свое сердце – погребенным под слоем пепла.

   – Да, хочу, – сдержанно произнес он. – Как она? Что с ней?

   – Отец женился на Джамиле – мулла успел совершить обряд. После Хасану стало плохо; в тот же день он умер. Брачной ночи не было. Девушка осталась в нашем доме – она живет в гареме, отказывается от самых выгодных предложений о браке, прекрасно ладит с Зухрой и ждет тебя, Амир. Они обе тебя ждут.

   Что с ним случилось? Его не слушались ни ноги, ни разум, ни сердце, которое билось так неистово, что едва не разрывалось от боли. Отец женился на Джамиле, и вместе с тем она не стала его настоящей женой. Значит, у него есть возможность обрести свою мечту, узаконить союз их сердец. Кровосмесительной связи не будет: багдадские кади это докажут – иначе не может быть. С трогательным, нежным трепетом, непостижимым чудом сохранившимся в его душе, Амир чувствовал, что для этой девушки такие условности – священны. Он сделает все, что она пожелает, лишь бы встретиться с ней, лишь бы сполна познать ее любовь!

   И все-таки теперь он далеко не тот, каким был прежде. Это касается не только его внешности. Изнеженный, сладострастный юноша, читающий стихи, и жестокий бандит, без содрогания проливающий кровь, – разные люди. Джамиля любит и ждет другого человека.

   Желая отвлечься от мимолетной слабости, Амир жестко и быстро проговорил:

   – Что это за мальчишка?

   – Мой сын.

   Алим не знал, почему ответил именно так, он не раздумывал над своими словами – их подсказало сердце.

   – Сын? Он не может быть твоим сыном. Сколько ему лет?

   – Семь.

   Амир усмехнулся.

   – Ты что, зачал его, когда тебе было пятнадцать? Тогда ты сам был мальчишкой!

   – Мне пришлось стать мужчиной в тот день, когда умер отец.

   – Ты унаследовал его пост?

   – Нет, ведь я был слишком молод. Но я служу в бариде. А ты… расскажешь о себе? Что произошло после того, как отец… тебя прогнал? Как ты попал на службу к аль-Мамуну?

   Амир смотрел тяжелым, пристальным взглядом.

   – Тебе хочется знать? Хорошо, расскажу. Хотя это… не очень приятная история.

   – Не важно. Мне интересно послушать.

   В спокойном тоне Алима не было намека на ненависть, презрение или торжество. В нем не чувствовалось даже неприязни.

   «А ведь он всегда искренне стремился поладить со мной, – с удивлением подумал Амир. – Почему я вечно шел поперек? Из-за матери? Я был старшим и в любом случае остался бы первым и главным. Зачем я его унижал? Пусть его родила рабыня, но у нас один отец, одна кровь: этот юноша мог бы стать для меня близким человеком, единственным, кто по-настоящему меня понимал».

   – Может, разведем костер? У меня есть припасы. Вы голодны? – вдруг спросил старший брат.

   Алим пожал плечами. Перемены казались разительными и странными. Амир превратился в жестокого, хладнокровного воина и вместе с тем сделался понятнее и, как ни странно… добрее.

   Молодой человек подумал о том, что надо накормить ребенка.

   – Это было бы неплохо.

   Когда Амир отошел в сторону, чтобы взять прикрепленную к седлу сумку, Ясин прошептал:

   – Этот человек злой!

   – Он мой брат, – ответил Алим.

   Амир развел костер, разложил на куске ткани еду: вяленое мясо, лепешки, козий сыр. Он долго говорил, а Алим слушал. Потом наступила пауза. Некоторое время они ели молча. Амир почти не смотрел на Ясина, зато украдкой поглядывал на младшего брата.

   Возле костра было спокойно и уютно. Время от времени Амир ворошил угли, отчего во все стороны разлетались яркие искры.

   – Теперь ты знаешь правду. Что скажешь?

   – Мне трудно судить – я не был на твоем месте. Наказание, воздаяние – все в руках Аллаха. Пройдет время, и мы все поймем, чего стоим на этом свете.

   – Как живет моя мать? – помолчав, спросил Амир.

   – Зухра не изменилась, – коротко ответил Алим.

   – Возможно, ты прав, – немного подумав, промолвил старший брат, – мать разбиралась в ядах, как никто другой. Будь осторожен!

   Алим усмехнулся.

   – Она ничего мне не сделает. Не посмеет. В противном случае ей придется лишиться всего, что она имеет. Отец составил завещание грамотно, а я – еще лучше.

   Сказав это, молодой человек прикусил язык. Ни в том, ни в другом завещании не упоминалось имя Амира. Но тот будто не обратил внимания на слова младшего брата.

   Тем не менее, Алим попытался загладить промах.

   – Если ты приедешь в Багдад…

   – Мне ничего не нужно, – перебил его Амир. – Меня не интересует наследство. Я думаю только о Джамиле. Как хорошо, что она сумела найти общий язык с моей матерью! А твоя жена?

   – Нет, – ответил Алим и больше ничего не сказал.

   Сейчас ему не хотелось говорить о Зюлейке.

   Амир понимающе кивнул.

   – Неудивительно. Что за девушка? Из Багдада? Из какой семьи?

   – Ты их не знаешь, – чуть помедлив, осторожно произнес Алим, – они… приезжие.

   – Тебе повезло больше, чем мне, – со вздохом заметил Амир, – выбрал, кого захотел, ни перед кем не держал ответа. Ведь так?

   – На все воля Аллаха.

   Едва ли Амир захотел жениться на такой девушке, как Зюлейка, побывавшей замужем, имеющей ребенка, нищей, «безродной», как говорила Зухра. Старший брат всегда стремился выбирать самое лучшее – потому и решил отбить у отца Джамилю.

   В следующий миг Алим испытал неприятное чувство. Нет, он не должен думать о Джамиле как о звезде, которую невозможно достать с небес! У него есть Зюлейка; он ее любит и будет любить всегда.

   – Не засыпай! Нам пора идти, – сказал он Ясину.

   Разморенный сытной едой и теплом костра мальчик клевал носом. Услышав голос Алима, он сразу вскочил на ноги. Живые, золотисто-карие глаза Ясина ярко блестели в свете костра.

   – Оставайтесь тут. Отдохните до утра. Если вас станут искать, я постараюсь направить погоню в другую сторону, – сказал Амир.

   – А ты?

   – Вернусь назад.

   Старший брат направился к лошади. Его походка была по-прежнему красивой, тело – гибким и стройным. Алим не ожидал, что он оглянется и простится – в конце концов, они столько лет оставались друг другу чужими, но, взяв скакуна за повод, Амир неожиданно произнес:

   – В общем, так, брат, – он сделал ударение на последнем слове, – бери коня и поезжай вместе со своим сыном. Я дойду до лагеря пешком. Прошу, передай Джамиле, что все совершенное мною в жизни – и хорошее, и плохое – я делал ради встречи с ней. Если бы я мог вырвать из груди свое сердце и послать его ей, я бы это сделал!

   – Передам, – прошептал Алим.

   Когда Амир ушел, они с Ясином легли возле затухающего костра и забылись сном.

   Проснувшись на рассвете, они неожиданно для себя увидели, как прекрасен пейзаж. Близ реки росла высокая, налитая соком трава и множество цветов. На воде играли розоватые отблески зари. Ясин смотрел с удивлением и восторгом. Сколько влаги, какое буйство красок! А до пустыни – всего лишь два часа ходу!

   Путники доели то, что осталось от вчерашнего ужина, и напились из ключа, который бил из-под корней большого дерева. Алим закончил первым и пошел набрать воды про запас. Вернувшись, он заметил, что мальчик не сводит с него пристального взгляда и в его красивых глазах переливается непонятное сияние.

   – Ты правда мой отец? – застенчиво спросил Ясин.

   Алим вспомнил свои слова и смутился. Почему-то вчера ему захотелось показать Амиру, что он обладает чем-то большим, чем тот. Не в смысле богатства, а в смысле обретения чего-то истинно человеческого – семьи, жены, детей.

   Он присел на корточки, положил руки на плечи мальчика и заглянул ему в лицо.

   – Твоя мать – моя жена, а ты – ее сын, значит, и мой тоже.

   Сказав это, Алим испытал облегчение. Если он признает Ясина своим ребенком, не останется ни малейшей двусмысленности по поводу пребывания мальчика в доме. И Зюлейка, конечно, будет рада!

   Они сели на лошадь и поехали вверх по течению Евфрата, а через некоторое время свернули в сторону Багдада.

   Ясин был весел, он задавал множество вопросов, многие из которых развлекали Алима. Мальчик считал, что города построили джинны, и никак не ожидал, что человеческие руки могут возвести что-то подобное! Он не знал назначения многих вещей и живо интересовался всем, что видел. Алим убедился в том, что ребенок наблюдателен и умен, просто недостаточно развит в том смысле, в каком это применительно к жизни большого города.

   Ясину казалось, что вокруг простирается бесконечный оазис. Как близость влаги меняет природу, одевая ее в пышную зелень, так и то, что он видел сейчас, изменяло его представление о мире. Он думал, что пустыня велика, а она оказалась мала – перед необъятными просторами, полными воды, растений, невиданных построек, красиво одетых людей и прочих чудес!

   Мальчик верил в то, что его будущее окажется таким же непредсказуемым, интересным и ярким.


   811 год, Багдад


   Когда Ясин увидел опоясанный двойным кольцом высоких крепостных стен, – окруженный огромным рвом Багдад, покрытый бирюзовой черепицей купол халифского дворца, а после – бесчисленные улицы и бесконечные толпы народа, он долго не мог прийти в себя.

   – Наверное, люди, которые здесь живут, очень счастливы? – наивно поинтересовался ребенок.

   – О нет, далеко не все! – ответил Алим.

   Он обдумывал встречу с женщинами. Что рассказать Джамиле об Амире, как выдержать возмущенные речи Зухры? Узнав о Ясине, она не станет молчать… А Зюлейка? Поправилась ли она?

   Зюлейка выздоровела, она вышла им навстречу со слезами на глазах и не сразу осмелилась обнять Ясина, лишь смотрела на него с выражением счастливого неверия и глубокой любви.

   – Ты помнишь меня, сынок?

   Мальчик догадался, какого ответа ждет женщина, и с готовностью кивнул. Тогда Зюлейка самозабвенно обняла его и крепко прижала к себе.

   – Как я счастлива! Теперь ты будешь жить со мной! Надеюсь, тебе понравится здесь. У тебя будет своя комната и все, что пожелаешь!

   – Знаю, отец мне говорил.

   – Отец?

   Быстрый, испуганный взгляд женщины был подобен сверканию молнии. Алим улыбался растроганно и открыто.

   – Я подумал, что это будет наилучшим выходом. Я готов стать его отцом. По-моему, Ясин не против. Мне кажется, мы хорошо понимаем друг друга.

   Не выдержав, Зюлейка с громким плачем повалилась в ноги мужу. Когда-то она так же ползала перед человеком, который отказался признать ее ребенка.

   – Перестань, – мягко произнес Алим, поднимая ее, – это не жертва. Это просто… долг любви. – Он обнял жену, зарылся лицом в ее волосы и прошептал: – Не представляешь, как я по тебе соскучился!

   Молодой человек знал, что им не скоро удастся остаться наедине. Разговор с Джамилей и Зухрой отнимет много времени и сил.

   И он не ошибся: последняя поджидала его в саду. Когда Зюлейка увела Ясина в дом, Зухра подошла к Алиму и пригласила его в беседку с явным намерением завести серьезный разговор.

   Его поразил вид матери Амира. Лицо было бледно, в глазах стыл ледяной холод.

   – Что это за ребенок? – глухо спросила она.

   Впервые после смерти отца Алим почувствовал себя так, как чувствовал в детстве. Тогда он боялся эту женщину, боялся ее голоса, взгляда, слов, прикосновения цепких пальцев. Он сбросил цепи страха, лишь, когда стал хозяином дома. Но сейчас…

   – Это… сын Зюлейки.

   – Сын Зюлейки? У нее есть сын?!

   – Да. Когда мы встретились, Зюлейка была вдовой. Когда мы поженились, мальчик остался в пустыне. Теперь я решил привезти его в Багдад.

   Женщина долго смотрела на Алима как на помешанного, потом отчеканила:

   – Он будет жить в этом доме? В нашей семье?!

   – Да. Я собираюсь его усыновить.

   Зухра пошатнулась и схватилась рукой за переплет беседки. Ее дыхание стало тяжелым и прерывистым, будто она долго бежала от чего-то ужасного. Женщина смотрела так, словно на ее глазах внезапно рухнуло нечто такое, что составляло основу жизни. А потом вдруг заговорила с Алимом, как не говорила ни разу в жизни. Ее голос звучал по-человечески проникновенно, и в нем не было ни презрения, ни насмешки, ни скрытой злобы.

   – Прошу тебя, заклинаю, Алим! Вспомни, что записано в Коране: «Аллах не сделал ваших приемышей вашими сыновьями, это – только ваше слово в ваших устах, а Аллах знает истину!» У тебя еще нет детей; если ты узаконишь этого мальчика, то он, как старший сын, унаследует все, что принадлежит роду Бархи – состояние, имя! Он – безродный дикарь, бедуин! Зачем ты взял в жены эту женщину, если знал, что до тебя она принадлежала другому мужчине?! О какой чистоте потомства может идти речь? Умоляю, – произнесла Зухра, сложив руки, – откажись от нее, выгони из дому! Скажи, что не знал о ребенке, что она скрыла от тебя правду! Поклянись на Коране, и ваш брак будет расторгнут! Ты сможешь жениться на другой девушке, родовитой, богатой, честной, и она родит тебе сына, твоего собственного сына!

   Женщина замолчала, и наступившая вдруг тишина показалась бездонной. Последние лучи заката бросали призрачные золотые отблески на темную, увитую виноградом беседку. В небесах разгорались россыпи звезд.

   По щекам Алима разлился жаркий румянец. Да, Зюлейка скрыла правду: прежде он думал, что отец мальчика – ее муж-бедуин. Впрочем, какое это имеет значение? Он любит Зюлейку, и это – тоже истина, которую видит и знает Аллах. В конце концов, что такое жизнь? Короткая вспышка, угасающая прежде, чем человек успевает оглянуться и понять, зачем он появился на свет. Главное, вовремя разобраться в чувствах. Самое светлое, чистое и возвышенное из них – любовь, стало быть, стоит идти за ней и следовать ее заветам.

   – Нет, Зухра, я не изменю своего решения. Лучше позови Джамилю, у меня есть для нее известие. И для тебя тоже.

   Когда девушка пришла и радостно поприветствовала его, Алим вгляделся в ее прелестное лицо и попытался представить Джамилю рядом с Амиром, с теперешним Амиром. И – не смог.

   Однако он не собирался скрывать правду, потому сказал:

   – Я видел Амира. Он жив. Служит аль-Мамуну, который сражается против нашего халифа и движется со своей армией к Багдаду. Амир спрашивал о вас. Он сильно изменился, но по-прежнему любит тебя, Джамиля, и ждет вашей встречи.

   Алим ожидал, что девушка разрыдается или лишится чувств, однако она спокойно и просто произнесла:

   – Я знала, Алим. Я верила в то, что Амир вернется.

   При этом взгляд ее прекрасных глаз наполнился таким светом, что у молодого человека защемило в душе.

   Весть о том, что сын жив, вернула Зухре часть сил. Заметив это, Алим сказал:

   – Если с головы мальчика упадет хотя бы один волос, пеняй на себя.

   – Когда Амир вернется… – в бессильной ярости прошипела женщина.

   – Когда Амир вернется, он ничего мне не сделает. Мы помирились.

   Алим нашел Зюлейку сидящей на качелях. Она медленно раскачивалась, запрокинув голову, наслаждаясь свежим ночным воздухом и любуясь золотой звездной пылью.

   – Ясин спит. Я жду тебя, – сказала она. – Я так счастлива, что…

   Зюлейка хотела продолжить, но Алим обнял жену, и ее губы с жаркой готовностью раскрылись навстречу его поцелуям. Он подхватил молодую женщину на руки и понес в дом, в постель.

   Он долго ласкал ее, безумно и нежно, а она отдавалась так отчаянно и страстно, будто это была первая или последняя ночь в их жизни.

   Когда муж уснул, Зюлейка долго лежала и размышляла о власти слепого рока, о карающей или милующей судьбе, непредсказуемость которой напоминает буйство стихии. Кто мог подумать, что, пройдя сквозь череду жестоких испытаний, она почувствует себя такой счастливой! Навсегда ли это? Кто знает? Какой малости порой хватает для того, чтобы погубить или спасти человека! Она жестоко ошибалась, поскальзывалась и падала, и ей, как никому другому, были известны превратности пути к желанной мечте.

   На следующий день Алим, Ясин и Зюлейка отправились на рынок покупать мальчику новую одежду.

   Бесконечные ряды лавок были полны покупателей и продавцов, которые спорили и торговались до хрипоты. Под крытыми пальмовыми циновками навесами были навалены горы товаров. К запахам съестного примешивались запахи цветов, ароматных масел, кож, нагретой горячим солнцем земли.

   – Есть одна лавка, куда бы я очень хотела зайти! – озорно произнесла Зюлейка и устремилась вперед.

   Лавка дяди стояла на прежнем месте, и сам Касим тоже был там. Увидев богатых покупателей, выскочил навстречу и угодливо поклонился.

   На Алиме был украшенный желтыми арабесками темно-синий халат и такого же цвета чалма, концы которой спускались по плечам. На поясе висел кинжал из драгоценной дамасской стали.

   Касим взял в руки туфли плотного красного сафьяна с загнутыми вверх носками.

   – Не желаете примерить, господин?

   – Я хочу купить обувь для своей жены и сына, – ответил Алим, желая подыграть Зюлейке.

   Касим не успел произнести ни слова – молодая женщина откинула покрывало и со смехом произнесла:

   – Самые дорогие, самые лучшие туфли, дядя!

   Касим замер, не в силах поверить своим глазам. Расшитый блестящими нитями кафтан изумрудного бархата, бледно-зеленая рубашка тончайшего шелка. Косы перевиты жемчужными нитями, в золотых браслетах вспыхивает солнце. А глаза! А губы! Лицо! Ее красота была столь обезоруживающей, блистательной, безудержной, яркой, что, казалось, затмевала весь окружающий мир.

   – Это ты, Зюлейка? – пробормотал растерявшийся Касим. – Ты в Багдаде?!

   – Да, это я. Я вернулась в Багдад. А это – мои муж и сын!

   – Значит, у тебя все хорошо? Ты счастлива? – робко спросил дядя.

   – Да! – Молодая женщина вновь рассмеялась. – Тридцать дирхемов – такая малость, дядя! Такая малость в сравнении с любовью и заботой, какой я окружена сейчас!

   Касим мучительно покраснел.

   – Я часто вспоминал о тебе, – тихо произнес он. – Ты знаешь, я не хотел… тебя продавать.

   – Знаю, дядя. И верю, что ты меня вспоминал. Чего не скажешь о Надии.

   – Я передам ей, что ты приходила.

   – Обязательно передай.

   Алим приобрел для жены две пары расшитых жемчугом туфель и купил сандалии для Ясина – превосходной кожи, с изящным узором на ремешках.

   Когда они вышли из лавки, Зюлейка от души расхохоталась.

   – Уверена, Надия умрет от злости! Она никогда меня не любила.

   Алим смотрел на жену и удивлялся ее красоте, живости, веселью. Он представил, как они проживут вместе много-много лет, без конца сливаясь в страстных объятиях, поверяя друг другу тайны Души, и ему стало безудержно жарко от счастья, которым его наградила судьба.

Глава IX

   813 год, Багдад


   Война между новым халифом и его братом продолжалась два года. Постепенно армия аль-Мамуна заняла Западный Иран: все обладающие властью и состоянием персы были на его стороне. После взятия Восточной Аравии ему присягнули влиятельные Мекка и Медина. Потом началась осада Багдада, которая длилась почти год.

   Сторонники халифа аль-Амина при поддержке той части горожан, которая смертельно боялась хорасанской армии и рассматривала ее приход почти как иноземное вторжение, яростно сопротивлялись захватчикам. Столица постоянно обстреливалась камнеметными орудиями; разрушения и пожары стали обычным делом. Не хватало продовольствия и оружия. Опасаясь грабежей, жители Багдада боялись выходить на улицы, а при редких встречах с беспокойством смотрели друг на друга, поскольку не знали, что их ждет.

   Между тем генерал аль-Мамуна ат-Тахир ибн аль-Хусейн без конца подстрекал к измене военачальников и слуг халифа, в результате чего многие старшие офицеры перешли в лагерь противниках.

   Аль-Амин ощущал недостаток в деньгах и был вынужден прибегнуть к обиранию имущих, что вызвало негодование и злобу состоятельных багдадцев. Незадачливый халиф попытался тайком переговорить с братом, обещал отречься от престола в его пользу, если тот сохранит ему жизнь. Вместо ответа аль-Мамун отправил в столицу рубашку без отверстия для головы.

   Семейство аль-Бархи не обращало особого внимания на лишения. Алим по-прежнему служил в бариде и не принимал непосредственного участия в сражениях за Багдад. Зюлейка, привыкшая к невзгодам, переживала их сравнительно легко, ибо рядом с ней были любящий муж и сын. Джамиля проводила время в мечтах о встрече с Амиром.

   Зухра замкнулась в мрачных мыслях: ее борьба за чистоту рода аль-Бархи обернулась полным крахом. Она уничтожила еще не родившегося ребенка Зюлейки, а взамен получила «маленького бедуина». Зухра ненавидела мальчика, но опасалась его трогать. Кто знает, что придет в голову такому зверенышу! Впрочем, наблюдая за Ясином, женщина не находила в нем повадок дикаря. Это казалось странным и не имело объяснения.

   Алим нанял учителей, которые, все как один, твердили, что Ясин – очень смышленый ребенок. Он быстро научился читать и писать, с легкостью усваивал принятые в хорошем обществе манеры – словно вспоминал нечто полузабытое. Мальчик очень любил мать и сильно привязался к человеку, назвавшему себя его отцом. Ясина ни в малой степени не занимали такие вещи, как богатство, знатность, очередность наследования, – его интересовал огромный, полный чудес мир, который он не уставал познавать. У него оказался легкий, веселый характер – такой же, как у Зюлейки.

   Алим с нетерпением ждал, когда супруга объявит, что она снова беременна, но молодая женщина молчала. Что ж, если ей больше не суждено родить, тогда этот мальчик – подарок Небес. Молодой человек не собирался брать другую жену. Зюлейка и без того настрадалась в жизни; пусть живет с сознанием того, что она единственная и любимая.

   В почтовом ведомстве, как и повсюду, о войне говорили по-разному.

   – Не удивлюсь, если рано ли поздно камни влетят в окна барида! – как-то раз заметил Алим, слыша далекий монотонный гул.

   – Кажется, нам не стоит сидеть взаперти. Пора выходить на улицы. Почтовое сообщение прервано – нам все равно нечем заняться, – сказал Наджиб.

   – Оно будет восстановлено. А пока диваны должны работать так, как работали прежде.

   Наджиб покачал головой.

   – Все же, я думаю, надо идти сражаться.

   – Ты так считаешь? Ты хочешь сражаться за город или за аль-Амина?

   Уловив в словах приятеля насмешку, Наджиб ответил:

   – Почему бы нам не выступить в защиту правительства, ведь именно ему Багдад обязан благоденствием и блеском!

   – За аль-Амина сражается тот, кто боится персидской армии, как нашествия саранчи, ибо беспокоится о своем имуществе и думает, что персы начнут истреблять арабов. Лично я не испытываю симпатии к династии Аббасидов. Бесконечные споры из-за престолонаследия, постоянные расторжения торжественно произнесенных присяг, вечный подкуп должностных лиц!

   – Ты служишь и обязан служить халифу, как это делали твои предки.

   – Хасан служил Харуну, который возвысил Багдад. Теперь его сыновья разрушают то, что создал отец.

   Ближайшие к Куфийским воротам кварталы и в самом деле лежали в руинах, огонь уничтожил многие красивые здания, в том числе те, что считались священными. Через три дня пришла тревожная весть о том, что армия генерала ат-Тахира ибн аль-Хусейна вошла в город и занимает улицу за улицей. Алим строго-настрого запретил женщинам покидать дом и отправился в барид, пообещав скоро вернуться.

   Время тянулось в томительном ожидании роковых перемен. Почти все обитательницы гарема сходили с ума от тревоги.

   Если воины аль-Мамуна возьмут город и ворвутся в их дом, что тогда будет? Да и чернь может воспользоваться паникой и станет поджигать жилища знати, дабы начать грабежи! Перепуганные женщины прислушивались к грохоту метательных орудий и яростным крикам, доносившимся столь явственно, словно бой шел на соседней улице, а не в окраинных кварталах. Между тем, чтобы достичь центра Багдада, захватчикам нужно было преодолеть две стены высотой в тридцать пять локтей взять штурмом шесть десятков башен, перейти несколько больших мостов и открыть пятьдесят ворот, каждые из которых даже в мирное время охраняла тысяча человек.

   Одна только мысль о том, что Багдад, этот великий, чудесный город, может быть осквернен пожарами, убийствами и грабежами, казалась чудовищной и нелепой.

   Зюлейка беспокоилась не только за Алима и Ясина, но и за ребенка, которого носила под сердцем. Она узнала об этом совсем недавно и пока не решилась признаться мужу. Вдруг все закончится так, как в прошлый раз?

   В середине дня, когда Алим все еще не вернулся домой, изведенная переживаниями молодая женщина вошла в комнату Джамили.

   – Я так боюсь за всех нас! – сказала она. – Не может быть, чтобы это происходило на самом деле! Неужели мир сошел с ума?

   Девушка повернулась к Зюлейке и совершенно спокойно произнесла:

   – Багдад будет взят. И я хочу, чтобы это произошло как можно скорее.

   Зюлейке показалось, что она ослышалась. Молодая женщина произнесла дрогнувшим голосом:

   – Что ты говоришь?!

   На миг ей почудилось, что Джамиля лишилась рассудка. Однако та улыбнулась и доверчиво пожала Зюлейке руку.

   – Не сердись. Просто я, как это свойственно всем влюбленным, думаю о себе, о своем счастье. Когда воины аль-Мамуна займут Багдад, я, наконец, встречусь с Амиром!

   Молодая женщина вздрогнула.

   – Амир? Кто это?

   – Разве ты не знаешь? Старший брат Алима.

   – Муж никогда не называл его имени, – произнесла Зюлейка голосом, который показался ей чужим.

   – Потому что они враждовали. А два года назад братья встретились и помирились. Это случилось, когда Алим ездил в пустыню за Ясином. Неужели он не рассказывал?

   – Говорил, но я была поглощена встречей с сыном и… не обратила внимания на его слова. – Молодая женщина приложила руки к горящим щекам. – Сколько лет брату Алима?

   – Он на пять лет старше твоего мужа.

   Все встало на свои места. Зюлейка вспомнила. Вспомнила, как Амир говорил ей, что его отец служит в почтовом ведомстве халифа, что у него есть младший брат, которого он ненавидит, а его мать – властная и вздорная женщина. В последнюю их встречу Амир заявил, что собирается уехать в Мерв и что он женится на другой – богатой и знатной девушке. Значит, этой девушкой была Джамиля.

   По всему телу, до самых кончиков пальцев, тягучей волной разлился черный ужас. Зюлейке почудилось, будто кто-то запустил ей за шиворот холодных, скользких, извивающихся змей. О Всемогущий, куда она попала?! В дом, где жил Амир, в его семью! Сама того не подозревая, вышла замуж за его брата! А пребывавший в таком же слепом неведении Алим усыновил Ясина.

   Что теперь делать?! Как выпутаться из коварных сетей судьбы? Рано или поздно Алим узнает правду. Рассказать самой, чтобы он не подумал, будто она все знала и – притворялась, лгала?! Когда-то она скрыла от мужа, что согрешила в юности, но Алим ее простил. Простит ли теперь? А если Амир в самом деле вернется…

   Молодая женщина посмотрела на Джамилю и на миг увидела в ней соперницу, ту, которую Амир предпочел ей, Зюлейке, после чего она изведала столько горя! Она вспомнила, как, впервые увидев девушку, была поражена ее изысканной красотой, а позже восхищалась ее образованностью и утонченностью. Конечно, этой богатой горожанке никогда не приходилось мести полы, мыть посуду, доить коз, долгие часы брести под палящим солнцем по горячему и вязкому песку безбрежной пустыни!

   Зюлейка забыла о том, что именно Джамиля научила ее всему, чему она хотела научиться: умению выбирать одежду и украшения, пользоваться ароматическими маслами, чистить зубы толченым мелом, красить пальцы рук и ног порошком из хны. Эта девушка искренне радовалась, когда новая подруга впервые смогла разобрать прежде непонятные ей завитки, черточки и точки и неуверенно прочитала вслух первое предложение.

   – Что с тобой? – в тревоге спросила Джамиля.

   – Ничего. Мне тоже все равно, будет ли разрушен Багдад. Мой мир уже рухнул.

   – Почему?

   – Потому что твой возлюбленный по имени Амир – отец моего сына Ясина.

   Джамиля жалко улыбнулась.

   – О чем ты?

   – О том, что твой жених забавлялся со мной, а когда узнал, что я беременна, решил бросить. Я плакала, валяясь у него в ногах, но он прогнал меня прочь! Он принес мне какое-то средство, велел выпить, чтобы избавиться от ребенка, но я не сделала этого. А потом…

   Зюлейка могла говорить гневно и резко, тогда как Джамиля умела только прощать. Ее глаза всегда видели впереди свет, дающий надежду. Но сейчас этот свет померк.

   Когда молодая женщина умолкла, младшая жена Хасана упала в обморок.

   Зюлейка не успела ей помочь: в комнату вошел Алим и бросился к лежащей без чувств девушке.

   – Что случилось?

   – Она потеряла сознание, – сухо ответила Зюлейка.

   Амир повернул к жене взволнованное лицо.

   – Вижу. Почему? – немного резко произнес он.

   Не дождавшись ответа, принялся приводить девушку в чувство, и вскоре Джамиля открыла глаза. Алим заговорил с ней, внимательно, ласково, нежно. Зюлейка почувствовала себя забытой. Неожиданно в голове шевельнулась мысль: может, Алим любил Джамилю? Когда она появилась в доме, ему было пятнадцать лет, возраст первой любви, пробуждения влечения, рождения пылких юношеских надежд.

   Когда они вышли из покоев Джамили, доверив ее заботам служанок, Зюлейка спросила мужа:

   – До того, как мы с тобой встретились, тебе… нравилась Джамиля?

   Алим принужденно рассмеялся.

   – Да, нравилась.

   – Вот как?

   Молодой человек пристально посмотрел на жену.

   – Что в этом удивительного? Такая девушка, как Джамиля, способна очаровать любого мужчину!

   – Ты бы женился на ней, если бы мог?

   – Не знаю. При чем тут мои желания? Это было невозможно! Ее хотели видеть своей женой и отец, и Амир. Не хватало только меня! И потом – я женился на тебе. И по-настоящему люблю только тебя.

   Глубоко вздохнув, Зюлейка обреченно сказала:

   – Наконец-то ты произнес имя своего старшего брата.

   – Я называл его и раньше.

   – При мне – никогда.

   – Какое это имеет значение?

   Вместо ответа Зюлейка промолвила:

   – Пообещай, что выслушаешь меня и… примешь… справедливое решение.

   – Что произошло? – нетерпеливо проговорил Алим.

   – Обещай!

   Он кивнул.

   – Говори.

   Зюлейка воздела глаза к небу и, приложив правую руку к сердцу, произнесла:

   – Призываю Аллаха в свидетели: прежде я не знала о том, что сейчас поведаю своему мужу; в моих словах нет ни притворства, ни лжи.

   Потом рассказала правду, прямо и просто, изложив ее в нескольких словах.

   Какое-то мгновение Алим молчал, отказываясь признать открывшуюся перед ним правду, но как только он осознал все, что сказала Зюлейка, внезапно вспыхнувшее бешенство обожгло его, как пламя. Молодая женщина впервые узнала, каким может быть ее муж: непримиримым, гневным, а главное – не желающим прощать.

   Алим представлял, как его жена извивается под телом Амира, как она стонет от наслаждения. Его брат был опытным любовником, он умел покорять женщин и пробуждать в них безумную страсть. Ни одна из них не могла устоять перед его обаянием и красотой.

   Молодой человек схватил Зюлейку за плечи и, яростно встряхнув ее, закричал:

   – О нет! Только не это! Мне постоянно твердили, что Амир лучше, главнее меня! Старший сын, чистая кровь, благородные предки! Не важно, что у него была подлая душа и завистливое сердце! Когда отец его прогнал и лишил наследства, я полагал, справедливость восторжествовала, но нет! Он меня обошел, он посмеялся надо мной. Он, именно он был твоим первым мужчиной, и его сын стал главным наследником рода Бархи! Ты отдалась Амиру, презрев обычаи, страх возмездия, свою честь! Ты любила его до безумия! Если бы он тебя не оставил, ты и по сей день сдувала бы пыль с его ног! Мой брат всегда брал себе самое лучшее! Он выбрал Джамилю и женится на этой чудесной девушке, тогда как я…

   В памяти Зюлейки всплыло то оскорбительное, обидное слово, каким ее наградил Амир.

   – Женился на потаскухе, – подсказала молодая женщина и задала последний вопрос, ответ на который – она это знала – должен ее убить: – Скажи, ты бы взял меня в жены, если бы с самого начала знал правду о моей жизни?

   – Нет. Ни за что. Никогда.

   Услышав произнесенные холодным и твердым голосом слова, Зюлейка повернулась на негнущихся ногах и молча удалилась. Алим не стал ни окликать ее, ни догонять. Он даже не посмотрел ей вслед.

   Зюлейка прошла в комнату сына. Ясин лежал на диване и увлеченно читал какую-то книгу.

   – Вставай, сынок, мы уходим, – сказала она.

   Мальчик повернулся, и Зюлейка вдруг посмотрела на него другими глазами. Сын Амира. Да, это его сын – те же глаза, лицо и улыбка. И вместе с тем Ясин – только ее ребенок. Ее и того несчастного немого бедуина, который пожертвовал своей жизнью ради обманувшей его женщины и который – единственный из мужчин – по-настоящему ее любил. В честь которого она и назвала своего сына.

   – Куда мы уходим, мама?

   – Пока не знаю. Но мы должны покинуть этот дом.

   – Почему?

   – Потому что мы по ошибке забрели не туда, куда надо, – ровным голосом произнесла Зюлейка.

   Почувствовав в тоне матери нечто странное, Ясин не стал спорить и задал только один вопрос:

   – Я должен взять вещи?

   – Нет, ничего не бери.

   Мальчик с удивлением наблюдал, как мать снимает с рук браслеты, с шеи – ожерелья, вынимает из ушей серьги и складывает все это на курси. Даже не взглянув на блестящую кучку, Зюлейка опустила на лицо покрывало, взяла ребенка за руку и сказала:

   – Идем.

   Молодая женщина вышла на улицу, не испытывая никакого страха: по сравнению с тем, что творилось в ее душе, самая жестокая, кровопролитная война казалась сущей ерундой.

   Одни улицы были пусты и безмолвны, по другим непрерывно лился человеческий поток. Толпы изнемогающих от страха, недоедания и усталости людей мечтали вырваться из города, но это оказалось невозможным – армия аль-Мамуна окружила Багдад со всех сторон. Говорили, что если сам халиф аль-Амин укрылся в замке Хулд, стало быть, победа, врагов неизбежна.

   Между тем воины халифа походным маршем продвигались по улицам города с развернутыми черными знаменами Аббасидов и при этом старались сохранить бодрый вид и чувство собственного достоинства.

   Зюлейка ничего не видела, никого не слушала, она упорно брела вперед, не ведая, куда именно, ибо пребывала в страшном смятении и жестоком отчаянии. Горе накатило огромной разрушительной волной, и она не чаяла когда-либо выплыть на божий свет.

   Живя в пустыне, Ясин привык к неожиданностям, привык к тому, что нужно подниматься среди ночи и идти с племенем, не задавая вопросов. Но жизнь изменилась, и в ней существовало нечто такое, о чем он не мог молчать.

   – А как же отец? – тихо спросил мальчик.

   Зюлейка не смогла ответить – ее душили слезы.

   Тем временем ничего не подозревающая Зухра вошла в покои Джамили и лениво произнесла:

   – Ну и скука! Когда все это закончится? Скорее бы один наследник победил другого!

   Полная аристократического презрения как к солдатам вражеской армии, так и к простому народу Багдада, она не верила в то, что война способна в корне изменить ее жизнь. Будучи чистокровной персиянкой, Зухра полагала, что хорасанцы не причинят ей вреда.

   Джамиля ничего не ответила. Она лежала в постели, оцепенелая, недвижимая, словно окаменевшая. Девушка по-прежнему думала об Амире, только теперь мысли о любимом не вызывали пьянящей сладости, а обжигали горечью.

   – Что с тобой? – удивленно спросила Зухра.

   – Моя жизнь кончена. Ожидание было напрасным. Своим упрямством я свела отца в могилу! Прошу, дай мне яду, я хочу умереть!

   – Что случилось? – резко произнесла женщина.

   Джамиля заговорила; после каждого слова следовал судорожный вздох.

   – Амир… Зюлейка… У них есть сын… Это Ясин.

   Зухра пожала плечами.

   – Что за чепуху ты несешь?

   – Это правда.

   И Джамиля повторила рассказ Зюлейки.

   В темных глазах Зухры застыло настороженное, выжидающее выражение. Она напрягла память и… вспомнила.

   «Одна девушка ждет от меня ребенка… Она мне понравилась, и мы встречались по ночам. Я не думал жениться на ней, просто развлекался. Но недавно она объявила, что беременна» – так сказал Амир.

   И назвал имя – Зюлейка.

   Женщина дала сыну средство, о котором он просил. Очевидно, девушка не выпила жидкость или та не подействовала. «Маленький бедуин», которого ненавидела Зухра, был сыном Амира и ее внуком. Волею судьбы он занял то место, которое принадлежало ему по закону.

   Словно ребенок, у которого ни с того ни с сего отобрали любимую игрушку, Зухра какое-то время растерянно смотрела в одну точку. Потом, встрепенувшись, осведомилась:

   – Где Зюлейка?

   – Не знаю.

   Не обращая внимания на убитую горем Джамилю, женщина быстро вышла из комнаты и бросилась в сад. Одна из служанок сказала, что недавно Зюлейка вместе с Ясином вышла из дома. Госпожа сняла с себя все украшения и оставила их в комнате. Другая служанка слышала, как Алим и Зюлейка ссорились.

   Зухра опустила на лицо покрывало и кинулась на улицу. Что-то произошло, но выяснять, что именно, и расспрашивать Алима было некогда. Следовало как можно скорее догнать Зюлейку.

   Вдали, над крышами домов и верхушками деревьев, клубился дым, пахло гарью. С каждым шагом навстречу попадалось все меньше людей – Зухра бежала в тот конец города, где шли бои. Она не знала, в какую сторону могла отправиться Зюлейка; вероятно, молодая женщина инстинктивно выбрала путь, каким ходила чаще всего – к рыночным кварталам в восточной части Багдада.

   Город выглядел притихшим и мрачным. Рынки опустели, словно их многочисленных обитателей внезапно унес чудовищный ураган.

   Было душно, как перед грозой; Зухра задыхалась, ее одежда пропиталась потом, узкие туфли натерли нежные ноги, кровь стучала в висках. Женщина пребывала во власти суеверного страха. Сколько раз она желала смерти и Зюлейке, и своему внуку, в жилах которого текла кровь Амира! Теперь на ее голову упадет проклятие Аллаха! Только бы ничего не случилось, только бы ей удалось их догнать!

   Навстречу спешили двое мужчин. Зухра спросила, не видели ли они женщину с мальчиком лет девяти.

   – Да, – сказали они, – видели.

   И посоветовали повернуть назад, но она не послушалась.

   Там идут бои, госпожа, – добавил один из них. – Скоро хорасанцы будут здесь!

   Кивнув им, Зухра побежала дальше.

   Издалека, то нарастая, то затихая, доносился гул голосов, звон мечей, грохот камней, стук лошадиных копыт. Вдруг женщина заметила Зюлейку – та свернула в проулок и исчезла за стеной дома. Зухра прибавила шагу, а потом закричала.

   Услышав, что ее кто-то зовет, Зюлейка остановилась и только сейчас увидела, где они оказались – в пустынной, полуразрушенной части города, куда вот-вот войдет неприятель. Молодая женщина в испуге повернула назад. Ясин обрадовался: он давно говорил матери, что они идут не туда, что нужно вернуться, но впавшая в трагическое оцепенение Зюлейка не обращала внимания на слова сына.

   Зухра спешила навстречу; ее платье и покрывало развевались на ветру, легкие комнатные туфли скользили по камням мостовой. Подбежав к молодой женщине и мальчику, она, задыхаясь, воскликнула:

   – Я все знаю, знаю! Прости! Идем домой!

   Зюлейка смотрела отчужденным, затуманенным взглядом.

   – У меня нет дома.

   – Есть. У тебя и у Ясина.

   Зухра произнесла имя мальчика с той нежностью и любовью, с какой обращалась только к Амиру.

   – Мой муж больше не хочет меня видеть.

   – При чем тут твой муж! – вскричала Зухра. – Ясин – сын Амира, мой внук, и этим все сказано!

   Ясин посмотрел на женщину с удивлением и тревогой, потом перевел взгляд на мать.

   Зюлейка не успела ответить – внезапно из проулка вырвались всадники и, будто черная туча, понеслись по дороге. За ними с криками и нестройным топотом двигалась лавина пехоты. Большинство солдат не останавливались на полпути, но кое-кто из наиболее предприимчивых и жадных уже рыскал вокруг в поисках ценностей, брошенных испуганными жителями Багдада.

   Женщины и мальчик прижались к стене. Зухра подбежала к ближайшим воротам и забарабанила в них кулаками – никто не ответил.

   Между тем один из воинов бросился к Зюлейке, схватил ее за руку и поволок к развалинам. Женщина закричала. Ясин, маленький мужчина и защитник матери, бросился на выручку. Он напал на воина так бесстрашно и яростно, будто надеялся одолеть его голыми руками. Солдат отпустил женщину и взмахнул саблей. Тело Зюлейки охватила страшная судорожная дрожь, разум заволокло глухой, непроницаемой чернотой. Сейчас она потеряет сына, лишится самого дорогого, что есть в ее жизни!

   Женщина на мгновение зажмурилась и снова открыла глаза – в эту секунду между Ясином и саблей встала Зухра.

   Зюлейка наблюдала, словно во сне, как Зухра медленно оседает на землю, а из глубокой раны на груди хлещет кровь. Затем к солдату подъехал другой воин и, не слезая с коня, уверенно и хладнокровно нанес ему удар. Ранивший Зухру человек упал, хрипя и содрогаясь всем телом, а всадник спрыгнул с лошади и подошел к женщинам.

   – Как вы здесь оказались? – резко произнес он. – Кто вы такие?

   Зюлейка не ответила; она склонилась над Зухрой, подняла ее и свое покрывало и с горестной жалостью смотрела в затуманенные глаза женщины, побелевшее лицо, на которое упала тень близкой смерти.

   Вдруг за ее спиной прозвучал отчаянный вопль:

   – Мама!

   Зюлейка оглянулась. Мужчина опустился на колени и бережно приподнял голову лежащей на земле Зухры.

   – Ты узнаешь меня, мама? Это я, Амир!

   Всегда сверкающие живым, ярким огнем, будь то огонь неистовой ненависти или безрассудной, любви, а теперь потухшие глаза Зухры медленно открылись.

   – Сынок! Ты вернулся! – с трудом произнесла она.

   – Да. К тебе!

   – Я рада, что мы все-таки встретились в этой жизни, потому что скоро я попаду в ад, – прошептала Зухра.

   – Меня тоже не ждут в раю, мама! – горько усмехнулся Амир.

   – Ты не знаешь, что я совершила. Отравила мать Алима, когда тот был еще младенцем, потом хотела лишить жизни его самого, но яд случайно выпил Хасан. Я заслужила смерть!

   Амир отчаянно замотал головой.

   – Для меня не имеет значения, что ты сделала. Ты должна жить.

   – Прошу тебя, – сказала Зухра и из последних сил сжала руку сына своей холодеющей рукой, – позаботься о своем сыне!

   Потом закрыла глаза и испустила дух.

   Bсе минуты, когда Амир рыдал, припав к бездыханному телу матери, молодая женщина поняла, что простила его, простила сполна, а еще осознала, что он стал для нее посторонним человеком, тем, кому можно сочувствовать, но которого невозможно любить так, как любишь по-настоящему близких, родных людей.

   Амир поднялся на ноги, и Зюлейка заметила, как сильно он изменился. Она не ожидала увидеть его таким. Его лицо обветрилось, черты стали резкими, в них проступала железная твердость воина, привыкшего сеять смерть.

   Но глаза были полны глубокого горя и неподдельной скорби.

   – Зюлейка? – растерянно промолвил Амир.

   С тех пор как они виделись последний раз, прошло десять лет, но он ее узнал.

   – Да, это я, – прошептала молодая женщина.

   – Ты и… мать. Почему вы здесь? – непонимающе произнес Амир.

   Молодая женщина покачала головой. Она ощущала себя измученной, опустошенной.

   – Об этом долго рассказывать.

   – Ты права. Надо уходить отсюда.

   Амир поднял завернутое в покрывало тело Зухры и бережно положил поперек седла. Потом взял лошадь за повод. В это время Ясин шепнул матери:

   – Я знаю этого человека! Он злой.

   Амир резко обернулся.

   – Что это за мальчик? И… о чем говорила мать?

   Зюлейка тяжело вздохнула. На сегодня было довольно и признаний, и объяснений. Она ограничилась тем, что сказала:

   – Вспомни.

   Амир замер, пристально глядя на ребенка. По его лицу проносились тени самых разных чувств. Изумление, радость, смятение. Сын, его сын! Какие странные, чудесные, щемящие ощущения, будто в сердце внезапно просочилось нежное, ласкающее тепло. А еще там поселились неловкость и стыд.

   – Он меня помнит. Кажется, я тоже его узнаю. Я видел его с Алимом. Но почему мой брат сказал, что…

   – Теперь это не столь важно, – перебила Зюлейка, – все равно наши с тобой пути расходятся в разные стороны.

   Она взяла Ясина за руку и решительно зашагала по улице. Пронзенный внезапной догадкой, Амир бросился следом.

   – Так ты жена Алима?!

   – Я была ею. Мой муж больше не хочет меня видеть, – ответила женщина и продолжила путь.

   – Постой! Не уходи. Что я должен сделать? Как могу помочь?

   Зюлейка остановилась. Когда-то она отдала бы за эти слова и сердце, и душу, а теперь они вызвали только горестную усмешку.

   – Ты мне не поможешь. Иди к Джамиле. Она тебя любит и ждет.

   Амир посмотрел на ребенка.

   – Алим знает правду?

   – Теперь да. И не может простить.

   Они помолчали.

   – Куда ты собираешься идти?

   – К своему дяде. Поживу у него несколько дней. Потом решу, что делать.

   – Будь осторожна, – сказал Амир, – и береги… своего мальчика. Я… тебя провожу.

   Остаток пути они проделали молча. Улицы были пусты и безмолвны – бои шли в другой стороне, – лишь иногда навстречу попадались неведомо куда бегущие люди, которые пытались спасти свой нехитрый скарб.

   Амир должен был находиться не здесь, а там, где генерал ат-Тахир ибн аль-Хусейн завоевывал улицу за улицей, превращая их в груды щебня. Но сейчас его вело другое чувство – чувство священного долга, который испытывают по отношению к умершему и который он некогда не выполнил перед живыми.

   Когда, Зюлейка подошла к дому своего дяди, Амир неожиданно встал на колени и произнес прерывающимся, глухим голосом:

   – Прости меня! Прости за все, что тебе пришлось пережить по моей вине!

   Молодая женщина, опустила на его голову свою легкую руку и ответила:

   – Прощаю, Амир! Во имя твоей матери, которая спасла жизнь моему сыну ценой своей.

   Голос Зюлейки звучал проникновенно и искренне.

   – Ты слышала ее признание? – прошептал Амир.

   – Да. Об этом никто никогда не узнает.

   Амир поднял голову и посмотрел ей в глаза. Потом перевел взгляд на Ясина. Он хотел что-то сказать, но мальчик вздрогнул, нахмурился и крепче сжал руку матери. Тогда Амир поднялся на ноги и молча побрел назад, ведя в поводу коня, который вез печальную ношу. Зюлейка проводила его взглядом и вошла во двор дома, который покинула десять лет назад.

   Здесь ничего не изменилось, а что… изменилось в ней? День за днем она продолжала верить в то, что любовь приносит счастье, но это чувство, казавшееся таким светлым и неповторимым, приводило к горю, печали, разочарованиям, смерти. И все же Зюлейка могла гордиться тем, что никогда не предавала свое сердце.

   – Сейчас я познакомлю тебя с родственниками, – сказала она Ясину, и в ее тоне зазвучали успокаивающие, ласковые нотки.

   В последние годы Ясин сполна ощутил любовь близких людей и изведал безмятежную радость жизни! Она должна сделать так, чтобы его душа не пострадала.

   К счастью, Касим, его подросшие дети и даже Надия приняли Зюлейку как дорогую гостью. Она сказала, что поживет у них несколько дней, и ее тотчас окружили вниманием и заботой. Теперь, когда Зюлейка была замужем за богатым багдадцем, родственные отношения с ней могли принести немалую пользу.

   Надия с завистью разглядывала одежду молодой женщины. Она пыталась разговорить племянницу, но Зюлейка не отвечала на вопросы. Сказала только, что муж в отъезде и она воспользовалась моментом, чтобы навестить дядю и его семью Касим сокрушался по поводу дальнейшей торговли и судьбы своего имущества, намекая на то, что Зюлейка и ее муж могли бы взять его семью под свое покровительство.

   Тем временем Амир подошел к дому, в котором прошли его детство и юность. Он внес мертвую Зухру туда, где она была счастлива и несчастна, где погубила многих людей. Амир решил не рассказывать Алиму о том, в чем призналась мать. Зюлейка права. Будет лучше, если об этом никто не узнает.

   В гареме было тихо. Узорчатые тени ложились на белые стены, поток солнечных лучей разукрасил пестрые ковры янтарными пятнами, похожими на рассыпанные динары.

   В комнате Зухры пахло духами, здесь были разложены ее вещи. Амир осторожно опустил мать на кровать и долго стоял в горестном оцепенении, будто прислушиваясь к голосу и шагам, которые никогда не прозвучат. Она была капризной, властной, жестокой, но она его любила, любила, как никто другой.

   Зюлейка сказала, что Зухра спасла жизнь Ясина, и Амиру хотелось думать, что этим поступком она искупила вину. Что должен сделать он, чтобы искупить свою? Зюлейка его простила. Простит ли Джамиля?

   Амир не знал, где она, и решил поискать в саду. Попадавшиеся навстречу служанки боязливо кланялись, а потом разбегались кто куда.

   Молодой человек не ошибся. Джамиля стояла возле беседки и смотрела на него во все глаза. Девушка показалась Амиру такой же красивой и юной, как и десять лет назад, когда ему было двадцать, а ей шел восемнадцатый год.

   Он сбросил плащ и опустился на колени. Не так, как перед Зюлейкой: Амир обвил руками стан Джамили и приник к ней с такой силой, что она едва не упала.

   – Я вернулся. Пожалуйста, если сможешь, прости меня за мои грехи!

   – Я знаю, – дрожащим голосом произнесла девушка, – Зюлейка мне рассказала.

   – История с Зюлейкой – лишь малая часть того, что я натворил. И это не самое худшее. В этом случае я, по крайней мере, дал жизнь ребенку. А потом – только отнимал. Я грабил и убивал на дорогах! Год провел в мервской тюрьме – закованный в цепи, похожий на дикаря, полубезумный, страшный, грязный, – сделал паузу. – Сейчас я приехал затем, чтобы завоевать Багдад. И если получится – твое сердце.

   – Мое сердце не нужно завоевывать, Амир: оно принадлежит тебе.

   Он поднял глаза и встретился с ее взглядом – светлым, мечтательным, всепрощающим. Стоило Джамиле увидеть любимого, как недавние переживания растаяли, будто лед под лучами жаркого солнца, и самые страшные признания утратили значение.

   – Тебя не пугает, что на моих руках кровь? – спросил он и показал ей ладони.

   Джамиля положила на них свои – теплые, чистые, нежные, и этот жест означал больше, чем любые слова.

   – Я тебя люблю! – страстно воскликнул Амир, покрывая поцелуями ее тонкие пальцы.

   – Амир, мой Амир! – прошептала девушка.

   – Надеюсь, твой отец позволит нам пожениться?

   Джамиля опустила глаза.

   – Мой отец умер. К сожалению, он не успел увидеть меня счастливой.

   – Прости. – Амир помрачнел и добавил: – Сейчас ты кое-что узнаешь: Зухра тоже мертва. Ее убил хорасанский воин. Она заслонила собой Ясина.

   Джамиля коротко вскрикнула и приложила пальцы к губам.

   – Моя мать лежит в своей комнате. Прежде чем посвятить себя тебе, я должен отдать ей последние почести.

   Джамиля погладила Амира по плечу.

   – Мне очень жаль. Я подружилась с Зухрой. Позволь тебе помочь. Я надеюсь, что вместе мы сможем перенести любые несчастья!

   Амир встал, обнял девушку и крепко прижал к себе.

   – Если бы ты знала, как я благодарен за то, что ты сделала!

   Джамиля печально улыбнулась.

   – Я не сыграла в этой истории никакой роли. Я ничего не делала, только верила и ждала.

   – Умение терпеть, ждать и верить – драгоценный дар, какой дается немногим из нас.

Глава X

   813 год, Багдад


   – Мне кажется, аль-Мамун не останется в Багдаде. Он перенесет столицу в Мерв, – сказал Амир.

   – Почему ты так думаешь? – с тревогой в голосе спросил Алим.

   Братья разговаривали в бывшем кабинете Хасана. Алим, как хозяин дома, сидел за письменным столом отца, Амир расположился на диване, который некогда любила занимать Зухра в те часы, когда беседовала с мужем о семейных делах.

   – Аль-Мамун отвык от Багдада. Едва ли ему захочется жить там, где жил казненный им брат. В Мерве у нынешнего халифа есть надежная защита – хорасанская армия. К тому же Багдад сильно разрушен, на его восстановление понадобится много денег.

   Когда город был взят армией аль-Мамуна, его жители могли созерцать одинокие столбы и арки, нелепо торчащие над пепелищами, улицы, заваленные грудами обгорелых обломков и кирпича, обугленные деревья. Особенно сильно пострадал центр – «Круглый город» и резиденция халифа.

   Аль-Амин пытался бежать из Багдада, но его схватили. По приказу генерала ат-Тахира ибн аль-Хусейна бывшему правителю отрубили голову и повесили над городскими воротами, а тело погребли в одном из багдадских садов. Позже голова халифа была доставлена аль-Мамуну. Так бесславно закончилось недолгое царствование Мухаммеда аль-Амина, и его брат Абдаллах аль-Мамун сделался полноправным правителем Аббасидского халифата.

   – Я желаю как можно скорее жениться, на Джамиле, – сказал Амир. – Она тоже этого хочет. Мы не станем праздновать свадьбу – из-за похорон матери, да и война еще не закончена.

   – Ты сумеешь найти того, кто совершит обряд? – спросил Алим. – По законам Корана ты не можешь сочетаться браком с вдовой своего отца.

   – Я надеюсь это уладить, – ответил Амир и спросил: – Как ты решил поступить с Зюлейкой?

   Лицо Алима стало суровым, взгляд – неприступным и твердым.

   – Я не желаю говорить об этом, тем более с тобой.

   Он ожидал увидеть торжествующую усмешку, но старший брат смотрел сочувственно и серьезно.

   – Оставь обиды. Это давняя история: будет лучше, если все о ней позабудут.

   – Я не могу забыть о том, что ты спал с женщиной, которую я взял в жены, и не могу простить, что она родила от тебя ребенка!

   – А если бы это был не я?

   – Все равно, – упрямо произнес Алим. – Женщина не должна вести себя подобным образом!

   – Ты узнал правду только сейчас?

   – Нет. Два года назад, – нехотя признался Алим. – Как раз перед тем, как мы с тобой встретились.

   – И продолжал жить с женой, и принял в дом ее ребенка…

   Младший брат промолчал, а старший продолжил:

   – Ты сумел простить Зюлейку, потому что осознавал: она тебе нужна. Так что же теперь? Зная, как я обращался с женщинами, ты наверняка понимаешь, кто виноват в том, что случилось. Зюлейка была слишком молода – она попросту не понимала, что делает. На заре юности, когда мы порывисты и неразумны, нам свойственно совершать ошибки. Иное дело, если бы ты мог упрекнуть жену в неверности, но я думаю, что этого никогда не случится. Зюлейка – замечательная женщина, и она любит только тебя. И мальчик чудесный. Если хочешь, я возьму его к себе – Джамиля не станет возражать, ей нравится Ясин. Только Зюлейка – его мать, и едва ли она отдаст мне ребенка. К тому же Ясин искренне привязан к тебе. Мне кажется, он навсегда останется твоим, а не моим сыном.

   Алим промолчал, стараясь скрыть свои истинные чувства. На самом деле ему было стыдно за то, что не он, а Зухра бросилась на поиски его жены и ребенка, за то, что не он, а Амир и его мать защитили и спасли Ясина и Зюлейку от гибели и позора.

   – Что представляет собой Абдаллах аль-Мамун? – спросил Алим, желая перевести разговор на другую тему.

   Амир задумался.

   – Он умен. Не так заносчив, как его отец, и способен разглядеть человека под любой личиной. Аль-Мамун удержит власть: он сумел заручиться доверием иранской аристократии; не считая хорасанских воинов, на его стороне тюркская гвардия, которую многие воспринимают как сборище разбойников. На самом деле это мощная сила.

   – Мне кажется, аль-Мамун станет защищать интересы иранцев.

   – Уверен, халиф приложит все силы для того, чтобы объединить арабов и персов.

   – Вижу, тебе нравится новый государь! – заметил Алим.

   – Нравится? – Амир усмехнулся. – Он хищник. Как и большинство правителей. Они превращают свою жизнь и существование окружающих их людей в беспрерывную борьбу за добычу. – Он сделал паузу. – Вот почему нам нужны женщины – только они могут сделать нашу жизнь хотя бы немного добрее и светлее.

   Амир улыбнулся, и Алим ответил на его улыбку. Едва ли не впервые они беседовали спокойно, доверительно, на равных. Братья невольно удивлялись тому, что не испытывают друг к другу ни зависти, ни ревности, ни вражды.

   Младший брат предложил старшему разделить отцовское наследство пополам, но, к удивлению Алима, тот решительно отказался, заявив, что ни в чем не нуждается и ему вполне хватает жалованья, которое он получает на службе у нынешнего халифа.

   – Мне довольно того, что Ясин является первым наследником твоего состояния, – сказал Амир.

   – Я его усыновил, – коротко ответил Алим.

   К его изумлению, Амир встал и низко поклонился младшему брату.

   – Ты заслуживаешь такого сына, а вот я, наверное, – нет.

   В середине дня Амир вышел из дома. Он долго бродил по прежде кипучему и многолюдному городу, который вдруг сделался пустым и безмолвным, пока не нашел то, что искал. Перепуганные служители мечети Джами ал-Каср говорили, что сейчас идет война и обряды не совершаются. Амир не отступал. В конце концов, люди рождаются, умирают и женятся в любые времена! В те времена, какие назначил Аллах.

   Наконец к нему вышел до смерти перепуганный, нервно перебирающий четки седобородый старец и сказал, что готов выполнить просьбу Амира. Тот изложил суть дела. Объяснил, что хочет жениться на вдове своего отца, при этом указал на особые обстоятельства. Отец отказался от сына, лишил его имени и наследства. Смерть мужа наступила в день свадьбы, и он не успел познать свою жену. Стало быть, девушка может без помехи вступить в новый брак? И он, Амир, проклятый своим отцом, больше не принадлежит к его семье?

   – О да, конечно! – пробормотал мулла, потрясенный грозным видом просителя. – Приводи девушку.

   В назначенный час Амир пришел с невестой и свидетелями, случайными прохожими, которым пообещал заплатить по динару. Ему не хотелось видеть кого бы то ни было из тех людей, которых он знал прежде. Он желал, чтобы выстраданное, долгожданное счастье принадлежало только им с Джамилей.

   – Я не хочу возвращаться в дом своего отца, – сказал Амир, когда они вышли из ворот мечети.

   – Я тоже, – ответила Джамиля. – Пусть наша первая ночь пройдет в другом месте.

   Амир посмотрел на взволнованную девушку. По-видимому, она ожидала желанного события ничуть не меньше, чем он сам! Это вдохновило его на поиски. Через час Амир обнаружил небольшую гостиницу в той части города, которая не пострадала от разрушений, и договорился о том, чтобы снять комнату до завтрашнего утра.

   Амир и Джамиля попросили, чтобы им подали скромный ужин. Им принесли еду и питье и – оставили в покое.

   Они долго говорили о будущем, поминутно сплетая руки, нежно целуясь, а потом легли в постель.

   Джамиля впервые видела обнаженного и готового к любви мужчину, но не испытывала ни стыда, ни страха – ведь это был Амир, ее Амир! Скинув с себя одежду, он раздел девушку, дрожавшую от – предвкушения желанной близости, тогда как сам сходил с ума от страсти, которую больше не должен был сдерживать.

   Это было такое блаженство – познавать друг друга губами, руками, всем телом. У Джамили было чувство, будто она обрела нечто родное и вместе с тем – потрясающее, неведомое. Извечное женское чутье подсказало девушке, что в своем воображении возлюбленный, должно быть, обладал ею уже тысячу раз – иначе откуда могла взяться такая осторожность и нежность, такое чуткое понимание!

   Она сразу достигла вершин наслаждения – наверное, потому что так долго ждала этого неповторимого момента. Ни с чем не сравнимое чувство того, что она, наконец, принадлежит любимому, дарило невероятное счастье, какого она еще никогда не испытывала.

   Утром они долго не вставали с постели. Это был их день.

   Любуясь телом Джамили так, как художник любуется принадлежащим ему творением, Амир прошептал стихи своего любимого поэта Абуль-Атахия, стихи, которые редко вспоминал в последние годы:


Любимая в цвете своей красоты!
Языческих статуй прекраснее ты.
С тобой позабуду сокровища рая,
Эдемского сада плоды и цветы.[22]

   – Я сильно изменился? – спросил он.

   – Ничуть. Ты тот же Амир. Твои глаза, твоя улыбка.

   – Пусть Аллах благословит тебя за то, что ты в это веришь! – ответил он и приник к ее губам неистовым, сладким поцелуем.

   – Расскажи о Зюлейке, – попросила Джамиля, когда они оторвались друг от друга.

   Амир не услышал в ее голосе ревности, в нем было только доверие.

   – Тогда я был молод и не верил, что на свете существует любовь, не представлял, что значит иметь детей. Женщины понимают это быстрее и лучше. Если бы я был таким, как сейчас, я не поступил бы с Зюлейкой так, как поступил тогда.

   Они помолчали, потом Амир произнес:

   – Признаться, меня беспокоит только одно. Я беден. Разумеется, аль-Мамун платит мне жалованье, но это все, что я имею. Я был единственным человеком, который знал, где спрятано золото, награбленное моим погибшим другом Хамидом еще до меня, но не взял себе ничего – все отдал правителю Хорасана.

   Я подумал, что, если когда-нибудь встречусь с тобой и мы начнем новую жизнь, в этой жизни не должно быть места тому, что будет напоминать о моем жестоком прошлом, о том, что я предпочел его забыть. Алим предлагал отдать мне часть отцовского наследстве, но я отказался. Пусть воля Хасана будет исполнена надлежащим образом.

   – У меня есть деньги, которые оставил отец, – сказала Джамиля. – Можешь распоряжаться ими так, как считаешь нужным. Думаю, они нам пригодятся.

   – Да. Особенно когда у нас появятся дети. – Амир рассмеялся. – О, моя звезда, можно подумать, я женился на тебе из корысти!

   Молодая женщина улыбнулась.

   – Я знаю, что это не так. И хочу, чтобы мы всегда сполна разделяли все, что имеем, будь то бедность или богатство, радость или горе.

   Слушая мужа, разговаривая с ним, глядя ему в глаза, нежась в его объятиях, Джамиля не могла представить, что люди могут быть счастливы больше, чем они с Амиром. Похожее на тяжкий сон ожидание закончилось. Начиналась прекрасная, светлая, полная впечатлений и событий жизнь.


   Алим сидел в своем кабинете и продолжал размышлять. Работа государственных учреждений была приостановлена, служители дивана распущены по домам. Ходили слухи, что халиф аль-Ма-мун будет создавать новые министерства. Алим не беспокоился о судьбе барида: без почтового сообщения не может существовать ни одна страна. Сейчас его волновало другое. Зюлейка, Ясин. Будущее его семьи.

   В гареме стояла непривычная тишина. Зухра умерла. Джамиля до сих пор не вернулась – должно быть, они с Амиром решили провести брачную ночь в другом месте. Старший брат сказал, что последует за новым халифом. Значит, они с Джамилей не останутся в Багдаде, скорее всего, уедут в Мерв. Зюлейка ушла – ушла, унеся с собой радость и смех. В последнее время она много смеялась – потому что была счастлива.

   Теперь он остался один и не знал, как рассеять свое одиночество: оно впивалось в душу и терзало ее, как и чувство вины.

   Что ему стоит пройти несколько кварталов, найти дядю Зюлейки и, войдя в его двор, сказать жене: «Возвращайся назад! В моем сердце нет места для любви к другой женщине. Мне нужна только ты»? Неужели лучше бороться с собой, стараясь затоптать всякую искру влечения к ней, изгладить из памяти все то прекрасное и чудесное, что было между ними!

   Зюлейка была везде: в каждой мысли, в каждом солнечном луче, в каждом цветке, в каждой капле росы, в каждой звезде и в каждом ударе сердца. Амир был прав: не важно, что Зюлейка поддалась искушению и согрешила. Не страшно, что когда-то она любила другого мужчину. Главное – и Алим понимал это, – что он не может жить без нее.

   Он быстро отыскал дом Касима – город ожил, и по ремесленным кварталам сновали люди.

   Алим не без робости вошел в ворота и остановился. На миг ему почудилось, что он видит картину из прошлого, что время повернулось вспять и сейчас ему навстречу выйдет маленькая, бедно одетая девочка, которая подметает двор или несет в кувшине воду.

   И у него, и у Зюлейки было по-своему нелегкое детство: наверное, поэтому они столь внезапно сблизились и быстро нашли общий язык. Возможно, они так отчаянно любили друг друга именно потому, что им слишком долго не хватало любви!

   Алим не сразу заметил Ясина, который стоял в дверном проеме, не решаясь подойти к нему. Увидев мальчика, он позвал:

   – Сынок!

   Ясин пробежал через двор и остановился перед Алимом, глядя на него сияющими, радостными глазами.

   – Отец!

   – Позови маму, – мягко промолвил Алим. – Я пришел, чтобы забрать вас домой.

   А потом появилась Зюлейка. Она переоделась в простое платье и держала в руках давно не чищенный медный кувшин. Босые ноги, чуть растрепавшиеся косы, никаких украшений. Но даже сейчас она выглядела красивее многих других женщин.

   Длинные черные ресницы, чудесные темные глаза, сурово сомкнутые губы. Она выглядела гордой и далеко не беспомощной. Она справится. Она выживет без него. Ей не привыкать.

   Алим ощутил странную тесноту в груди. Ему хотелось, чтобы она улыбалась, смеялась, чтобы, как и прежде, верила в его любовь.

   Зюлейка не двигалась. Алим подошел к ней, а она стояла и ждала.

   – Прошу, – взволнованно произнес он, – возвращайся назад! Я всегда буду любить тебя и Ясина, независимо от того, будет ли он единственным ребенком в нашей семье или у него появятся братья и сестры.

   – Надеюсь, Ясин не будет единственным, – сказала Зюлейка. – Я беременна.

   Алим изумленно и радостно улыбнулся, и она засмеялась так же весело и легко, как в былые времена, засмеялась, глядя в его глаза, голубые, как небо, как цвет надежды и счастья.

Эпилог

   Абдаллах аль-Мамун правил Аббасидским халифатом в течение двадцати лет. Он назначил генерала ат-Тахира ибн аль-Хусейна военным комендантом Багдада, а сам поселился в Мерве.

   Багдад был сильно разрушен, к нему никогда не вернулись те величие и красота, какие царили во времена правления Харун аль-Рашида. После распри, которую разожгли наследники Харуна, страну долго сотрясали мятежи и междоусобные войны. Чтобы усмирить волнения подданных, нынешнему халифу пришлось пустить в ход все коварство и беспощадность, которые были свойственны его роду.

   Вместе с тем он получил известность как покровитель культуры. При аль-Мамуне в Багдаде был учрежден «Дом мудрости» с богатым собранием рукописей; халиф приближал к себе переводчиков и поэтов и много сделал для того, чтобы сблизить культуру арабов и персов.

   Амир и Джамиля уехали в Мерв. Амир продолжал служить аль-Мамуну. Алим, как и его отец, приложил немало усилий для развития почтовой связи халифата, границы которого простирались от Средиземного до Аравийского и от Красного до Каспийского морей.

   Зюлейка произвела на свет дочь Лейлу. Через год после свадьбы Джамиля родила близнецов, которых назвали Ахмед и Хасан. Всего у Джамили и Амира было пятеро детей у Алима и Зюлейки – шестеро, включая Ясина. Хорошо воспитанный, образованный и талантливый юноша служил примером для младших братьев и сестер. Амир и Алим, Джамиля и Зюлейка постоянно писали друг другу и виделись не реже двух раз в году.

   Зюлейка дружила с семьей дяди, а однажды навестила обитателей пустыни – племя эль-караб, шейха Абдулхади, свою подругу Фатиму. Ясин поехал с матерью.

   Поговорив с бедуинами, вспомнив прошлое и вручив подарки, женщина и ее старший сын долго стояли на берегу песчаного моря и смотрели туда, где в глубине небесных и земных недр скрывается нечто неведомое человеку – его судьба, его будущее, то, о чем мечтает его душа, во что верит сердце. Во что оно верит? Прежде всего – в любовь, великое и в то же время простое чувство, что дано Богом, чувство, которое позволяет надеяться и прощать.


Примичания

Примечания

1

   750-1258 гг. – время правления халифов династии Аббасидов, происходившей от Аббаса, дяди пророка Мухаммеда, и сменившей династию Омейядов.

2

   Зухра – красота, блеск.

3

   Харун аль-Рашид (766–809) – пятый багдадский халиф из династии Аббасидов. Герой сказок, содержавшихся в своде «Тысяча и одна ночь». При нем в халифате достигли значительного развития ремесла, торговля и культура.

4

   Дирхем – старинная арабская серебряная монета; равнялась 2,97 г чистого серебра, чеканилась с 695 г.

5

   Хорасан (ср. персидское, буквально – «восход солнца», «восток») – историческая область на Среднем Востоке, включает северо-восточную часть современного Ирана, Мервский и др. оазисы на юге Туркменистана, севера и северо-запада современного Афганистана. Был завоеван арабами в середине VII века.

6

   Правительственные учреждения.

7

   Бармекиды – древний род иранского происхождения. Яхья ибн Халид, воспитатель Харун аль-Рашида; после вступления халифа на престол был назначен визирем с неограниченными полномочиями и семнадцать лет правил халифатом с помощью своих сыновей Фадла и Джафара. Вопреки мнению современников, падение Бармекидов подготавливалось в течение длительного времени и было вызвано не личными отношениями, а стремлением халифа сосредоточить в своих руках всю полноту государственной власти.

8

   Первая сура Корана – первая глава священной книги мусульман является мусульманской молитвой, равной по значению «Отче наш» для христиан. Кади – мусульманский судья, занимающийся уголовными и гражданскими делами.

9

   Кааба – храм в городе Мекка, представляющий собой прямоугольное здание, в углу которого находится черный камень – мусульманская святыня.

10

   Калам – тростниковое перо.

11

   Башшар ибн Бурд (714–783) – арабский поэт, уроженец Басры, придворный панегирист багдадских халифов.

12

   Перевод И. Фильштинского.

13

   Самум – от араб, «самма» – «быть ядовитым, вредным».

14

   Абу-ль-Атахия (748–825) – арабский поэт, уроженец Куфы, создатель лирики философско-аскетического содержания.

15

   Перевод И. Фильштинского.

16

   Умм Амир (араб, мать Амира) – в арабском мире женщинам после рождения сына дают почетное прозвище по его имени.

17

   Перевод И. Фильштинского.

18

   Омар ибн Аби Рабиа (644–712 или 719) – арабский поэт, уроженец Медины, мастер хиджазской городской лирики.

19

   Курси – небольшой резной столик-подставка.

20

   Фулдж, или кар – углубление, яма, дыра; одна из характерных особенностей ландшафта пустыни Нефуд. Представляет собой глубокую воронку, проходящую через толщу песка до твердого грунта. Крупные фулджи имеют 450–500 м в диаметре, их глубина колеблется от 30 до 70–80 м.

21

   Динар – золотая монета весом 4,265 г.

22

   Перевод И. Фильштинского.