Андрей Буровский. Гергенрёдер сказал первым. Рецензия на книгу Игоря Гергенрёдера «Донесённое от обиженных»

Игорь Гергенрёдер
Андрей Михайлович Буровский



Гергенрёдер сказал первым
РЕЦЕНЗИЯ
На книгу Игоря Алексеевича Гергенрёдера «Донесённое от обиженных»

   http://lib.aldebaran.ru/author/gergenryoder_igor/gergenryoder_igor_donesyonnoe_ot_obizhennyh/


   Нет ничего странного в том, что «русский немец» обращается к истории России. Скорее было бы удивительно, если бы этого не происходило. Ведь «русские немцы» – это поневоле люди двух культурно-исторических миров. Мы – немцы, и наше мировоззрение, мироощущение сформировалось как ментальность людей германоязычного мира. А одновременно мы – один из народов необъятной Российской империи. Естественно, нам интересны дела Руси, как свои собственные. Это касается и «вольгадойчей» – переселенцев 18 века. Переселялись они в Россию до того еще, как сложился немецкий народ... Тем более, касается это и «остзеедойчей» – прибалтийских немцев, которые вообще никуда не переселялись. Не они приехали в Российскую империю, а империя пришла к ним. Мы – «трофейные немцы», как метко назвал нас Ермолов. Мы сложились, как германская этническая группа России еще до того, как Бисмарк сплотил Германию «железом и кровью». Мы – дети России, и весь сказ.

   Причем мы – народ, сыгравший в становлении Империи, во всех областях управления производства, науки и культуры России совершенно исключительную роль.

   Эту роль частенько отрицали и отрицают – частью из вульгарной зависти, частью по невежеству, но как правило – из политических соображений. Как иные «славянские патриоты» пытаются отрицать германское, скандинавское происхождение династии Рюрика. «Антинорманизм» до сих пор служит признаком «похвального направления мыслей», «одобряемого начальством» и служит хорошим подспорьем, а то и основанием карьеры.

   Кстати, предки не поняли бы истерящих потомков – в 8-9 веках тем больше было чести народу, чем из большей дали прибыли к нему его правители. Так, кстати говоря, и с поисками жены: чем из большей дали взяли женщину, тем больше чести жениху и всему его роду. Само слово «невеста» буквально значит: «невесть откуда взятая». Так и с правителем! Жаль, позвавшие Рюрика славяне и финно-угры ничего не знали о Марсе и вообще о космических телах. Если бы знали – непременно приписали бы Рюрику не скандинавское, а инопланетное происхождение.

   Разумеется, русские немцы 17-го – начала 20-го веков имеют лишь косвенное отношение к средневековым варягам 9-12 веков. Но как видно, в самые разные эпохи германский элемент играл в славянских землях самую конструктивную роль. Если скажу, что играл он роль цивилизаторскую – истерики не оберешься, но ведь у моих «оппонентов» не будет рациональных аргументов. Будут только истерические выкрики, долженствующие доказать… Хотел бы я сам понять, что хотят «доказать» эти люди.

   А книга Игоря Алексеевича – это книга русского немца о русских немцах. Уже потому она очень полезная книга. В ней много хорошего – в том числе великолепный русский язык, какой я почти никогда и нигде не слышу в самой России. Это – хорошая литература.

   А кроме литературных достоинств, книга Игоря Гергенредера имеет по меньшей мере три огромных преимущества.

   Во-первых, у автора есть концепция! Он весьма обоснованно считает, что с 1762 Россией правили вовсе не Романовы – имя этой вымершей династии присвоила себе германская династия фон Гольштейн-Готторпов. Причем голштинцы на русском престоле проявили такую благосклонность к немцам, которая не оставляет сомнений в том, кто были желанные, любимые дети монархии.

   Интересно, что многие авторы в наше время никак не могут понять многих сторон политики «Романовых»: такой интересный писатель как Александр Борисович Широкорад, ставит вопрос: почему Прибалтика всю историю правления Романовых оставалась неким немецких заповедником? Почему эти территории никогда не были русифицированы? Даже попыток не делалось, а наоборот – в Прибалтике всячески поддерживались экономическая власть немцев и немецкая культура[1]. Зная семейную историю, подтверждаю: немцы чувствовали себя в Прибалтике, как дома, как в части Германии.

   А ведь стоит признать концепцию Гергенредера, и все становится понятно: и «странности» политики Романовых, и многие «странности» февральской революции: национально-освободительного движения.

   Во-вторых, автор владеет огромным и непростым материалом. Он знает то, что в наше время стараются забыть, как страшный сон. И то, что в 1914, в начале Первой мировой войны, из шестнадцати командующих русскими армиями семеро имели немецкие фамилии и один – голландскую. Четверть русского офицерства составляли одни только остзейские (прибалтийские) немцы.

   И что уже в Советской России немцы первыми получили национальную автономию – по Декрету от 19 октября 1918 года. Получили автономию раньше всех коренных народов. Раньше башкир, татар, чувашей… одним словом, всех. Всех остальных.

   Почему?! Может быть, Ленин угождал кайзеру, который в то время ещё был у власти. Может быть, рассчитывал опереться на немцев точно так же, как это делали Романовы. Может быть, решал национальные вопросы по мере их остроты, а самым острым оказался унаследованный от царской России немецкий.

   В-третьих, Игорь Алексеевич сумел выразить некий русско-немецкий взгляд на историю России. Он не бесспорен, но такой взгляд должен быть выражен. Это позиция именно русского немца, а не «рейхсдойча», родившегося и выросшего в Германии. Это позиция русского интеллигента германского происхождения. Ее тоже надо учитывать, изучая и обсуждая наше общее непростое прошлое.

   Кстати, и гражданская война в Германии 1917-1924 годов шла в сравнимых с Россией масштабах, со сравнимым ожесточением и жестокостью. И участие немцев из Германии, Австрии в «русской революции» беспрецедентно. И масштаб гуманитарной помощи начала 1990-х годов из Германии не сравним с помощью из любой другой европейской страны.

   В общем, наши народы связаны если не одной целью, то по крайней мере – общей исторической судьбой. Скованы одной цепью. Никуда мы друг от друга не денемся, да как будто и не очень собираемся. Книга И.А. Гергенредера – тому порукой. Будем ее читать и думать.


   Андрей Буровский,


   кандидат исторических наук,

   доктор философских наук, профессор,

   член союза писателей Санкт-Петербурга,

   лауреат литературной премии им. А.Беляева


Примичания

Примечания

1

   Широкорад А. Б. Прибалтийский фугас Петра Великого. М., Аст, 2008