Обретенное счастье

Джуди Кристенберри

Аннотация

   Целых пять лет Эбби Стуффорд скрывала от Ника Логана, что у него есть сын. Узнав об этом, Ник вынуждает ее вернуться в родной городок и решает снова начать ухаживать за ней. Но захочет ли Эбби стать женой человека, у которого уже есть невеста?..




Джуди Кристенберри
Обретенное счастье

ГЛАВА ПЕРВАЯ

   Счета. Счета. Еще счета.

   Эбби Стэффорд вздохнула, просматривая почту. На кухонном столе лежали продукты, из которых предстояло приготовить ужин. В гостиной Робби смотрел телевизор и, слегка фальшивя, подпевал своим любимым героям из популярного шоу. Ее сыну было всего четыре с половиной года, и Эбби видела в нем смысл всей своей жизни.

   Внезапно в дверь постучали. Это, должно быть, снова Джейл. Сегодня Эбби уже объясняла соседке, что не собирается идти вместе с ней на свидание вслепую. Но та, казалось, так и не поняла.

   Не отрывая глаз от счетов за телефон, она повернула замок и открыла дверь.

   – Я же сказала тебе, Джейл, что никуда не пойду.

   – А я не Джейл.

   Эбби мгновенно узнала как этот голос, так и манеру растягивать слова. Счета выпали у нее из рук, бесшумно спланировав на деревянный пол. Эбби подумала, что она сейчас тоже упадет, но только уже с грохотом.

   Человек, которого она любила с шестнадцати лет, стоял на пороге ее дома.

   – Что… что ты здесь делаешь?

   Последний раз она видела Ника Логана пять лет назад, на похоронах его отца. После смерти Роберта Логана их помолвка расстроилась. Мечтам о совместном переезде в Шайенн не суждено было сбыться. А они так хотели уехать из Сидней-Крик, маленького провинциального городка, в котором оба выросли.

   Эбби пристально осмотрела его – от темных волос до кончиков ботинок. С возрастом он стал только красивее. А благодаря работе на ранчо обзавелся солидной мускулатурой. Только в уголках карих глаз появились морщинки – вероятно, от долгого пребывания под палящим солнцем.

   Ник тоже не сводил с нее глаз.

   – Я пришел навестить тебя, – обратился он к Эбби резким голосом, в котором не осталось и следа от былой нежности.

   – Я и не знала, что ты в городе, – это было все, что она смогла выдавить из себя.

   – Знаешь, Джулия написала нам, как много ты для нее сделала. И я подумал, что должен заехать к тебе.

   Эбби подружилась с сестрой Ника много лет назад. И она с удовольствием помогала Джулии, когда та переехала в город.

   – Это очень мило с твоей стороны…

   – Ты неправильно меня поняла. Я вовсе не благодарен тебе. – Он наклонился к ней. – Я взбешен.

   – Отчего?

   – А ты будто не знаешь?

   Эбби знала, но не собиралась ему этого говорить. Хотя бы до тех пор, пока он не вынудит ее сознаться.

   – Понятия не имею. Но если ты и дальше собираешься грубить, то тебе придется убраться отсюда еще на пять лет!

   Звонкий голос сына заставил Эбби вздрогнуть.

   – Мама, ужин готов? – Мальчик вприпрыжку выбежал в коридор.

   Она успела заметить, как грозный взгляд Ника смягчился.

   – Привет. Думаю, что мы с тобой еще не встречались. Как тебя зовут? – спросил он, присев на корточки, словно к костру на своем ранчо.

   – Я Робби. А ты кто?

   Эбби показалось, что сейчас весь мир обрушится к ее ногам. Она обессилено прислонилась к стене и чуть слышно прошептала:

   – Нет, Ник, не надо! Пожалуйста!

   Он бросил на нее быстрый взгляд и снова повернулся к мальчику.

   – Меня зовут Ник. Я друг твоей мамы, – он протянул малышу большую мозолистую руку.

   Робби попытался сжать ее своей маленькой ручонкой.

   – Ты ковбой? – спросил он у Ника, и глаза его восхищенно расширились.

   Эбби знала, что сын просто бредит ковбоями. Это началось после того, как однажды в подготовительной школе учительница прочитала детям историю о собаке, помогавшей ковбою пасти стадо. С тех пор Робби не мог говорить ни о чем другом.

   – Да, – ответил Ник, – я ковбой. Тебе нравятся ковбои?

   Мальчик с восторгом кивнул головой.

   – А ты ездишь на лошади?

   – Конечно! Хочешь, поехали со мной, я и тебя покатаю.

   Робби умоляюще посмотрел на мать.

   – Можно, ма?

   Не обращая внимания на взгляд сына, Эбби быстро ответила:

   – Нет, мой дорогой! У тебя завтра занятия в подготовительной школе. Поставь, пожалуйста, на стол тарелки.

   Ника явно взбесил ее отказ.

   – Прежде чем ты уйдешь, Робби, – произнес он, – я хотел бы тебя о кое-чем спросить. Сколько тебе лет?

   Это был тот самый вопрос, которого ждала и боялась Эбби.

   – Мне скоро будет пять. Ма, через сколько месяцев?

   Эбби молча взяла сына за руку и увела в гостиную. Возвращаясь в коридор, она молилась, чтобы Ник исчез – так же, как исчез из ее жизни пять лет назад. Но он стоял все там же, на прежнем месте.

   – Почему ты ничего мне не сказала?

   Отпираться было бесполезно.

   – Помнишь, как ты решил за меня, что мне нужно отправляться в город и строить там свою жизнь?

   Ник услышал горечь в ее голосе.

   – Я же не знал, что ты беременна!

   – И я не знала!

   Ник вздохнул и провел рукой по густым волосам.

   – Ты могла позвонить мне. Мы живем в двадцать первом веке, и всегда можно найти способ связаться с человеком. Если, конечно, захочешь.

   – Зачем? У тебя уже была на руках мать и пятеро ребятишек, требующих заботы и внимания. Ты хотел еще одного?

   – К черту, Эбби! Он мой сын! И ты решила, что я могу от него отказаться?

   – Нет, только от его матери.

   Все пошло не так после смерти отца Ника. Ответственность и долг перед семьей тяжким грузом легли на его плечи. И у Ника совсем не осталось времени для Эбби. Для женщины, которую, как ему казалось, он любил.

   – Эбби, я пытался сделать лучше для тебя.

   Она пристально посмотрела на него.

   – Правда? И кто дал тебе право решать за меня, как мне жить?

   Уже давно никто не пытался противоречить Нику Логану. А Эбби явно не собиралась уступать ему. Ее настойчивость и убежденность в своей правоте смущали его.

   – Ты предпочитала остаться в Сидней-Крик, чтобы убирать в доме и готовить для всей нашей семьи? И это после того, как с успехом окончила колледж?

   – Я хотела решать сама.

   Ник покачал головой.

   – Я не мог допустить этого, Эбби. Ты приложила столько усилий, чтобы получить ученую степень. К тому же в Шайенне тебя ждала превосходная работа. Разве ты не понимаешь, что я был вынужден так поступить?

   Перебранка утомила Эбби. Она сделала шаг назад и глубоко вздохнула.

   – Тебе лучше уйти, Ник.

   – Черта с два! Эти пять лет Робби прожил с тобой, следующие пять он будет со мной. – Ник огляделся. – Город – не лучшее место, чтобы растить ребенка.

   Эбби показалось, будто он вырвал из груди ее сердце. Ей стало трудно дышать, голова закружилась.

   – Нет! Ты не можешь забрать его! Робби мой ребенок. Он не знает тебя.

   – А чья это вина?

   В голосе Ника звучала угроза. Не обращая внимания на угрозу в голосе Ника, Эбби заявила:

   – Все эти годы он каждый день был рядом со мной. Ты не можешь просто прийти и увести его от меня! Мне нужно время, чтобы…

   Ник не дал ей закончить:

   – Я возвращаюсь в Сидней-Крик завтра утром и забираю сына с собой. Поедешь ты с нами или нет, решай сама.

   С этими словами он развернулся и вышел из квартиры, оставив Эбби в горьком недоумении.


   Сидя в закусочной, Ник поднес ко рту сочный гамбургер и задумался.

   Он мог бы снять комнату в мотеле и хорошенько выспаться перед завтрашней дорогой. Но Ника грызло беспокойство. Он боялся, что Эбби сложит свои пожитки и улизнет среди ночи с его единственным сыном.

   На ее месте, если бы кто-то попытался забрать у него ребенка, он бы точно сбежал. Однако Ник все еще злился на Эбби и не собирался сочувствовать ей.

   Нет, не нужно ничего взвешивать, у него действительно нет другого выхода.

   Ник завернул в салфетку так и не тронутый гамбургер, схватил пластиковый стаканчик с кофе и направился к своему грузовику. Ни разу не остановившись по дороге, он припарковался у дома, где жила Эбби. Вот где его сегодняшнее место для ночлега. Больше он не даст ей шанса спрятать от него только что обретенного сына.

   Раньше Ник никогда не задумывался о том, что, расставшись с Эбби, он потерял и собственного ребенка. Сейчас ему вспомнились те одноклассники, которые росли без отцов. Теперь-то Ник понимал, какие страдания им это причиняло. Он не хотел бы подобной участи для своего сына.

   Когда-то он надеялся прожить вместе с Эбби долгую и счастливую жизнь, вырастить умных и красивых детей. Они дружили с раннего детства, пока в шестнадцать лет он не поцеловал ее.

   После этого Ник и Эбби стали неразлучны.

   Он ходил за ней по пятам и даже пошел учиться в тот же колледж, что и она. С каждым днем его любовь к ней становилась все сильнее.

   Ник делал все, чтобы сохранить свое чувство к Эбби. И он обещал отцу, что будет ответственным за свои поступки.

   Наступил долгожданный день, когда они получили дипломы об окончании колледжа. Им казалось, что счастье раскинуло над ними свои крылья. Чувства отказывались подчиниться разуму.

   Но через два дня умер отец Ника. А вместе с ним и их мечты.

   Ник не мог бросить на произвол судьбы мать и четверых младших братьев и сестру. Ранчо тоже требовало крепких мужских рук. У Ника не было выбора, и он остался. Но Эбби так мечтала о хорошей работе и успешной карьере в большом городе. Ник со своими проблемами не имел права ломать ей жизнь.

   Он отчетливо помнил тот день, когда она уехала. Будто это случилось только вчера, а не пять лет назад.

   Несмотря на ее попытку во всем обвинить его, Ник абсолютно не сомневался в том, что поступил правильно.

   Если, конечно, не принимать во внимание, что она ждала ребенка. Но тогда Ник не знал этого.

   Сквозь стекло своего грузовика он смотрел на окна квартиры Эбби и думал о том, что она сейчас делает. Спит? Держит Робби на руках? Рыдает?

   Ник почувствовал жалость к женщине, которая когда-то была для него самым близким человеком. Но ей следовало сказать ему, что он стал отцом. Она могла бы вернуться на ранчо и растить ребенка вместе с ним. Конечно, ей пришлось бы там нелегко. К тому же последние пять лет стали для его семьи настоящим испытанием.

   Он снова вспомнил тот момент, когда она открыла ему дверь. Эбби осталась такой же красивой. Густые каштановые волосы, запах которых когда-то сводил его с ума, все так же падали волнами на плечи. Стройная фигура с пышной грудью вызывала у него непреодолимое желание дотронуться до Эбби, почувствовать ее рядом. Ему даже пришлось засунуть руки в задние карманы джинсов, чтобы Эбби не заметила его дрожи.

   Ник старательно сопротивлялся нахлынувшим чувствам. Ему нужен его сын, но, если говорить правду, сейчас он хотел, чтобы и Эбби вернулась к нему. Хотя нет, нельзя простить, что она скрывала от него существование их общего ребенка.

   До него вдруг дошло, что она назвала мальчика Робби. Его отца тоже звали Роберт Логан. Однако Ник никогда не говорил Эбби, что хотел бы назвать сына именем своего отца. Только после его внезапной смерти такая мысль пришла в голову.

   Хорошо. За это он благодарен Эбби. Но кто дал ей право скрывать от него правду?


   – Мамочка, я хочу спать! – хныкал Робби рано утром. Эбби как раз пыталась одновременно удержать два чемодана, ключи от машины, сумку и при этом взять сына за руку.

   – Я знаю, мой сладкий, но нам очень нужно навестить одну… одну мамину знакомую. Когда мы приедем к ней, я разрешу тебе смотреть телевизор столько, сколько ты захочешь.

   Когда-то они с Ником строили грандиозные планы. Мечтали жить и работать в Шайенне, пожениться. Сложись все иначе, они вместе растили бы Робби, ездили с ним на ранчо в Сидней-Крик, научили его кататься на лошади.

   Малыш нахмурился. Он еще до конца не проснулся.

   – Мама, но ты говорила, что я должен ходить в школу каждый день, кроме субботы и воскресенья. Сегодня суббота?

   – Нет, милый.

   Эбби не могла отвлекаться на болтовню Робби. Стрелки будильника показывали шесть часов. Пора уходить, пока не пришел Ник. Она внутренне задрожала от мысли, что будет, когда он не найдет их здесь.

   Но она не собиралась отдавать ему сына.

   Прошедшей ночью Эбби спала не больше часа. Она обманула Робби. Не было никакой «знакомой», к которой они собирались в гости. Эбби просто решила увезти сына подальше от Ника.

   Растормошить Робби в такую рань оказалось куда сложнее, чем она предполагала. Ей пришлось тянуть его за руку до самой двери подъезда.

   – Мам, я хочу есть.

   – Робби, я знаю отличное место, где мы сможем позавтракать. Тебе там понравится. И ты закажешь себе блинчики.

   – Я тоже смогу заказать? – раздался за ее спиной суровый голос.

   Эбби застыла на месте, как вкопанная. Сердце остановилось, пальцы разжались, и вещи выпали из рук.

   Она оглянулась и посмотрела на Ника, стоявшего возле подъезда. Лицо его скрывали утренние сумерки, но Эбби поняла, что он в ярости.

   – Привет, Ник. Я сейчас все объясню.

   – Не сомневаюсь. Но лучше я сам. – Он посмотрел на мальчика. – Привет, Робби. Мама не говорила тебе, что мы едем на ранчо? Там много коров и лошадей.

   У малыша загорелись глаза, и он заплясал от счастья между взрослыми.

   – Правда? Как здорово! А собаки там тоже есть?

   – Конечно! Пойдем со мной, дружок, я тебе все покажу.

   – Мамочка, нам будет весело. Ты ведь тоже любишь лошадей.

   Прежде чем Эбби успела открыть рот, Ник ответил за нее:

   – Твоя мама с нами не поедет.

   Робби перестал прыгать. Радость от предстоящей поездки испарилась.

   – Почему? – растерянно заморгал он. Ник присел рядом с ним на корточки.

   – Понимаешь, маме придется идти на работу. Сегодня ей предстоят важные дела, и она не хочет брать выходной.

   Малыш перевел взгляд на Эбби.

   – Это правда, мамочка?

   Эбби уже пришла в себя от неожиданной встречи с Ником. Она встала на колени перед сыном и заглянула в его мокрые от слез глаза.

   – Ник ошибается, мой сладкий. Для меня нет ничего важнее, чем ты. Помнишь, я тебе всегда об этом говорила. Куда ты, туда и я.

   – Да, мамочка, помню. Я так рад, что мы вместе поедем смотреть лошадей и собак.

   Он обнял Эбби за шею и вновь заулыбался.

   – Значит, ты едешь с нами? – спросил Ник. – А как же твоя работа?

   Она пожала плечами.

   – Я устрою себе небольшие каникулы, а потом посмотрю, что можно сделать.

   Возможно, Ник устанет от них за эти дни. Или его мать. Кроме того, Эбби не слишком дорожила своей нынешней работой.

   Ник бросил на нее изучающий взгляд, отчего Эбби почувствовала себя неловко. Затем он подхватил ее чемоданы.

   – Тогда пойдемте. Мужчины голодны. Так, Робби? – он широко улыбнулся мальчику.

   – Да. Мы голодные мужчины, мамочка!

   Помедлив, Эбби подняла с земли свою сумку и ключи от автомобиля.

   – Я поеду на своей машине. Думаю, что Робби тоже лучше ехать со мной. Мне кажется, в твоей машине нет детского кресла.

   Ник наклонился к ней и сказал очень тихо, так, чтобы не слышал Робби:

   – Ты же не собираешься сбежать от меня?

   Она бросила на него негодующий взгляд.

   – Я не буду подвергать опасности своего ребенка и устраивать погони.

   – Отлично. Тогда для собственного спокойствия я положу чемоданы в свой багажник.

   Чемоданы? Он уже взял ее саму в заложники пять лет назад.


   – Я знаю, мистер Джейсон. Но сегодня мне просто необходимо поехать домой.

   Ник уплетал блинчики и слушал, как Эбби говорит по мобильному телефону.

   – Но, сэр, я не могу это отложить. Я должна… – Возникла пауза, после которой она произнесла: – Да, сэр. Я понимаю.

   Эбби отключила телефон, даже не попрощавшись.

   – Похоже, мистера Джейсона не слишком обрадовали твои неотложные дела, – констатировал Ник.

   Она взяла в руки чашку кофе.

   – Я уволена. Можешь радоваться.

   – Меня это не касается. Ты сама решила ехать с нами.

   Эбби скривила губы и, сделав глоток кофе, повернулась к сыну:

   – Ты наелся? Пойдем, приведем себя в порядок в комнате для отдыха.

   Ник встал и протянул руку Робби.

   – Я отведу его в мужской туалет. Он уже большой, и ему не стоит ходить в уборную с тобой.

   – Можно, мам?

   Эбби нахмурилась, и он уже ожидал ее отказа. Но она неожиданно согласилась:

   – Да, милый, можно.

   – А как выглядит твоя комната? – спросил Ника Робби.

   – Моя комната?

   – Ну, туалет для мальчиков. Я там еще ни разу не был.

   – Сейчас ты все сам увидишь, – улыбнулся Ник.

   Они прошли в заднее крыло ресторана. Мальчик не отпускал его руку.

   – Я чувствую себя с тобой так, как будто ты мой папа. Я просил маму сделать так, чтобы у нас был папа, а она сказала, что не может заказать его по каталогу, – пояснил малыш и захихикал.

   – А мама никогда не говорила о твоем отце?

   – Нет. У меня его не было. Мама всегда повторяет: «Робби, на свете есть только ты да я».

   Ник вновь почувствовал злость. Эбби могла бы хоть что-то о нем рассказать. Но, по крайней мере, она не стала уверять малыша, что Ник отвернулся от него. И на том спасибо.

   Когда они вышли из туалета, Эбби взглянула на сына.

   – Ты смыл сироп со щек?

   – Да. Ник помог мне. Мамочка, а их туалет отличается от твоего. Там у них писсу…

   Эбби повела его к выходу.

   – Мы поговорим обо всем в машине, дорогой.

   Ник улыбался, глядя вслед малышу. Ему очень хотелось прямо здесь рассказать Робби, кто его отец. Но он боялся огорошить ребенка.

   Его ребенка.

   Сейчас он впервые задумался о том, как их встретит его семья. Возможно, мама окажется не в восторге от такого сюрприза. А Патриция?

   Черт, все оказывается не так просто, как он надеялся.


   Робби заснул почти сразу после того, как они отправились в путь.

   Очень хорошо. Эбби нужно было подумать о том, что ее ожидает через несколько часов.

   Хотя правильнее сказать не что, а кто.

   Миссис Логан.

   Мать Ника не одобряла их отношений. Она всячески подчеркивала, что Эбби не пара ее сыну.

   Девушка все понимала. Она выросла на маленькой ферме. И хотя ее родители трудились не покладая рук, денег в семье всегда не хватало. В старшей школе Эбби подрабатывала в городском кафе, чтобы иметь возможность покупать себе одежду.

   А Логаны владели одним из самых больших ранчо в округе. У Ника и его семьи было то, о чем Эбби могла только мечтать. Например, новый автомобиль, который родители подарили Нику на шестнадцатилетние.

   Эбби удалось купить подержанную машину лишь после переезда в Шайенн. На этом автомобиле девушка ездила до сих пор. И вряд ли она сможет поменять его в скором времени. Особенно после того, как потеряла работу.

   Конечно, Эбби скучала по Сидней-Крик, но каждый раз, как только она собиралась туда поехать, мысль о возможной встрече с Ником удерживала ее в Шайенне. Теперь Эбби возвращалась. И первое, что ей нужно сделать, – это найти работу. Во-первых, потому что у нее есть Робби, а во-вторых, ей надо помогать матери, которая теперь жила во Флориде.

   Отец умер через год после того, как Эбби окончила колледж, и мать переехала в Шайенн, чтобы жить с дочерью и внуком. Два года Сьюзен Стэффорд помогала им, заботясь о малыше. Но потом ее друг переехал во Флориду. И Эбби пришлось смириться с решением матери присоединиться к нему.

   Робби родился в медицинском центре Шайенна, чистом и красивом здании в двух кварталах от ее квартиры. В этом городе он вырос, обзавелся приятелями, вместе с которыми ходил в подготовительную школу.

   Сможет ли она найти в Сидней-Крик хороший детский сад? Разрешит ли ей Ник жить с Робби? Или же захочет, чтобы мальчик поселился с ним на ранчо?

   В голове у Эбби роилась масса вопросов. Но ответ на один из них интересовал ее больше остальных.

   Любит ли она Ника?

   Эбби получила этот ответ еще вчера и до сих пор не могла успокоиться. На нее вновь нахлынули воспоминания о том времени, когда они были вместе. Особенно о той ночи после выпускного бала в колледже. Тогда, окрыленные радужными надеждами, они отбросили в сторону все ограничения и предались неукротимой страсти.

   Все это было пять лет назад, но, увидев вчера Ника, она почувствовала то же, что и в те минуты. Ей захотелось прикоснуться к нему, ощутить тепло его тела. А он сосредоточил свое внимание на Робби. Впрочем, Эбби не винила его за это, ведь для нее Робби тоже много значил.

   Она знала, что балует его, но он всегда был таким хорошим мальчиком. Сын никогда не расстраивал ее, а если по какой-то причине она плакала, то он всегда ласково гладил ее по плечу, стараясь успокоить.

   Ни за что в жизни Эбби не бросит своего мальчика – даже если Ник попытается сдержать свое обещание.

   Она найдет выход из сложившейся ситуации.


   Когда они подъехали к ранчо, Эбби остановила машину, но не торопилась вылезать. Стараясь дышать ровнее, она осторожно разбудила сына.

   – Робби, просыпайся, мой сладкий. Мы приехали.

   Малыш вздрогнул.

   – Где мы, мамочка?

   – У Ника на ранчо.

   Робби тут же подскочил и потянулся к окну.

   – Ты уже видишь лошадей и собак?

   – Нет, но я слышала, как они лаяли… – она не закончила фразу, потому что Ник резко открыл дверцу машины и склонился к Робби.

   – Ну что, готов, чемпион?

   – Да!

   Малыш самостоятельно вылез наружу. Догнав Ника на пути к дому, Эбби спросила:

   – Ник, что ты собираешься сказать своей матери?

   – А мне и не нужно будет ничего говорить, – злобно прошептал Ник. – Она отлично помнит, как я выглядел в этом возрасте. Мне стало ясно, кто его отец, как только я увидел Робби.

   Сердце Эбби остановилось.

   – Но твоя мать может сказать, что… Господи, я не хочу расстраивать Робби!

   Ник отвернулся от нее.

   – Слишком поздно волноваться по этому поводу.

   Он взял Робби за руку и направился к крыльцу.

   Эбби вздохнула. По крайней мере, она будет рядом, когда Робби узнает правду. И сможет все ему объяснить.

   Она знала, что Джулия сейчас в Шайенне, а Брэд уже окончил колледж. Похоже, сейчас ей предстоит встреча со всеми младшими братьями Ника.

   Эбби вошла вслед за Ником и Робби в мрачную прохладу дома и оказалась в просторной кухне. Кейт Логан стояла возле кухонной плиты и что-то готовила.

   – Кто там? – она оглянулась через плечо, услышав их шаги.

   – Это я, мама, – сказал Ник.

   Женщина обернулась, чтобы обнять своего старшего сына. Но тут же остановилось, увидев рядом с ним Эбби. Улыбка сползла с ее лица.

   – Не знала, что ты собираешься привезти с собой Эбби, Ник.

   – Я привез не только Эбби, но и ее сына.

   Кейт только сейчас обратила внимание на маленького мальчика. Ее глаза округлились.

   – Это…

   У Эбби перехватило дыхание. Сейчас откроется тайна, которую она скрывала все эти годы. Но Ник опередил свою мать:

   – Это Робби, познакомься, мама.

   Не говоря ни слова, Кейт опустилась на колени рядом с мальчиком.

   – Привет, Робби. Я очень рада, что ты к нам приехал… погостить.

   – Спасибо, – малыш старался быть вежливым. Этому научила его Эбби. – Ник говорил, что здесь есть собаки и лошади.

   – Да. А одна собака родила щенят две недели назад. Хочешь посмотреть?

   – Настоящих щенят? Не игрушечных?

   – Самых настоящих. Я попрошу брата Ника, чтобы он показал их тебе. – Кейт поднялась с колен и обратилась к старшему сыну: – Ник, позови Брэда.

   Тот без возражений отправился на поиски брата.

   – Мама, а ты пойдешь со мной смотреть щенков?

   Эбби знала, что сын немного побаивается оставаться один с незнакомыми людьми. Она улыбнулась и погладила его по голове.

   – С тобой будет брат Ника. Я приду попозже, только немного отдохну. Мне же не удалось поспать в машине, как тебе.

   Мальчик спрятался за ее ногу и прошептал:

   – Я не знаю, кто такой Брэд.

   Эбби присела перед ним и крепко обняла.

   – Я понимаю. Но мы с Брэдом давние знакомые. Он очень похож на Ника и не обидит тебя.

   Высокий молодой человек, о котором только что шла речь, вошел на кухню. На его красивом лице появилась приятная улыбка.

   – Здравствуй, Эбби. Рад тебя видеть.

   – Я тоже, Брэд. Это мой сын, Робби.

   – Привет, Робби. Мне сказали, что ты хочешь посмотреть щенят. Я даже могу попытаться уговорить твою маму, чтобы вы взяли одного себе. Ну, как?

   – Правда? – обрадованный Робби тут же взял Брэда за руку.

   После того, как они ушли, Эбби пожаловалась матери Ника:

   – Робби никуда не хочет идти без меня.

   – Я заметила. Он и с Брэдом пошел не сразу. Мне приятно, что ты так хорошо отзываешься о моем сыне.

   Слова Кейт удивили Эбби. Зная Кейт не один год, девушка ждала, когда мать Ника перейдет к сути разговора.

   И действительно, она тут же спросила Эбби:

   – Это ребенок Ника?

   – Да.

   – Ну, Ник, и что теперь? – обернулась Кейт к старшему сыну.

   – Я сказал Эбби, что первые пять лет Робби провел с ней. Следующие же пять лет он будет со мной.

   Кейт пришла в ужас от замысла сына.

   – Неудивительно, что Эбби приехала с тобой, – она сокрушенно покачала головой. – А как же Патриция? Ты подумал о том, как она отнесется к твоей бредовой затее?

   Эбби перевела взгляд с Ника на Кейт.

   – Кто такая Патриция?

   Ответа на свой вопрос она так и не получила. Ник в раздражении мерил шагами кухню.

   – Она должна с этим смириться!

   До Эбби уже начинало кое-что доходить. Она почувствовала, как ее сердце дрогнуло и замерло.

   – Только не говорите мне, что она его жена.

ГЛАВА ВТОРАЯ

   – Она мне не жена! – воскликнул Ник, повернувшись лицом к Эбби.

   – Тогда кто же?

   – Моя невеста.

   Невелика разница, подумала Эбби. Стараясь сдержать свои чувства, она спросила:

   – Ты рассказал ей про Робби?

   – Еще нет. Но она не будет против, – огрызнулся Ник.

   Эбби сомневалась в сговорчивости Патриции. Однако известие о том, что у Ника есть невеста, давало ей возможность вступить с ним в переговоры.

   – Послушай, Ник. Я согласна, что вы с Робби должны лучше узнать друг друга. Но я вернулась в Сидней-Крик и настаиваю на том, что останусь здесь… пока не подыщу работу. А когда я найду для нас жилье, ты сможешь проводить с сыном выходные.

   – Нет! – упорствовал Ник. – Он останется здесь. Я…

   Он замолчал на полуслове, услышав шаги Брэда и Робби. Малыш подбежал к матери и, захлебываясь от восторга, стал рассказывать ей о щенках.

   – Мама, мне очень понравился самый маленький щеночек. Он такой милый.

   – Ты хочешь иметь своего щенка? – спросил Ник.

   Глаза Робби стали огромными:

   – Можно? Мама, давай возьмем щеночка.

   – Скажи ему! – приказал Ник. Эбби нагнулась к сыну.

   – Робби, дорогой, мы останемся ненадолго здесь. И пока мы…

   – Скажи ему правду!

   Эбби закрыла глаза. Она представляла себе этот момент много раз, перебирая в уме вопросы Робби и свои ответы. Ей казалось, что у нее еще есть время, чтобы придумать, как это сделать лучше. Но она была не права.

   – Ты слишком строг с ней, Ник, – попыталась помочь ей Кейт.

   Ник не ответил матери. Он стоял над Эбби и пристально смотрел на нее.

   Эбби опустилась на колени перед сыном.

   – Мой сладкий, помнишь, ты спрашивал про папу?

   – Да. Но все хорошо, мамочка. Не надо плакать.

   Эбби сглотнула ком в горле. Как же она любила этого мальчишку!

   – Постараюсь, заинька. Твой папа…

   Вдруг Ник встал на колени рядом с ней.

   – Я твой отец, сынок. Поверь, я не знал о тебе. Иначе бы приехал к тебе намного раньше.

   Робби озадаченно уставился на Ника большими карими глазами.

   – А почему тогда мама сказала, что у меня нет папы?

   Эбби взяла Робби за руки и начала объяснять, хотя из глаз ее лились слезы:

   – Он сказал правду, Робби. Ты знаешь, почему я тебя так назвала?

   Мальчик покачал головой.

   – Твой дедушка умер как раз за год до того, как я уехала в Шайенн. И когда я узнала, что у меня появишься ты, то захотела дать тебе его имя. Дедушку тоже звали Роберт.

   – И он не видел меня, когда я был маленьким? – спросил Робби.

   Эбби почувствовала, как кто-то коснулся ее плеча. Это Кейт подошла к ним и встала рядом.

   – Нет, родной, не увидел, – в голосе матери Ника чувствовалась грусть. – Но он бы очень этого хотел, будь он жив. Он был моим мужем и отцом Ника.

   Робби повернулся к Нику:

   – У тебя был папа?

   – Да, у меня был очень хороший отец. А у тебя теперь есть бабушка.

   – Правда? – спросил Робби, не понимая, какая связь между смертью деда и последней фразой Ника.

   – Я твоя бабушка, мой дорогой, – сказала Кейт.

   – Ого! Как нас много, мам. Нам теперь будет очень весело!

   Его непосредственность всегда забавляла Эбби. Вот и сейчас Робби пришел в восторг оттого, что у него теперь такая большая семья.

   Эбби сомневалась, что им «будет весело». Она с трудом могла назвать жизнь под одной крышей с Ником забавной. Посмотрев мальчику в глаза, Эбби выдавила из себя улыбку:

   – Ну, конечно, милый.

   – Если мы остаемся здесь, можно мне завести щенка?

   – Спроси у бабушки. Это ее дом, – Эбби обняла сына.

   – Мама, а ты тоже останешься со мной, правда?

   Эбби не успела найти подходящий ответ на этот вопрос. Кейт опередила ее:

   – Да, Робби, ведь твоя мама тоже член нашей семьи.

   – Мам, что ты… – попытался возразить Ник. Кейт, уперев руки в бока, ответила сыну, как отрезала:

   – Я сказала, что она останется.

   Он резко вскочил на ноги и вышел из кухни.

   Эбби молчала. То, что произошло сейчас на ее глазах, озадачило девушку. Кейт пришла к ней на помощь?

   – Кейт, может, лучше будет, если…

   – Нет. Это моя вина, – всхлипнула женщина. – Я не дам ему разлучить тебя с ребенком!

   – В чем же ваша вина? – удивилась Эбби. Брэд поднялся со стула.

   – Не думаю, что хотел бы все это услышать, – он направился в сторону коридора. – Пойду найду Ника.

   – В то время я думала, что Ник может найти себе пару и получше. Ты, наверное, это поняла. А потом, когда умер Роберт, я не захотела, чтобы Ник уезжал. Поэтому он ничего и не знал про Робби. А… а теперь Патриция! – И Кейт разрыдалась.

   Эбби посмотрела на сына:

   – Робби, не хочешь немного отдохнуть?

   – Хорошо, мама. Я пойду придумаю имя для щеночка.

   – Послушайте, Кейт, – Эбби усадила мать Ника на табуретку, – вы ни в чем не виноваты. То, что я забеременела, не ваша вина. И какая разница, кто виноват. Я бы никогда не отказалась от Робби. Я люблю его больше жизни.

   – Его невозможно не любить. Он просто прелесть. Но я не смогла тогда обойтись без Ника. А мне следовало бы справиться со своими проблемами самостоятельно. И теперь вы были бы вместе.

   – Вы потеряли мужа, и у вас осталось пятеро детей. Мы все обсуждали с Ником. Правда, он принял решение за нас обоих. В принципе мы оба виноваты.

   – О, Эбби, ты такая великодушная.

   Девушка отрицательно покачала головой.

   – Вовсе нет. Признаю, вас я тоже винила в этом. Но потом поняла, что Ник сам меня отправил в город. Мне понадобилось много времени, чтобы перестать злиться.

   Кейт вздохнула.

   – Я думаю, ему не следовало бы…

   – Нет, пусть все будет так, как есть. Наши отношения закончились. Теперь пришло время Ника и Патриции. Я буду воспринимать все спокойно до тех пор, пока Ник не захочет отнять у меня Робби.

   – Он не посмеет, Эбби. Обещаю.

   – Кейт, я хочу спросить вот о чем. Не станет ли мое пребывание здесь причиной раздоров между вами и Ником? Если да, то мне лучше подыскать себе другое жилье.

   – Нет. Ник, конечно, расстроен, но он не подлец. Кроме того, я не позволю ему выжить тебя и оставить Робби здесь. Мальчик возненавидит его.

   – А может, и нет, если получит взамен щенка! – улыбнулась Эбби сквозь слезы. – Мне очень неловко, что я так долго скрывала его от вас, Кейт. Но я не знала… не знала, как вернуться.

   Кейт засмеялась:

   – Мой сын сделал мне настоящий подарок. Подарил внука! А ты назвала его Роберт. Я тронута твоим поступком, Эбби.

   – Рада, что смогла доставить вам удовольствие.

   – О, да. – Кейт постучала рукой по соседнему стулу, жестом приглашая Эбби присесть рядом. – Теперь мы определим, где вы с Робби будете жить. Джулия в Шайенне, поэтому ты можешь занять ее спальню. А Робби мы поселим в комнате Чарли. Он сейчас в колледже в Ларами. Его комната находится рядом с комнатой Ника. Думаю, мальчику это придется по душе.

   – Здорово. Кейт, спасибо за то, что дали мне возможность чувствовать себя здесь как дома.

   – Ты мать моего внука. И я очень рада, что теперь мы вместе.

   Но оставалась еще одна нерешенная проблема.

   – Теперь давайте поговорим о Патриции, ладно?

   – Знаешь, с виду она приятная девушка. Но себе на уме. Хочет, чтобы все было так, как она того пожелает.

   Эбби бросила на Кейт изумленный взгляд.

   – И Ник пляшет под ее дудку?

   – Нет, с Ником Патриция очень осторожна. Но и в отношениях с ним эта девушка учитывает только свои интересы. Однажды она сказала Нику, что приготовит ужин. Мой сын согласился, думая, что она накормит всю семью. Однако Патриция накрыла стол только для них двоих. И тем, что она приготовила, Ник не наелся, поскольку целый день работал на ранчо. После ужина он, конечно, поблагодарил ее. Но, как только за ней закрылась дверь, принялся делать себе бутерброды!

   – А где же ели вы с детьми?

   – В кафе. Джулии и Брэда как раз не было в городе. А дети пришли в полный восторг, что мы не остались ужинать дома. Правда, я нашла на кухне гору грязной посуды. Как объяснил Ник, у Патриции не хватило времени, чтобы ее помыть. И все это пришлось мыть мне.

   – Не может быть! – ужаснулась Эбби.

   – Может. Когда я зашла на кухню, Ник как раз пытался одной рукой мыть посуду, зажав в другой бутерброд. И я сама принялась за дело. Вот тогда до меня дошло, что я сделала большую ошибку. Она совсем не подходит Нику.

   – Патриция любит детей? – по мнению Эбби, это могло бы загладить другие недостатки девушки. – Возможно, она поладит с Робби?

   Кейт с сомнением покачала головой.

   – Я знаю, что она учительница, но, кажется… дети ее не любят.

   Эбби поерзала, поудобнее устраиваясь на стуле. Она успешно справилась с первым препятствием – матерью Ника. Но главная неприятность еще впереди.

   Что же ей делать с Патрицией?


   Подумать о том, как вести себя с Патрицией, у Эбби не хватило времени. Весь оставшийся день она была слишком занята. После ужина они с Кейт убирались на кухне, затем Эбби купала сына, прежде чем уложить его в постель.

   Немного поколебавшись, она все же отправила мальчика пожелать всем спокойной ночи. Кейт обняла его и поцеловала. Робби посмотрел на мать. Та кивнула в направлении Ника. Малыш пожелал спокойной ночи и ему.

   После того, как Ник обнял его, мальчик подошел к Брэду и младшим братьям. Он уже познакомился с ними, когда те пришли из школы. Затем малыш вернулся к матери и протянул к ней ручки.

   – Я сам отнесу тебя в постель, Робби, – Ник сгреб мальчика в охапку.

   – Хорошо, – малыш не сопротивлялся, но его взгляд устремился на Эбби. – Ты идешь, мама?

   Эбби вошла вслед за ними в комнату Чарли, сняла покрывало и убрала его. Ник положил сына в постель.

   – Это твоя новая комната, сынок. Тебе здесь понравится. Она рядом с папиной спальней.

   – Мама, а где ты будешь жить? – спросил Робби.

   – Прямо по коридору. Не волнуйся, я буду рядом, когда ты проснешься.

   – А ты пойдешь завтра со мной смотреть моего щеночка?

   – Да. Ты уже решил, как его назвать?

   Робби посмотрел на мужчину, молча стоявшего возле кровати. Потом перевел взгляд на мать.

   – Я хочу назвать его Малыш. Потому что он самый маленький.

   Эбби начало волновать молчание Ника, но, слава богу, он наконец открыл рот:

   – Ты придумал хорошее имя, Робби.

   Мальчик улыбнулся. Эбби наклонилась к нему и подоткнула одеяло так, как это ему всегда нравилось.

   – Теперь время для молитвы.

   Робби сложил ладошки вместе. Он повторял слова вслед за Эбби, а в конце сказал:

   – Спасибо за щеночка. И, пожалуйста, Боженька, благослови мою маму и… моего папу.

   Эбби, улыбаясь, наклонилась и поцеловала сына.

   Ник не сдвинулся с места. Он молча стоял возле кровати сына с каким-то странным задумчивым взглядом. Из этого оцепенения его вывел телефонный звонок. Ник посмотрел в сторону кухни. Туда, где находился ближайший аппарат.

   – Ник, звонит Патриция, – позвала его мать. Так и не сказав ни слова, он развернулся и вышел.

   – Он сердится на меня? – прошептал Робби.

   – Нет, что ты. Просто его позвали к телефону.

   – Мама, а мы правда будем здесь жить?

   – Не знаю, милый. Но мы с тобой всегда будем вместе. Ты и я.

   – Это хорошо, – Робби закрыл глаза. – Спокойной ночи, мамочка.

   Эбби погладила сына по голове:

   – Спокойной ночи, дорогой.

   Но вместо того чтобы уйти, она продолжала сидеть возле его кровати. Ей не хотелось возвращаться на кухню. Конечно, Кейт отнеслась к ней очень приветливо. А вот Ник, кажется, все еще на нее злится.

   Его младшие братья оказались довольно дружелюбны, особенно по отношению к Робби. Сначала Брэд познакомил его с Мэттом, а потом с Джейсоном. Тому уже исполнилось шестнадцать лет, поэтому он отнесся к малышу снисходительно. Ведь у него были дела посерьезнее, чем его племянник.

   Эбби вспомнила день, когда Нику исполнилось шестнадцать. Тогда они первый раз поцеловались.

   Все так изменилось за эти пять лет.

   Эбби посмотрела на мирно посапывающего мальчика, потом встала и поцеловала его в лоб. Не в ее власти что-либо изменить.

   Она на цыпочках вышла из комнаты Робби.

   На кухне остались только Кейт и Ник. Он до сих пор разговаривал по телефону, а его мать ставила в духовку пирог.

   Эбби подошла к Кейт и прошептала:

   – Чем я могу вам помочь?

   – Ничем. Ты и так уже переделала сегодня кучу дел.

   – Я рада, что моя помощь пригодилась, – улыбнулась Эбби. Но тут громкий возглас Ника стер улыбку с ее лица.

   – Нет! – завопил он в телефонную трубку и бросил ее на аппарат.

   Эбби в недоумении уставилась на него. Она поняла, что сейчас лучше помалкивать. Кейт первой нарушила молчание:

   – Что-то не так, сынок?

   Сдерживая гнев, Ник посмотрел сначала на мать, потом на Эбби.

   – Нет, ничего не случилось, – с этими словами он вышел из кухни.

   Убедившись, что Ник уже не сможет ее услышать, Эбби спросила у Кейт:

   – Интересно, что у них произошло?

   – Думаю, сегодня Патриция узнала настоящего Ника. Она упрашивала его пойти погулять, а он ей отказал.

   Неужели из-за меня и Робби? – от этой мысли у Эбби перехватило дыхание.

   – Может, нам с Робби лучше пожить где-нибудь еще?

   – Нет. Я не хочу, чтобы мой внук приходил ко мне в гости. Чем скорее Ник это поймет, тем лучше. А если нет, то чувствую, Патриция заставит его построить новый дом.

   Эбби постаралась скрыть свое волнение.

   – Он так и сделает, если по-настоящему ее любит.

   – Не уверена, – Кейт склонилась над духовкой, проверяя пирог.

   Сердце Эбби забилось быстрее. Даже себе она не могла сознаться в том, как сильно хотела, чтобы Ник вновь полюбил ее. Она боялась признать и то, что сама до сих пор его любит. Но, к сожалению, все изменилось. Ник теперь с другой женщиной.

   Которая станет мачехой ее сыну.


   Ник захлопнул дверь своей комнаты. Глупо было ждать, что новости обрадуют Патрицию. Любая невеста расстроилась бы от известия, что у будущего мужа есть сын.

   Но теперь она знает о Робби, и им придется по-другому строить свои взаимоотношения.

   Внезапно его мысли перескочили от Патриции к Эбби. Она свободна, и к тому же мать его сына. Но тут он остановил себя: опасно идти по этому пути.

   Ник уже не испытывал к ней такой злости, как в первый момент. Его грызла обида, что она скрывала от него такой драгоценный секрет целых пять лет. Но, наверное, все-таки нужно попытаться понять ее.

   Раньше он всегда понимал Эбби.

   Теперь ему надо было найти способ, как поладить с Патрицией и сыном. Да еще с Эбби. Понятно, что она не бросит своего ребенка. И пока Робби живет в этом доме, придется смириться с тем, что Эбби тоже будет жить здесь.

   Значит, он должен быть уверен в том, что никто не будет крутиться возле нее.

   Ник нахмурился. Откуда такие мысли?

   Эбби, как и прежде, была хороша собой. Вряд ли найдется такой мужчина, который бы не мечтал оказаться рядом с ней.

   Лежа на кровати и заложив руки за голову, Ник размышлял о будущем. Потом оставил это занятие и выключил свет.

   Кто знает, что принесет будущее?


   На следующее утро Робби встал в семь часов, несмотря на то, что была суббота. Эбби ждала сына на кухне. Она поднялась пораньше, чтобы помочь Кейт приготовить завтрак.

   Ник не придал этому значения, но Брэд заметил, что у них вдвоем работа спорится гораздо быстрее.

   Кейт обняла прибежавшего на кухню Робби и поинтересовалась, не голоден ли он.

   Малыш взглянул на тарелки, стоявшие на столе.

   – Блинчики! Мои любимые!

   – Робби, возле кровати я положила твою одежду, – ласково произнесла Эбби. – Иди и переоденься. А потом приходи завтракать.

   Решив схитрить, Робби, посмотрел на Ника, в надежде, что тот отменит решение матери. Но Ник усмехнулся:

   – Может, тебе нужна моя помощь?

   – Нет, я умею сам одеваться. Только плохо зашнуровываю ботинки.

   – Я помогу тебе, как только оденешься, – пообещал Ник.

   Через пять минут Робби вернулся на кухню.

   – Ты просто красавчик, – похвалила его Кейт.

   – Спасибо… – Робби запнулся, но потом продолжил: – бабушка.

   – Пожалуйста, внучек.

   Робби посмотрел на мать.

   – Это она мне сказала?

   – Да, мой сладкий, – улыбнулась Эбби. Робби подошел к Нику.

   – Папочка, зашнуруй мне, пожалуйста, ботинки.

   – С удовольствием. Садись сюда, – Ник посадил Робби на колено и начал шнуровать ему ботинки. – А теперь, как насчет настоящего завтрака для мужчин?

   – Мамочка, можно мне попробовать завтрак для мужчин?

   – Давай начнем с завтрака для маленького мужчины, – предложила Эбби.

   Мальчик заулыбался и закивал головой.

   В это утро они сидели за столом дольше, чем обычно. Робби весело болтал, а Ник то и дело улыбался, слушая сына. Эбби тоже пришла в хорошее настроение и чувствовала себя очень уютно, почти как дома.

   Все было хорошо до тех пор, пока не открылась задняя дверь. На кухню вошла высокая худая блондинка с карими глазами.

   Эбби и без восклицаний Ника поняла, что перед ней та самая Патриция.

   – Привет, я не ожидал, что ты придешь, – Ник встал, чтобы поздороваться с невестой.

   – Здравствуй, любимый, – ответила она и, не обращая внимания на присутствующих, впилась в его губы долгим поцелуем.

   Эбби смутил поступок Патриции. На лице у остальных было написано то же самое.

   Ник убрал руки Патриции и отодвинулся от девушки.

   – Патриция, на нас все смотрят. Вся семья здесь.

   – Привет, – она повернулась и окинула надменным взглядом сидевших на кухне людей.

   Кейт встала и подтянула еще один стул.

   – Садись, Патриция, я сейчас налью тебе кофе.

   Блондинка откинула на спину свои шелковистые волосы.

   – Здесь? Ну уж нет. Мы с Ником предпочли бы уединиться.

   – Налей ей кофе, мама. Она позавтракает вместе с нами, – голос Ника звучал решительно. И он силой усадил свою невесту на стул.

   – Ник, – в голосе Патриции прозвучала мольба. – Нам нужно поговорить.

   – Попозже. А сейчас, познакомься, это мой сын Робби. Это моя невеста, Патриция Отвел.

   Даже не взглянув на мальчика, она спросила Ника:

   – Какая у него фамилия?

   Ник вопросительно посмотрел на Эбби.

   – Его фамилия Стэффорд, – произнесла она.

   – Ты что, не записала меня как отца Робби? – потребовал ответа Ник.

   – Записала. Но ему оказалось проще жить под моей фамилией.

   – В таком случае я сейчас же подам иск в суд, чтобы усыновить Робби.

   – Послушай, Ник, мы с тобой еще не обсуждали это, – капризно заявила Патриция. – Ты что, уже должен платить на него алименты? Тебе действительно хочется усыновить этого ребенка?

   – Это мой сын, Патриция. И я несу за него ответственность, – Ник улыбнулся Робби, даже не посмотрев в сторону невесты.

   – Я все же думаю, что нам нужно поговорить об этом, – Патриция сменила тон с капризного на нежный. Но Эбби заметила, что ее взгляд так и остался холодным.

   – Нет, – это был единственный ответ Ника. И опять Кейт попыталась спасти ситуацию:

   – Патриция, ты уже завтракала? Извини, не спросила тебя сразу. Я могу…

   – О, нет, спасибо, миссис Логан. Я обычно рано завтракаю.

   – Хотите посмотреть моего щеночка? – внезапно спросил Робби. – Мама тоже пойдет с нами. Дядя Брэд сказал, что через неделю я смогу забрать его в дом.

   Патриция с ужасом уставилась на мальчика.

   – Домой? Я бы никогда не разрешила держать животных в доме. Они перевернут там все вверх дном.

   – Но бабушка сказала…

   – Все нормально, приятель, – успокоил сына Ник. – Ты можешь принести щенка сюда, когда он немного подрастет.

   Патриция, похоже, была от этого не в восторге.

   – Ник, во что ты хочешь превратить дом? Тебе следует объяснить ему, что я…

   – Это дом моей матери, Патриция. Поэтому мы ничего не будем обсуждать.

   – Еще посмотрим, – она надменно улыбнулась. Брэд, не выдержав, вскочил из-за стола.

   – Спасибо, ма. Я пошел в конюшню. Нужно проверить, как там больная лошадь.

   Эбби поняла, что брат Ника хочет поскорее убраться из кухни, и решила присоединиться к нему.

   – Можно, мы с Робби пойдем с тобой? Я обещала посмотреть вместе с ним щенков.

   Джейсон и Мэтт тоже решили составить им компанию. Вскоре на кухне не осталось никого, кроме Ника, Патриции и Кейт.

   – Пойдем в кабинет, Ник. Не будем мешать твоей матери мыть посуду, – предложила Патриция.

   Ник выпятил вперед нижнюю челюсть. Кейт знала, что это верный признак гнева.

   – У меня есть идея получше. Почему бы нам с тобой не помочь маме убрать со стола и помыть посуду?

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

   Эбби была поражена тем, что увидела. Она шла рядом с Брэдом и молчала. Ей было трудно сосредоточиться на болтовне Робби. Мальчик шагал впереди вместе с Мэттом и Джейссином. Уже который раз Эбби прокручивала в голове сцену на кухне.

   – Ну, как тебе будущая жена Ника? – наконец спросил Брэд.

   Эбби с интересом посмотрела на него.

   – Я не слышу теплоты в твоем голосе.

   – Брось, Эбби. Ты же сама видишь, она не пара Нику. Если он женится на ней, его жизнь превратится в сплошной ад!

   – Но что-то же привлекло его внимание к ней. Не будь к Патриции таким строгим, Брэд.

   – Все это не для меня. Если она поселится у нас, я уеду.

   – Не думаю, что ей захочется жить у вас в доме.

   – Может, он ее бросит, а? – в голосе Брэда послышалась надежда.

   – Нет. Я имела в виду совсем другое. Мне кажется, Ник построит для нее новый дом.

   – Черт! Я не подумал об этом.

   – Брэд, Ник должен сделать свой выбор.

   Брат Ника покачал головой.

   – Любой другой, но не этот. Я уверен, что он не будет счастлив с ведьмой Отвел.

   Эбби хмыкнула. Робби позвал ее:

   – Ты идешь, мамочка?

   Поняв, что стоит с Брэдом перед сараем, Эбби извинилась и поспешила внутрь к сыну.

   – Видишь, мама? – Робби держал в руках крошечного черного с белыми пятнами щеночка. – Это Малыш.

   – Ой, какой славный. Робби, а это действительно мальчик? – поинтересовалась Эбби.

   Джейсон взял щенка из рук Робби и осмотрел его.

   – Нет, это девочка.

   – Значит, я не могу называть его Малыш?

   – Нет, Робби. Но ты можешь называть ее Малышка, – успокоила Эбби сына и улыбнулась.

   Робби осторожно забрал щенка у Джейсона.

   – Мама, а ты знала, что Джейсон и Мэтт мои дяди?

   – Да, дорогой.

   – Вчера у меня не было ни одного дяди, а сейчас целых три! – от восторга рот мальчика растянулся в широкой улыбке.

   – На самом деле их четыре. Чарли учится в колледже в другом городе. А еще у тебя есть тетя. Они у тебя всегда были, Робби, – внесла ясность Эбби. – Я просто не рассказывала о них.

   – Понятно. А еще у меня теперь есть щеночек!

   Эбби посмотрела на братьев.

   – Не спрашивайте его, чему он больше рад. Боюсь, вы проиграете в состязании со щеночком.

   – Мы отлично это понимаем, Эбби. Да к тому же и сами любим щенков, – ухмыльнулся Мэтт. А потом нахмурился: – Боюсь, Патриция не разрешит нам приводить щенков в дом.

   Эбби промолчала. Это не ее дело – переубеждать младших братьев Ника.

   Брэд поторопился сообщить последние новости:

   – Эбби думает, что Ник построит новый дом.

   – Значит, после женитьбы Ник уже не будет жить вместе с нами?

   – Да, – пробормотал Брэд. – На Ника наденет хомут его…

   – Брэд! – Эбби бросила взгляд на сына. Но Робби играл со щенком и не проявлял интереса к их разговору. – Ты не прав. И если Ник захочет сделать приятное своей будущей жене, это не должно осуждаться.

   – Ну да, конечно, – Брэд не стал продолжать спор, но по его глазам Эбби видела, что он с ней не согласен.

   – Пойдем домой, Робби. Я думаю, что щеночку пока будет лучше возле мамы. Положи его обратно. А завтра придешь и опять с ним поиграешь.

   – А где же больная лошадь? – Робби вспомнил, зачем сюда пришли его дяди.

   Эбби повернулась и посмотрела на Брэда. В ее глазах он увидел неподдельный интерес.

   – Представляешь, а никакой больной лошади нет. Это такой секретный код. Мы говорим так, чтобы уйти. Патриция ничего не знает об этом и не обижается на нас.

   Робби хотел еще что-то спросить, однако Эбби решила, что на сегодня хватит вопросов. Он и так слишком много узнал за сегодняшнее утро.

   – Пойдем, Робби. Нам нужно помочь бабушке убрать на кухне.

   Войдя в дом, они обнаружили Кейт на кухне в полном одиночестве. Эбби сразу же извинилась.

   – Не переживай, Эбби. Я мою посуду сама с тех пор, как Джулия уехала в город. В доме остались только я и куча мужчин, которые не умеют ее мыть.

   – Возможно, их следует потренировать. И тогда они станут лучшими мужьями в Сидней-Крик.

   Кейт засмеялась:

   – Могу себе представить, как они отнесутся к твоему предложению.

   – Во всяком случае, пока я здесь, у вас всегда будет помощник.

   – Спасибо, дорогая.

   – А где папа? – подергал бабушку за фартук Робби.

   – Он в своем кабинете с… – прежде чем Кейт успела закончить, Робби побежал по коридору.

   – Патриция все еще здесь? – спохватилась Эбби, – О боже. Я сейчас вернусь.

   Эбби побежала за Робби, но не успела его остановить. На подходе к кабинету она услышала крик Патриции:

   – Убирайся прочь, маленькое чудовище! Как ты смеешь вмешиваться в наш разговор!

   Эбби бросилась к сыну. Он прижался к ее коленям. Из глаз мальчика текли слезы.

   – Мама, она кричала на меня!

   Эбби взяла малыша на руки и пошла с ним назад на кухню.

   – Дорогой, ты забыл постучаться. Каждый раз, прежде чем войти в кабинет, нужно постучаться. Нельзя заходить в чужую комнату просто так.

   – Я забыл! – мальчик сокрушенно покачал головой. Слезы все еще текли по его щекам. – Я думал, что папа тоже захочет это узнать!

   Ник вошел в кухню и заботливо посмотрел на сына. Эбби удивил его взгляд.

   – Что мне нужно знать, сынок?

   – Я хотел ска… сказать тебе, что Малыш – это девочка. Извини, я забыл постучаться, – малыш продолжал всхлипывать.

   – Не беда, Робби. Женщины иногда расстраиваются из-за таких мелочей.

   – А мама нет, – нахмурился Робби. Он не понимал своего отца.

   – Этого ребенка нужно научить хорошим манерам! – сделала язвительное замечание Патриция, заходя на кухню. – Похоже, мать не справляется с его воспитанием.

   Эбби уже приготовилась сказать Патриции, что та вряд ли сама справится с ролью матери. К счастью, вовремя вмешался Ник:

   – Эбби прекрасная мать и очень хорошо воспитывает Робби. А тебе, Патриция, следовало бы учесть, что моему сыну всего четыре года.

   – Неужели ты не видишь, Ник, что ребенком никто не занимался. Мне будет не сложно обучить его правилам хорошего поведения. Мои ученики умеют себя вести.

   – Ты работаешь в старших классах. Подожди лет десять, и он будет таким же дисциплинированным, как и твои ученики. – Ник обнял Робби и ласково произнес: – Все хорошо, сынок, не расстраивайся.

   – Не буду, папочка, – ответил ему Робби, но все-таки уткнулся лицом в колени Эбби.

   Слова мальчика взбесили Патрицию.

   – Ник, он не должен тебя так называть. По городу поползут слухи. Для всех будет лучше, если он станет называть тебя просто Ник.

   Кейт сделала шаг вперед, собираясь поставить Патрицию на место, но Ник успокаивающе положил руку на ее плечо.

   – Нет, Патриция, этого не будет. Робби – мой сын, и мне нечего стыдиться. Я привез его домой не для того, чтобы прятать.

   – Мне вообще непонятно, зачем ты его сюда привез. А притащить сюда его мамашу было вообще безумием. Люди начнут говорить, будто у тебя с ней интрижка. Мне это неприятно.

   – Черт! Патриция, когда ты будешь думать прежде, чем открывать рот? За сегодняшнее утро ты уже успела обидеть меня, Робби и Эбби. Кто следующий в твоем списке?

   Патриция поджала губы и посмотрела на жениха с нескрываемой злостью. Затем повернулась и направилась к выходу.

   – Ну что же, если ты не хочешь меня слушать, тогда я ухожу. Увидимся сегодня вечером, – и она с грохотом захлопнула за собой дверь.

   На кухне несколько минут царило напряженное молчание.

   – Мамочка, кто это был? – прошептал Робби.

   – Эта женщина хочет стать женой твоего папы, – так же тихо ответила ему Эбби.

   Она поняла, что ей пора похоронить свои надежды на возобновление отношений с Ником. Похоже, ее ожидания не оправдались. И Эбби больше не могла себя обманывать.

   – Ник, я уверена, ты на ней не женишься, – наконец нарушила молчание Кейт.

   – Почему, мама? Ты сама хотела, чтобы я начал встречаться с ней. Ты говорила, что если она преподает домоводство, то умеет готовить и вести домашнее хозяйство.

   – Конечно, братец, это же самые главные качества для выбора невесты! – усмехнулся вошедший на кухню Брэд. – Да она сведет тебя с ума!

   Ник пожал плечами.

   Эбби подумала, что сейчас наступил подходящий момент для осуществления ее плана.

   – Ник, разреши нам с Робби вернуться домой. Патриция права. Если я останусь жить здесь, пойдут слухи. Я не буду прятать от тебя сына. Ты можешь забирать его на выходные и увозить на ранчо. Но…

   – Нет!!!

   Все остолбенели от его оглушительного вопля.

   – Сынок, подумай. Если Эбби хочет жить в своем доме, как ты сможешь ее остановить?

   – Я и не буду. – Ник внезапно улыбнулся от пришедшей ему в голову мысли. – Просто пойду в суд и подам иск по установлению опекунства над Робби.

   – Нет! – вскрикнула Эбби. – Нет! Я никогда не откажусь от сына!

   Ник подошел к ней вплотную. Взгляд его сузившихся и потемневших глаз пронизывал Эбби насквозь.

   – Тогда забудь о переезде. К тому же, когда ты найдешь работу, тебе понадобится помощь моей матери. Кто-то же должен присматривать за Робби.

   – Ты не имеешь права загружать Кейт еще больше!

   – Почему же? Она моя мать. И я не затем привез Робби, чтобы он проводил целый день в детском саду.

   – Значит, ты привез его сюда, чтобы им занималась твоя мать?

   Кейт встала между ними.

   – Дети! Эбби, успокойся, все в порядке. Мне нравится возиться с Робби. Кроме того, с утра он будет на занятиях в подготовительной школе. А днем мне помогут Мэтт и Джейсон.

   – Мне придется пойти на работу, Кейт. Я должна помогать своей матери. Я не могу…

   – Конечно, ты не должна сидеть целый день дома с Робби. Не переживай из-за этого.

   Эбби чувствовала себя виноватой перед Кейт. Ей было неловко оттого, что Ник бесцеремонно собирался взвалить на нее заботу об их ребенке. Она понимала, почему он притащил ее в Сидней-Крик. Это было местью за ее молчание. Теперь пришло время платить по счетам. Но, похоже, Кейт придется разделить участь Эбби.

   Не скрывая своего раздражения, Ник быстро зашагал к выходу. Но на пороге остановился и, не оборачиваясь, произнес:

   – В понедельник мы определим Робби в школу.

   Он вышел, хлопнув дверью.

   – Мы? Что Ник имел в виду, Кейт?

   Женщина ласково положила руку Эбби на плечо.

   – Он хотел сказать, что пойдет в школу вместе с тобой.

   У Эбби пересохло во рту, от волнения покраснели щеки.

   – Патриция будет в ярости.

   – Да, но это не должно тебя беспокоить, – улыбнулась Кейт.

   – Я не хочу ее расстраивать.

   – А ты и не будешь. Ты же не просила Ника пойти в школу, ведь так? У тебя нет над ним никакой власти. И, наконец, ты же не его невеста. Поэтому тебе не нужно волноваться без причины.

   – Но…

   Кейт крепко сжала плечо Эбби.

   – Детка, теперь ты должна понять, почему я обрадовалась твоему приезду. Главная причина в том, что я была к тебе несправедлива. Но теперь сожалею об этом. А еще потому, что не выношу Патрицию. Я не хочу, чтобы Ник лишился своего счастья.

   – Кейт, я боюсь, что потеряю Робби. Такого мне не пережить!

   – Все будет хорошо, дорогая. Я пойду в школу вместе с вами.


   Ранним утром в понедельник они вчетвером сели в машину Ника и поехали в школу. Мальчик сидел на заднем сиденье рядом с Эбби. В зеркале заднего вида Ник видел, как Робби сжимает руку матери.

   Еще за завтраком мальчик спросил, почему он не может ходить в свою старую школу. Ник терпеливо объяснил сыну, что это слишком далеко. Робби тут же заверил отца, что мама будет возить его в школу и обратно.

   Ник улыбнулся, остановив машину перед зданием подготовительной школы, вспомнив, как сам когда-то учился здесь.

   – Пойдем, Робби, – произнес он, затем вылез из машины и открыл заднюю дверь.

   Робби колебался, не решаясь отпустить ладонь матери. Неожиданно Ник наклонился к нему и взял сына на руки. Однако мальчик продолжал цепляться за мать.

   – Мы с бабушкой пойдем следом за вами, Робби, – успокоила его Эбби.

   Они прошли прямо в кабинет директора. И на пороге Ник услышал знакомый голос:

   – О, Николас Логан. Что ты здесь делаешь? – В кресле директора сидела миссис Эндрю, первая учительница Ника. Теперь она возглавляла школу. Женщина заметила Робби. – Ну-ка, кто это у нас здесь?

   – А разве не видно? – Ник начинал злиться.

   – Могу предположить, что это твой сын, но хотела бы удостовериться. – Она посмотрела на женщин, которые вошли вслед за Логаном. – Кейт, здравствуйте! Эбби, и ты здесь? Каким ветром тебя сюда занесло? Соскучилась по родным местам?

   – Я вернулась в Сидней-Крик, миссис Эндрю. И хочу отдать своего сына в вашу подготовительную школу.

   Миссис Эндрю бросила быстрый взгляд на Ника, прежде чем ответить Эбби.

   – Это здорово! Я думала, что ты никогда больше не появишься здесь после смерти отца и отъезда матери.

   – Эбби забыла упомянуть о том, что Робби и мой сын, миссис Эндрю, – вмешался в их разговор Ник, опустив сына на пол.

   – Да я уже сама это увидела. Ну что ж, Робби, пойдём поговорим.

   Миссис Эндрю подошла к мальчику и, взяв его за руку, заметила, что он испуганно косится на мать.

   – Твоя мама останется с тобой, но она слишком большая, чтобы сесть за твою парту.

   Ник с мрачным видом наблюдал, как миссис Эндрю усаживает Робби за маленький столик.

   – Давай посмотрим на картинки. У меня здесь разные цвета. Покажи, какие ты знаешь.

   Робби тут же вытащил карточку.

   – Это красный. Мне нравится красный цвет.

   – Мне тоже, – миссис Эндрю старалась расположить к себе Робби. – А это какой цвет?

   – Это – желтый. Моя учительница говорила, что такого цвета солнце, но на самом деле оно оранжевое.

   – Я думаю, ты прав. А это какой цвет?

   – Зеленый. Такого цвета листочки на деревьях и трава, пока не прошел дождь. А вы знаете, что деревья пьют дождик?

   – Да. Кто тебе рассказал об этом?

   – Мама. Она мне много всего рассказывает.

   – Я вижу. А она читает тебе книжки?

   – Каждый вечер. А иногда еще днем, когда у нее есть свободное время. По телевизору ничего хорошего не показывают.

   – Я довольна, что хорошо выучила твою маму! – засмеялась миссис Эндрю. – А она объясняла тебе, что нужно быть вежливым и уважать учителей?

   Застыдившись, Робби низко опустил голову.

   – Ага. Однажды меня поставили в угол за плохое поведение. Но я попросил прощения.

   – Очень хорошо. Думаю, тебе понравятся новые приятели. Хочешь встретиться с ребятами твоего возраста?

   – Да! А у них есть щенки? У меня теперь есть!

   – Правда?

   Робби ни разу не оглянулся назад, выходя с миссис Эндрю из кабинета. Ник нахмурился.

   – И что, это все? Нам не нужно заполнять анкеты и писать заявление?

   – Думаю, мы все сделаем, когда миссис Эндрю вернется. Но для этого нам не нужен Робби.

   – Он будет проводить здесь целый день? А я хотел показать ему сегодня лошадей.

   – Малыш будет учиться в школе до двух, Ник, – сказала Кейт. – А выполнять домашнее задание он сможет дома.

   В кабинет вошла улыбающаяся директриса. Она села за стол, достала анкеты и протянула их Эбби.

   – Заполни их, дорогая. Ты очень хорошо воспитала мальчика.

   – Спасибо, миссис Эндрю.

   – А как же я? – возмутился Ник.

   – Мне кажется, что ты совсем недавно узнал о существовании сына. Думаю, Робби у нас понравится. Он прекрасно перенес знакомство с одноклассниками.

   – Сколько учеников в подготовительной школе? – спросила Эбби, заполняя анкету.

   – Робби будет шестым.

   – Может, лучше отправим его в школу на будущий год? – вдруг неуверенно предложил Ник.

   – Нет! – в один голос воспротивились его предложению Кейт и Эбби.

   Миссис Эндрю повернулась к нему.

   – Ник, прости меня, но, как я поняла, ты помолвлен с Патрицией Отвел. Или это просто слухи?

   – Нет, это правда, – проворчал Ник, рассматривая свои руки.

   – Тогда, я думаю, решение остается за Эбби.

   – Черт возьми! Но я его отец, и мальчик сейчас живет со мной!

   Миссис Эндрю оглядела всех троих.

   – Что здесь, собственно, происходит, Ник?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

   Эбби почувствовала, как запылали щеки.

   – Понимаете, я сейчас живу у Кейт, пока не найду работу и…

   – Ты не заберешь Робби! – прервал ее Ник хриплым голосом.

   Миссис Эндрю вновь внимательно посмотрела на них. Затем повернулась к Кейт:

   – Может, посидите с Ником в кафе? А мы пока поговорим с Эбби. Я не задержу ее.

   Не слушая протестов Ника, Кейт сразу же согласилась и вытолкала сына из кабинета директора. Как только дверь за ними закрылась, Эбби собралась с духом, готовясь отвечать на вопросы миссис Эндрю.

   – Эбби, хочу тебе сказать, что по закону только ты имеешь все права на сына. Ник не может распоряжаться мальчиком и решать, где ему жить.

   – Да, миссис Эндрю. Ник злится, потому что я все это время скрывала от него Робби. Теперь он пугает меня, что начнет дело об установлении опекунства над сыном. Я не хочу давать ему повода для этой тяжбы.

   – Не думаю, что он выиграет дело. Однако я понимаю твое волнение. Ты знаешь о его помолвке?

   – Да, и уже познакомилась с его милой Патрицией.

   Миссис Эндрю насмешливо хмыкнула.

   – Я слышу в твоем голосе сарказм, моя дорогая, но не виню тебя. И все же она серьезный противник.

   Эбби посмотрела в глаза своей бывшей учительнице.

   – В мои планы не входит воевать с ней. Если Ник выбрал Патрицию, то это его дело, а не мое. Я предполагаю, что она заставит его построить дом. Тогда Кейт, возможно, не будет возражать, чтобы мы с Робби остались у нее. Я с радостью буду платить ей за жилье, как только найду работу.

   – По-моему, Кейт согласится на все, только бы избавиться от Патриции.

   – Это совсем не то, чего я добиваюсь. Просто мне хочется быть рядом с сыном и сделать его счастливым.

   Миссис Эндрю понимающе кивнула.

   – Хорошо, заполняй анкеты, и на этом мы закончим. Твой сын будет заниматься каждый день до двух часов. И еще, оставь ему денег на сегодняшний обед, а с завтрашнего дня он получит талоны на еду. Тогда тебе не нужно будет давать мальчику наличные деньги.

   Эбби отдала директору два доллара и выписала чек на оплату талонов. Затем заполнила оставшиеся документы.

   Покончив с этим, она протянула руку миссис Эндрю.

   – Хочу поблагодарить вас за понимание и за то, что вы облегчили Робби первый день в школе.

   – Это моя работа, – улыбнулась директриса. – Дай мне знать, если тебе понадобится моя помощь.


   В кафе Эбби увидела Кейт, одиноко сидевшую за столиком.

   – Где же ваш сын?

   – Он оставил меня здесь ждать тебя, а сам пошел в магазин заказывать корма для животных. Все в порядке?

   – Да. Миссис Эндрю боялась, что Ник устроит мне скандал прямо в ее кабинете. Я рассказала ей о желании Ника установить опекунство над Робби и о том, что боюсь потерять сына.

   – И теперь она думает, что Ник деспот?

   – Конечно, нет. Она же знает его столько лет. Я объяснила ей, почему он так злился. Но вот что мне пришло в голову, Кейт. Если Ник построит свой дом, то, может, вы согласились бы оставить меня с Робби у себя. Я буду платить за жилье. По крайней мере, сразу же, как только найду работу.

   – Я бы очень хотела, чтобы вы остались. И мне не нужно никакой платы.

   – Кто тут ищет работу? – раздался за спиной Эбби грубый мужской голос.

   Обернувшись, девушка увидела владельца кафе, Джорджа Кирби. Эбби подрабатывала в его заведении, когда училась в колледже.

   – Джордж! – Она вскочила на ноги, чтобы обнять седоволосого старика. – Как вы поживаете?

   – Лучше, как только увидел тебя, малышка Эбби.

   – Я уже давно не маленькая, Джордж. Я повзрослела с тех пор, как окончила колледж.

   – Тебе нужна работа?

   – Очень нужна. Я вернулась в Сидней-Крик и буду жить здесь с сыном. Но для этого мне нужен стабильный заработок. К тому же я еще отсылаю деньги матери во Флориду.

   – Думаю, что могу тебе помочь.

   – Мне нужна такая работа, чтобы я могла забирать сына из школы.

   – Какое время тебя устроит?

   – С утра и до двух дня.

   – Что ж, предлагаю тебе работу с шести часов утра и до обеда. Подходит?

   – Я могла бы утром сажать Робби на школьный автобус вместе с Мэттом, – предложила Кейт. – Думаю, с этим никаких проблем не возникнет. А одежду для школы будешь оставлять ему с вечера. К тому же я не слышала о других вакансиях в Сидней-Крик.

   Эбби радостно улыбнулась им обоим.

   – Хорошо, Джордж. Я согласна.

   – Отлично! Сможешь приступить к работе завтра утром?

   – Так скоро?

   – В последнее время мне приходится самому готовить и обслуживать клиентов.

   – Тогда я начну с завтрашнего утра. Спасибо, Джордж, что помогли мне.

   – Ты хорошая официантка, Эбби. Я знаю, за что буду платить.

   Он взял со стойки еще одну чашку и налил кофе для Эбби.

   – Ну вот, еще одна проблема решена, – улыбнулась Кейт. – Я надеюсь, тебе понравится работать у Джорджа. В Сидней-Крик действительно плохо с рабочими местами. Вот почему Джулия уехала в Шайенн.

   – Я хотела узнать, она уже нашла себе жилье?

   – Нет. Мы разговаривали с ней позавчера, и она сказала, что все еще живет с подругой у знакомых.

   – Не хотела бы она пожить в моей квартире?

   – Сколько это будет стоить? – спросила Кейт, выпрямившись.

   – Восемьсот долларов в месяц. По четыреста с каждого квартиросъемщика. Все вещи, которыми они не будут пользоваться, можно просто сложить в коробку. Я приеду в город через неделю или две и заберу все, что им не понадобится.

   – Мы позвоним ей, как только вернемся домой. У меня есть ее рабочий номер телефона. Джулия очень обрадуется. И думаю, что ее подружка согласится жить с ней вместе.

   – Хорошо.

   – Что у нас хорошего? – Ник расслышал только последнее слово, и теперь хотел знать, о чем они говорили.

   – Эбби согласилась сдавать свою квартиру Джулии с подружкой, – объяснила Кейт. – Разве это не чудесно?

   – Да. Просто класс.

   Но Эбби показалось, что Ника не слишком обрадовало это известие.

   – Если по какой-то причине ты не хочешь, чтобы я сдавала квартиру Джулии, скажи прямо, Ник.

   – Мне все равно, что ты собираешься с ней делать. Я дождусь сегодня кофе?

   – Сейчас принесу. – Эбби встала со своего места и, подойдя к стойке, достала чистую кружку. – Джордж, я обслужу Ника.

   – Прекрасно! – отозвался он из открытой двери кухни.

   – Тебе не следовало этого делать, – возмутился Ник, когда она стала наливать ему кофе. – Джордж кому-то платит за эту работу.

   – Да, мне.

   Ник непонимающе уставился на Эбби:

   – О чем ты говоришь?

   – Джордж предложил мне работу, и я согласилась.

   – Черт, это просто смешно! Ты же не для того училась в колледже, чтобы стать официанткой.

   – Но это единственная работа, какую мне предложили. Я не вернусь в Шайенн без сына.

   – Возможно, вакансии найдутся в Пайндейле.

   – Тратить час на дорогу в одну сторону? Нет, спасибо.

   – Эбби, одумайся. Ты обязательно подыщешь для себя что-то получше, чем место официантки!

   – Я не стыжусь своего прошлого. К тому же я смогу забирать Робби из школы.

   – Но это моя обязанность!

   Кейт толкнула Ника локтем в бок.

   – На ранчо столько дел. Конечно, первую неделю ты, может, и будешь забирать Робби из школы, но потом непременно переложишь это на меня. Я думаю, Эбби молодец, что согласилась работать у Джорджа.

   – Тогда пусть Робби ожидает меня в кабинете Патриции. Их школы находятся рядом. Я буду заезжать за ним, как только освобожусь.

   Кейт и Эбби ответили одновременно:

   – Нет!

   – Почему?

   – Потому, что Патриция не любит маленьких детей, и это не…

   – Нет, любит. Она же учительница! – встал на защиту невесты Ник.

   Эбби усмехнулась, но не стала его переубеждать.

   – Это не имеет значения, Ник. Она не несет никакой ответственности за моего сына. А я несу.

   – И я тоже!

   – Да, ты тоже. Но у тебя нет возможности забирать его днем из школы, а у меня есть.

   – Мне это не нравится!

   – А я не спрашиваю, нравится тебе это или нет. Просто все будет так, как я тебе сказала, – Эбби взяла свою чашку и сделала глоток, затем посмотрела на Кейт. – Здесь всегда такой кофе?

   – К сожалению, да. Это единственное кафе в городе, и здесь хватает посетителей. Но не все остаются довольными.

   – Ну, тогда я сама буду варить кофе с завтрашнего утра.

   – Для этого тебе придется очень рано встать, – сказал Ник, пытаясь заставить Эбби отказаться от принятого решения.

   – Джордж просил меня приезжать в шесть часов. Самое время заняться приготовлением кофе. Он будет готов как раз к открытию кафе.

   – А что скажут люди, которых тебе придется обслуживать? Здесь тебя многие знают, – не унимался Ник.

   Кейт с упреком посмотрела на сына.

   – Мне кажется, ты становишься похож на Патрицию. Что здесь такого? Это честная работа. И она даст Эбби возможность заниматься сыном после школы.

   – Ты несправедлива по отношению к Патриции. К тому же она хорошо относится к Робби.

   – А ты уже забыл, как она накричала на него, когда он без стука вбежал в кабинет? – поинтересовалась у сына Кейт.

   – Мама, мы хотели побыть наедине. Конечно, Патриции не понравилось его внезапное вторжение.

   – Я ничего против нее не имею. Но пусть она больше не обижает Робби, – спокойно произнесла Эбби и взглянула на часы. – Мне нужно подготовиться к завтрашнему дню. Может, поедем домой прямо сейчас?

   Ник словно не услышал ее вопроса.

   – Я хочу съесть кусок пирога. – Он облокотился на спинку стула и пристально посмотрел на Эбби.

   – Хорошо, Ник. Какой пирог тебе принести? – она решила не обращать внимания на его поведение.

   Ник бросил взгляд на выставленные в витрине пироги. Их пекли прямо в кафе, и они всегда были свежими.

   – Я возьму себе яблочный. Мам, ты какой хочешь?

   – А мне кусочек орехового пирога. – После того как Эбби ушла на кухню, чтобы принести их заказ, Кейт задумчиво произнесла: – Думаю, ей здесь понравится. По крайней мере, она будет готовить хороший кофе и обслуживать клиентов с улыбкой.

   – Она еще раскается, что согласилась на эту работу. Это не так уж и просто.

   – А ты думаешь, что роль матери-одиночки подходит тем, кто привык жить без трудностей?

   – Нет, мам. Я знаю, как тебе пришлось нелегко.

   – Ты ошибаешься, сынок. Эти тяготы не стали для меня непосильной ношей. У меня были деньги. Я всегда могла опереться на твое плечо. Эбби же осталась совершенно одна.

   – Но она должна была позвонить мне, рассказать о сыне. Я бы помог.

   – После того, как ты отправил ее в город? Не думаю, что Эбби продолжала верить в твою любовь. И хорошо. Иначе известие, что ты обручен, стало бы для нее катастрофой.

   – Послушай, я не давал ей обещаний.

   – Разве? Ты обещал жениться на ней.

   – Эбби знала, что у меня тогда не было другого выхода.

   – По-моему, она уехала только потому, что ты не оставил ей выбора.

   Эбби вернулась к их столику с заказанными пирогами.

   – Вот, пожалуйста.

   Над дверью звякнул колокольчик. В кафе вошли новые посетители.

   Эбби подошла к их столу и поприветствовала клиентов:

   – Доброе утро, господа. Могу я предложить вам что-нибудь выпить?

   – Мам, что она делает? – шепотом спросил Ник у матери.

   – Помогает Джорджу. А ты что подумал?

   – Джордж мог бы и сам прийти и обслужить клиентов.

   Кейт спокойно откусила кусочек пирога и стала медленно жевать.

   – Мама, доедай быстрее. Нужно увести отсюда Эбби.

   – Но она прекрасно справляется со своими обязанностями.

   – Разве ты не видишь? Тот парень флиртует с ней.

   – Ну и что. Зато она получит хорошие чаевые.

   Ник встал из-за стола.

   – Пойдем, Эбби. Нам надо уходить, – окликнул он девушку.

   – Одну минуточку, – ответила Эбби, принимая заказ у посетителей. – Через несколько минут вы уже сможете поесть, – улыбнулась она клиентам и направилась на кухню, где отдала Джорджу листок с заказом. Затем подошла к своему столику и унесла на кухню грязную посуду. – Ник, ты уже заплатил? – спросила Эбби, когда вернулась.

   – Нет, а что?

   – Тогда я сейчас выбью тебе чек.

   – Отлично, – сквозь зубы процедил Ник и положил на прилавок десятидолларовую бумажку. – Сдачи не надо!

   Бросив на него презрительный взгляд, Эбби положила купюру в кассу и пробила чек, после чего вышла на улицу. Только дребезжание колокольчика на громко хлопнувшей двери выдало, что она рассержена.

   Ник молчал, пока они не сели в машину. Хмуро посмотрев на Эбби в зеркало заднего вида, он потребовал от нее объяснений:

   – Почему ты не забрала положенные тебе чаевые?

   – Потому что сегодня я лишь помогала Джорджу, а не работала.

   – Я специально оставил тебе чаевые.

   Эбби подняла глаза. В зеркале отразился ее холодный взгляд.

   – Мне не нужны твои подачки, Ник Логан. Я уже доказала, что могу позаботиться о себе и сыне самостоятельно.

   Ее нежелание принять его помощь смутило Ника.

   – Черт возьми, Эбби! Я все еще зол на тебя. Но все-таки хочу поблагодарить за Робби. Ты отлично его воспитала.

   Взгляд Эбби смягчился. Напряжение спало.

   – Все в порядке, Ник. Самое главное, что Робби среди родных и ему хорошо. А ради его счастья я готова и дальше жить на ранчо.

   Ник откашлялся.

   – Спасибо, Эбби. Это очень благородно с твоей стороны.

   Ему вдруг захотелось понять, изменилось ли что-нибудь в их отношениях.


   Сегодня Робби первый раз отправился в новую школу. Эбби очень переживала, но все прошло гладко. За ужином мальчик, не умолкая, рассказывал, как ему было интересно и весело.

   Наконец Эбби решилась прервать болтовню сына:

   – Робби, я очень рада, что ты хорошо провел время. Но, может, ты позволишь еще кому-нибудь рассказать, как прошел день?

   Мальчик обвел взглядом сидевших за столом. Все продолжали молчать. Малыш снова открыл рот, но Эбби опередила его.

   – Мэтт, как твои успехи в школе? – поинтересовалась она.

   Как и положено современному подростку, Мэтт коротко ответил:

   – Нормально, – и положил в рот новую порцию картофельного пюре. – Правда, сегодня я получил сто баллов за тест по математике.

   – Так это же здорово! – воскликнула Эбби. – Ты молодец.

   – Я горжусь тобой, сынок, – поддержала ее Кейт. – Что же ты молчал? Я уже начала волноваться, не случилось ли чего плохого.

   – Просто дал Робби выговориться. Все-таки первый день в школе.

   – Мама, а почему бабушка гордится Мэттом? – спросил шепотом Робби.

   – Он получил очень высокую оценку за свой тест, – улыбаясь, объяснила Эбби сыну. – Правда, здорово?

   – Да. Мэтт, ты молодец, – сказал Робби, подражая матери.

   Ник и Брэд наперебой принялись поздравлять брата. Мэтт смутился.

   – Боже, если б я знал, что вы устроите столько шума, то помалкивал бы.

   – Думаю, ты будешь хорошим примером для Робби, – улыбнулась ему Эбби. – Кроме того, теперь я знаю, кого просить о помощи, если у Робби возникнут проблемы с учебой.

   – А что, его отец уже не годится для этой миссии? – усмехнулся Ник.

   – Я этого не говорила. Но когда вы с Патрицией переедете в свой дом, тебе, наверное, будет не совсем удобно…

   Он положил вилку на стол.

   – Минуточку, Эбби. С чего ты взяла, что я собираюсь куда-то переезжать?

   – Ну, это ведь дом твоей матери. А вы с Патрицией, наверное, захотите жить в собственном жилище.

   – Патриция действительно хочет, чтобы мы переехали, но я не вижу в этом смысла.

   – Если я найду квартиру в Сидней-Крик, ты позволишь нам с Робби поселиться там после вашей свадьбы? – спросила Эбби, надеясь достучаться до его сознания. Ей с Патрицией будет очень сложно ужиться под одной крышей.

   – Нет, я уже говорил тебе.

   Кейт постаралась разрядить обстановку.

   – Эбби нужно идти купать Робби и укладывать спать. Поэтому она не сможет помочь мне вымыть посуду. И я решила, что с сегодняшнего дня у вас тоже появятся обязанности по дому, – обратилась она к сыновьям.

   Похоже, им пришлась не по душе затея матери. Всем, кроме Ника.

   – Мама права. Мэтт и я моем посуду сегодня вечером. А завтра – Брэд и Джейсон. Договорились?

   – Без проблем, Ник, – поспешно согласился с братом Брэд. Они с Джейсоном задвинули под стол табуретки и быстро вышли из кухни.

   – Я тоже могу помочь, Кейт, – тихо произнесла Эбби.

   – Нет, спасибо. Ложись поскорее спать. Я же вижу, как ты сегодня устала.

   – Спасибо за заботу, Кейт. – Эбби вышла из кухни и повела Робби в ванную.

   Ник стер со стола и кинул губку в Мэтта.

   – Ну что, юный вундеркинд, приступим?

   Через тридцать секунд зазвонил телефон.

ГЛАВА ПЯТАЯ

   Звонила Патриция.

   Мэтту пришлось одному убирать на кухне. Когда он ушел, Кейт взяла щетку и принялась подметать пол.

   Закончив разговаривать, Ник повернулся к матери.

   – Мама, иди спать, я сам подмету. А завтра извинюсь перед Мэттом. Послушай, могу я у тебя спросить кое о чем?

   – Конечно.

   – Тебе нравится Патриция?

   Немного помолчав, Кейт ответила:

   – Она должна нравиться тебе, Ник. Ваши отношения – это не мое дело.

   – Но они коснутся и тебя, если после свадьбы мы поселимся на ранчо.

   Кейт вздохнула.

   – Да, тогда я увижу, что происходит между вами на самом деле. К тому же мне придется ладить с Патрицией. А она не из тех, с кем легко и приятно.

   – Она хочет, чтобы мы жили отдельно, но если я построю дом, то Робби останется с нами.

   – Не думаю, что Эбби одобрит эту идею, Ник.

   – Патриция предложила, чтобы и Эбби жила с нами. Похоже, она решила, что Эбби будет отличной горничной в новом доме.

   – Патриция думает, что Эбби согласится прислуживать ей? – возмутилась Кейт.

   – Думаю, да. Поэтому и предложила мне такой вариант. – Ник вздохнул, сжимая ручку швабры. – Мама, я не могу обещать ей, что построю новый дом!

   Кейт тоже вздохнула.

   – Я постараюсь не конфликтовать с Патрицией.

   – Ни секунды в тебе не сомневался, мам. Ты у меня самая лучшая.

   – Но не могу тебе обещать, что между нами сложатся теплые отношения. Не люблю людей, сидящих без дела, когда я работаю.

   Она хотела сказать что-то еще, но в кухню вбежал Робби. Он бросился к бабушке и поцеловал ее, пожелав спокойной ночи.

   Эбби вошла в кухню вслед за сыном.

   – Кейт, я думала, что вы смотрите в гостиной телевизор. Ваше любимое шоу уже началось.

   – Я совсем забыла! Робби, поцелуй меня еще разок, и я пойду смотреть телевизор, – Кейт нагнулась и обняла внука.

   Робби подошел к матери и печально сказал:

   – Я тоже хочу посмотреть с бабушкой ее любимое шоу.

   – Понимаю, сынок, – Эбби погладила его по голове. – Но уже поздно, и тебе пора спать. Пожелай спокойной ночи папе, и пойдем.

   Мальчик обнял отца и крепко поцеловал. В ответ Ник поднял ребенка на руки.

   – Я сам сегодня уложу Робби, – сообщил он Эбби.

   Эбби почувствовала укол ревности. Прежде только она укладывала сына спать. Ей пришлось отвести взгляд, чтобы Ник ни о чем не догадался, он подошел к Эбби и взял за руку.

   – Ты можешь пойти с нами, если захочешь.

   Дальнейших уговоров не потребовалось. Эбби отправилась вслед за ними в комнату Робби.

   Ник уложил сына на кровать. Эбби старалась не вмешиваться. Она видела, что мальчику нравится забота отца. Ник наклонился и поцеловал Робби.

   – Мамочка, а ты поцелуешь меня перед сном?

   Улыбнувшись, Эбби села на его постель и крепко обняла сына, как делала каждый вечер. Не удержавшись, она дала ему несколько наставлений:

   – Утром тебя разбудит Мэтт. Оденься, прежде чем идти завтракать. И обязательно умой лицо и почисти зубы. Веди себя хорошо в школе. Договорились?

   – Обещаю, мамочка.

   Она поцеловала его в лоб.

   – А днем я сама заберу тебя. Спокойной ночи, мой сладкий.

   Когда Эбби вышла в коридор, ее догнал недовольный Ник.

   – Почему Мэтт разбудит Робби, а не я?

   – Я думаю, что так будет удобнее. Твой брат обещал мне присмотреть за Робби в школьном автобусе, – начала объяснять Эбби. – И поэтому…

   Ник поднес палец к губам.

   – Тише. Послушай, это я отец Робби, если ты еще помнишь. Я тоже имею право воспитывать сына, – он вплотную подошел к Эбби.

   У нее закружилась голова. Мысли спутались, кровь прилила к щекам. Сейчас он был так близко, что она ощущала жар его тела. Карие глаза Ника манили ее. Эбби почувствовала непреодолимое желание…

   Но Ник моргнул, и чары развеялись. Эбби снова пришла в себя и увидела его недовольное лицо.

   – Я сам разбужу Робби и проверю, чтобы он все сделал как надо. А потом посажу его в школьный автобус.

   В ответ Эбби кивнула.

   – Хорошо, делай, как тебе удобно.

   В ее голосе не было ни прежней злости, ни резкости. Эбби не хотела перечить Нику.

   – Хочешь, я и тебя разбужу утром? – неожиданно предложил он.

   – Нет, спасибо. Я заведу будильник. Спокойной ночи.

   Закрыв за собой дверь в спальню, девушка глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. Когда-то она так мечтала, чтобы Ник будил ее по утрам!

   Надев ночную рубашку, Эбби легла в кровать. Впереди была длинная ночь.


   – Ты всегда приходила вовремя, – улыбнулся Джордж, открывая ей дверь. Он жил в квартире прямо над кафе.

   – Стараюсь не опаздывать, – прикрыв рот ладонью, Эбби зевнула. Она не выспалась, проворочавшись всю ночь.

   Похоже, она подняла Джорджа с кровати. Лицо у него было заспанным и небритым. А надетая впопыхах рубашка оказалась мятой и грязной.

   – Почему бы вам не подняться наверх и не привести себя в порядок? – предложила Эбби. – А я пока приготовлю завтрак.

   Джордж с удовольствием согласился. Эбби принялась хозяйничать на кухне. К его приходу на столе уже стояла миска оладий с черникой и яичница-болтунья, а на плите дожаривался бекон. Увидев Джорджа в дверях, Эбби улыбнулась:

   – Ваш заказ, сэр.

   Старик, приставив два пальца к виску, отдал ей честь. Затем сел за стол, и девушка пристроилась рядом.

   – Детка, ты приготовила превосходный завтрак. А кофе – просто чудо. Не то что мой.

   – Спасибо, Джордж. Я училась у одного отличного повара, – по-прежнему улыбаясь, напомнила ему Эбби.

   Джордж покачал головой.

   – Я давно позабыл все свои рецепты.

   – Не беда, – утешила его Эбби. – Хотите, я напишу вам несколько рецептов как подсказку?

   – Это было бы здорово. А ты помнишь, как готовить мой фирменный мясной рулет?

   – Конечно. Мой сын обожает его.

   – Обязательно запиши мне и этот рецепт.

   – Хорошо. Все сделаю сегодня же вечером. И прикреплю рецепты к холодильнику, чтобы они всегда были на виду.

   Они допивали кофе, когда в кафе зашли первые посетители. Эбби торопливо унесла грязные тарелки на кухню.

   Один из клиентов принюхался:

   – Чем так вкусно пахнет?

   – Кофе, – лаконично ответил Джордж. – Его приготовила Эбби.

   Не прошло и десяти минут, как кафе заполнилось людьми. Эбби и Джордж работали как единая команда. Она принимала заказы и разливала кофе, а он готовил еду.

   Поток посетителей схлынул только после девяти часов, и Эбби смогла передохнуть.

   – Не понимаю, как вы справлялись с такой толпой один? – поинтересовалась она у Джорджа, устало опускаясь на стул.

   – Знаешь, в последнее время дела у меня шли неважно. За последние пять лет здесь впервые аншлаг. Похоже, это твой кофе привлек посетителей.

   Эбби не стала тратить время на пустые разговоры. Выслушав похвалу Джорджа, она предложила:

   – Пока никого нет, давайте приготовим несколько мясных рулетов. Я могу пожарить начинку и поставить ее в холодильник.

   – Не возражаю. С сегодняшнего дня мясной рулет вновь станет моим фирменным блюдом, – провозгласил Джордж, потирая руки.

   Эбби пожарила начинку для мясных рулетов. Затем сделала запеканку «Ранчо» из цыпленка. Этому рецепту ее когда-то тоже научил Джордж. Под конец она приготовила еще несколько простых блюд.

   К одиннадцати кафе вновь заполнили посетители. Людей было намного больше, чем обычно, и Эбби обрадовалась, когда Джордж прислал ей на помощь Эллен – девушку, которая иногда ему помогала.

   Эбби протирала стол, когда в кафе зашли Ник и Брэд. Они с трудом нашли свободное место и сели. К ним подошла Эллен, чтобы принять заказ.

   – Не обижайся, Эллен, – Ник говорил, растягивая слова, – но я хочу, чтобы нас обслужила Эбби.

   – Она сейчас занята, Ник. Не волнуйся, я сделаю все по высшему разряду.

   – Спасибо, – он встал, холодно улыбнувшись официантке. – Пойдем, Брэд, сядем за другой столик.

   Ник направился к дальнему столику у окна. Брат пошел за ним следом. Когда они вновь уселись напротив друг друга, Брэд поинтересовался:

   – Чего ты добиваешься? Пытаешься показать всем, что Эбби – твоя собственность?

   Ник посмотрел на брата свысока.

   – Я хочу, чтобы Эбби меня обслужила. Если тебя что-то не устраивает, можешь идти к Эллен. Пусть она оформит твой заказ.

   В этот момент к ним подошла Эбби с карандашом и блокнотом в руке.

   – Добрый день… О! Привет! Я и не знала, что вы сегодня в городе.

   – Проезжали мимо и заскочили перекусить, – объяснил Ник. – Как твои дела?

   – Хорошо. Что будете заказывать?

   – Ты приготовила кофе? – спросил Ник.

   – Да. Принести по чашечке?

   – Не откажемся. А потом мы сделаем заказ.

   Через минуту Эбби поставила на столик две чашки с кофе. Ник сделал большой глоток.

   – Да, очень вкусно, не обманула. Это ты варила кофе.

   – Я никогда не лгу, Ник, – спокойно сказала Эбби, бросив на него быстрый взгляд.

   Нику захотелось съязвить. Может, она и не лжет, только целых пять лет скрывала от него правду о сыне. Но сейчас было не время выяснять отношения. Поэтому Ник взял себя в руки. Он попросил Эбби принести ему еще чашку кофе, овощной салат и мясной рулет. Брэд заказал то же самое.

   Эбби направилась к барной стойке. Ник повернул ей вслед голову.

   – Перестань на нее таращиться, – посоветовал Брэд. – Подумай о том, что скажут люди.

   – А что такого? Ты только посмотри, как она вымоталась. Похоже, ей приходится нелегко.

   – По-моему, у нее все чудесно получается. И обслуживает она клиентов намного быстрее, чем Эллен.

   – Да, пожалуй, – Ник оглядел кафе и нахмурился. – И клиенты ее любят. Особенно мужчины.

   Эбби принесла им обед.

   – Заплатите за еду Эллен. Мне еще нужно кое-что приготовить.

   – Приготовить? А где Джордж?

   – Не волнуйся, у него тоже дел хватает, – ответила Эбби и ушла на кухню.

   Ник вскочил из-за стола. Брэд едва успел схватить его за руку.

   – Ник, ты куда? Прекрати контролировать Эбби!

   Ник вновь сел на место.

   – Почему она никогда не прислушивается к дельным советам? Я ведь объяснял, что ей будет тяжело работать здесь. Я добьюсь, чтобы она больше сюда не приходила!

   – Ты с ума сошел? – возмутился Брэд. – Она прекрасно со всем справляется.

   – Думаю, мне лучше остаться. Вдруг Эбби не сможет освободиться к тому времени, когда нужно забирать Робби. Я смогу помочь.

   – Тогда вы поедете домой на ее машине. Мне нужно возвращаться на ранчо. Встретимся за ужином.

   – Договорились. Уверен, что Эбби не откажется меня подвезти.


   До конца рабочего дня оставался еще час.

   Эбби приготовила несколько простеньких блюд по просьбе Джорджа. Она убрала со стола, сковороды с начинкой поставила в холодильник и на скорую руку испекла мексиканские лепешки с зеленью. Этому рецепту ее научили в Шайенне. Теперь ей оставалось отправить в духовку четыре запеканки.

   – Ну, все, Джордж. Запеканки в духовке. Начинка для мясного рулета в холодильнике. Мексиканские лепешки на столе.

   – Спасибо тебе, девочка.

   – Сегодня вечером я напишу несколько рецептов. А завтра повешу их на видном месте.

   – Отлично. Ты просто чудо.

   – Ну что вы. Мне нравится вам помогать. А теперь, до завтра, Джордж. – Эбби поцеловала старика в щеку. Возле барной стойки она увидела Ника, который платил по счету. – Ты еще здесь?

   – Да. Подбросишь до ранчо? Брэду пришлось уехать чуть раньше.

   Эбби кивнула.

   – Конечно. Но сначала нужно забрать Робби из школы. Ты ведь не следишь за мной, правда? – не удержалась она от вопроса, когда они сели в машину.

   – Нет. С чего ты взяла?

   – Просто показалось. – Заехав на школьную стоянку, Эбби заглушила двигатель. – Вот мы и на месте. Робби, должно быть, ждет меня внутри. Я мигом.

   Она поднималась на крыльцо, чувствуя на себе взгляд Ника. Последнее время он слишком часто смотрит ей вслед. А Эбби до сих пор охватывает дрожь, когда их глаза встречаются.

   – Мамочка! – Робби бросился в ее объятья.

   – Здравствуй, мой сладкий. Как дела?

   – Все здорово! Я тоже писал сегодня тест. И учительница похвалила меня.

   – Молодец. Угадай, кто ждет тебя в машине?

   – Бабушка?

   – Нет, твой папа.

   – Правда? А разве он не работает сегодня на ранчо?

   – У него были дела в городе, – Эбби взяла сына за руку. – А потом он специально остался, чтобы встретить тебя из школы.

   Увидев отца, Робби отпустил руку Эбби и побежал ему навстречу. Ник подхватил малыша и поцеловал.

   У Эбби заныло в груди. Сейчас они казались настоящей семьей. Трогательная сцена: отец и мать забирают ребенка из школы. Но, похоже, этой мечте никогда не сбыться.

   И всему виной Патриция.

   Как будто прочитав ее мысли, Патриция появилась на школьном крыльце. Увидев Ника, она призывно помахала ему рукой.

   Ник нехотя посадил Робби на заднее сиденье.

   – Подожди минутку. Ладно? – попросил он малыша и направился к Патриции. Та обняла его за шею и при всех поцеловала в губы.

   Эбби и сама не ожидала, что ее так потрясет эта сцена. Теперь, наверное, даже во сне она будет видеть Ника, целующегося с Патрицией.

   – Она мне не нравится, – заявил Робби.

   – Только не говори об этом папе, сынок. Он любит Патрицию. А своими словами ты причинишь ему боль. – Эбби решила сменить тему разговора: – Расскажи мне, как прошел твой день в школе.

   – У меня появился друг, его зовут Джонни. Его старший брат учится вместе с Мэттом.

   – Замечательно, – обрадовалась Эбби. Ее беспокоило, сможет ли сын найти себе друзей в Сидней-Крик. Но все опасения оказались напрасными.

   Ник сел в машину и кивнул Эбби.

   – Извини, что задержал тебя. Патриция подумала, что я приехал к ней.

   Эбби не хотела разговаривать о Патриции. Поэтому она начала пересказывать Нику новости сына.

   – Робби познакомился с мальчиком по имени Джонни. Его старший брат дружит с Мэттом. Ты знаешь, о ком речь?

   – Это Кроуфорды. Я и забыл, что у них есть младший сын. Они одногодки с Робби.

   – Милый, хочешь, пригласим Джонни завтра в гости? Вы сможете поиграть вместе, и ты покажешь ему своего щенка, – предложила сыну Эбби.

   Робби пришел в восторг, но Ник почему-то рассердился.

   – Где ты найдешь для всего время? Повторяю, ты взвалила на себя непосильную ношу.

   – Я четыре года подрабатывала официанткой в кафе у Джорджа, пока училась в колледже, – напомнила ему Эбби.

   – Тебе нужны деньги? У тебя остались невыплаченные счета?

   – Нет, слава богу, я не залезла в долги. Но порой бывало очень туго.

   – Послушай, Робби, – неожиданно обратился Ник к сыну, – у тебя есть настоящие ковбойские сапоги?

   – Нет, только кроссовки. А что?

   – Значит, в субботу съездим в город и купим.

   – И я буду настоящим ковбоем? Как ты?

   – Да, сынок, – улыбнулся Ник. – И твоей маме тоже купим.

   – Не нужно, Ник, – попыталась возразить Эбби.

   – Всем, кто живет на ранчо, нужны сапоги. Для езды на лошади.

   – Но я не умею ездить верхом.

   – Никогда не поздно начать. Например, в эти выходные. Соглашайся, Эбби. Будет весело.

   – Посмотрим, – сказала Эбби. Позже она придумает, почему не поедет кататься верхом. У Ника есть невеста. И ей не следует ездить с чужим женихом на прогулки.

   Всю оставшуюся дорогу Эбби молчала.

   Наконец они подъехали к дому. В кухне возилась Кейт. Робби обнял бабушку и побежал играть в свою комнату.

   Кейт удивленно посмотрела на сына.

   – Я думала, что ты на ранчо. Вы же с Брэдом поехали в Сидней-Крик только до обеда.

   – Я задержался в городе, чтобы вместе с Эбби забрать сына из школы.

   – Мы встретили Патрицию, и она решила, что Ник приехал к ней, – сообщила Эбби.

   – Днем? Наверно, она была вне себя от радости, – предположила Кейт.

   Ник сделал вид, что не заметил иронии в словах матери.

   – Патриция придет к нам сегодня вечером.

   Эбби вышла из кухни. Она больше не могла слушать про Патрицию, поэтому направилась к машине, чтобы забрать пакет с покупками. Через пять минут она снова вернулась на кухню. Кейт стояла у плиты. Ник молча пил кофе.

   – Что ты купила? – поинтересовался он.

   – Ничего особенного, листы для записей. Хочу написать для Джорджа рецепты. А то он все забывает.

   – Похоже, ты опять сегодня не отдохнешь, – сказала Кейт.

   – Не беспокойтесь. Я рада, что могу помочь Джорджу. Кейт, сколько мы с Робби должны вам за жилье в этом месяце?

   – О чем ты? Вы с Робби нам не чужие, и твоих денег мне не нужно. К тому же ты стала неоценимой помощницей в доме, – улыбнулась Кейт.

   Девушка поняла, что спорить с матерью Ника бесполезно. Тогда она решила схитрить:

   – Нам с Робби нравится у вас жить, но я должна вносить хотя бы символическую плату за жилье. На эти деньги вы сможете сделать себе маникюр, подстричься или пообедать в городе. Договорились?

   – Не знаю. А ты как думаешь, сынок?

   – Этому не бывать. – Ник плотно сжал губы, его глаза сузились. – Эбби не станет платить за жилье ни сейчас, ни следующие пять лет.

   Но Эбби не хотела уступать.

   – Ник, это просто смешно. Я должна…

   – Будет так, как я сказал! – рявкнул Ник. Гнев взял над ним верх. – Если тебе не нравится, можешь убираться. Но Робби останется со мной.

   Он развернулся и направился к двери.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

   – Ник, так нельзя! – не унималась Эбби, бросившись за ним. – Ты не можешь заставить меня…

   Дверь захлопнулась прямо перед ее носом. Ник оставил последнее слово за собой. Эбби ударила кулаком по двери.

   Кейт подошла к ней сзади и положила руку на ее плечо.

   – Пойдем поговорим.

   Эбби молча села за стол. Кейт поставила чашки и налила чай. Чтобы подбодрить девушку, она предложила:

   – Мы вот что сделаем, дорогая. Плати мне сто долларов в месяц, и это будет наш с тобой секрет.

   Эбби улыбнулась:

   – Спасибо, что понимаете меня, Кейт. Но сто долларов – такая ничтожная плата. Вы слишком великодушны.

   – Нечего меня захваливать. Я тебе тоже очень благодарна, Эбби. Ты помогла Джулии, когда ей было трудно в Шайенне. Ты подарила мне внука. А Ник… Понимаешь, он пытается восполнить те пять лет, пока его не было рядом с сыном. И хочет, чтобы мальчик ни в чем не нуждался. – Кейт похлопала Эбби по руке. – Ну, иди. А то до вечера будешь писать рецепты. Может, и для меня черкнешь парочку? Брэд сегодня расхваливал твой мясной рулет.

   – Хорошо. У меня есть еще рецепт мексиканских лепешек с зеленью. Хотите, испеку сегодня на ужин?

   – Давай в другой раз, дорогая. Ты и так еле держишься на ногах. Лучше в воскресенье мы с тобой приготовим что-нибудь вкусненькое.

   – Кейт, позвольте мне хотя бы помогать вам. Я приготовлю лепешки на ужин. И если они вам понравятся, то поделюсь рецептом. И еще Робби хочет пригласить на ранчо своего нового друга Джонни Кроуфорда. Можно я привезу их сюда завтра после школы и они поиграют?

   – Конечно. В любое время. Джонни – очень хороший мальчик.

   – Отлично. Тогда я позвоню его маме и договорюсь.

   Оставшись одна, Кейт принялась готовить шоколадный торт. Эбби до вечера просидела за столом, составляя рецепты для Джорджа. За час до ужина она отложила все свои дела, чтобы испечь лепешки.

   Мэтт и Джейсон отправились делать уроки. Робби напросился к ним, пообещав сидеть тихо, как мышка.

   Стол был уже накрыт, а тарелки расставлены, когда во дворе раздался шум мотора. Кейт выглянула в окно.

   – О, мой бог. Это Патриция.

   – Думаю, лепешек хватит на всех, – сказала Эбби, скрывая раздражение.

   – Ну вот, вечер насмарку. Она всегда умудряется все испортить.

   – Кто там? – заглянул в кухню Джейсон.

   – Патриция.

   Юноша скривился и спросил, может ли он поесть в гостиной.

   – Нет, только не сегодня. И сбегай в сарай, позови братьев.

   Джейсон кивнул. В двери он столкнулся с Патрицией и пропустил ее вперед.

   Кейт вышла в коридор, чтобы встретить невесту старшего сына.

   – Здравствуй, Патриция. Ник сейчас придет. Он до сих пор на ранчо. Но ты проходи, располагайся.

   – Спасибо, – Патриция прошла в кухню. – О боже, я не сообразила, что вы собираетесь ужинать. Мне ужасно неловко.

   – Ничего, еды у нас на всех хватит, – успокоила ее Кейт. – Ты присоединишься к нам?

   – Не знаю. Наверное, нет. Мне кажется, Ник захочет побыть со мной наедине.

   Эбби напекла две миски лепешек. Одну она поставила на стол, а другую – на плиту. Кейт разогрела зеленую фасоль и нарезала ветчину. Потом заварила чай.

   Патриция даже не сдвинулась с места, чтобы предложить Кейт помощь.

   С улицы послышались голоса. Вошли Ник, Брэд и Джейсон. Патриция вскочила со стула, чтобы обнять жениха, но, увидев его грязную рубашку, передумала и села на место. Ник кивнул Патриции и отправился в душ.

   К Эбби подбежал сын и стал показывать рисунок. Он изобразил всю семью за столом.

   – А где я на твоем рисунке? – поинтересовалась Патриция.

   Робби в растерянности посмотрел на мать.

   – Наверное, он просто забыл, – сказала Эбби, не желая обострять отношения с невестой Ника.

   – Что? Да как ты посмел! – разозлилась Патриция на мальчика.

   Робби испугался и спрятался за мать.

   – Что случилось, малыш? – спросил Ник, когда вернулся на кухню.

   Робби бросился к отцу и что-то прошептал ему на ухо.

   – Что ты сказала моему сыну? – потребовал объяснений Ник.

   – Он нарисовал всех, кроме меня. Оказывается, он просто забыл.

   – Ну и что? Нашла из-за чего набрасываться на ребенка.

   Патриция встала, взяла под руку Ника и что-то прошептала ему на ухо.

   – Нет. Сегодняшний вечер я хочу провести в кругу семьи, – резко произнес он.

   Обстановка за ужином была невыносимой. Патриция раскритиковала все блюда. Особенно лепешки. Эбби предпочла промолчать и не вступать в перепалку.

   – Ты не права, Патриция, – заступился за нее Ник. – Эбби прекрасно готовит. Я отлично помню ее первое блюдо. Мы как раз ездили на пикник. Ты помнишь, Эбби?

   – Конечно. – Как она могла забыть? В тот день они поехали к ручью. Эбби жарила сосиски и фасоль. Ник подошел сзади и обнял ее. Им было так хорошо вместе…

   – А я терпеть не могу пикники, – сообщила Патриция. – От них столько грязи.

   – Зря, – Ник пожал плечами. – Пикники – это здорово.

   – Я могу приготовить шикарный ужин, – заявила Патриция. – Например, в субботу. У меня выходной.

   – Отличная идея, Патриция, – отозвалась Кейт. – Мы принимаем твое предложение.

   Все в недоумении уставились на нее.

   – А что такого? Мы попробуем шикарный ужин, – улыбнулась Кейт.

   – Рада, что хоть кто-то оценит по достоинству мои кулинарные таланты, – поблагодарила ее Патриция. – Ник, ты слышал? Я приготовлю вам в субботу ужин.

   – Хорошо. Мы с Робби поедем в город за ковбойскими сапогами. Но к ужину вернемся.

   – Съездишь в другой раз. Я хочу, чтобы ты мне помог.

   – Думаю, к четырем часам мы уже будем на ранчо. Ты же не с утра начнешь готовить? И вообще, мама и Эбби справляются сами, без моей помощи.

   – Ты издеваешься? Конечно, я начну готовить с утра, иначе просто ничего не успею.

   – Но мама с Эбби умудряются справиться за час, – ответил Ник, пожимая плечами.

   – Я буду здесь в девять утра. Ты мне поможешь?

   – Конечно.

   Кейт бросила на сына удивленный взгляд, но промолчала. Она достала из холодильника торт и поставила на стол. Эбби принесла вилки и тарелки.

   Патриция отказалась от десерта. Остальные уплетали шоколадный торт за обе щеки.

   После ужина Патриция, собираясь уезжать, потребовала, чтобы Ник проводил ее до машины. Он удивленно вскинул брови:

   – Разве ты не останешься и не поможешь маме?

   – Нет. Кто готовил, тот пусть и убирает.

   Кейт с Эбби переглянулись. Значит, в субботу после шикарного ужина кухню моет Патриция. Ник вздохнул и отправился ее провожать. Мэтт, на всякий случай, уточнил:

   – Сегодня очередь Брэда и Джейсона убирать в кухне?

   – Да, дорогой, – кивнула Кейт. – Эбби, укладывай сына спать.

   – Хорошо. Сыночек, пойдем помоемся, а потом в кроватку.

   – Мама, мне не нравится тетя, которая с нами ужинала, – прошептал Робби. – Зачем она приходила?

   – Робби, это невеста папы. Скоро она станет его женой, – объяснила сыну Эбби. Через минуту в кухню вернулся Ник.

   – Так быстро? – удивился Брэд.

   – Да. А где Робби?

   – Эбби повела его купаться перед сном.

   – Пойду поговорю с ним.

   Ник хлопнул Мэтта по плечу и пошел в ванную. У двери он постучал. Эбби выглянула и спросила:

   – Что случилось?

   – Мне нужно увидеть Робби, – улыбнулся Ник.

   – Он моется. Сейчас не лучшее время…

   – Я хотел сказать, чтобы он не огорчался.

   – Ладно, заходи.

   – Ты можешь идти, если хочешь. Я присмотрю за ним, – предложил Ник.

   – Нет, спасибо, – отказалась Эбби. Ник повернулся к Робби:

   – Малыш, не расстраивайся из-за Патриции. Ничего страшного, что ты ее не нарисовал.

   – Правда? Но она так кричала.

   – Больше такого не повторится. Обещаю, – заверил сынишку Ник.

   – А когда вы поженитесь, она будет моей мамой? – решил выяснить Робби.

   – Нет, мой сладкий, я твоя мама, – поспешила успокоить его Эбби. – Патриция станет женой твоего папы.

   – А как мне тогда ее называть?

   Эбби вопросительно посмотрела на Ника.

   – Наверное, Патриция, – предположил он.

   – Или миссис Логан, – фыркнула Эбби.

   – Перестань, она не такая плохая, – заступился за невесту Ник.

   – Правда? – Эбби повернулась к Робби: – Сынок, давай вымоем голову.

   – Хорошо. Мама, папа сегодня помог мне почистить зубы.

   Эбби ополоснула Робби и протянула сыну полотенце.

   – Теперь вытирайся. И будем одеваться.

   – Дай мне его пижаму, – вмешался Ник. – Робби пора самому учиться одеваться.

   Эбби взглянула на него, но спорить не стала.

   Из ванны мальчик вышел в пижаме. Сегодня он надел ее сам. Эбби отправила Робби на кухню, пожелать бабушке спокойной ночи.

   – Может, ему еще рано одеваться самостоятельно? – спросила Эбби у Ника, когда они остались одни.

   – Нет. Мальчику уже пять лет. А кстати, когда у Робби день рождения?

   – Уже был. Двадцать шестого февраля.

   – Но он выглядит старше.

   – Робби пошел в тебя.

   Ник не смог удержаться от улыбки. Затем его лицо стало серьезным.

   – Эбби, спасибо тебе за сына. Ты вырастила его, ни разу не попросив о помощи.

   – Если помнишь, я скрывала от тебя его существование.

   – Да. Но я не вправе тебя за это винить. У тебя не было выбора.

   – Зачем ты мне все это говоришь?

   – Потому что понял, как тебе было трудно. Если понадобится помощь, дай мне знать. Договорились?

   Эбби не сдержалась. Слова сами слетели с ее губ:

   – Вряд ли это понравится Патриции.

   Ник переменился в лице.

   – Ты думаешь, моя будущая жена будет решать, что мне делать? – хрипло осведомился он.

   Эбби не хотела сейчас говорить о Патриции. Но она сама начала разговор, и теперь ей придется отвечать.

   – Думаю, попытается. Я пять лет справлялась сама. Смогу и теперь.

   – Но я готов помочь.

   Вернулся Робби, и Эбби взяла его на руки.

   – Пожелай папе спокойной ночи, и пойдем спать.

   Ник обнял мальчика. Но не ушел, а помог Эбби уложить сына.

   – Эбби, – окликнул он ее у двери в спальню.

   – Ник, я устала. Давай поговорим завтра.

   – Одну минуту. Эбби, тебе не обязательно работать в кафе.

   – Почему тебя это волнует?

   – Мне больно на тебя смотреть. Разве ты о таком мечтала, закончив колледж с отличием?

   В ее карьере произошли существенные изменения. Но теперь у нее есть сын. И ей все равно, как она будет зарабатывать для него деньги.

   – Не переживай за меня, Ник. Я справлюсь.

   – Но я обещал, что позабочусь о тебе и Робби. Это моя обязанность.

   – Лучше займись Патрицией. А я буду строить свою жизнь.

   – Ты с кем-нибудь встречалась в Шайенне? – нахмурившись, неожиданно спросил Ник.

   Эбби усмехнулась. Она не станет рассказывать Нику Логану о своей личной жизни. Он был ее единственной любовью. А с рождением Робби она думала только о сыне.

   – Не твое дело, – резко ответила девушка.

   – Ошибаешься. Это касается моего сына.

   – Ник, я одна воспитывала Робби. Это все, что тебе нужно знать.

   – Тебя целовал кто-нибудь, кроме меня? – Ник попытался обнять Эбби, но она выскользнула из его рук.

   – Я тебе ничего не скажу. И мне пора спать, – она влетела в спальню и захлопнула за собой дверь.


   Ник стоял у двери в спальню Эбби и думал. Она права. Патриция не позволит ему заботиться о другой женщине, когда они поженятся.

   Он сам себя наказал, ни разу не попытавшись связаться с Эбби. А потом он начал ухаживать за Патрицией. Она нравилась Кейт. И к тому же преподавала домоводство. Чем не жена для фермера?

   Нику казалось, что он любит ее, и он сделал ей предложение. Они обручились, после чего Патриция перестала притворяться. Тогда он понял, что ошибся. Ему нужна совсем другая женщина.

   И она сейчас была здесь, в его доме.

   Он медленно шел по коридору. Что ему делать? Оставить все как есть? Или попытаться вернуть Эбби?

   Ник вернулся в кухню. Вылил в чашку остаток кофе и сел за стол. Через несколько минут вошла Кейт.

   – Это ты? А я подумала, забыли выключить свет. Что-то случилось, сынок?

   – Нет, мам. Я просто думаю.

   – Составить компанию?

   – Нет. Я хочу сам принять решение.

   Кейт сразу поняла, о чем размышляет сын. Но только он сам мог сделать правильный выбор. Кейт молча кивнула и направилась к выходу. У двери она остановилась и сказала:

   – Доверься своим чувствам. Сердце подскажет ответ.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

   На следующее утро перед кафе выстроилась очередь. Джорджа радовало, что его заведение вновь пользуется популярностью.

   Эбби не боялась работы, но порой ей было тяжело. И она попросила Джорджа найти еще одного помощника.

   – Хорошо, – пообещал старик. – Я знаю, кто может тебе помочь.

   Через двадцать минут в кафе вошла Кейт.

   – Что вы здесь делаете? – поинтересовалась у нее Эбби.

   – Я пришла помогать. Где взять фартук?

   – На кухне. Так это вы наша новая официантка?

   – Да, Джордж позвонил мне и попросил помочь.

   Закончив работу, Эбби с трудом добралась до школы. Но при виде Робби усталость ушла. У нее словно открылось второе дыхание. Приехав домой, они пообедали, и каждый занялся своим делом. Робби побежал в сарай играть со щенком, а Эбби помыла посуду и села на кухне писать Джорджу рецепты. Неожиданно вошел Ник.

   – Почему так рано? – удивилась Эбби.

   – Мы забыли воду. Я пришел забрать фляги. А где мама?

   – Не знаю. Может, спит?

   Ник с недоумением посмотрел на Эбби и пошел в спальню матери. Когда он вернулся, Эбби уже закрывала наполненные фляги.

   – Спасибо, – поблагодарил ее Ник. – А мама действительно спит.

   – Мне кажется, она устала. Сегодня утром она помогала нам в кафе. Без нее я бы не справилась.

   – Это ты попросила мать прийти? – грозно спросил Ник.

   – Нет! С ней связался Джордж. Я сама удивилась, когда Кейт пришла нам помогать.

   – Мне не нравится, что ты используешь мою мать.

   – Я сама приняла решение, Ник, – Кейт стояла в дверях. – Мне позвонил Джордж, и я согласилась. А Эбби здесь совершенно ни при чем.

   – Мама, зачем тебе это? Ведь у тебя полно работы по дому.

   – Ну и что? Джордж и Эбби уже не справляются. Им действительно нужна моя помощь.

   – Мама, но это глупо. Ты – и вдруг официантка в кафе.

   – Я сама решу, дорогой. Ладно?

   Ник сдался.

   – Спасибо за воду, – поблагодарил он Эбби и вышел из кухни.

   Кейт вздохнула.

   – Прости, милая. Я хотела рассказать Нику обо всем за обедом.

   – Все хорошо, Кейт. Но, может, вам действительно не стоит…

   – Нет, я буду помогать вам. К тому же завтра утром у меня свидание!

   От неожиданности Эбби чуть не упала.

   – Что вы сказали?

   – Я познакомилась в кафе с шерифом. Он оказался очень интересным мужчиной. И, кажется, заинтересовался мной.

   – Кейт! Это потрясающе… Но Ник меня убьет.

   – За что?

   – Думаю, ему не понравится, что вы завели роман.

   – Переживет. Я хочу развлечься. Что в этом плохого?

   – Ничего, – ответила Эбби и обняла Кейт. – Вы давно заслужили право на отдых в приятной компании.

   Кейт разлила кофе. Они сели за стол.

   – Расскажите мне о шерифе, – попросила Эбби.


   Нику не понравилось решение матери работать в кафе. Вернувшись в сарай, он поделился новостью с младшим братом.

   – Джордж попросил маму помочь ему в кафе. Туда сейчас приходит очень много посетителей, и Эбби одна не справляется.

   – Здорово!

   – Да, с появлением Эбби дела Джорджа пошли на поправку.

   – Это правда. Она прекрасно готовит.

   – Не спорю.

   – Не могу понять, – задумчиво произнес Брэд. – Патриция преподает домоводство. Но мне даже не хочется пробовать ее стряпню.

   Ник посмотрел на брата.

   – В субботу она приготовит нам ужин.

   – Да, знаю. Это будет ужин с крошечными порциями и лекцией о правилах поведения за столом. А вот с Эбби…

   – Давай поторопимся, чтобы закончить, пока светло, – предложил Ник, оборвав брата на полуслове. Он не хотел говорить ни о Патриции, ни об Эбби. Нику нужно было принять решение и наконец выбраться из тупика.

   Если бы он настоял, то они с Эбби давно бы уже поженились. Но Ник предпочел роль мученика. И сам загнал себя в угол, решив жениться на женщине, которую не любит.

   Что же ему теперь делать?


   На следующее утро Эбби пришла на работу, решив присмотреться к новому знакомому Кейт. Мать Ника потеряла мужа пять лет назад и после его смерти нигде не бывала.

   Кейт приехала в кафе попозже, и Эбби, обслуживая посетителей, принялась незаметно наблюдать за ней. Она еще не видела нового шерифа и не знала, как он выглядит.

   Мать Ника подошла к угловому столику. Русоволосый мужчина, сидевший там, начал что-то рассказывать ей. Кейт улыбалась в ответ.

   Эбби понравился этот обаятельный мужчина, но она не была уверена, что Ник одобрит увлечение матери.

   – За столиком в углу сидит ваш шериф? – спросила она, встретившись с Кейт в дверях кухни.

   Кейт улыбнулась:

   – Да. Он красивый, правда?

   – Очень. Но что скажет Ник, когда узнает?

   – Меня не волнует его мнение. Эбби, не беспокойся. Ты не должна отвечать перед Ником за мои поступки. – Поставив на поднос тарелки, Кейт направилась в зал.

   Но Эбби хотела убедиться в серьезности намерений шерифа. Не придумав ничего толкового, она решила поговорить с шерифом.

   – Очень приятно, Эбби. Меня зовут Майк Дунливи, – он пожал ей руку.

   – Вы давно работаете в Сидней-Крик?

   – Нет. Я служил полицейским в Канзас-Сити, но потом решил, что мне нужны перемены.

   – Надеюсь, вам у нас понравится. – Эбби заметила, что шериф ее не слушает. Он не отрывал взгляда от Кейт.

   Расплачиваясь, шериф сжал руку Кейт и долго не отпускал. Эбби сочла это хорошим признаком. В душе она надеялась, что Ник одобрит выбор своей матери, но поклялась, что будет помалкивать. Она должна убедиться, что у Майка с Кейт серьезные отношения.

   Кейт ушла сразу после обеда. Эбби задержалась на работе чуть дольше, однако к концу уроков уже стояла на крыльце школы. Сегодня вместе с Робби на ранчо поехал его новый друг – Джонни. В машине мальчики весело болтали и смеялись. Дома Эбби накормила их обедом и позволила поиграть в сарае со щенками. Там они оставались до вечера.

   Эбби хотела оставить Джонни на ужин. Но Ник, вернувшись с ранчо, сообщил:

   – Кажется, на улице скоро пойдет снег.

   И Эбби без промедления отвезла мальчика домой.

   Она вернулась домой, когда Кейт ставила запеканку в духовку.

   – Простите, я задержалась, – извинилась Эбби. – Сейчас переоденусь и помогу вам с ужином.

   – Ничего страшно, милая. Я уже почти закончила. Но все равно спасибо.

   – Это вам спасибо. Вы так помогаете нам в кафе.

   – Эта работа пошла мне на пользу, – улыбнулась Кейт и подмигнула Эбби.

   – Почему? – поинтересовался Ник, войдя на кухню. Он услышал лишь конец разговора.

   Кейт задумчиво ответила:

   – Да, так. Кстати, в субботу вечером меня не будет. Так что ужинайте без меня.

   – Ты куда-то идешь?

   – В кино с приятелем.

   – С кем?

   – С новым шерифом – Майком Дунливи. Ты с ним знаком?

   Ник нахмурился. До него наконец дошло, что мать не шутит.

   – Так ты серьезно идешь на свидание? – мрачно спросил он.

   Эбби постаралась успокоить его:

   – А что здесь плохого?

   Ник раздраженно посмотрел в ее сторону.

   – Плохого? Она же моя мать!

   – И что, мне подстричься в монахини, если я твоя мать? – вспыхнула Кейт.

   Ник стрельнул в нее взглядом, но промолчал. В кухню вошел Брэд. Эбби решила узнать и его мнение по поводу свидания Кейт.

   – Брэд, твоя мать идет в субботу в кино с новым шерифом. Правда, здорово?

   – Поздравляю, мама! Я так рад за тебя, – Брэд обнял мать.

   Ник с недоумением посмотрел на брата.

   – Ты что, с ума сошел?

   – Я думаю, мама имеет право отдохнуть.

   Ник покачал головой и сел за стол.

   – Мне кажется, ты не вполне понимаешь, что произошло!

   – Мама собралась замуж? И это тебя расстраивает?

   – Да. Что мы тогда будем делать? Кто будет вести домашнее хозяйство?

   – Значит, если вы с Патрицией поженитесь, то твоей жене придется мыть, стирать, готовить. – Брэд хлопнул себя по лбу. – Это же катастрофа! Надо будет нанимать прислугу.

   – Справедливо замечено, – усмехнулся Ник и посмотрел на Кейт. – Извини, мама, я погорячился. Уверен, что шериф – отличный человек. И я хотел бы с ним встретиться.

   Эбби и Кейт переглянулись. Они не могли поверить тому, что услышали.

   – Запеканка готова, – сообщила Кейт. – Ник, зови всех ужинать.

   Эбби было любопытно, что же повлияло на Ника. Хотя какая разница. Самое главное, Кейт добилась своего. Сыновья ее поняли.

   Но теперь Эбби придется провести субботний вечер в компании с Патрицией. Она ужасно не хотела оставаться на ужин. Нужно что-то срочно придумать. Может, ей тоже куда-нибудь пойти?

   За последние два дня ее приглашали на свидание несколько мужчин. Возможно, ей стоит согласиться поужинать с одним из них в субботу.

   Но что делать с Робби? Ответ нашелся очень быстро. Надо попросить Ника провести вечер с сыном. Он же говорил ей, что чувствует за мальчика ответственность. Так пусть докажет это.

   Постепенно план созрел у нее в голове. Оставалось привести его в действие.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

   Эбби всю ночь думала, с кем провести субботний вечер. А утром в кафе она встретила старых подруг. Они вместе учились в колледже. Эбби предложила им встретиться в субботу вечером. Девушки переглянулись.

   – Идет, – согласилась Хизер. – Ты сможешь в субботу, Люси?

   – Конечно. Можно еще позвать Синди и устроить настоящий девичник. Вот будет здорово!

   – А куда пойдем?

   – Поехали в Пайндейл, – предложила Люси. – Там есть один замечательный ресторанчик. Конечно, далековато, зато вдоволь наговоримся, пока доберемся.

   – Потрясающе! Встречаемся здесь в шесть вечера.

   Эбби была счастлива, но Робби не разделял ее радости. Он стал капризничать и ничего не желал слушать.

   – Мам, в субботу придет Патриция, – хныкал мальчик. – Я ее боюсь. Не уезжай, пожалуйста.

   – Милый, ты же будешь не один. С тобой останется папа. Он обещал, что не даст тебя в обиду, – успокаивала Эбби сына. – Ну, что, отпускаешь маму?

   Робби нехотя кивнул.

   Дома мальчика ждало новое разочарование. Вчера вечером выпал снег, а сегодня подморозило. И Эбби не разрешила ему погулять.

   – Жаль, что у меня нет игровой приставки, – вздохнул Робби. – Тогда было бы не так скучно сидеть дома.

   Эбби присела перед ним на корточки.

   – Понимаешь, сынок, это очень дорого. И пока я не могу купить тебе приставку. Но, может, на Рождество Санта-Клаус исполнит твое желание.

   – А папа сказал, что купит мне все, что я захочу.

   – Сынок, папа может подарить тебе приставку. Но это не значит, что ты будешь просить его об этом. Договорились?

   Весь оставшийся день Эбби занималась сыном, пытаясь отвлечь его от грустных мыслей. А потом отправила смотреть мультфильмы. В семь с работы вернулся Ник.

   Он вошел в кухню, где Эбби готовила ужин. Она сразу же произнесла:

   – Ник, в субботу вечером меня не будет. Присмотри, пожалуйста, за Робби. И извинись перед Патрицией.

   Ник нахмурился и переспросил:

   – Что ты сказала?

   – В субботу я иду в ресторан.

   – Можно узнать, с кем? – В голосе Ника слышалось недовольство.

   В разговор вмешался Брэд:

   – Похоже, мой брат – ужасный собственник.

   – У него есть невеста, – заявила Эбби. Поборов смущение, она взглянула на Ника. – Я могу рассчитывать, что ты позаботишься о Робби?

   – Да. Но ты не ответила на мой вопрос.

   – Я собираюсь за город. Сегодня в кафе я встретила старых друзей. Решили устроить девичник.

   – Так ты едешь с подругами? – уточнил Ник. – Хорошо, Эбби. Не волнуйся, я позабочусь о Робби.

   – Не позволяй Патриции кричать на него. Ладно?

   – Обещаю, Робби никто и пальцем не тронет. – Ник посмотрел на брата: – Брэд, ты останешься в субботу на ужин?

   Тот кивнул.

   – Тогда нас будет пятеро. И еще Патриция.

   В кухне воцарилось молчание. Его нарушила Кейт. Она подошла к сыновьям и обняла, их за плечи.

   – Что такие хмурые? Давайте ужинать. Запеканка готова.

   Окинув взглядом стол, Брэд с удовольствием заметил:

   – Мама, все выглядит очень аппетитно. У тебя золотые руки.

   – Это не у меня, а у Эбби.

   Она разрезала запеканку и разложила по тарелкам. Ник попробовал и похвалил девушку:

   – Очень вкусно, Эбби.

   – Подожди. Что ты скажешь, когда попробуешь ее пирог. Эбби отрезала нам с Джейсоном по кусочку в обед, – похвастался Мэтт.

   – Ты еще пирог испекла? – спросил Ник. – Эбби, ты нас разбалуешь. Мы тебя, наверное, замучили.

   – Ну, что ты, Ник. Готовить вам – для меня удовольствие, – улыбнулась она и, опустив голову, начала молча есть.


   В субботу утром Ник проснулся в приподнятом настроении. Он дождался, пока Патриция занялась на кухне приготовлением ужина. Эбби предложила ей свою помощь, но получила отказ. Тогда Ник за руку вытащил ее на улицу.

   – Эбби, я собираюсь с Робби в город. Ты должна поехать с нами. Мне нужна твоя помощь при выборе ковбойских сапог.

   – Соглашайся, мамочка. Поедем с нами, – попросил мальчик и потянул ее за рукав.

   В Сидней-Крик Ник повел их в универсальный магазин. Там он попросил у продавца ковбойские сапоги для всей семьи.

   Эбби удивленно посмотрела на Ника.

   – Ты же говорил, что хочешь купить сапоги для сына?

   – И для его мамы, – улыбнулся Ник. – Мы живем на ранчо, не забывай. Поэтому тебе нужна подходящая обувь.

   Через полчаса Эбби и сын были полностью одеты. Ник купил им джинсы, сапоги и даже шляпы.

   – Так, – произнес Ник и посмотрел на часы. – А сейчас поедем кататься верхом.

   Робби завизжал от восторга. Но Эбби замялась.

   – Ник, я подожду вас в машине.

   Он покачал головой.

   – Моя семья должна уметь ездить верхом. Вдруг нам понадобится помощь на ранчо, если выпадет много снега.

   – А что, приближается снежная буря?

   – Никогда не знаешь наверняка. Кроме того, Робби нужна твоя поддержка. А ты хоть раз ездила верхом?

   – Нет. И думаю, у меня ничего не получится. Так что я лучше посижу в машине.

   Ник взял ее за руку. Эбби попыталась высвободить запястье, но у нее ничего не получилось, и ей пришлось пойти в конюшню вместе с ними. Ник начал инструктировать сына:

   – Робби, ты поедешь на маленькой лошадке. Она тебе понравится.

   – Может, ему рано кататься верхом? – с тревогой спросила Эбби.

   – Ты переживаешь, потому что он рос в городе. Я в седле с трех лет. Не волнуйся. Лошадь смирная.

   Ник посадил Робби на кобылу, а сам пошел рядом, придерживая лошадь под уздцы. Эбби заметила, что им хорошо вместе. Ник что-то рассказывал, Робби весело смеялся.

   Когда Робби накатался, Ник посадил его в машину, чтобы малыш согрелся и отдохнул, а затем вывел из конюшни лошадь для Эбби.

   – Теперь твоя очередь, – протянул он ей руку. – Не бойся. Несколько уроков, и ты будешь держаться в седле не хуже ковбоя.

   – Ник, ты будешь учить меня ездить верхом, пока Патриция готовит ужин?

   – А почему бы и нет? Ты же предложила ей свою помощь.

   – Да, но…

   – Тогда вперед, – перебил ее Ник. Он помог ей забраться в седло, а сам запрыгнул на другую лошадь.

   Ник выбрал маршрут, проходивший вдоль ручья. Впервые со дня приезда в Сидней-Крик Эбби была счастлива. Ник рассказывал ей забавные истории, и она от души хохотала.

   Через полчаса Ник предложил устроить привал. По нелепой случайности они остановились в том месте, где Ник признался ей в любви. На Эбби нахлынули воспоминания из прошлого. Она вновь почувствовала себя молодой и влюбленной.

   Ник тоже ничего не забыл, но боялся признаться в этом.

   Чтобы не выдать себя, он подошел к своей лошади и стал поправлять стремена.

   – Нам пора, – тихо произнес Ник, не глядя Эбби в глаза. Она не должна ни о чем догадаться.

   Эбби молча села в седло. За всю обратную дорогу они не сказали друг другу ни слова.

   Подъехав к конюшне, Эбби слезла с лошади и поблагодарила Ника.

   – Мне нужно идти, – прибавила она. – Скоро автобус. Хочу успеть на ранчо, чтобы привести себя в порядок.

   – Эбби… – окликнул ее Ник. Она обернулась. Он стоял возле конюшни и смотрел на нее.

   На мгновение Эбби показалось, что Ник хочет в чем-то признаться. Но он промолчал. Просто надел шляпу и увел лошадь в конюшню.


   Остаток дня Ник и Робби провели в городе. Он наконец купил сыну обещанную приставку.

   Приехав домой, они прошли через заднюю дверь прямо в кухню. И поразились царившему там беспорядку. Из раковины вываливалась грязная посуда. На полке не было ни одной чистой миски.

   Увидев их на кухне, Патриция пришла в ярость:

   – Кто вас сюда звал! Сквозняком вы погубили мое суфле! Могли бы воспользоваться другой дверью.

   – Ты не предупредила нас. Как мы могли догадаться, что ты готовишь суфле? – огрызнулся Ник.

   – Не кричи на меня! Я целый день работаю, а ты развлекался! И даже не помог мне!

   – Эбби предложила тебе свою помощь. Ты отказалась. А я, кроме яичницы, ничего готовить не умею. И потом мне нужно было съездить в город. Я обещал купить Робби ковбойские сапоги и приставку.

   – Столько денег потрачено впустую!

   – Не твое дело. Я тратил свои деньги.

   – Но мы собираемся пожениться, поэтому ты должен считаться со мной.

   – А твою зарплату мы тоже будем делить пополам? – съязвил Ник.

   Патриция отрицательно покачала головой:

   – Не будь смешным. Я буду тратить свою зарплату на себя.

   – В таком случае из моих денег ты не получишь ни цента, – заявил Ник.

   Патриция отвернулась к столу.

   – Мы обсудим это позже.

   – Когда ты будешь мыть посуду? – не унимался Ник.

   Патриция вздрогнула, словно обожглась.

   – Ты что, с ума сошел? Я целый день готовила.

   – Но ты недавно утверждала, что, кто готовит, тот и убирает кухню. Сегодня твоя очередь, – сообщил Ник, еле сдерживаясь, чтобы не нагрубить ей.

   – Сегодня ты будешь убирать вместе со мной, Ник. А когда мы поженимся, непременно наймем горничную.

   – Еще чего!

   – Иначе твоей маме придется справляться одной, – заявила Патриция. – Я устаю на работе и не могу заниматься домашними делами.

   – Папочка, – вмешался в их перепалку Робби. – Можно нам с Мэттом взять приставку и поиграть в твоем кабинете?

   – Да, сынок, я приду к вам через минуту. – Когда за мальчиками закрылась дверь, Ник подошел к Патриции. – Мы поговорим с тобой после ужина, – процедил он сквозь зубы и, повернувшись, направился к двери.


   Эбби издалека увидела, что в кухне горит свет. Ей не терпелось узнать от Кейт, как прошло свидание с Майком. Кроме того, она хотела услышать о шикарном ужине Патриции.

   Тихонько проскользнув через заднюю дверь в кухню, девушка остолбенела. Возле раковины стоял Ники драил кастрюли.

   – Привет, Ник. Как прошел ужин?

   – Отвратительно, – спокойно ответил он.

   – Почему? Разве Патриция плохо готовит?

   – Нет, еда была вкусной. Но она стряпала целый день и перепачкала всю посуду, какая есть в доме. А за ужином критиковала нас и прочитала целую лекцию о том, как правильно пользоваться столовыми приборами.

   – Сожалею. Надеюсь, она не кричала на Робби?

   – Пару раз пыталась, но я не позволил ей.

   – Думаю, мы с Робби переедем, когда вы поженитесь.

   – Эбби, ни слова об этом. Патриция больше его никогда не обидит.

   – Ты не понимаешь. Патриция не любит Робби. И терпит его только из-за тебя. А где Кейт? Она уже спит?

   Ник выдавил из себя улыбку:

   – Нет. Она еще не вернулась.

   – Уверена, она скоро будет дома. Я иду спать. А ты?

   – Пока нет. Хочу дождаться маму.

   – Зачем? Ник, она же с полицейским!

   – Все равно. Не нравится мне все это. Понимаешь, в нашем городке уже давно не было шерифа. Никто не соглашался. А тут неожиданно появился этот чужак. Кстати, откуда он приехал?

   – Из Канзас-Сити.

   – Вот видишь. Почему он отказался от работы в большом городе и явился сюда? Могу поспорить, с ним что-то не так.

   – Похоже, ты ревнуешь мать к шерифу. – Эбби подошла к холодильнику, чтобы достать бутылку воды. Когда она повернулась, перед ней стоял Ник. Эбби отступила, прижавшись спиной к дверце холодильника.

   – Почему ты всегда критикуешь меня, как будто мы муж и жена?

   – Ник, я пытаюсь открыть тебе глаза. Кейт счастлива. Не нужно портить ей вечер, если ты поругался с Патрицией. Дай мне пройти, пожалуйста.

   Но Ники не думал сдвигаться с места. Он наклонился, как будто собрался поцеловать ее, и Эбби трясущимися руками открыла бутылку, плеснув в него водой.

   – Черт! – завопил Ник и отпрыгнул в сторону. Холодная вода стекала по его рубашке. – Что ты делаешь?

   – Я не специально, – начала оправдываться Эбби и отошла подальше от Ника. Она не чувствовала себя виноватой. – Ложись спать. Ведь ты не знаешь, когда…

   – Можешь не продолжать, – перебил ее Ник. – Мама уже приехала.

   Эбби уселась за стол.

   – Если я налью тебе чашку кофе, ты не прольешь его мне на штаны? – поинтересовался он. Затем налил две чашки кофе и расположился рядом с девушкой.

   Дверь открылась, и в кухню вошли Кейт и Майк.

   – О! Вы здесь. А я думала, что все уже спят, – воскликнула Кейт.

   – Еще не поздно. Эбби только приехала и рассказывала, как прошла вечеринка, – объяснил Ник и придвинул еще два стула. Потом встал и подошел к шерифу. – Привет. Я Ник Логан. Старший сын Кейт.

   – Почему ты мокрый? – спросила его мать.

   – Случайность, – усмехнулся Ник, протягивая Майклу руку.

   – Рад познакомиться. Я Майк Дунливи.

   – Садись, Майк. Налить тебе кофе?

   – Спасибо, – шериф посмотрел на Эбби. – А ты – дочь Кейт?

   – Нет. Я… я мать ее внука.

   Майк посмотрел на Ника. В его глазах застыл немой вопрос.

   – Все очень сложно, – сбивчиво начал объяснять Ник. – Мы расстались. А две недели назад я узнал, что у меня есть сын. Я разозлился и приехал в Шайенн за Робби. Эбби не могла бросить сына.

   – Напоминает похищение, – заметил шериф.

   – Нет, Майк, – вмешалась в разговор Эбби. – Сейчас мы с Ником в хороших отношениях. Он очень любит Робби и заботится о нем. Кейт и братья Ника хорошо меня приняли. Мы с сыном очень счастливы.

   – Значит, теперь все в порядке? – поинтересовался Майк. – Вы с Ником помирились и собираетесь пожениться?

   Кейт промолчала. Ник смутился и уставился в пол.

   – Нет. Я уже помолвлен.

   – С кем?

   – С Патрицией Отвел.

   – Учительницей из старшей школы?

   – Да. А вы ее знаете?

   – Нет. Но один из моих помощников отважился выписать ей штраф за парковку на автобусной, остановке. Так она собиралась жаловаться, что ее незаконно обвинили.

   – И что? Ей не выписали штраф?

   – Выписали. И заставили оплатить.

   – Кейт, вы ходили в кино? – спросила Эбби, когда мужчины замолчали.

   – Да, мне понравилось. А как прошел ужин? – обратилась мать к Нику.

   – Неважно. Патриции понадобилась вся посуда в доме, чтобы его приготовить. После ужина мы поругались, и я пошел укладывать Робби. А когда вернулся, она не захотела со мной разговаривать и уехала домой. Поэтому мне пришлось мыть кухню самому.

   – А почему она не убрала за собой? – поинтересовалась Кейт. – Наверное, она ужинает только в ресторане, чтобы утром не мыть посуду.

   – Перестань, ма. Патриция ест дома, и…

   – Меня не волнует, что она делает в своей квартире, – перебила мать Ника. – Но я больше никогда не разрешу Патриции готовить на моей кухне. И никто не заставит меня изменить это решение.

   – Она и не собирается больше готовить. Патриция хочет нанять служанку. Но она не возражает, если ты, мама, будешь и дальше заниматься домашним хозяйством.

   Майк подошел к Кейт и взял ее за руки.

   – Не волнуйся, дорогая. Я готов оказать тебе посильную помощь.

   Кейт засветилась от радости.

   – Ничего, шериф, – уверил его Ник, – я не дам маму в обиду.

   – Вот и славно, – сказал Майк и встал со стула. – Я пойду. А то уже поздно.

   Кейт тоже поднялась, и они оба направились к выходу, Ник – следом. Эбби схватила его за рукав.

   – Ты куда?

   – Проводить Майка. А что, у тебя ко мне какое-то дело?

   – Нет. Я просто хочу, чтобы Кейт и шериф остались одни.

   – Зачем? – спросил Ник. Он вырвался из рук Эбби и бросился к двери. Но не успел. Кейт уже вернулась на кухню. – Эбби подумала, что шериф мог поцеловать тебя перед уходом. Это правда?

   – Да. А что тебя удивляет? Я отлично провела сегодняшний вечер. И, если честно, очень счастлива. – Кейт, чмокнув Эбби в щеку, вышла в коридор.

   Ник рванулся было за ней, но Эбби остановила его.

   – Ник, оставь ее в покое. Она не твоя дочь. Могу поспорить, ты рад, что Робби мальчик! – засмеялась Эбби.

   – Черт! Ты права, – кивнул Ник и улыбнулся.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

   В воскресенье жизнь на ранчо текла медленно и размеренно. Кейт проснулась в семь часов, чтобы приготовить завтрак. Остальные поднимались позже, завтракали и отправлялись в воскресную школу.

   Эбби тоже встала, чтобы помочь Кейт. Вдвоем они быстро приготовили еду и решили выпить по чашечке кофе.

   – Вам действительно нравится Майк? – спросила Эбби.

   – Да, очень. Майк замечательный человек. С ним я чувствую себя счастливой.

   – Это чудесно, Кейт. Вы выйдете замуж и переедете к нему?

   – Ну, я не строю таких планов. Мне нужно поставить на ноги Мэтта и Джейсона. Однако надеюсь, у нас с Майклом завяжутся длительные отношения.

   – Но Мэтт и Джейсон не маленькие дети. И они не останутся одни. С ними будет Ник с женой.

   – Я не думаю, что кто-то сможет ужиться с Патрицией. Ник не в себе, если все еще хочет жениться на ней.

   – О ком речь? – спросил Ник, открывая дверь. Он налил себе кофе и подсел к столу.

   – О тебе. Патриция – отвратительная женщина. Ей нужен не ты, а наши деньги.

   Эбби молча пила кофе, не вмешиваясь в разговор.

   – Мама, а если ты ошиблась и Патриция изменится? – спросил Ник.

   – Ты плохо разбираешься в женщинах, сынок.

   Ник вздохнул и глотнул кофе.

   – Мама, я попробую поговорить с ней еще раз, – сказал он.

   – Отлично. Но я предупредила тебя.

   Ник и Кейт замолчали. Эбби решила переменить тему разговора:

   – В церкви сегодня состоится мероприятие в поддержку семьи Колдвеллов. Твоя мама принимает в нем участие.

   – Отлично. А что произошло?

   – У миссис Колдвелл проблемы с вынашиванием ребенка, и ей нужна сиделка. Вот мы и решили собрать для них деньги.

   – Потрясающе.

   – Все желающие могут внести свой вклад, – прибавила Эбби.

   – Надо сказать Патриции. Пусть сообщит об этом на школьном собрании.

   Кейт что-то пробурчала себе под нос. Ник покосился в ее строну.

   – Что ты сказала, мама?

   – Это глупая затея. Патриции наплевать на всех, кроме себя.

   Эбби опять попыталась разрядить ситуацию:

   – Я хочу испечь к чаю блинчики. Робби их обожает.

   – А я тебе помогу, – предложила Кейт и встала из-за стола.

   Ник продолжал молча пить кофе. Эбби прошептала на ухо Кейт:

   – Думаю, Патриция не настолько плоха. И если Ник решил, что женится на ней, то вряд ли откажется от этой затеи.

   – Если он настолько глуп, то я ничем не могу ему помочь, – Кейт отошла к холодильнику.

   Пока Эбби пекла блины, в кухню прибежал Робби. Он бросился к Эбби и обхватил ее колени.

   – Доброе утро, мамочка. Я так соскучился по тебе.

   – Я тоже, мой сладкий. Как прошел вечер?

   Робби понурил голову и прошептал:

   – Плохо. Патриция разозлилась на меня. Она сказала, что я большая проблема. Мама, это правда?

   – Нет, Робби, ты мое счастье, – успокоила мальчика Эбби, крепко обняв его. – Не волнуйся, милый. Все будет хорошо.

   – Но мы же не вернемся обратно в Шайенн? – быстро спросил Робби.

   – Нет! – ответил за Эбби Ник. – Ты останешься здесь со мной.

   – Мы найдем себе квартиру в Сидней-Крик, мой сладкий.

   – Ты опять за старое? – разозлился Ник. – Вы останетесь на ранчо. Слышишь?

   – Я не буду терпеть, когда на моего ребенка кричат и называют проблемой.

   – Больше его никто не обидит.

   Эбби поставила на стол большую тарелку блинов. Робби и Мэтт с удовольствием принялись за завтрак. В кухню вошел Джейсон и, зевая, плюхнулся на стул.

   – Не выспался? – спросила Эбби. – Налить тебе кофе?

   Он молча кивнул.

   – Поздно лег, сынок? – обратилась к Джейсону Кейт.

   – Да, читал.

   – Должно быть, попалась интересная книжка.

   – Намного интереснее, чем ужин с Патрицией, – сообщил Джейсон и виновато посмотрел на Ника. – Извини, брат.

   Последним пришел Брэд.

   – Почему ты вчера не помог убраться на кухне? – поинтересовался Ник у брата. – Я тебя ждал.

   – Не хотел вам мешать. Вы с Патрицией вели очень содержательную беседу о деньгах. И я решил уйти.

   – Патриция заявила, что я обидел ее, – сообщил Ник, прожевав кусок блина. – И уехала домой.

   – Хороший предлог, когда в следующий раз мне придется мыть кухню, – пошутил Брэд. – Во всяком случае, Патриция проявила свой характер до свадьбы. Это хороший знак, брат. Еще не поздно одуматься и расторгнуть помолвку. – Он улыбнулся Эбби, когда она поставила перед ним тарелку с блинами. – Спасибо.

   – А Патрицию ты вчера не поблагодарил, – вспылил Ник. – Она очень обиделась, что ей никто не сказал спасибо.

   – Пусть проверит у врача слух. Вчера она так увлеклась, делая нам замечания, что ничего не слышала, – заявил Брэд. Затем повернулся к матери и продолжил: – Честное слово, мама, это был худший ужин в моей жизни.

   – Почему? Еда не понравилась? – поинтересовалась Кейт.

   – Нет, все было вкусно. Но ужасно тоскливо. Я еле дождался, пока ужин закончился.

   Ник быстро поставил свою тарелку в раковину и направился к двери.

   – Ты куда? – спросила сына Кейт.

   – Возникло неотложное дело, – бросил через плечо Ник. – Если я не приеду в церковь, значит, встретимся вечером.


   Дорога к дому Патриции показалась ему бесконечной. Но Ник уже все решил и не мог ждать. Он должен расторгнуть помолвку.

   Наконец-то Ник признался себе, что любит Эбби – единственную женщину, с которой он хотел жить вместе. И чем больше он думал о Эбби, тем реже вспоминал о Патриции. Их отношения становились все хуже и хуже, а подготовкой к свадьбе даже не пахло.

   Ему тяжело далось это решение, но пути назад не было. Сегодня он должен поставить жирную точку в отношениях с Патрицией.

   Ник позвонил Патриции после завтрака и предупредил, что заедет. Наверное, Патриция решила, что он явится просить у нее прощения. Вчера они жутко поссорились, и она заявила, что больше не хочет его видеть.

   Припарковав машину у двухэтажного каменного дома, где Патриция снимала квартиру, Ник вздохнул и постучался.

   – А, это ты, – томно прошептала Патриция. – Проходи.

   Ник вошел. Патриция закрыла дверь и повернулась к нему. На ней было прозрачное черное белье.

   – Не надо, – отстранил ее Ник, когда Патриция попыталась его обнять. – Ты неправильно меня поняла.

   Она отошла в сторону и надула губы.

   – Надеешься отделаться простым извинением? А я думала, что ты переживаешь. Признавайся, тебе стыдно за вчерашний вечер?

   – Нет, – ответил Ник. – Патриция, я приехал к тебе по делу.

   Улыбка медленно сползла с ее лица.

   – Ты начинаешь грубить. Учти, я не намерена терпеть такое обращение.

   – Я тоже сыт по горло твоими выходками. Мама больше не пустит тебя на кухню.

   – Я же ничего там не сломала!

   – Но ты перепачкала всю посуду и не убрала за собой. Мне самому пришлось приводить кухню в порядок.

   – Все потому, что ты обидел меня.

   – Какой бы ни была причина, ты больше не будешь готовить ни для меня, ни для моей семьи, потому что я расторгаю помолвку.

   Наконец он это сказал.

   – Что? Как ты смеешь? У меня были большие планы.

   – Ничем не могу помочь. Я не люблю тебя и хочу жениться на матери Робби.

   – Ты не сделаешь этого! – Патриция ткнула пальцем ему в грудь. – Иначе я отсужу у тебя все твое имущество.

   – На каком основании? Потому что я разлюбил тебя? Это смешно. Предлагаю условие. Можешь рассказывать, что это ты расторгла помолвку. Таким образом, твоя репутация не пострадает.

   Она злобно фыркнула.

   – Уверена, что Эбби откажет тебе. Особенно если узнает, что ты спал со мной.

   – Это неправда. И не пытайся распускать сплетни, а то будет хуже.

   – Да чем эта Эбби лучше меня? Могу поспорить, она никогда не сможет соответствовать тебе.

   – Зато Эбби понадобится всего тридцать минут, чтобы испечь блинчики, поджарить мясо, нарезать пару салатов и накрыть на стол. И при этом она все время улыбается. Знаешь, в чем твоя ошибка, Патриция? Ты не замечаешь никого вокруг.

   – Я не верю в то, что ты разрываешь нашу помолвку.

   – Извини, Патриция, но я поторопился, когда сделал тебе предложение. Мне казалось, что ты станешь хорошей женой для фермера. Но ты ничего не смыслишь в домашнем хозяйстве. На твоем месте я бы уехал в Шайенн и поискал себе жениха там. Ты не создана для сельской жизни.

   – Меня не волнует, что ты думаешь.

   – Как хочешь. Ну что, по рукам? Ты целый месяц говоришь людям, что бросила меня, и мы мирно расторгаем помолвку. Обручальное кольцо с бриллиантом можешь оставить себе. И еще. Эбби не должна знать о нашей сделке. Договорились?

   – Да, – бросила Патриция через плечо. Она демонстративно подошла к зеркалу и стала расчесывать волосы.

   – Если ты меня обманешь, то не жди от меня пощады. Поняла?

   – Да, – зло ответила Патриция. – Убирайся вон, Ник Логан! Я сыта тобой по горло! – Распахнув дверь, она вытолкала его на площадку.

   На губах Ника появилась улыбка. Теперь он может открыто ухаживать за Эбби. И сделать ей предложение. Только с ней Ник чувствовал себя счастливым.

   Ему хотелось действовать, но для начала он должен все хорошенько продумать. Ник не переживет, если потеряет Эбби второй раз.

   Нет, такое больше не повторится. Теперь Ник не допустит прежних ошибок. Он слишком долго искал свое счастье.

   Подходя к машине, Ник увидел шерифа. Тот как раз переходил дорогу.

   – Доброе утро, Майк. Как дела?

   – Отлично. Может, выпьем по чашке кофе, если есть время, – предложил шериф.

   – С удовольствием.

   Они зашли в кафе.

   – Что ты делаешь сегодня в городе? – поинтересовался Майк.

   – Мне нужно было встретиться с Патрицией.

   – А, с невестой. Соскучился. Такие встречи всегда поднимают настроение.

   – Да, я действительно чувствую себя сейчас намного лучше, – согласился Ник.

   – Слушай, хочу поговорить о твоей матери. Кейт мне очень нравится. И у меня самые серьезные намерения.

   – Так быстро? Но у вас было всего одно свидание.

   – Ник, в моем возрасте мужчины уже не получают удовольствие от случайных интрижек. Они ищут подругу жизни, с которой готовы разделить и горе, и радость. Твоя мать потрясающая женщина. Не знаю, почему мужчины не бегают за ней толпами. Но поверь мне, я не встречал лучше.

   – Уверен, что маме ты тоже понравился. Вы собираетесь жить вместе?

   – Хотелось бы. Но Кейт не хочет бросать ранчо. К тому же мы еще мало знакомы. Может, со временем мне удастся убедить твою мать переехать ко мне. И еще, хочу чтобы ты знал. Я уже был женат. С Лоренс мы прожили девятнадцать лет. А потом она умерла от рака груди. Я очень переживал потерю и не собирался заводить новых отношений. Но со временем душевные раны затянулись. А потом я встретил твою мать и был потрясен, насколько родным человеком она оказалась. Кейт просто околдовала меня.

   – А почему ты переехал в Сидней-Крик? Ты же работал в Канзас-Сити. Это большой город, много возможностей.

   – В какую-то минуту я почувствовал, что мне хочется покоя. В маленьких городах жизнь течет размеренно. Мне нравится Сидней-Крик. Я хочу поселиться здесь навсегда. Надеюсь, догадываешься, почему.

   – Конечно.

   – Может, у тебя есть вопросы ко мне? Ты спрашивай, не стесняйся.

   – Послушай, Майк. По твоему рассказу я убедился в серьезности твоих намерений. А что касается переезда… Мама не хочет покидать ранчо, потому что волнуется за судьбу Мэтта и Джейсона. Для нее они всегда будут маленькими. Как бы там ни было, ребята могут и дальше жить на ранчо. Это их дом, и никто их оттуда не гонит.

   – Спасибо за то, что помог мне лучше понять твою мать, – поблагодарил Майк. – А насчет Мэтта и Джейсона не волнуйся. Я усыновлю их, если этого захочет Кейт. – Майк на минуту замолчал, а потом спросил: – Слушай, ты серьезно задумал жениться на Патриции? Твоя мать очень переживает.

   – Знаю. Раньше я хотел, чтобы Патриция стала моей женой, но потом понял, что совершаю ужасную ошибку. Сегодня я специально приехал в город, чтобы расторгнуть нашу помолвку.

   – Я и смотрю, что ты просто светишься.

   – У меня с души будто камень свалился. Майк, можно попросить тебя об одолжении?

   – Что за вопрос!

   – Патриция не из тех женщин, кто так просто смирится с разрывом. Я позволил ей говорить, что это она порвала со мной. Надеюсь, она не станет распускать сплетни. Но на всякий случай присмотри за ней. Она может рассказывать, что я бил ее, кричал, издевался. Не верь. И еще. Я никогда с ней не спал, что бы она ни говорила. Поэтому, если что-то услышишь, дай мне знать.

   – Хорошо.

   Ник встал из-за стола и протянул шерифу руку.

   – Ты очень хороший человек, Майк.


   В церкви Эбби и Кейт заняли скамейку у входа, на тот случай, если придет Ник или Брэд. Робби уселся между бабушкой и мамой и крепко держал обеих за руки.

   Через пять минут после начала службы к ним протиснулся Ник. Он сел рядом с Эбби, положив руку на спинку скамьи. Она хотела попросить Кейт немного подвинуться, но Ник прошептал ей на ухо:

   – Не нужно. Мне нравится, когда ты рядом.

   Эбби чуть наклонилась вперед, чтобы не касаться его руки. Ее смущало поведение Ника, его близость. Она даже хотела поменяться с Кейт местами, однако этого не потребовалось. Робби обрадовался, увидев отца, и попросил разрешения сесть рядом с ним. Эбби, не раздумывая, согласилась.

   Но рука Ника по-прежнему лежала на спинке скамьи, поэтому всю службу Эбби просидела как на иголках.

   На улице Ник тоже вел себя странно. Он развлекал Кейт и Эбби, пока они шли к машине. От угрюмого Ника не осталось и следа. Кейт встретила соседей и остановилась поболтать. Ник предложил Эбби поехать на ранчо вместе с ним.

   – Но Патриции это не понравится, – возразила она.

   – Забудь про нее. Мы ведь с тобой друзья, поэтому можем свободно общаться. Ну что, согласна?

   – Нет, Ник. Я лучше поеду с твоей мамой. А вот Робби с удовольствием составит тебе компанию.

   Эбби подошла к Кейт, затем присела перед сыном и что-то прошептала ему на ухо. Робби кивнул и побежал к Нику.

   – Па, мама разрешила мне ехать с тобой.

   – Отлично. А то мне одному в машине скучно.


   – Ты что такая грустная? – спросила Кейт, когда они сели в машину. – Тебя расстроил Ник?

   – Нет, – покачала головой Эбби. – Просто я отказалась возвращаться домой с ним вместе. Зачем лишний раз злить Патрицию. Кстати, в субботу мы с ним два часа ездили верхом.

   Кейт оторвала глаза от дороги и бросила на Эбби быстрый взгляд.

   – Ник сам предложил?

   – Ага. Он и лошадей для нас с Робби купил. Специально ездил в город.

   – Неужели? Хороший подарок, – похвалила сына Кейт.

   Эбби стало совсем плохо. Она почувствовала, что к горлу подступил комок. Ей стало трудно глотать.

   Она посмотрела на Кейт и с тоской в голосе произнесла:

   – Боюсь, мне придется уехать от вас.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

   – Почему? – с тревогой спросила Кейт. – Из-за Ника?

   – Все так сложно, – едва смогла выговорить Эбби. Из глаз у нее потекли слезы. – Мне очень плохо. Прошлые воспоминания не покидают меня. А самое худшее, что я так и не разлюбила вашего сына. Находиться с ним рядом и не сметь прикоснуться к нему хуже всякой пытки.

   – Ужасно, – печально сказала Кейт. – Я чувствовала, что тебе неуютно в обществе Ника, но даже не подозревала, что так тяжело. Да мне и самой нелегко. Как подумаю, что мой сын и Патриция поженятся, сразу бросает в дрожь.

   – Да, я вас понимаю.

   Кейт похлопала ее по колену.

   – Когда ты намерена переехать, милая?

   – Сначала нужно найти квартиру. Хочу поселиться в Сидней-Крик, чтобы Робби чаще виделся с отцом. Мальчик очень привязался к нему. Мне будет вас не хватать, Кейт. Надеюсь, мы останемся подругами?

   – Конечно, Эбби. Пять лет назад я совершила ужасную ошибку. Теперь понимаю, какую невестку потеряла.

   – Спасибо, Кейт, – ответила Эбби. Она больше не могла сдерживаться и разрыдалась. Слезы ручьем текли по щекам.

   – В городе я знаю только один дом, где можно снять комнату. Но думаю, соседство Патриции тебе не придется по вкусу. Еще есть квартира прямо над кафе Джорджа. Уверена, он тебе не откажет.

   – Я сегодня же с ним переговорю.

   – Правда, там всего одна спальня.

   – Ничего. У Робби будет собственная комната, а я расположусь в гостиной. Мы прекрасно устроимся, – с уверенностью произнесла Эбби.

   Когда они подъехали к дому, машина Ника уже стояла во дворе. Эбби вытерла слезы и попросила Кейт сохранить свой переезд в секрете.

   – Я потом все ему скажу.

   Кейт посмотрела на девушку.

   – Но, может, у вас с Ником еще есть шанс?

   – Вряд ли, – Эбби покачала головой. – Наше время прошло. Если бы не Робби, я бы давно уехала. Но сыну нужен отец.

   Еще в коридоре они услышали смех Робби, доносившийся из кабинета Ника. Открыв дверь, Кейт и Эбби увидели Ника и мальчика. Они занимались с игровой приставкой.

   – Откуда это? – спросила Эбби.

   – Привет, мамочка. Папа купил мне приставку. Здорово, правда? Хочешь поиграть с нами?

   – Нет, спасибо, Робби. Но мне нужно поговорить с твоим папой. А ты пока объясни бабушке правила игры.

   Эбби направилась на кухню. Ник пошел следом.

   – Что ты хотела?

   – Зачем ты купил мальчику игровую приставку?

   – Потому что Робби мечтал о ней.

   Эбби вдохнула.

   – Ты его балуешь.

   – Перестань, Эбби. Я просто захотел сделать сыну подарок. У меня не было такой возможности целых пять лет.

   – Понимаю. Только в следующий раз, когда соберешься купить Робби дорогую вещь, посоветуйся со мной. Мы же не хотим испортить его.

   На губах у Ника вспыхнула улыбка.

   – Конечно. Зачем нам ругаться по пустякам?

   – Ну, вот и отлично. Иди смени Кейт. А то мы еще не решили, что приготовить на обед, – запинаясь, произнесла Эбби. Затем подошла к шкафу и достала кастрюлю. Даже не оборачиваясь, она почувствовала, что Ник ушел.

   Мысли метались у нее в голове. Нужно срочно съезжать. Эбби схватила телефон и позвонила Джорджу. Поздоровавшись, она сразу перешла к делу:

   – Джордж, мне сказали, что у вас на втором этаже пустует квартира. Вы не сдадите ее мне?

   – С удовольствием. Только там ужасный беспорядок.

   – Не волнуйтесь, я все отмою. Начну прямо сегодня. Вас устроит, если я приеду после обеда?

   – В любое время. Квартира в твоем полном распоряжении. Эбби, спасибо тебе за рецепты. Я уже воспользовался парочкой.

   – Я рада, Джордж.

   Эбби повесила трубку и прислонилась к стене. Она не хотела уезжать отсюда, но выхода не было. Лучше бы Ник на нее злился, как это было раньше. Но теперь он пытался стать ее другом. Сердце девушки разрывалось на части. Как можно просто дружить с ним? Ведь она его любит!

   Чтобы хоть как-то отвлечься от грустных мыслей, она принялась вытаскивать из холодильника продукты. Вскоре пришла Кейт. Из кабинета вновь послышался смех Робби. Похоже, им с Ником было хорошо вдвоем.

* * *

   После обеда Эбби попросила Кейт присмотреть за внуком.

   – Мне нужно в город. С Джорджем я уже договорилась.

   – Не волнуйся. Я отправлю Робби с Ником в сарай. Малыш поиграет со щенком, а Ник приглядит за ним.

   – Спасибо, Кейт.

   Эбби быстро натянула на себя джинсы и старый свитер и поехала в город. Она предполагала, что ей хватит и часа, чтобы привести квартиру в порядок.

   Но через пятнадцать минут она поняла, как ошибалась. Вот уже несколько лет квартира пустовала. Джордж складывал сюда весь хлам. В углах клоками лежала пыль, мебель покрылась плесенью и паутиной.

   Девушка напрасно боролась со слезами. Она понимала, что не отмоет квартиру даже за неделю. Но все-таки ей удалось взять себя в руки. Конечно, придется потрудиться, но результат этого стоил.

   Эбби попросила у Джорджа швабру и щетку. Целых три часа она терла и скребла, не разгибая спины, после чего квартира немного стала напоминать человеческое жилье. Но сил не осталось, и Эбби пообещала себе, что придет сюда завтра и продолжит.


   – Где Эбби? – поинтересовался Ник, вернувшись с Робби домой.

   – У нее возникли срочные дела. Ты хорошо провел сегодня день, Робби?

   – Да, бабушка. Мы играли с Малышкой. Папа разрешит мне принести ее домой и спать с ней! – Робби засветился от радости.

   – Здорово. Иди мой руки, зайка. Мы сейчас будем ужинать.

   – А мама приедет к ужину? – спросил Робби.

   – Не волнуйся. Эбби скоро будет дома, – Кейт выглянула в окно. – А вот и она.

   Робби побежал встречать мать. Ник тоже вышел на крыльцо.

   Их лица вытянулись, когда Эбби, грязная как трубочист, вылезла из машины.

   – Ой, мамочка, что случилось? Где ты так испачкалась? – ужаснулся Робби.

   – Я помогала Джорджу, мой сладкий. Вот приму душ и отмою грязь.

   Ник нахмурился.

   – И все же, где ты так измазалась?

   – Я же сказала, Ник. Помогала Джорджу. А сейчас извини! – Эбби прошмыгнула мимо него в дом.


   Ник вернулся на кухню.

   – Мам, ты знаешь, что происходит с Эбби?

   – Немного.

   – Ты мне расскажешь?

   – Не могу. Я обещала молчать.

   – Стала подрабатывать по вечерам? Зачем ей это? Я же обещал, что помогу ей.

   – Ник, пусть Эбби занимается своими делами. Не вмешивайся. В прошлый раз ты уже навязал ей решение. Помнишь, что получилось?

   – Но я хотел как лучше…

   – Вот именно! – перебила его Кейт и принялась накрывать на стол. Но сын не успокоился.

   – Нет, я должен выяснить, чем она занималась.

   Ник вышел из кухни и направился в ванную.

   Остановившись у двери, он постучал. Эбби не ответила, поскольку в ванну лилась вода и она не услышала стука. Но Ник решил, что Эбби не хочет с ним разговаривать. Он распахнул дверь и вошел.

   – Эбби?

   Она высунула голову из-за занавески и, увидев Ника, возмущенно закричала:

   – Немедленно убирайся отсюда!

   – Но я хочу поговорить с тобой.

   – Поговоришь, когда я оденусь. А теперь уходи, Ник!

   – Эбби…

   – Пошел вон!

   Ник сделал шаг назад и наткнулся на мать. Кейт отвела его в сторону.

   – Что ты здесь делаешь?

   – Пытаюсь добиться от Эбби правды!

   – И поэтому врываешься в ванную, когда она моется? Ник, ты совсем спятил. Эбби не заслуживает такого отношения. А теперь иди в кухню.

   Отправив Ника, Кейт постучала в дверь ванной.

   – Эбби? У тебя все в порядке?

   Дверь открылась. На пороге стояла Эбби, завернувшись в полотенце, с ее волос текла вода.

   – Все нормально. Почему он… Впрочем, неважно. Скоро мы с Робби переедем. Через день или два.

   – Так быстро? Может, все-таки останешься?

   – Кейт, я больше не могу. После сегодняшней выходки я бы уехала прямо сейчас.

   Миссис Логан грустно закивала головой.

   – Ну, раз ты уже все решила…

   На кухне Ник засыпал Кейт вопросами:

   – С Эбби все в порядке? Она очень на меня разозлилась? Эбби будет ужинать?

   – Да, она сейчас переоденется и придет, – ответила Кейт и замолчала. В горле стоял ком. Без Эбби и Робби большой дом на ранчо опустеет. Кейт украдкой смахнула слезу.

   Наконец появилась Эбби, и все сели за стол. Робби устроился рядом с матерью и обнял ее.

   – Мама, я соскучился.

   – И я, милый. Кейт, простите, что не смогла приехать раньше. Вам пришлось самой готовить ужин.

   – Не нужно извиняться, Эбби. За две недели ты так много сделала для нас.

   Брэд кивнул.

   – Это точно. Мы все теперь как одна большая семья.

   Эбби потупила взгляд. Она очень привязалась к братьям Ника и его матери. И ей будет тяжело уезжать отсюда.

   Неожиданно зазвонил телефон.

   Кейт взяла трубку.

   – О, привет, Майк. Да, сейчас, – она повернулась к столу и передала трубку Нику. – Тебя к телефону, сынок.

   Ник удивленно посмотрел на мать.

   – Меня? – Он вылез из-за стола и принял трубку из рук Кейт. – Привет! Как дела?

   Выслушав ответ, Ник нахмурился и быстро сообщил Майку, что немедленно выезжает, затем чмокнул Кейт в щеку и убежал.

   Никто не понял, что случилось.

* * *

   Ник не верил собственным ушам.

   Еще утром Патриция обещала, что воздержится от сплетен. А уже к вечеру по городу поползли слухи. Но самое плохое, что она рассказывала гадости не про него, а про Эбби.

   Патриция оклеветала ее, рассказывая, что девушка соблазнила Ника. А потом переспала с ним, зная про его помолвку. Большей подлости Ник от Патриции не ожидал.

   Майк ждал Ника в кафе. Рядом с ним сидел молодой человек. Увидев Ника, он опустил глаза в пол.

   – Билл Лэм, давно не виделись.

   – Послушай, Ник. Я виноват перед тобой. Патриция поведала мне про Эбби, а я поделился с ребятами.

   – И как все произошло?

   – Патриция пришла в кафе и подсела к нашему столику. Она была очень расстроена, даже расплакалась. Сказала, что Эбби соблазнила тебя и увела у нее.

   – И ты поверил?

   – Не сразу. Но Патриция начала вдаваться в подробности. Она заявила, что Эбби забеременела и родила сына вне брака. И теперь ей хватило наглости снова лечь с тобой в постель.

   – Разве порядочная женщина станет рассказывать такое? Патриция вам все наврала про Эбби. Не было ничего подобного.

   – Ник, прости. Она нас здорово облапошила. Больше ни про кого не стану слушать сплетни. И ребятам скажу, что Патриция наврала. Ты извинись за меня перед Эбби, пожалуйста.

   – Ладно, Билл. Иди.

   Оставшись с Ником вдвоем, Майк спросил:

   – Что думаешь делать?

   – Хочу свернуть Патриции шею! – разъярился Ник. – А вообще я в растерянности. Посоветуй, как можно воздействовать на нее?

   – Думаю, можно припугнуть. Сказать, что подашь в суд за клевету. А я пойду с тобой для большей убедительности.

   – Ты здорово придумал, Майк.

   Выйдя из кафе, они направились к дому Патриции. У двери Ник постучал.

   – Кто там?

   – Ник! – резко ответил он. Патриция крикнула:

   – Уходи. Не хочу тебя видеть.

   – Предпочитаешь выяснять отношения через дверь? Давай. Пусть все соседи узнают, что ты за человек.

   Патриция распахнула дверь и увидела, что Ник не один. Она уставилась на Майка Дунливи.

   – А что тут делает шериф?

   – Он здесь на тот случай, если мне потребуется помощь.

   Патриция фыркнула.

   – Зачем ты пришел?

   – Ты прекрасно все знаешь, Патриция. Ты оклеветала Эбби. Теперь держись!

   – Но про тебя я даже слова не сказала, – заявила она.

   – Про меня – нет, но ты не имела права поливать Эбби грязью! Зачем говорила, что она затащила меня в постель? Тебе не стыдно?

   – Ни капельки. Я сказала правду. Ты же на самом деле с ней спал!

   – Это было пять лет назад. Я намерен пойти в суд и подать на тебя иск за клевету.

   – Ты не посмеешь. Это подло.

   – Послушай, не тебе говорить о честности. Я хотел расстаться с тобой по-хорошему. Позволил рассказывать, что ты меня бросила. Оставил кольцо с бриллиантом. А ты поступила гадко.

   – А ты святой? Сам меня бросил. Я тоже могу подать на тебя в суд за то, что обманул меня. Ведь мы так и не поженились.

   – Ни один суд не станет рассматривать твою жалобу. И никто не дает тебе права оскорблять женщину, которую я люблю.

   Патриция нахмурилась.

   – Ладно, я уеду из города, как только смогу. Не хочу близко к тебе находиться, Ник Логан.

   – Отлично, – Ник развернулся и вышел на площадку. За ним последовал Майк. Патриция захлопнула дверь.

   Ник остался доволен, что все так быстро уладилось. Они с Майком решили вернуться в кафе и отпраздновать победу над Патрицией.

   В дверях их встретил Джордж.

   – Вот это да! – воскликнул он и лукаво посмотрел на Ника. – Какие новости я узнаю. Значит, ты влюблен в Эбби?

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

   Ник уставился на Джорджа.

   – Да. А ты откуда знаешь?

   – Мне рассказал один из моих клиентов. Он слышал, как ты кричал об этом Патриции Отвел. Она заходила в кафе, но я велел ей убираться отсюда. Нечего болтать гадости про Эбби!

   – Я рад, что ты за нее заступился, – поблагодарил Джорджа Ник.

   – Конечно. Ведь она собирается жить здесь, вместе со мной.

   Эти слова потрясли Логана как гром среди ясного неба.

   – Что?

   – Сейчас она приводит в порядок квартиру на втором этаже, чтобы переехать. Что случилось с…

   Джордж не успел договорить. Ник выбежал из кафе и направился по боковой лестнице на второй этаж. Дверь в квартиру оказалась не заперта. Он с силой распахнул ее.

   Нетрудно было заметить, как много сделала Эбби. Но ей предстояло сделать еще больше. В квартире до сих пор царил кавардак. Неужели она все-таки предпочтет жить здесь?

   Значит, ему нужно принять меры, чтобы Эбби осталась на ранчо. Хотя, может, и не стоит. Лучше, наверное, отпустить ее, а потом начать ухаживать. И тогда он постарается добиться ее расположения.

   Но на этот раз – никаких поспешных шагов. Он должен убедиться, что Эбби захочет стать его невестой, а потом и женой.

   – Это правда, что Эбби собирается переехать в эту квартиру, Ник? – спросил его Майк, когда он спустился вниз.

   – Нет, квартира непригодна для жилья. – Ник подумал, что шериф как раз тот человек, который может дать ему дельный совет. – Не знаю, что мне делать, Майк. Я люблю Эбби. Мы хотели пожениться еще пять лет назад, но тогда я все испортил. Как ей дать понять, что я по-прежнему люблю ее?

   – Непростая задача… Ты мог бы пригласить ее завтра на свидание. Я помогу Кейт развлечь малыша.

   Ник заметил, как у Майка вспыхнули глаза.

   – Отличная идея! Могу поспорить, что ты мечтаешь об этом!

   – Каждая минутка, проведенная возле Кейт, – блаженство.

   – Понимаю. Я чувствую то же самое рядом с Эбби.

   Он еще долго стоял на улице, улыбаясь собственным мыслям.


   Эбби и Кейт убирались на кухне.

   – Я буду скучать по тебе, – с грустью призналась Кейт, обняв девушку. – Твое появление в нашем доме можно сравнить только с возвращением Джулии на ранчо. Нет, я не чувствую себя одинокой среди своих мальчишек, но с тобой я могла поделиться тем, что вряд ли поймет мужчина.

   – Бабушка, почему ты обнимаешь мою маму? – спросил Робби, вбежавший на кухню. Следом за ним вошел Брэд.

   Кейт фартуком вытерла слезы.

   – Я сказала твоей маме, как здорово, что она с нами.

   – Я тоже с вами, – заметил Робби. Бабушка протянула к нему руки, и мальчик бросился в ее объятья.

   Брэд повернулся к Кейт:

   – С тобой все в порядке, мама?

   – Не волнуйся, дорогой. Мне просто не нравятся предстоящие перемены.

   Бросив взгляд на Эбби, Брэд поинтересовался:

   – У нас поселится Патриция?

   Кейт молча налила в три чашки кофе, а в одну – какао для Робби.

   – Эта свадьба убьет меня, – наконец призналась она. – Я не хочу жить с ней вместе. Но Ник – мой старший сын. А дом достаточно большой, чтобы в нем разместилась вся наша семья.

   – Да, – вздохнул Брэд, – не могу поверить, что он сделал ей предложение. Она казалась покладистой и милой до тех пор, пока они не обручились. Но сейчас…

   – Брэд, я переезжаю, – решила сказать правду Эбби. – Мы с Робби будем жить у Джорджа, в квартире над кафе. Может, тогда Патриция излечится от раздражительности.

   – Да, но…

   – Я помню про угрозы Ника. Но он не хочет понять, что нам с Робби будет невозможно жить с ним и Патрицией под одной крышей. Не часто бывшая подружка и незаконнорожденный ребенок становятся членами семьи.

   – Мама, о чем ты говоришь? – заинтересовался Робби.

   Эбби наклонилась и обняла сына.

   – Милый, мы перебираемся в квартиру над кафе, в котором я работаю. Это близко от твоей школы. И мы сможем ходить туда пешком. А на выходные ты будешь приезжать на ранчо, чтобы повидать бабушку и отца и поиграть со щенком.

   – А почему? Мне нравится здесь.

   – Твой папа женится на Патриции. И я думаю, что нам с тобой лучше переехать.

   Робби нахмурился.

   – Но зачем он это делает?

   – Потому что она хорошенькая, – Эбби не пришло в голову ничего другого, чтобы объяснить сыну выбор Ника.

   – Мама, но ты в сто раз лучше Патриции.

   Эбби обняла сына.

   – Я рада, что ты так думаешь.

   – Мы все так думаем, – поддержал племянника Брэд. – Ник просто идиот, если до сих пор этого не заметил.

   – Жизнь не стоит на месте, Брэд. То, что тебе по нраву сейчас, возможно, будет не так приятно через год. Наверное, в этом кроется причина многих разводов, – Эбби еще крепче прижала к себе сына. По крайней мере, ей не пришлось разводиться с Ником. Пять лет назад она думала, что сможет стать членом их семьи. Однако Ник рассудил иначе. Значит, он не любил ее, иначе никогда бы так не поступил. Эбби посмотрела на Кейт и Брэда. – Кто знает, может, настанет время, и вы поймете, что Патриция – отличная жена для Ника.

   – Эбби, ты такая добрая, – вздохнула Кейт. – Но боюсь, такого не произойдет.

   Эбби выдавила улыбку.

   – Перестаньте, Кейт. Не все так плохо.

   – Конечно же, нет. Просто она будет обращаться со мной как со служанкой.

   – Мама, Ник такого не допустит, – заверил мать Брэд. – Он никому не позволит тебя обижать.

   – Лучше я тоже поищу себе квартиру, чтобы переехать, когда Ник приведет в дом мисс Отвел.

   – А там найдется местечко для меня? Я здесь долго не выдержу.

   – Конечно, дорогой, – Кейт замолчала. Немного погодя, она продолжила: – Я думала, что буду жить здесь до самой смерти.

   Эбби взяла Кейт за руку.

   – Никогда не знаешь, какие сюрпризы приготовила жизнь. Все наладится, Кейт. Вы отличная женщина. И у вас прекрасные сыновья, которые всегда готовы помочь. К тому же теперь появился Майк. Не забывайте, что он обещал спасти вас.

   На губах Кейт появилась едва заметная улыбка.

   – Интересно, что он имел в виду?

   – Майк тот самый человек, на кого вы сможете рассчитывать.


   Ник вернулся домой, когда Эбби уже отправилась спать.

   Кейт тихо сидела на кухне и ждала сына. Перед ней стояла чашка с чаем, но она даже не притронулась к ней.

   – Что ты здесь делаешь, мам? – удивился Ник, войдя в дом.

   – Ник! Где ты был?

   – Мама, поздравь меня. Все кончено!

   – Что кончено?

   – Я разорвал помолвку с Патрицией.

   – Что? Что ты такое говоришь?

   – Тихо, не говори так громко. Не хочу, чтобы Эбби узнала об этом вот так.

   Кейт пристально посмотрела на сына.

   – Но ты же ей все расскажешь?

   – Конечно. Тем более что обязан ей кое-какими приятными воспоминаниями, о которых хотел бы поведать нашим внукам.

   – Вашим внукам? О боже, – Кейт облегченно вздохнула. – А я весь вечер представляла, что будет, когда Патриция переедет сюда. Какое счастье! Я так рада за тебя, сынок. Я знала, что ты совершишь ошибку, если женишься на Патриции. Зато с Эбби ты будешь счастлив.

   – Боюсь, она не примет моего предложения. Но если она все-таки согласится, то, надеюсь, не только из-за желания осчастливить Робби.

   Кейт сокрушенно покачала головой.

   – Неудивительно, что в прошлый раз ты все испортил. Ты что, так до сих пор и не понял, какая она?

   Ник нахмурился.

   – О чем ты?

   – Эбби замечательный человек и не станет тебя обманывать. К тому же она уже доказала, что может о себе позаботиться. А ведь тогда она была беременна.

   – Я знаю, но…

   – Что ты можешь знать? Эбби приходилось со всем справляться одной. Она наверняка очень боялась, но не стала искать легкий путь. Надеюсь, однажды ты пройдешь с любимой женщиной через эти девять месяцев и поймешь, что это значит.

   – Я благодарен ей за Робби. – Ник пододвинулся ближе к матери.

   – Да. Эбби ни разу не попросила о помощи с тех пор, как переехала сюда. Это еще одно доказательство, что она может постоять за себя.

   – Не сомневаюсь. Но я хочу поступить правильно и доказать ей свою любовь.

   У Кейт округлились глаза.

   – Отлично. Прислушайся к своему сердцу, Ник. Кстати, как Патриция отнеслась к разрыву?

   Ник подробно рассказал матери обо всем, что произошло этим вечером. Кейт воскликнула:

   – А ты думал, что она будет выполнять все, о чем вы договорились? Боже, Ник, да разве эта женщина умеет поступать честно!

   – Похоже, что нет. Спасибо Майку. Это он меня предупредил.

   – Я рада. Но все же думаю, что тебе стоит рассказать о случившемся Эбби. И о своих чувствах.

   – Когда мне это сделать? Она постоянно занята!

   – Я понимаю. Но ей будет больно, если она услышит о поступке Патриции от чужих людей.

   – Черт! Я не подумал об этом. Что же теперь делать?

   – Не знаю, Ник. Решать только тебе. Для начала попробуй поговорить с Эбби. Я уверена, она сможет тебя понять.

   Ник очень хотел, чтобы мать оказалась права.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

   Нужно сварить кофе.

   Это первое, о чем подумала Эбби, когда прозвенел будильник. Ночь показалась ей слишком длинной. Она плохо спала, все время ворочалась с боку на бок. Ей снился Ник, и она просыпалась, судорожно вздрагивая.

   У нее ломило все тело – вероятно, сказывалась вчерашняя уборка в квартире. Пересилив боль, Эбби пошла на кухню, чтобы поставить кофе на плиту. Пока он закипит, она успеет одеться.

   Эбби уже собиралась выйти из спальни, когда в дверь кто-то постучал. Робби? Неужели он заболел?

   Подскочив к двери, она распахнула ее настежь.

   На пороге стоял Ник.

   – Что ты хочешь? – настороженно спросила она.

   – Мне нужно с тобой поговорить.

   Эбби не хотела оставаться с ним наедине в спальне.

   – Пойдем на кухню. Кофе сейчас будет готов. Там и побеседуем.

   – Хорошо, – Ник вышел вслед за Эбби.

   Она пыталась догадаться, что случилось. Обычно они виделись только за ужином, а не ранним утром. Это было уже слишком: увидеть его перед отъездом на работу. Сердце опять заныло.

   Эбби разлила кофе в две чашки. Одну протянула Нику.

   – У меня очень мало времени, Ник, – предупредила она.

   – Мы с Патрицией расстались. – Поскольку Эбби никак не отреагировала на эту новость, Ник решил, что она не поняла. Он продолжил: – Я позволил ей рассказывать, что это она порвала со мной. Теперь я понял, что поступил глупо, понадеявшись на ее порядочность… Она стала распускать слухи, что я спал с тобой.

   Наконец его слова достигли цели. Глаза Эбби округлились, но она по-прежнему молчала. От такой ужасной новости у нее отнялся язык.

   – Я пытался предупредить тебя. Мне не хотелось, чтобы ты расстроилась, услышав про себя гадости.

   Эбби собралась с духом и нашла нужные слова:

   – Конечно же, я могла огорчиться.

   – Эбби, дорогая, не переживай. Я знаю, что Патриция поступила гадко.

   – Не нужно меня успокаивать! Я живу здесь только потому, что ты пригрозил забрать у меня сына! Как же она только посмела сказать такое?

   – Успокойся, Эбби. Я постарался прекратить все пересуды.

   Эбби оттолкнула стул. Она даже не притронулась к кофе.

   – Патриции лучше держаться подальше от кафе. Иначе я за себя не отвечаю.

   – Вот и отлично.

   Его не вовремя произнесенные слова только разозлили ее.

   – Мне не нужно твое одобрение, Ник Логан! – Эбби пулей вылетела из кухни.


   Ник все еще сидел за столом, когда на кухню вошла Кейт.

   – Ты что, уже проголодался? – удивленно спросила она.

   Он покачал головой.

   – Нет, я встал пораньше, чтобы поговорить с Эбби.

   – Похвально. Надеюсь, ты смог объяснить ей, что произошло? И как она отреагировала?

   – Мне кажется, Эбби разозлилась. Она заявила, что Патриции лучше не заходить в кафе к Джорджу. – Ник посмотрел на мать – Но Эбби так ничего и не сказала насчет наших отношений.

   Кейт положила руку сыну на плечо.

   – Я думала, что никогда такого не скажу. Но ты, Ник, самый большой дурак из всех, кого я знаю.

   – Это еще почему?

   Мать села напротив него.

   – Да потому, что, когда она была готова связать с тобой свою жизнь, ты отослал ее в город. После такого только сумасшедшая поверит, что ты опять хочешь быть с ней вместе.

   Мысли любимой женщины всегда оставались загадкой для Ника. Для него не составляло труда вести хозяйство, управляться с домашним скотом. Но когда дело доходило до Эбби, он становился беспомощным, как младенец.

   Сейчас ему был нужен совет матери.

   – Что же мне теперь делать?

   Кейт улыбнулась.

   – Все очень просто. Ты должен показать Эбби, что любишь ее. Можешь даже попросить ее стать твоей женой. Возможно, это сработает. Но, – предупредила она сына, – лучше тебе не спать с ней до свадьбы. Ты уже однажды попробовал. Видишь, что получилось.

   – Мне не стыдно за Робби.

   – Я не об этом. Вспомни про то, что говорила Патриция. Если у вас с Эбби появится ребенок раньше, чем через девять месяцев после свадьбы, то люди убедятся в правоте ее слов.

   – Черт, мне даже не пришло это в голову. Хорошо. Я буду ухаживать за ней и не притронусь, пока мы не поженимся. – Ник знал, что обрекает себя на настоящую пытку, но он был готов пойти на это ради любимой женщины и сына. Он встал из-за стола.

   – Куда ты? – забеспокоилась Кейт. – Ты же еще не завтракал.

   – Мне нужно в город.

   Мать поняла, куда он направляется.

   – Сынок, ты все взвесил?

   – Да. На этот раз я не потеряю ее.


   – Три рулета с сосисками и «Ковбой», наше фирменное блюдо, – Эбби поставила на стол четыре тарелки и улыбнулась. – Приятного аппетита, джентльмены. – Она повернулась, и улыбка сползла с ее губ.

   За крайним столиком сидел Ник и пристально смотрел на нее. Она почувствовала, как его темные глаза ощупывают каждый сантиметр ее тела. Эбби залилась краской.

   Собравшись с духом, она остановилась возле него с карандашом и блокнотом в руках.

   – Я готов провести рядом с тобой всю жизнь, Эбби.

   Она не сразу поняла, что он сказал. Но когда наконец осознала его предложение, сердце не запрыгало от радости. Наоборот, оно заныло от боли. Слишком поздно. Разве Ник этого не видит?

   С трудом сдерживая слезы, девушка сухо произнесла:

   – Этого нет в меню. Выбери что-нибудь другое.

   – Эбби…

   Она оставалась непреклонной.

   – Или заказывай еду, или уходи. У меня и так много клиентов.

   – Я возьму яйца всмятку, блинчики, бекон и черный кофе.

   Эбби быстрыми шагами направилась на кухню. Лучше убежать подальше от Ника Логана, пока она не растает и не бросится в его объятия. Похоже, что сейчас он говорил правду, но как долго все это продлится? Еще одного обмана она не переживет.

   В кухне она прислонилась к стене. Слезы градом текли по ее щекам.

   – Эбби, девочка, что случилось? – испугался Джордж.

   – Ничего, мне нужна всего минута, чтобы успокоиться, – она кинула на стол блокнот с заказом Ника. – Это – последний.

   – Вот прошлый заказ, – он заботливо посмотрел на Эбби. – Ты уверена, что с тобой все в порядке?

   – Конечно.

   Эбби уже справилась со своими чувствами и могла улыбаться. Она взяла в руки поднос с тарелками и понесла его к пятому столику. На Ника она не смотрела, но постоянно чувствовала на себе его взгляд.

   Возможно, что это ощущение останется у нее на всю жизнь.


   Ник по-прежнему сидел за своим столиком. Он уже давно доел завтрак и выпил две чашки кофе, однако Эбби больше к нему не подошла.

   Вскоре в кафе заглянула Кейт.

   – Что ты здесь до сих пор делаешь?

   – Жду, когда можно будет поговорить с Эбби.

   Кейт вдохнула:

   – Сын, мне кажется, что не слишком умно выдавливать из Эбби признание на людях.

   – Но я хочу убедиться, что она все поняла.

   – Больше я тебе ничего не скажу. Но помни, Эбби вольна сделать свой выбор, как и ты.

   – Вот это меня и пугает, – прошептал Ник. Эбби как раз прошла мимо его стола. – Ты видела? Она не замечает меня, будто я человек-невидимка. Хоть я и сказал ей, что расстался с Патрицией.

   – А о том, что ты любишь ее и хочешь, чтобы она вышла за тебя замуж?

   – Ну, не совсем так. Я боюсь.

   – Думаешь, она не испугалась, узнав, что носит под сердцем твоего ребенка? Теперь твоя очередь трястись от страха.

   – Да, наверное, – вздохнул Ник. – Поеду на ранчо. Я собирался сегодня клеймить быков. Похоже, это единственное, что у меня хорошо получается.


   Эбби покосилась в сторону крайнего столика и увидела, как Ник встает из-за стола. Она подумала, что он наконец решился обсудить с ней их будущее. Но она ошиблась.

   Ник вышел из кафе, сел в машину и уехал.

   Теперь ей не оставалось ничего другого, как сегодня же переехать с ранчо Логанов в квартиру над кафе.

   Кейт без удивления восприняла эту новость. Сыну Эбби сообщила о переезде, когда забирала его из школы. Мальчик расстроился. Она напомнила ему, что он будет ездить на ранчо по выходным.

   Перекусив в кафе, они с Робби поднялись на второй этаж. Эбби дала сыну несколько простых заданий, а сама накинулась на работу, чтобы отвлечься от мыслей о Нике Логане.

   Когда машина подъехала к ранчо, Робби выскочил и бросился в дом. Эбби шла за ним медленно, оттягивая предстоящую встречу с Ником.

   В доме Робби попросил разрешения проведать Малышку.

   Эбби потрепала его по голове.

   – Конечно, иди. – Проводив сынишку взглядом, она повернулась к Кейт: – Пусть Робби сегодня останется здесь, ладно? А завтра, пока он будет в школе, я перевезу его вещи и одежду.

   – Может, останешься хотя бы до конца недели?

   – Я не могу, Кейт. Но думаю, что Робби будет рад переночевать здесь сегодня.

   И она направилась в комнату, которую совсем недавно называла своей.


   Ник все-таки придумал, что ему делать. Он приехал в кафе сразу после того, как Эбби с сыном отправились на ранчо.

   С разрешения Джорджа он отгородил большим покрывалом угловой столик. Получился небольшой уютный кабинет. Затем Ник застелил стол красивой скатертью. В центре он поставил вазу с цветами. Завершающим штрихом были свечи.

   Полюбовавшись творением своих рук, он вышел в зал и задернул покрывало.

   – Что ты затеваешь? – поинтересовалась сменщица Эбби.

   – Готовлюсь к романтическому ужину.

   – С кем? С Отвел?

   – Нет, с Эбби.

   – Здорово, – одобрила его решение официантка. – Мне она очень нравится.

   – Мне тоже, – заулыбался Ник.

   В его кармане лежал главный сюрприз, за которым он специально съездил в Пандейл. Ник выбрал для Эбби обручальное кольцо. Оно не поражало роскошью, но свидетельствовало о его большой любви.

   Зазвонил телефон, и официантка взяла трубку. Выслушав невидимого собеседника, она повернулась к Нику:

   – Эбби уже выехала. Твоя мама сказала, что у нее с собой чемоданы.

   – Спасибо. Сообщи мне, пожалуйста, когда она поднимется наверх.

   Ник забрал из кухни запеканку, тарелку с зеленью и овощами и горячие булочки. Все это он расставил на столе за покрывалом.

   Теперь оставалось только ждать. Наконец официантка подала ему сигнал:

   – Она пошла наверх.

   Ник поднялся на второй этаж и бесшумно открыл дверь в ее квартиру.

   Эбби сидела на детской кроватке. По ее щекам текли слезы.

   – Что случилось, Эбби? – нежно спросил Ник. Она испуганно вскочила.

   – Что ты здесь делаешь?

   – Я пришел пригласить тебя на ужин. Ты, наверное, еще не ела?

   – У меня много работы.

   Ник взял ее за руку.

   – Пойдем, Эбби. Мы просто вместе поужинаем, а потом ты сможешь работать сколько хочешь.

   – Но я такая грязная.

   – Здесь есть одно специальное местечко, где нас никто не увидит. Обещаю. К тому же ты для меня всегда красивая.

   – Ник, это очень мило с твоей стороны, но…

   – Пойдем. Это недалеко.

   Ник вышел с Эбби на улицу, завел в кафе и проводил к отгороженному столику. Когда за ними опустилось покрывало, она восторженно вскрикнула:

   – Как чудесно! Ник, все очень красиво. А почему здесь висит это одеяло?

   – Я хотел, чтобы мы ужинали только вдвоем, а это единственное кафе в городе.

   Эбби села за стол. Мерцающее пламя свечи отразилось в ее глазах.

   Ник не чувствовал вкуса еды. Все его внимание сконцентрировалось на прелестном лице Эбби.

   Отложив вилку в сторону, она спросила:

   – Что происходит, Ник?

   – Ты о чем? Просто я пытаюсь сделать тебе приятное. Мне хочется сегодня побыть романтичным. Тебе не нравится?

   – Я не знаю. Все зависит от того, для чего все это тебе нужно.

   Она слегка приоткрыла дверцу в свое сердце. Он должен войти – сейчас или никогда.

   Ник перевел дыхание и посмотрел ей прямо в глаза.

   – Я хочу, чтобы мы были вместе, Эбби, и прошу тебя стать моей женой. Тогда только смерть сможет разлучить нас.

   Эбби молча смотрела на него. Казалась, прошла целая вечность. Наконец она спросила:

   – Почему?

   Ник ожидал, что Эбби просто скажет «да» или бросится ему на шею и поцелует в губы. Но не думал, что она спросит «почему».

   Она уточнила вопрос:

   – Ты сделал мне предложение, потому что я мать Робби? Или потому, что я понравилась твоей семье?

   – Тебе нужно знать это?

   – Да, Ник. Я уже один раз поверила, что мы будем вместе, но ты отослал меня в город.

   – Это была ужасная ошибка. Но я не думал, что ты исчезнешь на целых пять лет.

   – Я надеялась, что ты сам приедешь ко мне. Однако этого не произошло.

   Она была права.

   – Но я сразу же бросился к тебе, как только узнал о Робби.

   – К тому времени ты уже обручился с Патрицией.

   Ник усмехнулся.

   – Я понял, что совершил ошибку, в ту самую минуту, когда увидел тебя в Шайенне. Но тогда я был страшно зол.

   – Ты и сейчас сердишься?

   Он взял ее за руку.

   – Нет, Эбби. Нет. Я влюблен в тебя.

   Ее глаза заблестели. Она уже думала, что никогда этого не услышит.

   – Я так влюблен в тебя, что готов заняться с тобой любовью прямо здесь.

   – Не может быть, – едва смогла произнести Эбби.

   Он страстно посмотрел на нее и продолжил:

   – Нам нужно поскорее пожениться, и тогда мы сможем любить друг друга каждую ночь.

   – Ты уверен, что хочешь этого?

   Ник положил ей на ладонь тонкое золотое кольцо и накрыл его сверху своей рукой. Помолчав, он произнес те заветные слова, которые должен был сказать пять лет назад:

   – Эбби Стэффорд, ты выйдешь за меня замуж?

   Эбби посмотрела на него сияющими от счастья глазами.

   – Да.

   По ее лицу потекли слезы радости. Ник наклонился к ней и вытер их своей ладонью. Она была сейчас такой красивой, что у него замерло сердце. И он все никак не мог поверить, что эта потрясающая женщина станет наконец его женой. Ник обнял Эбби и поцеловал, чувствуя, как земля уходит у него из-под ног. Он опомнился от громких аплодисментов и радостных возгласов.

   – Кажется, мы уже не одни, – с улыбкой констатировал он.

   – Я думаю, с нас могла бы начаться новая традиция в Сидней-Крик. «Романтические вечера для двоих от Джорджа», – засмеялась Эбби. – Давай выйдем и отпразднуем нашу помолвку со всеми.

   – Подожди еще немного.

   Ник снова поцеловал Эбби, сгорая от страсти. Этот поцелуй поможет ему продержаться до свадьбы.


   Через неделю Эбби с Ником поженились.

   Этого события они ждали долгих пять лет.

   Когда Эбби появилась в проходе церкви, на пальце у нее блестело кольцо, подаренное Ником во время их романтического ужина. За руку она держала Робби. Мальчик подвел мать к светящемуся от радости отцу.

   Посаженой матерью была Кейт, Майк – посаженым отцом. Ник решил, что матери это понравится. Последние дни она провела в приятных хлопотах, ни разу не нахмурившись. Шаферами стали братья, а Джулия – подружкой невесты.

   На их свадьбу пришел весь город.

   Услугами «романтического вечера от Джорджа» воспользовалась еще одна пара. Эбби подозревала, что Кейт уже не получит назад свое стеганое одеяло.

   Эбби смотрела на мужа влюбленными глазами.

   – Пять лет назад я и поверить не могла в счастливый конец, – прошептала она, кружась с ним в танце.

   – А я не мог предположить, что такое случится, еще две недели назад, – ответил Ник.

   Эбби плотнее прижалась к его телу.

   – Сегодня осуществилось все, о чем я мечтала. Спасибо, Ник.

   Глаза мужа потемнели от страсти.

   – Давай дождемся вечера. Вот увидишь, будет еще лучше, – он стал нежно целовать ее в шею.

   – Ник, на нас все смотрят!

   – Ну и пусть.

   Он обнял ее крепче и поцеловал прямо в губы, погружая Эбби в волшебный мир любви.