Четвертый круг

Гильермо Родригес Ривера
Луис Рохелио Ногерас

Аннотация

   Сборник включает три произведения, удостоенные в разное время премий на национальном конкурсе детективной литературы «Годовщина победы революции».

   «Четвертый круг» Л. Р. Ногераса и Г. Родригеса Риверы посвящен загадочному убийству сторожа автобазы, которое оказывается хорошо продуманным преступлением.




Луис Рохелио Ногерас, Гильермо Родригес Ривера
Четвертый круг

   Хосе Антонио Портуондо, товарищу

* * *

Кто находится в первом круге?
Тот, у кого крылья.
Кто находится во втором круге?
Тот, у кого колчан.
Кто находится в третьем круге?
Тот, кто натягивает лук.
Кто находится в четвертом круге?
Тот, кто не назван! Тот, кто не назван!

Вторник,
19 декабря 1973 года

2 часа 18 минут

   – Номер занят, – сказала телефонистка. – Будете ждать или перезвоните?

   Он не ответил. И медленно повесил трубку.

   Некоторое время он не отрываясь смотрел на аппарат, затем перевел взгляд на улицу: в этот поздний час Инфанта казалась вымершей. Перед его глазами замелькали погруженные в темноту подъезды, машины у тротуара; потом он услышал чьи-то шаги, но тут же опомнился: это были его шаги.

   Оказывается, он прошагал почти весь квартал, сам того не заметив. Он перешел на другую сторону улицы. Лицо его было мокрым от дождя – холодного, назойливого дождя, который моросил уже давно. Он опустил глаза и увидел свои заляпанные глиной туфли на мокром асфальте, в котором отражались уличные фонари.

   Он прошел, все так же уставившись в землю, еще несколько метров, пока не наткнулся на знакомый выщербленный кусок тротуара перед домом. Стал медленно подниматься по мраморным ступеням. Их было ровно тридцать девять, он хорошо это знал, тридцать девять ступеней до третьего этажа. Он видел свои ноги, тяжело переступавшие с одной ступеньки на другую, потом перестал их видеть: лампочка на площадке между вторым и третьим этажами не горела. Света не было и выше. Он продолжал подниматься в темноте, слыша, как стучат по лестнице его каблуки.

   Подойдя к дверям квартиры, он нащупал ключ в кармане отсыревших брюк; его пальцы коснулись холодной гладкой поверхности, извлекли ключ из кармана и, несмотря на кромешную темень, сумели едва ли не с первого раза попасть в замочную скважину.

   В квартире тоже было темно. Он захлопнул дверь, опустил собачку и направился в свою комнату. Когда он зажег свет, его лицо на миг исказила усталая гримаса. Он выглянул в окно, но никого не увидел: улица была по-прежнему пустынна. Отойдя от окна, он некоторое время расхаживал из угла в угол под тиканье часов, стоявших рядом с кроватью на тумбочке. Там же лежало несколько книг. Скромную обстановку комнаты дополняли зеркало и небольшой платяной шкаф.

   Он лег на кровать, заложил руки за голову; его лихорадило. Он весь продрог и вдобавок был измотан бессонной ночью. Час назад он попытался уснуть, но какая-то непонятная, неодолимая сила подняла его с постели, заставила снова одеться и выйти под дождь, чтобы позвонить по тому телефону.

   Он взглянул на часы – они показывали почти три, а в пять ему нужно было идти на работу. Он боялся уснуть, хотя был настолько утомлен и все мышцы у него так болели, что он не мог даже закрыть глаза и расслабиться. Протянув руку, он взял с тумбочки пачку сигарет, открыл ее: она была пуста. Рука его вновь опустилась на постель, он глубоко вдохнул холодный, прокуренный воздух комнаты. В это мгновение ему послышался тихий свист с улицы.

   Одним прыжком он вскочил с кровати и высунулся в окно: на улице по-прежнему не было ни души. Где-то, по-видимому выше этажом, заплакал ребенок.

   Он вновь улегся. Его взгляд бессмысленно блуждал по комнате, пока не остановился на остроносых туфлях, выпачканных красноватой, теперь уже подсохшей глиной. Он с трудом сел, снял их и вновь рухнул на постель, уткнувшись лицом в подушку.

   Он лежал так довольно долго, стараясь не слышать плача ребенка, стараясь не думать, всеми силами борясь со сном. Он повторял про себя, что ему нельзя спать, что надо встать, выпить кофе, глотнуть свежего воздуха из открытого окна и постараться не вспоминать тот голос.

   Прошло довольно много времени. Мало-помалу его мышцы, напряженные, словно окаменевшие, начали расслабляться, а прерывистое дыхание стало более ровным. Он закрыл глаза, и детский плач начал вдруг удаляться, стихать, его перекрывал тот голос, который что-то кричал ему; теперь он слышал одновременно и детский плач, и тот голос, слившиеся в одном крике, плач и голос, все больше и больше удалявшиеся от него.

   И что они кричали, он уже был не в состоянии разобрать.

3 часа 10 минут

   Тяжелый «ГАЗ» медленно въехал на стоянку и остановился в нескольких метрах от деревянной будки сторожа, в которой горел свет, хотя внутри никого не было видно.

   Сеял мелкий надоедливый дождь, обычный для этого времени года, когда начинают дуть северные ветры. Шофер вылез из кабины, засунул руки в карманы кожаной куртки и зашагал к будке.

   – Эрасмо, – позвал он. Потом повторил: – Эрасмо.

   Ветер шелестел бумажками на дворе автобазы, погруженной в темноту. Шофер зашел в будку. Там никого не было, но он обрадовался, заметив на столике рядом со стопкой бумаг, придавленных телефоном, термос с кофе. Налив себе немного прямо в крышку, он сделал несколько неспешных глотков. Затем вновь завернул крышку термоса и тут только заметил, что телефонная трубка снята. Он прижал ее к уху и произнес: «Слушаю». Ответа не последовало. Шофер легонько постучал по рычагу, но гудка не было. Тогда он положил трубку на рычаг.

   Закурив, шофер вышел из будки, но едва успел прикрыть за собой дверь, как услышал позади себя какой-то звук. Вздрогнув, он замер на месте, потом резко обернулся. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить, что это хлопает на ветру отклеившийся от дощатой стены угол плаката. Он перевел дыхание и снова окликнул, на этот раз погромче: «Эрасмо!» Но и теперь никто ему не ответил. Он поднял воротник куртки, быстро направился к грузовику, открыл дверцу и сел за руль. Посигналил.

   Резкий гудок нарушил ночную тишину. Ответом было лишь глухое эхо, прокатившееся по автобазе.

   Шофер достал фонарик, снова вышел из машины я, поколебавшись, начал обходить длинные ряды грузовиков. Узкий луч света словно сметал тени с мокрого асфальта.

   Вскоре шофер остановился у другого строения, гораздо более внушительного, чем будка сторожа. Это был склад, приоткрытая дверь которого медленно раскачивалась на ветру.

   Внезапно он услышал поблизости какой-то шорох, как будто кто-то полз по асфальту. Он быстро направил фонарик в ту сторону и увидел неясную тень, скользнувшую под грузовик. Он снова посветил туда: это была собака. Она была ранена и чуть взвизгивала, поджимая под себя лапы и, видимо, уже агонизируя. Животное истекало кровью, двигалось с трудом и только смотрело на человека блестящими красноватыми глазами.

   Шофер поежился и пошел к складу. На пороге он остановился и направил фонарик внутрь. Луч света скользнул по полкам с запчастями, по рядам автомобильных покрышек, по канистрам с машинным маслом. Сильно пахло не то керосином, не то бензином, он никак не мог разобрать. Наконец он начал медленно продвигаться вперед, освещая углы фонариком.

   И вдруг застыл на месте, похолодев от ужаса. Что-то словно оборвалось у него внутри, он сдавленно вскрикнул: рядом с канистрой он увидел сторожа.

   Эрасмо Суаснабар лежал, распростершись на полу. Он был мертв.

5 часов 30 минут

   В предрассветных сумерках «фольксваген» лейтенанта Эктора Романа въехал во двор автобазы Бехукаля и остановился рядом с санитарной машиной и двумя полицейскими «альфами» – их «мигалки» были включены и отбрасывали вокруг синеватый свет.

   Фигуры сотрудников следственно-технического отдела мелькали между будкой сторожа и складом, уже ярко освещенным. Чуть поодаль несколько шоферов, которым предстояли ранние рейсы, с любопытством наблюдали за происходящим, покуривая и вполголоса переговариваясь между собой.

   Лейтенант Роман вышел из машины и взглянул на небо: оно было затянуто плотными сероватыми облаками, не предвещавшими никаких перемен к лучшему.

   Подошел сержант Мигель Сьерра.

   – Где это? – спросил Роман.

   – Там… – Сьерра кивнул в сторону склада.

   Они молча вошли внутрь. Там уже находились трое экспертов, осматривавшие и фотографировавшие место происшествия. Осторожно перешагнув через какие-то банки, Роман и Сьерра приблизились к телу сторожа.

   Сержант присел на корточки перед трупом. Роман молча встал рядом и принялся разглядывать убитого. Это был крепкий широкоплечий мулат с короткой и мощной шеей. Ему было, вероятно, уже за пятьдесят, хотя любой, взглянув на него, сказал бы, что в силе и ловкости покойный вряд ли уступал молодым. Сторож лежал, уткнувшись лицом в груду ветоши, пропитавшейся почти черной кровью. На затылке у него была большая вмятина, в центре которой зияла глубокая запекшаяся рана.

   Сьерра вновь прикрыл тело, выпрямился во весь рост отряхнулся и сообщил:

   – Ему нанесли один или два удара каким-то тяжелым предметом: стальным прутом или, возможно, обрезком трубы. Врач обещал, что результаты вскрытия будут готовы уже через несколько часов. – Сьерра повел носом и поморщился. – Чувствуете запах, лейтенант? – спросил он. – Они открыли бензиновые канистры и цистерны с керосином. Вдобавок повсюду разбросана ветошь. Наверно, собирались поджечь склад. Думаю, это могла быть диверсия. Кроме того, у сторожа похищен револьвер. Шоферы говорят, вроде у него был револьвер 38-го калибра. Во всяком случае, Кабаде уже поручено выяснить, какая марка оружия зарегистрирована за сторожем. Имя убитого – Эрасмо Суаснабар.

   – Что-нибудь похищено? – осведомился Роман, разглядывая полки склада.

   – Похоже, что ничего, – ответил Сьерра, почесывая затылок. – Начальник отдела кадров бегло осмотрел все и сказал, что ничего существенного вроде бы не пропало. Но в любом случае надо подождать директора. За ним уже поехали. – Помолчав, он добавил: – Начальник отдела кадров и шофер, который все обнаружил, находятся в будке сторожа.

   Они вышли со склада и зашагали к будке. К ним приблизился полицейский в форме.

   – Лейтенант, – обратился он к Роману, – водители спрашивают, можно ли им выезжать.

   Роман помедлил несколько секунд, прежде чем ответить, в задумчивости покусывая пальцы, словно был чем-то недоволен. Они прошли еще несколько шагов и оказались у дверей будки.

   – Скажи, чтобы подождали, – решил наконец лейтенант.

   Роман и Сьерра вошли в будку. При виде их двое мужчин поднялись со своих мест. Сьерра указал лейтенанту на того, что стоял к ним поближе:

   – Это товарищ Лабрада, начальник отдела кадров автобазы.

   Роман изобразил любезную улыбку и протянул руку мужчине, который улыбнулся в ответ и негромко произнес:

   – Очень приятно, лейтенант.

   – А это, – продолжал Сьерра, – товарищ, который обнаружил труп: шофер автобазы Эльпидио Абреу.

   Шофер с бледным, искаженным лицом пожал Роману руку. Лейтенант обернулся к Сьерре:

   – Сходи с товарищем кадровиком на склад, пусть он еще раз посмотрит, не пропало ли там что-нибудь ценное.

   – Хорошо, – буркнул Сьерра и вышел с Лабрадой из будки.

   Оставшись наедине с шофером, Роман присел на краешек стола, указав Абреу на стул:

   – Садитесь, товарищ.

   Шофер сел. Роман вынул из кармана пачку «Популарес» и протянул ему.

   – Расскажите, как это все случилось.

   Абреу закурил и слово в слово повторил все, что уже сообщил сержанту. Роман внимательно выслушал, прервав лишь дважды: сначала, когда спросил, уверен ли шофер, что пес был еще жив, когда он его увидел, и потом еще раз, чтобы уточнить, в котором часу Абреу выбежал с автобазы за помощью.

   – Значит, получается такая картина, – подвел итоги Роман. – Вы подъехали около трех часов ночи и увидели, что ворота автобазы открыты, и это вас удивило, поскольку обычно их запирали. Вы подумали, что, возможно, еще один грузовик только что въехал во двор или, наоборот, выехал и сторож просто не успел запереть ворота. Вы остановили грузовик в нескольких метрах от будки, но там никого не оказалось. Вы вышли, несколько раз окликнули сторожа, посигналили – на все это ушло минут десять, верно? Не получив ответа, вы взяли фонарь, снова вышли из кабины и начали обходить машины, стоявшие во дворе. Поступили вы так, потому что не находили Суаснабара и у вас появилось нехорошее предчувствие. И тут вы видите раненую собаку. Потом замечаете, что дверь склада открыта, входите туда и обнаруживаете сторожа. Это случилось приблизительно в три пятнадцать, правильно? Вы выбегаете на улицу и начинаете кричать, пока не появляется патруль КЗР, находившийся за квартал или полтора от ворот базы. Оба патрульных вбегают на территорию базы, причем сначала вбежал один из них, так? Он и позвонил в полицию из будки, то есть отсюда. А уже потом вбежал второй.

   – Все так, – пробормотал шофер.

   Роман взглянул на часы: было уже почти семь. Он встал.

   – Если вы еще понадобитесь, мы вас вызовем, – сказал он шоферу, который тоже поднялся со своего места.

   Они вышли из будки. Эльпидио Абреу присоединился к своим товарищам, которые окружили «скорую помощь», наблюдая, как санитары заносили в машину тело Суаснабара. Роман отправился на поиски Сьерры и Лабрады.

   – Все ли работники базы на месте? – поинтересовался он у начальника отдела кадров.

   – Пока отсутствуют пятеро, лейтенант, – ответил Лабрада.

   – Хотите побеседовать с членом Комитета, который вызвал патрульную машину? – предложил Сьерра.

   Роман утвердительно кивнул. Сержант направился к «скорой помощи», сказал что-то человеку, стоявшему рядом с шоферами, и возвратился вместе с ним.

   – Вот этот товарищ.

   Роман поздоровался и, взяв его под руку, отвел в сторону, поближе к воротам. Из Хуана Сантаны не пришлось ничего вытягивать, ибо он оказался удивительно словоохотливым человеком. Ему было около сорока. Невысокого роста, худощавый, он то и дело бросал на Романа пристальные взгляды из-под очков в черепаховой оправе, пока они медленно шли к воротам. Когда он увидел шофера Эльпидио Абреу, тот был бледен как полотно и сильно взволнован. Шофер сообщил, что убит сторож автобазы. Они побежали к складу, и Абреу показал ему труп. В этот момент подбежал его напарник по дежурству. Хуан Сантана спросил шофера, есть ли поблизости телефон. Тот сказал, что телефон находится в будке. Абреу и напарник Сантаны остались на складе, а сам он побежал к будке, позвонил на станцию, и его сразу соединили с бехукальской полицией Он сообщил о случившемся дежурному офицеру, и примерно через десять минут прибыла патрульная машина.

   Они снова вернулись туда, где оставили Сьерру. Роман попросил Сантану дать на всякий случай номер своего телефона или адрес. Записав номер в маленькую книжечку, он повернулся к Сьерре:

   – А где же собака?

   – Там, – показал сержант и направился к одному из грузовиков, что стоял почти напротив склада. Под колесами белела расстеленная газета. Сьерра приподнял ее, и Роман нагнулся над неподвижным телом животного.

   – Ее ударили чем-то тяжелым, как и сторожа, – сказал Сьерра.

   – А это точно его пес? – Роман выпрямился.

   – Точно, – заверил сержант. – Говорят, он всегда приходил на дежурство с собакой. Жил он неподалеку от базы, я записал его адрес.

   – Сходи в Комитет его квартала и расспроси о нем, – распорядился Роман и провел ладонью по лбу. – Выдели трех человек для тщательного осмотра всей стоянки. Пусть ищут железный прут, кусок трубы или что-нибудь в этом роде. Попроси прислать собак и… Подожди! – Роман прищурился, постоял так несколько секунд, машинально шевеля губами, а потом сказал: – Нет, это не диверсия, Сьерра. Ты понял, для чего они открыли канистры и цистерны?

   – Чтобы собаки не взяли след? – Сьерра выжидающе посмотрел на Романа.

   – Даю голову на отсечение, что именно для этого, – сказал лейтенант. – И пусть это не самый лучший способ, все же чувствуется почерк опытных преступников.

   – Да, похоже на то, – уклончиво произнес Сьерра.

   – Итак, пусть начинают осмотр места, – распорядился Роман. – Поблизости есть жилые дома? Может, жильцы что-то слышали. Поручи это Эгоскуэ. А водителей не отпускай – разумеется, пока не закончите осмотр. – Произнеся последнюю фразу, он улыбнулся, как бы извиняясь за то, что говорит столь очевидные вещи.

   Они зашагали по мокрому асфальту к воротам.

   – Дел у нас по горло, – продолжал Роман, глядя на сержанта. – Необходимо вычертить общий план автобазы, чтобы ясно представлять, что, где и на каком расстоянии друг от друга находится, и постоянно иметь его перед глазами. И, конечно, мы должны совершенно точно знать, украдено ли что-нибудь на складе. Это прежде всего, Сьерра. Что тебе сказал Лабрада?

   – Посмотрел еще раз и сказал, что вроде бы все на месте, лейтенант. Как только появится завскладом, будет проведена инвентаризация.

   Роман снял фуражку и пригладил черные волосы, в которых уже начала проглядывать седина.

   – А что говорит врач? Смог он определить время смерти сторожа?

   – Сказал, что смерть наступила приблизительно между двенадцатью и половиной второго ночи.

   Они подошли к машине Романа. Лейтенант открыл дверцу, сел за руль и, включив мотор, начал медленно выезжать задним ходом.

   – Скажи директору, – крикнул он Сьерре, высунувшись в окно, – что я буду у него ровно в десять. А с тобой мы увидимся в отделе часов в двенадцать или даже чуть раньше.

   Сьерра поднес руку к козырьку, и это было не только уставное, но и дружеское приветствие.

   Уже совсем рассвело, а небо было все таким же: грязно-серым, обещающим дождь.

6 часов 30 минут

   Когда мать зажгла свет, он открыл глаза и улыбнулся. Но тут же улыбка исчезла с его лица, губы напряженно искривились. Он резко сел и взглянул на часы.

   – Ты проспал, – прошептала мать.

   Он заметался по комнате и тут только сообразил, что не может появиться на улице в такой мятой одежде. Мать вышла, а он достал из шкафа первое, что попалось под руку: синие брюки и какую-то рубашку. Дрожащими руками торопливо стянул с себя одежду, в которой спал; скомкав, швырнул ее на постель.

   Все-таки проспал. Застегивая пуговицы на рубашке, он с тоской взглянул на часы.

   Переодевшись, кое-как пригладил рукой взлохмаченные волосы и вышел в маленькую гостиную. Там пахло свежим хлебом; мать пила кофе с молоком. Он быстро прошел мимо нее в кухню, чтобы глотнуть кофе.

   – Завтракать не будешь? – спросила мать, провожая его взглядом.

   Он не ответил. Выпив залпом кофе, как метеор пронесся через гостиную. Когда захлопывал за собой дверь, до него донеслись слова матери:

   – Как же ты пойдешь, ты ведь ничего не поел!

   Он ответил ей секунды через две, когда, уже ничего не соображая, стремглав летел вниз по лестнице:

   – Не могу, мама, опаздываю!

   Он выскочил на улицу, и тревожное чувство вновь овладело им. Стало уже совсем светло, улица была заполнена пешеходами и автобусами, которые тяжело поднимались вверх по Инфанте или на полной скорости мчались вниз в облаках выхлопных газов. Он решил было ехать на такси, но, пока бежал к стоянке, передумал. Бледный, покрытый испариной, он дрожал от холода, промозглого, пронизывающего до костей.

   Автобусом ехать около часа. Значит, он доберется до места только в девятом часу, то есть через час с лишним после начала рабочего дня. Сердце его сжалось от страха. Ведь его предупреждали, чтобы он ни в коем случае не опаздывал сегодня.

   А он проспал единственный раз в жизни, и именно тогда, когда этого никак нельзя было делать.

   Бессильная ярость овладела им; холодный пот выступил на лбу, его затрясло как в лихорадке.

   Вдалеке показался автобус.

10 часов

   Было без трех минут десять, когда лейтенант Роман вошел в кабинет директора автобазы. Николас Карбонель уже поджидал его, стоя у стола. Директор был очень молод, высокого роста, худощавый. Рядом с ним стоял начальник отдела кадров Лабрада, которому Роман, подойдя поближе, кивнул, и еще какой-то приземистый толстяк лет пятидесяти в серой спецовке: лейтенант уже видел его во дворе автобазы.

   – Лейтенант Роман? – это было скорее утверждение, нежели вопрос.

   – Так точно. – Роман протянул руку директору.

   – С Лабрадой вы уже знакомы, – сказал Карбонель, – а это, – он указал на толстяка, – товарищ Карлос Катала, наш диспетчер. Да вы присядьте, лейтенант.

   Было заметно, что Карбонель находится под впечатлением событий минувшей ночи: держится очень напряженно, то и дело облизывает сухие губы. Роман уселся в красное виниловое кресло, закинул ногу на ногу и закурил.

   – Вам уже известно, похищено ли что-нибудь со склада? – без всякого вступления спросил Роман, как только все расселись.

   – Завскладом проводит инвентаризацию, – начал директор, – но уже сейчас могу вас заверить, лейтенант, что ничего существенного не похищено. Конечно, порядок у нас на складе далеко не образцовый, но…

   – Ничего не похищено? – повторил Роман, как бы размышляя вслух.

   Директор умолк и выжидающе смотрел на следователя. Роман продолжал:

   – Разве там нет ценных деталей, запчастей, которые можно было бы украсть, с тем чтобы потом продать?

   – Разумеется, есть, лейтенант, – согласился Карбонель. – Более того, в помещении конторы, то есть совсем рядом со складом, лежало двадцать с лишним тысяч песо – зарплата всей автобазы за этот месяц. И эти деньги тоже на месте. Вся сумма полностью. – Директор помолчал. – А ведь уже три месяца, как наш сейф сломан, и мы вынуждены хранить деньги в обычном шкафу. Убийцам Суаснабара не составило бы никакого труда взломать дверь или разбить окно, открыть шкаф и унести все деньги. – Он недовольно поморщился. – Я тысячу раз говорил товарищам из управления, что хранить такие суммы в простом шкафу опасно, но вопрос до сих пор не решен.

   Роман сделал запись в своем блокноте и спросил, не поднимая глаз:

   – И об этом все знали?

   Карбонель озадаченно почесал в затылке.

   – Как вам сказать, лейтенант? – не сразу ответил он. – Мы, разумеется, специально никого не оповещали. но я не сомневаюсь, что многим было об этом известно! Любой мог легко удостовериться в день зарплаты: деньги выплачивают в конторе и, конечно, вынимают их из шкафа на глазах у всех. Но вы же видите, они остались целы.

   – Понятно. – Роман поднял взгляд от страницы, которую почти целиком исписал своим мелким почерком, и посмотрел на начальника отдела кадров. – Как насчет тех, кто не вышел сегодня на работу?

   – Все готово, лейтенант.

   Лабрада привстал и протянул Роману список, аккуратно отпечатанный на бланке автобазы.

   – Здесь фамилии и адреса. Как видите, первым идет Идельфонсо Кастельо, механик. Он живет здесь, в Бехукале, на 6-й улице.

   Лабрада говорил, не глядя на Романа, и лейтенант, воспользовавшись этим, внимательно наблюдал за ним. Сиро Лабраде на вид было лет тридцать пять. На автобазе он работал уже более десяти. Из-за темных очков, которые носил Лабрада, Роману никак не удавалось схватить выражение его узкого, безупречно выбритого лица с орлиным носом и тонкими, тщательно ухоженными усиками. Одет он был со вкусом: чувствовалось, что в его туалете продумана каждая деталь. Этим он заметно выделялся среди присутствующих. В его манере говорить было что-то неприятное, и Роман это тотчас уловил: предупредительность у него удивительным образом сочеталась с надменностью.

   – Что за человек этот Кастельо? – спросил лейтенант.

   – Хороший. – В тоне Лабрады Роману послышались высокомерные нотки. – Можно сказать вполне определенно: хороший. Политически грамотен, участвует в общественной жизни, добросовестный работник. Насколько мне известно, вчера он ушел с работы раньше, пожаловавшись на сильную простуду.

   – Следующим идет Карденас?

   – Совершенно верно, – заторопился Лабрада, и в голосе его зазвучала ирония. – Рафаэль Карденас, которого все здесь зовут Фело и, полагаю, в других местах тоже.

   Роман смотрел на Лабраду не отрываясь. Начальник отдела кадров, махнув рукой, добавил:

   – Закоренелый прогульщик. Мы несколько раз вызывали его на рабочий совет, дважды наказывали, но, как видите, он неисправим. По моему мнению, это пропащий человек. – Лабрада немного помолчал. – А кроме того…

   Он не докончил фразы, привычным движением вынул сигарету из пачки, закурил, медленно выпустил дым и только после этого продолжил: – Года четыре назад этот тип был осужден за кражу материалов на прежнем месте работы. Кажется, несколько месяцев он провел на исправительных работах в сельской местности.

   – Кажется или на самом деле? – сухо осведомился Роман.

   – На самом деле, – несколько смешавшись, ответил Лабрада. – Я располагаю соответствующими данными.

   Пока кадровик сообщал сведения о Карденасе, Роману слышалось в его тоне плохо скрытое злорадство. Да, было в этом человеке что-то, что помимо воли отталкивало Романа.

   – Кто третий? – спросил он.

   – Теодоро Гомес Пуэнте, поступил к нам пять месяцев назад, – отозвался Лабрада, листая свои бумаги. – Да, совершенно верно, он пришел как раз в июле. По общественной линии не очень активен, но с работой справляется и вообще паренек серьезный. Во всяком случае, никто на него не жаловался, хотя опыта у него еще нет. Впрочем, ему и всего-то двадцать три года.

   Роман продолжал изучать список.

   – А где они были вчера? Я имею в виду Карденаса и Теодоро Гомеса. Здесь написано, что они шоферы. В котором часу они поставили свои машины на стоянку?

   Лабрада с готовностью кивнул, тонкая серебряная оправа его темных очков слегка блеснула:

   – Карденас поставил свой грузовик как обычно, то есть часов в пять вечера. А вот Теодоро, должно быть, приехал гораздо позже. Понимаете, лейтенант, я говорил с Хорхе Роке, нашим шофером, который вчера дежурил.

   – Каков у вас распорядок дежурств? – спросил Роман.

   – Все дни недели с пяти до десяти вечера. В десять приходил Суаснабар. По субботам и воскресеньям мы тоже дежурим, но вас, насколько я понимаю, интересует вчерашнее дежурство?

   – Разумеется, – подтвердил Роман.

   Лабрада посмотрел еще в какую-то бумажку.

   – Так вот, Роке сообщил мне, что во время его дежурства Теодоро Гомес на стоянке не появлялся.

   Роман отметил что-то в списке, который ему дал Лабрада.

   – Ясно, что он вернулся, когда на дежурство уже Заступил сторож, потому что утром-то его грузовик стоял на месте, – заметил Катала.

   – Да, конечно, – согласился Лабрада. – А еще Роке сказал мне, что, когда он уходил в тот вечер, на базе оставался кто-то из механиков, возился с каким-то грузовиком.

   – И кто же это был? – Роман поднял голову.

   – Роке не видел, – ответил Лабрада, избегая его взгляда. – То есть, я хочу сказать, он не знает, кто это был.

   – Не знает? – Лейтенант нахмурился.

   – Так он говорит, – пробормотал Лабрада чуть ли не извиняющимся тоном. – По-видимому, механик вышел из мастерской и направился прямо к грузовикам, мимо Роке он не проходил. Роке говорит, что, услышав лязганье инструментов, он обернулся в ту сторону и увидел человека, лежащего под грузовиком, в дальнем от него конце стоянки. Ничего необычного в этом не было, и Роке не поинтересовался, кто это.

   – А где сам Роке? – спросил Роман.

   – Поехал в Мариель, лейтенант, – вмешался Катала. – Вернется завтра… Но я об этой истории ничего не знал, когда выписывал путевку… – Он повернулся к Лабраде: – Если бы ты меня предупредил, я бы никуда его не посылал, Лабрада.

   Начальник отдела кадров сделал недовольный жест.

   – Представь, Катала, я тоже не знал, что у него сегодня рейс. – И повернулся к Роману. – Все это Роке рассказал мне уже после того, как вы уехали, лейтенант. А я в суматохе забыл предупредить Каталу. Но в любом случае, я думаю, завтра…

   Роман не сводил глаз с Лабрады.

   – Вы хотя бы догадались спросить, в котором приблизительно часу он видел механика под машиной?

   – Да, догадался, – ответил Лабрада с деланной улыбкой. – Я подумал, что это может иметь значение. – Он умолк. Приподняв очки, протер пальцами уголки глаз и продолжал: – Роке сказал мне, что было уже больше половины девятого. Он ушел минут через сорок пять после этого, примерно в четверть десятого. Суаснабар по обыкновению пришел рано и сказал Роке, что если он хочет, может идти домой. Но когда Роке выходил с базы, он еще слышал стук молотка того механика, что лежал под грузовиком.

   Лабрада аккуратно поправил очки. Роман повернулся к Карбонелю.

   – Что вы можете сказать о Суаснабаре? – спросил он.

   Вопрос застал директора врасплох. Некоторое время он молча смотрел на Романа, затем перевел взгляд на начальника отдела кадров.

   – Да вообще-то… я плохо его знал, – выдавил он наконец. – По-моему, работник он был хороший, хотя…

   Слова Карбонеля звучали как-то неуверенно. Он смотрел на Лабраду, словно прося поддержки.

   – Видите ли, лейтенант, – вмешался тот, – я знал покойного гораздо лучше. Я работаю здесь уже давно, намного дольше, чем товарищ директор, а кроме того, это входит в круг моих обязанностей.

   Роман почувствовал сдержанное недовольство в голосе Лабрады, словно его задело, что вопрос был задан директору, а не ему. На какое-то мгновение Лабрада задумался, будто подыскивал подходящие выражения для того, что собирался сказать.

   – Суаснабар был очень хороший работник, это верно, но…

   – Не поддерживал революцию? – перебил его Роман.

   – Да нет, – уклончиво ответил Лабрада, – не в этом дело, да и как бы мы доверили ему охрану автобазы, если бы он не поддерживал революцию? Но вы знаете, лейтенант, у него был нелегкий характер, неуживчивый, я бы сказал. Суаснабар был угрюмым, нелюдимым, друзей у него почти не было… – Он снова запнулся. – Да, именно угрюмым… Как бы вам объяснить? В общем, не скажешь, что у него были хорошие отношения с работниками автобазы.

   – Послушай, Лабрада, я с этим не согласен.

   Роман резко повернулся и увидел, что Катала весь напрягся от волнения. Толстяк не отличался красноречием, долго мямлил, прежде чем начать, мучительно подбирая слова:

   – У Суаснабара был нелегкий характер, это правда… но, как говорится, мы… многие из нас его ценили и уважали.

   – Хорошо, хорошо, – заторопился Лабрада, и его жест можно было принять за извинение, хотя на самом деле он выражал недовольство, – возможно, я неудачно выразился, согласен. Не то чтобы у него были плохие отношения с сотрудниками… Но ты же прекрасно знаешь. Катала, что многие у нас терпеть не могли Суаснабара именно за его характер, за то, как он себя держал.

   Катала ничего на это не возразил; казалось, он внезапно утратил всякий интерес к тому, что говорил Лабрада.

   – Значит, вы полагаете, – вмешался Роман, пристально глядя на Лабраду, – что причиной убийства могла быть тайная ненависть к нему. Или, возможно, месть.

   – Нет-нет, никоим образом, – поспешно возразил Лабрада. – Ничего такого я не хочу сказать. Вы меня спросили о Суаснабаре, и я стараюсь по возможности объективно обрисовать его, товарищ лейтенант.

   – А может, вы, Лабрада, знаете, кто из работников автобазы его особенно ненавидел? – спросил Роман.

   – Это очень деликатный вопрос, лейтенант. Сугубо личными отношениями между сотрудниками я не интересуюсь. Хотя для примера, только поймите меня правильно, могу назвать Фело Карденаса, того самого Фело Карденаса, о котором мы только что говорили. Он недавно на чем свет стоит разругался с Суаснабаром.

   Роман поморщился.

   – Из-за чего?

   Лабрада по-прежнему не глядел на следователя.

   – На этот раз Эрасмо был совершенно прав. Как-то Фело появился на базе ни свет ни заря и хотел забрать свой грузовик, чтобы перевезти какие-то вещи, в частном порядке. Эрасмо не разрешил. Фело нагрубил ему, и дело чуть не дошло до драки.

   Катала заерзал на стуле.

   – Все конфликты у Суаснабара, лейтенант, возникали в основном на этой почве.

   Лабрада метнул быстрый взгляд на диспетчера, но ничто не дрогнуло в его лице, и Роман дорого бы дал, чтоб увидеть, как блеснули его глаза за темными очками.

   – Вам об этом рассказал сам Суаснабар? – спросил лейтенант у Лабрады.

   – О своем столкновении с Фело?

   – Да, – кивнул Роман.

   – По правде говоря, нет. Я узнал об этом от других: Фело рассказал одному шоферу, тот еще кому-то, так и пошло. Я пригласил Эрасмо, предложил написать заявление, чтобы вызвать Фело на рабочий совет, но он отказался. Сказал, что ничего не было. Я уговаривал его, но все впустую. В этом был весь Суаснабар: если уж упрется, можете убить его, ничего не добьетесь.

   Лабрада осекся: до него внезапно дошел зловещий смысл последних слов. Роман несколько секунд молча смотрел на него.

   – Продолжайте, пожалуйста.

   – Да это, собственно, все, лейтенант, – уклонился Лабрада. – Эрасмо Суаснабар был тяжелый человек, с неуживчивым, трудным характером. Особым тактом в отношениях с людьми он не отличался, и это, по моему мнению, отталкивало от него многих. – Он взглянул на Каталу и прибавил: – Что касается остального, то работник он был хороший: серьезный, дисциплинированный – этого нельзя отрицать.

   И Роману показалось, что Сиро Лабрада был бы только рад, если бы отрицать можно было. Наверняка он и сам неприязненно относился к сторожу.

   – Как вы полагаете, мог Суаснабар допустить какую-нибудь оплошность, позволившую преступнику или преступникам проникнуть на базу и убить его? – Роман закурил новую сигарету. – Например, мог он оставить ворота открытыми, уснуть или что-нибудь еще в этом роде?

   Ответил на этот вопрос Катала – поспешно, словно боялся, что его опередят:

   – Да что вы, лейтенант! Об этом не может быть и речи. Я работаю здесь пять лет. Когда я пришел, Суаснабар уже был сторожем. Так вот, я не помню, чтобы он хоть раз за это время проштрафился. Он очень добросовестно относился ко всему, что касалось его обязанностей.

   Роман убрал блокнот и встал.

   – Значит, так, – подытожил он, – на автобазе будет установлено дежурство наших сотрудников. Приступайте к работе, пока мы больше не будем вас беспокоить, но, возможно, через какое-то время мне опять понадобится побеседовать с вами. Тогда я приеду сюда. Если вы захотите вдруг еще что-нибудь сообщить, вот мой телефон.

   Он протянул Карбонелю маленький листок, вырванный из блокнота. Работники базы поднялись со своих мест.

   – Можете на нас рассчитывать, – заверил Карбонель, – мы готовы помочь вам чем только можем.

   Роман пожал всем руки и вышел из здания конторы. Прямо перед дверью он увидел калитку в заборе, открыл ее и оказался на улице. Сел в свой «фольксваген», включил мотор и на малой скорости доехал до угла. Там притормозил и несколько секунд разглядывал небольшое здание, расположенное напротив ворот на территории базы. Затем повернул направо и вдоль металлической ограды подъехал к воротам.

   На дворе автобазы в этот утренний час не было ни души. На стоянке осталось лишь несколько грузовиков, в том числе машины Теодоро Гомеса и Фело Карденаса, не вышедших на работу. В глубине двора виднелась сколоченная из узких досок будка. Ее зеленые стены потемнели от дождя, который опять начал накрапывать. Сюда, в эту будку, каждый вечер в течение почти десяти лет приходил Эрасмо Суаснабар.

   Теперь она была пуста.

11 часов 25 минут

   Сержант Мигель Сьерра просматривал бумаги, когда Роман вошел в кабинет.

   – Кое-что уже есть, – сообщил он лейтенанту вставая.

   Роман пересек небольшую комнату и уселся во вращающееся кресло за своим столом. Достал пачку «Популарес», закурил.

   – Это будет непростое дело, Сьерра, – сказал он, выпустив струю дыма.

   Сержант внимательно посмотрел на него.

   Мигелю Сьерре исполнилось двадцать шесть лет. Он был среднего роста, с каштановыми волосами и небольшими живыми глазами. Уже больше года работал он вместе с Романом в отделе особо опасных преступлений и привык восхищаться своим начальником. Восхищаться от всей души. Сьерра знал, что Эктор Роман родился в бедной семье, в детстве лишился отца и, чтобы помочь матери, рано пошел работать, перепробовав все доступные ему профессии. Сьерра знал также, что Роман боролся против Батисты и что, когда несколько лет назад он пришел в министерство внутренних дел, у него не было ни малейшего представления о работе следователя. Но Роман быстро приобрел все необходимые знания. Он без устали учился и делал большие успехи в науках. Сьерра был свидетелем того, как Роман распутывал сложнейшие дела, проявляя при этом незаурядную отвагу и смекалку. Знал он и то, что его начальник никогда не хвастал, каждое произнесенное им слово было сто раз взвешено, глубоко продумано.

   – Почему вы так решили? – спросил сержант.

   – Сначала расскажи, что у тебя, а уж потом я объясню, – ответил Роман.

   – Ладно, – согласился Сьерра. – Вот заключение патологоанатома, в котором подтверждается, что смерть сторожа наступила вследствие сильного удара в затылочную область. Убийца нанес всего один удар, но чудовищной силы. Эрасмо Суаснабар действительно скончался между двенадцатью и половиной второго ночи. Совершенно очевидно, что его ударили у двери будки, а потом, уже мертвого или умирающего, затащили на склад, где его и нашел шофер Абреу. Эксперты обнаружили кровавый след, идущий от будки к складу. Я полагаю, что его затащили на склад, чтобы труп не был заметен с улицы.

   – Да, похоже на то, – согласился Роман. – Ну а склад был открыт?

   – Дверь склада явно взломана, – продолжал Сьерра. – Можно предположить, что преступники готовились к грабежу, а потом воспользовались помещением склада, чтобы, спрятать там труп, но, вроде, ничего не похищено.

   Роман откинулся на спинку кресла. Он курил, уставившись в какую-то воображаемую точку на потолке, словно во что бы то ни стало хотел разглядеть, что скрывается там, за этим темным пятнышком.

   – Ограбления не было, Сьерра, – произнес он после некоторого раздумья. – Хотя при желании преступники могли бы взломать не только дверь склада. В шкафу конторы лежало двадцать с лишним тысяч песо. Сейф автобазы сломан, и уже три месяца они хранят зарплату в обычном шкафу. Так вот, деньги тоже целы, не пропало ни сентаво.

   – Тогда, может, личная месть? – предположил Сьерра.

   – Откуда я знаю? – Роман с силой раздавил в пепельнице недокуренную сигарету.

   Сьерра задумался. Роман встал и, заложив руки за спину, подошел к окну. Кусок серого неба за стеклом внезапно вызвал у него ощущение смутной тревоги, и он тут же перевел взгляд вниз, на улицу, которая была оживлена, несмотря на непогоду: люди в плащах или под зонтами сновали взад и вперед мимо здания министерства. Возможно, так же спокойно расхаживает сейчас под дождем убийца Эрасмо Суаснабара.

   Роман почувствовал, как у него сжимаются кулаки.

   – Ты справлялся о Суаснабаре в КЗР? – спросил он, по-прежнему глядя в окно.

   – Да, туда ездил Кабада, – откликнулся Сьерра. – О Суаснабаре там отзываются как о спокойном, тихом человеке. Говорят, он мало с кем поддерживал отношения, но и не ссорился ни с кем. Его жена умерла несколько лет назад, детей у них не было. Соседка Суаснабара сказала Кабаде, что у Эрасмо есть сестра и племянники в Гаване, но он с ними очень редко виделся. Жил он один, со своей собакой. Все считали его человеком замкнутым, одиноким, но неплохим. Революцию он поддерживал.

   Роман обернулся к Сьерре.

   – Что дал осмотр места? – спросил он.

   Сьерра протянул руку к большому плотному конверту на своем столе.

   – Орудие убийства не обнаружено, – сказал он. – Вот все, что нашли. – И выложил на стол два спичечных коробка и окурок сигары.

   Роман взял в руки один из коробков. На нем была крупно выведена синяя буква «Л» – шариковой ручкой, с разными штрихами и завитушками. Лейтенант открыл коробок. Вместо спичек внутри лежали две таблетки белого цвета, судя по всему аспирин.

   Роман возвратил коробок Сьерре, и тот снова убрал его в конверт вместе с другим коробком, на котором не было никаких букв, и сигарным окурком.

   – Что ты думаешь насчет похищенного у сторожа револьвера? – Роман снова сел в свое кресло и оперся локтями на стол.

   – Это уже какая-то зацепка, – сказал Сьерра, задумчиво поглаживая подбородок. – Может, контрреволюционеры?

   Роман покачал головой.

   – Нет, я не это имел в виду. Подумай хорошенько.

   – Что же тогда? – удивился Сьерра.

   Роман скользнул взглядом по своему столу; на какое-то мгновение глаза лейтенанта задержались на фотографии его трехлетней дочери Моники под толстым стеклом. Но он тут же поднял голову и посмотрел на Сьерру.

   – Подумай хорошенько. Мы не исключаем возможности того, что мотивом преступления была месть, личная вражда, старые счеты, верно? Но похищение оружия не очень-то согласуется с этими версиями, не так ли?

   Сьерра неуверенно пожал плечами, словно не знал, соглашаться ему с лейтенантом или нет.

   – С другой стороны, – продолжал Роман, – не было ничего похищено ни на складе, ни в конторе, хотя там в шкафу лежало свыше двадцати тысяч песо…

   – Но, возможно, преступник… или преступники об этом не знали или же, вероятно…

   – Допустим, не знали, согласен. Но если их целью было ограбление, должны же они были хоть что-нибудь прихватить с собой? Ведь все эти запчасти пользуются спросом на черном рынке: кольца, например, тормозные колодки. Но дело-то в том, что они ничего не взяли. Вот факты, которые на первый взгляд не имеют между собой никакой логической связи: убивают человека – если с целью ограбления, то какого черта они ничего не берут? Если же речь идет о личной мести, зачем уносят револьвер? Ладно, можешь не отвечать, я сам тебе скажу. Неизвестный или неизвестные взяли револьвер: а) чтобы направить нас по ложному следу и заставить поверить, будто в деле замешаны контрреволюционеры, б) потому, что в тот момент они не думали о последствиях, револьвер же прихватили, чтобы использовать его в своих будущих преступлениях, либо в) потому, что целью преступников был именно револьвер (это, по-моему, наименее вероятная версия). Таковы конкретные и неопровержимые факты. Но мы не можем отбросить и последнюю версию, то есть исключить мотив ограбления. Следует ли думать. что целью преступников было не ограбление только потому, что ничего не похищено? А если по какой-то причине они не сумели осуществить свой замысел. Как видишь, это непростое дело, Сьерра, о чем я тебе и сказал, когда вошел.

   Сьерра внимательно слушал Романа, то кивая, то с сомнением покачивая головой, в зависимости от того, какие факты привлекал для своих логических построений лейтенант: проверенные и неопровержимые или спорные и маловероятные.

   – Пошли дальше, – продолжал Роман. – Давай исходить из того, что это не была контрреволюционная акция. У меня есть серьезные основания так полагать. Тогда у нас остаются две версии: а) личная месть и б) ограбление… Скажем так: неудавшееся ограбление. Не думаю, чтобы мотивом преступления был револьвер. Итак, будем вести расследование в этих двух направлениях.

   – Согласен.

   – Хорошо, а теперь скажи мне: ты думал о том, каким образом убийцы проникли на автобазу?

   Сержант вскинул брови и хитро улыбнулся.

   – Если я правильно понял, вы считаете, что преступник действовал не один. Я не ошибся? Вы уже несколько раз произнесли «убийцы». Почему?

   – Я действительно так считаю и сейчас объясню почему, но сначала ответь на мой вопрос.

   – Значит, так, – Сьерра, откинувшись на спинку стула, скрестил на груди руки, – шофер, который обнаружил труп, показал, что, когда он подъехал, ворота автобазы были открыты. Вероятно, преступники вошли через ворота, хотя они могли перелезть и через забор. Правда… Нет, этого не могло быть. А собака? Она бы их сразу учуяла. Да, они, конечно же, вошли через главные ворота.

   – Они вошли через ворота, это ясно, – подтвердил Роман. – Если бы они перелезли через забор, сторож, возможно, и не услышал бы их, но с ним была собака. Она обязательно предупредила бы лаем Эрасмо Суаснабара, который ко всему прочему имел оружие и вообще был человеком не робкого десятка.

   – Стало быть, он забыл запереть ворота…

   Роман отрицательно покачал головой.

   – Нет, только не это. Судя по всему, Эрасмо Суаснабар был в высшей степени добросовестным человеком» В небрежности его никто не мог упрекнуть. Конечно, и на старуху бывает проруха, но чтобы эта проруха случилась с ним как раз в ту ночь, когда его решили убить? Согласись, это слишком странное совпадение. – Помолчав, он добавил: – Напротив, я считаю, что преступники как раз учитывали все эти качества сторожа.

   Сержант задумался.

   – План автобазы готов? – спросил Роман.

   – Да, им занимался Майито. Кабада принес мне его перед вашим приходом.

   Сьерра поднялся из-за стола и подошел к шкафу, что стоял в углу комнаты, рядом с окном, по стеклам которого вновь забарабанил дождь.

   – Опять полило, – пробурчал Сьерра, вынимая из шкафа свернутый в трубку лист ватмана, и отдал его лейтенанту.

   Роман развернул лист на своем столе, придерживая его за края, и Сьерра прижал один угол ватмана, чтобы лейтенант освободил правую руку.

   – Смотри, Сьерра, – ткнул пальцем Роман, – вот металлические ворота, они как раз напротив будки сторожа, и их можно открыть только изнутри, ключом. Без Суаснабара в эти ворота никто бы не вошел.

   – Кстати, ключ от ворот не обнаружен, – заметил сержант. – Его не было ни на доске, что висит в будке, ни в карманах Суаснабара.

   Озорной огонек блеснул в глазах Романа.

   – Разумеется, не было. А тебе не приходит в голову почему? – И, не дожидаясь, пока Сьерра ответит, продолжал: – Суаснабар открыл ворота преступникам, а потом запер их. Поэтому, когда они собрались уходить, им понадобился ключ, чтобы снова отпереть ворота.

   – Значит, вы считаете…

   Сьерра во все глаза смотрел на Романа.

   – Это же яснее ясного, Сьерра. Суаснабар открыл им потому, что знал их, потому что это наверняка были работники автобазы.

   Сьерра согласно кивнул, но все-таки не удержался от вопроса:

   – Вы так думаете?

   Роман убрал руку с чертежа, который тут же свернулся в трубку, взял карандаш, откинулся на спинку кресла и начал в задумчивости постукивать карандашом по ногтю большого пальца.

   – Я почти убежден в этом, Сьерра. Да и нет другой версии. Если мы исключим такую возможность, останется предположить, что сторож тоже был замешан в этом деле, а это. по-моему, совершенно невероятно.

   Сьерра аккуратно свернул чертеж, схватил его резинкой и положил Роману на стол.

   – А почему вы думаете, что их было несколько, лейтенант?

   Роман бросил карандаш на стол.

   – Возможно, я ошибаюсь, – сказал он. – И все-таки, по-моему, один преступник, пусть даже и с железным прутом или ломом, не может так легко справиться с осторожным, бывалым, смелым и вооруженным человеком, которого к тому же охраняет собака и металлический забор.

   Сьерра погладил подбородок, как обычно, когда размышлял.

   – Да, я думаю, вы правы. Следовательно…

   – Следовательно, – помешал ему докончить Роман, вставая и выходя из-за стола, – я дам тебе несколько поручений. Поезжай после обеда в Бехукаль и выясни, что делал вчера вечером Идельфонсо Кастельо, механик автобазы, который ушел до конца работы, жалуясь на недомогание. Вот его адрес.

   Он написал карандашом в блокноте несколько слов, вырвал страницу, аккуратно сложил ее пополам и протянул сержанту.

   – Потом зайди на базу и узнай, почему Эльпидио Абреу приехал только в три часа ночи. Я займусь двумя другими, которые сегодня не вышли на работу. Если же ты хочешь, чтобы я сказал еще кое-что, Сьерра, слушай: пока для меня совершенно ясно только одно. Убийца работает на автобазе либо у него там сообщник. Либо они оба с автобазы.

14 часов 25 минут

   Лейтенант Роман остановился у старого трехэтажного дома в той части улицы Индустриа, что расположена между улицами Сан-Рафаэль и Сан-Хосе. Он бросил взгляд на выцветший желтоватый фасад, сверился с номером и начал подниматься по лестнице.

   Женщина, открывшая ему дверь, занималась, как видно, уборкой в гостиной. На диване играла девочка лет трех. На ней не было ничего, кроме коротенькой кофточки в зеленый горошек.

   – Добрый день, – поздоровался лейтенант. – Здесь живе г Рафаэль Карденас?

   Женщина подняла на него глаза, и в ее взгляде, как показалось Роману, мелькнул страх. Она откинула со лба волосы и только. после этого ответила:

   – Здесь.

   – Он дома?

   – Нет, – сухо сказала женщина.

   – Вы его жена? – спросил Роман.

   Женщина кивнула. Лейтенант продолжал:

   – Мне нужно поговорить с вами. Это займет лишь несколько минут.

   – Конечно, конечно. – Женщина отступила назад, давая дорогу лейтенанту. – Проходите и садитесь.

   Расположившись в кресле, имевшем довольно обшарпанный вид и уже чиненном в нескольких местах, Роман окинул взглядом женщину, усевшуюся напротив него. Она была еще достаточно привлекательна, хотя неодета и растрепанна – ведь Роман застал ее в разгар домашней уборки. Лет ей было, вероятно, около тридцати.

   – С моим мужем что-нибудь случилось?

   Роман снова посмотрел на женщину, обдумывая ответ.

   – Нам нужно кое-что проверить, – сказал он, – и поэтому мы хотели бы побеседовать с вашим мужем. Мы ездили к нему на работу, но его там не оказалось. Вот почему я здесь. Вы. не знаете, где он может быть?

   Роман сразу понял, что попал в цель: женщина молча опустила глаза, но тут же резко тряхнула головой; щеки ее пылали от гнева. Она почти кричала:

   – Откуда мне знать, где он шляется! Всю жизнь одно и то же: ты здесь убирайся, готовь обед, занимайся с детьми, надрывайся как лошадь, а он знай себе развлекается! – Казалось, она вот-вот заплачет, лицо ее было сморщилось, но тут же вновь приняло воинственное выражение. – Стало быть, этот бесстыжий не вышел на работу! Так слушайте же: вчера вечером он ушел из дому после ужина, который я своими руками как дура ему приготовила, – она яростно ударила себя кулаком в грудь. – И с тех пор я его, к счастью, больше не видела. Должно быть, угощает где-нибудь пивом первую попавшуюся шлюху… Но мне уже на все наплевать, клянусь вам… – Она сложила из пальцев крест и звучно его поцеловала. И все же, не выдержав, разрыдалась.

   Роман отвел глаза, подождал несколько секунд, давая ей выплакаться.

   – Ну пожалуйста, прошу вас… – тихо сказал он.

   – Извините. – Женщина поднесла руку к лицу и невнятно повторила: – Простите…

   Роман сделал движение, чтобы достать из кармана платок, но женщина знаком показала ему, что не нужно. Она собрала волосы в пучок, заколола их, глубоко вздохнула и посмотрела на Романа. И тут ему показалось, что женщина вдруг состарилась…

   – Не выйти на работу после всех неприятностей, какие у него были… Опять начнутся вычеты, а у меня ведь трое ребятишек, трое… Двое старших сейчас в школе, и еще вот эта, – кивнула она на девочку, которая перестала играть и очень серьезно смотрела на них. засунув палец в рот. – Ужасная у нас жизнь; все, что он получает, он оставляет в пивных.

   Она снова умолкла, но больше не плакала, только взглянула на Романа, и он прочел в ее глазах отчаянную мольбу.

   – Сделайте с ним что-нибудь, товарищ лейтенант. Прошу не за себя, а за детей. Если у него ни стыда ни совести, почему же несчастные дети должны за это расплачиваться?

   – Успокойтесь, – сказал Роман. – Что-нибудь сделаем, обещаю вам. А теперь, пожалуйста, подумайте, где мы его можем найти.

   – Не знаю, товарищ. Честное слово, не знаю. – Ее лицо исказилось. – Хотя на вашем месте, – в голосе прозвучала горькая ирония, – я поискала бы его по гаванским пивным и наверняка бы нашла.

   Попрощавшись, Роман спустился по лестнице. Последнюю фразу жены Карденаса, конечно, нельзя было принять всерьез. Но, когда это требовалось, лейтенант Роман совершенно терял чувство юмора. Поэтому, выйдя на улицу, он первым делом позвонил в управление и приказал Кабаде немедленно ехать в Бехукаль, взять у Лабрады фотографию Рафаэля Карденаса и начать его поиски.

   Искать Кабада должен был в пивных барах Гаваны.

15 часов 45 минут

   Роман недоуменно взглянул на нее и попросил разрешения войти. Женщина смутилась и распахнула перед ним дверь своей маленькой квартирки.

   – Извините. – сказала она, – я не знала…

   – Вам не в чем извиняться, – улыбнулся Роман, – это вы меня извините за назойливость.

   Женщина ответила ему улыбкой, лейтенант переступил порог. Хозяйка пригласила его расположиться на стуле в крохотной гостиной, и Роман внимательно пригляделся к ней: у женщины были светлые глаза, мягко смотревшие из-за стекол очков в посеребренной оправе, и совершенно седые волосы, отчего сначала ему показалось, что ей уже за шестьдесят. И, только заметив ее живой взгляд, Роман сообразил, что ей, конечно, еще далеко до шестидесяти.

   – Скажите, пожалуйста, как вас зовут? – спросил лейтенант.

   – Фиделина, Фиделина Пуэнте, – поспешно отозвалась женщина. Голос у нее был звонкий и тревожный. Она сидела в напряженной позе на краешке стула и заметно нервничала.

   Роман обвел взглядом комнату: в ней царил безукоризненный порядок, все сверкало чистотой. Фиделина, очевидно, стряпала, когда он позвонил, потому что в маленькой гостиной пахло жарким, и вдруг в груди лейтенанта что-то сжалось – все здесь живо напоминало ему о другом доме – доме, в котором он не был уже много лет и в котором прошло его детство.

   – Умоляю, скажите мне, что случилось, – с тревогой проговорила женщина.

   – Мы хотели бы поговорить с вашим сыном Тео. Это ведь ваш сын?

   – Да, – чуть слышно ответила женщина.

   – Нам нужно получить от него кое-какие сведения. Но дело в том, что его нет на работе. Поэтому я приехал сюда.

   Роман заметил, как испуганно блеснули глаза женщины, и не решился сказать всю правду.

   Тень пробежала по ее лицу.

   – Нет на работе? – прошептала она. – Он сегодня проспал и вышел из дому уже около семи. Сказал, что идет на работу.

   – Так и сказал? – мягко переспросил лейтенант.

   Женщина отвела взгляд и проговорила, запинаясь:

   – Нет, не говорил он этого. Он вообще почти не разговаривал со Мной и завтракать не стал, сказал, что опаздывает. Я решила, что он едет в Бехукаль.

   Роман вынул блокнот и ручку.

   – Фиделина, – сказал он, стараясь, чтобы его голос звучал как можно ласковее, – не тревожьтесь понапрасну. Может, он встретил приятеля и поехал с ним куда-нибудь. Или девушку. И было бы очень хорошо, если б вы сказали мне, где, по-вашему, он может быть.

   – Но это совершенно не похоже на Тео, – возразила женщина. – Иногда он по целым дням не бывает дома, это правда, но к работе относится добросовестно.

   – Бывают и исключения, – успокоил ее Роман. – Просто так случилось, что он нам понадобился именно сегодня.

   Женщина откинулась на спинку стула и тяжело перевела дыхание.

   – Тео у меня самый младший, – произнесла она усталым голосом. – Самый младший и… самый трудный. Со старшими девочками у меня не было ни забот, ни хлопот. – Она кинула на Романа быстрый обеспокоенный взгляд и поспешила заверить: – С Тео у меня, конечно, тоже нет особых хлопот. Просто я хочу сказать, что с мальчиками всегда труднее. У них совсем другой характер. У Тео в особенности, он ведь остался сиротой, когда был совсем крошкой. Мой муж умер от инфаркта. И мальчик вырос без отца. Мне пришлось немало сил приложить, чтобы он стал настоящим человеком.

   Роман взглянул на нее и грустно улыбнулся. Он очень хотел бы рассеять тревогу матери, но им самим овладело безотчетное беспокойство.

   – Вы знаете, с кем дружит Тео? – спросил он. – Хотя бы кого-нибудь из его друзей? Скажем…

   – Нет, лейтенант. – Она низко наклонила голову, уставившись на свою темную клетчатую юбку. – Они никогда не бывают у нас. Друзья у Тео, конечно, есть, но к нам они не заходят.

   Взгляд Романа стал серьезным.

   – Фиделина, – начал он, – постарайтесь нам помочь. Вы в самом деле не представляете, где может находиться Тео? Назовите хотя бы одно место, где он бывает… Вчера вечером он уходил куда-нибудь?

   – Да. – Женщина подняла на Романа свои чистые светлые глаза. – Он ушел после ужина, сказав, что вернется поздно. Я легла в одиннадцать, как обычно, и его еще не было. Думаю, из-за этого он и проспал сегодня.

   – У Тео есть девушка? – спросил Роман.

   Женщина просияла.

   – Невеста. Кстати сказать, замечательная.

   – Как ее зовут? – продолжал допытываться Роман. – Не с ней ли встречался Тео вчера вечером?

   – Нет, лейтенант. – Женщина вновь потупилась.

   – Откуда вы знаете? – полюбопытствовал Роман.

   – От нее самой. Она вчера заходила после того, как Тео ушел.

   Роман собирался что-то еще спросить, но Фиделина опередила его:

   – Лейтенант, вы думаете?… – И тут же замолчала, боясь произнести страшные слова. Потом судорожно глотнула и с трудом выдавила из себя:

   – Вы думаете, с ним что-то случилось?

   Роман понимал, что, задавая этот вопрос, женщина, конечно, догадывалась, что вряд ли услышит на него ответ. Но мать так нуждалась в поддержке. Хотя бы и небольшой.

   – А почему с ним должно что-то случиться? – возразил Роман, стараясь, чтобы его голос прозвучал как можно спокойнее. – Пока нет причин предполагать худшее, Фиделина. Давайте-ка будем действовать. Для начала мне нужен адрес невесты Тео. Как, кстати, ее зовут?

   – Вики, – сказала женщина, – Вики Каррерас.

   – Адрес Вики Каррерас, – повторил Роман. – Может быть, мы с ее помощью сумеем найти Тео.

   – Конечно, конечно, – пробормотала женщина, вставая. – Прошу прощения, пойду поищу. Где-то он у меня был записан.

   Она вышла в соседнюю комнату. А лейтенант закурил, но дым, который он вдохнул в себя, показался ему странно горьким. Взгляд его сделался рассеянным, он даже не замечал комнаты, где сидел: перед ним возник образ матери – преждевременно состарившейся, увядшей. Вспомнил он и тяжелобольного отца, и невыразимо печальное лицо сестры.

   Роман зажмурился, словно желая прогнать от себя эти видения. Еще никогда прошлое не представало перед ним столь безысходным. Им трудно приходилось, но радость все же иногда гостила в их доме. Так почему же сегодня прошлое вызывает в нем болезненное, гнетущее чувство?

   Роман обрадовался, когда услышал наконец шаги Фиделины. Он открыл глаза: она стояла перед ним и протягивала листок.

   – Вот адрес Вики, ее телефон я тоже написала.

   Роман взял бумажку и, не глядя, спрятал в большой карман своей куртки цвета хаки.

   – У нас нет телефона, – извиняющимся голосом сказала женщина, – но, если вы что-нибудь узнаете, умоляю вас, обязательно сообщите. Вы обещаете?

   Роман встал и, едва сдерживая волнение, взял руки женщины в свои и слегка сжал их. Женщина явно смутилась, а лейтенант был сконфужен еще больше.

   – Не беспокойтесь, Фиделина, – пробормотал он, отпуская ее маленькие белые, но уже в морщинах руки, – не беспокойтесь, я вас извещу. Вы только не волнуйтесь, обещаете?

18 часов 5 минут

   Первым, кого увидел Роман, войдя в свой кабинет, был незнакомый мужчина лет тридцати пяти – сорока – высокий, худой, с костлявым лицом, копной черных волос и густыми баками. Сидел он на металлическом стуле за столом Сьерры. В кресле Романа со скучающим видом восседал Кабада с сигаретой в руке.

   Подойдя поближе, лейтенант увидел, что одет незнакомец в темно-зеленые брюки и рубашку с короткими рукавами, которая, вероятно, накануне была белой и накрахмаленной, но сейчас имела весьма помятый и несвежий вид.

   – Это Рафаэль Карденас, лейтенант, – сообщил Кабада.

   – Рафаэль Карденас, – повторил Роман.

   Карденас молчал, он даже не взглянул на лейтенанта. Сделав вид, что не придает этому никакого значения, Роман как ни в чем не бывало спросил:

   – Почему вы не вышли сегодня на работу, Карденас?

   Казалось, внутри у Фело Карденаса сработала какая-то пружина.

   – Я всегда думал, что если человек не вышел на работу, у него просто вычитают из зарплаты, но теперь, оказывается, за это еще и сажают.

   – Вычеты – явно недостаточная мера, – заявил Роман, – поскольку вы закоренелый прогульщик, хотя здесь вы находитесь по другой причине.

   Карденас беспокойно заерзал на стуле.

   – Никакой я не прогульщик, – с жаром возразил он. – Конечно, у каждого есть свои недостатки, у одного больше, у другого меньше, но я же сознательный человек, отец семейства. Нет, этот ярлык вам не удастся на меня повесить.

   Роман едва удержался от смеха. Он обменялся быстрым взглядом с Кабадой, потом пристально посмотрел на Карденаса и произнес:

   – Вас ведь уже наказывали за прогулы, Карденас.

   – Лейтенант, все дело в том, что у нас на работе мошенник на мошеннике, – Фело Карденас отчаянно жестикулировал, словно пытался придать большую' убедительность своим словам, – и, если ты им не угодишь, если ты не из их шайки, они в гроб тебя готовы вогнать. Все это вам наговорил Катала, угадал? Известно, он меня терпеть не может, но я хочу, чтобы вы знали…

   – В каких вы отношениях с Эрасмо Суаснабаром? – внезапно перебил его Роман.

   Было видно, что Фело Карденас слегка озадачен вопросом; тем не менее тона своего он не изменил:

   – Со сторожем? Так вот, значит, откуда ветер дует! Что он вам про меня наболтал?

   Роман пристально смотрел на него, не отвечая.

   – А я-то считал этого мулата человеком! – воскликнул Карденас. – Дней десять-двенадцать назад у меня вышла с ним стычка, потому что этот тип слишком много себе позволяет… Я пришел за своим грузовиком чуть раньше, чем обычно, должен был в Пинар ехать, но хотел сначала провернуть одно дело, а тут вылезает Суаснабар и заявляет, что этого, видите ли, делать нельзя, что он не позволит… Его недоверие – вот что больше всего меня оскорбило. Ну, я сказал ему пару ласковых. Тут его и понесло, остановиться не мог. Еще немного, и я бы не выдержал. Про это он вам говорил, Да?

   – Вы использовали автотранспорт предприятия для перевозки мебели или какого-то другого груза, не так ли, Карденас? – тихо спросил Роман.

   – Что вы, что вы, лейтенант, я… – Карденас затряс головой.

   Но Роман продолжал:

   – И брали за это деньги, верно?

   Во взгляде Карденаса впервые мелькнула тревога. Он поднес руку ко рту, стер пот с верхней губы. Когда он снова заговорил, в его тоне уже не было прежней наглости:

   – Это неправда, лейтенант, клевета… Я никогда не брал денег… Только иногда…

   – Брал, Карденас, брал, – перебил его Роман.

   – Зачем вы так говорите, лейтенант… Позвольте, я вам все объясню…

   Роман и на этот раз не дал ему договорить:

   – Мне ничего не надо объяснять, Карденас, потому что находишься ты здесь не по этой причине. – Он выдержал паузу, не сводя взгляда с Карденаса. – А по подозрению в убийстве Эрасмо Суаснабара.

   Казалось, глаза Фело Карденаса вылезут из орбит. Он вскочил и сделал шаг к Роману.

   – Нет, только не это! – пролепетал он. – Только не это, клянусь матерью!

   И тотчас почувствовал, как чьи-то пальцы, словно клещи, сдавили его руку и заставили вернуться на место.

   – Сядьте, – хмуро приказал Кабада.

   Карденас рухнул на стул и заговорил дрожащим голосом, не поднимая головы:

   – Я не знаю ни о каком убийстве. Эрасмо убили? Когда? Я ничего не знал об этом, клянусь моими детьми, и не имею к этому никакого отношения.

   – Ты выходил вчера вечером после ужина на улицу?

   Карденас поднял голову.

   – Да, часов в восемь или около того. Но я ведь…

   – Куда же ты направился? – оборвал его Роман.

   – Я пошел повидаться с приятелями в пивную на улице Нептуно – в ту, что работает круглосуточно… Как раз там вы меня и нашли.

   Роман взглянул на Кабаду, который стоял за спиной Карденаса, и сержант утвердительно кивнул.

   – А потом? – спросил Роман.

   – Оттуда мы вышли вместе с Куко. Куко – это один мой знакомый, его все знают под кличкой Масорра. И прямым ходом направились в Центральный парк. В кабаре «Насьональ».

   – А дальше?

   – В парке мы расстались, потому что я… то есть мы встретили одну женщину. Понимаете, женщину, которую я когда-то отбил у него.

   Карденас в страхе смотрел на Романа. Лейтенант вынул пачку «Популарес» и, предложив Карденасу сигарету, чиркнул спичкой; тот сделал несколько жадных затяжек и, казалось, немного успокоился.

   – В котором часу вы встретили ее? – спросил Роман.

   – Часов в десять. А примерно в одиннадцать мы зашли с ней в этот самый «Насьональ» выпить немного рому.

   Роман внимательно смотрел на него, как будто хотел прочесть что-то в этих бегающих, воспаленных, испуганных глазах.

   – Ну а что ты делал потом? Дома ведь ты не ночевал.

   Фело Карденас ухмыльнулся – впервые за время их разговора.

   – Есть грех, лейтенант. Из «Насьоналя» мы поехали в «Пампу». Знаете, такая гостиница рядом с парком Масео.

   – Так далеко? – удивился Роман.

   – Я часто там бываю, – ответил Карденас, выпустив струйку дыма. – Оттуда мы вышли часов в пять. Она поехала к себе домой, а я собирался отправиться в свою контору, но, честно говоря, лейтенант, просто разваливался на части.

   Карденас снова осклабился, обнажив золотую коронку на одном из передних зубов. Роман что-то быстро черкнул в блокноте.

   – А почему ты не поехал домой?

   Карденас искренне удивился:

   – Заявиться в такой час, да еще после того, как не ночевал дома? Этого еще це хватало! Я поехал к Куко, у него комната на улице Райо, это недалеко от Санхи. Я знал, что ему идти на работу, и попросил разрешения немножко вздремнуть у него. Рассчитывал вернуться домой уже после пяти и сказать жене, что был на работе. – Придвинувшись к столу, Фело Карденас потушил окурок в пепельнице и продолжал: – Конечно, жена все равно бы устроила скандал, но все-таки не такой, как если бы я заявился в шесть утра и объявил, что не иду на работу.

   Роман продолжал смотреть на него, не меняя позы.

   – Как зовут женщину, с которой ты был? – спросил он.

   – Я знаю ее как Рейну. Познакомился с ней там же, возле Центрального парка.

   – Рейна, а дальше?

   Глаза Карденаса тревожно забегали.

   – Не знаю.

   – И где живет, тоже не знаешь?

   – Тоже не знаю, лейтенант. Я. никогда не был у нее.

   В голосе Фело Карденаса явно слышалась обида будто Роман спрашивал его о чем-то таком, чего он никак не мог знать.

   – И ты полагаешь, я поверю, что ты переспал с женщиной и не знаешь ни как ее зовут, ни где она живет?

   Фело Карденас, по-видимому, снова перепугался не на шутку.

   – Но так оно и есть на самом деле, – поспешно проговорил он. – Мы друг друга не спрашивали, кто где живет. Мы говорили совсем о другом… Собрались повеселиться. Сами знаете, как это бывает… Или вы думаете, я сначала узнал ее биографию?!

   Казалось, Карденас хотел втолковать лейтенанту что-то совершенно очевидное и недоумевал, отчего тот никак его не понимает.

   – Где она работает? – задал следующий вопрос Роман.

   Карденас взглянул на него так, словно потерял последнюю надежду найти общий язык, и тяжело вздохнул:

   – Не знаю, лейтенант. Думаю, она вообще не работает.

   Роман попросил Карденаса описать женщину, которую тот называл Рейной. Кабада занес его показания в протокол. Потом Роман отозвал сержанта в сторону и поручил ему разузнать все о Куко Масорре, а также поискать женщину в кабаре «Насьональ» или в районе Центрального парка. Отдав эти распоряжения, лейтенант подошел к Фело Карденасу и пристально взглянул на него.

   – Посмотрим, – сказал он, – сумеешь ли ты доказать, что провел минувшую ночь с этой женщиной… А тебе необходимо доказать это, Карденас. Ох, как необходимо.

19 часов 55 минут

   Когда Сьерра вошел в кабинет, Роман укладывал бумаги в свой черный кожаный портфель.

   – Я уже собирался уходить, – сказал Роман вместо приветствия, – хорошо, что ты меня застал.

   День у сержанта Мигеля Сьерры выдался тяжелый. Он ездил в Бехукаль к Идельфонсо Кастельо и застал шестидесятилетнего механика в пижаме, небритым и сильно простуженным. Кастельо действительно никуда не выходил из дому с тех пор, как вернулся накануне с работы, почувствовав там себя плохо. Это подтвердили соседи. Механик уже знал про смерть Суаснабара и был потрясен случившимся. У Сьерры сложилось впечатление, что он с симпатией относился к сторожу.

   Доложив об этом Роману; сержант подвел итог:

   – Я думаю, его надо исключить из числа подозреваемых.

   – Да, похоже на то, – задумчиво произнес Роман.

   – Потом я поехал на базу и, как мы договорились, расспросил об Абреу. Там точно не знают, почему он вернулся так поздно, но диспетчер сказал, что, когда водители возвращаются из рейса, им разрешается ставить машины в гараж в любое время. А как раз накануне, в понедельник рано утром, Абреу послали в Матансас. Так вот, сегодня у него выходной, но мне дали его адрес, и я был у него дома, это на Окендо, почти на углу улицы Салуд.

   – Что же он тебе сказал? – полюбопытствовал Роман, встав из-за стола. Лейтенант подошел к двери, которую Сьерра оставил открытой, когда входил, и плотно прикрыл ее.

   – Он уже был одет и собирался куда-то, когда я пришел, так что разговор получился коротким. Но, по-моему, с ним все ясно. Он сказал, что вернулся из Матансас около одиннадцати вечера и заехал сперва домой, потому что очень устал и проголодался и хотел сначала умыться с дороги, перекусить немного, а уж потом отвести машину в гараж. То, что было уже поздно, его не волновало, ведь на следующий день он был выходной. – Немного помолчав, Сьерра объяснил: – Когда шофер выполняет ближний рейс, скажем едет в Матансас или Пинар, ему дают один день отдыха. Бели рейс дальний, например в Лас-Вильяс или Камагуэй, он получает два дня.

   – Ты проверил его показания?

   – Разумеется. Я вышел из дома вместе с ним, он пошел по своим делам, а я заглянул в КЗР. Там мне сообщили, что примерно с одиннадцати вечера до двух ночи перед домом Абреу действительно стоял грузовик. Мне даже предложили побеседовать с членом Комитета, дежурившим в ту ночь. Это оказалась женщина. Она видела Абреу выходящим из дома около двенадцати и заговорила с ним, они знакомы. Абреу сказал ей, что идет в аптеку на углу улицы Санха. Действительно, через пятнадцать-двадцать минут он вернулся. Кстати, эта женщина как раз проходила мимо аптеки, когда он вышел оттуда и стал звонить из автомата.

   – А сам Абреу тебе об этом говорил? – Роман нахмурился.

   – Нет, не говорил, но я думаю, его алиби в любом случае не страдает. Ведь женщина видела, как он вошел в свой дом. А потом снова вышел часа в два и сказал ей, что едет в Бехукаль ставить машину в гараж.

   Роман ненадолго погрузился в задумчивость, а Сьерра смотрел на него, словно стараясь угадать, какая мысль тревожит его начальника.

   – Да, ты прав, – сказал наконец лейтенант. – Существенно его алиби от этого не пострадало. Он никак не мог быть в Бехукале в это время. Что у тебя еще?

   Сьерра улыбнулся.

   – Я как раз собирался задать вам тот же вопрос. У меня, откровенно говоря, новостей больше нет.

   – Итак, у нас пока один подозреваемый, – подытожил Роман, потирая лоб. – Попроси Кабаду ввести тебя в курс дела. Он присутствовал на допросе и получил от меня все инструкции. А мне пора идти.

   Роман взял со стола портфель.

   – Сьерра, – сказал он, – распорядись, чтобы установили наблюдение за домом Теодоро Гомеса и домом его невесты Виктории Каррерас. Их адреса на твоем столе. И не уходи, пока я не вернусь или не позвоню тебе. Договорились?

   – Все понятно, – ответил сержант.

   Роман вышел, захлопнув за собой дверь. Однако она тут же вновь приоткрылась, и в щель просунулась голова лейтенанта.

   – Совсем забыл, – вполне серьезно проговорил Роман. – Предупреди товарищей, которые будут вести наблюдение у дома Вики Каррерас, что, если они заметят поблизости мужчину лет тридцати пяти за рулем «фольксвагена» бежевого цвета, пусть не задерживают: это буду я. Я сейчас туда еду.

   Сьерра ухмыльнулся в ответ.

20 часов 18 минут

   Девушка, открывшая ему дверь, была настоящая красавица. Роман немного удивился, когда она первая спросила:

   – Вы – лейтенант Роман?

   Он утвердительно кивнул и собирался что-то сказать, но девушка вдруг переступила порог и тщательно заперла снаружи дверь, стараясь делать это как можно тише. Роман успел только расслышать звук телевизора, донесшийся до него из глубины квартиры, и звонкие голоса двух или трех ребятишек, которые разговаривали и громко смеялись.

   – Я предпочла бы, чтобы мы поговорили где-нибудь вне дома, если вы не возражаете, – сказала Вики Каррерас.

   Роман заглянул в ее большие ясные глаза цвета меда.

   – Как хочешь, – не сразу ответил он.

   И направился к машине, которую оставил на улице Сан-Франсиско. Девушка шла рядом, сосредоточенная и молчаливая.

   Роман открыл дверцу и, когда Вики устроилась на переднем сиденье, обошел машину и сел за руль.

   – Мы можем поговорить здесь, – предложил он.

   Согласно кивнув, Вики тут же торопливо начала:

   – Мне только что звонила Фиделина, мама Тео. Она очень беспокоится, он до сих пор не вернулся. Что случилось? Он что-то натворил?

   Роман покачал головой.

   – Мы ничего не узнаем, пока он не объявится. Поэтому я и приехал поговорить с тобой. Ты не знаешь, где он может быть?

   – Нет, хотя думаю над этим с тех пор, как позвонила Фиделина и сказала, что вы собираетесь приехать. Но скажите, что он сделал?

   Роман оперся на руль. Снова заморосил дождь; по ветровому стеклу поползли вниз узкие струйки.

   – Послушай, Вики, – проговорил Роман, – я буду с тобой совершенно откровенен, потому что нуждаюсь в твоей помощи. – Он сделал паузу. Взглянул на Вики. – Дело очень серьезное. Убили человека, сторожа автобазы, где работает Тео, и он, Тео – единственный из работников базы, который вскоре после этого куда-то скрылся.

   Вики не мигая смотрела на Романа, ее красивые глаза на мгновение словно потухли.

   – Вы хотите сказать?… – с трудом выдавила она и не смогла закончить фразу.

   Роман постарался успокоить девушку и в общих чертах рассказал ей о том, что произошло.

   – Я не могу поверить, что Тео… Нет, Тео неспособен… – Возможно, она хотела сказать: на преступление, на убийство, но не договорила и словно окаменела; ее глаза, полные отчаяния, казалось, ничего не видели перед собой.

   Какое-то время оба молчали. В наступившей тишине было слышно только, как барабанит дождь по стеклу да издалека доносился приглушенный шум автомобилей и автобусов.

   – Что из себя представляет Тео? – наконец нарушил молчание Роман, повернувшись лицом к девушке.

   Вики вынула сигарету из почти пустой пачки «Аромас», что лежала у нее в кармане жакета; Роман поднес ей зажигалку. Глубоко затянувшись, девушка поправила волосы.

   – Понимаете, – после некоторого раздумья сказала она, – у Тео совсем не легкий характер, у него было трудное детство. Отец приходил домой пьяный, избивал мать. Он умер, когда Тео было одиннадцать лет. Ну а Фиделина, хотя она очень добрая и безумно любит сына, не сумела воспитать его по-настоящему.

   Роман невольно залюбовался девушкой. Она рассуждала, как вполне зрелый человек. И странно было видеть столь глубокую озабоченность на ее юном лице. Это несоответствие так же бросалось в глаза, как чернильное пятно на белоснежной скатерти.

   – Фиделина чересчур ему потакает, – продолжала Вики Каррерас. – всегда его оправдывает. Я думаю, в глубине души она его немного жалеет, но от этой жалости ему. в конце концов больше вреда, чем пользы. Тео очень хороший парень, но не так-то просто проникнуть ему в душу, он словно стеной отгораживается, понимаете?

   – Понимаю, – отозвался Роман, а про себя подумал, что из девушки вышел бы прекрасный психолог.

   – Он немножко, как бы это сказать… асоциален, что ли. Очень независимый, упрямый, далеко не всегда поступает так, как надо…

   – Например? – спросил Роман.

   – Так сразу трудно вспомнить. Впрочем, однажды он мне рассказал, как сбежал из части, когда служил в армии, и у него были большие неприятности. Это случилось, понятно, еще до нашего знакомства; с тех пор он стал гораздо лучше. Но иногда мы с ним спорим. Тео все еще ищет путей полегче. Он говорит, что ему надоело так мало зарабатывать, а я его убеждаю, чтоб он учился, развивался, работал над собой, но пока безуспешно.

   – Ты знакома с друзьями твоего жениха?

   Вики опустила стекло и выбросила окурок.

   – Возможно, вам это покажется странным, – она вновь повернулась к Роману, – но я почти не знаю его друзей. Мы повсюду бываем вдвоем, иногда с моими друзьями.

   – У него что, нет друзей? – поинтересовался Роман.

   – Есть, конечно, но я никогда с ними не говорила. Некоторых из них видела, и они мне не понравились. Ни один из них. Тео об этом знает и, возможно, поэтому не знакомил меня с ними.

   – Они показались тебе неприятными? – прервал ее Роман.

   – У них был такой вид… подонки, другого слова не подберешь. Так что вы правильно сказали: малоприятные типы.

   – Что они из себя представляли?

   – В каком смысле? – спросила девушка.

   – В самом обычном, – сказал Роман. – Что это за люди?

   Вики вновь поправила прическу.

   – В последний раз, когда я их видела… Я имею в виду только двоих его приятелей. И видела я их тоже всего раза два. В последний раз, когда мы с Тео выходили из кинотеатра «Инфанта» и…

   – Когда это было? – прервал Роман.

   – В прошлую субботу. Они стояли у выхода, окликнули его. Тео сказал, чтобы они его подождали, и проводил меня до дома. Я спросила, кто они такие, призналась, что они мне не понравились, но он в ответ рассмеялся и сказал, чтобы я не беспокоилась.

   – Он вернулся к ним? – спросил Роман.

   – Не знаю, предполагаю, что вернулся, поскольку он довел меня до дверей и сразу ушел. Этих типов было двое, как я вам уже сказала, один мулат, другой – белый; обоим лет по тридцать. Нет, пожалуй, белый чуть постарше.

   – Ты смогла бы описать их?

   Вики задумалась, глядя на приборный щиток.

   – Нет, лейтенант, боюсь, что нет. В них не было ничего такого, что выделяло бы их среди других людей. Может, если бы я еще раз их увидела… Да и вряд ли мое описание вам чем-нибудь поможет.

   – Иногда может помочь самая незначительная деталь, – возразил Роман. – Ты все-таки подумай. А других друзей Тео ты не знаешь?

   Вики взглянула на Романа, ее большие глаза цвета меда стали грустными.

   – Лучшим другом Тео был раньше Рауль, Рауль Трухильо. Они вместе служили в армии… Но потом, некоторое время спустя, разошлись. Наверное, что-то между ними случилось, потому что, когда несколько месяцев назад я спросила Тео о нем, он скорчил недовольную гримасу и ничего не ответил.

   – Ты не знаешь, где живет Рауль?

   – Знаю, я много раз бывала у него дома, когда мы только что познакомились с Тео. Он живет на улице Сан-Николас, ближе к Лагунас. Номера дома я не помню, но, если хотите, могу показать.

   – Хорошо, поехали, – решил Роман.

   – Постойте, лейтенант. – Вики как будто что-то вспомнила. – Наверное, его сейчас нет дома, он на рабфаке. Это в районе Мансана-де-Гомес. Он учится по вечерам и сейчас уже должен быть на последнем курсе.

   Роман тем не менее включил мотор.

   – Я поеду на факультет и разыщу Рауля, – сказал он. – Ты не беспокойся, я сумею его найти. А с тобой нам, видимо, придется встретиться еще раз, скорее всего завтра.

   Вики открыла дверцу и вышла из автомобиля.

   – Когда вам понадобится, лейтенант, – сказала она, аккуратно захлопывая дверцу. – Но прошу вас, как только вы узнаете что-нибудь о Тео, сразу же сообщите мне.

   – Непременно, – заверил Роман.

   Девушка побежала к подъезду под моросящим дождем. Роман видел, как она вошла в дом, не оглянувшись на прощанье.

   Лейтенант тронул машину и поехал по Сан-Ласаро. Подъезжая к парку Масео, он ощутил леденящее дыхание морского бриза.

21 час 35 минут

   Декан рабочего факультета стоял у своего стола. Роман невольно вспомнил директора бехукальской автобазы: тот точно так же встретил его сегодня утром. Как и Карбоне ль, декан был высокого роста, худощав и довольно молод; лишь преждевременная лысина немного старила его. Лицо же, напротив, было по-юношески живым.

   Он пожал Роману руку и пригласил садиться. Лейтенант снял свою непромокаемую куртку, с которой капало.

   – Куда ее можно повесить? – спросил он, озираясь вокруг.

   Декан смущенно улыбнулся:

   – К сожалению, вешалки у нас здесь нет. Положите ее вон на тот шкаф.

   Роман последовал его совету, а затем устроился поудобнее в одном из кресел перед столом декана. И без лишних предисловий изложил суть дела: он хочет поговорить с учащимся Раулем Трухильо, чтобы получить от него сведения об одном человеке, которого разыскивает полиция.

   Декан внимательно выслушал.

   – Все, что надо, сделаем, лейтенант, – пообещал он. – Вы знаете, на каком курсе Трухильо?

   Роман заколебался.

   – Должен быть на последнем, – сказал он после короткой паузы, – но я не уверен.

   – Ладно, – сказал декан.

   Он снял трубку, и через несколько секунд стеклянная дверь приоткрылась и в кабинет заглянула женщина, которую Роман видел несколько минут назад в приемной деканата. Декан попросил ее найти личное дело учащегося Рауля Трухильо, потом обернулся к Роману и поинтересовался, не знает ли лейтенант его вторую фамилию. Роман отрицательно покачал головой.

   – Узнай, на каком он курсе н в какой аудитории сейчас, – обратился декан к своей секретарше. – Когда выяснишь, найди Трухильо и передай ему, что он мне срочно нужен.

   Когда женщина закрыла за собой дверь, декан облокотился на стол и, пристально глядя на Романа, напрямик спросил:

   – А сам этот учащийся ничего такого не натворил?

   – Ничего, товарищ декан, – успокоил его Роман, закидывая ногу на ногу. – Мы хотим, чтобы он сообщил нам некоторые данные об одном своем бывшем приятеле. И ничего больше.

   Удовлетворенно кивнув, декан встал и взял с маленького столика, что стоял рядом с его письменным столом, термос.

   – Выпьете кофе?

   – Это было бы весьма кстати, – улыбнулся Роман.

   Декан налил две чашки, одну подвинул Роману, другую взял себе и выпил залпом. Роман же потягивал свою порцию не торопясь, потом поставил пустую чашку на столик рядом с термосом, вернулся на свое место и закурил.

   Он успел докурить сигарету лишь до половины, когда приоткрылась дверь и в кабинете вновь появилась секретарша.

   – Доктор, пришел учащийся Трухильо.

   – Пусть заходит, – распорядился декан.

   Женщина распахнула дверь и впустила в кабинет высокого юношу с каштановыми волосами, который решительно направился к Роману. Тот поднялся ему навстречу.

   – Трухильо, – сказал декан, – лейтенант хочет побеседовать с вами.

   Рауль Трухильо посмотрел в глаза Роману и, улыбнувшись, протянул ему руку. Они обменялись крепким пожатием.

   – Лейтенант Эктор Роман.

   – Рауль Трухильо. Чем могу быть вам полезен, товарищ лейтенант?

   Роман собирался ответить, но его перебил декан:

   – Оставляю вас наедине. Считайте, Что это ваш кабинет, лейтенант. Если захотите кофе, все на столе.

   Роман оценил тактичность декана и помахал на прощанье рукой, когда тот выходил из кабинета. Потом перевел взгляд на Рауля Трухильо и кивком предложил ему сесть в кресло. Они расположились друг против друга.

   – Куришь? – спросил Роман, поднося руку к карману.

   – Нет, благодарю вас, лейтенант.

   Рука Романа замерла в воздухе. Он откинулся на спинку кресла и спросил:

   – Ты знаешь Теодоро Гомеса?

   Казалось, до Рауля Трухильо не сразу дошел смысл вопроса, и он ответил лишь после паузы:

   – Да, лейтенант, он был моим другом.

   – Был? – Их взгляды встретились.

   – Да, лейтенант, был, – твердо ответил юноша. – Нехорошо, наверно, что я так говорю; похоже, Тео влип в какую-то историю, и вы можете подумать, что я хочу таким образом откреститься от него. Но это правда, и я не должен скрывать ее от вас. Он мне не друг больше.

   Рауль умолк. Его лицо оставалось спокойным, только уголки рта слегка подрагивали, и Роман понял, что юноша волнуется.

   – Что-нибудь серьезное, лейтенант? – спросил вдруг Рауль.

   Роман медлил с ответом, закурил, вновь посмотрел на Рауля. Тот весь напрягся, и лейтенант едва не спросил, почему он решил, что с Тео Гомесом случилось что-то серьезное, однако сообразил, что Рауль, очевидно, вообще считает Тео способным на определенного рода поступки, поэтому ответил коротко:

   – Боюсь, что так, парень.

   Рауль Трухильо вздохнул, и Роман заметил, что по его лицу пробежала тень.

   – Что из себя представляет Тео Гомес?

   Теперь лицо Рауля Трухильо выразило удивление.

   – Не пойму вашего вопроса, лейтенант, в каком смысле?

   – В самом прямом, – ответил Роман, переменив позу. – Мне надо знать, что он за человек – с твоей точки зрения, разумеется.

   Рауль Трухильо впервые за время их разговора опустил голову.

   – С какой стороны взглянуть, – сказал он, наконец подняв взгляд на Романа.

   – Объясни.

   – То есть я хочу сказать… Он сильно изменился, понимаете?

   – Изменился?

   – Да-да, изменился. – Рауль кивнул. – Мы познакомились с ним в армии пять лет назад. Служили в одном пехотном подразделении и очень сдружились. – Он умолк. а потом вдруг спросил: – Вас не затруднит дать мне сигарету?

   Роман усмехнулся, достал пачку «Популарес», протянул юноше, чиркнул зажигалкой. Рауль жадно вобрал в себя дым, но курил не затягиваясь.

   – Мы были хорошими друзьями, лейтенант, – продолжал он, – очень хорошими. Один как бы дополнял другого.

   – Что ты имеешь в виду?

   – Сейчас объясню. Тео в те годы был очень неровным, порывистым, я же его полной противоположностью. Вернее сказать, я и сейчас такой. Я как бы уравновешивал его, дополнял. А он – меня. – Рауль встал, погасил сигарету в пепельнице на столе декана. Потом опять сел и продолжал: – Я бы сказал, что Тео в то время был очень строптивым парнем, но он неплохой, просто у него трудный характер. Я не хочу оправдывать его, но думаю, что все это следствие… ну, в общем, об этом часто говорят психологи… Я имею в виду его отца.

   – А что его отец? Я слышал, он умер, когда Тео был еще маленький, не так ли?

   – Верно. Но это был гнусный тип. Когда он напивался, бил жену и… Тео всегда говорил о нем с ненавистью. Он умер, когда Тео было лет десять-двенадцать. Понимаете, что я хочу сказать?

   – Понимаю, – сказал Роман. – И что же дальше?

   – Трудный он был парень. Помню, в первую же неделю нашего пребывания в лагере, это было в Абана-дель-Эсте, он подрался в душевой с одним новобранцем, здоровенным негром вот с такими плечами, – Рауль развел руки в стороны. – Этот негр крепко его отделал, ведь Тео – не знаю, видели ли вы его, – не очень-то здоров» примерно такой, как я, разве что еще пониже ростом. Негр несколько раз сбивал его с ног, но Тео тотчас вскакивал и снова лез в драку. Дрались они минут десять, пока не пришли офицеры. – Немного передохнув, Рауль продолжал: – В душевой тогда было еще несколько новобранцев, но они не вмешивались. Негр вначале ухмылялся, а потом ему стало не до смеха, и он все повторял: «Может, хватит, паренек?» Тео несколько дней ходил с заплывшей физиономией. Но дело не в этом. Знаете, что он сказал, когда вошли офицеры и увидели его на полу с разбитым лицом? Что поскользнулся на кусочке мыла. Они, естественно, не поверили. – Рауль поднял взгляд к потолку, словно что-то припоминая. – Тео был смелым парнем, лейтенант.

   – Вижу, – сказал Роман. – А как вы подружились?

   – Уже забыл. Скорее всего, случайно заговорили. Да, помнится, уже в первом увольнении были вместе. Ездили в Вибору на день рождения одной моей знакомой, ей исполнялось пятнадцать лет. Там он и познакомился со своей будущей невестой. Вы с ней еще не говорили? Ее зовут…

   – Вики Каррерас, – перебил его лейтенант. – Да, я говорил с ней. Она-то и сказала мне, что ты лучший друг Тео. Точнее, был его лучшим другом.

   Рауль опустил голову.

   – Я бы с удовольствием продолжал с ним дружить, лейтенант, честное слово. Но я уже говорил… Тео сильно изменился.

   – Расскажи еще что-нибудь о нем, – мягко попросил Роман.

   Рауль отозвался не сразу. Подняв голову, он взглянул на Романа.

   – Все три года, что продолжалась наша служба в армии, мы были с ним неразлучны. Он собирался стать инженером, а я – архитектором. Мы строили разные планы. Мне кажется, я был единственным, с кем Тео был откровенен. Он рассказал мне о своем отце, о том, что его мать страдает эпилепсией…

   – Эпилепсией? – удивился Роман.

   – Да, мне ее очень жаль. Вы ее видели? У нее ангельский характер. Хотя, на мой взгляд, именно она испортила Тео.

   – Каким образом? – спросил Роман, заранее зная ответ.

   – Чрезмерной опекой, как выражаются психологи. Хотя, конечно, это можно понять. Младший в семье, единственный сын, отец умер. Да еще обстоятельства его смерти.

   – Она говорила мне, что отец Тео умер от инфаркта.

   – Так и сказала? – растерянно пробормотал Рауль.

   – А разве это неправда?

   – Да, лейтенант, неправда.

   – Ты знаешь, отчего он умер?

   Рауль кивнул.

   – Знаю.

   – Так отчего же?

   – Несчастный случай, – ответил юноша, не поднимая глаз. Потом резко вскинул голову. Лицо его было напряжено. – Вики вам ничего не говорила?

   – Нет. – Роман был явно заинтересован. – Расскажи мне поподробней об этом несчастном случае.

   – Значит, так… – нерешительно начал Рауль. – Он ведь был еще совсем ребенок…

   Роман выжидающе молчал.

   – Я уже рассказывал вам, что отец бил их. Мать. И самого Тео. И вот однажды вечером… Отец часто напивался, я уже говорил…

   Речь Рауля вдруг стала бессвязной, и Роман заметил, что руки юноши дрожат.

   – В общем, в тот вечер он сильно избил мать Тео. Кажется, у нее как раз был приступ, но ему было наплевать. И тогда Тео изо всех сил толкнул его. Конечно, ему было всего лет десять или одиннадцать…

   – Толкнул? – медленно повторил Роман и на мгновение закрыл глаза. Лицо его передернулось. – Вики знала об этом? – спросил он, не глядя на Рауля.

   – Не знаю, – ответил тот. – Думаю, что нет.

   Роман поднял голову. Лицо его было вновь невозмутимо.

   – Хорошо, продолжай. Почему вы перестали дружить?

   Он вынул из кармана сигареты, взял одну себе, другую протянул Раулю. На этот раз тот не отказался.

   – Мне не нравились его приятели, – сказал Рауль. – Вернее, некоторые из его приятелей, что появились у него после армии.

   – Что это были за приятели?

   – Дерьмо, а не люди, лейтенант. Извините, что я так говорю, но они того заслуживают.

   – Ты был с ними знаком? – допытывался Роман, оставив без внимания извинения юноши.

   – Одного из них я видел раза два. Тео познакомился с ним, когда хотел купить мотоцикл. Тео работал тогда на бензоколонке, на улице Инфанта, почти рядом со своим домом.

   – Когда это было? – спросил Роман, записывая что-то в блокнот.

   – Значит… Он там работал… Он поступил туда два года назад, – сразу после армии.

   – Я не о том. Я о покупке мотоцикла.

   – А, это было с год назад. Тео сказал, что один тип предлагает ему купить мотоцикл, и мы вместе отправились посмотреть. Зашли в парк Фратернидад. Там он нас и ждал. Мне он очень не понравился. В конце концов мотоцикл Тео так и не купил, но с его хозяином продолжал поддерживать отношения. С ним и с другими такими же типами.

   – А откуда ты узнал, что эти люди… дерьмо, как ты выражаешься?

   Рауль сделал весьма красноречивый жест рукой, в которой держал сигарету.

   – Достаточно было взглянуть на них. Но дело не в этом. Вскоре Тео стал меняться. Занялся какими-то махинациями. Об учебе и думать забыл.

   – Какими махинациями?

   Рауль долго молчал в нерешительности.

   – Понимаете, лейтенант…

   – Я здесь в связи с другим делом, – перебил его Роман. – Но если ты действительно хочешь помочь человеку, который был твоим другом, расскажи мне все, что знаешь.

   – Он начал торговать разными шмотками, – проговорил Рауль, потупившись. – На черном рынке. – Потом вновь поднял взгляд на Романа. – Я не раз пытался поговорить с ним начистоту, мне казалось, он прислушивается к моим словам. Но однажды он меня оскорбил, и с тех пор мы перестали встречаться.

   – Из-за чего же он тебя оскорбил?

   – Я прямо сказал ему, что он занимается грязными делами, что его знакомые – шайка преступников, мешающих нашей революции.

   – А сам Тео как относился к революции?

   – Когда мы были в армии, он, конечно, ее поддерживал, – твердо сказал Рауль. – Хотя и не очень активно. Но он был за революцию, в этом я не сомневаюсь. Все началось позднее… Понимаете, нельзя считаться революционером и якшаться с подобными типами.

   Роман потушил сигарету. Рауль тоже.

   – Ты запомнил кого-нибудь из них? Подумай хорошенько, это очень важно.

   – Одного запомнил, – без промедления ответил Рауль. – Владельца мотоцикла. Все называли его Ястреб.

   Роман сделал пометку в блокноте.

   – Ястреб, – пробормотал он. – Какой он из себя?

   – Довольно светлый мулат. Да! – спохватился Рауль. – Он в то время постоянно околачивался в районе Прадо, у кинотеатра «Фаусто». Тео говорил, что всегда с ним там встречается.

   – Сколько ему лет?

   – Лет двадцать с небольшим. Он худой, жилистый, крепкий.

   – Это все? Больше ты ничего о нем не знаешь?

   – Больше ничего, лейтенант, – вздохнул Рауль.

23 часа 32 минуты

   Роман въехал на стоянку и выключил мотор. Он высунул голову в окно и ощутил на лице мелкие холодные капли: снова моросил дождь. Застегнув куртку и закрыв дверцу машины, он шагнул в темноту, быстро пересек стоянку и направился к дверям здания. В эту ненастную пору на улице не было ни души. Лейтенант козырнул часовому у входа и пошел к лифту.

   Через несколько минут он был у себя в кабинете. Сьерра дремал, положив ноги на стол, и Роман, с теплым чувством взглянув на него, улыбнулся.

   Обычно лейтенант был очень сдержан, но к этому молодому сотруднику, жизнерадостному, сообразительному, хотя еще и недостаточно опытному, он по-настоящему привязался.

   Сьерра посапывал, откинувшись на спинку стула.

   – Хорош дежурный… Смотрите, сержант, как бы у вас кабинет не унесли, – гаркнул Роман у него над ухом.

   Сьерра захлопал глазами, несколько раз тряхнул головой и удивленно уставился на Романа.

   – Вставай. Нам надо многое обсудить.

   Сьерра молча встал, пошел к умывальнику, сбрызнул лицо холодной водой. Потом вытерся носовым платком и вернулся в комнату. Налил кофе в крышку термоса и выпил одним глотком, после чего тоже заулыбался.

   – Есть интересные новости, – сообщил он сиплым со сна голосом.

   – Так выкладывай. Может, дело сдвинется наконец с мертвой точки. – Роман уселся в свое вращающееся кресло.

   – Кабада занимался поисками Рейны, приятельницы Фело Карденаса, – начал Сьерра. – Он был в кабаре «Насьональ», в Центральном парке, на Прадо. Никаких следов.

   – Никто ее там не знает?

   – Кабада расспрашивал о ней всех подряд, но ничего не добился. Ни один человек ее не знает. Представляете?

   Роман встал, подошел к столику, на котором стоял термос, и тоже налил себе немного кофе в стаканчик. Видно было, что он совершенно измотан после напряженного дня.

   – Незадолго до вашего прихода мы допрашивали служащего из «Пампы», той самой гостиницы на улице Марина. Он дежурил вчера с десяти вечера до шести утра. Мы вызвали его, чтобы он опознал Фело Карденаса. Он сказал, что не помнит его. – Сержант помолчал. – Карденас очень нервничал все время: возмущался, спорил, доказывал, но тот стоял на своем. Уверял, что у них бывает много всякого народа и что, возможно, Карденас действительно провел у них прошлую ночь, но удостоверить этого он не может. Так что дела Фело неважнецкие, лейтенант, – добавил Сьерра. – И особенно если учесть обстоятельства, о которых я вам сейчас расскажу.

   Роман сделал движение, словно хотел задать. вопрос но промолчал.

   – Mы разузнали кое-что о приятеле Карденаса, некоем Куко Масорре, – продолжал сержант. – Его настоящее имя – Роландо Бенгочеа Рейес. Масоррой его зовут потому, что он дважды лежал в психиатрической больнице.[1] В картотеке он зарегистрирован как сексуальный маньяк. Был осужден и полгода находился на исправительных работах в Кивикане. Видимо, там с ним и познакомился Фело.

   Роман закурил.

   – Работает механиком в мастерской по ремонту коленчатых валов на улице Инфанта, но выполняет также и частные заказы. Вас это не наводит на размышления?

   – Действительно, – пробормотал Роман, – отличная возможность продавать запчасти на черном рынке.

   – Именно, – подтвердил Сьерра и ударил кулаком по ладони. – Хотя… хотя это противоречит реальным фактам: со склада-то ведь ничего не украли.

   Воодушевление на лице сержанта мгновенно сменилось разочарованием. Роман улыбнулся, выпустил длинную струю дыма и проводил ее взглядом.

   – Послушай, Сьерра, – сказал он, – если мы будем пасовать перед всем, что выглядит в этом деле противоречивым, мы не продвинемся ни на миллиметр. А у нас таких противоречий хоть отбавляй: во-первых, ничего не украдено, хотя на складе полно ценных деталей, а в шкафу конторы лежала крупная сумма денег. Многое может натолкнуть на мысль о мести, однако в таких случаях обычно действуют в одиночку, а в этом преступлении, я уверен, участников было больше. Прибавь еще исчезновение револьвера Суаснабара. – Лейтенант помолчал немного, опять затянулся. – Либо преступление совершено на редкость умело, либо все эти противоречия являются, попросту говоря, следствием наших ошибочных рассуждений. Не нужно полностью отбрасывать возможность того, что мотивом убийства все же было ограбление, но по какой-то причине преступники отказались от своих намерений. Думаю, что, пока мы не располагаем более подробными данными, более обширным материалом для анализа, нужно вести расследование во всех направлениях. Вы допросили Масорру?

   – Нет, ограничились сбором сведений о нем.

   – Допросите. – Роман положил сигарету на край пепельницы. – Интересно, подтвердит ли он рассказ Карденаса. Вряд ли стоит полностью доверять его показаниям, но, возможно, они помогут нам получить дополнительную информацию о Фело. После допроса установите за ним наблюдение. – Роман затянулся в последний раз и потушил сигарету на дне стеклянной пепельницы, сделанной в виде колодца. – О Тео Гомесе есть что-нибудь?

   Сьерра состроил унылую мину.

   – Ничего. Ни дома, ни у своей невесты он не появлялся.

   Зазвонил телефон, и лишь после второго звонка Сьерра снял трубку, пробормотав:

   – Наверняка Кабада или кто-то из группы наблюдения, – и затем: – Слушаю, да, давайте, кто говорит? – взглянув на Романа, он недоуменно поднял брови. – Это вас, лейтенант, – и передал трубку.

   Роман не спросил, кто звонит: он знал, что человек на другом конце провода не назвал себя.

   – Слушаю, – произнес он.

   Молчание.

   – Слушаю, – повторил Роман громче.

   – Это лейтенант Эктор Роман? – наконец донесся далекий мужской голос.

   – Да, это я.

   Голос вновь умолк.

   – Вы меня слышите? – крикнул Роман.

   – Слышу, слышу, – опять прозвучал далекий голос. – Мне нужно немедленно поговорить с вами. По срочному делу.

   Роман быстро взглянул на Сьерру.

   – Кто это говорит? – громко спросил он.

   Вновь молчание, на этот раз показавшееся Роману бесконечным.

   – Мне нужно немедленно поговорить с вами, – повторил далекий голос.

   – Да, я вас понял, но все-таки кто это? Ответьте, пожалуйста.

   – Тот, кто последним видел в живых Эрасмо Суаснабара, – сказал человек на другом конце провода.

Среда,
20 декабря 1973 года

0 часов 5 минут

   Он нажал на пружину, и обойма с легким щелчком наполовину выскочила из рукоятки пистолета; он выдернул ее и швырнул на кровать. Потом прицелился и несколько раз нажал на спусковой крючок. Осторожно положив пистолет на кровать, снова взял обойму, надавил большим пальцем на первый патрон и подтолкнул его вперед: патрон 32-го калибра соскользнул на белую простыню. За ним так же бесшумно упали остальные. Положив пустую обойму рядом с пистолетом, он пересчитал рассыпанные по постели патроны: их было девять.

   Затем он встал, подошел к небольшому столу у окна, выдвинул ящик с бумагами и долго рылся в нем, пока не нащупал плоскую коробку из очень толстого картона, вынул ее, открыл крышку, достал один патрон и положил коробку на прежнее место. Вновь усевшись на кровать, вставил патрон в обойму, а за ним и все остальные. Теперь их было десять – полная обойма. Резким движением он вогнал ее в рукоятку пистолета, спрятал пистолет под подушку и взглянул в открытое окно. Между слабо освещенных зданий виднелась полоска темного неба.

   Бросив взгляд на свои часы, он лег и с наслаждением вытянул ноги. Потом достал из кармана рубашки пачку сигарет и зажигалку, закурил. Зажигалку и сигареты положил рядом с подушкой.

   Немного поворочавшись с боку на бок, он потушил маленькую лампу с зеленым абажуром, которая стояла на тумбочке. Комната сразу погрузилась во мрак. И лишь медленно дотлевавший огонек сигареты, казалось, плавал над кроватью.

0 часов 25 минут

   Высокая массивная дверь, выкрашенная в темно-серый цвет, приоткрылась.

   – Это вы, лейтенант? – произнес кто-то внутри, и Роман сразу узнал хриплый голос человека, который говорил с ним по телефону полчаса назад.

   – Да, это я.

   Дверь распахнулась почти настежь, и лейтенант увидел перед собой могучего сложения негра лет пятидесяти, который немного удивился, увидев на пороге два силуэта: он ждал одного Романа. Впрочем, он тут же оправился от замешательства и пригласил:

   – Проходите в дом и располагайтесь.

   В просторной гостиной стояли два старых полированных кресла темного дерева. В углу на небольшом столике, покрашенном белой краской, горела лампа, в остальных комнатах было темно.

   Роман и Сьерра уселись на диван, хозяин придвинул к нему кресло-качалку. Поставив на стол кассетный магнитофон, сержант как бы ненароком включил его. Это не укрылось от взгляда хозяина. Он искоса посмотрел на Сьерру, но тут же отвел глаза и повернулся к Роману.

   – Извините, что я заставил вас приехать в Бехукаль в такое время, – сказал он виноватым голосом, – но мне кажется, я могу сообщить вам кое-что важное. – Он запнулся, взгляд его маленьких глазок опять остановился на магнитофоне, но тут же вновь обратился к Роману: – Меня зовут Лавигне, Максимо Лавигне. Я работаю на здешней автобазе. Эрасмо Суаснабар был моим лучшим другом. – Он снова умолк. Потом отвернулся и посмотрел в глубь темного коридора. – Вы не можете себе представить, как я переживаю его смерть, – продолжал он, все так же неподвижно глядя в коридор.

   Когда он снова повернулся к гостям, Роман впервые как следует разглядел его глаза: воспаленные, потухшие.

   – Он не заслужил такой смерти, товарищи. – Его голос чуть-чуть дрожал. – Это был настоящий человек, лейтенант. Революционер еще со времен Гитераса.[2]

   Лавигне наклонился вперед и взял со стола недокуренную сигару. Чиркнув спичкой, зажег ее. Роман внимательно следил за ним. Лавигне снова заговорил:

   – Меня очень удивила его смерть, и прежде всего то, как его убили.

   Лицо Лавигне скрылось в клубах дыма, и все же лейтенант успел разглядеть, что оно искажено гневом. Или это ему показалось? Дым медленно рассеивался по комнате. Лавигне сделал еще одну затяжку.

   – Суаснабара застигли врасплох, лейтенант, его заманили в ловушку, ручаюсь.

   Голос Лавигне дрожал от боли и гнева, и Роман понял, что не ошибся.

   – Он с малых лет привык рисковать жизнью, – продолжал негр, в волнении покусывая сигару, – на работе об этом мало кто знал, но он не раз и не два смотрел смерти в глаза, еще в тридцатом году.

   У Романа вертелся на языке один вопрос, но он не хотел перебивать Лавигне, видя, что тот никак не доберется до главного и пока обходит то, ради чего звонил.

   – В день, когда убили Эрасмо, я задержался на работе и пробыл на базе допоздна, – начал Лавигне. – Дежурство у Эрасмо начиналось в десять, но он всегда приходил раньше, приблизительно между четвертью и половиной десятого. – Взгляд Лавигне снова устремился в темноту коридора. – Он всегда приходил в это время. – Лавигие не глядел на Романа, словно забыл о его существовании. – Шел себе не торопясь, ну а пес, как всегда, впереди бежал.

   – И вы видели, как он пришел в тот вечер? – наконец задал свой вопрос Роман.

   Лавигне взглянул на него, и лейтенант заметил, что глаза, негра вновь покраснели.

   – Да, видел. – Откинувшись на спинку качалки, Лавигне сунул сигару в рот. – Он появился в начале десятого. Я был в это время на стоянке, осматривал машины, которым предстоял рейс на следующий день.

   – А вы не видели товарища, который дежурил до десяти?

   – Видел, – уверенно ответил Лавигне. – Это был Роке, шофер.

   Роман закурил, перебирая в памяти показания Роке и диспетчера Каталы.

   – А вот он вас не видел. Он сказал нам, что видел только механика. Вы разве механик?

   – Механик. Я как раз шел из мастерской на стоянку и видел, как Роке в будке разговаривал по телефону, но не окликнул его. Я даже видел, как он уходил, если вас это интересует. Но возможно, меня он не заметил.

   – Роке оказал, что видел кого-то из механиков: тот лежал под грузовиком в дальнем конце двора. Кто именно это был, он не разобрал.

   Лавигне выпустил большое облако дыма.

   – Я и был.

   – И вы разговаривали с Суаснабаром в тот вечер?

   – Конечно, – сказал Лавигне, – само собой.

   Его сигара погасла. Он положил ее в пепельницу.

   – Эрасмо сам подошел ко мне, он заметил, что кто-то работает на стоянке, и пошел посмотреть, кто это.

   – О чем вы беседовали? – поинтересовался Роман.

   – Так, ни о чем, – Лавигне развел руками. – О бейсболе, о холодах. Не помню. По-моему, ни о чем таком…

   Роман понимал, что имеет в виду механик, но все же хотел услышать более точный ответ.

   – Ни о чем таком, что показалось бы вам странным? Иными словами, ни о чем, что было бы связано с дальнейшими событиями?

   – Именно, – подтвердил Лавигне. – Потом я подтягивал болты на колесе у грузовика, что стоял как раз неподалеку от будки. По-моему, это было последнее, что я делал в тот вечер. Эрасмо сидел на пороге будки, и мы разговаривали. Потом он угостил меня кофе, скоро я ушел домой.

   – В котором часу? – спросил Роман.

   – Часов в десять, наверно.

   Роман потушил сигарету.

   – Лавигне, – он посмотрел механику прямо в глаза, – вы ведь еще не сказали того, что хотели. Мы ждем.

   Лавигне встал, и под взглядом Романа и Сьерры сделал несколько нерешительных шагов по комнате. Потом медленно, очень медленно опустился в качалку, глубоко вздохнул, поднял голову и наконец набрался духа.

   – Вы правы, лейтенант, не сказал. Дело в том, что, когда я уходил около десяти часов, на базе оставался еще кое-кто.

   – Еще кое-кто? – насторожился Роман. – Кто же?

   – Лабрада, начальник отдела кадров.

   Лицо Романа помрачнело.

   – Вы уверены? Вы видели его?

   – Нет, не видел, – Лавигне нервно ломал свои толстые узловатые пальцы, – но он точно оставался: в его кабинете горел свет, а когда я уходил, его машина стояла напротив ворот.

   – Это еще не доказательство, – возразил Роман, как бы вызывая механика на дальнейшую откровенность.

   И тот не заставил себя ждать.

   – Этот тип – жулик, понимаете? Эрасмо знал это. И Лабрада тоже знал, что Эрасмо знает!

   Роман понял, что они подошли наконец к самому главному, к тому, чего он так долго добивался.

   – Объяснитесь, Лавигне.

   Лавигне взял огрызок сигары из пепельницы и, не зажигая, сунул в рот. Он был очень взволнован.

   – Лабрада выносил с базы детали и использовал их для своих нужд. С их помощью обделывал какие-то делишки. Я точно не знаю, как там было, но Эрасмо однажды остановил его.

   – Задержал? – спросил Роман.

   – Эрасмо еще раньше замечал кое-что, но до поры до времени ничего Лабраде не говорил. А в тот вечер остановил его. Эрасмо был не из тех, кто боится слово вымолвить. Он увидел, что Лабрада выходит со склада с коробкой, и выложил ему все начистоту. Сказал, что тот не имеет права выносить что-либо с базы. Лабрада рассвирепел, обозвал Эрасмо нахалом, заявил, что он здесь начальник и не станет отчитываться перед каким-то сторожем. Тогда Суаснабар сказал ему, что он может делать все, что хочет, днем, но вечером он, Эрасмо, отвечает за порядок на базе. Лабрада был вне себя от бешенства, но детали ему все-таки пришлось оставить.

   – Когда это было, Лавигне, и откуда вы об этом знаете? – глубоко затянувшись, спросил Роман.

   – Случилось это месяца два или три назад, а узнал я от Эрасмо. Он сам мне рассказал. – Помолчав, Лавигне с гордостью прибавил: – Думаю, я был единственным на автобазе, с кем Эрасмо делился подобными вещами.

   Сьерра быстро и ловко перемотал кассету, воспользовавшись тем, что Лавигне замолчал; глаза механика вновь скользнули по магнитофону. Он опять раскурил свой потухший окурок, но от Романа не укрылся этот взгляд – в третий раз Лавигне интересуется магнитофоном Сьерры.

   Управившись, сержант посмотрел на Лавигне, и тот продолжал:

   – Эрасмо не впервые его застукал, но на этот раз Лабрада действовал слишком уж бессовестно, и он не стерпел. С тех пор отношения между ними стали натянутыми, хотя Лабрада и старался подлизаться к Эрасмо.

   – Каким образом? – полюбопытствовал Роман.

   – Первый стал с ним здороваться. И вот совсем недавно, двух недель еще не прошло, у Эрасмо была стычка с Фело Карденасом, шофером нашей автобазы. Это один из тех субчиков, которых Эрасмо терпеть не мог, – прогульщик, бездельник, даже…

   – Мы с ним уже познакомились, – прервал его Роман. – И об их ссоре мне тоже известно.

   – Так вот, о том, что Фело использует свой грузовик в личных целях, знали на базе многие. И было бы странно, если бы Лабрада не знал: он всюду свой нос сует. Понимаете, – тон Лавигне стал другим, – Карбонель, наш директор, человек новый, ему пока не хватает опыта. Лабрада же стреляный воробей, его так просто не проведешь. – Сигара у Лавигне опять погасла, он положил ее в пепельницу и продолжал: – Но не в этом дело, а в том, что Лабрада вызвал Эрасмо и сказал, что ему сообщили о его стычке с Фело, что Эрасмо поступил правильно и что теперь он должен выступить против Фело на рабочем совете, а он, Лабрада, его поддержит. Ясно было, что он не знал Эрасмо ни вот настолько, – Лавигне показал кончик мизинца.

   – Что вы хотите этим сказать? – вступил в разговор Сьерра.

   – А то, что Эрасмо не любил кляузничать. Это был настоящий мужчина, и характер у него был непростой. Возможно, будь Лабрада другим человеком, Эрасмо и выступил бы против Фело. Но он не захотел плясать под дудку этого типа. Помню, сказал мне: «Да Лабрада еще больший мошенник, чем Фело».

   Из темного коридора неожиданно появилась мулатка лет сорока, она терла глаза, как человек, который только что проснулся.

   – Что-нибудь случилось, Максимо? – спросила мулатка, кутаясь в халат и с удивлением разглядывая двоих мужчин в военной форме.

   – Ничего, – успокоил ее Лавигне, – я беседую с товарищами по поводу Эрасмо. Иди спать. Я сейчас приду.

   – Хорошо, – прошептала женщина. – Спокойной ночи.

   Она скрылась в глубине дома, а Лавигне подался вперед в своем кресле-качалке и оказался лицом к лицу с Романом, который как раз гасил сигарету в пепельнице на столе.

   – Лейтенант, – произнес он очень тихо, – Эрасмо собирался поговорить с Карбонелем насчет Лабрады. Он хотел ему обо всем рассказать. И я уверен, что он так бы и сделал, если бы его не убили.

   Роман внимательно посмотрел на Лавигне.

   – Об этом знал кто-нибудь, кроме вас? Лабрада, например? – спросил он.

   Лавигне на мгновение задумался и, запинаясь, проговорил:

   – Думаю, что нет, хотя кто его знает.

   – Это не вы оставили вчера окурок сигары на стоянке?

   Механик с удивлением взглянул на лейтенанта. Этого вопроса он, судя по всему, никак не ожидал.

   – Может быть, – ответил он после паузы. – Я курю довольно много и, как видите, сигары.

   Из портфеля, лежавшего рядом с ним на диване, Роман достал плотный желтый конверт, в который Сьерра упаковал то, что они нашли, когда осматривали стоянку, извлек оттуда спичечный коробок в бело-голубую клетку и показал его механику.

   – Ваш?

   Лавигне потянулся было к коробку, но Роман быстро отдернул руку и повернул коробок другой стороной, так, чтобы механику была видна буква «Л», выведенная шариковой ручкой. Лавигне недоуменно взглянул на Романа, который молча открыл коробок и показал его содержимое – две белые таблетки.

   – Нет, – ответил Лавигне, беря со стола точно такой же коробок, но без буквы «Л». Он чиркнул спичкой и вновь раскурил свою сигару. – Нет, это не мой, я уверен в этом.

   Лейтенант убрал коробок обратно в конверт.

   – Какие отношения были между Суаснабаром и Тео Гомесом? – спросил вдруг сержант. – Эрасмо упоминал когда-нибудь при вас о Тео?

   – Видите ли… – Лавигне запнулся. Ему, очевидно, не сразу удалось переключиться, слишком неожиданным был вопрос Сьерры. – Этот паренек сравнительно недавно работает на базе, н я не скажу, что он был дружен с Эрасмо, но, мне думается, пришелся ему по душе.

   – Кто кому? – спросил Роман.

   – Тео Суаснабару. Но имейте в виду, лейтенант, это мое предположение. Сам Эрасмо мне об этом не говорил, но, когда иной раз он упоминал о Тео, чувствовалось, что относится к нему с симпатией. Во всяком случае, так мне казалось.

   – И все же, вспомните, что он говорил о Тео, – настаивал Роман.

   – Ничего особенного. – Лавигне старался, чтоб его правильно поняли. – Самые обычные вещи: например, во сколько Тео приехал или что как-то вечером Тео нездоровилось и тому подобное. Но тон, которым он всегда говорил о Тео, заставлял меня думать, что Эрасмо симпатизировал юноше.

   Взглянув на Сьерру, Роман встал. Сержант выключил магнитофон, и Лавигне снова кинул взгляд в сторону аппарата.

   – Еще что-то вспомнили? – спросил Роман, заметив это.

   Лавигне поднял голову, и Роман не поверил своим глазам: механик застенчиво улыбался.

   – Извините, – проговорил он, смущенно почесывая в затылке, – вы не могли бы…

   – Что вы хотите? – Роман был явно заинтересован.

   – … не могли бы дать мне немножко послушать себя? Я никогда еще не слышал своего голоса на пленке.

   Роман со Сьеррой переглянулись и громко расхохотались.

   Полчаса спустя они мчались в «фольксвагене» по направлению к Гаване.

   – Что вы думаете о нашей беседе? – спросил Сьерра.

   Роман ответил, не отрывая глаз от черной мокрой ленты шоссе, бежавшей навстречу машине:

   – Я думаю, что она была очень полезной, по-настоящему полезной.

   Сьерра хотел было возразить, но в этот момент лейтенант, начав фразу, вдруг умолк, так и не докончив, затормозил и, к величайшему удивлению Сьерры, резко крутанул руль, развернулся и помчался в обратном направлении.

   Вскоре они опять въезжали в Бехукаль. Лейтенант остановился у ворот автобазы, поздоровался со стоявшим на посту полицейским и прошел на территорию.

   Дул холодный пронизывающий ветер, и Сьерра застегнул до самого верха молнию на своей куртке. На стоянке было семь или восемь грузовиков. Они направились к ближайшему. Роман зашел сбоку и, отыскав ящик с инструментом, без усилий открыл его. Несколько секунд он копался в нем, затем закрыл крышку, подошел к следующему грузовику и тоже порылся в инструментах.

   – Ничего, – пробурчал он. – Помоги мне проверить ящики в остальных машинах. Как знать, может, что-нибудь и найдем. На замки не обращай внимания, ломай. Завтра извинимся перед товарищами.

   – Что искать, железку? – спросил сержант.

   – Железку, – ответил Роман, сдвинув фуражку на затылок. – Приступай.

   За пятнадцать минут они тщательно обыскали все ящики, но ничего не нашли. Взламывать замки не пришлось.

   Затем направились к воротам, молча прошли мимо постового, сели в машину. Роман включил мотор, и «фольксваген» тронулся с места.

   На шоссе ветер усилился. Но они так и ехали с опущенными стеклами. Сьерра глядел на небо, которое теперь немного расчистилось – можно было даже различить кое-какие звезды, – и чувствовал на своем лице обжигающий ветер.

   – Видимо, то, что мы ищем, в каком-то другом грузовике, – сказал он, повернувшись к Роману.

   – Может быть, – согласился лейтенант. – Я подброшу тебя домой. Поспи немного, а завтра приходи пораньше. Я вздремну в кабинете.

   Сьерру подмывало сказать, что Роману тоже стоило бы поехать домой, но он промолчал. И снова высунулся в окно, ощущая дыхание холодной ночи.

5 часов 25 минут

   Сантьяго был в прекрасном настроении. Начинало светать, а на дне его лодки плескалось восемь или девять довольно крупных рабирубий и два красавца луциана – по правде говоря, он не надеялся наловить столько в такую неподходящую для рыбалки погоду.

   Можно было бы удовлетвориться таким уловом, во Сантьяго решил еще разок попытать счастья. Своими толстыми шершавыми пальцами он стал насаживать на крючок приманку – плавник лобана; выцветшие голубые глаза рыбака глядели вдаль, туда, где мерцали огни Санта-Фе.

   Море было холодным, неспокойным. Волны с силой били в борта лодки, но Сантьяго как никто чувствовал пульс моря и знал, что должен подчиниться ему. Поэтому он безропотно отдался во власть качки, пригнувшись словно тонкое деревце под напором ветра.

   Уже рассвело, но солнца не было видно. Лишь слабое сияние просачивалось кое-где сквозь плотную свинцовую завесу и веером расходилось над горизонтом. «Дождя не миновать», – подумал Сантьяго, насадив кусочек полусгнившего мяса вместе с плавником на толстый крючок. Он встал на колени на дно лодки, и крючок с грузилом в его худой, но жилистой руке завращался над головой все быстрей и быстрей. В точно рассчитанный момент он отпустил леску – как выстрелил. Крючок без всплеска погрузился в воду метрах в десяти-двенадцати от лодки.

   Сантьяго привязал веревку, которой кончалась леска, к одной из уключин, вытащил из сумки, валявшейся у него в ногах, бутылку и сделал несколько глотков, допив все, что еще оставалось на донышке. Кофе был горький и холодный: он сварил его в два часа ночи перед самым отплытием. Сунув пустую бутылку обратно в сумку, он достал пачку «Вегерос». Затем снял висевший на корме керосиновый фонарь, приподнял стекло и быстро, чтобы ветер не задул пламя, закурил сигарету, уже слегка отсыревшую в его пальцах. Потом осторожно убрал фонарь в деревянный ящик с ветошью, у которого лежал ночной улов, намотал конец лески на руку и зевнул.

   Сигарета почти мгновенно скурилась на сильном ветру. Сантьяго, обжигая пальцы, выбросил в воду тлеющий окурок и для пробы подергал леску, но не встретил сопротивления: очевидно, рыба еще не почуяла приманку.

   И тут метрах в пятнадцати от носа лодки Сантьяго увидел темный предмет, который плыл в сторону берега.

   В свои пятьдесят лет Сантьяго сохранил острое зрение: у него были зоркие глаза рыбака, способные мгновенно распознать акулу по мелькнувшей вдали спине. Но то, что сейчас видели его маленькие выцветшие глазки, не было акулой.

   Леска на его руке начала разматываться и стремительно уходила под воду, но он не замечал этого. Его пересохшие, потрескавшиеся губы мелко подрагивали. Он несколько раз зажмуривался, словно хотел избавиться от видения. Но оно не исчезало: Сантьяго по-прежнему видел плывущий навстречу мешок, из которого что-то торчало.

   Это был распухший труп человека.

7 часов

   Роман наклонился над телом, лежавшим на носилках под деревьями, метрах в тридцати от берега. Он вспомнил, что всего сутки назад так же рассматривал труп Эрасмо Суаснабара. Юноша ничем не был похож на сторожа, зато как две капли воды походил на того, кого лейтенант разыскивал последние двадцать четыре часа и кого он недавно видел на фотографиях. Сомневаться не приходилось: перед ним был труп Теодоро Гомеса в рубашке в черно-голубую клетку, синих хлопчатобумажных брюках, но босой. Роман поднял голову я посмотрел на врача.

   – Смерть наступила вчера вечером, не очень поздно, – сказал тот, – примерно между восемью и девятью часами. Как видите, у него прострелена теменная кость.

   Врач присел на корточки и осторожно повернул голову Тео Гомеса. Роман увидел отверстие диаметром в три-четыре дюйма чуть выше затылка, в ободке запекшейся, почерневшей крови. Сьерра и Кабада придвинулись поближе, чтобы рассмотреть рану.

   – Выходного отверстия нет, – сказал врач, – так что пуля должна находиться внутри. По тому, как произведен выстрел, полагаю, что она застряла недалеко от сосцевидного отростка. А кроме того, взгляните сюда, лейтенант. – Врач показал на темя. – Перед тем как убить, ему нанесли удар по голове, – сказал он. – Возможно, когда в него выстрелили, он уже был без сознания.

   Роман закурил сигарету и вспомнил о зверском ударе, которым раскроили череп Эрасмо Суаснабару.

   – А может, даже мертв? – спросил он.

   – Нет, лейтенант, это исключено, – возразил врач. – Обратите внимание: здесь лишь гематома, череп не поврежден. Удар был нанесен палкой или еще чем-то твердым, он не мог привести к смертельному исходу.

   Затянувшись, Роман бросил сигарету.

   – Когда я смогу получить результаты вскрытия, доктор?

   – Часам к двенадцати они будут у вас на столе, – ответил врач, засовывая руки в карманы плаща.

   По знаку врача Кабада осмотрел карманы Тео Гомеса и аккуратно уложил их содержимое в полиэтиленовый пакет. Подошли санитары и подняли носилки.

   Потом все направились к санитарной машине, молчаливые, сосредоточенные, окоченевшие от холода. Сьерра жестом подозвал одного из агентов, который стоял у «фольксвагена» Романа с каким-то пожилым человеком. Агент и мужчина подошли. Санитары вдвинули носилки в машину.

   – Лейтенант, – Сьерра кивнул в сторону пожилого мужчины с обветренным лицом, горестно смотревшего на труп юноши, – это рыбак, который его обнаружил.

   Роман протянул рыбаку руку. Тот был очень взволнован, но четко ответил на немногие вопросы лейтенанта.

   Спустя десять минут берег снова опустел. Санитарная и обе патрульные машины уехали. Роман, Сьерра и Кабада сели в «фольксваген».

   Никто из них не проронил ни слова вплоть до самых пляжей Марьянао. На площади Ла-Эстрелья они развернулись и выехали на Пятый проспект.

   – Зверское убийство, – произнес наконец Сьерра.

   Руки Романа еще сильней сжали руль.

   – Ты прав, Сьерра, здесь действовал настоящий убийца, не останавливающийся ни перед чем.

   Сьерра и Кабада почувствовали, что голос лейтенанта дрожит от негодования.

   – Что же будем делать? – спросил Сьерра.

   Роман помедлил, прежде чем ответить.

   – Это убийство многое меняет. Думаю, единственное, что мы можем сейчас предпринять, – это начать поиски субъекта, о котором рассказывал друг, а вернее, бывший друг Тео – Рауль Трухильо. Этот Ястреб был как-то связан с Тео Гомесом.

   – Пожалуй, пока это единственный след, – согласился Сьерра. – А что нам о нем известно?

   – Ему должно быть около двадцати пяти лет. Он мулат, худой, но сильный и крепкий. Похоже, имеет обыкновение прогуливаться в районе Прадо, рядом с кинотеатром «Фаусто».

   – Угол Прадо и улицы Колон, – уточнил Кабада.

   – Его называют Ястреб, и, возможно, он и есть преступник.

   Роман вынул сигарету из пачки, но не закурил.

   – Поищи дополнительные Сведения в отделе идентификации, Сьерра, может, он числится в картотеке. А ты, Кабада, займись его поисками у «Фаусто», в помощь себе бери людей, сколько понадобится.

   Машина стремительно промчалась по туннелю и выехала на Кальсаду. На перекрестке с 12-й улицей они остановились у светофора. Сьерра наблюдал через стекло, как ветер гонит, по тротуару опавшие листья и бумажки.

   – А вы сами чем займетесь? – спросил он вдруг у Романа.

   Роман искоса взглянул на него, но ответил не сразу.

   – Тем, чем мне меньше всего хотелось бы заниматься, – пробормотал он. И, помолчав, добавил: – Поеду к матери Тео Гомеса.

   Зажегся зеленый свет.

9 часов 10 минут

   Нельсон Барреро вразвалочку шел по Прадо. Миновав перекресток с улицей Нептуно, он бросил взгляд на одного из черных львов, беззвучно рычавших у входа на бульвар.

   Кое-где на скамейках сидели люди. Очень разные люди, и пришли они сюда тоже по разным причинам. Старики вышли погреться на солнышке, подышать свежим воздухом или просто-напросто поболтать с приятелями, такими же одинокими старичками, скоротать с ними время. Женщины, отправившиеся за покупками, ждали открытия магазина поблизости. Мужчина беспокойно озирался, высматривая свою знакомую, а она все не приходила. Были еще и такие, что вряд ли захотели бы рассказать, зачем они здесь сидят. Что он мог знать об этих людях? Единственно достоверным было то, что они сидят на скамейках и ему придется прибегнуть к их помощи, чтобы найти человека, которого он ищет. «Его называют Ястреб. Мулат. Лет двадцати пяти, худой, но крепкий. Часто бывает в районе Прадо, около кинотеатра «Фаусто». Это было все, и вот он пришел сюда. Но кинотеатр «Фаусто» закрыт, и на улице не было никого, кроме этих людей, что сидели на скамейках и на каменном парапете Прадо – каждый со своими делами, со своими заботами. «Иголка в стоге сена, – подумал Нельсон Барреро, – и надо ее найти».

   Близ улицы Виртудес он увидел старого мулата, который задумчиво курил сигару. Он никого не ждал, это угадывалось в каждом его движении, в каждом жесте, но уходить не собирался. Казалось, он прирос к скамейке. На прохожих он поглядывал, но без особого любопытства. Нельсон Барреро приблизился к нему с беззаботным видом.

   – Привет, начальник. Не знаете случайно здесь такого мулата по кличке Ястреб?

   – Ястреб? – переспросил старик, словно размышляя вслух. – Да нет, не слыхал про такого.

   – У меня к нему срочное дело, понимаете, – не отступался Нельсон Барреро, – и мне сказали, что в этой части Прадо его всегда можно увидеть…

   – Сам подумай, сколько здесь разного народу ходит, – рассудительно сказал старый мулат. – Шутка ля, Прадо, не пятачок какой-нибудь. Я всех тут знаю… Сам живу рядом, за углом, двадцать лет уже здесь обретаюсь. Ястреб, говоришь? Нет, честно признаюсь, не слышал о таком.

   – Нет, так нет, – небрежно бросил Нельсон Барреpo. – Двину дальше, может, где-нибудь наткнусь на него.

   И зашагал. Неудача его огорчила, хотя он понимал что было бы странно надеяться напасть на след Ястреба после первой же попытки. С другой стороны, ему совсем не хотелось, чтобы все Прадо знало о том, что кого-то разыскивают. Ястреб, должно быть, не дурак, и настойчивые поиски сразу же насторожат его. Если уже не насторожили. Нельсон Барреро пересек улицу Трокадеро На одной из скамеек бульвара сидел худой мужчина в очках и читал журнал. Нельсон Барреро уже хотел было обратиться к нему, но тот был так погружен в чтение, что пришлось отказаться от этой мысли. Нельсон прошел еще полквартала и приблизился к группе парней.

   – Ястреб? Нет, не знаем никакого Ястреба.

   Еще не раз пришлось ему выслушать этот ответ. Наконец он приметил маленькую кофейню. «Здесь или нигде», – почему-то подумалось ему. Там как раз мололи кофе, и перед стойкой собралась очередь, поджидая, когда начнут варить очередную порцию. Нельсон Барреро направился прямо к человеку за стойкой, который отпускал кому-то сигареты, и задал все тот же вопрос. Но ответил ему не продавец, а мужчина, стоявший первым в очереди.

   – Ты, наверно, имеешь в виду Двадцатку? Ясное дело, он здесь бывает, а как же иначе. Просто здесь его никто не знает как Ястреба – только как Двадцатку или Двадцать Песо… Я-то помню его прежнюю кличку, потому что сам я из Серро и знаю его давно. Странно, что его до сих пор нет… Подожди, вот-вот заявится…

11 часов 45 минут

   Светловолосая женщина лет пятидесяти на вид открыла дверь сержанту Кабаде.

   – Добрый день, – приветливо сказала она.

   – Здравствуйте, – улыбнулся Кабада. – Профессор Дель Пино дома?

   – Дома. А вы откуда?

   – Из следственного отдела, – сержант показал свое удостоверение. – Мне необходимо повидать его.

   – Понятно, – женщина кивнула. – Проходите, пожалуйста, товарищ.

   Кабада вошел в светлую просторную комнату с очень высоким потолком.

   – Присядьте, прошу вас.

   Женщина скрылась за тяжелыми портьерами, а сержант расположился в одном из трех массивных кресел, обитых черной кожей, что стояли вокруг низкого столика посреди комнаты, и обвел взглядом стены, увешанные множеством картин и заставленные длинными рядами полок, на которых теснились сотни книг.

   Внимание сержанта особенно привлекла одна картина, написанная в очень ярких тонах: на густо-зеленом фоне была изображена обнаженная женщина, тело которой словно бы отливало ртутью. Справа от этой картины висела другая, изображавшая петуха, а вернее – разноцветные пятна, отдаленно напоминавшие петуха. Выше было полотно с церковной колокольней. «Эта картина, должно быть, много весит», – решил сержант: художник выдавил на холст столько тюбиков, что краска образовала неровный слой толщиной никак не меньше трех сантиметров.

   Но по правде говоря, Кабада не разбирался в живописи. Вот читать он любил. Ему было сорок, и до 1963 года, когда он пришел в министерство, он работал в типографии. Линотипистом. Благодаря своей профессии и пристрастился к чтению. Особенно ему нравились книги по истории, военные мемуары, хроники, жизнеописания великих людей.

   Он встал и подошел к одному из стеллажей. Приятно было обнаружить здесь биографию Ленина, написанную Вальтером, которую он читал в отрывках, когда занимался в кружке, и «Наполеона» Тарле, которого он буквально проглотил несколько лет назад. Он перевел взгляд на стоявшие рядом книги, но их названия мало что ему говорили: «Разграничение» (с длиннейшим подзаголовком), «Критика вкуса», «Новая наука»… На соседней полке сержант увидел книги на английском, французском, итальянском языках и два объемистых тома Хосе Марти. Там же стояло несколько десятков книг удлиненного формата, которые, судя по названиям, принадлежали к детективному жанру: «Четыре фальшивых орудия», «Дело Канарейки», «Кровавый урожай», «Почтальон звонит два раза», «Убийство в Восточном экспрессе», «Загадка на воскресенье», «Улыбка и нож»… За его спиной послышались шаги.

   Он обернулся и увидел рослого мужчину едва за шестьдесят, румяного, с седыми волосами.

   – Здравствуйте, товарищ. – Он протянул Кабаде узкую и мягкую руку с длинными пальцами. Кивнул на стеллажи, широко улыбаясь. – Интересуетесь? – И не дожидаясь ответа, прибавил: – Смотрите, смотрите, не стесняйтесь.

   – Эх, если бы у меня было время, – тоже улыбнулся Кабада, – но, к сожалению, я тороплюсь. Вы профессор Дель Пино?

   – Совершенно верно, – ответил хозяин дома, – да вы садитесь, садитесь.

   В последних его словах прозвучал дружеский укор. Кабада опустился в кресло, в котором сидел до того, как начал осматривать библиотеку; Дель Пино устроился напротив сержанта.

   Лицо у Аугусто Дель Пино было тонкое и четко очерченное. Он вовсе не был грузным, но из-за двойного подбородка выглядел крупнее, чем был на самом деле. Его небольшие живые глаза поражали голубизной; редкие усики* были почти такие же белые, как волосы. Кабада подумал, что седина доктора Дель Пино как-то не вяжется с его прямой осанкой, на которую сержант сразу обратил внимание. Однако прежде всего запоминалась, разумеется, неизменная улыбка профессора. Сержант знал, что Аугусто Дель Пино – профессор литературы и большая величина в своей области, автор многих книг, которых сержант, к сожалению, не читал. Все свободное время, каким располагал Кабада, он использовал для изучения литературы по своей профессии по программе учебных кружков. Но если бы у него и было побольше времени, он, Кабада, предпочел бы объемистый том, посвященный истории второй мировой войны, исследованию по теории стихосложения. Кроме того, Кабаду привел сюда отнюдь не интерес к литературе – Дель Пино был председателем КЗР в своем квартале.

   – Я к вашим услугам, – сказал профессор.

   Но тут вошла женщина, открывшая Кабаде, с подносом и двумя изящными фарфоровыми чашками.

   – Немного кофе, – объявила она.

   Сержант и профессор взяли по чашке, и женщина удалилась. Дель Пино пил не торопясь, смакуя в отличие от сержанта, который, сделав два больших глотка, поставил пустую чашку на столик, вынул пачку «Вегерос» и предложил сигарету Дель Пино, но тот вежливо отказался:

   – Благодарю вас, я не курю.

   Пока Кабада закуривал, профессор допил свой кофе.

   – Итак? – спросил он, подбадривая сержанта.

   Кабада выпустил дым и начал не торопясь:

   – Понимаете, профессор, нам нужны сведения об одном человеке, который обычно вертится в вашем районе – между Прадо и улицей Колон.

   – Так-так, – пробормотал Дель Пино, который слушал сержанта с большим вниманием.

   – Это мулат лет двадцати пяти или чуть постарше, его называют Ястребом, хотя в этом районе он, скорее всего, известен как Двадцатка.

   Дель Пино улыбнулся, услышав эти клички.

   – Мы ищем его в наших архивах, – продолжал сержант, – но пока ничего определенного не обнаружили. Поэтому нам очень важно все, что вы можете сообщить о нем.

   Улыбка исчезла с лица профессора.

   – Двадцатка… – задумчиво пробормотал он и вдруг встал, подошел к большому столу в углу комнаты, взял оттуда записную книжку и направился к своему креслу, перелистывая ее на ходу.

   – Есть, – улыбнулся он, снова усаживаясь. – Здесь у меня сведения, которые сообщил мне ответственный за дежурства недели две назад.

   – Слушаю вас, профессор. – Кабада вынул свой маленький блокнот.

   Дель Пино перелистнул еще несколько страниц.

   – Да, – сказал он, – именно такая у него кличка – Двадцатка, или Двадцать Песо. – Подняв глаза на Кабаду, он с улыбкой спросил: – А вы не задумывались над тем, за что человеку могут дать такое прозвище?

   Этот неожиданный вопрос застал Кабаду врасплох, но он не растерялся:

   – Наверняка за то, что он любит похвастаться, будто у него в кармане всегда такая бумажка.

   – Я тоже так думаю, – весело отозвался Дель Пино. – Удивительная все-таки у нас страна. Фантазия у народа богатейшая. Помню, как… Впрочем, не будем удаляться от темы: дело в том, что этот субъект имел столкновение с одной сеньорой из нашего квартала, Инее Ривери, которая живет за углом, на улице Консуладо. Эта женщина говорит, что он стащил у нее кошелек с семью песо, который она оставила на прилавке булочной. – Дель Пино снова рассмеялся. – Как вам это нравится, сержант? Польстился на семь песо! Вот вам и двадцатка в кармане.

   – И женщина не заявила на него?

   – Не захотела, – ответил Дель Пино недовольно. – Этот субъект, я уверен, связан с Преступным миром. Инес же – старуха. Ей уже за семьдесят, и живет она одна. Побоялась. А потом, кто знает, возможно, он ей пригрозил. Откровенно говоря, это бы меня не удивило…

   Кабада делал записи в своем блокноте.

   – Стало быть, Двадцатка постоянно околачивается в вашем районе? – поинтересовался он, не поднимая глаз; сигарета подпрыгивала у него во рту при каждом слове.

   – Во всяком случае, очень часто, – подтвердил Дель Пино. – Если хотите, я могу сводить вас к этой сеньоре…

   – Не нужно. – Кабада сделал последнюю затяжку и потушил сигарету в пепельнице на столике. – Если она на самом деле запугана, мой приход напугает ее еще больше. Попробуем разобраться в этом деле без нее. Вот кого я действительно хотел бы повидать, так это вашего ответственного за дежурства…

   – Саинса нет в Гаване, – с сожалением в голосе прервал его профессор. – Он уехал в Вуэльтас к родственникам жены.

   – Подумайте, – сказал Кабада, – может быть, вам удастся вспомнить еще что-нибудь о Двадцатке, какую-нибудь подробность, которая могла бы нам пригодиться…

   Дель Пино опустил голову, потом вдруг выпрямился и с торжествующей улыбкой взглянул на Кабаду.

   – Черт побери, молодой человек! Ну конечно же, вспомнил… Саинс рассказал мне как о чем-то забавном, что у этого субъекта нет одного пальца на руке. Да-да, я прекрасно помню. Он еще так выразился: «Скажи спасибо, что у него не хватает одного пальца, а не то бы он оставил бедную Инее вообще без гроша…» Этот тип, по всему видно, большой ловкач.

   – Что ж, уже кое-что, – удовлетворенно заключил Кабада. – Эти сведения могут оказаться весьма полезными.

   Сержант дописал последнюю фразу, захлопнул блокнот и сунул его в карман. Потом поднялся.

   – Большое спасибо, профессор, – поблагодарил он Хозяина дома, который встал вслед за ним. – Надеюсь, мне не придется больше вас беспокоить.

   Дель Пино протестующе поднял свою тонкую с длинными пальцами руку, а затем спросил Кабаду, указывая на один из стеллажей:

   – Если не ошибаюсь, когда я вошел, вы разглядывали детективы, не так ли?

   – Да. – Кабада смутился. – Дело в том…

   – Здесь есть великолепные вещи, – прервал его Дель Пино. Он подошел к стеллажу и снял с полки книгу. – Читали эту? «Тайна желтой комнаты» Леру… Но лучше, наверное… – Дель Пино снова повернулся к полкам.

   – Я не очень люблю детективы, – смущенно признался сержант.

   Профессор посмотрел на него удивленно, даже, можно сказать, с изумлением.

   – Не любите? – переспросил он, и его голубые глаза огорченно блеснули.

   – Нет, – повторил Кабада.

   – Вы поразительный человек, сержант! – воскликнул Дель Пино. – Невероятно! Человек двадцатого века, которому не нравятся детективы. И вдобавок ко всему – сам полицейский! – Дель Пино звонко захохотал.

   – Видимо, именно поэтому, – улыбнулся Кабада, – потому что я полицейский.

   – Но послушай, как же так? – Дель Пино на мгновение посерьезнел. – Ты что, в самом деле не любишь детективы?

   Профессор говорил так, будто никак не мог принять всерьез слова Кабады и теперь хотел предоставив ему возможность для оправдания.

   Сержант взглянул на него с симпатией. «Действительно очень приятный человек, – подумал он. – И поговорить, видно, не прочь».

   – Некоторые не решаются признаться в своей любви к детективу, потому что относят его к низкому жанру. Но таких теперь меньшинство. Большинство же не стесняются читать детективные романы, – уверенно сказал профессор.

   – Я вовсе не стесняюсь, – весело возразил Кабада. – Просто мне такие книги не нравятся.

   – Парадокс, ничего не скажешь, – произнес Дель Пино, тоже улыбнувшись сержанту. – Хотя, если разобраться, не такой уж парадокс.

   Профессор вновь быстрыми твердыми шагами пересек комнату. Кабаде нравился, по-настоящему нравился этот разговорчивый, жизнерадостный, приветливый человек. Но он спешил. Ему нужно было срочно передать сведения, которые сообщил ему Дель Пино. Тиканье наручных часов отдавалось в ушах сержанта ударами молота, а для профессора время словно не существовало.

   – Один писатель, – начал Дель Пино, роясь в книгах и, по всей видимости, разыскивая что-то, – разделил все человечество на четыре группы: преступники, жертвы преступников, детективы и читатели детективной литературы. И добавил, что четвертая группа включает большинство человечества и несет ответственность за первые три.

   Кабада от души расхохотался. Да, этот Дель Пино в высшей степени симпатичен.

   – Но вы, мой дорогой сержант, – продолжал профессор, – принадлежите к третьей группе, – он вновь приблизился к креслу, держа в руке томик в оранжевой обложке, сел и поднял взгляд на Кабаду. – Присядь на минутку, прошу тебя.

   Кабада был в нерешительности, но в конце концов уступил, хотя и торопился. Не хотелось обидеть Дель Пино, да и затронутая профессором тема казалась интересной.

   – Пускай тебе не нравятся детективные романы… Или, вернее, именно потому, что они тебе не нравятся – ты ведь прочел некоторые из них, чтобы убедиться в этом, не правда ли? – Профессор листал книгу, которую держал в руках.

   – Конечно, – согласился Кабада.

   – Какие же?

   – По правде говоря, совсем немного, – медленно начал «Кабада, вспоминая. – В детстве я читал кое-что из приключений Шерлока Холмса и Ника Картера… Потом… несколько книжек про Перри Мейсона, две-три про Фило Вэнса, того самого сыщика, который все на свете знает… Но после того, как я сам столкнулся с преступниками, эти романы кажутся мне совершенной чепухой, не имеющей ничего общего с настоящей жизнью. – Кабада вынул сигарету из пачки, закурил и, выпустив облако дыма, твердо закончил: – Вот в чем дело, профессор. И только в этом.

   – То, что ты говоришь, действительно очень интересно, – живо откликнулся Дель Пино, слушавший сержанта с огромным вниманием. – Нечто подобное утверждает один критик. Он говорит, что детективный роман имеет такое же отношение к будням полиции, какое пастораль к экономике средневековья, то есть, как ты понимаешь, ни малейшего.

   Он на минуту остановился, и Кабада отметил про себя, что профессор наверняка замечательный преподаватель. А Дель Пино продолжал звучным, хорошо поставленным голосом, сопровождая речь энергичными движениями своих длинных рук.

   – Однако мне кажется, что все это справедливо лишь отчасти. Детективная литература многое берет из жизни, но, в конце концов, это литература. Того, о чем она повествует, не было на самом деле, но могло быть. Некоторые детективы напоминают головоломки, логические задачи. «Роман-проблема», как их называют. Вспомни Агату Кристи, Ван Дайна, который как раз и создал Фило Вэнса.

   – Невыносимый тип, – с раздражением произнес Кабада. – Он и с греческого переводит, и в мумиях разбирается…

   Дель Пино снова захохотал, и Кабада тоже не удержался.

   – Действительно, сыщики в этих «логических» произведениях как бы воплощают саму логику, – признал профессор, все еще улыбаясь. – Ну а логика порой бывает далека от реальности, поэтому такие романы кажутся… набором трюков, если можно так выразиться. Хотя в любом случае, на мой взгляд, они обладают тем достоинством, что развивают нашу способность к дедукции… Наше «серое вещество», как выражается Эркюль Пуаро. Эти романы всегда дают пищу для размышлений…

   – Понимаете, профессор, – Кабада глубоко затянулся, – меня раздражают эти надуманные сюжетные ходы, ничего подобного в жизни не бывает. Да еще во всех книжках одни и те же.

   – Какие же?

   – Например, безукоризненно продуманное преступление, которое не удается из-за чистой случайности; запертая комната, где совершается убийство; преступник, возвращающийся на место преступления, и еще многое в том же духе…

   – Однако, – прервал его Дель Пино, – вопреки тому, что мы говорили недавно о делении человечества на четыре группы, следует признать, сержант, что криминального романа не было бы, не будь преступлений… Криминалистика имеет свою историю, довольно длинную историю, надо сказать. И кое-что в этой истории, увы, не меняется. Поэтому ужасающая жизнь преступного мира часто дает сюжеты для детективных романов.

   – Разрешите спросить: что именно вы имеете в виду?

   Дель Пино отложил книгу в оранжевой обложке, которую он достал из шкафа, встал и принялся расхаживать по комнате, собираясь с мыслями.

   – Приведу тебе один пример, – наконец сказал он, бросив быстрый взгляд на сержанта. – Он как раз мог бы послужить тем приемом в романе, который ты упоминал: преступник возвращается на место преступления.

   – Вы действительно верите в это, профессор? – Кабада постарался скрыть улыбку.

   – Как тебе, сказать? Конечно, это не является непреложным законом, но случается, и довольно часто случается… – Дель Пино со вздохом развел руками.

   – В детективных романах, – вежливо, но твердо заметил Кабада.

   – И в жизни тоже, сержант. Из нее-то и взяли это писатели.

   Кабада погасил окурок.

   – Извините, профессор, но…

   – Да, знаю. – На тонких губах Дель Пино заиграла улыбка. – Мне не следует спорить о вещах, в которых ты разбираешься гораздо лучше меня.

   – Нет, я совсем не это имел в виду, – поспешно возразил Кабада. – Не в этом дело. Но зачем, скажите на милость, преступнику возвращаться на место преступления?

   Дель Пино помедлил, прежде чем ответить. Он расхаживал по комнате, и на его лице отражалось напряженное раздумье, пока наконец он не просиял, как человек решивший трудную задачу.

   – Начнем с самого простого. – Дель Пино вновь опустился в кресло. – Расскажу тебе один случай, невероятный, ужасный, происшедший в Орьенте много лет назад… – Он откинул голову, уставившись в потолок, затем перевел взгляд на Кабаду и положил руку ему на плечо. – Было совершено зверское убийство. Зарезали старушку, которая жила одна, и похитили у нее больше тысячи песо. Дом этой женщины находился в Сан-Висенте, дачном местечке вблизи Сантьяго-де-Куба. Большой мрачный деревянный дом стоял особняком на голом холме метрах в пятидесяти от шоссе. – Дель Пино оперся на подлокотник кресла. – Повсюду остались кровавые следы. Но ни единого отпечатка пальцев, ни свидетеля, никакой нити, ведущей к тому, кто мог быть убийцей. Следователь не располагал ни одной уликой, когда взялся за это дело. Но это был великолепный следователь. Единственный настоящий следователь, какого я знал на Кубе до революции. – Он помолчал. – И что вы думаете, сержант? Через три месяца после убийства старуха стала являться местным жителям. Сначала ее заметили ребятишки на пороге ее дома, но им никто не поверил. Все знали, что в доме никто не живет. Но потом какая-то женщина повстречала покойницу вечером вблизи шоссе. А по ночам в окнах ее дома таинственным образом зажигался свет.

   Кабада слушал, стараясь не пропустить ни слова. Облизнув губы, Дель Пино продолжал:

   – Через несколько недель этот дом уже не называли иначе как «дом покойницы». Там поселились призраки, говорили одни. Самые же недоверчивые – как ни странно, именно у них оказалась самая богатая фантазия – склонялись к тому, что никакого убийства вообще не было и что старуха осталась жива. Но единственный, кто знал правду, был Репиладо, следователь. Он-то и придумал эту ловушку. И преступник действительно вернулся. Однажды ночью он приник в дом, чтобы удостовериться в смерти женщины… – Профессор улыбнулся, его маленькие голубые глаза светились воодушевлением. – Представляешь себе сцену? Убийца возвращается за своей жертвой и встречается с полицией. Это был удар, рассчитанный с абсолютной точностью.

   – И правда интересно, – признал Кабада.

   Дель Пино пристально взглянул на него.

   – Но я не хочу ограничиться этим примером, если ты позволишь, потому что он отражает лишь одну сторону вопроса. – Дель Пино потер руки. Его лицо вновь стало сосредоточенным, взгляд устремился вдаль; казалось, он мучительно подбирает слова, чтобы как можно точней выразить свою мысль. – По-моему, существует и другая причина, – сказал он после раздумья. – Более глубокая, психологическая, если хочешь. Она может заставить человека, который не является профессиональным преступником и еще не до конца испорчен, вернуться на место преступления.

   Дель Пино умолк. Кабада глядел на него с живым интересом.

   – Эта причина – совесть.

   Кабада хотел было что-то сказать, но воздержался, давая возможность Дель Пино выговориться до конца. Профессор улыбнулся и вновь опустил руку на плечо сержанта.

   – Люди по природе своей не злодеи. Теория Ломброзо, с которой ты, конечно, знаком, уже давно отвергнута: врожденных преступников не бывает.

   Кабада согласно кивнул.

   – Преступниками становятся по причинам, которые мы должны, хотим мы того или нет, отнести к категории социальных, – продолжал Дель Пино. – Сюда включается, конечно, и целый ряд сложных и не всегда явных обстоятельств, которые могут полностью развратить личность. Иногда бывает чрезвычайно трудно выявить их. Иногда процесс распада личности становится необратимым. Эти обстоятельства могут корениться в самом раннем детстве, в семейном окружении, вообще в среде. Преступников порождает общество. – Дель Пино закинул ногу на ногу, пригладил свои белые волосы. – Достаточно обратиться к статистике, – продолжал он, – чтобы убедиться, что преступность в капиталистических странах растет из года в год. Увеличивается число убийств, грабежей, прочих опасных преступлений. Совершенно очевидно, что само общество в этих странах превращает многих людей в преступников. Но это не означает, что с уничтожением капитализма эти скрытые сложнейшие факторы, которые являются его порождением и в свою очередь порождают преступность, мгновенно исчезают. Да, они исчезают, но постепенно. По мере того как совершенствуется общество, человек становится лучше. Но этот путь долог. – Профессор улыбнулся. – И знаешь? – Он подался вперед. – Пока ты делаешь свою работу, пока еще приходится бороться с преступниками, детективная литература имеет право на существование.

   Кабада улыбнулся в ответ.

   – Да, но вы…

   – Верно, я отклонился от темы, – весело признал Дель Пино. – Но только отчасти, сейчас ты убедишься. Именно потому, что врожденных преступников не бывает, именно потому, что преступник есть продукт долгого процесса деградации, может вполне случиться, что человек, который не очень далеко продвинулся по этому пути… вернее сказать, который не совсем опустился… Так вот, этот человек вполне может… – Дель Пино остановился, не докончив фразы. Его глаза стали еще меньше, превратившись в две голубые точки на румяном лице. – Ты думал когда-нибудь, что творится в душе человека, совершившего преступление? – снова заговорил он. – Он ни минуты не знает покоя и может вернуться на место преступления. Еще как может, сержант.

   Кабада с сомнением покачал головой.

   – Возможно, возможно, и тем не менее, когда я ловил преступников, мне почему-то приходилось разыскивать их за тридевять земель от места преступления. И ни один на это место не вернулся.

   Дель Пино громко рассмеялся.

   – Ты неисправимый реалист. – Он взял со стола томик в оранжевой обложке. – Поэтому дам тебе кое-что почитать. – Он помахал в воздухе книгой и легонько ударил ею себя по руке. – Это совершенно особая вещь. – Голос профессора стал торжественным. – Никаких трюков. Все как в жизни. Вернее, как могло быть в жизни, поскольку это все же литература. Я уверен…

   Кабада смущенно затряс головой.

   – Как так, профессор, вы отдаете мне свою книгу?

   – Я даю тебе ее на время. Чтобы ты ее прочел, – улыбаясь, сказал Дель Пино.

   – Но я ведь не знаю, когда… – начал было сержант.

   – И это не имеет никакого значения, – решительно перебил его Дель Пино. – Принесешь, когда сможешь, Никакой срочности нет.

   Кабада умолк, взял книгу, попрощался и вышел из дома. «Великолепный старикан», – подумал он и тут же про себя рассмеялся, заметив, что перенял словечко у профессора. Он сел в машину, положив книгу рядом с собой на сиденье. И, только включая мотор, прочел на обложке название.

12 часов 30 минут

   – Дай-ка мне пачку «Популарес», – бросил Луис Гарсиа, он же Тощий Луис, выложив на стойку два песо.

   Продавец подал ему сигареты и сдачу, которую Тощий Луис спрятал в правый карман брюк, распечатал пачку и закурил.

   Десять минут назад он сменил Нельсона Барреро. Кабада рассудил, что так будет лучше, поскольку Барреро пришлось перевернуть вверх дном все Прадо, прежде чем он напал на след Ястреба, которого здесь знали как Двадцатку. Это было важное открытие, во Нельсон Барреро «сгорел» – во всяком случае, Кабада допускал такую возможность, а он любил ставить наверняка. Он не хотел рисковать, опасаясь, что какой-нибудь «кореш» перехватит Двадцатку на Нептуно или Виртудес и шепнет: «Тебе сели на хвост, мулат». Что означало бы, что за ним следят. Вот почему Нельсон Барреро исчез, ну а Тощего Луиса здесь никто не знал.

   Попыхивая сигаретой, Луис Гарсиа подошел к углу улицы Колон. Он уже располагал дополнительными сведениями, полученными из надежного источника: у человека, которого он разыскивает, не хватает одного пальца на руке и он может появиться здесь, в кофейне, или у входа в кинотеатр «Фаусто» в любой момент. Тощему Луису оставалось только ждать и смотреть в оба.

   – Двадцатка, черт тебя дери…

   Это фамильярное приветствие прозвучало словно выстрел за спиной Луиса Гарсиа. Но он не пошевелился, продолжая курить, и только спустя некоторое время небрежно повернул голову. Тот, кого он искал, стоял у стойки и почесывал затылок левой рукой. Рукой, на которой было всего четыре пальца.

15 часов

   Лейтенант Роман сидел за столом в своем вращающемся кресле, курил и просматривал заключение медицинского эксперта. По существу, там не содержалось ничего нового по сравнению с тем, что сам врач сообщил ему утром в Санта-Фе. Он еще раз пробежал глазами листок: «…Смерть наступила в результате огнестрельного ранения. Входное отверстие располагается в теменно-затылочной части…» Роман закрыл глаза. Пуля действительно застряла недалеко от сосцевидного отростка. И лейтенант уже знал, что она была выпущена из пистолета 32-го калибра, а не из «смит-вессона» Суаснабара.

   Рядом с медицинским заключением на столе Романа лежал ответ из Отдела идентификации с данными на Хоос Анхеля Чакона Моралеса, он же Ястреб, мулата, двадцати семи лет, уроженца Гаваны… Весьма вероятно, что именно он был тем человеком, которого они разыскивали.

   Когда сотрудники отдела приступили к проверке, оказалось, что в картотеке зарегистрировано целых шесть Ястребов, причем трое из них мулаты в возрасте от двадцати до тридцати лет. Но среди них не было ни одного по кличке Двадцатка, и только данные об отсутствии пальца на руке позволили установить истинного Ястреба. Полчаса назад сержант Кабада принес из архива карточку человека, у которого действительно не было двух фаланг на безымянном пальце левой руки. Он отбыл шесть месяцев за тунеядство, а потом еще два года за грабеж со взломом.

   Роман погасил сигарету, вынул из ящика стола чистый лист бумаги и записал на нем шариковой ручкой:

...

   «Время преступления: в ночь с понедельника на вторник, между 24.00 и 1.30.

   Орудие: тяжелый тупой предмет (возможно, железный прут или кусок трубы). Не обнаружено.

   Мотив убийства: не выявлен. Предположительно:

   1. Личная месть.

   2. Боязнь разоблачения.

   3. Ограбление (неудавшееся, поскольку на базе ничего не похищено, кроме револьвера сторожа).

   Подозреваемые:

   1. Рафаэль Карденас. Личная вражда с Суаснабаром. Серьезная стычка со сторожем за десять-двенадцать дней до убийства. Связан с неким Куко Масоррой, ранее судимым. Был осужден на шесть месяцев исправительных работ за кражу. В понедельник закончил работу около пяти часов вечера. Не может представить убедительных доказательств того, где находился с десяти часов вечера до шести утра следующего дня.

   2. Теодоро Гомес Пуэнте. Насколько известно, не имел причин желать смерти Суаснабару. Поставил свой грузовик на стоянку после 21.30, но до 3 часов ночи. Вернулся домой после полуночи. Вышел из дому утром во вторник, сказав, что едет на работу. После этого исчез. Был убит вечером во вторник и брошен в море в районе Санта-Фе. Ранее не судим, но, вероятно, связан с преступными элементами. Одним из них мог быть Хосе А. Чакон Моралес по кличке Ястреб.

   3. Сиро Лабрада, начальник отдела кадров автобазы. Максимо Лавигне, лучший друг Суаснабара, обвиняет его в хищении государственного имущества, о чем, по словам Лавигне, было известно сторожу, который собирался довести это до сведения директора автобазы. У Лабрады было серьезное столкновение с Суаснабаром. Находился в конторе (расположенной рядом с местом преступления) некоторое время после половины десятого в понедельник».

   Роман положил ручку. Вчера вечером он решил, что утром прежде всего допросит Лабраду, но убийство Тео Гомеса изменило все его планы.

   А сейчас лейтенант занимался тем, что аккуратно раскладывал на столе на равном расстоянии один от другого небольшие предметы, словно готовил миниатюрную выставку. Первым в этом ряду был спичечный коробок с синей буквой «Л» и двумя таблетками аспирина внутри. Два других коробка были найдены в карманах Тео Гомеса.

   В карманах брюк юноши было также обнаружено семьдесят пять сентаво, ключ от квартиры и бумажник с шестью песо и завернутыми в полиэтиленовую пленку служебным удостоверением, свидетельством о прохождении воинской службы и клочком линованной бумаги, вырванным из школьной тетради, на котором шариковой ручкой был записан номер телефона: 30-9107. В кармане рубашки был найден кусочек плотной голубой бумаги, по всей видимости половинка билета в кино, а внутри джутового мешка – черная расческа, скорее всего выпавшая из того же кармана.

   Роман передал матери Тео все эти вещи, кроме половинки билета и клочка с номером телефона. Он спросил у Фиделины, известен ли ей этот номер, но несчастная женщина была не в состоянии что-либо вспомнить. Сейчас обе бумажки лежали перед лейтенантом, рядом со спичечным коробком.

   Роман пододвинул к себе телефон, набрал первую цифру и остановился: никаких гудков не было. Он набрал весь номер. В трубке послышались длинные гудки: один, два, три, пять, десять… Трубку никто не снял. Лейтенант нажал на рычаг и снова набрал тот же номер – безрезультатно.

   Он еще раз нажал на рычаг, но тут дверь с легким скрипом отворилась, и вошел Кабада. Сержант улыбнулся, приветствуя Романа, вытянулся по стойке «смирно» и доложил:

   – Он почти в наших руках.

   Роман повесил трубку и недоуменно посмотрел на Кабаду: в эту минуту он не думал о Ястребе. Но тут же спохватился:

   – Уже? Отлично сработано, Кабада.

   Лейтенант, как известно, был очень скуп на похвалу, поэтому сотрудники ценили каждое его доброе слово на вес золота.

   – Он обнаружен, мы взяли его под наблюдение.

   – И думаю, вы понимаете, как надо действовать, – Роман прислонился к спинке кресла. – Пусть веревочка разматывается, посмотрим, куда она нас выведет. Особенно теперь, после смерти Тео Гомеса.

   Кабада сделал движение, будто хотел что-то сказать, но промолчал.

   – Двое убитых, причем орудия убийства разные, – продолжал Роман. – К тому же Тео был убит не из револьвера, похищенного у Суаснабара.

   – Различные системы, вы хотите сказать, – пробормотал Кабада, снял фуражку и положил ее на уголок стола.

   – Именно, – подтвердил лейтенант. – Это было ясно с самого начала, теперь же у нас имеется подтверждение экспертизы. Поэтому Ястреба нельзя упустить ни в коем случае, но пусть сначала веревочка раскрутится, посмотрим, куда она нас приведет.

   Кабада прекрасно понимал, что хотел сказать Роман, и уже прикинул, каких людей использует в этой операции. Задание нужно было выполнить во что бы то ни стало.

   Лейтенант поднялся, сложил бумаги в портфель, потом написал что-то в блокноте, вырвал листок и протянул Кабаде. Надевая фуражку, сказал сержанту:

   – Кабада, я должен уехать, но скоро вернусь. Узнай на телефонной станции, кому принадлежит этот телефон.

   Это был номер, найденный в кармане Тео Гомеса.

15 часов 15 минут

   Крепко сжимая руль и не сводя глаз с шоссе, которое едва проглядывалось за плотной стеной дождя, Хуан Себастьян Арройо мурлыкал песенку. Заметив впереди небольшую рытвину, он притормозил и тут же услышал голос диктора: «Сильвио Родригес исполнил «Я дарю тебе песню». Вы слушаете радиостанцию «Кадена-Гавана», пятнадцать часов шестнадцать минут точное время».

   Вдруг опытное ухо Арройо уловило какой-то посторонний стук в шуме мотора. Он нажал на тормоз. Грузовик проехал юзом еще несколько метров и остановился. Шофер выключил мотор, а заодно и маленький транзистор и несколько секунд неподвижно сидел за рулем, глядя на мокрое шоссе и теперь ясно различая шелест дождя.

   От злости он едва не выругался. Впрочем, самое сильное ругательство, прокричи он его даже во всю глотку, мало чем помогло бы: не прошло и недели, а у него опять полетел ремень вентилятора. Теперь стой посреди шоссе под проливным дождем.

   От одной мысли, что сейчас придется покинуть теплую сухую кабину и выйти под холодный дождь, по коже побежали мурашки. Но другого выхода не было. Он не может здесь долго стоять: не ровен час, кто-нибудь врежется в него по такой погоде, а то и оштрафуют.

   Арройо застегнул матерчатую куртку, открыл дверцу, спрыгнул на шоссе и, обежав вокруг грузовика, остановился у ящика с инструментом. Лицо его сразу стало мокрым от дождя. Запасной ремень лежал в ящике, но теперь эта треклятая задвижка никак не хотела открываться, и Арройо собирался уже ударить по ней как следует ногой, но тут она наконец подалась. Открыв ящик, он порылся в инструментах, ища ремень и ключ. Потом закрыл металлическую крышку и уже хотел запереть ящик, как вдруг остановился в недоумении, что-то припоминая. Снова снял крышку и проверил содержимое ящика.

   Он не ошибся: вместо одного торцового ключа – его собственного – в ящике лежало два.

17 часов 10 минут

   Так же как и накануне вечером, Роман остановился на улице Сан-Франсиско, поднял стекла на окнах машины и вышел.

   Пройдя несколько метров, лейтенант повернул направо и зашагал по людной Сан-Ласаро, направляясь к дому Вики Каррерас, который стоял почти на углу улицы Эспада.

   Он взглянул на пасмурное небо, вновь предвещавшее дождь, на хмурую улицу, на очередь у остановки автобуса рядом с кинотеатром. Лейтенант знал, что Вики дома: перед тем как. выехать, он звонил ей. Девушка собиралась в похоронное бюро «Насьональ», куда перевезли Тео.

   Дверь ему открыла женщина лет сорока. На ней было синее платье, очки в дымчатой оправе; в каштановых волосах уже проглядывали седые пряди. «Мать», – сразу догадался Роман: женщина поразительно напоминала Вики.

   – Вы лейтенант Роман? – спросила она.

   – Да, – тихо ответил он и взглянул на диван в гостиной, где сидела заплаканная Вики.

   – Проходите, лейтенант, – устало проговорила женщина. – Проходите.

   Когда Роман вошел в гостиную, Вики продолжала беззвучно плакать, прижимая к лицу мужской носовой платок. Она будто не замечала Романа. Роман уселся в кресло напротив девушки. Мать стояла с ней рядом, глядела на Вики и тоже молчала. Потом посмотрела на следователя, сказала: «Чувствуете себя как дома» – и ушла в глубь квартиры.

   – Вики, – мягко произнес Роман.

   Девушка подняла на него свои большие, распухшие от слез глаза цвета меда, и он увидел в них непередаваемое отчаяние. Этот взгляд Роман долго потом не мог забыть.

   – Это ужасно, лейтенант, ужасно, – проговорила она и снова заплакала.

   Роман закурил, положил сигареты и спички на стол и пристально взглянул на девушку.

   – Да, ужасно, и именно поэтому ты должна помочь мне. Будь сильной и помоги.

   Вики вновь взглянула на него, сглотнула с трудом, голос ее прерывался.

   – Хорошо, лейтенант. Простите.

   Роман вынул из портфеля фотографию мужчины лет двадцати – двадцати пяти, с угреватым лицом, мулата, и протянул ее девушке.

   – Знаешь его?

   Вики взяла снимок и долго разглядывала.

   – Да, это один из его… – Она хотела сказать «друзей», но поправилась: – Один из тех, кто встречался с Тео… Я видела его два или три раза в компании с другим типом.

   – Это они стояли тогда у входа в кинотеатр? Помнишь, ты вчера мне рассказывала? – спросил Роман.

   – Да, они, – подтвердила Вики.

   Роман убрал фотографию в портфель, вынул смятый клочок бумаги и тоже протянул девушке.

   – Не знаешь, чей это телефон?

   Вики взглянула на бумажку и сразу же определила:

   – Это писал Тео.

   Роман посмотрел на нее.

   – Знаю, эта бумажка была у него в кармане. А чей это телефон, тебе известно?

   Девушка вновь пробежала глазами цифры. Потом повторила их вслух, словно боясь ошибиться.

   – Нет, не знаю, – сказала она наконец, – первый раз вижу.

   – Это номер Ведадо, – настаивал Роман, – 30-9107, подумай хорошенько. Среди знакомых Тео не было никого, кто жил бы или работал в Ведадо?

   Несколько секунд девушка молчала.

   – В Ведадо живет тетка Рауля Трухильо, Тео часто бывал у нее и звонил туда Раулю… – Потом прибавила дрожащим голосом: – Раньше, конечно… Когда они еще дружили…

   Роман нахмурил брови, словно отгоняя какую-то мысль.

   – Так это ее номер?

   – Не могу сказать, – ответила Вики. – Не помню.

   Роман записал что-то в своем блокноте и встал.

   Вики тоже поднялась.

   – Послушай, – сказал Роман, – нужно, чтобы ты поехала со мной. Я тебя надолго не задержу.

   Девушка посмотрела ему в глаза, и, хотя еще не произнесла ни слова, Роман почувствовал, что она сейчас откажется.

   – Не могу, лейтенант, – запинаясь, проговорила Вики, – не могу, поймите… В такой день…

   – Я все прекрасно понимаю, – перебил ее Роман. – Ты не представляешь, как я сожалею, что вынужден просить тебя об этом. Но если ты не хочешь, чтобы преступление осталось безнаказанным, ты должна поехать со мной. – И громко добавил: – Потом я сам отвезу тебя туда.

17 часов 50 минут

   Роман и Вики вошли в небольшой, слабо освещенный прямоугольный зал. В центре его, на столе с очень высокими ножками, громоздился какой-то сложный аппарат, рядом с которым на гораздо более низком и широком столике аккуратными рядами стояли три или четыре десятка маленьких картонных коробочек.

   В зале было несколько стульев. Роман прошел вперед и, взяв два стула, поставил их по обе стороны столов. Потом кивнул на молочно-белый экран, прислоненный к дальней стене зала, и спросил:

   – Слышала о фотороботе? Это один из методов опознания… Имеет свои преимущества, но и недостатки тоже. – Роман включил что-то в нижней части аппарата; экран засветился. – Иногда он помогает составить довольно четкое представление о человеке, которого мы разыскиваем… – продолжал лейтенант. – Бывает, что с помощью такого портрета мы находим нужное фото в нашем архиве. Ну что, приступим?

   Роман указал Вики на стул. Девушка села, внимательно слушая его объяснения.

   – Будем надеяться, что и на этот раз мы добьемся хорошего результата, – заключил лейтенант.

   Вики опустила голову и задумалась, потом взглянула на Романа.

   – Мне бы очень хотелось помочь вам разыскать этого человека… – Она немного помолчала. – Но мне кажется, я не сумею… Если бы я увидела его или его фотографию, я бы, наверное, сразу его узнала… Узнала же я его приятеля. Но так… Мне кажется, это невозможно.

   – В любом случае попробовать стоит, – возразил Роман и, подойдя к двери, щелкнул выключателем. Приглушенней свет в зале померк. И в наступившей темноте сразу обозначился белый сноп света, струившегося из аппарата.

   Роман молча уселся на второй стул и довольно долго перебирал коробки, которые лежали рядом с проектором. Найдя наконец нужную, открыл ее и вынул небольшой квадратик целлулоида, на котором было нарисовано что-то вроде круга. Некоторое время он рассматривал его на свет, потом сказал:

   – Начнем с овала лица, хорошо?

18 часов

   Они шли по Прадо, держась на некотором расстоянии от тех, за кем следили. Вот уже десять минут, как сержант Кабада и агент Хулиан Эгоскуэ неотступно следовали за Двадцаткой и его спутником, который присоединился к мулату часом раньше у кинотеатра «Пайрет». Черные глаза Кабады впились в затылок Двадцатки, который беспрестанно жестикулировал и не закрывал рта, в то время как его спутник внимательно слушал. Сержант понимал, что сократить дистанцию и попытаться подслушать разговор значило пойти на ненужный риск: преследователи могли обнаружить себя. Тем не менее он весь напрягся, стараясь извлечь хоть какой-то смысл из тех обрывочных фраз, что долетели до него сквозь уличный шум.

   Улицы выглядели довольно пустынными, и это было понятно. Холодный нудный дождь моросил не переставая… И все же под сводами галерей Прадо попадались редкие прохожие. Одни, бросая вызов непогоде, спешили в магазины, другие возвращались с работы домой.

   Они дошли до Капитолия. Становилось холодно; Эгоскуэ засунул руки в карманы своей темно-синей куртки, Кабада – в карманы плаща. Они шли в нескольких шагах друг от друга, не глядя один на другого. Иногда кто-нибудь из них останавливался у витрины или пересекал наискосок улицу, чтобы почти сразу же вернуться на ту сторону, по которой шествовал Двадцатка со своим приятелем. Временами Эгоскуэ бросал взгляд на затянутое тучами небо, прикидывая, что, если дождь усилится, их подопечные, скорее всего, постараются где-нибудь укрыться, например в кафе или в подъезде, и, возможно, раздумают идти туда, куда шли, если, конечно, у них была определенная цель.

   Эгоскуэ боролся с желанием закурить. Мощный, широкоплечий, он выглядел еще внушительней Кабады. Ему было под сорок, и его очень черные, подстриженные ежиком волосы уже кое-где будто бы присыпало пеплом. Черты лица были резкие, глаза маленькие, проницательные. Эгоскуэ хорошо стрелял, знал приемы каратэ и мог одним ударом расколоть кирпич. Он был надежным и исполнительным сотрудником, улыбался редко, говорил, только когда это было необходимо, и отличался редкой дисциплинированностью. Товарищи знали, что во времена тирании он подвергался пыткам: в течение нескольких часов его стегали плеткой, избивали ногами, а он спокойно смотрел на своих палачей и не произнес ни слова. Было у него и еще одно достоинство: он трезво оценивал свои возможности, знал, что ему по силам, а что нет. Эгоскуэ не обладал ни блестящими дедуктивными способностями Романа, ни сообразительностью Сьерры, но его трезвый ум в конце концов всегда находил выход из любого положения. Пожалуй, больше общего у него было с Кабадой, и, быть может, поэтому ему нравилось работать в паре с молчаливым и решительным сержантом.

   Сейчас Эгоскуэ не. спускал глаз со спины человека, который шел рядом с Двадцаткой и которого он впервые увидел час назад. Это был довольно приземистый крепыш с широкой грудью и мощной шеей. Сквозь очень короткие волосы просвечивала кожа, испещренная небольшими шрамами и удивительно белая для такого смуглого человека. Его туповатая, какая-то расплывчатая физиономия резко отличалась от живого, подвижного лица Двадцатки. Эгоскуэ отметил про себя, что человек этот, по всей видимости, принадлежит к тем забиякам, у которых постоянно чешутся кулаки и которым не важен исход драки, лишь бы подраться.

   За Двадцаткой Эгоскуэ следил уже добрых три часа. Около двух он сменил Тощего Луиса, того самого агента, который вышел на Двадцатку, полдня прокараулив его в районе Прадо.

   Встретившись с Луисом Гарсиа у здания Бакарди, они стали прогуливаться по Монсеррату, не упуская из виду стеклянную дверь кинотеатра «Актуалидадес», куда за несколько минут до этого нырнул Двадцатка. Так продолжалось до половины четвертого. Наконец Двадцатка вышел из кинотеатра в толпе, которая медленно растекалась в направлении улиц Сан-Хуан-де-Дьос и Эмпедрадо. Тощий Луис незаметно указал на него Эгоскуэ, и тот, лишь мельком взглянув на Двадцатку, навсегда запечатлел в своей памяти его лицо и фигуру.

   С половины четвертого до пяти Двадцатка несколько раз прошел всю Прадо из конца в конец, а Эгоскуэ за это время изучил не только каждую черточку его лица, которое узнал бы теперь из сотен других, но и походку, и характерную привычку почесывать затылок левой рукой, на безымянном пальце которой не хватало двух фаланг.

   Однако за все это время Двадцатка не сделал ничего такого, о чем стоило бы сообщить: несколько раз останавливался в разных местах выпить кофе, заглянул в кинотеатр «Фаусто» посмотреть, что там идет, съел пирожное в кондитерской на улице Сан-Рафаэль, посидел в Центральном парке, зашел в вестибюль гостиницы «Инглатерра» и переждал там дождь, который то усиливался, то едва моросил, но не прекращался ни на минуту. У входа в «Фаусто», в вестибюле гостиницы и на Мансана-де-Гомес перебросился несколькими словами со случайными людьми. То ли у него было какое-то дело, то ли, наоборот, он слонялся от нечего делать. А возможно, и искал кого-то. За все эти часы непрерывного хождения Эгоскуэ ни разу не заметил, чтобы он говорил с кем-нибудь больше двух минут. Двадцатка напоминал бродячую собаку, всегда держащуюся особняком и разгуливающую по одной ей ведомым маршрутам.

   Но вот около пяти часов Двадцатка и человек, который шел с ним сейчас по Прадо, встретились у кинотеатра «Пайрет». Двадцатка уже несколько минут стоял на углу, и вдруг Эгоскуэ увидел, как его лицо расплылось в улыбке и он протянул руку человеку, в котором любой опытный полицейский – а сержант Хулиан Эгоскуэ был именно таким, – не задумываясь, признал бы своего «клиента».

   Об этом особом чутье на людей, которые не в ладах с законом, Эгоскуэ впервые услышал от многих старых и опытных сотрудников в 1965 году, когда пришел в МВД. Но лишь пройдя трудную школу борьбы с самыми разными преступниками, он постепенно научился выделять в толпе человека, представляющего опасность. Он убедился в том, что, хотя преступники не похожи один на другого, все же по какой-то черточке, жесту их можно отличить от остальных людей. Это может быть что угодно: манера курить или смотреть с прищуром, походка или даже то, как человек несет сверток под мышкой, но полицейский, хороший полицейский, обязан обратить на такого человека внимание. Для самого Эгоскуэ, накопившего богатый опыт, теперь уже не составляло никакого труда – точно так же как в свое время его многоопытным коллегам – безошибочно, хотя и интуитивно, угадать человека, с которым «не все в порядке», пусть тот просто стоит и мирно беседует с кем-то на углу.

   Обменявшись коротким и крепким рукопожатием, Двадцатка и его знакомый перешли на другую сторону улицы и зашагали в направлении Центрального парка. Погода прояснилась. Эгоскуэ не двинулся с места, но весь напрягся. Он увидел, как оба направились к скамейке, уселись лицом к Прадо и завели о чем-то разговор.

   Проговорили они минут двадцать. Эгоскуэ не сводил с них глаз и, хотя не мог их слышать, догадывался, что Двадцатка рассказывал что-то очень интересное для обоих. Приятель слушал очень внимательно и серьезно. Наконец они поднялись. Эгоскуэ взглянул на часы: было без шести минут шесть. Снова начало накрапывать.

   Двадцатка и его знакомый пересекли Прадо и нырнули в галерею перед гостиницей «Инглатерра». Эгоскуэ тоже перешел Прадо и двинулся было к Капитолию, но потом свернул в сторону и вышел к театру имени Лорки. Он постоял у почтамта, закурил и пошел вдоль галереи. Дойдя до угла кабаре «Насьональ», он остановился и как бы между прочим бросил взгляд на пиццерию на противоположном углу, всего в нескольких метрах от него.

   У входа в пиццерию стояло человек пять-шесть. Двадцатка и его спутник пристроились в хвост очереди, продолжая оживленно разговаривать. Эгоскуэ прикинул, что они пробудут в пиццерии не меньше получаса, и решил позвонить Сьерре.

   Телефонная будка была в нескольких шагах от него, на другой стороне улицы Сан-Рафаэль, но он медлил. Дело было в том, что, перейдя улицу, он терял своих подопечных из виду.

   Как быть?

   Наконец он решился. Быстро перебежал улицу и влетел в будку. Сьерры на месте не оказалось. Ему ответил глуховатый голос Кабады, и Эгоскуэ торопливо обрисовал ситуацию. Кабада сказал, что через пятнадцать минут приедет, а до той поры Эгоскуэ не должен спускать с них глаз.

   Агент вернулся на угол. Сердце у него екнуло: перед входом Двадцатки с приятелем уже не было.

   И тут он сделал то, чего никак нельзя было делать: бросился к пиццерии, остановился в дверях и с тревогой оглядел помещение, полное людей. Он сразу заметил их: оба сидели у стойки в глубине зала, их еще не обслуживали. Беспокойство на его лице тут же сменилось скучающим выражением. Эгоскуэ словно прикидывал, стоит ли зайти сюда поесть, пробежал глазами вывешенное на Дверях меню, почесал в затылке, повернулся и пошел к перекрестку, закуривая сигарету.

   Через десять минут появился Кабада и остановился рядом с ним. Сержант переоделся и был теперь в плаще песочного цвета, с вечерней газетой под мышкой. Вытащив пачку «Вегерос», он попросил у Эгоскуэ огня и, прикуривая, шепнул:

   – Все в порядке?

   – Да, они там, – взглядом показал Эгоскуэ.

   Как раз в эту минуту Двадцатка и человек со шрамами на голове вышли из пиццерии. Эгоскуэ сделал знак Кабаде, едва заметно кивнув в их сторону. Они подождали, пока парочка не подошла к Сан-Рафаэлю, а затем направились за ними.

   И вот уже больше двадцати минут они медленно шли по Прадо – так же медленно, как те, за кем они следовали. Оставалось всего два квартала до Монте. Эгоскуэ посмотрел на часы: было двадцать семь минут седьмого. Начинало темнеть.

18 часов 17 минут

   Роман положил диапозитив на стеклянную панель ретропроектора, и на белом экране возник овал. Один только контур довольно широкого лица.

   Вики кинула взгляд на Романа, потом повернулась к экрану и вгляделась в этот контур.

   – Может быть, немного поуже, – произнесла она наконец.

   Роман молча порылся' в коробке и, вынув новый диапозитив, вставил его в аппарат.

   – Похоже?

   Девушка отозвалась не сразу.

   – Да… Пожалуй, – сказала она нерешительно и тут же уныло прибавила: – Мне кажется, ничего из этого не выйдет. Я же видела его всего раза два.

   Роман сделал вид, что не расслышал, и мягко повторил:

   – Похоже?

   – Приблизительно, – отозвалась Вики. – Вот только… не знаю, может, более суженное книзу, а вверху пошире и скулы чтобы побольше выдавались.

   Один за другим появлялись на экране овалы разных лиц, пока Вики вдруг не воскликнула:

   – Как это, лейтенант! Точно как это!

   Лицо на экране действительно сужалось к подбородку, но все же было довольно круглым и широким.

   – Хорошо, – сказал Роман, – перейдем теперь к носу. Помнишь, какой у него нос?

   – Как будто, – ответила Вики, – немного крючком и в то же время приплюснут… Вроде как у боксера.

   Роман положил еще один диапозитив на стеклянную панель: на лице вырос длинный крючковатый нос.

   – Этот не годится, верно? – Роман убрал диапозитив, прежде чем Вики ответила, вновь поискал в коробке и, найдя наконец то, что требовалось, вставил целлулоидный квадратик в аппарат.

   – Может быть, такой?

   – Такой, – отозвалась заметно приободрившаяся Вики. – В точности такой.

18 часов 29 минут

   Эгоскуэ не спускал глаз с обоих мужчин, шедших впереди него. Они больше не разговаривали. Теперь они молча и сосредоточенно шагали, поеживаясь от холода.

   Эгоскуэ не знал всех подробностей дела, но того, что он знал, было достаточно, чтобы задаться вопросом: был ли Двадцатка тем человеком? Имел ли он отношение к убийству сторожа? Пока было очевидно одно: он приятель юноши, которого нашли убитым близ Санта-Фе. Бесспорно и другое: он преступник, правонарушитель, антиобщественный элемент, дважды побывал в заключении. Однако, если он именно тот, значит ли это, что косолапый крепыш со шрамами на голове его сообщник? Или они встретились случайно?

   Эгоскуэ при всем желании трудно было назвать нетерпеливым. Он ценил хладнокровие (поэтому предпочитал работать с Кабадой, который был щедро наделен этим качеством) и знал, что в его работе важно оказаться не только в нужном месте, но и в нужный момент. Преждевременные действия почти так же бесполезны, как и запоздалые. Стало быть, «пусть веревочка разматывается», как любит говорить лейтенант Роман, главное – не упустить ее конец.

   Этим как раз и занимались пасмурным зимним вечером в половине седьмого сержант Хулиан Эгоскуэ и Мануэль Кабада: следили за разматывающейся веревочкой, надеясь, что она выведет их в нужное место.

   Прошли через парк Фратернидад. Эгоскуэ гадал, повернут ли Двадцатка и его приятель в сторону Монте или так и будут петлять по Старой Гаване. Ему бы очень хотелось задать этот вопрос Кабаде.

   Но тут случилось непредвиденное.

   Кабада и Эгоскуэ заметили это почти одновременно: худой долговязый мулат, поравнявшись с Двадцаткой и его приятелем, приветствовал их весьма необычным образом. Собственно, это было не столько приветствие, сколько предупреждение. «За тобой следят» – вот что означали приподнятые брови и глаза, которые вдруг Широко раскрылись вслед за дружеским жестом.

   Мулат прошел, едва не задев Эгоскуэ и Кабаду, и пересек улицу. Но Эгоскуэ успел увидеть его быстрый взгляд, кинутый украдкой на Кабаду: мулат узнал сержанта. Видимо, песочный плащ, синие брюки и газета под мышкой были недостаточной маскировкой, и опытный преступник узнал сотрудника полиции. Возможно, они уже встречались.

   Эгоскуэ вновь посмотрел вперед и увидел, как Двадцатка и человек со шрамами поспешно оглянулись, выдав себя, а затем прибавили шагу.

   Кабада вдруг резко остановился и несколько секунд стоял как вкопанный посреди улицы. Удивленный Эгоскуэ, который шел чуть сзади, тоже остановился. Мозг Кабады лихорадочно работал. Двадцатка и его спутник удалялись. Они пересекли Монте и направлялись к улице Сьенфуэгос. Мулат шагал в противоположном направлении, в сторону Прадо, он чуть ли не бежал. Брови Кабады нахмурились, он энергично ткнул большим пальцем через плечо, и Эгоскуэ, словно подброшенный пружиной, резко повернул назад и пустился вдогонку за мулатом. Кабада продолжал преследовать Двадцатку и человека со шрамами.

   Они только что пересекли Корралес и больше не оборачивались, однако все прибавляли и прибавляли шагу. Около двадцати метров отделяло сейчас Кабаду от них. Не сводя глаз с Двадцатки, сержант отбросил газету, которую нес под мышкой, и расстегнул нижние пуговицы плаща.

   Внезапно глаза его сузились. Он понял, что сейчас сделают оба. Понял и опередил их на какую-то долю секунды, резко рванувшись вперед.

18 часов 40 минут

   – Да, – подтвердила Вики, вглядевшись в изображение на экране, – рот примерно такой. Может, чуть поменьше, но именно такой.

   Пока и овал, и нос, и рот на экране воспринимались как разрозненные фрагменты, безжизненные черты лица, которое лейтенант настойчиво пытался оживить в памяти Вики Каррерас.

   – А брови? – Роман закурил, и плотные кольца дыма поплыли в луче проектора.

   – Широкие, – сказала Вики, – широкие и почти сросшиеся, как у вашего товарища, который уходил, когда мы пришли…

   – Кабада, – улыбнулся Роман, снова роясь в коробке. – Посмотрим, посмотрим. Вот самые широкие, какие у нас есть.

   Он вставил диапозитив в аппарат.

   – Такие?

   – Вроде бы такие. – Откинувшись и чуть склонив голову набок, девушка внимательно вглядывалась в экран.

   – Дело идет лучше, чем мы думали, – заметил Роман. И добавил: – Благодаря твоей замечательной памяти.

18 часов 42 минуты

   Кабада бежал быстро, как только мог, призвав на помощь все свои силы. Редкие прохожие, оказавшиеся поблизости, застыв на месте, в растерянности провожали глазами четверку мужчин, бежавших в направлении вокзала.

   Позади Кабады, придерживая на бедре пистолет, бежал Эгоскуэ, который отказался от преследования мулата и вернулся на помощь сержанту. Меньше чем полквартала отделяло их от Двадцатки и человека со шрамами. Двадцатка делал, более длинные шаги, чем его приятель, зато тот с невероятной быстротой переставлял свои короткие крепкие ноги и не отставал.

   Кабада собирался уже выстрелить в воздух, но в последний момент передумал и, стиснув зубы, побежал быстрей, однако Двадцатка как метеор скрылся за углом улицы Мисьонес. Сержант отчаянно заработал ногами и все же успел заметить, как тот исчез в подъезде какого-то дома неподалеку от перекрестка с улицей Карденас.

   Кабада подбежал к массивным дверям, на мгновение остановился и посмотрел в сторону улицы Сьенфуэгос, по которой Эгоскуэ преследовал человека со шрамами, уже подбегавшего к улице Арсеналь.

   Кабада вытащил пистолет и стал быстро подниматься по темной лестнице. Это был обычный многоквартирный дом. Сержант на мгновение задержался на лестничной площадке второго этажа, чтобы перевести дыхание. Несмотря на холод, на лбу у него выступили капельки пота. Стараясь действовать бесшумно, он снял пистолет с предохранителя.

   Оставались один или два этажа и крыша, если на нее есть выход. Он обвел глазами лабиринт коридоров, во никого не увидел. В одних комнатах горел свет и двери были приоткрыты, в других вообще не было дверей – лишь неплотно задвинутые шторы, из-под которых сочился неяркий желтоватый свет.

   Кабада напряг слух, чтобы уловить шаги на верхних этажах, но ни один звук не нарушал царившей тишины. Сержант крадучись пошел по коридору, стараясь держаться поближе к стене. В какую из комнат забежал Двадцатка? В голове проносились невеселые мысли. Что делать? Поднялся ли Двадцатка выше и теперь затаился на верхнем этаже? Или давно уже перебрался на соседнюю крышу? Кабада подумал, что у него мало шансов схватить Двадцатку, если тот поднялся на верхний этаж.

   Из конца коридора потянуло запахом сырости, гнилого дерева, затхлой, застоявшейся воды. Кабаду передернуло от этой вони, и он еще крепче сжал рукоятку своего «Макарова». В конце коридора был почти незаметный поворот, до него оставалось метров пять. Кабада затаил дыхание, стараясь ступать как можно тише.

   Вдруг он почувствовал неприятный холодок в затылке. Ощущение было четким и ясным. Оно всегда возникало у него в минуту опасности. Не обмануло и на этот раз. Вспышка оранжевого пламени озарила коридор метрах в четырех-пяти от него, и по всему этажу прогрохотало эхо выстрела.

18 часов 45 минут

   Эгоскуэ выхватил свой браунинг и выстрелил на бегу в воздух.

   Он видел, как на его пути одна за другой захлопываются двери, видел искаженные, перепуганные лица; слышал, как вскрикнула женщина. Но человек со шрамами, бежавший в тридцати метрах впереди него во всю прыть своих коротких, но быстрых ног, даже не обернулся.

   Эгоскуэ бежал, держа пистолет дулом вверх; по лицу его струился пот. Ледяной ветер обжигал губы, слепил глаза, резкая, колющая боль раздирала желудок, но он все бежал, бежал не останавливаясь. Промелькнул угол улицы Арсеналь. Эгоскуэ хотел еще раз выстрелить, но передумал, заметив, как шарахаются в разные стороны люди при виде несущихся по улице двоих мужчин, один из которых вооружен.

   – Стой! – крикнул Эгоскуэ во всю силу своих легких.

   Но человек со шрамами несся уже к вокзалу.

   Две машины резко затормозили, когда они выскочили на мостовую; автобус развернуло поперек улицы, и человек со шрамами едва не угодил под его колеса.

   Эгоскуэ не стал больше раздумывать и выстрелил еще раз.

   Услышав выстрел, люди на улице сразу умолкли, затем голоса и крики зазвучали с новой силой. Но человек со шрамами, подбегавший к углу улицы Карденас, не остановился и на этот раз.

   Вдохнув побольше воздуха и сделав над собой невероятное усилие, Эгоскуэ заставил себя бежать еще быстрее. Он напряг все мышцы и теперь с каждым шагом сокращал расстояние, отделявшее его от человека со шрамами. Боль в желудке сделалась невыносимой, резкая, колющая, она, поднимаясь от живота, отдавалась в груди. Но он настигал человека со шрамами; теперь их разделяло лишь несколько метров.

   Рукоятку пистолета Эгоскуэ сжимал с такой силой, что у него заболели пальцы; его лицо с открытым ртом, искаженное страдальческой гримасой, напоминало восковую маску. Бегущий впереди человек наконец обернулся – его лицо тоже было перекошено, глаза выпучены, на губах выступила пена. До Эгоскуэ уже доносилось его хриплое, клокочущее дыхание.

   Пересекли улицу Экономна. Эгоскуэ хотел снова крикнуть – и не мог: из его пересохшей глотки вырвалось что-то похожее на рычание. До человека со шрамами оставалось каких-нибудь пять метров. Бели бы он выстрелил сейчас, на таком близком расстояния, преследуемый, возможно, и остановился бы, услышав выстрел у самого уха. Но Эгоскуэ из последних сил выбросил вперед мускулистую руку, и его пальцы как клещи вцепились в рубашку человека со шрамами.

   Затем он уперся каблуками в асфальт и резко потянул ее на себя. Человек вскрикнул и снова рванулся вперед, рубашка с треском разорвалась сверху донизу. Эгоскуэ потерял равновесие, тяжело рухнул на край тротуара и еще почти целый метр проехал по скользкой мостовой с пистолетом в одной руке и клочком мокрой от пота материи в другой.

   Лежа на земле, он увидел, что человек со шрамами пересек улицу Сулуэта и свернул к вокзалу.

19 часов

   Дверь распахнулась. Сотрудник в форме внес две чашки дымящегося кофе на алюминиевом подносе.

   Роман обернулся к нему с улыбкой.

   – Вот это кстати! – сказал он, приподнялся со стула, одну чашку передал Вики, другую взял себе. – Спасибо, Маркое.

   Девушка не торопясь выпила кофе и поставила пустую чашку на поднос рядом с чашкой Романа, который одним глотком расправился со своей порцией. Сотрудник вышел, неслышно прикрыв за собой дверь.

   – Итак, продолжим. – Закурив, Роман выпустил дым через нос.

19 часов 3 минуты

   Кабада услышал, как пуля ударила в стену в нескольких сантиметрах от его головы» но стрелять не стал. Сжавшись, как пружина, он прыгнул в сторону, туда, где были свалены какие-то ящики и старые стулья. И тут из-за угла прогремел второй выстрел.

   Наверху захлопали двери, раздались голоса, а на этаже, где он находился, было по-прежнему темно и тихо.

   Кабада напряженно всматривался в темный закоулок в конце коридора, вслушивался в наступившую тишину. Он знал, что там притаился Двадцатка и деваться ему некуда – будь у него хоть малейшая возможность бежать, он не стрелял бы. Двадцатка видел, что сержант постепенно приближается к тому месту, где он спрятался, и решил покончить с ним.

   Осторожно высунув голову из-за своего укрытия, сержант осмотрелся: в конце коридора в нескольких метрах от него, между тем местом, где он спрятался, и поворотом коридора, за которым укрылся Двадцатка, виднелось приоткрытое окно – до земли было метров двенадцать-пятнадцать.

   Кабада пытался хоть что-нибудь разглядеть в полумраке, а голоса с верхнего этажа уже приближались, кто-то спускался по лестнице.

   – Бросай оружие и выходи! – крикнул Кабада. И, повернувшись в сторону лестницы, предупредил: – Сюда не подходить!

   Шаги на лестнице смолкли. Сержант подождал несколько секунд.

   – Бросай оружие и выходи! Все равно доберусь до тебя!

   Ответом был выстрел, и тотчас еще два. Кабада вновь отпрянул за ящики, но тут, почти одновременно с последним выстрелом, услышал топот ног по коридору. Выскочив из-за поворота, Двадцатка с невероятной ловкостью единым махом взлетел на окно.

   Кабада рванулся вперед, но успел увидеть лишь ногу Двадцатки, мелькнувшую в оконном проеме. Сержант в три прыжка очутился у окна и осторожно выглянул: в полутьме еще можно было различить фигуру человека, бежавшего по крыше соседнего дома.

   Кабада засунул пистолет за ремень, скинул с себя плащ и вскарабкался на подоконник: до крыши было не меньше двух метров, но Кабада не стал раздумывать и прыгнул. Опустившись на корточки, сержант быстро выпрямился, выхватил пистолет и бросился в погоню.

19 часов 10 минут

   Эгоскуэ давно спрятал пистолет и бежал теперь вдоль высокой решетчатой ограды, окружающей вокзал. Еще у перекрестка он заметил, что человек со шрамами, еле передвигая ноги, медленно удаляется по Сулуэте. Вскоре он исчез за углом, свернув на улицу Эхидо, ведущую к зданию вокзала.

   Эгоскуэ еще наддал. Он пересек автостоянку, пробежал по боковой галерее, влетел в ярко освещенное старинное здание, крытое позеленевшей черепицей и, озираясь по сторонам, пытался различить человека со шрамами в толпе пассажиров, заполнявших просторный зал с огромными бронзовыми люстрами.

   Его глаза обшарили все углы. Потом он сделал несколько шагов по направлению к буфету и замер на месте.

   Он увидел того, за кем охотился.

   Тот сидел на скамейке, притворяясь спящим, а люди вокруг Недоуменно косились на его разгоряченное лицо и разодранную в клочья рубашку.

19 часов 12 минут

   – Пожалуй, чуть побольше, – сказала Вики Каррерас, повернувшись к экрану и пристально вглядываясь в изображение. – Побольше и вот такие. – И изящным движением оттопырила свои маленькие уши.

   Взглянув на нее, Роман, казалось, хотел что-то сказать. Возможно, пошутить. Но внезапно посерьезнел, улыбка исчезла с его лица. Он опустил глаза и принялся разыскивать новый диапозитив в коробке, бормоча:

   – Так, поглядим…

19 часов 25 минут

   Кабада бросился за резервуар с водой как раз в тот момент, когда прозвучал новый выстрел. Ударившись обо что-то твердое лбом, он почувствовал кровь на лице, но даже не подумал ее стереть. Встав на ноги, он осторожно выглянул из-за цистерны. В нескольких метрах от него, за таким же резервуаром, только поменьше, притаился Двадцатка. Кабада прекрасно понимал, что может первым же выстрелом обезвредить противника, но на всякий случай еще раз крикнул:

   – Бросай оружие и выходи!

   Ответа не было.

   Кабада сосчитал выстрелы: пять. Если у Двадцатки пистолет, то осталось еще пять зарядов, если револьвер – один. Кабада вновь высунулся из-за резервуара. Отсюда Двадцатке некуда было бежать. Он стоял на самом краю и мог спастись, лишь перепрыгнув на другую крышу. Но теперь это было не так легко: соседняя крыша была на метр, а то и два выше.

   Двадцатка сделал еще один выстрел, гулко прозвучавший в вечерней тишине.

   – Дьявол, – процедил сквозь зубы Кабада и внезапно выскочил из-за укрытия.

   Но стрелять ему не пришлось.

   Двадцатка возник из темноты с поднятыми вверх руками, но, вместо того чтобы идти навстречу сержанту, почему-то пятился назад.

   – Не стреляйте, прошу вас, не стреляйте!

   Кабада хотел предупредить его об опасности, но не успел, слова застряли у него в горле: отступая, Двадцатка споткнулся о низкий бортик крыши, потерял равновесие и полетел вниз с криком, который. резко оборвался в то мгновение, когда тело ударилось о землю, упав с пятнадцатиметровой высоты.

19 часов 40 минут

   – Еще кудрявее, – сказала Вики.

   – Длиннее или короче? – спросил Роман.

   – Так в самый раз, – ответила девушка.

   В дверь постучали.

   – Войдите.

   Дверь открылась, и в зале сразу же стало светлее. На пороге стоял высокий худой полицейский с узким лицом и черными как смоль волосами.

   – Можно вас на минуту, лейтенант? – обратился он к Роману, не переступая порога.

   – Иду, Луис. – И повернувшись к Вики: – Я сейчас.

   Девушка снова вгляделась в экран. Да, это лицо принадлежало человеку, которого она видела с Тео. Это был он – и все же не он. Изображение на экране было каким-то мертвенным, безличным: ему не хватало той угрюмой мрачности, которую она тогда подметила, а теперь забыла. То лицо – и не то. Правда, пока на нем не было глаз, а ведь именно они и придают лицу особое выражение. Именно глаза.

   На мгновение Вики показалось, что они смотрят на нее с экрана, она даже вздрогнула.

   В зал вошел Роман, взял свою фуражку со спинки стула и взглянул на Вики. Следом за ним появился высокий худой полицейский.

   – Луис доведет работу до конца, – сказал Роман, обращаясь к девушке. – Не унывай, все идет хорошо, нам осталось совсем немного.

   Вики кивнула в ответ.

   – Мы еще увидимся, – с улыбкой заверил Роман. – Когда вы кончите, отвези ее, куда она тебе скажет, Тощий.

19 часов 40 минут

   – Ты арестован.

   Человек со шрамами открыл глаза и увидел перед собой внушительную фигуру Эгоскуэ, который держал одну руку под курткой у пояса. Он несколько секунд тупо смотрел на Эгоскуэ, а потом пробормотал:

   – Я ничего не сделал.

   Стоявшие поблизости люди отодвинулись, образовав круг. Человек со шрамами съежился, но продолжал сидеть. Эгоскуэ в упор смотрел на него. Со всех сторон начали стекаться любопытные.

   – Вставай, – приказал Эгоскуэ.

   – Я ничего не сделал, – повторил человек, покосившись яа сержанта.

   – Я говорю, вставай, – сказал Эгоскуэ, не повышая голоса, и шагнул вперед.

   Человек со шрамами сделал такое движение, будто хотел заслониться, но правая рука Эгоскуэ уже опустилась на его плечо.

   – Сколько раз тебе говорить, вставай! – рявкнул сержант и потянул его за рубашку.

   Но тут человек со шрамами изо всей силы ударил его кулаком в грудь. Эгоскуэ покачнулся и, не удержавшись на ногах, опрокинулся на стоявшие сзади чемоданы.

   Люди испуганно попятились, а человек со шрамами недолго думая помчался в сторону перрона, сбивая на пути сумки, узлы и чемоданы.

   Но Эгоскуэ уже вскочил на ноги и бросился за ним. И здесь человек со шрамами совершил ошибку. Он оглянулся – всего на мгновенье, но этого оказалось достаточно: со всего размаха налетев на чьи-то узлы, он грохнулся на скользкий гранитный пол. Вытянув руки, Эгоскуэ прыгнул вперед, обрушился на него всей своей тяжестью, и они покатились по полу. Человек со шрамами молотил Эгоскуэ по ребрам своими мощными кулаками; сержант тоже не оставался в долгу.

   Наконец, изловчившись, Эгоскуэ вскочил на ноги. Лицо его пылало, мышцы были напряжены, массивная фигура застыла в грозном ожидании. Человек со шрамами тоже поднялся я резко выбросил вперед правый кулак, целя Эгоскуэ в голову; тот с поразительной ловкостью увернулся и, издав короткий гортанный крик, в свою очередь нанес удар ребром ладони по ключице соперника. Тот взвыл от боли, и. хотя колени подогнулись, все же устоял на ногах. Сделав шаг назад, схватил тяжелый чемодан и запустил им в Эгоскуэ. Сержант вновь издал тот же крик и двумя молниеносными короткими ударами своих крепких кулаков отбросил чемодан в сторону.

   Между тем человек со шрамами пытался выскользнуть на улицу. В зале стоял невообразимый шум. Люди с опаской жались по стенам, однако кое-кто кинулся задержать бегущего.

   Но Эгоскуэ опередил всех. Он быстро настиг беглеца, ухватил его за плечо, развернул к себе и ударил коленом в живот. Тот согнулся пополам, тогда Эгоскуэ все с тем же сдавленным криком нанес ему удар по затылку, и человек со шрамами свалился как подкошенный.

   Он тут же попытался встать, но силы ему изменили. Эгоскуэ выжидающе смотрел на него, затем, взяв за плечи, помог подняться. Вид у сержанта был тоже далеко не блестящий: он тяжело дышал широко открытым, окровавленным ртом, одежда его была разорвана в клочья.

   Когда человек со шрамами, слегка пошатываясь, наконец встал на ноги, Эгоскуэ схватил его левой рукой за локоть, правой вытащил из-под куртки свой браунинг и, подталкивая задержанного к выходу, произнес одно только слово:

   – Пошли.

19 часов 55 минут

   Да, это были его глаза. Теперь Вики ясно видела перед собой это лицо, которое не надеялась вспомнить: резкие, грубые черты и глаза – да, те самые глаза, которые смотрели на нее– из прошлого.

   Она зажмурилась. И сразу же перед ней всплыло лицо Тео, белое как мел. Она содрогнулась. Ей хотелось вспомнить его таким, каким оно было при жизни. А лицо, возникшее сейчас перед ней, она видела сегодня утром в морге. Безжизненное, без единой кровинки.

   – Девушка, – мягко окликнул ее Луис.

   Он уже дважды обращался к ней, но казалось, она не слышит.

   – Простите, – прошептала Вики, глядя на него сквозь слезы, затуманившие глаза.

   – Так, значит, это он?

   Вики снова повернулась к экрану.

   – Да, – ответила она дрожащим голосом, изо всех сил стараясь не разрыдаться. – Он.

20 часов 10 минут

   Человек остановился и повернулся лицом к улице. Это было то самое лицо, которое Луис и Вики рассматривали на экране, только теперь оно было мокрым от мелкого зимнего дождика. Взглянув в конец улицы, он скривился. Человек сорок столпились у подъезда. Здесь же стояла, наполовину въехав на тротуар, машина «скорой помощи» с открытыми дверцами. Посреди улицы замерли две полицейские «альфы» с включенными мигалками.

   Сильный ветер мел улицу. Человек стоял на углу и смотрел, не вполне понимая, что происходит. Это был его дом, и случившееся наверняка каким-то образом касалось и его. Наверняка. Он только что подошел и сразу увидел толпу у подъезда, «скорую помощь», патрульные машины.

   Мимо него пробегали все новые любопытные, спешившие к месту происшествия, чтобы успеть хоть что-нибудь разглядеть поверх голов столпившихся у дома людей.

   Потом он заметил приближающийся с другого конца улицы, со стороны Эхидо, «фольксваген» бежевого цвета, который затормозил у одной из патрульных машин. Из него вышел полицейский в. плотной зеленой куртке – наверняка офицер, – раздвинул толпу любопытных, вошел в дом. И почти сразу же снова вышел на улицу вместе с мужчиной в штатском, высоким, плечистым мулатом, который прижимал ко лбу пропитанный кровью платок. Они двинулись по тротуару в направлении улицы Сьенфуэгос и вошли в третью от его дома дверь, ведущую в проходной двор. Любопытные потянулись за ними, но во двор не пошли.

   Прошло почти десять минут. Человек понимал, что оставаться здесь опасно, хотя его и не было видно за толстой колонной. Но он во что бы то ни стало должен был узнать и увидеть как можно больше. Он сунул руку в карман рубашки, вынул пакетик с аспирином, положил две таблетки в рот и не спеша разжевал.

   И тут он заметил, что толпа расступается, освобождая проход двум мужчинам в защитной форме с носилками, на которых лежало тело, прикрытое простыней.

   Человек сильно побледнел, повернулся и быстро зашагал по Сомеруэлосу в сторону Монте. Он не знал, кого вынесли на носилках, прикрытых простыней. Не мог знать. Но, видимо, догадывался.

20 часов 16 минут

   Лейтенант Роман стоял рядом с обезображенным телом Хосе Анхеля Чакона Моралеса, носившего при жизни клички Ястреб и Двадцатка и упавшего с крыши соседнего здания в узкий проход между домами.

   Здесь же стояли Кабада, который прижимал к правой брови окровавленный платок, врач, фотограф, беспрестанно щелкавший своей камерой, и двое санитаров с носилками. У входа во двор уже столпились зеваки.

   – Череп сильно вмят, – сказал врач Роману, – и внутри, видимо, все переломано.

   – Мгновенная смерть, – пробормотал Роман.

   – Безусловно, – подтвердил врач и, запрокинув голову, посмотрел наверх. – Оттуда до земли метров пятнадцать или даже больше.

   Кабада осмотрел карманы Двадцатки. У того оказалось при себе восемь песо с мелочью, платок, расческа, сигареты, спички и ключ от висячего замка. Кабада аккуратно свернул платок и сунул его в карман плаща; в другой карман он положил деньги, расческу, сигареты и спички, а маленький ключ протянул Роману. Лотом сержант расстегнул плащ и достал из-за пазухи какой-то предмет, завернутый в газету.

   – Это его оружие, – доложил он, показав Роману револьвер, вынутый из свертка, – «смит-вессон» специального назначения, тридцать восьмой калибр.

   – Суаснабара? – спросил Роман.

   – Да, – ответил Кабада, – Суаснабара, я проверил по номеру.

   – Очень хорошо. – Роман внимательно осмотрел револьвер.

   Кабада снова завернул оружие, а Роман пошел в сторону улицы, за ним последовали фотограф и врач. Сзади санитары несли узкие носилки с безжизненным телом Двадцатки.

   Выйдя на улицу, Роман обратил внимание на группу из семи или восьми человек, стоявших напротив подъезда, и направился к ним.

   – Мне нужно разыскать председателя КЗР этого квартала, – произнес он, обращаясь ко всем сразу. – Кто знает, где он живет?

   От группы отделился высокий негр: не говоря ни слова, он подошел к женщине, что стояла сзади, глядя на машину «скорой помощи», шепнул ей что-то и подвел к Роману.

   – Слушаю вас, товарищ.

   – Меня зовут Марта, Марта Вила, и живу я в этом доме вот уже почти двадцать лет. Да, я председатель КЗР и его основательница, – сообщила она Роману не без гордости.

   – Подойдите, пожалуйста, сюда, – попросил лейтенант и, взяв под руку, повел ее к «скорой помощи», которая уже готовилась отъехать. – Прошу меня извинить, – счел нужным добавить он, – я понимаю, это неприятная процедура, но мне необходимо выяснить, видели ли вы этого человека раньше, знаете ли его.

   – Если дело только в этом, товарищ, то вам не о чем беспокоиться, – сказала Марта, продолжая идти вперед. – Я уже его видела.

   Роман остановился и удивленно посмотрел на нее.

   – Я видела его еще до вашего приезда, понимаете? – грустно объяснила она. – Да, я его знаю. То есть я хочу сказать, что видела его не раз, он часто приходил сюда. Это приятель Мильито.

   Роман сделал знак санитарам, уже сидевшим в машине. «Скорая помощь» тронулась с места и, сигналя, медленно поехала сквозь толпу, запрудившую улицу.

   Лейтенант с симпатией взглянул на стоявшую рядом с ним женщину: этой низенькой толстушке с чуть раскосыми глазами уже, наверное, шел шестой десяток, а в волосах почти не было заметно седины, и лишь очки в черной оправе придавали ее лицу строгое выражение.

   – Давайте по порядку, – вежливо сказал Роман. – Во-первых, кто такой Мильито?

   Марта досадливо поморщилась.

   – Его полное имя Эмилио, Эмилио Дукесне, но у нас в доме все называют его Мильито. – Она немного помолчала и, не дождавшись новых вопросов, продолжила: – Паршивый человек этот Мильито. Бездельник, нигде не работает. Несколько раз уже сидел, но ничему так и не научился. Хорошее к нему не пристает, на одни пакости способен. И при этом – гусано[3] до мозга костей. Живет через две двери от меня. Мне ли его не знать!

   Роман сдвинул фуражку на затылок.

   – Так вы говорите, погибший часто приходил к Мильито?

   – Ну да, – ответила Марта, – они ведь два сапога пара. Оба прохиндеи.

   Роман усмехнулся, услышав это слово, а женщина поспешила добавить:

   – Люди так говорят, лейтенант.

   – А где живет Мильито? – поинтересовался Роман. – Через две двери от вас, вы сказали? На каком этаже?

   – Как подниметесь на третий, идите по коридору до конца. Его дверь – последняя справа.

   – Вы проводите меня? – спросил Роман с улыбкой, вновь нахлобучивая фуражку.

   – Конечно. – Марта улыбнулась в ответ. – Пойдемте.

   Роман окликнул Кабаду и велел ему взять еще одного сотрудника, подняться на третий этаж и посмотреть, есть ли кто в последней комнате справа. Сержант и один из агентов кинулись выполнять приказание. Вокруг Романа и Марты уже собралась толпа. Лейтенант взял женщину под руку, они вошли в подъезд и начали медленно подниматься по лестнице.

   – Так вот я и говорю: у него здесь часто собирается компания, особенно по воскресеньям. В домино играют, – продолжила свой рассказ Марта и прибавила с ехидством: – И не только в домино, как я предполагаю!

   Роман едва не спросил было, что она имеет в виду, но вовремя сообразил, что Марта на самом деле всего лишь предполагает. Знай она наверняка что-нибудь, давно бы уже выложила.

   – Этот… был из их компании. Но к Мильито приходят и другие. Например, один тип, низенький такой, похожий на боксера… Мне кажется, он не совсем нормальный, – прибавила Марта с испуганным лицом.

   Поднявшись на третий этаж, они увидели в конце коридора Кабаду и агента, которые уже возвращались.

   – Никого нет, – сообщил сержант, подойдя ближе. – Никого нет, или просто не хотят открывать.

   Марта собралась что-то сказать, но лейтенант опередил ее.

   – Пойдемте с нами, – предложил он и направился к комнате Мильито.

   Остальные последовали за ним. Подойдя к двери, Роман взглянул на Кабаду.

   – Надо войти.

   Сержант повернулся боком и с разбегу ударил плечом в дверь. Она затрещала, но не поддалась.

   – Я почти уверена, что там никого нет, – заявила Марта.

   Кабада сделал еще одну попытку, и на этот раз дверь распахнулась настежь. Пошарив по стене, Роман нащупал выключатель.

   В довольно просторной, но сырой комнате воздух был тяжелый и спертый. Там стояла железная кровать с пожелтевшей мятой простыней и подушкой без наволочки, квадратный серый стол с четырьмя разнокалиберными стульями, а прямо напротив двери – платяной шкаф, тоже серого цвета. Еще рядом с кроватью стояла тумбочка, на ней стакан, в котором было налито воды на три пальца, и банка из-под компота, наполовину полная таблетками аспирина. У левой от двери стены стоял старый холодильник, на нем эмалированный таз.

   Лейтенант приказал открыть шкаф, но не обнаружил внутри ничего существенного: только рубашки, брюки носки, три простыни – две выстиранные и одна грязная – две пары туфель, а также женские часы с браслетом и дешевое золотое колечко. В постельном белье было спрятано пятьдесят песо. А в нижнем ящике шкафа нашли коробку с домино, на крышке которой была вырезана ножом буква «М».

   В ящике тумбочки был обнаружен нож и несколько гильз 32-го и 38-го калибров, которые Роман забрал с собой.

   – Уверена, что Мильито не был здесь со вчерашнего дня, – сказала председательница КЗР, как бы рассуждая сама с собой.

   – Почему? – полюбопытствовал Роман.

   Женщина взглянула на следователя. Ее глаза блеснули за стеклами очков.

   – Не хотела бы ошибиться, товарищ, – сказала она, – но готова держать пари, что вчера он здесь не ночевал. Я поднялась сегодня чуть свет и не видела, чтобы он выходил, а ведь Мильито не из тех, кто рано встает. Да и в течение дня он тоже не показывался.

   Они направились к двери. Последней, погасив свет, вышла Марта. Кабада и второй сотрудник задержались, запирая дверь, а Роман с женщиной пошли по коридору к лестнице.

   – Если хотите знать правду, – сказала Марта, – то в последний раз я видела Мильито вчера утром, когда к нему приходил этот паренек. – Она вдруг улыбнулась, глядя на Романа. – Ох, чуть не забыла: он тоже из их компании и тоже приходил играть в домино. – Марта помолчала. – На этого паренька я сразу обратила внимание, уж больно он не похож на остальных, скромный такой на вид. Я все думала: что у него общего с этими подонками? Хотя кто его знает, этого паренька… Может, он отпетый мошенник…

   Роман смотрел на нее широко открытыми глазами. Потом сунул руку в карман рубашки, видневшийся из-под распахнутой куртки, вытащил оттуда маленькую записную книжку, полистал ее, нашел между страницами фотографию и показал Марте.

   – Он?

   Марта посмотрела на Романа так, словно на ее глазах совершилось колдовство, и, потрясенная, воскликнула:

   – Он! Он самый!

   Роман с трудом сдерживал свое нетерпение, ему хотелось скорее услышать все, что знала эта женщина.

   – Когда, вы говорите, он приходил? Вспомните хорошенько.

   – Вчера, – не задумываясь, ответила Марта. – Часов в десять утра или около того… Я убиралась в комнате, но дверь не закрыла и поэтому видела, как он прошел мимо, к Мильито. А потом, примерно через полчаса, они оба вышли.

   – И после этого вы Мильито больше не видели?

   Марта задумалась.

   – Теперь я вспоминаю, что видела его еще раз. Уже после обеда, в половине четвертого или в четыре, он шел в душ. – Ее голос звучал уверенно: – Да-да, именно тогда я его и видела в последний раз.

   Роман смотрел на нее с восхищением.

   – Как вы думаете, куда мог отправиться Мильито? Вам ничего не приходит в голову? Может, вы знаете, какое-нибудь место…

   Женщина огорченно пожала плечами.

   – Нет, товарищ, даже не представляю. Конечно, у него есть приятели… К нему иногда и женщины приходили. Но… откровенно говоря, я с ними не знакома. Нет, не знаю, где он может быть.

   Роман с благодарностью пожал ей руку. Кабада и второй сотрудник уже ждали его внизу, и, когда он спустился, они втроем направились к выходу. Марта смотрела им вслед.

   Вдруг Роман обернулся.

   – Марта, – сказал он с улыбкой, – если в один прекрасный день вам надоест сидеть дома, приходите ко мне. Место следователя я вам обещаю.

20 часов 30 минут

   Телефон в полутемной комнате прозвонил раз, другой, третий. Чья-то рука сняла трубку.

   – Слушаю.

   На другом конце провода заговорили сбивчиво и торопливо:

   – Это ты? Ты? Дело дрянь, я же предупреждал, что так и будет. Полиция только что была в моем доме. Кажется, Двадцатка убит или ранен. Я его видел, издалека правда, но точно это был он. Мы пропали. Ты меня слышишь? Слышишь?

   – Успокойся, – произнес человек в комнате, но на другом конце провода торопливо и испуганно продолжали:

   – Куда мне теперь деваться? Что делать? Куда я теперь…

   – Успокойся, я тебе сказал, – властно прервал первый голос. – Если будешь трусить, нам не выпутаться.

   Оба некоторое время молчали, а потом второй голос раздраженно произнес:

   – Я не трушу, ты же меня знаешь, черт побери.

   – Слушай меня внимательно, – продолжал первый – поезжай к своей бабенке, что живет в Ла-Лисе, и не высовывай оттуда носа дня четыре или пять. Мне не звони. Я тебя сам разыщу. Дай мне время подумать. Хотя бы пять дней. Только не высовывайся на улицу.

   – Ехать туда? Ты в своем уме? Я уж не помню, когда я в последний раз у нее был. Да у нее, может, уже кто другой завелся.

   – Ты должен поехать к ней, – отрезал первый голос.

   – Не могу, – взмолился второй.

   – У тебя нет другого выхода, Мильито.

   В трубке опять надолго замолчали.

   – А что ты уладишь за пять дней?

   – Предоставь это мне. И еще раз напоминаю: не вздумай звонить мне оттуда или, чего доброго, приезжать! Ты меня слышишь?

   – Слышу.

   – Так вот. Через пять дней. Я тебя разыщу.

   – Ты знаешь адрес? – жалобно спросил Мильито.

   – Нет, – ответил первый голос. – Но я тебя найду.

   – Послушай! – крикнул Мильито.

   Но его собеседник уже положил трубку.

20 часов 47 минут

   Заметив на тротуаре трех своих коллег, Сьерра остановил «волгу» и вышел.

   После обеда на него навалились новые дела: около четырех позвонил Николас Карбонель и сообщил, что один из водителей, Хуан Себастьян Арройо, случайно обнаружил предмет, которым, по всей вероятности, был убит Эрасмо Суаснабар.

   Сьерра тут же сел за руль и после бешеной гонки по шоссе Сантьяго-де-лас-Вегас прибыл в Бехукаль.

   – В дороге у меня случилась поломка, – рассказал Арройо, – так, ерунда: полетел ремень вентилятора. Открываю я ящик с инструментом, а там два ключа вместо одного… Это меня удивило. Взял я второй ключ в руки, смотрю, а на нем засохшая кровь… Нет, это не мой ключ, мой вот этот, я его ни с каким другим не спутаю…

   Сьерра пробыл еще некоторое время на автобазе, беседовал с Карбонелем, хотел повидать Лабраду, но ему сказали, что начальник отдела кадров уехал в управление.

   Мало кто знал о том, что сержант Мигель Сьерра превосходно разбирается в химии. Когда он учился в Технологическом институте, у него по этому предмету были только отличные отметки, но его познания в химии вовсе не ограничивались четырехлетним институтским курсом. Он регулярно читал специальную литературу, в том числе и самые последние издания и научные журналы. Начав работать в следственно-техническом отделе, он особенно заинтересовался токсикологией, а также химической экспертизой в криминалистике. Неудивительно поэтому, что Сьерре были известны, например, реактивы, применяемые при анализе крови, а также способы отличить человеческую кровь от крови животных.

   Едва получив возможность уединиться в лаборатории, он вскоре пришел к неопровержимому выводу: кровь на торцовом ключе была той же группы и того же резус-фактора, что у Эрасмо Суаснабара. Кроме того, он обнаружил на ключе и другую кровь – животного. Все сходилось.

   Правда, ему не удалось снять отпечатки пальцев, ключ был весь захватан, и четких отпечатков на нем не сохранилось. Он вспомнил вчерашние поиски и восхитился интуиции Романа. «Не будь Арройо в отъезде, – подумал он, – лейтенант обязательно бы нашел ключ».

   Вернулся из Бехукаля сержант около восьми, и Тощий Луис сообщил ему о смерти Ястреба.

   – Он сорвался с крыши дома на улице Мисьонес… Роман уже выехал туда.

   Сейчас Роман стоял на тротуаре рядом с Кабадой и еще одним сотрудником. Сьерра вышел из машины, они поздоровались, и лейтенант сказал, обращаясь к Кабаде:

   – Мы со Сьеррой поедем в отделение полиции, а ты бери «волгу» и езжай в картотеку: мне срочно нужна карточка некоего Мильито. После этого можешь отправляться домой спать. Вот его данные. – Он передал сержанту листок. – Скоро буду у себя в отделе.

   По пути в 1-е отделение полиции, что находилось на улице Драгонес, Сьерра рассказал лейтенанту о результатах своих анализов. Роман молча его выслушал, а затем сказал:

   – Бедный Лавигне, этого он никак не мог предположить.

   Сьерра сначала не понял, наморщил лоб и недоуменно посмотрел на Романа. Но тут же его осенила догадка:

   – Значит, вы думаете…

   – Конечно, Сьерра, – прервал его лейтенант. – Это тот самый ключ, которым пользовался Лавигне. Помнишь?

   – Действительно. – Сьерра хлопнул себя по лбу, – Он же говорил нам, что подтягивал болты на колесе, и когда пришел Суаснабар… – Он остановился. – Странно только, что механик не заметил пропажи.

   – Видимо, таких ключей у них на автобазе много, – предположил лейтенант. И грустно добавил: – Какое все-таки ужасное совпадение, что именно этот ключ послужил орудием убийства.

   Машина выехала на улицу Драгонес.

   – А зачем мы едем в полицию, лейтенант? – поинтересовался Сьерра.

   – С Двадцаткой был еще один тип, – тихо сказал Роман. – Он пытался скрыться, но Эгоскуэ в конце концов удалось взять его на вокзале. При задержании он оказал отчаянное сопротивление, и Эгоскуэ доставил его сюда.

   Роман затормозил перед серым зданием полиции, и они вошли, козырнув полицейскому у подъезда.

   Первым, кого они увидели, был Эгоскуэ в грязной, разорванной куртке и с разбитой верхней губой. Как всегда немногословно, он рассказал о том, как преследовал и задержал человека со шрамами.

   – Отправляйся отдыхать, Эгоскуэ, – распорядился Роман, пожав сержанту руку. – Ты хорошо поработал. ничего не скажешь.

   Эгоскуэ попытался изобразить на лице улыбку, но ему мешала распухшая губа.

   – Постои, – спохватился лейтенант, когда Эгоскуэ был уже в дверях. – Пусть тебя отвезут домой, а то вид у тебя не слишком презентабельный.

   Спустя несколько минут Роман и Сьерра в сопровождении сержанта полиции подходили к камере, где сидел человек со шрамами. Его вывели наружу, и он, мрачнее тучи, устало поплелся по коридору, неуклюже загребая ногами. Видно было, что силы у него на исходе. Его подлечили: правая бровь была заклеена пластырем. Но под обоими глазами еще красовались огромные кровоподтеки, от рубашки уцелело лишь несколько лоскутков, и Сьерре он напомнил боксера, потерпевшего поражение в тяжелейшем Матче.

   Полицейский ушел, и они остались втроем в крошечной комнате, где помещались всего два стула и стол.

   – Садись, – предложил Роман задержанному. – Как тебя зовут?

   – Хенаро, – поспешно ответил тот, глядя в пол.

   – Хенаро, а дальше? – снова спросил Роман.

   – Солис, – ответил задержанный, все так же не поднимая головы. – Хенаро Солис Ла Роса.

   Лейтенант присел на край стола, задержанный остался стоять, а Сьерра расположился у него за спиной, почти у дверей.

   – Садись, – вновь предложил Роман, и только тогда человек со шрамами опустился на один из стульев.

   – Ты тоже участвовал в том деле в Бехукале? – неожиданно спросил лейтенант.

   – Ничего не знаю ни о каком Бехукале, – ответил задержанный. – И не упомню, когда я там был в последний раз. Не понимаю, о чем вы говорите.

   Роман пристально посмотрел на него.

   – Тогда почему ты побежал? Почему так сопротивлялся при задержании? – Роман подчеркивал каждое слово.

   Человек со шрамами поднял голову.

   – Потому что я в бегах, вот почему, – скороговоркой произнес он и тупо посмотрел на Романа. – Сегодня ночью я дал тягу из лагеря и только-только успел приехать в Гавану… Даже денек не удалось погулять на воле, – пожаловался он неожиданно ребячливым тоном, словно усматривал вопиющую несправедливость в том, что его задержали.

   Роман понял, что умственные способности этого человека намного ниже нормы. А Солис тем временем продолжал:

   – Я и двенадцати часов не провел в Гаване… Надо же мне было встретить этого сукина сына Ястреба… Я и не знал, какого дьявола он там натворил…

   – Помолчи, – приказал Роман таким твердым голосом, что Солис сразу затих и вновь опустил голову. – Когда ты в последний раз виделся с Мильито?

   – С Мильито? – Солис недоумевал.

   Роман бросил на него сердитый взгляд.

   – Да, с Мильито, – сурово повторил он. – С Эмилио Дукесне, которого ты прекрасно знаешь.

   – Так ведь… Я бывал у него, но это было раньше… Меня уже третий месяц как упекли… Стало быть, с тех пор я его и не видел…

   – За что тебя посадили? – спросил лейтенант.

   На лице Солиса появилась глупая ухмылка.

   – Было дело, – сказал он, осклабившись. – Подрались… Потом бутылки в ход пошли, стулья переломали… Еще немного, и разнесли бы всю эту кафешку.

   Сменив тон, Роман тоже улыбнулся:

   – А ты, видно, подраться не дурак, а, Солис?

   Тот хитро ухмыльнулся и опустил голову, явно польщенный.

   – Я ведь раньше боксером был, знаете? Настоящим боксером, не каким-нибудь там… Пятнадцать боев выиграл без передыху и почти все нокаутом. Меня даже в Штаты хотели повезти. – Он заметно оживился. – Видели бы вы меня тогда на ринге… Я был не из тех, кто прет напролом. Все секреты знал. А реакция какая была, а сила… Когда я выходил на ринг… – Он вдруг вскочил со стула и принял стойку, но тут же скривился от боли и схватился за поясницу. – Черт подери, – простонал он, – этот тип меня чуть на тот свет не отправил…

   Он с трудом опустился на стул. Сьерра едва удержался от смеха.

   – Вот каким я был, – продолжал Солис, которому явно нравилось рассказывать о своих боксерских подвигах. – Меня называли Мотыльком… Кид Мотылек… Потому что я порхал по рингу.

   Сьерра указал на небольшую татуировку на шее задержанного, которую Роман со своего места не мог разглядеть.

   – Это у тебя, наверное, с тех времен? – спросил сержант.

   – Ага, – заулыбался Кид, обрадованный, что Сьерра обнаружил бесспорное свидетельство его былой славы, и показал лейтенанту маленькую бабочку, заключенную в круг. – Да меня до сих пор Мотыльком кличут.

   Роман окинул взглядом сидящего перед ним и подумал, что, если б он давал кличку Солису, «мотылек» пришел бы ему в голову в последнюю очередь. Лейтенант часто сталкивался с прозвищами и кличками преступного мира а знал, как они даются. Иногда такая кличка действительно как-то характеризовала человека, его привычки или говорила о том, откуда он родом. Но очень часто прозвище давалось в насмешку: так, щуплого и сутулого парня могли окрестить Тарзаном, а человека с большой ступней – Золушкой. Вот и этого приземистого увальня прозвали Мотыльком.

   – Послушай, Мотылек, – сказал Роман, – у кого может ночевать Мильито?

   Выражение на лице Солиса мгновенно изменилось. Теперь он снова был настороже и процедил, стараясь улыбнуться:

   – Откуда я знаю?

   – У него есть женщина? – снова спросил лейтенант.

   Солис посмотрел на него в замешательстве.

   – Ничего я об этом не знаю… У Мильито всегда было две-три бабы в запасе, он кобель будь здоров. – Солис вставил крепкое словцо и посмотрел на Романа, как бы извиняясь. – Но с кем он там крутит, как их зовут, я понятия не имею.

   Роман внимательно смотрел на Солиса.

   – Послушай, Мотылек, для тебя же будет лучше, если ты скажешь правду. Неужели ты станешь утверждать, что никогда не встречал этих женщин в доме у Мильито и не знаешь ни как их зовут, ни где они живут?

   Мотылек скорчил недовольную гримасу.

   – Ничего я не знаю… В домино у Мильито я играл, это правда, но про его женщин ничего не знаю… Честно вам говорю.

   Роман вынул из кармана фотокарточку с удостоверения и, показав ее Солису, негромко спросил:

   – Может, скажешь, и его тоже не знаешь?

   Солис испуганно взглянул на фотографию, потом на Романа.

   – Нет, почему же, это Тео, приятель Ястреба, он иногда тоже приходит к Мильито сыграть в домино. Но я ничего про него не знаю. Встречал его там, и все.

   Роман убрал фотографию в карман.

   – Где живет Ястреб? – спросил он.

   – Не знаю я, – заныл Мотылек. – Мильито я знаю, ходил к нему иногда поиграть в домино. А больше ничего не знаю. С Ястребом и Тео я познакомился у него. А где живет Ястреб, не знаю.

   – Жил, – поправил Роман, не глядя на него, и щелкнул зажигалкой. – Ястреб погиб. Он сорвался с крыши, убегая от полицейского, в которого перед этим выпустил шесть пуль. Так что учти, – он взглянул на Солиса, – тебе выгодней говорить правду. Дела обстоят неважно, гораздо хуже, чем ты, думаешь.

   – Я вам сказал все, что, знал, – пробормотал Солис, отводя взгляд. – Я же «загорал» в Матансасе, откуда мне что знать? Справьтесь в лагере, если не верите.

   Встав, Роман сделал знак Сьерре, который, выйдя в коридор, позвал полицейского. Роман сказал, что допрос закончен, и поблагодарил, его. Полицейский увел Мотылька обратно в камеру, а Роман со Сьеррой направились к машине.

   – Законченный болван, – сказал Сьерра.

   – Болван-то болван, но при этом стреляный воробей. Он не сказал и половины того, что знает.

   Сьерра нахмурил брови.

   – Не думаю, что он замешан в этом деле.

   – Я тоже, – отозвался лейтенант, открывая ключом дверцу машины. – То, что он говорил о лагере, наверняка правда: вряд ли он стал бы врать, если мы можем тут же проверить. Но я готов поклясться, что он знает, где жил Ястреб и к кому мог отправиться Мильито.

   – Очень возможно, – сказал Сьерра, устраиваясь на сиденье. – Вы заметили? Он называл его Ястребом, а не Двадцаткой. Это ведь более старая кличка. Значит, он давно с ним знаком.

   Роман кивнул в знак согласия, но ничего не сказал и тронул машину с места.

21 час 35 минут

   Роман и Сьерра сидели друг против друга за рабочим столом лейтенанта и перекусывали – впервые за целый день утомительного расследования, конца которому не было видно. Прикончив по нескольку бутербродов и две бутылки кефира, они почувствовали себя значительно лучше. Сержант плеснул себе немного кофе из термоса, а Роман закурил сигарету и развалился в кресле, наслаждаясь редкой минутой полного покоя.

   Сьерре хотелось, конечно, еще многое обсудить с Романом, но он понимал, что лейтенант нуждается в этой небольшой паузе, чтобы отдохнуть. Ему было просто необходимо хотя бы на несколько минут отвлечься от расследования, которое продолжалось без перерыва вот уже почти сорок восемь часов. К тому же Сьерра знал, что в любую минуту может кто-нибудь войти или зазвонит телефон, и Роман тут же вскочит со своего кресла. За высокую честь быть сотрудником их министерства они платят постоянной и полной готовностью выполнить свой долг.

   Но Роман сам нарушил молчание. Это означало, что отдых окончен.

   – Что ж, вернемся к нашим делам, – сказал он, выпустив облако дыма.

   Сьерра сел за свой стол, вынул записную книжку и начал листать ее, отыскивая нужную страницу.

   – Пора, я тоже как раз подумал об этом. Во-первых, была проведена проверка Куко Масорры. Сегодня утром наши ездили к нему а мастерскую на Инфанте.

   – Кто именно? – спросил Роман.

   – Саласар. Кто вел наблюдение, не знаю. Во всяком случае, рапорт подписан Саласаром. Так вот, он приехал к Куко около одиннадцати, и тот, похоже, здорово перепугался, но подтвердил показания Фело Карденаса. Сказал, что расстался с ним и с некой Рейной около десяти часов вечера у входа в гостиницу «Инглатерра». Кто такая Рейна и где ее искать, он тоже не знает.

   – Значит, безрезультатно, – пробормотал Роман и, придвинувшись к столу, принялся машинально чертить какие-то линии на листке бумаги.

   – Нет, кое-какие результаты все же есть, лейтенант, – многозначительно произнес Сьерра. – В половине двенадцатого Куко ушел из мастерской, сел на пятьдесят четвертый автобус, доехал до Центрального парка, а оттуда прошел пешком по Прадо в сторону Малекона.

   Лейтенант с интересом слушал.

   – Потом он свернул на Виртудес и зашел в маленькую гостиницу на улице Сулуэта, это недалеко от Виртудес. Пробыл он там около получаса. – Сьерра перевернул страницу в записной книжке. – Выйдя оттуда, он по Сулуэте направился к Центральному парку, там зашел в первый же автомат и два раза звонил. Потом вошел в парк и прогуливался там тоже с полчаса. После этого отправился домой – живет он на улице Райо – и остаток дня никуда не выходил. На работу не вернулся.

   Роман хотел что-то спросить, но в этот момент зазвонил телефон. Лейтенант снял трубку.

   – Слушаю, – произнес он официальным тоном и тут же узнал голос Кабады.

   – Записывайте, лейтенант: Эмилио Дукесне Руис, он же Мильито, он же Аспирин. Белый, тридцать два года, уроженец Гуанахая. Три судимости: одна за курение марихуаны, другая за спекуляцию и третья за грабеж со взломом. Фотография соответствует фотороботу.

   – Прекрасно, Кабада, – похвалил Роман и повторил данные Сьерре.

   – Хочу размножить его фотографию и сразу же привезти ее вам, – сказал Кабада.

   – Хорошо, привози фото и после этого можешь отдыхать. Жду.

   Роман повесил трубку и поднял глаза на Сьерру.

   – Его чуть не убил сегодня этот Двадцатка. – Он встал и, приподняв фуражку, пригладил волосы. – Распорядись, чтобы снимки этого типа раздали патрулям. Копий фоторобота сделали достаточно?

   – Тощий заказал двадцать не то тридцать штук. Они уже готовы.

   – На первое время хватит, – заметил Роман. – Потом заменим фоторобот настоящим снимком, но пусть они начинают поиски уже сейчас. Предупреди, что он вооружен, так что нужно соблюдать осторожность. Надо постараться захватить его живым, чего бы это ни стоило. Особо подчеркни, Сьерра: чего бы это ни стоило.

   Сьерра направился к выходу и уже подошел к двери, как вдруг, прежде чем сержант успел взяться за ручку, она открылась, и на пороге возникла фигура совсем юного солдата.

   – Извините, – смутился он, увидев Сьерру так близко от себя. – Внизу какая-то женщина просит пропустить ее к лейтенанту.

   – Кто она? – спросил Роман со своего места.

   – Не говорит. Утверждает, что ей надо лично поговорить с вами, – отчеканил юноша, – и по срочному делу.

   – Пригласи ее, – сдвинув брови, буркнул Роман.

   И в тот же миг, едва не столкнувшись с сержантом, на пороге появилась женщина. Красавицей ее при всем желании трудно было назвать. Правда, ее черные глаза были очень выразительны, и волосы, такие же темные и блестящие, тоже хороши, но портили лицо слишком толстые губы, чересчур маленький нос и вытянутый овал. Нет, эта женщина решительно не смогла бы победить на конкурсе красоты, к тому же и весила она явно больше нормы. И все же была она в высшей степени аппетитна, вызывающе привлекательна.

   Вряд ли ей было больше двадцати четырех лет, хотя не слишком опытного наблюдателя могло сбить с толку ее накрашенное лицо, из-за чего она выглядела на два-три года старше. На ней был синий свитер в обтяжку и короткая юбка того же цвета, но гораздо более темная, на добрую пядь не закрывавшая колен. Смуглостью она напоминала арабских женщин, и еще такими темными иногда бывают скрипки.

   – Садитесь, – пригласил Роман, указывая ей на стул рядом со своим столом. Женщина прошла вперед и села улыбаясь.

   – Слушаю вас, – вежливо сказал лейтенант.

   Женщина немного нервничала, но особого смущения не испытывала, хотя руки у нее и дрожали слегка, на что обратил внимание Роман, когда она вынула пачку «Дорадос» и закурила. Пожалуй, это был единственный признак того, что она волнуется.

   – Я пришла к вам из-за одного моего знакомого, – сказала она, выпуская дым изо рта. – Он сидит у вас под арестом.

   – А, так вы Рейна, – сразу сообразил Роман.

   Женщина улыбнулась. Видно было, что она удивлена и польщена одновременно.

   – Да, это я, к вашим услугам. Так меня называют, хотя это не настоящее мое имя. По-настоящему меня зовут Каридад. Каридад Бетанкур Гонсалес. – Она помолчала. – Понимаете, мне сказали, что этот мой знакомый, Фело, арестован, что его обвиняют в чем-то и все упирается в то, где он был позавчера ночью…

   Улыбка исчезла с ее лица. Роман хотел было задать вопрос, по возможности облегчающий ей признание, но она сама докончила:

   – Он был со мной. Мне вся эта история, как вы понимаете, выходит боком, признаваться в таких вещах не очень-то приятно, но, когда такое дело, ничего другого не остается. – Она отвела глаза. – Мы всю ночь были вместе.

   Роман закурил.

   – С десяти вечера и до пяти утра, не так ли?

   Она кивнула.

   – Хорошо, проведем еще одну проверку, и тогда все. Подождите, пожалуйста, в коридоре несколько минут.

   Женщина снова улыбнулась и вышла из кабинета, осторожно прикрыв за собой дверь.

21 час 40 минут

   Мильито припал губами к теплой шее женщины.

   – Дай мне закрыть дверь, – прошептала она улыбаясь и попыталась отстранить его.

   Но он еще крепче стиснул ее в объятиях, ища ее губы. Она со смехом откинула голову.

   – Дай же мне закрыть дверь, – повторила она.

   Он отпустил ее и, словно сразу потеряв к ней всякий интерес, плюхнулся на кровать. Женщина пошла к двери, застегивая на ходу халат, и закрыла ее на щеколду. Потом повернулась к Мильито, который лежал уставившись в потолок.

   – Сними туфли, милый, а то испачкаешь простыню, – произнесла она вроде бы ласково, и все же в ее голосе прозвучал упрек.

   Закинув руки за голову, Мильито, казалось, не слышал. Все так же глядя в потолок, он отрывисто произнес:

   – Свари мне кофе.

   На мгновение женщина посерьезнела, но тут же опять улыбнулась, обнажив свои крепкие крупные зубы. Она застегнула последнюю пуговицу на халате, который расстегнул Мильито, едва вошел. Как только она открыла, он, не говоря ни слова, притянул ее к себе и стал целовать так же жадно и неистово, как в самом начале нх связи, продолжавшейся уже почти десять месяцев. Она не сопротивлялась. Мильито нравился ей, по-настоящему нравился, и, пока он расстегивал пуговицы на ее халате и осыпал ее поцелуями, она забыла все упреки, которые готовилась ему высказать: вот уже две недели, как он не показывался, и она ничего не знала о нем.

   А сейчас он развалился на кровати, словно она ему уже давно надоела. Женщина подошла к Мильито и стала стаскивать с него туфли.

   – В этом доме стираю я. мой дорогой.

   Она сняла мокасины и поставила рядом с кроватью. От его ног пахло потом, но ей нравился любой запах, исходивший от него. Главное, чтоб это был его залах.

   Она выпрямилась, откинула курчавую прядь со лба и подбоченясь, произнесла вызывающим и в то же время насмешливым голосом:

   – Что за новости, черт возьми! Являешься, накидываешься на меня с поцелуйчиками, а потом вдруг – раз, и на боковую!

   Мильито бросил на нее косой взгляд, и улыбка сразу исчезла с ее лица. Он вновь уставился в облупившийся потолок, а она, пожав плечами, отошла в угол комнаты, где на небольшом столике стояла керосиновая плита, и принялась готовить кофе.

   Судя по лицу, женщина была лет на десять старше Мильито. Наверное, в молодости лицо это было если не красивым, то довольно приятным, но появившиеся морщины делали еще более резкими грубоватые от природы черты. Небольшие глаза смотрели устало; толстые губы утратила былую свежесть. Это было лицо женщины под сорок пять, которой пришлось немало потрудиться на своем веку или немало пережить. А возможно, хлебнуть того и другого. Но тело ее оставалось удивительно юным: грудь была по-прежнему упругой, живот – гладким и шелковистым, ноги все так же стройны: ни синих прожилок, ни вздувшихся вен.

   Она залила кофе водой, поставила кипятить на горелку и снова подошла к кровати. Мильито лежал в той же позе и курил, все так же пристально рассматривая потолок.

   Женщина подождала, когда он на нее взглянет, и вдруг сказала:

   – Может, я тебе больше не нравлюсь?

   Он не ответил.

   Тогда она медленно расстегнула халат и сбросила его на пол.

   – Эмилито, – шепнула она.

   Он швырнул сигарету на пол и рывком опрокинул ее на кровать.

   Кофе на плите закипал.

22 часа

   Вошедший мужчина был высок и худ, белокож и темноволос. Ему было немногим больше тридцати, но он заметно сутулился. Медленно переступив порог кабинета, он остановился, но не произнес ни слова. Лицо его было серьезным.

   – Подождите минуту, – сказал Сьерра и вышел.

   Роман поглядывал на него из-за стола, но высокий сутулый мужчина упорно не смотрел в его сторону и все так же стоял скрестив руки на груди.

   Вошел Сьерра, за ним Рейна. Но мужчина даже не повернул головы в их сторону, и Роман был вынужден спросить его, указав на Рейну:

   – Вам знакома эта женщина?

   Мужчина поднял глаза, и его лицо сразу преобразилось.

   – Конечно, – сказал он с улыбкой, – такую женщину невозможно забыть…

   Рейна пронзила его взглядом, но это ничуть не смутило говорившего.

   – Не далее как… Когда же это было? Да, она была у нас позавчера вечером, – продолжал он, глядя то на Романа, то на женщину. – Я как раз заступил на дежурство и… – Мужчина снова всмотрелся в Рейну и вдруг застыл с широко раскрытыми глазами. Потом повернулся к лейтенанту и, прищелкнув пальцами, воскликнул: – Господи! Так ведь она приходила с мужчиной… – И торопливо заговорил, размахивая своими длинными руками: – С тем самым, кого я видел здесь вчера! А я еще сказал, что не помню, видел ли я его. Как же я его подвел! Но теперь я уверен: они были позавчера у нас и ушли уже утром, к концу моего дежурства… Да, совершенно точно. – Он помолчал, а потом повторил как бы про себя: – Как же я подвел этого человека…

   Роман улыбаясь откинулся на спинку кресла.

   – Что ж, – сказал он, – полагаю, все разъяснилось. Вы оба свободны.

   Сьерра закрыл дверь за Рейной и служащим гостиницы.

   – Это называется выборочной памятью, – сказал он, покатываясь со смеху.

   – Перестань, Сьерра, – Роман и сам не мог сдержать улыбку, – и распорядись, чтобы Фело Карденаса освободили. Пусть ему сделают строгое внушение и отпустят восвояси.

   – А ведь Куко Масорра искал тогда Рейну, – заметил Сьерра, все еще улыбаясь, и снял телефонную трубку.

   – Наверняка, – согласился лейтенант. – И все-таки разыскал эту таинственную женщину.

   Скрипнула дверь, на пороге возник Кабада.

   – Все готово, – сказал он, протягивая Роману небольшой конверт.

   – Прекрасно. – Лейтенант заглянул внутрь. В конверте лежала фотография человека, уже знакомого ему по фотороботу. Однако снимок, сделанный с натуры, был отмечен той печатью характерности, которую не передаст ни один фоторобот. Лицо на снимке казалось еще более костлявым, а взгляд исподлобья – еще более мрачным. Щеки заросли густой щетиной. Это было одно из тех лиц, которые никогда не выглядят чисто выбритыми. – Теперь у нас на него все есть. – Роман передал конверт Сьерре, закурил и вышел из-за стола. – Отправляйся спать, Кабада, завтра дел будет не меньше. Никак не меньше. – И к Сьерре: – А ты узнай телефон Лабрады, пора ему дать нам кое-какие объяснения.

   Уже подходивший к дверям Кабада вдруг резко остановился.

   – Лейтенант, – сказал он, – за всей этой беготней у меня совершенно вылетела из головы одна вещь. Зато теперь я убью сразу двух зайцев.

   И Роман увидел, как он достает из кармана какую-то бумажку.

   – Вот телефон Лабрады.

   Лейтенант с недоумением посмотрел на Кабаду, взял бумажку, но, еще не успев взглянуть на нее, вдруг понял, что номер Лабрады – 30-9107, тот самый, что был записан на клочке линованной бумаги, обнаруженном в кармане у Тео Гомеса.

22 часа 30 минут

   Она лежала рядом с ним. Ей было холодно, но она не подумала накрыться и так и лежала обнаженная, обхватив плечи руками. Мильито, прикрытый краешком простыни, смотрел в потолок и курил.

   Комната освещалась лишь слабым светом из маленькой ванной. За дверью в коридоре время от времени слышались голоса и шаги.

   – Эмилито, – позвала она, повернувшись к нему.

   Он не ответил.

   – Что с тобой, моя радость?

   – Ничего, – пробормотал он, не глядя на нее.

   – У тебя случилось что-то, – настаивала она. – Почему ты мне не расскажешь?

   Мильито в последний раз затянулся и швырнул окурок на пол. Потом встал и направился в ванную. Она слышала, как он помочился, вымыл руки и прополоскал рот. Вернувшись в комнату, он вновь улегся на кровать.

   – Пожрать есть что-нибудь?

   – А что тебе приготовить? – спросила она нежным голоском.

   – Все равно.

   – Ты так мне и не расскажешь, что с тобой? – Она погладила его по лицу.

   Мильито резко оттолкнул ее руку.

   – Я тебе уже говорил, что не люблю, когда трогают мое лицо, – сказал он со злобой. – А ты продолжаешь.

   Она состроила обиженную гримасу, встала, накинула халат и спросила с раздражением:

   – Яйцо, рис и бананы?

   – Любое дерьмо, – отозвался он, уже сидя на постели и надевая туфли.

   Она мельком взглянула на него, подошла к полке, что висела над керосиновой плитой, достала оттуда парочку зеленых бананов и, взяв один, принялась очищать его ножом.

   Иной раз, как сегодня например, она испытывала жгучее желание порвать с ним, чтобы не видеть его больше. Так бывало не всегда, но, когда случалось, она сразу вспоминала Адельфу, самую близкую свою подругу, которая сказала ей однажды: «Этот человек тебя погубит». Но что делать – он нравился ей, хотя она и понимала, что подруга права. И вот теперь после долгого отсутствия он снова появился, сказав, что несколько дней поживет у нее. И принес с собой револьвер. Она никогда раньше не видела его вооруженным, хотя представляла, к какому сорту людей относится Мильито. Он был жесток, очень жесток. Но, возможно, он и притягивал ее этой жестокостью. Впрочем, она многого о нем не знала. Мильито натянул наконец туфли и влез в брюки. Потом повернулся к ней и без всяких предисловий выпалил:

   – Убили одного типа, и меня ищет полиция.

   Банан выпал из ее дрожащих рук. Она не сразу обернулась. И, стараясь, чтобы ее голос звучал как обычно; спросила:

   – Почему же ты раньше мне этого не сказал?

   И тут он взорвался. Накопившаяся злоба вырвалась наружу.

   – Зачем? Чтобы ты меня выгнала?

   Она увидела, как побагровело его лицо. Таким она его не знала.

   – Чтобы ты меня выгнала? – снова выкрикнул он.

   – Соседи, Эмилито… – начала она, но он не дал ей договорить.

   – Мне на твоих соседей… – Он грубо выругался, заорал: – Так, значит, тебе хотелось бы выгнать меня, да? – и сделал к ней несколько шагов.

   Она в страхе отступила.

   – Успокойся ради бога, Эмилито…

   – Тебе этого хотелось бы?! – кричал он с перекошенным лицом, тряся ее за плечи. Он не помнил себя от ярости. – Отвечай! Этого?

   – Ты сошел с ума, – всхлипнула женщина.

   – Стерва! – Мильито влепил ей пощечину. Потом размахнувшись, ударил еще раз.

   Она упала на пол, повалив тумбочку, закричала:

   – Ты сошел с ума! – и, плача, пыталась отползти от него подальше.

   – Я убью тебя, сука! – прорычал он и стал медленно на нее надвигаться. Глаза его налились кровью. Лицо женщины перекосилось от ужаса.

   – Стерва! – выдохнул он и с силой ударил ее ногой под ребра.

   – На помощь, убивают! На помощь! – пронзительно вскрикнула она, рыдая и уже не помня себя.

   – Замолчи, сволочь! – Он продолжал наносить ей удары.

   – Лала, что случилось? Лала! – раздалось снаружи. Потом начали барабанить в дверь, с каждым разом сильнее и сильнее.

   Услышав стук, Мильито внезапно опомнился. Он удивленно взглянул на Лалу, которая продолжала кричать, и едва не спросил ее, почему она валяется на полу.

   Но в этот момент с треском распахнулась дверь и несколько человек вбежало в комнату. Остальные столпились в коридоре, заглядывая внутрь.

   – Кто тебе позволил избивать женщину, мерзавец? – Высокий широкоплечий негр, сжав кулаки, двинулся на Мильито.

   Тот отпрыгнул в сторону и схватил с кровати свой револьвер.

   – Того, кто сделает еще хоть шаг, пристрелю! – крикнул он, весь дрожа.

   Воцарилась тишина. Люди замерли на месте, не сводя с него глаз.

   – Освободите проход, дайте мне выйти, – угрожающе произнес он и двинулся к двери. Все расступились, и он, с револьвером в руке, в распахнутой рубахе, выскочил в коридор.

   Женщины взвизгнули, а Мильито бросился к лестнице. Добежав до третьего этажа и услышав позади топот ног и крики преследователей, он выстрелил наугад, по подъезду разнеслось гулкое эхо. Голоса смолкли, а он помчался вниз, прыгая через несколько ступенек. Выскочив на улицу, он наткнулся на толпу, собравшуюся у дома, но при виде его люди бросились врассыпную.

   Обезумев, Мильито кинулся в сторону шоссе, забыв даже спрятать револьвер. По его лицу струился пот, хотя было уже прохладно. Он вновь услышал позади крики, возгласы «держи его!» и припустил что было сил. До шоссе оставался всего один квартал. Улица, по которой он бежал, была ярко освещена, и он видел удивленные лица как шарахаются люди и захлопываются двери перед самым его носом.

   До шоссе теперь оставалось совсем немного, с полквартала. И тут он увидел впереди полицейского, который слез с мотоцикла, расстегнул кобуру и вынул пистолет. Мильито не заметил, откуда он появился, но понял, что раздумывать некогда. Он резко остановился и посмотрел назад. Человек восемь или девять мужчин настигали его. Мильито снова посмотрел вперед: полицейский бежал к нему с пистолетом в руке, крича:

   – Бросай оружие!

   Мильито инстинктивно сделал шаг назад, прицелился в полицейского и выстрелил.

   Тот упал, и все же нашел в себе силы обхватить правой рукой запястье левой, в которой сжимал пистолет, и тоже выстрелить.

   Мильито свалился как подкошенный. На асфальт под ним сразу натекла лужа крови.

23 часа 25 минут

   – Полагаю, вы объясните мне, в чем дело. – Голос Сиро Лабрады звучал обиженно.

   Он сидел перед Романом, и лейтенант впервые видел его карие глаза. «По крайней мере вечером он снимает очки», – подумал Роман.

   – Мне казалось, я продемонстрировал готовность помочь следствию в любом вопросе и всем, чем только могу, – продолжал Лабрада и недовольно посмотрел на Нельсона Барреро, который стоял рядом с ним. – Тем не менее этот товарищ доставил меня к вам, словно я…

   Лабрада не закончил фразы. Возможно, он ждал, что Роман скажет что-нибудь, но Роман ничего не сказал. И даже не взглянул на него. Не обращая внимания на Лабраду, он рылся в какой-то папке, особенно остро ощущая необъяснимую неприязнь к этому человеку. Однако он понимал, что сейчас не время для эмоций. Сейчас будет решаться куда более важный вопрос: установит он истину или нет и сумеет ли передать в руки правосудия опасного преступника. Понимал он и то, что перед ним сидит хитрый и изворотливый человек, и продолжал лениво листать дело. Наконец он поднял голову: пора начинать.

   – Дело в том, Лабрада, – сказал он спокойно, – что обнаружились некоторые факты, свидетельствующие против вас, и их необходимо разъяснить… И чем раньше, тем лучше, вы согласны?

   – Разумеется, – ответил Лабрада. – Мое недовольство относится лишь к формальным моментам… так сказать, к самой процедуре. Что же касается этих обнаружившихся фактов, то мне хотелось бы знать, в чем они, собственно, заключаются, поскольку заранее уверен, что легко смогу разрешить все ваши сомнения.

   Лабрада извлек из кармана элегантной рубашки пачку «Аромас», а из маленького брючного кармашка – газовую зажигалку.

   – Можете воспользоваться спичками, – многозначительно произнес Роман. – Кстати, это не ваши?

   Лейтенант бросил на стол спичечный коробок в бело-голубую клетку. Лабрада чуть заметно вздрогнул н привстал, чтобы получше разглядеть спички, но не прикоснулся к ним. На коробке шариковой ручкой была выведена заглавная «Л».

   – Нет, это не мои, – сказал он, подумав. – Я, как видите, не пользуюсь спичками, а когда пользовался, не помечал таким образом коробки. Это «Л» не означает «Лабрада», можете быть уверены.

   Он чиркнул зажигалкой. Послышалось шипение, из отверстия вырвался узкий голубой язычок пламени. Лабрада прикурил и, затянувшись, выпустил длинную струю дыма.

   – Объясните мне, пожалуйста, Лабрада, что вы делали на базе позавчера вечером. – Роман откинулся на спинку кресла и, помолчав, добавил: – Ведь вы единственный оставались с Суаснабаром в тот вечер, когда его убили.

   – Не говорите так, я… – начал Лабрада хоть и поспешно, но твердо.

   – Вы были там, – прервал его Роман. – Вас там видели.

   – Да, я работал примерно до десяти или до четверти одиннадцатого, а потом ушел. Когда я уходил, я видел Эрасмо и…

   Роман снова перебил его.

   – Мне очень хотелось бы узнать, Лабрада, – сухо произнес он, – почему вы не сказали нам, что были на автобазе в тот вечер.

   Нельсон Барреро стоял позади Лабрады. Сьерра же и Кабада, который так и не ушел домой, не захотев пропустить допрос, придвинули стулья к письменному столу Романа и теперь внимательно следили за разговором.

   Лабрада снова глубоко затянулся.

   – Согласен, это была ошибка с моей стороны, – проговорил он, ничуть не смутившись. – Факт не показался мне тогда заслуживающим упоминания, я как-то не подумал… Поскольку я ушел около десяти, а врач сказал, что смерть наступила не раньше двенадцати… – Лабрада поднес сигарету к губам. – Он ведь сказал, что Эрасмо убили между двенадцатью и часом ночи, не так ли?

   – Так, – согласился Роман.

   – Поэтому мне и в голову не пришло, что вас может заинтересовать мое присутствие на базе, – продолжал начальник отдела кадров. – Когда я уходил, все было в порядке, как обычно.

   – Вы часто задерживаетесь на работе до этого часа? – поинтересовался Роман, тоже закуривая.

   – Нет, не часто, но иногда случается. Вы же знаете как это бывает. Возникает какое-нибудь неотложное дело' и приходится задерживаться допоздна. Позавчера вечером я как раз работал над проектом нового штатного расписания.

   – Итак, вы ушли в десять или в четверть одиннадцатого, – пробормотал Роман, уставившись в какую-то точку над головой Лабрады. – Вы ушли в десять или в четверть одиннадцатого… – Неожиданно он перевел взгляд на Лабраду и в упор спросил: – И куда вы поехали?

   Роману показалось, что на короткий миг лицо начальника отдела кадров приняло довольное выражение. Лабрада не спеша затянулся, выпустил струйку дыма и погасил сигарету в стеклянной пепельнице, которая стояла перед ним.

   – Я поехал к Карбонелю, нашему директору. Приехал к нему около одиннадцати. Понимаете, хотелось показать проект, вот я и решил…

   – Как всегда после работы заехать к Карбонелю и обсудить с ним проект, – насмешливо докончил Роман. – Это ведь было так срочно. До утра ждать просто невозможно.

   Кабада одобрительно закивал. В самом деле, трудно было представить Лабраду, своими руками расправляющегося с Суаснабаром. Нет, если этот человек замешан в преступлении, то действовал он по-иному: более скрыто, более тонко, более хитроумно. А если так, он наверняка заранее позаботился о безукоризненном алиби.

   – Что вам сказать… – Лабрада помедлил несколько секунд. – Нет, конечно, дело не было срочным, но мне пришло в голову… Я несколько часов проработал, и мне казалось, что Карбонель, который уже интересовался проектом, захочет сразу же взглянуть на него. Я позвонил ему и тут же поехал. Разумеется, я и до этого бывал у него дома по служебным делам.

   – Где живет Карбонель?

   – В Коли. Я пробыл у него до половины первого и оттуда поехал домой. Могу доказать это, потому что столкнулся в подъезде с моим соседом – Порруа, Рафаэлем Порруа. Он живет на третьем этаже. Это было примерно в час ночи.

   – Лабрада, – произнес негромко Роман, облокачиваясь на стол, – расскажите, из-за чего вы враждовали с Суаснабаром.

   В первый раз лейтенант заметил выражение тревоги на бесстрастном лице Лабрады. Но голос его звучал спокойно:

   – Я уже говорил вам, что Эрасмо был довольно своенравным человеком… С плохим, неуживчивым характером, я бы так это назвал… Мы не очень с ним ладили, верно, но говорить, что враждовали, – это слишком…

   – Не лгите, Лабрада, – оборвал его Роман. – Все обстоит гораздо хуже.

   Во взгляде кадровика можно было прочесть лишь крайнее удивление.

   – Вы с Суаснабаром поругались и после этого перестали даже разговаривать, – вкрадчиво произнес Роман.

   Лабрада взглянул на него, возможно про себя прикидывая, что доподлинно знает Роман и о чем только догадывается. За свою теперь уже многолетнюю службу лейтенант перевидел множество нервничающих людей, разных. по характеру и темпераменту. И хотя голос Лабрады не дрожал, ответы были тщательно продуманы, хотя он великолепно владел собой и контролировал каждый свой жест, Роман знал, что сидящий перед ним человек нервничает, ужасно нервничает.

   – Видите ли, лейтенант, – сказал Лабрада наконец, – не знаю, что там вам наговорили… Недели три-четыре назад я действительно повздорил с Эрасмо… Он меня оскорбил. Но речь шла о служебных вопросах, и дальше этого не пошло.

   Роман усмехнулся, поднялся со своего места, словно эта игра начала ему надоедать, и сказал с расстановкой:

   – Постарайтесь меня правильно понять, Лабрада. Хищение нескольких деталей со склада – мелкое воровство, и только. Убийство же – дело очень серьезное.

   Кабада взглянул на начальника отдела кадров. Бусинки пота выступили на лбу Сиро Лабрады, хотя в кабинет тянуло холодом от неплотно прикрытого окна.

   – Не станете же вы утверждать, – впервые Лабрада стал запинаться, – что я убил… Вы же… Это абсурд, лейтенант, бессмыслица какая-то.

   Роман в последний раз затянулся и сунул окурок в пепельницу. Потом нагнулся, выдвинул ящик стола, достал оттуда папку и начал перелистывать подшитые в вей бумаги, затем снова сел в кресло и произнес, не глядя на Лабраду:

   – Вы знаете, что убит Тео Гомес?

   Наверное, Лабрада вздохнул с облегчением, когда лейтенант переменил тему.

   – Да, конечно, – ответил он. – Мы узнали об этом сегодня на базе. – И, помолчав, пробормотал: – Никогда бы не подумал…

   – Чего не подумали бы? – полюбопытствовал Роман.

   – Что он может быть причастен к убийству Суаснабара и… – Лабрада опять запнулся. – Только не спрашивайте, откуда я это знаю. Я ничего не знаю, но это и дураку ясно.

   – Не думайте, Лабрада, что все так просто, – возразил лейтенант. – Но я хочу спросить вас не об этом. Я хочу, чтобы вы мне ответили, в каких отношениях вы были с Тео Гомесом.

   – В нормальных, как с любым шофером автобазы.

   – Других отношений между вами не было? Личных, я имею в виду.

   Лабрада удивленно посмотрел на лейтенанта.

   – Нет, личных не было, ни в малой степени.

   Роман вынул из раскрытой папки бумажку и протянул Лабраде.

   – Это ваш телефон. Домашний, не так ли?

   Тот смотрел на Романа, словно не улавливал смысла его слов.

   – Да-да, конечно.

   – В таком случае, Лабрада, трудно, очень трудно, поверить в то, что между вами и Тео не было никаких отношений, кроме служебных. Ведь этот номер мы нашли в бумажнике, который был при нем, когда его убили… Единственный номер телефона, обнаруженный у Тео, оказался вашим номером.

   Лабрада нервно улыбнулся, словно не понимал, почему Роман придает такое серьезное значение сущим пустякам.

   – Лейтенант, – сказал он, – мой телефон знали наши сотрудники. Они звонили мне домой, когда это было необходимо. Я сам давал многим свой телефон.

   – Речь идет не о многих, – решительно сказал Роман, – а только о Тео Гомесе. Вы давали ему свой телефон? Он должен был вам зачем-то звонить?

   – Я… – Лабрада уставился в стену, пытаясь припомнить. – Нет, я не помню, давал ли ему свой телефон, но он мог узнать его у любого на автобазе.

   – Означает ли это, что Тео Гомес никогда раньше не звонил вам домой?

   – Конечно, – заверил Лабрада. – Он никогда мне не звонил.

   Начальник отдела кадров закурил новую сигарету. Губы его слегка дрожали. Роман подождал, пока он не вдохнет с жадностью табачный дым, и произнес, отчеканивая каждое слово:

   – Мне необходимо знать, Лабрада, где вы находились вчера вечером с восьми до одиннадцати часов. Я должен это знать совершенно точно.

   Кабада тоже закурил. Да, кадровик не на шутку нервничал, но и он, Кабада, с нетерпением ждал его ответа.

   – Вчера вечером? Я был на концерте симфонического оркестра в театре Амадео Рольдана. – Он остановился, уставившись перед собой, словно старался вспомнить все по порядку. – Дайте подумать… Так, в «Кармело» я пришел до восьми и поужинал там. В театр входил уже после половины девятого, ровно в девять начался концерт.

   – С кем вы были на этом концерте? – спросил Роман.

   – Я был один. – Лабрада нервно затянулся.

   – И не встретили там друзей, знакомых? Если вы постоянно ходите на концерты симфонической музыки, вы наверняка знакомы с такими же, как вы, любителями.

   – Нет, я не встретил там знакомых. Я не так часто хожу на концерты, лейтенант. Музыку я люблю и посещаю концерты, когда удается, но к числу завсегдатаев не принадлежу. Тем не менее могу сказать, какая была программа…

   Роман пристально смотрел на него.

   – Играли увертюру к «Оберону» и «Героическую» Бетховена, Третью симфонию…

   – Этого недостаточно, – прервал его Роман, – недостаточно, чтобы доказать, что вы там были. А доказать это очень важно, поскольку Тео Гомеса застрелили между восемью и десятью вечера.

   Лабрада хотел что-то возразить, но лишь устало махнул рукой. Он понимал: от него ждут не простых заверений.

   – Я был в театре имени Рольдана, лейтенант, – жалобно произнес он, – на самом деле был. – И вдруг оживился: – Один человек… Да, тот человек видел меня… Он сидел передо мной. Очень странный человек. На шее у него, почти на затылке, фурункул… Такой неприятный Фурункул… Он все время оборачивался и смотрел назад, словно ждал кого-то. Или боялся, что его кто-то увидит.

   – Вы знаете его имя? Можете его найти? – спросил Роман.

   – Нет, – ответил Лабрада. – В перерыве он подошел ко мне. Я стоял в вестибюле. Он попросил прикурить, и мы обменялись несколькими фразами. Он все так же озирался по сторонам, будто за ним следили.

   Сьерра сделал жест, словно хотел сказать: «Это не доказательство», не ускользнувший от Лабрады, который впервые за время их разговора утратил хладнокровие.

   – Да, я знаю, это ничего не доказывает, – запальчиво с отчаянием в голосе произнес он. – Но это так, действительно так. Разве всегда можно доказать, что ты гулял именно по этой улице и заходил именно в это место? Хотя на самом деле так оно и было!

   – Вы знакомы с человеком по кличке Ястреб? – спросил Роман. – Еще его называют Двадцатка, настоящее имя Хосе Анхель Чакон.

   – Нет, – твердо ответил Лабрада. – Не представляю, кто это.

   – Вы уверены? – настаивал Роман. – И Мильито Дукесне вы тоже не знаете?

   По лицу Лабрады было видно, что эти имена ему ничего не говорят.

   – Впервые слышу об этих людях.

   – И никогда их не видели? – спросил лейтенант. – Подумайте хорошенько.

   Начальник отдела кадров сосредоточенно разглядывал фотографии.

   – Лабрада, – Роман понизил голос и постарался придать ему большую убедительность, – скажите мне все, что вы знаете о Тео Гомесе, это для вашего же блага.

   – Ничего особенного о нем я не знаю, – не задумываясь, ответил тот. – Уверяю вас, все, что я о нем знал, я уже сказал.

   – С кем дружил Тео на работе? С кем поддерживал отношения?

   Лабрада ненадолго задумался.

   – И об этом я мало что знаю. Тео был не слишком общительным. – Он потушил сигарету. – Я не замечал, чтобы он с кем-нибудь дружил. Иногда… я видел его с Маркосом Очоа, это наш старый шофер, живет на Инфанте. Потом встречал его с Абреу, шофером, который все обнаружил, помните?

   Роман кивнул.

   – Несколько дней назад я видел его с Карлосом Кинтаной, механиком, который пришел на базу примерно в одно время с Тео.

   Роман встал.

   – Я вынужден вас задержать, Лабрада.

   Тот хотел что-то сказать, но Роман не дал.

   – Продолжим наш разговор завтра. Может, к тому времени у вас прояснится память.

Четверг,
21 декабря 1973 года

0 часов 55 минут

   Роман кивнул часовому у ворот военного госпиталя… Тот козырнул в ответ. Обогнув обширный парк, разбитый перед главным корпусом, лейтенант подрулил к приемному покою.

   Перед входом в здание стояло много машин: санитарные, джипы, такси. Роман захлопнул дверцу «фольксвагена» и, взбежав по ступенькам, очутился в вестибюле, заполненном людьми. Он взглянул на часы, понял, что уже глубокая ночь, но тут же подумал, что в этих стенах ночь и день ничем не отличаются друг от друга. Никогда не ослабляется напряженный рабочий ритм, подчиненный жизни и смерти.

   Молодой человек лет двадцати с небольшим, врач или, может быть, практикант, одетый в защитного цвета брюки и светло-зеленый блестящий халат, подошел к лейтенанту, видя, что тот озирается по сторонам, ища, к кому бы обратиться.

   – Вы по поводу доставленного из Ла-Лисы? – спросил он. – С пулевым ранением?

   Лейтенант кивнул.

   – Пойдемте со мной, профессор Родригес Перера введет вас в курс дела. – Но пока они шли по коридору, провожатый лаконично сообщил: – Он умер.

   Затем открыл дверь в какую-то комнату, и Роман увидел врача лет сорока пяти, который писал, сидя за маленьким металлическим столом, выкрашенным в ослепительно белый цвет, однако халат врача казался еще белее. Врач поднял голову.

   – Лейтенант интересуется раненым, доставленным из Ла-Лисы, профессор, – сказал молодой человек.

   Профессор встал, снял очки в темной оправе. Он был довольно высокого роста, грузный, бледный, с черными волосами, чуть тронутыми сединой. Улыбнувшись, он пожал Роману руку и повел его в конец комнаты.

   Там он раздвинул занавеску из той же ткани, что и халат молодого врача, который уже ушел, и Роман увидел металлическую каталку, а на ней – тело, прикрытое простыней с кое-где проступившими кровавыми пятнами.

   – К нам его привезли уже мертвым, – сказал Родригес Перера, откинув простыню. – Стреляли в него один раз, но пуля задела аорту, что вызвало обильное кровотечение. Смерть наступила через несколько минут.

   Роман вгляделся в лицо – то самое, что накануне он не без успеха пытался воскресить в памяти Вики Каррерас. Лицо Мильито Дукесне. Любопытно, что сейчас оно было ближе к фотороботу, чем к фотографии, – возможно, из-за закрытых глаз, которые уже не могли мрачно взглянуть исподлобья. А может, из-за того удивительно спокойного выражения, которое смерть придала его чертам.

   – Мы уже попросили патологоанатома дать подробное заключение. Вы сможете ознакомиться с ним завтра. – Профессор взглянул на часы и с улыбкой поправился: – То есть сегодня.

   Роман осмотрел карманы умершего, снял с него часы. «Всегда одно и то же», – подумал он, изучая найденные вещи. Потом машинально рассовал их по своим карманам и, попрощавшись, вышел. За дверью он столкнулся с молодым человеком, который привел его сюда.

   – Умершим никто не интересовался? – спросил Роман.

   Молодой человек указал на мулатку, сидевшую на скамье в вестибюле.

   – Вот она.

   Поблагодарив, Роман подошел к женщине.

   – Извините, – сказал он, – вы, очевидно, родственница или знакомая Эмилио Дукесне?

   – Нет, – быстро ответила женщина, – это Лапа, его… знакомая. А я ее провожала. Я ее соседка. А она пошла… Да вот она возвращается, смотрите, – женщина кивнула на входную дверь.

   Роман обернулся.

   Лицо Лалы с большим синяком под правым глазом выражало крайнюю усталость. Приблизившись, она поздоровалась.

   – Как вас зовут? – спросил лейтенант.

   – Эулалия, Эулалия Сантос.

   Лала четко ответила на все вопросы Романа. Нет, она не знакома с друзьями Мильито. Нет, не знает, кто такой Ястреб. И Тео Гомес тоже. Нет, о Бехукале ничего не слышала и вообще ни о чем таком, кроме, пожалуй, вот этой фразы, что произнес вчера Мильито: «Убили одного типа, и меня разыскивает полиция». Больше он ничего не сказал.

   Лицо Эулалии Сантос показалось Роману знакомым, но он никак не мог вспомнить, где ее видел.

   – Пожалуйста, ваш адрес, – сказал лейтенант. – Нам наверняка придется еще раз побеседовать с вами.

   Женщина нервно закурила от огня, предложенного лейтенантом, и назвала свой адрес.

   Записав, Роман вынул из кармана спичечный коробок с буквой «Л».

   – Ваш?

   Лала изумленно посмотрела на него.

   – Мой. Я всегда так помечаю спички. Вот взгляните.

   Она взяла со скамейки сумочку и достала из нее спичечный коробок в желто-белую клетку с точно такой же заглавной «Л».

2 часа 10 минут

   Роман сидел у себя в кабинете, подавленный и усталый не столько от напряженной работы, сколько от неудач. Порвалась единственная нить, и теперь было совершенно непонятно, в каком направлении продолжать оказавшееся в тупике расследование. Дело осложнялось тем, что Мильито был вооружен револьвером – кольтом 32-го калибра, тогда как пуля, которую врач извлек из тела Тео Гомеса, была выпущена из пистолета, хотя и того же калибра. Значит, убийца продолжал разгуливать на свободе. Сьерра и Кабада ушли сразу после допроса Лабрады, а лейтенант решил задержаться еще на несколько минут. Тут ему позвонили и доложили о том, что Эмилио Дукесне стрелял в полицейского в Ла-Лисе и тот ответным выстрелом ранил его. Из госпиталя Роман решил было поехать домой и немного поспать. Но почти машинально вернулся в отдел и вот теперь вновь сидел за своим столом, усталый и злой.

   Он вдруг взял ручку и в рассеянности, почти не глядя, нарисовал на листе бумаги один за другим четыре круга. В первом написал: «Тео», во втором – «Двадцатка», в третьем – «Мильито». Четвертый круг остался пустым, и в этой пустоте было что-то вызывающее.

   Лейтенант встал, чтобы налить себе кофе, и тут почувствовал, как набиты его карманы. «Только и делаю, что собираю разное барахло», – подумал он. Лейтенант вынул из левого кармана куртки ключ от висячего замка, который был обнаружен в брюках Двадцатки, а также гильзы 32-го и 38-го калибров, найденные у Мильито под матрацем, и его же нож. Из правого кармана он извлек красный носовой платок Мильито, пакетик с аспирином, часы и связку ключей. И тут его осенило. Он взял связку и внимательно осмотрел каждый из четырех ключей. Один из них был от висячего замка. Уже почти уверенный в результате, Роман приложил его к ключу, найденному у Двадцатки. Они были совершенно одинаковые.

2 часа 25 минут

   – Никакого тебе покоя… В лагере хоть дрыхнуть давали вволю… – ворчал человек со шрамами, вразвалку выходя из камеры.

   Лицо у Мотылька было заспанное. Он вовсю храпел когда его разбудили и велели собираться на допрос. По коридору он шел как заводная кукла и не успел опомниться, как вновь оказался перед человеком, который его допрашивал несколько часов назад. Мотылек уставился на него со своим обычным выражением тупости, которая еще усугублялась спросонья.

   – Сейчас ты у меня по-другому запоешь, Мотылек, – огорошил его Роман. – Совсем по-другому.

   Мотылек взглянул на него так, словно не расслышал, и протер глаза.

   – Откуда ты шел, когда встретил Ястреба на Прадо? – спросил Роман.

   – Шатался по улицам, я же вам говорил… Ночью я сбежал из лагеря и… – Голос у Мотылька совсем охрип и звучал еще невнятнее.

   – А утром? Где ты был утром? Хочешь, скажу? – раздраженно перебил его Роман. Мотылек смотрел как завороженный.

   – Ты был у Ястреба дома… И к тому, что случилось с Tea Гомесом, ты тоже имеешь отношение. Как соучастник.

   Мотылек вытаращил глаза, хотя ему мешал пластырь, наклеенный на бровь.

   – Я? – вскинулся он, потом откашлялся, прочищая горло. – Да нигде я не был… Я случайно встретил Ястреба на Прадо…

   – Ты был у него дома, Мотылек, – невозмутимо повторил Роман. – И хотел обмануть меня, заставить поверить, что ничего о нем не знаешь, даже адреса. А ведь ты знаком с ним с давних времен.

   – Я никого не убивал, я совершенно тут ни при чем… Ведь я уже четыре месяца сидел в тюряге… – проговорил Мотылек с отчаянием и уставился в пол. – Будь тысячу раз проклят тот час, когда я надумал бежать… Знать бы, что такое свалится на мою голову… – В его голосе слышалось что-то ребяческое, Мотылек словно бы не понимал, в какую историю влип. Он поднял глаза и снова взглянул на лейтенанта. – Клянусь вам, я не имею никакого отношения к тому, о чем вы говорите… Я ведь уже месяцев восемь или девять как не был в Санта-Фе… Восемь или девять, не меньше…

   – Мотылек, – вздохнув, негромко продолжал Роман, – ты мне сейчас же скажешь, в какой части Санта-Фе жил Ястреб. А если не скажешь, я все равно узнаю, во тогда тебе не поздоровится.

   – В Санта-Фе, – пробормотал Мотылек, вновь потупившись.

   – В каком месте? – настаивал Роман.

   – В одной… в одной деревянной развалюхе на окраине. У леса, он начинается сразу за деревней… Почти у самого берега… – Он поднял голову. – Но я был там всего раза два. Сто лет назад… Все уже перезабыл.

2 часа 53 минуты

   – Мигель… Мигелито.

   В дверь постучали еще раз. Сьерра открыл глаза и приподнялся в постели.

   – В чем дело?

   – Мигель!

   Он узнал голос тещи.

   – Да, Хосефа.

   – Тебя к телефону.

   – Спасибо, иду.

   Сьерра сел, протер глаза, потянулся. Взяв часы с ночного столика, взглянул на циферблат: было без двух минут три.

   По холодному полу Сьерра сделал несколько шагов, стараясь ступать на пятки. Надел брюки, висевшие на стуле, потом натянул свитер и вышел из комнаты, осторожно прикрыв за собой дверь.

   Телефон находился в коридоре, почти у самой двери. Обычно Сьерра просыпался, когда он звонил. Но не сегодня – очевидно, усталость взяла свое.

   – Слушаю, – сказал он сиплым со сна голосом.

   И сразу же узнал Романа. Лейтенант предупредил, что заедет за ним через полчаса. Положив трубку, Сьерра вернулся в комнату. Мягкий полумрак манил ко сну, и он позавидовал жене, которая свернулась клубочком под одеялом и мерно посапывала.

   На улице лило как из ведра; через приоткрытое окно доносился запах сырой земли. Роман не сказал, куда они поедут и надолго ли, поэтому Сьерра решил на всякий случай надеть еще теплую нижнюю рубашку.

   Одевшись, он перекинул через плечо дождевик, затянул ремень с пистолетом. Хотел было предупредить тещу, которая опять легла, что уходит, но решил не будить. Вновь взглянул на часы, уже надетые на руку. Если Роман будет пунктуальным, как всегда, через десять минут подъедет.

   Сьерра выпил кофе на кухне и вышел в подъезд. По мере того как он спускался с четвертого этажа вниз, холод становился все более ощутимым, все более пронизывающим. Подойдя к дверям, Сьерра поежился и потер руке.

   Улица «Б» была пустынна. Струи дождя то отвесно обрушивались на асфальт, то вдруг извивались под порывом ветра; прозрачная, но плотная пелена заволакивала все вокруг. Сьерре невольно вспомнились теплые летние ночи.

   Роман опоздал всего на минуту. Едва его «фольксваген» свернул с 15-й улицы и затормозил у дома, сержант поспешил сесть в теплый, уютный автомобильчик, который тут же бесшумно отъехал от тротуара.

   – Куда едем? – осведомился Сьерра, протирая запотевшее ветровое стекло.

   – В Санта-Фе. – Роман хитро покосился на сержанта. – Что-то захотелось искупаться в море, вот я и подумал: а не пригласить ли с собой моего друга Сьерру? Надеюсь, я тебя не разбудил?

   – Еще чего! Я принимал солнечные ванны на крыше. Разве теща вам не сказала?

   Свернув на Пасео, они выехали на Малекон. Волны с силой били в парапет, выплескивались на набережную, обдавали машину, но Роман не снижал скорости.

   Он рассказал Сьерре о ключах и о новых показаниях Мотылька, а потом добавил, что на въезде в Санта-Фе их будут, ждать патрульные машины и собаки. Через десять минут они миновали площадь Плая, погруженные во мрак «Кони-Айленд»[4] и стадион, где когда-то устраивались собачья бега. Автомобиль понесся в сторону Санта-Фе. Сьерра украдкой посматривал на Романа: тот казался изможденным, осунувшимся от недосыпания – слишком много работы было у него последние два дня, и слишком они были напряженные. Поразмыслив, сержант решил, что и сам, должно быть, выглядит не лучше.

   У въезда в Санта-Фе, сразу же за «Клубом-66», их действительно дожидались две «волги-универсал». Поравнявшись с ними, Роман притормозил и свернул на обочину. Затем сделал знак Сьерре, чтобы тот опустил стекло, и крикнул водителю одной из «волг»:

   – Поезжайте за мной!

   Вновь вырулив на шоссе, он медленно двинулся в направлении поселка. Лейтенант хорошо знал Санта-Фе. При въезде он бросил взгляд на Плаиту – каменистый участок берега, который вряд ли привлек бы купальщиков. Но у Романа с этим местом были связаны кое-какие воспоминания, приятные воспоминания об ушедших годах.

   Шоссе все больше прижималось к морю. Они уже миновали поликлинику. Мотылек говорил о дальней окраине поселка, почти вплотную подходившей к берегу. «Это, должно быть, там, где нашли труп Тео», – с первой же минуты решил лейтенант.

   Он свернул направо и выехал на проселочную дорогу. Впереди глухо шумел прибой. «Фольксваген» остановился, и обе следовавшие за ним «волги» тоже затормозили.

   – Выйдем здесь, – сказал Роман.

   Дверцы «волг» тотчас распахнулись, и пятеро сотрудников вышли вместе с Романом и Сьеррой под дождь. Послышалось нетерпеливое рычание двух немецких овчарок.

   Тьма стояла кромешная. Лишь над морем виднелась узкая полоска света, Роман открыл багажник, извлек оттуда пакет и два фонаря. Один фонарь он протянул Сьерре, а пакет передал агенту, закутанному в зеленый плащ.

   – Одежда, – сказал он. – Это должно быть где-то рядом, неподалеку от берега.

   Двое сотрудников направились к машинам, открыли задние дверцы, и оттуда выпрыгнули овчарки. Звякнули металлические ошейники, но ни одна из собак не залаяла. Оба проводника тут же взяли их на поводки, потом собак подвели к одной из «волг», и агент в зеленом плаще, вытащив из пакета измятую рубашку и брюки, поднес их к длинным черным мордам овчарок, которые, глухо зарычав, стали обнюхивать вещи.

   Стоя под дождем, люди молча ждали, когда собаки возьмут след. Наконец одна из овчарок подняла голову, насторожила уши и уставилась куда-то в темноту. Вторая проделала то же самое, и почти одновременно обе рванулись с места. Но проводники крепко держали поводки. Встав на задние лапы, овчарки залились лаем, не сводя глаз с невидимой точки.

   – Пошли, – распорядился Роман.

   Впереди – проводники с собаками, за ними Роман, Сьерра и полицейский в зеленом плаще. Двое сотрудников остались у машин.

   Ноги скользили, мокрый песок лип к подошвам, идти было трудно. Прерывисто дыша, навострив уши, собаки бежали в сторону берега. За ними два ярких луча прорезали тьму. Пришлось обогнуть несколько мангровых зарослей и соленых зловонных луж. Собаки шли точно по следу, за ними спешили люди с мокрыми от дождя лицами.

   Лучи фонарей внезапно уперлись в деревянную хибарку, обитую кое-где жестью от старых реклам, с крышей из оцинкованного железа. Собаки лаяли и рвались внутрь мо они уже были не нужны. Роман приказал проводникам оставаться с собаками на месте, а сам стал медленно приближаться к дому. По бокам от него шли Сьерра и агент в плаще.

   Свет в домике не горел. По железу крыши барабанил дождь; ветер хлопал листами жести, отставшими от дощатых стен.

   Роман вынул пистолет, снял его с предохранителя, Сьерра и полицейский в зеленом плаще последовали его примеру. Когда до домика оставалось не больше пяти метров, Роман сделал знак Сьерре, тот забежал за его заднюю стену, а лейтенант и агент в плаще направились к двери, выходившей на берег моря. Стараясь не шуметь, в полной темноте они приблизились вплотную к дому, и тогда Роман вновь зажег свой фонарь. На двери висела толстая цепь. Ее концы были скреплены замком.

   Сунув пистолет под мышку, Роман передал фонарь агенту в зеленом плаще и вытащил из кармана два ключа. Один из них спокойно вошел в причудливо вырезанное отверстие замочной скважины, повернулся, и дужка замка со скрежетом отскочила.

   Роман аккуратно снял цепь, замок убрал в карман, не вынимая из него ключа. Потом сделал шаг назад и толкнул ногой дверь, которая со скрипом открылась.

   Роман и агент в плаще быстро вошли внутрь и осветили углы. Спустя мгновение к ним присоединился Сьерра.

   Посреди единственной комнаты стоял стол и два стула, в одном углу можно было разглядеть кое-какую кухонную утварь, разбросанную вокруг спиртовки; у стены возвышался сколоченный из неструганых досок шкаф. Пол был усыпан битым стеклом, на столе стояло несколько стаканов и пустых бутылок. И еще повсюду, словно в бутафорской мастерской, валялись самые невообразимые предметы.

9 часов 32 минуты

   Лейтенант Эктор Роман давно уже не спал так плохо. Вернулся он домой в половине пятого, смертельно усталый. Приняв душ и немного подкрепившись, лег. Еду ему приготовила Лаура, его жена, хотя Роман уговаривал ее лечь. «Тебе ведь уже скоро на работу». – сказал он. «Зато я хоть немного побуду с тобой», – возразила она. Роман улыбнулся, поцеловал жену и в нескольких словах рассказал о деле – слишком уж был он вымотан, так что глаза слипались. Тем не менее спал он беспокойно и проснулся. как всегда, в семь часов. «Привычка», – подумал он, хотя хорошо знал, что дело не только в привычке.

   В четверть десятого он вошел в свой кабинет и увидел Сьерру, который опередил его на двадцать минут.

   Результаты обследования хибарки в Санта-Фе уже были готовы. Эксперты побывали там в семь утра и обнаружили сравнительно свежие следы крови на цементном полу, отпечатки пальцев Мильито на стакане с остатками водки, отпечатки пальцев Двадцатки. И еще множество других старых, уже стершихся отпечатков. Но кроме этого – ничего.

   Впрочем, для лейтенанта была припасена одна важная новость, как выразился Сьерра. Рано утром Кабада ездил в Бехукаль к Карбонелю проверять алиби Лабрады. Показания начальника отдела кадров подтвердились, но Кабада вдруг, повинуясь интуиции, спросил Карбонеля, есть ли у Лабрады оружие. Оказалось, что есть. «Кажется, он хранит его в своем столе», – сказал директор, и в одном из ящиков стола они действительно обнаружили «стар» 32-го калибра. Около девяти Кабада позвонил Сьерре и сообщил о своей находке, а затем сам повез оружие на баллистическую экспертизу.

   Судя по всему, Сьерра был доволен. Роман же выслушал его с совершенно невозмутимым видом. Казалось, в это утро Романа мало что могло обрадовать.

   – Почему вы так мрачны, лейтенант? – не выдержал Сьерра. – Мы уже на пороге разгадки.

   – Ты настроен сегодня чересчур оптимистично, Сьерра, – заметил Роман, скривив губы.

   – Просто многое прояснилось, – сказал сержант. – Совершенно очевидно, что Тео, Мильито и Двадцатка были связаны между собой. Иначе говоря, подтвердилось то, что вы предполагали с самого начала: убийц было несколько и по крайней мере один из них работал на автобазе. – Сержант помолчал. – Кроме того, мы нашли орудие преступления, торцовый ключ, и…

   – А оружие, из которого был застрелен Тео? – перебил его Роман.

   – А чем вам не нравится пистолет Лабрады?

   Роман закурил, прежде чем ответить.

   – Откровенно говоря, Сьерра, – медленно произнес он, – я был бы крайне удивлен, если бы мне сказали, что пуля, которой был убит Тео Гомес, выпущена из пистолета Сиро Лабрады.

   Сьерра сдвинул брови.

   – Однако вчера вечером вы же сами…

   – Да вчера вечером я сам… – подхватил Роман. – И, как теперь вижу, поступил правильно.

   Роман продолжал курить, стоя посреди комнаты. Сьерра, которому сейчас больше всего на свете хотелось узнать, что думает Роман о последних событиях, готов был задать еще какой-то вопрос, но промолчал, зная, что лейтенант сам все скажет.

   – Улики против Лабрады не подтверждаются, – решительно начал Роман. – Если хочешь, проанализируем их. Нам известно, что преступление совершено Тео, Мильито и Двадцаткой, так?

   – Это ясней ясного. У Двадцатки нашли револьвер Суаснабара, а у Мильито был коробок с буквой «Л», который принадлежал этой женщине… Как вы сказали, ее зовут?

   – Лала.

   – Стало быть, ей. Тео побывал у Мильито дома на следующее утро после преступления. И кроме того…

   – Все верно, – прервал его Роман. – С какого конца ни смотри, все говорит о том, что они сообщники и вместе совершили преступление. Хорошо, а какой мотив ты определишь?

   – Исходя из прошлого Мильито и Двадцатки, можно предположить, что их целью было ограбление, хотя…

   – Совершенно верно, ограбление, – согласился Роман. – Я убежден в этом, хотя на автобазе и не было ничего похищено. Предположение о том, что они собирались убить Суаснабара, следует исключить, поскольку у Мильито имелся револьвер, дома у него мы обнаружили еще и нож, а сторож между тем был убит предметом, случайно подвернувшимся под руку, ключом, который забыл механик, то есть орудием, к которому прибегают в крайнем, критическом случае. Убийство сторожа не было задумано заранее, можешь в этом не сомневаться.

   – Да, вы правы, – согласился Сьерра.

   – Заметь еще такую вещь: Мильито и Двадцатка были преступники, но никогда до этого они не убивали. А у Тео это вообще было первое преступление. Он просто незрелый, честолюбивый паренек, попавший под дурное влияние и согласившийся пойти на преступление. – Роман потушил окурок. – Я не знаю, конечно, их плана в подробностях и не могу знать, но преступники, по всей вероятности, хотели запугать сторожа, а тот не поддался на их угрозы. Предположим, он оказал им сопротивление, и они его убили… Но поскольку в их первоначальные планы это не входило, поскольку до этого они никогда не совершали убийства, они перепугались… Поэтому и не взяли ничего, Сьерра. А Тео, по-видимому, стал для них опасен. Похоже, он собирался выдать их, и они убрали его. Но убил его не Двадцатка. И не Мильито.

   Взгляд Романа упал на листок бумаги на его столе с четырьмя кругами, которые он начертил вчера ночью. Опустившись в кресло, он постучал по листку указательным пальцем.

   – В нем-то все дело, Сьерра, в четвертом круге. Его-то нам и не хватает. Убийцы Тео, самого опасного из них, вооруженного пистолетом тридцать второго калибра…

   – А почему им не может быть Лабрада? – не унимался сержант.

   – Никак не может. Предположим на минуту, что Лабрада примкнул к этим троим, чтобы избавиться от Суаснабара и заодно поживиться кругленькой суммой. Деньгами, приготовленными для выдачи зарплаты.

   – Вполне вероятно.

   – Но преступники-то пришли не затем, чтобы убивать Суаснабара. Тот факт, что они использовали случайное орудие, подтверждает это. А ведь единственный мотив, какой мы можем приписать Лабраде, – это желание избавиться от сторожа, грозившего разоблачить его махинации с запчастями. – Роман немного помолчал. – Но если преступники собирались убивать и были готовы к самому худшему, что помешало им совершить ограбление? С другой стороны, если Лабрада не имеет отношения к убийству сторожа, в чем я убежден, нет никаких оснований приписывать ему убийство Тео, поскольку одно преступление вытекает из другого.

   – Так, значит, вчера вечером вы…

   Роман улыбнулся.

   – Если я и поприжал его слегка, то исключительно для того, чтобы он выложил мне все, что знает, потому что Лабрада – хитрая лиса, он говорит только то, что ему выгодно. И в данном случае у него было предостаточно оснований скрывать правду.

   – Он так нервничал, – заметил Сьерра.

   – И все из-за запчастей. Как ни крути, а это хищение государственной собственности. И за него ему придется ответить. Признаюсь, меня очень удивило, что телефон, номер которого мы нашли в кармане Тео, принадлежит Лабраде. Я решил, что у них были какие-то личные отношения, что Лабрада знает о Тео гораздо больше того, что говорит, и поэтому постарался заставить его выложить все до конца. Но номер телефона ничего не доказывает. – Роман снова улыбнулся и посмотрел на Сьерру. – Ну а теперь подождем результата экспертизы и, если он будет положительным, значит, мне надо менять профессию, Сьерра.

   Сержант задумался и, некоторое время помолчав, вдруг спросил:

   – А как, вы полагаете, преступники проникли на базу?

   – Я много думал над этим, и мне приходит в голову только один ответ. – Лейтенант приподнял фуражку и пригладил волосы. – Помнишь историю с троянским конем?

   – Что-что? – переспросил Сьерра, наморщив лоб.

   – Вспомни войну между греками и троянцами, – усмехнулся Роман. – Разве ты не читал «Илиаду»?

   – Ах да.:. В институте мы что-то такое проходили… – пробормотал Сьерра, сосредоточенно глядя куда-то вдаль, и тут же сообразил: – Ясно, грузовик Тео.

   – Именно. Тео сидел за рулем, а двое других спрятались в кузове. Или трое. Потому-то Суаснабар и открыл ворота, – сказал Роман. – Только так преступникам и удалось проникнуть на базу. Сторож открыл ворота своему шоферу. Остальных он не видел.

   – Но как же они вылезли из грузовика, что Суаснабар их не заметил и собака не залаяла? – удивился Сьерра.

   – Ты совершенно прав. Моей гипотезе чего-то не хватает. Когда ахейцы вылезли из деревянного коня, троянцы спали, но Суаснабар-то был начеку. – С минуту лейтенант помолчал, а потом произнес в раздумье: – Было еще что-то… Что-то, чего я, разумеется, не знаю. Не могу знать… Какая-то хитрость, ловушка. Что-то такое, что поставило Суаснабара в положение троянцев. – Он недовольно поморщился. – Как знать… Может, мы никогда этого и не разгадаем. – Расследование зашло в тупик. Все нити оборваны.

   Зазвонил телефон. Сьерра взял трубку.

   – Слушаю, да-да. – И взглянул на Романа. – Хорошо, я передам ему. Пока что вы остаетесь с нами, – объявил он, положив трубку.

   – Что? – недоуменно спросил Роман.

   – Вам не придется менять профессию, – ухмыльнулся Сьерра. – Пуля, которая убила Тео, выпущена не из пистолета Лабрады.

20 часов 30 минут

   От одной до другой волны – расстояние в целую жизнь,

   А от волн до моих глаз – расстояние в целую смерть.

Висенте Уидобро

   Ветер стал совсем ледяным. Море с бешенством набрасывалось на рифы. Справа, напротив парка Масео, огромные валы сотрясали берег, длинными языками выплескиваясь на асфальт.

   По набережной лишь изредка проносились машины. Темным бесформенным чудовищем, не знающим устали, вода пыталась сокрушить каменный парапет. Каждый новый порыв ветра окутывал машину Романа облаком мельчайших ледяных брызг. Сквозь мокрое ветровое стекло свет уличных фонарей отливал радужным сиянием; со своего места Роман различал вспышки маяка Эль-Морро.

   Волны продолжали обрушиваться на берег – методически, настойчиво, беспощадно. Но Роман, казалось, не замечал яростной битвы между морем и сушей. Другая битва – света с тьмой, жизни со смертью занимала его мысли. Молчаливая, упорная, беспощадная. И он должен был победить в этой битве. Победить зло, тьму, смерть.

   Роман провел рукой по лицу, словно пытаясь стереть с него выражение крайней усталости. Уже почти час сидел он так за рулем своего «фольксвагена», который стоял у тротуара в нескольких метрах от гостиницы «Насьональ», возвышавшейся неясной темной громадой, наполовину скрытой за тонкой завесой дождя. Сидел и пытался привести в порядок мысли, найти выход из тупика, в котором он оказался.

   Сегодняшний день окончательно вымотал его. Придется начинать все сначала: собирать новые данные, искать новые следы, которые приведут к убийце. К человеку из четвертого круга. Но этих следов, этих данных у него пока не было.

   Между одиннадцатью и двенадцатью дня Роман нанес два кратких визита: Вики Каррерас и Эулалии Сантос, знакомой Мильито. С часу до двух он вместе с Кабадой занимался проверкой многочисленных данных, которые не добавили ничего нового. Побывал он и на бехукальской автобазе, а ближе к вечеру навестил Марту, председательницу КЗР в доме, где жил Мильито. Лейтенант не обедал, лишь перекусил в «Эль Рекодо» за час до того, как остановил свою машину на набережной.

   И вот теперь он сидел между бушующим морем и затихшим городом, наедине со своими мыслями, сомнениями и тревогами; перед его глазами, казалось, опустился темный занавес, который он никак не мог поднять.

   Было уже почти девять часов вечера.

   Роман закурил, мучительно соображая, как быть дальше, на какую кнопку нажать, чтобы внезапно остановившийся механизм вновь заработал. Нужно было найти путь к четвертому кругу, к человеку, который затаился во мраке, издеваясь над правосудием. Но где этот путь? И что еще можно предпринять?

   Гулкий пушечный выстрел, раздавшийся, как всегда, ровно в девять, вывел его из раздумий. Он погасил сигарету в пепельнице на приборном щитке, опустил стекло, и холодный соленый ветер овеял его лицо. Роман повернул ключ зажигания, и мотор «фольксвагена» заработал.

   Автомобиль проехал немного вперед, медленно свернул на 23-ю улицу. Позади осталось море и его неистовые волны, отмеряющие расстояние в целую жизнь. И в целую смерть.

Пятница,
22 декабря 1973 года

9 часов 17 минут

   Когда Роман вошел в кабинет, Сьерра сидел на одном из стульев рядом с большим столом; другой стул занимала худенькая женщина лет пятидесяти, внимательно взглянувшая на лейтенанта маленькими живыми глазками.

   Вопросительно посмотрев на Сьерру, Роман уселся в свое вращающееся кресло.

   – Эта гражданка, – Сьерра сделал Роману едва заметный знак, по которому лейтенант понял, что его помощник тоже толком не знает, зачем пришла женщина, – желает поговорить с вами.

   – О чем? – спросил Роман, не глядя на женщину, которая сочла необходимым нацепить на кончик носа очки в черепаховой оправе и застыла на стуле как изваяние.

   – Сейчас узнаете, лейтенант. – Она не сводила глаз со Сьерры. – Я… Мы не могли бы поговорить с вами наедине?

   Роман с трудом подавил улыбку, увидев, как вытянулось лицо сержанта.

   – Гражданка не захотела сказать мне, в чем дело, лейтенант.

   – Ладно. – Роман снова взглянул на Сьерру. – Подожди за дверью, у меня есть кое-что для тебя. Только не уходи, пока мы не поговорим.

   Сьерра со вздохом встал и вышел из кабинета.

   – Слушаю вас, – повернулся Роман к женщине и. достав сигарету, закурил.

   Женщина откашлялась, поправила на носу очки и, словно опасаясь, что ее может услышать посторонний, наклонилась вперед и еле слышно прошептала:

   – Я телефонистка из Сантьяго-де-Лас-Вегас.

   Роман тоже подался к ней.

   – Извините, я вас совсем не слышу, вы не могли бы говорить погромче? Здесь никого нет. Кто вы?

   – Телефонистка из Сантьяго-де-Лас-Вегас, – повторила женщина громче и покосилась на дверь. Потом перевела взгляд на Романа, который терпеливо ждал. – Мне нужно вам кое-что сообщить.

   – Пожалуйста, я вас слушаю, – отозвался Роман. – Можете говорить.

   – Речь идет, – сказала женщина многозначительно, – о важном деле.

   – Говорите, прошу вас, – взмолился Роман, стараясь, чтобы на его лице не отразилось раздражения, вызванного затянувшимся предисловием.

   – Как я вам уже сказала, я телефонистка из Сантьяго-де-Лас-Вегас. Я сказала вам это, верно?

   – Сказали, сказали, – буркнул Роман, с силой раздавив окурок.

   – Вернее, я одна из телефонисток. Нас на станции несколько человек: Марикуса Гутьеррес, Идалия Лима и ваша покорная слуга Анхелика Торрьенте-и-Санчес. Так вот, в ту ночь… точнее сказать, в ночь преступления, то есть восемнадцатого декабря или, вернее, в ночь на девятнадцатое, я была дежурной, как я вам уже сказала.

   – Вы мне этого не говорили. – Роман вздохнул.

   – Разве? Ну так теперь говорю. Так вот, я дежурила в ночную смену, когда был сделан этот вызов…

   – Какой вызов? – Роман с отчаяния закурил новую сигарету.

   – Тот самый вызов, первый. Но давайте по порядку. Всего было два вызова, понимаете? Первый вызов и второй вызов.

   – Первый вызов и второй вызов, – повторил Роман, глядя в потолок. – Так, понятно, и кому же?

   – Что кому?

   – Кому звонили? – произнес лейтенант чуть ли не по слогам, изо всех сил стараясь сохранить спокойствие.

   – Разве я не сказала? – искренне удивилась женщина.

   – Нет.

   – Да на базу же, на автобазу. Это было, в общем-то довольно странно, вы не находите?

   Романа вдруг живо заинтересовала и эта женщина то, о чем она говорила, и звонки; раздражение как рукой сняло. Он еще сильнее подался вперед, облокотившись на стол.

   – Прошу вас, пожалуйста, подробнее. Вы говорите что было два звонка на базу… ночью?

   – Совершенно верно, – женщина победно улыбалась.

   – В котором часу? Может быть, вы помните…

   – Прекрасно помню, – произнесла женщина не без гордости. – У меня превосходная память. Кроме того, я все записала. Да-да. Я записала точное время. Ведь это были такие странные звонки!

   Она порылась в маленькой черной сумочке у себя на коленях и, вынув оттуда крошечный блокнотик, раскрыла его.

   – Вот. Сейчас посмотрим. В ноль часов двадцать минут на базу позвонили из Гаваны. Абонент ответил. А потом…

   – Минутку, – прервал ее Роман, побледнев. – Вы уверены, что звонили именно в это время?

   – Абсолютно. Когда я дежурю, я всегда записываю вызовы, понимаете? Не все, конечно. Но этот звонок был такой странный. Как вам объяснить? Ночью на базу почти никогда не звонят. А ведь потом, часа в три, начались звонки в полицию, в следственный отдел…

   Теперь одна мысль засела в мозгу у Романа: убийство было совершено как раз между двенадцатью и часом ночи. Он прикурил, новую сигарету от окурка и пристально посмотрел на женщину.

   – Ну а второй звонок?

   – Со вторым звонком дело не так просто. – Женщина уже заметила, с каким жадным интересом слушает ее лейтенант.

   – То есть? – Роман не в силах был скрыть свое нетерпение.

   – Сейчас скажу. Тут-то и начинается самое странное.

   Роман затаил дыхание.

   – Когда позвонили во второй раз, между прочим снова из Гаваны, телефон был занят.

   Занят? – пробормотал Роман и закрыл глаза, лихорадочно пытаясь привести в порядок обрывочные мысли, проносившиеся у него в голове. – Минутку, минутку. Когда был второй звонок?

   У меня записано, – Телефонистка затянула в блокнот, – В два часа восемнадцать минут.

   Роман вскочил, словно подброшенный пружиной, но тут же взял себя в руки и, взглянув на женщину, сказал:

   – Вы сообщили нам очень важные сведения.

   Женщина тоже встала, сняла очки и удовлетворенно вздохнула, как будто сбросила с плеч тяжелый груз.

   – Я не была до конца уверена, что эти сведения могут вам пригодиться. Два дня собиралась прийти, да никак не решалась. Узнала о преступлении и… все раздумывала: идти или не идти. Два дня думала.

   – Вы правильно сделали, что пришли. Спасибо. Большое спасибо. Я провожу вас.

   Он вышел из-за стола и довел женщину до двери. В коридоре его ждали Сьерра и Кабада.

   – Кабада, проводи гражданку к выходу. Еще раз большое спасибо, – добавил он, подавая женщине руку.

   – Не за что, лейтенант, это был мой долг.

   – Заходи, – бросил лейтенант Сьерре. и пошел в кабинет.

   Сержант заметил, что Роман сильно взволнован.

   – Что-нибудь случилось? – спросил он.

   – Сейчас не могу тебе ничего сказать, – довольно гуманно ответил Роман. – Оставайся здесь и никуда не уходи, что бы ни произошло. Сиди, пока я тебе не позвоню.

   И, выйдя из кабинета, быстрыми шагами направился к лифту.

   Сьерра проводил его взглядом и озадаченно почесал ь затылке.

23 часа 45 минут

   Тяжелый «ГАЗ» въехал в ворота автобазы и остановился посредине стоянки.

   Было холодно, моросил мелкий дождь. Ветер гонял по темному двору намокшие бумажки.

   Шофер выключил мотор, и сразу же наступила тишина. Он взглянул на будку сторожа, в которой горел свет, хотя внутри никого не было видно, но в эту минуту на пороге вырос чей-то силуэт.

   Эльпидио Абреу похолодел. Он опасливо приоткрыл дверцу кабины и, высунув голову, неуверенно спросил:

   – Лейтенант Роман?

   Ответа не было.

   Фигура, отделившись от дверей сторожки, начала медленно приближаться к маленькому кругу, освещенному фарами грузовика.

   Абреу не было нужды повторять свой вопрос: перед грузовиком стоял лейтенант Эктор Роман. Медленно, очень медленно Абреу вылез из кабины и, подняв воротник куртки, направился к лейтенанту.

   Роман не пошел навстречу шоферу, он ждал на месте, освещенном фарами. Эльпидио Абреу протянул замерзшую руку; Роман пожал ее.

   – Приятно, что вы так пунктуальны, Абреу, – лейтенант взглянул на часы.

   – Это стоило мне немалого труда, – ухмыльнулся шофер. – Из-за дождя шоссе в ужасном состоянии.

   Несколько секунд они молчали, затем Абреу спросил:

   – Чем могу быть полезен?

   Роман ответил не сразу. Повернувшись, он зашагал обратно к будке. Шофер последовал за ним.

   – Понимаете, Абреу, – Роман не глядел на шофера, – мне необходимо уточнить некоторые детали, чтобы, как это говорится, кое-что прояснить.

   – Я к вашим услугам, – с готовностью откликнулся Абреу.

   Они укрылись от дождя на крыльце будки. Роман внимательно посмотрел в глаза Абреу.

   – Прежде всего попытаемся восстановить события девятнадцатого декабря. Припомните все, что вы делали в ту ночь.

   – Пожалуйста, – согласился шофер, потирая замерзшие руки. – Если вы считаете это необходимым…

   – Совершенно необходимым, – сухо произнес лейтенант. Он извлек из кармана куртки пачку «Популарес», угостил шофера и, взяв сигарету себе, щелкнул зажигалкой. Они закурили. – Начнем.

   Абреу глубоко затянулся.

   – В котором часу вы приехали?

   – Куда?

   – Сюда, на базу.

   Шофер покосился на лейтенанта.

   – Я ведь уже говорил вам: часа в три.

   – И что было дальше?

   – Меня удивило, что ворота автобазы открыты, но я въехал. Потом я вышел из кабины, это было примерно там, – он указал на место в нескольких метрах от своего грузовика.

   – А потом? – спросил Роман, не спуская с него глаз.

   – Потом, значит, я покричал Суаснабару раз или два. Меня удивило, что его не видно в будке.

   – Раз или два?

   Абреу ответил, помедлив:

   – Два или три раза. Потом, – продолжал шофер, – я пошел к будке.

   – И вошли внутрь? – спросил Роман.

   – Конечно, и об этом я уже говорил.

   – И что сделали?

   – По-моему… Да, я выпил кофе.

   – И больше ничего?

   – Больше ничего, – медленно ответил Абреу.

   Шофер два раза затянулся и выбросил окурок. Сигарета Романа докурилась сама, и лейтенант швырнул ее на мокрый асфальт.

   – Продолжайте.

   – После этого, кажется, я пошел… Да, я вышел из будки и вернулся к машине. Несколько раз посигналил. Но, как вы знаете, никто не откликнулся. Тогда… Тогда, значит, я подумал: «Что-то неладно».

   – Что-то?

   – Ну да, что-то. Откуда мне было знать – что?

   Роман засунул руки в карманы куртки, но почти тотчас вынул левую руку и посмотрел на часы: было без одной минуты двенадцать.

   – А потом?

   – Тогда я взял фонарь и начал осматривать стоянку.

   – В каком месте? – спросил Роман и вышел под дождь. – Покажите.

   Эльпидио Абреу забежал вперед.

   – Вот здесь. Там стояла одна машина, здесь другая, а чуть подальше – третья.

   Они медленно двигались по двору, и Абреу показывал, где он шел в ту ночь.

   – Я дошел до этого места… Нет, чуточку подальше. И тут заметил пса.

   – Где он был?

   – Там, под машиной.

   – Вы уверены?

   – Ну да, конечно уверен, там он и лежал.

   – Потом?

   Снова припустил дождь; ветер тоже усилился. Защитная куртка Романа совсем потемнела.

   – Потом…

   Но Абреу не докончил фразы. Резкий скрип за его спиной заставил шофера вздрогнуть и обернуться. Это раскачивались створки открытых дверей склада.

   – Двери склада были открыты, верно? – спросил Роман.

   Дрожа от холода, Эльпидио Абреу провел рукой по мокрому лицу.

   – Да, – ответил он, – открыты.

   – И что же вы сделали?

   – Я… – Голос Абреу чуть дрогнул.

   – Холодно, – пробормотал Роман, глядя на небо. Потом перевел глаза на шофера. – Продолжайте.

   Тот произнес после паузы:

   – Я пошел вон туда, к складу.

   – Пойдемте и мы.

   Абреу замялся.

   – Пойдемте, – повторил Роман. – И продолжайте ваш рассказ.

   Шофер медленно двинулся к складу.

   – Я подошел к двери и… В общем, остальное вы уже знаете.

   Лейтенант приблизился к складу, но не вошел внутрь и, резко повернувшись, спросил:

   – Вы увидели труп Суаснабара и побежали звать на помощь, не так ли?

   Абреу явно нервничал. Губы его слегка вздрагивали.

   – Да… Так… Побежал… – Несколько мгновений шофер колебался. – Я закричал и выбежал на улицу. Там я увидел двух патрульных из КЗР и позвал их. Они прибежали и…

   – Это они позвонили в полицию?

   – Один из них. Кажется, тот, что был в очках… Второй оставался со мной. – Он показал на склад. – Там, внутри… Он остался со мной.

   Лейтенант вновь взглянул на часы и зашагал обратно к будке. Абреу шел за ним.

   Пока они шли, Роман молчал, уставившись в мокрый асфальт. Так они дошли до двери будки.

   – В вашем рассказе кое-чего недостает, – наконец медленно сказал Роман, пристально глядя на шофера. – У вас прекрасная память, Абреу, и тем не менее в вашем рассказе кое-что опущено. К тому же очень важное.

   – Что же именно? – с тревогой спросил Абреу.

   Роман не ответил.

   – Что же? – переспросил Абреу.

   – Сейчас я расскажу вам, что произошло здесь в ту ночь, Абреу. Все как было. – Лицо Романа стало суровым.

   Капли пота выступили на лбу Абреу, глаза его сузились.

   – Около полуночи к базе подъехал грузовик, за рулем которого сидел Теодоро Гомес, – начал Роман, отчеканивая каждое слово. – Эрасмо Суаснабар открыл ему ворота. Теодоро Гомес поставил свой грузовик вон там.

   Лейтенант указал на место, где стояла сейчас другая машина, но Эльпидио Абреу даже не повернул головы: он во все глаза смотрел на лейтенанта.

   – Тео вышел из кабины и пошел навстречу сторожу Они хорошо знали друг друга, я даже осмелюсь предположить, что Эрасмо Суаснабар с симпатией относился к Тео Гомесу. Они заговорила. Парень, по всей вероятности, сильно волновался. И это было понятно, ведь в кузове грузовика прятались его сообщники: Эмилио Дукесне и Хосе Анхель Чакон, другими словами, Мильито и Двадцатка.

   Эльпидио Абреу вздрогнул, но взгляда не отвел, а только еще больше напрягся. Его темные глаза испытующе всматривались в непроницаемое лицо лейтенанта.

   – План был прост и вместе с тем остроумен. Нелегко было застать врасплох такого человека, как Суаснабар. Тут требовалось придумать что-то такое, что отвлекло бы его внимание, но этого не могли сделать ни Тео, ни двое в грузовике. Прошло несколько минут. Восемь или десять. Все было рассчитано точно. И наконец… – Лейтенант поднес руку к глазам и посмотрел на часы: стрелки показывали восемнадцать минут первого. Он медленно опустил руку и вгляделся в бледное лицо Абреу. – Наконец…

   Несколько секунд длилось напряженное молчание.

   – Стал действовать четвертый соучастник. Он-то и отвлек Суаснабара.

   Едва умолкли последние слова Романа, как тишину разорвал резкий, словно раскат грома, телефонный звонок. Длинный, назойливый, неумолимый. За ним последовал второй, потом третий.

   Выдержка изменила Абреу, и Роман видел сейчас перед собой не лицо человека, а маску страха, злобы, смятения.

   Лейтенант повернулся спиной и пошел к телефону.

   – Слушаю. – Затем протянул трубку шоферу: – Это вас, Абреу.

   Абреу попятился, хотел что-то сказать, но слова застряли у него в горле, и он молча бросился под дождь.

   Роман проводил взглядом быстро удаляющуюся фигуру. И увидел, как от ворот шагнули двое вооруженных, преградив дорогу человеку из четвертого круга.

Суббота,
23 декабря 1973 года

10 часов 32 минуты

   – Вчера, Сьерра, я поехал отсюда прямо к Сантане. – Лейтенант Эктор Роман откинулся на спинку кресла и закурил. – Помнишь Хуана Сантану? – продолжал он. – Одного из членов Комитета, которые прибежали на крик Абреу, когда он обнаружил труп Суаснабара? Того, кто позвонил в полицию?

   Сьерра утвердительно кивнул. Он старался не пропустить ни слова из того, что говорил лейтенант, хотя глаза у него слипались. Ночью он присутствовал на допросе Эльпидио Абреу. Убийца во всем сознался. А теперь, утром, лейтенант хотел подвести окончательные итоги расследования и попутно объяснить все обстоятельства дела Николасу Карбонелю.

   Директор бехукальской автобазы сидел тут же, напротив Романа, и с серьезным лицом слушал. Рядом с ним сидел сержант Мануэль Кабада.

   – Информация, полученная от телефонистки, сыграла, конечно, решающую роль, – продолжал Роман. – Это было то самое звено в цепи событий, которого недоставало. Мы задавались вопросом, как преступникам удалось отвлечь Суаснабара, и звонок на базу в двадцать минут первого поставил все на свои места. – Указательным пальцем он стряхнул пепел в стеклянную пепельницу.

   – Значит, мотивом преступления было ограбление? – спросил Карбонель.

   – Совершенно верно. – Роман повернулся к директору. – Преступники намеревались похитить двадцать с лишним тысяч песо, которые накануне выдачи зарплаты хранились обычно в металлическом шкафу конторы. Вопиющая халатность со стороны вашего управления, – продолжал лейтенант, – но и вы виноваты в том, что предоставили Лабраде гораздо большую власть, чем предусмотрено его должностью.

   Карбонель хотел было что-то сказать, но промолчал и невесело уставился в полуоткрытое окно.

   – План этот разработал Абреу, чтобы заполучить несколько тысяч песо, а потом расплатиться ими с тем, кто поможет ему бежать из страны. Абреу все продумал и уговорил Тео Гомеса участвовать в ограблении, а Тео в свою очередь поговорил с Двадцаткой и Мильито, без которых невозможно было бы обойтись.

   – Абреу рассказал, в чем состоял его план? – спросил Карбонель.

   – Да, – ответил Роман. – И обо всем, что произошло на базе, тоже. Он узнал об этом от Мильито. Действительно, как мы и думали, Тео должен был провезти Двадцатку и Мильито в кузове своего грузовика. Они спрятались под брезентом. Расчет был такой; Суаснабар открывает ворота, Тео въезжает и некоторое время болтает со сторожем. Точнее, до двадцати минут первого, когда должен был позвонить из Гаваны Абреу.

   – А он назвал себя, когда позвонил? – поинтересовался Кабада.

   – Нет, разумеется. Но в этом и не было необходимости, чтобы на какое-то время отвлечь сторожа. С чего зачастую начинается телефонный разговор? Спрашивают, какой это номер, кто говорит и тому подобное. Главное было – выиграть время; Двадцатка и Мильито, натянувшие чулок себе на лица, должны были успеть выпрыгнуть из кузова и связать Тео, а он – лечь на землю прежде, чем Абреу скажет Суаснабару, что хочет поговорить с Тео Гомесом, если тот сейчас на базе.

   – А за дверью, – подхватил Сьерра, приглаживая ладонью волосы, – Суаснабара уже подкарауливали Двадцатка с Мильито. Они должны были связать сторожа, когда он выйдет, засунуть кляп ему в рот и запереть вместе с Тео на складе. После этого они без помех смогли бы проникнуть в контору, взломать шкаф и завладеть деньгами.

   – Понятно, – сказал Карбонель. – И никто бы не заподозрил Тео.

   – Конечно, – подтвердил Роман. – Мильито и Двадцатка увезли бы деньги в Санта-Фе, а потом преступники поделили бы их на четверых. Абреу же должен был подъехать около трех часов ночи и все «обнаружить». – Роман помолчал. – Сначала все шло гладко, пока преступники не столкнулись с Суаснабаром.

   – Они недооценили сторожа, – заметил Кабада.

   – И очень сильно недооценили! Теперь представьте себе, что произошло на самом деле.

   В комнате сразу наступила полная тишина. Роман погасил сигарету.

   – Суаснабар вышел из будки, чтобы позвать Тео к телефону, возможно, немного встревоженный столь поздним звонком. Он, конечно, не подозревал, что произошло на стоянке. Во-первых, он разговаривал по телефону, во-вторых, знал, что снаружи находится Тео, на которого он целиком полагался. Но, выходя, еще с порога, Суаснабар видит Тео, распростертого на земле… Что с ним? Оглушен, ранен? А может, убит? Суаснабар не знает. – Роман облокотился на стол. – Учтите, все эти мысли проносятся у него в голове за считанные секунды, потому что на него тут же набрасываются двое незнакомцев и начинают бить. Эрасмо ошеломлен, но после первого же удара приходит в себя. Он был физически очень сильным человеком, и ему сразу же удается сбросить с себя преступников. Двадцатка пытается еще раз ударить его, однако сам получает сильный удар в грудь и падает на землю. Мильито пробует подступиться с другой стороны, но на него кидается собака, а Суаснабар уже тянется за револьвером.

   – Если бы он успел выстрелить, преступникам была бы крышка, – заметил Сьерра.

   – Без сомнения, – согласился Роман. – Даже если бы он выстрелил в воздух. Сторожу достаточно было поднять тревогу, и они пропали. И тут Двадцатка, лежа на земле, замечает торцовый ключ, который забыл на стоянке Лавигне. Он дотягивается до ключа, вскакивает и бьет сзади Суаснабара по голове. Эрасмо падает. Собака бросается на Двадцатку, и преступник в страхе и ярости наносит и ей удар. Пес, истекая кровью, заползает под один из грузовиков.

   Все с вниманием слушали лейтенанта.

   – И так, – продолжил Роман, – весь план пошел насмарку благодаря мужеству Суаснабара. Тео в ужасе. Он спрашивает, не убит ли сторож, но те двое велят ему прикусить язык, а потом говорят, что Суаснабар не убит, а только ранен. Двадцатка и Мильито волокут тело сторожа к складу, взламывают дверь, затаскивают его туда и открывают канистры с керосином и бензином. Они тоже испугались не на шутку. Смерть Суаснабара не входила в их планы. Тео же близок к истерике. Они решают уходить, отказавшись от грабежа. Торцовый ключ преступники засовывают в первый попавшийся ящик с инструментами, отпирают ворота, выходят с базы и уезжают. Уже в Гаване они велят Тео Гомесу выйти утром на работу, как обычно. Предупреждают, чтобы он ни в коем случае не опаздывал. – Роман встал. – Остальное ясно, – продолжил он. – Тео не вышел на работу, а вместо этого поехал к Мильито и заявил, что молчать не будет, что пойдет в полицию и расскажет, что это Двадцатка убил Суаснабара. Дальнейшее нетрудно представить. Мильито позвонил Абреу, и тот приказал позвать Тео к семи часам вечера в Санта-Фе – якобы для того, чтобы совместно обсудить создавшееся положение. Там они его и убили. Тео стоял на своем и полез в драку с Мильито. Улучив момент, когда он упал, Абреу ударил его палкой, а потом выстрелил в голову. Они вдвоем засунули труп в мешок и бросили в море. Отлив унес его далеко от берега.

   Кабада закурил свою любимую «Вегерос» и посмотрел на Романа.

   – Извините, лейтенант, – сказал он, – не знаю» как для Сьерры и товарища директора, а для меня кое-что осталось неясным, как вы узнали, что главный преступник Абреу?

   – Очень просто, уважаемый Кабада, – улыбнулся Роман. – Благодаря замечательной женщине, которую зовут Анхелика Торрьенте-и-Санчес, телефонистке из Сантьяго-де-Лас-Вегас.

   Кабада продолжал с любопытством смотреть на него.

   – Если звонок в двадцать минут первого позволил разгадать хитроумный ход человека из четвертого круга, то звонок в два часа восемнадцать минут позволил разгадать его имя, – уверенно сказал Роман. – Потому что когда на базу звонили во второй раз, то есть в два восемнадцать, телефон был занят.

   – Трубка была снята! – Кабада прищелкнул пальцами.

   – Именно, – кивнул Роман. – Но Суаснабар был уже мертв, а преступники ушли почти два часа назад. Говорить в это время никто не мог, так как Абреу приехал только в три. Следовательно, трубка была снята. Ее снял Суаснабар, когда пошел звать Тео к телефону, и она должна была лежать на столе, когда приехал Абреу. – Роман прошелся по комнате и остановился рядом с Кабадой и Карбонелем. – Приехав к Хуану Сантане, я задал ему только один вопрос. Я спросил, была ли снята трубка, когда он подошел к телефону, чтобы вызвать полицию. И он ответил, что трубка лежала на рычаге.

   – Понятно, – сказал Сьерра. – Ее положил Абреу.

   – Абреу был единственным, кто входил в будку между двумя восемнадцатью и звонком Сантаны в полицию, – продолжал Роман. – В том, что именно он положил трубку на рычаг, не было никакого сомнения. Никто, кроме него, не мог это сделать. Однако же он умолчал об этом, когда подробнейшим образом излагал события. Почему? И тогда я вспомнил еще об одной детали… Помнишь твою с ним беседу, Сьерра? – Роман повернулся к сержанту. – К его алиби было невозможно придраться. Он никак не мог быть на базе. Но примерно в полночь он вышел из дома и отсутствовал некоторое время. Ходил в угловую аптеку на улице Санха, сказал он тебе. И он действительно был там. И говорил по телефону из автомата, что установлен рядом с аптекой.

   – Помню, – подтвердил Сьерра. – Женщина из КЗР еще сказала, что видела, как он говорил по телефону…

   – Но сам он тебе об этом не сказал, – заметил Роман. – Я вчера ездил туда, Сьерра, взглянуть на этот телефон. Он междугородный. Знаешь, с такой желтой полосой. – Роман вновь сел за стол. – После этого я уже не сомневался. И решил в ту же ночь вызвать Абреу на автобазу, на место преступления, причем в то. же время, когда оно было совершено. Прежде всего я попросил его повторить все свои показания и подождал, скажет ли он про телефонную трубку. Он промолчал. – Роман кинул взгляд на Сьерру. – Это нужно было сделать, Сьерра. Поиграть на нервах у Абреу, посмотреть, до каких пор он будет упорствовать. Показать ему, что мне уже многое известно. И в конце нанести решающий удар с помощью телефонного звонка. Поэтому-то я и просил тебя позволить мне на базу ровно в двадцать минут первого.

   – Вы меня просто заинтриговали, – сказал Сьерра с улыбкой.

   – А не допустил ли Абреу оплошность, скрыв, что трубка была снята? – медленно произнес Карбонель, словно размышляя вслух. – Ведь если бы он…

   – Конечно, это была оплошность. И все же…

   Карбонель с недоумением посмотрел на Романа.

   – Во-первых, – продолжал лейтенант развивать свою мысль, – совершенно очевидно, что Абреу изрядно переволновался, найдя труп Суаснабара. Он ведь ожидал увидеть сторожа и Тео связанными, а вместо этого натолкнулся на труп… Возникла новая ситуация, чреватая для него серьезными осложнениями. И во-вторых, вполне естественно, что Абреу старался избежать любого упоминания о телефоне. Это нормальная реакция в подобных случаях. Даже тогда, когда невозможно предположить, что один и тот же человек звонил на базу, а потом повесил снятую трубку. И если бы не звонок в два восемнадцать…

   Карбонель, Сьерра и Кабада некоторое время сидели молча. Первым заговорил директор автобазы.

   – А кто же звонил в такое время? – спросил он так, словно бы и не ждал ответа.

   Но Роман ответил:

   – У меня есть на этот счет одна идея… Точнее, гипотеза. Скорее всего, это был Тео Гомес.

   Его слова были полной неожиданностью для всех троих.

   – Да, я так считаю, – продолжал Роман, встретив удивленные взгляды Карбонеля, Сьерры и Кабады. – Мильито и Двадцатка сказали ему, что Суаснабар жив, и Тео в полном отчаянии заставил себя поверить в это и позвонил на базу в надежде, что ему ответит Суаснабар. Или кто-нибудь другой, кто скажет ему, что сторож жив. Вспомните, что Тео вовсе не был профессиональным преступником. Это было его первое преступление. Он позволил втянуть себя в это дело, но его дальнейшее поведение говорит о том, что его можно было спасти, что он не был еще полностью испорчен. Поэтому его и убили.

   – Значит… – начал Карбонель, но Роман перебил его:

   – Это только гипотеза. Старая история о преступнике, которого угрызения совести заставляют вернуться на место преступления. Вот и Тео вернулся… по телефону.

   Что-то вспомнив, сержант Мануэль Кабада встал и подошел к одному из столов в глубине кабинета.

   – Лейтенант, – обратился он к Роману, доставая из ящика стола книгу, – разрешите отлучиться.

   – Иди. – Роман ласково взглянул на него. – И отдыхай, тебе это совсем не повредит.

   На прощанье помахав рукой Карбонелю и Сьерре. Кабада вышел из комнаты с книгой под мышкой – с той самой книгой в оранжевой обложке, что дал ему профессор Дель Пино.

   Роман встал. Сьерра и Карбонель последовали его примеру.

   – В общем, – сказал лейтенант, – это всего лишь моя гипотеза. Возможно, во второй раз звонил и не Тео. Боюсь, мы никогда этого не узнаем.

   Они помолчали.

   А на небе впервые за много дней засияло солнце. Часы показывали 11 часов 42 минуты. Субботний день 23 декабря 1973 года обещал быть ясным.


Примичания

Примечания

1

   Macoppa – название в Гаване известной психиатрической больницы.

2

   Антонио Гитерас – видный кубинский политический и общественный деятель тридцатых годов, активный участник борьбы против диктатуры Мачадо и Батисты. В 1934 году основал революционную организацию «Молодая Куба». Был убит агентами Батисты в 1933 году.

3

   Червяк (исп.). Презрительная кличка контрреволюционеров на Кубе.

4

   Парк аттракционов, построенный по образцу нью-йоркского.