На помощь, Эми!

Наташа Окли

Аннотация

   Любовным приключениям бизнесмена Хью Балфура нет числа. Он покоряет первых красавиц Лондона одним взглядом и вполне доволен собой. Но вот в один прекрасный день Хью попадает в крайне щекотливое положение…




Наташа Окли
На помощь, Эми!

Глава первая

   – Что значит это «нет»? Ну, Эми! – умоляющим тоном проговорил Хью. – Мне нужна твоя помощь.

   Амелия Митчел на миг оторвала взгляд от книги.

   – И не проси, обратись к кому-нибудь другому.

   – А я обращаюсь к тебе.

   – Прости, но я не могу.

   – Ну почему? Ты же не занята!

   – Дело не в этом, понимаешь? – Она рискнула взглянуть на симпатичное лицо Хью Балфура. В голосе Хью звучала уверенность, а выражение лица просто вывело ее из себя. Ну, ясно – он думает, ему достаточно лишь немножко поднажать, пустив в ход свое общеизвестное обаяние, и она сдастся. – Просто не хочу, и все.

   – Почему?

   – Если бы я захотела стать твоей секретаршей, то сама попросилась бы к тебе на работу. – Она захлопнула книгу и отшвырнула ее в сторону. – Но пока и думать об этом не желаю. Зря Сэб ко мне прицепился, я на него сердита.

   – Он хотел помочь.

   – Кому помочь, интересно? – Амелия повернула к нему пышущее гневом лицо. – Вы с ним уже бог знает сколько лет дружите, а я тут при чем? Я всего лишь его сестра! Можно подумать, он решил меня сосватать за тебя!

   Говоря это, Эми сама понимала, что несет чушь. Сэб не видел ничего дурного в том, чтобы предложить лучшему другу помощь своей сестры, пусть даже это и представляло для нее некоторое неудобство. Он очень любил ее, но почему-то ни на миг не задумался о том, что чувствует она.

   Ему и в голову не приходило заранее сообщить сестре о том, что приедет к уикенду на ежегодную регату. Если б она вдруг выказала недовольство, что ж, он имеет полное право сюда приезжать, третья часть оставшегося после матери старинного особняка принадлежит ему, разве не так? Нет, он согласен, лучше было бы заранее позвонить, ведь она вроде бы тут хозяйка.

   Длинные пальцы Хью прочертили круг на блестящей столешнице красного дерева.

   – Но ведь это только на две недели. Да и потом, деньги. Я же заплачу.

   – Мне они ни к чему.

   – Впервые слышу такое от студентки.

   – Я больше не студентка. Бакалавр искусствоведения.

   – Без работы.

   Эми метнула на него сердитый взгляд.

   – Но и без намерения стать помощницей, и уж тем более твоей.

   – Эми, ну пожалуйста! Мне действительно нужна твоя помощь, – улыбнулся Хью, обдав ее таким взглядом, что у Эми замерло сердце. Интересно, хоть один человек может отказать Хью Балфуру? Его мать уж точно нет. Ее голубоглазый мальчик – само совершенство.

   Эми могла бы просветить ее, так же как и множество его бывших подружек, которых он беспардонно бросал при малейшем намеке на скуку. Шести футов ростом, с мускулатурой настоящего спортсмена и обаянием, заставлявшим всякого с готовностью идти за ним, Хью получил слишком много даров для одного-единственного человека.

   Да уж, забавная получается ситуация, если задуматься. Должно быть, у бедного Хью сердце разрывается при мысли, что приходится так долго уламывать сестренку Сэба. Такого не было с того самого дня, когда он нечаянно попал крикетным мячом в окно достопочтенного Аддертона и упрашивал Эми не выдавать его.

   – Давай еще. – Ее губы скривились.

   – Чего еще? – не понял он.

   – Ну, еще. Не останавливайся, я люблю, когда ты просишь.

   – Ну, если это так нужно, я не против. – На его лицо медленно наплыла улыбка. – Милая Эми…

   – Не перебарщивай, а то у меня уже ноги ослабели.

   Хью откинулся на спинку дивана, явно уверенный в скорой победе.

   – Еще когда Сэб предложил мне это, я сразу понял, что у нас с тобой все получится. Только не сердись, он вовсе не думал о каком-то деловом предложении. Скорее… он просто хотел защитить меня.

   – От чего? – Нашла о чем спрашивать. Если у Хью когда и были проблемы, так исключительно из-за женщин, и сейчас наверняка то же самое. – Если хочешь, чтобы я тебе помогла, ты должен мне рассказать, в чем дело. Давай, колись.

   – Хочешь правду?

   Эми сложила руки на груди.

   – Да уж, постарайся.

   Хью улыбнулся.

   – Ты хотела правду… Ну так вот, я боюсь разговоров.

   – Разговоров?

   – Если я найму кого-то через агентство, кто поручится, что она не будет сплетничать? – Хью снова умолк, словно подыскивал слова, что само по себе уже было странно.

   – О чем сплетничать? – быстро спросила Эми, вглядываясь в его лицо. Обычно Хью был живым воплощением самообладания, которое ни на минуту ему не изменяло. Однако на этот раз с ним что-то действительно было не так.

   – Мне не хотелось бы, чтобы кто-то узнал… – Он опять запнулся, скользнув взглядом по Эми.

   – О чем? – продолжала давить она.

   – О женщине…

   – Угу.

   Он сердито посмотрел на нее.

   – Не знаю, что ты хочешь сказать этим своим «угу». Ничего смешного тут нет. Со мной еще никогда такого не было, и я просто придумать не могу, что… с ней делать.

   – С кем? С женщиной? – Эми подалась вперед и изящно скрестила ноги, напустив на лицо мину внимательного доктора. Ситуация нравилась ей все больше. Было похоже на то, что какая-то женщина ухитрилась-таки отомстить за всех своих подруг по несчастью.

   Хью глубоко вздохнул.

   – Эта женщина… она звонит, посылает письма и… подарки… ко мне в офис. Она за…

   – Замужем! Я могла и сама догадаться, – перебила Эми, резко вставая. – Нет уж, это не для меня! Сам кашу заварил, сам и расхлебывай, а я не собираюсь сидеть у тебя в офисе и врать.

   – Я…

   – Ни за что не соглашусь помогать тебе рушить чей-то брак. После всего, что я видела…

   – Может, ты заткнешься и дослушаешь? Мне и так трудно, да ты еще на каждом слове перебиваешь. Сядь и дай объяснить.

   – Ну ладно, давай, – пробурчала Эми, садясь обратно в кресло напротив Хью и водя кончиком туфли по линии узора на ковре.

   – Замужние женщины не моя стихия, и никогда не были. А даже если и были бы, уж этой-то я ни за что бы не соблазнился.

   – Так в чем же проблема?

   Он посмотрел ей прямо в глаза.

   – Проблема в том, чтобы заставить Соню Лейтвейт признать факты, – проговорил Хью, напряженно следя за реакцией Эми.

   Та пару раз открыла и закрыла рот, прежде чем смогла произнести:

   – Соня Лейтвейт?!

   Хью откинулся назад. Наконец-то ему удалось привлечь ее внимание.

   Черт, все выглядит отвратительнее не придумаешь. Ему противно даже произносить имя этой женщины, противно думать, что будет с Ричардом, если он узнает, что его жена смотрит на сторону… да на кого! Вряд ли после такого удастся сохранить с ним отношения.

   А они имеют для него огромное значение. Ричард намного больше, чем просто босс. Он был рядом с Хью при всех трудных поворотах в его жизни, помогал ему и направлял его, а когда Хью повзрослел, они стали друзьями. Ничто не может так больно ранить Ричарда, как поведение Сони.

   Хью смотрел, как Эми молча открывает и закрывает рот. Не выдержав, он сухо заметил:

   – Хватит изображать рыбу. Это серьезно, Эми, и мне действительно нужна твоя помощь.

   Это вывело ее из оцепенения.

   – Соня Лейтвейт? Жена моего крестного?

   Хью кивнул.

   – Но ведь они только в мае поженились!

   – И все-таки она уже успела соскучиться и ищет развлечений, – сказал Хью, вставая и подходя к окну. Спиной он чувствовал ее взгляд. Осуждающий. – Поверь мне, Эми, – заговорил он, резко разворачиваясь, – Господь свидетель, я ничего такого не делал, что могло дать ей повод… – Он нервно провел рукой по волосам и отвернулся.

   Эми без труда припомнила Соню. Помимо свадьбы, на которой та была в пышнейшем белом платье и с кучей бриллиантов, девушка видела ее всего один раз – прошлой осенью на домашней вечеринке у отца, где, надо сказать, она произвела впечатление.

   Это и неудивительно – тот, кто, возможно, не видел, как она вошла, застывал как вкопанный, наткнувшись взглядом на затянутый в младенчески розовый шелк бюст и огненно-рыжие волосы. Соня не отличалась робостью, судя хотя бы по тому, как она танцевала с Сэбом. И все же… Что-то в поведении Хью натолкнуло ее на мысль, что он, как говорится, положил на нее глаз.

   Было неприятно даже думать об этом – слишком многим он обязан Ричарду. Когда умер отец Хью, именно Ричард, друг детства его матери, как и матери самой Эми, взял под свое крыло двенадцатилетнего мальчика и облегчил утрату. Да как ему только в голову взбрело отплатить Ричарду подобным образом?

   – Ты не имеешь права встречаться с Соней. Ты не можешь так поступать с Ричардом. Он доверял тебе, учил тебя. Нет, не могу поверить, что ты, даже ты, можешь пасть столь низко.

   – Хм, даже я… Но так и есть, именно это я тебе и твержу. Я просто не способен на такое, даже если б захотел, сказал Хью, твердо глядя в глаза Эми.

   Она подергала золотую цепочку у себя на шее.

   – А ты, как я понимаю, не хочешь…

   – Не хочу.

   Ответ был однозначен, и все же Эми немного сомневалась. Мужчины падки до таких женщин, как Соня, а Хью был более, чем кто-либо, склонен увлечься парой очаровательных ножек.

   – Неужели даже и не подумывал об этом?

   – Ни на минуту. Она жена Ричарда. По-моему, он поступил как последний идиот, женившись на девушке, которая на двадцать семь лет моложе его, особенно на такой, как Соня. Я уверен, она рано или поздно все равно найдет кого-нибудь, кто ответит на ее авансы. Но что это буду не я – уж точно. Могу себе представить, какого ты плохого мнения обо мне, если могла подумать, что я способен мало того что обойтись с ним подобным образом, но даже допустить такую мысль, – с неожиданной вспышкой гнева проговорил Хью.

   Эми не дрогнула, глядя с ясной улыбкой на его симпатичное лицо, искривившееся в сердитой гримасе. Она наконец поверила.

   – Ну, так скажи ей, что не водишься с замужними женщинами. Мол, это слишком хлопотно – иметь роман с женой босса.

   Ах, если бы все было так просто. Хью еще раз проговорил в уме все, что уже было сказано Соне, причем не раз и не два, размышляя, что из этих разговоров можно открыть Эми. Он отошел от окна и сел на свое место.

   – Не так все просто. Стоит мне только заговорить с ней, как она тут же истолковывает это в свою пользу. Я пытался, только все без толку. Она не уступает.

   – Уж не хочешь ли ты сказать, что она преследует тебя?

   – Ну, не знаю, что ты подразумеваешь под словом «преследует», но, наверное, так оно и есть. Не думаю, чтобы она представляла для меня угрозу, но, должен признаться, она превратила мою жизнь в сущий ад. У меня чудесная помощница. Когда мы узнавали, что Соня в здании, Барбара оставалась допоздна, чтобы можно было уйти вместе. Если я в офисе весь день, она приносит мне сэндвичи, чтобы я мог поесть, не вставая из-за стола. Она просто молодец. Без нее я чувствую себя совершенно беззащитным. А стоит только мне открыть секрет временной секретарше, как новость молниеносно распространится по всей конторе компании «Харпер-Лейтвейт».

   – Как давно это продолжается? – спросила Эми, помолчав.

   – Месяца два. Может, три.

   – Должно быть что-то, из-за чего все закрутилось. – Голос Эми звучал неприязненно.

   – Не могу припомнить ничего, чем можно было бы это объяснить. Может, она просто чувствует себя несвободной? Видит, какую жизнь веду я, и ей тоже захотелось так жить?

   Губы Эми насмешливо скривились. На ее взгляд, стиль жизни Хью вряд ли мог стать приманкой. Ричард Лейтвейт очень приятный человек. Сколько Эми себя помнит, он всегда был частью ее детства, неиссякаемым источником мороженого, а уж про Винни-Пуха он читал, как никто на свете. Но выйти за него замуж?! Ни за что! Такая мысль ей и в голову не могла прийти!

   Никто не питал не малейших сомнений, почему Соня вышла за него – из-за денег, и только из-за них.

   Бедный Ричард! У Эми сжималось сердце при мысли о том, как тяжело ему придется, если он узнает об отношении Сони к Хью. Он любит Хью как сына и воспримет это как настоящее предательство.

   – И что ты собираешься делать? – тихо спросила она.

   – Ждать. Пока ждать. Как-нибудь все утрясется, я уверен, но Ричард должен быть избавлен от слухов и сплетен. Вот поэтому-то ты мне и нужна. – Хью слабо улыбнулся. – Соня называет Барбару моим ротвейлером, она убеждена, что у нас с ней ничего не получается только из-за вредной секретарши.

   – И ты думаешь, что из меня получится хорошая сторожевая собака? Вот уж спасибочки!

   Хью охватил единым взглядом решительный подбородок Эми, веснушчатый нос и пряди мягких, воздушных волос, выбившиеся из хвостика. Улыбка на его лице стала шире.

   – По-моему, ты вполне сойдешь за щеночка ротвейлера. Но самое главное – я уверен, что ты никому ничего не скажешь. – Он помедлил, прежде чем добавить: – И если уж быть честным до конца, меня пугает не только то, что почувствует Ричард.

   – Это ты о чем?

   – Мне кажется, Соня особа мстительная, а ведь чтобы расставить все по своим местам, мне придется под конец обойтись с ней довольно жестко, и если мы то и дело будем оставаться с ней наедине, люди вполне могут поверить тому, что она станет обо мне говорить. Даже если и не поверят до конца, все равно станут думать, что это я виноват, я все начал. Ты же так подумала, а ведь прекрасно знаешь, как я отношусь к Ричарду.

   Эми задумалась. Соню она знала лишь поверхностно, но была вполне согласна, что такая особа вполне может оказаться злопамятной и постарается отомстить, поняв, что Хью ее отверг.

   – Наверное, тебе действительно кто-то нужен, – проговорила Эми с сомнением, – но я вряд ли гожусь. Да и секретарша из меня не очень.

   Хью, обрадованный ясным признаком того, что Эми готова уступить, усилил натиск.

   – Но ведь это всего на две недели!

   Эми вздохнула.

   – Дело не в том, что я не хочу, Хью, просто… – Она запнулась, тщетно подыскивая слова, чтобы объяснить ему причину своего нежелания.

   Хью все давалось легко. Экзамены, женщины, продвижение в бизнесе – все, чего он хотел, само падало ему в руки, словно об этом заботилось какое-то благоволившее ему божество. Малейшая заминка в осуществлении его планов быстренько улаживалась, и вот теперь пришла очередь Эми послужить ему. Старая добрая Эми! Но только «старую добрую Эми» как-то не грела мысль, что ее внезапно заметили только потому, что она может оказаться полезной. Особенно сегодня, в ее день рождения.

   – Всего две недели, – проговорил Хью, умоляюще глядя ей в глаза. – По крайней мере немного поправишь свое положение, пока ничего стоящего не намечается…

   – Откуда ты знаешь? – оборвала его Эми, прищурившись. – Ага, кажется, можно и не спрашивать – это наверняка Сэб. Теперь ясно, почему ты тянул до последнего дня.

   – Он просто сказал, что твои дела не очень хороши.

   – А он-то откуда знает?! – сердито воскликнула она. – Его уже бог знает сколько времени тут не было. Я послала документы в несколько телевизионных компаний, может получиться так, что я не смогу найти время.

   Сэб распахнул дверь спиной, балансируя тремя кружками с чаем, и вошел, пригнувшись под низким косяком деревенского дома.

   – Но ты все-таки его найдешь, я надеюсь. – Он заискивающе поглядел на Эми. – Твоя – с цветочками.

   – Ах ты, шовинист! – проворчала Эми, освобождая стол от газет и журналов.

   Сэб пожал плечами.

   – Это мама выбирала кружки, не я. Иначе как бы я запомнил? – Он протянул кружку Хью. – Не беспокойся, она согласится.

   – А вот и не согласится! – Она бросила недовольный взгляд на своего любимого брата. – Я хочу заняться какой-нибудь творческой работой, роль секретарши меня совершенно не привлекает. А если бы даже и привлекала, я ни за что не стала бы работать на Хью.

   – Да уж, действительно страшная перспектива, – поддакнул Сэб, бросаясь в кожаное кресло. – Я бы и сам не согласился, но подумай о своих долгах, сестричка. Да и Хью в отчаянии. Назови свою цену.

   Эми заложила за ухо выбившуюся прядь и посмотрела на Хью.

   – А как вообще она себя ведет?

   – Соня?

   Эми кивнула:

   – Какая она – агрессивная? Плачет? Если я соглашусь, хотелось бы знать, от чего предстоит тебя защищать.

   – Ни первое, ни второе, она спокойна и уравновешенна. И убеждена на все сто, что нас тянет друг к другу.

   – Даже не видя никаких ответных знаков с твоей стороны? – недоверчиво спросила Эми.

   – Ей кажется, она их видит. И не сомневается, что я ее хочу.

   – Она ужасно настырна, и чем дальше, тем невыносимее, – добавил Сэб, протягивая Хью пакет печенья. – Расскажи ей про посылку, которая пришла в пятницу.

   – В утренней почте оказалась небольшая бандероль… – неохотно начал Хью.

   Из глубины прихожей донеслась трель телефонного звонка. Сэб фыркнул:

   – На вот, на самом интересном месте. Подождите минутку, я сейчас.

   – Ну и?.. – произнесла Эми, когда дверь тихо закрылась за спиной брата.

   – В общем, она прислала пачку презервативов и бумажку, на которой написала адрес гостиницы, день и час.

   Эми, как раз поднесшая кружку к губам, фыркнула, разбрызгивая чай.

   – Этого не может быть!

   – Барбара тоже не поверила.

   – Но это же так… так… беспардонно!

   – Вот именно! – поддакнул Хью.

   Дверь гостиной открылась.

   – Хью, это Келли, просит тебя, – сообщил, входя, Сэб. Он придержал дверь, пропуская Хью, затем вернулся в свое кресло и взял кружку. – Я много пропустил?

   – Ничего такого, чего ты не знал. Не могу поверить, что она послала Хью пачку презервативов прямо в офис.

   – Притом разных презервативов, – добавил Сэб.

   – А что, это имеет какое-то значение?

   – Для секретарши Хью еще какое. Ты ее не знаешь. Это типичная старая дева, она, наверное, в жизни не видела презерватива, тем более целую пачку, да еще разных. Как представлю Барбару Шелтон, вскрывающую бандероль… Можешь себе вообразить, чтобы временная секретарша не рассказала кому-то о таком происшествии? Вот поэтому-то я и подумал о тебе.

   Эми вздохнула, чувствуя, как силки, в которые она попала, стягиваются все туже.

   – Бедный Ричард, – проговорила она, глядя на чайные розы, мирно покачивавшиеся за окном.

   – Хью тоже жалко. Я знаю, он тебе не очень нравится, но на этот раз дело действительно серьезное.

   Эми резко повернулась к брату.

   – Не то, чтобы он мне не нравился.

   – Ну, не одобряешь его. Он падок на женщин, но на этот раз все иначе. Я понимаю, что это, наверное, легкомысленно с моей стороны – так говорить, – но я бы с ума сошел, окажись на месте Хью.

   – Но…

   – Никаких «но». Ему нужен кто-то, кто бы оберегал его, пока не вернется секретарша. Не так уж и много от тебя просят. Будь жива мама, она бы силой вытолкала тебя за дверь.

   – Это нечестно, мама тут ни при чем, – запротестовала Эми не слишком уверенно. Она знала, что мать, будь она жива, первая выступила бы за то, чтобы помочь Хью. Эми со вздохом поставила пустую кружку на стол. – Не знаю, но что-то мне не верится, чтобы Хью был не в состоянии справиться сам. Да он, если хочешь знать, бросал женщин, нисколько не беспокоясь о том, что они чувствуют, уже лет с восемнадцати, если не раньше, но я тогда была просто слишком мала, чтобы замечать.

   – Соню ничем не прошибешь, у нее кожа толстая, как у носорога, она не отступила даже перед Келли, а ведь с ней не так легко соревноваться.

   – Это Келли звонит?

   Сэб кивнул и, сбросив грубые башмаки, положил ноги на стол.

   – Каланта Рейнфорд-Смит, последняя пассия Хью. Особа богатая, со связями. Ты не встречалась с ней на Рождество?

   Трудно было не заметить такую, как Каланта. Эта высокая элегантная блондинка в тот вечер исключила всякое чужое посягательство на Хью, не отходя от него ни на шаг.

   – По-моему, встречалась. Ювелир-дизайнер, да? И что она говорит про всю эту историю с Соней? – Эми провела пальцем по пыльной крышке пианино.

   – Можешь спросить у нее самой, она должна сюда приехать. Решила, что Королевскую регату в Хенли пропустить нельзя. Ее бизнес, видите ли, требует, – сказал Сэб, передразнивая Келли. – Столько шампанского и солидных состояний в одном месте, не говоря уж о том, что Хью может встретить кого-то еще.

   Эми улыбнулась.

   – Она тебе не нравится, да?

   – Не мой тип. Не знаю, что она думает про Соню, Хью ни разу не говорил. Спросила бы ты его сама.

   – О чем? – вмешался Хью, открывая дверь гостиной.

   – О том, что Келли думает про Соню, – ответил Сэб, убирая ноги со стола и пропуская приятеля. – Откуда она узнала, что ты будешь здесь?

   – Келли только что приехала к маме, – сказал Хью, садясь на диван. – Допью чай и поеду туда.

   – И что она говорит про Соню?

   Хью немного замялся с ответом.

   – Келли не знает, что у Лейтвейта проблемы со здоровьем, да и моих отношений с ним не понимает по-настоящему, – проговорил он осторожно.

   – В каком смысле?

   – Ну, по ее мнению, я должен все рассказать Ричарду. Мол, если брак не получился, то не имеет смысла его сохранять. – Хью взял кружку и опрокинул остатки чая в рот.

   – Так, значит… – как-то равнодушно прозвучал в тишине голос Эми. Ричард, конечно, поступил глупо, но он не заслуживает такого открытого, публичного унижения со стороны людей, которых любит. И если – или, скорее, когда – разрыв наступит, хорошо бы сделать так, чтобы это никоим образом не касалось Хью. – А Соня с Ричардом приедут на регату?

   – У Ричарда в этом году плохо со здоровьем, после ангины у него пошли осложнения, хотя он и не признается.

   – Ну так как же все-таки? Ты согласна, малышка?

   Эми куснула губу. Брат слишком хорошо ее знает.

   – Теоретически… я могла бы. Но только две недели… а за это я потребую кругленькую сумму.

   – Чудесно! – весело воскликнул Сэб. – Я знал, что ты согласишься.

   – Я сказала – теоретически. Но не все так просто, как вам кажется, вряд ли я смогу торчать на работе сутками.

   – А никто об этом и не говорил! Ты можешь пожить у меня, – решительно сказал Хью, поднимаясь.

   – Я не могу жить у тебя!

   – Почему нет? Места полно.

   – А Каланта? Что она подумает?

   Хью нахмурился.

   – Почему она обязательно должна что-то подумать, ведь все понятно! Да и вообще, детали уточним потом. – Он повернулся к Сэбу. – Мне надо возвращаться. Ты сейчас не едешь домой?

   – Дай нам час, спешить особо некуда. Я приготовил пикничок и все отвез на крикетное поле…

   Эми, не прислушиваясь больше к журчащему разговору, выскользнула за дверь и поднялась по узкой лестнице в свою спальню в задней части коттеджа. Даже не заметили, думала она, бросаясь на старинную кровать, покрытую лоскутным одеялом, сшитым матерью в то лето, когда та умерла.

   Сегодня ей двадцать три, а работы нет, как заметил Хью. Грустно. Хотя больше она не безработная. Так или иначе, согласилась стать личной секретаршей Хью, а что из этого выйдет, один только Бог знает. Если Хью думает, что она станет подавать ему чай и отвечать на звонки его девиц, он глубоко ошибается.

   Что же до Сони, тут она выполнит свое обещание.

   По низкому потолку змеилась трещина. Он хочет, чтобы она жила у него. Придется, выбора нет. Спать на диване у Сэба ей не хочется, а каждодневные поездки в офис к Хью и обратно – такого ее бюджет не выдержит.

   Мысль о том, что это может не понравиться Каланте, была приятной. А вот что Хью совершенно не смотрит на нее как на женщину… это как-то не очень. В его мыслях она фигурирует не иначе как «малышка Эми, сестренка Сэба». По идее, это не должно было бы задевать ее – но задевает.

   Вскочив с кровати, Эми открыла гардероб и грустно уставилась на его скудное содержимое. Правила для туалетов ужасно строги: никаких брюк, никаких разрезов, никаких юбок с запахом. Да и чего иного ожидать, если правила установлены еще в девятнадцатом веке? В результате оставалось только одно – надеть единственное имеющееся у нее платье ниже колен, прикупленное как-то на благотворительном базаре, такое же невыразительное, как и она сама.

   Да чего она себе голову ломает?! Хью будет сидеть там в безупречно сшитых брюках и глянет на нее своими бездонными голубыми глазами, а она тут же позабудет о его безобразном, пренебрежительном отношении к женщинам…

   Эми бросила платье на кровать, взмахнула рукой, пытаясь попасть по кружившейся в комнате мухе, и со злостью пришлепнула ее к оконному стеклу. Черт бы все побрал!

Глава вторая

   Каланта Рейнфорд-Смит – это было все, что Эми о ней знала.

   Эми чувствовала себя рядом с ней плоской, как доска, и почти что карликом. Небольшим утешением служило лишь то, что высоченные шпильки соседки погрузились почти по пятку в сырую землю луга Шэмпейн, и Эми мысленно похвалила свои плоские лодочки.

   А вот сравнение с платьем Каланты, мягким, кораллового цвета, повода для радости не давало. Оно было полагающейся длины ниже колен, зато сзади имело такой глубокий вырез, что сразу становилось ясно: она без бюстгальтера, а шелк легко скользил по ягодицам, не оставляя опять же никаких сомнений в том, что трусиков на ней тоже нет.

   Эми глотнула из стаканчика ледяной шипучки, искоса поглядывая на ухоженную, с прекрасным маникюром руку Каланты, по-хозяйски расположившуюся на рукаве кремового блейзера Хью.

   – Мы с Хью в феврале были на Мальдивах. Там просто чудесно, правда, милый? – Каланта повернула голову, серьги у нее в ушах качнулись. – Поселились на Канихире, это всего минут сорок на акваплане от Мале.

   Понятно, что Хью находил в ней. На нее стоило смотреть. Наверное, она выглядела потрясающе, стоя в бикини на океанском берегу на Мальдивах, но и это еще не все – у нее был снисходительно-воркующий голосок, от которого Эми просто воротило.

   – Мы жили в деревушке на воде. Просто сказка! Она стоит на сваях, и ты спускаешься по ступенькам прямо в океан, – продолжала Каланта, помахивая рукой.

   Эми поймала взгляд Хью, и он как будто понимающе подмигнул ей! Эми невольно усмехнулась про себя, почувствовав даже на расстоянии, отделявшем их друг от друга, что ему скучно.

   Позволив себе легкую улыбку, она стала вполуха слушать дальнейшие разглагольствования Каланты насчет разных мест, где можно очаровательно отдохнуть. В разговор вмешался Бен, а подружка Джаспера с жаром пыталась ее переспорить.

   Сэб легко тронул сестру за плечо.

   – Кончишь с питьем, подходи к машине, хорошо? Будем готовить пикник. Бен хочет вернуться сюда к двум, пойдет яхта его друзей.

   – Тебе чем-нибудь помочь? – спросил Хью, отрываясь от Каланты.

   – Если хочешь. Эми будет тяжеловато вытаскивать корзину. – Сэб взял у Эми пустой стаканчик и сунул его Бену. – Выбрось куда-нибудь. Через полчаса приходите. На том же месте.

   Эми послушно зашагала, легко подталкиваемая сзади твердой рукой. Все лучше, чем стоять и слушать нудную болтовню про места, которые она никогда не увидит, и про людей, которых никогда не встретит.

   В прошлом году Королевская регата в Хенли ей очень понравилась – но тогда не было Хью, он не смог покинуть Лондон. К нему нагрянули друзья из Штатов, и он позвонил Сэбу, что все отменяется. Эми прекрасно провела день, наблюдая за публикой: красивыми, атлетически сложенными молодыми людьми, бесцельно бродившими туда-сюда, и дураками, накачавшимися вином. Бен, благодаря тому, что живет теперь в наианглийском из всех английских городов, стал ассоциированным членом всемирно знаменитого Леандр-клуба и сводил их туда на чай. Было очень мило.

   В этом году всем заправлял Хью. Так уж повелось, что все всегда вертелось вокруг него, и это выводило Эми из себя. Даже когда она сама соглашалась с чем-то, что он предлагал, все равно у нее было такое чувство, будто он ее заставил. Как только он сказал, что идет устраивать пикник, девичье щебетанье, как подметила Эми, несколько увяло.

   – Каланте, небось, будет скучно без тебя, – как бы между прочим сказала Эми, когда Хью их нагнал.

   Его глаза весело блеснули, ее ехидный тон явно от него не ускользнул.

   – Ничего, как-нибудь переживет, – ответил он.

   – Ты хоть спросил, хочется ли ей оставаться с людьми, которых она почти не знает?

   – Ты считаешь, надо побежать назад и спросить?

   Эми плотнее закуталась в свой кардиган.

   – Делай как хочешь. Меня это не касается. – Она оглянулась на группу людей, лишившуюся, так сказать, своего центра. Длинные светлые волосы Каланты развевались на ветру, тонкий шелк облегал ноги. Эми не удержалась, чтобы не спросить:

   – Как только она не мерзнет в этом платье? Такой ветер! И не подумаешь, что летний день!

   – Да, холодно, но женщины смотрят на это иначе.

   – Только не наша Эми, – вставил Сэб, приобнимая сестру.

   – Как это?

   – Для тебя на первом месте удобство.

   Эми опустила глаза на свое до обидного простое прямое платьице со скромным круглым вырезом. Женская гордость взыграла в ее душе, она вздернула подбородок, глядя на брата гневными глазами.

   Да как он посмел поступить так с ней?

   Это жестоко. Она выглядит так, как только и может выглядеть тот, кто еле перебивается на студенческую стипендию. Как, по его мнению, она может одеваться? Ведь знает, что от отца за все время учебы она не получила ни фунта. Будучи намного младше брата, она полностью испытала на себе последствия банкротства отца, тогда как Сэб к тому времени уже получил ученую степень и устроился на работу в Лондоне.

   – Заткнись, Сэб. Она выглядит неплохо.

   От вмешательства Хью Эми стало еще хуже. Она была уверена, что он сказал это просто по доброте душевной, но «неплохо» было совсем не то, что ей хотелось бы услышать. Эми сама знала, что прямое платье ей совсем не идет.

   – Неплохо, говоришь? А я так не думаю, – снова заговорил Сэб, оглядывая сестру. – Знаешь, Хью, по-моему, это никуда не годится. Нельзя, чтобы Эми поехала с тобой в Лондон в таком виде. Наша идея хороша, но она не сработает, если не сделать что-то с ее одеждой.

   Оба на ходу повернулись, изучающе осматривая Эми. Если бы только земля могла разверзнуться под ногами и поглотить ее, она была бы только рада. Стыд, чувство унижения и горькая обида – все это повергло ее в полное оцепенение. Самое страшное – что все это было правдой. А между тем Сэб как ни в чем не бывало вел свою ровную речь:

   – Нельзя, чтобы она явилась в офис в таком виде. Сколько раз я ни бывал в «Харпер-Лейтвейт», мне ни разу не попалось на глаза ничего подобного. И еще, коли мы уж заговорили об этом, надо что-то делать с ее волосами. А то ей дашь не больше шестнадцати.

   – Да, она молодо выглядит, – согласился Хью, задумчиво глядя на Эми.

   – Совсем не обязательно говорить обо мне так, словно меня тут и нет вовсе.

   – Если, так или иначе, предстоит состязаться с Соней, то надо выглядеть, во всяком случае, на должном уровне, – продолжал вэб. – Все ж таки супруга исполнительного директора, не абы кто.

   Боль в груди становилась просто нестерпимой, но Эми старалась держаться. Она не участвовала в беседе, но говорили о ней и могли бы проявить хоть чуточку внимания.

   – Вы не могли бы идти помедленнее?

   – Прости, – извинился Хью, тут же замедляя шаг. – Мы тут жалеем, что ты не выглядишь постарше.

   Эми вымученно улыбнулась.

   – Ничего не поделаешь, – сказала девушка, в голосе ее звучала обида. Она повернулась к Сэбу. – Ты прекрасно знаешь что у меня нет денег. Единственное, что есть, так это куча долгов.

   У него хватило совести состроить виноватую мину.

   – Не надо на меня нападать, Эми, я говорил все как оно есть.

   – Да ну! – Она с угрозой подалась вперед.

   Сэб хмыкнул.

   – Но ведь это правда. Тебе надо приодеться, прежде чем явиться в «Харпер-Лейтвейт». Хью должен тебе кое-что купить.

   – Как это мило с его стороны. И как все будет – я сама буду выбирать или мне все принесут готовое?

   Тихий смех Хью разозлил Эми еще больше. Он смеялся над ней. Господи, как больно!

   Сэб хохотнул и положил руку на плечо Эми.

   – Перестань пыжиться, это не в твоих привычках.

   Она сбросила руку.

   – Может, и так, а может, мне есть отчего сердиться! У меня сегодня день рождения и… – она выставила перед собой ладонь, заставляя брата молчать, только не смей говорить, что позабыл, потому что я уже сама это поняла!

   Сэб еле слышно чертыхнулся и уставил умоляющий взор на Хью.

   – Послушай, Эми, ты уж прости меня, – с нервным смешком проговорил Сэб. – У меня память ну просто никуда.

   – Ну, конечно. Хорошо, что у тебя плохо с памятью, а то бы ты просто стер меня в порошок. Я сама прекрасно знаю, что мне нечего носить. Думаешь, это приятно – таскать изо дня в день одни и те же джинсы? – Наступило молчание. Эми была довольна, что наконец-то выговорилась. – Ну, ладно, – сказала она, – пошли готовить пикник и покончим с этим.

   Она заметила, как мужчины переглянулись, но решила не обращать на них внимания. Если они чувствуют себя неловко – поделом им. Она никогда не ждала многого от своего брата, но напомнить о том, что она оделась неподобающим образом на Королевскую регату в Хенли – это было уже слишком.

   Можно подумать, ей так уж хотелось сюда. Но она решила идти с ними, потому что иначе ее ждало кое-что похуже – одиночество. А кому хочется сидеть одному в свой день рождения? Эми почувствовала, как на глазах выступили слезы, и смахнула рукой ненужное свидетельство своей слабости.

   Черт. Надо же было! В присутствии Хью. Эми никогда не плакала. Во всяком случае, из-за платья или денег. Но сегодня она вдруг почувствовала себя такой одинокой. Крохотная, никому не нужная лодчонка, которую носит по бескрайнему морю.

   Хью спокойно протянул ей носовой платок. Она вскинула на него удивленный взгляд. Лицо у него было ласковое и серьезное.

   – Кто-нибудь вспомнил о твоем дне рождения? – наклонившись к ней, тихо спросил он.

   Эми презрительно фыркнула.

   – Конечно. Думаешь, меня никто и знать не хочет? – Она ощутила прикосновение его пальцев, гладивших ее по волосам. Откуда ему было знать, что означают для нее эти мягкие прикосновения.

   – Я не думал…

   – Кое-кто из приятелей по группе прислал открытки, – перебила его Эми. – И твоя мама тоже. Она каждый год поздравляет меня, потому что это совпадает с днем рождения твоей тети Мэри в Брайтоне.

   Она чувствовала исходящее от него сочувствие и не хотела этого. Не хватало только, чтобы он ее жалел. Эми приподняла подбородок.

   – А еще отец с Линдой на каждый день рождения присылают мне чек.

   – Достаточный, чтобы расплатиться с долгами?

   Эми почувствовала как к горлу подступает смех.

   – Чего нет, того нет. Хватило бы на несколько сантиметров шелка – такого, как на платье у твоей подружки. А Ричард вот что мне подарил. – Она откинула волосы и показала золотые шарики в ушах. – Они подходят к ожерелью, которое он преподнес мне на Рождество.

   – Красиво. – И сразу же, без перехода: – Мне жаль, что так получилось с твоим днем рождения. Мы оба просим прощения, да, Сэб?

   Эми взяла Сэба за руку,

   – Ладно, пойдемте, займемся пикником.

   Впрочем, на пикник это было мало похоже. Когда многочисленные закуски были водружены на покрытые белыми накрахмаленными скатертями столы, все стало походить на сцену охоты времен Эдуарда и уж никак не на пикник начала двадцать первого века.

   – Мне прямо не верится, что я заставил тебя сделать все это в твой день рождения, – сказал Сэб, протягивая Эми головку сыра. – Черт! Я забыл ключи!

   – Какие ключи?

   – Раскладные стулья у Джаспера в «Бристоле», – сообщил он, поворачиваясь к Хью. – Придется сбегать за его ключами. А ты пока помогай Эми с напитками.

   Эми осторожно освободила место на столе для сыра.

   – Там на заднем сиденье ящик с вином, – сказала она, показав на машину Сэба. – На этом, пожалуй, и все. Хочешь сходить за Калантой?

   – Да нет, я лучше постою тут и поговорю с тобой, – пропыхтел Хью, ставя тяжелый ящик в тенек под деревом. – Они сами скоро придут. Может, пока выпьем по стаканчику?

   – А почему нет? – ответила Эми, оглядываясь, куда бы присесть. Ничего подходящего не обнаружилось. После недавних дождей земля была влажной. Эми покопалась в багажнике машины Сэба и вытащила большой кусок пластика. – Можно посидеть на нем, пока Сэб притащит стулья.

   Хью достал штопор и осторожно вынул из ящика бутылку. Эми села, прислонившись спиной к толстому стволу орешника, и прикрыла глаза, наблюдая за Хью.

   – Ты выглядишь усталой, – заметил он, протягивая ей бокал с вином.

   – Да. – Ее пальцы вздрогнули при нечаянном прикосновении.

   Она что же, до сих пор не справилась с собой? Это ж надо быть такой дурой, чтобы увлечься Хью Балфуром! Такие, как Хью Балфур, появляются с изящно двигающимися длинноногими красотками. Пример тому – Каланта. Такие, как Хью, напомнила себе Эми, и не взглянут на коротышку, которую знают с самого детства.

   А она… она пока не может ничего с собой поделать, сил не хватает.

   – Мы с Сэбом начали загружать машину в пять часов утра, а я уже отвыкла вставать так рано.

   – А раньше ты вставала рано? – спросил он и присел рядом, вытянув ноги и поправляя очки.

   – В последнее время у мамы были проблемы со сном. Как только она просыпалась, я тоже вскакивала. – Эми отпила из бокала. – Тогда это на меня как-то не действовало – мало я спала или совсем не спала, – а сегодня чувствую себя разбитой.

   – Это все объясняет, – проговорил Хью, прислонясь головой к стволу. – Ей повезло, что с ней была ты.

   Эми потупилась.

   – Это мне повезло, что она была у меня, – пробормотала девушка.

   – Почему ты всегда взбрыкиваешь, стоит только сказать тебе комплимент? – спросил он, искоса глядя на Эми. – Сколько ты знаешь людей, готовых целиком посвятить себя другому?

   – Своей матери они бы посвятили.

   – А вот Сэб и Люк этого не сделали.

   – Не сделали.

   – И твой отец тоже.

   – Он уехал в Испанию, а когда обанкротился, ни о чем другом просто думать не мог. Да и потом, он все равно не смог бы за ней ухаживать в том состоянии, в каком она находилась… особенно под конец.

   Хью отвел прядь волос с ее разгоряченного лица.

   – А ты, значит, могла? – (Эми смущенно отвернулась. Как это трогательно. Другие женщины напрашиваются на внимание, а эта бежит его.) – Хоть раз в жизни все-таки выслушай правду о себе. Ты не колеблясь бросила университет, чтобы ухаживать за матерью. В восемнадцать лет. В таком юном возрасте на тебя обрушилась огромная ответственность.

   – Я любила ее, – тихо проговорила Эми.

   – Сэбу и в голову не приходит, какая у него замечательная сестра, – с улыбкой сказал Хью, прежде чем подняться на ноги. – Хочешь еще немного вина? В конце концов, у тебя сегодня день рождения.

   Эми хотелось отказаться, но она все же подставила бокал.

   – Но почему отец не помог тебе, когда ты залезла в долги? – спросил он и снова сел. – Он же вроде бы уже поправил к тому времени свои дела.

   Эми пожала плечами.

   – Когда отец женился, Линда решила, что они должны копить на новый бизнес. И убедила его, что я могу учиться на госсубсидию, потом устроюсь на хорошую работу и расплачусь. – (Лицо Хью оставалось серьезным, Эми улыбнулась.) – Все не так плохо. Расплачиваться надо не сразу, а только когда начнешь зарабатывать. Многие студенты учатся на субсидии.

   – Но не у многих такие богатые отцы, – сухо сказал Хью. – А Сэб знает об этом?

   – Знает, конечно. Но что он может сделать? Да и Люк тоже…

   – И ты, как я вижу, на них совсем не сердишься.

   – Это в прошлом. Сэб, конечно, чувствует себя виноватым, да только что это изменит?

   – А что Люк? Он как медик, должно быть, неплохо зарабатывает.

   Мысль о том, что младший брат мог бы помогать ей, заставила Эми скептически покачать головой.

   – Он пока что работает практически за хлеб и кров. На благотворительную организацию в какой-то африканской больнице.

   – Я не знал.

   Эми посмотрела на него с удивлением.

   – Правда? Он улетел еще полтора года назад.

   – Да я не о Люке. О тебе. Вот уж не думал, что Линда такая!

   – Не говори так! Она не плохая. Просто не привыкла думать о семье. Она была единственным ребенком, никогда не была замужем, собственных детей нет, и вот, пожалуйста – в сорок семь лет такое событие. По-моему, она слегка сдвинулась. Да дело не только в ней. Отец и сам терпеть не может расставаться с деньгами. Еще он бесится, что мы заняли мамин коттедж. – Эми улыбнулась. – Но это не твои проблемы. Думаю, все наладится. Может, пока буду с тобой, подыщу что-нибудь. Не хотелось бы тебя подвести, – проговорила она, меняя тему. – Ты понимаешь, что я могу исполнять только самую простую канцелярскую работу?

   – Самое главное – спаси меня от Сони, а уж про остальное я и не пикну.

   Расскажи мне о «Харпер-Лейтвейт». Небось сплошь ковры и растения в кадках? И как там женщины одеваются?

   – Не знаю.

   – Только не говори мне, что не обращал внимания, – шутливо сказала Эми и засмеялась в ответ на взгляд, которым он ее одарил. – Ни за что не поверю. В чем там ходят – в джинсах с топами или элегантных платьях?

   Эми было известно, что «Харпер-Лейтвейт» – инвестиционная компания, а Хью там вроде бы главный советник по инвестициям.

   Хью откинул голову на ствол дерева.

   – Одеваются по-разному. Моя секретарша Барбара, например, ходит в костюме, но тебе это не обязательно.

   – Очень хорошо. У меня его и нет.

   – Пока что нет. А вообще, надо что-то сделать с твоим гардеробом, Сэб прав.

   – Не станешь же ты покупать мне одежду!

   – А почему нет? Если ты по моей просьбе собираешься играть роль моей личной секретарши, то моя забота приодеть тебя поприличнее. – Он подмигнул.

   – Я не могу…

   – Денег у тебя нет, значит, нет и выбора. Если вдруг совесть начнет грызть, скажи себе, что оказываешь мне услугу, за которую я тебе буду благодарен.

   Эми в замешательстве смотрела на Хью широко открытыми глазами. Все говорило за то, что надо отказаться, но боже, как велик был соблазн!

   – Сколько… сколько ты хочешь, чтобы я потратила?

   Он, почти не задумавшись, произнес цифру, от которой у Эми закружилась голова. За последние семь лет она не тратила почти ничего не одежду и теперь словно оказалась в волшебном царстве.

   – Что ты замышляешь? У меня такое чувство, будто я Золушка, а ты моя крестная фея. – Эми засмеялась, пытаясь скрыть свое смущение.

   Хью наклонился и чмокнул ее в щеку.

   – Крестный фей. Пусть это будет тебе подарком на день рождения. Просто представь себе, что ищешь своего принца.

   – Хорошо, – прошептала Эми, ощущая на щеке след его поцелуя.


Глава третья

   Тихая радость царила в душе Эми. За те два часа, что она находилась в Лондоне, два раза ей одобрительно свистнули вслед и один раз предложили кое-что неприличное. А если еще прибавить к этому чудесную стрижку и новый наряд… К такому быстро привыкаешь. А то, что в воздухе висит изморось, а от асфальта пышет жаром, это чепуха.

   Эми перешла улицу и посмотрела на листок, который держала в руке. Это он. Дом Хью. Эми не была экспертом, но фасад с его большими, симметрично расположенными окнами говорил о георгианском стиле. Величественное здание.

   Эми сунула ключ в скважину и с легким чувством удивления услышала щелчок. Дверь открылась. Две недели здесь будет ее дом. Неприкосновенное убежище паучихи. Забавно. «Хью! Хью, ты дома?» – крикнула она несколько раз, и эхо разнесло ее голос по просторному холлу.

   Никто не отозвался. Эми поставила сумку на пол и закрыла за собой дверь.

   – Хью?!

   И снова молчание.

   По словам Хью, ее комната «наверху, первая дверь налево». Взяв сумку, она последовала инструкции и на двери увидела записку. «Привет. Я положил на кровать несколько полотенец. Вино, если захочешь, в холодильнике», – прочитала Эми, отклеивая листок от светло-кремовой двери. Это надо же, подумал о вине, тогда как любая нормальная женщина в ее положении должна бы мечтать о чашке чая.

   В комнате, светлой и свежей, все было просто сказочно. Антикварная мебель сияла и пахла воском. По сравнению с квартирами, которые она снимала вместе с сокурсницами, учась в университете, это была настоящая волшебная страна.

   Эми тряхнула волосами перед зеркалом, все еще не устав любоваться на то, как они обрамляют лицо, делая глаза на удивление большими. Может быть, этот гений ножниц был прав, и глаза действительно самое лучшее на ее лице? Как бы там ни было, он почти насильно усадил ее в кресло в субботу и сделал все, что обещал, и даже более того.

   Интересно, как посмотрит Хью на ее новый облик? В душе теплилась мысль, что он только взглянет на нее и остолбенеет на месте. Может быть, даже упадет к ее ногам и поклянется ей, несравненно прекрасной, в вечной любви.

   Нет, если он так поступит, его и слушать-то не стоит, он просто пустобрех. Эми небрежно бросила свою сумку, взяла одно из полотенец и пошла в ванную.

   Немного позже, дрожа от холода, с намотанным на голову полотенцем она выскочила из ванной и прошлепала в спальню, где надрывался телефон.

   – Алло.

   – Эми?

   – Да. – Она осторожно присела на краешек кровати, чувствуя себя так, словно без спроса проникла туда, где ей быть не полагается. Было так странно находиться в доме у Хью. Трогать его вещи.

   – У тебя голос какой-то странный. Что-то не так?

   – Да нет. – Эми сама почувствовала, что хрипит, и куснула губу. – Просто у тебя душ ледяной, и я накапала на твой ковер.

   Хью рассмеялся.

   – Чувствуй себя как дома. Я буду минут через двадцать. Или даже раньше.

   – Через двадцать? – Эми посмотрела на себя, обмотанную полотенцем.

   – Поставь чайник, – сказал Хью, прежде чем легкий щелчок сообщил об разъединении.

   Двадцать минут.

   Что можно сделать за двадцать минут? Она не успеет даже привести себя в такой вид, в каком явилась сюда! Эми торопливо натянула джинсы и майку. Искать фен было некогда, поэтому она просто собрала волосы и закрепила пластиковой заколкой. Это вряд ли походило на сказочное преображение, которое она представляла в своих мечтах, но сойдет и так. Главное не расстраиваться.

   Она бегом спустилась вниз, чтобы не торопясь встретить его, когда он появится.


   – Все в порядке в офисе, дорогой? По-моему, по воскресеньям работать не стоит.

   – Было важное дело. – Голос Хью подрагивал от смеха. – Господи, жарко-то как. – Он развязал галстук. – Ты когда приехала?

   – Около трех, – ответила Эми, подставляя щеку для поцелуя. В строгом деловом костюме он выглядел чужим, но запах крема после бритья подтверждал – это Хью.

   – Ты хоть успела что-нибудь выпить?

   – Нет еще.

   – Пошли. – Он направился вдоль по коридору, остановившись только на миг, чтобы бросить на перила пиджак. – Мне обязательно надо выпить, в горле пересохло.

   Кухня была квадратная, вымощенная плиткой, с кленовой мебелью.

   – Люблю гранит, – сказала Эми, шлепая по прохладному камню. – Очень приятно.

   Хью заглянул в холодильник.

   – Ты что будешь? Свежий оранжад? Чай? Кофе? – спросил он, поворачиваясь к Эми. Она стояла, засунув руки в задние карманы джинсов, бледно-розовая майка туго натянулась на груди, не удерживаемой бюстгальтером, соски просвечивали сквозь тонкий трикотаж. Внезапно ему очень захотелось потрогать их пальцами, а еще лучше – сунуть руку под майку и пощупать мягкую, прохладную после душа кожу

   – Оранжад, наверное.

   – Хорошо. – Хью снова повернулся к холодильнику. Чувствовал он себя паршиво. Ведь это же Эми. О чем он думает?!

   Хью налил оранжада в стакан и протянул ей. Нет, он не ошибся – под бесформенной одеждой, в которой он всегда ее видел, скрывались на самом деле ужасно интересные вещи. Взгляд Хью сам собой вернулся к соскам. Он чувствовал себя школьником, внезапно увидевшим что-то такое, чего видеть ему было не положено.

   – Может, поищем тень в саду?

   – Почему бы нет?

   Хью налил себе стакан оранжада и подошел к двери, ведущей в сад.

   – Вон там тенистое место.

   Эми с любопытством выглянула. Это был небольшой городской садик, но спланированный таким манером, чтобы казаться просторней. В дальнем углу под решетчатым навесом, увитым ломоносом, стояла скамейка.

   – Ты идешь? – спросила Эми, оборачиваясь.

   – Я за тобой.

   Его взгляд неизбежно стал следить, как двигаются ее бедра. Нет, с ним сегодня явно что-то не то. Эми – это почти как младшая сестра, думать о ней вот так просто предательство, особенно если учесть, что она согласилась ему помочь. Хью опустился на скамейку и неловко поерзал.

   – Ты купила себе что-нибудь из одежды?

   – Сам не видишь? Майка новая.

   В ее голосе звучала гордость, и от этого Хью стало только хуже. Простая майка, а он уже смотрит на нее иными глазами.

   – Боюсь, я большая транжира, Хью, – между тем говорила Эми, попивая оранжад. – Все было ничего, пока мне не попался на глаза замшевый костюм. Он ужасно дорогой, но очень тебя прошу, не заставляй меня нести его обратно.

   Хью с облегчением засмеялся.

   – Думаю, обойдемся. В конце концов, несколько тряпок меня не разорят, да и я слишком благодарен тебе, чтобы жаловаться…

   Она допила свой оранжад.

   – По правде говоря, я немножко нервничаю перед завтрашним днем.

   – Не стоит.

   – Я тебя знаю, Хью. Стоит мне только ошибиться, ты же взбесишься. Со мной ты всегда был таким.

   Хью расхохотался.

   – Это нечестно. Если ты намекаешь на то, как я накричал на тебя, когда ты печатала мою докторскую диссертацию, то ты этого заслуживала. Ты там такого натворила! Я бы быстрее напечатал двумя пальцами. – Хью взял у Эми стакан и дал ей свой. – Лучше перестань плакаться и выпей.

   – Но это твой.

   – Насколько мне известно, я не заразный. Мне хочется пива.

   Эми пошла следом за ним на кухню.

   – А что у вас было с Соней на этой неделе? Ну хоть что-то?

   Хью перелил пиво в высокий бокал, подождал, пока пена осядет, потом ответил:

   – Пришла еще одна бандероль. Продолжение той, что была в пятницу.

   – Презервативы, – догадалась Эми.

   – Они… А тут еще Ричард решил собрать гостей дома. Я не могу не пойти, сама понимаешь, а уж Соня-то на своей территории разойдется. Я надеялся, он выберет какое-нибудь другое место.

   Эми поставила стакан на стол и, подняв руки, стала поправлять заколку в волосах, отчего майка на груди натянулась. Его глаза подметили это мгновенно.

   – Вряд ли она что-нибудь такое устроит на глазах у мужа. Каланта будет там с тобой? Надо, чтобы вы уехали вместе.

   – Ты права.

   – Что-то ты не очень уверен.

   – Да, я возьму Каланту с собой, – сказал он более твердо. Не тот момент, чтобы бросать подружку, хотя от нее уже с души воротит. Все начиналось очень приятно, оба желали одного и знали правила. Но теперь баланс нарушен: Келли захотелось замуж…

   Эми между тем продолжала:

   – Если я буду сидеть в офисе, а Каланта будет с тобой в обществе, думаю, ты окажешься в полной безопасности.

   – Возможно.

   – Ты кого-то ждешь? – спросила Эми, когда в дверь позвонили.

   – Вроде бы никого. – Он оставил бокал и пошел открывать.

   – Кто бы это ни был, он уже сам входит, – заметила Эми, слушая, как проворачивается в замке ключ.

   – Дорогой!

   Ну понятно, Каланта.

   При одном только ее восклицании веселое, шаловливое настроение Эми испарилось как дым. Естественно, у Каланты есть свой ключ от дома Хью, и она может приходить и уходить, когда ей вздумается.

   Совесть заставила ее признать, что Каланта выглядела потрясающе в темно-синем платье с разрезом до середины бедра. Эми почувствовала себя на ее фоне серой мышкой.

   Каланта остановилась, сделала изящный разворот, показав значительную часть свободного от всякого целлюлита бедра.

   – Привет! Эми, если я не ошибаюсь?

   Эми кивнула.

   Каланта подошла к Хью и запечатлела на его губах хозяйский поцелуй. Он должен был продемонстрировать, кто кому принадлежит, и у Эми засосало под ложечкой.

   – Здравствуй, милый. Прости, что заставила тебя идти к двери. Мне показалось, я забыла дома ключ.

   Хью потихоньку попятился.

   – Хочешь выпить чего-нибудь холодненького? Мы с Эми разговаривали в саду.

   – Я бы присоединилась к вам через несколько минут, только сначала надо подготовиться к сегодняшнему вечеру. Вот почему я здесь. Хотела удостовериться, что ты не забыл. – Ее губы изогнулись в улыбке, которая, впрочем, не тронула глаз. Взгляд был жесткий, она словно холодно размышляла, способна ли Эми стать ее соперницей. – Сегодня благотворительный обед, а у Хью потрясающая способность забывать о том, что ему не хочется делать.

   Эми улыбнулась.

   – В этом они похожи с моим братом.

   – Ну, конечно. Забыть про день рождения! Это просто непростительно! – Каланта повернулась к Хью, протягивающему ей стакан апельсинового сока. – Спасибо. Пойдем в сад? – Она направилась первая к французскому окну. – Я люблю этот садик. Думаю, нам надо будет подсадить жимолости к розовой беседке. Будет такой приятный аромат. А вы как считаете? – обратилась Каланта к Эми, неожиданно повернувшись к ней.

   – Ну… – протянула Эми, глядя на розы. – По-моему, это Хью решать.

   Смех Каланты зазвенел колокольчиком.

   – Я дизайнер, между прочим. – Она положила свою красивую руку на колено Хью. – Ну, так ты помнишь про вечер?

   У Хью было такое недовольное выражение лица, что Эми решила – дни Каланты сочтены.

   – Я же сказал тебе, что заеду за тобой в восемь.

   – А я подумала, вдруг ты позабудешь из-за приезда Эми?

   – Я не забыл.

   Эми, честно говоря, сочувствовала Каланте. Как это, наверное, тяжело – быть с ним в таких тесных отношениях, а потом раз – и все кончится. Он всегда поступал подобным образом и не оглядывался назад.

   Каланта посмотрела на Эми.

   – Так неловко – ваш первый вечер в Лондоне… но эти билеты баснословно дороги. Все будут там. Крисси Ленгерфорд и Флинти Роммер согласились представить мои украшения. С Флинти я спокойна – в газетах обязательно напишут. – Каланта скрестила ноги, обнажив бедро. – Они модели, – пояснила она.

   – Я знаю.

   – Было бы странно, если бы Эми не знала, – вставил Хью сухо.

   Каланта погладила изящную ногу.

   – Я была просто уверена, что вы не станете возражать, если останетесь дома одна в такой вечер. Хью говорит, это не совсем честно – бросать вас в первый же день.

   – Ничего страшного.

   – Я тоже так сказала. У вас наверняка есть где-то знакомые.

   Эми ощутила, как ее охватывает гнев. Сочувствия больше не было. Если Хью не интересуется ею, то это еще не значит, что Каланте позволено без конца талдычить об этом.

   – Вообще-то для меня главное здесь – это жилье. Я немножко нервничаю перед завтрашней работой.

   – Ах, я забыла. Это же ваша первая работа. – Каланта смотрела на нее с сочувствием. – Я уверена, это поможет вам найти постоянное место. Хороший шанс набраться опыта… Кстати, мне кажется, я вас узнала. По-моему, мы виделись две недели назад, да?

   – На Рождество.

   – У моей мамы, – дополнил Хью.

   Каланта опустила ресницы, скрывая выражение глаз.

   – Ну да, я вспомнила! Вы еще уронили поднос с пирожками.

   – Что было, то было. – Эми встала. Она была не готова к такому разговору с этой надоедливой осой. И, уж тем более, не при Хью. – Оставлю-ка я вас вдвоем разбираться со своими делами. Я даже еще вещи не распаковала.

   Хью поднялся одновременно с ней.

   – Да мы уже обо всем договорились. Келли пора ехать домой и собираться. – Он повернулся к ней: – Я заеду за тобой в восемь.

   – Договорились, – сказала Келли и изящно поднялась с деревянной скамьи. – Я так рада, Эми, что вспомнила наконец, где я вас видела раньше. Что-то такое в памяти мелькало, но никак не могла догадаться. – С этими словами она взяла Хью под руку и пошла к дому. – Не забудь, дорогой, в восемь часов.

   Хью что-то ей ответил, но Эми не разобрала слов. Да и не ее это дело, – напомнила она себе, собирая стаканы. Ей показалось, или в его обычно улыбчивых глазах мелькало недовольство, словно он уловил шпильки, которые его подружка отпускала по адресу Эми? Могло и просто показаться. Мужчины отличаются необыкновенной тупостью, когда дело касается колкостей, которыми обмениваются женщины.

   Она вошла в кухню одновременно с Хью.

   – Не надо этого делать, – сказал он, кивая на стаканы.

   – Не надо что? Убрать стаканы? Но это же нетрудно. Их в мойку положить?

   Он продолжал неотрывно смотреть на нее.

   – Я сам все сделаю. Эми… Ты прости меня за сегодняшнее…

   – Ничего не случилось.

   – Если б я мог предотвратить, я бы это сделал.

   Эми повернулась к нему, не убирая рук с кухонного стола и ощущая пальцами прохладу гранитного покрытия.

   – Не обращай внимания. В конце концов, нам с тобой придется общаться целых две недели. Так что не беспокойся.


   Но он беспокоился. Было что-то такое в том, как он думал об Эми в первый вечер в Лондоне. Держа перед глазами бокал, он покачал его и стал смотреть, как плещется, переливаясь, бордовая жидкость.

   Он знал, что это приближается. Понимал по тому, как в нем вспыхивало раздражение всякий раз, когда Келли открывала рот, но как же все это не ко времени! Прием по случаю выхода Ричарда в отставку должен был состояться меньше чем через неделю, и Келли требовалась ему как щит. И все это время надо было поддерживать видимость любовных отношений, отвозить Келли к ней домой и проводить там с ней ночь, хотя это было не так уж и плохо.

   Хью что-то ответил пожилой даме, сидевшей по левую руку от него, и снова погрузился в свои размышления. Можно оттянуть разрыв, как он это делал уже несколько месяцев, или резко порвать отношения. Хью откинулся на спинку стула.


   Эми спала, свернувшись по-кошачьи, в глубоком кресле. Она выглядела такой невинной. В волосах все та же смешная пластиковая заколка, лицо чистое, без макияжа.

   – Эми, – тихо позвал Хью, трогая ее за руку. – Проснись. Уже поздно. Пора ложиться спать.

   Она слегка пошевелилась. Единственным признаком того, что она его услышала, было трепетание ресниц.

   – Эми…

   Сонные карие глаза уставились на него.

   – Хью, – пробормотала она, и лицо осветилось улыбкой. – Ты вернулся.

   А ему захотелось поцеловать ее.

   Что с ним происходит? Он знает Эми столько лет и ни разу не испытывал ничего подобного. В четырнадцать он поднял ее с земли, когда она упала с лошади и сломала руку, но тогда ему и в голову не пришло то, что сейчас. Даже когда он поддерживал ее, плачущую, на похоронах ее матери, ничего подобного не чувствовал.

   Он бросил пиджак на спинку дивана. Наверное, это все из-за того, что он не остался на ночь у Каланты. Обычно он поднимался к ней и уходил рано утром. Хью как сейчас видел удивленное выражение на ее лице, когда она поняла, что он не собирается входить следом за ней.

   – Это все Эми, да? – спросила она. – Не будь дураком. Она тебя сегодня не ждет. Она большая девочка.

   Хью в ответ снял ее руки со своих плеч и пробормотал что-то про усталость.

   – Позвони мне, – сказала она ему вслед. Он знал, что позвонит, хотя ему и не хотелось. Время было неподходящее, чтобы менять подружек.

   Он снова подошел к Эми и стал усаживать ее, все еще погруженную в сон, в кресле.

   – Очень жаль, что пришлось тебя будить, но я не могу оставить тебя в таком положении.

   Эми потянулась к лежавшему рядом халату, махровому, старому и некрасивому.

   – Я нечаянно. Думала, ты приедешь поздно.

   – Сейчас одиннадцать.

   – Одиннадцать? Всего-то? Вот уж не думала, что ты вернешься так рано.

   Хью отошел к бару и налил себе большую порцию виски. От прохладного прикосновения бокала к пальцам ему стало легче. Он поднес бокал к губам и сел на диван.

   – Скучный вечер? – спросила Эми.

   – Вечер действительно не удался.

   Хью залпом допил виски и поставил бокал на стол. Две недели показались ему бесконечностью.


Глава четвертая

   Завтра, как показалось Эми, настало очень быстро. Борясь с соблазном перевернуться на другой бок и спать себе дальше, она вдруг вздрогнула, вспомнив все. Она секретарша Хью. Глупее этого просто не придумаешь! Ни за что не надо было соглашаться!

   Да еще и вставать приходится в такую рань! Эми натянула халат и, покачиваясь, пошла в ванную.

   Там она включила лампочку над зеркалом и с недовольством уставилась на свое отражение. Ну точно, подросток, подумала она сердито. Вряд ли Соня Лейтвейт воспримет ее всерьез в таком виде. Никакой секретарши из нее не получится, а значит, не удастся и защитить Хью от Сони.

   Но отступать было поздно.

   – Завтрак через пятнадцать минут! – крикнул Хью, просовываясь в дверь, чем заставил Эми подскочить на месте.

   Она распахнула дверь и выглянула в коридор.

   – Ты меня до смерти испугал!

   – Что хочешь на завтрак?

   – Просто тост и крепкий кофе, – ответила Эми, быстро прячась обратно в комнату. Она дала зарок не встречаться с Хью, когда он только что принял душ или, наоборот, идет туда. Видеть Хью Балфура полураздетым… нет, это было бы слишком сильное испытание для ее нервов.

   Он великолепен.

   Впрочем, она и раньше это знала, но одно дело – знать теоретически, и совсем другое – увидеть его вот таким в своей спальне. Легкую темную поросль на груди, выпуклые бицепсы, которые явно не слишком пострадают от того, что сегодня не будет тренировки. Все это было трудно стереть из памяти.

   Эми потопала в спальню. Надо держать себя в руках. Нет, не то чтобы ее уж так тянуло к Хью, повторила она себе в сотый раз. Все равно это невозможно, – думала она, разыскивая на дне сумки новый бюстгальтер и трусики. Хью не тот мужчина, о котором она может думать всерьез. Надо быть дурой, чтобы согласиться стоять в очереди к его постели. А она не дура и никогда ею не была.

   Эми надела узкую красную юбочку и черную кофту. Нет, с тех пор, как она себя помнила, женщины всегда сами стремились попасть в постель к Хью на любых его условиях. Почему, интересно? Они же знали, что это долго не продлится. Тогда зачем? Эми принялась за макияж.

   Хью постучался в дверь.

   – Кофе на столе. Я буду готов через пару минут.

   – Хорошо.

   Эми присела у зеркала и стала внимательно рассматривать свое отражение. Неплохо. Удалось подчеркнуть скулы, и глаза от этого стали казаться больше.

   Лучше всего выглядела ложбинка между грудями. Став перед большим, во весь рост зеркалом, она принялась медленно поворачиваться туда-сюда. Бюстгальтер явно стоил баснословной суммы, которую она на него потратила – впервые в жизни у Эми появился бюст.

   Сунув ноги в черные соблазнительные туфельки на высоких каблуках и подхватив красную сумочку, Эми вышла и закрыла дверь.

   – Тебе налить кофе? – спросила она, повернувшись в сторону комнаты, откуда доносились какие-то глухие звуки.

   – Пожалуйста. Черный. Без сахара, – послышалось из-за закрытой двери.

   Эми зашагала вниз по ступенькам, чувствуя необычайный прилив сил. Было что-то волшебное в новой одежде. Оставалось только надеяться, что Хью сочтет ее вид вполне подходящим для своего офиса. Во всяком случае, она выглядела старше и деловитей.

   Налив себе кофе, Эми принялась искать сахар. Первый шкафчик, который она открыла, был совершенно пуст, во втором стояли несколько банок и открытая пачка сахара. Эми выдвинула ближайший ящик и достала ложки.

   – Ты дома не питаешься, как я вижу? – спросила она, когда кухонная дверь открылась.

   – Нечасто. Предпочитаю рестораны, – ответил Хью, выглядывая из-под наброшенного на мокрую голову полотенца. И снова он был без майки.

   Эми мельком взглянула на него и торопливо присела, открывая нижний шкаф.

   Ну что у него за манера ходить полуголым?

   Что же до Хью, то ему бросилась в глаза круглая попка, обтянутая юбкой. Он хотел было что-то сказать, но слова застряли в горле, когда он сообразил, что, оказывается, прячет Эми под своими вековечными джинсами.

   У Эми были ноги. Хорошей формы ноги в черных чулках. Воображение Хью разыгралось, и он завороженно застыл, прижав к груди полотенце.

   Эми развернулась.

   – Ну, как я тебе? Подойдет?

   Хью отложил полотенце.

   – Это я все купил?

   – А кто же еще? Я потратила целое состояние. Это было предусмотрено соглашением.

   – Ты… ты выглядишь замечательно.

   – Но старше?

   Хью приложил руку козырьком ко лбу. Да. Она выглядела старше. Его глаза заглянули в ложбинку между грудей, прошлись по ее изящной шее и волосам. Да он заслуживает расстрела за такие мысли! Об Эми.

   Все дело как раз-то в этом и состояло. Эми младшая сестра его лучшего друга, а Сэб, без сомнения, прибьет его за одни только мысли.

   Хью накинул полотенце на плечи, в его голубых глазах застыло какое-то непонятное выражение.

   – Ты выглядишь просто фантастически. Сэб видел тебя одетой так?

   – Нет.

   Хью пригладил влажные волосы. Он был уверен, что нет. Если бы Сэб знал, какова его сестра, он не стал бы с такой радостью посылать ее пожить у Хью.

   – Хорошо, – произнес он, приняв решение. Она поселилась здесь, оказывая ему услугу, и, черт его побери, если он хоть чем-то обидит ее. А, учитывая то, что его рука так и тянется взять ее за тонкую шею и притянуть к себе, это будет еще та задачка. – Ладно, пойду надену рубашку.

   – А где ты держишь хлеб?

   – Хлеб?

   – Я хотела сделать тост, – сообщила Эми, лукаво блестя глазами.

   Она снова подсмеивалась над ним. Ясно. Эми прекрасно знала, как она действует на него, и ей это казалось забавным. Очень забавным. Он сжал зубы, стараясь сосредоточиться на смысле ее вопроса.

   – Там есть буханка в нижнем ящике. Отрежь для меня тоже кусочек, – сказал он и направился к двери.

   Когда он вернулся в кухню, Эми сидела на одном из высоких барных табуретов с тостом в руке.

   – Знаешь, Хью, твоя кухня – просто безобразие. У тебя полным-полно всяких хитрых приспособлений, а есть нечего.

   Хью сел напротив.

   – Я же сказал, что не ем дома.

   – Ну, хотя бы завтракаешь? – Она стала намазывать маслом второй тост. Глаза ее вдруг недоверчиво расширились. – Может, и по ночам тебя здесь не бывает? Тогда зачем этот дом?

   Хью недовольно фыркнул, но заставил себя улыбнуться.

   – Во-первых, иногда бываю. Обычно я до работы иду в спортивный зал и там завтракаю. Тебя это устраивает?

   – Допустим, – хихикнула Эми. – А почему в спортивный зал?

   Хью взял чашку с кофе и сделал большой глоток.

   – Снимает стресс. Очень полезно начинать день с ясной головой.

   – Ты имеешь в виду, она у тебя гудит от выпивки, – съехидничала Эми. – Ты знаешь, что я обнаружила в твоем холодильнике целых три бутылки вина и только один пакет молока? Ни сыра, ни салата.

   – Между прочим, три неоткрытые бутылки, – сказал он, вставая. – Так мы идем наконец в «Харпер-Лейтвейт»?

   Эми быстро собрала пустые тарелки.

   – Наверное, будет лучше, если я приду в обычное время, как и Барбара. Во сколько она появлялась по утрам?

   – Где-то в семь с четвертью.

   Эми замерла с тарелками в руках.

   – Это слишком рано!

   – Я в это время начинаю работу.

   – Может быть, и так, но…

   – Никаких «но». Цель в том, чтобы к моему приходу ты была на месте. Если Соня прознает, что тебя нет до девяти…

   Эми открыла дверцу посудомоечной машины и поставила тарелки на решетку.

   – Я все понимаю, но временная секретарша, нанятая через агентство, вряд ли появится в первое утро так рано. Барбара сегодня еще будет, покажет мне, что да как, так что ничего особенного не случится, верно? – Эми вопросительно уставилась на Хью.

   – Думаю, нет, – сказал он, завязывая галстук. – Но это только сегодня, а дальше я должен быть уверен, что ты не опоздаешь. За это я тебе и плачу.

   – Завтра разбуди меня, когда будешь уходить в спортзал, и я буду на рабочем месте вовремя. – Она улыбнулась. – Надо отрабатывать купленные вещи.

   – Не бойся, отработаешь, – произнес он серьезно и взял кейс. – Барбара пробудет до одиннадцати, так что приходи к девяти. Не позже.


   Если Эми и нуждалась в подтверждении того, что она изменилась, то лучшего и быть не могло – выходящий из «Харпер-Лейтвейт» мужчина в костюме придержал для нее дверь. В прежней жизни такое случалось редко.

   Это придало ей уверенности, которая не была лишней, как она убедилась, шагая следом за Барбарой Шелтон по устланному дорожкой коридору.

   – Это ужасно, что приходится уезжать, – говорила вполголоса Барбара. – Я пыталась отвертеться, но тогда подвела бы многих.

   Эми семенила следом за ней, изо всех сил стараясь не отстать и в то же время говорить что-то сочувственное.

   – Я уверена, Хью… мистер… то есть доктор Балфур был бы недоволен.

   Барбара, судя по всему, даже не заметила, что Эми путается с именами. Она продолжала говорить так же быстро, как и шла:

   – Один друг семьи оказался в очень… щекотливых обстоятельствах. Насколько я поняла, если меня там не будет, все может кончиться очень плохо. Вы, наверное, и сами знаете, что я умею улаживать дела.

   – Мне говорили.

   – По четвергам здесь совещания. – Барбара свернула за угол. – Я вам все записала. А если возникнет еще что-то, спросите Фиону. Она личный секретарь Эндриэна Дана и очень хорошая девушка. В эту дверь и по коридору до конца. Я вас потом представлю друг другу. У нее добавочный номер два-два-семь.

   – Два-два-семь, – послушно повторила Эми, почти не надеясь, что запомнит, потому что ее ум был занят бесконечными поворотами коридора. И еще она все больше и больше пугалась. Хью надеялся, что она его не подведет, а она была совсем не уверена, что подходит для этой работы.

   – Он любит, чтобы у него с самого утра на столе лежали «Файнэншэл таймс» и другие толстые газеты. Я всегда забираю их по пути наверх. Старайтесь дать ему час или около того ознакомиться с тем, что произошло накануне в Штатах, и только потом соединяйте с кем-то. А вот это, – она открыла дверь налево, – на две недели будет вашим домом.

   Эми остановилась, оглядывая самый просторный офис, который она когда-либо видела. Девушка опустила сумку на ближайший стул. Ее прежние попытки временно поработать секретаршей проходили в мыканье между канцелярскими шкафами, больше похожими на кухонные, либо в большой приемной, где гуляли сквозняки и люди. А здесь все не так.

   – Если хотите, пойдите и сообщите Хью, что вы пришли. – Барбара показала на закрытую дверь за шкафом. – Он вас с нетерпением ждет. А я, прежде чем мы примемся за работу, сделаю кофе. Вы какой любите?

   – Черный, без сахара.

   Барбара исчезла, оставив Эми гадать – постучать в дверь или не стучать. Это сразу установит стиль отношений, думала Эми, стоя у двери с поднятой рукой. Она сама не знала, какой стиль ее устроил бы больше. И зачем она только согласилась работать с Хью?

   В конце концов она решила тихонько постучаться и войти.

   Что она и сделала. И остолбенело застыла на месте.

   Ее веселое «привет» высохло на губах при виде Сони Лейтвейт, склонившейся над письменным столом. Ее объемистые груди чуть не вываливались из расстегнутой ярко-розовой жакетки. Кровь отлила от лица Эми, а ладони вспотели.

   – А вот и кавалерия подоспела, – произнесла со смешком Соня, не делая ни малейших попыток прикрыться. Она развернулась к Эми. – Мы знакомы, правда? Я вас где-то видела.

   Эми секунду помедлила, не зная, надо ли вмешиваться. Но тут она увидела молящий взгляд Хью. Девушка с подчеркнутым спокойствием закрыла дверь и сделала несколько шагов вперед.

   Соня, как ни странно, не двигалась, так и стояла, опершись о край стола. На лице не было ни тени смущения.

   – Мой отец дружит с вашим мужем, миссис Лейтвейт, – вежливо произнесла Эми.

   – Правда?

   Хью поднялся со стула и обошел стол.

   – Знакомьтесь – Амелия Митчел, – сказал он, обняв Эми за талию и прижав к себе. Вряд ли это в обычаях босса – так обращаться с временной секретаршей, но Эми стояла неподвижно. Впервые в жизни она поверила, что Хью в самом деле нуждается в помощи.

   – Митчел? – спросила Соня. – Вспомнила. Вы дочь Филиппа Митчела. – Ее холодный оценивающий взгляд скользнул по новой одежде Эми. – Вы изменились. В последний раз, когда я вас видела, вы были так убого одеты.

   – А вот вы ничуть не изменились, – сердито парировала Эми.

   Глаза Сони вспыхнули.

   – Я что-то пропустила? Господи, так вы встречаетесь с Хью?! – спросила она.

   – Нет…

   Хью прервал ее:

   – Допустим, встречаемся.

   Лишь пальцы Хью, вдавившиеся в ее талию, заставили Эми промолчать.

   Соня выпрямилась и замерла, глядя сверху вниз на Эми, словно на добычу, которую приволок кот.

   – А Каланта знает?

   – Конечно, – ответил Хью.

   Соня принялась медленно застегивать свой жакет.

   – Чудесно, – пробормотала она, с подозрением поглядывая то на Эми, то на Хью. – Я думала, ты приведешь Каланту на прием к Ричарду.

   – Я приду с Эми.

   Эми вздрогнула. Какую игру ведет Хью? Одно дело – согласиться поработать его личной секретаршей, но то, о чем он сказал, это совсем другое! Ее решили выставить в качестве любовницы. А как же Каланта?

   – Понятно, – сказала Соня, направляясь к двери.

   Эми похолодела, когда та проходила мимо нее. У двери Соня остановилась.

   – Ей ни за что с тобой не справиться, Хью. Всегда что-нибудь, да будет, – произнесла она покровительственным тоном, обращая взгляд на Эми. – Новые увлечения. Новые приключения. Мы оба такие, я и Хью. Если хочешь мой совет, особо не распаковывайся.

   Она с тихим щелчком закрыла за собой дверь.

   Эми молча подождала, пока второй щелчок не сообщил о том, что дверь соседнего офиса закрылась. Девушка в ярости посмотрела на Хью.

   – Что ты задумал? – закричала она. – Это не совсем то, что я подразумевала под секретарскими обязанностями. Как же Каланта?

   – Тихо, – ответил он. – Она может подслушивать.

   – Не бойся. – Эми распахнула дверь, чтобы убедиться, что за ней пусто. – Все в порядке. Так что же происходит? В чем дело?

   – Я рад, что ты пришла как раз вовремя, – сказал Хью, обходя стол и садясь в свое кресло. – Меня как раз ожидало прелестное зрелище.

   – Как ты можешь шутить? Не вижу ничего смешного. Представь себе, что подумал бы Ричард, войди он вместо меня?

   – Представляю. В этом-то все и дело. А где Барбара?

   – Пошла за кофе.

   – Самое время нашла.

   – Откуда ей было знать? Ну ладно, хватит увиливать. Что произошло между тобой и Калантой после нашей утренней встречи?

   Хью подался вперед и включил компьютер.

   – Подойди и посмотри. – Он откинулся на спинку кресла. – Нет страшнее фурии, чем брошенная женщина, – тихо проговорил он.

   – Что ты вчера сделал? – спросила Эми, обходя стол.

   – Ничего. Наверное, в этом-то все и дело.

   Эми пробежала глазами строчки письма.

   – И кто же та, другая женщина, которая тебя заинтересовала?

   – Ты.

   Сердце Эми подскочило и остановилось.

   – Ты шутишь?

   – Прочти сама. – Он пожал плечами. – По ее словам, я уделяю слишком много внимания тебе и забываю о том, чего хочет она. Ее беспокоит, что я не собираюсь жениться, и она считает, что нам пора расстаться.

   – Я вижу.

   Он наклонился и закрыл письмо.

   – И она права. Я совершенно не готов к женитьбе, а она нужна была мне для компании. А теперь у меня есть ты. – Он бросил на нее задумчивый взгляд.

   – Не смотри на меня так, – дрожащим голосом проговорила Эми. – Я никуда не пойду с тобой. Мы так не договаривались.

   – По-моему, у тебя нет выбора. Я уже сказал Соне, что ты будешь со мной.

   – Найди кого-нибудь другого.

   – Кого, например? Мы с Келли встречались с октября прошлого года. Я не могу внезапно явиться с какой-то девицей и заявить, что теперь влюблен в нее. Соня ни за что не поверит.

   – Лучше постарайся переубедить Каланту, – предложила Эми.

   – Ее переубедить можно только одним способом – надеть на палец обручальное кольцо. А ты как раз то, что надо, – темная лошадка. И мы давно знакомы.

   Он говорил серьезно. А на его до невозможности красивом лице не было и намека на шутку. Эми, наверное, с минуту молча смотрела на него, прежде чем наконец смогла сказать:

   – А почему бы тебе не пойти с кем-то из тех, с кем ты раньше встречался? Позвони кому-нибудь. Как насчет той блондинки, которая была у тебя до Каланты? По-моему, ее звали Имоджен.

   Хью схватил карандаш и стал постукивать им по столу.

   – Соне не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что все это несерьезно. Потом, как ты это себе представляешь: месяцами не встречались, а тут вдруг начну вести себя так, словно влюблен в нее?

   – Мог бы правду сказать.

   – Да ты с ума сошла! Ты же видела Имоджен! Она на такое не способна!

   – Ну, это твои проблемы, – пробормотала Эми, направляясь к двери.

   – Нет, это проблемы Ричарда.

   Эми остановилась, держась за дверную ручку. Единственной причиной, почему она вообще находилась здесь, был Ричард. И она не могла даже успокоить себя тем, что Хью преувеличивает тяжесть ситуации с Соней.

   Но делать вид, будто она подружка Хью?

   – Ни один человек не поверит, что ты ухаживаешь за мной.

   – Соня поверила. Ты видела, как она разозлилась. – Хью крутил карандаш между длинными пальцами, задумчиво глядя на него. – На твою походку стоило посмотреть, когда ты вошла. Ты идеальная кандидатура. Дочь Филиппа и сестра Сэба. Мы знакомы с тобой много лет. Ни одна женщина до сих пор у меня никогда не жила. Все просто одно к одному.

   Эми чувствовала себя так, словно ступила на зыбучий песок и он медленно засасывает ее.

   – Но я не блондинка. А у тебя всегда были блондинки. Я не твой тип, – пробормотала она в смущении.

   – Но ты вполне можешь быть той самой, кого я выберу, если вдруг остепенюсь. Поэтому все и поверят. Тшш, – произнес внезапно Хью, глядя на дверь, – там, наверное, Барбара. Поговорим попозже.

   Он встал и открыл дверь.

   Барбара выглядела растерянной.

   – Я видела в коридоре миссис Лейтвейт. Она…

   – Эми с успехом разбила врага, – хохотнул Хью.

   – Очень хорошо, – с облегчением вздохнула Барбара. Она, отвернувшись, занялась кофе, после чего понесла чашку Хью. – Мне очень жаль, что меня здесь не было. Я и понятия не имела, что миссис Лейтвейт появится так рано.

   – Эми прекрасно справилась. Честно говоря, лучше и быть не могло.

   Барбара поставила чашку на ореховую подставку.

   – От души отлегло. А сейчас, Эми, пойдемте со мной, я покажу вам свои записи и где что лежит.

   Эми бросила взгляд на Хью, которому так и не сказала, что не согласна. Он просто несносен. Чем дольше она думала обо всем этом, тем невозможнее казалась ей его затея.


   Через час с лишним, когда забытый кофе уже окончательно остыл, Эми пришлось признать, что Барбара необычайно аккуратна в своих записях. У нее имелась даже отдельная картотека с фамилиями людей, с которыми Хью имел дело постоянно, заметки о прочих важных персонах и о тех, кого он чаще приглашал на обед. Все для того, чтобы дела у Хью шли без сучка без задоринки.

   – Ну как, справитесь? – спросила Барбара, бросив быстрый взгляд на часы.

   – Надеюсь. Вы мне оставили заметки на все случаи жизни.

   – Да и Хью поможет, – сказала Барбара, берясь за свою бежевую сумку. – И Фиона не откажет, хотя у нее сейчас не то состояние.

   – А что с ней?

   Барбара заколебалась.

   – Переживает из-за того, что вы согласились ехать на уикенд в качестве подружки Хью. Я подумала, кое-кому из наших лучше об этом знать.

   Согласилась! Ничего подобного!

   – Я рассказала, что вы живете вместе и что вы согласились помогать в офисе, пока меня не будет. – Барбара с беспокойством посмотрела на Эми. – Конечно, вы будете чувствовать себя немного одинокой, все, естественно, будут побаиваться, как бы вы чего ему не передали. Он же босс, в конце концов.

   – Да ведь никто не поверит, что я его подружка! Особенно после Каланты!

   – Не вижу причин, – ответствовала Барбара, копаясь в сумке. – Всего-то на пару недель, пока вы здесь. По тому, что он мне говорил, я поняла – это самый лучший выход.

   Это он считает, что нашел самый лучший выход, сердито думала Эми. Для нее играть роль его подружки – это уже слишком. Это нечестно. Эми захотелось закричать и ударить по чему-нибудь кулаком. Он нарочно рассказал все Барбаре, чтобы заставить ее согласиться.

   Барбара оглядела офис.

   – Ну ладно, пора идти. После обеда самолет в Шотландию. – (Эми кивнула.) – Звоните, если вдруг понадобится помощь. Да, если нужно будет что-то, связанное с личной жизнью Хью, на дне левого ящика моего стола есть блокнот. Маленькая черненькая книжечка.

   На это стоило посмотреть. Как только Барбара ушла, Эми подошла к компьютеру и выдвинула нижний ящик стола. Под какими-то бумагами прятался блокнотик в кожаной обложке. Она перелистнула странички.

   В них было больше информации, чем ей удалось бы собрать и за несколько лет.

   «Стивенсон. Полетт. День рождения 24 мая. Любит суши». Немного. В других заметках информации было побольше. Просто Полетт встречалась с Хью совсем недолго.

   Преодолевая стыд, Эми нашла страничку «Рейнфорд-Смит, Каланта. День рождения 29 октября. Дизайнер. Предпочитает платину золоту. Не ест мяса с кровью. Любит желтые цветы (добавляют энергетики в комнату). Хочет обручальное кольцо». Эми немного поколебалась и отложила блокнот.


Глава пятая

   Где-то час спустя, когда Хью заглянул в дверь, Эми уже вполне освоилась со своей работой. Она без труда успокоила разобиженного мистера Флетчера, который якобы договорился, что ему позвонят первым же делом после уикенда, и уже почти распечатала конфиденциальный отчет, оставленный Барбарой. На Хью она взглянула другими глазами.

   Эми всегда знала, что он неглуп. Он без особых усилий был лучшим студентом, первым в списке закончил Оксфорд по философии и математике и поступил в докторантуру. И все у него было высший класс. Однако Эми никогда не задумывалась о том, как у него идут дела теперь. Ведь по его советам люди рисковали миллионами.

   – Заканчиваешь?

   – Скоро. Осталось только заключение, – обернулась Эми, не отнимая пальцы от клавиатуры.

   – Тогда сходим вместе на ланч.

   – Не знаю, найдется ли время. У меня такой требовательный шеф, просто с места сойти не могу, – ответила Эми, на мгновение забыв, что она на него сердита.

   – Будь с ним посмелее. – Хью подошел к столу и захлопнул папку.

   – Ты и представить не можешь, как бы мне этого хотелось. – Эми нажала кнопку «сохранить» и закрыла файл. – Он ужасный человек. – Она посмотрела на Хью, обвиняюще щуря глаза. – Это ты велел Барбаре распускать о нас слухи? Чтобы я не могла отказаться?

   – Что-то вроде, – признал он, с трудом сдерживая улыбку.

   – Но это же нечестно!

   – Да. Но войди в мое положение. – Он протянул ей руку, помогая встать с крутящегося кресла. – Пошли поедим, и я попробую тебя переубедить. Знаешь, я, если постараюсь, умею быть весьма убедительным.

   Взяв свою сумку, Эми позволила ему вывести ее из офиса, и они прошли по коридору до открытой двери в его торце. Эми просто кожей чувствовала любопытные взгляды, которыми их провожали.

   Она искоса взглянула на темные волосы, касавшиеся скрипуче-белоснежного воротничка, и мысли ее двинулись дальше, к мускулистой груди, прячущейся под темно-серым пиджаком. Что с ней творится? Она что, недостаточно знает Хью, чтобы поддаться ему?

   Ходячее поражение для женщины – вот кто такой Хью. Он никогда ни на чем не задерживался, словно малыш, попавший в кондитерскую лавку – так много сладкого, просто невозможно выбрать.

   Впрочем, винить его было не в чем. Женщины сами ложились перед ним, моля, чтобы он переступил через них. Но не она. Только не она. Ей нужен мужчина, который будет любить ее, будет вместе с ней воспитывать их детей, пока те не покинут родительский дом.

   – Куда мы идем?

   – Это смотря куда ты хочешь. Ты любишь итальянскую кухню? А китайскую? Или можно зайти в «Икиро», – говорил Хью, открывая дверь для Эми. – Это новый суши-бар, только что открылся.

   Эми скептически взглянула на него.

   – По-моему, ты тратишь слишком много времени на еду. Другой взял бы мясной рулет и устроился на солнышке.

   – В следующий раз так и сделаем, – улыбнулся Хью и, мягко положив руку ей на талию, повел по величественного вида холлу. Он задержался лишь на мгновение, чтобы сказать «Добрый день, Сангита» женщине, стоявшей за стойкой. Эми успела заметить ее некоторое замешательство и торопливый шепот, которым она сказала что-то своей помощнице помоложе.

   – Пошли, куда тебе хочется. Ты не забыла, я обещал угождать тебе?

   Хорошо хоть не забыл. Хотя это тоже часть его тактики.

   Яркое июльское солнце на миг ослепило Эми, в нос ударил тяжелый запах выхлопных газов.

   – Давай зайдем в одно приятное местечко неподалеку.

   Они несколько раз свернули и оказались в небольшом усыпанном галькой дворике, в котором стояло несколько столиков.

   – Откуда ты знаешь это место? – спросила Эми, от неожиданности останавливаясь.

   – Этот участок был выставлен на тендер для улучшения. Я ознакомился с планом и как-то зашел посмотреть, как идут дела. Они пекут самые вкусные багеты с яйцами и майонезом, какие я когда-либо пробовал.

   – Замечательно! – воскликнула Эми, садясь за металлический столик. – А мне еще большой стакан холодной воды. – Она с усмешкой посмотрела на Хью. – Коли ты меня сюда привел, так платить, наверное, будешь сам? У меня ни пенни с собой.

   Хью исчез в помещении, а Эми осталась сидеть, раздумывая о том, чем обернется для нее эта игра в подружку шефа. Что подумает крестный? А мать Хью? Да не успеет он и глазом моргнуть, как она уже закажет свадебный торт!

   – Багеты будут через минуту, – сказал, вернувшись, Хью. – Ну, а теперь, – проговорил он, садясь напротив Эми, – можешь накричать на меня, если думаешь, что это тебе поможет.

   Эми задумчиво посмотрела на сидящее перед ней воплощенное обаяние. Все при нем: глубокие голубые глаза, в которых гуляет смешинка, слегка расслабленная поза стройного тела и умение уговаривать.

   – Я не стану на тебя кричать, – сказала она просто. – Но ты подумай вот о чем – у нас слишком много общих знакомых. Где бы мы ни появились, все всё будут знать. Ужас!

   Эми отпила воду и замерла в ожидании, что он скажет. Хью сидел, обхватив пальцами высокий стакан и как-то странно смотрел на нее. Чего-то ждал.

   – Ты только представь себе, что скажет твоя мать. – Эми провела пальцами по стакану, стирая капли влаги.

   – Она скажет, что я впервые проявил хороший вкус.

   Эми заглянула в его глаза, ожидая увидеть в них смех. Но они были серьезны, и это ее слегка смутило.

   – А Сэб?

   Его губы дернулись в усмешке, но ответ был спокоен:

   – Ну, он просто соучастник. А почему?.. – Он не договорил: к столу подошла молодая девушка, неся две тарелки.

   – Два багета. Извините за задержку.

   Эми подтолкнула официантку под локоть, чтобы та поставила тарелку сначала перед ней. Проводив взглядом официантку, она повернулась к Хью.

   – Еще одна поклонница, – сказала она, с улыбкой глядя на него. Ей вдруг захотелось засмеяться. Это просто поразительно – женщин тянет к нему точно магнитом.

   Уголки его губ вздернулись.

   – Для меня это ужасно интересно – найти женщину, которая не хочет встречаться со мной.

   – И, может быть, уже давно, – вырвалось у Эми.

   Хью посерьезнел.

   – Я знаю тебя, Эми, и знаю, что ты не пойдешь на попятный. Ты сама видела Соню и на что она способна. Может быть, ты считаешь, что я не так уж и достоин того, чтобы меня спасать, но сделай это ради Ричарда. Если он узнает, что его жена заигрывает со мной, это убьет его, – тихо сказал он.

   Ричард был для Хью как отец. Это было бы двойным предательством. Перед мысленным взором Эми встала ее мать – как она застыла около кухонного стола, когда отец сказал, что уходит от нее. В ее ушах все еще звучали глухие рыдания мамы, и она чувствовала свою беспомощность, потому что ничем не могла помочь. Ну, а теперь… она не имеет права сидеть и ничего не делать, чтобы защитить своего крестного.

   – Как ты думаешь, что самое плохое может произойти? – тихо спросил Хью, глядя в глаза Эми.

   Ей и думать об этом не хотелось, не говоря уж о том, чтобы отвечать. Она и сама не понимала до конца, что больше всего ее пугает – что может влюбиться в Хью без памяти или что будут говорить о ней люди.

   Эми вгрызлась в багет, давая себе немного времени, прежде чем ответить.

   – Ты сам знаешь, о чем я думаю. Я не хочу, чтобы все сплетничали про меня и считали меня твоей новой игрушкой. Почему бы тебе не достать свой черненький блокнотик и не поискать там кого-то еще?

   – У меня нет блокнотика.

   – Есть, – возразила Эми, крутя в руках стакан с водой. – Барбара идеальный секретарь. Вся твоя жизнь у нее целиком задокументирована и все твои контакты отмечены. – Он сморщил лоб с таким недоумением, что Эми стало жалко его. – Я тебе покажу, когда вернемся в офис. Думаю, ты там разберешься лучше меня.

   Хью подался назад, опершись о спинку стула, и посмотрел на Эми долгим взглядом. Она совсем не такая, как все остальные. Времени-то прошло всего ничего, а она уже успела и то, и это. То она веселая и забавная, то вдруг язвительная и колкая.

   И трудно понять, что она думает на самом деле. Хотя нет, не сейчас. Сейчас совершенно ясно, что она думает. Вся ее хрупкая фигурка напряжена струной, а руки неуверенно скользят по столу. Нет, это все-таки странно – они старые друзья, знают друг друга бог весть сколько лет, так почему же она не хочет ехать с ним к Ричарду на уикенд?

   Есть и еще одна странность: почему он сам так сильно хочет, чтобы она поехала? Что-то случилось такое за последние сутки, чего он никак не ожидал. Эми как-то незаметно превратилась из младшей сестренки Сэба в отдельную, самостоятельную личность.

   А она красива. В карих глазах под темной гривой волос таится что-то загадочное, чего он прежде не замечал. С одной стороны – он вроде бы знает ее как свои пять пальцев, а с другой… с другой, она совсем не такая, и эта новая Эми нравится ему.

   – Эми, – заговорил он осторожно, вглядываясь в ее лицо в попытке заметить хоть какой-то намек на то, что она чувствует, – на свете нет никого лучше тебя, поверь мне. Мы друзья, и мне нужна твоя помощь.

   – А если я поеду…

   – То что? – подхватил Хью.

   – Что это будет? Просто вечерний прием?

   Хью почувствовал стыд. Он впутал ее во все гораздо сильнее, не помешав Барбаре сказать Фионе, что он живет с Эми. Он знал – слух об этом распространится мгновенно и уже задолго до уикенда все узнают, что с Калантой у него все кончено. И теперь Эми будут считать новой подружкой Хью.

   – Ты мне будешь нужна, пока я не покончу со всей этой историей с Соней.

   – И сколько это продлится?

   Отчаяние в ее голосе ножом резануло Хью по сердцу. Он никогда еще не видел Эми такой расстроенной.

   – После приема они с Ричардом уедут на отдых, а когда вернутся, у Сони больше не будет повода приходить в «Харпер-Лейтвейт» и я ясно и четко скажу ей, что у нас ничего общего быть не может. Если понадобится, пригрожу судом.

   – Это подействует?

   – Надеюсь. При некотором везении так далеко дело не зайдет. Соня не хочет разводиться с Ричардом. У нее очень большие запросы.

   Эми откинулась на спинку, тень от зонта пересекла ее лицо.

   – Я могу подумать?

   – Вообще-то нет, – ответил Хью, чувствуя, как чувство стыда грызет его изнутри. – К той минуте, как мы вернемся в офис, вряд ли там останется хоть кто-то, кто не будет знать, что мы с тобой пара.

   Выражения ее лица видно не было, но руки резко опустились, и пальцы сплелись на коленях.

   – То есть ты не оставил мне никакого выбора, я правильно понимаю?

   – Правильно, мне очень жаль.

   – Бедная старая Эми бежит на помощь… Приятно узнать, что ты на что-то еще годишься.

   В ее голосе звучал сарказм. Хью подвинул стул, чтобы видеть Эми получше.

   – К чему ты это говоришь?

   Она дернула плечом.

   – Да ладно, не обращай внимания.

   – Нет, скажи, почему ты так о себе говоришь? – Он пристально уставился в ее глаза. – Откуда в тебе это, Эми? Кто-то обидел тебя. Как его звали… Грег?

   Эми мотнула головой, темные волосы закачались.

   – Грег? Да нет. По крайней мере больше не обидит.

   Это было важно. Хью продолжал пристально смотреть на Эми, на ее стиснутые пальцы, на закушенную губу.

   – Расскажи.

   Эми подняла глаза.

   – Про Грега?

   Хью кивнул.

   – Особо нечего рассказывать. Коротенькая история. Он нашел кого-то получше меня, вот и все.

   – Кого-то, кого ты знала? – спросил Хью.

   – Нет. – Ее глаза вспыхнули. – Просто кого-то интереснее, красивее. Обычное дело с мужчинами. В конце концов, какое это имеет значение? То, что Грег посмеялся надо мной, а потом дал пинка, не имеет ни малейшего отношения к тому, что мне нисколько не хочется изображать твою подружку. Или…

   Она запнулась и припала к стакану.

   Хью сидел и терпеливо ждал.

   – Нет, конечно, в какой-то мере имеет, – сказала она наконец. – Я не люблю, когда меня жалеют. Или говорят обо мне. Я не люблю, когда все смотрят на меня и шепчутся за моей спиной.

   – Выходит, такой ты себя считаешь? Брошенной?

   – Н-нет. Нет, конечно.

   – Но ты не любишь, когда о тебе говорят?

   Эми отломила кусочек багета и принялась за еду, скорее, как подумалось Хью, чтобы не отвечать на вопрос. Он отодвинул свою пустую тарелку и задумался.

   – То есть, тебя волнует, что будут говорить, когда узнают, что мы больше не вместе?

   Ее карие глаза взглянули на него всего лишь на миг. Но этого было достаточно.

   – Ну, это не проблема. Ты сама можешь бросить меня. – Хью допил воду. – Заявишь, что я и в самом деле оказался хамом, как ты и думала. А я, если хочешь, с неделю буду ходить с опущенной головой и разбитым сердцем. Как думаешь, сойдет?

   Эми слабо улыбнулась. Он протянул руку.

   – Договорились?

   – Три недели с разбитым сердцем, не меньше.

   – Две.

   – Две, – согласилась Эми, кладя руку на его ладонь. – И еще расскажешь обо всем своей матери.

   Хью прыснул от смеха.

   – Согласен. Ты закончила или хочешь еще багета?

   – Не хочу.

   – Ну, тогда пошли работать. – Он подождал, пока она встанет, и тронул ее за плечо. – Знай, я никому не дам тебя в обиду.

   Ее нежные глаза наполнились слезами, и это тронуло его.

   – Я знаю, ты все сделаешь как надо. Но мне все-таки кажется, ты должен больше думать о других.

   – Из моего «черненького блокнотика»?

   Слезы мгновенно высохли, сменившись смехом.

   – Угадал. Ладно, пошли.

   Хью кивнул, и они вернулись в «Харпер-Лейтвейт». Эми поглядывала на Хью и улыбалась про себя. В общем-то она согласилась на все, что ему было нужно. По идее, это должно было бы злить ее, но почему-то не злило. После представления, устроенного Соней нынешним утром, она больше не сомневалась, что Хью нуждается в ней. К тому же, вот будет потеха, когда их знакомые узнают, что она его бросила. Ее стало заранее весело.

   В холле, куда они вошли, Хью предостерегающе коснулся ее руки.

   – Ричард, – сказал он тихо.

   – Где?

   – У стойки.

   Эми повернулась в тот самый момент, когда Ричард Лейтвейт поднял глаза и увидел их. Лицо его расплылось в широкой улыбке.

   – А я только что был у тебя в офисе, – заговорил он, дружески глядя на Хью. – Хочется увидеть Эми, посмотреть, как там у вас в первое утро. У вас все в порядке, мои дорогие?

   – Все хорошо, – ответила Эми, и Ричард поцеловал ее в щеку. – Выглядите здоровым.

   – И таким себя чувствую. – Ричард в самом деле выглядел хорошо, если бы Эми не знала о его ангине, ни за что не догадалась бы.

   Крестный взял ее под руку и повел к лестнице.

   – Пошли выпьем кофейку в офисе у Хью. Я не видел тебя с самой Пасхи. Мы тогда заезжали ненадолго, Соня чувствовала себя не очень хорошо, ты помнишь…

   Пока они пересекали просторный холл, Эми постоянно ловила на себе внимательные взгляды, чувствуя себя неловко. Странно, еще никогда она не ощущала такого, будучи со своим крестным.

   – Я на прошлой неделе встретил Сэба за ланчем, – продолжал Ричард, не замечая ее смятения. – По-моему, его компания идет вверх. Документальные отчеты у него очень даже ничего.

   Эми оглянулась, с радостью заметив, что Хью идет следом.

   – Согласна. Здания, которые он строит, смотрятся неплохо.

   – А Люк?

   – Тоже занят. Его двухгодичный контракт в Африке скоро кончается. Насколько я знаю, он планирует приехать домой.

   Ричард кивнул.

   – Это замечательно. Хорошие педиатры нам самим нужны. Не понимаю, что его туда понесло.

   – Я сварю кофе, – послышался сзади голос Хью.

   Глаза Ричарда блеснули.

   – Только обязательно подай то шоколадное печенье, которое Барбара покупает специально для тебя. – Он повернулся к Эми. – А вот от моей секретарши ничего вкусного не дождешься, она следит за моим холестерином. – Ричард провел Эми по коридору и вошел в офис Хью. – А сейчас присаживайся и расскажи мне, как тебе понравился Лондон.

   – Да я пока мало что видела, – ответила Эми, с нетерпением ожидая, когда появится Хью с кофе. Как Хью выносит это изо дня в день? Больше всего она боялась, что речь зайдет о Соне.

   – Хью сказал, ты ищешь квартиру.

   – Думаю, найду что-нибудь. Из того, что буду получать здесь, постараюсь как можно больше откладывать.

   – Не беспокойся об этом, – сказал Ричард, сжимая руку Эми. – Я о тебе позабочусь. Просто как-то в голову не пришло, что твой отец выпустил это из вида. Наверное, очень занят другим.

   – Да.

   Проницательные глаза Ричарда видели больше, чем хотелось бы Эми.

   – Линда не из тех, кто любит делиться. Я должен был подумать об этом. По-моему, тебе пора бы уже уехать из дома твоей матери. С ним связано столько воспоминаний, не всегда приятных.

   В дверях появился Хью.

   – Кто-то успел постараться за меня, сварил целую кофеварку.

   – Я тут как раз говорю, – продолжал Ричард, подавая девушке красивых очертаний китайскую чашечку, – что Эми пора бы продать коттедж. – Он потянулся за печеньем. – Уехать из Хенли. Там из старожилов мало кто остался, по-моему.

   – Мама Хью пока что там.

   – Ах, да, Мойра, – согласился Ричард, – я как-то о ней забыл. А ты что думаешь на этот счет, Хью?

   Тот покачал головой.

   – Я против.

   – После кончины твоего отца я пытался убедить ее переехать в Лондон, но она и слушать об этом не хотела. – Ричард тряхнул головой. – У меня выпало из памяти, что у вас сегодня первый день совместной работы, иначе привел бы сюда Соню. Поздравить вас. Но она занята ужасно. Куча дел. Готовит прием.

   Он улыбнулся, а у Эми по спине пробежал холодок. Она не посмела взглянуть на Хью.

   – Может, мы как-нибудь соберемся вместе пообедать? Вчетвером.

   Хью поставил свою чашку на кофейный столик.

   – А будет время до приема?

   – Вряд ли, – качнул головой Ричард. – Но вот когда мы с Соней вернемся из Флориды…

   – Это было бы очень мило, – торопливо сказала Эми. К тому времени это будет уже неважно. Хью поговорит с Соней, а сама она купит себе квартиру. Таковы по крайней мере планы.

   Ричард бросил взгляд на свои часы.

   – Ты будешь на приеме?

   – Да…

   Это было трусостью, но Эми не осмелилась сказать крестному, что поедет на прием в качестве подружки Хью. Хью тоже, судя по всему, не очень-то хотелось об этом говорить, потому что он промолчал.

   Ричард ничего не заметил.

   – Соня так закрутилась, уже две недели только об этом и говорит. – Он поставил чашку на столик. – Жалуется на одиночество. Вот выйду в отставку, станет получше.

   Ричард улыбнулся, а Эми захотелось заплакать. Если б он только знал, с каким удовольствием Соня развлекается на стороне.

   – Мы сможем совершить путешествия, о которых она так мечтала, – сказал Ричард, поднимаясь. – Ладно, пора пойти поработать. Осталось совсем немного.

   Как только дверь закрылась за его спиной, Эми прошептала:

   – Это было ужасно.

   – Потому мы все это и затеяли, – резко ответил Хью.

   – Я знаю. Но как же он не видит, что собой представляет Соня?

   – Ты бы посмотрела, какая она заботливая, когда он рядом с ней. Можно подумать, он ее божество. Это ужасно, я согласен, – произнес Хью, глядя на Эми, затем наклонился и ласково погладил ее по щеке. – Но мы делаем все, что можем. И все равно, по-моему, его ждет тяжелый удар.

   Эми смотрела вслед Хью, пока он не исчез в своем кабинете. Он прав. Впервые с той минуты, как она вошла в «Харпер-Лейтвейт», она искренне обрадовалась, что находится здесь.


   – Мисс Митчел? – спросил молодой человек, приоткрывая дверь офиса.

   – Да? – Эми выглянула из-за монитора.

   – Извините, но мы сегодня позабыли в отделе почты письмо и бандероль для мистера Балфура. Бандероль помечена «лично», и мы немного забеспокоились – может, там что-то важное.

   – Не волнуйтесь. Я сейчас же передам их, – сказала Эми, протягивая руку. – Спасибо.

   Молодой человек попятился к двери с таким почтительным выражением на лице, словно удалялся после аудиенции у королевской особы. Эми, пожалуй, была бы довольна, если бы все объяснялось просто ее статусом временной личной секретарши Хью Балфура. Слух о том, что она спит с шефом, как и предсказывал Хью, распространился повсюду. Эми словно оказалась в ловушке, в которой чувствовала себя совсем не удобно. Без сомнений, парень вернется сейчас в свою комнату и скажет что-нибудь вроде: «А она такая коротышка» или «Я думал, она посимпатичнее».

   Она вскрыла письмо длинной линейкой и пробежала глазами содержание. Ничего существенного в нем не было, и она перешла к бумажному пакетику. Бандероль была надписана от руки, запечатана и мягка на ощупь. Написано было следующее: «Приватно. В руки адресату». Желудок сжался от нехорошего предчувствия. Если это снова Сонин фокус… Эми взяла ножницы и надрезала край бандероли.

   Взяв пакет за угол, она тряхнула его – и с удивлением уставилась на выпавший на стол клочок пурпурной ткани.

   Бюстгальтер! Но совсем не предназначенный для того, чтобы поддерживать. Единственное, для чего он был сделан – это снимать. Господи! Эми поморщилась, подняв бюстгальтер за узкую бретельку и размышляя про себя, как Хью поступает с Сониными подарками. Затем кинулась к двери, зажав бюстгальтер в кулаке.


   Увидев Эми с бюстгальтером в руке, Хью засмеялся, но смех этот был деланый. В его голове вдруг возникла мысль, как Эми будет выглядеть в сексуальном нижнем белье. У нее тугие груди и твердые, выступающие соски…

   Что с ним происходит? Хью попытался взять себя в руки, но образ полураздетой Эми отказывался исчезать. Он знаком с ней многие годы, сколько часов провел в ее компании, но никогда она не производила на него впечатления. Такого – нет.

   Соня, раздевающаяся у него в офисе, ни разу не возникала в его воображении, но Эми… Это станет настоящей манией, если срочно не положить этому конец.

   На него давят – в этом все дело. Пройдет прием по поводу ухода в отставку, и все вернется на свои места, а его желания станут теми же, что были.

   Эми сжала белье в комок.

   – Не могу понять, зачем она это делает. Бессмысленные хлопоты.

   – Для нее во всем этом имеется свой смысл, – проговорил Хью, уставившись глазами в лежавшую на столе бумагу. Ему показалось, что это прозвучало несколько двусмысленно, и он не осмелился поднять взгляд. Не хотел снова почувствовать то, что почувствовал несколько мгновений назад.

   Дверь хлопнула. Эми ушла. Хью встал и подошел к окну. Надо сосредоточиться. Важно одно – Ричард и как его уберечь. И еще одно – ему нужна Эми.

Глава шестая

   – На улицу? Зачем? – спросила сидевшая на диване Эми. – Я читаю.

   Хью вытащил книгу из ее пальцев и отложил на кофейный столик.

   – Потому что мне нечего делать.

   Он мог бы добавить, что просто не может больше смотреть, как она сидит, поджав под себя ноги, в углу дивана и волосы падают ей на лоб, – но промолчал. Он уже научился вести себя с ней в офисе, но дома все иначе. Прошло несколько дней, и Хью начал привыкать к тому, что она здесь. И скучать, когда ее нет.

   И это, он сам не понимал почему, начинало его злить. Хотя, может, вовсе и нет никаких «почему», подумал он, встретившись с ней взглядом. Может, все дело в сочетании симпатии, которую он к ней испытывал, с похотью, с которой не хотел смириться. До Эми каждая женщина входила в ту или другую группу.

   – И куда ты хочешь пойти?

   – В театр.

   Эми мгновение колебалась.

   – И на что?

   – Ай, да я не знаю. Давай просто пойдем.

   – Хорошо. – Она встала с дивана. – Мне переодеться, или так сойдет?

   Хью окинул взглядом голубое хлопчатобумажное платье, подчеркивающее ее тонкую талию и потрясающей формы ноги и сглотнул. Затем повернулся к каминной доске, где лежал его бумажник.

   – Ты выглядишь хорошо. А если будешь долго собираться, мы никуда не успеем.

   – Тогда я только возьму сумочку.

   Прошуршав юбкой, она вышла. Хью провел дрожащей рукой по волосам.

   Эми была рядом с той самой поры, как он подружился с Сэбом, но по-настоящему Хью никогда ее не замечал. Ее привычка кусать нижнюю губу или сидеть где-нибудь скрючившись и читать первую попавшуюся под руку книгу – все это проходило мимо него. Он не знал, что она обожает кроссворды и терпеть не может шоколад. Странно. По отдельности ничего особенного, но если сложить все вместе, получалось, что он начинает восхищаться Эми. Такой, какая она есть. Совершенно новым для себя образом.

   И это его пугало.

   Потому что Эми не из тех, кого можно выбросить из своей жизни, если окажется, что они чересчур сблизились. Потому что она была сделана из того самого материала, который и называется «семья».

   – Я готова, – сказала Эми, появляясь в туфлях на босу ногу и с сумкой через плечо. – Пойдем пешком?

   – Пойдем, почему бы нет?

   Они вышли на лондонскую улицу. Было еще светло, солнце не село, но жара уже спала, и дул свежий ветерок. После дневной духоты это было очень приятно.

   Эми вдруг подумалось, что она счастлива. Как давно она не испытывала этого чувства. А теперь все трудности ее жизни вдруг оказались где-то далеко позади. Эми косо взглянула на Хью. То, что он рядом, тоже играет свою роль. Это похоже на сказочное приключение. Эми никогда и в голову не приходило, что придет день, когда он, вот так запросто, предложит ей провести вечер вдвоем – вдвоем и больше ни с кем.

   – Ну что, в театр?

   Эми задумчиво наморщила нос.

   – Знаешь, я бы лучше погуляла. Что-то мне не хочется сегодня сидеть и видеть перед собой кучу народа. Очень жарко. – Он бросила на Хью веселый взгляд. – И могу гарантировать, передо мной непременно окажется высоченный тип. Когда бы я ни пошла в театр, это обязательно случается.

   Уголки его губ вздернулись, в глазах загорелись ответные огоньки.

   – Ладно, давай погуляем. Спустимся к Темзе, пройдемся по набережной.

   Эми поймала себя на мысли, что это очень похоже на свидание. И отбросила ее. В конце концов, она всего лишь сестра Сэба, друга Хью. А это значит, что иначе он на нее смотреть и не может. Пора покончить с иллюзиями.

   Хью добрый. Он всегда был добр с ней, не то что ее братья. И вот именно эта доброта делает его опасным, ведь так легко принять ее за что-то иное.

   – Ты что-нибудь придумала? Я имею в виду твои планы на будущее? – нарушил молчание Хью.

   – По сути ничего. Хочу позвонить в несколько агентств, пытаюсь найти еще какую-нибудь временную работу, но пока ничего.

   – Время еще есть.

   – Да. – Еще одна неделя. Барбара вернется ровно через семь дней. Потом Лейтвейты уедут за границу, а к тому времени, когда Соня вернется, секретарша будет снова на своем посту. А она больше не будет нужна Хью. Все кончится.

   Это просто удивительно, как ей нравится в мире Балфура. Она и представить себе не могла, что так будет. Многие из ее предубеждений насчет него оказались ложью. Прежде всего, он большой трудяга. Ее пальцы набирали на клавиатуре горы подготовленных им бумаг, так что к обеденному перерыву ломило плечи.

   Кроме того, она и представить себе не могла, что он уравновешенный, серьезный, умный. Но тогда почему он встречается с такими женщинами, как Каланта? Почему Каланта? Женщина, мыслительный процесс которой заходил не дальше того, кто был на какой вечеринке и в каком наряде. Эми куснула губу. Может, спросить его?

   – Хью!

   Он повернулся к ней, до невозможности красивый, как всегда, и слова застряли у нее в горле. В конце концов, это не ее дело.

   – Может, купим чипсов? – Она показала на киоск.

   – Если хочешь. – Хью повернулся и пошел к стойке. В воздухе стоял запах горячего жира и уксуса.

   Через минуту он протянул Эми кулек с жирными хрустящими чипсами.

   – Свидание с тобой обходится очень дешево.

   Эми подняла глаза, и у нее екнуло под ложечкой от загадочного взгляда его голубых глаз. Господи, ну как же он прекрасен!

   – Кулек чипсов и прогулка вдоль реки.

   Эми быстро посмотрела по сторонам.

   – Но ведь это не свидание?

   – Нет.

   – Ты скучаешь по Каланте? – Эми покосилась на Хью. Он смотрел на Темзу, где возвышался мост Миллениум.

   – По Келли? Скучать по Келли? Нет.

   Эми нахмурилась. Вопрос словно удивил его, а ведь еще в понедельник они были любовниками. Вместе ездили на Мальдивы.

   – Но ты должен скучать, хоть немножко. Вы провели вместе несколько месяцев. И она такая красивая.

   Хью резко повернулся к Эми.

   – Я не любил ее, вот и не скучаю. Не все такие, как ты, Эми. Мы совсем не ждем любви до гроба. Мы наслаждаемся моментом, насколько это возможно. Вот и все.

   Она никак не ожидала, что в голосе Хью может быть столько горечи. И слова он говорил холодные и жестокие. Эми была потрясена.

   – Но ты не можешь так думать!

   – Почему нет?

   Ее глаза словно требовали: «Ну давай, скажи что-то хорошее», но ничего путного Хью в голову не приходило. По крайней мере ничего связного.

   Она подошла к одной из скамеек и села. Села и замерла, нахмурив брови. То, что она знала о Хью, и то, что он сказал, не очень-то сочеталось друг с другом, но зато ясно показывало, как он решил прожить свою жизнь.

   Хью сел рядом.

   – У тебя расстроенный вид.

   – Мне грустно, – сказала Эми с вымученной улыбкой.

   – Не грусти. На Келли приятно смотреть, но сама она интересуется только моими деньгами.

   – То, что ты говоришь, ужасно! Зачем же встречаться с кем-то, о ком ты думаешь так низко?

   – Так безопаснее.

   – Чем что?

   – Чем что-то другое. – Хью остановился и бросил пустой бумажный пакетик в мусорную урну. – Любовь стесняет, ограничивает. Когда я смотрю на якобы счастливые семейные пары, у меня возникают сомнения. Возьмем, к примеру, Ричарда – сделал из себя дурака.

   Эми выбросила остатки чипсов.

   – Но ведь не у всех так.

   – Согласен, не у всех. У некоторых еще хуже.

   Эми посмотрела на Хью с любопытством. Похоже, он совсем не таков, каким предстает перед людьми. Он на что-то или кого-то сердит, непонятно почему. Ей самой не повезло, это правда, с ее-то родителями, которые ругались беспрерывно. Но у Хью отец и мать любили друг друга…

   – Ну и во что ты тогда веришь?

   – В страсть. – Он пожал плечами. – Во взаимную страсть. Только не в любовь.

   Резкое заявление. Эми стало грустно. Что могло случиться с Хью, если он так считает? Неужели ему не хочется, чтобы его любили, чтобы у него были дети, семья?

   – Даже после всего, что я видела… ну… у мамы с папой… я все равно верю, что когда-нибудь выйду замуж и буду счастлива.

   – Даю руку на отсечение, ты и в добрых фей тоже веришь. – Хью подошел к перилам и стал смотреть на реку.

   Эми пропустила шедшую мимо говорливую группу японских туристов и подошла к нему. Железные поручни холодили пальцы.

   – Я ни за что не хочу, чтобы мои дети испытали то, что довелось испытать мне. – Эми помедлила, не зная, продолжать или нет. Она ни с кем еще не говорила о себе, это было слишком личное. Мама была бы этим недовольна, она была очень замкнутым человеком.

   Хью повернулся и провел рукой по ее щеке.

   – Трудно говорить?

   Глаза его смотрели задумчиво, с сочувствием.

   – Ты, наверное, знаешь про моего дедушку, отца моей матери, который все время ходил налево? – заговорила Эми, собравшись с духом. Он мотнул головой: мол, не знаю. – Думаешь, после этого ее что-то остановило, когда она встретила моего отца? Ничуть не бывало! И все пошло по новой. Она не могла перевоспитать его точно так же, как бабушка не могла заставить измениться своего мужа. И кончилось все тем, что он бросил нас. Бросил маму, – поправилась Эми.

   Хью обнял ее и прижал к себе. Слышались только его дыхание… и тишина.

   Зачем она все это ему рассказывает? Может, хочет, чтобы он понял – жить так, как живет он, нельзя? Это же причиняет людям боль!

   Это причиняет боль ей самой!

   Уж не ждет ли она, что он вдруг прямо сейчас скажет, что все понял и решил завязать долгие, постоянные отношения с кем-нибудь наподобие ее?! Как жаль! У нее, небось, в генах заложено влюбляться не в тех мужчин, в каких надо бы.

   Эми оперлась спиной на перила.

   – А как насчет тебя? Тебя действительно устраивают легкие отношения? И детей ты не хочешь?

   – Нет.

   – Нет? – удивилась Эми.

   Его ответ не оставлял места для сомнений.

   – Нет. Слишком большая ответственность. Возьмешь да и испортишь им жизнь, как это с успехом проделали наши родители.

   – Но ведь твоя мать обожает тебя. Почему же?..

   – Зато отец ненавидел.

   – За что?

   – Какая разница? Он уже давно в могиле. А что ненавидел, это точно.

   У Эми на миг даже дыхание остановилось, когда до нее дошло, что он искренен. И все встало на свои места, все стало выглядеть по-другому. То, как Хью относится к жизни.

   Отец Хью был приверженцем строжайшей дисциплины и постоянно чего-то требовал от своего чрезвычайно одаренного сына. Эми вспомнилось, как ее мать не раз с укором говорила об этом.

   – Он ненавидел меня, наверное, так же сильно, как я его. – Хью посмотрел на Эми. – Тебя это удивляет?

   Она покачала головой.

   – Это ужасно, что у тебя остались такие воспоминания о детстве.

   Вот, и у Хью тоже. Как это печально.

   Хью легонько приобнял девушку за плечи, словно хотел показать, что понимает ее.

   – Тяжелый разговор у нас получился.

   – Да уж… – Эми быстро улыбнулась Хью и, опустив голову, стала смотреть на темные, мрачные воды Темзы.

   Они пошли обратно через мост и далее по той же улице, по которой шли сюда. И разговаривали о разных мелочах, но Эми не могла избавиться от овладевшей ею грусти.

   Хью. Кажется, у него есть все, что только ни пожелаешь, а на самом деле – ничего…

   Эми искоса взглянула на него. Теперь она понимала, почему он выбирает таких, как Каланта. Не хочет отношений, которые сделают его слабым, а полюбить кого-то – значит стать слабым.

   Никто не знает этого лучше, чем она. Она все видела своими глазами. Несмотря ни на что, ее мать любила отца до последнего вздоха. Вот почему он без зазрения совести оскорблял ее, вот почему она принимала его снова и снова после каждой отлучки, пока наконец он не решил, что она ему больше не нужна…

   Любить – значит рисковать. Помня это, Эми была осторожна, и печальный опыт с Грегом хоть и расстроил, но не лишил ее надежды на будущее. Это была рана, но не смертельная. Наверное, она более стойкая, чем ей казалось до этого.

   – О чем ты думаешь? – внезапно спросил Хью.

   Эми покачала сумочкой на длинном ремешке.

   – О разном. В основном, о себе. Мне подумалось, я похожа не героиню «Арендатора Уайлдфелл-Холла». – Увидев вопрос в его глазах, она пояснила: – Это Анны Бронте.

   – Считается одним из первых феминистских романов? – вспомнил Хью.

   – Мне очень приятно, что ты это знаешь.

   – Отнеси это на счет моего дорогостоящего воспитания.

   Эми посмотрела на него долгим взглядом.

   – Да нет, я думала не о себе. О Хелен. По-моему, ее звали Хелен, я уже давно читала. Главное там то, что она выходит замуж за ужасного человека. А потом находит свою любовь. Анна описывает второй брак как «торжество надежды над опытом». Это похоже на меня. В юности я не хотела иметь ничего общего с любовью, понимаешь?

   – Как же не понять? Гораздо приятнее разводить цветы и держать кошек.

   Эми засмеялась.

   – Нет, я была не такая. Я решила – пусть лучше работает моя голова, а не гормоны.

   Хью прыснул.

   – Хороший план.

   – Неплохой.

   Однако это означало перестать мечтать о Хью. Если быть честной, она мечтала. А он никогда не изменится. Что бы он ни говорил, его жизнь ему нравится, а ей она совершенно не подходит. Выбрать Хью означает дать работать гормонам, а не голове…


   Хью не мог не думать о том, что сказала Эми. То есть, если быть точнее – о том, как она это сказала. С такой решимостью в голосе… С таким оптимизмом и уверенностью в будущем…

   Он слышал, как в соседнем помещении Эми ходит с места на место, что-то тихонько бормоча. Он отбросил в сторону газеты и отодвинул кресло от стола. Похоже было на то, будто она поставила зеркало перед его жизнью, и отражение ему нисколько не понравилось.

   А какова альтернатива? Он не мог отказаться от своего убеждения, что любовь – разрушительное чувство. Но не мог сказать ей, почему он так думает, не мог сказать никому. Это был не его секрет. Он принадлежал его матери.

   – Можно надеяться на кофе? – крикнул он.

   Эми открыла дверь, как открывала чуть ли не каждые десять минут. Он звал ее часто не потому, что постоянно хотел кофе – ему все время хотелось видеть ее.

   – Вы, конечно, босс, – сказала она, заправляя блестящие короткие волосы за ухо, – но предупреждаю, что Соня в здании. Хочешь, чтобы я вышла?

   – Нет, наверное. – Хью поднялся на ноги и стал слепо смотреть в окно.

   Он слышал, как она прошла по комнате.

   – С тобой все в порядке?

   Он круто развернулся.

   – Конечно. А почему со мной может что-то случиться?

   В ее темных глазах застыл вопрос.

   – Ну, не знаю… Может, волнуешься из-за завтрашнего приема?

   Он вымучил улыбку.

   – Немножко. Буду рад, когда все кончится.

   – Я тоже. – Она в дружеской манере оперлась о край его стола. – Я купила платье. Оно шелковое и страшно дорогое. Подумай хорошенько – если эта игра продлится слишком долго, я тебя разорю.

   Хью опустил взгляд на ее скрещенные ноги. У нее были тонкие, изящные лодыжки. Почему он никогда не замечал этого раньше? И запястья тоже тонкие. Сексуальные.

   Отведя взгляд, он пробормотал:

   – У тебя еще есть работа?

   – Навалом, но, согласно уложению о сохранении здоровья, сидеть за компьютером слишком долго без перерыва не полагается.

   – У тебя всегда готов ответ, как я вижу. Будь ты моей постоянной секретаршей, я бы тебя уволил.

   Эми хихикнула, нисколько не испугавшись.

   – Да, я знаю – ты меня любишь, – прыснула она.

   У Хью внутри что-то дрогнуло. Он понимал – она его дразнит. Просто у них сложилась такая манера общения. Она всегда так говорила, но теперь Хью ни на минуту не мог забыть о непреодолимом препятствии, которое их разделяло.

   Не того хотела от жизни Эми. Она против своей воли согласилась исполнить роль его подружки, но в реальной жизни даже не задумывалась о нем всерьез. Потому что думать о нем всерьез не имело смысла. От такого человека, как он, она получила бы только страдания, и ничего больше. Эми была уверена в этом, хотя и сама не могла сказать, почему.

   – Ты не хочешь знать, что у меня будет за платье?

   Хью сел обратно в кресло и взял карандаш. Когда-нибудь у нее появится мужчина, который даст ей все то, чего она хочет. Они купят дом под розовой крышей и прекрасно заживут со своими двумя детишками. Это было как раз то, от чего он отказался много лет назад, но почему теперь это уже не кажется ему таким неприемлемым?

   – Давай говори.

   – Оно коричневое, с извилистыми линиями цвета сливок.

   – Звучит аппетитно.

   Эми засмеялась и слезла со стола.

   – Какой ты противный! Ну и пусть, я все равно буду выглядеть хорошо. Женщина в магазине сказала, что мне лучше носить платья с продольными полосками, я в них буду казаться выше. – Она задержалась в дверях. – Так оно и вышло.

   Дверь за Эми закрылась, и Хью откинулся на спинку кресла. Ее тонкие лодыжки – вот что занимало сейчас его мысли. Хью был уверен, что он может обхватить двумя пальцами ее щиколотку. А потом он проведет ладонью по ее длинной ноге, по бедру, по тонкой талии и доберется до небольших грудей…

   Она красива изящной, эльфийской красотой, а он не замечал. Но больше всего его задевало то, что она сама его не замечает. Во всяком случае, ничто в ней не говорит о том, что она воспринимает его как-то иначе, а не только как друга своего брата Сэба. Она честно придерживается их соглашения, а он начинает страдать.

   Раздался тихий стук в дверь, Эми просунула голову в щель.

   – Хью, меня попросили отнести кое-что в кабинет Ричарда. Если это дойдет до Сони, она будет знать, что ты остался один. Как, по-твоему, мне поступить? – спросила она.

   Он в раздумье посмотрел на нее.

   – Знаешь, запри меня снаружи, а ключ возьми с собой.

   На лице Эми изобразилось сомнение.

   – А если пожар?

   – Тогда прибежишь и спасешь меня. А я буду сидеть тихонечко и делать вид, будто меня тут нет. Пожалуй, это все, что я могу сделать.

   Это было смешно. Хью услышал хлопок внешней двери, затем поворот ключа.


Глава седьмая

   Платье стоило уйму денег.

   И это на один вечер! Настоящее преступление, особенно если вспомнить, сколько уже истрачено. Ну и пусть! Даже Каланта была бы не прочь надеть такое платье на прием, что уж говорить о Золушке!

   Где-то на краю сознания, между тем, копошилась мысль, что она играет с огнем. И это наполняло ее эйфорией и одновременно страхом. Только ведь ничего не случится…

   Хью никого не подпустит близко к себе, а она на меньшее не согласится. И все же выбрала платье, предназначенное для того, что сбить мужчину с толку. Ничего, подумала Эми, ничего страшного в этом нет. На один-то вечер?

   – Ты готова? – послышалось снизу.

   Эми еще раз взглянула в зеркало и повела плечами. То, что надо. Сегодня она подружка Хью. Подхватив вечернюю сумочку, она вышла из спальни. Он, в безупречном смокинге, стоял у подножия лестницы, ожидая ее. Надо запомнить это мгновение. Даже в детских мечтах она и представить себе не могла, что такой момент наступит.

   – Ну как, сойдет? – спросила Эми, осторожно спускаясь по ступенькам, чтобы не наступить каблуками на подол платья.

   Чувствовалось, что Хью сильно нервничает. Соня в своем собственном доме наверняка много опаснее, чем где бы то ни было еще. Какой он молодец, что старается защитить Ричарда. Эми сунула руку в ладонь Хью.

   – Как ты думаешь, Соня в самом деле не сомневается, что ты приедешь со мной?

   – А почему нет?

   – Ну, она могла просто не поверить, что ты свяжешься со мной.

   Хью обнял ее за талию и легко поцеловал в волосы.

   – Значит, мы должны ее в этом убедить.

   Эми заглянула ему в глаза, ожидая увидеть насмешку, но он был совершенно серьезен. Наверное, хочет, чтобы она поняла, какое большое значение имеет этот вечер для него.

   – Я постараюсь.

   Они вышли в холл. Его пальцы лежали у нее на талии, и от этого по спине Эми побежал холодок. Да еще прохладное скольжение шелка, о которого все становилось каким-то особенно чувствительным, интимным. Эми хотелось, чтобы он прижал ее к себе еще теснее.

   А что, если бы он поцеловал ее? У него такой твердый, чувственный рот. Как бы это было интересно – попробовать, как он целуется…

   Эми остановилась перед большим зеркалом в холле.

   – Как ты думаешь, мы там долго пробудем?

   – Кто знает?

   Он почему-то был раздражен. Эми нервно закусила губу.

   – Надеюсь, никто не станет интересоваться, где Каланта.

   Хью спустился с крыльца и остановился на тротуаре.

   – По крайней мере не найдется такого нахала, чтобы спросить об этом у тебя. А если они и станут говорить о нас с тобой, то где-нибудь подальше.

   – Надеюсь.

   Хью открыл дверцу, Эми села на пассажирское сиденье, а через несколько мгновений он уселся рядом. Девушка посмотрела на его красивый профиль. Такого просто быть не может, чтобы люди сплетничали о ней и Хью. Скорее, удивятся, что он связался с такой, как она.

   – А это еще хуже, правда?

   Он посмотрел на нее.

   – Когда шушукаются за твоей спиной, ты не знаешь, что говорят. – Хью тронул машину, быстро оглянувшись, чтобы не задеть поребрик. – Чаще всего, наверное, и слушать-то не стоит. Что тебя так тревожит?

   – Самолюбие, – быстро ответила она. – Я не хочу, чтобы говорили: «Смотрите, она хуже, чем его обычные подружки. Не понимаю, с чего вдруг он бросил Каланту? Она такая красавица. Намного лучше этой».

   Его жесткий рот смягчился в улыбке.

   – Ты идиотка, знаешь ты это? – В его голубых глазах плясал смех, Эми смотрела на него с недоумением. – Ты считаешь, всем нравятся такие, как Келли?

   Эми опустила взгляд, потом стала любоваться на проплывавшие в сумерках улицы Лондона.

   – Нам далеко ехать?

   – Ты не была у Ричарда в новом доме?

   Эми качнула головой.

   – С тех пор как они с Соней поженились, я вообще его редко вижу.

   – Нам осталось ехать минут сорок, может, немного дольше.

   Оба замолчали. Хью наверняка думал о Соне… и о Ричарде.

   А Эми думала о нем. Было так трудно быть рядом с ним – и не поддаться ему. В нем ее привлекало все. Страшно даже подумать, как тяжело ей будет, когда все кончится.

   Вскоре машина свернула в поселок, состоявший из деревянных коттеджей и каменных домов. Хью въехал в широкие железные ворота, колеса зашуршали по гравию. Эми впервые увидела особняк Лейтвейтов.

   – Красивый, – прошептала она.

   – Был красивый, – сухо сказал Хью. – Соня подпортила его своими «улучшениями». Одна только мраморная ванна чего стоит.

   – И Ричард ей разрешил?

   Хью осторожно припарковался между «феррари» и «бентли», прежде чем ответил:

   – Мне кажется, он чувствует, что она несчастлива в замужестве, и старается сохранить мир. Возможно, он просто обожает ее.

   Эми молча окинула взглядом здание елизаветинской эпохи из желтого кирпича. По обе стороны внушительных дверей стояли огромные зажженные факелы, в летнем воздухе разносились звуки музыки.

   – Пойдем, – сказал Хью, придерживая открытую дверцу машины.

   Эми оперлась на его руку. Он стоял в каком-то миллиметре от нее, их разделяла только дверца. У Эми перехватило дыхание.

   – Ты выглядишь невероятно. Я тебе это уже говорил?

   Эми не посмела поднять взгляд. Его глаза сковывали ее, и руки крепко держали, не давая двинуться. Она слышала его дыхание. Ошибки быть не могло. Он хотел ее. В чисто физическом смысле. Кровь закипела, она почувствовала, как ее охватывает возбуждение.

   – Ты тоже выглядишь потрясающе, – сказала Эми, стараясь стряхнуть накатившее на обоих наваждение.

   Его губы дрогнули.

   – Я знаю, что ты не хочешь находиться здесь… но я благодарен.

   – Ничего…

   Он быстро шагнул вперед и закрыл ей губы пальцами.

   – Позволь мне сказать тебе это, Эми. Спасибо.

   Его пальцы были теплыми. Когда он убрал их, прикосновение все еще чувствовалось. Эми нервно поправила узкие бретельки платья и, отойдя от машины, поправила юбку.

   – Я чувствую себя, как секретный агент.

   Рука об руку они пошли по гравийной дорожке. Каблуки то и дело проваливались, приходилось напрягать лодыжки, и один раз Эми даже тихонько вскрикнула от боли.

   – Дойдешь?

   Эми приподняла длинный подол платья и жалобно посмотрела на Хью.

   – Тяжелая это работа – быть элегантной.

   Он тихонько засмеялся, и Эми вдруг почувствовала, что взлетает в воздух. Она вскрикнула и крепко ухватилась за его шею.

   – Что ты делаешь!

   – Помогаю, – ответил Хью, удобно поддерживая ее спину и колени.

   – Поставь сейчас же! Все смотрят!

   Хью рассеянно взглянул на группку гостей, которые тоже направлялись к входу.

   – Кому какое дело?

   – Мне. Ты меня уронишь.

   Он фыркнул.

   – Ни в коем случае. Ты весишь, как перышко.

   Хью крепче обхватил Эми руками, и ей показалось, что он легко поцеловал ее в макушку. Зачем он это делает?

   Кипя в душе, Эми тем не менее протестовать не стала и позволила ему нести ее дальше по дорожке. Она почувствовала пальцами, как бьется пульс у него на шее, и, скользя по его смокингу, встала на каменную ступеньку.

   – Жива-здорова, – прошептал он.

   – Да. – Сердце у нее билось молотом, а лицо, она была просто уверена, пылало. – Спасибо.

   Эми уронила руку, упорно глядя на среднюю пуговицу его смокинга. Она не осмеливалась поднять взгляд выше. Ей не хотелось, чтобы он увидел, как сильно его баловство подействовало на нее.

   – Эми!

   Она круто развернулась – к ним шел Ричард Лейтвейт. Приблизившись к ней, он поцеловал ее в щечку.

   – Как я рад, что ты приехала. И ты, Хью. – Он крепко пожал ему руку. – Рад видеть вас здесь. – Ричард с улыбкой повернулся к Эми. – Ты выглядишь очаровательно.

   – Спасибо, – пробормотала Эми, глядя на роскошный шелк своего платья.

   – На мой взгляд, ты просто копия своей матери. – Ричард посмотрел через плечо – из дальней двери выплыла Соня. Ее было видно издалека. Рыжие волосы свободно падали мягкими локонами, глубокий вырез светло-голубого платья обнажал ложбинку между грудей.

   Эми с беспокойством посмотрела на Хью.

   – Соня, ты помнишь мою крестницу? – спросил Ричард, вовлекая жену в разговор.

   Соня звонко засмеялась и протянула Эми руку.

   – Амелия Митчел. Конечно помню, дорогой. – Она положила холеную руку на рукав мужа. – У вас великолепное платье. Вы должны мне непременно сказать, где его нашли. – Соня обратила взгляд своих голубых глаз на Хью. – О, Хью, как приятно снова встретиться. Я тебя совсем потеряла.

   Эми точно завороженная смотрела, как Соня подходит к Хью и целует его в щеку, прижавшись к нему всем телом.

   – Я запачкала тебя помадой, – проговорила Соня, слегка отстранившись. – Твоя крошка Эми ни за что меня не простит, если заметит пятно.

   Эми улыбнулась деланой улыбкой. Соня развернулась и взяла мужа за руку.

   – Тебе не кажется, что они прекрасная пара?

   Ричард взглянул сначала на Эми, потом на Хью.

   – Пара? Так вы что же…

   Хью засунул руку в карман и вмешался в разговор:

   – Об этом стоит хорошенько подумать.

   В уголках глаз Ричарда собрались морщинки.

   – Так вот почему она помогает тебе в офисе, пока нет Барбары! И как ко всему этому относится Сэб? – шутливым тоном спросил он и вдруг болезненно поморщился.

   – Как вы себя чувствуете? – с тревогой спросил Хью, делая быстрый шаг вперед.

   Старик кивнул, прижимая руку к груди.

   – Все в порядке. Просто что-то с желудком. – Боль отпустила, и Ричард подмигнул Хью. – У меня при себе всегда куча таблеток, так что беспокоиться нечего.

   – Но…

   – Все в порядке, – сказал он, придав голосу излишнюю твердость. По крайней мере так Эми показалось, когда он, продолжая пожимать руку Хью, уже мягче добавил: – Наслаждайтесь вечером.

   – Вечеринка должна получиться замечательная. – Соня похлопала Ричарда по лацкану пиджака. – Знаешь, дорогой, я, пожалуй, пойду проверю, как там наши гости. Буду в беседке, а ты приветствуй приглашенных здесь. Тебе лучше быть в тепле. – Она не стала дожидаться ответа мужа. – Хью. Амелия, – проговорила она в качестве прощания и удалилась.

   Эми была ошеломлена. Как Соня может поступать так? Не держи она в собственных руках пурпурный лифчик, не войди в кабинет Хью, когда та стояла там с расстегнутым жакетом, трудно было бы даже предположить, что жена не любит Ричарда. Эми посмотрела на Хью, гадая, о чем он думает. Неужели не хочет рассказать своему другу, какая у него жена?

   – Соня много сделала, чтобы устроить этот прием, – вполголоса сказал Ричард.

   Хью обнял Эми.

   – Я уверен, прием выйдет на славу.

   – Да, да, я тоже так думаю. А теперь, Хью, поведи-ка ты Эми куда-нибудь и налей ей выпить. А я поздороваюсь с другими гостями. – Он подошел и еще раз поцеловал Эми. – Очень приятно, что вы здесь.

   – Вы уверены, что… – начала Эми, но Ричард не дал ей договорить.

   – Все прекрасно. Идите, милые, наслаждайтесь вечером.

   Хью повел Эми вперед, и до нее донесся звучный голос Ричарда, который приветствовал следующую пару. Каблуки постукивали по паркетному полу, горели свечи, мягко освещая дом. Хью взял ее за руку. Эми прибавила шагу, скрывая свою растерянность.

   – Как она могла!

   – Тише!

   Эми обернулась через плечо. Ричард со счастливым выражением на лице разговаривал с кем-то.

   – Он сегодня плохо выглядит.

   – Да.

   – У него такой усталый вид.

   – Из-за этого все и устроено. Он болен, и Соня знает это.

   Эми посмотрела назад.

   – В понедельник он не выглядел больным. Я и подумать не могла…

   Хью ввел ее в дверь налево, и она обнаружила источник музыки. Небольшая группа музыкантов сидела в дальнем углу просторной комнаты, лишенной мебели и заполненной танцующими парами. Эми осмотрелась. Она заметила преследующие ее взгляды и даже как будто слышала вопросительный шепоток, пока они проходили по залу.

   – Потанцуем? – предложил Хью.

   Танцевать? В этом зале, где все смотрят на нее, шепчутся о ней? И чувствовать руки Хью, обнимающие ее?

   Все как будто происходило в замедленном темпе: вот Хью подходит к ней, а она стоит неподвижно, затаив дыхание, Хью поворачивает ее к себе лицом, кладет руку ей на талию, а ее рука оказывается у него на груди.

   Эми никогда и в голову не приходило, что танец может быть эротичным, но она ошибалась. Пальцы Хью скользили по мягкому шелку на пояснице, его руки уверенно держали Эми.

   Мотылек над свечой… Если ей было больно из-за Грега, то что будет из-за Хью, человека, которого она любит?

   Любит?

   Эми закрыла глаза, вдыхая мягкий, терпкий запах его одеколона. Любит. Как это могло случиться с ней? Когда? Она знала об опасности и была постоянно настороже, разве нет? И вот сейчас ее сердце бьется в унисон с музыкой, а тело движется вместе с его телом, и рука лежит на его большой ладони.

   Это казалось невозможным. Уж точно не с человеком, который сказал однажды: «Так много женщин, что времени не хватает».

   Но не в этого мужчину она влюбилась. Она влюбилась в того, кто слушал ее с таким вниманием, словно то, что она говорила, действительно важно. В того, кто так тревожится за своего друга, что устроил все это представление.

   В человека, которого она понимает.

   Эми подняла голову.

   – Он поверил нам, как ты думаешь?

   – Кто? – Его голос, мягкий, обволакивающий, прозвучал словно откуда-то издалека.

   – Ричард. Он даже не поинтересовался, вместе ли мы с тобой. Мне кажется, этот вопрос напрашивался.

   – Почему?

   – Потому что ты никогда не проявлял ко мне ни малейшего интереса.

   – Да Сэб просто прибил бы меня, прицепись я к тебе.

   – Это тебя не остановило бы, если б только ты захотел.

   Его рука сжалась, голос понизился.

   – Ты пряталась.

   – И не думала.

   – Пряталась. Не знаю почему, но ты старалась, чтобы никто не заметил, какая ты красивая. Ты нарочно держалась на вторых ролях и делала все, чтобы на тебя не обращали внимания.

   – Это неправда, – возразила Эми.

   – Ты никогда не воспринимала всерьез комплимент, если кто-то тебе его делал. – Хью отвел волосы с ее лба. – Почему ты так низко ценишь себя?

   – Я…

   Он прижал ее к себе крепче. Они смотрели друг другу в глаза, ее пальцы уперлись ему в грудь.

   – Отпусти.

   – Это трудно.

   Хью почувствовал, что Эми дрожит. Он бессознательно водил пальцем по ее щеке. Ее глаза словно завораживали. Темно-карие, в мелкую золотистую крапинку, они говорили о какой-то потаенной боли.

   Ему захотелось поцеловать ее. Медленно-медленно он опустил голову.

   – Ты красивая, – прошептал Хью, прежде чем накрыть губами ее трепещущие губы. Он уловил момент, когда она, обмякнув, приникла к нему. Растаяла. Он запустил пальцы в волосы Эми и прижал ее голову к себе.

   Потом он почувствовал, как она напряглась. Покорной Эми больше не было. Она смеялась над ним:

   – Не знаю, что ты хотел этим показать, но признаю – ты целуешься хорошо.

   – Что?

   – Я говорю – ты очень хорошо целуешься. Было бы странно, будь это иначе, ведь у тебя многолетняя практика.

   – Эми, – произнес он с угрозой.

   – Тшш, кто-нибудь услышит. – Она отстранилась. – Ты был очень убедителен, ничего не скажешь. Пошли выйдем.

   Такого с Хью никогда не случалось. Он был обескуражен. Она сбила его с толку. Хью послушно двинулся следом за Эми.

   Девушка изменилась – и дело не только в одежде. Хотя и она тоже подействовала самым поразительным образом. Шоколадный цвет удивительно оттенял кожу, а то, как мягкий шелк струился вокруг ее ног… было так сексуально! Хью хотелось содрать эту ткань с ее тела и посмотреть, что там под ней. Как же ему хотелось…

   У двери Эми остановилась и обернулась к нему. На лице ее было понимающее и веселое выражение. Может, она прочла то, что происходит в его душе? Это хорошо? Или плохо?

   – Что-то я не вижу Соню, она куда-то исчезла, – заметила Эми, когда Хью подошел к ней. – Но несколько человек с работы здесь. Вон там, у арки, Эдриэн Дан, и, по-моему, я знаю мужчину, с которым он разговаривает.

   – Это Питер Рэй, – подсказал Хью, бросив взгляд на беседующих.

   Эми почти не расслышала. Все сжалось внутри нее, сердце как будто остановилось.

   – Эми?

   Голос Хью донесся словно издалека, хотя он стоял рядом. Она не могла оторвать глаз от светловолосого мужчины лет двадцати пяти. Их взгляды встретились.

   – Что такое?

   – Не что, а кто, – произнесла она сквозь зубы. – Это мое прошлое.

   Молодой человек решительной походкой пересек террасу и подошел к ним.

   – Эми? Это ты? Я с трудом узнал тебя.

   – Привет, Грег, – сказала она каким-то бесцветным голосом.

   Хью стал рядом с Эми и протянул руку.

   – Грег?..

   – Хинчмен, – договорила Эми за него. – Вы виделись на Рождество.

   – Ах да, я вспомнил. – Хью обнял ее за плечи. Она поняла, что он делает, и была ему даже благодарна.

   Она взглянула на Грега. Изумленное выражение его лица начало ей нравиться. Он смотрел то на нее, то на Хью. Эми уже почти позабыла и про то, что она в великолепном новом платье, и про то, что выглядит совсем не так, какой была, когда он ее бросил. Все это уже не имело никакого значения.

   – Ты теперь в Лондоне живешь?

   – Д-да. Да, в Патни. А ты? Я думал, ты в Манчестере.

   Хью провел пальцами по ее шее. Эми с трудом переборола желание закрыть глаза.

   – Я заставил ее переехать.

   Грег устремил на него пристальный взгляд.

   – О, понятно, – произнес он нервным тоном.

   Он казался намного ниже, моложе и бесцветнее, чем ей помнилось. Было невозможно поверить, что из-за этого заурядного парня она так сильно страдала. Он заставил ее почувствовать себя ничтожной, никому не нужной.

   Грег неловко сунул руку в карман брюк.

   – А где ты работаешь?

   Эми заколебалась. Правда прозвучала бы не слишком впечатляюще. Она чуть не подпрыгнула от голоса Хью:

   – Эми пока не выбрала чего-то постоянного, решит через несколько месяцев, когда мы вернемся из Соединенных Штатов.

   На лице Грега появилось такое выражение, что Эми чуть не засмеялась во весь голос. Этот момент стоило запомнить, а маленькие круги, которые выводил пальцем Хью в ямочке между ее шеей и ключицей, лишь добавляли ему прелести.

   – Торопиться некуда, – сказала она, бросив быстрый взгляд на Хью. Его глаза блеснули, и она почувствовала, что отвечает ему таким же приветливым взглядом. Грег о чем-то спросил, она не расслышала.

   – Прости?

   Он окончательно растерялся.

   – Я только спросил, в какую часть Штатов вы едете.

   – В Хьюстон, – ответил Хью.

   Грег переступил с ноги на ногу.

   – Вы… вы?..

   Хью наконец-то сжалился над ним:

   – Хотите спросить, вместе ли мы? (Кадык на шее Грега дернулся, он с трудом кивнул головой). – А разве мы не сказали? У Ричарда есть наш адрес, если Эми вам зачем-то понадобится.

   Лицо Грега являло собой ярчайшую картину унижения, недоумения и изумления. Эми отвернулась, едва сдерживая смех.

   – Ну, а сейчас, если позволишь, Грег, нам надо идти.

   Он поспешно шагнул назад.

   – Да, да, конечно.

   Эми все еще не могла произнести ни слова, лишь улыбалась и кивала. Они спустились по лестнице, прошли по лужайке, и только там смех наконец прорвался.

   Хью прислонился к каменной стене.

   – И что ты в нем нашла?

   – Оставь это! – буркнула Эми и снова залилась смехом.

   – Нет, я просто не могу поверить, чтобы ты страдала из-за такого идиота. Он даже хуже, чем мне помнилось.

   Эми вытерла глаза.

   – У меня краска потекла?

   – Нет, – ответил он, приблизив к себе ее лицо, чтобы посмотреть. – Ты все такая же красивая.

   Эми показалось, будто сам воздух сгустился вокруг нее. Голос Хью звучал так, словно он в самом деле так думал. Красивая. Хью Балфур считает ее красивой. И в этот миг она чувствовала, что действительно красива.

   Не дурнушка. Не бедная, никому не нужная, какой была, когда Грег изменил ей, а потом бросил. Она красивая. Это было захватывающее ощущение. Она больше не станет отрицать это, она будет наслаждаться этим. Пусть только один вечер. Она будет радоваться тому, что Хью с ней, смотрит только на нее, а другие женщины завидуют ей.

   Ее губы изогнулись в улыбке.

   – Ты молодец, что наговорил все это Грегу. Спасибо.

   – Ерунда. И как ты себя чувствуешь после такой встречи?

   – Прекрасно. – Эми было на удивление весело, лучше просто нельзя придумать. Куда подевалась печаль, гнев, который охватывал ее при воспоминании о том, как Грег на глазах у всех отверг ее? Ничего! Как будто ничего и не было.

   – Я рад. – Он отвел волнистые волосы с ее лба.

   Эми показалось, что она не сможет дышать. С

   Грегом никогда ничего подобного она не испытывала. – Ты заслуживаешь кого-то намного лучше, чем он, – мягко сказал Хью.

   – Да, заслуживаю. – Эми впервые действительно верила в это. Она прямо посмотрела ему в глаза. Они были ласковые и о чем-то спрашивали.

   Он собирается поцеловать ее снова, и она не станет сопротивляться. Будь что будет, она не боится. Она…

   Ее веки опустились, и она почувствовала его губы, мягкие, манящие.

   С ним так хорошо, думала Эми. Каждое легчайшее движение его языка пронизывает ее дрожью и быстрее гонит кровь по жилам.

   – Эми. – Это был скорее стон, чем голос.

   Ей захотелось засмеяться и закричать в одно и то же время. Все было по-настоящему, Эми чувствовала это. Пусть он ее и не любит, но по крайней мере сейчас видит в ней желанную женщину.

   А она дура. Вместо того чтобы бежать куда глаза глядят, стоит и не шелохнется.

Глава восьмая

   Эми показалось, будто она слышала хриплый голос Ричарда, зовущий Хью. Он поднял голову и прислонился лбом к ее лбу, вороша пальцами ее волосы.

   – Ты не такая, как я думал, – тихо сказал он.

   Эми улыбнулась, но ничего не ответила. Хью был как раз такой, как она думала.

   Снова послышался голос Ричарда.

   – Хью! – Он вышел, волоча ноги, из-за угла, прижимая руку к груди. – Что-то изжога мучает, пожалуй, посижу в библиотеке, – сказал он с болезненной гримасой.

   Эми вопросительно посмотрела на Хью. Уж он-то лучше знает состояние здоровья своего крестного. Похоже, это никакая не изжога.

   – Я пойду с вами. – Хью быстро подошел к старику и поддержал его за локоть. – Отправимся все вместе.

   – Конечно, – кивнула Эми.

   – Только не надо шума. Вы случайно не видели Соню?

   Хью помрачнел.

   – Хотите, чтобы мы ее нашли?

   – Просто скажите ей, где я. Беспокоиться не о чем.

   – Я разыщу ее. – Хью посмотрел на Эми. – Хотите, чтобы Эми пошла с вами?

   – Да не суетитесь вы, ничего не случилось. – Ричард потер шею. – Просто предупредите Соню, если встретите.

   – Может, лучше…

   – Отведи Эми в беседку и дай ей чего-нибудь поесть, – проворчал Ричард, хлопая ее по плечу. – Так приятно видеть вас вместе, мои дорогие. Я попозже приду, и мы как следует поболтаем.

   Эми неуверенно улыбнулась, не зная, как ей поступить.

   – С удовольствием.

   – Вот уж не поверю. Я случайно видел кое-что… Небось, рады были бы, если б я находился в километре от вас, не ближе.

   – Его нельзя оставить одного, – тихо проговорила Эми, глядя, как Ричард ковыляет к дому.

   – Ты права. Вот уж никогда не думал, что скажу такое, но надо найти Соню.

   Он взял ее за руку. Вполне невинный жест, но от него Эми бросило в жар. Она подняла глаза на Хью: интересно, а он сам понимает, как на нее это действует? Он изобразил непонимание. Смеется. Эми уставилась на их руки.

   – Что это обозначает?

   Он ухмыльнулся.

   – Мы идем искать Соню, так что ты будешь присматривать за мной.

   – Ребенок, ну чистый ребенок! – засмеялась Эми и пошла по дорожке мимо огромных кустов рододендрона. Вскоре они оказались у беседки.

   Внутри было полно народа. Многие стали с улыбкой махать рукой – наверное, Хью, потому что Эми никто не знал.

   Хью отпустил ее руку и прижал девушку к себе.

   – Держись ко мне поближе, мне не хотелось бы искать потом и ту, и другую.

   – Я никуда не денусь, – сказала Эми, взволнованная его прикосновением.

   – Пойдем посмотрим, может, она в другом конце беседки. Если ее там нет, придется обыскать сад. Мне не нравится, что Ричард сидит один в доме.

   – Мне тоже.

   Они прошли через центр огромной беседки, но Сони нигде не было видно. Хью вновь взял Эми за руку, и они стали протискиваться дальше сквозь толпу.

   – Где она может быть? – бормотал он. – В саду, где же еще?

   – Пошли туда. – Эми потянула Хью на тропу, которая уходила в лес.

   – Можно и туда.

   Они зашагали по извилистой тропинке. С каждым шагом Эми все острее чувствовала нарастающую тревогу Хью. Вскоре тропа вывела их на небольшую поляну, окруженную цветниками. Здесь тоже было много народа, большинство сидели, слушая музыку в исполнении струнного квартета. Эми окинула поляну быстрым взглядом.

   – Сони я не вижу. Может, пойдем обратно к дому?

   – Можно. Давай обогнем крокетное поле и посмотрим у бассейна и теннисного корта.

   Они пошли по узкой дорожке.

   – Ты действительно беспокоишься за него? – спросила Эми.

   – Еще как. Он уже давно мог бы уйти в отставку, но нарочно остался во главе нашей компании ради меня, хотя я бы и сам справился. Я не должен был позволять ему.

   Эми улыбнулась. Тон, каким Хью говорил о компании «Харпер-Лейтвейт», был почти таким же, когда о ней говорил Ричард. В свое время Хью не очень-то охотно согласился работать под руководством Ричарда, да и то лишь на испытательный срок, но теперь было ясно, что он страстно увлечен этой работой.

   – Я уверена, он и не сомневается в твоих способностях. Знаешь, вы с ним похожи. Оба любите свое дело. Это даже удивительно, если вспомнить, как ты не хотел вначале принимать предложение Ричарда.

   Хью посмотрел на Эми странным взглядом, но промолчал.

   Смеркалось, повсюду среди ветвей стали загораться огни, придавая всему вокруг какой-то таинственный, романтический вид.

   Дорожка раздвоилась.

   – По какой пойдем? – спросила Эми, запыхавшись.

   – Давай налево. Там бассейн, площадка для барбекю и домики для переодевания.

   Плавательный комплекс поразил Эми своей величиной – несколько отдельных застекленных строений с большими двустворчатыми дверями, выходившими к бассейну. Было тихо. Эми подергала ручку одной из дверей, та не поддалась.

   – Здесь все заперто. Пошли к Ричарду.

   Эми приложила палец к губам.

   – Мне показалось, я что-то слышала.

   С минуту они стояли, прислушиваясь. Кроме шелеста листвы, ничего слышно не было.

   – Ладно, ты прав, пошли к Ричарду.

   Хью взял ее под руку.

   – Нет, там кто-то есть. Я слышал смех. Там, сзади. Эй, есть кто-нибудь? – громко прокричал он.

   – Куда ты меня ведешь? – спросила Эми, бредя за ним.

   – В комнаты для переодевания. – Хью повернул ручку, и дверь открылась. – Соня! Ты здесь? – Он прошел вперед и зажег свет. Холл был пуст, комнаты тоже.

   – Тут никого нет, – сказала Эми, внезапно вздрогнув.

   – Я посмотрю у бассейна.

   Эми пошла следом за Хью. Она была уверена, что там тоже никого не будет, но вот ее глаза привыкли к темноте, и она смутно заметила какое-то движение. Эми тронула Хью за руку, но тот и сам уже все увидел.

   – Соня! – Его голос подрагивал от презрения.

   Сначала Эми увидела капли на полу, потом услышала, как мужской голос грубо выругался, и наконец заметила лежавшую парочку. Оба приподнялись и оглянулись на Хью и Эми.

   – Ой, – проговорила со смехом Соня.

   Хью взял себя в руки.

   – Хорошо, что мы вас разыскали, Соня. Ричарду плохо. Он попросил найти вас и передать, что он в библиотеке.

   Соня поднялась с пола и пошла через комнату в угол, где валялось ее вечернее платье. Эми не могла не признать, что у нее великолепная фигура. Она вполне могла бы позировать для мужских журналов.

   – Я скоро буду.

   Хью кивнул:

   – Мы с Эми пойдем и скажем ему, что вы сейчас придете.

   – О, а я и не заметила серую мышку, стоящую за тобой! – проговорила Соня, надевая свое красное платье.

   Хью взял Эми за руку.

   – Пошли. Стоять тут не имеет смысла. Будет лучше, если ей не перед кем будет выламываться.

   – Мне просто не верится. Неужели она ничего не стесняется? – спросила Эми уже на улице.

   – Вряд ли.

   Эми нахмурилась.

   – Все пару дней назад она пыталась раздеться у тебя в офисе.

   Он шел быстрым шагом, пока не вспомнил про Эми и пошел медленнее. Потом остановился, ожидая, когда она его догонит, и обхватил ладонями ее лицо.

   – Меня от нее просто тошнит. Гадкая женщина.

   В голосе Хью звучал искренний гнев вперемежку с болью и отчаянием. Эми никогда не видела его таким.

   – Я рад, что ты со мной, – сказал он тихо. – Ты совсем другая. Ты очень хорошая.

   Медленно-медленно Хью наклонил к ней свое лицо. Он коснулся ее губ почти благоговейно, словно очищаясь от грязи. И Эми, охваченная желанием успокоить его, обвила руками его шею и так застыла, сама не понимая, что она чувствует, но готовая отдать ему все.

   Наконец он подался назад и провел большим пальцем по ее губам.

   – Лучше пойдем к Ричарду.

   Эми послушно вложила руку в его ладонь.

   Они уже шли по лужайке, когда навстречу им бросилась пожилая женщина в черном платье.

   Хью выпустил руку Эми и с тревогой спросил:

   – Что случилось, Лаура?

   – Ох, доктор Балфур, – заговорила она, заикаясь, – мистеру Лейтвейту плохо, похоже на сердечный приступ…

   – Где? Он все еще в библиотеке?

   – Да, сэр.

   – Вы звонили в «Скорую помощь»?

   Под градом его коротких вопросов женщина стала успокаиваться.

   – Минуты три назад. Мистер Лейтвейт, по-моему, сам знает, что делать. Он чем-то попрыскал себе под язык. Мы не смогли разыскать миссис Лейтвейт.

   Лицо Хью помрачнело.

   – Не беспокойтесь об этом. Миссис Лейтвейт сейчас будет здесь.

   Он не стал ждать ответа, а быстро зашагал к двери. Эми испуганно последовала за ним.

   В библиотеке особой суеты не наблюдалось. Ричард сидел в кресле. Он был бледен, руки прижаты к груди. Он тяжело, сосредоточенно дышал.

   Эми потихоньку подошла.

   – Что-нибудь сделать для вас?

   Ричард, стараясь показать, что заметил ее присутствие, слабо улыбнулся, и по лицу его пробежала гримаса боли.

   Хью тронул Эми за локоть:

   – Надо посмотреть, стоит ли кто-нибудь у ворот, куда подъедет «скорая». Может, сходишь и проверишь? Надо открыть ворота, чтобы машина проехала прямо к дому. И еще пусть кто-нибудь встанет у парадных дверей и проводит врачей в библиотеку.

   Эми кивнула и быстро вышла в коридор. Она совсем не знала этот дом, но повсюду стояли встревоженные слуги. Ни один из них не подумал о том, чтобы выйти наружу и ждать «скорую» там. Эми передала им просьбу Хью и с радостью смотрела, как они с готовностью побежали ее выполнять.

   Тут подоспела и Соня. На лице рыжеволосой красотки не было ни тени беспокойства – скорее, раздражение. Эми почувствовала, что ее презрение к этой женщине стало еще сильнее.

   – Он все еще в библиотеке? – спросила Соня.

   Эми кивнула:

   – С Хью.

   – Как трогательно. Соня повернулась и пошла к библиотеке.

   Эми вошла следом за ней. Преображение, случившееся с Соней, произошло просто как по мановению волшебной палочки. Она вся была любовь и сострадание. Ее красные ногти скользили по седым волосам мужа, а голос воркующе говорил:

   – «Скорая» сейчас будет здесь, дорогой.

   Эми так и подмывало отцепить эти хищные красные ногти от своего крестного, ее душила желчь при взгляде на отвратительную пародию заботы, которую разыгрывала Соня. Она отвернулась и стала смотреть на Хью, ожидая увидеть его гнев. Лицо его было суровым, губы сжаты в ниточку, но он спокойно встал и уступил место Соне.

   Эми захотелось накричать на него, пусть он вмешается! Почти неуловимым кивком Хью призвал ее к молчанию, и Эми подошла и встала рядом с ним.


   Эми, прислонившись к стене, рассеянно слушала, как врачи спокойными голосами задают вопросы. Соня суетилась тут же, заламывая руки, но все, что требовалось по-настоящему, делал Хью. Он отвечал, он придерживал дверь, пока Ричарда выносили наружу с кислородной маской на лице.

   Эми старалась не путаться под ногами и лишь следила за Хью, который стал намного более спокоен с прибытием «скорой». Когда все ушли, она села на пол и стала ждать его.

   – Ричарда увезли? – спросила она, когда он вернулся.

   – И Соня поехала с ним, – ответил Хью. – Ты держалась молодцом.

   – Что ты говоришь! Я ничего не делала.

   Хью, улыбаясь, поднял ее с пола.

   – Ты делала то, о чем я тебя просил, в отличие от некоторых. А теперь ты готова к остальному?

   – К чему?

   – Надо продолжать вечеринку. – Хью посмотрел на свои часы. – Примерно через час будет фейерверк, а потом следует позаботиться о гостях, которые останутся здесь на ночь.

   – Неужели они не уедут, зная, что тут такое случилось?

   – Вряд ли. – Хью взял свой пиджак. – Уже поздно, а многие приехали издалека. У Ричарда полно слуг, чтобы опекать всех. А нам остается лишь проследить, чтобы все было в порядке и никто не пожалел, что остался. О, Лаура, – окликнул он появившуюся в дверях женщину в черном платье. – Мы с Эми остаемся за хозяев. Приготовишь для нас комнату?

   – Конечно, доктор Балфур. Мистер Лейтвейт… – она расстроенно махнула рукой.

   Хью обнял Эми за плечи.

   – Врачи, с которыми я поговорил, уверены, что все обойдется.

   – Слава богу, – произнесла Лаура с принужденной улыбкой.

   – А теперь позволь мне представить тебе Амелию Митчел, крестницу Ричарда. – Хью бросил взгляд на Эми. – А это Лаура Брандл, домоправительница.

   Эми улыбнулась.

   – Очень приятно познакомиться.

   Домоправительница качнула головой.

   – Я помещу вас с доктором Балфуром в той же комнате, где он останавливался в прошлый раз.

   Эми хотела было возразить, но Хью упредил ее, сказав:

   – Замечательно.

   У Эми затуманилось в голове. В одной комнате. Вместе. Она очень ясно слышала, как домоправительница Ричарда сообщила, что поместит их в одной комнате.

   Понятно было, что надо протестовать, сказать ему, что это невозможно, что он слишком многое о себе возомнил, раз она позволила ему поцеловать себя. Но…

   Руки Хью крепко обнимали ее, пальцы лежали на обнаженных плечах. Он решил переспать с ней ради удовольствия, она уверена в этом. Он не любит ее. Уж, во всяком случае, не так, как она его. Не той сумасшедшей, всепоглощающей любовью. Нет, она ему нравится, конечно, но это все.

   Она не станет себя обманывать, будто здесь есть что-то большее.

   И в самом деле, что потом?

   Как только домоправительница закрыла дверь библиотеки, Эми вывернулась из рук Хью.

   – Может, я просто вызову такси и поеду домой, а с остальным ты сам справишься? Я же здесь никого не знаю.

   Хью вздохнул и устало потер глаза рукой.

   – Ночью Соня может вернуться домой, и если тебя не будет, я окажусь в идиотском положении.

   – А вот это вряд ли. После того, что мы видели у бассейна…

   – Ты Соню не знаешь. Она зла на меня и постарается отомстить. Поскольку я остаюсь тут на ночь, то и ты должна быть со мной. – Он направился к выходу.

   Эми застыла на месте, разрываясь между желанием остаться и сознанием того, что этого делать не нужно. Надо сказать Хью, что это невозможно. В дверях он обернулся, уголки его губ вздернулись в улыбке, но улыбка почему-то не коснулась глаз.

   – В общем, мы спим в одной комнате.

   Эми судорожно сглотнула.

   – Просто в одной комнате?

   Поняв, что она имеет в виду, Хью вернулся обратно и взял ее за руку.

   – Просто в одной. Можешь разделить кровать подушками, если тебе так будет спокойнее.

   – А мне надеть нечего, – прошептала Эми, желая намекнуть, что это тоже еще одно препятствие, и смешалась, поняв, как смешно это звучит. Разобраться бы, чего она боится: того, что придется ночевать с ним в одной комнате, или что он вовсе и не хочет спать с ней вместе?

   А вдруг только на нее подействовал с такой силой их поцелуй? Вдруг она ошибалась, решив, что его влечет к ней? Нет, ей и в голову не приходило, что это может длиться долго, но все равно она надеялась…

   – Пошли, Эми, – сказал Хью, после того как долго смотрел на ее лицо. – Не все так плохо. Расстраиваться будешь потом.

   Конечно, ему легко так говорить, а для нее не расстраиваться… разве это возможно? Он просто не знает, о чем говорит.

   – Наверное, надо показаться гостям, – заметил Хью. – Не знаю, многие ли обратили внимание на приезд «скорой помощи».

   Идя по террасе, Эми обратила внимание на то, что никогда еще не видела Хью таким усталым. Дважды ей показалось, что он хочет сказать ей что-то, но оба раза передумывал. Вполне возможно, ничего важного он говорить и не собирался, но все же… Эми казалось, что Хью хотел довериться ей в чем-то – и решил, что не надо.


Глава девятая

   Хью с такой силой захлопнул дверь спальни, что от стен отдалось эхо. Эми нервно подскочила.

   – Ты звонил в больницу? Есть новости?

   – Сказали, положение Ричарда стабильное, – ответил Хью с натянутой улыбкой. – Часа через два Соня вернется домой.

   – Ох! – Это было все, что смогла произнести Эми.

   – Всех разместили по комнатам, так что до утра мы можем быть спокойны. – Он сел на край кровати и стал разуваться. – Давай спать.

   Эми растерянно стояла посередине комнаты, теребя шелковую оборку платья.

   – Как ты думаешь, в чем я буду спать?

   Он поднял голову:

   – Придется обойтись тем, что есть. В конце концов, всего на одну ночь. Даже если бы я вознамерился изнасиловать тебя, Эми, у меня бы сегодня сил не хватило, так что ложись и спи.

   Эми чувствовала себя глупо. Ну что она делает? Ведет себя, как пугливая школьница. Хью повесил смокинг на спинку стула и расстегивал рубашку. Как интересно! Эми и вообразить себе не могла, что будет в спальне Хью смотреть, как он раздевается. Это показалось ей ужасно интимным. Она сто раз видела Хью в плавках, но теперь все выглядело иначе. Это было так сексуально!

   Вполне возможно, что он в самом деле слишком устал для чего-то такого, но вот она, хотя глаза и слипаются от усталости, так себя не чувствует. И ей ничего не стоит представить себе, как она обнимает его за шею, потом проводит пальцами по его мускулистой груди, по коротким кучерявым волоскам. Эми закрыла глаза, прогоняя видение.

   – Я устал как собака. Что за вечер выдался!

   Эми открыла глаза как раз в тот момент, когда он снимал трусы. Она нервно облизала губы и отвела глаза. Они просто спят в одной комнате. И больше ничего. Кровать широкая. Хью наверняка заснет, как только коснется головой подушки.

   А вот она нет…

   Чувства просто разрывали ее. Чего она хочет? И чего не хочет? Чего хочет он? Эми бросила безнадежный взгляд в окно. Чего он не хочет?

   Она села на другой край кровати и стала расстегивать босоножки. Зря она мучается. Они просто спят в одной комнате, и все. Он спит, и ей тоже пора спать.

   А что, если она заговорит во сне? Что, если скажет про свою любовь? Что, если возьмет да и повернется во сне к нему, подсознательно стараясь быть поближе к любимому? Эми медленно сбросила босоножки.

   А Хью даже не знает, что под платьем на ней почти ничего нет. Ее трусики – просто тоненькая полоска кружев, и ничего больше. Как она ляжет рядом с ним в таком виде?

   Если только…

   – У меня идея… – начала Эми.

   – Если имеется в виду, что мне придется спать в ванне, – перебил Хью, – то говорю заранее – не пойду.

   Несмотря на свое смятенное состояние, Эми не удержалась от улыбки.

   – Да нет, не все так плохо. Посмотри. – Она показала на нижнюю простыню. – Я могу спать прямо на матрасе, а ты поверх нее. Тогда у каждого будет свое покрывало.

   – Ты серьезно?

   – Абсолютно. Просто у меня нет ночной рубашки.

   – Это так важно?

   – Для меня – да.

   – Хорошо. – Хью дернул свой конец одеяла и лег, заложив руки за голову и глядя в потолок.

   – Хью!

   – Что еще?

   Эми уставилась на него с возмущением.

   – Как я, интересно, лягу, если ты смотришь?

   – Я закрою глаза.

   – Нет, отвернись.

   – Отвернуться? – со смешком переспросил Хью.

   – Что тут смешного?

   – Я просто подумал, как сильно вы различаетесь с Соней. Для одной мысль о том, что придется спать в одной постели со мной, страшнее смерти, а другая… Ладно, проехали.

   Эми подняла край накрывавшей матрас простыни.

   – Повернись на другой бок.

   Хью послушно повернулся лицом к окну. Вскоре он услышал шелест падающего на пол платья. Он лежал, устремив взгляд в окно и гадая по звукам, что Эми сейчас делает. Он услышал ее мягкие шаги по полу и тихий скрип, когда она легла.

   – Теперь можешь повернуться.

   Он повернулся. Она лежала, закутавшись в одеяло до самого подбородка. Глаза на лице, несшем следы не до конца стертого макияжа, пугливо смотрели на него. Хью улыбнулся, стараясь подбодрить и ее, и себя.

   – Надо выключить свет, тут над кроватью нет выключателя.

   Хью осмотрелся. Действительно, нет. Со вздохом он встал и пошел к двери. Щелчок – и комната погрузилась в темноту. Идя обратно, он на что-то наткнулся и вскрикнул он боли.

   – Что случилось?

   – Ничего. Просто ударился обо что-то твердое.

   Эми задвигалась, Хью в отчаянии запустил пальцы в волосы. «Нет, это просто невозможно».

   Постепенно глаза привыкли к темноте. Ложась рядом с Эми, он чувствовал ее напряжение. Она неподвижно лежала на спине, теребя пальцами разделявшую их простыню.

   – Смешно, правда? – спросила она с улыбкой.

   – Не очень… – Еще никогда Хью не оказывался в таком положении. Никогда не лежал рядом с полураздетой женщиной, будучи не в состоянии протянуть руку и дотронуться до нее в любой момент, как только захочется. И никогда прежде он не лежал рядом с женщиной, к которой ему так сильно хотелось прикоснуться.

   Они так долго лежали в молчании, что Хью подумалось: уж не уснула ли она?

   – Эми!

   – Ммм?

   – Ничего. Просто хотел знать, спишь или нет.

   – Нет.

   В сумраке спальни ему было видно ее лицо. С широко расставленными глазами и чувственными губами, оно казалось таким прекрасным, таким беззащитным. Он лежал в одной постели с Амелией Митчел, сестрой Сэба. Под тонкой простыней и одеялом она была почти голая, и это возбуждало его необычайно.

   – Интересно, что напридумывает Сэб, когда узнает, что мы спали в одной комнате?

   – Это все ты. Я прекрасно могла вызвать такси.

   Хью протянул руку и медленно отвел волосы с ее лица.

   – Ночью это не так просто. – Он как бы нечаянно провел пальцами по ее лбу. Медленно. Легко. – Что заставляет женщину вести себя подобно Соне, как ты думаешь?

   Эми не сразу нашла ответ, ей было трудно о чем-то думать, кроме того, что они рядом и от этого все ее тело охвачено истомой. Она тихо лежала, окутанная темнотой.

   – Что заставляет человека, – продолжал он, – прятаться от правды, как это делает Ричард? – В его голосе звучала горечь.

   – Я не знаю. Почему мой отец так обращался с мамой? А твой отец… почему он был зол на тебя? Люди делают неправильный выбор, наверное, все из-за этого. Если бы они больше думали, такого не происходило бы.

   Рука Хью покоилась на лбу Эми.

   – Я знаю, почему отец ненавидел меня.

   – Правда? – Эми приподнялась на локте, и блестящие волосы упали ей на лицо. – И почему же?

   Хью никому об этом не говорил с тех самых пор, как мать открыла ему тайну. Может быть, он тогда уже и сам догадывался, поэтому для него это не стало тем потрясением, каким могло бы стать, будь все иначе. Возможно, он даже был рад.

   – Потому что я не его сын.

   – Не его?..

   – Да, не его сын. – Он заметил маленькую морщинку у нее на лбу и разгладил ее пальцем.

   – И ты… ты точно это знаешь? Тебе мама сказала?

   – Когда он умер. Я всегда чувствовал, что он ненавидит меня.

   – Но тогда кто?.. И как вышло, что?..

   Хью улыбнулся:

   – Думаю, обыкновенно.

   – Да, но… – Эми снова опустилась на подушку. Мать Хью. Немыслимо! Об этой женщине никогда бы никто не подумал ничего сомнительного. Она была добропорядочной женой от природы, если можно так сказать. Ее ничто не интересовало, кроме собственного дома, сада и сына. – Тебе было десять, когда твой отец умер, да? Она тогда тебе сказала? И зачем?

   – Я попросил ее.

   Эми задвигала губами, пытаясь сформулировать вопрос, который вертелся на языке. Если бы с ней самой такое случилось, ей показалось бы, что весь мир обрушился.

   – И что ты почувствовал?

   – Облегчение. Так и должно было случиться. Я к нему ничего не испытывал, кроме неприязни, и он ко мне тоже. Только позже, когда я повзрослел и научился думать по-настоящему, стало тяжеловато.

   Эми неотрывно смотрела в его голубые глаза, светившиеся в темноте.

   – А как все это произошло, ты знаешь?

   – Знаю только то, что она мне рассказала. Она встретила отца – будем называть его так, – когда ей было семнадцать, а в восемнадцать стала его женой. Он был старше ее на одиннадцать лет. – Хью вздохнул и перевернулся на спину. – Он обожал ее. Впрочем, мы оба знаем, как это бывает.

   Хью помолчал. Эми лежала, затаив дыхание.

   – Продолжай, – попросила она.

   – Он хотели ребенка, но прошло семь лет, и они примирились с тем, что детей у них, очевидно, не будет. – Хью повернулся к ней. – Ничего, если я прижму тебя к себе? Ты не против?

   Против ли она? Да каждый нерв в ее теле рвался к нему.

   – Не против, – сказала Эми, ощущая, как он прижимает ее к себе и она чувствует биение его сердца под своими пальцами. Это было чудесно. То, что надо.

   – Папе предложили полугодовой контракт в Гонконге. Это случилось, когда мама уже встретила моего настоящего отца.

   – Кем он был?

   Хью немного помедлил, прежде чем ответить.

   – Она мне не сказала. Они оба почему-то решили, что я не должен этого знать.

   Быть ненавидимым человеком, которого он считал своим отцом. Как это несправедливо!

   – Но Балфур знал о твоем настоящем отце?

   – О, да. – Хью легко перебирал пальцами волосы Эми. – Все было прекрасным образом продумано. Мама уехала к родителям и пробыла там до моего рождения. Самым главным для всех было, чтобы не пошли сплетни. Никто ничего не подозревал. Когда отец вернулся из Гонконга, мы приехали домой и стали изображать счастливую семью.

   – Но почему она и сейчас тебе ничего не говорит?

   – Она и вспоминать об этом не желает. Считает, что это был несчастный период ее жизни, и предпочитает думать, что ничего подобного вообще не было. Мне кажется, она даже в это сама поверила.

   – Значит, ты не знаешь? – Хью молчал, и Эми повернулась, чтобы взглянуть ему в лицо. – Или знаешь?

   – Мне кажется, знаю, – ответил он.

   Эми села, прижав простыню к груди.

   – И кто?

   По выражению его лица она видела – он колеблется, сказать или нет.

   – Я думаю, Ричард, – наконец сказал он.

   – Да ты что!

   Хью пожал плечами:

   – Может, я ошибаюсь. Никто мне не говорил. Это только предположение.

   – Но…

   – Но похоже на правду. Нет, я просто уверен в этом. И еще мне кажется, что Соня это знает или по крайней мере подозревает.

   Незначительные мелочи стали складываться в голове Эми в нечто единое. Это походило на правду. Это было более чем правдоподобно.

   Но Ричард – отец Хью? Возможно ли такое?

   Эми нервно закусила губу. А Соня? Зачем она так стремится переспать с сыном своего мужа?

   – Если я не ошибаюсь, Соня хочет использовать меня как самое страшное оружие против Ричарда, – произнес Хью, отвечая на ее невысказанный вопрос. – В завещании Лейтвейта я фигурирую как его сын. Соня вышла за него ради денег и не хочет отдавать мне такой жирный куш.

   – Ты никогда не спрашивал его об этом?

   Эми почувствовала, как он качнул головой.

   Она хорошо понимала Хью даже без слов. Потому что они близки друг другу. Если Ричард скончается сегодня, у Хью даже не будет случая поговорить со своим отцом обо всем, что было. Если Ричард его отец.

   – Ты должен спросить его, – сказала она тихо. – Или свою мать. Того или другого. Ты должен спросить.

   Хью крепко прижал ее к себе и ласково поцеловал в макушку.

   – Давай спать, Эми.


   Эми проснулась первая. Теплая, тяжелая рука лежала поперек ее тела.

   Во сне она повернулась бы и разбудила его поцелуем. Сжала бы его лицо ладонями и прижалась губами к его губам. Посмотрела бы в его широко открывшиеся глаза, потемневшие от страсти. Он прижал бы ее к себе и сказал, что любит ее.

   Но это во сне.

   А наяву такого никогда не будет. Реальность совсем иная. Хью не любит ее, да и вообще, похоже, не способен любить. Он словно бы закрыл себя для любви. Логически она понимала, как он пришел к такому решению.

   Эми тихонько потрогала волоски у него на руке. Но он не прав. Это означает, что он обрекает себя на пожизненное одиночество.

   Люди будут появляться в его жизни и исчезать. Какое-то время он не будет замечать, что одинок. Он постоянно будет окружен друзьями, приятелями, уверенными, что хорошо знают его. И еще будут женщины, которые почтут за счастье спать с ним. Красивые женщины, чьими телами он будет наслаждаться. Но постепенно все это исчезнет, и в конце концов Хью останется один.

   Может быть, это вовсе и не беспокоит его? Ведь фактически он был одиноким всю жизнь. Понадобится по-настоящему сильная любовь, чтобы он отважился доверить кому-то все свои чувства и переживания. Доверился женщине.

   Но не похоже, что такое произойдет.

   Ночью она могла отдаться ему просто потому, что у нее не было сил сопротивляться. Теперь, в холодном свете дня, она поняла, какую огромную ошибку совершила бы. Если бы они ночью занялись любовью, это был бы просто секс, и больше ничего, и сейчас, утром, он пожалел бы об этом. В конце концов, она сестра его друга и ему не хочется обижать ее. Может быть, он уже жалеет и о том, что так много рассказал ей, приоткрыв душу.

   Не отрывая взгляда он спящего лица Хью, Эми сняла с себя его руку и осторожно отодвинулась к краю кровати. Он слегка пошевелился. На мгновение она остановилась и погладила щетину у него на подбородке.

   Хью пробормотал что-то во сне, и Эми быстро отдернула руку. Что она делает?! От холодного утреннего воздуха Эми вся покрылась гусиной кожей. Обхватив себя руками, она подняла валявшееся на полу вечернее платье и юркнула в ванную.

   Эми повернула кран и пустила воду в ванну, морщась от шума. Пора что-то решать. Она опустилась в горячую воду, и стало легче думать. Прежде всего, надо устроиться на работу. На любую работу. Потом что-то решить с жильем. Придется вернуться в коттедж. А что? Вполне разумная мысль.

   Самое же главное – надо порвать с Хью.

   – Эми! – послышалось из-за закрытой двери. – Ты давно встала?

   – Сейчас выйду, – ответила она.

   – Я пойду в ванную дальше по коридору.

   – Хорошо.

   Эми погрузилась поглубже в воду. Как странно. В этом доме можно жить вместе и не встречаться.

   Она быстро кончила мыться и вытерлась пушистым белым полотенцем. Волей-неволей пришлось снова надеть вечернее платье. Вчера оно выглядело элегантно, сегодня – нелепо.

   Все действительно выходило нескладно. Все не так, все плохо. Эми открыла дверь, приподняв подол, прошла к кровати и, присев, стала надевать босоножки.

   – Ты готова к завтраку? – спросил Хью, входя в спальню.

   Он был уже одет. Нет, это нечестно – так потрясающе выглядеть утром. Ворот рубашки на груди был распахнут, и Эми видела темные волоски. Эми отвернулась, заставив себя думать о другом. Она застегнула последнюю пряжку.

   – Ты утром звонил в больницу?

   – Звонил, только что. – Эми смотрела, как Хью проводит рукой по небритому подбородку, который она сама недавно трогала. – Ночь прошла спокойно.

   – Это хорошо.

   – Да.

   Разговор не складывался. Может, он жалел, что так много рассказал ей о себе? Для человека, который избегает душевной близости, он сообщил слишком много. Эми ужасно хотелось сказать ему, чтобы не жалел – ей можно доверять, она никогда не выдает чужие тайны. Слова крутились у нее на языке, но вместо этого она встала и поправила свое шелковое платье.

   – Соня встала?

   – Нет еще, – ответил Хью, придерживая открытую дверь. – Как только она уедет в больницу, я посажу тебя на такси.

   Эти слова резанули ее, точно ножом. Он мечтает от нее избавиться. Впрочем, удивляться тут нечему.

   – А ты? Ты скоро уедешь?

   – После того, как разъедутся все гости.

   – Я могла бы остаться…

   – В этом нет необходимости.

   – Ну да, конечно. – Эми взяла себя в руки. Она больше не нужна. Она ведь и сама решила порвать с ним. – Не терпится переодеться во что-нибудь подходящее. А то это платье совсем не подходит для… обычного дня.

   Она направилась к двери, но он задержал ее.

   – Эми.

   – Да?

   – Спасибо за вчерашний вечер.

   Эми обернулась, вымучив улыбку.

   – Ну конечно, теперь все всё видели…

   В его глазах как будто вновь появились озорные искорки.

   – Твоей репутации конец. Одна из девиц Хью… Я ни одной живой душе не говорил то, что сказал тебе. Спасибо, что выслушала. Я рад, что ты была здесь.

   От подступивших слез пекло глаза. Не удержавшись, Эми протянула руку и погладила лицо Хью. Щетинки царапнули ладонь.

   – Пожалуйста.

   Сообразив внезапно, что она делает, она резко отдернула руку.

   – Спасибо, что поговорила со мной.

   Эми смущенно отвернулась.

   – Все, небось, еще спят, – будничным тоном сказал Хью.

   – Пусть спят.

   Эми закусила губу. Ну что за глупости она несет? Надо вести себя как прежде – до того, как она поняла, что ведет битву, в которой обречена на поражение. До того как поняла, что любит его.

   – О, моя сумочка! – Эми отвернулась, чтобы взять со стула у кровати свою маленькую вечернюю сумочку. – Может, пойдем вниз? Лучше, если мы будем там, когда все начнут спускаться.

   – Хорошо, – согласился Хью.

   Столовая располагалась слева от кухни и выходила окнами на широкую террасу. Это была приятная комната, несмотря на несколько портившие ее вычурные портьеры. Сонин след, насмешливо подумала Эми.

   – Лаура накроет здесь, – сказал Хью, открывая окно. – Наверное, уже достаточно тепло, чтобы позавтракать на свежем воздухе. Как ты думаешь?

   Эми посмотрела на кованый стол и стулья, над которыми нависали ветви векового дуба, но ничего не успела сказать. Прямо на ее глазах выражение лица Хью изменилось. Что-то случилось? – хотела она спросить, но не успела и этого.

   – Вы на удивление рано. – Хью повернулся к стоявшей в дверях Соне. – Как странно, я и понятия не имел, что к завтраку надо одеваться особо.

   Прекрасное лицо Сони, обрамленное мягкими локонами, было искусно подкрашено. Вежливость требовала от Эми заметить, что она прекрасно выглядит, но слова застряли в горле. Ее занимало совсем иное – прав ли Хью, считая, что он сын Ричарда.

   Ее передернуло при воспоминании о тряпках Сони на рабочем столе Хью. Неужели она так жестока?

   – Я звонил в больницу, – сказал Хью.

   Соня дернула обнаженным плечиком и взяла фруктовый салат с бокового стола.

   – В случае чего они бы сами позвонили.

   – Ночь он провел спокойно, – холодно продолжал Хью. – Я им сказал, что ты сейчас же приедешь.

   Глаза Сони вспыхнули. Эми была потрясена – столько читалось в них злобы.

   – А как же! – Соня обогнула Хью и спокойно села.

   В открытые окна врывался запах роз, но здесь, на террасе, воздух был пронизан враждебностью.

   Эми подошла к столу и взяла стакан апельсинового сока.

   – Вы, наверное, очень беспокоитесь, – сказала она тихо, проходя мимо Сони.

   – Переживу.

   Эми обернулась как раз в тот момент, когда Соня ела ложкой ананас. Ее поведение было непонятным. Хью с угрюмой миной сел напротив Сони.

   – Он болен и стар. Если вы что-то выкинете…

   – То что? – с вызовом спросила она, кладя ложку. – Он тебе ни за что не поверит, Хью. Говори ему, что хочешь.

   Хью наклонился вперед, глаза его светились бешенством, но голос прозвучал спокойно и размеренно:

   – Ты, наверное, удивишься…

   – Хью, – вмешалась Эми. Кто-то шел, надо было заставить его замолчать.

   Хью понял ее взгляд. В дверях появились полковник Льюис и его супруга.

   – Доброе утро.

   Взгляд полковника, скользнув мимо Хью, остановился на Соне.

   – Соня, моя дорогая, как он?

   Глаза на только что румяном лице Сони каким-то чудом вдруг наполнились слезами.

   – У него все хорошо, но я должна поехать в больницу. Уверена, вы меня поймете.

   Эми не верила своим глазам. Зрелище было достойно «Оскара». Она посмотрела на Хью. Тот сидел не шелохнувшись, с каменным лицом. Впрочем, иного он, наверное, и не ожидал.

   – Хью и Эми позаботятся о вас. А я должна быть со своим мужем, – добавила Соня и быстрым шагом вышла из комнаты.

   – Бедная девочка, – сказала миссис Льюис, провожая ее взглядом. – Такое горе. Но Ричард поправится, как вы думаете?

   – Так нам сказали.

   – Он ваш крестный? – повернулась гостья к Эми.

   – Он друг моих родителей. Пожалуйста, угощайтесь, – перевела Эми разговор на другое, делая приглашающий жест рукой.

   Следующие полчаса были заняты хлопотами с гостями Ричарда. У Эми не было ни минуты, чтобы подумать. Все очень беспокоились за Лейтвейта и, поев, не задерживались.

   Эми как-то не обратила внимания на то, что Хью куда-то уходил, пока он не подошел к ней и не прошептал на ухо:

   – Я заказал для тебя такси. Будет через полчаса.

   – А Соня…

   – Она уже уехала в своей спортивной машине. Поедет ли она прямо в больницу или еще куда, не знаю.

   Эми обвела взглядом последних гостей.

   – Я могу остаться, если нужно.

   Он начал качать головой еще до того, как она договорила.

   – Поезжай домой. Как только будет что-то новое, я сразу тебе позвоню.

   – Я подожду машину у входа.

   Хью мельком кивнул и переключил свое внимание на Рэдвел-Петерсонов, которые о чем-то его спрашивали. Эми взяла с бокового стола свою сумочку, автоматически проверила ключ и, повернувшись, попрощалась. Хью не обернулся. Он продолжал разговор об ирригации.

   Идти было физически больно. Ее так волновало все, что произошло здесь, а для Хью она была всего лишь еще одной гостьей, которую надо спровадить.

   Просторный холл был совершенно пуст. Эми стояла у входной двери, высматривая такси. Вот машина показалась в конце подъездной дороги, и она пошла ей навстречу, оглядываясь, не выйдет ли Хью. Никого. Он занят, а они уже распрощались. Ничего не остается, как уехать.


   День тянулся и тянулся. Каждые несколько минут Эми смотрела на часы. Свой ланч она съела в полном одиночестве. Новостей не было. Телефон молчал.

   Эми рассеянно взяла из вазы яблоко и съела почти половину, когда вдруг поняла, что совершенно не голодна, и сердито швырнула огрызок в мусорную корзину.

   Еще раз она бросила взгляд на часы, когда варила кофе. Минутная стрелка словно застыла на месте и не двигалась. Ну хоть позвонил бы!

   Но стоявший на столе серебряный аппарат молчал, насмешливо подмигивая ей. Эми принесла кофе в библиотеку и стала листать газеты в поисках кроссворда. Желание позвонить Хью было почти непреодолимым, но она держалась. Если ему захочется поговорить с ней, он позвонит, все очень просто. Может, ему нечего ей сказать?

   Она вернулась к кроссворду, но скоро обнаружила, что подчеркивает слова, не пытаясь их разгадать. Отшвырнув газету, Эми закрыла глаза и позволила владевшим ею чувствам свободно вылиться слезами. Она плакала, сама не зная из-за чего. Все было хуже некуда.

   Прошел обед. Голова у Эми разболелась, в висках стучало, глаза словно кололо иголками. А от Хью ни весточки. Эми подтянула к себе диванную подушку, положила на нее голову и закрыла глаза, стараясь утишить боль.

   Проснулась она оттого, что кто-то ходил по кухне. Эми вскочила.

   – Хью?

   – Нет, дорогая, – послышался голос его матери. – Ты так хорошо спала, что я решила тебя не будить. Хочешь чаю? – Вопрос прозвучал так неожиданно, что Эми засмеялась. Она села, опершись локтем о подушку.

   – С удовольствием, – сказала она. – От Хью что-нибудь было?

   – С самого утра ничего, – ответила Мойра, неторопливо наливая кипяток в заварной чайник.

   У Эми упало сердце. Значит, утром он матери позвонил. Из больницы? И что он ей сказал?

   – Хью до сих пор не разжился приличными чашками, – сказала Мойра, доставая из сумки чайное ситечко. – Будем пить из кружек.

   – Я не знала, что у него такой хороший чай.

   – Чай я всегда привожу с собой. Его отец терпеть не мог заварку в пакетиках.

   Эми захотелось сказать, что муж Мойры вовсе не был отцом Хью, разбить маску благопристойности, которую носила не снимая миссис Балфур. Но у нее нет такого права. Что бы сказал на это Хью?

   Мойра разлила чай по кружкам.

   – Печенье?

   – Нет, спасибо.

   – Ты выглядишь изможденной, – заметила Мойра, протягивая Эми чай.

   Девушка приняла кружку, пробормотав слова благодарности. За все то время, пока она сидела в уютной кухне и слушала Мойру, она не поняла ни слова.

   – Я действительно устала. Все было так ужасно. Хью рассказал вам о Ричарде? – спросила она, внимательно глядя на Мойру.

   – Когда я в последний раз видела Лейтвейта, мне показалось, он не очень хорошо выглядел.

   Если Хью и в самом деле сын Ричарда, по тому, как хладнокровно держится Мойра, это и в голову не придет.

   – Его, по-моему, давно ангина мучает. – Эми отхлебнула чай, не сводя глаз с миссис Балфур.

   – Уже несколько лет, – подтвердила Мойра. – Лучше расскажи мне, как с тобой обращался Хью.

   Эми без возражений позволила разговору уйти от Ричарда Лейтвейта. По правде говоря, она была рада компании. Они обсудили, как Эми оказалась в «Харпер-Лейтвейт», о том, чем она собирается заняться после того, как Барбара вернется в офис, понравилось ли Эми работать с Хью и как она думает – женится ли Хью на Каланте.

   Они поели и стали играть в скрэббл, которую Эми закончила победой почти в полночь. Мойра откинулась на стуле, держа на коленях мешочек с буквами.

   – Вряд ли ты победила бы так легко, если бы не вставила в третий ряд слово «актер».

   – Да, – согласилась Эми с легкой улыбкой. Она побеждала Мойру в этой игре, когда ей было еще восемнадцать лет. Первое лето маминой болезни было очень тяжелым, и Мойра была все время рядом, поддерживала, подставляла плечо, когда хотелось поплакать, пекла настоящие домашние пироги. Позже, когда маме стало совсем плохо, именно Мойра сидела с ней, отпуская Эми на часок-другой.

   Такого нельзя забывать. Эми почувствовала, как ее заливает волна нежности.

   – Я пойду спать. Если что-то станет известно, разбудите?

   – Думаю, Хью пора бы уже позвонить, – сказала Мойра. – Он должен знать… – Ее оборвал скрежет ключа во входной двери. – Наконец!

   Эми смотрела на входящего Хью. Лицо у него было серое. В один миг она вскочила с кресла.

   – Что? Скажи мне!

   – С Ричардом все хорошо. По крайней мере… – он прочесал пальцами волосы, – непосредственная опасность миновала. Понадобится шунтирование. Он, конечно, был против, но больше ему не удастся отвертеться. – Хью сел и вытянул ноги. – Какой длинный день.

   Эми промолчала. Ей самой день показался бесконечным. Хью не стал объяснять, почему не звонил, и не удивился, застав у себя мать. Эми смотрела то на мать, то на сына и не знала, что делать.

   – Может, принести выпить?

   – Бренди, и побольше.

   – А вам, Мойра?

   – У тебя найдется сладкое шерри, Хью?

   Он покачал головой.

   – Сомневаюсь.

   – Тогда рюмочку вина.

   Эми вышла в кухню и остановилась на мгновение, прислонившись головой к шкафчику. Потом глубоко вдохнула и выдохнула, выпрямилась и открыла шкаф, в котором держали напитки. Бренди нашлось сразу, она вытащила бутылку и обнаружила за ней бутылку шерри, бог знает, как долго стоявшую там. Наполнив стаканы, она пошла в гостиную.

   Хью не пошевелился. Сидит ли он с закрытыми глазами, потому что устал, или просто не хочет видеть мать? Мойра паковала скрэббл, собирая буквы и складывая их в черные мешочки.

   – С вашего позволения, я пойду спать. Теперь, когда я знаю, что Ричарду лучше…

   Мойра приняла стакан с шерри.

   – Все-таки нашла. Вот хорошо.

   Эми протянула Хью бренди. Ей хотелось о стольком расспросить его, но нет, не сейчас.

   – Спокойной ночи, – сказала она.

   Хью открыл глаза.

   – Спокойной ночи.

   И больше ни слова. Эми развернулась и пошла к двери, чувствуя спиной его взгляд.


Глава десятая

   – Хью уже уехал, – сказала Мойра, когда Эми вышла к завтраку. – Сказал, постарается быть в офисе после обеда

   По крайней мере на сегодня все ясно, такой день, как вчерашний, она бы больше не пережила, подумала Эми, наливая себе кофе.

   – Когда он уехал? – спросила она как можно спокойнее.

   – И десяти минут не прошло. Хотел попасть пораньше в больницу.

   Ага. Наверное, понял, что она проснулась, и решил избежать разговора с ней.

   Глупая. Настоящая дура. Только ему и думать, что о ней, в таких обстоятельствах.

   – Я надеюсь, днем мы с ним где-нибудь увидимся. – Мойра срезала макушку вареного яйца. – Хью обещал позвонить, когда наметится улучшение.

   – Передайте от меня привет Ричарду.

   – Непременно.

   Эми глотнула кофе. И не подумаешь, что Мойра, как уверяет Хью, была когда-то любовницей Ричарда Лейтвейта. Да и не похожи они с Хью на мать и сына, которые могли когда-либо обсуждать то, кто его отец.

   Эми вдруг захотелось забыть все ненужные вопросы, копошащиеся у нее в голове. Ей стало неприятно сидеть напротив матери Хью и смотреть, как та методично намазывает масло на хлеб. Как жил все эти годы Хью, не зная того, что было для него так важно?

   Она взглянула на часы и подняла голову.

   – Мне, пожалуй, пора идти на работу.

   – А завтрак?

   – Перекушу по дороге. – Эми отставила свою почти полную кружку в сторону.


   Эми включила компьютер и стала читать пришедшую за ночь почту, одновременно сортируя газеты на столе. Странно было здесь сидеть без Хью. Она провела рукой по спинке его пустого кресла.

   Послышался шум открываемой двери в приемной, Эми подскочила от неожиданности. Это не может быть Хью. Он бы просто не успел навестить Ричарда и поспеть сюда. Соня? Но ей-то что здесь нужно?

   Эми открыла дверь и увидела Барбару Шелтон, склонившуюся над клавиатурой.

   – Привет. – Личная секретарша Хью подняла голову. – Извини, если испугала. Мне вчера позвонил помощник Ричарда Лейтвейта, сообщил, что произошло, и приказал немедленно садиться в самолет и лететь обратно. – Барбара кончила писать что-то в блокноте. – Сказать по правде, я даже обрадовалась. Четверо женщин на одной кухне – это уж слишком.

   – Я положила газеты Хью ему на стол. Он будет позже.

   – Чудесно. – Барбара задержала руку на «мышке» и открыла одно из писем. – Это послания от мисс Рейнфорд-Смит.

   – Правда? – Эми подошла к Барбаре.

   – Целых два. Одно пришло вечером в пятницу. – Она пробежала глазами письмо. – Прибывает в Хитроу в восемнадцать часов и назначает Хью встречу на вечер.

   У Эми упало сердце. Каланта возвращается.

   Эми отвернулась, чтобы Барбара не заметила, как подействовало на нее сообщение. Она чувствовала себя так, словно ее отовсюду изгоняют – с работы, из самой жизни. Хотелось закричать, что она еще не готова уйти от Хью. У нее же оставалось еще несколько дней!

   Но пришло время уходить.

   Эта мысли вихрем крутились в голове. Было мучительно больно.

   Но от этого ничто не изменится. И Хью ни в чем не виноват. Остается только убеждать саму себя, что она его не любит, да только не получается. И то, что он ни о чем не подозревает, – слабое утешение.

   – Я все записала на отдельный диск, – сказала Эми, с трудом узнавая свой собственный голос. – Он вон в той коробке.

   Оставаться дольше не имело смысла. Когда Хью вернется, ее уже не должно быть здесь.

   Барбара открыла коробку и достала диск. В этот момент зазвонил телефон.

   – Ты ответишь?

   – «Харпер-Лейтвейт». Офис доктора Балфура, – произнесла Эми в трубку.

   – Ты рано.

   Хью. Сердце, казалось, подпрыгнуло к самому горлу, так что стало трудно говорить.

   – Как он?

   – Много спит.

   Эми с такой силой сжала трубку, что побелели костяшки пальцев.

   – Ты говорил с ним, или он еще слишком слаб?

   – Много не поговоришь. – По голосу Хью Эми поняла, что с ним рядом кто-то находится. Может, Соня? – Только… теперь я знаю, что был прав в своих подозрениях.

   – О! – вырвалось у Эми. Значит, Ричард – отец Хью. Она бросила взгляд на Барбару. – Это уже хорошо, правда?

   – Он еще недостаточно силен, чтобы беседовать.

   – Нет, конечно, это я понимаю. – Оттого что она услышала голос Хью, ей хотелось плакать. Господи, как сильно она его любит! А теперь, зная, что Ричард его отец, он сможет по-новому распланировать свою жизнь. Как бы ей хотелось помогать ему!

   – У тебя было время проверить почту? – спросил он.

   – Д-да.

   – Было что-то, что мне нужно знать?

   Эми сглотнула слюну. Каланта. Он ждет известия от Каланты.

   Но Эми не в состоянии сказать это. Не сейчас.

   – Барбара вернулась. Она узнала о последних событиях и прервала свой отпуск. Передаю трубку ей.

   Эми отошла от стола и в растерянности остановилась, стараясь не слушать. Барбара рассказывала о семейном сборище, спрашивала о болезни Ричарда. Вот сейчас она сообщит о послании. Он узнает, что Каланта возвращается домой.

   Эми изобразила веселую улыбку и показала на дверь. Барбара посмотрела на нее и шепнула: «Кофе». Эми кивнула и скрылась за дверью.

   В маленькой кухоньке Эми включила кофеварку и дала волю слезам. Если она увидит их вместе Хью и Каланту, – то не выдержит. А если она исчезнет сейчас, Хью никогда не догадается о том, как сильно она любит его. Эми увидится с ним у его матери на Рождество и будет вести себя как обычно. Они и дальше останутся своего рода друзьями. Только она одна будет знать, чего ей это стоит.

   А со временем все забудется.


   – Надо было это сделать еще месяц назад, – сказал Сэб, протягивая Эми стакан с холодным оранжадом. – Не понимаю, как мы не додумались раньше.

   Эми додумалась. Она стояла и смотрела, как мужчина прибивает к ее старому дому табличку «Продается». Столько воспоминаний, собранных в одном месте – и скоро всему конец.

   Она обернулась на брата, стоявшего, прислонившись к кирпичной стене.

   – Просто не верится, что мы это делаем.

   Сэб улыбнулся.

   – Жалко?

   – Очень. А тебе?

   Он скривился.

   – Ну, он никогда не был для меня домом, как для тебя. А вообще-то самое подходящее время для продажи. Ни один из нас не планировал жить здесь следующие несколько месяцев.

   – Да. – Эми отпила оранжада.

   – Да и Люк не собирается сюда возвращаться.

   Эми с улыбкой посмотрела на брата.

   – Не беспокойся, я не передумаю. – Она расправила складки на мягких льняных брюках. Дальше ее жизнь пойдет в Лондоне. Новый облик, новая работа, новая квартира. Эми подняла голову и поймала взгляд Сэба. – Что?

   – Я тебе говорил, что Хью снова звонил?

   – Нет.

   – А ты ему так и не позвонила. Что у вас там происходит?

   Эми приникла к стакану.

   – Ничего не происходит. Я была занята, вот и все. Как-нибудь позвоню.

   – Ну, если так… Неси свой оранжад в дом, будем паковаться. Начнем с маминых вещей.

   Эми вздохнула. Несколько раз она старалась собраться с духом и поговорить с Хью. Но попозже. А пока она не в форме. Хотелось спросить у брата, встречается ли по-прежнему Хью с Калантой, но она не отважилась. Если он ответит «да», это убьет ее.

   Рука об руку они пошли к старому коттеджу. От него шел запах нежилого, заколоченного помещения. Он никогда так не пах, пока была жива мама. Она любила цветы, и они стояли повсюду в старинных китайских вазах на широких подоконниках, и их аромат разносился далеко. Отсутствие этого аромата говорило Эми яснее, чем что-либо еще, о том, что то время кончилось. Пора уезжать.

   Последние несколько лет она находила десятки оправданий, только чтобы не избавляться от маминых вещей. Даже ее платья по-прежнему висели в шкафу. А что делать с ее любимым китайским фарфором? Сэб предложил устроить аукцион, но эта идея почему-то вызвала у Эми чувство стыда.

   – Ничего, если ты начнешь пока сама? – спросил Сэб. – У меня в гараже коробки, которые мы привезли на прошлой неделе, пойду принесу. Заодно могу оттащить на свалку старый велосипед.

   – Хорошо. Я начну с бельевого шкафа.

   Не оглядываясь, она пошла вверх по ступенькам крыльца. Выбора не осталось, и что-то надо было делать.

   Как будто я ухожу от Хью, шепнуло ее сердце. Нет, все правильно, но только боль от этого превосходила все, что ей доводилось переживать в жизни.

   Эми вздохнула и открыла дверцы маминого викторианского шкафа. Полки были заполнены аккуратно сложенными джемперами, блузками и брюками. Все в том порядке, как их оставила мать. Вещи были переложены лавандовыми саше, и до сих пор слабо ощущался их аромат. Это так живо напоминало о маме, что на глаза Эми накатились слезы.

   Она не хотела плакать, она пообещала себе, что слез не будет.

   Со стороны лестницы послышались шаги. Эми прикрыла рукой глаза.

   – Не знаю, как я справлюсь со всем этим, Сэб, – сказала она, не оборачиваясь.

   – Это и неудивительно, – отозвался голос, не принадлежавший ее брату.

   – Хью! – вскрикнула, резко повернувшись, Эми. И на какое-то мгновение все остановилось, застыло. Эми не осмеливалась даже вздохнуть. – Как ты тут оказался?

   Хью, не отвечая, прошел, нагнувшись, под низким дверным косяком, и остановился около Эми.

   – Тебе помочь?

   Сердце ее неистово билось. Они не виделись уже почти две недели. Он выглядел усталым, под глазами залегли темные тени.

   – Как Ричард?

   – Поправляется.

   Эми закусила губу.

   – Слава богу.

   Хью подошел ближе.

   – Опустошаешь шкаф?

   – Да, собиралась. – Его вопрос подвиг ее к действиям. Она присела и вытащила кипу вещей с нижней полки. – Надо будет решить, что послать в благотворительный магазин. А коттедж мы решили продать.

   – Сэб говорил.

   – Не представляю, как мы снесем вниз этот огромный буфет. Лестница такая узкая. – Эми сложила белый кардиган и положила на горку вещей, предназначенных для благотворительной распродажи. – Придется, наверное, вынимать окно или еще что-то придумать. Это Сэб доложил тебе?

   – Вчера, когда я позвонил ему, он сказал, что ты будешь здесь.

   Эми на минуту замешкалась, потом взяла вторую стопку вещей.

   – Он сообщил тебе, что я нашла работу?

   – И жилье тоже.

   – Сэб дал мне в долг. Наверное, не хочет, чтобы я спала на его диване. – Эми понимала, что преувеличивает, но ее понесло. – Мы снимаем квартиру вместе с еще тремя девушками, одна из них работает на студии.

   – Значит, у тебя все налаживается?

   Эми взяла очередную стопку и положила ее на кровать. Накатила усталость. Хотелось спросить про Ричарда и Каланту. А еще больше Эми хотелось удержать Хью. Она начала делить блузки на те, что пойдут в благотворительный магазин, и другие, на выброс. Хью протянул руку и накрыл ее ладонь.

   – Это обязательно делать сейчас?

   – Сэб… – нервно начала Эми. Он перебил ее:

   – Сэбу все равно. – Хью остановился и засунул руки в карманы джинсов. – Мне нужно поговорить с тобой.

   Эми внимательно взглянула на него. Выглядел он не как всегда – не такой уверенный, что ли.

   – Ты поговорил с Ричардом?

   – Да.

   – И?..

   Хью взял ее за руку.

   – Пойдем пройдемся.

   – У меня дел много, я… – Она обвела глазами заполненную вещами комнату матери.

   Хью притянул ее к себе.

   – Хочется куда-нибудь, где ничто тебя не будет отвлекать от того, что я скажу. Это… трудно объяснить.

   – Даже так? – Эми была в недоумении. Он собирается подробно рассказать ей о своем разговоре с Ричардом?

   – Ну пожалуйста, Эми, – проговорил Хью и потянул ее за собой.

   Эми ужасно боялась оставаться наедине с ним – не дай бог, обо всем догадается, но сопротивляться ему – это было сверх всяких сил.

   – Ладно, пойдем посидим в саду. Хочешь чего-нибудь выпить?

   Он мотнул головой.

   Эми спустилась по лестнице и через кухню вышла во двор. Он шел за ней, не говоря ни слова. Наконец Эми, не вытерпев, оглянулась и натолкнулась на его пристальный взгляд. Девушка залилась краской. Торопясь, она свернула за угол и пошла по лужайке к яблоневому саду.

   – Если коттедж не продастся быстро, мы, может быть, еще успеем собрать урожай, – заметила она, глядя на отягощенные плодами деревья. – Будет жаль, если пропадут.

   – Эми.

   – Мама варила из них чудесное варенье. Я думаю…

   – Почему ты не подождала, пока я вернусь? – спросил он мягко.

   Эми показалось, будто она сорвалась в пропасть. Что-то в его голосе пугало ее.

   – Это было ни к чему. Барбара вернулась, а меня, как ты знаешь, не привлекало место секретарши.

   – Почему?

   – Ты что, шутишь? – повернулась она к Хью с натянутой улыбкой. – Ты ужасный босс.

   – Могла бы подождать.

   Да, она могла бы подождать. Она бы так и сделала, если б не любила его как сумасшедшая. Эми наклонилась и подобрала прутик.

   – Я не хотела тебе мешать, – пробормотала она. – Ты так занят. Каланта вернулась.

   Его лицо приняло такое выражение, словно он подыскивает слова.

   – Ричард учился в одной сельской школе с моей мамой. Через несколько лет они снова встретились и между ними началось что-то вроде романа. Все было вполне невинно. Они были совсем юными. Но из их романа ничего не вышло. Семейство матери хотело для нее кого-нибудь побогаче. По крайней мере так говорит Ричард.

   Легкий ветерок овеял лицо Эми, бросив на щеку прядь волос. Она даже не заметила – смотрела на Хью, стараясь не упустить ни единой смены выражения на его лице, ни единого слова, которое он произносил, и ловя в каждом из них более глубокий смысл, чем он, наверное, в него вкладывал. В его голосе слышалась боль. Он стремился понять – и простить.

   – Поэтому она вышла за Джона Балфура.

   За его отца. То есть, все думали, что это его отец.

   – А Ричард погрузился в банковское дело. Решил во что бы то ни стало добиться успеха и ни о чем больше не думать. Но в один прекрасный день посмотрел вокруг себя и увидел, что он один как перст. Он занялся общественными делами, но обнаружил, что рядом нет никого, кто готов его поддержать.

   – Как это печально.

   – Он купил дом здесь, в Хенли, а мама летом приехала в свой коттедж. Она почувствовала себя одинокой. Муж собирался ехать в Гонконг.

   – Ты говорил с ней?

   По его лицу пробежала тень.

   – Я попытался. Она все отрицает, говорит, что ничего подобного не было. – Хью пожал плечами. – Это все из-за одиночества, по-моему. Она была не слишком счастлива с мужем, а тут как раз встретился Ричард. Разговоры, встречи… К ней как будто снова вернулась юность. Как бы там ни было, в результате родился я. Все ужасно осложнилось, потому что у Джона, за которого мать вышла замуж, не могло быть детей.

   Эми подошла и сунула руку ему в ладонь. Его пальцы конвульсивно сжали ее.

   – Ричард знал, что ты его сын?

   – Всегда. – Хью взглянул на их соединенные руки, потом снова ей в глаза. – Он знал также, что мама не бросит Джона, если только тот сам ее не прогонит. Она была так воспитана, что брак – это на всю жизнь. А Джон не хотел разводиться с мамой. При условии, что никто не будет знать, что ребенок, которого она носит под сердцем, не его.

   Дальше можно было и не говорить, Эми сама все представила себе. Ей стало даже жаль Джона Балфура. Он так любил свою жену, что согласился жить с ней даже после того, как она родила младенца от другого. И этот ребенок стал для него живым напоминанием о неверности жены.

   Эми подняла руку Хью и поцеловала.

   – Мне так жаль, Хью, – сказала она, и голос ее дрогнул. – А когда знаешь правду – это легче?

   – Я очень рад тому, что наконец обрел отца.

   – А Соня знает?

   – Во всяком случае, подозревает. – Хью потер ладонью усталое лицо. – Когда Джон умер, Ричард ждал, что мать выйдет за него.

   – После стольких лет?

   – Но она отказалась. Решила, что это будет напоминать ей о том, сколько она выстрадала. – Хью пожал плечами. – Не знаю, может, так и следовало сделать.

   – А он – любит ее до сих пор?

   – Не знаю, не спрашивал. – Хью посмотрел на облака. – Может быть. Он продолжал развивать свое дело, а когда я получил степень, уговорил меня работать у него. Остальное ты знаешь.

   Эми обхватила себя руками.

   – А про Соню Ричард знает?

   Хью болезненно поморщился.

   – Не от меня. Но знает больше, чем я думал. Они разводятся.

   Эми охнула.

   – Мы особо не говорили об этом, – добавил он.

   – У вас было что сказать друг другу и без этого, – улыбнулась она.

   Хью взглянул на нее с недоумением. Наступила тишина, и стало хорошо слышно, как над головой Эми шелестит листва, чирикают птицы, издалека доносится шум машин.

   – И Каланта снова здесь, – прозвучали грустные слова Эми.

   – Да.

   Эми кивнула.

   – Я прочла ее сообщение. В четыре часа пришло.

   Хью сжал челюсти.

   – Поэтому ты и уехала?

   Ее глаза забегали.

   – Нет, я…

   – Келли пришла ко мне в дом в уверенности, что там, где расстались, мы снова и помиримся. Она думала, что пока ее не будет, я соскучусь по ней.

   – А ты не соскучился? – спросила Эми, боясь услышать ответ, но не в силах сдержаться.

   Его губы скривились в усмешке.

   – Я никогда не любил Келли. Единственное, что я могу сказать в свою защиту, так это то, что она тоже не любила меня. Она и представления не имеет, что за то время, пока она отсутствовала, я прожил целую жизнь. Она ходила по моему дому, а я думал… Она не…

   Он запнулся. Эми так и не поняла, что он хотел сказать.

   – Мне очень жаль.

   – В самом деле?

   – Д-да, конечно, мне жаль.

   Хью пристально уставился в ее глаза.

   – Ты… ты любишь меня? – спросил он вдруг.

   Прутик в ее руках сломался.

   – Прости, что?

   – Ты меня любишь?

   Вопрос был ясен, ошибиться невозможно. Эми покраснела как рак, готовая провалиться сквозь землю.

   – Я… я… Что ты хочешь этим сказать?

   – Ричард утверждает, что, по его мнению, ты любишь меня. Он заключил это по тому, как ты смотришь на меня.

   – Он… так думает? – Эми не знала, что говорить и что делать.

   – И еще он заявил, что я дурак, и что, если я буду убегать от любви, закончу, как он. Он сказал, ты должна сделать выбор. – Хью подошел ближе и ласково погладил ее по волосам. – Так что признавайся – ты любишь меня, Эми?

   У нее пересохли губы, каждый вдох давался с трудом.

   – Мы только изображали…

   – Только и всего? Знаешь, чем больше я думаю о том, что он мне сказал, тем больше убеждаюсь: он прав. А когда ты не звонила, и я не знал, куда ты собираешься уехать… Я испугался, что ты убегаешь, потому что боишься любить меня.

   – Это нечестно, – прошептала Эми.

   – Я действительно должен знать. – Он запустил пальцы в волосы Эми, наклонил голову и нежно поцеловал ее. Господи, как она его любит!

   Хью обнял обеими руками лицо Эми, пристально заглядывая ей в глаза.

   – Я знаю, ты хочешь, чтобы тебя любили. Именно тебя. Что ты боишься выйти за кого-нибудь, похожего на твоего отца. Когда я вернулся в офис и тебя там не застал, сначала подумалось, что это, пожалуй, и к лучшему. Я не тот, кто тебе нужен.

   Она попыталась отвернуться.

   – Я не могу… Я не знаю… – Первая слезинка покатилась по щеке, Эми быстро вытерла ее.

   Хью притянул ее к себе и крепко обнял. Она вертелась, стараясь высвободиться.

   – Я люблю тебя.

   Эми, скорее, почувствовала эти слова, чем услышала их. Слезы перестали течь, Эми застыла неподвижно, глядя на Хью.

   Он в замешательстве сунул руки в карманы.

   – Я люблю тебя, – повторил он. – Сам не знаю, как это случилось. Только что ты была просто сестрой Сэба, а в следующее мгновение… – Он пожал плечами. – А в следующее мгновение все изменилось.

   Эми закусила губу, недоверчиво глядя на Хью.

   – Это все из-за платья. Оно…

   Хью качнул головой.

   – Нет, это все из-за тебя.

   – Такого не может быть. – Она судорожно обхватила себя руками.

   – Я сам не могу понять, как ты ухитрилась пробить мою оборону. Я всегда был уверен, что такое невозможно, что я буду жить так, как хочу, и никому не под силу решать, быть мне счастливым или несчастливым. И все шло прекрасно – пока не появилась ты. Мне невыносима сама мысль, что что-то зависит не от меня. И страшно даже подумать, как я переживу, если ты скажешь, что не любишь меня.

   Эми потрясла головой, стряхивая серебряные слезинки.

   – Я представить себе не могу, что придется жить всю жизнь с сознанием, что у меня нет того, что мне необходимо. Что жизнь моя могла бы быть счастливой – но счастья нет, так как нет тебя. Потому что я потерял тебя, может, просто из-за того, что слишком поздно спохватился. – Хью протянул руку и отер слезы со щеки Эми. – Не плачь. Я не хочу, чтобы ты плакала.

   – Я б-боюсь, – хрипло пробормотала она.

   – Думаешь, я не боюсь? – Он, наклонившись, посмотрел ей в глаза.

   – Я не могу. – Эми повернулась и пошла обратно к коттеджу.

   Хью запаниковал. Ему отказывали и прежде, но этот отказ рушил всю его жизнь. Даже Джон Балфур никогда не причинял ему такой боли. Его словно окатило ледяной волной.

   – Ты пойдешь за меня? – Хью и подумать не мог, что произнесет эти слова, но сейчас они выскочили сами.

   Эми замедлила шаг, потом остановилась.

   – Я не могу, – повторила она.

   Хью подошел ближе.

   – Тебе кажется, что я поживу с тобой какое-то время, а потом история повторится снова? Что я – как твой отец? – До его слуха донеслись ее сдавленные рыдания. – Я не стал бы делать тебе предложение, если б не был уверен в том, что говорю. Решайся, Эми. Когда я приехал в офис, тебя там уже не было и все снова как будто было так, как всегда. Барбара сварила мне кофе и занялась конторскими делами, все шло как обычно, я поначалу и не сообразил, что мне чего-то не хватает. – Хью улыбался, Эми почувствовала это по его голосу – А не хватало мне тебя.

   От слез щипало щеки. Эми чувствовала себя, как в тот момент, когда отец сообщил, что уходит. Она тогда испугалась до смерти.

   – Потом я поехал домой. Там тебя тоже не было. И меня одолела тоска. Когда приехала Каланта, я подумал, это ты. Не стану рассказывать тебе, что я почувствовал, открыв дверь и обнаружив ее.

   Хью легко взял Эми за плечи и повернул к себе лицом.

   – Лишь когда я увидел, что твоих вещей нет, окончательно понял, что ты ушла. Я не мог понять, почему, ужасно расстроился и разозлился. Но я знал, что полюбил тебя. Каким-то образом ты пробралась сквозь все мои оградительные заслоны, а я понял, что вовсе и не против. Потому что верю тебе.

   Эмми шумно вздохнула. На душе стало светло, давившая на нее мрачная тяжесть почему-то сменилась счастливым облегчением.

   – Я всегда верил тебе, оставалось только научиться верить себе. – Он иронически скривил губы. – То, что случилось с тобой… – Хью поморщился, – да и то, что было со мной, – это оттого, что люди неспособны делать выбор. Мы тоже должны выбрать – или любить друг друга, или расстаться.

   Он окинул взглядом ее лицо. В ее глазах светились понимание и ласка. И любовь. Страх постепенно оставил Эми. Ему можно поверить. Так хочется ему поверить!

   – Я люблю тебя. Я принял решение. Обещаю, ты будешь убеждаться в непоколебимости моего решения, пока я жив. Но я хочу знать также, что решила ты. Выходи за меня. У нас будут дети. Будет настоящая семья.

   Эми спрятала руки за спиной.

   – Я думала, ты хочешь меня на одну ночь. А на это я бы не пошла. Это слишком тяжело.

   Руки Хью напряглись.

   – Так ты выйдешь за меня?

   И наконец страх ушел. Хью всегда держал свое слово. Он ставил себе цель и добивался ее.

   – Да… – неуверенно произнесла Эми, словно сама еще не верила тому, что сказала. – Я люблю тебя.

   И был поцелуй. И она отвечала ему. Оба чувствовали себя так, словно могучий шторм трепал и вертел их, пока не выбросил на берег – вместе.

   – Ты это серьезно? – со смешком спросил Хью.

   – Я всегда любила тебя, – ответила Эми.

   Он обнял ее за плечо и поцеловал в макушку.

   – Пойдем, у меня в машине что-то есть для тебя.

   Они прошли через калитку в сад перед домом. Покопавшись в бардачке, Хью вытащил плоскую продолговатую коробочку.

   – Открой, – скомандовал он, прислонившись к капоту машины.

   Эми осторожно развязала ленточку. В коробочке лежал блокнотик, маленький черный блокнотик.

   – Что это?

   – Мне вспомнились твои слова за ланчем в первый день, и я спросил про него у Барбары. Это была моя жизнь. – Он дотронулся до мягкой кожи. – И она мне не понравилась. Я разгадал загадку. До меня дошло, что имел в виду Ричард, когда говорил, почему ты избегаешь таких людей, как я. Вот я и решил отдать его тебе, а ты можешь его уничтожить.

   Эми засмеялась.

   – Твое прошлое?

   – Выбросим его в Темзу?

   – Но это же нехорошо – загрязнять реку.

   – Согласен, но все-таки? Может, выбросим?

   Эми засмеялась, прижимая блокнот к груди.

   – А что скажет Сэб? Я возьму и исчезну.

   – Насчет Сэба ты особо не беспокойся, – сказал Хью, указывая на окно. – Он в курсе.

   Эми запрокинула голову. Сэб с широкой улыбкой смотрел на них. Потом помахал рукой.

   Эми взглянула на Хью:

   – Он что, все знает?

   – Я был в ужасном настроении. Пришлось все ему рассказать. – Он открыл дверцу машины. – Залезай. Избавимся от блокнота и едем домой.

   Домой. Как прекрасно это звучит!

   Хью затянул ремень безопасности и ухмыльнулся.

   – На тот случай, если ты все еще колеблешься, выходить за меня или нет, я намерен заниматься с тобой любовью до тех пор, пока ты не забудешь про все сомнения. Ты моя.

   Эми выпрямилась на сиденье.

   – А что? Звучит неплохо.

   Улыбка Хью стала шире, он наклонился и поцеловал Эми.

   – Едем домой.