Ветер с моря

Констанс Хевен

Аннотация

   На страницах этого увлекательного любовно-исторического романа, действие которого происходит в конце XVIII века в Англии и Франции, читатель найдет увлекательные приключения и тайны, страсть и любовь. В центре повествования – история любви юной французской аристократки Изабель и английского дворянина Роберта – сотрудника британской секретной службы. Спасаясь от террора Великой французской революции, Изабель вместе со своим младшим братом бежит к родственникам в Англию, но желанного покоя не находит и там…




Констанс Хевен
Ветер с моря

ПРОЛОГ
НОЯБРЬ 1793

   Мощный порыв ветра обрушил потоки дождя со снегом на палубу корабля, направлявшегося через Ла-Манш к английскому берегу. Изабелла, съежившаяся в небольшом укрытии рядом с люком, плотнее закутала шерстяной шалью прижавшегося к ней маленького мальчика.

   – Холодно, – капризно пробормотал он, – и мне еще нездоровится.

   – Теперь уже скоро. Не успеем оглянуться, как все будет позади.

   Ги посмотрел снизу вверх на сестру. Его измученное лицо, освещенное тусклым светом фонаря, со скрипом раскачивавшегося над их головами, было бледным. Теперь он стал главой семьи и должен держаться стойко, – это последнее, что успел ему сказать отец в тот ужасный день. Это непросто, когда тебе нет еще и одиннадцати. Никогда за всю свою короткую жизнь он не чувствовал себя таким бесконечно несчастным, а в прошлом оставался кошмар, о котором он не осмеливался даже вспоминать.

   – Что же с нами будет, Белла? А вдруг нас никто не встретит?

   – Все будет хорошо, – успокоила она брата, пытаясь заглушить и собственные сомнения. – Даже если нас не встретят, мы знаем, куда ехать. В Англии нам ничто не угрожает, здесь мы в безопасности.

   – Ты уверена?

   – Конечно.

   Изабелла крепче прижала брата к себе. Он и она – двое несчастных детей, потерявшихся в мире, который внезапно стал пугающе враждебным.

   На палубе был еще один пассажир. Он стоял, прислонившись к мачте, и глядел на неспокойное серое море. Шепот Изабеллы и Ги вывел его из состояния задумчивости. Значит, еще кто-то из пассажиров выбрался из крохотного нижнего салона. Тяжелые пары рома, табачный дым, кислая вонь трюмной воды и еще более неприятные запахи и его выгнали на палубу. Здесь было царство ветра, резкого и обжигающего холодом, но чистого, с соленым привкусом моря.

   Это не было обычное почтово-пассажирское судно, курсирующее между Кале и Дувром, а небольшое суденышко с сомнительным грузом на борту, наверняка контрабандным, и с несколькими случайными пассажирами, которые, по разным причинам, желая избежать таможенного и полицейского досмотра, так же как и он, прилично заплатили за путешествие.

   На какое-то мгновение фонарь перестал качаться. Мужчина отчетливо увидел лицо девочки и удивился ее красоте: бледное лицо, будто выточенное из алебастра, глаза, как таинственные озера, густые, влажные от дождя волосы, высвободившиеся из-под соскользнувшей шали. Одной рукой Изабелла обнимала уткнувшегося ей в плечо брата.

   Вне всякого сомнения, – беглецы, покинувшие Париж, сточные канавы которого омыты кровью. С тех пор, как в январе был казнен король, бойня не прекращалась: по сорок, пятьдесят, шестьдесят человек каждый день провозили по улицам в громыхающих телегах, людей молодых и старых, богатых и бедных, невинных и виноватых. «И эти двое, – Боже, неужели они уже и детей отправляют на гильотину!» Сострадание побудило незнакомца подойти к детям и заговорить с ними:

   – Не лучше ли вам спуститься в салон к вашим друзьям? – мягко сказал он. – Там, по крайней мере, тепло.

   – У нас нет друзей, – ответила девочка, вздернув подбородок и с гордостью отвергая Сочувствие, – и моему брату лучше здесь, на воздухе.

   «Бедняжка, конечно, морская болезнь!» – Мужчина размотал укутывавший плечи плед, снял его и протянул девочке.

   – Возьмите, это хоть немного защитит вас от дождя.

   – Благодарю вас, месье, но не стоит беспокоиться. – Она произнесла эти слова тоном великосветской дамы, разговаривающей с назойливым слугой, хотя на вид девочке вряд ли было больше двенадцати лет. Это раздражало и забавляло незнакомца.

   – Возьмите, – резко сказал он. – Если не вам, так брату понадобится. – Он встряхнул тяжелую ткань пледа. Укутывая их обоих, заметил, как девочка закусила губу, как порозовели бледные щеки, когда он решительно укрывал ее маленькие замерзшие руки.

   – Спасибо. Вы очень добры, – прошептала она слабым голосом.

   – Теперь уже недолго ждать, – сказал незнакомец, показывая на восток, где в разрыве между темными тучами мелькнул слабый свет. – С рассветом мы прибудем в гавань. – Он еще с минуту глядел на двух несчастных детей, борясь с желанием ласково погладить влажные кудри, обрамлявшие бледный лоб девочки. Он вспомнил трагические сцены, свидетелем которых был в течение последних месяцев, и его пронзило чувство жалости. Начавшаяся несколько лет назад революция, сбросившая оковы прошлого, казалась ему, как и многим другим юным англичанам, величайшим рывком вперед, выдающимся историческим событием, провозгласившим торжество Свободы, Равенства, Братства. Но сейчас благородные помыслы тонули в потоках крови, гибли под гнетом тирании, в бесполезной опустошительной войне, к которой. Британия была совершенно не готова. Он, опершись о поручни, с нетерпением ожидал конца путешествия, чтобы продолжить путь уже по суше и благополучно доставить по назначению жизненно важные сведения.

   Измученная долгой дорогой девочка оперлась головой о перегородку и стала рассматривать в свете фонаря высокого человека в длинном тяжелом плаще с капюшоном, в шляпе, надвинутой до бровей так, что виден был лишь строгий профиль: прямой нос, тонко очерченный рот, твердый подбородок. «Довольно молодой, – подумала она, – и есть в нем что-то таинственное». По-французски он говорил безупречно, хотя это не родной его язык, и она не удивилась бы, если бы оказалось, что имя и род занятий, обозначенные в документах, находившихся в его нагрудном кармане, не имели к нему никакого отношения. Незнакомец отошел на свое прежнее место.

   Через два часа постепенно стала вырисовываться узкая полоска берега, показавшаяся сначала лишь скоплением темных туч на горизонте. Дождь прекратился. В семь часов утра было еще темно, холодно и сыро. Изабелла подняла брата и встала сама. Складывая тяжелый плед, она искала глазами незнакомца, чтобы вернуть его ему, но тот, по-видимому, спустился вниз. Девочка повесила плед на руку и подошла к борту.

   – Смотри, Ги, – сказала она брату. – Подойди сюда, взгляни, вот и Англия.

   Пейзаж, открывшийся их глазам, был непривлекателен. До горизонта простирался пустынный, покрытый галькой берег, дул разрывавший туман на клочки резкий ветер. Казалось, здесь мало кто жил: всего несколько разбросанных тут и там хижин с мигавшими огоньками.

   С судна спустили ялик и стали перевозить пассажиров на берег. Пока ожидали возвращения лодки, рассвело окончательно. Девочка подхватила громоздкий саквояж, грубо перевязанный веревкой, и нервно ощупала небольшой кожаный кошелек, спрятанный под плащом на талии. В кошельке было несколько монет и клочок бумаги с наспех нацарапанным именем. Это все, с чем придется противостоять трудностям, ожидавшим их в чужой стране.

   Когда лодка приплыла в последний раз, девочка неловко спустилась в нее по раскачивающейся веревочной лестнице. Помня о том, что за ней наблюдают, она пыталась придерживать развевающиеся юбки. Сердобольный матрос взял мальчика на плечи, сошел вместе с ним в лодку и посадил рядом с сестрой. Человек в плаще с капюшоном уже был на носу лодки, рядом стоял аккуратного вида чемодан.

   Они добрались до берега. Мужчина выпрыгнул из лодки и пошел по гальке к хижинам. Девочка побрела вслед за ним, шлепая по лужам и спотыкаясь о камни, в своих тонких туфлях. Она несла тяжелую сумку и тащила за собой Ги.

   Наконец Изабелла подошла к жилым постройкам. На одной из хижин висела скрипевшая на ветру поблекшая вывеска с изображением короля Георга с красным лицом в белом парике. Георг III почти пятьдесят лет сидел на троне, поговаривали, что он сходит с ума.


   Некоторые пассажиры уже были внутри и спасались от утреннего промозглого холода кружкой грога. Человека в плаще здесь, судя по всему, хорошо знали. Хозяин гостиницы незамедлительно вышел к нему и почтительно с ним разговаривал. Появился растрепанный мальчишка, его отправили куда-то на задворки, и через несколько минут он вернулся с оседланной лошадью. Путешественник в нетерпении похлопывал хлыстом по сапогу, пока приторачивали к седлу его багаж. Изабелла перевела дыхание и подошла к нему.

   – Возьмите, месье, – сказала она, подавая ему плед.

   Незнакомец обернулся. Очевидно, он настолько был поглощен своими мыслями, что заговорил не сразу:

   – Боже, вы еще здесь? Вас не встретили?

   – Нет. – Она все еще протягивала ему плед, но он сказал:

   – Оставьте его. Это может вам пригодиться. Вы знаете, куда должны добраться?

   – У меня есть адрес.

   – Дайте мне посмотреть. – Время шло. Он торопился. Не хотелось бы ввязываться, но и оставить детей в этом заброшенном месте, не оказав им никакой помощи, он не мог. Изабелла нащупала под плащом и достала свой кожаный кошелек. Ее замерзшие пальцы плохо гнулись, и одна монетка упала на землю. Мужчина заметил, как блеснуло золото, и быстро подобрал монету. – Спрячьте деньги и никому их не показывайте, иначе скоро их у вас не станет. Здесь собираются отнюдь не сливки общества. – Потом он взял из ее рук сложенную бумажку и поднес к свету, проникавшему через открытую дверь. – Сэр Джошуа Бриджез, Хай-Уиллоуз, – прочитал он. – Кто это?

   – Мой дядя.

   – И он никого не прислал за вами?

   Нет. Но, может быть, не было времени, и… – она осмотрелась, – может быть, он не знает, где мы высадились.

   – Понятно. Мы находимся рядом с Рай-Харбором. Вы представляете себе, где находится этот Хай-Уиллоуз?

   Она покачала головой:

   – Я думала, что можно нанять карету, – робко сказала девочка.

   – Только не здесь, мадемуазель. Здесь нет никаких экипажей, будьте уверены. – Они беседовали по-французски. Он подозвал хозяина гостиницы. Тот напряженно вслушивался в их разговор, переводя взгляд с девочки на мужчину. – Вы знаете этого джентльмена, Исаак?

   Хозяин скосил глаза на листок бумаги.

   – Да, сэр, знаю. Здесь нет таких, кто не знал бы сэра Джошуа. Он ведь из тех, кто заседает в Лондоне и издает законы, чтобы управлять нами, бедолагами. – В его голосе прозвучали злые нотки, и путешественник поднял брови.

   – Член Парламента и не слишком популярный, как я погляжу, – сухо заметил он. – Ладно, тут ничего не поделаешь. Где находится Хай-Уиллоуз, и как эта юная леди и ее брат могут туда добраться?

   Хозяин гостиницы в задумчивости поскреб голову, но его острые глаза уже успели заметить блеск золота. А если представлялась возможность извлечь выгоду, он был готов взяться за любую работу.

   – Да вот незадача, сэр, Хай-Уиллоуз расположен далековато от Марша, и в округе, насколько мне известно, некого нанять, кроме Тода. Он поедет через Камбер и Лидд со своей торговой повозкой. Он мог бы их с собой прихватить за соответствующее вознаграждение.

   Предложение было не очень-то привлекательным, но выбора не было. Немыслимо, чтобы девочка оставалась в этом месте еще на день или два, пока не известят сэра Джошуа.

   – Где этот Тод?

   – Здесь, сэр. Заправляется кое-чем на дорогу. – Незнакомец взглянул на девочку, с тревогой наблюдавшую за ними, и снова обратился к хозяину:

   – Теперь послушайте меня. Скажите Тоду, чтобы он как можно быстрее отвез этих детей к сэру Джошуа в Хай-Уиллоуз, и найдите для них какую-нибудь подходящую еду. Что у вас имеется?

   – Мало чего, сэр. Во всяком случае, для таких, как они, вряд ли сгодится.

   – Ради Бога, приятель. У вас есть молоко, наверняка и хлеб. Позаботьтесь, чтобы ваша жена дала им хлеба и подслащенного молока, и кружку горячего шоколада. И не говорите, будто ничего этого у вас нет, уж я-то знаю, что сюда доставляют на люгерах[1].

   – А кто мне за это заплатит, скажите на милость? – заворчал хозяин. – Пара нищих французишек? За этот год у меня их целая прорва перебывала.

   – Может быть и так, но на этот раз плачу я, а вы проследите, чтобы с ними обращались как следует. И если что-то будет не так, а я непременно об этом узнаю, то вы потеряете лицензию. И уж я постараюсь, чтобы вы ничего больше никогда не получили ни от меня, ни от кого бы то ни было. Понятно?

   Хозяин съежился от страха.

   – Да, сэр, да. Я прослежу, не беспокойтесь.

   – Смотрите же.

   Хозяин нехотя направился к двери, а путешественник, повернувшись к Изабелле, начал объяснять ей все по-французски, но она прервала его:

   – Нет необходимости переводить, месье, я поняла, что вы говорили, и очень благодарна.

   – Вы говорите по-английски? – спросил он с легким удивлением.

   – О да, с детства. Моя мать была сестрой сэра Джошуа.

   Незнакомец удивился, подумав о том, как сестра этого непопулярного сквайра из графства Кент могла оказаться во Франции и выйти замуж за французского аристократа, ведь и девочка, и ее брат были явно благородного происхождения.

   Изабелла смотрела на него своими большими глазами, открытый взгляд которых ему будет трудно забыть.

   – Могу я узнать, кому мы с Ги обязаны за доброту?

   Он задумался на мгновение, потом покачал головой:

   – Нет. Думаю, что нет, мадемуазель. По крайней мере, не сейчас. – Незнакомец усмехнулся почти по-мальчишески, – Я напустил страху на нашего приятеля Исаака. Он позаботится, чтобы вас и вашего брата благополучно доставили к дяде. – Он помолчал, затем порывисто взял маленькую руку девочки и слегка прикоснулся к ней губами. – Удачи вам, дорогая моя, и тебе, mon brave[2], – сказал он и на мгновение задержал руку мальчика в своей ладони. Потом он взял вожжи у парнишки, все еще державшего лошадь, сел в седло и поскакал по покрытому галькой берегу.

   – Как ты думаешь, почему этот человек был так добр к нам, Белла? – спросил мальчик, глядя, как прямая фигура исчезает в прозрачных клубах тумана, опускавшегося по полям к низине. – Ты считаешь, он догадался, кто мы такие?

   – Как он мог догадаться? Это просто жалость, жалость, которую благородный человек испытывает к издыхающей собаке. Нужно привыкать к такому отношению. – В ее голосе звучали негодование и гордыня. Но насколько правильным было ее утверждение? Она и сама не была в нем уверена. Могло бы показаться странным, что за внешней холодностью незнакомца ей почудилось неравнодушное к ним отношение. Хотя это могло быть всего лишь игрой ее воображения. Но в минуту полного одиночества ей страстно хотелось верить в хорошее. Изабелла стряхнула с себя грезы.

   – Ну же, – сказала она, решительно беря Ги за руку, – войдем в дом.

   Глаза всех мужчин были прикованы к ней, когда они входили в жалкую хижину. Девочка прошла вперед с таким достоинством и самообладанием, что сидевшие на скамье у огня поспешно подвинулись, чтобы освободить для них место. Им был обещан завтрак, а так как практичность была основной чертой характера Изабеллы, она собиралась во что бы то ни стало получить его перед началом длинного дня.

   Повозка Тода была нагружена бесформенными мешками с овощами: картофелем, репой, брюквой, морковью. Предупрежденный Исааком возница, ворча, сделал что-то вроде гнезда из мешков и старого рваного одеяла, где они должны были ехать, испытывая толчки, тряску, страдая от ушибов и дрожа на ледяном ветру, от которого не защищал даже толстый шерстяной плед, оставленный путешественником. Если ехать напрямик, дорога не была бы долгой, но Тод должен был доставить заказанные овощи и забрать товар, поэтому приходилось отклоняться от прямого пути на изрезанные глубокими колеями проселочные дороги, запруженные грязью и разбитые копытами домашних животных. Уже после полудня каждая косточка в хрупком теле Изабеллы ныла от боли.

   Жена одного фермера, увидев их, пожалела и дала кусок черствого пирога, а в другой раз служанка вынесла чашку козьего молока, от которой Ги презрительно отвернул нос. Утомленный проведенной на корабле ночью большую часть дня он проспал, положив голову Изабелле на колени. И все это время она была предоставлена своим мыслям. «Я не хочу вспоминать, – говорила она самой себе. – Я не должна вспоминать. Я должна думать о будущем, а не о прошлом». – Она пыталась отвлечься от мрачных мыслей, рассматривая местность, по которой они проезжали: суматошный городок Рай с его булыжными мостовыми и красивой церковью на высоком гребне горы, простиравшийся вдаль песчаный берег, где ветер нанес огромные дюны, и море, плещущееся мягко, как молоко. Потом они выехали на болото. Поля, изрезанные дренажными канавами, тянулись до горизонта, – и ни единого деревца, лишь колышущиеся тростниковые заросли да высокие шуршащие травы и сотни, тысячи овец, отягощенных богатым руном, специально выведенных для этих обильных пастбищ на напоенных водой лугах. Но как она ни старалась их прогонять, воспоминания возвращались, полные ужасающе ярких картин, от которых она не в силах была оградить свой мозг.

   Неужели всего год назад они были так счастливы в прекрасном фамильном замке с его великолепными садами, зелеными лужайками и тенистыми аллеями, где они играли в прятки и бегали со своими собаками? Прошли солнечные дни, заполненные маленькими радостями. Начавшиеся в Париже волнения казались лишь отдаленной угрозой, о чем отец и дедушка, понизив голос, часто говорили. Но как это могло коснуться безмятежного детства? Хотя временами у Изабеллы возникало ощущение того, что над ними нависает тень, как в те горестные несколько месяцев после рождения Ги, когда заболела и умерла их мать.

   Потом вдруг все изменилось. Появились чужие люди в красных колпаках[3] и трехцветных шарфах. Они шумели на деревенской рыночной площади, вздымая руки к небу, будто призывая Божий гнев на все вокруг. Одного из них Изабелла видела, когда проходила по деревне со своей гувернанткой. Мадемуазель Жюли сказала ей испуганным шепотом: – Не прислушивайтесь. Не дайте скверне проникнуть в ваши уши. – Но это было не в их власти. Никто не мог бы справиться с этим, это было все равно, что пытаться сдерживать бушующее море.

   Замок захватили. Из окна она видела, как сотни людей шагали по подъездной аллее: крестьяне, работавшие на их полях, женщины, которые раньше выкрикивали приветствия и почтительно приседали, когда они с Ги проезжали мимо верхом. Теперь крестьяне были вооружены чем попало: косами, топорами, дубинками, секирами, ружьями, старыми и заржавленными, но пригодными для убийства, – а их дедушка храбро, но тщетно преграждал им путь. И тот ужасный день, когда отец выводил их через черный ход. Мадемуазель Жюли лихорадочно сгребла в кучу плащи, платья, белье, сунула все в карету, а Жан-Пьер, старый кучер отца, все говорил: «Быстрее, быстрее, месье! Быстрее, дети!» – И наконец, самое страшное мимолетное видение: в толпе нападавших – ее любимый дедушка с волосами, обагренными кровью…

   Повозка резко остановилась. Ги проснулся и тормошил Изабеллу. Ее воспоминания внезапно оборвались, и она увидела каменные столбы, красивые ворота и длинную, аккуратно посыпанную песком парадную аллею, окаймленную плотной живой изгородью.

   – Хай-Уиллоуз, – лаконично объявил Тод и слез с высоких козел. Ги тер глаза и растерянно смотрел вокруг. Возница поставил его на землю и протянул грязную руку Изабелле. – Вот вы и на месте, мисс, – продолжал он не без теплоты в голосе, – удачи вам обоим. Она вам понадобится. Он тяжелый человек, этот сэр Джошуа. Такой старый скряга, у него снега зимой не выпросишь. Придется вам приноравливаться. – Тод улыбнулся, обнажив дюжину черных зубов, снова взобрался на козлы и стегнул терпеливую лошадь. Дети подождали, пока он отъедет, и потом, рука об руку, устало побрели по длинной аллее.

   Наконец в слабом свете зимнего дня показался дом внушительных размеров, квадратный, прочный и недружелюбный, с неприветливыми окнами, с закрытыми ставнями. Ни огней, ни лая собак, ни веселой суеты. Они поднялись по ступенькам, и Изабелла уже взялась за медный молоток, чтобы постучать, как вдруг раздался пронзительный юный голос:

   – Маме не нравится, когда нищие подходят к парадной двери. Если ты пришла наниматься в кухонные работницы, то надо пойти к черному ходу.

   Изабелла оглянулась. Молоденькая девушка в голубой бархатной накидке, отороченной серым мехом, стояла на дорожке, держа на поводке собачку. Удивительно, но именно малыш Ги с вызовом шагнул вперед и сердито сказал:

   – Не смейте говорить с моей сестрой в таком тоне. Она – Изабелла де Совиньи, а я граф де Совиньи.

   Эта речь, произнесенная растрепанным мальчиком в грязной крестьянской куртке, штанах, покрытых пятнами, и в сапогах, заляпанных грязью, прозвучала так нелепо, что девушка захихикала.

   – Ха, какая чушь! Если ты какой-то там граф, то я царица Савская. Вы оба больше похожи на комедиантов во время летней ярмарки.

   Прежде чем Изабелла успела ответить, открылась дверь, и на пороге появился молодой человек в красивой зеленой ливрее. Нахмурившись, он посмотрел на девушку, стоявшую на дорожке, и, не обращая внимания на Изабеллу с братом, сказал:

   – Ах, вот и вы, мисс Венеция. Ваша матушка уже час, как ищет вас. Вы ведь знаете, что она не любит, когда вы гуляете в парке с наступлением сумерек.

   Девушка тряхнула головой:

   – Я выводила Пушка. Сейчас приду. – Она взбежала по ступенькам, промчавшись мимо Изабеллы. – Отошли-ка отсюда этих нищих, Франклин, а то мама будет очень недовольна.

   Лакей подозрительно осмотрел детей.

   – Если вы за подаянием, то лучше вам пройти на кухню, да поживее. Там знают, как обходиться с подобными вам.

   – Мы не нищие, и я не собираюсь наниматься кухонной работницей, – сказала Изабелла на своем правильном английском языке. – Я хотела бы увидеться с сэром Джошуа Бриджезом.

   – Вот как? Однако, вам не повезло. Сэра Джошуа нет дома. А почему вы решили, что он пожелает с вами разговаривать?

   – О, можете быть уверены. Я его племянница, а это мой брат.

   – Что? – молодой человек отступил назад. Манеры Изабеллы все же произвели на него впечатление. – Ну что ж, входите, – с сомнением в голосе проговорил он. – Я должен доложить о вас хозяйке. – Он впустил их в большой холл и запер дверь. – Подождите здесь и не вздумайте что-нибудь трогать, – угрожающе добавил лакей и исчез на массивной лестнице в конце холла.

   Пол был выложен черным и белым мрамором, на темно-красных стенах висели портреты в золоченых рамах, кое-где стояла тяжелая дубовая мебель. Пронизывал леденящий холод. Изабелла поежилась и крепче сжала руку Ги.

   – Он что же, думает мы воры? – прошептал мальчик. – Мне здесь не нравится, Белла. Мы должны здесь остаться? – Их впечатления совпадали, но выбора не было. Больше некуда было деваться.

   – Тише, – предупредила она, – кто-то идет.

   Августе Бриджез никогда не нравилась сводная сестра мужа. В глубине души она ее даже ненавидела по причинам, которые никому и никогда не могла бы открыть. Кларисса была на двенадцать лет младше своего брата – легкомысленная красотка, по общим отзывам. Их отец был женат вторым браком. И он, и жена его умерли во время одной из эпидемий холеры, периодически опустошавших округу. Джошуа остался единственным защитником девочки, которой едва минуло шесть лет. По мнению Августы, он слишком любил милую своенравную Клариссу, что и объясняло холодную ярость, охватившую его, когда в девятнадцать лет, разрушив все его планы на ее счет, она сбежала с красавцем французом. В то время Августа уже была обручена с Джошуа, и она хорошо помнила гнев, вспыхивавший в его глазах при одном упоминании о Клариссе. Он так и не простил сестру.

   «Вышла Кларисса замуж за своего любовника или нет?» – Августа, статная женщина в платье из рубчатого шелка, отделанном дорогим кружевом на груди, с рукавами, расширяющимися от локтя, думала об этом, спускаясь с лестницы. Все связи были оборваны, письма Клариссы сжигались нераспечатанными, поэтому до сего дня о ней ничего не знали. Весьма значительное наследство, которое принадлежало бы ей по достижении совершеннолетия, перешло к Джошуа. Вряд ли ему хотелось, чтобы кто-то претендовал на него, особенно теперь, когда Джошуа занимал определенное положение в политических кругах и дорожил каждым пенни, стараясь поддерживать свою репутацию богатого светского человека. Неужели эти двое – ее дети? Возможно ли это? Прибыли сюда из Франции, где, кажется, каждый день совершаются ужасные вещи? Действительно ли они дети Клариссы или просто обманщики, для которых какой-то бессовестный лжец состряпал правдоподобную легенду?

   Она нахмурилась, увидев Изабеллу и Ги в испачканной за время путешествия крестьянской одежде.

   – Это ты утверждаешь, что являешься племянницей моего мужа? – холодно спросила она у девочки.

   – Я его племянница. Моя мать была сестрой сэра Джошуа.

   – Это ты так говоришь. Хорошо, посмотрим. Сэр Джошуа уехал в Лондон, но я жду его сегодня вечером. Тем временем… – она помолчала, потом вдруг, приняв решение, повернулась к лакею: – Франклин, отведите их на кухню и попросите миссис Бедфорд проследить, чтобы им дали поесть. Когда сэр Джошуа вернется, он решит, что с ними делать.

   – Слушаюсь, мадам. – Лакей торжествующе улыбнулся: все-таки он был прав. – Эй вы, пойдемте!

   Ги покраснел. Он был готов взорваться справедливым негодованием в ответ на такое обращение, но Изабелла предупреждающе покачала головой, взглянув на него. У них не было письменного подтверждения, и жена дяди имела право сомневаться.

   Весть об их приезде уже распространилась среди прислуги, но независимо от того, верила ли им экономка миссис Бедфорд или нет, сердце у нее было более добрым, чем у ее хозяйки. Она усадила их в теплом углу в огромной кухне, приказала служанке принести миски с горячим супом и свежеиспеченный хлеб с поджаристой корочкой, а также нарезанные щедрой рукой куски пирога с мясом. Изабелле казалось, что она умирает от голода, но когда дело дошло до еды, ей едва удалось заставить себя проглотить несколько ложек. А Ги, здоровый малыш, ел все, что перед ним ставили, и служанки посмеивались, наполняя его тарелку. Кухня была полна густых ароматов готовившейся к хозяйскому ужину пищи: фруктовых пирогов со сливочной помадкой, жарившихся уток, зажаренной на вертеле говядины. Продрогшие за день дети дремали в тепле, и шел уже десятый час, когда они встрепенулись, разбуженные стуком колес кареты, лаем возбужденных собак, громкими голосами, и поняли, что, наконец-то, вернулся их дядя. Они сидели, напряженно выпрямившись, с волнением ожидая решения своей судьбы. Служанки под бдительным оком дородного краснолицего повара накладывали еду на блюда, когда сама миссис Бедфорд пришла за ними.

   – Вот так-то, мои дорогие, – довольно любезно сказала она. – Сэр Джошуа желает увидеть вас, прежде чем начнет ужинать.

   Столовая была богато отделана дубовыми панелями. Два огромных подсвечника освещали длинный стол, уставленный серебряной и стеклянной посудой.

   Когда они вошли, сэр Джошуа стоял у камина, грея руки над жарким огнем. Он обернулся, Изабелла и Ги резко остановились. Не выпуская рук друг друга, они смотрели на высокого величественного вида мужчину в бриджах и сапогах. Под красивым камзолом для верховой езды виднелся богато расшитый жилет, темные вьющиеся волосы были стянуты сзади черной лентой. Глаза его пронизывающе смотрели из-под густых бровей. Сэр Джошуа нахмурился, взглянув на детей, и ручонка Ги нервно сжала пальцы сестры.

   – Подойди ко мне, девочка, – громко сказал сэр Джошуа. – Сюда, к огню.

   Изабелла растерялась, испугавшись дяди, не зная почему. Своей большой рукой он взял ее за подбородок и повернул к свету так, что теперь девочка смотрела прямо на него, чувствуя запах вина в его дыхании. Изабелла словно остолбенела. Прикосновение дяди заставило ее вздрогнуть. Потом он вдруг издал лающий смешок, отпустил подбородок и хлопнул ее по плечу.

   – Боже, она точно дочь Клариссы, она ее копия, без всякого сомнения. Как зовут тебя, племянница?

   – Изабелла, – ответила она, чувствуя легкое головокружение теперь, когда первое испытание было позади.

   – А это твой брат, надо полагать?

   – Да, это Ги.

   – Вижу. А где же, черт побери, ваш отец? Почему он сам не привез вас? Он обо всем написал в письме, его получили, пока я был в Лондоне.

   – Папа погиб, – спокойно ответила Изабелла.

   – А твоя мать?

   Девочка подняла глаза и увидела, что тень набежала на его лицо и тут же исчезла.

   – Мама умерла несколько лет назад.

   – Они забрали у нас папу, – выпалил Ги, смело шагнув вперед, – они отрубили ему голову. И нам отрубили бы головы тоже, если бы мадемуазель Жюли не спрятала нас на чердаке…

   – Она была нашей гувернанткой, – продолжила Изабелла, кладя руку на плечо брата. – Это она спасла нас, когда пришли солдаты. Она заставила нас переодеться в крестьянскую одежду и выдать себя за внуков Жан-Пьера, папиного кучера. Он и отвез нас в Кале, а там подкупил капитана, чтобы тот взял нас на судно, ведь у нас не было документов…

   – И он взял вас, Господи! Я теперь должник этих проклятых контрабандистов! Где же они вас высадили?

   – Они сказали, что рядом с Рай-Харбором.

   Изабелла чуть было не начала рассказывать ему о доброте путешественника, но замолчала. По какой-то необъяснимой причине ей не хотелось делиться этим со своими дядей и тетей. Этот секрет принадлежал только ей и Ги, и никому больше.

   – Как же вы нашли дорогу сюда?

   – Там был человек с повозкой для овощей, его зовут Тод.

   Сэр Джошуа глянул на жену, и та быстро сказала:

   – Дорогой, он один из тех, кто объезжает все фермы в округе.

   – Значит, нелегко вам пришлось, да? – Он посмотрел на двоих детей, задержал на Изабелле взгляд так надолго, что ей стало не по себе. – Хорошо, подумаем, что с вами делать, раз уж вы здесь. Вас накормили?

   – О да, ваша экономка была очень добра.

   – Хорошо. – Он посмотрел туда, где, как раз напротив двери, стояла миссис Бедфорд. – Будьте любезны, проследите, чтобы для них приготовили подходящие комнаты, и отправьте их спать. О будущем поговорим завтра.

   Изабелла перевела взгляд с сурового, красивого лица дяди на застывшую с каменным выражением на лице тетку и поняла, что они здесь никому не нужны. Ей захотелось взять брата за руку и пойти куда глаза глядят. Как унизительно быть беспомощным и полностью зависеть от тех, кому ты не нужен. Возможно они даже не пожалели бы, если, бы Изабелла и Ги последовали за отцом на гильотину.

   Изабелла заставила себя вежливо поблагодарить за неохотно предоставляемое гостеприимство.

   – Спасибо, дядя, – сказала она, слегка присела в реверансе перед ним и тетей, взяла Ги за руку, вышла из комнаты вслед за миссис Бедфорд и стала подниматься по лестнице, в то время как слуги вереницей начали носить из кухни подносы с едой.

   На первой лестничной площадке они увидели молоденькую девушку, которую встретили возле дома. Она была одета в голубое шелковое платье с кружевными оборками, розовые сатиновые ленты стягивали белокурые локоны.

   – О, смотрите-ка, – воскликнула она, – снова комедианты! Где вы их нашли, миссис Бедфорд?

   – Это не комедианты, мисс Венеция, а ваши двоюродные брат и сестра, они приехали прямо из Франции.

   – А я-то думала, что мы воюем с французами!

   – Так оно и есть, но не с вашими кузеном и кузиной. А сейчас поторопитесь, мисс. Вы знаете, что ваш отец не любит, когда вы опаздываете к ужину.

   – Сегодня папа не будет сердиться. Он мне обрадуется. – Она повелительно взмахнула рукой. – Прочь с дороги, кузина.

   Изабелла не сдвинулась с верхней ступеньки.

   – В моей стране нас учили говорить «пожалуйста», – спокойно сказала она.

   Девушка покраснела, грубо оттолкнула Изабеллу и брата и пошла вниз по лестнице.

   – Не обижайтесь на мисс Венецию, – смущенно сказала миссис Бедфорд. – У нее свои причуды. – Она показала им две маленькие смежные комнаты на втором этаже. – Я пришлю к вам горничную с горячими кирпичами для постелей, мисс. Хотите, я помогу вам распаковать сумку?

   – У нас не много вещей. Думаю, мы сами справимся. Но все-таки спасибо, вы очень добры.

   – Ну, я всегда говорю, что если не помогать ближнему, то жизнь будет прожита зря, – продолжала экономка. – Если вам что-нибудь понадобится, моя комната в конце коридора.

   В саквояже было совсем мало вещей. Изабелла вынула ночную рубашку для Ги, заставила его вымыть лицо и руки ледяной водой, и вот уже он с блаженным видом лежал в постели… Когда она наклонилась, чтобы пожелать доброй ночи, мальчик судорожно вцепился в нее. Изабелла быстро поцеловала брата, задула свечи и пошла в свою комнату.

   Служанка уже заходила и оставила в постели нагретый кирпич, но Изабелла не торопилась ложиться спать. Она подошла к окну, открыла ставни и одну створку окна. Снаружи было холодно, тонкий ломтик молодого месяца завис в темном небе, хрупкий иней окутал кусты и стволы деревьев. Так много запечатлевшихся навсегда событий произошло с того последнего страшного дня, что невозможно было представить себе, что прошло всего несколько дней.

   Долго, в основном ночами, добирались они до предместий Парижа. Сначала отправились в дом друга отца. Анри Риваж был врачом. Он учился вместе с Гастоном де Совиньи в Сорбонне. Анри изучал медицину, Гастон – право. Изабелла знала, что за много лет до ее рождения Анри был одним из предводителей студенческих бунтов против правительства, за что и был отправлен в Вест-Индию, откуда вернулся человеком с вполне сложившимися взглядами и стал успешно заниматься врачебной практикой в Париже. Он часто приезжал в замок, но Изабелла, сама не зная почему, не чувствовала к нему симпатии. Может быть, ей не нравилась его внешность: иссиня-черные волосы, небольшая, аккуратно подстриженная бородка, а может – резкий голос и долгие споры, которые он обычно вел с отцом. Она знала только, что ей неприятны его бурные эмоции, привычка тискать Ги, пока тот не начинал плакать, то, как временами высокомерно смотрел он на дедушку, как бы презирая старика за приверженность верности и чести.

   Риваж не был женат. Их всегда тепло принимала его экономка. В тот их приезд они увидели Риважа лишь поздно вечером. Он появился в шляпе с красной кокардой и трехцветным шарфом вокруг талии; громко засмеялся, увидев их удивленные лица.

   – Сейчас все мы должны быть актерами, – сказал он, – даже такой аристократ, как ты, Гастон. Мы должны играть роль, чтобы выжить.

   – Не бойся, – прошептал ей потом отец, – Анри всегда был пылким либералом, но он лояльный человек, надежный друг, он поможет нам благополучно выехать из страны.

   Уже тогда она подумала, что отец был слишком доверчив, не замечал плохих сторон человека, которого называл другом.

   Наступил последний день. В то утро они должны были уезжать, багаж был уже упакован, карета ждала их. Мадемуазель Жюли, вся в слезах, целовала их на прощанье, когда они услышали топот ног, стук молотка о входную дверь и похолодели от ужаса. Ворвались люди, размахивая красными колпаками, арестовали, предъявив обвинение в измене, их тихого отца, который никогда никому не причинил вреда, который всегда был доволен жизнью среди книг с занятиями поэзией, музыкальными концертами с друзьями. В стороне стоял доктор Риваж, заложив рук за трехцветный пояс, и молча улыбался. Тогда Изабелла поняла, что это было его рук дело, это он предал их. Таил ли он ревность в душе, зависть, скрытую глубоко в сердце, к их отцу за то, что тот пользовался привилегиями, недостижимыми для него, и чей благородный гений так часто затмевал его скромные успехи? Хотя полной уверенности у Изабеллы не было, в душе осталась рана: это невозможно забыть.

   Им не позволили даже проститься с отцом. Его вырвали из рук детей, а один из тех людей, громадный неуклюжий грубиян, повернул Изабеллу так, чтобы она могла видеть, как отца втаскивали на повозку, чтобы увезти навстречу смерти.

   – Смотри, маленькая гражданка, смотри хорошенько, что ждет врагов Республики.

   Он сделал бесстыдный жест, и ей показалось, что она увидела зловещую тень гильотины, услышала стук падающего лезвия. Изабелла в ужасе представила себе, как покатилась… покатилась голова… Она закрыла глаза.

   Когда Изабелла вновь их открыла, мадемуазель Жюли держала ее за руку.

   – Послушайте меня, вы оба должны уехать, немедленно покинуть Париж, не теряя ни минуты, – шептала гувернантка. – Есть люди, готовые излить свою ненависть даже на детей. Жан-Пьер увезет вас. Быстро переоденьтесь. Вы должны выглядеть, как его внуки. У нас есть подходящие документы, немного денег, он отвезет вас к морю и посадит на корабль. Вот здесь у меня записано имя вашего дяди, брата вашей матери. Я знаю, что ваш отец уже писал ему, но в эти ужасные времена только милостивый Господь может знать, дошло ли письмо.

   Потом была дорога. Их сердца переставали биться у каждой заставы, но они ехали все дальше и дальше. Был еще тот тревожный момент, когда стражник вытащил Изабеллу из экипажа.

   – Она вовсе не ребенок, не крестьянская девчонка, а взрослая женщина. – Грубые руки нащупали маленькую грудь под шершавой курткой, но Жан-Пьер отшвырнул стражника со словами:

   – Она моя внучка, говорю тебе. Разве не видел я собственными глазами, как ее извлекали из чрева моей дочери? Убери от нее свои грязные лапы! – и так ударил наглеца, что тот упал навзничь прямо в грязь под громкий хохот своих товарищей, в то время как их экипаж стремительно удалялся.

   Пора захлопнуть дверь за этими воспоминаниями и думать только о будущем, которое, впрочем, представлялось достаточно мрачным. Изабелла уже собиралась закрыть створку окна, как услышала пение, очень тихое, но приятное. Прислушавшись, она начала различать слова:


Ты принеси мою любовь,
О, ветер с моря.
Взошла луна и были мы вдвоем,
Но слишком рано он ушел.


О, горе, горе.
Верни любимого ко мне,
О, ветер с моря…

   Песня затихала вдали. Послышались легкая возня и хихиканье, наверное, одна из служанок выбежала в ночную тьму, чтобы встретиться со своим возлюбленным.

   Снова наступила тишина. Изабелла закрыла окно и оглядела комнату. На кровати лежал плед в темно-зеленую и серую клетку с тонкой красной полоской. Конечно, путешественник с корабля не стал предметом грез юной девушки, но все равно она легонько погладила плед. В момент ее одиночества и отчаяния он проявил доброту, отогрев ей сердце. Улегшись в постель, она натянула плед на себя и прижалась к нему щекой.


   Внизу, в столовой, сэр Джошуа развалился в кресле с высокой спинкой, вытянув к огню ноги в сапогах. Глаза его были прикрыты, в руках он держал рюмку прекрасного французского коньяка. Он не упускал случая купить бочонок-другой контрабандного вина, хотя проводил в жизнь законы, безжалостно преследовавшие контрабандистов. Французское кружево на платье его жены и многое другое, что являлось предметом зависти всех его лондонских знакомых, попало к нему тем же путем.

   Его жена сидела по другую сторону камина, праздно сложив руки на коленях и придумывая, как бы получше сказать ему теперь, когда Венецию отослали в постель, о том, что ее беспокоило. Ее муж мог быть непредсказуемым, и она гадала о том, как он намерен решить проблему детей, которых бурное море жизни прибило к их порогу.

   Августа Бриджез была внучкой торговца из Йоркшира, начавшего с двенадцати ткацких станков в нескольких хижинах и ставшего впоследствии владельцем собственной фабрики, на которой вырабатывали тонкое шерстяное сукно. Своего единственного сына он воспитал джентльменом, о чем пожалел, когда молодой человек отдалился от деревенского образа жизни отца и вложил унаследованное им богатство в знаменитый банк. Старик не возражал против свадьбы внучки с одним из мелкопоместных дворян, предки которого издавна владели здесь землей. После замужества Августа стала уверенно подниматься по социальной лестнице. На ее приданое был куплен дом в богатом квартале Лондона. Сэр Джошуа был не слишком приятным в обществе человеком, но в политических кругах считали, что он подает надежды. А она безжалостно использовала его самого и его коллег на своих вечерних приемах, где подавали вкусные блюда, превосходное вино и беседа была утонченной. Августа была уверена, что через несколько лет, когда пора будет вводить Венецию в общество, она сможет убедить своего упрямого мужа попасть в Карлтон-Хаус, в кружок, который группировался вокруг принца Уэльского и его светских подхалимов. Она уже видела свою дочь графиней, и этим амбициозным устремлениям не должна помешать бледная французская девчонка, красота и осанка, очарование и достоинство которой были заметны даже в нищенских отрепьях, но, к сожалению, полностью отсутствовали у ее собственной дочери.

   Августа наклонилась и похлопала мужа по колену:

   – Что ты собираешься делать с ними, Джошуа? – спросила она.

   – Что делать с ними? А что я должен с ними делать, скажи Бога ради? Выгнать их из дому? И тогда через несколько дней каждый дурак между Райем и Дувром будет говорить о них.

   Она поднялась, взяла у него бокал и наполнила его из графина, стоявшего на столе.

   – Мы могли бы распустить слухи… – неуверенно проговорила она.

   – Какие же? – Он полюбовался жидкостью в бокале, сверкавшей в свете огня, пылавшего в камине, потом оценивающе пригубил коньяк. – Чепуха все это. Прохиндеи в округе знают, как вынюхивать такие вещи. – Его голос немного смягчился. – Ты знаешь, Гусси, девочка необыкновенно похожа на Клариссу. Такой та была до того, как сбежала с этим французским щеголем.

   Его жена нахмурилась. Она знала, что в глубине души муж обожал свою сестру, даже, как ей казалось, слишком. Узнав о ее побеге, он впал в глубокую дикую ярость. Было время, когда она сильно ревновала его к девушке, ненавидела ее за красоту и обаяние. Это было лишним напоминанием о ее собственной заурядной внешности, с чем она не могла смириться, несмотря на преимущества, которые ей давали деньги ее деда.

   Она быстро сказала:

   – Девочка может обладать внешностью матери, но боюсь, она унаследовала и ее своенравие. Она слишком самоуверенна для такого юного возраста. За ней придется присматривать.

   Джошуа искоса взглянул на жену.

   – Что ты хочешь этим сказать?

   – Не кажется ли тебе, что нам следует побольше узнать о них, Джошуа? Ты уверен, что Кларисса была действительно замужем за этим своим виконтом?

   – Вероятно. Насколько мне известно, он был дьявольски гордым, – Джошуа сощурил глаза. – Ты это имела в виду: распустить слух, что они низкого происхождения, незаконнорожденные?

   – Ну, доказательств ведь нет? Если они в самом деле те, за кого себя выдают, то как же остальные родственники? Почему они их бросили, позволили ехать к нам за милостью? Ведь мальчик имеет права наследника?

   – Ты себе не представляешь, что там творится, моя дорогая. Там хозяин теперь – палач, и люди ни за грош расстаются со своими головами, помоги им Господь!

   Он пристально смотрел на пляшущие языки пламени. Августа, конечно, была неглупа. Если бы эти двое считались внебрачными детьми ее сестры, он мог бы позаботиться о них, но не в ущерб своей собственной жене и детям, разумеется. Эта мысль, учитывая сложившееся затруднительное положение, нравилась ему. Но было что-то в этой девочке. Он подумал о Клариссе, такой красивой и своенравной. Она ускользнула от него, когда он уже думал, что завладел ее любовью. Отбросив горькие, неприятные воспоминания, сэр Джошуа мрачно сказал:

   – Верно и то, что дела пойдут теперь нелегко. Уже поговаривают о военном налоге, как будто недостаточно вытряхнули денег из наших карманов. В городе хаос. Пиит утверждает, что все будет кончено за несколько месяцев, но по-моему, он выдает желаемое за действительное. Он всегда был миролюбивым человеком. Я разговаривал кое с кем из тех, кто был там и уехал в последнюю минуту. Они рассказали мне, что во Франции забирают в солдаты всех мужчин, которые могут ходить и носить оружие, так что я не обольщаюсь.

   – Я ведь и о тебе думаю, Джош, – вкрадчиво продолжала жена. – Нас ждут большие расходы через год-два, когда нужно будет вывозить в свет Венецию, и потом, еще необходимо подумать о Джеймсе.

   – Этот дьявол доведет меня до крайности, – заворчал ее муж. – Мой отец выдрал бы меня как следует, если бы я сделал хотя бы половину того, что позволяет себе этот парень.

   Обожаемому сыну Августы было семнадцать лет, он вел разгульную жизнь, наслаждаясь первым годом учебы в Оксфорде, и, следовательно, находился в очень плохих отношениях с отцом.

   – Он ведь еще мальчик, Джош, ты должен быть снисходительным, и потом, у него появилось несколько важных друзей.

   – Молодые распутники, которым лишь бы сорить деньгами, такие же беспутные, как и он. Этот мальчишка не успокоится, пока не выпьет всю мою кровь, помяни мое слово.

   Он встал и поставил бокал на стол.

   – Гусси, с девчонкой разберись сама. Ведь можно оставить ее здесь? Пусть работает в доме под руководством миссис Бедфорд. Через несколько лет она сможет сама зарабатывать себе на жизнь. Не могу же я ввести ее в общество, если у нее нет ни единого пенни за душой?

   – Ты даешь ей хорошее пристанище. Она должна это осознать и быть благодарной. А как насчет мальчика?

   – Он выглядит слабым. Пошлем его в местную школу на год или два. А нет, так определю его к Нику Форесту. Он вечно жалуется, что ему нужен помощник вести записи. Мальчишка должен понимать, как ему повезло. Я ведь не посылаю его пасти овец. Не думаю, чтобы Нелл понимала по-французски, а, старушка? – и он пошевелил ногой большую собаку.

   Сэр Джошуа зевнул и потянулся, довольный принятым решением, восхищаясь своим великодушием и радуясь, что уладил проблему, час или два тому назад казавшуюся досадной и требующей затрат, тогда как и без того хватает забот.

   – Черт, пойду спать. Дорога из Лондона была ужасной. Карета все время увязала в грязи, и кучеру приходилось слезать и подталкивать ее плечом, чтобы вытащить.

   Августа взяла два подсвечника, оставленных для них на столе в холле, и пошла вверх по лестнице впереди мужа, довольная тем, как Джошуа принял во внимание ее мнение и выдал его за свое. За много лет она научилась убеждать его думать так, как она считала нужным.

Часть I
Люсьен
1801

Глава 1

   Изабелла проснулась, как всегда рано, и сразу же поняла по солнечному лучу, добравшемуся до ее постели через незавешенное окно, что наступает еще одно чудесное утро. Настроение у нее было радостное, хотя Богу известно, что для этого не было особых причин. Ничего не изменилось вокруг, но все же это был ее день рождения. Сегодня ей исполнялось девятнадцать, и пусть за все годы, проведенные в Хай-Уиллоуз никто не обращал на это внимание и не поздравлял ее, кроме Ги, да и тот в последние два года забывал это делать, для нее наступил, может и глупо так думать, особенный день.

   Изабелла встала с постели и подошла к окну, слегка поеживаясь от холода в своей тонкой ситцевой ночной рубашке, все еще полная безрассудной уверенности, что должно произойти нечто, способное навсегда разрушить серую монотонность ее будничного существования.

   «Бывают и приятные моменты», – сказала она сама себе, наливая в таз воду и сбрасывая ночное одеяние. Ее дядя и тетя с кузиной Венецией и ненавистным кузеном Джеймсом еще находились в Лондоне, хотя стояла уже середина июня. Обычно они быстро сбегали от жары и неприятных запахов столицы, но от них еще не было никаких вестей, а это значило, что она свободна еще на некоторое время.

   Странно, как ее жизнь оказалась расколотой на две части. В те месяцы, когда семья приезжала в поместье, она играла роль спокойной, робкой, покорной девушки, живущей щедротами своего благодетеля, о чем постоянно напоминал острый язычок ее тетки. Но когда они уезжали в Лондон, Изабелла, выполнив свои многочисленные обязанности, получала у снисходительной миссис Бедфорд разрешение погулять. Некоторые девушки в округе, дочери соседей фермеров и торговцев, также иногда отпускались на волю. Тогда у нее появились друзья, пусть они и были людьми, которых тетя Августа презрительно называла низким сословием. Друзья, чья преданность поддерживала ее в несчастьях тех первых лет.

   Это было идеальное утро для прогулки к морю верхом на Джуно. Вряд ли больше представится такой случай, ведь сэр Джошуа запрещал ей ездить на его лошадях, когда находился в Хай-Уиллоуз. Он был самого низкого мнения о способности какой бы то ни было молодой женщины ездить верхом на чем-либо, кроме клячи, идущей иноходью. Она отбросила выцветшее ситцевое платье и достала бриджи Ги, которые она перешила для себя. К счастью, за последние несколько лет из тщедушного маленького мальчика он превратился в крепкого семнадцатилетнего парня, почти шести футов ростом, а она так и осталась хрупкой и очень стройной. Бриджи были сильно поношены, но Изабелла их починила. Она застегнула пояс на своей тонкой талии, надела белую рубашку с оборками и старый кожаный жилет, который выкрала из помятого кованого сундука, когда помогала делать уборку на чердаке. И его она подогнала по своей фигуре. Пара сапог из мягкой кожи была добыта из того же источника. Они оказались слишком велики, но, набив их бумагой, Изабелла исправила и этот недостаток.

   Девушка проскользнула по черной лестнице, боясь, как бы ее не увидели из кухни. Миссис Бедфорд, слава Богу, обычно не выходила из своей комнаты до семи, но настроение повара было трудно предсказать. Выйдя через дверь в садовой ограде, она побежала к конюшне. Джейсон, младший конюх, был одним из ее самых верных друзей. Насвистывая что-то, он разбирал в кладовой каретную упряжь из меди и кожи.

   – Рано же вы проснулись, мисс, – весело сказал Джейсон. – Вы – пташка яркая и ранняя. – Он понимающе подмигнул ей. – Хотите взять Джуно?

   – Пожалуйста, Джейсон! Может быть, это последняя возможность.

   – Да-а, – он оглядел ее сверху донизу, – воображаю себе, что произошло бы, если бы ее светлость увидела вас в этом костюме.

   Джейсон усмехнулся, и она сверкнула глазами ему в ответ:

   – Но она же не увидит, а ты ей не скажешь, правда?

   – Нет, само собой, это меня не касается. Но не думаю, что мне понравилось бы, если бы моя сестра разгуливала, одетая, как мальчишка.

   – У тебя нет сестры, и потом, я не смогла бы управиться с Джуно, если бы надела юбку, ты ведь знаешь.

   Несколько лет тому назад она однажды попросила у тети дать ей подходящую одежду и позволить ездить верхом по утрам, как она всегда это делала дома, но получила уничтожающий ответ: нищим не стоит надеяться на то, что они получат все, что им вздумается, и ей следует привыкать к совсем другой жизни, чем та, которой она жила прежде. Больше Изабелла не напоминала о своей просьбе, но тайком поступала по-своему, хотя во всем этом был острый привкус опасности. А что, если бы ее выдали?

   Джейсон привел оседланную кобылу. Изабелла погладила бархатистые ноздри лошади, предложила ей кусочек сахара, принесенный из кухни. Джуно осторожно понюхала угощение и с удовольствием начала его грызть. Джейсон помог Изабелле сесть на лошадь, положил руку на уздечку и, предостерегая, сказал:

   – Помните, что нужно вернуться до восьми, мисс, пока нет мистера Крейна, а то он начнет задавать всякие вопросы.

   – Я вернусь, – пообещала она, потом выехала из конюшни и направилась на дорогу для верховой езды, которая привела ее в Дендж Марш и затем на побережье.

   В ту первую долгую трудную зиму она думала, что никогда не привыкнет к унылой оголенности пустошей, к огромным полям, прорезанным канавами, совершенно плоским и без единого деревца. Ветра здесь дули обжигающе-холодные, бросающие ледяной дождь в лица всех, кто отваживался выйти из дома. Снега выпадало так много, что не было видно дороги, и часто люди и овцы попадали в схваченные морозом канавы, где тонули, так и не дождавшись спасения.

   Тянулись горестные, полные одиночества бесконечные месяцы. Детям прививали чувство полной зависимости от благодетелей. По косым взглядам, шепоту за спинами они догадывались, что распространялись ложные слухи: будто они незаконнорожденные, что их вышвырнули и они должны быть благодарны за то, что их не отослали в убогий сиротский приют.

   С горечью, но гордо отвергала она клевету, хотя с таким же успехом она могла бы говорить с ветром. Люди легко верили слухам, ведь чего еще можно было ожидать от народа, который отрубил голову своему королю и имел наглость объявить войну Британии?

   Ги, которого отправили учиться в школу, приходил домой, покрытый ссадинами и синяками после драк со своими задирами одноклассниками. Они всегда были готовы жестоко посмеяться над его нелепыми претензиями на знатное происхождение (кто же мог здесь знать о графе де Совиньи?) и над странной манерой говорить. Изабелла старалась изо всех сил поделиться с ним своим мужеством, своей уверенностью, что придет время, когда они смогут доказать, кем на самом деле являются, а пока нужно смириться. Однако ей так и не удалось внушить ему это. В последние два года, с тех пор как его забрали из школы, Ги должен был работать в подчинении у мистера Фореста, дядиного управляющего. Этот грубоватый, резкий человек хорошо знал свою работу, разбирался во всем, что касалось овец, но не собирался проявлять сочувствие или терпимость к угрюмому подростку, полагавшему, что жизнь обманула его. Ги терпеть не мог и управляющего, и Хай-Уиллоуз. Он постоянно говорил Изабелле о своем намерении убежать и завербоваться в один из полков, формировавшихся по всему краю.

   – Но ты не можешь сражаться с французами, ведь это наш народ, – возражала она.

   – После того, что они сделали с отцом и с нами, я не могу считать их своим народом.

   Изабелла жила в страхе, что в момент всплеска его бунтарских настроений Ги сможет выполнить свою угрозу. Хотя он и представления не имел об ужасах, с которыми приходилось сталкиваться солдатам в армии.

   Но в это чудесное летнее утро Изабелла забыла свои тревоги. Она позволила Джуно скакать по траве, а сама с удивлением подумала, что болота стали теперь ее самым большим утешением. Они дарили ей чувство свободы, свет, какого больше нигде в мире не было, тишину, гонимые ветром огромные тучи, закаты, пламеневшие в протянувшихся к далеким серо-голубым холмам дугах зеленого, золотистого, пурпурного цветов. Пока лошадь шла рысью, Изабелла напевала навязчивую мелодию, услышанную ею в тот первый вечер в Хай-Уиллоуз: «Верни любимого ты мне, о, ветер с моря…»

   Это песенка служанки Гвенни. Она развешивала выстиранное белье, глядела, как оно полощется на сильном ветру, и печально напевала. Парень, на свидания с которым она бегала, к несчастью, попался в руки вербовщиков и теперь служил во флоте, не надеясь вернуться в Англию еще долгие месяцы, может быть и годы.

   – Ну и дурак же он. Уж я скажу ему все, что о нем думаю, – сердито доверяла она Изабелле свое горе. – Позволил схватить себя вместо того, чтобы бежать, как заяц. Интересно знать, каких других девушек он целует в дальних краях, – продолжала она, пытаясь заглушить страшную мысль о том, что любимый может лежать мертвым на дне моря.

   Изабелла задержалась на минуту у «Корабля на Якоре», где перед выходом в море собирались рыбаки. Мэри Хоуп вышла с кружкой молока, одобрительно похлопала Джуно по гладкой шее.

   – Ваш дядя еще не вернулся из Лондона, мисс?

   – Нет пока, и похоже еще на несколько дней задержится.

   Вместе с Мэри вышел Джонти Дейли. Он работал в гостинице, был мастером на все руки. Широкоплечий крепкий парень с копной немытых каштановых волос, несмотря на то, что черты лица его были грубоваты, казался привлекательным. Джонти проницательно глянул на нее и, приветствуя, кивнул, потом взял лопату и ведро и направился за дом.

   Изабелла догадывалась, что в простодушном вопросе таилось больше, чем могло показаться на первый взгляд. Огромные погреба-пещеры, сохранившиеся с времен Средневековья, были, вероятно, забиты контрабандным товаром. Его в ближайшую пару ночей навьючат на крепких маленьких пони и развезут по всему краю, прежде чем ее дядя или таможенные чиновники что-нибудь пронюхают. Изабелла подозревала, что Джонти был одним из предводителей шайки контрабандистов. Лучше ничего не знать о таких вещах.

   Она с благодарностью выпила молоко, протянула обратно кружку и направилась дальше к Данджнессу. Огибая маяк, бросила взгляд на бескрайние просторы, на покрытый галькой берег. Начинался отлив, и вдоль извилистой линии бухты обнажилась узкая полоска песка, убегавшая к отмелям. Там, за ними, па расстоянии мили находился Нью-Ромни. Высоко над головой с криками метались чайки. Во все времена года болота кишели птицами, и она постепенно научилась различать некоторых из них: свиязей, крачков и горихвосток. С дренажных канав прилетали чибисы, пигалицы и камышовые певчие птицы. Она всегда удивлялась, встречая на обширных галечных отмелях оазисы цветущих золотистым и лимонно-желтым кустов ракитника и пышное сочное растение, которое здесь называли морской капустой.

   Изабелла осторожно направила Джуно вдоль оставленных на берегу рыбаками сходней, добралась до песка и послала Джуно рысью, а затем легким галопом. Ветер с моря развевал гриву лошади и волосы девушки. Она дала Джуно волю мчаться вперед, и они словно летели, и это будоражило Изабелле душу. Маяк почти скрылся из вида, когда девушка заметила, что на берегу лежит что-то вроде кучи тряпья. Приблизившись, она различила темные спутанные волосы и вытянутую руку. Неужели человек? Джуно легко поднялась в порыве, но девушка не могла скакать дальше, не выяснив, что же лежало на берегу. Она натянула поводья, соскользнула с седла и вернулась назад, ведя кобылу на поводу. Однажды она видела мертвого мальчика, выброшенного морем на берег, и это было неприятное зрелище. Воспоминание о наполовину съеденном рыбами лице преследовало ее потом много дней.

   Изабелла отпустила уздечку и встала на колени. Теперь было видно, что на земле лежал ничком мужчина, его штаны и рубашка превратились в лохмотья, ноги были босыми. Девушка боязливо дотронулась до вытянутой руки, она оказалась теплой, а не ледяной, как ей представлялось. Человек был жив. Она наклонилась и перевернула его. Он застонал, и его вырвало морской водой. Лицо мужчины было покрыто ссадинами, а на лбу у волос начинала кровоточить глубокая рана. Кровь потекла по щеке. Изабелла приподняла его голову и вытерла своим носовым платком песок с его лица. Мужчина открыл глаза, большие и очень темные под изогнутыми дугой бровями. Какое-то мгновение он смотрел невидящим взглядом, потом глаза его оживились. Он сделал попытку сесть, и девушка придержала его за плечи, приподнимая.

   – Где я? – пробормотал он по-французски. Удивленная Изабелла ответила на своем родном языке:

   – Это Данджнесс, Англия. Побережье графства Кент.

   – Mon Dieu![4] Что с моей головой?

   Он приложил руку ко лбу и уставился на пальцы, испачканные липкой кровью. Изабелла задумалась. Не был ли он одним из беженцев? В последнее время случалось, что люди платили контрабандистам большие деньги за переправку через Ла-Манш, а их обкрадывали и выбрасывали в море. Если это тот случай, то на этот раз жертва чудесным образом спаслась.

   – Вы ранены, – сказала она. – Я пойду позову на помощь.

   – Нет, нет, нет, – прошептал он так поспешно и умоляюще, что девушка остановилась. Потом с неожиданной силой схватил ее за руку. – Нет, пожалуйста, не надо. – А может быть он был преступником, скрывавшимся от правосудия? Тогда было понятно, почему на нем лохмотья. – Если бы я мог где-нибудь переждать, – прошептал он.

   Изабелла огляделась. Берег был пустынным. До нескольких сгрудившихся вокруг маяка хижин было далеко. За галечным пляжем пучками росла трава, с трудом пробиваясь сквозь камни. На скудном пастбище паслись несколько отбившихся от стада овец. Единственным укрытием была деревянная лачуга, которой пользовались пастухи в особенно свирепые зимы, пережидая снег и надвигающийся шторм.

   С трудом она помогла мужчине подняться на ноги. Он стоял, шатаясь, одной рукой уцепившись в гриву Джуно, другой – в плечо девушки. Шаг за шагом они пришли в лачугу. Здесь было пусто, только в углу лежала куча хвороста, накрытая старым мешком. Он опустился на нее и закрыл глаза, словно силы его иссякли. Преисполненная сочувствием к этому несчастному человеку, выброшенному морем, Изабелла смотрела на него, придумывая, что ей делать. Она не могла оставить его здесь, больного, страдающего, мучимого жаждой после жестокой борьбы со смертью в морских волнах. Без пищи и тепла он мог умереть. Она наклонилась над несчастным.

   – Не бойтесь, я пойду и принесу все, что вам нужно.

   – Никто не должен знать, – с трудом произнес он. Глаза его были полны тревоги.

   – Никто не узнает. Я приду одна.

   Она знала, что не должна опаздывать, дабы избежать нежелательных расспросов. Но, к счастью, у нее еще было время. Обратно к дому Джуно неслась кратчайшей дорогой через поля. Девушка быстро поднялась в свою комнату, взяла там клетчатый плед, кое-какие лекарства, мазь для заживления ран и несколько старых носовых платков, чтобы использовать их для перевязки, потом спустилась на кухню. Ей повезло, что Гвенни была уже там.

   – Я решила позавтракать на берегу, – весело сказала Изабелла.

   Служанка, привыкшая к причудам Изабеллы, принесла ей в небольшом закрытом бидончике молоко, свежее масло, сливочный сыр и яблоко. При определенном везении Изабелла могла бы успеть съездить туда и обратно до того, как появится мистер Крейн. А не то он непременно заметит пустое стойло Джуно.

   Бет, гревшаяся во дворе на раннем утреннем солнышке, вскочила и побежала за ней. Бет была пастушьей собакой, но боялась овец. Ее мать считалась самой преданной спутницей пастухов. Барти любил повторять, что она могла бы выполнять его работу так же хорошо, как он сам, если не лучше. Например, перегонять овец с одного поля на другое или откапывать этих глупых животных из-под снега, когда те отбивались от стада. Но стоило овце повернуться к черно-белой, с шелковистой шерстью красавице Бет и заблеять, как собака поджимала хвост и убегала.

   – Никчемная чертова сука, – жаловался Барти мистеру Форесту. – Она ест даром свой хлеб. Надо от нее избавиться. Будущее Бет висело на волоске до тех пор, пока двое мужчин с суровыми лицами не поддались страстным мольбам Изабеллы. Благодаря этому Бет осталась живой. Она очень быстро научилась затаиваться, когда в доме находился сэр Джошуа, но в его отсутствие ее тайком подкармливала Гвенни, а по черной лестнице она могла пробраться к спальне спасительницы и попытаться по-своему, по-собачьи, доказать свою преданность.

   Изабелла позвала ее за собой и осторожно пробралась к лачуге, хотя в этот утренний час галечный берег был еще пуст. Далеко отсюда, у маяка, играли с полдюжины ребятишек. Они убегали от волн, накатывавшихся на берег. Она привязала вожжи к столбику, оставшемуся от исчезнувших ворот, приказала Бет сидеть рядом и, быстро осмотревшись, вошла в лачугу.

   Незнакомец вытянулся на ложе из соломы и хвороста. Он снял разорванную рубашку и лежал сейчас так тихо, что девушка с испугом подумала, что он умер. Потом она увидела, что грудь его поднимается и опадает, и поняла: он заснул, крепко заснул, измученный, вероятно, долгой борьбой с морскими волнами. Изабелла опустилась на колени рядом с ним, легонько отерла кровь с его лица и осмотрела рану под густыми черными волосами. Кровь еще сочилась из глубокой ссадины. Девушка наложила немного мази, которую принесла с собой, потом приподняла его голову, чтобы перевязать. Незнакомец пошевелился и что-то пробормотал во сне.

   У него было красивое, продолговатой формы лицо с изогнутыми черными бровями и прекрасно очерченным ртом. Она слегка дотронулась до его губ пальцем. Дрожь прошла по его телу, и Изабелла быстро отпрянула назад. Ей пришло в голову, что лежа здесь в мокрых бриджах, он может простудиться, и начнется жар, но она не решалась будить его и нарушать целительный сон.

   Изабелла постояла в нерешительности, потом вдруг приняла решение. Осторожно расстегнула ремень и медленно сняла рваные бриджи. Она заметила, что на одной ноге был сильный ушиб и припухлость. Когда девушка дотронулась до лодыжки, незнакомец вздрогнул и беспокойно задвигал головой. Прежде она никогда не видела обнаженного мужчину и теперь, как зачарованная, смотрела на длинное, тонкое, но мускулистое тело, чувствуя себя неловко, будто вторгалась во что-то запретное. Щеки ее густо покраснели. Она взяла принесенный с собою плед и, накрыв им незнакомца, подоткнула его со всех сторон. Одно было ясно: загорелый незнакомец не был ни моряком, ни крестьянином. Узкая кисть свесившейся руки была красивой формы – свидетельство того, что никаким ремеслом он не занимался. В карманах не оказалось ничего, что могло бы рассказать о том, кто он, откуда и как оказался в этом унылом месте.

   Время шло, и девушке пора было возвращаться. Она поставила молоко и еду поближе к спящему, разложила мокрую одежду так, чтобы солнце и ветер, проникавшие через разбитое окно, высушили ее, и вышла из хижины. На двери не было задвижки, и, выходя, Изабелла плотно прикрыла ее. Она вернется, думала девушка, найдет какой-нибудь повод и выберется сюда из Хай-Уиллоуз поближе к вечеру, принесет еще еды. Она села в седло и поскакала полями. Джейсону едва хватило времени почистить кобылу, прежде чем ее осмотрел своими зоркими глазами мистер Крейн.

   Полчаса спустя, одетая в свое скромное ситцевое платье, с волосами, перевязанными сзади лентой, Изабелла уже направлялась к миссис Бедфорд, чтобы вместе с нею заняться сортировкой белья, хранившегося в огромных сундуках. Они должны были решить, какие вещи еще можно починить, а какие уже нельзя – эту работу она ненавидела. Изабелла научилась рукоделию еще дома, и это было очень кстати, так как тетя Августа не собиралась тратить деньги на новую одежду для бедной сироты, тем более, что на наряды Венеции уходило много денег. Обноски кузины были велики Изабелле, фасоны и цвет платьев ей не нравились, но она умудрялась так их перешить, что получались удивительные вещи.

   В половине пятого ее отпустили.

   – Ты хорошо потрудилась, моя дорогая, – ласково сказала миссис Бедфорд, – а день сегодня такой хороший. Подыши свежим воздухом. Иди погуляй в саду.

   – Я бы навестила мистера Холланда. Я должна вернуть ему книгу.

   – И отнеси его сестре баночку моего клубничного варенья. Я знаю, бедной Харриет нелегко сводить концы с концами. И постарайся не задерживаться, мне не хочется, чтобы ты бродила в сумерках по болотам.

   – Хорошо, – сказала Изабелла и быстро вышла из комнаты.

   Экономка, вздохнув, проводила ее глазами. Она знала, что не следовало позволять Изабелле дружить с Гильбертом Холландом, но у ребенка было так мало радостей. С нею обращались не как с членом семьи, но и не как со служанкой, она не относилась ни к тем, ни к другим. Что станет с ней и ее братом? Судя по тому, что она недавно услышала, парень водил дружбу с плохой компанией. Когда же решится их судьба?

   Гильберт Холланд был викарием в Снаргейте, крохотной деревушке в Уолленд Марш на полпути между поместьем и городком Рай. Официально жители деревеньки были приписаны к приходу Лидда. Кардинал Уолси был здесь когда-то приходским священником. Он и построил эту величественную церковь. Она, подобно маяку, возвышалась над равнинным краем, а ее стрельчатая крыша была видна с каждого корабля, пересекавшего Ла-Манш. Гильберт Холланд был ученым человеком, он страстно увлекался местной флорой и фауной, и уделял гораздо больше внимания своим книгам, чем деревенским прихожанам, и в последние два года он стал одним из лучших друзей Изабеллы. Их встреча произошла случайно.

   Однажды он ходил по болотам, отыскивая одно редкое растение и увидел девушку, прислонившуюся к кочке и поглощенную чтением лежавшей на коленях книги. Викарий знал, кто эта девушка. Все на болотах знали о пришедших в дом сэра Джошуа детях-беженцах, как знали и об их сомнительном прошлом. Живя в поместье, семья посещала по воскресеньям церковь в Лидде, и вследствие отчужденности, ставшей принципиальной, – что было достойно сожаления – Гильберт Холланд мало общался с ними, правда, его сестра иногда пила чай с миссис Бедфорд.

   Бет, будучи не злой собакой, встрепенулась и коротко тявкнула, когда подошел Гильберт. Изабелла подняла глаза от книги и вскочила на ноги.

   – Не убегай, дитя, – мягко произнес викарий. – Скажи мне, что ты так увлеченно читала? – Он взял книгу, которую девушка неохотно выпустила из рук. – Боже мой, оды Горация! Ты умеешь читать по-латыни?

   – Немного, не очень хорошо. Во Франции к нам домой приходил учитель.

   – Понимаю.

   – Я нашла это в дядиной библиотеке, но книга очень трудная.

   – Вряд ли нашлось бы что-нибудь более трудное, – сухо заметил мистер Холланд.

   – Я не хочу забывать то, чему научилась, – с вызовом ответила девушка.

   – А ты хотела бы узнать больше?

   Он сам не понимал, что побудило его произнести эти слова, ведь, как многие настоящие ученые, он терпеть не мог учить, и те несколько занятий, которые он был вынужден как-то однажды провести, оставили у него ужасные впечатления. Но что-то в этой французской девушке тронуло его сердце.

   Изабелла смотрела на него с сияющим лицом.

   – О да, больше всего на свете.

   Он нахмурился, вспомнив давнишнюю неприязнь.

   – А сэр Джошуа позволит тебе брать у меня уроки?

   – Не думаю, что моего дядю волнует, чем я занимаюсь, лишь бы это не стоило ему ни гроша, – откровенно сказала она и сделала паузу. – Но может быть вы…

   – Нет, нет, нет, – поспешил он заверить. – Мне не нужно платы. Для меня это будет удовольствием.

   – Тогда я могла бы спросить у миссис Бедфорд.

   – Спроси и дай мне знать.

   Вот так все и началось. В Хай-Уиллоуз об этом не было известно, хотя миссис Бедфорд иногда приходилось нелегко, и занятия Изабеллы стали их общей тайной радостью. Дважды в неделю она бежала через поля и проводила там час, а то и два, в обществе культурного образованного человека. Они занимались латынью и многими другими предметами. Викарий давал ей книги и подготовил ее ум для восприятия истории, поэзии и музыки. А его сестра, считавшая девушку слишком худенькой, кормила ее сытными пирогами с мясом, масляными лепешками и другой домашней стряпней.

   Холланды жили в старом деревянном доме позади церкви. Дом находился в низине, и здесь всегда было сыро. Зимой, когда валил снег, они сидели в кухне, самой теплой комнате в доме, поставив ноги на каминную полку. Вокруг были разложены книги.

   Клонился к закату день – день ее рождения. Проникавшее в открытую дверь и окно солнце безжалостно высвечивало жалкую мебель и облезлые стены. И все-таки Изабелле нравилось здесь. Дом напоминал ей запахи детства: старой кожи в отцовском кабинете, цветов в саду, мяты, растущей под окном. Только здесь Изабелла чувствовала себя как дома, чего не скажешь о Хай-Уиллоуз.

   Сегодня она была менее внимательна, чем обычно. Раза два мистеру Холланду пришлось напоминать ей строки стихотворения, которое они читали.

   – Извините, что-то сегодня я не могу сосредоточиться, – просительным тоном сказала Изабелла. Старик удивился. Девушка вела уединенную жизнь, ни с кем не встречалась, ей не позволяли даже участвовать в сельских праздниках. Неоднократно она рассказывала ему, что сэр Джошуа дал ясно понять – очень скоро ей придется уйти и самой зарабатывать себе на жизнь. – Я должна учиться и учиться, – продолжала она, – ведь если я смогу учить других, то буду иметь возможность содержать брата и себя.

   Жалость переполняла викария: тяжелая жизнь у девушки, лишенной любви близких, которая в более счастливые времена могла бы стать украшением высшего общества.

   Обычно в этот час викарий баловал себя чашкой чая, и очень часто Изабелла пила чай вместе с ним, но на этот раз она не осталась.

   – Я должна торопиться. Я нужна дома.

   – Как жаль, – сказала сестра викария, входя с наполненным подносом. – А я как раз испекла все, что ты любишь.

   Изабелла нерешительно произнесла:

   – А нельзя ли… не покажусь ли я нескромной, если попрошу у вас разрешения взять с собой один пирожок?

   – Возьми сколько хочешь, моя дорогая, – воскликнула Харриет, подумав, что подтверждались ее худшие опасения: наверное, этот старый скряга, сэр Джошуа, держал их на голодном пайке, пока его собственная семья находилась в Лондоне. Она завернула в белую салфетку два пирога с мясом и несколько лепешек. – Возьми полакомиться.

   – Спасибо, спасибо, тысячу раз спасибо, – сказала Изабелла и наклонилась, чтобы поцеловать Харриет. – Вы так добры ко мне. – Пока у нее нет возможности воспользоваться расположением к ней Гвенни и запасами кухни в Хай-Уиллоуз, это пригодится незнакомцу.

   И она ушла легким шагом, с оживленным лицом, тая в себе какую-то радость. Шестидесятилетний мистер Холланд почувствовал зависть. Неужели она нашла кого-то моложе, чем он, с кем она будет смеяться, радоваться невинным удовольствиям? Старик надеялся, что этот человек не причинит зла девушке.

   Он отвернулся от ворот, снова принялся за чай и увидел, что сестра пытается незаметно от него открыть нечто, напоминавшее бочонок с бренди. В их экономном хозяйстве бочонок бренди мог появиться только из одного источника, и викарий был глубоко потрясен своей догадкой.

   – Что это у тебя, дорогая моя? – воскликнул он.

   Харриет виновато взглянула на брата, но потом храбро вздернула подбородок. Ничего не поделаешь, придется отвечать:

   – А на что это похоже, по-твоему? – не растерялась она.

   – Харриет, ты прекрасно знаешь, как я отношусь к таким вещам. Разве не говорил я об этом сотни раз? Я не хочу иметь никаких дел с контрабандистами. Это противозаконно.

   – Ладно, но тогда ты должен запретить им пользоваться разрушенной часовней, которую они приспособили под перевалочный склад для своих контрабандных товаров, – резко сказала Харриет.

   – Харриет, ты сама не понимаешь, что говоришь. Это неправда. Я не верю.

   – Конечно, это правда. С тех пор, как эту часть часовни пришлось закрыть для прихожан из-за того, что грозил обвалиться потолок, они использовали ее для разгрузки товара. И если бы ты не был слеп, как летучая мышь, и не сидел бы вечно, уткнувшись в книгу, а прошелся бы в этой части кладбища, то сам увидел бы отпечатки копыт пони и отличный новенький замок на боковой дверце часовни.

   Викарий в ужасе посмотрел на сестру.

   – И давно тебе это известно? – строго спросил он.

   – Уже, наверное, больше года, – легкомысленно заявила она. – Окно моей спальни выходит на ту сторону. Однажды ночью я проснулась и услышала шорох, осторожные шаги. Я испугалась: вдруг это грабители? Встала и подошла к окну, вот все и увидела.

   – Боже мой, а они тебя заметили?

   – Не думаю. Они были слишком заняты, но вскоре после того случая я нашла в дровяном сарае бочонок с бренди.

   – И сколько же раз с тех пор мы принимаем их дары? – с сарказмом спросил он.

   – Точно не знаю, это случается не регулярно, – уклончиво ответила Харриет. – Не понимаю, что в этом такого? Ты так радуешься пуншу в холодные зимние вечера. И как нужен бывает глоток спиртного, когда случается, что у тебя садится голос. А как ты полагаешь, я могла бы все это добывать?

   – Хорошо, если мы не можем позволить себе такие вещи, то следует обходиться без них. Это бесчестно. Я немедленно должен сообщить в таможенное управление.

   – И послать больше десятка человек в тюрьму или на виселицу, а их жен и детей оставить умирать с голоду или отправить просить подаяние на паперти. И за что? За жалкие крохи налогов, которые теряет правительство? И это ты называешь христианским поступком? Предупреждаю тебя, Гильберт, если ты это сделаешь, меня тоже арестуют, потому что я скажу, что все происходило с моего ведома, а ты ничего не знал.

   Взгляд викария упал на чайницу и чайник.

   – Догадываюсь, что это тоже часть подношений, – горько произнес он.

   Она кивнула.

   – Неслыханно! Тут творятся такие дела, которые я порицаю в проповедях. Мы должны отказаться раз и навсегда от нечестивых подношений.

   Но Харриет знала, что он сомневается, и села рядом, положив ладонь на его руку.

   – Мне невыносимо видеть, что ты лишен столь малых радостей, – вкрадчиво начала она. – Тебе платят так мало, а тут еще я для тебя обуза. Несправедливо заставлять тебя трудиться за такое пустяковое жалованье. Но если ты действительно хочешь, в следующий раз я оставлю записку, что нам ничего больше не нужно от них… Только это может их обидеть… и потом, дорогой, ты всех их так хорошо знаешь. Ты их женишь, хоронишь, крестишь их детей. – Это было верно. Его сопротивление ослабело, и Харриет поняла, что победила. Она была практична за двоих, и если правительство в Лондоне установило несправедливые пошлины, то умная женщина не упустила возможности извлечь из этого пользу. Она похлопала брата по руке. – Вот твой чай, дорогой. Потом ты все как следует обдумаешь и поймешь.

   Харриет не сказала, что однажды, подглядывая из своего окна за разгрузкой, она узнала одного из контрабандистов. Но лучше об этом молчать, ведь совесть ее была неспокойна.


   – Верни любимого ты мне, о, ветер с моря, – тихонько пела Изабелла, торопливо шагая по тропе, а Бет весело бежала впереди. С самого момента своего пробуждения она знала, что это будет особенный день, так и получилось. Настоящее приключение, вроде тех, что они с Ги придумывали, оставаясь вдвоем, вошло в ее серую монотонную жизнь, и она почувствовала себя по-детски счастливой.

   Раскрасневшаяся и взволнованная, девушка подбежала к лачуге, гадая, там ли еще незнакомец или исчез, как те сны, что кажутся реальными, но сразу улетучиваются, когда проснешься. Дневная жара спала, и берег моря был залит золотым светом наступающего вечера. Она задержалась на пороге, чтобы отдышаться, собака остановилась рядом с нею. Ее волосы развевал ветер, отбрасывая пряди на прелестное лицо. Изабелла не представляла, какое впечатление она производит в своем выцветшем ситцевом розовом платье, отделанном кружевом, споротым с одного из старых платьев, найденных на чердаке.

   Молодой человек, прислонившись к задней стене лачуги, удивленно и зачарованно смотрел на нее. Она увидела, что он надел рубашку. Темные волосы ниспадали на повязку, которую она сделала утром. Глаза у юноши были не черными, как ей показалось раньше, а бархатисто-карими. Несколько секунд они молча рассматривали друг друга, потом Бет коротко гавкнула, и они вышли из оцепенения.

   Молодой человек наклонился вперед.

   – Кто вы, черт побери? – спросил он на хорошем английском языке.

   Изабелла ступила в лачугу.

   – А вы не помните? Это я привела вас сюда сегодня утром.

   – Не может быть, чтобы это были вы. Я, конечно, был едва жив, но отчетливо помню, что это был мальчик, парнишка-рыбак, который говорил со мной по-французски.

   Изабелла очаровательно засмеялась своим заразительным смехом.

   – Я француженка. И этим парнишкой тоже была я.

   – Так это вы оставили мне молоко и хлеб, перевязали голову и накрыли этим пледом?

   – Да, – она слегка покраснела при воспоминании о стройном обнаженном теле под пледом.

   – Господи! Мой добрый ангел, и прекрасный ангел к тому же!

   – Далеко не ангел, – сухо заметила она и подошла поближе. – Я смотрю, вы снова оделись. Высохла ваша одежда?

   – Вполне высохла. – Он нахмурился. – Что вы здесь делаете, если вы француженка?

   – Это длинная история. Как вы себя сейчас чувствуете? – Изабелла опустилась на колени рядом с молодым человеком, положив свой узелок, развернула салфетку. – Я принесла вам немного поесть. Лучше я ничего не могла найти, но все испечено сегодня, – с беспокойством сказала девушка.

   – Выглядит соблазнительно, а пахнет еще более соблазнительно. Вы это украли для меня?

   – Не совсем так. У меня есть друзья. Дайте мне сначала посмотреть вашу рану на голове. Я волновалась за вас утром.

   – С раной дело обстоит неплохо. Немного болит, когда резко двигаю головой. – Он откусил большой кусок пирога с мясом. – Вот нога меня беспокоит. Я пытался пройтись, но смог сделать только несколько шагов. Боюсь, придется мне остаться на вашем попечении еще несколько дней. Безопасное ли это место?

   Изабелла была в нерешительности. Она не подумала о том, что будет, если его здесь обнаружат. Ведь путники и бродяги иногда находили себе пристанище в этих заброшенных хижинах.

   – Сюда мало кто ходит, разве только рыбаки. – Она села и серьезно спросила: – А что с вами случилось? Вы бежали из Франции?

   – Похоже что так, верно, – грустно ответил он. – И в большой спешке. Видите ли, у меня не было никакого желания записываться в армию Бонапарта, но избежать этого очень трудно. В Кале я нашел капитана, который за плату согласился переправить меня на своем судне в Англию, но посреди пролива у нас возникли трудности…

   – Вероятно, из-за таможенных судов в поисках добычи. А потом они забрали ваши деньги и бросили вас за борт?

   – Откуда вы знаете?

   – Догадываюсь. Это и раньше случалось. Закон очень суров к тем, кто пытается нелегально проникнуть в страну, и к тем, кто им помогает.

   – А теперь, если меня поймают, то как только я открою рот, меня арестуют как шпиона и отправят в тюрьму.

   – Возможно. Сейчас в Дуврской тюрьме таких много.

   – Брр! – содрогнулся юноша. – Лучше уж пусть сразу ставят к стенке и расстреливают.

   – О нет. Это было бы ужасно!

   – У меня есть друзья в Лондоне, но как до них добраться? Вот в чем проблема.

   – Я уверена, вы найдете выход. Можете остаться здесь на несколько дней, – горячо продолжала она. – Я могла бы приносить вам еду, а когда вы поправитесь…

   – То смогу отправиться в дорогу. – Он мило улыбнулся ей. – В тот же момент, как я увидел вас, я понял, что вы будете моим ангелом-хранителем.

   Он взял руку девушки и поцеловал, и тут Бет, терпеливо ожидавшая хозяйку у порога, вскочила и зарычала.

   – Кажется, вашей собаке я не нравлюсь, – сказал он, улыбаясь.

   – О, Бет очень дружелюбная собака, но немного ревнива. – Изабелла протянула руку. – Пойди сюда, глупая. Иди познакомься.

   Однако Бет, готовая любить всех подряд, упрямо стояла на месте, отказываясь подойти к незнакомцу и не принимая кусочка лепешки, которую тот ей протянул.

   – Она хочет сказать вам, что мне нельзя доверять, – произнес юноша. – Je suis désolé[5].

   – Вовсе нет. Она дает понять, что пришло время ужина, и она права. – Изабелла встала. – Я не должна задерживаться. Если я опоздаю, то начнутся вопросы. Но я приду завтра рано утром и принесу компресс из настоя трав для вашей ноги.

   – Вы еще и лекарь? Как мне повезло. – Он поймал ее руку, когда она собиралась уходить. – Как зовут мою спасительницу?

   – Изабелла, – робко ответила девушка. – А вас?

   – Моя мать звала меня Люсьеном. Какое-то мгновение она не могла сдвинуться с места, захваченная в плен чарующим взглядом, потом резко вырвала свою руку.

   – Я должна бежать. До свидания, до завтра.

   – До завтра, Изабелла. Ma belle[6].


   Она ушла, а юноша со вздохом облегчения откинулся назад. Весь день он горевал по поводу своих безнадежно рухнувших планов, но теперь передышка обеспечена, причем самым приятным образом. Конечно, девушка могла бы предать его, но он ей доверял. Трудная жизнь с раннего детства научила его разбираться в людях, к тому же он вполне осознавал свои способности очаровывать. В запасе было несколько дней, чтобы подумать о будущем.

   Когда Изабелла вернулась домой, шел уже восьмой час. Она поспешно поднялась в свою комнату, вымыла руки и привела себя в порядок, прежде чем пойти ужинать с миссис Бедфорд. Когда дядина семья жила в Лондоне, они с Ги обычно ужинали в комнате экономки.

   – Сегодня ты припозднилась, дорогая, – мягко сказала миссис Бедфорд. – Неужели ты так долго была у мистера Холланда?

   – Нет, но вечер был изумительный, и я пошла с Бет к морю. Там так прохладно, а это так приятно после дневной жары, и я зашла дальше, чем намеревалась.

   – Ты не должна ходить туда по вечерам. Мало ли кого можно встретить.

   – Обычно там бывают только рыбаки и дети. Многие из них мне знакомы.

   Миссис Бедфорд нахмурилась.

   – Твой брат был с тобой?

   – Сегодня нет. Наверное, мистер Форест задержал его.

   – Хорошо, не будем ждать его. Позвони, пожалуйста, в колокольчик, милая.

   Ужин подали, а Ги так и не пришел. Потом Изабелла уединилась в своей комнате. Было жарко и душно, она пошире раскрыла окна и достала книги. Ей нужно было перевести латинский стих к следующему занятию с мистером Холландом, но как она ни старалась, мысли ее были далеко от изящных стихов Горация.


Quis multa gracilia te puer in rosa
perfumis liquidis urget odoribus…

   «Что за юноша с волосами, умащенными благоуханными маслами, ласкает тебя, Пирра, в гроте, убранном розами…»

   Нет, это грубо и нескладно. И недостойно оригинала. Она с отвращением отбросила карандаш. Сегодня получалось плохо, слова не приходили на ум, а мысли упрямо возвращались к событиям прожитого дня. «Люсьен», – вспомнила она. Она не знала никого с таким именем. Было ли оно настоящим? Откуда он явился и зачем? Было что-то притягательное и необычное в его бархатистых глазах и смуглой коже оливкового оттенка. Он не был похож ни на кого из тех, с кем ей доводилось когда-либо встречаться, хотя надо признать, что ее опыт общения с другими людьми был весьма ограничен.

   Девушка оттолкнула книги, встала, подошла к окну и облокотилась о подоконник, вдыхая полной грудью ароматы летнего вечера. Она вдруг остро почувствовала, как устала от этой замкнутой однообразной жизни. Но должен же когда-нибудь придти этому конец? У Изабеллы появилось жгучее желание убежать из дома на берег моря, туда, где ветер будет трепать ей волосы, ласкать ее щеки, сольется с ее губами в соленом терпком поцелуе.

   У незнакомца красивый рот. Она вздрогнула, вспомнив его стройное обнаженное тело. Кровь прилила к щекам, и Изабелла прижала к ним ладони, стыдясь и одновременно радуясь волнению своего тела, чувствам, ранее неведомым и не являющимся даже в мечтах. Внизу хлопнула дверь, залаяли собаки, и она вернулась к действительности. Боже, что это она? Мечтает о нищем бродяге, может быть, преступнике. Незавидная участь. Голос рассудка говорил ей, что она вела себя, как дура, как романтическая идиотка.

   Было уже около полуночи, когда девушка разделась и легла в постель. Все еще стояла духота, и она никак не могла заснуть. Когда же наконец начала дремать, ее внезапно разбудил топот ног на лестнице, потом раздался стук двери. Это должно быть Ги так поздно. Где же он пропадал? Ему уже семнадцать, но Изабелле он все еще казался маленьким мальчиком, нуждающемся в опеке. Она выскользнула из постели, накинула халат, снова зажгла свечу и вышла из комнаты. Тихо постучала в дверь комнаты Ги. Никто не ответил, и она вошла. Ги лежал ничком на кровати в рабочей одежде. Изабелла прикрыла дверь и подошла к брату.

   – Ги, что случилось? Почему ты не пришел ужинать? Ты заболел?

   – Уйди. Оставь меня в покое, – сказал он приглушенным голосом.

   Но она уже заметила темно-красную полосу на его щеке и окровавленные костяшки пальцев.

   Изабелла поставила свечу и подошла к кровати.

   – Ги, ты снова дрался?

   – Ну и что, если даже и дрался? Какое тебе дело?

   Она вздохнула.

   – Дай посмотреть.

   Ги перевернулся на спину и мрачно глянул ей в глаза.

   – Пустяки.

   Изабелла взяла полотенце, намочила его водой из кувшина и вернулась к кровати. Брат неохотно приподнялся и позволил смыть засохшую кровь с большой ссадины на лице и обмыть пораненную руку.

   – Зачем было драться? Что в этом хорошего? С кем на этот раз?

   Его глаза блеснули в свете свечи.

   – Ты знаешь, как он назвал меня? Трусом, который боится сказать дяде, что я думаю о том, как он обращается со мной; лягушатником, как называют всех французов; ублюдком, чья мать была шлюхой… И он ударил меня, тогда я и дал ему. Одно утешение, что ему досталось больше. Я испортил его смазливую физиономию на несколько дней.

   – О Ги, так это был Дик Форест? И зачем только ты его слушаешь? Ты ведь знаешь, что будет. Его отец побежит жаловаться сэру Джошуа, когда тот приедет.

   – Пусть жалуется. Пусть даже побьет меня, мне все равно. – Он вдруг так сильно схватил Изабеллу за руку, что ей стало больно. – Я бы не остался здесь ни на минуту, только бы меня и видели, если бы не ты. Я не могу оставить тебя с ними. Ведь у нас с тобой никого больше нет, правда? Мы должны быть вместе, но иногда что-то взрывается во мне, и нужно это выплеснуть. Не мог я сегодня вечером быть домашним котенком с миссис Бедфорд, сидеть с ней, беседовать. Я бродил по берегу. Кругом никого, только я и море.

   Изабелла забеспокоилась.

   – Ты никого не встретил?

   – Ни единой души. – Он вдруг усмехнулся. – Сегодня лунная ночь, поэтому лодок на море не было.

   – Ги, ты не должен ходить с ними в море, слышишь? Ведь ты не связан с контрабандистами?

   – Я подумывал об этом. Младший брат Джонти Дейли учился со мной в школе. Он не раз намекал мне. Они были бы рады тому, кто умеет говорить по-французски. Вот была бы пощечина сэру Джошуа, а? Чертовски правильный он: пьет их бренди и в то же время наказывает за то, что они это бренди ему доставляют.

   – Нет, Ги, ни за что! Обещай мне, что не пойдешь к ним. Это опасно. – Она подумала о том, что ее новый знакомый едва не утонул. – Многие гибнут.

   Он откинулся на подушки.

   – Не беспокойся, Белла. Эти дурацкие игры до добра не доведут. Думаешь, я не понимаю?

   Но Ги отвел глаза, он не хотел встретиться с ней взглядом, и она подумала, что брат увяз гораздо серьезнее, чем сам считал. Чувство опасности привлекало юношу, переживающего крушение надежд, придавая остроту его ощущениям.

   Изабелла поднялась.

   – Уже поздно, а мне надо вставать.

   – Собираешься взять Джуно?

   – Хотелось бы. Вряд ли йотом представится еще возможность.

   – Можно мне поехать с тобой?

   – Ты должен выспаться. А я люблю ездить верхом одна.

   Ги насмешливо улыбнулся.

   – С кем это ты там встречаешься? С возлюбленным?

   – Не говори глупостей. С кем здесь можно встречаться?

   – Да, конечно, ты права. Дядя держит нас в черном теле. Почему, Белла? Почему так? Он как будто чего-то боится. Тебе не кажется?

   – Не знаю, и совсем не время гадать об этом. – Сестра наклонилась и поцеловала его. – Доброй ночи, милый.

   Она лежала в постели с открытыми глазами. Глядя в темноту, девушка думала, что Ги был прав: что-то здесь не так. Снова и снова она приходила к мысли о том, что за грубостью сэра Джошуа скрывался страх.

Глава 2

   Встреча с незнакомцем изменила всю жизнь Изабеллы. Их отношения становились идиллическими. Здравый смысл подсказывал ей, что у приключения нет будущего, но она больше не прислушивалась к разуму. Скучная, однообразная жизнь ее обрела новые краски. Девушке казалось, что наступила полоса счастья, и она отдалась этому ощущению, балансируя на краю пропасти под угрозой разоблачения, что лишь обостряло все ее чувства.

   Ранним утром она брала Джуно и ехала к Люсьену, где они вместе съедали привезенный ею завтрак. Если Гвенни когда и удивлялась, то не задавала вопросов, участливо помалкивая.

   – Всем хочется поразвлечься, это точно, – шептала она Бет, ставя перед нею тарелку, наполненную объедками. – Ты же приглядывай за девочкой, старушка, смотри, чтобы никто ее не обижал.

   Иногда Изабелла исчезала на часок-другой после обеда, пропуская занятия с мистером Холландом, позабыв про свои книги. Чудесно было то, что погода стояла прекрасная, и как только нога Люсьена немного зажила, он стал, прихрамывая, ходить. Золотыми закатными вечерами, когда ветер с моря прогонял дневную жару, они выходили прогуляться по берегу вдоль кромки воды.

   Он говорил, а она восхищенно слушала. Он сказал Изабелле, что имя его Люсьен де Вож, что всего несколько лет назад он приехал из Вест-Индии, с острова Мартиника, где провел всю свою жизнь. Он рисовал ей одну картину за другой: большой приземистый белый дом, простиравшиеся на многие акры сады, полные экзотических цветов. Море там сияет магическим светом, когда ночью с лодки опускаешь в него руку, а рыбы мелькают в воде, как серебряные стрелы. Ныряльщики погружаются в кипящий молочно-белый водоворот, пока не взойдет луна, заливая все вокруг своим жемчужным сиянием.

   Люсьен рассказывал ей о приемах на вилле, где гости пили ром с ломтиками лимона и с мускатным орехом, ели восхитительную морскую рыбу, сочных, зажаренных целиком до золотистого цвета барашков. Он описывал карнавалы с пением, фейерверками и плясками на улицах, где белые и черные, нарядившись драконами, тиграми, морскими чудовищами, смешивались в общей массе на три ритуальных дня и ночи. Люсьен вскользь упомянул, что однажды побывал в Ля Пажери, где выросла Жозефина и Ташер, и где, как свидетельствует легенда, однажды старый негр-гадальщик предсказал, что когда-нибудь она станет императрицей.

   – Но она еще не императрица, хоть и жена генерала Бонапарта, – возразила Изабелла. – Его могут и свергнуть.

   – Могут, конечно, но пока не свергли. Он ведь может короноваться и стать императором.

   – А вы его когда-нибудь видели? – с любопытством спросила Изабелла.

   – Только один раз. Он небольшого роста, ниже меня, очень просто одет, кажется совсем непримечательным, пока не увидишь его глаза и не услышишь, как он говорит.

   – И что тогда? – продолжала она.

   – Тогда начинаешь верить, что он может добиться всего, подчинить нацию своей воле, завоевать весь мир.

   – Но на вас он не произвел впечатление?

   Глаза его блеснули на мгновение и сразу же спрятались за невероятно длинными ресницами.

   – Нет, меня он не привлек на свою сторону. Я не доверяю такому пылкому красноречию. Оно сжигает все кругом до пепла.

   Слова Люсьена околдовали девушку. Изабелла была очарована не только выражением его оживленного красивого лица, но и тем, что он рассказывал. Они гуляли по берегу моря, сидели рядом в хижине, ели привезенную ею еду и пили вино из бутылки, которую Изабелла с риском для себя выкрала из погреба в Хай-Уиллоуз. Но, рассказывая о себе, Люсьен многое скрывал. Все то, что он так ярко расписывал, имело и другую, темную сторону.

   Он не знал, что его мать была всего лишь служанкой в том большом доме, единственной белой женщиной, с утра до ночи трудившейся наравне с черными рабами, что до четырнадцати лет он бегал босым и в лохмотьях, а вечером украдкой приходил к эксцентричному англичанину, жившему в полумиле от их дома. Когда тот был пьян, то забавлялся тем, что учил симпатичного мальчугана читать, писать и говорить на языке английских королей. Ни разу не упомянул Люсьен и то, что не знал, кто его отец, пока не сбежал с острова и не добрался до Франции.

   А пока, выздоравливая и набираясь сил в обществе очаровательной девушки, он размышлял о том, как бы получше использовать ее в своих интересах. Эти проклятые контрабандисты на корабле ограбили его вчистую, забрали все: документы, рекомендательные письма, деньги. Но в Лондоне у него были знакомые. Раз уж он здесь, то добраться до Лондона проще простого. Но как это сделать, вот в чем загвоздка. Ему нужны были деньги и одежда. Изабелла очень скупо рассказывала ему о своей жизни. Он знал, что она не крестьянка, как ему показалось вначале. Однако маловероятно, чтобы ее деспотичный дядя, член Парламента и влиятельная личность в этих краях, захотел бы что-то сделать для беглеца из Франции без единого пенни в кармане. Разве только отправить в тюрьму как подозреваемого в шпионаже до выяснения обстоятельств, тогда и знакомства в Лондоне не помогут. Скорее всего, придется надеяться на себя. Девушка говорила еще о брате, но Люсьен понимал, чем меньше людей знают о нем, тем лучше. Нужно было найти какой-то выход. Пока он обдумывал все это, Изабелла нашла решение вместо него.

   Прошла почти неделя с того дня, как море выбросило его на берег, и было ясно, что худшие последствия этого очень неприятного происшествия, наконец, позади. Рана на лбу начала заживать, голова не болела, прошел жар, донимавший в первое время, а поврежденная лодыжка уже не беспокоила так сильно.

   В тот вечер, шагая рядом с Изабеллой, он весело сказал:

   – Смотрите, я уже хожу без особых усилий и даже смогу пробежать немного, если потребуется. Пора мне отправляться в путь.

   Ей вдруг показалось, будто сияние летнего вечера померкло. Было глупо, конечно, надеяться, ведь ему все равно пришлось бы уйти. Разве не знала она этого с самого начала?

   – Придется, должно быть, идти пешком, – продолжал он. – Сколько миль до Лондона?

   – Точно я не знаю. Я там никогда не была, но слышала, дядя говорил, что больше шестидесяти миль.

   – Если я буду делать по десять миль в день, мне потребуется больше недели, – задумчиво продолжал он.

   – Но так вы не можете идти. Ведь нужно позаботиться о еде и ночлеге. Вам нужны деньги и приличная одежда.

   – Откуда же их взять? – шутливо спросил он, пожимая плечами. – Увы, они не растут на деревьях.

   Мысли обо всем этом не шли у Изабеллы из головы. Можно взять одежду Ги, но и он чаще всего вынужден был донашивать вещи Джеймса. Хотя можно было подобрать что-нибудь подходящее в старых сундуках на чердаке, бриджи и куртку, например.

   – Я попробую что-нибудь найти, – неуверенно проговорила она, – но вещи будут поношенными и не совсем по размеру.

   – Все-все что угодно, лишь бы прикрыть наготу, – трагическим голосом взмолился Люсьен. – У вас получится? Вы уверены? Когда? Скоро?

   – Через день-два. Мне нужно будет дождаться подходящего случая.

   Он подумал: уж не собирается ли она пересмотреть гардероб своего отсутствующего дяди? Это было бы чревато неприятностями. Вот черт! Хотя, вероятно, пропажа обнаружится нескоро.

   – Я знал, вы – мой ангел-хранитель! Как мне благодарить вас?

   Он упал на колени и обхватил ее талию, уткнувшись лицом в ситцевую юбку.

   Девушка засмеялась, слегка смущенная.

   – Не будьте таким глупым, Люсьен. Встаньте. Вдруг кто-нибудь увидит нас?

   – Ну и пусть.

   Люсьен поднимался на ноги, медленно проводя руками по ее телу, пока их лица не оказались на одном уровне. Он крепко прижал Изабеллу к себе, одной рукой приподнял ее подбородок. Теперь они смотрели глаза в глаза.

   – Вы такая красивая, Изабелла, – прошептал он. – Кто-нибудь говорил вам, как вы прекрасны?

   Она покачала головой, завороженная его прикосновением, теплом его тела. Оно жгло через тонкую рубашку и было так близко, что, казалось, можно было услышать биение его сердца.

   Люсьен опустил голову и поцеловал ее, сначала осторожно, потом все с большей силой, заставляя ее губы открываться, чувствуя трепет ее тела. Она не могла пошевелиться. Никогда раньше ее не целовали так, никогда не прижималось к ней сильное мужское тело. Изабелла хотела, чтобы это продолжалось вечно, но Люсьен вдруг отпустил ее. Девушка пошатнулась, слегка вздрогнула.

   – Извините, – хрипло прошептал он. – Я не должен был этого делать. Я хотел сказать вам спасибо, но… почему-то не смог справиться с собой.

   – Все в порядке. Не имеет значения.

   – Нет, имеет. Я слишком высоко ценю вашу дружбу, чтобы потерять ее.

   – Это так много значит для вас? – тихо спросила Изабелла.

   – Вы мне не верите?

   Он держал обе ее руки в своих. Затем притянул ее к себе. Она знала, что должна сопротивляться, но не могла. Но тут между ними протиснулась Бет, все еще не доверявшая юноше, и Изабелла попыталась скрыть свое смятение, лаская собаку.

   – Бет говорит мне, что уже поздно, и пора возвращаться домой.

   Они пошли обратно к лачуге, изредка переговариваясь, а когда расставались, Люсьен поцеловал ей руку.

   – Я прощен?

   – Нечего прощать.

   Он смотрел, как она торопливо идет через поле. Разумеется, он мог без труда ее соблазнить, и это доставило бы ему невероятное удовольствие. Если бы Изабелла была дочерью рыбака, как он подумал вначале, он, вероятно, нашел бы себе оправдание и не мучился бы слишком долго угрызениями совести. Но эта девушка была сама невинность, в ней чувствовалось что-то неуловимое, отличавшее ее от тех, кто прежде одаривал его ночными ласками. Она была аристократкой, принадлежала к женщинам тонкого воспитания, которые, как казалось ему, жили в другом мире, не похожем на его собственный. И это весьма раздражало его и наводило тоску, хотя первые уроки чувственности он получил в подростковом возрасте от женщины знатного происхождения.

   Мадам Селина де Раньи, сорокалетняя богатая дама, скучающая и к тому же толстеющая от чересчур экстравагантного образа жизни, обратила внимание на красивого парнишку, который приходил иногда работать в саду. Забавы ради она отмыла его, причесала и завила его буйную темную шевелюру. Нарядила Люсьена в белую шелковую рубашку и кюлоты[7] с пурпурным поясом и поручила подавать напитки на одном из своих званых вечеров. Стройный юноша, с кожей золотистого цвета и бархатистыми карими глазами, взгляд которых будто ласкал, сразу же стал пользоваться успехом. Подруги завидовали Селине. Но волны начавшейся в Париже революции докатились и до отдаленных берегов колоний, что и положило конец беззаботной жизни состоятельных французов. Престарелого мужа Селины отозвали в Париж.

   Люсьену не было еще семнадцати, когда Селина впервые завлекла его к себе в постель и обучила искусству любви. Только она могла помочь ему изменить жизнь и выбраться с опостылевшего острова.

   Селина привезла его с собой в Париж, едва очнувшийся от ужаса первых массовых убийств, но уже вовлеченный в бурную жизнь под предводительством энергичного молодого корсиканца Наполеона Бонапарта и воевавший не только с Британией, но и с половиной стран Европы. Это было неподходящее место для аристократа декадента, и месье де Раньи увез жену в Италию. Покинутый Люсьен, без гроша в кармане, мог бы умереть голодной смертью.

   Но у молодого человека еще оставалась последняя надежда. Когда-то на Мартинике он спас избалованную собачонку Жозефины от мучивших ее оборванцев-детей. И вот он начал слоняться вокруг ее симпатичного домика в Шантерен на Монмартре, поджидая удобного случая, и удача пришла ему прямо в руки. Однажды утром в липовой аллее ему удалось выхватить из-под копыт лошади погнавшегося за кошкой мопса по кличке Фортюне и оказаться среди многих прочих просителей в приемной Жозефины с укушенным пальцем, обмотанным окровавленной тряпкой. О первом случае с собакой Жозефина не помнила, но отнеслась к Люсьену благосклонно, не оставшись равнодушной к восхищенному выражению его красивых темных глаз, робко поднявшихся, чтобы взглянуть на нее. Щедрая, как всегда, она дала ему денег и, что было еще лучше, представила его своему новому любящему супругу во время одного из его коротких пребываний в столице. Затем последовали и другие знакомства, часто не столь приятные. Но Люсьен, подавив гордость, пресмыкался и льстил в надежде на блистательное будущее. Все было поставлено на эту карту.

   И вот неудача. Нельзя было допустить, чтобы это повредило его планам. Прошел день, а Изабелла так и не появилась. Еда у него была. Девушка всегда старалась принести немного больше, чем ее подопечный мог съесть. Оставались хлеб и сыр, а также кофе, который можно было сварить в кастрюльке на костре из веток. С голоду он не умирал, но не находил себе места от беспокойства. Что могло случиться? Раскрылся ее секрет? Неожиданно вернулся сэр Джошуа? Может быть, ее вынудили признаться, и скоро придут солдаты, чтобы арестовать его? Люсьен затаился и наблюдал. Но никто, кроме двух детей, ловивших сорвавшуюся с привязи козу, и старика, устало тащившегося домой после дневной ловли с рыбацкой корзиной, перекинутой через плечо, не появлялся на поросшей редкой травой пустоши. Время тянулось так медленно, что казалось, можно сойти с ума.

   Люсьен уже подумывал о бегстве, но в лохмотьях далеко не уйти. Он не мог заснуть, задыхаясь в маленькой хижине, и когда настала полночь, вышел на берег прямо к морю. Ночь была темной, тяжелые тучи нависали над головой. Жара отступила, но не было ни единого дуновения ветра.

   Вязкая влажная духота обволакивала все вокруг. При первом проблеске зари он расстелил плед и улегся на него. Спустя пару часов, пробудившись от тяжелого сна, он увидел стоявшую на пороге Изабеллу, взволнованную, запыхавшуюся, с тяжелой сумкой, оттягивающей ей руки.

   В мгновение ока Люсьен вскочил на ноги и встряхнул ее за плечи.

   – Где вы были, черт побери? Почему вы не пришли? Я чуть с ума не сошел, гадая, что с вами могло случиться.

   – Извините, Люсьен, извините. Я не смогла, правда не смогла. – Она поставила сумку и вошла в хижину. – Когда я вернулась домой в тот вечер, миссис Бедфорд сказала, что из Лондона пришло известие: через три дня приезжает дядя. Все сбились с ног, так много было дел. Никак нельзя было вырваться.

   – Но вы принесли мне какую-нибудь одежду? – спросил он, не обращая внимание на ее извинения.

   – Да, все, что я успела найти, – обеспокоенно ответила Изабелла. – У меня было так мало времени.

   С шести часов утра и до позднего вечера в усадьбе Хай-Уиллоуз кипела работа. Миссис Бедфорд настояла на том, чтобы каждая вещь была начищена, вазы и скульптурные фигурки вымыты и расставлены на столиках и в шкафах. Ожидалось прибытие гостей, поэтому необходимо было заняться постельным бельем, проветрить незанятые спальни, разбросать по коврам листочки заваренного чая и смести затем их щеткой. Отдавались распоряжения повару, тщательно обследовалась кладовая, и пополнялись запасы. Весь день Изабелла бегала взад и вперед, передавая указания мистеру Форесту, а от него – Барти, пастуху, чтобы тот забил овцу, потом к Джейсону с распоряжением о том, что нужно убить и ощипать домашнюю птицу. После обеда Джейсон возил Изабеллу и миссис Бедфорд на рынок в Рай, а потом – в Гастингс. Поместье Хай-Уиллоуз вполне обеспечивало своих обитателей продуктами, но приходилось дополнительно покупать некоторые деликатесы.

   Только в половине двенадцатого измученная экономка отправилась спать, и девушка смогла взять свечу и пробраться по черной лестнице на чердак. Комнаты слуг располагались на последнем этаже, и она встретила на площадке Гвенни.

   – Куда это вы идете ночью, мисс?

   – Я кое-что потеряла, когда ходила за тем столиком из черного дерева, который потребовался миссис Бедфорд для гостиной, – наскоро придумала она объяснение. – Это медальон, застежка у него всегда была ненадежной.

   – А завтра утром нельзя поискать?

   – Это медальон моей матери. Мне не хотелось бы лишиться его.

   – Может, я пойду и поищу вместе с вами, мисс Изабелла?

   – Нет, Гвенни, нет. Ты такая добрая, но день у тебя был еще потруднее моего. Ложись спать. Мне кажется, я знаю, куда он мог упасть. Вряд ли мне долго придется искать.

   Хотя она там на чердаке зажгла вторую свечу, ей все равно трудно было при плохом освещении найти что-то подходящее, и теперь она с беспокойством наблюдала за Люсьеном. Тот извлек из сумки приталенный голубого цвета сюртук с черным бархатным воротником и большими серебряными пуговицами, который, вероятно, был чрезвычайно модным лет тридцать назад.

   – Подойдет?

   – Почему бы и нет? – сказал Люсьен, нахмурясь.

   Нашлись и бархатные кюлоты, серые чулки и туфли с пряжками. В подошве одной из туфель была дыра. Она наблюдала за выражением его лица, когда он их померял.

   – Жаль, что не нашлось ничего лучше.

   – Обойдусь этими.

   – Люсьен, – продолжала она, – я с трудом к вам выбралась. Я больше не могу оставаться, а то меня начнут искать. У меня еще много работы.

   Юноша бросил сюртук на землю и обнял Изабеллу за плечи.

   – Я знаю, поверьте мне, я знаю, как вы рискуете из-за меня. Но мне еще нужны деньги, немного денег, чтобы добраться до Лондона.

   – Я попытаюсь, Люсьен, попытаюсь.

   Эта задача была самой трудной, и девушка не представляла себе, как ее можно решить.

   – Уверен, что вы попытаетесь, и бесконечно благодарен. Вы себе не представляете, как много это значит для меня.

   Он обвил ее руками, и Изабелла застонала от удовольствия чувствовать его так близко. Он легонько целовал ее глаза, щеки и, наконец, губы. Все ее чувства смешались, и она отдалась долгому страстному объятию. Потом вдруг отстранилась.

   – Отпустите меня, Люсьен, пожалуйста, отпустите. Мне нельзя задерживаться, но вечером я приду снова. Я как-нибудь раздобуду денег, обещаю. Здесь в сумке для вас есть еда, а сейчас я должна уходить.

   Он прошел с девушкой к стоявшей на привязи Джуно. На Изабелле были бриджи и рубашка, как в тот день, когда она спасла его. Когда Люсьен подсаживал девушку в седло, ее грудь коснулась его, и он почти пожалел о своей сдержанности. Молодой человек смотрел, как она удаляется быстрой рысью, – может быть, сегодня вечером, когда она вернется к нему… Он позволил своим фантазиям дойти до головокружительного удовольствия: взять в свои объятия это тонкое обнаженное тело и почувствовать, как оно впервые самозабвенно задрожит от наслаждения. Но он отбросил эти мысли. Были другие, более важные дела, касавшиеся его самого, и он занялся детальным исследованием принесенной Изабеллой одежды.


   Большую часть дня Изабелла провела, помогая миссис Бедфорд чистить и полировать парадное столовое серебро, огромные канделябры, кофейники и кувшины. Большие серебряные сервировочные блюда, корзинки, в которых подают пирожные и фрукты, доставали только когда устраивались приемы. Наконец, последняя вещица была уложена в кожаный мешочек, и Изабелла спросила, можно ли ей ненадолго сходить с Бет погулять. Все они так хорошо поработали накануне, что могли себе позволить немного расслабиться.

   В этот день солнце едва пробивалось из-за затянувших небо туч, но гроза не разразилась, и воздух был таким влажным, что Изабелла чувствовала при каждом движении, как муслиновое платье прилипает к ее телу.

   – Смотри не попади под дождь, – озабоченно сказала экономка. – Возьми с собой плащ. В этих полях негде укрыться.

   – Я буду рада, если пойдет дождь. Так душно, что просто нечем дышать.

   – Ну, тогда иди, не задерживайся.

   Поднимаясь в свою комнату, Изабелла приняла окончательное решение. Весь день она думала и теперь достала из ящика стола маленький кожаный кошелек с несколькими монетами, которые привезла с собой из Парижа. Девушка положила на ладонь четыре золотых гинеи. Где мадемуазель Жюли достала английские монеты в тот безумный день, она до сих пор не знала. Ей не приходилось иметь дело с деньгами. Дядя и тетя никогда не давали ей больше пенни, и она не знала точно, далеко ли сможет Люсьен уехать с одной гинеей, но догадывалась, что двух должно быть достаточно, чтобы добраться до Лондона, и, может быть, скромно питаться и ночевать в гостинице во время пути. Деньги принадлежали ей и Ги. Изабелла берегла их на случай крайней нужды, поэтому аккуратно положила оставшиеся две гинеи в кошелек. Нужно сохранить их для брата. Она подумала, не поделиться ли с ним своей тайной, но решила, что пришлось бы все рассказать, и Ги не одобрил бы ее поступок. Две монеты принадлежали ей, и она могла распоряжаться ими по своему усмотрению, а сейчас как раз возникла такая необходимость.

   Изабелла завернула деньги в носовой платок, взяла корзинку, в которой лежали два больших пирога с мясом дичи, два крылышка цыпленка и кексы, – все, что смогла сэкономить от своей собственной порции: так детей собирают на пикник, но ничего больше для их прощального ужина у нее не было. Потом Изабелла схватила свой легкий плащ, сошла вниз и через заднюю дверь выскользнула из дому. Бет, вылизавшая свою миску дочиста, резво припустилась за ней.

   Почти всю дорогу Изабелла бежала, чтобы поскорее увидеть Люсьена. В нескольких ярдах от лачуги она остановилась, заметив нелепую фигуру шедшего ей навстречу человека. Сюртук был вполне впору Люсьену, особенно, если учесть, что выбирался он наспех и при свечах. Он вытащил наверх воротник старой полотняной рубашки Ги, которую девушка, собирая одежду, сунула в сумку на всякий случай. Кюлоты были широковаты, но он подпоясал их вокруг своей тонкой талии. Со своими длинными черными волосами, стянутыми сзади шнурком, и с темной щетиной на подбородке он был в точности похож на красивого пирата из детской книжки: не хватало только золотых колец в ушах.

   Она подбежала к нему, не пытаясь скрыть улыбки, но молодой человек нахмурился.

   – Не смейтесь. Это мода такая! – с упреком сказал Люсьен. И прежде чем отвесить церемонный поклон, повернулся, чтобы она осмотрела костюм со всех сторон.

   Изабелла рассмеялась, и Люсьен тоже не мог больше сохранять серьезный вид.

   – Я похож на огородное пугало. Так и жду, что птицы в любой момент начнут вить гнезда в моей шевелюре.

   Их скромный ужин превратился в веселое пиршество. Люсьен был в ударе, он смеялся и шутил, рассказывал ей о других ужинах так, словно он был их полноправным участником, а не снедаемым завистью младшим слугой, подносившим еду, которую ему запрещено было пробовать, и наливавшим в бокалы вино, предназначенное для других.

   Неумолимо бежало время. Скоро ей придется уйти, и наступит всему конец. Встреча была так коротка. Сердце девушки сжималось при мысли, что приключение заканчивалось. Неужели впереди у нее лишь длинные тоскливые дни и ничего больше?

   Изабелла встала.

   – Я должна идти, а то они пошлют кого-нибудь искать меня. Но сначала я хочу отдать вам то, что принесла. – Она вынула из кармана носовой платок и протянула ему две золотые монеты. – Вот все, что у меня есть. Этого будет достаточно?

   Теперь он не смеялся. Он стоял, переводя взгляд с ее лица на протянутую руку.

   – Где вы это взяли? Украли для меня?

   – Нет, эти монеты принадлежат мне, и я могу истратить их по своему усмотрению.

   Какое-то мгновение Люсьен колебался, слегка пристыженный тем, что так воспользовался ее добротой. Потом взял монеты и спрятал их поглубже в один из карманов сюртука.

   – Изабелла, – глухим голосом проговорил он. – Я не знаю, что сказать.

   Девушка отвернулась, чтобы не видно было слез в ее глазах. И тогда Люсьен, поддавшись безумному порыву, охватившему его, обнял Изабеллу и начал страстно целовать, одной рукой обхватив ее спину и прижимая к себе, а другой, раздвигая лиф платья, чтобы целовать шею и округлую грудь. На несколько секунд она отдалась исступленной радости, пронизывающей все ее тело, но вдруг это чувство испугало ее, и тогда девушка оттолкнула Люсьена.

   – Нет, Люсьен, нет… нет…

   – Уедем вместе, – шептал он, – пойдемте со мной. Почему бы и нет? Мы убежим вместе.

   Эта безумная мысль смутила ее, но все же Изабелла покачала головой.

   – Меня будут искать. Это может вам навредить.

   Он снова заключил ее в объятия.

   – А если я вернусь, Изабелла? – сказал он приглушенным голосом. – Если я когда-нибудь вернусь? – уже произнося эти слова, он знал, что это невозможно.

   – Не знаю… не знаю…

   Девушку била мелкая дрожь, и Люсьен, осознав опрометчивость своих обещаний, отнял от Изабеллы руки.

   – Вы правы. Это безумие, не так ли? Но я не забуду, Изабелла, клянусь, никогда не забуду. Когда-нибудь, любовь моя, когда-нибудь…

   Изабелла догадывалась, что это всего лишь пустые слова, хотя ей так хотелось им верить.

   – Вы уходите сегодня вечером? – спросила она сдавленным голосом.

   – Вечером или завтра на рассвете.

   – Тогда настало время прощаться.

   – Да.

   Она взяла свой плащ и дрожащими руками накинула себе на плечи.

   Выйдя из лачуги, Люсьен попробовал вернуть прежнее веселое настроение. Он вынул и подбросил одну из монет.

   – Этим вы освобождаете меня из заключения.

   Оба они были слишком поглощены друг другом, чтобы заметить одинокого всадника, медленно ехавшего по тропинке полем. Он наблюдал за двумя отчетливо вырисовывающимися на фоне вечернего неба фигурами с праздным любопытством, которое переросло в интерес, когда он узнал девушку, увидел, что она оказалась в объятиях своего возлюбленного.

   «Боже мой, – сказал сам себе Джеймс Бриджез, – что, черт побери, думает себе моя французская кузина, обнимаясь и целуясь с каким-то оборванцем, который будто только вылез из помойки?» – Джеймс пребывал в исключительно плохом расположении духа, более того, был бы рад затеять с кем-нибудь ссору. Совсем недавно у него произошел досадный спор с отцом из-за весьма значительных долгов. – «Как будто светский молодой человек не имеет права время от времени играть в азартные игры, – возмущенно говорил он сам себе, – а если друзья его принадлежат к высшему обществу и привыкли играть на высокие ставки, что же, ему держаться от них в стороне, как бедняку-простофиле?» Но сэр Джошуа придерживался другой точки зрения. Джеймсу было строжайше приказано провести остаток лета в Хай-Уиллоуз, не транжиря денег. Он хотел было взбунтоваться, но отец не выпускал кошелька из своих рук и проявлял исключительную скупость, и на этот раз даже мать не помогла бы. «Вот Венеция – отцовская любимица, ей все сходит с рук», – раздраженно думал он. Джеймс никогда не питал к своей сестре большой любви, она надоела ему со своими женихами. Последний был нудным чопорным молодым человеком, богатый папаша которого жил в каком-то Богом забытом замке в Шотландии, и его постоянно ставили Джеймсу в пример. Джеймсу просто не терпелось сорвать на ком-нибудь зло, а тут ему представилась такая возможность. Он соскочил с лошади и налетел на Изабеллу и Люсьена.

   – Что ты делаешь, парень?

   Джеймс так неожиданно вклинился между ними, что Люсьен отпрыгнул назад, а Изабелла, отступая, споткнулась и упала на колени.

   Бет, которая никогда не любила Джеймса, бросилась на защиту девушки, стала прыгать и хватать его за полы сюртука. Люсьен, гибкий и ловкий – суровая жизнь научила его защищаться – реагировал быстро и точно как змея. Он стремительно нанес удар кулаком по подбородку Джеймса, и тот упал назад. Врезавшись в стенку хижины, он беспомощно заскользил по ней вниз под лай собаки. Пока Изабелла оттаскивала Бет за ошейник, Люсьен воспользовался счастливым случаем. Быстрый, как молния, он схватил вожжи, вскочил на лошадь и помчался в поля, прежде чем Джеймс успел подняться на ноги. Он стоял гибкий, разъяренный тем, что над ним взял верх какой-то бродяга-простолюдин, а эта его чертова кузина удерживала беснующуюся собаку, стараясь не засмеяться зрелищу, которое он из себя представлял.

   – Убери от меня эту проклятую суку, иначе, клянусь, я ее пристрелю, – проворчал Джеймс. Ярость и возмущение не покидали его. – Этот подонок имел наглость украсть мою лошадь.

   – Думаю, это всего лишь шутка, – сказала Изабелла, – он наверняка вернет лошадь.

   – Скорее продаст, а денежки прикарманит, – брюзжал Джеймс. – Кто он? И какого черта ты открыто любезничала с таким оборванцем?

   – Если бы ты подождал, а не нападал, как разъяренный бык, то узнал бы, – сказала она холодным и спокойным тоном, несмотря на закрадывающуюся в душу тревогу. Она испугалась того, что мог наговорить или сделать Джеймс. За то немногое время, что Джеймс проводил в Хай-Уиллоуз, у них никогда не было хороших отношений, а когда девушке не исполнилось еще и пятнадцати лет, Джеймс захотел, чтобы она стала его легкой добычей, как те девушки, которых он завлекал в Оксфорде. Изабелла оказала ему яростное сопротивление при крайне неприятных обстоятельствах, о чем не любила вспоминать.

   – Ладно, – проговорил Джеймс и сощурил глаза, охватывая взглядом и саму девушку, и ее тонкое ситцевое платье, и растрепанные волосы, и корзинку, которую она подняла с земли. – Кто он? В твоих интересах сказать мне, пока отец не узнал.

   – Он просто случайный знакомый, молодой француз, беглец, как и мы. Направлялся в Лондон.

   – И раз он француз, ты снарядила его в дорогу и позволяла обнимать и целовать себя? – саркастически поинтересовался он.

   Значит, он видел больше, чем сначала показалось Изабелле. Девушке пришлось прибегнуть к высокомерному возмущению:

   – Как ты смеешь говорить со мной в таком тоне? Я не сделала ничего плохого! Это было всего лишь проявлением дружеского расположения.

   – Неужели? Будем надеяться, сэр Джошуа посмотрит на дело именно таким образом. Но что, черт побери, мне делать без моей проклятой лошади?

   – Вернуться в Хай-Уиллоуз пешком вместе со мной, – раздраженно ответила Изабелла, – и лучше прямо сейчас, а то вот-вот пойдет дождь.

   И в самом деле, пока они разговаривали, небо потемнело и начали падать первые тяжелые капли. Девушка накинула на голову капюшон плаща, позвала Бет и быстро пошла к поместью. Внешне она была спокойна, но в глубине души росла тревога. Что, если Джеймс расскажет эту историю дяде? Все было так невинно, но многие воспримут ее иначе. Единственным обнадеживающим обстоятельством было то, что сэр Джошуа еще не приехал, а к тому времени, как он вернется, Люсьен будет далеко, вне пределов досягаемости дяди.

   До дома было еще далеко, когда дождь превратился в ливень. Они с Бет промокли насквозь, пока добрались в Хай-Уиллоуз. Примерно час спустя, переодевшись и просушив волосы полотенцем, она увидела из окна Джеймса, еле тащившегося по подъездной аллее, заляпанного грязью. Настроение его было крайне мрачным. Он раскричался на слугу, который уже прибыл в поместье с его чемоданом, приказал служанкам мигом принести горячую воду и чистую одежду, грубо оборвал Ги, когда тот с невинным видом спросил, не упал ли он, и если да, то куда делась лошадь?

   Позднее все трое ужинали в полном молчании. Миссис Бедфорд бросила взгляд на хмурое лицо Джеймса и, извинившись, благоразумно удалилась. Ужин подходил к концу, когда вошел Франклин.

   – Там у дверей вас спрашивает какой-то парень, сэр, – нерешительно обратился он к Джеймсу.

   – Что за парень? Какого дьявола ему надо?

   Он потянулся к вину и наполнил свой бокал.

   – Это конюх из «Белого Оленя» в Хите, сэр. Он говорит, у него для вас есть сообщение.

   – Он что, не мог передать его через тебя?

   – Утверждает, что ему приказано сказать вам лично.

   – Черт бы побрал его, наглеца! – Джеймс залпом выпил вино и поднялся.

   Изабелла и Ги переглянулись и вышли вслед за ним.

   Дождь прекратился, тучи разошлись, и в воздухе чувствовалась свежесть. У входной двери, спешившись, стоял конюх.

   – Ну, парень, что там за сообщение?

   – Его передал иностранный джентльмен, сэр. Он приказал мне почистить лошадку, задать ей корму и отвести в Хай-Уиллоуз, а я должен был сказать вам особо, что он очень благодарен за одолжение и надеется, что не доставил вам слишком много беспокойства.

   – Чертовски мило с его стороны, должен признать, – ехидно заметил Джеймс. – И куда же этот иностранный джентльмен направился?

   – Не могу сказать, сэр. Он вошел в гостиницу, чтобы поговорить с хозяином, а я, как он просил, почистил лошадь, насыпал ей овса и вот привел обратно.

   Он стоял, нетерпеливо ожидая, пока, наконец, Джеймс не сунул ему монету.

   – Спасибо, сэр, премного благодарен. Ну, тогда я пошел. – Парнишка снова взобрался в седло и потрусил вдоль аллеи на старой кляче. Джеймс поймал взгляд Изабеллы, выругался про себя и крикнул Джейсону, чтобы тот отвел лошадь в конюшню.

   – В чем дело? – спросил Ги. – Что ты натворила, Изабелла? У Джеймса был такой вид, словно он готов был убить тебя.

   – Ничего.

   – Ты кого-то встретила на берегу?

   – Почему ты так решил?

   – Кое-что слышал от одного парня. Я сказал ему, чтобы он пошел проветрить мозги. Но кто-то же там был?

   – Да, это так. Один молодой француз, такой же изгнанник как и мы. Я случайно повстречалась с ним, когда гуляла по берегу, – неохотно ответила Изабелла.

   – Лучше быть поосторожнее. Я не доверяю Джеймсу. Он может сочинить какую-нибудь историю, если решит, что от этого ему будет польза.

   Этого-то она и боялась. Но в тот вечер разговоров о происшествии на берегу не было. В последующие дни Джеймс пил со своими друзьями или слонялся по дому, ко всем придираясь, пока не приехал сэр Джошуа с тетей Августой и Венецией. И тогда совсем неожиданно гроза разразилась над головой Изабеллы.

   Это случилось после ужина в первый же вечер. Обе девушки смиренно проследовали за Августой в гостиную, оставив мужчин пить вино. Ги, которому не нравились ни сэр Джошуа, ни Джеймс, поспешно извинился и исчез.

   Сэр Джошуа наполнил стой стакан и подвинул графин сыну.

   – Ты снова залез в мой стол, Джеймс? – сурово спросил он.

   – Нет, это не я, – ответил Джеймс с нескрываемым негодованием. – Я бы сказал тебе, отец. Не хватало еще по карманам шарить. О чем ты говоришь?

   – Мистер Форест принес полученную недавно арендную плату и оставил в ящике моего стола. Кошель там, но часть денег исчезла.

   – И ты сразу же подумал обо мне, – сказал Джеймс. – Мне это обидно, мягко говоря. Ведь есть еще слуги, Ги и Изабелла тоже могли добраться до них.

   – Изабелла? Чушь! Зачем ей деньги?

   – Ну, вероятно, чтобы отдать своему любовнику, – выпалил Джеймс.

   Сэр Джошуа некоторое время молча смотрел на него.

   – Что, черт возьми, ты хочешь этим сказать?

   – Это было в тот день, когда я сюда приехал. – Джеймс помедлил, потом все выложил: что видел вечером, что было потом, и, рассказывая, сумел самым неприглядным образом представить события. Сэр Джошуа внимательно выслушал сына.

   – Ты ведь раньше не обращал внимания на эту девушку, не так ли? – сказал он наконец. – Все это правда, Джеймс, или ты сочинил?

   – Это так же верно, как и то, что я сижу здесь, отец. Мне лично все равно. Но ты начал обвинять меня в том, чего я не делал, что ж, тогда я решил, что ты должен быть в курсе.

   – Да, конечно. – Сэр Джошуа чувствовал, как в нем закипает ярость, смешанная со странным чувством разочарования. Он сурово произнес:

   – Когда пойдешь в гостиную, скажи Изабелле, что я хотел бы с ней поговорить. Я буду у себя в кабинете.

   – Сегодня вечером? Сейчас?

   – Ну да, сейчас. Иди и делай, что я сказал.

   – Ты не станешь… – Джеймс остановился, вдруг устыдившись. Впрочем, его слова могли бы и не возыметь действия, ведь он слишком хорошо знал трудный характер отца.

   – Иди же, – хрипло сказал сэр Джошуа, – чего ты ждешь?

   – Хорошо. Я ей скажу, – подтвердил Джеймс и быстро вышел.

   Его сестра Венеция сидела в гостиной за пианино, разучивая одну из привезенных легких пьес. Изабелла, пытаясь читать при вечернем свете, склонилась над книгой. Джеймс встал у нее за спиной и заглянул через плечо.

   – Боже милостивый, стихи. Как ты можешь читать эту чепуху?

   – Мне нравится. – Она закрыла книгу и поднялась. – Пойду скажу слугам, что можно подавать чай.

   – Оставь это. Отец хочет видеть тебя. Он в своем кабинете.

   – Сейчас? Зачем? Ты не знаешь?

   – Спроси что-нибудь полегче и нечего смотреть на меня, как на преступника. Я ничего не сказал, но советую тебе быть поосторожнее. У него неважное настроение.

   Она бросила на него быстрый подозрительный взгляд и вышла, гадая, что ее ждет.

   Джеймс смотрел ей вслед. Это было все равно, что послать ягненка на бойню. Потом он подумал, что опасаться нечего. Она сможет обвести отца вокруг пальца, как это всегда удается женщинам. Взять хотя бы Венецию, в конце концов, она всегда поступает по-своему.

   Когда Изабелла постучала в дверь и вошла, дядя стоял у окна.

   – Джеймс сказал, что вы хотите поговорить со мной.

   – Да, проходи, проходи, – раздраженно проговорил он, – и закрой дверь.

   Сэр Джошуа прошел за свой рабочий стол и теперь наблюдал, как спокойно она держится. Простое платье из тонкого льна с рисунком в цветочек выглядело безвкусным на Венеции, но Изабелле удалось так переделать его, что оно стало изысканным. «Эти платья по новой моде, что сейчас носят женщины, слишком многое открывают, черт побери», – раздраженно подумал он. Его смущало то, что Изабелла была так похожа на свою мать. Когда-то давно Кларисса так же смотрела на него своим невинным взглядом, и он на своем опыте убедился, что за этим взглядом скрывались непреклонная воля и стойкость, которую ему не удалось сломить. Сэр Джошуа резко спросил:

   – Если тебе были нужны деньги, почему ты не пришла ко мне или к тете, вместо того, чтобы воспользоваться деньгами из моего ящика?

   – Вы обвиняете меня в воровстве? Я никогда не вхожу в эту комнату, даже чтобы вытереть пыль. Миссис Бедфорд делает это сама. И зачем мне деньги?

   – Может быть, чтобы отдать своему любовнику.

   – Любовнику? Какому любовнику? Я вас не понимаю, дядя, – вполне спокойно ответила она, хотя внутри у нее все дрожало.

   – Не разыгрывай из себя невинность, – грубо сказал он. – Джеймс рассказал мне о том, что видел и слышал, и что этот твой распутник француз имел наглость украсть его лошадь.

   – Это была шутка, – парировала девушка. – Он не крал ее, а одолжил на время и прислал назад в тот же вечер с благодарностью.

   – А что еще он одолжил, этот твой француз, бойкий на язык, что еще он украл, а? Отвечай мне. – В нем закипал гнев. – Часто ты валялась с ним там, на берегу, позоря мое имя, становясь притчей во языцех для всей округи? Ты вела себя как публичная девка.

   – Я не знаю, что Джеймс рассказал вам, – вспылила Изабелла, – но все это ложь. Я не сделала ничего плохого. Это верно, что я встречалась с ним пару раз и разговаривала, потому что он изгнанник, как я, как Ги, и было приятно снова поговорить на своем родном языке и послушать, что он рассказывал о стране, которая все еще остается моей. Что в этом плохого?

   – Если так, то почему бы не пригласить его сюда? Зачем разговаривать с ним украдкой? Что скрывал этот твой бродяга?

   – Он ничего не скрывал, и когда это кто-либо из моих друзей приглашался в ваш дом?

   – Ты забыла, что мы воюем с Францией? Откуда явился тот человек? Как его имя? Зачем он приехал сюда?

   Вопросы обрушились на нее один за другим, и девушке потребовалось усилие, чтобы ответить твердо и гордо:

   – Он не удосужился рассказать мне, а я не спрашивала. Мы говорили о других вещах.

   – Не лги мне, Изабелла. – Он вышел из-за стола и схватил ее за плечи. – Клянусь, я узнаю правду, даже если мне придется выбить ее из тебя.

   Девушка испугалась, взглянув дяде в лицо, но продолжала стоять на своем.

   – Он не был моим любовником, – упрямо говорила она, – а его имя и цель приезда в Англию никого не касаются. Мне нечего сказать.

   – Это мы еще посмотрим.

   Волна гнева затопила его сознание. Не Изабелла стояла перед ним, а его сестра Кларисса, – торжествующая, с пылающими щеками, бросающая вызов брату, рядом с которым была всю свою жизнь, который любил ее с такой ревнивой страстью, что это нередко пугало ее. Кларисса ускользнула от него, сбежала с любовником французом, и он вырвал ее из своего сердца. Но дочь ее не должна ускользнуть. Хлыст для верховой езды лежал на кресле. Сэр Джошуа схватил его и больно сжал плечо девушки.

   – Как его зовут? Скажи мне его имя. Рассказывай, чем вы занимались?

   – Я вам сказала: ничего не было, ничего.

   – Проклятье! Бессовестная лгунья! Ревность и ярость замутили его разум. Он швырнул девушку на угол стола. Сильной рукой разорвал платье и тонкую нижнюю рубашку. Обрушившийся хлыст вгрызся в обнаженную плоть.

   Изабелла вздрогнула, до крови закусила губу, но не проронила ни слова.

   Ее вызывающее поведение пробудило в сэре Джошуа всепоглощающую бешеную ярость. Он снова и снова опускал хлыст, но она так и не закричала, не запросила пощады. Он находился в плену нахлынувших чувств до тех пор, пока на одном из красных шрамов не показалась тонкая струйка крови. Тогда только сэр Джошуа, казалось, осознал, что он делает. И резко остановился, ужаснувшись содеянному. Он вдруг отшвырнул от себя хлыст и повернулся к ней спиной.

   – Убирайся, – сдавленным голосом проговорил он. – Убирайся с глаз моих. Иди!

   Изабелла не могла пошевелиться: от боли и потрясения кружилась голова, она была на грани обморока. Девушка уцепилась за спинку стула, закрыла глаза, собираясь с силами, чтобы идти. Потом медленно стянула на груди остатки платья и, с трудом передвигаясь, вышла из комнаты.

   Внизу Венеция напевала печальную мелодию, а Изабелла карабкалась вверх по лестнице, и от каждого движения по телу разливались волны жгучей боли. К счастью, ей никто не встретился по пути к спальне. Изабелла упала ничком на кровать.

   Он хотел унизить ее, заставить просить пощады, признаться в чем-то, чего она не совершала, но потерпел неудачу. Изабелла ничего ему не сказала, и Люсьен был в безопасности. По крайней мере, она могла утешаться этим. А что еще может предпринять дядя? Сейчас Изабелла была не в состоянии об этом думать, потому что боль и горе были слишком сильны, и, помимо ее воли, на глаза навернулись слезы.

   Шел уже одиннадцатый час, когда Гвенни, отправляясь спать, услышала приглушенные стоны и в нерешительности остановилась. Она постучала и, не получив ответа, открыла дверь и вошла. В комнате было темно, но она разглядела лежащую на кровати Изабеллу. Неся перед собой свечу, Гвенни подошла к ней и тут же вскрикнула, увидев исполосованную спину девушки.

   – О, мисс Изабелла, что с вами случилось? Кто же такое сотворил с вами?

   – Неважно кто, Гвенни, – Изабелла с трудом приподнялась. – Ты можешь помочь мне?

   – Может, позвать миссис Бедфорд? Надо послать Джейсона за доктором.

   – Нет-нет, дело не настолько плохо. Помоги мне, пожалуйста, Гвенни. Там, в одном из ящиков комода есть мази и бальзамы. Мисс Холланд дала их мне для Ги еще в те времена, когда он так часто дрался в школе. Найди их, пожалуйста, и смажь меня. Это поможет заживлению рубцов.

   – Я сделаю все, как надо, – прошептала расстроенная Гвенни. Она выросла в семье, где было восемь детей, и они никогда не могли позволить себе дорогостоящее лечение у врача, разве что в крайнем случае. Гвенни знала, как лечить порезы, ушибы и рубцы от плети. Она осторожно наложила мазь на следы ударов, потом накрыла их куском мягкой ткани и помогла Изабелле надеть ночную рубашку.

   – Кто это сделал, мисс? – прошептала она. – Хозяин?

   Бесполезно было отрицать. Изабелла кивнула.

   – Дядя очень рассердился на меня и потерял самообладание.

   – Ему должно быть стыдно, – сердито сказала Гвенни. – Он никогда и пальцем не тронул ни мистера Джеймса, ни мисс Венецию, что бы они ни сделали.

   – Ну что ж, – вздохнула Изабелла. – Пожалуйста, Гвенни, никому не говори об этом. Я… я не хочу, чтобы все узнали. Это так… так унизительно. Я побуду в своей комнате несколько дней. Скажи им, что я больна – простуда и жар – и лучше всем держаться от меня подальше, на всякий случай, вдруг это заразно. Сделаешь это для меня, Гвенни?

   – Можете мне доверять, мисс, – твердо заявила Гвенни, – но дела ваши плохи. Если бы только я могла одолжить хозяину хоть чуточку своего ума!

   Мысль о том, как маленькая Гвенни могла бы перевоспитывать чудовищного сэра Джошуа, заставила Изабеллу слабо улыбнуться. Было странно, что не случилось самого ужасного: никто не догадался, что произошло в тот вечер. Сэр Джошуа никому ничего не сказал и резко оборвал Джеймса, когда тот попробовал задать вопрос.

   – Я не хочу больше слышать об этом, – заявил он, – и буду тебе благодарен, если ты не дашь повода слугам для пересудов.

   Как выяснилось, недостача денег произошла из-за ошибки в расчетах мистера Фореста, и на следующий же день он пришел с извинениями.

   Изабеллу оставили в покое. Один раз заходила тетя Августа. Справившись о здоровье, она тотчас же удалилась. Заглядывала миссис Бедфорд, чтобы любезно спросить, не нужно ли чего. И Ги просовывал голову в дверь, интересуясь, как она себя чувствует.

   – Гвенни говорит, ты больна. Что я могу для тебя сделать, Белла?

   – Я всего лишь немного простудилась. Погода резко изменилась, и я промокла насквозь в тот день, когда была гроза.

   – Побереги себя и полежи в постели. Весь дом перевернут вверх дном. Кажется, намечается приезд гостей.

   Следовательно, тетя Августа была недовольна тем, что не сможет распоряжаться Изабеллой по своему усмотрению. Венеция подтвердила это, забежав однажды к Изабелле.

   – Гвенни сказала маме, что у тебя простуда и жар.

   – Да, это так. Ты лучше не подходи близко.

   – Да ну, я не боюсь. Ты не выглядишь очень больной.

   – Я уже чувствую себя гораздо лучше. – Изабелла сидела в постели. Гвенни подложила ей за спину самую мягкую подушку. Боль проходила, но каждое движение еще причиняло страдание. – Думаю, завтра я смогу встать.

   – Так было бы лучше, – равнодушно сказала Венеция. – Мама собирается устроить один из своих вечерних приемов. – Она плюхнулась на постель и взвизгнула, когда Бет высунула из-под кровати голову. – Ты бы выгнала отсюда собаку, а то мама ее обнаружит, будет ужасный скандал.

   – Не обнаружит, если ты не скажешь, – быстро ответила Изабелла.

   – О, не беспокойся, я не скажу ни слова. Она была пустой, избалованной и эгоистичной, но не злой. Хотя у девушек и было много общего, они по-настоящему так и не подружились. Иногда Изабелла жалела об этом.

   Она спросила, стараясь быть любезной:

   – А кто гости? Есть кто-нибудь особенный?

   – Может быть, – Венеция с заговорщицким видом наклонилась к сестре, сгорая от желания рассказать о том, что ей стало известно: – Его зовут Роберт Эрмитейдж, виконт Килгоур. Он не слишком красив, но такой утонченный. Ты знаешь, что я имею в виду. Рядом с ним другие молодые люди кажутся неоперившимися глупыми птенцами. Его отец граф Гленмурский, и у него есть замок в Шотландии.

   «Итак, Венеция собирается в один прекрасный день стать графиней», – сказала про себя Изабелла. – Он сделал тебе предложение?

   – Нет еще, но мама думает, что вполне может сделать, – простодушно заметила она. – Он был на одном из наших музыкальных вечеров и говорил всякие приятные вещи о моем пении. Потом мы с ним встретились в опере. В антракте он зашел в нашу ложу со своей сестрой Мэриан. Она старше его, не замужем, и поэтому в Лондоне живет у него. Ему лет тридцать, как мне кажется. Но мужчины в возрасте гораздо интереснее, чем юнцы, ведь правда? – задумчиво продолжала Венеция, словно пытаясь убедить саму себя.

   – Мне не терпится увидеть этот твой идеал мужчины, – суховато сказала Изабелла.

   Венеция встала и подошла к зеркалу, придирчиво рассматривая свое лицо. Она была очень хорошенькой девушкой с золотистыми белокурыми волосами и типично английским розовым цветом лица.

   – Понимаешь, Изабелла, в следующем месяце мне будет двадцать один год, а я еще даже не обручена. Разве это не ужасно? Ты знаешь, что я могла бы обручиться и не один раз. За прошлый год мне сделали два предложения, но оба жениха были всего лишь младшими сыновьями, а папа считает, что это не совсем то, что нужно.

   – А тебе нравился хоть один из них?

   – Да, – призналась Венеция, накручивая локон на палец. – Он лейтенант морского флота, находился дома в отпуске по болезни. Очарователен и очень внимательный. Он не мог танцевать из-за больной ноги, и обычно мы сидели и разговаривали, и… Ах, что теперь об этом думать? Какая ты счастливая, Изабелла, ты можешь выйти замуж за кого угодно, даже за крестьянского парня, и никто и не подумает возражать, напоминать тебе о долге перед семьей.

   – Могла бы, – задумчиво сказала Изабелла. – Возможно когда-нибудь… – и она подумала о Люсьене, таком красивом и обаятельном. Кто из поклонников Венеции мог бы с ним сравниваться? Он обещал вернуться, но вернется ли? Узнает ли он когда-нибудь, что ей пришлось пережить из-за него? Значат ли эти несколько дней, превративших ее из невинной девушки в страстную женщину, для него так же много, как для нее? Здравый смысл подсказывал ей, что это было маловероятно, но хотелось хотя бы помечтать.

   Венеция с любопытством рассматривала свою кузину.

   – А у тебя есть кто-нибудь, Изабелла? – спросила она. – Джеймс что-то сболтнул за ужином, но папа приказал ему замолчать.

   – Нет, конечно, нет. Кого я здесь могла встретить, кроме рыбаков или… крестьянских парней?

   – Неужели? Ты ведь ненавидишь жизнь здесь? – продолжала она в редком для нее порыве симпатии.

   – Иногда да. Тебе лучше пойти к себе, Венеция. Твоей маме не понравится, что ты так много времени провела здесь со мной.

   – Нет, она не рассердится, – со вздохом сказала Венеция. Она дошла до порога и обернулась. – У меня есть новое бледно-голубое платье, в котором я выгляжу какой-то изможденной. Хочешь, я одолжу тебе его для приема?

   Жест был добрым, но само предложение задело Изабеллу.

   – Нет, спасибо, Венеция. Очень великодушно с твоей стороны предложить платье, но у меня еще есть то белое, что ты дала мне год назад. Я могу обойтись. Да никто мною и не заинтересуется.

   – Ну, как хочешь. – Слегка раздраженная тем, что отвергли ее предложение, Венеция вышла, хлопнув дверью.

   Изабелла быстро поднялась с постели и стала рассматривать свое лицо в зеркало. Рядом с белокурой Венецией сама она выглядела бледной и непривлекательной, подумала девушка. Под глазами лежали тени, а волосы висели спутанными прядями вдоль впалых щек. Кому же она такая понравится.

   Изабелла вернулась в постель, чувствуя себя такой подавленной, что чуть не расплакалась. Но все же по натуре Изабелла была очень сильной. На следующее утро, проснувшись на заре, она попробовала взглянуть на все другими глазами. Нельзя давать дяде повод думать, что он сломил ее или запугал. Девушка решительно встала с постели и оделась, пытаясь не обращать внимания на боль и скованность движений. Изабелла накинула на плечи плотную шаль, позвала Бет и, спустившись по лестнице, вышла во двор, где окунулась в утреннюю свежесть.

   Она не сделала ничего плохого, а дядя заставил ее чувствовать себя виноватой, униженной, порочной. Ей необходим был морской ветер с острым привкусом соли, который развеял бы грустные мысли последних нескольких дней. Она пойдет к той хижине на берегу, навстречу своим воспоминаниям, а потом найдет утешение в прогулке вдоль моря, как это часто бывало с ней раньше.

Глава 3

   Солнце пробивалось сквозь утреннюю дымку, когда Роберт Эрмитейдж оставил свою лошадь в гостинице «Корабль на Якоре» и, обогнув маяк, пошел прогуляться по берегу, покрытому галькой. Он остановился в гостинице «Приветливая» в Райе: это была спокойная гостиница, ее он предпочел шумной и многолюдной гостинице «Георг». В Райе у Роберта был старый знакомый – мистер Лемб, скромный помещик. Роберта Эрмитейджа любезно пригласили остановиться в Хай-Уиллоуз, но он вежливо отказался, избегая обязательств, навязываемых гостям, чтобы спокойно заниматься тем делом, которое и было настоящей целью его приезда в Кент.

   Война с революционной Францией пагубно сказывалась на положении Британии. Прошло немного времени, и к 1795 году худой, небольшого роста, умирающий от голода двадцатишестилетний корсиканский лейтенант-артиллерист превратился в грозного противника и гениального стратега. Весной страну потряс политический кризис, который привел к отставке Уильяма Питта. Он и его блестящие сподвижники последовали в изгнание. На время ему была найдена замена в лице Генри Аддингтона, благонамеренного и посредственного. Кабинет, возглавляемый этим премьер-министром также не внушал доверия.

   Эмбарго, наложенное на суда в зарубежных портах, и неурожай в течение двух последних лет привели страну к голоду. Во флоте произошел мятеж, а в городах и деревнях дети ходили от дома к дому, прося подаяние. Страна, измученная налогами, высокими ценами и кровопролитиями, была на грани отчаяния. «Если бы не две выдающиеся победы, одержанные Нельсоном в Копенгагене и Аберкромби в Египте, в Англии, красивой зеленой стране, вполне могла произойти революция», – мрачно думал Роберт.

   Наверное, сейчас был самый подходящий момент добиваться перемирия для временной передышки, но в то же время чиновников, отвечающих в Министерстве иностранных дел за оборону, беспокоила возможность вторжения в страну неприятельских войск. Сообщения о баржах, группировавшихся у берегов Франции, вселяли ужас в самых смелых. Сил местного ополчения, не вооруженного должным образом, размещавшегося на скалах, было недостаточно. Следовало провести расследование, чтобы организовать береговую защиту. Предварительный осмотр местности и осторожные переговоры с некоторыми высокопоставленными лицами края были частью миссии Роберта.

   Он был случайно втянут в деятельность секретной службы Министерства иностранных дел, когда ему было всего двадцать два года. Роберт никому не открывал своей тайны, даже сестре. И когда она спросила, зачем он едет в Кент, а ей хотелось, чтобы он поехал вместе с нею в Гленмур навестить отца, брат пожал плечами и ответил:

   – Сэр Джошуа пригласил меня, и я решил принять приглашение.

   – Но почему, скажи? Он не из тех, кто тебе интересен. Должна признаться, он и его жена мне не нравятся: слишком напористые люди, она все делают с выгодой для себя и льстят каждому, кто может, по их мнению, продвинуть их в обществе. В том числе и тебе.

   – Ты преувеличиваешь, моя дорогая, – мягко сказал он.

   – Нет, не преувеличиваю, и даже более того, уверена, что леди Бриджез имеет в виду тебя как возможного мужа для своей дочери.

   – Но ты же постоянно говоришь мне о женитьбе и просишь обеспечить наследника Гленмура, – насмешливо ответил Роберт.

   – Но не на Венеции Бриджез! О Роберт, не делай этого!

   – Ты не можешь не согласиться: она очень мила.

   – Может быть, но она также и пустоголовая маленькая дурочка. За неделю она доведет тебя до белого каления.

   – Ты думаешь? Она мило играет на пианино и очень приятно поет.

   – Роберт, неужели ты всерьез так считаешь!

   Мэриан в ужасе посмотрела на него, и брат улыбнулся ей.

   – Нет, не совсем, но сейчас мне выгодно, чтобы они думали именно так.

   – Ты не рассказываешь мне и половины того, что у тебя на уме, ведь так? – грустно спросила она.

   – Возможно, но я доверяю тебе все, что имеет значение, и обещаю, когда выберу невесту, ты первая узнаешь об этом.

   Эти слова ее немного успокоили. Мэриан была на пять лет старше брата и очень любила его, но за те годы, что прожила рядом с ним в Лондоне, она научилась не расспрашивать его слишком настойчиво о том, чем он занимался во время своих поездок, длившихся иногда неделями, понимая, что его объяснения были часто далеки от правды.

   Но в это прекрасное утро, наступившее после нескольких дождливых дней, Роберт не думал о Венеции Бриджез. Ему неоднократно приходилось бывать в Райе, но эта часть болот не была ему знакома. Он вдыхал полной грудью соленый морской воздух, одновременно примечая, какое идеальное место для высадки неприятельских сил представляет собой этот протянувшийся на многие мили пустынный берег, и радуясь вместе с тем свету и воздуху, золотистым, розовым и белым цветам, птицам, парящим над головой или взлетающим при его приближении.

   На море был прилив, и Роберт шел по травянистой части берега, когда услышал радостный собачий лай и девичий смех. Он посмотрел в сторону воды и увидел девушку, стоявшую по колени в набегающих волнах. Девушка представляла очаровательное зрелище: стройная обнаженная фигура, облако темных волос, развевающихся на ветру. «Афродита, возникшая из морской пены, чтобы очаровывать мужчин», – подумал он. Потом она обернулась и подняла руку, чтобы бросить палку собаке. Из-за облаков вышло солнце, и он отчетливо увидел следы жестоких побоев у девушки на спине. «Боже милостивый, у кого же рука поднялась ударить такое совершенство?» – было его первой мыслью, и сразу же Роберт подумал, что девушка не должна догадываться, что он видел ее. Он быстро повернул назад. Отойдя на некоторое расстояние, остановился, глядя не на море, а в сторону поля, и начал насвистывать приятную мелодию. Выждав несколько минут, он снова пошел вперед и был встречен яростным лаем собаки, обрушившей водопад брызг со своей мокрой шерсти на его темно-желтые бриджи и зеленый редингот. Его морская богиня торопливо натягивала ситцевое платье и, накидывая шаль на плечи, уже бежала босиком к нему, держа туфли в руке.

   – Не беспокойтесь, сэр, – запыхавшись, воскликнула Изабелла, – Бет любит полаять, но она не укусит вас.

   В Гленмуре у его отца была дюжина собак, больших и маленьких. К тому времени, как девушка добежала до него, он уже трепал за уши возбужденную собаку. Бет сразу же признала в нем друга.

   – Боюсь, она вас обрызгала, – извиняясь, сказала Изабелла и оттянула Бет за ошейник.

   – Ничего страшного, – Роберт вынул носовой платок, чтобы вытереть мокрые руки. – Не слишком ли еще рано для морских купаний?

   – О нет, утро – самое лучшее время, потому что берег обычно пуст. – Вдруг краска залила ее щеки. – О Боже, вы не?..

   – Я подумал, что передо мной мелькнула наяда, и все, поверьте мне.

   В то мгновение, когда она подняла на него глаза, свои большие глаза на бледном округлом лице, окаймленные длинными ресницами, его захлестнули воспоминания. Теперь он узнал ее. Милое дитя с того судна превратилась в красивую юную женщину. Но что делала она здесь, одетая, как служанка? И за что ее били плетью? Роберт Эрмитейдж почти забыл тот случай на корабле, но теперь воспоминания ожили. Скорее всего, она его не помнит, да и как бы запомнила девочка ту мимолетную встречу холодной темной ночью? Он недавно познакомился с сэром Джошуа, так как ранее они принадлежали к разным общественным кругам, и хотя Роберт не раз гадал, что же стало с теми двумя несчастными детьми, ему вовсе не хотелось обнародовать историю своего путешествия на корабле с контрабандистами.

   Девушка наклонилась, чтобы надеть сандалии, затем, выпрямившись, спросила:

   – Вы искали дорогу, сэр? Могу я вам помочь?

   – Я оставил свою лошадь в гостинице и думал просто прогуляться, ведь утро такое чудесное. Теперь собираюсь вернуться и позавтракать.

   – Подождите, я только заберу плед и потом пройду с вами. Я могу показать вам короткую дорогу.

   Она стрелой умчалась обратно на берег и вернулась минуту спустя с пледом, перекинутым через руку. Должно быть, это был тот самый плед, что Роберт дал ей много лет назад, и она сохранила его.

   Девушка показала ему тропинку, ведущую через поля, и, отвечая на его вопросы, рассказала ему о дренажных канавах, о том, как были осушены болота, и что, по слухам, они будут затоплены на случай нашествия французов.

   – Только это было бы катастрофой, – серьезно продолжала она. – Что же тогда станет с крестьянами, которые здесь живут? Они выращивают овец, и этим зарабатывают себе на хлеб. В последние два года батраки обнищали и часто голодают. Я знаю это, потому что иногда хожу с миссис Холланд, она носит им еду и одежду.

   Роберт слушал с интересом, наблюдая за игрой света на прелестном лице. Вечером, когда придет в гости в эту семью, он несомненно узнает гораздо больше, но пока решил ничего не напоминать об их первой встрече.

   Они расстались в нескольких ярдах от гостиницы.

   – Я должна торопиться, – сказала девушка, – а то меня будут ругать за опоздание. Мэри Хоуп позаботится о вас. Здесь в гостинице хорошие люди.

   Он посмотрел, как она бежит по тропинке, бок о бок с собакой, потом вернулся в «Корабль на Якоре».

   Мэри Хоуп принесла поднос с кофе и спросила, не желает ли он попробовать ветчины домашнего копчения и свежих яиц. Ходя взад-вперед, она не переставала болтать:

   – Я видела, вы шли с мисс Изабеллой, сэр. Она и ее брат – родственники сэра Джошуа Бриджеза из Хай-Уиллоуз, хотя говорят что-то с ними не то. Их мать убежала когда-то с французом. Она была его сводной сестрой, понимаете, но тому уж много лет. Мы тогда здесь еще не жили, но, говорят, он к этому отнесся очень сурово. Потом, когда эти дикари за морем отрубили голову их отцу, сестра и брат приехали к сэру Джошуа. Голодные, без гроша в кармане, и ему это вовсе не понравилось. Это, конечно, не наше дело, но я должна сказать: мисс Изабелла настоящая леди по всем статьям, и мне все равно, что бы ни говорили.

   Эти сведения еще более возбудили его интерес. Если Мэри Хоуп была права, то сэр Джошуа без особого желания принял детей в дом и впоследствии обращался с ними, как с бесплатными слугами. Роберт поймал себя на том, что теперь с нетерпением ждет вечера, хотя раньше думал о приеме в доме сэра Джошуа со скукой.

   Изабелла не придала значения встрече на берегу. Она даже не удивилась, встретив хорошо одетого незнакомого господина на обычно пустынном в такой ранний час берегу, и никак не связала это с намеченным на вечер приемом гостей в Хай-Уиллоуз. Ей не терпелось поскорее рассмотреть получше то, что она нашла утром в заброшенной лачуге. С тех пор как Люсьен уехал, она не заходила сюда и теперь стояла на пороге, оглядываясь вокруг. Вспомнив все, она ощутила чувство невосполнимой утраты. Следов пребывания Люсьена в хижине не осталось. Только в углу лежал аккуратно сложенный клетчатый плед. Когда Изабелла подняла его, из складок выпал клочок бумаги. Наверное, собираясь в дорогу, он оставил для нее записку. В листок бумаги было завернуто тоненькое золотое колечко, – недорогое украшение – его девушка видела у Люсьена на мизинце.

   И вот, уединившись в своей комнате, Изабелла рассматривала его. На кольце была выгравирована буква R, и Изабелла подумала, что кольцо принадлежало матери Люсьена.

   «Ma belle Isabelle, – писал он по-французски на клочке бумаги, – вы спасли мне не только жизнь, но и рассудок, так как в тюрьме я сошел бы с ума, поэтому, бесспорно, я ваш должник. Вы знаете, как говорят: жизнь человека, которого вы спасли, принадлежит вам навеки».

   Сидя на кровати, Изабелла читала и перечитывала эти слова. Действительно ли она что-то значила для Люсьена или он просто шутил с ней в своей милой манере? Она с трудом, но надела кольцо на палец. Но носить его она не станет. Слишком много это вызвало бы вопросов. Девушка снова завернула кольцо в записку, потом – в носовой платок и положила в ящик комода, где хранила свои немногие личные вещи. Кто знает, может быть, они когда-нибудь встретятся, и тогда… Изабелла стояла у окна и смотрела вдаль на море. Она вспоминала обнимавшие ее руки, жадные поцелуи Люсьена и свое томление, которое так и осталось неутоленным. Громкий стук в дверь вернул ее к действительности.

   – Это хозяйка, – запыхавшись прошептала Гвенни. – Она говорит, что если вы настолько хорошо себя чувствуете, что удираете из дому, то значит вы уже здоровы и можете работать.

   – Хорошо, я иду.

   – Поторопитесь, мисс, она сегодня не в самом лучшем расположении духа.

   Начали прибывать гости: преподобный Уильям Весткотт из Лидда с женой, вдовствующий мэр городка Нью-Ромни с дочерью, капитан Дюран из драгунского полка, расквартированного в Хите.

   Последним появился Роберт. Когда он вошел в гостиную в своем элегантного покроя синем сюртуке, с коротко подстриженными и завитыми по новой моде волосами, – денди во всех отношениях, – то показалось, что все остальные в своих кюлотах, шелковых чулках, жилетах с богатой вышивкой и в старомодных белых париках были одеты слишком нарядно. Он поклонился хозяйке, поцеловал руку Венеции и обошел всех гостей. Представляясь, он нашел для каждого несколько слов. Гости подозрительно косились на этого светского молодого человека с серыми проницательными глазами: было видно, что он хорошо осведомлен во всех областях, а его едкие замечания сразу раскрывали суть вопроса.

   Следовало признать, что обед был великолепным: тюрбо с соусом из анчоусов было изумительно, так же как и утки, зажаренные на вертеле. Роберт не был слишком увлечен едой и поэтому успел заметить, что юноша и девушка, которыми он интересовался, проскользнула в столовую, когда остальные гости уже заняли свои места, и сели на дальнем краю длинного стола. Он увидел, как леди Бриджез при этом нахмурилась, но ничего не сказала, и был удивлен, перехватив суровый, но в то же время беспокойный взгляд хозяина.

   Платье Изабеллы из белого муслина без всяких украшений делало ее похожей на школьницу, и действительно, оно было сшито два года назад для Венеции, когда та еще посещала Академию миссис Смитсон для юных леди, и с тех пор сильно износилось. Бледный болезненный мальчик – таким его помнил Роберт – стал высоким, шести футов ростом, юношей. Его худые руки торчали из рукавов, ставшего тесным, сюртука. Он казался бы привлекательным, если бы был аккуратно причесан и если бы не резкая складка у пухлого рта, появляющаяся всякий раз, когда он что-то шептал сестре.

   Роберт ел, говорил сидевшей рядом с ним Венеции изысканные комплименты, слушал разговоры, в основном, о войне и в большей части содержавшие неточные сведения, и наблюдал за Изабеллой с Ги. Беседа стала гораздо интереснее, когда перешли к местным событиям. К тому времени дамы последовали за хозяйкой в гостиную, оставив мужчин пить вино. Роберт заметил, что когда Джеймс поднялся открыть дверь для матери, он попытался украдкой провести рукой по затылку Изабеллы и обнаженной руке. Но девушке удалось уклониться. «Невоспитанный щенок, – сказал про себя Роберт, – придется его проучить!»

   Мужчины засыпали Роберта вопросами о возможности заключения мира, но он был осторожен.

   – Это верно, что большинство наших европейских союзников отошли от нас, но их поддержка всегда была сомнительна, а союз с ними ненадежен. Мы загнаны в угол, но наши армия и флот достойно вели себя в Дании и в Египте. Мы считаем, что Бонапарт обеспокоен тем, что мы получили передышку. Однако, добиваясь перемирия, мы не должны забывать об обеспечении обороны страны.

   Глядя на встревоженные лица собеседников, Роберт сообщал им свои собственные предположения, неодобряемые Генри Аддингтоном, но горячо поддерживаемые Уильямом Питтом, а тот, будучи Хранителем Пяти Портов, лучше кого бы то ни было знал эти края.

   – Я хотел бы предложить вам, джентльмены, построить канал от Эпплдора до Хита вдоль побережья. Точное расположение канала мы определим. Представьте, что если баржи с войсками Бонапарта причалят к этим болотам, они столкнутся с серьезными трудностями: солдатам придется нести оружие и другое снаряжение через болота и через глубокий канал, который будет хорошо обороняться.

   Это было для них полной неожиданностью. Они считали, что лучше вырыть канал, чем открыть шлюзы и затопить местность, но, похоже, этот проект дорого обойдется. Без сомнения, большую часть расходов придется нести местному управлению. Предложение обсудили, яростно споря по поводу всех доводов за и против (каждый рассматривал вопрос, имея в виду прежде всего интересы своего собственного кармана), но оно не было отвергнуто. Разведка возможности осуществления этого плана как раз и являлась основной задачей Роберта на данном этапе.

   С ироничной улыбкой он оглядел собравшихся.

   – Как только что заметил сэр Джошуа, в настоящее время у нас нет сведений о наступлении наполеоновских войск, но если мы будем ждать, пока оно начнется, не заботясь об обороне, то, несомненно, проснувшись в одно прекрасное утро, увидим, как враг шагает по болотам к Лондону.

   Примерно час спустя мужчины вернулись в гостиную к дамам. Изабелла помогала тете подавать чай, разнося чашки и серебряные блюда с пирожными.

   Роберт взял чашку с чаем, отрицательно покачал головой, отказываясь от сладостей, и улыбнулся ей:

   – Надеюсь, вас не ругали сегодня утром из-за того, что вы задержались со мной?

   – Все обошлось, – беспечно ответила девушка, хотя ее щека еще горела от жгучей пощечины, полученной от тети Августы за пренебрежение обязанностями. – Я не знала, что вы один из гостей моего дяди.

   – Вы разочарованы?

   – Нет, конечно, нет. Извините меня. – Она быстро отошла, повинуясь неодобрительному жесту тети.

   Только теперь Изабелла в полной мере осознала, что это тот самый Роберт Эрмитейдж, которого так восторженно описывала Венеция. Изабелла поглядела на него, продолжая старательно выполнять свою работу. Она увидела его четкий профиль на фоне окна, когда он наклонил голову, разговаривая с Венецией, и внезапно это пробудило в ней воспоминание, настолько неожиданное, что чашка выскользнула у нее из рук и упала на пол мимо ковра, разбившись на полированном дубовом паркете.

   – Изабелла! – в голосе тети Августы явно слышалось раздражение. – Как можно быть такой неловкой! Собери осколки и позвони Франклину.

   Удивленные гости оглянулись, и помертвевшая Изабелла почувствовала, как краска заливает ее лицо.

   – Извините, – пробормотала она, но не успела опуститься на колени, как ее опередили:

   – Позвольте мне, – сказал Роберт, собирая осколки и складывая их на маленький серебряный поднос, который все еще был у нее в руках. – К счастью, чашка была пустой. Смотрите, не порежьтесь.

   – Благодарю вас, – прошептала девушка и отнесла осколки тончайшего китайского фарфора на чайный столик, где ее встретили укоризненным шепотом:

   – И, пожалуйста, не пытайся привлечь к себе внимание наших гостей таким вульгарным способом, – едко сказала тетя Августа.

   Изабелла сдержалась и ничего не ответила. Меньше всего она хотела бы привлекать чье-либо внимание.

   – Почему бы тебе не спеть нам что-нибудь. Венеция? – вмешался сэр Джошуа с веселостью, которая ему совсем была не свойственна. – Ты ведь знаешь, как лорду Килгоуру нравится слушать твое пение.

   – О папа, – прошептала Венеция, краснея. – Я не уверена, что он захочет слушать меня во второй раз.

   – Разумеется, захочу, мисс Венеция. У меня осталось от вашего пения приятное впечатление.

   Венеция кокетливо улыбнулась ему.

   – Ну, если вы настаиваете…

   Она выглядела чрезвычайно привлекательной в платье из розового шелка с пышными рукавами и вышивкой серебром на груди. Девушка напоминала изысканное кондитерское изделие, но Роберт не любил сладкого.

   Открывая крышку пианино для Венеции и отыскивая нужные ноты, Роберт заметил, что Изабелла перестала хлопотать у чайного столика и, воспользовавшись случаем, выскользнула в сад через открытую дверь.

   Позднее, когда Венеция спела две баллады, чем заслужила громкие аплодисменты, а дочь мэра, уступив просьбам гостей сыграла на пианино, Роберт вежливо отклонил приглашение принять участие в партии в вист и, благополучно избежав встречи с хозяйкой, вышел из дома.

   Было еще не совсем темно. Днем пролился небольшой дождь, и сад дышал вечерней свежестью, напоенной ароматом цветов и свежескошенной травы, что было особенно приятно после пребывания в душной гостиной. Он не собирался тотчас же отправиться на поиски Изабеллы, но пройдя по дорожке, завернул за угол дома и, заметив белое платье девушки, сидевшей на каменной скамье у стены, увитой плющом, пошел прямо к ней. Погруженная в чтение Изабелла не слышала, как он подошел, и от неожиданности вскочила. Книга упала на землю. Роберт наклонился и поднял ее вместе с листком бумаги, вылетевшим из книги.

   – Не уходите. Я с удовольствием посижу с вами, если можно. Но ведь при таком скудном свете ничего нельзя прочесть.

   – Да, видно не очень хорошо. Не могли бы вы вернуть мне книгу?

   – Что же вы так прилежно изучаете? – Голос его изменился. – Боже милостивый, Вергилий. Вы действительно умеете читать на латыни?

   – Да, действительно умею, – сказала она с вызовом. – И должна приготовить урок для мистера Холланда, а я была так занята весь день, что не успела закончить.

   – А кто такой мистер Холланд?

   Это имя вырвалось у нее само собой.

   – Это тот, кто читает со мной по-латыни, по-гречески, а еще мы занимаемся историей и даже математикой, – выпалила она.

   – Вот как? Вы меня удивляете. А сэр Джошуа знает, какой ученый человек нашел приют под крышей его дома?

   В голосе Роберта прозвучала насмешливая нотка, и девушка возмутилась.

   – Не смейтесь надо мной. Наверное, вы, как мой дядя, считаете, что молоденькие женщины годятся лишь для ведения домашнего хозяйства, для стирки, уборки, вынашивания детей и им нельзя разрешать учиться, читать книги или иметь свое собственное мнение.

   – Разве я сказал что-нибудь подобное? Дайте-ка мне посмотреть, что вы там перевели.

   Изабелла попыталась вырвать у Роберта листок, но он держал его так высоко, что Изабелла не могла дотянуться.

   – «Нет счастья доверчивым людям. Я нашла его, потерпевшего кораблекрушение, нищего, и поделилась с ним всем, что имела. Должно быть, я сошла с ума…» – Насколько я помню, это жалоба Дидоны, упрекающей Энея за то, что он оставил ее. Неплохо, совсем неплохо. Не намек ли это на личный опыт?

   Он задел за больное. Рассердившись на снисходительные нотки, которые, как ей показалось, прозвучали в голосе Роберта, она выхватила книгу и листок и собиралась уйти, но он взял ее за руку и задержал.

   – Не убегайте от меня. Я не смеюсь, поверьте мне. Я просто удивлен. Не часто встречаются молодые дамы, читающие по-латыни. А переводите вы гораздо лучше, чем я сам.

   – Пожалуйста, позвольте мне уйти.

   – Подождите. – Он все еще держал ее за руку. – Идите сюда, посидите со мной минутку. Я хочу вас кое о чем спросить.

   Изабелла неохотно позволила ему усадить себя на скамью.

   – Изабелла, могу я вас так звать, ведь нас не представили друг другу официально. Вы помните меня?

   – Мы встретились сегодня на море.

   – Нет, не сегодня утром. Шесть или семь лет тому назад на борту корабля, плывущего из Франции одной холодной ноябрьской ночью.

   – Не сразу вспомнила, – призналась девушка, немного смутившись. – Но вечером, когда вы говорили с Венецией, мне вдруг все вспомнилось.

   «Так вот почему она выронила чашку. Воспоминание обрадовало ее или испугало?»

   – На самом деле мне не хотелось бы вспоминать ту ночь, – продолжала она, глядя в сторону.

   – Из-за того, что произошло накануне?

   – Да. Единственным способом жить дальше было – вырвать это из памяти.

   – Но вы сохранили мой плед.

   – Он был напоминанием о вашей доброте. Мы с Ги тогда больше всего нуждались в этом. – Она замолчала, потом подняла на него глаза. – А вы, мистер Эрмитейдж, когда вы догадались?

   – Сегодня утром, когда вы спасли меня от вашей дикой собаки.

   – Бет не дикая, – быстро сказала девушка.

   – Конечно, не дикая, и я не боюсь собак. У моего отца в Шотландии их много, и у моей сестры в Лондоне есть два докучливых спаниэля.

   – Но вы на них не сердитесь?

   – Как можно на них сердиться?

   – А мой дядя хотел убить Бет из-за того, что она не отрабатывает свое содержание.

   – Но теперь она ваша.

   – Ее с трудом терпят. – Вдруг Изабелла очаровательно улыбнулась ему. – Мы с нею играем в прятки.

   «Что за прятки? – подумал он, и не дядюшкина ли плеть оставила эти ужасные отметины на ее спине?»

   Откуда-то донесся звон колокольчика, и девушка вскочила.

   – Уже поздно. Я должна идти. Тетя будет меня искать.

   Но он продолжал держать ее за руку, не отпуская от себя.

   – Скажите мне, Изабелла, вы здесь счастливы?

   – Конечно, счастлива, – слишком быстро ответила она.

   – В самом деле?

   Он еще держал ее за руку, когда в конце дорожки появилась Венеция и торопливо подбежала к ним:

   – Ах, вот ты где пряталась! – сказала она раздраженно, и голос ее напоминал голос матери. – Тебя всюду ищут. А папа спрашивал о вас, лорд. Кое-кто из джентльменов уезжают и хотели бы договориться о завтрашней встрече.

   Изабелла уже высвободила свою руку, и теперь Роберт смотрел вслед девушке, торопливо убегавшей в темноту сада. Потом он повернулся к Венеции:

   – Сейчас я приду. Прошу прощения, что вам пришлось искать меня. Я не обратил внимания, что уже так поздно.

   – Все это время вы говорили с моей кузиной? – спросила Венеция, бросив на него подозрительный взгляд.

   – Всего несколько минут. Она больше интересовалась книгой, которую читала, чем мной.

   – О, Изабелла – настоящий «синий чулок». Она постоянно брала книги из папиной библиотеки, пока он не запретил ей. Но ведь ей ничего другого не остается, не так ли?

   – Не слишком ли это суровое суждение? Она молода и красива.

   – Никто этого не замечал. Вы считаете ее красивой? Хотя, в любом случае, это ведь еще не все. Мама уже спрашивала у своих друзей, нет ли у них на примете места для Изабеллы. Бедняжка, боюсь, что скоро ей придется стать гувернанткой или школьной учительницей.

   «И ее будут запугивать родители учеников, требуя за минимальную плату научить чему-нибудь своих пустоголовых детей? Или ей придется состариться в одном из этих воспитательных учреждений для дочерей состоятельных джентльменов?» Мэриан рассказывала ему, что это такое. Какая страшная участь для молодой женщины! Снисходительное безразличие Венеции к судьбе своей кузины возмутило Роберта.

   – Сомневаюсь, чтобы кто-нибудь из ее будущих учеников научился читать на латинском языке, – сухо заметил Роберт.

   – О Боже, конечно, нет! – Венеция положила свою руку на его рукав, посмеиваясь. – Мы в Академии миссис Смитсон ничего такого не изучаем. – Потом она нахмурилась. – Интересно, где же Изабелла учится читать на латыни?

   Очевидно, именно это Изабелла скрывает от остальных членов семьи, а он чуть не выдал ее. Роберт пожал плечами:

   – Наверное, со своим братом. Кажется, они очень преданы друг другу.

   – Ги весь день работает с папиным управляющим, мистером Форестом, – с сомнением в голосе произнесла Венеция. – Пожалуй, я должна рассказать об этом маме.

   – На вашем месте я бы этого не делал. Может быть, я ошибся, и не рассмотрел как следует книгу, которую она читала.

   – А, может быть, она просто хвасталась. С Изабеллой это бывает. Часто, чтобы пристыдить меня, она начинает при всех говорить по-французски, показывая, как это хорошо у нее получается.

   – Но ведь это ее родной язык, – мягко сказал Роберт.

   – И мама так говорит.

   Тем временем они подошли к дому и вошли в гостиную вместе.

   – А, лорд, вот и вы, – радостно воскликнул сэр Джошуа, – гуляете в саду с моей девочкой, а? Ну, ничего, все в порядке. Вот господин мэр хочет договориться с вами, когда завтра он сможет познакомить вас с Фредом Говардом, инженером, отвечающим за состояние шлюзов. Он хотел бы знать, свободны ли вы завтра.

   – Разумеется свободен и был бы очень рад возможности встретиться с ним.

   Когда обо всем договорились и попрощались, Ян Маккай привел лошадь своего хозяина. Ян родился и вырос в Гленмуре, и служил Роберту с того дня, как тот оставил родной дом, чтобы отправиться на учебу в университет Сент-Эндрю. Он был немногословен, глубоко презирал всех, кто не был шотландцем, но отличался большой преданностью хозяину. Одного взгляда на лицо Роберта ему хватило, чтобы понять его настроение, поэтому Ян молча ехал в Рай следом за хозяином.

   Во дворе гостиницы они спешились, и, принимая поводья лошади, Ян сказал Роберту как бы между прочим:

   – Ваша девушка, хоть и выглядит кроткой, на самом деле, редкая проказница.

   Роберт остановился, не дойдя до двери дома.

   – Что, черт побери, ты хочешь этим сказать?

   – Когда сэр Джошуа бывает в Лондоне, она встает на заре и скачет по берегу моря на его лучшей лошади, надев бриджи своего брата.

   – И где же ты все это слышал?

   – Пропустив пару стаканчиков, один из конюхов рассказал мне, чтобы позабавить. Кажется, хозяина здесь не особенно любят и помалкивают о ее проделках.

   Роберт нахмурился.

   – И ты тоже постарайся помалкивать.

   – О, вы ж меня знаете, я нем как рыба. Никто от меня и слова об этом не услышит. Просто я подумал, что вам должно быть интересно об этом знать, вы с нею встречались сегодня утром на берегу.

   «Чертов парень! Было ли что-нибудь, чего Ян не знал обо мне», – подумал Роберт, которого одолевали и раздражение, и смех одновременно.

   – И я буду тебе благодарен, если ты придержишь язык, – коротко сказал он.

   – Да, буду молчать, не беспокойтесь. Доброй ночи, сэр.

   И Ян Маккай удалился, лукаво улыбаясь. На этот раз мистер Роберт попался, это уж точно, а такое с ним не часто случается. И никому он, Ян, об этом рассказывать не собирается, даже самой леди Мэриан.

   Поднявшись в свою комнату, Роберт снял вечерний костюм, развязал шейный платок, стянул через голову рубашку с оборками и минуту постоял перед зеркалом, разглядывая свое отражение. Мерцающее пламя свечи освещало растрепанные каштановые волосы, серьезные серые глаза, продолговатое загорелое лицо со слегка выдающейся вперед челюстью. Молоденькие девушки не падают в обморок от восторга по поводу его внешности. «Да, черт возьми, уж какой есть!» Скоро тридцать, а его влечет к себе тоненькая девушка, не обладающая теми качествами, которые его отец хотел бы видеть в невесте для своего единственного сына. Роберт не придавал слишком большого значения мнению графа, но что странного в том, что его околдовала обнаженная купающаяся в морских волнах, словно на заре мироздания, красивая девушка? И потом, она вела себя на редкость естественно и не прибегала к женским уловкам, как это делали другие девушки, пытаясь привлечь к себе его внимание. Она читает по-латыни и неплохо переводит, а ведь и он сам был первым по древним языкам в Сент-Эндрю. До сих пор он был влюблен всего лишь раз, или ему казалось, что он был влюблен. Тогда он был молод, ему едва исполнился двадцать один год, и он только что приехал в Лондон. Лейла была старше, обладала редкой красотой и была замужем за человеком, в два раза превосходившем ее по возрасту. Муж ее служил в королевском морском флоте. В течение нескольких месяцев, пока продолжалась связь, он был на верху блаженства. Но все резко оборвалось, когда неожиданно вернулся ее муж, получивший отпуск по болезни, и Роберт вдруг понял, что не сможет выдержать ложь, обман, встречи украдкой. Лейла страшно обиделась на него, а ему трудно было объяснить, что пока ее муж отсутствовал, все было иначе, но теперь что-то вроде юношеского идеализма запрещало ему наставлять рога человеку, которым восхищался и с которым был хорошо знаком. В течение нескольких месяцев он переживал адские муки, а потом понял, что это была лишь физическая боль: тело невыносимо страдало без нее, но ум, душа его чудесным образом освободились.

   Роберт разделся, надел ночную рубашку, задул свечу и лег в постель. Он старался сосредоточиться на своем задании, подумать о том, что предстояло выяснить на следующий день для составления толкового отчета о возможностях и условиях строительства оборонительных сооружений. Но мысли его постоянно возвращались к рассказанному Яном.

   «Я нашла его, потерпевшего кораблекрушение, нищего, и поделилась с ним всем, что имела». Во время одной из прогулок по морскому берегу на лошади своего дяди, не встретила ли она однажды свою любовь? Чепуха! Он совсем сошел с ума, если думает о такой ерунде. Конечно, это всего лишь болтовня слуг, и в любом случае, какое ему до этого дело? Полезнее было бы поразмыслить над взволновавшим его сообщением о том, что один из контрабандистов в этих краях отлично говорит по-французски и уже совершил один рейс во Францию. Как это можно объяснить? Разумеется, это идеальный способ нелегального проникновения в Англию шпионов вместе со всеми прочими запрещенными предметами роскоши. Следовало бы провести подробное расследование. Капитан Дюран из драгунского полка пригласил его завтра пообедать с ним в Хите, а военные, случается, работают вместе с таможенной полицией, которая наблюдает за шайками контрабандистов, действующими в этой части побережья. Нужно извлечь пользу из приглашения и узнать об этом побольше.

Глава 4

   – Вы хотели видеть меня, тетя Августа?

   Изабелла стояла на пороге комнаты, где леди Бриджез имела обыкновение заниматься хозяйственными делами. Здесь было особенно приятно летом, когда солнечный свет заливал комнату через широкие окна, хотя миссис Бедфорд и беспокоилась, как бы не выцвели дорогие ковры и тонкая вышивка на креслах, выполненная еще бабушкой сэра Джошуа.

   Августа глянула на девушку, подняв голову от небольшого письменного стола.

   – Входи, Изабелла, подожди немного. – Она повернулась к экономке, стоявшей рядом с ее креслом. – На сегодняшнее утро у нас все решено, миссис Бедфорд. Холодного цыпленка и пирога с мясом дичи нам будет достаточно, ведь сэр Джошуа уехал. Может быть, стоит предупредить повара, на случай, если сэр Джошуа привезет кого-нибудь на ужин.

   – Хорошо, леди.

   Миссис Бедфорд торопливо вышла, бросив на Изабеллу быстрый дружеский взгляд.

   – Закрой дверь и подойди ко мне, – сказала тетя со скрипучими нотками в голосе, что предвещало неприятности.

   Изабелла сделала, что ей велели, и смиренно стояла с опущенными глазами, сжав руки, ожидая узнать, в чем она провинилась на этот раз.

   Августа изучающе смотрела некоторое время на густые темные локоны, которым не требовались щипцы для завивки, нежный овал бледного лица, брови вразлет, большие глаза, окаймленные длинными ресницами. Она делала все, что было в ее силах, чтобы сломить волю этой проклятой девчонки, и вот что из этого вышло.

   – Мне стало известно, что когда мы с сэром Джошуа уезжаем из дому, – решительно начала она, – ты бегаешь к преподобному Гильберту Холланду в Снаргейт, где берешь у него уроки.

   Изабелла быстро взглянула на нее.

   – Кто вам это сказал?

   – Разве это так важно? Это правда, не так ли? Почему меня не поставили в известность? Почему я должна расспрашивать свою экономку о том, что происходит в мое отсутствие? Венеция сказала, что вчера вечером застала тебя в саду с виконтом Килгоуром, перед которым ты хвасталась, что умеешь переводить с латыни!

   В ее ледяном тоне звучал явный сарказм.

   – Ничего подобного я не делала, – сказала Изабелла, оцепенев от негодования. – Он только спросил, какую книгу я читаю, и я ответила. Это все.

   – И поэтому ты держала нашего самого желанного гостя за руку, изо всех сил пытаясь привлечь к себе его внимание? Это просто возмутительно. Боюсь подумать, какое у него сложилось мнение о тебе и обо всех нас!

   – Кажется, это только развлекло его, и я не понимаю, почему Венеция так расстроилась. Он ведь еще не обручен с нею.

   Бунтарский дух не позволил ей сдержаться, и она все-таки съязвила.

   – Не будь такой наглой, – раздраженно отрезала тетя. – Тебе должно быть известно, что твой дядя в плохих отношениях с мистером Холландом. Несколько лет тому назад он поддержал наших арендаторов в их несправедливых обвинениях против сэра Джошуа. Это было очень неприятное дело, и отношения между ними с тех пор прерваны. Ни он, ни его сестра больше никогда не приглашаются в наш дом.

   «Они и не собираются снова сюда приходить», – промелькнуло в мозгу Изабеллы. И тут все обиды и разочарования последних недель, жестокое избиение, которому подверг ее дядя, еще причинявшее боль при каждом резком движении, прорвались наружу:

   – Я ничего не знала ни о какой ссоре, а даже если бы и знала, почему это должно меня касаться? Мистер Холланд великодушно предложил мне то, за что вам не пришлось платить. С того самого дня, как мы приехали сюда, вы твердите мне, что мы ничего не должны ждать от вас или от моего дяди, и чтобы я как можно раньше начала зарабатывать на жизнь для себя и брата. Но как мне это удастся, если вы ничем не помогаете мне? Кем я должна стать: поденщицей, кухонной работницей, служанкой, которой все отдают приказания? – Она гордо подняла голову. – Я Изабелла де Совиньи, нравится вам это или нет, а Ги – граф де Совиньи. Этого вы у нас отнять не можете, и, если я буду учиться, то, по крайней мере, смогу потом учить других и этим сохраню честь и достоинство имени моего отца…

   Слова изливались стремительным потоком, Изабелла вся дрожала, но держалась с достоинством.

   – Ты закончила? – ледяным голосом спросила ее тетя. – Не знаю, какой смысл имеет вся эта тирада, но если ты думаешь, что можешь завоевать лорда Килгоура, взывая к его жалости, то позволь заметить, что ты допускаешь большую ошибку. Роберт Эрмитейдж – сдержанный человек, гордый как дьявол, а его отец, хоть и удалился от светской жизни, но он – граф Гленмур и, разумеется, не примет с распростертыми объятиями в качестве невесты своего сына незаконную дочь нищего французского дворянина.

   Бессильная ярость охватила Изабеллу.

   – Это гнусная ложь! Когда-нибудь я это докажу вам, клянусь, докажу.

   – Каким образом? Пошлешь во Францию запрос, чтобы сделали выписки из регистрационных книг? – с напускной жалостью спросила тетя. – Моя дорогая девочка, революция все их давно уничтожила. Ты и тебе подобные, все вы – нищие и живете британской милостыней, и ты должна помнить об этом. Мы воюем с Францией, и войне еще не видно конца.

   Слишком долго приходилось Изабелле скрывать обиду и горечь. Теперь она должна сказать все, что думает, какое бы наказание не обрушилось затем на ее голову.

   – Чего же тогда так боится мой дядя? – отважно спросила она. – Того, что однажды мой брат может потребовать долю наследства, принадлежащую нашей матери, и которую вы украли у нас?

   Эти слова задели Августу за живое, она вскочила на ноги.

   – Молчи, ты, гадкая девчонка! Ты говоришь о том, чего не знаешь. Иди в свою комнату. Я побеседую с тобой позже.

   Но Изабелла не тронулась с места.

   – Я слишком долго молчала. Почему вы так ненавидите нас? Почему? Из-за моей матери? Вы возненавидели ее еще и потому, что ваш муж сильно любил свою сестру? Вы завидовали ее красоте, успеху и ее счастью, когда она сбежала из этого ненавистного дома? Поэтому вы хотите уничтожить нас, ее детей?

   Это было сказано в запальчивости, но произвело ужасающий эффект. Два красных пятна появились на щеках тети.

   – Как смеешь ты говорить такие злые слова? Ведь если бы не мы, вы с братом просили бы подаяние на улице? Я все расскажу твоему дяде. Пусть сам решает, как тебя наказать.

   Она задохнулась от злости и так сильно ударила девушку по щеке, что на ней остались кровавые следы от тяжелых колец.

   Изабелла застыла, чувствуя, как струйка крови стекает ей в рот. Она пыталась справиться с душившей ее яростью. Потом схватила старинную китайскую вазу со столика и изо всех сил швырнула ее на пол так, что ваза разлетелась на сотни осколков. Потрясенная своим собственным неистовством она, не двигаясь, несколько мгновений стояла над разбитой вазой, затем выбежала из комнаты, хлопнув дверью.

   Девушка стремглав промчалась по лестнице мимо одной из служанок, застывшей с метелкой в руках, и удивленно смотревшей ей вслед.

   Оказавшись в своей комнате, Изабелла намочила полотенце водой из кувшина и прижала его к пораненной щеке, все еще дрожа и отчетливо осознавая свое несчастье. Если бы только она могла завязать в узелок свои немногие пожитки, накинуть плащ, позвать Бет и уйти из Хай-Уиллоуз навсегда! Но как это сделать? Ей некуда было идти, не было друзей, которые могли бы приютить, не было денег на дорогу, и еще у нее был Ги. Она не могла оставить брата. Что бы ни случилось, они должны быть вместе.

   Изабелла представить не могла, какое наказание придумает для нее тетя Августа, и как поведет себя дядя, когда она расскажет ему о вызывающем поведении племянницы. Девушка невольно вздрогнула, вспомнив жалящую плеть на своей обнаженной спине. Она взяла шаль и торопливо сошла вниз по лестнице, стараясь держаться как можно спокойнее, а потом выскользнула через кухонную дверь. Изабелла позвала Бет, та всегда крутилась поблизости, и побежала через сад и дальше по тропинке, ведущей к берегу моря, единственному месту, где действительно можно было побыть одной.

   Несколько часов спустя там с ней случайно встретился Роберт Эрмитейдж. Он возвращался верхом после долгого и полезного объезда болот с Фредом Говардом, который показался Роберту способным, хорошо разбирающимся в своем деле инженером.

   Изабелла, обхватив руками колени, сидела на берегу и, не отрывая глаз, смотрела на серое пенистое море. С утра светило солнце, но потом облака затянули небо. Резкий, холодный ветер спутал темные волосы девушки.

   Она была слишком поглощена своими печальными размышлениями и не услышала стука копыт. Лежавшая с нею рядом собака подняла голову, узнала друга и снова улеглась, приветливо помахав хвостом. Роберт спешился и направился к Изабелле, ведя лошадь рядом. Скрежет гальки под его сапогами заставил ее встрепенуться, но головы она не повернула.

   – Сирена должна сидеть на скале и петь, расчесывая волосы золотым гребнем, – сказал он, улыбаясь девушке. И тут же голос его изменился. – У вас расстроенный вид. Что-нибудь случилось?

   – Нет, что может случиться?

   Ветер отбросил волосы с ее лица, и он увидел жестокую отметину руки Августы: синяк на скуле уже начинал темнеть, кровавые царапины засохли.

   – Вы поранились, – с сочувствием заметил Роберт и опустился рядом с ней на колени. – Что произошло?

   – Я споткнулась и упала на камни, – бесцветным голосом ответила Изабелла.

   Он не поверил: о камни так нельзя ушибиться. Кто-то ударил ее и очень сильно ударил. Сначала – избиение плетью, а теперь и это. Что же скрывалось под внешне спокойной маской этого семейства?

   Роберт мягко сказал:

   – Нужно приложить что-нибудь, чтобы сошел синяк, холодный компресс, например, и какую-нибудь мазь.

   – Да, хорошо, – равнодушно ответила девушка, потом спохватилась, вспомнив, что следует быть вежливой. – Как вы провели утро, мистер Эрмитейдж?

   – Совершал объезд болот. Здесь много интересного. Думаю, нам придется сделать линию обороны вдоль побережья.

   – И тогда всем придется уехать отсюда?

   – Посмотрим, как сложатся обстоятельства. Мы надеемся, что сейчас Бонапарт слишком занят Европой, чтобы строить планы захвата Британии. Не думаю, что в настоящий момент есть причины для беспокойства.

   Собственные горести казались Изабелле гораздо более значительными, чем возможная высадка французской армии на берегах Англии. Она повернулась к Роберту лицом:

   – Зачем вы сказали Венеции о мистере Холланде вчера вечером?

   – Я не говорил, – быстро ответил он, – во всяком случае, уверен, что не говорил. Упомянул о вашем умении читать на латыни и все, клянусь вам. А в чем дело? Это был секрет?

   – Пожалуй, что так, – устало проговорила Изабелла. – Я всегда знала, что дядя этого не одобрит. Теперь оказывается, мистер Холланд, он викарий в Снаргейте, поссорился с сэром Джошуа несколько лет тому назад и, следовательно, любые отношения с ним строго запрещены.

   – Понятно. Извините, если я нечаянно навлек на вас неприятности.

   – О, вы не виноваты. Вы не могли об этом знать, и потом, зачем вам что-то скрывать от Венеции?

   – Почему вы так говорите?

   – Но вы же собираетесь обручиться с нею, не так ли?

   Роберт нахмурился.

   – С чего вы взяли?

   – Мне так показалось. Венеция этого хотела бы, и мне известно, что тетя все подводит к этому.

   Она заметила, как омрачилось его лицо, и поняла, что этот человек может быть суровым и непреклонным.

   – Если то, что вы говорите, правда, то мне следует принять меры к тому, чтобы мое дружеское расположение к юной леди не поняли неправильно.

   – Значит это неправда?

   – Это никогда не было правдой.

   Изабелла взглянула на него, потом снова перевела глаза на море.

   – Я рада. Мне кажется, Венеция вам не подходит.

   – Вот как? Почему? Она очень хорошенькая.

   – Она ни слова не может прочесть по-латыни и вообще в книги не заглядывает.

   Изабелла произнесла эти слова с детской непосредственностью, что позабавило и очаровало Роберта.

   – Знаете, моя сестра сказала то же самое, но в еще более резких выражениях. Мэриан всегда без сомнений высказывает свое мнение.

   Раньше ей казалось, что она может сказать Роберту все, что приходит ей в голову, и он выслушает ее и поймет, но сейчас, когда упреки тети еще звучали в ушах, она поняла, какими дерзкими могли показаться ее слова. Не думает ли он, что она намеренно пыталась привлечь его внимание к себе?

   – Извините, – смутилась Изабелла. – Мне не следовало говорить вам такие вещи. Мы ведь недавно знакомы.

   – Не так уж и недавно. На самом деле, мы очень старые друзья, не так ли?

   – Тетя никогда не простит меня. Ее самое большое желание – увидеть Венецию графиней.

   – В таком случае, боюсь, ей придется долго ждать, – сухо сказал он. – У моего отца отличное здоровье. – Он улыбнулся, взглянув на ее удивленное лицо. – Не бойтесь. Я не скажу ни слова, просто постараюсь выпутаться из неприятного положения, в которое попал, сам того не зная.

   – Венеция будет крайне разочарована.

   – Боюсь, что она разочаровалась бы еще больше, если бы я и вправду собирался на ней жениться. Моя сестра не устает повторять мне, как трудно со мной жить.

   – Она так говорит. Почему?

   – По разным причинам.

   Изабелла шлепнула себя по губам.

   – О Боже, опять. Я не должна была спрашивать вас об этом. Приношу свои извинения. Это не совсем прилично.

   – А что прилично?

   Она вздохнула.

   – Точно не знаю. Мистер Холланд – единственный джентльмен, с которым я беседую, а ему уже за шестьдесят. Джентльменом был мой отец, но его убили.

   – А меня вы считаете джентльменом? – насмешливо спросил Роберт.

   С минуту она серьезно смотрела на него.

   – Вы – как старший брат. Мне всегда хотелось иметь старшего брата. Понимаете, я чувствую себя ответственной за Ги. Хорошо было бы с кем-нибудь разделить эту ответственность.

   – А чего хочет ваш брат?

   – Вырваться отсюда и жить своей собственной жизнью, всего-навсего. Мне кажется, если бы не его привязанность ко мне, он бы уже давно убежал и записался бы в королевскую армию.

   – Это был бы очень опрометчивый шаг.

   – Я ему говорю то же самое, но все равно ему очень плохо здесь, и я боюсь иногда, что он сделает какую-нибудь глупость.

   Изабелла отвела глаза, а Роберт смотрел на прелестный овал ее лица со странным томлением в сердце. Ему хотелось сказать: «Может быть, я смогу что-нибудь сделать для вас?» Но он знал, что не должен вмешиваться. Это могло бы изменить течение его жизни, а он не имел права рисковать. И еще: Роберту хотелось побольше узнать о девушке.

   Он тихо сказал:

   – Когда я увидел вас и вашего брата на корабле в ту ночь, я понял, что с вами произошло что-то ужасное. Вы не хотите мне об этом рассказать?

   – Я никому и никогда не рассказывала, – шепотом ответила Изабелла. – Все это погребено в моей душе, да никто и не захотел бы выслушать или попытаться понять. Ги был еще слишком мал. Ему лучше забыть.

   – Но вы не забыли?

   – Нет. Воспоминания все еще преследуют меня. – Она помолчала с минуту, потом начала говорить, уже не останавливаясь. Даже Люсьену она не открывала своего сердца. Это он говорил ей, а она зачарованно слушала, но с Робертом все было иначе.

   – Это началось в тот день, когда революционеры пришли в замок… Раньше были только разговоры и слухи, но вот они окружили нас и стали угрожать…

   Образы множились в ее мозгу по мере того, как она описывала любимого дедушку в толпе революционеров, кровь на его седых волосах и то, как они забивали его до смерти, весь тот безумный день, гнетущее чувство страха: человек, которого они считали другом, так коварно предал их. За те месяцы, что Роберт провел в Париже, он видел много подобных трагедий: мужей разлучали с женами, матерей – с детьми, и, что хуже всего, озлобленные люди видели в гильотине верное средство отплатить за старые обиды.

   – Когда-нибудь я хотела бы вернуться туда, – говорила Изабелла, увидеть замок, где мы выросли. Хотелось бы доказать всем, что мы с Ги не самозванцы… – Она повернулась и посмотрела на Роберта. – Как вы считаете, замок еще сохранился?

   В глазах девушки стояли слезы, и Роберт испытывал огромное желание обнять ее и сказать: «Видит Бог, когда-нибудь я сам отвезу тебя туда». Но это было невозможно. Вместо этого, он произнес:

   – Очень может быть, что не все было разрушено, и мир наступит раньше, чем мы думаем.

   – Спасибо, что выслушали меня.

   Она бросила на него долгий взгляд и отвернулась. Они немного помолчали, потом вдруг Изабелла сказала:

   – Вы заметили? Ветер стих, и море спокойное, как молоко. В это время года, когда отлив, часто так бывает. Мне никогда не надоедает наблюдать за морем. Это помогает забыть собственные горести. А там – корабли, – мечтательно продолжала она, – видите? Такой штиль, что они едва плывут.

   Роберт проследил глазами за ее рукой. Море было похоже на слегка смятый серый шелк.


И не плеснет равнина вод,
Небес не дрогнет лик.
Иль нарисован океан
И нарисован бриг?[8]

   – Какое точное описание. Вы сами это сочинили или кто-то написал?

   Роберт улыбнулся.

   – Увы! Я не поэт. Эти строки написаны неким Сэмюэлем Тейлором Кольриджем. Вы когда-нибудь слышали о нем?

   – Нет, никогда. Мистер Холланд просто замечательный, но он все-таки немного старомоден. Он считает, что ни один современный поэт не может сравниться с поэтами прошлого.

   – Это необходимо исправить, – заметил Роберт, – но не сейчас, к сожалению.

   Изабелла вздохнула.

   – Уже, должно быть, очень поздно, а я и так провела здесь целый день. Нужно возвращаться.

   Он подал ей руку, помогая подняться, потом достал часы.

   – Боже мой, уже почти пять.

   – Ой, я должна бежать.

   – Проводить вас до Хай-Уиллоуз?

   – В этом нет необходимости. Я хорошо знаю дорогу. Вы скоро возвращаетесь в Лондон?

   – Через несколько дней. Надеюсь, мы еще увидимся.

   Роберт взял поводья своей лошади, лениво щипавшей траву.

   Изабелла стояла, выпрямившись, и глядела на него снизу вверх. Потом она вежливо произнесла:

   – До свидания, мистер Эрмитейдж, и спасибо, что поговорили со мной.

   – Мне это доставило удовольствие, – и, повинуясь велению сердца, как в то холодное ноябрьское утро, он поднял к губам ее маленькую руку и поцеловал.

   Изабелла стояла на тропинке и смотрела, как он уезжает по направлению к Райю. Чувство безнадежного одиночества, не покидавшее ее весь день, сразу отступило. Как тогда, много лет назад, его дружеская поддержка помогла ей обрести спокойствие и уверенность в себе.

   В поместье царила тишина. Венеция с матерью только что вернулись из утомительной поездки с визитами к знакомым и теперь отдыхали в ожидании ужина. Сэр Джошуа вернулся один, без друзей, значит, вечерняя трапеза будет спокойной. Изабелла не стала ломать себе голову: оставаться ли ей в комнате или встретиться лицом к лицу с тетей, как будто между ними ничего не произошло. Возможно, что беседа с Робертом Эрмитейджем придала ей храбрости. Она смело вошла в столовую. Щека опухла и потемнела. Сама того не осознавая, Изабелла одержала, пусть маленькую, но победу. Об этом говорило хотя бы то, что тетя не захотела ворошить тягостные для обеих воспоминания – вряд ли Изабелла в ее нынешнем расположении духа покорно перенесла бы наказание. Злость на непокорную племянницу все еще бушевала в Августе, но она ничего не сказала мужу. Ги сразу обратил внимание на лицо сестры и встревожился больше, чем если бы сам заработал такой синяк.

   – Боже мой, Белла, – воскликнул он, – что это с тобой?

   – Я споткнулась и упала на камни.

   – Лучше бы ты упала на свою проклятую собаку, – проворчал Джеймс, в последнее время постоянно пребывавший в плохом настроении. – Эту суку надо прибить.

   – Почему? – спросила Изабелла, защищая свою любимицу. – Бет тебе ничего плохого не сделала.

   – Она скалит зубы, когда я прохожу мимо.

   – Ты сам виноват. Сбросил ее как-то с лестницы. Она такого не забывает.

   – Еще раз попадется у меня на дороге, я ее пристрелю.

   – Если ты это сделаешь, то поплатишься, – запальчиво встрял Ги.

   – Смотри-ка, оказывается, он умеет говорить. А я-то думал, кошка съела твой язык, – издевательским тоном произнес Джеймс. – На что мне рассчитывать, кузен? На пару ударов кулаком?

   – Ты хочешь меня оскорбить? – Ги вскочил на ноги. – Если на то пошло, я тебе покажу, что можно сделать кулаками! Мы это выясним раз и навсегда. Выходи!

   – Ради Бога! Прекратите! – прогремел голос сэра Джошуа и раздался такой удар кулаком по столу, что все подпрыгнули. – Кончайте перебранку, вы двое. Джеймс, оставь собаку в покое. Вреда от нее нет. А ты, Ги, чем драть глотку попусту, мог бы помогать вечерами мистеру Форесту с расчетами. Он завален работой.

   – Я работаю весь день, и никто не заставит меня работать еще и по вечерам! Пусть мистер Форест идет ко всем чертям. – И Ги пулей вылетел из столовой, не доев свой ужин.

   – Несносный мальчишка! – пробормотал Джеймс. – Шуток не понимает.

   – Оставь его в покое, – буркнул его отец.

   – Ах, Боже мой! – капризно воскликнула Венеция. – Неужели мы не можем спокойно поужинать без этих глупых ссор? Папа, мы останемся здесь на все лето? Нельзя ли поехать на несколько недель в Бат, как в прошлом году? Сегодня мы навестили знакомых, так вот, абсолютно все, кроме нас, туда уезжают. Правда, мама? Это так грустно.

   – Может быть и грустно, но на поездку в Бат ушло бы столько денег, сколько стоит дюжина новых платьев для вас обеих, и Бог знает, что еще. – Но сэр Джошуа уже смягчился. Венеция всегда была его любимицей. – Посмотрим. Может быть, позднее, перед отъездом в Лондон. – Он взглянул на жену. Мы с матерью это обсудим. Попробуем убедить молодого лорда Килгоура провести с нами несколько дней. Ты хочешь этого, кошечка моя? – Он хитро посмотрел на дочь и ущипнул ее за щеку.

   Венеция вскинула головку.

   – О, папа, ну что ты! Не говори так.

   «Да, но что об этом думает сам лорд Килгоур?» – с нежностью подумала Изабелла. Она-то знала Роберта гораздо лучше, чем все остальные.

   Изабелла нашла причину выйти и тут же отправилась на поиски Ги, но он уже исчез. И это повторялось почти каждый вечер. Она знала, что брат сошелся с самыми отчаянными парнями во всей округе: младшими сыновьями фермеров и некоторыми разнузданными молодыми помещиками – другой компании у него здесь не было. Обычно они собирались в «Корабле на Якоре», и Ги, который был раньше таким милым скромным мальчиком, не выносил вида крови и предпочитал уткнуться в книгу, чем участвовать в шумных играх, теперь стремился стать жестоким и бесчувственным. Он заставлял себя участвовать в петушиных и собачьих боях, охотился на крыс с маленькими терьерами в огромных амбарах, от которых раньше пришел бы в ужас. Изабелла была почти уверена, что он примкнул к шайке контрабандистов, которую возглавлял Джонти Дейли, хотя брат и, отрицал это. По-своему привлекательный, самоуверенный и самонадеянный Джонти как раз и был человеком, способным понравиться Ги в его состоянии.

   В тот вечер Изабелла долго стояла у окна и смотрела в сад. Эти ночи крестьяне называли «лунной темнотой»: это – когда исчезает полная луна и нарождается новый тонкий серп месяца. Именно в эти ночи лодки выходили в море навстречу французским люгерам, чтобы взять у них товар и потом выгрузить его здесь, на этом затерянном пустынном берегу. Людей было немного – все местные, и секретов никто не выдавал. Таможенная полиция была немногочисленной, и ей редко удавалось поймать контрабандистов, но даже если и удавалось, ни один суд не мог вынести справедливый приговор. Свидетели, при необходимости, не моргнув глазом могли поклясться, что в ночь происшествия обвиняемый лежал в постели больной или находился, по крайней мере, в пяти милях от места, где поймали контрабандистов. И только иногда, прибегнув от отчаяния к помощи драгунов, удавалось на время усмирить нарушителей закона. В Рустиндже несколько месяцев висели на цепях почерневшие тела двух контрабандистов, как страшное напоминание о том, что может случиться с преступниками.

   «Но не с Ги, – подумала она, – это невозможно». Но страх не покидал Изабеллу.

   На следующий день Изабелла сидела в комнате экономки и занималась штопкой вышитого экрана для камина, прожженного в один из зимних вечеров искрами от горящих угольков. Работа была скучная и требовала внимания в подборе оттенков для вышитых цветов. Нужные нитки она отыскивала среди спутанных клубков шерсти в большой корзине и делала маленькие аккуратные стежки на одной из самых красивых вещиц, вышитых ее бабушкой, слывшей известной рукодельницей во времена старой королевы Анны. Дома было очень тихо. Венеция и ее мать выехали в карете, а сэр Джошуа отправился навестить друзей в Кентербери. Когда Изабелла отложила иглу и распрямила усталую спину, в двери она увидела голову лакея.

   – К вам джентльмен, мисс.

   – Ко мне? Ты, должно быть, ошибаешься. Это к Венеции, а не ко мне. Скажи ему, что она вернется к пяти часам.

   – О нет, он хочет видеть именно вас, – сказал Франклин, входя в комнату с добродушной фамильярностью, которая не нравилась ей с их самой первой встречи.

   – Это тот самый лорд Килгоур, – продолжал он, – поклонник мисс Венеции.

   – Ты слишком многое себе позволяешь, – холодно сказала Изабелла. – В таком случае, надо выйти к нему. Скажи, что я буду через минуту.

   Когда слуга вышел, девушка сняла передник и недовольно осмотрела свое старое платье, которое надела утром, собираясь работать в нем весь день. Опухоль уже немного уменьшилась, но синяк образовал огромный черный фонарь под глазом: но тут уж ничего не поделаешь. Она пригладила волосы, поправила бант, стягивавший их сзади, и сбежала вниз по лестнице.

   Роберт стоял у окна. Когда Изабелла вошла в гостиную, он тотчас же обернулся.

   – Я осмелился заехать к вам и отдать это.

   Изабелла взяла протянутую ей книгу и, сдвинув брови, прочитала название: «Лирические баллады».

   – Вы помните, вчера мы говорили о Кольридже: «Иль нарисован океан и нарисован бриг?» Ну вот, вы найдете эти стихи в «Сказании о старом мореходе», крайне таинственной и романтической поэме, и другие стихи, в том числе его друга Уильяма Водсворта. Я подумал, что книга должна вам понравиться.

   Этот неожиданный подарок – такая редкость для нее – взволновал девушку до глубины души.

   – И вы решили привезти ее мне? Как мило, как вы добры. – Изабелла открыла книгу наугад, прочла несколько строчек, потом подняла глаза на Роберта. – Как мне хочется показать эту книгу мистеру Холланду!

   – Почему бы не сделать это прямо сейчас?

   – Сейчас? Я не знаю, возможно ли. Ведь я рассказывала вам, как это нелегко.

   – Если вы не против, – невозмутимо продолжал Роберт, – я был бы счастлив сопровождать вас. Мне необходимо встретиться с возможно большим числом людей в этих краях, а тут предоставляется такая возможность.

   Это было правдой. Он действительно старался побольше узнать о жизни местной общины не только в связи со строительством укреплений, но и из-за развернувшейся здесь нелегальной торговли, а кто же лучше, чем викарий, знает местных жителей. Была и еще одна – личная причина, о которой он предпочел умолчать.

   Изабелла нахмурилась, но потом вдруг улыбнулась, как шаловливый ребенок: он сам давал ей повод, сам предложил, и тетя Августа вряд ли будет ругать ее за то, что она откликнулась на просьбу ее самого важного гостя.

   – Вы не против пойти через Волланд Марш? Правда, дорога не очень хорошая. Ничего?

   – Согласен. На конюшне присмотрят за моей лошадью?

   – Разумеется. Я скажу Джейсону.

   На это потребовалась всего минута. Лошадь отвели на конюшню, и Роберт и Изабелла зашагали по узкой тропинке. Солнце пробивалось сквозь облака, вокруг пахло травой и водой. Они остановились на ступеньках, ведущих к изгороди. Роберт помог своей спутнице подняться по ним, сам постоял немного, опершись о верхнюю перекладину, окидывая взором обширные пастбища, расцвеченные лютиками. Овцы с подросшими ягнятами мирно пощипывали травку.

   – Странно подумать, что до того, как сюда пришли римляне и построили первые дамбы, в этих местах были сплошные болота.

   – Иногда зимой луга все же затопляются. Они превращаются в огромные блестящие озера. Морские птицы вьются над ними и, кажется, что живешь на острове. Барти сутками не бывает дома: он сгоняет овец, особенно, если овцам пора ягниться. Однажды в январе мы с Гвенни выкормили пятерых ягнят из рожка, потому что их матери утонули.

   Роберт был так внимателен, с ним так легко было говорить, что Изабелла забыла свою робость, забыла, что он является высокопоставленным чиновником Министерства иностранных дел, и продолжала весело рассказывать о повседневной жизни, сообщая о себе гораздо больше, чем ей казалось.

   У ворот дома викария они заметили старую белую кобылу. Кобыла пошла к ним через поле в надежде получить лакомство. Изабелла нежно погладила бархатистые ноздри.

   – Сегодня ничего нет, Роси, дорогая, извини. Роси была тощая, как пугало, когда мистер Холланд вызволил ее у жестокого человека, морившего бедняжку голодом. Вот почему у нее имя – Росинанта, почти как клячи Дон-Кихота, – объяснила Изабелла. – Но сейчас она довольно упитанная.

   – Так вы читали «Дон-Кихота»?

   – Да, но не на испанском. Это оказалось слишком трудным.

   – Вы меня удивляете. Я думал, вы читаете по-испански с такой же легкостью, как по-латыни.

   – Мистер Эрмитейдж, вы надо Мной смеетесь?

   – Боже упаси! – Он сорвал пучок сорной травы и протянул лошади. – Я слышал, что в отсутствие дяди вы берете его лучшую лошадь и мчитесь во весь опор вдоль побережья.

   Изабелла удивленно взглянула на него.

   – Откуда вы знаете?

   – Неважно, но не беспокойтесь. Обещаю, что не выдам вас.

   – Наверное, вы думаете, это неприлично? Я знаю, если бы моей тете стало об этом известно, она подумала бы именно так. Но как увлекает верховая езда! Началось все, когда однажды Джейсон повредил себе ногу и не смог заняться с Джуно, поэтому я поехала вместо него. – Изабелла посмотрела вдаль. – Давным-давно в Совиньи у меня была красивая лошадка, ее звали Ромэн. Обычно я ездила верхом вместе с отцом. – Тень пробежала по ее лицу, и она быстро продолжила: – Нужно поторопиться. Видите: мисс Холланд в саду. Ей интересно будет познакомиться с вами.

   Харриет Холланд склонилась над клумбой. Вокруг талии у нее был повязан передник, а большой белый чепец, завязанный под подбородком, защищал ее от солнца. Увидев незнакомца, она выпрямилась.

   – Я привела к вам в гости друга, – сказала Изабелла, открывая ворота. – Это Роберт Эрмитейдж, виконт Килгоур. Он хотел бы поговорить с мистером Холландом.

   – Я не подаю руки, лорд, потому что занимаюсь прополкой, – извинилась она, в некотором замешательстве глядя на элегантно одетого молодого человека. Роберт с улыбкой смотрел на нее. – Сорняки растут так быстро, что я никак не могу с ними справиться.

   – Вы напоминаете мне мою бабушку, – весело сказал Роберт, – ей почти восемьдесят, но она не перестает заниматься садоводством, хотя это ей уже трудновато, особенно, если с моря дует сильный ветер. В начале марта он буквально сбивает с ног, но ничто не может остановить ее.

   – Я понимаю, что должна чувствовать ваша бабушка. Сад не может ждать, и работа приносит удовлетворение, когда видишь плоды своего труда, – продолжала мисс Холланд, вытирая руки о передник. Не согласитесь ли вы выпить с нами чаю, лорд? Изабелла, отведи джентльмена к викарию, он в своем кабинете, а потом помоги мне на кухне.

   Мистер Холланд, с диковинным растением в руке, в очках, опасно балансирующих на кончике носа, склоненный над раскрытой книгой, не поднял глаз, когда Изабелла открыла дверь и ввела Роберта Эрмитейджа в тесную комнату, похожую на шкаф.

   – Одну минуту, Харриет, сейчас приду, – раздраженно пробормотал он. – Я пытаюсь определить, что это за редкое растение.

   Роберт заглянул ему через плечо.

   – Кажется, мне знакома эта книга. «Paradisus» Джона Паркинсона? Моя бабушка называет ее библией садовода-любителя.

   – Действительно, это так. Кроме того, она содержит собранные в течение более двухсот лет сведения о растениях. У меня – первое издание, – гордо заявил мистер Холланд. – Вчера я нашел это растение на болотах, оно мне совершенно не знакомо, и я как раз пытался определить корневую систему.

   Потом викарий замолчал и поднял глаза.

   – Боже милостивый, о чем только я думаю? Я не сообразил… – Он встал со стула. – Примите мои извинения, сэр.

   – Не беспокойтесь, мистер Холланд. Я – Роберт Эрмитейдж, – сказал Роберт, протягивая руку. – Изабелла рассказала мне, как она читает с вами латинские тексты, и я уговорил ее познакомить меня с вами.

   – В самом деле: она читает по-латыни. Очень способная ученица, в отличие от многих молодых людей, которым я имел несчастье преподавать. Вы о чем-то хотели поговорить со мной, сэр?

   – Да.

   Мистер Холланд безжалостно смахнул книги и бумаги с одного из стульев.

   – Садитесь, дорогой сэр, устраивайтесь поудобнее. Изабелла, милая, сбегай предупреди мою сестру, что у нас гость.

   – Она уже знает.

   Отношения между двумя мужчинами, так удачно начавшиеся с разговора о страстном увлечении мистера Холланда, становились все более дружескими. Изабелла тем временем отправилась на кухню к мисс Холланд.

   – Кто он такой? – шепнула та, вынимая свой лучший сервиз китайского фарфора, тонкий, как яичная скорлупа, и раскладывая свежеиспеченные лепешки на блюде.

   – Тетя Августа надеется, что он сделает предложение Венеции, – сказала Изабелла, намазывая лепешки клубничным джемом.

   – В самом деле?

   – Мне кажется, она ошибается относительно его намерений. Ее ждут разочарования. Его отец – граф Гленмур.

   Мисс Холланд бросила на девушку проницательный взгляд.

   – Должно быть, у джентльмена хватило здравого смысла предпочесть кого-то другого?

   – Вы имеете в виду меня? О нет, это немыслимо. Просто он немного сочувствует нам с Ги. Получилось так, что он случайно находился на корабле, доставившем нас в Англию. И еще, он развеселился, застав меня за книгой Вергилия, когда я пыталась переводить.

   Мисс Холланд вздохнула и пошла с полным подносом в гостиную.

   – Но он приехал в Кент не только из-за Венеции?

   – Нет. Он – важная персона в Министерстве иностранных дел, говорил с дядей и другими влиятельными людьми края о береговых укреплениях. Уверена, он и сейчас обсуждает этот вопрос с мистером Холландом.

   – Понимаю, – сказала Харриет, накрывая на стол, в полной уверенности, что все вытянет из Гильберта, когда гость уйдет. – Раз у нас все готово, дорогая, полагаю, надо бы позвать джентльменов, пока я не налила кипяток в чайник.

   Чаепитие прошло великолепно. Роберт сразу же покорил сердце Харриет, заявив, что более вкусных лепешек он не пробовал со времен своего шотландского детства.

   – Повар моей бабушки пек целые горы лепешек, и когда я приходил из школы, то наедался ими досыта.

   – Весь секрет – в чугунной сковороде, а моей пользовалось не одно поколение, – сказала чрезвычайно польщенная мисс Холланд. – Только так можно получить наивысшее качество.

   Изабелла показала книгу, и мистер Холланд, посмотрев ее, заявил о своих взглядах на изменения, которые должны произойти в поэзии, как и во всем остальном. Но сказал, что все-таки считает, что поэзия следует быть возвышенной и мелодичной, и уж никак не фантастической и не описывающей обыденную жизнь.

   – Но разве Катулл не писал стихов, обращенных к воробью своей возлюбленной, а Гораций не слагал од о ферме Сабины? – добродушно улыбнувшись, спросил Роберт, и мистер Холланд рассмеялся.

   – Вы правы, сэр. Дело в том, что у стариков привычки уже укоренились, и они предпочитают богов своей юности, забывая, что время идет вперед.

   Когда Изабелла и Роберт собрались уходить, мисс Холланд извинилась за скромное угощение. Роберт взял ее руки в свои.

   – Ни в коем случае не извиняйтесь, дорогая леди. Уже много лет я не испытывал такой радости.

   – Приходите повидать нас снова, если у вас найдется время, – сказал мистер Холланд. – Думаю, я смогу кое-что еще рассказать вам о здешнем народе, и мне приятно поговорить с молодым человеком, для которого не являются единственной темой беседы кулачные бои или собачьи бега.

   Они вернулись в Хай-Уиллоуз. Возмездие неминуемо пало бы на голову Изабеллы, если бы не вмешался Роберт. Он самым искусным образом обезоружил тетю Августу.

   – Где ты была? – бушевала та. – Франклин сказал мне, что приехал с визитом лорд Килгоур, и ты повела его к преподобному Холланду. А ведь я тебе ясно сказала, как обстоят дела. Это непростительно с твоей стороны.

   – Боюсь, это я виноват, леди Бриджез, – непринужденно вмешался Роберт, пока Августа переводила дыхание. – Мне нужно было встретиться с мистером Холландом, и ваша племянница любезно предложила познакомить меня с ним. Я провел время с большой пользой для себя.

   – Понимаю. Ну, если дело обстоит именно так…

   – Это действительно было так. Сегодня днем я приехал к вам с визитом, – ровным голосом продолжал он, – намереваясь спросить, не пожелают ли юные леди сопровождать меня в поездке в Дуврский замок в воскресенье. Я получил приглашение от губернатора, и кроме того, будет очень интересно посмотреть этот памятник нашей истории. Привлекает также возможность взглянуть на содержащихся там французских пленников.

   Изабелла с удивлением посмотрела на Роберта. Рассматривание несчастных французов, как зверей в зоопарке, не должно было быть привлекательным времяпрепровождением для него. Но тетя Августа уже смягчилась и благосклонно улыбалась.

   – Какое замечательное предложение! Муж уехал на несколько дней, но а мы сможем совершить небольшое путешествие. Венеции будет очень интересно. Правда, дорогая? Она обожает такие поездки. Не останетесь ли вы поужинать с нами, лорд?

   – Благодарю вас, но вынужден отказаться. Капитан Дюран из драгунского полка пригласил меня посетить вместе с ним и другими офицерами ярмарку в Хите. Мне пора уже в путь, если я не хочу опоздать. Прощаюсь с вами до воскресенья, мисс Венеция, мисс Изабелла. Надеюсь снова увидеться с вами. – И Роберт, откланявшись, удалился.

   – Не понимаю, почему ты согласилась, мама, – сердито сказала Венеция. – Мне совсем не хочется все воскресенье бродить вокруг какого-то старого замка.

   – Захочешь, дорогая. Тебе это будет очень полезно. Со стороны лорда Килгоура было очень любезно предложить такую поездку. Я уверена, отец был бы очень доволен.

   – А как же насчет Изабеллы, мама? Он и ее пригласил.

   – Ну, если в карете будет место, и если миссис Бедфорд освободит ее от работы… Там будет видно.

   Изабелла понимала, что это значит. Ее никогда не брали с собой на прогулки в карете: на пикники и в поездки по разным интересным местам края. Всегда в последний момент находили какую-нибудь вескую причину, чтобы оставить ее дома. Обычно она не возражала, предпочитая быть предоставленной самой себе, но на этот раз она возмутилась. Чего опасается тетя Августа? Что она может отбить поклонника у Венеции? Это же просто смешно!

   Лишь оказавшись в своей комнате, Изабелла вспомнила о книге, которую все еще держала в руках. Какой сегодня был чудесный день! Воспоминание успокоило ее. Она села на кровать, чтобы рассмотреть книгу получше. На чистом листе в начале книги было написано: «От Мэриан с любовью». Должно быть, это его сестра. Роберт дал ей свою собственную книгу, и почему-то Изабелле это понравилось. Ее опыт общения с мужчинами, подобными Роберту, был так мал, что казалось, она не всегда его понимает. Роберт обращался с ней непринужденно, был обходителен, любезен и немного насмешлив – вел себя, как старший брат.

   Через несколько минут она закрыла книгу, осторожно положила ее на стол и выдвинула ящик, где хранила кольцо, подаренное Люсьеном. Она взяла его и надела на палец. Разве оставил бы он ей это кольцо, если бы не собирался когда-нибудь вернуться? То, что она спасла ему жизнь, связало их особыми узами. Изабелла прижала руку к лицу, и вновь нахлынули все волнения, переживания, страсть и напряжение тех дней. Если бы она могла улететь отсюда к нему, далеко, в неизвестность! На какое-то мгновение тоска так сильно завладела ею, что закружилась голова. Наконец волнение прошло. Все кончено.

   Ничто не повторится. Она сняла кольцо и положила обратно. Пора возвращаться на землю, к повседневной домашней работе. Мечтать о неосуществимом – пустая затея, и девушка это хорошо знала.

Глава 5

   В то прекрасное воскресное утро Изабелла все же села в карету рядом с Венецией и была больше всех поражена этим обстоятельством. Она отлично понимала, что не должна была бы здесь находиться, если бы не спокойная настойчивость мистера Эрмитейджа и тот простой факт, что у леди Бриджез разболелась голова, а отправить Венецию одну, без подходящей спутницы, было немыслимо. В последний момент с ними решил поехать и Джеймс. Итак, девушки отправились в дорогу в сопровождении двух молодых людей, скакавших по обе стороны кареты.

   Для завтрака они ненадолго остановились в маленькой деревушке Фолькстоун, примостившейся на высоких скалах. Старожилы считали тишину и спокойствие этого места целительными. Потом вся компания двинулась через пустошь от Уоррена к Дувру. Изабелла смотрела на высокого всадника, отлично державшегося в седле, и думала о том, как приятно обрести друга, даже если на самом деле это мимолетный каприз человека, которому, очевидно, наскучило окружавшее его общество.

   Изабелла никогда не уезжала дальше, чем на несколько миль от Хай-Уиллоуз с того дня, как приехала из Франции, поэтому ей все было интересно. Венеция зевала, Джеймс наотрез отказался осматривать замок, но Изабелла сосредоточенно слушала молодого капитана, отлично разбиравшегося в истории, которому было поручено провести их по замку. Он сказал, что Дуврский замок часто называют «ключом Англии» и что на этом высоком холме укрепления были сооружены задолго до нашествия воинов Вильгельма Завоевателя. Гости послушно подняли головы и посмотрели на высокие каменные стены, подумали, как холодно здесь должно быть зимой, и решили, что не хотели бы жить здесь. Из высоких окон они посмотрели на скопление живописных домов у моря и поразились грандиозной башне старинного маяка, построенного римлянами во времена сооружения первых укреплений. Затем, облегченно вздохнув, они выбрались через узкий проход на оцинкованную крышу, где на скамьях расположились французские пленные, вероятно, самые приличные и хорошего поведения. Здесь они мастерили всякие забавные вещицы, и им было разрешено продавать их посетителям замка.

   Яростный порыв ветра, налетевший с моря, чуть не сорвал чепец с головы Изабеллы, взметнув ее волосы буйной массой кудрей, пока она, смеясь, завязывала ленты чепца. Ветер вырвал зонтик из рук Венеции и неминуемо унес бы его за парапет, если бы не молодой лейтенант морского флота, который ловко поймал его, вернул девушке и получил в награду сияющую улыбку и сказанное шепотом «спасибо».

   Джеймс, к тому времени присоединившийся к ним, вдруг хлопнул лейтенанта по плечу.

   – Перри Конвей – вот здорово! Какого черта ты здесь делаешь?

   – Я в отпуске после ранения, живу у своей тетки. Чуть не потерял ногу, и, похоже, буду списан на берег – вот неудача, – ответил тот.

   – Ты знаком с моей сестрой? – продолжал Джеймс.

   – Мы встречались в Лондоне весной, – ответила за него Венеция, протягивая лейтенанту руку. – Вы выглядите намного лучше, чем тогда.

   – О, да, мне лучше. Теперь я могу не только ходить, но даже бегать в случае необходимости.

   Изабелла заметила, как кузина покраснела и улыбнулась лейтенанту, и он ответил ей улыбкой. «Уж не тот ли это младший сын в семье, кандидатуру которого так решительно отверг сэр Джошуа?» – подумала Изабелла. Но тут ее внимание привлекли поделки заключенных. Среди изделий был крошечный кораблик, выточенный из бараньей косточки, попавшей в скудный рацион пленника. Кораблик был оснащен парусами, искусно сплетенными из ниток мешковины тюремного матраса. Изабелла воскликнула от восхищения, любуясь тонкой работой, и моряк, обрадовавшись родной речи, стал ей подробно описывать все детали кораблика.

   Изабелла сказала:

   – Извините… я хотела бы купить эту вещицу, но у меня нет с собой денег.

   – Позвольте мне купить ее для вас, – предложил Роберт, оказавшийся рядом.

   – О нет, нет, не надо… я не могу согласиться, – запротестовала девушка.

   – Напротив, в этом нет ничего особенного, – и он положил деньги на стол. – Это акт милосердия. Бедняга сможет купить себе что-нибудь: табак, например, или еще что другое.

   – Откуда такое искусное мастерство? – спросила Изабелла, восхищаясь изящной работой.

   – Моряки не всегда заняты сражениями или работой на корабле. Выпадают дни, недели, месяцы бездействия и скуки, и так как не многие из них умеют читать и писать, они находят применение своим рукам.

   Другие моряки, почуявшие возможных покупателей, столпились вокруг них. Один изможденный парень с багровым шрамом на щеке гордо показывал крохотную гильотину.

   Он продемонстрировал ее в действии: установил на нужное место щепку и опустил заостренный металлический нож – щепка разлетелась на две половинки.

   И вновь Изабелла будто наяву увидела отвратительную черную машину, установленную на рыночной площади города, через который они проезжали тогда, как толкают вперед ее отца, как с визгом опускается лезвие. Она быстро отвернулась, почувствовала руку Роберта, обнявшую ее за плечи, и уткнулась лицом в его сюртук. Это длилось всего мгновение, потом Изабелла подняла голову.

   – С вами все в порядке? – шепотом спросил он.

   – Да, вполне. Как глупо получилось. – Но руки ее дрожали, и она поспешила отойти от него. Отдалившись от всех, она направилась к парапету подышать соленым ветром. Море искрилось под лучами солнца.

   – Я не хотел расстраивать леди, – пробормотал моряк. – Здесь многим нравится эта игрушка.

   – Не сомневаюсь, – с горькой усмешкой проговорил Роберт.

   Он уже готов был последовать за Изабеллой, как какой-то человек подошел к нему сзади и хлопнул его по плечу.

   – Именно вас я и хотел видеть, – сказал капитан Дюран. – Сегодня утром я получил сведения, которые, уверен, вас заинтересуют.

   – В самом деле? Что за сведения?

   С видимым нежеланием Роберт позволил увести себя к дверному проему.

   Изабелла медленно шла вдоль перапета, сердясь на себя и на свою внезапную слабость. Завернув за береговое укрепление, она вдруг оказалась в месте, защищенном от ветра, и остановилась, глядя в сторону гавани, заполненной кораблями. Но перед ее внутренним взором вставали серые стены замка Совиньи и ореховая роща, от которой исходило бело-розовое сияние, когда весной деревья зажигали свечи своих цветов. Она вспоминала, как она, веселая и беззаботная, бежала по траве в объятия отца.

   Увидят ли они с Ги снова свой замок или Анри Риваж так и будет владеть им в награду за свое предательство?

   Девушка вздрогнула и откинула голову, прильнув к нагретой солнцем каменной стене. Из задумчивости ее вывели голоса, раздавшиеся из узкой щели, выходившей на противоположную сторону стены. Что-то в разговоре привлекло внимание Изабеллы.

   – …нам донесли. Это произойдет сегодня, по всей видимости будет хороший улов. – В ответ что-то сказали шепотом. Голос продолжал: – Я не имею права называть какие-либо имена, но это абсолютно верные сведения, и таможенная полиция попросила у меня несколько моих людей им в помощь. Не хотите ли поехать с нами? Сможете разузнать кое-что, имеющее отношение к вашему делу.

   Изабелла была уверена, что говорил капитан Дюран, но голоса его собеседника она не расслышала.

   – «Корабль на Якоре» – это их пристанище, но до сих пор нам не удавалось поймать их с поличным. На это раз все будет иначе…

   Голос стих, а Изабеллу вдруг начал бить озноб. Она поняла, в чем дело: этой темной безлунной ночью контрабандисты ожидали товар из Франции, а кто-то, вероятно, их предал. Что же ей делать? Должна ли она предупредить их или позволить события развиваться своим чередом, дабы свершилось правосудие? Мысль о Ги пронзила ее. Что будет с ним? С ними ли он? Если он попадет в западню, что с ним сделают? Остальные умели выпутаться из затруднительных положений, но из Ги легко могут сделать козла отпущения. Он – чужак, иностранец, никто не захочет рисковать своей головой, спасая его.

   Ей захотелось сразу же вернуться домой, найти брата, убедиться, что он не собирается предпринимать ничего опасного ни сегодня вечером, ни в другое время. Хотя она узнала, что опасность угрожает ему не сию минуту, но все равно боялась опоздать.

   Лорда Килгоура и его спутников, как особенно дорогих гостей, угостили вином и пирожными в апартаментах губернатора. С ними вели светскую беседу, а время уходило, и Изабелла едва сдерживала нетерпеливые возгласы при мысли о том, как надолго они могут задержаться.

   В обратный путь отправились так поздно, что приехали в Хай-Уиллоуз лишь к десяти часам вечера. Роберта Эрмитейджа уговаривали остаться на ужин, но он сказал, что заедет на следующий день, чтобы попрощаться, так как должен вернуться в Лондон.

   – Дела, – сказал он с улыбкой, слегка пожав плечами. – Война продолжается, и я должен подчиняться приказам. Нужно достойно играть свою маленькую роль.

   Изабелла вспомнила, что вроде бы раньше он говорил, что собирается остаться подольше, но была слишком взволнована, чтобы удивиться, почему планы Роберта изменились. Она постаралась освободиться как можно быстрее и отправилась на поиски Ги, но нигде не смогла его найти.

   – Он не говорил, куда пойдет? – спросила она у Гвенни.

   – Вроде нет, мисс, но сюда заходил Джонти Дейли, – недовольным тоном продолжала служанка, – спрашивал мастера Ги. Франклин его прогнал, сказал, чтобы убирался: нечего ему тут крутиться. Но потом мастер Ги сам сошел вниз и попросил меня передать вам, что он, может быть, вернется поздно и чтобы вы не беспокоились.

   Итак, опасения ее подтвердились: Ги собирается присоединиться к Джонти и его людям. Что же делать? Сейчас она не могла выйти из дома незамеченной. Подали ужин, и начались расспросы тети Августы: какие места они проезжали, кого встретили и как их принимали? С должным уважением, она надеется? Если бы сэр Джошуа не уехал, то, наверное, сопровождал бы их.

   Изабелла подробно отвечала, тщательно подбирая слова и избегая упоминать лейтенанта Конвея. Вдруг Венеция потеряла терпение:

   – Ну, правда, мама, сколько можно спрашивать об одном и том же? Разве так уж важно, кого мы встретили? Это была обыкновенная поездка, вот и все. И мы не на судебном разбирательстве. Если хочешь знать, мы просто чудесно провели время, и не знаю, как Изабелла, а я смертельно устала и иду спать. – Она выпорхнула из комнаты и побежала вверх по лестнице.

   – Не знаю, что с нею происходит в последнее время, – пробормотала тетя Августа. – Она становится просто невыносимой.

   – Наверное, скучает по лондонскому обществу, – отважилась заметить Изабелла, чуть ли не впервые сочувствуя Венеции. – Может быть, ей здесь тоскливо.

   – Глупости! – резко оборвала ее тетя. – Ничего подобного. Всегда можно найти, чем заняться, если подумать. Нынешняя молодежь такая безответственная! Вечно чем-то недовольны! Всегда требуют невозможного. – Она пристально посмотрела на Изабеллу. – Тебе тоже лучше бы пойти спать. Ты выглядишь усталой. Завтра предстоит много дел. Не устраивать же тебе выходной каждый день, сама понимаешь.

   Изабелла, облегченно вздохнув, поспешила выйти из комнаты. Высокие напольные часы в холле били одиннадцать, когда она проходила мимо. Сейчас или никогда. Если Ги не вернулся, то нужно найти его. Она подождала, пока в доме все стихнет. Двери и окна закрыли и заперли на засовы. Небо затянуло тучами, но ночь стояла теплая, и дождя не предвиделось. Изабелла накинула шаль на свое тонкое платье и осторожно спустилась по черной лестнице. С бьющимся сердцем она отодвинула засов на двери, ведущей в сад. Бет вышла из своего угла, но Изабелла, приласкав ее, приказала быть послушной и оставаться дома. Потом она проскользнула в дверь и тихо прикрыла ее за собой.

   Ночь была очень темной, и если бы Изабелла не знала так хорошо дорогу, то легко могла бы заблудиться. Но все равно, идти было трудно, она спешила, опасаясь, что может опоздать, и не раз споткнулась в своих тонких ботинках.

   Раньше она никогда не выходила из дому в такой поздний час. Болота вдруг наполнились странными тенями и зловещими звуками. Резкий вскрик филина напугал ее чуть ли не до смерти, мелкие зверьки вышли на ночную охоту и шуршали в стогах сена. Жутко крикнула лисица, ветер просвистел в высоком тростнике, растущем вдоль канав. Страшная темная тень перешла тропу, и, только когда раздалось негромкое блеянье, стало понятно, что это была овца.

   Наконец показались смутные очертания «Корабля на Якоре». Но вокруг все было спокойно: ни звука, ни проблеска света. Должно быть, они все уже на берегу.

   Изабелла отправилась дальше, смело перепрыгивая через кучи гальки. Слева вырисовывалась башня маяка. Девушка остановилась перевести дыхание, и вдруг в море загорелся и погас, как звезда, огонек. Был ли это ответ на сигнал с берега? О Боже, наверное, они уже там! И Ги вместе с ними. Она совершенно запыхалась, ноги скользили по камням, и тут она неожиданно наткнулась на кого-то в темноте. Ее схватили за плечо, и чьи-то пальцы подняли ее лицо за подбородок, чтобы рассмотреть, и тогда она увидела, что это Ги.

   – Боже милостивый, – прошептал он. – Белла… Какого черта ты здесь делаешь?

   – Я пришла предупредить тебя, – тяжело дыша сказала она. – Я случайно подслушала разговор в Дувре. Таможенная полиция и драгуны идут по вашему следу.

   – Что? Ты уверена?

   – Вполне. Я слышала, как об этом говорил капитан Дюран.

   – Подожди здесь, – быстро сказал он. – Не двигайся. Я должен все рассказать Джонти.

   Ги исчез в темноте. Изабелла прошла несколько шагов вслед за ним. Теперь девушка различала темные фигуры на берегу. Увидела она и лодку, но не поняла, отплывала она или приближалась к берегу. «Быстрее, быстрее, быстрее!» – шептала она про себя, стоя неподвижно, стиснув руки, молясь, чтобы все обошлось.

   Но спустя миг все, казалось, превратилось в ад: загорелись фонари, заполыхали факелы, раздались выстрелы. Люди бегали и кричали, она слышала скрип упряжи и ржание лошадей. Потом снова появился Ги, он оттолкнул ее назад.

   – Пригнись, – быстро сказал он, спрячься. А то тебя заденут. – Он потащил ее к кустам на краю поля. – Ложись. Закрой лицо, чтобы тебя не увидели.

   Изабелла почувствовала, что брат держит ее за руки, и упала на колени, а Ги тут же снова убежал.

   Дрожа от страха, от которого сжималось все внутри, Изабелла вцепилась в траву. Началось настоящее сражение. Можно было различить солдат в форме, они стреляли из ружей, но было непонятно: чтобы убить или просто пугали. Сколько времени провела она, мучаясь от неизвестности, Изабелла не имела представления. Потом совсем рядом она услышала, как мужской голос воскликнул: «Получай, подонок!» – Раздался выстрел, и послышался топот бегущих ног. Через мгновение человеческое тело рухнуло прямо на нее. Девушка отшатнулась и с ужасом увидела, что рядом с нею ничком лежит Ги. Трясущимися руками Изабелла перевернула брата на спину – он был жив.

   – Меня только задели, – пробормотал Ги, но на его рубашке и на ее руках была кровь.

   Изабелла оттащила Ги в кусты, и в это мгновение заметила, что кто-то еще склонился над ними.

   – Боже мой, что вы здесь делаете? – прошептал Роберт Эрмитейдж.

   – То же самое я могла бы спросить у вас, – сердито ответила Изабелла. – Это вы стреляли в него?

   – Нет, но лучше вам спрятать Ги под своей шалью, если не хотите, чтобы его арестовали и повесили. Сидите как можно тише. Я сейчас вернусь.

   Роберт ушел, и она услышала, как кто-то недоуменно спрашивал:

   – Ей Богу, я задел одного из них. Куда этот дьявол мог побежать?

   – По берегу, приятель, к гостинице. Изабелла услышала шуршание гальки, потом снова появился Роберт.

   – Мне ясно, кто именно стрелял в Ги. Теперь оставайтесь здесь и сидите тихо. Я постараюсь выяснить, что происходит.

   Роберт отошел, а Ги спросил слабым голосом:

   – Что он здесь делает?

   – Я сама хотела бы знать. Лежи смирно. Попробую остановить кровь.

   Изабелла отвернула подол платья и решительно оторвала оборку своей белой нижней юбки, затем расстегнула рубашку брата и, скомкав оборку, приложила ее к кровоточащей ране.

   Ги застонал от боли, и сестра озабоченно сказала:

   – Как же доставить тебя домой?

   – Я в порядке, дойду сам, – ответил Ги, но, попробовав сесть, понял, что это невозможно: голова кружилась, а у Изабеллы не хватило бы сил поддерживать его при ходьбе.

   – Мне надо немного отдохнуть, – пробормотал он.

   Изабелла свернула шаль и подложила ему под голову вместо подушки, раздумывая, к кому обратиться за помощью. Крики и шум начали стихать, но она боялась пошевелиться.

   Некоторое время спустя пришел Роберт, и Изабелла торопливо спросила его, что произошло.

   Арестовали пару человек, но остальные скрылись с большей частью добычи. Капитан Дюран в ярости, что неудивительно после всех приготовлений. Наверное, кто-то предупредил их.

   – Да, это я предупредила, – с вызовом сказала Изабелла.

   – Вы? Как же вы узнали?

   – Случайно. Я услышала, как капитан рассказывал об этом сегодня днем. Но я не знала, что вы поедете вместе с ними, – осуждающе произнесла она.

   – У меня были на то причины, – сухо ответил Роберт, но я ни в кого не стрелял, уверяю вас. А вам следовало подумать, что вы преступаете закон. Так ведь?

   – Я не думаю о законе, мне нужно было спасать Ги, и если вы хотите доложить о том, что я сделала, то докладывайте.

   – Не думаю, что в этом есть необходимость. – Он перевел взгляд с нее на юношу, лежащего с закрытыми глазами. – Главное – решить, что нам делать с этим молодым человеком.

   – Не стоит беспокоиться, – прошептал Ги, пытаясь сесть. – Я могу позаботиться о себе сам.

   – Но не сейчас, и подумайте, как быть с вашей сестрой? Вы что же, хотите, чтобы ее схватили и посадили в тюрьму вместе с вами?

   – Конечно, нет. Если бы только вы помогли мне добраться до «Корабля на Якоре»…

   – Напрасная надежда, друг мой. Таможенники уже там и обыскивают все сверху донизу. Вам будет трудно объяснить, как вы получили это огнестрельное ранение.

   И то же самое было бы, отправься они в Хай-Уиллоуз. Утром пришлось бы отвечать на вопросы сэра Джошуа. Несколько мгновений все молчали, потом Изабелла вдруг вскочила на ноги.

   – Я придумала. А что, если мы доставим его к мистеру Холланду? Он нам поможет, я уверена.

   – Это выход из положения, – пробормотал Ги.

   – У меня здесь есть лошадь. Мы поможем Ги сесть в седло. Вы уверены, что мистер Холланд согласится? Ведь придется разбудить его среди ночи.

   – Абсолютно уверена, и у нас будет время, чтобы подумать, как быть дальше.

   – Совершенно верно. Подождите, пока я приведу лошадь. Я сейчас вернусь.

   Ги ослабел от боли и потери крови, но Роберту удалось подсадить его, и юноша вцепился за луку седла, борясь со слабостью. Силы покидали его с каждой минутой.

   Понадобилось довольно много времени, чтобы добраться до домика викария. Харриет Холланд, в кружевном чепце и красном фланелевом халате, открыла дверь в ответ на их нетерпеливый стук. Она сразу же приняла командование на себя, проявив гораздо больше собранности и смекалки, чем ее брат, который был преисполнен благих намерений, но слишком нервничал и волновался. Викарий ясно осознавал лишь наличие бочонка с бренди в его кладовке и не представлял себе, что он ответит, если раздастся стук в дверь и рассерженный капитан Дюран потребует проведения обыска в его доме.

   К счастью, ничего такого не случилось, а мисс Холланд и Роберт Эрмитейдж понимали друг друга без слов. Они чуть ли не на руках отнесли Ги в гостиную, положили на диван и сняли куртку и рубашку.

   – Ему чертовски повезло, – заметил Роберт, осмотрев рану. В его беспокойной и часто опасной жизни ему не раз пригодились знания по оказанию первой помощи. – Пуля прошла навылет через верхнюю часть предплечья и, следовательно, нет надобности в хирурге. Немного теплой воды, несколько бинтов, и, думаю, все обойдется.

   Предложение, Изабеллы помочь было отвергнуто. Она обиделась, что ей довелось всего лишь держать наготове миску с водой и мазь с бинтами в то время, как промывали и очищали рану, накладывали один из чудодейственных травяных бальзамов, приготовленных мисс Холланд, перевязывали руку. Ги побелел как снег, но терпеливо переносил боль.

   – Молодец, – сказал Роберт, вымыв и вытерев руки полотенцем, протянутым Изабеллой. – Вы держались хорошо. Я вам должен задать несколько вопросов, но сначала немного замечательного бренди мистера Холланда.

   – Но сейчас его нельзя утомлять, – воскликнула Изабелла, – ведь он так слаб. Это бесчеловечно. Он должен отдохнуть.

   – Отдохнет позже. Мне необходимо кое-что выяснить. Фактически я ради этого принял участие в этом неудавшемся задержании.

   – Я не позволю, – возразила непокорная девушка.

   – Боюсь, что придется позволить, а потом он будет полностью в вашем распоряжении.

   Мистер Холланд принес бренди. Роберт налил немного в бокал и подложил за спину Ги подушку. – Выпейте маленькими глотками. – Он оглянулся на всех остальных, слегка улыбаясь. Думаю, и всем нам не помешает немного выпить.

   – Мне кажется, поздняя ночь – не совсем подходящее время, – сказал викарий.

   – А я считаю, вполне подходящее, – прервала его сестра. – Ты выглядишь плоховато, Гильберт. Мне и самой глоток не помешает. Это всем нам придаст бодрости.

   – Как вы правы, дорогая леди, – прошептал Роберт и налил немного бренди в стоявшие на подносе бокалы.

   «Такого Роберта Эрмитейджа я не знала», – подумала Изабелла, робко отпивая бренди и чувствуя, как разлившееся внутри тепло помогает ей справиться с внутренней дрожью. Обходительность, добродушное подшучивание столичного жителя исчезли. Теперь это был человек, полностью контролирующий себя и окружающих, решительный, не терпящий возражений и вмешательства в свои дела.

   Мисс Холланд сразу же почувствовала его непреклонную решимость. Она выпила свою порцию бренди и, кивнув брату, вышла из комнаты, прихватив миску и полотенце. Гильберт Холланд бросил обеспокоенный взгляд на Изабеллу и вышел вслед за сестрой, оставив Роберта наедине с Ги и Изабеллой.

   Роберт придвинул свой стул к дивану, взял у больного бокал и поставил на стол позади себя.

   – Ну как, уже лучше? Хорошо. Теперь всего один-два вопроса.

   – Нет, – твердо сказала Изабелла. – Нет. Это нехорошо. Почему вы не можете оставить его в покое?

   – Не вмешивайтесь, моя дорогая, иначе я попрошу вас оставить нас наедине.

   Изабелла отшатнулась, рассердившись: ей показалось оскорбительным, что под маской дружелюбия скрывалось желание выудить сведения о них с братом.

   – Нельзя ли поскорее покончить с этим? – устало сказал юноша. – Продолжайте.

   – Разумеется. – Роберт наклонился к Ги. У меня создалось впечатление, что за последние несколько месяцев вы довольно часто совершали рейсы во Францию и обратно. Ги нахмурился.

   – Как вы об этом узнали?

   – Неважно. У меня есть свои осведомители.

   – Шпионы, надо думать, – горько заметила Изабелла.

   – Не вмешивайся, Белла. Это касается только меня, ты здесь ни при чем, – голос Ги обрел твердость, какой раньше у него не было. – На самом деле, я был там всего дважды.

   – С какой целью? Не для того ли, чтобы нелегально привезти в страну одного из шпионов Бонапарта?

   – Нет, не для этого, – продолжал Ги с негодованием. – Ничего подобного. Просто мы налаживали новые связи с торговцами. Единственного свободно говорившего по-французски члена шайки схватили в прошлом году, и Джонти очень мешало плохое знание языка. Он боялся, что его надуют. Видите ли, они собирались привозить и другие товары, а не только джин, бренди и чай.

   – Это вам удалось?

   – Да, кажется, получилось. Я приобрел большой опыт, работая с расчетными книгами мистера Фореста.

   – Понятно, а в вашей компании никто не упоминал о нелегальном эмигранте, который хотел пересечь пролив на одном из торговых судов?

   – Да, – неохотно ответил Ги, – был разговор, но я к этому не имею никакого отношения. Джонти сказал, что дело обернулось плохо, и парень, кто бы он ни был, то ли не пришел на место встречи, то ли утонул.

   – Утонул? – повторила Изабелла, не сдержавшись. – Ты сказал – утонул?

   Роберт обернулся, чтобы посмотреть на девушку.

   – Чему вы так удивились? Вам что-нибудь известно?

   – Ровным счетом ничего. Что я могу знать, кроме того, что это случилось давно.

   – Понимаю… – Он задумчиво взглянул на нее и снова обернулся к Ги. – Ведь бесполезно просить вас назвать имена торговцев, с которыми вы имели дело?

   – Я не доносчик, – холодно сказал Ги. Помолчав, он медленно продолжал: – Но у меня есть сведения, которые могут вас заинтересовать.

   – О чем?

   – Об угрозе вторжения. – Роберт посмотрел на него скептически, но Ги собрался с силами и быстро проговорил: – Это было в таверне, где я должен был ждать. Там сидело несколько моряков, некоторые из них были бретонцами. А у нас в замке конюхом служил бретонец. Я в детстве неплохо говорил на их наречии. Так вот, они смеялись над доверчивыми англичанами, говорили, что те поверили мнимым приготовлениям к переправе, которые ведутся вдоль всего побережья. А там сосредоточены лишь дырявые баржи, на которых нельзя и через пруд переплыть, не то что через пролив.

   – М-мм, очень интересно, если это правда.

   – Это правда. Когда я уловил, о чем речь, то задал им пару вопросов.

   – А они не поняли, кто вы?

   – А как бы они узнали? Я был для них всего лишь бретонским пареньком, ожидавшим, пока за ним придут.

   Роберт задумался и посмотрел на Ги.

   – Смышленый парнишка. Теперь вот еще что. Я знаю, вы меня не послушаете, но я все-таки хочу дать совет: держитесь подальше от контрабандистов и от всяких дел с французами. Не только потому, что это дело незаконное, но и потому, что вы находитесь в уязвимом положении. Вы – француз, говорите на своем родном языке, – когда власти услышат об этом, вам не оставят никаких шансов. Вы ведь не хотите оказаться в тюрьме с сестрой на все время войны? Не думаю, что у сэра Джошуа возникнет горячее желание вас спасать, если дело коснется ареста или судебного разбирательства.

   – Это верно, – сказал Ги. – Он будет только рад избавиться от нас.

   Приоткрыв дверь, мисс Холланд осторожно заглянула в комнату.

   – Можно нам войти? Мы с Гилбертом хотели бы обсудить, что делать с нашим больным. Не лучше ли ему остаться здесь с нами, хотя бы на эту ночь?

   – Мой дядя завтра возвращается домой и, конечно, услышит все о захвате контрабандистов от капитана Дюрана, – сказала Изабелла.

   – И, разумеется, захочет узнать, почему драгуны стреляли в его племянника, особенно, если его опознают, – продолжал Роберт. – Я прав?

   – Да, – грустно подтвердила Изабелла, – да, правы.

   – Контрабандисты меня не выдадут. В этом можете быть уверены, – быстро вставил Ги.

   – Воровская честь? – сухо спросил Роберт. – Допустим, я могу рассказать ему о своем личном участии в этом гнусном деле в качестве наблюдателя и что Ги пошел со мной, чтобы проводить меня, ну и из любопытства.

   Юноша приподнялся, стиснув зубы от боли.

   – Мы не дикие животные, даже, если за нами охотятся. Дядя никогда вам не поверит.

   – Может быть, и не поверит. Как и ваши товарищи. Узнав об этом, они скорее склонны будут думать, что вы и есть тот предатель, что выдал их. Кажется, вы проигрываете по всем статьям, мой друг.

   – Я могу выкрутиться, – сказал Ги. – Я не ребенок. Это всего лишь сквозная рана, и если я буду выполнять всю работу, которую мистер Форест мне поручит, а я не буду возражать – он же терпеть не может бумажной работы – то много вопросов он задавать не станет. Иногда я даже остаюсь в конторе по вечерам, когда много работы. Я могу проводить там все свое время, и никто в Хай-Уиллоуз не станет задавать вопросов. Но, кажется, вы забыли об одном обстоятельстве. Нужно доставить Изабеллу домой, пока не заметили ее отсутствия.

   – Оставайтесь здесь, молодой человек, – твердо заявил Роберт. – Я провожу вашу сестру в Хай-Уиллоуз. – Он взглянул на девушку. – Вы сможете вернуться в дом?

   – О да, я оставила дверь незапертой, и вам не нужно обо мне беспокоиться. Я знаю дорогу.

   – Думаю, нам лучше поторопиться, – продолжал Роберт, не обращая внимания на отказ от помощи. – Скоро рассвет, и домашние начнут просыпаться.

   – Не беспокойся о брате, дорогая, – сказала Харриет, накидывая плащ на плечи Изабеллы. – Мы о нем позаботимся, и я уверена, никто, даже сэр Джошуа, не помыслит сомневаться в правдивости рассказа мистера Эрмитейджа.

   – Вы мне льстите, мэм, – сухо сказал тот.

   – Проводите Изабеллу домой, а если хотите провести у нас остаток ночи, то для вас здесь найдется постель.

   – Вы оба проявили чудеса стойкости, но я больше не стану вас беспокоить. Присмотрите немного за моей лошадью, я скоро вернусь за нею. Надо подумать, что предпринять утром.

   Изабелла поцеловала брата и обняла мисс Холланд. Они вышли из дома и попали в пронизывающий насквозь предрассветный ветер. Небо начинало светлеть, и на востоке появилась первая лимонно-желтая полоска.

   Шли быстрым шагом, и, хотя Изабелла была бы рада избежать прикосновений Роберта, она так сильно устала, что была благодарна, когда его рука поддерживала ее, если она спотыкалась на неровной почве.

   В доме все было тихо. Никто еще не вставал, хотя вот-вот должны были начать раздувать огонь в очаге и носить воду для огромных котлов и кастрюль. Дверь так и оставалась незапертой. Девушка хотела проскользнуть в дом, но Роберт задержал ее на мгновение, повернув к себе лицом.

   – Не печальтесь. Все обойдется, я вам обещаю. – Почему вы все это делаете для нас? – прошептала она.

   – Скажем, потому что я испытываю дружеские чувства к вам обоим. Когда-то мне тоже было семнадцать лет, и я был бунтарем.

   – Это все? – Лицо Изабеллы было бледным. Она вопрошающе смотрела на него своими потемневшими глазами. Роберт видел, как она дрожит на холодном утреннем ветру. Он наклонился и поцеловал ее прямо в губы.

   – Вот почему, если хотите знать, – вдруг произнес он и легонько подтолкнул ее к двери, прежде чем уйти.

   Она тихо стояла, не в силах пошевелиться, потому что поцелуй был странным, неожиданным. Потом она быстро вошла в дом, закрыла дверь на засов и осторожно поднялась по лестнице, спеша спрятаться в своей комнате.

   Изабелла опустилась на кровать в полном изнеможении. Так много всего произошло за один вечер, что мысли путались. Беспокойство за Ги, гнев на Роберта Эрмитейджа, который, как ей показалось, использовал ее и брата в своих собственных интересах, а теперь еще и это. Что она могла подумать? Друг он или нет? Что он имел в виду, задавая свои вопросы? И что он знал? И потом, ведь был еще Люсьен. Говорил ли Роберт о Люсьене? Но Люсьен не шпион, она в этом уверена. Слава Богу, она его не выдала, не упомянула его имя.

   Изабелла устало поднялась и начала стягивать с себя платье, которое испачкала кровью, когда перевязывала рану Ги на берегу. Она погрузила лицо в холодную воду. Уже было поздно ложиться спать. Скоро встанет Гвенни, а Изабелле еще нужно приготовиться к выполнению своих многочисленных обязанностей и притвориться, будто ничего особенного не случилось. Она расчесала свои спутанные волосы, не переставая удивляться, дотронулась до своих туб, которые поцеловал Роберт. Она чувствовала себя так, словно ее застали врасплох. Но чего-то она не понимала, и это очень ее беспокоило.

   Завтра Роберт вернется в Лондон, к жизни, о которой Изабелла ничего не знала. Когда он появился, Изабелле показалось, что дверца клетки немного приоткрылась в широкий мир, а теперь снова захлопнулась. Как и Люсьен, Роберт пришел и ушел. Изабелла задумалась: увидит ли она когда-нибудь Роберта снова?

Глава 6

   Совершенно случайно Ги повезло. Сэр Джошуа прислал записку, что не вернется до конца недели, и Изабелла, как и остальные домочадцы, облегченно вздохнула. Ко времени возвращения хозяина ночное происшествие будет забыто. Капитан Дюран, явившийся в полдень с визитом, рассказал о неудачном ночном рейде и, оправдываясь, намекнул, что, очевидно, кто-то из Хай-Уиллоуз замешан в этом деле. На что тетя Августа ответила ледяным тоном:

   – Удивляюсь я вам, капитан, как это вы можете предположить такое. И будьте абсолютно уверены, никто в нашем доме никогда не имел никаких дел с этой шайкой преступников.

   – Но нам сообщили, леди, – отважился высказаться несчастный.

   – Ложь, без сомнения. Вы не хуже меня знаете, что люди этого сословия всегда рады очернить тех, кто стоит выше. Мой муж, когда вернется, будет очень недоволен.

   Однако после ухода капитана, она позвала слуг, рассказала им о случившемся и спросила, кто что знает о ночном происшествии. Все как один уставились на нее с непроницаемыми лицами, сочтя за лучшее, ничего не говорить вообще.

   Августа предупредила, что причастность к этому делу, даже самая незначительная, будет сурово наказана, и, отпустив всех, повернулась к Изабелле.

   – Где твой брат? Почему его нет дома?

   – Он работает с мистером Форестом, – быстро ответила девушка. – Уже начались приготовления к стрижке овец, и я знаю, мистер Форест очень торопится закончить, потому что погода скоро испортится. Ги остался в конторе, а так как они работали допоздна, он там и ночевал.

   – Ну хорошо. Доведи до его сведения то, о чем я сегодня говорила.

   – Да, конечно. Я скажу ему. Он должен знать, что случилось.

   К счастью, тетя Августа не стала проводить расследование. У нее на уме было совсем другое.

   – Я еще кое о чем хотела с тобой поговорить, Изабелла. Хотела оставить это дело на конец лета, но в письме твой дядя подтверждает свое решение, и ты можешь начинать собираться. Мы нашли для тебя отличное место. Леди Паттерсон нужна гувернантка для ее троих детей, я настоятельно рекомендовала тебя. Как ты знаешь, у нее мальчик девяти лет и две дочери помладше. Ты отправишься к ней после летних каникул в начале сентября.

   Вот это и случилось. Изабелла слишком хорошо помнила Стеллу Паттерсон. Она приезжала сюда прошлым летом вместе со своим выводком. Их нянька заболела, и Изабелле пришлось выполнять ее обязанности, что ее вовсе не обрадовало. Леди Паттерсон была одной из тех снисходительных мамаш, которые чрезмерно балуют детей, а потом ждут, чтобы кто-нибудь исправил их ошибки. Изабелла вздохнула:

   – А как же Ги, тетя Августа? Что будет с ним?

   Та равнодушно пожала плечами.

   – Разумеется, сэр Джошуа найдет для него что-нибудь подходящее. Например, место клерка в одной из городских контор. Пока что он останется при мистере Форесте.

   – Но если я поеду к леди Паттерсон, которая живет в другой части Дорсета, мы не сможем видеться.

   – А что же Изабелла, ты ожидала чего-то другого? Молодая девушка в твоем положении должна быть благодарна за все, что для нее делается. И если при этом придется расстаться с братом, значит надо смириться. Думаю, время от времени тебе будут давать несколько выходных дней, и вы сможете видеться.

   Она покончила с этим разговором, как с самым обычным делом, совершенно не принимая во внимание взаимной привязанности брата и сестры. Изабелла знала, что когда-нибудь это произойдет, и вот разлука должна была наступить уже через два месяца. Ей становилось плохо при одной мысли об этом. Все-таки она всегда лелеяла мечту, что они с Ги и дальше будут вместе. Она была нужна Ги. Он хороший мальчик, но слишком легко идет на поводу у других. Ему необходима ее целеустремленность, решительность, и потом, ведь он теперь граф де Совиньи, последний из их семьи. Отец хотел, чтобы она всегда это помнила. Жизнь в разлуке была бы невыносима. Прожитые в Хай-Уиллоуз годы со всеми лишениями и обидами вдруг показались счастливыми по сравнению с тем, что ждало их в будущем.

   – Я знал, что рано или поздно это случится, – сказал Ги, когда Изабелла рассказала ему о решении тети. – Им не терпится избавиться от нас. Давай, Изабелла, бросим все и убежим. Поедем в Лондон. Я могу работать, и ты тоже. По крайней мере, мы будем свободны. И будем вместе.

   Он замолчал. Они стояли в уголке двора. В огромном амбаре работали стригали. Все лето они переезжали от фермы к ферме и выполняли свою работу с необыкновенной ловкостью и скоростью. Теплый воздух был густо насыщен тяжелым запахом жира, исходившим от состриженной шерсти, из-за загородок раздавалось блеяние овец.

   – А как насчет того парня, этого Роберта Эрмитейджа? – медленно проговорил Ги. – Он сделал для нас чертовски доброе дело той ночью. Он мог бы помочь нам найти что-нибудь. Почему бы не написать ему, Изабелла?

   – О нет, я не могу. Это было бы слишком унизительно.

   – Не вижу ничего такого, – возразил ей брат. – Ты ему понравилась, я абсолютно уверен. Я же не дурак, ты знаешь. Ему наплевать на Венецию, а на тебя он так выразительно посматривал.

   Если даже допустить, что все это было правдой, а она была совершенно уверена, что все это лишь фантазии Ги, то сама мысль об этом становилась невыносимой.

   – Нет, Ги, нет. Это невозможно. Я не могу просить помощи у постороннего человека.

   – Это твое личное дело, но нам необходимо что-то предпринять и очень скоро.

   – Да, да, я знаю.

   Ей казалось, будто они попали в западню и как бы ни искали выхода, все равно нельзя было выбраться.

   В последующие дни только и разговоров было, что о карнавале, который обычно устраивался в начале августа в Райе и захватывал все соседние деревни, расположенные на болотах. Дети украшали огромные повозки, одолженные у фермеров. Упряжь всех четырех лошадей, тянувших повозку, сверкала, медные бляшки были начищены до блеска, в гривы и хвосты вплетались разноцветные ленты. Несмотря на бедность во всех сельских районах, полуголодное существование из-за прошлогоднего неурожая, тревогу о том, приведут ли к чему-нибудь мирные переговоры или Бони[9] выполнит свою угрозу и полезет через пролив на сотнях барж, приготовленных для вторжения, карнавал занимал все умы, как детей, так и взрослых. Это было нечто вроде вызова, который бросают в лицо врагу.

   В прошлые годы владельцы поместий обычно держались в стороне от этих сельских праздников, но на этот раз тетя Августа решила устроить большой прием до отъезда в Бат, и сэр Джошуа наконец-то неохотно согласился.

   – Ведь скоро твой день рождения, Венеция. Мы сможем одновременно отпраздновать и его. Очаровательный лорд Килгоур очень заинтересовался, когда я ему об этом сказала и пообещал приехать, если работа в Министерстве ему позволит.

   Венеция с равнодушным видом пожала плечами, а Изабелла утвердилась в своем мнении, что сестру нисколько не интересовал Роберт Эрмитейдж, а энтузиазм матери она поддерживала лишь для того, чтобы избежать объяснений. Однако, помогая писать приглашения, Изабелла не могла не заметить, что к списку гостей был добавлен некто лейтенант Перигрин Конвей и его тетя леди Равенсвуд.

   Было так много хлопотных дел, что мысли о разлуке с братом, которой девушка так не хотела, временно отошли на второй план. Но произошел один случай, с новой силой напомнивший все опасения и тревоги.

   В один из вечеров перед карнавалом Ги очень поздно ушел из конторы. Закончилась стрижка овец, и они задержались с мистером Форестом, оформляя бумаги. Ги должен был принести в имение мешочек с деньгами, примерно фунтов девяносто-сто. Дорога была всего с полмили и вела через парк. Никто не мог предположить, что Ги подвергнется опасности, но в тот вечер он не пришел в Хай-Уиллоуз.

   Изабелла обнаружила на следующее утро, что постель брата не смята, забеспокоилась, но не подняла тревогу, потому что со времени рейда против контрабандистов Ги не раз спал в конторе. Но мистер Форест, придя утром с докладом к сэру Джошуа, ужаснулся, узнав, что мешок с деньгами не был доставлен, и сразу же начал расспросы.

   Что могло произойти? Парень сам скрылся с деньгами? Изабелла, подвергшаяся строгому допросу, с негодованием отвергла это предположение:

   – Ги не вор.

   – Нет, он хороший честный парень, – без тени сомнения в голосе сказал мистер Форест. – Но его могли ограбить. Дорога от конторы до дома не заняла бы у Ги более получаса, так где же он?


   К полудню отправились на поиски. Даже Джеймс снизошел до того, чтобы пойти с Барти, Джейсоном и конюхами.

   Изабелла, мучаясь тревожными предчувствиями, настояла на том, чтобы взяли и ее. Ги никуда не ушел бы, не сказав ей. Так что же могло с ним случиться? Мужчины разошлись по болотам. Барти с одним из пастухов пошел по прогулочной тропе, ведущей от Дендж Марш к гостинице «Корабль на Якоре». И тут Бет обнаружила Ги. Бегая туда-сюда, собака вдруг стала лаять и рыть лапами землю у канавы, проложенной вдоль одного из полей. Они подбежали к ней и увидели Ги, наполовину лежащего в воде. Сердце Изабеллы замерло: она подумала, что Ги мертв.

   Лицо и разорванная рубашка юноши были в крови, а тело скрючилось, как будто от боли. Изабелла со страхом дотронулась до его щеки, но она была еще теплой и, когда Барти и другой мужчина положили его на сделанные наскоро носилки, по телу Ги пробежала дрожь.

   – Не беспокойтесь, мисс, – с сочувствием сказал пастух, – выглядит он неважно, кто-то избил его, но он еще дышит. Мы отнесем его домой, и Джейсон сходит за доктором.

   Увидев Ги, сэр Джошуа нахмурился, и даже тетя Августа выказала беспокойство.

   Доктор Медоуз, доставленный из Райя, осмотрел юношу, которого Изабелла и Гвенни освободили от мокрой одежды. Они смыли грязь и кровь с избитого тела.

   – Совершенно ясно, что парнишка боролся за свою жизнь, – сказал он сэру Джошуа, – посмотрите, как содрана у него кожа на пальцах. Наверное, они оттащили его подальше и зверски избили. Глядя на эти ушибы, диву даешься, как он еще выжил. Если бы он упал лицом вниз, в ту грязную канаву, то вряд ли ему понадобились бы наши заботы. Вот так-то… – И он с сомнением покачал головой, склонившись над пациентом.

   Врач забинтовал сломанные ребра, наложил шов на длинную ножевую рану и тщательно обработал ссадины и ушибы.

   Ги беспокойно шевелился и стонал, но не приходил до конца в сознание и не смог отвечать на вопросы о том, что с ним случилось.

   – Оставьте мальчика в покое, – резко сказал доктор. – Двенадцать часов он находился в тяжелом состоянии. Этого любому достаточно, чтобы лишиться чувств. Как он еще не подхватил воспаление легких! Вы должны дать ему время, чтобы немного оправиться.

   Он прописал опиум, предупредил Изабеллу о возможности жара у больного и сказал, что вернется завтра.

   – Это влетит нам в копеечку, – раздраженно заметила тетя Августа после ухода врача. – Он будет приходить дважды в день, если мы не примем меры. Что это Ги пришло в голову возвращаться так поздно с мешком денег?

   – Это мистер Форест виноват, а не Ги, – возмущенно ответила Изабелла. – Грабители могли убить его.

   – Ладно, посмотрим, что будет. Дядя, конечно, предпримет поиски, но я весьма сомневаюсь, что мы увидим хотя бы пенни из украденного. Лучше тебе самой ухаживать за братом, Изабелла. Работы много, и Гвенни некогда выполнять обязанности сиделки.

   Изабелла только и ждала такого предложения. На следующий день к приходу доктора у Ги начался сильный жар.

   – Так я и думал, – сказал тот и пустил больному кровь. Ее вытекла целая пинта. Изабелла забеспокоилась, она считала, что Ги и так потерял много крови. Доктору удалось убедить ее, что жар обязательно спадет. Он предписал давать лекарства каждые три часа.

   – Никакой твердой пищи, только немного бульона. Если удастся убедить выпить его, – добавил доктор перед уходом.

   Два дня прошли в мучительном беспокойстве, и вот жар начал уменьшаться, и Ги смог рассказать, что же с ним произошло.

   В то утро ему стало немного лучше, и Изабелла уговорила брата проглотить несколько ложек куриного супа, который приготовила Гвенни. Потом он впервые с того времени, как его принесли домой, заснул действительно спокойным сном. Проснулся он уже ближе к вечеру. Изабелла устроилась рядом с кроватью, на коленях у нее лежала корзинка с рукоделием. Тетя Августа терпеть не могла, когда домочадцы сидели без дела, и постоянно загружала их работой.

   Изабелла подняла глаза от штопки и заметила, что Ги, нахмурившись, смотрит на нее, как будто пытаясь что-то вспомнить. С глаз его исчезла туманная поволока от жара, теперь они были ясными и блестели.

   – Давно я лежу здесь, Белла?

   – Да вот уже три дня. Как ты себя чувствуешь? Выглядишь ты лучше, и жара больше нет.

   Ги, поморщившись, пошевелился.

   – Я себя чувствую так, словно по мне прошло стадо слонов, но голова вроде бы ясная.

   Изабелла отложила корзинку и встала.

   – Я принесу что-нибудь поесть. Это придаст тебе сил.

   – Нет, Изабелла, нет. Не уходи, не сейчас. Сначала я хочу поговорить с тобой. Что говорят дядя Джошуа и мистер Форест?

   – Они думают, что на тебя напали грабители, забрали деньги и избили тебя. Просто чудо, что ты остался жив.

   – Это не грабители, Изабелла.

   – Кто же тогда?

   – Джонти и кто-то из его шайки.

   – Ты уверен?

   – Вполне. Я успел их разглядеть до того, как они на меня напали.

   – Но почему, почему?

   – Ты не догадываешься? Они думают, что это я сообщил о них в таможенную полицию.

   – Но почему они так считают? Ведь ты предупредил их.

   – Да, но слишком поздно. Джонти уверен, будто это была хитрость с моей стороны, чтобы они подумали, что я не виноват.

   – Но ведь ты не виноват.

   – Попробуй объяснить им это, – с горечью проговорил Ги. – Видишь ли, один из драгунов умер, поэтому парня, которого поймали, осудят за убийство. Вот они мне и отомстили.

   – Ведь они могли убить тебя.

   – Нет, Джонти слишком умен для этого. Он знал, что за убийство его повесят, если поймают. Это было бы уже слишком. Я отбивался, но их было трое, может быть, четверо, точно не помню. Четыре пары башмаков, подбитых гвоздями, быстро вышибли из меня дух, и я, наверное, потерял сознание. Потом я пытался выбраться из той грязной канавы, но не смог. Помню ужасную вонь и холод, но потом, вероятно, я снова лишился чувств, потому что следующее, что вспоминается, это собака, лижущая мне лицо.

   – Это была Бет.

   – А потом только путаница в голове и ужасные сны. – Он попытался сесть в постели. – Что мы будем делать, Белла?

   Он выглядел таким бледным и измученным, что Изабелла заставила брата снова лечь на подушки.

   – Больше не разговаривай. Я принесу тебе что-нибудь поесть. Тебе нужно отдохнуть. Поговорим вечером.

   – Ты ведь ничего не расскажешь дяде Джошуа?

   – Я должна рассказать. Джонти и его приятели заслуживают наказания.

   – Нет, Изабелла, нет. Они и так считали меня предателем, а теперь уж точно убедятся, что были правы, поступая так со мной.

   – Убивая тебя?

   – Они не добили меня.

   – Ну хорошо, а как же насчет денег?

   – Это их не интересовало. Они их взяли, чтобы было похоже на ограбление.

   – Не может быть.

   Однако Ги был прав. Несколько дней спустя деньги были найдены одним из пастухов, вытаскивавшим свалившуюся в канаву овцу. Все деньги были целы. Оказывается, и у бандитов существует понятие о чести.

   Но все это выяснилось позже. В день же, когда Ги шепотом рассказывал сестре о том, как все произошло, они ничего не знали. Брат и сестра сидели рядом в слабом свете свечи.

   – Как же я могу теперь здесь остаться? – в отчаянии сказал он. – Все-таки они были моими друзьями, а теперь я стал для них врагом. Они мне больше не доверяют. Это невыносимо. Раньше я чувствовал, что делаю что-то полезное, хоть и противозаконное. Мне это нравилось, и тот парень, Эрмитейдж, заинтересовался моим рассказом. Правда ведь, Белла? Я мог бы снова отправиться туда, выяснить еще что-нибудь интересное для него, если бы не случилось все это. – Он повернул голову, чтобы взглянуть на сестру. – Кто он, Белла? Я знаю, он имеет отношение к Министерству иностранных дел и к политическим кругам. А дядя Джошуа так хочет туда попасть, что готов продать душу дьяволу. Но в то же время, он не похож на светского щеголя, так ведь? Чем на самом деле он занимается?

   – Не знаю, – задумчиво сказала Изабелла. – А хотелось бы знать. С виду он такой обаятельный, располагает к себе, но даже тогда, много лет назад, на корабле, когда он был так добр к нам, – ты помнишь, Ги, – даже тогда я чувствовала, что в нем есть какая-то тайна.

   Сможет ли он им помочь или сочтет их просьбу наглостью? Она не осмелится попросить. Изабелле хотелось выбросить эту мысль из головы. Только одно представлялось ей очевидным: она не могла оставить здесь Ги одного. Нужно что-то придумать. Но пока Ги так болен, Изабелла не могла ни о чем думать.

   – Прежде всего тебе нужно поправиться, – сказала Изабелла, устраивая его поудобнее на кровати. Еще будет время подумать. «Но совсем немного времени останется после карнавала», – в отчаянии размышляла Изабелла, ставя воду на столик так, чтобы Ги мог дотянуться, и оставляя свечу зажженной. Позднее она зайдет посмотреть, спит ли он. Хотя, подумала девушка, сейчас он чувствует себя уже достаточно хорошо, чтобы остаться одному на несколько часов, а ей так хотелось уединиться в своей комнате и попробовать найти решение. Было бы гораздо проще украсть деньги и убежать вместе с братом. Они смогли бы продержаться около года, пока не начнут добывать средства к существованию. Но Изабелла рассмеялась над этой безумной идеей. К сожалению, граф де Совиньи и его сестра не были ворами. Насколько было бы легче не иметь совести.

   Готовясь ко сну, надевая ночную рубашку, она почему-то подумала о Люсьене. Как бы поступил он? Ухватился бы за предоставившуюся возможность, как сделал это с лошадью Джеймса, а потом отвечал бы за последствия? «Я обязан тебе жизнью. Жди меня». – Все это пустые обещания. Но как было бы чудесно, если бы они исполнились! Однако легче достать луну с неба.

   Изабелла вздохнула, вытянувшись на постели, взяла книгу и наклонилась к свече. Она будет читать «Сказание о старом мореходе». Поэзия унесет девушку далеко от обыденной жизни, и, может быть, найдется выход, о котором она еще не подумала, осуществится несбыточная мечта: на карнавале вдруг появится Люсьен в образе сказочного принца и унесет их с Ги в другой мир. Свеча оплыла, книга упала на пол, и Изабелла вдруг очнулась. Сон, мечта – вся эта чепуха так быстро исчезает. Пора взглянуть, спит ли Ги, задуть его свечу и вернуться в свою постель. Подумать о суровой действительности, с которой скоро придется столкнуться.

Часть II
Роберт
1801–1803

Глава 7

   Я снова получил приглашение в Хай-Уиллоуз, – сказал Роберт Эрмитейдж своей сестре за завтраком в их фамильном особняке на Арлингтон-стрит. – Отмечается день рождения Венеции. Кроме того, в том краю, как раз в это время проводится карнавал, и леди Бриджез решила устроить большой прием.

   Мэриан вскинула на брата глаза.

   – Ты поедешь?

   – Думаю, да.

   Сестра подлила ему кофе, добавила немного сливок и осторожно сказала:

   – Никогда бы не подумала, что сельский карнавал может тебя привлекать.

   – Меня не карнавал привлекает, – откровенно признался он, – мне нужно поехать в Кент по другой причине.

   – Как я поняла, вопрос о береговых укреплениях пока отложен, ведь, по-видимому, угроза наполеоновского вторжения отдалилась в связи с назначением Нельсона на пост командующего флотилией, охраняющей Ла-Манш.

   – Это, конечно, верно, – улыбнулся Роберт. – Между прочим, наш адмирал рьяно взялся за дело. Он вернулся с победой на Балтийском море, надеясь провести несколько недель заслуженного отпуска со своей любимой Эммой. Но стоило премьер-министру твердо заявить в беседе с ним, что только сам герой сможет успокоить встревоженную нацию, как он тут же вернулся в Министерство военно-морского флота. Следует отметить, что адмирал занимается флотилией с энергией настоящего командира.

   – Так что же влечет тебя туда на этот раз?

   Роберт допил свой кофе, медленно сложил салфетку и посмотрел на сестру.

   – Я должен кое-что сказать тебе, – задумчиво проговорил он. – Если все пойдет так, как я надеюсь, то вскоре я женюсь.

   – Женишься! – воскликнула Мэриан. – О, Роберт, только не на Венеции!

   Он слабо улыбнулся:

   – Нет, не на Венеции, а на ее кузине.

   – Кузина? Какая кузина?

   Мэриан была поражена. Она не верила своим ушам и гадала, не было ли это заявление одной из шуток Роберта, хотя держался он спокойно и был серьезен.

   – Кто она? Откуда она взялась? Почему они никогда не привозили ее в Лондон?

   – Кажется, ее мать была сводной сестрой сэра Джошуа, а отцом – виконт де Совиньи. Ее дедушка был убит чернью в девяносто третьем году, а отец сложил голову на гильотине. Она и ее младший брат бежали из Франции. Так получилось, что я находился на корабле, который вез их в Англию несколько лет тому назад.

   – Ты никогда не рассказывал об этом.

   – Зачем бы я стал рассказывать? В то время это была самая обычная трагедия.

   Мэриан нахмурилась:

   – Почему мы никогда не слышали о них?

   – Бриджезы приняли их неохотно. Когда-то давно произошла неприятная семейная ссора. Насколько я понял, в последние шесть-семь лет их не выпускали из Хай-Уиллоуз, используя как слуг, которым не надо платить.

   У Мэриан было тайное подозрение, что Роберт стал жертвой своего глубокого сочувствия к несчастным, что и скрывал под внешней сдержанностью.

   – Но не можешь же ты жениться на девушке просто так, из жалости? Это было бы ошибкой. Ты не должен так поступать, Роберт. Это не самая лучшая основа для счастливого брака.

   – Ты неправа, Мэриан. Во всем этом жалость играет незначительную роль. Причина не в жалости. – Он помолчал немного, вспоминая то первое впечатление, когда он увидел девушку в морских волнах. Не в тот ли момент началось колдовство, или это случилось потом? В любом случае, он не мог рассказать об этом Мэриан, она бы подумала, что он сходит с ума. – Истина чрезвычайно проста, – медленно продолжал он, – я считаю, что не могу прожить без нее остаток своих дней. Думаю, это именно то, что поэты и романтики называют любовью с первого взгляда. Никогда мне не приходило в голову, что такое недоразумение может произойти со мной, – беспомощно пожал он плечами, – это поразило меня, как… как удар молнии, «что исчезает, едва успев вспыхнуть».

   – О, только не цитируй мне Шекспира, – раздраженно воскликнула Мэриан. – Дело слишком серьезное. Мне просто не верится. Это так не похоже на тебя. А что скажет отец?

   – Ввиду того, что в настоящее время он живет с дочерью своего главного лесничего, не думаю, чтобы он нашел, что сказать.

   – Но он же не женился на ней!

   – Верно, и я не имею ничего против Джинни. Она милая девушка и добра к нему. В эти последние несколько лет он стал другим человеком. Не намекаешь ли ты, что мне следует сделать Изабеллу своей любовницей? Это не входит в мои намерения, и я хочу совсем другого.

   – А как она относится к тебе? Ты ее спрашивал? Говорил с ее дядей?

   – Нет еще, и опасаюсь, что Изабелла может отвергнуть меня. Она горда и обладает чувством собственного достоинства.

   – Она упадет в твои объятия и возблагодарит Бога за свое счастье, если у нее есть хоть немного ума! – возмущенно воскликнула Мэриан.

   – Ты слишком пристрастна, дорогая! Ведь я вовсе не похож на героя, о котором мечтают молодые девушки, не так ли? – Он вдруг обратился к ней с почти детской мольбой: – Она тебе понравится, Мэриан, она обладает редким обаянием, умная, читает Вергилия и Горация, разбирается в истории и литературе.

   – Похоже, она представляет собой худшую разновидность «синего чулка», – охладила его Мэриан. – Прекрасная кандидатура в жены, должна сказать!

   – Почему? У нас общие интересы, а это уже многое.

   – Сколько ей лет?

   – Девятнадцать. А брат на два года моложе.

   – О, Роберт, – вздохнула Мэриан, – ты собираешься взять на себя заботы о целой семье? Это же просто глупо. Не могу поверить в серьезность твоего решения.

   – Никогда в жизни я не был более серьезным, – решительно сказал он и встал из-за стола. – А теперь мне действительно нужно идти. Иметь дело с Бонапартом дьявольски трудно. От него одного можно ожидать столько же сюрпризов, как от стаи бабуинов. С тех пор как мы начали эти мирные переговоры, между нашим ведомством и Парижем завязалась переписка, и с его стороны выдвигается все больше требований.

   С прискорбием должен отметить, что большинство моих подчиненных показали явное незнание дипломатического французского языка и даже, с сожалением признаю, основ английского. – Подойдя к двери, Роберт обернулся. – Кстати, хотел тебе сказать: Дэвид Фрезер вернулся в город. Я встретился с ним вчера в Уайт-Хаус и пригласил к нам на ужин сегодня вечером. Это не нарушит твоих планов?

   – Нет, нисколько. Я собиралась провести вечер дома. В Лондоне сейчас пусто. А я думала, что Дэвид в Турции.

   – Он там был. Вернулся с кучей всяких жутких рассказов, как обычно. Может быть, я немного задержусь. Надеюсь, ты его развлечешь до моего прихода?

   Роберт взял перчатки и шляпу у застывшего с почтительным видом лакея и направился к поджидавшей его карете. Мэриан долго провожала его взглядом, пытаясь осмыслить неожиданную и не очень приятную новость. Она хотела бы подробно расспросить об этой девушке, которая удивительным образом привлекла внимание ее разборчивого брата. А ведь он отличался таким трудным характером. Потом вошли слуги, чтобы убрать со стола, и Мэриан поднялась в гостиную.

   Занимаясь корреспонденцией и обсуждая с поваром более изысканное, чем обычно, меню для сегодняшнего ужина, так как Дэвид Фрезер был известным гурманом, она размышляла о новости, которую обрушил на нее брат, и поняла, что некоторым образом это было не так уж неожиданно. Мэриан всегда знала, что хотя Роберт и скрывал свою склонность к проигранным или обреченным на гибель делам, – это была их семейная черта. Именно это заставило его заниматься тайными поездками во Францию, это же привело их дедушку в восемнадцать лет к участию в битве при Каллодене в 1746 году на стороне Чарльза Стюарта. Чудом выжив после поражения, он бросил вызов семье, безразлично отнесшейся к его поступку, тем, что отправился с принцем в изгнание. В итоге это стоило ему состояния. Когда ему разрешили вернуться в Гленмур, он привез с собой невесту француженку.

   К сожалению, бабушка жила далеко в Шотландии. Если бы Мэриан могла посоветоваться с нею насчет этого безумного плана, который Роберт, кажется, всерьез вознамерился привести в исполнение! Элиза де Морни приехала в Гленмур в семнадцать лет и с тех пор оказывала огромное влияние на жизнь всей семьи. Она превратила мрачный замок-цитадель в нечто, напоминающее сказочный дворец из грез ее юности. Она всегда старалась как можно больше вникать в дела своих внуков, а с Робертом общалась на французском почти с рождения. К пяти годам он уже говорил на двух языках. Она стала для них опорой, когда их мать умерла при поздних родах. Умер и ребенок. Мэриан тогда было восемнадцать, а Роберту двенадцать лет. Она единственная могла ладить со своим сыном, который так сурово винил себя за случившееся, что отдалился от света и замкнулся в одиночестве и тоске. Бабушка философски отнеслась и к тому, что пять лет назад на новогоднем празднике для слуг и арендаторов он вдруг вернулся к жизни, пленясь красотой Джинни Маккрай, молодой, чрезвычайно хорошенькой и очень энергичной женщины, и вполне открыто и с согласия Джинни стал делить с ней ложе.

   Бабушка поняла также и то, что хотя Мэриан была рада видеть отца повеселевшим после стольких лет уныния, ей трудно было принять новые обстоятельства. Из-за этого Мэриан нашла убежище в лондонском доме своего брата и довольствовалась лишь ежегодными посещениями замка Гленмур. А теперь, раздраженно думала Мэриан, кажется, история повторяется. Ее выгонит какая-то дрянная девчонка, которую ее брат видел всего несколько дней и которой отдал все свое сердце. Ее он сделает хозяйкой своего дома. Разумеется, когда-нибудь Роберту пришлось бы жениться, она всегда это знала, но не так же необдуманно! Мэриан считала своим долгом сделать все возможное, чтобы уберечь его от этой роковой ошибки, которая разрушит его жизнь и, может быть, ее жизнь тоже.

   Мэриан было тридцать шесть лет. Она была умна, очень любила музыку, посещала концерты и оперу, много читала и слушала лекции. У нее был свой круг друзей, и раз в неделю она отправлялась в лондонские трущобы, где в одном из благотворительных обществ помогала распределять еду, одежду и оказывала медицинскую помощь. Роберт этого не одобрял, но она настояла на своем. Мэриан также всегда интересовалась, как живут люди во владениях ее отца в Гленмуре. И хотя вольные просторы и горы вокруг Арисейга не были похожи на грязные убогие кварталы Уоппинга, болезни, голод и страшная бедность повсюду были одинаковы.


   Приближался вечер. У Мэриан чаще забилось сердце, когда она увидела Дэвида Фрезера, выходящего из кареты. Дэвид легко взбежал по ступенькам крыльца. Мэриан вышла ему навстречу.

   – Мэриан, дорогая моя, – воскликнул он, целуя ее в обе щеки, – ты как всегда прекрасно выглядишь. Ты олицетворяешь спокойствие. Когда я нахожусь вдали от Англии и думаю о родных местах, то вспоминаю именно тебя.

   – Льстец! Я ни капли не верю этому.

   – Чистая правда, клянусь, это так. Вы с Робертом словно две неподвижные скалы в этом хаотично движущемся мире.

   Когда-то было время – ей казалось, что она влюблена в Дэвида. Мэриан было двадцать три, а ему девятнадцать, когда Роберт впервые привез его в Гленмур поохотиться на оленей. По вечерам он веселил их своими рассказами. Тогда она была молода и еще питала какие-то иллюзии и не понимала того простого факта, что хотя и была дочерью графа с довольно большим приданым, но относилась к тому типу девушек, которых мужчины называют «славными», с которыми делятся своими заботами, рассказывают о неприятностях, советуются, но никогда в них не влюбляются и не женятся на них. Боль, разочарование и обида давно прошли. С суровой решимостью она организовала свою жизнь и находила в ней свои маленькие радости. Только иногда, если друзья показывали ей новорожденного или, как сейчас, она снова увидела Дэвида, как всегда общительного, веселого, ее вновь охватил страх перед будущим. Без Роберта она будет безнадежно одинока.

   Мэриан не собиралась откровенничать с Дэвидом, понимая, что это глубоко личное дело ее брата. Но они втроем были такими близкими друзьями, что вопрос вырвался сам собой. Без долгих раздумий она спросила:

   – Роберт тебе говорил, что собирается жениться?

   – Нет, не говорил. Ты ведь знаешь, Роберт о себе ничего не рассказывает. Кто эта девушка? Я ее знаю?

   – Кажется, никто ее не знает. – Потом Мэриан уже не могла остановиться, и слова понеслись потоком: – Она – беженка из Франции, без гроша в кармане, с очень сомнительным прошлым. Думаю, ей пришлось постараться, чтобы обольстить Роберта. Надо полагать, ее дядя сэр Джошуа Бриджез попытается извлечь из этого собственную выгоду. Леди Бриджез в последние два года совала свою дочь под нос каждому жениху. Они – просто несносные люди! Дэвид нахмурился:

   – Роберт не из тех, кому можно что-то навязать. Я бы даже сказал, любое давление на него вызывает прямо противоположный эффект.

   – Он говорит, что любит ее, не может без нее жить. Это так не похоже на него. О, Дэвид, можно ли безумно влюбиться за несколько дней?

   – Моя дорогая, можно влюбиться и за час. Я знаю. Сам влюблялся. Но, к счастью, и длится такая любовь недолго. Так что, наверное, это гораздо серьезнее. Он еще не знакомил вас?

   – Нет еще, и, Дэвид, пожалуйста, не упоминай при нем об этом, хорошо? Я бы не хотела, чтобы он думал, что я злоупотребила его доверием.

   – Ни слова. Нем как могила, я такой. Где, ты говоришь, живут эти люди?

   – У сэра Джошуа есть поместье Хай-Уиллоуз в графстве Кент, это где-то на Ромнейских болотах.

   – Я мог бы съездить туда, посмотреть что и как, попробовать что-нибудь выяснить. Когда он туда едет?

   – Скоро. В начале августа.

   – Хорошо. Буду иметь в виду. Мэриан, ты не отговаривай его. Если Роберт настроен решительно, протест только ожесточит его и испортит ваши отношения.

   – Я понимаю, что ты прав, но чувствую себя ужасно беспомощной.

   – Ты напрасно беспокоишься. Такие вещи решаются сами собой. Я все-таки верю в здравый смысл Роберта.

   На этом и пришлось оставить разговор. Вскоре пришел сам Роберт, и они провели чудесный вечер, беседуя о прежних временах и слушая рассказы Дэвида о том, как его зашили в мешок и бросили в Босфор.

   – Я не верю ни единому слову, – смеясь сказала Мэриан. – Сейчас они такого уже не делают.

   – Как же не делают! В Стамбуле долгое время ходили слухи о том, что любимая жена султана, действительно была очень молодая и красивая, чем вызвала ревность своей соперницы, и однажды ночью она исчезла, а потом ее нашли с перерезанным горлом.

   – Скорее всего, она сбежала с возлюбленным, чтобы вырваться из объятий мерзкого старика, а перерезанное горло – это выдумка для спасения чести, – цинично сказал Роберт.

   Он казался таким невозмутимым, спокойно обсуждал последние политические события с Дэвидом, который проявил живой интерес, и сам высказал несколько ценных замечаний о том, что видел во время странствий, что Мэриан засомневалась в серьезности его утреннего сообщения. Наверное, это было ничто иное, как шутка, над которой они потом вместе посмеются.

   Наконец она отправилась спать, оставив мужчин поболтать о том о сем. Когда Мэриан закрыла за собой дверь, Дэвид вернулся к камину и стоял там некоторое время, посматривая на своего друга.

   – Ты еще путешествуешь через Ла-Манш в этих твоих тайных целях?

   – Да. Только что вернулся. Полагаю, ты знаешь, что случилось в декабре? Несколько отчаянных парней пытались убить Бонапарта на улице Сен-Нисез, когда он направлялся в оперу, чтобы послушать «Творение» Генделя. Покушение провалилось, насколько нам известно.

   – Роялисты, конечно.

   – В результате прокатилась волна арестов и казней, и что еще хуже, это совершенно опорочило нашу организацию как раз тогда, когда мы того меньше всего хотели.

   – И они послали за тобой, чтобы вызволить их?

   – Что-то вроде этого.

   – А эти бунтовщики знают, кто вы на самом деле? – заинтересованно спросил Дэвид. – Если знают, то это чертовски опасно.

   – Чаще всего мы пользуемся псевдонимами.

   – И ты, конечно, переодеваешься. Никогда не забуду, насколько блестяще тебе удавалось менять внешность в тех школьных играх, которыми мы развлекались в Сент-Эндрю в дни нашей молодости.

   – С таким невыразительным лицом, как у меня, это совсем нетрудно, – сухо заметил Роберт.

   – Многие мои знакомые молодые дамы придерживаются совсем другого мнения, – заметил Дэвид.

   – Вот как? Ты мне льстишь.

   – Когда Дандас и Питт подали в отставку из-за политического кризиса, я подумал, что ты уйдешь вместе с ними.

   – Они попросили меня остаться, чтобы я обеспечил что-то вроде моста между робкими усилиями премьер-министра и оппозицией.

   Именно Генри Дандас, член парламента от Эдинбурга, умный, добродушный, с красным лицом и сильным шотландским акцентом, близкий друг графа Гленмура, пригласил Роберта в свое ведомство, когда тот окончил университет, – в основном потому, что его хороший французский язык мог иметь неоценимое значение в толковании дипломатических нюансов официальных документов и секретных сообщений, которыми обменивались две страны.

   И потом, у Роберта были важные связи в стане врага. Семья его бабушки пострадала во время террора. Глава семьи и его жена попали на виселицу, их владения были конфискованы, но кое-кто из двоюродных братьев уцелел. Жак де Морни все также спокойно жил во Франции. Занимаясь своими научными исследованиями, он мог также ездить по округе и добывать полезные сведения об отношении людей к действиям полицейского государства, которое потихоньку создавал Бонапарт. Жак мог обеспечить прикрытие переодетому Роберту, выдав его за преуспевающего виноторговца, путешествующего от виноградника к винограднику в поисках хороших вин. Таким образом Роберт мог помочь советом, доставить сведения, деньги, поддержать дух членов роялистских организаций, которые еще существовали во Франции. Но даже своему лучшему, самому близкому другу Роберт не собирался рассказывать лишнее.

   Дэвид опустился в кресло и улыбнулся ему:

   – Знаешь, когда ты женишься, тебе придется отказаться от опасной жизни, которую ты ведешь. Не все женщины отличаются таким пониманием, как Мэриан. Твоя жена может не поддержать тебя.

   Но из Роберта много не вытянешь. Он коротко ответил:

   – Скорее всего так и будет. – И продолжил: – У нас серьезные проблемы в нашем ведомстве. В критический момент произошла утечка информации, поэтому враг был заранее осведомлен о некоторых шагах и получил преимущества при переговорах. Хотя у нас и есть подозрения, но мы не можем пока назвать виновного. Однако к твоей работе это не имеет отношения. Что собираешься делать теперь, вернувшись в Англию?

   – Не знаю, – небрежно ответил Дэвид. – Возможно поеду на север повидать родителей. Если твой мирный договор наконец станет реальностью, я бы съездил в Париж. Хочется посмотреть, что сделали кровожадные разбойники с этим древним городом.

   – Будем рады, если ты остановишься у нас, пока не уехал из Лондона.

   – Мне чрезвычайно приятно твое предложение, Роберт, но у меня сохранилась квартира на Пикадилли, а сейчас, думаю, мне и вправду пора идти.

   – Я пошлю за кэбом?

   – Нет, я пройдусь пешком. Здесь совсем рядом, и потом, я смогу дать отпор любому нахалу, который решит посягнуть на мои деньги или жизнь.

   Роберт проводил друга до двери, а потом отправился спать. Несмотря на твердое заявление о своих намерениях, сделанное сестре утром, он все еще очень сомневался в себе. Казалось, что, несмотря на напряженные часы, проведенные по ту сторону пролива в течение последних нескольких недель, вся его жизнь пошла иначе и все потому, что каким-то невероятным образом он был очарован юной колдуньей, обладавшей не только необыкновенной красотой, но и умом, быстрым, острым и понятливым, и еще чем-то, находившим отклик тому, что было скрыто глубоко в его душе. Он страстно хотел вырвать ее из тесных рамок существования в глуши, окружить любовью и сочувствием и видеть, как она расцветает от того, что он мог дать ей. И в то же время – как нелепо – он не решался приблизиться к ней, как впервые влюбившийся мальчишка. Наверное, слишком однообразной была его жизнь, и ему захотелось перемен и новых переживаний. Очень скоро все выяснится, и судьба его решится.

Глава 8

   Роберт приехал в Хай-Уиллоуз на закате прекрасного летнего дня и обнаружил, что несколько гостей уже уютно расположились в имении. Лужайки позади дома были подстрижены безупречно и казались бархатными. Венеция растянулась в шезлонге. Перри Конвей устроился у ее ног и смотрел на нее с обожанием. Капитан Дюран прохаживался с сэром Джошуа по аллее, обсаженной кустарником. Вся эта спокойная обстановка и на ее фоне – роскошные дамы в светлых платьях под кружевными зонтиками резко контрастировала с лихорадочной атмосферой в Уайтхолле на прошлой неделе, когда Бонапарт вновь стал на тропу войны, угрожая вторжением, если его требования не будут немедленно выполнены. Секретные документы с предупреждением об опасности направлялись в прибрежные районы, а волонтеры снова дефилировали по зеленым лужайкам Гайд-Парка перед королем Георгом, который непонятным образом вновь поумнел.

   Роберту показали его комнату. Он смыл дорожную пыль, переоделся и сошел вниз, где был встречен леди Бриджез, которая бурно выразила свою радость по поводу приезда лорда Килгоура, хозяин оказал ему довольно сдержанный прием. Несколько джентльменов средних лет почти сразу же обрушились на Роберта, расспрашивая, насколько верны последние слухи, и действительно ли возникла угроза заключению мирного договора. Он снова задавал себе вопрос, что же заставило его провести дни отдыха в столь неподходящей компании.

   Он прошелся по саду, беседуя то с одним, то с другим гостем, но нигде не увидел ни Изабеллы, ни ее брата, а Венеция в ответ на его вопрос о них, в недоумении пожала плечами.

   – О, Изабелла? Она где-нибудь там. Наверное, помогает в деревне с подготовкой карнавала.

   Получилось так, что он увидел ее только тогда, когда все, немного раньше обычного, сели ужинать, чтобы желающие успели поехать в Рай посмотреть карнавальное шествие. Наблюдательный Роберт сразу же заметил, что Изабелла бледнее обычного, а Ги прихрамывает и выглядит так, будто только что оправился от опасной болезни. Роберт недоумевал: что могло случиться? Вряд ли юноша до сих пор страдал от последствий рейда против контрабандистов. Роберт сожалел, что поездка за границу помешала ему провести дознание. Он считал: если никаких вестей до него не доходит, значит все в порядке.

   В тот день после обеда Изабелла выкроила с часок, чтобы помочь мисс Холланд и детям украсить повозку Снаргейта. Это была всего-навсего небольшая тележка, запряженная старой белой кобылой мистера Холланда, и так как денег не было, повозку украсили пучками щавеля и колосьями пшеницы, букетами полевых цветов и пушистым камышом с лугов и с огороженных пастбищ. Самую хорошенькую из маленьких девочек выбрали королевой, надели на ее чистые волосы венок из белых маргариток и к нему приспособили старую красную занавеску вместо шлейфа. Она на него наступила, упала и расквасила себе нос, но ничто не могло заставить девочку расстаться со шлейфом. Изабелла выпросила у миссис Бедфорд несколько ярких лент и вплела их в гриву и хвост Росинанты. Развеселившиеся дети залезли в повозку, лакомились вареньем с лепешками, которые для них испекла Харриет Холланд. Мальчики, державшие факелы, пропитанные смолой, все время порывались зажечь их немедленно, и приходилось уговаривать их подождать до наступления темноты.

   – Ты придешь повеселиться с нами? – спросила Харриет у Изабеллы, когда та заторопилась домой.

   – Вряд ли для меня найдется место в карете, а вот работа по дому обязательно.

   Она примчалась как раз вовремя, чтобы успеть переодеться в свое белое платье, но все равно удостоилась хмурого взгляда тети Августы за то, что поздно пришла.

   В этот вечер об экономии не думали. Повар превзошел себя в изысканности блюд, а к концу ужина в саду зажгли фонари, и они сияли среди деревьев, как яркие фрукты, а музыканты в гостиной начали играть. Немного позже Джеймс должен был собрать молодежь и предоставить кареты всем желающим полюбоваться карнавалом.

   Когда гости, насытившись вкусной пищей и вином, разбредались по саду и рассаживались в гостиной, Роберт отправился на поиски Изабеллы. Он нашел ее в столовой, где она уже собирала стаканы на поднос вместе с прислугой.

   – Оставьте это, – сказал он, – пойдемте поговорим.

   – Не знаю, могу ли я. Слуги перегружены работой, а новенькая служанка еще не справляется.

   – Уверен, они прекрасно обойдутся без вас, а я хочу знать обо всем, что здесь случилось с тех пор, как мы виделись в последний раз.

   – Тетя Августа будет искать меня, – возразила Изабелла. Она немного робела перед ним, чувствовала себя неуверенно, помня об их расставании и о словах Ги насчет этого человека.

   – Тогда, боюсь, ей придется искать напрасно, – сказал Роберт, беря поднос у нее из рук и аккуратно ставя на стол. – Пойдемте со мной в сад. Там мы сможем побыть одни.

   Изабелла нехотя позволила молодому человеку взять себя за руку.

   – Я многое хочу знать, – продолжал он. – Я ничего не слышал о вас и решил, что все прошло, как мы рассчитывали, но теперь не уверен в этом. Что случилось с Ги? Он еще страдает от той раны?

   – Нет, хуже, все гораздо хуже. – Она помолчала, еще сомневаясь в нем, но потребность кому-то довериться была очень сильна, а та памятная ночь, когда был ранен Ги, особенно сблизила их. – Вы были правы, – медленно продолжала она, – когда говорили, что Ги станут подозревать в предательстве. Джонти и его шайка решили, что это Ги сообщил о них, и чуть не убили его.

   Они отошли от остальных, свернув на тихую аллею ровно подстриженных кустов самшита. Золотистый свет фонаря, висевшего высоко в ветвях дерева, озарял ее лицо мягким сиянием.

   – Дальше, – попросил Роберт, – расскажите мне в точности, что произошло.

   – Это было ужасно. Бет нашла его в одной из канав. Сначала я подумала, что он умер. Он был весь в крови, без сознания, избитый и израненный. – Она должна была выговориться о днях болезни и лихорадки, о том, что сказал доктор, о чем рассказал Ги, и об ограблении, которое не было ограблением. – Он уже встал с постели, – продолжала она, – но еще болеет и никуда не ходит, кроме конторы мистера Фореста. Понимаете, они были его друзьями, его товарищами, и он ужасно переживает, что они так поступили с ним. Я хотела, чтобы их наказали, но он не позволяет сказать сэру Джошуа, и, думаю, он прав. Ему будет только хуже, и у меня теперь на сердце эта ужасная тяжесть. А тут еще появилась проблема, которую я не знаю, как решить.

   – А в чем дело?

   – Тетя Августа нашла мне место. В сентябре я еду к леди Паттерсон в качестве гувернантки ее троих детей.

   – Нет, – быстро сказал он, – только не это!

   – Почему? Вы ее знаете?

   – Мы с сестрой немало натерпелись от этих детей в свое время, – сердито сказал он.

   – Смею заверить, я бы смирилась с этим, – ответила Изабелла, – это еще не самое худшее. Но, понимаете, она живет в отдаленной части Дорсета. Я никогда не увижу Ги. Как же я оставлю его после того, что случилось? Я нужна ему. У меня не будет ни одной спокойной минуты. О Боже мой, – продолжала она с отчаянием, которое так долго копилось в ней. – Я не должна была все это говорить вам, знаю, что не должна. Но так уж получается – все скрыто у меня в душе и нет никого, кто бы понял или посочувствовал.

   Девушка отвернулась, стыдясь своих рыданий.

   Какое-то время они молчали. Он посмотрел на чистую линию ее щеки, потом решился:

   – Послушайте, Изабелла, я мог бы предложить место, которое вам, может быть, понравилось бы больше.

   – Правда? – Она обернулась к нему, и глаза ее заблестели надеждой. – Значит, мы с Ги не должны будем разлучаться?

   – Конечно. Вы сможете видеть его, когда только пожелаете.

   Нахмурившись, Изабелла спросила:

   – Но как? Где? Я ничего не понимаю.

   – Выходите за меня замуж, Изабелла. Выходите за меня, и ваша проблема будет решена.

   – Выйти за вас? – Глаза девушки расширились. Она удивленно смотрела на него, пораженная настолько, что на мгновение лишилась речи. Потом быстро сказала: – О, нет, нет, вы вовсе этого не хотите!

   Роберт сжал ее руки, притянул ее к себе.

   – Поверьте мне, я хочу этого всем сердцем…

   – Но это невозможно. Я не могу… Это было бы ошибкой… Я не могу воспользоваться… – Она вырвалась у него из рук, повернулась к нему спиной, задохнувшись в безмолвных рыданиях. Это предложение было соблазнительным, потому что было бы решением всех ее проблем, и вместе с тем она знала, что не должна его принимать.

   Роберт снова повернул ее к себе, поднял вверх ее лицо, так чтобы она посмотрела на него.

   – Почему невозможно? Почему вы говорите, что это было бы ошибкой? Я настолько не нравлюсь вам?

   – О, нет, нет, вовсе не поэтому. Просто подумайте, что вы – тот, кто вы есть, а я – ничто. Я не могу принять такую… такую доброту. Не могу, потому что…

   – Кто-то уже завоевал ваше сердце? Это вы пытаетесь сказать мне?

   И тут она вспомнила о Люсьене. Если бы на месте этого человека, который ей нравился, но которого она не любила, был Люсьен! Как же может она взять то, что ей предлагают, и ничего не дать взамен? В ней заговорили гордость и уверенность в своих силах:

   – Нет, нет, никого нет.

   – Тогда почему? Нас многое объединяет, и я много мог бы дать вам и вашему брату.

   – Я знаю. Поэтому и отказываюсь. Разве вы не понимаете? Это слишком много, очень много.

   Он привлек ее к себе, с трудом подавляя желание заключить ее в объятия и целовать, целовать, обещать ей целый мир. Но он знал, что поступи он так, сразу же получит окончательный отказ.

   Однако прежде чем кто-то из них смог заговорить, им неожиданно помешали.

   В конце аллеи появился запыхавшийся и негодующий Джеймс.

   – Мы тебя повсюду ищем, Изабелла. Где ты была? Мы уезжаем на карнавал, и Венеция не хочет ехать без тебя.

   Изабелла отодвинулась от Роберта.

   – Хорошо, я поеду. Но я думала, что кто-то из дам едет с вами.

   – Все они отказались. Мама стала рассуждать, что общество соберется грубое и так далее, всякая чепуха, и что она не позволит Венеции ехать одной, а бедная девочка мечтает посмотреть карнавал. – Он взглянул на Роберта. – А вы, сэр? Как насчет того, чтобы повеселиться?

   – О, да, повеселиться я всегда готов, – сказал Роберт, сразу же решив сопровождать Изабеллу. – Может быть, леди Бриджез будет чувствовать себя спокойнее, если я тоже позабочусь о наших юных дамах.

   На том и порешили. Они направились к каретам, где собрались остальные. Изабелла догадалась, что Венеция не хотела расставаться со своим лейтенантом, и посочувствовала ей. Она была так потрясена неожиданным предложением Роберта, что была рада любому поводу отвлечься.

   Сэр Джошуа ворчал, что и после долгих переговоров мира все никак не могут добиться, а они искушают провидение, слишком рано радуясь.

   – Ради Бога, папа, – раздраженно воскликнул Джеймс. – Разве мы не можем хоть раз махнуть на это рукой и забыть о Бони и обо всей этой проклятой войне?

   Леди Бриджез все еще возражала против намерения девушек поехать со всеми, беспокоясь, что могут быть всякие неприятные неожиданности. Никогда не знаешь, чего ожидать от людей низшего сословия, и можно столкнуться с неуважительным отношением.

   – Я уверен, леди будут в полной безопасности под моей защитой, – примирительно сказал Роберт. – Я позабочусь о девушках. Будет жаль, если они не смогут немного повеселиться.

   В последний момент появился Ги и объявил, что тоже едет.

   – Нет, дорогой, тебе нельзя, – шепнула ему Изабелла.

   – Почему нельзя? Мне нечего стыдиться, и я не собираюсь прятаться.

   – Знаю, но ты еще не совсем здоров.

   – Ах, Бога ради, перестань меня опекать! – раздраженно сказал он. – Я не ребенок. И отлично себя чувствую. – И, стараясь доказать это, он полез на козлы к Джеймсу.

   Роберт подумал, что Ги, может, не стоило поступать так неосторожно, но восхитился смелостью юноши и ничего не сказал. Все отправились в путь.

   Господские кареты двинулись вдоль заливных лугов, по другую сторону которых текла река. Отсюда им открывался отличный вид на карнавальное шествие, спускавшееся с холма, на котором стоял город Рай. Посреди луга возвышался огромный костер из хвороста, внутрь которого был заложен фейерверк.

   В последние два года урожаи были крайне скудными, и местные жители, как и в других частях Англии, жестоко страдали от голода и нищеты. Молодые люди были вынуждены записываться в армию или поддавались на уговоры вербовщиков и попадали на флот. Но все-таки этим вечером, когда появилась надежда на мир, все горести и тревоги были на время забыты, все радовались и веселились. Украшения на повозках были дешевыми: яркие лоскутки и фольга вместо шелка и золота. Но изобретательность казалась неистощимой. Нептун в короне из серебряной бумаги на волосах-водорослях сидел, высоко вздымая трезубец. Британия, увенчанная высоким шлемом, под развевающимся флагом восседала на стуле, покрытом красной материей, и величественно махала копьем над возбужденной толпой. Участники процессии шли в ночной темноте с факелами, что придавало всему зрелищу какую-то таинственность.

   Роберту было слишком хорошо известно, что весь этот год в краю болот назревали бунт и восстание, но события, подобные сельскому карнавалу, служили как бы клапаном, через который выходит пар. Городские музыканты наигрывали на скрипке, дудке и свирели. Потом прошли дети с одной из тех песен, что поют, собирая урожай, такой старинной, что никто уже не знал, откуда она взялась.

   Джонти выводил своим грубоватым баритоном первую строчку:


– Я пропою одно «О»…
Другой голос подхватывал:
– Что значит одно «О»…

   Потом сразу вступали неровные, дрожащие, но очень нежные голоса детей:


Восемь – веселые путники,
Семь – семь звезд на небе,
Шесть – задиры,
Пять – наперсток в чашке…

   – Что это означает? – прошептала Венеция. – Но никому, кроме покрытых книжной пылью ученых, это не было известно.

   Изабелла, захваченная всеобщим возбуждением, немного отвлеклась от гнетущих мыслей. Толпа все разрасталась, с каждым мгновением все ближе подходя к костру.

   – Можно нам пойти вместе со всеми? – спрашивала Венеция, и ее хорошенькое личико светилось от радостного возбуждения.

   – Думаю, не стоит рисковать, там ужасная давка, – прошептал Перри, вопросительно поглядывая на Роберта.

   – Если мы будем держать все вместе, ничего плохого не случится.

   Роберт взял Изабеллу за руку, и они прошли вперед, а вслед за ними – Джеймс со своими близкими друзьями. Толпа расступилась перед местной знатью, и они оказались в первых рядах. Труппа странствующих комедиантов, находившаяся в Гастингсе всю прошлую наделю, появлялась то тут, то там в своих пестрых костюмах, и один из них, высокий худой человек в полосатых штанах и остроконечном колпаке на голове, загримированный под арлекина, стал танцевать с Изабеллой, закружил ее в веселом вихре, потом остановился на мгновение, пытливо вглядываясь в ее лицо, поцеловал в щеку и исчез.

   – Что за черт! – воскликнул Роберт. – Что за игру затеял этот парень? Кто он такой? Вы его знаете?

   – Нет, он мне совсем не знаком. – Но что-то в нем напоминало ей Люсьена, и она тут же рассмеялась: все это карнавал. – Не думаю, что на уме у него было что-то плохое.

   Последняя карнавальная волна медленно скатилась по склону, прошуршав по траве, и остановилась в свете дюжины факелов. Их держали так высоко, чтобы было видно огромное бесформенное чучело с трехцветным шарфом и в треуголке. Вне всякого сомнения, это был ненавистный враг – сам Бонапарт. Его приветствовали взрывом издевательского смеха и водрузили на самый верх костра. Мэр со своей великолепной золотой цепью на груди сошел с повозки, и пока лошадей уводили в безопасное место, огляделся вокруг. Затем степенно приблизился к их маленькой группе, спросил, не окажет ли мисс Венеция честь собравшимся и не разожжет ли костер.

   Венеция зарделась до корней волос и застыла в нерешительности. Толпа заволновалась. Тогда девушка выбежала вперед, сунула пылающий факел в середину кучи, и Перри Конвей сразу же оттащил ее назад, подальше от опасности.

   Наступила тишина. Толпа, затаив дыхание ждала, когда пламя охватит сушняк, потом разразилась громкими радостными криками.

   Только тогда при взметнувшихся языках пламени Изабелла снова уловила взгляд Джонти. Его глаза блеснули. Освещенные вспышкой пламени они были устремлены на Ги, который не замечал взгляда Джонти, пока тот не заговорил:

   – Я прямо-таки удивляюсь, как это у тебя хватает наглости показываться среди порядочных людей.

   Такая несправедливость возмутила Изабеллу. Она встала между Джонти и братом.

   – Оставь его в покое, – отчетливо произнесла она. – Он от тебя уже достаточно пострадал.

   – Мой брат скоро будет раскачиваться на висилице. Ты что, не знаешь? Его удавят из-за тебя и твоего брата, да из-за твоего красавчика, у которого кишка тонка выйти вперед и свести счеты.

   Ги ринулся к нему, но был решительно отстранен Робертом, который встал лицом к лицу с контрабандистом.

   – Вы случайно не меня имеете в виду? – с ледяным спокойствием спросил Роберт.

   Джонти сразу же отпрянул, но тут же опять выступил вперед.

   – Да, это вы прячетесь за спинами солдат и рвете хлеб изо рта честных людей.

   – Сомневаюсь я в вашей честности, – с иронией сказал Роберт.

   – Сомневаетесь, вот как? Господа вроде вас знают, как правильно складывать слова. А что вы дали ей за полученные сведения? Ну, скажите-ка мне. Но вы не первый. Знаете ли, были и другие, что не упустили случая.

   – Это как?

   – Да спросите ее сами, – Джонти вытянул шею и заговорил тихим гадким голосом: – Спросите ее, с кем она встречалась каждую ночь там, на болотах?

   Люди, стоявшие вокруг них, подались к костру, крича, смеясь, веселые и счастливые. И Джонти с Робертом на мгновение оказались отрезанными от остальных. Они пристально глядели друг на друга. Потом кулак Роберта рванулся вперед и с такой силой сразил Джонти, ударив в челюсть, что тот рухнул в толпу, и в то же мгновение хворост вспыхнул сплошной завесой, охватывая гротескную фигуру в треуголке.

   У возбужденной толпы вырвался торжествующий вопль, когда фейерверк заискрился снопом звезд, а пылающая головня взлетела в воздух и упала на Джонти, безуспешно пытающегося встать на колени. Женщины вскрикнули и отшатнулись, увидев, что пламя лизнуло его. Но Роберт с быстротой молнии схватил и бросил обратно в костер горящую ветку, успевшую лишь опалить рубашку контрабандиста. Один из приятелей помогал изрыгающему ругательства Джонти подняться на ноги.

   – Лучше уберите его подальше, пока ему еще больше не досталось, – резко сказал Роберт и повернулся к ним спиной.

   – Будь ты проклят! – закричал униженный Джонти, но Роберт уже собрал свою маленькую компанию и вел ее через толпу. Замыкал шествие Перри, одной рукой обнимавший Венецию, которая жалобно протестовала, желая остаться до конца.

   – Будет лучше, если мы уедем. Жалко портить вечер вульгарной дракой, – коротко заметил Роберт.

   – Я и сам могу позаботиться о себе, – сердито заявил Ги. – Я не нуждаюсь в том, чтобы дрались вместо меня.

   – Я не из-за тебя вмешался, мой милый мальчик. Но я всегда терпеть не мог задир.

   Они пробирались к каретам, а в это время фейерверк опять вспыхнул под крики и вопли толпы. Они превратились в сплошной рев, когда чучело медленно опустилось в расплавленное жерло костра.

   – Вы уже уезжаете? – удивлялся, догоняя их, запыхавшийся Джеймс. – Веселье еще только начинается.

   – Я отвезу дам в Хай-Уиллоуз, а вы можете оставаться, сколько хотите, – крикнул ему Роберт.

   Джейсону удалось вывести одну карету из ряда остальных, и они сели в нее. Перри и Венеция были так сильно поглощены друг другом, что, казалось, не замечали ничего вокруг. Неожиданно нападение Джонти потрясло Изабеллу, испортив радостный вечер. Должно быть, любопытные глаза видели ее с Люсьеном гораздо чаще, чем ей казалось, и какими бы невинными ни были их встречи, кое-кто сделал собственные выводы. Она цепенела от тоски, вспоминая, какие грубые слова были брошены в лицо Роберту. Изабелла обеспокоенно взглянула на него. Свою обожженную руку Роберт засунул за борт сюртука. Увидев это, она почувствовала себя виноватой и наклонилась к нему.

   – Очень больно?

   – Ничего. Всего лишь небольшой ожог.

   – Вам не следовало делать этого.

   – Я знаю, сколько бед может причинить огонь.

   – Позвольте мне полечить вашу руку дома. У меня есть мазь, снимающая воспаление, мне ее дала мисс Холланд.

   – Хорошо. Если вы сочтете нужным…

   Он улыбнулся ей своей теплой дружеской улыбкой, и это немного утешило девушку.

   Гостиная, в которой негромко наигрывали музыканты, сэр Джошуа и несколько пожилых джентльменов сидели за партией в вист, а дамы спокойно беседовали, казалась тихой гаванью после пребывания в гуще карнавальной толпы.

   Тетя Августа неодобрительно нахмурилась, разглядев черные пятна на дорогом платье Венеции из розового шелкового муслина. Но девушка была слишком возбуждена и горда тем, что ее выбрали зажечь костер, чтобы еще обращать внимание на недовольство матери.

   Желающим были поданы холодные закуски, и пока Венеция и Перри живо рассказывали о карнавале, Изабелла быстро сходила в свою комнату и вернулась с баночкой мази и бинтом.

   – Нет необходимости, – запротестовал Роберт.

   – Есть. – И она занялась его рукой. – Завтра будет больно. Ладонь и пальцы уже начали покрываться волдырями. Изабелла очень осторожно наложила мазь и завязала марлевым бинтом руку. – Теперь лучше?

   – Конечно. Гораздо лучше. Пойдемте вместе к столу. Мне может понадобиться помощь.

   Но она покачала головой, опасаясь возможных вопросов.

   – Мне нужно пойти к Бет, – поспешно сказала девушка. – Она весь день сидела взаперти, бедняжка.

   Изабелла побежала на кухонный двор, выпустила собаку из сарая, где та сидела на цепи, и повела ее в сад.

   Было очень поздно, и большинство фонарей уже были погашены. С моря через болота долетал свежий соленый ветер. Изабелла плотнее запахнула шаль и пошла быстрым шагом, радуясь, что может побыть одна, привести в порядок свои мысли. Она все еще не смела поверить в предложение Роберта. Это не могло быть правдой. Наверное, он шутил в своей обычной ироничной манере. Потом это грубое вмешательство Джеймса и поездка на карнавал не позволили им продолжить начатый разговор. Сначала она подумала, что он собирался предложить ей место у своей сестры, место компаньонки или еще что-нибудь в этом роде, но замужество! А что же будет теперь? Повторит ли он свое предложение после грязного оскорбления, которое Джонти бросил ему в лицо? А если повторит, то должна ли она принять его? Нет, не должна, в этом она была уверена. Ее гордость, честь старинного рода восставали против этого, даже если это помогло бы избавиться от всех трудностей и от необходимости разлучаться с Ги. Но ведь она не знала этого человека, не любила его. А что он чувствовал к ней? Сострадание, жалость к бедной девушке, которой нужно помочь? Ей никогда не приходило в голову, что он может быть влюблен. Он не был похож на Перри, всем своим поведением выражавшего обожание. Да и как можно полюбить бездомную французскую девушку, в пользу которой мало что говорило. Да еще и младший брат впридачу! Роберт, если бы захотел, мог выбрать себе невесту из самого высшего общества. Но то, что Роберт сказал, было невероятно, немыслимо. Что-то скрывалось за этим предложением, но что?

   И на секунду, когда чувства вышли из-под контроля, она представила себе лицо тети Августы: каким бы оно было, прими Изабелла это предложение, – взгляд, полный едва сдерживаемой ярости, холодное бешенство. Как же! Она, Изабелла, отверженная, презренная, выиграла приз, который ей так страстно хотелось получить для Венеции. Изабелла громко рассмеялась при одной мысли об этом.

   Она шла и шла, поглощенная своими раздумьями. Но вдруг крик какой-то ночной птицы заставил девушку очнуться, и она поняла, как далеко забрела и как поздно уже было. Луна еще не поднималась, и ни с того ни с сего Изабелле вдруг стало страшно. Что-то или кто-то тихо шел за кустами, окаймлявшими аллею. Бет зарычала. В памяти пронеслось воспоминание о дикой злобе Джонти. Не он ли притаился там и поджидал ее или Ги? Охваченная паникой Изабелла подобрала юбки и побежала обратно на кухонный двор. Совершенно запыхавшись, она прислонилась к двери и застыдилась своей глупости.

   В доме было темно. Все, должно быть, легли спать. Потом на кухне засветилась свеча, и в дверях показалась Гвенни.

   – А, вот и вы, мисс Изабелла. Я знала, что вы вышли, и ждала вас.

   – Извини. Я не сообразила, что уже так поздно.

   – Они так на карнавале будут петь и плясать до незнамо какого времени. – Казалось, девушка завидовала. – А вам понравилось, мисс?

   – Фейерверк был великолепным.

   – Мастер Джеймс только что приехал. Я слышала, как он звал Джейсона во дворе, а потом упал на ступеньках. Удивительно, как это он не разбудил хозяина! А племянница повара, эта Мэри-Джейн с ним смеялась и шутила, ну и распутница она, так я ей и сказала.

   Мэри-Джейн, бойкая, аппетитная молодая женщина, которую наняли на эту неделю, заслуживала хорошего шлепка по заднице, считала Гвенни.

   – Иди наверх, Гвенни, – прошептала Изабелла. – А я запру дверь.

   – Ничего, если я сделаю это сама, мисс? Сегодня мне не хочется спать. Все равно скоро день.

   – Ты, должно быть, устала. Я только посмотрю, есть ли у Бет вода для питья, а потом тоже поднимусь к себе. Спокойной ночи, Гвенни.

   – Спокойной ночи, мисс.

   Девушка взяла свечи и стала медленно подниматься к комнатам слуг на верхнем этаже.

   Изабелла налила воды в миску Бет и угостила ее сладким печеньем, а потом и сама отправилась в свою комнату. Она постояла немного на лестничной площадке. Этажом выше хлопнула дверь, мужской голос что-то неразборчиво бормотал, ругаясь. Изабелла улыбнулась: видно, с Мэри-Джейн не так просто сладить, как с другими девушками. Она была непростой штучкой: завлекала парней из обслуги, но потом отворачивалась от них, как раз в тот момент, когда они уже считали, что она не прочь немного развлечься. Теперь, вероятно, настала очередь Джеймса получить хорошую пощечину. Так ему и надо! Она собиралась заглянуть в комнату Ги и удостовериться, все ли у него в порядке после пережитых неприятностей, когда вдруг на лестнице появился Джеймс. Он повернул Изабеллу к себе лицом.

   – Что ты здесь делаешь так поздно, милочка? – сказал он хриплым голосом. – Направляешься в чью-то постель или только что оттуда?

   – Не дурачься, Джеймс, ты пьян, – она попыталась оттолкнуть его. – Иди проспись.

   – Не торопись, моя хорошенькая маленькая Белла. Ты ведь знаешь, как их цеплять на крючок, а? И французского пирата, и теперь этого надменного шотландца – высоко метишь на этот раз, так ведь? А как насчет благосклонности к любящему тебя кузену? – Он притянул ее поближе, и Бет предостерегающе зарычала. – Опять эта чертова сука у меня под ногами.

   Джеймс поднял ногу и сапогом оттолкнул собаку. Бет завизжала и отбежала.

   – Перестань, Джеймс, ради Бога! Ты перебудишь весь дом.

   Но он уже обнял ее за талию и пытался поцеловать, обдавая запахом бренди. Этого Изабелла не могла перенести.

   – Иди отсюда, Джеймс, оставь меня в покое.

   Но Джеймс крепко держал ее. Вцепившись одной рукой в платье, он начал целовать Изабеллу в шею.

   Площадка была узкой, а ступеньки находились всего в нескольких футах от них.

   Изабелла собрала все силы и оттолкнула Джеймса, и без того нетвердо стоявшего на ногах. Он сделал несколько шагов назад и споткнулся о Бет. Девушка попыталась удержать его за руку, однако Джеймс был слишком тяжелым и свалился с лестницы головой вниз, пролетев по всем ступенькам.

   Бесформенной кучей он лежал на полу, а Изабелла в ужасе глядела на него. Что она наделала?

   Вдруг она его убила? Нет, это было невозможно. Девушка сбежала вниз по лестнице и опустилась на колени рядом с Джеймсом. Он тяжело дышал, но голова бессильно откинулась, когда она попыталась его поднять. О Боже, что же с ним делать? Нельзя оставлять его здесь. Надо было что-то предпринять. Но что? Мысль о том, чтобы позвать дядю, она отвергла, боясь вопроса и объяснений.

   Вся дрожа, она встала на ноги. Вокруг было тихо. Наверное, все спят крепким сном после утомительного дня. Изабелла прикинула, не разбудить ли Ги, и тут ее взгляд упал на тоненькую полоску света, пробивавшуюся из-под ближней двери. Девушка не сразу вспомнила, что это должна быть комната Роберта, она сама помогала ее готовить перед приездом гостей. Наверное, он еще не спал. Не раздумывая, в надежде на помощь, она тихо прошла по коридору и постучала в дверь.

   Роберт лежал на кровати в одежде, свечи еще горели. В руке он держал книгу, но не читал. Он мысленно возвращался к событиям вечера и ругал себя, во-первых, за то, что обрушил на Изабеллу свое признание, не подготовив ее, и, во-вторых, за то, что позволил себе потерять самообладание с этим сквернословом контрабандистом: ведь такое поведение на людях могло доставить неприятности Изабелле.

   Роберт услышал быстрый стук в дверь, подождал с минуту, потом встал с кровати и подошел к двери. На него смотрела Изабелла, ее лицо было бледным и растерянным.

   – Боже милостивый, что случилось, – прошептал он.

   – Джеймс… – пролепетала она. – Мне кажется, я убила его.

   – Что?! Тсс… Спокойно, – он затащил Изабеллу в комнату. – Расскажите, что случилось.

   – Он пытался… он хотел… – Девушка так дрожала, что с трудом выговаривала слова. – Я его оттолкнула, и он споткнулся о собаку. Я попыталась его удержать, но Джеймс свалился с лестницы и теперь… не шевелится.

   – Не волнуйтесь, все будет в порядке, успокойтесь. Я пойду с вами. Где он? – Роберт взял подсвечник с двумя свечами, стоявший у кровати, и вышел с Изабеллой в темный коридор. – Держите подсвечник, пока я его осмотрю. – Роберт опустился на колени рядом с Джеймсом и повернул его к себе. Минуту спустя он посмотрел на Изабеллу. – Не беспокойтесь, он жив. Да еще как. Судя по всему, он порядочно выпил?

   – Думаю, что да.

   – Судьба милостива к пьяным, – сухо сказал Роберт. – Они удачно падают. Он набил себе шишку на голове и завтра будет мучиться от головной боли. Но это быстро пройдет. Где его комната?

   – Дальше по коридору. Как раз рядом с вашей.

   – Отлично. Пойдемте.

   Роберт был гораздо сильнее, чем казалось на первый взгляд. Он поставил Джеймса на ноги и то ли понес, то ли потащил его по коридору. Изабелла прошла вперед с подсвечником и открыла дверь в комнату Джеймса. Она откинула покрывало на кровати, и Роберт опустил Джеймса на постель.

   Вместе они сняли с него сюртук, вышитый жилет и стянули сапоги. Роберт развязал запятнанный шейный платок и расстегнул рубашку.

   – Что такое? – пробормотал ничего не соображавший Джеймс. Он находился в полубессознательном состоянии, и ему было чрезвычайно жалко самого себя.

   – Вы упали с лестницы и ушибли голову, – жестко ответил Роберт.

   Он взял льняное полотенце, которое Изабелла намочила водой из кувшина, и положил молодому человеку на лоб.

   Джеймс закрыл глаза.

   – Это все та проклятая собака, – раздраженно заявил он. – Ужасное самочувствие. Страшно болит.

   – Так и должно быть. Вам повезло, что вы не сломали себе шею. Впредь будьте осторожней и глядите себе под ноги. – Роберт набросил на него одеяло. – Переставьте таз поближе к кровати, – спокойно сказал он Изабелле. – Его может вытошнить.

   – А свет оставить?

   – Лучше не оставлять, раз он в таком состоянии. Еще сожжет весь дом.

   – С ним все будет в порядке? – с беспокойством спросила девушка.

   – Час-другой он будет жалеть, что вообще появился на свет, но не более того, – неприязненно заявил Роберт. – Уходим. Давайте оставим его в объятиях Морфея.

   Он взял Изабеллу за руку, поднял тяжелый подсвечник, и они вышли вместе, осторожно закрыв за собой дверь.

   Теперь, когда волнения были позади, она еле держалась на ногах от неожиданно подступившей слабости.

   – Успокойтесь. – Роберт обнял ее за плечи. – Не волнуйтесь. Завтра он и не вспомнит о случившемся. Будет слишком занят своими ушибами.

   Рядом с комнатой Роберта они остановились.

   – Я так благодарна вам, – прошептала Изабелла. – Не знаю, что бы я делала, если бы в тот момент вы уже спали.

   – К счастью, я не спал. После таких дней, каким был этот, мне спать не хочется. А почему вы не были в постели в столь поздний час?

   – Я выводила Бет на прогулку и задержалась дольше обычного.

   Он отвел влажные темные волосы, упавшие на лицо девушки, и нежно поцеловал ее в лоб.

   – Теперь идите спать. Завтра нам нужно будет поговорить.

   – Поговорить?

   – Да, любовь моя, поговорить.

   Он посмотрел на нее. На лице его отразились и любовь, и нежность, и благоговение. В измученной душе Изабеллы возникло огромное желание последовать за ним, уступить, сдаться, позволить ему разделить с ней груз ее забот и тревог. И как раз в этот тихий миг, когда они близко стояли друг к другу, а рука Роберта еще обвивала ее плечи, в конце коридора открылась дверь и появился сэр Джошуа в своем парчовом халате, огромный и грозный.

   – Что происходит? – спросил он гневным шепотом. – Что случилось, что за суматоха? Изабелла, что ты здесь делаешь в такое время?

   Глаза его перебегали с Изабеллы на Роберта. Он заметил отсутствие сюртука на молодом человеке и то, что у Изабеллы не слишком приличный вид. Нетрудно было догадаться, о чем подумал сэр Джошуа.

   – К сожалению, это связано с вашим сыном, сэр Джошуа, – непринужденно сказал Роберт, не делая даже попытки отодвинуться от Изабеллы. – С ним произошел несчастный случай. Упал с лестницы и ушиб себе голову. Изабелла увидела свет в моей комнате и позвала меня на помощь.

   – Он сильно пострадал?

   – Пустяки. Несколько ушибов, которые дадут о себе знать утром. Мы отвели Джеймса в его комнату и устроили как можно лучше.

   – Понятно. Иди спать, Изабелла. Я поговорю с тобой утром.

   – Да, дядя.

   Она выбежала на лестницу, где ее терпеливо ждала Бет. Закрывая дверь, она успела услышать, как дядя сурово произнес:

   – Я также должен буду объясниться с вами, лорд.

   – Разумеется. В любое время, когда вам будет угодно.

   – Отлично. Пойду взгляну на мальчика.

   Сэр Джошуа прошествовал дальше по коридору, а Роберт посмотрел наверх, где еще стояла Изабелла, и с улыбкой пожал плечами, прежде чем укрыться в своей комнате.

   Изабелла думала, что проведет ночь без сна, снова и снова перебирая в уме события дня, но, к ее удивлению, оказавшись в постели, почувствовала, что пелена усталости окутала ее так плотно, что, казалось, ничто больше не имело значения, даже хмурый взгляд ее дяди. Завтра все как-нибудь уладится.

   Она проснулась оттого, что Бет, стоя на задних лапах, лизала ее лицо и просилась выйти. Изабелла выбралась из постели, выпустила собаку и поняла, что уже позднее утро. Она быстро оделась и побежала вниз, где уже царила суета.

   Гости, оставшиеся на ночь, собирались уезжать. Пока тетя лейтенанта Конвея разговаривала с леди Бриджез, сам лейтенант ухитрился на несколько минут завладеть вниманием Венеции. Изабелле было интересно узнать, дали они друг другу обещания на будущее или нет и что могло бы получиться, если бы молодые люди обменялись взаимными обетами. Вот и сказаны слова прощания, карета покатилась по аллее. Сэр Джошуа удалился в библиотеку, и она увидела, что вместе с ним туда прошел Роберт.

   – Не стой здесь без дела, – резко сказала Изабелле тетя. – Если мы едем в Бат в конце недели, то нужно многое успеть сделать. Скажи служанкам, чтобы сразу же принимались за уборку в спальнях. А где Джеймс, что-то я его сегодня не видела?

   – Наверное, он неважно себя чувствует, – осторожно сказала Изабелла. – Гвенни собирается отнести ему завтрак в комнату.

   – Он болен? Мне пойти к нему?

   – Не думаю, чтобы это было серьезное недомогание. Он очень поздно пришел вчера ночью.

   – А ты откуда знаешь?

   – Я еще не спала и слышала, как он приехал.

   – Понятно.

   Тетя нахмурилась. Судя по всему, сэр Джошуа еще не рассказал ей о случившемся и, опасаясь, как бы не последовали еще какие-нибудь вопросы, а ей не хотелось бы отвечать, Изабелла скрылась в кухне, чтобы передать указания прислуге и поискать Бет. В любой миг дядя мог позвать ее. Что говорит он Роберту в этот самый момент? И все из-за Джеймса. Если бы она была умнее, то оставила бы его лежать на полу.

   Изабелла вышла в сад, чтобы позвать Бет, но ее нигде не было видно. Девушка не успела отойти далеко, и Мэри-Джейн прибежала за ней.

   – Хозяин вас зовет, мисс, и лучше бы вам поторопиться, потому что он злой как черт, – Мэри-Джейн пошла назад к дому рядом с Изабеллой. Лицо ее выражало живое любопытство. – Он из-за чего-то сердится. Что случилось вчера ночью? Мастер Джеймс пришел очень поздно, да? Я слышала, какой шум он устроил. У моей двери, – она хихикнула. – Что это он так себя вел, что взбрело ему в голову?

   – Тебе лучше знать, – холодно ответила Изабелла.

   Девушка покачала головой.

   – Ну не нужно быть такой надменной. Все мы любим иногда поразвлечься.

   Она поспешила уйти, а взволнованная Изабелла взбежала по ступенькам лестницы и постучала в дверь библиотеки. Вошла в комнату и остановилась. Роберт стоял спиной к окну, и лицо его было в тени. Тетя Августа рядом со столом дяди – губы плотно сжаты, на лице еле сдерживаемая ярость. Это было так похоже на то, что ей представлялось накануне, что безумно захотелось рассмеяться. Сэр Джошуа раздраженно сказал:

   – Входи, входи, милочка.

   Вероятно, он был чем-то крайне удивлен, потому что присущая ему аристократическая самоуверенность оставила его. Прежде чем заговорить, он взглянул на Роберта, потом на свою жену.

   – После того, что случилось прошлой ночью, мои слова тебя не удивят, – сурово произнес он. – Виконт Килгоур оказывает тебе честь и просит твоей руки.

   И вдруг до Изабеллы дошел смысл слов сэра Джошуа. Оскорбительное предположение дяди и ошибочное понимание чести заставили Роберта сделать ей предложение? Или он воспользовался этим, чтобы после вчерашнего отказа заставить ее выйти за него замуж? Какой бы не была правда, но в Изабелле уже восстала гордость Совиньи, из-за которой один из ее предков когда-то предпочел взойти на костер, но не отказался от своих убеждений. Она ни в чем не виновата, и ничья защита ей не нужна. Она не грешница, которую нужно срочно спасать, а человек, уверенный в своей правоте.

   Изабелла сказала твердо, ясным голосом:

   – Я благодарна лорду Килгоуру за предложение, очень благодарна, но не считаю возможным принять его.

   – Ты с ума сошла, девушка? – воскликнула тетя Августа. – Ты что не понимаешь, как тебе повезло? После того, как ты себя вела, тебе следует упасть на колени и благодарить Бога за дорованную милость.

   – А как я себя вела? Что я сделала такого, какое преступление совершила? Я знаю, как вы презираете меня и Ги. Знаю, как проклинаете тот день, когда мы пришли искать убежища в вашем доме. Каждый день, каждый час мы ели горький хлеб унижения, но больше этого не будет. Мы пойдем своим путем, мы сами о себе позаботимся, и нам не нужна ничья жалость.

   Дрожа от возмущения, она выпалила эти слова на одном дыхании и, не дожидаясь ответа, резко повернулась и выбежала из комнаты, взволнованная настолько, что едва понимала, куда идет. Дверь за ней с шумом захлопнулась, поэтому она не расслышала, как Роберт крикнул: «Изабелла!», – повернулся к сэру Джошуа и сердито сказал:

   – Черт побери, зачем вы говорили с ней в таком тоне? – А затем выбежал вслед за девушкой.

   – Не могу поверить, что это случилось с нами, – воскликнула тетя Августа. – Он не в своем уме: делать предложение этой дрянной девчонке, жениться на ней. После всех моих трудов выбрать ее, а ведь это должна была быть Венеция, – ее голос дрожал от ярости при мысли о пренебрежении к ее дочери. – Что он в ней нашел? Это выше моего понимания. Не могу я понять.

   – А я могу, – неожиданно сказал ее муж. – Я все время видел в ней что-то. Назови это колдовством, магией, как хочешь, но оно есть, и рядом с ней Венеция кажется довольно миленькой, но обыкновенной. В матери Изабеллы это было тоже. Кларисса обладала способностью очаровывать – я испытал это на себе.

   Жена не сводила с него глаз.

   – Это абсолютная бессмыслица, и как ты можешь говорить так о своей собственной дочери? Постыдился бы! – Потом она приободрилась, как бы принимая вызов. – Одно ясно: ее нужно заставить выйти за Роберта. Если мы не можем заполучить его в мужья для Венеции, то, по крайней мере, следует обернуть в нашу пользу то, что наша племянница заполучила такого выгодного жениха. Я беру это на себя.

   Однако на этот раз сэр Джошуа, хотя он редко думал о ком-то или о чем-то, что было вне его собственных интересов и интересов его семьи, воспротивился желанию жены спасти любым путем, хотя бы то, что осталось после крушения всех ее надежд.

   – Для Изабеллы это была бы отличная партия, – резко сказал он. – Но все же я не стану ее принуждать против ее воли. Ты поняла? Не дави на нее, Августа, – и тон его голоса ясно свидетельствовал о том, что на этот раз сэр Джошуа настроен исключительно серьезно.

   Выбежав из библиотеки, Роберт остановился, не зная, куда могла направиться Изабелла. Заперлась в своей комнате или ищет прибежища, как обычно, на берегу моря? Последнее показалось ему наиболее вероятным, поэтому он вышел из дома и в обход конюшен направился по тропинке, ведущей через сад к болотам. Он не переставал ругать себя за бестактность и неосмотрительность. Да, он наделал ошибок, но быстро разворачивавшиеся события подгоняли его, не оставляя времени на выбор наилучшего пути.

   Как могло случиться, что человек, способный разбираться в тончайших нюансах самых сложных областей внешней политики, умеющий давать уклончивые ответы на самые каверзные вопросы иностранцев, человек, которому по роду его тайной деятельности, не раз приходилось выпутываться из самых затруднительных ситуаций, потерпел сокрушительное поражение в деле, касающемся его личной жизни?

   Наверное, Изабелла бежала быстро, потому что Роберту пришлось пройти по всему саду, прежде чем он увидел ее. Изабелла неподвижно стояла под деревом на краю болота. Что-то темное и зловещее, похожее на чудовищный плод, свисало с его ветвей. Роберт ускорил шаг и тут испытал сильное потрясение от того, что открылось его взору. Кто-то затянул петлю на шее Бет и потом вздернул ее на высокой ветке. Собака висела с вытянутыми лапами, голова ее с вывалившимся языком беспомощно свисала на сторону. Изабелла смотрела не отводя глаз. Она так побледнела, что, казалось, вот-вот потеряет сознание.

   – Сделайте, что-нибудь, – прошептала она. – Пожалуйста, сделайте что-нибудь.

   Роберт достал небольшой нож из внутреннего кармана и с трудом перерезал толстую веревку. Он взял собаку на руки и осторожно положил на землю. Изабелла опустилась рядом с ним на колени.

   – Она, она..?

   Он встал на колени рядом с девушкой.

   – Боюсь, она мертва.

   – О Боже, кто мог сделать такое? – Дрожащими пальцами Изабелла развернула бумагу, засунутую под ошейник собаки. Корявыми печатными буквами было написано: «Так умирают все предатели». – Это Джонти мстит за своего брата. Но зачем было губить Бет? Она же никому не причинила вреда, она всех любила.

   Изабелла приподняла голову собаки и прижала к груди, сотрясаясь в рыданиях.

   Роберт молчал, ожидая, когда пройдет первый приступ горя. Потом вынул носовой платок и вложил ей в руки. Слезы текли по лицу девушки, и, казалось, она только что осознала, кто стоит рядом с ней на коленях.

   – Почему вы здесь? – спросила она.

   – Я пошел за вами, – он помолчал и потом поспешно заговорил. – Выходите за меня замуж, Изабелла. Позвольте мне увезти вас от всего этого. В тот момент она не испытывала иных чувств, кроме горя от увиденного. Она даже не смотрела на Роберта.

   – Это не из-за того, что произошло вчера вечером?

   – Нет, нет. Это здесь ни при чем. Я люблю вас, Изабелла. Можете вы поверить мне?

   – Но почему, ведь у меня ничего нет, я – никто.

   – Вы – это вы сама, вы – это все, что мне нужно.

   Получилось, что последнее оскорбление, такое бессмысленное и такое жестокое, подтолкнуло ее к Роберту. Но она должна была быть абсолютно честной. Мысль о Люсьене возникла в ее сознании, она вспомнила о времени, проведенном с ним. Тогда сам воздух, казалось, застывал в исступленном восторге. Но это было в прошлом. Следовало бы забыть о той встрече.

   Она храбро сказала:

   – Да, но я не люблю вас, Роберт. Вы должны понимать это. Он повернул ее лицо к себе. В глазах Изабеллы все еще стояли слезы. Они текли и текли по ее щекам. Он нежно вытер их пальцем.

   – Полюбите, дорогая моя, полюбите.

   Изабелла застыла неподвижно, полная какого-то ужаса перед неотвратимостью того, что пообещала. Потом она сказала:

   – Вы поможете мне с Бет?

   Роберт поднял тяжелую собаку и понес. На конюшне они нашли Джейсона. Тот был потрясен, увидев, что несет Роберт, и выругался сквозь зубы, проклиная мерзавцев, выместивших зло на безобидной собаке.

   – Я похороню ее, мисс, – мягко сказал он, – на той лужайке, где она любила греться на солнышке.

   – Спасибо, Джейсон, – бесцветным голосом произнесла Изабелла. – Я принесу ее подстилку, чтобы завернуть Бет.

   Конюх смотрел, как они уходят. Если этот немногословный парень Ян Маккай прав, то его хозяин неравнодушен к мисс Изабелле. Только бы это было правдой. Ведь он – как раз то, что ей надо. Некоторые из этих важных лондонских парней бывают с причудами. Джейсон вздохнул, положил труп собаки в тачку и пошел за лопатой.

   Роберт сказал Изабелле:

   – Нам нужно многое обсудить.

   – Не сейчас, не сейчас, пожалуйста. За последние полчаса всю ее непреклонность словно ветром сдуло. Но еще требовалось время, чтобы примириться с самой собой.

   – Хорошо, а пока у меня есть ваше обещание.

   – О, да, да.

   Он взял ее руку, поцеловал в ладонь и сомкнул ее пальцы.

   – Это, чтобы скрепить договор. Я упрямый. Легко не сдаюсь и буду настаивать, чтобы вы сдержали слово, – улыбаясь сказал он, и позволил ей уйти.

   Роберт повернул назад к конюшне. Он хотел дать парню несколько гиней и попросить его положить на могилу собаки небольшой камень с ее именем. Это было бы приятно Изабелле.

   На душе его стало невероятно легко: он почувствовал, что сможет завоевать любовь Изабеллы. Роберту хотелось забрать ее отсюда прямо сейчас, увезти в Лондон, доверить заботам своей сестры и жениться сразу же, как только это будет возможным. Но он понимал, что в его положении это почти наверняка вызвало бы скандал, а ему этого не хотелось опять же ради Изабеллы. Она и так уже достаточно настрадалась. Возникнут проблемы, Бог знает какие. Мэриан понадобится время, чтобы смириться с выбором Роберта, да и отцу тоже. Только в поддержке живущей в Гленмуре бабушки Роберт был заранее уверен. Была еще работа, из-за которой ему часто приходилось отлучаться. Но, слава Богу, через несколько месяцев будет подписан мир, и даже если он долго не продлится, у него будет передышка. А еще сэр Джошуа и его кошмарная жена! Уж они, можно не сомневаться, извлекут все возможные выгоды из этой женитьбы, и ради Изабеллы ему придется вытерпеть и это.

   Намеки Джонти он совершенно не принимал во внимание, и даже если возникало смутное беспокойство, Роберт отбрасывал его. Сейчас он не хотел об этом думать.

Глава 9

   – Выйти за него замуж! Он просит тебя выйти за него замуж! – воскликнул Ги удивленно и протяжно свистнул: – Клянусь Юпитером, это чуть-чуть нарушило планы тети Августы. Не так ли?

   – Не вижу ничего смешного, – нахмурилась Изабелла.

   – Нет, Боже мой, конечно, нет! – продолжал он, сразу же сменив тон. – Это чертовски серьезно. Когда все это случилось? Ты очень спокойно к этому отнеслась.

   – Он просил моей руки еще до поездки на карнавал.

   – И ты отказала ему.

   – Да, отказала.

   – Но почему? Ради всего святого: это же разрешило бы все наши трудности.

   – Ах, Ги, если бы ты знал, как все сложно… – она помолчала, не глядя на брата. – Потом, когда случилась эта ужасная вещь с Бет, он спросил меня снова.

   – Я не собираюсь спускать Джонти то, что он сделал. Будь я проклят, если прощу ему, – запальчиво сказал Ги. – Все эти грязные, подлые дела…

   – Нет, Ги, пожалуйста, ничего не делай. Уже и так хватает неприятностей. Бет мертва, и ничто не вернет ее назад.

   – Извини, Белла, мне правда очень жаль. Я знаю, как ты ее любила, – он замялся и смущенно проговорил: – Послушай, ты ведь выходишь за этого Эрмитейджа не из-за того, что случилось со мной? То есть, я хочу сказать, это твоя жизнь, и я не хочу, чтобы ты ради меня становилась несчастной. Ведь это я должен был бы заботиться о тебе.

   – Я знаю, милый, знаю. Ты заботился бы, если бы мог. Не только ты тому причиной, но и все, что случилось здесь в последние месяцы и теперь…

   – Это путь к спасению.

   – Да, наверное, так и есть, – медленно сказала она. – Это меня и беспокоит.

   – Это никак не связано с тем, что случилось вчера вечером, ведь так?

   Она быстро взглянула на брата.

   – А что тебе известно?

   – Ничего, вообще-то. Но я вроде слышал какую-то суету, а сегодня у Джеймса такой вид, будто он собирается кого-то убить и… я подумал, он к тебе, наверное, приставал.

   – Ну да, он заявился пьяный, и была небольшая потасовка. Джеймс упал с лестницы, и я позвала Роберта на помощь, – неохотно рассказала Изабелла.

   – Понятно, – Ги был гораздо проницательней, чем казалось его сестре, но он не стал настаивать на более подробном рассказе, а просто сказал: – Он тебе не нравится, да, Изабелла? Конечно, если он тебе не по душе, то следует отказаться. Скажи ему, что передумала, поразмыслив как следует. Я тебя поддержу.

   – Нет, не могу. Теперь не могу. Я дала ему обещание и не должна брать свое слово назад. Я только хотела бы, чтобы мы сначала уехали куда-нибудь подальше отсюда и там спокойно поженились.

   – А я не хотел бы, – сказал Ги по-детски весело, что заставило Изабеллу улыбнуться. – Ни за что на свете не упустил бы я возможности взглянуть на физиономию тети Августы, когда ты пойдешь к алтарю рука об руку с ним!


   Новость распространилась быстро. Гвенни искренне обрадовалась, как и большинство слуг, всегда готовых позлорадствовать, когда нелюбимый хозяин оказывался в проигрыше.

   Венеция с досадой заметила:

   – Боже мой, ну и хитрая же ты, скажу я тебе. Ты этого все время добивалась!

   – Нет, все получилось совершенно неожиданно.

   – Но ты довольно быстро согласилась. Прямо уцепилась за это предложение.

   – Сначала я не дала согласия.

   – О, не думай, что я тебя осуждаю, – у Венеции было плохое настроение. На самом деле она не хотела заполучить Роберта, несмотря на постоянный нажим со стороны матери. Но ей бы пригодилось то, что он мог дать ей, и ее возмущало и обижало столь явное предпочтение, отданное кузине. А ведь она привыкла считать Изабеллу ниже себя. Венеция с любопытством посмотрела на кузину:

   – А ты его любишь?

   – Я бы не согласилась выйти за него замуж, если бы он мне не нравился.

   – Почему бы и нет. И потом – это настоящая удача, так ведь?

   – Ты говоришь ужасные вещи.

   – Но это правда. А о моем бедном Перри такое нельзя сказать.

   Изабелла повернулась и посмотрела на нее.

   – Я никогда тебя не спрашивала, но скажи, как ты относишься к Перри Конвею, Венеция?

   – Не знаю. Я не уверена в своих чувствах, – с сомнением ответила она. – Когда я с ним, мне очень хорошо. Знаешь, Изабелла, он снова просил у папы моей руки и получил отказ. Папа сказал ему на этот раз, что, если Перри будет настаивать, нам запретят встречаться или писать друг другу. А мне кажется, я этого не перенесу. Понимаешь, – продолжала Венеция в неожиданном приливе откровенности, – отец Перри умер в прошлом году, и его старший брат унаследовал фамильные владения в Уилтшире, поэтому у него только и есть что небольшое содержание и жалованье морского офицера. Его тетя обещала сделать Перри своим наследником, но если я не послушаю папу и убегу с Перри, он не даст мне ни пенни. И пока леди Равенсвуд не умрет, мы должны будем жить в крохотном домике или снимать жилье в Портсмуте, или Чатеме, или еще где-то со всеми остальными женами моряков.

   – Если ты его любишь, разве этого недостаточно?

   – Тебе легко говорить, у тебя никогда ничего не было, и ты знаешь, как жить, довольствуясь малым. А я – другое дело. Ах, почему столько несправедливости в жизни! Почему все не наоборот? А ты бы вышла за Роберта, не будь он сыном графа?

   – Да, думаю, что вышла бы, – задумчиво проговорила Изабелла.

   – А теперь именно ты станешь богатой, а у меня ничего не будет.

   – Разве ты не веришь в будущее Перри? В один прекрасный день он может получить звание адмирала.

   – Да, особенно сейчас, когда идут разговоры о мире! Ему придется сидеть на половинном жалованье. – На секунду девушки, казалось, сблизились, потом Венеция коротко, деланно рассмеялась: – А ладно, мама говорит, что на свете полно других мужчин. Думаю, она права. Может быть, когда ты станешь высокочтимой дамой, представишь меня кому-нибудь из них.

   – Ты не станешь меня ненавидеть за это, Венеция?

   – Мне не следовало бы ненавидеть тебя, не хотелось бы ненавидеть, – потом она неожиданно разразилась слезами и выбежала из комнаты, хлопнув дверью.


   Три дня спустя в доме на Арлингтон-стрит Мэриан держала в руках толстый конверт, надписанный рукой брата, – его вечером доставил Ян Маккай. Пальцы Мэриан нервно дрожали, когда она вскрывала письмо. Первый же взгляд на страницу, исписанную убористым почерком, подтвердил ее худшие опасения.

   «Моя дорогая Мэриан, – писал Роберт. – Хочу, чтобы ты первая узнала хорошую новость. Изабелла согласилась стать моей женой».

   – Нет, – громко воскликнула Мэриан. – О нет, я не верю! – она взглянула на конюха, с тревогой взиравшего на нее. – Ты бы пошел на кухню, Ян, – быстро сказала она. – Тебе нужно поесть после долгой дороги.

   – Я должен привезти хозяину ответ, леди.

   – Хорошо, я напишу ответ. Позже. Вряд ли ты сможешь вернуться сегодня вечером, выедешь завтра рано утром.

   – Слушаюсь, мисс Мэриан.

   Она остановила его на полпути к двери.

   – Какое настроение было у мистера Роберта, когда ты уезжал?

   – Наилучшее, мисс. Никогда не видел его настолько довольным собой.

   – Понятно, хорошо. Иди теперь поужинай.

   – Пойду. Спасибо, леди.

   Мэриан продолжала читать письмо в смятении чувств:

   «Я вложил в конверт письма для отца и бабушки, – продолжал Роберт. – Будь так добра, отправь их с лондонской почтой. Я должен остаться здесь на несколько дней, так как кое-что нужно обсудить с сэром Джошуа. Леди Бриджез настаивает на всяческих приготовлениях и собирается привезти Изабеллу в Лондон за подвенечным нарядом, хотя, видит Бог, я женился бы на ней, будь она хоть в рубище».

   – О, Роберт, ты сошел с ума, – прошептала Мэриан. – Совершенно обезумел!

   «Я настаиваю, чтобы свадьба состоялась, самое позднее, в конце сентября. Ты согласна, моя дорогая сестра? Я хочу, чтобы ты была так же рада этому событию, как я сам».

   Его радость была очевидна, но у Мэриан оставались сомнения. Она позвала служанку и строго приказала ей отправить письма в Шотландию с вечерней почтой, затем погрузилась в сочинение ответного письма. За этим занятием и застал ее Дэвид Фрезер, только что вернувшийся из Кента и пребывавший в отличном расположении духа.

   – Ты опоздал, – укоризненно сказала она, когда Дэвид поздоровался. – Они обручились.

   – Поклянись Георгом!

   – И уже через шесть недель поженяться.

   – Хотя я вовсе не удивлен. Увидев их вместе, я понял, что сроду не знал более одуревшего от любви мужчину.

   – Ему известно, что ты там был?

   – О Боже, конечно, нет. Дело происходило на карнавале, а у меня тоже немалый опыт в переодевании. Какой-то грубиян, рыбак с виду, бросил ему несколько оскорбительных замечаний, так Роберт врезал ему таким великолепным аперкотом, что парень упал как подкошенный. Это мне напомнило, как мы когда-то с ним боксировали, оспаривая звание чемпиона.

   – Так как насчет девушки? – нетерпеливо спросила Мэриан.

   – Ну с нею я не беседовал, но в округе о ней хорошо отзываются. Сэра Джошуа считают старым скрягой, злым дядюшкой, можно сказать. А она – многострадальная девица, но выглядит достойно. Не похожа на всех остальных и одета, как школьница, но ее глаза забыть невозможно. Потрясающей красоты девушка. А уж я-то повидал красавиц, ты ведь знаешь!

   «Таковы все мужчины, – неприязненно подумала Мэриан. – Всегда судят поверхностно, даже Дэвид, каким бы умным он ни был». Несомненно девица была хитрой интриганкой, изображающая из себя несчастную жертву. Как же умело вонзила она коготки в ее ослепленного любовью брата!

   К сожалению, их первая встреча почти не изменила сложившееся у Мэриан мнение. Однажды в полдень или чуть позже леди Бриджез явилась с визитом, прихватив с собой Изабеллу. К несчастью, Роберта не было дома. Утром его вызвали на срочное заседание.

   – Будь с нею мила, – сказал он сестре перед уходом. – Будь доброй. Она станет очень смущаться и робеть при встрече с тобой.

   «Да уж, конечно!» – сказала Мэриан сама себе, в самом мрачном расположении духа ожидая прихода гостей. Одетая в строгое элегантное платье из синего шелка, с единственным украшением – бриллиантовыми серьгами в ушах – Мэриан выглядела такой суровой и недоступной, что Изабелла струхнула. Это была сестра Роберта, о которой тот говорил с таким теплым чувством и с которой она надеялась подружиться.

   Изабелла сразу же поняла, что ее встречают с неприязнью, и в результате держалась скованно и говорила мало. Если Мэриан заранее настроена против нее, то она не собиралась лебезить перед ней.

   Изабелла провела ужасную неделю, в течение которой ее таскали от портнихи к портнихе. Тетя Августа, посещая знакомых, медоточиво расписывала предстоящую свадьбу, чем вызывала у Изабеллы желание провалиться сквозь землю.

   – Эти молодые люди, знаете, любовь с первого взгляда… Это так романтично. Милый Роберт ни о чем не хочет слышать, только бы поскорее жениться. Мы все так bouleverse[10] этим, правда, Изабелла?

   А дома давали Изабелле понять, как жаль каждого пенни, истраченного на нее. Ведь не Венеция оказалась в центре предстоящего события. Дочь будет всего лишь подружкой невесты, и это невыносимо угнетало тетю Августу.

   «О Боже, – думала уставшая Изабелла. – И зачем только я согласилась на эту свадьбу?» Если бы они могли спокойно уехать куда-нибудь? Единственное, что как-то примиряло со всем этим, это то, что Роберт был так же недоволен суматохой, как и она. Но мужчине легче: он мог пойти в клуб, к друзьям, в то время как ей приходилось терпеть недоброжелательные взгляды, полные неприкрытой зависти, колкости Венеции, постоянные укоры тети Августы.

   Сейчас же леди Бриджез говорила о Роберте так льстиво, что Изабелла, видя, как кривятся губы Мэриан, гордо отстранялась, все больше замыкаясь в себе.

   Был только один момент за весь этот ужасный день, когда искра симпатии могла промелькнуть между Мэриан и Изабеллой.

   Чаепитие было окончено. Собираясь прощаться, они уже встали, когда слуга без предупреждения открыл дверь и в комнату вбежали два маленьких спаниеля.

   – Ой, какие они милые! – воскликнула Изабелла и, не обращая внимания на свое платье из бледно-голубого муслина, опустилась на колени и обняла собачек, нежно лаская их. – Роберт мне о вас все рассказал.

   Тете Августа резко оборвала ее:

   – Изабелла, о чем ты только думаешь? Простите ее, леди Мэриан, но моя племянница так любит собак!

   – Да это заметно, – ответила Мэриан, в то время как Изабелла поднималась на ноги, расправляя помятое платье, а собачки прыгали уже у ног своей хозяйки. – Эдуард только что привел их с прогулки. Надеюсь, они не испачкали вам платья?

   – Нет, ничего. Как их зовут?

   – Роланд и Оливер.

   – Из «Песни о Роланде?» – замечательно. Когда мы были детьми, папа читал ее нам.

   – Это мой брат так назвал их. «Несносная девица пытается продемонстрировать свои литературные познания». – Вспыхнувшая на мгновение искра симпатии быстро погасла.

   Позже, в карете по пути домой тетя Августа сказала:

   – Должна признаться, что не завидую я тебе. Сухая и чопорная, эта его сестрица. Нелегко тебе будет поладить с нею, девочка моя, вот что!

   «О, как бы вам это понравилось», – подумала Изабелла. Тетя надеялась, что ее замужество не будет счастливым, но Изабелла этого не допустит.

   – Роберт очень любит свою сестру, – непринужденно сказала она. – Кажется она обожает собак, так что мы найдем общий язык.

   Леди Бриджез фыркнула:

   – Собаки! Ладно, это уже твои трудности, тебе с ними и справляться.

   Они обвенчались в начале октября в старинной церкви Лидда. По настоятельной просьбе невесты обряд осуществил преподобный Гильберт Холланд. Он был в своем лучшем кружевном стихаре поверх новой черной шелковой сутаны.

   За несколько дней до этого было подписано предварительное мирное соглашение. Ликующие толпы еще заполняли улицы Лондона, а почтовые кареты, украшенные гирляндами из лавра, разносили радостную весть по городам и деревням всей страны.

   Суровые серые стены, могила сэра Уолтера Менила, вернувшегося-таки однажды в свой продуваемый ветрами замок на болотах из крестового похода, солнце, заглядывающее за высокие стены, – очень редко наблюдалось здесь собрание столь высоких гостей. Августа Бриджез оглядывалась вокруг с чувством удовлетворения. Хотя временами лицо ее омрачалось: не давало покоя сожаление о том, что не ее дочь будет стоять у алтаря.

   На Августу произвело впечатление то, какое уважение было оказано Роберту. Немногие семьи графства Кент могли бы собрать столько знатных гостей на деревенскую свадьбу. В боковом приделе стоял премьер-министр Генри Аддингтон. Неуклюжий как на службе, так и в быту, он постоянно ронял молитвенник. Рядом с ним, нахмурившись, – лорд Хоуксбери. Он и подписал тот самый вожделенный мирный договор. Генри Дандас, румяный, жизнерадостный, с плутоватым взглядом стоял рядом со своим веселым другом и собутыльником Уильямом Питтом – высоким крупным мужчиной с длинным лошадиным лицом. Вид у него был рассеянным. И самый важный гость, присутствие которого вызывало живейшую зависть, настоящий герой собственной персоной – Гораций Нельсон, небольшого роста, хрупкий, в своем великолепном мундире со сверкающими на груди звездами и орденами за выигранные сражения. Правый рукав его сюртука был заправлен внутрь, один глаз закрывала черная повязка. «Как это он еще не привез с собой Эмму!» Церковь была полна людей в армейских и морских мундирах, и такое блистательное общество внушило Изабелле настоящий ужас, когда она оказалась на крыльце церкви рука об руку со своим братом.

   Ему пришлось добиваться права вести ее к алтарю.

   – Дядя твой защитник, – бушевала тетя Августа. – Это он отдает тебя из семьи.

   – Ги – граф де Совиньи, он представляет моего отца, – упрямо сказала Изабелла, а Роберт предложил компромисс. Сэр Джошуа будет стоять у алтаря, а Ги поведет ее по церкви.

   Панический страх охватил вдруг Изабеллу, когда она заглянула в длинный церковный неф, в конце которого ее ждал Роберт со своим другом Дэвидом Фрезером. Роберт вдруг показался ей совсем чужим. Последние несколько недель прошли в суете приготовлений, но теперь девушка оказалась лицом к лицу с реальностью. Она отдавала себя в руки человека, которого по-настоящему не знала. Он дал обещания, но мог и не выполнить их, он тот, кто будет владеть ее телом и душой до конца ее жизни. У Изабеллы возникло безумное желание бросить букет, сорвать с себя фату и бежать прочь от церкви по болотам и дальше к морю, чтобы оставаться свободной. Ее рука на локте брата так сильно задрожала, что Ги повернулся к ней.

   – Что случилось? – прошептал он.

   – Ничего. – Но паническое настроение не оставляло Изабеллу, и ноги ее были словно налиты свинцом, она не могла сдвинуться с места.

   – Белла, – торопливо проговорил Ги, – пора.

   – Да.

   Изабелла глубоко вздохнула, и они пошли вперед.

   Гости нетерпеливо всколыхнулись, поворачивая головы, чтобы разглядеть ее лицо под прозрачной фатой. Ходили всякие слухи, даже скандальные. Все знали, что лорд Гленмур впал в ярость из-за того, что его единственный сын осмелился так поспешно жениться, не испросив его согласия, и отказался приехать на свадьбу из Шотландии. Заправляли всем эти напористые люди – Джошуа и Августа Бриджез.

   О чем только думал Роберт Эрмитейдж, беря в жены девчонку-француженку без гроша в кармане и с сомнительным прошлым, о которой никто никогда раньше не слышал? Она была кем-то вроде служанки в доме дяди, а брат – помощником конюха или еще хуже, хотя по его виду не скажешь. Или он соблазнил ее, а теперь расплачивается за это? Конечно, Роберт слишком умен, чтобы пойматься на таком деле. Да и не похоже на то – девушка стройна, как ветка ивы. Но что-то должно быть здесь не так!

   Самые разные неприличные предположения передавались от одного гостя к другому. Кое-какие сплетни исходили от модно одетой женщины, сидевшей рядом с высоким худым джентльменом, похоже, французом. Он с нескрываемым любопытством разглядывал гостей через лорнет в золотой оправе. Лейла Вернон, вдова адмирала сэра Хью Вернона, никогда не оставляла надежды вернуть Роберта в свою постель. Любопытные глаза под аккуратно выщипанными бровями изучали лицо новобрачной, когда та шла из ризницы под руку со своим мужем. Бледное лицо, окаймленное облаком темных волос, большие глаза с шелковистыми ресницами, касавшимися щек, стройная, как лилия, и очень юная, – Лейла сразу же почувствовала каждый год из своих тридцати восьми лет.

   Мэриан тоже внимательно смотрела на проходивших мимо новобрачных и впервые невольно признала, что, может быть, Дэвид и прав. Девушка в платье из белого сатина, расшитого жемчугом, обладала редкой красотой. Мэриан подумала об Ундине, речной деве, которая стала простой смертной и принесла горе и себе, и своему возлюбленному. Изабелла тоже казалась неземной, непохожей на простых смертных. Мэриан, сердясь, одернула себя: «Эта молодая женщина как раз была очень похожа на обычную женщину и, очевидно, прекрасно знала, какое впечатление производит на окружающих». Сама Мэриан отказывалась признаться даже самой себе, что частично ее неприязнь была вызвана жгучей ревностью к девушке, с такой легкостью похитившей сердце ее любимого брата.

   Рядом с церковью толпились крестьяне, пришедшие со всего болотистого края. Это было редкое зрелище, и они не собирались упустить ни единой минуты церемонии, хотя с моря дул холодный ветер, а прохудившиеся сапоги промокли еще со вчерашнего дождя. Когда в дверях появилась Изабелла, раздались радостные крики. Дети под руководством мисс Холланд собрали последние полевые цветы и осыпали ими новобрачных, когда те спускались по ступенькам. В то время как старшие подталкивали друг друга локтями, споря, кто есть кто среди гостей, каких им сроду не довелось бы увидеть, если бы не свадьба Изабеллы.

   Возникла даже давка, когда зеваки стали отталкивать друг друга, чтобы получше все разглядеть. Роберт и Изабелла направились к карете, где их поджидал Джейсон с кнутом, украшенным бантом из белого сатина. Небольшая группа мужчин стояла поблизости. Один из них с ухмылкой выкрикнул:

   – Троекратное «ура» французской шлюхе и ее красавчику!

   На мгновение установилось ледяное молчание, за которым последовал такой возмущенный окрик собравшихся простых людей, что наглецы сочли за лучшее раствориться в толпе, а Роберт с невозмутимым спокойствием помог жене сесть в карету. Он крепко сжимал ее руку, в то время как Джейсон подгонял лошадей, и они катили прочь в сопровождении других карет и длинной вереницы крестьян, направлявшихся в Хай-Уиллоуз, где по случаю торжества их должны были угощать хлебом, мясом и элем.

   Значительная часть именитых гостей, к большому разочарованию Августы, осталась ненадолго: только чтобы выпить бокал шампанского, поздравить счастливую пару, дружески похлопать Роберта по спине и смачно, как это сделал Генри Дандас, поцеловать новобрачную.

   – Я знал Роберта, когда он еще ходил в коротких штанишках, – заявил он в своей обычной насмешливой манере. – Вам повезло, юная леди, не забывайте об этом.

   – Не забуду, поверьте, не забуду.

   – Хорошо, хорошо.

   Изабелла обнаружила, что ей гораздо легче говорить с мужчинами, коллегами ее мужа, чем с их высокомерными женами, колкие замечания и любопытные глаза которых не упустили ничего из ее внешности. Осмотрев Изабеллу с головы до ног, они составили о ней мнение, как о простушке.

   Наконец в поздравлениях наступило временное затишье. Роберт куда-то отлучился, и на какое-то время она осталась одна у окна, с удовольствием ощущая прикосновение прохладного воздуха к своим пылающим щекам.

   – Нас не представили друг другу, – шелком заструился голос у ее плеча, – но на правах старой дружбы с Робертом, я считаю своим долгом поздравить вас. – Изабелла обернулась и увидела Лейлу Вернон, элегантную, великолепно одетую даму. Лейла улыбалась ей. Позвольте вам представить шевалье Рауля де Сен-Джорджа, – продолжала она. – Он ваш соотечественник и жаждет познакомиться с вами. Рауль, это – молодая жена Роберта, в девичестве Изабелла де Совиньи.

   – Enehante, madame.[11] – Он склонился к ее руке. – Впервые я оказался в этой части страны, но не так давно у моего юного племянника случилось забавное приключение здесь на болотах.

   Темные глаза на удлиненном лице изучающе смотрели на нее, тонкие губы слегка кривились в сардонической усмешке. Сердце Изабеллы замерло.

   – Вот как. Что за приключение?

   – Кто знает? Он предпочитает держать это в тайне.

   Говорил ли он о Люсьене? Наверное, так и есть. А что за историю сочинил Люсьен о ней?

   Потом рядом появился Роберт и холодно произнес:

   – Не ожидал увидеть вас здесь, шевалье. Я всегда считал, что английская деревня для вас малопривлекательна.

   По ледяному тону его голоса Изабелла поняла, что этот француз Роберту не нравился.

   – Верно, верно, – последовал непринужденный ответ. – Но я получил очень настойчивое приглашение сопровождать одну вашу близкую знакомую и не мог отказать ей в просьбе.

   – Дорогой Роберт, я не могла упустить возможность поздравить тебя и новобрачную, – сказала Лейла и, подавшись вперед, поцеловала его в щеку. – Как же давно ты не навещал меня, скверный мальчишка.

   Впервые Изабелла увидела Роберта слегка смущенным. Он скованно ответил:

   – Ты прекрасно знаешь, что моя работа оставляет мне мало времени для пустого времяпрепровождения. А теперь прошу нас извинить, некоторые из гостей уезжают, и мы должны попрощаться с ними.

   Он взял Изабеллу за руку и увел.

   – Эти двое тебя расстроили? – резко спросил он.

   – Нет, не то чтобы расстроили, но я не могу сказать, что они мне очень понравились. – Она оглядела собравшихся: лица гостей слегка разрумянились после застолья. – Роберт, нельзя ли нам уехать прямо сейчас? Так хочется сбежать от всего этого.

   – Ты, правда, хочешь уехать?

   – Да, да, пожалуйста.

   Она вдруг испугалась того, что, как ей стало известно, должно было произойти: старинный обычай укладывания в постель жениха и невесты уже давно не соблюдается, но Джеймс и его дружки, напившись, несомненно начнут отпускать непристойные замечания, грубые шутки, неприличные смешки.

   Роберт не одобрял эти сельские обычаи и был рад выполнить ее просьбу.

   – Хорошо, если ты так желаешь. Я поищу Дэвида, он позаботиться о карете для нас.

   – Я пойду переоденусь, – поспешно сказала Изабелла. – Гвенни мне поможет. Мы выйдем незаметно через садовую калитку рядом с кухней.

   – А нас не заметят?

   – Гвенни позаботится, чтобы мы уехали незаметно.

   Они составляли план действий, как двое заговорщиков.

   – И что это вы вздумали вот так убегать, – шептала Гвенни, осторожно вешая белое сатиновое платье на стул и помогая Изабелле надеть новое платье из тонкого голубого рубчатого шелка с кружевными оборками у ворота и на рукавах. Она взяла тяжелый бархатный плащ и набросила ей на плечи. Изабелла обернулась и крепко обняла Гвенни.

   – Гвенни, – порывисто сказала она, – если мой муж согласится, не хотела бы ты приехать ко мне попозже и быть моей личной горничной?

   – Я? Поехать в Лондон? – воскликнула Гвенни. – Что я буду делать в таком огромном городе?

   – То же самое, что и здесь. Только там будет лучше.

   – А эта леди Мэриан, сестра его светлости, ей это не понравится, – засомневалась Гвенни.

   – Теперь я его жена. Мне решать. Ну, а сейчас, я побежала. Он меня ждет. Никому ни слова.

   – Вы мне не доверяете, мисс? – спросила повеселевшая Гвенни.


   Никогда не терявшийся в подобных обстоятельствах Дэвид уже ждал их в саду.

   – Карета стоит в глубине подъездной аллеи. Пробирайтесь через кусты, чтобы вас не заметили.

   Это была не фамильная карета, в которой приехали Роберт и Мэриан, а собственный небольшой кабриолет Дэвида с Яном Маккаем на месте кучера.

   – Куда ехать, сэр? – спросил он.

   Сейчас они были больше похожи на парочку, убегающую к шотландской границе, чем на благопристойно обвенчавшихся несколько часов назад молодоженов.

   – Может быть, я никогда не вернусь сюда снова, – прошептала Изабелла. – Ты не подумаешь, что я ненормальная, если я попрошу разрешения в последний раз взглянуть на море?

   Здесь она находила убежище, сюда прибегала с Бет, здесь он впервые увидел ее, встающую, как Афродита, из морских волн. Он улыбнулся, вспомнив этот романтический образ.

   – Почему бы и нет? Ян, поезжай к «Кораблю на Якоре» и подожди нас там. Мы немного прогуляемся.

   – Хорошо, сэр.

   Дул холодный соленый ветер, но лучи октябрьского солнца еще пробивались сквозь облака, и разливалось теплое янтарное сияние, какое иногда окрашивает дни ранней осени. Воздух благоухал прямым запахом опавших листьев и легким дымком горящего дерева.

   Они молча шли, держась за руки. Вдруг Изабелла остановилась. За маяком виднелись очертания лачуги, где она провела столько восхитительных часов, слушая рассказы Люсьена. Казалось, она снова видит этого бесшабашного красавца, снова чувствует его поцелуи. Ей даже захотелось рассказать всю эту историю, излить душу Роберту, но она еще так мало знала о Люсьене и о той скрытой стороне жизни человека, за которого вышла замуж, что не смогла выговорить ни слова. Тогда Изабелла еще не понимала, как сильно будет жалеть впоследствии, что промолчала. Она решительно повернулась к Роберту.

   – Поедем?

   – Ты счастлива?

   – Конечно.

   Он посмотрел ей в лицо, неизвестно почему встревоженное, затем наклонился и поцеловал. Потом они пошли к поджидавшей их карете.

Глава 10

   К девяти часам вечера они добрались до Кентербери, сменив лошадей в Эшфорде и промчались остаток пути галопом сквозь сгущающуюся темноту. «Золотой лев» был приличной старинной гостиницей. Вероятно, в средние века она давала кров пилигримам Чосера. Роберт выбрал ее умышленно. Эта гостиница находилась в стороне от дороги на Лондон, и никто не догадался бы искать их здесь. Владелец гостиницы вполне соответствовал хорошей репутации своего заведения. И даже если при взгляде на небольшую дорожную сумку дамы, у него мелькнула мысль, что они могли оказаться парой, спасающейся бегством, никаких вопросов он не задал. Он просто показал им номер, состоявший из гостиной и примыкающей к ней спальни, и почтительно осведомился, не желают ли гости отужинать.

   – Ты голодна, любовь моя? – спросил Роберт.

   И Изабелла, которая едва прикоснулась к завтраку в шесть часов утра и почти ничего не ела весь этот длинный утомительный день, вдруг поняла, что умирает от голода.

   Зажгли огонь в камине, чтобы прогнать вечернюю прохладу, и оказалось, что комната с темными панелями и бордовыми гардинами выглядит очень уютно. Они поужинали без особых церемоний нежной телятиной, жареным цыпленком с овощами, выращенными на гостиничном огороде, восхитительным фруктовым пирогом с кремом. Изысканный вкус Роберта был вполне удовлетворен превосходным кларетом из хозяйского погреба.

   Изабелла поела, и напряжение ее спало. Она смеялась вместе с Робертом над событиями прожитого дня, над его едкими замечаниями в адрес некоторых людей, которых она видела впервые в жизни, и над предполагаемой реакцией тети Августы на их внезапное исчезновение. Потом вошла горничная и сказала, что в спальне зажжен камин, багаж леди распакован, и спросила, не требуется ли ее помощь в приготовлении ко сну.

   – Нет, – быстро сказала Изабелла. – Нет, спасибо. Я сама справлюсь.

   – Слушаюсь, леди.

   Девушка сделала реверанс и вышла, лукаво взглянув на Роберта. В коридоре послышался ее веселый смех.

   – Иди сначала ты, – сказал Роберт, открывая дверь в спальню и пропуская Изабеллу. – Я приду позже.

   Она медленно разделась, тщательно сложила каждый предмет туалета, поежилась в своей тонкой сорочке, потом опустила лицо в таз с водой. Белая ночная рубашка, отороченная кружевом, делала ее похожей на школьницу, юную, невинную, непорочную. Такой Роберт и увидел ее, когда вошел: дрожа, с выражением испуга на лице, она стояла рядом с огромной кроватью с пологом на четырех столбиках. Он успел раздеться в смежной комнате. Халат из шелковой парчи не был запахнут, и Изабелла, еще сильнее испугавшись, закрыла глаза, хотя однажды она уже видела обнаженного мужчину – Люсьена. Такой же ужас был на лице одной девушки, когда какой-то негодяй насиловал ее. Это давнее неприятное воспоминание о случайно увиденном временами все еще преследовало Роберта. Он закрыл дверь и подошел к Изабелле, обнял ее за плечи и повернул ее лицо к себе, приподняв за подбородок.

   – Не нужно бояться, я тебя не обижу.

   Он опустил Изабеллу на постель, потом потушил свечи, сбросил халат на стул и скользнул под льняные простыни к ней. Роберт нежно ласкал Изабеллу, пока дрожь не прошла и пока она не расслабилась, прижавшись к нему. Остро чувствуя ее настроение, он понимал, что не пробудил в ней ответного трепета, поэтому держал свои чувства под контролем, не давая выхода жгучему желанию, охватившему его, что бы не испугать и не расстроить Изабеллу. Он не знал, что однажды она уже испытала головокружительный наплыв страсти, и, может быть, было бы лучше для обоих, если бы он позволил своим чувствам выплеснуться и поднять их на высоту блаженства.

   Утром они отправились в Лондон и последующие четыре дня провели на Арлингтон-стрит. Мэриан из деликатности осталась погостить в имении друзей за городом, и Роберт с разочарованием и грустью понял, что на данный момент его отношения с женой больше напоминали отношения старшего брата и очень им любимой младшей сестры, чем отношения новобрачных в свадебном путешествии. Изабелла нервничала, вела себя неуверенно, обходя дом и пытаясь познакомиться со слугами. Те же смотрели на нее с любопытством, не понимая эту молодую женщину, непохожую на привычных им самоуверенных молодых дам.

   Роберт был гораздо больше привязан к своему отцу, чем ему казалось, и решил, что глава семьи должен принять и одобрить его выбор. Поэтому они отправились в Шотландию, проведя всего несколько дней в Лондоне. В Лондоне он снисходительно позволил таскать себя по Тауэру, рассматривал там с подобающим ужасом плаху палача, кормил ворон, глазел на каменных львов, исследуя пыльные могилы в Вестминстерском аббатстве. Он поднимался на самый верх собора Святого Павла и испытал чувство ужасного головокружения при виде раскинувшейся перед ними панорамы, в промозглую погоду простоял вечером несколько часов в парке Сент-Джеймс, наблюдая за фейерверком, устроенным явно преждевременно, так как до окончательного подписания мирного договора было еще далеко.

   Во многих отношениях они прекрасно ладили. У них были одни и те же интересы, они смеялись над одним и тем же и каждый день открывали что-то новое друг в друге. Скоро Изабелла поняла, что под спокойными сдержанными манерами Роберта скрывалась большая внутренняя сила, которая вела за собой, внушала уважение, распространявшееся и на нее. После жизни в постоянном унижении неудивительно было, что она наслаждалась заботой и вниманием, которым Роберт окружил ее.

   Ян Маккай должен был сопровождать их в путешествии в Шотландию, а от горничной, которую Мэриан ей назначила для оказания услуг, Изабелла наотрез отказалась.

   – Я не высокопоставленная дама, – сказала Изабелла. – Вполне могу делать все сама. Кроме того, она смотрит на меня сверху вниз, Роберт. Потому что я не похожа на всех остальных, а мой отец не был герцогом. Это я прочитала в ее глазах. С нею я всегда буду чувствовать себя скованно. Если я и должна иметь кого-нибудь в услужении, то мне хотелось бы, чтобы это была Гвенни. Ты не против того, чтобы Гвенни приехала к нам в Лондон?

   Роберт сомневался, сможет ли простая деревенская девушка поладить с заносчивыми лондонскими слугами.

   – Ты думаешь, она захочет оставить Хай-Уиллоуз?

   – Она поедет за мной, куда угодно. Гвенни стала моим другом еще в то время, когда я только приехала из Франции. Ну, пожалуйста, Роберт.

   Она почти ни о чем не просила его.

   – У тебя будет все, что ты захочешь, моя дорогая. Я попрошу Мэриан уладить это дело в наше отсутствие.


   Впервые с тех пор, как они покинули свой родной дом во Франции, Изабелла не беспокоилась за брата. Хотя однажды, перед их женитьбой Ги неожиданно проявил свой трудный характер.

   – Виконт Килгоур, вы мой зять, – с резкой прямотой заявил он. – Но у меня нет намерения злоупотреблять вашим великодушием и висеть у вас камнем на шее. Для меня уже вполне достаточно того, что вы заботитесь о Изабелле. Я себе и сам могу пробить дорогу.

   – У меня нет ни малейшего намерения позволить тебе стать обузой, – последовал жесткий ответ Роберта. – Но я и не собираюсь допустить, чтобы твоя сестра постоянно беспокоилась за тебя, как это было в последние несколько месяцев. Позволь мне сказать, что ты еще слишком молод и недостаточно подготовлен к будущей деятельности, и, мне кажется, я могу тебе помочь в этом.

   И Ги был оставлен на попечение Дэвида. Ему предстояло пройти напряженный курс иностранных языков и политической истории, после которого Роберт мог обеспечить ему низший пост в своем департаменте, что дало бы молодому человеку вожделенную независимость. Роберт никогда не одобрял раздачу прибыльных и нехлопотных должностей друзьям или родственникам, но, с другой стороны, он принимал во внимание болезненную гордость юноши и считал, что тот будет полезен в рабстве его собственного департамента.

   – Поосторожнее с ним, – доверительно попросил он Дэвида. – Если ты примешь покровительственный тон, он вцепится тебе в горло.

   – Будь спокоен. Я не стану затягивать удила. – Дэвид с любопытством глянул на своего друга. – Никогда не видел тебя в роли отца семейства.

   – Удивлен? Всему свое время, – непринужденно сказал Роберт, на том разговор и закончился.

   Долгое скучное путешествие в Гленмур, которое Роберт был вынужден предпринимать каждый год с тех пор, как отец отказался посещать его в Лондоне, неожиданно превратилось в удовольствие. Изабелла восторгалась всем, что видела впервые. Ей все было интересно, и даже Роберт на многие самые обычные вещи стал смотреть другими глазами. Она никогда не ворчала после утомительного дня, проведенного в дороге, ее не огорчали досадные простои, она не сердилась, если гостиница оказывалась не такой комфортабельной, как хотелось бы, постель – жесткой, а пища – грубой. Она все воспринимала с радостью и весельем как часть нового приключения.

   Дня два они провели в Йорке, чтобы осмотреть Минстер и побродить по старинным городским улочкам. Еще остановились на границе. Изабелле было интересно узнать, сколько влюбленных пренебрегли английскими законами, чтобы соединить свои судьбы.

   – Однажды Венеция сказала, что они с Перри тоже подумывали о Шотландии. Хотя вряд ли она решилась бы на это, да и Перри слишком благоразумен.

   – Она могла бы и уговорить своего папу, насколько я ее знаю.

   – Бедная Венеция надеялась получить тебя, а осталась ни с чем. Роберт, нельзя ли сделать что-нибудь для Перри Конвея? Назначить его капитаном какого-нибудь корабля?

   – Моя дорогая девочка, я не всемогущ, и мое влияние не распространяется на назначения в военно-морском флоте. Генри Дандас мог бы помочь ради старой дружбы, но он сейчас не у дел.

   – Может ей выйти замуж за Дэвида? – задумчиво продолжала Изабелла.

   Роберт рассмеялся во весь голос:

   – Никогда! Дэвид прирожденный холостяк. Никогда он не расстанется со свободой. Почему ты так беспокоишься о своей кузине? Она очень хорошенькая и получит приличное приданое. А уж в поклонниках у нее недостатка не будет.

   – Да, но надо еще, чтобы ей кто-то понравился.

   Роберт уже понял, что Изабелла была полна сочувствия и симпатии к окружающим. Может быть, это и были качества, которые привлекли его к ней. Еще одно и отнюдь не веселое подтверждение тому он получил, когда они добрались до Эдинбурга.

   Здесь у Роберта были дела с семейными стряпчими, и кроме того, он хорошо знал этот город и хотел показать его Изабелле.

   В последний день пребывания в Эдинбурге, вернувшись с деловой встречи в конторе стряпчего, Роберт застал Изабеллу стоящей на коленях в гостиной: поверх ее выходного платья был повязан большой передник, с руками по локоть в мыльной пене – она отмывала от грязи какой-то маленький и очень грязный предмет в большом тазу.

   – Что происходит, скажи на милость? – спросил Роберт.

   Изабелла ответила не сразу. Она вынула из таза маленькое дрожащее существо, завернула его в большое полотенце и начала энергично вытирать досуха. Горничная и мальчик с кухни с любопытством смотрели на нее, потом они вдвоем подняли и вынесли таз.

   Изабелла, немного смущенная, снизу вверх посмотрела на своего мужа. Щеки ее пылали, глаза блестели. Заметно было, что она твердо решила стоять на своем.

   – Сегодня после обеда, – с вызовом в голосе начала она, – после того, как ты ушел, я решила прогуляться к рынку и в одном из этих узких переулков я увидела его. Он казался таким испуганным, Роберт. Двое мальчишек загнали его в угол и бросали в него камни. Один из них сильно пнул его ногой, и я не могла больше видеть это. Я крикнула, чтобы они прекратили, но они только посмеялись надо мной. Тогда я бросила им все деньги, что у меня были, и пока они подбирали их, схватила его и убежала. Я не могла поступить иначе, он выглядел таким несчастным. Я не могла оставить его!

   Маленький дрожащий предмет оказался белой жесткошерстной собачкой с торчащими ушами и парой карих выразительных глаз. Что-то вроде шотландского терьера, с сомнительной родословной – так показалось Роберту.

   – И что же ты собираешься делать с ним? – спросил Роберт.

   – Я подумала, что мы могли бы взять его с собой, – осмелилась предложить Изабелла. – Ты знаешь, как я скучаю по Бет. Мне нужен кто-то, кому требуются мои заботы и любовь.

   – А твой муж? О нем не нужно заботиться и любить его?

   Сказано это было шутя, но в шутке таился глубокий смысл.

   Изабелла взглянула на него:

   – О, да, да, конечно. Я так тебе благодарна. Ты так много для меня делаешь. Но, видишь ли, у этого бедняжки никого нет.

   – Боже меня избави ждать благодарности, – резко сказал он. – Если ты действительно хочешь собаку, я тебе ее куплю. Какая тебе больше нравится? Спаниель, как Роланд и Оливер у Мэриан?

   – Я не хочу избалованную комнатную собачку, – упрямо сказала Изабелла. – Я хочу взять этого щенка. Он так нуждается во мне.

   – Хорошо, – вздохнул Роберт. – Оставь его, если считаешь, что должна это сделать. Но сначала необходимо выяснить, не принадлежит ли он кому-нибудь. И предупреждаю тебя, отцовские собаки наверняка загрызут его.

   – Я им этого не позволю, – твердо заявила Изабелла.

   Рори, так его назвали после долгих дискуссий, отправился с ними в путешествие по горам к западному побережью Шотландии, и, хотя Изабелла старалась скрыть свои переживания, она все больше и больше тревожилась, предчувствуя тяжелые испытания.


   Они въехали в Гленмур через форт Уильям и Гленфиннан. Иногда дорога шла вдоль озер, а временами круто поднималась в горы. То здесь, то там встречались стада овец, и приходилось останавливаться и ждать, пока они не соблаговолят пройти. Из окна кареты Изабелла смотрела на живописные холмы, сливавшиеся в сплошную коричневато-голубую массу. Под ними яркая шафранная полоска, окаймляя озеро, превращалась в сверкающее золото под лучами октябрьского солнца. Они проехали через сосновый лес и снова оказались у моря. Оно плескалось за огромными каменными пирамидами, отделенными от дороги болотом.

   – Это Гленфиннан, так называется место, где принц Чарльз высадился в июне 1745 года, – сказал Роберт в ответ на вопрос Изабеллы. – Мой дедушка рассказывал мне об этом, когда я был ребенком. Тогда ему было восемнадцать лет, и он присоединился к принцу против воли отца – это все казалось ему настоящим приключением. С принцем остались только семь преданных ему людей. Они сошли на берег, усталые, измученные сильным штормом. Французский эскорт их покинул. Они были голодны и нуждались в отдыхе. Дедушка рассказывал мне, как он помог им наловить рыбы, как они сварили ее над костром из торфа и потом ели прямо руками. Шесть месяцев спустя принц-триумфатор танцевал в Холируде, а через год его настиг трагический конец в Каллодене.

   – А ты бы пошел за принцем, как это сделал твой дедушка? – с интересом спросила Изабелла.

   – Может быть, кто знает? Сейчас уже нет таких приключений, как когда-то. Мы стали слишком практичными, рациональными. – Изабелле показалось, что произнес эти слова Роберт с сожалением. Потом карета остановилась, и он выглянул из окна. – Это Брюс Маккрай с лошадьми.

   Оставшуюся часть пути им пришлось ехать верхом, в то время как карета с багажом ехала окружным путем по единственной проезжей дороге.

   Изабелла, предупрежденная Робертом, надела платье для верховой езды. Брюс Маккрай оказался крупным костлявым мужчиной, независимого вида. Но его грубое лицо расплылось в улыбке, когда он приветствовал Роберта. Проницательные глаза под кустистыми бровями вопросительно посмотрели на Изабеллу.

   – Леди поедет верхом, сэр, ей нужно положить дамское седло?

   – Она поедет без дамского седла, Мак, можешь быть уверен.

   – Поедет? Так сразу и поедет?

   Маккрай что-то проворчал, подводя кобылу, но протянул руку.

   – Добро пожаловать в Гленмур, леди, – сказал он, помогая Изабелле сесть в седло. К удивлению Мака Изабелла успешно выдержала первое маленькое испытание. Следующее будет посерьезнее.

   При первом взгляде на замок Гленмур у нее захватило дух. В тот бесконечно несчастливый день, когда Бет погибла ужасной смертью, а Роберт сделал ей предложение, все казалось таким простым. Теперь же ею овладел панический страх. В один прекрасный день, хоть и нескоро, Роберт станет графом Гленмурским, а она должна будет занять место рядом с ним в качестве хозяйки этого большого замка. Изабелле казалось, что тогда ей придется играть совершенно не свойственную ей роль.

   Она бросила взгляд вниз на удивительно красивый пейзаж. Воды Атлантического океана накатывались на бухты и заливы, сливаясь с водами озер в водовороте волн с белыми пенными гребешками. Замок был расположен на скале, которая, казалось, врезается в море. Три башни замка, увенчанные остроконечными башенками, выглядели изящными, сказочными, но были чрезвычайно мощными. Стоял ясный день. За замком можно было разглядеть разрозненные острова, холмы Эйгга, остроконечный горный хребет Маял.

   – Если погода не испортится, – сказал Роберт, – мы поплаваем под парусом вокруг островов. Я хочу показать тебе Иону… Это старинное колдовское место, вокруг которого, представь себе только, словно разлито какое-то магическое вещество…


   Когда они въехали во двор, замок заполнился людьми, мужчинами и женщинами, стремившимися поздороваться с Робертом и глазевшими с откровенным любопытством, как он спешивался и помогал сойти с лошади Изабелле. Высокая молодая женщина прошла к ним через толпу. Ее рыжеватые волосы были красиво уложены вокруг головы, она была в простом, но хорошо сшитом платье. Женщина протянула Роберту руку.

   – Добро пожаловать домой, лорд.

   – Что это вдруг так официально? – сказал он и рассмеялся, наклоняясь, чтобы поцеловать ее в щеку. – Как поживаешь, Джинни, и как отец?

   – Сам он в прекрасном здравии и ждет вас с прошлой недели. Вы найдете его в библиотеке. – Джинни повернулась к Изабелле. – А это ваша молодая жена?

   – Да. Изабелла, это мистрис Джинни Маккрай, экономка и друг моего отца.

   – Все в замке ждали с вами встречи, леди. Вы, должно быть, устали после долгого путешествия. Позвольте показать вам вашу комнату.

   – Иди с нею, моя дорогая, – сказал Роберт. – Я приду, как только поговорю с отцом.

   Роберту пришлось прокладывать себе дорогу в толпе окруживших его людей. Он радостно обменивался приветствиями, пожимая руки. Изабелла вдруг почувствовала себя покинутой, но тут Джинни подошла к ней.

   – Каждый раз так бывает, ведь он так редко к нам приезжает. Я провожу вас.

   Изабелла пошла вслед за Джинни под арку, потом еще через один двор, и, наконец, по каменным ступенькам они вошли в замок через массивную дверь с засовами и задвижками, сделанную настолько прочно, что могла бы выдержать любую осаду. Но внутри замка атмосфера была иной.

   Стены большого каменного холла с высоким потолком были увешаны оружием и огромными рогатыми головами животных – трофеями давних охотничьих подвигов, а на дубовых столах стояли широкие вазы с вереском пурпурного цвета и букетами поздних осенних цветов.

   – Это самая старая часть замка, – сказала Джинни, – большинство других комнат были переделаны матерью графа.

   – Вдовствующая графиня живет здесь?

   – Да, у нее свои собственные апартаменты в одной из башен. Вы познакомитесь с нею сегодня вечером.

   «Бабушка Роберта… О ней он всегда говорил с теплотой. Следует собраться с силами и достойно пройти еще одно испытание», – подумала Изабелла.

   Поднявшись по большой лестнице, они прошли коридор с деревянными панелями и оказались в комнате, стены которой были покрыты французскими гобеленами. Здесь стояла изящная мебель и огромная кровать, застеленная лоскутным одеялом изумительных оттенков и сочетаний цветов. Темно-розовые бархатные гардины на окнах были раздвинуты, на полированном полу лежали персидские ковры.

   – Какая красивая комната, – воскликнула Изабелла.

   – Эту спальню всегда предоставляют наследнику и его новобрачной, – сказала Джинни. – Вам что-нибудь нужно? Карета скоро прибудет, и вам принесут багаж. Кирсти подаст вам чай.

   – Нет, спасибо, я подожду своего мужа.

   – Как будет угодно. Я думаю, долго он не задержится.

   Джинни вышла, тихонько затворив дверь, а Изабелла подошла к окну и встала коленями на подушки приоконной скамьи. Окна выходили на небольшую бухточку, почти полностью закрытую скалами. Море подступало, перекатываясь через валуны, покрытые морской пеной. Она приоткрыла створку окна, и в комнату ворвался резкий обжигающий ветер с привкусом соли. Изабелла глубоко вздохнула, подумав, как сильно она скучала по морю.

   Пока не прибыл багаж, ей не во что было переодеться. Изабелла сняла шляпу и жакет, умылась и причесалась. Лондонский парикмахер красиво подстриг ей волосы, и теперь они обрамляли ее лоб и шею завитками. Изабелла посмотрела в зеркало. Белая блузка с высоким воротничком и кружевным галстуком была уже не такой свежей, как хотелось бы, но делать ничего. На туалетном столике в голубой вазе стоял небольшой букет золотисто-желтых роз. Изабелла вдохнула их тонкий аромат и подумала: «Не Джинни ли это поставила здесь цветы?» Она прошлась по комнате, с интересом разглядывая гобелены. На них были изображены сюжеты средневекового романа об Окассене и Николетте. Влюбленные гуляли среди фантастического пейзажа из цветов и мифических животных. Краски выцвели, но были еще очень красивы. Изабелла открыла дверь в еще одну небольшую комнату, сделанную, вероятно, за счет выемки в толстой каменной стене, здесь стояла узкая кровать, умывальник и огромных размеров платяной шкаф. Изабелла подумала, что эта комнатка, должно быть, служила гардеробной для жениха. И, если вдруг случалось что он перепил и не мог делить брачное ложе, здесь ему приходилось коротать ночь.

   Роберт все не шел, и через некоторое время Изабелла осмелилась пойти поискать его. Она осторожно открыла дверь и увидела в коридоре двух мужчин с тяжелым дорожным сундуком. За ними шел мальчик, едва удерживая в руках изо всех сил сопротивлявшегося Рори. Щенок был явно недоволен тем, что хозяйка оставила его в карете.

   – Дай его мне, – поспешила сказать Изабелла, так как мальчик вдруг громко вскрикнул от боли. – Надеюсь, он не слишком сильно укусил тебя?

   – Нет, леди, ничего. Только слегка куснул за большой палец. Отличная собачка и за себя постоять умеет, – заметил мальчик, передавая ей Рори. – Он бы кинулся в драку с собаками его светлости, если бы я не перехватил его по дороге.

   Мальчик широко улыбнулся ей и, приложив ко рту кровоточащий палец, побежал вслед за мужчинами.

   Ласкаясь, Рори лизал Изабелле лицо. Изабелла взяла его под мышку и по лестнице спустилась в большой холл. Сюда выходило несколько дверей, и она выбрала одну, полуоткрытую. Наверное, там была Джинни. Надо бы у нее спросить, где находится библиотека, и она уже подняла руку, чтобы открыть дверь пошире, как вдруг замерла, пораженная услышанным. Видно, ссора началась уже давно, и в громких голосах спорящих слышалось раздражение.

   – Ну где же, черт побери, эта твоя кухарка, Роберт? Веди ее сюда. Дай на нее взглянуть.

   – Раз и навсегда запомни, отец: она не кухарка, – устало говорил Роберт. – Она наполовину француженка и происходит из семьи, более древней, чем наша.

   – Это мы еще посмотрим. О, Бога ради, мальчик, похоже, что этот неотесанный мужлан, сэр Джошуа Бриджез, подсунул тебе подарочек? Вероятно, она его собственный внебрачный ребенок. От него и его кошмарной жены всего ожидать можно.

   – Ты меня за дурака принимаешь?

   – Не ты первый и не ты последний поглупел при виде смазливой девчонки с изящными манерами.

   – Я уже не мальчик, отец.

   – Нет, конечно. В этом-то и загвоздка. Все эти годы ты жил как монах, уйдя полностью в эту твою таинственную работу. И вдруг – влюбился по уши, – возмущенно фыркнул он. – Любовь! Что ты наделал? Затащил ее к себе в постель, а потом почел за честь жениться на ней? Хотя я не сомневаюсь, что ее дядя вполне удовлетворился бы звонкой монетой.

   – Мне очень не нравятся твои слова, – ответил Роберт ледяным тоном. – Я ничего подобного не делал, а если уж речь зашла о постели, то как же насчет тебя и Джинни Маккрай?

   – Что насчет этого? – грозно спросил граф. – Джинни хорошая девушка.

   – Да, разумеется, самая лучшая, я с этим согласен. Но не на месте моей матери.

   – Поосторожней в выражениях, когда касаешься своей матери… И потом, я не женился на Джинни.

   – Да, не женился, но что, если она забеременеет?

   – Тогда и будем думать. А ты запомни, мальчик мой: даже если у нее родится ребенок, наследником он не станет, а вот ты наследником будешь, и твой сын, которого тебе родит эта твоя девчонка…

   И тогда Изабелла поняла, что больше не может стоять и молча слушать. Она распахнула дверь и вошла в библиотеку.

   Вдоль стен стояли высокие шкафы с книгами, на большом дубовом столе – массивный серебряный чернильный прибор и высокие канделябры. По ковру перед камином вышагивал сам граф, такой же высокий, как Роберт, но гораздо полнее. Грива седых волос откинута назад и стянута лентой, усы закручены, одет он был небрежно, но богато. Оба повернулись к Изабелле, но в это время Рори, пытавшийся вырваться из рук Изабеллы, залился пронзительным лаем, а две большие собаки вскочили с ковра и устремились вперед, чтобы изгнать пришельца, и, свирепо рыча, стали прыгать вокруг Изабеллы. Она едва сохраняла равновесие, но удерживала рвущегося в бой Рори.

   – Останови этих проклятых собак! – крикнул Роберт.

   – Фергс, Хэмиш, – пророкотал голос графа, – лежать, мальчики, лежать! К ноге!

   Удивительно, но две разъяренные овчарки легли на пол, а при следующей резкой команде прильнули к ногам хозяина, все еще приглушенно рыча.

   – Ради Бога, отец, – воскликнул Роберт, – нельзя ли держать подальше этих твоих грубиянов?

   – Они безобидны, как овечки, даже мухи не обидят, – пробормотал граф.

   – Это ты так считаешь. – Роберт обнял Изабеллу за плечи. – С тобой все в порядке, милая? Они тебя не укусили?

   – Ты предупреждал, что они съедят Рори. Так вот, это чуть было не произошло, – прошептала она дрожащим голосом.

   – Дай-ка мне собаку. – В дверях появился слуга, встревоженный шумом, и Роберт отдал ему Рори. – Позаботьтесь о щенке и отнесите его в нашу комнату.

   – Да, лорд, будет сделано.

   Роберт снова повернулся к Изабелле: – Теперь подойди и познакомься с моим отцом.

   Изабелла чувствовала себя обиженной и униженной одновременно, но, прежде чем она собралась с духом, чтобы отказаться, снова вошел вышколенный слуга, а за ним в дверях появилась графиня Гленмурская.

   – Кто-нибудь скажет мне, наконец, что происходит? – спросила она мягким голосом, в котором, однако, слышалась непреклонность.

   Вдовствующая графиня сохраняла следы былой красоты, а черное шелковое платье с кружевами на рукавах и у ворота, яркую шаль с восточным узором она носила с элегантностью, присущей только француженкам.

   – Бабушка! – воскликнул Роберт с облегчением. Бабушка протянула ему для приветствия руку, он принял ее, затем поцеловал бабушку в щеку.

   – Роберт! Мой дорогой! Как я рада видеть тебя. Ты так давно у нас не бывал! А что вытворяет твой отец? Запугал всех до смерти своими чудовищами! Фрэнсис, разве так надо встречать молодую невестку? – и она грациозно протянула обе руки. – Так это Изабелла? Подойди и поцелуй меня, моя дорогая.

   Изабелла попала в теплые объятия. Целуя морщинистую щеку графини, она вдохнула запах каких-то редких духов.

   – Мне так жаль, что я не смогла присутствовать на свадьбе. Но мои старые кости плохо переносят путешествия, и даже письмо написать бывает уже трудновато. – Она вытянула свою правую руку. – Посмотри, ревматизм сделал ее похожей на клешню. Но сейчас мы с тобой побеседуем по-французски, и все будет прекрасно. Моя дорогая, иди поздоровайся с моим сыном и прими его извинения за такой плохой прием.

   Бабушка провела Изабеллу вперед, граф взял руку невестки, пробормотал несколько слов сожаления и стал вежливо расспрашивать о путешествии. Он с досадой размышлял: многое ли ей удалось услышать из их беседы с Робертом? Вскоре графиня положила конец официальной беседе:

   – Все мы горим желанием обо всем вас обоих расспросить, но вы, должно быть, устали и хотите умыться и отдохнуть перед ужином. Позаботься о своей жене, Роберт. Она выглядит измученной. Потом мы выберем время для подробной беседы. Мы ужинаем в семь. Джинни придет напомнить вам.

   Потом, в комнате, немного смущаясь, Роберт сказал Изабелле:

   – Не надо принимать слишком близко к сердцу слова отца. Он часто говорит, не подумав, а потом глубоко сожалеет.

   – Он сердит на тебя, ведь так? Очень сердит из-за того, что ты женился на мне. Он бы хотел себе другую невестку.

   – Я больше не мальчик, Изабелла. Я уже много лет живу своей жизнью и иду своим путем. Ему это не нравится, никогда не нравилось, мы и поссорились из-за того, что я уехал в Лондон, но ему пришлось смириться с этим.

   Граф смирится и с выбором сына. Но сколько придется всего пережить! Изабелла чувствовала себя виноватой, и ей не хотелось спорить. Времени до ужина оставалось мало, а она решила доказать, что жена его сына не какая-нибудь простушка. Сундук уже наполовину распаковали, разложили и развесили платья, которые тетя Августа была вынуждена купить Изабелле. Среди них было одно – из дорогого муарового шелка цвета пламени. Скроенное по последней моде – с завышенной талией, – оно ниспадало до пола мягкими складками. Квадратный вырез был довольно глубоким. Изабелла достала из шкатулки ожерелье из филигранного золота с янтарем и надела его на шею. Это украшение попалось ей на глаза, когда они гуляли по Йорку, и Роберт удивил ее тем, что преподнес на следующее утро понравившуюся вещицу. Затем она вынула из голубой вазы две желтые розы и закрепила их в темных волосах бархатной лентой.

   Когда из гардеробной вышел Роберт, облаченный в синий вечерний сюртук, она повернулась к нему:

   – Ну как твоя кухарка, готова к бою?

   – Так, значит, ты слышала? – недовольным тоном произнес он. – Мой золотистый тигренок выпустил коготки и готов сражаться.

   Но на самом деле Изабелла не была так решительно настроена, как казалось, она чувствовала себя беспомощной и напуганной. Ей так не хотелось покидать комнату, идти туда, где ее встретят враждебные лица и придирчивые взгляды. Но допустить такого проявления трусости она не могла.

   – А где Рори, – вдруг спросила Изабелла, оглядываясь вокруг.

   – Скорее всего, наедается до отвала на кухне, – сказал Роберт. – Не беспокойся, с ним ничего не случится. Теперь пойдем, мой отец помешан на пунктуальности.

   Как она и опасалась, атмосфера в столовой ее испугала. Во внушительных размеров комнате с темными панелями стоял длинный стол, безупречно сервированный хрустальной и серебряной посудой, в многочисленных канделябрах горели свечи. Граф выглядел великолепно: черный бархат, кружева, галстук, заколотый бриллиантом. Столько великолепия для простого семейного ужина! Слуги стояли наготове, пока они рассаживались, а Джинни озабоченно поглядывала, все ли в порядке.

   Вдруг граф, нахмурившись, взглянул на нее.

   – Что это ты стоишь там, сзади? – спросил он раздраженно. – Иди сюда и садись с нами.

   – Я думала, что сегодня вы предпочитаете ужинать en famille[12], – нерешительно прошептала Джинни.

   – Чепуха! Ведь ты тоже член семьи, не так ли? – Он щелчком пальцев подозвал одного из слуг: – Поставь еще один прибор.

   – Слушаюсь, лорд. – Слуга быстро вышел, а все присутствующие испытали чувство неловкости.

   Изабелла поняла, что эта сцена устроена для нее. К любовнице графа должны были относиться так же, как к жене сына – кухарке.

   Лакей вернулся с прибором и застыл на мгновение в нерешительности. С непонятно откуда взявшейся смелостью Изабелла произнесла:

   – Поставьте прибор здесь, рядом со мной, – мило улыбнулась растерянной Джинни и тут же получила в ответ одобрительный кивок мужа.

   Во время ужина беседа велась, в основном, между Робертом и графом, и лишь изредка графиня вставляла свои замечания о политической ситуации.

   – Сколько еще потребуется времени, чтобы выполнить сумасбродные требования Бонапарта и ратифицировать, наконец, мирный договор? И долго ли продлится мир?

   – Я сомневаюсь в этом, – сказал Роберт. – Но это даст передышку, в которой французы нуждаются не меньше нас. По сведениям, полученным от наблюдателей из его ближнего окружения, Бонапарт – очень тщеславный человек. Намекают на то, что он скоро станет пожизненно Первым Консулом, будет стремиться к еще большей власти, может быть, даже коронуется и станет Императором, – в общем, он уже видит себя хозяином Европы, и понадобится немало времени, чтобы убедить его в том, что Великобритания ему не по зубам.

   – Не уверен, что твои коллеги в Уайтхолле согласятся с тобой.

   – Потому что не хотят этого. Будущее кажется слишком туманным, но они же не встречались с Бонапартом.

   – А ты? Ты встречался?

   – Скажем, я говорил с тем, кто близко знаком с ним, – уклончиво ответил Роберт.

   Граф заворчал:

   – Когда же они оценят твою работу? Я рассчитывал уже видеть тебя среди министров.

   – У меня нет никакого желания занимать высокий пост, абсолютно никакого. Если бы его мне предложили, я бы отказался.

   – Может, это и к лучшему, – заметил граф, искоса глянув на Изабеллу. – При нынешних обстоятельствах, едва ли тебе представится такая возможность.

   Когда графиня поднялась из-за стола, оставляя Роберта с отцом за бокалом вина, Изабелла извинилась и тоже встала. Она не чувствовала в себе достаточно сил, чтобы остаться для беседы в гостиной.

   – Вы простите меня, мадам? Я очень устала. Сегодня утром мы встали в пять часов, а день был таким длинным.

   – Конечно, моя дорогая, и ты должна звать меня бабушкой, как Роберт. Завтра, когда отдохнешь, непременно приходи посмотреть мой сад. Здесь нам пока еще везет с погодой. Гольфстрим омывает западное побережье, поэтому у нас климат мягче, чем в остальной части Шотландии. Это удивительно, но мы здесь выращиваем теплолюбивые растения. В укромных уголках сада у меня до сих пор цветут розы.

   – Так это вы поставили их на мой туалетный столик?

   – Мне хотелось, чтобы незнакомый дом показался тебе более гостеприимным. Ты так удачно использовала розы в своем наряде сегодня вечером! Ты так хороша собой!

   – Спасибо! Вы так добры ко мне!

   Этот короткий разговор успокоил закипавшую в душе Изабеллы бурю. Она порывисто нагнулась, поцеловала увядшую бабушкину щеку и вышла.

   Когда час спустя Роберт поднялся в комнату, Изабелла сидела в халате на ковре у ярко полыхавшего в камине огня. Сытый сонный Рори лежал, вытянувшись, возле нее.

   – Ты не заболела? – спросил Роберт, входя. – Бабушка сказала, что ты пошла спать.

   – Нет, я не больна, просто слишком устала, чтобы поддержать вежливую беседу.

   – Бедняжка, какой это был трудный день для тебя. Завтра тебе здесь понравится больше. Я так много хочу тебе показать.

   Нахмурившись, Изабелла посмотрела на Роберта снизу вверх.

   – Роберт, ты очень богат?

   Он перестал расстегивать сюртук.

   – Боже милостивый, что за вопрос! Ты хочешь, чтобы я тебе что-то купил?

   – Я ничего не хочу. Ты и так слишком много делаешь для меня. Просто… Я никогда не думала об этом до сегодняшнего вечера.

   Роберт бросил сюртук на кровать и начал развязывать галстук.

   – Сегодняшнее представление было устроено в твою честь. Мы не всегда ужинаем так парадно, когда одни. – Он улыбнулся, глядя на жену. – Хочешь услышать краткую историю достижения финансового благосостояния семьи? Мы не принадлежим к настоящей знати Высокогорья, в Гленмуре мы всего лишь две сотни лет, в отличие от большинства здешних семейств, которые считают, что ведут свой род от Фионна Маккумхэйла.

   – Кто это?

   – Они называют его Фингалом с юга, он притаился в горах Аппина с тремя тысячами воинов, и когда Шотландии понадобится их помощь, Фингал звуками своего рога снова поднимет их в бой.

   – Это правда?

   – Таков один из мифов, который они всегда рассказывают, – сдержанно ответил Роберт.

   Он придвинул к ней свой стул, Изабелла встала на колени и, опершись руками о колени мужа, глядела на него снизу вверх.

   – Продолжать? – спросил Роберт, снисходительно улыбаясь.

   – Пожалуйста.

   – Во времена старой королевы Бесс один из моих предков был всего лишь простым помещиком приграничья и жил в своем старинном имении Килгоур, откуда и происходит титул. Затем, по воле случая, он встретил и полюбил наследницу одной из именитых семей, последнюю по родовой линии, и, к своему счастью, женился на ней. Так мы и появились в Гленмуре. Его сын оказывал какие-то тайные услуги за границей Чарльзу II и в награду за труды получил графство. Но он был предприимчивым человеком и занимался не только своими многочисленными пастбищами с пасущимися на них овцами. Он стал вкладывать деньги в суда, направлявшиеся к только что открытым островам Тихого океана, в плантации сахара и, я даже подозреваю, покупал темнокожих рабов. К счастью для нас, он преуспел. И хотя были у нашей семьи с тех пор и взлеты, и падения, мы сумели сохранить значительное состояние. Мой дедушка был романтиком и потерял кругленькую сумму из-за своей приверженности делу Стюартов, но мой отец – человек практичный и пользуется к тому же услугами хороших управляющих. Так что я могу сказать, что хоть мы и не миллионеры, но достаточно богаты, чтобы купить тебе все, что пожелаешь, в пределах разумного, конечно.

   Изабелла вздохнула.

   – Я бы предпочла, чтобы ты не был богат, потому что тогда я могла бы работать и как-то отплатить тебе за все, что ты для меня делаешь.

   – Малышка моя, что за чепуху ты говоришь? Ты даешь мне все, что я хочу иметь, а это – ты сама.

   Изабелла выпрямилась и, серьезно глядя в лицо Роберта, спросила:

   – Что имел в виду твой отец, когда говорил, что тебе должны были предложить высокий пост?

   – О, когда мне было еще двадцать четыре года, отец уже хотел, чтобы я стал министром, как Билли Пит, – просто ответил Роберт, – и я никак не могу убедить его, что этого мне хотелось бы меньше всего.

   – Ты счастлив со мной?

   – До умопомрачения. А сейчас, перестань тревожиться и ложись спать. Мой отец может показаться грубияном. Но ты не сдавайся, и скоро он начнет размякать, забудет свои шпильки и окажется у твоих ног, совсем как я.

   – Почему он не женится на Джинни?

   – Ты догадалась насчет нее, да? Поэтому ты так умно вела себя за ужином? Дело в том, что он очень любил мою мать и впал в черную меланхолию, когда она умерла. Именно Джинни спасла его от тоски, но не думаю, что кто-то способен занять место моей матери в его сердце. Когда Эрмитейджи любят, то любят на всю жизнь. – Он привлек Изабеллу к себе, дотронулся пальцем до кончика ее носа и сказал, улыбаясь, но в голосе его слышалась серьезность: – Помни об этом, девочка моя. Теперь тебе от меня вовек не отделаться.


   Действительно ли он так думал или шутил? Изабелла никогда не знала точно, как воспринимать слова мужа. В ту ночь она долго лежала без сна. Изабелла понимала, какую ответственность принимала на себя, выходя замуж за Роберта, и всем сердцем желала отплатить ему взаимным чувством, но вместе с тем не ощущала в себе страсти, а лгать не могла. «Когда-нибудь, – в отчаянии подумала она, – когда у меня родится ребенок, мое отношение к мужу изменится». Роберт пошевелился рядом с нею и что-то пробормотал. Изабелла дотронулась до его руки, и он, не просыпаясь, сжал ее пальцы. И почему-то это ее утешило.

Глава 11

   Цветник графини был почти полностью окружен высокой стеной. Она защищала его от холодных зимних ветров, налетавших с моря. Здесь графиня выращивала всевозможные редкие растения. С детства Роберт с восторгом вспоминал это царство запахов и красок. В этом году теплая погода задержалась дольше обычного, и мягкое октябрьское солнце заливало все вокруг своим светом. На следующее после приезда утро Роберт нашел свою бабушку у грядок с лекарственными растениями. Та наблюдала за работой садовника. А помощник садовника, Энди Руфус, начинал еще в те времена, когда Элиза де Морни впервые появилась в замке в качестве молодой жены. Он до сих пор ревниво оберегал свои привилегии, и, хотя годы искривили и согнули его спину, а яркий рыжий цвет волос потускнел от седины, он все еще находил в себе силы трудиться весь день.

   – Он в нашем деле разбирается как свинья в апельсинах, – ворчал Энди, так звали его все, даже дети, в адрес садовника. – Леди, он обращается с ценными растениями, как с какими-то сорняками.

   Несколько пчел кружили над грядкой с чабрецом. Когда бабушка подошла к Роберту, чтобы поздороваться, на него пахнуло мятой и лавандой.

   – Ах, мой дорогой мальчик, – сказала она. – Я надеялась, что ты придешь поговорить со мной. Как сегодня себя чувствует Изабелла? Она хорошо отдохнула?

   Роберт улыбнулся, взяв протянутую бабушкой руку. Графиня все еще умудрялась выглядеть элегантной, даже в своей большой клетчатой шали и в шляпке, похожей на гриб, завязанной под подбородком кокетливым бантом.

   – Мы собирались прогуляться на мыс, и если не испортится погода, отправимся на Иону. Джинни упаковывает корзину для пикника.

   Графиня поежилась.

   – Однажды твой дедушка возил меня туда. Жуткое место – там полно призраков. Мне оно не нравится.

   – Изабелле понравится, – доверительно сообщил Роберт. – Ко многим вещам она относится так же, как и я.

   Он взял бабушку под руку, и они медленно пошли к старой каменной скамье у стены, где можно было погреться на солнышке. – Скоро здесь уже не посидишь, – с сожалением сказала графиня. – Зима наступает так быстро. За все годы, проведенные в Гленмуре, я к этому так и не привыкла. – Она усадила внука рядом с собой. – Теперь расскажи мне все об этой своей девочке жене. Новость свалилась нам на головы так неожиданно, что твой отец просто никак не может примириться с свершившимся фактом.

   – Я знаю, из-за этого он и рассердился. Но были обстоятельства, поторопившие события.

   Бабушка быстро взглянула на Роберта.

   – Она не enceinte[13]?

   – Нет, нет, – возразил он. – Отец думал, мол, я наградил ее ребенком и поэтому был вынужден жениться. Все вышло вовсе не так, и я никак не могу заставить его понять, что были другие, гораздо более важные причины, из-за которых мы должны были так скоро пожениться.

   Графиня взяла руку внука и начала поглаживать его длинные пальцы.

   – Ты очень любишь ее, ведь так? – мягко спросила она.

   – Да, люблю. Это кажется странным, я и сам не ожидал, что это поразит меня, как…

   – Coup de foudre?

   – Как удар молнии. Да, кажется, это было именно так, – смущенно признался Роберт. – Смешно слышать это от меня, не так ли? Ведь через несколько месяцев мне исполнится уже тридцать лет.

   – Я думаю, что с возрастом любовь поражает еще сильнее. – Она помолчала. – Но, кажется, с ней этого еще не произошло? Да?

   – Почему ты так решила? – быстро спросил Роберт.

   – Извини, если я ошибаюсь. Я знакома с нею всего несколько часов, и все же у меня сложилось впечатление, что она восхищается тобой, благодарна, может быть, немного испугана, но не… – как это сказать по-английски? – не влюблена по уши.

   – Нет, к моему большому сожалению. Ты, как всегда, права. Но не нужно думать, что она ввела меня в заблуждение, обманула. Она всегда была чрезвычайно, до щепетильности, честна.

   – И все-таки ты был готов жениться даже при таких обстоятельствах.

   – Да, при любых обстоятельствах.

   – А ты подумал, что когда-нибудь она может воспылать любовью к кому-нибудь другому? Такое случается, Роберт, ты знаешь это не хуже меня. Ты увезешь ее в Лондон, в совершенно новое для нее общество, светское бессердечное общество, полное соблазнов для молодой неопытной женщины. Она необыкновенно красива, и другие мужчины, бессовестные мужчины пожелают обладать ею. Что ты тогда будешь делать?

   – Я полностью доверяю Изабелле.

   – А если она не оправдает твоего доверия?

   – Не уверен, что это возможно. Если у нее появится любовник, я, вероятно, убью его.

   Роберт улыбался, но все же говорил так напряженно, что графиня испугалась за него. Она положила руку на его пальцы.

   – Будем молиться, чтобы этого никогда не случилось, чтобы ее уважение к тебе и доброе отношение помогли противостоять всем искушениям.

   – Не уважение, бабушка, не доброе отношение, а любовь.

   Графиня нежно погладила Роберта по щеке.

   – Дорогой мальчик, я могу только надеяться, чтобы ты оказался прав. А сейчас отправляйся, а то лучшая часть дня пройдет. Этот пролив славится внезапными шквалами.

   Она смотрела, как быстро удаляется Роберт, и не могла побороть в себе чувство беспокойства. Ее внук был гораздо более уязвим, чем казалось на первый взгляд. Его холодный отрешенный вид, ироничный юмор были лишь щитом страстной натуры, постоянно вовлекающей его в опасные предприятия, в необходимость которых он верил. Хотя Роберт никогда не посвящал в свои дела графиню, ей стало известно, что несколько лет тому назад при трагических обстоятельствах погиб человек, спасение которого он считал своим долгом. Роберт так и не простил себе то, что ничего не смог сделать для спасения этого человека. Графиня задумалась: не сыграло ли это обстоятельство решающую роль в заключении поспешного и наверняка необдуманного брака? Своим практичным умом она понимала, что многие браки имели в основе своей всего лишь расчет, желание иметь домашний очаг, детей, возможность общения, может быть, даже чувство. Но мучило, что Роберт относился к тем немногим мужчинам, которые ищут чего-то большего, союза ума и души, и поэтому мог быть наиболее уязвим. Графиня вздохнула и поднялась на ноги, взяв корзину, в которую положила несколько видов трав: розмарин, укроп, шалфей, кориандр. Многие годы она старательно приучала своего упрямого шотландского повара добавлять в пищу эти травы. Графиня медленно шла к дому. Сегодня был один из дней, когда сжавшееся сердце заставило ее вспомнить о своих семидесяти семи годах.


   Роберт и Изабелла съели то, что было приготовлено для пикника, на песчаном пляже мыса: тонкие, как папиросная бумага, овсяные лепешки и рыбу, пойманную Яном Маккаем и зажаренную на решетке над огнем, который Роберт развел на скале красного гранита, что спускалась к длинной полосе чистого белого песка. Был еще фруктовый торт, сливочный сыр и сладкие мелкие яблоки, бутылка вина и виски. Не забыли они оставить глоток спиртного и для Яна. Отношения между Яном и его хозяином не были похожи на те, что она привыкла видеть в Хай-Уиллоуз. Шотландец был уважителен, но в то же время независим и никогда не боялся высказывать свое мнение; такую откровенность Роберт ценил и очень редко делал выговоры.

   Это был один из тех дней ранней осени, которыми Атлантика время от времени одаривала Западные острова. Они плыли на Иону. Вода была чистой, прозрачной, что, наклонившись над бортом, Изабелла могла наблюдать за стремительными стайками мелких серебристых рыбешек и багровыми нитями водорослей.

   Роберт прав, думала она. Было что-то волшебное в этом крохотном островке среди мерцающего моря с миниатюрной горной цепью, зубчатые вершины которой выделялись на фоне ослепительно голубого моря. Именно к этому острову причалил прибывший из Ирландии тот самый Коломбан, неистовый кельтский монах с громогласным голосом и вспыльчивым характером, ведомый силой веры. Это ему удалось обратить в христианство язычников-шотландцев примерно в то же время, как Августин оказался на берегах Кента и принес христианство могущественному королю Этельберту, крестив его и его двор в Кентербери.

   На острове проживало всего несколько арендаторов. Все они влачили жалкое существование. Никто не встретился Изабелле и Роберту, пока они поднимались к руинам собора и монастыря, в котором находилась когда-то община кельтских монахов.

   – Всех королей в древности хоронили на Ионе, большинство из них были шотландскими королями, некоторые норвежскими, – рассказывал Роберт. – Лодки с телами усопших прибывали сюда ночью под музыку арф, а монахи встречали их с зажженными факелами и несли гробы вверх по тропе, которая до сих пор называется «дорогой смерти».

   Часовни давно уже обвалились, но каменные гробы, изъеденные ветрами и зимними штормами, еще были здесь. Хрольф и Торкин, Финн и Эрленд – эти полузабытые имена напоминали легендарное прошлое. И Макбет лежал здесь рядом с убитым им Дунканом. Изабелла содрогнулась, прикоснувшись к согретому солнцем камню.

   – Однажды я прочла эту пьесу, – прошептала она. – Мистер Холланд любил повторять, что в ней есть несколько самых печальных строк, когда-либо написанных Шекспиром. Помнишь: «Жизнь – только тень…»?

   – Она – актер на сцене, – подхватил, продолжая вместо нее, Роберт:


Сыграл свой час, побегал, пошумел —
И был таков. Жизнь – сказка в пересказе
Глупца. Она полна трескучих слов
И ничего не значит[14].

   – Я склонен с ним согласиться. Ты не боишься? Бабушка говорит, что на острове живут призраки. Ян наотрез отказывается покидать берег. Он твердо убежден, что если оставаться здесь слишком долго, то сам станешь призраком.

   – Нет, мне не страшно, – медленно проговорила Изабелла, – но у меня странное чувство: будто я ничто в пустоте безвременья.

   – Я знаю, что ты имеешь в виду. – Роберт отошел от нее, вглядываясь в морской простор. – Как-то я пришел сюда, чтобы побыть в одиночестве и принять решение, которое изменило мою жизнь.

   – Расскажи мне об этом.

   – Это было много лет назад, когда я был очень молод, вскоре после того, как я вернулся из Сент-Эндрю. Меня попросили выполнить во Франции одно поручение – опасное задание, и требовалось выполнить его в одиночку, но по причине семейных обстоятельств это было не в моих силах. Отец всегда хотел, чтобы я пошел по военной стезе, как и он в свое время, а мы с Дэвидом смотрели на это, как на забаву, и склонны уже были заняться военным ремеслом, как вдруг я столкнулся с необходимостью сделать выбор. Я приехал сюда один, и вдруг в этом самом святом из всех святых мест жизнь, которую я собирался прожить, показалась мне чрезвычайно обыденной, и я понял, что если у меня есть возможность и желание принять участие в борьбе против тирании, то я должен сделать это во что бы то ни стало.

   Впервые Изабелла почувствовала, что Роберт позволил ей заглянуть в глубокие тайники своей души, и подумала: не возвращался ли он тогда, много лет тому назад, на корабле, где они встретились, после выполнения задания? Вот почему ореол опасности и тайны окутывал его.

   Она бы хотела еще порасспрашивать мужа, но вдруг настроение у него изменилось.

   – Боже мой, до чего же претенциозны и самоуверенны мы можем быть в двадцать один год! Как будто мое решение могло хоть в какой-то мере уменьшить страдания людей в мире. Взгляни, – продолжал он, указывая на море. – Посмотри на эту черную тучу там, ближе к югу. Приближается шквал. Нам нужно успеть вернуться. По этому острову спокойно не погуляешь. Мы, того и гляди, превратимся в двух призраков из бабушкиных рассказов. Быстрее. Надо бежать.

   Он схватил ее за руку, и они помчались вниз, туда, где с беспокойством ждал их, стоя в лодке, Ян. Они едва не промокли до нитки, так как шквал настиг их, когда они высаживались на берег, вытаскивая лодку на песок, борясь с ветром. Потом побежали к одной из каменных хижин арендаторов, где и укрылись. Там их встретили с чисто шотландским гостеприимством. Им предложили по большой кружке горячего чая с виски.

   День, проведенный на Ионе, был одним из самых ярких впечатлений о прожитых в Гленмуре нескольких неделях. Хотя потом они не раз еще совершали прогулки. Изабелла рыбачила на озере с Робертом и Яном. С трепетным чувством она осматривала пойманную рыбку, однако, к ее большому сожалению, Ян заявил, что рыбешка слишком мала, и забросил ее обратно в озеро. Они поднимались в горы на маленьких крепких пони, чтобы Роберт мог показать, где они с Дэвидом однажды выследили оленя. Как-то, еще мальчишками, рассказал он ей, они взобрались на покрытую снегом вершину в поисках орлиного гнезда.

   – Это был один из самых ужасных опытов моей жизни, – признался он. – Огромная птица сразу же встала на защиту своих птенцов. Ты не представляешь себе, насколько велик размах крыльев этой птицы. Она прямо нависла над нами. Я почувствовал, что стальной клюв нацелился на мои глаза. Дэвид свалился на десять футов вниз, от страха, а я упал на него. Слава Богу, мы оба не убились. Но мы никогда больше не стремились повторить свою попытку.

   Изабелла говорила по-французски с графиней и под ее ласковым нажимом открылась ей больше, чем кому-либо. Она приходила выпить чашку шоколада в уютную комнату графини в западной башне и говорила о жизни в замке, о своем беспокойстве за младшего брата, в то время как Элиза де Морни спокойно вышивала за пяльцами, отмечая про себя глубину страстной натуры под кажущимся спокойствием и самообладанием девушки. Графиня задумалась: о многих ли качествах характера Изабеллы догадался Роберт, осознавал ли он всю тяжесть забот, которые ложились на его плечи?

   Джинни поначалу держала себя слегка настороженно с Изабеллой, но была покорена вскоре ее искренним интересом к управлению хозяйственными делами в замке. Несмотря на то, что хозяйственные дела часто вызывали у Изабеллы досаду и навевали скуку, она многому научилась у миссис Бедфорд.

   Только граф, казалось, не менял своего отношения к ней. Снова и снова в его присутствии она чувствовала, как он критически рассматривает ее, стараясь найти изъяны. То, что он всегда был безукоризненно вежлив, лишь усугубляло и без того напряженную атмосферу. Роберт часто спорил со своим отцом по разным поводам, иногда весьма резко, но Изабелла осознавала, что между ними существует прочная связь, и от этого ей еще больше казалось, что она виновата, как будто она в чем-то подвела Роберта.

   Так дни проходили за днями, и однажды утром граф упомянул, что собирается поехать в горы верхом проведать одного из своих арендаторов, тот недавно неудачно упал и сломал себе бедро в нескольких местах.

   – Угораздило его полезть в горы в поисках потерявшихся овец, – ворчал граф. – У старого дурака могло бы быть побольше ума. Его дочь работает на кухне в замке и вполне могла бы присмотреть за ним здесь, но старый черт не хочет покидать свою хижину, видите ли. Утверждает, что достаточно хорошо управляется сам, ему хватает помощи старшего внука.

   – Я помню Дональда, – сказал Роберт. – Ему сейчас, должно быть, за восемьдесят. Мы часто рыбачили вместе. Под его руководством я поймал свою первую муху для наживки, когда мне было лет семь. Мы с Изабеллой проедемся к нему вместе с тобой.

   – Думаю, не стоит, – пробормотал отец. – Вряд ли это будет приятное зрелище. Доктор сделал, что мог, но, кажется, бедняга практически прикован к постели.

   – Не надо беспокоиться, Изабелла не из пугливых барышень.

   Они отправились вместе. Замыкал кавалькаду Ян, он вез корзину со всякими деликатесами из кухонь замка, собранную Джинни.

   Опасения графа были преувеличены. Единственная комната каменной хижины с земляным полом и беленными известью стенами была чистой и опрятной. От тлеющего в очаге огня тянуло торфяным дымком и острым запахом какой-то мази на травах для поврежденного бедра старика.

   Длинный худой старик лежал, вытянувшись, на кровати. Когда граф, наклонив голову под низкой притолокой, вошел, он, опираясь на подушки, сделал усилие, чтобы приподняться с кровати. Граф нетерпеливо показал рукой, чтобы старик не поднимался.

   – Как дела, приятель? Как твое бедро? – отрывисто спросил граф. – Я к тебе присылал доктора. Он был у тебя?

   – Да, лорд, он очень хорошо обо мне позаботился. Бог даст, скоро я встану на ноги.

   – Давай уж, поправляйся, – мягко сказал Роберт, подходя поближе к постели и подводя Изабеллу. – Надеюсь на тебя, ты должен научить мою жену правильно ловить мух. Пока что у нее это не очень хорошо получается.

   На темном от загара лице старика появилась довольная улыбка.

   – Обязательно научу, мастер Роберт. Сколько отличных денечков мы провели вместе. Хорошую женушку вы себе нашли, она будет неплохой хозяйкой.

   – Муж рассказывал мне о вас, – прошептала Изабелла, беря худую руку старика. Она помедлила минуту, а потом наклонилась и поцеловала его в морщинистую щеку.

   – Ну что ж, поправляйся, – сердито продолжал граф, – а если тебе что-нибудь понадобится, пришли своего внука в замок, и Джинни сделает все, что нужно.

   – Я вам благодарен, лорд, в самом деле, очень благодарен. Но мой внук Дункан отличный парнишка, и приносит мне все, что нужно, – с достоинством ответил старик.

   – Упрямый старый черт, – раздраженно пробормотал граф, пока Ян ходил за лошадьми. – Слишком горд, чтобы признать, что отвоевал свое. Он никогда уже больше не поднимется и знает об этом. Лежит здесь, как раненый зверь. По-моему, было бы лучше для всех нас перевезти его вниз, в замок, даже вопреки его воле.

   – Нет, – быстро воскликнула Изабелла, – нет, этого делать нельзя. Вы не должны так поступать. Это было бы жестоко. – Граф повернулся, чтобы взглянуть на нее. Изабелла почувствовала, как краска заливает ее лицо, но отважно продолжала: – Вы понимаете? Это не из-за гордости. Он знает, что близок его конец, и хочет умереть у себя дома среди того, что он любил больше всего. Вы убьете его, если запрете в замке, каким бы прекрасным ни был присмотр за ним.

   Она замолчала, заметив, как нахмурилось лицо графа. Граф тут же отвернулся от невестки и взял поводья своей лошади.

   – У жены твоей острый язычок, Роберт, – сурово сказал он. – Приглядывай за ней.

   Он вскочил в седло и поехал вперед.

   Роберт повеселел. Щеки Изабеллы пылали, когда он помогал ей сесть на коня. Если она оскорбила его отца, то ничего хорошего это не сулило. Однако она знала, что была права, и не собиралась извиняться.

   Некоторое время они ехали молча, а когда спускались друг за другом по узкой тропе, из-под копыт ее лошади вдруг выскочил заяц. Кобыла испугалась и встала на дыбы. Изабелле удалось натянуть поводья, но не хватило сил удержать лошадь. Она пронеслась мимо графа вниз по извилистой тропе. Тонкие ветки деревьев хлестали Изабеллу по лицу, она изо всех сил старалась удержаться в седле, но все же налетела на низко расположенную большую ветку и была сброшена на землю. Изабелла кубарем покатилась вниз и наконец упала ничком на кучу из мягкой земли, сосновых иголок и опавших листьев. Роберт устремился к ней. Он соскочил с лошади, но Изабелла уже пыталась сама встать на ноги.

   Роберт обнял ее.

   – Со мной все в порядке, – выдохнула она, – все нормально. Я не пострадала, только поцарапалась.

   Острые прутья оставили кровавые следы на лице Изабеллы. Вставая, она обнаружила, что сильно ушибла лодыжку, и ощутила боль в спине, пытаясь выпрямиться, но скорее умерла бы, чем призналась в этом, потому что граф наблюдал за ними сверху, спокойно сидя на своей лошади.

   – Лучше послать за экипажем, Роберт, иначе не отвезти ее домой, – сказал он голосом, в котором слышалась насмешка над теми, кто имеет глупость падать с лошади, идущей средним галопом.

   – Нет, – энергично запротестовала Изабелла. – В этом нет необходимости. Роберт, помоги мне сесть в седло.

   Ян отправился за лошадью и привел назад пристыженную кобылу. Роберт беспокоился.

   – Ты уверена, что ничего себе не повредила? Нам предстоит еще довольно долго ехать верхом.

   – Конечно, уверена. Подумаешь, упала. Да я падала тысячу раз.

   Было настоящим мучением трястись в седле по дороге домой и выслушивать ворчливые замечания графа, когда они спешились во дворе замка и слуги увели лошадей. Он сказал:

   – Она храбрая и своевольная девица, эта твоя кухарка, Роберт, вот что я тебе скажу.

   Сильно хромая, она пошла в замок, чувствуя себя так, будто прошла рыцарское крещение.

   За несколько дней до этого события Роберт заговорил о возвращении в Лондон до того, как выпадет снег. Наступил вечер, на который был назначен бал.

   – Отец хотел бы пригласить соседей и друзей, чтобы познакомить их с тобой, потому что вряд ли мы приедем в Гленмур в ближайшие год – два.

   – Зачем это им знакомиться со мной? – строптиво спросила Изабелла.

   – Ты моя жена, не забывай об этом, а когда-нибудь станешь графиней Гленмурской.

   – Я знаю, и это наводит на меня ужас. Все они будут обсуждать меня.

   – Скорее, завидовать моему везению: как это мне удалось найти такое сокровище.

   – Не смейся надо мной, Роберт.

   – Я не смеюсь. Я на самом деле так думаю. Постарайся быть очаровательной, чтобы доставить удовольствие старику. Он никогда не признается в этом, но я уверен: ему не терпится похвастаться тобой.

   На этот счет у Изабеллы были большие сомнения. Граф был слишком упрям, чтобы сдаться так быстро. Скорее всего, тут дело в гордыни. Отец никогда не допустил бы мысли, что его сын совершил ошибку. Но Изабелла тоже была горда, и она сделает все, как захочет Роберт. Она надела свое подвенечное платье из тонкого белого сатина, расшитое крохотными жемчужинами у выреза и по подолу. Кирсти заботливо его выгладила и принесла букет роз с запиской от графини.

   «Это последние розы года. Мне будет очень приятно, если ты украсишь ими свой наряд сегодня вечером».

   Но самый большой сюрприз ждал ее впереди.

   В течение нескольких дней в замке шли грандиозные приготовления. Предполагалось устроить неофициальный ужин. В столовой гостей ждали приготовленные целиком лососи на серебряных блюдах, свежие омары, барашек, поджаренный на вертеле, паштеты из оленины. Гости начали прибывать вскоре после обеда: кто в каретах, кто верхом. Изабелла слышала, как сновали взад и вперед служанки. Начали играть музыканты. Сейчас все соберутся в гостиной. Ей следовало поторопиться. Изабелла посмотрела в зеркало и подумала, что выглядит бледной и усталой, и сильно потерла щеки, в надежде, что они порозовеют.

   Вошел Роберт и положил руку на ее плечо.

   – Не стоит волноваться, любовь моя. Ты выглядишь ослепительно.

   Он приподнял темный локон и поцеловал изгиб ее шеи.

   Изабелла повернулась лицом к мужу.

   – Не пытайся успокоить меня. Я выгляжу такой же испуганной, какой себя чувствую.

   – Испуганной кем? – улыбаясь, спросил он. – Злыми духами?

   – Да, если хочешь знать. Духами твоих предков, всех этих графинь Гленмурских.

   Роберт слегка коснулся ее щеки.

   – Ни одна из них не выдерживает сравнения с тобой.

   – Хотела бы я, чтобы это было действительно так.

   Стук в дверь испугал ее, но это был всего лишь личный слуга графа. Он, войдя, протянул ей длинный узкий футляр.

   – Его светлость был бы счастлив, если бы вы согласились надеть это сегодня вечером, леди.

   Слуга поклонился и вышел, а Изабелла так и осталась стоять с футляром в руке.

   – Что это?

   – Открой и посмотри.

   Оробевшей Изабелле пришлось повозиться с замком, и наконец она подняла крышку. На пурпурном бархате лежали изящные колье искусной работы и браслет из жемчуга и бриллиантов. Она с восторгом смотрела на украшения.

   – Твой отец и правда хочет, чтобы я надела это?

   – Он не смог бы сделать тебе большего комплимента, – суховато ответил Роберт. – Они принадлежали моей матери.

   – Роберт, я не могу это надеть, – тихо сказала Изабелла, – он так любил ее.

   – Можешь и должна. Это значит, что он принял тебя.

   Роберт взял колье и застегнул на ее шее, надел браслет на ее тонкое запястье. Он поцеловал ее в губы, накинул на плечи шарф из легкой ткани, вышитый серебряными звездами, и подвел к двери.

   – Больше никаких прихорашиваний, никаких сомнений. Не отступать, вперед!

   По лестнице, рука об руку с Робертом, она спустилась и вошла в большой зал, освещенный сотнями свечей, и тотчас оказалась перед глазами тридцати, или даже больше, пар повернувшихся к ней людей и ощутила себя победительницей, почувствовала настоящий триумф, когда сам граф подошел, взял ее за руку, поцеловал в щеку и представил всем собравшимся как молодую жену своего сына.

   В начале вечера у нее было приподнятое настроение, но потом постепенно радость исчезла. Пока Роберт был рядом, Изабелле было легко. Мужчины окружали их, поздравляли, говорили комплименты, смеялись, восхищались ею. Потом начались танцы, и ей захотелось потанцевать, но Роберта все чаще и чаще отвлекали его давнишние друзья. Для тех из них, кто большую часть жизни проводил в Шотландии, он был представителем высшего лондонского общества. Они расспрашивали его о последних новостях политической жизни. Изабелла была вынуждена общаться с их женами и дочерьми. Их отношение к ней было совсем другим. Роберт, несомненно, был завидным женихом, и слухи приписывали ему то одну, то другую привязанность. И теперь женщины смотрели на Изабеллу с завистью и с нескрываемым любопытством. Многие из них проводили светскую жизнь, наезжая к родственникам в Лондон, и с легкой фамильярностью говорили как о людях и событиях, о которых Изабелла ничего не знала, так и о опере, о театрах и концертах, о модных романах. Они посмеивались, прикрываясь веерами, обсуждали шокирующие подробности последнего скандала. Изабелла все больше и больше замыкалась в себе, нарушала молчание только в том случае, когда с вопросом обращались непосредственно к ней.

   – Вы француженка, не так ли? – спросила одна из дам. – Теперь Роберт повезет вас в Париж, чтобы познакомиться с вашими родными?

   – У меня нет родных, только брат.

   – Вы уже давно в Англии?

   – С двенадцати лет.

   – И что же, все это время вы жили в болотистом графстве Кент? Как же вы там ухитрились выжить?

   Все это было сказано в таком пренебрежительном тоне, словно речь шла о тюремном заключении. В некотором роде Хай-Уиллоуз был действительно тюрьмой. Изабелла поняла тайный смысл вопроса.

   – Как вы познакомились с Робертом? – спросила девушка с ярко-рыжими волосами. Ее представили Изабелле как Фиону, дальнюю родственницу, которая, как выяснилось, знала всех присутствующих.

   Изабелла прикусила губу.

   – Роберт приехал навестить моего дядю.

   – И влюбился с первого взгляда. Как романтично и совсем не похоже на Роберта. Мы всегда говорили, что он никогда не женится, правда? – И она оглядела своих приятельниц, как бы объединяя их в заговоре против чужачки. – Помните, как мы дразнили этим его и Дэвида?

   Изабелла уловила злобную нотку. Может быть, Фиона сама хотела завладеть Робертом? Изабелла почувствовала себя так, будто она непохожа на остальных, будто она действительно была кухонной замарашкой. Это становилось все труднее переносить.

   – Вы поладили с Мэриан? – продолжала безжалостно выспрашивать Фиона.

   – Мы еще мало знаем друг друга, ведь встречались всего несколько раз.

   – Она собирается жить с вами в Лондоне? Должна сказать, мне бы это не понравилось. Мэриан управляет домом и хотела бы управлять Робертом, если бы могла. На вашем месте, я бы попросила переехать ее жить отдельно.

   – Я бы не смогла это предложить. Мэриан очень любит Роберта.

   – Слишком уж любит. – Фиона обменялась многозначительными взглядами с одной из своих подруг. – Вероятно, вы знакомы со многими другими эмигрантами, нашедшими здесь убежище?

   – Нет, ни с кем не знакома.

   – Очень странно. Все, кого я встречала, знали друг друга.

   – Я познакомилась с шевалье де Сен-Джорджем на своей свадьбе, – защищаясь, сказала Изабелла.

   – Вам выпала особая честь. Насколько мне известно, он никогда не выезжает из города. А его племянник был с ним?

   – Его племянник?

   – Люсьен де Вож. О, моя дорогая, вы должны с ним познакомиться. Он и вправду представляет из себя что-то необыкновенное. Такой красивый, он вызывает настоящий восторг, весьма, весьма ravissant[15].

   – Он уже давно в Англии? – спросила Изабелла сдавленным голосом.

   – Нет, приехал в июле. Вы знаете, шевалье привозил его на прием в Карлтон-Хаус, устроенный принцем Уэльским. – Фиона издала смешок. – Он всех нас очаровал увлекательными рассказами о своих приключениях, совсем как в сентиментальном романе. Все это выдумки, я полагаю, но он так интересно рассказывал и с таким видом!

   Рассказывал! Изабелла слишком хорошо все помнила, и Люсьен в Лондоне! Скоро ей придется встретиться с ним. Он ее узнает, конечно же. Изабелла почувствовала такую слабость при мысли об этом, что отвернулась, опасаясь, как бы о чем-нибудь не догадались по ее лицу. Почему-то она никогда не думала, что он может блистать в высшем обществе. Люсьен для нее был человеком, потерпевшим кораблекрушение, которого она спасла, кормила, нашла ему одежду, с ним поделилась всем, что имела. Был ли он действительно племянником наглого француза? Если да, то почему тот сразу же не прислал кого-нибудь ему на помощь? Во всем этом была какая-то тайна, и Изабелла не знала, что и думать.

   Гости хорошо поели и попили, и вечер становился все более веселым. Бальные танцы закончились, и музыканты стали играть шотландские танцы – рил и стресспей.

   Роберта тоже уговорили принять участие, и сначала он отказался.

   – Уже много лет я не танцевал рил. Я слишком стар для таких вещей. Запутаюсь в собственных ногах.

   – Но ведь ты женат всего месяц. Ты еще не совсем семейный человек, – настаивала Фиона.

   – Я пойду, если моя жена присоединится к нам, – сказал он, обращаясь к Изабелле.

   Она покачала головой.

   – Я не знаю этих танцев, только испорчу все.

   – Ты очень бледна, – озабоченно сказал Роберт. – Ты уверена, что хорошо себя чувствуешь?

   – Конечно, все нормально. Не беспокойся обо мне. Это же твои друзья, Роберт. Иди к ним.

   Фиона взяла его под руку.

   – Закоренелый холостяк женился! – она поддразнивала его, а остальные тоже принялись насмешничать, и так, смеясь, они вовлекли Роберта в группу собравшихся в центре зала.

   Некоторое время Изабелла наблюдала, как в такт двигаются танцоры. Музыка звучала все громче, и танцующие двигались все быстрее. Она почувствовала себя одиноко в толпе гостей. Изабелла понимала, что не права, но не могла не чувствовать обиды от того, что Роберт не предпочел остаться с нею. Графиня уже удалилась, а Джинни где-то занималась хозяйственными делами. Те, кто не танцевал, сидели маленькими дружескими компаниями, в которых она была лишней. Изабелла почувствовала, что больше не выдержит. Никто не обратил на нее внимания, когда она прошла по комнате и стала подниматься по лестнице. Слуга с подносом спросил, не принести ли ей чего-нибудь.

   – Нет, ничего, – сказала она. – Если кто-нибудь спросит, скажи, я пошла к себе.

   – Хорошо, леди.

   Она быстро поднялась по лестнице и вошла в спальню. Огонь в камине был уже разведен, и Рори, растянувшийся на ковре, сонный, поднял голову, приветствуя хозяйку. Изабелла тихонько закрыла за собой дверь и прислонилась к ней. Она понимала, что не следовало убегать, но была бесконечно рада нескольким минутам покоя. Нужно было собраться с мыслями: она скоро снова встретится с Люсьеном. Но она стала женой Роберта, и что, если, по злому умыслу или из озорства, Люсьен станет распространять историю об их встрече, о нескольких днях, проведенных вместе на пустынном берегу? Сама мысль об этом вызывала дрожь. Она слишком хорошо представляла себе, как воспользуется его рассказами лондонское общество, падкое до скандальных историй, и какие будут последствия.

   Изабелла начала рассуждать. Конечно, Люсьен может и не делать ничего подобного. Ведь то, что они испытывали тогда друг к другу, можно назвать всего лишь взаимной симпатией.

   Изабелла зажгла свечи в канделябре и начала раздеваться. Она бережно положила браслет и колье в футляр. Вечер, начавшийся так счастливо, завершился грустью.

   Надев ночную рубашку, она задула все свечи, кроме одной, и забралась в широкую постель. Кирсти полагала, что Изабелла вернется позже, и еще не положила в постель согревающую грелку, и Изабелла поежилась, прикоснувшись к ледяным простыням. Еще слышны были отдаленные звуки веселой танцевальной мелодии, взрывы смеха, но Изабелла казалась самой себе исключенной из общего веселья, одинокой и заброшенной, она будто забыла, что ушла оттуда по своей воле. Она знала, что некоторые приехавшие издалека гости останутся ночевать в замке. А те, кто помоложе и не боятся ехать верхом ночью, скоро уедут.

   Казалось, прошло очень много времени до того, как замерли все звуки и тишина окутала замок. И только тогда она услышала шаги в коридоре. Роберт тихо вошел, осторожно прикрыв за собой тяжелую дверь. Изабелла услышала, как встрепенулся и гавкнул Рори, приветствуя Роберта, и тот успокоил его. Она лежала с закрытыми глазами, отвернувшись от двери, из чистого упрямства притворяясь спящей. Догадалась, что Роберт подошел и наклонился над ней, почувствовала его руку на своей щеке, потом, все так же тихо, он взял зажженную свечу и прошел в смежную комнату. Теперь, широко открыв глаза, она смотрела на закрывшуюся за Робертом дверь и чувствовала себя обманутой.

   А чего она от него ждала? Чтобы он поднял ее, сел на кровать и поговорил о вечере в своей обычной насмешливой манере? Она сама не знала, хотелось ей этого или нет. Но была несчастна и всматривалась в густую тьму. Глаза ее болели от невыплаканных слез. Ночь тянулась медленно. Должно быть, она все-таки задремала и проснулась очень рано, когда едва начало светать. В замке стояла тишина, все еще спали, ведь бал закончился поздно. Одна гардина была отдернута. Здесь на севере рассвет наступал раньше, и день длился дольше, чем на болотах. Изабелла выскользнула из кровати и подошла, поеживаясь от холода, к окну. Небо окрасилось розовым сиянием, и оно сливалось с мерцающим серым шелком морской глади. Видны были и волны, плещущиеся о скалы в маленькой бухте. Утро было так прекрасно. У Изабеллы перехватило дыхание, и вдруг ей захотелось пойти туда, подышать соленым воздухом, постоять на ветру до тех пор, пока он не развеет печаль прошедшего вечера, как это бывало раньше в Хай-Уиллоуз. Изабелла быстро оделась, натянула плотную юбку для верховой езды, мягкие козловые башмаки, закутала Плечи в толстый шерстяной плед. Потом, взяв Рори на руки, тихо открыла дверь и на цыпочках вышла в коридор.


   Роберта разбудил громкий стук в дверь и испуганный голос, звавший его по имени. Он очнулся от тяжелого сна, ругая себя за то, что накануне выпил больше обычного и теперь страдал. Стук в дверь отозвался болью в его голове.

   – Что такое? – раздраженно крикнул Роберт.

   – Леди, сэр… – Кирсти приоткрыла дверь. – Она… Пойдемте, сэр, пожалуйста, пойдемте.

   – Что с нею случилось? Она больна?

   Роберт уже встал с постели, надел халат. В спальне Кирсти схватила его за руку.

   – Я пришла развести огонь в камине, а ее не было… а потом я услышала лай собаки… – сбивчиво объясняла она, подтаскивая Роберта к окну. – Смотрите, лорд, смотрите!

   Рори находился на скале далеко от берега, скуля и тявкая, настолько испуганный, что не мог двигаться, а прилив все прибывал, быстро и неудержимо, как всегда бывает в таких маленьких бухточках. Изабелла, балансируя на покрытых морской пеной камнях, тщетно пыталась достать собачку. Как раз в этот момент она поскользнулась и упала в воду, погрузившись по грудь.

   – Боже! – воскликнул Роберт, похолодев при мысли, что через минуту более сильная волна может унести ее в море, что она может утонуть, а он не успеет вытащить ее. Изабелла не представляла всей мощи прилива у этих берегов.

   Он поспешно натянул штаны поверх ночной рубашки, надел сапоги, одновременно давая указания Кирсти.

   – Быстро разведи огонь и приготовь что-нибудь горячее, кофе, чай, что-нибудь! – и помчался по коридору, вниз по лестнице, через холл к входной двери. Прибежав на берег, Роберт увидел, что волна снова сбила Изабеллу и вода накрыла ее с головой. Роберт побежал по гальке, перепрыгивая через лужи.

   Изабелла приподнялась и схватила собаку. Она крепко держала Рори и с ужасом смотрела на глубокую воду, на волны, с шумом разбивавшиеся о скалы.

   – Не двигайся, – кричал Роберт, – оставайся, где стоишь, и держись за скалу. Я тебя вытащу.

   Так она и сделала. Еще одна волна обрушилась на Изабеллу, но ей удалось, прижавшись к скале, удержаться. Волны становились все выше, и Изабелла изо всех сил боролась с ними.

   Она почувствовала, что окоченевшие пальцы начинают скользить. Больше она не сможет держаться. Огромная волна повергла ее в темноту. Изабелла вынырнула из воды, кашляя и отплевываясь, но Роберт уже был здесь, вода отступила, и Изабелла уцепилась за него.

   – Давай мне собачку, – выдохнул он, – а потом цепляйся за меня. – Взяв Рори под мышку, свободной рукой он подхватил Изабеллу за талию и, оскальзываясь на водорослях, падая и поднимаясь снова, они вскарабкались наверх. И, наконец, добрались до гальки и упали вместе на узкую полоску берега.

   – Что ты здесь делала так рано? – с трудом переводя дыхание, спросил Роберт.

   – Я не знала, что море прибывает так быстро. Здесь не так, как на болотах…

   – Зимой море доходит до стен замка. Я испугался, что потеряю тебя. – Роберт отдышался и встал на ноги. – Пошли. Ты промокла до нитки. Нельзя оставаться здесь на ветру. Ты смертельно простудишься.

   Обняв жену рукой, он быстро повел ее по берегу к замку. Слуги уже поднялись и занимались домашней работой. Они с удивлением смотрели на хозяйского сына и на его жену, с которых вода стекала на свежевымытый пол и на ковры, расстеленные в холле и на лестнице. Кирсти с озабоченным видом встретила их на площадке.

   – Огонь пылает в камине, леди, – сказала она, – и я сию минуту принесу горячий кофе.

   – Принеси и бренди тоже, – попросил Роберт.

   – Да, лорд, да, сейчас.

   Кирсти не только разожгла огонь, но и догадалась разложить рядом с камином полотенца. Роберт поставил Рори на пол, и тот сразу же принялся энергично отряхиваться, обдавая их водой…

   – Я готов убить эту бестию, – с жаром воскликнул Роберт.

   Теперь, когда все было позади, Изабелла смеялась и бессильно дрожала от холода.

   – Ради Бога, не стой, девочка моя, снимай свою мокрую одежду, – сказал он нетерпеливо, чувствуя, как спадает напряжение.

   – Ты тоже, – потребовала Изабелла, пытаясь расстегнуть юбку непослушными пальцами.

   – Сейчас. Подожди, дай я попробую.

   Он отвел ее окоченевшие руки и стал раздевать, отбрасывая в сторону мокрую юбку и шаль, закутывая ее в теплое полотенце. Потом, встав на колени, стянул один за другим промокшие башмаки и стал согревать ее ледяные ноги.

   – Со мной все хорошо. Мне уже тепло, – запротестовала она.

   Только теперь Роберт снял с себя мокрую ночную рубашку, штаны и сапоги и стал сильно растираться полотенцем. Потом обернул полотенце вокруг талии и повернулся к Изабелле.

   Она начала сушить волосы, подняв руки. Полотенце соскользнуло с ее обнаженных плеч и спины, с которой почти исчезли следы плети.

   На мгновение ему показалось, что он снова видит ее впервые, как в то утро. Она была Афродитой, поднимающейся из морской пены, и его охватило неодолимое желание, обостренное пережитой опасностью, смертельным страхом, который так потряс его при мысли, что он мог не успеть спасти ее.

   Роберт медленно подошел, взял полотенце из рук Изабеллы и отбросил его. Ее тело розовело в свете камина. Он провел руками по ее длинным стройным ногам, плоскому животу, красивым округлым грудям, и поцелуи следовали за его руками, обжигая, как огонь. Изабелла вздрогнула, когда они добрались до ее шеи и потом до губ. Он заставил ее губы раскрыться, отыскивая ее язык своим, а Изабелла была потрясена странным острым чувством томления и слабости. Она прильнула к Роберту, что-то бормоча, какие-то слова протеста, почти страха, но он уже не мог управлять собой. Он поднял ее на руки и отнес на постель. Никогда раньше Роберт не любил ее так. Казалось, его руки были всюду, исследуя ее тело, вызывая чувства, которых Изабелла не знала раньше. Она дрожала, испуганная, но уже ждала продолжения ласк.

   Кирсти пришла с подносом, постучала и открыла дверь. Она бросила взгляд на кровать, поставила поднос на пол и поспешно вышла. Они ничего не услышали.

   На этот раз Роберт не сдерживался. Он не мог сдерживаться. Он уносил Изабеллу с собой к высотам, о существовании которых она не подозревала. Как будто что-то взорвалось у нее внутри, и он был глубоко в ней. Изабелла уже не могла ни о чем думать, она была полностью во власти нового чувства.

   Потом оба тихо лежали, руки Роберта еще обнимали Изабеллу, а голова его покоилась на ее груди.

   – Твои волосы еще влажные, – задумчиво произнесла она, – и ты пахнешь морем.

   – Неудивительно. Должно быть, я порядочно хлебнул морской воды.

   – «Верни любимого ты мне, о ветер с моря…»

   – Что это?

   – Старинная песня, которую, бывало, напевала Гвенни. Ее возлюбленного схватили вербовщики.

   – Бедняга.

   – Может быть, теперь, когда будет заключен мир, он вернется домой.

   – Вполне вероятно, если мир заключат и если он продлится.

   Она немного подвинулась и вдруг села, охваченная ужасом.

   – Роберт, там у камина стоит поднос. Наверное, Кирсти принесла его и видела нас.

   – Ну и что? Ведь ты моя жена, знаешь ли, а не любовница.

   Но Изабелла не могла отнестись к этому с таким безразличием.

   – Да, я знаю, но…

   Роберт не был уверен, расстроила или порадовала Изабеллу его несдержанность, но мудро предпочел не расспрашивать.

   – Давай посмотрим, что она принесла, пока все не остыло, – сказал он, вставая с постели и надевая халат.

   У камина он налил кофе и добавил в него немного бренди. Когда Роберт принес жене кофе, она сидела, укрывшись одеялом, колечки влажных волос обрамляли ее лицо.

   – Ты сейчас похожа на девочку лет десяти, – весело сказал Роберт. – Меня обвинят в похищении малолетних.

   Он принес чашку для себя и сел рядом с ней. Они молча пили кофе.

   – Ты добавил сюда бренди, – вдруг сказала Изабелла. – Ты меня спаиваешь.

   – От чайной ложки ничего не будет. Это, чтобы согреться после утреннего купания.

   – Роберт, ты рассердился на меня вчера вечером?

   – Рассердился? Нет. А надо было рассердиться?

   – Из-за того, что я ушла так рано.

   – Я тебя за это не осуждаю. Дело в том, что я с детства знаю некоторых из этих парней, только я с тех пор вырос, а они так и остались мальчишками… Они все еще считают, что могут вести себя, как ненормальные, пить до умопомрачения, а я больше так не могу. Но в ситуациях, подобных вчерашним, избежать этого нелегко.

   – Ты был пьян?

   – Не настолько, чтобы ты это заметила, но я не хотел тебя беспокоить. Проснулся я с головной болью, но море меня быстро вылечило.

   – Я чувствую себя такой виноватой.

   – Так и должно быть, – поддразнивал он жену. – Слава Богу, Кирсти вовремя разбудила меня, иначе тебя тут со мной не было бы, как и этой ужасной собачонки.

   Между ними снова установились прежние милые дружеские отношения, но так ли это? Теперь Изабелла узнала полную таинственных глубин натуру своего мужа и, потрясенная своим открытием, стала сомневаться в собственных чувствах. Ей казалось, что никогда их отношения не будут такими, как раньше.

   На следующий день Роберт начал приготовления к возвращению в Лондон, и, к собственному удивлению, Изабелла пожалела об этом. Это значило: начнется другая жизнь, придется вживаться в другой уклад. Это значило, что появится Мэриан, которая не любила ее, и Люсьен, который, может быть, слишком сильно любил ее. Все эти трудности, вероятно, незначительные с точки зрения Роберта, приобрели огромное значение для нее. Изабелле надо было собраться с силами, чтобы встретиться с ними.

Глава 12

   В то холодное ветреное мартовское утро огонь в камине гостиной Мэриан горел отвратительно. Из-за порывов меняющего направление ветра в комнату попадали небольшие клубы дыма, от которого щипало глаза, в то время как спину холодил сквозняк. Она с раздражением отложила перо и, подойдя к камину, старательно перемешала угли, но пламя лишь судорожно вспыхнуло и почти сразу же сникло. А ведь трубу чистили как раз перед Рождеством. Мэриан казалось, что все в доме шло наперекосяк с тех пор, как ее брат привез жену в особняк на Арлингтон-стрит. Мэриан находила причины чувствовать себя обиженной. Только что у нее состоялся очень неприятный разговор с кухаркой.

   Миссис Пратт хорошо знала себе цену. Никто из хозяев не мог найти равных ей в приготовлении великолепных суфле, восхитительных соусов и поистине волшебного холодного пудинга. Она постучала в дверь и вошла, сложив руки на необъятной груди. Ее накрахмаленный фартук был безупречен, манеры почтительны, но характер отличался упрямством и независимостью.

   – Могу я переговорить с вами, леди?

   – Да, конечно, миссис Пратт. В чем дело?

   – Это касается той деревенской девчонки, которая приехала с молодой миссис Эрмитейдж. Гвенни Фостер.

   Сердце у Мэриан оборвалось. «Ну вот, опять. Я знала, что будут неприятности, я предупреждала Роберта, но он не обратил никакого внимания. Изабелла просила за эту девушку, все остальное для него не имело значения», – с обидой подумала Мэриан.

   Итак, Гвенни приехала к ним на Новый год и сразу же вызвала к себе неприязнь у кухонных работниц. Она была посторонней, и к тому же заняла оборонительную позицию. Гвенни оказалась слишком уж прямолинейной, даже осмеливалась критиковать знаменитый рецепт галантина из свинины и говядины, которым пользовалась миссис Пратт, утверждая, что галантин получается слишком густой, и что еще хуже, имела обыкновение самым раздражающим образом намекать, будто знает очень многое о своей молодой хозяйке, но категорически отказывалась удовлетворить вполне естественное любопытство прислуги.

   – Я не разношу сплетни, вы это хорошо знаете, леди, – добродетельно заявила миссис Пратт, – но я считаю своим долгом сообщить, что Гвенни ворует еду из моей кладовой.

   – Ворует еду! – воскликнула Мэриан. – Что это значит? Разве девушку не кормят досыта?

   – Разумеется, кормят, и даже более, чем достаточно, – возмущенно сказала миссис Пратт. – Никто из моих подчиненных не голодает. Но, следует признать, делает она это не для себя. Посудомойка сказала мне, что видела, как Гвенни что-то вынесла из кладовки поздно вечером и отдала одному из этих грязных бродяг, которые сейчас толкутся повсюду, куда бы вы ни пошли.

   – Многих из них уволили с армейской службы, и теперь они остались без работы и жилья, – примирительно сказала Мэриан. – Наверное, девушка пожалела одного из них.

   – Может быть, – согласилась миссис Пратт. – Но это отнюдь не самое худшее. Прошлой ночью, и позапрошлой тоже, она привела одного из этих негодяев в моечную и позволила ему сидеть и есть там. Как вам это нравится? И у меня есть основания думать, что прошлой ночью он спал в конюшне. – Кухарка сделала паузу – будто от такого безобразия у нее перехватило дыхание. – Так не годится, леди. Он мог бы оказаться грабителем или еще того хуже. Нас всех могли бы зарезать прямо в постелях. Что, если хозяин уедет во Францию, и мистер Маккай с ним, а мистер Хоук отлучится на несколько дней навестить свою больную сестру? Кто останется здесь защищать нас от всяких негодяев, хотела бы я знать? Это то же самое, что добровольно открыть им дверь. Молодые горничные уже боятся, а Китти рассказывала, что мальчишка из приюта, только что поступивший на службу, дрожал и плакал всю ночь напролет. Не нравится мне это, совсем не нравится, леди.

   – Да, я могу тебя понять.

   Мэриан вздохнула. Ее не так просто было взволновать, и, по-видимому, в рассказе миссис Пратт многое было преувеличено. Однако этому следовало положить конец. Что-то надо предпринять.

   – Хорошо, я разберусь, – сказала она наконец. – Я поговорю с леди Изабеллой, а потом и с самой девушкой.

   – Очень хорошо, леди. Я не из тех, кто затевает заваруху, но посчитала своим долгом прийти и рассказать вам. Я бы никогда себе не простила, если бы случилось что-нибудь ужасное.

   – Нет, конечно, нет. Спасибо, я разберусь с этим.

   Оставшись одна, Мэриан позвонила Китти и послала ее за Изабеллой. В ответ услышала, что та рано утром поехала верхом в Гайд-парк и еще не вернулась.

   Это тоже раздражало Мэриан. Роберт купил жене красивую дорогую лошадь. Он сам выезжал с Изабеллой, насколько работа позволяла ему выкраивать на это время.

   После возвращения из Шотландии Роберта постоянно вызывали в Уайтхолл для решения вопросов, связанных с условиями мирного договора, подписание которого затягивалось из-за постоянных придирок Бонапарта по каждому малозначительному вопросу, пока, наконец, доведенные до крайней степени раздражения и понимающие, что страна теряет терпение, лорд Корнуоллис и лорд Хоуксбери не отправились в Париж с ультиматумом. В течение восьми дней должно было быть достигнуто окончательное соглашение и подписан договор, иначе все надежды рухнут и обе страны сразу же окажутся в состоянии войны, что было крайне нежелательно ни для Британии, ни для Франции. Роберта послали в Париж с миссией советника, знакомого со всеми подробностями и способного перевести на английский тончайшие нюансы, которые хитрый и беспринципный француз мог бы ввернуть. Роберт не знал точно, когда вернется.

   Лишь час спустя вошла Изабелла, румяная после утренней прогулки верхом, но в глубине души встревоженная. Вызов в комнату Мэриан предвещал почти всегда замечание или упрек, высказанные сладчайшим тоном, но тем не менее чрезвычайно досадные. Она пыталась догадаться, о чем пойдет речь на этот раз.

   Вместе с Изабеллой, подпрыгивая, вбежал Рори. И два спаниеля, лежавшие на прикаминном коврике, напряженно привстали, а потом снова медленно опустились на место. В первые дни у собак произошла драка, что стоило Оливеру порванного уха, Роланду – позорного бегства под диван, а Роберт, отважно разнимавший их, был сильно укушен в руку. С тех пор установилось что-то вроде перемирия, и два аристократа скромно семенили позади оборванца с Высокогорья, когда Эдуард выводил их на прогулку.

   – Извините, что заставила вас ждать, Мэриан. Но я только что вернулась, – весело начала Изабелла. – Сегодня в парке было так ветрено.

   – Не следует ездить одной, – проворчала Мэриан. – Я вам это говорила и раньше, и вы знаете, Роберт этого также не одобряет.

   – Но Ян уехал с Робертом, а Эдуард в седле похож на мешок с картошкой. Если я могла скакать одна по болотам, то, уверена, что в парке, где довольно людно, ничего со мной не случится.

   – В том-то и дело. Это не совсем прилично, вы можете привлечь нежелательное внимание.

   – О, неприлично! Что это значит? – раздраженно возразила Изабелла. – Со мной никто еще не заговаривал. Это было бы забавно. – Мэриан была шокирована, а Изабелла быстро продолжила: – По какому поводу вы пригласили меня?

   Она молча выслушала историю о поступках Гвенни.

   – Я уверена, что этому есть какое-нибудь простое объяснение, – сказала она наконец. – Я поговорю с нею об этом.

   – Пожалуйста, сделайте это как можно скорее. Я не могу допустить ухода миссис Пратт. Она одна из лучших кухарок в Лондоне.

   – Думаю, до этого не дойдет.

   – Будем надеяться, что нет.

   Призванная в будуар Гвенни сначала бурно возмутилась:

   – Я никогда не крала ни крошки. Я никогда такого не сделала бы. Я взяла лишь свою долю: пару кусков пирога, немного хлеба и сыра. Это подлая ложь, что я крала.

   – Я тебе верю, Гвенни, не расстраивайся. Но для кого ты взяла еду? Кто этот человек?

   Гвенни с минуту пристально смотрела на Изабеллу, потом все рассказала:

   – Это Том, мисс, Том, которого забрали вербовщики много лет тому назад. Все это время он служил на одном и том же корабле, вырос до помощника капитана, а теперь, когда война подошла к концу, его уволили вместе с остальными. Но он никогда меня не забывал, ни на минуту, он сказал. Он пришел в Хай-Уиллоуз, и ему сказали, что я здесь, в Лондоне, и он с трудом добрался сюда. Потому что, знаете, он никогда не учился, как следует, писать. Неделю тому назад я увидела его, когда выводила Рори на вечернюю прогулку. Он боялся постучать, все ему казалось таким огромным, он оробел, но я его сразу узнала. Он совсем не изменился, только потерял три пальца на левой руке. Ему их оторвало снарядом, и рука до сих пор плохо поднимается, а значит, трудно получить работу. Два дня у него маковой росинки во рту не было, поэтому мне надо было что-то делать. Сначала он не хотел брать, думал, меня будут ругать.

   – Почему ты впустила его в дом?

   Гвенни не решалась ответить.

   – Это было позавчера. Дул этот проклятый холодный ветер, который будто разрезает вас пополам, да еще и дождь. Я привела его в дом и накормила, а потом отправила с мистером Маккаем. Я подумала, он мог бы переночевать где-нибудь в конюшне с лошадьми, никому ведь от этого плохо не было бы, пока он что-нибудь себе не найдет. Не знаю, почему эта самая миссис Пратт побежала к леди Мэриан и доставила вам неприятности.

   – У меня нет неприятностей, Гвенни. Но мой муж в отъезде, и я не совсем представляю, как лучше поступить… Может, поговорить с Томом?

   – Вы поговорите, мисс, правда? – с жаром воскликнула Гвенни. Она так и не привыкла звать Изабеллу «мадам» или «леди», как ни пыталась.

   Так что вечером вся кухня имела необычное удовольствие видеть, как молодая леди Килгоур, одетая для ужина, красивая, как на картинке, по мнению младшей горничной, беседовала в моечной с подозрительным бродягой, который, оказывается, был женихом Гвенни. Надо сказать, что Том выглядел вполне чисто и опрятно в своей морской форме. В руках он, смущаясь, крутил соломенную шляпу, на ленте которой сохранилась надпись «Аретуза».

   – Я никогда не имел в виду ничего плохого, мисс… леди, просто мне так хотелось снова увидеть Гвенни. Ведь я пробыл на море почти шесть лет.

   – Я знаю, Том, и сочувствую тебе. Чем ты занимался до того, как тебя схватили вербовщики?

   – Работал с лошадьми, леди, – воодушевился он, – в гостинице «у Георга» в Райе. Я вырос на ферме, понимаете, и привык к ним. Хорошо управлялся с ними, а потом… ну, конечно, из-за всего, что случилось, больше уже не пришлось… Я думал, здесь так много экипажей, и карет, и работу будет нетрудно найти. Но, кажется, слишком много таких, как я, кто ищет работу.

   – Послушай, Том, – сказала Изабелла, собираясь с мыслями. – Я ничего не могу обещать, но когда мой муж вернется из Парижа, я спрошу его, не поможет ли он подыскать что-нибудь, а пока Гвенни будет приносить тебе еду, и, если хочешь, можешь спать на конюшне.

   – Я не прошу милостыни, – скованно начал он.

   – Том, не надо так говорить, – прошептала Гвенни.

   – Все в порядке. Я понимаю, – продолжала Изабелла. – Думаю, найдется много мелкой работы, которую ты мог бы выполнять для нас, если хочешь.

   – Любую, любую работу, леди. Вы мне только скажите, и я сделаю. Но я не хотел бы вас обременять….

   Несмотря на бодрые слова, Том был страшно худым и выглядел истощенным.

   – Это только на время, – предупредила она. – Все зависит от того, что скажет мой муж. – Она резко оборвала слова благодарности Гвенни: – Не беспокойся больше об этом. Я поговорю с кухаркой.

   До сих пор Изабелла предоставляла Мэриан заниматься хозяйственными делами, не осмеливаясь вмешиваться. Теперь она призвала на помощь все свое достоинство и прочла удивленным слугам краткую лекцию о том, что следует проявлять доброту к людям, попавшим в трудное положение.

   – Том сражался за нас и был ранен, защищая всех нас, – сказала она, – поэтому мы должны проявить немного сочувствия и помочь ему сейчас. Я уверена, что могу рассчитывать на ваше добросердечие.

   – Ну и ну, – сказала миссис Пратт, когда Изабелла ушла. – Никогда бы не подумала, что она такая, ни единой минуты не подумала бы. Она всегда была тихая, как мышка. Если хозяин до сих пор этого не понял, клянусь, он хлопот не оберется, и леди Мэриан тоже!

   – Правда, она похожа на сказочную принцессу? – прошептала молоденькая служанка, все еще очарованная Изабеллой.

   – Берись-ка за чистку овощей, – резко вмешалась миссис Пратт.

   Мэриан пришла в ярость, когда за ужином Изабелла призналась, что она сделала. Ги, присоединившийся к ним в тот вечер, весело поглядывал, не говоря ни слова, то на одну, то на другую даму.

   – Вы понимаете, что вы наделали? Допустили такого человека в дом!

   – Он не пойдет дальше конюшни.

   – Это вы так думаете. Но кто знает, может быть, он использует в своих целях эту вашу служанку. Он может замышлять что-нибудь нехорошее. Надо было подождать возвращения Роберта, прежде чем брать на себя ответственность за такое решение.

   – А как бы вы поступили? Дожидаясь, Том мог умереть от голода и холода. А как же ваша богадельня в Ист-Энде, о которой вы столько говорите? Вы бы их всех отправили умирать на улицу?

   – Это совсем другое дело, – холодно ответила Мэриан.

   – Почему другое? – Изабелла помолчала, прежде чем сказала, тщательно подбирая слова: – Я знаю, вы живете в этом доме много лет, а я здесь всего несколько месяцев, но я жена Роберта и думаю, что тоже имею право на свое мнение относительно домашних дел.

   – Вы хотели бы, чтобы я ушла, не так ли? Это не дает вам покоя? Вы хотите меня выгнать?

   – Нет, нет, не хочу, правда, не хочу. У меня никогда и мысли такой не было. Я хочу, чтобы мы стали друзьями.

   – Друзьями! Боюсь, мне трудно в это поверить, после того, как вы завлекли моего брата, принудили к браку, которого он никогда не должен был заключать. Все это просто невыносимо, совершенно невыносимо. – Мэриан вскочила, дрожа от гнева. – А теперь прошу извинить меня… – И она торопливо вышла из комнаты, чуть не столкнувшись со слугами, которые уносили тарелки после первого блюда и вносили чистую посуду.

   – Вот ты и показала ей, кто хозяйка в доме, – сказал Ги, когда дверь закрылась. – Ей совсем не нравится, что ее щелкнули по носу, это ясно. Почему ты не попросишь Роберта отослать ее?

   – Я не смогла, Ги, просто не смогла. Она предлагала уехать, когда мы вернулись из Шотландии, но я знаю, Роберт не хочет этого, хотя он и сказал, что мне решать. Я должна была попросить ее остаться. Это ее дом. Потом, это было бы жестоко. Она и вправду любит Роберта, и он очень хорошо к ней относится. Как могла я вмешиваться в их отношения! Я только хотела бы, чтобы она не ненавидела меня так сильно.

   – Ты ведь знаешь, почему она тебя не любит? Роберт – это все, что у нее осталось, и она невзлюбила бы всякого, кто оторвал бы его от нее.

   – Но я же не оторвала его, правда.

   – Именно оторвала, моя дорогая. Мне кажется, ты не понимаешь, какое место занимаешь в ее мыслях.

   – Ты говоришь чепуху.

   – Вовсе нет. Я вижу гораздо больше, чем ты. Поэтому предупреждаю – берегись бурь. А сейчас мне нужно идти.

   – Да? – задумчиво проговорила она. – Я надеялась, хоть раз мы проведем спокойный вечер вдвоем.

   – Извини, но я обещал быть в театре. Сегодня на Хаймаркет показывают новый фарс.

   – Ты же опоздаешь.

   – Как раз успеваю на последний акт.

   – Ги, – приостановила она брата, взяв его за локоть, – ты ведь не посещаешь все эти игорные дома со своими друзьями?

   – Моя дорогая сестра, с чем бы я пошел играть?

   – Роберт дает тебе щедрое содержание.

   – А Дэвид скупо выдает мне понемногу, будто я школьник. Ты знаешь, он такой хитрец, Белла. Специально ограничивает меня, чтобы я не увлекся игрой. Держит меня в ежовых рукавицах. Как я был бы рад вырваться на свободу и сам отвечать за свои поступки!

   – О, Ги, ведь еще и полугода не прошло…

   – Знаю, знаю. Пойми меня правильно. Дэвид отличный парень, а Роберт исключительно щедр. Это я неблагодарная свинья. Я это понимаю и когда-нибудь верну ему каждый пенни. Перестань беспокоиться обо мне, Изабелла. Мне очень повезло.

   – Будем надеяться, что это так.

   – Конечно. – Он поцеловал ее в макушку и, повеселев, удалился.

   Изабелла смотрела брату вслед, думая, всегда ли она будет сходить с ума от беспокойства о нем. В своей новой жизни Ги чувствовал себя как утка в воде. На уроках он встречался с другими молодыми людьми, сыновьями из состоятельных семейств, которые легко относились к жизни и давно были предоставлены самим себе, хоть их и ограничивали в средствах. Они приняли Ги в свою среду, а он, обладая хорошими способностями к языкам и истории, тем не менее не утруждал себя учебой. Он уже испытал головокружительное удовольствие у игорных столов, пусть пока не в самом известном заведении – не у Крокфорда, а в более скромных. И так как удача сопутствует начинающим, уже одержал несколько маленьких побед. Однако он еще не настолько погрузился в развлечения, чтобы это стало заметно бдительному оку Дэвида.

   Ги хорошо одевался, в его кармане водились деньги, замужество сестры оказалось выгодным, и жизнь представлялась ему полной удивительных перспектив. К тому же он слепо верил в свою способность избегать ловушек, подстерегающих неопытных юнцов.

   Мэриан не спустилась в гостиную, поэтому Изабелла провела вечер в одиночестве. Она сидела с Рори на коленях и со стопкой новых книг под рукой. Но книги не казались ей достаточно интересными, если рядом не было Роберта, чтобы обсудить с ним новинки и наметить, что ей следует, а что не следует читать.

   С самого Рождества они выезжали совсем мало из-за того, что Роберт не очень любил ужинать вне дома. Он делал исключение лишь для избранных друзей и, частично, оттого, что думал, будто большая часть приглашений делалась из чистого любопытства, а он считал, что Изабелле нужно дать время привыкнуть к своей новой жизни, прежде чем запускать ее в водоворот лондонского общества.

   Это не значило, что Изабелла была лишена многих других удовольствий. Роберт водил ее в театр. Сам сидел, позевывая во время длинных монологов Кембла и пока миссис Сидонс разыгрывала на сцене трагедию леди Макбет, а Изабелла зачарованно смотрела первую в своей жизни пьесу и жаждала увидеть все другие. Они бывали в опере и на концертах. Роберт возил ее в Брайтон в легком фаэтоне, запряженном парой чистокровных лошадей. И даже позволил править ими на спокойном участке дороги. Брайтон стал последним криком моды с тех пор, как принц Уэльский купил здесь дом и постепенно превращал его в подобие восточной сказки. Отдав дань восхищения этому дворцу, они прошлись пешком вдоль берега до Черной Скалы на пронизывающем ветру. Ветер выводил из себя Роберта, но Изабелла обожала такую погоду. Щеки ее горели, волосы развевались восхитительной гривой, а впереди выплясывал Рори.

   Иногда тихими вечерами, наблюдая за ними, глядя, как они читают друг другу, спорят о каких-то важных вопросах или смеются над одним им понятной шуткой, Мэриан была вынуждена признать, что ее брат изменился. Он казался теперь моложе и беззаботнее, – не таким серьезным, как раньше.

   Однажды она заговорила об этом с Дэвидом.

   – Я этого не понимаю, – жаловалась Мэриан. – Он так изменился и так легкомысленно стал относиться к некоторым вещам.

   – Он счастлив, вот и все. Сбросил тяжесть забот всего мира со своих плеч. И он очень влюблен. Это меняет людей.

   – Они не похожи на влюбленных, не совсем похожи, – возразила она. – Скорее как брат с сестрой. Не нравится мне это, Дэвид.

   – Ради Бога, перестань беспокоиться, голубушка. Люди все разные. Мы не сделаны по одному образцу. Изабелла – на редкость милое существо. Могу тебе признаться, если бы не Роберт, я сам бы охотно за ней поухаживал.


   Амьенский договор – так его назвали – был подписан, наконец, в три часа ночи 25 марта после бурного пятичасового заседания с Бонапартом и его проницательным, беспринципным министром иностранных дел Талейраном, который до последнего момента все уточнял условия. Мирная делегация вернулась в Британию чрезвычайно измотанной, но явно довольной тем, что миссия исполнена. По мере того, как новость распространялась, всюду по стране вспыхивали фейерверки и салюты. В Лондоне счастливые толпы заполонили улицы. Ночью было светло, почти как днем, от множества зажженных в окнах свечей и иллюминации возле французского посольства на Портман-сквер. Даже игорные дома на Сент-Джеймс-стрит были украшены светящимися коронами и витиеватыми патриотическими надписями.

   Роберт был восторженно встречен женой и сестрой, но упорно отказывался присоединиться к ликующей толпе на улице.

   – Они только и думают, что о падении цен на хлеб, о голландском джине и французском коньяке, которые будут перевозиться через пролив, – сухо заметил он.

   – А будет это? – спросила Мэриан.

   – Сомневаюсь, очень сомневаюсь.

   – Ты не веришь, что мир продлится долго? – спросил Дэвид позднее, когда они поджидали дам перед ужином.

   – Честно говоря, не верю. Я говорил со многими людьми в Париже и сделал свои собственные выводы. Мир будет длиться ровно столько, сколько захочет Бонапарт, и ни минуты дольше. А потом начнутся такие дела, что сам черт ногу сломит.

   – А остальные в правительстве согласны с тобой?

   – Питт и Дандас согласны, Корнуоллис тоже. После того, как все кончилось, он заметил: «Мы подписали договор не о мире, а о войне!» Мрачный взгляд на вещи, но, боюсь, он абсолютно прав.

   Однако он ничего не сказал об этом ни Изабелле, ни сестре, тем более, что миссис Пратт превзошла сама себя в поистине великолепном обеде.

   Ги появился в разгар обеда. Он потерял шляпу, волосы его были всклокочены, сюртук едва не разорвали в толпе. Он ходил по улицам среди ликующих людей и видел, как приветствовали французского посла, который привез известие о мире, как истеричная толпа выпрягла лошадей из его кареты и с радостными криками протащила ее до Даунинг-стрит.

   В волнениях этого вечера Изабелла совсем забыла о своем протеже, которого, к большому удовлетворению Гвенни, пригласили выпить стакан вина и присоединиться к слугам, когда те уселись в кухне за праздничный обед.

   Шум, крики, гомон толпы, стрельба фейерверка продолжались до поздней ночи, поэтому Изабелла уснула гораздо позже обычного, и утром, когда Роберт вошел в спальню, она одевалась.

   – Что это Мэриан рассказывает мне о каком-то бродяге, который спал в нашей конюшне и до смерти напугал кухарку и служанок?

   Изабелла закусила губу от досады. Мэриан ухитрилась первой преподнести свой вариант истории.

   – Она говорит, ты взяла на себя ответственность. Это правда? – продолжал он.

   – Да, это правда. Я сказала ему, что он может спать там.

   – Не слишком ли неосторожно?

   – Я так не думаю. – Она повернулась на стуле у туалетного столика, чтобы посмотреть Роберту в лицо. – Мэриан рассказала тебе лишь половину. Это Том, Том нашей Гвенни. Помнишь, я тебе рассказывала о нем?

   – Парень, который попался вербовщикам?

   – Да, он был ранен. Его левая кисть и рука почти не действуют, поэтому, когда его уволили, он пошел в Лондон, чтобы снова увидеть Гвенни. Он был таким худым, таким отчаявшимся. Я не смогла сказать ему, чтобы он убирался. Я сказала, что он может остаться, но только до твоего приезда. Видишь ли, ему некуда идти, и я подумала, я понадеялась, что, может быть, ты поможешь ему. Ты сможешь? У тебя ведь столько знакомых.

   – Но я ведь не подбираю для них слуг, моя дорогая, – полушутя ответил Роберт. – Должен ли я буду заботиться о всех бедолагах, уволенных из военно-морского флота?

   – О нет, не о всех, только о Томе. Пожалуйста, Роберт.

   – Хорошо, попробую. Мне нужно поговорить с Яном, а потом посмотреть самому. Может, что-то и получится.

   – Я знала, что получится. Знала, что все будет хорошо, когда ты вернешься. Я так и сказала Мэриан.

   – Ты скучала по мне?

   – Каждое мгновение.

   – Я собирался привезти тебе какой-нибудь подарок, но был занят целыми днями, спорил до умопомрачения с Талейраном. Тот был когда-то роялистом, изгнанником, революционером, а теперь, кажется, стал ярым бонапартистом. Когда вся эта суматоха уляжется, мы совершим приятное путешествие в Париж. Тебе бы этого хотелось?

   – О да, больше всего на свете.

   Роберт дотронулся до щеки Изабеллы и улыбнулся. Потом он отправился на поиски Яна.

   – Парень, конечно, понимает в нашем деле, – осторожно сказал Ян, – в этом сомневаться не приходится, кроме того, он чистоплотный. На полу в конюшне можно обедать.

   – Вот что значит морская дисциплина. Можем мы взять дополнительного работника в конюшню?

   – Да, теперь можем. Ведь появилась кобыла вашей леди и две новых лошади для каретной упряжки.

   – Очень хорошо. Я поговорю с ним, и, если решу, что он нам подходит, возьмем его с испытательным сроком на месяц и посмотрим, как пойдет дело. По крайней мере, одним бродягой будет меньше на улице.

   – Сдается мне, что ты удивительно великодушен, – раздраженно заявила Мэриан, услышав о решении брата. – Ты об этом еще пожалеешь. Эта девица будет бегать на конюшню при каждом удобном случае, помяни мое слово. А потом еще и забеременеет в довершение всего.

   – Будем преодолевать это препятствие, когда оно возникнет, – невозмутимо ответил Роберт и решительно отмел благодарственные излияния Гвенни.


   Той весной высший свет Лондона, затаивший дыхание в ожидании мирного договора, начал праздновать событие пышно и не скупясь. Начало положил бал у графини Уинкантонской. Все, кто что-то из себя представлял, и некоторые, ничего из себя не представлявшие, стремились получить приглашение, тем более, что прошел слух, будто принц Уэльский собственной персоной заглянет попозже вечером.

   – Мы пойдем? – спросил Роберт за завтраком, протягивая через стол карточку с золотым обрезом жене и сестре.

   – Конечно, мы должны пойти, – сказала Мэриан. – Если кто-то и обеспечил этот успех с подписанием договора, так это ты. Ты должен быть там.

   – Ты преувеличиваешь, моя дорогая. Я всего лишь перевел словечко здесь, словечко там. А ты что скажешь, Изабелла?

   – Я никогда не была на настоящем балу, – произнесла она задумчиво.

   – Тогда решено. Будет жарко, шумно, жутко многолюдно, но мы пойдем. Позаботьтесь о нарядах, леди.


   Это было первое важное событие сезона, а также первый значительный выход в свет, в котором Изабелла выступала в качестве жены Роберта. По мере того, как подходил срок, она начала думать об этом с некоторой тревогой. Изабелла сама себе выбрала платье, пренебрегая мнением Мэриан. Та считала, что тонкий сатин бледно-зеленого цвета с накидкой из органди, расшитой золотыми звездами, был слишком театральным: жена ее брата должна выглядеть более солидно, скорее в стиле матроны, а не как заезжая примадонна. Она пожаловалась на этот счет Дэвиду, но тот мудро воздержался от комментариев. Пусть женщины сами разбираются между собой.

   Гвенни помогала Изабелле одеваться в тот вечер. Она стала очень умелой горничной и всегда заботилась о новых платьях и белье Изабеллы. Гвенни продевала вышитую золотом ленту в ее темные волосы, когда увидела, что из гардеробной вышел Роберт, и по его кивку тихонько удалилась.

   Изабелла вынула из шкатулки золотое филигранное ожерелье, которое Роберт подарил ей в Йорке, но он подошел сзади и взял ожерелье из рук жены.

   – Не эту безделушку. У меня есть кое-что более подходящее.

   Изабелла посмотрела на него удивленно.

   – Но ведь ты сказал, что ничего не привез из Парижа.

   Ничего. Это я выбрал для тебя еще до отъезда.

   Он надел ей на шею другое ожерелье.

   Это были изумруды и бриллианты. Искусно соединенные в виде крохотных цветочков, они выглядели так красиво, что Изабелла задохнулась от изумления.

   – Нравится? – спросил Роберт.

   – О, Роберт, это невероятно…

   – Моя жена затмит всех светских красавиц.

   – Не надо так говорить. Случится что-нибудь ужасное. Я, наверное, шлепнусь на пол, делая реверанс перед принцем.

   – Сомневаюсь, чтобы это его беспокоило. Красивой женщине он все простит.

   Изабелла обернулась, чтобы взглянуть в лицо мужа.

   – Роберт, не знаю, что сказать. Ты так добр ко мне, и я так благодарна. – Она заметила, что он слегка нахмурился.

   – Мне не нужна благодарность! Я делаю это, потому что мне так нравится, а не по какой-то другой причине. А теперь пошли. Мэриан будет ругать нас, если мы заставим ее ждать.


   Дорога, ведущая к особняку Уинкантонов на Пикадилли, казалась рекой огней, так как экипажи катили один за другим и выплескивали наружу, подъезжая к парадному входу, море шелка и сатина, драгоценностей и цветов, страусовых перьев, красного сукна и золота мундиров, зеленых, темно-фиолетовых вечерних сюртуков, белых шелковых чулок и туфель с пряжками.

   На мгновение панический страх овладел Изабеллой, и ей захотелось повернуться и убежать. Но карета уже остановилась, дверца открылась, и вот Роберт уже помогает ей выйти, и, как ни странно, она спокойно идет вверх по лестнице под руку с мужем, в сопровождении Мэриан и Дэвида, совершенно не подозревая, что предстоящий вечер изменит и ее жизнь, и жизнь Роберта.

   Сказать, что Изабелла произвела фурор, значило бы ничего не сказать. Здесь присутствовали и те, кто с любопытством наблюдал за деревенской свадьбой в Лидде. Потом, к их разочарованию, молодая пара исчезла в Шотландии, а после возвращения почти нигде не показывалась. Ходили язвительные слухи, что виконт Килгоур прячет свою кухонную служанку-жену.

   Несомненно то, что в тот вечер Изабелла поразила всех. Большинство молодых людей, придерживавшихся мнения, что Килгоур – чопорный высокомерный аристократ, были вынуждены признать, что он сумел утереть им нос! Они заметили, что в начале вечера Роберт не отходил от жены, но через некоторое время, когда она перестала робеть и развеселилась, они обнаружили, что она вовсе не глупенькая красавица, но мила и остроумна, говорит с легким иностранным акцентом, а это очень интриговало. Поговаривали, что она француженка, во что было легко поверить, потому что она обладала своим стилем, чем отличалась от остальных дам. Изабелла говорила что думала, с простотой, которая импонировала пресыщенным светским щеголям. Женщин, однако, было не так легко покорить. Они испытывали некоторое раздражение от того, что она так легко завладела не только мужем, но и вниманием искушенного в светских развлечениях Дэвида Фрезера, а также большей части самых привлекательных молодых людей. И потом, она так мило поглядывала на своего мужа, ожидая его кивка, прежде чем позволить увести себя танцевать.

   – Комедиантка, вот кто она такая! – заметила одна вдова, у которой было две незамужних дочери, обращаясь к другой, имеющей трех дочерей на выданье. – В ней есть что-то неестественное, и где, спрашиваю я вас, была она все эти годы?

   Изабелла не подозревала о произведенном ею впечатлении. Во время ужина она встретила Венецию и радостно с нею заговорила.

   – Я даже не знала, что вы в Лондоне. Почему вы не навестили меня? – с упреком спросила Изабелла.

   – Мы только что приехали из Хай-Уиллоуз.

   – А Перри здесь?

   – Нет. – Венеция выглядела грустной и недовольной. – Тебе можно сказать, хотя огласки еще не было. Я выхожу замуж.

   – Замуж! За Перри?

   – О Боже, нет! – И Венеция так погрустнела, что Изабелла испугалась. – Перри даже нет в Лондоне. Я выхожу за сэра Хьюго Декстера. Ты его знаешь? Вот он разговаривает с папой.

   Изабелла посмотрела, куда указывала Венеция, и вздохнула.

   – Но ведь он такой старый, Венеция.

   – Не слишком. Ему всего пятьдесят пять, – продолжала она тем же бесцветным голосом. – Он вдовец с двумя дочерьми. Очень богат и обладает большим влиянием. То есть, как раз то, что папе нужно.

   – Но ты ведь не можешь выйти замуж за такого человека, не можешь, Венеция. Ведь ты не сможешь полюбить его.

   – Какое это имеет значение? Хьюго хочет меня в жены, я должна буду родить ему сына, и я до смерти устала бороться с мамой. По крайней мере, я вырвусь из дома. У меня будет свой собственный дом. Я обрету свободу.

   – Но ты же не будешь свободной… по-настоящему.

   – Почему нет? Буду. Я уж постараюсь. Он зовет меня. Надо идти.

   Изабелла дотронулась до руки сестры.

   – Венеция, приходи, пожалуйста, ко мне. Придешь?

   – Может быть. Я постараюсь, – и она отошла, нежно улыбаясь седому человеку, который жестом собственника взял ее за руку и увел.

   Изабелла смотрела ей вслед, озадаченная и опечаленная, желая помочь и не зная, что она могла бы сделать.


   Наконец приехал принц. Полнеющий, хотя ему минуло всего сорок лет, он был еще привлекателен и имел цветущий вид. Он милостиво улыбнулся молодой леди Килгоур, когда она присела перед ним в реверансе.

   – Кажется, ваш муж много сделал для нас в Париже, – сказал он.

   – Вы так добры, сэр, – проговорил Роберт, склонившись к его руке. – Недавно мы с женой имели удовольствие увидеть ваш замечательный загородный дом в Брайтоне.

   – Он великолепен, не правда ли? – сказал явно польщенный принц. – Эти два новых крыла и восхитительные навесы в виде раковин над окнами… А интерьер я переделываю в китайском стиле. Музыкальный салон действительно будет необыкновенным. Драконы, знаете… Обои надо видеть своими глазами. Ваша жена любит музыку – Гайдн, Моцарт?

   – О да, да, конечно, ваше высочество, – прошептала Изабелла.

   – Хорошо, хорошо, тогда вы оба должны прийти на один из моих музыкальных вечеров в Карлтон-Хаус.

   – Сочтем за честь, сэр.

   Роберт увел свою жену, улыбаясь ей.

   – Ты не шлепнулась на пол. Ты на самом деле произвела впечатление. Все они дерутся за приглашения на его музыкальные вечера. Знаешь, моя дорогая, у принца действительно хороший вкус, – если бы только его не сбивали с пути. Те, кто его окружают, мечтают лишь набить карманы за его счет. Ты еще не устала?

   – Нет, нисколько.

   И Роберт подавил свою скуку и остался, прощая ее, как простил бы ребенка, попавшего впервые в жизни на бал.

   Некоторое время спустя, когда Роберт стоял, прислонившись к одной из увитых цветочными гирляндами колонн, Мэриан оставила своего кавалера и подошла к брату. Танец только что кончился. Изабелла стояла на другом конце комнаты, освещенная сиянием свечей, в блеске золота.

   – «Ее сиянье факелы затмило…» – прошептал Роберт еле слышно.

   – Что ты сказал? – воскликнула Мэриан, думая, что ослышалась.

   – Я всегда считал, что это преувеличение, но, оказывается, старина Уилл знает, о чем говорит.

   – Но ведь ты не Ромео, – едко заметила Мэриан.

   – Верно, верно, – улыбнулся Роберт. – Совсем не похож на Ромео, да?

   «Он влюблен гораздо сильнее, чем я думала, – поняла Мэриан, и сердце ее сжалось. – Боже, пожалуйста, не дай ей слишком сильно ранить его». Нахмурившись, она проследила глазами за взглядом Роберта.

   – Кто это с Изабеллой?

   – Шевалье де Сен-Джордж, к которому я питаю особую неприязнь, как и к его так называемому племяннику. У меня сильное подозрение, что они вовсе не те, за кого себя выдают.

   – Что ты имеешь в виду? Шпионы? Эмигранты, но на жаловании у Наполеона? – встревожилась Мэриан.

   – Не знаю, Мэриан. У нас нет ничего особенного против них обоих, только подозрения, вот и все. И, может быть, теперь, когда у нас мир, это не имеет большого значения. Пойду-ка я к Изабелле на выручку.


   Изабелла, возбужденная танцем, поблагодарила своего партнера и уже собиралась вернуться к мужу, как вдруг кто-то позвал ее по имени.

   Вкрадчивым голосом шевалье проговорил: – Могу ли я представить вам своего племянника? Он давно мечтает познакомиться с вами.

   Изабелла быстро оглянулась и неожиданно оказалась лицом к лицу с Люсьеном, стройным, изящным, модно одетым. Его длинные черные волосы были коротко подстрижены и завиты, но под элегантной внешностью можно было рассмотреть все того же Люсьена с лицом оливкового цвета. Взгляд, как у какого-нибудь дикого зверя, бродящего в одиночестве: те же самые темные глаза смотрели на нее и узнавали. Удивление и потрясение были так велики, что Изабелла не могла уловить смысл слов, обращенных к ней. Она лишь почувствовала, как он взял ее руку и поцеловал, потом слишком долго держал в своей руке, и само прикосновение, казалось, жгло кожу.

   Он говорил какой-то комплимент, но она была так смущена, что не смогла найти ответ.

   Но в это время подошел Роберт и взял Изабеллу за руку.

   – Прошу прощения, но я должен увести свою жену. Друзья хотят попрощаться.

   – Но вы, конечно, еще не уезжаете? – спросил Люсьен. – Я так надеялся пригласить вашу супругу на танец.

   – Может быть, позже. Пойдем, моя дорогая, – Роберт собрался уйти, когда шевалье задержал его.

   – По-моему, мы должны поздравить вас с успешным заключением договора.

   – Вы ошибаетесь, сэр, – жестко ответил Роберт. – Все поздравления следует адресовать лорду Корнуоллису. Я ничего не сделал.

   – Думаю, вы себя недооцениваете.

   Роберт пожал плечами.

   – Как вам будет угодно, – сказал он и удалился вместе с Изабеллой.

   Оба француза постояли молча, глядя им вслед, потом шевалье спокойно сказал:

   – Ты уверен, что это та самая девушка?

   – О да, без сомнения. Меньше всего мне хотелось бы видеть ее замужем именно за ним.

   – Это обстоятельство могло бы нам чрезвычайно помочь, когда настанет подходящий момент. Займись этим, Люсьен, но будь осторожен. Если Роберт Эрмитейдж именно то, что мы думаем, он может быть весьма опасен.

   – Верь мне. Она будет мне повиноваться беспрекословно, – доверительно сообщил Люсьен. Поставленную перед ним задачу он мог бы выполнить с пользой для общего дела и с удовольствием для себя.


   Изабелла в это время говорила мужу:

   – Я вдруг почувствовала себя ужасно усталой. Как ты думаешь, может, нам уехать?

   – К сожалению, по этикету не положено уезжать раньше принца. Ты устала, дорогая? Слишком много танцевала? Иди, посиди спокойно. Я найду тебе бокал шампанского.

   Она села на позолоченный стул и тихонько вздохнула, а Роберт отправился на поиски лакея. Странно было чувствовать в себе такое смятение. Ведь прошел уже почти год. Изабелла стала женой Роберта, изгнала все воспоминания о Люсьене, а в тот момент, когда он коснулся ее руки, все эти месяцы словно исчезли, и они снова стояли на том пустынном берегу, овеваемые ветром, чувствуя соль на губах. Он снова был юношей, потерпевшим кораблекрушение, и жизнь его полностью принадлежала ей… Изабелла откинула назад голову, устало закрыла глаза. Конечно, все это чепуха, всего лишь потрясение, сейчас пройдет.

   Изабелла скорее почувствовала, чем увидела, что Люсьен подошел к ней, ощутив его дыхание на своей щеке, когда он наклонился к ней.

   – Пойдем потанцуем, Изабелла, ведь нам так много нужно сказать друг другу. Я долго ждал этого момента. – Он издал смешок. – Наша последняя встреча – ты помнишь? Твой бедный кузен, потерпевший поражение от мошенника-француза, и собака…

   – Бет умерла, – безжизненным голосом сказала Изабелла.

   – Как печально! Твой сторож, твой защитник. Она никогда не доверяла мне, так ведь?

   Изабелла вздрогнула, когда ладонь Люсьена, лаская, скользнула по ее обнаженной руке.


   Музыканты начали играть сентиментальный вальс. Этот танец совсем недавно пришел с континента, только-только начинал прокладывать себе дорогу в Англии, где встретил ожесточенное сопротивление со стороны респектабельного общества, расценившего его как непристойный.

   Однако хозяйка бала всегда отличалась дерзостью, поэтому сейчас, в три часа ночи, когда осталось всего несколько пар, она уступила желанию молодежи.

   – Пошли, – сказал Люсьен, и она, как под гипнозом, позволила ему поднять себя со стула, заключить в объятия и закружить среди танцующих. Изабелла чувствовала, как обжигают ее руки Люсьена через тонкую ткань платья, пока они плавно двигались под музыку.

   – Нам нужно увидеться как можно скорее, нам нужно поговорить. Где, Изабелла, где? – шептал он у нее над головой.

   Изабелла старалась собраться с духом.

   – Я замужем, Люсьен.

   – Какое это имеет значение? Неужели твой муж такой тиран, что не позволяет тебе даже разговаривать с другим мужчиной?

   – Нет, разумеется, но…

   – Это ничего не значит. Когда я увидел тебя сегодня, для меня это было как сон, ставший явью.

   – Почему ты исчез так надолго?

   – Печально, но я не всегда сам себе хозяин. Теперь же все будет иначе.

   Изабелла вздохнула и отдалась чувственному наслаждению ощущать прикосновение его рук, касание его тела, истинной радости видеть его снова.

   Вернулся с шампанским Роберт, к нему присоединилась Мэриан. Было очень поздно, принц уже уехал. Роберт оглянулся вокруг и растерялся на мгновение.

   – Я оставил Изабеллу здесь. Она сказала, что устала.

   – Но не настолько, чтобы отказаться от танцев, судя по всему.

   Мэриан была в шоке. Она не одобряла вальс и, увидев Изабеллу скачущей по залу в объятиях мужчины, с которым она только что познакомилась, решила, что это возмутительно.

   Роберт нахмурился, но ничего не сказал. Несомненно, этот наглый молодой человек принудил ее танцевать с собой, но все равно, Роберту это не понравилось.

   Музыка умолкла, и Люсьен привел Изабеллу к Роберту, поблагодарив за оказанную честь. Победно улыбнулся им обоим и удалился.

   – Какая наглость! – пробормотала Мэриан.

   – А я-то думал, ты устала, – отрывисто заметил Роберт.

   – Да, но я никогда раньше не танцевала вальс. – Оправдание прозвучало малоубедительно.

   – И, надеюсь, больше не будешь. Разве что со своим мужем, – вмешалась Мэриан.

   Изабелла не обратила внимания на ее замечание.

   – Ты будешь ругать меня, Роберт?

   – Не сейчас. – Он взял ее руку. – Пойдем, уже поздно, пора возвращаться домой.

   В карете они почти не разговаривали, да и путь был недолгим. Дома один из слуг ждал их с бисквитами и горячим кофе, но Изабелла отрицательно покачала головой.

   – Спасибо, но я пойду спать, Роберт.

   – Хорошо, дорогая. Сейчас я тоже поднимусь.

   – Спокойной ночи, Мэриан.

   В спальне Изабеллу ждала Гвенни.

   – Я помогу вам раздеться, леди, и приготовиться ко сну.

   – Не сегодня, Гвенни. Я справлюсь сама. Уже очень поздно. Иди спать.

   – Хорошо было на балу? – спросила девушка с легкой грустью.

   – Да, замечательно. Там был принц Уэльский. Он пригласил нас на один из своих музыкальных вечеров. А я столько танцевала, что, наверное, стерла подошвы туфель до дыр, – рассказала Изабелла равнодушным тоном. – Спокойной ночи, Гвенни.

   – Спокойной ночи, леди, хороших снов. Гвенни неохотно вышла. Ей хотелось поболтать немного о всяких интересных вещах.

   Когда вошел Роберт, Изабелла уже была в нижней юбке и пыталась расстегнуть застежку нового ожерелья.

   – Давай я расстегну.

   Он встал позади нее, снял ожерелье, провел руками по обнаженным плечам Изабеллы и наклонился, чтобы поцеловать ее в шею.

   Впервые Изабелла сжалась в его объятиях.

   – Нет, Роберт, прошу тебя. Я, правда, очень устала.

   Он сразу же почувствовал ее отстраненность и удивился, что же так расстроило ее, но его мужская гордость была слишком уязвлена, чтобы он настаивал против ее воли.

   – Да, конечно. Вечер был долгим и утомительным, а ты держалась великолепно. Спокойной ночи, любовь моя, и постарайся подольше поспать завтра.

   Он вышел, закрыв за собой дверь, и Изабелла поняла, что он пошел в комнату, где иногда спал, если работал допоздна или должен был уезжать рано. «О Боже, – подумала она, – он обиделся. А ведь я не хотела ни сейчас, ни когда-либо обижать его… Что-то сегодня мысли путаются. Просто я думала, что теперь, когда у нас мир, Люсьен мог бы вернуться во Францию, и мне не пришлось бы снова встречаться с ним».

   Но все обернулось иначе. Он был здесь, живой, а ее тело сразу же предательски откликнулось на его зов. Если бы только это не произошло так быстро, если бы только у нее было время приготовиться к встрече с ним. Но его властное животное начало так сильно притягивало ее… Как тогда, на берегу моря. Изабелла должна бороться с этим, должна выбросить его из головы, и в то же время она отчетливо понимала, что он не собирался позволить ей ускользнуть. Высшее общество было сравнительно немногочисленным. Несомненно, они будут часто встречаться. Если она станет нарочно избегать его, сложится впечатление, противоположное тому, к которому она стремится. Любители скандалов задумаются, почему она так поступает.

   Изабелла долго лежала без сна, строя разные планы. Она будет вести себя естественно, будет смеяться и говорить с Люсьеном, как с другими молодыми людьми, как с Дэвидом. Никогда не оглянется на прошлое, ни на минуту не забудет, что она жена Роберта. Легко было принимать решение, лежа в постели, и она еще не предполагала, насколько действительность окажется иной.

   У Люсьена тоже были свои планы. Он находил ее чрезвычайно желанной, еще более притягательной, чем во времена их первой встречи на берегу моря. Она бросала ему вызов, и он принимал его. Люсьен должен был одержать над ней победу, на то у него были свои причины. Изабелла еще не скоро узнает, насколько коварными были планы Люсьена.

Глава 13

   Апрель в том году стоял волшебный: деревья были окутаны нежной зеленью, каштаны зажгли розовато-белые свечки своих цветов, расцветали нарциссы, воздух был свеж и чист. Даже редкие дожди приносили радость. Казалось, все вокруг возрождается к новой жизни после наступления мира. Лишь немногие мрачно пророчествовали, что долго это не продлится.

   Два дня спустя после бала, на прогулке в Гайд-парке, Изабелла почувствовала необыкновенную легкость да душе, что так соответствовало этому весеннем/ утру. Семь часов – слишком ранний час для светского общества и некому еще показать прекрасных лошадей, элегантные костюмы для верховой езды или красивые экипажи. Поэтому ей и нравилось именно это время. Изабелла живо вспомнила те счастливые часы на морском берегу, когда она скакала на Джуно, о которой до сих пор думала с сожалением, хотя Зара, ее гнедая кобыла, завоевала сердце Изабеллы, как только Роберт привел лошадь в конюшню.

   Роберт догадался, почему Изабелла выезжает так рано, и, несмотря на неодобрение сестры, не стал возражать, только посоветовал ей брать с собой Яна, когда сам он не мог сопровождать ее. В этот утренний час в Гайд-парке бывало мало дам, и Изабелла свела шапочное знакомство с армейскими офицерами, отважными всадниками, демонстрирующими свое искусство верховой езды, с пожилыми джентльменами, которые считали легкий галоп по утрам чудодейственным средством для больной печени.

   Она послала Зару вперед, обогнала Яна и подумала, что было бы безумием так сильно расстроиться из-за встречи с Люсьеном. Это было лишь потрясение, живое напоминание об их последнем вечере в маленькой черной лачуге, о прощальном поцелуе. Кто знает, что могло произойти, не появись тогда Джеймс, за что она теперь была ему глубоко благодарна. Конечно, Люсьен не имел никакой власти над ней. Смешно было бы думать, что он над ней властен. Ее опасения напрасны.

   Зара устремилась вперед, возбужденная свежим ветерком. И тут Изабелла почувствовала, что кто-то скачет рядом с ней. Они ехали голова к голове, и, бросив быстрый взгляд в сторону, Изабелла испугалась, увидев со страхом, что это был Люсьен. Люсьен, на резвом вороном коне. Смеясь, он протянул руку и придержал лошадь Изабеллы за поводья.

   – Не так быстро, моя красавица, не убегайте от меня. Иначе мы свалимся с обрыва, если вы не будете осторожны.

   Изабелла поняла, что он прав. На воде были видны отблески солнца, по берегу реки гуляли люди. Изабелла перешла на рысь, Люсьен не отставал от нее.

   – Вы заставили волноваться своего грума. Он думает, что ваша лошадь понесла.

   – Ян слишком хорошо меня знает, чтобы волноваться, – холодно произнесла Изабелла и повернулась, чтобы взглянуть на Люсьена.

   Люсьен улыбался все той же беззаботной обаятельной улыбкой, и, несмотря на все ее сопротивление, несмотря на храбрую решимость, призыв, исходивший от него, как в те памятные летние дни, был все так же силен. Люсьен снял перчатку и длинными тонкими пальцами стал ласкать ее запястье. Изабелла вздрогнула от его прикосновения.

   – Я кое-что разузнал и догадался, что найду вас здесь. Как в старые времена, правда? Вы их уже забыли? С самого бала я ждал этого момента.

   – Я не одна, – сказала она сдавленным голосом.

   – Отошлите своего грума. Скажите ему, что я о вас позабочусь.

   – Нет, нет, лучше не надо.

   – Чего вы боитесь? – Он подозвал Яна небрежным движением руки. – Эй, парень, я старый друг твоей хозяйки. Я провожу ее домой и верну в целости и сохранности.

   – Вполне вероятно, сэр. Но я должен следовать указаниям хозяина, – упрямо ответил Ян.

   – Само собой, у тебя есть указания, но ты ведь не приставлен стражником к своей хозяйке?

   – Все в порядке, – быстро сказала Изабелла. – Я хорошо знаю этого джентльмена. Не надо ждать меня. Возвращайтесь на Арлингтон-стрит, а если леди Мэриан спросит обо мне, скажите, что я вернусь через час.

   – Хорошо, леди, раз вы так хотите, – сказал Ян, но отъехал он с неохотой, потом остановился и посмотрел на них долгим пристальным взглядом.

   – Очевидно, он не доверяет мне ни на грош. Что, по его мнению, я собираюсь делать? Уехать с вами на час, на день, на неделю? – Глаза Люсьена угрожающе сверкнули. – Кстати, это мысль. А у вас не возникло желания убежать от этого вашего высокомерного мужа?

   – Не говорите о Роберте в таком тоне. Он милейший человек в мире.

   Люсьен усмехнулся.

   – Неужели? И весьма богат. Поэтому вы вышли за него замуж?

   – О, вы невозможны. – Изабелла сердито отвернулась от Люсьена. – Я не собираюсь давать вам отчет о своих поступках.

   – Верно, но не браните меня. Вы ведь хорошо знаете: я говорю то, что думаю. Клянусь, я разрыдаюсь, если вы станете ругать меня.

   – Вы просто смешны. – Но, сама того не желая, Изабелла заулыбалась.

   – Так-то лучше. Давайте погуляем вместе, как старые друзья. Мне есть что рассказать, и вам тоже.

   Он натянул поводья и соскочил с седла. Потом взял уздечку и помог Изабелле спешиться. Привязал лошадей к одному из белых столбиков, окаймлявших тропу для верховой езды, и непринужденно взял Изабеллу за руку. Ей показалось, что не было всех этих последних месяцев, и они снова гуляли вместе на заре, и морской ветер овевал их.

   Люсьен начал рассказывать ей о своих приключениях в ту ночь, когда он украл лошадь Джеймса и ускакал.

   – Ваш кузен был очень сердит?

   – Он был вне себя от ярости! – Изабелла слегка улыбнулась при воспоминании об этом. – Особенно, когда конюх из Уайт-Харта привел лошадь обратно с вашим сообщением.

   – Ну и жалкий же у меня был тогда вид, в точности ворона в павлиньих перьях, – горестно продолжал Люсьен. – Наверное, владелец гостиницы решил, что я разбойник с большой дороги, который отобрал у какого-нибудь несчастного путешественника его золотишко. А на последней ночевке мне пришлось делить комнату в гостинице с каким-то деревенщиной, от которого так воняло, будто он только что вылез из свинарника, и он сам бы освободил меня от оставшихся Денег, если бы у меня не хватило благоразумия не пить слишком много и не держать ухо востро.

   – Что вы с ним сделали? – с любопытством спросила Изабелла.

   – Ничего особенного.

   Люсьен продолжал свой рассказ, вставляя в него забавные замечания и выставляя себя героем.

   – А шевалье де Сен-Джордж действительно ваш дядя? – спросила Изабелла.

   – Ну, не совсем. Кузен кузена, если хотите знать, – уклончиво ответил Люсьен. – Надо было видеть его лицо, когда я оказался на пороге его дома в таком виде, будто только что из рождественского представления. Но мы хорошо ладим, все нормально. Ну, а как вы? Я не поверил своим глазам, когда увидел вас в сиянии красоты на балу у графини и замужем, не более и не менее, как за сыном графа Гленмурского. Ваш дядя догадался о наших встречах?

   – Да, но уже потом, какое-то время спустя.

   – Он был очень сердит?

   Но Изабелла не могла заставить себя рассказать о той унизительной порке.

   – Он расспрашивал меня, но я ничего ему не сказала, иначе он послал бы в погоню за вами. Только после вашего отъезда начались неприятности. – Изабелла замолчала, а он сжал ее руку.

   – Расскажите мне об этом.

   И она начала говорить о Ги, о его участии в делах контрабандистов, об одиночестве, о разлуке, которая им с братом угрожала.

   – Я знаю, все это глупости, но я мечтала, что вы вернетесь и все уладится, как по волшебству.

   – Понимаю. Я так часто думал о вас, – с раскаянием в голосе сказал Люсьен. Он взял Изабеллу за руку и пригласил сесть рядом с собою на одну из выкрашенных в белый цвет скамеек у озера. – Но мне нужно кое в чем признаться.

   – Признаться? Я не понимаю.

   – Да и как бы вы поняли? – Он сделал паузу для большего эффекта. Люсьен опутывал ее искусно сплетенной паутиной из лжи и полуправды, а она, святая невинность, верила всему. – Раньше я не мог вам рассказать, потому что мне было стыдно. Видите ли, я никогда не знал своего отца.

   – Вы хотите сказать, он умер до вашего рождения?

   – Нет, хуже. Это было на Мартинике, и, кажется, он оставил мою мать, когда она забеременела. Она о нем никогда не говорила, и только когда я уезжал, покидая ее и остров, может быть, навсегда, она назвала мне его имя.

   – И что вы сделали?

   Люсьен отвел глаза.

   – Я просто сошел с ума. Теперь я понимаю это, но тогда я нуждался в друге. Я разыскал отца в Париже, а он не признал меня, отказался поверить, что я его сын, вышвырнул меня за дверь, как жалкого нищего… – Люсьен отыскал в памяти подзабытые подробности – по крайней мере, это было правдой.

   – О, Люсьен, как мне жаль. – Ее сочувствие возрастало, так как эта история напоминала Изабелле собственную горькую участь.

   – Ну, а теперь все позади, – бодро сказал Люсьен. – Все мои надежды, все мечты… Я должен научиться жить без них. Да и что я мог бы предложить моей принцессе, моей милой Изабелле? Пора вам возвращаться к вашему Роберту.

   – Он появился, когда я была в отчаянии, – прошептала Изабелла.

   – И получил награду, которая должна была быть моей, – горько заметил Люсьен.

   – Вы не должны так говорить, Люсьен.

   – Может быть, но вы не можете запретить мне так думать и жалеть об этом.

   Она вдруг поежилась и встала.

   – Уже поздно. Я не могу оставаться здесь дольше.

   – Да, вы правы. Надвигается дождь. – Когда они шли к лошадям, Люсьен дотронулся до руки Изабеллы. – Чем он занимается, этот ваш Роберт? – как бы между прочим, спросил он. – Он производит впечатление достойного и умного человека.

   – О да, он такой. Он работает в Министерстве иностранных дел. Поэтому он и приезжал в Хай-Уиллоуз. Он занимался береговыми укреплениями на случай вторжения Бонапарта и ездил в Париж с мирной делегацией. Большая часть его работы секретна. Он никогда об этом не говорит.

   – Даже с вами?

   – Разумеется. – Изабелла смотрела на Люсьена, пока тот отвязывал лошадей. – Вы собираетесь вернуться во Францию теперь, когда война окончена?

   – Окончена ли она, – задумчиво сказал Люсьен. – Нет, не думаю. Там мне нечего делать. Шевалье любезно высказался в том духе, что ему нравится мое общество, а сам он предпочитает остаться в стране, где можно чувствовать себя свободным и говорить все, что хочешь, не думая, что полицейские шпионы донесут о каждом твоем слове.

   – Именно это сейчас происходит во Франции?

   – Похоже, что так. Поэтому шевалье покинул родину при первой же возможности. Если Бонапарт объявит амнистию для всех эмигрантов, ваш муж будет пытаться вернуть для вас графство Совиньи?

   Изабелла нахмурилась.

   – Откуда вы знаете про Совиньи?

   – Должно быть, вы мне рассказывали, когда мы впервые встретились.

   Но нет, Изабелла Люсьену этого не рассказывала. Она никогда не говорила с ним о своем детстве. Это он все время рассказывал, а она только слушала. Наверное, он узнал от кого-то еще.

   – Нет, не думаю, – сказала наконец Изабелла. – Все в прошлом, а у меня остались лишь страшные воспоминания. Я стараюсь больше не думать об этом. Мой дом здесь. Если Роберт и сделает что-нибудь, то только ради Ги.

   Люсьен помог ей подняться в седло, а потом занял место рядом с нею на тропе. Так они выехали из парка и направились на Арлингтон-стрит через Пикадилли, где было полно красивых экипажей, фаэтонов и всадников, нетерпеливо прокладывающих себе путь среди повозок мясников, тачек угольщиков, тележек булочников. В городском шуме смешивались крики торговцев и пронзительные звуки волынок уличных музыкантов. Изабелла долго не могла привыкнуть к разноголосице лондонских улиц, но в это особенное утро едва обращала на нее внимание. Встреча с Люсьеном слишком взволновала ее. Изабелла испытывала чувство вины, к которому примешивался головокружительный восторг от того, что он не забыл ее, что они мысленно снова возвратились в то лето, само воспоминание о котором имело острый привкус опасности. Она чувствовала, как по ее телу пробегала дрожь, когда он смотрел на нее, слегка улыбаясь.

   Мэриан увидела из окна, как Изабелла, ничего не стесняясь, ехала верхом рядом с французом. Она заметила, что тот задержал ее руку в своей дольше, чем допускают приличия, прежде чем поцеловать, и это наполнило сердце Мэриан возмущением. Кто-то должен был предупредить Роберта, но о чем? Мэриан хорошо знала, как презрительно Роберт отнесся бы к подобным сплетням и к ней, если бы она рискнула рассказать ему о чем-либо подобном. Могло ли случиться, что Изабелла встречалась с этим молодым человеком и раньше, в другие дни, когда настаивала, чтобы ехать на прогулку одной? Это было недостойное подозрение, но как Мэриан ни старалась отмести его, в ее сознании оно застряло прочно.


   Начиналось необыкновенное лето. Казалось, веселью не будет конца. Балы и маскарады следовали один за другим, театры и опера были переполнены, почти каждое представление заканчивалось пением патриотических песен, их публика исполняла стоя. Король, временно излечившийся от своего безумия, поехал на морские купания в Уэймаут. Принц отправился в Брайтон наблюдать за тем, как его фантастический дворец становится все великолепнее, пытаясь забыть о растущих долгах. В это же время важные члены правительства с облегчением закрыли свои портфели и удалились в загородные резиденции, чтобы отдохнуть и поиграть с детьми на пляжах Исборна или Фолксстоуна. Пребывая в уверенности, что они одержали решительную победу, члены Парламента в спешке, почти неприличной, провели заседание по вопросу разоружения. Всего через десять дней после подписания мирного договора премьер-министр выступил в Парламенте и отменил непопулярные налоги Питта, наполовину сократил армию, распустил добровольческие отряды и сократил число боевых кораблей с сотни до сорока. Перри Конвей, как и многие другие морские офицеры, был переведен на половинное жалованье при маловероятной перспективе продвижения по службе.

   Лишь в недрах Министерства иностранных дел и в замке Уолмер, где Питт проводил свой отпуск, царило тяжелое предчувствие, что Бонапарт заключил мир, только чтобы подготовиться к новой войне, и в то время, как Британия беззаботно ликовала, он спокойно разрабатывал планы покорения мира.

   Роберт придерживался такого же мнения, но хранил его при себе, а пока что находил забавным и приятным тот факт, что после бала у графини Изабелла неожиданно стала предметом всеобщего восхищения. Принц ей улыбался, приглашал на свои столь желанные для светских людей музыкальные вечера, она прославилась, и непредсказуемое лондонское общество готово было пригреть ее у своего непостоянного сердца. Посыпались приглашения на балы, концерты, музыкальные вечера, рауты и приемы. Изабелла была буквально захвачена потоком веселья.

   – Как же я узнаю, какие приглашения принимать, а от каких отказываться? – беспомощно спрашивала она.

   – Едва ли в сутках найдется достаточно часов для всего этого, – заметил Роберт, роясь в ворохе карточек с золотым обрезом. Но под его руководством она постепенно научилась разбираться в многочисленных приглашениях.

   То, что в Изабелле было мало жеманства, лицемерия и лукавства, – качеств, свойственных большинству светских молодых дам, казалось, делало ее еще более привлекательной. Она была необычной и интересной.

   – Дикарка! – пренебрежительно высказалась одна вдова. – Не имеет представления, как себя вести!

   – Разряженная деревенская мисс, а нос задирает! – бормотала другая ворчунья.

   Ее чистосердечие, простота, ее обходительность в отношении к старым, незаметным, несчастным людям лишь усиливали очарование.

   – Во многих отношениях она еще ребенок, – сказал Роберт, обращаясь к Мэриан, которая была недовольна экстравагантностью Изабеллы и жаловалась, что теперь их всюду ждали и приходилось выезжать чуть ли не каждый вечер, а это полностью нарушало спокойный уклад жизни Мэриан. Однако в тех немногих случаях, когда Роберт сам не мог сопровождать жену, он всегда старался вовремя оставить Уайтхолл, или игорные столы, или покой библиотеки, чтобы приехать за ней и отвезти домой.

   Куда бы Изабелла ни пошла в то лихорадочное лето, казалось, всюду она встречала Люсьена, и было трудно избежать его общества, чтобы этого не заметили. Он танцевал с нею, появлялся в театральной ложе, оказывался на незанятом стуле рядом с нею во время концерта, болтал, смеялся, приносил мороженое, – насмешливый, веселый, обворожительный. Они все больше и больше сближались, и в этом таилась опасность. Казалось, Изабелла живет двумя жизнями: одна заставляла кровь быстрее бежать по жилам, наполняла Изабеллу чувством вины и возбуждения, другая была более спокойной – это те мирные часы, которые она проводила с Робертом.

   Конечно, это заметили. Разумеется, об этом говорили. Но мало что доходило до Роберта. Он был не из тех, кому стоило рассказывать скандальные сплетни. Касалось ли это его самого или другого человека, он с презрением отверг бы всяческие предположения.

   В день рождения Изабеллы обе ее жизни столкнулись самым невероятным образом. Она завтракала в постели после того, как поздно легла накануне, и размышляла о том, другом утре, год назад, когда она проснулась с уверенностью: что-то должно случиться, – и как она была права! Все происходило с такой быстротой, что иногда Изабелла просто не могла всего осознать.

   Она пила шоколад, когда вошел Роберт, наклонился поцеловать ее и вложил ей в руки красный кожаный футляр.

   Изабелла взглянула на Роберта снизу вверх.

   – Что это?

   – Посмотри и узнаешь.

   Она быстро открыла футляр и вскрикнула от удивления и восхищения. Это были браслет и серьги, такой же работы, как и ожерелье, подаренное перед балом: из бриллиантов и изумрудов.

   – О, Роберт, они такие… такие изумительные! – и, преисполненная нежности, благодарности и отчасти угрызений совести, она обняла его за шею и поцеловала. Роберт едва успел подхватить падающий поднос с завтраком.

   – Ладно, ладно, теперь тебе двадцать лет и ты пожилая замужняя дама, – улыбнулся ей Роберт, с нежностью глядя на ее вспыхнувшее лицо и спутанные волосы. Неужели всего год назад он увидел ее на том пустынном берегу, босоногую, в выцветшей ситцевой юбке, не понимая еще, что безнадежно и, может быть, безрассудно влюбился? Он присел на край постели, отодвинув недовольного Рори. – Что ты собираешься делать сегодня?

   – Ничего иного, как только провести день с тобой.

   – Очень хорошо. Вставай и одевайся, лежебока. У меня есть план.

   – Какой план?

   – Подожди, всему свое время.

   Он поднялся, когда Гвенни постучала в дверь и вошла. В руках у нее был большой букет темно-красных роз и небольшой пакет в бумаге с позолоченным обрезом.

   – Для вас, леди, только что принес посыльный. – Она положила все на кровать. – И самые лучшие пожелания от меня и всей прислуги.

   – Спасибо, Гвенни. Возьми, пожалуйста, поднос. Потом возвращайся и помоги мне одеться. Я встаю.

   – Хорошо, леди.

   Гвенни взяла поднос, сделала реверанс Роберту и вышла, с особой осторожностью закрыв дверь, хотя обычно делала это шумно.

   – Наша Гвенни приобретает городские манеры, – весело сказал Роберт. – Кто же из твоих многочисленных поклонников прислал тебе цветы?

   – Не знаю и не очень-то хочу знать.

   – Не будь такой неблагодарной. Какой-нибудь неудачливый юнец потратил все свои деньги, чтобы порадовать тебя. Разверни пакет, что там такое?

   Со смутным чувством тревоги Изабелла начала разворачивать пакет. Там оказалась красиво отделанная серебряная коробочка для конфет, а внутри на голубом бархате лежали четыре большие старинные пуговицы.

   Изабелла сразу же узнала их. Эти пуговицы украшали тот старый сюртук, который она нашла для Люсьена на чердаке, и она поняла, что он прислал их сюда к ней домой с умыслом и хотел, чтобы это было замечено и чтобы ей было нелегко объяснить такое странное подношение.

   – Это шутка? – нахмурившись, спросил Роберт. – Необычный подарок. Там есть записка?

   – Нет. Просто какая-то глупая шутка. Наверное, один из приятелей Ги, – быстро сымпровизировала она. – Теперь я припоминаю. На днях я смеялась над их экстравагантными сюртуками и жилетами. Знаешь, как они стремятся следовать последнему слову моды! Должно быть, они хотели посмеяться надо мной по этому самому поводу.

   Изабелла понимала, что это жалкий, бессмысленный лепет, и спрятала лицо в цветы, чтобы скрыть краску, залившую лицо. Она испытывала искушение рассказать всю эту историю Роберту. Но, если бы она это сделала, что бы он подумал? Разве не удивился бы, почему так долго она держала это в тайне? Подходящий момент был упущен, пока она собиралась с духом, принимая решение.

   – Меня не волнуют выходки этих парней, с которыми водится Ги, – задумчиво сказал Роберт. – Но, думаю, надо поговорить с ним об этом.

   – Ах, нет, не надо… Ты ведь знаешь, как болезненно он относится к критическим замечаниям. Его друзья безобидны, они молоды и глупы.

   – Не беспокойся. Я не собираюсь разыгрывать из себя строгого наставника. – Он посмотрел на часы. – А теперь, мисс, даю вам час на одевание и прихорашивание. Потом мы поедем на матч.

   – Что за матч?

   – Подожди, увидишь, – ответил Роберт и оставил ее одеваться.


   Джентльмены Мэрилбоунского крикетного клуба играли против джентльменов Хэмпшира. Ставка была в пятьсот гиней. Когда Изабелла и Роберт прибыли на поле близ Мэрилбоуна, здесь уже собралась большая толпа зрителей из всех слоев общества: от лорда Уинчилси, который являлся одним из попечителей клуба, до мальчика из лавки местного мясника. Для Роберта, как члена клуба, были оставлены лучшие места в первом ряду среди избранных. Изабелла до сих пор видела лишь импровизированные игры деревенских жителей на зеленых лужайках и была очарована всем: статными игроками в белых нанковых брюках, разноцветных сюртуках и высоких шляпах, и запутанными правилами игры, их Роберт пытался терпеливо ей объяснять, но они казались Изабелле настолько абсурдными, что она периодически разражалась приступами смеха.

   Сборище было шумным, заключались пари, звучали то аплодисменты, при особенно удачной игре, то крики и свистки противников, когда игроку, любимцу публики, не удавался какой-нибудь удар.

   Затем Роберт представил Изабеллу капитану клуба-победителя. Над ее рукой склонился высокий бородатый мужчина.

   – Вы оказали нам честь, мадам. Вы должны как-нибудь прийти посмотреть, как играет ваш муж. У него точный удар.

   – Был, был удар, Фред. Увы, теперь уже не такой точный. Моя крикетная молодость прошла.

   – Тем хуже для нас. Отдали его политикам, мадам, а они там играют не по правилам, – неодобрительно заметил капитан. – Большая потеря для клуба.

   Изабелла, в белом муслиновом платье, в большой шляпе с полями, завязанной под подбородком лентами вишневого цвета, являла собой довольно очаровательное зрелище и была способна зажечь зависть в сердце любой дамы, оплакивающей ушедшую молодость. И Лейла Вернон не была исключением. Она с улыбкой приближалась к ним в сопровождении шевалье, испытывая острое желание устроить этой разряженной дамочке пару гадостей.

   – О, это же наша новобрачная, – начала она свои излияния. – Я и не предполагала, что вы так aficionado крикетом, моя дорогая.

   – Я и не увлечена, – сухо сказала Изабелла, – но быстро могу научиться.

   – Под руководством мужа, конечно. А где же ваш верный поклонник? Почему он сегодня не у ваших ног?

   – Я понимаю, что вы имеете в виду, – равнодушным тоном ответила Изабелла.

   – Ну ничего, моя дорогая. Может быть, он просто не интересуется крикетом, – продолжала она капать яд, скосив глаза на Роберта. – Иностранцы редко интересуются этой игрой, особенно французы. Знаете, мой дорогой Роберт, вы оба являете очаровательный союз невинности и опыта. Она выглядит такой ослепительно юной, что кажется вашей дочерью.

   – В самом деле? Сегодня моя жена празднует свое двадцатилетие, – ледяным голосом проговорил Роберт, – а я еще не впал в детство. Всего доброго, леди Вернон. – Он кивнул Лейле и ее спутнику и взял Изабеллу под руку. – Пойдем, дорогая, мы не можем больше заставлять ждать лошадей.

   Когда они отошли, шевалье спокойно сказал:

   – Полный провал, дорогая леди. Кажется, джентльмен не обращает на вас внимания.

   – Когда-то очень даже обращал.

   – Вот как? Но, к сожалению, этого не вернуть, как мне кажется. А крошка знает?

   – Пока еще нет, но узнает. Уж будьте уверены. Насколько я понимаю, наша простушка крепко привязала к себе вашего племянника?

   – О нет, моя дорогая Лейла, вы ошибаетесь. Это она пляшет под его дудку.

   Лейла посмотрела на своего спутника и нахмурилась. У нее возникло смутное чувство, что оба француза, несмотря на их изысканные манеры, используют ее в своих целях. Ладно, мало ли кто играет в эти игры. Она пожала плечами и приняла предложенную ей руку.


   Мэриан посчитала своим долгом сделать первый после замужества день рождения Изабеллы семейным праздником, поэтому на ужине в этот вечер должны были присутствовать сэр Джошуа, его жена, Джеймс и Венеция с ее немногословным женихом сэром Хьюго. Несмотря на все перемены и то, что роль хозяйки за столом была отведена Изабелле, она робела под тяжелыми взглядами дяди Джошуа и тети Августы. В результате Изабелла и Ги снова как бы превратились в молчаливых детей за вечерней трапезой в Хай-Уиллоуз. Вечер был бы тягостным, если бы не Роберт и Дэвид. Они так ловко бросали мяч беседы то одному, то другому гостю, что оживились даже непреклонный сэр Джошуа и угрюмый сэр Хьюго.

   Когда дамы удалились в гостиную, Изабелле удалось увести Венецию под предлогом показа нового костюма, сшитого для предстоящего маскарада. Костюм был сделан в стиле дрезденской фарфоровой статуэтки-пастушки – с юбками на кринолине и с лифом на шнуровке, и, действительно, миленький, хотя они совсем недолго восхищались им.

   Изабелла спросила напрямик:

   – Уже прошло несколько недель после бала, почему ты не пришла повидать меня?

   – Не знаю. – Венеция трогала золоченые пробки бутылочек и флаконов на туалетном столике. – Наверное, потому что я завидую. У тебя есть все, а у меня ничего.

   – Это неправда. Не все далось мне так легко, ты знаешь. Отец Роберта оказался ужасным. Он называл меня кухаркой.

   – Прямо при тебе?

   – Почти. Знаешь, Венеция, ты не должна выходить замуж за сэра Хьюго.

   – Не должна? А за кого же тогда? Я предпочитаю его некоторым из тех неуклюжих юнцов с их богатыми отцами, которых мне подсовывает мама. Может быть, когда я подарю ему сына, которого он так хочет, смогу освободиться и жить, как мне нравится.

   – Ты имеешь в виду… завести любовника?

   – Почему бы и нет? Другие женщины заводят. Это происходит сплошь и рядом. Не будешь же ты притворяться, что тебе это неизвестно.

   – Но ты не можешь так поступить, Венеция. Только не ты… – сказала обеспокоенная Изабелла. – Это недостойно, кроме того, Перри никогда бы не согласился на тайную связь.

   – О, Перри! Иногда мне хочется, чтобы я никогда не встречалась с ним. Он больше не хочет меня знать. Написал мне отвратительное письмо, а когда я не ответила, явился сам, и мама приказала слугам закрыть перед ним дверь. С тех пор от него нет ни слова.

   Голос у нее был жестким, но Изабелла заметила, что губы девушки дрожали.

   – Венеция, как мне жаль. Если бы я могла чем-нибудь помочь.

   – Ты не сможешь, – разгорячилась Венеция, – никто не сможет. Только если разразится война и Перри сделают адмиралом, и даже тогда… Нечего и думать об этом.

   – Когда вы собираетесь пожениться?

   – Не раньше будущего года. Я настояла на этом. Хьюго недоволен, мама тоже. Думаю, она боится, как бы он не отказался от своих намерений. Ей не терпится сбыть меня с рук. Меня она никогда не любила до такой степени, как Джеймса. А у Хьюго есть связи. Он сейчас добывает для Джеймса должность в Адмиралтействе, где брат будет получать хорошее жалованье, ничего не делая. – Венеция посмотрела на свое отражение в зеркале, поправила выбившийся из прически локон. – Очень может быть, что я останусь вдовой и потом смогу делать, что захочу, как твоя подруга Лейла Вернон. – Венеция бросила на Изабеллу быстрый взгляд. – Разве Роберт не был одно время ее любовником?

   Эта реплика удивила и расстроила Изабеллу, но она быстро взяла себя в руки.

   – Если и был, то очень давно, и она никакая мне не подруга. А вдруг сэр Хьюго проживет до девяноста лет?

   – В таком случае его одолеет старческое слабоумие, и он тем более не будет мешать мне.

   Они рассмеялись, но смех прозвучал невесело.

   – Изабелла, – медленно продолжала Венеция, – я не собиралась тебе говорить, но теперь думаю, что должна сказать. Это насчет Ги.

   – Что с ним приключилось?

   – Ну, Джеймс посещает один из этих дорогих игорных домов. Папа пришел бы в ярость, если бы узнал об этом. Но дело в том, что там Джеймс встретил Ги и этого француза, с которым ты так дружна.

   – Ты имеешь в виду Люсьена?

   – Кого же еще? Разве он не является одним из твоих самых преданных почитателей? Все это заметили.

   – Что заметили?

   – То, как он за тобой повсюду ходит. О, я тебя не осуждаю. Он очень привлекателен. Да и почему бы не повеселиться, пока можно. Роберт все-таки чересчур серьезен, ведь так?

   – Понятия не имею, о чем ты говоришь, – холодно заметила Изабелла.

   – Ну да, думаю, очень даже имеешь понятие, – продолжала Венеция, многозначительно улыбаясь. – Ты знаешь, кому принадлежит этот игорный дом – Дункан-Хаус? Лейла и шевалье де Сен-Джордж держат там банк каждый вечер. Судя по слухам, она промотала состояние, оставленное ей сэром Хью Верноном, а игра – пристойный способ возместить потери.

   Изабелла нахмурилась.

   – Как ты все это узнала?

   – Мне это рассказал сэр Хьюго, когда объявил, что не желает, чтобы я посещала ее приемы. Он считает ее общество неподходящим для молодой женщины. Но там все так шикарно, и потом, там бывают джентльмены, занимающие очень высокое положение в обществе, и играют на весьма солидные ставки. Я подумала, что тебе следует предупредить Ги, чтобы он не шутил с огнем.

   – Да, да, я понимаю. Я не знала. Спасибо, что сказала мне.

   «Роберт и Лейла Вернон – правда ли это? Тогда понятно, почему та ее так не любит». Но Изабелла не собиралась обсуждать это с Венецией, а звук голосов внизу и стук открывшейся двери позволили ей прекратить разговор.

   – Кажется, мужчины вышли из столовой. Нам нужно пойти вниз, а то они удивятся, куда это мы исчезли.

   – О Боже милостивый, как не хочется! – прошептала Венеция. – Если бы ты знала, какой несчастной я себя чувствую!

   – Я знаю. – В приливе дружеских чувств Изабелла слегка обняла свою кузину. – Не отчаивайся. Все еще может измениться. Со мной так бывало, когда казалось, что все безнадежно плохо.

   – Кто знает. – Венеция вытерла глаза рукой. – Я прилично выгляжу? А то Хьюго все замечает.

   – Ты выглядишь прелестно. Пойдем.

   Они спустились по лестнице и вошли в гостиную, взявшись за руки.


   Маскарад должен был состояться в знаменитых садах Вауксхолла с целью сбора средств для помощи женам и детям всех уволенных из армии и флота, многие из которых теперь голодали. Весь лондонский свет хотел принять участие в этом вечере, и шла настоящая битва за дорогостоящие пригласительные билеты. Мэриан была категорически против.

   – Вауксхолл – неподходящее место, – сурово сказала она. – Ни одна приличная молодая женщина из хорошей семьи не пойдет туда в наше время, а только актрисы, девицы с улицы и прочие люди такого же пошиба.

   – Но на этот раз там все будет иначе, – возражала Изабелла. – Это специальный вечер, а я много слышала о Вауксхолле, но никогда там не была. Кроме того, у меня чудесный костюм, и будет жаль, если он так и не понадобится.

   Роберт неохотно согласился сопровождать жену, но отказался «вырядиться, как щеголь на деревенской ярмарке». И все-таки в последний момент вынужден был изменять планы: он получил приглашение от старого друга и начальника Генри Дандаса, где должен был встретиться с другими членами оппозиции, придерживающимися совсем иных взглядов на заключенный мир, чем те, кто поддерживал премьер-министра. Приглашение носило характер приказа, и он понимал, что должен принять его. Дэвида не было в городе, а Роберту не хотелось оставлять Изабеллу под защитой брата, но она просила и умоляла так, что, в конце концов, он сдался и проследил, как они вскоре после обеда усаживались в карету. Изабелла выглядела особенно обворожительно в своем костюме пастушки, в черной бархатной маске, расшитой блестками, и в маленькой соломенной шляпке, украшенной букетиком васильков.

   – Тебе не хватает только ягненка на голубенькой ленточке, – сухо заметил Роберт.

   – Я думала об этом, – серьезно ответила Изабелла, – но бедное животное до смерти испугалось бы фейерверка.

   Ги нарядился цыганом – большая шляпа с опущенными полями, голубой платок на шее, белая рубашка, широкий алый кушак, черные брюки и мягкие кожаные сапоги.

   – Как только я смогу уйти, сразу же приеду за вами, – сказал Роберт. – Смотри за нею, Ги.

   – Присмотрю, сэр, не беспокойтесь.

   Они были похожи на двух детей, заранее радовавшихся предстоящему веселью, а себя Роберт почувствовал старым, что было просто смешно, ведь ему едва минуло тридцать. Однако это сумасшедшее лето, с его приемами и балами в честь весьма шаткого мира, когда больше половины населения Британии голодало, казалось ему пляской на краю пропасти.

   Роберт вернулся в дом и поднимался в свою гардеробную, когда его остановила Мэриан.

   – Что случилось? – торопливо спросил он, подходя к сестре.

   Мэриан провела его в свою гостиную и закрыла дверь.

   – Ты знаешь, кого Изабелла надеется встретить на этом проклятом маскараде?

   – Конечно, знаю, – нахмурившись, ответил брат. – Ги собрал своих друзей, большинство из них молодежь, но все абсолютно приличные.

   – Я имею в виду не их, а того француза, Люсьена де Вожа. До сих пор я молчала, но ее повсюду видят с ним. Люди об этом говорят. Мне не нравится слышать везде, куда бы я ни пошла, подобные замечания о жене моего брата. Почему ты закрываешь на это глаза, Роберт?

   – Я ни на что не закрываю глаза. Если красота и обаяние моей жены привлекают внимание не совсем порядочных мужчин, то вряд ли это ее вина. Поведение Изабеллы никогда не вызывало у меня ни малейшего беспокойства. Что же мне, запрещать ей безобидные развлечения из-за досужих сплетников? – Он коснулся руки сестры. – Мэриан, моя дорогая, я знаю, у тебя самые благие намерения, но перестань волноваться попусту. Если что-то произойдет, поверь мне, я буду знать, как мне поступить. А сейчас мне действительно нужно идти одеваться, иначе я опоздаю на ужин.

   Роберт вышел из комнаты, оставив Мэриан в сомнениях относительно того, стоило ли затевать весь этот разговор. Она немного расстроилась из-за отношения брата к ее словам, и все же Мэриан была уверена в необходимости этого разговора. Ей хотелось бы верить, что Роберт прав и что Изабелла не злоупотребит его доверием.


   Двенадцать акров земли, на которых располагались сады Вауксхолла, простирались за рекой, недалеко от Вестминстерского аббатства, и служили местом для развлечений в течение более двухсот лет. Здесь была построена великолепная ротонда в готическом стиле, здесь устраивали концерты и играл орган, здесь были разбиты клумбы, большие тенистые аллеи, стояли маленькие павильоны, где подавали холодные закуски. У арок, увитых розами, открывался вид на пруды и фонтаны. Кроме того, в маленьких зеленых беседках можно было уединиться.

   Вечер начался с чудесного концерта, в котором мадам Антонелли пела сентиментальные итальянские баллады, а оркестр играл «Музыку на воде» Генделя. Затем последовал веселый хоровод наряженных в костюмы людей: здесь были монахи, полишинели, греческие герои в золотых туниках и даже Бахус в рискованном наряде из шкуры тигра и гроздьев винограда.

   Однако некоторое время спустя Изабелла вынуждена была признать, что Мэриан была права. Несмотря на дорогие билеты, общество собралось вульгарное. Молодые люди, друзья Ги, вели себя в высшей степени пристойно. Но были и другие, весьма шумные компании. Ей довелось наблюдать, как полуодетая молодая женщина с криком бежала по аллее, преследуемая двумя мужчинами, улюлюкающими по-охотничьи. Потом, когда они поймали ее, услышала звук пощечины и сдавленный смех.

   Ужин из холодных цыплят, паштета из омаров, сбитых сливок с вином и сахаром и неограниченным количеством шампанского был подан в одном из павильонов. Изабелле не хотелось есть, и она пошла по тропинке, чтобы посмотреть на пруд, где цвели водяные лилии и сновали рыбки, хватая крошки, что бросали им прогуливающиеся. Поблизости какая-то компания затеяла танцы, и один из мужчин вдруг отошел от остальных и, схватив Изабеллу за руку, попытался втащить ее в круг танцующих. Она сопротивлялась изо всех сил, но не хотела кричать или устраивать панику. И вдруг кто-то взял ее мучителя за плечо и так сильно оттолкнул, что тот упал прямо в пруд, откуда выбрался увешанный зелеными водорослями, чем и вызвал взрыв хохота. Он зарычал и уже готов был обрушиться на своего обидчика, но друзья удержали его.

   Только теперь Изабелла осознала, что ее спасителем был Люсьен. Он был в маске, но она сразу же узнала его. Люсьен в коричнево-золотом костюме выглядел совсем как юный флорентийский князь времен эпохи Возрождения. У нее перехватило дыхание от удивления и чувства вины. Она совсем не ожидала увидеть его здесь и, по правде говоря, избегала его со времени своего дня рождения.

   – Вы, конечно, здесь не одна, – сказал Люсьен.

   – Нет, конечно. Я здесь со своим братом. Мы ужинали, потом я пошла покормить рыбок.

   Ги выскочил из-за стола, увидев их вместе, но Люсьен улыбнулся ему.

   – Могу я увести вашу сестру ненадолго? – непринужденно спросил он. – Я впервые в этих садах, думаю, Изабелла тоже. Я верну ее вам в целости и сохранности, обещаю.

   Ги колебался, а Изабелла быстро сказала:

   – Мы только немного погуляем, пока вы заканчиваете ужин.

   – Мы с Ги старые друзья, – сказал Люсьен, – вы не знали? Он доверит вас моим заботам, правда, Ги?

   – Конечно, только не гуляйте слишком долго. Мы будем ждать вас здесь.

   Они стали прогуливаться вместе, и на смену печали и разочарованию пришли радость и восторг. Воздух был напоен сладким ароматом ночных цветов, между деревьями висели разноцветные фонарики. Люсьен взял Изабеллу под руку, и она задумалась: почему само его присутствие, прикосновение его руки заставляют сердце биться сильнее?

   Скоро они пришли на берег Темзы. По реке взад и вперед сновали ялики, некоторые с зажженными фонарями, и казалось, что по темной воде скользят звездочки.

   Изабелла вдруг сказала:

   – Очень нехорошо с вашей стороны было посылать мне те пуговицы. Я не знала, как объяснить, откуда они взялись.

   – Это была маленькая шутка, которую, как я надеялся, вы должны были оценить. Вы рассказали мужу о нашей первой встрече?

   – Нет.

   – Почему, Изабелла, почему? Вы боитесь его гнева? А может, это из-за того, что теперь вам известно, как безумно я люблю вас?

   – Вы не должны так говорить.

   – Вы можете останавливать меня, но это правда.

   – Нет, Люсьен.

   Изабелла отошла от него, но молодой человек не отставал.

   – Уже давно я хотел сказать вам это, но вы начали избегать меня.

   – Я не стану слушать.

   – Вы должны меня выслушать.

   Люсьен схватил Изабеллу за руку и повернул к себе лицом. Они подошли к одной из затейливых скамей, которыми изобиловал сад, – небольшая каменная скамья под куполом на изящных колоннах. Люсьен заставил ее сесть рядом с собой.

   – Мы полюбили друг друга на том уединенном берегу, где вы спасли мою жизнь, и любовь между нами еще существует, не так ли?

   – Я не знаю, Люсьен, – срывающимся голосом проговорила Изабелла, – не знаю.

   – Знаете, только боитесь признаться самой себе.

   – Люсьен, я замужем за хорошим человеком. Я не могу предать его. Я не могу сделать ничего, что могло бы причинить ему боль.

   Люсьен помолчал, потом медленно произнес:

   – Даже если он предает вас? Вы знаете, что он был любовником Лейлы Вернон?

   Изабелла взглянула на Люсьена, прежде чем ответить.

   – Мне об этом рассказывали, но даже если и был, то очень давно.

   – Вы в этом так уверены? Он не мальчик, Изабелла, и не святой. Может быть, ему нужно гораздо больше, чем вы ему даете.

   Мысль об этом беспокоила Изабеллу не раз, и теперь она отстранилась от Люсьена в мучительных сомнениях и нерешительности, тогда как он придвигался к ней все ближе, шепча тихо, но настойчиво:

   – Вы говорите, что не можете обманывать его, а он вас разве не обманул? Что вы на самом деле знаете 6 нем? Что за поездки он совершает в такой тайне? Рассказывал он вам об этом? Вам не было интересно узнать, чем он занимается? Он агент британской разведки, Изабелла, шпион, сеющий смерть на своем пути.

   – Я вам не верю, – горячо возразила она. – Я знаю людей, с которыми он работает, я встречалась с ними. Откуда вам известны такие подробности?

   – О, мы знаем. Можете быть уверены.

   – Кто это мы?

   – У шевалье есть друзья в Париже, и теперь, когда установился мир, он обменивается с ними письмами.

   – Не является ли шпионом сам шевалье, если располагает такой секретной информацией? – сердито заметила она.

   – Как вы можете говорить такое? Во время революции он потерял все, что было для него дорого, но у него есть возможность узнавать о таких вещах. – Люсьен обнял Изабеллу, прижимая к себе. – Поверьте мне, я не хотел говорить вам об этом, но теперь должен сказать. Что вы можете чувствовать к человеку, замышляющему преступления и убийства? Можете ли вы одобрить это? Я не верю. Разве вы не помните, что объединяло нас в той маленькой черной хижине? Те моменты блаженства, которые принадлежат только нам?

   В ушах у нее звучал его голос, тихий, обольщающий. Люсьен повернул к себе ее лицо и нежно поцеловал, сначала осторожно, потом все с большей силой, и в следующее мгновение она утонула в обволакивающей неге. Но вдруг Изабелла оттолкнула Люсьена от себя.

   – Нет, Люсьен, нет, мы не должны.

   Но он уже почувствовал ее трепет, почувствовал, как откликнулись ее губы, решил, что теперь может подчинить ее себе, и, не медля, воспользовался этим преимуществом.

   – Вы никогда не задумывались, почему он так поспешно, так неожиданно женился на вас? Вы француженка, у вас должны быть связи с родиной. Когда снова начнется война, а она начнется, он будет использовать вас, как использовал других, – нашептывал Люсьен, отравляя ее ядом своих слов, видя слезы в ее глазах и дрожащие губы.

   Он прижал Изабеллу к себе еще крепче, и она почувствовала, как земля уплывает из-под ног, когда он поцеловал ее шею, грудь под муслиновой косынкой и потом снова губы. Дыхание их смешалось… Но Люсьен недооценил силы характера Изабеллы, ее преданность человеку, который так много дал ей, когда она нуждалась в этом больше всего. Изабелла вдруг испугалась, ужасно испугалась не только его, но и себя.

   Решительно высвободившись из объятий, она изо всех сил оттолкнула Люсьена от себя так, что он чуть не упал со скамьи. Вскочив на ноги, Изабелла побежала, не разбирая дороги, по тропе, всхлипывая, пока не наткнулась на человека, быстро шедшего ей навстречу. Она стала отбиваться от него, но услышала успокаивающий голос Роберта:

   – Не дерись со мной, Изабелла, со мною ты в полной безопасности.

   Роберт ушел с ужина вскоре после одиннадцати, и Дандас благодушно улыбнулся, когда он стал извиняться.

   – У нашего друга красивая молодая жена, и еще года не прошло, как он женился, – шутливо обратился он к собравшимся. – Нужно простить его за то, что он нас покидает.

   Роберт нанял лодку, чтобы переправиться через Темзу, и вошел под сень деревьев. Здесь встретил одного из друзей Ги, и тот сказал ему, что Изабелла пошла погулять с джентльменом, которого, кажется, неплохо знает.

   – Вы знаете, кто это был?

   – К сожалению, нет, сэр. Он был в костюме и под маской, как и все мы, но я уверен, что Ги знает его. – Молодой человек сделал неопределенный жест. – Кажется, они пошли по этой дорожке к реке.

   – Понятно, спасибо.

   Это мог быть кто-нибудь из их общих знакомых. Не было причин беспокоиться, но почему-то Роберт тревожился. Он ходил по разным аллеям, нетерпеливо поглядывая на группки гуляющих, которые попадались ему на пути, и уже пошел по дорожке, ведущей от реки, как вдруг заметил купол с каменной скамьей, и, несмотря на сгустившиеся сумерки, узнал костюм пастушки. Он видел, как две фигуры слились в страстном объятии, и ускорил шаги. Потом она оттолкнула от себя мужчину и побежала прочь, прямо к Роберту.

   Изабелла уцепилась за мужа, она дрожала и задыхалась, и он крепко обнял ее.

   – Что такое? Что случилось? Этот парень напал на тебя?

   – Да, – выдохнула она, потом покачала головой. – Нет, нет, не совсем. Не знаю, что я говорю. Думаю, он был немного пьян.

   – Кто это?

   – Не знаю, – солгала она. – Кто-то из компании. Не думаю, что на уме у него было что-нибудь плохое. Это просто сумасшествие, но он испугал меня.

   Мужчина уже растворился в темноте. Напрасно было его искать. Роберт подумал, что Изабелла, наверное, выгораживала кого-нибудь из друзей Ги.

   Изабелла сказала дрожащим голосом:

   – Мэриан была права. Это ужасное место. Лучше бы я никогда сюда не приходила. Поедем домой прямо сейчас.

   – Почему бы и нет. Я оставлю записку для Ги, что мы уехали.

   Хоть Ночь и была теплой, Изабелла так дрожала, что он набросил на нее красный плащ, который прихватил с собой ради маскарада.

   В лодке Изабелла молчала, ее лицо казалось очень бледным в свете фонаря. Когда они переплывали через реку, фейерверк взорвался водопадом золотых звезд, потом последовали другие залпы, и скоро все ночное небо было расцвечено огнями.

   У ступеней Вестминстерского аббатства возвращающихся поджидали носильщики портшезов. Роберт подозвал двоих, и те с готовностью подбежали, чтобы отвезти их на Арлингтон-стрит.

   Слуги еще не ложились, их ждал поднос с кофе.

   – Пожалуй, я пойду сразу лягу спать, – устало сказала она.

   – Подожди минутку. – Роберт налил кофе, добавил немного бренди и принес ей. – Сначала выпей это. Это придаст тебе сил. Мне кое-что нужно тебе сказать.

   Изабелла отпила кофе и порадовалась успокаивающему теплу.

   – Что такое, – спросила она.

   – То, что, я надеюсь, тебе понравится. Мы едем в Париж.

   – Париж!

   «А вдруг это каким-то образом связано с тем, на что намекал Люсьен?? Получил ли он приказ от людей, с которыми ужинал?» Она быстро спросила:

   – Отдых или работа?

   – Только отдых и развлечения, надеюсь, – удивленно ответил Роберт. – Сейчас у меня нет дел во Франции. Тебе нравится эта идея?

   – О да, очень.

   Изабелла поставила свою чашку. Уехать сейчас, сбежать от Люсьена, от приятного, но непредсказуемого общества, где перемешивались и удовольствие, и грех, – открывалась возможность попасть в более спокойный, безопасный мир.

   Изабелла спросила:

   – Мэриан поедет с нами?

   – Об этом я не думал, но могу спросить ее, – ответил Роберт с некоторым сомнением в голосе.

   – Это обязательно? Мне бы так хотелось, чтобы были только ты и я.

   – Она будет, наверное, очень разочарована.

   – Пожалуйста, Роберт.

   Он улыбнулся.

   – Хорошо, пусть будет так. Второй медовый месяц мы проведем в твоей родной стране.

   – Чудесно! – Изабелла подбежала, обвила руками его шею и обняла. – Спасибо, Роберт.

   Роберт поцеловал ее в макушку и, поднимаясь вместе с Изабеллой по лестнице, размышлял, все ли она рассказала ему и кто это так страстно обнимал ее. Замечания Мэриан, которые он отмел как бессмысленные, теперь снова пришли ему на ум, и вместе с ними душевный разлад. Но он ни о чем не стал расспрашивать. Если с Изабеллой был Люсьен де Вож и она оттолкнула его с такой решительностью, то этого было достаточно.


   Этим же вечером в дорогих апартаментах шевалье, как раз рядом с Хаф-Мун-стрит, Люсьен устало опустился на диван и с благодарностью принял предложенный бокал коньяка.

   – Она ничего не знает, – равнодушно сказал Люсьен. – Совсем ничего. Очевидно, муж ей не доверяет. Я использовал шоковую тактику, которая непременно дала бы результат, если бы она подозревала о его основной работе.

   – Сегодня он ужинал с оппозицией, с людьми, которые скорее в состоянии войны с Францией, чем в мире.

   – Я знаю, он ушел раньше, чтобы встретиться с нею там.

   – Вот как? Он не узнал тебя?

   – Нет, не мог узнать. Было уже темно.

   – Она ему скажет?

   – Сомневаюсь. Она ему даже не рассказала о нашей первой встрече.

   Шевалье бросил на Люсьена быстрый взгляд.

   – Она уже твоя любовница?

   – Нет.

   Люсьен встал и начал беспокойно ходить взад и вперед по комнате.

   – Недотрога, насколько я понимаю. Холодная к тому же, – сухо заметил шевалье.

   – Вовсе нет, горячая, как огонь. Но, в отличие от большинства женщин, черт побери, слишком предана своему мужу, чтобы грешить с другими мужчинами, – грубо ответил Люсьен. – Но еще есть время. Я догадываюсь, что он чрезмерно обожает ее, а влюбленные мужчины могут кое-что и сболтнуть.

   – Может быть, но лучше уладить это до того, как Бонапарт нарушит непрочный мир. У нас строгий хозяин, и такого варианта, как неудача, просто не предусмотрено. И потом, мы должны угодить ему, чтобы получить то, что нам обещано.

   – Боже мой, ты думаешь, я не понимаю этого? – воскликнул Люсьен, подавляя дрожь, охватившую его при мысли о человеке, который отдавал им обоим приказы, о человеке, который в ведомстве Фуше, министра полиции Бонапарта, был самым безжалостным из тех, кто выполнял его указания, и быстро превращал Францию, эту культурную и притягательную своим очарованием страну, в огромное полицейское государство.

Глава 14

   В конце следующей недели они уже были на пути в Париж. Ян Маккай должен был ехать с ними, чтобы следить за багажом и прочим, в дороге он был очень нужен, но Изабелла наотрез отказалась взять с собой Гвенни.

   – Она растеряется в чужой стране, а я привыкла сама заботиться о себе. Кроме того, кто-то должен остаться следить за Рори.

   В глубине души Роберт почувствовал облегчение, представив себе, сколько хлопот причинила бы ему шумная собачонка и измученная путешествием деревенская девушка.

   Изабелла лихорадочно паковала вещи, твердо решив выбросить из головы все мысли о Люсьене, но все-таки случались моменты, когда она отрывалась от работы и снова задумывалась: почему он так говорил о Роберте? Было ли это правдой или он просто выдумал всю историк чтобы настроить ее против Роберта. А если это было правдой, то как ему удалось узнать так много? Если только он сам не имел к этому отношения. До этого момента она доверяла Люсьену безоглядно. Он был окружен романтическим ореолом. Теперь вдруг все изменилось. За этим очарованием таилось еще что-то, какая-то неизвестная ей цель.

   Изабелла всегда знала, что Роберт скрывал часть своей жизни от всех, кроме, может быть, Дэвида. Роберт немного приоткрыл завесу в тот день, когда они были на Ионе. Изабелла задумалась: не спросить ли Дэвида, но потом отказалась от этой мысли. Это будет выглядеть странно: она выспрашивает секреты, которые он не захочет открывать. И, кроме того, все это глупости. Со времени их женитьбы Роберт никогда не уезжал, только когда сопровождал лорда Корнуоллиса с мирной делегацией ранней весной.

   Люсьен нанес ей визит на следующей неделе, и в приступе панического страха она отказалась видеть его, опасаясь не столько его, сколько себя, слишком хорошо зная, как он умел обмануть ее. Он послал цветы, и она долго смотрела на белые розы, вдохнула аромат цветов, а потом отдала их Гвенни.

   – Возьми их. Мне они не нужны.

   Единственное, что немного беспокоило ее, это дружба, возникшая между Люсьеном и Ги. Той осенью брат должен был получить должность в Министерстве иностранных дел, где мог бы с пользой применить знание языков.

   – Это убережет его от ошибок, – сказал Роберт. – Его непосредственный начальник не может терпеть тех, кто увиливает от работы.

   Ги будет освобожден от опеки и в дальнейшем станет сам отвечать за себя. Изабелла помнила о предупреждении Венеции и в один из вечеров, когда они остались одни, попыталась поговорить с братом.

   – Мне стало известно, что у тебя, Джеймса и Люсьена вошло в привычку посещать один из частных игорных домов.

   – Как это тебе стало известно, черт побери?

   – Мне рассказали.

   – Если хочешь знать, Люсьен помог мне познакомиться с завсегдатаями.

   – Все-таки ты слишком молод.

   – Это не недостаток.

   – Ги, будь осторожен, ладно? Я знаю, каким безрассудным бывает Джеймс. Сэр Джошуа всегда ссорился с ним из-за его долгов и всего прочего. Не думаю, что тебе следует слишком доверять Люсьену де Вожу.

   – Почему ты так говоришь? Он предан тебе.

   – Глупости!

   – Глупости? Но это же очевидно, ты знаешь, Белла. Что, Роберт заметил что-нибудь? Тебя это беспокоит?

   – Конечно, нет. Не говори чепухи. Не ввязывайся в эти дела. Не надейся, что Роберт будет платить твои карточные долги.

   Ги понимающе посмотрел на сестру.

   – Я не настолько глуп, знаешь ли. Я уже вырос. Отправляйся в Париж и не беспокойся обо мне.


   Они ехали не спеша, с частыми остановками. Изабелла корила себя за эгоизм, но была безмерно рада, что Мэриан решила провести эти два месяца с графом в Гленмуре, поэтому вопрос о том, чтобы она их сопровождала, не возникал.

   Прекрасным летним утром они поднялись на борт пакетбота и четыре часа спустя уже были в Кале, где без задержки прошли таможню, благодаря дипломатическому статусу и небольшой взятке. Их встретил Ян Маккай, который заказал номера в гостинице «Англетер» и договорился с месье Дэссеном, владельцем, о найме почтовой кареты, которая доставит их в Париж.

   Какой яркий контраст представляла их поездка по сравнению с тем мучительным представлением о путешествии восемь лет назад, когда их с Ги сунули в шаткую повозку среди мешков с картошкой, а Жан-Пьер все нахлестывал свою послушную лошадку. Как они боялись, когда их останавливали у застав, что их опознают и вернут в Париж. А там верная смерть. Абвиль, Амьен, Клермон, Шантийон – она вспомнила все эти места. Насколько теперь все было иначе. В гостиницах их встречали с поклонами и улыбками, мальчишки бежали через двор, чтобы сменить лошадей, чуть ли не теряя в спешке свои сабо, как по мановению руки подавались превосходные кушанья, никаких неудобств не испытывали ни английский милорд, ни его леди, которые на удивление хорошо говорили по-французски.

   Были в их путешествии и другие стороны, не такие приятные: толпы нищих повсюду, искалеченных, изуродованных, слепых; дети в грязных лохмотьях, протягивающие худые ручонки; истощенные младенцы на руках у матерей, с огромными глазами, полными упрека. Двадцать-тридцать таких несчастных собирались на улице, когда они садились в карету. Нищие, как дикие звери, кидались за горстью монет, которые бросал им Роберт, потом кричали: «Bon voyage![16] – вслед отъехавшей карете. У городских ворот еще оставались железные барьеры с вооруженной стражей, там тщательно проверяли их документы, прежде чем пропустить взмахом руки.

   – Здесь всегда так? – спросила Изабелла, когда один из караульных так долго рассматривал документы, что Роберт начал терять терпение, пока не понял: оказывается, парень не умел читать. – А я думала, революция все изменила к лучшему.

   – Не всегда получается, как задумано. После хаоса наступает тирания, как же еще можно восстановить разрушенное? Они всего лишь на словах используют старые лозунги – Свобода, Равенство, Братство, – с горечью сказал Роберт. – Но еще следует соблюдать осторожность. Ищейки Фуше так же свирепы, как любая роялистская тайная полиция, а Бонапарт чрезвычайно чувствителен к критике, тем более, что за спиной у него тысячелетняя традиция. Если бы какой-нибудь художник осмелился нарисовать на него карикатуру, как это делает Роландсон, помещая карикатуры на принца Уэльского в некоторых наших бульварных листках, то ему вряд ли удалось бы избежать виселицы.

   При въезде в Париж оказалось еще больше железных барьеров, еще больше вооруженной стражи, и даже одна таможенная служба обыскала каждый уголок в портшезе, как будто путешественники прятали что-то опасное для государства под подушками, и только титул Роберта и осторожно переданная взятка помешали таможенникам переворошить самые интимные принадлежности туалета Изабеллы и запустить грязные руки под дорожный плащ и ощупать тело в поисках подозрительных и запрещенных предметов. Наконец их пропустили, и путь завершился в гостинице «Империал» на Рю-дю-Дофен. Гостиница оказалась полной противоположностью окружающей обстановке. Город мог быть грязным, еще не залечившим шрамы последних бурных лет, но Изабелла отелем была очарована, а Роберт, хорошо знавший это заведение, был очень счастлив показать его ей.

   Их гостиницу заполнили английские туристы, но они избегали их, насколько это было возможно, предпочитая посещать достопримечательности без сопровождающих и без французских гидов, говоривших хриплыми голосами на отвратительном английском языке. Разумеется, они делали все, что полагается делать путешественникам, которые знакомятся с городом. Однажды их пригласили на ужин в британское посольство на улице Фобур Сент-Оноре. При свете тысячи свечей за длинными столами сидело около семидесяти гостей, Изабелла впервые увидела министра иностранных дел Бонапарта, Шарля-Мориса де Талейрана, которому в то время было за пятьдесят. Хромой почти с рождения, но с утонченными манерами, чрезвычайно элегантный, он отличался «повадками мартовского кота», как еле слышно, с озорным видом прошептал ей Роберт, от чего Изабелле пришлось подавить смех. Прямо напротив Талейрана сидел Жозеф Фуше, министр полиции, представлявший контраст по сравнению с изысканным Талейраном. Этот запятнавший себя кровью революционер, близко знакомый с парижским преступным миром, копался в еде; неопрятные манжеты прикрывали руки с грязной полоской под ногтями, его красивый бархатный сюртук залоснился, голос был громким – весь облик этого человека казался вульгарным. Здесь как будто встретились два мира, которых когда-то разделяла непреодолимая пропасть.

   Такое же столкновение разных культур поразило Изабеллу, когда они присутствовали на приеме в Тюильри. Парк, славившийся прежде своей красотой, был вытоптан и разорен толпой и теперь поспешно восстанавливался. Когда они вошли в дворцовый бальный зал, освещенный дюжиной огромных хрустальных канделябров, то были поражены его великолепием и богатством, граничившим с дурным вкусом. Позолоченная мебель, чрезмерно роскошные столики из оникса и алебастра, бархатные гардины, богато расшитые золотом, – полная противоположность утонченной элегантности лондонских гостиных, к которым привыкла Изабелла.

   Почти невозможно было представить себе, что всего двенадцать лет тому назад озверевшая толпа ворвалась сюда, сокрушая и грабя, разбивая, сжигая. В зале было много англичан, французских аристократов, возвратившихся из изгнания в тщетной надежде вернуть потерянные владения; здесь же расхаживали nouveaux riches[17], выскочки, быстро продвигавшиеся все выше и выше вслед за своим новым идолом Наполеоном Бонапартом.

   Появление Бонапарта было обставлено пышно и в точно рассчитанное время: танцы вдруг прекратились. Торжественно зазвучали фанфары, лакеи в великолепных ливреях и напудренных париках распахнули двери. Затем Бонапарт быстро прошел на середину зала: дамы приседали в реверансе, а мужчины склоняли головы, когда он останавливался, чтобы сказать им несколько любезных слов.

   Изабелла завороженно смотрела на него, вспоминая описание этого человека, которое дал ей Люсьен на берегу моря в Кенте. Небольшого роста, с прямыми черными волосами, почти незаметный, пока не увидишь его глаза и не услышишь, как он говорит. На Бонапарте был простой зеленый мундир с белыми отворотами, тогда как его маршалы шли за ним, разряженные в пурпур и золото, с орденами, украшенными драгоценными камнями.

   Приблизившись к ним, Бонапарт остановился, пристально глядя на Роберта проницательными глазами под нахмуренными бровями.

   – Я вас знаю, не так ли, виконт! – сказал он голосом, в котором слышались скрипучие нотки. – Насколько я помню, вы причинили нам много хлопот с договором: слово здесь, фраза там. Талейран был вами недоволен, друг мой, – продолжал он, подчеркивая каждое слово нажимом короткого толстого пальца, направленного в грудь Роберта. – Ему не нравится, что упрямый англичанин поставил его в затруднительное положение.

   – Прошу прощения, сэр, если мое усердие оказалось нежелательным, но гораздо лучше позаботиться о точной формулировке, чтобы потом не возникло разногласий.

   – Вы, конечно, сделали все возможное, чтобы предотвратить это, – сухо заметил Бонапарт и повернулся к Изабелле. – Эта леди ваша жена?

   – Да, генерал, в девичестве Изабелла де Совиньи.

   – Совиньи, Совиньи… Почему эта фамилия мне так знакома? – Потом он щелкнул пальцами. – Вспомнил, мой врач, доктор Анри Риваж де Совиньи, очень умный малый, не так давно вылечил меня. Жаль, что его здесь нет сегодня, он не любит светских приемов. Может быть, это ваш отец, мадам?

   – Мой отец погиб на гильотине, – сказала потрясенная Изабелла.

   На мгновение вид у Бонапарта стал ошеломленным.

   – Это часть прошлого, мадам, прошлого, которое мы теперь должны научиться забывать и не возвращаться к нему. Позвольте мне быть первым, кто приветствует вас по возвращении в Париж, возрождающийся из пепла к новой жизни.

   – Благодарю вас, сэр, быстро сказал Роберт, видя возмущенное лицо своей жены и опасаясь того, что она может выпалить в следующую минуту. – Мы чрезвычайно счастливы находиться здесь в такое знаменательное время.

   – Хорошо, хорошо, – Бонапарт одарил их беглой улыбкой, которая могла быть и очень искренней, но могла и многое скрывать, и пошел дальше.

   – Ты слышал, что он сказал? – голос Изабеллы был полон негодования. – Анри Риваж предал моего отца, отправил его на смерть, и то же самое сделал бы с нами, если бы мы не убежали, а теперь не только завоевал доверие этого… этого узурпатора, но и украл наше имя и наследство Ги.

   На них стали поглядывать, и Роберт отвел жену в сторону.

   – Будь осторожна, моя дорогая, думай, что говоришь. И у стен есть уши, а Анри Риваж не единственный, кто пользуется плодами своего предательства. Сейчас в Париже много других, подобных ему. Скажи спасибо, что сегодня его здесь нет и тебе не нужно с ним встречаться.

   – Я ни минуты не осталась бы здесь, если бы это было возможно.

   – Не сомневаюсь, но пока что нужно научиться такту. В одном, по крайней мере, Бонапарт прав. Прошлое ушло и никогда не вернется назад.

   – Ты так спокоен, так рассудителен, – вспылила Изабелла. – Если бы я могла, я бы закричала об этом во весь голос, я бы покрыла позором этого гнусного предателя!

   – И где бы ты оказалась? В тюрьме или, по меньшей мере, тебя бы выслали из страны. А что касается меня, то у меня нет никакого желания ползти домой, поджав хвост, – шутливо заметил Роберт.

   – О, Роберт! – воскликнула расстроенная Изабелла, но она не могла благодарно не улыбнуться мужу за попытку успокоить ее.

   – Так-то лучше. Теперь пойдем выпьем шампанского и посмотрим, над чем можно посмеяться вместе. Сегодня здесь много смешного и вызывающего. Осколки утраченного мира.

   Постепенно негодование Изабеллы утихло, и остаток вечера прошел довольно приятно. Они встретили своих лондонских знакомых. После разговора с Бонапартом Роберт задумался. Доктор Анри Риваж, по последним секретным донесениям, попавшим к нему, почти наверняка имел отношение к французской разведке, и на его счету было рекордное количество жертв среди роялистов и других инакомыслящих, которых он выдавал полиции. Париж, внешне спокойный и такой веселый и гостеприимный, был полон темных интриг.

   Роберт провел год в Сорбонне вместе с одним из своих кузенов, когда ему было семнадцать лет. Тогда революция лишь темной тенью маячила на горизонте. Он хорошо знал старый город, с его университетом и Латинским кварталом, с узкими улочками, где крыши домов почти соприкасаются, где люди живут всю жизнь в мансардах и на чердаках, – старинные, красивые и большей частью злачные места. Когда Изабелле надоели элегантные магазины улицы Риволи, вереницы фешенебельных экипажей на Елисейских полях и в Булонском лесу, Роберт водил ее по улицам, связанным с именами поэтов и писателей, показывая темные переулки, где Франсуа Вийон провел свою нищую, но яркую жизнь, вечно с пустыми карманами, то оказываясь в тюрьме, то выходя из нее, писал свои остроумные едкие стихи, дом, где Абеляр поклонялся Элоизе, сочиняя лирические стихотворения, проникнутые неистовой трагической любовью.


…Вот эта роза! Для самой любви
Она цветок изобретенный.
Ведь в этом мире ею, посмотри,
Захвачен в плен любой влюбленный.

   – Откуда ты все это знаешь? – с любопытством спросила Изабелла, и Роберт рассмеялся.

   – Результат неправильно проведенной юности. Стихи ученых мужей средневековья были частью курса наук.

   Изабелла была счастлива, что между ними так много общего, и ослепительный образ Люсьена начал меркнуть.

   Она увидела дом, где жил Дантон, и дом, из которого Робеспьер пошел на казнь; содрогнулась у двери, через которую прошла Шарлотта де Корде, чтобы убить кровавого Марата в его ванне.

   Однажды он показал ей дом, где умер Пьер Ронсар, самый знаменитый из поэтов.

   – Папа был большим ценителем его стихов, – сказала Изабелла. – Он любил читать их нам. Ги быстро начинал скучать, хотел убежать, вернуться к играм, но мне стихи нравились, хотя я не всегда понимала, что они значат, – она вздохнула. – Наверное, теперь все эти книги у Анри Риважа.

   – Если толпа не сожгла их вместе с замком. Книги очень хорошо горят.

   По пути в гостиницу он купил ей старинный экземпляр книги стихов Ронсара в кожаном переплете на книжном лотке на набережной Сены, а поздно вечером, опершись о локоть, смотрел на Изабеллу, усевшуюся по-турецки на огромной старомодной кровати и читавшую отрывки из ее любимых стихов. Изабелла выглядела такой юной, милой и невинной… Но такова ли она на самом деле? Роберт вовсе не был так невосприимчив к злобным сплетням, как старался показать окружающим. Некоторые из них дошли до него. Мэриан постаралась. Он уже догадался, что между Изабеллой и этим красивым повесой Люсьеном де Вожем происходит что-то большее, чем казалось на первый взгляд. Был ли он тем юношей, потерпевшим кораблекрушение, которому она хотела все отдать? Был ли он тем человеком, к которому она бегала на свидание на берег моря, как намекал тот чертов контрабандист? Роберт ждал, когда она сама расскажет ему все в своей обычной простодушной манере, и то, что она ничего не сказала, беспокоило его все больше.

   – Одно из моих любимых, – говорила она, – сонет, который он написал своей возлюбленной. Ты помнишь? То, которое начинается со слов: «Quand vous serez bien vieille, au soir, a la chandelle…»

   – Переведи мне, – лениво попросил он.

   – Роберт, ты надо мной смеешься. Ты же прекрасно понимаешь эти стихи.

   – Может быть, но я хотел бы услышать, что у тебя получится.

   Изабелла сосредоточилась, подбирая слова.


   Когда уж старенькой, со свечкой, перед жаром

   Вы будете сучить и прясть в вечерний час, -

   Пропев мои стихи, вы скажете, дивясь:

   «Я в юности была прославлена Ронсаром!»[18]


   – Ой, я не могу, это слишком трудно, и звучит по-английски не совсем точно. Но если бы кто-то написал мне такие чудесные стихи, наверное, я бы упала в его объятия.

   – Моя дорогая, Ронсару было семьдесят в то время, а Елена была красивой молодой женщиной.

   – Я знаю, но все-таки.

   Роберт сел и процитировал с шутливой торжественностью:


…На свете странных нет чудес,
Чтоб не могли с тобой произойти.
Нет, видно, места на земле,
Где можно женщину правдивую найти.

   – О, как можно говорить такие ужасные вещи. Женщины вовсе не такие. Кто это написал?

   – Некто по имени Джон Донн, который закончил свои дни уважаемым настоятелем собора Святого Павла, и о молодость он провел бурно и знал все о любви.

   – Я так многого не знаю.

   Роберт рассмеялся.

   – Увы, я не поэт. Я не мог бы накропать сонет о бровях моей любовницы. Мне остается ссылаться на слова других мужчин. – Он потянулся за книгой и забрал ее у Изабеллы. – Ради Бога, придержи язык и дай мне любить тебя!

   – Он и это тоже написал? – широко раскрыв глаза, спросила Изабелла.

   – Написал, и я не могу думать ни о чем другом.

   Роберт заключил ее в объятия. Изабелла весьма охотно позволила обнять себя, но Роберт с грустью осознавал, что пламенное чувство к нему в ней еще не разгорелось. Неужели этот нахал, которому он не доверял ни на йоту, преуспел там, где он потерпел поражение? Роберт пытался избавиться от печальной мысли, но, несмотря на все старания, сомнения не исчезали.


   Они были в Париже уже больше месяца, и по утрам над Сеной уже начинал клубиться туман, но погода еще оставалась теплой. Однажды после обеда Изабелла вернулась в гостиницу с ворохом пакетов после веселого вихря покупок в знаменитом Пале-Ройяле. Она уронила один из пакетов, входя в гостиницу, портье подскочил, чтобы поднять его и отдать ей, а человек у стойки протянул запечатанную записку.

   – Для месье виконта, мадам, – сказал он. – Сегодня утром принес посыльный.

   – Я возьму. Он придет попозже.

   Изабелла взяла записку вместе с пакетами наверх в их номер и там бросила все на стул. Записка упала на пол, и печать сломалась. Она подобрала упавший листок и машинально прочла записку. Там было только одно предложение: «Дьявол крадется, так что берегись». И все, никакой подписи, никакого указания, от кого записка. Изабелла не отводила от листка глаз. Что это значило? Могло ли это быть шуткой или связано с тем, что рассказал ей Люсьен о Роберте? Было ли это предупреждением об опасности, но от кого и почему? В Париже было полно англичан, которых всюду с удовольствием принимали. Казалось, холодным ветром повеяло в комнате, и она поежилась. Потом, сама не зная почему, взяла свечу, размягчила воск и снова запечатала записку. Она не могла допустить, чтобы Роберт подумал, будто она специально сломала печать и прочла что-то, предназначенное только для его глаз.

   Уже наступил вечер, и были зажжены все свечи к тому времени, когда он появился. Изабелла разложила свои покупки на кровати и рассматривала их.

   – Что ты делаешь? Разоряешь меня? – спросил Роберт, подняв брови.

   Изабелла набросила серебристый шарф на голову и плечи.

   – Как я выгляжу?

   – Обворожительно, но мы должны поторопиться. Мы идем в оперу.

   – О, как чудесно! Я только переоденусь. Там для тебя есть записка. Кто-то оставил внизу. Она на столе.

   Роберт взял записку, сломал печать и какое-то мгновение стоял очень тихо, глядя, нахмурившись, на написанное.

   – Что-нибудь важное?

   – Нет, нет, ничего особенного.

   Он поднес записку к пламени свечи и подождал, пока она не превратилась в пепел, потом повернулся к Изабелле.

   – Ну же, милая, не стой просто так. Нельзя терять времени, если мы хотим поужинать перед театром.

   Глядя в течение вечера на лицо Роберта, полностью поглощенного величественной музыкой, Изабелла размышляла: что означало то послание, доверял ли он ей? Но в антракте в ложу зашли их знакомые, и ни тогда, ни потом, когда они вернулись в гостиницу, он ничего ей не сказал.

   Роберт нанял карету на время их пребывания в Париже, и дни проходили очень приятно. Столько всего еще надо было посмотреть и столькому порадоваться, что временами Изабелла забывала об этом происшествии.

   Они ходили на скачки в Булонский лес, однажды вечером ужинали в кафе «Прокоп», излюбленном месте художников, писателей и актеров в течение последних двухсот лет. Против его желания Изабелла потащила Роберта в Ботанический сад, но тот отыгрался, сводив ее в Сен-Дени, где, начиная с XIII века, хоронили королей и королев. Но революционеры осквернили могилы и разбросали кости, поэтому в старинном аббатстве остались лишь изуродованные и запачканные надгробные памятники.

   Однажды вечером они возвращались с концерта на Елисейских Полях. Днем было очень жарко, и прохладный вечерний воздух принес облегчение, что было весьма кстати.

   Изабелла порывисто сказала:

   – Давай немного пройдемся.

   Роберт попросил кучера медленно ехать за ними вслед, а они пошли по одной из любимых аллей вдоль реки.

   Луна уже поднялась и проложила серебряную дорожку на темной воде. Изабелла склонилась над парапетом, глядя на Сену, в которой отражались огни фонарей и смутные очертания собора Нотр-Дам, силуэт которого вырисовывался на фоне ночного неба. Следы разрушительных шквалов, обрушившихся на город, столь заметные днем, теперь были не видны: ночь была полна красоты и волшебства.

   Изабелла глубоко вздохнула и сказала:

   – Как здесь красиво и тихо.

   Легкий порыв ветра пошевелил ее волосы, когда она улыбнулась Роберту, и в тот же момент какая-то черная тень поднялась словно из-под земли. Это было так неожиданно, что, замерев от ужаса, она не успела ни пошевелиться, ни закричать, прежде чем последовал удар. Изабелла увидела блеск стального клинка, увидела, как оцепенел Роберт от внезапного удара и как чья-то рука поднялась снова и снова, потом послышался цокот копыт. Тень подняла голову и исчезла в темноте так же бесшумно, как появилась.

   Роберт откинулся на парапет, цепляясь за него, чтобы не упасть.

   – Что это? – прошептала Изабелла. – Ты ранен?

   Он засунул руку за борт сюртука и когда вынул обратно, вся она была черной от крови.

   – Боже мой, он убил тебя!

   – Ничего, – пробормотал Роберт сквозь сжатые зубы. – Карету, Изабелла, она где-то недалеко…

   В смутном свете лицо его казалось зеленовато-белым, и она боялась оставлять его.

   – Иди, – проговорил он, – пожалуйста…

   Изабеллу сковал ужас. На другой стороне улицы остановились двое любопытных, но потом торопливо ушли, приняв ее, вероятно, за проститутку с подвыпившим любовником. Изабелла бешено замахала рукой, и кучер, быстро стегнув лошадей, остановил карету рядом с ними.

   – Помогите мне, – попросила она. – На моего мужа напали. Он опасно ранен.

   – Это случается. Не он первый, не он последний, – проворчал кучер, слезая с козел. – Обопритесь о мою руку, месье.

   Вдвоем они подняли Роберта в карету, и он откинулся на подушки, закрыв глаза. Прежде чем снова вскарабкаться на козлы, кучер поднял нож, который в спешке уронил убийца.

   Он протянул длинный и тонкий клинок Изабелле.

   – Сохраните его, мадам, покажете полицейским, хотя еще ни разу не слышал, чтобы поймали одного из этих ночных разбойников.

   Следующие несколько часов слились в невыносимый кошмар. Кучер вызвался помочь, но Роберт приподнялся, чтобы схватить того за руку.

   – Никакой полиции, – прошептал он.

   – Но мы должны сообщить. Он едва не убил вас.

   – Нет, нет… никакой полиции.

   Портье вместе с кучером помог раненому подняться по лестнице в их номер. Роберт лежал на покрывале с закрытыми глазами, темное пятно расплывалось на его сюртуке.

   – Позовите доктора, – поспешно сказала Изабелла портье, – побыстрее, и потом найдите нашего слугу. Скажите ему, что он нужен здесь немедленно.

   Портье поспешил выполнять поручение, а Изабелла повернулась к кучеру.

   – Я вам очень благодарна, – сказала она. – Придите завтра, и я постараюсь отблагодарить вас.

   Он протянул ей нож со страшными каплями крови. Содрогаясь от ужаса, Изабелла положила его на стол.

   Через полчаса пришел доктор Ренье, и тогда же бегом поднялся по ступенькам лестницы Ян. Он был суров и молчалив, как будто только убийства и следовало ожидать в этой варварской стране. Он помог Роберту снять сюртук и промокшую от крови рубашку. У Изабеллы перехватило дыхание, когда она увидела страшную рану, но доктор был поразительно спокоен, словно ножевые раны и покушения были обычным делом, из-за которых не стоило волноваться.

   – Вам повезло, дорогой сэр, – сказал он Роберту. – Несколько дюймов вправо, и он бы пронзил вам легкое, тогда вы бы кашляли кровью. А так, если не попадет инфекция, вы поправитесь.

   То, что сейчас пациент страдал от сильной боли и потерял много крови, казалось, совсем не беспокоило врача. Он промыл и перевязал рану, а Изабелле оставил настойку опия.

   – Давайте ему, мадам, в небольших количествах, – сказал он и показал ей, как отмеривать капли. Он с любопытством глянул на нож, оставленный на столе. – Коварное и опасное оружие – нож хирурга. Кажется, нападавший на вашего мужа хорошо знал, как и чем нанести удар. Следует учитывать, что месье виконт – англичанин, мадам, хотя говорит на отличном французском языке. Конечно, у нас сейчас мир, но застарелая вражда умирает медленно. Я зайду утром.

   Ян взял на себя труд раздеть и уложить Роберта в постель. К этому времени его силы были уже на исходе, и он едва не потерял сознание от боли и слабости. Тогда Изабелла принесла тщательно отмеренную дозу опия. Она немного приподняла его голову, чтобы Роберт мог проглотить лекарство. Роберт взял ее за руку.

   – Не расстраивайся. Бывало и хуже. Попроси внизу, чтобы тебе дали еще одну комнату, а то ты не отдохнешь. Ян останется со мной.

   – Нет, Роберт, нет. Ты думаешь, я смогу заснуть хоть на минуту? Я останусь здесь с тобой, и Ян будет рядом, если понадобится нам. – Она приложила палец к его губам. – Не спорь. Ты только утомишься. Мне будет хорошо здесь в кресле рядом с тобой.

   – В этом нет необходимости, – слабо прошептал он.

   – Есть, есть необходимость.

   В течение всей этой длинной ночи, вставая время от времени, чтобы вытереть влажным полотенцем пот с его лица, принести воды по его просьбе, уговаривая его выпить еще немного капель, чтобы облегчить боль, она постепенно стала узнавать что-то новое о себе самой. Пока Изабелла сидела, откинувшись, в кресле, у нее было время подумать, и она поняла с абсолютной уверенностью, что если бы он умер, это было бы страшным горем для нее. Неожиданно она поняла, как глубоко он проник в ее сердце и ум, не из-за того, что он делал для нее, не из-за подарков, драгоценностей и богатой жизни. Он сам был дорог ей. Изабелла еще не до конца понимала это, но почувствовала, что брала все и ничего не давала взамен. А теперь осознала с болью в сердце, что, если его не станет, потеря окажется невыносимой.

   К утру Роберт становился все более беспокойным, метался по постели, обливаясь потом от боли и жара, так что появившийся на удивление рано доктор Ренье уже утратил свое вчерашнее благодушие и стал гораздо серьезнее.

   – Боюсь, что опасная инфекция, – сказал он, уведя Изабеллу подальше от больного, в соседнюю комнату, – проникла в рану вместе с оружием или еще каким-то образом. Это был страшный удар, мадам. Должно быть, у вашего мужа есть коварный враг, который, вероятно, стремился не только убить его, но и заставить страдать как можно больше. Пациент молод и силен, так что будем надеяться на лучшее. Никакой пищи, кроме нескольких глотков бульона, если ему достанет сил выпить его, и немного фруктового сока, апельсинового или лимонного, если вы сможете достать его. В случае каких-либо неожиданных изменений пошлите за мной. Впрочем, я зайду сегодня вечером.

   Доктор предложил прислать сиделку из больницы, но Изабелла отказалась наотрез, зная, как не хотелось бы Роберту, чтобы посторонние видели его слабость. Она сказала, что они с Яном справятся. И если доктор и нашел странным, что светская молодая дама изъявила желание проводить часы у постели больного мужа, то отнес это на счет чудачеств, к которым так склонны англичане.

   По мере того, как проходил день, Роберту становилось все хуже. Жар усиливался, как и боль. Изабелла так бы хотела, чтобы у нее оказалось одно из лекарств мисс Холланд вместо тошнотворной микстуры, которую прислал доктор Ренье для снижения температуры и от которой Роберт отказался. После обеда Ян с большим трудом уговорил ее прилечь на пару часов.

   – Хозяину это не поможет, если вы свалитесь, леди, а только расстроит его.

   С большой неохотой она сдалась и, к своему удивлению, проспала около часа, а потом, вымывшись и освежившись, смогла разговаривать с доктором Ренье, когда тот зашел вечером и с мрачным видом, покачивая головой, посмотрел на своего пациента.

   Он осмотрел рану и нахмурился, увидев, что она воспалилась, а Роберт вздрагивает даже при легком прикосновении к больному месту.

   Доктор хотел выпустить пинту крови, так как это было радикальное средство для уменьшения лихорадки, но Изабелла не позволила, считая, что Роберт и так потерял много крови и тогда у него совсем не останется сил, чтобы бороться с инфекцией.

   – Повышение температуры и неравномерный пульс опасны, мадам. Если до утра жар спадет, то мы сможем надеяться, если же нет… – он пожал плечами, – то, боюсь… все мы в руках Божьих…

   Изабелла хотела закричать на него, но знала, что любые протесты бесполезны. Когда он ушел, она отослала Яна поужинать и отдохнуть несколько часов.

   – Я вас здесь одну не оставлю, леди, – упрямо сказал Ян.

   Она знала о его преданности своему хозяину, а также, что Роберт предпочел бы, чтобы некоторые услуги ему оказывал именно Ян, а не она, поэтому сказала:

   – Я буду очень рада твоей помощи, Ян, но, наверное, нам предстоит трудная ночь. Возвращайся после полуночи.

   Это случилось примерно в полночь. Должно быть, она задремала в кресле и была разбужена таким резким, страшным криком, что испугалась. Хотя она и заслонила собой свечи, но могла видеть Роберта, сидевшего в постели. Он глядел прямо перед собой.

   – Нет, нет, – шептал Роберт сдавленным голосом. – Нет, не Сесиль, о Боже мой, не Сесиль… – и он в ужасе поднес руку к глазам, как будто ему невыносимо было видеть то, что открывалось его взору. Наверное, ему привиделся какой-то кошмар, вызванный болью и опием.

   Изабелла кинулась к мужу, обняла его, пытаясь успокоить.

   – Все в порядке, дорогой, все хорошо. Это только сон.

   Он прижался к ней, весь дрожа, хотя его тело горело от жара.

   – Что случилось? – пробормотал Роберт. – Что я говорил?

   – Тебе приснился плохой сон, вот и все.

   Она взбила подушки и осторожно уложила его.

   Потом намочила полотенце и вытерла пот с его лица.

   – Можно что-нибудь попить? – прошептал он. – Во рту ужасная сухость.

   Изабелла принесла ему лимонной воды, и он жадно напился.

   – Уже очень давно я не видел этот сон, – произнес Роберт. – Когда-то он снился мне почти каждую ночь.

   – Это от боли и от наркотика, – успокаивала его Изабелла. – Расскажи мне его. Это может тебе помочь.

   – Вряд ли я смогу.

   – Попробуй. Иногда разделенная боль кажется вдвое легче.

   В любое другое время, думала она потом, он никогда не заговорил бы об этом, так глубоко в душе он хранил то воспоминание, но больной и сгорающий от жара, еще одурманенный опием, Роберт все же забыл об осторожности. В отрывистом шепоте оживало прошлое, которое постепенно сложилось для Изабеллы в единое целое.

   – Это было через два года после того, как разразилась война. По всей Франции были очаги роялистского сопротивления: в Вандее, в Лионе, на юге. Мой кузен Жак оказался в самой гуще. Война шла неудачно для нас. Мы нуждались в любой помощи, какую только могли получить. Было необходимо, чтобы кто-то поддерживал связь между бунтовщиками, организовывал их, доставлял оружие и золото и снабжал сведениями.

   – И этим занимался ты?

   – Да, какое-то время. Мне это было нетрудно. Я знал страну. У меня были связи.

   «Но опасно, – подумала Изабелла, вздрагивая, – страшно опасно».

   – И что случилось?

   – Я подозревал, что среди нас был предатель, осведомитель тех кровожадных дьяволов в Париже, но окончательно убедился только одной зимней ночью.

   Роберт надолго замолчал, и Изабелла подумала, что он забылся в тяжелой дремоте, но потом он снова заговорил таким тихим голосом, что она едва разбирала слова.

   – Племянница Жака, Сесиль, передавала донесения от одной группы к другой. Я не хотел привлекать ее в дело. Она была ребенком, всего пятнадцать лет, но Жак сказал: «Так надежнее. Кто станет подозревать школьницу, гуляющую по улицам?» Никто из нас не пользовался своим настоящим именем. У нас были птичьи клички. Я звался Соловьем, а человек, с которым я должен был встретиться в тот вечер, был известен как Филин. Встреча с ним была назначена в амбаре на краю деревни, куда я собирался доставить золото и сведения о судне, тайно отплывающем к берегам Бретани, где его уже ждали.

   – Контрабандисты, – выдохнула Изабелла. Он слабо улыбнулся.

   – Да, иногда мы использовали их.

   Роберт помолчал минутку, потом с трудом перевел дыхание и продолжил так тихо, что ей пришлось наклониться ближе, чтобы различить слова.

   – Когда я добрался до места, то сразу понял: что-то случилось – он был не один. Там оказалась Сесиль. Стояли сильные холода, и в амбаре горела небольшая жаровня. Я сразу же спросил: «Что здесь делает девочка?» А он рассмеялся: «Какие же вы дураки, что доверяете свои секреты ребенку. В этой хорошенькой головке есть все сведения, которые нам так нужны, мой дорогой Соловей, и до исхода ночи вы оба запоете». Тогда в мерцающем свете от жаровни я увидел, что руки и ноги Сесиль были связаны так, что она не могла двигаться. Она стояла у стены, и я заметил дикий ужас в ее глазах. Бог знает, что он уже успел сделать с нею. МЫ не носили с собой оружия, потому что если бы нас остановили головорезы Фуше, это бы означало заключение в тюрьму и смерть. Я подождал немного, придумывая, что предпринять, и увидел, как он вытащил из жаровни железный прут, один конец которого накалился докрасна. «Теперь я хочу услышать, – сказал он, – имена, места встреч. Я знаю, вам они известны. Давай быстро, а не то маленькой Сесиль уже не быть такой хорошенькой». Филин придвинулся ближе к девочке, чтобы она почувствовала жар раскаленного железа. Я увидел, как она сжалась и сдавленно вскрикнула. Я знал, они могли это сделать. Я видел, как мужчин подвешивали над медленно тлеющим огнем, пока ноги у них не покрывались волдырями и не чернели. Я видел, как мучили женщин. Он придвинулся к ней еще ближе, наслаждаясь своей властью, уверенный в победе, и я рискнул. Я прыгнул на него.

   Изабелла живо представляла себе все это: темный амбар, дрожащий ребенок, зловещие отблески огня.

   Роберт смотрел прямо перед собой глазами, полными ужаса.

   – Это было ошибкой, – продолжал он хриплым шепотом. – Падая, Филин зацепился за жаровню, солома загорелась. Языки пламени лизали пол. Сесиль кричала, пытаясь освободиться и не имея возможности бежать. Он вскочил на ноги и бросился на нее. Я схватил упавший прут и швырнул в него. Раскаленный конец попал Филину в лицо, и он завопил от боли, хватаясь за обожженное место, в то время как начали гореть его волосы. Пламя добралось до тонкого платья Сесили, и оно загорелось. Она кричала от ужаса. Я стащил с себя пальто, набросил на нее, пытаясь сбить пламя. Вынес ее наружу на холодный ночной воздух, но я опоздал, безнадежно опоздал. Я бежал так, словно за мной гнался дьявол, бежал к дому, где, как мне было известно, мог получить помощь и убежище. Они сделали, что могли, но девочка умерла несколько часов спустя… – Роберт устало закрыл глаза. – Жак не обвинял меня, никто меня не обвинял, но я никогда не мог себе простить.

   – Что случилось с человекам, который мучил ее?

   – Тогда я думал только о Сесили. Потом мы решили, что он погиб в огне.

   Роберт откинулся на подушки, с лицом, серым от боли и изнеможения. Изабеллу захлестнул такой поток нежности, такое сильное желание утешить, что она не могла вымолвить ни слова. Вместо этого она взяла руку Роберта и в следующее мгновение почувствовала, как его пальцы вернули ей пожатие.

   Немного позже, когда Изабелла собиралась отойти, он прошептал:

   – Не уходи. Пожалуйста, не уходи… – И она осталась рядом с мужем, держа его руку в своей руке, пока он снова не забылся в беспокойном сне.

   Все тело у Изабеллы замлело, но она не хотела вставать, мысленно возвращаясь снова и снова к тому, что Роберт рассказал ей. Это был полный ужаса взгляд в ту его тайную жизнь, о которой он так мало говорил. То таинственное сообщение: «Дьявол крадется» – было ли оно предупреждением от одного из тех, с кем Роберт работал в прошлом? Значит, были враги, замышлявшие месть? Изабелла содрогнулась, как будто опасность таилась совсем рядом.

   Изабелла не могла заснуть, и пока медленно тянулись часы, стала разбираться в самой себе. С того ужасного времени во Франции, когда счастливый мир детства был жестоко разрушен, она стремилась любить и быть любимой, быть кому-то нужной. Эта потребность реализовывалась в ее привязанности к Ги, потом излилась на Люсьена, беспомощного, зависящего от нее. Она спасла ему жизнь и в порыве безотчетной щедрости пожелала отдать ему все, даже саму себя. Все эти летние месяцы, в первом упоении успехом, то чувство еще оставалось – горение, восторг, желание принадлежать – до последней встречи в садах Вауксхолла, когда вдруг оказалось, что у красивого юноши, искателя приключений, обладающего таким обаянием и привлекательностью, на уме совсем другое. Прежде она жила мечтой, иллюзией. Теперь Изабелла распрощалась с нею и могла посмотреть на все с холодной ясностью и испытывала чувство глубокого стыда за то, что так обманывалась.

   С Робертом все было иначе. Он пришел к ней из другого мира. Того мира, что находился за пределами повседневной рутины замкнутого круга усадьбы. Уверенный в себе, независимый, отдающий все и ничего не требующий взамен – таким она узнала его, а теперь ей открылась другая сторона его души, о которой раньше она не подозревала, – чувствительная и уязвимая. Все ценности в представлении Изабеллы поменялись местами. Впервые она почувствовала, что нужна Роберту, что она тоже может что-то отдать, и ее сердце устремилось к нему. Изабелла вспомнила стихи, которые где-то прочла:


Настоящей любви не угаснет горенье,
Для влюбленных нет смерти, несчастий, старенья.
Даже в мыслях у них нету слов о беде,
И такая любовь не изменит себе.

   Она впервые поняла, что означают эти строки.


   На следующее утро, к счастью, Роберту стало немного лучше. Мучительная ночь прошла, и жар спал. Боль все еще не оставляла его, он еще выглядел чрезвычайно изнуренным и больным, но глаза уже стали более ясными, и Роберт все больше походил на самого себя.

   Считая свое лечение весьма успешным, доктор Ренье так нахваливал своего пациента и самого себя, что Изабелле захотелось его поколотить.

   Доктор заново осмотрел рану, одобрительно сопя, перевязал ее, причинив Роберту излишнюю, как тот решил, боль, затем повернулся к Изабелле.

   – Думаю, мы смеем надеяться на выздоровление, мадам. Инфекции, которой я так опасался, нет и, кажется, наш больной продержится. Но следует быть осторожными, очень осторожными. Наверное, сегодня можно разрешить ему съесть что-нибудь. Несколько ложек куриного бульона. Даже можно выпить стакан вина, но только один, не больше. Уверен, микстура, которую я вам прислал, помогла сбить жар, – самодовольно заключил он, – и мы продолжим это лечение. Пусть ваш слуга придет ко мне как можно раньше, и в точности выполняйте мои указания.

   – Напыщенный осел! – пробормотал Роберт, когда доктор ушел. – Больше всего не выношу, когда обо мне говорят в моем присутствии, не обращаясь ко мне, будто я идиот. Куриный бульон! А что это за чудодейственная микстура у него, которая произвела такой поразительный эффект?

   – Она так неприятно пахла, – призналась Изабелла, – что я дала тебе ее только один раз, а остальное выбросила.

   Роберт попробовал засмеяться и поморщился от боли.

   – Благодарение Богу за умную жену. – Он помолчал, собираясь с силами, прежде чем сказать: – Послушай, моя дорогая, ты заботилась обо мне довольно долго. Не надо так изводить себя. Пойди погуляй на свежем воздухе, отдохни от этой душной больничной палаты. Ян может обеспечить меня всем необходимым.

   – Ничего подобного я не сделаю, – твердо заявила Изабелла. – Может быть, тебе и стало немного лучше, но, как говорит доктор Ренье, мы должны быть очень осторожны, и я не оставлю вас одних. Ян – твой добровольный раб. Ты, наверняка, сможешь убедить его позволить тебе подняться.

   – Не читай мне нотаций. Я еще недостаточно окреп, чтобы возражать.

   – Вот и хорошо. Даже если бы ты и мог возражать, я бы не стала слушать.

   Изабелла чувствовала себя так, будто огромная тяжесть упала с ее плеч. Конечно, еще могут быть рецидивы, но она не позволяла себе думать об этом. Роберт был еще очень слаб, малейшее напряжение заставляло его обливаться потом, но, несмотря на боль, он отказывался принимать настойку опия.

   – Это затуманивает мозг. Мне не нравится терять контроль над своими чувствами, – сказал он, когда Изабелла попыталась его убедить.

   Роберт ничего не сказал о предыдущей ночи и о потрясающем признании, которое он сделал. Изабелла задумалась: помнит ли он об этом или считает частью ночного кошмара? Большую часть дня он отдыхал, отдаваясь полудреме, так как жар все же периодически возвращался. Ел он по-прежнему очень мало, но захотел выпить чаю вместе с Изабеллой, когда во второй половине дня ей принесли поднос с чайным прибором.

   К счастью, рецидива не случилось. С каждым днем состояние больного постепенно улучшалось. Изабелла немного успокоилась. В конце той напряженной недели у них появился неожиданный гость.

   Однажды после обеда Изабелла сидела в большом кресле у постели Роберта. В комнате было тепло, солнечно. Пригревшись, она задремала. Изабелла только что кончила читать Роберту книгу английской поэзии: они случайно обнаружили ее на парижском книжном лотке, не смогли удержаться от искушения и купили ее.

   Изабеллу разбудил стук двери. Веселый голос произнес:

   – Привет всем! – и в прихожую вошел Дэвид.

   Изабелла на мгновение застыла, не в силах поверить своим глазам, потом ее захлестнуло чувство облегчения от того, что видит друга, может поделиться своими тревогами с человеком, близким Роберту и ей. Она вскочила на ноги, уронив книгу на пол, и побежала встретить Дэвида.

   – О, Дэвид, я так рада тебе, так рада!

   Он обнял Изабеллу, прижав к себе.

   – Ну-ну, что такое? Никогда не думал, что так популярен.

   – Ты не знаешь, ты ведь ничего не знаешь. – Застыдившись, она попыталась освободиться от его объятий. Дэвид поцеловал Изабеллу в Щеку, все еще обнимая за талию.

   – Что это я услышал там внизу, будто Роберт на пороге смерти?

   – Да, почти был. Но слава Богу, теперь немного лучше.

   – Можно взглянуть на него?

   – Конечно.

   Вместе они вошли в спальню.

   – Ну-ну, – проговорил Дэвид, глядя на своего друга, – хорошенькое дело, скажу я вам! И в разгар того, что называется вторым медовым месяцем! Надеюсь, ты не дрался на дуэли с каким-нибудь наглецом, засмотревшимся на твою жену?

   – Ничего романтического, к сожалению, – сухо ответил Роберт. – Получил обыкновенный удар ножом от какого-то ночного бродяги.

   – Кошелек или жизнь?

   – Что-то вроде этого. К счастью, ему не досталось ни того, ни другого. Изабелла, попроси, пожалуйста, принести что-нибудь для Дэвида. Чай, кофе?

   – Для меня кофе, пожалуйста. Я не любитель легких дамских напитков.

   Дэвид широко улыбнулся Изабелле, и она вышла, чтобы сделать заказ, в полной уверенности, что Роберт хочет перемолвиться словом со своим другом наедине. Но она собиралась найти способ выведать подробности позже.


   Случай представился неделю спустя. Роберт быстро шел на поправку, хотя ему разрешили вставать с постели лишь на несколько часов и настоятельно рекомендовали не пытаться ездить верхом и даже править лошадьми, запряженными в карету.

   – Как глупо, что твоя поездка в Париж испорчена из-за меня, – сказал он однажды утром, завтракая вместе с Изабеллой. – Для чего здесь Дэвид? Он может сопровождать тебя, куда тебе будет угодно пойти.

   Изабелла запротестовала, дескать, у нее нет особого желания идти куда-нибудь. Но Роберт настоял на своем, и на следующий день утром появился Дэвид, одетый для поездки за город.

   – Я получил приказ сопровождать вас, – весело сказал он. – Куда мадам пожелает отправиться?

   – Напрасно Роберт побеспокоил тебя. У тебя, должно быть, много всяких дел.

   – Не имеет значения. Я к вашим услугам.

   Изабелла рассмеялась и сдалась. После чудесного обеда у Фраскати они гуляли по садам Версаля, которые так и оставались в запустении с того ужасного дня, когда разъяренные граждане промчались по ним, все круша и разрушая на своем пути. В мягком солнечном сиянии проходил теплый сентябрьский день, но тень печали лежала на больших озерах, где больше не били фонтаны, а покалеченные нимфы и купидоны лежали на земле с тех самых пор, когда их сбросили с постаментов.

   Дэвид был замечательным спутником, и Изабелла чувствовала себя легко с ним. Они весело болтали, а потом присели на одну из мраморных скамей прямо напротив Малого Трианона, где юная Мария-Антуанетта когда-то беседовала со своими близкими друзьями и разыгрывала из себя простую деревенскую девушку.

   – В юности мой дедушка часто бывал при дворе, – задумчиво сказала Изабелла. – Он был в большой милости у короля и рассказывал нам с Ги о чудесных сельских праздниках, пьесах и балетах, балах-маскарадах, которые устраивались в те времена. Нам все это казалось прекрасной сказкой.

   – Ты никогда не жалела, что эти времена прошли?

   – По правде говоря, нет. Да и почему бы я жалела, если ничего подобного не знала. В Совиньи все было иначе. Мой отец жил очень просто. Однако печально, что вся эта красота была так бездумно разрушена, а ничего лучшего не пришло взамен.

   В этом уединенном саду было очень тихо, Изабелла откинулась назад, сняла шляпку, позволяя ветерку играть своими волосами, и впервые со дня ранения Роберта почувствовала себя спокойно.

   Они немного помолчали, потом Дэвид спокойно спросил ее:

   – Изабелла, могу я задать тебе очень личный вопрос?

   Она, слегка удивившись, посмотрела на Дэвида.

   – Какой именно?

   – Насколько ты любишь Роберта?

   – Разве это не заметно, насколько я люблю его?

   – О да, в последнее время ты проявила себя как очень верная и преданная жена. Но влюблена ли ты в него?

   – Почему ты спрашиваешь об этом?

   – Потому что он тебя очень любит.

   Изабелла опустила глаза. Руки ее машинально завязывали и развязывали ленты на шляпке.

   – Когда Роберт впервые сделал мне предложение, там, в Хай-Уиллоуз, – тихо сказала она, – я отказала ему. Потом случилось нечто неожиданное и ужасное… Он спросил меня снова, не стану ли я его женой, и…

   – И ты согласилась, видя в этом выход из положения.

   – Это звучит странно, я понимаю, – возразила Изабелла, защищаясь. – Я сказала ему правду. Сказала, что он мне нравится, что я уважаю его, но я не была влюблена в него, однако, он все равно…

   – Настоял, чтобы ты вышла за него замуж?

   – Да.

   – Понятно. А сейчас?

   – Не знаю, Дэвид, не знаю, – она не могла продолжать. Чувства, которые она пережила совсем недавно, были новыми, она была этим очень смущена, не уверена в себе. Изабелла повернулась к Дэвиду и почти сердито спросила: – Почему ты задаешь мне все эти вопросы?

   – Ходят всякие слухи.

   – Роберт не слушает сплетен.

   – Нет, я не думаю, что он к ним прислушивается, но мне бы не хотелось видеть, что его обманывают и причиняют боль.

   – Можешь этого не бояться, – твердо ответила Изабелла.

   – Рад слышать это.

   Изабелла посмотрела Дэвиду в лицо.

   – А теперь, могу ли я задать тебе вопрос, и скажешь ли ты мне правду?

   – Это насчет Роберта?

   – Да.

   – Что же ты хочешь знать?

   И вдруг она поняла, что не может расспрашивать Дэвида. Какой бы секрет своей жизни ни хранил Роберт, он должен был сам рассказать ей об этом. Она ни с кем не станет обсуждать своего мужа, даже с его другом. Изабелла отвела глаза.

   – Не имеет значения.

   – Ты уверена? Я знаю Роберта очень давно.

   – Ничего особенного. – Изабелла начала надевать свою шляпку. – Становится прохладно. Пойдем?

   Дэвид встал и подал ей руку. Они пошли дальше, беседуя о других, банальных вещах.


   Как только Роберт достаточно окреп, чтобы выдержать путешествие, они стали готовиться к возвращению в Англию, но сначала нужно было уладить кое-какие дела. Роберт настоял на том, чтобы нарисовали ее портрет – миниатюру на слоновой кости. Потом портрет оправили в серебряную рамку.

   – Художник мне польстил, – сказала Изабелла, когда миниатюра вернулась от ювелира. – Почему ты так хотел иметь ее?

   – Чтобы она напоминала мне о моей жене, когда она улетит от меня, как блуждающий огонек, – легкомысленно признался Роберт.

   – Я этого никогда не сделаю.

   – Надеюсь, что нет.


   В эти последние дни у Изабеллы была одна неприятная встреча. Она пошла в оперу с Дэвидом. Музыка Монтеверди после окончания «Орфея» еще звучала у нее в ушах, когда в переполненном фойе их на минуту разделила толпа, и она неожиданно столкнулась с человеком, которого сразу узнала. Это был лишь один беглый взгляд, шляпа затеняла его лицо, он постарел, похудел, но ошибиться Изабелла не могла: это мрачное выражение лица, короткая черная бородка, глаза, на мгновение встретившиеся с ее глазами, были полны жгучей ненависти. Изабелла вдруг замерла, затаила дыхание, не в силах двигаться или говорить, воспоминания вернули ее назад, в детство. Потом он исчез, а Дэвид вновь оказался рядом.

   – Что случилось? У тебя такой вид, будто ты увидела призрак.

   – Наверное, так оно и есть, – усилием воли Изабелла прогнала воспоминание. – Мне показалось, это был человек, которого я когда-то знала.

   Когда Изабелла упаковывала вещи, она наткнулась на нож убийцы. Длинное тонкое лезвие использовали с дьявольским умением – так сказал доктор Ренье, а Анри Риваж был хирургом. Рукоять ножа была красиво оправлена в серебро – не какой-нибудь обычный кухонный нож или нож мясника. Однако глупо было размышлять о таких вещах. Зачем доктору Риважу нужен Роберт? Он завладел замком Совиньи, присвоил титул. Изабелле хотелось отбросить нож, но неожиданно для самой себя она положила его на самое дно сундука.

   В первых числах октября они отправились в Кале и сели на пакетбот, отправлявшийся в Дувр. Первую годовщину своей свадьбы они отметили шампанским и пили за будущее, еще не подозревая о паутине ненависти, мести и ревности, которая медленно плелась вокруг них, угрожая разлукой.

Часть III
Изабелла
1803

Глава 15

   Майским утром Изабелла стояла у окна гостиной и смотрела на Арлингтон-стрит. Только что прошел дождь, и умытое солнышко отражалось в лужах и свежей зелени деревьев на противоположной стороне улицы. Было непривычно спокойно для начала дня, не слышалось грохота экипажей. По улице прошел индеец в черном тюрбане, неся поднос с экзотическими пряностями, цыганка, в ярких лохмотьях, продавала белый вереск на счастье, появился шарманщик со своей трогательной обезьянкой, при виде которой Рори обычно заливался бешеным лаем. Казалось, что после недавних событий все сидят по домам. Всего несколько дней тому назад ненадежный мир окончательно рухнул, и Британия снова перешла в состояние войны с Францией.

   Несколько месяцев сохранялось относительное равновесие, но потом Бонапарт разозлился на упрямого британца, который отказывался удовлетворить некоторые его требования. Говорили, что он в ярости кричал на посла, даже грозил ему тростью. И все это лорд Уитворт выдержал с флегматичным спокойствием, прикидывая, что бы он делал, если бы этот необузданный корсиканец действительно напал на него. Прошла уже почти неделя с тех пор, как он благополучно выехал из Парижа и вернулся в Англию со всей делегацией. Однако Роберт не приехал вместе с ним.

   Роберт отправился в Париж в начале апреля по указанию главы Министерства и с личным поручением от Генри Дандаса, который недвусмысленно высказывался о беспомощности правительства.

   – Ради Бога, возьмись за это, Роберт, – просил он. – Нужно узнать истинное положение вещей. Выясни точно, что происходит. Пойдет ли народ за Бонапартом, если он поведет их на войну, или вся эта история не более, чем дань тщеславию в последней попытке добиться своего.

   Изабелла умоляла мужа не уезжать.

   – Это слишком опасно, – настаивала она. – Они пытались убить тебя несколько месяцев тому назад, в следующий раз им может повезти больше.

   – Но сейчас все будет иначе, моя дорогая. Это политика. Я поеду не как частное лицо. У меня будет дипломатическая неприкосновенность. И если я могу выяснить что-нибудь полезное, то должен сделать это.

   – Это все, о чем ты думаешь? – горячо протестовала Изабелла. – Что ты можешь сделать для Британии? А мы? Что будет с Мэриан и со мной, если тебя там убьют?

   – История не повторяется, а ты будешь хорошо обеспечена, – улыбаясь ответил Роберт. – Я буду чрезвычайно осторожен, обещаю тебе. – Он нежным движением повернул Изабеллу лицом к себе. – Ведь ты не хочешь, чтобы я отказался, забился в конуру, как побитая собака, потому что однажды со мной случилось несчастье. Я не солдат, Изабелла, и никогда не воображал себя таковым, но кое-что я могу сделать, хотя бы для самоуспокоения.

   – О, Роберт, – прильнула Изабелла к нему, – у меня не будет ни минуты покоя, пока ты не вернешься.

   И он не вернулся с посольством, и от него не было ни слова. Так где же он? Изабелла не находила себе места от беспокойства. Роберт был бы недоволен, если бы она пошла ныть в Министерство иностранных дел или плакалась бы Генри Дандасу. Жены людей, подобных Роберту, таких вещей не делают, как и жены армейских и морских офицеров, когда остаются дома без мужей. Считается, что они должны проявлять больше стойкости, чем остальные. Воспоминание о той ужасной ночи в Париже, когда на них напал убийца, мучило Изабеллу постоянно.

   Она чувствовала себя беспомощной в этом большом доме, одна со слугами и тремя собаками. Мэриан уехала на несколько недель в Оксфордшир навестить престарелую больную родственницу. Такие шумные собаки, как Роланд и Оливер, были бы там помехой, поэтому их оставили на попечение Изабеллы.

   Слезы брызнули из глаз, и она сердито смахнула их рукой. Нечего стоять здесь и хныкать. Надо одеться и взять собак на прогулку в Сент-Джеймс-парк. Это поможет прогнать тревогу и вернет ясность мысли.

   Она отвернулась от окна. Лакей постучал и вошел в комнату.

   – В чем дело, Хоук? – спросила Изабелла с некоторым удивлением.

   – Вас хочет видеть какой-то джентльмен, джентльмен из военно-морского флота.

   – Из военно-морского флота! – Изабелла взяла визитную карточку с серебряного подноса и удивленно вскрикнула: – Капитан Конвей! Должно быть, это Перри. Пригласите его, Хоук, сейчас же.

   Изабелла не виделась с Перри уже несколько месяцев, и когда он появился в дверях во всем великолепии морской формы, она подумала, что Перри приобрел больше достоинства. Он больше не был порывистым юношей и очень возмужал за минувший год. Изабелла подошла, протянула к нему руки.

   – Перри! Это замечательно. Ты получил повышение. Теперь у тебя есть свой корабль. Ты доволен?

   – Да, разумеется, очень доволен. Хотя не следует особенно радоваться, ведь это благодаря тому, что мы снова воюем. Вот я и пригодился, а повысили меня совсем незначительно. Правда, это только начало. Конечно, это не линейный корабль, а один из сторожевых шлюпов, но это первый корабль под моим командованием, и все благодаря рекомендации лорда Нельсона. Он помнит меня по Копенгагену и по флотилии на Ла-Манше. Тогда заключение мира положило конец карьере, но теперь, когда срочно призвали всех моряков, о моих заслугах вспомнили, и вот я стал капитаном «Сириуса».

   – Ты этого достоин, – с теплотой в голосе сказала Изабелла. – Твоя тетя довольна? Расскажи мне обо всем. Жаль, Роберта нет дома. Он еще в Париже.

   – В Париже? Разве вы не слышали?

   – Что?

   – В первом же морском бою были захвачены два французских корабля, и Бонапарт так разъярился, что приказал арестовать всех англичан, оказавшихся во Франции.

   – Нет, не может быть! – в ужасе воскликнула она. – Неужели он сделал Такую подлость? Ты точно знаешь?

   – Точно. Я только что из Адмиралтейства. Там только об этом и говорят. Такое варварское обращение с гражданскими лицами противоречит всем правилам, а война может затянуться.

   – Роберт в тюрьме! – Изабелла опустилась на диван, ей показалось, что земля ушла вдруг из-под ног. – Не могу поверить.

   Перри сел рядом.

   – Вы не должны так беспокоиться. Роберт хорошо знает страну, так хорошо говорит по-французски, что я уверен, он найдет способ избежать самого худшего.

   – Да, да, конечно, найдет. У него там повсюду друзья. – Изабелла попыталась взять себя в руки. – Выпьешь что-нибудь бодрящее?

   – Спасибо, нет. Не могу задерживаться. Я должен отправляться в Чатем, где готовят к отплытию мой корабль. У меня много дел. – Он помолчал, потом продолжил, сделав над собой усилие: – Изабелла, я пришел просить вас об одной услуге.

   – О какой услуге?

   – Это касается Венеции.

   – Венеции? Но, Перри, она выходит замуж в сентябре.

   – Я все знаю. – Он встал и начал мерить комнату шагами, потом повернулся к Изабелле. – Боюсь, я очень плохо вел себя, когда она сказала мне о сэре Хьюго. Я был так обижен, расстроен, рассержен – и я написал ей ужасное письмо. Вскоре я пожалел, что отправил его. Написал еще одно, в котором извинился. Я писал несколько раз. Все письма возвращались не распечатанными. Я пришел с визитом, но дверь передо мной закрыли. Но теперь произошли эти события… Я уезжаю на месяцы, может быть, годы, и должен повидать ее снова. Хочу ей сказать, что жалею о том своем письме и должен извиниться, но как бы я ни старался, нигде не могу увидеться с нею.

   – Так что же я должна сделать?

   – Вы с нею дружны, – с жаром продолжал он. – Не могли бы вы пригласить ее к себе и дать мне знать, когда она будет у вас, чтобы я мог неожиданно прийти с визитом?

   – Перри, но как я могу?

   – Если она повернется ко мне спиной, я приму это как должное, а если нет, если она согласится встретиться со мной и немного поговорить, то мы сможем расстаться друзьями, а не врагами. Это все, о чем я прошу, больше ничего.

   – Не знаю, – с сомнением сказала Изабелла. – Не знаю. Тетя будет очень недовольна, и дядя Джошуа тоже.

   – Им об этом не нужно знать. Пожалуйста, Изабелла. Это очень важно, а вы всегда были добрым другом для нас обоих.

   Изабелла взглянула на расстроенного молодого человека.

   – Я не могу обещать, но попробую. Оставь свой адрес, чтобы я могла сообщить тебе.

   – Спасибо, – сказал Перри, с благодарностью пожимая ей руку. – Тысячу раз спасибо. – Он вынул одну из своих визитных карточек и написал адрес на обратной стороне. – Здесь меня всегда можно найти.

   Перри попрощался, не переставая благодарить, и Изабелла с грустью посмотрела ему вслед, не зная, правильно ли поступила. Она была почти уверена, что Венеция еще любила Перри, но достаточно ли сильна эта любовь, чтобы разорвать помолвку с преуспевающим сэром Хьюго и противостоять тому, что неминуемо последует: скандалу, родительскому гневу? Для этого потребуется большое мужество. Изабелла прекрасно понимала, что если они встретятся, Перри постарается убедить Венецию выйти за него замуж, но ответственность ляжет на Изабеллу. Хотя между нею и Венецией сохранились дружеские отношения, по-настоящему близки они никогда не были. Ну что ж, Перри имеет право попытать счастье, как всякий влюбленный. Она вздохнула и пошла наверх одеваться и собирать собак на прогулку.


   Если бы Мэриан была дома, она бы непременно настояла, чтобы Изабелла не гуляла одна в парке. По крайней мере следовало взять с собой Гвенни, но Изабелла презирала условности. Она привыкла переживать все свои горести в одиночестве. Когда-то она одна убегала на берег моря… Изабелла шла по парку узкими улочками, держа собак на поводках, слишком погруженная в свои мрачные мысли, чтобы замечать удивленные взгляды прохожих. Гуляющие прохаживались по аллеям, поросшим травой. Здесь были и няни со своими маленькими подопечными, и когда три собаки, освобожденные от поводков, радостно помчались в разные стороны, один из малышей засеменил вслед за ними и упал на мокрую траву. Изабелла подбежала, чтобы поднять его, но ребенок уже сам встал и важно смотрел на нее, размышляя, стоит ли плакать. Потом он вдруг одарил ее беззубой улыбкой и снова насупился. Изабелла задумалась: не разочарован ли Роберт, что до сих пор она не забеременела? Он никогда не говорил о детях, но Изабелла знала, что отец не раз упоминал об этом. Она случайно видела одно из его писем: «Что же твоя кухарка-жена все еще никого не принесла? Принимайся за работу, парень, а то Джинни вас опередит». Тогда она посмеялась, но все-таки почувствовала, что она его подводит.

   Зима прошла очень спокойно. Выздоровление Роберта после ножевого ранения затянулось на более долгое время, чем они думали. Рана оказалась глубже и причинила больше вреда, чем предполагал доктор Ренье. Как человек, редко болевший, разве что простудой, Роберт оказался исключительно плохим пациентом: отказывался заботиться о себе и отмахивался от добрых советов врача. А теперь он мог находиться в тюрьме или неизвестно где, может быть, до самого конца войны. Но так ли это? Его могли послать с секретной миссией. Изабеллу охватил гнев при мысли о всех этих политиках, что сидят в Уайтхолле в удобных креслах и посылают таких, как Роберт, подвергаться опасности, туда, где их ждут коварные ловушки и удары ножом в спину.

   Изабелла перешла парк и подошла к красивому декоративному мостику через пруд Розамунды. Она оперлась о перила и несколько минут смотрела на Утиный остров. Пеликаны, массивные и неуклюжие, бродили по берегу. Здесь была и изящная, в сером оперении, птица-секретарь и зеленые дикие утки, несколько крикливых чаек прилетели с реки в поисках корма, с полдюжины лебедей, величественных, как галеоны под парусами, напомнили ей о Перри и его корабле. Может быть, они с Венецией съездят в Чатем, чтобы повидать его до отплытия. С какой гордостью показал бы Перри им свой любимый «Сириус».

   Размышления Изабеллы были неожиданно прерваны громким шипением, отчаянным собачьи визгом и хлопаньем сильных крыльев. Она с ужасом увидела, что Оливер, самый смелый из всей троицы, отважился кинуться в воду за пролетавшей низко чайкой, и теперь на него накинулся лебедь, защищая трех своих птенцов. Изабелла сбежала с мостика на берег пруда и стала громко звать Оливера. Но тот, испугавшись грозной птицы с ее распростертыми крыльями и злобно вытянутой шеей, плыл вперед и не думал отступать. Изабелла подобрала юбки и собралась войти в воду, но тут ее отстранили, и какой-то молодой человек шагнул в воду, ловко отогнал сердитую птицу хлыстом и взял за шкирку бешено сопротивлявшегося пса. Потом поставил Оливера у ног хозяйки.

   – Вот он, испачканный, но целый и невредимый, – сказал он, смеясь.

   Собака стала отряхиваться, разбрасывая вокруг грязь и кровь, так как жестокий клюв все-таки настиг ее. Изабелла схватила пса на руки и, прижав к себе, повернулась, чтобы поблагодарить за спасение. С ужасом она увидела, что перед нею стоит Люсьен. Тот самый, что сводил ее с ума, очаровывал, лгал. Это его она так старательно избегала с того ужасного вечера в садах Ваукс-холла.

   Магия прежнего очарования подействовала – Изабелла задрожала. Потом вдруг успокоилась. Люсьен был двуличным, поняла теперь Изабелла. За приятной внешностью улыбающегося юноши скрывался человек темный и опасный. В течение этих зимних месяцев она приняла все меры, чтобы держать его на расстоянии. Сначала это было легко сделать, так как до Рождества они редко выезжали, потом светская молва донесла, что Люсьен и его так называемый дядя уехали в Париж, и она от души надеялась, что там они и останутся.

   – Я вам очень благодарна, – сдержанно сказала Изабелла, взяв себя в руки, – тем более, что пострадал ваш костюм.

   Люсьен, должно быть, ехал верхом, так как был в бриджах и сапогах, но его красивый сюртук оказался забрызганным грязью.

   – N'importe[19], – весело сказал он. – Был рад помочь. – Изабелла собралась отойти, но Люсьен, остановил ее. – Не уходите, пожалуйста, не уходите, одну минуту. Я хочу знать, почему вы избегали меня все это время?

   – Избегала вас? Ничего подобного у меня и в мыслях не было, – быстро ответила Изабелла. – Конечно, мой муж был нездоров, и мы вели очень спокойную жизнь зимой, но я, действительно, не могу стоять здесь и разговаривать. Оливер дрожит и ранен. Бедняжка простудится, если я сейчас же не отнесу его домой.

   – Вы пешком? Я пройдусь с вами.

   – В этом нет необходимости.

   Она уходила прочь, но Люсьен не отставал, а когда у ворот понадобилось прикрепить поводки к ошейникам двух других собак, он спокойно сделал это вместо Изабеллы и продолжал идти рядом.

   – Прошел достоверный слух, что, несмотря на нелады со здоровьем, ваш муж оказался в Париже, когда снова объявили войну, и был задержан вместе с остальными англичанами, которые на беду замешкались во Франции. Это верно?

   – Может быть, – осторожно ответила Изабелла.

   – Вы, конечно, что-нибудь знаете о нем?

   – Почему вы задаете все эти вопросы?

   Люсьен пожал плечами.

   – Без всякой причины, просто из дружеского интереса.


   Они пробирались по узким улочкам из парка на Арлингтон-стрит мимо грязных извозчичьих дворов, осторожно обходя лужи и кучи конского помета. Изабелла чувствовала, что Люсьен идет след в след за нею, его дыхание обжигало ей шею.

   – Почему вы все еще сердитесь на меня, Изабелла? – шептал он. – Разве такое уж большое преступление – любить вас? Все эти долгие месяцы вы не выходили у меня из ума, хотя я знал, что отвергнут. Неужели вы не можете мне простить безумие того вечера в Вауксхолле? Буду ли я за это лишен вашей дружбы, вашего расположения?

   Когда-то этот медоточивый голос воодушевлял ее, даже теперь он заставлял ее сердце биться быстрее, но на этот раз лишь от страха. Люсьен считал, что ее так легко обмануть, так быстро можно покорить? Туман очарования и иллюзии рассеялись. Как могла она быть такой доверчивой, такой глупой, чтобы не распознать фальшь? Изабелла ни на мгновение не верила его клятвам в любви, но почему он так настаивал? Что за этим кроется?

   К сожалению, по чистой случайности, Мэриан приехала из Оксфордшира почти в то же самое время, как они подошли к дому. Мэриан вышла из кареты и увидела жену своего брата на ступеньках так близко стоящей рядом с этим ужасным французом, что это можно было принять за объятие.

   – Вы не собираетесь пригласить меня войти? – говорил в это время Люсьен. – Предложить мне бокал вина и помочь привести в порядок костюм? – Он наклонился к ней, одной рукой поглаживая собачку, которую Изабелла прижимала к груди.

   – Сожалею, но нет. Прошу извинить меня. Нужно немедленно вымыть бедняжку Оливера и посмотреть его рану.

   – Извините, – Мэриан поднималась по ступенькам и лакей уже открывал ей дверь.

   – Мэриан! – удивленно воскликнула Изабелла. – А я вас еще не ждала.

   – Оно и видно. Добрый день, месье де Вож.

   Мэриан скользнула по Люсьену ледяным взглядом. Эдуард спустился к карете за багажом.

   – Я получил отставку в полном смысле слова, – грустно заметил Люсьен. – Леди Мэриан меня недолюбливает, как мне кажется. Но я зайду, Изабелла, узнать о пострадавшем.

   Он потрепал Оливера по голове и сбежал вниз по ступенькам, весело махнув рукой.

   «О Боже, – подумала Изабелла, входя в дом. – Ну почему все это должно было случиться именно так? Бог знает, что вообразит себе Мэриан».


   Очень скоро Изабелла узнала это. Она стояла на коленях возле таза, засучив рукава, с помощью Гвенни мыла возмущенного и дурно пахнущего Оливера, в то время как две другие собаки смотрели на эту процедуру с самодовольными мордами: им не грозили такие неприятности, как мыло в глазах и в носу. Изабелла знала, что Мэриан вошла в комнату, но предпочла не замечать ее.

   – Гвенни, дай мне, пожалуйста, большое полотенце.

   Изабелла вынула из таза мокрого Оливера и стала усиленно вытирать его.

   – Может быть, ты соизволишь объяснить мне, что все это значит? – грозно спросила Мэриан.

   – Все очень просто. Я гуляла с собаками в парке Сент-Джеймс, а глупый маленький Оливер стал охотиться за чайкой на озере. Один из лебедей напал на него. Он, наверное, убил бы его, если бы не Люсьен.

   – А месье де Вож, вероятно, сопровождал тебя во время утренней прогулки?

   – Нет, конечно, и вы это прекрасно знаете. Я встретила его случайно и очень кстати, как оказалось. Гвенни, кажется, мы с тобой закончили. Позови горничных, надо все убрать. Что привело вас домой раньше времени, Мэриан? Я думала вы пробудете там еще около месяца.

   – Ах, все это было бурей в стакане воды. Тетушка решила, что умирает, но у нее был всего лишь приступ несварения желудка, – результат потакания своим слабостям. Я больше не могла там оставаться, когда услышала новости. Где Роберт?

   – Он уехал в Париж вскоре после вашего отъезда в Оксфордшир и еще не вернулся.

   – Он не приехал назад с лордом Уитвортом?

   – Нет, поговаривают, что его могли арестовать вместе с другими англичанами, оставшимися во Франции. Пойдемте в мою гостиную, Мэриан, я расскажу вам, что знаю.

   Беспокоясь за брата, Мэриан, казалось, забыла о той случайной встрече с Люсьеном. По настоянию Роберта он и Изабелла очень мало рассказывали о нападении в Париже, и Мэриан всегда ревновала в тех случаях, когда Роберт доверял своей жене больше, чем сестре.

   По мере того как шло время, но они не получали никаких известий, Изабелла беспокоилась все сильнее, пока однажды утром она не решила, что больше не может этого выносить. Она набралась смелости и отправилась с визитом к Генри Дандасу в его прекрасный новый дом, в котором он поселился с тех пор, как стал лордом Мелвильским. После нескольких минут ожидания ее впустили в кабинет великого человека. Здесь находился великолепный письменный стол, красивые книжные шкафы и роскошный ковер.

   Государственный деятель, еще более полный и румяный, чем на их свадьбе, встал, чтобы поприветствовать Изабеллу.

   – Моя дорогая юная леди, вы принесли в мою пыльную комнату дуновение весны. Чем могу быть полезен?

   – Думаю, вы догадываетесь, лорд, – прямо сказала Изабелла. – Я хочу знать, что вы сделали с моим мужем.

   – Ах да, конечно, – Генри Дандас ретировался за свой письменный стол. – Проходите и садитесь, моя дорогая. Позвольте предложить вам что-нибудь. Чай, кофе?

   – Нет, спасибо, – продолжала Изабелла, твердо удерживая свои позиции. – Я только хочу узнать о Роберте. Был ли он арестован? Он в тюрьме? Или где он тогда?

   Генри посмотрел на очаровательное лицо, обрамленное темными кудрями под поистине обворожительной шляпкой, и подумал: какой счастливец этот Роберт. И тут же другие мысли пришли к нему в голову: а не совершил ли Роберт глупость и не доверился ли своей юной жене? А вдруг она сама обо всем догадалась?

   – Только одно я могу сказать вам определенно, – медленно проговорил он, – его нет среди тех, кого арестовал Бонапарт. Опасность ему не грозит, и, может быть, скоро он вернется. А пока что, моя дорогая леди, я бы посоветовал вам соблюдать крайнюю осторожность, и, если большинство ваших знакомых придерживаются определенного мнения, не нужно разубеждать их. Вы меня понимаете?

   – Думаю, что да. Я не такая уж глупая, лорд. И я понимаю, что, по-вашему, все должны думать. Роберт мне ничего не говорил, но все-таки я поняла, что тот человек, который напал на него в Париже в прошлом году, не был обыкновенным грабителем, так ведь?

   Дандас уклончиво улыбнулся.

   – Чем меньше об этом говорить, тем лучше.

   – Это я тоже понимаю. Когда он вернется, лорд?

   – Если бы я знал, то сказал бы вам. Скоро, очень скоро. Вот все, что я могу вам обещать.

   Он был сама любезность. Проводил Изабеллу до двери, тепло пожал руку, улыбнулся, сказав:

   – Осторожнее с вашими друзьями, дорогая. Всюду есть чуткие уши. И случайно оброненные слова – словечко здесь, словечко там – могут сильно навредить вашему мужу.

   – Так шпионы собирают информацию? Это вы пытаетесь объяснить мне?

   – Может быть. Еще кое-что я хотел бы вам сказать. Предупредите своего юного брата, чтобы он держался подальше от одного роскошного игорного клуба. Он может потерять не только деньги.

   Встревоженная Изабелла поспешила спросить:

   – В чем провинился Ги?

   – Ни в чем, насколько мне известно. Но своевременный совет лишним не будет. Знаете, эти молодые люди, легкомысленные, неразумные. А я знаю многое о компании, которая имеет обыкновение там собираться. Уверен, что нет необходимости что-либо добавлять.

   Генри Дандас был осторожным человеком, сказал немного, но Изабелла задумалась: не предостерегал ли он ее умышленно о Люсьене и шевалье, хотя в течение зимы она совсем мало встречалась с ними. У Изабеллы были и глаза и уши. Она слышала последние политические сплетни и догадалась, что теперь, когда война разразилась снова, оппозиция, во главе с Дандасом и Уильямом Питтом, использует любую возможность, чтобы дискредитировать нынешнее правительство и снова прийти к власти. Любые секретные сведения, которые доставит им Роберт, станут мощным оружием в их руках.

   В течение зимы все внимание Изабеллы было сосредоточено на муже, и она не подумала, что стоит расспросить Ги, как он проводит время, но теперь вспомнила предупреждение Венеции. Что происходило в уединенных дорогих комнатах Лейлы Вернон? Поздние ужины для джентльменов под прикрытием игры в карты? У Изабеллы возникло чувство, что она может быть вовлечена во что-то темное и непонятное, пока с ней рядом нет Роберта, который мог бы дать ей совет и защитить.

   После того случая в Париже, внезапное озарение, открывшее ей, что Роберт стал для нее целым миром, не оставляло ее, но Изабелла стеснялась сказать мужу об этом. Вместо словесных излияний она пыталась показать свое чувство нежностью и заботой и делала это так искренне, что даже Мэриан стала подумывать, не ошибалась ли она относительно своей невестки. Изабелла воспользовалась первой же возможностью, чтобы поговорить с Ги насчет его игорных дел, и он легко развеял ее опасения.

   – Ради Бога, Белла, за кого ты меня принимаешь? Иногда я хожу туда с другими парнями из Министерства. Что в этом может быть плохого? Лейла Вернон чертовски приятная женщина, и, конечно, ужины у нее великолепные.

   – Чем вы там занимаетесь? – с любопытством спросила Изабелла.

   – Едим, пьем, разговариваем, играем понемногу в вист, фаро. Шевалье обычно держит банк.

   – И это все?

   – А чего ты ожидала? Оргий? Все очень респектабельно.

   – Разве? У Лейлы Вернон определенная репутация.

   – Если ты имеешь в виду то, что я предполагаю, то могу тебя заверить, действует она очень осторожно. – Ги по-мальчишески улыбнулся ей. – Молокососу, вроде меня, не добиться от нее милостей.

   Изабелла нахмурилась.

   – Надеюсь, что нет. – Может быть, он и прав, но сомнения у нее остались. Судя по слухам, Лейла Вернон спокойно раздаривала свои милости. – Ты мог бы взять меня туда с собой? – продолжала она.

   – Боже милостивый, конечно, нет! Это место не для тебя. Роберт меня убьет за это.

   – Ладно, будь осторожен.

   – Не будь же такой гусыней, сестренка, – нежно сказал Ги. – Я знаю, что делаю.

   – Надеюсь, что это так.

   Наверное, ей следовало поиграть немного с Люсьеном, попытаться выяснить, почему он был таким настойчивым, кто он на самом деле и чего шевалье хотел от нее и Роберта. Когда Люсьен пришел, как и обещал, с визитом, она была любезна, предложила ему освежающие напитки и приняла приглашение прокатиться в его красивом новом фаэтоне. Она была награждена мрачным взглядом Мэриан, когда спустилась вниз в своей хорошенькой шляпке и весеннем платье, которого Мэриан не видела раньше, но Изабелла не стала обращать на это внимание, радуясь, что помогает Роберту в его секретной работе, и не задумываясь, что ее поведение может быть истолковано неправильно.

   Случайная встреча с Венецией в магазине, недавно открытом неким мистером Свенном, где обе выбирали перчатки, напомнила ей об обещании, данном Перри, о котором Изабелла едва не забыла.

   – Мама настаивает, что я должна выбрать себе подвенечное платье, – равнодушно сказала Венеция, раздумывая, купить ли перчатки из кожи бледно-лавандового цвета с крохотными жемчужными пуговками.

   – Но свадьба состоится через несколько месяцев, не так ли?

   – Да, в начале октября.

   – Я привезла несколько восхитительных эскизов одежды из Парижа в прошлом году. Не хочешь ли ты выпить со мной чаю и посмотреть их? Там много новых идей, а некоторые модели были созданы специально для Жозефины. Я видела ее на приеме в Тюильри, она выглядела обворожительно.

   Договорились, что Венеция навестит Изабеллу в следующий вторник, и, вернувшись домой, она послала Эдуарда с запиской к Перри. Изабелла выполнила свое обещание. Теперь дело было за ним.

   Наступил вторник, они пили чай и рассматривали рисунки модных фасонов, когда раздался стук во входную дверь, и вдруг Изабелла испугалась. А если Венеция рассердится, выбежит или устроит сцену?

   Вошел Хоук.

   – Капитан Конвей спрашивает, можете ли вы принять его, леди, – сказал он, и прежде, чем она могла сделать замечание о таком странном совпадении, Перри уже был в комнате, красивый и великолепный в своей новой капитанской форме. Венеция встала, листки выпали из ее рук. Оба они смотрели друг на друга, не отводя глаз, еще минута – и они обнимутся. Изабелла пробормотала какое-то извинение и выскользнула из комнаты. Больше она ничего не могла сделать, только оставить их разбираться между собой. Она пошла в свою гостиную и оставалась там, пока не услышала, как хлопнула входная дверь, и увидела Перри, удалявшегося от дома быстрой пружинящей походкой, не знакомой ей раньше. Потом Изабелла вернулась в гостиную. Венеция стояла у окна, глядя ему вслед. Она повернулась к Изабелле.

   – Зачем ты это сделала? Почему? Почему? – с упреком повторяла она.

   – Я ничего не сделала. Не думала, что так получится.

   – Нет, ты это сделала нарочно. О, Изабелла, я так безумно счастлива и так одновременно расстроена. Но все-таки спасибо тебе огромное, – и она обняла свою кузину.

   – Что случилось?

   – Я еще не знаю. Но все это время, когда я думала, что он ненавидит меня, он искал со мной встречи. – Венеция прижала руки к своим горячим щекам. – Я должна идти. Больше не могу задерживаться.

   – Что ты теперь собираешься делать?

   – Не спрашивай, но это чудесно и страшно. А ты ведь останешься нашим другом, правда? Если он станет писать мне и посылать письма сюда, ты позаботишься, чтобы я их получала, ладно?

   – Не знаю, – с сомнением начала Изабелла.

   – Но ты ведь не можешь отвернуться от нас теперь, не можешь? Ну, пожалуйста, Изабелла.

   – Хорошо, – вздохнула она, – если я должна…

   – Я знала, что ты согласишься. Так и сказала Перри. А теперь мне действительно пора идти.

   Венеция вдруг стала настолько другой, что Изабелла удивилась: неужели любовь оказала свое магическое действие, и они осмелятся бросить вызов родителям, условностям и справедливому негодованию сэра Хьюго Декстера, в последнюю минуту оставленного молодой невестой. Изабелла не ожидала, что будет участвовать в заговоре. Но если она должна это сделать? Она на мгновение испугалась при мысли, что сказал бы Роберт о ее необдуманном решении быть почтальоном для влюбленных.

   Май сменился июнем, а Изабелла, скрывая всепоглощающее беспокойство о Роберте, старалась выглядеть веселой, начала принимать некоторые приглашения, от которых до сих пор категорически отказывалась. Британию захлестнула военная лихорадка. Генри Дандас убедил Уильяма Питта снова занять место в Парламенте. Он произнес речь, получившую отклик по всей стране, эта речь вдохновила его друзей и привела в ярость врагов. Добровольно вступить в армию выразило желание столько людей, что проводить рекрутский набор не потребовалось. Каждый день утром в парке они проходили обучение, прежде чем разойтись по своим конторам, театрам или клубам, а звуки горнов и барабанов перекрывали уличный шум. Поговаривали о вторжении, но никто, казалось, больше не волновался. Вызов носился в воздухе: «Пусть Бони творит свое злодейство, Британия готова ко всему».

   Несмотря на все эти лихорадочные приготовления, жизнь продолжалась. Изабелла продолжала бывать в обществе Люсьена, и он с тревогой обнаружил, что простая деревенская девушка, которая так быстро теряла голову от его обаяния, сама научилась обольщать и дразнить ложными обещаниями и оказалась гораздо умнее, чем он ожидал. Казалось, она вроде бы отвечает на его настойчивое ухаживание, но всегда держала его на расстоянии, так что временами он в полном отчаянии забывал о своем задании и о том, насколько оно важно.

   – Она играет с тобой, друг мой, – сказал ему шевалье однажды, – заставляет тебя бегать кругами, а ты не можешь вытянуть из нее ни слова. Она отлично знает, чем занимается ее муж, но нет ни единого шанса, что она тебе об этом расскажет.

   – Расскажет, расскажет, дайте мне только время, и она упадет мне в руки, как спелая слива.

   – Ты уже говорил это в прошлом году и посмотри, где мы сейчас! Ни на шаг вперед не продвинулись. Ты, что же, так быстро забыл? Тот, кто нам платит, хочет как можно быстрее получить и девушку, и парня, а больше всего – этого драгоценного Роберта Эрмитейджа, лорда Килгоура, и без всяких политических осложнений. Им не удалось заполучить его в Париже в прошлом году, и где бы он ни скрывался сейчас во Франции, дотянуться до него невозможно.

   – Знаю, знаю, – нетерпеливо сказал Люсьен.

   Нелегко было забыть, как этот неприятный ледяной голос в полумраке комнаты отдает ему приказания, не слушая оправданий. На мгновение лицо его покрылось потом, как это было месяца два назад. Какая странная причуда судьбы, что отец, которого он искал так страстно, с такой надеждой, оказался чудовищем и одаривал дружбой сына, только чтобы использовать его в своих целях.

   Шевалье с интересом взглянул на него, и Люсьен поспешил ответить:

   – Думаю, парень у меня на крючке. С Ги я справлюсь легко, если мой маленький заговор удастся.

   – Смотри, чтобы удался, – мрачно заметил его собеседник.

   Однако Люсьен недооценил глубокой привязанности, которая существовала между братом и сестрой.

   Наступил день рождения Изабеллы, ей исполнялся двадцать один год. Роберта до сих пор не было. Она была слишком расстроена, чтобы праздновать. Приемы, опера, театр – все казалось неинтересным, если Роберта не было рядом с нею. Однажды вечером в конце июня она лежала на диване с Рори. Под боком и с книгой в руке, когда в ее гостиную вошел Ги и рухнул в одно из кресел.

   – Ты сегодня раньше обычного, – с улыбкой сказала она, радуясь приходу брата.

   – Знаю, – расстроенный Ги посмотрел на сестру. – Извини, Белла, я так хотел принести тебе что-нибудь особенное в твой день рождения, раз Роберт еще не вернулся. Но, к сожалению, меня обчистили. Ни единого пенни.

   – О, Ги, ведь я тебя предупреждала.

   – Конечно, я знаю. Как последний дурак я поставил на цифру, с которой мне всегда везло, и проиграл.

   Он выглядел таким огорченным, его обычная легкомысленная веселость исчезла. Встревоженная Изабелла села на диване.

   – Это так серьезно?

   – Да, боюсь, что так. – Он помолчал. – Не могла бы ты одолжить мне пару тысяч, а?

   – Две тысячи фунтов! – в ужасе воскликнула она. – Ги, что же это? Ты их должен? Это долг чести и подождать нельзя?

   – Не совсем.

   – Что значит – не совсем?

   – Ну, это не карточный долг. Думаю, это можно было бы назвать шантажом.

   – Шантаж!

   Он встал, прошел к окну и остановился спиной к Изабелле, всматриваясь в сумеречную мглу.

   Изабелла сразу же вспомнила все, на что намекал Дандас, и вдруг испугалась.

   – Ги, не лучше ли рассказать мне обо всем?

   – Думаю, я должен рассказать. Гордиться мне нечем. Я вел себя как дурак. Изабелла, но это всего лишь случайность, просто несчастный случай… Ну вот, лучше тебе знать самое худшее. Понимаешь, я пошел в Дункан-Хаус вместе с приятелями, мы вместе работаем, и прихватил с собой папку, кое-какие документы и письма, которые нужно было перевести. Они не были важными, клянусь тебе, не были. Ничего сверхсекретного, но нам запрещают выносить что-либо из Уайтхолла…

   – Тогда почему ты сделал это?

   – Ну, знаешь, так бывает. Я торопился уйти с остальными и подумал, что смогу поработать над документами позже. – Он замолчал и продолжал с видимым усилием: – Мы провели веселый вечер и продолжили его в другом месте…

   – Где?

   – В доме, известном одному парню из нашей компании, с девушками, ты понимаешь…

   – Ты имеешь в виду бордель?

   – Вероятно, можно назвать его так. Так или иначе, но дело в том, что я забыл папку, а когда вернулся за ней, то не нашел.

   Изабелла похолодела, понимая, что это значит.

   – Ты спрашивал, куда она могла исчезнуть?

   – Конечно, и Лейла ответила, что кое-кто нашел ее и обещал вернуть мне.

   – Кто это такой?

   – Ты его не знаешь, некто по имени Скетчард. Он работал клерком в нашем отделе и был уволен несколько месяцев назад. Лейла как-то использует его. Он там у нее свой человек. Дело в том, Белла, – продолжал подавленный Ги, – что он вернет папку со всеми бумагами, но хочет получить за это две тысячи. А если я откажусь заплатить, он скажет кому нужно, где нашел эту папку и почему. Ты понимаешь, что это значит? Меня вышвырнут вон, как не оправдавшего доверие. Для меня это будет конец, и самое худшее – я так ужасно подведу Роберта.

   – Этот бесчестный человек может взять твои деньги и все равно рассказать об этом.

   – Может, но не думаю, чтобы он так поступил. А как только я получу бумаги, то могу все отрицать. Изабелла, ты должна мне помочь, должна.

   – У меня нет таких денег. Я могу обратиться в банк Роберта, мои счета оплачивают без вопросов, но не такую сумму. Нужно будет объяснить Роберту.

   – Он еще не вернулся, и я как-нибудь все верну. Я верну, Белла, клянусь, я верну.

   – Как? Играя на деньги, взятые в долг, и теряя больше, чем у тебя есть.

   Но она всегда ему помогала. Ги был ее маленьким братом, которого она любила, о котором заботилась с тех пор, как помнила себя. У нее были кое-какие драгоценности, наверное, можно заложить их или продать. Ее мысль усиленно работала.

   – Когда он хочет получить деньги?

   – Очень скоро, через пару дней.

   – Времени мало. Я попытаюсь, Ги. Я могу только попробовать.

   – О, Изабелла, ты мне спасла жизнь. – Он упал на колени и обвил руками ее талию. – Что бы я делал без тебя?

   – Просто не знаю, – резко ответила она. – О, Ги, ну почему ты такой дурачок? – Однако она обняла его и потом слегка оттолкнула от себя.

   – Я для тебя это сделаю, но при одном условии.

   – Каком условии?

   – Что ты больше никогда не пойдешь в этот подозрительный притон Лейлы Вернон.

   – Ну, скажу я тебе, не слишком ли строгое наказание? Дункан-Хаус вовсе не притон.

   – Обещай, – сурово потребовала Изабелла. – Я это имею в виду.

   – Хорошо, обещаю.

   – И помни, что должен сдержать обещание. У меня такое впечатление, что это шпионский притон.

   – Где ты могла слышать это?

   – Тебе ни к чему знать. Но в дальнейшем держись от них подальше.

   Хотя имя Люсьена не было упомянуто, Изабелла вспомнила предупреждение Дандаса и задумалась: не имел ли он отношения к этому делу, но потом выбросила эти мысли из головы. Вряд ли он пал так низко, что готов использовать шантаж.

   Вечером в спальне она открыла шкатулку, в которой хранила драгоценности, подаренные Робертом. Здесь уже собралась масса прелестных безделушек, но ожерелье из бриллиантов и подобранные к нему серьги и браслет были самыми ценными. Она имела смутное представление об их реальной стоимости и о том, как можно было бы продать или заложить эти вещицы. Изабелла не знала, существуют ли такие места или где их можно найти, и не у кого было спросить, не объясняя, зачем ей это понадобилось. Но она помнила ювелиров – очень известная фирма на Бонд-стрит, партнеры – мистер Караутерс и мистер Абернети.

   Изабелла улыбнулась, вспомнив эти имена. Однажды Роберт взял ее с собой, когда наведался к ним. Купят ли они ее браслет? Она могла бы сказать, что ей не нравится форма браслета и она хочет выбрать другой, когда вернется муж. Звучит не очень убедительно, но можно было бы попробовать. Ей так не хотелось расставаться с браслетом! Она помнила, Роберт застегнул его у нее на запястье в прошлый ее день рождения перед тем, как они пошли на крикетный матч. Но так важно, чтобы Ги получил обратно свои бумаги, прежде чем их потеря обнаружится и он будет опозорен. Может быть, при определенном везении, Роберт никогда об этом не узнает.


   Нельзя было терять время, и уже на следующий день Изабелла отправилась на Бонд-стрит в карете. Она попросила Яна подождать, сказав, что долго не задержится. Изабеллу начала бить нервная дрожь, когда мистер Абернети вышел, чтобы приветствовать, улыбаясь и кланяясь, жену виконта Килгоура, и спросил, чем он может помочь ей. Только мысль о брате заставила ее вынуть браслет и еле слышно спросить, не могли ли они купить этот браслет, так как ей никогда не нравилась форма, а когда ее муж вернется из-за границы, она выберет другой по своему вкусу. Если мистер Абернети и был удивлен, то ему удалось скрыть это.

   – К сожалению, это не в правилах нашей фирмы, леди, – осторожно начал он. Не следовало обижать благородных дам. – Думаю, будет лучше, если вы пройдете в нашу контору и поговорите с мистером Караутерсом, так как, в конечном счете, решение принимает он.

   – Если это необходимо, – выдавила из себя Изабелла и проследовала в святилище, где обычно мистер Караутерс разговаривал со своими самыми знатными клиентами. Это был высокий худой человек, одетый по моде двадцатилетней давности, в аккуратном парике на лысой голове. Он предложил даме сесть и вежливо выслушал, отметив про себя, что она нервничает. Он взглянул на хорошо ему знакомый браслет.

   – Как мистер Абернети вам уже сказал, мадам, не в наших правилах покупать драгоценные изделия, мы только продаем их. Однако, ради таких уважаемых клиентов, как вы и ваш муж, думаю, мы могли бы сделать исключение.

   Ему было любопытно узнать, что же натворила молодая женщина в отсутствие своего мужа, зачем ей срочно потребовались две тысячи фунтов наличными. Скорее всего она проиграла их в одном из этих игорных домов, как это случалось со многими знатными дамами, и теперь боится, что ее проигрыш обнаружится, когда вернется муж. Или нужно было заплатить какому-нибудь негодяю, который угрожал раскрыть ее связь с любовником? Его пуританская душа совершенно не одобряла такое поведение, но, имея дело с аристократами, привыкаешь ко всему, а браслет стоил больше, чем она просила. Вероятно, ей было неизвестно, что ожерелье попало к ним из Парижа. Несчастному владельцу пришлось продать его во времена террора. По просьбе ее мужа им пришлось похлопотать, и они понесли при этом существенные затраты, подбирая подходящие серьги и браслет. Но они считали, что обязаны оказать услугу клиенту, который, без сомнения, будет полезен в будущем. Наконец, мистер Караутерс произнес:

   – Думаю, мы сможем помочь вам, леди, в виде исключения, конечно. Я попрошу мистера Абернети заняться этим, и он пришлет вам оговоренную сумму с посыльным в течение дня, если вас это устроит.

   При этих словах Изабелла испытала такое облегчение, что едва не лишилась чувств. Мистер Абернети проводил ее до кареты, помог подняться и улыбнулся сам себе, когда Ян отъехал.

   – Эта молодая женщина попала в беду, – заметил мистер Абернети, вернувшись в магазин. – Бог знает, какую сказку она сочинит, когда лорд Килгоур вернется домой.

   – Вполне возможно, но не стоит об этом распространяться, – строго заметил его компаньон. – Молчание, когда вы имеете дело с аристократией, мистер Абернети, молчание и сдержанность, не забывайте держать рот на замке. Отложите браслет. Мы не будем продавать его. Было бы жаль разбивать такой ценный комплект. Подождем возвращения мужа этой леди. Могут произойти интересные события.

   На следующий день Ги пришел к Изабелле, торжествующий и глубоко благодарный.

   – Я получил все бумаги и положил их обратно, никто даже не заметил, что они отсутствовали. Слишком много суматохи и снова паника: дескать, Бони приготовил три тысячи барж, они сосредоточены в Кале и готовы к переправе через Ла-Манш.

   – Это правда?

   – Такая же правда, как то, что он собирался перебросить свою армию на воздушном шаре или что начали копать туннель под Ла-Маншем, – рассмеялся Ги. – Каждый день приносит новые слухи. Ты ангел, Белла. Я твой вечный должник. Все хорошо, что хорошо кончается, верно?

   – Если хорошо кончается.

   Она не чувствовала такой уверенности. Обещание Ги вернуть деньги было искренним, но главное затруднение состояло в том, что сказать Роберту, если он заметит отсутствие браслета. Солгать ему? Сказать, что потеряла браслет? Она постаралась отогнать неприятные мысли.


   – Черт бы побрал эту жадную до денег крысу, этого Скетчарда! – в ярости кричал Люсьен перед шевалье, когда, наконец, выяснилось, что произошло. – Ему было сказано угрожать этому идиоту, этому мальчишке бесчестием, пока тот не будет делать все, абсолютно все, чтобы спасти свою шкуру, и что же случилось? Ухватился за возможность урвать деньжат, а потом исчез. Боже, если бы я мог достать его, то свернул бы ему шею!

Глава 16

   Роберт высадился на южном побережье в конце июля после трудного путешествия в маленькой лодке, которую жестоко потрепал летний шторм. Затем он добрался до Райя. Мистер Лэмб, владелец гостиницы «Святое Спасение», совсем не удивился, увидев лорда Килгоура в одежде бретонского моряка, с загорелым лицом, спутанными волосами, темной щетиной на лице. Запах, исходивший от него, угадывался безошибочно: от Роберта несло тухлой рыбой. Скоро была готова ванна и смена белья. Роберт всегда держал здесь одежду для экстренных случаев.

   Вымывшись, побрившись, уже более похожий на себя, Роберт неплохо поел, подкрепился несколькими стаканами отличного французского кларета из запасов мистера Лэмба и отправился в Лондон.

   Позади остались тяжелейшие, измотавшие его вконец месяцы ответственной работы. Часть этого времени он провел со своим кузеном Жаком де Морнеем во Франции, прилагая неимоверные усилия, чтобы реорганизовать группы противников режима, которые существовали здесь с первых дней революции и потерялись во время короткого мирного периода. Эти группы оказывали помощь Британии, не только собирая сведения, но и причиняя беспокойство сторонникам Бонапарта в тылу, особенно в районах, сохранивших республиканский дух и враждебно настроенных к деспотической власти одного человека над всем государством. Однако старания Роберта не увенчались успехом, вопреки его надеждам. Он обнаружил, что некоторые группы превратились в банды террористов, в результате активно преследовались тайной полицией Фуше, увлекая за собой при провале и немногих честных патриотов. «Грабеж, предательство и убийства стали обычным явлением для обеих сторон, – рассказывал ему Жак. – Это погасило пламя чистого патриотизма, горевшее когда-то так ярко».

   Последние несколько недель Роберт провел на побережье, пытаясь составить представление о подготовке к вторжению, и обнаружил, что они гораздо менее существенны, чем считали в Британии. Он не видел сил, способных прорвать блокаду британского флота, по крайней мере, в текущем году, учитывая опасность переправы через пролив в зимнее время.

   Ему довелось увидеть мельком самого Бонапарта, когда тот посещал порты, откуда собирались начинать вторжение. Тот впал в неистовую ярость, что его программа постройки судов так затягивается. Он немедленно отдал приказ подготовить еще четырнадцать сотен барж, но одно дело приказать, другое дело – выполнять. Это не значило, конечно, что Англии не нужно было принимать соответствующие меры. Может быть, стоило вернуться к уже предлагавшемуся проекту строительства канала вдоль полосы болот. Роберт решил усиленно продвигать эту идею, когда вернется.

   На этот раз передвигаться по стране было гораздо труднее, несмотря на то, что его переодевания были успешными, а документы настолько не отличались от подлинных, насколько этого мог добиться искусный специалист в своем деле. Еще со времени нападения в Париже Роберт задумывался, не раскрыт ли он тайной полицией и не пущена ли по его следу одна из ищеек Фуше? Случалось, он оказывался лишь на волосок от провала. А ведь он решил, что когда женится, оставит эту опасную работу. Сначала он занимался ею неохотно, но работа эта, как он вынужден был признать, приносила глубокое удовлетворение, отвечая потаенным чувствам в его душе, желанию выразить себя, победить, преодолев все препятствия, подвергаясь опасности. Последнее задание он взялся выполнять под большим давлением. Теперь, когда все было позади, он надеялся, что его способности могут быть использованы на благо страны иным образом.

   На Арлингтон-стрит Роберт приехал в десятом часу вечера, усталый, голодный и очень грязный, так как ехал верхом от Райя и попал под летний дождь.

   Эдуард открыл дверь, приветствуя хозяина широкой улыбкой, а Мэриан, увидевшая брата из окна верхнего этажа, помчалась вниз по лестнице в сопровождении трех чрезвычайно взволнованных собак и бросилась в его объятия, не зная, то ли плакать, то ли смеяться от радости, что видит его невредимым после долгих недель беспокойства.

   – Не верится, что ты здесь, Роберт. Мы чуть с ума не сошли, думая, что ты в тюрьме, и гадая, как с тобой обращаются в этом гадком месте. Что случилось? Как тебе удалось выбраться? Это было очень опасно?

   – Достаточно опасно, – небрежно ответил он, – но я здесь, и остальное не имеет значения. – Роберт поцеловал Мэриан в щеку и наклонился, чтобы приласкать прыгающих у его ног собачек. – А где Изабелла?

   – Ее нет дома, – тон Мэриан был крайне неодобрительным. – Какой-то музыкальный вечер.

   – В самом деле? И где же он состоится?

   – В Дункан-Хаус. Как тебе это нравится?

   Роберт нахмурился.

   – Это ведь заведение Лейлы Вернон? Я и не знал, что она устраивает музыкальные вечера.

   – Я прямо сказала Изабелле, что это неприличное место. Сомнительная компания, совсем не подходящая для людей нашего круга, но она поступила по-своему. «Будут исполнять музыку из итальянских опер, и поет мадам Антонетти, – сказала она, – и это такое редкое удовольствие, я не могу от него отказаться». Надо же, какая любовь к музыке! Этот француз, Люсьен де Вож, заехал за ней в своей карете.

   – Понятно. Я поеду попозже и заберу ее.

   – Но ты, должно быть, смертельно устал, – возразила Мэриан, – и надо поесть. Насколько я тебя знаю, ты не ел весь день.

   – Все, что мне нужно, это что-нибудь из холодной закуски и стакан вина. Позаботься об этом, пожалуйста, Мэриан, пока я сниму мокрую одежду.

   Через час с небольшим, когда Роберт побрился и надел элегантный черный вечерний сюртук и жестко накрахмаленный шейный платок, трудно было бы предположить, что он слонялся по побережью Франции и пил прокисшее вино в тавернах под видом французского виноторговца или обожженного солнцем рыбака. Роберт присел, чтобы перекусить.

   – Изабелла просила прислать за ней карету?

   – Нет. Она сказала, месье де Вож привезет ее домой.

   – Очень хорошо. Скажи Яну, чтобы запрягал лошадей и был готов через полчаса.

   – Будь осторожен, остерегайся, – со вздохом сказала Мэриан, вдруг испугавшись за него.

   – Чего остерегаться? Я ведь не на бой ухожу, моя дорогая, а всего лишь забираю свою жену после светского вечера, – шутливо ответил он.

   Все-таки, хотя Роберт и старался скрыть от Мэриан, он был недоволен. Он знал обо всем, что происходит в Дункан-Хаус и считал, что это неподходящее место для его жены. Ей следовало это понимать. Конечно, по своей неискушенности, она могла отправиться туда, но почему с этим проходимцем французом? Если Ги имеет к этому отношение, нужно с ним поговорить. Этот юнец бывает иногда безответственным, он должен был проявить осмотрительность насчет своей сестры.

   Концерт подходил к концу, когда Роберт приехал в Дункан-Хаус. Лакей взял его шляпу и плащ, Роберт прошел и остановился у входа в гостиную в то время, как мадам Антонетти изливала душу в заключительной арии. Роберт оглядел собравшихся, многие из которых были ему знакомы. Изабелла сидела впереди, рядом с нею Люсьен. Он бесцеремонно наклонился над спинкой ее стула и шептал что-то, от чего она ему улыбалась.

   Музыка замолкла. Люди заговорили друг с другом и поднялись со стульев. Роберта узнали двое-трое знакомых и подошли поздравить со счастливым возвращением из стана врага. Подплыла Лейла Вернон, расточая приветливые улыбки.

   – Роберт, как чудесно! А мы-то думали, ты томишься в какой-нибудь мрачной темнице.

   Он что-то вежливо ответил, ища глазами Изабеллу. Роберт увидел ее изумленное лицо, потом она подбежала к нему, отбрасывая в сторону позолоченные стулья. Забыв все правила приличия, Изабелла закинула руки ему за шею и обняла как девчонка-школьница.

   – О Роберт, любимый! – радостно шептала она. – Если бы ты только знал, как я волновалась все эти недели.

   – Правда, любовь моя? Сомневаюсь, что это так, раз у тебя много светских развлечений. Ладно, все уже позади. – Он мягко освободился от ее объятий. – Попрощайся со своими друзьями. Я приехал, чтобы отвезти тебя домой.

   – Простите меня, – сказала Изабелла, улыбаясь окружающим сквозь слезы. – Это было так неожиданно. Я совсем забыла о приличиях.

   – Как тебе предана жена, – прошептала Лейла Вернон. – Ты счастливый человек, Роберт.

   – Да, я знаю, – холодно ответил он, слегка поклонился Лейле и всем остальным и взял Изабеллу под руку. – Пойдем, моя дорогая.

   Изабелла засылала его вопросами, по дороге домой, но Роберт говорил мало, пока они не оказались наедине в своей комнате и Гвенни не была отослана спать. Роберт вышел из своей гардеробной и остановился, глядя на жену. Изабелла выглядела такой юной, такой трогательно невинной, но была ли она невинна перед ним? Роберт почувствовал себя усталым и несчастным, увидев ее среди посетителей Дункан-Хаус. И поэтому он заговорил с нею в довольно резком тоне.

   – Чего ради, скажи на милость, ты решила провести вечер в Дункан-Хаус? – спросил Роберт.

   Изабелла, которая отправилась туда только ради него, чтобы попытаться выяснить, что же в действительности там происходит, вспыхнула от несправедливого упрека.

   – А почему мне нельзя там бывать? Мне было интересно, а Ги всегда описывал Лейлу Вернон как очень достойную особу.

   – Вот как? Но ты должна знать отныне, что это совсем не подходящее место для моей жены.

   – О, Роберт, не будь таким ханжой. Ты говоришь, как Мэриан. Люсьен рассказал мне, что в свое время ты очень любил посещать Дункан-Хаус.

   – А что еще доверительно сообщает тебе Люсьен де Вож во время ваших встреч тет-а-тет? – спросил Роберт ледяным голосом. – Какими еще признаниями вы обмениваетесь?

   – Никакими. У нас нет встреч тет-а-тет, как ты их называешь. Просто он случайно упомянул об этом однажды. – Она говорила шутя, не особенно задумываясь, и его реакция рассердила Изабеллу. Она обернулась к мужу. – Не только он говорил мне об этом. Ведь ты был ее любовником, Роберт?

   – Какое отношение это имеет к происходящему?

   Они пристально смотрели друг на друга. Такого раньше никогда не бывало, и вдруг Изабелла поняла, что больше не выдержит. Она отвела глаза в сторону.

   – Если хочешь знать, Генри Дандас предупредил меня насчет Люсьена и шевалье, и я подумала, что если буду поддерживать дружеские отношения с ними, то смогу узнать о них что-нибудь, и это поможет тебе в твоей работе.

   – Дандас! – повторил за нею Роберт. – Ты бегала к Дандасу спрашивать обо мне?

   – Только потому, что я ужасно беспокоилась. Я чувствовала, что все это время ты работал на него, а вовсе не был в тюрьме. Я постоянно думала о том, что случилось с тобой в Париже, и хотела знать правду. Я имею на это право. Я твоя Роберт схватил Изабеллу за плечи, повернул к себе. Никогда Изабелла не видела его таким рассерженным.

   – Что сказал тебе Дандас обо мне и что ты выболтала этому проклятому французу? Отвечай, Изабелла! Что ты говорила ему?

   – Нет, конечно, ничего. Почему ты так обращаешься со мной? Что я сделала?

   – Ради Бога, как ты могла поступить так глупо? Разве ты не понимаешь, что могла причинить много вреда мне и другим?

   – Я ему ничего об этом не сказала, совсем ничего. Клянусь, не говорила.

   – Просто позволила ему любить себя, пока меня не было рядом?

   – Нет, Роберт, нет. Как ты можешь так думать обо мне, как ты можешь? Ты мне больше не доверяешь?

   Он сильно сжимал ее плечи и смотрел в большие глаза, бестрепетно ответившие на его взгляд. Потом вдруг он отпустил ее, почувствовав отвращение к самому себе.

   – Боже мой, что я делаю! Столько времени в разлуке и ссоримся из-за пустяка.

   – Я не хочу ссориться, – дрожащим голосом сказала она.

   – Послушай меня, Изабелла, я когда-то был влюблен в Лейлу Вернон, но это было много, много лет тому назад и ничего не значило, ничего, по сравнению с тем, что я чувствую к тебе. Ты должна это понимать.

   – Да, я понимаю, но ты все-таки не хочешь доверять мне, Роберт. Ты мне ничего не рассказываешь, даже после того, что случилось в Париже. Получается, что ты живешь двумя жизнями, и я только в одной из них.

   – Я ничего не рассказываю ни тебе, ни Мэриан, потому что это может быть опасно для вас, – устало сказал он. – Лучше, если вы ничего не будете знать.

   – Словечко здесь, словечко там, а там глядишь, их можно собрать, как звенья одной цепи.

   – Это Дандас тебе сказал? – Роберт слабо улыбнулся. – Осторожность никогда не помешает.

   – Извини, я не подумала… Я больше никогда не пойду в Дункан-Хаус.

   Изабелла повернулась к туалетному столику, ее руки так дрожали, что она едва могла расстегнуть застежку ожерелья из бриллиантов и изумрудов. Роберт смотрел, как она кладет в шкатулку ожерелье и серьги.

   – Разве я не дарил тебе браслет вместе с серьгами? – спросил Роберт просто, чтобы не молчать. – Почему ты его не носишь?

   Вопрос застиг ее врасплох, и все вылетело из головы, и тогда Изабелла прибегла к глупой лжи, о которой почти сразу же пожалела.

   – Застежка была слабой. Я боялась потерять его и отнесла назад ювелирам.

   Роберт нахмурился.

   – Я должен поговорить об этом с мистером Караутерсом.

   – Нет, Роберт, не надо. Это не имеет значения. Скоро я получу его обратно. Я совсем не сержусь и не беспокоюсь из-за этого.

   – Хорошо.

   Изабелла провела гребнем по распущенным волосам, и от этого жеста ее грудь напряглась под низко вырезанным сатиновым пеньюаром. Затаенный гнев в душе Роберта прорвался во всепоглощающем желании, и внезапно он схватил Изабеллу и обнял, сильно прижимая к себе, испытывая жгучий огонь страсти. Изабелла замерла в его объятиях, но он взял ее на руки и, освобождая ее плечи из ночной рубашки, отнес на кровать. Изабелла хотела наказать Роберта холодностью, но не смогла сопротивляться, забыв о ссоре. И волна страсти унесла их обоих в заоблачную даль.

   Позже, когда Изабелла лежала в объятиях мужа, прижавшись к нему, Роберт долго не мог сомкнуть глаз. Прошлой зимой ему показалось, что они стали ближе друг к другу, что Изабелла больше не была испуганной, несчастной девушкой, которой он посочувствовал, а стала женщиной, полюбившей его ради него самого, а не из-за того, что он мог дать ей. Тогда Роберт уверился в этом полностью. Теперь же он сожалел о приступе гнева и ревности. Скоро, когда заслушают и обсудят отчет о его работе, Роберт освободится на какое-то время и преподнесет Изабелле подарок, о котором давно думал. Изабелла пошевелилась рядом, Роберт повернулся, чтобы поцеловать жену.

   – Ты больше не сердишься на меня, – сонно пробормотала она.

   – Должен бы сердиться, глупенькая девочка, но нет сил сердиться.

   – Я не глупенькая девочка. А ты будешь рассказывать мне о своих делах? Не заставишь меня терзаться догадками?

   – Я тебе буду рассказывать только то, что тебе можно знать, не более того.

   Изабелла приподнялась.

   – Это нечестно.

   – Спи. Завтра у меня долгий трудный день, но потом у меня для тебя приготовлен сюрприз.

   – Какой? Он мне понравится?

   – Надеюсь.

   Руки Роберта пробежали по стройному телу Изабеллы, и она задрожала. Ее губы нашли его рот, желание вспыхнуло в них обоих, полнокровное, сладостное и всепоглощающее.


   В течение следующих нескольких дней Изабелла почти не видала Роберта. Все время он проводил в Министерстве иностранных дел в дискуссиях, касающихся того, что он видел и слышал во Франции.

   Стояло удивительно красивое лето. Солнце сияло каждый день, и все наслаждались теплом. Трудно было поверить в угрозу войны, хотя в стратегических пунктах были расставлены сигнальщики, как во времена Армады, чтобы предупредить о приближении врага. Пленные французы в Дувре утверждали, что Бонапарт собрался праздновать Рождество в Уайтхолле. Британский флот в это время нес сторожевую службу в проливе Ла-Манш, а Нельсон отплыл в Средиземное море, блокировав французский флот в Тулоне.

   В один из вечеров Генри Дандас ужинал у них, а потом удалился с Робертом в его кабинет. То, что они обсуждали в тот вечер, никто кроме них и Уильяма Питта не должен был знать.

   – Существует заговор с целью убийства Бонапарта, – сказал Роберт. – От осведомленных лиц мне известно, что если сейчас ему захотелось стать Первым Консулом пожизненно, то в следующем году он намерен короноваться как император. Это вызвало большое возмущение республиканцев, но я мало что смог выяснить на этот счет.

   – Увенчается ли покушение успехом?

   – Сомневаюсь. Замешано слишком много глупцов, слишком много тех, кто не умеет держать язык за зубами. Однако я знаю точно, что если в заговор будут вовлечены роялисты и члены наших групп и Фуше разнюхает об этом, то последует шквал арестов и казней, и самое худшее – все эти противники Бонапарта объединятся против нас. Они могут ненавидеть и бояться жесткого правления Бонапарта, но он многое сделал для восстановления порядка после хаоса и ужасов революции, и они за это ему благодарны. Если Бонапарт будет убит, снова наступит анархия.

   – А последний дьявол еще хуже, чем первый, а? Не поехать ли вам туда еще раз, попозже? Выяснить еще что-нибудь с помощью преданных вам людей?

   – Нет, не сейчас, – твердо сказал Роберт. – По той причине, что, кажется, мне грозит разоблачение. В этот раз слишком много было ситуаций, когда лишь ничтожная случайность спасала меня от разоблачения. И, кроме того, повторяю вам снова, я женатый человек, лорд, надеюсь иметь детей, это было бы несправедливо по отношению к моей жене. Я был бы рад послужить своей стране иным образом. Это вы вправе потребовать от меня.

   – И вы думаете, что такая жизнь принесет вам удовлетворение, мой друг? – недовольно спросил Дандас.

   – Почему нет?

   – Я знаю вас, знал вашего отца и когда-то деда. В вас есть некое качество, Роберт. При всем вашем спокойствии вас не удовлетворяет то, что нравится большинству мужчин. Вы не созданы для тихого семейного счастья, к которому стремятся другие.

   – Вы ошибаетесь, сэр. На этот раз я принял решение. Я нашел то, что искал, и счастлив этим.

   – Хорошо, посмотрим. А сейчас, к сожалению, мне пора идти. Не следует злоупотреблять гостеприимством вашей жены и сестры.

   – Есть еще один вопрос, который надо обсудить, прежде чем вы уйдете. У меня есть основания полагать, что этот безумный заговор направляется и поддерживается с Даунинг-стрит.

   – О Боже мой! – взорвался Дандас. – Я всегда думал, что премьер-министр не совсем идиот. Но стоит только представить, как французы воспользуются этим фактом, если он всплывет на поверхность! И король все еще отказывается вернуть Питта к власти! Мы можем только молить Бога, чтобы его постиг очередной приступ безумия, прежде чем станет слишком поздно!

   Государственный муж был очень любезен, прощаясь. Он взял руку Изабеллы и сказал с улыбкой:

   – Вот видите, моя дорогая, я сдержал свое обещание. Он к вам вернулся целым и невредимым.

   – До следующего раза, – сухо заметила Изабелла. – Я не совсем верю вашим обещаниям, лорд, я слишком хорошо знаю Роберта.

   – Может быть, следующего раза и не будет, – весело ответил он. – Вполне вероятно, что мы даже выиграем эту войну.


   На этой же неделе, когда Роберт был так занят, принесли толстый пакет, адресованный Изабелле, и она сразу же догадалась, что это от Перри для Венеции. Она уже не раз выполняла роль почтальона, и теперь отправила пакет с Эдуардом, сопроводив запиской к Венеции, и тот вернулся с письмом. Изабелла переправила его Перри, не без беспокойства, размышляя, что могли задумать влюбленные.


   Наконец, Роберт покончил с делами в Уайтхолле и освободился на некоторое время, как и надеялся.

   – Оденься соответствующим образом, – сказал он однажды утром, – мы проведем день за городом.

   – Правда? Куда мы едем? – с любопытством спросила Изабелла. – Это далеко?

   – Нет, не далеко. Там есть река. Мы поедем в фаэтоне, я сам буду править.

   – Можно я возьму Рори?

   – Возьми, если хочешь, но постарайся проследить, чтобы он не упал в воду. Я отказываюсь нырять и вылавливать его.

   – Я и не подумала бы просить об этом, – с шутливым высокомерием заметила Изабелла. – Я нырну сама.

   – В таком случае мне придется спасать вас обоих. Нет, спасибо.

   Они посмотрели друг на друга и рассмеялись, живо вспомнив то тревожное утро в Гленмуре.

   – Не заставляй меня ждать слишком долго, любовь моя. Это не светский прием. Там не будет никого, кроме нас с тобой.

   Изабелла оделась очень быстро, выбрав простое платье из ситца с цветочным рисунком, широкополую шляпу, завязывающуюся под подбородком, и кашемировую шаль мягких сочных тонов – последний крик моды летнего сезона.

   Роберт поджидал жену. Он помог ей подняться на высокое сиденье, водрузил Рори ей на колени и сам устроился рядом. Ян отвязал лошадей, и они отъехали быстрым аллюром.

   К полудню проехали через Мэйденхед, а затем свернули на дорогу к небольшому городку Хенли на берегу реки с его красивой церковью и богадельнями. Старики и старушки вышли посмотреть на них. Роберт остановился у постоялого двора, чтобы дать отдохнуть лошадям, и принес Изабелле лимонад, а себе домашнего пива. Потом они снова двинулись в путь. Осторожно проехав по узкой извилистой улочке, выбрались на оксфордскую дорогу. Проехав примерно милю, Роберт свернул на узкую дорогу, поросшую травой, а потом въехал в чугунные кованые ворота. Они проскакали рысью по длинной, посыпанной песком, подъездной аллее, окаймленной лесом с обеих сторон, и оказались перед белым домом, одна стена которого была увита розами.

   – Мы приехали к кому-то в гости? – спросила заинтригованная Изабелла.

   – Нет.

   Появился пожилой человек, с уважением притронулся к краю шляпы и подошел взять поводья.

   – Очень рады вас видеть, лорд, – сказал он с сильным шотландским акцентом.

   – Все в порядке, Ангус?

   – Да, лорд, вполне, хотя в саду многовато работы для одной пары рук.

   – Подумаем, что можно сделать.

   Роберт помог Изабелле спуститься, лошадей увели, и они поднялись по широким ступеням. Дверь открылась, экономка, в опрятном темном платье, приветствовала их реверансом.

   – Добро пожаловать, лорд, – сказала она, – все готово, как вы приказывали.

   – Спасибо, Мораг. Я знал, что могу вам довериться. Изабелла, это миссис Мораг Кинси, она много лет назад была моей няней в Гленмуре и потом занималась хозяйством в этом доме.

   – Вы выбрали хорошую жену, мистер Роберт, – сказала старая женщина, разглядывая Изабеллу. – Добро пожаловать в Сабрина-Хаус, леди.

   – Вы приготовили что-нибудь поесть? – спросил Роберт. – Мы умираем с голода после долгой дороги.

   – Да, в столовой накрыто, сэр. Может быть, леди хочет освежиться, привести себя в порядок?

   – Пока нет, – ответила Изабелла. – Сначала я хочу все посмотреть. Что это за дом, Роберт? Почему ты никогда не говорил мне о нем?

   Рори уже бегал по большому холлу. Он исчез в дальнем конце, а Изабелла пошла вслед за ним.

   – Мы поедим немного позже, – торопливо сказал Роберт и присоединился к Изабелле. Она уже входила в гостиную, расположенную в задней части дома. Отсюда открывался вид на лужайку, вдали блестела серебристая лента реки.

   Дом был построен примерно сто лет назад. В нем было просторно и прохладно. Он был изящным, даже изысканным, но еще не полностью меблированным. Изабелла вышла через стеклянную дверь и оглянулась.

   – Как красиво. Это твой дом, Роберт?

   – Нет. – Роберт улыбнулся, глядя на Изабеллу. – Он твой.

   – Мой? – Она удивленно смотрела на мужа. – Мой, но этого не может быть!

   – Почему?

   – Не знаю. Это кажется невозможным.

   – Дом станет твоим, как только стряпчие оформят все бумаги. Вот только он не полностью обставлен. Но я подумал, ты сама захочешь придать ему окончательный облик.

   – Я еще не могу поверить в это, – удивленно сказала Изабелла. – Ты его купил специально для меня?

   – Не совсем так. – Роберт обнял ее за плечи. – Я умираю от голода. Пойдем поедим и я тебе все расскажу об этом доме.

   Мораг подала простой завтрак: холодный цыпленок, говядина и ветчина, немного свежего салата, только что испеченный хлеб и деревенское масло, творожный сыр и несколько свежих персиков, последних этих летом. Роберт наполнил бокалы вином и рассказал всю историю, пока они ели:

   – Этот дом принадлежал нашей двоюродной бабушке, старой фурии. Помню, как мы ненавидели ее визиты в Гленмур. Она готова была драть нам уши за малейшую провинность. Бабушка дожила до очень преклонного возраста, становясь все более сварливой, а когда умерла несколько лет назад, то, к моему большому удивлению, оставила этот дом и все, что имела, мне. Сначала я подумывал, не продать ли его. Спросил Мэриан, хотелось бы ей жить здесь, и она сразу же отказалась. У нее предубеждение: она не хочет жить рядом с водоемом. Верно, конечно, что временами Темза выходит из берегов, но, насколько мне известно, вода никогда не достигала дома. Долгое время за домом не следили, поэтому я решил привести его в порядок, поселил здесь Ангуса и Мораг, а потом был слишком занят, чтобы уделять дому внимание, пока не женился на тебе.

   – Ты мне об этом никогда не рассказывал, – с упреком заметила Изабелла.

   – Потому что вопрос с домом был еще не решен, но прошлой зимой я кое-что понял. С Мэриан все-таки трудно ужиться.

   – Я никогда не жаловалась, – быстро вставила Изабелла.

   – Нет, но я подумал, что до Гленмура ехать далеко, и посещать замок мы можем лишь время от времени, тогда как Сабрина-Хаус может стать очень приятным убежищем от городской жизни для нас обоих.

   «И для наших детей». Изабелла догадалась, что Роберт подумал это, но не произнес вслух.

   – Что ты об этом думаешь? – спросил Роберт, очищая персик и кладя ей на тарелку. – Тебе хотелось бы проводить здесь время?

   – Думаю, что это самый чудесный дом, который я когда-нибудь видела, и хотела бы обойти его весь, от кухни до чердака.

   – Мораг тебе все покажет, ей это доставит удовольствие, а я пока допью вино и вздремну в саду.

   – Предупреждаю тебя, я начинаю составлять список.

   – Очень хорошо. Потом мы посмотрим его вместе.

   Изабелла помолчала, хмуро поглядывая на мужа.

   – Роберт, ты уверен, что Мэриан не захочет жить здесь? Она будет… ревновать, что ты отдал мне этот дом?

   – Разумеется, не будет, – непринужденно ответил он. – Ей был дан шанс, и она отказалась. С тех пор она никогда не упомянула о нем.

   Изабелла далеко не была так уверена, но чувствовала себя слишком счастливой, чтобы беспокоиться об этом. Поэтому пока Роберт прохлаждался в саду, поглядывая на Рори, шнырявшего в тростнике на берегу реки в поисках крысы, Изабелла исследовала каждый уголок дома. Она обнаружила, что дом гораздо больше, чем ей показалось. Здесь была и довольно большая комната для гостей, и комната, которая вполне могла бы служить детской. Большинство комнат еще не были обставлены. Только в хозяйской спальне уже была застелена красивая кровать под пологом на четырех столбиках с вышитыми льняными занавесками.

   – Мы всегда держим ее наготове, – объяснила Мораг. – Иногда, когда мистер Роберт приезжал сюда проследить, как продвигаются работы, он ночевал здесь.

   Пожилая женщина, с большим житейским опытом в ведении хозяйства, и Изабелла сразу же нашли общий язык. Изабелла прошла хорошую школу у миссис Бедфорд и задавала разумные вопросы.

   – Она не похожа на этих хорошеньких молодых леди, у которых в голове только танцы да красивые платья, – одобрительно говорила потом Мораг, беседуя с Ангусом. – Мистер Роберт выбрал себе подходящую девушку, хоть и долго искал.

   Роберт лежал на коврике недалеко от берега. Изабелла села рядом.

   – Ну, – лениво спросил он, – тебе нравится?

   – Да, очень. Идеи во мне прямо кипят.

   – Пусть немного поостынут.

   Изабелла опустила в холодную воду руку, слегка похлопала по скамье, стоявшей у зеленой ивы, нависшей над рекой.

   – Я вспоминаю эти строки из «Космоса», ты их помнишь? Мистер Холланд заставил меня выучить их наизусть…


Сабрина, мне
Внемли и явись скорее
Сюда из волн, где смоль своих кудрей
Рукою белой, как лилея,
Расчесываешь ты в тиши на дне[20].

   – Сабрина, милая моя, была рекой Северн, а не Темзой.

   – О, не будь таким педантом. Обе они реки, правда ведь? Поэтому дом назвали Сабрина-Хаус?

   – У бабушки Эстер были всякие причуды, но вряд ли в их число входило чтение стихов Мильтона. Она не одобряла поэзию. Она вообще ничего и никого не одобряла.

   – Кроме тебя. Роберт рассмеялся.

   – Может быть, меня она не одобряла чуть меньше, чем всех остальных. – Тени начали удлиняться, над рекой повеял свежий ветерок. Роберт сел на коврике. – Пора нам собираться домой, а то стемнеет до того, как мы доберемся до Лондона.

   – Роберт, а не могли бы мы остаться здесь?

   – Моя дорогая, это будет не очень удобно. И бедная Мораг окажется в затруднительном положении, ломая голову, как обеспечить нас всем необходимым.

   – Нет, не окажется. Ей это понравится. Она всегда держит постель для тебя наготове, и, кажется, есть запас продуктов для ужина. Мы могли бы устроить пикник. – Изабелла встала на колени рядом с мужем и обвила руками его шею. Он снял сюртук, его рубашка была влажной и теплой от дневной жары. – Пожалуйста, Роберт, это мой дом. Ты ведь только что подарил его мне и будешь моим первым гостем…

   – Твой муж и твой любовник. – Он обнял и нежно поцеловал Изабеллу в губы.

   Она засмеялась.

   – Из-за этого я чувствую себя безнадежно безнравственной.

   – Мы будем безнадежно безнравственными вместе. – Он поднял ее на ноги. – По крайней мере, избежим встречи с разбойниками с большой дороги.

   – Это было бы так интересно.

   – Для кого? Моя дорогая, они вовсе не красавцы-повесы, которые рады станцевать куранту с прекрасной леди на полянке у дороги.

   Изабелла рассмеялась, и они пошли к дому, держась за руки.

   Мораг с честью вышла из положения, устроив для них прекрасный ужин. Она вытащила устроившегося в кресле перед кухонным очагом Ангуса.

   – Отправляйся на ферму, – сказала она, – там в кладовой есть пара куропаток и фазан, и не забудь прихватить пинту сливок.

   Они великолепно поужинали, а потом поседели у камина, где горели поленья, издающие запах яблок и сосновых шишек, поднялись наверх и легли в большую старомодную кровать.


   Изабелла проснулась рано, разбуженная непривычной тишиной после непрерывного шума лондонских улиц. Слышался лишь щебет птиц, да тихо напевал что-то красивый женский голос. Это напомнило ей Гвенни и те далекие утренние часы в Хай-Уиллоуз. Как все теперь изменилось. На душе у Изабеллы было так спокойно, и откуда-то появилась уверенность, что проведенная ночь любви даст ей ребенка, о котором она так мечтала.

   Роберт еще спал, его волосы разметались, он казался по-мальчишески трогательным и беззащитным. Изабелла наклонилась и поцеловала мужа.

   – Я люблю тебя, – прошептала она и знала, что это правда. Теперь она узнала экстаз страсти, но она испытывала к мужу и глубокое осознанное чувство. Упиваясь удивительным чувством любви, не думала о том, что добравшимся до вершины нельзя забывать про осторожность, потому что рок, управляющий человеческими жизнями, так и норовит столкнуть беспечных в пропасть.

Глава 17

   Почти сразу же начались неприятности с Мэриан. Ей не нужен был дом у реки, но она затаила обиду на Роберта, потратившего целое состояние на то, чтобы превосходно отремонтировать дом и потом подарить его со всем содержимым своей молодой жене.

   – Ты мог бы хотя бы посоветоваться со мной, – едко заметила она.

   – Я не думал, что тебя это интересует. Когда я возил тебя туда, ты мне ясно дала понять, что ни за какие блага мира не станешь жить в таком месте.

   – Это было давно, вскоре после смерти бабушки Эстер. Дом был в ужасающем состоянии. Теперь же все иначе.

   – Он все так же расположен недалеко от реки и все еще подвержен наводнениям, – сухо заметил Роберт. – Изабеллу это не останавливает. Она готова утонуть, не так ли, любовь моя?

   – Сейчас ты просто смешон, – сдавленным голосом сказала Мэриан.

   – Может быть, тебе захочется помочь Изабелле с подбором мебели и прочего, – довольно бестактно продолжал он. – Я уверен, она будет рада.

   – Очень сомневаюсь в этом, – все еще сердилась Мэриан. – У нас слишком разные вкусы.

   Все это было весьма банально, но испортило радость Изабеллы и вызвало чувство неловкости.

   Но самое худшее было впереди. Облегченно вздохнув после приезда Роберта и радуясь вновь вернувшемуся счастью, Изабелла совершенно забыла о браслете и о том, что случилось с Ги, пока неделю спустя на нее не обрушилось разоблачение.

   В то утро Роберт оказался на Бонд-стрит и зашел к ювелирам, собираясь купить какую-нибудь безделушку для Мэриан, чтобы загладить неприятное впечатление от их досадной размолвки. Он выбрал бриллиантовое украшение в виде бабочки, которое можно было носить в волосах или прикалывать на платье, и вдруг вспомнил, что говорила ему Изабелла о браслете.

   – Кстати, кажется, моя жена оставила у вас свой браслет, потому что застежка была не исправна. Если браслет починили, я мог бы заодно забрать и его.

   Почтенные компаньоны обменялись удивленными взглядами.

   – С браслетом все было в порядке, лорд, – осторожно заметил мистер Караутерс, – вообще-то леди Изабелла сказала нам, что ей не нравится форма браслета, и попросила взять его обратно.

   – Взять обратно? – удивленно переспросил Роберт. – Боюсь, я чего-то не понимаю.

   – Вероятно, пока вы были в отъезде, вашей жене потребовалась крупная сумма денег наличными. Вы знаете, не в наших правилах принимать назад купленные у нас изделия или выступать в качестве ростовщиков, – с достоинством продолжал мистер Караутерс, не сводя неподвижного взгляда с лица клиента. – Однако вы и ваша семья всегда были нашими уважаемыми покупателями, поэтому мы согласились выполнить просьбу вашей жены в виде исключения.

   – Сколько она просила?

   – Две тысячи фунтов.

   – Боже милостивый, это немало…

   – Гораздо меньше, чем стоит браслет, лорд. Это часть очень редкого комплекта, поэтому мы его и сохранили. Нам казалось, что браслет снова может понадобиться.

   Роберт нахмурился.

   – Понимаю. В таком случае, верните мне браслет, а я дам указание моим банкирам выплатить вам две тысячи фунтов.

   – Разумеется, – с некоторым облегчением сказал мистер Караутерс. – Будьте любезны, мистер Абернети, принесите браслет его светлости.

   – Сию минуту.

   Его компаньон вернулся почти сразу же и передал Роберту футляр с браслетом.

   – Спасибо. Я позабочусь, чтобы вы не понесли потерь из-за этого случая.

   – Весьма благодарны, лорд. Всегда рады оказать услугу клиенту, и уверяю вас, вы можете рассчитывать на нашу порядочность.

   Мистер Караутерс поклонился, а Роберт вышел из магазина в чрезвычайно удрученном состоянии духа из-за неловкого положения, в которое его поставила жена, ничего не сказав и предоставив узнать правду таким неприятным и унизительным образом. Зачем же ей потребовалось так срочно две тысячи фунтов?

   В тот же день он зашел в спальню, когда Изабелла одевалась к ужину, и положил открытый футляр на ее туалетный столик. На лице Изабеллы отразилось удивление.

   – Откуда он у тебя? – спросила она сдавленным голосом.

   – Мистер Караутерс отдал мне его за две тысячи фунтов. Зачем тебе понадобились эти деньги, Изабелла?

   – Я… Я… – она жалобно смотрела на мужа. – Роберт, ты очень сердишься?

   – Пока нет. Я еще пребываю в неизвестности. Ну, Изабелла, что все это значит? Почему ты мне ничего не сказала? Зачем придумала всю эту глупую ложь? Ты ведь понимаешь, что рано или поздно я бы узнал об этом. Что ты натворила? Проигралась в Дункан-Хаус и тебе было стыдно признаться?

   – Нет, нет, – возмутилась Изабелла. – Нет, я не играла. Никогда я не стала бы делать таких вещей. Я считаю, это глупо.

   – Хорошо, но тогда что же? Должно быть, что-то срочное, раз тебе так спешно потребовались деньги. – Потом у него мелькнула мысль, и он с облегчением ухватился за нее. – Это из-за Ги, так ведь? Что этот дуралей натворил? Увяз глубоко, надо думать. Мне казалось, у него больше здравого смысла.

   – Нет, это был не карточный долг, – выпалила Изабелла и сразу же пожалела об этом. Лучше было бы, чтобы Роберт думал именно так.

   – Тогда что же? – спросил Роберт с раздражением. – Он спутался с какой-нибудь… – он чуть не сказал «шлюхой», но выразился более мягко, – с какой-нибудь вертихвосткой и был вынужден заплатить большие деньги, чтобы отвязаться от нее?

   Наверное, это предположение было лучше правды.

   – Что-то вроде этого.

   – Пора бы ему уже повзрослеть и научиться отвечать за себя. Ну ладно, не расстраивайся. – Роберт повернул Изабеллу к себе лицом. – Единственная ссора у меня с тобой произошла, потому что ты еще не до конца доверяешь мне, так ведь? Почему ты мне не сказала об этом, когда я вернулся? Я такой страшный людоед?

   – Нет, нет. Это просто…

   – Ги все еще твой маленький братик? – Она кивнула с несчастным видом. – Так я и думал. Если бы не война, я бы отправил его за границу с постоянным содержанием и сказал бы, что он должен умерять свои запросы. Только так можно продержаться на плаву в житейском море. Я думал, ему нравится работа в Министерстве.

   – Да, нравится. Это потому…

   – Что потому?

   – Ничего, я только подумала, что он хотел бы получать более ответственные задания.

   – Если докажет, что сможет справляться с серьезными вопросами, ему начнут поручать и более ответственные, – сказал Роберт. – Если он будет у нас сегодня вечером, я с ним поговорю. А ты береги этот браслет. Мистер Караутерс с большим трудом подобрал его по моей просьбе. Даже если тебе не нравится форма.

   – Мне нравится. Я люблю его, а сказала так только потому, что…

   – Не могла придумать другой причины, чтобы продать браслет. Боюсь, тебе не стать похитительницей драгоценностей, дорогая.

   – Ах, Роберт, не смейся надо мной.

   – Если я и смеюсь, то стоит мне это недешево, – грустно заметил Роберт.

   – Извини…

   – Это Ги должен извиняться, и он сделает это, когда я поговорю с ним.

   – Не будь слишком суров, – поспешно попросила она.

   – Ну, он уже не школьник. Вряд ли я могу прописать ему розги. Перестань беспокоиться о нем и предоставь все мне.

   Они поужинали по-домашнему. В тот вечер к ним присоединился Дэвид. Он зашел повидать их, и его уговорили остаться. Когда мужчины перешли в гостиную, выпив вина в столовой, и подали чай, Роберт встал, кивнул Ги и прошел в другую комнату. Юноша бросил на сестру умоляющий взгляд и последовал за Робертом.

   Считая, что Изабелла рассказала мужу всю печальную историю, Ги порывисто произнес вдохновенную защитную речь, Роберт выслушал ее молча.

   – Я рад, что ты не настолько лжец, насколько глуп, – сказал он, когда Ги совсем выдохся. – Изабелла ведь ничего этого мне не рассказывала. Она всегда старается найти для тебя оправдание. – Затем Роберт сказал Ги в самых язвительных выражениях, что о нем думает. Это было тем более неприятно, что Ги понимал, насколько заслужил порицание.

   – В будущем, если попадешь в переделку, уж будь любезен, приходи сразу ко мне, а сестру не беспокой.

   – Вас здесь не было, и я собираюсь вернуть долг, – протестующе воскликнул Ги.

   – Правда? Каким образом? Ты собираешься ограбить банк или стать разбойником с большой дороги? – сухо заметил Роберт. Он опустился в кресло и с минуту задумчиво рассматривал молодого человека, прежде чем продолжить. – Я полагаю, ты понимаешь, что бумаги, которые ты взял с собой были тщательно изучены людьми, враждебно относящимися к этой стране?

   Ги удивленно посмотрел на Роберта.

   – Но кем? Вы имеете в виду де Вожа и шевалье?

   – Может быть. Мы не можем быть уверены. С некоторых пор что-то происходит, но нам пока не удалось выяснить.

   – Не могу ли я помочь? – горячо вызвался Ги.

   – Думаю, что можешь. Раз тебя знают в Дункан-Хаус, ходи туда время от времени, разыгрывай из себя простачка, у тебя это здорово получается, а сам смотри и слушай. Если что-то тебя удивит, сообщи мне. Только ради Бога, будь осторожен.

   Чувства Ги были обострены, он горел желанием оправдаться. Боже, он докажет мужу своей сестры, что тот имеет дело не с зеленым юнцом. Ги болезненно воспринял урок и собирался извлечь из него пользу. Именно это решение приведет впоследствии к результату, которого никто из них не предвидел.


   Все еще держалась хорошая погода. Жители южного побережья с беспокойством всматривались по утрам в морскую даль, но армия Бонапарта не появлялась. И наступил сентябрь, залитый солнечным светом. Изабелла радостно занималась поисками подходящей мебели, подбирала краски, выбирала шелка и бархат и даже преуспела в том, что заставила Мэриан заинтересоваться ее проектами. Роберт с головой ушел в изучение чертежей и планов строительства оборонительного канала через Ромнейские болота. Работу собирались доверить полковнику Джону Брауну, опытному шотландскому инженеру. В начале месяца Роберт поехал с ним в Кент, чтобы осмотреть местность и, на этот раз, составить подробные чертежи. Когда он вернулся, Изабелла спросила, не заезжал ли он в Хай-Уиллоуз.

   – Конечно, заезжал. Твоего дяди, такого крупного землевладельца, это непосредственно касается. Сейчас там назревает кризис. Кажется, Венеция взбунтовалась и отказывается выходить замуж за сэра Хьюго.

   – Но, насколько я понимаю, свадьба только через месяц.

   – Вот именно, и, боюсь, твоя тетя в большом волнении по этому поводу.

   – Что же будет? Ты видел Венецию?

   – Нет. Она закрылась и никого не желала видеть. Было очень неловко. Я ретировался, как только позволили приличия. Она тебе что-нибудь рассказывала?

   – Я знаю, что они с Перри любят друг друга, и он еще в Англии, – осторожно сказала Изабелла, с сочувствием думая о многочисленных письмах, прошедших через ее руки в обоих направлениях за последние недели. – Были какие-то затруднения с ремонтом «Сириуса», и он задержался в порту, но теперь, наверное, скоро уйдет в море.

   – Кажется, тебе многое известно.

   – Перри все время сообщал новости.

   – Все-таки я не стал бы порицать девушку. Уж очень велика разница между красивым молодым капитаном военно-морского флота и пожилым вдовцом с двумя дочерьми, почти ее ровесницами, как бы ни был он богат, – заметил Роберт. – Благодарение небесам, я не имею к этому отношения.

   Но его это касалось, и в гораздо большей степени, чем ему хотелось бы, как выяснилось позже. Две недели спустя прибыла разгневанная леди Бриджез и, промчавшись мимо возмущенного лакея, заявила, что хочет немедленно видеть Изабеллу.

   – Я выясню, сможет ли ее светлость принять вас, мадам, – ледяным тоном сказал Хоук и провел Августу в салон.

   Через несколько минут он вернулся, проводил даму наверх в маленькую гостиную, но она не стала дожидаться, пока о ней доложат, оттолкнула лакея и появилась перед удивленной Изабеллой.

   – Она убежала! – трагическим голосом объявила леди Бриджез. – Убежала, удрала с этим нищим, никчемным Перри Конвеем. И это все ты виновата.

   – Я… но что я сделала? – начала Изабелла, чувствуя себя страшно виноватой.

   Но тетя Августа налетела, как вихрь.

   – Не пытайся отрицать. Я знаю, ты устроила их встречу здесь, ты помогала им переписываться. О, Венеция отрицала это, но я все равно все из нее вытянула. Я подумала, что она осознала свою ошибку, свое безумие, бесчестье. То, что проклятие пало бы на сэра Джошуа, вздумай она оскорбить своего будущего мужа таким бессовестным образом! Я оставила ее плачущей, умоляющей о прощении, обещающей повиноваться, но она солгала. Она пренебрегла мною. Когда сегодня утром я пришла в ее комнату, ее там уже не было. Осталось только это.

   Августа протянула письмо.

   – Читай, читай и пойми, что ты наделала. Ты, гадкая, гадкая девчонка!

   Леди Бриджез переводила дыхание, в то время как Изабелла взяла дрожащими руками письмо, нацарапанное, явно, в спешке и закапанное слезами.

   Спускаясь по лестнице, Роберт услышал громкие голоса и вернулся назад. Он вошел в гостиную жены и увидел бледную, дрожащую Изабеллу и леди Бриджез, стоящую, как ангел мщения, со вздымающейся грудью, пышущую огнем и жаждой крови, как рассказывал он об этом позднее Дэвиду. Роберт сразу же овладел ситуацией.

   – Доброе утро, – вежливо сказал он. – Мне показалось, что я услышал ваш голос. Что мы можем для вас сделать?

   – Прочтите это, – снова сказала тетя Августа, – прочтите и вы поймете, какое лицемерное, коварное, лживое существо вы взяли в жены.

   – Позволь мне, дорогая.

   Роберт взял письмо из рук Изабеллы и взглянул на него.

   – Не вижу ничего страшного, – спокойно сказал он. – Кажется, Венеция и капитан Конвей поженились по специальному разрешению в городской церкви Сент-Брайд неделю тому назад, и теперь Венеция поехала к своему мужу в Чатем.

   – Поженились, поженились! – пронзительным голосом повторяла леди Бриджез. – Как вы не понимаете, что меньше чем через две недели должно было состояться венчание с сэром Хьюго! Уже разосланы приглашения, получены подарки, сделаны приготовления. Боже мой! Когда я думаю об этом позоре, о скандале! Что скажут о ней, что скажут о нас!

   – Я понимаю, что это большое несчастье и сочувствую жениху, покинутому почти на ступенях алтаря, – рассудил Роберт, – но подумайте, насколько хуже было бы, если бы они просто убежали вместе. Перри Конвей – многообещающий молодой человек и, без сомнения, быстро продвинется по службе. В ближайшие несколько месяцев для этого предоставится множество возможностей. И, разумеется, леди Равенсвуд будет счастлива взять под свой кров жену ее любимого племянника.

   – Полагаю, я должна поблагодарить за это вас и вашу жену, – горячо говорила леди Бриджез, – за то, что вы подстрекали Венецию противиться тому будущему, которое планировали для нее мы с отцом.

   – Нет, – поспешила возразить Изабелла. – Нет, вы не правы. Роберт об этом ничего не знал, как и я. Я не знала об их женитьбе. Все, что я сделала, это позволила им пересылать с моей помощью письма друг другу. Ведь вы запретили им встречаться или переписываться. Я не знала об их планах. Клянусь, не знала. Но теперь, когда это произошло, я рада, – отважно продолжала она. – Я всегда знала, что Венеция очень несчастна, и все равно она не хотела выходить замуж за сэра Хьюго.

   – Она была вполне счастлива этим, пока ты не стала поощрять ее, – с горечью заявила тетя Августа. – Все это чушь насчет любви. Сколько продлится эта любовь в грязных квартирах военных моряков в Портсмуте или Чатеме? А выйди она замуж за сэра Хьюго, так попала бы в высшее общество!

   – А может быть, Венеция этого вовсе не хотела, – сказала Изабелла.

   – Хотела, пока ты не переубедила ее. Так-то ты отплатила мне, отплатила твоему дяде, который взял тебя с братом в свой дом, вырастил вас, кормил вас, заботился о вас. Если бы не мы, вы могли бы просить милостыню на улицах!

   – Моя жена действовала, как ей казалось, в интересах Венеции, – попытался прекратить поток слов Роберт, но тетю Августу не так легко было заставить замолчать.

   – Все знают, что вы без ума от своей жены и не видите, что она из себя представляет. Спросите вашу сестру, спросите любого. Она всегда была своенравной, непослушной и распутной. Спросите ее, с кем она встречалась на болотах, пока сэр Джошуа не привел ее в чувство и не положил этому конец. Спросите, как она и ее брат связались с самыми презренными контрабандистами, навлекая позор на наше имя. Спросите ее, что здесь происходило, пока вас не было. Ее всюду видели с неким молодым французом. Он сейчас, без сомнения, посмеивается у вас за спиной над вами. Не думайте, будто мне неизвестно…

   – Тихо! – прогремел голос Роберта, перекрывающий поток злобы и желчи. – Вы что, ума лишились? Я не собираюсь слушать всякие грязные обвинения. Если вы будете клеветать на мою жену подобным образом, я буду вынужден просить вас оставить мой дом.

   Гнев, выраженный так энергично, заставил Августу затихнуть. Она переводила глаза с Роберта на Изабеллу.

   – Не бойтесь, я ухожу. Скажу только одно. Когда увидишь Венецию, а я не сомневаюсь, что увидишь, передай ей, что у нас больше нет дочери. Ни ее отец, ни я не примем ее или ее мужа. Она будет забыта, как будто и не существовала. А если этот никчемный молодой человек думает выиграть что-то от этой необдуманной женитьбы, то пусть знает, что не получит ни пенни ни сейчас, ни в будущем.

   – Ах, нет, – воскликнула Изабелла. – Нет, вы не можете быть так жестоки, так бесчувственны! Венеция всегда очень любила своего отца.

   – Она выбрала странный способ доказать это, – едко заметила тетя Августа. – Ничего, кроме неблагодарности, я не ожидала ни от тебя, ни от твоего брата, а теперь ты еще сбила с пути мою дочь. Что касается вас, лорд, – продолжала она, поворачиваясь к Роберту, – вы еще вспомните мои слова.

   Леди Бриджез окинула их высокомерным взглядом и величественно удалилась.

   – Слава Богу, ушла! – с облегчением сказал Роберт. – В какой-то момент я подумал, что придется звать слуг и выгонять ее силой.

   На мгновение Изабелле показалось, что она вот-вот лишится чувств. Все закружилось перед ней, и она упала на диван, закрыв глаза, и лежала, пока головокружение не прекратилось. Когда Изабелла вновь открыла глаза, она увидела, что Роберт озабоченно смотрит на нее.

   – С тобой все в порядке, Изабелла? Ты бледна, как призрак. Ты не должна так расстраиваться из-за этой твоей чертовой тетки.

   – Ничего, я вполне пришла в себя. Это от потрясения. Ты ведь… Ты не веришь всем этим ужасным вещам, которые она тут наговорила?

   – Нет, конечно, нет. Ей некого винить, кроме самой себя, вот она и выпускала пар, осыпая тебя ругательствами. – Роберт нахмурился. – Ты уверена, что не надо позвать доктора Мерридрю? Ты все еще очень бледна.

   – Нет, конечно, нет. – Изабелла постаралась улыбнуться. – Он бы подумал, что я одна из тех глупых молодых женщин, всегда готовых хлопнуться в обморок. Кажется, у тебя была назначена встреча сегодня утром.

   – Да, назначена, и я уже опаздываю. Полковник Браун разработал действительно замечательные проекты нового канала и земляных работ на болотах, и сегодня мы их подробно рассмотрим. Все, конечно, сверхсекретно на этом этапе, и, думаю, Бонапарт дорого бы дал, чтобы взглянуть на них. А сейчас позаботься о себе. В последнее время ты слишком много хлопотала со всей этой суетой вокруг Сабрина-Хаус.

   Роберт поцеловал жену в лоб и торопливо вышел. Изабелла немного посидела, потом медленно прошла в свою спальню. Известие о Венеции и злобное нападение тети Августы потрясли ее, вернув воспоминание о тех нескольких днях романтического увлечения Люсьеном и ярости дяди Джошуа, что она считала давно погребенными. Почему она не рассказала Роберту о том своем безумии, не посмеялась вместе с ним над этим? Не потому ли, что в течение всего прошлого лета она еще находилась под влиянием того наваждения, пока Люсьен сам не разрушил его. Пелена иллюзий упала с ее глаз в Париже в те ужасные моменты, когда Роберт казался ей потерянным навсегда, и тогда она поняла, кому принадлежит ее сердце. Теперь было что-то еще, нечто гораздо более важное, если это подтвердится: в последние недели ей стало казаться, что она беременна. В последний раз у нее не было обычного недомогания, и произошли некоторые изменения в ее состоянии, но до сих пор она чувствовала себя прекрасно, не было неприятных симптомов, на которые жаловались в таких случаях другие молодые женщины. Изабелла посмотрела в зеркало, все еще не в силах оправиться от потрясения. Наверное, следует посоветоваться с доктором Мерридрю. Этот приятный человек, средних лет проявил столько здравомыслия и компетентности, когда лечил Роберта по возвращении из Парижа прошлой зимой.

   Но, если он придет домой, все будут спрашивать, почему, зачем. Если предположение окажется верным, она хотела бы все рассказать Роберту сама и в свое время. Только Гвенни будет знать об этом. Можно послать ее к доктору и попросить назначить ей время, чтобы зайти к нему завтра. Тогда, если она ошибается, Мэриан и Роберт ничего не узнают. Лучше заняться этим прямо сейчас. Она позвонила горничной и сказала ей о своем решении. Глаза Гвенни заблестели.

   – О, мисс Изабелла, вы ведь всегда так этого хотели. И уж как его светлость будет рад!

   – Да, если это подтвердиться, – сказала Изабелла. – Но пока никому ни слова, Гвенни, ни слугам, никому. Иди к доктору Мерридрю и спроси, не могу ли я прийти к нему завтра в удобное для него время.

   – Я схожу, не волнуйтесь, леди. И никому не скажу ни словечка. Раскаленными щипцами ничего из меня не вытащат.


   Доктор Мерридрю сказал:

   – Я бы с удовольствием сам нанес визит, леди Изабелла. Вам не нужно было приходить сюда.

   – Я знаю, но мне не хотелось, чтобы в доме кто-то задавал вопросы.

   Доктор кивнул. Нелегко молодой женщине жить в одном доме с властной сестрой мужа.

   – Вы здоровая молодая женщина, – сказал он ей с доброй улыбкой. – Нет причин для беспокойства. Я уверен, что ваш муж будет в восторге.

   – Я знаю, что мой свекор будет в восторге, – грустно сказала Изабелла. – Каждое письмо из Шотландии содержит один и тот же вопрос.

   Доктор улыбнулся.

   – Без сомнения, граф мечтает о внуке. Ведь леди Мэриан не замужем. – Он проводил Изабеллу до ожидавшей ее кареты. – Немедленно вызывайте меня, если плохо себя почувствуете.

   – Вызову, и спасибо вам.

   Гвенни поджидала ее. Она с любопытством посмотрела на хозяйку, и та утвердительно кивнула.

   – Но молчи, Гвенни, пока я не сказала мужу.

   – Вы можете быть в этом уверены, – сказала Гвенни, гордая и счастливая, оттого что мисс Изабелла поделилась с ней секретом, о котором не имеют понятия ни эта чопорная леди Мэриан, ни высокомерные слуги.

Глава 18

   Пришел октябрь, но погода еще стояла по-летнему теплая. Дни были солнечными, и хотя ночи становились все прохладнее, ни заморозков, ни резких ветров, ломающих в садах цветы, еще и в помине не было. Листья на деревьях продолжали пламенеть золотом и пурпуром.

   Сабрина-Хаус был готов, и Изабелла очень гордилась этим.

   – Давай проведем там несколько дней, – сказала она Роберту однажды утром. – Я хочу тебе все показать. В последний раз ты приезжал со мной, когда дом еще был готов только наполовину.

   – Почему бы и нет, – снисходительно ответил Роберт. – Вряд ли это пагубно отразится на военных действиях, если я возьму несколько дней отдыха. – Он улыбнулся жене. – В конце этой недели, договорились? Пусть Ян отвезет тебя в карете, а я приеду на следующий день.

   Мэриан сказала:

   – Смотрите, как бы не было дождя. Позаботьтесь, чтобы не подхватить простуду. Я никогда не доверяла рекам. Одно удовольствие: сырые туманы да грязь, прилипающая к подошвам ботинок.

   – Ничего подобного, – возмутилась Изабелла. – Дом совершенно сухой и очень удобный. Вы должны приехать и пожить там некоторое время.

   – Там видно будет. Но не раньше следующего лета.

   Изабелла все предусмотрела. Они с Мораг убедились, что еды у них достаточно, и прекрасной. Можно будет погулять по саду с Робертом и пройтись по живописным деревенским местам. Они будут разговаривать и смеяться. Роберт будет принадлежать только ей, и она скажет ему радостную весть о малыше, а предчувствие несчастья, что еще таилось в ее душе, уйдет окончательно. Изабелла села в кресло с Рори на коленях, радуясь, что тут нет Мэриан с ее вечно недовольным видом, всегда готовой высказывать критические замечания, и стала ждать, когда же она сможет показать Роберту, как она преобразила красивый дом, дом, который он подарил ей.


   На следующий день рано утром Люсьен де Вож ехал по этой же дороге. Накануне он затеял спор: следовало ли ехать верхом или взять сверкающий новый экипаж, покупка которого пагубно сказалась на его денежных ресурсах.


   Шевалье выразил недовольство его экстравагантностью и легко отмел в сторону его аргументы.

   – Если хочешь узнать, что думает аристократия Британии, над чем работает или какие у нее планы, то нужно встречаться с ней на ее территории, – говорил Люсьен в защиту своего плана.

   – И к чему это приведет тебя? Абсолютно ни к чему, – упрямился старик. – Время уходит, позволь мне напомнить тебе: те, на кого мы работаем, теряют терпение.

   – Знаю, знаю, но я должен работать сам, а не получать указания от тех, чья нога не ступала даже на этот непонятный остров с его чертовски упрямыми и тупыми жителями.


   Люсьен страдал от горького разочарования. Он считал Изабеллу чрезвычайно обворожительной. Вначале между ними существовало притяжение, но завоевание представлялось неожиданно трудным. Он боялся обмануться в своих надеждах. Его мужская гордость была задета. Что притягивало ее в этом скучном рассудительном интеллектуале Роберте Эрмитейдже, если она так упорно хранила верность ему? Другие женщины легко попадали под влияние Люсьена, уступая его обаянию и напористой сексуальности. И не только легкомысленные женщины, но и некоторые дамы из общества, разочаровавшиеся в своих мужьях, провели с ним не один час в сильнейшем возбуждении в домах свиданий, страшась разоблачения, но трепеща от экстаза, который звал их к новым наслаждениям. Но не Изабелла. Она могла вскружить ему голову, а потом повернуться спиной и при встрече обращаться с ним небрежно и безразлично, как с простым знакомым. От такого пренебрежения он скрежетал зубами.

   Люсьен все разузнал о Сабрина-Хаус. Лучше места для rendez-vous[21], которое он замыслил, и быть не могло. Люсьен знал, что Изабелла находилась там, а мужа задержали в Министерстве, как донесли ему его шпионы. Итак, путь был свободен. Этим прохладным октябрьским утром он ехал верхом, полный упоительного, приятно возбуждающего ожидания. Это не имело ничего общего с заданием французских хозяев, о котором Рауль де Сен-Джордж так часто напоминал.

   – А вы, – парировал в таких случаях Люсьен, – со своими нытиками шпионами, добывающими лишь обрывки информации, топчетесь на месте. У меня более широкий кругозор, – с этими словами Люсьен и оставил квартиру шевалье. Хотя, конечно, он понимал, что шевалье прав. Но было и что-то личное, невыносимо раздражавшее его и требовавшее удовлетворения.


   Изабелла провела утро в хлопотах, расхаживая по дому, радуясь результатам своего труда. Она немного постояла в просторной комнате на втором этаже, глядя на сады и реку. В этой комнате она решила устроить детскую для ребенка и няни, когда придет время.

   Она съела легкий завтрак и посоветовалась с Мораг насчет ужина. Решили приготовить свежего лосося, утку на вертеле, а также фазана. Потом будут поданы свежие сливочные сыры с фермы и фрукты. Роберт ел мало, но был очень разборчивым, и Изабелла постаралась не забыть, чтобы его любимое вино принесли из погреба, а сухое «Шабли» остудили в ведерке со льдом. Теперь, в середине дня, она лежала на софе в гостиной, Рори вытянулся на полу, после утомительного утра, проведенного в попытках приструнить здешнюю кошку, считавшую себя хозяйкой: была одержана лишь небольшая сомнительная победа, о чем свидетельствовала глубокая царапина на его носу. Изабелла дремала, когда в дверь постучала Мораг и вошла с обеспокоенным видом.

   – Там вас спрашивает какой-то джентльмен, леди.

   – Джентльмен? – Изабелла не могла себе представить, кто из ее друзей знал, что она находится здесь. – Кто это, Мораг?

   – Это иностранный джентльмен, и он говорит…

   Прежде чем она успела вымолвить слово, на пороге появился Люсьен и твердой рукой отстранил женщину. Выглядел он чрезвычайно привлекательно и добродушно.

   – Нет необходимости объявлять обо мне, старушка, леди меня хорошо знает.

   Изабелла встала, оцепенев от ужаса.

   – Почему вы приехали, Люсьен? Откуда вы узнали, где я нахожусь?

   – Так-то вы встречаете старого друга? – Люсьен прошел в комнату, с живым интересом оглядываясь кругом. – Очень мило, должен сказать. Я слышал о вашей вилле на берегу реки, но это же – дворец. Не напоминает ли он вам о Совиньи? Там, кажется, тоже есть река.

   – Что вы знаете о Совиньи?

   Мораг, нахмурившись, переводила взгляд с одного на другого.

   – Я позову Ангуса, леди?

   Если он не уедет сам, так и придется поступить. Он застал Изабеллу врасплох, и она не могла собраться с мыслями.

   – Все в порядке, Мораг. Я поговорю с этим джентльменом.

   Как только дверь закрылась за старой служанкой, Люсьен шутливо сказал:

   – Она ваш сторож? Интересно, приставил Роберт стражу к своей жене или нет?

   Изабелла не стала обращать внимание на его остроту.

   – Не знаю, зачем вы приехали сюда, но вы здесь нежелательны, Люсьен. Я здесь одна. Это совершенно неприлично. Я была бы вам благодарна, если бы вы сейчас же ушли.

   – О, дорогая, вдруг мы стали очень comme il faut[22], вам не кажется? Не глупите, Изабелла. Мне интересно. Разве вы не покажете мне ваш прелестный дом? Вы знаете, о нем столько разговоров. Любовное гнездышко. Но кажется, только для мужа. Как жаль! Может быть, пора изменить это положение?

   Ей была знакома его манера поддразнивать. Когда-то это представлялось восхитительным, теперь же она подумала, что оказалась в ситуации, которой не могла управлять.

   – Я не расположена проводить время в вашем обществе, – холодно сказала Изабелла, – развлекать незваного гостя. Я удалюсь, закроюсь в своей комнате, пока вы не уйдете из дома.

   – О нет, вы этого не сделаете, я не позволю. – Он схватил Изабеллу за руки, когда она направилась к двери, и прижал ее спину к себе. – Я долго этого ждал, и теперь вы не избежите…

   – Чего мне избегать? Вы говорите чепуху, – сказала Изабелла, – и вы это знаете. Вы пришли сюда без приглашения, и я прошу вас уйти. Любому джентльмену этого было бы достаточно.

   – Но ведь я не джентльмен, а обольстительный француз-распутник, – сказал Люсьен. – Я не собираюсь уходить, по крайней мере, сейчас. Давайте, Изабелла, сядем и насладимся обществом друг друга. Поболтаем, как болтали в те милые дни на Ромнейских болотах. Это я тогда потерпел кораблекрушение… вы помните? Потерпевший кораблекрушение, чью жизнь вы спасли.

   Он подошел к ней, взял за руки и притянул к себе, но Изабелла вырвалась и оттолкнула Люсьена.

   – Все кончено. С этим давно покончено.

   – Неужели? – насмешливо спросил он.

   – Вы и сами это понимаете. Так вы уйдете, Люсьен, или я должна позвать слуг и выставить вас отсюда?

   Он рассмеялся и сказал с неприятной усмешкой, от которой у Изабеллы по телу пробежала дрожь.

   – Кто меня выставит? Служанка или старик, скрюченный от ревматизма? Не будьте занудой, Изабелла. Вам так легко от меня не избавиться.

   Это было верно. Ян вернулся в Лондон, и кроме старого Ангуса, мужчин в доме не было. Как ей избавиться от человека, который упорно отказывается оставить ее дом? Роберт скоро приедет. Поймет ли он, что этого гостя не приглашали? Конечно, поймет, но все равно это было неприятно из-за насмешливых, мучительных намеков Люсьена. Зачем он пришел сюда? Что у него на уме? Изабелла могла лишь догадываться, и это приводило ее в ужас. Глупо, конечно, но она чувствовала себя такой беспомощной. Была ли это ее собственная вина? Играла с огнем? Но ведь она ясно дала понять… не мог же он подумать, что она хочет… Люсьен стоял между нею и дверью с этой своей, доводящей до бешенства, улыбочкой. Если бы она смогла метнуться к двери, ведущей в сад, то обежала бы вокруг дома и спаслась на кухне. Не успела эта мысль промелькнуть у нее в голове, как она уже оказалась возле двери, пытаясь справиться с замком, но задвижка была новой, слишком тугой, и в следующее мгновение Люсьен уже стоял рядом, положив сильные руки ей на плечи.

   – О нет, моя дорогая, на этот раз вы от меня не убежите.

   Изабелла стала бороться с ним, а он пытался оттащить ее от двери. Рори, маленький и храбрый, примчался ей на помощь и вцепился зубами в элегантно обутую ногу, и, получив пинок, отлетел, жалобно скуля, в другой конец комнаты.

   Изабелла поняла, что совершила ошибку, сопротивляясь ему: от этого он только больше распалялся. Люсьен полунес, полутащил ее по комнате. Изабелла закричала, но слуги были далеко, и сквозь толстые стены ничего не было слышно. Люсьен грубо бросил ее на софу и опустился рядом. Столько месяцев он мечтал об этом моменте, и вот теперь Изабелла была здесь, и он собирался насладится ею. Будет знать, как мучить и дразнить Люсьена де Вожа.

   Изабелла сопротивлялась изо всех сил, но, несмотря на хрупкое с виду телосложение, он был гораздо сильнее, чем она. Люсьен придавил ее всем своим телом, и одна рука уже рванула тонкий шелк платья у ворота. Его пальцы сомкнулись на ее груди. Изабелла закричала от боли и страха, глядя в его горячие карие глаза, но потом его рот закрыл ее губы с сокрушительной силой. Он вдавил ее спину в изогнутый конец софы, и ужас охватил Изабеллу. Это не должно случиться с нею, не должно. В отчаянной попытке сбросить Люсьена, она, собрав последние силы, попыталась оттолкнуть его коленом, но он еще больше навалился на нее. Руки Люсьена ощупывали ее, Изабелла открыла рот, чтобы снова закричать, но крик застыл у нее в горле, так как холодный язвительный голос прорвался до ее сознания сквозь страх и отчаяние.

   – Могу я спросить, что здесь происходит?

   Это не могло быть правдой, и все же это случилось. Роберт стоял в дверях, все еще держа хлыст в руке. Постороннему наблюдателю это показалось бы любовными объятиями расположившейся на софе парочки. Изабелла со страхом подумала, что Роберт, наверное, так и решил. Но в тот момент она испытывала лишь несказанное облегчение.

   – Слава Богу, ты здесь, слава Богу! – все, что она могла вымолвить, пока Люсьен медленно поднимался.

   Роберт, казалось, не обратил на жену внимания.

   – Какого черта вы здесь делаете, месье де Вож?

   Он еще владел своим голосом, но Изабелла, которая хорошо знала мужа, поняла, какая большая ярость бушует в нем сейчас.

   – Думаю, и так понятно, – сказал Люсьен, вновь обретая свое остроумие и нахальство, – и это было весьма приятно. Как жаль, что вы приехали так быстро, лорд. Еще бы несколько минут, и все было бы кончено.

   Его наглость ему дорого стоила. Роберт поднял хлыст и дважды ударил молодого человека по лицу с такой силой, что тот чуть не упал в камин.

   – Вон отсюда, – сказал Роберт, – убирайся, пока я не прибил тебя.

   Люсьен пришел в себя. Кровь текла по его щеке.

   – Ты дурак, слепой дурак, – прошептал он. – Ты что, не знаешь свою собственную жену? Расскажи ему, Изабелла, расскажи про лачугу на болотах, расскажи обо всех возможностях, что нам представлялись прошлым летом… – Роберт угрожающе двинулся к нему, но Люсьен продолжал, злобно повышая голос: – Ты бы хотел уничтожить меня, не правда ли? Как ты уничтожил того, другого, однажды ночью, и теперь не можешь забыть. И девочка, погибшая страшной смертью, крича в агонии, а ты, с твоей неуклюжестью, не смог ее спасти… все это тебе доставляет неприятные моменты, а?

   Роберт пристально смотрел на Люсьена. Как он мог узнать? Как еще он мог узнать, если бы Изабелла не сказала ему? Внезапно Робертом овладела слепая ярость, красный туман поплыл перед его глазами. Он позволил этому чувству овладеть собой и так яростно ударил Люсьена в подбородок, что молодой человек пролетел через всю комнату и упал на колени. Он попытался встать на ноги, все его обаяние исчезло, лицо казалось мертвенно-бледной маской с гримасой злобы и уязвленной гордости.

   – Видит Бог, я убью тебя за это, – проговорил Люсьен разбитыми губами. – Клянусь, убью.

   – Не сомневаюсь, что попытаешься, – сказал Роберт с неожиданно ледяным спокойствием. – Когда и как тебе угодно. Чем скорее, тем лучше. А теперь – иди, убирайся!

   Изабелла забилась в уголок софы. Она нашла здесь шаль, которую днем набрасывала на плечи, и прикрыла разорванное платье.

   Рори, несчастный и дрожащий, приполз к ее ногам, все еще поскуливая.

   Дверь захлопнулась за Люсьеном, и она умоляюще посмотрела на Роберта.

   – Я не приглашала его сюда, Роберт, ты должен мне поверить. Он приехал и не хотел уходить… а потом… а потом… – Слова повисли в воздухе. С каменным лицом Роберт смотрел на Изабеллу. Она, все еще надеясь на понимание, продолжала, путаясь в словах: – Я не знаю, как он узнал о… о том, что случилось с тобой той ночью… не знаю… – рыдание перехватило ей горло.

   Роберт смотрел на жену сверху вниз в смятении чувств, где переплелись любовь, гнев и отчаяние. Его любовь к этой девушке была всепоглощающей. Он никогда не позволял себе сомневаться. Все сплетни, намеки, ядовитое анонимное письмо, которое он отбросил, расценив его, всего лишь, как проявление злобной ревности. Он был уверен, что когда-нибудь она сама расскажет ему все, и они посмеются вместе. В последние недели он считал себя невообразимо счастливым человеком, удивительно довольным жизнью, и теперь это – последнее предательство – самый мучительный и болезненный момент в его жизни, о котором она узнала, заставив рассказать его, ослабевшего от жара и боли. И она все выболтала этому лживому изменнику французу – как они наверное, веселились, находя чрезвычайно забавным, что взрослого, зрелого человека может мучить какой-то эпизод его прошлого.

   Он безмерно любил ее и доверял ей, все еще любил… Но она предала его, не только как человека, но и в его тайной работе, которую он скрывал от всех. До чего же надо дойти, чтобы рассказать такую историю и испытывать при этом удовольствие? Он не мог больше оставаться здесь и выслушивать ложь и оправдания.

   – Я возвращаюсь в Лондон, – резко сказал Роберт. – Тебе лучше вернуться завтра. Я пришлю Яна с каретой для тебя.

   – Но, Роберт, пожалуйста, пожалуйста, ты должен выслушать меня.

   – Не сейчас, может быть, потом.

   – Что ты собираешься делать?

   Он пожал плечами.

   – То, что я должен сделать. Твой любовник, конечно, пришлет мне вызов.

   – Он не мой любовник, – яростно возразила она.

   – Он, кажется, думает иначе, – сухо ответил Роберт.

   – Но ты не должен. Он убьет тебя.

   – Я сделаю все, чтобы убить его первым.

   И вдруг Роберт вспомнил садик, пахнущий травами, и самого себя, говорящего бабушке: «Если у нее появится любовник, я наверное, убью его». И вот этот отвратительный момент настал.

   Через час он уехал, отказавшись от еды, хотя Мораг убеждала выпить хотя бы бокал вина. Прощаясь, он наклонился в седле и отрывисто сказал:

   – Позаботьтесь о ней. Она очень расстроена. А потом умчался, прежде чем служанка успела что-нибудь спросить.

   Ужин, приготовленный с такой заботой, был съеден слугами. Уже поздно вечером Мораг принесла поднос с едой в комнату Изабеллы. Та равнодушно посмотрела на него.

   – Это очень мило с вашей стороны, но я, и правда, не хочу есть.

   – Вы должны немного поесть, леди, особенно сейчас. – Изабелла ничего не говорила ей, но пожилая женщина догадалась о ее состоянии. – Я знаю мистера Роберта, – мягко продолжала она. – Его гнев не надолго.

   – Хотела бы я, чтобы это было так.

   Мораг не знала и половины того, что произошло. Чтобы доставить ей удовольствие, Изабелла попробовала немного поесть, но с первым же проглоченным куском подступила тошнота, и она оттолкнула поднос. Изабелла лежала на широкой кровати, вспоминая ту ночь, когда они были так счастливы здесь, когда она зачала ребенка, и ей хотелось рыдать от безысходности.

   Почему Роберт отказался выслушать ее? Почему он обращался с нею так жестоко, так несправедливо? И лишь, успокаиваясь, постепенно она начала понимать, как сильно это должно было его ранить. Когда он мог поверить, что она способна выболтать моменты их близости Люсьену и еще… Она вдруг села… как мог Люсьен узнать так много? Здесь что-то таилось, и пока она не выяснит, в чем дело, пока не сможет убедить Роберта, что не она рассказала Люсьену ту историю, Роберт никогда не простит ее.

   Мысли Изабеллы метались от одного факта к другому, пытаясь найти причины. Она чувствовала свое бессилие, понимала лишь, что оба они окутаны какой-то темной тайной.

   Ночь тянулась мучительно медленно. Снова и снова Изабелла начинала дремать и сразу же просыпалась, вспомнив о мрачной действительности, простиравшейся впереди. Она встала рано и, спустившись вниз, вышла в сад. Было холодно, пронизывающий ветер срывал листья с деревьев и сдувал последние лепестки роз, а белый туман клубился у берега. Дом, который она так полюбила и обставляла с такой радостью и надеждой на будущее, стал ей ненавистен. Изабелла была рада, когда к полудню появился Ян в карете. Он, как всегда, был немногословен и себе на уме и не выразил никакого удивления по поводу изменившихся планов. Мораг попрощалась и порывисто обняла Изабеллу.

   – Не беспокойтесь, леди. Скоро вы вернетесь к нам, я уверена в этом. И мистер Роберт тоже вернется с вами.

   – Может быть.

   Изабелла поцеловала щеку старой няни, Ян помог ей подняться в карету и подал Рори, больного и несчастного, и они отъехали.


   Когда Изабелла вернулась в тот вечер домой, там царила зловещая тишина. Все слуги, вплоть до молоденькой посудомойки, чувствовали, что между хозяином и хозяйкой что-то произошло, пообсуждали это громким шепотом. Роберт поздно вернулся накануне, лошадь была в мыле, как будто он быстро скакал, и сразу же закрылся в своем кабинете. Он даже не вышел к ужину, только попросил, чтобы ему принесли поднос и добавили бутылку бренди. Леди Мэриан сидела в гостиной одна, сердито нахмурившись, и хотя она стучалась потом в его дверь, очевидно, не получила объяснений. Позднее в этот же вечер Эдуарда послали с запиской на квартиру Дэвида Фрэзера на Пикадилли, и Эдуард рассказывал на кухне, что мистера Фрэзера не было дома, и пришлось оставить записку его слуге.

   А теперь вот вернулась молодая хозяйка, одна, непохожая на саму себя, прошла прямо в свою комнату с Рори под мышкой, сказав Гвенни мимоходом, что ничего не хочет есть. Слуги засыпали девушку вопросами, но та упорно молчала, хотя Изабелла ей ничего не объясняла, а только попросила взять Рори вниз и накормить его. Все это было очень странно и тревожно.

   Когда Гвенни вышла, Изабелла сняла шляпу, дрожа от усталости и нервного напряжения. Так как никто не ожидал ее возвращения, огонь в спальне не разводили. Она стояла у окна, когда увидела, что подъехал кэб, из него легко выпрыгнул Дэвид и взбежал по ступенькам. Дэвид, очевидно, должен был стать секундантом Роберта, если дуэль состоится.

   Дуэли были довольно частым явлением, особенно среди молодых армейских офицеров, нередко из-за какой-нибудь банальности, абсурдного понятия о чести и, большей частью, особых последствий не имели. Звучали выстрелы, честь была удовлетворена, и иногда дуэлянты шли вместе завтракать. Но Роберт не был задирой.

   Он всегда презирал такую глупость, и с замиранием сердца Изабелла поняла, что теперь все будет иначе. То, что произошло между ним и Люсьеном, можно было смыть только кровью, и во всем была виновата только она. Ей следовало остановить дуэль, но как? Даже если она заставит Роберта понять, что он совершает ужасную ошибку, гордость никогда не позволила бы ему извиниться, а Люсьен все еще жаждал удовлетворения.

   Вошла горничная, чтобы зажечь огонь в камине, а Гвенни принесла назад Рори и поднос с тонко нарезанным куриным мясом, хлебом, маслом и чаем. Изабелла жадно выпила чай, но ничего не смогла есть и грустно думала, что могут обсуждать сейчас Дэвид и Роберт.

   – Шевалье де Сен-Джордж нанес мне визит сегодня утром, – говорил Дэвид. – Он мне сказал только, что его протеже, его герой племянник, был страшно оскорблен тобой и требует, чтобы ты за это поплатился. Если бы я не получил твою записку, то рассмеялся бы ему в лицо. Что, скажи на милость, произошло?

   – Я застал Люсьена де Вожа с моей женой, – in flagrante delicto[23] – кажется, так это называется.

   – Я не верю, – сказал Дэвид. – Я бы поставил свою жизнь на честность Изабеллы. Она любит тебя, Роберт, я в этом уверен.

   – Я тоже так думал, но есть и другое… – Он встал и подошел к окну, вглядываясь в темноту невидящими глазами. – Он швырнул мне в лицо самые потаенные подробности, которые только она могла сообщить ему. К сожалению, выдержка мне отказала, и я ударил его.

   – Да ты должен был выбросить его пинком из своего дома! – воскликнул Дэвид. – Роберт, ты не ошибаешься? Ты уверен, что не совершаешь какой-нибудь ужасной ошибки?

   – Я хотел бы ошибиться, видит Бог, – ответил тот печально. Потом снова повернулся к другу. – О чем вы договорились?

   – Как у оскорбленной стороны, у них преимущество в выборе условий. Через три дня на Уимблдонском выгоне в семь тридцать утра. Уже будет достаточно светло.

   – Очень хорошо.

   – Он выдвинул еще одно требование, которое я отказался принимать, пока не переговорю с тобой.

   – Что за требование?

   – Он просит право первого выстрела.

   – Раз просит, пусть получит.

   – Но, Роберт, это же безумие. Если он попадет, в тебя, то может вывести тебя из игры, прежде чем ты сможешь ответить.

   – Это уж как повезет в игре, не так ли? Я ведь тоже могу попасть, – спокойно ответил Роберт.

   – Почему ты так легкомысленно к этому относишься? Это так на тебя не похоже. Не понимаю.

   – Не понимаешь? – Роберт посмотрел на него, потом пошел к своему столу. – Я женился на ней, Дэвид, зная, что она не любит меня. Для нее это был способ вырваться из несчастной, убогой жизни, и она была трогательно благодарна мне. Я могу подождать, сказал я сам себе. Я не желал слушать сплетни, безгранично доверял ей, а в эти последние месяцы после возвращения из Парижа я думал, что победил. Я верил, будто она… дорожит мною так же, как я дорожу ею. Но я ошибался, безнадежно ошибался. Она предала меня самым жестоким образом, не только меня лично, но и дело, которым я занимаюсь. Думаю, я принял бы почти все, но не это. Поэтому меня не очень заботит, чем все кончится. Лишь бы стереть самодовольную ухмылку с лица этого проклятого француза. Делай все, что полагается, Дэвид. Я верю тебе.

   – Это самое худшее, что ты мог бы попросить меня сделать. Но я займусь этим, даже если должен буду потом сам пристрелить этого негодяя!

   Дэвид уехал, когда уже стемнело. Изабелла услышала, как открылась входная дверь, раздался тихий голос Хоука на крыльце, увидела, как темная фигура сбежала вниз по ступенькам. Теперь-то уж, конечно, Роберт зайдет к ней. Не может же он совсем не обращать на нее внимания. Она еще была его женой. Она имеет право знать, что происходит. Изабелла присела у огня, все так же дрожа, ей казалось, что никогда не сможет согреться. Прошел час, потом другой, но он не появлялся. Вдруг Изабелла почувствовала, что больше не сможет выносить это отчуждение ни минуты больше. Она закуталась в шаль и, выйдя из своей комнаты, подошла и постучала в дверь его кабинета. Ответа не было, но она вошла. Роберт сидел в рубашке без сюртука, обхватив голову руками.

   – Это ты, Хоук? – устало спросил он. – Можешь идти спать, сегодня мне ничего больше не понадобится.

   Потом поднял голову и увидел жену. Он медленно встал.

   – Что ты здесь делаешь, Изабелла? Я думал, ты уже в постели.

   – Ты считаешь, я могу заснуть? Я знаю, здесь был Дэвид. Что происходит?

   – Мы встречаемся на дуэли через три дня, вот и все. Тебе не стоит беспокоиться. Если я умру, что вполне вероятно, ты будешь хорошо обеспечена.

   – Как ты можешь говорить мне это? – с горечью сказала Изабелла. – Как будто только это имеет значение. Ты думаешь, я не беспокоюсь? Как ты ошибаешься, Роберт, ужасно, ужасно ошибаешься. Люсьен никогда не был моим любовником, никогда, никогда, никогда!

   Роберт долго смотрел на нее, потом отвернулся к угасающему огню в камине, поворошил сапогом угли, пока огонь не запылал снова.

   – Почему ты не рассказала мне о той первой встрече с ним на берегу? Почему держала это в тайне? Я всегда знал, что между вами что-то было, Но не спрашивал. Ждал, что ты сама расскажешь мне.

   – Не знаю, – грустно ответила Изабелла. – Не знаю. Это казалось такой глупостью, таким ребячеством. Мне было стыдно.

   – А не потому ли, что это так много значило для тебя? И когда вы снова встретились в прошлом году, оказалось, что ты всегда об этом мечтала? Бог знает, сколько предупреждений я получил, но я полностью доверял тебе. А ты разрушила это доверие.

   – Нет, нет, все было не так, клянусь. Сначала на меня как будто действовали какие-то чары – я не могу объяснить это – я спасла ему жизнь, и, казалось, что-то нас связало, – и только в Париже, когда тебя ранили, и я подумала, что могу потерять тебя… Будто пелена упала с глаз… – Она помолчала, хотела рассказать ему о ребенке, но опасалась, как он воспримет это, а пока она колебалась, Роберт продолжил с еще большей горечью.

   – И все, что объединило нас в Париже, ты выложила ему. Все самое сокровенное.

   Вот что мучило его, даже больше, чем все остальное, вот что он отказывался принять.

   – Я не говорила Роберт. Клянусь, я никогда не говорила ничего о том, что произошло тогда. Ты должен поверить мне. Никогда я не говорила ни Люсьену, ни кому бы то ни было об этой стороне твоей жизни.

   – Откуда же он узнал? Из воздуха? – устало спросил он.

   – Я не знаю. Откуда мне знать? Люсьен мог услышать это от кого-нибудь еще, от кого-то во Франции.

   – Только один человек знал, что случилось в ту ночь, и он мертв.

   – О Боже мой, почему это случилось с нами именно сейчас? – у нее перехватило дыхание, и Роберт повернулся, чтобы взглянуть на Изабеллу, и заметил, какой измученной она выглядела, какими огромными казались ее глаза на бледном лице.

   – Ты выглядишь усталой, – сказал он уже мягче. – Ложись спать, постарайся отдохнуть. – Он вздохнул. – Может быть, со временем мы сможем найти какой-то компромисс.

   На следующий день весь лондонский свет был взбудоражен. Такие вещи в секрете держать было невозможно. Находились такие, что говорили: «Я всегда знал, что эта женитьба кончится катастрофой». А другие завидовали Люсьену, который, очевидно, добился своего от этой кокетливой молодой женщины. Роберту симпатизировали, особенно те женщины, которые осудили Изабеллу за распутство, а были и те, что презирали ее за то, что Изабелла так глупо позволила застать себя. Но жизнь продолжалась, хотя Изабелле и казалось, будто она опускается в преисподнюю. Ей пришлось выдержать упреки Мэриан. Та не знала всех подробностей, только то, что ее брат будет рисковать жизнью ради молодой женщины, которая не ценит его доброту и великодушие. Обманутый муж – всегда служит объектом для шуток, и это приводило Мэриан в бешенство.

   Гордость Изабеллы, наконец, пришла ей на выручку. Она не опустила головы, продолжала выезжать верхом, наталкиваясь на один-два ледяных взгляда, и, что еще хуже, – на наглую фамильярность скандально известных людей. Потом она вернулась к своим обычным делам. В то утро "она обсудила с кухаркой меню на день, вымыла Рори, все еще страдавшего от ужасного пинка. Поехала на Бонд-стрит за кое-какими покупками и выяснила, что тетя Августа проводила время, распространяя ядовитые слухи от одного чайного столика к другому.

   Роберта большую часть дня не было дома, он обращался с нею со своей обычной вежливостью. Изабелла предпочла бы, чтобы он накричал на нее, побил, сделал бы что-нибудь, чем обращался бы с нею, как с чужой. Еду подавали и съедали в тишине или с несколькими незначительными замечаниями, и она обнаружила, что ничего не может есть. Она почти не притрагивалась к тому, что было на ее тарелке. Никогда время не шло так медленно.


   Роберт уже находился в своем кабинете, заканчивая некоторые дела, когда ему принесли поднос с кофе. Он отставил его в сторону и посмотрел на лежавший перед ним миниатюрный портрет Изабеллы, нарисованный в Париже. В дверях появился Хоук.

   – Приехал мистер Фрэзер, лорд. Он ждет в карете.

   – Хорошо, я иду.

   Повинуясь внезапному порыву, он взял оправленную в серебро миниатюру, закрыл крышку и поместил на груди между рубашкой и жилетом. Потом надел плащ, шляпу, перчатки и спустился вниз.

   Изабелла видела из окна, как вышел Роберт, весь в черном, вплоть до атласного шейного платка. «Наверное, чтобы не быть слишком заметной целью», – мрачно предположила она. Ужасная тоска томила душу Изабеллы. Хотелось побежать за мужем, удержать, остановить, чтобы он не рисковал попусту своей жизнью. Карета отъехала, и Изабелла почувствовала, что не может оставаться дома, сидеть и ждать, она просто сойдет с ума. Надев костюм для верховой езды, она торопливо прошла на конюшню. Было еще очень рано, но Том со скребницей и щеткой уже был на месте.

   – Оседлай для меня Зару, – быстро попросила она.

   – Но, леди, вы не можете выезжать сегодня утром одна.

   – Почему не могу? Делай, что я тебе сказала и быстро, пожалуйста.

   В любой момент могла появиться Мэриан и начать разговор о том, что ехать одной не подобает. Нет, Изабелла хотела убежать от самой себя, пока Дэвид не привез ее мужа домой, раненого, умирающего, может быть, мертвого… Том помог хозяйке сесть в седло, и она выехала из конюшни быстрой рысью. Он смотрел ей вслед, когда из кухни выбежала Гвенни и подбежала к нему.

   – Я пытался остановить ее, но она все равно уехала. Да поможет ей Бог.

   – Да поможет Бог им обоим, – горячо сказала Гвенни.

   Когда Роберт и Дэвид добрались до Уимблдонского выгона, Люсьен и шевалье уже были там. Эту, поросшую травой, поляну часто выбирали для решения подобных вопросов: от проезжей дороги ее закрывали высокие деревья. Утро выдалось холодным, мороз уже слегка тронул траву и посеребрил паутину, свисавшую с кустов.

   Роберт ходил взад и вперед, пока секунданты обсуждали подробности дуэли. Потом он и Люсьен встали друг против друга, а шевалье подбросил золотой соверен, затем наклонился посмотреть, как монета упала на траву.

   – Орел. Мой племянник стреляет первым.

   Значит так тому и быть. Все решила судьба или случай. Пока отмеряли расстояние, Роберт смотрел вокруг, любуясь свежим осенним утром. И вдруг, особенно живо, вспомнил тот день, когда они вместе проснулись в Сабрина-Хаус, и Изабелла широко распахнула окно, удивляясь чудесному утру, и побежала босиком по мокрой траве. Позвала его за собой, а, вернувшись, они смеялись и любили друг друга. Черт побери, он все еще любил ее и знал, что, несмотря ни на что, не хочет умирать.

   Дэвид протянул ему пистолет, и они заняли исходные позиции. Где-то над головой пели птицы.

   – Огонь! – скомандовал шевалье, и Роберт ощутил глухой удар в грудь, который отбросил его назад. Он упал на одно колено, но почему-то не был убит – ни раны, ни крови.

   К нему подбежал Дэвид. Люсьен уже повернулся, чтобы уйти, пока Роберт, шатаясь, вставал на ноги и поднимал пистолет.

   – Стой! – крикнул Дэвид противнику. – Стой! Еще не все.

   Голова у Роберта еще немного кружилась, он тщательно прицелился, но чтобы стоять спокойно, пока в тебя целятся, нужна особая храбрость. Люсьен невольно пошевелился, и пуля попала ему в плечо.

   Роберт опустил руку. Теперь Дэвид смог подойти к нему.

   – Боже мой, я думал, ты погиб. Что случилось?

   – Не знаю, пока не знаю. А он?..

   – Только задет.

   Сопровождавший их хирург уже подошел к Люсьену.

   – Все кончено. С него хватит. – Он потянул друга к карете. – Поехали.

   Когда карета тронулась с места, Роберт сунул руку за борт сюртука и вынул портрет Изабеллы. Пуля прошла сквозь серебряную крышку, расколола портрет и застряла в тяжелой серебряной рамке.

   Дэвид с изумлением рассматривал миниатюру, потом перевел взгляд на лицо друга.

   – Какую бы боль Изабелла не причинила тебе, одно ясно: она спасла тебе жизнь.

   – Кажется, так оно и есть.

   Роберт провел рукой по лицу. Он твердо решил убить, но это ему не удалось. Сам он был на волосок от смерти и вернулся к жизни обновленным. Однако подобный опыт ослабляет дух.


   В этот ранний утренний час в парке было мало верховых, тем более женщин. Мимо проехала группа гвардейцев, и Изабелла послала Зару вперед, находя облегчение в бодром галопе, когда ветер свистит в ушах. Кое-кто из всадников узнал ее и подумал, что она совсем забыла о приличиях, если скачет сломя голову, в то время как муж защищает ее честь на дуэли. История, в значительной степени приукрашенная и искаженная, уже обошла все салоны.

   Изабелла бесшабашно мчалась вперед, когда на последнем повороте ей встретился слуга, выгуливавший двух хозяйских овчарок, как раз в этот момент он спустил собак с поводка, и они бросились наперерез через тропу для верховых – будто серые молнии, промелькнули перед аристократическим носом Зары. Животное, пугливое и в спокойной обстановке, так шарахнулось в сторону, что Изабелла потеряла поводья, безуспешно пыталась удержаться в седле, но была сброшена на землю. Какое-то мгновение она лежала, задохнувшись от удара, а потом с удивлением увидела, что вокруг уже собралась небольшая толпа. Люди отпускали замечания, чего ей хотелось меньше всего.

   Изабелла поднялась на ноги, оттолкнув пытавшихся помочь ей, наугад отвечая на вопросы, желая лишь скорее оказаться подальше от этого места.

   – Я не пострадала, только ушиблась и все. Не мог бы кто-нибудь привести мою лошадь…

   Здоровяк гвардеец уже поймал лошадь и держал поводья, широко улыбаясь Изабелле.

   – Со мной все в порядке, уверяю вас. Не могли бы вы помочь мне сесть в седло?

   – С удовольствием, мадам, если вы уверены…

   Высокий гвардеец в сверкающем шлеме посадил ее на спину Зары. Изабелла ослепительно улыбнулась ему и помахала рукой остальным, расступившимся, чтобы она проехала.

   – Мне плевать, что там говорят про нее, – заметил один пожилой джентльмен другому, – но эта французская девочка – редкая красотка, и лорд Килгоур просто дурак, если не понимает этого!

   К тому времени, как Изабелла добралась до Арлингтон-стрит, боль в спине стала невыносимой. Она соскользнула с седла, увидев, что Том взял лошадь, и собралась с силами, чтобы пройти через двор. Она сама не знала, как поднялась по ступенькам. Гвенни была в ее спальне, убирая разбросанную одежду. Изабелла уцепилась за ручку двери, во рту у нее было так сухо, что слова прозвучали едва слышно.

   – Он… Мой муж вернулся?

   – Вернулся, леди, вернулся с мистером Фрэзером несколько минут тому назад и без единой царапины.

   Изабелла хотела сказать: «Слава Богу», но почему-то слова не произносились. Пол стремительно приблизился к ней, и она провалилась в темноту.

   Изабелла пришла в себя на своей кровати. Озабоченная Гвенни раздевала ее.

   – Ты уверена, что он не ранен? – выдохнула она.

   – Он в полном порядке, леди, сейчас завтракает в столовой вместе с мистером Фрэзером. Вся ваша одежда покрыта грязью, что-нибудь случилось с вами, мисс Изабелла?

   – Я упала. Ничего страшного. – Однако все ее тело горело, как в огне, от боли, а в спине мучительно болело место ушиба.

   – Послать за доктором?

   – Не беспокойся, не надо. Это всего лишь ушиб.

   Но Гвенни знала о состоянии Изабеллы и волновалась за нее. Она устроила свою молодую хозяйку поудобнее, положила ей за спину подушки и уговорила выпить горячего кофе. Потом по черной лестнице спустилась в кухню, чтобы поискать Тома. Гвенни не собиралась просить разрешения ни у леди Мэриан, ни у мистера Эрмитейджа. Что мужчины понимают в таких делах? Она пошлет Тома к доктору Мерридрю под свою личную ответственность.

   Проводив Дэвида, Роберт возвращался от входной двери, когда с удивлением увидел доктора, спускающегося по лестнице.

   – Кто-нибудь болен? Моя жена? – озабоченно спросил он.

   – Да, действительно, лорд, и я хотел поговорить с вами.

   – Ничего серьезного, надеюсь?

   Они прошли в салон. Доктору Мерридрю было известно о происшедшем на Уимблдонском выгоне, и он с облегчением увидел, что один из дуэлянтов, судя по всему, не пострадал, хотя тактичнее было не упоминать об этом.

   – Леди Изабелла неудачно упала с лошади сегодня утром. Сильный ушиб, но, надеюсь, не слишком серьезный. Подождем, посмотрим.

   – Моя жена ездила верхом? Сегодня утром?

   – Кажется, да. – Доктор помолчал. – Печально говорить это вам, но боюсь, ей придется расстаться с надеждой родить вам ребенка.

   Роберт нахмурился.

   – Я не знал, что моя жена беременна.

   – Вы не знали? Ну, я знаю по опыту, что молодые дамы иногда стесняются таких вещей. Она, без сомнения, ждала подходящего момента.

   – Она вне опасности?

   – Молю Бога, чтобы это было так. Но советую вам обращаться с нею помягче. Она очень расстроена, и ее немного лихорадит. Судя по всему, всю эту неделю она испытывала большое нервное напряжение. Я зайду завтра.

   – Да, конечно. Спасибо, доктор.

   Роберт посмотрел вслед уходящему доктору и поспешно поднялся в спальню. Почему она не сказала ему о том, что было так важно для них обоих? Почему ему пришлось узнать об этом таким образом? Почему? Ответ мог быть только один, и в душе Роберта закипала ярость.

   Роберт подошел к кровати и посмотрел на Изабеллу. Она лежала с закрытыми глазами, длинные ресницы темнели на ее щеках. Слова вырвались помимо его воли.

   – Это мой ребенок или его?

   Изабелла открыла глаза. Они так потемнели от невыносимого страдания, что Роберту стало стыдно. Изабелла не ответила, а только покачала головой.

   – Извини, – пробормотал он. – Извини. Но почему ты мне не сказала? Почему? Почему?

   – Я собиралась сказать тебе… в тот день… я все продумала…

   Ее голос затих, и Роберт увидел, как слезы медленно покатились по щекам его жены, у которой уже не было сил сдерживать их.

   Она не лгала, видит Бог, не могла лгать, и в таком случае, это меняло все. Он был не прав, совершенно не прав. Но тайна, но загадка, оставались.

   Роберт хотел обнять жену, утешить, сказать ей, что не все еще потеряно, но не мог – сомнение, чувство, что его доверием злоупотребили, удержало его.

   Изабелла повернула голову и посмотрела на мужа.

   – Роберт, ты убил его?

   – Нет.

   – А ты и вправду не ранен?

   – Нет.

   – Не понимаю…

   Столько мучений, и ничего не выяснилось. Изабелла беспокойно зашевелилась, и Роберт ласково прикоснулся к ее щеке.

   – Пусть это тебя не волнует, отдыхай. Поправляйся.

   Когда Роберт ушел, Изабелла стала думать об этом. Опий, который прописал ей доктор, уже затуманил ее сознание. Из-за собственной глупости она потеряла свою самую заветную надежду, а тайна, загадка, осталась. И пока не будет найден ответ, они так и не смогут снова жить в мире и согласии.

Глава 19

   Шевалье де Сен-Джордж был в ярости. Леденящий его душу гнев нарастал в течение последних пяти месяцев, с тех пор как они с Люсьеном вернулись после поездки в Париж этой весной. Пару лет тому назад его жизнь протекала весьма приятно. Благодаря везению и хитроумному использованию нужных людей, ему удалось избежать гильотины, а изгнание в Англию смягчалось тайно получаемыми суммами за то, что он собирал и передавал во Францию различные сведения. Англичане были настолько глупы, особенно будучи навеселе, что шевалье мог без труда вытягивать из них подробности, а те даже не осознавали, что выдают секреты. Всегда находились такие, кому вечно не хватало денег для удовлетворения своих потребностей: они убеждали сами себя, что продаваемая ими информация никогда не причинит им вреда. А были и такие, как Скетчард, что охотно работали бы и для той, и для другой стороны, если бы представилась возможность, и никогда не гнушались взяться за грязное дело. Все эти детали, собранные в единое целое, как в головоломке, складывались в интересную картину, которую очень ценили в Париже. Потом в его жизнь ворвался Люсьен де Вож, навязанный ему этой темной личностью, имевшей большое влияние в тайной полиции Фуше, и с тех пор все пошло вкривь и вкось.

   В Париже им обоим дали понять, что за праздное времяпрепровождение платить им больше не будут, и если к концу года они не добьются конкретных результатов, то и обычная плата, так скрашивавшая дни шевалье на чужбине, поступать перестанет. И что же в итоге? Полное крушение, потому что этот мальчишка, вместо того, чтобы умно и умело заниматься делом, стал волочиться за никчемной девицей и спровоцировал скандальную дуэль со взбешенным мужем, что стало предметом разговоров во всем Лондоне, а этого следовало всячески избегать.

   Он бросил взгляд на Люсьена, лежавшего на софе с забинтованным плечом, и почувствовал, как праведный гнев снова поднимается у него в душе. Все пошло прахом. Сеть, осторожно создаваемая им последние шесть лет и так успешно действовавшая, похоже, была полностью разрушена. При одной только мысли об этом кровь закипала у шевалье в жилах.

   – Боже мой, разве я не сделал для тебя все, что мог? Если бы Дэвид Фрэзер был попроворнее, то заметил бы, что монета поддельная. Я дал тебе возможность, и даже тогда ты не смог убить его, – повторил он в сотый раз.

   – Знаю, знаю. Сколько можно об одном и том же? Что дал этот трюк с выстрелом? Он даже не был ранен. Может быть, он надел пуленепробиваемый жилет?

   – Чушь! Эрмитейдж не дурак. Он никогда не стал бы рисковать тем, что бросило бы тень на его честь. Можешь считать, тебе очень повезло, что рука у него дрогнула, а то тебя тут не было бы. У него репутация меткого стрелка. Пора бы тебе взглянуть на себя со стороны, мой мальчик. Все, чего ты добился, это то, что стал посмешищем, ничтожеством.

   – Думаете, я не понимаю? – Именно этот факт невыносимо изводил Люсьена. Он не успокоится, пока не отомстит им обоим. Ему хотелось видеть, как они будут ползать у его ног. Днем и ночью, мучимый жаром и болью, он не мог думать ни о чем другом, кроме как о своих планах возмездия. И теперь вдруг понял, как мог бы добиться этого. – Я придумал, – сказал он, вставая и принимаясь расхаживать по комнате. – У меня есть план.

   – Избави меня Бог от твоих дурацких планов! – заворчал шевалье. – Нам был дан приказ доставить девчонку и мальчишку вместе с Эрмитейджем через пролив и передать в верные руки без липшего шума, но и сейчас нам до этого так же далеко, как до луны.

   – Вы не верите? – в глазах Люсьена блеснули опасные огоньки. – Послушайте, я недавно узнал кое-что интересное. Вероятно, скоро Роберта Эрмитейджа пошлют с очередным поручением.

   – Откуда, черт побери, тебе это известно?

   – Эта крыса Скетчард еще приносит пользу. Он всегда держит нос по ветру. Иногда, мне кажется, у него есть чутье.

   – Даже если это и правда, как это обстоятельство поможет нам? Он проскользнет у нас между пальцев, как бывало и раньше.

   – Но не на этот раз и не так легко. Теперь мы многое знаем о его обычном маршруте. Предположим, мы возьмем вместе с ним Изабеллу и ее брата, подстроим им всем троим одну ловушку?

   – Ты сошел с ума. Ты воображаешь, что такой умный черт, как Эрмитейдж, доверчиво пойдет в твою западню?

   – У него есть свои слабости, как и у всех мужчин, и я начал понимать его. Великолепный план пришел мне в голову ночью.

   Две головы сблизились. Люсьен говорил, а шевалье слушал. Наконец, шевалье выпрямился и заговорил, но в голосе его все еще звучало сомнение.

   – Только если фортуна будет на нашей стороне, план может сработать, вполне может получиться. И вот что я должен тебе сказать, раз и навсегда: теперь ты будешь предоставлен самому себе. Это твое дело, и ты можешь использовать там, на болотах, своих молодцов. Но, предупреждаю тебя, некоторые из них не так уж доверчивы, как тебе кажется, а я не собираюсь рисковать своей драгоценной жизнью.

   – Поступайте, как знаете. Чем выше риск, тем больше награда, – весело сказал Люсьен.

   – Награда! Скорее веревка на шее. Ты ведь знаешь, британцы вешают шпионов, а не отрубают им головы!


   Октябрь сменился ноябрем, и погода начала портиться. За дождливыми днями последовали первые зимние туманы, нависшие над Лондоном, как тяжелая черная завеса. В ней слился дым сотен каминов, топившихся углем во всей столице. Изабелле стало казаться, что туман прокрался и на Арлингтон-стрит. Она больше не лежала в постели, но все еще чувствовала себя разбитой и была подвержена приступам слезливости, которых стыдилась, но не могла контролировать. Доктор бодро уверял, что остается только подождать, и через несколько месяцев, когда она снова забеременеет, все эти печали забудутся, но он не знал, насколько недосягаемым было это счастливое состояние. Каждый день ей приходилось противостоять молчаливому упреку Мэриан не только за то, что она так недопустимо запятнала честь ее брата, но и за то, что потеряла ребенка вследствие своего безответственного поведения в утро дуэли. Иногда ей хотелось, чтобы Мэриан накричала на нее. Бурная ссора разрядила бы атмосферу.

   Ги, вернувшийся из загородного дома своих друзей, обрушил праведный, как ему казалось, гнев на свою сестру.

   – Роберт – замечательный человек, – говорил Ги, – он был так добр к тебе и ко мне. Тебе следовало бы быть более благоразумной и не позволять себя увлечься таким распутником, как Люсьен де Вож.

   – Я вовсе не увлекалась им, как ты изволил галантно выразиться, – возмущенно возразила Изабелла. – А ведь совсем недавно ты сам восхвалял достоинства Люсьена.

   – Да, но это совсем другое дело, – высокомерно заявил брат. – Замужняя женщина в твоем положении должна быть очень осторожна. Теперь все говорят об этом, что мне совсем не нравится, скажу я тебе. Хотя, на мой взгляд, Роберт держится слишком сурово. Он никогда не был таким раньше.

   Но Ги не знал подлинной сути дела, и даже своему любимому брату Изабелла не могла рассказать, чем вызвана такая холодность между нею и мужем.

   В те ужасные дни Дэвид помог ей больше всех. Он заезжал после обеда и сидел у нее час-другой, развлекая рассказами о последних скандальных случаях. Так, он рассказал ей о своей встрече в Чатеме с Перри. Перри всем с гордостью показывал свою жену и корабль.

   Дэвид рассказал, как сэр Хьюго Декстер спасал свое достоинство, рассказывая повсюду, какое облегчение он испытал, когда эта ветреная Венеция Бриджез сбежала накануне свадьбы, а не после нее, тогда как его дочери не могли нарадоваться такому повороту дела. Да и кому понравится, если ваша мачеха моложе вас самих!

   Именно Дэвид рассказал ей о портрете, неожиданным образом спасшим Роберту жизнь.

   – Что он с ним сделал? – задумчиво спросила Изабелла.

   – Отдал опытному ювелиру, чтобы отреставрировать, насколько я знаю. А почему бы тебе не спросить его об этом самой?

   Но Изабелла лишь покачала головой.

   – Он должен сказать это сам.

   – Но разве то, что он взял твой портрет с собой в то утро, не доказывает, что он еще любит тебя? – пытался убедить ее Дэвид.

   – Мне бы так хотелось, чтобы это было правдой, – сказала Изабелла и вздохнула.

   Роберт и Изабелла были очень вежливы друг с другом. Они обсуждали обычные житейские вопросы, которые возникают в любой семье. Роберт рассказал ей и Мэриан, что Британия активно готовится к отражению возможного вторжения, что уже начались работы по прокладке канала на болотах и что однажды вечером представление театра Друри-Лейн пришлось отменить, потому что все актеры были на военной службе. Однако, казалось, между ними существовала преграда, которую Изабелла не могла преодолеть. Близость влюбленных, общие интересы, обмен мыслями, шутками – все исчезло. В те дни она отклоняла все приглашения, ссылаясь на плохое самочувствие, а Роберт постоянно находился в Министерстве, ужинал в Уайтхолле или ехал в Уолмер, чтобы повидать Уильяма Питта.

   Изабелла удивила Мэриан, попросив однажды взять ее с собой в благотворительный центр. Мэриан была доброй женщиной, она была готова пожертвовать деньги и время, могла бы раздавать одежду, еду, лекарства и отличные советы, но мало сочувствовала или не сочувствовала вовсе людям, толпившимся под навесом центра; многие из них были голодающими женами и членами семей, кормильцы которых находились в армии или на флоте. У Мэриан не хватало терпения разговаривать с беспомощными особами, которые покупали ребенку красивую игрушку вместо того, чтобы накормить его, и поэтому удивилась, а скорее почувствовала раздражение от того, что ее невестку здесь сразу полюбили. Изабелла многое узнала о нищете, помогая Харриет Холланд заниматься благотворительностью среди деревенской бедноты. Изабелла умела, оказывая помощь, облегчить тяжесть лишений, улыбнувшись, поцеловав ребенка или спросив, как они управляются и когда видели в. последний раз мужа, брата или сына.

   – Я хотела бы прийти снова, если можно, – сказала она Мэриан в карете, когда Ян вез их домой, но так получилось, что больше ей не представилась такая возможность. План Люсьена медленно, но верно созревал, и скоро все они оказались в его сетях.


   – Вы посылали за мной, лорд, – сказал Роберт в один из ноябрьских дней, входя в красивый кабинет Генри Дандаса и, осторожно закрывая за собой дверь.

   – Входите, входите, мой дорогой друг, располагайтесь поудобнее. Вы не очень хорошо выглядите. Не страдаете ли вы простудой, которая, кажется, охватила половину Лондона, с тех пор как появился этот грязный туман?

   – Благодарю вас, со мной все в порядке, – сказал Роберт, очень прямо сидя в кресле. – Могу я узнать, из-за чего вы вызвали меня?

   – Да, конечно, дело в том, что мы хотели бы кое о чем попросить вас. Выполнить поручение, и вам удастся справится с ним лучше других, так как вы уже свели много знакомств на Ромнейских болотах.

   – Я уже рассказывал вам, лорд, что мне известно об этом, я бы предпочел…

   – Вы бы предпочли не выполнять больше эти наши поручения. Да, да, я помню, что вы сказали. Но на этот раз вы не будете подвергаться опасности, и в сложившихся обстоятельствах вы, может быть, будете рады уехать на какое-то время из Лондона.

   – Почему вы так думаете? – холодно спросил Роберт.

   – Мой дорогой, в гостиных еще шушукаются на ваш счет. Нетрудно догадаться, что у вас возникли сложности с вашей хорошенькой женушкой. Такие вещи случаются, к сожалению, и если помните, я предупреждал вас. Нет, не возражайте, я не хочу ничего слышать. Это ваше дело. Единственное, о чем я сожалею, это, что вы не убили того подлого молодого француза, когда были так близки к этому.

   – Я сделал, что мог, – недовольно сказал Роберт. – Почему вы так говорите? Мне нет дела до этого парня. Но не кажется ли вам, что он злоупотребляет правами, которыми пользуется здесь?

   – Действуя в качестве шпиона, вы хотите сказать, – сухо заметил Дандас. – Подозрений более чем достаточно и на его счет, и на счет этого шевалье де Сен-Джорджа, но недостаточно доказательств, чтобы повесить мерзавца. Впрочем, я этим занимаюсь. Вполне возможно, что, наконец, в руки нам попадет козырная карта. Кажется, на болотах в Кентском графстве происходит что-то непонятное. Один из наших людей сообщил, что Люсьена де Вожа видели в окрестностях. Он якобы навещал друзей, но не думаю, что ноябрь, с его сильными ветрами и туманом, толстым, как одеяло, лучший месяц для увеселительных поездок. За этим что-то кроется. Находится ли он там из-за строительства канала или по какой-либо другой причине, мы не знаем, но вы как раз тот человек, который может выяснить это, и раз вы уже будете там, то, может быть, вам удастся пробраться через пролив и предупредить тех отчаянных парней, замышляющих покушение на Бонапарта, что здесь на Даунинг-стрит не все умеют держать язык за зубами. Хотя у меня нет желания видеть, как Первый Консул доживет до преклонного возраста, должен признать, что его внезапная смерть войны не остановит, а может привести к международному кризису, чреватому ужасными осложнениями. Я надеюсь, вы возьмете на себя это поручение.

   Роберт собирался сказать, что отправляться сейчас во Францию, все равно что совать голову в клетку со львами, но потом подумал, что опасность его никогда не останавливала. Он спросил:

   – Это приказ?

   – Это между нами, но вам обеспечена наша поддержка. Вы пойдете?

   – Если я должен…

   – Молодец. Как только будете готовы, отправляйтесь. Свяжитесь с нами перед отъездом, ситуация меняется каждый день.

   В тот вечер за ужином Роберт сказал как бы между прочим:

   – Я уеду на несколько дней.

   Мэриан подняла на него проницательный взгляд.

   – Уезжаешь? Снова в Кент?

   – И туда тоже. Там возникли некоторые проблемы. Потом я проеду по побережью, взгляну на наши укрепления.

   Изабелла ничего не сказала, но потом, когда Мэриан вышла и они остались вдвоем на несколько минут, она остановила Роберта, когда он собирался уходить.

   – Ты снова едешь во Францию, Роберт?

   – Почему ты так решила?

   – Я не дурочка. Они не стали бы использовать тебя для осмотра береговых укреплений.

   – Ты слишком высокого мнения о моих способностях.

   – Нет, а ты рад уехать, правда? Рад оставить меня и все остальное, даже зная, как опасно это может быть для тебя сейчас?

   – Наверное. Но ведь это не удивительно?

   – Боже, неужели так будет всегда? Как будто между нами кирпичная стена, и я безнадежно бьюсь о нее.

   – Должен напомнить тебе, что эту стену ты создала сама.

   – Если бы только ты поверил мне, – в отчаянии воскликнула она, – если бы попытался понять.

   Роберт бросил на жену долгий взгляд.

   – Думаю, что я слишком хорошо все понял. Я не собираюсь отсутствовать долго.

   Он вышел, закрыв за собой дверь, а она рухнула на софу, с чувством, что находится в ловушке, из которой нет выхода. Сумасшедшие мысли проносились у нее в голове. Что, если она пойдет к Люсьену и потребует от него, чтобы он сказал, где и когда почерпнул свои опасные сведения и что стояло за этим неустанным преследованием. Ведь не ее тело он хотел завоевать, это была только часть его плана. У него были другие цели, но какие именно, она не могла догадаться. Но даже если она и попытается, ясно, что идти к нему, значит, неизбежно добавить масла в огонь, который уже начал затухать. Изабелла поежилась при мысли о гневе Роберта, если только она сделает такую попытку. Однако прежде чем Изабелла успела что-нибудь предпринять, все трое оказались вовлечены в «большой проект», как насмешливо называл шевалье план Люсьена.

   Наступил день отъезда Роберта в Кент. Он ушел очень рано, когда Изабелла еще спала, и только слуги уже были на ногах. Едва рассвело, было мрачное ноябрьское утро, запах смога пропитал все вокруг. Роберт взял с собой лишь небольшой чемодан и был слишком погружен в свои мысли, чтобы заметить худого человека с лицом, напоминающим крысиную морду, который следил за ним из-за деревьев на противоположной стороне улицы. Несколько часов спустя этот же человек передал Хоуку записку, с просьбой немедленно вручить ее Изабелле.

   Лакей взял записку, нахмурился и, не удостоив посланца взглядом, отдал ее Гвенни, та и отнесла записку в спальню к Изабелле. Изабелла была еще в утреннем платье, стоя на коленях на ковре, она распекала за что-то Рори. Изабелла сломала печать и развернула сложенный листок. Пробежав глазами написанное, сразу же вскочила на ноги. Лицо ее светилось удивлением и радостью.

   – Гвенни, мистер Ги еще не ушел?

   – Нет, мисс, он еще внизу, завтракает. И надо сказать, вид у него неважный, вчера он поздно вернулся домой.

   – Пойди и скажи ему, я хочу его видеть, как только он поест. Это очень важно.

   Девушка удивленно посмотрела на свою хозяйку. Давно она уже не видела ее такой счастливой.

   – Это… это хорошие новости, мисс Изабелла?

   – Самые лучшие, Гвенни, самые лучшие. Иди побыстрее, пока он не ушел.

   Немного позже, когда Ги постучал и вошел, Изабелла уже сменила свой утренний наряд на теплое дорожное платье из темно-красной шерсти.

   – Что за оживление, Белла? – спросил он, еще не вполне придя в себя после слишком веселой вечеринки с друзьями. – Бони напал на нас или мы выиграли войну?

   – Лучше, гораздо лучше. Прочти это, – и она протянула ему письмо.

   Это был грубый листок бумаги, вырванный из тетради. На нем, видимо в спешке, было написано рукой Роберта:

   «Моя дорогая жена! Наша размолвка длилась слишком долго. Я понял это, когда оставил тебя сегодня утром. Тогда мне показалось, что это больше нельзя выносить. Как тебе известно, я должен провести несколько дней на побережье, где мы впервые встретились. Приезжай ко Мне сюда, и мы постараемся забыть все неприятности. Уверен, что Ги будет рад сопровождать тебя и, если в Уайтхолле у него возникнут какие-нибудь осложнения, я это улажу. До вечера, любовь моя».

   Ги вертел в руках листок бумаги. Это был почерк Роберта, хотя и торопливый, печать была его – фамильная, с крестом, – и все-таки чувствовалась в этой записке какая-то фальшь.

   – Ты уверена, Изабелла, ты вполне уверена, что это от Роберта?

   Она повернулась к брату.

   – Конечно, от него. Кто еще мог написать мне это? Наконец он захотел разделить со мной эту часть своей жизни, и это чудесно. Я знаю, где он всегда останавливается. В Райе, в гостинице «Святое Спасение». Ты ведь поедешь со мной, правда? Видишь, что он пишет?

   Ее счастье, ее радость были такими явными, что Ги не мог испортить ей настроение. Конечно, если он поедет с сестрой, никакая опасность ей не грозит.

   – Хорошо, поехали. Я пошлю в Уайтхолл записку, что болен и буду отсутствовать день или два. Если погода продержится, мы сможем быть там вечером. Возьмем карету. Ты собирайся, а я все улажу.

   Он торопливо вышел, а Изабелла уже почти была готова, и Гвенни укладывала кое-какие необходимые вещи в небольшую сумку. Изабелла знала, что Мэриан нет дома, – она ушла на лекцию в Королевскую Академию в Сомерсет-Хаус, – поэтому написала ей записку. Как раз в это время вернулся Ги. Они решили путешествовать от гостиницы к гостинице, меняя лошадей. Это было дорого, но цель стоила того. Изабелла отбросила все мысли об усталости и холоде зимнего дня. Роберт будет ждать ее в конце пути, а все остальное было неважно.

   День оказался утомительным. Каждый раз, когда они останавливались поменять лошадей, Изабелла сгорала от нетерпения, обуреваемая страхом, что случится нечто ужасное: Роберт подумает, что она не приедет, или его отзовут назад, прежде чем Изабелла до него доберется. Приехать и не найти его было бы невыносимо.

   Том, которого недавно повысили в должности до второго кучера, ехал так скоро, как только позволяли лошади. Но темнело быстро, клочья тумана начали сгущаться в низинах. Все-таки они ехали быстро и к вечеру уже проезжали через деревушку Ламберхерст. Теперь они приближались к краю болот, и туман становился еще гуще, расползаясь, как толстая непроницаемая пелена, поэтому пришлось поехать медленно. Потом вдруг Том остановил карету так резко, что их обоих бросило вперед.

   – Что за черт! – воскликнул Ги, опять взбираясь на сиденье и потирая ушибленное колено. Он повернулся к сестре. – С тобой все в порядке?

   – Да. Что случилось? Почему Том так резко остановился?

   – Не знаю. – Ги пытался что-нибудь рассмотреть сквозь запотевшее стекло. – Кажется, туман здесь очень густой. Наверное, там что-то случилось на дороге. Подожди здесь, не выходи, Изабелла, я выясню, в чем дело.

   Он открыл дверцу, в карету ворвалось облако холодного тумана. Ги спрыгнул на землю. Изабелла видела, как он то появляется, то исчезает в тумане. Ей показалось, что на дороге стоит что-то вроде барьера, и она была почти уверена, что там стояла еще одна карета, а вокруг нее сновали люди. Вдруг она решила, что поняла, в чем дело. Должно быть, Роберт беспокоился, как она поедет вечером и решил встретить ее. Изабелла увидела, как от группы людей отделилась высокая фигура и направилась к ней. Она вышла из кареты, такая счастливая, что не могла ни о чем думать.

   – Роберт! – крикнула она, – Роберт! Наконец-то, – и побежала к нему.

   Но не руки Роберта сомкнулись вокруг нее. Не Роберт смотрел на Изабеллу такой насмешливой улыбкой. Это был Люсьен. Слишком поздно поняла Изабелла свою ошибку.

   Теперь можно было что-то рассмотреть. Человек двенадцать суетились, разбирая завал на дороге. Том и Ги яростно бились в руках троих-четверых сильных парней. Она пыталась освободиться от рук Люсьена, но он держал ее еще крепче.

   – Извините, леди, – крикнул Том, – но я не думал, что эти разбойники…

   – Заткнись! – рыкнул один из нападавших и сильно ударил его по лицу.

   Изабелла видела, как брызнула кровь из разбитого рта, ярость поднялась в ее душе.

   – Где Роберт? – громко закричала она, пытаясь вырваться из рук Люсьена. – Что вы сделали с Робертом?

   – Не волнуйся. Твой драгоценный Роберт скоро будет здесь. А сейчас, моя дорогая леди, нечего сопротивляться, а то хуже будет. В карету!

   Завал разобрали. Несмотря на ее сопротивление, Изабеллу грубо швырнули в карету, затем туда же бросили Ги, и дверца захлопнулась за ними.

   – Что это значит? – беспомощно повторяла она. – Чего они от нас хотят?

   – Я знаю не больше твоего, – с трудом переведя дыхание сказал Ги, потирая ушибы. – Здесь их дюжина или даже больше, и мы совершенно беспомощны. Пока сопротивляться бесполезно. Нужно выяснить, с какой целью они нас захватили. Кажется, я узнал двоих-троих, – задумчиво продолжал он, – они из банды, с которой всегда соперничал Джонти. Наверное, им нужны деньги. Они знают, что у Роберта их полно. Может быть, запросят выкуп.

   – Люсьен может использовать их, но ему не деньги нужны, – сказала Изабелла с замиранием сердца. – Думаю, дело обстоит гораздо хуже.

   Ги тоже понимал, что это было больше похоже на правду. Им нужен был Роберт, а Изабелла служила лишь приманкой, за которой он бросится. Ги ругал себя, что с самого начала не заподозрил ловушку. Ведь было же у него предчувствие, что письмо какое-то подозрительное. Нельзя было позвонить провести себя. Он знал, как сильно страдала Изабелла из-за разлада с мужем, но, все-таки, нельзя было позволить этому обстоятельству повлиять на решение ехать. А теперь что они могут сделать? В данный момент – ничего. Ги положил свою руку на руку сестры, в то время как карета двинулась вперед.

   – Мы найдем выход, клянусь, найдем, – прошептал он. – И Роберт не дурак. Он никогда не попадет в такую западню, в которой оказались мы.

   Изабелла откинулась на подушки, не в силах простить себе, что поверила письму. Она слишком хотела поверить ему, а в результате подвергла всех троих немыслимой опасности. В чужой карете пахло конюшней из-за соломы на полу и неприятными запахами, оставшимися от прежних пассажиров. Сзади ехала их собственная карета, и она еще не знала, что бедного Тома бросили в канаву, избитого до потери сознания. А когда он придет в себя, доберется до Лондона и все расскажет, уже будет очень поздно посылать на помощь.

   Дороги, по которым они теперь ехали, были так разбиты, что выматывали душу. Пленники не представляли себе, куда их везут, но утешало то, что они были вместе и могли снова и снова пытаться понять, какую роль играл Люсьен в их похищении и в чем состояла конечная цель его замысла.

   Наконец карета остановилась. Дверца открылась, и грубые руки протянулись, чтобы вытащить их. Ночь была слишком темной, а туман таким густым, что первое время они ничего не видели, но Изабелла догадалась, что море было недалеко. В воздухе чувствовался запах смолы, а под ногами перекатывалась галька.

   – Где мы? Куда вы нас привезли? – спросила она.

   – Молчи, черт тебя побери! – сердито проворчал человек, схвативший ее за руку.

   – Теперь пошли, пошевеливайся! – и он подтолкнул ее вперед, так что она споткнулась и упала на колени, вскрикнув от боли.

   – А ну не трогай ее, слышишь? – крикнул Ги, но его утихомирили ударом в спину.

   – Не петушись, парень, если хочешь помочь себе и своей сестре.

   Вставая на ноги, Ги подумал, что этот человек, должно быть, знал его, и это подтвердило догадку, что для достижения своих целей Люсьен использовал самых отпетых негодяев среди контрабандистов.

   Они шли, оскальзываясь на гальке, пока впереди не показалась одна из черных рыбацких хижин. Внутри было темно, хоть глаз выколи, ужасно, пахло тухлой рыбой и пронизывал ледяной холод. Их швырнули в крохотную заднюю комнатку, не больше кладовки. Ги попытался вставить ногу в дверной проем, чтобы дверь не закрылась, но его отбросили в сторону, а дверь захлопнули.

   В комнате ничего не было, кроме деревянной скамьи. Изабелла упала на нее, слишком измученная, чтобы разговаривать в тот момент. Ги начал обследовать их тюрьму. Крохотное незастекленное оконце находилось так высоко и было таким маленьким, что нечего было и думать, чтобы выбраться через него. Он осмотрел каждый дюйм узкой комнатушки и помедлил перед дверью.

   Изабелла собралась с силами.

   – Ги, нам нужно что-то сделать. Надо выбраться отсюда.

   – Чш-шш, – прошептал он и махнул рукой, чтобы она замолчала. Ги стоял рядом с дверью, прижав ухо к одной из длинных щелей между неоструганными досками. – Они разговаривают. Я кое-что слышу, немного, но это может нам помочь.

   Не дыша, Изабелла приблизилась к брату. Голоса то появлялись, то исчезали. Происходило что-то вроде ссоры. Они улавливали только отдельные слова, смысл которых было нелегко понять.

   – Анри Риваж, – пробормотал Ги, – ты слышишь, Изабелла? Не может ли он стоять за всем этим? Они что-то говорят о Совиньи. Как ты думаешь, они нас везут туда?

   – Но зачем, зачем, Ги? Это же бессмысленно. Совиньи принадлежит теперь Риважу. Мы узнали об этом в Париже. Мы никогда не смогли бы требовать его назад, никогда. Мы для Риважа не представляем угрозы.

   – Тихо. – Жестом Ги приказал ей замолчать и приник к двери. – Они говорят, что надо отплыть сегодня вечером. Это, наверное, капитан корабля. Он говорит, что не отплывет, пока не рассеется туман, но Люсьен боится, что его обнаружат. Он хочет, чтобы они вышли в море, как только рассветет. Что-то говорит о Роберте. О Боже, если бы я мог слышать побольше! Они все время расхаживают туда-сюда, и я почти ничего не слышу. Он в страшной ярости из-за чего-то.

   – Роберт уехал очень рано. Он должен быть здесь. Может быть, он уже отплыл во Францию, я уверена, что он так и собирался сделать, – в отчаянии говорила Изабелла. – И ничего не узнает о том, что творится здесь. Пройдет несколько дней, прежде чем нас хватятся.

   – Вот что я тебе скажу: ясно, что Люсьен хотел заполучить всех нас, но Роберт каким-то образом ускользнул от него. Но как, Изабелла? Как? И где он сейчас? То письмо было ловким трюком, им нужно, чтобы вы здесь оказались вместе, но план провалился. – Ги замолчал, потом снова придвинулся к двери. – Кажется, ушли. – Он с силой дернул дверь, но она даже не дрогнула. – Проклятие, должно быть, они заперли ее на засов.

   Голоса за дверью затихли. Слышался только скрип гальки под ногами. Наверное, Люсьен и его подручные вышли.

   – Ладно, что есть, то есть. Мы здесь торчим уже довольно долго, и я страшно проголодался, – сказал Ги, пытаясь шутить. Надо было нам прихватить сюда какую-нибудь провизию.

   – Ах, Ги, меньше всего я думаю сейчас о еде, – вздохнула Изабелла.

   – Я-то мечтал о вкуснейших блюдах, что подает мистер Лэмб в своей гостинице, а нам придется дышать тухлой рыбой, – грустно продолжал Ги. Он обнял сестру за плечи. – Не отчаивайся, старушка, мы как-нибудь выпутаемся. Клянусь, выпутаемся.

   Прижавшись друг к другу, голодные и измученные, они ждали. Время тянулось невыносимо медленно. Вдруг они услышали, с облегчением, что кто-то приближается к хижине. Послышались голоса, и дверь открылась. Их вытолкнули наружу. Ледяной предрассветный холод пробирал до костей. Ночью налетел ветер и разогнал туман. Было еще темно, но они разглядели Люсьена, закутанного в длинный темный плащ. Поблизости не было никого из банды, захватившей их накануне, а двое мужчин, оставшихся с Люсьеном, в тяжелых сапогах, плотных морских куртках, бушлатах и шапках, обтягивающих голову, как чулок, были похожи на моряков. Один из них, догадались пленники, был капитаном судна.

   – Прошу извинить, что вам пришлось провести ночь без удобств, – пробормотал Люсьен. – Потом будет легче.

   Очевидно, он чувствовал себя неловко, но подошел прямо к Изабелле, которая отпрянула от него.

   – Не прикасайтесь ко мне. Куда вы собираетесь везти нас?

   – В Совиньи, куда же еще? Вы отправляетесь домой, и ваш брат с вами. Ведь вы всегда этого хотели?

   В его голосе слышались леденящие душу нотки, а ведь они сейчас находились совсем рядом с тем местом на берегу, где, как она считала когда-то, этот человек так много значил для нее. Изабелла удивилась: как она могла думать, что любит его.

   Ги пытался разобраться в ситуации и найти возможность бежать. Он понимал, что не справится со всеми тремя, но можно было попробовать затеять драку. Если он нападет на одного из них, это вызовет замешательство, и тогда, может быть, у Изабеллы появится шанс убежать. Теперь он видел, что место, в котором они находились, было не таким уж пустынным. Невдалеке стояли другие хижины. На берег за линией прилива были вытащены лодки. Как маленькие звездочки мелькали огоньки. Там жили люди, криков они бы не услышали, но Изабелла могла бы добежать до одной из этих хижин, постучать в дверь, позвать на помощь. Вероятность удачи была невелика, но попробовать стоило. Оба моряка пошли вперед, они явно нервничали и хотели поскорее отплыть.

   Все это пронеслось у него в голове за несколько секунд. Вдруг Ги выкрикнул:

   – Тебе не удастся удрать, я не допущу, – и бросился на Люсьена с такой силой, что застигнутый врасплох француз упал на гальку, а Ги оказался сверху.

   – Беги, Изабелла, беги, – выпалил он. – Беги же!

   Люсьен опомнился и пытался встать на ноги, скользя по осыпающейся гальке. Но Ги привык к дракам, а недавно, к тому же, начал заниматься боксом и уже участвовал в боях с чемпионами ринга. И сейчас он был рад выместить на Люсьене все волнения последних нескольких месяцев.

   Изабелла была в нерешительности. Она беспокоилась, но и понимала необходимость спасаться. Моряки повернули назад и направились к ней. Она разглядела хижины невдалеке и побежала к ним, но ее тонкие козьи ботинки скользили по гальке, она спотыкалась на каждом шагу. Изабелла уже слышала тяжелые шаги догоняющего ее мужчины. Она побежала быстрее.

   В одной из хижин вспыхнул свет, и она побежала к ней изо всех сил, пока не услышала выстрел. От неожиданности Изабелла вздрогнула. Что произошло? Пистолет, который Ги брал с собой, остался в карете. Мучительная тревога ножом вонзилась в сердце. Она споткнулась о какой-то выступ, оставшийся от старого мола, и растянулась на гальке. Бежавший за нею человек поднял ее на ноги. Она безуспешно пыталась освободиться. Человек потащил Изабеллу туда, где бесформенной грудой лежал Ги. Казалось, кровь была повсюду. Изабелла упала на колени рядом с братом.

   Люсьен смотрел неподвижным взглядом, в то время как капитан засовывал за пояс дымящийся пистолет.

   – Надо торопиться, – сказал он Люсьену. – Начинается прилив, ждать больше некого.

   – A как же быть с ним? – спросил Люсьен дрогнувшим голосом.

   – Бросьте его здесь. Он мертв, а мне на судне мертвецы не нужны. И без того хватает неудач в этом деле.

   Изабелла пыталась приподнять Ги. Его голова бессильно упала.

   – Вы не можете оставить его, – умоляла она, – не можете. А вдруг он жив?

   – Он отошел в мир иной, леди, я уж повидал мертвецов на своем веку.

   Он потянул ее за руку. Изабелла бешено сопротивлялась, но Люсьен стряхнул с себя оцепенение и присоединился к моряку, схватив ее за другую руку.

   – Нет времени, – сказал он, – нет времени, если мы хотим отплыть сейчас.

   – Лучше оттащить его поближе к морю, бессердечно заметил капитан. – Когда подступит прилив, с ним будет покончено.

   Матрос взял Ги за плечи и поволок по берегу к морю.

   – Нет, нет, вы не смеете оставлять его так! – закричала Изабелла, и Люсьен зажал ей рот, заглушая крики.

   Люсьен и капитан то ли тащили, то ли несли Изабеллу к ожидавшей их лодке. Ее швырнули в лодку, мужчины прыгнули следом. Изабелла стояла, с отчаянием глядя на голый пустынный берег. Последнее, что она видела, это было безжизненное тело брата, брошенное рядом с набегавшими волнами, в то время как мощные удары весел несли ее к поджидавшей в море шхуне.

Глава 20

   В тот же вечер Роберт вернулся на Арлингтон-стрит. Мэриан удивленно взглянула на него, когда он вошел в гостиную.

   – А я думала, ты уехал в Кент сегодня рано утром.

   – Собирался ехать, но мне нужно было зайти в Уайтхолл, и там меня задержали на весь день. Поеду завтра.

   Мэриан нахмурилась.

   – Ничего не понимаю. Изабелла поехала туда на встречу с тобой.

   – Изабелла? Почему вдруг она решила туда ехать?

   – Сегодня утром меня не было дома, я ходила на лекцию, а когда вернулась, обнаружила, что она оставила для меня записку, в которой говорилось, что ты прислал ей письмо с просьбой встретиться с тобой в гостинице «Святое Спасение» и, может быть, остаться там на несколько дней.

   – Я никогда не писал такого письма. В любом случае это было бы совершенно неприемлемо. Она тебе его показала?

   – Нет, я же сказала, меня здесь не было. Но Гвенни знает все об этом. Она ей паковала сумку.

   – Попроси ее прийти сюда.

   – Да, конечно. Я позвоню Хоуку.

   Роберт беспокойно мерил шагами комнату, когда вошла встревоженная Гвенни.

   – Вы хотели видеть меня, лорд?

   – Да, Гвенни. Получала твоя хозяйка письмо сегодня утром?

   – Да, сэр, письмо, которое, как она считала, пришло от вас. Его принес посыльный, и мистер Хоук сказал мне отнести его хозяйке. – Девушка растерянно смотрела на Роберта, не зная, в чем дело. Как он очутился здесь, если мисс Изабелла отправилась на встречу с ним. – Она так радовалась этому, – продолжала Гвенни, – и сразу же послала меня за мистером Ги. Она хотела, чтобы брат поехал с ней.

   – Понятно. Ты читала это письмо, Гвенни?

   – Нет, не читала. – Девушка засмущалась, но потом продолжила: – Мисс Изабелла в спешке забыла его. Оно осталось на туалетном столике…

   – И ты его прочла?

   – Я не думала, что… Извините, если…

   – Неважно. Это не имеет значения. Оно еще там?

   – О да, сэр. Я положила его в один из ящиков.

   – Принеси его, пожалуйста, немедленно.

   – Что все это значит? – спросила Мэриан, когда девушка торопливо вышла.

   – Еще не знаю.

   Гвенни вернулась с запиской.

   – Надеюсь, я не допустила никакой оплошности, сэр.

   – Нет, нет, Гвенни, ты все сделала правильно. Теперь, наверное, все. Можешь идти.

   – Благодарю, вас, сэр.

   Гвенни перевела взгляд с Мэриан на Роберта, чувствуя, что произошло какое-то недоразумение, потом присела в реверансе и вышла.

   Роберт разглядывал торопливо написанную записку. Он был вынужден признать, что почерк был очень похож на его.

   – Я никогда не писал этого, – медленно проговорил он.

   – Кто же это тогда сделал?

   – Не знаю, Мэриан, это-то меня и беспокоит. Похоже, это какой-то обманный трюк, чтобы выманить отсюда Изабеллу. И я начинаю сомневаться, что она когда-нибудь попадет в гостиницу «Святое Спасение». Но зачем? С какой целью?

   – А не могла она убежать с этим ужасным Люсьеном де Вожем? – предположила Мэриан. – А эта записка просто должна была ввести в заблуждение.

   – Нет, – твердо сказал Роберт. – Я в это не верю и никогда не поверю. – Он снова взглянул на письмо, пытаясь разгадать цель, с которой оно было написано. – Кто-то думал, что сегодня я уехал в Кент, но они не знали, что я задержался, потому что я сам не знал, что задержусь. Тот, кто писал это письмо, хотел, чтобы мы оказались там вместе.

   Был ли это замысел, выношенный де Вожем в надежде отомстить за унижение, которому он подвергся в результате той дуэли? Но если так, зачем вытягивать Ги? Юноша не имел никакого отношения к тем прискорбным событиям.

   – Они взяли вторую карету, Том поехал за кучера, – продолжала Мэриан. – Ян мне сказал об этом. Он сердился, что Том не попросил разрешения.

   – Он, должно быть, еще там, в Кенте. Он не успел бы вернуться. Еще не знаю, что за этим кроется, но ясно одно: я должен ехать за ними, – решительно заявил Роберт. – И как можно скорее.

   – Но не хотят ли они именно этого? Ты сыграешь им на руку.

   – Я смогу защитить себя.

   – Пусть она уезжает, – воскликнула Мэриан, которая все еще в глубине души питала неприязнь к своей невестке. – Разве мало ты страдал из-за нее?

   – Она моя жена. Мэриан, и никто, никто, не отберет ее у меня, кто бы это ни был, и независимо от того, хочет она этого или нет.

   В его голосе слышалась железная непреклонность, и, на мгновение, Мэриан увидела ту сторону его натуры, которая так редко открывалась ей и которая спасала его во многих опасных ситуациях.

   – Но не можешь же ты ехать прямо сейчас, – возразила она. – Слишком поздно, оставь это до утра.

   Она была права. За окном стелился туман, и, при всем своем желании, он далеко не уехал бы. Лучше уехать на рассвете. Полуодетый, всю ночь он пролежал без сна на постели, пытаясь найти объяснение. Может быть, Мэриан была права, а он глупец, что отверг ее предположение? Участвовала ли Изабелла в заговоре или была невинной жертвой? Он начал понимать, что это не просто злобная попытка со стороны Люсьена унизить его и Изабеллу. Это – часть более серьезного плана, связанного с угрозой, нависшей над ним во Франции во время его последней поездки. Тогда он лишь чувствовал приближение опасности, а теперь ощущал ее всем своим существом. Дандас предупреждал его: в тот раз он их перехитрил, должен перехитрить и сейчас. Но если Люсьен похитил Изабеллу и ее брата, то он и те, кто руководят им, вполне могут потребовать голову Роберта. Следует быть предельно осторожным.

   Дом еще спал, когда Роберт встал, оделся потеплее и прошел на конюшню. Он возьмет одну из лучших лошадей и будет менять их на станциях. Дорогу он знал, поэтому мог рассчитывать, что доберется быстро. Имея деньги, можно было получить лошадей без задержки. Роберт вооружился парой пистолетов, оставив их наготове в седельных сумках. Дорога шла через леса и пустоши, а там частенько встречались грабители и бандиты. Когда он седлал лошадь, вышел Ян и предложил поехать вместе с ним, но Роберт отказался. Он никого не хотел вмешивать в это трудное и опасное дело.

   Ночной ветер развеял почти весь туман, но за городом было еще жутко холодно. К счастью дорога была еще свободна от экипажей и всадников, поэтому можно было ехать быстро. Вскоре после полудня Роберт уже проезжал Пембери. Он остановился в знакомой гостинице, где закусил и выпил стакан вина. Как раз в это время на гостиничный двор въехала почтовая карета из Лондона. Из нее высыпали пассажиры, чтобы размять ноги и выпить что-нибудь подкрепляющее. Один из них, парнишка в деревенской куртке и круглой шапке, надвинутой на уши, заметил Роберта и не сводил с него глаз.

   Конюх привел Роберту коня.

   – Оседлан и готов в путь, ваша светлость.

   – Спасибо.

   Роберт взял поводья, опустил монету в протянутую руку и уже собрался сесть в седло, когда почувствовал, что кто-то дотронулся до его плаща.

   – Извините, сэр, – заметно нервничая, сказал деревенский парень, – извините меня, но не вы ли лорд Килгоур?

   Роберт нахмурился.

   – Да, это я. Что тебе от меня нужно?

   Парнишка широко улыбнулся.

   – Я видел вас в Хай-Уиллоуз, когда вы туда приезжали. Год или два уж прошло. У меня для вас письмо от его преподобия.

   – Письмо?

   – Да, от мистера Холланда. Я работаю у него в саду, понимаете. И он дал его мне и сказал ехать как можно быстрее в Лондон в почтовой карете… А там найти вас… И я так рад, что увидел вас здесь, потому что я никогда не был Лондоне и…

   – Так что же хочет от меня мистер Холланд? – нетерпеливо спросил Роберт. Мальчик запустил руку в карман и вытащил сложенный и запечатанный листок бумаги, уже изрядно истрепанный и испачканный.

   – Это насчет того молодого джентльмена, который раньше жил в Хай-Уиллоуз, а потом уехал в Лондон. Сегодня рано утром его принесли к викарию в ужасном состоянии, кровь из него хлестала, как из зарезанного поросенка. Мисс Холланд как закричит… Она думала, он уже умер, но потом послала меня за доктором. А мистер Холланд сел и написал это письмо…

   Во время этого бессвязного рассказа Роберт открыл письмо и пробежал его глазами.

   Вдруг он резко оборвал рассказ парнишки.

   – Благодари Бога за счастливый случай, что свел нас, парень. Это избавило тебя от длинного путешествия. – Пошарив в кармане, Роберт достал монету и положил ее в руку парня. Потом он вскочил в седло, оставив парня стоять с открытым ртом.


   Роберт мчался так быстро, насколько быстро могла скакать его лошадь, и размышлял над новыми обстоятельствами, изложенными в письме викария. Должно быть, Ги пришлось побороться и, наверное, его бросили, считая, что он умер. Но куда они дели Изабеллу? Остается молить Бога, чтобы Ги не умер, не успев рассказать, что случилось. Вполне вероятно, что и сам Роберт подвергается опасности. Он переложил поближе пистолеты в седельных сумках и окинул окрестности острым взглядом, но никто не остановил его на пустынной дороге, поэтому вечером Роберт прибыл к викарию. Было темно. Туман развеялся и сменился дождем. Роберт спешился, привязал коня к столбику ворот и сразу же постучал в дверь.

   Харриет Холланд открыла ему, несколько мгновений она внимательно рассматривала гостя, потом, узнав Роберта, чуть не упала ему в объятия от радости.

   – Мы не ждали вас так рано, – запинаясь говорила она. – Как вам удалось добраться так быстро? Джо уехал только сегодня утром почтовой каретой.

   – По счастливой случайности мы встретились в пути, и он отдал мне письмо вашего брата.

   Не мог бы кто-нибудь позаботиться о моей лошади?

   – Конечно. Гильберт! – позвала она. – Отведи лошадь мистера Эрмитейджа на конюшню и быстро возвращайся.

   Мистер Холланд, который выглядел взволнованным и встревоженным, быстро вышел, а Харриет повела Роберта в гостиную.

   – Как Ги? – спросил он. – Он не…

   – Он жив, хотя Бог видит, в каком он состоянии! Он все время твердил, что мы должны найти вас и предупредить. Кажется, он думает, что вам грозит большая опасность. – Харриет озабоченно посмотрела на него. – Мы сделали, что считали нужным, но он мало что мог рассказать нам. В чем дело? Что случилось?

   – Я расскажу вам все, что знаю, но попозже. Сначала я должен поговорить с Ги. Можно к нему пройти?

   – Сейчас мы вам расскажем, как он попал к нам. Доктор дал ему успокоительное, и вроде бы теперь он так не мечется. Но не знаю, правда, не знаю… – она замолчала, горестно качая головой. Потом вынула носовой платок и отвернулась. – Простите мне мою слабость, но я так расстроилась.

   – Конечно, я понимаю, поверьте. Не смущайтесь…

   – Ничего, все в порядке, – решительно продолжала Харриет. – И вы ведь хотите узнать, что мы можем рассказать вам. Кажется, он пытался выручить сестру из рук тех негодяев, что их похитили. Но силы были неравны. У Ги было мало шансов на успех. Один из тех выстрелил в Ги, потом он получил удар по голове и, видимо, потерял сознание. Когда Ги пришел в себя, тех негодяев уже не было, а сам он лежал на берегу и волны прилива уже захлестывали его. Благодарение Богу, что он не утонул. Он попробовал выбраться, но сил не хватило, и он снова потерял сознание. Следующее, что он вспомнил, это рыбак, живущий по соседству, склонившийся над ним. Прежде всего парнишка подумал о моем брате и стал повторять его имя. Мистера Холланда знают рыбаки, самые бедные семьи часто получают здесь еду и одежду, когда им приходится совсем плохо. Поэтому они положили раненого на тележку, в которой перевозят рыбу, и доставили сюда. Шел седьмой час, я как раз встала. Ги был в ужасном состоянии, сначала я подумала, он вообще мертв. Но мы положили его в постель и сделали, что могли. Потом я послала Джо за доктором.

   – Что тот сказал о Ги?

   – Он не берет на себя ответственность. Мальчика ранили в бедро, и он умер бы от потери крови, если бы его не подобрали. Есть еще и другие раны, ребра сломаны. Его сильно ударили по голове. Здорово ему досталось. Видно, они подумали, что он мертв.

   – И бросили его без особых угрызений совести, – в душе Роберта поднимался гнев. – Богом клянусь, я заставлю Люсьена заплатить за это, раз он мог так поступить. Мне очень нужно поговорить с Ги, – продолжал он. – Возможно это, как вы думаете?

   – Не знаю. Пойдемте лучше со мной. Харриет отвела Роберта наверх в комнату, где лежал Ги. Лицо его было таким бледным и так заострилось, что, казалось, он мертв.

   – Я вас оставлю с ним, – прошептала Харриет. – Посмотрю, как Гильберт позаботился о вашей лошади. Он тоже очень расстроен.

   Она вышла, закрыв за собой дверь, а Роберт сел у кровати и взял руку юноши.

   – Ты меня слышишь, Ги? – тихо спросил он. – Это Роберт.

   В следующее мгновение глаза Ги открылись. Сначала взгляд их был бессмысленным, потом сознание вернулось к нему. Он сжал руку Роберта.

   – Роберт, – прошептал Ги, – слава Богу, вы приехали. Вам нужно остерегаться. Это вы им нужны. Они будут охотиться за вами.

   – Да, да, – успокаивая его, сказал Роберт. – Я это знаю и знаю, как тебя нашли на берегу. Ты можешь рассказать побольше о том, когда и где все это случилось с тобой и Изабеллой?

   Медленно, с частыми остановками, Ги рассказал ему, как их с Изабеллой задержали на дороге, а потом привели в хижину на берегу моря.

   – Там был Люсьен, и я узнал некоторых из его подручных. Это шайка головорезов, которые пойдут и на убийство, если им заплатить. Джонти всегда враждовал с ними.

   – У тебя есть какие-нибудь соображения, с какой целью это было подстроено?

   – Не думаю, что Люсьен догадался, что я мог слышать кое-что из их спора через щель в двери, – продолжал Ги, собираясь с силами. – Я знаю, за всем этим стоит Анри Риваж, доктор Риваж. Это тот самый человек, который…

   – Который предал вас и вашего отца. Я догадался об этом. Я знаю также, что Риваж служит тайной полиции Фуше и что Совиньи теперь принадлежит ему.

   – Думаю, туда они и повезли Изабеллу. И вас тоже прихватили бы, если бы смогли. Но зачем им это? Какую угрозу представляем сейчас для него мы с Изабеллой? У Риважа теперь все, что когда-то принадлежало нам. Люсьен был в ярости, что вы не появились, как должны были, – он на это надеялся. Они подстерегали вас весь день, лежа в засаде.

   – К счастью для меня, пришлось задержаться.

   – Я пытался спасти Изабеллу… Я пытался… – голос Ги затих, и Роберт успокаивающе погладил его по руке.

   – Я знаю. Эти негодяи бросили тебя умирать на берегу. Благодарение Богу, что тебя нашли и привезли сюда.

   – Поезжайте за Изабеллой, – поспешно сказал Ги. – Я знаю, между вами произошла размолвка, но она была так счастлива, когда поверила, что вы зовете ее к себе.

   – Не беспокойся, Изабелла моя жена, и клянусь, я найду способ вернуть ее, – мрачно заверил Роберт. – Вот еще что. Мне известно, что Совиньи находится в долине Луары, но не мог бы ты рассказать мне подробнее о тех местах?

   – Попытаюсь. Это в миле к северу от Анжера. Это был ближайший к нам город. – Ги устал, но пытался сосредоточиться, чтобы дать Роберту хоть какие-то сведения, сохранившиеся в его памяти с детства. – Вы должны быть осторожны, – лихорадочно продолжал он. – Риваж – это дьявол во плоти. Я был ребенком, когда нас вывезли из Франции, но помню, как боялся и ненавидел его…

   – Не бойся. Я не зря провел так много времени во Франции и научился кое-каким трюкам. Твоя задача – поправиться. Изабелла станет думать, что ты умер, и будет очень горевать. Когда я снова увижу ее, то расскажу хорошие новости о тебе.

   – Единственное, чего я хотел, это – успеть рассказать вам о случившемся.

   – Это ты и сделал, и я тебе очень благодарен. Выполняй все, что говорит мисс Холланд. Она творит чудеса и поможет тебе выздороветь.

   Ги откинулся на подушки, такой бледный и измученный, что Роберт испугался за него и стал молиться, чтобы молодость и хороший уход помогли ему выжить. Он тепло пожал Ги руку и спустился вниз, где ждали брат и сестра Холланды.

   – Какой жестокий поступок, – негодовал мистер Холланд. – Только чудо спасло мальчика от ужасной смерти. Убить невинного таким образом – куда катится наш мир?

   – Гильберт, дорогой, – сказала его сестра, ласково поглаживая брата по руке, – принеси бренди. Я уверена, мистеру Эрмитейджу это не повредит после утомительного пути, да и нам с тобой тоже. Вы поужинаете с нами, сэр?

   – Я буду благодарен за бренди, но остаться дольше не могу. Я должен выяснить, кто виноват в похищении моей жены и кто пытался убить ее брата.

   – Значит ли это, что вы отправитесь во Францию?

   – Боюсь, придется, и еще я хочу попросить вас кое о чем. Это не обычное происшествие. Думаю, вы понимаете это. Все гораздо сложнее. На все расспросы вы можете отвечать, что на Ги напали грабители, что довольно часто случается в этих местах. Могу ли я вам полностью доверять?

   – Безусловно, – твердо заверила его Харриет, протягивая стакан с бренди. – Я говорю это за нас обоих, не так ли, Гильберт?

   – Есть еще один вопрос, – продолжал Роберт с некоторой нерешительностью, боясь ранить их гордость. – Вам придется потратиться, заботясь о Ги. Позвольте мне возместить расходы.

   – Нет, нет, ни пенни! – мистер Холланд протестующе взмахнул рукой. – Какой же я буду слуга Господа, если не смогу оказать помощь ближнему в несчастье! С Божьей помощью мы вернем ему здоровье. Когда я думаю о том, что они могут сделать с этой невинной девочкой Изабеллой, кровь закипает в жилах. Хотел бы я поехать вместе с вами. Мне доставило бы величайшее удовольствие покарать злодеев. Но, увы, боюсь, вам придется одному снести всю тяжесть.

   Роберт слегка улыбнулся отважному порыву мистера Холланда.

   – Можете быть уверены, я сделаю все, что смогу. Молите Бога, чтобы мне сопутствовала удача.

   – В этом можете быть уверены. Наши молитвы и добрые пожелания будут с вами постоянно.


   Харриет Холланд снова взялась уговаривать его остаться, чтобы хоть немного отдохнуть и поесть, но Роберт был одержим мыслью о том, что нужно торопиться. С каждым часом Изабеллу увозили все дальше и дальше от него. Он не верил, что она добровольно пошла за Люсьеном, что могла участвовать в заговоре, чтобы отдать его в руки врагов. В любом случае действительность опровергала эти предположения. Роберт знал, что уже несколько лет так досаждал французской разведке, что его поимка и уничтожение послужили бы не только Люсьену в его желании отомстить, но и были бы на руку французским хозяевам шпионов. Направляясь сырой темной ночью в гостиницу «Святое Спасение», Роберт думал о злобной ненависти, щупальца которой протянулись за ним и Изабеллой. Предчувствие несчастья томило его.

   Мистер Лэмб уже давно не удивлялся появлениям и исчезновениям Роберта. Услуги и молчание хозяина гостиницы хорошо оплачивались. Он приказал отнести в комнату Роберта наскоро приготовленный ужин, крепкий кофе и порцию бренди и вовсе не удивился, найдя там совсем другого человека: неприметно одетого в сюртук домотканого сукна немодного покроя, толстый шерстяной плащ и шляпу с низко опущенными полями. Ну ни дать ни взять – уважаемый торговец, направляющийся по своим делам. Мистер Лэмб сменил ему лошадь и увидел, как таинственный гость направился в сторону Рай-Харбора. Поднялся ветер, захлопал вывеской над головой хозяина. Если гость собирался плыть во Францию, то, вероятно, путешествие ему предстояло не из приятных.

   Между Рай-Харбором и замком Камбер-Кастл, построенным когда-то давно Генрихом XIII для защиты от другого французского нашествия, а теперь превратившимся в руины, где обитали лишь птицы, простирался пустынный отрезок побережья. Это было исхлестанное штормами место, часто посещаемое контрабандистами и людьми, которые по какой-либо причине вынуждены были скрываться. Тишину нарушал лишь непрерывный шум моря и крики бесчисленных морских птиц.

   К полуночи Роберт добрался до одной из черных хижин, стоявшей в стороне от остальных лачуг и отличавшейся от них только тем, что содержалась она в образцовом порядке, а рыбацкая снасть, веревки и прочие принадлежности были аккуратно сложены в сарайчике, а не валялись как попало.

   Роберт привязал лошадь к железному крюку, вбитому в столб дверного проема, и постучал. Дверь открылась почти сразу же, и он проскользнул в хижину. Фонарь на грубом деревянном столе рядом с большой книгой едва освещал белые стены, несколько стульев, койку в одном углу с аккуратно сложенными одеялами и человека, державшегося в тени.

   – Я догадался, что скоро вы появитесь здесь, когда отправлял вам последнее донесение, – сказал он, – хотя вы появились раньше, чем я ожидал.

   – Мне нужна твоя помощь, Джек, – сказал Роберт, – прямо сейчас, сегодня, если это в пределах человеческих возможностей.

   – Если вы насчет того, чтобы переплыть пролив, то ночка выдалась для этого тяжелая. Вы не голодны? Я могу с вами поделиться, правда, у меня мало что есть.

   – Спасибо, я уже ел сегодня.

   – Тогда посидите.

   Говоривший ступил в круг света. Худому темноволосому Джеку Дарроу было от сорока до пятидесяти лет. Это был странный и таинственный человек. Он не был уроженцем здешних мест, и никто не знал, откуда он появился, этот образованный рыбак. Он мог читать, писать и грамотно изъясняться, обладал острым умом. Роберт завербовал его случайно несколько лет тому назад. Джек оказался полезным помощником, незаменимым во многих делах.

   Он был равнодушен к деньгам и принимал те небольшие суммы, которые выделяло ему скупое правительство, просто потому, что они помогали ему поддерживать в порядке его скромное жилище и прокормиться, когда зимние штормы не позволяли выходить в море за рыбой. В свободное время он отдавался своей страсти – птицам, и единственное, о чем он когда-либо просил Роберта, это книги, в которых описывались виды птиц, что жили в этих местах.

   Джек наклонился над столом.

   – Ветер разогнал туман, но перед рассветом может подняться шторм. В какой части побережья вы хотите высадиться?

   – Это нам предстоит обсудить. – Роберт опустился на один из стульев и взглянул на книгу, раскрытую на странице с яркими рисунками. – Все так же занимаешься птицами, я вижу.

   – Просто невероятно, как много разных птиц обитает здесь на побережье. Некоторые из них дикие и пугливые, зато другие прилетают на мой зов и едят с моей руки.

   Грубое лицо Джека на мгновение осветилось улыбкой.

   – Это ты спас парня и доставил его к мисс Холланд?

   – Да. Я слышал, что шайка, обосновавшаяся здесь на побережье, в настоящий момент при деньгах, что необычно для этого времени года, и насторожился. Сейчас здесь золотом не разживешься. Прошлой ночью я был на другой стороне Райя, а то бы увидел побольше. Я наткнулся на парнишку рано утром. Он был почти при смерти. Это один из тех людей?

   – Брат моей жены, – коротко ответил Роберт. – И благодаря тебе есть надежда, что он поправится.

   – А ваша жена, она была с ним?

   – Француз, который замыслил все это дело, увез ее с собой.

   – По ее воле?

   – Почему ты так решил?

   Его собеседник пожал плечами.

   Кажется, благодаря стараниям тети Августы, скандальная история обсуждалась даже в этом захолустном местечке. Роберт почувствовал себя униженным – смешон обманутый муж, пустившийся вдогонку за неверной женой.

   – По ее воле или против ее воли, я не собираюсь отдавать то, что мне принадлежит, – сказал Роберт с затаенным раздражением, что удивило наблюдавшего за выражением его лица человека. – В любом случае я даже собаку не оставил бы у них в руках. Теперь давай посмотрим, что и как. Твоя лодка в хорошем состоянии? Выдержит длинный переход?

   – Выдержит, я уверен. Куда вы хотите попасть?

   Они склонили головы над истрепанной картой, в пятнах от морской воды, на которую Джек нанес свои собственные пометки о ветрах и течениях.

   – Сможем ли мы добраться до Сен-Мало завтра, как ты думаешь?

   – Трудный вопрос. Путешествие будет тяжелым. Ветра сильные, и Ла-Манш ведет себя капризно, как женщина. Может, через Булонь или Дьеп?

   – Нет. Тогда по суше пришлось бы добираться слишком долго, а они могут поджидать меня.

   – Огибать этот утес у Шербура очень опасно. Здесь часто налетают шквалы. – Заскорузлый палец скользил вдоль линии побережья. – Рядом с Гавром есть небольшая бухточка, которую я хорошо знаю. Мы могли бы проскользнуть сюда, никто бы и не заметил.

   Роберт проследил за перемещением пальца и подумал, что мог бы попробовать добраться через Нормандию, минуя большие города, попасть в долину Луары и отыскать Совиньи, руководствуясь описаниями Ги. Что предпринять, добравшись до места, – будет зависеть от обстоятельств. К тому же есть одна возможность, которую при необходимости он сможет использовать. Нормандия была центром недовольства и возмущения существующими в стране порядками. В Анжере также действовала одна группа. Это тоже могло бы сыграть ему на руку.

   – Когда мы сможем отправиться? – спросил Роберт.

   – Не раньше, чем на рассвете. Прилив начнется где-то около шести, тогда и отплывем. А потом окажемся во власти ветра и случая. Дело рискованное.

   – Черт с ним, с риском. Раньше мы справлялись.

   – Но не ходили так далеко да в такую ненастную погоду, – сухо заметил Джек. – Но раз надо, так надо. Теперь нам потребуется хорошенько подкрепиться. – Он принес квадратную тяжелую бутылку бренди и налил две порции.

   Роберт медленно пил, глядя на красные угли очага и пытаясь умерить свое нетерпение из-за вынужденной задержки.

   – Как вы будете возвращаться?

   Голос Джека прервал размышления Роберта, и он поднял глаза. – Еще не знаю. Я пока не на все вопросы нашел ответы.

   – На самый крайний случай есть местечко подальше, вдоль того берега, где у меня явка.

   Спросите обо мне в «Черной Кошке», если буду нужен.

   – Спасибо, но я не хочу впутывать тебя в дела с французской тайной полицией.

   Джек пожал плечами.

   – Для чего же тогда друзья?

   На горизонте появилась лимонно-желтая полоска, когда они спустились на берег к маленькой лодке у причала. Здесь к ним присоединился Бен, крепкий парень лет двадцати. Ум у него был, как у десятилетнего ребенка, но в управлении лодкой равных ему не было. Он часто сопровождал Джека в море. В то мрачное ноябрьское утро они вместе пустились в рискованное путешествие по обманчиво спокойным серым водам Ла-Манша.

   Плавание было слишком опасным, чтобы у Роберта оставалось время на размышления о причинах случившегося. Требовалось моментально выполнять указания и держать лодку по правильному курсу. На середине пролива их все же настиг шторм. После того как они почти совсем сбились с курса, Джеку потребовалось несколько часов, чтобы повернуть-таки лодку к побережью Франции. Им понадобилось почти двадцать четыре часа, чтобы добраться до цели, и было еще темно, когда они, наконец, попали в более спокойные воды и, пройдя вдоль извилистой береговой линии, вошли в бухточку, на которую тогда указывал Джек.

   Это было пустынное место без всяких признаков жилья – берег, покрытый галькой, обсаженный кустарником. Дождя не было, но дул холодный ветер, и Роберту предстоял длительный переход до ближайшего места, где он мог бы нанять или купить лошадь, чтобы доехать до Анжера. Это путешествие заняло бы у него по крайней мере два дня, возможно, даже больше. Роберт вынул из внутреннего кармана деньги и вложил их в руку Джеку. Джек хотел было от них отказаться, но потом согласился.

   – Возьми их. Ты заслужил даже большего.

   – Удачи вам, Роберт, – хриплым голосом сказал Джек. – Она тебе понадобится. Через пару миль дальше по этому берегу есть деревушка, там живут в основном рыбаки, и находится погребок, о котором я говорил, «Черная Кошка». Женщина, которая его содержит, хорошо меня знает. Ее зовут мадам Гранне, я однажды оказал ей услугу. Спросите обо мне там, и вам помогут. Я вернусь, когда смогу, и когда позволит погода.

   – Благодарю, – сказал Роберт, – я этого не забуду.

   Джек хлопнул его по плечу, а Бен одарил широкой улыбкой и могучим рукопожатием, и оба моряка посмотрели ему вслед, когда он удалялся в слабых предрассветных сумерках. Потом вернулись к лодке, чтобы отвести ее в безопасное место и чтобы подождать прилива, который поможет им вернуться в Англию.

Глава 21

   Когда-то замок Совиньи был, вероятно, красивым, подумал Роберт, стоя на краю небольшого леса и рассматривая замок, видневшийся за разоренным садом. Сейчас, когда ночь, милосердно скрывая шрамы, осветила его лунным светом, замок казался очаровательным, как мечта. Погода переменилась. Ночь была студеной, но сухой, с запахом морозца, а небо совсем чистым. Как странно, что этот Анри Риваж, который погубил своего друга, стремился разорить его детей и составил план, как завладеть его владениями, никогда не попытался использовать свои, без сомнения, большие средства и власть, чтобы вернуть замку его прежний блеск.

   – Он сидит там, как чудовищный паук, и плетет паутину из насилия и убийств, – образно объяснил ему Жан Леруа. – Крестьяне, живущие вокруг замка Совиньи, говорят о нем с неприязнью и суеверным страхом, как мне кажется, потому что никогда по-настоящему не видят его. Он всегда приезжает и уезжает в закрытой карете.

   – А сейчас Риваж там?

   – Сомневаюсь, хотя как знать.

   Три дня понадобилось Роберту, чтобы добраться до Анжера. Но потом ему повезло: Жан Леруа, сын старой служанки семьи его бабушки, еще жил в этом городе. Мальчиком он видел, как зверски убили его отца и старшую сестру, был вынужден служить в революционной армии и освободился от этой повинности после пулевого ранения. Он влачил жалкое существование, работая помощником аптекаря, а свободное время посвящал участию в подготовке к заговорам против Бонапарта, героя, превратившегося в тирана. Леруа доказал на деле, что является одним из самых преданных сотрудников Роберта.

   – Когда Риваж находится там, – продолжал он, – то живет в нескольких комнатах с немногими слугами, но у него есть охрана. Вы должны быть очень осторожны, Морис.

   Леруа отлично знал, кто такой Роберт на самом деле, но в целях конспирации всегда называл его Морисом Дюпоном.

   – Случилось ли что-нибудь в замке за последние дни, Жан?

   – Позавчера поздно вечером приехала карета, но кто в ней был, сказать вам на могу, занавески были задернуты. Все, что здесь происходит, хранится в большой тайне. Ни слуги, ни охрана не имеют дел с крестьянами.

   – Можно ли подобраться к замку?

   – В задней стене есть пролом. Крестьяне постоянно пользуются им, чтобы ставить силки на кроликов и браконьерствовать, когда Риваж отсутствует. И кто бы стал порицать их за это? Вам нужно быть предельно осторожным. Стража регулярно делает обход.

   Роберт скрупулезно следовал указаниям Леруа и теперь стоял рядом с домом. Светилось только одно окно – желтый свет в темной ночи. Но, вероятно, это всего лишь означало, что остальные окна были закрыты ставнями, чтобы не впускать холод в замок. Роберт осторожно обошел кустарник. Трава на газоне была грубо скошена, кусты роз уже давно никто не обрезал, и они протягивали свои длинные ветки с шипами, чтобы вцепиться в него, когда он проскальзывал мимо. Две большие каменные вазы, стоящие по обе стороны лестницы перед высокими окнами, были расколоты и покрыты трещинами, купидон с отколотой головой упал со своего постамента, а статуя обнаженной богини, установленная в конце террасы, была испещрена следами от пуль. Должно быть, ее использовали для упражнений в стрельбе.

   Приблизившись к замку, Роберт увидел, что дальнее крыло было повреждено огнем, почерневшие камни осели. Вероятно, эта часть здания была разрушена при первой атаке. Теперь вьющиеся растения и сорняки оплели обломки стен, но та часть дома, где он сейчас стоял, была еще в хорошем состоянии, хотя плющ вился по стенам и нависал над окнами. Роберт огляделся, встревоженный напряженной жуткой тишиной, а ведь он знал, что где-то за этими окнами находились Люсьен и Изабелла, и вполне возможно, сам Риваж. Что они делают с ней? Роберт дрожал то ли от холода, то ли от напряжения.

   Освещенное окно находилось как раз там, где он стоял, и неодолимо притягивало. Вскарабкаться на стену не представляло труда для человека, который еще мальчишкой покорял пики шотландских гор. Наполовину скрытый вьющимися растениями, он осторожно продвигался вперед, упираясь в камни оконного проема. Затем осторожно поднял голову над подоконником. Свет ослепил на мгновение, но потом Роберт смог осмотреть комнату. Когда-то, должно быть, она была красивой, с атласными обоями в полоску, с бархатными гардинами. Теперь обои выцвели, а мебели почти не было. Напротив окна стояла софа, на ней лежала женщина, закрыв лицо руками. Он видел ее темные густые волосы, на ней было знакомое темно-красное платье. Вдруг Изабелла резко села, и на ее лице появилось выражение мольбы и ужаса, которое Роберт видел уже когда-то на лице Сесиль. Открылась дверь, и в комнату вошел Люсьен. Роберт мог все видеть, но ничего не слышал. Как будто перед ним разыгрывалась пантомима.

   Изабелла вжалась в закругленный конец софы, когда Люсьен вошел и сел рядом с нею. Он говорил с серьезным грозным видом, бросая слова прямо ей в лицо, и Роберт многое отдал бы, чтобы услышать его. Когда ответа от Изабеллы не последовало, он схватил ее за плечи и встряхнул, притягивая к себе, но она отвернулась, выпалив слова, которые, видно, задели его за живое, потому что он так грубо отшвырнул ее от себя, что она упала на колени, свалившись с софы. Роберта переполняло желание разбить окно, прыгнуть в комнату и забрать ее оттуда. Неважно, что она говорила или думала, неважно, насколько она могла обмануть его доверие, он знал, что еще любит ее, безумно стремится к ней, страстно желает ее и никогда не позволит уйти. Слабость ли это или безумие, но Роберт не мог избавиться от этого и видеть ее во власти Люсьена было невыносимо, однако вмешиваться сейчас было бы безрассудно. В замке находились слуги и стража. За несколько секунд его бы схватили, и он стал бы таким же пленником, как она, а это никому бы не принесло пользы. Здесь требовались хитрость и собранность, а не безудержная удаль, которая ни к чему не приведет. Поэтому Роберт оставался у окна, хотя руки у него окоченели от холода, а тело деревенело от напряжения.

   Люсьен встал. Он поднял Изабеллу, начал о чем-то умолять ее, но она резко повернулась к нему и ударила его по лицу. Мгновение они стояли, напряженно глядя друг на друга, потом Люсьен повернулся и вышел из комнаты, хлопнув дверью. Изабелла какое-то время смотрела на захлопнувшуюся дверь, потом снова опустилась на софу, закрыв лицо руками.

   Это вполне могла бы быть сцена размолвки любовников, но Роберт не допускал даже мысли об этом. Он размышлял, что предпринять. Следовало ли позвать ее, дать ей знать, что он здесь? Это была возможность, ниспосланная небесами, если только он мог быть уверен в Изабелле. Он отдавал свою безопасность, саму свою жизнь в ее руки. Стоило ей только закричать, и он пропадет, а пока что… все было спокойно, не слышно ни стражи, ни лая собак, только возня ночных зверьков и насекомых в заброшенном саду да изредка крик птицы. Роберт решил рискнуть. Он постучал в створку окна и подождал. Изабелла подняла голову, но не пошевелилась. Он постучал снова, на этот раз громче. Изабелла встревоженно оглядела комнату и подошла к окну, пытаясь разглядеть что-нибудь сквозь запотевшее окно. Потянула вверх тугой болт и немного приоткрыла окно. Роберт поднялся повыше, прошептал ее имя. Мгновение она стояла без движения, не веря своим глазам.

   – Роберт, – выдохнула она, – не может быть… Роберт?

   Пальцы Изабеллы дотронулись до его лица.

   – Роберт, ты не должен был приходить. Они тебя ждут. О, Боже, если бы они увидели… тебя сейчас…

   – Ч-ш-ш-ш! – сказал он, – слушай меня. Времени нет. Риваж в замке?

   – Нет, но его ждут. Он скоро будет.

   – Хорошо. – Роберт поднял руку, касаясь ее руки, чтобы внушить ей, насколько важны его слова. – Скоро я вернусь. Завтра вечером. Мне помогут друзья. У меня есть план. Веди себя естественно, делай, что они говорят. Я тебя отсюда вызволю. Верь мне.

   Беспокоясь о нем, Изабелла едва слушала.

   – Беги, беги, – отчаянно твердила она. – Здесь есть стража. Люсьен мне говорил.

   – Часто стража делает обход?

   – Около десяти часов и в полночь. Они держат меня взаперти в этой комнате, но я вижу, как проходят сторожа. Скоро они будут здесь. У них есть собаки, я слышала.

   – Этот грубиян причинил тебе боль?

   – Немного. Неважно. Я пыталась заставить их поверить, что ты не придешь, что ты на меня сердишься… Не знаю… Я подумала, что если скажу так, то, может быть, они отступятся. Я не думала… Ох, пожалуйста, уходи. Они убили Ги, убьют и тебя.

   – Ги жив.

   – Жив? – у Изабеллы перехватило дыхание.

   – Да. Он рассказал мне, что случилось. Как ты могла представить себе, что я оставлю тебя в их руках? А теперь слушай, это очень важно. Проверь, хорошо ли открывается окно. Сделай это сегодня же, потому что мы будем уходить через окно. Ты понимаешь?

   – Да, да, – шептала она. – Но будь осторожен, пожалуйста, пожалуйста, будь осторожен.

   Их пальцы соприкоснулись, переплелись на мгновение. Она почувствовала пожатие руки Роберта, потом он отпустил ее руку и осторожно спустился вниз. Услышал, как наверху закрылось окно. Роберт спрыгнул на мягкую землю, усыпанную листьями, и постоял, прислушиваясь. Где-то в доме хлопнула дверь, послышались голоса, смех, и снова воцарилась тишина. Он застыл в неподвижности на несколько минут, но ни шагов, ни собачьего лая не было слышно. Роберт пошел вдоль стены под прикрытием разросшегося кустарника, потом тихо пробрался к лесу. Оставалось лишь несколько часов для осуществления плана. Предстояло сделать все самому и быстро. Лучше было не вовлекать Жана Леруа в этот опасный замысел, что мог стоить жизни и ему самому и его другу.

   Изабелла стояла, прижавшись лицом к холодному стеклу, пытаясь разглядеть высокую тень, скользящую в темноте. Потом она вернулась на софу, воодушевленная надеждой, все еще не веря в случившееся, счастливая от сознания, что Ги остался жив. По крайней мере, хоть это злодейство им не удалось. С плеч ее упала тяжесть вины. И Роберт пришел за ней. Ее сердце пело при мысли о нем, хотя было полно и страха за него: он пришел, он ее еще любит. Изабелла прижала руки к щекам. Что бы ни случилось, у нее есть эта уверенность, которая будет ей защитой, какие бы новые унижения и позор ни готовили ей тюремщики.


   – Вы не должны этого делать, – сказал Жан Леруа, когда Роберт рассказал ему о своем плане. – Это настоящее безумие. Выкрасть ее у них из-под носа таким образом, это же нелепо. У вас не получится.

   – Иногда лучше всего срабатывают самые простые замыслы, – возразил Роберт. – А. сложные планы часто дают сбои, а сейчас как раз в замке нет Риважа. Я тебя привлекать не буду. Единственное, о чем я прошу, чтобы ты купил мне двух хороших лошадей и подвел их к лесу у задней стороны замка после десяти часов вечера. Тебе самому не стоит оставаться здесь, тебя могут обнаружить. Привяжи лошадей покрепче и уходи.

   – Вы думаете, я трусливо сбегу при первых признаках опасности? – упрямо сказал Жан. – Я останусь и прослежу, удалось ли вам спастись. Но есть и другие проблемы. Потребуются документы для мадам, вашей жены. Сейчас мы живем в полицейском государстве, наводненном дотошными чиновниками, которые проверяют документы, куда бы вы ни поехали, и вам не всегда удастся избежать проверок. Вслед вам пошлют погоню. У Риваж а целая сеть шпионов, они передают сведения по цепочке.

   – Мне об этом известно так же хорошо, как и тебе, и я понимаю, что риск увеличивается вдвойне, если нас будет двое. Ты сможешь достать необходимые документы?

   – Постараюсь, но времени мало. К счастью, некоторые из этих новоявленных полицейских едва могут прочесть собственное имя.

   Итак, они начали подготовку. Роберт с беспокойством ждал наступления вечера, не подозревая даже, что его посещение замка не осталось незамеченным.

   Роже Дюфур, повар, как обычно, выпил больше, чем следовало, и вышел облегчиться. Он дышал холодным вечерним воздухом, когда заметил темную тень под освещенным окном. Тень скользнула к кустам. Роже улыбнулся сам себе. Он глубоко уважал доктора Анри Риважа, но не любил этого высокомерного молодого человека, который распоряжался в замке, как хозяин. Все в замке знали, что он неравнодушен к молодой женщине, которую держали взаперти вот уже несколько дней, и слуги потихоньку посмеивались над ним. Кажется, благосклонностью молодой дамы он не пользовался, судя по его виду, – как у побитой собаки, – когда он выходил из ее комнаты. Стало быть, у нее другой любовник, подумал Роже с пьяной ухмылкой, и решил помалкивать, пока не подвернется подходящий случай, чтобы ввернуть месье Люсьену пару шпилек.

   Пока Роже смаковал свой маленький секрет, Изабелла с трудом дожидалась наступления утра. Ночные часы тянулись нескончаемо долго. Первая волна радостного возбуждения схлынула, и теперь, лежа на софе, она жалела, что не убежала с Робертом сегодня же вечером, хотя знала, как это трудно, почти невозможно, ведь нужно было пройти через парковые ворота. Снова и снова перебирала она мысленно тысячи опасностей, с которыми им придется столкнуться, так что к утру почти хотела, чтобы Роберт не рисковал, спасая ее, и не знала, как пережить день и дождаться вечера, когда он вернется за ней.

   Обращались с нею неплохо. Приносили еду. Какая-то женщина приходила разжигать огонь в камине и приносила кувшин со свежей водой, убирала в комнате, но на вопросы не отвечала. Изабелле казалось, что она живет в каком-то кошмаре с тех пор, как судно доставило их к берегам Франции после трудного девятичасового плавания. Измученная, в одежде, влажной от морских брызг, чувствуя постоянную тошноту от качки, она не успела опомниться, как ее сунули в почтовую карету. Они ехали день и ночь, редко делая остановки, только чтобы сменить лошадей и заказать еду. И есть Изабелла не могла. Так они оказались в Совиньи чуть больше, чем за сутки. И все это время Люсьен сидел рядом с нею, странно молчаливый, не прикасаясь к ней, не отвечая на ее вопросы, делая все, чтобы карета ехала как можно быстрее, словно повинуясь строгому приказу.

   Было темно, когда, наконец, карета въехала в ворота замка, проехала по длинной подъездной аллее. Изабелла мало что смогла рассмотреть, заметила только, что дом, который в ее воспоминаниях всегда был местом, полным света и красоты, стоял мрачный и разоренный. Холодный ветер швырял опавшие листья и мусор в закрытые окна.

   Ослабевшая от бессонницы и недоедания, Изабелла едва узнала комнату, в которую ее поместили. Только когда принесли свечи и оставили ее одну, она огляделась и с болью в сердце поняла, что оказалась в гостиной ее матери, раньше красивой уютной комнате, где было полно вещей, которые любила мать: ее нот, книг, здесь стояли ее пяльцы для вышивания. Но теперь в комнате было грязно и пусто, обои клочьями свисали с сырой стены у окна. Исчезла красивая мебель, осталась только софа с подушками, обтянутыми бархатом, несколько стульев и старый ковер на полу. На ковре еще виднелось чернильное пятно, которое когда-то посадил Ги: разозлившись, швырнул в нее флакон с чернилами. Изабелле хотелось плакать, хотя она решила не показывать своей слабости, пока не узнает, чего от нее хотят.

   Накануне вечером Люсьен впервые пришел в эту комнату с тех пор, как они приехали в Англию. Он снова обрел весь свой шарм, свои способности очаровывать. Пытался соблазнить ее обещаниями, дескать, когда Роберт поймет в чем дело, то непременно приедет сюда. Говорил, что она может разделить с Люсьеном блестящее будущее здесь, во Франции, которую она так любила. Тогда Изабелла вспылила, назвала его лжецом и негодяем, обвинила в предательстве, сказала, что скорее умрет, чем примет что-нибудь от него или от Риважа, который погубил ее отца и наполнил ужасом ее детство.

   Роберт, наверное, видел их вместе, с досадой подумала Изабелла, хотя и ничего не слышал. От этих мыслей напряжение еще больше усилилось. Когда, наконец, наступило утро, она начала готовиться к побегу. С нею еще была сумка, которую она взяла с собой на Арлингтон-стрит. Изабелла вынула самые необходимые вещи и связала их в узелок. Вечером она стояла у окна, открывая и закрывая его створки на ржавых петлях, чтобы не было задержки, когда подойдет время. Звук внезапно открывшейся двери испугал ее. Она подняла глаза и увидела Люсьена, прислонившегося к косяку. Он пристально глядел на Изабеллу.

   – Что ты делаешь? – спросил он.

   – В комнате было душно, я просто задыхалась. Люсьен прошел к комнату.

   – Оставь. Иди сюда, ко мне.

   Он казался странным до безумия: полуодетый, в расстегнутой рубашке, будто только что проснулся. Но мгновение Изабелле показалось, что он снова стал тем Люсьеном, которого она спасла: обаятельным и бесцеремонным. Дрожь пробежала по ее телу. Изабелла закрыла окно наполовину, но не сдвинулась с места.

   Он повторил:

   – Иди сюда, ко мне.

   – Нет.

   Изабелла хотела повернуться к Люсьену спиной, но, шагнув вперед, Люсьен схватил ее за руку, повернул лицом к себе и посмотрел своими горящими карими глазами в ее глаза. Он немного ослабил пальцы.

   – Раздевайся.

   – Что? Нет!

   Изабелла попятилась, но Люсьен не отступал от нее.

   – Раздевайся.

   – Ты сошел с ума.

   Она отступила еще на шаг и оказалась за софой.

   – Ты слышала, что я сказал, или мне это сделать за тебя?

   Люсьен загнал ее в угол между изголовьем софы и стеной. Оставалось только бороться с ним, а она уже знала, как силен Люсьен. Очень медленно, чтобы выиграть время, она начала расстегивать ворот платья.

   Люсьен нетерпеливо оттолкнул руки Изабеллы и расстегнул лиф платья до талии. Глаза его, казалось, пожирали ее белую шею, округлость груди над глубоким вырезом рубашки. Но он не дотрагивался до нее. Изабелла прижалась к стене, скованная ужасом. Что было у него на уме? Что он собирается делать? Потом Люсьен протянул руку и нежно, с задумчивым видом, провел по ее лицу, шее, груди.

   – Ты принадлежишь мне, – шептал он. – Я никогда не отдам тебя, никогда. – Люсьен придвинулся ближе, и Изабелла почувствовала его дыхание на своей щеке, потом вдруг снаружи послышался какой-то шум и…

   Люсьен резко поднял голову и отпрянул от Изабеллы. Перемена в его поведении была такой неожиданной, будто чья-то злая воля обрела над ним власть.

   – Кто это? – спросила Изабелла. – Доктор Риваж?

   – Да, он здесь, – прошептал Люсьен, – он вернулся. – Потом, словно стряхивая с себя наваждение, хрипло сказал: – Лучше застегнись. – И вышел, захлопнув за собой дверь.

   С минуту она не могла пошевелиться, обессилевшая после схлынувшего напряжения. Потом подошла к умывальнику, намочила полотенце и вытерла лицо, шею и грудь, стирая прикосновение его рук, все еще подрагивая. Потом застегнула платье. Не помешает ли Роберту неожиданный приезд Риважа прийти за ней? Не придется ли ему изменить свои планы? Ей стало плохо при этой мысли, но она ничего не могла поделать, ей оставалось только ждать и надеяться.


   Люсьен поспешно сбежал вниз по лестнице и столкнулся с Роже. Тот нес поднос в комнату Изабеллы. Горячий суп расплескался, а хлебец упал на ступеньку.

   – Ты что, не видишь, куда идешь, чурбан неотесанный? – завопил Люсьен.

   – Опять тебе дали от ворот поворот, а? – злобно пробормотал повар, поднимая хлебец. – Не надейся, у нее уже есть дружок.

   Люсьен остановился и обернулся к повару.

   – Что? Что ты говоришь?

   – Я видел вчера поздно вечером, как он спускался из ее окна.

   – Кого видел? Как он выглядел?

   Роже пожал плечами.

   – Откуда я знаю? Было темно. Просто мужчина, крестьянин с виду. Я не мог разглядеть.

   Он проследовал мимо Люсьена со своим подносом, а Люсьен застыл на месте, глядя ему вслед. Мысли путались. Вот оно что! Теперь он уверен, Роберт Эрмитейдж все же явился под одной из своих личин, но на этот раз ему не удастся ускользнуть, и маскарадные переодевания не помогут. Роберт ведь еще вернется сюда, непременно вернется. Надо предупредить стражу, заставить их следить в оба. Люсьен воспрянул духом. Теперь-то Роберт от них не уйдет. Люсьен был прав. Удача все-таки сопутствует ему, и теперь он не откажет себе в удовольствии заставить доктора Анри Риважа забрать обратно свои оскорбительные, презрительные слова, которые тот бросил Люсьену, когда он приехал с одной лишь Изабеллой.

   Люсьен был так доволен собой, что сразу же отправился искать Риважа, чтобы сообщить хорошие новости. Риваж находился в центральной комнате старого замка, где когда-то собиралась семья, где дети усаживались у ног отца, когда он читал им, где Изабелла научилась играть на клавикордах, где мать учила ее петь английские баллады. Теперь комната выглядела запущенной, большая часть красивой мебели исчезла, ставни были наполовину закрыты, будто нынешний хозяин предпочитал жить в полумраке, прячась от мира. Он сидел за огромным письменным столом, просматривая донесения, которые поступали к нему со всех концов страны. Свет затененной свечи поблескивал на двух лежащих у него под рукой серебряных пистолетах со взведенными курками.

   Риваж не поднимал глаз, пока Люсьен с жаром рассказывал всю историю. Только когда молодой человек закончил, он отложил перо и откинулся в кресле.

   – Кто рассказал тебе это?

   – Роже Дюфур.

   – Дюфур – дурак и слишком много пьет. Это ты сообразил? Если бы он не был отличным поваром, я бы уже давно выгнал его. К ночи он обычно пьян. Если бы он увидел гориллу с двумя головами, меня и это не удивило бы.

   – Но вы не понимаете…

   – Я понимаю, что Роберт Эрмитейдж умный человек и не должен вести себя так глупо. Ты знаешь, мой дорогой, – продолжал он в лениво-презрительной манере, – иногда я сомневаюсь, не сыграла ли со мной шутку та молодая женщина с Мартиники, имени которой я даже не помню, и не прислала ли ко мне одного из своих ублюдков, а я имел глупость ей поверить.

   Румянец залил лицо Люсьена.

   – Вы знаете, что это не так. Вы знаете, что моя мать не солгала.

   – Знаю? Может быть. Иди, расставляй сторожей, если хочешь выставить себя дураком, и, ради Бога, оденься прилично, а то ходишь, как оборванец.

   Риваж снова взял перо, а Люсьен продолжал смотреть на отца, которого разыскивал с такой надеждой. Да, он снабжал его деньгами, давал ему поручения, поощрял его честолюбие, но ни разу не признал, не показал ни словом, ни взглядом, что Люсьен для него значит больше, чем какой-то нищий попрошайка из далекого прошлого. А Люсьен страстно хотел заслужить его похвалу, проявить себя, услышать, как однажды тот с гордостью скажет: «Это мой сын». Люсьен посмотрел на Риважа со смешанным чувством любви и отчаяния и вышел из комнаты. Он пойдет своим путем, поступит, как считает нужным, и будет молиться, чтобы на этот раз его ожидания оправдались.


   Надежно спрятавшись, Роберт лежал рядом с Жаном Леруа на некотором расстоянии от обрушившейся стены замка. Им были слышны шаги караульных, пробиравшихся по лесу. Кажется, их было двое, с собаками на поводках. Они спокойно переговаривались. Вдруг караульные вышли из-за деревьев и некоторое время стояли, поглядывая через пролом в стене на пустые поля и дорогу, которая вела к деревне, видневшейся в отдалении. Ночь была темной и очень холодной. Караульным не терпелось закончить обход, они были склонны поверить, что толстый дурак Роже Дюфур выдумал какую-то глупую историю, а этот нахальный молодой парень Люсьен де Вож в нее поверил. Им хотелось поскорее вернуться в игре в кости в теплом караульном помещении. Еще раз посмотрев по сторонам, они повернули к замку.

   Роберт дал им отойти на приличное расстояние и выкарабкался из ямы, где прятался. Леруа пошел к лошадям, привязанным подальше, чтобы в случае чего они не испугались шума. Дождя не было, но тучи затянули небо, луна не светила, чему Роберт был очень рад. Роберт осторожно пробирался среди деревьев. Еще в детстве ему доводилось выслеживать оленей и других животных, и он научился двигаться неслышно. Золотистый свет окна виднелся впереди. Изабелла ждет его там. Как и накануне, все было спокойно, все было окутано тишиной, казавшейся почти сверхъестественной. Вдруг Роберта охватил страх от того, что все складывалось слишком легко и просто. Так и в ловушку можно попасть. Мелькнула недостойная мысль: вдруг Изабелла предала его, сказала им, что он придет, отдала Роберта в их руки? Нет, он не мог поверить в это. Если так, то и жить больше не стоит.

   Несколько минут Роберт напряженно прислушивался, потом начал карабкаться к окну. Ему не пришлось стучать. С тех пор, как стемнело, Изабелла ждала его. Она открыла тугую створку и протянула узелок со своими немногочисленными вещами. Он бросил узелок на землю, нашел опору понадежнее, чтобы удержать Изабеллу, когда она выберется из окна. Дюйм за дюймом они стали продвигаться назад, его руки постоянно поддерживали жену. Наконец, они оказались на земле, не подозревая, что за ними следят. Люсьен наблюдал за ними, укрывшись в нижней комнате. Пусть считают, что находятся в безопасности, думал Люсьен, охваченный возбуждением от того, что оказался прав. Он уже отдал приказания. Сейчас же смотрел, как две тени слились на мгновение в одну, а затем двинулись к кустам и начали пробираться к лесу. Люсьен поднял руку и подал знак своим людям, спрятавшимся на одной из тропинок.

   Роберт услышал лай собак, как только они вошли в лес.

   – Сегодня вернулся доктор Риваж, – выдохнула Изабелла. – Как ты думаешь, они уже гонятся за нами?

   – Не знаю, может быть, что-то их побеспокоило. Нужно торопиться. Беги, Изабелла, беги!

   Но легко говорить, а вот сделать… Он привычно скользил между деревьев, а она спотыкалась о корни, цеплялась за ветви колючих кустарников. Роберт обхватил Изабеллу за талию. Увлекая ее вперед, он понимал, что преследователи вот-вот настигнут их. Один он бы ускользнул от них, но с Изабеллой об этом нечего было и думать. Если бы не собаки, еще можно было бы надеяться. Люди в темноте не видят, но собаки вывели своих хозяев на них как раз в тот момент, когда Роберт помогал Изабелле перебраться через стену. Огромный пес прыгнул на нее, увлекая вниз. Изабелла закричала от ужаса. Роберт схватил собаку за ошейник, и та повернулась к нему, свирепо рыча. Но было слишком поздно. Несколько человек появились из-за деревьев и окружили беглецов.

   Даже если Роберт и дотянулся бы до внутреннего кармана, где был пистолет, воспользоваться им было бы невозможно. Слава Богу, Леруа был достаточно благоразумен, чтобы остаться в той яме, где они прятались раньше. Наверное, он услышал лай собак и понял, что их преследуют. Один из караульных связал руки Роберта сзади веревкой. Ничего другого не оставалось, как подчиниться. Не мог же он один драться в шестью стражниками. Ему и раньше приходилось бывать в затруднительных положениях, но он всегда выпутывался. Роберт улыбнулся жене, чтобы подбодрить ее, а она старалась держаться поближе к нему. Эти люди были грубыми, но не жестокими. Они вели своих пленников обратно в замок, помогая Изабелле подняться на ноги, когда она спотыкалась. Роберт слишком хорошо знал о яростной охоте Фуше за шпионами и осведомителями, поэтому не питал никаких надежд на свой счет, если только не удастся устроить побег. Вероятно, доктор Риваж, использовавший Изабеллу в качестве приманки, отпустит ее на свободу.

   Они вошли в замок через боковую дверь, которая вела к комнатам слуг. Поднялись на один лестничный пролет и по коридору прошли в большой зал с колоннами. Затем распахнулась дверь, и они оказались в комнате, высокие закрытые ставнями окна которой выходили на террасу.

   После темноты свет ослепил Роберта. Он не сразу смог рассмотреть Люсьена, стоявшего у большого письменного стола, заваленного бумагами. Рядом лежали два пистолета. В камине, выложенном камнем, горели толстые поленья. Перед огнем, спиной к вошедшим, стоял еще один человек.

   – Вы все сделали правильно, – хрипло сказал он двум караульным, которые привели Роберта и Изабеллу. – Можете оставить пленных.

   Караульные повернулись и вышли. Люсьен закрыл за ними дверь и остановился, глядя на пленников. На губах его играла улыбка.

   Никто не пошевелился и не произнес ни слова, будто все ждали, что скажет тот, у камина. Потом тот медленно повернулся, и свет упал на его лицо. Изабелла издала сдавленный крик, а Роберт наконец все понял.

   Одна сторона лица была совершенно нормальной, но на другой они увидели уродливый шрам, бугристый и глубокий, он прорезал лицо от подбородка до корней волос, так и не зарос полностью и проходил широкой серой полосой по голой коже головы. Глаз был полуприкрыт, рот искривлен на одну сторону. На это лицо невозможно было смотреть без содрогания, но Роберт сразу же узнал этого человека, и снова всплыли в памяти события той ночи. Человек, которого он считал мертвым, оказался жив. Он никогда не знал его настоящего имени, никогда не связывал его с Анри Риважем, этой тенью Фуше, и его, Роберта, личным злейшим врагом. Роберт понял также, как безнадежно ошибся в тот день в Сабрина-Хаус, – Изабелла никогда не предавала ни любви его, ни доверия. Историю, которую Люсьен злобно швырнул ему в лицо, он узнал, вероятно, от самого Риважа. Несмотря на опасность, которой они подвергались, Роберт испытал настоящее облегчение, почти счастье.

   – Филин… – пробормотал он.

   Искривленный шрамом рот улыбнулся.

   – Так ты помнишь, Соловей? Долго ждал я этого момента.

   Он прошел к столу и постоял там секунду, глядя на них, наслаждаясь своим триумфом, в то время как глаза Роберта спокойно обегали комнату, оценивая возможности для побега. В комнате было очень мало мебели и только одна дверь. Ставни закрывали окно, но не были заперты на засовы. Важно помнить об этом.

   Изабелла, как завороженная, смотрела на это изуродованное лицо. Ей снова было двенадцать лет, как в тот проклятый день, и этот человек стоял, улыбаясь, и смотрел на нее и Ги, а тем временем их отца уводили навсегда.

   – Почему? – прошептала она. – Почему вы привезли меня сюда?

   Свет свечей не доходил до того места, где он стоял. Он слегка повернул голову, словно пряча свое ужасное лицо.

   – Я вам скажу, почему. Жил когда-то человек, богатый, красивый. Придворный фаворит, он считал, что его предки происходят напрямую от Карла Великого, близкий друг короля Людовика…

   – Мой дедушка, – прошептала Изабелла, не сводя с Риважа широко открытых глаз, полных страха.

   – Ваш дедушка, – низкий голос выражал ледяное презрение. – И при том распутном дворе была девушка, которая любила его так страстно, так безоглядно, что родила от него сына в одиночестве и позоре, и умерла после этого. Мальчик вырос несчастным, ненавидел тех, кто называл его ублюдком, незаконнорожденным. Его отправили в школу, в университет, но так и не признали, заставили служить своему сводному брату, младше его на два года, наследнику, любимчику, который пользовался теми привилегиями, которые должны были принадлежать другому, старшему. Он ел хлеб унижения и презрения. Потом взбунтовался против этого и был отослан на Мартинику, где работал на заводе по очистке сахара, который принес столько благоденствия его семье. И здесь он начал вынашивать планы мщения, дожидаясь нужного момента. И это время наступило, это долгожданное время, когда Франция сбросила оковы, и он освободился, чтобы мстить человеку, который походя обездолил его. Он увидел его смерть, смерть своего сводного брата, который лишил его того, что должно было принадлежать ему, и был бы счастлив увидеть смерть его детей, но они ускользнули от него.

   Анри Риваж помолчал, глядя на них горящими глазами, потом продолжал уже другим, более естественным голосом:

   – Я служил революции, которая вернула мне мое имущество, пока человек, которого вы называете мужем, не сокрушил навсегда мои надежды. – Одной рукой он коснулся изуродованной щеки. – Мужчины стыдятся смотреть мне в лицо, женщины отворачиваются, их тошнит от отвращения. Он оставил меня ни с чем, только с жаждой власти над жизнью и смертью, со страхом и ненавистью.

   – «Он сумасшедший, – подумал Роберт, – горечь, разъедающая душу, ревность, разрушили его ум, и да простит меня Бог, но это я привел его на край бездны. Просить такого человека о милосердии было бы бесполезно. Но должен же быть какой-то выход, и нужно искать его». – Караульный, связывая его руки веревкой, не затянул узел слишком сильно. Как можно более незаметно Роберт постарался освободить свои длинные тонкие руки, ведь ему это удавалось при подобных обстоятельствах раньше.

   – Что вы собираетесь делать с нами? – слова вырвались у Изабеллы сами собой.

   – Подумаем, – от его страшной улыбки по спине Изабеллы пробежал холодок. – У нас еще есть гильотина для шпионов и осведомителей, вы знаете. Но это слишком просто, слишком быстро. У меня есть более интересный, драматичный и забавный замысел, скажем так, а?

   Люсьен все так же молча стоял перед дверью, Риваж дал знак и молодой человек, кивнув, подошел к камину, взял кочергу и сунул ее в самую середину углей.

   «Боже милостивый, – подумал Роберт, – только не это. Если он дотронется до Изабеллы, я его убью, как-нибудь, но убью».

   Анри Риваж повернулся к Роберту и заговорил низким, почти приятным голосом.

   – Ну, а теперь, Морис Дюпон или Роберт Эрмитейдж, или лорд Киолгоур, или как вы предпочитаете себя называть в этих ваших маскарадных перевоплощениях, я должен задать вам несколько вопросов, ответы на которые очень бы хотел получить Первый Консул, будущий Император.

   – Спрашивать вы можете, – сказал Роберт, хладнокровно выигрывая время, – но ответ дать не обещаю. Мне не доверяют секреты Министерства обороны.

   – Ну, ну, – и снова он улыбнулся Роберту своей леденящей улыбкой, – вы же понимаете, что я этому не поверю. Брат вашей жены, дурачок, довольно часто выдавал секреты, ключ от которых был у вас.

   – Чертов Ги, не мог держать язык за зубами! И за это вы убили его?

   Изабелла сделала быстрое движение, мгновенно остановившись под взглядом Роберта: пусть они думают, что Ги мертв.

   – Это был несчастный случай, иначе он стоял бы здесь со своей сестрой. Лично я сожалею об этом. Мне бы доставило удовольствие видеть, как последний наследник этого проклятого рода раболепствует передо мной.

   – Ги никогда бы этого не сделал, никогда! – воскликнула возмущенная Изабелла.

   Но Риваж только улыбнулся.

   – Никто не знает, что будет делать, пока не придет час испытаний. – Он снова повернулся к Роберту. – Сначала пара легких вопросов. Мне нужно подробное описание уже построенных вдоль южного побережья оборонительных сооружений, расположение каждого опорного пункта, мы должны знать самые удобные места для высадки войск, и во-вторых: мы знаем, что существует заговор с целью покушения на Бонапарта, заговор, направляемый из Британии, в него вовлечены последние из этих чертовых Бурбонов. Я хочу знать имена участников, даже имеющих косвенное отношение.

   – Вы уж извините, но боюсь, вы будете разочарованы, – сказал Роберт с легкомыслием, которое никак не вязалось с тем, что творилось у него в душе. – Что касается первого вопроса – я не разрабатывал план, не знаком с подробностями, а относительно второго – против вашего предводителя еще с тех пор, как он захватил власть, многие сумасшедшие замышляют заговоры. Но все они обречены на провал. Откуда же мне знать, кто выдумал последний безумный план?

   – Но ты знаешь, я уверен. Может быть, это поможет тебе вспомнить?

   Неожиданным резким движением он так сильно ударил Изабеллу по лицу, что та невольно подалась назад, не сдержав крика от страха и боли.

   – Ты, подонок! – веревка впилась в руки Роберта, безуспешно пытавшегося освободиться от нее.

   – Может быть, я и подонок, – сухо заметил Риваж, – но уверяю вас, это было только начало. Снова спрашиваю, и на этот раз хочу получить ответ.

   Изабелла вытирала кровь, стекавшую изо рта.

   – Нет, Роберт, не говори им ничего. Пусть делают свое грязное дело.

   – Какая героиня, – усмехнулся Риваж. – Думаю, ваш муж считает иначе. – Он сделал знак Люсьену. Тот вынул из огня кочергу, конец которой раскалился докрасна и алел в темной комнате. – Вы же не хотите видеть, как пропадает эта красота? Вы же не хотите видеть ее, умирающей в агонии, как то бедное дитя? Я более милосерден, чем вы. Вы всего лишь дадите мне нужную информацию и, по крайней мере, умрете вместе чистыми и незапятнанными.

   Люсьен нерешительно шагнул к ним, как будто опасаясь подойти ближе. В это время Роберт невероятным усилием освободил одну из своих рук. Он бросился к пистолетам, лежавшим на столе, схватил один, случайно отбросив второй к ногам Изабеллы. Не раздумывая, она подхватила его. Потом все произошло так быстро, что они ничего впоследствии не могли отчетливо вспомнить.

   Роберт выстрелил в Риважа, который бросился на него. Пуля попала ему в грудь. Секунду он стоял прямо, с выражением удивления на своем обезображенном лице, потом свалился на стол, зацепив бумаги.

   С горестным криком: «Отец!» Люсьен устремился к нему, все еще с раскаленной кочергой в руке. Роберт укрылся за столом и оперся о колено. Люсьен мчался прямо на него. Нужно остановить его, подумала Изабелла. Обеими руками она схватила пистолет и нажала на курок. На таком близком расстоянии она не могла промахнуться. Она попала Люсьену прямо в спину. Он рухнул на тело Риважа, пылающая кочерга вылетела из его руки и упала среди разлетевшихся бумаг. В одно мгновение все могло заняться огнем. Роберт вскочил на ноги, схватил кочергу и швырнул ее в камин.

   Изабелла, дрожащая и взволнованная, все еще держа пистолет, смотрела на дело своих рук, не в силах поверить, что все могло произойти так быстро.

   – Скорее, – торопил ее Роберт, – скорее, мы должны уходить. Караульные слышали выстрелы. Через минуту они будут здесь. Нельзя терять время.

   Она склонилась над Люсьеном, дрожа, протянула руку и дотронулась до его щеки, обессилевшая от ужаса.

   – Они мертвы? – прошептала она.

   – Не будем оставаться, чтобы выяснять это. Пошли.

   Роберт уже стоял у окна, открывая ставни и распахивая высокое окно.

   Изабелла бросила взгляд на затемненную комнату, полную старых воспоминаний, на двух мужчин, лежащих вместе, ближе, чем когда-либо в жизни, потом положила пистолет и подбежала к Роберту. Он обхватил ее руками, и вот они уже выбрались из дома, постояли, прислушиваясь, а потом изо всех сил побежали к деревьям.

   На опушке леса они остановились и оглянулись назад. Из открытых окон лился свет, но стены замка были толстыми, и караульные немного выпили, занялись игрой и, казалось, не слышали выстрелов. Беглецы не могли терять ни минуты. Они побежали через лес, падая и снова поднимаясь, пока не добрались до внешней стены. Роберт поднял Изабеллу на стену, она прильнула к нему, еще не опомнившись от пережитого ужаса.

   – Куда мы пойдем? – прошептала она.

   – Я должен встретиться с Леруа. Он поможет нам. Предстоит долгая прогулка, Изабелла.

   Она попыталась улыбнуться.

   – В таком случае, лучше начать прямо сейчас.

   – Именно так, моя храбрая девочка.

   Было очень темно, на небе ни луны, ни звезд. Две темные фигуры продвигались по грязному полю к рощице, где остались лошади, и удача, изменившая раньше, вдруг вернулась. Когда они подошли поближе, Роберт остановился.

   – Послушай, – прошептал он.

   – Что это?

   Слышалось дыхание лошадей, постукивание их копыт, слабое ржание, и был виден силуэт человека, спрятавшегося под деревьями.

   – Леруа! – воскликнул Роберт. – Ты ждал.

   – Я видел, что случилось, но остерегся вмешиваться. Сделать я ничего не мог, но решил ждать до рассвета.

   – Молодец.

   – Я видел, как вы и раньше выбирались из всяких переделок, – заметил Леруа. – Что случилось?

   – Можно сказать, что нам удалось вырваться, но скоро караульные обнаружат, что случилось.

   – Риваж мертв?

   – Не знаю. Мы не могли оставаться дольше, чтобы выяснить это. Прежде всего нужно убраться подальше отсюда, пока не поднимут тревогу.

   – Уже за полночь, но у вас еще есть несколько часов до рассвета. В седельных сумках провизия и кое-какие необходимые вещи, как мы договаривались.

   Он быстро взглянул на Изабеллу, устало прислонившуюся к дереву.

   – Достаточно ли у мадам сил, чтобы ехать верхом? Наверное, надо было предусмотреть дамское седло.

   Изабелла взяла себя в руки.

   – Не имеет значения. Я умею ездить по-мужски.

   – Не беспокойся за нее, Леруа, она смелый человек, – сказал Роберт, ободряюще улыбаясь Изабелле.

   Леруа вынул два больших тяжелых шерстяных плаща.

   – Вам нужно будет избегать городов и деревень, новости здесь летят по ветру. Я советую ехать ночами, если сможете.

   – Я понимаю это, – сказал Роберт. – Спасибо, Леруа, огромное спасибо. Будь осторожнее.

   Найди какую-нибудь причину, чтобы уехать отсюда на несколько недель, пока тревога не уляжется.

   – Хорошо. Не беспокойтесь за меня.

   – Чем раньше мы уедем, тем лучше. Пошли, Изабелла.

   Изабелла подобрала свои юбки и села на одну из лошадей. Потом наклонилась, чтобы пожать руку Леруа, улыбнувшись ему так, что он подумал: да и кто бы не стал рисковать ради такой женщины?

   – Что бы мы делали без вас, месье?

   – Без сомнения, ваш муж что-нибудь придумал бы, леди, – и совершая поступок, противоречащий его радикальным принципам, поцеловал Изабелле руку.

   – До свидания, друг мой, – Леруа и Роберт обнялись, потом Роберт поднялся в седло, и они вместе выехали на пока еще спокойную сельскую дорогу.

   Леруа смотрел, как исчезают в темноте два силуэта. Зачем надо было его другу, богатому английскому милорду, рисковать своей жизнью, выполняя безумно опасные поручения, если у него такая жена? Никогда он не понимал до конца англичан, размышлял Леруа, направляясь в Анжер. Он доберется туда только к утру, а еще нужно оставить в аптеке записку, что его не будет несколько дней, и скрыться самому, до тех пор, пока не минуют неизбежная суматоха и разговоры.

Глава 22

   Несмотря на неудобное седло, обжигающий холод, опасность и предстоящую утомительную дорогу, – ведь нужно было преодолеть по крайней мере две тысячи миль до моря, если они хотят избежать основных дорог, – у Изабеллы той ночью было приподнятое настроение. Черное облако, нависшее над нею со дня дуэли, развеялось. Роберт все-таки дорожил ею, несмотря ни на что. Разве стал бы он рисковать своей жизнью ради нее, если бы думал иначе, а теперь он знает, как и она сама, откуда у Люсьена подробности о той ужасной ночи, которая обезобразила Анри Риважа и заставила его устремиться по пути мщения.

   Они ехали бок о бок. Роберт был настороже, когда они проезжали небольшие спящие деревушки или одинокие фермы. Он не хотел останавливаться, чтобы поесть и отдохнуть, пока они не отъедут от замка на значительное расстояние. Позднее найдется время и для отдыха.

   – Нам придется нелегко, – предупредил он Изабеллу.

   – Пока я с тобой, мне ничего не страшно. Если понадобится, я пойду пешком.

   – Будем надеяться, этого не потребуется, – коротко ответил он. – Эти лошади большую скорость не разовьют, но они выносливые и должны нам хорошо послужить.

   Останавливаться и менять лошадей на постоялых дворах значило бы привлекать к себе внимание. Полиция Фуше усиленно следила за этими сельскими районами, а что если Риваж остался жив?

   Несмотря на присутствие духа, Изабеллу снова и снова пробирала дрожь при воспоминании о том, что они оставили позади. Однажды она спасла Люсьену жизнь, а теперь убила его. Почему-то она не сомневалась, что он был мертв. Она не могла забыть его отчаянного крика «Отец!», снова видела, как он падает, видела кровь. Но если бы она помедлила хоть секунду, Люсьен обрушился бы на Роберта с этим пылающим орудием смерти.

   Какая странная и запутанная история. Когда он впервые рассказал ей о своей жизни на Мартинике, могла ли она знать, кто он такой и что человек, пославший его в Англию шпионить и собирать сведения от осведомителей, был тот же самый Анри Риваж, который погубил ее отца и искалечил ее жизнь? Все ли, что он говорил в те дни, было ложью? Несмотря на то, что произошло, она не хотела так думать, не хотела, чтобы память была отравлена. Изабелла пыталась связать разрозненные мысли, пыталась вспомнить, что теперь она разделяет с Робертом его тайную жизнь и переносит все с радостью, которая скрашивает тяготы пути.

   В то утро тьма рассеялась поздно, так как небо было затянуто облаками. Это предвещало дождь. Они продолжали ехать быстрым шагом, но лошади выдохлись, и Роберт знал, что скоро придется искать пристанище. Они ехали по равнинной сельской местности вдоль небольшой реки. Поля были убраны, то тут то там виднелись фруктовые сады, деревья казались черными на фоне пасмурного неба. Как ни старалась Изабелла держаться, она начала сдавать. Она покачивалась в седле, полусонная, просыпаясь от толчков, когда спотыкалась ее лошадь, в то время как Роберт выискивал подходящее убежище.

   Строение, которое попалось Роберту на глаза, могло быть когда-то маленькой фермой, но давно уже превратилось в развалюху без крыши. Четыре стены окружали то, что когда-то было жилой комнатой, а теперь заросло травой, было увито плющом, но каменный хлев, где когда-то держали скот, сохранился. Роберт огляделся. Насколько хватало глаз, простирались пустынные поля. Если и была новая ферма, то за пригорком, и ее отсюда не видно. Он спешился и открыл дверь, едва висевшую на сломанных петлях. Здесь стоял застарелый, но не неприятный запах яблок. Охапка соломы и куча сена, аккуратно оставленная в одном углу, свидетельствовала о том, что фермер использовал это место для хранения чего-либо летом, но зимой не бывал здесь. Пошел сильный дождь, и Роберт решил рискнуть. Им требовался небольшой отдых.

   Изабелла помогла расседлать лошадей. Потом Роберт сбил сено наподобие гнезда и расстелил одеяло, которое Леруа скатал и привязал к седлу. Было очень холодно, но так они могли хотя бы уберечься от дождя и ветра.

   – Оставайся здесь, Изабелла. Я попытаюсь найти воды для лошадей.

   – Я пойду с тобой.

   – В этом нет необходимости. Я старый путешественник. Если что-то надо найти, я нахожу.

   Действительно, поблизости оказался болотистый ручей, впадавший в речку.

   Роберт наполнил водой помятое ведро и отнес лошадям, потом нашел для них несколько горстей овса и сел рядом с Изабеллой. Он начал открывать седельные сумки, которые Леруа предусмотрительно заполнил мясом, хлебом и сыром. Это были не шибко какие деликатесы и есть их следовало экономно, так как неизвестно было, сколько дней они проведут в пути. Они выпили по глотку бренди, это взбодрило и согрело их, но все-таки было очень сыро и дули сквозняки. Роберт плотно укрыл Изабеллу двумя толстыми шерстяными плащами.

   – Чего бы я ни дала сейчас за чашечку кофе, – вздохнула она.

   – Я тоже. Бедняжка, несладко тебе пришлось. Но они вполне уже могли послать всюду сообщения, за несколько часов будет подана тревога, и не будем рисковать, – нельзя останавливаться там, где нас легко могут выдать. Попытайся немного отдохнуть. У нас впереди долгий путь.

   Они легли рядом, чтобы согреться. Изабелла погрузилась в сон, но Роберт был начеку. Изабелла задремала, успокоенная тишиной, нарушаемой лишь звуками, которые издавали лошади, поглощая свой овес.

   Часа два спустя Роберт вдруг пробудился от дремоты, увидев, что Изабелла сидит прямо и смотрит в пустоту глазами, потемневшими от страха, вытянув руки перед собой, словно отталкивая что-то или кого-то от себя.

   – Нет, нет, нет, – пробормотала она, повышая голос, – не трогай меня, не подходи ко мне! – и откинулась назад, закрыла лицо руками и вся задрожала.

   Роберт сел, обнял жену.

   – Что такое? Что случилось? Тебе приснился сон?

   – Это было ужасно, ужасно…

   – Расскажи мне. Это поможет.

   – Кажется, я была на берегу моря, и кто-то вышел ко мне из моря. Я думала, что это ты. Я побежала тебе навстречу, но оказалось, что это Люсьен, весь в крови, он сказал: – «Ты принадлежишь мне, я никогда не отдам тебя, никогда!» – Как раз это он мне говорил до того, как он… когда он… – она задрожала и отвернулась.

   – Когда что? Что он тебе сделал?

   – Сейчас я не могу сказать тебе, не сейчас. Я так боялась за тебя, так боялась… Он сказал мне однажды, что если спасаешь чью-то жизнь, то она принадлежит тебе, а я уничтожила эту жизнь…

   – Кто бы это ни придумал, он был не в своем уме, – твердо сказал Роберт. – А теперь послушай меня, это всего лишь плохой сон, что неудивительно после всего, через что ты прошла. Я рядом, вполне живой и намерен таковым и оставаться.

   Его здравомыслие немного успокоило Изабеллу. Она попыталась взять себя в руки.

   – Я совсем глупая, правда? Но… но я никогда не убивала раньше. Это всегда так ужасно?

   – В первый раз это ужасает, даже если это неизбежно, мы были бы хладнокровными дьяволами, если бы не переживали. Но наступает момент, когда нет другого выхода и ты должен смотреть правде в глаза. В любом случае, мы даже не знаем, умерли ли Люсьен и Риваж от наших выстрелов. Возможно, что они живы и послали кучу ищеек по нашему следу. Уж у них-то не будет угрызений совести по поводу смертельного выстрела, уверяю тебя.

   – Мне стыдно, что я такая глупая. Роберт, может быть, мы поедем? Как ты считаешь, лошади достаточно отдохнули? – она еще немного дрожала. – Мне здесь не нравится.

   – Если ты так считаешь, мы можем ехать. Сейчас уже первый час. Мы можем проехать дальше и поискать что-нибудь получше.

   Когда Роберт поднялся на ноги, дверь широко открылась и показался маленький мальчик лет шести, стоявший в столбе солнечного света. Он смотрел на них глазами, округлившимися от удивления и тревоги. Роберт пошевелился, и малыш умчался, крича что-то на бегу.

   – Ну вот, – мрачно проговорил Роберт, – он побежал звать папу. Мы должны уходить и поскорее. Помоги мне, Изабелла.

   Она вскочила на ноги. Лошадей оседлали так быстро, как только могли. Потом Роберт подвел их к дверям и осторожно выглянул наружу. Двое мужчин шли через поле с охотничьими ружьями в руках, они приняли их за бродяг или грабителей. Без сомнения, нельзя было терять ни минуты.

   – Быстро! – сказал он, радуясь, что они догадались упаковать седельные сумки после того, как поели. Роберт свернул одеяло, прикрепил к своему седлу, помог Изабелле сесть в седло, и они помчались галопом по дороге, когда двое крестьян уже подходили к межевому камню, потрясая кулаками и крича им вслед.

   – Это была удачная развязка, – сказал Роберт, переводя дыхание и отпуская поводья, когда они отъехали на безопасное расстояние. – Если бы не твой кошмар, нас бы очень мило схватили и, наверное, швырнули бы в городскую тюрьму, обвинив в бродяжничестве или еще в чем-нибудь. С тобой все в порядке?

   – Да, конечно. Куда мы теперь едем?

   – Мы должны направляться на северо-запад. Примерно в восьми милях отсюда я знаю одну деревушку. Довольно бедное место, но там мы можем найти убежище. В это время года у них мало путешественников. – Роберт наклонился к ней и положил свою руку на ее руку. – Держись. Все не так плохо, вот только бы дождь прекратился.

   В последующие три дня Роберту приходилось тщательно просчитывать время стоянок, ведь нужно было думать об Изабелле и о лошадях. Гостиницы, где они могли остановиться, были большей частью грязными, подозрительными местами, там подавали жидкий овощной суп с сухим хлебом, а в комнатах было множество клопов. Здесь они спали на жестких постелях, завернувшись в свои плащи, чтобы избежать прикосновения к грязным простыням, которыми до них пользовалась не меньше дюжины путешественников.

   Изабелле приходилось подавлять отвращение. Роберт шутил, чтобы как-то скрасить неудобства. Хотя они путешествовали в добром согласии, души их еще не воссоединились. Все случилось так быстро и было так мало возможности поговорить, чтобы сблизиться после разлуки, вызванной непониманием. Изабелла все еще была напугана тем, что произошло в первые дни ее плена, еще дрожала, вспоминая Люсьена, его руки, изучающие ее тело, принадлежавшее Роберту, она все еще ругала себя за то, что так легко поверила тому лживому письму. Роберт, одолеваемый заботами об их безопасности, задумывался все же, насколько дорог Изабелле был этот негодяй, который волей случая стал ее первой любовью, а потом сам же безжалостно разбил ее, оставив Роберту собирать обломки.

   Однажды вечером, когда они добрались до маленького городка, Роберт оставил Изабеллу в гостинице под названием «Золотой Баран», где была лишь одна комнатка на чердаке, а сам, не страшась, пошел на главную улицу выпить вина в кафе рядом с лучшей гостиницей в городке и послушать последние сплетни. Новость уже добралась и сюда. Судя по разговорам, здесь мало кто пожалел бы о смерти Риважа. Тайная полиция Фуше сильно досадила этому краю. Налоги были высокими, наказания суровыми, а сыновей забирали на военную службу как раз, когда они подрастали, чтобы начать работать на ферме в полную силу. Война против Британии и победы в Европе приветствовались, но, увы, это не помогало накормить детей. Только избавились от одного короля, а теперь того и гляди обзаведутся Императором – какая разница для простого человека из маленького городка?

   – Говорят, убийца – англичанин, – сказал один торговец соседу.

   – Удачи ему и Божьей помощи, они ему понадобятся. Я видел объявление на ратуше: высокий мужчина, хорошо говорит по-французски, хитер как лиса, и с ним женщина.

   – Англичанин, который говорит по-французски, это же курам на смех, – презрительно заметил его друг. – Я слышал, эти твердолобые проклятые милорды считают ниже своего достоинства говорить на другом языке, кроме своего. А это описание подойдет кому угодно. И тебе тоже, старина, – хлопнул он приятеля по плечу и рассмеялся.

   – У меня бы хватило ума не стрелять в полицейских, – ответил второй, – даже если иногда очень хочется.

   Если они уже везде развешивают объявления, значит, сторожевые посты предупреждены. Придется быть предельно осторожными. Роберт вернулся к Изабелле обеспокоенным, но решил ничего ей не говорить. Не стоит понапрасну волновать ее. Они уедут на рассвете и при удачном стечении обстоятельств будут на побережье через два дня, а там нетрудно затаиться, пока не вернется Джек Дарроу, как обещал. Однако тут-то и начались неприятности.

   В этой бедной гостинице хозяин и его неряха жена не особенно заботились о еде. Они ели свой безвкусный овощной суп, когда в дверь внизу постучали и раздались сердитые голоса. Роберт быстро вышел на лестничную площадку и прислушался. Хозяин с неискоренимым недоверием французского крестьянина к закону и, в частности, к полиции наотрез отказался впустить двоих людей, стоявших на пороге.

   – Откуда я знаю, что вы те, за кого себя выдаете, – упрямо спорил он. – Вы можете оказаться грабителями, убийцами. У меня жена, дети. Вы говорите, он англичанин, – засмеялся хозяин, – нет никакого английского милорда у меня в задней комнате, говорю я вам. Всего лишь нищий парень и его жена, как посмотришь на нее, такая же горемыка, как и он.

   Роберт вернулся в комнату и тихо закрыл дверь.

   – Они ищут нас, да? – шепотом спросила Изабелла. – Что будем делать?

   – Уберемся отсюда прямо сейчас, если сможем. Хотя уйти отсюда будет трудновато.

   Роберт подошел к окну. Внизу находился сарай, где стояли их лошади. Можно было пробраться по наклонной крыше и спрыгнуть на землю. Он посмотрел на Изабеллу.

   – Ты сможешь сделать это, если я пойду первым?

   Она посмотрела в темноту. До земли, кажется, очень высоко. И она подавила страх.

   – Если ты можешь, то и я смогу.

   – Хорошо.

   Роберт сложил пожитки в узел, завязал его и выбросил в окно. Потом пододвинул кровать к двери. Это ненамного задержит полицейских. Вскарабкался на подоконник, спустился по крыше, встал поустойчивей и протянул руку Изабелле. Ее нога соскользнула, но ей все же удалось зацепиться за кирпичный выступ.

   – Не двигайся, – сказал Роберт. – Стой там, пока я не скажу тебе. Я пойду первым.

   Он скатился на землю, упал на руки и колени, потом поднялся. Кажется, спор еще продолжался с противоположной стороны дома.

   – Теперь ты, – шепнул он.

   Изабелла еще цеплялась за кирпичи. Дул холодный ветер, у нее кружилась голова. Но она закрыла глаза и скатилась по крыше. Роберт поймал ее, прижал на мгновение к себе.

   – Все в порядке?

   – Да, – дрожа, прошептала она.

   – Тогда к лошадям.

   На лестнице уже слышался топот сапог. Полицейские победили в споре. Роберт вывел лошадей, к счастью, оставленных оседланными: он хотел прийти попозже напоить и накормить их. Подсадил Изабеллу в седло, и они скрылись в ночной темноте. К тому времени как полицейские ворвались в комнату, «птички уже упорхнули», и всякое преследование было невозможным. В любом случае, они пришли наудачу, вспомнив, как кто-то заметил, что в городе появились двое чужаков. Они не были уверены, что это те, кого они ищут, а люди могут избегать встреч с представителями закона по разным причинам. У полицейских не было никакого желания пускаться вдогонку за двумя подозрительными беглецами.

   Несколько миль Роберт подгонял усталых лошадей, прежде чем осмелился остановиться и передохнуть.

   – Поблизости нет ничего подходящего для ночлега, – сказал он, однако, бодрым голосом. – Жаль было бы провалиться, когда мы так близки к концу пути.

   – Правда? – впервые Изабелла приободрилась, уныние улетучилось. Ей казалось, что она едет уже целую вечность. Усталая, немытая, испуганная и голодная. – А что, если твой друг не сможет переправиться на лодке через пролив?

   – Не он, так другой. У меня еще есть золото, а это большой соблазн для рыбаков в зимнее время. Не отчаивайся, только не теперь, когда ты все проделала так замечательно.

   – Замечательно? Но если бы не я, ты бы ехал в два раза быстрее. Ведь это я навлекла на тебя все эти неприятности, – с горечью сказала Изабелла. – Почему я не поняла сразу? Как я могла поверить?

   Роберт услышал слезы в ее голосе и твердо заявил:

   – Я тебе одно скажу. Никого больше не хотел бы иметь рядом, окажись я в трудной ситуации, а ты можешь мне поверить, я побывал во всяких переделках.

   – Это правда?

   – Клянусь честью. А теперь, никаких оглядок на прошлое, никаких сожалений. Сейчас нам нужно разработать план действий. Я знаю этот край. Если мы будем ехать окольными путями, как до сих пор, то можем попасть в трясину. И в сухую погоду местность здесь болотистая, а теперь так вовсе не пройти, особенно ночью. Если поедем по главной дороге, что было бы быстрее всего, нас могут остановить на этих проклятых сторожевых пунктах, и хотя документы при нас, кто-нибудь из них возьмет да и проявит особое рвение, что не исключено.

   Они ехали всю ночь напролет, но усталые лошади не могли идти резво, и раннее утро застало их в нескольких милях от ближайшего городка, который им нужно было пересечь, чтобы добраться до побережья. Роберт и Изабелла остановились для короткого отдыха в маленькой гостинице, хозяйка которой, миловидная молодая женщина, объяснила, что ее муж в отъезде. Постояльцев было мало, и она была рада любому обществу. Хозяйка пожалела Изабеллу, бледную после бессонной ночи. Она позволила напоить и накормить лошадей и пригласила пообедать с нею. На обед был приготовлен кролик с приправами и овощами. Она даже отказалась от денег, которые предложил Роберт, когда они собрались уезжать, но он вложил золотую монету в ручонку пухлого малыша. Хозяйка держала его на руках, малыш засмеялся и сунул бы монету в рот, если бы мать не поспешила забрать ее, рассыпаясь в благодарностях. Они пустились в путь, отдохнувшие и воодушевленные таким проявлением симпатии к ним. Но предстояли еще рискованные неожиданные ситуации, и несчастье-таки обрушилось на них на выезде из этого маленького городка.

   Роберт решил, что они тронутся в путь перед самым закрытием городских ворот, предположив, что усталые караульные последних путешественников задерживать не будут, но это решение оказалось роковым. Армейского ветерана на посту сменил молодой новобранец, полный служебного рвения. Он долго и тщательно рассматривал документы, сказал им подождать и пошел в караульное помещение. У Роберта было подозрение, что на этот раз их не пропустят. В окно он видел, как молодой человек снова склонился над их документами, а потом передал их своему начальнику. Даже если их задержат только для дальнейшего выяснения, это уже могло быть опасным. Он быстро огляделся: кажется, лошадей у караульных не было, так что был шанс ускользнуть.

   Еле слышно он прошептал Изабелле:

   – Скачи, Изабелла, скачи изо всех сил, не останавливайся ни за что.

   – А ты?

   – За меня не беспокойся. Я поскачу вслед за тобой.

   Изабелла неохотно пустила свою лошадь рысью, потом галопом. Роберт вынул пистолет, который все еще носил в кармане. Когда вышел караульный, он угрожающе направил на него оружие и помчался вслед за Изабеллой.

   – Стой! – закричал удивленный караульный. – Стойте оба!

   Но Роберт уже догадался, что парень побежал за ружьем. Караульный почти сразу же вернулся, прицелился и выстрелил. Роберт почувствовал удар в плечо, и внезапно онемели пальцы правой руки. Каким-то образом ему удалось переложить пистолет в другую руку и скакать вперед, пока он не поравнялся с Изабеллой.

   – Что случилось? – выдохнула она. – Я слышала выстрел. Ты ранен?

   – Ничего. Скачи как можно быстрее. Скоро мы сможем выехать на дорогу и затеряться в перелесках. У них нет лошадей, чтобы преследовать нас.

   Позднее, когда они выбрались из кустарника на дорогу, позади уже было несколько миль пути, и к счастью, не было заметно преследования. Стояла кромешная тьма, они ехали рядом, когда вдруг Роберт упал на шею своего коня.

   – Что случилось? – встревоженно спросила Изабелла. – Ты ранен?

   Он с усилием выпрямился.

   – Кажется, рана серьезнее, чем я думал.

   Роберт сунул руку за борт пальто и вынул ее, потемневшую от крови.

   – Мы должны где-то остановиться. Я должна тебя осмотреть, – обеспокоенно сказала Изабелла.

   – Осталось всего несколько миль, – пробормотал Роберт, – держа поводья в левой руке, а правую закладывая за борт пальто. – Я могу продержаться, пока мы не доедем до моря.

   – Ты уверен? – беспокоилась она. – Задета мякоть или что-нибудь еще? По крайней мере, надо сделать перевязку, остановить кровотечение.

   Роберт криво усмехнулся.

   – Если я сойду с лошади, то сомневаюсь, что смогу подняться снова. Лучше продолжим путь.

   Они поехали дальше. Изабелла не спускала глаз с мужа. До сих пор ее вел Роберт, решительный, собранный, всегда знающий, что делать. Но если он серьезно ранен, теперь она должна взять на себя все тяготы пути. Должна договориться с женщиной в «Черной Кошке», должна найти капитана, который перевезет их в Англию, если Джеку Дарроу не удастся приплыть.

   Им показалось, что до моря они добирались страшно долго. Ветер переменился. Теперь он дул в лицо, холодный и влажный, с привкусом соли. Впереди Изабелла разглядела темные строения с мерцающими огоньками в окнах.

   – Это, должно быть, деревня, о которой говорил Джек. Теперь вперед, к «Черной Кошке», к мадам Большой Нос, – сказал Роберт, пытаясь шутить.

   Изабелле было не до смеха. Деревня оказалась дальше, чем они предполагали. Прошел еще час, прежде чем они выбрались на дорогу к морю и смогли отчетливо разглядеть домишки рыбацкой деревни. Среди них – один, побольше остальных, с фонарем, болтавшимся у входа. Из дома доносились голоса. Вероятно, это и была «Черная Кошка».

   – Теперь нам представляется шанс испытать судьбу, – прошептал Роберт. – Джек говорил, что достаточно лишь назвать его имя. Будем надеяться, что он был прав.

   Ветер гулял по пустынному берегу, напоминавшему Изабелле Данджнесс, с его лодками, вытащенными на сушу.

   Роберт спешился, он почти упал, уцепившись за шею коня, но невероятным усилием воли заставил себя держаться прямо. Боль, последовавшая за онемением пальцев в сочетании с потерей крови начала оказывать действие. У стенки таверны стояла деревянная скамья и Роберт повалился на нее. Изабелла привязала лошадей и села рядом с мужем. В неровном свете фонаря она видела, как расплывается кровавое пятно.

   – Мы должны найти пристанище. Нам нужен доктор, хирург, – поспешно сказала она.

   – Сомневаюсь, чтобы в этом месте можно было найти и то и другое, – сухо заметил он, борясь со смертельной слабостью, готовой захлестнуть его. – Не думаю, что смогу держаться на ногах. На этот раз тебе придется говорить за нас обоих.

   Изабелла испугалась, подумав об этом, но от нее теперь зависела жизнь Роберта. Он прислонился головой к каменной стене таверны и на мгновение закрыл глаза. Роберт выглядел таким бледным и изможденным, что сердце у Изабеллы сжалось. А что, если ему станет хуже и он умрет после всего, что сделал для нее и что они пережили вместе? Она отбросила страх, встала, отряхнула забрызганные грязью юбки и затянула на голове шелковый шарф.

   – Побудь здесь, пока я поговорю с мадам. Может быть, она даст нам комнату или подскажет, где найти помощь.

   – Извини, – прошептал Роберт, – извини, что так подвел тебя. Прости за все, что случилось.

   – Ах, Роберт, не говори так, даже не думай так. После всего, что ты для меня сделал… – она присела рядом с мужем, рукой касаясь его щеки, в ответ он сжал ее пальцы своей левой рукой.

   – Будь осторожна, моя дорогая, будь очень осторожна.

   – Хорошо, – пообещала Изабелла.


   Изабелла открыла дверь, и зловонное сочетание запаха тухлой рыбы, кислого вина, пота и немытых тел чуть не отбросило ее назад. В маленькой комнатке множество мужчин сидели, развалясь, за грубыми столами или стояли, прислонясь к замызганным стенам. Как только Изабелла закрыла за собой дверь, установилась внезапная тишина, и она почувствовала, как их глаза буравят ей спину, пока она шла в дальний угол комнаты, где уже поднялась ей навстречу высокая женщина, туго затянутая в черное платье, усыпанное блестками, с рыжими волосами, маленькими черными глазками на бледном лице и крючковатым носом. Сама мадам Большой Нос. Изабелла чуть было нервно не рассмеялась, но она взяла себя в руки и подошла, всем своим видом выражая гордость и достоинство. Мадам наклонилась через стойку и пристально глядела на Изабеллу.

   – Таким женщинам, как вы, не место в «Черной Кошке».

   – Я понимаю это, но я хотела узнать о Джеке Дарроу.

   Маленькие черные глазки напряженно изучали Изабеллу.

   – Не помню, чтобы Джек говорил о какой-либо леди.

   – Наверное, не говорил. Он не знает меня. Но мой муж его друг.

   – А сам за себя ваш муж не может сказать?

   – Он на улице. Он болен.

   – Болен? Что с ним? Слишком пьян, чтобы стоять на ногах?

   Хриплый смех пробежал по комнате за спиной Изабеллы.

   – Нет, не это. Изабелла понизила голос до шепота, понимая, что кругом посторонние уши. – Он… ранен.

   – Ранен? – вопрос был задан тихо и осторожно.

   Изабелла кивнула.

   – Нам нужна комната, где он мог бы отдохнуть, нам нужен хирург.

   – Вы много хотите, леди, – сказала женщина, повысив голос, – вот так. Можете убираться с этим вашим человеком. Нам тут такие не нужны в «Черной Кошке». Это приличное заведение.

   – Мы можем заплатить, – неуверенно сказала Изабелла.

   – Деньги это еще не все. – Очень тихо женщина добавила: – Он может идти сам, ваш муж?

   – С трудом.

   – Подведите его к задней двери. В наши дни осторожность не помешает. Ждите меня там. – И заявила во всеуслышание: – Слишком много слов. Отправляйтесь со своей хорошенькой мордашкой туда, где получите, что вам нужно. Здесь вам ловить нечего.

   Раздался еще один взрыв издевательского смеха. Изабелла повернулась и пошла к двери. Здоровенный черноволосый парень выставил ногу, чтобы задержать ее. Она вовремя отступила, но бросила на него холодный взгляд, что пресекло грубые насмешки. Изабелла вышла за дверь и с облегчением вдохнула чистый ледяной воздух. Ветер с моря дул так сильно, что она с трудом обошла угол дома. Роберт, все так же обмякнув, сидел на скамье, где она оставила его. В призрачном свете качающегося фонаря его лицо было серым от усталости и боли. Изабелла опустилась рядом с ним и взяла его руку в свою.

   – Она нам поможет, но боится, что другие могут заподозрить о нас что-нибудь плохое. Нужно пройти к задней двери дома. Она придет к нам туда.

   Дом и хозяйственные пристройки оказались гораздо больше, чем можно было предположить. Здесь было стойло, куда помещали лошадей, и сарай с чердаком.

   Боль в плече становилась невыносимой, каждое движение причиняло мучение, от потери крови в голове стоял звон. «Если она не придет в ближайшее время, я просто упаду в обморок», – думал Роберт, хватаясь за дверной косяк, чтобы передохнуть и собраться с силами. Потом, наконец, появилась женщина, закутанная в темный плащ с капюшоном, надвинутым на яркие волосы. Она долго и пристально всматривалась в лицо Роберта.

   – Да, все верно. Джек говорил мне о вас в последний раз, когда был здесь. Он считает, что вы сумасшедший, и правда, посмотрите на себя, вы смертельно больны и просите помощи у бедной вдовы, которая пытается вести спокойную жизнь и честно зарабатывать кусок хлеба.

   – Извините, мадам. Я не хотел бы подвергать вас опасности. Скажите нам, куда мы можем пойти, пока не вернется Джек.

   – О, ради Бога, – резко возразила она, – да я бы и больную собаку не выгнала. Если бы я так поступила, Джек сказал бы мне тогда пару слов. Но надо быть осторожными. Уж вы-то знаете это, как никто. Можете вы взобраться на этот чердак? Это лучшее, что я могу предложить. Там сухо и безопасно, а я принесу вам одеяла и еду.

   – Мы более чем благодарны. Вы не знаете, когда вернется Джек?

   – Что за вопрос? Как вам должно быть известно, это зависит от ветра и погоды. А на прошлой неделе налетел такой шторм, будто из преисподней. Ни одна лодка не продержалась бы и часа. – Она быстро огляделась вокруг. – Теперь поднимайтесь, как будто вас здесь и не было.

   Роберт посмотрел на сарай, не вполне уверенный, что справится, но потом с помощью Изабеллы взобрался наверх и упал, потеряв сознание, в душистое сено. Через несколько минут женщина принесла одеяла и небольшой фонарь.

   – Теперь давайте взглянем на вас, – сказала она с неожиданной нежностью. Она помогла Изабелле стянуть с Роберта одежду и медленно освободила плечо от окровавленной рубашки. Осмотрела рану от пули, попавшей в плечо. Плечо уже воспалилось и опухло.

   – Да, в хорошее состояние вы себя привели, ничего не скажешь. Когда это случилось?

   – Пять-шесть часов тому назад, – сказала Изабелла. – Караульные пытались остановить нас. Один из них выстрелил.

   – Ну что ж, здесь нужен хирург. Мы мало что можем сделать, только перевязку.

   – Не беспокойтесь, – прошептал Роберт. – Я дождусь Джека.

   – Но не с этой же пулей? Она же загнаивается у вас внутри. Пойдемте со мной, – сказала женщина Изабелле. – Я найду вам чистую простыню и мазь. Это вам пригодится.

   – Вы так добры, мадам Гранне.

   – Ах, оставьте церемонии, – нетерпеливо сказала она. – Мне никогда не нравилась эта фамилия. Зовите меня Гризеттой, как все здесь. По правде говоря, я вышла замуж за Гранне, чтобы завладеть этим заведением, и не расстроилась, когда прошлой зимой он ушел. То ли утонул, то ли решил сам убраться. Не знаю, да и знать не хочу. Это шокирует вас, моя дорогая?

   – Нет, нет, – быстро заверила ее Изабелла, – нет, конечно, нет.

   – Тогда пойдемте, посмотрим, что мы можем сделать для вашего мужа.

   Мадам Гранне сделала все, что могла. Снабдила их мазью, материей для перевязок, принесла две миски хорошего прозрачного бульона со свежим хлебом, который издавал чудесный запах. Роберт мог съесть очень мало, но жадно выпил горячий черный кофе. Потом Изабелла помогла мадам поставить лошадей в стойло.

   – Скажи ей, что потом она может продать лошадей, – прошептал Роберт. – Если немного подождет, то получит за них хорошую цену. В любом случае, мы ими не сможем больше воспользоваться. А мадам по-своему привлекательна, правда? Интересно, что такое сделал для нее Джек, если она с такой готовностью помогает нам?

   – Не знаю, но для нас это замечательно, – призналась Изабелла.

   Если бы кто-нибудь прежде сказал ей, что постель, устроенная из охапки сена и грубых черных одеял, покажется ей пуховыми перинами, она бы посмеялась. Но сейчас, когда каждая косточка ныла от усталости, Изабелла наслаждалась отдыхом. Чердак был чистым и свежим. Возможно, здесь водились мыши и даже крысы, но блох и клопов не было.

   Роберт лежал рядом с нею, не в силах спать из-за боли и тревожных мыслей. Если Джек не появится в ближайшее время из-за этого проклятого шторма, то шансы на спасение у них будут невелики. Во-первых, их вполне может выследить полиция. Они обшарят все побережье, зная, что те, за кем они охотятся, наверняка постараются уйти морем; во-вторых, он достаточно много знал об огнестрельных ранениях и осознавал, как может осложниться положение, если появится жар: он ослабеет и не сможет действовать, если возникнет такая необходимость.

   Ночью Изабелла проснулась, почувствовав, что Роберт беспокойно шевелится. Его знобило. Она придвинулась и обняла мужа, чтобы согреть его теплом своего тела.

   Рано утром Изабелла услышала, как на чердак поднимается Гризетта, держа кофейник с горячим кофе.

   – Как чувствует себя его светлость сегодня?

   Удивленная Изабелла спросила:

   – Почему вы его так называете?

   – Моя дорогая, я не вчера родилась. Я знала мужчин самых разных и сразу вижу, кто есть кто. Кроме того, Джек мне намекал пару раз. Он им восхищается, а это кое-что значит, если так считает Джек. Не могу сказать, чтобы я испытывала почтение к титулам. Когда-то мы от них избавились и правильно сделали. Теперь, кажется, они возвращаются. – Было ясно, что мадам являлась примерной республиканкой. – Но не будем слишком долго рассуждать на эту тему, нашему больному это не поможет, не так ли?

   – Боюсь, он очень болен. Могла попасть инфекция.

   – Гм-м, ну ладно, тут в «Черную Кошку» иногда заходит один парень, вроде бы он когда-то был хирургом в британском флоте. Говорят, он чуть не убил своего капитана, и за это его хотели повесить. Но он человек надежный, правда, его надо долго уговаривать.

   Это казалось рискованным, но попробовать стоило.

   – Не могли бы вы поговорить с ним?

   – Меня он может и не послушать, а вот вас… Это уж как ему в голову взбредет. Иногда он помогает. Вправил ногу одному из рыбаков, спас ребенка, который упал, проломил себе голову и чуть не умер. Они называют его «доктор Мак». Но однажды я видела имя на его документах – Торквилл Макфи.

   – Торквилл? Это шотландское имя.

   – Вот как? Звучит чудно. Бог знает, настоящее ли это имя. Я вам парня покажу, а вы уж сами говорите с ним.

   Прошло два дня, а доктор Мак все не появлялся. Роберту стало гораздо хуже, его мучил жар. Он то горел, то дрожал от холода. Он совсем выбился из сил, поэтому Изабелла боялась оставить его одного. Но вот Гризетта пришла за ней.

   – Он вернулся. Пошел на берег погулять. У него такая привычка. Наверное, вспоминает былые дни. Идите, поговорите с ним.

   Теперь, когда пришел долгожданный момент, Изабеллу стали мучить сомнения. – «Станет ли он слушать ее, а если и послушает, можно ли ему доверять? А вдруг он выдаст их? И, самое главное, – хороший ли он хирург?» – Изабелла очень мало знала о военно-морском флоте. Требуется ли там большое умение или достаточно быть обыкновенным хирургом-цирюльником, коновалом? Не принесет ли он больше вреда, чем пользы? Потом она вспомнила, как ночью Роберт боролся с болью и жаром, который затуманивал ему сознание. Что-то нужно было делать.

   День близился к вечеру, но было еще светло. Пока Изабелла шла по берегу, сильные порывы ветра растрепали ей волосы, прижали к ногам ее юбки. У одной из лодок стоял крупный мужчина и смотрел на вздымавшиеся волны с барашками белой пены. Изабелла, почему-то оробевшая, подошла к нему.

   – Можно поговорить с вами, доктор Мак?

   – Не называйте меня так, – резко сказал тот, – я давно отказался от права на это звание.

   – Пожалуйста, выслушайте меня.

   Он повернулся, чтобы взглянуть, и нахмурился. У него было волевое лицо с бородкой, на голове – копна густых рыжевато-каштановых волос.

   – Кто вы? Чего от меня хотите?

   – Вы доктор, не так ли?

   Он окинул Изабеллу с ног до головы своими светлыми, удивительно яркими глазами.

   – Был им когда-то.

   – Доктора, как и священники, никогда не утрачивают навыков.

   Это замечание застало его врасплох.

   – Вы католичка?

   – Меня воспитали в этой вере.

   – И я верил когда-то, пока не обнаружил, что все религии – всего лишь подслащенная водичка для младенцев. Так кому же я нужен?

   – Моему мужу.

   – Что с ним случилось, с вашим мужем? Вот и наступил этот момент. Изабелла должна была попытать счастья.

   – Три дня тому назад в него стреляли. Думаю, попала инфекция.

   – Огнестрельное ранение? Давно уже я не занимался ничем подобным. Сомневаюсь, что рука у меня достаточно твердая.

   – Но ведь у вас есть инструменты, знания, – поспешно возразила Изабелла.

   – Может быть.

   – Если вы не поможете, он умрет.

   – Кто он, этот ваш раненый? – глаза его сузились. – Английский шпион?

   – Почему вы так решили?

   – Да так. Просто, чтобы иметь основание помогать англичанину.

   – Он не англичанин, а шотландец, как и вы.

   Мужчина пристально посмотрел на Изабеллу и засмеялся хриплым горьким смехом.

   – Как это вы выяснили? Гризетта, я полагаю?

   Он задумался на мгновение, мысленно вернувшись к долгим годам, проведенным на море, многие из которых были мирными, когда работы было немного, – лишь заботы о больных в команде – и он мог часами сидеть за книгами, и те ужасные, когда над головой у него шел ожесточенный бой, а он в чреве корабля извлекал пули, ампутировал руки и ноги, зашивал страшные раны, иногда невероятным образом спасал жизни, иногда продлевал агонию, хотя милосерднее было бы прекратить мучения, – кровь, вонь, ром, который заливали в глотки раненым, чтобы приглушить боль, и все-таки эту жизнь он любил…как он тосковал по всему этому. Внезапно доктор принял решение.

   – Хорошо. Я приду. Где он, этот ваш муж?

   – На чердаке, в «Черной Кошке».

   – Прячется? Гризетта помогает, надо думать. Она добрая душа.

   – Да.

   – Я приду, как только стемнеет. Скажите ей, чтобы запасла много горячей воды. Это потребуется, и побольше света. Столько фонарей, сколько можно найти. Ничего не обещаю, но сделаю, что смогу.

   – Спасибо, тысячу раз спасибо.

   – Благодарить рано. Я не чудотворец, и никто лучше меня не знает, как быстро может умереть человек.

   Он отвернулся и пошел прочь от Изабеллы по берегу к отдаленным домам. Правильно ли она сделала? Дай-то Бог, чтобы правильно. Почему-то она ему доверяла.

   Торквилл Макфи пришел, как и обещал, с наступлением сумерек. Гризетта принесла еще один фонарь и свечей, а также большой чугунный котел горячей воды и таз. Роберт лежал на импровизированной кровати и смотрел на хирурга глазами, затуманенными лихорадкой. Он мало доверял этому странному грубоватому человеку, но знал, что следовало предпринять все возможное. Он терпеть не мог своей слабости, делавшей его зависимым от Изабеллы.

   – Моя жена говорит, вы шотландец, – сказал он по-английски.

   – Да. Если хотите знать, мой отец священник в Уллапуле.

   – Вот как? А мой – Френсис Эрмитейдж Гленмурский.

   Глаза доктора удивленно расширились. Изабелла даже не намекнула, кто они такие.

   – Какого черта сын графа оказался в этом Богом забытом месте?

   – То же самое я мог бы спросить у вас.

   – Это мое дело.

   – А это мое. Ну что, приступим?

   – Для этого я сюда и пришел.

   Доктор раскрыл чемоданчик с инструментами. В последние пять лет бывали дни, когда он испытывал искушение продать их, но они тяжело достались ему после долгих лет учения и полуголодного существования в Эдинбурге, и он все еще цеплялся за них, как за единственную надежду на спасение. Однажды, он верил, он снова обретет то, что потерял в минуту прискорбного безумия.

   С помощью Изабеллы он снял повязки. Нахмурившись, осмотрел опухшие и помертвевшие ткани вокруг раны, но ничего не сказал, а просто снял сюртук и закатал обтрепанные рукава рубашки. Тщательно вымыл руки в тазу и открыл инструменты. Ножи, ланцеты, большие и маленькие пилы зловеще поблескивали в неровном свете.

   – Вы будете помогать мне или позвать Гризетту?

   – Она занята в «Черной Кошке», я буду помогать.

   – Не упадете в обморок при виде крови, надеюсь? Мне двух пациентов не нужно.

   – До сих пор еще не падала.

   Он посмотрел на Изабеллу долгим взглядом. У нее крепкие нервы, у этой девочки. Интересно, понимал ли аристократ голубых кровей, что лежал здесь, как ему повезло?

   – Будет очень больно, – отрывисто произнес доктор. – Не хотите немного бренди?

   – Вы принимаете меня за ребенка? Ради Бога, давайте покончим с этим!

   – Как угодно его светлости.

   Между ними возникло что-то вроде неприязни. Для хирурга Роберт олицетворял класс, положивший конец его карьере, отбросив назад. Однажды он взбунтовался против одного из них, капитана, чьим единственным представлением о дисциплине была порка, порка и порка. Он не мог и вспомнить, сколько искалеченных, окровавленных тел пытался починить, часто безуспешно, пока однажды не смог больше этого терпеть и вырвал плетку у капитана, чтобы хлестнуть ею по ненавистному усмехающемуся лицу. Но все это лучше забыть. И он вернулся к своей работе.

   Изабелла подумала, что до конца жизни будет помнить эти несколько минут – чердак с высоким потолком, мутный свет фонарей, дрожащее на сквозняке пламя свечей. Зеленовато-белое лицо Роберта, мокрое от пота, громоздкая темная фигура, склонившаяся над ним с блестящим ножом в руке, недовольное ворчание, с которым он погрузил нож в рану и взял салфетку, чтобы вытереть гной, длинный зонд, которым хирург искал пулю, осторожно и умело. Изабелла видела, как Роберт вдруг обмяк, его рука, цеплявшаяся за край матраса, ослабла. Она с тревогой посмотрела на доктора.

   – Не беспокойтесь. Ваш муж потерял сознание и все, что неудивительно. Это позволит мне работать быстрее.

   Прошло лишь несколько минут, которые показались часами, прежде чем хирург поднял голову и выпрямился.

   – Вот она. Вот эта маленькая штучка, вызвавшая столько неприятностей. Она расплющилась о кость. Посмотрите. – Он протянул Изабелле пулю с прилипшим к ней кусочком материи.

   У Изабеллы мелькнула мысль, что сейчас она упадет в обморок от величайшего облегчения, но впереди было еще много дел. Она принесла воду, протянула доктору куски полотна и смотрела, как он быстро и чётко сделал перевязку, потом с неожиданной силой поднял больного, уложил поудобнее и тщательно обследовал: сердце, дыхание, пульс.

   Роберт открыл глаза.

   – Все сделано? – тихо спросил он.

   – Да, все позади. Будете жить, лорд.

   В его голосе слышалась насмешка. Гризетта дала ему старую рубашку своего мужа. Он осторожно подложил ее Роберту под голову.

   – Изабелла вам заплатит, сколько скажете… – пробормотал Роберт, еще не придя в себя полностью от боли.

   – Оставьте свое золото для тех, кому оно нужно, – сказал доктор раздраженно.

   – Извините… я подумал…

   – Ничего.

   Он нахмурился, привел в порядок свои инструменты и аккуратно уложил их в чемоданчик. Потом повернулся к Изабелле и отвел ее в сторону.

   – Мой муж поправится? – прошептала она, дрожа от волнения.

   – Почему бы и нет? У него есть сила воли и смелость, это много значит, но ему будет очень больно, а я мало что могу сделать, разве что прописать настойку опия. Вот все, что у меня осталось из моей аптечки. – Он горько усмехнулся. – Я сохранил их для себя, для тех случаев, когда ночи становятся невыносимыми, но ему они нужнее, чем мне. Пользуйтесь ими экономно, больше ничего нет. Завтра я снова зайду.

   Он отмахнулся от горячих благодарностей и спустился с чердака. Изабелла посмотрела, как он исчезает в темноте, этот человек с незаурядной, цельной натурой, что скрывалась под внешней грубостью.

Глава 23

   Роберт начал поправляться даже быстрее, чем ожидал доктор, но тот все равно рекомендовал соблюдать осторожность.

   – Жар спал, но еще может быть инфекция, – предостерегал он. – Здесь отнюдь не идеальные условия для больного. Не спешите, если не хотите, чтобы пропали даром все заботы, которые ваша жена изливает на вас.

   Роберт знал, что совет был разумным, но ему не терпелось избавиться от своей слабости, приковывающей его к чердаку, и стремился поскорее увезти Изабеллу из Франции. Он сознавал, что впервые в жизни личные интересы ставит выше общественных. Дандас дал ему поручение, которое он забросил, чтобы отправиться на поиски жены. Почти не оставалось сомнений, что он убил Анри Риважа, одного из самых ценных сотрудников Фуше, что может стать причиной серьезных политических осложнений, если его арестуют под его собственным именем. Он не мог этого допустить. Новости редко проникали в эту изолированную от внешнего мира деревушку. Ну а что, если по их следу идут? Обнаружить их здесь будет довольно просто. Казалось, прошло много дней со времени бегства из Совиньи, но на самом деле – всего две недели и поиски, конечно, еще не прекращены.

   Погода не улучшалась. Ветры, взбаламутившие пролив, даже усилились. Ни один рыбак не рискнет вывести свою шхуну в море в такую погоду, даже опытный Джек Дарроу не предпримет такой безумной попытки, и Роберт это слишком хорошо знал. Не хотелось бы, ускользнув из широко раскинутой сети Фуше, утонуть на середине пролива.

   Так он лежал и думал, а однажды днем, когда Изабеллы не было, попробовал встать на ноги, умудрился сделать несколько нетвердых шагов и тяжело свалился на пол, повредив раненое плечо, так что, вернувшись, Изабелла нашла его на полу с повязками, пропитанными свежей кровью.

   Доктор Мак не встревожился.

   – Иногда кровопускание приносит пользу. Кровь уносит с собой инфекцию. Не думаю, чтобы он сильно навредил себе.

   За эти дни, в течение которых они вместе заботились о Роберте, Изабелла стала все больше доверять Торквиллу Макфи, и он все больше нравился ей. Выбравшись ненадолго с чердака, она шла на берег моря, с восторгом отдавалась на волю ветра, трепавшего ее волосы и одежду, и на своих одиноких прогулках иногда встречала его. К своему удивлению, она обнаружила, что грубость его – часто напускная, и он мог быть приятным спутником и собеседником.

   Однажды Изабелла вернулась после одной из таких прогулок, с раскрасневшимися щеками, блестящими глазами, волосами, влажными от брызг морских волн, смеясь сняла мокрый плащ, и встряхнула его.

   – Где ты была? – спросил Роберт.

   – Гуляла по берегу. Мне там нравится. Ветер сильнее, чем когда бы то ни было, но мне нравится бороться с ним. Я едва держалась на ногах. Если бы не доктор Макфи, меня бы унесло.

   – Тебе, кажется, нравится общество нашего угрюмого шотландца, – сказал Роберт с некоторым недовольством.

   – Да, нравится. С ним бывает интересно поговорить. – Она пыталась расчесать волосы. – Не думаю, что он со многими беседует здесь. Ты знаешь, – повернулась она к Роберту, – девушка, на которой он собирался жениться, отказала ему после помолвки. Как она могла быть такой жестокой?

   – Очень просто, могу себе представить. Большинство молодых женщин стремятся иметь дом, детей, защиту, а у него, кажется, ничего нет после того, что случилось. Откуда тебе это известно? Он поверял тебе свои сердечные огорчения?

   – Нет, конечно, нет. Он только намекал. Я догадалась об остальном.

   – И, разумеется, окружила его сочувствием. Счастливчик!

   Изабелла быстро взглянула на Роберта, потом отложила гребень и подойдя к мужу, встала рядом с ним на колени.

   – Роберт, ты ревнуешь?

   – Да, ревную, жутко ревную, потому что ты можешь гулять и разговаривать с ним, а я привязан к этому ужасному месту. И с каждым днем опасность подступает все ближе и ближе.

   – Но мы ничего не можем поделать, так ведь? – рассудительно заметила Изабелла. – Мы должны ждать, а пока мы…

   – Ты развлекаешься с доктором Маком.

   – Я больше не буду с ним гулять, если тебе это не нравится.

   – Ох, ради Бога, Изабелла, разве я когда-нибудь запрещал тебе хоть что-то?

   – Нет, ты всегда предоставлял мне свободу, и это привязывало меня к тебе все больше и больше.

   – Правда?

   – Ты знаешь, что это правда. – И она решила узнать, обрести полную уверенность. Изабелла протянула руку и повернула его лицом к себе. – Ведь ты доверяешь мне? Ты не думаешь больше о Люсьене?

   – Это в прошлом. Забыто.

   – Точно?

   – Абсолютно точно.

   Вдруг Роберт сел на своем ложе и притянул Изабеллу к себе, так что она упала ему прямо на грудь.

   – Роберт, твое плечо!

   – К черту мое плечо! Если бы ты знала, как я хочу стереть Люсьена из твоей памяти, выбросить из твоего сердца.

   – Ты сделал это уже давно.

   – Иногда я не уверен.

   Потом он начал целовать ее, забыв о боли, целовать безудержно, пока не почувствовал ответный трепет, не почувствовал, как ее рука скользнула по его волосам, притягивая его к себе. В смятенные чувства Роберта ворвалась боль, заставив ослабить объятия, и Изабелла лукаво посмотрела на него, переводя дыхание и улыбаясь.

   – Я совсем не уверена, что мы поступаем правильно.

   – Может быть. – Он откинулся на подушки, улыбаясь ее вспыхнувшему лицу, радуясь новому доверию, возникшему между ними. – А твой шотландский друг целовал тебя там, в объятиях ветра?

   – Нет, конечно, нет. Он бы не посмел.

   – Ну уж не знаю. Если он хотя бы наполовину мужчина, в чем я не сомневаюсь, он уже, наверное, влюблен в тебя.

   – Глупости! – решительно отрезала Изабелла. – Но я подумала, Роберт, не могли бы мы что-нибудь сделать для него?

   – Опять ты за свое. Что ты хочешь, чтобы мы сделали? У меня нет связей во флоте, к сожалению. Он ведь не Рори, любовь моя. Нет людей более гордых, независимых и упрямых, чем уроженцы Высокогорья. Если бы я предложил ему врачебную практику, он бы швырнул мне это обратно в лицо. В любом случае, он презирает меня. В глубине души он радикал.

   – Наверное, он бы так и поступил. – Я уверен, что это так.

   – Я придумала. У меня есть идея. Ты знаешь, Мэриан всегда рассуждает о том, как было бы замечательно, если бы у нее в больнице Ист-Энда был постоянный врач. Мне кажется, ему это понравилось бы. Ведь одной из причин, почему он пошел на флот, было то, что он считал, будто медицинская помощь на судах оставляет желать лучшего.

   – Рыцарь-одиночка, так что ли?

   – Не смейся, Роберт. Это для него очень много значило.

   – Я в этом уверен.

   – А ты мог бы сделать так, чтобы ему казалось, что это он нам оказывает услугу, а не мы ему, – с жаром продолжала Изабелла.

   Роберт улыбнулся и погладил ее по щеке.

   – Умница. Конечно, это мысль. Только бы нам выбраться из этого проклятого места.

   Когда в тот вечер доктор пришел на обычный осмотр, он недовольно взглянул на Роберта.

   – Какого черта вы поднимались? Получилось воспаление. Наверное, пытались действовать рукой. Я предупреждал вас, чтобы вы были осторожны. Пуля задела кость. Для заживления такой раны времени требуется больше.

   – Извините, – сказал Роберт, – но ждать уже нельзя. Мы уедем отсюда, как только представится возможность. Я должен встать на ноги.

   – Это может случиться раньше, чем вы думаете, – заметил доктор Мак, усаживаясь на перевернутый бочонок, служивший стулом. – Я чувствую перемену в погоде. Сегодня вечером я заметил: ветер значительно ослабел и становится холоднее. Может подморозить.

   – Чем скорее мы уберемся отсюда, тем лучше.

   – Не совсем так. – Доктор посмотрел на Роберта и на Изабеллу и сказал серьезным тоном. – Послушайте меня. Я тут послушал разговоры. До сих пор, хоть и много было болтовни о вас, здешний народ еще не понимал, кто здесь скрывается. Последний слух прошел, что Гризетта прячет своего бывшего поклонника – отголосок прошлого. О да, у нее было прошлое, знаете ли, прежде чем она устремилась к респектабельности. И позвольте заметить, лорд, вы не избежали бы всеобщей участи, если бы не были слишком молоды. Ну а вдруг они сообразили, что здесь прячется английский шпион, за голову которого назначено вознаграждение. Тогда это уже другая история. И не пришел бы кто с неприятными вопросами.

   – Уже приходили? – поспешно спросила Изабелла.

   – Я не уверен. Направляясь сюда сегодня вечером, я видел какого-то человека, стучавшего в дверь «Черной Кошки» с просьбой о ночлеге, и вид у него был подозрительный. Гризетта отослала его прочь, но он мог и вернуться. Может быть, это и ничего не значит, но будьте осторожны, лорд. Оставайтесь здесь, на чердаке и не высовывайте носа наружу. И вы тоже, леди, – продолжал он, обращаясь к Изабелле. – Завтра, если позволите, я возьму одну из ваших лошадей и проедусь по дороге вдоль побережья. Я взгляну на место, куда Джек обычно ставит свою лодку, и заодно послушаю и посмотрю, что происходит в округе. Может быть, это вам поможет определиться.

   – Это чрезвычайно кстати, вы окажете нам любезность, – сказал Роберт.

   – Ну, мы же не враги, – коротко ответил он. – Мне бы совсем не хотелось видеть, как вы вдвоем отправляетесь во французскую тюрьму. Я знаю, что это такое, бывал в этих местах.

   – Я ведь тебе говорила, что он хороший человек, – сказала Изабелла, когда доктор ушел. – Ты на самом деле веришь, что они могли выследить нас здесь?

   – Это меня не удивило бы, – задумчиво ответил Роберт. – И я не хотел бы, чтобы у здешних добрых людей были из-за нас неприятности.

   На следующий день доктор пришел рано утром, сообщил, что вроде бы все в порядке, оседлал лучшую из их лошадей и поехал вдоль по дороге к маленькой бухточке, где Джек высадил Роберта в то утро. Казалось, с того времени прошли годы, а на самом деле – всего месяц.

   День прошел спокойно. Ветер прекратился, море успокоилось. Рыбаки осматривали свои лодки, перетряхивали снасти и опытным глазом определяли погоду на ближайшие дни.

   Человек, замеченный доктором у «Черной Кошки», больше не появлялся, и Изабелла отважилась спуститься вниз, чтобы посоветоваться с Гризеттой. Вернулась она с сообщением, что в расположенной неподалеку роще стоит сарайчик для животных.

   – Если тот человек снова придет, – продолжала Изабелла, – Гризетта постарается отвлечь его, чтобы мы успели убежать и спрятаться там, пока она не даст нам знать, что опасность миновала и мы можем вернуться на место.

   – Если бы я был в норме, – мрачно сказал Роберт. – Как досадно все получилось. Я никогда не чувствовал себя более бесполезным.

   Большую часть этого дня он не ложился, решительно отказываясь от помощи Изабеллы, пытаясь обрести былую силу и твердо стоять на ногах, упражняя правую руку, пока, наконец, не свалился от усталости. Потом он вытащил пистолет, тщательно почистил и положил на место, откуда мог легко достать его.

   – Счастье, что я умею стрелять левой рукой почти так же хорошо, как правой, – сказал он.

   – И уж, конечно, тебе он не потребуется.

   – Нужно быть готовым ко всему.

   В тот вечер доктор Мак не вернулся, но они и не ожидали его, так как он мог поехать куда-нибудь по своим делам. Изабелла и Роберт проснулись ранним утром. Ветви деревьев покрылись изморозью, Одна-две лодки отважились выйти в море, и беглецы стали готовиться: собрали свои вещи и спрятали их, спрятали лестницу, постарались скрыть все свои следы.

   Весь день они провели в напряжении, но к вечеру все еще казалось спокойным, и Изабелла пошла на кухню взять ужин.

   Гризетта уже поставила его на поднос. Изабелла подошла к двери, когда в комнату ввалился какой-то мужчина, на нем не было униформы, но весь властный и агрессивный вид его свидетельствовал о том, что это один из сыщиков тайной полиции Фуше.

   – Стой! – приказал он. – Куда ты собираешься идти со всем этим?

   Изабелла от неожиданности не знала, что ответить. Гризетта ответила вместо нее:

   – Какое право вы имеете врываться в мою комнату и орать на моих служанок? Если хотите знать, она несет эту еду одному старому бродяге, которого я подкармливаю в последнее время. У меня тоже свои понятия о благотворительности, как и у остальных. Что в этом плохого?

   – А где же этот так называемый бродяга? На конюшне?

   – Нет, слишком уж он завшивел, чтобы находиться в моем чистеньком дворике. Он там, в поле, в хлеву. Хотите сходить туда и убедиться, а заодно и подцепить парочку вшей?

   – Сказочка для детей, вот что я вам скажу! Я тут поговорил с народом и должен сказать, более упрямых дураков в жизни не встречал. Но я-то два плюс два могу сложить побыстрее некоторых. Я правду из вас вытряхну! Где-то здесь у вас прячется английский шпион. Так что нечего водить меня за нос всяким враньем. Убийца-англичанин и его шлюха. Клянусь, я повяжу его раньше, чем наступит утро.

   – Да ну? И как же вы собираетесь сделать это, если его тут нет? – саркастически заметила Гризетта, размышляя, что ему было известно наверняка, а что нет.

   Изабелла спокойно поставила поднос. Воспользовавшись случаем, хотела выйти во двор, но полицейский ее опередил. Он схватил ее за руку, грубо дернув назад, к стене дома.

   – Может, ты мне что-нибудь расскажешь, красотка. Ты явно не из этих мест.

   – Ясно, что не отсюда, а вам какое дело? – импровизировала Гризетта. Она моя племянница, дочка моей сестры, приличная девушка, так что убери от нее свои лапы, ты, тюфяк.

   – Племянница, а? Это просто смешно. – Он вынул длинный узкий нож, лезвие которого зловеще сверкнуло в свете фонаря, висевшего над задней дверью. – Еще одно слово, мадам, и я порежу на кусочки вас обеих.

   Этот здоровенный мужчина загнал их в угол на заднем дворе. Гризетта сделала быстрое движение, чтобы выскользнуть, и нож оставил длинный тонкий порез на ее обнаженной руке, откуда сразу же закапала кровь.

   Изабелла, испугавшись, затаила дыхание, и мужчина повернулся к ней.

   – Тебе не понравилось, а? Ну, это же просто мелочи, будет еще много чего, если не захочешь работать как надо. Ну где он? Где он прячется? Забился куда-нибудь, как жалкий трус. А ну-ка, рассказывай, не то возьмусь за тебя и за всех остальных в этом Богом забытом месте.

   – Не знаю, о чем вы говорите, – храбро ответила Изабелла. – Я никогда не слышала ни о каком англичанине, не видела никаких пришельцев, ни я, ни моя тетя. Кто-то дал вам неверные сведения.

   – Ну уж нет, сведения мне дали верные. Быстро отвечай, не то хуже будет.

   – Я не знаю. Как я могу сказать то, чего не знаю?

   Он приблизился к Изабелле на шаг.

   – Я мог бы нарисовать хорошую картину на твоем симпатичном личике.

   Нож коснулся щеки Изабеллы, поцарапал до крови и передвинулся к горлу. Изабелла почувствовала укол и вонзила ногти в ладони, чтобы не закричать. Он был так близко, что она видела капельки пота на его лице, знала, что он наслаждается ее ужасом, продлевая его.

   – Говори, черт тебя побери, говори! – угрожающе прошипел он, и снова нож проколол нежную кожу. – Вот как выстроим всю деревню в одну линию да будем подстреливать по одному, посмотрим, как вы заговорите.

   Звук выстрела так испугал Изабеллу, что она упала на ступеньки. На лице, находившемся так близко он нее, застыло выражение удивления, нож выпал из пальцев, и полицейский рухнул на камни двора.

   На мгновение все застыли, потом Гризетта упала на колени рядом с трупом.

   – Ох, Боже мой, он…

   Она подняла голову и встретилась глазами с Изабеллой. Обе они подумали об одном и том же.

   Двое-трое мужчин, услышавших выстрел, прошли через кухню из зала «Черной Кошки», другие пришли во двор с улицы. Все молча стояли и смотрели на лежащего человека.

   Изабелла похолодела от ужаса. Зачем Роберт сделал это? Зачем? Зачем? Он подвергал себя страшной опасности.

   Стояла неловкая тишина, никто не шевелился. Потом открылась дверь чердака, и Роберт спустился по лестнице. В старой рубашке, которую ему дала Гризетта, в грязных штанах, с волосами, небрежно упавшими на лоб, меньше всего походил он сейчас на английского милорда, который являлся также и шпионом. Левой рукой он обнял Изабеллу и прижал к себе. Искоса глянул на Гризетту.

   – Он…?

   Гризетта медленно встала на ноги.

   – Мертвее некуда.

   Роберт оглядел всех собравшихся.

   – Это был единственный способ остановить его. Он бы выполнил свою угрозу, вы знаете. Мне приходилось видеть это раньше. Мужчин, женщин расстреливали одного за другим, пока не получали, что хотели. Я не мог этого допустить.

   Но они вернутся его искать и потребуют расплаты.

   Изабелла затаила дыхание. Роберт отдавал себя в руки этих людей. Испытывал судьбу. Снова тянулось молчание, потом один из мужчин сделал шаг вперед, и Изабелла узнала его, высокий парень с копной черных волос, один из тех, кто смеялся над ней в тот день, когда она впервые пришла в «Черную Кошку».

   – Мы можем только поблагодарить вас за то, что вы сделали, месье, – лаконично сказал он. – Нечего голову ломать из-за этих ищеек, вечно они лезут к людям, суют нос в то, что их не касается, задают вопросы да мучают налогами, житья от них нет.

   Оказывается, в этой деревушке существовали свои правила и законы, своя мораль. Они укрыли двух беглецов и не собирались отдавать их людям, которым не доверяли и которых боялись.

   Старший выступил вперед и распорядился.

   – Жак Мартель, ты поможешь мне оттащить эту падаль к лодкам. За скалой сейчас хорошая ловля, море спокойное. Пара камней утянет его на дно. Если кто спрашивать будет, мы ничего не знаем, ничего не видели, согласны? – Среди собравшихся пробежал шепот, и толстый человек вышел, чтобы встать рядом с первым. – Не один человек потерялся на этих берегах в штормовую погоду, так почему бы не он? А что касается вас, месье, – продолжал он, обращаясь к Роберту, – лучше вам не ждать, пока они явятся. Берите вашу женщину и отправляйтесь, пока ночь не кончилась, а?

   – Спасибо вам, – сказал Роберт, – примите мою искреннюю и сердечную благодарность.

   – Ну, что такое благодарность? Вот ее нужно благодарить, Гризетту, у нее сердце тигрицы и хитрость лисицы, не так ли, моя дорогая? – и он обнял мадам Гранне за плечи.

   – Убери свои руки, Жан-Мариус! – сварливо сказала Гризетта. – И не стойте здесь, вы все. Быстренько уберите эту падаль с моего двора и окатите двор парой ведер воды.

   Тело унесли, кто-то смыл кровь с камней дворика. Гризетта подошла к Роберту, устало прислонившемуся к стенке конюшни.

   – Несколько минут я была из-за вас на острие ножа, – сказала она, – но, слава Богу, это сработало. Они грубые люди, но понимают вас правильно. Однако Жан-Мариус прав. Если они вернутся, вас здесь быть не должно.

   – Я понимаю.

   – У вас есть еще несколько часов. Пока мертвеца не хватились, они сюда не явятся, а он тем временем окажется глубоко в море. Доктор должен скоро вернуться. Поднимайтесь-ка опять наверх, и я принесу вам поесть.

   – Не думаю, что я смогу что-нибудь съесть, – вздохнула Изабелла.

   – Сможешь. В трудные времена всегда надо пользоваться случаем подкрепиться. Это вам каждый солдат скажет, – сурово заметила Гризетта.

   Они снова вскарабкались на чердак, который казался им почти домом, а Гризетта принесла мясо и хлеб, сыр и яблоки.

   – Холодное все, конечно, но сегодня мне нечего больше предложить. – Она поставила между ними бутылку вина. – Это хорошее вино. Я его берегу для друзей. Вы смелый человек, месье Роберт, дело могло бы обернуться совсем плохо.

   – Я это понимал.

   – Но обошлось, так что все хорошо. Пейте и будьте счастливы.

   Изабелла порывисто обняла женщину.

   – Мы так благодарны за все, что вы сделали.

   – Ладно, ладно, что там говорить. Я рада вспомнить прежние денечки, приключения, опасности, это теперь я веду спокойную жизнь. Я буду настороже. Шторм прекратился. Я уверена, что Джек здесь, а если нет, то Жан-Мариус поможет – он мой должник и хороший моряк. Так что ешьте свой ужин и не беспокойтесь.

   Они посмотрели, как Гризетта спускалась с чердака, потом втянули лестницу наверх.

   – Как ты меня испугал, – произнесла Изабелла. – Я до сих пор дрожу, стоит подумать об этом.

   – Не думаешь же ты, что я бы позволил этому мерзавцу причинить вред тебе или кому-то еще? Бывают случаи, когда надо действовать, даже рискуя свободой.

   – Я знаю, – тихо сказала она.

   Роберт наклонился, чтобы поцеловать ее, и это стало искрой, воспламенившей их страсть. Опасность, невероятное напряжение нескольких последних недель, начиная с той ночи раскрытия тайны в замке, захватили их в безумном желании и страсти, что удивило их обоих. Как будто они не могли больше ждать, чтобы оказаться рядом. Роберт забыл боль, скованность в плече. Все несчастья, сомнения и горести исчезли прочь, остались торжествующая радость и блаженство. Роберт коснулся пальцем засохшей струйки крови на щеке Изабеллы и поцеловал ее.

   – Я убил бы каждого, кто посмел бы оцарапать твое лицо.

   Изабелла села и начала наливать вино в чашки. Они торжественно выпили сначала друг за друга, потом за Гризетту, потом за жителей деревни, пока она не сказала: – Роберт, если я ничего не поем, то опьянею. – Они сидели за скромным ужином и были невероятно счастливы.

   Позже появились доктор Мак и Джек Дарроу. Доктор подозрительно посмотрел на веселую парочку и полупустую бутылку, и Роберт рассмеялся.

   – Гризетта подарила нам это вино, но мы совсем не пьяны. Оставили половину для вас. Боже, как я рад видеть тебя, Джек.

   Роберт протянул левую руку, приветствуя друга. – Мы были уже на пределе сил. Твоя мадам Гранне оказалась настоящим сокровищем. Мы бы без нее пропали. Наполни чашки, Изабелла, и выпьем за нее.

   Они допили остатки вина. Изабелла с любопытством смотрела на человека, которого Роберт назвал своим другом.

   – Кажется, у вас хорошее настроение, – сказал доктор, ставя свою чашку и поглядывая на них обоих. – Что-нибудь случилось? Они прекратили поиски?

   – До этого далеко, – хмуро ответил Роберт. – У нас был гость и чертовски неприятный. Изабелла может больше рассказать о нем.

   Позабыв о веселье, они рассказали эту страшную историю. Доктор и Джек выслушали молча.

   – Вы подвергались ужасному риску, – сказал доктор с невольным восхищением. – Ведь вы понимали, как плохо все могло обернуться?

   – Да, я это отлично понимал, – признался Роберт. – Я нервничал, как кот на крыше, так как не был уверен, удастся ли выстрелить левой рукой так же метко, как правой, но выбора не оставалось. Если бы люди в деревне потребовали от меня сдаться, чтобы уберечь их от мести Фуше, а он ведь способен сжечь все дотла, я бы только попросил их спасти Изабеллу. К счастью для меня, они решили иначе, и хватит об этом. А теперь расскажите, какой счастливый случай свел вас вместе.

   Оказалось, что доктор, прогуливаясь по береговой дороге, расспрашивал потихоньку жителей то тут, то там, а потом добрался до бухточки, где обычно Джек Дарроу держал свою лодку. Большую часть ночи он провел там и встретился с Джеком рано утром. Они, оставив Бена с лодкой, вернулись вместе и выбрали окольный путь, чтобы не вызывать подозрений.

   – Одно я вам скажу точно, – продолжал он, обращаясь к Роберту, – из всего услышанного мною следует, что ваша жизнь гроша ломаного не стоит. Они сделают все возможное, лишь бы засадить вас за решетку. Так что нельзя терять время.

   – Мне кажется, – сказал Джек Дарроу со своим обычным уверенным видом, впервые вступая в разговор, – чем скорее мы доставим на борт вас и вашу леди и отплывем от этих берегов, тем лучше. Есть только одно затруднение. Сейчас море достаточно спокойное, особенно у берегов, но на середине пролива картина уже меняется. Там поднимается волна. Не знаю, как мы с Беном будем вдвоем управлять лодкой, если налетит сильный шторм.

   – Выбора у нас нет, – нахмурился Роберт. – Оставаться здесь, ждать, пока я окрепну, подвергаться опасности и оказаться во французской тюрьме или отплыть сейчас и иметь шанс утонуть в Ла-Манше. Тебе решать, Джек, речь идет и о твоей жизни тоже, твоей и Бена, но должен сказать, что я не совсем беспомощен. Моя левая рука действует нормально, а в случае крайней необходимости я могу пользоваться и правой.

   Все молчали, потом доктор недовольно сказал:

   – Работая правой рукой, вы можете причинить себе большой вред. У меня есть опыт в плавании под парусом, и я пока еще уверен в своем здоровье и силе. Я могу вам пригодиться.

   – Вы хотите сказать, что отправляетесь с нами? – воскликнула Изабелла.

   – Ничто меня здесь не держит, и не все ли равно, где подыхать с голода, в Лондоне или на побережье Франции, – сухо ответил он.

   – Но… – начала Изабелла и сразу же умолкла под красноречивым взглядом Роберта, понимая, что намекать на награду доктору за великодушие, значило бы больно ранить его гордость и свободолюбие.

   – Если вы такой же хороший моряк, как хирург, – продолжал Роберт в присущей ему непринужденной манере, – то, я знаю, Джек будет благодарен вам до конца жизни, как и все мы.

   – Тогда решено. Не начать ли приготовления? Судя по тому, что я слышал, и по тому, что здесь сегодня случилось, не думаю, чтобы полицейские теряли время, – сказал доктор, поднимаясь на ноги.

   Сборы заняли мало времени, в отличие от прощаний. Гризетта обняла Изабеллу и, нисколько не смущаясь, расцеловала Роберта в обе щеки. Он отдал ей большую часть оставшихся денег. Гризетта взяла, но очень неохотно.

   – Я не из-за денег помогла вам, – протестовала она, – а ради Джека и вас обоих.

   – Я знаю, но вы можете использовать эту сумму по своему усмотрению. Люди здесь бедны, видит Бог, а зима будет трудной.

   Джек поцеловал Гризетту в щеку, и Изабелла не могла не заметить, как мадам на мгновение прижалась к нему, и подумала: – «Странно, эти двое так непохожи друг на друга. Неужели они когда-то были любовниками?»

   Пора было отправляться в путь. Роберт и Изабелла сели на лошадей, прихватив свой багаж, а доктор и Джек шли рядом. В последний момент Гризетта вынесла пакет с едой и протянула его Изабелле.

   – Как быть с лошадьми? – спросил Роберт у Гризетты, нетерпеливо отстраняя руку доктора, – тот хотел помочь Роберту сесть в седло. – Теперь они ваши.

   – Привяжите их среди деревьев. Место там спокойное, и как только Жан-Мариус вернется со своей лодкой, я пошлю его забрать лошадей. Он хотел купить коня в прошлом году, но денег не удалось собрать. Теперь он сможет оставить себе одну лошадку как подарок от англичанина. – Она засмеялась и помахала рукой, глядя на маленькую кавалькаду, уходящую в ночь.


   В шестом часу утра они добрались до бухты. Было еще темно, лишь слабо светилось небо над морем. Изабелла отыскала глазами лодку, что должна была отвезти их в безопасную Англию.

   – Она гораздо больше, чем я ожидала, – воскликнула Изабелла.

   Роберт улыбнулся.

   – Что же ты ожидала увидеть? Шлюпку с веслами?

   – Даже не знаю, что я себе представляла, наверное, что-то в этом роде, – призналась она.

   – Никогда не рассказывай это Джеку. «Чайка» – его гордость и радость.

   – Ты помог приобрести ее? – заинтересованно спросила Изабелла.

   – Не только я. Министерство иностранных дел тоже помогло.

   Бен сделал себе что-то вроде шалаша из куска парусины, устроившись в кустах. На небольшом костре грелся котелок с водой. Бен вскочил на ноги, широко улыбнулся от радости, что вся компания в сборе.

   Роберт сполз с лошади, страдая от боли во всем теле. Он расстраивался, что не настолько здоров, как хотелось бы. Болезнь унесла силы, но он старался скрывать свою слабость от остальных.

   Джек посмотрел на море опытным глазом.

   – До прилива час или около того. Подождем и согреемся у огня.

   – Хорошая мысль, – сказал доктор. – Надо бы и поесть. Впереди долгий путь. И к тому же, будет холодно.

   – Гризетта нам дала еду, – сказала Изабелла.

   – К сожалению, у меня нет ни кофе, ни чая, – извинился Джек, – зато есть шоколад. Разожги-ка огонь побольше, Бен, и налей воды в котелок.

   – Да, хозяин, да, сейчас.

   Все собрались вокруг костерка. Молока и сахара не было, но горячий горьковатый шоколад согрел и подкрепил, а хлеб и вкусная колбаса Гризетты пришлись очень кстати. Напряжение, вызванное боязнью погони, не проходило, и они пытались забыть его, смеясь, шутя, уговаривая доктора Мака рассказать им что-нибудь из своих приключений. Джека не удалось убедить поделиться воспоминаниями, тот утверждал, что в его жизни не было ничего примечательного. Эти двое, доктор Мак и Джек, объединенные любовью к морю и кораблям, уже подружились.

   Темнота рассеивалась, пора было отправляться. Изабелла на прощание сберегла для лошадей два яблока. Оделила ими верных животных и поцеловала в нежные ноздри. Потом пошла вслед за остальными к морю.

   Начался прилив. Изабелла стояла в нерешительности у кромки воды, в которую предстояло ступить, чтобы добраться до борта «Чайки». В другое время Роберт без промедления перенес бы Изабеллу на руках, но сейчас он ничего не мог сделать. Роберт был вынужден лишь проводить глазами жену, когда доктор Мак подошел к Изабелле и весело сказал: – Вы позволите, леди, – и перенес ее на борт лодки. Было глупо раздражаться по этому поводу, но все же Роберт сердито отстранил Бена, когда парень робко предложил ему помощь.


   «Чайка» была готова к отплытию. Роскоши на шхуне не было, но она отличалась безупречной чистотой и порядком. Были даже предусмотрены кое-какие удобства. В крошечной каюте лежали одеяла и подушки, и Джек при поддержке доктора уговаривал Изабеллу укрыться здесь вместе с Робертом. Однако Роберт категорически отказался и упрямо оставался на палубе, делая левой рукой, что мог.

   Первые несколько часов плаванья прошли хорошо, и они отлично шли вперед, несмотря на ветер, дувший в противоположном направлении. Он не был настолько сильным, чтобы сбить с курса, но все же замедлял ход, и требовалось искусное маневрирование, чтобы не отойти от намеченного маршрута.

   Днем все же случилось то, чего так опасался Джек: налетел сильный шторм. Первый порыв оказался таким внезапным и мощным, что почти опрокинул шхуну. Вода хлынула через борт, чуть не сбив Изабеллу с ног. Она поскользнулась на мокрой палубе и упала на Роберта. Роберту удалось удержать ее у самого борта. Потом «Чайка» выправилась сама.

   Следующие несколько часов они непрерывно боролись со стихией. Роберт упрашивал Изабеллу спуститься в каюту, но она не могла этого сделать из страха оказаться запертой там, если вдруг «Чайка» пойдет ко дну. Становилось досадно от мысли, что это могло случиться сейчас, когда они были почти рядом с домом. Джек все бы отдал, будь поблизости тихая гавань. Никогда он не встречал такого ветра. Ветер свистел и стонал в снастях шхуны, и, казалось, он дул со всех сторон.

   И вдруг наступило затишье. Они перестали с тревогой поглядывать друг на друга, рассмеялись над самими собой, измученные, но торжествующие. Потом ветер налетел с новой силой, на этот раз он застиг врасплох даже Джека. Огромная волна обрушилась на палубу и увлекла Изабеллу вслед за собой.

   На долю секунды все застыли, не веря своим глазам, а потрясенный доктор произнес: – Боже, я не умею плавать. – Однако Роберт, не обращая внимания на свое больное плечо, сбросил сапоги и кинулся с борта за Изабеллой. От ледяного холода захватило дыхание, но он видел Изабеллу в волнах и поплыл к ней, ведомый силой, способной заглушить боль и преодолеть беспомощность. Роберту удалось схватить Изабеллу за одежду.

   – Не сопротивляйся, – выдохнул он, – я тебя держу.

   Испуганная Изабелла услышала голос мужа, это придало ей силы, о которых она не подозревала, и она стала выполнять все, что просил Роберт.

   Джек налег на руль, пытаясь выровнять «Чайку». Вода швырнула Роберта обратно к судну. Дружеские руки схватили Изабеллу за платье и втащили на палубу. Налетевший ветер снова отбросил судно, и море унесло Роберта прочь. Он безуспешно пытался дотянуться до брошенного ему каната, но силы убывали, боль и холод сковали движения, и он все больше и больше удалялся от «Чайки». Казалось, шхуна полностью находилась во власти ветра. Она больше не подчинялась людям. С содроганием Джек всматривался в темноту. Теперь Роберта могло нести в любом направлении. Найти его в бушующем море было невозможно, но они продолжали искать. Они кричали снова и снова, пока не охрипли, но не услышали ответного крика.

   Нахлебавшаяся воды Изабелла находилась в бессознательном состоянии и сначала не поняла, что происходит. Доктор Мак отнес ее в каюту, снял мокрую одежду, завернул в одеяла.

   Первая мысль была о Роберте. Изабелла села, лихорадочно оглядывая каюту.

   – Где он? Где Роберт?

   – Не беспокойтесь, – сказал доктор. – Джек и Бен найдут его.

   – Найдут его? Что вы имеете в виду? Он ведь принес меня на борт, я помню. Что вы с ним сделали? – Она начала неистово метаться. – Вы позволили ему утонуть?

   Доктор схватил Изабеллу за руки и стал держать.

   – Нет, Изабелла, нет.

   – Тогда где он? Я должна пойти и найти его. Он не должен умереть. Я не позволю ему умереть.

   Одеяла мешали Изабелле встать, и доктор осторожно прижал ее к подушкам.

   – Поверьте мне, мы ничего не можем поделать. Оставайтесь здесь. Я пойду посмотрю, может быть, они его уже вытащили. Я уверен, что вытащили.

   Доктор вышел и поднялся на палубу. Ветер сразу же налетел на него и поставил на колени. Одного взгляда на лица моряков было достаточно, чтобы понять, насколько безнадежны поиски.

   – Мы еще ищем, – сказал Джек.

   – Боже мой, что мы ей скажем?

   – Что есть надежда.

   Но надежды не было, и они это знали. Знал и он сам. И Изабелла все поняла, когда доктор снова спустился к ней.

   Посмотрев доктору в лицо, она отвернулась. В глазах Изабеллы застыла такая печаль, что сердце у доктора разрывалось.


   Первой реакцией Роберта, когда он понял, что море уносит его все дальше и дальше от «Чайки», была злость, злость и ярость оттого, что после всего, что с ними произошло, когда спасение было всего в нескольких часах от них, слепой случай сыграл с ними злую шутку. Эти неприятные чувства и желание бороться помогли ему продержаться на волнах некоторое время, преодолевая холод, боль и слабость. Роберт повернулся на спину и отдал себя на волю волнам, чтобы отдохнуть от смертельной боли в плече. Сознание слегка помутилось, и он снова оказался в детстве, и они с Дэвидом плавали в ледяных шотландских озерах, где им нечего было бояться… Он что-то задел – канат, корабельный канат, и Роберт схватился за него левой рукой, это дало несколько минут передышки… Он понимал, что устает, стал прикидывать, сможет ли выбраться на берег, и понял, что никогда не доберется до него. Как нелепо было бы умереть, когда все выяснилось, когда они с Изабеллой достигли новых глубин понимания… Теперь его несло более быстрое течение, но тело немело от холода, и Роберт понял, что не сможет больше продержаться, как вдруг увидел свет, пляшущие огоньки впереди… Может быть, это «Чайка»? Он поплыл по направлению к свету. Но силы его быстро иссякли. Роберт подумал, что надо бы крикнуть, подождать, что ответят с судна… По-французски?! Этого не может быть. Ведь он убегал из Франции. В любом случае, сил отвечать у него не было. Под тяжестью усталости он погружался все больше и больше… Море сомкнулось у Роберта над головой, и он ушел в мягкую плотную темноту.


   – Изабелла, моя дорогая, – сказала Харриет Холланд, постучав в дверь и входя в комнату, – здесь этот джентльмен, доктор Макфи. Он очень настаивает на том, чтобы видеть тебя.

   Изабелла сидела у окна. Она быстро подняла голову.

   – Он пришел с новостями?

   – Он не сказал.

   Свет надежды окрасил лицо Изабеллы.

   – Нет, конечно, нет. Чудес не бывает. Прошло уже шесть дней. Безумием было бы надеяться… Пора посмотреть правде в лицо, признать, что он ушел от меня навсегда.

   – О, моя дорогая, если бы ты знала, как я тебе сочувствую.

   – Я знаю. Вы оба были так добры ко мне. Скажите ему, что я спущусь через несколько минут.

   – Скажу и сделаю вам кофе.

   – Спасибо.

   Харриет заторопилась вниз. Сердце ее пронизывала боль.

   – Если бы Изабелла могла поплакать, ей бы стало гораздо легче, – сказала она своему брату на кухне. – Я не могу понять ее. Как будто внутри у нее скручена пружина, ей будто не хочется больше жить. – Харриет поставила чайник на плиту и засыпала зерна кофе в кофемолку. – Так больше продолжаться не может, Гильберт.

   – Дай ей время, дорогая, она еще не пришла в себя.

   – Она даже не позволяет мне написать Ги или ее золовке. Ведь они очень волнуются. Когда сюда приезжала леди Мэриан и все расспрашивала, а мы ничего ей не могли толком рассказать, – она сказала, что сам граф приехал из Шотландии.

   – Изабелле нужно дать время, – сказал Гильберт, похлопывая сестру по плечу. – Мы так мало знаем о случившемся, не нам вмешиваться, Харриет.

   Сидя наверху в симпатичной спальне с полотняными занавесками в цветочек и лоскутным одеялом, сделанным самой мисс Холланд, Изабелла думала, что должна продолжать жить, выполнять свои обязанности, как бы это ни было тяжело. Завтра она вернется в Лондон. Больше здесь оставаться нельзя.

   Изабелла встала и безразлично посмотрела в зеркало. Харриет одолжила ей платье из темно-серой шерсти с кружевом у ворота и на манжетах. Последние шесть дней, с той самой ночи, когда измученные и опечаленные, они, наконец, добрались до Рай-Харбора, прошли в безысходной тоске. Она знала, что Джек и доктор Мак вели себя более чем достойно. Они принесли Изабеллу в крошечную хижину. Джек развел большой огонь в очаге, а доктор растирал ее замерзшее тело, пока она не вернулась к жизни. Потом ее завернули в теплые одеяла, влили в рот бренди и горячий кофе и, как только представилась возможность, переправили в приход к мистеру Холланду. Брат и сестра Холланды приняли близко к сердцу ее несчастье. Изабелле казалось странным, что она так мало страдала физически. Мучило ужасное сознание, что она явилась причиной смерти Роберта, от этого она замыкалась в отчаянии, из которого не видела выхода.

   Изабелла медленно спустилась по лестнице и вошла в гостиную, где ждал доктор Макфи. Он поднялся. Изабелла шла ему навстречу с протянутой рукой.

   – Мисс Холланд сказала, что вы хотели видеть меня.

   – Да, – доктор взял руку Изабеллы и подержал в своей, профессиональным взглядом изучая ее лицо. – Я приходил каждый день справляться о вас. Вы много страдали и от пребывания в холодной воде, и от волнений.

   – Я прекрасно себя чувствую, я не простудилась, благодаря вам и Джеку. – Изабелла мягко убрала свою руку и подошла к маленькому столику. – Здесь есть кофе. Налить вам?

   – Спасибо. – Доктор Макфи взял чашку и снова сел.

   Они держались официально друг с другом, не в силах говорить о том, что тревожило обоих.

   – Попробуйте лепешку, мистер Макфи, попробуйте. Мисс Холланд печет замечательные лепешки. Роберт всегда говорил… – она смешалась, не в силах продолжать.

   Доктору хотелось обнять ее, утешить, но он не осмелился.

   – Спасибо. Ничего не нужно. Я должен идти. Я ведь пришел попрощаться. Не могу больше злоупотреблять гостеприимством Джека. Надо ехать в Лондон, искать какую-нибудь работу. Раньше я не мог уехать, нужно было ждать…

   – …Хороших новостей не пришло. Не знаю, как, но мне нужно научиться жить с этим. – Голос Изабеллы задрожал и оборвался. – Не могли бы вы навестить меня в Лондоне? Мы… с Робертом говорили кое о чем, что могло бы вам помочь.

   – Я не хотел бы причинять неудобств, – сдержанно начал доктор.

   – Никаких неудобств, скорее это была бы помощь нам – это касается сестры Роберта. Вы придете? Пожалуйста, приходите.

   – Конечно, если желаете.

   – Это Гленмур-Хаус на Арлингтон-стрит, рядом с Пикадилли.

   – Я запомню.

   Дольше он оставаться не стал. Когда вошла Харриет забрать поднос, Изабелла уже приняла решение.

   – Я передумала. Я должна вернуться на Арлингтон-стрит уже завтра.

   – Может быть, это самое лучшее. Как ты поедешь? Я пошлю Джо заказать тебе место в почтовой карете на Лондон.

   – Да, пожалуйста, – Изабелла сделала беспомощный жест. – У меня нет денег. Придется занять у вас, пока не доберусь до дома.

   – Не беспокойся об этом.

   Изабелла подошла к окну.

   – Какая сегодня погода? Хочется прогуляться к морю.

   – О, моя дорогая, благоразумно ли это? Дождя нет, но очень холодно, и тебе не следует гулять одной.

   – Почему? Прежде я всегда так делала.

   – Ну, хорошо, иди. Только надень теплый плащ и мои новые ботинки.

   – О, Харриет, – воскликнула Изабелла. – Что бы я без тебя делала? – она порывисто обняла мисс Холланд и пошла собираться.

   Изабелла отправилась к морю. Воздух был ледяным, как и предупреждала Харриет, но небо было чистым. Она быстро шла по знакомой тропе. Изморозь покрывала каждую веточку. Ветер стихал. Тот роковой шторм сделал свое черное дело и умчался прочь. Изабелла прошла мимо гостиницы «Корабль на Якоре» и вышла к маяку. Дальше простирался пустынный берег, где она нашла Люсьена, где Роберт увидел, как она купалась полуобнаженная.

   Изабелла прошла дальше и посидела немного, прислонившись к одной из рыбацких лодок, вытащенных на песок. Море, такое жестокое море, могло быть и обманчиво спокойным, серым, тихим. Может, если войти в него и идти, идти, то она тоже умрет… Это был бы выход. Она не знала, как рассказать о случившемся Мэриан, как вынести горький упрек в ее глазах. Потом был еще граф, этот невообразимый человек, он только-только примирился с женой-кухаркой своего сына, а теперь она должна признать, что утопила Роберта. Лучше бы ей убежать куда-нибудь и спрятаться, но это было бы трусостью. Холод стал пробираться по спине сквозь теплый плащ Харриет. Изабелла встала и запахнула его поплотнее.

   В то утро берег был пустынным. Только один человек шел от гостиницы «Корабль на Якоре», судя по виду, рыбак: в толстой куртке, тяжелых сапогах и рыбацкой шапке. Но одежда была ему явно не по размеру. – «Наверное, один из контрабандистов», – машинально подумала Изабелла. Потом вдруг что-то в этом человеке привлекло ее внимание. Мужчина ускорил шаг, снял шапку, помахал ею над головой. Разлетелись его густые каштановые волосы… Изабелла затаила дыхание… это не он… не может быть… наверное, это сон, галлюцинация, вызванная страшными мыслями и горем. Потом она побежала, оба они бежали по осыпающейся гальке, пока не упали в объятия друг друга.

   – Роберт!

   Изабелла задыхалась, плача и обнимая мужа, чтобы никуда больше не отпустить. Слезы струились по ее щекам, но она их не замечала.

   – Ну отличное приветствие, ничего не скажешь. Будто я и так не наглотался вдоволь соленой воды, – но Роберт крепко держал Изабеллу, прижимая к себе. Они стояли, обнявшись, пока не схлынуло удивление.

   – Но откуда ты идешь? Из моря? Ветер принес тебя обратно ко мне? – спросила она, когда смогла говорить связно, все еще цепляясь за руку Роберта, словно тот мог исчезнуть в любой момент.

   – Ничего романтичного, к сожалению, я иду из «Корабля на Якоре».

   – Но как? Почему? Когда?

   – Это длинная история.

   – Я хочу услышать ее всю. Почему ты не пришел к нам? Мы так горевали о тебе.

   – Я сюда пришел вскоре после полудня. Я шел к викарию, чтобы поискать тебя там, но Мэри-Хоуп сказала, что видела, как ты направлялась к морю, вот я и пришел сюда за тобой.

   Теперь Изабелла рассмотрела Роберта получше. Он был очень бледен, с тенями под глазами, а правую руку все еще держал за бортом куртки.

   – Расскажи мне, что случилось.

   – Я должен как можно скорее увидеть Холландов.

   – Расскажи мне дорогой.

   – Меня подобрал французский люггер. Как тебе это нравится? Один из тех, что нелегально перевозят товары. Они перевернули меня вниз головой, вылили из меня морскую воду и лили в глотку контрабандный бренди до тех пор, пока я не пришел в себя. Через двадцать четыре часа я сообразил, что со мной. К тому времени они уже прочно стояли на якоре в бухте недалеко от Булони. Я лежал в каюте, укутанный в одеяла. Они спасли мне жизнь.

   – Они знали, кто ты?

   – Нет, слава Богу. У меня в кармане оказались документы на имя Мориса Дюпона. Я был еле живой, но у меня хватило сообразительности сочинить им историю о том, как я поссорился со своей шайкой, что в меня стреляли и выкинули за борт. Контрабандисты все это проглотили, потому что такое случается довольно часто. Они были даже симпатичными. Но, тем не менее, я остался голым, в чем мать родила, а сил – не больше, чем у больного кота, вряд ли я был способен защитить себя. Одежда моя исчезла, как и те деньги, что оставались у меня. Но они были так добры, что нашли мне вот эти довольно уродливые вещички, и время от времени приносили мне еду. Единственное, что не входило в их планы, так это совершить специальный рейс к берегам Англии ради моего спасения. Меня бы здесь не было, если бы одно срочное дело не заставило их снова переплыть Ла-Манш, пока море спокойное, и вот я здесь.

   – Это невероятно, я все еще не могу поверить, – выговорила она.

   – Знаешь, кто был первым, кого я встретил, ступив на берег вчера вечером и кто спорил с моими парнями по поводу контракта? Джонти собственной персоной! И он узнал меня даже в этом виде. Я тут же подумал, что погиб, что он меня выдаст. Но он хоть и нахмурился и забрюзжал, и глядел на меня волком, но держал рот на замке, иначе меня отправили бы обратно во Францию, потребовали бы выкуп, и мне страшно подумать, как высказалось бы по этому поводу Министерство иностранных дел.

   – А что же ты расскажешь в Уайтхолле, Роберт?

   – Все зависит от того, какие слухи туда просочились.

   – А ты расскажешь им обо мне и Люсьене?

   – Не хотелось бы. На все вопросы отвечай, что мы были в сверхсекретном отпуске эти последние шесть недель.

   Изабелла рассмеялась, слишком счастливая, чтобы о чем-то беспокоится.

   – Мэриан никогда не поверит этому, как и твой отец.

   – О, Боже, а папа тут при чем?

   – Мне сказали, что Мэриан послала за ним и он приехал из Гленмура.

   – Ну вот, и эту проблему придется решать.

   – Я собиралась заказать место на завтра в карете на Лондон. Я попрошу Джо заказать два места.

   – К черту все! Я иду в гостиницу «Святое Спасение». Мистер Лэмб все для нас устроит. Мне не терпится избавиться от этих шмоток. Ты заметила, что они пропитаны запахом тухлой рыбы? Как по-твоему, не побежит ли викарий сразу мыться?

Эпилог
Канун Нового года
1803

   – Не верю ни единому вашему слову, – заявил Дэвид. – Вы приезжаете в наемной почтовой карете, ты выглядишь так, что краше в гроб кладут, а Изабелла качается, как былинка на ветру, без всякого багажа и хотите, чтобы мы поверили, что вы только что вернулись после шестинедельного отдыха? Знаешь ли, Роберт, этого недостаточно. Не кажется ли тебе, что ты должен рассказать нам, что на самом деле произошло?

   На следующий день после того, как карета привезла их на Арлингтон-стрит, они сидели в кабинете у Роберта. Прошли первые моменты радостного волнения, всеобщего, включая родных, слуг и собак, ликования и возбуждения. Наступило время объяснений, а их-то, по разным причинам, Роберт не очень хотел давать.

   – Извините, но и правда, рассказывать нечего.

   – Чепуха! – воскликнул граф, поднимаясь из кресла и принимаясь расхаживать по ковру перед камином. – Это далеко не все. Этой сказкой ты можешь дурачить своих лондонских знакомых, но не меня. Я твой отец, не забывай этого. И хочу знать правду. Черт побери, я заслужил это тем, что притащился из Гленмура, а тут нахожу Мэриан, обливающуюся слезами. Весь дом в смятении, служанки раздражаются от любого пустяка, а эта беспородная собачонка Изабеллы скулит и воет день и ночь. И после этого вы возвращаетесь, совершенно спокойные и с каким-то смехотворным объяснением о вашем втором медовом месяце. – Граф сердито фыркнул. – Я не вчера на свет появился.

   – Но поверь мне, отец, ничего особенного не было.

   – И ты считаешь, что я в это поверю? И нечего сердито поглядывать на Дэвида. Он становится немым, как рыба, стоит задать ему первый вопрос. А теперь послушай меня, мой мальчик. Я живу вдали от света, но не глухой же я и не слепой. Я еще вполне разбираюсь в том, что происходит. Как насчет неприятных событий из-за твоей жены? И та дуэль? Какого черта ты не прикончил парня, когда у тебя была возможность? Ты же всегда славился меткостью. Мне абсолютно ясно, что эта твоя… жена водила тебя за нос все лето, а потом убежала с тем чертовым лягушатником, не оставив тебе другого выхода, кроме как пуститься вдогонку за ними. Это больше похоже на правду, не так ли?

   – Нет, черт побери, ничего подобного! – заявил Роберт. – Ты все понимаешь неправильно.

   – Неправильно? Тогда, может быть, мы можем, наконец, узнать правду? Или, черт возьми, ты думаешь, я не имею права ее знать?

   – О Боже! – Роберт с тревогой посмотрел на Дэвида и подумал, что немногое из его рассказа могло бы удовлетворить отца. Рассказать ему всю историю, так он того и гляди начнет прославлять подвиги своего сына, будто он герой рыцарского романа. Меньше всего Роберт хотел именно этого.

   – Ну же, мальчик, давай рассказывай, – нетерпеливо потребовал граф. – Или нам придется ждать весь день?

   – Ну хорошо, – неохотно сказал Роберт. – К твоему сведению, из-за работы, которой я занимался последние несколько лет, я нажил себе много врагов во Франции. Я считал, что ускользнул от них, сохранил свое инкогнито, но, как оказалось, ошибался. Люсьен де Вож действовал по их указаниям. Они попытались добраться до меня, использовав мою жену. Короче говоря, Изабеллу обманом заставили поехать в Кент – якобы я позвал ее туда, чтобы побыть с нею там. На нее напали и захватили в плен. Ги, который сопровождал ее, попытался спасти сестру, но в него стреляли и оставили на берегу, считая мертвым. К счастью, его подобрали, и он смог рассказать мне, что случилось и куда увезли мою жену. Я поехал за ней.

   – И привез ее обратно.

   – Да.

   – Надеюсь, на этот раз тот вероломный молодой человек получил по заслугам? Ты убил его?

   – Нет. Так получилось, что Изабелла сама убила его.

   – Что? – изумился Дэвид. – Ты хочешь сказать, что…

   – Она выстрелила в него как раз вовремя, в противном случае меня бы тут с вами сейчас не было.

   – Черт меня побери! – сказал граф. – Молодец она. Ты знаешь, я всегда считал, что эта женщина очень смелая.

   – Правда? – с иронией спросил Роберт. – Долго же тебе удавалось меня дурачить.

   – Наверное, было невероятно трудно справиться с ними? – продолжал Дэвид.

   – Конечно, были сложности.

   – О которых ты не собираешься нам рассказывать.

   – Нет, пока не отчитаюсь в Министерстве. Мне нужно как можно скорее повидать Дандаса.

   – Ну хорошо, – произнес граф. – Все, что я могу сказать: пусть это станет уроком для тебя. Брось эту свою работу. Они приложили все силы, чтобы убить тебя. В следующий раз это им удастся, и что тогда станет с Гленмуром? Ведь он должен принадлежать тебе, Роберт. Тебя что же, это совсем не интересует? Я не собираюсь жить вечно, ты же знаешь. Мне нужен мой сын… и внук.

   Роберт бросил на отца быстрый взгляд.

   – Что случилось? Ты не болен?

   – Нет, нет, нет, – раздраженно заявил граф. – Я в полном здравии, как всегда. Но в жизни всякое бывает. Ты должен понимать это, как никто другой. Я тут как раз вспомнил, что видел утром доктора. Он приходил осмотреть тебя или твою жену?

   – Со мной был несчастный случай. Неприятности с плечом.

   – А я-то подумал, может быть, Изабелла в известном положении?

   Роберт рассмеялся.

   – Отец, ты неисправим. Изабелла не беременна, насколько мне известно.

   – Жаль.

   От дальнейших расспросов Роберта избавил Хоук. Он постучал в дверь и вошел в кабинет.

   – Прошу прощения, лорд, – почтительно обратился он, – но леди Изабелла хотела бы знать, не желают ли джентльмены присоединиться к ней и к леди Мэриан за завтраком?

   – Отличная мысль, – воскликнул Роберт, с облегчением хватаясь за это предложение. – Скажи, мы немедленно идем. Все трое.


   Роберта, к его удивлению, встретили как героя, когда, несколько дней спустя, он отчитывался перед Генри Дандасом.

   Его сдержанное признание, что он пренебрег инструкциями, чтобы заниматься личными делами, было отметено без всяких для него последствий.

   – Мой дорогой Роберт, – сказал государственный деятель, – способность умного человека точно знать тот момент, когда можно отойти от жесткой линии поведения, предложенной ему, и действовать по собственной инициативе, это то самое качество, которым я всегда в вас восхищался.

   – Вы очень любезны, лорд, – сдержанно сказал Роберт. – Догадываюсь, какие новости дошли до вас.

   – Разумеется. Они попытались это скрыть, но ваш сотрудник в Анжере передал сообщение через одного из наших агентов. Никаких имен, конечно, но мы поняли, кто это сделал. Мои поздравления. Вы избавили нас от одного из наших самых злейших врагов. Многие противники режима и, думаю, немало простых французов вздохнут с облегчением от того, что доктор Анри Риваж не будет больше заниматься своими злодеяниями. Есть еще кое-что, несомненно, это будет интересно вам узнать. Шевалье де Сен-Джордж получил предписание покинуть страну. К сожалению, у нас не было достаточно доказательств, чтобы повесить его, но мы положили конец его мышиной возне, и, как мне говорили, он пребывает в полном отчаянии, что лишился так устраивавшего жалованья от бонапартовской ищейки. Леди Вернон предупредили, чтобы она прикрыла свой игорный дом, хотя, не сомневаюсь, что эта изобретательная леди скоро объявится с какой-нибудь новой идеей. Таковы мои новости, а теперь – что вы расскажете? Неприятности с вашей рукой? Надеюсь, это временное неудобство?

   – Да, конечно. Я ношу ее на перевязи по просьбе доктора. Он считает, что я ею слишком активно пользовался.

   – Хорошо, хорошо. Кстати, мне нужно обсудить с вами нечто особенное.

   – Нет, – сказал Роберт, – нет, лорд, не сейчас. Больше никаких заданий во Франции.

   – Кто говорит о Франции? Отдохните, возьмите несколько месяцев отпуска, подлечитесь, придите в себя. Наслаждайтесь жизнью. Я уверен, то, что я хочу предложить вам, не вызовет возражений. У вас будет время подумать и даже обсудить с женой.

   – С женой? – нахмурился Роберт.

   – Конечно. На этот раз вы возьмете ее с собой. Это будет выгодно как нам, так и вам.

   – Боюсь, что я не понимаю.

   – Поймете, поймете. Но сначала по бокалу кларета. У меня как раз есть замечательное вино. Я даже не осмеливаюсь спросить у моего поставщика, где он его достал. Я ценю ваше мнение. Разопьем бутылочку, и вы расскажете мне, как вам удалось вырваться из когтей Фуше, а я расскажу вам подробнее о нашем предложении.


   Роберт вернулся домой после полудня. Войдя в гостиную, он обнаружил, что Изабелла склонилась вместе с доктором Маком над большой картой, расстеленной на полу, и отметил, что глаза доктора устремлены на румяное, возбужденное лицо Изабеллы, а не на то, что она показывала ему на карте. Роберт задумался, привыкнет ли он когда-нибудь к тому простому факту, что другие мужчины восхищаются его женой? Не он один был пленен ее очарованием.

   – Могу я спросить, что все это значит? – поинтересовался Роберт.

   Изабелла распрямилась, а доктор вскочил на ноги и в некотором замешательстве ответил:

   – Леди Изабелла просила меня заехать, когда она вернется в Лондон, лорд, и сообщила мне потрясающие новости. Нет слов, чтобы выразить вам, как я счастлив видеть вас целым и невредимым после таких ужасных испытаний.

   – Спасибо. Я еще вздрагиваю, когда вдруг вспоминаю об этом.

   – Рана еще беспокоит вас?

   – Почти нет. Повязку доктор сказал носить для большей предосторожности и, Должен сказать, операция, сделанная вами, заслужила самые высокие похвалы.

   – Я сделал, что мог.

   – В тех условиях и при тех обстоятельствах вы сделали невозможное. – Изабелла поднялась на ноги и начала скатывать карту. Она переводила глаза с одного на другого. – Что вы собирались делать сегодня после обеда?

   – Я показала доктору, где находится больница Мэриан в Уоппинге. Доктор плохо знает Лондон, и я подумала, что ему будет интересно.

   – Понятно. Действительно, этот замысел давно лелеет моя сестра. Наверное, Изабелла вам уже рассказала, что с некоторых пор Мэриан только и говорит, как бы организовать там медицинское учреждение. Может быть, вы хотели бы познакомиться с ней, если еще не решили, чем будете заниматься?

   – О нет, еще не успел… – доктор засмущался. – Но я не хотел бы вас утруждать. Может, у вашей сестры другие планы…

   – Мой дорогой друг, уверяю вас, дело не в этом. Это вы окажете услугу Мэриан, и я очень советую вам не торопиться с решением, пока вы не увидите сами, что за место вам предлагают. Этот благотворительный центр находится в старом складе, а вашими пациентами будут самые неимущие люди.

   – Это может меня заинтересовать.

   – В таком случае, почему бы не поужинать как-нибудь с нами и не обсудить это с Мэриан.

   – Я… я не знаю, – он робко оглядел богато обставленную комнату. – Я не уверен, что я…

   – Только свои, совершенно неофициально… – спокойно продолжал Роберт. – Я еще не расположен к большим компаниям, как и Изабелла. Оставьте ваш адрес у Хоука, и мы пришлем вам записку.

   – Спасибо. Буду иметь это в виду. А теперь я должен идти. Не смею злоупотреблять вашим вниманием. Было большим удовольствием снова видеть вас обоих.

   Доктор поклонился Изабелле и Роберту и направился к двери, где его встретил лакей, чтобы проводить.

   – О Боже, – сказал Роберт, опускаясь на софу, когда дверь закрылась за доктором. – Я чуть не опростоволосился. У бедняги, наверное, только один костюм, тот, что на нем.

   – Ты прекрасно вышел из положения, настоящий дипломат, – сказала Изабелла, садясь рядом и беря Роберта под руку. – Ты очень устал?

   – Нет, вовсе нет. Но у меня состоялся долгий разговор с Дандасом, и мы выпили не один бокал отличного кларета.

   – Он не уговаривал тебя еще взяться за какое-нибудь поручение? – с некоторым беспокойством спросила Изабелла.

   – А ты была бы очень недовольна, если бы он что-то предложил?

   – Ах, Роберт, но ведь ты не согласишься на любое предложение, правда? Я еще не пришла в себя после того ужаса, когда думала, что ты утонул. Я просто больше не выдержу.

   – Можешь не беспокоиться.

   Однако, несмотря на свое твердое решение, он был очень заинтересован предложением Дандаса. Это было новое дело, возбуждающее и отвечающее его беспокойному желанию быть полезным, совершить что-то значительное, и он почувствовал впервые, что боль и усталость проходят, это значит, что он начинает выздоравливать.

   – Роберт, ты меня слушаешь?

   – Да, конечно, слушаю, – виновато сказал Роберт, у тебя появилась какая-то замечательная идея.

   – Она пришла мне в голову, когда я одевалась сегодня утром. Почему бы нам не устроить прием в канун Нового года в Сабрина-Хаус?

   – Не слишком ли это хлопотно для зимнего сезона?

   – Нет. Если, конечно, ты поедешь туда и проведешь пару дней с Мораг, чтобы все устроить. Мы могли бы взять несколько слуг, Хоука и Гвенни, конечно. Небольшой прием, только самые близкие и дорогие нам люди.

   – Ты уверена, что это тебя не утомит?

   – Нет, это мне понравится.

   – В таком случае, я согласен. «Моя жена почувствовала себя взрослой, хочет расправить крылья и поиграть в хозяйку дома», – подумал Роберт. – Ты выглядишь очень мило сегодня, – продолжал он, – тебе это известно? Не удивительно, что наш друг Торквилл глаз с тебя не сводил.

   – Какая чепуха.

   – Совсем, как я сейчас. – Роберт вынул руку из перевязи и притянул Изабеллу к себе.

   – Ах, Роберт, но не здесь же! – вырвалось у Изабеллы, когда она перевела дыхание. – В любой момент может зайти Мэриан или кто-то из слуг.

   – Тогда наверх, – весело сказал он, увлекая Изабеллу за собой. – Как раз пора переодеваться к ужину.


   В последний день года гости собрались в Сабрина-Хаус. Изабелла с удовлетворением оглядела все вокруг. Все было так, как она планировала.

   Мэриан, хоть и без большого удовольствия, но приняла приглашение. Были Дэвид и Ги. Граф сидел на своем обычном месте – у камина и рассматривал собравшихся – его любимое занятие. Приехали Венеция и Перри. Он только что вернулся из Тулона и получил два дня отпуска и новый приказ отправиться в Средиземноморье. Приехал преподобный отец Холланд, поручив провести службу в церкви своему помощнику, и его сестра Харриет в новом платье из шерсти цвета лаванды, отороченном полосками пурпурного бархата, – подарок Изабеллы. И, наконец, доктор Макфи, еще немного смущающийся, в новом черном сюртуке, оплаченном пока лишь наполовину.

   Собирались приступить к ужину, когда у входной двери возникло какое-то замешательство.

   Растерянный Хоук появился на пороге и объявил:

   – Сэр Джошуа с визитом, лорд.

   На мгновение все застыли от удивления, потом Роберт вышел навстречу, протягивая руку для приветствия.

   – Какое неожиданное удовольствие, – вежливо начал он и почти сразу же был отстранен Венецией, которая побледнела, потом стала пунцовой и подбежала к отцу, чтобы броситься в его объятия.

   – Я не собирался мешать вам или вашим гостям, – сказал он, обнимая дочь, – но я оказался здесь, по соседству и решил, что будет правильно, если я заеду и передам вам мои наилучшие пожелания.

   Счастливая Венеция не отходила от отца. Изабелла подошла и поцеловала сэра Джошуа в щеку.

   – Как хорошо, дядя, что вы подумали о нас в такой день, – сказала она, тактично решив не спрашивать о тете Августе. – Вы останетесь поужинать с нами, не так ли?


   Сэр Джошуа уехал вскоре после ужина, вежливо извинившись, сказал, что должен вернуться к жене, которая не очень хорошо себя чувствует. Но его визит обрадовал Венецию и стал приятным завершением самого замечательного дня, думала счастливая Изабелла, когда праздник кончился, гости отправились спать и они с Робертом остались одни. В новогоднюю ночь они пили подогретое вино с пряностями, ели жареные каштаны, лопающиеся, когда на лопатке их опускали в огонь, обжигающие рот заспиртованные сливы. И много смеялись.

   Далеко за полночь Изабелла еще бродила по комнате, наводя порядок, в то время как Роберт отдыхал у догорающего камина.

   – Оставь все это слугам, – сказал он, – и иди сюда ко мне. Я должен тебе кое-что рассказать.

   – Что такое?

   Роберт взял Изабеллу за руку и заставил сесть рядом с собой.

   – У тебя дар заставлять всех чувствовать себя счастливыми, – сказал он. – Ты это знаешь?

   – Просто я всех вдоволь кормлю и пою.

   – Ты сделала гораздо больше.

   Он откинулся назад, улыбаясь жене, но она нахмурилась.

   – У тебя очень хитрый и таинственный вид. Что-нибудь случилось?

   – Да, в некотором роде. Как ты смотришь на то, чтобы поехать в Россию?

   – Россия? – Изабелла выпрямилась. Если бы ей предложили слетать на луну, она удивилась бы меньше. – Россия! Но, Роберт, ты ведь честно обещал…

   – Сначала на несколько месяцев, – продолжал он. – Говорят, Санкт-Петербург красивый город, а царь Александр молодой и привлекательный.

   – Но зачем, Роберт, зачем? Что мы там будем делать?

   – Кажется, король снова не в себе, и, вероятно, очень скоро Питта снова призовут к управлению делами. Разрабатывается новая военная стратегия. Британии нужны союзники в Европе, но русские еще колеблются между нами и Бонапартом. Я буду приписан к посольству как наблюдатель, чтобы оценить позицию царя и его министров, выяснить настроения в стране, а потом обо всем доложить.

   – Но ты ведь не знаешь русского языка, – с сомнением заметила Изабелла.

   – Правительство и двор там говорят по-французски, иногда по-немецки, так что с этим сложностей не будет. А ты, моя дорогая, поедешь со мной. Будешь устраивать там восхитительные приемы, а все несчастные русские будут изливать тебе душу.

   – Не смейся надо мной, Роберт, это слишком серьезно. Ты хочешь сказать, мы будем работать вместе?

   – А что, это мысль. Теперь тебе не нужно раздумывать. Мы уезжаем через несколько месяцев.

   – А если я откажусь, ты все равно поедешь?

   – Боюсь, что да.

   – Тогда решено. Я еду с тобой.

   – Замечательно. Именно это я и надеялся от тебя услышать.


   Позднее, когда они лежали, прижавшись друг к другу, в огромной постели, Изабелла подумала, как много всего произошло с нею за последние пять месяцев, с тех пор как они в последний раз спали здесь вместе. И вот теперь она действительно будет участвовать в той, другой жизни Роберта.

   Засыпая, Изабелла спросила:

   – Если наш сын родится там, значит ли это, что он будет русским?

   – Если он родится в посольстве, то нет. Это британская территория. – Потом он вдруг сел. – Изабелла, так это… Что ты говоришь?

   – Ну, я еще не совсем уверена, но, думаю, да.

   – О, Боже мой, это так неожиданно…

   – Помнишь ту ночь на чердаке у Гризетты после того, как ты убил одну из ищеек Фуше?

   Та безумная ночь, когда они набросились друг на друга, как двое изголодавшихся, потерявших голову любовников. Он вдруг рассмеялся.

   – Все-таки отец был прав.

   – Ты о чем? Какое отношение к этому имеет твой отец?

   – Нет, никакого. Любовь моя, у меня нет слов.

   – Если я беременна, ты ведь не уедешь без меня?

   – Никогда. Ведь мы соратники и в этом деле и в будущем.

   Изабелле хотелось, чтобы именно это ей сказал Роберт. Это доказывало его доверие, его любовь и оправдывало всю боль и напряжение прошедших недель. Когда-то она думала, что единственное, чего ей хочется, это спокойно жить рядом с Робертом, но поняла, что это невозможно, пока идет война, пока он считает, что может приносить пользу. Ей придется жить опасной и трудной жизнью, но это не имело значения в сравнении с его любовью. И теперь Изабелла знала, что нужна ему.

   Руки Роберта обняли Изабеллу, и она счастливо вздохнула. Ветер с моря вернул ей возлюбленного.


Примичания

Примечания

1

   Люгер – небольшое парусное судно.

2

   Mon brave – дружок.

3

   Красный фригийский колпак – символ свободы. (Прим. ред.)

4

   Mon Dieu! – Боже мой!

5

   Je suis désole (франц.) – я в отчаянии.

6

   Ma belle (франц.) – моя красавица.

7

   Кюлоты – мужские брюки до колена. (Прим. ред.)

8

   С.Т. Кольридж. Сказание о старом мореходе. (Пер. В. Левика.)

9

   Бони – Бонапарт.

10

   Bouleverse (франц.) – взволнованы.

11

   Enehante, madame (франц.) – Очень рад, мадам.

12

   En famille (франц.) – по-семейному.

13

   Enceinte (франц.) – беременна.

14

   В. Шекспир. Макбет. (Пер. Б. Пастернака).

15

   Ravissant (франц.) – очарователен.

16

   Bon voyage! (Франц.) – Счастливого пути!

17

   Nouveaux riches (франц.) – нувориши.

18

   П. де Ронсар. Вторая книга сонетов к Елене. (Пер. С. Шервинского.)

19


20

   Дж. Мильтон. Космос. (Пер. Ю. Корнеева.)

21

   Rendez-vous (франц.) – свидание.

22

   Comme il faut (франц.) – добропорядочный.

23

   In flagrante delicto (лат.) – на месте преступления.