Искушение любовью

Натали Арден

Аннотация

   Узнав, что отцу угрожает крупный скандал, могущий в одночасье испортить ему карьеру, Марк Доул решает предотвратить его во что бы то ни стало и сталкивается с неожиданным препятствием. На его пути встает гордая и прекрасная Роксана Льюис, агент ФБР. И надо же такому случиться, что молодые люди, внешне непримиримые и такие разные, влюбляются друг в друга. Но их окружают обман, взаимное недоверие и сомнения. Так ли сильна их любовь и выдержит ли она все ниспосланные им испытания?..




Натали Арден
Искушение любовью


   – Марк, ты почти не общаешься со своими братьями, – напомнила Николь Доул сыну, которого с трудом уговорила заехать после работы. – Жаль, что мы с отцом вынуждены тебе напоминать об этом. Ты вступаешь в такой возраст, когда нужно задуматься о будущем.

   Доул-младший заехал к матери для привычной нравоучительной беседы, которую та проводила несколько раз в год, чтобы, как ей казалось, не терять семейных корней. Он знал, что и в этот раз будет лениво потягивать кофе и слушать наставления, с нетерпением ожидая их окончания. А потом они обнимут друг друга и простятся еще на пару месяцев. Отца, как обычно, не было дома. Озабоченный предстоящим повышением по службе, последнее время он задерживался на работе и приезжал довольно поздно.

   – Неужели моя мать наконец вспомнила, что у нее есть третий сын? – усмехнулся Марк, закинув ногу на ногу и листая газету. – Да, похоже, я взрослею, но мне не хотелось бы торопить этот процесс. Но вы с отцом почти никогда не обращали на меня внимания… Вот и сейчас ты произносишь дежурные фразы, а сама, наверное, думаешь лишь о том, какую невесту подыскать для Пола. А обо мне ты подумала?

   – Тебе еще рано забивать этим себе голову! – воскликнула Николь. – Ты должен дослужиться хотя бы до сержанта. И приведи в порядок свой дом. – Она недовольно хмыкнула. – Вообще говоря, меня тоже беспокоит твой уединенный образ жизни. Уединенный от родителей! – добавила она. – Ты мог хотя бы познакомить меня со своей подружкой. Мне как матери все-таки интересно…

   – Мама! У меня сейчас никого нет…

   – Как? Вы уже расстались?! – Николь всплеснула руками. – Марк, ты меня удивляешь. Насколько мне известно, красотки так и вьются вокруг тебя, а ты бросаешь их, словно недоеденный бутерброд!

   – Что же делать, если ни одна из них мне не подходит, – вздохнул он и, быстро допив кофе, поднялся из-за стола.

   – Мне пора…

   – Постой, у меня к тебе просьба. – Николь подошла к сыну. – Я договорилась с твоими братьями, чтобы вы все трое встретились и провели хотя бы пару дней вместе. В соседнем штате есть превосходное озеро, очень тихое и живописное. Помню, много лет назад мы с Колином отдыхали в тех местах. Кругом сосны, неповторимый аромат хвои, свежий воздух и тишина… Насладитесь природой, поговорите, ведь вам есть чем поделиться друг с другом. Будьте одной семьей.

   – Но мы и так видимся на службе, – запротестовал было Марк, но, подумав, согласился. – Хорошо, я приеду, раз ты этого хочешь.

   Довольная, что выполнила свою миссию, Николь удовлетворенно похлопала сына по плечу. Тот, прикинув путь, который тянул на добрых полтораста миль, грустно улыбнулся матери и направился к двери.


   Вытянув ноги, Марк Доул поудобнее устроился в раскладном деревянном кресле и, поежившись, закинул руки за голову. Можно было часами вот так сидеть и, изредка бросая взгляд на поплавок, наблюдать за лучами утреннего солнца, которые искрясь растекались по темной глади озера.

   Нет, что-то все-таки произошло… Марк сморщил лицо и покачал головой. Оба его старших брата не приехали к месту встречи. Видимо, в семействе Доулов возникли проблемы. Планы всех членов семьи резко изменились, но ему никто не потрудился сообщить об этом…

   – Сколько, они думают, я намерен здесь торчать? – недовольно проворчал Марк, закидывая удочку.

   Рыбной ловлей он никогда не увлекался и приехал сюда, за полторы сотни миль от дома, лишь затем, чтобы поддержать родственные узы. Трудновато, однако, их поддерживать, когда кругом ни души!

   Его отец занимал должность заместителя старшего полицейского офицера, и послужная лестница медленно, но верно вела его к заветной цели – посту начальника городской полиции. Фрэнк, брат номер один, соблюдая все правила карьерного роста, осторожно взбирался вверх по должностным ступенькам. Методичный подход к делу позволил ему в короткий срок получить звание сержанта и заработать репутацию отличного служаки. Пол, второй брат, избрал собственный, более интуитивный путь, однако стал опытным детективом, обладая поразительным чутьем на воров, мошенников и сутенеров едва ли не на полсотни миль в округе.

   По сравнению со своими братьями Марк выглядел чересчур осторожным и даже нерешительным. Никто в семье не воспринимал его всерьез, до сих пор, видимо, считая новобранцем, едва окончившим полицейскую академию, и полагая, что жизнь должна еще многому его научить, чтобы он мог по праву считать себя истинным Доулом.

   Выпрямившись, Марк вытянул руку и взглянул на часы. Покачав головой, он в который раз огляделся. Никаких, даже отдаленных звуков подъезжающих машин не было слышно.

   Порывшись в карманах куртки, он нащупал ключи от своей машины. Заниматься нудным выяснением причин, по которым ни один из братьев не явился на встречу, очень не хотелось. Но что еще оставалось делать?

   Марк встал и прошел к своему «крайслеру». Проезжая мимо домика управляющего спортивно-оздоровительной базой, он решил все-таки позвонить. Набрав номер Фрэнка, он услышал его хрипловатый голос, записанный на автоответчик, видимо, еще вчера в полдень. Фрэнк сообщал, что вынужден ненадолго уехать, чтобы «уладить одно отцовское дельце», из-за чего не сможет прибыть на встречу, как обещал.

   Недовольно хмыкнув, Марк позвонил Полу. Однако тоже наткнулся на автоответчик:

   – Марк, это я, Пол. Знаю, что наверняка позвонишь. Дел по горло! Матушка, как назло, попросила меня кое-что сделать. Я слышал, что Фрэнки тоже занят. Поезжай пока один, Марк, не обижайся. Порыбачь немного, а я, если успею, присоединюсь к тебе попозже.

   Брошенное братом на прощание обещание подъехать попозже означало, что тот вовсе не приедет.

   – Что ж, и на том спасибо, – угрюмо пробурчал себе под нос Марк, положив трубку на рычаг.

   Итак, матушка тоже дала Полу какое-то поручение. Марк слишком хорошо знал брата, чтобы понять, что тот ни за что не согласился бы, если дело ему не по душе.

   И вот они оба куда-то смылись, не удосужившись приехать на встречу с ним и пренебрегая его обществом. Фрэнк – по какому-то секретному поручению отца, а Пол – по просьбе матери.

   Невероятное совпадение: родителям вдруг одновременно пришло в голову озадачить своих сыновей именно в тот момент, когда оба собирались уехать из города на природу. Пол мог сказать, что его миссия никак не связана с поручением Фрэнка, однако на этот счет у Марка были серьезные сомнения. Он слишком хорошо знал своих родителей, а это значит, что перед братьями, судя по всему, поставлена одна и та же цель, только подходить к ней они будут с разных сторон. Единственное, чего не знал Марк, что это за цель.

   Марк фыркнул. Сейчас он пока еще числится в отпуске, так что времени у него много. Можно, конечно, остаться здесь, потягивать пиво, жарить рыбу, побыть наедине с собой и заодно подождать братьев, которые через пару дней наверняка явятся сюда. А может быть, и нет? Или забыть обо всех и хорошо провести время? Нет, все же лучше отправиться в город и попытаться выяснить, что же все-таки происходит…

   Марк принял решение. Ему надоело быть беспечным, легкомысленным и никем не замечаемым членом семьи. Пора встрепенуться и напомнить всем о своем существовании.

   Сейчас он соберет удочки, сложит электроплитку и белье обратно в сумку. И запрет хижину. Если Фрэнк с Полом и приедут, то пускай сидят здесь и мерзнут возле озера. На крайний случай разведут костер. Марк зло усмехнулся. Долго они здесь не выдержат…

   Он твердо решил отправиться домой, в Индианаполис, и выяснить, что за неотложные дела не позволили его братьям выбраться на природу на выходные.

   Марк хмуро улыбнулся. Он докажет всем, что с ним тоже нужно считаться.

1

   Стрелка спидометра уверенно держалась на отметке сто двадцать километров. Редкие, но крупные капли дождя оставляли рваные следы на лобовом стекле. Дождь вскоре прекратился, и сквозь тучи ненадолго выглянуло солнце.

   Доул гнал машину, не снижая скорости, несмотря на то, что с каждым километром – по мере приближения к городу – количество автомобилей на основной трассе возрастало. К тому времени, когда Марк припарковал машину у своего дома в западной части города, уже наступил вечер, но он не чувствовал усталости. Он по-прежнему испытывал справедливое, как ему казалось, негодование. Ведь ему в очередной раз дали понять, что он лишний в семье. Почему никто не доверяет ему? Разве он виноват, что родился третьим по счету?

   Это никуда не годится, думал Марк, занося сумку с одеждой и рыболовными снастями в прихожую.

   Он еще позвонил Фрэнку, потом Полу. Но снова на другом конце провода он слышал автоответчик. Тогда он набрал домашний номер родителей, надеясь, что отец с матерью прольют свет на таинственное исчезновение его братьев. Но стариков тоже не оказалось дома, что лишь усилило его раздражение.

   Он решил, что нужно как-то улучшить себе настроение. Самым радикальным средством для этого было отправиться с друзьями в любимый бар на Двадцать первой улице. В конце концов, была суббота и он мог позволить себе немного расслабиться. Но он все еще был погружен в раздумья о своей незавидной участи в родном семействе, и его хмурое настроение не укрылось от его приятелей.

   – Ты же в отпуске, старина, – подбодрил его один из них, оторвавшись ненадолго от бильярда. – Расслабься же наконец!

   – Да, да. Уже расслабляюсь, – рассеянно ответил Марк, тут же заметив склонившуюся над барной стойкой хорошенькую брюнетку.

   Что, если предложить ей выпить вместе?

   У девушки были длинные темные волосы, бледная кожа и выражение лица, на котором было ясно написано, что она не расположена ни к какой компании. Но это его даже раззадорило. Ведь незнакомка была в его вкусе. И, кроме того, она была совсем одна…

   Но, прежде чем он сделал шаг в направлении незнакомки, рыжеволосая девица в туго облегающих джинсах и крошечном топике подсела прямо к нему и нагло попросила угостить ее выпивкой. Нетрудно было догадаться, что девица уже и так приняла изрядное количество алкоголя и лишняя порция могла запросто свалить ее с ног.

   – Меня зовут Дженни, – заплетающимся голосом проговорила она. – А тебя?

   Он посмотрел на нее и отметил, что топик слишком сильно облегает ее пышную грудь. Покачав головой, Марк все же решил не драматизировать ситуацию и не опускать взгляд ниже шеи рыжеволосой девицы. Впрочем, она не так уж плоха, подумал он. Однако слишком много макияжа, и к тому же она не в его вкусе. Марк предпочитал элегантных брюнеток, таких, как та, что сидела на дальнем конце барной стойки. А эта не только не брюнетка, но и далеко не элегантна. Трудно сказать, какой у нее естественный цвет волос, ведь и рыжими они стали наверняка после очередной покраски.

   Повернувшись к стойке, Марк щелкнул пальцем бармену, чтобы тот налил рыжеволосой мартини. Он всегда был вежлив с женщинами.

   Как только бокал с напитком оказался в ее руке, она придвинулась к нему поближе и едва не повисла на нем, снова спросив, как его зовут.

   – Но тебе же хочется порезвиться со мной, – не унималась она. – Давай, произнеси мое имя. Джен-ни.

   Она, наверное, решила, что выглядит соблазнительно, но Марк не проявлял к ней ни малейшего интереса. А та, интерес к которой возник моментально, вот-вот могла заметить его в компании рыжеволосой, и тогда говорить с ней будет не о чем. Но, прежде чем он успел что-либо сказать рыжеволосой, какой-то пьяный громила в джинсах и обтягивающей майке подошел сзади к Марку и хлопнул по плечу.

   – Эй, приятель, ты, кажется, забавляешься с моей девушкой, – прохрипел он, и глаза его налились кровью.

   Он был невысокого роста, но очень широк в плечах и накачан. Его плечи были испещрены татуировками. Незнакомец производил внушительный и грозный вид, особенно с учетом перекошенного от злобы лица. Марку совсем не хотелось вступать в перепалку с подвыпившим ухажером рыжеволосой.

   – А мне нравится, когда мужчины дерутся за меня, – хихикнула девица, облизывая губы.

   – Черт бы тебя побрал! – пробормотал Марк, поднимаясь. Он вовсе не собирался устраивать кулачный бой. – Эй, полегче, парень. Ты, наверное, ошибся.

   Но незнакомец снова хлопнул его по плечу, на этот раз сильнее. Марк тихо выругался, смерив взглядом соперника. Пока он решал, как ему поступить, к стойке подошли четверо его приятелей.

   – Что случилось, Марк? – тихо спросил один из них.

   Марк облегченно вздохнул, довольный тем, что вступать в драку едва ли придется.

   Увидев такую мощную поддержку, громила стушевался, а рыжая потянула его за руку.

   – Пойдем-ка отсюда, Кларк, – сказала она и что-то прошептала ему на ухо.

   По ее губам Марк разобрал слово «копы». Громила дал себя увести, но постоянно оглядывался и бормотал угрозы в адрес Марка. Глядя на такое отступление, один из друзей Марка рассмеялся.

   – Марк, когда я советовал тебе расслабиться, то не ожидал, что ты сцепишься с каким-то придурком из-за первой же подвернувшейся девчонки, – пошутил он, присаживаясь рядом. – Не ожидал! Ведь у тебя был совсем другой вкус.

   – Ерунда все это, Диллон! – отмахнулся Доул. – Она сама пристала ко мне, а я лишь тщетно пытался отделаться от нее. Что поделаешь, если девчонки липнут ко мне как мухи…

   Друзья засмеялись, продолжая подшучивать над Марком и отпуская язвительные замечания в адрес рыжей и ее задиристого ухажера.

   Всеобщее веселье, однако, не улучшило настроения Марка. Он возвратился в город всего несколько часов назад и уже едва не угодил в самую гущу неприятностей, которые так же, как и смазливые девчонки, преследовали его всю жизнь. Неудивительно, что более достойные члены семейства Доулов смотрели на него свысока.

   Марк украдкой бросил взгляд на дальний конец стойки, где сидела брюнетка. Но ее уже и след простыл. Удача ускользнула из-под самого носа.

   – Вот что, ребята, – устало проговорил Марк. – Мне пора. Я ведь проехал добрых полторы сотни миль. И очень устал.

   Друзья запротестовали и начали уговаривать его остаться, но он был непреклонен. Заплатив за выпивку, он выбежал на улицу, остановил такси и уже через десять минут был дома. Не теряя времени, он улегся в постель, довольный тем, что ему не нужно никуда спешить. Он был даже счастлив, что ложится спать один, а не с какой-нибудь очередной красоткой. Марк признался себе, что ему гораздо больше по душе нестихающий гул автомобилей за окном, чем уханье сов и стрекотание сверчков возле озера. И гораздо легче засыпать под грохот электропоездов и гудки машин, чем на фоне лесной умиротворенной тишины.

   Его разбудил довольно ранний телефонный звонок. Сержант из полицейского участка просил его выполнить небольшое поручение.

   – Конечно, почему бы нет, – ответил Марк и положил трубку.

   Поскольку рыбалка не удалась и он вернулся в город, то он вполне мог оказать помощь сослуживцам, несмотря на отпуск.

   Освободившись лишь около пяти часов, Марк решил навести справки о своих братьях. Позвонив и снова услышав автоответчики на обеих линиях, он подъехал к дому каждого и для верности позвонил в дверь. Но никто ему не открыл. И тогда он решил наведаться в офис отца.

   Ни секретаря, ни помощника Колина Доула на месте не оказалось, и Марку удалось зайти к отцу без всяких предварительных формальностей.

   Несмотря на воскресенье, заместитель старшего полицейского офицера Колин Доул находился на работе. Он настойчиво добивался повышения, и работа за письменным столом в выходной день была призвана этому способствовать.

   Марк покачал головой. Ему не следовало быть таким циничным: Колин Доул просто любил подолгу засиживаться.

   – Марк, – сдержанно приветствовал его отец, ненадолго оторвавшись от бумаг. Было видно, что визит младшего сына не доставил ему радости. Лицо Доула-старшего было хмурым и озабоченным. Сунув бумаги в папку – не в фирменный скоросшиватель для документов полицейского департамента Индианаполиса, а в обычную картонную папку, – он пробормотал: – Я думал, ты в отпуске.

   Марку поведение отца показалось странным. Что за секреты тот хранил в обычной папке, которую явно не хотел показывать?

   – Пока да, – протянул он в ответ. – Вот решил зайти. Думал, увижусь наконец с Фрэнком или Полом… Кстати, мы договорились вместе порыбачить на одном из чудных озер в Айдахо. Но ни один из них так и не появился. Ты случайно не в курсе, что случилось?

   – Я? – Колин Доул взял папку и быстро засунул ее в ящик стола.

   – Да, – прищурившись, кивнул Марк. – Автоответчик Фрэнка говорит, что он уехал куда-то по твоему заданию. – Марк облокотился о спинку кожаного дивана, стараясь придать лицу выражение беспечности. – Насколько мне известно, в городе его нет. Что случилось?

   – А… Вон ты про что… – Колин запнулся и пробормотал что-то невнятное. – Мне понадобилось, чтобы Фрэнк кое-куда съездил. – Он уже не скрывал раздражения. – За город…

   – За город? – Марк выгнул бровь. Почему его вопрос заставил отца нервничать? – А что за задание ты ему поручил?

   – Ничего особенного. Речь идет о… кое-каком имуществе, которое я, возможно, приобрету в будущем. Я подумал, что Фрэнк сможет навести о нем справки и сделать это, не привлекая внимания покупателя. – Колин откашлялся и пожал плечами. – Это совсем небольшое дельце.

   А он, значит, для этого «небольшого дельца» не годится, хмуро заключил Марк. Выходит, Фрэнк уехал, чтобы навести справки о недвижимости?

   С каждой минутой нелепость положения становилась все более очевидной. Что за недвижимость вдруг приглянулась отцу, навести справки о которой мог только Фрэнк? А как же агенты по недвижимости? Ведь это их работа! И к чему такая секретность?

   – Послушай, отец, если что-то случилось… – начал Марк, но не смог закончить свою мысль.

   – Эй, дружище Кол, ты на месте? – позвал кто-то из приемной.

   Марк сразу же узнал скрипучий и нетерпеливый голос Уилбера Рассела – бывшего помощника отца, который пару лет назад благополучно ушел на пенсию.

   – Подожди меня в приемной. Я сейчас выйду, – крикнул Колин через приоткрытую дверь своего кабинета, поднимаясь из-за стола.

   – Это ведь Уил, не так ли? – спросил Марк. – Почему ты не приглашаешь его зайти? Я бы с удовольствием поздоровался с ним.

   – Ты же знаешь Уила, – торопливо отмахнулся отец по пути к выходу. – Он вечно суетится и куда-то спешит. Кроме того, в приемной более удобные кресла. Ты же помнишь, ему делали операцию на бедре и на здешних стульях он сидеть не может. Пойду спрошу, чего он хочет.

   Все эти объяснения по поводу того, что Уил морочит всем голову и требует для себя мягких кресел, тоже внушали сомнения. Марк прекрасно знал старину Уила. Долгие годы он был верным помощником отца на работе и заслуживал абсолютного доверия. Может, он не всегда мог принять быстрое решение, но это только от чрезмерной осмотрительности. Марк предположил, что отцу хочется перехватить старого друга до того, как тот успеет проговориться.

   – А ты подожди меня здесь, – нахмурившись, добавил отец и жестом указал на кресло для посетителей, как будто приказывая оставаться в нем до особых распоряжений.

   – Конечно.

   Спорить с Колином не имело никакого смысла. Кроме того, если папочка собрался поговорить с Уилбером за дверью, это даст шанс тайком просмотреть спрятанные им в стол бумаги…

   Еще раз толкнув вперед ящик стола и услышав щелчок, свидетельствовавший о том, что он закрылся, Колин обошел вокруг стола и вышел в приемную. Дверь при выходе из кабинета он тщательно закрыл.

   Однако деревянная перегородка, отделявшая приемную от кабинета, была не слишком хорошим звукоизолятором.

   – Привет, Уил, что это ты так неожиданно явился? – услышал Марк нарочито громкий голос отца, видимо пожелавшего быть услышанным. – Вот удивил так удивил. Не ожидал! Ну как дела?

   Слишком весело и фальшиво, подумал Марк. Подкравшись к двери и убедившись, что отец и Уил о чем-то приглушенно разговаривают и беседа не планируется быть короткой, Марк метнулся к письменному столу. Отец запер ящик на ключ, но он наверняка забыл, что Марк десятки раз видел, как он отпирал его. Одно из преимуществ его положения в семье заключалось в том, что никто не ожидал, что он способен замечать вещи, ускользающие от внимания остальных, хотя они происходят буквально у них под носом.

   Отец прятал ключ в жестяную баночку, наполненную скрепками, резинками и прочей чепухой. Баночка стояла в другом, не запираемом на ключ ящике.

   Нащупав ее, Марк улыбнулся. Он вытащил ключ, потихоньку отпер верхний ящик и вытащил желанную папку с бумагами.

   Гм… Это оказалось досье на некую девушку по имени Дженни с замечаниями и приписками на полях, сделанными неразборчивым почерком. Вчитавшись, Марк понял, что львиную долю расследования выполнял Уил. Это само по себе было нелепо, учитывая его крайне неважное зрение и оперированное бедро. Тем не менее Уил проследил за объектом вплоть до туристического бюро «Красный парус» и выяснил, что девица купила два билета на какой-то тур. Марк напрягся, стараясь разобрать ужасный почерк. Ладно, хмыкнул он, ясно одно: объект отправился в путь еще вчера, если только дата, нацарапанная рядом с названием, что-нибудь значила.

   Итак, отцу понадобилось отыскать некую Дженни и проследить за ее передвижением, и для этого он послал вслед за ней Фрэнка. Но зачем?

   На одном из листков он обнаружил надпись: «Мошенничество на доверии». Возможно, имелась в виду классическая схема вымогательства, когда женщина обольщала одинокого состоятельного мужчину, притворялась, что влюблена, а сама старалась выудить из него крупную сумму наличными либо получить доступ к его банковским счетам. Могла ли Дженни затянуть в такую игру отца? Марк ни за что бы не поверил, что заместитель старшего полицейского офицера Колин Доул мог оказаться легкой мишенью для такой девицы. К тому же это не укрылось бы от матери, которая не преминула бы предпринять меры. Она проявляла завидную решительность, если дело касалось их с мужем отношений. Если бы отец начал похаживать налево, мать выследила бы его в два счета…

   Марк метнулся к двери, слегка приоткрыл ее и удостоверился, что отец и Уил по-прежнему заняты беседой. Они разговаривали вполголоса, однако говорил в основном отец, а Уил вставлял иногда кое-какие замечания и кивал. Они не обратили на Марка ни малейшего внимания.

   Вернувшись к письменному столу, Марк вытащил из папки несколько фотографий. Снимки были размытые и весьма некачественные, и ему пришлось подойти к окну, чтобы рассмотреть их получше. Но и на свету снимки выглядели неважно. Марк мог лишь различить мужчину и женщину, сидевших на скамейке в каком-то парке. Оба были одеты в какую-то темную одежду. Марк мог с уверенностью сказать, что женщина была блондинкой, а Уил – если эти фото его рук дело – на редкость посредственный фотограф.

   Голоса в приемной стали громче. Марк услышал, как Уил приглушенно произнес:

   – До встречи, Кол.

   До того как скрипнула ручка двери, Марк успел спрятать папку с документами туда же, откуда достал, аккуратно задвинуть ящик стола до характерного щелчка, запереть его, а ключ спрятать в коробочку. После этого он молнией бросился в кресло напротив и начал непринужденно насвистывать, как будто не зная, чем себя занять.

   – Ну и как дела у Уила? – спросил он, когда отец вошел в кабинет. – Все нормально?

   – Да… – протянул Доул-старший. – Как обычно. Послушай, тебе что-нибудь еще нужно от меня, Марк?

   – Да нет. Я просто зашел узнать про Фрэнка. Но ты ведь уже мне ответил.

   – Конечно, конечно. – Отец уселся за стол, постучав двумя пальцами по его гладкой поверхности. – Тебе не о чем беспокоиться. Я ведь объяснил. А сейчас… видишь ли, у меня есть кое-какие дела…

   Марк пристально взглянул ему в лицо, но оно было бесстрастным.

   – А как насчет Пола? – спросил он. – Ты случайно не знаешь, куда он подевался? Я слышал, мать куда-то его послала.

   Колин сморщился.

   – Если за этим стоит твоя мать, то, скорее всего, это связано с женщиной, которую она прочит ему в невесты. Я сам слышал, как она наставляла бедного мальчика, что тому не следует ехать на рыбалку, потому что необходимо пойти на вечеринку с дочкой кузины ее закадычной подруги. Ты ведь знаешь свою мать! Она просто одержима идеей женить Пола.

   Но Марку такое объяснение тоже показалось сомнительным. Скорее всего, как и его старший брат, Пол придумал себе такую легенду, чтобы уклониться от правды.

   – Но автоответчик говорит, что он уехал из города, – слегка наклонив голову, проговорил Марк.

   – Значит, вечеринка устроена где-то за городом, – пожал плечами отец. – Я же говорю, Марк, что толком не знаю, где твой второй брат.

   Похоже, больше ему от старика ничего не выудить. Коротко бросив «о'кей, увидимся позже», Марк покинул офис, раздумывая, что делать дальше. Если тур, в который отправился его старший брат, начался вчера, то вряд ли сейчас можно было что-нибудь предпринять. Самым разумным решением представлялось навестить мать и попытаться выудить у нее кое-какую информацию. Возможно, миссис Доул не будет с ним секретничать так же, как его отец.

   Однако, выйдя из офиса и достигнув лифта, Марк передумал. Он заметил Уила, который показался ему здорово постаревшим. Волосы его стали совершенно седыми. Линзы очков, похоже, тоже сделались толще. Видимо, годы брали свое… Марк решил, что надо попытаться поговорить с бывшим копом, раз представилась такая возможность.

   – Эй, Уил, – громко позвал он. – Как дела? Давненько не виделись.

   – Фрэнк? – хрипло ответил Уилбер, всматриваясь в Марка через свои толстые очки.

   Марк никогда бы не подумал, что они со старшим братом настолько похожи. На самом деле Фрэнк был копией отца, когда тому было тридцать лет. В этом можно было убедиться, просмотрев старые фотографии. А Марка с Фрэнком объединяло только то, что оба были высокого роста и атлетического сложения. Впрочем, все говорили, что голоса у них очень похожи. Тогда понятно! Неудивительно, что старик Уил со своим неважным зрением спутал его с Фрэнком! Тем более что Марка он не видел уже несколько лет.

   Марку внезапно сделалось стыдно за то, что приходится обманывать старину Уила, но он быстро взял себя в руки, внушив себе, что такая ложь вряд ли кому-нибудь повредит.

   – Как дела? – спросил он снова, стараясь манерой говорить подражать Фрэнку.

   – Нормально. А я думал, ты отправился в путешествие на поиски Дженни. Ты ведь не нашел ее, Фрэнк? – Уил нахмурился – Я только что говорил с твоим отцом, и на этот счет он мне ничего не сообщил.

   – У меня кое-что наклевывается, – деловито проговорил Марк.

   – Так ты отыскал девчонку? – напрягся Уил.

   – Пока нет. Я приехал, чтобы уточнить кое-какие детали. По поводу расследования. – Марк вздохнул, понимая, что сейчас начинается откровенная ложь. – А что удалось нарыть тебе, Уил?

   – Я все отразил в отчете, – быстро ответил тот. – Близко подобраться мне не удалось. Я снимал издалека. Твой отец сидел рядом с ней. А что он тебе сказал?

   Значит, с той женщиной на размытой фотографии сидел все-таки его отец! Старина Уил начал проливать свет на всю эту темную историю.

   Прибыл лифт, и Марк жестом предложил Уилу войти в кабину первым. Кроме того, на лестнице или площадках их легко мог заметить отец и заподозрить, что его младший сын что-то затеял.

   – Так в чем все-таки состоит ее план, Уил? Как ты думаешь? Обыкновенное жульничество?

   – Насколько я знаю, это прямой шантаж…

   Шантаж? Это что-то новенькое. Марк нахмурился. Кого же она шантажирует? И чем? Уил покачал головой.

   – Вообще-то дело пахнет скандалом. Когда кто-нибудь вроде нее пытается создать неприятности для столь уважаемого человека, как Колин Доул…

   Отца шантажируют? У Марка закружилась голова.

   – Да уж, – выдавил он и покачал головой.

   Когда кабина лифта остановилась и дверцы раскрылись, Уил медленно вышел, и Марк последовал за ним, напряженно раздумывая над тем, как задавать вопросы, чтобы, не выдав себя, докопаться до сути дела. Но, к счастью, Уил был весьма расположен к разговору.

   – Я хочу, чтобы ты знал, Фрэнк: я ей не верю. – Уил нагнулся поближе и понизил голос: – Твой отец никогда не изменял твоей матери, и эта девушка вовсе не его дочь. Надеюсь, и ты не думаешь, что твой отец замешан в этом. Не верь, сынок, я готов голову дать на отсечение.

   Марку сдавило горло, и он едва не поперхнулся от неожиданности. Итак, шантаж связан с предполагаемой супружеской изменой отца? Неужели речь идет о внебрачной дочери?!

   – Нет, – печально продолжал Уил, качая головой. – Кол Доул, которого я знаю очень давно, не мог путаться с женщиной легкого поведения и тем более стать отцом внебрачной дочери.

   Уил имеет в виду проститутку? Дело принимает совсем дурной оборот. Марк глубоко вдохнул, чтобы немного успокоиться. Неудивительно, что отец выглядит таким встревоженным и бросил Уила с Фрэнком на поспешные и довольно безрассудные поиски. Марк мысленно прокручивал в голове непростую ситуацию. Может быть, он все-таки ослышался? Но Уил только что сообщил, что эта женщина по имени Дженни пытается вымогать у его отца деньги, утверждая, что является его незаконной дочерью от любовной связи с проституткой! Но это же абсурд. Колин Доул не мог до такого докатиться. Если бы только мать узнала что-нибудь, то разорвала бы его на части. Даже если история с шантажом окажется выдумкой – а Марк был уверен, что так оно и есть, – повышение по службе, на которое отец так рассчитывает, будет поставлено под угрозу и газеты запестрят угрожающими заголовками.

   На горизонте маячит крупный семейный скандал, но при этом Марка никто из членов семьи в известность не поставил.

   – Все это… неправильно, – пробормотал он.

   – Знаю, знаю, – сочувственно кивнул Уил и вздохнул. – Мы делаем все возможное, чтобы помочь Колину. Тебе, Фрэнк, нужно во что бы то ни стало отыскать девчонку и не допустить, чтобы она создала нам еще большие неприятности.

   – Я как раз над этим работаю, – растерянно ответил Доул-младший.

   Внебрачная дочь, связь с проституткой, супружеская неверность и шантаж. Не слишком ли много для одного дня?!

   Он чувствовал себя словно в каком-то тумане. Хотелось задать еще массу вопросов, но язык не поворачивался.

   Марк уже пожалел, что сунул нос в это запутанное дело…


   До отцовского особняка он добрался только под вечер.

   Николь Доул и ее закадычная подруга Нетти, хозяйка парикмахерского салона, склонная к чересчур экстравагантным прическам, полулежали на широком диване в гостиной и смотрели по телевизору какой-то старый фильм. Переступив порог комнаты, Марк явственно ощутил запах подогретых сандвичей.

   – Нетти, убавь звук, – попросила Николь, когда увидела вошедшего в гостиную младшего сына.

   Поднявшись навстречу Марку, мать вытерла краем мягкой салфетки потекшую тушь. Странно, подумал Марк, она никогда так сильно не красилась…

   – А мы с Нетти смотрим «Унесенных ветром», – призналась Николь. – Этот фильм всегда вызывает у меня слезы.

   Марк молча кивнул. Но его раздирали сомнения. Скандалом, который по идее должна была закатить Николь по поводу измены мужа и которого ожидал Марк, и не пахло. И вообще, подобное спокойствие выглядело крайне необычно.

   – Сынок, я думала, что ты в отпуске, а то пригласила бы на ужин, – сказала она, сопровождая Марка в гостиную.

   – Наша рыбалка с братьями сорвалась, – ответил тот. – Фрэнк с Полом так и не появились.

   – Ну ничего, раз ты здесь, то присоединяйся к нам с Нетти. Хочешь печенья? – предложила мать. – Разве я не говорила тебе, что у нового зятя Карен Хоскинс есть сестра? Нет? Так вот, она по образованию экономист. Я могла бы и ее пригласить, если бы знала, что ты приедешь.

   – А ты уверена, что не хочешь женить на ней Пола?

   – Нет, ему нужна другая жена, – покачала головой Николь. – Домоседка. А эта девица очень практичная особа и мечтает сделать блестящую карьеру, – добавила она. – Как раз то, что тебе нужно, чтобы наставлять тебя на истинный путь.

   – Мам, я и так никуда не сбиваюсь, – ответил Марк. – И мой путь вполне определен. Я ведь полицейский.

   – Но ты еще далек от идеала. – Недовольно покачав головой, она вздохнула. – Только то, что ты коп, еще ничего не значит. Особенно если речь идет о поступках.

   Мать часто спорила с ним по поводу его непостоянства в общении с прекрасным полом. У Марка были подруги, но с любой из них отношения продолжались не дольше нескольких месяцев. Обычно мать говорила ему, что он еще молод и пока рано думать о женитьбе, а сама сосредоточила силы на поисках подходящей партии для Пола. Но теперь…

   – Так ты хочешь сказать, что мне следует вести себя, как отец или Фрэнк? – смутившись, спросил Марк.

   – Твой отец? – Мать слегка задумалась, и глаза ее сверкнули. – Конечно же нет!

   Марк ощутил полную растерянность. Так знает ли его мать о шантаже или все-таки нет? И в том и в другом случае ее реакция выглядела непонятной.

   Марк растерянно развел руками.

   – Дорогой, – потрепав сына по щеке, сказала Николь, – ты можешь подражать кому угодно. Своему отцу, Фрэнку, Полу – какая разница? Ты останешься тем же. Вы, мужчины, все одинаковы. Ладно, забудь о той девушке. Ты только разобьешь бедняжке сердце.

   – Но почему ты так решила? – Марк до сих пор не мог понять, что она имела в виду.

   Но мать сделала неопределенный жест, словно отмахиваясь.

   – Пройди в гостиную, дорогой, – сказала она. – Поздоровайся с Нетти. И оставайся вместе с нами смотреть фильм.

   – А где же Пол? – настойчиво спросил Марк, пытаясь не потерять нити разговора. Он ведь понимал, что пришел выяснить, как поручение матери связано с отцом, Фрэнком и загадочной молодой женщиной по имени Дженни. – Ты ведь не послала его куда-нибудь за город на свидание?

   Мать скептически посмотрела на сына.

   – Бог мой, конечно же нет! А зачем мне это делать?

   – Не знаю… Так куда же он уехал? Я думал, что ты его могла попросить…

   – Марк, тебе не о чем беспокоиться. – Николь протянула руку и легонько ущипнула сына за щеку. – Присядь и поговори с Нетти, ладно? А я принесу еще сандвичей.

   – Не нужно, я не хочу…

   Но мать вышла, не дослушав сына.

   – Привет, Марк. – Нетти поприветствовала его, помахав рукой и пересев с дивана прямо на пушистый ковер. – Какой ты интересный в своем мундире! Вообще форма тебе очень к лицу.

   – Знаю, – буркнул Марк, услышав этот комплимент далеко не впервые.

   Нетти была симпатичной женщиной. Ей было едва за сорок. Сегодня ее волосы были выкрашены в густой красно-коричневый цвет и уложены в каком-то авангардном стиле. Глаза ее приветливо светились. Нетти прикусила губу, словно сдерживая себя от разглашения каких-то тайн, которые, учитывая ее изрядную болтливость, так и просились наружу. Что бы ни было известно его матери, Нетти наверняка была в курсе всех дел. И она всегда умирала от желания поделиться новостями.

   – Ты, как всегда, выглядишь очень современно, – начал Марк, опустившись на ковер рядом с ней. Он отлично ладил с подругой своей матери и сейчас готовился воспользоваться случаем, чтобы кое-что выведать. Опыт подсказывал ему, что для этого нужно немного пофлиртовать и не пренебрегать комплиментами. Протянув руку к телевизору, он сделал звук погромче, чтобы мать, которая удалилась на кухню, не услышала их разговора.

   – Как поживаешь, Марк? – растягивая слова, спросила Нетти.

   – Ничего… Тебе идет новая прическа. – Марк слегка усмехнулся. – Вижу, стараешься не отстать от моды.

   – Эх, Марк, Марк! – Нетти самодовольно улыбнулась. – Лучше прекрати мне льстить, а то я еще чего доброго начну воспринимать тебя всерьез. Мужчины в твоей семье… – Она сомкнула губы и закатила глаза. – Вы все бесстыдники. Всем Доулам уготовано место в аду, это уж точно.

   Марку показалось, что его мать несколькими минутами раньше намекала на что-то подобное. Прищурившись и понизив голос, он наудачу спросил:

   – А как мать переносит… ну, ты знаешь, эту историю с папочкой?

   Ему показалось, что вопрос прозвучал достаточно дипломатично. Если Нетти ничего не известно, то он мог тут же добавить, что имел в виду отцовское повышение по службе, слишком напряженную работу и так далее. Но если повезет, то Нетти может решить, что ему все известно, и начать говорить.

   Ему повезло.

   – Разве это не ужасно, Марк? – прошептала она, наклонившись к нему поближе и взяв за руку. – Бедная Николь! Иметь дело с такой девицей!

   – Ужасно, – кивнул Марк, стараясь побудить Нетти к продолжению темы.

   – Связаться с другой женщиной в его возрасте! – возбужденно заговорила Нетти, но тут же осеклась. – Конечно, полной уверенности ни у кого пока нет. Пока Пол не найдет ее и все не выяснит из первых рук. Но какая же она все-таки дрянь! Ты видел ее фото?

   – Фото?

   – Разве твоя мать тебе не показывала? – спросила Нетти, и глаза ее расширились.

   – Ну… ей, наверное, не хотелось сообщать мне всех горьких подробностей, – уклончиво ответил Марк.

   – А, понятно. Она просто не захотела беспокоить тебя. – Нетти подмигнула. – Но фотографии делала я. Именно я увидела ее первой – в парке с твоим отцом.

   Женщина в парке, с его отцом. Гм… Марк пытался воссоединить информацию, полученную от Нетти, с другой историей. Парк и женщина вполне соответствовали версии Уила. Но Нетти уже говорит об интриге с проституткой как о свершившемся факте, нуждающемся, правда, в подтверждении. А не об истории двадцатилетней давности, результатом которой стало рождение загадочного ребенка.

   – Я едва не упала в обморок, когда увидела его с той девицей, – продолжала Нетти. – Я сообщила твоей матери, а потом, соблюдая осторожность и вооружившись фотоаппаратом, снова подкараулила эту парочку. И сняла их вместе. В парке.

   – Надо же, – тихо пробормотал Марк.

   Что, черт возьми, произошло?! Отец и мать, люди в здравом уме, поручают своим друзьям заниматься расследованием, шпионить за странной женщиной, делать снимки и подслушивать. А друзья, сделав дело, не могут держать язык за зубами. Уилу простительно: тот хотя бы принял Марка за Фрэнка. Но Нетти… Марк даже не пытался надавить на нее, она все ему выболтала сама.

   – Я взяла этих двух мошенников с поличным, – гордо заявила Нетти. – Это мой первый опыт шпионской работы.

   – Итак, ты видела их в парке… Что-нибудь еще?

   – Да нет. – Нетти на секунду задумалась. – Но по тому, как они сидели, притворяясь, что не смотрят друг на друга, было ясно, что дело нечисто. А твой отец потом солгал Николь по поводу того, где был в тот день, – с негодованием добавила она. – Но меня не проведешь!

   – Угу, – хмыкнул Марк.

   Итак, реального подтверждения того, что увиденное Нетти соответствует сценарию шантажа, о котором говорил Уил, не было. Но это лучше, чем предположение о тайной связи с женщиной легкого поведения, продолжающейся многие годы. То есть не исключено, что мать с Нетти ошиблись и вообще блуждают в потемках. Ворошить верхушку этого айсберга Марку очень не хотелось.

   Если мать плачет во время просмотра мелодрам и ест сандвичи и печенье в гостиной и причиной тому служат почти безосновательные подозрения, то что будет, если она услышит вторую половину истории? Шантаж, проститутка, внебрачные дети… Нет, он не будет гонцом скорби.

   – Ты могла бы стать детективом. – На его лице зажглась ободряющая улыбка. – Пол по сравнению с тобой ничего не добился.

   – Точно. А потом, представляешь, я увидела ее снова! Случайно, в аэропорту. Мне просто повезло, но я воспользовалась случаем. – Нетти покачала головой, и ее экстравагантная прическа заколыхалась. – Я проследила за ней. И, кроме того, я слышала о каком-то Ричмонде.

   – Что-что? – Марк напрягся. – Я слышал про этот небольшой городишко на окраине штата.

   – Да, – кивнула Нетти. – В пятницу днем твоя мать послала туда Пола. От него пока нет никаких вестей, но я знаю, что парень собирается точно выяснить, что это за женщина и что ей нужно от твоего отца. А ты пока подожди. Пол заставит ее заговорить.

   Итак, теперь ему известно, где находится Пол. В двухстах милях отсюда, в Ричмонде. Кто же из старших братьев первым отыщет эту девицу? Есть ли тут место для третьего конкурента?

   – А можно мне взглянуть на фотографии? – лениво произнес он.

   – Тише! – напряглась Нетти. – Николь возвращается. А фотографии вон там, под одной из подушек. – Она махнула рукой в сторону стоявшего у окна дивана. – Как только ты позвонил в дверь, она тут же засунула весь конверт под подушку. Когда она снова уйдет, ты сможешь взглянуть. Увидишь: некоторые фотки получились просто потрясающими.

   Значит, они явно не хуже, чем размытые фотографии, сделанные Уилом, подумал Марк.

   – Спасибо, Нетти. Я поступлю так, как ты советуешь…

   – Не скучали без меня? – бодро спросила Николь, появившись на пороге гостиной с полным подносом. Она вручила сыну большой стакан апельсинового сока и поставила прямо на ковер возле него поднос с сандвичами, тарелочку с печеньем и несколько салфеток.

   Соблюдая этикет, он съел пару печений, стараясь не накрошить. Ему не хотелось бы, чтобы мать – конечно, когда она вернется к своему обычному состоянию – упрекала его за крошки в гостиной.

   Зажатому между Нетти и матерью, Марку пришлось волей-неволей вместе с ними смотреть «Унесенных ветром». Через десять минут ему стало скучно, и у него заболела голова. К концу фильма мать снова не выдержала, расплакалась и побежала на кухню за салфетками. Марк быстро поднялся, подбежал к дивану, сунул руку под подушку и нащупал бумажный конверт. Вот он! Марк схватил его и сунул в карман рубашки.

   – Ну вот, фильм кончился, пойду наверх посмотрю, не там ли я оставил свою джинсовую рубашку? – громко сказал Марк.

   – Что за рубашка? – недоуменно спросила Николь, возвратившись в гостиную и вытирая салфеткой глаза.

   – Разве ты не помнишь? – Марк направился к лестнице, ведущей на второй этаж. – Я давно собирался забрать ее.

   – Марк? – позвала Николь.

   – Всего пару минут, мама, – быстро ответил он, направляясь в свою старую комнату.

   Поскольку он знал, что мать могла расслышать снизу его шаги, Марк зашел в небольшую кладовку, где до сих пор хранились его детские вещи. Он начал громко передвигать коробки, чтобы создать впечатление, что он действительно ищет злополучную рубашку. Включив свет и усевшись на одну из коробок, Марк вытащил конверт и начал внимательно просматривать фотографии.

   Гм… Первая получилась достаточно четкой, и не понадобилась бы никакая экспертиза, чтобы установить, что это фотография той же женщины и того же мужчины, что и на размытом фото старика Уилбера. Теперь, когда изображение стало более резким, сцена выглядела так, как будто была снята на той же скамейке и в том же парке. Это означало, что шантажистка по версии Уила и была той самой дрянью, как ее назвала Нетти. Получается, что для его отца назревал лишь один скандал, а не несколько. Но это будет очень большой скандал.

   Марк переключил внимание на следующую фотографию, сделанную более крупным планом. Теперь он хорошо видел лицо женщины, и это лицо вдруг показалось ему очень знакомым… Он судорожно глотнул.

   Это же та самая женщина, которую я встретил вчера вечером в баре! – вспомнил он.

   Точно! Та самая рыжеволосая девица, которая пыталась навязаться ему в подружки и говорила, что любит, когда за нее дерутся. Она сказала, что ее зовут Дженни. Итак, что же теперь делать?

   Марк уставился на фотографию, как будто под его взглядом она могла измениться. Но на фото была все та же женщина.

   Итак, она шантажирует его отца, утверждая, по словам Уила, что является его внебрачной дочерью. Или, может, она пытается лишь соблазнить его, как думает Нетти? Или ни то, ни другое?

   Марку вдруг пришла в голову одна мысль. Ведь его братья тоже занимаются активными поисками Дженни, и оба покинули город, отправившись в совершенно противоположных направлениях. Причем ни один не приблизился к заветной цели даже на йоту.

   Но я-то знаю точно, где ее отыскать, подумал он.

   Марк резко встал, едва не опрокинув с полки хрустальную вазу. Ноги сами понесли его в бар на Двадцать первой улице…

2

   В воскресенье интересующее его питейное заведение оказалось закрытым по техническим причинам, и в очередной раз расследование пришлось отложить. Ничего, все нормально, успокаивал себя Марк. Он ведь был терпеливым человеком и был уверен, что стоит на самом пороге решения семейной проблемы.

   Нацарапанное на клочке бумаги и приколотое к двери объявление гласило, что заведение откроется в понедельник после полудня. Марк приехал туда к часу дня, стараясь не привлекать лишнего внимания. Выждав немного, он медленно направился к стойке, чтобы переговорить с барменом. Марк был уверен, что именно он работал тогда, а значит, удача от него еще не отвернулась. Подогрев бармена изрядным количеством виски, чтобы у парня развязался язык, Марк протянул ему снимок, на котором можно было безошибочно узнать загадочную Дженни.

   – Знаешь ее? – тихо спросил он.

   – Нет, – ответил бармен, едва взглянув на фотографию.

   Его усилия, похоже, не дали никакого результата. Вздохнув, Марк вытащил свой полицейский значок и положил рядом с фотографией. Увидев его, бармен неожиданно оживился.

   – Доул? Я знаю твоего брата. Он сержант.

   – Его зовут Фрэнк.

   – Хороший парень.

   – Угу, – кивнул Марк. – Так ты знаешь эту девицу?

   – Кажется, знаю.

   Стушевавшись, бармен «вспомнил» рыжую девицу, а потом даже заметил, что на прошлой неделе она была блондинкой!

   – Ну и? – напирал Марк.

   – В прошлом месяце она ходила к нам несколько раз в неделю, – добавил бармен. – Я подумал, что она принесет мне одни проблемы, и старался не спускать с нее глаз. Должно быть, она живет где-нибудь неподалеку. Они с мужем чокнутые…

   – С мужем? Ты имеешь в виду того здоровяка с татуировками?

   – А кого же еще? – воскликнул бармен. – Каждый вечер повторяется одно и то же. Она приходит, болтается возле стойки, липнет к парням, потом заявляется ее бедолага-супруг и начинает распекать ее за непристойное поведение. – Он покачал головой. – Кажется, в четверг это было… Да! Так вот, этот парень снял с пальца обручальное кольцо и швырнул его куда-то в угол. Вот тогда-то я и просек, что это ее муж. Он кричал, что скоро они уезжают в свадебное путешествие, и если она не прекратит свои выходки, то с путешествием и с браком будет покончено. Рыжая полезла под столик доставать закатившееся туда кольцо. А тем, кто сидел за столиком, это пришлось явно не по душе, и они подняли шум… – Бармен почесал затылок. – Наверное, они так и не поехали в свое путешествие, раз явились сюда в субботу вечером.

   Так, значит, эта парочка собирается уезжать. Похоже, как раз туда, куда вдогонку за ними намеревается отправиться Фрэнк. А Уил слышал, что Дженни покупала билеты именно на этот тур.

   – Я был здесь в субботу и видел их, – заметил Марк.

   – Видишь парня, играющего в пинбол? – нагнувшись, сказал Марку бармен и указал в сторону. – Сдается мне, он как раз один из тех, к кому приставала эта девица. Он постоянно сюда наведывается. И, наверное, знает побольше меня.

   – Что ж, спасибо.

   Марк неторопливо направился к автомату для игры в пинбол, где стоял светловолосый парень лет двадцати пяти, набравший уже довольно много очков. Тот, увидев Марка, повернул голову и спросил:

   – Чем могу служить?

   – Видел когда-нибудь эту девчонку? – спросил Марк, положив фотографию на стеклянную поверхность машины.

   – Кажется, да.

   В руках Марка, не желающего тратить время на долгие объяснения, сверкнул полицейский значок.

   – Что ты знаешь об этой женщине?

   – Не так много, офицер. Очень навязчивая, липнет почти ко всем. – Парень заработал рукоятками, гоняя серебристый шарик по лабиринту. – Натворила что-нибудь?

   – Пока не знаю.

   Игрок хлопнул ладонью по кнопке, высветив заработанное количество очков.

   – У меня есть телефон. Это поможет?

   – Надеюсь.

   – О'кей. – Он снова заработал рычагами. Лишь когда последний шарик исчез в машине, парень вытащил из кармана брюк маленький блокнот. – Дала мне свой телефон и умоляла позвонить. – Он пожал плечами, вырывая листок. – Я взял, чтобы только поскорее отстала.

   Сложив листок и кивнув парню на прощание, Марк покинул бар.

   Узнать адрес, соответствующий телефонному номеру, ему как полицейскому не составило особого труда, и вскоре он уже мчался к дому, где проживала искомая особа, пытавшаяся принести несчастье в его семью.

   Здание представляло собой старый кирпичный дом, невыразительный, но вполне типичный для Индианаполиса, с выступающими с тыльной стороны балконами. Аренда квартиры в таком доме обходится довольно дорого. Дженни жила на втором этаже, и, поднявшись по лестнице, Марк сразу постучал в нужную дверь, хотя еще не решил для себя, что сказать, если ему вдруг откроет сама хозяйка или ее нервный супруг. Ему непременно нужно добиться результата, и тогда он сможет лично рапортовать отцу, что раскрыл это дело. Причем раньше других.

   Марк подождал у двери около минуты и, не услышав каких бы то ни было признаков жизни, постучал еще раз, на этот раз громче.

   – Есть кто-нибудь? Вас беспокоит служба доставки цветов. Мы привезли для Дженни дюжину великолепных красных роз. – Он с удивлением констатировал, что с каждым разом ложь дается ему легче и становится все изощреннее. Хотя, поглядев на него, никто не поверил бы, что это разносчик цветов.

   Он уже подумывал, не стоит ли отыскать управляющего и, потрясая полицейским значком, заставить впустить в квартиру. Но в этот момент его рука непроизвольно легла на металлическую ручку двери, и та подалась без всякого сопротивления. Это показалось ему еще более странным. Дверь оказалась незапертой.

   Марк осторожно открыл ее. Не хватало только влипнуть в какой-нибудь криминал, с тревогой подумал он. Подобных случаев сколько угодно. С другой стороны, если случилось что-нибудь серьезное, он, как представитель закона, не сможет пройти мимо.

   – Дженни? – позвал он. – Вы дома?

   Ответа не последовало, и тогда Марк осторожно шагнул внутрь. Сначала он оказался в гостиной. Потом прошел на кухню. Никаких тарелок с остатками пищи или кружек с недопитым кофе. Холодильник был пуст, и даже вилка сетевого шнура была выдернута из розетки. Марк проверил мусорные корзины в спальне и на кухне, но они тоже оказались пустыми. Он вышел на балкон, где в корзине для мусора обнаружил скомканные коробки от пиццы и целую кучу пустых банок от пива. И еще три конверта с письмами и счет за телефон на имя Дженни Меттлс. Сунув конверты в карман, Марк заметил на стене календарь, где красным фломастером были отмечены какие-то даты. Возле одной из них – в пятницу, две недели назад, – было нарисовано сердечко и написано «поженились!», а возле прошедшей субботы стояла надпись «свадебное путешествие».

   Марк возвратился в спальню. Здесь он обнаружил второй удобный выход на балкон, куда можно было выскользнуть на случай неожиданного возвращения хозяев квартиры. Но она все-таки производила впечатление покинутой.

   Марк хмыкнул, перебирая большую пачку каких-то брошюр, разложенных на комоде в спальне. Это были каталоги дорогих отелей, в их числе несколько – из штата Айдахо.

   Ну вот, с облегчением подумал Марк, теперь ясно, почему мой старший брат отправился именно в Айдахо.

   На заднике брошюры он прочел: «Медовый месяц в «Тимберланд Пайнвуд»! Нет лучшего места, чтобы познать друг друга. Это истинный рай для новобрачных».

   Итак, Фрэнку предстояло окунуться в рай для новобрачных? Марк хмыкнул, потом громко рассмеялся. Он заглянул под кровать, а потом пошарил в ящиках комода. Кругом было пусто, и это лишь подтверждало предположение о том, что Дженни и Кларк сумели заблаговременно скрыться.

   Ладно, что же еще осталось? Марк огляделся. Ах да! Туалет.

   Подойдя к двери уборной, он настежь распахнул ее. У него все похолодело, когда внутри он увидел женщину.

   С каким-то неестественным криком она совершила прыжок и ударила ошеломленного Марка в колено. А потом замахала руками, рассекая воздух.

   Тяжело опустившись на пол и схватившись за колено, Марк смог лишь произнести:

   – Нет, ты не Дженни.

   Но незнакомка не успокоилась на том, что сбила мужчину с ног, а бросившись на него, принялась выкручивать руки.

   Марк был не из тех, кто легко сдается, тем более женщине, и, превозмогая боль, он уворачивался и отбивал удары. Наконец ему удалось сосредоточиться и разглядеть свою противницу. У нее были темные, почти черные, густые волосы, убранные сзади в хвост, бледная кожа. Заостренный подбородок. Нежные щеки покрывал яркий румянец.

   Ее внешность показалась Марку знакомой. Где он ее видел, точно припомнить было трудно, но даже сейчас, в пылу борьбы, он не мог ошибиться. У него была хорошая память на лица…

   Марк также заметил, что незнакомка довольно высокого роста и физически сильная женщина. На ней были черные облегающие брюки и белая рубашка с пиджаком, из-под которого выглядывала пистолетная кобура. Что делало ситуацию еще более угрожающей.

   Пытаясь поймать запястья женщины, чтобы скрутить ее и не причинить при этом особой боли, Марк нечаянно дотронулся до ее груди. И не убрал руку, встретив негодующий взгляд противницы.

   Она сделала резкий вдох и развернулась, отбросив в сторону его руку, отчего две пуговицы на ее рубашке оторвались и полетели на пол. Полы рубашки приоткрылись, и Марк заметил край розового бюстгальтера и соблазнительные линии груди, которая вздымалась и опускалась от волнения.

   Марк зло усмехнулся. Опасность, изрядная доза адреналина в крови и оседлавшая его чертовски сексуальная женщина. Можно ли желать большего?

   Ее глаза, извергающие огонь, были необычного зеленовато-желтого цвета, как у хауса. Девушка тяжело дышала, видимо устав от борьбы, и от этого ее лицо еще сильнее разрумянилось, а грудь вздымалась, натягивая рубашку. У Марка даже слюнки потекли от этого зрелища.

   Она была красива. Ему не хотелось особенно протестовать: его вполне устраивало, что бедра прекрасной незнакомки прижаты к его животу, а расстегнутая рубашка будоражит воображение.

   – Ты не Дженни, – тяжело выдохнул он. Но ему по-прежнему казалось, что он ее где-то видел. Кто же она, черт побери?!

   – Блестящий вывод, – проворчала девушка.

   Стоп! Как он мог забыть! Это же брюнетка, сидевшая в баре, неподалеку от доски для игры в дартс. Та самая, которую он захотел угостить спиртным. Марк снова посмотрел на нее. Неужели в ту субботнюю ночь весь мир сузился до размеров этого маленького бара?

   – Ты была в баре на Двадцать первой улице в субботу?

   – Нет, – быстро ответила незнакомка. Но он все-таки не поверил ей.

   – Кто ты такая и зачем пряталась в туалете? И почему носишь вот эту штуку? – Марк кивнул на кобуру с пистолетом. – Ладно, попробую сам догадаться, – добавил он, стараясь отшутиться и разрядить ситуацию. – Ты наемная убийца, посланная подкараулить Дженни или ее любовника?

   – Забавно, ничего не скажешь! – рассмеялась незнакомка.

   – Кто же ты тогда?! – прищурился Марк.

   Она ненадолго задумалась.

   – Не двигайся, – наконец проговорила она. Одной рукой удерживая запястье Марка, она просунула другую внутрь пиджака и вытащила кожаный жетон. Перевернув его, она показала значок ФБР и деловито произнесла: – Агент Роксана Льюис.

   Марк даже присвистнул от неожиданности.

   – Роксана Льюис? – переспросил он. Все еще пытаясь разрядить обстановку, он улыбнулся.

   Она нехотя освободила его руку и отстранилась, надавив ему на низ живота. Но Марк не возражал против того, чтобы эта позиция сохранилась подольше.

   – А кто ты такой и что здесь делаешь? – потребовала агент Льюис, по-прежнему тяжело дыша и сверкая глазами. – Помимо того, что активно сопротивляешься представителю власти?

   – Да, но о том, что ты из федералов, я узнал лишь тогда, когда ты набросилась на меня как пантера! Впрочем… – Марк вынул из кармана джинсов полицейский значок. – Как видишь, я принадлежу к категории хороших парней!

   Роксана быстро, но внимательно осмотрела протянутый значок и скривила губы. Впечатления на нее он не произвел, но она, видимо, была рада такому разрешению непредсказуемой ситуации.

   Встав и подав Марку руку, она заявила:

   – Здесь моя юрисдикция, офицер Доул.

   – Что ж, прошу извинить, если я не соглашусь с таким утверждением, пока не узнаю, что ты здесь делаешь, – сухо ответил Марк. Переместив вес на ноющее колено, он поморщился. – Какого черта ты набросилась на меня?!

   – Я могла бы вообще пристрелить непрошеного гостя, – сквозь зубы процедила Роксана.

   Марк увидел, как ее взгляд скользнул вниз на расстегнутую рубашку, и щеки девушки тут же покрылись густым румянцем. Он не мог сдержать улыбки, когда она поправила ткань рукой. Волнующие линии ее груди до сих пор не выходили у него из головы.

   – Ах да, пуговицы закатились вон туда, – учтиво заметил он и показал рукой. – Это я на тот случай, если ты не захочешь здесь наследить.

   Напрягшись, Роксана пробормотала «спасибо», после чего нагнулась, чтобы подобрать маленькие белые пуговицы, лежащие в углу.

   – Так что же ты все-таки здесь делаешь? – спросил он снова. – Неужели все в Индианаполисе охотятся за этой Дженни?

   – Ее зовут Дженнифер Скоулс, – поправила она его. – Теперь она носит фамилию Меттлс. Видимо, только что вышла замуж. Но чаще всего она выступает под именем Дженни, Дженни Скоулс.

   Выходит, она знает об этом деле намного больше его. Впрочем, что с того? Марк задумчиво почесал затылок.

   – Самое лучшее для тебя сейчас – не вмешиваться и оставить эту личность и все, что с ней связано, для федералов, – посоветовала она. – Дженни Скоулс нужна нам. И мы ею займемся.

   – Но зачем?

   Роксана не ответила. Она протянула руку и вытащила из его кармана каталоги гостиниц, а потом, все еще поддерживая свободной рукой верхнюю часть рубашки, направилась к двери.

   – Желаю удачи, – бросила она напоследок.


   Инстинктивно пригнувшись к рулю своего «форда», Роксана проводила напряженным взглядом Марка Доула, когда тот вышел из квартиры и спустился по металлической лестнице вниз. Черт бы побрал этого инспектора! В тот момент, когда она так близко подобралась к подозреваемой и, поджидая ее, методично обыскивала квартиру, откуда ни возьмись появляется симпатичный парень и портит все дело. Теперь она была озадачена тем, что он собой представляет, что ему известно и собирается ли он лично продолжать расследование. Она ведь заблаговременно навела справки по поводу Дженнифер Меттлс и выяснила, что та ни для кого не представляет интереса. Теперь это предположение летит к черту… На тогда на кого работает этот парень?

   Он, однако, симпатичный, с неудовольствием констатировала она, наблюдая, как Марк Доул, слегка прихрамывая, идет по тротуару. Это прихрамывание сделало его даже более сексуальным. Надо было ударить его посильнее.

   Ерзая от нетерпения, Роксана заправила непокорную прядь волос за ухо. Она почувствовала, как щеки снова заливает румянец. Она вспомнила, как отчаянно боролась с ним на полу и как он нагло, с нескрываемым любопытством рассматривал ее. А когда пуговицы на рубашке неожиданно отлетели прочь, – как вообще такое могло произойти? – этот негодяй даже не отвел взгляда!

   Покрепче ухватившись за руль, Роксана с негодованием подумала, что ей не нравится, когда ее рассматривают подобным образом. Она ведь профессионал, черт побери! А он, этот парень, был слишком горяч и возбужден, в его голубых глазах сверкало озорство, а гибкое мускулистое тело напрягалось в нужных местах, когда она оседлала его в пылу борьбы. От его необычной кривой улыбки перехватывало дыхание.

   Роксана смахнула волосы со лба. Тот факт, что офицер Марк Доул оказался очень привлекательным молодым мужчиной, лишь усугублял ситуацию и делал его более опасным.

   Интересно, зачем ему понадобилась эта Дженни?

   Роксана вспомнила, что видела этого полицейского в баре на Двадцать первой улице. Хотя в тот момент он был для нее лишь одним из красавчиков, к которым любила приставать рыжеволосая Дженни Меттлс. Увидев тогда его реакцию, Роксана могла с уверенностью сказать, что Марку Дженни не понравилась и отвечать на ее приставания он не испытывал ни малейшего желания. Причем она поняла это гораздо раньше самой Дженни. Тогда, пользуясь тем, что рыжая приняла внутрь изрядную дозу спиртного, была навеселе и плохо соображала, ей удалось проследить ее путь до самого дома. Но она и представить себе не могла, что личностью Дженни уже интересуется полиция.

   Она выслеживала Дженни больше полугода и не могла допустить, чтобы какой-нибудь местный коп совал нос в ее дела и испортил все в тот момент, когда она уже была у цели.

   Роксана увидела, как Марк сел в стоявший неподалеку «крайслер». Она вырулила с обочины на проезжую полосу и поехала следом, соблюдая значительную дистанцию. А вдруг этот Марк вовсе не полицейский? У нее похолодело внутри. Тот факт, что она раньше встречала его в том же баре, что и Дженни, наводил на сильные подозрения. Может быть, это один из ее бойфрендов и такой же мошенник, как и сама рыжая.

   Роксана нахмурилась. Нет, все-таки не похоже. Он слишком хорош собой и на вид весьма интеллигентен, чтобы его можно было поставить в один ряд с парнями этой девицы. А взгляд его голубых глаз был слишком искренним для преступника.

   Она включила вмонтированный в переднюю панель автомобиля радиотелефон, решив связаться со своей помощницей в местном отделении ФБР, которая быстро находила нужную информацию и к тому же умела, если нужно, держать рот на замке.

   – Дотти? Привет, это Роксана Льюис.

   – Я думала, ты в отпуске, – зазвучал в трубке звонкий голос Дотти.

   – Какое там! Просто отъехала за город. Можешь проверить для меня кое-какие данные?

   – Конечно, давай. Что там у тебя?

   Она продиктовала помощнице номерной знак машины, на которой уехал Доул. И на всякий случай добавила номер его полицейского значка. Парень держал его перед ее лицом всего две-три секунды, но этого ей было достаточно, чтобы запомнить.

   Почему он оказался в том злосчастном баре? Неужели тоже следил за Дженни? Или начал следить только после того, когда ее муж пытался затеять драку?

   Роксана взвесила все имеющиеся факты. Офицер полиции Марк Доул. Слишком эксцентричное имя, чтобы быть вымышленным. Но почему тогда она ему не верит?

   Я просто проверяю, подумала она, словно успокаивая себя. Ведь мое любопытство вызвано не его безупречными внешними данными, а тем, что он помешал моему расследованию в самый ответственный момент. К тому времени, когда перезвонила Дотти, Роксана уже успела записать адрес, поскольку Доул остановил свой «крайслер» возле аккуратного бунгало в южной части города.

   – Я все выяснила, – говорила в трубку Дотти. – Номерной знак, полицейский значок и дом принадлежат Марку Доулу, возраст двадцать семь лет. Это новобранец-патрульный со второго участка – если я не ошибаюсь, это совсем недалеко от того места, где ты сейчас находишься. В инспекции по автотранспорту его внешность описана так: рост шесть футов два дюйма, вес сто восемьдесят пять фунтов, темно-каштановые волосы, голубые глаза. Здесь есть даже фотография… А-а, понятно, почему ты так заинтересовалась этим субъектом!

   – Новобранец? – не обращая внимания на иронию подруги, переспросила Роксана.

   Не опытный сыщик из отдела нравов, не матерый детектив, а недавний выпускник академии, который пытается сунуть свой непомерно длинный нос в ее сложное дело. И если он на самом деле приписан ко второму участку, то маловероятно, чтобы он шарил в квартире Дженни по официальному поручению. Ведь ее дом находится на другом конце города, вне юрисдикции полицейского участка, в котором служит этот Доул.

   Так что же, черт побери, делал в не подотчетном ему районе этот патрульный без формы?! Что привело его к Дженнифер Меттлс, разыскиваемой в нескольких штатах за мошенничество и шантаж?

   – Наверное, лучше не спускать с него глаз, вслух проговорила Роксана, когда положила трубку радиотелефона на рычаг.

   Она пыталась убедить себя, что принятое решение не имеет никакого отношения к тому, что она до сих пор почти явственно ощущала каждый напрягшийся мускул великолепного мужского тела. И никак не связано с тем, что его рука случайно коснулась ее груди, вызвав поток волнительных импульсов. Или что, к ее стыду, ее рубашка расстегнулась. Она не могла не признать, что ей понравилось ошеломленное лицо незнакомца и неистовый взгляд его голубых глаз.

   Особенно неловко было вспоминать тот момент, когда ее бедра оказались в опасной близости от его скрытых одеждой чресл. Когда он улыбнулся ей своей неторопливой и очень сексуальной улыбкой, ей захотелось – пусть всего на одну секунду – сорвать с него одежду.

   Спокойно, Роксана Льюис, строго одернула себя девушка. Ты ведь совершенно не знаешь этого человека. Не можешь же ты испытывать к нему такое сильное влечение просто так – после обыкновенного падения на пол!

   Роксана завела двигатель и поехала прочь от бунгало.

   Автомобиль быстро набирал скорость. Она ругала себя за внезапно возникшие у нее нелепые желания, о существовании которых она раньше и не подозревала и которые теперь не давали ей покоя. Но что она могла поделать? Несмотря на все раздражение, которое она испытывала к Марку Доулу, оно не могло длиться долго. Доул явился для нее одновременно и загадкой, и поразительным открытием, он был великолепно сложен, хорош собой и чертовски сексуален.

3

   Не зря все-таки он взялся за дело! Его расследование начинает приносить кое-какие результаты.

   Его ладонь до сих пор горела от соприкосновения с рукой прекрасной незнакомки. Несмотря на то что колено продолжало ныть от боли, Марк не испытывал ни злобы, ни раздражения. Он сожалел только о том, что на рубашке порвались лишь две пуговицы, а не больше…

   Он покачал головой. К брюнеткам у него всегда был особый и безошибочный подход.

   Интересно, что за преступление совершила Дженнифер Меттлс, если ее личность так заинтересовала ФБР? В любом случае ему необходимо добраться до Дженни быстрее, чем это сделают федералы.

   Марк вздохнул. Гораздо больше его привлекала мысль закрутить роман с Роксаной – к примеру, заключить с ней пари о том, кто первым найдет Дженни.

   Если федералам не терпится надеть на рыжеволосую наручники, то та в свою очередь может пригрозить, что выложит все начистоту – все, что касается его отца. А в том случае, если неблаговидный поступок крупного полицейского чиновника, приведший к рождению незаконной дочери, станет достоянием ФБР и, не дай Бог, прессы, то тогда карьера Колина Доула наверняка покатится под откос. Разразись такой скандал, ему не видать ни достойной пенсии, ни тем более нынешнего высокого поста.

   Разгладив конверты, извлеченные из мусорной корзины в квартире Дженни, он улыбнулся. Установить личность Кларка Меттлса оказалось проще простого.

   Уроженец Индианаполиса, он проходил дважды по обвинению в угрозе физическим насилием, но до суда его дела так и не дошли. Обычный придурок, который становится агрессивным, когда принимает слишком много спиртного. Таких, как он, в городе пруд пруди…

   Что касается Дженни… Название телефонной компании могло быть вымышленным, но это было хоть какое-то начало. Дженни Скоулс, Дженнифер Мэри Меттлс… Послужной список Дженни Скоулс оказался внушительным. Это была мошенница со стажем и со связями в нескольких соседних штатах. На ее счету были вымогательства крупных сумм у вдовцов и одиноких состоятельных мужчин, обращающихся в брачные агентства, схемы мнимых инвестиционных фондов, в которые вкладывали деньги доверчивые клиенты, подделка чековых книжек.

   Но ее последние преступления были связаны с «одноруким бандитом» – новейшим игровым автоматом.

   Марк внимательно прочел полицейский отчет. Женщина работала не одна, а вместе с напарником. Обычно это был мужчина, но иногда и женщина, и вместе эта парочка притворялась продавцами таких автоматов. Они ошеломляли потенциальных покупателей впечатляющей демонстрацией работы машины – где-нибудь на нейтральной территории, и те очень часто соглашались на сделку, надеясь разместить такие машины в торговых галереях, ресторанах, казино и прочих увеселительных заведениях. Потом, когда производился расчет – как правило, наличными, – Дженни с «коллегой» тихо исчезали, оставляя незадачливых покупателей с большой картонной коробкой под размер автомата, наполненной для веса каким-нибудь хламом и с наклеенными на нее фирменными этикетками.

   Мошенники, проявляя минимум изобретательности, зарабатывали на своем жульничестве весьма приличные суммы. Однако ни в самом Индианаполисе, ни в его окрестностях Дженнифер Меттлс ни разу не попадалась.

   – Эй, Марк, что это ты заявился в такую рань? – спросила его коллега-офицер по имени Мэг. – Я думала, ты в отпуске.

   – Мне нужно было заглянуть по делу, – ответил Доул, надеясь, что Мэг не задержится и пройдет мимо.

   – Ладно. – Она прошла, но задержала на нем свой любопытный взгляд.

   Он решил закончить свои дела поскорее, чтобы не вызывать повышенного интереса у коллег. Теперь, когда ему стало известно, что «однорукий бандит» был для Дженни едва ли не основным средством к существованию, не составило труда сообразить, что ей нужно непременно вернуться к себе в квартиру, чтобы забрать его.

   И чем скорее, тем лучше. Поэтому он вполне мог подкараулить ее.

   Сделав ксерокопии со всех интересующих его документов, он решил отправиться домой, чтобы в спокойной обстановке поразмышлять над своими дальнейшими действиями.

   По дороге он решил, что следующим его шагом будет гостиница. По словам бармена, Дженни и Кларк планировали отправиться в прошлую субботу в свадебное путешествие. То, что в воскресенье они исчезли из поля зрения, как раз и свидетельствовало о том, что их путешествие не сорвалось.

   Смог ли на их след напасть Фрэнк? Ранее Марк навел справки и узнал, что туристический тур, о котором шла речь, проходит по озерам юго-восточного Айдахо и переезды в основном осуществляются на автобусе.

   Никакие опоздания не допускались. Поэтому если Кларк и его невеста опоздали на субботний автобус, то путешествие должно было начаться без них.

   Упустили свой шанс, ребятки, подумал Марк.

   И это было плохо, причем по нескольким причинам. Во-первых, теперь маршрут Дженни и Кларка очень трудно отследить. А во-вторых, Фрэнк, если он успел попасть в туристическую группу, будет весьма разочарован, не обнаружив там своей подопечной. Бедняга! Кроме того, на руках у Фрэнка были, наверное, лишь некачественные снимки, сделанные Уилом в одном из парков. Поэтому он мог и не узнать Дженнифер Меттлс или спутать ее с другой женщиной.

   И, таким образом, разминуться с шантажисткой на несколько сот миль.

   Нельзя просто так сидеть и ждать его возвращения, заключил Марк, уверенный, что Фрэнку, который вернется с пустыми руками, придется откровенно врать. Он сочувствовал брату.

   Ему надо поработать над собственной версией, чтобы к возвращению Фрэнка у него тоже было что сообщить.

   Если для Дженни и Кларка свадебное путешествие в Айдахо все-таки сорвалось, то остается рассчитывать на другие отели, названия которых приведены в каталогах, найденных в ее квартире. Правда, их забрала грозная агентша ФБР по имени Роксана Льюис. Хотя, по сути, эти брошюры ему вовсе не нужны. Он помнил, что оставалось лишь четыре гостиницы, причем все в Индианаполисе и все пятизвездочные. Уровень комфорта, не сравнимый с поездками по озерам в Айдахо. Вспомнить все четыре было нетрудно: «Шератон», «Мариотт», «Форум» и «Мемфис-палас». Сам Марк ни разу не заходил ни в одну из них, но знал превосходно, что это гостиницы экстра-класса с великолепной меблировкой и эксклюзивным сервисом. Дженни со своим бойфрендом мало подходят для проживания в подобной роскоши. Но, может быть, на этот счет у них свое мнение. Во всяком случае, провести медовый месяц в одном из таких отелей было бы сказкой.

   Он позвонил в «Шератон» и «Мариотт» и спросил администратора, не остановились ли у них двое молодых людей – он назвал их имена.

   – Простите меня за беспокойство, – учтиво объяснял Марк девушке на другом конце провода. – Дело в том, что это моя сестра и они с мужем справляют медовый месяц… Они не хотели, чтобы их беспокоили, поэтому и не сообщили, в каком точно отеле остановятся. Но мы одна семья, и есть одна приятная новость, которой мне непременно нужно поделиться со своей сестрой. Поймите, это очень важно.

   Поверили его словам администраторы гостиниц или нет, но просьбу Марка выполнили. Однако их поиски успехом не увенчались. Ни в «Шератоне», ни в «Мариотте» никто под такими или близкими к упомянутым именами не останавливался. Однако когда Марк позвонил в отель «Форум», ему неожиданно повезло.

   – Да, да, у нас проживают мистер и миссис Скоулс, – ответила приятным голосом дежурный администратор. – Они разместились в апартаментах для новобрачных. Сейчас я вас соединю. – И, прежде чем Марк успел воспротивиться, она уже нажала нужную кнопку.

   На другом конце провода послышался нетерпеливый женский голос.

   – Да?

   – Привет, – бодро ответил Марк и стал импровизировать на ходу. – Вас беспокоят из обслуживания номеров. Вам, как молодым супругам, полагается шампанское со льдом. Удобно ли будет, если мы его доставим прямо сейчас?

   – Нет, – после недолгого раздумья ответила женщина. – Мы уже собрались уходить. – Марк отчетливо услышал, как женщина крикнула: – Эй, Кларк, когда мы с тобой вернемся в отель?

   Здесь, оказывается, угощают шампанским. – Наступила короткая пауза, после которой женщина сказала: – Может быть, вы принесете шампанское попозже – ну, например, ближе к полуночи? Или просто оставьте на столике. Но как можно позже – я не хочу, чтобы лед растаял… – После этого она повесила трубку.

   Это она! Глаза Марка загорелись от возбуждения. Отличная работа, парень! Ты отыскал девчонку и выяснил, где ее логово. И все за какие-то сутки!

   Другой хорошей новостью было то, что Дженни и ее недоумок-супруг будут отсутствовать до полуночи, то есть можно попытаться проникнуть в номер и хорошенько все разнюхать.

   Улыбаясь, Марк отправился переодеваться. Полицейская форма и оружие будут ему сейчас весьма кстати…


   Проехав несколько кварталов и вырулив на Брайтон-лайн, Роксана Льюис сначала остановила машину у отеля «Шератон», однако поиски Дженнифер Меттлс и ее мужа в этой гостинице оказались напрасными. В трех кварталах отсюда, за Уотер-Тауэр-плейс, стояло многоэтажное здание отеля «Мемфис-палас». Фойе располагалось на двенадцатом этаже, и Роксана не сразу его нашла, но ее усилия снова не увенчались успехом. Дженни здесь тоже не останавливалась.

   Она оставила машину, чтобы не платить при каждой парковке, однако быстро устала от ходьбы по раскаленному асфальту. Днем было слишком жарко. Несмотря на будний день, на Брайтон-лайн было полно покупателей, и Роксане захотелось выпить чего-нибудь освежающего. Хотя бы бутылку воды. В черном костюме и с полной сумкой на плече она чувствовала себя словно выжатый лимон.

   Когда силы уже почти оставили ее, она подошла к отелю «Форум» – большому зданию в современном стиле, расположенному в нескольких кварталах от главной улицы. Роксана вошла в холл, стараясь отыскать глазами свободное кресло, чтобы отдохнуть. Попив воды из облицованного мрамором фонтанчика, она направилась к рецепции, чтобы навести необходимые справки.

   Однако каково же было ее удивление, когда она увидела там Марка Доула, который о чем-то беззаботно беседовал с дежурной администраторшей.

   Роксана долго не могла прийти в себя.

   Как этот… новобранец сумел очутиться здесь раньше меня? – раздраженно подумала она, спрятавшись за мраморную колонну. Она была уверена, что он умеет лишь цеплять штрафные талоны к лобовому стеклу или свистеть пешеходам, переходящим улицу в неположенном месте.

   Доул выглядел очень спокойным и собранным. Облокотившись о стойку, он вежливо беседовал с девушкой и, видимо, производил на нее сильное впечатление, тем более что был в форме. Широко улыбаясь, она с готовностью отвечала ему.

   Считаешь себя неотразимым?! – зло усмехнулась Роксана и прикусила губу. Вообразил, что все женщины западают на мужчину в форме, да еще при оружии!

   Девушка за стойкой не скрывала своего восхищения стоявшим перед ней полицейским. С того места, где находилась Роксана, было совершенно ясно, что Марк самым прямым и беззастенчивым путем пытается узнать, в каком номере зарегистрирована Дженни.

   Роксана раздраженно фыркнула. В этот момент ее плеча коснулся незнакомый мужчина с газетой в руке, и она обернулась как ошпаренная.

   – С вами все в порядке, мисс?

   – Да, конечно! – торопливо ответила Роксана. – Все хорошо. Я просто… – Как ей было объяснить, что она шпионит за полицейским, укрывшись за колонной? Нет, это глупо. Улыбнувшись, она добавила: – Не беспокойтесь. – С этими словами она отошла к следующей колонне, еще более удалившись от объекта своего наблюдения.

   Заметил ли ее Марк? Вряд ли. Увлекшись разговором с приветливой девушкой-администратором, он не замечал слежки. Выглянув из-за своего укрытия, Роксана с нескрываемым раздражением увидела, что девушка протянула Доулу ключ.

   Ключ от номера! Неужели так просто?! Итак, ему известно, в каком номере живет Дженни, и теперь у него в руках даже ключи! Роксана почувствовала, как екнуло сердце. Если этот выскочка действительно опередил ее, то ее ждут серьезные неприятности.

   Доул еще раз широко улыбнулся и отошел от стойки. Роксана испытала жгучее желание задушить его. А заодно и девушку-администратора.

   Когда на первом этаже остановился лифт и Марк быстро вошел в кабину, у Роксаны не оставалось иного выбора, кроме как подбежать и начать следить за меняющимися цифрами этажей. Это был единственный способ вычислить, куда направился Доул. Двадцатый этаж, двадцать второй… На двадцать четвертом цифры замерли.

   Значит, наша куколка живет на двадцать четвертом, констатировала Роксана. Она резко повернулась, чтобы удостовериться, что дежурный администратор не покинула свой пост у стойки. А если, поднявшись наверх, я застану Доула врасплох в объятиях какой-нибудь смазливой девчонки? Нет, не может быть… Она поймала себя на мысли, что ей не хочется такого развития событий.

   Ей нужно спешить, пока Марк не нашел Дженни, не задержал ее и не выудил у нее какой-нибудь информации. Позади нее прогремела тележка с багажом, которую толкал перед собой коридорный. За ним следовали трое или четверо новых постояльцев. Роксана не могла ждать, пока лифт вернется и, нагруженный всеми этими чемоданами и людьми, начнет движение вверх, останавливаясь на каждом этаже. Ведь Марк уже подходит к цели…

   Угрюмо вздохнув, Роксана поправила на плече сумку и устремилась к лестнице.

   Тебе лучше попридержать лошадей, Марк. Скоро я доберусь до тебя.


   А на двадцать четвертом этаже Марк Доул важно шагал по коридору и был весьма доволен собой.

   Он флиртовал и заигрывал со многими женщинами и считал это своим неотъемлемым козырем, но никогда не применял такой метод во время официального расследования. Его братьям такое поведение явно пришлось бы не по душе. Отец с Фрэнком упрекнули бы его, что использовать личное обаяние в такой ситуации слишком коварно и для настоящего Доула единственным способом может быть только прямота и честность. Что касается Пола, то тот мог выяснить желаемое, ничего ни у кого не спрашивая и никого не обманывая, а просто внимательно наблюдая и анализируя происходящее.

   А Марк… У него были свои собственные и, как ему казалось, вполне безотказные методы. И если он мог раздобыть информацию, кокетничая с женщиной, то так тому и быть. По его мнению, такой поступок никак не заслуживал порицания.

   Джессика – так звали молоденькую служащую гостиницы – сопротивлялась всего минуту, не дольше. А потом, когда он пару раз широко улыбнулся и отпустил комплимент, она с готовностью сообщила, что в отеле целых три многокомнатных номера для новобрачных, которые занимают весь двадцать четвертый этаж. Ей оставалось лишь проверить, в каком из них проживают Скоулсы, после чего она протянула ему ключи. Как же легко ему это удалось!

   Насвистывая, Марк повернул за угол и оказался перед апартаментами, отмеченными литерой «С». Классное место! Он ступал по мягкому черно-белому ковру и посматривал на белые мраморные стены и двери с изысканными позолоченными номерками. Все выглядело очень элегантно и красиво, отчего он все явственнее ощущал себя человеком, незаконно вторгающимся на чужую территорию.

   Подойдя к нужной двери, он сначала постучал, громко назвавшись представителем службы безопасности. Это на тот случай, если какая-нибудь дверь откроется и кто-нибудь увидит человека в форме. Но никто не отозвался и никакая дверь не открылась. Он постучал снова. Никакого ответа. Тогда Марк вытащил ключ и отпер дверь.

   Надо же! Он с удивлением присвистнул и остановился на пороге номера. Апартаменты производили впечатление: прямо перед ним, у противоположной стены, красовался великолепный камин и большой стол для приема пищи, а налево – бар с напитками. Все предметы мебели и даже телефон выглядели такими изысканными, как будто их привезли из какого-то музея или антикварного магазина.

   Марк быстро осмотрел гостиную с французскими окнами, через которые открывался захватывающий вид.

   Остановившаяся здесь парочка, видимо, была серьезно увлечена покупками: повсюду в беспорядке были разложены пакеты с одеждой и обувью из дорогих бутиков. Некоторые названия Доул прочитал впервые, хотя раньше считал, что разбирается в одежде. Если прикинуть, сколько мистер и миссис Меттлс выложили за все это, подумал Марк, то дела у них идут совсем неплохо. Однако в глубине души он сомневался, чтобы дорогие вещи были приобретены законным путем.

   В этот момент зазвонил телефон, и он встрепенулся, инстинктивно схватившись за кобуру.

   Это всего лишь чертов телефон! – опомнился он, слушая, как аппарат продолжает звонить, доказывая тем самым, что стоит здесь не только для декорации.

   Не так уж он хладнокровен и спокоен, как ему казалось вначале, понял Марк. Обычный телефонный звонок мгновенно вывел его из равновесия. Когда звонки прекратились, Марк заставил себя успокоится и продолжить методичный обыск. Дженни сказала, что они с мужем задержаться в городе до полуночи, и Марк рассчитывал, что у него будет вдоволь времени, чтобы обследовать каждый укромный уголок.

   Кто не рискует, тот не пьет шампанское, усмехнулся Марк, заглянув в туалет и в первую из ванных комнат.

   Хотелось бы найти что-нибудь интересное. Если его кто-нибудь застанет здесь врасплох, то… Впрочем, он что-нибудь придумает, чтобы выбраться.

   Но, прежде чем он смог для себя решить, есть ли среди вещей в апартаментах что-нибудь полезное, что следует проверить в первую очередь, он услышал странный звук. Звук исходил от ручки входной двери. Быстро повернув голову, он увидел, что ручка дергается. Кто-то снаружи возится с замком и пытается проникнуть в номер!

   Встревожившись, Марк тихо шагнул к двери и посмотрел в глазок, готовый в случае необходимости скрыться в туалете. Но каково же было его удивление, когда он увидел агента Роксану Льюис, которая, тяжело дыша и с красным от волнения лицом, возилась с дверной ручкой.

   Выругавшись, он резко открыл дверь и, схватив ее за рукав, потянул за собой.

   – Этого еще не хватало! – вполголоса проворчал он. – Что ты здесь делаешь?! Как здесь очутилась? И почему так пыхтишь?

   – Черт бы тебя побрал! – задыхаясь ответила Роксана. – Попробуй пройди двадцать четыре этажа пешком, и я посмотрю, как ты будешь выглядеть!

   – Но есть же лифт! – удивился Марк.

   – Есть. Просто я не хотела, чтобы ты… Да ладно, забудем об этом.

   На ней снова были черные брюки и черный жакет – такой же строгий костюм, как и вчера, только вместо рубашки была блузка другого цвета и со всеми пуговицами. Жаль. Рубашка понравилась ему больше. Сбросив жакет, перекинув его через локоть и вытерев со лба пот, она отдернула руку и прошла в гостиную.

   – Выходит, здесь и скрываются Дженни с Кларком? – устало спросила она.

   – А почему ты спрашиваешь? Ты что, не знаешь?

   – Я просто выследила тебя, понятно?! Заметила, как ты трешься возле смазливой девчонки у стойки, заговариваешь ей зубы и выуживаешь информацию. Я поняла, что она развесила уши и, конечно, сообщила тебе, в каком номере остановились наши новобрачные. Вот я и отправилась вслед за тобой.

   – Я вовсе ничего не выуживал, а просто попросил дать ключ…

   – Ну да, конечно! Так просто! Как забрать конфетку у ребенка! – Роксана закатила глаза. – Ты ведь не пошел в отдел безопасности отеля, не спросил, как пройти к метрдотелю. Нет, тебе куда проще облапошить глупую девчонку!

   – Тебя просто бесит, что я проник сюда первым, – усмехнулся Марк.

   – Но я тоже вышла на этот отель, причем совершенно независимо от тебя, – огрызнулась Роксана.

   – Ты же сама говоришь, что выследила меня.

   – Не отрицаю, – призналась она. – До этого номера. Ты поехал на лифте наверх, и я пошла вслед за тобой.

   Наверное, не стоит спорить с ней, ведь на его стороне хитрость, немного коварства, изрядная доля обаяния и сильное желание опередить всех в злосчастных поисках. И прежде всего именно ее, агента Льюис.

   Марк уже подумывал, как выпроводить ее отсюда, но Роксана начала с интересом осматривать гостиную и подошла к бару. Все еще задыхаясь от напряженного подъема, она присела за стойку, сбросив на пол сумку, оттягивающую плечо.

   – Прошу прощения, – через силу пробормотала она. – Мне что-то нехорошо. Мне надо выпить воды.

   – Надеюсь, ты не собираешься упасть в обморок прямо здесь? – полушутя спросил Марк, тихо подходя сзади. – Только этого мне и не хватало – вытаскивать тебя из номера, когда сюда вот-вот заявятся наши подозреваемые…

   Но она даже не улыбнулась. Когда он взял ее за плечи, она лишь приподняла голову. Марк забрал из ее рук жакет, повернул ее на вращающемся стульчике к себе лицом и… И подумал: интересно, а что будет, если он поцелует ее?

   Но по румянцу на щеках, настороженному взгляду и легкому подрагиванию губ он понял, что лучше этого не делать…

   О, дьявол, как же ему хочется поцеловать эту женщину! Заглянув в ее подернутые дымкой глаза, он почувствовал непреодолимое желание нагнуться, потереться своими губами о ее губы, ощутить их вкус и насладиться первыми волнующими секундами близости… Да, он мог с уверенностью сказать, что Роксана после своего альпинистского подъема сейчас несколько не в форме, но истрепанные волосы и испарина, выступившая на бровях и висках, придавали ей еще большую привлекательность. Она судорожно глотнула, и ее ресницы дрогнули.

   – С тобой все в порядке? – тихо спросил Марк, погладив пальцем ее щеку.

   – Все отлично, – прошептала она, встретив его взгляд. – Разве я плохо выгляжу?

   – О, выглядишь ты превосходно, – пробормотал Марк. И это было абсолютной правдой.

   Марку вдруг захотелось воспользоваться усталостью своей соперницы и ее неспособностью сопротивляться. Однако третий сын и наследник благородных традиций чести и ответственности в последний момент все-таки опомнился.

   Он протянул руку к дверце встроенного в стенку шкафчика, вытащил оттуда стеклянный бокал, наполнил его холодной водой и без лишних слов протянул Роксане.

   – Спасибо.

   Когда она залпом выпила воду, он удалился в гостиную, все еще не выпуская из рук ее жакета и чувствуя некоторое разочарование от того, как неожиданно он превратился из плейбоя в галантного кавалера.

   – Роксана, может быть, тебе лучше посидеть здесь, – предложил Марк. – Я не хотел бы, чтобы ты упала в обморок. Мне еще не доводилось выводить людей из коматозного состояния…

   – Мне уже лучше, – перебила его Роксана и вытерла лоб. – Жаль, что на лестничных пролетах в этом отеле нет кондиционеров, – добавила она, хотя улыбка далась ей нелегко.

   Он понял, что она поступает так намеренно, чтобы притвориться, что ситуации, близкой к поцелую, и в помине не было. Ладно, у него еще будет масса возможностей…

   Роксана тем временем встала и прошла через гостиную со стаканом в руке, видимо не зная, куда его лучше поставить.

   – Нужно стереть отпечатки пальцев, чтобы не наследить, – посоветовал Доул.

   Она молча кивнула в ответ. Поняв, что пора приступать к делу, она вернулась к своей сумке и вытащила пару латексных перчаток, которые натянула со щелчком. Потом извлекла пластиковый пакет, опустила в него стакан, завернула и засунула обратно в сумку.

   – Ты что, решила украсть его?

   – Но я не собираюсь оставлять здесь запачканный стакан.

   – Да, но в пропаже могут обвинить горничную, – с легким упреком проговорил Марк. – Это было бы несправедливо.

   Но она его не слушала. Она проводила скрупулезный осмотр помещения, доставая из сумки различные приспособления и провода и прикладывая их к тому или иному месту.

   – Собираешься расставить жучки? – догадался Марк. – Но зачем?

   Роксана засунула внутрь торшера крошечное приспособление, а другое поместила под стол. Потом повернулась к Марку.

   – Потому что хочу знать, чем занимаются наши подозреваемые, – ответила она и хмыкнула. – Обычное дело. Но, видимо, патрульные полицейские понятия не имеют об этом.

   Значит, ей известно, где он служит. Отлично, ничего не скажешь!

   – Я первым увидел ее, – заспорил Марк. – Дженни сама пыталась навязаться мне в компанию. Так что в этом расследовании козыри у меня.

   – Ты имеешь в виду тот вечер в баре? Она действительно домогалась тебя? – Разволновавшись, Роксана скорчила гримасу. – Ты ведь не знал ее раньше?

   Марк почесал затылок. Что это она так разволновалась?

   – Мы никогда раньше не встречались.

   – Что ж, ты меня утешил, – хмуро отозвалась Роксана.

   – Но почему?

   – Потому что… – Она не договорила. – Неважно почему. Я долго выслеживала Дженни, и я хорошо знаю ее… На этом все. – Она откашлялась. – Это крайне неприятная личность.

   – Ну, вообще-то я и сам это понял.

   – Не сомневалась в твоей прозорливости.

   Роксана прошла в спальню, Марк не отставал. Основную площадь в комнате занимала королевских размеров кровать на четырех массивных резных ножках. Рядом стоял комод, а вдоль противоположной стены – зеркальный шкаф-купе. Марк не заметил в спальне ничего подозрительного или того, что могло бы помочь в их поисках: записной книжки, каких-нибудь оторванных листков бумаги с цифрами. Однако на всякий случай он скрупулезно осмотрел все ящики комода и не преминул заглянуть в туалет. Мужской костюм, женское шелковое платье с ароматом духов, две пары туфель, гладильная доска…

   Отодвинув кресло от туалетного столика, Роксана взобралась на него и начала устанавливать в люстру миниатюрную видеокамеру.

   – Что ты все-таки ищешь? – спросил Марк, закрывая дверь в туалете. – Ставишь видеокамеру над кроватью? Зачем? Как это поможет расследованию?

   – Ой, только не надо меня учить! Можешь быть спокоен: интимная жизнь Дженнифер меня не интересует.

   – А чья интимная жизнь тебя интересует? – спросил Марк, подняв бровь. Он присел на край кровати.

   – От скромности ты не умрешь, – проворчала Роксана, смерив его взглядом.

   Марк усмехнулся. Ему не пришлось произносить ни слова, оба и так знали, что имеется в виду.

   – Направить камеру на дверь, что ли? – размышляла вслух Роксана, настраивая микроскопические линзы. – Если ты не полный идиот, то догадаешься, что некоторым людям свойственно говорить о самых важных делах именно в спальне. Преступники здесь часто планируют свои грязные дела.

   – Так тебе хочется узнать, что Дженни планирует совершить в ближайшее время? – покосился на нее Марк.

   Роксана бросила на него гневный взгляд.

   – А может быть, ты мне скажешь, что здесь ищешь?! И почему? Мне очень не терпится узнать, почему, выслеживая Дженни, ты постоянно шпионишь за мной!

   – Это еще надо выяснить, кто за кем шпионит! Я первым пришел сюда, – буркнул Марк.

   – Я, как ни странно, занимаюсь расследованием преступлений. – Она фыркнула, стянула с рук перчатки и швырнула их в сумку. – Причем на федеральном уровне. – Она присела на спинку кресла и уперла руки в бедра. – Думаешь, что если Дженни приставала к тебе, то это повод для ее ареста?

   – Очень забавно. – Марк подошел к ней. – У меня собственные мотивы, которые, во-первых, тебя не касаются, а во-вторых, относятся к одному государственному преступлению, которое Дженни совершила здесь, в Индианаполисе.

   Вымогательство, шантаж. И все это связано с его отцом! Но Марк не стал ничего произносить вслух. Если понадобится арестовать Дженни, то для этого найдется масса поводов.

   – Попытка пристать ко мне в баре оказалась простым совпадением, но зато там я впервые вычислил Дженни. Довольна?

   – Как я могу быть довольна, когда ты постоянно вставляешь мне палки в колеса? – ехидно улыбнулась Роксана.

   Марк толкнул кресло, усмехнувшись, когда она покачнулась и испуганно посмотрела на него. Но внезапно внимание Марка привлекли посторонние звуки. Его взгляд выразил тревогу.

   – Что это было? Ты не слышала?

   – Что именно?

   – Я слышал голоса! Снаружи, из коридора. Кто-то собирается войти в наш номер. – Марк перешел на шепот. – Неужели?..

   Глаза Роксаны сверкнули. Они обменялись тревожными взглядами и замерли в напряженном ожидании.

4

   Несколько секунд стояла леденящая душу тишина, и Роксана вначале с облегчением подумала, что Марк ослышался. Но потом из-за двери явственно донеслась чья-то брань, послышался металлический звон и скрежет, как будто кто-то пытался вставить ключ в замочную скважину.

   – Не могли же они за время нашего отсутствия поменять замок?! – послышался раздраженный мужской голос. – Что за дьявольщина!

   – Ну-ка дай мне попробовать, – ответил ему женский голос.

   – Странно, ведь они собирались вернуться после полуночи, – шепнул Марк и растерянно посмотрел на Роксану.

   Надо же было оказаться в номере именно в тот момент, когда объекты слежки вот-вот откроют дверь и войдут! Слава Богу, что Дженни с мужем, видимо, пьяны в стельку и едва держался на ногах, отчего ключ упорно не попадает в замочную скважину.

   Марк посмотрел на Роксану, которая до сих пор еще не спустилась со спинки кресла. Она перехватила его тревожный взгляд.

   – Может быть, они что-нибудь забыли и просто зашли, чтобы забрать? – с надеждой спросила она.

   Несколько мучительных секунд они с Марком не знали, что предпринять.

   – У тебя, кстати, есть ордер на обыск? – прошептал он. Наличие ордера помогло бы вывернуться из щекотливой ситуации.

   – А у тебя? – отрицательно покачав головой, спросила Роксана.

   – Нет.

   То есть у них нет никакого документа, который объяснял бы их присутствие в чужом номере, и никакой возможности незаметно выбраться отсюда. Оставался один выход.

   – Прячемся. Быстро! – скомандовал Марк. И, прежде чем Роксана могла воспротивиться, он, обхватив ее за талию, силой стащил вниз. Потом швырнул ее жакет и сумку под кровать, жестом показав, что и она должна последовать за ними. Притом немедленно.

   – Нет! – отчаянно прошептала она.

   – Быстрее! – торопил ее Марк.

   – Может, в туалет?

   – Ни в коем случае! Он им наверняка понадобится. Под кровать надежнее.

   Поскольку она все равно не двинулась с места, Марк понял, что уговоры не помогут. Наклонившись рядом с кроватью, он сгреб ее в охапку и силой, но аккуратно затолкал под кровать, мысленно порадовавшись достаточному просвету между полом и каркасом. В этот момент входная дверь открылась и в прихожей раздались голоса. Этого оказалось достаточно, чтобы убедить Роксану поторопиться. Она заползла поглубже, легла на бок и поджала ноги, чтобы освободить побольше места для Марка. Когда Марк забрался под кровать, она, убедившись, что пуговицы ее блузки застегнуты и не оторвутся, протянула руку и спустила пониже, почти до самого ковра, край покрывала.

   Марк не скрывал удовлетворения. Он был уверен, что Роксана тоже прекрасно осознает щекотливость создавшейся ситуации, ведь их тела тесно соприкасаются и одному Богу известно, сколько это продлится. Нет, ему грех жаловаться.

   Снова послышались голоса, и рука Роксаны замерла на его груди, а нога на некоторое время застыла на животе. Потом она неуклюже откинулась, пытаясь улечься так, чтобы не соприкасаться с ним. Благоразумно, подумал Марк, почувствовав разочарование. Потом он нагнулся к ней поближе и едва слышно прошептал:

   – Переждем здесь, пока они не уйдут. Нам ведь здесь тоже неплохо, не так ли?

   – Тебе, может быть, и неплохо, – едко заметила Роксана и замерла, когда совсем близко послышались голоса.

   – Какой ты неуклюжий, не мог открыть эту чертову дверь! – с негодованием проговорила женщина, входя в спальню.

   – Ключ почему-то застрял, – фыркнул мужчина. – Еще пять минут – и я уже готов был сорвать с тебя одежду прямо в коридоре, детка, – вкрадчиво добавил он.

   Женщина хмыкнула, послышались причмокивания.

   – Ну вот мы и дома, дрянной мальчишка, – хихикнула Дженни. – Ладно, делай, что задумал. Срывай с меня все!

   – Слушаю и повинуюсь, жена!

   Марк увидел, как лицо Роксаны исказилось от ужаса и смущения, когда она поняла, что сейчас произойдет. Новобрачные вернулись и планировали воспользоваться своей шикарной постелью по ее прямому назначению. И именно сейчас, не теряя ни минуты. На кровати, под которой прятались она и Марк! Доул сдерживал улыбку, но ситуация действительно получалась забавной.

   – Я не хочу этого слышать, – в отчаянии прошептала ему на ухо Роксана.

   Марк подмигнул ей, но глаза ее гневно сверкнули. Она закрыла глаза и легла на спину, отодвинувшись подальше и скрестив руки на груди. Сейчас она была похожа на мумию в древнеегипетской гробнице. Марк отдал должное ее мужеству в нелегкой для нее ситуации. Хотя и не оставлял мысли немного подшутить над ней.

   А наверху уже слышалось хихиканье, потом мужчина засмеялся, а женщина вскрикнула, раздались характерные причмокивания, потом послышалось жужжание молний и замков, шуршание волос. Кларк принялся напевать какую-то мелодию. Внизу было непонятно, кто из этой знойной парочки раздевается, а кто совершает ритуальный танец, но оба, судя по всему, вошли во вкус и не на шутку развеселились.

   Марк посмотрел на Роксану. Та, хмуро глядя вверх перед собой, лежала неподвижно, словно фараон в гробнице. Но тело ее иногда вздрагивало. Видимо, она с трудом выдерживала происходящее. Марк подул ей в ухо. Она повернула голову. Почему издеваться над Роксаной доставляет ему такое удовольствие? Ответа он дать не мог.

   На пол уже летели части одежды, их швыряли беспорядочно, в разные углы комнаты. Раздался долгий сладострастный стон, за которым последовали поцелуи с причмокиванием, хихиканье и другие звуки, распознать которые Марку было труднее. Такого секса он не понимал. Кто же поет или смеется в минуту наивысшего наслаждения?!

   Потом кровать отчаянно скрипнула, когда кто-то из двоих с разбегу прыгнул на нее.

   – Иди же ко мне, – прохрипел мужской голос. – Не заставляй меня ждать, детка.

   Женщина запрыгнула на кровать словно пантера, и та спустя некоторое время начала ритмично вздрагивать под стоны и вздохи увлеченной парочки. Роксана отчаянно ловила ртом воздух, еще сильнее сжавшись и закрыв лицо руками. Марк сначала даже испугался, что корпус кровати может треснуть и тогда им с Роксаной несдобровать. Однако спальное ложе было сделано добротно и выдержало.

   Облегченно вздохнув, Марк прикоснулся к плечу Роксаны. На то, что происходило наверху, ему уже было наплевать. Но при всех своих недостатках работа полицейского вместо тягостной рутины могла превратиться во вполне приятное и желанное занятие…

   Почувствовав его руку и едва соображая, что происходит вокруг, Роксана словно окаменела. В большинстве случаев ограниченное пространство она переносила легко. Но сейчас, с натянутыми до предела постельными пружинами над головой, в донельзя стесненном положении, когда почти невозможно пошевелиться, и при ощутимой нехватке воздуха, ее начала охватывать паника. Она решила сосредоточиться на дыхании, не слишком глубоком и не слишком шумном. Дышать! – заставляла она себя. Дышать, несмотря ни на что…

   Хотя дело было не в том, что она находилась под кроватью, что уже представляло опасность. Конечно, ее тяжелый каркас вместе с матрацем и пружинами раздавит ее, как бабочку, если двое идиотов наверху начнут беситься и прыгать, как на батуте. Но на самом деле это была самая незначительная из подстерегающих опасностей. Обладая неплохой реакцией, она сможет вовремя выползти.

   Опасность быть раздавленной рассматривалась в качестве ничтожной…

   Под номером два в ее негативном списке стояло осознание того, что наверху, на мягком матраце, забавлялась именно Дженни – мошенница, за которой она давно охотилась и на которую собрала уже пухлое досье. Она наблюдала за Дженни Скоулс в разных ситуациях и городах, в огромном разнообразии причесок, цвета волос и одежды, в сопровождении друзей, приятелей и партнеров по преступному бизнесу. Но ни разу – в интимной ситуации, да так близко, что можно дотянуться рукой.

   Роксана попыталась притвориться, что ничего не слышит и что наверху развлекается кто-то другой. Вот и теперь и хихиканье и смех уже, казалось, принадлежат не Дженни. Отлично, значит, она умеет себя контролировать, с удовлетворением подумала Роксана.

   Но хихиканье становилось громче, женские стоны – явственнее. Неудивительно, что Дженни решила выйти замуж за этого типа. Он, видимо, умеет разжечь ее, как никто другой.

   Нет, ей нужно что-нибудь сделать, чтобы заглушить эту эротическую какофонию. Но если бы она даже нашла способ нейтрализовать шум, то осталась бы самая большая и непреодолимая проблема, сосредоточенная под кроватью, в непосредственной близости от нее.

   Марк Доул…

   Он буквально дышал ей в шею. Выдыхаемый им теплый воздух обдувал ее щеки, попадал в ухо и щекотал виски. Это сводило с ума…

   Роксана судорожно глотнула. Если бы только под кроватью было достаточно темно, чтобы не видеть его лица. Но нет же! Чертовы глаза – они как назло привыкли к сумраку, и она волей-неволей смогла отчетливо разглядеть лицо Марка.

   Этот высокий и симпатичный парень таит в себе коварство и, судя по всему, ведет нечестную игру…

   С детства ей нравились крупные мужчины, а Марк как раз принадлежит к такому типу. Выше шести футов, широкоплечий. Удивительно, как он только уместился под кроватью! Только бы ее взгляд не начал блуждать по остальным частям его тела… А что еще оставалось делать здесь, будучи зажатой в тесном пространстве между полом и кроватью, когда не о чем говорить, нечего предпринять, не выдав себя, и когда с отчаянием понимаешь, что такой случай не прописан ни в одной из инструкций?! Ничего, только краснеть от смущения и глотать слюну под проницательным взглядом великолепных голубых глаз, смотрящих открыто из-под ровных темных бровей. Его губы были словно созданы для поцелуя; верхняя была чуточку тоньше нижней, а нижняя – полная; волевой подбородок вызывал такое желание прикоснуться к нему, что Роксана ощущала странную боль и покалывание в кончиках пальцев. Ей никогда не приходило в голову, что кончики пальцев могут так болеть.

   Это не моя вина, твердила себе Роксана. Какие еще мысли могли вертеться у нее в голове, если кровать тряслась и качалась, а Дженни со своим возлюбленным издавали наверху такие эротические стоны и крики! Воздух был пропитан сексом. Кровать, ковер, потолок, ее уши, глаза, ее разум… Все вокруг дышало сексом.

   Под кроватью становилось жарко. От Марка Доула явно исходило тепло. Она чувствовала волны этого тепла в том месте, где его бок касался ее бедра, где ее живот соприкасался с его животом… Ее рука, перекинутая через его грудь, импульсивно сжалась в кулак… Она быстро отдернула руку.

   Или, может, она тоже является источником дополнительной энергии и тепло под кроватью результат интенсивного излучения двух тел, а не одного? Что бы там ни было, но под кроватью становилось жарко, как в печи. Роксана чувствовала, как по груди стекают струйки пота, и она согнулась, попытавшись тайком стереть пот краем ткани.

   Но он, конечно, догадался о том, что она делает. Об этом свидетельствовал его понимающий взгляд. Это плохо, очень плохо!

   Очень медленно Марк протянул руку и прикоснулся к ее блузке, после чего осторожно расстегнул верхнюю пуговицу. Потом вторую. Затем, выждав несколько секунд, он убрал руку и положил себе на бедро.

   Ей стало полегче. Поистине милосердный поступок! Она была во власти этого мужчины, и он, поняв, что в таком стесненном пространстве трудно дышать полной грудью, сам предложил нужный выход. А мог бы и не предложить…

   Но стоило ли испытывать благодарность за его поступок? Может быть, Марку просто захотелось найти способ расстегнуть ей блузку?!

   Роксана расправила плечи, отчего края блузки раздвинулись еще шире, и ее разгоряченной груди стало прохладнее.

   Марк наклонился к ней пониже и подул на шею. О Боже! Теплый воздух мягко обдувал ее грудь, и Роксана испытала необычайное удовольствие.

   Марк расстегнул еще одну пуговицу. Она изогнулась, внезапно задрожав, хотя не было даже намека на прохладу. Ее взгляд застыл на его длинных и искусных пальцах, которые продолжали медленно расстегивать пуговицы блузки – до тех пор пока края ее полностью не распахнулись, обнажив бледную кожу, кремовый бюстгальтер и упругие соски, проступавшие через его кружевную ткань. Но Марк не прикоснулся к ней, не поцеловал, не предпринял никаких действий, которых она ожидала от него в данный момент.

   Попытается ли он расстегнуть или снять что-нибудь еще – тоже из милосердия, чтобы ей стало попрохладнее?

   Внутренний голос твердил ей, что она теряет рассудок. Да, но здесь так невыносимо душно, оправдывала она себя. Кроме того, что серьезного может произойти в таком узком пространстве? Здесь явно не достаточно места…

   Рука Марка скользнула под вырез блузки, вызвав у нее полуобморочное состояние и желание полностью избавиться от верхней одежды, чтобы ощутить на горячей коже его влажные губы и язык. Но вместо этого он обнял ладонями ее лицо, наклоняя к себе все ближе и ближе. Зажмурив глаза, Роксана уже ощутила прикосновение его губ, но в этот момент сверху раздался женский крик:

   – О да. Давай! Не останавливайся!..

   Глаза Роксаны широко раскрылись именно в тот момент, когда Доул прижался к ее губам.

   – Что же ты медлишь?! – донеслось сверху.

   Странно, но ей показалось, что этот голос не похож на голос Дженни. Отпрянув от Марка, Роксана подтянулась поближе к противоположному краю кровати.

   – Что, черт возьми, тебе взбрело в голову? – прошептал расстроенный Марк.

   Роксана попыталась выглянуть из-под кровати и рассеять внезапно зародившиеся сомнения. Рядом валялась мужская рубашка, но это было не то, что ей требовалось. Если бы она могла подтянуться еще на несколько дюймов, то ей удалось бы подхватить шелковую блузку, но та лежала слишком далеко – она опасалась, что парочка, занимающаяся любовью, может заметить ее. Стоит ли рисковать?

   Словно в ответ на ее мучительные раздумья сверху на пол полетела короткая женская комбинация из кружевной ткани. Роксана с жадностью схватила ее и, перевернув, быстро отыскала этикетку. Ага! Третий размер!

   Она заползла обратно, все еще сжимая в руках комбинацию.

   – Это не ее размер, – выдохнула Роксана, кивнув на кусок красной материи и указав пальцем наверх.

   Какое облегчение! На кровати забавляется вовсе не Дженни, а другая, совершенно незнакомая женщина.

   Марк озадаченно уставился на Роксану. Изогнувшись и подобравшись к нему поближе, она повторила свой шокирующий вывод.

   Но он снова не обратил внимания на ее слова.

   Учащенное дыхание, крики, стоны, скрип пружин – все это вдруг показалось ей грубым и непристойным. По идее все уже должно было бы закончиться, но затишье никак не наступало. Роксана лежала, прижатая к мужчине в мундире и ощущая бедром кобуру с револьвером. Скорее всего, это была кобура. Хотя…

   Чуть-чуть приподнявшись и заглянув ему в глаза, она поняла, что единственное, чего ей сейчас больше всего хочется, – это избавиться от собственной одежды и помочь раздеться ему, чтобы всем телом ощущать его кожу, его пальцы, его бедра и грудь. Роксана слегка потерлась бедром о его живот. Ее возбуждение нарастало с каждой секундой – каждый дюйм ее тела жаждал прикосновений. Подобных ощущений она не испытывала никогда. Ее охватило едва сдерживаемое желание.

   Но женщина наверху снова принялась стонать, и Роксана тихо вздохнула.

   – Когда же это кончится, черт возьми?! – пробормотала она, забыв приглушить голос.

   Марк приложил ладонь к ее губам.

   – Тсс, – шепнул он и с тревогой посмотрел наверх.

   Движение на постели замерло.

   – Ты что-нибудь слышал? – спросила женщина.

   – Только твою мольбу продолжать и не останавливаться, – сладострастно ответил ее приятель.

   Словно рассердившись на саму себя, женщина возбужденно крикнула:

   – Тогда давай, дай это мне, дрянной мальчишка! Ты же знаешь, что мне нужно.

   Кровать снова затряслась.

   – Ладно, только позволь мне сначала достать… Куда это ты его положила?

   – Что? – нетерпеливо переспросила женщина.

   – Сама знаешь. Мой галстук.

   – К черту галстук. Возьми рубашку. Разорви ее. Смелее! – потребовала она.

   Роксана с Марком услышали, как рвется ткань и как оторванные полоски привязывают к столбикам кровати.

   – О, милый, теперь свяжи меня, – ворковала женщина, нетерпеливо извиваясь на постели.

   – Все, я надежно привязал тебя и теперь готов, – заявил мужчина, звонко хлопнув рукой, что было очень похоже на шлепок по голым ягодицам.

   Роксана судорожно глотнула. А Марк, догадавшись, что они попали в компанию мазохистов, добродушно усмехнулся. Его рука до сих пор прикрывала ее рот. Роксане захотелось дать ему пощечину. Но еще сильнее было желание поцеловать. Поцеловать его?! Ей хотелось прижаться к нему губами и поцеловать, а потом укусить. Потом разорвать в клочки его одежду и прямо здесь, несмотря на ужасную тесноту и неудобство, заняться с ним любовью. До умопомрачения.

   Прислушиваясь к звукам, доносящимся сверху, Роксана угрюмо вздохнула. Хуже всего то, что он тоже обо всем догадывается: он прочитал это по ее глазам, по румянцу, залившему щеки, когда прикрывал ей ладонью рот. Она была возбуждена, и свежий румянец делал ее похожей на розу, рвущуюся к солнечному свету.

   Марк переместил ладонь с ее губ на грудь и принялся ласкать ее через бюстгальтер. Одно небольшое движение – и вот уже Роксана извивается всем телом, не в силах противиться волне нахлынувшего на нее наслаждения.

   Еще раз приложив палец к ее губам, чтобы напомнить о том, что необходимо хранить молчание, он прикоснулся губами к мочке ее уха, продолжая ласкать ее грудь через мягкую ткань бюстгальтера, и прижал к себе ее тело. Его рот вобрал в себя ее губы, а язык легко проскользнул внутрь.

   – О да, еще, еще! – стонала женщина наверху, но эти стоны могли исходить и от Роксаны.

   Кровать покачивалась и скрипела, и парочка эротоманов продолжала свою оргию, а Роксана закрыла глаза и ответила на поцелуй Марка со всей силой накопленной страсти и разочарования.

   Его рука сжала ее грудь через бюстгальтер, потом пальцы проникли внутрь, за ткань, слегка нажимая на соски и принося все новые волнующие ощущения. Роксана не в силах была сдержать стоны наслаждения, но, к счастью, Марк успевал поглощать их, поскольку ни на секунду не отрывал своих губ от ее рта. Роксана обвила его руками и положила одну ногу на его бедро, прижимаясь к нему всем телом.

   Хорошо еще, что они находились в горизонтальном положении, а то бы она наверняка упала. Она и представить себе не могла, что она, Роксана Льюис, окажется под постелью молодоженов и будет исступленно целоваться с новобранцем из патрульной полиции!

   Когда возня наверху затихла, Марк отпрянул в сторону. Роксана попыталась притянуть его к себе, но он поднял вверх палец и сверкнул глазами.

   – Ты идешь в душ первым, – хихикнула девица, сталкивая партнера с кровати. Тот с шумом грохнулся на ковер всего в паре футов от Роксаны. Сдерживая дыхание, та отодвинулась подальше от оборки кровати и поближе к Марку. А наверху супруга незадачливого парня защебетала: – Грязный, вонючий мальчишка, я тебя живо отмою!

   Что-то ворча под нос, муженек отправился в ванную, и вскоре оттуда послышался шум льющейся воды.

   – Иди же сюда, водичка просто класс! – закричал он.

   Женщина спрыгнула с постели и с криком «бегу, бегу!» вприпрыжку побежала в ванную. Хлопнула дверь. Потом хихиканье и стоны возобновились, заглушая звук льющейся воды.

   – Это шанс, – вполголоса проговорил Марк. Он выкатился из-под кровати и протянул Роксане руку. – За мной. Быстро!

   – Но… – Что она могла ответить? В критические минуты он умел убеждать. До сих пор не остывшая от желания, Роксана понимала, что девять десятых ее мозга еще не функционирует. Но дожидаться восстановления своего обычного состояния под этой ужасной кроватью не имело смысла. Во всяком случае, она смогла взять сумку и жакет и выкарабкаться наружу. Ноги дрожали и едва держали ее. Роксана потрясла ногой, сделав вид, что та занемела.

   – Давай, – прошептал Марк, схватив ее за руку и потянув за собой из спальни в гостиную.

   У нас нет времени!

   Роксана перехватила его пронизывающий взгляд и, опустив глаза, увидела, что ее блузка полностью расстегнута, обнажая голое тело и неровно сидящий бюстгальтер с приспущенными бретельками.

   – Пожалуй, тебе не мешало бы застегнуть блузку, – пробормотал Марк, неуклюже забрав у нее сумку и жакет и подталкивая к двери, пока она судорожно застегивалась на ходу.

   – Это все из-за тебя, – проворчала она.

   – Да, но ведь не мне предстоит идти в таком виде по коридору, – шутливо ответил Марк.

   Он быстро и аккуратно открыл дверь, осмотрелся и выпустил Роксану. Наконец они выбрались на свободу.

   – Отдай жакет, – сказала Роксана, протянув руку, когда они вместе беглым шагом направились по коридору. – И сумку.

   – Блузку ты, кажется, застегнула неправильно. – Скептически подняв бровь, Марк посмотрел на нее и нажал кнопку вызова лифта. – Хочешь красоваться перед всеми в таком виде?

   – О дьявол! – Роксана только сейчас заметила, что блузка перекошена. Застегивать заново не было ни времени, ни желания. Она быстро накинула на себя жакет и застегнула его на все пуговицы. – Вот так. Бежим к лестнице!

   – Да, но в прошлый раз, помнится, ты едва не упала в обморок, когда проигнорировала лифт.

   Ну почему он такой несносный? Сначала затащил в этот чертов номер, где они фактически угодили в ловушку, а потом еще лапал ее, пользуясь тем, что ей невозможно ни выбраться оттуда, ни отдалиться от него! Она поняла, что они попали не в тот номер, но тем не менее уступила ему, а теперь Доул еще рассуждал о том, как лучше выбраться из отеля!

   – В лифте нас наверняка кто-нибудь заметит. – Она остановилась. – Ты только посмотри на меня. Волосы взъерошены, одежда вся измята, я выгляжу, наверное, как бездомная. Стоит ли удивляться, ведь я столько времени провела под кроватью, на пыльном полу! Поэтому хватит рассуждать, сойдем вниз по лестнице. Если, конечно, ты не предложишь разделиться. В таком случае ты можешь воспользоваться лифтом. А я пойду по лестнице! – твердо добавила она.

   Марк, смирившись и молча кивнув, круто развернулся и направился в противоположную сторону.

   – Так мы спускаемся по лестнице? – спросила Роксана.

   Он открыл перед ней дверь, ведущую к лестничному колодцу.

   Оказавшись на лестничной площадке, она сбросила сумку и уселась на верхнюю ступеньку. У нее не было ни малейшего намерения двигаться дальше, до тех пор пока она не приведет себя в порядок. Сняв резинку с волос, она вытащила из сумки массажную расческу и, быстро расчесав волосы, снова уложила их в аккуратный хвост.

   Чем реже она вспоминала о постыдном, с ее точки зрения, поведении под кроватью, тем сильнее рассеивался туман в ее голове. Отлично. Ясность ума – вот то, что ей сейчас требовалось. Но возбуждение от близости с мужчиной еще не прошло…

   Марк тихо подошел сзади.

   – Ты можешь… привести в порядок свою блузку, – смущенно предложил он.

   Роксана начала считать, чтобы успокоиться, а потом принялась перезастегивать пуговицы. Во-первых, нужно во что бы то ни стало возобновить расследование. Надо же, они перепутали номер! И целиком по вине Доула! Во-вторых, необходимо найти способ избавиться от Марка, но в то же время приглядывать за ним. Сначала нужно добраться до Дженни, а с Марком, который следует за ней по пятам, это невозможно. И наконец, в-третьих, что бы ни случилось, она не должна позволять себе никаких ухаживаний. Никаких прикосновений. Никаких чувств. Ничего.

   – Думаю, нам нужно объединить усилия, – начал Марк.

   – Что?

   – Объединить наши усилия. Я нашел гостиницу, выудил ключ от номера, а у тебя есть необходимое оборудование. – Он пожал плечами, как будто то, о чем он сказал, было само собой разумеющееся.

   – Выудил ключ, говоришь? – Роксана поджала губы. – Ты это так называешь? Она заправила блузку в брюки. – Но этот ключ, как известно, ничего нам не дал. Я что, по-твоему, не справилась бы с замком, если нужно?

   – Ты, наверное, до сих пор не находишь себе места из-за того, что я любезно поговорил с дежурным администратором, – устало проговорил Марк. – Черт побери, Рокси! Но я ведь достал ключ, не так ли?

   – Да, но не от того номера! И не называй меня так. Никто никогда не называл меня Рокси.

   – Как не от того номера? Что ты хочешь сказать?

   – Я хотела сказать, что в этом номере проживает не Дженни, а совсем другая женщина, – огрызнулась она. – У нее, у той, которую привязывали к кровати, третий размер груди на комбинации. Я специально посмотрела.

   – Послушай, но я почти уверен…

   – Ни в чем ты не можешь быть уверен! – Роксана раздраженно подняла руку. – Я очень хорошо знаю Дженнифер Меттлс. У меня есть записи ее телефонных разговоров, фотографии и еще куча всякой информации. И я утверждаю, что это не ее размер и не ее голос. – Она запнулась, глядя на Марка расширенными от волнения глазами. – Я бы поняла это с самого начала, если бы ты… не отвлек меня. И слава Богу, что эта девица оказалась не Дженни. Если бы мне пришлось слышать звуки всех этих бесчисленных сексуальных оргий с участием Дженни, то я бы просто не выдержала…

   Марк выглядел смущенным.

   – А разве имеет значение, чьи сексуальные игры ты подслушиваешь? – спросил он.

   – Конечно, имеет! – резко ответила Роксана. – Впрочем… нет. Но это было вовсе не подслушивание. Так получилось в результате чистой случайности. И если уж говорить начистоту, то мне не хотелось бы стать свидетелем такого… действа с участием известных мне людей. Но чего я не могу взять в толк, так это почему тебе взбрело в голову, будто это именно тот номер, в котором живет Дженни. Я предположила, что на это у тебя были веские причины. – Понизив голос, она язвительно добавила: – Жаль, что я тебе доверилась!

   Марк пристально посмотрел на нее, и глаза его сузились.

   – Значит, дежурная дала мне не тот ключ. Откуда, по-твоему, мне было это знать?

   – Надо было все тщательно проверить, – проворчала Роксана.

   – Тебя это тоже касается.

   Что ж… Хороший довод. У нее не было ни малейшего повода доверять Марку и его информации, и ей самой нужно было все проверить еще раз. Она сама во всем виновата. Но она разозлилась на него за то, что он прямо указал ей на оплошность.

   – Неважно, – вслух сказала Роксана. – Главное то, что мы с тобой все-таки попали не в тот номер и до сих пор понятия не имеем, где находится Дженни.

   Марк не обратил внимания на ее замечание.

   – Мы знаем это. Она здесь, в этом чертовом отеле, в номере для новобрачных. Просто не в том, в который сунулись мы. Я говорил с ней по телефону. Поэтому я по-прежнему говорю, что нам с тобой нужно снять номер…

   – Снять номер? Вдвоем? – Роксана долго не могла закрыть рот. – С какой это стати мы должны это делать?

   – Позволь мне все спокойно объяснить… – Марк уже и сам начинал терять терпение. – Дежурная по этажу могла перепутать ключ, но я знаю, что Дженни с Кларком здесь, в этом отеле. Девушка сказала мне, что в гостинице всего три номера для новобрачных и все – на этом этаже. Они обозначены литерами «А», «В» и «С». Мы сейчас были в «С». Поэтому осталось проверить «А» и «В». Самое лучшее – это снять недорогой номер на пару дней или на столько, на сколько нужно, и организовать наблюдение. Мы найдем Дженни, ты подключишь свои подслушивающие устройства, и все получится!

   – Но почти все мое оборудование осталось в номере, из которого мы только что улизнули. – Она схватила Марка за руки, пытаясь встряхнуть его. Но он был тверд как скала и лишь едва покачнулся. – Ты что, не понимаешь? Мне нужно все вернуть, Доул! Знаешь, сколько все это стоит?! Начальство мокрого места от меня не оставит! Я не могу все это бросить! А мы даже не знаем, что это за люди. Вдруг они обнаружат камеру?

   – Что ж, – спокойно ответил Марк. – Пока мы ничего не можем сделать. – Тем больше оснований снять здесь номер.

   О Боже! Он прав! Всплеснув руками, Роксана отвернулась. Она потерла виски, пытаясь унять головную боль.

   Тем временем Марк продолжал посвящать ее в детали своего плана и делал это спокойным, ровным голосом, который только сильнее действовал ей на нервы.

   – Мы постараемся забронировать номер, расположенный как можно ближе к этому этажу. Потом устраиваемся. Используем жучки, чтобы узнать, когда парочка недавних сумасшедших покинет свой номер хотя бы на время, и при первой же возможности проникаем туда и забираем оборудование. У меня ведь до сих пор есть ключ, если помнишь. Мы также выясняем, где на самом деле проживают Дженни и Кларк, и устанавливаем подслушивающие устройства в их номере.

   Жить в номере вместе с Марком! Объединить усилия… Что-то подсказывало ей, что это худшая мысль, которая только могла обрести воплощение.

   Роксана долго раздумывала, но все же приняла этот план.

   Для начала она забрала свою машину из гаража, который находился довольно далеко от отеля «Форум». Она захватила также туалетные принадлежности, одежду и белье на смену и кое-какое оборудование из того, что осталось.

   Потом они подошли к рецепции, и Марк, используя присущее ему обаяние, без труда уговорил администраторшу предоставить им пустующие апартаменты «А».

   Нужно было удостовериться, что Скоулсов в настоящий момент нет в гостинице. Потом убедиться в том, что предыдущая пара, на которую они нарвались по ошибке, тоже пока проживает здесь и еще не съехала.

   Им пришлось установить немногие из оставшихся жучков и ждать, пока что-нибудь произойдет. Во всяком случае, она смогла убедиться, что ее оборудование установлено и работает.

   – И это все, что тебе нужно? – с сомнением покачал головой Марк. – А разве у тебя нет какого-нибудь напарника, который занимался бы настройкой аппаратуры? Я до сих пор считал, что в ФБР агенты работают попарно.

   Этот аспект своей работы Роксана обсуждать не собиралась.

   – Предпочитаю действовать в одиночку, – ответила она.

   – Гм… То есть играешь сольную партию. – Он подошел поближе. – Странно, но почему-то мне кажется, что, занимаясь делом Дженнифер Меттлс, ты решаешь свои личные проблемы. Скажи, Дженни для тебя нечто вроде занозы на пальце? Она что, обвела вокруг пальца твою бабушку?

   – Нет. А твою?

   – Тоже нет, – криво усмехнулся он, и Роксана решила, что ее догадка недалека от истины.

   Очень интересно. Она отложила на время размышления по этому поводу, однако один важный вывод сделала уже сейчас. Чего бы Марк ни хотел добиться от Дженни, но для него это дело тоже носит личный характер!

   – То есть ты не собираешься сообщить мне что-нибудь еще, Рокси?

   – Нет. – Ее губы были плотно сомкнуты. Перед ней не тот человек, с которым она будет делиться своими методами работы. – А как насчет тебя? – спросила она. – Где твой напарник? Наверное, колесит где-нибудь по городу в патрульной машине?

   – Нет, я тоже работаю в одиночку.

   То есть получалось, что они оба действуют за пределами своей территории и предоставленных полномочий. Для себя Роксана уже решила, что не станет доносить на Марка в его участок, пока он не донесет на нее. У нее свои причины; а у него, видимо, свои. С этим пока можно мириться. Если, конечно, она первой доберется до Дженни и Доул не встанет поперек дороги.

   И теперь, когда она находится в гостинице, совсем рядом с апартаментами, куда в любой момент может вернуться Дженни, все складывается не так уж плохо, твердила себе Роксана. Помещения их номера были просторными, поэтому о тесноте не могло быть и речи. Ей даже не пришлось ничего платить за проживание, поскольку дежурная на рецепции сообщила, что номер не сдавался из-за того, что после случайного срабатывания противопожарного пульверизатора из гостиной убрали мягкую мебель, и из-за отказа кондиционера, который до сих пор не заменили на исправный. Поэтому Марку не пришлось прикладывать много усилий, чтобы уговорить сдать им этот номер за треть его обычной цены.

   – Из него получился бы неплохой мошенник. Он может уговорить кого угодно, – вслух произнесла Роксана.

   – Что ты сказала?

   – Ничего. – Роксана качнула головой и вернулась к работе.

   Понаблюдав некоторое время, как Роксана возится с проводами и приборами, Марк пробормотал, что ему нужно срочно уладить кое-какие дела, а заодно съездить домой переодеться.

   – Хорошо, – кивнула ему она. – Увидимся позже. – Проводив Доула полуравнодушным взглядом, она аккуратно уложила оборудование в сумку.

5

   Его отсутствие пришлось весьма кстати, и Роксана решила не терять времени даром. Она отыскала на этаже горничную, подмигнула ей и, сунув в руку двадцатидолларовую банкноту, попросила пустить ее в апартаменты «В». Размеры обнаруженной там одежды и обуви вроде бы соответствовали размерам Дженни. Когда она заметила в углу пару пластиковых босоножек на высоком каблуке, то почувствовала покалывание в области шеи. По отношению к обуви Дженни была на редкость безвкусна. В присутствии горничной Роксана могла позволить себе лишь поверхностный осмотр, но, судя по босоножкам, она, скорее всего, на верном пути.

   Вернувшись в свой номер, она приняла душ и почувствовала, что усталость потихоньку проходит. Надев футболку с шортами, она заказала легкую закуску в номер и, распустив волосы, уселась в кресло.

   Главное, что она осталась одна. Хотя бы ненадолго. Ей хотелось наметить план дальнейших действий. В спокойной обстановке работалось куда приятнее.

   …Хлопнула дверь, и в прихожей знакомый голос возвестил:

   – Эй, я вернулся!

   Роксана не откликнулась, стараясь сосредоточиться. Не стоит бурно реагировать на его приход, подбадривала она себя. И вообще не надо вздрагивать при каждом его появлении…

   – Привет, – сдержанно проговорила она, не поднимая взгляда от блокнота.

   – У тебя великолепные волосы.

   – Надо же. – Роксана совершила ошибку, подняв глаза и перехватив его взгляд. На нее смотрели проницательные и очень искренние голубые глаза. – В самом деле?

   – Я не вру.

   Роксана разгладила спадающие на плечи темные локоны.

   – Думаю, я заплела их слишком туго, поэтому… – Но ведь он ни о чем ее не спрашивал! Он просто сделал комплимент. Роксана растянула губы в подобие улыбки. – Спасибо…

   Марк улыбнулся. Улыбнулся широкой, сверкающей, словно жемчужное ожерелье, и сводящей с ума улыбкой, и она на какое-то время подпала под ее чарующее воздействие. Несколько секунд она не могла произнести ни звука.

   К счастью, неловкий момент был преодолен, когда вскоре в номер постучали и совсем юный официант вкатил в гостиную тележку с едой. Бутерброды с ветчиной и сыром, овощной салат, фруктовый сок и кофе он аккуратно поставил на столик перед креслом. Роксана кивком поблагодарила его и протянула пятидолларовую банкноту. Парень, просияв и пожелав приятного аппетита, смущенно удалился.

   Подмигнув, Марк с удовольствием съел пару бутербродов и запил соком. Впрочем, Роксана не возражала. Наоборот, со стороны даже забавно было наблюдать за проголодавшимся мужчиной.

   – Мне следовало догадаться и привезти еды из дома, – смущенно проговорил Марк. – Тебе не стоило платить такие деньги за доставку заказа в номер.

   – Ничего, не разорюсь, – усмехнулась Роксана. Неизвестно, кто из нас двоих больше лжет. Нет, об этом лучше не думать, одернула она себя, расправляя шорты.

   – Твои шорты мне, кстати, тоже понравились. – Его глаза сверкнули. – У тебя превосходные ноги.

   Его взгляд лениво скользил по ее телу. В икрах ног она ощутила покалывание, а колени вдруг подкосились.

   – Прекрасная кожа, – хрипловато добавил он. – Такая светлая. Никогда не видел столь нежной кожи, Рокси.

   – Я же предупредила, чтобы ты не называл меня так, – машинально ответила Роксана. Какой бы восхитительной ни была ее кожа, в его присутствии она уже приобрела розовый оттенок.

   С высоко поднятой головой она перешла на противоположный конец комнаты, где установила маленький экранчик с приемником для просмотра через скрытую в соседнем номере видеокамеру.

   – Сейчас проверим, как поживают наши новобрачные. Может, они уже покинули номер и я смогу забрать свое оборудование. – Она вздохнула. – Просто ненавижу слоняться из угла в угол и ждать. Мне больше по душе движение. Я должна что-нибудь делать.

   – Понимаю. – Засунув руки в карманы, Марк лениво наблюдал, как она посматривает на экранчик и что-то переключает. Пока что ни со звуковых датчиков, ни с видеокамеры сигнал не поступал. – Послушай, Рокси. Разреши мне задать один вопрос. – Марк заглянул ей через плечо, когда на экранчике мелькнули неясные очертания. – Зачем тебе все эта шпионская техника? Почему просто не арестовать Дженни, как только ты ее увидишь? Судя по твоим словам, ты выслеживаешь ее по нескольким штатам. Разве тебе не достаточно доказательств?

   – Пока нет, – пробормотала она. – В данный момент я занимаюсь лишь расследованием. Пока меня интересует лишь то, что Дженни собирается предпринять в ближайшее время.

   – Меня тоже, – кивнул Марк. – Это необходимый минимум, чтобы завести на нее дело.

   Его объяснение показалось Роксане подозрительным, и она поняла, что они оба лгут друг другу. Но сейчас с этим ничего нельзя поделать.

   – О Боже. – Образы на экранчике сделались четче, постепенно обретая фокус. Роксана судорожно глотнула.

   – Ну надо же, какие ненасытные! – Марк подошел поближе. – Эта парочка, похоже, знает, как провести время.

   Роксане не хотелось смотреть на экран, но отвернуться она тоже была не в силах. Где все это происходит? На каком-то кресле, которое вытащили на середину гостиной и поперек которого лежал мужчина с завязанными глазами. К счастью, на нем была какая-то одежда. Но вот на женщине рядом с ним не было ничего, кроме тонкой нитки трусиков. Она весело скакала вокруг, то и дело запрыгивая на кресло, и кормила мужа виноградом. При каждом прыжке ее груди колыхались на теле, как резиновые мячи.

   – Зачем ей такие груди? – пробормотала Роксана, растерянно глядя на экран и даже загородившись рукой, словно защищаясь от опасности. – Наверное, ее тянет вниз каждый раз, когда она застегивает обувь.

   – Я почему-то не думаю, что застегивание обуви приоритетное дело для такого рода девицы, – сухо заметил Марк, внимательно смотревший на экран.

   Вот таковы все мужчины! Стоит только увидеть пару больших искусственных сисек, как они теряют рассудок.

   Сморщившись, Роксана отключила изображение.

   – Ладно, главное то, что они сейчас у себя в номере. Нет никакой необходимости наблюдать за каждым их телодвижением. – Она в самом деле была не в силах смотреть на грязное действо в исполнении двух сумасшедших.

   – Что ж, пожалуй, в одном ты права. Они пока здесь. – Марк расположился напротив, не давая ей подняться. – И мы никуда не пойдем, пока они не покинут номер. – Он поймал на палец один из ее темных локонов, потом отпустил и, нагнувшись, прижался губами к ее шее. – А чем, – тихо добавил он, – мы будем все это время заниматься?

   Роксана почувствовала, как к горлу подступил комок. Нет, только не это.

   – Марк, – начала она, пристально глядя ему в лицо. – Ты меня разыгрываешь?

   – С какой стати мне это делать?

   – Не знаю. Но ты… и я… мы ведь даже толком не знаем друг друга. То есть случай свел нас вместе, и мы решили… что можем… Гм… – Как он выразился? – Ах да! Объединить усилия. Но все же… – Она облизала губы, пытаясь не замечать того, что рука Марка уже ползет по ее бедру. – Способ коротать время так, как предлагаешь ты, не слишком остроумен.

   – А почему бы и нет? – Он перестал гладить ее бедро, присел рядом и другой рукой принялся разглаживать ее волосы, перебирать их, вдыхать их аромат. Роксана чувствовала, что не в силах противиться. – Нужно же нам что-то делать, чтобы провести время. А это… – он закрыл глаза, наклонился и нежно поцеловал ее в щеку, – может быть чертовски забавно.

   О, каким прекрасным был его поцелуй! Очень недолгим, но запоминающимся. Она снова ощутила приятную вялость во всем теле. А, может быть, эта вялость никуда и не исчезала?

   Роксана откашлялась.

   – Забава – хорошая штука, если только она не причиняет вреда… – проговорила Роксана, чувствуя, что шум в голове и возбуждение по-прежнему не проходят.

   – Гм… – Взгляд Марка сделался задумчивым. – А чем мы можем друг другу навредить? Насколько мне известно, мы оба свободные агенты своих ведомств, не связаны никакими личными и служебными обязательствами и никто между нами не стоит. Не так ли?

   – Что ты хочешь этим сказать?

   Брови Марка недоуменно выгнулись.

   – Есть ли на свете мистер Льюис? Я имел в виду твоего мужа…

   – Нет…

   И никогда не было. Ей не хотелось выдавать своего любопытства, но она все же спросила:

   – А у тебя… есть кто-нибудь?

   – Я свободен как птица.

   – Тебе двадцать шесть, а мне двадцать восемь, и… – Она попыталась нагнуться и нырнуть под его руку, чтобы уйти, но Марк удержал ее. – Мы полная противоположность друг другу. Работаем по одному делу. А то, что ты предлагаешь, отвлекает, лишает нас бдительности в ответственный момент.

   – Лично меня это никак не отвлекает, – прямо сказал Марк. – Пара лет разницы в возрасте ничего не значит, Рокси.

   – Но мы очень разные люди, – напомнила ему Роксана.

   – Различия – это очень даже неплохо. – Его губы изогнулись в кривой улыбке. Знает ли он, насколько сексуальным кажется в данный момент?

   – Ты возбужден, и в этом кроется вся причина, – сказала Роксана и покачала головой. – Потому что мы слушали запись, да еще в стереофоническом режиме.

   – Но как я мог пропустить?

   – Ты не пропустил ни капельки, как, впрочем, и я. – Роксана скрестила на груди руки и укоризненно поджала губы. – Конечно, ты горяч и возбужден. Все мужчины легко возбудимы. Особенно если видят секс и уж тем более если он сопровождается звуком. Женщины реагируют совершенно иначе.

   – Ты хочешь сказать, что чувствовала себя спокойно и ни капельки не была возбуждена, когда мы оба с тобой лежали под кроватью? – спросил он. – Слабо верится!

   Она не нашлась с ответом. Ведь именно она выбралась из-под кровати с расстегнутой блузкой, раскрасневшимся лицом и ватными ногами!

   – Мне кажется, – сказал Марк с оттенком нетерпения в голосе, – что ты склонна сгущать краски. Тебе нет необходимости заранее знать все детали! Иногда человек действует просто по обстоятельствам!

   – Но я не могу принимать спонтанных решений!

   – Сегодня, дорогая Роксана, ты, как никто другой, ведешь себя именно спонтанно, то есть естественно. – Он покачал головой. – И самое лучшее для тебя сейчас – это продолжать двигаться в том же направлении. Ощути хоть немного вкус к жизни. Действуй в соответствии со своими ощущениями.

   В его устах один из недостатков ее характера прозвучал как оскорбление!

   – Не все в жизни так привлекательно и так пикантно, как представляется тебе, Марк! – обиженно проговорила Роксана.

   – Кто бы говорил!

   Роксана поняла, что снова солгала бы, и не решилась произнести это вслух.

   – Ладно, не имеет значения. Нам нужно работать. А на… другое у нас нет времени, – более решительно сказала она. Отодвинув его руку, она поднялась, прошла к барной стойке и надела наушники.

   – Рано или поздно они выдохнутся и улягутся спать.

   – Вряд ли, – покачал головой Марк.

   – Почему бы тебе тоже не найти себе какое-нибудь полезное занятие?! – все больше раздражаясь, предложила Роксана. – Например, сядь в прихожей и следи за звуками в коридоре. Когда хлопнет дверь, мы поймем, что Дженни с Кларком пришли к себе в номер.

   – Отлично. – Марк принялся расхаживать по комнатам, то и дело подходя к входной двери и заглядывая в глазок.

   Поправив наушники, Роксана отвернулась, сделав вид, что увлечена работой. Но ее жучки и в самом деле начали ловить звуки, только эти звуки ничем не отличались от предыдущих.

   О, детка! Я хочу тебя! Иди же ко мне скорее! И так далее. Все это сопровождалось тяжелым дыханием и вздохами.

   Сколько ей еще придется слушать это? Как долго эта разгоряченная особа и ее супруг будут продолжать свои бесконечные пляски? И почему-то их оргии казались ей сексуальными. Роксане захотелось повалить Марка на пол, сорвать с него рубашку, привязать к кровати и овладеть им так, как ей захочется.

   Роксана никак не могла выкинуть опасные мысли из головы.

   Но если все на свете могут, позабыв об осторожности и приличиях, с головой уйти в секс, то почему не может она?

   О дьявольщина! Девица снова заохала, сначала медленно, потом быстрее, и темп ее вздохов нарастал.

   – Я и так измотана, а все равно сижу и слушаю, – раздраженно пробормотала Роксана. – Как им все это удается?

   – Послушай. – Марк подсел рядом. – Наш балкон примыкает к балкону Дженни, поэтому я мог бы перебраться в их апартаменты. А для начала пойду пройдусь по коридору, посмотрю, что и как.

   – Ладно, – кивнула Роксана, – но будь осторожен.

   – Постараюсь. – С этими словами он исчез. Роксана шумно выдохнула, сорвала наушники и опустилась на ковер.

   О, детка, как тебе хочется.

   Да, ей хотелось получить это именно от Доула. И при этом не хотелось вдаваться в причины того, почему ей этого нельзя.

   Марк бродил по коридору, стараясь выглядеть беспечным и спокойным. Из номера «С» не доносилось никаких звуков, но это могло означать лишь то, что в отеле очень хорошая звукоизоляция. Он не сомневался ни секунды, что новобрачные на месте и выдумывают себе какое-нибудь очередное эротическое блюдо.

   Пока он искал удобное место, из которого можно было бы наблюдать за входом в апартаменты «С» и «В», ему пришло в голову, что в поведении Роксаны что-то было не так.

   Да, конечно, она поглощена этим расследованием, определенно нервничает и заинтересована арестовать Дженни. Ее решимость не вызывает сомнений. Он хорошо знал, что значит личное участие в такого рода делах. В его семье полно полицейских, и его отец и братья не жалели ни времени, ни сил для решения какого-нибудь вопроса, который нужно было решить во что бы то ни стало.

   Марк догадывался, что Роксане хотелось арестовать Дженни ради торжества справедливости, ради победы. Но он подозревал, что за этой гонкой скрывается нечто большее. Ведь она производит впечатление очень правильного, наученного на книгах и руководствах сыщика. Но почему тогда у нее нет на руках ордера и почему она действует в одиночку, без напарника?

   Она похожа на бочонок с порохом и может взорваться от малейшей искры.

   Интересная и чертовски красивая молодая женщина. В ее характере и поступках странным образом переплетаются проницательность, безрассудная смелость и детская наивность.

   Роксана Льюис представляет собой загадку, которую ему не терпится разгадать. Но тем временем…

   Что это за шум? Кажется, он донесся из номера «В». Марк напрягся. Было всего лишь десять вечера, а Дженни сказала, что они с мужем вернутся не раньше полуночи. Но со своего места возле пожарного выхода он расслышал шаги и приглушенные голоса.

   К тому времени, когда он подошел, дверь в апартаменты «В» уже закрылась. Закрыв пальцем глазок, он приложил ухо к двери, потом к стене. Ничего. Звукоизоляция стен была полной.

   И все-таки Марк был уверен, что это вернулись к себе Дженни с Кларком. Если проникнуть на балкон, то тогда он сможет что-нибудь увидеть…

   Он прошел через свой номер, стараясь не подать Роксане виду, что что-то случилось. Он готов был себя упрекать, но только тогда, когда узнает, каковы ее мотивы в этом деле и почему ей нужна Дженни. Полностью доверять ей он пока не собирается. Да, он хочет ее как женщину, хочет обладать ее великолепным телом и ласкать нежную шелковистую кожу. Но доверять… Нет, до доверия еще далеко.

   – Эй, – произнес Марк и, увидев Роксану, даже слегка встревожился. Странно, она лежала прямо на ковре, посреди гостиной, с наушниками в руке. Правда, здесь нет мебели, но могла бы пойти отдохнуть в спальне.

   Услышав его голос, она вздрогнула и что-то пробормотала. Марк не расслышал что. Ну что ж, решил он, по крайней мере она не потеряла сознания.

   – Что ты там делаешь? – спросил Марк.

   – Отдыхаю, – подняв голову, ответила Роксана.

   Отдыхает! Посмотрев на экранчик, расположенный на столике, он не мог не заметить, что их подопечные возобновили свои игры. Точно сказать, чем они занимались, было трудно. Посмотрев еще раз на Роксану, он увидел, что она так сильно стиснула наушники, что костяшки пальцев побелели. Понятно – она настолько возбуждена этими звуками и картинами, что решила лечь прямо на ковер и отдохнуть.

   Улыбка Марка стала шире. Роксана не находит себе места. Он решил, что наблюдать за этим со стороны очень забавно.

   – Как поживают наши новобрачные?

   – До сих пор не закончили.

   – Я уже понял это.

   – Что тебе удалось выяснить? – с надеждой спросила она, резко садясь. – Дженни с Кларком не вернулись?

   – Нет, к сожалению, – развел руками Марк. – Никого.

   Роксана издала стон отчаяния и стукнула кулаком по ковру.

   – Если они, не дай Бог, сбежали, то не знаю, что я сделаю, – раздраженно проговорила она. Потом вдруг осеклась. – Извини… И что же мне теперь делать? Прыгнуть к нему в объятия?

   Засунув руки в карманы, Марк прошел на балкон.

   – Вернусь через пару минут, – сказал он и покачал головой. У него, конечно, чертовски привлекательная соперница. Или все-таки ее правильнее назвать напарницей? Неважно. Главное, она женщина, с которой хочется заниматься не шпионской работой, а куда более приятными делами… Однако к этой стороне своей работы он еще вернется. А пока придется на время сменить амплуа и сделаться вором-домушником…

6

   Роксана не находила себе места. Ситуация вынуждает ее сидеть в четырех стенах и просто ждать. Ждать возвращения Доула, ждать каких-нибудь новостей, ждать, когда что-нибудь произойдет. Сначала она долго сидела в кресле, потом начала расхаживать по номеру, беспрестанно поглядывая на часы. Пыталась почитать журнал, но взгляд лишь рассеянно скользил по строчкам. Вынужденное безделье действовало на нервы и становилось просто невыносимым. Убедившись, что новобрачные спать не собираются, Роксана включила телевизор. По одному из каналов показывали какой-то заурядный сериал о жизни потерпевших кораблекрушение на отдаленном тропическом острове. Хотя Роксана не относила себя к числу больших любителей телевидения, а может быть, именно по этой причине, у нее вдруг проснулся непонятный интерес, и она словно завороженная начала смотреть фильм, не отрывая глаз от экрана. С аппетитом доев оставшиеся бутерброды и запив их соком, она то и дело поглядывала на балконную дверь, за которой скрылся Марк.

   Куда он, кстати, подевался? Роксана на цыпочках подошла к балкону, открыла дверь, высунула голову и почувствовала, как ночной воздух мягко колышет волосы. Кондиционер в их номере все-таки работал плохо. Воздух был буквально пропитан влагой.

   Внизу слышался шум транспорта и вой сирен. Ей показалось, что со стороны пирса доносятся звуки, похожие на всплески волн, но разве можно было их услышать с такого расстояния? Нет, скорее всего, это игра воображения.

   Марка нигде не было. Возможно, он перебрался через ограждение на другой балкон. Может быть, он нашел открытое окошко, ведущее в номер Дженни и Кларка, и как раз осматривал их логово. Они вот-вот вернутся, и ему придется спрятаться под кровать и провести там много времени в одиночестве…

   Если бы ей снова довелось забраться под кровать, то Марк составил бы весьма приятную компанию, решила Роксана. Она чувствовала, что начинает уже привыкать к нему.

   Пройдя на противоположный конец балкона и перегнувшись, она попыталась увидеть что-нибудь в соседних апартаментах. Между балконами не было ничего, кроме улиц и пропасти глубиной в двадцать четыре этажа.

   Балконные двери соседнего с ними номера были плотно зашторены, так что не было ни малейшей возможности узнать, на месте его обитатели или нет. Дженни любит ночную жизнь. Имея в запасе такой повод, как медовый месяц, она, вероятнее всего, всю ночь будет пить вино и танцевать.

   Но все равно Марк должен быть начеку. Где же он? Роксана хотела было встать на перила и перебраться на соседний балкон, но потом отбросила эту мысль, решив, что у нее нет подходящей экипировки для работы на высоте. Нет уж, пусть сложная часть их совместной работы достанется Марку.

   Вернувшись в номер и надев наушники, она с разочарованием услышала сопение и храп, доносившиеся из соседних апартаментов. Ну наконец-то эта парочка вдоволь насладилась друг другом!

   Странно, но она вдруг встревожилась. Ведь она никогда не воспринимала секс всерьез. Большую часть времени она вообще об этом не думала. Интересно, ее нынешнее возбужденное состояние результат наблюдений и прослушиваний? Или все дело в Марке?

   К сожалению, она знала ответ. Где бы Роксана ни училась, она всегда была в числе любимчиков у преподавателей, поскольку при опросе ее рука неизменно взлетала в воздух одной из первых.

   Выбор возможных вариантов ответа был крайне ограничен.

   – Ответ номер два, – громко произнесла она, и слова гулко отдались в стенах гостиной. – Это Марк Доул. Все началось с его появления. Черт бы его побрал!

   Зачем этому человеку понадобилось разрушать ее строгий, разложенный по полочкам образ жизни? Она ведь была вполне довольна жизнью как бесполый и одержимо преданный своей работе агент ФБР, который думал только о том, как арестовать плохих парней, как добраться до мошенницы Дженни. А теперь…

   А теперь поиски Дженни отошли на второй план. И, может быть, даже на третий. Потому что на первом стояла сложная задача: как соблазнить Марка.

   Но где же он? Может быть, он обнаружил Дженни с Кларком и отправился за ними? Может быть, его предложение остаться здесь было уловкой? Она просидит здесь целый день, а он тем временем арестует Дженни с мужем и отвезет их в изолятор местной тюрьмы?

   О, случиться может что угодно! Но нельзя все воспринимать так близко к сердцу и навлекать на себя неприятности!

   Хотя если дело касалось неприятностей, то она притягивала их к себе как магнит, несмотря на то что обычно заранее просчитывала все непредвиденные обстоятельства.

   Как странно, что сейчас ей хотелось как раз того, что больше всего ее беспокоило, – заняться любовью с Марком. Она желала, чтобы это произошло как можно скорее.

   Она прилегла на диван и уставилась в потолок, обдумывая свои варианты. Иногда она просто вынуждена доверять людям. Что ей, собственно, сделал этот человек? Он тоже полицейский и по какой-то причине тоже следит за Дженни. Так же, как и она. Он не бросил ее, когда она срывала на нем свое раздражение. И не давил на нее, когда она не проявляла желания делиться с ним информацией. Надо дать ему время передохнуть. И себе тоже.

   Может быть, Марк все-таки прав. Небольшое сексуальное отступление в их работе не повредит. Такая сюжетная линия предусмотрена в любом кинофильме, где есть мужчины и женщины.

   Итак, мы заключили сделку, решила Роксана. И если ничего не получится…

   Если не получится и если пламя страсти, загоревшееся между ними, было просто миражом, то она поймет это и не станет себя мучить.

   С другой стороны, если чувства взаимны, если они оба сгорают от непреодолимого влечения, тогда… Роксана судорожно глотнула. Тогда она становится другим человеком. Прежняя Роксана канула в Лету.

   – Рокси, ты все еще здесь?

   Она вскочила с дивана, когда Марк, открыв балкон, вошел в гостиную. Он вернулся так же быстро, как и исчез.

   Может, он читает ее мысли? Может, на ее лице все написано и от него не укрылась ее душевная нестабильность?

   Чтобы скрыть свое смущение, Роксана забормотала:

   – Слава Богу, ты вернулся! Тебя так долго не было, что я начала беспокоиться. Даже подумала, что ты упал и разбился. – Ее смех прозвучал неестественно, она сама это почувствовала. – Если бы ты упал с балкона, то сюда наверняка уже прибыли бы полицейские…

   – Слава Богу, я жив!

   Она заметила в его руках пакет.

   – Что это? Пиво? Откуда ты его взял?

   – Купил в магазине.

   – То есть… – Роксана потерла виски. – А что, дверь на соседний балкон ведет в супермаркет? Я что-то никак не могу взять в толк…

   – Да нет, – засмеялся Марк. – На каждом балконе есть еще выход на пожарную лестницу. По ней через окошко можно попасть в кладовую – ну ты знаешь, – место, где складывают полотенца, мыло и шампуни. Окошко, слава Богу, оказалось открытым. – Он улыбнулся. – Эти горничные, оказывается, заядлые курильщицы. Внизу, на площадке, полно окурков. – Марк вытащил банку пива. – Хочешь? Еще прохладное.

   Но Роксана отвела в сторону его руку.

   – Подожди-ка. Так, значит, ты вышел из кладовой, а потом?

   – Потом спустился в холл и пошел в магазин, – ответил Марк, недоуменно пожимая плечами и не понимая, чему она так удивлена.

   – Но если ты вышел на улицу через холл, то почему вернулся сюда через балкон? – удивилась она. – С пивом и закуской? Можно ведь было воспользоваться входной дверью.

   – Ну, вообще-то да. – Марк почесал в затылке, видимо осознав свой промах. Но потом снова улыбнулся. – Но так получилось намного забавнее.

   – Послушай, Марк, ты перескакиваешь через балконы, когда в этом нет никакой необходимости. – Чем чаще она это повторяла, тем еще более нелепым казался ей его поступок. Со стороны все выглядело так, словно она распинает его за беспечность. – Представляешь, как это высоко? Ты в своем уме?!

   – Это совсем нетрудно. Просто берешь и прыгаешь через перила. Между балконами всего-то полметра, не больше. Ну, между последним балконом и пожарной лестницей промежуток пошире.

   Марк прошел мимо нее, открыл холодильник и вытащил оттуда ванночку со льдом. Взяв нож, он начал откалывать кусочки в небольшое металлическое ведро.

   – Послушай, – произнес он спустя несколько секунд, – у меня есть кое-какая информация. Сначала я отправился прямиком в номер Дженни и Кларка. Они не заперли дверь на балкон. Думаю, им в голову не пришло, что кто-то может шагнуть к ним в апартаменты с балкона на двадцать четвертом этаже!

   – Ах да. – Роксана почти забыла о причине их нахождения в гостинице. – Итак, ты пробрался к ним в номер. Нашел что-нибудь интересное?

   – Немного. Но главное, что это на самом деле их номер. – Нахмурившись, Марк поставил банки с пивом в морозильник. – У меня есть одна фотография… На ней на ногах Дженни надеты те же туфли, которые я случайно обнаружил в прихожей.

   – Постой! – Роксана вся напряглась. – Розовые, блестящие, на очень высокой шпильке, с застежкой на лодыжке? Я уже видела их… – Она осеклась.

   – Да, именно такие, – задумчиво кивнул Марк, бросив на нее пристальный взгляд.

   – Мерзкие босоножки! – Она прикусила губу, моля Всевышнего о том, чтобы Марк не был так подозрителен. Ей не имело смысла держать в секрете тот факт, что она уже побывала в номере. – И это все, что ты видел? Только обувь?

   – Еще одежду, только не третьего размера, как бюстгальтер. – Он не спускал с Роксаны глаз. – Они путешествуют налегке. И еще я нигде не нашел никаких записей, номеров телефонов или чего-то подобного. Но это определенно номер Дженни.

   – Что ж, отличная работа, Марк. – Роксана с трудом выдавила на лице улыбку. – Превосходно.

   Он молча кивнул, вытащил банку с пивом из морозильника, откупорил ее и сделал большой глоток.

   – Но… – Роксана запнулась на полуслове. Одна сторона этой истории сильно ее беспокоила. – Ты все же не сказал мне, почему вернулся сюда через балкон, – напомнила она Марку. – Ты ушел отсюда, пробрался в их номер, осмотрел его, потом попал в кладовую, оттуда в холл, потом вообще покинул здание. А после этого с покупками полез через балконы?! – Она покачала головой. – Прости, но это по меньшей мере глупо!

   – Ты все-таки очень придирчива к деталям, не так ли, Рокси? – спросил он, и в глазах его мелькнуло изумление.

   – Люблю, чтобы все было разложено по полочкам.

   – Что ж, ладно. Ты права насчет последовательности моих действий. Но у меня были на то свои причины. – Усевшись на стул, Марк вытянул вперед ноги и сделал глоток пива. – Видишь ли, когда я уже возвращался и вышел из лифта на нашем этаже, то буквально следом другая кабина остановилась на том же этаже. Так вот, дверцы распахнулись и в коридор вышли Дженни и Кларк!

   – Правда? – Глаза Роксаны расширились. – Ты видел их?

   – Конечно. И как только я их заметил, то метнулся обратно в кладовку горничных. Слава Богу, они меня не видели. – Он пожал плечами. – Они проковыляли в свои апартаменты, а я тем временем пробрался к ним на балкон и стал подслушивать.

   – В самом деле?!

   – Ну да. Ведь возле окон можно услышать куда больше, чем из коридора.

   Поставив на стол бутылку с пивом, Марк вытащил из пакета бутерброд с мясом.

   – И что? – Роксана подсела к нему, чувствуя, что волнуется. Она достала из пакета другой бутерброд и откусила кусок.

   – Да ничего особенного, – без особого удовольствия ответил он. – Они сразу ушли спать. – Он продолжал жевать.

   Но Роксана выглядела разочарованной.

   – Всего-то? – раздраженно переспросила она. – Строишь из себя супермена, скачешь через балконы и только ради того, чтобы узнать, что эта парочка отправилась спать?!

   – Прости, но это все, что я расслышал. По крайней мере это не…

   – Ну хорошо! – Роксана подняла руки, чтобы прекратить спор. – Черт побери! Как жаль, что меня не было рядом. – Роксана окинула взглядом бесполезное оборудование. Аппетит разом пропал. Недоеденный бутерброд она положила на стол. Дженни и Кларк могли уже задумать план очередного вымогательства, а у нее на руках только записи стонов, шлепков и поцелуев, причем сделанных совершенно в другом гостиничном номере!

   – Ты ничего не пропустила, – торопливо ответил Марк. – Они зашли, потом в спальне зажегся свет, они что-то бормотали друг другу, может слегка поспорили о чем-то, потом свет погас и наступила полная тишина. Ничего впечатляющего.

   – Хорошо, – пробормотала Роксана, но в душе шевельнулось сомнение: почему это Марк так настойчиво пытается ее убедить?

   – А как наши любовники? – спросил он, кивнув в сторону приборов.

   – В наушниках слышен только храп. Судя по всему, у них тоже наступила ночь. – Ее голос вдруг охрип. – Это дает нам небольшую передышку.

   Марк сразу прореагировал на ее последнее замечание. Нежно взяв ее за руку, он нагнулся к ней поближе.

   – Передышку – для чего? Что ты хочешь этим сказать, Роксана?

   – Я ничего такого не имела в виду, – торопливо начала она, отвернувшись, но его пытливый взгляд она ощущала всем телом.

   – Ты тоже готова отключиться? – мягко спросил он.

   Подушечкой большого пальца он потер ее ладонь, и Роксана вздрогнула.

   О Боже! Почему она так легко заводится? Как будто у нее на теле где-то спрятан потайной выключатель и Марк точно знает, как отыскать его.

   – Отключиться… было бы неплохо, – только и смогла она произнести. Ее голос приобрел странную дрожь, что даже ей самой было в диковинку.

   – Ты снова выглядишь перевозбужденной, Роксана, – пробормотал Марк. Он прикоснулся холодной банкой с пивом к ее шее, и она вздрогнула. – Так легче?

   – Ну, в каком-то смысле… – запинаясь проговорила она. Ее неуверенный взгляд блуждал по его лицу.

   Марк переместил холодную банку сначала на ее висок, а потом приложил к ключице.

   – О… – Она открыла рот, но оттуда вырвался лишь один нечленораздельный звук. Холодные капельки с внешней стороны жестяной банки стекали вниз через вырез ее футболки, и все тело напряглось, словно предчувствуя тревогу. Ей показалось, как будто с тела исходят испарения, ему все жарче и она все сильнее ощущает свою обнаженную кожу. Смесь перегретой плоти и крошечных водяных капель была… невероятной.

   Дрожа от нахлынувших ощущений, Роксана прильнула к Марку, просунув руку ему под мышку и ожидая, что произойдет дальше. Где-то в ее подсознании завертелась мысль, что она совершает непоправимую ошибку. Но одновременно возникла и другая – слишком поздно что-либо изменить. К тому же что-либо менять Роксана уже была просто не в силах.

   Марк нагнулся и потер губами места соприкосновения банки с ее телом. Его рука проскользнула под ее футболку, и холод от его ладони стал для нее еще одним легким потрясением. Она вздрогнула, когда его пальцы поползли выше, но не издала ни звука.

   – Ты все еще так горяча… – Марк лизнул ее ухо, легонько укусив за мочку, продолжая ласкать пальцами живот. – Может, тебе будет легче, если ты снимешь одежду.

   – Нет, – нерешительно запротестовала Роксана. Нет, ступать на эту заповедную территорию она еще не готова.

   Тогда Марк встал, достал ванночку со льдом из холодильника и, набрав горсть, положил ее прямо на грудь Роксане. Широко раскрыв глаза, она начала судорожно глотать воздух. Потом последовали еще одна горсть, потом третья.

   – Марк, перестань! – взмолилась Роксана. – Я же вся промокла.

   – В этом-то и состоял мой коварный замысел.

   Она окинула взглядом свою футболку, прилипшую к телу и туго облегающую ее лифчик, через который проступали набухшие соски. Ее охватила волна удовольствия. Холод, влага и… пожар в груди.

   – Такое ощущение, что на мне нет одежды.

   – Знаю, – улыбнулся он.

   – Ты просто безнравственный и мерзкий нахал, – выдохнула она, когда он принялся ласкать ее языком через ткань футболки. Когда он коснулся губами одного из набухших сосков, Роксана издала судорожный стон. Она запустила руки в его волосы и прижала к себе.

   Он поднял голову, и их губы слились в поцелуе. Крепко прижав ее к себе, он все длил и длил поцелуй, проникая языком все глубже и глубже. И вызывая у нее все более сильное желание.

   Его рубашка терлась о ее футболку, от этого обоим становилось влажно и холодно. Он не сводил с нее взгляда, и Роксана увидела, что прежний Марк, с его колкими шуточками и язвительными замечаниями, куда-то исчез. Рядом с ней был другой мужчина – решительный и поставивший перед собой определенную цель. Эта цель состояла в том, чтобы довести ее до вершин блаженства. Глаза Роксаны расширились.

   Марк легким движением снял рубашку, и ее взору открылся великолепный торс, сверкающий гладкой кожей и твердыми мускулами. Он пробуждал желание.

   Руки Марка замерли на верхней пуговице джинсов.

   Роксана затаила дыхание.

   Пуговица вышла из петли, раскрылась молния, и джинсы с тихим шуршанием упали к его ногам. Он отбросил их подальше и остался перед ней в одних белых облегающих трусах. Роксана увидела, как напряглась мужская плоть под белой тканью, и попыталась сохранить спокойствие и не упасть в обморок от возбуждения.

   Она подвинулась ближе, обхватила его руками, пытаясь обнять все его тело, но он неожиданно отпрянул.

   – Может быть, я могла бы…

   – Сними это, Роксана, – хрипло произнес Марк, не сводя с нее разгоряченного взгляда.

   Настало время решения. Оттолкнуть его, сказать твердое «нет» и судорожно прижаться к краю дивана? Или все-таки согласиться и отдаться исступленному восторгу в его объятиях?

   Она выбрала второе. Стянув с себя мокрую футболку, Роксана отшвырнула ее в сторону.

   – Лифчик тоже промок, – шепнул ей Марк.

   Она расстегнула застежку, и лифчик упал вниз. Его взгляд замер на ее обнаженной груди.

   – И шорты тоже.

   Стараясь не споткнуться и не выглядеть неуклюжей, она просунула большой палец под пояс шортов, слегка оттянула, потом спустила их вниз на дюйм, подождала несколько мгновений, потом спустила еще на дюйм ниже. Она никогда раньше не раздевалась перед мужчиной, к тому же ее сегодняшний наряд лишь усложнял дело. Ну вот, от двух предметов ей удалось избавиться. Еще сколько-нибудь продлить этот процесс было невозможно.

   Усилием воли заставив себя успокоиться, она сбросила шорты, обнажив узенькие трусики, едва прикрывающие ее плоть.

   – О, Роксана, – хрипло произнес Марк, – ты продолжаешь удивлять меня…

   Стоя под его жадным взглядом, она почувствовала, что и сама-то едва сдерживается от охватившего ее желания. Раньше это было неясное и порой ничем не объяснимое покалывание внизу живота, а теперь ее ощущения обрели вполне осмысленные очертания.

   Но… она знала, что ее волосы жутко растрепаны, тело покрыто капельками пота, стекавшими по животу и спине. Что касается трусиков… Они почти ничего не закрывали. Их удобно было покупать, собираясь куда-нибудь поехать, поскольку они занимали мало места в дорожной сумке. Но сейчас, когда ее плоть закрывает лишь узенькая полоска шелковой материи, а мужчина пожирает ее голодным взглядом, от которого у нее подкашиваются ноги, она чувствовала себя растерянной.

   – Удивлять? – переспросила Роксана. – Разве это хорошо?

   – Да, конечно. – Марк встал и, взяв ее на руки, понес в спальню.

   Оформление их апартаментов отличалось от соседнего номера. Здесь во всем ощущался загородный стиль, столбики кровати были медными, а простыни и белье вышиты бледно-лиловыми цветами. Между полом и кроватью почти не было никакого пространства, и никто не мог там спрятаться.

   Марк поднес ее к кровати, подержал несколько секунд и мягко опустил. Роксана почувствовала, что голова ее утонула в подушках, а тело погрузилось в мягкую перину. Марк, улыбаясь, лег рядом и тут же заключил в свои объятия. Их руки и ноги сплелись.

   Роксана была ослеплена новыми ощущениями, хлынувшими на нее одно за другим. Его губы и руки творили чудеса, и ее затопила волна чудных, ни с чем не сравнимых ощущений. Прижимаясь к нему, она чувствовала его твердые мускулы и еще сильнее возбуждалась от осознания мужской силы. Силы, которая незаметно переходила в удивительную нежность. Волны желания прокатывались через ее тело. Это был чистый, абсолютный восторг.

   Она не помнила, как и когда он снял с нее трусики. Но они вдруг исчезли, и Марк целовал и лизал ее живот, опускаясь все ниже и ниже. Тело Роксаны непроизвольно дергалось, и в проблесках сознания она с испугом поняла, что может упасть с кровати.

   Но она не смогла ничего произнести. Его язык… О Боже!

   Роксана ухватилась обеими руками за матрац, не в силах удержать свое тело от сладостной конвульсии, но язык мужчины продолжал неумолимо доставлять ей все новые и новые импульсы блаженства. Судорожно глотая воздух, она наслаждалась неведомыми ощущениями, которые накатывались и отпускали ее, подобно приливу и отливу.

   Вдруг, быстро поцеловав ее, Марк соскользнул с кровати.

   – Куда… – Ей хотелось спросить его, но он уже вернулся к ней снова.

   Быстро и неистово целуя ее, он заставлял ее извиваться и жаждать повторения.

   – Когда же наступит решающий момент? – промурлыкала Роксана, старясь ухватиться за что-нибудь, когда Марк медленно лег на нее сверху. Она ощущала себя такой удовлетворенной, такой расслабленной, что даже согнула ногу и перекинула ему через бедро, как бы подталкивая его к продолжению.

   – Возьмись за спинку кровати, – вкрадчиво произнес Марк.

   – А что ты собираешься делать?

   – Сделай это для меня, пожалуйста…

   – А если я послушаюсь, то ты дашь мне то, чего я хочу? – дразнящим голосом проговорила Роксана, обвивая его ягодицы своими ногами.

   – Конечно, ведь я и так стараюсь. – Он поцеловал ее в губы и в кончик носа и подтянул ее запястья к спинке кровати. – Возьмись за столбики. Ну, пожалуйста.

   – Так, значит, наблюдение за парочкой сумасшедших в соседнем номере не оставило тебя равнодушным? – вздохнула Роксана. Спорить ей не хотелось, тем более когда обнаженный Марк лежит сверху. Она послушалась и взялась за медные столбики над головой. – Только веди себя прилично, прошу тебя.

   – Вот умница. – Встав на колени, Марк сделал какое-то неуловимое движение, и она услышала два щелчка, а потом ощутила, как на запястьях сомкнулись какие-то металлические предметы.

   – Что? – Роксана попыталась подняться, но ее руки были скованы. Повернув голову, она увидела наручники. Она дернула руками, но железо впилось в запястья, заставив ее вскрикнуть от боли. – Что это ты придумал?! Мы так не договаривались. Отомкни сейчас же, ладно? Ведь я не смогу прикоснуться к тебе…

   Но он уже соскользнул с кровати и метнулся в гостиную.

   – Марк? – позвала его Роксана и еще раз потянула к себе руки. Но, естественно, вырваться не было никакой возможности. Разве что волочь за собой всю кровать? Но на это не способен даже такой физически сильный мужчина, как Марк.

   А он, натянув форменные брюки и застегиваясь, вышел к ней и улыбнулся.

   – Прости, моя милая.

   – Что ты хочешь этим сказать?

   Он снова улыбнулся. Он решил посмеяться над ней? И почему на нем полицейский мундир? Роксана молча смотрела на него, терзаясь в догадках, и на душе у нее с каждой секундой становилось все тревожнее.

   – Что ж, хорошая новость состоит в том, что я не сторонник извращенного секса, поэтому ты можешь чувствовать себя в полной безопасности.

   – Тогда почему я до сих пор лежу здесь и прикована к кровати?

   Надевая рубашку и застегивая пуговицы, Марк отступил на шаг. Роксана ненавидела себя и свое тело за то, что еще полчаса назад под жгучим взглядом Марка оно пульсировало и извивалось. Видимо, все, что произошло, было умело разыграно…

   – Должен тебе сказать, Роксана, что ты была просто великолепна. – Его взгляд стал теплее и мягче. – Ты даже не представляешь, как мне не хочется никуда уходить.

   – Что это значит, Марк?

   – Видишь ли, Рокси… я тебе солгал.

   Ее голова бессильно откинулась назад и погрузилась в подушку. Солгал? Она догадывалась, что произошло нечто ужасное, но до последнего момента считала это шуткой.

   – В чем именно солгал? – спросила она.

   – Дело в том, что, когда я был на балконе, я кое-что услышал. – Теперь уже полностью одевшись и поправив кобуру с пистолетом, Марк выпрямился и стоял на почтительном удалении. – Когда я притаился за дверью их балкона, Дженни с Кларком укладывали вещи. Они собирались улизнуть из отеля, ничего не заплатив по счету, поскольку подсунули дежурному администратору какой-то фальшивый чек.

   – И ты все это слышал собственными ушами? – Роксана закрыла глаза. Она оказалась полной дурой! Ее разум был сосредоточен на одном только сексе, а не на деле, и она совершенно не наблюдала за поведением Марка. То есть наблюдала, но совсем под другим ракурсом. – И ты мне ничего не сказал? – с упреком спросила она.

   – Понимаешь, я сказал бы, но мне во что бы то ни стало нужно добраться до Дженни первым. И сейчас выпал верный шанс. – Марк посмотрел на часы. – Они собирались бежать приблизительно через двадцать минут. Как только они покинут отель, у меня будет достаточно оснований задержать их по подозрению в мошенничестве. Поэтому я отправляюсь прямо сейчас. А ты мне слишком дорога, чтобы я мог позволить себе тобой рисковать.

   Услышав в последнем замечании легкую усмешку, Роксана сердито хмыкнула.

   Марк наклонился к ней, чтобы поцеловать, но она яростно дернулась, отчаянно пытаясь лягнуть его или укусить. Но у нее ничего не получилось.

   – Не беспокойся, Рокси, – сказал Марк. Она заметила довольную ухмылку на его лице. – Как только я избавлюсь от Дженни, я вернусь. Это не должно занять больше какой-нибудь пары часов. А потом мы с тобой продолжим. – Он покачал головой. – Знаешь, в этой позе ты выглядишь просто потрясающе. Я, наверное, совсем с ума спятил, раз покидаю тебя в столь пикантный момент…

   – Ты всерьез считаешь, что сможешь вернуться и продолжить? – с негодованием прохрипела Роксана. – Берегись, Марк! Сейчас ты меня опередил, но знай: я от тебя все равно не отстану!

   Но он лишь усмехнулся в ответ и ушел. После того как за ним захлопнулась дверь, Роксане захотелось взвыть от досады. Как он мог так поступить с ней?! Впрочем, она сама виновата, раз поддалась его обманчивым, лживым чарам!

   Больше всего в жизни она боялась оказаться беспомощной. В нынешней ситуации, когда сама она вряд ли могла себе чем-нибудь помочь, оставалось надеяться лишь на чудо…

7

   Наступил вечер. На улицах зажглись фонари. Бары, кафе, рестораны и прочие увеселительные заведения засверкали броскими неоновыми вывесками.

   Сидя за рулем своего «крайслера», Марк Доул что-то бессмысленно насвистывал себе под нос. Ожидание изрядно утомило его, но он был вознагражден за долготерпение и теперь внимательно наблюдал, как Дженни и Кларк торопливо укладывают пожитки в багажник небольшого спортивного автомобиля. Подумать только, он сейчас мог бы быть наверху, в сладких объятиях Роксаны!

   Он вытер вспотевший лоб и протер глаза. Всего секунду назад он в очередной раз прокрутил в памяти волнующие мгновения их незавершенной близости. Ее шелковистая светлая кожа, такая мягкая и ароматная. О Боже!..

   Улыбка снова вернулась к нему. В какой ярости, наверное, сейчас пребывает Роксана, зная, что инициатива упущена.

   Наверное, ей захочется отплатить мне за наручники. Марк усмехнулся.

   Его внимание вновь переключилось на автостоянку. Кларк выбросил из машины одну из сумок и, ворча, принялся выкладывать на асфальт какие-то коробки и свертки. Потом Дженни стала размахивать руками, что-то раздраженно объясняя своему спутнику.

   Марк хмыкнул. Похоже, такое количество покупок явно не умещается в багажнике небольшого автомобиля.

   Следовало бы подумать об этом заранее, мысленно обратился Марк к парочке. Когда в деле замешано мошенничество, никогда не покупай больше, чем можешь увезти.

   Наконец они все-таки сумели запихнуть вещи в машину и поехали к воротам. На стоянке почти никого не было, и Марк держался на значительном расстоянии. Дежурного не оказалось на месте, и обе машины проскочили, ничего не заплатив.

   – Как же везет этой парочке! – подумал Марк. Ну, ничего, скоро этому придет конец.

   Он следил за ними, стараясь держаться позади автобусов и грузовиков, до тех пор пока мошенники не выехали на скоростную магистраль, где было достаточно транспорта, чтобы легко с ним смешаться. По манере езды Марк мог с уверенностью сказать, что Дженни с Кларком не подозревают слежки. Кларк без конца поворачивал к жене голову, и они постоянно о чем-то спорили. Наконец они съехали с основной дороги, остановившись у авторемонтной мастерской. Трудно было понять, что у них на уме.

   Присмотревшись, Марк узнал улицу. Ведь они находились позади дома, где Дженни снимает квартиру!

   Дженни и Кларк вылезли из машины и направились к черному ходу.

   – Вот дьявол, если бы я знал, что они явятся именно сюда, то сэкономил бы кучу времени! Странно, что они здесь делают?

   Марк поставил машину так, чтобы видеть входную дверь, и принялся ждать. Через несколько минут Дженни и Кларк показались у выхода, но на этот раз с тяжелой ношей – большим картонным ящиком. Поминутно останавливаясь, они все время спорили и ругались. До Марка, который быстро догадался, что они вынесли свой игровой автомат, донеслась ругань.

   – Кларк, ты слишком торопишься, – хныкала Дженни. На ней были туго облегающие джинсы и туфли на высокой шпильке, явно не предназначенные для переноски тяжестей. Она ступала аккуратно, боясь упасть или сломать каблук. – Нам нужно быть осторожными. Если ты только уронишь, я тебя убью. Клянусь!

   – Ничего я не собираюсь ронять. Следи лучше за собой. – Он сглотнул, опустив ящик на асфальт, после чего вытер со лба пот.

   – А как мы его повезем? – спросила Дженни. – Ведь в машину он не поместится.

   – Да хватит тебе каркать! Я сейчас поднимусь наверх и вызову грузовое такси! – раздраженно сказал Кларк и сердито сверкнул глазами.

   – А заранее побеспокоиться нельзя было?! – взвизгнула Дженни. – Зачем только я связалась с таким недоумком, как ты?!

   – Хватит меня учить, – огрызнулся тот. – Подожди-ка лучше здесь, пока я сбегаю наверх и позвоню. Пора выбираться отсюда к чертовой матери!

   Марк понял, что дальше медлить нельзя. Вытащив полицейский значок и развернув его, он решительно подошел к парочке мошенников.

   – Дженнифер Мари Меттлс? – спросил он. – Могу ли я поговорить с вами?

   Она уже готова была бежать. Марк увидел, как Дженни метнула тревожный взгляд на его кобуру с пистолетом, потом на свой драгоценный аппарат. Очевидно, она пришла к выводу, что бежать некуда, поскольку съежилась и мрачно спросила:

   – Что вам от меня нужно?

   – Мне нужно поговорить с вами и вашим мужем, – повторил Марк. – Но не здесь. – Он указал пальцем вверх. – Почему бы нам не вернуться сейчас в вашу квартиру?

   – А к чему это? – Дженни прикусила губу, стирая остатки помады и пытаясь вернуть себе самообладание. – Мы уезжаем, и говорить нам с вами не о чем. Пошли, Кларк. Этот коп не сможет остановить нас.

   – На самом деле смогу, – решительно проговорил Марк и встал между Кларком и картонным ящиком. – Вы использовали поддельную чековую книжку, уклонились от уплаты за номер в гостинице и, кроме того, замешаны в махинациях с этим игровым автоматом. Вас разыскивают в нескольких штатах.

   – Ты просто берешь нас на пушку, – рассвирепела Дженни. – Да, меня однажды арестовали, да только у копов кишка тонка оказалась и через пару дней пришлось меня выпустить! А в том, что у меня есть автомат, ничего криминального нет. Купила себе, чтобы развлекаться на досуге! Имею право!

   – А как насчет использования поддельной чековой книжки? – парировал Марк. – У меня достаточно оснований, чтобы арестовать вас и лишить вашу жизнь былого комфорта.

   Дженни замолчала, но ее вид выдавал крайнее волнение. Стоявший рядом Кларк покраснел и дернулся, как будто желая наброситься на Доула, но Дженни удержала его.

   – У меня такое чувство, офицер, что вы хотите сделать нам какое-то предложение, не так ли?

   – Возможно. Прежде всего, нам нужно переговорить.

   – У нас, наверху? – поинтересовалась Дженни, выступая вперед и качая бедрами. – Вы уверены, что это самое лучшее место? Может быть, нам стоит встретиться наедине? Кларк подождет здесь…

   – Эй, постой-ка! – возмутился Кларк. – Я вовсе не…

   – Заткнись! – перебила она его.

   Марк уловил ее мысль, а Кларк, похоже, нет. Дженни хотела на время устранить с пути Марка, а Кларк в это время должен был куда-нибудь спрятать аппарат.

   – Нет, нет, Кларк тоже отправится с нами наверх. Не думаю, что вам понравится, если ваши соседи увидят, как вы непринужденно болтаете с полицейским.

   Дженни скрестила руки и бросила на него упрямый взгляд.

   – Такой дорогой аппарат я здесь не оставлю. Ему следовало это предвидеть.

   – Ладно, хорошо, – развел руками Марк. – Тогда мы втроем поднимем его обратно в квартиру и потом поговорим.

   Дженни проворчала что-то себе под нос, но потом все-таки кивнула.

   – Только поосторожнее с этой штукой.

   Доул молча нагнулся, чтобы ухватиться за край ящика. Женщина стала подниматься первой, а мужчины, нагруженные тяжелой ношей, медленно направились следом за ней по ступеням металлической лестницы, стараясь не ударить груз на поворотах.

   – Поставьте сюда, – открыв дверь квартиры, приказала Дженни, настояв на том, чтобы аппарат внесли в гостиную. – Осторожно, я сказала!

   – Послушай, это же ведь не пушинка, – возмутился Кларк.

   – Но и не ящик с кирпичами! – огрызнулась Дженни.

   – Хватит, довольно! – вмешался Марк, изрядно уставший от их бесконечных перепалок, хотя провел в их компании совсем немного времени. – Пусть стоит на этом месте. Почему бы нам не присесть и спокойно все не обсудить?

   Дженни подождала, пока он не принесет себе из кухни стул, а потом грузно уселась на диван. Кларк остался стоять рядом с ней, стараясь придать себе внушительный вид. На Марка это не подействовало, но он с усмешкой в душе отдал должное его усилиям.

   – Хорошо. – Дженни перехватила его взгляд. – Что мы собираемся обсуждать? Мне известно лишь то, что вы пытаетесь угрожать, и мне, признаться, это очень не нравится. Почему бы вам не растолковать начистоту, что вам от нас нужно?

   Кларк энергично закивал. Марк решил, что пора этих типов выводить на чистую воду.

   – Суть сделки такова, – отрывисто сказал он. – Мне на самом деле наплевать на все ваши делишки. Лишь бы вы убрались подальше из города, а еще лучше – куда-нибудь за пределы штата. Поищите для своего игрового автомата более благодатную почву. Мне все равно. Если только вы никогда не вернетесь обратно и навсегда отстанете от моего отца.

   – Не понял? А кто, черт побери, ваш отец? – Кларк удивленно посмотрел на него. – Какое он имеет отношение к нам?

   Дженни уставилась на Марка. Прикусив губу, она молча о чем-то раздумывала.

   – Постойте-ка. Я, кажется, вас знаю, – вспомнил вдруг Кларк, стукнув себя по лбу. – Разве мы не встречались раньше?

   – Встречались. – Марк стиснул зубы. – В субботу вечером. Ты грозился задать мне трепку.

   – Надо же! – проворчала Дженни. – Бар я помню хорошо, а вот… Да ты же Доул! Мне следовало догадаться. Подумать только, сколько же отпрысков у этого старика? Твой братец уже вынюхивал насчет нашего свадебного путешествия и все карты нам спутал. А ведь поездка стоила немалых денег. Он притворился, что тоже хочет приобрести путевку. Но я его быстро раскусила и сразу поняла, что дело нечисто.

   – Значит, ты видела Фрэнка.

   – Видела, узнала его и поэтому отказалась от поездки. – Дженни покачала головой. – Теперь являешься ты. Я просто решила подзаработать, но на меня набросилось все ваше семейство!

   – Доул? – встрепенулся Кларк. – Но его мы и видели в субботу. Он пытался приударить за тобой.

   – Это она пыталась за мной приударить, – поправил его Марк.

   Дженни закатила глаза.

   – Вышло небольшое недоразумение.

   – Инцидент в баре не имеет никакого отношения к тому, что мы сейчас обсуждаем. Речь идет прежде всего о моем отце. – Доул попытался вернуть их к интересующей его теме, хотя с каждой минутой этот разговор нравился ему все меньше. И все-таки отец наверняка одобрил бы его действия. Главное для Доула-старшего в данной ситуации – это избежать скандала. – Я просто хочу прийти к соглашению, – сказал он, предпринимая очередную попытку. – Например, вы с Кларком исчезаете и больше не беспокоите мою семью, а я закрываю глаза на всю незаконную деятельность, свидетелем которой стал в последнее время. Мне следовало бы арестовать вас прямо сейчас. Позволить вам уйти в любом случае неправильно. Но я готов пойти на это, лишь бы вы оставили в покое отца.

   – Я попросила у твоего папочки совсем немного денег, – усмехнулась Дженни. – Он не умер бы, если бы слегка меня профинансировал.

   – А кто такой этот Доул? – Кларк наклонился к ней поближе. – Он что, президент автомобильной компании?

   – Кларк, – устало вздохнула его спутница, – ты путаешь его с одной шишкой из Детройта. Но Доул – важная птица в полиции, к тому же в скором времени его ждет повышение. – Она поджала губы и сморщилась. – Мне, конечно, следовало быть осмотрительнее и не связываться с копом. Политики куда сговорчивее.

   – Выходит, ты не моя внезапно объявившаяся сестрица? – обрадовался Марк.

   – Да нет же!

   – Может быть, крутишь роман с моим папочкой?

   – Кто это говорит? – Дженни вскинула брови. Она соскочила с дивана и двинулась на Марка, качаясь на своих непомерно длинных шпильках. – Я даже не прикасалась к нему. Денег просила, даже придумала легенду, чтобы их выудить.

   На лице Кларка проступили красные пятна. Он потихоньку выходил из себя, внушая себе одну и ту же мысль, которая не давала ему покоя и мешала рассуждать трезво.

   – Дженни, он только что сказал, что ты кувыркалась со стариком! – воскликнул он.

   – Да нет же! – крикнула она в ответ. – Я просто сказала, что я его внебрачная дочь, понял? Классическая схема надувательства, когда объект согласен заплатить, лишь бы история, пусть даже вымышленная, не дошла до газетчиков.

   – Но если ты только забавлялась с этим человеком… – Кларк издал визг и начал дергаться, размахивая кулаками. – Если ты…

   Именно в этот момент деревянная входная дверь в квартиру Дженни слетела с петель. Когда Марк резко обернулся на громкий треск, внутрь ворвалась Роксана Льюис, звеня наручниками в руке. На ней были обычные черные брюки и белая футболка, а не накрахмаленная блузка или жакет от костюма.

   Глаза Дженни расширились.

   – Ты сломала мою дверь! – в ужасе пробормотала она.

   – Ну и ну, – присвистнул Марк, явно под впечатлением от увиденного.

   – ФБР! – громко объявила Роксана, вытаскивая другой рукой пистолет. – Никому не двигаться.

   Марк не мог сдержать улыбку. С трудом верилось, что внешне такая хрупкая женщина, как она, сумела вышибить довольно внушительную дверь! Все-таки ему повезло, и он стал свидетелем впечатляющего представления!

   – Плевать мне, кто разнес эту чертову дверь, – проревел Кларк. Его ограниченный мозг уже не воспринимал такого бурного развития событий. Нагнувшись, он вытащил из ботинка маленький пистолет 22-го калибра. Размахивая Им в воздухе, он потребовал:

   – С кем ты спала, Дженни? Я хочу знать прямо сейчас.

   – Я могу лечь в постель с кем угодно, будь то старик Доул или его чертов сын, – взвизгнула Дженни. – Привыкни к этому, ублюдок, и убери свою чертову пушку.

   – Ты имеешь в виду этого сына? – Кларк ткнул пальцем в сторону Марка и подскочил к нему. Правда, рука с пистолетом была пока опущена. Прежде чем Марк успел среагировать, Кларк по-бычьи наклонил голову и ударил ею Марка, словно тараном, и тот с глухим шумом отлетел к стене.

   Марку вдруг показалось, что все вокруг стало двигаться в режиме замедленного действия. Словно в тумане, он увидел, как Кларк снова приближается к нему, выставил вперед руки, чтобы остановить его и отвести пистолет, но его спина снова уперлась в стену, голова откинулась, а из глаз посыпались искры.

   Он мог слышать, мог видеть, но не мог двигаться. Так продолжалось около минуты. Он услышал треск, звон бьющегося стекла, потом снова что-то хрустнуло, и откуда-то посыпались круглые металлические жетоны в форме гладких монеток.

   – О нет! – отчаянно вскричала Дженни. – Ты же прострелил мой игровой автомат!

   Бросив пистолет, Кларк выскочил мимо Роксаны через обломки входной двери наружу, а Дженни метнулась куда-то в сторону. Марк все это время лежал, как выброшенный на берег кит, отчаянно глотая ртом воздух.

   – Дженни… Иди за Дженни, – выдохнул он, но вместо слов изо рта вырвалось какое-то сопение.

   Может быть, его подстрелили? Нет, вряд ли. Тогда что же такое с ним стряслось? Почему он не может двигаться?

   Но Роксана, не обращая внимания на обоих преступников, бросилась к Марку.

   – Дженни. Она там! – только и смог выдавить из себя Марк. Его дыхание начало потихоньку восстанавливаться.

   – Да, я видела ее. – Нахмурившись, она встала на колено, чтобы осмотреть его. Расстегнув рубашку, она принялась осторожно искать рану. Наручники, болтавшиеся на ее правом запястье, коснулись его торса, и он слегка дернулся, почувствовав холод. – Мне самой следовало пристрелить тебя. Ты понимаешь это или нет?

   – Но в меня никто… не стрелял, – с присвистом произнес Марк. – Просто… я сам не знаю, что со мной.

   Роксана принялась ощупывать его, на этот раз уже не так нежно, как прежде.

   – Кровь есть, но дырок, слава Богу, не видно. Здорово он тебя приложил! Может быть, даже сломал пару ребер своей маленькой головкой. Но ранений нет. – Она глубоко вздохнула. – А жаль!

   Марк смутился.

   – Послушай, Роксана, не держи на меня зла. Просто мне хотелось, чтобы ты на время оставила меня в покое.

   Он до сих пор не мог преодолеть чувство унижения от того, что его застал врасплох и сбил с ног такой ублюдок, как Кларк. Марк предпочел бы приходить в себя наедине, по крайней мере без вездесущей Роксаны.

   – Знаешь, на самом деле мне следовало оставить тебя здесь одного объясняться со своими коллегами, – ответила она, поднимаясь. – Слышал сирены? Кто-нибудь наверняка сообщил о стрельбе…

   С трудом поднявшись на ноги, Марк пробормотал:

   – Я в этот чертов аппарат не стрелял.

   Он похлопал по своему оружию в кобуре на поясе.

   – Я тоже, – фыркнула Роксана.

   – Это Кларк. Скорее всего, стрелял именно он.

   Роксана прикусила губу, и Марк понял, что она едва сдерживается от смеха.

   – Не думаю, что он сделал это намеренно. Бедняга Кларк. Дженни ведь никогда не простит ему этого.

   – Он мог бы попасть в меня. То есть могло бы быть намного хуже. – Марк отодвинулся от стены. – Хорошо, Роксана. Давай выбираться отсюда.

   Она молча протянула ему руку.


   С каждой минутой, приближающей их к дому Марка, Роксана хмурилась и злилась все сильнее. Конечно, он ранен, и ей не следует вести себя с ним слишком грубо. Но в то же время рана не так уже серьезна, а он заслуживает наказания похлеще грубости.

   Тему наручников лучше вообще не затрагивать. Чем меньше будет об этом сказано, тем лучше. Поскольку в противном случае им придется вспомнить, в каком виде она была прикована ими к постели, почему была обнажена и что произошло перед тем, как были извлечены наручники.

   Какой вышел бы конфуз, если бы кто-нибудь, зайдя в их номер, узнал, что полностью обнаженная и прикованная наручниками к спинке кровати женщина является агентом ФБР! Другими словами, ей не хотелось не только говорить, но и думать об этом. И вот теперь ее переполняло вполне оправданное негодование.

   – Послушай, – обратился к ней Марк с пассажирского сиденья, – мне не по душе идея оставить на дороге мой «крайслер».

   – Сейчас ты не в состоянии садиться за руль, – запротестовала Роксана.

   – Послушай, Роксана, я знаю, что ты рассержена на меня. Но…

   – Что – но?! Ты решил поиграть со мной и добился того, что заслужил.

   – Ну, с технической точки зрения ты – тоже. – Он улыбнулся. – И может, даже больше, чем я.

   Неподвижно застыв на сиденье, Роксана смотрела перед собой через ветровое стекло. Она отлично знала, на что он намекал. Если уж быть точными, то она с технической точки зрения достигла кое-какого удовлетворения, а он – нет.

   Как невыносимо было думать о том, что как только дело коснулось контроля за своими эмоциями, то Доул оказался на две головы выше нее. Она же проявила себя дикой и развратной, податливой, с массой уязвимых мест…

   Роксана надеялась, что не покраснела, но на этот счет у нее были сомнения.

   – Я так сожалею об этом, Рокси, – настойчиво твердил Марк. – Я наслаждался каждой минутой нашего волшебного пребывания в постели. Ты можешь злиться на меня сколько угодно, но факт остается фактом: мы прекрасно провели время.

   – Прекрасно?! – При каждом повороте наручники звенели на ее внешне хрупком запястье. Роксана сжала губы. – Кстати, у тебя случайно нет ключа от этих чертовых браслетов?

   – Я оставил его.

   – То есть?

   – На столике в спальне. Я думал, он тебе понадобится.

   – Но ведь ты мне ничего не сказал! – Она издала вздох разочарования. – Чтобы освободиться, мне пришлось поднапрячься и вытащить полностью весь медный стержень!

   Усмешка Марка была в этот раз даже более раздражающей.

   – Как мне хотелось бы это увидеть!

   – Да уж, готова поспорить, – холодно ответила Роксана. Свернув на нужную улицу, она остановила машину. – Тебе, похоже, нравится постоянно подшучивать надо мной.

   – Да я вовсе… – начал было Марк, но она перебила, посчитав, что он пойман с поличным.

   – Мы ведь, кажется, решили объединить усилия, то есть делиться друг с другом информацией, – сухо сказала она, вздернув подбородок, – а ты солгал. Все твое обольщение и ухаживание сводились лишь к тому, чтобы задурить мне голову, унизить меня, а тем временем добраться до Дженни первым.

   – Это неправда. – Заерзав в кресле, он окинул ее пристальным взглядом. – Мы просто приятно провели время вместе…

   Провели время! В его устах все звучит слишком просто. И так обыденно. Как будто заниматься любовью – это как зайти в кафе перекусить.

   – И мы оба этого хотели, – настойчиво продолжал Доул. – Все произошло как в сказке, и я не собираюсь сожалеть или извиняться. Только скажи, что тебе этого не хотелось. Что тебе это было не нужно. Что тебе не понравилось!

   – Мне не понравилось твое предательство, – ответила Роксана и, не говоря больше ни слова, выскочила из машины.

   Как она и предполагала, дом Доула был обставлен просто и непритязательно. Пока он заносил в дом вещи, Роксана воспользовалась несколькими минутами, чтобы осмотреться. Жаль, что в спешке она не позаботилась о том, чтобы снять с себя наручники.

   – Как я могла забыть про ключ? – бормотала она, осматривая в который раз громоздкий стальной браслет, болтавшийся на руке.

   Марк тем временем решил принять душ. Когда с другого конца дома донесся звук льющейся воды, Роксана решила рассмотреть развешанные на стенах семейные фотографии. Думать о соблазнительном обнаженном теле Марка у нее просто не было сил.

   На первой фотографии был изображен молодой мужчина в полицейском мундире одного из высших чинов. Внизу стояла подпись: «Заместитель старшего полицейского офицера Колин Доул». Роксана догадалась, что это отец Марка. Рядом висела фотография девушки в простом крестьянском платьице и с букетом ромашек в руках. Должно быть, мать Марка.

   Чуть пониже висела черно-белая фотография трех мальчишек в форме скаутов, а рядом – цветной снимок, на котором стояли уже вполне взрослые мужчины в полицейских мундирах. Роксана подошла поближе. У всех братьев были голубые глаза, и в каждом ощущалась какая-то скрытая сила.

   Вскоре из ванной вернулся Марк в хлопковых брюках и белой наполовину застегнутой сорочке.

   – Итак, что мы сейчас намерены предпринять? – спросил он, продолжая вытирать голову полотенцем.

   Роксана промолчала в ответ, недоверчиво и с некоторой опаской покосившись на него.

   – Я имею в виду, что мы собираемся делать с Дженни? – объяснил он. – Она ведь не могла слишком далеко уйти. Правда, мы не сумели задержать ее и она может…

   – Знаешь, а я ведь слышала, что ты говорил там, в ее квартире, – перебила его Роксана, неохотно встречая его настороженный взгляд. На самом деле то, что она умудрилась подслушать, принесло ей огромное облегчение. И, хотя ее былой гнев от этого не убавился, все же забавно было узнать, что оба они хотели прежде всего выдворить Дженни из города, а не упрятать за решетку. – Я слышала, что ты согласился отпустить ее, если она навсегда уберется из здешних мест.

   Марк пожал плечами.

   – Я бы сам рассказал тебе, но… Вообще-то это наше семейное дело и говорить об этом мне не особенно хотелось бы.

   – Что ж, на самом деле часть истории я уже слышала. – Роксана нахмурилась. – О твоем отце, – добавила она, – и о том, что Дженни пыталась обманом выудить у него деньги. Прости.

   – Это не твоя вина. Во всем виновата Дженни. – Марк покачал головой. – Она всегда ищет шанс сорвать деньги, причем неважно каким способом.

   – Ну а если взглянуть на светлую сторону проблемы, – пробормотала Роксана, все еще удивляясь, почему Доул не надел на себя побольше одежды, словно продолжает ее испытывать, – в ближайшем будущем она уже не сможет воспользоваться своим игровым автоматом.

   – Да, но она станет искать другие способы, чтобы удовлетворять свои разыгравшиеся аппетиты. – Словно находясь в мужской раздевалке, Марк начал медленно расстегивать сорочку. – Это так глупо. Любому, кто знает отца, прекрасно известно, что он попросту не мог связаться с проституткой или завести ребенка на стороне. Он не такой человек.

   Итак, он раздевается? Прямо у нее на глазах?!

   – Да, пожалуй. То есть… я согласна насчет твоего отца, – с запинкой проговорила Роксана.

   – Спасибо. – Он одарил ее теплой улыбкой. Ей она показалась слишком теплой.

   Ее глаза расширились, когда он снял сорочку и бросил ее в сумку. Она явственно ощутила слабость. Не только потому, что Марк разделся до пояса и она снова увидела его красивый и сводящий с ума торс. Нет, теперь она поняла его намерение первым добраться до Дженни и нейтрализовать ее. Ведь мошенница шантажировала отца Марка, утверждая, что является его внебрачной дочерью, и тем самым угрожала всей семье. Сценарий был довольно распространенным, поэтому Роксана не была удивлена. Марк вмешался в это дело, чтобы защитить отца. А кто бы на его месте остался в стороне?

   Хотя это не оправдывает незаконное удержание федерального агента…

   О дьявольщина! Пора признаться, что в тот момент, когда ее удерживали от исполнения обязанностей, она выглядела отнюдь не по уставу. В ту минуту она была на вершине блаженства и получала как раз то, что хотела больше всего. Страсть.

   – Марк, я… – начала она, но не смогла закончить мысль. Он уже собирался снять брюки! Что, черт возьми, здесь происходит? – Что ты себе вообразил?

   – Не понял? – Он недоуменно поднял брови.

   – Марк, зачем снимать штаны прямо здесь? То есть нельзя же это делать в моем присутствии!

   – А почему нет?

   – Ну… это ведь не… – Роксана запнулась. Что ей говорить? Что это некрасиво? Невежливо? – Неостроумно, – сбивчиво добавила она.

   – Но это ведь не идет ни в какое сравнение с тем, что ты уже видела, – заметил Доул. На лице его мелькнула знакомая кривая улыбка, когда он не торопясь снял пижамные брюки и облачился в чистые джинсы, которые вытащил из сумки.

   Тупо глядя себе под ноги, Роксана резко проговорила:

   – Да, но мне вовсе не обязательно смотреть на это снова.

   – Хорошо, хорошо. Просто мои джинсы находятся под рукой, и я подумал, что можно переодеться прямо здесь, чем терять время на то, чтобы специально идти в спальню. – Он застегнул молнию. – Теперь лучше?

   Не совсем, подумала Роксана. От мысли, что мужчина снял с себя одежду, нисколько не смутившись ее присутствия, в ее голове снова все перемешалось. Она не успела ответить, так как в этот момент раздался звонок в дверь, после чего в нее громко постучали.

8

   – Марк, открой немедленно! – Голос принадлежал мужчине, он был хриплым и крайне раздраженным.

   Роксана бросила взгляд на Марка и поняла, что человек за дверью был отнюдь не из числа тех, кого он хотел бы сейчас видеть.

   – Марк, это твой отец, – несколько зловеще прозвучал голос вновь прибывшего, и снова раздался стук.

   Марк нехотя направился к двери.

   – Привет, – проговорил он, намеренно придав голосу оттенок беззаботности, когда распахнул настежь дверь. – Что стряслось?

   Доул-старший, одетый в гражданский костюм, не снимая шляпы, шумно ввалился в прихожую, вынудив Марка отскочить в сторону. От него не отставал какой-то маленький пожилой мужчина в очках с непомерно толстыми линзами. Марк вздохнул и уныло посмотрел на Роксану.

   Не зная, какую роль ей предстоит сыграть в этом спектакле, она уселась на диван, засунув руку под бедро, чтобы скрыть наручники. Но вошедший, похоже, не обратил на нее ни малейшего внимания.

   – Мне только что звонила та девица! – злобно проскрежетал он. – Шантажистка! Она, видите ли, повысила цену до десяти тысяч долларов и хочет, чтобы я принес деньги в парк к середине дня. Она сказала, что удвоила цену потому, что ты испортил ей источник доходов. Прострелил какой-то там игровой автомат! Что это, черт возьми, значит?

   – Я никуда не стрелял. Я даже не вытаскивал оружия из кобуры.

   – Да мне плевать, стрелял ты или нет. Я вне себя от того, что ты натворил! Из-за твоего вмешательства все пошло кувырком.

   – Папа, позволь я объясню…

   – Что это ты суешь нос в мои дела? – властным голосом проговорил отец и, сняв шляпу, швырнул ее на комод. – И как ты вообще узнал об этом? Фрэнк рассказал? Ведь я говорил ему, чтобы он помалкивал. Я доверял ему.

   – Нет, на самом деле Фрэнк не сказал ни слова. Я узнал кое-что от Уила, – нехотя признался Марк и показал пальцем на пожилого человека, который смутился. – Правда, это была не его вина. Просто в тот момент он принял меня за Фрэнка.

   – Что?

   – Теперь я могу с уверенностью сказать, что он не похож на Фрэнка, – растерянно пробормотал Уил и взглянул на Роксану поверх толстых очков. – Здравствуйте, мисс.

   В ответ Роксана кивнула. Она быстро пришла к выводу, что слежку за Дженни отец доверил Фрэнку, а не Марку. И вообще, Доул-старший выглядел неприятно удивленным тем, что его младший сын вник в подробности этого дела.

   – Марк, если бы я хотел, чтобы ты вмешался и все испортил, я бы сам тебя об этом попросил. Но ты возомнил себя Шерлоком Холмсом и решил самостоятельно все выведать.

   – Но ведь Фрэнк с Полом пошли по ложному следу, – тихо объяснил Марк. – Я подумал, что кто-то должен избрать правильный.

   – Не понял, какое к этому отношение имеет Пол? – недоверчиво покосился на него отец.

   – Ты послал Фрэнка, а мать – Пола. Все просто.

   – Выходит, Николь все знает?! – ужаснулся Колин. – Твоей матери известно о шантаже?

   – Не совсем так. Скорее всего, она решила, что у тебя роман на стороне.

   – О Боже, какой кошмар! – Колин принялся расхаживать взад-вперед, тихо ворча себе под нос. – Итак, мой мальчик, ты решил разыграть из себя героя. Тебе захотелось самому найти Дженни. И ты добрался до нее, не так ли? Из всех самых опрометчивых…

   Он не договорил. В дверь позвонили, потом раздался настойчивый стук, и присутствующие внутри насторожились. Через секунду женский голос раздраженно прокричал:

   – Марк, открой дверь и впусти меня!

   Марк перекинулся взглядом с отцом. Кажется, оба они сели в лужу.

   – Это мать, – тихо объявил Марк.

   – Боже, только ее здесь не хватало! – вырвалось у Роксаны.

   Миссис Доул не стала дожидаться приглашения, а вошла сама, с шумом толкнув перед собой дверь. Она была приятной женщиной среднего роста с русыми волосами и таким же пронизывающим, как у младшего сына, взглядом. Строгий брючный костюм подчеркивал ее серьезные намерения.

   Роксана забилась в самый угол дивана, не желая встречаться с матерью Марка при таких обстоятельствах.

   – Твоя дверь не заперта. – Мать окинула комнату и всех присутствующих колючим взглядом, от которого Роксана съежилась. – Ты ведь не собирался держать меня на улице?

   – Всем привет, – раздался чей-то голос, и вслед за матерью Марка в дом вошла невысокая симпатичная блондинка.

   – Нетти, ты тоже здесь! – растерянно приветствовал ее Марк, не сразу узнав подругу его матери. – Снова перекрасилась?

   – Зачем ты привела Нетти? – наклонившись к жене, спросил Доул-старший и насупился. – Она тоже обо всем знает? Почему бы тебе тогда не оповестить об этом весь город?

   – А как насчет Уила?! – резко ответила Николь и ткнула его указательным пальцем в грудь. Ты ведь сначала рассказал все Уилу, не так ли? Почему бы и мне не рассказать подруге, если собственный муж меня обманывает?

   – На самом деле, – мягко вмешалась Нетти, – я видела тебя с той девицей в парке, Кол. – Ее упругие локоны заколыхались, когда она отступила на шаг к своей подруге. – Николь, собственно, ничего мне и не говорила. Это я ей все рассказала.

   – Час от часу не легче! – Колин Доул нервно заходил по комнате. – Если ты что-то и видела, то сделала неправильный вывод, вот и все. Сочиняешь разные небылицы, а моя жена беспрекословно верит в эту чушь!

   – Но у нее есть фотографии, Колин! – возразила Николь. (Нетти, посмотрев на нее, молча кивнула.) – Как ты мог, Колин? – Николь снова ткнула его пальцем, на этот раз сильнее, чем прежде. – Как ты мог?!

   – Мама. – Марк шагнул вперед и занял место между отцом и матерью. – Отец ни в чем перед тобой не виноват.

   – Естественно, – проворчал Доул-старший и махнул рукой.

   – Тогда кто же, по-вашему?..

   – Это просто шантаж, – коротко бросил Марк.

   Брови Николь взметнулись вверх.

   – Что? Шантаж?!

   Теперь пришла очередь Уила вмешаться в спор.

   – Да, шантаж. Некая вымышленная история о незаконнорожденном ребенке Кола. – Он бросил на Нетти неодобрительный взгляд. – У меня тоже есть кое-какие фотографии.

   – О ребенке? У нее от тебя еще и ребенок? – вскричала миссис Доул и схватилась за голову. – Нет, это просто ужас!

   – Нет у нее никакого ребенка! – воскликнул Колин. – Эта девица пыталась меня убедить в том, что сама является моей дочерью.

   – Что-о? – Николь выглядела так, будто готова была упасть в обморок, и все, почувствовав это, рванулись подхватить ее. Но она раздраженно отмахнулась. – Выходит, эта девушка в парке… твоя дочь?

   – Да нет же!

   – Нам всем лучше присесть, – предложил Марк.

   – Стойте! – воскликнула Николь, слегка успокоившись. – Кажется, я поняла. Так у тебя не было никакого романа, Колин?

   – Конечно нет!

   – Неужели? – с сожалением переспросила Нетти.

   – Но эта девица, насколько я понимаю, намекает на интрижку с ее матерью? – продолжала миссис Доул.

   – Вот именно, – хрипло ответил Колин и поморщился. – Она говорит, что ее мать проворачивала кое-какие дела, а я, пригрозив арестом, заставил ее вступить в интимную связь. Но, поверь, этого никогда не было, Николь, поэтому даже не думай…

   – Конечно, дорогой, – оживилась Николь. – Я не настолько глупа, Кол. Я твердо знаю, что ты не мог вступить в сексуальные отношения на стороне, тем более с преступницей. Ты ведь всегда был образцом для подражания. – Окончательно упокоившись, она похлопала мужа по руке. – Так эта девчонка шантажирует тебя и считает, что сможет добиться своего?

   Колин взглянул на жену, в глазах его читался немой упрек.

   – Не могу взять в толк, как ты поверила каким-то дурацким слухам? – наконец произнес он.

   – А я не могу примириться с тем, что ты не рассказал мне о том, что какая-то несносная дрянь пытается тебя шантажировать. – Миссис Доул снова начала терять терпение. – Я бы удавила ее собственными руками!

   – Эта история могла вылиться в громкий скандал, – вмешался Уил. – Колу хотелось поскорее уладить дело, тем более что на носу всем известное повышение по службе.

   – Повышение! – отмахнулась от него Николь. – Кому до этого дело? Нужно было сказать этой шантажистке, чтобы катилась ко всем чертям!

   – Николь, но я не хочу…

   – Кол, нужно все делать сообща, – перебила его супруга. – Послушай, она ведь просила у тебя денег, не так ли? Значит, как бы там ни было, налицо факт вымогательства и мы можем арестовать ее. Когда и куда нужно принести деньги? – Заметив удивление на лице сына, она пояснила: – Я ведь была женой полицейского более тридцати лет! Ну же!

   – В три часа дня, – неохотно ответил Доул-старший. – Она требует десять тысяч. А тайник… он там же, в парке. Рядом с одной из мусорных урн.

   – Итак, все предельно просто. – Миссис Доул потерла руки. – Марк, отправляйся в парк и арестуй эту девицу. Ты ведь из семьи Доулов, мальчик. И ты не можешь стоять в стороне, когда у тебя под носом совершается преступление.

   Если все пройдет успешно, то ты сможешь рассчитывать на быстрое продвижение по службе, как твой брат Пол.

   Роксана судорожно глотнула воздух. Арестовать Дженни? Пойдет ли на это Марк?

   – Мама, я не думаю, что…

   – Марк, не нужно… – начал было отец, но мать не дала договорить ни тому, ни другому.

   – Нужно позвонить Полу и сказать, что Марк уже нашел девчонку, – сказала Николь.

   – А ты собираешься сообщить Фрэнку? – шепнул Уил своему бывшему шефу.

   – Пожалуй, – мрачно кивнул Доул-старший. – Надо поставить его в известность. В прошлый раз я немного накричал на сына. Он сказал, что еще не нашел Дженни, а я не сдержался.

   – Все в порядке, мой дорогой. – Встав на цыпочки, жена поцеловала его в щеку. – Ведь твои нервы были на пределе.

   Роксана молча наблюдала, как родители Марка принялись искать номера телефонов и заговорили наперебой о том, как лучше провести операцию в парке. Она не понимала только одного: как они смогут арестовать Дженни и одновременно сохранить в тайне от прессы и от коллег подробности этого дела?

   Сначала подумали, что с Марком должен был пойти отец, потом свою кандидатуру предложил Уил, но в конце концов все сошлись на том, что младший из братьев должен будет пойти на встречу в одиночестве. В случае чего он сможет догнать Дженни, если та надумает скрыться. Кроме того, если понадобится вызвать коллег-полицейских, то это не вызовет излишних волнений и шума, как если бы вместе с Марком оказался его отец, занимающий столь высокий пост. Но в случае малейшей опасности помощь следовало вызывать незамедлительно.

   Роксана жадно впитывала информацию, пытаясь придумать свой собственный план. Ей очень не хотелось доводить дело до ареста. Но как остановить Доулов, она пока не знала.

   Может быть, лучшим выходом из создавшейся ситуации было бы самой явиться на условленное место в парк и попытаться что-нибудь предпринять, пока Марк не арестовал Дженни. Хотя что можно сделать в одиночку? Ей нужно выработать план. Но трудно собраться с мыслями, когда вокруг все суетятся.

   Тихо поднявшись с дивана, она обошла группу Доулов и их друзей и направилась к выходу.

   – Подожди-ка, – позвал Марк. – Куда ты?

   Роксана стремительно рванулась к двери.

   – Остановите ее!

   Отец с Уилом опередили девушку и преградили ей дорогу. Роксана ощутила за спиной дыхание Марка, который положил ей на плечо свою руку. Она пыталась не вздрогнуть при этом, но все равно ощущала себя мышью, угодившей в мышеловку.

   – Кто вы такая? – спросил Доул-старший.

   – Эта девушка сидела на диване, – заметил Уил. – Она была здесь, когда мы вошли.

   – Знаю. Но кто она такая? – Он смотрел ей прямо в глаза.

   Роксана открыла рот, но не смогла произнести ни звука. Наступила мучительная пауза.

   – Это моя девушка, – сказал наконец Марк. Он обвил рукой ее талию, притянул к своей обнаженной груди и торопливо чмокнул в шею.

   Роксане вдруг стало не по себе. Ошеломленная услышанным, она молча смотрела на Доула-младшего широко раскрытыми глазами.

   – И ты посвятил свою подружку во все это? – Отец снова расстроился.

   – Понимаешь, я ничего не мог поделать, – стараясь не выдать волнения, объяснил Марк. Он спрятал руку Роксаны за спину и прикрыл ее собственным телом, чтобы никто не увидел наручников, и подтолкнул ее обратно к дивану. – Она оказалась невольной свидетельницей, вот и все. Поэтому пришлось ей рассказать.

   – Так у Марка есть подружка? – возбужденно произнесла Николь. – А что, она ведь очень мила, не правда ли? Почему же ты не представил девушку, когда мы пришли сюда? Она выглядит напуганной до смерти! Что она о нас подумает?

   – Все в порядке, мэм, – пробормотала Роксана.

   Марк отпихнул в сторону свою сумку, уселся на диван и потянул за собой Роксану.

   – Ее зовут Роксана, мам. Роксана Льюис.

   – А чем же вы занимаетесь? – защебетала Николь, подвинув кресло поближе к дивану и усаживаясь в него. – Сколько вам лет, мисс? Как вы познакомились с моим сыном?

   Нетти присела на массивный подлокотник кресла, а Уил и Колин встали поодаль, прислушиваясь к разговору.

   – Вы давно знаете друг друга? – спросила Нетти. – У вас великолепные волосы. Я могла бы вам сделать шикарную укладку.

   – У Нетти салон-парикмахерская, – пояснил Марк. Он все еще держал свою руку на талии Роксаны.

   Роксана заморгала, не зная, что ей сказать или сделать. Ситуация была неловкой, и она не знала, как из нее выпутаться.

   – Итак? – нетерпеливо переспросила Николь. – Мне не терпится узнать о вас все. Я так взволнована, что у Марка наконец появилась подружка. Они были и раньше, но ни с одной из них мой младший сын меня не познакомил. Кстати, Марк, почему бы тебе не пойти и не надеть рубашку? – нахмурилась она. – А мы тем временем поговорим.

   – О, нет, только не это, – тихо взмолилась Роксана.

   Марк снова поцеловал ее, на этот раз в щеку.

   – Я никуда не пойду, Роксана. Вижу, что тебе не хочется отпускать меня даже на минуту.

   Марк повернулся к матери.

   – Ей двадцать восемь, мы с ней встретились на работе, знаем друг друга недолго, но очень привязаны. Вот, собственно, и все. Хочешь что-нибудь добавить, милая?

   – Нет, – торопливо ответила Роксана.

   – Значит, она не молоденькая девчонка, – одобрительно кивнула миссис Доул. – Что ж, очень разумный выбор. Немного зрелости – это шаг в правильном направлении, сынок.

   Роксана почувствовала небольшое облегчение. Мать Марка даже одобрила тот факт, что она оказалась немного старше ее сына. И еще сказала, что она очень мила. С учетом того, что она почти не спала, что принимала ванну только утром, что ее одежда измята, а волосы растрепаны и замаслены, а на лице почти отсутствует макияж, этот комплимент Николь Доул весьма щедр.

   – Большое спасибо, миссис Доул, – машинально ответила Роксана. – Очень рада познакомиться с вами.

   – А чем, ты сказал, она зарабатывает на жизнь? – вмешался вдруг отец.

   – Я об этом еще ничего не говорил, – немного растерялся Марк.

   – А почему? – нахмурился тот, и Роксане показалось, что он смотрит только на ее бедро, за которым она прячет руку с наручниками. Наверное, заметил. – Ты ведь сказал, что встретил ее на работе. Надеюсь, она не из числа подозреваемых?

   Роксана решила, что настала ее очередь.

   – Я работаю в ФБР, мистер Доул, – спокойно сказала она, решив, что в случае чего не станет объяснять, откуда на ее запястье взялись наручники. Пусть думают, что это элемент любовной игры. – Марка порекомендовали мне в помощники по одному делу, над которым я работала. Вот так мы с ним и познакомились.

   – Агент ФБР? – Доул-старший поднял вверх бровь, подозрительно глядя на сына.

   – Нет, она не преследует Дженни, – пробормотала Марк. – Можешь не волноваться, отец.

   – Что ж, у твоей подруги очень ответственная и, я бы сказал, захватывающая работа. – Колин улыбнулся. – Редко встретишь таких людей. Тем более женщин. Мне твоя Роксана уже нравится.

   – Послушай, мам, мы с Роксаной не выспались, поскольку засиделись глубоко за полночь, работая над ее делом. – Марк посмотрел на Роксану и встретил ее благодарный взгляд. – И, естественно, сильно устали. Может быть, продолжим наш разговор в другое время?

   – Но мы ведь только-только познакомились, – запротестовала мать.

   – Я обещаю, что мы с Роксаной придем к вам на обед в воскресенье или в любой день, когда только захочешь.

   Роксана бросила на Марка одобрительный взгляд: в умении изворачиваться и убеждать других ему, конечно, не откажешь. «Работали над делом глубоко за полночь»? Их ждет званый обед в родительском доме? И все это – откровенная, неприкрытая ложь. Роксане хотелось рассмеяться. Ей было даже жаль, что она не сможет пообедать в доме Доулов…

   – А как насчет Дженни и назначенной встречи в парке? – понизив голос, спросил Колин.

   – Не волнуйтесь, в три часа я буду в парке, – пообещал Марк. – Как только она заикнется о деньгах, я немедленно арестую ее за вымогательство, подделку чековых книжек и… за все остальное. На этот раз она от меня не улизнет.

   Роксана почувствовала тревогу. Похоже, он на самом деле собирается арестовать Дженни.

   – Ладно, тогда всем до свидания, – ненавязчиво, но решительно произнес Марк. – Нам с Роксаной надо немного поспать.

   Когда все уходили, Роксана услышала, как Николь Доул тихо упрекала мужа за то, что тот не дал деткам отдохнуть, бесцеремонно ворвавшись к Марку в дом. Как будто она не сделала то же самое!

   Наконец все ушли. Роксана протерла глаза. Да, она чертовски устала. А ведь еще нужно принять кое-какие нелегкие решения.

   Когда Марк вернулся в гостиную, где она по-прежнему сидела на диване, она задумчиво посмотрела на него.

   – Марк, зачем ты сказал им, что я твоя подружка? Ведь это неправда!

   – А что мне было делать? – насмешливо пробормотал он в ответ. Нагнувшись, он взял ее за руку и поднес к губам. Раздался металлический звон наручников. – Дорогая, посмотри, у тебя на руке мои браслеты. Разве это не делает нас уже наполовину помолвленными?

   – Ты, видно, сходишь с ума. – Размахнувшись, Роксана сделала вид, что собирается ударить его.

   – Послушай, Рокси, прости меня. Мне, конечно, не стоило так поступать. – Он говорил искренно, но она не знала, верить ли ему или нет. – Принимаешь ли ты мои извинения? – Доул снова прижался губами к ее руке, а потом стал покрывать поцелуями все запястье.

   Как же легко удается Марку преодолевать все ее преграды!

   – Что касается наручников… – Роксана облизнула губы.

   Марк поднял голову, в его глазах мелькнула искорка интереса.

   – Должна признаться, что это был секс в несколько извращенной форме. А я не привыкла относиться к извращениям… положительно. – Ей хотелось рассмеяться, но смех получился каким-то сдавленным. – Однако я очень заинтригована, если ты понимаешь, что я имею в виду.

   – Значит, из меня получился неплохой извращенец.

   – Но, во-первых… – Она хлопнула его по руке и притянула к себе поближе. – Боюсь, ты ранен, Марк. Думаю, нам надо осмотреть твои ребра.

   – Я не… – начал было он, но запнулся, когда ее рука коснулась его тела чуть выше живота.

   – Чувствуешь боль? – слегка надавив, спросила Роксана.

   – Да, пожалуй. Совсем небольшую.

   – Это плохо.

   Сбросив с ног обувь, она заставила Марка лечь на диван, а сама забралась сверху. Она нагнулась над ним и начала медленно двигаться, делая вид, что осматривает ушибы, а сама тем временем расстегнула верхнюю пуговицу его джинсов.

   Марк напрягся.

   Роксана провела ладонями по его твердой мускулистой груди, которая начала ритмично вздыматься и опускаться. Влажными губами она стала целовать его тело, двигаясь от плеч и шеи к поясу. Она явственно ощущала, как бешено заколотилось его сердце и как участилось дыхание. Лицо Роксаны озарилось удовлетворенной улыбкой.

   Она чуть-чуть опустила молнию на ширинке его джинсов.

   – А я думал, что ты не хочешь видеть меня без брюк, – хриплым и неровным голосом проговорил он.

   Роксана рассматривала его загорелый торс и напрягшуюся мужскую плоть, очертания которой стали отчетливыми.

   – Я передумала. – Она снова взялась за молнию и расстегнула ее до конца.

   Марк не выдержал. Приподнявшись, он увлек ее за собой на пол, и их тела сплелись. Теперь он находился сверху, но джинсы все еще красовались на нем. Он потерся щекой о ее волосы, лизнул кончик уха, потом засунул руку под ее футболку.

   – Несправедливо, – лукаво пожурила его Роксана, выгибаясь, когда его рука коснулась ее груди.

   – Я за справедливость, – ответил Марк. – На нас должно быть одинаковое количество одежды.

   Несколько секунд понадобилось ему на то, чтобы снять с нее футболку, и его восхищенному взору предстала ее обнаженная грудь.

   Он осторожно взял в рот один сосок и начал облизывать и легонько покусывать его. Потом то же самое он проделал со вторым соском. Роксана издала слабый стон, а он скользнул вдоль ее тела, потерся торсом о ее грудь, а потом расстегнул и снял с нее джинсы. Ее удовлетворенный вздох, казалось, зажег его еще сильнее. Она обхватила его руками, и он вдруг почувствовал на своем теле холод металла.

   Тихо выругавшись, он пошарил в заднем кармане джинсов, вытащил маленький ключ и отомкнул наручники, после чего отбросил их в сторону.

   – Постой-ка! – насторожилась Роксана. – У тебя был при себе ключ все это время?

   – С тех пор как я вернулся домой, – ответил Марк. – У меня был запасной. – Сунув ключ обратно в карман, он лег на бок, притянул к себе Роксану, готовый продолжить любовную игру с того места, с которого она прервалась.

   Роксана удержала его, прижав руку к груди.

   – У тебя был запасной ключ и ты не сказал мне об этом?!

   – Но ведь это никому не причинило вреда.

   Теперь Роксана пребывала в невыгодном положении, поскольку из всей одежды на ней остались лишь узенькие кружевные трусики. А Марк был все еще в джинсах. Его руки медленно гладили ей грудь и низ живота, вызывая волшебные, ни с чем не сравнимые ощущения. Одна из ладоней обхватила ягодицу, то нажимая, то отпуская, так что ее бедра и таз плотно прижимались к его телу. Пальцами другой руки Марк ласкал ее разгоряченное лоно.

   Эти ласки доводили ее до безумия. Она пыталась схватить его за руки, но он легко справился с ее сопротивлением, продолжая свою изысканную пытку. Изогнувшись, чтобы избавиться от джинсов, застрявших на лодыжках, она согнула колени и издала стон удовлетворения, когда это получилось.

   Марк властно захватил ее губы, и его язык проник ей глубоко в рот, подчиняя своему ритму, который стал отдаваться у нее в животе. Неистовое желание охватило ее целиком.

   Но в этот момент Марк слегка отпрянул.

   – Не будем торопить события, – прошептал он. Запустив пальцы в ее длинные темные локоны, он стал осыпать поцелуями ее лоб и щеки, одновременно поглаживая плечи и спину и вызывая у нее безудержное упоение и страсть. – Ты красавица, Роксана. А твоя кожа… удивительна. Я просто не могу не прикасаться к ней.

   На короткий миг к Роксане вернулось ощущение реальности, она вздохнула полной грудью, напомнив себе о том, что все происходит не так, как ей хотелось бы. Ведь она решила, что на этот раз именно Марк потеряет контроль над собой, а не она.

   – Перенесем игру в спальню, – предложила она, буквально выдохнув слова ему в ухо. Ее голос звучал едва слышно и таинственно, но она знала, что он услышал, поскольку сел и предложил свою руку. – И не забудь наручники.

   Марк улыбнулся, и в его голубых глазах мелькнул прежний озорной блеск. Не говоря ни слова, он схватил металлические браслеты, подхватил Роксану на руки и быстро понес через коридор в спальню.

   Как и гостиная, спальня была обставлена без лишних изысков. Деревянная кровать была укрыта толстым стеганым покрывалом. Передняя спинка кровати имела по всей длине горизонтальные планки, которые Роксана сочла идеальными для своих целей.

   Держись! – напоминала она себе. Ты справишься.

   Марк откинул покрывало и положил наручники на прикроватный столик, а она улеглась в постель. Он разместился рядом.

   – Может быть, тебе все-таки снять джинсы, – предложила ему Роксана.

   – Лучше, если это сделаешь ты, – услышала она в ответ.

   Роксана судорожно глотнула. Итак, скоро он окажется совсем голым. Нужно, чтобы так и было. Кроме того, ключ все еще находится в кармане его джинсов. Но как же тряслись ее руки, когда она стаскивала с него джинсы! Вскоре перед ней открылось его тело… Как он, должно быть, хочет ее в этот момент! Во рту у Роксаны стало сухо…

   Марк по-прежнему улыбался, но озорной огонек в его глазах уже превратился в пламя.

   – Роксана, – с жаром сказал он, – почему бы тебе не обнять меня?

   – Сейчас, – прошептала она в ответ.

   Ее волосы рассыпались по плечам, их шелковистые завитки ласкали грудь и живот Марка, заставляя его дергаться, словно кукла на веревке.

   – Скорее, – прошептал он.

   Роксана улыбнулась. Ее ладонь сомкнулась вокруг его пульсирующей плоти и принялась ее поглаживать. Марк издал хриплый стон. Она нагнулась, дотронулась кончиком языка до его напрягшегося древка, а потом принялась медленно массировать его рукой.

   – О… Роксана, если ты продолжишь в том же духе, то у нас все слишком быстро закончится.

   Но она не собиралась уступать ему. Вобрав в рот часть члена и двигая языком, она стала совершать ритмичные движения, одновременно ощущая терпкий вкус мужской плоти…

   – Роксана, – предупредил Доул. – О нет… Она знала, что он уже на пределе, поскольку чувствовала, как усилился его пульс.

   Неожиданно он сделал резкое движение и, выскользнув из-под нее, одним движением опрокинул ее на живот.

   – Мы так не договаривались, – сердито проговорила Роксана, пытаясь поднять голову.

   Однако это было невозможно – Марк лежал сверху, буквально втискивая ее в матрац. Подушка оказалась зажатой под животом, и она вдруг почувствовала, как он уперся в нее своей твердой плотью сзади. Пытаясь подняться и ощущая неподатливую преграду, она вдруг с ужасом и отчаянием поняла, что не в силах противиться охватившему ее возбуждению. Нет, она не желала; чтобы все произошло именно так! Она стремилась к тому, чтобы он не мог больше сдерживаться, а не наоборот. Ей даже захотелось расплакаться.

   Находясь позади и одновременно над ней, Марк протянул руку и подсунул ее под живот Роксаны, чтобы приподнять бедра и оторвать их от подушки, после чего другой рукой стянул с нее узкие трусики. Потом он встал на колени и, слегка раздвинув ей ягодицы, резким движением вошел в ее разгоряченное лоно и остановился. Роксана дернулась вперед, но Марк удержал ее. Помедлив несколько секунд, он задвигался. Он входил и выходил из нее, и темп его движений был завораживающим, сводил с ума, он был подобен пытке, но пытке сладостной и ни с чем не сравнимой.

   Его тело блестело от пота, липкая грудь была плотно прижата к ее спине, его руки скользили по ее телу, ласкали и гладили грудь, живот, бедра и ягодицы, они лелеяли его как что-то очень дорогое и любимое. Роксана, забыв о реальности, вдруг почувствовала, что парит где-то высоко-высоко и ничто на свете не может прервать этот волшебный полет.

   Ощутив внутри себя извержение, она не смогла сдержать эмоций и забилась в сладостных конвульсиях, судорожно выкрикивая:

   – Марк, Марк…

   Это единственное слово, которое, родившись в ее разгоряченном мозгу, сорвалось с ее пересохших губ, было скорее криком о помощи, чем выражением ласки, как будто она умоляла его не отпускать ее, не останавливаться, не дать закончиться этому волшебному танцу…

   У нее закружилась голова, она ощутила блаженную расслабленность и вместе с Марком зарылась в подушки и простыни, не в силах пошевелиться.

   – О Господи, – прошептала она. Нет, это не должно было случиться. Во всяком случае, не так.

   – Я испытал самые потрясающие ощущения в своей жизни, – с трудом проговорил он, обнимая Роксану. – Я обессилен и опустошен. И все же… не прочь повторить все это снова. – Он прижался губами к ее волосам. – Знаешь, Роксана, похоже, я не найду в себе сил отпустить тебя.

   Ее ощущения были такими же. Опустошенность, удовлетворение в каждой клеточке тела и готовность все повторить.

   Что же ей теперь делать? Будильник на прикроватной тумбочке показывал одиннадцать часов. В ее распоряжении оставалось максимум три часа, чтобы решить, что делать дальше. Предать Марка и его семью? Или ее собственную? Отступить и позволить себе стать рабыней страсти? Или признать, что здесь имела место не только страсть?..

9

   Он проснулся резко и внезапно, не сообразив поначалу, где находится и почему его тело ноет. В спальне было светло. Почему он проспал так долго? Повернувшись, он увидел перед собой зеленые глаза, неотступно смотрящие из-под темных ресниц, и память тотчас вернулась к нему.

   – Роксана, – пробормотал он, протягивая руки.

   – Марк? – В ее голосе слышалось удивление. – Я думала, что ты все еще спишь.

   – Пора подниматься, – вяло проговорил он. Времени до встречи с Дженни оставалось мало. А ему так хотелось затеять еще одну любовную игру. Когда он провел ладонью по животу Роксаны, он обнаружил, что она надела трусики.

   Может быть, им вместе пойти в душ? Тогда он точно все успеет.

   Трусики Роксаны были белыми, хотя он готов был поклясться, что те, которые он снял несколько часов назад, были другого цвета. Ее волосы были влажными.

   – Марк? – позвала она снова, но на этот раз тон голоса изменился. Теперь он казался капризным и игривым. С ее мокрых волос упала капля на его грудь. Роксана нагнулась и слизнула ее. – Ты готов проснуться?

   Как только ее язык коснулся его кожи, у Марка от возбуждения моментально напряглось все тело.

   – Ты, наверное, уже приняла душ, – прошептал он, пытаясь подвинуться поближе. – Я думал, мы могли бы сделать это вместе…

   – Может быть. Если я снова вспотею. – Роксана улыбнулась. – Почему бы тебе сейчас не прилечь?

   – Что ты хочешь этим сказать, Роксана? – с насмешливым подозрением спросил у нее он, слегка поднимая голову.

   Но она не ответила, а сдернула одеяло и обнажила его тело полностью, не без восхищения глядя на самую возбужденную его часть. Потом она положила обе ладони на его лодыжки и принялась их гладить.

   – Отсюда и начнем?

   – Угу. Думаю, что смогла бы языком проложить себе дорожку наверх, – хрипло проговорила она, неотступно глядя на Марка из-под полуприкрытых век.

   Марк сделал глубокий вдох и закрыл глаза. Он не знал, как долго сможет сохранять спокойствие. Хотя бы потому, что начал снова ощущать ни с чем не сравнимый сексуальный голод.

   Но потом он услышал металлический щелчок и почувствовал, как вокруг одной из лодыжек замкнулось что-то холодное. Он резко встал, но Роксана успела пристегнуть второй браслет к металлической ножке кровати.

   – Ах да! – Марк закатил глаза. – Я так увлекся нашей игрой, что совсем забыл про наручники. – Откинувшись назад, он усмехнулся. – А я, признаться, думал, что ты ничего кругом не замечаешь…

   – Ты ошибся. Но мне захотелось удивить тебя. – С этими словами Роксана выгнула тело и, обхватив руками голову Марка, поместила себе между грудей, но, когда тот застонал от удовольствия, резко отпрянула и, поманив его пальцем, слезла с кровати.

   – Это уже не так забавно, – мрачно проговорил Марк. – Слушай, а где ты взяла еще одни наручники?

   – В багажнике своей машины, – сдавленно проговорила она.

   Марк вдруг понял, что веселью и удовольствию пришел конец.

   – Я думал, что мы уже забыли об этом, – попытался он сгладить ситуацию. – Ты что, все еще злишься на меня?

   – Мы всего лишь закончили первый сет. – Роксана скрестила на груди руки, и на лице ее застыла холодная улыбка. – А теперь перешли ко второму. И настала моя очередь подавать.

   – Роксана, злоба и раздражение ослепили тебя. Подумай хорошенько. На этот раз мы оба отправимся к нашей цели. Никто еще не добился успеха в одиночку. Хотя по очкам, будем считать, ты впереди.

   – Знаю. – Роксана приблизилась к нему и чмокнула в губы. – С тобой было хорошо, Марк, и мне на самом деле не хотелось бы далеко уходить от тебя. Но, поверь, я совсем ненадолго…

   – Ненадолго? – растерянно переспросил он. Но разве не то же самое он говорил ей, когда так же оставил ее тогда, прикованную к кровати?

   – Видишь ли, я вместо тебя встречусь с нашей подопечной, – язвительно проговорила Роксана и быстро оделась. – Не беспокойся. Как только я о ней позабочусь, сразу же вернусь. Это займет всего несколько часов. А потом мы сможем продолжить с того места, где остановились. – Она отступила на пару шагов и смерила его насмешливым взглядом. – Знаешь, в этой позе ты выглядишь просто потрясающе. Я, наверное, совсем с ума спятила, раз покидаю тебя в столь пикантный момент…

   – Роксана…

   Но она ушла, плавно покачивая стройными бедрами и помахав на прощание ему рукой. Наблюдая за ней, Марк, несмотря на раздражение и бессильный гнев, не мог не почувствовать восхищения. После проведенного ими утра он позволил бы приковать себя к любой кровати и в любое время.

   А что касается наручников, то с ними не должно возникнуть проблем. Нужно лишь дотянуться до стола, где рядом с чернильницей лежала коробочка с металлическими скрепками…

   Однако времени на то, чтобы избавиться от чертовых браслетов, понадобилось несколько больше, чем он ожидал. Не так легко было добраться до стола, для этого пришлось напрячь силы и подтянуть кровать. Потом он довольно долго провозился со скрепкой, пытаясь аккуратно открыть замок. Наручники, как выяснилось, немного отличались от тех, с которыми он привык иметь дело в полиции.

   Но Марк не особенно беспокоился. Он знал город как свои пять пальцев и был уверен, что быстро доберется до цели, избегая автомобильных пробок, ремонтируемых участков дороги и прочих проблем. Он рассчитывал опередить Роксану на несколько минут. Этого хватило бы, чтобы убрать Дженни из-под надзора ФБР, прежде чем та сболтнет что-нибудь лишнее.

   Правда, он упустил из виду, что они оставили его автомобиль рядом с квартирой Дженни, поэтому пришлось брать такси, чтобы забрать его.

   С тревогой посматривая на часы, он видел, как стремительно утекают драгоценные минуты. И все же он надеялся успеть. Однако когда он приехал в Линден-парк и пришел к назначенному месту, то понял, что опоздал.

   На скамейке, неподалеку от фонтанов, уже сидели Роксана и Дженни и спокойно о чем-то разговаривали.

   Со стороны могло даже показаться, что встретились давние подруги. Он совсем не то ожидал увидеть!

   Неожиданно молодые женщины обнялись. На лицах были видны слезы, и Роксана протянула Дженни платок. Потом они снова обнялись, после чего Роксана открыла свою сумку. Порывшись немного, она вытащила несколько толстых пачек с деньгами и передала их Дженни.

   Она платит ей?! Марк не верил собственным глазам. Но почему?

   Раньше он лишь догадывался, а теперь понял: девушек связывают какие-то личные интересы и Дженни это тщательно скрывала.

   С какой стати Роксана Льюис делает Дженни Скоулс такие щедрые подарки? Он попытался вспомнить, как они вели себя, когда увидели друг друга в квартире Дженни, но ему удалось лишь вспомнить, как Роксана приказала всем замереть на месте, а Дженни дико завизжала по поводу своей разбитой двери.

   Вот дьявол! Он раздраженно сплюнул.

   В этот момент Дженни поднялась со скамейки и, сказав что-то на прощание, отправилась прочь.

   О чем думает Роксана? Федеральный агент, вместо того чтобы задержать преступницу, оказывается ее пособницей?!

   Нет, ему не следовало вступать с ней в какие бы то ни было переговоры. Второй раз эту ошибку он уже не допустит.

   Пора начать относиться к Дженни как к очень серьезному противнику. И запросить подмогу, просто для того, чтобы гарантировать себе преимущество.

   – Эй, Дженни, куда это мы так спешим? – Марк шагнул ей наперерез из-за дерева и преградил дорогу.

   – Опять этот чертов коп! – ужаснулась Дженни. – Ну и денек сегодня выдался!

   – Вижу, что ты рада меня видеть. – Марк взял ее за руку и потянул за собой обратно – к той самой скамейке, на которой по-прежнему сидела Роксана. Дженни упиралась и изрыгала проклятья, но Марк не собирался церемониться с ней. Без лишних слов он забрал у нее сумочку, вытащил деньги, которые дала ей Роксана, и сунул себе в карман.

   Наручников у него не было – они так и остались висеть на ножке кровати у него дома. Хотя наручники и кляп сейчас были бы весьма кстати. Чем дольше она хныкала и стонала, тем сильнее Марк раздражался.

   – Марк… – Роксана спокойно восприняла его появление и, похоже, не удивилась, – я ведь ждала тебя. Знала, что рано или поздно ты появишься здесь. – После паузы она добавила: – Но не ожидала, что ты приведешь еще и Дженни.

   – Ах да, прости, я поступил очень глупо. – С этими словами Марк протянул ей деньги. – Мне следовало арестовать эту особу, как только она покинула гостиницу.

   – Оставишь ты меня в покое или нет? – проворчала Дженни, плюхнувшись на скамейку рядом с Роксаной. – Рокси, ты можешь что-нибудь сделать, чтобы он ушел? Ведь мы с тобой, кажется, обо всем договорились!

   Роксана не ответила. Она смотрела на Марка взглядом, в котором сквозили сожаление и вызов. Этот взгляд окончательно вывел его из терпения.

   – Ну-ка, Роксана, давай, выкладывай, – скомандовал он. – Хочу услышать все из твоих уст. С какой это стати ты ей платишь? Она что, еще и тебя шантажирует? Но почему так нежно и трогательно?

   – Все очень просто, Марк. За свои подвиги она, конечно, заслуживает осуждения и ареста. Со всеми вытекающими последствиями, но… – Роксана прикусила губу. – Она не может снова отправиться в тюрьму. Она просто не перенесет этого.

   – Но перенесла же раньше! – зло усмехнулся Марк.

   – Да, но все же… если она может куда-нибудь уехать и начать все сначала… то есть прекратить, естественно, шантаж и все свои прочие аферы, то, я уверена, у нее все получится. – Она взяла его за руку и сжала ее, словно умоляя. – Ну, пожалуйста, Марк!

   Странно, у него на глазах Роксана Льюис изменилась до неузнаваемости.

   – Рокси, что произошло? Я не вижу перед собой настоящей Роксаны Льюис! – Ошеломленный, он почесал затылок. – Ты же воплощение закона и порядка до самых кончиков пальцев! Что, черт возьми, здесь происходит?

   – Ты думаешь, что знаешь ее? – вмешалась Дженни. – Сколько времени ты ее знаешь? Пару дней, наверное? – Она презрительно хмыкнула. – А я знала ее всегда. Всю ее жизнь. Только вдумайся в это, Доул!

   Всю жизнь? Кем же они друг другу приходятся?!

   Дженни продолжала тем же самоуверенным тоном:

   – Роксана чертовски умна и великолепно справляется со своей работой, но это вовсе не означает, что у нее нет сердца. У нее есть чувства, она знает, что такое любовь. В отличие от некоторых. Черт бы побрал ваше семейство! Мне, конечно, не стоило связываться с вами!

   – Связываться? – Он поднял бровь. – Это так на твоем языке именуется шантаж?

   – Сути дела это не меняет, – отрезала Дженни. – Ты не знаешь Роксану так, как знаю ее я, – повторила она. – Подумай только, по сравнению с ней ты никто. А мы связаны всю жизнь. Она знает, что я влюблена и только что вышла замуж, что заслуживаю, чтобы у меня был шанс начать новую жизнь.

   – Так она знает тебя всю жизнь? – Марк повернулся к Роксане. – Не хочешь объясниться?

   – Дженни, ты вовсе не знаешь меня всю жизнь, – с упреком проговорила Роксана.

   – Ну почти всю. Роксана, я ведь пытаюсь тебя защитить!

   На этот раз вмешался Марк. Он попросту не мог стоять и позволять Дженни играть на сочувствии Роксаны.

   – Дженни, о каком шансе ты говоришь?! Это очередное мошенничество с твоей стороны!

   – И все же… давай позволим ей уйти. Это ведь как раз то, что поначалу хотели ты и твой отец.

   – Но почему ты хочешь, чтобы она уехала, Роксана? – Его тон был неумолимым. – Вы обе мне чего-то недоговариваете!

   – Марк, она моя сестра!

   Он судорожно глотнул и растерянно посмотрел на нее. Он не знал, как теперь поступить, но это уже не имело значения. Вдали послышался нарастающий вой сирен. Предпринимать что-либо было слишком поздно. Через несколько минут инициатива выскользнет из его рук.

   – Роксана, убери деньги, – сквозь зубы проговорил Марк.

   Его коллеги действительно прибыли очень быстро и готовы были немедленно арестовать Дженни на основании той информации, которую сообщил им по телефону Марк: о том, что она покинула гостиницу, не оплатив счет, и о подделке чековых книжек. Шокированный новостью о том, что Дженни оказалась сестрой Роксаны, Марк, продолжая действовать словно на автопилоте, сообщил вновь прибывшим офицерам о других возможных преступлениях, в которых могла быть замешана подозреваемая.

   Дженни попыталась вырваться и убежать, но была остановлена, после чего заорала во весь голос:

   – Послушай, ведь моя сестра федерал, не так ли, Марк? Так вот, я… я была ее тайным информатором, мы вместе пытались выйти на след одной важной персоны. Ты уяснил себе это? И она не позволит, чтобы меня вот так, ни за что ни про что арестовали и увезли куда-то. Скажи им, Рокси!

   Роксана открыла было рот, но так и не смогла ничего произнести.

   – Рокси, неужели ты позволишь, чтобы меня забрали? – закричала Дженни, отбиваясь от полицейских.

   – Тогда вы будете арестованы за то, что оказали сопротивление властям, – проворчал один из двух полицейских, на которого ее истерика не произвела никакого впечатления. Повернувшись к Марку, он сказал: – Протокол оформим позже, Доул. Поедем с нами в участок и решим на месте, куда нам направить эту особу.

   – Да, отлично. – Ему было все равно, какие обвинения будут предъявлены этой девице, но беспокоило то, что попытка шантажа его отца при этом наверняка выплывет наружу.

   – Да ты просто сучка! – сердито рявкнула Дженни, злобно посмотрев на Роксану. – Я в жизни не стала бы раскаиваться и пытаться жить, как ты! И все равно буду жить, как жила раньше, так и знай!

   Когда Дженни уводили в машину, Роксана схватилась за голову, пытаясь отгородиться от происходящего.

   – Что ж, у тебя был шанс соврать, придумать что-нибудь, чтобы заморочить мне голову, – сказал Марк, сев рядом. – Ты могла бы, наконец, уйти вместе с ней. – Он вздохнул. – Но ты этого не сделала.

   – Знаю, – горько проговорила Роксана. – В конце концов, я поступила правильно.

   – Да, да. Ты выслушала ее. И не позволила ей просто так уйти.

   – Да, но…

   – Но это твоя сестра, – закончил он за нее. – А родство дает о себе знать, я понимаю.

   Роксана взяла сумку и стала теребить ее ручки.

   – Она моя единокровная сестра, – тихо сказала она. – У нас общий отец. И его фамилия Скоулс, а не Льюис. Кстати, он долгое время промышлял мошенничеством…

   Доул не знал, что ответить. Сердцем он был на стороне Роксаны. Конечно, сегодня она наделала много глупостей. Но ведь и он тоже не во всем был безупречен. А теперь это признание… Марк хорошо представлял, как тяжело далось такой девушке, как Роксана, подобное признание.

   А она, не поднимая головы, продолжала рассказ о своем отце:

   – Мать говорила, что он очень красивый и обаятельный мужчина. Но как человек он был отвратителен.

   Вот оно что. Это многое объясняет, подумал Марк. Ведь он сам полагался именно на свое обаяние, а Роксана питает к этому стойкую неприязнь. Ему следует взять это на заметку.

   – Значит, вы с Дженни росли не вместе.

   – Я впервые узнала о ее существовании, когда мне исполнилось восемнадцать лет, – вздохнула Роксана, и ее голос сделался еще тише. Марку пришлось наклониться поближе, чтобы расслышать. – Думаю, что ее мать была в свое время сообщницей отца. Получается, она выросла в семье преступников. А моя мать… она была учительницей биологии в школе. Поэтому, если ты станешь винить во всем…

   – Рокси, послушай, ты ни в чем не виновата. – Марк взял ее за руку. – У твоей сестры была сложная и запутанная жизнь. Но сейчас ты ей пока ничем помочь не сможешь.

   Роксана убрала руку и выпрямилась, ее голос стал серьезным и отрывистым.

   – Кстати, у нее полно разных кличек. Некоторое время я следила за ней. У меня собралась довольно пухлая папка ее делишек. Возможно, это хоть как-то ослабит давление на вашу семью. Что касается подделки чековых книжек, то это юрисдикция ФБР…

   – Если вести речь о юрисдикции, – начал Марк, помня о том, что этот вопрос волновал его уже давно, – то знают ли там, в Бюро, что ты находишься именно здесь, Роксана? И сильно ли тебе попадет, если нет?

   – У меня… есть молчаливое согласие начальства. Неофициальное. – Роксана неуклюже повернулась и принялась торопливо объяснять: – У меня безупречный послужной список, и за новое дело я бралась по собственной инициативе. Дженни я сразу вычислила по характерному почерку. Естественно, я не сказала своему боссу о том, что решила дать ей денег и уговорить ее уехать, но… Что мне было делать?

   – Роксана, – проворчал Марк, устав от ее самобичевания. – Тебе следовало все мне рассказать. Я ведь понимаю, что такое верность собственной семье. Мы могли бы работать вместе.

   – Ладно, мне нужно обратить внимание на две вещи, – мрачно сказала она. – Во-первых, ты тоже не сказал мне многого до сегодняшнего утра, пока я сама случайно не подслушала. И, во-вторых, твоя семья достойна верности. Я видела твоих родителей и их друзей, и все они произвели на меня замечательное впечатление. Я могу понять твое желание защитить их. Любой сделал бы то же самое. Но моя семья… Кроме разве что матери, мое семейство такой преданности не заслуживает. Ради нее я поставила под удар свою карьеру!

   Ну вот. Теперь она начала сердиться. Марк решил, что это добрый знак.

   – Но это твоя семья. Как бы ни было трудно, но тебе нужно мириться и жить с этим.

   Подъехали его родители. Марк поднял голову и увидел, как отец и мать чуть ли не бегут по аллее в его сторону. Великолепно. Только этого ему сейчас не хватало!

   – Марк! – закричал Колин, еще даже не добежав до сына.

   Доул-старший не отпускал руку своей жены, которая не отставала от него. Марк с удивлением заметил, что родители появились без Уила и Нетти, но, наверное, это временное явление. При виде его родителей Роксана села прямо и несколько напряглась.

   – Сейчас грянет буря, – тихо предупредил Марк ее, предчувствуя неладное.

   – Поздравляю! – начал отец, нимало не заботясь о Приветствиях и вообще о каких бы то ни было формальностях. – Мне только что сообщили, что Дженни арестована и дает показания. Но я уже жалею, что ты влез в это дело. Мы могли бы не поднимать такого шума и обойтись без твоих подвигов…

   – Его, с позволения сказать, подвиги помогли разоблачить преступницу, – запротестовала Роксана.

   – Он мой сын, мисс. Прошу это учесть. – Колин Доул нахмурился. – И не должен поступать поперек воли отца. Если я с самого начала не посвятил его в это дело, то, значит, не посчитал нужным. Я имею право решить.

   – Все нормально, Рокси, – спокойно проговорил Марк. – В одном отец все-таки прав. Я ни на что не годен. И всегда был таким… никчемным, никому не нужным, бесполезным. Не так ли, папа?

   – Но я этого не говорил…

   Роксана растерянно заморгала.

   – Никчемным? – переспросила она. – Как это глупо, Марк, не правда ли? Ты ведь неплохо поработал. За исключением слишком большой приверженности к наручникам, – вполголоса добавила она.

   Он едва не поперхнулся.

   – Давай не будем об этом сейчас, ладно? – прошептал Марк.

   – Итогом является то, что ты нашел Дженни. Не твои братья, не отец, не Уил и не мать. А именно ты, Марк. – Голос Роксаны становился громче и увереннее. – Вообще, у тебя, как мне кажется, есть качества, которые позволят тебя претендовать на более престижную работу. Думаю, тебе нужно перевестись в ФБР. Я… могла бы дать тебе рекомендацию.

   – ФБР? – недоверчиво повторил Колин.

   – Вот именно, – кивнула Роксана. – Он сделал бы себе отличную карьеру.

   – Роксана права, – вмешалась миссис Доул. – Марк ни в чем не виноват. Все это трусливое расследование затеял ты. И мне стыдно, что ты обвиняешь сына за собственные ошибки.

   – Я просил лишь о мелочи, Николь. Фрэнк легко бы справился с этим.

   – Не нужно сейчас о Фрэнке, – перебила его Николь.

   Марк поднялся со скамейки, встретившись взглядом с отцом.

   – Послушай, отец, я сделал все, что мог. Тебе не следовало принимать угрозы Дженни всерьез и вообще нужно было выставить ее за дверь.

   – А твоя мать? Как бы она среагировала? – мрачно ответил отец. – Потом пресса? Мое повышение? Я просто не мог отнестись к этому спокойно.

   – Ну ладно. – Марк взял Роксану за руку, готовясь увести ее из парка. – Ты простишь нас? Мы очень устали от всего происходящего…

   – Прислушайся к своему сыну. Они весь день на ногах. Бедняжки! Что с тобой, Колин? – Николь похлопала мужа по плечу, и тот, немного успокоившись, посмотрел на нее. Она повернулась к сыну и нежно поцеловала его в щеку. – Марк, сынок, поезжайте с Роксаной домой и хорошенько выспитесь. Не обращай внимания на отца. Все получится. Мы ведь одна семья…

   – Спасибо, мама. – Он поцеловал ее.

   Ладно, так или иначе, но им придется довести дело до конца. Может быть, Роксана права и ему и в самом деле стоит подать документы в академию ФБР?

   Разговаривая с матерью, он заметил, что Роксана порывается уйти. Но Николь остановила ее.

   – Роксана, девочка моя, ты слишком бледна, – сказала она. – Обязательно зайдите с Марком куда-нибудь перекусить, хорошо? – Она похлопала ее по руке. – Насколько мне известно, мой младший сын не держит в доме почти никакой еды, так что остановитесь по пути в каком-нибудь ресторанчике. Или поехали ко мне, буду очень рада. Ты умеешь готовить, Роксана?

   Марк собирался уже избавить Роксану от бессмысленного разговора, но поднятый вопрос его вдруг тоже заинтересовал.

   – Я… гм… немного, – призналась она. – Люблю десерты.

   – Отлично. – Николь сжала ее запястье. – Ты станешь превосходным дополнением нашего семейства. Я сама почти ничего не умею, разве что испечь яблочный пирог, да и тот не всегда получается. Хотя рецептов у меня хоть отбавляй…

   Роксана улыбнулась, и Марк взял ее за руку.

   Она пребывала в некотором замешательстве. До сих пор они вообще не поднимали тему семьи, тем более не говорили ни о каком дополнении. Марк с некоторой опаской смотрел в спину Роксане, когда они направились к машине. Каким будет ее следующий шаг? Может быть, она надумает вообще уехать из Индианаполиса? Он еще так мало знает о ней, но даст ли она ему такой шанс?

   Роксана остановилась и подняла глаза. – Не возражаешь, если за руль сяду я?

   – Это приглашение?

   – Может быть. – Роксана облизнула губы.

   – Ну хорошо. Веди машину.

   Роксана кивнула. Когда они тронулись, то вид у нее был задумчивый. Самое забавное, что ни один из них не спросил друг у друга, куда ехать; оба уже знали об этом заранее.

   С едой действительно возникли проблемы, но они их быстро решили, заехав в ближайший супермаркет и купив необходимые продукты.

   – Мне как-то неловко перед твоей матерью, – вдруг призналась Роксана, когда они приехали в дом Марка. – Она у тебя просто прелесть, а мне не по себе от того, что я все время лгу ей. Про нас.

   – Кто сказал, что мы лжем? – поднял брови Марк.

   – Да ладно тебе! Мы ведь едва знаем друг друга. – Роксана положила на хлеб кусочек холодной индейки. – Все произошло так быстро. Так что нас едва ли можно назвать парой. Тем более парой влюбленных.

   – Я знаю тебя намного лучше, чем любую из прежних своих… подруг, – спокойно проговорил Марк. – Поэтому мы с тобой настоящая пара.

   – Нет.

   – Да, Роксана, да! – Он перегнулся через стол. – Дело в том, что теперь я уверен, что влюблен в тебя.

   Она едва не подавилась сандвичем. Не говоря ни слова, Марк протянул ей стакан воды. Тяжело дыша, она хлопала себя ладонью по груди, но он понимал, что это очередная уловка, чтобы уйти от темы.

   – Послушай, Роксана. Не делай вид, что это тебя так сильно удивило. Ведь не каждую девушку я приковываю наручниками к кровати.

   – Это уж точно!

   – Так что же ты думаешь?

   – О чем? – спросила она.

   – О нас, Роксана. – Марк снова начал терять терпение.

   – Ты не можешь любить меня, – вздохнув, ответила она, смерив его твердым и серьезным взглядом.

   Некоторые от такого взгляда могли бы прийти в замешательство. Но Марка вырастил не кто-нибудь, а Николь Доул. И решимости ему было не занимать.

   – Почему это я не могу любить тебя? – с вызовом спросил он. – Объясни!

   Ее щеки покрылись красными пятнышками.

   – Ты не можешь полюбить меня после того, как я солгала тебе про Дженни.

   – Но я тоже лгал, – запротестовал он.

   – Твоя ложь вполне простительна. – Поднявшись со стула, Роксана нервно заходила по кухне. – Конечно, мне следовало рассказать правду о Дженни, о том, что она моя сестра. Но… что случилось, то случилось, и теперь я просто не знаю, как ты сможешь доверять мне.

   – Но как же мне не доверять тебе?! – Марк встал из-за стола и, прижав Роксану к мойке, заставил посмотреть себе в глаза. Он взъерошил ей волосы и взял в ладони ее лицо. – Поцелуй меня, Роксана, – прошептал он. – И скажи, что ты сейчас чувствуешь.

   Он был убежден, что она не сможет скрыть своих истинных ощущений, если только поцелует его. Марк знал, что при каждом их соприкосновении, помимо возбуждения и страсти, возникало что-то еще и это ощущение было намного более тонким и сложным, оно шло из сердца. Роксана, с присущей ей честностью, не сможет скрыть это от него, она не сможет солгать.

   Она колебалась, напряженно вглядываясь в его лицо. В ее зеленых глазах, полных огня, читались одновременно страх и сильное влечение, но вместе с тем блеснула надежда.

   – Ты действительно думаешь, что влюблен в меня?

   Выдержав ее пристальный взгляд, Марк кивнул, и лицо его сделалось серьезным. Тогда Роксана поцеловала его.

   Подтянувшись на цыпочках, она прижалась к нему мягкими губами. Его ответный поцелуй был горячим, глубоким и страстным, в нем ему хотелось выразить все свои чувства и излить ей свою душу.

   Когда их губы разомкнулись, Роксана задыхаясь начала судорожно глотать воздух. Но она улыбалась.

   – Сдаюсь, – едва слышно прошептала она. – Я тоже тебя люблю. Люблю, хотя не могу в это поверить.

   – А я могу!

   – Сначала я думала, что причиной всему… недостаток мужчин в моей жизни и возникшая страсть просто физиологическая потребность организма. – Роксана размышляла вслух, а Марк не без удовольствия наблюдал за ней. – Но… дело не только в страсти. Между нами действительно… что-то есть. Как человек ты мне нравишься. В самом деле… – Она вдруг рассмеялась.

   – Что ж, приятно слышать, – усмехнулся Марк, не скрывая удовлетворения.

   – Мне было с тобой забавно. Мне еще никогда в жизни не было так… интересно. – Она обняла его и торопливо поцеловала. – Я доверяю тебе целиком и полностью. У тебя замечательное сердце, ты такой верный и честный… Ты лучший мужчина из всех, кого мне доводилось встречать. – Испытывая приятное головокружение, Роксана покачала головой, еще больше возбуждаясь от нахлынувших чувств. – Нет, я безумно влюблена в тебя, Марк. Даже не знаю, как это произошло…

   – Это все, что мне нужно было от тебя услышать, – прошептал он, обнимая ее. – Я тоже люблю тебя как сумасшедший. И я приложу все силы, чтобы всегда быть рядом с тобой. Всю жизнь.

   – Прокричи мне это, любимый, – с жаром попросила Роксана. – Так громко, чтобы я услышала и ни на секунду не усомнилась в твоей искренности!

   – Рокси, я люблю тебя! – Марк едва не оглушил ее. – Люблю, люблю, люблю… – Слова утонули в его страстных поцелуях.

   Ноги уже были не в силах держать ее, и она упала в его объятия. Марк прижал Роксану к себе, вдохнул аромат ее волос и стал нежно перебирать их пальцами. Они замерли на месте и стояли так, едва дыша, словно время в один миг остановилось. Все, что было раньше, все невзгоды и неприятности отступили в прошлое и были навсегда забыты.

   Подняв голову, Роксана поняла, что плачет. Но это были слезы радости. Она заметила, что глаза Марка тоже подернулись влагой. Даже такой сильный мужчина в минуту откровения не смог сдержаться.

   Оба в этот момент поняли, что сама судьба соединила их прочными узами и теперь ничто на свете, никакие препятствия и преграды уже не смогут их разлучить.


   Роксана поморщилась. Духота в женской федеральной тюрьме Сан-Мартино была невыносимой. Впрочем, в разгар лета иначе и быть не могло.

   Передав дежурному офицеру листок с именем заключенной, она прошла в комнату для свиданий и села на деревянную скамью.

   Дженни привели спустя пару минут. Однотонный брючный костюм, короткая стрижка и холодный взгляд, из которого исчезло былое ожесточение.

   Ей дали всего два года, и это произошло благодаря отцу Марка, который смягчился и не стал предъявлять обвинение в шантаже.

   – Привет, Дженни. Как ты?

   – Здравствуй, сестра…

   В душе Роксаны что-то щелкнуло. Она не ожидала, что Дженни назовет ее сестрой. Значит, целый год тюрьмы не только не ожесточил ее, а, наоборот, заставил задуматься и кое-что переосмыслить.

   – Трудно приходится? – с сочувствием спросила Роксана. – Как здесь кормят?

   – Ничего… мне не привыкать.

   – Коллеги… не обижают?

   – Какие они мне коллеги! – усмехнулась Дженни. – Я себя в обиду не дам. Расскажи лучше о себе…

   У Роксаны было чем поделиться. В семействе Доулов произошли значительные и довольно неожиданные перемены. Первым из братьев женился старший. Николь Доул до сих пор не могла понять, как такая изысканная и утонченная натура, как Аннетт, отец которой вращался в высших правительственных кругах и был вхож даже в Белый дом, выбрала в качестве спутника жизни именно ее сына. Он был симпатичным парнем, но ведь самым обыкновенным полицейским. Кто бы мог подумать, что такое возможно?

   Тайно обвенчавшись и тем самым немного обидев Николь, Пол и Аннетт не стали никуда уезжать и поселились в Индианаполисе. Аннетт планировала вернуться к учебе и получить диплом филолога, а Пол – со временем дослужиться до начальника полицейского участка.

   Фрэнк тоже собирался вот-вот определиться со своим семейным положением, но на этот раз ему и будущей супруге Кристине предстояло пройти через все тернии официальной брачной церемонии, которую Николь Доул поклялась устроить, поскольку искренне хотела сделать из этого громкое событие.

   Сама Роксана была на четвертом месяце беременности, вместе с мужем они радостно готовились к рождению своего первенца. В доме Марка сделали ремонт, предварительно освободив одну из комнат под детскую. Почти каждую неделю Роксана покупала что-нибудь из одежды для новорожденных. Марк собственноручно выбрал и привез домой шикарную детскую кроватку, которую поставили на самое видное место.

   – Знаешь, мы так счастливы и особенно рады предстоящему прибавлению семейства, – рассказывала Роксана. – И еще больше полюбили друг друга…

   Дженни слушала ее с неподдельным интересом, и в конце свидания ее глаза блестели от слез.

   – Прости меня, сестра, за то, что я наговорила тебе раньше. Я только здесь, в этих стенах, поняла, что мне во всем следовало равняться на тебя. Предстоящий год обещает быть нелегким, но я знаю, что выдержу. И вернусь к тебе совсем другим человеком…

   Марк, встретивший жену на стоянке возле здания тюрьмы, молча кивнул ей и сел в машину. Он не стал ее ни о чем спрашивать, понимая, что творится в душе Роксаны.

   На глаза молодой женщины навернулись слезы. После расставания с Дженни она поняла вдруг, что ее жизнь теперь бесповоротно изменилась. Через полгода она станет матерью и окунется в мир радостных забот. А еще через год на свободу выйдет ее сестра… И тогда она будет вдвойне счастлива…