Тоуд-триумфатор

Уильям Хорвуд

Аннотация

   «Тоуд-триумфатор» – вторая книга Уильяма Хорвуда о зверюшках, живущих на берегу Реки и в Дремучем Лесу. Это захватывающий рассказ о путешествии Крота и Рэта Водяной Крысы в Дальние Края и о новых приключениях тщеславного Тоуда Жабы.




Уильям Хорвуд
Тоуд-триумфатор

I
Сад мистера Тоуда

   Теплым майским полднем Тоуд лежал на террасе в уютном плетеном шезлонге, обложившись подушками и оглядывая свой сад, вернее, ту его часть, на которую падал его задумчивый взор. В таком ленивом расположении духа он мог рассмотреть только Реку, величавую и великолепную, на юго-западной границе его обширного поместья. И так – целый день. Это было его любимое занятие: греться в лучах прошлой славы, наслаждаться радостями настоящего и планировать будущие триумфы.

   Перебирая в памяти эпизоды своего славного прошлого (именно таким Тоуд его видел), он оторвался только для ланча – чтобы пополнить им список удовольствий, вкушаемых в настоящем. И теперь, насытившись и снова погрузившись в прошлое, он подошел к очередной стадии своей дневной работы: следовало наметить планы на ближайшие месяцы и годы.

   Этого момента Тоуд всегда ждал с нетерпением: ничто не доставляло ему большего удовольствия, чем выдумывать разные прожекты, строить грандиозные и хитроумнейшие планы, призванные показать миру, какое он удивительное и необыкновенное существо. Недостатка в идеях у него не было. Но только его закружил вихрь мечтаний об одиночных восхождениях на туманные альпийские вершины, как покой его неожиданно нарушило отдаленное дребезжание звонка на входной двери.

   – Дворецкий! – крикнул Тоуд. – Не забудьте, что меня нет дома ни для кого и ни по какому делу!

   Тоуд не желал вставать, пока не придет время пить чай. Он очень надеялся, что его новый дворецкий, тщательно проинструктированный и уже посвященный в порядки этого дома, благополучно отправит не вовремя явившегося посетителя. С этим намерением слуга и пошел открывать дверь, а Тоуд, греясь в теплых солнечных лучах, выкинул визитера из головы и снова вернулся в будущее.

   Планов у него хватало, но намерения немедленно воплотить какой-нибудь из них в жизнь не было. Хотя бы потому, что сейчас Тоуд не имел на это средств, – он потратил в прошлом году значительную сумму, наполовину перестроив Тоуд-Холл, пострадавший от пожара два года назад. Несмотря на хорошую страховку, лондонская компания Ллойда почему-то ни за что не соглашалась выделить Тоуду средства для покупки средневековых французских гобеленов, ковров времен Великого Могола, английской резной мебели XVIII века и веджвудских чайных сервизов – вещей, совершенно необходимых одинокому холостому джентльмену для уюта и чтобы при случае потешить своих гостей.

   Про мистера Тоуда не скажешь «без гроша в кармане», как выразились бы менее утонченные, чем он, особы. Нет, он имел достаточное состояние для праздной жизни в роскоши и собирался именно так и жить до конца дней своих, до самой последней секунды. Он рассчитывал перейти в небытие, вернее, в сладостное забвение, держа в правой руке бокал пенящегося Moet amp; Chandon, a в левой – хорошую гаванскую сигару. Живи сейчас и не плати потом – таков был девиз Тоуда. Однако разрушение Тоуд-Холла и его воссоздание в более современном стиле напомнило, что даже его ресурсы ограничены, и очень хорошо, что он был застрахован, чем обязан, кстати, своему покойному отцу, а никак не самому себе.

   Но, по правде говоря, даже если бы у него было достаточно средств для осуществления грандиозных планов и прожектов, все равно у него уже не хватало воли и энергии. Он не так молод, как прежде, гораздо более осторожен, не так легко идет на риск во внешнем мире, то есть там, за Берегами Реки.

   Дважды за последнее время мистер Тоуд оказывался в мрачном подземелье Городского Замка в ожидании судебного разбирательства. В первый раз – за непреднамеренное хищение автомобиля, а во второй – в результате несчастного случая с летательным аппаратом, повлекшего за собой дюжину обвинений, самым унизительным из которых было необоснованное обвинение Тоуда в бесчестных намерениях по отношению к жене трубочиста.

   Все это было плохо и само по себе, но суды, с их тягостной процедурой, бесчеловечными перекрестными допросами, хладнокровно жестокими судьями и, главное, неизвестным исходом, были и того хуже. Словом, мистер Тоуд ни за что в жизни не согласился бы снова пережить такое. Его благородные и долготерпеливые друзья – мудрый Барсук, практичный Рэт и бесценный Крот – предложили, на случай если Тоуд забудет (а они опасались, что это может произойти) о своем прошлом опыте, высечь в камне слова предостережения, вынесенного Тоуду судом на последнем процессе:

«Больше не преступайте закон.
В следующий раз вряд ли вам что-либо поможет, даже чудо.
Второго шанса не будет!»

   Искусный резчик высек эти слова на камне, и не один, а целых три раза, и Тоуда заставили установить плиты в тех местах, где они ежедневно попадались бы ему на глаза: над входом в дом, над кроватью и напротив его кресла в столовой. Все сошлись на том, что это весьма скромная цена за вольнолюбие и безрассудство Тоуда.

   Поразмыслив еще, Барсук предусмотрительно договорился, чтобы в дополнение к трем каменным скрижалям были написаны краской еще два предупреждения и чтобы четыре главных слова Верховного суда были изображены большими черными, обличающими буквами:

«ВТОРОГО ШАНСА НЕ БУДЕТ!»

   Одна из этих надписей была повешена над входной дверью изнутри, вторая – на воротах у реки. Если у Тоуда вдруг и возникнет искушение снова сбиться с пути, поддаться порыву и пуститься на какую-нибудь авантюру, то, увидев мрачное предупреждение, он вынужден будет вернуться на прямую, хоть и трудную, дорогу.

   Все эти предосторожности произвели на Тоуда такое сильное впечатление, что теперь ему было достаточно только строить планы и тут же отказываться от них, отвергая один за другим, потому что никакого желания вновь ввергать себя в пучину преступления он не испытывал. Но и теперь еще он не полностью освободился от страха, что длинная рука закона и ее отвратительные отростки – грубые ручищи констеблей – не достанут его, не сцапают за шкирку и не отволокут обратно в тюрьму.

   Поэтому, когда звон дверного колокольчика смолк, послышались шаги, явно не принадлежавшие дворецкому, и разнеслись по гулким залам и комнатам Тоуд-Холла, Тоуд встревоженно приподнялся и стал подумывать, не осуществить ли ему один из планов побега.



   Он встал и посмотрел на лодочный сарай за садом. Только двое знали, что в нем. Вступив в должность, дворецкий первым делом помог Тоуду глухой ночью установить в сарае на случай побега катер – мощную моторную лодку, которая стояла готовая к отплытию, прикрытая брезентом в укромном углу сарая, замаскированная шлюпкой и двумя яликами.

   Тоуд надеялся, что ему никогда не придется воспользоваться спрятанным катером. Странно, когда Тоуд впервые увидел его, катер не вызвал у него никакого интереса.

   – Я не прикоснусь к нему! – закричал он озадаченному джентльмену, который привел катер вниз по Реке в Тоуд-Холл.

   Того и так уже удивило непременное условие сделки: тайная доставка в ночное время. К тому же такими дорогими лодками высокого качества пользуются при путешествиях в неизведанные и опасные места: верховья Амазонки или кишащие крокодилами болота Новой Гвинеи, а не в тихом месте в средней части Реки.

   – Все эти средства передвижения не для меня! – заявил ему эксцентричный покупатель. – Они стоили мне слишком многих унижений и не меньших забот моим друзьям. День или ночь, когда мне понадобится этот катер, будет последним днем моей счастливой жизни в Тоуд-Холле.

   – Так, значит, вы покупаете катер не для удовольствия, сэр? Значит, ему суждено стоять тут укрытым всяким тряпьем и никто не будет пользоваться им и радоваться его совершенству?

   – Именно так! – провозгласил Тоуд. – И надеюсь, долгие годы. Но, увы, обыкновенным людям, вроде вас и моего дворецкого, не понять, что у таких выдающихся личностей, как я, много врагов и мы всегда должны быть готовы к худшему. Меня могут несправедливо преследовать, мои недруги только и мечтают вернуть меня в заключение и вновь подвергнуть неправедному суду. И если они сделают это, я прыгну в эту лодку и вынужден буду пуститься в бега.

   Все обстояло именно так, как говорил Тоуд. Его тяжбы с законом кончились, он переменился, и секретной лодкой он собирался воспользоваться, если только подуют прежние ветры. Пока Тоуда обуревали такие мысли и он внутренне готовился к побегу, шаги стихли, дверь открылась, и Тоуд с облегчением увидел… не десятерых офицеров, пришедших его арестовывать, а своего доброго и совершенно безобидного друга Крота.

   – Тоуд! – сказал Крот. – Твой дворецкий сказал, что ты, скорее всего, не обрадуешься моему приходу, но когда я объяснил…



   Тоуд был очень рад его видеть, в самом деле очень рад, не столько потому, что это был Крот, сколько потому, что это не был кто-то другой.

   – Дружище! – воскликнул Тоуд, подпрыгивая от радости то на одной ноге, то на другой и морща лоб. – Я просто счастлив видеть тебя, даже несмотря на то, что очень слаб, потому что целое утро работал и не должен был бы принимать гостей. Но…

   – Я пришел к тебе за советом, Тоуд.

    Тоуд замолчал, но не сразу закрыл рот, – так он был потрясен словами Крота.

   – Мне необходим твой совет, Тоуд, – повторил Крот, видимо подумав, что другу его вдруг стало нехорошо: Тоуд не только разинул рот, но и выпучил остекленевшие глаза.

   – Совет? – задохнулся он, силясь припомнить хоть один случай, когда кто-нибудь просил его совета. Денег – да. Его времени – тоже. Что-нибудь из его имущества – это конечно! Но совета? Никогда.

   Но оправился от шока Тоуд довольно быстро.

   – Мой дорогой Крот, – солидно произнес он, – я, конечно, много чего мог бы тебе посоветовать, потому что, в сущности, ты скромный малый с очень маленьким жизненным опытом и, без сомнения, не очень уверенный в себе. Тогда как я, Тоуд из Тоуд-Холла, естественно, располагаю огромным запасом всевозможных советов по самым различным вопросам. Но прежде чем ты введешь меня в суть дела, сядь, будь добр. Располагайся поудобнее, а я прилягу, потому что спина побаливает и мне нужно отдохнуть…

   – Принести чай для вас и вашего гостя, сэр? – предложил дворецкий, воспользовавшись первой же возможностью прервать словесный поток своего хозяина.

   – Чай? Разумеется, принеси чаю, – весело воскликнул Тоуд. – Ценная мысль, а, Крот? Только подай к чаю чего-нибудь укрепляющего, потому что мистер Крот, похоже, нуждается в этом. Думаю, шампанского.

   – Нет, Тоуд, право, не стоит! Еще так рано! – сказал Крот, когда дворецкий отправился исполнять приказание.

   – Чепуха, Крот, нужно жить с комфортом. Первый мой совет тебе: наслаждайся жизнью и переезжай ты наконец из своей жалкой квартирки в Кротовом тупике, и…

   – Но я люблю свой дом… – спокойно возразил Крот. Он всегда чувствовал себя неуютно среди обилия окон, дверей, коридоров и флигелей огромного дома Тоуда. – Его легко содержать в порядке, и в нем у меня есть все, что мне нужно.

   – Что ж, у каждого свой вкус. Ну а еще какой совет ты хотел получить от меня?

   – Н-ну, я надеялся… я думал, может быть… – начал было Крот, видимо очень озабоченный чем-то, что ему было непросто высказать.

   – Я уже дал тебе совет жить с комфортом, – перебил его Тоуд – он вовсе не был расположен слушать и предпочитал звук своего собственного голоса. – А теперь, пожалуй, добавлю к нему еще один, касающийся твоих друзей.

   – Моих друзей? – удивленно повторил Крот.

   Все дружеские отношения Крота, а он и Тоуда считал своим другом, так давно устоялись, что трудно было представить, может ли Тоуд что-нибудь «добавить» по этому вопросу. Однако Крот знал Тоуда очень хорошо и, конечно, предполагал кое-что подобное, то есть беседу, в которой говорить будет в основном Тоуд, а он – слушать. Но Кроту все равно больше не к кому было обратиться за советом по особенному делу, которое его волновало. Так, может быть, если посидеть спокойно и подождать, Тоуд выпустит пар и замолчит?

   А Крот был взволнован, по-настоящему взволнован. И поэтому, когда Тоуд неторопливо приступил к теме друзей, Крот почувствовал, что с ним сделалось то самое необъяснимое, что мучило его уже несколько недель. День был чудный, и чай тоже, и Тоуд, каковы бы ни были его недостатки, принял его радушно и старался, чтобы Кроту было удобно и уютно, – но Крот почувствовал, как к глазам подступают слезы, и не впервые за последние несколько дней.

   – Что же мне делать, что делать? – тихо бормотал он, поднявшись и направляясь мимо Тоуда к краю террасы, якобы полюбоваться видом, чтобы Тоуд не видел его в таком дурацком состоянии. – Я ни на что не могу решиться!

   Тоуд, как всегда не обращая внимания ни на кого, кроме себя, говорил и говорил за спиной Крота, за что Крот был ему очень благодарен, потому что постепенно стал успокаиваться.

   – А, Крот? Что ты на это скажешь? – завершил свою речь Тоуд, думая, разумеется, что Крот не пропустил ни слова.

   Крот промокнул глаза и пошмыгал носом, приходя в себя.

   – Извини, Тоуд, я залюбовался видом и пропустил конец.

   – Я говорил, Крот, я предлагал, я, можно сказать, советовал тебе расширить круг знакомств, выйти за пределы того узкого кружка, которым, как я понимаю, он сейчас ограничивается: Рэтти, Барсук и Выдра.

   – Но ведь еще есть мой Племянник, – слабо возразил Крот, в глубине души радуясь, что ему посчастливилось иметь таких добрых друзей и родственников. Ему и так повезло, и ничего больше не надо. – Все очень добры ко мне.

   – Добры к тебе! Ха! Да это ты добр к ним! Конечно, я ничего не имею против Рэтти и Барсука, а что до твоего Племянника, я бы сказал, он оказал тебе услугу…

   – Думаю, и тебе тоже, Тоуд, – не мог не добавить Крот: он знал, что Племянник очень помог Тоуду в перестраивании Тоуд-Холла. Он успешно представлял Тоуда в таких деликатных делах, как переговоры со строителями и архитекторами, особенно когда стороны бывали обижены или враждебно настроены. В таких случаях Тоуд был совершенно неспособен представлять себя сам, получалось только хуже.

   – Да, твоему Племяннику, без сомнения, пошло на пользу мое покровительство, и я благодарен тебе, Крот, за то, что ты упомянул об этом, потому что, должен тебе сказать, я не столь нескромен, чтобы говорить об этом самому. Я думаю, он время от времени пользовался моими советами, и именно поэтому ты и пришел сегодня ко мне обсудить свое дело, не так ли?

   – Э-э… В общем, да… – начал Крот, не очень, правда, довольный таким взглядом на вещи, но готовый уступить, если только это поможет ему заполучить в лице Тоуда слушателя, в котором он так нуждался.

   – Что ж, – сказал наконец Тоуд, – расскажи мне, что тебя тревожит.

   – Видишь ли, – воодушевился Крот, – в последнее время меня действительно кое-что волнует, очень волнует, и я тебе так благодарен за готовность выслушать. Все это может показаться тебе очень незначительным, но для меня…

   Так уж неудачно получилось, что именно в тот момент, которого Крот так долго ждал (потому что свой разговор с Тоудом он задумал давно и обдумывал тщательно, и немалых душевных сил стоило ему проделать путь от Кротового тупика до Тоуд-Холла и позвонить в дверь), вошел дворецкий с чаем.

   С его приходом разговор прервался. Вид вышколенного английского дворецкого, выходящего на залитую солнцем террасу с начищенным медным подносом, уставленным всем, что необходимо для приятного чая на свежем воздухе, особенно убедительно напоминает людям из общества о том, что все несчастья преходящи.

   Вся эта утварь, если она расставлена на подносе подобающим образом, блестит и сверкает, позвякивает и побрякивает, заранее оповещая о своем появлении. Все эти чашки и блюдца, серебряные ложечки и сахарница, чайник для кипятка, исходящий паром, и сияющее ситечко, заварочный чайник и блюдо изысканных сандвичей, – все это вместе, объединившись, уверяет вас: «Сейчас закончатся все ваши волнения. В мире опять все в порядке!»

   И когда вам радушно наливают чаю и вы с упоительным хрустом откусываете от сандвича с огурцом и кресс-салатом и притом еще смутно предчувствуете появление кекса, а то и клубники со сливками, время встает на якорь в уютной бухте: прошлое забыто, будущего еще не существует, – мир и спокойствие!

   Именно так повлиял чай на Тоуда и Крота. Тоуд перестал болтать, а Крот отвлекся на время от своих невысказанных трудностей, и оба принялись за еду.

   Когда же разговор возобновился, он уже касался разных незначительных вещей, например нового дворецкого, который произвел на Крота столь сильное впечатление.



   – Я рад, что ты так думаешь, Крот, потому что ты, без сомнения, прав. Прендергаст – один из лучших дворецких в мире. Он отказался от предложений графов, герцогов, а возможно, и королей ради того, чтобы служить мне. Таково, знаешь ли, преимущество славы. Вот что значит уважение, которое внушает Тоуд из Toyд-Холла…

   Это был тот самый Прендергаст, который когда-то состоял на службе у его светлости епископа в его поместье, что к востоку от Города, куда Тоуд когда-то вторгся не вполне законным путем. Речь идет о той пустяковой истории с летающей машиной и стеклодробительным парашютным прыжком Тоуда прямо в оранжерею его светлости. Так вот, с тех пор странная приязнь, и даже дружба, объединила Тоуда с дворецким (бывшим дворецким) его светлости Прендергастом.

   Никто – как в обществе, так и вне его – не обрадовался бы больше Тоуда, когда на его объявление в «Таймсе» о вакансии слуги-мужчины откликнулся его старый друг (а именно так он думал о Прендергасте). Тоуд, естественно, счел (и, конечно, ошибся), что Прендергаст хочет получить это место, прельстившись почетностью службы у столь благородного и знаменитого джентльмена, как Тоуд. Это было не совсем так. Просто Прендергаст вступил в небольшое наследство, оставленное одним родственником в Австралии, и хотя вовсе отказаться от работы и жить праздной жизнью не хотел, но рвения служить настоящим лордам и леди у него за четверть века службы поубавилось. Теперь он мог выбирать. И вот, просматривая колонку «Слуги-мужчины» в августовском номере «Таймса», он с приятным удивлением обнаружил, что есть вакансия в Тоуд-Холле.

   Прендергаст обладал многими достоинствами, но был не так консервативен, как это принято у лучших дворецких. И в предложении Тоуда его привлек дух приключений и перемен. Он не забыл ни прибытия Тоуда в резиденцию его светлости, ни удовольствия, полученного от прислуживания самому тщеславному и себялюбивому существу на свете. К тому же Тоуд был способен на то, что лорды и леди позволяют себе очень редко: смело выставлять себя дураком и, едва расхлебав неприятности, тут же заваривать новую кашу.

   После стольких лет трезвой, беспорочной и скучной службы Прендергаст решил перед окончательным переездом в Австралию послужить, и ревностно послужить, такому выдающемуся, хотя и многими порицаемому хозяину, как мистер Тоуд из Тоуд-Холла. Ему так захотелось получить это место, что он даже нервничал, составляя письмо, и боялся, что мистер Тоуд не вспомнит его или не захочет нанять человека, служившего некогда его светлости, из дома которого он вынужден был бежать при печальных обстоятельствах. Еще он беспокоился, не будет ли Тоуду неудобно встречаться с человеком, который дважды дал ему по шиллингу: в первый раз – когда Тоуд бежал из дома его светлости переодетый трубочистом, и во второй раз – когда тюремщик после суда проводил Тоуда до окраины Города и посоветовал никогда больше туда не возвращаться.

   Прендергаст недооценил Тоуда, который не только не забыл его, но и сохранил о нем воспоминания самые теплые и был несказанно рад заполучить его. Они питали друг к другу чувства восхищения и привязанности, как два ветерана-однополчанина, которые, пройдя вместе одну войну, оказываются заброшеными Судьбой на вторую.

   Первым делом по прибытии, не успел Прендергаст снять пальто, он должен был помочь Тоуду спрятать новый мощный катер в лодочном сарае. Такая работа редко выпадает на долю английского дворецкого не только ночью, но и днем, и Прендергаст понял, что не ошибся в Тоуде. Во всей благословенной Англии, да что там, во всей Британской империи не было дворецкого, который выполнял бы свои обязанности с такой радостью, как Прендергаст, и с таким удовольствием предвкушал бы месяцы, предстоящие ему в Тоуд-Холле. Прендергаст решил, что это будут именно месяцы, и прямо сказал об этом своему работодателю:

   – Сэр, я весьма польщен тем, что вы считаете меня подходящим на эту должность, но я должен предупредить вас, что могу принять ее лишь на шесть месяцев. У меня неотложные дела на островах Антиподов, я рассчитываю отплыть туда самое позднее в октябре.

   – Дорогой мой! – сказал Тоуд сердечно и с той фамильярностью, что была так очаровательна в нем. – Эти шесть месяцев мы проведем в трудах, перестраивая Тоуд-Холл. За это время воспитайте должным образом слуг, проследите за тем, чтобы было кому заняться моими проблемами и заботами, и я буду доволен вами.

   – В таком случае мы договорились, сэр, – почтительно ответил Прендергаст.

   Крот нашел всю эту историю весьма интересной, но он устал и совершенно размяк. С того момента, когда подали чай, он вынужден был совершенно отказаться от дальнейших попыток получить от Тоуда совет. Когда тот покончил с рассказом о Прендергасте, оказалось, что единственное, о чем он желает говорить, – тяжкое бремя богатства. Как ужасно быть богатым, сколько нервов стоила ему переделка Тоуд-Холла! Да еще он вынужден был договариваться с этим враждебно (как Тоуду казалось) настроенным архитектором, с тупым и невоспитанным (по мнению Тоуда) управляющим работами. Тем временем Крот, которому уже доводилось слышать об этом раньше, почувствовав целительное действие чая, впал в полудрему под теплым солнышком и слушал, как пчелы жужжат в унисон с пением птиц, – короче говоря, все его незначительные мелкие неприятности казались ему теперь…

   – Крот! Крот! – Властный окрик пробудил его от блаженного забытья, в которое он плавно погрузился.

   Видимо, Тоуд высказал все, что хотел, об архитекторах, управляющих и трудностях руководства столь крупным проектом, как реконструкция Тоуд-Холла, и теперь желал обратить внимание Крота еще на что-нибудь.

   – Ну, Крот, что ты на это скажешь?

   Чайная посуда исчезла, и дворецкий тоже, солнышко опустилось пониже. Тоуд держал в лапах большой лист бумаги, на котором Крот разглядел множество линий, загогулин и надписей. Он понял, что это план переделки сада, притом очень тщательно разработанный.



   – Ты видишь, что здесь написано, Крот! – простонал Тоуд. – У меня начинает стучать в голове и все тело болит, когда я пытаюсь думать об этом. Не мог бы ты помочь мне принять какое-нибудь решение?

   Крот протер глаза и попытался сосредоточить взгляд на листе. Это был небольшой, совершенно чистый кусок плана, обведенный жирной черной линией. На нем ничего не было нарисовано: ни цветочных клумб, ни деревьев, ни фонтанов. Совсем ничего.

   Крот вслух прочитал слова, которые, по-видимому, так сильно и озадачили Тоуда: «На усмотрение клиента».

   – Но что тут усматривать? – спросил Крот.

   – В том-то и дело! Что-то здесь должно быть, но садовод-архитектор при всем своем таланте ничего не может решить и потому обратился за помощью и советом ко мне.

   – А может быть, он просто хочет, чтобы ты принял участие в планировке хотя бы маленького кусочка сада?

   – Нет. – Тоуд безапелляционно отмел такое разумное и здравое предположение. – Это не то, Крот. Нет, он просто понял, что ему не по плечу завершить этот труд, и обратился ко мне за помощью и руководством.

   – Похоже, – сказал Крот, – что значительная часть предварительной работы уже закончена и сделаны некоторые посадки.

   Крот опять посмотрел на сад, на сей раз – с некоторым сожалением. Не было больше старинных прудов с рыбой и голубятни, исчезли клумбы душистых роз и уютные тропинки, по которым прогуливались когда-то Тоуд и его друзья: он – разглагольствуя и хвастая, они – потакая ему в этом. Но хотя Кроту и было жаль ушедшего, он не мог не подумать, что это очень похоже на Toyда: сентиментальные объятия прошлого ни за что не удержат его, будущее вечно манит Toyда. И именно этим качеством Крот всегда восхищался.

   Пока Тоуд страдал из-за маленького кусочка плана, оставленного на его усмотрение, Крот попытался представить себе сад, каким он когда-нибудь будет, – имея план, это оказалось не так уж сложно сделать. Как великолепны будут эти подросшие живые изгороди, липовая аллея, беседка, увитая жимолостью и виноградом, фонтан с искрящимися на солнце брызгами, тенистая часть сада, розарий, еще две обширные живые изгороди из цветущих растений, а ближе к реке – нежные молодые ивы.

   Совершенно неожиданно Крот сказал:

   – Как бы мне хотелось увидеть этот сад во всем великолепии! Я просто восхищаюсь твоей дальновидностью, Тоуд. Ведь ты планируешь его для будущих поколений.

   Он произнес эти слова нежно и искренно, глаза его увлажнились не из-за того, что его беспокоило, а от светлой печали: если у него, Крота, и имеется какая-то связь с будущими поколениями – через Племянника, то из всех его друзей по Берегу Реки только у Выдры есть потомство. На своенравного Портли сейчас, конечно, нельзя положиться, но, возможно, он изменится, когда повзрослеет. Молодые так часто удивляют стариков! Он или его дети смогут увидеть подросший сад в полном цвету.

   Но остальным, меланхолически размышлял Крот, некому передать багаж воспоминаний и надежду на будущее, и когда его друзья уйдут – они уйдут совсем, и воплощения этого, возможно, самого грандиозного и полезного из замыслов Тоуда не увидит никто, в чьих жилах текла бы их кровь.

   – Подумать только! – тихо сказал Крот то ли себе самому, то ли Тоуду. – Как странно у меня путаются и пропадают мысли в последнее время! Мне кажется, я во всем теперь вижу больше того, что есть на самом деле. В этом-то, наверно, и есть причина моего расстройства.

   И на глаза его опять навернулись слезы. Но тут Крот обнаружил, что как до этого он не слушал Тоуда, так и Тоуд сейчас не слушает его, – он неотрывно смотрит на пустой квадратик на плане, оставленный на его усмотрение.

   – Это все время было здесь, а я не замечал! – сказал Тоуд тихо, но с какой-то тревожной внятностью. – А ведь я так умен! Не будет слишком смело сказать гениален. Как разумно со стороны этого архитектора – доверить мне единственно важное место на плане.

   Крот видел своего друга в разных настроениях, но таким – никогда. Он с удивлением и беспокойством наблюдал за необыкновенными изменениями лица Тоуда. Обычное выражение тщеславия и важности, избалованности и повышенного внимания к своей особе уступило место… торжеству. Триумф поглотил все, как восходящее солнце поглощает утренний полумрак. С Тоудом происходило что-то странное. Менялось выражение лица – и менялась осанка. До этого Тоуд держался немного зажато и напряженно. Теперь он распрямился, и поза его говорила о том, что терраса ему слишком мала, а очень скоро будет мал и весь сад.

   – Послушай, Тоуд, – тихо спросил Крот, – что это ты там увидал?

   Тоуд медленно повернулся к нему. Крот мог бы поклясться, что друг взглянул на него, как олимпийский бог на простого смертного, и произнес каким-то странным отрешенным голосом:

   – Я увидел путь в Бессмертие.

   – В Бессмертие? – едва выговорил Крот.

   – Да, в Бессмертие, – сказал Тоуд – А теперь, Крот, оставь меня – я должен сделать важные распоряжения и приготовления.

   – Боже мой! – в ужасе воскликнул Крот, потому что у Toy да в глазах появилась ненавистная и такая знакомая одержимость. Это было какое-то сумасшествие, страсть, и она, без сомнения, заставит его сбиться с пути истинного, как уже не раз случалось.

   – Вечность позвала меня. Я должен откликнуться, – величественно произнес Тоуд. – Даже если для этого мне придется оставить друзей. Я надеюсь, что когда-нибудь в будущем мы где-нибудь снова встретимся.

   – Когда-нибудь где-нибудь? – повторил, как эхо, Крот, уже не на шутку встревоженный. – Ты хорошо себя чувствуешь, Тоуд? Разве ты ожидаешь чего-то ужасного в ближайшее время?

   Кроту пришло в голову, что Тоуду могла привидеться, например, Старуха с Косой, ковыляющая по Берегу Реки в сторону Тоуд-Холла. И Кроту это очень не понравилось: это предвещало возврат мании величия и других странностей в поведении, которые, как боялись друзья Тоуда, когда-нибудь погубят его.

   – Пожалуйста, Тоуд! – взмолился Крот. – Может, ты приляжешь? Наверно, солнце так подействовало…

   – Оставь, – сказал Тоуд каким-то неестественным, потусторонним голосом. – Оставь меня.

   И он отпустил Крота жестом не то чтобы невежливым, но не оставляющим выбора, пресекающим всякие дальнейшие разговоры. Кроту пришлось подчиниться. Тем более что ему стало совершенно ясно: обо всем этом необходимо сообщить Барсуку, и срочно. Поэтому Крот поспешил через сад к выходу, ужасно волнуясь за Тоуда и весьма недовольный собой.

   Дойдя до ворот, Крот оглянулся и посмотрел на дом. Его охватило предчувствие чего-то судьбоносного. А то, что он увидел, только укрепило это предчувствие. Ибо теперь Тоуд стоял на том самом пустом участке, который оставили на его усмотрение. Он воздевал руки к вечернему солнцу, отставив одну ногу чуть назад и опираясь на другую. В лучах заходящего солнца зрелище выглядело монументально.

   Что именно делал Тоуд – было тайной, но Крот прекрасно понял, что он надеется достичь этим Бессмертия. Ни к чему хорошему это привести не могло.



   Бормоча себе под нос «О Господи!», Крот оторвал взгляд от Тоуда и вышел через ворота на Берег Реки. При этом он не мог не пройти мимо предостережения, повешенного Барсуком для пользы и устрашения Тоуда. Сейчас оно казалось жалким и бесполезным. Теперь, когда Тоуд вновь готов поддаться очередной пагубной идее, не подумав о последствиях, он даже не вспомнит о надписи, висящей здесь:

«ВТОРОГО ШАНСА НЕ БУДЕТ!»

II
Крот в унынии

   После встречи с Тоудом, совершенно его расстроившей, Крот твердо решил забыть о своих собственных огорчениях. Надо было срочно идти прямо к Барсуку и поделиться опасениями, что поведение их друга приняло неожиданный оборот и что, возможно, он опять возьмется за старое.

   Но каким бы ни было чувство ответственности за других, сейчас собственные горести возобладали. Крот добрался до моста, за которым начиналась тропинка к дому Барсука, но дальше не пошел. Он постоял некоторое время, вглядываясь в таинственные глубины Реки, и тоскливое беспокойство, которое и привело его сегодня к Тоуду, снова охватило его. Крот повернул обратно и побрел, одинокий и несчастный, в Кротовый тупик. Там, не вступая ни в какие разговоры с Племянником, он утешился, забывшись сном.

   Именно за Крота, а вовсе не за Тоуда следовало беспокоиться обитателям Берега Реки. Было совершенно ясно, что вот уже несколько недель, как прежний жизнерадостный Крот изменился. Об этом знал его Племянник, знал и Рэт, да все на Берегу Реки знали! Что там говорить, даже он сам, кажется, это знал. Но никто, в том числе и сам Крот, не понимал, что произошло.

   Племянник не находил объяснения, и никто из друзей Крота не был в силах помочь. Рэт, например, вообще не мог взять в толк, что происходит, и лишь раздражался и терял терпение по мере того, как мрачность Крота возрастала и убывал интерес к жизни. А у Тоуда хватало времени только на собственные прожекты.

   Но Племянник так легко не сдавался, особенно когда речь шла о благополучии Крота. Никто не значил для него так много, и он не остановился бы ни перед чем, испробовал бы все средства, лишь бы вернуть Кроту душевное равновесие. Поэтому он решил набраться смелости и нанести визит мистеру Барсуку. Мудрейший Барсук жил здесь дольше других и помнил такие давние времена, каких никто из них не застал. Он был одним из немногих, кто помнил еще отца Тоуда.

   Племяннику уже доводилось одному бывать у Барсука. И все же до сих пор его охватывал страх, когда он приближался к его дому. Дело было не только в непредсказуемости настроений Барсука – он мог просто не открыть дверь, – но и в том трепете, который внушает Дремучий Лес чужакам. Даже в солнечный летний денек Лес стоял темный, деревья казались огромными, в ямах между ними шевелились зловещие тени. А ближние и дальние заросли кустарника – как они пугающе скрипят и стонут! Поэтому, когда Племянник дошел до середины Леса, набрался храбрости и постучал в дверь Барсука, прислушался к звукам внутри, когда наконец все задвижки были отодвинуты, запоры открыты, а цепочки сняты, он испытал огромное облегчение.

   Боязнь, что хозяин будет недоволен, скоро рассеялась. Барсук был очень привязан к Кроту, и, как только Племянник объяснил всю серьезность положения, его не пришлось долго уговаривать отправиться в Кротовый тупик. Они с Племянником пошли через Дремучий Лес тайными тропами, в молчании и глубокой задумчивости. Когда они добрались до Кротового тупика, Крот, как всегда вежливый и обходительный, приготовил им чай, и далеко не сразу Барсук почувствовал, что может приступить к делу.

   – Крот, дружище, я пришел навестить тебя. Я понимаю, что ты чем-то угнетен, это бесполезно отрицать. Может быть, тебе лучше выговориться?

   – Ах, Барсук, я знаю, ты желаешь мне добра, и поверь, твой приход – большая честь для меня, но уверяю тебя – все в порядке, – ответил Крот.

   – Все в порядке? – переспросил Барсук, сбитый с толку спокойным возражением Крота.

   – В полном, в полном порядке, – повторил Крот и, чтобы переменить тему, предложил: – Выпей еще чашечку чая. Племянник, поставь чайник и принеси второе блюдо сандвичей с огурцом, которые я приготовил…

   Барсук вздохнул, видя, что сейчас он больше ничего не сможет добиться. Кроу бодрился, но Барсук все видел по его глазам: тоску и даже, с огорчением надо было это признать, отчаяние.

   После этой бесплодной попытки докопаться до сути приключившегося с ним несчастья Кроту становилось что ни день, то хуже, кто бы что ни говорил и ни делал.



   Спустя несколько ночей, когда Племянник был у Тоуда, Крот предпринял позднюю прогулку. Какими звездными, слезными тропами ходил он в ту ночь, никто никогда не узнает. Будь Племянник в Кротовом тупике, он, конечно, поднял бы тревогу, но, к несчастью, его там не было. И потому никто не видел, как бродил неприкаянный Крот глубокой ночью вдоль Реки и по Дремучему Лесу, по крупным комьям распаханных полей, вдоль неподстриженных кустов. Никто не видел, как взгляд его дико блуждал, следя за мерцающими звездами и луной, как он все больше уставал и замерзал, как не в силах был подобрать имя своей тоске.

   Может быть, иногда он останавливался, чтобы дать отдых больной голове и натруженным ногам, все еще надеясь найти объяснение тому, что его мучит. Кто знает! Как бы там ни было, рассвет застал его сидящим на мрачном, заросшем тростником берегу к западу от загадочного островка, что лежит по течению чуть выше опасной плотины, чей грозный рев прекрасно слышен с места, где Крот нашел себе пристанище.

   Безутешный Крот сидел в тростниковых зарослях свесив ноги в воду, зачарованно уставившись на быструю воду в нескольких ярдах. Не место было здесь наземному животному, лишь сильные пловцы, такие как Выдра или Рэт, рискнули бы сидеть здесь опустив ноги в воду.



   Никто из обитателей Берега Реки не знал о том, что он находится здесь. Затерявшись в тростнике, одинокий и несчастный Крот все больше сползал в воду, то соскальзывая в сон, то возвращаясь в явь. К утру в воде были уже не только ноги Крота, но и вся нижняя часть его тела, так что, если бы кто-нибудь увидел его, то подумал бы, что Крот хочет сползти в воду и поплавать, – довольно рискованное занятие в этом месте. Можно было предположить, что кончится это плавание весьма плачевно.

   И все-таки Крот был не совсем один.

   – Кто это там и что он такое затеял? – развязно прошипел кто-то грубым голосом из зарослей тростника чуть выше по течению.

   – Да это мистер Крот из Кротового тупика, если глаза меня не обманывают, и, кажется, он ищет неприятностей, – ответили другим голосом, вкрадчивым и свистящим.

   Это были горностаи, жестокие и лживые животные, населяющие Дремучий Лес. Они как раз вышли на утреннюю охоту и жаждали приключений.

   – Хорошенькое место, чтобы нырять, – заметил первый.

   – Это будет не нырок, парень, а погружение.

   – Давай-ка подождем, чем дело кончится.

   Потом они долго молчали, а Крот тем временем все глубже погружался в воду.

   – Ставлю фунт против пенса: больше одного раза он не вынырнет, если его понесет к плотине.

   – Шутишь! Да он раньше концы отдаст…

   Так эти грубые звери издевались над жалким положением Крота, делая ставки на его жизнь. И вовсе не из жалости, а из корысти оторвались они от занятного зрелища и побежали рассказать об увиденном Барсуку. Они надеялись, что Барсук вознаградит их за беспокойство, например пятью фунтами или около того.

   – Пять фунтов. Сдается мне, столько даст Барсук за Крота, – все эти мелкие зверушки большего и не стоят.

   Барсук сразу побежал к Кроту, который к тому времени уже почти весь погрузился в воду, и, вытащив друга (причем помощь горностаев была только помехой), сделал выводы о случившемся и принял определенные решения. Важнейшим из них было решение о необходимости запугать горностаев так, чтобы они не вздумали рассказывать о происшедшем кому бы то ни было.

   – Если хоть слово об этом частном деле сболтнете кому-нибудь, – предупредил Барсук, – речь будет идти уже не о пяти фунтах, пяти шиллингах или пяти пенсах, а о том, что мне ничего не стоит найти болтуна и выдворить его с Берега Реки навсегда! Это ясно?

   – Да, мистер Барсук, конечно, сэр! Вы можете рассчитывать на нас: уж мы-то будем держать язык за зубами! – трусливо юля. отвечали горностаи. При Барсуке они совсем не так запели, как тогда, когда издевались над беззащитным Кротом.

   – Да будет так! – сурово сказал Барсук, и горностаи исчезли.

   Барсук вновь обратился к другу. Он предложил Кроту отправиться с ним в Дремучий Лес, где в скромном, но вполне удобном доме за ним будут ухаживать и, может быть, наконец выяснится, что же все-таки произошло.

   – Я превосходно себя чувствую, правда, в-в-все в п-порядке, – упорствовал Крот, стуча зубами от перенесенного потрясения и от холода, пока Барсук закутывал его в свое пальто.

   – Ничего подобного, – твердо сказал Барсук, – и до моего дома отсюда гораздо ближе, чем до твоего. Так что пойдем со мной.

   – Но Б-6арсук, я, я…

   Каким слабеньким он показался Барсуку, вот-вот заплачет!

   – Давай, старина, обопрись на меня, и оглянуться не успеешь, как будешь сидеть у огня, вытянув ноги!

   – Что ж, м-может быть, эт-то к лучшему, – пробормотал Крот. – Я действительно устал, оч-чень устал.

   Барсук дружески обнял его, и лишь тогда бедняга Крот, глубоко вздохнув и повесив голову, выплакал наконец свою тоску, которая так долго не находила выхода.

   – Давай, старина, – хрипловато сказал Барсук, потому что слезы Крота очень его растрогали. – Пойдем-ка, и расскажи мне, что тебя мучает.

   Барсук устроил Крота в небольшой, но уютной комнатке, и тот проспал целых двое суток после тяжелых испытаний, выпавших на его долю. Потом, просыпаясь, хоть и не совсем, он стал садиться в постели и осматривать комнату, в которой никогда раньше не был, даже не знал, что она есть в доме.

   Комната была забита вещами, напоминающими о родственниках Барсука, о существовании которых никто из обитателей Берега Реки не знал, и изображениями мест, где, оказывается, побывал Барсук. Но были тут и другие, еще более интригующие вещи, назначения которых Крот не мог понять. Кое-какая одежда на вешалке, явно слишком маленькая для Барсука. Крот решил, что эти вещи Барсук носил в юности. Еще загадочнее был календарь над кроватью, за какой-то давно прошедший год, кажется за год до того, как Крот поселился на Берегу Реки. Несколько дней в июле и августе были обведены черным, а около последнего дня сентября, несомненно, рукой Барсука, его неразборчивым почерком было написано: «Последний день».

   Крот оттаял сердцем и умилился, увидев полочку детских книг, теперь уже потрепанных и запыленных, но бережно сохраненных Барсуком. Это выдавало в нем существо, воспитанное на чтении и радостном познании, что, без сомнения, и привело его к столь ценимой окружающими мудрой доброте.

   Правда, надо заметить, что, перелистав книги повнимательнее (в нем снова проснулось любопытство), Крот с удивлением обнаружил там следы детских шалостей. Страницы были размалеваны карандашами, некоторые иллюстрации дорисованы детской рукой: там подрисованы очки, здесь нацарапан крокодил, собирающийся напасть на стаю мирных уток в деревенском пруду. Можно было предположить, что Барсук не всегда аккуратно и с уважением относился к книгам.



   Когда добрый хозяин заглядывал к нему время от времени с чашкой крепкого питательного бульона, Кроту хотелось спросить Барсука обо всех этих вещах, но он опасался, что это будет нескромно с его стороны.

   На четвертый день Крот уже был на верном пути к выздоровлению. Он достаточно хорошо себя чувствовал, чтобы встать с постели, и Барсук вывел его на прогулку по Дремучему Лесу. Как медленно он шел, как робко ступал, особенно подходя к Реке и увидев ивы в свежей молодой зелени, – пейзаж, так хорошо знакомый ему и так сильно любимый.

   – Барсук… – начал он.

   – Что? – ласково отозвался Барсук.

   – Нет, нет, ничего.

   Они медленно пошли дальше и добрались до пня, где тропинка из Дремучего Леса выходила к Реке.

   – Похоже, ты немного устал. Кажется, слишком далеко для первого раза. Почему бы тебе не посидеть немного, а потом я отведу тебя обратно домой? А я прогуляюсь по берегу, полюбуюсь на Реку оттуда: вниз по течению, вверх по течению…

   – Вверх по течению… – пробормотал Крот, – да-да…

   Барсук оставил Крота на пеньке, а сам отошел, раздумывая, что делать дальше. Было совершенно ясно, что Крот все еще очень несчастен. Но он не отвечает на осторожные расспросы Барсука. Конечно, ему нужно время.

   За спиной он услышал всхлип. Это тихонько плакал Крот. Барсук больше не мог этого вынести и обернулся. Трогательнее картины он в жизни не видел. Его добрый друг сидел на пне весь сжавшись, подавшись вперед, и из последних сил старался не выдать своих чувств, чтобы не расстроить друга. Но больше сдерживаться он не мог!



   – Послушай, Крот, – сказал Барсук, подойдя к нему. – Что с тобой? Что тебя так гнетет? Перестань плакать и расскажи мне наконец.

   Крот на секунду поднял голову и взглянул на Барсука, все еще стараясь сдержать слезы. Он все плакал, плакал, и вдруг потоком полились слова:

   – Для меня это почти ничего не значило, когда я предложил… Но… Но… – Крот еще немного поплакал, прежде чем смог продолжать. – И вот я предложил Рэтти… и он согласился, и ко мне вернулась надежда, потому что… ты знаешь, сам я бы ни за что не смог, нет, один не смог бы. У меня не хватит храбрости, а у него и знания и умение, в общем, я рассчитывал на него, и ведь он согласился, понимаешь, согласился! А потом… он сказал мне, что не будет… Он… Ах, Барсук, у меня не хватает духу сделать это одному. Я надеялся, что он мне поможет… Я рассчитывал на него…

   – Ты очень сильный, Крот, – наконец осмелился вставить Барсук.

   – Но не в таком деле, я не смогу без Рэтти… А он вдруг… отказался… О, пропади все пропадом!

   Так у реки Крот все-таки заговорил. А потом Барсук отвел его домой, дал ему выспаться, а когда он проснулся посвежевший, накормил его хорошим ужином. Потом, несмотря на то что было уже начало лета, затопил печку, усадил Крота у огня, и ему пришлось наконец рассказать о том, что его терзало. И чем дольше Барсук слушал, тем больше готов был рвать на себе шерсть от досады, что не догадался раньше.

   – Понимаешь, – начал Крот, – когда в этом году пришла весна, мною овладело очень странное желание отправиться в путешествие вверх по реке, это было какое-то нетерпение, беспокойство…

   Это наша с Рэтти давняя мечта – снарядить такую экспедицию, и мы много раз говорили об этом на наших пикниках, но никто из нас не шел дальше разговоров… до нынешней весны.

   Я, конечно, знал, Рэтти говорил мне, что ты всегда отговаривал его от подобных предприятий. Но меня так тянуло в экспедицию и я так уговаривал Рэтти, что он согласился предоставить свою лодку, а я взял бы на себя запасы провизии. Более того, Барсук, мы решили сохранить все это в тайне от тебя, в чем я искренне раскаиваюсь, на случай если бы ты стал отговаривать нас.

   Барсук пробормотал что-то неразборчивое, и Крот счел за лучшее поскорее продолжать свой рассказ:

   – Ну так вот, к моему большому удивлению, совсем не трудно оказалось убедить Рэтти принять участие в моей затее и взять на себя организационную часть. Когда мы обо всем договорились, я почувствовал, что мною овладело какое-то до сих пор неизведанное возбуждение. То, что казалось всего лишь мечтой, минутной фантазией, стало почти реальностью, и мой ум принялся трудиться над ней. Я задумался о том, что найду там, вверх по течению Реки, как бы это сказать – в Дальних Краях!

   – В Дальних Краях… – прошептал Барсук.

   – А потом все вдруг изменилось. После Майского Дня потеплело, и у Рэтти вдруг нашлось много дел на Берегу Реки. Он пришел ко мне и сказал: «Знаешь, может быть, мы слишком замахнулись с этой твоей прогулкой? Не то чтобы я не хотел ехать, Крот, дружище! Мне не хочется тебя разочаровывать, но ведь ты должен понять: если Берег Реки все еще надежное и спокойное место, то это только потому, что я забочусь об этом, вместе с Выдрой, конечно. А сейчас столько дел…»

   Ты знаешь, Барсук, я не из тех, кто навязывается, и если Рэтти считает, что у него много дел более важных, чем увеселительная прогулка, что ж, может быть, он и прав.

   Крот замолчал и внутренне вновь пережил ту горькую минуту, потому что для самого Крота его экспедиция стала чем-то большим, чем просто «прогулка».

   – «Так когда вы отплываете?» – спросил меня Выдра дня через два после нашего разговора с Рэтти. «Э-э, мы вообще не едем, Выдра. Рэтти… и я… мы решили, что сейчас не самое подходящее время».

   Выдра выглядел таким разочарованным, что бедный Крот тут же пожалел, что так легко уступил доводам Рэтти.

   Тогда-то Крот и начал погружаться в уныние, причины которого никто не мог понять. То, что началось как жажда приключений, превратилось для него во что-то слишком важное, личное, глубокое, чтобы с кем-нибудь делиться, и слишком властное, чтобы от него отказаться. Он воспринимал это как Дело, которое послужит на пользу Берегу Реки, как – он и сам пока не мог объяснить.

   Единственный друг, который мог бы помочь ему, отказался. От Тоуда нельзя было ожидать понимания, а Выдра не заменил бы Кроту Рэтти, хоть и стал бы надежным компаньоном. К Барсуку Крот тоже не мог обратиться, так как боялся, что тот его не одобрит, и потом, ему было так неловко, что они с Рэтти утаили от Барсука свои планы.

   Вот каковы были события, приведшие Крота к той злосчастной ночной прогулке. Когда рассказ был окончен, Крот и Барсук надолго замолчали. Барсук даже отворил дверь и вышел в ночь пройтись по Дремучему Лесу и поразмыслить.

   Видимо, во время прогулки он пришел к какому-то решению, потому что, вернувшись, бодро сказал:

   – Я вот думаю, а не выпить ли нам по стаканчику того вина на травах, которое несколько лет назад ты подарил мне ко дню рождения?

   Он поднялся и достал бутылку знаменитой настойки, приготовленной руками Крота:

   – Помнишь?

   Еще бы Кроту не помнить! Ведь в свое время несколько заплетающимся языком он заявил, что это лучшее его вино, которое нужно выдержать несколько лет, пока не подвернется повод достаточно важный и достойный того, чтобы откупорить эту бутылку.

   При этой блестящей речи присутствовали Рэт и Тоуд, Выдра и его сын Портли. Племянник тогда еще не вошел в их круг. Кроту потом было неловко, что он так напыщенно высказался о напитке и о поводе для его распития.



   – Боюсь, я был тогда слегка не в себе… – признался Крот, глядя на приготовления Барсука. – Если можно…

   – Да, Крот, что?

   – Ну, я не совсем уверен, но…

   – В чем дело, Крот, ты так странно выглядишь!

   – Я действительно чувствую себя как-то странно, Барсук, очень странно. Прошу тебя, не открывай сейчас эту бутылку, потому что, я думаю, для нее еще не пришло время.

   Крот откинулся на спинку стула, а Барсук поставил бутылку обратно не проявляя никаких признаков недовольства.

   – Надеюсь, этот великий день скорби настанет, мой добрый друг, – сказал Барсук, наливая из заветной бутылочки с задорным напитком из терна и черники, тоже приготовленным Кротом.

   – И когда он настанет, – продолжил Крот, – а я почему-то совершенно уверен, что он настанет, – я попрошу наших друзей Рэтти и Тоуда распить это вино с нами, и Выдру с Порт ли – тоже!

   – И твоего замечательного Племянника! – добавил Барсук, поднимая свой стакан и тем самым превращая пожелания Крота в тост. – А теперь, Крот, я думаю, нам надо обсудить некоторые важные дела, и откладывать это не следует ни на минуту. Ты, кажется, говорил сегодня о том, как представляешь себе то, что называется «Дальние Края»?

   – Да, да, говорил, – сказал Крот, поставив стакан и подавшись вперед.

   Они проговорили долго, до зари. И не только о видениях Крота они говорили, хотя все время к этому возвращались. Они говорили об истории Берега Реки, об отце Тоуда, о появлении Рэта, о том, как сам Крот вышел из собственного маленького мирка в широкий мир Ивовых Рощ и Берега Реки, и, наконец, когда Крот думал, что они уже все обсудили, Барсук завел речь о тех людях, случаях и местах, которые Далеко, дальше Берега Реки, вверх по течению, тех, которые имели отношение к истории самого Барсука. Многое разъяснилось о тех потрепанных детских книгах в комнате, отведенной Кроту, об одежде и календаре с внушительной записью «Последний день».

   Крот узнал, что это был последний день, когда Барсук еще мог надеяться на возвращение того, кто когда-то носил эту одежду и с удовольствием читал эти книги, из мест, куда он, как казалось Барсуку, опрометчиво отправился.

   Места, откуда он не вернулся, и были, судя по всему, тем самым Далеко.

   – Одно могу сказать тебе точно, – подытожил Барсук, когда они уже окончательно наговорились, – эту идею вашего с Рэтти путешествия надо будет возродить. В таких делах нужно доверять своему чутью и поступать так, как оно велит.

   – Но он вряд ли передумает, – с сомнением сказал Крот, – и я вряд ли смогу убедить его, что мои фантазии лучше его здравомыслия, тем более, что один раз я уже с ним согласился.

   – И не пытайся! Нет, тут нужен особый подход. Я сам займусь этим и надеюсь, Рэт изменит свое решение!


   – Крот! Крот! – Голос Рэта и стук в дверь раздались в Кротовом тупике через несколько дней.

   – Входи, Рэтти, входи! – воскликнул Крот, открывая дверь. Он был уже дома и вполне здоров. – Я очень рад тебя видеть.

   – Послушай, Крот, дружище, мне кое-что надо тебе сказать, а рассусоливать некогда.

   – Ты даже не присядешь?

   – Нет времени, – воскликнул Рэт и, вместо того чтобы сесть, отправился прямо на кухню и принялся рыться в кладовой. С Кротом он как будто избегал встречаться взглядом. – Может быть, – озабоченно проговорил он, – я слишком поспешно отказался от твоей… экспедиции, твоей замечательной экспедиции, ну, той, что ты предлагал весной. Поэтому, если ты еще не раздумал и готов взять меня с собой, а пока начать заготавливать продовольствие для нашего путешествия, тогда я…

   – Ну конечно, Рэтти! – закричал Крот вне себя от счастья. – Конечно же я…

   – …тогда я буду рад и почту за честь взять на себя все, что касается навигации.

   – Конечно же я не раздумал, – сказал Крот. – Но это наша экспедиция, и я не могу брать на себя роль главного.

   Рэт покачал головой:

   – Иначе я не согласен.

   – Не знаю, что тебе и сказать, – слабым голосом произнес Крот. – Когда ты думаешь отправиться?

   – Может быть, дня через три? Достаточно времени на сборы?

   – Более чем достаточно! – Закричал Крот, а мысли его уже пустились вскачь, он был совершенно потрясен тем, как скоро Барсуку удалось уговорить Рэта.

   – Тогда договорились, – сказал Рэт и, все еще чувствуя себя неловко, поторопился выйти, не желая задерживаться ни минуты, – так он якобы занят. – Да! Крот, – сказал он, обернувшись при выходе и наконец взглянув Кроту в глаза.

   – А?

   – В следующий раз, когда я… не разобравшись, поставлю свои эгоистические интересы выше твоих мудрых замыслов, можно попросить тебя кое-что сделать для меня?

   – Что? – спросил Крот, еще не совсем понимая, о чем речь.

   – Надрать мне уши и сказать, чтоб я перестал дурить! Этого хватит.

   Его улыбка раскаяния, неуклюжие извинения и попытки загладить вину значительно перевесили в глазах Крота все страдания, испытанные им по вине Рэта.

   – Значит, через три дня, – сказал Крот. – У меня все будет готово, только я тебя умоляю: не называй меня главным, а то кто-нибудь услышит и у него создастся неправильное впечатление!

   – Предлагаю устроить наш первый совет сегодня вечером в шесть часов, если ты ничего не имеешь против, – сказал Рэт, не обратив никакого внимания на протесты Крота. – Будет присутствовать Выдра, а Племянник уже согласился вести протокол.

   – Вот это да! – проговорил Крот, когда Рэт поспешил к реке. – Кто бы мог подумать!

   Через некоторое время к Кроту явились несколько кроликов и сказали, что прослышали о его намерении возглавить далекую экспедицию. Так вот, не нужна ли ему их помощь в заготовке припасов, например, или в чем-нибудь еще? Смущенный Крот не смог скрыть своего счастья и закричал: «Да! Да!» – и озадаченные кролики увидели, как знаменитый глава экспедиции пустился на радостях в пляс.

III
Неожиданная отсрочка

   – Я пытался, то есть, честное слово, я объяснял ему, но вы же знаете, какой он… – жалко оправдывался Крот, беспомощно взглядывая то на Барсука, то на Выдру и, наконец, на Рэта.

   – Но, Крот! – вне себя от возмущения кричал Рэт. – Ведь ты знал, что мы отплываем сегодня! Ты знал это еще че; тыре дня назад. Ведь это же ты уговорил Барсука поддержать наш план, ведь именно ты принял его так близко к сердцу, это ты…

   – Я знаю, Рэтти, я знаю, – сказал бедный Крот, поднимая лапу, чтобы остановить поток праведного гнева Рэтти. – Но ведь и ты знаешь, и все мы знаем, каким убедительным и настойчивым может иногда быть Тоуд.

   – Тоуд! Ха! – неопределенно возразил Рэт.

   – Позволить Тоуду вмешаться и все испортить! – простонал Выдра.

   – Так, значит, все-таки Тоуд – причина этой отсрочки? Мне следовало бы раньше догадаться, – проворчал Барсук с озорными искорками в глазах.

   – Да, но что же все-таки он сказал? – прервал их Рэт. – Значит, мы задерживаем отплытие из-за какого-то эгоистичного пустякового каприза Тоуда? Сегодня южный ветер, он очень хорош для плавания вверх по течению, и чем скорее мы…

   – Причина не показалась мне пустяковой, когда он рассказал мне все, – сказал Крот уже увереннее. – И дело уж конечно не в эгоизме Тоуда, потому что это касается всех нас, мы только должны немножко задержаться: на час-другой, и…

   – Мой дорогой Крот, ты меня совсем запутал, – сказал Барсук, усаживаясь и вынимая трубку. – Почему бы нам не устроиться поудобнее и выслушать, что же такое с нами произойдет через час-другой?

   День был ясный и ветреный, было свежо, но свежо по-летнему. Все собрались на берегу, у домика Рэта. Судя по горе поклажи, которую они уже начали грузить на две пришвартованные к берегу лодки, экспедиция вот-вот должна была взять старт и короткой она быть не обещала. Одним из транспортных средств была голубая с белым лодка Рэта, а другим – меньших размеров тупоносая плоскодонка. Ее можно было нагрузить запасами и взять на буксир.

   Кроме нескольких корзин, до отказа набитых в основном, конечно, едой и питьем, тут была большая палатка с колышками и шестами, аккуратно уложенная в коричневую брезентовую сумку, и два чемодана с ярлыками, на которых разборчивым почерком Крота было выведено: «Одежда на хорошую погоду и для торжественных случаев» и «Одежда на плохую и грязную погоду».

   Рэт, по сравнению с Кротом, путешествовал налегке, потому что его чемодан был в три раза меньше каждого из чемоданов Крота, а на ярлыке красовалась надпись: «Никудышная одежда. Нашедшего просим вернуть ее Рэту Водяной Крысе, дом на Берегу Реки; если владелец отсутствует, вручить м-ру Барсуку, проживающему в Дремучем Лесу».

   Приготовления их были, по всей видимости, закончены, дул благоприятный ветер, стояла подходящая погода, и раздражение Рэта по поводу задержки было очень даже понятно. Более того, обожаемая Рэтом Река, словно чувствуя всю важность своей роли, текла сегодня полноводно и торжественно, и в ее чуть взлохмаченной ветерком поверхности отражалось то проплывающее белое облако, то голубизна летнего неба, а там, вдалеке, свисали ветви ив, отяжелев от летней изумрудной листвы и покачиваясь от ветра. Ветви наклонялись так низко, что течение увлекало за собой их кончики, протягивало немного по воде, а потом отпускало и снова ненадолго завладевало ими.

   – Да, – сказал Крот, уже немного успокоившись. – Теперь я вижу, что, возможно, ошибся, не посоветовавшись с вами и позволив Тоуду уговорить меня. Я должен был еще несколько недель назад рассказать вам о странном поведении Toy да, но, как вам известно, тогда я был слишком занят своими собственными заботами… Позвольте, я расскажу все, как было, и судите сами! Но…

   И тут в глазах его появилось тревожное выражение.

   – В чем дело, Крот, ради всего святого! – воскликнул Рэт.

   – Вы знаете, я как-то не подумал… Ой-ой-ой! Теперь я вижу, что все гораздо сложнее, чем я думал, и не терпит промедления. Дело не только в том, что Тоуд сказал мне, но еще и в том, что я ему предложил, но я-то просто пошутил… Какой кошмар… надо срочно…

   – Крот, старина, – сказал Барсук, пыхнув своей трубкой и положив лапу на плечо своего несчастного друга. – Как бы ни было это срочно, мы все равно ничего не можем предпринять, пока ты не расскажешь нам, что это за «дело». Поэтому…

   – Но мы можем немедленно отправиться в Тоуд-Холл, пока он… – сказал встревоженный Крот.

   – Конечно, мы так и сделаем, – заверил его Барсук. – Но пока мы здесь, пожалуйста, расскажи нам, что произошло вчера и чем ты так взволнован.

   Крот рассказал им сначала о том дне в саду Toyда, и о его одержимости, и о том, как, оглянувшись в воротах, он увидел, как Тоуд тянется к небесам, стоя на одной ноге.

   Все слушали и, конечно, были не менее озадачены, чем в свое время Крот, и, разумеется, так же озабочены.

   – Тебе следовало сразу же прийти ко мне, – дружески побранил его Барсук. – Мы бы избежали многих волнений и неприятностей и с тобой, и с Тоудом.

   – Я был поглощен своими проблемами, – извиняющимся тоном ответил Крот. – А потом никаких дурных новостей из Тоуд-Холла я не слышал, поэтому…

   – Как бы там ни было, – разумно рассудил Барсук, – теперь лучше расскажи нам о последних событиях, которые отсрочили ваше отплытие и которые так тебя занимают.

   Оказалось, вчера вечером по пути к Рэту, с которым он собирался обсудить последние детали экспедиции, Крот, к несчастью (как он теперь понял), встретил Тоуда. Или, как он запоздало стал подозревать, Тоуд встретил его.

   – Тебя-то мне и нужно! – закричал Тоуд с Железного Моста, который Крот только что перешел, направляясь к дому Рэта. Откуда взялся там Тоуд, непонятно, и только теперь, рассказывая эту историю друзьям, Крот подумал, что Тоуд мог ждать его в засаде.

   – Я сейчас не могу задерживаться. Я очень спешу, – сказал Крот, стараясь не снижать скорости. Разговор с Тоудом – это всегда надолго, потому что он любит поговорить, особенно когда знает, что его слушают.

   – Спешишь? В такой денек? Дружище, должно быть, дело у тебя действительно чрезвычайно важное, если ты даже не хочешь остановиться на минутку-другую и, как я, насладиться прелестью лета. Подумать о прошлых свершениях и будущих удачах, открыть для себя…



   – Понимаешь, я… – начал было Крот, опасаясь, что Тоуд сейчас пустится в долгие рассуждения и его будет уже не остановить.

   – Но, разумеется, – великодушно сказал Тоуд с теплой и обезоруживающей улыбкой, – я бы очень хотел знать, что это за дело такое – важнее минуты мира и покоя, особенно перед тем, как завтра сюда прибудет весьма значительное лицо. А ведь оно могло бы, если бы ты, конечно, так не торопился, обессмертить тебя, как, несомненно, обессмертит меня.

   – О чем это ты? – заволновался Крот, потому что сразу же вспомнил, как в их последнюю встречу Тоуд упоминал о Бессмертии. Значит, это не выветрилось из головы его друга, как он надеялся.

   Тоуд по-своему истолковал некоторое недоумение Крота, решив, что столь высокое слово и великое понятие, как Бессмертие, вероятно, находится за пределами понимания его простодушного друга.

   – Что означает… – продолжал Тоуд, перейдя на самую высокую точку моста и надувшись, чтобы лучше проиллюстрировать свою мысль, воплотить ее. – Что означает: сделать постоянным, неподверженным разрушению, известным всем на все времена, уважаемым и прославленным во всем мире, с этих пор и на века. Вот что значит «обессмертить», что и произойдет со мной завтра или послезавтра, если это потребуется для полного завершения процесса. – Тоуд глубоко вздохнул и сокрушенно добавил: – То же самое могло бы произойти и с тобой, если бы ты не мчался с такой скоростью и с таким важным поручением!

   – Это вовсе не поручение! – возразил Крот, уже готовый угодить в ловушку. – Понимаешь, мы с Рэтти, и мистером Барсуком, и с Выдрой обсуждаем одно…

   – Ага! Так, значит, Рэт тоже имеет отношение к этому твоему важному делу! И мистер Барсук? И даже Выдра? А я, который вроде считается другом вам всем, в стороне, мне даже не сказали.

   – Но, Тоуд, мы вовсе не хотели… – залепетал бедняга Крот, чувствуя, что его как бы затягивает трясина.

   – Хорошо, хорошо! Пусть так! – неостановимо разглагольствовал Тоуд с таким смирением и самоотречением, что менее доброе существо, чем Крот, сразу сообразило бы, что и то и другое – мнимое. – Некоторым возможности подворачиваются сами, некоторых они обходят стороной. Но я тем не менее думаю, что мистер Барсук, мнение которого мы все так ценим, будет в тебе несколько разочарован, узнав, что ты, в том числе и от его имени, так бездумно отказываешься от предложенного шанса.

   – Но, Тоуд, право, я…

   – Не говоря уже о Рэте, который всегда решителен и практичен в таких делах.

   – Тоуд, я… – Крот из последних сил боролся с этим потоком, нет, наводнением красноречия.

   – Но тем не менее, – преувеличенно искренне сказал Тоуд, с сожалением пожав плечами, – я уверен, что ты лучше знаешь, как прочны дружба и уважение к тебе Барсука. Давай же считать, что я ничего не говорил о редчайшем шансе, к которому ты решил повернуться спиной, и поговорим лучше о твоем спешном деле.

   – Понимаешь, оно действительно очень важное, – начал Крот, совершенно сбитый с толку речами Тоуда. – Мы давно уже это затеяли и после долгих проволочек завтра думаем начать. Но если бы ты сказал мне, к чему именно я собираюсь «повернуться спиной», как ты выразился, тогда, возможно, мы могли бы…

   О, на какой же скользкий путь вынужден был вступить Крот из-за одержимости Тоуда! Как отчаянно старался он сохранить ясную голову и помнить, что самое важное сейчас – отделаться от Тоуда и добраться до дома Рэта.

   – О, это не займет много времени, Крот. Приди – и ты убедишься. Посмотри – и будешь покорен. Попробуй – и ты шагнешь в Бессмертие, от которого сейчас впопыхах чуть не отказался.

   С этими словами Тоуд крепко обнял Крота за плечи и повлек его обратно через мост, а потом через ворота, в свои владения.



   Через некоторое время показались сад и дом, и Крот с удовольствием отметил, что травка, посеянная, когда он был здесь в прошлый раз, зазеленела и многие ростки уже проклюнулись, а ползучие растения, обвивающие беседку, разрослись.

   – Все уже совсем не так, как после то-/ го злосчастного пожара два года назад, – вежливо заметил Крот.

   – Злосчастного? Разве Судьба может быть злосчастной? Впрочем, возможно, кто-нибудь так ее и называет, но только не Тоуд. Разве можно противиться волне перемен, которая подхватывает тебя? Большинство, правда, пытается, но Тоуд – никогда! Цепляться за старое? Пусть так поступает кто угодно, только не Тоуд! Уж он-то хватает новое обеими руками!

   Крот почувствовал, что Тоуд еще крепче стиснул его плечи. Он уже начал подумывать, не разойдется ли Тоуд настолько, что сочтет и его частью «старого» и просто выбросит в ближайшую канаву или, наоборот, примет его за воплощение «нового» и задушит в объятиях, что было бы совсем нежелательно.

   Когда Тоуд привел все еще упиравшегося Крота к террасе, где они несколько недель назад пили чай, тот, почувствовав неладное, заинтересовался: как же Тоуд разрешил в конце концов проблему пустого участка сада. Судя по всему, его нездоровый интерес к вечной жизни не остыл. А эти два вопроса в его голове безусловно связаны.

   – Сядь! – скомандовал Тоуд. Крот послушно сел и выжидающе посмотрел на Тоуда. – Сядь и смотри! – воскликнул Тоуд, отходя в сторону, чтобы Крот мог видеть всю панораму будущего цветущего сада.

   Крот честно смотрел некоторое время, прежде чем сказать (а он никогда не говорил неправды и не лицемерил):

   – Но я вижу очень мало. По правде говоря, я вообще ничего не вижу.

   – Вот именно! – в экстазе воскликнул Тоуд. – Ты ничего не видишь, потому что ничего и нет. Именно поэтому садовод-архитектор и отдал свое замечательное распоряжение: «на усмотрение клиента».

   – А-а! – сказал Крот.

   – Пока ничего нет! – уточнил Тоуд.

   – Знаешь, мне в самом деле пора, – заторопился Крот и попытался подняться со стула, на который усадил его Тоуд. Он еще надеялся унести ноги, пока на него не хлынул поток очередных гениальных идей Тоуда.

   Рэт всегда говорил: «Крот, если имеешь дело с Тоудом, одержимым очередной идеей, главное – успеть отделаться от него, пока гроза не грянула, и пускай потом надувается, и пыхтит, и ходит кругами, пока не выпустит пар или идея не выветрится из головы. Не позволяй себя втягивать, беги, если, конечно, это возможно!»

   Но сейчас было уже слишком поздно. Тоуд твердой рукой удерживал Крота на стуле и указывал на пустой участок, будь он неладен!

   – Итак, клиент решил, – доверительно сообщил он, – поставить на этом месте себя самого и навечно.

   Крот взглянул сначала на участок, потом на Тоуда, потом опять представил себе Тоуда, застывшего на одной ноге в лучах заходящего солнца, и… засомневался.

   – Но ты не сможешь стоять там вечно: у тебя затекут ноги, ты проголодаешься, а зимой замерзнешь, – резонно заметил он.

   – Не я, – победоносно ответил Тоуд, – во всяком случае, не моя смертная оболочка. Смертные – это всего лишь плоть, и, когда она умирает, от нее ничего не остается.

   Тут Кроту наконец все стало ясно, и он испытал глубокое облегчение. Если таково было представление Тоуда о Бессмертии, тогда Берегу Реки и его обитателям ничто не угрожает.

   – Ты имеешь в виду?… – И Крот руками очертил в воздухе фигуру, напоминающую Тоуда.

   – Да, Крот, вот именно! – провозгласил Тоуд, ошибочно приняв радость прозрения за счастье сопричастности идее. – Я собираюсь поместить здесь свое скульптурное изображение, отлитое в бронзе. Оно простоит сотни лет. С этой мемориальной статуи под названием «Мистер Тоуд из Тоуд-Холла» будут сделаны миниатюрные копии и разосланы по свету, чтобы поднять дух и согреть сердца тех, кто не может увидеть оригинал. Это будет как…

   – Как бюсты Бетховена, например… Некоторые держат их на фортепиано, – предположил Крот.

   – Да, я буду очень похож на Бетховена, – согласился Тоуд.

   – Или Гарибальди… – продолжал Крот с некоторым трепетом, потому что у него самого дома был такой бюст, и, разумеется, он очень поднимал дух и согревал сердце. Итальянский революционер был героем юности Крота.

   – Да-да, на него тоже, – снисходительно согласился Тоуд, который знать не знал о Гарибальди.

   Он указал на уцелевший пьедестал разрушенной статуи, давным-давно выброшенной на свалку.

   – Их было четыре, – равнодушно сказал Тоуд, – но они пришли в негодность, и вот остался только этот пьедестал. Кажется, это были аллегории Четырех Добродетелей.

   – Может быть, Трех Добродетелей? – сказал Крот. – Вера, Надежда и Милосердие.

   – Мой отец поставил четвертую в мою честь, – скучно сказал Тоуд, – когда я родился.

   На пьедестале Крот заметил надпись по-латыни

«HUMILITAS SUPER OMNIA»[1]

   – Что это значит? – поинтересовался Крот.

   – Наверно, ничего особенного, – ответил Тоуд, – я никогда не блистал ученостью.

   – Ты говоришь, работа начнется завтра в полдень? – спросил Крот, возвращаясь к планировке сада, которая теперь казалась ему куда проще, чем раньше.

   Если план Тоуда насчет Бессмертия ограничивался тщеславным намерением выбросить на ветер очередную сумму денег и установить в саду свой бюст, то большой беды в этом нет. Даже Тоуду не удастся сотворить ничего ужасного из такой безобидной затеи. Правда, Крот не разделял его уверенности в том, что уменьшенные копии бюста будут пользоваться большим спросом.

   – Сегодня вечером широко известный художник приедет в Тоуд-Холл из Города, а завтра будет первый сеанс, – сообщил Тоуд и сделал паузу, по которой Крот понял, что Тоуд ждет следующего вопроса.

   Так как Крот не видел никакой опасности в этом предприятии при всей его нелепости и глупости, то он был рад сделать приятное другу.

   – Ты, кажется, говорил, что мы, то есть Барсук, Рэтти и я, могли бы тебе помочь? Что мы могли бы участвовать в этом… э э-э… Бессмертии?

   – Да, вы могли бы, – ответил Тоуд царственно, как если бы собирался чем-нибудь оделить одного из своих работников. – Я думаю, это неплохая идея, а с моей стороны это будет жест признания нашей прошлой дружбы – если ты и другие появитесь в этом произведении искусства.

   – Как появимся? – не понял Крот.

   – Эпизодически, – торопливо пояснил Тоуд, – как актеры в классической драме, которые выходят, чтобы сказать одно-два слова или вообще без слов, но их присутствие помогает зрителям оценить искусство исполнителя главной роли.

   – Я уверен, никто не будет против, – сказал добрый Крот, не обращая внимания на помпезность и безвкусицу идеи (хотя Рэт непременно поворчал бы на этот счет). Что до остальных, Крот был уверен, что никто не откажется принять участие в этой глупой, но безобидной затее.

   – Тогда договорились, – тут же поймал его на слове Тоуд. – Встречаемся завтра в полдень.

   – Но, Тоуд! – испугался Крот, слишком поздно осознав, что по его глупости экспедиция будет отсрочена.

   – Ты не можешь, ты не должен подвести меня! – тут же завопил Тоуд.

   – Это надолго?

   – Всего несколько минут, я убежден, – заверил его Тоуд, который представления не имел о том, что такое искусство и как создаются скульптуры. – Я говорил об этом с прибывающей сегодня знаменитостью, и она сказала, что специалисту хватит и нескольких набросков. Для меня, разумеется, потребуется гораздо больше времени, но что касается тебя и остальных, мастеру достаточно будет только взглянуть на вас, и все.

   – Ну что ж, – неуверенно проговорил Крот, теперь уже не видя выхода из тупика, в который завели его слабохарактерность и доброе сердце, но предчувствуя, каких трудов ему будет стоить убедить остальных, – если только ненадолго…

   Кроту хотелось задать еще много вопросов. Например, что это за знаменитость, при упоминании о которой в голосе Тоуда появлялись шаловливые и взволнованные нотки, что как-то не вязалось с предполагаемой почтенностью скульптора. Но тут Крот воздержался от дальнейших расспросов, потому что Тоуд отвечал бы на них так долго, что Крот никогда бы от него не ушел.


   – Это все? – раздраженно спросил Рэт, когда Крот закончил свой рассказ. – Значит, мы должны задержаться, чтобы удовлетворить новый каприз Тоуда?

   Он встал и принялся укладывать в лодки остатки экспедиционного имущества, которое они еще не успели погрузить.

   – Я не думаю, что все так серьезно, – дипломатично сказал Барсук. – Как верно заметил Крот, могло быть гораздо хуже…

   – Да-да, вот именно, – заторопился Крот. – Могло и может! Видите ли, дело в том, что…

   – Ах это еще не все? – Рэт помрачнел и оторвался от своего занятия. – Ты еще не все нам рассказал?

   – Вообще-то, – потупился Крот, – есть кое-что еще. Понимаете, я почувствовал такое облегчение, так был счастлив, что дело приняло столь безобидный оборот, что позволил себе одно глупейшее замечание. Вернее, я предложил Тоуду то, что ему самому, возможно, не пришло бы в голову.

   – Ты хочешь сказать, – произнес Барсук, отложив трубку и вмиг помрачнев не меньше Рэта, – что ты вложил в неразумную голову Тоуда еще какую-то новую идею?

   – Да, – тихонько ответил Крот.

   – Какую же? – спросил Рэт с леденящим кровь спокойствием.

   – Не знаю, что на меня нашло, но он заставил меня выпить стаканчик-другой, как это у него принято, и мне, должно быть, ударило в голову, и я вдруг поймал себя на том, что говорю…

   Крот в отчаянии обратил взор к реке, и, кажется, впервые ее великолепный певучий поток напомнил ему не только о победоносной вечности жизни, но и о неприятных ее сторонах, о ее тяготах.

   Остальные в гробовом молчании ждали окончания фразы Крота.

   – …о том, что есть и другие способы достичь Бессмертия и гораздо лучшие, чем установка бронзовых бюстов.

   – Очень неумно, – заметил Рэт.

   – Какие же? – серьезно спросил Барсук.

   Крот замялся.

   – Ну? – поторопил его Рэт.

   – Вы должны понять, я хотел как лучше! В тот раз у него в саду, несколько недель назад, меня очень тронула и взволновала мысль, что будущие поколения могли бы увидеть подросший сад во всем его великолепии. Мне стало жаль, что ни у кого на Берегу Реки, кроме Выдры, нет прямых потомков и наследников. И я сказал Тоуду – о, я сразу понял, что сделал глупость, – что, возможно, истинное Бессмертие – это наши дети и поэтому… Я просто не подумал, я не хотел ничего дурного!

   – Какой кошмар, Крот! – вскрикнул обычно жизнерадостный Выдра со страхом, который охватил и всех остальных. – Надеюсь, ты не был таким глупцом, таким идиотом, чтобы предложить Тоуду подумать о женитьбе?

   Вот! Ужасное слово вырвалось на свободу и теперь поднялось и повисло над ними мрачной грозовой тучей. По виноватому виду Крота стало ясно, что именно эту мысль он посеял в голове Тоуда.

   – Я ведь говорил чисто абстрактно, предположительно… – промямлил Крот в свою защиту.

   – Но он принял это буквально? – спросил Барсук.

   – Да, – признался Крот. – Принял. Буквально. Что я наделал!

   Все долго хмуро молчали, потом Барсук сказал:

   – Мы должны повидать скульптора и постараться как следует потешить тщеславие Тоуда всей этой затеей с памятником. Может быть, радостные волнения отвлекут Тоуда от зловредной мысли, которую столь неосторожно посеял Крот в плодороднейшую почву его ума. Возможно, семена погибнут, не успев дать всходов. К тому же давайте утешаться тем, что во всей округе я не знаю ни одной претендентки на руку и сердце Тоуда. А если бы таковые и имелись, у них хватило бы здравого смысла отказаться от своих намерений, узнав о его самовлюбленности, расточительности и ненадежности.

   Тут Крот выпрямился в полный рост, прямо и смело посмотрел в глаза Барсуку и всем остальным, как тот, кто хочет сделать последнее признание перед казнью.

   – Еще что-нибудь? – спросил Рэт севшим от испуга голосом.

   – Да, – ответил Крот ровным голосом смертника. – Кое-что о скульпторе, которого Тоуд пригласил ваять свой бюст.

   – У него дурная репутация? Он занимается сватовством? Это было бы очень скверно! – сказал Барсук.

   – Насколько я понимаю, сватовством – нет, – сказал Крот. – Я так понимаю, что этот скульптор… женского пола.

   – Женщина! – с отвращением выпалил Рэт.

   – К тому же она состоит в некотором родстве с самим Тоудом, – уточнил Крот, чтобы внести полную ясность, – но в очень отдаленном.

   – Ты имеешь в виду, что эта дама – какая-нибудь кузина Тоуда и, следовательно, тоже жаба? – похоронным голосом заключил Барсук. – И вот накануне приезда этой жабессы ты, который честное слово, мог бы вести себя поумнее, внедряешь Тоуду идею женитьбы?

   Четче и яснее обрисовать ситуацию было невозможно.

   Положение было критическое. Пристыженный Крот повесил голову. Он навлек несчастье на Берег Реки, хотя и не желая того, и экспедиция, которой он был так счастлив и горд руководить, оказалась под угрозой отсрочки, а то и отмены.

   – А могу я спросить, – произнес Барсук, и слова его прозвучали еще ужаснее от размеренности и спокойствия голоса, – как Тоуд воспринял твое заманчивое предложение?

   О, как же медленно несла река мимо них свои воды, как опасны и коварны были ее глубины, как неумолимы ее паводки и разливы!

   – Он решил, что это очень хорошая мысль, – в конце концов ответил Крот. – Вернее…

   – Больше ничего не говори, Крот, – перебил его Барсук и снова закурил трубку. – Ты уже и так наговорил больше, чем нужно. Мы должны немедленно отправляться в Тоуд-Холл.

   – Я поплыву на лодке, Барсук, потому что оставлять ее здесь со всей оснасткой и провизией – только ласок и горностаев дразнить, – сказал Рэт, бросив на Крота гневный взгляд.

   – Я не хотел… Я вовсе не… Я уверен… – бормотал совершенно уничтоженный Крот.

   – Довольно слов, – прервал Барсук. – Правильно оценить ситуацию и целеустремленно действовать, чтобы предотвратить бедствие, последствия которого и вообразить трудно, – вот что мы должны делать, и немедленно. Выдра, ты пойдешь со мной.

   Без лишних слов, чтобы промедлением не ускорять надвигавшуюся катастрофу, Барсук и Выдра отправились в путь, а Рэт забрался в лодку, оставив пристыженного Крота одного на берегу. Крот был несчастен и жалок как никогда.

   – Может, я поплыву с тобой, Рэтти? – спросил он умоляющим голоском.

   – Пф-ф, – фыркнул Рэт и недовольно подвинулся, освобождая для Крота место в лодке.

   – Что я наделал! – тихонько шептал Крот, отталкиваясь от берега.



   Рэт принялся грести вверх по течению. Кроту так хотелось считать это все-таки началом экспедиции. Как же неудачно начинали они благородное дело!

   – Рэтти? – робко позвал Крот.

   – Лучше не говори ни слова, Крот! – предупредил Рэт. – Лучше молчи, потому что сама мысль о женитьбе Тоуда мне невыносима. Даже Река, кажется, нервничает и побаивается. Лучше помолчать, пока мы не увидим, как говорится, масштабов разрушений.

   – Ты прав, Рэтти, – сразу же согласился Крот. О, как бы ему хотелось, чтобы они с Рэтом были уже далеко-далеко от всех этих хлопот и неприятностей, коим сам Крот, похоже, стал причиной!

IV
Мадам

   Упражнения в гребле против течения и спокойная гладь любимой Реки скоро улучшили настроение Рэта.

   – Мы не допустим, чтобы из-за всей этой чепухи откладывалось наше путешествие, Крот, старина, хватит киснуть, а то ты своим видом на меня тоску нагоняешь, – сказал он и, направив лодку к лодочному сараю Тоуда, нехотя проворчал: – В конце концов, любой из нас мог совершить такую же ошибку.

   Крот с молчаливой благодарностью принял оливковую ветвь мира.

   – Я не совсем понимаю, почему Барсук так расстроился, – осмелился сказать Крот, немного подумав. – Я в том смысле, что… разве женитьба такая уж страшная вещь? Может, Тоуду только на пользу пойдет, если он изредка будет вынужден думать не только о себе?

   – Знаешь, Крот, выбирай выражения, пожалуйста, – посоветовал Рэт. – Это сложный вопрос, в котором никто из нас почти ничего не смыслит. Вот ты с легкостью говоришь: «изредка будет вынужден думать не только о себе». Как меня самого предупреждали когда-то, брак подразумевает, что ты будешь думать о ком-то другом гораздо чаще, чем «изредка», и такая моральная перегрузка неизбежно приведет Тоуда к стрессу и заставит наделать глупостей. Мы все хорошо знаем, как он не любит тюрьму, верно?

   – Да, но…

   – Знаешь, старик, я от многих слыхал, что брак очень похож на тюрьму, только хуже, особенно когда в этом замешана женщина.

   – Я бы сказал, что женщина всегда бывает замешана, если парень собирается жениться, – рассудительно заметил Крот.

   – О чем я и говорю! – сказал Рэт, подводя итог разговору.

   Лодки тихонько стукнулись друг о друга, некоторое время Крот и Рэт не вылезали, взвешивая и обдумывая только что сказанное.

   – Одно мы можем утверждать с уверенностью, – подытожил Рэт, – что с приездом этой особы женского пола в Тоуд-Холл женитьба Тоуда становится более вероятной, чем если бы она не приезжала. Можно также не сомневаться, что Тоуд, слабовольный, хвастливый и способный на все, что сулит ему хоть какие-то преимущества, легко угодит в ловушку, поставленную женщиной.

   – А женщины и в самом деле очень опасны? – занервничал Крот. Рэт уже вылез на настил лодочной стоянки и, привязывая лодки, ответил:

   – Сами по себе они не опасны. Но я слышал, что у них есть способность приносить неприятности и сеять раздор. Я, разумеется, не хотел бы говорить о них неуважительно…

   – Разумеется, нет! – согласился простодушный Крот. – В конце концов, твоя матушка тоже была женщиной, ведь правда?

   – Думаю, да, – вынужден был согласиться Рэт, хотя упоминание об этом и вызвало у него некоторое раздражение.

   – Моя – тоже, – доверительно сообщил Крот, довольный тем, что нашел хоть кусочек твердой почвы там, где все так зыбко и опасно.

   – Достаточно будет сказать, что мы тут на Берегу Реки не нуждаемся в женщинах, мы довольно долго неплохо жили без них, – рассудил Рэт, как раз когда они вошли наконец в сад Тоуда. – Пусть они благоденствуют у себя дома, а здесь, думаю, вряд ли им понравится.

   – Понимаю, – ответил Крот, изо всех сил стараясь показать, что он действительно понимает. Потому что на самом-то деле Крот сохранил приятнейшие воспоминания о женской части своей семьи и очень часто со свойственной ему нежной печалью сожалел об их уходе. Его жизнь была щедра на радости, но зачем же отрицать, что он то и дело вспоминает любящие прикосновения матушки и грустит о звонком детском смехе сестер. Из того откровенного разговора с Барсуком – когда Крот выздоравливал в его доме – он знал, что Барсук тоже был неравнодушен к некоей даме, которую знал много лет назад и которую до сих пор не забыл. Поэтому решительное отрицание Рэтом всех достоинств женщин не убедило Крота.

   И должно быть, Рэт это понял и почувствовал, что необходим заключительный аккорд, чтобы удержать Крота на прямой дорожке. Когда они подошли к ступеням террасы Тоуд-Холла и услышали голоса друзей, доносившиеся из дома, Рэт остановился и положил лапу на плечо друга:

   – Крот, дружище, выбрось ты из головы эти опасные мысли и воздержись от разговоров о браке с друзьями и знакомыми.

   – Даже с Племянником? – удивился Крот. Он-то надеялся, что когда-нибудь Племянник устроит свою жизнь и заведет семью и тогда Крот все-таки сможет принести какую-то пользу новому поколению. Он, конечно, никогда не осмелился бы высказать столь смелую надежду, и больше всего – Племяннику, но что толку притворяться, будто он и не помышлял ни о чем таком! Ведь эти его простые мечты никому не могут принести никакого вреда.

   – Особенно с Племянником, если ты желаешь ему счастья и благополучия, – твердо ответил Рэт. – Ты должен предостеречь его от подобных порывов, Крот, если они когда-нибудь возникнут. Пусть он будет все время занят действительно важными вещами, это самое лучшее. А теперь пошли посмотрим, насколько серьезно Тоуд заражен этой вредной идеей.

   Крот рассудил, что лучше ему не продолжать свои недоуменные расспросы, и они поднялись по ступенькам, прошли через террасу и присоединились к друзьям в зимнем саду Тоуда.

   По предупреждающему взгляду Барсука и несколько утомленному виду Выдры они поняли, что прибыли как раз вовремя. Было совершенно ясно, что Тоуд возбужден и вместе с тем совершенно измучен, короче говоря, пребывает в истерическом состоянии.

   Он возлежал на подушках на резном дубовом диванчике, то и дело вздыхая и отирая лоб, что, впрочем, не удивляло, потому что в зимнем саду действительно было очень жарко.

   – Прошу тебя, Рэтти, будь другом, закрой дверь, а то сквозняк надует мне горячку!

   – Ты ее схватишь скорее от жары, – коротко ответил Рэт, – если уже не схватил.

   – Пожалуйста, не нервируйте меня! – взмолился Тоуд, чуть приподнявшись. – Мне нужен покой, чтобы подготовиться к предстоящему испытанию.

   – Испытанию? – изумился Рэт. – Я думал, мы все здесь для того, чтобы посмотреть как ты будешь позировать какому-то скульптору.

   Физиономия Тоуда выразила отчаяние с примесью самоотречения. Такое лицо бывает у родителя, объясняющего ребенку то, что он пока не в силах понять.

   – Сегодня одна дама, всемирно известный скульптор, в этой самой комнате положит начало одному очень важному событию. Впрочем, возможно, это будет на террасе. Мы не вправе указывать ей.

   – Еще бы! – с готовностью подтвердил Выдра, подмигнув Рэту. Тоуд принял все за чистую монету и сказал:

   – Ты славный парень, Выдра, и я замолвлю словечко, чтобы тебе тоже досталась роль, пусть маленькая и эпизодическая, в нашем грандиозном замысле.

   – Это очень любезно с твоей стороны, Тоуд, – широко улыбаясь, сказал Выдра.

   – Гм! – почти одновременно произнесли Барсук и Рэт, потому что оба уже поняли, что Тоуд, как всегда, поднимает много шума из ничего.

   Оба сожалели, что не могут высказать, что думают, яснее, но с Тоудом всегда рискуешь получить результат совершенно противоположный ожидаемому. Кто может поручиться, что одно неверное слово или слишком грубый нажим на их неустойчивого друга не вызовут безудержный рост зловредного сорняка – мысли о браке, так неосмотрительно посеянной Кротом?

   Барсук и Рэт, закаленные бойцы, испытанные в деле усмирения Тоуда, понимали, что любая попытка усомниться в его затее или умалить профессиональное достоинство «всемирно известной» скульпторши неминуемо толкнет эту особу в покровительственные объятия Тоуда. Ничто так успешно не пробуждает в мужчине защитника и влюбленного, как чьи-то сомнения в том, хороша ли его избранница, не ошибся ли он в выборе.



   Допусти друзья эту ошибку, и мимолетное знакомство перерастет в любовь до гроба, а дамочка ловкая и сметливая способна быстренько превратить обыкновенное признание в любви до гроба в прочную связь, как духовную, так и законную, разорвать которую действительно сможет только смерть. Они не обсуждали этого так долго и именно в таких выражениях, но и Барсук, и Рэт понимали, что здесь-то и таится главная опасность и обойти ее будет не так просто.

   Выдра удобно устроился рядом с Тоудом и, попивая чай, с интересом разглядывал журнал, лежавший на маленьком столике. Название было зловещее: «Журнал для Дам», а обложка имела столь смелое цветовое и композиционное решение, что, заметив такое издание в доме холостяка, всякий понял бы, что положение критическое.

   Какие-то продамски настроенные силы уже успели потеснить Барсука и Рэта с флангов, подсунув провокационную литературу прямо под нос Тоуду. Потому-то, наверно, Барсук и был так неспокоен: расхаживал туда-сюда, отражаясь в больших зеркальных панелях, и поминутно то вынимал, то прятал обратно в карман свои часы.

   – Крот, мой дорогой старый друг, ты здесь? – слабым голосом прошептал Тоуд, притворяясь, что не видит Крота. – И ты тоже, Рэтти? Подойдите поближе, потому что мне больно открывать глаза. Подойдите, чтобы я лучше слышал ваши родные голоса.

   Вокруг Тоуда стояли растения в горшках самых разных размеров, в одной руке он держал веер с японским орнаментом, в другой – платок, смоченный лимонным бальзамом, чудодейственным подкрепляющим средством для немощных жаб, которым предстоит светский раут.

   Все склонились над Toyдом: Рэт – едва скрывая раздражение, Крот – сочувственно и ласково, потому что их бедный друг действительно выглядел больным. Тоуд тихонько застонал, когда они стали придвигать стулья, чтобы расположиться вокруг него. Как они гремят стульями! Он просто не может этого вынести!

   – О-о! – стонал он. – А-а!

   – Тоуд, но ведь еще вчера ты был в добром здравии, – с тревогой сказал Крот. – Что случилось? С чего ты вдруг заболел?

   – Я не болен, дорогой Крот. Я просто настраиваюсь и вас призываю последовать моему примеру, потому что Мадам очень скоро начнет сеанс. Не скажешь ли, Барсук, который час, если тебе не трудно?



   – Без двух минут три, – безучастно ответил Барсук, потому что как раз в эту минуту ему пришла в голову одна мысль. – Ты, кажется, назвал свою кузину мадам? Ты ведь не хочешь этим сказать…

   – Хочу! – с видимым удовольствием ответил Тоуд. – Наша семья распространилась по многим странам и климатическим зонам. Моя кузина, знаменитая художница и скульптор, – француженка.

   Надо ли говорить, какое смятение и ужас вызвало это сообщение, так небрежно оброненное Тоудом! Англичанка – это одно, француженка – совсем другое, и не исключено, что бороться с ней просто выше их сил. Особенно если француженка – из рода Тоудов.

   – Раз она француженка, – раздраженно сказал Барсук, – значит, она из Франции; а раз она скульпторша, значит, из Парижа, потому что, всем известно, он битком набит художниками и богемой. Очень неразумно и недальновидно было приглашать бывшего врага королевства в…

   – О, со мной ты можешь выходить из себя, ругать меня, если хочешь, но с моей кузиной, мадам д'Альбер, прошу тебя обращаться вежливо и почтительно. Она не такая, как другие скульпторы. Она способна разглядеть кое-что там, где другие, менее талантливые, не видят ничего. У нее миллион достоинств, ее талант огромен, и те творения, которыми она уже осчастливила мир…

   – Тоуд, – сурово прервал его Барсук, – ты все это выдумал?

   – Нет, конечно! Мадам, прослышав о нашем родстве, прислала мне письмо, и я ответил ей, между прочим упомянув, что подумываю заказать свой бюст. И тогда она, великий скульптор, немедленно откликнулась и написала, что желает самолично изваять мой бюст. И еще она была так добра, что выслала мне журнал, значительная часть которого посвящена ее искусству, и то, о чем я говорил, я вычитал оттуда. Выдра, передай, пожалуйста, журнал нашему недоверчивому другу или, будь добр, почитай нам из него вслух, чтобы скоротать время до ее прихода.

   Выдра очень обрадовался возможности почитать вслух, хотя Барсук и Рэт предпочли бы, чтобы он этого не делал. Найдя нужную статью и место, откуда цитировал Тоуд, Выдра прочитал следующее:

...

   «Мадам д'Алъбер, как она скромно предпочитает себя называть, или графиня Флорентина д'Альбер-Шапелль, если называть полный титул, полученный ею при вступлении в брак с представителем одной из древнейших аристократических фамилий Франции, сообщает, что искусство уже давно волнует ее кровь».

   Нетрудно себе представить радость, с которой все восприняли этот абзац, потому что оказалось, что дама уже замужем и, если только графиня не желала стать двоемужницей, Тоуду ничто не грозило. Друзья с облегчением переглянулись и уже удовлетворенно потирали руки. Но не успела их надежда расправить крылья, как тут же разбилась оземь после следующего абзаца:

...

   «Следуя завещанию своего покойного мужа и обнаружив, что состояние семьи растрачено в неудачных торговых сделках, графиня решила презреть свое завидное положение в высшем свете и последовать за Музой, то есть занятьсяискусством под руководством месье Огюста Родена, парижского скульптора.

   С неподражаемым "падением" французской графини от невероятного богатства и знатности до роли никому не известной ученицы у мастера, не менее известного суровой требовательностью к ученикам и дисциплиной, чем своими великими работами, может сравниться лишь ее быстрый подъем в артистической среде, которым она ничуть не обязана своему социальному происхождению.

   Сочувствуя философии самоотречения, пришедшей с Востока и активно пропагандируемой мадам Блаватской и ее друзьями-теософами, философии, побуждающей к анонимной благотворительности, мадам д'Алъбер в настоящее время участвует в мировом турне. За время турне она стала почти так же знаменита, как и ее учитель Роден, и все это – против ее желания. Она не нуждается ни в богатстве, ни в признании, ни в многочисленных домогательствах поклонников.

   "Искусство и спокойная жизнь – вот то, к чему – как это на вашем трудном языке – я устремляюсь!" – сказала она по-английски со своим очаровательным акцентом, выдающим в ней уроженкустраны, давшей миру лучших кутюрье, лучшую кухню, а недавно еще и Эйфелеву башню.

   "Когда-то я имела все, но ничего не имела, – сказала она. – Теперь я ничего не имею, но имею все, поэтому я не жалею о тех днях, когда мой покойный муж был жив. Никто не избавит мое сердце от боли утраты, теперь я навсегда одна! Теперь моя любовь – Искусство. Оно – мой бог, ему я поклоняюсь!"».

   – Там много еще? – спросил Барсук, которого слова эти весьма взволновали явной фальшью. К тому же от них опять повеяло бедой.

...

   "Мадам д'Алъбер провела зимний сезон в Нью-Йорке, создавая портреты тех представителей высшего общества, которые убедили ее в искренности своей привязанности к Высокому Искусству и на деле доказали ей эту свою привязанность. Она никогда не обсуждает денежные вопросы, будучи убежденной, что поступать так – значит плохо служить Искусству, но, как она как-то выразилась, "платить мало за то, что бесценно, неблагородно, как в таких случаях говорят у нас".

   Теперь не повезло Нью-Йорку, но повезет Лондону, потому что мадам д'Альбер намеревается провести летний сезон там и отправляется в путь немедленно. Хотя есть сведения, что у нее в Англии личные дела и она собирается навести справки о своих родственниках, с которыми ее семья потеряла связь несколько лет назад; мы предполагаем, что за время своего визита она выполнит и ряд заказов, которые будут поступать по адресу: отель "Риц", Пикадилли».

   – И ты намерен остаться сегодня с этой дамой наедине в Тоуд-Холле? – призвал Тоуда к ответу Барсук.

   Никогда у Барсука не было такого сурового, угрожающего вида. Только когда он заговорил, Выдра, с такой легкостью прочитавший абзац, утомивший Барсука, понял, как плохи дела. Никогда еще миру и покою Берега Реки не угрожала такая опасность, никогда еще здесь так не пахло скандалом.

   – О, пожалуйста, Барсук, не кричи и не раздражайся так, – попросил Тоуд.

   – «Что значит не раздражайся»?! – прогремел разгневанный Барсук.

   – Моя кузина, мадам д'Альбер, уже провела ночь здесь, со мной…

   Это поразительное сообщение было встречено гробовым молчанием, потому что, если это была правда, дела обстояли еще хуже, чем они опасались. Барсук и компания оказались повержены и деморализованы, оставлены в дураках какой-то распущенной французской дамочкой, которую они и в глаза не видели!

   Но Барсук был не из тех, кого такие повороты легко выбивают из седла. Там, где речь идет о правде и чести, меч его разума могуч, а дух силен.

   – Значит, вы тут флиртовали в Тоуд-Холле, а теперь собираетесь заниматься тем же самым под прикрытием этих «сеансов», – сказал он, надвигаясь на Тоуда. – И ты полагаешь, что мы, твои друзья, которые столько раз помогали тебе, будем содействовать тебе в твоих непристойных отношениях с этой мадам, с этой галльской бесстыдницей, с этой…

   – Я действительно провел ночь с этой дамой здесь, в Тоуд-Холле, – сказал Тоуд отнюдь не извиняющимся тоном и прибавил с шаловливой гримаской (по мнению Барсука, бесстыжей): – Но не могу сказать, что она произвела на меня впечатление достаточно сильное хотя бы для того, чтобы запомнить, как она выглядит. Да и зачем вспоминать такие незначительные подробности? Во всяком случае, тебе, Барсук, следовало бы знать, что…

   – Тоуд! – закричал испуганный Барсук. – Ты бессовестно рассказываешь нам о том, что зашло уже так далеко, что дальше некуда, и называешь это «незначительным»!

   – Но, Барсук, можно ли ожидать, чтобы я помнил то, что случилось, когда я был очень молод, а она еще моложе? В самом деле, об этом скорее ты должен помнить, ведь это ты был другом моего покойного отца и часто гостил в Тоуд-Холле в те годы, до моего рождения. Ты мог бы лучше меня помнить, как приезжал сюда на одну ночь мой дядюшка с кузиной Флорентиной, ныне мадам д'Альбер, когда ей было несколько месяцев от роду.

   Тоуд сполна насладился этой речью, этой чудесной комбинацией раскрытой тайны, уязвленной гордости и воспоминаний о невинном детстве, уже не говоря о том, как искусно он вынудил Барсука самого вырыть себе яму. Барсук уже приготовился излить на Тоуда всю досаду за этот подлый обман, но ему помешало своевременное появление Прендергаста.

   Деликатно покашливая, он внезапно вырос в дверях, ведущих из дома в зимний сад, и, дождавшись полной тишины, объявил:

   – Графиня Флорентина д'Альбер-Шапелль просила передать извинения, сэр, что ее туалет продлился дольше, чем она предполагала, и потому она задержится на несколько минут.

   – Ага! – воскликнул Тоуд, вскакивая на ноги. Видимо, сокрушительная победа над Барсуком подняла ему настроение и сильно ускорила выздоровление. – Передайте ей, чтобы она не спешила.

   – Я передам это ее горничной, сэр, – с достоинством ответил дворецкий.

   – Именно так. Когда леди почтит нас своим присутствием, подайте чай.

   Дворецкий замялся, а потом сказал:

   – Как прикажете, сэр, но графиня просила, чтобы чай не подавали до тех пор, пока сеанс не будет закончен. – Тут дворецкий сделал длительную паузу, чтобы продемонстрировать свое неодобрение. – Она очень на этом настаивала, сэр.

   – О да, конечно, – несколько обескураженно сказал Тоуд. Он любил выпить чаю и знал, что его друзьям это тоже нравится. – Ну что ж, тогда…

   Прендергаст благоразумно удалился.

   Барсук, выслушав все, что было сказано, почувствовал прилив надежды и некоторое облегчение. Ясно, что дворецкому графиня не по вкусу. Хотя Барсуку и не хотелось возвращаться к войне с французами, он прекрасно знал, что, когда дело доходит до настоящей битвы, как Ватерлоо или Азенкур, даже несколько батальонов французских графинь будут совершенно бессильны против единственного взвода вышколенных английских дворецких. А в схватке один на один исход просто предрешен. Барсук, похоже, мог рассчитывать на могучего союзника в борьбе.

   – Кажется, он весьма разумный малый, этот твой новый дворецкий, – сказал он.

   Тоуд самодовольно просиял и подмигнул Кроту. И тут же снова принялся излагать историю найма Прендергаста, которую он уже рассказывал Кроту во всех подробностях несколько недель назад.

   Почему Тоуд был доволен Прендергастом, слушатели понимали очень хорошо. А вот почему Прендергаст захотел служить дворецким у Тоуда? Но хвастливые разглагольствования были прерваны: пробило три часа и заскрипела отворяемая дверь.

   – Джентльмены, графиня…

   Неторопливый и сдержанный доклад Прендергаста был прерван вторжением самой гостьи, которая пролетела мимо дворецкого, не удостоив его и взглядом, и с пугающим напором устремилась на сбившихся в кучку друзей.

   Что она художница, было заметно прежде всего по ее странному и дикому наряду. Первое впечатление вызывало легкий шок, и лишь немного попривыкнув, можно было разобрать подробности ее туалета. Одеяние напоминало блузу или, лучше сказать, спецовку, в каких мужчины-скульпторы обычно обтесывают камень или месят глину. В общем, все это выглядело так, как если бы полотняный чепец работницы-простолюдинки водрузили на изысканную шляпку жены преуспевающего промышленника.



   «Блуза» была из тончайшего дамасского шелка, незапятнанно белого и совершенно незнакомого с глиной, масляной краской, скипидаром и грязью, без которых невозможна работа с камнем или холстом. Ее воздушность подчеркивал очень длинный, тоже белоснежный шарф, который прихотливо развевался за спиной у хозяйки подобно ветви экзотического дерева, охваченной порывом ветра. При стремительном движении дамы открылись ее щиколотки в белоснежных чулочках, а на голове красовался алый восточный тюрбан, обильно украшенный бантиками и ленточками.

   Ее лицо ярко осветили лучи солнца, проникшие сквозь стекла готического окна: синь и чернота в глазах, румяна на щеках, помада на губах и рубиновое сияние сережек в ушах.

   На внушительной груди графини, опередившей при вбегании все остальные части ее тела, в том числе руки и ноги, сверкали золото и жемчуга – брошь и несколько ожерелий.

   – Тоуд, любовь моя, мой потерянный брат! – громогласно воскликнула она. – Я вернулась к тебе!

   Слегка опешивший от такого стремительного появления родственницы, Тоуд, как мог, старался сохранять присутствие духа, но в конце концов ослабел и попытался спрятаться за Выдру.

   Однако было уже поздно. У его кузины оказались длинные, действительно очень длинные руки, железная хватка и огромный напор. Toyда обхватило что-то гораздо крупнее его, что-то, в чьих объятиях он едва не задохнулся, при этом оно еще издавало вопли радостного узнавания и приветственные возгласы, а от крепчайшего аромата духов Тоуда просто замутило.

   – О счастье! – вскричала она, на секунду ослабив объятия, но лишь для того, чтобы с новой силой сдавить бедного Тоуда. – О радость! Я тебя уже обожаю!

   – Графиня… Мадам… Кузина… – хрипел Тоуд, готовый лишиться чувств. – Я очень… я рад… я… помогите!

   Сила объятий его кузины, безусловно, считалась обычной в богемной среде Парижа. Но Тоуд больше не мог этого вынести. Он все глубже погружался в море шелка, пудры, духов. От всего этого веяло такой женственностью, это было такое острое, неожиданное и восхитительное ощущение, предвещавшее восторги брака, что он… потерял сознание.

V
Летнее путешествие

   Ни Рэт, ни Крот вовсе не желали задерживать экспедицию. А когда они спаслись из Тоуд-Холла и все волнения остались позади, дух приключений и радостного ожидания снова проснулся в них.

   День был теплый и солнечный. Рэт сел на весла, и они с Кротом болтали и любовались видом. Одно время они думали, что Выдра мог бы сопровождать их на первом этапе, а потом оставить, если бы у них все пошло хорошо. Но родительский долг вынуждал того присматривать за Портли, который хоть и стал с возрастом благоразумнее, но все еще нуждался в твердом руководстве, а иногда и в принуждении.

   Кроту тоже не хотелось надолго оставлять Племянника одного. Подросток, недавно поселившийся с Кротом, вне всяких сомнений, был достаточно благоразумен по он такой общительный, он наверняка будет сильно скучать по своему дядюшке. И Выдра предложил приглядеть и за ним.

   Если обязанности и вынуждали Выдру остаться на Берегу Реки, его роль в предприятии двух друзей, тем не менее, была весьма значительна. Они с Рэтом долго разрабатывали свой особый язык сигналов, который должны были применять в случае наводнения или другой опасности, чтобы предупредить всех живущих в Реке, на Реке или у Реки. Система была предельно проста, но эффективна: веточка терна, плывущая вниз по Реке, предупреждала о приближающейся опасности, веточка березы показывала, что нужна помощь, а три пучка какой-нибудь обыкновенной прибрежной травы – гравилата или касатика, означали возвращение.

   В последние годы не было поводов использовать эту систему сигналов. Жизнь на Берегу Реки текла спокойно и неторопливо, а периодические срывы Toyда Реку особенно не трогали. В результате вся сигнальная система свелась к шутливым предупреждениям Выдры (выше по течению), направляемым Рэту (ниже по течению): мол, собираюсь прибыть на чашку чая или на ужин. И у Рэта было время вскипятить воду к приходу Выдры. Или, если требовалось что-нибудь покрепче, он успевал протереть пивные кружки и открыть коробку свежего табака.

   Однако, когда Крот предложил свой смелый план путешествия вверх по течению, проблема предупреждающих сигналов снова сделалась очень серьезной. Рэт, конечно, мог бы путешествовать по реке и в одиночку – он был хорошо знаком с ее переменчивым нравом, но про Крота этого сказать было нельзя. Он тоже любил лодки, но ни того искусства в управлении, ни того интереса к ним, что у Рэта, у него не было.

   Барсук был этим очень озабочен, и Рэт с Выдрой отшлифовали свою систему подачи сигналов. На Выдру была возложена обязанность (а в помощники ему определили Портли) наблюдать за рекой на случай какого-нибудь сигнала от Рэта.

   – Я совершенно уверен, что все будет в порядке, – говорил Крот, несколько встревоженный всеми этими приготовлениями и предосторожностями. – Самое худшее, что может случиться, – лодка перевернется, как было однажды, когда я учился грести, но теперь-то у меня опыта побольше.

   – Может, и так, – отвечал Рэт, – но мы отправляемся на неизведанные просторы Реки, и осторожность не помешает. Мы-то с Выдрой прекрасно знаем, что Река далеко не всегда кроткая и смирная, у нее бывают разные настроения и капризы, и с ней всегда надо обращаться с уважением. А кроме того, мы и понятия не имеем, какие звери живут в верховьях.

   – Наверно, такие же, как мы, – сказал Крот, – или ты думаешь?…

   Ему вдруг представились огромные злобные и отвратительные твари, и он призадумался, а такая ли уж хорошая идея это путешествие.

   – Не хочу пугать тебя, старина, рассказами о монстрах, что живут выше по течению и подстерегают нас на берегу или в воде, – сказал Рэт, – хотя, я думаю, всем приходилось слышать леденящую кровь историю о Латберийской Щуке.

   – Да, – нервно кивнул Крот. Он и правда слышал эту легенду и не любил, когда ему о ней напоминали. Щука, бороздящая темные и таинственные воды, считалась воплощением зла. Крот нахмурился и еще больше засомневался.

   – Нет, – продолжал Рэт, которому и невдомек было, как нервируют Крота эти разговоры, – я просто призываю тебя не считать, что все животные живут в такой гармонии, какой наслаждаемся мы здесь, на Берегу Реки. К тому же чужаков не всегда принимают радушно.

   – Я обязательно возьму свою дубину.

   – А я – свою верную саблю, которая так хорошо поработала в нашей славной битве с ласками и горностаями, когда мы отвоевывали старый Тоуд-Холл, – поддержал его Рэт. – Они могут и не понадобиться, но с ними мы будем чувствовать себя безопаснее…


   …И вот оружие здесь, в носовой части лодки, как и договаривались. Наконец-то они чувствовали, что уже в пути, и разговор шел как раз о пользе предосторожности и о том, как они оказались умны и предусмотрительны, подумав обо всем, что может пригодиться в дороге.

   – Сегодня вечером нам не стоит отплывать слишком далеко, – заметил Крот, – отплывем ровно настолько, чтобы почувствовать, что мы уже в пути и вне досягаемости наших ежедневных забот.

   Таким близким друзьям нет нужды долго обсуждать этот вопрос – в нужный момент они разобьют лагерь, чтобы провести в нем первую ночь путешествия.

   Воцарилась тишина. Лишь скрип уключин и плеск воды у далекого уже берега. Кроту оставалось только радоваться, что его мечта наконец сбывается, и вспоминать, как легко все могло кончиться бедой еще недавно и как важно, что этого не случилось!

   Он представил себе Дальние Края, и об этих самых Дальних Краях он думал сейчас и о том, как много они значат для всех них. Но еще глубже в добром сердце Крота скрывалась другая мысль: как мало он сделал за свою жизнь. Он хотел успеть до старости сделать что-то, чтобы его вспоминали на Берегу Реки как нашедшего в себе силы и смелость отправиться навстречу приключениям, чтобы его пример вдохновлял других.

   Он не воображал о себе невесть что, был слишком скромен, чтобы думать, что достигнет Дальних Краев, но, пройдя хотя бы часть пути, он когда-нибудь расскажет эту историю своему Племяннику, а тот (Кроту казалось, что у Племянника тяга к приключениям будет сильнее, а способности больше) найдет в себе смелость пойти дальше.

   – Лишь в борьбе с самими собой мы движемся вперед, Крот, лишь в борьбе… – подвел Барсук итог их ночному разговору, который так много значил для Крота. Ведь именно этот разговор привел к воскрешению его замысла.

   Таковы были источники порывов и мечтаний Крота, и он был безмерно благодарен Барсуку за то, что тот ни на минуту не усомнился в нем и решил, что если Крот чувствует в себе такое могучее желание, значит, путешествие должно совершиться. Времена меняются, жизнь не стоит на месте, и в ходе их экспедиции, возможно, будет найдено какое-нибудь новое направление. Кто-то должен идти вперед, сказал Крот себе и другим, потому что если никто не пойдет, то…

   – Если никто из нас не пойдет, то что тогда? – задавал себе Крот все тот же вопрос.

   Он не нашел на него ответа раньше, не находил и сейчас, сидя в сгущающихся сумерках в приятной компании Рэта. Уключины поскрипывали в такт гребкам. Для Крота путешествие вверх по течению значило гораздо больше, чем для его друга Рэта, и, может быть, даже больше, чем предполагал или мог рассказать Барсуку сам Крот.

   Но они плыли, и то, что Крот не мог высказать Рэту свои мысли и свою не выразимую словами веру в их путешествие, было не так уж важно. Рэтти здесь сейчас, а не в каком-то бесплотном мистическом будущем, и если во всем мире есть существо, на которое Крот всегда может положиться в беде даже тогда, когда остальные простились бы с надеждой, то это, бесспорно, его друг Рэт.

   Возможно, он бывал вспыльчив, любил покомандовать, а устав, покапризничать, но на самом деле не было никого надежнее его.

   – Как ты смотришь на то, чтобы нам остановиться где-нибудь здесь, Крот, – прервал Рэт его размышления.

   – Конечно, Рэт, как ты скажешь, – покладисто ответил Крот.

   – Нет, Крот, как ты скажешь, потому что ты руководишь экспедицией и именно ты должен решать!

   – А, ну ладно! – Крот приосанился и принялся деловито оглядывать берег, выбирая место для их первого лагеря.

   – Чтобы выгрузить поклажу и поставить палатку, понадобится какое-то время, – сказал Рэт.

   – Что ж, тогда не следует тянуть с остановкой, – заявил Крот. – Может быть, именно здесь?

   – Мудрое решение, я бы сказал! А теперь приготовься спрыгнуть на берег и удерживать лодки, пока я не привяжу их. Потом я разберусь с палаткой, если ты приготовишь поесть.

   Вот так и начались приключения двух друзей: хорошо оснащенные лодки надежно спрятаны в камышах, обязанности каждого члена экспедиции оговорены, готов довольно уютный ночлег и, наконец, желудки полны вкусной едой, а звезды присматривают за костром с высоты.

   – Ох-хо-хо! – зевнул Крот. – Как я хочу спать!

   – Я тоже, – признался Рэт. – Давай-ка закругляться, старина!

   – Да, пора, – сказал Крот, не двигаясь с места. – Скажи, Рэт, ведь наша экспедиция действительно началась? Это не сон?

   Звезды над ними подмигивали и сияли, где-то выше по течению сова звала своего детеныша, а ниже по течению семейство полевок пряталось на ночь в свою норку.

   – Действительно началась, и все благодаря тебе. Одни только говорят, другие делают. Ты из деятелей, Крот, точно тебе говорю.



   – Правда? – спросил Крот, у которого глаза уже совсем слипались. – Надеюсь, что так и что так теперь будет всегда.


   В первые дни путешествия Крот и Рэт двигались с умеренной скоростью, и у них было много времени, чтобы примениться к походным условиям, научиться правильно рассчитывать, когда плыть, когда остановиться. Крот окреп и приобрел навык в гребле – не мог же Рэт грести все время!

   В ту первую ночь они легли спать довольно поздно. Потом они подчинились природному ритму: поднимались с зарей, а укладывались с наступлением сумерек и не упускали случая вздремнуть днем на солнышке после полдника.

   Они то болтали и смеялись, то молчали, если было настроение помолчать, старались во всем уступать друг другу и ставили дружбу и согласие выше мелких неудобств и раздражения, неизбежных в поездке, когда путешественники изо дня в день вместе.

   Конечно, бывало, например, что первую половину дня Рэт держался холодно, а вторую – резковато, из-за того что лодка два раза чуть не перевернулась, когда Крот рулил. Даже Крот, который так редко раздражался, как-то раз позволил себе предположить, что только идиот не способен две минуты последить за кашей, чтобы она не пригорела!

   Но такие стычки и срывы ничего не значили в сравнении с неисчислимыми удовольствиями и открытиями, ожидавшими их в пути. Одно из таких удовольствий – кулинарное искусство Крота, его здоровая деревенская кухня: пироги с колюшкой, получившие у Рэта высший балл, суп из кресс-салата, приправленный корешками черемши, непревзойденный и «превзойти который невозможно, по моему скромному мнению», как сказал Рэт.

   Волнение охватило путешественников, когда они подплыли к Городу. Путь их лежал мимо дома его светлости – того самого исторического места, куда с неба прямо в оранжерею свалился Тоуд. Именно здесь, в лучшей комнате для гостей, он благодаря удачному притворству несколько дней купался в роскоши.

   Тоуд мог оставить здесь по себе дурную память, и они не рискнули наведаться в дом его светлости и представиться, хотя искушение было велико. Но рявкания овчарок его светлости вполне хватило, чтобы друзья воздержались даже отходить далеко от своих лодок.

   После этого они не поплыли дальше вверх по течению. Во-первых, дальше берега были застроены пристанями и фабриками, которые очень неприятно дымили, через Реку были перекинуты мосты с оживленным дорожным движением. Во-вторых, по сведениям Рэта, лучший маршрут лежал не мимо Города. Река по ту сторону Города была уже не той Рекой.

   – Решишь, что этого не может быть, и легко ошибешься, – объяснял Рэт удивленному Кроту. – Видишь ли, в верховьях не так легко найти истинное начало реки. Только подумай, чего стоило бесстрашным исследователям найти истоки египетского Нила! То, что кажется крупным притоком, вскоре вдруг пересыхает, а то, что ты поначалу примешь за ручеек, который даже имени-то этой реки не носит, вдруг широко разольется и приведет к истоку.

   – Понятно, – неуверенно сказал Крот.

   – Я не говорил об этом раньше, потому что не был уверен, но сейчас у меня есть веские основания полагать, что тот рукав, заросший тростником и прочей травой, который мы проплывали перед самым домом его светлости…

   Крот наморщил лоб, силясь припомнить то место, что описывал Рэт.

   – Сведения Выдры подтверждают это, и старинные карты, которые я видел, тоже. И потому я считаю, что именно этим притоком нам и следует плыть.

   – Но здесь река такая широкая, – возразил Крот – его не совсем убедили доводы Рэта.

   – Возможно, она здесь шире и глубже потому, что ее расширили и углубили горожане для удобства. Но за Городом она вовсе не так широка.

   – Конечно, мне вовсе не улыбается плыть мимо всех этих зданий, – сказал Крот, – а под мостами вообще делается жутковато, и, если тот маршрут снова выведет нас в дикие места, где и пейзаж и звуки привычны, я буду только счастлив.

   – Не могу утверждать наверное, потому что никто из моих знакомых так же, как и мы дальше Города не плавал, но, думаю, нам надо повернуть обратно и попытать счастья на другом пути.

   Подгоняемые течением, они очень скоро опять оказались около устья того притока. Крот не удивился, что в первый раз даже не заметил его, потому что проход в него зарос ивовыми кустами, тростником и осокой. Ржавая колючая проволока была натянута между берегами. Ее почти всю заплели растения, лишь посередине после зимних разливов застрял всякий мусор: обломки веток, обрывки бумаги и ткани и всякое такое.



   Подплыв к этой преграде, они обнаружили надетое на проволоку письменное предупреждение, уже почти неразборчивое:

«ОПАСНО. ДАЛЬШЕ ХОДА НЕТ.
Приказ Председателя суда».

   – Мне очень жаль, Рэтти, – заявил Крот, не слишком, впрочем, огорченный, потому что там, за проволокой, было темно и опасно, – но мы не можем плыть дальше. Это было бы противозаконно!

   Но Рэт не слушал его. Он орудовал веслами, пытаясь удержать лодки на мощном течении из притока.

   – Держись за проволоку, Крот. Я хочу взглянуть поближе, – крикнул Рэт Кроту. Он сначала вгляделся в глубину с борта лодки, а потом, прежде чем Крот успел сообразить, разделся и приготовился нырнуть.

   – Рэтти, на твоем месте я не стал бы этого делать! – воскликнул Крот в некотором волнении, потому что, когда Рэта не будет на борту, именно на него ляжет вся ответственность за лодки, а он не чувствовал себя достаточно опытным.

   Но просьба оказалась тщетной. Уж кто-кто, а Рэт хорошо знал капризы течения, кроме того, он разогрелся греблей. Ободряюще улыбнувшись Кроту, Рэт нырнул за борт и исчез из виду, только пузырьки, тут же подхваченные течением, напоминали, что он только что был тут.

   – Рэтти! – с опаской позвал Крот, потому что течение было сильное и, похоже, становилось все сильнее, и лодка раскачивалась из стороны в сторону, а Крот сидел вцепившись в проволоку.

   Проволока, казалось, жила своей собственной жизнью, потому что, как только Крот навалился на нее всем телом, она заскрипела и сдвинулась, а лодка заскользила из-под него. Невероятным усилием, как мог напрягая ноги, Крот все-таки удержал лодку и устоял сам.

   – Рэтти! Возвращайся! – позвал он.

   Рэт не появлялся. Проволока извивалась в руках Крота, а ее шипы норовили найти самые уязвимые места и впиться в ладони.

   – Рэтти! – снова позвал Крот, не просто взволнованный, а разозленный.

   Рэт опять не отозвался. Вторая лодка попала в самое течение, а первая снова попробовала выскользнуть из-под Крота. Осознав всю меру опасности и почувствовав, что силы ему изменяют, Крот понял, что должен рискнуть. Он оторвал одну руку от проволоки и попробовал нашарить у себя за спиной в носовой части лодки скрученный канат. Другой рукой Крот по-прежнему держался за зловредную проволоку.

   – Рэтти! – нашел он в себе силы позвать еще раз. – Как руководитель экспедиции, я приказываю тебе вернуться к своим обязанностям!



   Найдя наконец канат и оставив выяснение отношений с Рэтом на потом, Крот занялся неотложным. С трудом подтянув качающиеся и кренящиеся лодки поближе. к проволоке, он просунул под нее веревку и обмотал. Обмотать-то он обмотал, но вот закрепить – это оказалось ему не по силам, и единственное, что оставалось, пригнуться к самому днищу лодки и так сидеть. Все его тело ныло, а силы таяли с каждой секундой.

   – Рэтти, – слабо крикнул он из глубины лодки. При каждом толчке и покачивании лодки на Крота со всех сторон падали вещи и пакеты с провизией. – Когда же ты вернешься? Мне будет трудно простить тебя, так и знай! Рэтти!

   Отчаяние Крота достигло высшей точки, когда под ним, скрежеща зубами и пробуя дно лодки в дюйме от того места, где он скрючился, появились глубоководные чудовища, обнюхали лодку и завели свою ужасную работу по медленному ее разрушению, чтобы потом добраться и до Крота.

   – Рэтти! – завопил Крот. – Что мне делать?

   Когда приглушенный водой треск расщепляемого дерева становился особенно зловещим, Кроту приходило в голову, что, может быть, лучше отвязать трос, пустить лодки вниз по течению и так избегнуть встречи с чудовищами. С другой стороны (в этом-то и было затруднение), когда появится Рэт, если он появится (Крот даже думать себе запретил о том, что чудовища уже, возможно, закусили Рэтом, а его оставили на обед), ему вряд ли понравится, что лодки разнесены в щепки течением и все имущество пропало.

   Именно в такие моменты Крот находил в себе храбрость и силу духа, которыми он был известен на Берегу Реки. Да, Крот обычно был спокоен и невозмутим, его нелегко было рассердить, но уж если злые силы ополчались на него, чтобы загнать в угол, или угрожали кому-нибудь из его друзей, тогда он давал волю своему гневу.

   – Рэтти, друг мой, если они сожрали тебя, то уже поздно. Но если нет, я еще смогу что-то сделать!

   С этими словами Крот подтянул канат, подтащил лодки поближе к проволоке и, освободив себе побольше места, схватил саблю и выпрямился – настоящий викинг на носу своего боевого корабля, направляющегося к вражескому берегу.

   Сжимая в левой руке канат, а в правой – смертоносное оружие, он вгляделся в темные глубины и увидел, что мерзкое шевелящееся чудовище собирается подняться на поверхность.

   – Да поможет мне Тор! – вскричал Крот, прежде чем опустить свой меч – как северный мореплаватель перед последней битвой.

   – Не стоит тратить столько сил на бревно, – послышался вдруг знакомый голос за его спиной, – это старое дерево само теперь уплывет, я отцепил его.

   – Рэтти! – чуть не задохнулся Крот, обернувшись и едва не свалившись в воду. – Ты здесь, ты жив! Где ты был?

   Смешанное чувство радости, обиды, удивления и ужасной усталости довело Крота до того, что он только и мог вытянуться в лодке и слушать Рэта, который, рассказывая о том, что обнаружил, умудрялся еще и с лодками управляться.

   – Дно притока – чистейшее – из-за сильного течения, и, значит, выше вода лучше. Я убрал это бревно с дороги, и теперь мы можем просто проплыть под проволокой. Как хорошо, что ты пригнулся в носовой части и передвинул вещи, перераспределив давление на дно лодки и облегчив мне работу!

   – А как же с предупреждением? – спросил Крот, и это была единственная доступная ему сейчас форма протеста.

   – А, это! – пренебрежительно ответил Рэт. – Подумаешь! Ни один землевладелец не вправе чинить препятствия вольным путешественникам по Реке и ограничивать свободу их передвижения. Никакой суд не поддержит его.

   – Кроме того, в котором он сам Председатель, – возразил, как всегда благоразумный, Крот.

   – Тогда я обращусь к лордам Адмиралтейства, – величественно сказал Рэт.

   – Но там было написано «ОПАСНО»! – сказал Крот, вспомнив, вероятно, о тех чудовищах, которые, как ему показалось, охотились за ним и, кто знает, может, рыщут сейчас где-нибудь выше по течению! – Взять хотя бы Латберийскую Щуку!

   – Все чушь и сказки! – отрезал Рэт. – Старые сказки, чтобы не дать нам воспользоваться нашими законными правами! Но все эти угрозы рассчитаны только на робких малодушных трусов, а не на таких, как мы.

   – Ты уверен? – робко усомнился Крот, ощущая приступ малодушия.

   – Абсолютно уверен! – заверил Рэт. – А теперь пригнись-ка!

   Крот увидел, как проволока с предупреждением проплыла над его головой, услышал за спиной шуршание пожухлых стеблей и не мог не полюбоваться тем, как Рэт ловко преодолевает все эти препятствия, прекрасно маневрируя и упорно продвигаясь вперед.

   – Ну вот! – воскликнул Рэт через некоторое время. – Теперь можешь выпрямиться.

   Крот так и сделал и вновь почувствовал вкус к путешествию. Чем энергичнее Рэт работал веслом, тем дальше удалялись проволока и запрет, пока и вовсе не исчезли из виду, а с ними пропала и Река – единственный водный путь, до сих нор знакомый Кроту.

   Теперь перед ними, окаймленная по бокам непроходимыми зарослями кустарника, лежала совсем другая Река, глубже и быстрее прежней, с таинственными изгибами и поворотами. Все краски здесь были темнее, а запахи древнее, чем те, что знали Крот и Рэт.

   – О Рэтти! – со страхом воскликнул Крот.

   – Ага, – решительно ответил Рэт, – теперь нам понадобятся все наше умение и способность к выживанию, потому что это новая, неосвоенная территория. Здесь придется быть настороже, готовым ко всяким неожиданностям.



   – Ура! – закричал Крот, крепче сжав рукоять сабли и подняв ее над головой, чтобы покрасоваться, потому что теперь, он чувствовал, в их экспедиции начиналось самое интересное.

VI
Стрела купидона

   Если обморок Тоуда и был неожиданным, то не более, чем перемены, которые произошли в нем в эти незабываемые моменты встречи с кузиной.

   Даже если бы друзья были совершенно неискушенными в романтической любви и неисповедимости, а часто и полной неразумности ее путей, они все равно могли бы сразу распознать симптомы уже по тому, как Тоуд произнес имя кузины. Потому что люди, не страдающие недугом любви, не восклицают «Флорентина!» так страстно и с таким чувством. И, очнувшись от обморока, не сжимают руками грудь и не кричат: «Где она?! Отнесите меня к ней сию же минуту, потому что я слишком слаб, чтобы идти! Один взгляд на нее вновь заставит мое сердце биться, а ноги – ходить!»

   А потом, когда друзья уже начинают подозревать самое страшное, но еще не успевают собраться с духом и решить, что предпринять, НЕвлюбленные не говорят: «Оставьте меня! Я сам найду ее! Уберите прочь руки, негодяи, дайте мне защитить ее от вас!»

   Примерно такие крики и вопли, проклятия и угрозы изверг сраженный любовью Тоуд, придя в себя.

   Что он никак не мог найти мадам д'Альбер, было совсем не удивительно, принимая во внимание его дикое состояние. Она почувствовала, что благоразумнее и достойнее будет предоставить друзьям заниматься Тоудом. Она тогда и понятия не имела, что с ним, а если бы догадалась, то незамедлительно покинула бы Тоуд-Холл и Берег Реки.

   А пока что, будучи прежде всего художником, она воспользовалась дополнительным временем, пока Тоуд находился без сознания, чтобы заняться своими делами. Она попросила Прендергаста встать в позу наливающего чашку чая, чтобы сделать с него набросок, и поместила свою модель в дальнем конце зимнего сада, где освещение оказалось лучше. Но поскольку все помещение было заставлено растениями в горшках, то, придя в себя, Тоуд изрядно попрыгал и поскакал, выкрикивая слова любви и надежды, прежде чем нашел свой предмет.

   Она заговорила первой:

   – Все это так типично, так по-английски, как у вас говорят. Мне очень нравится ваш дворецкий!

   Тоуд подозрительно посмотрел на своего слугу и спросил:

   – Прендергаст, вы можете дать удовлетворительное объяснение тому, что поливаете пальму чаем?

   – Сэр, я…

   – Тогда удалитесь, – нетерпеливо приказал Тоуд, – я хочу побеседовать с Мадам.

   Но тут Тоуд а настиг Барсук. То жуткое видение, которое пригрезилось ему, когда Крот впервые признался в совершенной им ужасной ошибке, сейчас на его глазах становилось кошмарной реальностью. Это было похоже на тропическую бурю, надвигающуюся с моря, чтобы опустошить мирный берег.

   – Тоуд, – прорычал Барсук в ухо Тоуду, – ты ведешь себя как последний дурак!

   – Любовь, – блаженно воскликнул Тоуд, повернувшись к своему другу, но все еще протягивая руку к той, что смутила его сердце, – это глупость, счастливая глупость, и я…

   Подоспевшему Кроту показалось, что Барсук неправильно ведет себя, и он решил применить другой подход.

   – Тоуд, – сказал он ласково, но достаточно твердо, – не знаю, что на тебя нашло, но тебе грозит опасность скомпрометировать себя…

   – Я не знаю, о дивная кузина, – кричал меж тем Тоуд, воспарив в воздухе в невообразимом пируэте, – что на меня нашло, но мне грозит опасность…

   Теперь и Рэт присоединился к обществу и попробовал еще один способ воздействия на обалдевшего и одуревшего обожателя.

   – Тоуд, – прошипел он, притянув его к себе, – если ты сейчас же не придешь в себя, мы вынуждены будем силой увести тебя в безопасное место, чтобы ты успокоился, и ты будешь очень глупо выглядеть в глазах кузины. Она потеряет всякое уважение к тебе и, я уверен, отменит все сеансы и свой визит, и, что еще хуже…

   – Рэтти, старина, пожалуйста, не сжимай так сильно мою руку, мне больно.

   – …мы вызовем полицию!

   – Только не полицию! – закричал Тоуд.

   – И судебных исполнителей! – добавил Барсук.

   – Нет! Только не это! – взмолился Тоуд.

   – А еще, я думаю, потребуется епископ, а то и два, – поддержал друзей Крот.

   – Пожалуйста, только не духовенство! – сказал Тоуд, наконец-то испугавшись. – Они так много говорят, что я устаю.

   Похоже, изобретательному Рэту все-таки удалось успокоить Тоуда. Произнося яростным полушепотом множество подобных предупреждений и не прекращая сжимать руки Тоуда, он слегка остудил его пыл и в конце концов заставил замолчать.

   Напрасно Крот и Барсук старались объяснить мадам д'Альбер природу недомогания ее кузена (Рэт в это время все еще удерживал Тоуда за руку, а Прендергаст был послан за успокаивающим ромашковым чаем); ни краткое описание биографии Тоуда, ни упоминание о его криминальных наклонностях, казалось, не произвели на нее никакого впечатления.

   – Тоуд манифйк! Тоуд соваж! Великолепная дикая жаба! – воскликнула она. – А теперь пора продолжить сеанс.

   Перерыв, похоже, несколько отрезвил Тоуда от ударившего ему в голову напитка любви, которого он залпом хлебнул сверх меры.

   Теперь друзья сочли, что уже можно позволить ему заговорить.

   – Кузина, – сказал Тоуд, – чудная…

   – Тоуд! – взревел Барсук, снова почуяв опасность.

   – Кузина… Мадам, – попробовал Тоуд еще раз, – мне теперь лучше. Я в таком состоянии…

   – Осторожнее, старина, – предостерег Крот, опасаясь нового объяснения в любви. – Когда говоришь с ней, представляй себе, что она – горшок с фикусом. Это поможет.

   Тоуд удивленно уставился на Крота, решив, что слова его вполне подтверждают уже приходившую ему в голову мысль: от жары и духоты в оранжерее у всех стало плохо с головой. А иначе чем объяснить, что здоровый на вид парень Крот может всерьез подумать, что Тоуд способен принять Флорентину за фикус в горшке? И что еще, кроме временного помешательства, могло заставить дворецкого поливать пальмы чайной заваркой, которая к тому же давно засохла?

   – Мне кажется, кузина, я немного устал и должен отдохнуть. А потом, моя дорогая…

   Теперь Барсуку было достаточно бросить на Тоуда только один взгляд, чтобы привести его в чувство.

   – …дорогая кузина, я думаю, нам с вами надо обсудить позу для скульптуры, которую вы согласились ваять.

   Рассудок вернулся к Тоуду до такой степени, что он не только выпил особого целебного чая, принесенного Прендергастом, но и съел из вежливости кусок пудинга из саго. После этого он отправился на террасу позировать.

   Рэт и Крот воспользовались случаем оставить Тоуд-Холл и вернуться к своим лодкам. Выдра вызвался им помочь.

   – Счастливо, ребята, – сказал Барсук. – Я бы пошел проводить вас, но с Тоуда нельзя спускать глаз.

   На террасе мадам д'Альбер наконец-то вплотную занялась Тоудом:

   – Дайте-ка мне хорошенько рассмотреть вас, мон шер. Хочу увидеть вас таким, какой вы есть на самом деле.

   – Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду, – сказал Тоуд, несколько встревожившись.

   – Он так скромен, месье, он как птичка, которой хочется летать, но что-то ее сковывает… – сказала Мадам Барсуку, который окончательно вошел в роль опекуна и очень хотел, чтобы слог скульпторши был менее цветистым, потому что его пышность способствовала возбуждению Тоуда.

   – Мадам, – сказал Барсук свистящим шепотом, – постарайтесь говорить проще, потому что мистер Тоуд не совсем понимает, что вы хотите сказать. Относитесь к нему как к больному.

   И тут же глубоко вздохнул, потому что убедился, что его вмешательство не привело ни к чему хорошему, – Мадам принялась хлопать крыльями и носиться по террасе, выкрикивая:

   – Птица! Летящая птица!

   С какой радостной готовностью Тоуд последовал ее примеру!

   – Птица! Вот кто я! Вот что она имеет в виду, старина Барсук! Разве это не чудесно?

   Барсук нахмурился и решил переждать. Его обеспокоило упоминание о птицах и полете, ведь он знал, что Тоуд, кроме всего прочего, всегда жаждал летать и что для его собственной безопасности и благополучия других обитателей Берега Реки очень важно постоянно удерживать его в рамках здравомыслия. Именно бдительность друзей, а не самоконтроль предотвращала несчастье, и это тоже было хорошо известно Барсуку.

   Изнемогший и запыхавшийся Тоуд наконец остановился перед Мадам, и она тоже остановилась.

   – Похож я на птицу? – спросил Тоуд, надеясь на похвалу, как послушный мальчик.

   – На храбрую птицу! – подтвердила она, подпитывая его тщеславие и любовь; он тут же напыжился, выпятил грудь и распустил перед ней хвост, как павлин. – На благородную птицу!

   – Да, я птица! – подытожил Тоуд с глубокой убежденностью.

   – Ну разве он не птица? – воскликнула скульпторша, ища у Барсука поддержки.

   – Очень может быть, – с неуклюжей уклончивостью ответил Барсук, взглянув на Тоуда с легким отвращением. – Да, наверно, это так и есть.

   Он надеялся, что Тоуд уловит предупреждающие нотки в его голосе и успокоится. Барсук знал, что Тоуду не надо много, чтобы выпятить грудь, напыжиться и из кожи вон вылезти, лишь бы показать свою значительность. Как только Мадам стала поощрять его представление о себе как о птице, и притом благородной, он в одну секунду улетел мыслями прочь от своей недавней попытки нежными излияниями привлечь внимание дамы. Он все выше и выше воспарял на крыльях фантазии, подгоняемый ветром восхищения мадам д'Альбер.

   – Где будет установлено мое произведение? – спросила она.

   – Моя скульптура? Я?

   – Да, – воскликнула она, – покажите мне это место, кузен! Покажите наконец!

   Неуклюже помавая руками, как провинциальный актер, которому досталась роль не по рангу и не по мастерству, но который горит желанием поразить публику, Тоуд проплыл к постаменту, где жаждал увидеть свой скульптурный портрет в два своих роста.

   – Здесь я пребуду навеки! – изрек он.

   – О мистер Тоуд, примите позу! – воскликнула она ему вдогонку. – Так. Благороднее! И как можно мужественнее! Вдохновите мое Искусство величием вашего Духа!

   Тоуд старался как мог, и после нескольких попыток и, несомненно, многочисленных тайных репетиций накануне он без, особого труда принял весьма скую позу. Правда, пребывание в ней довольно скоро привело к утомлению, потере важного вида и равновесия, и все же он продолжал стоять, вытянув руки и пальцы так благородно и мужественно, как только мог.



   Мадам довольно долго и сосредоточенно изучала его, а затем пришла к неожиданному и весьма удивительному заключению.

   – Он должен быть… императором, – сказала мадам д'Альбер с глубоким убеждением. – Вот кого я вижу в нем! Да. Император, и не иначе!

   – Император! – задохнулся Тоуд, чувствуя слабость и головокружение, потому что физически очень трудно так долго оставаться столь благородным и мужественным.



   – Интересно… – сказала Мадам спокойно и даже робко, как будто ей только что пришла в голову мысль, ужаснувшая ее, хотя Барсук подозревал, что она зародилась у нее давно. – Интересно, мистер Барсук, – сказала она, схватив того за руку, – неужели вам никогда не случалось взглянуть на мистера Тоуда и увидеть его таким, каким он мог вы быть?

   – Каков он есть на самом деле – случалось, а каким он мог бы быть – вряд ли, – ответил Барсук, чувствуя, что его выигрыш в росте – ничто против ее выигрыша в весе, и потому позволяя увлечь себя поближе к Тоуду, чтобы посмотреть на него с более близкого расстояния.

   – Тогда вглядитесь в него сейчас, – сказала она, величавым жестом указав на Тоуда, вспотевшего от усердия, с которым он пытался удержаться в неловкой позе, полной необыкновенного достоинства. – Вглядитесь! Что вы видите?

   – Я вижу… – Барсуку было неловко продолжать, потому что он-то хорошо знал, что он видит. Он видел помпезность и слепое тщеславие, всепоглощающую гордость и… и… Тоуда, раздираемого страстями, с которыми он не в силах совладать.

   – Он будет императором! – в экстазе воскликнула Мадам, срывая веточку лавра и вручая ее Тоуду, чтобы он приложил ее к голове как некое подобие триумфального венка.

   – Императором? – ужаснулся Барсук.

   Нога, на которой держался Тоуд, сдалась в неравной борьбе, подогнулась, и он закачался.

   – Императором Цезарем – вот кем будет месье Тоуд. А вы, Барсук, Рэт и Крот, а также Выдра, вы будете его легатами, размером, конечно, поменьше его, держащими скрижали, на которых записаны его победы. Такова моя концепция. Сеанс окончен! Да здравствует император Цезарь!

   Такой конец сегодняшней работы Мадам безусловно устроил Toyда.

   Он качнулся в последний раз и с глухим стуком ударился о землю, успев в падении схватить Мадам за руку.



   – Кузина! – воскликнул он, уверенный, что все ее последние слова были не чем иным, как объяснением в любви к нему. – Согласитесь ли вы стать супругой императора Цезаря?

   Барсук застыл в тихом ужасе, но выяснилось, что для волнения не было оснований.

   Мадам не раз делали предложение, и хотя она и была недогадлива и вовремя не распознала опасности, теперь, когда ее клиент обнаружил свои истинные намерения, точно знала, что и как сказать.

   – Кузен, – отвечала она совершенно спокойно, – наш брак невозможен, потому что я люблю другого.

   – О горе! – простонал Тоуд.

   – Ему я посвятила всю свою жизнь.

   – Я в отчаянии!

   – Кроме того, у меня есть еще клиенты, которых мне нужно повидать немедленно!

   – Какие клиенты? – спросил Тоуд, все еще лежа на земле. Теперь ему было незачем подниматься.

   Мадам достала из внушительных складок своего одеяния список, и, пока она зачитывала его, Барсуку ничего не оставалось, как восхищаться ее талантом улаживать любовные дела и осаживать пылких поклонников.

   – В моем списке три имени, – сказала она, – но я изваяю их всех вместе: Председатель суда, начальник полиции и епископ.

   – О ужас! – вскричал Тоуд и испытал понятный трепет, потому что знал всех этих джентльменов и вовсе не был дружен с ними.

   – На обратном пути в Город я навещу епископа в его большом доме и там встречусь с ними со всеми! – безжалостно продолжала она. – А теперь я пойду, – заявила она, будучи так же решительна в своем уходе, как и в появлении. – Так лучше, месье, – сказала она Барсуку, прежде чем автомобиль умчал ее из Тоуд-Холла. – Боюсь, мистер Тоуд немножко влюблен в меня, а это нехорошо. Поэтому я не останусь.

   Барсук почувствовал, что относится к ней гораздо лучше, чем раньше.


   Как и опасался Барсук, неожиданный отъезд мадам Флорентины поверг незадачливого влюбленного в отчаяние и жестокие страдания на многие дни и недели. Так обильны были слезы и жалобы Тоуда, так громогласны его сетования на жестокость Судьбы, так мрачны приступы замкнутости, что Барсук счел необходимым собрать тех, кто принимал интересы Тоуд а близко к сердцу, чтобы обсудить, что можно сделать.

   Совет, который в отсутствие Крота и Рэта состоял из Выдры, Племянника и Прендергаста, заседал в нижней гостиной, потому что вызовы дворецкого участились в эти дни уныния и он всегда должен был быть наготове, чтобы отозваться. Прендергаст, правда, отнесся к обсуждению не с таким рвением, на которое надеялся Барсук. Дворецкий утверждал, что его профессиональный кодекс велит ему действовать только в интересах хозяина.

   – Но вы поможете нам помочь ему? – спросил Выдра.

   – Я, конечно, помогу моему хозяину, – ответил Прендергаст с великолепной двусмысленностью.

   – Что ж, подведем итоги, – сказал Барсук. – Очевидно, что положение Тоуда ужасно, и очень скоро он будет опасен как для самого себя, так и для окружающих, если уже не опасен. У меня нет сомнений, что, несмотря на решительный отказ Мадам и наши увещевания, он попытается вырваться за пределы дома, чтобы предстать перед отвергнувшей его кузиной. А после того, как я опасаюсь, он будет настолько удручен и не способен владеть собой, что сможет совершить над собой что-нибудь необратимое. Или, принимая во внимание присущую ему трусость и неопытность в подобных делах, я допускаю и другую возможность: оставаясь на свободе и отвергнутым, он очень скоро нанесет кому-нибудь серьезное оскорбление, будет схвачен, осужден и посажен в тюрьму…

   – Или, что еще хуже, – сказал Выдра, – суд припомнит ему все прошлые проступки, в которых он был признан виновным.

   – Поэтому, – продолжал Барсук, – я предлагаю…

   Предложение Барсука было прервано громким звонком колокольчика для вызова слуг. Взглянув на щиток с лампочками над головой Прендергаста, они увидели, что Тоуд желает видеть своего дворецкого в зимнем саду.

   Прендергаст тотчас же отправился на зов, но не успел он еще уйти, как остальные снова услышали звонки и увидели на щитке другие сигналы, рассылаемые Тоудом по всему Тоуд-Холлу, что говорило о полной его невменяемости. Он последовательно переходил из зимнего сада в гостиную (звонок), из гостиной в кабинет (три звонка), оттуда в холл (еще один звонок – послабее), и, наконец, особенно угрожающе прозвучал совсем уж слабый, короткий звонок из оружейной, говорящий, видимо, о последней стадии отчаяния.

   – Это зов на помощь! – закричал Барсук. – Но Прендергаст не успеет. Мы должны сейчас же пойти и спасти его!

   Они побежали, а новые звонки все звенели.

   – Подождите! – сказал Выдра. – Он опять передвигается!

   Достижение современной техники – сигнальный щиток – позволило им с леденящей душу быстротой, лампочка за лампочкой, звонок за звонком, наблюдать продвижение Тоуда навстречу сумасшествию и саморазрушению.

   – Он идет наверх, а оттуда, через чердак обязательно вылезет на крышу, – сказал Племянник, и все трое помчались наперехват.

   Но без них колокольчики все звонили, обозначая совсем иной маршрут, сворачивающий прочь от страшного конца, который наивно вообразили себе доверчивые друзья. Потому что Тоуд ушел с чердака, спустился по черной лестнице и в гостиной наконец остановился и позвонил в последний раз.

   Там они и нашли его. Одни подоспели с одной стороны, другие – с другой, а Выдра вообще влез через полуоткрытое окно (потому что он решил, что Тоуд мог сбежать из дома и броситься к реке, чтобы утопиться).

   Хозяин дома сидел за столом, впав в такое отчаяние и повредившись умом, что был не в состоянии даже расчехлить то, что друзьям в панике показалось ружьем, с помощью которого он собирался свести счеты с жизнью.

   – А! Прендергаст! Наконец-то! – воскликнул он (в глазах безумие). – Тут и Барсук (удивление), и ты, Племянник (недоумение). А ты, Выдра? Зачем ты лезешь в окно (осторожность)? Ты так жаждешь помочь мне?

   – Отнимите у него это! – закричал Барсук, хватая Тоуда за руки.

   – Но в чем, собственно?… – залопотал удивленный Тоуд.

   – Оно у меня! – закричал Выдра, пряча орудие саморазрушения в дальний угол комнаты.

   – Послушай-ка, старина… – сказал Тоуд, пытаясь подняться.

   – Я подержу его, – вызвался Племянник, с большим рвением принимаясь за дело.

   – Если это шутка, – рассердился Тоуд, тщетно пытаясь бороться с коллективным натиском, – то она зашла слишком далеко.

   Прендергаст все-таки вернул некоторый порядок и здравый смысл во все происходящее. Когда Тоуд уже перестал сопротивляться и только в отчаянии озирался, Прендергаст учтиво и спокойно спросил:

   – Вы звали, сэр?

   – Я звал вас, Прендергаст, а не этих агрессивных, вмешивающихся в чужие дела, незваных…



   – Да, сэр? – сказал Прендергаст очень спокойно, поощрительно улыбаясь, надеясь умиротворить Тоуда.

   – Я нашел свою удочку в оружейной, Прендергаст, но не смог найти ни коробочки с мухами, ни шпульки, ни…

   – Ты собрался на рыбалку! – подозрительно спросил Барсук.

   – Да, я хотел, пока на меня не напали и насильно не вырвали удочку у меня из рук, – ответил Тоуд с оскорбленным видом. – Я думал, это поможет мне немного развеяться. Что? Непонятно?

   – Тоуд, я что-то не припомню, чтобы ты раньше ходил на рыбалку, – сказал Выдра и удивленно поинтересовался: – С чего это ты вдруг сейчас…

   – Я любил рыбалку в молодости, – уныло сказал Тоуд, – и я подумал, может быть, теперь, когда я обрел любовь, мне снова понравится это занятие. Там, у реки, под размеренный плеск ее вод, я сложу стихи о даме, покинувшей меня…

   Друзья обменялись серьезными и многозначительными взглядами, но позволили ему продолжать.

   – Видишь ли, Барсук, любовь пробуждает во мне давно забытые воспоминания и настроения. Ты, конечно, помнишь строки одного безнадежно влюбленного поэта:


Отвергнут Флорентиной нежной,
В нее влюбленный безнадежно,
Тоуд в отчаянье и горе
Томиться уж не в силах боле.
И, обезумев от любви терзаний…

   В оригинале были Фи лис и Дамон, но Тоуд легко заменил их Флорентиной и собой и теперь собирался закончить стихи несколькими строками о… рыбной ловле. К сожалению, Барсук уже начал терять терпение и попытался прервать Тоуда, но тот, всегда готовый шокировать аудиторию, совершил роковую, поистине роковую ошибку – дочитал стихотворение так, как оно звучало в оригинале:


И, обезумев от любви терзаний,
Предпочитая пропасть прозябанью…

   Здесь Тоуд возвысил голос и закатил глаза, как безумный, перед тем как продекламировать заключительные, разящие наповал строки:


Решил, бездонной пропастью влеком,
Конец страданьям положить одним прыжком!

   – Разумеется, – немедленно пояснил Тоуд, – я не имел в виду…

   – Эй, Племянник, погоди-ка отпускать его! – велел Барсук, вовсе не склонный шутить. Хотя его несколько и успокоил ровный голос Тоуда, он опасался, что это может лишь означать, что больной вступил в тихую фазу болезни, от которой один шаг до следующего приступа безумия. И его версия подтвердилась, когда Тоуд прочел две последние строки стихотворения.

   – Сдается мне, Тоуд, дружище, – сказал Барсук, стараясь, чтобы его голос звучал ласково, но твердо, – что для твоей же пользы тебя следует запереть…

   – Для моей же пользы! – вскричал разгневанный Тоуд.

   Барсук тяжело вздохнул. Ему стало ясно, что тихая фаза действительно очень коротка.

   – Да, запереть. Но у тебя будет все, что ты захочешь…

   – Но я плачу за это! – закричал Тоуд, опять стараясь вырваться и наконец постигая, куда клонит Барсук. – Это все и так мое!

   – …и сколько бы ни продлилось у тебя это… наваждение…

   – Разумеется, любовь – наваждение, болваны! – завопил Тоуд, внезапно разразившись диким хохотом. – Это удивительное, умопомрачительное наваждение! От него даже болит голова. Вот потому-то рыбалка в тихом месте…

   – …сколько бы ни продлились эти твои… обманчивые переживания…

   Тоуд вдруг затих, убедившись, что сопротивление бесполезно и лишь истощает его силы.

   – Что вы со мной сделаете? – спросил он жалобно.

   Барсук понял, что цикл болезни в общем завершился и теперь больной опять впадает в тоску и мрачность.

   – Мы поместим тебя в спальне и вызовем доктора, он будет давать тебе что-нибудь успокоительное, пока ты не выздоровеешь.

   – Пожалуйста, Барсук, – взмолился Тоуд, вывернувшись из рук Племянника и упав на колени. – Не делайте этого! Я не перенесу заточения. Я не выживу, если у меня отнимут свободу! Будьте милосердны!

   Барсук подошел к Тоуду, тронутый его отчаянными мольбами. Ни одно животное не станет по дорой воле лишать другого свободы, особенно если это его друг.

   – Послушай, Тоуд, – сказал Барсук, – мы здесь все друзья и можем говорить откровенно. Мы чувствуем, что в твоем поведении опять появилась та… необузданность, которая уже ввергала тебя в разные беды и принесла тебе столько унижений. Мы призваны спасти тебя от твоей же собственной слабости. Если бы Крот и Рэт были здесь, они сказали бы то же самое.

   – О, я знаю, ты прав! – патетически воскликнул Тоуд. – Горе мне! Я обрел счастье лишь затем, чтобы испытать муки отчаяния! – И он стал всхлипывать еще горше, чем раньше, а друзья кинулись утешать его.

   Все еще всхлипывая, Тоуд нашел глазами Прендергаста, стоявшего в сторонке, как будто чего-то ожидая. И, встретившись взглядом с Прендергастом, Тоуд подмигнул ему раз и другой.

   – Дорогой Барсук, и ты, заботливый Выдра, и ты тоже, Племянник, мне очень жаль, что я причинил вам боль. Я лишился рассудка от любви и горя, это правда. Несомненно, я сам себе злейший враг, и меня следует запереть. Я охотно сделаю, как вы считаете нужным, но окажите мне одну последнюю любезность!

   Увидев, что Тоуд совершенно примирился и с самим собой, и с необходимостью суровой меры, предложенной друзьями, они ослабили хватку. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы Тоуд встал, правда по-прежнему опустив голову и ссутулившись, и пронзительно взглянул на Прендергаста.

   – Конечно, дорогой друг, – ответил Барсук. – Если мы что-то можем для тебя сделать…

   – Прендергаст, как там тот предмет, что мы с вами поставили на хранение, когда вы поступили ко мне на службу?

   – В порядке, сэр, – спокойно ответил Прендергаст, сразу уловив суть просьбы хозяина.

   О, как приятно щекотало нервы Прендергаста все происходящее! Насколько же тут было увлекательнее, чем в доме его светлости! Это правда, совсем недавно в нижней гостиной он проявил было слабость и чуть не вступил в сговор с врагами своего хозяина. Но теперь, видя героические попытки славного мистера Тоуда сразиться со злой Судьбой и с недругами, то есть устроить побег, как он мог не помочь ему!

   – Он готов к первой прогулке? – спросил Тоуд.

   Мистер Тоуд, конечно, говорил о мощной моторной лодке, спрятанной в лодочном сарае.

   – Совершенно готов, сэр.

   – Тебе принести что-нибудь, Тоуд? – спросил ничего не подозревающий Выдра.

   – Дорогой друг, – томно ответил Тоуд, – мне ничего не нужно. Мы с Прендергастом говорили об одном деле, касающемся хозяйства. А теперь я готов…

   Он наконец выпрямился и храбро и открыто взглянул друзьям в глаза. Из жалкого и униженного Тоуда он вдруг превратился в Тоуда Царственного, в Тоуда Бессмертного.

   – Смотри-ка, Тоуд, тебе сразу полегчало, как только ты согласился с необходимостью нашего решения! – удовлетворенно отметил Барсук. – Теперь пойдем…

   – Я никогда не чувствовал себя лучше! – воскликнул Тоуд, внезапно оттолкнул Выдру и пролетел мимо Барсука, низко пригнувшись и подхватив удочку, и одним прыжком оказался у открытого окна.

   – Тоуд! Обманщик!

   – Ха! – победоносно захохотал Тоуд, грозя им удочкой. – Хотели опять запереть меня, а? Посадить в клетку? Для моей же пользы, да? Прендергаст, приказываю вам запереть этих негодяев в доме, пока я не…

   Легким прыжком Тоуд взлетел на подоконник, потом выскочил наружу и захлопнул окно, подперев раму снаружи лежавшими неподалеку граблями так, чтобы окно нельзя было открыть изнутри. И пока запертые выкрикивали угрозы и ругались, пытаясь открыть окно и дверь, которую Прендергаст успел запереть, Тоуд через террасу побежал к лодочному сараю. Но все же не так быстро, чтобы не задержаться на миг там, где та, которую любил, вознесла его до императора Цезаря, и не застыть еще раз на мгновение в той царственной позе, бросив победоносный взгляд через плечо на запертых, плененных, одураченных друзей с их смехотворными добрыми намерениями.



   – Я действительно велик!

   – Сэр! – позвал Прендергаст с террасы. – Боюсь, они скоро выберутся. Вы найдете остальное рыболовное снаряжение в катере вместе с удочкой, которая, я думаю, лучше этой подойдет для рыбной ловли с лодки.

   – Но разве вы не бежите со мной, Прендергаст? Ведь вы у меня на службе, не так ли? Я вам приказываю!

   – О сэр, я бы с радостью, но, боюсь, это не согласуется с моим профессиональным кодексом. Согласно части второй Четвертого Уложения Законов об Обязанностях Слуг от 1899 года, дворецкие могут оказывать своим хозяевам помощь, но не могут оказывать им пособничество. Первое я сделал, второго не позволяет мне совесть. Я буду содержать дом в порядке до вашего возвращения. Я также приготовлю все для Дня Открытия Памятника, который, как я понимаю, вы намечаете на раннюю осень.

   – Но, Прендергаст, я не умею управлять катером!

   – Это современная моторная лодка, сэр. Просто заведите мотор, поверните штурвал, не забудьте перерезать канаты, а потом забирайте вправо, резко вправо, как только выведете лодку из сарая. Это просто. Если мне позволено будет провести аналогию, я бы сравнил это с вождением автомобиля или с управлением летательным аппаратом, в чем, я полагаю, у вас большой опыт. Но кажется, сэр, ваши гости уже вырвались на свободу…

   Этими словами Прендергаст напутствовал своего хозяина и с глубоким удовлетворением проследил взглядом, как Тоуд добрался до лодочного сарая. И еще большее удовольствие он получил, когда преследователи уже пересекли лужайку и почти настигли Тоуда, но вдруг раздался рев мотора, и новая лодка хозяина вылетела из сарая. Сначала она как-то неуверенно направилась к дальнему берегу, потом круто забрала вправо, а потом исчезла в облаке дыма и брызг, умчавшись вверх по течению к дому его светлости, в погоню за мадам д'Альбер.

   – Желаю удачи, сэр, – произнес великолепный Прендергаст, обращаясь скорее к самому себе, чем к Тоуду, который уже вряд ли мог его услышать, – и если я вам понадоблюсь, я здесь, в Тоуд-Холле, всегда к вашим услугам.

   Но последнее-то слово во всей этой истории было все-таки за Тоудом, который был уже далеко и недоступен глазу. Возможно, он как-то все же услышал доброе напутствие Прендергаста и пожелал на него ответить. А может быть, он захотел напомнить своим добросердечным, но недалеким друзьям, что дорога истинной любви никогда не бывает гладкой, однако никто не должен сомневаться, что любовь побеждает все.



   Итак, почувствовав себя увереннее в управлении лодкой и увидев шнур над рулем, он дважды дернул за него и с благодарностью услышал: «Ту-ту!»

   – Ха-ха-ха! – счастливо засмеялся Тоуд. – Я и на самом деле такой умный, каким выгляжу, и такой блестящий, каким кажусь. Я завоюю любимую! Она будет моей!

   Ту-ту!

VII
Под знаком шляпы и башмака

   Недели, последовавшие за решением Рэта и Крота отправиться дальше по обнаруженному ими притоку, стали для Крота самым увлекательным и счастливым временем, и все его ожидания, связанные с экспедицией, полностью оправдались.

   Рэту, как зверю практическому, не склонному к чувствительности, несвойственно было изъясняться красивыми словами. Он предпочитал вечером подводить итог дня короткими фразами вроде: «чудом спаслись», или: «не для слабонервных», или: «тяжелый случай».

   Что до счастья, то Рэт выражал его удовлетворенными вздохами и безмятежным молчанием, иногда, в очень редких случаях, добавляя к этому что-нибудь вроде: «Ну, Крот, старина, кажется, дело оказалось стоящим».

   Еще реже Рэт настолько забывался, что начинал мурлыкать песенку, как когда-то в молодые годы, когда они с Кротом только познакомились. Он то мычал, то напевал, а слова подставлял подходящие настроению и моменту.

   У Крота не было сдержанности Рэта; он выражал свое удовлетворение и радость по поводу всего, что они видели и испытывали, и болтал без умолку по вечерам, пока они разбивали лагерь на ночь.

   Местность, мимо которой они плыли, была более гористой, чем на их родных берегах, и богаче травами и вереском, а Река текла здесь быстрее. На поворотах часто случались глубокие омуты; в их зловещие глубины солнечный свет не проникал, и они казались мутными и загадочными. В таких местах воздух был сырой и холодный. А там, где берега густо заросли травами и кустарником, всегда казалось, что уже вечереет, даже в солнечный день.

   – Мы еще не так далеко отплыли, как ты думаешь, Крот. Нам ведь ничего не видно, кроме берегов, а Река здесь очень петляет, и от этого возникает ошибочное впечатление, что пройдено большое расстояние, – объяснял Рэт.

   Рэту приходилось править очень осторожно, потому что при таком течении и внезапных поворотах в один прекрасный момент они могли оказаться на порывистом ветру, на бурных волнах Реки, чьи воды текут, куда им заблагорассудится. По этой причине, а еще и потому, что Рэту стало казаться, что на Реке запахло опасностью, они продвигались медленно, а в иные дни просто не трогались с места.

   Когда растительность на берегах несколько поредела и пошел более спокойный пейзаж, они не стали лишать себя удовольствия помедлить и полюбоваться окрестностями, тем более что как раз началась сильная жара. Путешественники причалили к подсохшему берегу подальше от солнцепека, чтобы провизия не испортилась от жары, масло не прогоркло, а запасенная для питья вода осталась холодной и свежей.

   Крот, который ведал провиантом экспедиции, использовал разные способы предохранения продуктов от порчи: в первую очередь погружал их в воду, завернув в вощеную бумагу, на веревочке, чтобы можно было легко и быстро вытащить.

   Заботились они и о своем лагере – старались с него глаз не спускать ни на минуту. Они слыхали, что в этих краях ласки и горностаи еще подлее и коварнее, чем даже в Дремучем Лесу.

   – Будь осторожен, Рэтти, – предупреждал его Выдра. – Мой дед рассказывал, что не многим путешественникам, побывавшим в верховьях, удалось вернуться и рассказать о своих приключениях…

   У Крота и Рэта было изрядно сухих припасов на случай крайней необходимости, и, когда свежие продукты кончились, они все равно изо всех сил старались разнообразить свое меню. Это был сезон сочных трав, и Крот никогда не проходил мимо кустика мяты или зарослей кресс-салата, чтобы не остановиться и не набрать немного к обеду или к ужину.

   Труднее было с молочными продуктами. Неделю-другую путешественникам пришлось обходиться без них. Но когда они уже совсем отчаялись попробовать когда-нибудь молочка, необитаемая часть берега кончилась и показалась ферма с водяной мельницей. Здесь они уютно и с удобством переночевали две ночи в амбаре. Фермер отлучился куда-то на день-другой по делам, а его жена и дочка очень радушно приняли путешественников.

   Друзья были приятно удивлены, узнав, что рассказы о Береге Реки и его обитателях достигли и здешних мест, а особенно истории «о знаменитом мистере Тоуде из Тоуд-Холла».

   – Вы хотите сказать: «о пресловутом, печально известном мистере Тоуде»? – переспросил Рэт, думая, что фермерша и ее дочка оговорились.

   – О нет, сэр, – с чувством сказала фермерша. – Это вы небось имеете в виду какого-то другого джентльмена, коли так о нем отзываетесь. Тот мистер Тоуд, о котором я говорю, в одиночку спас Город от разрушения благодаря храбрости и искусству управлять летающей машиной…

   – Должен вам возразить… – начал было Рэт, но Крот удержал его, чтобы дать хозяйке возможность договорить.

   – Ну да, ваша правда, сэр, – тепло сказала она, – я должна была сказать «благодаря своей невиданной храбрости».

   – Конечно, конечно, – кивнул Крот, все еще удерживая Рэта твердой рукой.

   – А еще, – подхватила дочка фермера, – мне нравится рассказ о том, как мистер Тоуд жил несколько месяцев – у епископа, а тот и знать не знал, кто он такой. А он жил себе задаром! Вот уж хитро, так хитро! А если кто и скажет, что так не годится поступать, так найдутся и другие, которые скажут на это, что сам-то епископ… Он бессердечный человек, уж поверьте… Так вы говорите, что знакомы с мистером Тоудом и он даже узнал бы вас, проезжая мимо в своем автомобиле?

   – У него нет ав…

   – Конечно узнал бы, – вмешался Крот, пока Рэт не испортил все дело. – Хотя, разумеется, он слишком значителен и слишком занят, чтобы тратить время на обмен приветствиями с простыми смертными, как мы!

   – Вот жалко-то! – доверительно сказала жена фермера. – Я всегда говорила: если людям жаль времени поздороваться, значит, неправильно они живут! В прежние-то времена тут было куда больше лодок, а потом провели этот канал и его честь закрыл выход в Реку…

   – Так вы, значит, считаете канал частью Реки? – спросил Рэт, потому что этот вопрос был весьма существенным для них с Кротом.

   – Ясное дело, считаем. Тот мелководный вонючий пруд за Городом, что у них называется Рекой, никогда Рекой не был. Нет уж, если вам охота посмотреть на настоящую Реку, то вы на верном пути. Вот только…

   Лицо ее помрачнело.

   – Да? – встрепенулся Рэт, которого живо интересовало все, что связано с Рекой и ее повадками.

   – Может, и незачем мне об этом говорить такому сведущему в судоходстве джентльмену, как вы, но… Надеюсь, вы не поплывете дальше таверны «Шляпа и Башмак», что за Латбери?

   – А почему нет? – спросил Крот, опасаясь, что ответ он уже знает.

   – Так вы, значит, ничего не знаете? – оторопела женщина.

   – А почему вы упомянули именно эту таверну? – спросил Рэт.

   – Пусть там вам и объяснят, если у них ума хватит говорить об этом…

   – …И вообще говорить, – добавила дочка многозначительно.

   – Может быть, все-таки вы нам расскажете? – попросил Крот.

   – Вообще-то нам негоже много болтать об этом. Я сказала только потому, что думала – вы сами знаете. Спросите лучше в «Шляпе и Башмаке», они… – И она принялась деловито прибираться в комнате, давая понять, что больше говорить ничего не намерена.

   Понимая, что пора в путь, Рэт и Крот, простились с хозяйками и, снабженные новыми припасами свежей еды, пошли к своим лодкам. Когда они уже собрались отчалить, подоспела фермерская дочка. Она принесла им сандвичи, завернутые в тряпочку и перевязанные ленточкой.

   – Вы не держите зла на маму, что она так уперлась. Просто она родом из Латбери, а у них не принято говорить об этом.

   – Там что, опасно? – спросил Рэт. – Она это имела в виду?

   – До таверны-то нет, – сказала девушка. – Но дальше я бы ни за что не поплыла, особенно на таких хлипких лодочках, как ваши…

   – Не поплыли бы? – сказал Рэт. – Но мы думали…



   У девушки в глазах появилась тревога.

   – Даже и не думайте плыть дальше! Обещайте, что не поплывете. Она вами поужинает за милую душу, и пикнуть не успеете!

   – Кто? – спросил Крот. Он и сам знал кто.

   – Латберийская Щука, сэр, – сказала девушка испуганным шепотом. – Она нынче опять взбеленилась.

   Поблагодарив ее за сандвичи и добрый совет и уже отчалив, они услышали ее последний отчаянный крик:

   – Не дальше таверны! Лучше бы вы мне это пообещали!

   Крот и Рэт помахали ей и прокричали что-то успокаивающее, но обещать ничего не стали. Ведь если бы все экспедиции сворачивались только из-за досужих разговоров, слухов, страхов и предрассудков местного населения, неизведанные и дикие места никогда не были бы исследованы и цивилизованы.


   Теперь их путь лежал мимо заброшенных деревень. От некоторых не осталось ничего, кроме заросших травой приподнятых над Рекой террас, на которых паслись теперь овцы и коровы. На месте других еще сохранились с прежних времен остовы домов и развалины церквушек и фабрик с разрушенными трубами, котлами, ржавыми листами железа, которые лежали, как упали или были свалены десятки лет назад.

   Потом Река петляла в старом-старом лесу. Трухлявые пни когда-то вырубленных деревьев, акры молодой поросли – все это напоминало о временах, когда то, что давал лес, использовалось чаще, чем сейчас. Вот здесь поработали углежоги, а там плетельщики корзин резали ивняк и раскладывали для просушки.

   Встречались старые рассохшиеся мостки, уходившие под воду, иной раз попадалась баржа с толстой обшивкой, вытащенная на берег, или другая, лежавшая наполовину на суше, наполовину в воде, потерявшая всякую надежду на спасение.

   Но такого рода разрушения и распад не казались мрачными и не нагоняли тоску на двух отважных исследователей, потому что природа быстро возвращала то, что было взято у нее, а потом брошено: на руинах зарождалась новая жизнь, и ее побеги тянулись вверх. Корма разбитой и рассохшейся баржи цвела желтыми ноготками, а неподалеку от заросшей травой узкоколейки, где они на три дня разбили лагерь, нашли себе пристанище летучие мыши и ласточки-береговушки. На заре и в сумерках у них начиналась бурная жизнь с быстрыми перелетами и веселым писком.

   На местах старых вырубок зеленели молодые деревца, а груды древесных отходов перегнивали и становились землей.

   – Посмотри-ка туда! – то и дело восклицал Крот, призывая Рэта разделить с ним радость. И указывал он обычно не на разобранную по кирпичику мельницу, а на пробивающуюся между кирпичами жимолость, которая ловила первые утренние лучи солнца своими каплевидными цветками; не на старый мост обращал он внимание Рэта, а на крестовник, который упрямо цеплялся за кирпичную кладку, борясь с куманикой, заполонившей все вокруг; и даже не на заржавленные ворота запущенного ничейного участка, а на черного дрозда, усевшегося на них, и на бабочек, роящихся вокруг лиловых соцветий сирени, которая так разрослась, что закрыть ворота было уже невозможно.

   Для Крота это были дни безмятежного счастья. Он хотел бы, чтобы они никогда не кончались. Однажды, в особенно мирную и благостную минуту, он наконец рассказал Рэту кое-что из своего памятного разговора с Барсуком.



   Рэт говорил мало, предпочитая, как всегда, молча слушать, глядя на перемещавшиеся тени, на закатное солнце, иногда кивая головой и то и дело набивая трубку. Такая уж у Рэта была манера, и Крот это хорошо знал.

   – Кротик, – сказал наконец Рэт, – ты упомянул о какой-то одежде, календаре и прочих вещах в доме Барсука. Что это за вещи?

   «Очень похоже на Рэтти, – улыбнувшись про себя, подумал Крот, – так долго молчать, а потом приступить сразу к самому важному».

   – Признаюсь, – ответил он, – я долго думал, можно ли заговорить с ним об этом, ведь разговор у нас был очень доверительный, но… Барсук сказал, что расскажет все, когда придет время. Я не знаю, что нас ждет, Рэтти, но, как я уже говорил, для меня одна из целей нашей экспедиции – приблизиться к тому таинственному, что мы зовем Дальними Краями. Я знаю, что мы сильно рискуем, пытаясь попасть из одного мира в другой, – путешествие, из которого, возможно, нет возврата. Ты только вчера говорил о своем предчувствии, что экспедиция будет опасной и мы, затеявшие ее, и наши друзья, которые помогли нам снарядить ее, должны осознавать этот риск. Могу еще добавить: я чувствую, что в ближайшие дни он увеличится и опасность приблизится к нам вплотную…

   – У меня такое же ощущение, раз уж ты заговорил об этом, – признался Рэт, еще энергичнее запыхтев трубкой, так что огонек ее осветил его мордочку и стало видно, с какой добротой и нежностью он смотрит на друга.

   – Что ж, – сказал Крот, – тогда я бы очень сожалел, если бы утаил от тебя рассказ Барсука. Не думаю, что он был бы против, скорее наоборот, потому что знание его истории позволит нам лучше понять некоторую угрюмость этого мудрого животного и его удивительную способность к состраданию. Я постараюсь изложить все как можно проще: то, что, как я сначала подумал, принадлежало Барсуку в молодости, на самом деле вещи его пропавшего сына…

   – У Барсука был сын! – воскликнул потрясенный Рэт.

   – Не буду входить в подробности, но позволь мне рассказать то, что я понял. Отец Барсука пришел на Берег Реки с запада, из диких и суровых мест, и поселился с женой в Дремучем Лесу. Он не боялся опасностей. А молчаливая и мрачноватая природа Дремучего Леса отчасти гармонировала с его собственным довольно замкнутым нравом. В те времена ласки и горностаи были гораздо наглее и опаснее, и отцу Барсука, а потом и самому Барсуку пришлось немало постараться, прежде чем они навели порядок в лесу. Барсук жил уединенно, редко кто на Берегу Реки видел его, многие даже не знали о его существовании.

   О той, которую полюбил Барсук, мне ничего не известно, кроме того, что у них была семья и вся она, за исключением одного сына, погибла в Дремучем Лесу, в этом сыром, малопригодном для жизни месте. Жена пыталась убедить Барсука переехать, отправиться вверх по течению, как мы с тобой сейчас, потому что она тоже слыхала о Дальних Краях и стремилась в те зеленые, благодатные края, чтобы там обосноваться и зажить семьей.

   Но Барсук был упрям и отказался трогаться с места. Он сказал, что то, что хорошо для него, подойдет и его сыну. Матери не удалось настоять на своем, и в конце концов она тоже погибла, трагически, как и ее дети, в темной чаще Дремучего Леса, при обстоятельствах (Барсук в них особо не вдавался), которые не улучшили репутацию ласок и горностаев.

   Барсук так и не простил себе ее смерти и не смог до конца примириться с потерей, и его сын тоже. Он вырос, возмужал и решил осуществить мечту покойной матери о путешествии вверх по Реке, о прекрасных краях. Он решил оставить все страхи, ссоры и мучительные воспоминания здесь, в Дремучем Лесу. Отец и сын долго спорили, и в конце концов один из них ушел, а другой остался. И об ушедшем больше никто никогда не слышал, хотя Барсук и предпринимал поиски и наводил справки. Он так и не узнал, что сталось с сыном.

   – Но хоть что-нибудь ему удалось узнать, Крот?

   Крот помолчал немного.

   – Только одно, – наконец ответил он, – что его сын доплыл до места, называемого Латбери, и что по дороге его предупреждали, что дальше плыть не стоит. Но упрямство и решимость возобладали над благоразумием, и он все же отправился дальше, один, и с тех пор никто ничего о нем не слышал.

   – Латберийская Щука? – прошептал Рэт.

   – Может быть…

   – И все эти годы…

   – И все эти годы несчастный Барсук хранил то, что напоминало ему о сыне, в этой маленькой комнате, и жил со скорбью о своей утрате. Он потерял двух самых дорогих существ при самых несчастных обстоятельствах.

   – Но он ведь мог попробовать поплыть следом…

   – Он пробовал, но было уже поздно. И все же…

   – Да, Крот?

   – И все же, он говорит, что иногда ночами, стоя на берегу где-нибудь между твоим домом и домом Выдры, глядя на звезды и нарождающуюся луну, он чувствует, что Река подает ему знаки, что где-то там, Далеко, его сын жив и тоже сейчас стоит на берегу и мечтает, чтобы Река донесла отцу добрую весть, чтобы внушила Барсуку надежду дожить до того дня, когда разрешатся все их споры и отец с сыном наконец примирятся.

   – Значит…

   – Да, Рэтти, думаю, Барсук надеется, что мы сможем передать его сыну его последнее «прости», добравшись туда, куда сам Барсук доплыть не смог. Наше путешествие – еще один шанс для Барсука.


   Вскоре после этого разговора, воспринимая теперь свой поход как нечто еще более значительное (они ведь идут по стопам любимого сына Барсука), двое друзей плыли мимо обширных полей. Впереди маячил маленький городок, за ним впервые появились холмы, а немного дальше горы. Сердца Крота и Рэта учащенно забились. Конечно, у каждого было свое представление о том, какие они, Дальние Края, и все же оказывалось, что они не так уж отличаются от действительности.

   Самые отдаленные вершины, разумеется, были недосягаемы для их экспедиции. Но холмистая и поросшая лесом местность, лежавшая впереди по курсу, была недалеко, хотя, конечно, если течение усилится, добраться туда будет не легко.

   – Забудь о Щуке, – сказал Рэт. – Посмотри-ка лучше, какая здесь стремнина. Будет трудно, но ведь нужно проверить, как далеко мы сможем добраться, а, Крот?

   – Поплыли! – Кроту не терпелось вновь встретиться с цивилизацией. – Посмотрим, не тот ли это самый Латбери, о котором мы столько слышали. Может, нам удастся найти таверну.

   Река обвивала городок широкой лентой. Но дома, сады и дороги, которые им попадались, выглядели совершенно необитаемыми.

   – Наверно, сегодня воскресенье, – предположил Крот, не желая видеть все в черном свете.

   Рэт только хмыкнул, пододвинув поближе свое оружие. Чем дольше он смотрел на Латбери, тем грязнее, неухоженнее и заброшеннее казался ему городишко. Место, где остановилось время. Город, который жизнь обходит стороной.

   – Смотри! Там кто-то есть! – воскликнул Крот, указывая на старую осыпающуюся стену у берега.

   Существо, одетое в темное, – как будто была зима, а не разгар лета – стояло неподвижно и в упор смотрело на них, не отвечая на их приветствия. Потом еще одно высунулось из-за угла дома, потом третье опасливо отодвинуло занавеску полуоткрытого окна. И никто не желал с ними здороваться.

   Друзья продвигались очень медленно и твердо решили пока не покидать лодки и не выходить на разведку, потому что местные вели себя крайне недружелюбно, если не враждебно.

   – Лучше нам проплыть поскорее этот городок, найти где-нибудь неподалеку место для лагеря и укрепиться там. Надо быть осторожными, все время держаться вместе. Главное – не дать им нас разделить. Вместе гораздо безопаснее, когда все вокруг настроены так враждебно.



   Они поравнялись с Латбери в полдень, но путь был так извилист, а двигались они так осторожно, что было уже шесть вечера, когда Река наконец повернула к северу от последнего дома в городке. Они почувствовали некоторое облегчение. Латбери был не из тех мест, куда хочется приехать дважды.

   Скоро впереди показался старый каменный мост. Около него со стороны Латбери стояло грязное, обшарпанное строение, явно обитаемое, о чем свидетельствовал дым с копотью, поднимающийся из труб. Подплыв поближе, они обнаружили причал и облупившуюся вывеску

«ШЛЯПА И БАШМАК»,

   а чуть пониже – подпись:

«СТАРЫЙ ДОБРЫЙ ЭЛЬ И СПИРТНЫЕ НАПИТКИ».

   А еще ниже они прочитали довольно нетрадиционное и не слишком гостеприимное объявление для усталых путешественников, нуждающихся в ужине и ночлеге:

«На лодках не принимаем. Ни сейчас, ни когда-либо».

   Вывеска гостиницы тоже выглядела не очень традиционно. Художник избегал теплых, ярких тонов, в которых обычно рисуют вывески гостиниц, чтобы привлечь постояльцев. Вместо этого к доске с надписью «Шляпа и Башмак» на средневековый манер гвоздями были прибиты видавшая виды шляпа и забрызганный грязью башмак.

   – Зайдем и посмотрим, нельзя ли тут что-нибудь узнать о Латберийской Щуке. – Рэт сказал именно то, чего Крот и опасался. Будь его воля, он послал бы подальше это гиблое место и убрался бы отсюда подобру-поздорову.

   – Я захвачу дубинку, – сказал он. – Мне что-то совсем не нравится этот притон…

   – Не стоит, Крот. Мы не собираемся ни с кем ссориться и задирать местных, – сказал Рэт и разумно добавил: – Но лодки оставим с той стороны моста, на всякий пожарный. Там они будут у нас на глазах, и мы сможем быстро добежать до них в случае чего.

   Дверь таверны заскрипела несмазанными петлями и открылась. За ней оказалась маленькая прихожая с тремя дверьми. На той, что была прямо напротив входа, висела надпись корявыми буквами:

«ПОСТОРОННИМ СЮДА НЕЛЬЗЯ».

   На второй, той, что налево, они прочитали:

«И СЮДА ТОЖЕ»,

   поэтому открыли третью.

   Дверь вела в большое, облицованное камнем помещение, темное и промозглое, в котором собралось довольно много народу. Некоторые отчужденно стояли, опершись на стойку бара и прихлебывая из высоких пивных кружек, другие сгрудились на скамьях за грубо сработанными деревянными столами и тоже потягивали пиво, закусывая похлебкой с размоченным в ней хлебом и негромко переговариваясь.

   Как только Крот и Рэт вошли, разговоры стихли и вся компания уставилась на двух чужаков. В комнате преобладали представители (и далеко не лучшие!) двух видов животных, которых Крот и Рэт недолюбливали: ласок и горностаев. Ласки в основном уединялись у стойки, горностаи же, а их было больше, были более компанейскими. Встречались тут и крупные, и помельче, и тощие, и толстые, но реакция на приход посторонних у всех оказалась одинаковая – неприятное любопытство.

   – Жратва кончилась, – проворчал чей-то голос из-за стойки, и друзья разглядели высокого мертвенно-бледного субъекта, по-видимому хозяина заведения.

   – Кроме картохи, – прохрипел голос его жены откуда-то сверху и изнутри. – Дай им вчерашней.

   – Ну что ж… – протянул Крот. Решив принять его раздумье за заказ, хозяин поднялся на несколько ступенек и крикнул:

   – Эй, вы, гусыни, две двойные порции!

   Потом он снова повернулся к посетителям и положил свою отвратительную лапу на ручку насоса, весьма похожего на полицейскую дубинку.

   – А как насчет выпивки? Что будете?

   – Я как раз подумал, – ответил Рэт, стараясь говорить как можно тише, потому что все присутствующие по-прежнему молчали и ловили каждое слово чужака, – о старом добром эле, о котором написано на вывеске.

   – Да ну! – издевательски выдавил хозяин, изучая их с нарастающей неприязнью.

   – Так какой эль у вас есть? – не сдавался Рэт.

   – Трех сортов, – ответил хозяин. – Только распивочно. «Полицейский пунш», не угодно ли? Потом еще «Проклятье епископа», ежели вам это больше по вкусу. А самый забористый – «Суд присяжных», но последний разливаем порциями по пинте, так что сами потом домой не доберетесь.

   – Ну что ж, тогда, – сказал Рэт, которому не терпелось поскорее закончить этот разговор, – нам по пинте «Полицейского пунша».

   С пенными кружками они сели к столу. Трое горностаев неуклюже подвинулись, чтобы освободить для них место. Через несколько минут перед Кротом и Рэтом появилось по тарелке картошки. Интерес к вновь прибывшим уже начал угасать, и разговоры в таверне возобновились.

   – Сколько с нас? – спросил Рэт, видя, что хозяин топчется около них в ожидании.

   – Зависит от того, сюда вы или туда…

   – Я не совсем понял, – сказал Рэт.

   – А чего тут не понять? Проще пареной репы: сюда – это значит вниз, а туда – вверх.

   – Вы имеете в виду: вниз по Реке и вверх по Реке?

   – А он что говорит! – вмешался в разговор один из сидящих рядом горностаев.

   – И цены будут разные? – спросил Крот, чуя какой-то подвох.

   – Если вы сюда, то есть возвращаетесь в Латбери, тогда по два пенса три фартинга с каждого за картошку и по одному пенни за пинту пива, короче, с вас полкроны – и разойдемся!

   Горностаи перемигнулись и опять замолчали, выжидая, согласятся ли посетители с такими расчетами или станут торговаться.

   – Ну а если мы направляемся вверх по течению? – спросил Рэт.

   – Если так, хотя я лично не посоветовал бы, тогда можете брать задаром «Проклятья епископа» сколько выпьете и еще сколько влезет картошки.

   – Задаром?

   – Ну! Только вы ж не собираетесь… туда!

   – Собираемся, – твердо сказал Крот. – Мы действительно направляемся вверх по течению. Вы ведь это называете «туда»?

   Впервые хозяин не нашелся что сказать, и в таверне опять воцарилось молчание, только на сей раз в нем было больше удивления и любопытства, чем враждебности.

   – Я бы на вашем месте туда не совался.

   – Но мы сунемся, – сказал Рэт. – Поэтому возьмите с нас настоящую цену, и мы, пожалуй, пойдем.

   – Да вы рехнулись! Ладно, жратва и выпивка бесплатные, а за разговоры возьму с вас по четыре пенса.

   Рэт заплатил нужную сумму, и теперь все вроде остались довольны. Картошка была приличная, зато пиво отвратительное, так что друзья сделали по глотку, не больше.

   – Вы что, взаправду собрались вверх по течению? – спросил один из горностаев, и в вопросе его слышалось даже некоторое уважение.

   – Да, – спокойно ответил Крот. – А что, есть причины этого не делать?

   Горностаи захохотали, и скоро вся таверна к ним присоединилась. Но как только они увидели, что Крот и Рэт вовсе не смеются и тверды в своем намерении, один из горностаев спросил:

   – А ты что, сам не знаешь, приятель?

   – Чего не знаю?

   – Да этих самых причин… Латберийская Щука.

   – И что щука? – храбро спросил Крот. Рэт не мог не восхититься тем, как отважно держится обычно робкий Крот.

   – Только не говорите, что не слыхали про нее!

   – Немного слышали по пути сюда, – осторожно ответил Рэт. – Может, вы расскажете нам побольше?

   Горностая не пришлось просить дважды, и, подбадриваемый приятелями, сгрудившимися вокруг него, и несколькими ласками, что подошли послушать, он с удовольствием живописал кровавые подробности зверств Латберийской Щуки (лодки для нее что семечки) и ее рацион (особенно она любит младенцев, ягнят и молочных поросят).

   – Однажды фермеры с окрестных пастбищ (это было еще до того, как Председатель суда купил эту землю и всех оттуда выгнал в шею) перегоняли скот через Реку. Они думали, так скорее доберутся на рынок в Латбери, да не вышло у них, не вышло. Слишком много голов недосчитались.

   – Щука съела коров? – изумился Крот.

   – Двоих зараз заглатывает! – радостно подтвердил один из горностаев. – Вот поэтому и построили мост. Фермеры боялись ходить через Реку. А теперь здесь и фермера днем с огнем не сыщешь.

   – А кто-нибудь когда-нибудь видел Щуку? – спросил Рэт, сомневаясь в рассказанном.

   – Она хитра, как черт, и слишком быстрая, чтоб ее увидеть. Разве что ее огромную тень на воде, но слышали ее не раз и видели знаки…

   – Слышали? – переспросил Крот, вытаращив глаза. – Знаки?

   – Ну! Слышали, как она плещется в сумерках. Говорят, это она хвост тренирует, чтобы плавать быстрее, и хвостом волну поднимает.

   – Так что же делать путешественникам, если они хотят проплыть мимо того места, где она живет? – задал Рэт вполне разумный вопрос.

   – Немного найдется желающих плыть туда, – мрачно сказал рассказчик. – Там и дорог-то теперь нет, и кто в своем уме – жить там не станет. Там только совсем пропащие живут, те, что свихнулись от этой Щуки. Ну, если уж вам так приспичило, единственное, что можно сделать, это вытащить вашу лодку ниже по течению и тянуть ее посуху, тем более в июне и июле.

   – То есть сейчас? – уточнил Крот.

   Горностай важно кивнул, даже глаза зажмурил от наслаждения собственным рассказом:

   – У нее сейчас выводок.

   – И что же, никто не попытался убить Латберийскую Щуку? – солидно поинтересовался Рэт. – Она ведь уже, должно быть, очень стара.

   – О, не совершайте такой ошибки, сэр! (Теперь они уже разговаривали с Рэтом и Кротом очень уважительно.) Ей-богу! Многие то же самое говорили, а через несколько лет течением приносило их лодки и еще их шляпы и башмаки. Эта тварь не жрет шляпы и башмаки.

   – Ну! – подтвердил хозяин, прибирая свои денежки. – А почему, думаете, таверна называется «Шляпа и Башмак»?

   – Но ведь не потому же… – забеспокоился Крот.

   – Именно поэтому! – ответил хозяин. – Отсюда они и уходили, от этого самого порога, набив животы дармовой едой и… приняв для храбрости, а потом…

   – А почему вы отпускали им бесплатно? – перебил Рэт.

   – Древний обычай, – важно изрек хозяин. – В старые времена это воодушевляло молодых на бой со Щукой. Теперь, конечно, не старые времена, верно, ребята?

   – Это точно.

   – Но мы сохраняем традиции.

   – А шляпа и башмак, те, что висят там, снаружи… Это ведь только так, для вывески, правда? – спросил Крот.

   – Нет, не для вывески, – отрезал хозяин. – Старый Том может рассказать вам про того последнего, извините за выражение, дурака, что поплыл вверх по Реке.

   – Ясное дело, могу, – подтвердил подоспевший Старый Том. – Ночь тогда выдалась сырая и холодная. Я помню, как он пришел…

   – Покороче, Том! Нечего тянуть резину, а то они помрут, пока ты закончишь!

   – Это был барсук, – сказал хозяин. – Очень крупный. Верно, Том?

   – Точно, молодой и здоровый. Он был тут задолго до вас, почти все, кто здесь сидит, еще и не родились. Сидел на этом самом месте, где вы сейчас сидите, сэр, – сказал Том, обращаясь к Рэту.

   Рэт почувствовал себя крайне неуютно и слегка подвинулся.

   – Предупреждали его, да он никого не слушал. Они все такие, барсуки. Встал и пошел, а через три дня принесло его шляпу и башмак. Все, что от него осталось. Вот мы их и вывесили, в знак уважения к нему и как предупреждение другим.

   – Ну, теперь вы все знаете, – сказал хозяин. – Почему я и говорю: вы не поплывете…

   – Нет, поплывем, – сказал Крот и решительно встал, – и немедленно! Пошли Рэтти! Еще немного таких разговорчиков – и мы никогда не уйдем!

   Хозяин и завсегдатаи проводили их до выхода с пивными кружками в руках. Они щурились на ярком солнце и опасливо перешептывались, как женщины на публичной казни. Друзья успели еще выслушать последние напутствия и советы, предостережения и уговоры остаться, пока наконец Рэт не велел Кроту отчаливать.

   Таверна и ее завсегдатаи медленно удалялись и в конце концов скрылись из виду.

VIII
В погоню за любовью

   Тоуд, направляясь вверх по Реке к Городу, был настроен совершенно иначе, чем Рэт и Крот, которые проделали тот же путь несколькими неделями раньше. Их ощущения при этом не имели ничего общего и разнились как земля и небо.

   Рэт и Крот плыли медленно и размеренно, они пребывали в гармонии с природой вообще и с Рекой в частности, выверяя свое душевное состояние и жизненный ритм по утренним зорям и вечерним закатам. Они наслаждались простыми радостями: плеск воды у берега, шелест тростника и осоки на летнем ветерке, дрожь березовых листочков там, вдали, за обширными полями. Если дикая утка со своим крякающим выводком преграждала им путь, Рэт и Крот пережидали, давая им дорогу; если пара лебедей скользила чуть выше лодки по течению, друзья замедляли ход или останавливались полюбоваться чудесным зрелищем.

   Что до Тоуда, то вся эта сентиментальная чепуха была не для него. Шелест трав? Да он его и расслышать не мог из-за громкого рева мотора! Дрожание листочков? Ни листьев, ни самих деревьев не видел Тоуд из-за брызг, летевших от его катера. Барахтающиеся утки? «Прочь с дороги!» – кричал им Тоуд. Изящные, величественные лебеди? «Противные создания! Всю реку заполонили!» – ворчал он. Только рев катера да шлепанье кормы о воду. Самого Тоуда и не видать! Но он тут: одной рукой рулит, другой бурно жестикулирует, отгоняя остальных обитателей реки, будь то зверьки, рыбы или птицы. Вдоль маршрута Тоуда на реке началась срочная эвакуация всего живого.

   Коровы и овцы и те разворачивались и, убегали в поля при его оглушительном приближении, дрозды черными тучами снимались с деревьев и разлетались на все четыре стороны. Что до незадачливых рыб, мирно зарывшихся в ил под водой, как окунь, например, или плотва, или серебристый карп, то они при появлении Тоуда начинали метаться и впадали в панику. Горностаи, эти трусливые и вероломные твари, просто прятались при его приближении и еще полчаса после этого не выходили из своих укрытий.

   Естественно, Тоуд, как всегда, не обращал никакого внимания на подобные мелочи. Во-первых, он наслаждался жизнью, а, во-вторых, думал кое о чем поважнее! Ведь новый катер открывал перед ним неведомые доселе возможности.

   Поначалу он никак не мог освоить повороты, беспомощно виляя от берега к берегу, разбрызгивая ил и круша тростник. Дважды, несмотря на все его старания, катер, весь в иле и водорослях, вынесло на берег кормой вперед. Наверное, для всех заинтересованных лиц было бы лучше, если бы тем дело и кончилось. Но мотор у катера оказался таким мощным, управление – таким легким, а наш влюбленный – таким непоколебимым в своей решимости воссоединиться с любимой, что все эти неприятности не надолго его задержали. Тоуд показал себя хоть и нетерпеливым, но очень старательным учеником.

   Очень скоро он научился резко увеличивать скорость, подплывая к новому повороту петляющей реки, и с боевым кличем «И-и!» вписываться в поворот, а выходить из него с кличем «У-у!».

   Скоро это ему наскучило, и он попробовал катер на более высоких скоростях, не обращая никакого внимания на обезумевших от страха диких птиц и огромные волны, бегущие от катера к берегу. Но и это приелось, и тогда он нашел другое развлечение: сначала притормозить, а потом вдруг решительно рвануть вперед. Но в конце концов даже такое интересное занятие перестало забавлять Тоуда.

   Проявляя все большую изобретательность, Тоуд попробовал рулить одной рукой с закрытыми глазами, потом – стоя на одной ноге и едва касаясь руля одним или двумя пальчиками. Затем, достигнув вершины балетного искусства, Тоуд отпускал руль, выделывал несколько пируэтов и лишь в последний момент снова за него хватался…

   – Ур-ра! Ур-ра! – кричал он. Стоя на одной ноге и зацепившись за руль другой, чтобы править и держаться самому, Тоуд наклонился над водой, проносившейся под ним на бешеной скорости. – Ур-ра! И-и! У-у!

   Было бы в высшей степени приятно сообщить читателю, что Тоуд потерпел кораблекрушение; недурно было бы иметь возможность рассказать, как он сломал катер; вполне справедливо было бы, если бы он свалился за борт и ковылял потом домой мокрый и грязный.

   Но Судьба капризна и несправедлива и иногда улыбается тем, кого обыкновенные, здравомыслящие, трудолюбивые смертные справедливо обвиняют во всех грехах. Да, Судьба иногда отступает от правил, чтобы помочь всяким Тоудам и осыпать их своими благодеяниями. Так случилось и в тот день. Каких только фортелей не выкидывал Тоуд в своей безумной погоне за Мадам: и правил левой ногой, и делал стойку на руках на руле, и пускал катер «в галоп», а сам в это время преспокойно разбирал съестные припасы и напитки, уложенные для него достойнейшим Прендергастом. Во что он только не врезался, на какие только мели не садился – ничто не задержало его надолго.

   Наконец стало темнеть. Тоуд теперь уже немного угомонился и дымил гаванской сигарой, то и дело отхлебывая из бокала с пенистым шампанским. Наконец впереди показался дом его светлости. Тоуд не сразу узнал его, потому что в последний раз видел эти места с воздуха, спускаясь с парашютом. Но, подплыв поближе, он узнал ту самую крышу оранжереи, с которой когда-то свел не слишком приятное знакомство.

   «Хи-хи, – хихикнул Тоуд про себя. – Никто не видел, как я подплыл. И дальше буду действовать осторожно. Рука и сердце Мадам будут завоеваны не глупой бравадой, а хитроумной стратегией: скрытность и натиск, четкий план и молниеносное выполнение! Я спасу ее от гнусных посягательств Председателя суда, в кустах нас будет ждать лодка, и мы уплывем в ней, а потом…»

   Тоуда, как и всех влюбленных, не очень-то заботило, что будет потом. Им управляла ревность, и целью его было вернуть то, что, как ему казалось, по праву принадлежит ему.

   Он сверился с картой и нашел на ней маленький приток, который проплывал чуть раньше, чем показалось поместье его светлости. На карте имелось еще одно полезное примечание для речников:

...

   «Опасный Канал. Непригоден для судоходства. Подводные препятствия. Навигация наказуєшся по закону. Дела подлежат рассмотрению Адмиралтейским Советом по Нарушениям. Настоятельно советуем речникам нарушений не допускать».

   – Идеально! – Тоуд радостно захихикал при мысли о своей изобретательности. – Там-то я и спрячу катер. Никто не станет искать его в таком неподходящем месте.

   Он быстренько развернулся, отплыл немного назад, вниз по реке, до той самой ржавой проволоки, в которой Крот и Рэт запутались несколько дней назад. Тоуд решительно направил катер в самые заросли тростника, добавил скорости, и его снова вынесло на твердую землю.

   – О моя чудная, моя дорогая! – обратился Тоуд к ближайшему пню, подогревая такими речами свою страсть. – Я пришел за тобой! Чувствуешь ли ты мое приближение? Подсказало ли тебе сердце, что твой Тоуд рядом? О, я принесу тебе подарок, может быть, букет…



   Но, поискав среди прибрежной растительности, он не обнаружил ничего, кроме прошлогоднего тростника, жалких цветочков шиповника и еще каких-то желтых длинных листьев, о которые порезался, пытаясь их сорвать. Какой-нибудь влюбленный деревенщина, возможно, удовлетворился бы и этим, но Тоуд, избалованный роскошью, сейчас же отказался от такого убожества и решил выбор цветов для букета тоже поручить Провидению, которое до сих пор так охотно помогало ему. Может, оно еще разок разыграет карту Тоуда!

   А пока он быстро набросал предложение руки и сердца на листке из блокнота, на случай если поговорить будет некогда. В нем он обещал возлюбленной вечную любовь и верность и все остальные блага. Затем Тоуд отправился искать ее, заручившись полной поддержкой Провидения.

   Во-первых, гончих его светлости рано заперли в конурах, поэтому они могли лишь бессильно тявкать, почуяв присутствие Тоуда, когда он пробирался мимо кустов, огородами, а потом через луг.

   Затем Провидение улыбнулось Тоуду еще нежнее, потому что повело его мимо длинной тисовой изгороди, по мощенной кирпичом дорожке, мимо той самой оранжереи, которую он так хорошо помнил.

   Стоял теплый вечер, и воздух был напоен душными ароматами оранжерейных цветов, проникавшими из-за запотевших стекол оранжереи. Уже темнело, но, заглянув внутрь, Тоуд хорошо разглядел ярко-красные и желтые лепестки соцветий, роскошные пурпурные абрикосовые тычинки и пестики…

   Как только Тоуд увидел и унюхал всю эту цветочную роскошь, он не смог устоять перед искушением составить букет из букетов, который, несомненно, покорит сердце Мадам. Какой бы жестокосердной ни казалась дама, как могла она устоять перед объяснением столь страстно написанным, да еще подкрепленным столь экзотическим букетом?

   Тоуд толкнул дверь, она подалась, и он насладился цветами, совершенно бездумно, как он привык наслаждаться всеми радостями жизни, не удосужившись прочитать предупреждение, из тех, что с такой охотой вешают на каждой двери:

«КТО ТРОНЕТ, СОРВЕТ ИЛИ ПОМНЕТ ХОТЬ ОДИН ЦВЕТОК ИЗ КОЛЛЕКЦИИ, БУДЕТ СУРОВО НАКАЗАН ПО ПРИКАЗУ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СУДА»

   Не надо думать, что Тоуд не оценил цветов. Совсем напротив! Он добродушно нюхал их, как мог бы нюхать хорошо зажаренную телячью ногу, не скрывал своего удовольствия и даже чересчур громко объявил:

   – Цветы, достойные королевы!

   Тоуд сплясал от радости, впав в то же самозабвенное состояние, в котором сегодня управлял катером. То легко срывая, то с корнем выдергивая растения, он приступил к составлению самого большого, самого роскошного, самого ароматного букета. Он действовал, как всегда, импульсивно, нимало не задумываясь о последствиях, оставляя за собой руины, сея беспорядок и разрушение.

   Вполне удовлетворенный, радостно напевая себе под нос, как и пристало влюбленному, нашедшему наконец достойный подарок для любимой, Тоуд стал искать дорогу обратно, к выходу из оранжереи, но не сразу нашел ее. В такой огромной оранжерее одну тропинку можно легко спутать с другой, один ряд растений с другим, особенно если большинство лучших цветов сорваны и остались лишь скучные и одинаковые листья, вот Тоуд и заблудился.

   Видно, самой Судьбой ему было назначено завернуть за угол и вдруг оказаться у застекленной двери. И через стекло он увидел ярко освещенную комнату, всю из золота и зеркал, уставленную мраморными статуями. Но мебели там было очень мало.

   Посередине комнаты Тоуд увидел трех джентльменов уже не первой молодости, которые на возвышении составляли композицию, значительно менее помпезную, чем та, которую несколько недель назад придумал для себя Тоуд.

   Один из джентльменов, в котором Тоуд опознал Председателя суда, просто сидел в дубовом кресле и, по всей видимости, олицетворял Правосудие.

   Второй джентльмен, которого, как Тоуд с неудовольствием вспомнил, ему уже приходилось видеть раньше, хоть и не в этой льняной простыне, задрапированной вокруг его хилого торса, представлял Закон.

   – Ой-ой-ой! – огорченно пробормотал Тоуд, крепче сжав краденый букет. – Да тут сам Председатель суда… И начальник полиции тоже!

   Кинув беглый взгляд на третью фигуру, он вопросил себя:

   – Неужели это?…

   Он сразу же понял, что не обознался. Случилось то, чего он боялся: он находился в непосредственной близости от людей, которых меньше всего хотел встретить, тем более всех вместе. Ибо третий джентльмен, что стоял позади первых двух, держа в руке посох, являлсобой аллегорию Церкви.

   «Это тот самый епископ, хозяин оранжереи, в которую я свалился в прошлый раз», – сказал себе Тоуд, постаравшись придать хоть отчасти положительную окраску воспоминанию об этом печальном происшествии.

   В комнате находились еще две персоны, хотя Тоуд заметил только одну из них. Ведь там, отделенная от него стеклом, приглушавшим ее голос, но позволявшим, тем не менее, наблюдать ее энергичные жесты и мощную фигуру, была его кузина, мадам д'Альбер. Тоуд увидел ее, когда она подталкивала, подвигала, поправляла – в общем, придавала моделям позы, в которых она собиралась сначала нарисовать их, а потом воплотить в мраморе как скульптурную группу.

   Другая же персона… Но прежде чем Тоуд смог осознать то, что он увидел, его уже приветствовал некий дряхлый джентльмен с граблями в руках. Это был главный садовник (бывший), который к тому времени уже более шестидесяти лет верой и правдой служил его светлости, отцу его светлости, а до этого – и его отцу, а начал на огороде двенадцати летним мальчишкой.

   О неверная Судьба, что улыбается таким мошенникам, как Тоуд, но поворачивается спиной к достойнейшим старым джентльменам, впавшим в немощь и, как это неизбежно случается, ожидающим через два дня полной отставки. Каких-то сорок восемь часов – и этот добрый человек прожил бы остаток дней в полном довольстве, а репутация его двенадцати детей и тридцати шести внуков осталась бы чистой, как первый снег.

   Но этому не суждено было случиться.

   – Папаша, – пренебрежительно сказал Тоуд, – дай-ка мне эти грабли и убирайся с дороги, мне работать надо!

   Работать! А разве не работал бессловесный садовник?

   Разве не он любовно вырастил Orchis celebrata, которая цветет раз в девять лет и цветок которой только что безжалостно сорвал Тоуд?

   Работать?! Разве не старый садовник выходил Acer Himalaya, которую его светлость сам привез из своего путешествия в Непал в 1889 году и у которой всего лишь неделю назад завязались семена!

   Работать?!! Да вы посмотрите на его узловатые, распухшие от артрита руки! Обессилевший старый главный садовник и слова не мог вымолвить, пока эти горькие мысли проносились в его обессилевшем мозгу, – так он был потрясен! И он позволил Тоуду взять грабли из его трясущихся рук, не оказав никакого сопротивления, но убраться с дороги достаточно быстро он не смог.

   Да, с настоящей любовью всегда возникают сложности, особенно у тех, кто встает на ее пути.

   – Хватит лодырничать! Посади еще несколько растений, если тебе делать нечего! – крикнул бессердечный Тоуд, отпихнув старика на ближайшую клумбу и пронесшись мимо него с самой решительной физиономией.

   Разумеется, у Тоуда были дела поважнее, чем возиться с дряхлым садовником, и они касались той третьей персоны, которую он вдруг углядел в мастерской и на которую он, невидимый, теперь смотрел с яростью, злобой и ревностью. Потому что там совершенно открыто и нагло стоял тот, которого упомянула Мадам, прежде чем бежать из Тоуд-Холла, тот, кто стоял между Тоудом и его возлюбленной.



   Тоуд был готов сразиться за ее руку с судьями, полицейскими и епископами, со всеми, вместе взятыми, но он не ожидал, что его соперник окажется моложе его и… тоже жабой! Он не ожидал увидеть разодетого в шелка и перья хлыща с усыпанным драгоценностями поясом, на котором висели ножны со шпагой, на вид вполне настоящей. А на голове у него красовалась фетровая шляпа, примерно такая, какие обычно надевают мушкетеры или какие-нибудь Ромео, отправляясь по делам.

   В обычное время при таких обстоятельствах, когда Закон, Правопорядок и Церковь объединились против Тоуда, а его соперник был готов, судя по всему, к ним примкнуть, возможно, Тоуд позволил бы здравомыслию возобладать над отвагой и сыграл бы отступление, пока его не заметили. Но ревность неразумна, а любовь неуправляема. У Тоуда закипела кровь.

   Он снова посмотрел на шпагу в драгоценных ножнах. В этот момент стройная и изящная жаба – его соперник наклонился и поцеловал у Мадам ручку (о, как бы хотел Тоуд увидеть у Мадам гримасу отвращения в ответ на этот поцелуй!), и Тоуд послушался голоса ревности и последовал велению сердца.

   Распахнув двери и влетев в комнату, он выждал некоторое время, чтобы все присутствующие успели его заметить, а затем занес над головой грабли и громко возгласил:

   – Вот мой надежный меч, и им я сокрушу своих врагов и всякого, кто оскорбит ту, которую я люблю!

   Потом, надвигаясь на негодяя, продолжавшего держать Мадам за руку, он сказал:

   – Отпусти ее руку, негодяй, и защищайся!

   Его восклицание, дикая жестикуляция, а потом и вызов настолько всех поразили, что на мгновение они застыли, как на каком-нибудь средневековом полотне, застигнутые живописцем за занятием, которое будущим поколениям может показаться в высшей степени таинственным.

   Но Тоуд вовсе не застыл, а ум его был остер, как бритва, только что выправленная на парикмахерском ремне. Воспользовавшись преимуществом, которое дала ему эта секундная заминка, он сделал несколько шагов, оттолкнул своего соперника, упал на одно колено, вручил Мадам свой букет и записку и произнес яркую речь:

   – Мадам, примите это письмо как предложение вступить со мной в брак, а эти нежные цветы – как символ моих чувств к вам. Прошу вас, выберите один из них, чтобы я мог приколоть его к своей одежде в знак вашей благосклонности перед началом схватки, в которой я как ваш рыцарь встану на защиту вашей чести, только что задетой этим наглецом!

   Более пристальное изучение внешности наглеца показало, что он еще моложе, чем показалось Тоуду вначале. Он был почти дитя, и всякий, кто имеет хоть какое-то понятие о детских забавах, понял бы, что тут что-то вроде маскарада, а юноша – вовсе не прожженный хлыщ, каким его вообразил Тоуд. В самом деле, для всех, кроме Тоуда, было бы ясно как дважды два, что этот самый «негодяй», которого он вознамерился убить на дуэли, не кто иной, как юный отпрыск Мадам, тот, кому, как она и сказала, посвящена вся ее жизнь.



   Но Тоуда было не остановить. Он уже привел грабли в положение, как ему казалось, подходящее для начала дуэли на шпагах. Это само по себе и не представляло бы никакой опасности, если бы юнец, еще более, чем Тоуд, своевольный, избалованный и испорченный с рождения, не подумал, что Тоуд – какой-нибудь актер или шут, нанятый для его увеселения, и не решил позабавиться, приняв его вызов.

   – Защищайтесь, сударь! – воскликнул он по-французски, вынимая меч и становясь в позицию напротив Тоуда.

   Вид обнаженной сверкающей и острой шпаги у самого носа и твердая решимость противного юнца весьма удивили Тоуда, который в своих мыслях о поединке никогда не заходил дальше немедленного бегства противника, испуганного его вызовом.

   Стало совершенно ясно, что это не тот случай, что Тоуд вызвал не желторотого мальчишку, которого можно за шкирку выкинуть вон из комнаты.

   – Защищайтесь! – снова крикнул тот. – Вы оскорбили maman своими докучными признаниями, и за это я убью вас!

   Тоуд решил, что надо сохранять лицо и этикет требует, чтобы он использовал свои грабли как шпагу хоть один раз. Поэтому он произвел несколько пассов в воздухе, сделал несколько смелых выпадов, вернее, наскоков на мальчишку и крикнул:

   – Сдавайтесь, и ваша честь будет спасена!

   Три престарелых свидетеля этой сцены совершенно онемели от фиглярских выходок Тоуда, но к Мадам быстро вернулось присутствие духа.

   – Месье Тоуд! – воскликнула она, пытаясь предотвратить дуэль, которая, насколько она знала обоих ее участников, ни к чему хорошему не привела бы. – Рада представить вам моего сына, графа д'Альбер-Шапелль.

   – Ха! – закричал юноша, не обращая никакого внимания на слова матери (как он привык с детства) и контратакуя Тоуда с таким напором, грацией и беспощадностью, что становилось до боли ясно, который из дуэлянтов брал уроки фехтования в парижском гимнасиуме, а который не брал.

   – Мой дорогой сын, мой мальчик, – продолжала Мадам, – я очень рада, что ты имеешь возможность поразвлечься немного в компании своего английского дядюшки. Но теперь эту глупую игру пора прекратить!

   Тоуд промычал что-то невразумительное. Его раздражало вынужденное отступление, к тому же ему было ясно, что поражение от руки самонадеянного мальчишки отнюдь не приблизит его к цели. С удивительным для его полноты проворством он попытался покончить с противником одним мощным ударом, а уж потом выяснить отношения с его матерью.

   Мальчишка ловко отскочил назад, потом отбил атаку Тоуда, и в результате грабли оказались у самых ног, точнее, ступней Председателя суда, начальника полиции и епископа. Это наконец вывело их из оцепенения и шока, и они в один голос разразились проклятиями и угрозами, не забывая, впрочем, звать слуг, констеблей, капелланов, судейских и других прихвостней, всегда готовых услужить, которых люди значительные повсюду таскают за собой.

   Невозможно подробно описать наступившую неразбериху. Но как раз когда Тоуд снова стал отступать под натиском своего искусного противника, поле битвы, то есть мастерская, начало все больше наполняться людьми. Одни были в синей форме, другие – в черной одежде судейских, а иные и в церковном облачении. Все жаждали помочь, притом так, чтобы это заметили. Они лишь ждали команды старших, призвавших их сюда.

   Начальник полиции был убежден, что закон нарушен, если где-то нарушено мирное течение жизни, и, следовательно, должны быть произведены аресты, причем повсеместно, поэтому он приказал:

   – Арестовать его!

   Двенадцать констеблей тут же попытались это сделать. Председатель суда был уверен, что сейчас на его глазах было совершено множество преступлений, как-то: нарушение неприкосновенности (его собственной и его жилища), воровство и грабеж (его редких растений и его садового инвентаря), а также нападение и избиение, возможно повлекшие за собой тяжкие телесные повреждения, а также покушение на убийство (сына Мадам) и несколько менее значительных преступлений. Поэтому он приказал:

   – Под суд его!

   Шестеро клерков тут же наладили делопроизводство, допросив подозреваемого на предмет его полного имени, места жительства и даты рождения.

   Епископ же видел здесь исстрадавшуюся душу, катящуюся вниз по наклонной плоскости, которую, тем не менее, еще можно вернуть в лоно Церкви, при должном руководстве. Поэтому он воскликнул:

   – Спасите его душу!

   И несколько разнообразных дьяконов и иереев, вооруженных евангелиями, распятиями и крестами, бросились к тому, кто нуждался в немедленной духовной помощи и поддержке.

   О насмешница Судьба! Как она издевается над лучшими человеческими побуждениями, на что направляет порой силы Закона, Правосудия и Церкви! Ведь все те, что так жаждали исполнить свой долг, бросились не к той жабе! Жестокая и шаловливая Судьба привела их не к Тоуду из Тоуд-Холла, который всего лишь держал в руках грабли и, как им показалось, всего лишь защищался и защищал даму от злонамеренного и хорошо обученного фехтовальщика.

   Это неопытного графа д'Альбер-Шапелль допрашивали и арестовывали. Это его душу пытались спасти. Это у него из рук вырвали шпагу и бросили на пол. Это его шляпу затоптали ногами и изорвали его шелковое жабо. Это он громко протестовал на иностранном языке, чем лишь подтверждал свою вину, а равно и нужду в спасении души. Каждое французское слово, слетавшее с его уст, усугубляло его вину во сто раз.

   А Тоуд из Тоуд-Холла между тем, несколько удивленный таким поворотом событий, преспокойно сидел рядом со своей кузиной, в стороне от всей этой суеты, и никто не обращал на него никакого внимания.

   Множество мыслей пробегало в его голове. Важнейшей из них была та, что если он хочет выйти отсюда живым, то сейчас самое время это сделать. Но была еще и другая мысль: что он может уйти отсюда с той, которую любит, а ее наглого сынка оставить на произвол судьбы. Где-то там, глубоко под этими мыслями, присутствовало смутное беспокойство, испытываемое при виде противника, грубо скрученного, в наручниках, отданного под суд да еще допрашиваемого разными прелатами: не хочет ли он сказать последнее слово, и если да, то пусть постарается произнести его на человеческом, то есть на английском языке.

   Тоуд хотел было встать, чтобы еще раз объясниться Мадам в любви, рассеять все ее сомнения насчет того, что она оставляет сына в беспомощном состоянии, и предложить ей немедленно бежать с ним из дома его светлости.

   Но дама заговорила первой:

   – Mon dieu! – воскликнула она. – Кузен, спасите его от этих дьяволов! Он мой сын! Он, конечно, непослушный и никогда не делал что ему говорят, но уж не так он плох, чтобы…

   Тоуд встал и взглянул на юношу, который все еще пытался сопротивляться. Слова Мадам «…уж не так он плох…» задели щемящую струну глубоко в его сердце, где-то очень глубоко. Теперь, когда шпагу у графа отобрали, шляпу сорвали с головы, одежду изорвали, он являл собой жалкое и трогательное зрелище, и Тоуд заметил, что дерзкое выражение исчезло с его физиономии, так же как и самодовольство и щегольство, которые он демонстрировал еще несколько минут назад, когда почти унизил Тоуда своим искусным фехтованием.

   Теперь перед Тоудом была перепуганная молодая жаба, которая никак не могла понять, как это забавная и безвредная игра вызвала гнев столь многих людей в форме и почему их единственной целью стало заменить забаву унизительным лишением свободы и заключением в тюрьму.

   «Уж не так он плох…» – сказала она, и Тоуд не мог не подумать, как часто такие слова можно было бы сказать и о нем самом и о его невинных проступках и как скоро и безотказно приходили к нему на помощь его друзья, когда Судьба бывала не на его стороне.

   Тоуд пристально посмотрел на поверженного, беспомощного, одинокого юношу, и увидел в нем себя, молодого, и вспомнил, как редко приходила помощь, когда он больше всего в ней нуждался, и как редко Суд и Закон карали его по справедливости.

   – Кузен! – опять взмолилась Мадам, но больше ей просить не пришлось.

   Как во сне поднялся Тоуд, и в душе его зазвучала струна, оказавшаяся громче струн и любви, и страха.

   Подняв с пола шпагу и почувствовав, что юноша сейчас нуждается в своем родном языке, он выкрикнул, как и подобает новоиспеченному, жертвующему собой для других революционеру, вдохновляющие слова: «Свобода! Равенство! Братство!» – и бросился на выручку своему недавнему противнику.

   Если слова не могут должным образом описать прибытие констеблей, клерков и священнослужителей, то уж тем более они бессильны передать панику этих висельников, обращенных в бегство мощью и праведным гневом Toy да.

   Достаточно было взглянуть в эти глаза и почувствовать силу, с которой он сжимал шпагу, чтобы утихомириться; достаточно было услышать его гневный приказ, чтобы отпустить парнишку и быстренько снять с него наручники.

   – Мадам! – воскликнул Тоуд, все еще сжимая шпагу в правой руке, в то время как ее сынок в полуобморочном состоянии повис на его левой руке. – Вы не понесете наказания, потому что не сделали ничего дурного. Поэтому вам можно остаться здесь. Но мы: граф, ваш сын, и я, Тоуд из Тоуд-Холла, преисполненные к вам любви и уважения, – оба отныне беглецы, скрывающиеся от правосудия. Любовь заставила нас нарушить жалкие законы государства. Так пусть же любовь послужит нам опорой в долгие годы изгнания, которые, возможно, ожидают нас!

   Таковы были последние слова Тоуда, прежде чем он прошел обратно в оранжерею, волоча за собой почти бесчувственное тело молодой жабы, и еще раз отпихнул с дороги главного садовника (бывшего), только-только и с большим трудом поднявшегося с цветочной клумбы.



   Потом с молодецким смехом Тоуд продел шпагу сквозь ручки дверей, чтобы их не открыли с той стороны, и был таков, оставив за собой полную комнату оцепеневших от изумления мужчин.

   И одну женщину. Женщину, которая после того, как Тоуд спас ее сына и произнес свою героическую речь, поняла наконец, что горы бы свернула для него, и теперь готова была излить на него всю страсть и нежность своего сердца.

IX
Латберийская щука

   Когда Крот и Рэт оставили позади таверну «Шляпа и Башмак» и снова отправились в путь, берега Реки стали круче, а растительность гуще и непроходимее. Вместо ровного спокойного течения и тихих заводей появились пороги. Теперь разумнее было оставить маленькую лодку, надежно привязав и замаскировав в камышах, с тем чтобы забрать ее на обратном пути.

   Иногда Река шумела так громко, а берег вздымался так высоко, что даже в самый солнечный день казалось сумрачно, а объясняться друзья вынуждены были жестами или перекрикиваясь. Чем дальше, тем Река становилась уже и мельче, так что временами приходилось тащить лодку на канатах, потому что ни отталкиваться веслом, ни грести было невозможно.

   – Еще несколько дней, Крот, и нам придется подумать о возвращении, – сказал Рэт.

   Но иногда за ревущей Рекой, за нависающими над ней деревьями вдруг показывалось огромное голубое небо и далекие холмы и горы, и это воодушевляло Крота.

   – Мне ужасно хочется посмотреть, что там дальше, за этими холмами, даже если придется оставить лодку и проделать остаток пути пешком, – говорил он. – Если бы только одним глазком взглянуть на эти таинственные места, да еще доказать, что нет там никакой Щуки и путешественникам нечего бояться! Может быть, настанет день, когда мой храбрый Племянник пройдет нашим маршрутом и пойдет дальше того места, где нам придется остановиться…

   Порыв ветра отнес его слова в сторону. Шум Реки стал еще громче.

   – Я тебя не расслышал, Крот, стари-, на! Слишком шумит Река, – прокричал Рэт. – Давай-ка погребем отсюда, а то холодно здесь болтаться.

   – Ничего такого важного я не сказал, – прокричал в ответ Крот. – Поплыли!

   Три дня спустя, а может, и четыре или пять, потому что время в этом странном месте текло по каким-то особым законам, Река опять стала шире. Им то и дело попадались глубокие заводи. Берега по-прежнему оставались крутыми и очень высокими. Откосы выглядели опасными: переплетение влажных корней, лишайники, камни, непроходимые заросли папоротников… Путешественникам приходилось время от времени останавливаться, чтобы перекусить и отдохнуть. Чтобы удержать лодку на месте, приходилось зацепляться тросом за какой-нибудь нависший корень и поглубже втыкать весла в ил. От непрерывного рева Реки было жутко, им казалось, что у деревьев есть глаза, а в густой растительности прячутся враги, подглядывают, подслушивают и что-то против них замышляют.

   Во время одной из таких стоянок друзьям удалось вскарабкаться на каменистый берег и немного осмотреться, но, возвращаясь к лодке, они обнаружили на влажной земле чужие следы.

   – Ага! – произнес Рэт, сжав покрепче саблю, которую они теперь уже привыкли держать поблизости, и вглядываясь в темноту, чтобы проверить, не собирается ли кто на них напасть. – Судя по следам, это кто-то довольно крупный.

   – Да, не какие-нибудь ласки или горностаи, это уж точно, – согласился Крот. – Но кажется, в лодке ничего не трогали. А могли бы наделать нам кучу неприятностей, если бы как следует здесь похозяйничали.

   Рэт Водяная Крыса был мрачен, он злился на себя за этот глупый риск. Он-то знал, в каком ужасном положении оказались бы они оба, если бы тот или те, кто следил, а может, и сейчас следит за ними, отвязал их лодку и ее унесло бы течением. Вот уж было бы о чем посудачить завсегдатаям таверны, не дожидаясь их шляп и башмаков!

   Наученные горьким опытом, Крот и Рэт решили больше не оставлять лодку без присмотра и отправились дальше.

   – Будь осторожнее, Крот, здесь лучше не переворачиваться и не выпадать из лодки. Течение быстрое, и возвращаться назад, чтобы вытащить того, кто окажется за бортом, будет трудно и небезопасно. Ты уверен, что не пора вообще прекратить эту игру?

   Река теперь была широкой и глубокой, чуть дальше показался водопад, а за ним простирался тот гористый ландшафт, который они уже видели. В небе кружили огромные черные птицы.

   – До водопада, – сказал Крот. – Это конечный пункт, потому что дальше нам в лодке не пробраться. Было бы прекрасно, если бы нам удалось живыми и невредимыми вскарабкаться наверх, на плато, но если даже и нет, я все равно буду вполне удовлетворен. Мы, по крайней мере, докажем, что никакой Латберийской Щуки не существует!

   Они решили хорошенько отдохнуть в эту последнюю ночь путешествия. В общем они были довольны достигнутым, хотя и несколько разочарованы, что не смогли достичь большего. И еще они устали, очень устали, последние дни совершенно измотали их, а при постоянном шуме ни одно животное вообще не в состоянии думать…

   Ночью Крот внезапно проснулся от звука, который не раз снился ему в кошмарных снах о хищной Щуке и ее выводке: «шлеп, шлеп, шлеп» – шлепанье хвостом по воде.

   – Что это, Рэтти? – испуганно спросил он.

   – Ничего, Крот, ничего. Это просто Река так ревет ночью.

   Наконец наступило утро, и от солнечного света друзьям стало легче. Поверхность заводи сверкала на солнце, Рэт греб бодро и мощно, потому что недалеко от водопада они увидели привязанный ялик старого образца, но прочный и крепкий. И это значило, что поблизости кто-то есть!

   – Уже недалеко, Рэтти, – сказал Крот.

   Чем ближе к водопаду, тем более сырым становился воздух, а туман мелких брызг застилал глаза.

   – Назад! Вы двое! Сейчас же назад!

   Кричали, кажется, из темных зарослей вокруг большой заводи.

   Рэт остановился, уперся веслом в дно, и они попытались разглядеть того, кто кричал.

   – Поворачивайте назад! Здесь щука с выводком! Вам здесь не поздоровится! Назад, быстро!

   Наконец Крот его увидел. На камне, опираясь на посох, стоял барсук, большой и темный, он грозил им кулаком. На ногах у него были тяжелые ботинки, которые вполне могли оставить те следы, что они видели на берегу.

   – Рэт! Вон он, там, смотри!

   Может быть, именно тогда, повернувшись, чтобы посмотреть на барсука, Рэт выпустил весло, а может, какое-то подводное препятствие вызвало мощный толчок, после которого лодка уже не смогла выправиться.

   Барсук еще что-то кричал, а поверхность воды справа уже зловеще вспухла, и показалось что-то темно-золотистое и громадное с налитыми желчью, полными злобы желтыми глазами и красноватой, цвета закатного солнца, чешуей. Тут лодка накренилась, поднялась и перевернулась, опрокинутая силой хищного зверя, готового пожрать их.



   – Рэтти, на помощь!

   – Не могу, Крот…

   Потом все смешалось: буруны, кипение ревущей воды, пузырьки, поднимающиеся из темных глубин, перепутанные канаты и тросы, упущенные весла и чудовище невиданных размеров и свирепости.

   – Рэтти! – Крот протягивал одну руку Рэту, а в другой сжимал дубинку. – Рэтти!

   Но все было тщетно, потому что Рэтти, такой сильный пловец, Рэтти, который всегда находил выход из любой передряги, был вырван из ослабевших рук Крота и уже попал в кипящий и бурлящий водоворот, а то и в оскаленную пасть чудовища, а после смертоносного взмаха огромного хвоста и вовсе пропал из виду.

   Сам не зная как, Крот добрался до берега, все еще сжимая в руке дубинку. Он был еле жив и трясся от холода и страха. Место было темное от нависавших ветвей старых деревьев, склон порос мхом и папоротником, и в первый момент Крот инстинктивно попытался вскарабкаться наверх, туда, где сухо, подальше от опасности.

   Но тут он услышал крик, оглянулся на реку и опять увидел, как страшно вспухла вода, медленно поднялся огромный хвост, а потом – страшная раскрытая пасть и в ней – до боли знакомая курточка.



   Крот из Кротового тупика, что на Берегу Реки, тот, кого Племянник считал величайшим кротом из всех когда-либо живших, этот Крот не знал страха. Этот Крот был сама храбрость!

   Он снова бросился в воду, он греб, плыл, скорее, летел к месту схватки Рэта и Щуки и, приблизившись, принялся молотить своей дубинкой по голове мерзкой твари, не перестав и тогда, когда она наконец выпустила Рэта и повернулась к Кроту…

   – Рэтти, я…

   Дальше Крот ничего не помнил. Он почувствовал, как острые зубы впились ему в ноги, потом – резкая боль, а потом ужас погружения во тьму ледяных глубин, где меркнет свет, где нет воздуха, где сама жизнь уплывает куда-то вверх, все выше и выше, и до нее уже не дотянуться…

   Дальше – темнота и тишина.


   Крот очнулся в пахнущей лавандой постели, в которой, как ему казалось, он уже давно медленно и блаженно плыл из дня в ночь, из ночи в день.

   – Сэр! Пожалуйста, сэр, вы меня слышите? Проснитесь! – Голос был молодой, густой и грубоватый, но очень обеспокоенный.

   – Я Крот, – прошептал он, испытывая огромное счастье, – ведь если он может назвать свое имя, значит, он жив. – Я Крот из Кротового тупика… – и опять погрузился в целительный сон, которым, казалось, уснул давным-давно и очень далеко отсюда.

   Понемногу периоды бодрствования стали учащаться и удлиняться, и Крот с благодарностью принимал помощь молодого барсука, в чьем доме он выздоравливал. Крота поили водой и травяными настоями. Потом настало время питательных бульонов и вкусного хлеба. Крошки сыпались на подбородок ослабевшего Крота и на простыни, и их смахивал заботливый хозяин дома.

   Не вдруг и очень трудно Крот начал вспоминать о происшедшем и понимать, что его бедный Рэтти, его лучший друг Рэтти, конечно…

   Барсук, который ухаживал за Кротом в долгие дни выздоровления, менялся на глазах: то он как будто казался старше и стоял у изголовья громоздкий, темный и властный, как сам Барсук в те времена, когда Крот только-только познакомился с ним; то вдруг опять становился совсем молодым. Он помогал Кроту подняться, чтобы помыться, перевернуть матрас и переменить простыни, после чего запах лаванды сменялся ароматом шиповника или бальзамина.

   – Рэтти… – бормотал Крот. – Друг мой Рэтти…

   – Поспите сэр, поспите еще! Может быть, ваш друг…

   И тяжело больной Крот снова качался на волнах сна, уцепившись, как за спасительную соломинку, за эти несколько слов: «Может быть, ваш друг…»


   Чудесный день. Солнце широкой полосой пересекло комнату, шум открывающихся дверей, чей-то спор, препирательства:

   – Я непременно должен увидеть его!

   – Вам лучше было бы… – ворчал в ответ грубоватый низкий голос.

   – Но это же Крот! Вы что, не понимаете? Мой друг Крот!

   – Вы сами еще не совсем здоровы. Успокойтесь. Пойдете к нему попозже.

   – Я увижусь с ним сейчас же! Я должен!

   Дверь распахнулась, яркий солнечный свет ударил Кроту в глаза, и он услышал, как его имя произносит голос, который он уже никогда не надеялся услышать.

   – Крот, старина! Дорогой мой Крот…

   – Рэтти, – прошептал Крот, – ты жив, ты не…

   Почувствовав, как кто-то взял его за, руку, он открыл глаза и увидел своего дорогого друга, склонившегося над ним со слезами на глазах.

   – Нет, Кротик, я не умер, и только благодаря тебе, твоей храбрости.

   – Но, Рэтти, откуда ты?…

   Мордочка Рэтти, вся в царапинах и ссадинах, похудела и осунулась, а левая рука у него была на перевязи, и Крот еще подумал, что он-то наложил бы повязку куда аккуратнее.

   – Что с тобой случилось, Рэтти? Как ты…

   Тут Крот боковым зрением увидел сначала чью-то большую тень, а потом впервые рассмотрел старшего из двух барсуков, которые ухаживали за ним. И тут же в изножье кровати появился второй барсук, помоложе и поменьше.



   – Вот мистер Брок говорит, что мне нельзя долго с тобой разговаривать, Крот, что ты был очень болен эти несколько недель…

   – Несколько недель! – воскликнул Крот, безуспешно пытаясь приподняться и сесть в постели, как будто так он мог наверстать упущенное время, но тут же снова упал на подушки, совершенно обессиленный.

   – Да, несколько недель, Крот. Ты страдал от ран. К тому же у тебя сломаны рука и нога в схватке с этой зверюгой. Ты вырвал меня из ее пасти…

   Только теперь Крот увидел, какой измученный вид у Рэта. Он представил себе, как Река несла того вниз по течению почти бездыханного, как ему, чудом выжившему, удалось все-таки прибиться к берегу.

   – Я отлеживался в лесу все это время. Я был слишком слаб даже для того, чтобы откликнуться на призывы мистера Брока. Только вчера он наконец нашел меня. И все это время он не терял надежды, что я выжил! Лишь сегодня мистер Брок смог перевезти меня сюда, к себе домой. Я хотел увидеть тебя сейчас же, я хотел убедиться, что…

   Теперь настала очередь Крота утешать друга и держать его за руку.

   – Милый Рэтти, – сказал он, – самое страшное для нас обоих уже позади, теперь все будет хорошо. Я уверен, что эти добрые джентльмены будут довольны, если ты теперь пойдешь и отдохнешь немного. Мы еще успеем наговориться.

   Брок одобрительно кивнул, а младший барсук, как понял Крот – сын Брока, помог Рэту подняться и пошел проводить его. Потом Брок долго и пристально смотрел на Крота, не говоря ни слова, и, будь Крот помоложе, он бы испугался этого сурового взгляда, густого баса и больше всего этого молчания. Но теперь – нет. Скорее наоборот. Ведь Кроту казалось, что он догадывается, кто этот барсук. Одна из важнейших задач их путешествия самым неожиданным образом оказалась почти выполненной.

   – Ваш друг, – подал голос Брок, – немного рассказал мне о том, кто вы такой, и будет лучше для всех больше об этом не говорить. Конечно, вы останетесь здесь, пока окончательно не поправитесь, но вообще-то у нас тут мало народу бывает, и нам это нравится… Мы живем уединенно и…

   – Мистер Брок, – перебил его Крот, – думаю, вы догадались, откуда мы приплыли.

   – Допустим, догадался, и что из этого? – сердито ответил Брок, шагая взад-вперед по комнате, словно находился не у постели больного, а на допросе, что в каком-то смысле так и было.

   – Меня зовут Крот, – просто сказал Крот. – Я живу в Кротовом тупике на Берегу Реки, у Ивовых Рощ.

   Брок недовольно фыркнул.

   – И мой друг Рэтти тоже там живет…

   – Меня не интересует ни прошлое, ни будущее ни ваше, ни вашего друга, – резко перебил барсук. – И я сниму с себя всякую ответственность за вас, как только вы будете достаточно здоровы, чтобы уйти отсюда. Вам вообще не следовало здесь появляться. И теперь, если у вас есть хоть капля здравого смысла, вы отправитесь туда, откуда, по вашим словам, пришли, и притом воздержитесь плыть по Реке, пока не спуститесь ниже, в долину, потому что Щука шныряет здесь на довольно большом расстоянии.

   – А на мне, как на руководителе этой экспедиции, – опять храбро перебил Крот хозяина дома, почувствовав при этом некоторый прилив бодрости, несмотря на подступающую усталость, – тоже лежит ответственность. Я должен кое-что сказать тому, кто, как мне кажется, должен это выслушать. Не надо бояться нескольких простых слов!

   Брок еще раз фыркнул и, едва сдерживая гнев, отправился к двери и уже взялся за ручку.

   – На это путешествие нас вдохновили друзья: один из них – мистер Тоуд из Тоуд-Холла. Надеюсь, слыхали о таком?

   – Допустим, слыхал. И что из этого?

   – Другой – мистер Барсук из Дремучего Леса. Он очень настаивал на нашем путешествии.

   Если у Крота до сих пор и оставались какие-то сомнения в происхождении мистера Брока, то теперь они рассеялись. При упоминании имени Барсука этот большой сердитый барсук тут же снял руку с дверной ручки.

   – Он еще жив? – проворчал сын Барсука.

   – Очень даже жив! – сказал Крот и добавил уже гораздо мягче: – И мне поручено передать, что… он…

   Много мог бы сказать Крот, но понял, что барсук потрясен, поэтому говорить следует с великой осторожностью. К тому же Крот чувствовал, что на него опять наваливается усталость. Он знал, что не сможет долго бодрствовать и тем более говорить здраво и разумно.

   – Я хочу сказать только одно, – продолжал он. – В этом году Барсуку пришлось ухаживать за мной в своем доме, как вы делаете это теперь в своем…

   – Что ж, неважный у вас выдался год в смысле здоровья, мистер Крот, – сказал Брок, и в этом высказывании Крот увидел проблески грубоватого и здорового юмора, свойственного и Барсуку.

   – Вы правы, – согласился Крот. – Барсук был так добр, что выходил меня. И в комнате, куда он меня поместил, я обнаружил некоторые вещи, напоминающие о прошлом. Вещи, глядя на которые я понял, что дня не проходит, чтобы Барсук не думал о прошлом, не сожалел, что не может исправить совершенные когда-то ошибки.

   – Какие вещи?

   – Синее с черным пальто, например. Его, должно быть, носил кто-то, кто был чуть моложе того барсука, который частенько ухаживает за мной здесь, у вас. Я думаю, это ваш сын, а значит, внук мистера Барсука.

   – Ах, – вздохнул Брок и наконец сел.

   – И еще там были шерстяные брюки и красный шерстяной шарф ручной вязки…

   – Он все еще хранит мой шарф…

   – И многое другое, – решительно продолжал Крот. – Например, он любовно бережет книги, когда-то принадлежавшие одному юному существу, которое с такой охотой разрисовывало их карандашами, как все дети…

   – Боже мой! – воскликнул Брок. В голосе его больше не было ни злости, ни раздражения, а глаза затуманились теплыми слезами воспоминаний о детстве. – Как бы я хотел снова увидеть эти книги!

   – А еще… – продолжал Крот, превозмогая усталость и стараясь не упустить случай поговорить откровенно (тем более что входная дверь приоткрылась и показался сын Брока, который, без сомнения, слышал каждое слово, что очень обрадовало Крота). – А еще на стене висит календарь, который давно пора бы снять. А за какой год этот календарь, вы, должно быть, помните…

   – Конечно я помню тот год, – отозвался Брок, – и число тоже. Это был понедельник, последний день сентября…

   Крот кивнул, вспомнив, что именно напротив этой даты Барсук написал: «Последний день». Крот был рад, что, когда сын Брока набрался смелости прокрасться в комнату и присесть на кровать, ежесекундно ожидая, что его выдворят, ничего такого не произошло, то есть ему было позволено остаться.

   – Как я хотел, чтобы он поплыл тогда со мной! – сказал Брок.

   – Он последовал за вами и доплыл до таверны в Латбери, – сказал Крот. – Там ему сказали, что вы погибли в зубах Щуки и…

   Брок устало кивнул и сказал:

   – Со мной произошло примерно то же, что и с вами, и я тоже чудом остался жив. С тех пор я живу здесь, и мое одиночество охраняет сама Щука. Много лет я провел здесь один, пока… мать этого ребенка не осчастливила меня своим присутствием и благосклонностью на несколько лет. Потом она… Но об этом я не хотел бы сейчас говорить.

   – Ты никогда не говорил о своем прошлом, отец, – сказал молодой барсук, – разве что те сказки, что ты рассказывал мне, когда я был маленький: о чудесном месте под названием Берег Реки и о другом, темном и страшном, которое ты называл Дремучим Лесом.

   – Разве я рассказывал что-нибудь такое? – спросил Брок, притворяясь, что не помнит.

   – Конечно рассказывал, – сказал молодой барсук, обращаясь к Кроту. – Но больше ничего! И сказки кончились, когда я подрос и стал задавать вопросы.

   – Не говорил ли он тебе о мудром Барсуке, живущем в Дремучем Лесу? – спросил Крот, уже почти засыпая и все-таки очень желая, чтобы Брок рассказал сыну то, что должен был бы рассказать давным-давно.

   – О Барсуке? Да, кажется, такой персонаж был в тех сказках…

   – А отец не сказал тебе, кто такой этот Барсук? – прошептал Крот, умоляюще глядя на Брока. Ведь Брок сам должен раскрыть эту тайну.



   – Так кто же он? – спросил внук Барсука.

   Сколько длилось глубокое молчание после этих слов, Крот точно не помнил, потому что уже начал проваливаться в сон, – но не так долго, чтобы не успеть расслышать, или ему показалось, что он это слышал, голос, низкий и грубоватый, но теплый, как голос Барсука:

   – Это случилось очень-очень давно, когда я был молод и твоя бабушка была еще жива…

   Глаза Крота закрылись, и он на время погрузился в забытье. И один барсук рассказывал, а второй слушал историю, которую его отец так долго носил в себе, историю о Дремучем Лесе и Береге Реки.

   Шесть дней спустя Рэт совершенно поправился и рвался вставать и двигаться, а Крот с некоторой помощью уже мог выходить из дома и сидеть у Щучьего Озера, любуясь пейзажем, горами и водопадами в голубой дымке. Он никогда такого не видел раньше и не надеялся увидеть еще когда-нибудь.

   – Да, Дальние Края – это там, – сказал им Брок. – Но с меня хватило путешествий и уходов из дома. Пусть другие добираются туда.

   Как много они говорили, как много выслушали друг от друга и, наконец, как много решили за это время!

   Было совершенно ясно, что потребуется еще месяц-другой, чтобы сломанные кости Крота срослись, а раны зажили настолько, чтобы он мог отправиться домой.

   – Дальше осени тянуть нельзя, – говорил Брок. – Зимы здесь суровые, и не с вашим здоровьем путешествовать зимой. По осенью вы вполне оправитесь для того, чтобы отправиться в путь.

   Рэт же был очень озабочен тем, что они оставили Берег Реки на гораздо более долгий срок, чем собирались, и что Выдра и Барсук наверняка уже очень волнуются, а возможно, и снаряжают спасательную экспедицию. Тем более что через день-два после того, как Рэт спасся от Щуки, он, дрожа, подполз к краю обрывистого берега и бросил в воду несколько березовых веток в надежде, что их обнаружит Выдра и поймет, что произошло серьезное несчастье.

   – Я понятия не имел, жив ты или нет, Крот, и решил, что это лучшее, что я могу сделать. Если Выдра обнаружил ветки, то он, конечно, отправится вверх по течению, подвергая опасности себя и тех, кто поплывет с ним. Поэтому я должен возвращаться, чтобы перехватить его по пути и рассказать нашим друзьям, что ты еще слаб, но скоро поправишься.

   Но Крот и слышать не хотел о том, чтобы Рэт отправлялся один, и некоторое время друзья яростно спорили. В конце концов мудрый Брок предложил компромисс – не то чтобы удобный для всех и совершенно лишенный риска, но ничего лучше никто из них не смог придумать.

   – Конечно, – сказал Брок, – у меня нет особого желания возвращаться на Берег Реки. Этот период моей жизни кончился. Но в то же время я не могу отказать сыну в желании знать прошлое семьи. И я думаю, будет правильно, если он погостит немного на Берегу Реки, в Ивовых Рощах, и повидается с дедом, о котором вы рассказываете столько хорошего. Может быть, тогда и залечатся старые раны. Поэтому я предлагаю вот что: я провожу Рэтти домой и прослежу, чтобы он благополучно добрался – без всяких щук и прочих чудовищ. Дома я помирюсь с отцом. А мой сын, который так хорошо ухаживает за вами, Крот, останется здесь и составит вам компанию. Я уверен, что он многому у вас научится, мне уже известны ваша мудрость и ваша стойкость. Когда вы оба решите, что пора пускаться в путь (но, думаю, это будет не раньше осени), он поведет вас, будет охранять и поможет добраться домой. Такое приключение пойдет ему на пользу. Приходит время, и я боюсь, как бы оно не ушло, когда отец должен дать своему отпрыску возможность проявить самостоятельность.

   Как отрадно было слышать такие речи Брока и видеть в глазах его сына воодушевление и радость, какие испытывают подростки, когда им доверяют что-то по-настоящему серьезное.

   – Но, – возразил Крот, который уже поправился настолько, что мог позволить себе строить планы на будущее, как же быть с Латберийской Щукой? Разве нам не придется снова пересечь Щучье Озеро, чтобы выйти в Реку?

   Брок весело засмеялся:

   – Мы с Рэтти пешком пройдем через лес к тому месту, где вы оставили вторую лодку. Мы поплывем оттуда.

   – А мы? – спросил Крот. – Вдруг я не смогу идти пешком так далеко?

   Внук Барсука засмеялся:

   – Отец уже много лет назад нашел управу на Щуку. Он построил ялик, обил его медью и перетянул железными обручами.

   – Тот самый ялик, который мы видели у водопада, – пояснил Рэт.

   – Он доставит нас невредимыми, когда вы поправитесь настолько, что сможете путешествовать, – заключил Внук.

   Через день-другой Рэт и Брок отправились в дальнюю дорогу, и, попрощавшись, Крот и Внук все махали и махали им, пока путешественники не скрылись из виду.



   – Это очень далеко? – спросил Внук.

   – Так далеко, как только можно представить, – ответил Крот. – Давай-ка посидим немного на солнышке…

   – А вы мне расскажете сказку про Берег Реки.

   Крот засмеялся и сказал:

   – Ты, наверное, уже все их выслушал, если не от меня, так от Рэтти. Ведь ты только и делал, что заставлял нас рассказывать о доме, так что…

   – Ну пожалуйста, еще одну!

   Крот поглядел на тени деревьев, на горы вдали, послушал отдаленный рев воды и попробовал вспомнить знакомый смех, громкий и самодовольный, хвастливый и эгоистичный.

   – Я ведь рассказывал тебе о мистере Тоуде, верно?

   – Немного, – ответил Внук.

   – А не говорил я тебе о том, как он украл автомобиль и его посадили в тюрьму?

   – Нет! – воскликнул Внук в полном восторге. – Мистер Тоуд, значит, очень умный и изобретательный, да?

   – Нет, – сурово ответил Крот. – Он очень неразумный, очень тщеславный, очень самонадеянный и большой озорник.

   – Но, несмотря на все это, вы любите его, ведь правда, Крот? – порывисто спросил Внук.

   – Несмотря на все это, – сказал Крот, – я действительно люблю его и именно поэтому расскажу тебе о том некрасивом случае с автомобилем, из-за которого Тоуду и пришлось познакомиться с Городской тюрьмой.

X
In loco parentis[2]

   Едва Тоуд, взяв сына Мадам на буксир, устремился из дома его светлости на свободу, как обнаружилось, что кто-то недобрый спустил-таки с привязи гончих. Тоуду уже доводилось встречаться с этими псами, и он знал, какие они слюнявые и свирепые. В последний раз собаки не разорвали его только потому, что Тоуд оказался не лисой, а жабой. Но сейчас, волоча юного Графа через лужайку, Тоуд не очень-то надеялся, что ему опять повезет. Он бежал к месту, где оставил катер, но, услыхав за собой злобное тявканье и рычание, резко изменил тактику и помчался прямо к реке. Там, надеялся Тоуд, гончие потеряют их след, и они с молодым другом окажутся в воде, но на свободе. Бежать было недалеко. От морды самой резвой гончей до Тоуда с его сообщником оставалось чуть больше дюйма, когда они наконец добрались до реки и неуклюже плюхнулись в воду. Быстро отнесенные течением вниз, они оказались вне опасности, а растерянные собаки метались по берегу, не зная, что теперь делать.

   – Ха! – воскликнул Тоуд, плывя по течению. – Славно я обдурил их! Можете расслабиться, юноша, со мной вы в безопасности!

   Находясь посреди реки, в холодной воде, граф, видимо, усомнился в этом. К тому же плавал он куда хуже, чем фехтовал, и все же вынужден был признать, что все это было гораздо приятнее и забавнее, чем ледяные формальности судопроизводства в доме Председателя суда.

   – Куда мы направляемся, месье?

   – К моему катеру, – радостно выпалил Тоуд. – Так что держитесь правой стороны.

   О том, как они доплыли до места, как запутались в обрывках проволоки, которой его честь надеялся преградить путь в свои владения, с каким трудом вскарабкались на борт судна, не стоит долго распространяться. Во всяком случае, это заняло больше времени, чем рассчитывал Тоуд. Они сильно замерзли, но, когда на реку опустилась ночь, они были уже в безопасности и успели обсушиться.

   Вокруг слышались крики и вспыхивали огоньки поисковых фонариков, а поздно ночью показались и зловещие очертания набитой констеблями шлюпки, направлявшейся вниз по реке на поиски беглецов. Не исключено, что они и дно прощупывали в надежде обнаружить их трупы.

   – Большой риск – плыть этой дорогой, – услышали они голос констебля. – Но от такого матерого преступника, как мистер Тоуд, всего можно ожидать! Одно скажу: лучше бы ему сейчас потонуть, потому что его просто вздернут, если поймают.

   – Точно! Вместе с этим французишкой – его сообщником!

   – Что они там говорят? – прошептал Граф, который не все понял в высказываниях констеблей. Он дрожал всем телом и начинал подозревать, что приключение не так уж забавно.

   – Они говорят, – пояснил Тоуд, подкрепляясь бренди, – что я – широко известный джентльмен, а вы – никому не известный граф.

   – Что же нам теперь делать, месье?

   До сих пор удача не изменяла Тоуду, и в кои веки раз, возможно под действием любви к матери Графа, он проявил завидную выдержку и здравый смысл.

   – Не стоит трогаться с места сейчас, потому что они нас услышат. Мы отчалим на рассвете и тихо пойдем на веслах вверх по этому маленькому ручейку. Было бы неразумно заводить мотор, пока мы не уплывем за пределы слышимости.

   Он отхлебнул еще бренди и уже собирался укладываться, как вдруг ему в голову пришла странная мысль. Такая странная, что у него прямо дыхание перехватило. Она зародилась под громкий перестук зубов молодого Графа. Тоуд сидел как громом пораженный и вертел головой, будто таким образом надеялся вытрясти из нее эту мысль. Пусть бы летела к кому-нибудь другому!

   Мысль эта была не о себе, а о юном Графе, и вот какая: этот несмышленыш дрожит от холода, кажется, очень несчастен и нуждается, да, определенно нуждается в чем-то большем, чем здоровый оптимизм и здравый совет ложиться спать.

   – Вот, – сказал Тоуд не без некоторой заботливости, – похоже, вы очень озябли. В темноте я не могу этого видеть, но слышу прекрасно, и это меня расстраивает.

   Тоуд порылся в чемодане с одеждой, которую предусмотрительный Прендергаст положил в катер на всякий случай, и обнаружил один из своих старых твидовых костюмов.

   – Накиньте-ка этот пиджак, чтобы согреться. Утром я вас разбужу.

   – Спасибо, месье Тоуд, – сказал замерзший юноша, путаясь в пиджаке, который оказался на два размера велик ему, но пришелся очень кстати. – Я вам очень обязан. Моя мать говорила, что вы очень знамениты. Чем?

   – О, слишком многим, – загадочно ответил Тоуд. – Я расскажу вам обо всем подробно завтра утром. А теперь спите, пожалуйста, и мне дайте поспать.


   Однако уснуть Тоуд не смог. Он лежал, прислушиваясь к ровному дыханию юноши, которое становилось все глубже и спокойнее. Когда зажглись звезды и взошла луна, Тоуд понял, что сна у него ни, в одном глазу, несмотря на то что день выдался долгий и тяжелый. Было в этом что-то необыкновенно сладостное: охранять сон юного существа, каким когда-то был и он сам.

   Очень ли он знаменит? Что ж, может быть, и да. То есть конечно да! Но Тоуд вдруг усомнился, а честно ли было втягивать юношу во все эти перипетии. Для Тоуда это в порядке вещей: мокнуть и мерзнуть, попирать общественные устои и нарушать законы, а этой юной жабе нужен…

   – Месье, глоток воды!



   Парнишка сидел, освещенный луной, в Тоудовом пиджаке, и Тоуд неожиданно для себя кинулся шарить в ящиках в поисках фляги с водой. Она сегодня уже попадалась ему на глаза. Аккуратный Прендергаст каждый день менял в ней воду.

   – Скорее! – требовательно крикнул избалованный Граф.

   – Уже несу, – ответил Тоуд. Он испугался, что капризный ребенок говорит слишком громко.

   Тоуда удивило, что юнец ожидал, что ему не только нальют воды в стакан, но и напоят из рук. Напившись, он тут же снова повалился и заснул, и Тоуд в очередной раз удивился, что в нем нет раздражения и возмущения. Напротив, он почувствовал прилив нежности и умиления.

   Он примостился около спящего юноши и, продолжая наблюдать звезды и луну, думал и вспоминал о многом, в том числе и о своей молодости, когда отец был еще жив и в Тоуд-Холле кипела интересная и веселая жизнь…

   – Месье! Месье! Я хочу есть. Приготовьте мне завтрак!

   Разбуженный этим не допускающим возражений требованием, Тоуд обнаружил, что его чувства к юному Графу, такие теплые, такие сияющие ночью, утром несколько остыли и потускнели. У него болела голова, был уже далеко не рассвет, а вдали он услышал побрехивание гончих, что означало возобновление охоты на беглецов.

   – На завтрак нет времени, – сказал Тоуд. – Надо подниматься и уходить.

   – Но я всегда завтракаю перед тем, как слуги умоют меня утром, – уперся юнец. – Я должен позавтракать перед отплытием.

   – Сначала отплывем, а потом позавтракаем, – сказал Тоуд, – а иначе обедать нам придется в тюрьме.

   – Нон! Нет! Нет! – злобно выкрикивал юнец, колотя по стене катера кулачком.

   – Тс-с! – умолял Тоуд.

   – Я сейчас выйду и закричу! Я потребую завтрак, если вы не накормите меня сейчас же! – заявил его товарищ по изгнанию. Тоуд уже начинал думать о нем как об избалованном бездельнике. Но он видел, что недоросль настроен решительно и наделает шуму, если не получит свое.

   – Ладно, – проворчал он, роясь в буфетных ящиках. – Думаю, что смогу вам предложить чаю без молока с сухим печеньем, но только, пожалуйста, ешьте быстрее.

   – Я не стану пить ваш чай и я не ем собачьи бисквиты!

   – Ах вот что! – воскликнул Тоуд, раздраженный и очень обеспокоенный, потому что к тявканью собак добавились грубые голоса людей, скорее всего констеблей и садовников, и Тоуду хотелось смыться, как никогда.

   – Я пью на завтрак кофе с двумя круассанами. Кофе горячий, но не слишком.

   – Кофе? – ошеломленно переспросил Тоуд. – Лучший цейлонский чай – это все, что я могу вам предложить, а если вы намажете немного вот этой лососевой и креветочной пасты на печенье…

   – Пс-с! – с отвращением процедил несносный мальчишка.

   – …или ломтик этого прекрасного английского телячьего языка…

   – Кошачья еда!

   – Ну тогда ложечку вот этой приправы «Полковник Скиннер», импортной и отличного качества…

   – Ни за что, месье!

   – Тогда, – Тоуд был уже очень сильно раздражен, но сдерживался из последних сил, – тогда, может быть, все-таки сухое печенье покажется вам похожим на круассаны?

   – Да вы просто не в своем уме, месье, предлагать мне такое! Я знаю все об английской кухне…

   – В таком случае, – сказал Тоуд, терпению которого настал-таки конец, – советую вам выйти на берег и попросить, чтобы вас накормили завтраком в доме его светлости!

   Это заставило юнца утихомириться, и Тоуд наконец смог подняться на палубу и убедиться, что времени спокойно идти на веслах у них уже нет. Он быстро завел двигатель и, по возможности приглушив рев, вывел катер из укрытия и повел его, стараясь, чтобы их по крайней мере не увидели.

   Граф, надувшись, сидел внизу, но мало-помалу к Тоуду вернулось доброе расположение духа. Ведь солнце светило, поблизости не видно было ни лодок, ни гончих, ни конных полицейских. Впереди их ждали свобода и приключения.

   Лишь много позже он остановил и пришвартовал катер и спустил вниз, где, не обращая ни малейшего внимания на злобного подростка, приготовил себе чай и отдал должное деликатесам, запасенным Прендергастом. Здесь было даже сгущенное молоко, «самое лучшее для детишек». И хотя в сочетании с цейлонским чаем вкус у него был непривычный, все же, снова поднявшись на палубу и стоя рядом с фырчащим двигателем с чашкой дымящегося чая, Тоуд почувствовал полное довольство собой и жизнью.

   Лишь в полдень молодой Граф решил наконец нарушить свое угрюмое молчание, осведомившись, нельзя ли ему выпить немного чаю («раз уж сейчас время чаю») и съесть несколько печений («хоть чем-нибудь заполнить желудок»). У Тоуда хватило выдержки дать ему все это молча. Ему было жаль мальчика: у того глаза покраснели от слез.

   В следующие три дня выявились основные разногласия между Графом и Тоудом: юноша никак не мог мыться без горячей воды и мыла «Роже и Галле», пользоваться кустами для отправления естественных потребностей; и, наконец, абсолютно невозможным для Графа оказалось в очередь с Тоудом убирать катер.

   – Нет! Нет! Нет!

   Но уже на третий день жизнь изгнанника закалила юношу, и Тоуд почувствовал, что дело пошло на лад: теперь Граф сам мылся в реке, с радостью устремлялся на зов природы в кусты, совсем по-деревенски, и еще лучше Тоуда махал тряпкой, наводя порядок на судне. И глаза у него больше не были заплаканы.

   – Месье Тоуд, не расскажете ли вы мне о ваших славных подвигах? – спросил он на третий вечер, и Тоуду был очень приятен этот вопрос, так как это значило, что они уже на пути к согласию.

   В тот вечер Тоуд долго говорил об автомобилях и летающих машинах, о неправедных судьях, подкупленных полицейских и безбожных епископах. Из всего этого получился захватывающий рассказ.

   – Теперь я понимаю, – сказал юноша, – почему вы так знамениты! Ведь обмануть двенадцать судей, удрать от ста полицейских и, как вы выражаетесь, лишить сана восьмерых епископов – это… внушительно!

   – Ну, не то чтобы я…

   – Невероятно! Теперь я понимаю, почему maman…

   – Флорентина? – спросил Тоуд, вспомнив это имя впервые после их побега. – Она говорила обо мне?

   – Maman говорила о вас как о брате или об отце…

   Это было не совсем то, что Тоуд желал бы услышать, но позже, когда юноша уже уснул, ночью, он почувствовал, что первая вспышка любви в нем погасла, а взамен появилось… он и сам не понимал что.

   Долгими летними днями, когда они плыли очень медленно, потому что Тоуд решил, что называется, «лечь на дно» и тихо двигаться по самому скромному притоку, какой только мог найти, Граф много рассказывал Тоуду о себе, о своей «chère maman», о своей жизни и… О, что за печальный рассказ пришлось выслушать Тоуду!

   Одинокий, избалованный, испорченный, слишком молодой и слишком богатый, чтобы это принесло ему пользу, без друзей-сверстников, вынужденный сопровождать свою мамашу в ее Творческих Поисках и терпеть постоянное присутствие слуг за спиной, этот юноша был решительно несчастлив.

   Не то чтобы Граф жаловался на это, скорее наоборот! Он, казалось, и не понимал, какую скучную жизнь ведет, не ведал того жабьего вкуса к приключениям, который, собственно, и подвиг его на дуэль с Toy дом.

   Со временем Тоуд узнавал все больше и больше своих собственных черт в юном Графе, и его одолевали смешанные чувства, какие и должны возникать у тщеславной, избалованной, беспринципной и самонадеянной жабы при виде другой такой же.

   По мере того как их шансы быть обнаруженными уменьшались, Тоуд стал открывать в молодом Графе и другие качества, а в себе самом – неожиданное желание образовывать Графа, от чего он получал большое удовольствие. Правда, надо заметить, что представление Тоуда об образовании было довольно своеобразным, а выбор качеств, которые следовало поощрять, и тех, которые следовало подавлять, весьма оригинальными. Ибо Тоуд видел вещи несколько в ином свете, чем все остальные, в плане личном, моральном и практическом.

   Взять хотя бы отношение Тоуда к подростковым проделкам Графа («Можешь перерезать канаты у чьих угодно лодок, только не у моей», – говорил Тоуд), к беспринципности и мелким кражам («Конечно, фермеры не станут возражать, если ты позаимствуешь у них немного молока и масла, ведь ты избавишь их от необходимости нести все это на рынок», – объяснял Тоуд). Или непреодолимые пристрастия самого Тоуда («Сливянка и черничная наливка? В этом никто не сравнится с мистером Кротом! Кларет? Лучше моего не бывает! Вино, бокал которого я попрошу перед тем, как меня повесят за все мои преступления? Moet amp; Chandon, и никакое другое!).

   «Да, нет сомнений, – сказал себе Тоуд, – Графу есть чему у меня поучиться, а ученик он хороший. Еще несколько недель в моем обществе – и он станет Жабой с будущим!»

   А пока что они довольно быстро уничтожали запасы продовольствия, и даже Тоуд начал уставать от неустроенной жизни беженца. Он соскучился по своим горячим ваннам, вкусной пище, постели более мягкой и удобной, чем койка на катере. Как раз в это время они и добрались до той самой фермы, на которой несколько недель назад останавливались Рэт и Крот, и снова фермер оказался в отъезде.

   Гостеприимная фермерша и ее дочь опять предложили путешественникам амбар, который в свое время вполне устроил Крота и Рэта, как устроил бы любого путника даже несколько столетий тому назад.

   – Ах, мадам, – сказал Тоуд, взглянув на скромное пристанище (он тут же подумал, что вот он, случай показать воспитаннику, как извлекать пользу для себя из любых обстоятельств), – очень любезно с вашей стороны предложить моему юному родственнику такой удобный ночлег, но я, со своей стороны, не могу принять вашего предложения. Нет, лучше мы посидим вот здесь, прямо на голой земле. Что из того, что возня этих писклявых цыплят не даст нам уснуть! Мы будем довольны и тем…

   – Но, сэр! – воскликнула жена фермера, глубоко уязвленная тем, что ее гостеприимства не оценили. – Я уверяю вас…

   – Мадам, – сказал Тоуд, отводя ее в сторону и подмигнув Графу, – мой юный родственник – хрупкого сложения и слабого здоровья, он подвержен припадкам и разным непредсказуемым приступам.

   – Бедный мальчик! – воскликнула дочка фермера с неподдельным сочувствием.

   – Эти приступы начались у него после кончины его покойного отца…

   – Какая трагедия! – ужаснулась фермерша.

   – И сравнительно недавней смерти матушки…

   – Вот горе-то! – всхлипнула дочка.

   – Все эти прискорбные события привели к тому, что он был вынужден принять на себя тяжелое бремя ответственности, как полагается старшему во французском благородном семействе. В его-то нежном возрасте надеть себе на шею этот хомут…

   – Вы хотите сказать, что он служит на конюшне у кого-нибудь из благородных или что-то в этом роде, а его хозяин…

   – Может, он и выглядит сейчас как конюх, но стоит лишь немного отмыть и почистить его, одеть в шелка и кружева, к которым привыкла его нежная кожа, и вы увидите, что имеете дело не с кем иным, как с графом д'Альбер-Шапелль.

   – Так он граф?

   – Самый настоящий граф, мадам, а вы предлагаете ему вместо ложа что-то чуть получше насеста. Я понимаю, вы хотели как лучше, а возможно, у вас в доме и нет постели удобнее…

   – Дочка! – закричала добросердечная женщина. – Мы должны уложить этих благородных джентльменов на наши кровати, а сами уж как-нибудь устроимся в столовой. Пусть бедный мальчик ложится на твоей кровати, она помягче и поудобнее, а его престарелому родственнику я отдам свою с мужем. Она не такая удобная, сэр, как вы привыкли. Да ведь мой муж родом из Латбери, а нравы там грубые, и спят там на матрасах, набитых конским волосом.

   – Но, мадам! – воспротивился Тоуд, которому не очень-то понравилось, что его назвали «престарелым». Но гораздо больше ему сейчас не нравилось, что Графу достанется более удобная постель, чем ему.

   – Конечно, пусть сиротка поспит на моей кровати, – сказала девушка.

   – Мисс! – еще раз попробовал вмешаться Тоуд. – Волосяные матрасы сейчас очень модны среди французской знати, и Граф вполне может предпочесть…

   Но женщины и слышать не хотели об этом, и Граф, ужасно раздражая Тоуда, бесподобно сыграл слабого больного. Он, оперся на руку дочки фермера и был препровожден в дом. Там ему показали кровать. На ворчание и сердитые взгляды Тоуда Граф и внимания не обратил.


   Наутро, когда по дому распространились запахи поджаренного бекона и свежеиспеченного хлеба, Тоуд, который, несмотря ни на что, переночевал все же с комфортом, заметил, что Граф, выйдя к столу, а это случилось не раньше полудня, ни словом не обмолвился о кофе и круассанах, а за милую душу уплел то, что ему предложили.

   – Он такой свеженький сегодня, и аппетит отменный, – заметила фермерша. – Мы думали, вы останетесь на пару деньков, но раз уж…

   Тоуд понял, что пора преподать Графу еще один урок: дареному коню в зубы не смотрят, то есть бери все, что дают, и постарайся, чтобы дали побольше.

   – Именно тогда, когда он хорошо выглядит и ест с аппетитом, он вдруг внезапно и заболевает, – скорбно произнес Тоуд, подмигивая своему юному другу и тем давая понять, что представление не окончено и ему придется сыграть еще одну роль. Тяжело вздохнув, Тоуд продолжал: – О да, приступы случаются, именно когда дела обстоят как нельзя лучше и он выглядит вполне счастливым. Боюсь, что отличный аппетит – это плохой знак. Вы хорошо себя чувствуете, Граф?

   – Очень хорошо, – ответил Граф, включаясь в игру. – И именно поэтому, дядя, я очень боюсь, что вот-вот заболею.

   – Ах бедняжка! И порадоваться от души не может! – сокрушалась жалостливая дочка фермера.

   – Вот затем я и нужен, – сказал Тоуд. – Я всегда должен быть рядом, у меня есть медицинская подготовка.

   Тоуд еще раз подмигнул, потом несколько раз толкнул своего воспитанника в бок. Пора было разыграть припадок-другой. Момент самый подходящий. Женщины просто руки ломали от жалости и готовы были сделать все, что ни попросит Тоуд. Но, видно, Тоуд еще не очень преуспел в воспитании хитрости и двуличия в юном Графе, потому что до того не сразу дошло, что ему надлежит заболеть прямо сейчас, незамедлительно.

   – Mon dieu! – закричал он, заметно переигрывая, но стараясь взять страстностью. – Я не чувствую хорошо… себя!

   – Мадам, горячей воды! – распорядился Тоуд. – Когда он ставит слова не в том порядке, это значит, что у него помутилось сознание и зрение.



   – Не чувствую хорошо себя… совсем! – кричал юноша, хватаясь то за горло, то за сердце, то за живот, потому что не знал точных значений английских слов «приступ» и «припадок».

   – Скорее, мисс! – скомандовал Тоуд. – Принесите полотенца – обмотать ему голову и одеяла – накрыть его, потому что скоро он покроется испариной и будет трястись от озноба.

   Потом… Но для чего честным, хорошим людям учиться двуличию у Тоуда и видеть порочную восприимчивость избалованного юнца! Прискорбно наблюдать, как Тоуд учит ребенка Мадам играть на лучших струнах человеческой натуры! Сам дьявол не в силах так растлевать юные души, как это проделывал Тоуд с душою Графа в последующие три дня. Жабы продолжали ломать комедию, а мать и дочь кидались выполнять любой их каприз.

   Обман длился бы и дольше и добрых женщин попросту выжили бы из собственного дома, если бы не вернулся фермер, мгновенно не раскусил незваных гостей и не выдворил их в два счета.

   – Но, отец, он настоящий французский граф! – кричала дочка.

   – Настоящий французский мерзавец – вот он кто! – ревел фермер.

   – Но, муженек, дорогой, не надо так грубо с пожилым джентльменом, ведь он…

   – О, я знаю, что он за птица! Негодяй он, и я не даю ему пинка, которого он заслужил, только потому, что у него хватает совести не выдавать себя за того доброго и достойного джентльмена, благороднейшего джентльмена, что всем нам так угодил, надув этого негодяя, Председателя суда…

   Это был длинный монолог, очень быстро произнесенный и такой страстный, что Тоуд не совсем понял суть, но уловил, что каким-то образом все вышесказанное касается его…

   – Вы хотите сказать… – начал Тоуд, которому показалось, что не все потеряно.

   – Он хочет сказать, сэр, и вы уж простите его великодушно за его грубые латберийские манеры, что вам не поздоровилось бы, надумай вы выдавать себя за мистера Тоуда из Тоуд-Холла, которого здесь хорошо знают с тех пор, как он оставил в дураках нашего землевладельца, Председателя суда, и…

   – Но я действительно Тоуд из Тоуд-Холла, и сейчас я опять спасаюсь бегством от Председателя суда и потому нуждаюсь в вашей помощи, – выпалил Тоуд, слишком поздно сообразив, что, скажи он им сразу, кто он такой, они бы все для него сделали без всякого обмана и притворства, к которым они с Графом вынуждены были прибегать эти несколько дней.

   – Вот видишь, жена, что я говорил! – разъярился фермер. – Этот бродяга еще имеет наглость заявлять, что он сам мистер Тоуд!

   Жена фермера взвизгнула и схватила швабру, а дочка, рыдая от обиды за такой чудовищный обман, вооружилась медной сковородкой. В общем, трое хозяев проводили двоих гостей до реки и там столкнули в воду.

   – Больше сюда не возвращайтесь! – крикнул фермер.

   – Обманщики! – кричала его жена.

   – Жабы! – плакала дочь.

   Когда они ушли, Тоуд и Граф вылезли на берег, сели в свой катер и потихоньку двинулись вверх по течению, чтобы не подвергнуться нападению еще раз.

   – В конце концов, – рассудил неисправимый Тоуд, немного пообсохнув и заварив себе чаю, – это не такая уж высокая плата за четырехдневный полный пансион. Все равно меня уже начинал утомлять этот дом и их женская трескотня. Мы снова свободны, плывем, куда хотим, и живем так, как нам заблагорассудится.

   Граф, которому теперь очень нравилось путешествовать в компании Тоуда и который явно предпочитал приключения последних дней привычной для него душной атмосфере аристократических домов, весело рассмеялся.

   – Но, – продолжал Тоуд после долгой паузы, – надо отдавать себе отчет в том, что так долго продолжаться не может. У нас кончается горючее, и денег у меня почти не осталось. Я не удивлюсь, если этот злобный и подлый фермер заявит о нас в полицию, так и не поняв, что я тот, кто я есть, то есть тот самый героический Тоуд, ныне скрывающийся от суда за «преступление на почве страсти», за которое в вашей замечательной и цивилизованной стране вообще не наказывают. Итак, либо мы исхитряемся заправить катер горючим и пополнить запасы продовольствия и тогда отправляемся вверх по течению, от греха подальше, либо продаем катер и покупаем какое-нибудь другое средство передвижения.

   – Да! – кивнул послушный ученик Тоуда.

   – Притом продаем мы катер за гораздо большую сумму, чем он в действительности стоит, – добавил Тоуд.

   – Разумеется! – согласился глупенький юнец, теперь уже вполне готовый катиться за Тоудом по наклонной плоскости.

   Они плыли медленно, надеясь, что оставшегося горючего хватит, чтобы добраться до какого-нибудь места, где подвернется пища для утоления их аппетита на обманы и розыгрыши.

   – Вы когда-нибудь ловили рыбу? – небрежно спросил Тоуд тем же вечером, когда воспоминания о съеденном утром завтраке стали уже уходить и их начали терзать муки голода. Печенья почему-то не хотелось, и Тоуд вспомнил, как они с отцом рыбачили в прежние времена.

   – Нет, никогда, месье, – ответил Граф.

   – Ничего сложного, – сказал Тоуд.

   И самое странное, что действительно ничего сложного в этом не оказалось! Кроме той удочки, которую прихватил с собой Тоуд, сбежав от желавших ему добра друзей из Тоуд-Холла, на борту, благодаря запасливости Прендергаста, оказалась еще одна удочка и снасти. Для наживки в баночке были червяки, а в коробочке мухи.



   Может быть, во многих отношениях Тоуд и не был практичным существом, но как ни один мальчишка не забывает уроков, полученных от отца на берегу реки: насаживать наживку, разматывать леску и закидывать удочку, а потом выжидать и подсекать, – так и Тоуд не забыл. Не забыл он и того счастья, когда смотришь в сумерки, как течет река, как играет рыба, слышишь вдруг первое уханье совы, а потом, когда весь улов уже в ведре, удочки смотаны, – эту особенную радость от походного костра, бульканья ухи, сдобренной травами… Ничего вкуснее не бывает!

   Таково было введение, сделанное Тоудом к рыбной ловле, и, как и во всем остальном, Граф оказался старательным и способным учеником, да к тому же еще и благодарным, и это порадовало Toyда больше всего того, что случилось с ним за последний год.

   Ведь это были радости простые, законные, коренящиеся не в тщеславии и обмане, не во всепоглощающем желании показаться умным за счет других, а заслуженные честно и честно полученные.

   – Месье Тоуд, – сказал Граф, поев лучше, чем когда-либо, – сегодня… этот день… этот вечер…

   Но тому, кого всегда балуют, нелегко подобрать слова, чтобы сказать о счастье, а такие слова, как «дружба» и «покой», были еще неведомы ему.

   – М-мда? – протянул довольный Тоуд.

   Больше они ничего не сказали, они предоставили медлительному течению реки и отразившимся в ней звездам все сказать за них.


   Через день или два они миновали Латбери и прибыли в печально известную таверну «Шляпа и Башмак». Тот сладостный миг умиротворенности остался позади, потому что горючее у них кончилось и к тому же они опять проголодались.

   – В таверне всегда можно разжиться деньгами, – заявил Тоуд и, не подумав о последствиях, повел за собой впечатлительного юношу.

   Большой специалист в таких делах, Тоуд с легкостью спустил последние соверены, заказав выпивку для всей компании, рассчитывая, что вклад его окупится сторицей. На сей раз он не повторил ошибки, допущенной на ферме. Он не стал скрывать свою личность – уже само по себе имя Тоуда из Тоуд-Холла открывало кредит в здешних краях.

   Когда Тоуд услышал, а это произошло очень скоро, что Рэт и Крот проплыли здесь несколько недель назад, он, естественно, удивился и очень обрадовался, потому что сразу подумал, что они возьмут его на поруки, если дело дойдет до суда.

   – Вы, кажись, довольны, что слышите эти имена, сэр, – сказал хозяин.

   – Доволен? Конечно доволен. Мистер Рэт и мистер Крот мои близкие друзья и надежные ребята. Да, эти двое очень находчивые и всегда оказываются рядом, когда с тобой случается беда или неприятность.

   – Ну, думаю, чего-чего, а бед с них хватило, а последняя неприятность с ними случилась, когда их сожрала Щука, – сказал хозяин.

   – Точно, – согласился Старый Том. – Теперь они уже наверняка покойнички.

   – Щука? – испугался Тоуд. – Покойнички?

   – Заглотила целиком, одного за другим, уж будьте благонадежны!

   Хозяин и его друзья не стали тратить время на рассказ о шляпах, башмаках и всем прочем, что проплыло мимо таверны вниз по течению вскоре после того, как друзья отправились в путь.

   – С нас взятки гладки! Мы их предупредили, – сказал хозяин. – Теперь их поминай как звали!

   – Мои друзья погибли? – воскликнул Тоуд.

   Он ударился в слезы и громкие причитания, ведь он был очень привязан к Кроту и Рэту и не мог даже мысли допустить, что их больше нет.

   – Так вы говорите, их проглотила щука? – прошептал Тоуд.

   – Латберийская Щука, сэр. Поужинала ими, а то, что осталось, дала на завтрак своему выводку.

   – Но… но… но… я не верю в это! – закричал Тоуд.

   Он и правда не верил. И чем больше он думал о Рэте и Кроте, об их надежности, храбрости, какая ему самому и не снилась, об их благоразумии, каким он тоже похвастаться не мог, об их честности и благопристойности…

   – Нет! Этого не может быть! – заявил он, осушив слезы и найдя утешение в своем неверии.

   – Знаете, – сказал хозяин, подливая Тоуду «Суда присяжных» и странно прищуриваясь, – хоть вы, по всему видать, азартный джентльмен, вряд ли вы рискнете поставить на то, что они живы.

   – Конечно рискну! – вскинулся Тоуд и только через секунду вспомнил, что ставить-то ему нечего. А что до благопристойности, о которой он только что думал, то, конечно, не очень-то прилично заключать пари о жизни или смерти своих друзей. Но, с другой стороны, Тоуд понял, что может извлечь выгоду из ситуации. Пари – это был способ сорваться с крючка, на который он попал в «Шляпе и Башмаке», потому что они уже несколько дней занимали здесь в кредит лучшую спальню и гостиную. Или хотя бы продлить кредит, пока им с Графом не удастся сбежать не расплатившись.

   Не успела еще эта мысль курьерским поездом промелькнуть в его мозгу, как у Тоуда уже возник хитроумный план, который должен был разрешить все проблемы. Без промедления он вскочил на ближайший стол и закричал:

   – Я знаю, что мои друзья живее и здоровее многих здесь присутствующих. Ставлю свой катер против полгинеи с каждого из вас, что Крот и Рэт живы и вернутся не позже чем через двадцать четыре часа!

   – Верный проигрыш, мистер Тоуд, сэр, вы же не хуже нас знаете…

   Гнусный план Тоуда заключался в следующем: он ставит на возвращение своих друзей катер, на который ласки и горностаи давно уже слюнки пускают, против их денег плюс заправка судна и съестные припасы.

   Тоуд надеялся, что сможет таким образом дурачить завсегдатаев таверны еще несколько дней, а потом смыться вместе с катером, к тому времени уже заправленным горючим, и прихватить деньги, которые он и его сообщник припрячут в парусиновый мешок и будут постоянно держать на столе таверны. Плану Тоуда ничуть не вредило то, что Рэт и Крот вряд ли появятся. Сейчас главное было сбежать.

   – Я ставлю, – кричал Тоуд на следующий вечер, когда Рэт и Крот, естественно, не появились, – что они будут здесь не позже чем через сорок восемь часов…

   Этого, разумеется, не произошло, и Тоуд понял, что близок час расправы, что он потеряет катер и останется без всяких средств к существованию.

   Ничто не могло быть слаще для клиентов «Шляпы и Башмака», чем видеть, как кто-то могущественный и недосягаемый, богатый и знаменитый переживает трудные времена и впадает в нужду. Тоуд, конечно, славный парень, но из благородных, не чета им, так пусть пеняет на себя, если им придется взять его за ушко и вышвырнуть из таверны, а заодно заграбастать все его имущество!

   – Я ставлю, – начал было Тоуд еще два вечера спустя, но все присутствующие понимали, что он проиграл. Но ведь кроме катера они еще были обязаны ему прекрасным развлечением, поэтому все затянули хором песенку «Ведь он славный, веселый парень!», прежде чем выкинуть его вон. У дверей, окон и у камина они поставили нескольких здоровенных ребят с бандитскими рожами, чтобы мистер Тоуд и его сообщник по глупости не попробовали сбежать.

   Вдруг глаза Тоуда отчаянно сверкнули, он проговорил: «Хозяин, выпивку для всех, я плачу!» – и отрешенно, как молитву, пробормотал:

   – Крот и Рэтти, простите меня за то, что я всуе использовал ваши имена, но я был бы вам очень обязан, если бы вы сейчас пришли мне на помощь, как столько раз приходили.

   – Как вы себя чувствуете, мистер Тоуд? – спросил хозяин, заговорщически подмигнув своим приятелям.

   – Отлично, – простонал Тоуд.

   – А ваши дружки, верно, уже в пути?

   – Будут с минуты на минуту, – ответил Тоуд.

   – Месье, – прошептал Граф, начиная понимать, какой оборот принимает дело, – а ваши друзья правда придут?

   – Конечно придут! – закричал Тоуд, выхватив пивную кружку из рук хозяина и решительно опустошив ее. – Они меня никогда не подводили, не подведут и сейчас!

   Завсегдатаи «Шляпы и Башмака» просто поперхнулись от смеха.

   – Другого такого, как мистер Тоуд, нет! – закричали они. – Давайте-ка еще раз выпьем за его здоровье и споем, пока не кинули его в воду или еще чего похуже с ним не сделали!

XI
Нарушение обязательства

   Коварный побег Тоуда из Тоуд-Холла в погоню за Мадам очень взволновал и опечалил, хотя и не слишком удивил Барсука и Выдру. Какой-нибудь такой выходки и следовало ожидать от Тоуда, страдающего от неразделенной любви.

   – Попомни мои слова, Выдра, – сказал Барсук, глядя вслед катеру, летящему вверх по Реке, – скоро мы снова увидим это неразумное животное в заключении, и теперь уж ему не избежать наказания. Сегодня черный день для всего Берега Реки. С него начинается упадок, нарушение наших строгих правил, падение нашей репутации, а это ни к чему хорошему не приведет. Боюсь, что такая дорожка, особенно если по ней идет Тоуд со своими ярко выраженными преступными наклонностями, ведет к смертной казни, а точнее, к виселице. И мы будем бессильны, совершенно бессильны! Очень скоро может случиться так, что единственное, что нам останется на память о друге, будет пустой и гулкий Тоуд-Холл, да еще, может быть, триумфальная статуя, которая увековечит пустую, никчемную жизнь, полную тщеславия и пустозвонства.

   Слова Барсука начали сбываться очень скоро: как только до Берега Реки донеслись вести о подвигах Тоуда в доме его светлости, о его бегстве с Графом и многочисленных нарушениях закона, которые он успел совершить, прежде чем скрылся. Зловещим подтверждением серьезности положения явилась и полицейская засада, устроенная в Тоуд-Холле. Полиция думала, что Тоуд может тайком пробраться домой, скажем для того, чтобы переодеться или пообщаться с домашними и попросить у них помощи.

   Потянулись тяжелые, черные недели, с констеблями, притаившимися в каждой канаве и под каждым кустом и подозрительно поглядывающими на обитателей Берега Реки: не помогает ли кто из них тайком Тоуду.

   Положение усугублялось затянувшимся отсутствием Рэта и Крота, и Барсук уединился в своем доме, велев Выдре беспокоить его лишь в том случае, если будут важные новости. Прендергасту, тоже весьма обеспокоенному, оставалось лишь делать то, что он обещал Тоуду, то есть готовиться к Торжественному Открытию Нового Тоуд-Холла, назначенному на последний день сентября.

   Но какое печальное и никчемное занятие заказывать воздушные шары и материю для флагов, намечать меню, планировать празднества, турниры и игры в поместье, хозяин которого ко Дню Открытия имел все шансы болтаться на веревке в трех футах от земли. Находясь в таком положении, ему, вероятно, будет затруднительно выполнить почетную обязанность – перерезать праздничную ленточку.

   Но ни одна из этих печальных мыслей не отразилась на челе Прендергаста. Пока Барсук молча сидел дома, а Выдра целыми днями смотрел то на Реку, то на дорогу в ожидании новостей о Рэте, Кроте и Тоуде, Прендергаст, дворецкий милостью Божией, продолжал выполнять свой долг с прежней невозмутимостью.

   – Конечно, для мистера Тоуда все складывается не лучшим образом, – признавал он, когда Выдра заглядывал в Тоуд-Холл выпить стаканчик шерри в буфетной, – но я верю, что в конце концов он преодолеет все неприятности. Да, я в это верю.

   Выдра тоже старался верить этим словам и находить в них утешение. Тягостное ожидание неизбежно плохих новостей продолжалось весь август. Уже наступил сентябрь, и даже Прендергасту пришлось признать, что церемонию Открытия придется отложить, а то и вовсе отменить.

   Но сначала пришли вести от Рэта и Крота, притом дурные. Один из кроликов – помощников Выдры ворвался к нему в дом сообщить, что вниз по Реке плывут сломанные березовые ветки. Их число не оставляло сомнений в том, что это сигнал опасности, поданный Рэтом.

   – Ничего хорошего, – сказал Выдра Барсуку, с которым увиделся в тот же день. – Но не надо суетиться. Я все подробно обговаривал с Рэтти, и мы сошлись на том, что худшее, что можно сделать, – это вызвать всеобщую панику и смятение, снарядив впопыхах спасательную экспедицию. Они дают нам знать, что столкнулись с трудностями, и мы должны ждать новых сигналов.

   – Подождем еще две недели, – согласился Барсук.


   Пока Барсук и Выдра волновались за друзей, мадам д'Альбер не сидела сложа руки. Правда заключается (или заключалась до недавнего времени) в том, что для Мадам объяснения Тоуда в любви, сначала в Тоуд-Холле, а потом здесь, в доме его светлости, были не более чем лестны.

   Ей были приятны любовные подвиги Тоуда, насколько вдовствующей даме может быть приятно оказываемое ей внимание, пылкие излияния, цветы, подарки, страстные предложения руки и сердца от вполне зрелых господ, которым следовало бы быть поумнее. Все это вносило приятное разнообразие в рутину повседневной жизни.

   Но в ту роковую минуту, когда Тоуд встал на защиту ее сына (а ведь в глазах Мадам не было на свете лучше ребенка, чем ее сын, не было существа более достойного всяческого удовлетворения любых его капризов, тем более что он и не требовал много материнского внимания от той, которую вела по жизни ее Муза), в ее отношении к Тоуду наметился серьезный перелом.

   Не то чтобы Мадам до этого думала о новом браке: ей вполне хватало неудобств, причиняемых сыном, чтобы еще повесить на себя дополнительную ответственность за мужа и заботу о нем. Но Мадам прекрасно понимала свои недостатки как матери и оценила бы удобство постоянно иметь рядом друга-мужчину, который освободил бы ее от ответственности за подростка, в последние годы странствий ставшего своевольным, капризным, избалованным, короче говоря, сложным, как многие подростки как из богатых, так и из бедных семей.

   Кроме этого чисто практического соображения было и еще одно. Самоотверженный поступок Тоуда тронул глубокие струны ее души. Вот, казалось ей, наконец джентльмен, не склонный смотреть на ее сына как на досадную помеху, которую нужно просто убрать с дороги, чтобы удовлетворить свою страсть к ней самой. Вот влюбленный, который мог преспокойно спастись сам, но предпочел рискнуть жизнью и свободой ради того, кого она обожала. Вот существо, достойное той любви, которую она могла бы излить на своего избранника и которую, как выяснялось, теперь хотела излить. Короче говоря, тот, кого Мадам страстно желала сделать своим, и собиралась этого добиться, и, без сомнения, добилась бы. К тому же его физический облик она могла бы, если только заняться этим серьезно, воплотить в величайшей скульптуре, символизирующей имперский триумф. Таким образом, получалось, что импульсивное поведение Тоуда в доме его светлости стоило больше, чем тысяча объяснений в любви и десять тысяч украденных букетов.

   Если бы Тоуд знал или хотя бы подозревал, с какой решимостью Мадам вкладывает всю себя в любое предприятие, за которое берется, включая любовь, не исключено, что его начали бы мучить ночные кошмары: хищные пауки с женскими головами, плетущие паутину, или амазонки, побеждающие своих жалких противников – мужчин, или драконихи, заманивающие самцов-драконов в свои логовища. По сравнению с ними сны о мрачных подземельях Замка показались бы ему приятными и безмятежными. Но Тоуд пока не знал о перемене, происшедшей в сердце Мадам, и еще некоторое время мог спать более или менее спокойно.

   А пока, не в силах посвятить всю себя беглому мистеру Тоуду из Тоуд-Холла, Мадам вкладывала свою незаурядную энергию в сопротивление санкциям против него и ее сына. Ей очень и очень не понравилось возмутительное нападение констеблей, судейских и священнослужителей на ее мальчика, и, после того как Граф с Toyдом бежали, она выразила громкий протест Председателю суда, начальнику полиции и епископу, а затем – еще более решительный протест против последовавшей погони и криков, которые вылились в настоящую охоту на беглецов: со сворой гончих, грубыми выкриками, ружьями, из которых обычно отстреливают жирных фазанов и лис.

   Сначала дело не пошло: на нее просто не обращали внимания. Даже самая ужасная (как ей казалось) угроза, что, если они немедленно не прекратят охоту на мистера Тоуда и Графа, она никогда и ни при каких обстоятельствах не закончит заказанную ей скульптуру, не возымела действия, хотя и вызвала некоторое замешательство. Во всяком случае, все трое выразили надежду, что она передумает.

   – Мадам, – ледяным тоном сказал Председатель суда, – мне будет очень жаль, если вы не продолжите работу, но мы не сможем с должным основанием служить вам моделями, то есть аллегориями Правосудия, Закона и Святой Церкви, если позволим двум виновным, мистеру Тоуду из Тоуд-Холла и вашему преступному сыну, гулять на свободе, избежав наказания, и терроризировать окрестности!

   – Но ведь он еще ребенок, и к тому же он мой сын! – плакала Мадам, чувствуя, что слезы могут ей помочь.

   – Он малолетний преступник, но вы, по крайней мере, можете утешиться тем, что наш кодекс предусматривает для него более мягкое наказание, чем кодекс вашей страны. Там, я думаю, его приговорили бы к одиночному заключению на острове Дьявола лет на шестьдесят, но мы здесь более снисходительны, и, думаю, он отделается какими-нибудь тридцатью годами Дартмурской тюрьмы с правом посещения матерью один раз в два года.

   – Но, месье, – сказала она, решив испробовать другой способ, – все эти преступления, о которых вы говорите, были совершены под влиянием страсти, дикой страсти, которую испытывает ко мне мой кузен. Разве нет такой особой статьи в вашем кодексе: Преступление под влиянием страсти! Мистер Тоуд и мой сын сделали это из-за любви! Разве это не является смягчающим обстоятельством?

   – Любовь как смягчающее обстоятельство? – Председатель суда нехорошо усмехнулся. – В наших судах не рекомендуется прибегать к такой формулировке, так как она говорит о слабоумии, присущем самым криминальным, диким слоям населения, так что я не советую вам… Одно лишь упоминание о страсти, которую вы называете любовью, удваивает срок наказания, а в случае высшей меры наказания, (должен вас предупредить, она вполне вероятна для этого негодяя Тоуда) это послужит достаточным основанием для всемерного ускорения исполнения вынесенного приговора.

   – Месье! – вскричала Мадам, теперь уже совершенно взвинченная и не владеющая собою. – Я могу что-нибудь сделать?

   – Обратиться за помощью к своей стране, к своему правительству, к самому президенту, и, возможно, Мадам, если он придет к нашему монарху, снимет перед ним шляпу и попросит за вас, то срок вашему сыну сократят на месяц-другой, а частоту посещений увеличат до одного раза в год.

   Председатель суда, как очень многие выдающиеся деятели мужского пола и преклонного возраста, был слабым знатоком женских страстей и еще худшим политиком. От всего вышесказанного Мадам пришла в такое негодование, что немедленно отправилась в Город, во французское посольство, подняла посла с постели своим рассказом об оскорблении нации и нападении на французского гражданина, принадлежащего к одному из древнейших семейств, а именно к семье д'Альбер-Шапелль, притом на одного из ее самых мирных и невинных представителей. Казалось, речь идет по меньшей мере о повторном форсировании Ла-Манша англосаксонскими ордами и жестоком и бесчеловечном нападении на галльских женщин и детей. Мадам оказалась необыкновенно красноречива, и, хотя поиски мистера Тоуда и его сообщника не были прекращены немедленно, колеса дипломатической машины завертелись, и к утру телеграмма уже лежала на рабочем столе одного официального лица, очень важного лица в Елисейском дворце, резиденции президента Франции и всех ее колоний.



   Обычно требуются года два-три, чтобы такое дело раскрутилось, но на это обратили столь серьезное внимание, что через какие-то недели, то есть примерно к тому времени, как Тоуд с Графом добрались до таверны «Шляпа и Башмак» и заключили свое безумное пари на возвращение Крота и Рэта, президент Франции принял меры и уполномочил своего эмиссара нанести визит в Сент-Джеймский дворец и недвусмысленно выразить мнение главы Франции обо всем случившемся.

   Спустя считанные часы после надменного ответа британского двора, весьма глупо упомянувшего Азенкур и Ватерлоо, а также никому не интересные войны галлов против римлян, французские военные корабли уже стояли в Ла-Манше, а орудия нескольких фрегатов и эсминцев были нацелены на такие символы английской национальной гордости, как скалы Дувра и его Замок.

   Что касается перебранок в газетах, переговоров между послами, генералами, синодами, спешно создаваемыми военными советами и, наконец, между самими монархом и президентом (а именно тогда они едва не встретились посередине Ла-Манша, чтобы скрепить своими подписями договор об экономическом и культурном сотрудничестве, что сейчас многими оспаривается), то на всем этом пребудет покров тайны еще по крайней мере сто пятьдесят лет, как всегда бывает в таких случаях.

   Но решение было найдено, и компромисс достигнут, мистер Тоуд из Тоуд-Холла и его французский сообщник реабилитированы, а Королевское Общество и Орден Почетного Легиона обменялись наградами, присужденными нескольким судьям, офицерам полиции и епископам.

   Короче говоря, неприятный инцидент с мистером Тоудом и оскорбление Франции в лице графа д'Альбер-Шапелль и вдовствующей графини замяли в интересах обоих государств и всех причастных к нему лиц.

   И в тот самый момент, когда мистер Тоуд в задрипанной таверне около Латбери встал, чтобы сделать свою последнюю ставку, с него и его сообщника были сняты все обвинения в связи с инцидентом в доме его светлости, а вполне удовлетворенная Мадам согласилась продолжать работу над произведением, призванным прославить мудрую власть Закона, величие Правосудия и укрепляющую дух Святую Церковь. Дело полностью уладилось.

   Конечно, Тоуда не могли известить об этом немедленно, потому что никто не знал, где он, но констебли его уже искали, и, узнав от них хорошие новости, он смог бы вернуться домой без всяких опасений и даже как герой.


   Прендергаст первым узнал, что все обвинения против Тоуда сняты, и тут же поспешил к Барсуку разделить с ним радость.

   – Разумеется, сэр, новости одновременно и хорошие и плохие, если мне позволено будет высказать свое мнение. Сегодня утром я получил телеграмму от мадам д'Альбер-Шапелль, суть которой сводится к тому, что мистер Тоуд реабилитирован на самом высоком уровне и против него больше не выдвигается никаких обвинений.

   – Уф, – облегченно вздохнул Выдра.

   – Теперь он еще больше заважничает, – проворчал Барсук. – Ну а плохие новости?

   – Я думаю, что послание Мадам, составить которое ей вряд ли помогал кто-нибудь, кто знает английский язык, тем не менее все проясняет, сэр, – сказал Прендергаст, вручая телеграмму Барсуку.

   Сначала Барсук прочитал ее про себя (и чем дальше читал, тем больше хмурился), а затем – вслух, для всех:

...

   «Мой кузен, героичный мистер Тоуд, теперь свободен и больше не преследуем. Правительства Франции и Великой Британии больше не обвиняют его в преступлениях против Его Высокого Сиятельства.

   Я, мадам д'Альбер Шапелль, приняла его предложение вступить с ним в брак. Приезжаю сегодня сделать приуготовления для нашего грандиозного бракосочетания, назначенного на 30 сентября. Будьте готовы! Будьте счастливы за вашего господина и новую госпожу».

   На лице Прендергаста не отразилось ни тени огорчения, которое он, должно быть, чувствовал.

   – Разумеется, сэр, я не могу нарушить приказание своего хозяина, и если эта достойная леди гостила у нас раньше, то вряд ли я вправе отказать ей в гостеприимстве теперь. И если она и мистер Тоуд действительно помолвлены, то что ж, бракосочетание может быть приурочено к Торжественному Открытию, намеченному на конец месяца.

   – И мы ничего не можем поделать? – спросил Выдра. – Ах, если бы только Рэтти и Крот были здесь, уж они бы помогли нам вложить немного здравого смысла в упрямую голову Тоуда!

   Барсук тяжело вздохнул и через силу улыбнулся:

   – Смею думать, что если Мадам твердо решила устроить бракосочетание здесь, то нам остается только смириться с этим, присутствовать на свадьбе и постараться порадоваться за нашего друга. А вот у вас, Прендергаст, возникают кое-какие трудности. Я не думаю, что вы захотите признать Мадам, такую, какая она есть, своей будущей хозяйкой.

   Прендергаст встал и пошел к двери.

   – Меня никогда не затруднит, сэр, помочь мистеру Тоуду, которого я ценю очень высоко.

   – Так-таки высоко, Прендергаст? – улыбнулся Барсук. – Возможно ли это?

   Дворецкий позволил себе едва заметно улыбнуться, почти так же, как Барсук:

   – Думаю, сэр, я не нарушу приличий и не подорву ничье доверие к себе, если скажу, что за долгие годы, проведенные в разных достойных домах, у меня никогда не было службы столь захватывающей, требующей всех моих сил и умений и столь удовлетворяющей меня во всех отношениях, как здесь, у мистера Тоуда. Он оказал мне великую честь, наняв меня. Я жизнь для него положу, если нужно будет.

   На Барсука и Выдру эта речь произвела сильное впечатление, но Выдра не смог удержаться, чтобы не добавить:

   – Я бы поосторожнее высказывался насчет «жизнь положу», Прендергаст! Тоуд способен на все, и может статься, в один прекрасный день он потребует от вас и этого.

   – Что ж, сэр, в Кодексе Дворецкого этот пункт присутствует, статья пятая гласит: «Если жизнь хозяина под угрозой, долг профессионального дворецкого – предложить взамен свою, и, если предложение принимается, дворецкий награждается недельным отпуском, предшествующим окончанию его жизни, или, если это окажется удобнее, пенсией в размере десяти фунтов в год, выплачиваемой одному из родственников, а если такового не найдется, тогда сто фунтов перечисляется в Благотворительный Фонд Отставных Дворецких».

   – Какая щедрость! – С некоторой иронией воскликнул Выдра.

   – Я очень рад, что вы такого мнения, сэр, – удовлетворенно сказал Прендергаст, – потому что эту статью вписал в Кодекс я сам.


   Мадам появилась в тот же самый день и, как и предсказывал Барсук, очень быстро устроила все по своему вкусу. У них с Прендергастом наладились по крайней мере деловые отношения. Она расточала ему неумеренные похвалы и неуклонно шла к своей цели – к свадьбе. Он вел себя сдержанно, стараясь быть экономным и по возможности защищать интересы хозяина.

   У Мадам имелось письменное предложение Тоуда вступить с ним в брак, а есть нечто необратимое и неоспоримое в том, что написано пером, особенно если написано так:

...

   «Сладчайшая кузина, выходите за меня замуж где и когда пожелаете, потому что я буду любить вас до скончания века, пока луна не…»

   И так далее. Прендергасту не было необходимости дочитывать до конца: то, что письмо написано рукой его хозяина, в его стиле, не подлежало сомнению, и с этим ничего нельзя было поделать, даже если бы Прендергаст и хотел. А он, даже может быть, и не хотел, потому что искренность чувств Мадам убеждала, а энергия ее была столь кипучей, что едва приготовления к свадьбе были завершены, как она тут же занялась скульптурным портретом своего будущего господина и повелителя и работала над ним, уединившись в мастерской в северном крыле Тоуд-Холла.

   – А в чем, собственно говоря, заключаются приготовления к свадьбе? – спросил Выдра во время очередных посиделок у дворецкого.

   – Мне кажется, сэр, у Мадам есть друзья в очень высоких сферах. Его преосвященство епископ совершит обряд, который будет частью празднеств по поводу Торжественного Открытия, их, так сказать, кульминацией. Епископ обещал устроить им особое разрешение на брак (ведь они близкие родственники) и разрешение на его заключение непосредственно на террасе Тоуд-Холла, которая по такому случаю будет освящена. Председатель суда будет посаженым отцом, а начальник полиции – главным шафером.

   – А вы уверены, что сам Тоуд, даже если он и появится вовремя, будет этим доволен?

   – Я не сомневаюсь, что его это весьма позабавит и он быстро настроится на нужный лад.

   – Хм, – хмыкнул Выдра. – Боюсь, если дело и дальше так пойдет, настрой в Тоуд-Холле будет уже совсем другой. А как лично вы относитесь к воцарению Мадам в этом доме?

   – Знаете, сэр, – спокойно ответил Прендергаст, – впрочем, может, и не знаете, я согласился выполнять здесь обязанности дворецкого только шесть месяцев, и этот срок заканчивается в последний день октября, как раз когда мистер Тоуд и его супруга вернутся из свадебного путешествия. После этого я удалюсь в Австралию, где собираюсь открыть небольшое собственное дело.

   – Вы удивительный человек, Прендергаст! – восхитился Выдра. – Какое же дело вы хотите открыть?

   – По экспорту и импорту, сэр, – загадочно ответил Прендергаст.

   – Что ж, тогда нам остается только ждать и надеяться, что Тоуд прослышит, что им больше не интересуется закон, и поспеет домой на собственную свадьбу.

   – Вот именно, сэр.


   Все эти события, как хорошие, так и дурные, были совершенно не известны Рэту, который двигался к дому в сопровождении мистера Брока, оставив Крота на попечении Внука у Щучьего Озера.

   Примерно через неделю после выхода из дома Рэт и Брок на лодке, спрятанной в укромном месте несколько недель назад и теперь благополучно найденной, добрались наконец до таверны «Шляпа и Башмак», что неподалеку от Латбери. Путешествие их оказалось медленным и не слишком комфортабельным, потому что Брок был куда крупнее Крота и тяжеловат для лодки.

   – Нам нужна лодка побольше, – твердо сказал Рэт. – Постараемся найти в Латбери.

   Можно вообразить себе их изумление, когда, подплыв к мосткам около таверны, где собирались пришвартовать свою видавшую виды лодочку, они обнаружили, что место занято гораздо более крупным и внушительным катером. А из открытых дверей и окон таверны доносились нестройные звуки пьяного веселья, разрешившиеся криками «ура!», хохотом и, наконец, разухабистым припевом «Ведь он славный, веселый парень!».

   – Видно, сегодня какой-то праздник, – сказал Рэт. – Может, у кого-нибудь из завсегдатаев день рождения и он угостил всю компанию выпивкой. Пошли посмотрим.

   Подойдя к таверне поближе, они увидели, что ласки и горностаи с пивными кружками чуть не вываливаются из окон и дверей, – внутри места для всех явно не хватало. Поэтому Рэту и Броку не сразу удалось разглядеть, к кому относились слова песенки. И лишь когда смолкли последние звуки, Рэт услышал громкий смех, в котором звучали очень знакомые нотки, а потом и голос, еще более знакомый:

   – Еще пива! Я плачу!

   – Не может быть! – воскликнул Рэт, оглядываясь на элегантный катер.

   – Что не может быть? – спросил Брок.

   – Этот победный смех! Этот капризный и самодовольный голос! Если не ошибаюсь, это Тоуд из Тоуд-Холла собственной персоной. И кажется, собирается выкинуть очередной фортель, который выйдет боком всем жителям Берега Реки. Поэтому…

   Рэт Водяная Крыса и барсук Брок незаметно проскользнули в таверну, стараясь держаться в тени. Надо было проверить, не ошибся ли Рэт. Тоуд стоял на деревянном столе с кружкой в руке и с сигарой в другой и, судя по всему, был душой этой веселой пирушки. Он поднял руку, чтобы успокоить толпу, и все смолкли.

   – Давайте, джентльмены, – сказал он, – делайте ваши ставки в последний раз!

   – Но, мистер Тоуд, сэр, вы ставили на одно и то же уже несколько раз и всякий раз проигрывали. Ваши друзья, мистер Крот и мистер Рэт, давным-давно погибли и никогда не вернутся. Так что мы выиграли ваш катер уже по крайней мере трижды…

   – А я говорю: удваиваем и дело с концом! Или добрые граждане Латбери – сборище трусов и мошенников, не умеющих ни пить, ни платить долги чести?



   Рэт, самый практичный зверь на свете, сразу понял, что бездушный Тоуд ставил на их возвращение. Это было, конечно, возмутительно, но по крайней мере говорило о его уверенности в благоприятном исходе, и это понравилось Рэту. Чувство юмора у него было. К тому же он понял, что вот-вот потребуется его помощь. Он попросил Брока немного выждать, а потом громко объявить, что друзья мистера Тоуда прибыли, а сам выскользнул из таверны, побежал обратно к мосткам, привязал свою лодку к катеру Тоуда и принялся разогревать мотор, готовясь к скорому отплытию.


   У Брока была такая же способность заставить себя слушать, что и у Барсука, и, когда он вышел из тени и сделал свое объявление, начался массовый исход из таверны. Вышли Брок и Тоуд, вышел юный Граф с мешочком денег, а за ним повалил и весь сброд, потрясенный прибытием Рэта.

   – Живо! – сказал Брок юноше, и они вместе погрузили Тоуда на катер, запрыгнули на борт сами, а Рэт мастерски вывел его на середину реки, подальше от толпы.

   – Он спер наши деньги! – заорал хозяин.

   – И деньги за пиво тоже! – вторили ему остальные.

   – Ну спер! – сказал Старый Том, и его голос перекрыл все остальные. – Но разве он не выиграл их честно? Ей-богу, это та самая водяная крыса, которую мы здесь уже видели!

   – Вы негодяй, мистер Тоуд! Держу пари, вы все это время знали, что мистер Рэт жив!

   Тоуд, который уже пришел в себя, вновь почувствовав себя в безопасности, расплылся в загадочной и самодовольной улыбке.

   – Ну так что? Выиграл я или нет? – закричал он, отобрав у Брока мешочек с деньгами и тряся им.

   – Выиграли, сэр, – отвечали ему. – Но вы получили еще и лодку. Это не очень-то честно.

   Тоуд захохотал:

   – Ну что? Разве я не хитрейшая, умнейшая и изобретательнейшая жаба на свете?

   Толпа тупо смотрела на него, не зная, что и сказать. Наконец Старый Том ответил за всех.

   – Я вам скажу, кто вы такой, сэр, – восхищенно сказал он. – Вы – первейший бродяга, обжора и пьяница из всех, кто когда-либо забредал в таверну «Шляпа и Башмак», и отныне ее двери всегда для вас открыты!

   Раздался общий хохот, и Тоуд ответил:

   – Неплохо сказано, старик! Вот, хозяин, возьми это и пусть все выпьют за мое здоровье!

   С этими словами щедрый и великодушный Тоуд раскрутил мешочек с деньгами над головой и швырнул его обратно на берег. Мешочек приземлился у ног хозяина таверны.

   Потом, повернувшись к Рэту, Тоуд как ни в чем не бывало сказал:

   – Ты еле-еле успел, старина. Почему ты так задержался?

   – Но… – начал было разгневанный Рэт.

   А бессовестный и неблагодарный Тоуд уже командовал:

   – Рулевой, подальше от этих берегов!

   Тут послышалось дружное «ура!» Тоуду. Его подхватили все, кроме Рэта, у которого, судя по выражению его мордочки, было что сказать о выходке Тоуда, но он приберегал это на потом.

   Они плыли вниз по течению, а вдогонку им неслась все та же песенка, только на этот раз она звучала как «Ведь Тоуд – славный, веселый парень!» и еще долго сопровождала катер и тех, кто был на борту.


   В тот же вечер, когда путешественники были уже в полной безопасности и подобающим образом представлены друг другу, Рэт подступил к Тоуду с долгими и суровыми расспросами. Он выслушал весь рассказ Тоуда от безумного начала до неприглядного конца. От Рэта не укрылось, какое тлетворное влияние оказал Тоуд на своего юного спутника.

   – Тоуд, – наконец сказал Рэт, посоветовавшись предварительно с мистером Броком, которого Тоуд побаивался с той самой минуты, как узнал, кто его отец. – Я не могу позволить, чтобы это продолжалось. Ты не должен больше быть в бегах и развращать эту юную душу. Тебе следует постараться стать для него примером.

   – Конечно же, я постараюсь, конечно, – заверил Тоуд. – Только позвольте нам сойти на берег, потому что взятый курс мне совсем не нравится. И клянусь, я буду хорошим и никогда не стану сбивать моего друга с пути истинного. Мы будем…

   – Этого недостаточно, Тоуд. Если бы Барсук был здесь, да и Крот тоже, я знаю, что бы они сказали.

   – Во всяком случае, они бы меня поняли лучше, чем ты, Рэтти.

   – Они поняли бы тебя так же, как я, и не более того, – возразил Рэт. – Так вот, я хочу, чтобы ты подал этому несчастному и испорченному юноше единственный достойный пример, который можно подать в данной ситуации. То есть чтобы ты пошел со мной и сдался властям.

   – Но меня накажут, Рэтти! – с ужасом воскликнул Тоуд. – Я уверен, они…

   – Может быть. И за дело! Но ты должен воспользоваться этим шансом, потому что это единственный достойный выход.

   Как отчаянно озирался Тоуд, придумывая хоть какой-нибудь способ удрать, как жалобно плакал и умолял позволить ему уйти, пусть одному! Наконец, как похожа на него была последняя попытка спастись: он попробовал допрыгнуть с перил до берега и свалился в воду. Его выловили, обсушили и, больше не доверяя ему, привязали к полубаку, как бунтовщика, поручив крупному и здоровому мистеру Броку приглядывать за ним. После чего Рэт незамедлительно взял курс на Тоуд-Холл. Ужас, охвативший Тоуда при мысли о том, что его ожидает, нарастал по мере их приближения к Ивовым Рощам. А мольбы его становились все жалобнее, сменяясь изредка попытками подкупить Рэта. Но Рэт никогда бы на это не пошел, хоть и отвязал Тоуда, когда тот немного успокоился.

   Когда прошли последний поворот реки перед поместьем Тоуда, он съежился, закрыл лицо, не желая ни видеть своих врагов, ни слышать грубую команду скрестить руки за спиной, чтобы надеть на него наручники. А глазам остальных представилось прелюбопытнейшее зрелище.

   Весть об их прибытии, должно быть, опередила их, потому что на реке стояло несколько лодок, полных ликующего народа, а на прибрежных ивах вдоль берега развевались флаги. К лодочному сараю Тоуда была прибита огромная доска со странными словами:

«ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ ДОМОЙ, МИСТЕР ТОУД!
СЛАВА ГЕРОЮ И БУДУЩЕМУ МУЖУ!»

   Тоуд слышал гул народного ликования, но принял его за крики полицейских, пришедших арестовать его, и забился в дальний уголок катера, чтобы урвать еще несколько минут свободы. Зато Рэт мгновенно оценил ситуацию и остался ею весьма недоволен. Более того, он воочию наблюдал, как возрастало восхищение юного Графа Тоудом.

   Рэт спустился вниз обрадовать Тоуда.

   – Так, значит, меня не арестуют? – воскликнул Тоуд. – Не бросят в тюрьму?

   – Нет, Тоуд, похоже, тебе ничто не угрожает.

   Тоуд встал, выглянул в иллюминатор и увидел ликующих слуг Тоуд-Холла с Прендергастом во главе.

   – О, ну разве я не умен? – тут же принялся он хвастаться. – Разве все, что я делаю, не блестяще?

   Рэт отчасти был рад за Тоуда, но помрачнел от этого неуместного взрыва самовосхваления и его дурманящего влияния на молодого Графа. Брок, со своей стороны, был несколько смущен, потому что не так представлял себе возвращение домой, да и Тоуд-Холл показался ему совсем не таким, каким он его помнил.

   Но, как бы там ни было, Тоуд вернулся домой и тем самым опять подтвердил, что Судьба за него и, следовательно, против всего справедливого, разумного, доброго и хорошего. Однако, прежде чем ступить на собственную землю, поддерживаемый под локоть неоценимым Прендергастом, он чуть помедлил и спросил:

   – Что это?

   – Сэр?

   – Этот плакат. Там ведь еще кое-что написано, кроме «Добро пожаловать домой» и «Слава герою»?

   – Похоже на то, сэр, – согласился Прендергаст.

   – Там еще написано «Будущему мужу», – хмуро сказал Тоуд.

   Какая зловещая тень омрачила его душу? Что заставило его взглянуть на свой особняк и террасу? Там он увидел странное сооружение из цветов и шелка, невольно напомнившее ему паутину экзотического паука.

   – Разве я женюсь? – удивленно спросил Тоуд.



   – Смотрите, ваша избранница ждет вас, – сказал Прендергаст, указав на террасу.

   Цветы! Теперь Тоуд разглядел, что это цветы, в основном розы. И расположены они в форме отвратительно алого сердца, в центре которого покачивается женская фигура, помахивая рукой.

   – Что это? – похолодел Тоуд.

   – Мадам сочла уместным составить к вашему возвращению эту романтическую композицию, – пояснил Прендергаст, – сердцем которой является она сама.

   – О, конечно, нам следует отдать ей должное, – сказал неблагодарный и непостоянный Тоуд, – но, право же, Прендергаст, обручение – это одно, а женитьба – совсем другое! Нам следует подождать еще несколько месяцев, а то и лет…

   Тут Прендергаст буквально втолкнул своего заупрямившегося хозяина на террасу, и не успел Тоуд и слова вымолвить, как его крепко обхватили пухлые ручки Мадам, волна ароматов ее духов и пудры, роз и орхидей ударила ему в нос, и он был немедленно покрыт сотнями поцелуев.

   Тоуд барахтался, пытаясь вырваться, и судорожно хватал ртом воздух, думая: «Стоило проделывать такой долгий путь, пытаясь сохранить свободу, чтобы у тебя ее грубо отняли, едва ты вернулся домой!»


   Прощение всех провинностей и прибытие Тоуда в Тоуд-Холл уже само по себе было достаточным поводом для веселья на Берегу Реки. А уж возвращение Крота и Внука Барсука явилось заключительным штрихом, завершившим картину всеобщего счастья.

   Радостную весть принес Выдра. Его наблюдатели увидели Крота и Внука еще в пути. Они прибыли в тот же вечер, неторопливо причалив на ялике Брока, умело управляемом Внуком. Все увидели, как похудел и осунулся Крот. Даже для того, чтобы сойти на берег, ему потребовалась помощь, с которой тут же подоспел Рэт.

   – Ну вот, – сказал Крот, радостно обводя взглядом всех собравшихся. – Вот я и дома, на родном берегу.

   – А это кто же?… – грубовато спросил Барсук, глядя на юного барсука, который так умело управлялся с яликом.

   – Это твой внук, Барсук, – ответил Крот, – и тебе с ним очень повезло, ты скоро в этом убедишься.

   Перед Барсуком стоял юноша почти такой же крупный, как и он сам, но в нем были еще грация и простодушие той, которую Барсук любил когда-то всем сердцем. Любой дед был бы счастлив увидеть во внуке повторение таких прекрасных черт. Наверное, никогда в жизни Барсук не был так тронут, как при этой встрече, он робел и стеснялся не меньше Внука.

   – Послушай, – сказал он, глядя то на сына, то на внука со слезами на глазах, – ты… ты так похож на ту, которую мы с твоим отцом очень-очень любили. Я… Да…

   И если объятие Деда и Внука вышло несколько неловким и неуклюжим, то не стало от этого менее теплым, а присутствующие сделали вид, что не заметили, как Барсук отвернулся на секунду, чтобы смахнуть слезы и собраться с духом.

   – Славный парнишка, а, Крот? – спросил Барсук слегка охрипшим голосом, когда пришел в себя, и в этих словах слышалась неподдельная гордость. И может быть, именно после этих слов пришел конец размолвке между Барсуком и его сыном.

   – Очень славный, Барсук! – подтвердил Крот с чувством, потому что успел хорошо узнать Внука и полюбить его всем сердцем.

   – Ну что ж… – замялся Барсук, не зная, что сказать, – ну что ж…

   – Я думаю, Барсук, – пришел на помощь рассудительный Крот, – тебе надо показать Внуку свой дом в Дремучем Лесу, потому что он просто сгорает от нетерпения его увидеть, и еще он ждет не дождется рассказать тебе о нашем плавании.

   – Да, – согласился Барсук. – Это прекрасная мысль, я и сам только что хотел предложить…

   Редко случалось, чтобы Барсук не мог подобрать нужных слов, но сейчас, уводя своих чад домой, он был так счастлив и так признателен Кроту за помощь…

   Следующие несколько дней Барсук, Брок и Внук провели очень уединенно в Дремучем Лесу. А Рэт с Выдрой благополучно доставили Крота домой, в Кротовый тупик, где запировали. Племянник старался изо всех сил, чтобы было чем угостить друзей, и вновь продемонстрировал радушие и гостеприимство, которыми всегда славился дом Крота.


   Для Тоуда шесть дней до бракосочетания пролетели быстро, как осенние листья, гонимые холодным ветром. И в одно прекрасное утро он был разбужен Прендергастом, и его, еще полусонного, втиснули в парадный костюм, надели перчатки, на голову водрузили цилиндр, и Барсук, шафер Тоуда, поволок его на террасу.

   – Но… – лепетал Тоуд, которого бросило в пот уже от одного вида гостей, собравшихся на его свадьбу.

   – Если бы был какой-нибудь выход из положения, я бы только порадовался, – признался Барсук. – Но выхода нет, и ты должен смириться. Не оставь ты письменного предложения вступить в брак, тогда, возможно…

   – Но, Барсук, пожалуйста!

   – И потом, даже не будь этого письма, разве Мадам не пресекла тебе все пути к отступлению, сделав своим посаженым отцом самого Председателя суда, главным шафером не кого-нибудь, а начальника полиции и уговорив самого епископа совершить над вами обряд?

   – Сюда, джентльмены, – сказал главный шафер. – Эти четыре констебля укажут вам, где лучше встать.

   Следуя за ними, Тоуд еще острее, чем прежде, чувствовал, что тут никакая не свадьба, – это арест, и теперь уже ничто не сможет помешать приведению приговора в исполнение.

   – Н-но… Я не люблю ее, Барсук, и, по-моему, не любил никогда. Я любил саму идею любви, поэзию, мечтания, расставания, встречи, прогулки при луне, безумства, но не это…

   – Знаешь что, Тоуд, – сурово сказал Барсук, – все могло кончиться для тебя гораздо хуже! Да что там говорить, мы все успели привыкнуть к Мадам и привязаться к ней! В любом случае сделать ничего нельзя, даже Прендергаст не нашел выхода. Ведь если ты откажешься пройти через все это, Мадам, без сомнения, возбудит против тебя иск за нарушение обязательства. А учитывая, какие важные персоны на ее стороне, и принимая во внимание все твои прошлые провинности, боюсь, что… Да, я очень боюсь, что…



   Тут как раз затрубили трубы и раздались поздравления и радостные восклицания избранных гостей на террасе, подхваченные теми, кто собрался внизу, чтобы присутствовать при Торжественном Открытии и, конечно, при бракосочетании мистера Тоуда, которое справедливо расценивалось как самое значительное событие года.

   – Она идет! Смотрите, она идет, под руку с самим Председателем суда!

   – Барсук! – взмолился Тоуд в последний раз.

   Поняв, что умолять Барсука бессмысленно, потому что тот в ответ лишь сильнее сжал его руку, Тоуд повернулся к друзьям, стоявшим неподалеку:

   – Рэтти! Крот! Помогите!

   Но они только качали головами, мол, смирись, Тоуд! Епископ с Библией в руках тем временем занял свое место. Рядом с ним стоял начальник полиции. Наконец, опираясь на руку самого Председателя суда, появилась невеста, вся в розовом, белом и абрикосовом.

   – Неужели никто мне не поможет? – прошептал Тоуд, блуждая по сторонам диким взглядом, не в силах унять дрожь в руках и ногах. – Неужели никто не сжалится надо мной?

   И когда он уже склонил голову, совершенно отчаявшись, нашлось существо, способное в полной мере понять ужас бедного Тоуда. Потому что это существо тоже недавно подвергалось давлению и знало теперь цену свободе, которой Тоуду вот-вот предстояло лишиться. И этому существу лучше, чем кому бы то ни было, было известно, как тяжело и ужасно жить рядом с Мадам.

   Только сын Мадам, Граф, мог спасти Тоуда. Молодой и неопытный, наивный и храбрый, юноша увидел мольбу в глазах Тоуда и сделал то, что подсказывало ему сочувствие. Вырвав из рук священнослужителя посох, он одним прыжком оказался перед Тоудом и выкрикнул те самые слова, что когда-то выкрикнул Тоуд в минуту его слабости и нерешительности:

   – Свобода, месье! Равенство и братство! Бегите, месье Тоуд! Я вас прикрою. Бегите, пока не поздно!

   Тоуд услышал бесстрашный призыв и увидел, кто его провозгласил. Долго упрашивать его не пришлось. Так как все внимание было сосредоточено на его бывшей возлюбленной и Председателе суда, Тоуд пустился наутек так быстро, как только позволяли его короткие ноги.

   По пути он избавлялся от всего, что могло затруднить побег: от гвоздики в петлице, от праздничного пиджака, цилиндра и, наконец, от галстука, чтобы легче было пыхтеть и отдуваться на бегу. За угол Тоуд-Холла, мимо катеров и карет, в ворота, которых он достиг, как раз когда послышался первый крик на террасе. Над головой он увидел предупреждение, повешенное Барсуком. Тоуд, безусловно, понимал всю справедливость этих слов, он чувствовал, что недолго пробудет на свободе.

   «…Второго шанса не будет!» Не будет, не может быть, он понимал это. Но пока живешь – надеешься, а пока у него остается надежда, он может постараться сохранить и свободу!

   Так Тоуд сбежал со своей собственной свадьбы и бросил Мадам если не у алтаря, то на террасе, что, возможно, еще хуже. И если кто из присутствовавших еще сомневался в правдивости изречения «Ад – ничто в сравнении с гневом женщины, которой пренебрегли», им достаточно было взглянуть на перекошенное лицо Мадам.

   – Месье? – робко спросила она сначала.

   – Месье?! – И она заплакала.

   – Месье!!! – возопила она – и немедленно началась погоня.

   Тоуд миновал Железный Мост. Он бежал в Дремучий Лес. У него не было никакого плана спасения, ни средств к его исполнению, лишь всепоглощающее желание избежать уз брака с Мадам, несмотря на все ее действительные и воображаемые достоинства.

   А Тоуд-Холл между тем уже ходил ходуном, подстрекаемый Мадам. Все шаферы, сняв бутоньерки, снова стали констеблями. Те, кто умел обращаться с гончими и бульдогами, пустились в погоню, прихватив галстук Тоуда, чтобы дать понюхать собакам. Нарушив самое священное обязательство, какое только может дать джентльмен даме, Тоуд снова стал преступником и снова скрывался от правосудия.

   Погоня продолжалась. Последним ковылял Председатель суда, потрясая кулаком, сверкая глазами и крича:

   – Вряд ли ему повезет во второй раз!


   Всю ночь дрожащий Тоуд скитался по Дремучему Лесу, а погоня меж тем приближалась. О, что за ужасные звуки раздавались со всех сторон в этом гиблом месте, что за кошмарные рожи чудились ему в переплетенных корнях деревьев, как страшно тянулись к нему корявые руки ветвей!

   – О, горе мне! Теперь все кончено! – стенал Тоуд.

   Однако утром, несмотря ни на что, взошло солнце, и это несколько приободрило Тоуда. Его больше не пугали страшные тени и непонятные шорохи. То предисловие к супружеству, которое ему довелось увидеть, показалось Тоуду гораздо страшнее заключения в Городской тюрьме, суда и окончательного, не подлежащего обжалованию приговора. В них свободы было все-таки больше.

   И Тоуд повернулся и пошел к дому Барсука и там, на глазах у опечаленных друзей, сдался властям.

   Только с одним из присутствовавших он пожелал поговорить – со своим юным другом Графом.

   – В присутствии этих достойных людей, – сказал Тоуд, указав на епископа, начальника полиции и Председателя суда, – я советую вам не идти по моим стопам. Постарайтесь быть добрым и хорошим и о себе думать в последнюю очередь!



   Дав Тоуду возможность сказать эти значительные слова, выдающие благородные чувства, его взяли под стражу и посадили в черный блестящий автомобиль, на дверцах которого было написано: «Городская полиция». Потом его отвезли туда, куда он когда-то надеялся больше не возвращаться, – в самую дальнюю и неприветливую башню Городского Замка.

XII
Тоуд-триумфатор

   Возвращение Тоуда в Городской Замок не очень обрадовало сердобольного тюремщика, того самого, на чьем попечении Тоуд находился несколько лет назад.

   – Добро пожаловать обратно, сэр. Надеюсь, у вас были веселые каникулы, – сказал он.

   – Поднимайтесь наверх, – сказал молодой коллега тюремщика, чувствуя, что жалкий и растерянный Тоуд без его руководства не дойдет до тюремного приемного покоя, где его должны были обрить наголо и переодеть в арестантскую одежду.

   – Ничего-ничего, – сказал дружелюбный тюремщик. – Он здесь не первый раз. Порядки знает.

   – Что же со мной будет? – спросил Тоуд попозже, когда его уже отвели в сырую камеру с единственным зарешеченным окошком и деревянными нарами.

   – О сэр, на сей раз вас уж точно повесят, но, так как вы джентльмен, они постараются сделать это деликатно и быстро.

   Тоуд заплакал.

   – Ну-ну, сэр, не расстраивайтесь так. Вы поступили в воскресенье, значит, вам положены два куска хлеба вместо одного и капелька чаю.

   – Когда состоится суд?

   – Завтра, с утра пораньше, мистер Тоуд. Ваше дело – особое, как мне сказали, так что они хотят поскорее с ним покончить.

   – А если я выступлю в суде?

   – Стоит ли утруждаться, сэр? Ваше положение только ухудшится, если вы признаете себя виновным, а еще и…

   – Но я действительно виновен.

   – Что ж, очень может быть. Все мы в чем-нибудь виновны. Но адвокатам и прокурорам надо же как-то отрабатывать свои гонорары. Им просто необходимо поспорить о том, что давно ясно и так. Лучше бы вы на суде сказали…

   – Я виновен, – настаивал Тоуд, – и на суде так и скажу.

   Суд над Тоудом оказался долгим и запутанным, так как среди его преступлений значились и нанесение телесных повреждений, и оскорбления, высказанные и невысказанные, прямые и косвенные, нанесенные представителям Правосудия, Закона и Святой Церкви.

   Тот факт, что подсудимый не отрицал своей вины по делу о нарушении обязательства, несмотря на сильное давление своего адвоката, пытавшегося приплести кучу всякой ерунды вроде алиби, фальшивых удостоверений личности, неустойчивой психики и экстремальных обстоятельств, существенно на ход разбирательства не повлиял.

   Снова Тоуд сидел на неудобном стуле, на котором его уже судили два года назад, обвинив в ста шестнадцати провинностях, в том же зале суда, и председательствовал тот же самый Председатель.

   Их парики, вытянутые физиономии, витиеватая речь были отвратительны сами по себе, но присутствие начальника полиции, представлявшего здесь всех констеблей нации, епископа, как представителя высшего духовенства, – все это не могло не создать у присутствовавших, а особенно у обвиняемого впечатления, что это Последний и Решительный Суд, за которым неизбежно последуют Суровейшие (и Справедливейшие) Наказания.

   Как и ожидалось, Тоуд а признали виновным по всем статьям, а оглашение приговора отложили до следующего утра. Именно тогда, рано утром, ожидая, когда его в последний раз отведут в суд, Тоуд и попросил у тюремщика листок бумаги и перо, чтобы написать письмо. Он долго думал, прежде чем написать его, и слезы катились но его мордочке и перемешивались с чернилами. Наконец он закончил и снова позвал тюремщика:

   – Вы не могли бы оказать мне небольшую услугу? Отошлите, пожалуйста, это письмо моему другу мистеру Барсуку в Дремучий Лес.

   – Сначала оно должно быть прочитано губернатором и, если потребуется, подвергнуто цензуре, – предупредил тюремщик. – И Председатель суда его тоже прочитает.

   – Мне кажется, в нем нет ничего, что могло бы вызвать возражения, – сказал Тоуд. – Прошу вас, отнесите им письмо сейчас же, потому что уже меньше чем через час меня поведут в зал суда.

   Он был прав, потому что через час снова сидел в своей камере, уже приговоренный. Какой долгой и насыщенной была его жизнь и как легко Председатель суда был готов набросить на голову Тоуда черный мешок! Тоуда приговорили к смертной казни через повешение.

   – Жизнь иногда так печальна, сэр, – поделился своими наблюдениями мрачный тюремщик. – И такие бывают повороты! Сегодня ты жив, а завтра, глядишь, уже нет! Верно, мистер Тоуд?

   Смех тюремщика прозвучал как звон колоколов к вечерней молитве.

   – Не завтра, – сказал Тоуд. – Послезавтра. Вы послали письмо?

   – Да, мистер Тоуд, не извольте беспокоиться.

   Письмо пришло в дом Барсука одновременно с новостями, что вердикт вынесен и приговор – смертная казнь через повешение – оглашен. Некоторое время на письмо вообще не обращали внимания. Хоть такого приговора и ожидали, тем не менее все пребывали в шоке.

   – Мне очень грустно, что мое возвращение на Берег Реки совпало с такими прискорбными событиями, – сказал мистер Брок, – и что первые впечатления моего сына об этом месте траурные. Остается утешаться лишь тем, что по крайней мере мой отец сможет спокойно жить в обществе друзей, Крота и Рэтти, а ведь и для них все могло кончиться гораздо хуже, верно?

   Слова эти, несмотря на их справедливость, не слишком утешили друзей Тоуда. Свет сентябрьского солнца казался им мертвенным, а яркие осенние краски – тусклыми. Письмо Тоуда, когда его наконец прочитали, тоже никого не подбодрило.

...

   «Дорогие мои друзья,

   все обернулось против меня, и теперь я не проживу и недели. Я жду приговора сегодня утром, но уже не сомневаюсь в том, каким он будет. Поэтому, на случай если я не смогу написать позже, делаю это сейчас и обращаюсь к вам с двумя последними просьбами.

   Первое: присматривайте за сыном Мадам. У него доброе сердце, и он сделал мне много хорошего. Он нуждается в друзьях – таких, как вы, чтобы избежать моего пагубного пути.

   Второе: даже если вы сочтете это пустым хвастовством и самолюбованием, сделайте мне одолжение: устройте Торжественное Открытие Триумфальной Статуи, которую Мадам закончила до моего возвращения в Тоуд-Холл и собиралась подарить мне к свадьбе. Я предпочитаю, чтобы меня вспоминали как Тоуда-триумфатора, а не как Тоуда, гонимого обществом, приговоренного к смертной казни и болтавшегося на виселице.

   Увы, они лишили меня права на последнее желание, и единственное, что мне позволяют здесь курить, – это глиняная трубка, набитая махоркой, а вместо шампанского мне выдают в день пинту "Полицейского пунша". Тщетно я протестовал и убеждал их, что махорка и эль – не в стиле и не во вкусе Тоуда. Так вот, когда вы откроете Статую, выпейте за меня моего лучшего шампанского и в память обо мне выкурите каждый по гаванской сигаре. Буду вам очень признателен.

   Прощайте.


   – Мы должны исполнить завещание Тоуда, – печально сказал Барсук, – и стараться помнить его прекрасную душу и добрые намерения, а его бесславный конец постараться забыть.

   – Но неужели мы ничего не можем сделать для него, совсем ничего? – спросил Рэт, который теперь горько сожалел о том, что заставил Тоуда вернуться в Тоуд-Холл. Все остальные, правда, сказали, что в итоге все, что случилось с Тоудом, все-таки вина самого Тоуда.

   – Нам не под силу постоянно защищать нашего старого друга от самого себя, – сказал Барсук. – Думаю, Крот согласился бы со мной. Я долго ломал голову в поисках выхода, но ничего не придумал. И Прендергаст тоже.

   Все посмотрели на верного слугу Тоуда и увидели, как он опечален.

   – Я чувствую, что подвел своего хозяина, джентльмены. Единственное, что меня поддерживает, – это профессиональная дисциплина. Видите ли, заключительная статья Профессионального Кодекса Дворецкого, к которому, как вы знаете, я тоже приложил руку, гласит: когда хозяин находится в смертельном, так сказать, затруднении, долг профессионального дворецкого найти, как помочь его горю. Профессиональный дворецкий должен постоянно совершенствоваться в своем ремесле и никогда не сдаваться. Так вот, джентльмены, как бы мне ни было горько, я не сдамся до того самого момента, пока своими ушами и из достоверных источников не услышу, что мой хозяин скончался. До того времени, как любит говорить епископ о жизни вообще и о духовной в частности, всегда есть надежда. И я буду искать выход.

   – Ну тогда, – подвел Барсук итог этому скорбному разговору, – мы откроем статую Тоуда в то самое утро и в тот самый час, когда ему суждено погибнуть, то есть через два дня, в полдень. А пока надо вести себя так, как сказал Прендергаст, то есть не терять надежды, что выход найдется. Я думаю, самое время прочитать вам небольшую записку от мадам д'Альбер-Шапелль, подвергшейся в этой истории стольким несправедливым обвинениям. Надо отдать ей справедливость: когда первое потрясение прошло, она сделала все возможное, чтобы забрать назад свой иск о нарушении обязательства. Но я всегда говорил: машина Правосудия медленно заводится, но, уж если она заработала, ее не остановишь!

   Итак, вот что она пишет:

...

   «Дорогой мистер Барсук, мне очень жаль моего кузена, месье Тоуда, но во второй раз мне не удалось добиться для него прощения. Теперь его ждет гильотина. Я всегда буду мучиться из-за этого, вспоминая, тем не менее, с большой теплотой время, проведенное здесь, с вами, на Берегу Реки. Передайте мою признательность мистеру Прендергасту за его любезность вместе с этим рисунком, сделанным с него. Будьте же здоровы.

   И Барсук вручил Прендергасту набросок, запечатлевший его за разливанием чая.

   – Спасибо, сэр, я буду хранить это сокровище, – сказал Прендергаст и положил рисунок в карман. – А теперь я бы просил позволения…

   И впервые Прендергаст едва не дал волю чувствам. Все поняли, почему он так поспешно удалился в Тоуд-Холл думать там свои мрачные думы. Ведь наверняка Кодекс Дворецкого не позволял плакать при посторонних.


   Но никто и представить себе не мог, что они видят Прендергаста в последний раз. На следующее утро Выдра наблюдал весьма примечательную картину. Из ворот Тоуд-Холла галопом вылетел на лошади Прендергаст при ботфортах, шляпе и в полном снаряжении для долгого и трудного путешествия. Прежде чем Выдра успел его окликнуть, Прендергаст умчался к Городу.

   Выдра счел необходимым собрать Барсука, Рэта, Племянника и Брока и вместе наведаться в Тоуд-Холл и навести справки. В Тоуд-Холле все было в идеальном порядке. Прендергаст оставил инструкции по ведению хозяйства и даже предложил две кандидатуры себе на смену: мистера Эдвардса из замка Фулэм и мистера Уоллера из поместья Бленхейм.

   – Да, – вздохнул Рэт, – все-таки он не перенес такого напряжения.

   Когда Выдра спустился вниз, в буфетную, он обнаружил там следы горести и спешки. Недопитый стакан шерри, незакрытая чернильница, невытертое перо, которым писались последние инструкции. Свет горит…

   – Очень непохоже на Прендергаста – не выключить свет. Должно быть, он был сильно не в себе, – пробормотал Выдра.

   К намерениям верного дворецкого был только один ключ. Кодекс, которому он так скрупулезно следовал, лежал тут же, на бюро. Между страниц был заложен какой-то листок – тот самый набросок, который Мадам передала ему вчера через Барсука.

   – Неужели этот листок мог так подействовать на достойнейшего из дворецких, что он умчался очертя голову? – удивился Барсук. Потом он помолчал с минуту, и на его мудрой мордочке появилось выражение просветленного удивления. – Или… или мы очень несправедливы к нему…

   – Смотрите! – в тревоге воскликнул Выдра. – Смотрите, какая страница заложена листком!

   Это была статья пятая Кодекса.

   – Прочти, Выдра, – сказал Барсук, уже догадываясь о происшедшем.

...

   «Если жизнь хозяина под угрозой, долг профессионального дворецкого – предложить взамен свою жизнь, и если она будет принята, то в качестве вознаграждения дворецкий получает отпуск на неделю, предшествующую прекращению его жизни….»

   Дальше Выдра читать не стал, потому что суть была ясна.

   – Что он собирается делать? – спросил ошеломленный Выдра.

   – Давайте-ка поищем еще, – предложил Барсук, чувствуя себя теперь гораздо спокойнее за Тоуда.



   Они обследовали комнаты, и Брок кое-что нашел, на этот раз в оранжерее. Это было ведерко для шампанского, без льда и без бутылки, но совершенно готовое вместить в себя эти символы радости и праздника. Стол был тщательно сервирован на столике рядом с любимым шезлонгом Тоуда. Тут же лежала коробка гаванских сигар и зажигалка. К ведерку для шампанского был прислонен запечатанный конверт, адресованный

МИСТЕРУ ТОУДУ ИЗ ТОУД-ХОЛЛА.
ВСКРЫТЬ ЛИЧНО ПОСЛЕ СЧАСТЛИВОГО ВОЗВРАЩЕНИЯ ДОМОЙ.

   Конверт был, безусловно, подписан рукой Прендергаста, но узнать, что в нем и каковы намерения Прендергаста, не было никакой возможности. Барсук был теперь спокоен и даже повеселел.

   – Барсук, не объяснишь ли нам, что происходит? По-моему, ты что-то понял! – сказал за всех Рэт.

   – Скажу только, – немного подумав, заметил Барсук, – что я сильно сомневаюсь, очень сильно, есть ли на свете еще хоть один дворецкий, соединяющий в себе здравый смысл и находчивость с мужеством и жертвенностью, как бесценный Прендергаст. Но если я не ошибаюсь в своих выводах, как именно он хочет попробовать спасти жизнь своего хозяина и одновременно выполнить свой долг, записанный в Кодексе, тогда это дело слишком деликатное и исход его слишком непредсказуем, чтобы я мог сейчас сказать больше, чем сказал.


   День и час казни Тоуда, исполнения справедливого и законного приговора, настал. Тоуд уже не сидел в камере. Какой по-домашнему уютной теперь казалась она ему по сравнению с холодной комнатой с белеными стенами, куда его привели. В комнате не было ничего, кроме жесткой деревянной табуретки, на которую Тоуда и усадили в наручниках и кандалах. Через зарешеченное окошко ему была видна виселица с веревкой и петлей. Компанию Тоуду составляли лишь настенные часы, стрелка на которых через три минуты должна была доползти до полудня, и тюремщик, который, как мог, пытался скрасить Тоуду последние минуты.

   – Для вас повесили новенькую веревочку, сэр. Видите, как о вас заботятся: теперь вы ни за что не сорветесь!

   – Да, заботятся… – ответил Тоуд, на которого снизошло удивительное спокойствие. Он заглянул в пропасть супружества и увидел там вечный кромешный ад, а виселица, по крайней мере, обещала ему быстрый конец. Это было гораздо гуманнее.

   – И опять же, – не унимался словоохотливый тюремщик, – они пригласили епископа прочесть последнюю молитву и совершить необходимый обряд, начальника полиции, чтобы вы, чего доброго, не сбежали, и Председателя суда – проследить, чтобы приговор был выполнен безукоризненно. Ведь это большая честь, когда три столь важные персоны провожают тебя в последний путь. А, мистер Тоуд?

   – Я рад, – вяло отозвался Тоуд. Стрелка отсчитала еще минуту, оставив Тоуду две. Около виселицы появились три вышеупомянутые личности. Тюремщик взял Тоуда за локоть:

   – Пора вам подышать свежим воздухом, мистер Тоуд. Вы понимаете, что я хочу сказать. Надеюсь, вы не станете отрицать, что я старался поддерживать в вас хорошее настроение до самого конца. Вы скоро убедитесь, что палач Альберт свое дело знает и делает его тонко и деликатно. Он вообще гораздо приятнее в обращении, чем прежний. Даже может позволить приговоренному, например, попрощаться с женой…

   – Рад слышать это, – сказал Тоуд.

   Его вывели на воздух, на солнышко, и поставили в нескольких шагах от какого-то крупного джентльмена. Он был гораздо крупнее многих когда-либо носивших черный капюшон палача. Палач подошел к Тоуду и накинул петлю ему на шею.



   – Не знал, что этот – один из твоих, Фредерик, – сказал он тюремщику, с которым они были старые друзья и не раз работали вместе.

   Потом, обращаясь к Тоуду, палач сказал:

   – Вот так, сэр. Теперь стойте спокойно и, сделайте одолжение, не дергайтесь. Как супруга, Фредерик?

   – Ничего, спасибо, Альберт.

   Когда Тоуда поставили как надо и аккуратно расправили на шее петлю, так что любо-дорого было посмотреть, епископ сказал:

   – Мистер Тоуд из Тоуд-Холла, ваше последнее слово?

   – Я буду говорить не о себе, нет, потому что я счастлив обрести вечный покой и последнюю свободу, – сказал Тоуд. Теперь он ничуть не был похож на прежнего трусливого Тоуда. – Но умоляю вас, именно вас, ваша светлость, позаботиться о сыне Мадам, потому что душа у мальчика добрая, но он очень нуждается в руководстве. Что до меня, я уже погиб, но он…

   Последнее слово Тоуда было прервано дребезжанием звонка на двери, ведущей во внутренний дворик, и один из стражников помчался открывать.

   – Пакет для его чести!

   Бумагу вручили Председателю суда, он быстро прочитал ее и отвел в сторону начальника полиции. Что он там такое ему сказал, никто не понял, но джентльмен пришел в ярость. Он засвистел в свисток и отдал приказ нескольким констеблям. Они тут же ринулись выполнять срочное поручение. Затем Председатель суда переговорил с епископом, тот после этого побелел от ужаса, упал на колени и призвал всех молча молиться. Помолившись, он вскочил с колен, подобрал свои пурпурные одежды и, кликнув капеллана, выбежал вон по срочному делу.

   Председатель суда распорядился:

   – Отведите заключенного в камеру. Приведение приговора в исполнение откладывается на двадцать четыре часа.

   После этого ушел и он.

   – Вообще-то, – раздраженно пробурчал Тоуд, – эти господа могли бы дослушать мое последнее слово до конца.

   – Не расстраивайтесь, сэр, – подбодрил тюремщик, – завтра закончите.

   Но не прошло и двадцати четырех часов, как Тоуд снова был на свободе и ехал домой, ошеломленный и потрясенный, впервые в жизни громко расхваливая не себя самого, а кое-кого другого.


   Когда Председатель суда прочитал послание, переданное ему за несколько секунд до казни Тоуда, он был весьма удивлен, но не то чтобы недоволен отсрочкой казни на денек-другой.

   Будучи и правда знаменит как судъя-вешатель, Председатель был из тех судей, которые не уснут спокойно, не убедившись, что мера наказания полностью соответствует преступлению. По его мнению, повешение очень часто самая подходящая мера, поэтому в основном Председатель без колебаний отправлял на виселицу тех, кто проходил через его руки.

   Но вот в кои веки раз появился преступник, для которого Председатель допускал возможность исправления при всей тяжести его преступлений, особенно в сфере ботаники. К нему можно было бы применить и нетрадиционную меру пресечения. И все же, как его честь ни ломал голову, ничего лучше виселицы для мистера Тоуда придумать не смог и, утомившись, махнул рукой и вынес привычный приговор. А потом пришло это письмо, и все разом изменилось. Преступления мистера Тоуда и наказание за них представились ему теперь совсем в ином свете.

   Председатель суда так удивился содержанию письма, что даже перечитал его несколько раз, так же как и приложенную к нему вырезку из городской вечерней газеты.

   – «Ждем ваших комментариев», – написал ему нахальный редактор сего печатного органа.

   Статья имела заголовок

«БЫВШИЙ ДВОРЕЦКИЙ ЕГО СВЕТЛОСТИ БЕЖИТ С ОБМАНУТОЙ НЕВЕСТОЙ-ФРАНЦУЖЕНКОЙ».

   Ниже более мелким шрифтом было набрано:

«ЛЮБОВНОЕ ГНЕЗДЫШКО В ГАРВИЧЕ.
ЗАВТРА ОНИ ОТБЫВАЮТ В АВСТРАЛИЮ».

   Ниже – еще мельче:

«ПОСАЖЕНОМУ ОТЦУ НЕВЕСТЫ И СУДЬЕ ВЗДЕРНИ ВСЕХ ПОВЫШЕ УДАЛОСЬ ЗАСУДИТЬ БЫВШЕГО ЖЕНИХА».

   А затем уже совсем обыкновенным шрифтом была набрана история, из которой следовало, что дворецкий Прендергаст, первостатейный, как выяснилось, Лотарио, сговорился с мадам д'Альбер-Шапелль, опозоренной невестой мистера Тоуда, бежать в утро казни последнего.

...

   «В ту самую минуту, когда на шее благородного и храброго джентльмена затянется петля, бездушная графиня и вероломный дворецкий бестрепетно отплывут от наших когда-то славившихсясправедливыми порядками берегов на поиски, так сказать, новых пастбищ. За всю нашу историю редко случалось что-нибудь подобное…»

   Статья пестрела яркими и трагическими подробностями. Председатель суда давно привык к демагогии прессы, но если эти факты правдивы… Он был потрясен. Мадам выходит замуж за дворецкого, вот в чем суть! До него только сейчас дошло, какое благородство и мужество скрывались под маской преступника, которую носил мистер Тоуд.

   – Он, должно быть, знал или в последнюю минуту догадался о ее шашнях с Прендергастом и, будучи слишком джентльменом, чтобы обнародовать свои подозрения, предпочел бежать, – сказал себе Председатель суда. И еще подумал, что мистер Тоуд, конечно, имеет больший опыт общения с дамами, чем он, Председатель, но даже он не устоял против ее французского шарма. Даже он поверил кажущейся надежности Прендергаста. – Графиня и дворецкий! Мы не можем и не станем вешать джентльмена за нарушение обязательства, данного такой даме!

   Машина Правосудия, как верно отметил Барсук, заводится долго, но потом ее трудно остановить. Но не тогда, когда скандал разражается в высших сферах, и не тогда, когда одним махом подрываются Мощь Закона, Справедливость Правосудия и Мудрость Церкви! И кем? Всяким сбродом. И где? В желтой прессе. Тогда колеса Правосудия останавливаются мгновенно и тут же начинают вертеться в другую сторону.

   И все же, поразмыслив, решил Председатель суда, когда все формальности были уже улажены, то есть приказу о помиловании мистера Тоуда, подписанному самим Председателем суда, епископом и начальником полиции, был дан ход, и все же, как ни шокирует этот побег двух любовников, пожалуй, Прендергаста недооценили. А вдруг этот самый побег – придуманный дворецким способ вынуть его хозяина из петли?

   – М-м, – протянул Председатель суда и улыбнулся. Он вынужден был признаться себе, что, насколько он знает Прендергаста, дело обстоит именно так. – Так как же мы все-таки поступим с мистером Тоудом? Ведь кое в чем он все же виновен.

   Тут раздался стук в дверь и секретарь объявил о посетителе. Это оказался юный Граф.

   – Ага!.. – выжидающе протянул Председатель суда.

   – Меня послал к вам месье Прендергаст, мой новый папа, – начал юноша, и вид у него был очень усталый и жалкий.

   – Так они действительно поженились?

   – Да, месье, сегодня утром их поженил капитан корабля, на котором они отплыли в тот самый час, когда мистера Тоуда гильотинировали.

   – Повесили, – поправил Председатель суда. – Но он жив.

   – Формидабль! Великолепно! – воскликнул Граф с облегчением.

   – Он помилован, – сообщил Председатель суда.

   – У меня письмо от месье Прендергаста, – сказал юноша, вручая его чести листок, исписанный давно знакомым ему почерком.

...

   «Ваша Высокая Честь,

   надеюсь, Вы извините меня, если я сошлюсь на наши с Вами давние деловые отношения, в ходе которых Вы любезно дали мне понять, что рады были бы сделать для меня что-нибудь, если это будет в Вашей власти. Я всегда считал Вас добрым и справедливым человеком. И лишь из гордости я до сих пор не воспользовался Вашим любезным обещанием. Однако думаю, что мое бегство с Мадамво многом изменило положение вещей. Во всяком случае, очень надеюсь, что изменило, потому что мистер Тоуд добр в глубине души, но… В общем, следует положиться на случай и на прессу. Сейчас я хотел бы поговорить о сыне Мадам и о болезненном вопросе надлежащего наказания для мистера Тоуда, в том случае если высшая мера будет отменена…»

   Далее шло все в том же ключе, и довольно долго, а в конце Прендергаст выдвигал смелое и очень находчивое предложение, подсказавшее его чести, как лучше поступить. Он перечитал письмо еще раз и лишь тогда перевел взгляд на юношу, который уже весь изнервничался.

   – Так вы не захотели отплыть в Австралию вместе с вашей матушкой?

   – Нет, месье, – не колеблясь ни секунды, ответил Граф.

   – Может, вы хотели бы вернуться во Францию, к родственникам?

   – Нет, месье. Мне никто из них не нравится, – сказал он еще тверже.

   – Тогда, может, вы располагаете средствами, чтобы зажить своим домом?

   – У меня есть деньги, месье, но я не хотел бы жить один. Месье Прендергаст сказал, что вы укажете мне, что делать.

   – Вот как? – сказал Председатель суда, и тонкая улыбка тронула его губы.

   – Он был уверен!

   – Гм-м. Ну что же… – И его честь посмотрел на Графа долгим и пристальным взглядом.

   Наконец он сказал:

   – Я вам задам один вопрос, и от вашего ответа будет в значительной степени зависеть ваше будущее, и не только ваше. Скажите мне, только прежде хорошенько подумайте, какое время в вашей жизни было самое счастливое?

   Юноша удивленно замолчал, может быть вспоминая, как много подарков ему дарили, какие приятные сюрпризы устраивали, по каким экзотическим местам возили, как баловали. Председатель суда наблюдал, как тени многих воспоминаний прошли по его лицу, но счастья или хотя бы удовлетворения на нем не отразилось. И вдруг, как будто солнце выглянуло наконец из-за туч, в глазах подростка засветилось счастье.

   – Итак?

   – Однажды он…

   – Кто? – мягко переспросил Председатель суда.

   – Месье Тоуд. Мы с ним удили рыбу, но…

   – Да-да. Не стесняйтесь, рассказывайте, у нас много времени.

   – Дело было даже не в самой рыбалке, а в том, как он учил меня насаживать, подсекать, выбирать мух для наживки… и…

   – Ну-ну?

   – Он научил меня привязывать крючок! Да, это было самое счастливое время. Мне так понравилось! А потом, месье, мы…

   И Председатель суда выслушал подробный рассказ о том дне и вечере, о рыбалке, о запомнившейся навсегда ухе, о скользящей мимо реке.

   – А как бы вам понравилась идея, – спросил Председатель суда, дослушав рассказ, – пожить с мистером Тоудом? Как вы думаете, он будет заботиться о вас?



   Юноша подумал немного, потом улыбнулся и сказал:

   – Я думаю, он будет очень, очень стараться, месье.

   – Да, – согласился его честь, – я тоже так думаю.

   Теперь нужно было отдать необходимые распоряжения и подготовить надлежащие документы, содержавшие множество слов вроде «попечительство», «опека», «законным порядком» и тому подобных. Затем пригласили Тоуда и объявили ему его участь, и, с точки зрения Председателя суда, она была пострашнее виселицы. Ведь у юноши будет много требований, и чем дальше, тем больше. Так что Тоуду понадобится терпение святого. А все как один сходились на том, что мистеру Тоуду придется очень много работать над собой, чтобы приблизиться к святости хоть на дюйм.

   Вот как оно получилось. Прендергаст пожертвовал собой ради Тоуда и, представив покинутую благородную даму бесстыжей французской авантюристкой, чьи страсти довели ее до буфетной и даже дальше, спас жизнь своему хозяину. Итак, Прендергаст остался при жене, чье счастье в браке могло сравниться лишь с его собственным, а юный Граф – при Тоуде, который должен был теперь заменить ему родителей. И кто знает, может, со временем Тоуд научится делать для другого то, что никогда не мог делать для себя самого!


   Поэтому совершенно естественно, что Тоуд распевал песни, восхваляющие Прендергаста, по пути из Города в Тоуд-Холл, и его спутник, отныне порученный его заботам, делал то же самое. Но от старых привычек отвыкаешь не сразу, если вообще отвыкаешь, и Тоуд не мог не подумать о том, что, знай он, как все обернется, можно было бы и речь заготовить. Уже въехав в автомобиле в ворота Тоуд-Холла и увидев друзей, собравшихся поприветствовать его, а может, и похвалить, и сказать ему, какое он умнейшее животное, он опять подумал, что речь пришлась бы кстати. Ведь ему было что сказать! И пока друзья пожимали ему и его спутнику руки, Тоуд уже начал потихоньку важничать и в уме готовить речь.

   – Как насчет торжественной церемонии? Мы ведь должны открыть статую, правда? Думаю, прямо сейчас. Немедленно!

   Воспитанник Тоуда, сразу оказавшийся в тени, совершенно растерялся и бродил как неприкаянный, прячась то за Крота, то за Барсука. Он чувствовал себя очень неловко и не знал, что ему делать. Столько шума, столько народа и все так счастливы видеть месье Тоуда! Они вышли на террасу, а оттуда в сад, где недавно была воздвигнута статуя Тоуда, готовая к открытию. Мадам постаралась на славу. Художественное решение было такое смелое, что у грядущих поколений могло создаться совсем другое представление о Тоуде, чем у тех, кому довелось знать его лично. Бронзовое изваяние высилось на пьедестале гордо и победоносно, как статуя Цезаря. На нем были развевающиеся одежды римского императора, а на ногах – кожаные сандалии, пригодные для гораздо более сухого и теплого климата, чем здешний. Голову (а надо отметить, что волосы у статуи были гораздо гуще и пышнее, чем у оригинала) венчал лавровый венок триумфатора. Рука с атрибутом императорской власти – скипетром – поднята вверх. Скульпторшу, по-видимому, так захватила модель, что она совершенно отказалась от мысли изобразить Крота, Барсука и Рэта в виде верных легатов, к их большому, надо думать, облегчению.



   Ярче всего гений Мадам проявился в выражении лица Тоуда: победоносный и самоуверенный взгляд сочетал в себе величие Августа с хитроумием Клавдия, военную мощь Юлия Цезаря с некоторым намеком на испорченность и распущенность Нерона. Взгляд был устремлен вдаль или, лучше сказать, в небеса, во всяком случае гораздо дальше той латинской надписи на пьедестале, которую Барсук добросовестно перевел на английский, дабы удовлетворить любопытство Крота: «Скромность прежде всего».

   Барсук откупорил заветную бутылочку Крота; Рэт, Выдра и Брок принесли стулья и стол, чтобы все могли рассесться, когда отзвучат речи, и поговорить, как часто бывало в прежние времена. Племянник и Внук, которые уже успели подружиться, отправились на кухню поискать, не найдется ли что-нибудь для пикника. А Тоуд, прикрыв глаза, шевелил губами и жестикулировал, время от времени взглядывая на триумфальную статую, чтобы почерпнуть в ней вдохновение. Лишь его юный воспитанник оказался не у дел и стоял совершенно потерянный.

   – Месье…

   – Не сейчас, дружок, я должен подготовить речь.

   – Месье, по дороге сюда вы обещали мне…

   – Ах да, да, но только не сегодня. Ты сам видишь: нет времени, надо развлекать гостей.

   – Месье, но когда же мы сможем…

   – Ну вот, все готовы. Почему бы тебе тоже не сесть и не повеселиться с нами?

   Бедный юноша сел и стал стараться повеселиться.

   – Джентльмены и друзья, – начал Тоуд, когда установилась относительная тишина и бокалы были наполнены. – Есть множество вещей…

   Воспитанник Тоуда сидел отдельно от других и смотрел на Реку.

   – Джентльмены, я хочу сказать, то есть я имею в виду, что…

   Тоуд хотел сказать, каким славным оказалось его возвращение, почти таким же триумфальным, как возвращение римских императоров в Рим с победой, но не сказал, потому что вдруг понял, что душа у него к этому не лежит.

   А сын Мадам все глядел, как Река медленно течет в своих пологих берегах, величественно и неторопливо, как поверхность ее рябит на солнце и в ней отражаются яркие осенние краски.

   – Джентльмены и друзья, – повторил Тоуд, – я рад, что я вернулся, но я… немного устал и потому оставлю речи Кроту и Рэту. Да, джентльмены, вам, вам обоим, потому что вы совершили долгое и интересное путешествие. И надеюсь, вы извините меня, если я отлучусь ненадолго…

   – Но, Тоуд, мы хотим послушать тебя! – воскликнул Рэт.

   – Тебе речи удаются гораздо лучше, чем любому из нас, – поддержал его Крот.

   Нет, с него довольно! Тоуд поставил бокал и, когда все стали оживленно переговариваться, подошел к своему воспитаннику, сидевшему в одиночестве:

   – Ну вот, видишь! Это не заняло много времени.

   – Месье? – удивился юноша, воспрянув духом.

   – Разве я не обещал взять тебя на рыбалку?

   – Да, месье, но…

   – Зови меня Тоудом, так меня все называют. Разве я не обещал подарить тебе одну примечательную удочку?

   – Уи, месье, то есть да, Тоуд!

   – Учти, она уже довольно старая и немного обгорела во время пожара, который здесь случился года два тому назад, но это одна из немногих вещей, спасенных от огня, и я ею очень дорожу. Это моя первая удочка, и она как раз для начинающего. Сейчас ты ее получишь.

   Без лишних слов Тоуд повел юношу в дом и там вручил ему бесценный подарок.

   – Когда же я смогу опробовать ее, Тоуд? – спросил тот, сразу почувствовав близость и родство со своим опекуном.

   – Сейчас! – беззаботно воскликнул Тоуд.

   Он взял удочку и для себя, захватил снаряжение для обоих и вывел воспитанника из дома через боковую дверь, чтобы никто им не помешал.

   – Прямо сейчас! Умей наслаждаться настоящим! Это всегдашний мой девиз, и, смею думать, он подойдет и тебе.

   – Умей наслаждаться настоящим, – повторил счастливый юноша.

   – Правильно, – кивнул Тоуд, и они вдвоем отправились с удочками к Реке.



Примичания

Примечания

1

   Скромность прежде всего (лат.).

2

   Вместо родителей. О лицах, их заменяющих (лат.).