Сезон охоты

Кэролайн Вайз

Аннотация

   Сюзи Бьюконен и Нолан Доул встречаются при драматических обстоятельствах. Между ними вспыхивает чувство, с которым они пытаются бороться. За плечами у обоих груз прошлых ошибок и разочарований, оба боятся поверить и не верят в возможность совместного счастья. Но любви – если это любовь – подвластно все, и в конце концов она сметает на своем пути все преграды, все уловки и ухищрения разума и побеждает…




Кэролайн Вайз
Сезон охоты

1

   Покинув полицейский участок, Сюзи Бьюконен некоторое время стояла посреди центральной улицы Милуоки, глядя на зажатый в руке прямоугольник бумаги. Бар «Ферн-три» в городке Фондю-Лак, раскинувшемся на берегу озера Уиннебейго. Там, по словам инспектора Лесли Брауна, Сюзи может отыскать человека, способного ей помочь. Зовут его Нолан Доул.

   Интересно, что представляет собой частный детектив, использующий бар в качестве офиса?

   Может, лучше не знать этого? – пронеслось в мозгу Сюзи, и она вздрогнула, несмотря на то, что сияющее в голубом безоблачном небе июльское солнце обжигало.

   Однако ничто не могло согреть сейчас Сюзи, охваченную леденящим сознанием того, что, возможно, ожидало ее в ближайшем будущем.

   У нее нет выбора. Она просто обязана что-то предпринять.

   Потому что, куда бы Сюзи ни убежала и как бы надежно ни спряталась, Дик Эскабамо – более известный как Стервятник, или Индеец, – всегда найдет ее. Ему нужен сын Сюзи. Дик всего лишь позволяет ей растить мальчика, пока тот находится в нежном возрасте и нуждается в матери. Эскабамо повторяет это при каждом удобном случае. Но однажды он заберет Джонни.

   Сюзи вновь поежилась. Пора действовать, пока не настал этот страшный день.

   – Мам, я есть хочу!

   Сюзи вернулась к действительности. Она улыбнулась малышу, которого крепко держала за руку.

   – Прости, солнышко. Сейчас мы зайдем в кафе.

   Сынишка довольно улыбнулся, и сердце Сюзи сжала тревога. Она должна отыскать Нолана Доула и убедить его помочь ей. Во что бы то ни стало!

   Если уж полиция отказывается установить охрану…

   Тот темнокожий коп – инспектор Лесли Браун – умыл руки. Дескать, если бы вы проходили у нас свидетелем по какому-либо делу или могли представить доказательства о наличии угроз со стороны некоего индивидуума, тогда было бы о чем говорить, а так…

   – Вы хотя бы знаете, как зовут этого человека? – спросил он наконец.

   Сюзи кивнула. Еще бы ей не знать!

   – Дик Эскабамо. Но он больше известен как Индеец, или…

   – Стервятник, – негромко закончил Лесли Браун. – Наемный убийца, одержимый идеей воздать белым за все зло, которое они причинили его народу.

   – Вы его знаете?

   – К сожалению.

   – Тогда вы должны понимать, что я действительно живу в постоянной опасности подвергнуться нападению.

   Инспектор нахмурился и бросил взгляд сквозь стекло, отделяющее его кабинет от общего помещения, где одна из женщин-полицейских развлекала сидящего на стуле темноволосого малыша.

   – А почему Стервятник хочет забрать у вас сына?

   Сюзи на миг опустила глаза.

   – Потому что Джонни и ему приходится сыном. – Ее губы дрогнули. – Пять лет назад у нас с Диком была… связь.

   – Вот как?

   – Да. По молодости я… совершила ошибку. Дик тогда показался мне таким сильным, красивым… – Сюзи закрыла глаза и медленно покачала головой. – В действительности ему требовалось подобраться к моему отцу. А сейчас он намеревается убить и меня.

   – Если все так, то… удивительно, что вы до сих пор живы, – заметил инспектор Браун. – На Стервятника не похоже. Обычно он обрубает все концы.

   – Дик прикончил бы меня после убийства моего отца, но мне тогда удалось скрыться. С тех пор я только и делаю, что удираю от него. К несчастью, ему стало известно о рождении Джонни и он вознамерился отобрать сына.

   Инспектор Браун озабоченно потер пальцами лоб.

   – Если бы вы хоть чем-то могли подтвердить свой рассказ… Поймите, у меня нет оснований устанавливать наблюдение за квартирой, в которой вы живете…

   – То есть сначала меня должны укокошить, чтобы вы обратили внимание на мое положение? – не сдержалась Сюзи.

   – Мисс Бьюконен…

   – Вы мне не поможете, да?

   Лесли Браун задумчиво уставился в окно.

   – Официально я ничего не могу сделать… но есть один человек… Думаю, только он способен оказать вам какое-то содействие. Зовут его Нолан Доул, и он хорошо знает повадки Стервятника. – Заметив удивленный взгляд Сюзи, инспектор пояснил: – В свое время Доул работал у нас, в полиции. Это продолжалось до тех пор, пока лет восемь назад Стервятник не убил здесь, в Милуоки, сначала одного преуспевающего бизнесмена, а затем видного политика. Оба дела вел Доул. Несколько месяцев выслеживал он Стервятника, а когда подобрался совсем близко, мерзавец применил свойственную ему подлую тактику. Он подстерег и застрелил жену Доула, а трехгодовалого сынишку унес с собой.

   Сюзи охнула, ее зрачки расширились от ужаса. Инспектор Браун скорбно кивнул.

   – Спустя недели три тело ребенка было обнаружено, и все это время Стервятник терроризировал Доула телефонными звонками, прокручивая магнитофонную ленту с записью криков мальчика, зовущего папу… – Инспектор помолчал. – Найденное детское тело было в плохом состоянии, сильно обгорело… Тогда в душе Доула будто что-то надломилось. Он уволился из полиции и исчез как в воду канул. Только через полгода мне стало известно, что бедняга поселился на берегу озера и время от времени зарабатывает на жизнь работой частного детектива. Мой вам совет: разыщите Доула и расскажите свою историю. И не пасуйте, если он встретит вас не слишком любезно или даже грубо. Потому что, если кто и способен вам помочь, то это только он.


   Ну наконец-то!

   Сюзи полдня искала в небольшом городке бар «Ферн-три», о существовании которого никто из местных жителей как будто даже не подозревал. Обнаружился он на восточной окраине Фондю-Лака. Вид обшарпанного заведения оказался еще менее презентабелен, чем можно было ожидать. Заходить в бар не хотелось.

   Однако Сюзи напомнила себе, ради чего приехала сюда, и, решительно подняв плечи, стала спускаться по замусоренным ступенькам, ведя сынишку за руку. Перешагнув порог заведения, оба сразу очутились в прокуренной и пропитанной запахом застарелого пота атмосфере. Над головой два вентилятора медленно вращали огромными лопастями, гоняя затхлый воздух.

   Когда глаза Сюзи привыкли к полумраку, она увидела, что оценивающие взгляды всех посетителей, среди которых не было ни одной женщины, обращены на нее.

   Ты сделаешь это! – подбодрила она себя, испытывая острое желание повернуться и дать деру.

   Дик Стервятник сказал, что ему начинает надоедать постоянное стремление Сюзи удрать от него. Как поступит Эскабамо, узнав, что она обратилась к хорошо знакомому ему человеку по имени Нолан Доул?

   Ох, лучше не думать об этом…

   Крепче сжав одной рукой пальчики Джонни, а другой вцепившись в ремешок висящей на плече сумки, Сюзи двинулась между столиков к стойке бара. Ей меньше всего хотелось приводить сынишку в подобное место, но что она могла поделать? Жизнь Сюзи висит на волоске. И если он оборвется, что станет с ребенком?

   – Простите, – как можно вежливее обратилась Сюзи к бармену. – Вы не могли бы мне помочь?

   – С удовольствием! – ухмыльнулся светловолосый усатый здоровяк, беззастенчиво скользнув взглядом по груди симпатичной посетительницы.

   Сюзи нервно глотнула воздух и постаралась изобразить на лице улыбку.

   – Я ищу человека по фамилии Доул.

   Пшеничного оттенка брови бармена удивленно поползли вверх.

   – А зачем столь приятной молодой леди понадобился этот опасный человек? – поинтересовался он, сделав акцент на слове «приятной».

   – Меня прислал к нему знакомый.

   Неожиданно Сюзи пришло в голову, что Доула может не оказаться в городе. Вдруг он занят в каком-то другом деле?

   От волнения сердце Сюзи забилось так сильно, что этот звук наверняка услыхал бармен.

   – Я непременно должна найти мистера Доула, это очень важно! – Ее голос дрогнул.

   Бармен еще раз внимательно оглядел Сюзи, затем кивнул в самый темный угол заведения.

   – Вон он, сидит за столом в одиночестве.

   – Спасибо!

   Однако, прежде чем Сюзи повернулась уйти, ее настигла новая фраза светловолосого здоровяка:

   – Не благодари меня, золотце. Не в моих правилах посылать овцу к мяснику под нож, но ты сама напросилась.

   Сюзи замялась, не зная, как поступить после завуалированного предупреждения. Может, удрать отсюда, пока еще есть возможность? Не ошибся ли инспектор Браун относительно Нолана Доула?

   – Это очень важно… – неуверенно произнесла она.

   Затем, игнорируя несущиеся в ее адрес со всех сторон сальные шуточки, повела Джонни к незанятому столику, стоявшему неподалеку от того места, где находился Доул. Отодвинув стул, она усадила сынишку, улыбнулась ему и сказала:

   – Джонни, ты должен побыть здесь, пока я побеседую вон с тем человеком. Ладно, солнышко?

   Малыш неуверенно кивнул, с опаской поглядывая по сторонам. Тогда Сюзи вынула из сумки детскую книжку с рисунками для раскрашивания и коробку карандашей.

   – Вот, разрисуй пока для мамы картинку. И не беспокойся, я отлучусь всего на минутку.

   Джонни вновь кивнул, деловито придвигая к себе карандаши. Немного успокоенная, Сюзи заставила себя отвернуться от ребенка, и двинулась в направлении одиноко сидящего за столиком человека. По пути она дважды оглядывалась и махала сыну рукой.

   Перед мрачным посетителем бара стояла початая бутылка виски. Он не поднял головы, когда Сюзи приблизилась к столику. Казалось, Доул – если это действительно был он – любуется коричневатой жидкостью в небольшом стакане, зажатом между большим и указательным пальцами.

   Как и предупреждал бармен, Доул действительно показался Сюзи опасным человеком. Он был худощав, но крепко сложен, его длинные, пепельного оттенка волосы достигали широких плеч. Рукава его линялой джинсовой рубашки были обрезаны, что позволяло видеть внушительных размеров бицепсы. Вообще, он выглядел очень сильным, и на миг в душе Сюзи вспыхнула надежда, что с его помощью ей действительно удастся справиться со Стервятником.

   – Проходи, дорогуша, тебе ничего не удастся мне продать… если только ты не торгуешь собой, – вдруг произнес он, не поднимая головы.

   Сюзи поежилась при звуках хрипловатого низкого голоса и грубости оброненной невзначай фразы. Однако, собрав все свое мужество, спросила:

   – Вы Нолан Доул?

   Тот наконец поднял голову. Сюзи поневоле затаила дыхание, потому что взгляд пронзительно синих глаз, казалось, проник в самую ее душу.

   Опасный человек! – вновь пронеслось в мозгу Сюзи.

   – Увы. – Не сводя с собеседницы глаз, Доул залпом опрокинул в рот остатки виски из стакана. – Я еще недостаточно выпил, чтобы стать кем-то другим. Впрочем, еще полдня впереди.

   Сюзи вновь собрала в кулак все свое мужество.

   – Я проделала долгий путь и…

   – Знаешь, здесь не место для детей, – взглянул Нолан мимо нее, туда, где сидел Джонни.

   Сюзи тоже быстро оглянулась через плечо на сынишку, чтобы удостовериться, что с ним все в порядке.

   – Понимаю, но… Меня зовут Сюзи Бьюконен, и… я нуждаюсь в вашей помощи.

   Неожиданно Доул вскочил на ноги и встал перед Сюзи, нависая над ней. Та вздрогнула, едва не бросившись наутек.

   – В таком случае вы напрасно потратили время, мисс Бьюконен!

   Сердце Сюзи болезненно сжалось.

   – Прошу вас… Вы должны хотя бы выслушать меня!

   Один уголок его рта дернулся.

   – Единственное, что я должен, дорогуша, это умереть. А до того момента собираюсь пить виски и трахать баб. Все остальное перестало иметь для меня значение. – Склонив голову набок, он издал звук, который больше походил на рычание, чем на смех. – Так что если ты не собираешься составить мне компанию в каком-либо из этих занятий, тебе здесь делать нечего.

   Сюзи похолодела. Слова Доула огорошили ее, однако она не могла уйти ни с чем.

   – Меня прислал инспектор Лесли Браун, – сообщила она, стараясь говорить как можно тверже. – Он уверяет, что только вы способны помочь мне.

   В синих глазах возник ледяной блеск. И тут же исчез.

   – Инспектор ошибается. – С этими словами Нолан повернулся и направился к бару. В его ленивых движениях ощущалась грация дикого зверя.

   Сюзи поняла, что, если промолчит сейчас, ее надеждам придет конец. Пора!

   – Стервятник хочет убить меня, – бросила она в спину Доула. – Если вы не поможете, то меня ничто не спасет.

   Нолан остановился и секунду оставался неподвижен. Затем повернулся к Сюзи. Несколько долгих мгновений он рассматривал ее, причем его лицо не выражало никаких эмоций.

   Наконец он вернулся за столик и вновь наполнил стакан виски.

   – Ладно, расскажи все по порядку.

   Сюзи прерывисто вздохнула и произнесла дрожащим от волнения голосом:

   – Я знаю, что Стервятник сделал с вашей семьей. С женой и сыном.

   Нолан замер, не донеся стакан до рта. На его скуле задергалась мышца.

   – Ну, – хрипло сказал он, – если уж тебе известны детали моих отношений со Стервятником, то поведай, что связывает с этим ублюдком тебя.

   Горло Сюзи сжалось. Она непроизвольно сделала глотательное движение, но это не помогло.

   – Он хочет забрать моего сына.

   Доул посмотрел на Джонни, который в этот момент вынимал из коробки синий карандаш. Наблюдая за Ноланом, Сюзи чувствовала, что ее сердце готово выскочить из груди.

   Господи, сделай так, чтобы этот человек не отвернулся от нас! – мысленно взмолилась она.

   Когда Доул перевел взгляд на нее, в его глазах читалось недоверие.

   – Зачем Дику Стервятнику твой сын?

   Сюзи на миг зажмурилась, понимая, что ее ответ может сыграть решающую роль.

   – Затем, что Дик отец Джонни!


   Минуло несколько долгих секунд, прежде чем мозг Нолана Доула усвоил информацию. Затем он вновь повернулся к сидящему в некотором отдалении мальчику. В этот момент, словно почувствовав, что его разглядывают, Джонни поднял голову и в свою очередь с любопытством посмотрел на собеседника матери.

   Доул с трудом подавил внезапную дрожь, увидев почти те же самые темные глаза, которые, стоило только смежить веки, преследовали его первые годы после потери самых близких людей. Он поставил стакан на стол и сжал кулаки. Что-то темное и мерзкое зашевелилось в сознании Нолана, однако ему удалось прогнать гнусную тварь прочь.

   Перед ним находился сын Стервятника. Можно было даже не требовать свидетельства о рождении – природа отпечатала все доказательства на лице ребенка. Джонни был зеркальным отражением своего отца. Доул заморгал, увидев вдруг вместо смышленого детского личика взрослую версию – не лишенную мрачной красоты физиономию Стервятника. Пришлось ему напомнить себе, что перед ним ни в чем не повинный ребенок.

   – И чего ты хочешь от меня? – услыхал он собственный голос, показавшийся незнакомым даже ему самому.

   – Помощи! – Сюзи умоляюще взглянула на него.

   Доул медленно вздохнул.

   – Да… ты это уже говорила…

   Он посмотрел в большие карие глаза, красота которых немедленно вызвала спазм в области бедер. Ему пришлось приложить некоторое усилие, чтобы подавить инстинктивное желание защитить эту прелестную молодую женщину и ее ребенка… сына Дика Стервятника.

   – И какой конкретно помощи ты ждешь, э-э… – Доул нахмурился, будто пытаясь вспомнить имя собеседницы.

   – Сюзи, – поспешно подсказала та. – Сюзи Бьюконен.

   Пока она соображала, что бы ответить, он вновь окинул ее изучающим взглядом. Мужчина, которому по душе худенькие девушки, нашел бы Сюзи весьма привлекательной. Судя по теням под глазами, ей не удается как следует выспаться. Но темные волосы, красиво обрамляющие лицо и ниспадающие на плечи… а также полные, словно слегка припухшие губы… У многих мужчин они могли бы пробудить чувственные фантазии!

   Сюзи была одета в широкую юбку и просторную блузку, под которыми лишь угадывались очертания фигуры. На ногах были удобные босоножки на невысоком каблуке.

   Вновь взглянув в ее выразительные карие глаза, Доул сообразил, что она изо всех сил борется с желанием убежать отсюда. Холодный прием сильно пошатнул ее решимость.

   – Дело в том, что, куда бы мы ни уехали… – начала Сюзи и остановилась. Волнение мешало ей говорить. Сделав глубокий вдох, она продолжила: – Где бы ни спрятались… он всегда находит нас. В последний раз Стервятник заявил, что устал от моих попыток скрыться и скоро заберет сына… после чего перестанет нуждаться во мне. – Она несколько раз моргнула, прогоняя подступающие к глазам слезы. – Я не знаю, что мне еще предпринять. Вы моя последняя надежда!

   Доул постарался эмоционально отгородиться от всего этого. Грустная история Сюзи Бьюконен не имеет к нему никакого отношения. Мало ли что происходит между бывшими любовниками. И вообще, не подстроено ли все это? Может, подослав Сюзи с просьбой о помощи, Стервятник хочет поближе подобраться к нему самому?

   Хотя… девица говорит, что ее направил сюда Лесли Браун.

   – На мой взгляд, это дело семейное, дорогуша, – с нарочитой грубостью заметил он, в упор глядя на собеседницу. – А я не социальный работник.

   Сюзи смутилась, но не настолько, как он ожидал.

   – Мне и не нужна социальная помощь, – решительно и одновременно с изрядной долей горечи в голосе произнесла она. – Я нуждаюсь в человеке, способном защитить моего сына от Стервятника.

   Доул вновь окинул ее скептическим взглядом и пожал плечами.

   – Обратись в полицию.

   Неожиданно возникший в глазах Сюзи гневный блеск удивил его.

   – Говорю же вам, полиция ничего не может для меня сделать! Ваш приятель инспектор Браун посоветовал мне обратиться к вам. – Голос Сюзи снова задрожал, на сей раз от возмущения.

   – Тогда скажи мне, детка, что такого могу совершить я, чего не в состоянии сделать полиция?

   Взгляды, которыми они обменялись, были красноречивее любых слов.

   – Стервятник пообещал явиться за своим сыном. И я прошу вас сделать все возможное, чтобы остановить его.

   Последовала долгая пауза, во время которой Сюзи не сводила глаз с Доула. Для нее все происходящее отнюдь не являлось игрой. И в конце концов Нолан понял, чего добивается от него эта молодая привлекательная женщина, – того самого, чего сам он страстно жаждал долгие восемь лет.

   Прикончить Дика Стервятника.

   Сейчас реальная возможность осуществления этого желания вскружила Нолану голову. Он вновь медленно повернул голову в сторону сидящего за столиком мальчика. Малыш и его прелестная мамаша являются чудесной приманкой. Стервятник непременно отыщет их и явится за ними прямехонько сюда. Доулу останется лишь спокойно дождаться этого момента.

   Он закрыл глаза и откинулся на спинку стула. В его мозгу эхом отдались крики собственного сынишки, душа заныла от тоски, вновь наполнившись болью утраты. Но вместе с тем Нолана охватило подобие торжества: впервые за долгое время у него появилась реальная возможность поквитаться со Стервятником.

   Но сразу же Доула посетила другая мысль: каким же мерзавцем надо быть, чтобы использовать в таком деле слабую женщину и невинного ребенка?

   Однако он уже не мог отказаться от идеи отомстить Стервятнику, заставить его заплатить за все зло, что тот совершил.

   Только малыша вовлекать в это все равно нельзя. Собственно, Нолан и не способен на подобный поступок. Пусть даже речь идет о ребенке самого Стервятника.

   Доул посмотрел Сюзи в глаза и твердо произнес:

   – Я не тот человек, который тебе требуется для этой работы. – Он аккуратно завинтил крышечку бутылки, сунул ее во внутренний карман куртки, поднялся и молча направился к выходу.

   На улице он поднял лицо навстречу солнечным лучам и вздохнул всей грудью. Решение принято. Он выследит Дика Эскабамо, не опускаясь при этом до гнусной низости – использования ребенка. Ведь поступив так, Доул уподобился бы самому Стервятнику.

   Чьи-то прохладные нежные пальцы дотронулись до его руки. Повернув голову, Нолан увидел последовавшую за ним Сюзи.

   – Я же сказал, что не гожусь для этой работы! – рявкнул он. И увидел, как сынишка Дика опасливо спрятался за мамину юбку. Доул мысленно выругался. Ну вот, он уже пугает детишек!

   – Неправда, вы единственный, кто в состоянии решить проблему! – храбро возразила Сюзи.

   – Послушай, золотце, я поражаюсь, как у тебя хватило духу явиться сюда. – Нолан широким жестом обвел окрестности бара. – В этом районе обитают сплошь отбросы общества. Есть такие, что готовы родную мать продать, только бы раздобыть денег на выпивку. Тебя они сожрут живьем и даже глазом не моргнут.

   Сюзи минутку помолчала, словно раздумывая.

   – Мне пришлось сюда приехать, – наконец просто пояснила она. – Ведь только здесь я могла найти вас.

   Доул покачал головой. Лесли Браун не должен был присылать к нему эту женщину, да еще с ребенком. Инспектору следовало бы догадаться, что его бывший сослуживец уже не тот, что прежде.

   – Малышка, я не рыцарь в сияющих доспехах, – криво усмехнулся он. – Скажу больше, большинство женщин, которым известна моя репутация, предпочитают держаться от меня подальше. – Он окинул Сюзи неспешным оценивающим взглядом. – Ты уверена, что ищешь именно меня?

   Она нервно поежилась.

   – Мистер Браун сказал, что вы лучше всех. И к тому же знаете Стервятника. – Сюзи облизнула полные губы, и, к своему неудовольствию, Нолан внимательно проследил за ее действием. – Еще инспектор говорил, что если существует кто-то, способный помочь мне, то это вы.

   – Лесли ошибается. – Нолан повернулся было, намереваясь уйти, но что-то в больших карих глазах Сюзи остановило его.

   – Вам известно, что представляет собой ад на земле, – тихо произнесла она. Слезинка сорвалась с ее длинных ресниц и покатилась по щеке. – Неужели вы повернетесь к нам спиной, зная, что собирается сделать Стервятник?

   Доул отвел взгляд. Больше всего ему сейчас хотелось избавиться от женщины с ребенком, вернуться в бар и спокойно допить оставшееся в бутылке виски. Однако осуществить это не удалось.

   – Джонни! – вдруг услыхал он тревожный возглас новой знакомой.

   Она оглядывалась по сторонам, зовя сына. Однако его нигде не было видно.

   – Боже мой, куда он мог деться? – Сюзи в отчаянии заметалась по тротуару, не зная, куда бежать. – Стоял сзади меня… Джонни!

   Сердце Нолана гулко застучало в груди. Воспоминания о бесконечных днях и ночах поисков собственного сына ударили его с силой сошедшего с рельс состава. Сердце пронзила острая боль.

   – Джонни! – продолжала выкрикивать Сюзи. В ее голосе появились истерические нотки.

   Доул огляделся по сторонам. На улице играло много ребятишек, но того, кого они искали, среди них не было.

   Джонни исчез.

   Шагнув к Сюзи, Нолан крепко взял ее за локоть и посмотрел в глаза, заставляя успокоиться.

   – Оставайся здесь и стой на месте, чтобы Джонни мог увидеть тебя. – Чуть помедлив, он протянул руку и вытер слезы с лица Сюзи. – Я найду мальчика.

   С этим обещанием Доул направился вдоль по улице.

   Джонни не мог уйти далеко…

2

   Сюзи послушно стояла перед входом в бар, пристально наблюдая, как Нолан беседует с группой ребятишек. Потом она вдруг принялась лихорадочно рыться в висящей на плече сумке, пока не извлекла недавний снимок сынишки. Вцепившись в него как в последнюю надежду, Сюзи подбежала к стайке детишек и отстранила Доула. Показывая малышам фотографию, она срывающимся голосом спрашивала, не видел ли кто этого мальчика.

   – Это мой сын, – твердила Сюзи. – Он пропал.

   Ребятишки только переглядывались и качали головами. Сердце Сюзи сжалось от отчаяния. Не может быть, чтобы никто не видел Джонни! Не мог же он раствориться в воздухе…

   Если только… здесь не появился Стервятник.

   Леденящий ужас прокрался в душу Сюзи. Нет, не может быть… Откуда Стервятнику знать, что они отправились в этот городок?

   Сюзи крепко зажмурилась, пытаясь избавиться от нахлынувших на нее жутких образов.

   – Мама!

   Доул первым увидел мальчика. Тот стоял на противоположной стороне улицы. Похоже, что кто-то только что оставил его там. Что-то тут неладно, тут же подсказала Нолану интуиция.

   Едва дождавшись, пока мимо пройдет автобус, он бросился через дорогу, упал перед Джонни на колени и быстро ощупал, проверяя, все ли с тем в порядке. К счастью, никаких видимых повреждений у малыша не оказалось, и Доул облегченно перевел дух.

   Джонни надул губки.

   – Хочу к маме! – обиженно пробормотал он, и его темные глазенки влажно заблестели.

   В следующее мгновение Сюзи опустилась на колени рядом с Ноланом. Она так крепко обняла мальчика, что тому наверняка стало трудно дышать. Обливаясь слезами и ежесекундно целуя малыша, Сюзи сбивчиво бормотала слова любви.

   Выпрямившись во весь рост, Доул отвернулся.

   Пора распрощаться с этой парой, пронеслось в его голове. Женщина и ребенок слишком сильно напоминают мне о прошлом… о моих собственных потерях. И вообще, нужно поскорее выпроводить их из города, пока сюда не явился Стервятник и я не начал с ним войну.

   – Солнышко, – вдруг произнесла Сюзи, – откуда у тебя этот мишка?

   Нолан опустил взгляд и увидел, что мальчик прижимает к груди маленького игрушечного медвежонка.

   – Это секрет! – громко прошептал малыш, с сомнением поглядывая на Доула.

   Сюзи взяла мальчика за плечи.

   – Сынок, посмотри на меня. Где ты взял игрушку?

   Джонни глубоко вздохнул.

   – Это подарок от моего папы. – Он протянул матери мишку и добавил хвастливо: – Гляди!

   И тут Нолан узнал игрушку. Точно такой медвежонок с черными бусинками вместо глаз и повязанной вокруг шеи малиновой ленточкой был у его сына. С этим плюшевым зверем и нашли… тело ребенка. Доул похоронил сына вместе с любимой игрушкой.

   Он взял мишку из рук Джонни и внимательно осмотрел. Малыш было запротестовал, но Сюзи быстро его успокоила. В ее взгляде страх смешался с отчаянием. Вероятно, она думала о том же, что и Нолан.

   Неужели Стервятник так близко?

   Предвкушение схватки вызвало всплеск адреналина в крови Доула. Искоса поглядывая по сторонам, тот вернул игрушку ребенку.

   – Идемте.

   Сюзи поднялась с колен и взяла Джонни на руки.

   – Что вы хотите этим сказать? – В ее взгляде забрезжила слабая надежда.

   – Поедете со мной, – коротко произнес Нолан, умолчав о том, что вертелось сейчас в его голове.

   Новое зло проникло в этот городок.


   Сюзи чувствовала себя совершенно опустошенной.

   «Это подарок от моего папы».

   Всякий раз, когда она вспоминала фразу Джонни, ее сердце словно стискивала чья-то холодная рука. Чем дальше они отъедут от Фондю-Лака, тем лучше.

   Едва устроившись на заднем сиденье принадлежащего Доулу «лендровера», Сюзи принялась детально расспрашивать сына о том, что он делал, находясь вне ее поля зрения.

   Джонни лишь недавно исполнилось четыре года, однако он сумел рассказать, что отправился за девочкой, которая несла на руках пушистого рыжего котенка. Вскоре малыш сообразил, что потерялся. Он расплакался, но к нему подошла красивая светловолосая тетенька и утешила, сказав, что у нее есть для него подарок от папы. Она дала Джонни игрушечного медвежонка и отвела туда, где находилась мама.

   Данное мальчиком описание незнакомки подходило любой женщине, включая Сюзи. Кстати, она успокаивала себя тем, что, возможно, какая-то дама проявила участие, но не стала задерживаться, чтобы выслушать слова благодарности.

   В отличие от Сюзи, Нолан отнесся ко всей истории очень скептически. У него имелись свои мысли на этот счет, но до поры он придерживал их при себе.

   Впрочем, Сюзи и так знала, о чем думает Доул. Разумеется, он уверен, что так или иначе здесь замешан Стервятник. Но какими бы мотивами ни руководствовался Нолан, Сюзи была благодарна ему за то, что он передумал и согласился помочь им с Джонни. К тому же участие, проявленное Доулом во время поисков мальчика, позволяло надеяться, что бывший коп вовсе не так черств, как пытается показать.

   Они ехали по проселочной дороге, по обеим сторонам которой зеленел лес. Солнце уже клонилось к горизонту – большое огненное ядро, окруженное лилово-розовым вечерним ореолом. Жара спала. «Лендровер» Нолана был открытым, и пассажиров обдувал прохладный ветерок. Вскоре Сюзи поежилась и потерла ладонями обнаженные руки.

   – Там сзади куртка, – бросил через плечо Доул.

   Сюзи взглянула на его словно высеченный из камня профиль, который чем-то походил на скалы, вздымающиеся в отдалении над лесом. Проявление заботы выглядело странно со стороны человека, едва ли произнесшего несколько слов с тех пор, как они двинулись в путь. По сути, Нолан ограничился лишь несколькими вопросами, которые задал Джонни. Он даже не назначил цены за услуги, которые, по-видимому, все-таки станет им оказывать.

   Сюзи вдруг сообразила, что не имеет ни малейшего представления о том, куда Доул их везет.

   К себе домой, наверное, подумала она, живо представив себе жилище, устроенное в проржавевшем от дождей металлическом контейнере, или установленную в лесу палатку. Нолан не походил на человека, обременяющего себя заботами о недвижимости.

   – Спасибо, я не очень замерзла, – сказала Сюзи. – А куда мы едем?

   – Ко мне, – последовал лаконичный ответ.

   Интуиция подсказывала Сюзи, что Доул никого не желает подпускать к своей душе. Что ж, придется соблюдать дистанцию. Тем более что короткий период сочувствия у их молчаливого спутника, по-видимому, уже прошел.

   – Наши вещи остались в гостинице! – воскликнула Сюзи, только сейчас вспомнив об этом.

   – Завтра я позабочусь об их доставке, – сдержанно пообещал Нолан.

   – Спасибо.

   Сюзи откинулась на спинку сиденья и постаралась расслабиться. Последние двое суток она почти не спала. И не могла вспомнить, когда последний раз ела. Все ее помыслы занимал лишь вопрос спасения своего ребенка. О себе Сюзи не думала.

   Доул снизил скорость, повернул налево, и вскоре впереди вновь показалось озеро. Еще примерно с милю они ехали по его берегу.

   Сначала Сюзи увидела каменную стену, затем крышу прячущегося за ней строения. Когда «лендровер» приблизился к высоким чугунным воротам, она ахнула. Жилище Нолана представляло собой современный вариант средневековой крепости. Стена высотой как минимум десять футов окружала выглядевшую тяжеловесно, но не лишенную красоты виллу, построенную из розоватого камня и крытую красной черепицей.

   Доул притормозил у крепкой входной двери, которая сразу отворилась и на пороге появился невысокий худощавый и темноволосый парень, кожа которого имела красноватый оттенок. Увидев Нолана и гостей, тот приветливо закивал.

   – Вы здесь живете? – удивленно спросила Сюзи и сразу поморщилась, потому что прозвучало это глупо. Разумеется, Доул здесь живет, иначе не привез бы их сюда!

   – Да, с тех пор как отобрал этот дом у одного местного ловчилы, промышлявшего в основном наркотиками и скупавшего у индейцев самородки и краденое золотишко. – Все это Нолан произнес, выпрыгнув из «лендровера».

   Сюзи нахмурилась, не зная, как следует отнестись к подобному заявлению. Как к шутке?

   Чувствуя себя слишком усталой для того, чтобы ломать голову над здешними загадками, она расстегнула ремень безопасности сначала на себе, затем на Джонни. Они вышли из автомобиля, причем малыш по-прежнему крепко держал за лапу плюшевого медвежонка.

   Доул беседовал с встретившим их парнем на смеси английского и какого-то другого языка – вероятно, языка одного из индейских племен. Сюзи поняла лишь, что разговор идет о подготовке комнаты для гостей.

   – Добрый вечер, мисс Бьюконен, – с широкой дружелюбной улыбкой произнес собеседник Нолана. – Меня зовут Мануок. Думаю, вы изрядно проголодались. Входите, и я приготовлю достойное угощение для дорогих гостей.

   Несмотря на тот очевидный факт, что Мануок, как и Дик Стервятник, индеец, Сюзи он почему-то сразу понравился.

   Улыбнувшись в ответ новому знакомому, она вместе с Джонни последовала за ним в дом. Доул шел позади всех. Сюзи чувствовала это кожей – его присутствие ощущалось даже на расстоянии.

   Краем сознания она отметила изысканность обстановки и поняла, что ошибалась насчет вкусов Нолана. Изнутри его маленькая крепость выглядела очень элегантно.

   Идя по коридору, Мануок пропустил две комнаты и остановился у порога третьей, пропуская Сюзи вперед.

   – Если вам что-нибудь понадобится, мисс Бьюконен, не стесняйтесь, обращайтесь ко мне.

   – Благодарю, – устало кивнула Сюзи.

   – Я есть хочу! – заявил Джонни, выступая вперед.

   Сюзи зарделась от смущения – малыш постоянно был голоден.

   – Сынок! – поспешно одернула она мальчика.

   – Правильно, парню нужно перекусить, – кивнул Мануок. – Идем со мной, крепыш, приготовим ужин вместе. – Заметив, что мальчик замялся, он подмигнул. – Заодно ты все попробуешь.

   Этот довод показался Джонни убедительным. Он дал Мануоку руку и все дорогу до кухни рассказывал о своей новой игрушке – плюшевом медвежонке.

   Удивительно, как быстро он сходится с незнакомыми людьми, мелькнуло в мозгу Сюзи. Она вспомнила о светловолосой женщине, подарившей мальчику игрушку, и решила после ужина поговорить с сыном на этот счет.

   Когда Мануок и Джонни скрылись из виду, Сюзи повернулась к стоящему рядом Нолану.

   – Не знаю, почему вы передумали, мистер Доул, – начала она, изо всех сил стараясь не выдать волнения, охватившего ее под ледяным взглядом синих глаз, – но я…

   – Должна поесть и отдохнуть, – произнес тот приказным тоном. – И не называй меня мистером. Для тебя я просто Нолан.

   Он повернулся, чтобы уйти, но Сюзи тронула его за руку. Доул остановился и взглянул сначала на ее пальцы, затем на нее саму, как будто она сделала что-то очень для него обидное. Сюзи поспешно опустила руку и даже спрятала ее за спину.

   – Мне бы хотелось знать, что вы… – она запнулась, затем продолжила неуверенно: – что ты собираешься делать. Не хочется, знаешь ли, оставаться в неведении относительно твоих планов.

   На одну, показавшуюся ей необыкновенно длинной, секунду их взгляды встретились, и как будто что-то произошло. Сюзи почувствовала, что они с Ноланом обменялись неким эротическим импульсом.

   Он был весьма привлекателен… на свой лад. Большой, сильный, с выпирающими бугорками мышц, с глазами, способными лишить женщину сна. Нолан пугал Сюзи и в то же время притягивал. Она не смогла бы объяснить почему. Возможно, это просто потребность чувствовать себя в безопасности, находиться под покровительством человека, способного противостоять Стервятнику.

   – У меня нет планов. – Взгляд Нолана оставался непроницаемым, и, похоже, это было обычным явлением. – Я поставлю тебя в известность, если появится предмет для обсуждения. – Нолан двинулся мимо гостьи в ту же сторону, куда ранее направились Мануок и Джонни.

   Оставшись в одиночестве, Сюзи прислонилась спиной к дверному косяку, сложила руки на груди и устало вздохнула. Манеры Доула возмущали ее. Она тщетно пыталась понять, как же с ним общаться. В настоящий момент ответа не находилось. Сюзи настолько устала, что не чувствовала в себе сил выдержать ужин. Однако хотя бы ради Джонни ей необходимо взять себя в руки и по крайней мере посидеть за столом. Потом умыть малыша и уложить в постель. А затем, возможно, она как-нибудь изловчится принять душ.

   Сюзи окинула взором просторную, отведенную для них сынишкой комнату и заметила на стеклах окон датчики сигнализации. С ее губ слетел невольный вздох облегчения. Несмотря на неприветливость хозяина дома едва ли не впервые за долгие годы Сюзи почувствовала себя в безопасности.


   Сидя во внутреннем дворике, Нолан смотрел на стоящую перед ним на столе початую бутылку виски, которую унес сегодня с собой из бара. Он знал, что уснуть нынче не сможет. Его мозг был переполнен информацией, память растревожена, душу саднило томительное предвкушение схватки со злейшим врагом.

   Скоро… Скоро Стервятник получит за все сполна…

   Потом ему вспомнилась Сюзи – такая, какой она предстала перед ним в баре. Страх в больших карих глазах, полные губы неуверенно вздрагивают.

   Если Нолану и приходилось за время своей деятельности встречать человека, нуждающегося в защите, то это была именно Сюзи. Однако ему не просто хотелось защитить ее. Сюзи заинтересовала Доула как женщина.

   Ее простое и совершенно невинное прикосновение сегодня вечером подействовало на Нолана, как разряд электрического тока. Впервые за очень длительный период времени ему захотелось чего-то большего, нежели обычная физическая разрядка.

   Нолан выругался вполголоса. Он сошел с ума! Нельзя было приглашать Сюзи в дом и фантазировать на ее счет. Однако он не только сделал это, но и предоставил убежище сыну Стервятника.

   С его губ вновь слетело проклятие. Он ненавидел себя за проявленную слабость. И в то же время понимал, что его действия имеют смысл. Потому что Стервятник непременно явится за сыном. Когда это произойдет, он, Нолан Доул, будет готов к встрече.

   И Стервятник умрет.

   Тогда Сюзи и Джонни будут в безопасности.

   Вообще-то это не должно было волновать Нолана… но все-таки волновало. И сей факт вызывал у него серьезные опасения. Он понимал, что не должен сближаться с Сюзи и ее сынишкой. Он просто должен защитить их, и все.

   Иными словами, сделать то, чего не удалось сделать для собственной жены и ребенка.

   – Прошу прощения…

   Нолан резко поднял голову. На пороге стояла Сюзи Бьюконен. Чуть помедлив, она вышла во двор и приблизилась к столу, беззвучно ступая босыми ногами по каменным плитам.

   Нолан пристально впитывал взглядом каждое ее движение, его организм бурно отреагировал на это неожиданное появление.

   Сообразив, что происходит, Нолан в очередной раз выругался. Какой же он дурак!

   – Я предпочитаю напиваться в одиночку, дорогуша, – грубо заметил он. – Так что, если ты нуждаешься в компании, поищи лучше Мануока.

   – Я… лишь хотела поблагодарить тебя за то, что ты согласился нам помочь. Уложив Джонни в постель, я вдруг подумала, что не поблагодарила тебя как следует. Ведь ты предоставил нам убежище в своем доме…

   Доул опрокинул в рот остатки виски и поставил пустой стакан рядом с бутылкой. Сейчас, когда в его голове вертелись эротические образы, он меньше всего нуждается в выражении благодарности со стороны той, что их породила.

   – Не трудись напрасно, детка. – Нолан плеснул себе новую порцию виски. – Я делаю это для себя самого.

   Сюзи кивнула.

   – Хорошо. Тогда… спокойной ночи.

   Однако прежде чем она успела удалиться, Доул остановил ее.

   – Меня интересует только одно, – медленно произнес он. – А именно: как тебя угораздило спутаться с таким подонком, как Дик Стервятник?

   Сюзи сразу сникла. Она так долго подыскивала слова, что Нолан отчаялся дождаться ответа.

   – Мне было всего восемнадцать, – наконец нехотя произнесла Сюзи. – Дик вскружил мне голову, наплел всяких небылиц… – Она судорожно глотнула воздух. – Из-за моей глупости погиб отец. Если бы я не… – Сюзи умолкла, глядя себе под ноги.

   После некоторой паузы Доул встал из-за стола и медленно направился к ней. Остановившись всего в нескольких дюймах от Сюзи, он увидел, что та съежилась, став как будто меньше ростом.

   Как же Нолану захотелось прикоснуться к ней! И подобное желание приводило его в ярость. Ну зачем ему все это?

   – Ты позволила Стервятнику соблазнить тебя, в то время как на самом деле ему нужно было прикончить твоего отца?

   Произнося эти безжалостные слова, Доул неожиданно подумал о том, что сам попался в ту же ловушку. Разве не соблазнился он неожиданно представившейся возможностью расквитаться со Стервятником?

   Нолан наклонился к Сюзи.

   – Мы оба сваляли дурака, верно? Ни ты, ни я не догадались, с чем предстоит столкнуться, пока не стало слишком поздно.

   Сюзи затрепетала, но устояла на месте.

   – Дик обвел меня вокруг пальца. Я не подозревала, что он…

   – Твоему бедняге-отцу от этого не легче, верно?

   Она наконец-то рассердилась.

   – Я больше не хочу обсуждать эту тему!

   Повернувшись, Сюзи направилась в дом. Однако он в два шага догнал ее, схватил за руку и повернул лицом к себе, не обращая внимания на острый чувственный импульс, пронзивший его в момент прикосновения.

   – Ты так же обманута, как и я. – Он притянул Сюзи к себе, причем реакция организма на сближение лишь подогрела его гнев. – Ты проделала весь этот путь, надеясь на чудо. Но что ты знаешь обо мне? Я уже не тот, что был прежде. Может, передумаешь, пока не поздно?

   – Ты наша единственная надежда. – Теплое дыхание Сюзи коснулось губ Доула.

   Тот стиснул зубы и покачал головой, чувствуя, как мышцы его тела с каждой секундой напрягаются все больше.

   – Возможно, ты полагала, что, приехав сюда, найдешь отклик на свои молитвы, но это не так. Я всего лишь человек. И, даже уничтожив Стервятника, мне не удастся исправить то зло, которое он в разное время причинил нам с тобой. Я не герой и уж точно не святой. Я могу гарантировать тебе единственное: если ты задержишься здесь на некоторое время, то угодишь ко мне в постель.

   Доул сообразил, что сейчас произойдет, но не успел воспрепятствовать этому: правая ладонь Сюзи обрушилась на его щеку. Он принял удар, потому что заслужил подобное обращение. В какой-то мере пощечина даже произвела отрезвляющий эффект. Однако, вместо того чтобы отпустить, он еще крепче стиснул левую руку Сюзи.

   – Отпусти… – слабо дернулась она.

   – Ты проявила завидную настойчивость, разыскивая меня, – хрипло произнес Нолан, обнимая ее за талию. – Не желаешь проверить, тот ли я человек, за которого ты меня принимаешь?

   В этот миг, словно прорвав невидимую дамбу, по щекам Сюзи хлынули слезы. Она уперлась рукой в мощную грудь Нолана – совершенно бесполезный жест – и прошептала:

   – Мне известно все, что я хотела знать. – Ее трясло. – Я видела твое лицо, когда исчез Джонни. Ты хороший человек.

   Нолан ничего не смог на это ответить. Он лишь смотрел в прекрасные карие глаза, омраченные болью, причину которой очень хорошо понимал. А когда ему стало ясно, что он просто не может не поцеловать Сюзи, та неожиданно обвисла в его объятиях, так что пришлось подхватить ее на руки.

   Дьявол!

   Не нужно было так наседать на девчонку, пронеслось в его голове. Ей и без того досталось. А тут еще я со своими неконтролируемыми эротическими импульсами…

   Он внимательно взглянул в лицо лежащей на его руках прелестной молодой женщины и поморщился от отвращения к самому себе.

   – Говорил я тебе, чтобы ты не воображала меня рыцарем в сияющих доспехах? А теперь что прикажешь с тобой делать?

3

   Проснувшись, Сюзи сообразила, что уже утро. Она лежала головой на подушке, накрытая простыней. Нос уловил волнующий мужской аромат, к которому примешивались запахи мускуса и кожи.

   Доул.

   Глаза Сюзи широко распахнулись. Оглядев помещение, она поняла, что это не та комната, которую выделили им с Джонни вчера вечером. Ее сердце взволнованно застучало при воспоминании о вчерашней беседе с Ноланом.

   Кажется, я потеряла сознание, мелькнуло в мозгу Сюзи.

   В следующее мгновение ее внимание привлекла собственная валяющаяся на ковре одежда – блузка и юбка. Грудь у Сюзи была небольшая, что в основном позволяло ей обходиться без лифчика.

   Резко приняв сидячее положение, Сюзи оглядела себя. На ней оказалась мужская футболка. Судя по размеру, вещь принадлежала явно не Мануоку.

   Сюзи судорожно глотнула воздух. Это футболка Доула. И спальня тоже его. И кровать.

   К счастью, вторая половина обширного ложа была пуста.

   А где Джонни?

   Сердце Сюзи немедленно сковал страх. Она постаралась успокоиться, говоря себе, что, возможно, ничего особенного не произошло. На часах без пятнадцати десять. Скорее всего, малыш завтракает в обществе Мануока.

   Тут до нее донесся со двора знакомый детский смех. Подбежав к окну, Сюзи увидела сынишку, весело перебрасывающегося желтым мячом с Мануоком.

   У нее отлегло от сердца. Вот чего она всегда хотела для своего ребенка – счастья и безопасности.

   Успокоившись, Сюзи подумала о том, что ей пора одеться и выйти к сыну во двор. Что же касается вопросов, которые хозяин дома оставил вчера без ответа, то рано или поздно он наверняка сам заведет о них речь. Вероятно, ему требуется время для разработки плана, способного помочь избавиться от преследований Стервятника. Судя по всему, Доул не тот человек, которого можно торопить.

   Сюзи отвернулась от окна… и ахнула, обнаружив, что тот, о ком она только что думала, стоит на пороге и наблюдает за ней. Вспомнив, в каком она виде, Сюзи зарделась и поспешно сложила руки на груди, как будто это могло исправить положение.

   Нолан негромко и хрипловато рассмеялся.

   – Не стесняйся, малышка. Я уже видел все, что только можно.

   Вчера он раздел Сюзи, прежде чем уложить в постель. И сейчас вновь делает это – глазами.

   К своему ужасу, она почувствовала, что ее соски сжимаются под пристальным взглядом Нолана. Этому немало способствовало и осознание того, что хозяин дома видел ее голой. Совершенно неуместная реакция! – с досадой подумала Сюзи.

   – Я хотела бы одеться, – заметила она, надеясь, что Нолан поймет намек и уйдет.

   – Твой чемодан ждет тебя в вашей комнате. Мануок съездил за ним сегодня утром.

   Нолан сложил руки на широкой груди и прислонился к дверному косяку. На его плече висела кожаная кобура с черным пистолетом.

   Взглянув на нее, а затем на бицепс его левой руки, Сюзи облизнула губы и задала вопрос, который в эту минуту больше всего мучил ее:

   – Почему ты принес меня в свою спальню?

   Она полагала, что непременно запомнила бы, если бы между ними произошло нечто… интимное. Ведь нельзя в такой момент совсем ничего не чувствовать, верно? И все же Сюзи бросало в дрожь при мысли, что эти сильные руки касались ее обнаженного тела.

   – Мальчик уже спал, я боялся разбудить его.

   Сюзи догадалась, что за этой фразой кроется нечто иное. Вероятно, Нолан не желал находиться в одном помещении с Джонни даже несколько минут.

   – Со мной еще никогда такого не было, – начала она оправдываться, действительно испытывая изрядное смущение. Жизнь научила ее необходимости всегда быть сильной, особенно в мужском обществе. – С виду я худенькая, но на самом деле крепкая.

   Нолан отделился от дверного косяка, и Сюзи вздрогнула, тем самым отчасти опровергнув свое заявление. Прежде чем заговорить, он долго смотрел на нее. У Сюзи невольно сложилось впечатление, что он пытается прочесть ее мысли. От Нолана исходил тот же волнующий, присущий только ему одному запах, которым пропиталась его постель. Футболка плотно облегала грудь хозяина дома, подчеркивая бугорки мышц.

   – Согласен, ты обладаешь немалой силой воли, – наконец произнес Нолан. – И именно благодаря ей ты до сих пор жива. – Он вновь окинул Сюзи взглядом с ног до головы. – Но физически ты слаба, что автоматически обесценивает твои волевые качества.

   Разумеется, Сюзи обидно было слышать эти слова, однако в глубине души она признавала, что он прав.

   – Верно. Но потому-то я и приехала к тебе. Ты не обижен силой и знаешь, как защитить нас.

   – Когда прибудет Стервятник… – Нолан умолк и посмотрел через окно на возящегося с мячом Джонни. – Словом, явится он не за мной. А за тобой и твоим сыном. Ты должна быть готова к защите.

   Сюзи прерывисто вздохнула, затем спросила неуверенно:

   – Разве не ты должен оказать нам подобную услугу?

   Нолан поморщился.

   – Дорогуша, я не собираюсь подвергать свою жизнь опасности ради человека, который не желает сам себе помочь.

   Глаза Сюзи вызывающе блеснули.

   – Я делаю все, что в моих силах. Сражаться с обезумевшими маньяками меня в школе не обучали.

   – Правда? – сердито произнес он. – Это очень плохо. В противном случае ты, возможно, не оказалась бы в нынешнем положении.

   – Как это следует понимать?

   – Так, – проворчал Нолан, – что тебе давно следовало бы научиться элементарным способам самозащиты. Хотя бы ради ребенка. Я не смогу вечно охранять вас. Рано или поздно мы расстанемся и ты окажешься один на один с этим миром. Который, к сожалению, далек от совершенства.

   Сюзи сделала глубокий вдох, стараясь справиться с охватившим ее раздражением.

   – Чудесно, – кивнула она. – Ты кругом прав. Мне действительно пора научиться защищать себя и сына. Ты сможешь показать мне несколько приемов, пока мы здесь?

   Нолан пожал плечами.

   – Тебя, помнится, интересовал план моих действий? Считай, что ты сама его придумала.

   Уязвленная его снисходительностью, Сюзи холодно взглянула в его синие глаза.

   – Это обойдется мне в дополнительную сумму?

   – Нет, я согласен заниматься с тобой бесплатно. – Он повернулся и шагнул в коридор. – Надеюсь, в твоем чемодане найдется подходящая одежка для занятий? – Он чуть задержался. – Да! И не забудь надеть купальный костюм. Жду тебя на кухне через двадцать минут.

   Как Сюзи ни злило высокомерие Нолана, она понимала, что он оказывает ей неоценимую услугу, согласившись преподать несколько уроков самозащиты. Вдобавок вчера вечером он не погнушался лично уложить ее спать, хотя по условиям их договора это совершенно не входило в его обязанности.

   – Спасибо, – сказала Сюзи.

   Нолан обернулся.

   – За что?

   Она провела по сухим губам языком.

   – За то, что уложил меня вчера спать. Ведь ты мог бы этого и не делать. И еще я благодарна тебе за то, что ты… не воспользовался открывшейся возможностью.

   Во взгляде Нолана что-то переменилось, но значение нового выражения Сюзи не смогла понять.

   – Какое-то время ты была без сознания… и вообще, очень устала, – пожал он плечами. – Когда я займусь тобой по-настоящему, ты это почувствуешь, обещаю!

   Когда, а не если. Сюзи отметила про себя эту тонкость, и ее вновь охватил гнев.

   – Утешительное известие, – раздраженно хмыкнула она, добавив мысленно, что скорее земля разверзнется, чем ее вновь одурачит мужчина. Однажды Сюзи уже сваляла дурака, но больше этого не повторится. Из своей трагической оплошности она извлекла горький урок: мужчинам нельзя доверять, особенно красивым. – Кажется, ты что-то упоминал вчера о том, что я непременно окажусь с тобой в постели. Признаться, проснувшись, я не была уверена, что ты…

   Легчайший намек на улыбку тронул уголки его рта.

   – Эта ночь не в счет. – Обронив эту фразу, Нолан удалился окончательно.

   Сюзи лишь гневно засопела. Возможно, он привык укладываться в кровать с любой понравившейся ему бабенкой, но она-то не такова! Ей нужно думать о сыне. В конце концов, у них с Доулом деловое соглашение, только и всего. Кроме того, Сюзи надеялась, что он сообразил, чего именно она от него добивается. Дик Стервятник должен умереть. Исчезнуть из жизни Джонни навсегда.

   Неожиданно Сюзи пришло в голову, что Нолан может потребовать от нее близости в качестве своеобразного стимула для выполнения стоящей перед ним задачи. И что тогда? В состоянии она выполнить подобное требование? Дик был у нее первым мужчиной, после него она никого к себе не подпускала. Как настроить себя на интимный контакт с совершенно посторонним человеком?

   Просто помни, что Стервятник всегда вас находил, ответила себе Сюзи. Найдет и сейчас, можешь не сомневаться. И ты, и Джонни в опасности. Вот из этого соображения надо и исходить.


   Нолан налил себе вторую чашку кофе и взглянул на настенные часы. Отпущенные Сюзи двадцать минут истекли. Куда она запропастилась?

   Он со стуком поставил кофейник на плиту. Терпение никогда не являлось его главным козырем. Он ненавидел ждать. Особенно когда необходимость в этом отсутствовала. Эта женщина сама явилась к нему за помощью, поэтому ей придется усвоить одну истину: будет так, как хочет он, или никак.

   Без удовольствия выпив кофе, Нолан покинул кухню и отправился к себе в спальню. Комната оказалась пуста, постель застелена, поверх покрывала лежала аккуратно сложенная футболка, в которой Сюзи спала минувшей ночью.

   Нолан взял ее и прижал к лицу, с наслаждением вдохнув ароматы женского тела. Когда ноздри наполнились сладковатыми запахами, в области его бедер возникло напряжение. Он зажмурился и позволил себе вспомнить, как нес вчера Сюзи на руках и как затем раздевал ее и укладывал в кровать. Еще только закончив расстегивать пуговицы блузки, Доул уже был полностью возбужден.

   Вернув футболку на покрывало, он устремил взгляд в окно. Вспомнив о маленькой аккуратной груди Сюзи, Нолан вновь почувствовал, что его интимная плоть отвердела. Словно наяву увидел он, как розовые соски сжимаются в горошины, как будто даже во сне тело Сюзи реагировало на его прикосновения.

   Доулу не хотелось укрывать ее, но он все-таки сделал это. Разумеется, можно было отнести Сюзи в комнату, где спал Джонни, однако Нолану не хотелось смотреть на ребенка. Это навеяло бы воспоминания о его собственном сыне, которого он так часто укладывал в кроватку…

   Нет, прочь горькие воспоминания! Сейчас он нужен Сюзи и ее малышу… пусть даже тот и является сыном его заклятого врага.

   Доул увидел, как во дворе Сюзи, облаченная в другую футболку и спортивные брюки, опустившись на колени, обняла Джонни. Затем она взъерошила мальчугану волосы и чмокнула в нос.

   Нолан отвернулся. Ему придется научиться не смешивать прошлое с будущим.

   Сюзи вбежала на кухню, слегка задыхаясь после небольшой игры с сыном.

   – Ты опоздала на пятнадцать минут, – сухо произнес Доул. – Должен заметить, что у нас здесь не детский сад и возиться с малышами некогда.

   Сюзи посмотрела на него и увидела, что от него исходит нетерпение и раздражительность. Длинные волосы Нолана были стянуты сзади резинкой, благодаря чему черты его привлекательного лица оказались открытыми.

   – Прости, мне хотелось проверить, все ли в порядке с Джонни.

   – Мануок присмотрит за ним, пока мы будем тренироваться.

   Сюзи захотелось возразить, но она быстро передумала. Нет смысла в первый же день затевать с Ноланом ссору.

   – Хорошо. Однако ты тоже должен смириться с тем, что я не могу делать вид, будто моего сына здесь нет.

   Проигнорировав это заявление, Доул кивнул на стол, где стоял кофейник и пара бутылок минеральной воды.

   – Попей чего-нибудь. Позавтракаешь после занятий. Кстати, готовься, завтра начнем в шесть утра.

   Так рано? Стараясь не морщиться, Сюзи села за стол и налила себе полстакана воды.

   – Чем займемся? – спросила она, отпив пару глотков, в надежде завязать непринужденный разговор. Все лучше, чем мрачное молчание Доула.

   Тот взглянул на нее и нехотя ответил:

   – Для начала сделаем разминку, затем пробежим пару миль и закончим плаванием в бассейне. Впрочем, можно добавить к этому силовые упражнения.

   Глаза Сюзи расширились.

   – Это все в один день? – По крайней мере, она поняла, зачем Нолан заставил ее надеть купальник под тренировочный костюм.

   – Даже полдня, – насмешливо уточнил тот. – А там видно будет.

   Он пристально вгляделся в лицо Сюзи, ища следы сомнений. Однако та поспешно изобразила улыбку.

   – А что? – сказала она, залпом допив остатки воды. – Думаю, это мне вполне по силам. Все, я готова!

   Сюзи бодро встала, отчаянно пытаясь вспомнить, приходилось ли ей когда-нибудь в жизни пробежать хотя бы милю. Разумеется, с Доулом делиться мыслями она не собиралась.

   Нолан тоже поднялся из-за стола, и Сюзи невольно задалась вопросом, как такому высокому и мощному человеку удается двигаться настолько уверенно и грациозно?

   – Вперед! – коротко произнес он.

   Сюзи последовала за ним во двор. Там она помахала рукой Джонни, помогавшему Мануоку собирать клубнику с грядок, разбитых вдоль ближайшего к саду участка.

   – Солнышко, не ешь немытые ягоды! – с беспокойством крикнула Сюзи.

   – Не волнуйтесь, мисс, я прослежу за этим, – пообещал Мануок.

   Когда Сюзи вновь обратила взор на хозяина дома, тот уже был на другом конце двора, оставив ее далеко позади. Она поспешила вдогонку, однако Доул не обратил на это никакого внимания.

   Он направлялся к западной части дома. Здесь находилась обширная веранда, вернее зимний сад, в котором и сейчас благоухало множество роскошных растений. Сюзи вспомнила, что сказал Нолан о своем доме – дескать, прежде здесь жил торговец наркотиками или скупщик краденого, нечто вроде этого. Если так, то дела у этого торговца шли неплохо. Интересно, как Доулу удалось отобрать у него виллу? Или это все-таки шутка? Хотя… похоже на правду, судя по тому, что дом просто напичкан датчиками охранной сигнализации.

   – Так сколько времени, ты сказал, живешь здесь? – спросила Сюзи, догнав Нолана.

   – Я ничего такого не говорил, – буркнул он, не замедляя шага.

   – Ты сам спроектировал свое жилище? – не сдавалась она.

   Доул удостоил ее короткого взгляда и нетерпеливо выдохнул:

   – Нет.

   Вот тебе и непринужденный разговор!

   Сюзи грустно вздохнула, осознавая, что ей лучше смириться с привычками хозяина здешних мест. Ведь они с Джонни полностью зависят от его великодушия.

   Нолан толкнул какую-то дверь, и вскоре Сюзи очутилась в гимнастическом зале, наполненном великолепным спортивным оборудованием. Через окна противоположной стены она увидела водонапорную башню, возвышавшуюся примерно посередине между домом и внешней стеной. Дальше темнели за лесом горы.

   – Здесь нас ничто не будет отвлекать, – заметил Доул.

   Разумеется, Сюзи сразу сообразила, что он подразумевает не вид из окон, а Джонни. Нолану явно не хотелось, чтобы мальчик вертелся под ногами. Понятно, ведь это сын Стервятника. Подонка, который убил ребенка Доула. Печально, но стоило ли ожидать иного отношения?

   Сюзи заметила, что Нолан выжидательно смотрит на нее.

   – Я готова. Что мы будем делать?

   Ее тренер вытащил на середину зала два больших мата. Затем стал на один и подождал, пока Сюзи станет на другой.

   – Упражнение на растяжку.

   Доул продемонстрировал, что нужно делать, и она тщательно повторила. После этого упражнения начали другое.

   Они занимались долго – во всяком случае, Сюзи так показалось. Под конец ее дыхание стало тяжелым, на всем теле выступила испарина. Сам Нолан, похоже, относился ко всему этому как к обычной разминке.

   Наконец они покинули гимнастический зал и отправились в обещанную двухмильную пробежку. Не поспевая за длинноногим Доулом, Сюзи искренне обрадовалась, когда тот чуть уменьшил скорость.

   Она сбилась со счета, пытаясь определить, сколько раз они обежали по кругу территорию виллы. Ее ноги, казалось, превратились в две вареные макаронины. Когда наконец Нолан перешел на шаг, пот струился по шее Сюзи, стекая в ложбинку на груди.

   Совершенно не запыхавшийся Доул привел свою подопечную обратно во внутренний дворик, где Джонни в обществе Мануока лакомился за столом клубникой со сливками. Сюзи мимоходом погладила сынишку по голове и последовала за Ноланом к бассейну.

   Ее пульс непроизвольно ускорился, когда Доул стащил через голову футболку, затем сбросил спортивные брюки и кроссовки с носками. Увидев его в одних плавках, Сюзи почувствовала сухость во рту. Она моргнула, и в этот момент Нолан исчез – только вода плеснула, когда он красиво нырнул вперед головой.

   Сюзи тоже быстренько разделась, но, в отличие от своего тренера, нырять не стала, а спустилась по металлической лестнице. Прохладная вода ласково обняла ее разгоряченное тело.

   – Интересно, удастся тебе десять раз проплыть туда и обратно, – отфыркиваясь, произнес вынырнувший рядом Доул. И, не дожидаясь ответа, он поплыл к противоположному краю бассейна.

   Сюзи не могла вспомнить, когда последний раз плавала, но вода манила ее. Как приятно было рассекать телом прозрачную, чуть голубоватую толщу наполняющей бассейн влаги!

   К тому моменту, когда Сюзи проплыла расстояние от одного края до другого в девятый раз, ей начало казаться, что она умрет здесь.

   – Можешь прекратить в любую минуту, – словно невзначай обронил Нолан, сидя на бортике бассейна и отжимая воду с волос. – Про десять кругов я просто так сказал.

   – Еще разок, – сквозь зубы ответила Сюзи.

   Ее руки уже плохо действовали, но она во что бы то ни стало решила проплыть расстояние в десятый раз. Доул не дождется от нее проявления слабости.

   – Мам! Можно мне тоже поплавать?

   Единственно на усилии воли Сюзи преодолела последние несколько футов. Затем она стала на дно бассейна, оставаясь по пояс в воде. Ей пришлось прислониться к кафельной стенке: все мышцы ее тела болезненно ныли, словно протестуя против того, что их так немилосердно напрягают.

   – Можно, солнышко, – вяло улыбнулась Сюзи своему малышу. Затем вопросительно взглянула на Нолана, старательно игнорировавшего ситуацию. – Не возражаешь?

   Тот встал.

   – Нет, конечно.

   После чего, захватив одежду, Доул удалился.

   Сюзи проследила взглядом, как он скрылся в доме. Ей казалось странным, что можно испытывать сочувствие к такому холодному и черствому человеку… но она ничего не могла с собой поделать. Нолан очень многое потерял. А они с Джонни являются живым напоминанием величины этой потери.

   Вздохнув, Сюзи с улыбкой повернулась к сынишке. Сейчас, кроме него, ничего нет важнее на свете…

4

   – Ноги на ширину плеч, левой рукой поддерживай правую, закрой глаз и целься прямо в центр.

   Сюзи в точности выполнила требование Доула, направив дуло пистолета в середину нарисованных на темном человеческом силуэте концентрических колец.

   – Теперь сделай глубокий вдох и медленно выдохни, – произнес Нолан над самым ее ухом.

   По спине Сюзи побежали мурашки, рука дрогнула, и цель оказалась потеряна. Выругавшись про себя, она вновь навела пистолет на темную фанерную фигуру, туда, где у человека находится сердце.

   – Никакое внешнее воздействие не должно влиять на твою сосредоточенность, – произнес Доул, заметив перемену в поведении Сюзи. – Потеряв цель, ты рискуешь расстаться с жизнью… Так, теперь стреляй.

   Ни о чем больше не думая, Сюзи нажала на спусковой крючок. Отдача сразу подбросила ее руку вверх, звук выстрела эхом отразился от каменной стены. Темный силуэт был даже не задет.

   – Давай сначала, – сказал Нолан.

   – Мне еще никогда не приходилось стрелять, – заметила Сюзи, словно оправдываясь.

   – Вижу. Кстати, ты недостаточно широко поставила ноги, – проворчал Доул.

   В следующую секунду Сюзи вздрогнула, ощутив на своей талии его руку. Другая накрыла сжимающие пистолет пальцы. Нолан плотно прижал Сюзи спиной к своему мощному телу, подбородком коснулся виска, одно обтянутое джинсами бедро просунул между ее ног, заставляя расставить их шире.

   – Целься!

   Сюзи вновь глубоко вздохнула, как учил Доул, осознавая, что он почувствовал, как расширилась и опала ее грудная клетка.

   – Не бойся, я не кусаюсь, – негромко произнес он.

   – Тебе обязательно нужно так крепко держать меня?

   – Целься и стреляй, – приказал Нолан, игнорируя ее вопрос.

   Сюзи постаралась отрешиться от ощущения находящегося за спиной сильного мужского тела, прикосновения теплого дыхания к щеке… А ведь еще был не сравнимый ни с чем аромат, присущий одному только Доулу.

   На лбу Сюзи выступила испарина. Не обращая на нее внимания, она прицелилась в темнеющий в отдалении силуэт и нажала на спусковой крючок.

   На этот раз сильная рука Нолана сгладила эффект отдачи, мощный торс принял на себя удар, толкнувший Сюзи назад. На мгновение ее еще крепче прижало к Доулу.

   Спустя секунду тот отпустил Сюзи и взглянул на картонную фигуру.

   – Так… гораздо лучше… Сейчас принесу.

   Опустив пистолет, Сюзи покачнулась – на этот раз из-за отсутствия опоры за спиной. Ее удивляли собственные реакции на близость этого человека. Вероятно, благодарность за согласие помочь им с Джонни породила неожиданный всплеск эмоций, которых, строго говоря, Сюзи не следовало бы испытывать. А может, определенную роль сыграл тот факт, что вот уже несколько лет, как она не подпускает к себе мужчин.

   Сюзи вытерла лоб тыльной стороной ладони и глубоко вздохнула, стремясь утихомирить растревоженные чувства. Скорее всего, это обыкновенное физическое желание, не более того.

   Пока она размышляла, Доул вернулся с картонным силуэтом.

   – Интересно, сможешь ты это повторить?

   Сюзи довольно улыбнулась, увидев маленькое круглое отверстие в нижней правой части крайнего кольца. Вот если бы она научилась так стрелять без поддержки сильных мужских рук!

   – В следующий раз, когда станешь целиться, представь, что перед тобой находится Стервятник, – посоветовал Нолан.

   – Ты сам так и поступаешь? – спросила Сюзи, вспомнив, что в начале занятий он послал в яблочко все пули из пистолета.

   Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза, и между ними возникло странное взаимопонимание. Доул ничего не ответил, но Сюзи и так все поняла. В том числе и причину, по которой ее тянуло к этому человеку. Дело не только в том, что он может защитить их с Джонни. И важен даже не тот факт, что Нолан знает Стервятника лучше, чем кто-либо иной, и потому способен перехитрить его. Нет, единственной связующей нитью, протянувшейся между ними, является их взаимная ненависть к Стервятнику. Желание отомстить этому подлецу за всю пережитую боль.

   И впервые за долгие годы Сюзи поверила, что расплаты тому не миновать.


   Почти в полной темноте Доул сидел за столом во внутреннем дворике, устремив задумчивый взгляд на нераспечатанную бутылку виски, возле которой лежал пистолет девятого калибра.

   Странное дело, вертелось в его голове, сколько бы я ни выпил, ничего не меняется. Я не могу избавиться от призраков прошлого. Даже сейчас, когда в моем доме поселилась молодая женщина.

   Однако Нолан слегка кривил душой. Кое-что все-таки изменилось. Например, стоит ему закрыть глаза, как перед его внутренним взором встает Сюзи. Красивая, сильная духом, выносливая, преданная своему ребенку…

   Доул едва слышно выругался. О ребенке ему думать не хотелось. Равно как и заботиться. Пусть даже мальчишка ни в чем не виноват.

   Он потянулся к бутылке, намереваясь с помощью ее содержимого развеять неприятные мысли, как вдруг возле бассейна ему почудилось во мраке движение. Адреналин заструился по его венам, тревожа нервные окончания.

   Вместо бутылки Нолан взял пистолет, беззвучно поднялся и крадучись, стараясь держаться в тени деревьев, двинулся к мерцающей в лунном свете воде. На полпути он замер, прислушиваясь. Ни звука. Но кто-то или что-то было около бассейна. Не Мануок – тот отправился с поручением в Милуоки, и не Сюзи – они с мальчиком примерно час назад ушли спать.

   Доул крепко сжал рукоятку пистолета и продолжил движение, будучи готовым выстрелить во все, что только шевельнется.

   Джонни!

   Нолан опустил оружие, как-то сразу обмякнув. В этот момент малыш увидел его и улыбнулся, по-видимому ничуть не испугавшись.

   – Я нашел медведя! – радостно сообщил Джонни, показывая Доулу игрушку. – Он потерялся.

   Нолан медленно выдохнул.

   Дьявол! – мелькнуло в его голове. Ведь я мог…

   Он поспешно прогнал ужасную мысль.

   – Что ты здесь делаешь, малыш?

   – Я проснулся, а мишки нет. – Мальчик крепче прижал игрушку к груди. – Мама была в ванной… поэтому я пошел искать медведя сам.

   Доул взглянул на двустворчатую застекленную дверь, которая вела во внутренний дворик из комнаты, где поселились Сюзи и Джонни. Одна половинка двери была открыта.

   Он вновь выругался.

   Глазенки малыша округлились от изумления, затем он убежденно прошептал:

   – Мама вымоет тебе рот с мылом!

   – Ладно, ночной гуляка, – Нолан протянул ему руку, – идем, я отведу тебя к твоей маме.

   Однако Джонни не спешил, мечтательно глядя на бассейн.

   – А нельзя нам немножко поплавать?

   Доул покачал головой.

   – Нужно спросить разрешение у мамы.

   Малыш сжал ручонкой его пальцы и посмотрел на пистолет.

   – Ты играешь в войну? Можно я тоже немножко поиграю с твоим пистолетом?

   – Это не игрушка, – объяснил Нолан. Затем он кивнул в сторону дома. – Идем, малыш, уже поздно.

   Джонни послушно зашагал рядом.

   – Если бы у тебя был сынок, я бы играл в войну с ним.

   В желудке Доула словно образовался ком льда. Если бы у него был сын…


   Сюзи просушила волосы полотенцем, потом откинула их назад и посмотрела на себя в зеркало. Горячая ванна пошла на пользу ее ноющим после сегодняшних нагрузок мышцам, но все равно завтра каждое движение будет доставлять боль.

   Во время сегодняшних занятий Сюзи хотелось угодить Нолану, и это желание удивляло ее саму. Его одобрение почему-то имело для Сюзи большое значение.

   Она окинула взглядом свое обнаженное тело. Вчера Доул раздевал ее.

   Интересно, что он думал, глядя на меня? – мелькнула у Сюзи мысль. Разочаровали его небольшие размеры моей груди? Таким парням, как он, наверное, нравятся женщины с объемистым бюстом. К тому же он, скорее всего, счел меня слишком худой. И длинной. Вдобавок я не блондинка и не красавица, и у меня шрам, оставшийся после кесарева сечения.

   Сюзи вздохнула.

   Что бы ни подумал о ней Нолан, это не должно ее интересовать.

   Она закрыла глаза и тут же вспомнила ощущения, охватившие ее в объятиях Доула на стрельбище. Нужно быть последней дурой, чтобы испытывать физическое желание вблизи такого сильного и опасного человека!

   Тряхнув головой, Сюзи набросила шелковый халат, ткань которого ласково скользнула по ее обнаженной коже.

   Доул не тот человек, в которого ты могла бы влюбиться, сказала себе Сюзи, глядя в зеркало. И вообще, между вами деловые отношения, не более того.

   Она вернулась в спальню, чтобы проверить, все ли в порядке у спящего сына. Однако ее ждало потрясение: кровать оказалась пуста.

   Сердце Сюзи сразу бешено забилось.

   – Джонни? – окликнула она, растерянно оглядывая спальню. – Сынок?!

   Спрятался он, что ли? Может, решил поиграть?

   Тут Сюзи заметила открытую дверь, через которую можно было попасть во внутренний дворик. В тот же миг ее сердце словно сковало льдом.

   Бассейн!

   Ноги будто сами собой понесли отяжелевшее тело Сюзи к выходу.

   – Джонни!

   Как она могла проявить подобную беспечность? Неужели дверь была не заперта? Что, если…

   Сюзи задрожала от жуткого предположения и судорожно втянула в легкие воздух.

   Нет, все это чушь! Малыш в полном порядке. С ним ничего не…

   – Джонни! – вновь в отчаянии крикнула она.

   – Мам!

   Сюзи со всех ног бросилась в направлении прозвучавшего голоска. Джонни шел к ней от бассейна, одной ручкой ухватив за лапу игрушечного медвежонка, а другой держась за пальцы Нолана. В руке у того находился пистолет.

   По спине Сюзи вновь побежали мурашки. Ведь Доул не причинит зла ребенку, верно?

   Она метнулась к сыну, подхватила его на руки и гневно взглянула на Нолана.

   – Что ты делаешь? – Зрелище вооруженного человека рядом с ее ребенком привело Сюзи в ярость. – Ты с ума сошел? – снова сердито воскликнула она. – Почему в твоей руке пистолет?

   Явно смущенный, Доул взглянул на оружие, затем на Сюзи.

   – Я сошел с ума? А ты почему не следишь за ребенком? – проворчал он, пряча пистолет в кобуру.

   Сюзи крепче прижала сынишку к груди.

   – Давай не будем сейчас… Через пару минут я вернусь, тогда и поговорим.

   – Чудесно… – буркнул Нолан.

   В спальне Сюзи уложила мальчика в постель, заботливо подоткнув под него одеяло.

   – Почему ты отправился во двор, солнышко? Никогда не делай этого без меня или мистера Мануока. Мне будет очень плохо, если с тобой что-нибудь случится.

   – Но я уже большой, мама, – рассудительно заметил Джонни. – Мне нужно было разыскать мишку. Я забыл его возле бассейна… – Малыш сладко зевнул. – А Нолан не разрешил мне поплавать в бассейне. И поиграть с пистолетом тоже… Сказал, что сначала нужно спросить твоего разрешения.

   Сюзи нахмурилась, но потом улыбнулась, не желая показывать своего настроения ребенку.

   – Мистер Доул прав. Я не хочу, чтобы ты играл с оружием. Кроме того, я запрещаю тебе приближаться к бассейну без моего разрешения. Пообещай мамочке, что больше никогда так не сделаешь.

   Джонни вздохнул.

   – Обещаю…

   Сюзи поцеловала его в теплую щечку.

   – Вот и ладно. А сейчас маленьким мальчикам пора спать. И большим тоже. Спокойной ночи.

   – Тебе тоже, мамочка. – Малыш повернулся на бок и обнял плюшевого медведя.

   Сюзи несколько минут смотрела на него, прислушиваясь к мерному дыханию, затем встала с кровати и тихо направилась к ведущей во двор двери.

   Доул ждал ее, прислонясь спиной к одной из колонн, поддерживающих крышу над огибающей дом террасой. При виде его Сюзи вновь рассердилась.

   – Почему ты вел Джонни в дом чуть ли не под дулом пистолета? – с ходу набросилась она на Нолана.

   Тот выпрямился во весь рост, и Сюзи пришлось бороться с желанием отступить на шаг назад.

   – Тебе следует получше присматривать за ребенком. Если бы я не заметил Джонни, сейчас ты обнаружила бы его плавающим лицом вниз в бассейне.

   В ту же минуту жуткий образ будто наяву возник перед взором Сюзи. Однако ей быстро удалось прогнать его, и она вновь зло спросила Доула:

   – Что ты делал с пистолетом?

   – Мне показалось, что на мою территорию проник посторонний, и я отправился проверить. А как, по-твоему, я должен был реагировать, заметив движение в темноте?

   Сюзи похолодела, представив, что могло произойти.

   – Ты… – Ее голос пресекся от волнения. – Никогда больше не смей вынимать оружие, находясь рядом с моим сыном!

   Нолан пожал плечами.

   – Видишь ли, трудно охранять кого-либо, оставаясь безоружным. И вообще, ты приехала сюда в поисках защиты или няньки для ребенка?

   Сюзи шмыгнула носом. Вот еще досада! Почему, когда она злится, на ее глаза всегда наворачиваются слезы?

   – Неужели нельзя отличить взрослого от ребенка?

   – Не беспокойся, я не стал бы стрелять, не разобравшись. Когда стало ясно, что у бассейна находится ребенок, я опустил пистолет. – Он подошел к Сюзи на опасно близкое расстояние. – Допускаю, что тебе трудно поверить, но, как правило, я знаю, что делаю.

   – Ты прицеливался в моего сына? – с дрожью в голосе спросила Сюзи, обуреваемая смешанным чувством страха и возмущения. – Знаешь что? Даже близко к нему не подходи!

   Похоже, Доул тоже разозлился.

   – Держи его от меня подальше, и проблем не возникнет.

   – Интересно, как ты себе это представляешь? Маленькие мальчики очень любознательны. Не могу обещать, что он станет тихонько сидеть на месте. Детям нужно играть, это помогает их развитию, – произнесла Сюзи, чеканя каждое слово.

   Тут уж Нолан пришел в ярость.

   – Теперь послушай меня. Я очень удивлен, что твой сын до сих пор жив. То, как ты позволяешь ему бродить здесь без присмотра… Думаешь, один только бассейн представляет угрозу? Здесь множество опасных мест! Интересно, о чем ты думала, оставляя дверь незапертой? В другой раз глазом не успеешь моргнуть, как потеряешь ребенка!

   – Как ты потерял своего?

   Не успев договорить, Сюзи сообразила, что брякнула лишнее. Пересекла границу, за которую не следовало заходить. В ту же минуту ее гнев развеялся.

   Лицо Доула так же быстро приняло непроницаемое выражение.

   – Да, – тихо, с болезненным усилием произнес он. – Как я потерял своего…

   Слеза покатилась по щеке Сюзи, прежде чем она успела ее смахнуть.

   – Прости. Я не подразумевала ничего… Словом, в том, что случилось с твоим сыном, ты не виноват.

   – Ошибаешься. Вина целиком лежит на мне. – Нолан пристально взглянул ей в глаза. – Не повтори моей ошибки.

   Он отвернулся от Сюзи, собираясь уйти. По лицу Сюзи ручьем текли слезы, но она не обращала на это внимания, ругая себя за несдержанность. Надо же было такое брякнуть!

   – Постой! – коснулась Сюзи руки Доула, и тот остановился, хотя и не оглянулся. – Ты не можешь всерьез думать, что виноват. – Она крепче сжала мускулистую руку Нолана, словно желая убедить его в своей правоте. И искренности. – Во всем виноват Стервятник, и только он один. Ты не сделал ничего дурного.

   После этих слов Доул обернулся с горящим взглядом, значения которого Сюзи не смогла определить. В следующую секунду Нолан схватил ее за запястье и притянул поближе к себе.

   – Ты не имеешь ни малейшего представления о том, чего я наделал в своей жизни, – произнес он, глядя на Сюзи сверху вниз. – И твое ошибочное сочувствие не в силах изменить прошлое. Так что не трать понапрасну энергию. – Его хватка усилилась. – Я не нуждаюсь в твоей жалости, золотце. Если это все, что ты способна предложить, лучше ступай в дом, к ребенку.

   Сюзи выдернула руку из пальцев Доула.

   – Знаешь что? Провались ты в преисподнюю!

   – Я уже давно там, дорогуша! Разве ты не заметила?

   Осознавая, что в каком-то смысле он прав, Сюзи повернулась и действительно побежала к Джонни.

5

   Время отнюдь не играло на руку ни Нолану, ни его гостям. Мануок вернулся из Милуоки с ворохом сведений от инспектора Брауна, к которому посылал его Доул. Однако сколько последний ни размышлял над полученной информацией, ему так и не удалось определить нынешнее местопребывание Стервятника. Похоже, в последнее время наемный убийца совершал свои грязные дела за рубежом.

   Уже стемнело, а Нолан все сидел в своем кабинете, перебирая привезенные Мануоком бумаги. Из них он узнал, в частности, что после смерти отца Сюзи оказалась единственной наследницей его немалого состояния. Следовательно, в деньгах она не нуждается – хоть в этом ей повезло.

   Доул внимательно вгляделся в копию снимка Сюзи пятилетней давности, сделанного для водительских прав. Затем он вскрыл конверт, в котором находились другие фотографии. Сюзи и мужчина лет пятидесяти пяти, должно быть ее отец. Одна Сюзи, снятая, очевидно, на каком-то приеме, судя по шикарному платью и изящному жемчужному ожерелью. Были еще вырезки из газет с фотографиями, запечатлевшими элегантно одетого мужчину, лежащего на асфальте в луже крови. В статьях речь шла о загадочном убийстве отца Сюзи.

   Интересно, где Лесли откопал все это? – усмехнулся про себя Доул.

   Впрочем, он тут же нахмурился. На снимках Сюзи выглядела беззаботной, розовощекой, а сейчас этого не было и в помине. Около пяти лет назад ее жизнь круто переменилась.

   – Я хочу пить, – неожиданно раздалось с порога.

   Нолан резко обернулся. Когда-то точно так же, потихоньку, к нему подбирался его собственный сын. Но сейчас в дверях стоял Джонни.

   – Где твоя мама?

   Мальчик протер кулачками глаза.

   – Она спит так крепко, что я не смог ее разбудить.

   Взволнованно поднявшись из-за стола, Доул направился в комнату Сюзи, по пути проверив охранную сигнализацию, которая оказалась включена. Джонни семенил за ним следом.

   Заглянув в спальню, Нолан увидел, что Сюзи в самом деле спит как убитая.

   Наверное, не нужно было сегодня заставлять ее бежать третью милю, – подумал он.

   – Видишь? – прошептал малыш.

   Доул взглянул в поднятое детское личико.

   – Ты тоже должен спать. Джонни покачал головой.

   – Я пить хочу!

   Нолан вздохнул. Ну почему малец не может спокойно лежать в постели, как его мама?

   Нужно будет сказать Мануоку, чтобы каждый вечер ставил сюда бутылку минеральной воды и стаканы, подумал он.

   Еще раз с досадой вздохнув, Доул двинулся на кухню. Он не оглядывался и так знал, что мальчуган идет следом.

   Открыв дверцу холодильника, Доул до половины наполнил водой стакан и подал Джонни.

   – Держи!

   – Нет, мне молока, – покачал тот головой.

   Нолан в два глотка выпил воду сам, затем взял другой стакан и плеснул туда молока из пакета. На этот раз мальчик охотно принял питье. Когда он оторвался от стакана, над его верхней губой остались белые молочные усики.

   – Если все, ступай в кровать, – велел ему Доул.

   – Ладно… только сначала покажи мне фотографии.

   – Какие?

   – Которые ты рассматривал, когда я пришел.

   Нолан стиснул зубы, стараясь не показать ребенку своего раздражения.

   – Хорошо. Но потом сразу спать!

   Они вдвоем вернулись в кабинет. Доул вновь сел за стол, но на этот раз ему пришлось взять на руки Джонни, пожелавшего устроиться у него на коленях.

   – Мама! – радостно воскликнул мальчик, вглядевшись в разложенные веером снимки, – газетные вырезки Нолан предусмотрительно убрал.

   Некоторое время они вместе рассматривали фотографии, потом мальчик сонным голосом попросил прочесть ему, что написано в письме, – так он воспринял присланный Лесли Брауном отчет о перемещениях Сюзи Бьюконен за последние годы. Доул начал читать, но очень скоро малышу наскучило слушать непонятный текст. Он поудобнее улегся на коленях Нолана, положив голову на сгиб левой руки, и уснул.

   В конце концов Нолан умолк, и странная тишина воцарилась в комнате. Его душу переполняли эмоции. Когда-то точно так же его собственный сын засыпал у него на коленях, когда он засиживался в кабинете допоздна. Руки Нолана будто сами собой непроизвольно сомкнулись покрепче вокруг теплого, отяжелевшего во сне детского тельца.

   Он готов был расстаться с жизнью за возможность хотя бы несколько минут провести со своим ребенком. Какой смысл жить, если сынишки нет на свете?

   Но изменить ничего нельзя…

   Осторожно поднявшись, Доул отнес Джонни в спальню Сюзи и положил рядом с ней на кровать. Затем выпрямился и некоторое время смотрел на мальчика.

   Я позабочусь о том, чтобы с тобой ничего не случилось, малыш! – мысленно пообещал он. Если ничего другого не останется, то просто прикончу Стервятника, и тогда у вас с мамой все будет хорошо.


   – Сегодня мы займемся кое-чем другим, – без всяких предисловий заявил он Сюзи на следующий день.

   Та кивнула, не зная, чего ждать, а также хорошо это или плохо. Скользнув взглядом по фигуре Нолана, она вновь отметила, как он высок, строен и крепко сложен. Широкие плечи, тонкая талия, аккуратные ягодицы. Сюзи усмехнулась про себя. Джинсы так обтягивают его бедра и… пробуждают воображение.

   Затем, спохватившись, что рассуждает как взбалмошная старшеклассница, она поспешно отвела взгляд. Давненько уже в ее голове не появлялось подобных мыслей…

   Нолан привел Сюзи в гимнастический зал, к матам, на которых они занимались каждое утро. Здесь он снял и отложил в сторонку наплечную кобуру.

   – Начиная с нынешнего дня, будем перемежать стрельбу и рукопашный бой, – произнес Нолан обычным безразличным тоном.

   Сюзи нахмурилась.

   – Ты имеешь в виду отработку движений, как в карате или в чем-то подобном?

   Нолан пристально взглянул на нее, будто пытаясь проникнуть в мозг и прочесть мысли.

   – Тебя пугает рукопашная схватка?

   Да! – чуть не крикнула Сюзи. Ей не хотелось, чтобы они прикасались друг к другу без особой необходимости. Ее воображение и так достигло немыслимых пределов.

   – Нет, – ответила она. – Просто мне хотелось удостовериться, что мы говором об одном и том же.

   – Отлично, – кивнул Нолан. Затем он пошире расставил ноги и сказал: – Нападай на меня!

   – Ч-что? – с запинкой произнесла Сюзи, нервно разглаживая ладонями свою широкую футболку.

   Она уже не сомневалась, что ничего хорошего из этих тренировок не получится. Во всяком случае, для нее.

   – У тебя сегодня плохо со слухом? – хмуро спросил Нолан. – Нападай на меня.

   Сюзи провела языком по пересохшим вдруг губам, сделала маленький шажок вперед и остановилась.

   – Я не уверена, что правильно поняла твое требование.

   Нолан сам подошел к ней, слишком близко, по ее мнению. Сюзи даже слегка отстранилась, чтобы не уткнуться носом в его широкую грудь.

   – А что здесь непонятного? Что ты станешь делать, если кто-то приблизится к тебе с угрожающими намерениями?

   Она пожала плечами.

   – Убегу…

   Нолан смерил ее насмешливым взглядом.

   – Я поймал бы тебя, прежде чем ты успела бы достичь середины этого зала. Ты должна научиться защищаться.

   Сюзи неуверенно хохотнула.

   – Но ты гораздо сильнее меня…

   – Если хочешь учиться, делай, что я говорю. Попытайся ударить меня.

   В ее глазах появился испуг.

   – Я… не могу.

   – Давай, давай! – нетерпеливо прикрикнул на нее Нолан.

   Сюзи заморгала.

   – Неужели нам действительно нужно заниматься этим? А по-другому нельзя?

   Яростный блеск в глазах Доула заставил ее попятиться.

   – Ты хочешь, чтобы я помог тебе, или нет? Ты должна уметь постоять за себя, это может спасти жизнь тебе или твоему ребенку. Кто, как не ты, знает, что Стервятник не шутит. И мы здесь не играем! Ну, ударь меня!

   Сюзи заправила за ухо прядь волос и кивнула.

   – Хорошо. – У нее сложилось впечатление, что, если она ослушается, Нолан сам стукнет ее. – Куда тебя ударить?

   – Да хоть в живот.

   Размахнувшись, Сюзи выбросила кулак вперед, но Доул успел отскочить, и все кончилось тем, что она шлепнулась на мат.

   Нолан протянул ей руку.

   – Довольно прохлаждаться, вставай. – Его губы кривились в усмешке. – Давай все сначала, только на этот раз постарайся устоять на ногах.

   Сюзи поднялась с его помощью.

   – Просто ты застал меня врасплох…

   – Мой тебе совет: действуй всерьез. Мне встречались девушки гораздо меньше тебя ростом, которым удавалось укладывать на лопатки парней покрупнее меня.

   Сюзи смерила его взглядом, словно прикидывая что-то про себя.

   – Да, таким здоровякам, как ты, при падении, наверное, достается…

   – Правильно соображаешь, крошка, – хмыкнул Нолан.

   – Я тебе не крошка! – вдруг вскипела она.

   – Как пожелаешь… Ну, вперед, мисс Бьюконен!

   Сюзи прицелилась ему в подбородок. Однако Доул поймал ее за руку и ловким приемом швырнул спиной на мат. Вновь оказавшись в лежачем положении, она решила схитрить и поморщилась, словно от боли. Но когда Нолан вновь протянул руку, чтобы помочь Сюзи подняться, та изо всех сил дернула его вниз и тут же откатилась в сторону.

   Торжествуя в душе, она хотела было подняться, однако Доул зацепил ее ноги своей одной. В итоге Сюзи вновь шмякнулась на мат, к которому Нолан сразу же придавил ее собственным телом. Сюзи задергалась, пытаясь высвободиться, но из этого ничего не вышло.

   – Слезай! – велела она, задыхаясь.

   Нолан завел ее руки за голову и прижал к мату.

   – Заставь меня.

   Сюзи принялась бешено извиваться в его объятиях. Мужское тело полностью накрывало ее, заставляя остро ощущать все его контуры.

   – Как, по-твоему, я должна это сделать? – Ее сердце стучало так громко, что этот звук определенно должен был быть слышен Доулу. – Не представляю, как ты умудряешься оставаться частным детективом, столь беспардонно обращаясь со своими клиентами, – пропыхтела Сюзи. – Ведь те, кто к тебе обращается, должны испытывать какое-то удовлетворение, не так ли?

   – До сих пор у меня не было ни единого неудовлетворенного клиента, – хрипло ответил Нолан, в глазах которого появилось какое-то новое выражение. Словно почувствовав это, он пару раз моргнул.

   У Сюзи создалось впечатление, что сказанное им означает скорее обещание, чем утверждение. Или угрозу – смотря как к этому относиться.

   – Ты собираешься что-то предпринимать или так и будешь валяться весь день? – ворчливо поинтересовался Доул.

   Сюзи вновь охватил один из ставших уже привычными приступов ярости. Она оказалась в ловушке, и совершенно не знала, как быть. А между тем ей действительно следовало что-то предпринять, пока не разрослось затеплившееся в ее теле желание.

   Нолан чуть переменил положение, и в этот момент Сюзи попыталась стукнуть его коленом в пах. Однако он был начеку, и удар не достиг цели. Пристально следя за выражением ее глаз, Доул сдавленно выругался. В этот момент Сюзи больно укусила его за плечо.

   Новое проклятие слетело с уст Нолана. Он приподнялся, но Сюзи, не разжимая зубов, повторила его движение. Тогда Доул перекатился на спину. В эту секунду Сюзи удалось освободить одну руку, которой она немедленно вцепилась в его волосы. По гимнастическому залу прокатилось очередное ругательство… и Нолан вновь очутился на Сюзи. Только сейчас он был зол как черт. Гнев его был так велик, что все большое сильное тело Доула непроизвольно подрагивало. Испытываемое им в эту минуту возбуждение сказалось даже на его мужском органе. Почувствовав, как отвердела интимная плоть Нолана, Сюзи вдруг испытала настоящий страх.

   – Пусти! – воскликнула она, и ее голос дрогнул. – Ты пугаешь меня. Пожалуйста… – добавила Сюзи почти шепотом.

   Ее тон произвел на Доула обескураживающее воздействие. Он отпустил Сюзи и встал на колени. Она сразу же откатилась на другой конец мата.

   Повисла недолгая пауза.

   – Ты в порядке? – наконец хрипло спросил Нолан.

   Сюзи кивнула и поднялась на ноги.

   – Если это все, – произнесла она, тяжело дыша, – то я лучше вернусь к сыну.

   Ей не хотелось анализировать произошедшее. Прежде чем Доул успел встать, Сюзи скрылась за дверью.

   Может, Нолан опасен? – размышляла она, ища во дворе Мануока и Джонни. – Вдруг инспектор Браун ошибся в нем? Ведь они не виделись несколько лет.

   Остановившись, Сюзи на секунду зажмурилась и глубоко вздохнула, чтобы изгнать приступ паники. Вскоре он прошел, оставив после себя лишь будоражащее воспоминание о мужском теле, прижатом к ее собственному.

   Сюзи покачала головой. Возможно, с ее рассудком тоже не все в порядке.

   Гормоны! – объяснила она себе. Только и всего. Ты с этим справишься.

6

   Нолан очень удивился, увидев ранним утром сидящую во дворе за столом Сюзи. Часы показывали начало седьмого. Что она делает там в такую рань?

   Присмотревшись, он понял. Рисует.

   Ах да! Ведь Лесли Браун сообщил, что в свое время Сюзи училась в школе искусств.

   Она выглядела сосредоточенной. Волосы зачесаны назад и скреплены на затылке заколкой, лицо открыто, губы более розовые, чем в день знакомства. Вдобавок, она успела немного загореть, а на ее щеках появился румянец.

   Сегодня Сюзи надела шорты. Ее длинные стройные ноги были вытянуты под столом, короткий трикотажный топик льнул к маленькой аккуратной груди. Нолан вспомнил, как вчера навалился на эти прелестные выпуклости своим торсом. Строго говоря, в них не было ничего особенного, кроме того, что они порождали желание прильнуть к ним губами.

   Доул переступил с ноги на ногу: джинсы вдруг стали тесны ему в районе бедер. Возбуждение, вызванное мыслями о груди Сюзи, было очевидно.

   Он выругался. Его раздражал тот факт, что в последнее время он несколько раз терял над собой контроль. Да и мысли его постоянно уносились в сферы, связанные с Сюзи.

   Вчерашнее поведение до сих пор заставляло Нолана краснеть от стыда. Разве можно так поддаваться эмоциям? Лежа с Сюзи на гимнастическом мате, он испытывал отчаянное желание поцеловать ее… или, скорее, овладеть ею прямо там, в ту самую минуту, независимо от того хочется ей этого или нет. Доулу потребовалось сделать над собой громадное усилие, чтобы не пересечь опасную черту.

   Он тяжело вздохнул, осознавая необходимость извиниться перед Сюзи. После той тренировки они почти не разговаривали. Сюзи держала дистанцию, а сам он… разве не этого ему хотелось с самого начала?

   Нолан вышел во двор и направился к столу, ступая почти беззвучно. Однако Сюзи если не услышала, то почувствовала его присутствие. Она вдруг подняла голову и резко втянула воздух, увидев Доула. Тот заметил, как поднялась и опала ее грудь, как влажный язык прошелся по полным губам. Одновременно Нолан почти физически ощутил прикосновение взгляда Сюзи, медленно скользнувшего по обнаженному участку его груди, видневшемуся между полами его расстегнутой рубашки.

   – Рановато ты сегодня поднялась, – заметил он с оттенком недовольства, садясь за стол напротив Сюзи.

   Та явно смутилась и даже покраснела, только непонятно отчего – из-за его неожиданного появления или собственного откровенного взгляда. Стол вздрогнул, когда Сюзи поспешно подогнула ноги, чтобы невзначай не коснуться Доула.

   – Мне хотелось спокойно порисовать.

   Тот немного помолчал, затем произнес, в упор глядя на нее:

   – Я должен извиниться перед тобой за свое поведение в последние дни… особенно вчера. Этого больше не повторится.

   Рот Сюзи открылся от изумления, но она поспешно захлопнула его и кивнула, словно принимая извинение.

   – Хорошо.

   – Чудесно, – пробормотал Нолан, протягивая руку вперед. И тут он заметил, как округлились глаза Сюзи. – Я просто хочу посмотреть, что ты рисуешь.

   – Не думаю, что тебе будет интересно. В этом нет ничего особенного. Так, наброски…

   Она сложила руки на груди, словно защищаясь от чего-то. Доул невольно представил себе прячущиеся под трикотажем топика упругие выпуклости, и ему вновь безумно захотелось прикоснуться к ним. Нахмурившись, он перевел взгляд на альбом для рисования… и удивился: оказывается, Сюзи пользовалась тетрадкой в клеточку.

   – Я забыла свой альбом для эскизов в гостинице, из которой мы в спешке уехали, направляясь в Милуоки, – пояснила она. – Надеюсь, ты не возражаешь, что я позаимствовала у тебя тетрадь. Мануок сказал, ты не рассердишься…

   Опаска во взгляде Сюзи задела Нолана за живое.

   Почему она всегда так смотрит на меня? – промелькнуло в его голове.

   Он осознавал, что своими манерами навевает страх на многих людей, однако Сюзи провела в его доме несколько дней и за это время могла бы понять, что бояться ей нечего.

   Впрочем, подумал Доул, вчерашнее происшествие в гимнастическом зале отнюдь не способствовало развитию между нами доверительных отношений.

   – Насчет этого не беспокойся, – как можно спокойнее произнес он.

   Затем пристальней присмотрелся к рисунку. Это был карандашный набросок играющих в мяч Джонни и Мануока. Нолану он показался очень точным. Похоже, Сюзи в самом деле неплохой художник.

   На другой странице, Доул увидел изображение спящего Джонни. В ту же минуту вспомнив, как малыш уснул у него на коленях, а также собственные чувства, испытанные им, он поспешно перевернул страницу. На следующей оказался его собственный портрет.

   – Он незакончен, – быстро произнесла Сюзи, вспыхнув от смущения.

   Неужели она видит меня таким? – думал в этот момент Нолан, глядя на мрачно сжатые губы и жесткое выражение лица на изображении. – Впрочем, наверняка я так и выгляжу со стороны…

   Он положил тетрадь на стол.

   – У тебя очень хорошо получается.

   От его внимания не укрылось, что после похвалы уголки губ Сюзи непроизвольно поднялись в довольной улыбке. В этот момент она показалась Доулу совсем молоденькой, почти девочкой.

   – Когда-то я мечтала стать известным художником, – вдруг призналась Сюзи.

   – У тебя для этого масса времени впереди. По-моему, ты должна продолжить учебу.

   – Нет, – покачала она головой. – Я никогда не смогу оставить Джонни… даже с нянькой. Я никому не доверяю. Потому что Дик… – Голос Сюзи пресекся, и она умолкла, опустив голову, а когда подняла лицо, по нему струились слезы. – Он постоянно следит. Не мне тебе говорить, что Стервятник профессиональный убийца… Подумать только, что он сделал с тобой, с твоей жизнью… Эта мразь…

   Сюзи вновь опустила взгляд, не в силах закончить фразу.

   Тогда Нолан очень медленно протянул через стол обе руки и осторожно вытер слезы с ее щек большими пальцами. Сюзи шмыгнула носом, а потом вдруг прямо взглянула на Доула, спросив:

   – Как ты только терпишь меня, зная, что Стервятник был моим… любовником?

   Желание Нолана вдруг так возросло, что он перестал понимать, чего хочет на самом деле – утешить Сюзи или овладеть ею без всяких прелюдий. Он предпринял отчаянную попытку усмирить разбушевавшееся влечение, однако на сей раз из этого ничего не получилось.

   – Прости, ничего не могу с собой поделать… – пробормотал он, вставая и огибая стол. Он взял Сюзи за плечи, поднял со стула и наклонился к ее губам. Тогда она прикоснулась к нему. Ее теплые ладони легли на его обнаженную грудь, и он понял, что битва с самим собой проиграна.

   Губы Сюзи оказались очень нежными – как он и предполагал. Взяв ее лицо в ладони, он углубил поцелуй. Ему вновь пришлось сдерживать страсть, чтобы не причинить Сюзи боли. Та тихонько застонала под жарким натиском, но это лишь подстегнуло желание Нолана.

   Он прикоснулся языком к губам Сюзи, и она раскрыла их. Он тут же проник внутрь, дрожа от нетерпения. Тем временем Сюзи скомкала, зажала в кулаки и потянула на себя его рубашку. Нолан поневоле придвинулся ближе. Одна его рука скользнула вниз, на округлости плотных ягодиц Сюзи, и он прижал ее к себе в бесполезной попытке уменьшить сладостную боль возбуждения. Ощущение стройного тела Сюзи еще больше усиливало у него желание войти в нее.

   Неожиданно она попыталась отстраниться. Ее ладони вновь уперлись в грудь Нолана.

   – Подожди… – произнесла Сюзи в промежутке между жаркими поцелуями.

   Однако Нолан не мог отказать себе в удовольствии еще раз прильнуть к ее губам. Он силком прижал Сюзи к себе, надеясь новым поцелуем разжечь в ней такую же страсть, что пожирала его самого.

   Солоноватый вкус слез Сюзи вернул Нолана к реальности.

   Он отшатнулся словно от пощечины. Она плачет! А он негодяй. Ничуть не лучше Стервятника…

   Нолан отодвинул Сюзи подальше, на безопасное расстояние. Ее рука дрожала, когда она утирала слезы. Губы Сюзи раскраснелись и припухли после поцелуев.

   – Прости, – сказала она. – Я не должна была…

   Как и прежде, Сюзи полагает, что во всем виновата она. Осознание этого поразило Нолана. Он протянул руку, чтобы приласкать Сюзи, но та попятилась. Кровь бешено струилась по его жилам, желание бушевало в нем, а Сюзи считала себя источником неприятностей! Как она ошибается…

   – Мне нужно наведаться к Джонни, – пролепетала она, после чего удрала от Нолана в дом.

   Оставшись в одиночестве, он сжал кулаки, ругая себя последними словами. Разве можно было так распускаться? Ну зачем, спрашивается, он поцеловал Сюзи? Это лишь еще больше расстроило ее. Вдобавок он предал память жены и сына. А также уничтожил зачатки возникшего в душе Сюзи доверия. И ради чего? Единственно ради удовлетворения собственных эгоистичных желаний!

   Нет, больше этого допускать нельзя. Опасно смешивать деловые отношения с легким флиртом. Это может иметь самые плачевные последствия.

   Скрывшись в ванной, Сюзи быстро открыла воду, сбросила одежду и стала под душ. Теплые струи ласкали ее обнаженное тело, но она продолжала дрожать, вспоминая страстные поцелуи Нолана. А также вспышку собственного ответного желания. Однако, как ни приятно было все это, Сюзи осознавала, что не должна позволять себе подобных эмоций. Собственно, она пока и не готова довериться мужчине настолько, чтобы отдаться ему. Возможно, Доул мог бы стать исключением… но что-то сдерживало Сюзи.

   Она до сих пор не готова впустить в свою жизнь мужчину.

   Наскоро вымыв волосы, Сюзи обернула голову полотенцем, промокнула остатки влаги на коже, натянула майку, трусики и шорты и вернулась в тихую спальню. Там она присела на край кровати, в которой мирно посапывал малыш, и принялась сушить полотенцем волосы.

   А что, если я совершаю повторную ошибку? – вдруг подумалось ей. Да, меня пугает перспектива полностью довериться Доулу… но не придется ли вновь заплатить немалую цену, на этот раз не за глупость, а за трусость?

   С другой стороны, обстоятельства нынче иные. Во-первых, Сюзи стала старше, во-вторых, сейчас она должна учитывать интересы сына. Ему и так изрядно досталось из-за совершенной Сюзи ошибки. Поэтому она больше не вправе рисковать.

   Ее размышления прервал негромкий стук в дверь. Прежде чем он повторился, Сюзи поспешно пересекла комнату и повернула рукоятку, выглянув в щелочку. Оказалось, что это Мануок.

   – Мисс Бьюконен, вам нужно зайти на кухню, – тихо произнес он.

   – Что-то случилось? – Сердце Сюзи тревожно сжалось при виде озабоченного выражения в глазах Мануока.

   – Боюсь, что так. Мистер Доул сказал, что вы должны прийти сейчас же.

   – Мне нужно переодеться.

   Она начала закрывать дверь, однако Мануок быстро произнес:

   – Нет, мисс. Вы должны идти сию минуту.

   Сюзи вдруг охватил страх.

   – А как же Джонни?

   – Я останусь с мальчиком.

   Она кивнула и распахнула дверь, безмолвно приглашая Мануока войти. Только бы это не оказалось известием о прибытии сюда Стервятника! – с трепетом подумала Сюзи.

   Она не была готова к подобной новости.


   Нолан в очередной раз перечитал написанную печатными буквами записку. Дик Эскабамо вновь затеял одну из своих мерзких игр. Послание было оставлено перед воротами виллы и перевязано алой подарочной лентой.

   Ладно, пусть потешится напоследок, гневно подумал Доул. Все равно подлецу не жить.

   Больше всего его сейчас волновала Сюзи. Готова ли она к такому исходу? Хотя… возможно, она никогда не будет готова. Сюзи желает Стервятнику смерти, но он же отец Джонни. Как она собирается объясняться с ребенком?

   В этот момент в кухню вбежала встревоженная Сюзи. Ее лицо было бледно.

   – Что случилось? Мануок сказал, что ты желаешь видеть меня немедленно… – Она взволнованно вглядывалась в лицо Доула.

   Нолан протянул ей записку.

   «Сюзи, в твоем распоряжении есть два дня, чтобы вернуться в Милуоки. В противном случае я приеду за сыном. Дик».

   – Боже мой… – растерянно прошептала Сюзи. – Он скоро будет здесь!

   Доул вынул послание из ее дрожащей руки.

   – Похоже на то.

   – Откуда у тебя эта записка?

   Он пожал плечами.

   – Ее бросили у ворот. Кто-то подкатил на темном автомобиле – черном или темно-синем, – номера я не разглядел.

   – А ты уверен, что посетитель в самом деле уехал?

   – Абсолютно.

   В глазах Сюзи отразился вечно терзающий душу страх.

   – Дику известно, что мы находимся здесь… Что делать? Я не отдам ему Джонни!

   – Стервятник не получит ребенка.

   – Но как мы его остановим? – В голосе Сюзи явственно прозвучали панические нотки.

   – На этот раз Стервятника ждет поражение, поверь. – Доул взял руку Сюзи и легонько тряхнул. – Я не позволю ему отобрать у тебя сына.

   Она медленно покачала головой.

   – Дик убьет тебя… потом меня… а затем заберет Джонни.

   – У нас есть время, позволяющее помешать этому, поверь.

   – Ты не понимаешь, – возразила Сюзи. – Стервятник уже здесь. Иначе как он узнал, где я нахожусь? Очень скоро он явится за мальчиком.

   – Послушай, – твердо произнес Доул, серьезностью своего тона заставляя Сюзи посмотреть ему в глаза. – Если бы Стервятник приехал сюда, он бы просто нанес удар, а не оставлял предупреждающие послания. Кстати, это не в его стиле. Записку подбросил кто-то другой. Человек, которому Стервятник поручил присматривать на расстоянии за его ребенком.

   – Не понимаю, – сморщила лоб Сюзи. – Кто это может быть?

   Нолан вздохнул.

   – Этого я не знаю. Скорее всего, подружка Стервятника. Насколько мне известно, у этого подонка никогда не было сообщников. – Он на минуту задумался. – Допускаю, что писульку подкинула женщина, которая дала Джонни игрушечного медвежонка. Как бы то ни было, за тобой постоянно наблюдают. И держат Стервятника в курсе твоих перемещений.

   Сюзи нахмурилась.

   – Хочешь сказать, что записка просто блеф?

   – Нет, на это надеяться я бы не рискнул. Скорее всего, Стервятник велел подбросить записку подобного содержания, надеясь таким образом избежать столкновения со мной. Ясно, что он предпочитает, чтобы ты постоянно находилась в Милуоки, где тебе неоткуда ждать помощи.

   Сюзи громко шмыгнула носом, но слезы, которые она пыталась сдержать, все равно медленно поползли по щекам.

   – Нельзя допустить, чтобы Дик нашел моего сына, – слетел с ее губ прерывистый шепот.

   Волнение Сюзи было так велико, что подкашивались ноги. Она покачнулась, и Нолан легонько обнял ее за плечи.

   – Не беспокойся, мы не позволим ему отыскать Джонни.

   – Но как? – Голос Сюзи звучал приглушенно, потому что она уткнулась лицом в грудь Доула.

   – Мы укроем малыша в таком месте, куда Стервятник никогда не додумается сунуть нос.

   Сюзи подняла голову и пристально взглянула ему в глаза.

   – Что это за место?

   – Одна затерянная среди гор и лесов деревушка. Мы отправимся туда ночью.

7

   Быстро побросав в рюкзак вещи, которые могли понадобиться Джонни и ей самой в течение нескольких следующих дней, Сюзи – следуя совету Доула – оделась во все темное. Зашнуровав кроссовки, она направилась к постели, в которую часа три назад уложила сына, – ей хотелось, чтобы мальчик хотя бы немного поспал перед дорогой.

   Присев на край кровати, Сюзи тихонько тронула сынишку за плечо.

   – Джонни… Проснись, солнышко… Мы снова немного поиграем в прятки.

   Она всегда говорила это мальчику, когда им приходилось в очередной раз удирать от Стервятника. Случалось ли это днем или ночью, Сюзи всегда старалась превратить побег в игру.

   – Вставай, малыш, – похлопала она Джонни по спинке, когда тот попытался свернуться комочком под простыней. – Нужно спешить. Мистер Доул тоже хочет играть. Он ждет нас.

   Мальчик сразу открыл глаза.

   – Ладно. А можно мне взять своего мишку? – Усевшись на краю постели, Джонни обнял любимую игрушку.

   – Конечно, можно, – преувеличенно бодро улыбнулась Сюзи.

   В эту минуту ей не хотелось думать, что плюшевый медвежонок, возможно, имеет какое-то отношение к Дику Стервятнику. И, разумеется, у нее не было причин не позволять сыну брать игрушку с собой.

   Быстро одев Джонни, она подняла его и посадила на одну руку, а другой подхватила рюкзак. Мальчик привычно обнял мать за шею и положил голову на ее плечо. Вместе они направились к выходу, когда в дверь постучали.

   С ног до головы одетый в черное, в коридоре стоял Мануок.

   – Поспешим, мисс. Я понесу ребенка.

   Сюзи покачала головой.

   – Нет, Джонни останется со мной. Возьмите лучше рюкзак.

   Она доверяла Мануоку, но сын должен остаться с ней.

   Не зажигая нигде света, они прошли по дому и тихо спустились по ступенькам заднего крыльца. Сюзи не задавала вопросов, хотя ей очень хотелось знать, где Доул. Может, ушел вперед?

   Мануок беззвучно отпер ворота и пропустил Сюзи с малышом. Затем он закрыл ворота и первым двинулся по залитой лунным светом дороге, указывая путь.

   Чем дальше они уходили от дома, тем больше возрастало волнение Сюзи. Она доверяла Нолану, но не могла понять, почему тот отправил их в дорогу одних.

   Спустя некоторое время Сюзи остановилась и прислушалась. Ничего. Ни звука. Мануок ушел вперед, оставив их позади. Придется догонять его. Но где Доул?

   – Не останавливайся, – едва слышно раздалось за спиной Сюзи.

   Обернувшись, она обнаружила Нолана всего в нескольких футах от них с Джонни.

   – Я и не знала, что ты идешь следом, – прошептала она, с облегчением переводя дух и повыше поднимая на руках вновь уснувшего малыша. – Куда мы идем?

   В тусклом лунном свете Сюзи различала темный силуэт Доула. Присутствие этого человека странным образом успокаивало ее.

   Нолан коснулся ее руки.

   – Мануок ждет. Давай я понесу Джонни.

   – Мне не тяжело, – отмела предложение Сюзи. Ускорив шаг, она быстро догнала индейца. Сзади по-прежнему не было слышно ни звука, но теперь Сюзи знала: Доул движется за ней.

   – Сюда, мисс, – указал Мануок новое направление.

   Она послушно свернула в чащу. Некоторое время они пробирались вперед по едва заметной тропинке. На небольшой прогалине Мануок остановился.

   – С этого момента вы должны держаться рядом со мной, мисс. Дорога становится очень опасной.

   Сюзи и сама боялась отстать. Что она станет делать, заплутавшись в ночном лесу? А если представить вдобавок, что где-то рядом движется во тьме Стервятник или его пособник…

   Минут через сорок они вышли к подножию лесистых гор. Тропка резко ушла вверх, и очень скоро Сюзи начала ощущать тяжесть крепко спящего на ее руках сынишки. Однако она упорно карабкалась среди скал за идущим впереди Мануоком, не обращая внимания на боль в мышцах рук и тяжесть в ногах.

   В какой-то момент индеец остановился.

   – Позвольте все-таки мне нести ребенка, мисс. Вы устали.

   – Нет-нет, я справлюсь.

   Сюзи понимала, что, хотя Джонни и нравится играть днем с Мануоком, ночью он предпочитает находиться в обществе мамы.

   – Ты медленно идешь, – прозвучало рядом ворчливое замечание Нолана.

   Мануок протянул руки к проснувшемуся мальчику, но тот лишь крепче прижался к матери.

   – Вот видите, – произнесла Сюзи извиняющимся тоном. – Он…

   Не успела она закончить фразу, как Доул взял из ее рук Джонни. Тот издал протестующий вопль, и Сюзи метнулась к нему, однако Нолан отступил со словами:

   – Вперед, вперед, не задерживай движение!

   Мальчик взглянул на него и как будто только сейчас понял, кто его держит. Он сразу успокоился и прильнул к широкой груди Доула.

   – Иди, Сюзи! – вновь настойчиво произнес Нолан.

   Она затрепетала, услышав свое имя из его уст. Почему-то это очень сильно подействовало на нее. Впрочем, зачем играть в прятки с самой собой? Нолан – ее защитник, ее герой.

   Оглянувшись, Сюзи встретилась взглядом с Доулом, и кровь быстрее заструилась по ее жилам.

   Интересно, он тоже испытывает нечто подобное? Эта мысль едва не заставила Сюзи невесело рассмеяться. Парни, подобные Нолану, редко обращают внимание на боготворящих их женщин. Это ниже их достоинства.

   – Пошевеливайся! – прикрикнул на нее Доул, словно подтверждая догадку Сюзи.

   Вздохнув, та ускорила шаг. Поцелуи ничего не означают… кроме того, что она находится в еще более жалком положении, чем ей представляется.

   Казалось, подъему не будет конца. Потом начался такой же долгий спуск. Сюзи пристально смотрела себе под ноги. В очередной раз подняв голову, чтобы проверить, далеко ли ушел Мануок, она вдруг почувствовала, что ее правая ступня едет вниз.

   Чтобы не покатиться кубарем, Сюзи пришлось плюхнуться на землю. Через мгновение ее подхватила крепкая рука Нолана.

   – Цела?

   Сюзи встала и отряхнула пыль со спортивных брюк.

   – Да. Просто мне под ногу попались мелкие камушки. – Она слегка задыхалась. – Что-то я не вижу Мануока…

   – Он ушел вперед, чтобы предупредить о нашем прибытии своих родственников. Идем.

   Примерно через четверть часа впереди показалась маленькая деревушка. Доул взглянул на начавшее затягиваться тучами небо. Поднимался ветер, что не исключало приближение грозы.

   Чем скорее мы доберемся до места, тем лучше, подумал он, глядя на спящего у него на руках мальчика.

   На входе в деревню их ждали трое. Одним был Мануок, рядом с ним стояла пожилая женщина, в которой Доул узнал мать своего помощника. Третьим был Манусту, вождь этой небольшой индейской резервации.

   Прежде чем подойти к встречающим, Нолан отдал Джонни матери.

   Последовали взаимные церемонные приветствия, затем Мануок произнес:

   – Манусту согласен удовлетворить вашу просьбу, мистер Доул. И моя мать тоже.

   – Большое спасибо, – приложил Нолан руку к сердцу.

   – Мать говорит, что дитя посылается Богом и подобный дар следует всячески охранять.

   – Вы совершенно правы, – кивнул Доул, глядя на пожилую женщину.

   Та жестом пригласила гостей следовать за ней. Вскоре они подошли к примитивному деревянному строению, рядом с которым возвышался настоящий индейский вигвам и тлели в костре угли. Мать Мануока отвернула прикрывающий вход полог и взглянула на Сюзи. Та пригнувшись вошла. За ней последовали хозяйка и Доул.

   Внутри все пространство было устлано двойным слоем звериных шкур. Пожилая женщина кивком предложила Сюзи положить ребенка на этот своеобразный ковер. Та неуверенно оглянулась на Нолана, и он тоже кивнул.

   Сюзи положила спящего сынишку на пушистую пятнистую шкуру у стенки вигвама. Ресницы мальчика дрогнули, но глаз он не открыл.

   Когда стало ясно, что мальчик не собирается просыпаться, мать Мануока махнула на гостей обеими руками, ясно дав понять, что те должны уйти. Когда Сюзи поняла это, то вновь взглянула на Доула, на сей раз испуганно.

   – Идем, – сказал он. – Снаружи поговорим.

   – Я не брошу Джонни!

   Старуха вновь взмахнула руками, что-то сердито проворчав.

   – Идем, – настойчиво повторил Нолан. – Не усложняй ситуации.

   С дрожащими в глазах слезами Сюзи двинулась за ним.

   – Что происходит? – резко спросила она, как только они отошли на несколько шагов.

   – Джонни здесь будет в полной безопасности. А нам пора возвращаться.

   Сюзи яростно покачала головой.

   – Ни за что! Я не оставлю здесь сына!

   Ее грудь взволнованно вздымалась, истерика была близка. Сюзи уже начало казаться, что она больше никогда не увидит своего ребенка.

   Доул взял ее за плечи и легонько тряхнул.

   – Послушай меня внимательно. Стервятник скоро явится. В моем доме держать малыша опасно, а здесь он затеряется среди таких же темноволосых ребятишек. К тому же Стервятнику никогда не придет в голову, что Джонни нашел убежище среди его сородичей. Уверяю тебя, он не станет искать сына в индейской деревушке. Даже если предположить невероятное – что ему каким-то образом станет известно о местопребывании Джонни, – он еще должен будет найти сюда путь. Но и потом проникнуть в деревню незамеченным Стервятник не сможет. Видишь, – широким жестом указал он на скудно освещенные луной склоны гор, – селение находится словно в гигантской чаше, на берегу горной речки. Подступы к нему легко просматриваются со всех сторон. Уверяю, малыш будет здесь в полной безопасности.

   Нижняя губа Сюзи задрожала, по щеке скатилась первая слезинка. Прерывисто вздохнув, она оглянулась на вход в вигвам. Долго боровшийся с собой Нолан не выдержал и обнял ее, несмотря на всю неуместность подобного поступка.

   – Мы прежде никогда не разлучались, – всхлипнула Сюзи, прижавшись щекой к его груди. – Я не могу… не могу…

   Доул погладил ее по шелковистым волосам, затем скользнул рукой на талию. Помедлив несколько мгновений, он нежно поцеловал Сюзи сначала в висок, потом в щеку возле уха.

   – Не плачь. Обещаю, с Джонни ничего не случится. Мануок будет стоять за него насмерть.

   Сюзи подняла голову, стараясь встретиться с Ноланом взглядом.

   – А если мы не сможем вернуться за Джонни? Что тогда?

   Доул стиснул зубы. В его голове пронеслась вереница тревожных мыслей.

   – Ты вернешься, – наконец хрипло, но уверенно произнес он. – Это моя схватка.

   Сюзи пристально посмотрела ему в глаза.

   – Обещаешь?

   – Клянусь.

   Она утерла слезы тыльной стороной ладони.

   – Ладно. Я лишь поцелую Джонни на прощание.

   – Только не буди его. Когда он проснется, рядом с ним будет Мануок.

   – Да, мисс, – подтвердил в тот же миг беззвучно возникший из темноты индеец.

   Сюзи поежилась. Все это выглядело нереально. Сама деревня, населяющие ее люди, темнеющий на расстоянии нескольких шагов вигвам…

   – Поспеши, – негромко произнес Нолан. – Нам пора возвращаться. Стервятник может появиться уже утром.

   Джонни по-прежнему крепко спал. Опустившись перед ним на колени, Сюзи легонько поцеловала его упругую щечку. Затем убрала шелковистые волосики со лба и прошептала:

   – Я люблю тебя, сынок. И скоро вернусь. Обещаю…

   Она поцеловала Джонни еще раз, потом встала, кивнула сидящей в некотором отдалении матери Мануока и вышла не оглядываясь.

   Когда со Стервятником будет покончено, она вернется.

   – Пора идти, – сказал Нолан, дав последние наставления Мануоку. Он взял Сюзи за руку и повел в горы.

8

   – Придется идти быстро, надвигается гроза.

   Вот и оставил бы меня в деревне, мрачно подумала Сюзи. Больше всего ей хотелось вернуться и вновь обнять сынишку. Она взглянула на небо и подумала, что Нолан прав. На луну надвигалась темная масса облаков. Да и ветер усилился. Но не это беспокоило сейчас Сюзи.

   Как я смогла оставить Джонни? – вертелось в ее мозгу. Малыш проснется, увидит, что меня нет, начнет плакать…

   – Скорее, скорее, – торопил ее Доул.

   Они уже добрались до вершины перевала и начали спуск. Занятая своими мыслями, Сюзи даже не заметила, что они успели преодолеть такое большое расстояние.

   Нолан шел позади нее. Она ощущала его присутствие, хотя двигался он бесшумно, скорее как зверь, а не человек. Образ сильного мужского тела невольно возник в мозгу Сюзи, и ей пришлось тряхнуть головой, чтобы прогнать неуместные фантазии.

   Чувства, навеваемые близким присутствием Нолана, смущали ее – страх и желание, доверие и опасение. Разве можно пылать страстью к человеку, которого боишься?

   В то же время Джонни сегодня так доверчиво прижимался к широкой груди Нолана…

   А тому, наверное, непросто было держать на руках ребенка. Это должно было навевать массу воспоминаний об утраченном сыне. Вообще, каким сильным человеком нужно быть, чтобы вынести такую потерю и продолжать жить, день за днем, год за годом. Немногие способны на такое. А Нолан выстоял. Мало того, сейчас он помогает им с Джонни.

   Сможет ли она когда-нибудь отплатить ему за все, что он для нее делает? Разумеется, денежное вознаграждение он получит сполна, хотя сумму гонорара до сих пор не назвал. Однако этого недостаточно. Нолан заслуживает гораздо большего.

   Сюзи придется подумать над тем, как показать, что она очень ценит его участие. Такой человек вновь должен начать жить полноценной жизнью. И Сюзи поможет ему в этом. Сделает все, что окажется в ее власти, даже если…

   Додумать мысль до конца Сюзи не успела, потому что споткнулась о камень и со всего маху шлепнулась наземь. К несчастью, сейчас они с Доулом находились на одном из опасных участков пути. Тропа здесь жалась к скале, с другой стороны был кончающийся обрывом откос. По нему и заскользила Сюзи, судорожно хватаясь за все, что только возможно. Жаль, что попадались ей одни камни, которые катились вместе с ней.

   Еще минута – и ноги Сюзи повисли над обрывом. Ее мгновенно бросило в жар.

   Она слышала зов Нолана, но была не в состоянии ни ответить, ни посмотреть вверх. Могла только лежать на выступе нависшей над пропастью скалы, держась за крохотный кустик.

   – Дьявол! – раздался поблизости голос Доула. – Сюзи, посмотри на меня.

   Сейчас я упаду и разобьюсь, думала она в этот миг. Смех, да и только! Дику не придется меня убивать… Джонни! Малыш будет очень скучать. У него никогда не было никого, кроме меня. Трудно ему придется…

   Вдруг Сюзи почувствовала, что ее крепко схватили за правую руку. Нолан! Зачем он это делает? Ему нельзя сходить с тропы…

   – Если хочешь жить, помоги мне спасти тебя, – проворчал он, тем самым выведя ее из состояния шока.

   – Я… я не могу, – пролепетала Сюзи, вновь испытав приступ ужаса. Ее ладони взмокли. – Мне страшно даже пошевелиться…

   Нолан потянул ее вверх.

   – Стой! – взвизгнула Сюзи. – Из-за тебя я свалюсь!

   – Помолчи. Хватайся за мою руку!

   Сюзи издала странный скулящий звук, затем, дрожа от напряжения и продолжая держаться левой рукой за кустик, правую медленно завела назад. Вскоре ее пальцы нащупали и судорожно вцепились в рукав рубашки Нолана.

   – Сейчас я подтяну тебя, но ты должна отпустить этот куст.

   Отпустить? А если я упаду?!

   – Доверься мне, – продолжал убеждать ее Нолан.

   – Только удержи меня! – взмолилась Сюзи.

   – Не беспокойся.

   Она сосредоточила взгляд на пальцах, крепко стиснувших ее руку. Ей придется всецело довериться ему, иначе она погибнет.

   Повернув голову, Сюзи встретила в тусклом лунном свете взгляд Нолана, и между ними словно проскочила искра взаимопонимания. В следующую секунду Сюзи осторожно отпустила кустик и всей тяжестью тела повисла на удерживающей ее руке.

   Мгновение помедлив, Нолан потащил ее вверх. И вот она уже в его объятиях – он притянул ее к себе, сидя на тропке и прислонившись спиной к скале.

   – Как ты меня напугала! – вырвалось у него.

   Его руки скользили по телу Сюзи в поисках повреждений. Сама она прильнула к его груди, испытывая сильную слабость. Сюзи осознавала лишь одно: она должна была умереть, но Нолан спас ее. Минутой позже она вновь с особой остротой ощутила тоску по оставленному в индейской деревушке Джонни.

   – Все, малышка, все… – бормотал Нолан, касаясь губами ее щеки.

   Сюзи не хотелось двигаться, однако он вскоре поднял ее.

   – Поспешим. Мы потеряли много времени. – Он словно объяснял, почему они не могут и дальше сидеть в обнимку.

   Но, продолжив спуск, он не отпустил Сюзи. Напротив, покрепче обнял за талию. Сюзи не возражала, полагая, что заслужила небольшое удовольствие за все перипетии нынешней ночи.


   К дому Доула они подходили, преодолевая сильное сопротивление ветра. Вдобавок тот забрасывал их подхваченным на озерных пляжах песком. Остаток пути Сюзи проделала крепко зажмурившись. Нолан вел ее.

   – Нужно что-то делать с твоими глазами, – сказала Сюзи, когда за ними захлопнулась входная дверь. – Они совсем красные от песка. Это опасно. Есть здесь поблизости врач?

   Нолан покачал головой.

   – Думаю, в аптечке найдутся глазные капли. Не беспокойся. Иди к себе и прими душ. Ты тоже вся в песке.

   Прежде чем Сюзи успела что-то ответить, он повернулся и ушел. Тогда она тоже отправилась в свою комнату. Там на нее сразу навалилась усталость, захотелось растянуться на постели прямо в пыльной одежде. Однако Сюзи преодолела себя и двинулась в ванную.

   Пока ласковые теплые струи смывали с нее грязь, она думала об оставленном в горах сыне и о Нолане. В эту минуту ей очень не хватало его прикосновений.

   Скользя спиной по кафельной стене, Сюзи сползла вниз.

   Нет, я безнадежна, вертелось в ее голове.


   Доул вытерся махровым полотенцем, затем закапал капли в глаза, закрыл их и постоял так пару минут, ожидая, когда подействует лекарство. Потом он помассировал ноющее правое плечо. Сюзи весит не очень много, но все-таки вытащить ее на тропу было непросто.

   Наконец Нолан надел наплечную кобуру с пистолетом. Стервятник может появиться в любой момент, и Нолан хотел быть готовым к этому.

   Выйдя из ванной, Доул натянул джинсы и стал искать в шкафу подходящую рубашку. Он собирался зайти к Сюзи, проверить, как у нее дела. Мысль о том, что сегодня она едва не свалилась в пропасть, выводила его из равновесия.

   Легкий стук в дверной косяк заставил Нолана поднять голову. Дверь была открыта, и он увидел стоящую на пороге Сюзи. Выглядя довольно неуверенно, она провела языком по губам.

   К большому неудовольствию Доула, его организм сразу отреагировал на этот ее жест.

   – Я хотела удостовериться, что с тобой все в порядке, – негромко пояснила Сюзи.

   Нолан на миг зажмурился. Может, все это ему лишь привиделось? Но нет, открыв глаза, он вновь увидел Сюзи.

   Почему она вдруг решила проявить заботу о нем? Он не нуждается в этом, равно как в чем-либо ином, что Сюзи может предложить.

   Быстро твердеющая плоть под его расстегнутыми джинсами тут же опровергла это его убеждение.

   – Я в норме. – Повернувшись к Сюзи спиной, Нолан вновь принялся перебирать рубашки в шкафу. Ему нужно было отвлечься от зрительного образа Сюзи, стоящей на пороге его спальни в одной длинной футболке. Он прекрасно помнил, что находится под тонким трикотажем. Ее розовые соски твердеют от малейшего прикосновения. Стиснув зубы, Нолан прогнал эту мысль.

   – Дай взглянуть на твои глаза, – раздалось за его спиной.

   Оказывается, Сюзи уже совсем близко.

   – С ними все в порядке, – бросил он через плечо.

   – Если так, то ты тем более можешь позволить мне посмотреть. – Словно желая убедить Нолана, она дотронулась до его руки. Нечего и говорить, что прикосновение теплых пальцев произвело у того в голове полную сумятицу. – Где твоя аптечка?

   – Я сам способен себя вылечить, – проворчал Нолан, неохотно поворачиваясь к ней. Он взглянул на Сюзи сверху вниз, совершенно не в силах скрыть разрастающегося в нем желания. – Послушай, возможно, ты не заметила, но мои джинсы скоро лопнут. Не усугубляй положения!

   Сюзи слегка отпрянула, заметно смутившись, но затем ее взгляд медленно скользнул вдоль тела Нолана к расстегнутой молнии на джинсах. При виде эффекта, произведенного ее присутствием, глаза Сюзи расширились.

   Нолан едва слышно выругался.

   – Ступай в свою комнату, Сюзи, иначе я за себя не ручаюсь.

   Из-за вспышки страсти его голос звучал хрипло.

   Сюзи попятилась к двери.

   – Ладно… Но напрасно ты так… Он уловил в ее тоне нотки обиды.

   Какой же я идиот! – подумал он, оставшись в одиночестве. Ведь Сюзи приходила неспроста. Она сделала первый шаг, а ты этого не понял. Ждешь, чтобы тебе бросились на шею? А теперь она обиделась…

9

   Дверь ее спальни оказалась незапертой. Свет был выключен, однако Нолан сразу увидел Сюзи. Та стояла у окна, глядя в ночь. Еще не просохшие после мытья волосы рассыпались по ее плечам.

   Она услышала, как Доул вошел, но не повернула головы. Он приблизился, и, когда она ощутила на своих влажных волосах его ладонь, по ее спине пробежала дрожь.

   – Ты не заперла дверь, – прошептал он, касаясь губами ее уха. – Значит, не испугалась моего предупреждения?

   Закрыв глаза, Сюзи полностью отдалась сладостным ощущениям. Она покачала головой, безмолвно отвечая на его вопрос. Ее еще терзали сомнения – в частности, она не была уверена, способна ли удовлетворить Нолана, – но страх уже покинул ее. А может, она никогда по-настоящему и не боялась этого человека?

   Нолан обнял ее за талию, придвинув поближе к себе. Ощущение твердой мужской плоти, прижавшейся к ягодицам, показалось Сюзи невыразимо приятным. Она затаила дыхание, когда Нолан отодвинул ее волосы и прикоснулся губами к шее.

   – Ты хочешь этого? – спросил он, запечатлев второй поцелуй, на сей раз поближе к уху, и еще сильнее надавив на ее ягодицы разбухшей мужской плотью.

   Сюзи не смогла сдержать слабого стона удовольствия.

   Он втянул аромат ее волос.

   – Ммм… как хорошо ты пахнешь… – Он распластал ладонь под грудью Сюзи. – Только должен предупредить: я никогда не был в особом восторге от девственниц.

   Это замечание настолько изумило Сюзи, что она повернулась в объятиях Нолана и уставилась на него.

   – Какая же я девственница?

   В самом деле, что за чушь он несет?

   Кончики его губ приподнялись в лукавой улыбке.

   – Не волнуйся, я все знаю про тебя. Инспектор Браун снабдил меня необходимой информацией. Кроме того, я раздевал тебя.

   Намекает на шрам, оставшийся после кесарева сечения, подумала Сюзи. Но тогда почему он считает меня девственницей?

   – Ты же знаешь, что я и Дик Эскабамо…

   Выражение его лица сразу переменилось. Он помрачнел.

   – Сомневаюсь, чтобы Стервятник выполнил работу как следует.

   Сюзи окончательно растерялась.

   – Не понимаю, – покачала она головой.

   Нолан приблизил к ней лицо. Его глаза вновь страстно поблескивали.

   – Ничего, поймешь, – негромко произнес он, прежде чем прильнуть к ее губам.

   Поцелуй был жаждущим. Он не оставлял никаких сомнений в том, чего Нолан хочет. Сюзи сразу бросило в жар. Она обвила руками шею Доула, а тот чуть приподнял ее, упершись отвердевшей интимной плотью в низ ее живота. Грудью Сюзи оказалась прижатой к мускулистому мужскому торсу, и, несмотря на то что их с Ноланом разделяла ткань надетой на нее футболки, она все равно испытала прилив сильнейшего желания.

   Когда язык Нолана проник в рот Сюзи, она сделала непроизвольное движение бедрами. Почувствовав это, Нолан скользнул руками под нижний край ее футболки и стиснул ягодицы.

   Стон, прозвучавший в спальне, мог принадлежать каждому из них. Сюзи это было безразлично – она хотела большего, сгорала от желания узнать всего Нолана. Ее пальцы сначала погрузились в его длинные шелковистые волосы, затем прошлись по контуру лица, погладили сильную шею и спустились на грудь. Потом Сюзи погладила плоский и твердый живот Доула, мускулистые бедра, и, наконец, ее ладони легли на его плотные ягодицы.

   В следующую минуту Нолан усадил Сюзи на ближайший стул и стал на колени между ее раздвинутых бедер. Он прервал поцелуй ровно настолько, сколько времени потребовалось ему, чтобы стянуть с нее футболку. Покончив с этим, он еще крепче прильнул к искусительным полным губам.

   Спустя пару минут он принялся покрывать мелкими поцелуями шею и плечи Сюзи. Добравшись до ямки у основания шеи, Нолан чуть помедлил, словно дразня Сюзи.

   – Не останавливайся… – простонала она.

   Его губы сомкнулись вокруг розового соска, и Сюзи непроизвольно вскрикнула, ощутив сладостный спазм между ног. Тем временем Нолан лизал, сосал и покусывал уплотнившийся кончик груди. Вскоре Сюзи едва сдерживала отчаянный стон, который – если бы прозвучал – мог выразить всю силу бушевавшего в ней желания. Ей хотелось, чтобы Нолан продолжал ласки, и вместе с тем она осознавала, что это лишь продлило бы ее агонию.

   Он подверг той же сладостной пытке другую грудь, не переставая мять ладонью первую. Запрокинув голову, Сюзи вплела пальцы в его волосы. Ей безумно хотелось точно так же приласкать Нолана, однако она не могла заставить себя отказаться от удовольствия, которое тот доставлял ей губами и языком.

   Позже Нолан вновь поцеловал Сюзи в губы – на этот раз столь искусно, что она едва усидела на стуле. Однако в следующее мгновение Нолан поднял ее, подхватил на руки и отнес на кровать.

   Там он с дразнящей медлительностью стянул с Сюзи трусики. Его прикосновения казались обжигающими. Когда он отодвинулся, Сюзи невольно потянулась за ним, но оказалось, что он просто хочет снять джинсы. Затем Нолан лег рядом с ней, и она облегченно вздохнула, обрадовавшись, что они вновь вместе.

   В очередной раз слившись с Сюзи в поцелуе, Нолан властно раздвинул рукой ее ноги, потом интимные женские складочки. Ощутив столь откровенное прикосновение, она испуганно пискнула, но звук получился сдавленным, почти неслышным, ведь губы Нолана по-прежнему были прижаты к ее рту.

   Некоторое время он ласкал Сюзи, скользя пальцами вдоль гладких влажных поверхностей, потом осторожно ввел два из них в горячую глубину. Сюзи содрогнулась под наплывом новой волны наслаждения и приподняла нижнюю часть тела, стремясь плотнее прижаться к ласкающей руке. Она закрыла глаза, полностью отдавшись восхитительным ощущениям, порождаемым ритмичным движением пальцев Нолана. Не отдавая себе в том отчета, Сюзи упоенно покачивала бедрами в такт. Ей было безумно приятно… но все равно этого было недостаточно.

   Нолан вновь отстранился. Почувствовав, что он отодвигается, Сюзи открыла глаза. Лихорадочно всматриваясь в его лицо, она попыталась разгадать его намерения. Однако он лишь таинственно улыбнулся.

   – Прошу тебя… – вырвалось у Сюзи.

   Ничего подобного с ней никогда не случалось: она вся была охвачена пламенем желания. По ее мнению, Нолан просто обязан был что-то предпринять, пока она не сгорела дотла.

   Он накрыл Сюзи своим большим сильным телом. Его отвердевшая плоть прижалась к ее животу. Сюзи снова зажмурилась и выгнулась ему навстречу, не думая больше ни о чем.

   Нолан удобнее устроился между бедер Сюзи, которые та широко раздвинула. Затем он легонько уперся в нее мужским органом, и она застонала в полузабытьи.

   Тогда он коснулся губами ее рта.

   – Открой глаза.

   Сюзи повиновалась и ахнула при виде представшего ее взору зрелища. Ей стало ясно, что желание Нолана так же велико, как и ее собственное.

   Он взял руку Сюзи и положил на свой набрякший и сильно увеличившийся ствол. Ощутив под ладонью теплую бархатистую поверхность его члена, она невольно сомкнула вокруг него пальцы.

   Сердце Сюзи тяжело застучало в груди, толчками посылая горячую кровь в вены. Страсть всецело охватила ее.

   Нолан медленно двинулся вперед, дюйм за дюймом вводя свою пульсирующую плоть между ног Сюзи, которая, казалось, забыла о необходимости дышать. Она лишь смотрела в пронзительно синие глаза Нолана, принимая в себя его горячий мужской орган. Волны нестерпимого наслаждения прокатывались по ее телу, перед глазами словно вспыхивали разноцветные огни. И в какой-то момент, когда Сюзи наконец потребовалось сделать вдох, она сообразила, что это и есть оргазм.

   Нолан стал первым мужчиной, давшим ей испытать такое блаженство.

   Он сделал мощное движение бедрами, до конца наполнив Сюзи своей твердой плотью, и та ахнула, почувствовав его так глубоко в себе. В этот момент, обдав ее приоткрытые губы прерывистым дыханием, он остановился. Некоторое время он всматривался в лицо Сюзи, как будто желая навсегда запечатлеть в памяти это прекрасное мгновение. Потом нежно провел кончиками пальцев по ее щеке.

   Сюзи чувствовала в себе пульсацию его разбухшего органа, одновременно ощущая приближение нового взрыва наслаждения. Вместе с тем ей хотелось, чтобы Нолан навсегда остался соединенным с ней. И чтобы понял, какое наслаждение она сейчас испытывает.

   В эту минуту Сюзи готова была отдать душу, только бы увидеть в глазах Нолана отражение тех же чувств. Не сводя с нее взгляда, он подался вперед, войдя в нее так глубоко, как только было возможно. Когда Сюзи начало казаться, что она умрет, если он еще хотя бы на секунду задержит на ее лице свой пронзительный взгляд, он прижался к ее губам.

   Поцелуй начался медленно, но вскоре стал диким, лихорадочным, безумным. В какой-то момент Нолан сделал мощное движение бедрами, и Сюзи вскрикнула – этот звук почти полностью был заглушен поцелуем. Она ощущала внутри себя ритмичное скольжение большого твердого ствола до тех пор, пока все ее тело вновь не сотрясла судорога острого наслаждения. На этот раз оно оказалось сильнее, чем прежде. И теперь Нолан разделил его вместе с Сюзи. Из его груди вырвался хриплый рычащий стон, затем он последний раз глубоко внедрился в сладостную женскую глубину. В этот миг Сюзи вдруг поняла значение оброненных им ранее загадочных слов.

   До нынешней ночи у нее не было настоящей близости с мужчиной, но сейчас Нолан полностью овладел ею – не только телом, но и душой. В свое время Дик оказался на это неспособен.

   Сюзи закрыла глаза, чтобы Нолан не догадался о ее мыслях. Сегодня она совершила ошибку – отдала этому человеку больше, чем собиралась. Однако исправить уже ничего нельзя.

   Отныне ее сердце принадлежит Нолану.

   Жаль только, что тот совершенно в нем не нуждается. Зачем ему сердце Сюзи, если его не слишком заботит даже свое собственное?


   Нолан стоял под душем, прижавшись лбом к кафельному покрытию стены. Горячая вода струилась по его широкой спине.

   Что я наделал? – вновь и вновь спрашивал он себя.

   То, чем они только что занимались с Сюзи, было не сексом, а любовью. Нолан прекрасно это понимал. Секса в его жизни было много, но чувства никогда не бывали затронуты.

   Так должно было случиться и в этот раз. Однако все обернулось иначе.

   Нолан выругался. Он должен был остаться безразличным, но вместо этого чувствовал себя так, будто его полоснули ножом по сердцу. И еще он испытывал сильнейшие угрызения совести. Потому что не постеснялся взять все, что предложила Сюзи.

   А ведь у него была возможность отказаться!

   Он сердито завернул краны и принялся вытираться полотенцем, костеря себя на чем свет стоит.

   Сюзи хрупка как стекло. Дик Стервятник соблазнил ее, убил отца, превратив дальнейшую жизнь в кошмар. А сам он что сделал? Завоевал доверие Сюзи и беспардонно воспользовался им.

   Он так яростно тер себя полотенцем, словно надеялся уничтожить ощущение нежного тела Сюзи, ее ароматы. В конце концов он раздраженно швырнул полотенце в угол и в упор взглянул на себя в зеркало.

   – Чертов кретин! – слетело с его губ.

   К тому времени, когда Нолан оделся и вышел из ванной, в спальню уже заглянуло солнце. Сюзи спала, ее темные волосы беспорядочно разметались по подушке.

   Нолан медленно втянул воздух и выдохнул, ощущая вновь просыпающееся желание. Скрипнув зубами, он не самым нежным образом тряхнул Сюзи за плечо.

   – Просыпайся, соня! Нам предстоит кое-чем заняться.

   Ее веки затрепетали и открылись. Она улыбнулась, сияя взглядом, затем потянулась по-кошачьи.

   – А который час?

   – Пора начинать работу, – ответил Нолан так прохладно, как только сумел. – В твоем распоряжении двадцать минут.

   Он поспешно отвернулся, чтобы не видеть выражения глаз Сюзи. И без того ясно, что она обиделась. Дьявол, оказывается, это можно чувствовать даже спиной!

   – Не опаздывай, – предупредил Нолан, направляясь в коридор.

   Он поступил так с Сюзи намеренно. Сейчас ему некогда сентиментальничать. Пора сосредоточиться на схватке со Стервятником. А чтобы Сюзи не отвлекала его, он решил занять ее делом.

   И пусть злится, это поможет им сохранить дистанцию.

   – Ударь еще раз, только сильнее, – велел Нолан.

   Сюзи послушно стукнула облаченным в боксерскую перчатку кулаком по кожаной груше.

   – Так… уже лучше… А сейчас отойди и с размаха ударь ногой, но так, будто перед тобой твой злейший враг… Неплохо. Для девушки сойдет.

   Сюзи смерила Нолана презрительным взглядом, затем снова яростно пнула грушу ногой, явно представляя вместо нее своего тренера.

   Нолан поморщился, хотя на самом деле ему хотелось смеяться.

   Чудесно, пусть ненавидит меня, раз уж перестала бояться, подумал он.

   Влажная футболка льнула к телу Сюзи, подчеркивая красивую маленькую грудь. Нолан отвел взгляд. Он намеренно устроил продолжительную тренировку, чтобы Сюзи выбилась из сил. Ему хотелось вновь возвести между ними стену.

   Так будет лучше для них обоих.

   А для него особенно.

   – Еще пять минут здесь, затем двадцать кругов в бассейне, и на сегодня достаточно.

   – Двадцать? – ошеломленно переспросила Сюзи.

   Нолан усмехнулся.

   – Будешь спорить, назначу двадцать пять.

   Сюзи открыла было рот, чтобы что-то сказать, но быстро передумала. Сердито засопев, она гневно взглянула на Нолана и с остервенением набросилась на кожаную грушу.

   Так-то лучше, мелькнуло у него в голове.

   В конце концов, Сюзи всего лишь клиентка. Когда угроза для нее и Джонни исчезнет, они уедут и Нолан вернется к своей обычной жизни.


   Спустя примерно час, до изнеможения наплававшись в бассейне, Сюзи прошла мимо сидящего во дворе за столом Нолана. Ее стройное тело было обернуто полотенцем, одежду она несла в руках. Выглядела Сюзи очень усталой.

   Ведь ей удалось поспать всего часа два, подумал Нолан. И это после марш-броска через горный перевал. Плюс осознание того, что Джонни остался один с чужими людьми…

   Поймав себя на этой мысли, Нолан нахмурился. Он не должен испытывать никакого сочувствия.

   Проследив за Сюзи, удаляющуюся к себе в комнату, он направился в дом.

   Там его окружила непривычная тишина. Ни звука работающего телевизора, ни милого женского смеха, ни шлепанья босых детских ножек по полу.

   Дьявол, а ведь я уже успел привыкнуть к этим уютным мелочам, подумал Нолан.

   Проходя по коридору мимо гостиной, он заметил нечто необычное. Оказалось, это Сюзи. Она крепко спала на диване, все еще оставаясь во влажном купальнике и полотенце.

   Тихо приблизившись, он сел за стол.

   Бедняжка, она совершенно измотана, проплыло в его голове. Морально и физически. И беззащитна передо мной.

   Зажмурившись, он попытался подумать о чем-то другом. О своей семье, например. Представить своего сына ему было очень просто. А вот лицо жены словно окутывала дымка. Вскоре вместо нее перед его внутренним взором возникла Сюзи.

   Нолан тряхнул головой, но в нем уже проснулось желание. Джинсы вмиг стали тесными в области бедер. Тогда он открыл глаза и посмотрел на Сюзи – как будто это могло помочь.

   При всей ее кажущейся хрупкости и ранимости в ней столько мужества, какого ему еще не приходилось встречать в представительницах слабого пола. Не оно ли явилось причиной того, что эта молодая женщина и ее сын ворвались в его жизнь и произвели в ней полный беспорядок?

   Ты теряешь выдержку, старик! – сказал себе Нолан, не сводя взгляда с прелестного лица спящей Сюзи. Или стареешь. А может, и глупеешь…

   Как бы то ни было, Нолан осознавал, что должен предпринять что-то, что могло бы ускорить события, прежде чем он успеет наделать новых ошибок. Они с Сюзи оба крайне нуждаются в том, чтобы все это кончилось.

   Да-да, именно так. А то, что было минувшей ночью, больше не повторится. Ситуация такова, что сейчас главную угрозу для Сюзи и ее ребенка представляет он сам – как бы парадоксально это ни выглядело. Потому что Стервятник больше для них не опасен.

   Подонок уже мертв, просто пока еще не знает об этом.

10

   Проснувшись утром, Сюзи первым делом взглянула на часы, увидела, что уже начало десятого, и очень удивилась. Почему Нолан не разбудил ее? Ведь обычно они начинают занятия в половине седьмого.

   Она вспомнила, как вчера вечером Нолан перенес ее, сонную, с дивана на кровать, а спустя некоторое время растолкал вновь и заставил съесть омлет с ветчиной, который доставил на подносе вместе со стаканом молока.

   Потом Сюзи вновь уснула. Она впервые выспалась с того момента, как оставила Джонни в индейской деревне.

   Джонни.

   Ее сердце сжалось при воспоминании о сынишке. Как она скучает по своему мальчику! Может, осознавая это, Нолан и настоял вчера на дополнительных нагрузках во время тренировки? И нарочно держался грубо – чтобы она разозлилась на него и забыла о своих переживаниях?

   А близость? Неужели это тоже было неспроста?

   Но как восхитительно…

   Жаль только, что единственная в моей жизни сказочная ночь не содержала для Нолана никакой романтики… Сюзи горестно вздохнула, поднялась с постели и начала одеваться. Ясно, что он отнесся ко всему просто как к очередному эротическому приключению, не более того…

   Стук в дверь заставил ее вздрогнуть. Первая мысль была о том, что явился Стервятник.

   – Надеюсь, ты уже встала? – донеслось из коридора вместо приветствия.

   Она сразу успокоилась.

   – Входи.

   Сюзи успела надеть только футболку, а джинсы держала в руках, но разве он не видел ее раздетой?

   Дверь распахнулась, и на пороге появился Нолан. Чудесно, что он не ворвался с известием о прибытии Стервятника, однако неизменный пистолет в его наплечной кобуре напоминал о необходимости постоянно быть начеку.

   – Одевайся, мы едем в город, – коротко велел он.

   Сюзи искренне удивилась.

   – В город? Зачем?

   Он пожал плечами.

   – Как обычно: за покупками. Пора пополнить запасы провизии… и вообще…

   Сюзи показалось, что она ослышалась. Шутит он, что ли? Выражения глаз не понять…

   – Будь готова через двадцать минут. – Нолан повернулся, чтобы уйти.

   – Ты с ума сошел? – бросила Сюзи ему в спину.

   Он оглянулся, но посмотрел не на Сюзи, а словно сквозь нее.

   – Тебя что-то смущает?

   Вне себя от возмущения, она воздела глаза к потолку.

   – Двое суток назад Стервятник прислал предупреждение о своем прибытии, а ты преспокойно собираешься прогуляться в город? Разве тебе не приходило в голову, что, возможно, он уже здесь и следит за нами тайком?

   Нолан смерил ее взглядом.

   – В городе мы будем в большей безопасности, чем здесь. Стервятник никогда не совершит убийства в людном месте. Я хорошо изучил его привычки. Можешь ты мне довериться?

   Сюзи обескураженно заморгала. Ее возмущение сразу спало как шарик, из которого выпустили воздух. Разумеется, она может довериться Нолану. Пожалуй, это единственное, что сейчас не вызывает у нее сомнений.

   – Да, – просто ответила Сюзи.

   – Тогда жду тебя через двадцать минут.

   Она смотрела, как он уходит, снедаемая желанием броситься следом, остановить, обнять. Однако он не нуждается в этом. Всем своим видом он демонстрирует, что их интимная близость ничего не означает. Вообще, Нолан держится так, будто ничего не было. Ясно, что он воспринял все иначе, чем Сюзи.

   Печально вздохнув, она стянула футболку.

   Спустя двадцать минут Сюзи вышла из спальни в светлой блузке и длинной шелковой юбке, придававшей ей очень женственный вид. В качестве дополнения, порывшись в чемодане, Сюзи надела солнцезащитные очки. Они должны были выполнить роль своеобразного щита перед излишне проницательным взглядом Доула.

   – Я готова, – объявила Сюзи, найдя Нолана на кухне. – Надеюсь, ты не очень заждался?

   Нолан качнул головой.

   – Хочешь кофе?

   Когда Сюзи отказалась, он отправился с ней к «лендроверу», распахнул дверцу пассажирского сиденья и даже подал руку, чтобы помочь сесть.

   – Спасибо, я справлюсь, – усмехнулась Сюзи.

   – Как будет угодно, – пожал он плечами.

   Обогнув капот, он уселся за баранку, прежде чем Сюзи успела устроиться и пристегнуть ремень безопасности. К ее величайшему огорчению, Нолан тоже надел темные очки, так что выражение его глаз оставалось для нее загадкой. Сюзи видела лишь, что всякий раз, когда он бросал взгляд в ее сторону, его зубы непроизвольно сжимались.

   Она разочарованно вздохнула. Теперь невозможно будет понять, что у Нолана на уме.

   Они тронулись в путь. Глядя через окошко на проплывающее мимо озеро, Сюзи думала о Джонни. Играет ли с ним Мануок? Спрашивает ли Джонни, где его мама?

   Слезы навернулись на глаза Сюзи. Настанет ли такое время, когда они смогу спокойно жить?

   – Не думай об этом. – Голос Нолана был удивительно мягок, что явилось для Сюзи полной неожиданностью.

   Она усиленно заморгала, прогоняя слезы.

   – Я скучаю по нему.

   Пальцы Нолана крепче стиснули баранку. Сюзи показалось, что он хотел прикоснуться к ней, чтобы утешить, успокоить, но в последнюю секунду сдержался.

   – Малыш в безопасности, а это сейчас самое главное, сама понимаешь.

   Нолан посмотрел на нее, и, хотя его глаз по-прежнему не было видно, она заметила некоторую перемену в выражении его лица.

   Возможно, все-таки наша близость не оставила его равнодушным, мелькнуло в мозгу Сюзи.

   – Думай о чем-нибудь другом, – посоветовал Нолан, вновь устремляя взгляд на дорогу.

   Сюзи понимала, что он прав. Нужно переключиться на другой предмет, иначе так и свихнуться недолго.

   – Скажи, ты шутил, говоря, что отобрал дом, в котором сейчас живешь, у торговца наркотиками?

   Собственный вопрос показался Сюзи глупым, но ей действительно было любопытно.

   Уголки рта Нолана чуть приподнялись в намеке на улыбку.

   – Этот человек был очень мне обязан. Кроме того, в качестве оплаты моих услуг он сам предложил мне все, чем владеет. Я выбрал этот дом. Он согласился.

   Сюзи недоверчиво взглянула на него.

   – Какую услугу надо оказать человеку, чтобы он добровольно расстался с домом?

   Доул усмехнулся.

   – Я вернул ему жену.

   – Да? А где она была? – осторожно спросила Сюзи.

   – Ее похитил основной конкурент этого парня. Хотел использовать в качестве неоспоримого аргумента в территориальном споре. Разумеется, потом женщину все равно убили бы.

   – И как тебе удалось освободить ее?

   Нолан взглянул на Сюзи поверх очков.

   – Думаю, тебе лучше не знать этого.

   Немногословный ответ заставил ее напрячься.

   – И когда все кончилось, твой… клиент отдал тебе роскошную виллу?

   – Для него это небольшая потеря. Он делает бешеные бабки на наркотиках, которые закупает в Мексике и нелегально переправляет в Канаду. Кроме того, он все равно почти не жил в этом доме. У него их как минимум четыре.

   – А что было с его женой? Она не пострадала?

   – Она отделалась лишь легким испугом.

   Сюзи задумалась.

   – Но почему он обратился к тебе? Ведь у него наверняка были свои подручные, которые могли бы проделать ту же работу?

   Они въехали в город, и Нолан снизил скорость.

   – Видишь ли, он был близок к панике и перестал доверять своим. А жену он очень любил. Тогда они только недавно поженились. – Он помолчал, потом добавил без тени хвастовства, просто констатируя факт: – И еще он выбрал меня, потому что я лучше других справляюсь с розыском и возвратом заложников.

   Сюзи сразу вспомнила, как инспектор Браун сказал, что если есть человек, способный помочь ей, то это Нолан Доул.

   Да и сама она, едва увидев его, поняла, что он необычная личность.

   Полдня они колесили по городку, перемещаясь от одного магазина к другому. В конце концов багажник «лендровера» оказался полностью загруженным пакетами и коробками с различными продуктами. Нолан купил даже несколько игрушек для Джонни.

   – Не возражаешь, если мы перед ланчем заедем еще в один магазин? – Нолан давно снял очки, и его пронзительно синие глаза пристально смотрели на Сюзи.

   – Конечно, почему бы нет, – ответила та. Сейчас я с тобой, а остальное неважно. Ну и глупа же я! – подумала Сюзи, когда эта мысль промелькнула в ее мозгу.

   Нолан завел ее в небольшой магазинчик, где было столько товаров, что для покупателей почти не осталось места.

   – Подожди здесь, – сказал он, оставив Сюзи у входа, но не на виду у прохожих.

   Наверное, он знаком с владельцем, решила та, наблюдая, как Доул дружески беседует с возвышающимся за прилавком толстяком. Тот улыбался с заговорщицким видом, не без любопытства поглядывая через плечо Нолана на Сюзи.

   Вскоре Нолан вернулся к ней со свертком под мышкой и повел обратно на шумную улицу. На тротуаре он остановился, подождал, пока мимо пройдут прохожие, затем вручил пакет Сюзи.

   – Это для тебя. – Его тон был абсолютно серьезен, хотя глаза лукаво поблескивали.

   – Для меня? Зачем… Ведь ты уже накупил игрушек для Джонни…

   – Это другое. – Он кивнул на пакет. – Открывай!

   Сюзи развернула упаковочную бумагу и очень удивилась, увидев, что находится внутри: альбом для эскизов и набор карандашей. Она подняла взгляд на Нолана.

   – Даже не знаю, что и сказать…

   Ей хотелось расплакаться, хотя сейчас это явно было бы некстати. После смерти отца никто не делал Сюзи подарков.

   Доул пожал плечами.

   – Ничего не говори. Лучше нарисуй для меня картинку, которая будет красноречивее тысячи слов.

   На этот раз ему не удалось замаскировать свои эмоции, и Сюзи увидела в его взгляде страсть. Нолан сколько угодно может притворяться, что ему все безразлично, но на самом деле он желает ее. Сюзи окончательно уверилась в этом. Не в силах сдержаться, она бросилась к Нолану и обвила его шею левой рукой, правой сжимая подарок.

   – Спасибо! Мне никогда еще не было так приятно!

   Нолан обнял Сюзи за талию, прижав к себе, но в то же время слегка отклонился, чтобы посмотреть ей в лицо.

   – Рад, что тебе понравилось.

   Что-то промелькнуло в его взгляде, нечто, обладающее гораздо большим смыслом, нежели тот, что был заключен в произнесенной фразе.

   Сюзи безумно захотелось поцеловать Нолана… что она и сделала.

   Мимо шли люди, двигались автомобили, однако все это не имело значения. Для Сюзи сейчас существовал только Нолан, а также то, как он отвечал на ее поцелуй – очень нежно, волнующе. Его руки медленно скользили по спине Сюзи, порождая во всем теле волны тепла.

   Она встала на цыпочки, желая большего, но Доул мягко отстранился. Его взгляд был так же туманен, как и глаза Сюзи.

   – Ланч, – напомнил он. Хрипотца выдавала его волнение.

   Она кивнула.

   – Хорошо, ланч.

   Однако никакая пища неспособна была утолить ее голод.

   Нолан прошелся вокруг дома, проверяя, все ли в порядке, хотя знал, что с такой охранной системой, которая установлена у него, можно не опасаться неожиданного вторжения. Стоит кому-то приблизиться к окружающей виллу стене на расстояние пяти футов, как тут же сработает сигнализация.

   Он вернулся в дом через главный вход, запер дверь и установил ночной режим охранной системы. Сюзи ранее удалилась с подарками в свою комнату, и Доул полагал, что сегодня больше не увидит ее. Во всяком случае, он на это надеялся.

   Захватив из бара на треть полную бутылку виски, Нолан через гостиную вышел во внутренний дворик. Он не рискнул остаться в доме, опасаясь, что Сюзи захочется попить воды или просто пожелать ему спокойной ночи.

   Усевшись за стол, Нолан выругался – оказалось, что он забыл взять стакан. Плевать, решил он.

   Нолан отвинтил крышечку и отпил большой глоток спиртного прямо из горлышка. Затем поставил бутылку на стол и закрыл глаза.

   Сегодня он перешел черту, и теперь Сюзи придется расплачиваться за это. Даже слепой увидел бы, как она сегодня смотрела на него. Наивное восхищение и безграничное уважение. Но не только.

   Дьявол бы это все побрал, но сейчас уже невозможно не понять: Сюзи влюблена в него.

   А он? Что он собой представляет? Полный ноль, выжатый лимон, одна оболочка, а не человек. Живет лишь по инерции. Да, дело свое знает, но и только. Единственное, что он может предложить Сюзи, – голову Стервятника.

   Эта чудесная молодая женщина заслуживает самого лучшего мужчину, мрачно подумал он, вновь припадая к горлышку бутылки. Затем он откинулся на спинку стула и провел рукой по лицу. Тем не менее я соблазнил Сюзи… или это она соблазнила меня своей невинностью, сейчас уже не важно.

   Закрыв глаза, Нолан некоторое время мучил себя воспоминаниями о том, как они с Сюзи занимались любовью. С какой готовностью отвечала она на ласки, как целовала и обнимала его. Сегодня Нолан нарочно повез Сюзи в город. Он заранее спланировал каждый шаг. Тот, кто шпионит для Стервятника, нынче непременно видел их с Сюзи. И сейчас можно с уверенностью сказать, что Дику Эскабамо известно следующее: отношения между Сюзи и Доулом далеко выходят за рамки деловых.

   Мерзавец, наверное, шипит от злости. Теперь он не замедлит явиться сюда.

   Занимаясь делом Дика Стервятника, Доул усвоил одну истину: нужно успеть сделать первый шаг, опередить подонка. Это выбивает Индейца из равновесия. И ничего не подействует на него сильнее осознания, что кто-то посягнул на его собственность. По логике Стервятника, Сюзи и Джонни принадлежат ему. Мысль о том, что сейчас они находятся под крылом Доула, для Индейца невыносима. Очень скоро он окажется здесь. Где его поджидает Нолан.

   А женщина, которая дала Джонни игрушку, наверняка и есть таинственный соглядатай. Скорее всего, она давно связана со Стервятником. Об этом свидетельствует тот факт, что подарен был именно плюшевый медвежонок – точно такой, который в свое время обнаружили возле бездыханного тела сынишки Доула. И сделано это нарочно – чтобы защитник Сюзи, вспомнив о невосполнимой утрате, пришел в ярость и наломал дров.

   В каком-то смысле уловка удалась, но Нолан справился с собой и предпринял правильные шаги. Стервятник ни за что не догадается, где спрятан его сын. У него не хватит воображения представить, что Сюзи согласилась оставить ребенка под присмотром индейцев.

   Итак, Джонни надежно спрятан, а Сюзи живет с Доулом. Стервятник просто взбеленится.

   Нолан вновь сделал большой глоток из бутылки. Его просто распирало от желания поскорее прикончить своего заклятого врага. Тогда Сюзи будет свободна. Она сможет спокойно растить сына, жить нормальной жизнью, выйти замуж и еще родить детей.

   Потому Доул больше не коснется ее. Даже если она станет просить об этом. Кстати, он совершенно не ожидал, что сегодняшний поцелуй окажется столь страстным, – это тоже входит в число совершенных им ошибок. Нолан должен был контролировать ситуацию. И отныне с интимными играми покончено. Шутки кончились. Потому что скоро явится Стервятник.

   К тому же – мрачно усмехнулся Доул, вновь поднося к губам бутылку, – даже такой милой и страстной молодой женщине, как Сюзи не удастся воскресить мертвеца.

11

   Она долго лежала в ванне, надеясь, что горячая вода поможет восстановить тонус ноющих мышц, которым изрядно досталось за последнее время.

   Сердце Сюзи ускоренно забилось, когда в мозгу поплыли волнующие образы: сильное тело Нолана ритмично движется на ней, он ни на мгновение не перестает ласкать ее руками, губами, языком…

   Она вздохнула. Нельзя позволять себе мечтать. Нолан не желает, чтобы она строила насчет него какие бы то ни было планы. Вчера он ясно дал это понять. Да и сегодня тоже был очень сдержан.

   Исключением стал лишь тот поцелуй.

   Мурашки побежали по спине вытирающейся полотенцем Сюзи, губы тронула улыбка. Ну и что, если поцелуй краденый! Поначалу Нолан не поддался, но очень скоро включился в сладостный процесс, причем не менее пылко, чем Сюзи. И в какой-то момент она увидела в его глазах то, что он старательно скрывал, – страсть, но мелькнула она лишь на мгновение…

   Вздохнув, Сюзи принялась расчесывать волосы.

   Доулу не нужны эти отношения, неужели трудно понять? – сказала она себе. И ты не нужна. Просто парень взял то, что ты предложила, вот и все. Но сам он об этом не просил…

   Она вернулась в спальню в несколько взбудораженном состоянии. Ей очень хотелось доказать Нолану, что на самом деле испытывать положительные эмоции по отношению к другому человеческому существу приятно. Он должен это понять! Доулу довелось столько всего потерять, поэтому он тем более нуждается в нормальной жизни. В будущем у него должна появиться женщина, семья…

   Не успела Сюзи подумать об этом, как ее сердце кольнула иголка ревности. Она не хочет, чтобы Нолан был счастлив с другой женщиной. Нет, эта роль должна принадлежать ей, и только ей.

   Оптимистичная идиотка, решила она, глядя на разложенное на кровати платье, которое Доул купил ей после ланча в кафе.

   Зачем он это сделал? Из простой любезности? Или в качестве оплаты за интимные услуги?

   А игрушки для Джонни? Это как объяснить? Калейдоскоп, флейта и коробка с конструктором. Малыш будет в восторге.

   Сюзи закрыла глаза, подавляя желание расплакаться. Ей безумно хотелось вновь ощутить на руках тяжеленькое тельце сынишки. И еще неплохо было бы, если бы сюда вернулся Мануок. В его присутствии они с Ноланом вряд ли потеряли бы над собой контроль.

   Но сейчас уже ничего не изменишь. Сюзи вздохнула. Я это начала, значит, мне и заканчивать.

   Она действительно ничего не могла с собой поделать. Ей хотелось предпринять последнюю попытку. Вдруг все получится?

   Приняв окончательное решение, Сюзи отправилась искать Нолана. Она поблагодарит его за щедрость и пожелает спокойной ночи. В конце концов, того требует обыкновенная вежливость. Возможно, Нолану подобные вещи безразличны, но Сюзи – нет.

   Искать пришлось недолго. В дальнем конце бассейна был устроен открытый душ. Доул стоял под струями воды, прямо в джинсах, но без рубашки, которая вместе с кобурой и пистолетом висела на ближайшем кусте. В руке он держал почти пустую бутылку виски.

   Вода падала на его волосы, стекала по груди и впитывалась в и так мокрые джинсы. На глазах Сюзи он поднес к губам бутылку и одним глотком допил ее содержимое, а затем просто отбросил в траву. Сосуд глухо ударился о землю, и Сюзи вздрогнула от этого звука.

   Облизнув губы, она остановилась в нерешительности. Стоит ли приближаться к Доулу, когда он в таком настроении? Но потом она напомнила себе, что больше не боится его. Нолан никогда ее не обидит.

   Сюзи подошла поближе, скользя взглядом по длинным стройным, облепленным джинсами ногам, при виде которых ее сердце сначала замерло, а затем учащенно застучало. В следующую минуту внимание Сюзи переключилось на его мускулистую грудь и широкие плечи.

   Тем временем Нолан закрыл кран и провел руками по лицу и волосам, отжимая воду. Глядя на него, Сюзи вспомнила о том, что после сегодняшнего случайного поцелуя они перекинулись лишь несколькими словами. Потом ей пришло в голову, что большинство людей воспринимает Нолана не совсем правильно. Они видят мрачного, почти сурового человека, но не замечают его внутренней боли. А она так велика…

   Он страдает молча, и виски – единственное, что способно создать иллюзию облегчения. Со стороны кажется, что такой сильный и как будто совершенно лишенный эмоций человек не может быть ранимым. Однако это далеко не так.

   И возможно, мне удастся подлечить его израненное сердце, подумала Сюзи. Хотя бы немножко.

   Она подошла поближе, и Нолан открыл глаза, словно почувствовав ее присутствие. Сюзи увидела в его взгляде все ту же боль, но он быстро замаскировал это выражение и гордо поднял подбородок, словно предупреждая не тратить напрасно время.

   – Ты хорошо себя чувствуешь? – робко спросила Сюзи, приближаясь еще на шаг.

   Проигнорировав вопрос, он вновь открыл кран, и вода хлынула на него потоком. Он зажмурился и подставил лицо под холодные струи. Как он прекрасен! – восхитилась Сюзи. Она никогда не видела так близко столь великолепного образчика мужской породы. Стройный, сильный, мужественный. На подбородке и скулах Нолана виднелась отросшая за день щетина, которая придавала его лицу особого рода привлекательность и делала его чертовски соблазнительным… и опасным для Сюзи.

   Повернув кран, Доул открыл глаза и нахмурился, увидев, что Сюзи не поняла намека и не удалилась.

   – Что тебе нужно?

   Его хриплый голос усилил сексуальное волнение Сюзи.

   – Я… хотела пожелать тебе спокойной ночи, – пролепетала она, вдруг почувствовав себя очень неуверенно под прохладным взглядом. – Но, увидев тебя здесь… я забеспокоилась, все ли с тобой в порядке.

   – Абсолютно, – поморщившись, подтвердил Нолан. – Просто я валяю дурака. – Он быстро оглядел Сюзи с головы до ног, и она заметила в его глазах блеск желания. – Иди спать.

   Она сложила руки на груди, запоздало пожалев, что не набросила халата поверх коротенькой ночной сорочки на тонких бретельках, которая была на ней надета.

   – Не пойду до тех пор, пока ты не объяснишь мне, что случилось. Весь день ты ведешь себя очень странно.

   Нолан прислонился спиной к кафельной стенке и провел ладонью по загорелой груди.

   – Довольно рискованно с твоей стороны являться сюда в подобной одежонке, – кивнул он на шелковую сорочку Сюзи. – Любой мужчина на моем месте поневоле задался бы вопросом, о нем ли ты на самом деле беспокоишься. А может, ты пришла сюда в поисках чего-то другого?

   Она сверкнула глазами.

   – Ведь ты сам купил мне сегодня эту вещь вместе с платьем. И что же, тебе не хотелось, чтобы я надела ее?

   Нолан пару секунд смотрел на нее, потом отвел взгляд.

   – В общем, да… – Он провел пальцами по мокрым волосам. – Хотелось…

   Преодолев желание повернуться, убежать в дом и захлопнуть за собой дверь, Сюзи двинулась прямо на Нолана. Тот стоял неподвижно, наблюдая, как она приближается.

   – Что происходит, Нолан? Вчера ты общался со мной не иначе как в приказном тоне, а сегодня вдруг повез по магазинам, надарил кучу всего… – Сюзи покачала головой. – Я не понимаю. – Ее голос пресекся от наплыва эмоций. – Мы занимались любовью… – Сюзи заметила, что после этих слов Нолан дернулся как от пощечины. С упавшим сердцем она поняла, что ему не хочется обсуждать это. – И после всего снова едва разговариваем друг с другом.

   Нолан прямо посмотрел ей в глаза.

   – Сегодняшнее не имеет никакого отношения… к сексу.

   Она задрожала от поднимающегося в душе гнева. Секс! Вот как он к этому относится. Впрочем, этого и следовало ожидать…

   Сюзи моргнула раз, другой… Нет, она не расплачется перед Доулом!

   – Тогда что же это было? – спросила она как можно спокойнее.

   – Сегодня мы просто устроили представление для Стервятника, – пояснил Нолан, не сводя с нее глаз.

   Желудок Сюзи моментально сжался, гнев так же быстро улетучился.

   – Как это?

   Нолан усмехнулся.

   – Хочешь, чтобы я расписал тебе все в картинах?

   Сюзи вновь яростно сверкнула глазами.

   – Просто ответь на вопрос, если не трудно.

   – Мне хотелось заставить его ревновать, вот я и колесил с тобой по городу с таким видом, будто мы… – Он вновь усмехнулся, на сей раз невесело, – любовники. Уверен, соглядатай Стервятника обязательно доложит об увиденном.

   Нолан отделился от стенки и выпрямился, оказавшись в опасной близости от Сюзи. Но она не отступила. Ей необходимо было понять, к чему клонит Доул. Предчувствие подсказывало, что ей это не понравится.

   – Понимаешь, – скучающим тоном продолжил он, – с точки зрения Стервятника, вы с Джонни принадлежите ему. Так что на твоем месте я бы поспешил в дом и не совал носа наружу, потому что скоро тут будет жарко.

   В душе Сюзи зашевелилась злоба, которой она даже не ожидала от себя. Выходит, все знаки оказываемого Ноланом внимания были ненастоящими. Подарки, поцелуи, занятие любовью – все сплошное притворство. Речь идет об обыкновенной мести. А ее с Джонни Доул просто использует в качестве приманки, поняла Сюзи.

   Кое-как взяв себя в руки, она мрачно произнесла:

   – Значит, все дело в том, что ты решил бросить вызов Стервятнику? – Сюзи знала ответ, но хотела услышать его от Нолана. – И из-за этого между нами было… то, что было?

   – Сегодняшнюю поездку в город я предпринял из-за твоего бывшего дружка, – невозмутимо пожал Доул плечами. – А секс… просто я дал тебе то, в чем, по твоему мнению, ты нуждалась.

   В глазах Сюзи все-таки заблестели слезы. Она была в ярости и едва сдержалась, чтобы не наброситься на Нолана с кулаками. Но реветь перед ним ей не хотелось. В конце концов, это унизительно.

   – По-моему, нуждалась, как ты выражаешься, в этом не я одна.

   – Я предупреждал тебя, что ничего хорошего из этого не получится. – Нолан подхватил ее шелковистые волосы и медленно пропустил между пальцев. – Чего ты ожидала от такого парня, как я?

   Одна слеза просочилась сквозь волевой заслон и покатилась по щеке.

   – Мне нужен был ты, – тихо, с дрожью в голосе произнесла Сюзи.

   Ее слова подействовали на Нолана как удар в солнечное сплетение. Именно этого он хотел избежать любой ценой.

   С ресниц Сюзи упала вторая слезинка, и Нолан скрипнул зубами. Меньше всего на свете он хотел причинять боль этой прелестной молодой женщине. Однако она желает видеть в нем того, кем он в действительности не является.

   – Еще в начале нашего знакомства я предупреждал тебя, что я не тот человек, которого ты себе вообразила. Я пуст, детка! – хотелось добавить ему, но он промолчал и нервно откинул упавшие на лицо мокрые волосы. Дьявол, почему она не отправится в постель и не оставит меня в покое? – пронеслась в его мозгу раздраженная мысль.

   Сюзи провела языком по полным губам и тяжело вздохнула.

   – А я сказала себе, что ты именно тот, кто мне нужен.

   Несмотря на то, что разговор был не из приятных, в Нолане разрасталось возбуждение, поэтому ему трудно было игнорировать призыв, явственно сквозивший в чудесных карих глазах Сюзи. Он едва слышно выругался, затем произнес:

   – Я не нужен тебе!

   Даже на его слух, прозвучало это не слишком убедительно.

   Сюзи покачала головой.

   – Нужен. И даже больше, чем ты думаешь.

   Внезапно желание обнять ее пересилило осторожность. Он порывисто притянул Сюзи к себе, обвив руками так, будто это было самым естественным делом. Она затрепетала в его объятиях, однако он не собирался оправдывать ее ожидания. Он поднял подбородок Сюзи и посмотрел ей прямо в глаза.

   – То, что тебе сейчас нужно, не имеет ко мне никакого отношения.

   И, прежде чем она успела возразить, он быстрым движением прижал ее к кафельной стенке и повернул кран. Сюзи ахнула, когда поток холодной воды обрушился на ее голову и плечи. Шелковая ночная сорочка сразу прилипла к груди, бедрам и впадинке между ними.

   Нолан смотрел на все это, чувствуя, как напрягаются все мышцы его тела, слыша собственное учащенное дыхание. В следующую минуту он закрыл кран.

   На коже Сюзи выступили мурашки, однако она не обратила на это внимания.

   – Ну пожалуйста! – потянулась она к Доулу. – Я знаю, что тоже нужна тебе! – С этими словами Сюзи подставила ему губы для поцелуя.

   Нолан действительно хотел ее – больше, чем она была способна вообразить. И даже больше, чем сам он когда-либо мог представить. Однако Сюзи должна понять, что ему не удастся себя переделать, сколько бы он ни старался.

   – Возможно, – тихо произнес он, почти касаясь губами ее рта. В этот миг между ними будто проскочил электрический разряд. – Но тебе все равно нужен не я.

   Сюзи смотрела на Нолана во все глаза. Он тоже не мог отвести взгляд. Спустя мгновение он уперся правой рукой в кафель поверх головы Сюзи, собственным телом преграждая ей путь к возможному бегству. Она слегка сбилась с дыхания, тем самым невольно дав понять Нолану, что одобряет его действия.

   Тогда другой рукой он сжал запястье Сюзи и поместил ее ладонь на облепленную тонким шелком ночной сорочки грудь. Нолан разминал прелестную выпуклость, нажимая на пальцы Сюзи. А та, зажмурившись, качала головой, будто показывая, что не желает принимать подобного удовольствия.

   – Взгляни на меня! – Нолан произнес это мягче, чем хотел бы, и виной тому было его собственное разросшееся желание. – Ну же! Взгляни!

   Он зажал между большим и указательным пальцами отвердевший сосок Сюзи, затем слегка оттянул его – так, как если бы делал это губами.

   Сюзи невольно застонала.

   – Прекрати!

   – Шшш… – было ей ответом.

   Она потянулась к губам Нолана, безмолвно умоляя о поцелуе, но тот лишь сильнее сжал ее грудь, прежде чем переместиться к другой. Дыхание Сюзи участилось – Нолан мимоходом отметил это, пытаясь справиться с собственным. Он чувствовал, что будет чудом, если оргазм не произойдет у него раньше, чем у Сюзи.

   Сделав глубокий вдох, Нолан медленно переместил ее руку вниз, к той части тела Сюзи, которая настоятельно требовала его внимания. Глаза Сюзи распахнулись, когда он плотно прижал ее ладонь к интимному участку между ног. В следующую минуту она ахнула, потому что Нолан принялся настойчиво ласкать ее, используя ее же руку. Пальцами другой руки Сюзи нащупала застежку его джинсов, однако Нолан быстро переместил их вверх, на упругую грудь.

   – Нет… – выдохнула Сюзи, и ее глаза вновь сами собой закрылись от удовольствия, которому она больше была не в силах противиться.

   Нолан ласкал ее интенсивнее, быстрее, понимая, что она близка к завершению. Сюзи может говорить что угодно, но его задача заставить ее сдаться. В какой-то момент все ее тело сильно напряглось, затем она судорожно содрогнулась и громко вскрикнула. Словно в ответ, Доул непроизвольно сделал мощное движение бедрами.

   Спустя какое-то время глаза Сюзи медленно открылись, дыхание постепенно успокоилось.

   – Вот видишь, – сдавленно и хрипло заметил Нолан, глядя не нее сверху вниз, – я тебе совершенно не нужен.

   Он отпустил Сюзи, прежде чем окончательно потерять над собой и без того призрачный контроль. Отвернувшись, он снял с куста кобуру с пистолетом, надел и пошел прочь. Все его тело сотрясалось от бешеного тока крови в жилах, область бедер была скована болью желания.

   – Может, ты и прав, – крикнула Сюзи вслед. Ее голос все еще звучал неровно.

   Он остановился, медленно повернулся, поправляя кобуру на плече. Вид Сюзи поколебал его уверенность. Мокрая, со спутанными волосами и блестящими глазами, разгоряченная после испытанного минуту назад удовольствия, она была хороша как никогда.

   Гордо подняв подбородок, Сюзи устремила на него царственный взгляд.

   – Возможно, я в самом деле не нуждаюсь в тебе, – хрипловато произнесла она. – Но я хочу тебя. – Беззвучно ступая босыми ногами по каменным плиткам, которыми было выложено пространство вокруг бассейна, Сюзи направилась к Нолану. В короткой шелковой тунике она напомнила ему в этот момент греческую богиню.

   Сердце Нолана билось прямо в горло.

   – Очень глупо с твоей стороны, – выдавил он с трудом.

   – Не стану спорить. – Сюзи убрала прилипшую к щеке мокрую прядь темных волос и пристально взглянула Нолану в глаза. – Возможно, я дура. Но не трусиха.

   Тот вдруг почувствовал себя неловко.

   – Ну да, понимаю, – криво усмехнулся он. – Большой сильный защитник, к которому ты обратилась за помощью, на поверку оказался трусом, я прав?

   Разумеется, сам Нолан так не думал. Он ничего не боится, а уж смерти и подавно.

   – В каком-то смысле, – спокойно кивнула Сюзи. – Ты пытаешься спрятаться от мира. Но посмотри вокруг! Неужели ты действительно рассчитываешь на то, что эти стены и охранная сигнализация способны остановить такого человека, как Стервятник?

   Нолан заметно смутился.

   – И еще… – со вздохом продолжила Сюзи. – Разве горечь и безразличие, за которыми ты прячешься, способны изменить прошлое? – Она покачала головой. – Нет. Все это не может вернуть тебе жену и сына.

   Нолан нервно глотнул воздух. Его глаза защипало от слез.

   – Замолчи, – выдавил он. – Ты не понимаешь, о чем говоришь.

   – Это ты не понимаешь! – горячо возразила Сюзи. – Ты потерял не только семью, но и себя.

   – Да что ты знаешь о моих чувствах! – Он отвернулся от нее. Ему захотелось поскорее уйти отсюда. Он не желает ни слышать этого, ни заново переживать.

   – Ты трус, Нолан.

   Он крепко зажмурился, изо всех сил стараясь сохранить спокойствие. Обида и физическое желание сплелись в нем в тугой клубок, готовый в любую минуту взорваться. Сюзи не понимает. Он больше никогда не рискнет повторить то, что было в его жизни до краха. Никогда.

   – Ты боишься взять то, в чем нуждаешься, потому что боишься вновь потерять. Вот ты и притворяешься, будто тебе все безразлично: и жизнь, и люди. Притворяешься! – повторила она, вбивая последний гвоздь в гроб самообладания Доула.

   Он обернулся и медленно направился к ней. Подойдя вплотную, остановился, однако прошло несколько секунд, прежде чем он смог заговорить.

   – Ты уверена в своей готовности дать то, что я хочу взять? – Его голос показался странным даже ему самому – сдавленный из-за желания, шевелящегося под покровом внешнего спокойствия, и одновременно гортанный от наплыва эмоций.

   – Да.

   Погрузив пальцы в мокрые волосы Сюзи, Нолан сразу крепко прижался к ее рту. Страсть мгновенно вскипела в нем.

   Я должен взять ее! Сейчас же. Сию минуту.

   Он принялся жадно целовать Сюзи, потом подхватил на руки и отнес в дом. Там он прямиком направился в свою спальню. Ногой захлопнув за собой дверь, он уложил Сюзи на кровать и сбросил с себя кобуру.

   В следующую минуту они сплелись на постели, лихорадочно обнимая и целуя друг друга. Их прерывистое дыхание нарушало тишину комнаты.

   Нолан больше не мог ждать. Сюзи поспешно нашарила и расстегнула молнию на его мокрых джинсах. Затем попыталась сдвинуть их по бедрам Нолана. Оба одновременно издали стон досады, когда это не удалось сделать сразу. Тогда Нолан помог Сюзи, и вскоре совместными усилиями они стянули неподатливые джинсы до середины его бедер. Нолан нетерпеливо высоко задрал подол ночной сорочки Сюзи и одним уверенным движением вошел в нее. Она вскрикнула от удовольствия, и почти сразу же Доул издал долгий хриплый и одновременно скрежещущий звук – взрыв блаженства настиг его в первые мгновения близости.

   Сюзи обвила Нолана ногами и, скользнув ладонями по широкой мужской спине, обняла Доула так, что тот оказался полностью в ее объятиях.

   Он уперся локтями в постель, чтобы не давить на Сюзи весом своего тела, и взглянул на нее. Даже просто смотреть в эти большие карие глаз было для Нолана тяжким испытанием – потому что хотелось принять все остальное, все, что она только способна предложить. Однако для него невозможно. Он не имеет права так рисковать.

   Видя, что Нолан напряженно всматривается в ее лицо, Сюзи улыбнулась. Даже если бы он захотел отвернуться, у него ничего не получилось бы. Объятия Сюзи были так нежны, что в нем вновь пробудилось желание. Впрочем, оно и не исчезало окончательно. Губы Сюзи вновь искушали Нолана, словно напрашиваясь на поцелуй.

   Та провела кончиками пальцев по его щеке и вдруг произнесла совершенно серьезно:

   – Ты очень много для меня значишь, Нолан. И ничто не сможет это изменить. Неважно, что будет с нами дальше, я хочу, чтобы ты знал, как я к тебе отношусь. Ты самый смелый человек из всех, кого я знаю.

   Он легонько коснулся ее губ своими.

   – Значит, я все-таки не трус?

   Сюзи порозовела от смущения.

   – Понимаешь, я очень разозлилась и…

   – Ничего, – одобрительно проворчал Нолан. – Мне понравилось, как ты поставила меня на место.

   – Но сейчас я говорю вполне серьезно, – заметила она. – И ничто, в том числе даже ты сам, не изменит моих чувств.

   – Это угроза? – улыбнулся он.

   – Нет, – фыркнула она, – обещание.

   Теперь для Нолана настала очередь посерьезнеть.

   – Поосторожнее с обещаниями, детка. – Произнося эти слова, он сделал движение бедрами, и у Сюзи перехватило дыхание. Ему тут же захотелось повторить действие, но прежде он должен сказать то, что наметил. Сюзи должна уяснить ход его мыслей. – Не исключено, что позже ты передумаешь. В жизни все меняется. Сейчас ты поставила меня на пьедестал и смотришь как на героя. Но пройдет время и…

   Сюзи нетерпеливо стиснула его ягодицы.

   – Хватит болтать. – Она качнула бедрами, затем скользнула ладонями по спине Нолана, переместила их на его грудь и принялась теребить соски. – Я хочу наверстать упущенное.

   Он зарычал, схватил руки Сюзи и завел ей за голову. Затем приблизился к ее губам, но тут же отстранился, когда она попыталась поцеловать его.

   – Хорошо, только помни: я не заставляю тебя выполнять данное тобою обещание.


   Телефонный звонок прервал сладостный сон Нолана. Взглянув на лежащую в его объятиях Сюзи, он невольно улыбнулся. Однако телефон продолжал звонить, и Нолан нахмурился. Хорошее настроение улетучилось.

   Часы показывали два ночи. Кому он мог понадобиться в такое время?

   Сюзи пошевелилась, уютнее устраиваясь в объятиях Нолана, и он взял трубку.

   – Алло?

   В ответ послышался механический шорох, свидетельствующий о том, что на другом конце провода кто-то есть.

   – Слушаю! Кто это?

   Странный щелчок, потом едва слышное гудение.

   Стиснув зубы, Нолан собрался швырнуть трубку на рычаг, но прозвучавший вдруг голос заставил его похолодеть.

   – Папа…

   Нолан мгновенно узнал голосок своего сынишки. Мальчик плакал.

   – Папочка!..

12

   – Это был не местный звонок, – тихо произнес Доул. – Междугородный вызов.

   Сюзи стояла в нескольких футах от него, глядя в искаженное мукой лицо. Нолан натянул джинсы и рубашку, но не застегнул ни того, ни другого. На его левом плече висела кобура с пистолетом. Он как-то сразу сник, словно придавленный болью и многолетней усталостью.

   Сюзи уже несколько минут растерянно смотрела на него, не зная, что сказать или сделать, чтобы облегчить его страдания.

   – Ты уверен, что это был твой сын? – робко спросила она.

   Нолан смотрел на маленькую фотографию, которую держал в руке. Это был единственный снимок его сына, который Сюзи видела в доме. Нолан извлек его из дальнего угла ящика письменного стола.

   – Голос принадлежит моему сыну. – Он через стекло рамки погладил улыбающееся личико ребенка. – Это та сама магнитная запись, которую Стервятник использовал, когда похитил моего ребенка.

   Сюзи охватило острое желание задушить Стервятника собственными руками. У этого мерзавца нет ни чести, ни совести. Разве можно так мучить людей?

   Она вздохнула. Доул согласился помочь ей и Джонни и тем самым вновь подставил себя под удар.

   – Не нужно было мне тогда связываться со Стервятником, – горестно покачал он головой. – Я совершил ошибку. Непонятно было, к кому он обращается: к Сюзи или к изображенному на фото малышу с длинными светлыми кудряшками и большими голубыми глазами.

   Сюзи понимала, что должна как-то утешить Нолана. Придвинувшись ближе, она положила ладонь на его плечо.

   – Ты ни в чем не виноват.

   Нолан некоторое время смотрел на ее руку, потом вновь перевел взгляд на детскую фотографию.

   – В какой-то момент мне следовало остановиться. – Он тяжело вздохнул. – Но я этого не сделал. Мне хотелось окончательно уничтожить Стервятника. Сделать то, чего до меня никому не удавалось. – Нолан закрыл глаза и провел по лицу рукой, однако ничто не могло развеять навязчивые воспоминания. – Именно в этом заключалась моя ошибка.

   – Ты просто исполнял свои обязанности.

   Сюзи обвила руками его талию. Он тоже машинально обнял ее за плечи. Этот простой жест возродил в душе Сюзи надежду.

   – Я полагал, что наша игра касается только нас двоих. – Нолан снова закрыл глаза, и Сюзи поняла, что в его мозгу проносятся жуткие образы. – Я засиделся в кабинете допоздна, разрабатывая новый план, который, по моему мнению, помог бы подобраться к Стервятнику, когда мне позвонили… – Он умолк. Пауза продолжалась несколько секунд. – Мне давно следовало вернуться домой и находиться со своей семьей. Когда я подъехал, весь дом был окружен полицейскими. Расталкивая их, я пробился к крыльцу, взбежал по ступеням… Свою жену я увидел на полу в гостиной. Она была мертва.

   – О Боже! – Сюзи прижалась щекой к его широкой груди. Глаза ее наполнились слезами, но она даже не пыталась остановить их.

   – Прибывший на место инспектор спросил меня, где наш сын, потому что ребенка в доме не обнаружили. И у соседей малыша тоже не было. – Нолан судорожно глотнул воздух. – Моего сынишку так и не нашли. Его унес Стервятник.

   Сюзи почувствовала, как по телу Нолана пробежала дрожь, и обняла его крепче.

   – Мы искали несколько суток, надеясь на удачу. Разослали фотографии во все газеты. Но никаких стоящих сведений так и не получили. Казалось, никто ничего не видел и не слышал. – Нолан вновь ненадолго умолк, вспоминая те жуткие дни. – Потом начались звонки. Происходило это каждую ночь. – Он угрюмо усмехнулся. – Помню, я даже молиться начал… но моя отчаянная мольба не помогла. Хотя, допускаю, что я не был достоин Божьей милости. – Он прерывисто вздохнул. – Четыре долгих недели мы хватались за любую ниточку, которая могла бы вывести нас на след Стервятника, прочесали город вдоль и поперек. А тем временем этот мерзавец продолжал звонить мне по ночам, прокручивая записанный на магнитофон голос моего сына.

   Сюзи напряглась, готовясь услышать дальнейшее. К этой минуте дрожь в теле Нолана утихла, как будто он вспомнил, что с момента описываемых событий прошло восемь лет. Сама Сюзи боялась даже представить себе, что испытала бы, узнав о похищении Джонни. Ее бросало в жар при одной мысли об этом.

   – Спустя два месяца и девять дней было найдено тело, – продолжил Нолан. – Потом я еще целый год искал Стервятника. Меня раздирало на части от желания отомстить, но он будто сквозь землю провалился. Я из кожи вон лез, стремясь обнаружить его следы, но все было тщетно. Пустота. Как будто его и на свете никогда не было.

   Сюзи вытерла глаза и откашлялась.

   – Но зачем он прокрутил тебе пленку сейчас? Ведь речь идет о моем сыне, а не о твоем.

   – Стервятник позвонил в отместку за то, что я сделал сегодня. – Нолан поставил фотографию на письменный стол и повернулся к Сюзи. – Это доказывает, что мы привлекли его внимание. Могу поспорить, что скоро он будет здесь.

   Услышав это, Сюзи безмолвно поблагодарила Бога за то, что Джонни надежно спрятан. В то же время ее не покидал страх, что Стервятник ухитрится прикончить их с Доулом и тогда малыш останется один.

   Нет! – мысленно произнесла Сюзи словно некое заклинание. Этого не произойдет! Это было бы слишком жестоко. Судьба не должна сыграть с ними такую злую шутку. Но, даже если произойдет самое страшное, Мануок позаботится о малыше. В этом Сюзи была уверена. Он будет прятать Джонни до тех пор, пока его краснокожий собрат не прекратит поиски.

   Она взглянула на Нолана.

   – Что будем делать?

   Он погладил ее по щеке тыльной стороной ладони, и в его глазах промелькнуло озабоченное выражение.

   – Ты должна поспать.

   Сюзи покачала головой.

   – Как я смогу уснуть, зная, что Стервятник может объявиться в любую минуту?

   – Он не появится незаметно для меня, – устало улыбнулся Доул. – Поверь, сюда даже мышь не проскользнет без того, чтобы не поднялась тревога. Моя охранная сигнализация подстрахована защитной системой.

   – Все равно… Не думаю, что усну. – Сюзи поежилась от ночной прохлады, вдруг вспомнив, что на ней нет ничего, кроме рубашки Нолана. – Может, кофе выпьем?

   Прежде чем Доул успел ответить, раздался одиночный сигнал тревоги. Он поднял голову и напряженно прислушался. Сюзи узнала сигнал: он звучал, когда кто-то открывал входную дверь.

   – Оставайся здесь, – велел Нолан.

   Сюзи вдруг стало трудно дышать. Казалось, страх ухватил ее за горло. Нервно проведя пальцами по волосам, она постаралась утихомирить сердцебиение. Ей во что бы то ни стало требуется сохранить спокойствие. Истерикой делу не поможешь.

   Она стояла безмолвным изваянием, пока Доул пересекал обширный кабинет, направляясь к двери. У порога он вынул пистолет из кобуры, затем приоткрыл ведущую в коридор дверь и прислушался. Спустя мгновение в комнату ворвался Мануок с Джонни на руках.

   – Что случилось? – крикнула Сюзи, подбегая к ним и протягивая руки к сыну.

   – Прошу прощения, мисс, – произнес индеец. – Лихорадка началась днем. Наш знахарь ничем не смог помочь. Мне ничего не оставалось, кроме как доставить мальчика сюда.

   – Боже мой, он весь горит! – в панике воскликнула Сюзи, потрогав лоб и щеки Джонни. Ее вновь охватил страх, на сей раз иного рода. Она взяла малыша на руки, поражаясь тому, какой он горячий. К горлу подступили рыдания. – Что же делать? Что делать?..

   – Набери в ванну холодной воды, – велел Нолан Мануоку, – а я принесу лед.

   Прежде чем Сюзи успела сообразить, что происходит, Нолан исчез. Мануок вывел ее в коридор.

   – Сюда, пожалуйста.

   Неся сынишку, Сюзи последовала за ним в свою комнату. Здесь он поспешил в ванную. Пока он набирал воду, Сюзи раздела Джонни, оставив в одних трусиках. За это время малыш один раз застонал, но не очнулся от тяжелого сна. На его маленьком тельце не заметно было ни синяков, ни каких-либо иных повреждений.

   Что же это? – лихорадочно думала Сюзи. – Какой-то вирус? Или что-то было в воде? А может, в пище? Если бы можно было вызвать врача из города! А вдруг тот не захочет ехать посреди ночи?

   Она поспешно оборвала цепь рассуждений. Они ни к чему не приведут, только еще больше растревожат ее. А ей нужно оставаться спокойной. Истерика плохой советчик.

   Вскоре Нолан вернулся с миской колотого льда. Сюзи взяла сына на руки, отнесла в ванную и стала ждать, пока мужчины смешают холодную воду с теплой, добившись нужной температуры. Происходящее казалось ей нереальным, но Джонни действительно был очень плох.

   Волнение Сюзи настолько возросло, что к горлу подкатила дурнота, колени вдруг подогнулись, но в этот момент Нолан произнес:

   – Давай его мне.

   Он решительно отобрал у Сюзи ребенка. Она не хотела отдавать, однако Нолан попросту не обратил на это внимания. Он наклонился и осторожно погрузил Джонни в воду. Стоя на коленях перед ванной, Сюзи с беспокойством наблюдала за происходящим. Оказавшись в прохладной воде, малыш заплакал. Сердце Сюзи болезненно сжалось, из глаз хлынули слезы.

   – Шшш, солнышко, – всхлипывая произнесла она.

   Джонни тихонько хныкал, по его маленькому тельцу пробегала дрожь. Сюзи молилась, как никогда горячо, однако в глубине ее сознания звучали слова Нолана.

   Я даже молиться начал… но моя отчаянная мольба не помогла.

   Но, несмотря ни на что, Сюзи верила, что сегодня ее мольба будет услышана.

   – Мануок, – прозвучал рядом с ней голос Нолана, – возьми «лендровер», поезжай в город и подними с постели доктора Миллера. Приволоки его сюда хоть под дулом пистолета. Мальчика везти никуда отсюда нельзя: Стервятник, возможно, уже рыщет в округе.

   Мануок легонько сжал плечо Сюзи.

   – Все будет хорошо, мисс. Я привезу врача. Та кивнула, не в силах говорить. Жалобное хныканье сынишки разрывало ее сердце на части.

   Она не знала, сколько времени прошло – пять минут или четверть часа, – когда наконец Нолан вывел ее из ступора, попросив подать полотенце. Сюзи схватила с крючков сразу два и быстро завернула в них Джонни, которого Нолан вынул из воды.

   – Нужно дать ему побольше питья, – бросил тот через плечо, неся мальчика в постель. – И жаропонижающее. Найдется у тебя?

   Сюзи кивнула, лихорадочно вспоминая, где у нее аптечка. Ах да, в чемодане!

   Она бросилась к кладовой, вытащила чемодан, открыла и стала беспорядочно рыться в вещах. Вот и аптечка. Сюзи быстро нашла в ней нужные таблетки. Зажав упаковку в руке, она присела на край кровати рядом с Джонни. Доул накрыл того простыней. Влажные полотенца и трусики малыша валялись на полу.

   – Сейчас принесу воды, – сказал Нолан.

   Вскоре он вернулся с графином и стаканом.

   Сюзи достала из упаковки две маленькие желтые таблетки и взглянула на сына. Вид его бледного осунувшегося личика едва не заставил ее разрыдаться, но она понимала, что должна быть сильной ради своего ребенка. Джонни расстроится, увидев маму в слезах.

   – Солнышко, открой глазки. Тебе нужно принять лекарство. – Ресницы малыша затрепетали, и Сюзи сунула руку ему под спинку, чтобы придать сидячее положение. Затем она вложила в рот Джонни одну таблетку и поднесла наполненный Ноланом стакан воды. – Раскуси ее и проглоти, – попросила Сюзи. – Это поможет тебе выздороветь.

   Мальчик послушно принял таблетку. Сюзи сразу же дала ему вторую, проследив, чтобы Джонни выпил всю воду. Затем она снова уложила ребенка на подушку, и тот сразу же забылся сном.

   Вскоре принесенный Ноланом градусник показал, что температура понизилась. Жар у малыша понемногу начал спадать, и Сюзи вздохнула с некоторым облегчением. Она надеялась, что это хороший признак. Но все равно Джонни следовало показать врачу. Сюзи должна была удостовериться в скором выздоровлении своего сына.

   Нолан погладил ее по голове.

   – Ложись рядом с ним и поспи немного. Я буду наведываться к вам время от времени. Если температура у Джонни начнет подниматься, я тебя сразу разбужу.

   Слишком измотанная, чтобы произнести хоть слово, Сюзи просто кивнула, прилегла возле сынишки и закрыла глаза. Нолан еще некоторое время оставался в спальне, но у Сюзи не было сил для беседы. В то же время она была рада, что Нолан здесь.

   Прежде чем окончательно погрузиться в дрему, Сюзи мысленно произнесла еще одну молитву, на сей раз благодарственную – за то, что была услышана предыдущая.


   Когда Сюзи проснулась, было пять часов утра. Она потрогала лоб Джонни и с радостью обнаружила, что температура лишь немного выше нормы. Ободренная, она растормошила сына и заставила принять еще две таблетки с большим количеством воды.

   Затем она достала из шкафа любимую пижаму Джонни, зная, что тому не понравится, если, проснувшись, он обнаружит себя голеньким. Облачив ребенка в мягкую ночную одежку, Сюзи поцеловала его в щечку.

   От долгого лежания на постели в неудобной позе шея у нее затекла, и она долго разминалась, стоя посреди спальни. Она решила одеться и отправиться на поиски Нолана.

   Вдруг Сюзи нахмурилась. Ей пришло в голову, что Мануок давно должен был вернуться из города, ведь расстояние не так уж велико. Но врач не мог войти в спальню и осмотреть Джонни без ее ведома. Да, она спала, но не настолько крепко, чтобы не заметить постороннего присутствия.

   Мельком взглянув в зеркало, Сюзи отправилась приводить себя в порядок. В ванне до сих пор стояла вода, и она вынула пробку. Наблюдая за крошечным водоворотом, Сюзи вспоминала о вчерашних событиях. Как заботливо обращался Нолан с Джонни! Судя по всему, он испытывает какие-то чувства к ребенку, независимо от того что тот является сыном его заклятого врага.

   Вздохнув, Сюзи принялась расчесывать спутанные волосы. Вид темных кругов под глазами заставил ее поморщиться. Чучело и то выглядит лучше!

   Почистив зубы и умывшись, Сюзи натянула джинсы с футболкой. Ей хотелось поговорить с Ноланом, выяснить, где и как он планирует впредь прятать Джонни. Ей было очень приятно, что они с сынишкой снова соединились, однако новый поворот событий определенно требует новой стратегии. Джонни небезопасно здесь находиться. Впрочем, вполне может быть, что для него вообще больше не осталось безопасных мест.

   Перед тем как покинуть спальню, Сюзи улыбнулась спящему сыну и выключила стоящую на тумбочке лампу.

   В коридоре желудок Сюзи неожиданно издал громкое урчание, и она вспомнила, что не ужинала вчера. Тепло разлилось по ее телу при воспоминании о том, чем она занималась вместо еды. Поначалу Сюзи просто была не голодна, а позже ей стало не до того.

   Она покраснела, вспоминая, как Нолан доставил ей вчера удовольствие практически не прикасаясь к ее телу своими руками. И все-таки он был не прав. Ведь именно благодаря его близкому присутствию, звуку голоса, дыханию, запаху стало возможно то, что в конце концов произошло.

   На миг закрыв глаза, Сюзи заново пережила тот восхитительный момент, когда Нолан вошел в нее. Тогда ей показалось, что она вот-вот умрет от наслаждения…

   Опомнившись, Сюзи выругала себя за то, что попусту тратит время, стоя здесь, в коридоре. Еще разок заглянув в спальню и проверив Джонни, она наконец отправилась на поиски Нолана.

   В конце коридора ноздрей Сюзи достиг аромат кофе. Она улыбнулась и свернула на кухню. Нолан стоял у окна, всматриваясь в предрассветные сумерки.

   В течение нескольких долгих мгновений Сюзи могла лишь молча смотреть на него. Его руки были сложены на груди, бедром он упирался в подоконник. Тело Сюзи мгновенно откликнулось на вид сильного, крупного мужского тела. Она почувствовала, как теплеет и увлажняется интимный участок между ее ног.

   Почувствовав, что он не один, Нолан обернулся, и взгляд его пронзительно-синих глаз встретился со взглядом кареглазой Сюзи.

   Увидев едва заметную улыбку на его губах, Сюзи затрепетала. Как же она любит этого увальня! Если бы ее спросили сейчас, готова ли она до конца своих дней прожить с Ноланом, она согласилась бы не раздумывая. А еще лучше, если бы подобный вопрос задал он сам.

   Однако Нолан этого не сделает. Сюзи понимала, что, несмотря на всю заботу о Джонни, он никогда не сможет полюбить мальчика, как собственного ребенка. Джонни навсегда останется для Нолана сыном Дика Стервятника. Такова реальность, и с ней ничего не поделаешь. А Сюзи просто следует смириться и отвернуться от того, что никогда не будет ей принадлежать.

   – Как Джонни? – спросил Нолан.

   Сюзи вновь подняла голову и изобразила улыбку. Но смотрела она на губы, волосы, лоб Нолана – словом, на что угодно, только не в глаза.

   – По-моему, выздоравливает понемногу. Во всяком случае, температура у него не повышается.

   – Хорошо.

   Чувствовалось, что мысли Нолана заняты чем-то другим. Только сейчас Сюзи заметила, что выглядит он довольно хмуро.

   – Что-то случилось? – спросила она. Нолан вздохнул, словно ему не хотелось делиться с Сюзи своими тревогами.

   – Мануок задерживается. Он давно должен был вернуться. Конечно, могла произойти какая-то поломка в «лендровере», но я не думаю, что это так. В подобном случае Мануок пешком отправился бы в город. Там живет его старшая сестра, у которой он мог бы одолжить автомобиль.

   Сюзи похолодела. Новость напрочь отбила аппетит, который она чувствовала несколько минут назад.

   – Думаешь, с Мануоком что-то случилось?

   Нолан взглянул на нее и произнес с нажимом:

   – Не думаю, а уверен. Единственное, что могло помешать Мануоку вернуться, это чья-то грубая сила.

   Дальнейших объяснений Сюзи не требовалось. Она поняла, о чем думает Нолан, – Мануок мертв. Осознание этого факта породило в ее желудке такое ощущение, будто там образовался кусок льда. Душа Сюзи наполнилась отчаянием.

   – Что же нам делать?

   Прежде чем ответить, Доул на миг стиснул зубы.

   – Ждать.

   Внезапно Сюзи захотелось оказаться рядом с сыном.

   – Я… э-э… пойду посмотрю, как там Джонни.

   Стервятник приближается.

   Она даже не знала, откуда вдруг у нее появилась подобная уверенность. Это словно витало в воздухе, порождая у Сюзи инстинктивное желание оказаться поближе к ребенку. Идя по коридору обратно в спальню, она услышала давешний звук охранной сигнализации и подумала, что, наверное, это Мануок, который все-таки вернулся с доктором. Если так, то их встретит Нолан.

   Она тихо вошла в спальню, не желая будить сынишку. Первое, что бросилось ей в глаза, – распахнутая дверь, которая вела во внутренний дворик. В тот же миг кровь словно замерзла в жилах Сюзи. Онемевшими пальцами она нашарила на стене выключатель и включила верхний свет.

   – Сюрприз, мамочка! – Джонни сидел на кровати в обществе незнакомки – красивой молодой светловолосой женщины.

   – Это та тетенька, которая передала мне от папы медвежонка, – радостно объяснил малыш. В следующее мгновение он нахмурился. – Только я забыл его в горах…

   Незваная гостья быстро встала – в ее точных изящных движениях сквозила кошачья фация – и нацелила на Сюзи дуло пистолета.

   – Думаю, нам лучше потолковать во дворе, верно?

   Джонни удивленно глядел то на мать, то на свою знакомую. Его лицо до сих пор не покинул лихорадочный румянец.

   – Мам? – в голоске мальчика прозвучала неуверенность.

   – Все в порядке, солнышко, – поспешно произнесла Сюзи.

   – Разумеется, если ты не предпочтешь уладить дело здесь, – добавила блондинка. Она была гораздо выше Сюзи, немного худощавее и выглядела не менее зловеще, чем Стервятник.

   Покачав головой, Сюзи заставила себя двинуться к двери – нужно было во что бы то ни стало убрать Джонни с линии огня. Кем бы ни являлась эта женщина, похоже, она способна на все.

   – Лучше побеседовать на свежем воздухе, – сказала Сюзи.

   Блондинка насмешливо кивнула.

   – Здравое рассуждение.

   В дверях Сюзи остановилась и повернулась к сыну с улыбкой, которая вполне могла оказаться прощальной.

   – Солнышко, посиди в постельке, мама скоро вернется.

   Джонни кивнул, но в его глазах застыло беспокойство.

   В этот момент блондинка приблизилась к Сюзи и ткнула ее в ребра дулом пистолета.

   – Пошевеливайся!

   – Кто вы? – спросила Сюзи, спускаясь по ступенькам.

   – Заткнись. – Блондинка подтолкнула Сюзи к центру дворика.

   – Вас прислал Дик Стервятник? – не сдавалась Сюзи. Она изо всех сил старалась не выдать своего страха, одновременно молясь про себя, чтобы Джонни не вышел во двор, обеспокоенный долгим отсутствием матери.

   – Вот именно. Дик меня прислал! – фыркнула блондинка, которую почему-то развеселил вопрос Сюзи.

   Сюзи резко обернулась.

   – Где он? – Злость помогла ей избавиться от внутренней дрожи. Она понимала, что девица все равно не оставит ее в живых. – Этот подонок побоялся явиться лично?

   Блондинка вновь издала короткий сухой смешок.

   – Думаю, ты сама все прекрасно понимаешь, золотце.

   – Допустим. Но все-таки почему ты проникла сюда? – Раз уж суждено умереть, то по крайней мере Сюзи хотела знать правду.

   – Неужели не сообразила? – покачала блондинка головой. – Чтобы прикончить тебя, разумеется!

   Сюзи нервно глотнула воздух.

   – Тебе Стервятник приказал?

   – Ну, не совсем, – пожала собеседница плечами. – Вообще-то, я должна присматривать за тобой, как обычно.

   – Как обычно? – Несмотря на всю остроту момента, Сюзи удивилась. Она никогда в жизни не видела этой молодой женщины.

   – Когда Дик отправляется куда-нибудь на дело, я слежу за тобой и ребенком.

   Выходит, предположения Нолана верны, подумала Сюзи.

   – Ты сообщница Стервятника?

   Блондинка вновь рассмеялась.

   – У него нет сообщников, золотце. Я Лу. – Она подмигнула Сюзи. – Любовница Дика.

   – Ничего не понимаю, – совершенно искренне призналась Сюзи. Если Лу, по ее собственному признанию, должна присматривать за мной и Джонни, то почему она угрожает мне оружием? – пронеслось в мозгу Сюзи.

   – Где Стервятник? – настойчиво спросила она. – У него не хватает духу лично выполнить эту работу?

   – Странные вопросы ты задаешь. Ведь Дик известен тебе не меньше, чем мне! В каком-то смысле в этом и заключается проблема…

   Так вот оно что! Лу не просто любовница Стервятника, а ревнивая любовница. И сейчас она явно вознамерилась убрать с пути соперницу.

   – Дик скоро будет здесь, но, боюсь, тебе это уже не поможет, – продолжила блондинка. – Меня уже тошнит от разговоров о нежной хрупкой Сюзи. Поэтому я решила покончить с этим раз и навсегда.

   Ошеломленная сверх всякой меры, Сюзи покачала головой.

   – Но Стервятнику нужна не я, а Джонни!

   – Ошибаешься, золотце. Тебя он тоже хочет… на свой, слегка садистский манер. Вообще, Дик давным-давно мог бы тебя прикончить, но все медлит. Так что этот вопрос придется решить мне.

   – Выходит, Стервятник не знает, что ты сейчас находишься здесь? – В голове Сюзи понемногу начала вырисовываться картина происходящего.

   Лу взмахнула пистолетом.

   – Повторяю: я должна следить за тобой и ребенком, пока сюда не прибудет сам Дик. А когда это произойдет, я скажу ему, что Доул пристрелил тебя, а я в свою очередь разобралась с ним. Таким образом, Дику не придется ни о чем беспокоиться лично.

   – Стервятник тебе не поверит, – возразила Сюзи, чувствуя, что в ней вновь поднимается страх. – Зачем Доулу убивать меня?

   – Из ревности, разумеется, – победоносно усмехнулась Лу. – Дика привела в сильное раздражение ваша с Ноланом вчерашняя прогулка в город. Он даже решил сократить свое пребывание в Лос-Анджелесе. Сегодня утром или, самое позднее, днем Дик будет здесь. Мне не составит труда убедить его, что Доул приревновал тебя, образно выражаясь, к придорожному кусту и в припадке бешенства застрелил. Дику прекрасно известно, что этот тип страдает серьезным нервным расстройством.

   – Скажи, а как тебе удалось проникнуть на территорию виллы?

   Лу дернула плечом.

   – У Мануока в городе живет сестра, так что все оказалось очень просто. Парень не захотел, чтобы его сестрица умерла в расцвете лет, поэтому быстро отдал мне ключи от ворот и дома.

   – Где он сейчас? – спросила Сюзи с плохо скрываемым гневом. Она уже поняла, что в подлости эта девица не уступает Стервятнику.

   Блондинка снисходительно усмехнулась.

   – Тебе-то что за забота? Подручному Доула уже никто не поможет, он отправился в гости к праотцам. Или к индейскому Богу, уж не знаю, как поточнее выразиться.

   – Но ведь Стервятник не убивает своих соплеменников. Он всегда кичился тем, что расправляется только с белыми.

   – Считай это исключением из правила. Впрочем, при чем тут Дик? Я сама справилась с задачей. И должна заметить, – со смешком произнесла блондинка, – что, в отличие от Дика, не имею расовых предрассудков.

   – Ты совершаешь ошибку, – сказала Сюзи. Когда же Нолан сообразит, что меня нет в доме? Господи, надоумь его наведаться к Джонни! – Стервятник поймет, что ты соврала.

   – Не думаю. Некоторое время он будет горевать, – с отвращением произнесла Лу, – и не сможет соображать здраво. А потом его мысли будут заняты тем, что делать с сыном, – добавила она, явно наслаждаясь отчаянием Сюзи.

   Хватаясь за соломинку, Сюзи произнесла:

   – Послушай, почему бы нам не договориться? Мы могли бы найти взаимовыгодное решение… – Неужели к ней невозможно найти подхода?

   Лу насмешливо блеснула глазами.

   – Что за бред ты несешь? С какой стати я должна договариваться с тобой?

   – Если ты поможешь нам с Джонни бежать, клянусь, я исчезну навсегда и тебе больше не о чем будет волноваться, – сказала Сюзи. Потом ее осенила новая идея. – Кстати, я обладаю немалыми средствами и готова заплатить тебе крупную сумму.

   Блондинка подозрительно взглянула на нее.

   – Я не нуждаюсь в твоих деньгах. У меня у самой их предостаточно. Кроме того, Дик все равно тебя найдет, ты это прекрасно понимаешь. От него не спрячешься.

   Уж это Сюзи знала лучше, чем кто бы то ни было.

   – Хорошо, давай взглянем на это дело с другой стороны. Почему бы тебе не оставить в покое моего сына и Нолана? Ведь твоя проблема заключается во мне. – Мысль о том, что Стервятник завладеет ее сыном и ранит или убьет Доула, причиняла ей невыносимые страдания. Достаточно уже того, что пострадал Мануок. – В первую очередь тебе нужно избавиться от меня. Вот и оставь Нолана и Джонни в покое!

   Лу вновь смерила ее насмешливым взглядом.

   – О, да ты влюбилась в этого парня! Рассказывал он тебе, что с ним сделал Дик?

   Телефонный звонок!

   – А, так это ты позвонила ночью и прокрутила магнитофонную пленку! – воскликнула Сюзи.

   – Бьюсь об заклад, это сильно подействовало на бедолагу, – удовлетворенно хмыкнула Лу. – И плюшевый медвежонок в придачу. Тебе хоть известно, что точно такая игрушка была у сына этого недоумка?

   – Как ты можешь делать подобные вещи? – ошеломленно прошептала Сюзи, всматриваясь в глаза блондинки и видя там один лишь злобный расчет.

   – Очень просто. У меня был хороший учитель. Как только я узнала, что ты связалась с Доулом, то сразу же вспомнила об этой кассете. В свое время Дик очень развеселил меня рассказом об играх с твоим нынешним ухажером.

   Желудок Сюзи неприятно сжался. Она поняла, что подружка Стервятника настоящая садистка. Неужели именно эта женщина будет воспитывать Джонни после того, как малыша заберет ее кровожадный дружок?

   От этой мысли Сюзи едва не лишилась сознания.

   – Ну пожалуйста! – взмолилась она. – Давай решим дело миром!

   Однако Лу уже потеряла терпение.

   – Все, довольно болтать! Пора тебе отправляться туда, где самое место таким хорошим девочкам.

   Придвинувшись вплотную, она прижала дуло пистолета к виску Сюзи, и та невольно зажмурилась, понимая, что сейчас для нее все кончится.

13

   – Брось оружие!

   Нолан жестко ткнул дулом «беретты» в затылок подружки Стервятника.

   – Осторожнее, приятель, – предупредила та. – Иначе мозги этой цыпочки разлетятся по всему двору.

   К этому времени уже совсем рассвело. Поднявшееся над горизонтом солнце позолотило верхушки деревьев, обещая жаркий погожий день. Однако Доулу сейчас некогда было обращать внимание на подобные детали. Быстро прикинув свои возможности, он произнес фразу, которая вполне оправдывала его твердокаменную репутацию:

   – Ну и что? С чего ты взяла, что эта пигалица для меня что-то значит? Я всего лишь использую ее в качестве приманки для Стервятника.

   Блондинка задумалась. Чувствовалось, что ее уверенность дала трещину.

   – Врешь. Я видела вас вместе и знаю, как много она значит для тебя!

   Нолан слегка переменил позу, готовясь схватить блондинку за горло.

   – Ты видела только то, что я намеренно хотел показать, – тихо, но с плохо скрытой угрозой произнес он.

   Лу рассмеялась, слегка натянуто.

   И в эту минуту Доул неожиданно почувствовал, как что-то прижалось к его ноге. Взглянув вниз, он похолодел.

   Джонни!

   Разумеется, Лу не преминула воспользоваться представившимся шансом. Мгновенно переместившись за спину Сюзи, она превратила ее в подобие живого щита, по-прежнему прижимая к ее виску дуло пистолета.

   Сюзи тоже заметила сына, и ее глаза округлились от ужаса.

   Видя, что ситуация переменилась не в его пользу, Доул выругался про себя. Перед ним встала новая задача: не допустить, чтобы материнские чувства Сюзи сыграли на руку подружке Стервятника.

   – Как мило! – язвительно усмехнулась блондинка. – Вся семья в сборе.

   – Отпусти ее, – велел Нолан с мрачным спокойствием. Он направил дуло «беретты» прямо в лоб Лу. Его палец лег на спусковой крючок.

   – Не делай глупостей, приятель, иначе твоя киска умрет прямо у ребенка на глазах, – процедила блондинка сквозь зубы. – Я пришла, чтобы прикончить ее, и без этого не уйду.

   Джонни крепче обнял ногу Доула. Он чувствовал, как часто бьется сердечко перепуганного малыша. Скрипнув зубами, Нолан произнес:

   – В таком случае вы умрете вместе.

   – Нет! – воскликнула Сюзи, глядя на Доула. – Уведи отсюда Джонни! Прошу тебя, убереги моего сына. Оставь меня с ней!

   Нолан вновь выругался про себя, стараясь закрыть сердце для терзающих душу противоречивых чувств. Затем он медленно покачал головой. Никакая сила на свете не заставит его бросить Сюзи.

   – Ничего не получится.

   – Как трогательно!

   Неожиданно прозвучавший мужской голос вызвал мурашки на теле Доула. Он сразу узнал эти интонации.

   Стервятник!

   Повернув голову, он встретил зловещий мрачный взгляд. Его мгновенно захлестнуло потоком эмоций. В ту же минуту гнев почти полностью затмил разум Нолана, душа наполнилась болью и всепоглощающей жаждой мщения.

   – Дик… – растерянно произнесла Лу, поспешно убирая руки от Сюзи. – Как хорошо, что ты здесь! А я тут… э-э…

   – Не трать силы на объяснения. – Стервятник направил пистолет на Сюзи и вновь взглянул на Доула. – Брось пушку, или я сейчас же разделаюсь с этой крошкой!

   Осознавая, что от его действий зависит жизнь Сюзи, Нолан, не сводя глаз с противника, медленно нагнулся и положил оружие на землю.

   Глаза Стервятника злобно сверкнули, когда безоружный Доул выпрямился.

   – Я несколько часов просидел в самолете, пока вы здесь забавлялись. – Он попытался разгладить слегка помявшийся дорогой пиджак, потом махнул рукой.

   В эту минуту Нолан вспомнил, как когда-то написал в полицейском отчете, что Дик Эскабамо питает не свойственную большинству его соплеменников слабость к дорогой одежде. И к женщинам. Впрочем, глупышки сами бросались в объятия этого подонка, притянутые его обманчивой красотой как мотыльки пламенем свечи.

   Ненависть зашевелилась в душе Доула. Пришло его время! Он мог бы молниеносно поднять с земли «беретту», выстрелить в Стервятника и тут же откатиться в сторону. Он знал, что успеет прикончить мерзавца, прежде чем тот сориентируется в происходящем, но… Нельзя рисковать жизнью Сюзи. Не говоря уже о малыше.

   Доул сдержанно вздохнул.

   – Я лечу, спешу, – сердито продолжил Стервятник, метнув взгляд на свою подружку, – прибываю на место раньше срока… И что вижу? Ты собираешься убить мать моего ребенка!

   – Вовсе нет… Ты неправильно понял… – начала оправдываться блондинка. В ее голосе прозвучали нотки отчаяния.

   – Большая ошибка с твоей стороны.

   С этими словами Стервятник выстрелил. Лу пошатнулась, затем попятилась и свалилась на землю, увлекая за собой Сюзи. Однако та высвободилась из цепких пальцев блондинки, поспешно откатилась подальше и поднялась на ноги.

   – Не двигайся! – приказал ей Стервятник.

   Сюзи замерла.

   В этот момент, воспользовавшись тем, что Дик на мгновение отвлекся, Доул схватил «беретту» и навел на него.

   Стервятник усмехнулся, показывая, что оценил изящество маневра.

   – Браво! Вижу, ты не утратил полицейской выучки. Похвально, похвально…

   Разумеется, Нолан понимал, что его заклятого врага не слишком испугала перемена ситуации. Ведь пистолет Стервятника был направлен на Сюзи, чья жизнь – тот не мог этого не знать – значит для Доула больше, чем собственная.

   В этот миг желание раз и навсегда покончить с Диком Эскабамо взыграло в Нолане с такой силой, что он едва утерпел, чтобы тут же не осуществить его. К счастью, безумный порыв сдержал тихий плач Джонни. Почувствовав, как судорожно детские ручонки цепляются за его ногу, Доул опомнился. Нельзя поднимать стрельбу в присутствии ребенка!

   И все-таки желание прикончить Стервятника ни на секунду не отпускало Нолана. Он дрожал от усилий, которые ему приходилось прикладывать, чтобы сдержать себя.

   Зловещая усмешка Индейца стала еще шире.

   – Ты уверен, что хочешь этого? – произнес он.

   – Да. – Голос Доула был хриплым, удары сердца отдавались в висках.

   Дик пожал плечами.

   – Я приехал только для того, чтобы забрать сына. – Он быстро взглянул на Сюзи, однако той удалось сохранить спокойствие. – Видишь ли, я больше не могу доверять этой крошке. Она не способна воспитать в мальчике мужество и удержать на расстоянии от неудачников, подобных тебе. – Стервятник смерил Нолана презрительным взглядом. – По сути, я освобождаю тебе поле деятельности, дружище…

   – Я тебе не друг, – прохрипел Доул. Его душил гнев, желание убить Стервятника мешало дышать. – Я тот, кто намерен прикончить тебя, даже если ради этого мне придется расстаться с жизнью!

   Стервятник беззаботно рассмеялся.

   – Не думаю, что из твоей затеи что-нибудь получится. – Он крепче сжал рукоятку нацеленного на Сюзи пистолета. – Уверен, ты уже знаешь, насколько сладостна эта крошка. Мне она уже ни к чему. Вообще, смешная получается история. Столько времени я не подпускал к ней мужиков, чтобы в конце концов у меня увел ее ты! Но я не возражаю против честной сделки. Ты берешь эту потаскушку, я – своего сына. И все счастливы.

   – Черта с два!

   – Не понимаю, почему ты артачишься, – ухмыльнулся Дик. – По-моему, предложение вполне приемлемое. Смотри, какая лапочка! – кивнул он на Сюзи.

   – Все, ты покойник! – не сдержался Доул.

   Стервятник картинно вздохнул.

   – Видишь ли, если ты меня убьешь, тебе никогда не удастся узнать, что стало с твоим симпатичным сынишкой.

   Нолан окинул его тяжелым угрюмым взглядом.

   – Мой сын мертв.

   Дик насмешливо прищурился.

   – Ты уверен? Детское тело, которое вы тогда нашли, могло принадлежать любому ребенку. Вспомни, оно обгорело до неузнаваемости.

   Мгновенно возникший после этих слов в мозгу жуткий образ вызвал боль в сердце Доула. Однако тот взял себя в руки. Стервятнику его не обмануть!

   – Найденная возле останков игрушка принадлежала моему сыну, – как можно спокойнее возразил он. – Были и некоторые другие детали…

   – Так-то оно так, но доказательств, по-моему, маловато. Это могло быть тело любого неопознанного ребенка, взятое из морга. Согласен, возраст и рост примерно совпадали, но ведь полное опознание было невозможно, верно?

   Нолана вновь бросило в дрожь при воспоминании о процедуре опознания останков. Коронер сказал, что смотреть практически не на что. Однако Доул настоял на своем присутствии. Он должен был все увидеть собственными глазами.

   – Ну что, убедил я тебя? – спросил Стервятник. – Согласен, что в моих словах содержится большая доля истины?

   Боясь пошевелиться и тем самым спровоцировать цепь непоправимых событий, Сюзи стояла совершенно неподвижно. Всеми фибрами души она стремилась к сыну, но не могла позволить себе ни малейшего движения. Вместе с тем она остро переживала за Доула, которому Стервятник навязал мучительный разговор. С каким бы удовольствием она сама прикончила бы мерзавца!

   Сюзи покосилась на неподвижное тело Лу. В правой руке блондинки до сих пор был зажат пистолет.

   – В действительности все просто, – произнес Стервятник, вновь привлекая внимание Сюзи к разговору. – Ты позволяешь мне уйти отсюда с моим сыном, а взамен я сообщаю координаты местонахождения твоего. Кстати, – он коснулся лба, будто вдруг вспомнив о чем-то, – ведь не далее как два месяца назад твой парень отпраздновал одиннадцатый день рождения.

   Сюзи невольно затаила дыхание. Неужели это правда? Она даже пошатнулась, осознав все значение новости. Стервятник использует эту информацию в качестве главного аргумента в переговорах с Ноланом о дальнейшей судьбе Джонни!

   Тревожный взгляд Сюзи метнулся на лицо Доула, искаженное выражением с трудом сдерживаемой жажды мщения, – стиснутые зубы, мрачно сверкающие глаза.

   – Условия сделки справедливы, – продолжал Дик, не смущаясь длительным молчанием Нолана. – Твой сын за моего.

   Сюзи затрепетала, охваченная волной нового страха.

   Нет – мысленно убеждала она себя, – Нолан никогда не сделает ничего такого, что причинило бы вред Джонни. Не отдаст малыша Стервятнику.

   Но что, если тот говорит правду? Вдруг сын Доула действительно жив? Не поддастся ли тот соблазну обменять одного ребенка на другого?

   Сюзи взглянула на того, кого любила всем сердцем, и поняла: он все сделает правильно.

   Прикусив губу, она наблюдала, как Доул выдвигает спрятавшегося за его спину Джонни вперед.

   – Между прочим, твой парнишка очень похож на тебя, – заметил Стервятник. – И даже время от времени спрашивает про папу! – Он от души расхохотался.

   На скуле Нолана задергалась мышца. Образно выражаясь, Дик Эскабамо не просто ударил его ножом в грудь, но вдобавок принялся поворачивать лезвие.

   Сюзи замерла, затаив дыхание. Секунды медленно утекали одна за другой. Тем временем Доул уже достаточно далеко отодвинул от себя мальчика… и вдруг подтолкнул его в сторону Сюзи.

   – Отведи Джонни в дом, – велел он безапелляционным тоном.

   – Стой на месте, Сюзи, – тотчас предупредил Стервятник. В его голосе ощущался оттенок разочарования. – Если попытаешься сделать, что говорит этот недоумок, я убью тебя. По правде говоря, мне давно следовало с тобой разобраться.

   Сюзи быстро спрятала сынишку за спину, и тот в страхе зажмурился, прижавшись лицом к бедру матери. Она переводила напряженный взгляд с Нолана на Стервятника и обратно. Угрожающее выражение в темных глазах последнего наполняло ее душу ужасом. Сюзи понимала, что сейчас Стервятник загнан в угол и ему требуется принять решение. Каким оно окажется?

   – Иди в дом, – повторил Доул, пристально взглянув на нее. – Сейчас же!

   Однако Сюзи не могла оставить его здесь. Краем глаза она заметила, что Стервятник перевел дуло пистолета с нее на Нолана.

   По лицу того скользнула едва заметная усмешка. Доул понял, что его уловка удалась. Стервятник только что совершил ошибку, тем самым позволяя Нолану ценой собственной жизни выторговать свободу для Сюзи и ее ребенка. Ну что ж, но он погибнет не один, он непременно возьмет с собой этого негодяя.

   Короткую, но невероятно напряженную паузу внезапно прервал выстрел. В тот же миг на лице Стервятника появилось удивленное выражение. Не веря собственным глазам, он взглянул на быстро расширяющееся пятно крови вокруг отверстия в своей груди. В следующую секунду ноги подогнулись под Стервятником, он рухнул сначала на колени, потом на бок, конвульсивно дернулся и затих.

   – Если ты не достанешься мне, – произнесла Лу, – то и никакой другой женщине тоже… – С вялой, но удовлетворенной усмешкой на бледных губах она вновь упала щекой на траву, выронив из ослабевших пальцев пистолет.

   Сюзи опустилась на колени перед расплакавшимся от страха сынишкой, обняла его и крепко прижала к груди. В этот момент ее слух уловил вой полицейских сирен. Наверное, Нолан вызвал полицию, прежде чем выйти во двор, догадалась она.

   Тем временем Доул приблизился к поверженному Стервятнику и ногой толкнул его в бок. Убедившись, что тот не подает признаков жизни, Нолан подошел к Лу, подальше отшвырнул носком кроссовки пистолет от ее руки и присел на корточки. Блондинка попыталась что-то сказать, но с ее губ слетел лишь стон.

   – Молчи, – посоветовал ей Доул.

   Он снял с себя рубашку, скомкал и прижал к груди Лу, чтобы остановить кровотечение. Полицейские сирены слышались совсем рядом.

   – Мама, возьми меня на ручки! – всхлипнул Джонни.

   Сюзи так и сделала.

   – Я люблю тебя, солнышко, – прошептала она сыну на ушко. – Все будет хорошо.

   В самом деле Стервятник мертв, больше некому ни угрожать, ни преследовать их. Облегчение, принесенное этой мыслью, было так велико, что у Сюзи закружилась голова.

   Стервятник мертв!

   А они с Джонни свободны.


   Вскоре выяснилось, что полицию вызвал не Нолан. Ее направил к дому Доула Мануок, которого дорожный патруль обнаружил в багажнике брошенного на окраине города «лендровера». Индеец потерял много крови, потому что Лу выстрелила ему в живот. Сообщив офицеру полиции об опасности, угрожающей обитателям уединенной виллы на берегу озера, Мануок лишился чувств.

   Дав свидетельские показания, Доул попросил приехавших за телом Стервятника санитаров подбросить его до города. Он спешил к Мануоку. Раненую Лу еще раньше увезли на другой машине «скорой помощи».

   В свою очередь рассказывая полицейскому инспектору о случившемся, Сюзи вдруг сообразила, что так и не поблагодарила Нолана за все, что он для нее сделал. А ведь ему пришлось рисковать ради этого жизнью. К тому же Сюзи хотелось сказать Доулу, как она его любит.

   И еще она испытывала острую потребность выяснить, жив или нет его сын.

   Инспектор согласился устроить ей свидание с находящейся в больнице под охраной Лу.


   – Мальчика можете оставить со мной, – сказал Сюзи дежуривший перед палатой полицейский.

   – Посиди с дядей, солнышко, ладно? – улыбнулась Сюзи сынишке, все еще одетому в пижаму и босому. Переодеться у них попросту не оказалось времени. Сюзи лишь успела до прибытия полиции натянуть джинсы. – Вот тебе журнал, посмотри картинки. – Она протянула ребенку одно из лежавших на столике потрепанных изданий.

   В палате было тихо. Лу лежала на кровати, бледная как мел. Сразу к обеим ее рукам тянулись трубки капельниц. Услышав, что кто-то вошел, она открыла глаза.

   – Зачем пожаловала? – слабо произнесла бывшая подружка Стервятника, проведя языком по пересохшим губам.

   – Хочешь воды? – в свою очередь спросила Сюзи.

   Блондинка кивнула.

   Сюзи наполнила стакан водой из графина, вставила соломинку и поднесла к ее губам. Напившись, Лу вновь подозрительно взглянула на посетительницу.

   – Что тебе нужно?

   А вдруг она не захочет говорить со мной? – мелькнула в голове Сюзи тревожная мысль. Или соврет что-нибудь?

   – Ты давно знаешься со Стервятником? – наконец осторожно спросила она.

   Блондинка вяло усмехнулась.

   – Тебе-то что за дело?

   – Пожалуйста, скажи. Это очень важно!

   Лу вздохнула.

   – Ну, лет десять… И такой же срок мне, наверное, дадут за то, что я пристрелила этого ублюдка.

   – В таком случае тебе должно быть известно что-то о сыне Доула, – вкрадчиво продолжила Сюзи.

   – Если ты намекаешь, что я якобы имею какое-то отношение к делишкам Дика, то не трудись понапрасну. – Блондинка на секунду прикрыла глаза. – Я ни в чем не замешана.

   – Что ты, у меня и в мыслях не было! – поспешно возразила Сюзи. – Мне лишь хочется узнать, известно ли тебе, что на самом деле случилось с ребенком.

   – Дался вам этот щенок! – поморщилась Лу.

   – Ну пожалуйста! – взмолилась Сюзи.

   Лу с минуту молчала, потом произнесла:

   – Хорошо… В каком-то смысле Доул спас мне жизнь, не дав истечь кровью, так что я ему обязана. – Она пристально взглянула на Сюзи. – Слушай внимательно, лапочка, повторять не стану.

   Сюзи наклонилась к постели, жадно впитывая слова.

   – Когда восемь лет назад случилась вся заваруха, Дик собирался пристрелить мальца. Однако одна родственница Дика, Джейн, у которой тот временно держал свою добычу, уговорила отдать мальчишку ей. Сама она не могла иметь детей, из-за этого ее и замуж не брали… В общем, Дик согласился.

   Сюзи взволнованно вздохнула.

   – Значит, сын Нолана жив. – Эти слова она произнесла почти шепотом.

   – Что с ним сделается… Живет с Джейн в Индианаполисе.

   – А адрес тебе известен?

   – Ривер-стрит, частный дом, номера не помню. – Было видно, что разговор утомил Лу.

   – Но ты уверена, что этот мальчик действительно сын Нолана? – настойчиво спросила Сюзи.

   – Да. Говорю совершенно точно: сын Доула жив!

14

   – Инспектор Браун?

   – Да.

   Стоя в кабинке больничного таксофона, Сюзи крепче прижала к уху телефонную трубку.

   – С вами говорит Сюзи Бьюконен. Помните меня?

   – Конечно. Что-то случилось?

   – Стервятник мертв.

   Повисла долгая пауза. Некоторое время в трубке звучало лишь потрескивание, похожее на разряды статического электричества.

   – А что с Доулом? – спросил наконец Лесли Браун.

   – Все в порядке. – По крайней мере, я на это надеюсь, добавила Сюзи про себя. Затем, собравшись с духом, продолжила:

   – Я хочу обратиться к вам за помощью. Можно?

   – Разумеется. Все, что в моих силах.

   – Видите ли, существует большая вероятность того, что сын Нолана жив.

   В трубке вновь повисла тишина.

   – Как это может быть? – произнес инспектор. – Ведь было найдено тело…

   – Подружка Стервятника рассказала мне, что тот выкрал неопознанное тело из морга и устроил так, чтобы все решили, будто это сын Доула.

   – Но зачем ему это понадобилось? – недоверчиво спросил Лесли Браун.

   Сюзи вкратце поведала историю о бездетной родственнице Стервятника, сообщив попутно, где та проживает.

   – Ну что ж, – сказал на это инспектор, – проверка вашей информации займет пару дней. Я сегодня же поручу это дело детективу Кречевски.

   – Большое спасибо!

   – Не благодарите меня, – негромко ответил Лесли Браун. – Если есть хоть малейшая надежда на то, что сын Доула жив, я сделаю все, чтобы разыскать мальчика. А потом подключу к делу Патрика Баррета, нашего ведущего консультанта по юридическим вопросам.

   Попрощавшись с инспектором и повесив трубку, Сюзи решила перед уходом из больницы нанести еще один визит. Взяв сына за руку, она отправилась в регистратуру, чтобы выяснить, в какой палате находится Мануок.

   Индеец неспешно беседовал о чем-то с сидящей у постели женщиной, когда Сюзи заглянула к нему, ведя за собой Джонни.

   – Мисс Бьюконен, малыш! Как приятно вас видеть! – воскликнул Мануок.

   Выглядел он не так плохо, как можно было ожидать.

   Сюзи приподняла мальчика, чтобы ему удобнее было по-взрослому обменяться с Мануоком рукопожатием. Сама она не ограничилась официальным приветствием, а наклонившись, поцеловала парня в щеку. Тот зарделся от смущения.

   – А это моя сестра, Руфь.

   – Рада познакомиться, – с улыбкой произнесла Сюзи.

   Брат и сестра были поразительно похожи. Практически одинаковые черты лица, та же добродушная улыбка. Лишь присмотревшись, можно было заметить, что Руфь немного постарше.

   – Брат успел столько всего рассказать о вас и малыше! – произнесла та.

   – Вот как? – вновь улыбнулась Сюзи. Затем она повернулась к Мануоку. – Выходит, ты чувствуешь себя неплохо?

   – Сейчас уже лучше, – кивнул тот. – Пуля застряла в костях таза и ее быстро извлекли. Врачи говорят, что мне повезло: внутренние органы почти не задеты. – Мануок нахмурился. – Очень рад, что Стервятник мертв. Подлый он был человек.

   Сюзи вздохнула.

   – Да уж…

   – Говорят, женщина, стрелявшая в меня, тоже в этой больнице? – вкрадчиво поинтересовался индеец.

   – Верно, – усмехнулась Сюзи, сообразив, о чем тот думает. – Но ее охраняет полиция, у палаты выставлен пост. Незаметно пробраться туда невозможно. Сама преступница тоже никуда не сможет переместиться, кроме как в тюрьму, где ей самое место.

   Мануок кивнул.

   – Очень хорошо.

   – Я не видела Нолана с тех пор, как покинула дом, – продолжила Сюзи после некоторой паузы.

   – У него срочные дела. – Индеец похлопал Сюзи по руке. – Дайте ему время.

   – Но он даже не попрощался. – Она не смогла скрыть обиду. – Хотя, уверена, Нолан знал, что мы тоже находимся в этой больнице. Такое ощущение, будто он избегает меня. Я… не понимаю…

   – Не сомневайтесь в нем, мисс. Просто мистеру Доулу требуется время. Он не может сразу признать свои чувства, потому что слишком многое потерял в жизни. Ему трудно отважиться на новый риск… и, возможно, новую боль.

   Сюзи сгорала от желания рассказать Мануоку, что сын Нолана жив, но сначала ей нужно было окончательно в этом удостовериться. Нельзя подвергнуть эмоции человека испытанию новой надеждой, а Мануок непременно поделится с Доулом полученными от Сюзи сведениями.

   – Я собираюсь поселиться в гостинице, которая находится здесь за углом.

   Мануок кивнул.

   – Знаю это место.

   – Передашь Нолану при случае, что я жду его там, ладно?

   – Конечно. Мистер Доул вернется послезавтра.

   Попрощавшись, Сюзи взяла за руку сына и повернулась, чтобы покинуть палату, но на пороге ненадолго задержалась.

   – Скажи… он ничего не говорил обо мне, перед тем как уехать?

   Явно смущенный этим вопросом, Мануок принялся разглядывать свои ногти.

   – Мне очень жаль, мисс, но мистер Доул ничего не говорил.

   – Ладно… – Сюзи не пыталась скрыть разочарование. Впрочем, может, это к лучшему, что Нолан вдруг уехал. – Ну нам пора, Джонни проголодался. – Она улыбнулась Мануоку и его сестре.

   Да, Сюзи в самом деле пора уходить. Ей требовался уединенный уголок, где она могла бы скрыться от всех и выплакаться всласть, погоревать о том, что могло бы возникнуть, но никогда не сбудется.


   Прошло два дня и две ночи – самые долгие в жизни Сюзи. К середине третьего дня она почувствовала, что сойдет с ума, если не получит каких-либо известий от Нолана или Лесли Брауна.

   Джонни раскрашивал картинки, да так и уснул, улегшись поперек кровати.

   Мы не можем больше сидеть здесь в полном бездействии, подумала Сюзи. Нужно съездить в дом Доула. В конце концов, там остались наши вещи.

   Несмотря на то, что она купила кое-какую одежду для Джонни и себя, у них все еще оставался повод для визита к Нолану. Проблема заключалась в том, что Сюзи не могла себя заставить сделать это. Ведь, если бы она была нужна Доулу, он давно приехал бы к ней сам.

   Однако он не спешил. Из этого Сюзи сделала вывод, что у них нет общего будущего. А прошлое содержит слишком много боли. Как ни верти, а малыш все-таки сын Стервятника, и этого не изменить. Грустно, но таковы факты, с которыми Сюзи не может не считаться.

   Нолану не нужна ни она, ни ее ребенок. Он никогда не забудет того, что связано с ними обоими.

   Когда зазвонил телефон, Сюзи не подошла, а подбежала к нему. Наверняка это Доул!

   – Да? – с надеждой произнесла она в трубку.

   – Мисс Бьюконен?

   Нет, не он…

   – Да, я Сюзи Бьюконен.

   – С вами говорит детектив Кречевски.

   Сердце Сюзи ускоренно забилось. Тот самый человек, которому инспектор Браун собирался поручить проверку рассказанной Лу истории!

   – У вас есть новости? – нетерпеливо спросила она.

   – Да, мисс. Однако я предпочел бы обсудить эту тему лично. Мы сможем встретиться?

   Сюзи потерла лоб.

   – А где вы находитесь?

   – В вестибюле вашего отеля.

   – Ах вот как?! Тогда поднимайтесь в пятьдесят второй номер. Это на третьем этаже.

   – Со мной юрисконсульт, мистер Баррет.

   – Хорошо. Жду вас.

   Она распахнула дверь, как только раздался стук. На пороге стояли двое высоких мужчин.

   – Добрый день, мисс Бьюконен. Я детектив Кречевски, а это мистер Баррет.

   – Прошу, – любезно произнесла Сюзи. – Присаживайтесь на диван. – Затем, не утерпев, спросила: – Вы нашли его?

   – Да, мисс. – Положив на колени кейс, детектив открыл его и вынул несколько фотографий. – Джейн Эскабамо действительно проживает в пригороде Индианаполиса с одиннадцатилетним мальчиком. Эта женщина обладает правами официального опекуна и утверждает, что ребенок является ее дальним родственником. Но дело в том, что внешне мальчик совершенно не похож на индейца. Он светловолосый, и его кожа не имеет характерного красноватого оттенка. – Детектив передал снимки Сюзи. – Взгляните сами.

   Мальчик выглядел крупным для своего возраста. У него были густые и слегка вьющиеся белокурые волосы и пронзительно синие глаза – точь-в-точь как у Нолана. Сюзи с первого взгляда поняла, что это его сын.

   – Поразительное сходство с Доулом, – сказала она, взглянув на гостей. – Это можно считать достаточно веским доказательством?

   – Не совсем, – заговорил мистер Баррет. – Нам нужно было нечто более существенное.

   Сюзи сразу обратила внимание на тот факт, что юрисконсульт употребил прошедшее время.

   – Да?

   – Я добыл отпечатки пальцев парнишки, – сообщил детектив Кречевски. – Проверка показала, что они полностью совпадают с отпечатками сына Нолана Доула, которые использовались во время поисков похищенного ребенка. Не сомневаюсь, это он! Если Джейн Эскабамо поднимет шум, можно дополнительно провести анализ крови, но, по-моему, факты и так способны убедить любой суд.

   Радость смешалась во взгляде Сюзи с любопытством.

   – Но как вам удалось раздобыть отпечатки пальцев мальчика?

   – О, это отдельная история! – усмехнулся мистер Баррет.

   На красивых губах детектива Кречевски тоже появилась довольная улыбка. Он любовно пригладил буйную каштановую шевелюру.

   – Я снял их с картонки из-под молока.

   – Правда? Как же вы умудрились?

   – Строго говоря, в этом нет ничего особенного, – произнес детектив с ложной скромностью. – Я отправился позавтракать в школьную столовую. Одна из работающих там девушек оказалась весьма дружелюбной, к тому же я ей приглянулся и…

   – Ясно, ясно, – замахала Сюзи руками. – Вы использовали свое обаяние в служебных целях.

   – Инспектор Браун отправил нас сообщить новость Доулу, – вновь заговорил мистер Баррет. – Но попутно посоветовал сначала перекинуться словечком с вами. Лесли допускает, что вы захотите сами рассказать обо всем своему спасителю.

   Сюзи задумалась. Идея показалась ей не слишком удачной. С Ноланом они не виделись с того самого кошмарного утра. Может, он больше не желает видеть своей подопечной. Он выполнил то, для чего Сюзи его нанимала, чего же еще от него ждать? Нолан никогда не давал ей никаких обещаний. И от Сюзи их не требовал.

   У нас нет общего будущего, это было ясно с самого начала.

   Невеселые размышления Сюзи прервал стук в дверь.

   – С вами приехал еще кто-то? – спросила она.

   – Нет, мы прибыли вдвоем, – ответил детектив Кречевски. – Хотите, открою?

   – Нет-нет, я сама. – Чего ей теперь бояться? Стервятник мертв…

   Распахнув дверь, Сюзи застыла как вкопанная: на пороге стоял тот, кого она уже отчаялась дождаться.

   – Я боялся, что не застану тебя, – озабоченно произнес Нолан, входя в номер. – Мне пришлось срочно уехать по одному делу… – Он умолк, заметив двух сидящих на диване мужчин. – Я не вовремя?

   – Нет, это…

   – Привет, старина! – широко улыбаясь, сказал юрисконсульт.

   Нолан резко повернулся в его сторону.

   – Патрик?

   – Здравствуйте, мистер Доул, – почтительно произнес детектив Кречевски. – Помните меня? Я поступил на работу в полицию за пару месяцев до того, как вы уволились.

   – Привет, ребята! – Нолан быстро приблизился к дивану и обменялся крепким рукопожатием с бывшими коллегами. – Что привело вас в наши края?

   – Мы приехали повидаться с тобой.

   – Правда? – искренне удивился Нолан. – Очень рад. Но, наверное, все-таки не просто повидаться… Что ты так смотришь на меня, Кречевски?

   – Как же! Вы у нас живая легенда. Каждому новичку первым делом рассказывают о знаменитом Нолане Доуле!

   – Брось, парень, не смеши меня, – поморщился Нолан и вопросительно взглянул на Баррета.

   Баррет в свою очередь посмотрел на Сюзи.

   – Для тебя есть новость… – неуверенно начала она.

   – Какая?

   – Видишь ли, мне удалось побеседовать с Лу, когда ту только-только доставили в больницу. Она подтвердила все, что сказал Стервятник о твоем сыне.

   – Что ты имеешь в виду? – нахмурился Нолан.

   – Лу говорит, что мальчик жив. – Сюзи взяла из рук Кречевски конверт, вынула снимки и передала Нолану. – Родственница Стервятника растит его в Индианаполисе. – Затаив дыхание, Сюзи следила за сменой выражений на лице Доула. – Детективу Кречевски удалось раздобыть отпечатки пальцев мальчика, и они совпали с отпечатками твоего сына… – На последних словах Сюзи едва не разрыдалась.

   Нолан повернулся к коллегам.

   – Насколько совпали?

   – Настолько, – хлопнул его по спине Патрик Баррет, – что о большем невозможно даже мечтать! Это точно твой сын, приятель. Женщина, у которой он живет, его опекунша, но…

   – Отвезите меня к нему! – В глазах Доула появился лихорадочный блеск.

   – Можем отправиться прямо сейчас, – сказал Баррет. – По дороге обсудим, какие юридические шаги тебе следует предпринять для возвращения сына.

   Нолан кивнул.

   – Идет! – Затем он повернулся к Сюзи. – Я должен ехать, но скоро вернусь.

   Сюзи лишь заморгала в ответ, под наплывом эмоций не в силах вымолвить ни слова.

   Тогда Доул порывисто обнял ее и поцеловал. Вкус этого поцелуя словно запечатал чувства в сердце Сюзи. Она поняла, что отныне, что бы ни случилось, всегда будет любить Нолана, даже если он сам забудет ее.


   На следующий день Сюзи взяла сына и уехала обратно в Милуоки. Больше ей незачем оставаться в этом городке. И вообще, пора было им с Джонни начинать нормальную жизнь. С Доулом или без него – все равно.

   Сюзи долго гадала, зачем он приходил тогда к ней в гостиницу. Может, намеревался поговорить о дальнейшей жизни, но известие о сыне спутало все его планы? А может, просто хотел получить плату за свои услуги…

   Достаточно, дорогая, – убеждала себя Сюзи. Пора забыть о прошлом. У тебя есть сын, вот о нем и думай!

   Через два дня, вернувшись на автомобиле домой после поездки в супермаркет – Джонни оставался у консьержки, с которой мать и сын быстро подружились, – Сюзи неожиданно увидела на скамейке перед подъездом Нолана. Заметив ее лицо в открытом по случаю жары боковом окошке «форда», тот встал.

   Сюзи так и прикипела к нему взглядом. В простой черной футболке и потертых синих джинсах он выглядел просто восхитительно. Светлые волосы Доула не были связаны на затылке, а свободно лежали не плечах – как больше всего нравилось Сюзи.

   Сдерживая вспыхнувшую в груди надежду, она вышла из автомобиля.

   – Ну, здравствуй. – Сюзи облизнула губы. – Что привело тебя в Милуоки?

   Нолан непроизвольно задержал взгляд на ее полных розовых губах.

   – Неоконченное дело. Нам с тобой нужно кое-что уладить.

   Его ответ сразу выбил Сюзи из колеи.

   Все ясно, он приехал за деньгами, пронеслось в ее мозгу.

   – Надеюсь, ты не подумал, что я сбежала от тебя не рассчитавшись, – смущенно произнесла она. – Если хочешь, давай прямо сейчас отправимся в мой банк, и я расплачусь с тобой наличными.

   – Сначала позволь поблагодарить тебя за то, что ты помогла найти моего сына. Ведь я не поверил Стервятнику, что он жив. Такой большой стал…

   – Но это же чудесно! У вас обязательно все наладится, вот увидишь. Я так рада за тебя! А сейчас давай съездим в банк и…

   – Я предлагаю прокатиться немного дальше. Вернее, слетать на самолете. В Вегасе есть одна церковь, где можно без проблем обвенчаться в день прибытия. Именно это дельце я и хотел уладить с тобой.

   Сюзи едва не уронила пакеты с покупками. Несколько мгновений она стояла, ошалело глядя на Доула и гадая, послышалось ей или он в самом деле делает ей предложение.

   В конце концов он отобрал у нее ношу и нетерпеливо притянул к себе, обняв за талию.

   – Не знаю, как тебе удалось, малышка, однако ты проникла мне в самую душу. Признаюсь честно: я противился этому, как мог. Но в итоге понял одно – без тебя мне не жить.

   – Правда? Ты точно уверен?

   – О! – усмехнулся Нолан. – Еще как!

   Наклонившись, он легонько коснулся ее губ своими.

   – Да, но как же все-таки быть с оплатой твоих услуг? – негромко с улыбкой произнесла она, кладя ладонь на широкую грудь Нолана.

   – Надо подумать… Что, если я возьму гонорар по частям?

   Сюзи нахмурилась.

   – Как это?

   – А что, отличная идея! – с воодушевлением воскликнул Нолан. – Честное слово, мне самому нравится. Устроим бартер, идет? Плату я буду собирать каждую ночь, а возможно, и по утрам тоже. Видишь ли, дорогая, – пробормотал он, покрывая мелкими поцелуями лицо и шею Сюзи, – мои услуги стоят недешево, поэтому есть большая вероятность того, что ты не расплатишься со мной до конца жизни.

   Она затрепетала, вцепившись пальцами в его футболку.

   – И когда ты планируешь получить первый взнос?

   – Это зависит от того, где сейчас находится наш младшенький.

   – Наш младшенький? – не сразу сообразила Сюзи.

   – Ну да. Джонни.

   – А… Я оставила его у консьержки.

   – Какая предусмотрительность, дорогая! – страстно выдохнул ей в ухо Нолан. – Раз так, придется тебе подняться со мной в квартиру и приступить к оплате немедленно!