Хозяйка Эллиот-мэнора

Марианна Лесли

Аннотация

   Виктория всецело поглощена реконструкцией фамильного особняка, который она собирается переоборудовать под элитную гостиницу. Она не ждет от судьбы чудес и подарков, она всего привыкла добиваться в жизни сама. Однако все меняется, когда она встречает Фреда. Эта встреча вовлекает ее в бурный водоворот страстей, опасных приключений, чудесных открытий. Познавая друг друга, герои преодолевают барьеры гордости и предрассудков и им открываются истинные ценности жизни.




Марианна Лесли
Хозяйка Эллиот-мэнора

1

   Виктория Эллиот стояла на берегу океана и как завороженная наблюдала за высоким незнакомцем, приближавшимся к ней со стороны Эллиот-мэнора. Она понимала, что глупо вот так глазеть на незнакомого человека, который, вполне возможно, является обычным туристом, остановившимся в Мерисвейле – небольшом городке в трех милях отсюда – и осматривавшим окрестности. Но что-то в облике мужчины, решительно шагавшего в ее сторону, не давало ей покоя и вызывало странное волнение, хотя она не могла бы объяснить – что именно. Она попыталась прислушаться к себе. Определенно, ощущения, которые вызывал в ней невесть откуда появившийся незнакомец, не были ни страхом, ни испугом. Нет, это было нечто иное, какое-то предчувствие, но предчувствие чего? Этого она не могла сказать, потому что раньше с ней не случалось ничего подобного.

   Идущий к ней мужчина был необычайно высок, широкоплеч и подтянут, однако в его твердой походке ощущалось какое-то напряжение, словно он старался делать как можно меньше лишних движений. Когда он приблизился настолько, что можно было разглядеть его получше, Виктория отметила, что у него смуглая кожа, черные, зачесанные назад волосы, гордое, решительное лицо, волевой подбородок и потрясающе красивый рот, уголки которого сейчас были приподняты в приветливой, обаятельной улыбке, которая, без сомнения, разила наповал всех окружавших его женщин. В нем явно течет латинская кровь, подумала Виктория.

   Когда он подошел и остановился в паре шагов от нее, она смогла разглядеть его глаза. Они были темные, опушенные густыми черными ресницами, и, казалось, от их проницательного взгляда ничто не ускользнет. Виктория должна была признать, что этот мужчина производит сильное впечатление.

   – Вы мисс Виктория Эллиот? – спросил он приятным, звучным баритоном, от которого по ее телу побежали мурашки.

   – Меня зовут Фред Капдевила, – представился он и протянул руку. – Я заходил в дом, но один из рабочих – кажется, его зовут Симмонс – сказал мне, что я смогу найти вас на берегу.

   Виктория взглянула в его удивительные черные глаза и подала руку. Как только их пальцы соприкоснулись, она вздрогнула, словно между ними пробежал электрический разряд. Сердце ее сильно забилось, она ощутила странное внутреннее напряжение, но внешне ей удалось остаться спокойной.

   – Мистер Симмонс – прораб, который руководит реконструкцией Эллиот-мэнора.

   Капдевила кивнул в сторону дома.

   – Он производит внушительное впечатление, словно от него исходит сияние и в то же время сила.

   Он что, умеет читать мысли? Именно так она всегда думала об Эллиот-мэноре, прекрасном старом особняке, который получила в наследство от своего дедушки.

   Эллиот-мэнор был построен ее прадедом, Арчибалдом Элиотом, здесь, на безлюдном, открытом всем ветрам побережье Тихого океана штата Орегон. Его сын Маркус, дедушка Виктории, прославил этот дом, сделал его легендой. Эти стены были свидетелями рождений и смертей, радости и печали, встреч и разлук. Но для Виктории Эллиот-мэнор всегда был отчим домом, который она очень любила. Получив его в наследство, она пообещала себе, что сделает все возможное, чтобы особняк возродил свое былое величие.

   – Вы так считаете? – спросила она.

   – Несомненно, а вы разве нет?

   – О, я всегда была уверена в этом, – улыбнулась Виктория.

   Улыбка сделала ее красивое лицо еще очаровательнее, и Фред поневоле залюбовался ею. Он не ожидал, что мисс Эллиот окажется такой красавицей, и сей факт несколько смутил и озадачил его. Положение таково, что он должен целиком и полностью сосредоточиться на очень важном деле, даже двух, которые привели его сюда, и не может отвлекаться ни на что постороннее, включая очень красивых девушек. В данный момент его интересовало совсем другое.

   – Вы искали меня, мистер Капдевила? Я могу вам чем-нибудь помочь?

   Рана в боку немилосердно болела, но он заставил себя улыбнуться.

   – О да, мисс Эллиот, вы мне очень поможете, если позволите некоторое время пожить в вашем доме.

   Виктория недоуменно уставилась на него. Наверное, она что-то неправильно поняла.

   – Прошу прощения?

   О черт, не стоило кидаться с места в карьер! – подумал Фред, досадуя на собственную поспешность. Он не может себе позволить получить отказ.

   – Видите ли, я в отпуске и приехал в эти места, чтобы немного отдохнуть, развеяться и подышать свежим морским воздухом. На отдыхе я предпочитаю уединение, и когда в Мерисвейле услышал про ваш особняк и что вы хотите превратить его в гостиницу, то решил попытать здесь счастья. Что вы мне скажете?

   – Но, мистер Капдевила, вы же сами видите, что дом еще не готов к приему постояльцев. До окончания реконструкции еще довольно далеко, поэтому… мне очень жаль, но…

   – О, прошу вас, не отказывайте мне, – взмолился он с подкупающей улыбкой. – Наверняка ремонт идет не сразу во всем доме и найдется какая-нибудь небольшая комната, куда вы могли бы поселить меня, пусть даже там будет минимум удобств. Я неприхотлив, к тому же обещаю, что ни в коем случае не стану вам докучать.

   – То, о чем вы просите, невозможно, мистер Капдевила.

   – Пожалуйста, зовите меня Фред, – попросил он и устремил на нее выжидающий взгляд.

   Виктория тряхнула головой, откидывая волосы на спину, отметив при этом, с каким интересом он смотрит на нее. По ее телу пробежала сладкая дрожь. Она попыталась проигнорировать приятное волнение, вызванное его пристальным, по-мужски оценивающим взглядом, и собраться с мыслями.

   Она ничегошеньки не знает об этом человеке. Кто он, откуда, зачем здесь? Не будет ли слишком опрометчиво позволить ему жить в доме? Но, с другой стороны, когда особняк будет отремонтирован и открыт для постояльцев, его заполнят десятки незнакомцев, о которых ей ничего не будет известно. Однако все же нельзя забывать об элементарной осторожности.

   Она открыла было рот, чтобы сказать решительное «нет», когда вдруг заметила мимолетное выражение боли, мелькнувшее на его лице, после чего под смуглой кожей проступила явственная бледность. Виктория тут же вспомнила, что ей бросилась в глаза странная натянутость его походки. В тот же миг волна сочувствия затопила ее. Может, он чем-то болен?

   Повинуясь безотчетному порыву, она дотронулась ладонью до его руки.

   – Мистер Капдевила… Фред? Что с вами? Вы больны?

   Черт бы побрал эту его проклятую слабость! Он не собирался говорить ей, но если это поможет убедить ее позволить ему поселиться в доме, что ж, так тому и быть.

   – Э… да… я немного нездоров. После больницы врачи посоветовали мне уехать из Сан-Франциско и пожить где-нибудь на свежем воздухе.

   Если бы не эта бледность и мимолетная гримаса боли, промелькнувшая на лице, Виктория ни за что бы не догадалась, что этого человека терзает какой-то недуг. Напротив, от него исходила какая-то притягательная сила, и при этом он как бы излучал мягкие волны, обволакивающие сознание. Воспитание не позволяло Виктории поинтересоваться, чем именно он болен, но как бы там ни было, ей стало ясно, что она не может отказать в приюте больному человеку, который нуждается в отдыхе. В самом деле, ну что ей стоит предоставить ему одну из комнат на третьем этаже в восточном крыле, где живет она сама? Возможно, она совершит ошибку, впустив в дом незнакомого человека, но, как говорил ее дедушка Маркус, лучше жалеть о том, что сделано, чем о том, что не сделано.

   Она стряхнула оцепенение и вновь подняла на него изумрудно-зеленые глаза. Он улыбнулся, и его лицо вновь стало необыкновенно обаятельным.

   – Ну хорошо, – согласилась Виктория. Она уже овладела собой, и ее голос не выдавал волнения, вызванного потрясающим магнетизмом этого мужчины и неким ореолом таинственности, окружавшим его. – Идемте в дом, я покажу вам комнату, в которой вы можете остановиться.


   Ликуя в душе по поводу того, что ему так легко и быстро удалось достичь желаемого, Фред все же понимал, что для выполнения дела, ради которого он здесь, ему потребуются все его силы, все внимание. А присутствие рядом такой красивой и, без сомнения, умной девушки, как мисс Эллиот, может спутать ему все карты. Он должен быть предельно сдержан и осторожен.

   – До меня только сейчас дошло, что самый знаменитый в Сан-Франциско винный магазин называется «Испанские вина Капдевила». Вы имеете какое-нибудь отношение к его владельцам?

   Фред подумал о том, что, кроме родных и самых надежных друзей, он никому о себе не рассказывал, но сейчас ему было важно завоевать доверие мисс Эллиот.

   – Основатель фирмы Алисия Капдевила – моя бабушка. Она стала чем-то вроде легенды в винодельческом бизнесе. Она уникальная женщина.

   – Могу себе представить, – улыбнулась Виктория. – Не думаю, что найдется так уж много женщин, которые настолько хорошо разбираются в винах. А вы тоже в семейном бизнесе?

   – Я – нет, а вот мой отец, дядя, братья и сестра – все занимаются изготовлением и продажей вина, которое производится из первосортного винограда, выращиваемого под жарким испанским солнцем. Такое вино сохраняет свет, тепло и вкус солнца.

   – Как романтично, – вздохнула Виктория. – Ну вот мы и пришли, – сказала она, открывая массивную дверь из резного дуба и пропуская его вперед.

   Фред вошел в огромный холл с высоким мозаичным потолком и широкой мраморной лестницей, ведущей наверх, и замер от восхищения при виде восхитительного стеклянного витража, изображающего парус, плывущий по морю на фоне восходящего солнца. Свет, проникающий сквозь мозаичное стекло, отбрасывал разноцветные сияющие блики на пол, потолок, стены и лестницу.

   – Боже, какая красота! – выдохнул он. – Это настоящее произведение искусства.

   – Как и все в этом доме, – сказала она с гордостью, взглянув на него, и заметила, что он стал еще бледнее. – Я не спросила про ваш багаж.

   – Мои вещи в машине. Я потом принесу их.

   Глядя на его осунувшееся лицо, Виктория усомнилась, что в ближайшее время ему удастся сделать это, но ничего не сказала.

   Они медленно поднялись на третий этаж. По тому, как он стиснул зубы, Виктория поняла, как тяжело ему дается подъем.

   Все двери, выходящие в холл, были закрыты. Они остановились возле одной из них. Она открыла ее и отступила в сторону, пропуская его.

   – Вот здесь вы будете жить. Я держу эту комнату готовой на всякий случай, например на случай приезда моей матери.

   – А она сейчас в отъезде? – Фред вошел и обвел комнату невидящим взглядом. Он настолько ослабел, что едва держался на ногах. Единственное, о чем он сейчас мечтал, – это об отдыхе.

   – Да, она почти постоянно путешествует. Неугомонная душа, ей никогда не сидится на месте. – Несмотря на то, что она сказала это непринужденным тоном, он уловил в ее голосе легкое раздражение.

   Но сейчас ему было не до подобных нюансов. Он подошел к широкой, явно старинной кровати красного дерева с высокими, резными спинками и опустился на атласное стеганое одеяло.

   Виктория между тем подошла к окну и распахнула его, чтобы впустить свежий воздух.

   – Отсюда вид на океан, как вы и хотели. – Она стала поправлять шторы. – А моя комната на этом же этаже, недалеко от вашей. Джуди – это наша экономка – живет в самом конце коридора. Вот пока и все обитатели дома. Строители все местные, поэтому после работы разъезжаются по домам. Хотите, чтобы я оставила окно открытым? – спросила Виктория, все еще стоя к нему спиной.

   Ответом ей была тишина. Обернувшись, она увидела, что Фред спит в неудобной позе прямо в одежде.

   Воспользовавшись возможностью как следует рассмотреть этого заинтриговавшего ее мужчину, в жилах которого течет горячая испанская кровь, она подошла к кровати. На фоне светлого одеяла его кожа казалась совсем смуглой, а черты лица немного смягчились во сне и делали его еще более привлекательным и загадочным. Один черный локон упал ему на лоб, и Виктория, повинуясь безотчетному порыву, протянула руку, чтобы осторожно убрать его, но в последний момент остановила себя. Что это на нее нашло? Она знакома с этим человеком не более получаса, а ее уже непреодолимо тянет к нему. Прямо наваждение какое-то. Нужно взять себя в руки.

   Она сделала глубокий вдох и прошла к встроенному шкафу, чтобы достать одеяло. Вернувшись к кровати, она уже было наклонилась, чтобы укрыть Фреда, как вдруг заметила край бинтовой повязки у него на боку, видневшийся из-под задравшегося свитера. Виктория застыла. О боже, бедный! Наверное, он перенес какую-то тяжелую операцию и действительно нуждается в хорошем, оздоровительном отдыхе.

   Она заботливо укрыла Фреда одеялом, выпрямилась и еще немного полюбовалась им. Несмотря на болезнь и слабость, он выглядел мужественным, сильным и властным, и сердечко Виктории забилось быстрее. Нет, он, определенно, произвел на нее неизгладимое впечатление. Ее влекло к нему, как не влекло еще ни к одному мужчине за все ее двадцать семь лет, и это было очень заманчиво и волнующе. У нее возникло странное ощущение, что этого мужчину привела сюда сама судьба и что она стоит на пороге чего-то совершенно нового и чудесного.


   Еще не до конца выбравшись из паутины сна, Фред потянулся и охнул от боли в боку. Открыв глаза, он огляделся и обнаружил, что уже стемнело. Значит, он проспал до вечера.

   Он вспомнил, как прилег на кровать, вспомнил Викторию, открывающую окно, ее мелодичный голос, изящную походку.

   Остановись, приятель! – одернул он себя. Куда это тебя понесло? Мисс Эллиот, несомненно, милая и очень привлекательная девушка, но он здесь вовсе не для того, чтобы флиртовать. Нельзя позволить прелестной хозяйке отвлечь его от дела.

   Фред стал вспоминать все, что он знал о Виктории Эллиот. Закончив Гарвардский университет, она получила степень бакалавра искусств и несколько лет проработала ведущим дизайнером в крупной строительной компании «Эллиот билдинг инкорпорейтед», основанной еще ее прадедом в начале двадцатого века. Сейчас компанией руководит ее дядя, Доналд Эллиот, и все члены семьи имеют акции компании, которые в совокупности составляют контрольный пакет. У мисс Эллиот есть все: ум, красота, образование, богатство, положение в обществе. Несколько месяцев назад она к тому же унаследовала Эллиот-мэнор от своего деда, Маркуса Эллиота, который в течение пятидесяти лет был бессменным руководителем компании и при котором семейный бизнес достиг небывалого процветания.

   Получив особняк в наследство, Виктория оставила работу в компании и решила заняться собственным делом – превратить Эллиот-мэнор в первоклассную гостиницу.

   Фред осторожно потянулся к прикроватной тумбочке и включил лампу. Когда зажегся свет, он увидел две свои сумки, стоящие на полу посредине комнаты. Значит, кто-то принес их, пока он спал.

   Фред снял с себя одежду и отправился в ванную. Ванная комната была просторной, выложенной бело-розовым кафелем, а сама ванна из розового мрамора была снабжена золотистым краном. На полке лежала стопка белых махровых полотенец и стояли всевозможные моечные средства: гели, шампуни, кремы. Дом был просто великолепен, как и его хозяйка…

   Он покачал головой, глядя в зеркало. Нет, Фредди, даже и не думай!

   Он осмотрел свою повязку, охватывающую его грудную клетку прямо под сердцем. Рана уже затянулась, но еще чертовски болела и сковывала движения. Ему все-таки повезло, что Каллем Блумсби оказался неважным стрелком. Пройди пуля чуть правее – и попала бы прямо в сердце. А так она только слегка задела ребро и селезенку. В результате ему пришлось две с половиной недели проваляться в больнице под охраной полицейских. И вот теперь он здесь и намерен сполна рассчитаться с Блумсби. Он не привык оставаться в долгу.


   – Добрый вечер, – поприветствовала Виктория входящего в кухню Фреда. Она сидела за большим столом и пила знаменитый травяной чай Джуди, который любила с детства. – Как отдохнули? Вы выглядите получше.

   – Спасибо, я и чувствую себя намного лучше, – с улыбкой признался Фред. Он побрился и переоделся в темно-серые джинсы и черный пуловер. Виктории показалось, что он стал еще привлекательнее. – Я чувствую себя так неловко из-за того, что едва ли не свалился к вашим ногам.

   – Не стоит извиняться. Вы плохо себя чувствовали, были утомлены дорогой и нуждались в отдыхе.

   – Кажется, я даже не поблагодарил вас как следует за то, что вы любезно согласились приютить меня в своем доме. Позвольте мне хотя бы сейчас выразить вам свою признательность.

   Виктория кивнула.

   – Надеюсь, мистер Капдевила, вы найдете здесь все, в чем нуждаетесь для поправки здоровья, – свежий воздух, уединение, красивый пейзаж.

   И красивую женщину, добавил он про себя, вслух же сказал:

   – Пожалуйста, зовите меня Фред.

   – Если вы будете называть меня Викторией или Тори, как вам больше нравится.

   – Мне нравятся оба имени. – Как и их обладательница, добавил он про себя. – А как вас называют друзья?

   – Большинство называют Викторией, так уж повелось, а кое-кто из близких, в том числе мама и Джуди, предпочитают имя Тори.

   Тори. Красивое имя для красивой женщины. Фред почувствовал приятное волнение, но тут же напомнил себе, что не должен сближаться ни с кем из обитателей этого дома. Это не входит в его план, первую часть которого – проникнуть в дом и поселиться здесь на некоторое время – он уже выполнил. Осталось выполнить задание, попытаться найти одну вещь, а потом исчезнуть, вот и все. И никакие красивые женщины с красивыми именами не должны мешать исполнению этого плана.

   – Тогда я буду называть вас Тори, – вразрез со своими мыслями вдруг произнес он. – Не возражаете?

   – Конечно нет, – улыбнулась она. – А теперь, если мы разобрались с именами, садитесь к столу, я накормлю вас ужином. Держу пари, что вы проголодались.

   – Я… да, вы правы, но мне не хочется доставлять вам лишние хлопоты. Я же обещал, что не причиню вам беспокойства. – Он почувствовал себя последним негодяем от того, что приходится обманывать эту милую женщину.

   – Никакого беспокойства, уверяю вас. Джуди приготовила целую кастрюлю своего фирменного блюда – мясного рагу, – и даже нам двоим столько ни за что не съесть. – Говоря это, Виктория подошла к плите, сняла крышку с большой скороварки и, наложив внушительную порцию рагу, вернулась к столу и поставила тарелку перед ним вместе с корзинкой с румяным, еще теплым хлебом. – Надеюсь, вам понравится. Джуди изумительно готовит. Я обожаю ее стряпню.

   Фреду было ужасно неловко, но она права: он правда здорово проголодался, к тому же рагу пахло так аппетитно, что у него сразу же потекли слюнки. Отказаться было выше его сил.

   – Большое спасибо, Тори. Судя по запаху, это невероятная вкуснятина. – Он попробовал и закатил глаза от удовольствия. – Мм, потрясающе вкусно. Ваша Джуди просто волшебница.

   – Вы правы. Она замечательная женщина. Вы сами убедитесь в этом, когда узнаете ее поближе. Всю жизнь, сколько я себя помню, она заботилась о нас с мамой. Мы любим ее и относимся к ней как к члену семьи. – Она тепло улыбнулась. – Джуди постоянно нужно кого-нибудь опекать. Уверена, что теперь вы станете новым объектом ее неусыпной заботы, и, зная, что вы нездоровы, сомневаюсь, что она позволит вам поднять что-нибудь тяжелее стакана с ее любимым травяным чаем.

   Фред мысленно простонал. Строя планы, он никак не рассчитывал на такое радушие со стороны обитателей этого дома, и теперь это немало смущало его и приводило в замешательство.

   – Кстати, о тяжестях. Когда я проснулся, то обнаружил, что кто-то принес мои вещи. Значит, это сделала Джуди?

   – Нет, ваши вещи принесла я. Надеюсь, вы не возражаете? Я подумала, что, когда вы проснетесь, вам может что-нибудь понадобиться.

   – О боже, Тори, вы просто прелесть. Как я смогу отблагодарить вас?

   Легкий румянец залил ее нежные щеки, и Фред помимо воли залюбовался ею. Краска смущения сделала ее еще более привлекательной.

   – Не нужно меня благодарить. В конце концов, я собираюсь стать хозяйкой отеля и должна уметь заботиться о своих постояльцах.

   – Принося их вещи?

   – И это тоже. Скажите, как вам понравился дом внутри? – поинтересовалась она, меняя тему.

   Фред на мгновение задумался.

   – Я пока мало что видел, но могу сказать, что дом очень красивый и внушительный. Настоящий дворец. Сколько в нем комнат?

   – Сорок, не считая нежилых помещений. Кстати, вам сразу удалось найти дорогу на кухню?

   – Увы, пришлось немного поплутать. – Он, естественно, не упомянул, что сделал это намеренно, чтобы получить первое, хотя бы беглое представление о расположении комнат. Дом слишком велик, а у него не так уж много времени на поиски. – Пару раз я сворачивал не туда, но в конце концов сориентировался. – Он подождал, пока она налила ему чаю и подала чашку. Неплохо было бы узнать у нее, где тут что, потому что такую громадину ему самому и за месяц не обследовать. – Расскажите мне, пожалуйста, о доме, я имею в виду планировку, – попросил он. – Все это время он оставался таким же, каким построил его ваш предок?

   Интересно, что это: простая любезность или искренняя заинтересованность? – задала себе вопрос Виктория. В любом случае ей было приятно рассказывать об Эллиот-мэноре. Она улыбнулась.

   – Да, за сто лет здесь ни разу ничего не перестраивалось. В цокольном этаже, как вы уже поняли, находится кухня, столовая для прислуги, всевозможные подсобные и служебные помещения и хранилище. Под нами располагается огромный подвал, который использовался как винный и продуктовый погреб.

   Первый этаж занимают так называемые официальные помещения: бальный и банкетный залы, большие и малые гостиные, столовая, библиотека, кабинет.

   Фред поймал себя на том, что как завороженный наблюдает за движением ее губ. На них не было помады, они были естественного розового цвета, нижняя губа чуть полнее верхней. Интересно, каковы они на вкус? Он мысленно одернул себя и заставил сосредоточиться на том, что она говорит.

   – Вы сказали, кабинет? Кабинет хозяина дома?

   – Да, вначале Арчибалда, моего прадеда, затем его сына Маркуса, моего дедушки. На втором этаже располагаются бильярдная, музыкальный салон, еще гостиные. Третий и четвертый этажи отведены в основном под спальни и гардеробные. Правда, не все спальни имеют ванные и туалетные комнаты, поэтому мне придется потрудиться, чтобы переделать все должным образом.

   – А что в мансарде?

   – Комнаты для прислуги и кладовые. Там полно всевозможных сундуков и коробок с одеждой и старыми гроссбухами, ну и всякого хлама, который мне еще только предстоит разобрать.

   Он заинтересовался.

   – Собираетесь все выбросить?

   – Ни в коем случае. Я думаю со временем устроить в одной из комнат особняка нечто вроде музея, рассказывающего об истории Эллиот-мэнора. Для этого мне пригодится многое из того, что хранится в мансарде.

   – А как вы собираетесь поступить со старой мебелью? Хотите ее оставить? – спросил он.

   – Безусловно. Вся сохранившаяся мебель вполне добротная и сейчас обновляется, с тем чтобы вновь занять достойное место в доме. Кстати, в музыкальном салоне стоит бехштейновский белый рояль с инкрустацией из золота и клавишами из слоновой кости. Он до сих пор в отличном состоянии. Мой прадед выписал его из Европы в качестве свадебного подарка для своей невесты, которая была прекрасной пианисткой и неплохо пела.

   – А вы тоже играете? – поинтересовался Фред.

   – Да, правда довольно посредственно. А вот моя мама играет превосходно. Помню, в детстве я обожала слушать вальсы Шопена в ее исполнении. Они у нее звучали как-то по-особенному, как-то так, что хотелось слушать их до бесконечности.

   Фред допил чай, откинулся на спинку стула и залюбовался Викторией. Природа ни в чем не обошла ее. Напротив, в избытке наделила ее и красотой и умом. Она была прекрасным специалистом своего дела и могла бы преуспеть в семейном строительном бизнесе. Но, проработав несколько лет в «Эллиот билдинг инкорпорейтед», она оставляет престижную должность в компании и с головой погружается в новое дело: восстановление старого особняка и переоборудование его под гостиницу.

   – Интересно, почему вы решили заняться гостиничным бизнесом? – спросил Фред, желая узнать о ней как можно больше. – Вы ведь по профессии дизайнер, верно?

   – Да, но мне всегда говорили, что деловая хватка у меня, как у дедушки Маркуса. Мне нравилось работать в семейной компании, но я всегда ощущала какую-то неудовлетворенность, хотя до конца не понимала, чего именно мне не хватает. И только унаследовав Эллиот-мэнор, я поняла, чего мне не хватало: мне не хватало собственного увлекательного, захватывающего дела, которому я могла бы посвятить все свое время, силы и знания. А Эллиот-мэнор всегда привлекал и манил меня. Этот дом – часть моей жизни, место, где я родилась и жила несколько лет. Даже когда мы переехали в Сан-Франциско, Эллиот-мэнор всегда оставался в моем сердце. Вы ведь тоже заметили, что он особенный, правда?

   – О да, совершенно особенный, – согласился Фред, ничуть не покривив душой. Он вспомнил то странное чувство, которое испытал, впервые увидев Эллиот-мэнор. Он обладает какой-то особой энергетикой, в нем ощущается прямо-таки осязаемая аура, которая словно бы превращает дом в живое существо.

   – А как отнеслись ваши родные к тому, что вы оставили семейное дело и занялись собственным? – поинтересовался Фред, памятуя, как были потрясены члены его семьи, когда он объявил им о своем решении уйти из фамильного бизнеса.

   – Поначалу все были, конечно, в недоумении, поскольку в компании я имела хорошую должность и прекрасные перспективы. Меня пытались отговорить от этой затеи, но когда в конце концов поняли, что это невозможно, то и сами загорелись идеей превращения Эллиот-мэнора в гостиницу и теперь ждут не дождутся окончания реконструкции и официального открытия.

   – Содержание гостиницы – это ведь тоже бизнес. Гостиничный бизнес, не так ли?

   – Разумеется, но я отношусь к этому скорее как к творчеству, ведь Эллиот-мэнор для меня гораздо больше, чем просто дом. Я воспринимаю его как живое существо, имеющее душу. Я все очень хорошо продумала и знаю, что нужно делать. Я собираюсь оснастить дом современными удобствами, при этом сохранив красоту, величие и оригинальность здания, его удивительную ауру.

   Фред поразился, увидев, каким одухотворением озарилось ее лицо. Похоже, она и вправду боготворит этот дом.

   Словно прочитав его мысли, она грустно улыбнулась.

   – Вы, вероятно, сочтете меня глупой или чересчур сентиментальной, но я действительно не могу быть равнодушной, когда речь заходит об Эллиот-мэноре.

   – Нет-нет, что вы, – поспешил заверить ее Фред, – я вас прекрасно понимаю. Дом и в самом деле необыкновенный. – Как и его хозяйка, добавил он про себя. Его странным, непостижимым образом влекло к ней все сильнее с каждым мгновением, как он ни старался сдерживаться. До встречи с Викторией Фред и не представлял, что один лишь взгляд, поворот головы, жест или улыбка могут вызвать в нем такой наплыв желания.

   Виктория замерла, заметив вдруг вспыхнувший в его глазах огонек страсти. Это длилось всего лишь секунду, и в следующий миг в них уже не было ничего, кроме вежливого интереса. Может, ничего и не было, а ей просто показалось? Может, она просто очень хотела увидеть в этих бездонных черных колодцах всполохи желания и выдала желаемое за действительное?

   – По правде сказать, – призналась она, – я придумала все это из чисто эгоистических соображений. Какая-то часть меня, романтическая часть, хочет, чтобы Эллиот-мэнор всегда оставался моим домом, чтобы я могла здесь жить и передать его по наследству своим детям. Практическая же сторона моей натуры требует, чтобы дом приносил пользу, чтобы не пустовал, не превращался в памятник. Превратить дом в гостиницу показалось мне идеальным решением, удовлетворяющим все мои желания. Открыв гостиницу, я смогу жить здесь, заниматься интересным и нужным делом и получать удовольствие. – Она замолчала.

   Выражение черных глаз Фреда больше не оставляло сомнений. Значит, ей не показалось. В них действительно горело желание, и оно смутило ее.

   – Вы настоящая женщина, Виктория Эллиот. Истинная леди: романтичная и в то же время практичная. Вы знаете, как не только сохранить этот дом, но и вдохнуть в него новую жизнь.

   – Эллиот-мэнор заслуживает любви и бережного отношения. У него добрая, светлая душа. Мне бы хотелось, чтобы не только члены семьи, но и другие люди могли приезжать сюда, жить здесь, отдыхать, дышать морским воздухом и любоваться окружающей красотой.

   Фред коротко усмехнулся, стараясь справиться с чувственным желанием, с каждым мгновением, с каждым ее словом охватывающим его все сильнее.

   – Мне выпало огромное счастье пожить в Эллиот-мэноре сейчас, когда он еще не открыт для всех желающих поселиться здесь. Боюсь, что после завершения реконструкции и открытия гостиницы он станет мне не по карману.

   Виктория нахмурилась, приняв всерьез его шутливое замечание.

   – Я не собираюсь взвинчивать цену. Хотя, к сожалению, ремонт дома, его содержание, страховка и прочие расходы волей-неволей диктуют довольно высокие цены. Поэтому проживание здесь будет обходиться недешево и это смогут позволить себе лишь люди состоятельные. Но я вынуждена пойти на этот компромисс, чтобы довести до конца то, что задумала. – Она недоуменно взглянула на него. – Но что вы имели в виду, когда сказали, что вам это будет не по карману? Вы ведь из рода Капдевила.

   – Я не занимаюсь семейным бизнесом. – Фред улыбнулся и поспешил перевести разговор в другое русло. – Кстати, я еще не спросил, сколько вы возьмете с меня за проживание.

   – Нисколько. До открытия гостиницы еще далеко. Считайте себя моим гостем.

   – Вы очень добры и великодушны, Тори. – И слишком доверчива, подумал он. А если бы на его месте оказался какой-нибудь бесчестный негодяй? Да и сам он, чем он лучше? Воспользовавшись ее доверчивостью, обманом проник в дом, преследуя свои собственные цели. – Спасибо, – пробормотал он, злясь на себя за эти мысли. За то, что приходится делать то, что он делает, и за то, что раскис так некстати.

   – Не за что. Живите, сколько потребуется, чтобы поправить здоровье.

   Повисла напряженная пауза, которая красноречивее слов говорила о той буре эмоций, которая захватила их обоих. Наконец он прервал напряженное молчание.

   – Задача, которую вы поставили перед собой, не из легких.

   Виктория чувствовала себя совершенно выбитой из колеи. Возбужденная и взволнованная, она не знала, как совладать с этим наплывом чувств, пробуждаемых этим мужчиной. Словно приливная волна, они надвигались все ближе, все неотвратимее, грозя затопить ее. Она судорожно сглотнула.

   – Я уверена, что справлюсь. Для этого у меня есть все: средства, знания и огромное желание. Обещайте, что приедете посмотреть на дом по окончании реконструкции. Если не в качестве постояльца, то как мой гость.

   Фред чувствовал, что ее тоже тянет к нему, понимал ее состояние. Он был достаточно опытен и знал, что стоит приложить немного усилий – и она с готовностью придет в его объятия. Эта мысль словно назойливая муха не давала ему покоя, сверлила мозг.

   Он отогнал ее и постарался взять себя в руки. С первого взгляда он понял, что Виктория не такая, как многие известные ему женщины. Она добрая, открытая и отзывчивая. Она не заслуживает того, чтобы к ней относились легкомысленно, как к объекту приятной, но короткой связи. Возможно, у нее мало опыта в любовных делах, поэтому она такая доверчивая и непосредственная. Он не имеет права воспользоваться ее доверчивостью и вторгаться в ее безмятежную жизнь.

   Он чертыхнулся про себя. Со стороны все казалось таким простым: суметь остановиться в доме и сделать то, что он должен сделать. Но на деле все оказалось гораздо сложнее. Бороться с собой и своими желаниями нелегко.

   – Уже поздно, – сказал он, нарушая молчание. – Пожалуй, пора спать. Спасибо за ужин.

   Виктория открыла было рот, чтобы попросить его посидеть с ней еще немного, но вовремя прикусила язык. Что это с ней? Они ведь знакомы всего несколько часов. Что он о ней подумает?

   Конечно, в свои двадцать семь она не была совсем уж невинной овечкой и имела некоторый опыт в сердечных делах, но еще никогда и ни к кому ее так не тянуло. Такое сильное влечение она испытывала впервые. А ведь Фред не заигрывал с ней, не пытался увлечь, но один только его взгляд красноречивее слов говорил о его желании.

   Помимо воли она перевела взгляд на твердые и решительные губы Фреда и поймала себя на мысли, что целуется он наверняка божественно.

   – Я поднимусь с вами, чтобы убедиться, что вы хорошо устроились и что у вас есть все необходимое.

   Фред отвел глаза, пытаясь унять дрожь желания. Совершенно не к месту у него разыгралось воображение: вот они, изнемогающие от страсти, вбегают в спальню, срывают друг с друга одежду. Падают на кровать… В ушах зашумело, кровь прилила к голове и застучала в висках.

   Он вскочил так резко, что чуть не перевернул стол. Посуда, стоящая на столе, загремела. Пустой бокал перевернулся и упал набок, но, к счастью, не разбился. Эти звуки привели его в чувство и немного разрядили ту напряженную чувственную атмосферу, которая установилась между ними.

   – Нет, не нужно меня провожать, – отрывисто бросил он и заметил, как на ее лице мелькнула тень разочарования. – Я сам найду дорогу, и у меня есть все необходимое, благодарю вас.

   Виктория встала и, обойдя стол, подошла, чтобы забрать его посуду.

   – Я сам уберу, – поспешно проговорил он и потянулся к своей тарелке. Их руки соприкоснулись, и в ту же секунду острое желание пронзило Викторию, заставив ее позабыть обо всем на свете.

   – Я просто хочу помочь, Фред. – В ее голосе послышались умоляющие нотки.

   Боже, дай мне силы! – мысленно взмолился он, не в состоянии оторвать взгляд от ее зовущих глаз.

   – Я знаю, – хрипло выдавил он и, чувствуя, что пытается бороться с неизбежным, протянул руку, чтобы коснуться бархатной щеки, но тут же отдернул ее. – Просто я не привык, чтобы за мной ухаживали.

   – Значит, вы живете один? – решилась Виктория задать вопрос, который уже давно вертелся у нее на языке.

   – Да.

   Фред не мог припомнить, когда еще он с такой неукротимой, почти неподвластной разуму силой желал женщину. Это было какое-то наваждение. Ему хотелось схватить Тори в охапку, припасть к ее губам в горячечном, жадном поцелуе, слиться с ней, раствориться в ней…

   Почувствовав дразнящий, нежный аромат ее кожи, Фред на минуту отбросил осторожность и легко коснулся кончиками пальцев ее обнаженного плеча. На ощупь ее кожа оказалась такой же бархатной, как и на вид. Она мгновенно покрылась мурашками. Фред привлек ее к себе и обнял. Она не напряглась в его руках, не стала сопротивляться. Она была податливой словно воск, черт бы ее побрал! Там, где гибкое, нежное тело касалось его, он чувствовал обжигающий жар. Фред с силой стиснул зубы, чтобы устоять перед искушением наплевать на все запреты и предосторожности и взять то, что ему предлагают. Усилием воли он заставил себя убрать руки и отпустить Тори.

   Здравый ли смысл одержал верх над чувствами или помогла многолетняя привычка строго контролировать себя и свои эмоции, но он был рад, что это произошло. Никому, даже такой восхитительной женщине, как Тори, не мог он позволить отвлечь его от главной цели пребывания здесь.

   – Спокойной ночи, Тори, – хрипло пробормотал он, отступая на шаг.

   – Спокойной ночи, Фред.

   Вернувшись в свою комнату, он осторожно лег на кровать и в изнеможении прикрыл глаза. Ему не хотелось вспоминать о том, что произошло внизу, но мысли упорно возвращались к тому, какой мягкой и податливой была она в его руках, какой нежной и бархатистой была ее кожа, какой восхитительный, возбуждающий аромат исходил от ее тела.

   Черт, ну почему все так усложнилось? Почему именно эта женщина воспламеняет его, как никакая другая? Почему это должно было произойти именно сейчас, когда он не может позволить себе расслабиться? И почему она оказалась той женщиной, в чей дом он проник обманом со своими тайными целями?

   Фред чувствовал, что Виктория испытывает те же чувства, что и он. Что искры, которые она высекает в нем одним лишь своим взглядом, вспыхивают и в ней. От искр может разгореться пламя, а это уже опасно.

   Он приложил ладонь к глазам. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы между ними что-то произошло, независимо от того, хочется ему этого или нет. Нужно постоянно напоминать себе: он здесь не для того, чтобы разводить амуры.

   И когда пришла боль, он приветствовал ее как старую знакомую, способную отвлечь его от неподобающих мыслей и несвоевременных желаний.

2

   Когда утром Виктория спускалась на первый этаж, ее мысли были заняты Фредом и воспоминаниями о тех ощущениях, которые вызвали у нее прикосновения к его большому крепкому телу, когда он обнимал ее. Господи, как же ей хотелось, чтобы он ее поцеловал. Она почти всю ночь не спала, ворочалась с боку на бок, думая о нем.

   Виктория пребывала в смятении. С одной стороны, этот мужчина привлекал ее как никто другой, несмотря на кратковременность их знакомства, а с другой – она понимала, что все не так просто, как могло показаться на первый взгляд. Фред Капдевила полон тайн и загадок, и, возможно, он не говорит всей правды о том, почему он здесь. Разум твердил ей об осторожности, но душа и тело рвались навстречу новым, неизведанным чувствам, которые он в ней пробуждал. Ее неудержимо влекло к нему, и она не в силах была совладать с этим влечением.

   Это немного пугало и в то же время волновало и возбуждало ее.

   Она вздохнула. У нее сегодня много дел, необходимо полностью погрузиться в работу, но мысли о Фреде неотступно преследуют ее, мешая сосредоточиться.

   Решительно тряхнув головой, словно прогоняя назойливые мысли, она направилась в главную гостиную, огромную комнату, где вовсю шли восстановительные работы. Там она нашла своего прораба, наблюдающего за работой.

   – Как идут дела, мистер Симмонс? – поинтересовалась она.

   – Просто отлично, принцесса. Лучше и быть не может.

   Виктория против воли улыбнулась. Джейк Симмонс, крепкий широкоплечий мужчина с копной седых волос – местный житель из Мерисвейла, небольшого городка, расположенного в четырех милях от Эллиот-мэнора, – как и большинство рабочих строительной бригады, работавшей в доме, знал ее с самого детства и всегда, сколько она себя помнила, называл ее принцессой. Виктории это нравилось, потому что давало ощущение неразрывной духовной связи с этими людьми и с этим домом.

   – Вам что-нибудь нужно?

   – Пока нет. Все необходимое у нас есть. Работа идет.

   Он поднял глаза к потолку, где на сколоченных из крепких балок лесах стоял парень, методично отскребающий слой штукатурки с потолочных лепных украшений.

   – Ты там поаккуратнее, Стиви. Этой лепнине уже сто лет, и, даст бог, она еще переживет твоих правнуков.

   Стиви усмехнулся, сверкнув белозубой улыбкой.

   – Не извольте беспокоиться, мистер Симмонс. Я обращаюсь с этой штуковиной бережнее, чем наседка с яйцами. Доброе утро, мисс Эллиот.

   Виктория улыбнулась.

   – Доброе утро, Стиви. У тебя, на мой взгляд, прекрасно получается.

   – Скажите это мистеру Симмонсу, а то он все ворчит.

   Продолжая улыбаться, Виктория повернулась к Симмонсу.

   – Не будьте столь придирчивы, мистер Симмонс. По-моему, Стиви выполняет работу на совесть.

   Джейк снял с головы бейсболку, пригладил широкой ладонью свою шевелюру и снова натянул кепку до самых бровей.

   – Наверное, я пристрастен, принцесса, но вы же знаете, как трепетно я отношусь к этому дому. Когда я был еще мальчишкой, здесь жили ваши дедушка с бабушкой и дом при них просто сиял. Мы под разными предлогами бегали сюда, чтобы взглянуть на него, потому что из города его не видно. Потом дом опустел, но я все равно время от времени любил приходить сюда, чтобы полюбоваться им. Нам, местным, казалось: если Эллиот-мэнор на месте, значит, все в порядке. Вы ведь понимаете, о чем я, правда?

   – Да, конечно.

   – А лет двадцать пять назад или чуть больше, когда мы строили церковь, я любовался особняком с ее крыши. Зрелище было просто потрясающим!

   – Могу себе представить, – с нежностью проговорила Виктория. – Скоро должен подъехать архитектор, я хочу обсудить с ним детали реконструкции. Вы присоединитесь к нам?

   – Непременно, принцесса, скажите только где.

   – Думаю, в музыкальной комнате на втором этаже. Я дам вам знать. Кстати, мистер Симмонс, вы… э-э… не видели здесь темноволосого мужчину?

   – Да, видел. Он сказал, что вы позволили ему остановиться в доме.

   – Все верно. Не знаете, где он может быть?

   – По-моему, он направлялся в кабинет.

   Виктория убеждала себя, что не должна искать встречи с Фредом, ей лучше избегать его, но ноги сами понесли ее в сторону кабинета. Ей захотелось увидеть его прямо сейчас, немедленно, словно от этого зависела ее жизнь.

   Войдя в кабинет, она увидела, что Фред стоит, склонившись над письменным столом. Заметив ее, он задвинул ящик. Ни смущения, ни неловкости не отразилось на его лице. Она озадаченно взглянула на него. Он что-то ищет?

   – Доброе утро, Фред. Что вы здесь делаете?

   Он выпрямился и спокойно оперся бедром о край стола.

   – Доброе утро, Тори. Я надеялся встретиться с вами за завтраком, но железная леди сказала, что вы обычно не завтракаете.

   – Железная леди? – недоуменно переспросила Виктория.

   – Ну да, ваша экономка. Она заставила меня съесть целую гору еды, не позволила мне даже кофе самому себе налить и сказала, что завтра непременно принесет мне завтрак в комнату и будет заваривать для меня травяной чай по своему рецепту.

   Виктория улыбнулась.

   – Я же говорила, что вы станете новым объектом неусыпной заботы Джуди. Кстати, вам лучше смириться со своей участью и во всем слушаться ее.

   – Я так и понял. Вы не возражаете, что я без спросу вошел в кабинет?

   – Нет, разумеется. Вы можете заходить в любую комнату, когда вам захочется, – ответила Виктория, но Фред видел, что тем не менее ей неприятно, что он рылся в столе.

   – Я искал ручку, – объяснил он. – Решил написать письмо Алисии, своей бабушке – она не признает телефонов, – а у моей ручки закончились чернила. Я предположил, что в столе кабинета должны находиться какие-нибудь письменные принадлежности, и взял на себя смелость посмотреть. Вы не сердитесь?

   – Нет, что вы. – Виктория не смогла скрыть облегчения, отразившегося на ее лице. – Только, боюсь, вы ничего здесь не найдете. В последнее время я работаю с бумагами в своей комнате. Мне так удобнее. А здесь ничего нет. Все бумаги вынесены отсюда.

   – Они хранятся где-то в доме?

   – Да. Кое-что я уже просмотрела, но многое еще предстоит просмотреть. – Виктория успокоилась, ее подозрения рассеялись, неловкость, которую она испытывала вчера вечером, прошла.

   – Как вы себя чувствуете? Хорошо отдохнули? – поинтересовалась она.

   Сегодня на ней было прямое кремовое платье чуть выше колен, подчеркивающее нежность кожи цвета слоновой кости. Белокурые волосы зачесаны назад и забраны в пучок, в изумрудно-зеленых, обрамленных густыми черными ресницами глазах светится неподдельный интерес, пухлые губы, слегка тронутые розовым блеском, притягивают его взгляд словно магнит. Как она прелестна и желанна!

   – Прекрасно, – ответил Фред, ничуть не покривив душой. Несмотря на беспокойные мысли и эротические видения, центральной фигурой которых была обнаженная белокурая девушка по имени Тори, он чувствовал себя вполне отдохнувшим. Видимо, все дело в целебном морском воздухе. – Мне бы хотелось прогуляться по берегу. Не желаете составить мне компанию? – неожиданно для себя спросил он.

   Виктория посмотрела на часы.

   – Сейчас у меня встреча с архитектором, я освобожусь часа через полтора. Если подождете, то я с удовольствием присоединюсь к вам.

   – Договорились.

   Фред широко улыбнулся, и от его ослепительной улыбки у нее закружилась голова и бешено заколотилось сердце. Боже, что со мной происходит?!


   – Не устали? – спросила Виктория с искренней озабоченностью в голосе. Они уже некоторое время прогуливались вдоль берега, и она рассказывала ему о своих планах восстановления особняка.

   – Ничуть. И вообще с каждым часом я чувствую себя все лучше и лучше. Наверное, морской воздух благотворно действует на меня.

   – Я рада, что вы так быстро поправляетесь. – Она улыбнулась, и он залюбовался ею.

   Ему нравилось, как она улыбается, нравилось, как она смеется, как слегка склоняет голову набок, слушая собеседника. Ему нравилось в ней буквально все, и это его беспокоило.

   – Мой прадед Арчибалд, – продолжала она, – разбил с южной стороны дома прекрасный парк, но со временем он пришел в запустение и сейчас представляет собой нечто среднее между лесом и лугом, – усмехнулась она. – Но я не собираюсь ничего там менять. Мне нравится естественная, а не культивированная природа. Кстати, в парке живет очень много белок. Некоторые из них совсем ручные, и я иногда подкармливаю их орешками. Они такие забавные.

   – В загородном поместье моей бабушки тоже есть огромный лесопарк, где живут дикие животные: зайцы, белки, лисы и даже олени. Помню, мальчишкой я обожал ходить вместе с лесником подкармливать оленей. Одного даже приручил, и он ел у меня из рук. – Фред улыбнулся своим воспоминаниям.

   – А сейчас вы тоже кормите оленей, когда навещаете свою бабушку?

   – К сожалению, нет, – невесело усмехнулся он. – Не хватает ни времени, ни терпения.

   – Вы, вероятно, много работаете? – поинтересовалась Виктория, надеясь, что он хотя бы немного расскажет о себе, но он бросил лишь короткое «да», давая понять, что не хочет говорить на эту тему.

   Умом Виктория понимала, что совсем ничего не знает об этом человеке, что он может оказаться вовсе не тем, за кого себя выдает, но сердце говорило другое. Рядом с Фредом ей было хорошо и спокойно. Она чувствовала себя защищенной.

   Виктория встала на краю обрыва и подставила лицо соленому океанскому бризу. Она пока не знала, насколько глубоко ее чувство к этому загадочному мужчине, но была уверена, что это не простое физическое влечение, а нечто более сильное. Но что именно, ей еще только предстоит разобраться.

   Она сделала глубокий вдох, наслаждаясь свежим морским воздухом и любуясь до боли знакомым пейзажем.

   Серебристая поверхность океана сверкала в лучах яркого дневного солнца. Вдали, ближе к линии горизонта, там, где сливаются небо и океан, вырисовывались очертания небольшого скалистого острова, поросшего соснами. Мимо острова, плавно покачиваясь на волнах, плыла лодка. Слышались пронзительные крики кружащихся у воды чаек.

   – Кому принадлежит этот остров? – спросил Фред.

   – Мне. Это часть поместья. Там даже есть небольшой домик, что-то вроде сторожки.

   – Там кто-нибудь живет?

   – Насколько я знаю, нет. Раньше, когда я еще была маленькой, мы с мамой иногда ездили туда и устраивали пикники. Я собираюсь побывать там в скором будущем.

   – А давно кто-нибудь из вас был там в последний раз? – поинтересовался Фред.

   – Даже и не знаю, – пожала плечами Виктория. – Джек Милтон присматривает за островом, время от времени наведывается туда. Впрочем, в доме нет ничего ценного, что могло бы привлечь воров. – Она немного помолчала. – На острове очень красиво. Все эти скалы и сосны придают ему какой-то особый облик суровости и величия. Мне хотелось бы побывать на острове, побродить среди сосен, посидеть на скалистом выступе и полюбоваться оттуда на Эллиот-мэнор. А чего хотелось бы вам?

   Заняться с тобой любовью на ковре из сосновых иголок, а потом лежать, прижимаясь друг к другу мокрыми от любовной испарины телами и любоваться голубизной неба сквозь зеленые макушки сосен. Какая странная фантазия для мужчины, который всегда относился к любовной связи как к кратковременному приключению, призванному доставить удовольствие телу, не затрагивая души. Но рядом с этой женщиной все выглядело по-другому. Он хотел ее, но понимал, что не может просто взять то, что хочется, и спокойно уйти.

   Поосторожнее, Фредди! – предостерег он себя. Кажется, она здорово тебя зацепила.

   – Что вы имеете в виду? – спросил он.

   – Ну… что бы вы хотели еще посмотреть?

   – Все, что вы сочтете нужным показать.

   – Тогда давайте сходим на поле для гольфа. Хочу посмотреть, как там идут работы.

   – Как скажете.

   Повинуясь какому-то безотчетному порыву, она взяла его за руку. От неожиданности он даже вздрогнул, но быстро справился с собой и напустил на себя суровый вид.

   – Скажите, Тори, вы со всеми незнакомцами так открыты и доверчивы?

   Она подняла на него глаза.

   – Нет, только с вами, – призналась она.

   – Почему? – Он остановился, повернул ее к себе и обхватил ее ладони своими. Предостерегающие молоточки застучали ему в висок, но он не обратил на них внимания. – Потому что я внук Алисии Капдевила?

   – Это одна из причин. – Виктория опустила глаза на свои руки, лежавшие в его ладонях.

   – Вы ведь ничего обо мне не знаете. Я могу оказаться кем угодно: аферистом, бандитом, киллером.

   – Но ведь вы ни то, ни другое, ни третье?

   – Нет.

   – Хотите рассказать о себе?

   – Нет.

   – Тогда к чему весь этот разговор?

   – Вы слишком открыты и доверчивы. Вокруг полно негодяев, которые не преминут воспользоваться вашей доверчивостью.

   – Но вы ведь не из них?

   Он стиснул зубы.

   – Надеюсь, что нет, но я и не святой. – Он отпустил ее руки и отвернулся. – Думаю, мне лучше вернуться в дом и немного отдохнуть.

   – Но ведь вы сказали, что не устали.

   Не устал, но измучился желанием, подумал Фред. К счастью, он чувствовал, что вполне способен держать себя в руках. В силу особенностей своей работы ему редко доводилось встречать таких открытых, добрых и непосредственных людей, как Тори. Она чиста и прекрасна душой и телом, и будь он проклят, если причинит ей какие-либо неприятности!

   – А какая вторая причина? – внезапно спросил он.

   Виктория вскинула на него недоуменный взгляд.

   – Причина чего?

   – Того, что вы мне доверяете. Вы сказали, что мое родство с Алисией – одна из причин. А вторая?

   Она отвела глаза.

   – Я полагаюсь на свою интуицию.

   – И что же говорит вам ваша интуиция по поводу меня?

   – Что вы порядочный человек, человек чести. Что вам можно доверять.

   – А вы уверены, что ваша интуиция вас не подводит?

   – Абсолютно, – улыбнулась она. – Ну так вы идете?


   Фред сам не знал, что его разбудило. Он напрягся, обвел настороженным взглядом темную комнату, затем, убедившись, что один, расслабился и откинулся на подушку.

   Сразу после ужина Фред сослался на усталость и ушел к себе в комнату, твердо решив проводить с Викторией как можно меньше времени. То, что его неудержимо влекло к ней, еще полбеды. Физическое влечение – нечто знакомое, привычное, и с ним он мог справиться. А вот желание защищать и оберегать – это что-то новое, не характерное для него и, без сомнения, опасное.

   Фред зажег лампу и посмотрел на часы. Скоро полночь. В доме стояла тишина, кроме каких-то мелодичных звуков, которые лились в открытое окно.

   Музыка? В такой час? Кто же наигрывает эту мелодию среди ночи?

   Встав с постели, он торопливо натянул джинсы и набросил рубашку, не застегивая ее. Следуя на звуки музыки, он спустился на второй этаж и в одном из залов обнаружил Викторию, сидевшую за старинным белым роялем и игравшую вальс.

   – Тори?

   Музыка оборвалась, она испуганно обернулась, но, когда увидела, что это он, лицо ее заметно просветлело.

   – Это вы, Фред. Входите. Вы не спите?

   – Спал, но проснулся от звуков музыки.

   – Ой, простите, я совсем забыла, что ваша комната тоже в этом крыле. А мне не спалось, и я решила поиграть. Это вальс Шопена, мой любимый. В детстве я всегда просила маму играть мне его.

   Сунув руки в карманы джинсов, Фред приблизился к ней. Она поднялась ему навстречу. На ней была шелковая бирюзовая пижама с кружевным лифом. Распущенные волосы серебрились в лунном свете. Разум кричал, что он должен развернуться и бежать отсюда как можно дальше, но мужское любопытство взяло-таки верх. Она была так соблазнительна, так желанна…

   – А вы почему не спите?

   – Даже не знаю, как-то не спится. Бывает такое, когда впечатления дня не дают уснуть.

   Виктория бросила взгляд на незастегнутые полы рубашки, между которыми виднелась полоска смуглой кожи, поросшая черными волосками. Ей вдруг нестерпимо захотелось прикоснуться к теплой коже, проверить, такие ли эти волоски шелковистые на ощупь, какими кажутся. Захотелось зарыться носом в изгиб смуглой, крепкой шеи и вдохнуть аромат мужского тела.

   – А у вас бывает бессонница?

   – В последнее время нет, – солгал он. – Едва моя голова касается подушки, как я тут же проваливаюсь в глубокий сон.

   Она дотронулась до его руки.

   – Это из-за слабости. Скоро вы поправитесь и все придет в норму.

   Фред опустил глаза на ее руку, от которой исходил жар, и высвободил свою. Видит бог, каких усилий ему стоит сдерживать себя, но он ведь не железный. Все-таки не удержавшись, он легонько прикоснулся к ее бархатному плечу.

   – Вы еще не рассказывали, чем занимаетесь.

   – Я юрист, адвокат.

   – Хорошая профессия.

   – Порой я начинаю сомневаться в этом, – усмехнулся он.

   Кожа горела там, где прикоснулись его пальцы. Как бы он удивился, если бы узнал, что с момента его появления здесь все ее мысли заняты им и теми чувствами, которые он в ней пробуждает! Даже реконструкция ее горячо любимого особняка и все, что с ней связано, отошли на второй план.

   Чтобы нарушить затянувшееся молчание, она сказала первое, что пришло в голову.

   – Сегодня я разговаривала с мамой по телефону. Она сейчас в Египте.

   И снова, как и в тот раз, когда она впервые упомянула о матери, в ее голосе ему почудилось не то легкое раздражение, не то волнение.

   – Вас беспокоит, что она путешествует?

   – Да, то есть… нет, не то, что она вообще путешествует, а то, что последние несколько лет ей не сидится на месте. Она переезжает из страны в страну, с континента на континент, словно что-то ищет.

   – И давно это началось?

   – Да, пожалуй, лет десять назад или около того. Я уже училась в колледже. До этого мы с мамой и Джуди жили в Сан-Франциско.

   – А ваш отец?

   – У меня нет отца.

   Фред хотел было пошутить, что такое просто невозможно, но, увидев ее серьезное лицо, прикусил язык. Ему вдруг захотелось утешить Тори, как это только что делала она.

   Едва их руки соприкоснулись, как выражение ее лица неуловимо изменилось, глаза сделались большими, а голубая жилка на шее лихорадочно забилась. На ее порозовевшем лице отразилось смятение чувств, бушевавшее и в его душе.

   Его вдруг обуяла злость на самого себя. Какого дьявола он все усложняет?! Они просто мужчина и женщина, которых неудержимо влечет друг к другу. Так зачем отказывать себе в том, чего они оба хотят и что касается только их двоих.

   – Фред? – голос Тори вывел его из оцепенения. – Хотите послушать старые пластинки? Вон там, – она махнула рукой в противоположный угол музыкальной комнаты, – стоит дедушкин патефон, а в шкафу полно пластинок. Хотите, я поставлю Фрэнка Синатру?

   Он не хотел никого и ничего, кроме нее, но все же кивнул, все еще сомневаясь, правильно ли он поступает, снимая узду со своих желаний.

   Виктория завела патефон, и зазвучала музыка: медленная, тягучая, обволакивающая. Она вернулась к нему, и он ощутил ее неповторимый, женственный аромат, такой дразнящий и возбуждающий, что у него закружилась голова.

   – Потанцуйте со мной, – хрипло прошептала она.

   Фред был так поглощен своими ощущениями, что до него не сразу дошел смысл ее слов.

   – Что?

   Она подошла к нему вплотную и положила руки ему на плечи.

   – Пожалуйста, потанцуйте со мной.

   Его окатило жаркой волной, и сразу стало ясно, почему он до сих пор так старательно избегал прикосновений к ней. Как он и ожидал, она оказалась гибкой как тростинка, мягкой и такой желанной, что у него от страсти потемнело в глазах.

   Она стояла перед ним, откинув назад голову, с разметавшимися по плечам волосами и ждала. Фред обнял ее за талию и привлек к себе. Очарованный лунным светом, освежающим морским ветерком, врывающимся в открытое окно, романтической музыкой и самой Викторией, он чувствовал, как его сдержанность утекает, словно вода сквозь пальцы. Он больше не мог сопротивляться тому, что казалось неизбежным. Понимая, что ступает на опасную территорию, он был уже не в силах остановиться.

   Виктория прекрасно отдавала себе отчет в том, что просьба потанцевать была с ее стороны лишь предлогом, чтобы наконец ощутить прикосновение его сильных рук, горячих губ, мускулистого тела, вдохнуть его неповторимый, мужской аромат…

   – Фред, – хрипло прошептала она, прижимаясь к нему.

   Он отыскал ее губы и горячо и страстно приник к ним, как испытывающий жажду путник приникает к роднику с ключевой водой. Виктория застонала, всецело отдаваясь своим ощущениям. Она так долго ждала этого поцелуя, жаждала его, но оказалась не готовой к тому вихрю эмоций, который закружил ее, грозясь подхватить и унести в неизведанные дали.

   Повинуясь настойчивому напору его языка, она приоткрыла губы, и он проник в нее, исследуя, пробуя, вкушая. У нее подкосились ноги, и она непременно упала бы, если бы он не держал ее так крепко, словно стремился слиться с ней в единое целое. И ее это совсем не пугало. Напротив, это было и ее желанием.

   Фред чувствовал, что она тает в его объятиях, и это сводило его с ума, затмевало разум, однако выработанное годами тренировок умение жестко контролировать себя пока не исчезло – он знал, что в любой момент сможет остановиться.

   Он оторвался от ее губ, мучительно медленно стащил с ее гладкого плеча одну бретельку, обнажая грудь, которая оказалась еще прекраснее и совершеннее, чем рисовало его воображение. Он немного помедлил, ожидая и боясь, что она остановит его, но Виктория закрыла глаза и откинула назад голову, даже и не помышляя о сопротивлении. Щеки ее порозовели, губы приоткрылись, полуобнаженная грудь тяжело вздымалась и опускалась.

   С протяжным стоном Фред вновь приник к ее губам, накрыв ладонью нежный холмик груди с заострившимся соском. Он гладил, ласкал и исследовал бархатистую плоть, упиваясь ее медовой сладостью. Теперь ему хотелось получить все: и ее, и то, зачем он сюда приехал. Но разве такое возможно?

   Виктория вся пылала от страсти. Еще никогда с ней не происходило ничего подобного. Эти сильные, уверенные руки возбуждали каждую клеточку ее тела, которое, казалось, больше ей не принадлежит. Однако, несмотря на опьянение страстью, она не могла не заметить, что он в отличие от нее не теряет головы и жестко контролирует себя. Это обстоятельство должно бы радовать ее, но оно почему-то ее беспокоило.

   Между тем рука Виктории пробралась под рубашку и скользнула по теплой коже. Ее ладонь погладила упругие мускулы, и в тот же миг она почувствовала, как напряглось и затвердело его тело от ее прикосновений. Трепет возбуждения пробежал по позвоночнику, и ей захотелось прикоснуться к каждой впадинке, каждому бугорку мужского тела. Ее рука скользнула ниже и неожиданно наткнулась на повязку, охватывающую грудь.

   – Пластинка. – Виктория медленно открыла глаза, с трудом возвращаясь к реальности. Сквозь туман страсти проникал какой-то звук, кажущийся посторонним. Когда туман в голове немного рассеялся, она осознала, что пластинка кончилась и иголка с противным скрежещущим звуком царапает крутящийся диск.

   На ослабевших ногах она пошла к стоявшему в углу патефону, непослушными руками перевернула пластинку и обессиленно прислонилась к шкафу красного дерева. Фред тем временем прошел к открытому французскому окну и встал перед ним, спиной к ней.

   Боже, что с ней происходит? Еще никогда в жизни она не испытывала ничего подобного. Она потеряла контроль над собой от одного лишь его поцелуя, чего нельзя сказать о нем. Он явно контролировал свои действия и не потерял головы. Виктории недоставало опыта в подобных делах, чтобы понять, хорошо это или нет. Что же ей делать? Что будет дальше?

   Она отдавала себе отчет, что этот загадочный мужчина привлекает ее не только физически, что она хочет гораздо большего, чем кратковременная любовная связь, пусть даже полная страсти и огня. Ей хотелось, чтобы он доверял ей, как она доверилась ему с самой первой минуты, но Виктория понимала, что это невозможно. Пока невозможно. Для этого нужно время. Время и терпение, напомнила она себе. А пока… пока она решила не сопротивляться неизбежному, тем более что это было не в ее силах.

   Когда она подошла к Фреду, он обернулся и посмотрел на нее, как ей показалось, холодным и отстраненным взглядом, снова превратившись в замкнутого, сдержанного незнакомца.

   – Простите, если сделала вам больно, – смущенно проговорила она.

   Фред стиснул зубы, злясь на себя.

   – Вы не сделали мне больно, – выдавил он.

   – Нет? – Виктория нервно сглотнула. – Просто вы показались мне таким сдержанным, когда… целовали меня, и я подумала, что это из-за боли в боку.

   Еще ни одна женщина не обвиняла его в сдержанности во время близости, да он и сам от себя этого не ожидал. Но все дело было в том, что он прекрасно понимал: эта необыкновенная девушка заслуживает гораздо большего, чем он в состоянии ей предложить.

   – Может, я решил, что не слишком честно по отношению к вам идти на поводу у своих желаний…

   – Потому что у вас кто-то есть? – Она затаила дыхание в ожидании его ответа, даже удары сердца, казалось, стали более гулкими и редкими.

   – Нет, не поэтому, – наконец ответил он.

   – Тогда почему, Фред?

   Он повернулся к ней, обнял одной рукой за шею, другой за талию и привлек к себе.

   – Может, я боюсь, что если утрачу контроль над собой, то уже не смогу остановиться.

   – Вас это пугает? – прошептала она.

   – Чертовски… А вас нет?

   Вместо ответа она обхватила его руками за шею, привстала на цыпочки и прильнула к его губам в сладостном поцелуе. Его обдало жаркой волной. Милостивый боже, что она делает? Неужели не понимает, что играет с огнем?

   Усилием воли он заставил себя прервать поцелуй и опустил руки, заметив при этом мелькнувшее в ее глазах разочарование. Но уж лучше разочарование, чем боль, которая неизбежно появится в этом изумрудно-зеленом взгляде, если он поддастся искушению и возьмет то, что она так доверчиво ему предлагает.

   Он отступил на шаг и повернулся в сторону моря. Освежающий соленый бриз приятно обдувал его разгоряченную кожу.

   – Значит, вы поклонница Фрэнка Синатры, – сказал он, чтобы хоть немного отвлечься от терзавшего его неутоленного желания. – А как насчет классической музыки? Вам она нравится?

   – Да, дедушка с мамой часто водили меня в оперу. Сначала, когда я была еще маленькой, мне не нравилось, что там только поют и совсем не разговаривают и что заканчивается все трагически. Но, повзрослев, я полюбила оперу. К тому же у дедушки было много пластинок с оперными записями и он часто ставил их. Слова некоторых арий я до сих пор помню наизусть. А вы тоже любите оперу?

   – О да, вырос на Верди и Россини. Алисия обожает классику, в особенности итальянскую. Ее мать была итальянкой.

   – Вы очень любите свою бабушку, да? – спросила Виктория.

   – Да, Алисия всегда занимала большое место в моей жизни. Моя мама умерла, когда мне было десять лет, и с тех пор бабушка воспитывала меня. Сейчас ей уже восемьдесят два года, и она больна, но ужасно своенравна и горда и терпеть не может, когда с ней обращаются как со старым, больным человеком. Злится, когда я приезжаю неожиданно, чтобы проведать ее, потому что, как она говорит, не может как следует подготовиться к моему приезду. Я ставлю пластинку с какой-нибудь итальянской оперой – никаких компакт-дисков она не признает, только старые пластинки, – сажусь рядом и беру ее за руку. Она успокаивается и начинает разговаривать со мной на своем родном испанском. Рассказывает о годах своей молодости времен Второй мировой войны, которые были для нее очень трудными, но и счастливыми. В восемнадцать лет она встретила парня, молодого подпольщика, который боролся против режима генерала Франко, и вышла за него замуж. Но через несколько месяцев его убили и она осталась вдовой, носившей под сердцем его ребенка. – Фред помолчал. – В последнее время бабушка очень часто вспоминает об этом. Мне кажется, ей доставляет радость рассказывать о том времени. – Он вздохнул. – Бедная Алисия, ей трудно смириться со своим возрастом и немощью. Она всегда была такой энергичной.

   Расслышав грустные нотки в его голосе, Виктория проговорила:

   – Я очень хорошо понимаю ваши чувства. Мне тоже было тяжело, когда дедушка заболел. Он никогда не сдавался и не унывал и даже смерть воспринимал как возможность снова встретиться со своей любимой Изабеллой.

   Фред обнял ее за талию и привлек к себе, а она положила голову ему на плечо. Столько нежности и доверия было в этом жесте, что у него защемило сердце. Ну как она может быть такой доверчивой?! Разве можно полагаться только на свою интуицию?!

   – Это его жена, ваша бабушка?

   – Да. Мне бы хотелось рассказать вам о том, как он умер.

   – Вы были с ним до конца?

   Она кивнула.

   – Мы всегда, всю жизнь были вместе. Я бы ни за что не простила себя, если бы в такой момент меня не оказалось рядом. Дедушка до самого последнего мгновения был спокойным и веселым. Он строго-настрого запретил мне горевать, потому что воспринимал смерть не как конец жизни, а как переход ее в другое измерение.

   Она совершенно особенная, не такая, как все, с нежностью подумал он, крепче прижимая ее к себе.

   Виктория слегка повернулась в его руках и прижалась лицом к его груди, чувствуя, как под ее щекой гулко и ровно бьется сердце. Он рассказал о себе пока совсем немного, но это только начало. Виктория улыбнулась про себя. Он непременно научится доверять ей так, как она доверяет ему. Пусть она пока сама не знала, чего хочет, чего ждет, но была уверена, что этот сложный и загадочный мужчина встретился на ее пути неспроста. Он пробуждал в ее душе такую бурю чувств и эмоций, которых она не испытывала ни разу за свои двадцать семь лет.

   Нельзя сказать, что она была совсем уж наивной. В ее жизни были встречи, были увлечения, но Фред был первым мужчиной, к которому она почувствовала безграничное доверие и непреодолимое влечение с первых минут знакомства.

   Повинуясь безотчетному порыву, Виктория подняла голову и прильнула к его губам в нежном поцелуе. Она почувствовала, как он слегка напрягся, но не отстранился, а, наоборот, еще крепче прижал ее к себе.

   Резко прервав поцелуй, Фред развернулся и, не говоря ни слова, вышел из комнаты. Подавив трепет желания, Виктория приложила ладонь к губам, стараясь запомнить вкус его поцелуя, и поняла, что этой ночью ей опять не уснуть.


   Вернувшись в свою комнату, Фред достал мобильник и набрал знакомый номер. Услышав сонный голос Мигеля Карлоса, сослуживца, преданного друга и человека, которому Фред безоговорочно доверял, он сказал:

   – Мигелито, это я.

   – Черт бы тебя побрал, старик, ты на часы смотрел?! Знаешь, который час?

   Фред усмехнулся.

   – Не ворчи. У меня хорошая новость. Я на месте.

   – Отлично. Как тебе это удалось?

   – Потом как-нибудь расскажу. Есть что-нибудь для меня?

   – Пока ничего нового. Наши друзья притаились и выжидают.

   Это неплохо, угрюмо подумал Фред. Значит, у него еще есть немного времени.

   – Как ты там, старик? Дырка в боку не слишком тебя беспокоит?

   – Все нормально. Ты же знаешь, на мне все заживает как на собаке.

   Мигель хмыкнул. Это была их старая шутка.

   – Как там Алисия? Ты заходил к ней?

   – У нее все хорошо, не волнуйся, Рико. Ты там поосторожнее, ладно? Трудно сказать, где эти гады выползут в следующий раз.

   Фред усмехнулся.

   – Как скажешь, мамочка. Ну все, до связи. – Он дал отбой и еще долго лежал без сна, вспоминая сладкие губы и нежные руки хозяйки Эллиот-мэнора.

3

   Джуди, статная седовласая женщина с волевым лицом и решительными манерами, поставила перед Викторией чашку со свежезаваренным травяным чаем и, сложив руки на груди, критическим взглядом окинула девушку.

   – Сегодня ты какая-то бледная, круги под глазами. Не заболела?

   – Нет, Джуди, я прекрасно себя чувствую.

   – Откуда ж тогда круги? Плохо спала?

   – Нормально я спала, перестань беспокоиться. Просто сегодня пасмурно и дождь. – Виктория улыбнулась и постаралась, чтобы ее голос звучал беззаботно.

   Но Джуди не так-то легко было провести.

   – Не говори ерунды. Дождь тут совершенно ни при чем. Если ты не будешь как следует заботиться о себе, юная леди, очень скоро мне придется ухаживать за двумя больными.

   – Не сомневаюсь, что это твое заветное желание. В твоей жизни явно не хватает людей, которых ты могла бы опекать, – пошутила Виктория.

   – Ты совершенно права, девочка, – согласилась Джуди. – Поэтому мне всегда хотелось, чтобы Миранда вышла замуж и подарила тебе кучу братьев и сестер. Это было бы замечательно для всех, в том числе и для нее.

   – Полностью с тобой согласна, – серьезно проговорила Виктория, однако в данный момент она не была расположена говорить о том, что они уже много раз обсуждали. К тому же это было бесполезно. Она поспешила сменить тему: – Как чувствует себя наш гость? Я его сегодня еще не видела.

   Их полуночная встреча в музыкальной комнате привела ее в полное смятение. Она окончательно убедилась, что Фред желает ее как женщину, причем желает страстно, но упорно продолжает сдерживать себя. Он сказал, будто боится, что не сможет остановиться. Но разве она не дала ему ясно понять, что не хочет, чтобы он останавливался? Она взрослая самостоятельная женщина и хочет… Чего? Виктория попыталась проанализировать, чего же именно она хочет. Близости с этим мужчиной? О да, несомненно. Но будет ли ей достаточно одной только физической близости? Вряд ли. Так может в этом причина его странной сдержанности? Фред слишком умен, опытен и проницателен, чтобы понять ее лучше, чем она сама себя понимает. Он считает, что короткая любовная связь без всяких обязательств не для нее, но не может ей обещать ничего большего, поэтому старается уберечь ее от нее самой?

   Видимо, в этом все дело. Фредерико Капдевила слишком благороден, чтобы походя взять то, что само плывет ему в руки, не задумываясь о последствиях.

   А она? Отдает ли она себе отчет в том, что может остаться с разбитым сердцем, если после близости он уедет и они больше никогда не встретятся? Да.

   Хочет ли она рискнуть? Да, да и еще раз да.

   Что же это с ней происходит? Никогда раньше с ней не случалось ничего подобного. Неужели она влюбилась? Помоги ей бог, но, похоже, да. Однако фамильная гордость не позволит ей бегать за мужчиной, каким бы прекрасным и загадочным он ни был. Она еще никогда ни за кем не бегала и не видела причины, почему Фредерико Капдевила должен удостоиться такой чести.

   Однако мысли о нем упорно преследовали ее. Она ничего не могла поделать: ее неудержимо влекло к нему.

   – Фред поправляется прямо на глазах, – ответила Джуди. – Кстати, ты не знаешь, какую операцию он перенес?

   – Понятия не имею. Он сам не говорит, а спросить как-то неудобно.

   – Ну, тебе, может, и неудобно, – хмыкнула Джуди, – а я спросила. Правда, вразумительного ответа так и не получила. Он ловко увел разговор в другую сторону. Ей-богу, этот парень умеет заговорить зубы.

   Виктория улыбнулась.

   – Ну, если даже тебе не удалось выведать у него всю подноготную, то он действительно настоящий кремень. Уж кто-кто, а ты умеешь вызвать человека на откровенность. Впрочем, не расстраивайся, у тебя еще будет возможность разговорить его. Просто, думаю, как все мужчины, он не любит рассказывать о своих болячках. – Виктория взглянула на часы. – Пойду поднимусь в мансарду. Мне кажется, я видела там одну прелестную вещицу в тюдоровском стиле, которая прекрасно впишется в интерьер золотой гостиной в юго-западном крыле.


   Фред устало выпрямился и потер рукой поясницу. Он проторчал в мансарде уже около двух часов, и за это время ему удалось просмотреть содержимое только двух сундуков и одного чемодана. Очевидно, за сто лет существования особняка никому из Эллиотов не пришло в голову навести здесь хотя бы мало-мальский порядок. К несчастью для него, всевозможные предметы мебели, сундуки, коробки и прочие вещи располагались тут в таком порядке, в каком были до сотворения мира, когда царил первозданный хаос.

   Фред обреченно вздохнул, направился было к следующему сундуку, но в этот момент, к своему удивлению, услышал шаги и поспешил сменить направление.

   Когда Виктория открыла дверь и вошла в мансарду, Фред как ни в чем не бывало стоял у окна и вглядывался в туманную даль.

   – Фред? – Он расслышал удивление в ее голосе. – Не ожидала вас здесь встретить.

   Черт! Он тоже этого никак не ожидал, иначе позаботился бы о том, чтобы его тут не застали. Он обернулся и взглянул на Тори. На ней была бело-зеленая безрукавка и бежевые шорты, открывающие стройные соблазнительные ноги. Она что, решила окончательно свести его с ума?

   Но сейчас было не время думать об этом. Надо было как-то объяснить свое пребывание здесь.

   – Сегодня дождь, – проговорил он. – В такую погоду мне всегда хочется забраться куда-нибудь повыше.

   Виктория неуверенно улыбнулась, отметив, что, несмотря ни на что, ее чувства к нему не изменились. Напротив, стали еще напряженнее. Сердце птицей забилось в груди при виде его высокой стройной фигуры, широких плеч и обаятельной улыбки. Удивление переросло в радость.

   – В самом деле? И давно это у вас?

   – С самого детства. Когда мне было лет двенадцать, я даже смастерил себе домик на старом раскидистом вязе. Алисия называла его голубятней. У меня там даже кровать была. В непогоду я забирался в него и наблюдал, как дождевые капли падают на листья и стекают вниз. А вы пришли, чтобы попытаться разобрать весь этот хаос?

   Виктория улыбнулась.

   – Пока нет. Мне нужно всего лишь отыскать тут один предмет мебели, который, как мне кажется, я здесь видела.

   Виктория безоговорочно поверила в его объяснение, и из-за этого он чувствовал себя последним негодяем. Наверное, где-то в глубине души он бы даже обрадовался, если бы она разоблачила его и выставила вон из дома. К сожалению, он пока еще не мог уехать.

   – А что конкретно вы хотите найти? Может, я смогу помочь вам?

   – Спасибо, Фред. Ваша помощь будет как нельзя кстати. Я ищу овальный столик из канадского клена в тюдоровском стиле, с резными ножками и инкрустированной позолотой поверхностью.

   – Прекрасно. В таком случае давайте поищем в разных концах. Вы с правой стороны, а я с левой.

   – Замечательная идея. А вы уже давно здесь?

   Фред пожал плечами.

   – Да нет. С полчаса. Из этого окна даже в дождь открывается чудесный вид.

   С трудом пробравшись через нагромождение сундуков, мебели и коробок, Виктория приблизилась к окну, возле которого стоял Фред.

   – А ведь и правда, – согласилась она, с интересом обозрев окрестности. – Я уже и забыла, что сверху все кажется еще красивее. – Она искоса взглянула на его строгий профиль. Интересно, о чем он думает? Многое отдала бы она за то, чтобы узнать его мысли. Он стоял, скрестив руки на груди, и, посмотрев на его длинные тонкие пальцы, Виктория невольно вспомнила, какие они сильные, искусные, требовательные. Вспыхнуло желание, уже ставшее для нее привычным. Духота мансарды внезапно навалилась на нее, и она попыталась открыть задвижку на окне, чтобы распахнуть створки и впустить немного свежего воздуха. Но задвижку заело.

   – Давайте я попробую, – услышала она его хрипловатый голос. Он потянул задвижку, и окно распахнулось.

   – Спасибо. Здесь ужасно душно. Надо немного проветрить.

   Она с наслаждением сделала глубокий вдох, и Фред залюбовался ее чистой кожей, длинными ресницами, манящими розовыми губами, вкус которых он так хорошо помнил.

   Все его попытки держаться на расстоянии от Тори потерпели фиаско, и прошедшая ночь была тому лишним подтверждением. Но физическое влечение было еще полбеды. Ему было приятно находиться рядом с ней, приятно разговаривать, просто смотреть на нее, наконец. У него возникало желание рассказать ей все о себе, а этого он никак не мог себе позволить. Не имел права.

   Целуя ее, он до боли желал большего, но прекрасно понимал, что это невозможно.

   Виктория почувствовала на себе его пристальный взгляд и повернулась, надеясь прочесть хоть что-нибудь в его глазах, но они оставались темными и непроницаемыми.

   Какой же ты на самом деле, таинственный, загадочный и притягательный мистер Капдевила? Почему меня так сильно влечет к тебе? А может, наплевать на гордость, прижаться губами к его губам и заставить его наконец-то потерять голову? – мелькнула у нее шальная мысль, но она тут же отбросила ее. Возможно, ей и удастся лишить его самообладания и соблазнить, но добьется ли она этим чего-нибудь? Нет уж, если суждено произойти чему-то между ними, он сам сделает первый шаг.

   Она протянула руку в окно ладонью вверх и подставила ее под прохладный, освежающий дождь. К ее полнейшему изумлению, Фред взял ее руку, поднес к своим губам и, глядя ей прямо в глаза, слизал дождевые капли с ее ладони, затем прижался ртом к тонкому запястью, где лихорадочно билась голубая жилка.

   По телу Виктории пробежала дрожь возбуждения. Она уставилась на него широко открытыми удивленными глазами. Что это значит? Он передумал?

   Я просто пытаюсь ее отвлечь, чтобы она не слишком задумывалась о причине моего появления здесь, в мансарде, пытался убедить себя Фред, лаская губами нежную кожу ее руки.

   – Я не видел вас сегодня утром. Вы были заняты? – хрипло спросил он.

   – Я… да, – выдохнула она, когда смысл вопроса проник сквозь чувственный туман в ее голове.

   – Джуди так мне и сказала. – Он покрывал легкими поцелуями ее руку, с каждым разом продвигаясь чуть выше.

   Виктория почувствовала, что, несмотря на свежий воздух, проникающий в открытое окно, ей нечем дышать.

   – Она сказала мне, что вам стало гораздо лучше. Это правда?

   – Истинная правда. – Он прижал ее руку к своей груди и тепло улыбнулся. – И все благодаря вам.

   – Но я… – начала было она, но он не дал ей договорить.

   – Нет-нет, не спорьте. Вы любезно позволили мне, незнакомому человеку, остановиться в вашем доме. Вы и Джуди так внимательны, так заботливы. Именно благодаря вашей заботе и доброму отношению я так быстро поправляюсь. Я чувствую себя уже настолько хорошо, что, как только закончится дождь, собираюсь немножко размяться.

   – Не слишком ли вы торопитесь? – всполошилась она. – Это же может вам повредить!

   – Не волнуйтесь за меня, Тори. – Взгляд его темных, загадочно мерцающих глаз остановился на ее губах. Затем, не удержавшись, он наклонился и поцеловал ее в уголок рта. – Я вполне могу сам о себе позаботиться.

   Фред понимал, что не должен прикасаться к ней, не должен ее целовать, но искушение было слишком велико. Ну какой, в конце концов, вред может быть от еще одного легкого, почти целомудренного поцелуя? Он вполне в состоянии контролировать себя и всегда, в любой момент сможет остановиться.

   Приняв решение, он снова поцеловал ее в уголок рта и почувствовал, как она затрепетала.

   – Что ж, я рада, если это так, – прошептала она прерывисто.

   Ты больше не должен ее целовать. Хватит! – приказал себе Фред. Взяв в руку прядь золотистых волос, он пропустил их сквозь пальцы.

   – А вы, Тори? Вы хорошо заботитесь о себе?

   Она улыбнулась.

   – До сих пор, по-моему, неплохо получалось. Все двадцать семь лет.

   – Вы так молоды, так наивны и доверчивы, Тори. Слишком доверчивы.

   – Ошибаетесь. Я вполне реально смотрю на вещи. А вы сейчас говорите со мной не как мужчина в расцвете лет, а как умудренный опытом старик. Сколько вам лет?

   – Мне тридцать пять, но, вы правы, порой я чувствую себя древним старцем.

   – Почему?

   – Так сложилась жизнь. Но я хотел бы, чтобы вы, милая Тори, как можно дольше оставались такой же юной, непосредственной и по-детски наивной.

   – И что же, по-вашему, мне нужно для этого делать?

   Фред стиснул зубы.

   – Держаться подальше от таких, как я.

   – Что? – Она недоуменно заморгала. – Вы хотите…

   Да, черт возьми! – мысленно прокричал он. Хочу! Хочу тебя до умопомрачения, до беспамятства, до безрассудства и ничего не могу с этим поделать!

   Он прервал ее на полуслове, впившись поцелуем в ее полураскрытые губы. Настойчивый язык ворвался в ее горячий, ищущий рот, рассылая по всему ее телу жаркое пламя. Потом он оторвался от ее губ и в упор уставился на нее, словно боялся и в то же время надеялся, что она оттолкнет его, и в его темных, неистовых глазах на этот раз все можно было прочесть. Желание! Жаркое, пронзительное, неуемное желание! Виктория потянулась к нему, возбужденная одним только взглядом. И вдруг она впервые, почему-то именно сейчас испугалась того, что может произойти. Может, он прав, советуя ей держаться от него подальше?

   Он притянул ее к себе, но она в инстинктивном порыве этого непонятного, невесть откуда взявшегося страха уперлась руками ему в грудь.

   – Нет, – прошептала она чуть слышно.

   Да! – кричали глаза, выдавая ее с головой.

   Он прильнул губами к ее рту, завладел им, и все ее сомнения разом улетучились. Куда девался мимолетный страх? Он растаял в огне страсти. Снова ощутив вкус его губ, Виктория уже не владела собой. Ее целиком охватило, подчинило себе дикое, безграничное желание. Она позабыла обо всем и просто отдалась ощущениям. Его губы искушали и требовали. И она отвечала ему, испытывая отчаянную жажду слиться с ним в единое целое.

   Она вытащила края футболки из его джинсов и просунула руки внутрь, осторожно скользнула по повязке вверх и почувствовала под руками напряженные мышцы спины. Влажный воздух, врывающийся в окно вместе с дождевыми каплями, пахнул солью и морем, а также мускусным запахом страсти. Он снова нашел губами ее губы. Где-то внизу волны плескались о берег. Он что-то пробормотал, но она не поняла что. Уловила лишь тон – сердитый, отчаянный. А потом его ладони требовательно и жестко поднялись по всему ее телу от бедер к груди и там остались, словно плененные ее мягкостью. Вдруг солнце выглянуло из-за туч и ударило прямо в закрытые глаза Виктории, но она этого не почувствовала. Существовали только его руки и губы.

   Мозолистые пальцы гладили ее, невольно царапали, но зажигали огнем каждую жилку и словно усиливали пламя, уже бушующее в крови. Он зажал зубами ее нижнюю губу, и ее вздохи перешли в стон. В неистовстве страсти Виктория выгнулась дугой и прижалась к нему бедрами. Их разделяла лишь тонкая ткань.

   Фред зарылся лицом в ее волосы и вдохнул ее запах, пытаясь в то же время овладеть собой. Желание сейчас было настолько сильнее его, что запросто могло подчинить своей власти, а этого никоим образом нельзя было допустить.

   Со стоном он оторвал ее от себя и стал жадно и хрипло втягивать в легкие воздух в надежде остудить жар, охвативший его. Я рехнулся, подумал он, я едва ею не овладел.

   Прошло несколько секунд. Он мог их сосчитать, прислушиваясь к ее прерывистому дыханию и своему собственному.

   – Тори.

   – Нет, ничего не говори. Я все поняла, – сказала она, едва не задохнувшись. – Ты снова передумал. С кем не бывает.

   Она попятилась, но он крепко схватил ее за руку. Он без труда мог видеть уязвленность в ее пылающем взгляде. Ну что ж, так даже лучше. Но против воли у него вырвалось:

   – Ты хотела, чтобы мы любили друг друга прямо здесь, на полу чердака, как подростки?

   Виктория потеряла всякое представление о времени и пространстве. Какое они имеют значение перед вечной потребностью любви? Она лишь почувствовала обиду еще глубже. Он помнил о таких вещах и смог остановиться. Но, с другой стороны… Она не успела додумать свою мысль, когда с лестницы неожиданно раздался голос Джуди:

   – Тори, ты там, наверху?

   Они оба замерли, и Фред тихо чертыхнулся.

   – Тори!

   – Да, я здесь, Джуди! – крикнула Виктория охрипшим голосом, затем прокашлялась и повторила: – Я здесь. Что случилось?

   – Приехал Доналд Смит, архитектор.

   – Проводи его в голубую гостиную, я сейчас спущусь.

   – Хорошо. У тебя там все в порядке? – спросила Джуди после небольшой паузы.

   Виктория взялась за голову и потерла виски.

   – Да, конечно. Я скоро приду.

   После того как стихли шаги Джуди, в мансарде стало так тихо, что было слышно их учащенное дыхание.

   Фред мысленно честил себя на все корки. Идиот несчастный! Что он наделал! Куда подевалось его хваленое самообладание?! Он крепко стиснул зубы, осознав, что едва не ступил на дорогу, ведущую в ад. Хуже того, он чуть не увлек и Тори туда с собой. И не имеет значения, что она ясно дала понять, что тоже хочет заняться с ним любовью. Она слишком наивна и доверчива и не понимает, какую боль он может ей причинить.

   – Фред, я… – начала она и протянула к нему руку, но он отшатнулся, словно боялся обжечься, что, впрочем, было недалеко от истины.

   – Нет, Тори, не надо. Я уже говорил и повторю еще раз: тебе лучше держаться от меня подальше, а я в свою очередь постараюсь сделать так, чтобы мы как можно реже встречались. Прости.

   Протиснувшись между коробками и сундуками, он вышел из мансарды, и Виктория услышала звук его торопливых шагов, спускающихся по лестнице.

   Она закусила губу и крепко обхватила себя руками. Ей вдруг стало как-то холодно и неуютно. Она постояла немного, чтобы хоть как-то привести мысли и чувства в порядок, но это оказалось не так-то просто.

   Наконец медленно, двигаясь словно автомат, она принялась за поиски столика. К счастью, он нашелся сразу же, стоял почти рядом с окошком, возле одного из сундуков. Что-то зацепило ее внимание, и, приглядевшись, она с удивлением обнаружила, что щеколда на сундуке наполовину открыта.

   Странно, подумала она, нахмурившись. Я-то считала, что все сундуки заперты.


   В последующие дни Виктория с головой ушла в работу, стараясь, чтобы у нее оставалось как можно меньше свободного времени, потому что, если ее голова не была занята проблемами реконструкции особняка, на освободившееся пространство тут же устремлялись мысли о Фреде и о том, что произошло между ними в мансарде, а ей совсем не хотелось об этом думать.

   К счастью, забот у нее был полон рот и без проблем и неурядиц не обходилось. Виктория обнаружила, что в одной из комнат наклеили не те обои, которые она планировала, и, к ужасу рабочих, заставила содрать их и наклеить другие. В бильярдной ей не понравился цвет стен, и малярам пришлось перекрашивать их в более светлый оттенок. В общем, когда дело касалось реконструкции Эллиот-мэнора, она действовала решительно и непреклонно, не позволяя ни на йоту отступать от своего замысла. Жаль только, с грустью думала Виктория, что в личной жизни у нее так не получалось.

   Поглощенная делами и заботами, она гнала прочь от себя мысли о Фреде и старательно избегала его. И дело было не в том, что он посоветовал – нет, почти приказал – держаться от него подальше. Просто она сама так решила, чтобы лишний раз не бередить душу, однако незаметно для нее самой в ней постепенно накапливалась раздражительность и какая-то неудовлетворенность.

   На четвертый день после случая в мансарде возникли какие-то неполадки с электричеством, и, когда обнаружилось, что это произошло из-за неправильной прокладки проводов и теперь придется заменять их на целом этаже, Виктория пришла в ярость, неожиданно для себя накричав на электромонтеров. Правда, увидев потрясенное выражение на лицах парней, – всегда такая выдержанная и вежливая мисс Эллиот и вдруг кричит! – она быстро взяла себя в руки и извинилась. Естественно, что недовольство на себя за эту недостойную вспышку гнева не улучшило ее настроения.

   Как бы там ни было, несколько дней дом оставался без электричества, и Виктории пришло в голову, что она должна предупредить об этом Фреда. Прекрасно понимая, что это всего лишь предлог, чтобы увидеться с ним, и что ей следовало бы послать к нему Джуди, она тем не менее сама отправилась на его поиски. Она осознала, что все эти дни скучала по нему, по его низкому, волнующему голосу, по его ослепительной улыбке, по его горящему желанием взгляду. Как она ни старалась не думать о нем, воспоминания о его твердых горячих губах, ласковых, но требовательных руках днем и ночью преследовали ее. Вопреки всем доводам рассудка и обиде на то, что он отверг ее, ей хотелось видеть его, слышать его голос, просто быть рядом.

   Господи, помоги мне, неужели я окончательно и бесповоротно влюбилась?!


   Фред стоял в центре огромной стеклянной оранжереи и с интересом оглядывал помещение.

   Неподдельный интерес к этому особняку удивлял его самого, но факт оставался фактом: всякий раз, любуясь домом и землями, окружающими его, он невольно испытывал благоговейный трепет, словно перед ним было одно из чудес света. И всякий раз он испытывал чувство восхищения предками Виктории: ее прадедом Арчибалдом, который построил этот потрясающий дом, и дедом Маркусом, при котором особняк превратился в живую легенду. Он начинал понимать горячую любовь и привязанность Виктории к Эллиот-мэнору.

   Он не привык откладывать дело в долгий ящик, но сегодня, вместо того чтобы продолжить поиски в мансарде, решил осмотреть окрестности.

   Вначале он прогулялся к длинному одноэтажному строению, расположенному с северо-западной стороны от особняка, которое, как догадался Фред, в былые времена служило конюшней. Интересно, подумал он, не собирается ли Виктория заняться разведением лошадей?

   Затем любопытство привело его сюда, в оранжерею, которая, по словам Тори, была построена где-то в начале сороковых, уже после того, как ее дед вступил во владение особняком.

   Фред обошел оранжерею, полюбовался диковинными растениями и, отыскав мраморную скамейку с кованой железной спинкой в завитушках, опустился на нее. День клонился к вечеру, и солнце освещало оранжерею с запада. Косые лучи проникали сквозь огромные застекленные окна, наполняли теплым светом помещение, золотя статуи и апельсиновые деревья.

   Вчера вечером он снова разговаривал по телефону с Мигелем. Тот предупредил, что ему сейчас слишком опасно покидать Эллиот-мэнор, потому что велика вероятность нарваться на промышлявшую где-то в окрестностях банду Каллема Блумсби. Где именно, как раз ему и предстояло выяснить в ближайшем будущем.

   Кроме того, он поговорил и с бабушкой и твердо пообещал ей, что, если та вещь, которую он должен найти, находится здесь, в Эллиот-мэноре, он не уедет отсюда без нее.

   Но ни возможная опасность, ни необходимость тайных поисков не волновали и не тревожили его в данный момент так, как собственные чувства к хозяйке особняка. Он понятия не имел, как долго еще сможет выдержать и не сойти с ума от сознания близости Виктории и невозможности заполучить ее. Сколько раз за эти дни он с замиранием сердца наблюдал за ней издалека, не смея нарушить собственный запрет и подойти и завидуя каждому мужчине, которому она улыбалась и с которым разговаривала! Тяжелее всего приходилось по ночам, когда мысль о том, что желанная женщина находится в своей спальне, совсем недалеко от него, неотступно терзала его, не давая уснуть. Желание обладать ею с каждым днем, с каждым часом становилось все сильнее, наполняя Фреда мучительной болью. Он с отвращением к себе вспоминал тот случай в мансарде, когда он едва не утратил контроль над собой. С тех пор его неотступно преследовал ее тонкий неповторимый запах. Фред понимал, что умрет, если не овладеет Викторией, но, с другой стороны, он твердо знал, что не может, не должен этого допустить. Ничего не изменилось. Ему надо держаться от нее подальше.

   – Фред?

   На какой-то краткий миг ему показалось, что этот голос материализовался прямо из его мыслей. Резко повернув голову, он увидел ее, быстро приближавшуюся к нему по выложенной тротуарной плиткой центральной дорожке. Его предательское тело тут же напряглось, сердце забилось часто-часто, как у подростка, пришедшего на первое в своей жизни свидание.

   Подойдя к скамейке, на которой он сидел, она остановилась и нервно затеребила подол своего белого сарафана.

   – Я едва нашла вас.

   Фред видел, что она нервничает, но не в состоянии был как-то успокоить или ободрить ее, потому что сам нервничал еще больше. Оказывается, он так соскучился по ней за эти несколько дней, что не мог даже улыбнуться, не мог вымолвить ни слова, а только молча пожирал ее глазами всю – от блестящих золотистых волос до кончиков пальцев на ногах, выглядывавших из остроносых белых босоножек. Он чувствовал, что страсть неумолимо затягивает его в свой омут. И если он туда упадет, то уже не сможет выбраться. Но что самое страшное, он увлечет за собой и Тори.

   Он поднялся.

   – Зачем вы меня искали? Что-нибудь случилось? – нахмурился он.

   – Да, возникли кое-какие проблемы и…

   – Проблемы? Что за проблемы? – насторожился Фред.

   – Да в общем-то ничего страшного, просто какое-то время в доме не будет электричества – что-то там с электропроводкой, я в этом не слишком хорошо разбираюсь. Я решила вас предупредить, что сегодня вечером – а может, и не только сегодня – придется нам, как в старину, воспользоваться свечами. К счастью, в доме их предостаточно, как и подсвечников. – Она старалась, чтобы ее голос звучал ровно и беззаботно и чтобы он, не дай бог, не заметил, что она волнуется, словно школьница на первом экзамене, так действует на нее пристальный взгляд его проницательных глаз.

   Фред облегченно вздохнул. И всего-то.

   – Спасибо, что не пожалели времени и сообщили мне об этом.

   – Не за что, – пробормотала она. – Мне все равно нужно было посмотреть, как тут идут дела с ремонтом и расчисткой оранжереи. – Она окинула взглядом стеклянную громадину. – Вижу, что дело движется: разбитые стекла заменены, дорожки восстановлены, земля вскопана. – Виктория коротко и как-то нервно улыбнулась. – Ну что ж, не стану вас больше задерживать, да и меня ждет работа. – Она повернулась, чтобы идти обратно.

   Он почувствовал, что не хочет, чтобы она уходила, и стал лихорадочно искать предлог, чтобы задержать ее.

   – Тори? – окликнул он ее, не успела она сделать и пары шагов.

   – Да? – Она обернулась.

   Он заметил в ее выразительных глазах мимолетную вспышку радости пополам с надеждой. Но в тот же миг ее лицо приняло равнодушно-вежливое выражение, и он подумал: не показалось ли ему?

   – Вы не расскажете мне историю этого сооружения? Для чего оно предназначено?

   – Сначала это было задумано как зимний сад для прогулок и отдыха, но потом здесь стали проводить балы и благотворительные вечера, которые организовывала моя бабушка. Я отыскала в архиве несколько газетных заметок об этих вечерах. Судя по описаниям, они были просто потрясающие.

   И снова Фреда поразило, с какой любовью и восхищением Виктория говорит обо всем, что связано с Эллиот-мэнором. Он же как мальчишка радовался тому, что снова видит ее, может говорить с ней, любоваться ею, вдыхать ее запах. Он вел довольно напряженную жизнь, полную опасностей, но никогда раньше ему не приходилось постоянно напоминать, что нужно держать себя в руках, сохранять самообладание, как он делал это сейчас.

   – Вы хотите возобновить проведение благотворительных балов? – поинтересовался он.

   Виктория улыбнулась.

   – Эта мысль посещала меня, но я пока не обдумывала ее. Сначала я хочу закончить реконструкцию и открыть гостиницу, а там посмотрим. Возможно, когда-нибудь я и займусь этим.

   Взволнованная и возбужденная разговором о своем любимом предмете, она прямо вся светилась, и Фред подумал, что еще никогда не видел никого прекраснее, одухотвореннее и желаннее, чем Виктория.

   Пока они беседовали, солнце опустилось еще ниже к горизонту, заливая все вокруг золотисто-красным светом. Сейчас его единственным желанием было заключить ее в объятия и заняться с ней любовью прямо здесь, под ветвями какого-нибудь диковинного дерева в лучах заходящего солнца.

   – Вы заметили, – внезапно сказала она, – что мы с вами говорим либо об особняке, либо обо мне. Вы же о себе почти ничего не рассказываете. Не сочтите меня назойливой, но мне бы хотелось поговорить о вас.

   О нет, мысленно простонал он, только не это.

   – Это совсем неинтересно.

   – Не согласна. Вы же из знаменитого клана Капдевила, и это уже само по себе интригует. Мне бы хотелось хоть немного узнать о вас.

   Фред поморщился.

   – Что бы вы хотели узнать? Спрашивайте.

   – Ну, например, почему вы стали адвокатом, а не занялись семейным винодельческим бизнесом?

   – Ну почему же, я, так же как и вы, несколько лет посвятил семейному делу, даже прожил некоторое время в Испании, изучая виноградарство и виноделие, но потом… потом понял, что мое призвание в другом, и сменил профессию. В сущности, все почти так же, как и у вас.

   – Да, действительно, – согласилась она с задумчивым видом, – в этом наши с вами судьбы схожи. – Она немного помолчала. – Вы сказали, что вы адвокат. А какими делами вы занимаетесь?

   – В основном криминальными, – ответил он с неохотой. Надо бы поскорее придумать, как отвлечь ее от этой нежелательной для него темы.

   – Но… – ее глаза сделались большими и немного испуганными, – наверное, это… это опасно?

   – Нормально, – буркнул он. Вот черт, угораздило же его вляпаться в этот разговор! Надо срочно что-то делать. Есть только один способ…

   – Тори, – начал он и запнулся, сообразив, что отвлекающий маневр, который он собрался пустить в ход, еще менее желателен, чем ее расспросы. – Э… не знаете, во сколько Джуди будет кормить нас ужином?

   Виктория поняла, что он хотел сказать что-то другое, но решила подыграть, сделав вид, что ничего не заметила. Они оба прекрасно знали, что Джуди кинется пичкать его всевозможными яствами в любое время дня и ночи, стоит ему только заикнуться о еде.

   – Она сказала, в половине восьмого. Вы проголодались?

   Фред взглянул на нее, и у него перехватило дыхание. В лучах заходящего солнца белокурые волосы отливали золотом, кожа тоже казалась золотистой, широко распахнутые глаза сияли изумрудным блеском.

   – О да, ужасно проголодался, – низко и хрипло прошептал он, имея в виду конечно же голод совсем иного рода.

   Гипнотизируя ее своими бездонными глазами, он осторожно взял ее за руки повыше локтей и привлек к себе, твердо намереваясь всего лишь поцеловать эти золотистые волосы и сразу же отпустить. Но тут он совершил ошибку, сделав глубокий вдох: в ноздри сразу же ударил восхитительный, пьянящий запах – смесь благоухания апельсиновых деревьев и аромата фиалок, морской свежести и женщины. Устоять было невозможно. У него не осталось ни единого шанса.

   Со стоном побежденного Фред стиснул ее руки и крепко прижал к себе, впившись в губы горячим поцелуем. Он целовал Викторию, все больше возбуждаясь, стремясь вобрать в себя этот жар, эту теплоту, о которых помнил каждую минуту с тех пор, как последний раз обнимал ее. Его голова шла кругом. Она была такой сладкой на вкус, что он никак не мог насытиться.

   – Тори, милая Тори, – хрипло пробормотал он, ослепленный, сбитый с толку силой своих эмоций.

   Викторию охватило волнение и чувственное желание, отдающееся сладкой, тягучей болью где-то внизу живота. Она хотела этого мужчину с самых первых минут знакомства, и было так просто уступить ему, броситься прямо в пучину страсти, позабыть обо всем на свете, кроме его рук, губ, пылающего тела. Но ее удерживало то, что она никак не могла его понять. То он весь горел от страсти, приникая к ее губам, а то отстранялся и замыкался в себе. Она еще не забыла того, что произошло между ними в мансарде. Возможно, сейчас все повторится. Неужели ей так никогда и не удастся заставить его потерять голову? Да и стоит ли? Стоят ли несколько минут удовольствия ее разбитого сердца? А в том, что оно будет разбито, Виктория ни минуты не сомневалась. Он уедет, и что тогда будет с ней? Он прав, они не могут… не должны…

   Она уперлась руками ему в грудь, но сопротивление было слишком слабым по сравнению с его яростным желанием. Как только их губы соприкоснулись, Фред потерял над собой власть, подчиняясь лишь зову плоти. В его мозгу билась одна-единственная мысль – овладеть ею прямо здесь и сейчас.

   Когда до него в конце концов дошло, что что-то не так, он поначалу даже не поверил в это. С гневным рычанием, словно голодный зверь, у которого отнимают добычу, он оторвался от ее губ и непонимающе уставился на нее затуманенными страстью, невидящими глазами.

   – Прости, – прошептала Виктория, высвобождаясь из его объятий, – это я виновата.

   – О чем ты говоришь? В чем? – непонимающе пробормотал он.

   – Ты просил держаться от меня подальше, а я пришла сюда… Мне не стоило… надо было послать кого-нибудь, хоть Джуди, но я подумала…

   Способность соображать медленно возвращалась к Фреду. Кажется, он понял, что произошло. Он добился своего: Виктория пришла к выводу, что ей действительно лучше держаться от него подальше. Он обманывал ее с первого дня появления в Эллиот-мэноре. В том мире, где он жил, борьба за справедливость часто переплеталась с нарушением закона, но цель всегда оправдывала средства. Его теперешней целью было проникнуть в дом, попытаться найти то, о чем просила его Алисия, немного отсидеться, пока не заживет рана, и отправиться на поиски перевалочного пункта наркодельцов из банды Блумсби. Он не предвидел никаких сложностей, но на деле все оказалось не совсем так, как он предполагал. Недаром говорят: человек предполагает, а Бог располагает. Он никак не ожидал, что хозяйка особняка окажется такой прелестной, милой, доверчивой и что все его мысли будут не о деле, а о том, как бы ему хотелось… Но нет, это невозможно, он прекрасно понимает это.

   – Тори, ты ни в чем не виновата. Вся вина лежит исключительно на мне. Я безответственный идиот, не умеющий держать себя в руках. Ты была очень добра ко мне, позволив пожить в твоем доме, когда мне необходимо было отдохнуть и восстановить силы. Мне уже гораздо лучше благодаря вашим с Джуди заботам и обещаю, что я постараюсь уехать как можно скорее.

   – Уехать? Уже? – Она не смогла скрыть своего отчаяния и разочарования.

   – Да, Тори, – мягко проговорил он, чувствуя, как его сердце затопляет что-то подозрительно похожее на нежность. Отчаянно хотелось прикоснуться к ней, но он не смел. – Как бы ни было мне хорошо здесь, скоро пора уезжать: меня ждут дела.

   – Да, конечно, я все понимаю. – Она постаралась взять себя в руки, но предательские слезы подступили к глазам. Она поспешно отвернулась, чтобы, он их не увидел. Еще не хватало расплакаться перед ним. – Ну что ж, увидимся в доме.

   Фред кивнул, хоть она этого и не видела, потому что уже направилась по дорожке к выходу из оранжереи. Все вежливые фразы застряли у него в горле, а сказать то, что ему хотелось, он не мог. Почувствовав неимоверную усталость, он опустился на скамью. Тишина вдруг стала давить на него, он обхватил голову руками, и одна-единственная тревожная мысль молоточками застучала в его сознании: он никогда не сможет забыть Викторию Эллиот.

4

   Виктория стояла у окна кабинета и наблюдала за Фредом, который прогуливался по дорожкам парка. Понимая, что лишь усугубляет свои страдания, она тем не менее ничего не могла с собой поделать и любовалась его широкоплечей атлетической фигурой и черными слегка вьющимися волосами, которые растрепал легкий морской ветерок. С каждым днем ему становилось лучше, и сейчас он выглядел значительно более бодрым и энергичным, чем в первый день появления здесь. Силы возвращались к нему буквально на глазах.

   С одной стороны, она была рада его быстрому выздоровлению, а с другой – понимала, что как только он окончательно поправится, то сразу уедет и они, возможно, больше никогда не встретятся. Эта мысль наполняла ее сердце печалью. Сможет ли она когда-нибудь забыть его?

   С тяжелым сердцем Виктория вышла из кабинета и сразу наткнулась на Джуди, которая держала в руках свитер Фреда. В голове запульсировало, и она прижала пальцы к вискам, стараясь хоть немного унять возрастающую боль.

   – Что случилось, дорогая? – забеспокоилась Джуди. – Ты неважно выглядишь. Голова болит?

   – Есть немного, – призналась Виктория.

   – Что, опять какие-то проблемы с поставщиками? – участливо поинтересовалась Джуди.

   – Да уж, не без этого. Кажется, мы переживаем не самый удачный период. Мало нам проблем с электричеством, так еще и эти ванны.

   – А что не так с ваннами?

   – Я лично договорилась с оптовиками о поставке трех десятков ванн в викторианском стиле, а они там что-то напутали и привезли джакузи. Теперь возвращать и обменивать – хлопот не оберешься, к тому же лишняя задержка. – Она тяжело вздохнула.

   – Ну не стоит так переживать, Тори, детка, все утрясется. Лучше побереги себя, а то наживешь мигрень. Иди-ка отдохни немного, полежи или поспи.

   – Замечательная мысль, но у меня есть идея получше, – сказала Виктория. – Сейчас надену купальник и пойду в бухту поплаваю. Морское купание всегда действует на меня ободряюще.

   – Что ж, правильно. – Джуди потрепала ее по плечу. Море, оно такое, лечит все недуги – и телесные и душевные.

   Что она имеет в виду? – всполошилась Виктория. Неужели догадывается, что она безнадежно влюблена в их гостя? Неужели это так заметно?

   – А раз уж ты все равно идешь наверх, захвати свитер Фреда и положи ему в комод, я его постирала.

   Виктории не хотелось встречаться с Фредом, но, вспомнив, что только что видела его гуляющим по парку, она успокоилась и протянула руку за свитером.

   – Хорошо, давай.


   Фред вошел в свою комнату, намереваясь сразу пойти принять душ, но, сделав всего пару шагов, остановился как вкопанный. Кровь отхлынула от его лица.

   Виктория стояла возле комода и держала в руках пистолет, дуло которого было направлено в потолок. Бросив быстрый взгляд на открытый ящик комода и валяющийся на полу свитер, он сразу понял, что произошло.

   Виктория повернула к нему белое как полотно лицо с огромными испуганными глазами.

   – Откуда это у тебя?

   – Тори, пожалуйста, осторожнее, он заряжен, – предупредил Фред спокойным голосом. Он уже взял себя в руки, хотя в первое мгновение, когда он увидел Тори с пистолетом в руке, сердце чуть не выскочило у него из груди.

   – Я вижу. Откуда он у тебя и зачем?

   Не сводя с нее глаз, Фред подошел к ней, осторожно забрал у нее пистолет и положил его обратно в ящик комода.

   – Почему ты его не разрядил? – спросила она глухим голосом.

   – Потому что он нужен мне заряженным. Никогда не знаешь, когда он может понадобиться.

   Она испуганно отшатнулась от него.

   – Ты обманул меня. Ты не адвокат, верно? Кто же ты на самом деле, Фред?

   – А ты храбрая девушка, Тори, – сказал он. – Другая на твоем месте рухнула бы в обморок при виде заряженного оружия.

   – Я не слабонервная барышня. Ты не ответил на мой вопрос.

   Ну вот, снова все пошло не так, как задумано. Дернул же его черт оставить оружие почти на виду, в ящике комода! Вот болван! А еще профессионал называется.

   – Присядь, Тори, я постараюсь тебе все объяснить.

   Она нервно сглотнула, но подчинилась и присела на край кровати, потуже затянув пояс шелкового халата.

   – Судя по всему, ты собираешься сообщить мне что-то не очень приятное. Надеюсь, ты не хочешь сказать, что ты убийца, скрывающийся от полиции, или что-то в этом роде.

   Виктория пыталась шутить, но было заметно, что она ужасно нервничает.

   – Нет, я не убийца и не преступник, – успокоил он ее, – на этот счет ты можешь не волноваться.

   – Тогда кто же ты?

   – Я полицейский. Отдел по борьбе с наркотиками.

   – А говорил, что адвокат.

   – В сущности, так оно и есть. У меня юридическое образование, просто так случилось, что сразу по окончании юридической школы я пошел работать в полицию. – Он подошел к комоду, выдвинул другой ящик и из-под стопки белья вытащил черный кожаный футляр. Открыв его, он достал свой значок и протянул ей.

   – Я детектив полицейского управления Сан-Франциско. Уже несколько месяцев мы охотимся за главарем банды наркодельцов. Подобрались к нему достаточно близко. – Он поморщился и добавил: – Слишком близко.

   – Так, значит, ты был ранен, верно? – догадалась она. – О боже, тебя же могли убить!

   – Ну не убили же, – улыбнулся он. – Так что, как видишь, все не так уж плохо.

   – Да, теперь мне многое становится понятным, – задумчиво проговорила она. – Почему ты сразу мне все не рассказал?

   – Я не мог, не имел права. К тому же я тебя совсем не знал и уж никак не ожидал, что… увлекусь тобою.

   Она опустила глаза и покраснела.

   – А ты… правда увлечен мною?

   Не просто увлечен, а одержим тобой, хотелось закричать ему, но он сдержался, взял ее рукой за подбородок и, повернув голову к себе, заставил посмотреть на него.

   – Тори, я…

   Она отстранилась и отвернулась.

   – Не надо, Фред.

   – Прости, Тори, я не хотел причинить тебе боль.

   – Дело не во мне. Тебе, насколько я понимаю, по-прежнему угрожает опасность, да? Тот преступник, который стрелял в тебя, он ведь все еще на свободе? А если они найдут тебя здесь?

   – Никто не знает, где я, кроме одного надежного и проверенного человека. Тебе ничто не угрожает. Я бы не остался здесь ни минуты, если бы думал, что тебе грозит хоть малейшая опасность. Но даже если что-то, не дай бог, случится, я сумею тебя защитить. Верь мне, тебе нечего бояться.

   – Я верю, что ты настоящий профессионал и умеешь защищать других людей. А себя? Себя ты сумеешь защитить? Потому что, если с тобой что-нибудь случится, я… я… – Она всхлипнула и, обхватив его руками за спину, спрятала лицо у него на плече.

   Он обнял ее и почувствовал, как вздрагивает ее хрупкое тело. Господи, подумал он, как же эта девушка дорога ему. Да будь он проклят, если позволит хоть одному волоску упасть с ее головы!

   – Ну-ну, детка, не надо, не расстраивайся, все будет хорошо.

   Она подняла к нему бледное встревоженное лицо с заплаканными глазами.

   – Обещай мне, что будешь осторожен, ладно? Потому что если с тобой что-нибудь случится, я этого не переживу.

   Он очень нежно, подушечками больших пальцев, стер слезинки у нее под глазами. Столько тревоги было в этих изумрудных глазах, тревоги за него, что он почувствовал, как тепло и счастье затопляют его сердце. Хотелось петь и кричать от радости или совершить какой-нибудь совсем не свойственный ему безумный поступок. Да теперь, когда он знает, что небезразличен ей, что она тревожится о нем, он чувствовал в себе силы одолеть десятерых Блумсби.

   – Обещаю, радость моя, что буду очень и очень осторожен. – Он наклонился и коснулся ее губ в нежнейшем поцелуе. Потом еще и еще. А потом они немного посидели, обнявшись, просто наслаждаясь близостью друг друга.

   – Ты не расскажешь мне, почему оставил семейный бизнес и решил стать юристом, а потом полицейским? – попросила она, спустя некоторое время.

   – Ты правда хочешь знать, Тори?

   – Конечно.

   Он заколебался. Он никому о себе ничего не рассказывал, потому что твердо знал суровую истину: этим ты можешь навредить себе, ибо враги не преминут воспользоваться любой информацией, которая попадет к ним, даже, казалось бы, самой невинной. Поэтому он взял за правило ни с кем не откровенничать, всегда был сдержан и даже замкнут, и это не раз и не два сослужило ему хорошую службу. Но Виктория, такая открытая и доверчивая, принимающая на веру каждое его слово, заслуживает откровенности. В конце концов, то, что он собирался ей рассказать, не было такой уж тайной за семью печатями.

   Фред немного помолчал, собираясь с мыслями, затем начал свой рассказ:

   – У меня был брат Сандро, на пять лет моложе меня. Он умер в восемнадцать лет.

   – Мне очень жаль, – с сочувствием проговорила Виктория.

   – Да, я знаю. Спасибо, милая. Я тогда только вернулся из Испании от дяди, где, как я уже тебе говорил, изучал виноделие, собираясь занять свое место в семейном бизнесе. Сандро учился на первом курсе колледжа. Он был замечательным парнем, но слишком строго относился к себе. Как я уже потом узнал из его дневника, он считал меня своим кумиром, хотел во всем походить на меня, но, к сожалению, почему-то был уверен, что ему это не под силу, что у него нет ни моих способностей, ни моего упорства в достижении поставленной цели. – Фред повел плечами, словно сбрасывая тяжелый груз. – В своем дневнике Сандро писал, что чувствовал себя одиноким и никому не нужным.

   – И ты винишь в этом себя?

   – Отчасти.

   – Но почему?

   – Потому что я должен был быть более внимательным к тому, что происходило с ним, больше уделять ему внимания, вникать в его проблемы, все-таки я был старшим братом. Сандро уехал учиться в колледж и впервые оказался вдали от семьи, без нашей поддержки и с чувством, что он ни на что не годен.

   – Кажется, я где-то читала, что это называется кризис взросления. Такое со многими происходит, – сказала Виктория, пытаясь убедить его, что тут нет его вины. Он понимал это, и был благодарен ей за поддержку.

   – Да, но большинство справляются с этим и в конце концов находят себя в этой жизни. А Сандро слишком строго относился к своим недостаткам и слабостям и не хотел принимать во внимание то хорошее, что мы в нем ценили. Этот груз оказался для него слишком тяжелым, и он пристрастился к наркотикам. Когда мы поняли, что происходит что-то неладное, было уже поздно. Однажды утром его нашли мертвым в своей комнате. Он умер от передозировки героина.

   Рассказ Фреда тронул Викторию до глубины души. Она сочувственно пожала ему руку.

   – Поначалу я просто не находил себе места от чувства вины, несмотря на то что все меня убеждали, что я ни в чем не виноват. А потом меня обуяла злость на тех подонков, которые наживают миллионы на чужом горе, приучают детей и подростков к наркотикам, пользуясь их неуверенностью и незащищенностью. Я отправился в колледж, чтобы найти негодяев, на которых можно было бы обрушить свою ярость. То, что я обнаружил, ошеломило меня. Наркотики были там почти что нормой жизни, а ниточки, за которые мне удалось зацепиться, вели так далеко и глубоко, что мне одному было не под силу распутать эту паутину. Вместо того чтобы хоть как-то утешить себя и свою семью, я оказался в безвыходной ситуации, где ничего не мог сделать.

   – И тогда ты решил стать полицейским, чтобы бороться с наркомафией и мстить за смерть брата.

   – Да, ты права. Вначале я хотел стать прокурором, чтобы безжалостно сажать этих гадов, но, когда закончил юридическую школу, мне предложили пойти в отдел по борьбе с наркотиками и я, разумеется, согласился.

   – И многих наркодельцов тебе удалось поймать за эти годы?

   – Немало. И буду продолжать, – твердо сказал он. – Мне хочется верить, что, ловя и сажая этих мерзавцев, я могу уберечь чьего-то сына, мужа или брата от этой скверны, если уж не сумел уберечь своего.

   – Но ведь тебя могут убить! – воскликнула Виктория.

   – Могут, – согласился он, – но я никогда не думаю об этом.

   Она поняла, что боится за него, боится ужасно. Господи, да я же люблю его! – вдруг осенило Викторию, и эта мысль обрадовала и одновременно опечалила ее. Она понимала, что эта любовь не принесет ей ничего, кроме мучительной боли, потому что Фред из тех мужчин, для которых работа всегда будет на первом месте и которые не желают связывать себя никакими обязательствами. К тому же ей показалось, что он боится всякой привязанности, боится вновь испытать горечь и чувство вины и влечение, которое он испытывает к ней, сбивает его с толку и пугает до чертиков. Недаром же он все время твердит, чтобы она держалась от него подальше. Если бы не обстоятельства, он наверняка давно бы уже сбежал.

   Словно прочитав ее мысли, он сказал:

   – Тори, я принял решение: завтра утром я уезжаю.

   – Уезжаешь? – переспросила она дрогнувшим голосом.

   – Да. Я понял, что не имею права подвергать тебя и Джуди опасности. Если кто-то из банды и вправду меня здесь обнаружит, неизвестно, что может произойти. Поэтому мне лучше уехать.

   – А как же я? – жалобно спросила она.

   – А ты будешь продолжать трудиться над реконструкцией этого прекрасного старинного особняка, с блеском закончишь ее, откроешь гостиницу и станешь владелицей самого модного и известного во всем штате гостиничного комплекса. И, возможно, когда-нибудь я вновь приеду погостить к тебе.

   Неожиданно для нее самой она разозлилась.

   – Ну и черт с тобой! – Виктория подскочила с кровати. – Уезжай! Проваливай! Скатертью дорога! Не желаю тебя больше видеть! – прокричала она, отступая к двери, затем развернулась и выскочила из комнаты.

   – Тори, постой! – крикнул он, но за ней уже с грохотом захлопнулась дверь.

   Он уверял себя, что так даже лучше, что он должен радоваться, что наконец добился своего, что колдовские зеленые глаза больше не будут искушать его и он спокойно уедет. Но облегчение не приходило. Вместо него пришло чувство опустошенности и осознание того, что он только что лишился чего-то очень и очень дорогого.


   Виктория плыла, резкими взмахами рук разрезая воду. Гнев, боль и разочарование гнали ее все дальше и дальше в море. Ей хотелось забыться и ни о чем не думать. Океан давал ей ощущение свободы. Здесь она чувствовала себя частью могущественной стихии, которая возрождала ее к жизни. Отсюда все казалось проще. Все, кроме ее отношений с мужчиной, которого она любит, но который не позволяет себя любить.

   Неожиданно она почувствовала прикосновение чего-то к своему телу. Виктория нырнула под воду, яростно забив ногами и вскользь подумав, что легче бороться с океаном, чем любить человека, который не может открыть свое сердце, даже когда целует ее и держит в своих объятиях.

   Вода была прохладной и помогала забыться.

   Чьи-то сильные пальцы схватили ее руку и сжали. Она вскрикнула от испуга.

   – Тори, не пугайся, это я!

   Она так удивилась, увидев его рядом, что глотнула морской воды.

   – Фред, бога ради, что ты здесь делаешь? Зачем поплыл за мной? – Она удерживала себя на поверхности, сверля его гневным взглядом.

   – Затем, что ты слишком далеко заплыла. Пора возвращаться! – прокричал Фред.

   Виктория нырнула, подняв фонтан брызг, затем снова показалась на поверхности. Он по-прежнему не отпускал ее.

   – Зачем мне возвращаться? Я прекрасно себя чувствую, по крайней мере так было до твоего появления. Ты что, решил меня утопить? – Она попыталась оттолкнуться от Фреда, но его хватка была железной.

   – Черт побери, да отпусти же ты меня! Что тебе от меня нужно? – окончательно разозлилась она.

   – Только, чтобы ты вернулась на берег. Ты заплыла очень далеко. Это слишком опасно.

   – Опасно? – Набежавшая волна неожиданно накрыла ее с головой. Виктория вынырнула и закашлялась. Это отнюдь не уменьшило ее раздражения. – Да я плаваю как рыба с самого детства!

   – Прекрасно, только делай это поближе к берегу.

   – Не хочу! – уперлась она. – Мне нравится здесь. Отпусти сейчас же! – Она рванулась от него и высвободила руку, но он тут же обхватил ее грудную клетку и прижал с такой силой, что она едва не задохнулась. – Ты с ума сошел! Отпусти меня немедленно! – закричала она.

   – Замолчи! – рявкнул он и повернул к берегу, не обращая внимания на ее вопли и брыкания.

   Когда ноги Фреда наконец коснулись песчаного дна, он дышал натужно и тяжело, как загнанная лошадь, и, с огромным усилием подтащив Викторию к кромке воды, рухнул вместе с ней на песок.

   – Ты что, совсем рехнулся? – спросила ошеломленная Виктория, немного отдышавшись.

   Фред лежал, совершенно обессиленный. На нем были только плавки. Кусок эластичной черной ткани прикрывал крепкие ягодицы. Виктория против воли залюбовалась его мускулистым смуглым телом, которое блестело от воды. Он напоминал ей прекрасную скульптуру, только этот мужчина был живой, из плоти и крови, и она неожиданно почувствовала, как по ее жилам растекается огонь желания. Усилием воли она заставила себя отвести глаза и обратила внимание на его разбросанную одежду, лежавшую в нескольких шагах от ее полотенца и халата.

   – Ты была не в себе, когда выбежала от меня, поэтому я решил, что не должен оставлять тебя одну, – объяснил Фред, когда его дыхание стало чуть размереннее. – Я пошел за тобой и увидел, что ты плывешь все дальше и дальше в открытое море.

   Он заметил румянец, выступивший на ее щеках, затем его взгляд опустился ниже, скользнув по груди Виктории, так дерзко выпиравшей из-под узких полосок купальника. Стоит ей сделать один глубокий вдох – и соски вырвутся наружу, подумал Фред, чувствуя, как во рту у него пересохло, а в паху вспыхнул пожар.

   – Ну и что, глупец ты несчастный! Я же тебе сказала, что прекрасно плаваю. А ты? Как тебе пришло в голову поплыть за мной, когда ты недавно был ранен и еще даже толком не оправился? О чем ты только думал? Со мной бы ничего не случилось, а ты мог утонуть! Выскочил прямо на меня, как какое-то морское чудо-юдо, напугал до смерти, чуть не утопил!

   – Ну-ну, не преувеличивай. Я, как и ты, прекрасно плаваю. – Он слегка улыбнулся. Даже злясь и обижаясь на него, Тори прежде всего беспокоится о нем, а не о себе. Ну что за женщина!

   – Не вижу ничего забавного. – Она вскочила, намереваясь уйти. Но он поймал ее за руку. Потеряв равновесие, она снова упала рядом с Фредом, при этом задев его. От этого случайного прикосновения у нее закружилась голова.

   – Нет уж, теперь ты от меня не убежишь, – сказал он.

   – Вот как? И кто же меня удержит, интересно знать? – прошипела Виктория, меча в него зеленые молнии. Ах, как она была сейчас прекрасна, и как сильно он хотел ее!

   – Я.

   Она хрипло рассмеялась. Господи, как же он красив! – мелькнуло у нее в голове. А его кожа такая гладкая, такая упругая, такая дразнящая.

   – Замечательно. То ты приказываешь мне держаться от тебя подальше, то удерживаешь, не позволяя уйти. Ты сам знаешь, чего ты хочешь?

   – Знаю. – Фред понял, что больше не может бороться с собой. Он не святой, а всего лишь обычный земной мужчина, одержимый безумным, неукротимым желанием.

   Было что-то новое и странное в том, как он произнес это единственное слово, и это заставило ее обернуться и посмотреть на него. Лучше бы она этого не делала. Его бездонные глаза затягивали ее, словно в омут. Во взгляде Фреда было что-то неукротимое, и кровь бешено застучала у нее в висках, а по телу пробежала дрожь предвкушения.

   – Так, может, скажешь мне? – выдавила она.

   – Я лучше покажу. – Он поднял руку и стер капельки воды с ее бровей, затем властным, решительным жестом собственника запустил руку в ее мокрые волосы и сжал затылок.

   Она вдруг почему-то испугалась.

   – Не надо, Фред, перестань, – слабо попросила она, не понимая, что с ней происходит.

   – Любимая, даже если сейчас налетит торнадо и накроет нас с головой, я не смогу остановиться…

   От этих слов по телу Виктории разлилась горячая слабость, превращая ее в безвольную, трепещущую массу, жаждущую почувствовать его внутри себя. А куда девался мимолетный страх? Он растаял, словно облачко в лучах жаркого летнего солнца.

   Пальцы Фреда уже блуждали по ее спине, и очень скоро верх от купальника полетел на песок. Его горячий, раскаленный взгляд впился в ее обнаженную грудь, опаляя жаром кожу. Виктория часто-часто задышала, соски моментально набухли и заострились.

   Наклонив голову, Фред с такой жадностью приник вначале к одной груди, затем ко второй, что она, забыв обо всем на свете, со стоном выгнулась навстречу его горячим и настойчивым губам.

   Вода слегка остудила их разгоряченные тела, лишенные всякой одежды. Фред коленом раздвинул бедра Виктории и вошел в нее. По безумному выражению его глаз она поняла, что не будет никакой прелюдии, да она и сама не хотела ее. Она сама словно обезумела от этой долгожданной близости и, обхватив его руками за спину, с силой прижалась к нему, опаляя и еще больше воспламеняя его своим жаром.

   Опершись на локти, он несколько мгновений смотрел на Викторию изменившимся от возбуждения взглядом, на лице его было написано неимоверное напряжение, словно он сдерживается из последних сил.

   – Тори, – хрипло пробормотал Фред, забыв обо всем на свете, кроме того, что безумно, отчаянно желает эту женщину. Так безумно и отчаянно, как еще никого никогда не желал. Это было как наваждение, как колдовство, против которого простой смертный бессилен.

   Полностью покорившись, отдавшись ему, Виктория, не отрывая взгляда, следила за выражением лица Фреда, отмечая на нем всю гамму переживаний. Ей хотелось услышать его стоны, почувствовать его напряжение в момент приближения экстаза, познать вкус его губ, когда они сольются воедино.

   Солнце, ветер, колышущийся океан и Фред – неподатливые стихии, которые нельзя покорить. И не имеет значения, что ей хотелось, чтобы все происходило по-другому. Важно лишь то, что она любит его.

   Никогда и ни к кому она не была ближе, чем сейчас к этому мужчине. Обнимая его руками за спину, она полностью раскрылась для него. Снова и снова он погружался в ее глубины и отступал. Его скорость возрастала, а ее возбуждение росло. Виктория воспарила, а Фред выгнул спину, вонзился резче и задрожал над ней. Несколько бесценных мгновений они были глаза к глазам, тело к телу – настолько интимно близки, насколько только могут быть близки мужчина и женщина.

   Да, несомненно, это любовь. К худу ли, к добру ли, но она полюбила Фредерико Капдевилу.

   Фред перекатился на бок, притянул ее голову в изгиб своей руки и крепко прижал.

   Волны накатывали на берег, кружевная пена обвивала их ноги, птицы парили над морем. Некоторое время они лежали молча, восстанавливая силы и собираясь с мыслями.

   Спустя несколько минут дыхание выровнялось, чувства успокоились, страсть улеглась, зато вернулись все страхи и сомнения.

   Теперь, после того как они занимались любовью, изменится ли что-нибудь? – спрашивала она себя, но не находила ответа. Для нее все уже давно изменилось, еще тогда, в ту самую минуту, как она впервые увидела Фреда, приближавшегося к ней со стороны особняка.

   А уж теперь, после того как она ощутила его каждой клеточкой своего тела, Виктория осознала, что самым важным, самым главным в ее жизни стало желание всегда быть рядом с ним, видеть его, разговаривать с ним, прикасаться к нему, быть его второй половиной. Даже обожаемый Эллиот-мэнор отошел на второй план.

   Но она не была наивной дурочкой и прекрасно понимала, что мужчины устроены по-другому. Для них физическая близость – это всего лишь физическая близость, но отнюдь не любовь.

   Что значит их близость для Фреда, она не знала, да и сам он, вероятно, тоже. Но она не станет подталкивать его, тем более что это бесполезно. Он должен сам решить, чего он хочет. Если он по-прежнему хочет завтра уехать, что ж, пусть уезжает, она не станет его удерживать. Ей будет больно, но она как-нибудь переживет это. Она сильная. Она справится.

   С такими мыслями Виктория высвободилась из его объятий, подобрала халат и купальник и торопливо оделась.

   – Тори? – приподнявшись на локте, Фред хмуро и недоуменно наблюдал за ней. – Что ты делаешь?

   – Одеваюсь, разве ты не видишь? – Она старалась выглядеть и говорить как можно беспечнее и непринужденнее, хотя на душе у нее скребли кошки.

   – Но почему ты уходишь так скоро? Побудь еще со мной.

   Если она останется, то может совершить какую-нибудь непростительную глупость. Например, позабыв о гордости, станет умолять его не уезжать, не бросать ее. Нет, она должна уйти немедленно, пока у нее еще есть на это силы.

   – Мне пора. Сегодня должны привезти кое-что из сантехники. Хочу убедиться, что мой заказ выполнен в точности, – сказала она.

   Она говорила таким деловым, будничным тоном, словно то, что только произошло между ними, было обычным делом и не имело для нее большого значения. Это было обидно и уязвляло его мужское самолюбие.

   Он сел и потянулся за плавками.

   – А что, это так срочно? Или тебе было так плохо со мной, что ты не можешь меня больше видеть? – зло спросил он.

   Она расслышала в его голосе горечь и неуверенность, и у нее возникло желание опуститься рядом с ним на песок, крепко прижаться к нему и сказать, что ей никогда и ни с кем не было так хорошо и что ей совсем не хочется уходить от него ни сейчас, ни когда-либо еще. Но гордость не позволила ей сделать это. Она больше не будет за ним бегать. Она должна подготовить себя к тому, что завтра он уедет, и, возможно, навсегда.

   – Дело не в этом, – мягко проговорила она. – Просто я не вижу причины задерживаться. Мы получили друг от друга то, что хотели, и ты должен знать, что я ни о чем не жалею. К тому же это ведь все равно ничего не меняет и ты завтра уезжаешь, правильно?

   – Да, Тори, но…

   Боль сжала сердце тисками, но она заставила себя продолжить:

   – Я взрослая женщина и все понимаю. Не хочу, чтобы ты думал, будто я использую нашу близость с целью удержать тебя. Встретимся за ужином. – Она сделала шаг в сторону дома, затем, словно что-то вспомнив, остановилась и обернулась. – И не сомневайся: мне было очень хорошо с тобой.

   Фред был настолько потрясен и сбит с толку, что только молча смотрел ей вслед. Когда он наконец вышел из ступора, Тори уже была довольно далеко. Ему хотелось броситься за ней, догнать, остановить. Тело все еще горело от желания любить ее снова и снова. Но он удержал себя и заставил рассуждать здраво. Тори права: то, что произошло между ними, ничего не меняет, он должен уехать, даже если не сможет выполнить обещания, данного Алисии. Он прежде всего должен думать о том, что Тори может грозить реальная опасность, пока он здесь. Несмотря на его заверения в том, что ей ничто не грозит, он не был в этом уверен. Блумсби – беспринципный подонок, он ненавидит Фреда и поклялся убить его. За себя он не боится, но вот Тори… Страшно даже представить, что может произойти, если негодяи узнают, что Фред Капдевила здесь, в Эллиот-мэноре. Нет, все-таки он принял правильное решение: он должен уехать.


   Два старинных серебряных подсвечника, рассчитанных на четыре свечи каждый, стояли по обе стороны длинного обеденного стола американского бука, освещая золотистым мерцающим светом Викторию, Джуди и Фреда.

   Виктория сидела, уставившись невидящим взглядом в свою тарелку, и никак не могла вспомнить, что же она только что ела. Или тарелка была пустая? Мало вероятно. Джуди бы этого никогда не допустила.

   Я переживу. Я справлюсь. Я сильная, в который раз твердила себе Виктория. Отложив вилку, она взяла в руку стакан с соком и сделала несколько глотков. Она не могла ни о чем думать, кроме того, что завтра Фред уедет и она, возможно, больше никогда его не увидит.

   Ну и черт с ним! – со злостью подумала она. Пусть уезжает. Скорее бы завтра. Чем быстрее он уедет, тем скорее она выбросит его из головы и забудет.

   Кого ты пытаешься обмануть? – зашептал внутренний голос. Разве ты сможешь его забыть? Разве забыть тебе когда-нибудь эти сильные горячие губы, это ощущение их прикосновения к его теплой золотистой коже?

   Заткнись! – приказала она противному голосу и со стуком поставила стакан на стол.

   Фред вскинул брови, но ничего не сказал.

   Джуди, чувствуя напряжение, повисшее между молодыми людьми, изо всех сил старалась разрядить напряжение своей болтовней.

   – Через пару дней я собираюсь поехать в Сан-Франциско, – сообщила она. – Надо посмотреть, как там дома и…

   – Дома? – неожиданно переспросил Фред.

   – Ну да, в квартире, где я живу с матерью Тори, Мирандой, – пояснила Джуди. – А у Тори своя квартира. Если хочешь, я заеду и к тебе, дорогая. Время от времени не мешает наведаться, дабы убедиться, что все в порядке.

   – В этом нет необходимости, – сказала Виктория. – Квартира поставлена на охрану, так что нет смысла туда заезжать.

   – Я знаю, но мне совсем не трудно, да и спокойнее будет. Охрана охраной, но посмотреть надо.

   – Спасибо, Джуди, – улыбнулась Виктория.

   – Не за что, дорогая. Кстати, Фред, я собираюсь заглянуть в магазин «Вина Капдевила» и прикупить пару бутылочек хорошего вина. Что вы мне посоветуете?

   Но Фред ее не слушал.

   – Вы хотите сказать, – напряженным голосом проговорил он, – что Виктория останется одна в этом огромном доме?

   Обе женщины удивленно воззрились на него.

   – Это не впервые. Мне и раньше не раз приходилось оставаться здесь одной, – спокойно сказала Виктория. – Во время учебы в колледже я частенько наведывалась сюда: готовилась тут к экзаменам или просто отдыхала.

   – Кроме того, есть Рон Джоунз, он присматривает за домом. Да вы его видели.

   – Вот именно, видел и знаю, что он старик.

   – Ну и что? – возмутилась Виктория. – Он прекрасный человек. Он присматривает за поместьем уже много лет.

   – Не сомневаюсь, что он прекрасный человек, но факт остается фактом: он старик и в случае опасности не сможет тебя защитить.

   Тогда оставайся ты и защити меня, подумала Виктория, но вслух сказала:

   – Это и не входит в его обязанности. У нас договор с полицейским управлением в Мерисвейле. В случае чего они тут же приедут. Но в нашей округе, сколько я себя помню, никогда не происходит ничего экстраординарного. Здесь всегда тихо и спокойно, так что ты зря волнуешься. Ничего со мной не случится. – Кроме того, что мое бедное сердце будет разбито, когда ты уедешь, добавила она про себя.

   – Действительно, Фред, не стоит беспокоиться. Лично я, признаться, побаиваюсь оставаться одна в этом громадном доме, слишком уж много тут пустых комнат, теней и пугающих шорохов. Но Виктория у нас бесстрашная девушка. К тому же она знает этот дом вдоль и поперек, каждый его уголок, каждый закуток… И дом знает и любит ее, – добавила она, помолчав.

   – Меня беспокоит вовсе не дом, – немного раздраженно проворчал Фред, не зная, как втолковать им, что нельзя быть такими беспечными, и при этом не напугать их.

   – Я не оставлю мою девочку здесь одну, если не буду уверена, что с ней ничего не случится. – На этом Джуди сочла тему исчерпанной. – Не желаете еще вина, Фред?

   – Нет, благодарю вас, Джуди. Ужин был великолепный. Впрочем, как и всегда. – Он повернулся к Виктории. – Не возражаешь, Тори, если я немного покопаюсь в библиотеке? Хочу взять что-нибудь почитать перед сном.

   – Нет, конечно. Но при свечах?

   – А почему бы и нет? Ведь читали же при свечах на протяжении многих веков до того, как изобрели электричество.

   – Да, ты прав, – пробормотала Виктория.

   Джуди махнула рукой в сторону подсвечников, выстроившихся в ряд на буфете.

   – Возьмите с собой парочку.

   – Думаю, с меня хватит и одного. – Прежде чем уйти, Фред бросил еще один взгляд на Викторию, которая сидела, уставившись в свой полупустой бокал, и выглядела такой несчастной и потерянной, что ему захотелось подойти к ней, обнять и сказать, что все будет хорошо. Но он не мог это сделать, во-первых, потому, что здесь была Джуди, а во-вторых, потому, что пока еще не знал, как все будет. Он поднялся, и язычки пламени свечей затрепетали от движения воздуха, отбрасывая золотистые блики на лицо, волосы и руки Тори. Когда он уходил, она даже не взглянула в его сторону.

5

   Виктория беспокойно мерила шагами комнату, и собственная тень была ее единственной компанией в этот час. Она надеялась забыться, но сон не приходил. Мысли о Фреде не давали ей покоя.

   Он вначале пробудил в ней интерес, потом сочувствие, затем желание и неукротимую, всепоглощающую страсть и, наконец, любовь! Она влюбилась, словно какая-то глупая школьница в заезжего артиста, понимая, что рано или поздно он все равно уедет и тем не менее продолжая на что-то надеяться.

   Она неотступно думала о Фреде, о том, что между ними было и что могло бы быть, но уже, наверное, никогда не случится, и ее все больше охватывала острая жалость к себе. Угораздило же ее влюбиться в этого таинственного, красивого, сильного, страстного человека, который так искусно умеет сдерживать свои чувства и скрывать свои мысли, что невозможно угадать, что скрывается под этой маской.

   Виктория остановилась у антикварного стола, стоящего у окна с задернутыми бархатными портьерами, который освещал бронзовый канделябр, исполненный в виде букета из шести лилий со вставленными в них высокими ароматизированными свечами.

   Всю ее жизнь Викторию окружала красота, и она умела замечать и ценить ее. В другое время она непременно залюбовалась бы золотистым светом свечей, который дрожал на стенах, на потолке, на мебели, но сейчас ее мысли были заняты другим. Если Фред уедет утром, так и не объяснившись, она никогда и не узнает, как он относится к ней и значит ли для него что-нибудь то, что было между ними.

   Мысль, что она больше никогда его не увидит, вдруг показалась ей такой невыносимой и пугающей, что она застыла на месте. Неужели ей до конца своих дней придется мучиться вопросом, почему мужчина, которого она полюбила всем сердцем, не позволяет себе любить. Ведь она же знает, чувствует, что небезразлична ему.

   Она должна поговорить с ним и все выяснить. Немедленно. Прямо сейчас.

   Полная решимости, она резко повернулась и, забыв о столе, больно ударилась об угол. Стол покачнулся, канделябр упал.


   Фред стоял перед дверью в комнату Виктории и уже поднял руку, чтобы постучать, но в последний момент что-то его остановило.

   Он весь вечер промучился в сомнениях и уже, казалось, поборол их, но сейчас они нахлынули на него с новой силой. Правильно ли он поступает, собираясь увидеться с Тори. Ему совершенно нечего ей предложить. Кроме преследующей его повсюду страсти. Кроме любви, в которой он не мог признаться в силу сложившихся обстоятельств. Достаточно ли этого для такой потрясающей, восхитительной, уникальной и удивительной женщины, как Виктория Эллиот. Ответ однозначный: нет.

   Она заслуживает всего самого лучшего – восхищения, обожания и любви прекрасного благородного принца, а он кто угодно, только не благородный принц. Он с самого начала обманывал ее, пользовался ее добротой, утаивая правду о себе и о цели своего появления здесь. Сможет ли она простить ему этот обман?

   Ссутулившись и сунув руки в карманы, он уже повернулся уйти, когда услышал из-за двери вскрик Виктории.

   Не раздумывая больше ни секунды, он распахнул дверь и ворвался в комнату. От картины, которая предстала перед ним, у него сердце подпрыгнуло к горлу и тут же ухнуло куда-то вниз. Горела портьера, и огонь уже перебирался на другую. Виктория – босиком, в одной шелковой рубашке, – к ужасу Фреда, пыталась погасить огонь покрывалом.

   Она была так поглощена этим, что даже не заметила ворвавшегося Фреда, и опомнилась только тогда, когда он подхватил ее на руки.

   – Огонь, Фред! – закричала она, пытаясь вырваться, когда он понес ее к дверям. – Нужно погасить огонь!

   – Я позабочусь об этом. Вызови пожарных. – Он поставил ее на пол, но она ринулась вслед за ним.

   – Пока они сюда доберутся, весь дом сгорит.

   Фред схватил ее за руку и подтолкнул к двери.

   – Тогда оставайся там и не мешай мне, черт побери! Я погашу огонь!

   – Но…

   – Мы теряем время, Тори!

   Она все-таки послушалась и отступила назад, обхватив себя руками.

   – Быстрее, Фред, ради всего святого, сделай что-нибудь! – взмолилась она.

   Отчаяние в ее голосе подстегнуло Фреда действовать быстрее. Он сорвал с окна шторы, бросил их на пол и накинул сверху покрывало. Потоптав сверху ногами, он сдернул с постели одеяло и швырнул его поверх кучи. Локализованный таким образом огонь постепенно погас, оставив после себя только дым и запах гари.

   – Ты как, в порядке? – раздался из-за спины голос Виктории.

   – Тори, я же просил тебя уйти!

   – Покажи мне свои руки. О боже, Фред, ты обжег их!

   – Нет, это всего лишь копоть.

   – Надо срочно промыть их водой и посмотреть, – забеспокоилась она.

   – Это подождет. Вначале нужно открыть окно и проветрить комнату, а потом как следует осмотреть тут все. Вдруг горячий пепел попал куда-нибудь еще, а мы не заметили… Начнет тлеть и снова загорится.

   Фред открыл французское окно и вытащил кучу обгоревшей ткани на балкон. В комнату ворвался свежий воздух. Убедившись, что огонь полностью погас и больше никуда не попал, он вернулся к Тори.

   Она следила за каждым его движением широко открытыми глазами. У него похолодело все внутри при мысли о том, что могло случиться, не окажись он рядом. Ему хотелось отшлепать ее хорошенько за глупость, за то, что полезла сама гасить огонь и подвергла себя такой опасности.

   – О чем ты только думала, Тори, каким образом собиралась справиться с огнем? Посмотри на себя. Ты в одной ночной рубашке и босиком! – Вместе с гневом он старался выплеснуть свой страх за нее.

   – А что мне оставалось делать?

   – Ты должна была сразу бежать за помощью, а не пытаться погасить огонь сама! – закричал он.

   Виктория разозлилась. Какое право он имеет орать на нее?! В тот момент ей некогда было размышлять, что лучше, а что хуже. Она действовала не раздумывая.

   – У меня было покрывало, и я бы справилась и без тебя! – тоже прокричала она, гневно уставившись на него.

   – Дурочка! Справилась бы она! Что, если бы меня не оказалось поблизости?! А если бы ты упала, ударилась головой и потеряла сознание?! Ты же могла задохнуться от дыма раньше, чем кто-нибудь пришел на помощь!

   Фреду хотелось встряхнуть ее хорошенько, а потом крепко-крепко прижать к себе и целовать, целовать, пока страшное видение бездыханного тела Виктории не рассеется.

   Он так разозлился потому, что очень испугался за меня, внезапно догадалась Виктория, и ее злость мгновенно испарилась, словно ее и не было.

   – Но ты вовремя пришел мне на помощь, и со мной ничего не случилось, – мягко проговорила она и коснулась его руки.

   Было заметно, что мягкость ее тона и нежное прикосновение привели его в некоторое замешательство, но он еще не собирался сдаваться.

   – На этот раз – да. А если что-нибудь произойдет, когда ты останешься дома одна?

   – Тогда оставайся со мной, – тихо попросила она, не убирая ладони с его руки.

   Он вздрогнул, словно от удара, затем на миг прикрыл глаза и покачал головой.

   – Я не могу, Тори.

   – Почему?

   Он заглянул в ее широко открытые глаза, и столько в них было растерянности, неуверенности и мольбы, что он застонал от отчаяния. Господи, помоги ему!

   Отбросив все сомнения, он подхватил Викторию на руки и понес из комнаты.

   – Тебя нужно укутать во что-то теплое и уложить в постель.

   – Но у меня пока еще нет других готовых спален, – слабо запротестовала она.

   Фред крепче прижал ее к себе.

   – Вот и хорошо. Сегодня ты будешь спать в моей комнате.


   В комнате Фреда было тихо и сумрачно. Все острые углы смягчались тенями. Мерцающий свет свечей падал на кровать, накрытую атласным покрывалом, делая ее единственным светлым пятном в окружающем полумраке.

   Фред все еще не выпускал ее из рук, и она чувствовала себя так уютно и привычно, словно его объятия – именно то место, где ей надлежит находиться, словно они две половинки единого целого, потерявшиеся когда-то и теперь наконец нашедшие друг друга. То же самое ощущение возникло у Виктории сегодня днем, когда они занимались любовью на берегу. Интересно, он чувствует то же самое?

   – Куда ты собираешься меня положить? – тихо спросила она.

   – На свою кровать. Ты здорово испугалась, тебе нужно согреться и уснуть.

   – А где будешь спать ты?

   – Обо мне не беспокойся, где-нибудь устроюсь, вон хоть на кушетке.

   Значит, он не собирается лечь вместе со мной и любить меня, с тоской подумала она. Ей так хотелось провести хотя бы эту последнюю ночь в его объятиях, но, как видно, этому не суждено сбыться. Она должна смириться с мыслью, что они никогда не будут принадлежать друг другу.

   Виктория посмотрела на Фреда, вложив в этот взгляд всю свою любовь и нежность.

   – Позволь, я хотя бы взгляну на твои руки.

   Он медленно и осторожно опустил ее на пол, дав ей соскользнуть вниз по своему телу. Тонкая атласная сорочка с кружевным лифом не скрывала, а лишь подчеркивала соблазнительную грудь, мягкие, плавные контуры ее тела.

   – Ты можешь простудиться, – хрипло прошептал он.

   – Не простужусь, – последовал тихий, словно шелест листьев, шепот.

   Ее тихий голос задевал какие-то давно забытые, потаенные струны в его душе. Заглянув в ее глаза, он увидел в них мерцающий отблеск пламени свечей. Он предпринимал отчаянные, титанические усилия, чтобы не послать к чертям свое благоразумие и не заняться с ней любовью.

   – Не смотри на меня так, Тори, я просто пытаюсь заботиться о тебе, ничего больше, – умоляюще проговорил он, пытаясь убедить в этом скорее себя, чем ее.

   – Я знаю, – грустно сказала она, – но не могу тебя понять.

   – А что тут непонятного? Ты впустила меня, совершенно чужого тебе человека, в дом, позволила жить здесь, заботилась обо мне, протянула руку помощи тогда, когда я в этом нуждался. Может, в чем-то я и негодяй, но не могу я отплатить тебе за твою доброту черной неблагодарностью. – Он помрачнел. – Точнее, считал, что не могу, но то, что произошло сегодня на берегу…

   – Ни слова больше, – произнесла она, мягко приложив палец к его губам. – На берегу произошло то, чего мы оба хотели. Ты ничем меня не обидел, и я уже говорила, что ни о чем не жалею. Не смей даже думать, что ты обидел меня, а вот если ты вздумаешь извиняться за то, что было между нами, я действительно обижусь.

   Виктория стояла перед ним, такая красивая, мягкая, с рассыпанными по плечам белокурыми волосами и светящимися нежностью глазами. Фред чувствовал, как исходящие от ее тепла волны разрушают его волю, наполняя желанием. Но она привлекала его не только своей красотой и сексуальностью. Еще никогда ему не приходилось встречать женщины настолько открытой, доверчивой и щедрой. Господи, как же он сможет покинуть ее?!

   – Пойду помою руки, – пробормотал Фред и поспешно ретировался в ванную.

   Оставшись одна, Виктория задумалась над тем, что услышала от него. Значит, Фред винит себя в том, что поступил неблагородно, поддавшись соблазну и уступив своему желанию. Но ведь это и ее желание тоже! Как он может быть таким слепым? Разве он не видит, не понимает, что происходит с ней? Что она готова быть с ним столько, сколько он пожелает, и ни о чем не пожалеет, даже если больше никогда его не увидит? Однако то, что он принес ее в свою комнату, вселяло хоть слабую, но все-таки надежду. Нет, этой ночью она ни за что не позволит ему сбежать от нее, даже если ей придется поступиться гордостью и сделать то, чего она никогда раньше не делала: соблазнить мужчину против его воли.

   Приняв решение, Виктория вздохнула с облегчением и улыбнулась победной улыбкой соблазнительницы, уверенной в своей неотразимости. Она сделает это! У него не останется никаких шансов!

   Когда Фред вернулся, Виктория спрятала улыбку и попросила его показать ей руки.

   – С ними все в порядке, – проворчал он.

   – В таком случае я вполне могу на них взглянуть, не так ли? – не унималась она, взяла его за руку и подвела к комоду, на котором стоял подсвечник с горящими свечами.

   Она погладила его ладонь, рассматривая каждый палец, ища следы ожогов. Ее прикосновения были легкими, словно крылья бабочки, но от них в его душе поднималась буря.

   Чтобы убедиться, что руки Фреда действительно не пострадали, она слегка надавила на ладонь.

   – Больно?

   Он сглотнул. Больно, только не здесь, подумал он и отрицательно покачал головой.

   Так же тщательно она исследовала другую ладонь. Закончив осмотр и не выпуская руки, она легко и нежно погладила костяшки его пальцев.

   – Слава богу, что твои руки не пострадали, – с облегчением проговорила она.

   – Зато ты могла пострадать, Тори, – упрекнул он ее на этот раз мягко. – Это чересчур. Ты беспокоишься о доме больше, чем о себе.

   – Мне кажется, ты преувеличиваешь, – улыбнулась она уголками губ.

   – Нисколько. Пожар не шутка, Тори. Ты подвергала себя огромной опасности. – Фред ласковым жестом погладил ее щеку. – Как представлю, что огонь мог сделать с этой прекрасной кожей… – Он сглотнул, чувствуя, как у него перехватило горло от страха за нее.

   – Если ты так беспокоишься обо мне, значит, я тебе небезразлична, да?

   Она и сама уже знала ответ на этот вопрос, но хотела услышать от него.

   Фред отдернул руку. Безразлична? Неужели она не видит, что делает с ним? Он слишком хорошо помнил, что произошло на берегу. Его тело изнывало от желания вновь обладать ею. Но он не мог позволить себе думать об этом, иначе снова утратит контроль над собой, чем только усугубит ее страдания и свое чувство вины. Он и так уже совершил ошибку, приведя ее в свою комнату. Но что ему оставалось делать?

   – Конечно, ты мне небезразлична, – сказал он. – Что за вопрос, Тори?

   – Вполне закономерный вопрос. Я хочу знать, как ты на самом деле ко мне относишься. Разве я так уж много прошу?

   Он нахмурился и отвернулся. Ну зачем она затеяла этот разговор?

   – Не надо, Тори…

   – Почему? Я хочу понять, почему ты то горячий и страстный, обнимаешь и целуешь меня так, словно я единственная женщина на земле, а то вдруг сразу делаешься холодным и отчужденным и отталкиваешь меня. Как ты можешь так просто взять и уехать после того, что было между нами?

   Он почувствовал, как почва уходит у него из-под ног и ему ничего не остается, как сказать ей правду.

   – Я целовал и любил тебя потому, что хотел этого больше всего на свете, и продолжаю умирать от желания, но я должен уехать, потому что так будет лучше для тебя.

   – Звучит так, словно ты боишься причинить мне боль.

   – Тори…

   – Ты действительно думаешь, что можешь причинить мне боль… своей любовью?

   Фред чувствовал, как тоненькая ниточка его самоконтроля обрывается, но продолжал сражаться. Эта женщина заслуживает только искренности, но имеет ли он на нее право?

   Он приподнял ее подбородок и, приблизив к ней свое лицо, чтобы она не могла пропустить ни единого слова, сурово проговорил:

   – Если мы будем продолжать в том же духе, то я могу тебе это гарантировать.

   Вглядываясь в его жесткое, непроницаемое лицо, Виктория подумала, как мало знает она об этом человеке, но того, что знает, ей вполне достаточно, чтобы понять: с ним она хотела бы провести всю жизнь. Он умный, добрый, заботливый, порядочный и очень страстный, и она любит его, как никого никогда не любила. И желает его. Желает каждой клеточкой своего тела, всем сердцем, всей душой. Она не знает, что будет завтра, но сейчас она не позволит ему ускользнуть от нее.

   – Ты в этом уверен?

   – Нет, – простонал он. – Я уже ни в чем не уверен, кроме безумного желания, которое терзает меня изнутри, Тори.

   – Изнутри? Где именно? – Она дерзко задрала вверх его свитер и провела ладонью по животу. Еще утром она не могла бы себе позволить подобную смелость. Но теперь она стала другой.

   – Здесь?

   Сдерживать себя и дальше оказалось выше сил Фреда. Он задрожал от возбуждения.

   – Да.

   Не сводя с него глаз, Виктория расстегнула ремень и спустила молнию на джинсах Фреда.

   – И здесь?

   Он крепко схватил ее за руку. Лицо его исказилось страданием, а голос зазвучал нетвердо, словно ему было больно говорить, нечем дышать.

   – Хочу тебя предупредить, – проговорил он сквозь стиснутые зубы, – что если ты продолжишь в том же духе, у тебя не останется выбора: ты станешь моей.

   – Мне уже не из чего выбирать, Фред. И я уже твоя.

   С протяжным стоном он притянул Викторию к себе и жадно и требовательно захватил ее губы своими.

   Она права, выбора уже нет, еще успел подумать он, прежде чем туман страсти начал заволакивать его разум, лишая способности что-либо соображать.

   Руки Виктории с готовностью обвились вокруг шеи Фреда, крепче прижимая его к себе. Кого-то из них била дрожь, Виктория была уверена, что ее. Но когда, выгнув спину, она коснулась его груди, то поняла, что не одна она испытывает такое дикое, волшебное безумие.

   Потеря контроля над собой один раз была бы еще как-то объяснима, но дважды… это было уж слишком. В его работе жесткий самоконтроль означает способность избежать смертельной опасности, сохранить жизнь себе и другим. Но сейчас от его хваленого самообладания не осталось и следа – оно рухнуло и рассыпалось на тысячи осколков перед этой женщиной, которую он сжимал в своих объятиях. В нем не осталось ничего кроме всепоглощающей страсти и бесконечной любви к ней.

   Не отрываясь от Тори, Фред подхватил ее на руки и отнес на кровать. Сев рядом, он положил ладонь ей на живот, потом передвинул руку выше и погладил грудь сквозь тонкий атлас сорочки. Когда он повторил этот путь, просунув руку под ткань, соски Виктории мгновенно набухли и напряглись в предвкушении ласки. Фред ловко стянул с нее рубашку, и она предстала перед ним полностью обнаженной.

   Большим пальцем Фред погладил сначала один набухший сосок, затем другой, потом склонил голову к ее груди. Виктория почувствовала прикосновение его губ к своей коже. Сначала он просто целовал нежные холмики, потом принялся посасывать их трепещущие от желания вершинки, доставляя ей непередаваемо-изысканное наслаждение. Виктория инстинктивно выгнулась навстречу ему, голова ее заметалась по подушке.

   Погрузив пальцы в его волосы, она обхватила голову Фреда и притянула к себе, потом, стремясь почувствовать его тело без одежды, взялась за ворот свитера.

   – Сними его, – пробормотала она, – пожалуйста, Фред.

   Он сел и рывком стянул с себя свитер. Отшвырнул его в сторону и так же быстро снял все остальное.

   Виктория залюбовалась его смуглым красивым телом, позолоченным светом свечей: его широкими плечами с рельефными мускулами, крепкой грудью, плоским мускулистым животом и узкими сильными бедрами. Он уже вполне оправился после ранения, и только красноватый шрам под ребрами напоминал о том, что он ведет жизнь, полную опасностей.

   При виде великолепного мужественного тела ее захлестнула волна желания, она вновь испытала острую потребность оказаться в его объятиях, почувствовать прикосновение его кожи к своей.

   Теперь они оба были раздеты. Фред лег рядом с ней и, тяжело дыша, прошептал:

   – Мне так много хочется сделать для тебя и с тобой.

   – Так сделай же это поскорей, – ответила она нетерпеливым шепотом.

   Он хрипло рассмеялся.

   – Не спеши, любимая. У нас вся ночь впереди.

   Одной рукой опершись на локоть, другой он стал обводить соблазнительные контуры ее тела. Его ладонь задержалась на ее бедре, и Виктория затрепетала.

   – Тебе это нравится, Тори? – спросил он низким, страстным голосом. – Ты хочешь, чтобы я тебя здесь касался?

   Она только прерывисто вздохнула. Пальцы Фреда поглаживали снизу вверх ее ногу и бедро.

   Интересно, чувствует ли он, как под его пальцами моя кожа мгновенно покрывается мурашками? – подумала она.

   Фред положил руку на изгиб ее бедра, затем переместил на нижнюю часть живота. Он наклонился над ней, она затаила дыхание в предвкушении и блаженно выдохнула только тогда, когда его губы коснулись нежной кожи. Фред стал покрывать ее живот легкими поцелуями. Тори заерзала, желая, чтобы он опустил голову ниже, и борясь с примитивной потребностью направить его туда, куда ей больше всего хотелось.

   Но Фред не нуждался в подсказках. Вскоре она почувствовала легкое прикосновение его пальцев к внутренней поверхности бедер: Фред раздвинул влажные складки плоти и принялся умело ласкать ее. Она начала извиваться под его рукой.

   Через несколько мгновений он снова мягко раздвинул ей ноги, и она почувствовала нежное прикосновение его языка к самой чувствительной точке своего тела. Его ласки дарили острое, ни с чем не сравнимое наслаждение. Она забыла обо всем на свете, она извивалась на кровати, боясь только, что Фред может прервать свое занятие. Но он продолжал, ритмичные поглаживания подводили ее все ближе и ближе к заветной черте. Голова Тори металась по подушке, она стиснула кулаки и наконец задрожала, чувствуя приближение развязки.

   В этот момент плоть Фреда заполнила ее полностью. Ощущения совершенно ошеломили их обоих. Фред был уверен, что знает, что такое страсть, но сейчас понял, что ошибался. Ему показалось, будто на него обрушился огненный дождь, истощая и высасывая все силы, не оставляя ничего, кроме пульсирующего беспощадного желания. Он остановился, переводя дух, какое-то время ощущая себя совершенно беспомощным перед невероятной, бешеной лавиной нахлынувших на него чувств.

   А потом наступил взрыв. Виктория тихо вскрикнула, и они оба отдались на волю накатывающих одна за другой волн абсолютного наслаждения.

   Свечи горели, таяли, делаясь все меньше и меньше; язычки пламени танцевали в нагретом воздухе и на их обнаженных, покрытых испариной телах. Так продолжалось всю ночь.

   Постепенно догорели свечи. Наконец, уже на рассвете, Фред и Тори уснули, крепко прижавшись друг к другу.


   Волосы Виктории рассыпались по обнаженному плечу, когда она, приподнявшись на локте, рассматривала спящего рядом с ней Фреда. Его лицо было расслабленным, спокойным и умиротворенным. Ночью они вместе испытали нечто удивительное, и все ее сомнения и неуверенность исчезли, растаяли в пламени свечей.

   Их близость на многое открыла ей глаза. Она лишний раз убедилась, что ее возлюбленный великодушный, заботливый, самоотверженный человек. А еще она узнала, каким он может быть ласковым и сильным, нежным и страстным, терпеливым и требовательным. Он брал столько же, сколько и отдавал.

   Ее больше не будет тревожить загадочное, непроницаемое выражение его глаз. Виктория убедилась, что Фред влюблен в нее, и всем сердцем надеялась и верила, что влюбленность перерастет в любовь.

   Она любовалась его широкой мускулистой грудью, покрытой вьющимися черными волосками. Сколько раз за ночь она, обессиленная, припадала к ней, чтобы перевести дыхание. Фред нашептывал ей ласковые слова, и они снова начинали все заново.

   Протянув руку, она погладила его темную соболиную бровь. Длинные густые ресницы дрогнули, и показались улыбающиеся карие глаза.

   – Я тебя разбудила?

   – Да. Ты сделала это нарочно, маленькая плутовка?

   Виктория обворожительно улыбнулась.

   – Конечно. Я подумала, раз мне не спится, то и тебе нечего спать.

   – Ах вот как, негодница! Ну, держись!

   Фред молниеносным движением опрокинул ее на постель и прижал к кровати. Она засмеялась, но смех тут же застрял у нее в горле, когда она увидела, как потемнели его глаза от уже знакомой ей страсти. Он медленно опустил голову и завладел ее дерзко торчащим соском. Откинув голову назад и закрыв глаза, она полностью отдалась разливающемуся по телу наслаждению. Он лизал и покусывал возбужденную вершинку до тех пор, пока она не вскрикнула от переполнявшего ее наслаждения. Тогда Фред приблизил свой рот к ее губам и подарил долгий, невыразимо сладостный поцелуй.

   – Доброе утро, – сказал он, оторвавшись от ее губ.

   Виктория прижалась к нему, перекинув ногу через его бедро. Она не знала, сколько уже времени, и – может, впервые за всю жизнь – это ее не беспокоило. Наверное, строители уже приступили к ремонтным работам, и она должна отдать какие-то распоряжения. Но все это отошло на второй план. Самым главным и важным для нее теперь был Фред, и, если он пожелает, она проведет с ним в этой постели всю оставшуюся жизнь.

   – Обещай, что мы всегда сможем вот так же вместе просыпаться.

   Из его горла вырвался низкий, хриплый звук, похожий на стон. В его глазах вновь горело неукротимое пламя желания.

   – Больше всего на свете я хотел бы сказать «да».

   Когда их тела вновь слились в безудержном порыве страсти, она обвила его шею руками и позволила унести себя на вершину блаженства.

   Прошло еще какое-то время, и приятную полудрему Виктории прервал какой-то назойливый стук и приглушенный голос. Прежде чем она успела сообразить, что это такое, матрац прогнулся под весом Фреда, когда он сел. Открыв глаза, Виктория увидела, что он натягивает джинсы.

   – Что случилось? Кто там?

   – Джуди. Оставайся здесь. Ты же не хочешь ее шокировать. – Быстро поцеловав Викторию и даже не застегнув ширинку, он подошел к двери и слегка приоткрыл ее.

   – Фред, простите, что беспокою вас, но я пытаюсь найти Тори.

   Он лихорадочно пытался придумать, что бы такое ей сказать, чтобы успокоить Джуди, не сообщая правды, но ничего путного не приходило в голову.

   – Тори? – переспросил он, чтобы потянуть время.

   – Я вам говорила, что по утрам она обычно не завтракает, но всегда заходит перекинуться со мной словечком. Но сегодня она не заходила, и никто из строителей ее нигде не видел. А когда я зашла к ней в спальню, то обнаружила, что там произошел пожар.

   Фред вздохнул и потер переносицу. Да, пожар уж никак не скроешь.

   – Я знаю.

   – Знаете?

   – Да, я помог потушить его.

   – Так где же Тори? С ней все в порядке?

   – Я здесь, Джуди, – отозвалась Виктория, распахнув дверь. – И со мной все в порядке.

   Глаза Джуди расширились от удивления, когда она увидела Викторию, завернутую в простыню, и полуодетого Фреда.

   – Вчера вечером я уронила подсвечник, и от свечей загорелись шторы. К счастью, мимо проходил Фред и погасил огонь. Но комната сильно пропахла дымом и там невозможно было спать.

   – Да, конечно, – согласилась Джуди.

   – Извините, мы не хотели вас шокировать, – вклинился Фред.

   – Вовсе вы меня не шокировали, – проворчала Джуди. – Просто я беспокоилась, куда подевалась Тори, вот и все.

   – Прости, что заставила тебя волноваться. Мне следовало сразу сообщить тебе, где я, но… – Она беспомощно оглянулась на Фреда, но тот лишь нахально ухмылялся за ее спиной.

   – Ничего страшного. Главное, что с тобой все в порядке и пожар не причинил большого вреда, – отрывисто проговорила Джуди. – Пойду займусь уборкой твоей комнаты.

   – Портьеры очень тяжелые, Джуди. Оставь их пока на балконе. Я сам их вынесу.

   – Не беспокойся. Попрошу кого-нибудь из парней помочь мне. И приготовлю другую спальню. Думаю, ты не захочешь жить в своей, пока не выветрится запах дыма.

   – Да, конечно. Ты совершенно права, спасибо, Джуди.

   Джуди молча кивнула, принимая благодарность своей подопечной, и перевела взгляд на Фреда.

   – Я так полагаю, сегодня вы не уедете. – Это было скорее утверждение, чем вопрос.

   – Нет, не уеду, – улыбнулся Фред.

   – Очень хорошо. Тори, если тебе надо будет помочь перенести вещи в другую комнату, дай мне знать.

   – Хорошо, – отозвалась Виктория.

   Повернувшись, Джуди широкими шагами направилась в сторону комнаты Виктории. Фред закрыл дверь. Несколько секунд они с Тори смотрели друг на друга, а потом рассмеялись.

   – Бедная Джуди, – сказал он.

   – Ничего, она еще и не такое повидала за свою жизнь. К тому же я уже давно не маленькая девочка, и она это знает. Просто для нее это оказалось несколько неожиданно, вот и все.

   – Мне кажется, я сильно упал в ее глазах и она больше не будет считать меня хорошим парнем и кормить всякими вкусностями, – усмехнулся Фред, прижимая Викторию к двери и одновременно стягивая джинсы.

   Простыня слетела с Виктории, когда она, не отрывая от него влюбленного взгляда, обняла его за шею.

   – Не волнуйся, голодная смерть тебе не грозит. Джуди разумная женщина и все понимает. Вот увидишь, она будет вести себя как ни в чем не бывало.

   – Но она собирается приготовить для тебя другую комнату и перенести туда твои вещи. Значит, не хочет, чтобы ты ночевала здесь, со мной.

   Фред вытащил ноги из джинсов и отшвырнул их в сторону. Обхватив Викторию за ягодицы, он приподнял ее, и их глаза оказались на одном уровне. Она обвила его ногами и запустила пальцы в его взъерошенные волосы.

   – Но я-то предпочитаю остаться здесь, – соблазнительно и горячо прошептала она, наклонившись к его уху. – До тех пор пока ты меня не прогонишь.

   – Я? Тебя? – хрипло пробормотал он, заполняя ее собой. – Ты смеешься надо мной, женщина?

   Спустя еще некоторое время Фред с Викторией вместе спускались по лестнице на первый этаж.

   – Я, конечно, не специалист, но готов побиться об заклад, что будет непросто воспроизвести ту аппликацию на шторах. Да и недешево, полагаю, – высказал свое мнение Фред, имея в виду обгоревшие портьеры.

   Но она была настолько счастлива, что такая ерунда, как убытки от пожара, ничуть не волновала ее. Единственное, что имело значение, это то, что Фред любит ее и никуда не уехал.

   Когда они оказались на лестничной клетке между вторым и первым этажами, откуда был виден холл, Виктория сказала:

   – Пойду полистаю телефонную книгу. Надо отыскать художественную мастерскую, которая могла бы заняться реставрацией поврежденных портьер.

   – Не проще было бы просто купить какие-нибудь другие? – поинтересовался Фред.

   – Ни в коем случае, – отрезала Виктория. – Все должно соответствовать оригиналу. Это же Эллиот-мэнор, не забыл?

   Он усмехнулся.

   – О нет, что ты, радость моя. Как я мог забыть?

   Виктория улыбнулась. Фред здесь, с ней! Она чувствовала себя на седьмом небе от счастья.

   – Я знаю, что одержима.

   Фред неожиданно прижал ее к себе, его глаза смеялись.

   – Твоему любимому детищу придется потесниться, потому что я хочу, чтобы ты была одержима мною не меньше, чем им.

   Она открыла было рот, чтобы сказать, что уже давно одержима им, и только им, но вдруг почувствовала, как он слегка напрягся и отстранился.

   – Смотри-ка, – сказал он, глядя в холл, – похоже, у тебя посетитель.

   Виктория обернулась и увидела высокого седовласого мужчину, стоящего в дверях.

   – Кто это? Может, электрик, которого ты ждешь? – поинтересовался Фред. – Или кто-нибудь из поставщиков?

   – Понятия не имею. Впервые его вижу. Пойду узнаю.

   – Не возражаешь, если я пойду с тобой?

   Немолодой мужчина, на вид ему было лет пятьдесят или около того, был одет в модные и, видимо, дорогие льняные брюки, светло-зеленую хлопковую рубашку с расстегнутым воротом и темно-зеленый блейзер. На его привлекательном загорелом лице выделялись зеленые глаза. У Виктории мелькнула мысль, что он ей кого-то напоминает, но не могла вспомнить кого. Возможно, если она подумает, то вспомнит.

   Подойдя ближе, Виктория с некоторым удивлением отметила, что мужчина тоже внимательно рассматривает ее.

   – Добрый день, – вежливо поздоровалась она и улыбнулась. – Я Виктория Эллиот, а это Фредерико Капдевила. Чем могу вам помочь?

   – Здравствуйте, меня зовут Виктор Кинсли, – сказал мужчина, протягивая руку. – Очень рад познакомиться.

   – Вы, очевидно, электрик? – предположила Виктория, пожимая его руку.

   В зеленых глазах мужчины заплясали веселые искорки.

   – К сожалению, нет. Я всего лишь давний и горячий поклонник этого прекрасного дома. Я сейчас в отпуске, решил отдохнуть у моря и подумал, что, может, мне повезет и вы позволите пожить у вас.

   Он говорил без акцента, но некоторые фразы строил по-европейски, из чего Виктория заключила, что он либо европеец, либо какое-то время жил в Европе.

   – Очень сожалею, мистер Кинсли, но до открытия гостиницы еще довольно далеко.

   Кинсли кивнул, не отводя глаз от Виктории.

   – Вижу, у вас тут кипит работа. Когда вы планируете открытие?

   – Думаю, не раньше весны.

   – Так нескоро? – воскликнул мужчина огорченно, затем улыбнулся. – Бог мой, как жаль. Я так надеялся, что смогу остановиться здесь на несколько дней.

   Виктория чуть было не рассмеялась. История повторяется. Вот уже второй человек за такое короткое время обращается к ней с одной и той же просьбой. Что ж, по-видимому, проблем с постояльцами у нее не будет.

   – Поверьте, вы сейчас и сами не захотите остановиться здесь. В доме идут ремонтные работы и повсюду такой беспорядок… А сейчас у нас даже электричества нет.

   – О, это не имеет никакого значения. Кстати, много лет назад я уже был здесь.

   Это сразу же возбудило интерес Виктории.

   – В самом деле? Когда?

   – Ну, сейчас точно не скажу, примерно лет двадцать пять назад или около того. Тогда, как и сейчас, Эллиот-мэнор произвел на меня неизгладимое впечатление.

   – Вы приезжали к моему дедушке? Виктор кивнул.

   – Маркус был замечательным человеком. Я, как и многие, восхищался им и очень огорчился, узнав о его смерти. Примите мои соболезнования, мисс Эллиот.

   – Благодарю вас.

   На протяжении всего разговора Фред молча стоял рядом и хмурился. Опасность он всегда чувствовал кожей, но сейчас вроде бы не ощущал ничего такого. Однако появление этого Кинсли ему совсем не нравилось. Кто он? Откуда взялся? Что ему нужно? Действительно ли он просто праздный отдыхающий, испытывающий восхищение перед старинным особняком, или за его появлением что-то кроется? Эти размышления заставили его вспомнить, каким образом и с какой целью он сам оказался здесь, и он невольно поморщился. Может, этот незнакомец вовсе не тот, за кого себя выдает?

   А может, в нем говорит примитивный инстинкт собственника и это реакция на вторжение другого мужчины на его территорию?

   Краем глаза Фред заметил приближающуюся к ним Джуди. Она остановилась рядом и прислушалась к разговору.

   – Я буду вам чрезвычайно признателен, если вы позволите пожить в вашем доме несколько дней, – продолжал между тем Виктор Кинсли. – Уверяю вас, я не причиню вам никаких хлопот.

   Бог мой, весело подумала Виктория, он уговаривает ее, используя те же фразы, что и Фред, когда просил позволить ему остановиться в доме. Как забавно. Она даже испытала неловкость перед этим симпатичным и обаятельным человеком из-за того, что собиралась ему отказать. Он, определенно, ей нравился.

   – Мистер Кинсли… – По его грустной улыбке Виктория поняла: он догадывается, что она сейчас скажет.

   – Ваш отказ разобьет мне сердце!

   Виктория засмеялась.

   – Мне бы этого не хотелось, но…

   – Вот видите! Значит, я могу остаться?

   – Мисс Эллиот слишком занята реконструкцией дома, чтобы уделять внимание гостям, – впервые подал голос Фред.

   – Одним больше, одним меньше, – неожиданно вступила в разговор Джуди.

   Все трое с удивлением повернули к ней головы. Джуди улыбнулась.

   – Места у нас хватит, а готовлю я всегда столько, что можно накормить хоть целую дюжину гостей. Кроме того, Тори, ты можешь взять плату с мистера Кинсли, чтобы покрыть расходы на восстановление поврежденных портьер.

   – Джуди явно не о ком заботиться, – усмехнулась Виктория, взглянув на Фреда. – Мы с тобой уже не в счет.

   – Вы же говорили, что собираетесь в Сан-Франциско, – напомнил ей Фред, немало удивленный таким поворотом дела.

   – Планы могут измениться, – парировала Джуди. – Кроме того, мистер Кинсли сказал, что собирается пожить здесь всего несколько дней, так что Сан-Франциско вполне может подождать. Мистер Кинсли, меня зовут Джуди Флауэр, экономка.

   Виктор ослепительно улыбнулся и пожал ей руку.

   – Очень рад познакомиться с вами, Джуди. И большое спасибо.

   – Не за что меня благодарить. Решение все равно принимать Виктории.

   Тори только развела руками.

   – Ну, если ты уверена, Джуди… – Она повернулась к гостю. – Что ж, мистер Кинсли, если вы готовы терпеть все неудобства проживания в доме, где целыми днями идет ремонт, то можете оставаться.

   – Благодарю вас, Виктория, – серьезно проговорил Кинсли. – Постараюсь сделать все возможное, чтобы вы не пожалели о своем решении.

   Джуди прокашлялась.

   – Готовой комнаты пока что нет, – сказала она, – поэтому вам, мистер Кинсли, придется немного подождать. Идемте, я пока провожу вас в гостиную.

   – Спасибо, Джуди, я помогу вам с комнатой. И прошу вас, зовите меня по имени.

   Фред долго смотрел вслед удаляющейся парочке, пока они не скрылись за поворотом лестницы. Не нравилось ему все это, ох как не нравилось. Есть только один способ все выяснить про этого Виктора Кинсли, и он не преминет им воспользоваться.

6

   Легкий серебристый туман окутывал прибрежные скалы. Только плеск волн и пронзительные крики чаек нарушали тишину раннего утра.

   Кинсли уже два дня наблюдал за Викторией, восхищаясь ее красотой и грациозностью. Сегодня на ней было легкое светлое платье, в котором она казалась такой же воздушной, как и окружающий ее прозрачный туман.

   – Доброе утро, Виктория, – приветствовал он ее, подойдя достаточно близко.

   – Доброе утро, – отозвалась она. – Не думала, что кто-нибудь уже проснулся.

   – Я всегда встаю в семь часов, как бы поздно ни лег и где бы ни находился. Привычка. А вы почему так рано поднялись?

   Виктория улыбнулась.

   – Я всегда любила гулять в такое время по прибрежным утесам. Еще когда была маленькой, соскакивала с кровати и прибегала сюда. В такой час здесь, как правило, никого не бывает, и мне начинает казаться, что это место принадлежит мне одной. Даже сейчас время от времени я встаю очень рано и прихожу сюда, чтобы побыть наедине с природой.

   На лице Виктора отразилось сожаление.

   – Простите, что нарушил ваше уединение.

   – Не стоит извиняться. Я даже рада, что мы встретились. Вчера за весь день я вас ни разу не видела, и у меня возникло ощущение, что вы стараетесь не попадаться никому из нас на глаза.

   – Вы и так были слишком добры, позволив остаться мне, незнакомому человеку. Не хочу злоупотреблять вашей добротой и надоедать вам.

   Виктория немного помолчала, затем поинтересовалась:

   – Скажите, как показался вам Эллиот-мэнор после стольких лет? Не обманул ваших ожиданий?

   Кинсли улыбнулся медленной улыбкой.

   – Ни в коей мере не обманул. Я бы даже сказал, превзошел их.

   – Рада слышать это.

   – Как поживает ваша семья? Я слышал, ваш дядя Тайлер стал сенатором, а его жена теперь возглавляет пресс-службу министра легкой промышленности. А как дела в семейном бизнесе? Его по-прежнему возглавляет Дуглас Эллиот?

   – Нет, дядя Дуглас в последнее время практически отошел от дел. Теперь председателем правления является его сын Конрад. Судя по всему, он прекрасно справляется. Дела идут прекрасно.

   – Что ж, очень рад. А ваша мать?

   – У нее все хорошо. Она много путешествует, вот и сейчас в отъезде.

   После некоторой паузы Виктор заметил:

   – Думаю, ваш дедушка Маркус принял правильное решение, оставив Эллиот-мэнор вам, Тори.

   – Дедушка считал, что поскольку я единственная из Эллиотов, родившаяся здесь, то у меня особая связь с домом. Этот особняк всегда имел огромное значение для семьи, но дедушка чувствовал, что из троих его детей и четверых внуков только мне удавалось видеть в доме то, что видел в нем мой прадед Арчибалд. Может, это благодаря тому, что я провела здесь много лет с мамой и Джуди. Этот дом в некотором роде мой друг и мой возлюбленный.

   – А теперь вы хотите разделить его с другими, – мягко сказал Виктор. – Это заслуживает восхищения.

   Она пожала плечами.

   – Ну, если уж быть честной, мое решение вызвано несколькими причинами, и не все они бескорыстные.

   – Но готов поспорить, что главная – это ваша любовь к дому и желание возродить его былое величие, верно?

   – В общем да, – призналась Виктория. – А вы не могли бы рассказать мне о том времени, когда бывали здесь? Обожаю слушать такие истории.

   Виктор отвернулся, чтобы она не увидела выражения его лица.

   – Возможно, как-нибудь и расскажу, хотя не уверен, что это будет вам интересно. Вам, молодым, надо смотреть в будущее, а прошлое есть прошлое, оно уже прошло. Смотрите-ка, – показал он рукой в сторону океана, – рыбацкая лодка показалась из тумана. Восхитительная картина, правда?

   Виктория посмотрела туда, куда указывала его рука.

   – Лодка сидит глубоко в воде, наверное уже с уловом. Должно быть, они пробыли в море несколько дней.


   Фред тоже смотрел на рыбачью лодку, стоя у окна своей комнаты. Он уже видел ее раньше, и что-то в связи с ней не давало ему покоя, но, что именно, он пока не мог понять. Взгляд Фреда снова вернулся к Виктории и мужчине, с которым она разговаривала на вершине утеса.

   Виктор Кинсли тоже немало беспокоил его. Если бы Фред знал, что Тори так рано отправится на прогулку и встретится с Кинсли, он бы пошел вместе с ней. Этот человек уже два дня жил в доме, но еще никак не проявил себя. Фред чувствовал, что Виктор так же присматривается к нему, как и он. Может, Кинсли действительно тот, за кого себя выдает, но все равно Фреда не оставляли сомнения. Однако он был уверен, что в любом случае сумеет справиться с ситуацией.

   Другое дело Виктория. Разве мог он предположить, впервые увидев ее, что их отношения зайдут так далеко? Порой Фред чувствовал себя последним негодяем. Но по ночам, когда они любили друг друга, забывал обо всем на свете. Пусть его совесть была не совсем чиста, но он знал, что сделает все возможное и невозможное, чтобы остаться с Тори. Но сначала он должен выполнить просьбу Алисии.

   Когда Виктория занималась нескончаемыми делами, связанными с ремонтом, Фред с удвоенной энергией продолжал поиски на чердаке. Он рассудил, что это самое подходящее место для хранения старых вещей и бумаг.

   Он решил, что не может больше держать Викторию в неведении относительно своих поисков и должен обо всем ей рассказать, как бы она ни отреагировала. Меньше всего он хотел причинить ей боль.

   Туман рассеялся, выглянуло солнце. Кинсли и Виктория шли к дому. Фред нежно улыбнулся, наблюдая за изящной фигуркой девушки, одетой в легкое, летящее платье, и его сердце наполнилось теплом.


   Вечером Фред, свежий после душа, с полотенцем, обернутым вокруг бедер, лежал на кровати, подложив руки под голову. И смотрел в потолок, украшенный завитушками лепнины.

   На краю сидела Виктория и расчесывала щеткой свои белокурые волосы. При каждом движении ночная сорочка переливалась серебристым цветом.

   – У меня просто в голове не укладывается, как могло случиться, что из шестидесяти рулонов обоев, которые я заказала для гостиных второго этажа, десять оказались не того колера, который нужен.

   Фред завороженно наблюдал, как с каждым движением щетки по волосам пряди словно оживали и еще больше блестели.

   – Мне казалось, что все, кто работает над восстановлением такого уникального здания, должны отдавать работе всю душу, – огорченно продолжала она.

   – Но так оно и есть, – заверил он ее. – Все члены строительной бригады, работающие в доме, очень добросовестно относятся к своему делу, насколько я могу судить. Но ведь есть еще поставщики, которые никогда не видели Эллиот-мэнор и не влюблены в него так, как ты и местные жители. Не переживай так, радость моя, все образуется.

   – Я знаю, но все равно нервничаю. Вот и электричества до сих пор нет.

   – А мне так даже больше нравится, – сказал Фред и не покривил душой. Ему действительно нравилось любить ее при свете свечей. Вот и сейчас он вновь почувствовал, как желание наполняет его, но как раз сейчас он должен сдержаться, иначе разгорающаяся страсть может помешать ему выполнить то, что он задумал.

   – Я хочу кое-что тебе рассказать, Тори.

   Положив щетку на прикроватный столик, Виктория наклонилась над Фредом, поцеловала его, затем положила ему на грудь руки и уперлась в них подбородком.

   – Ты хмуришься. Из-за чего?

   – Из-за того, что собираюсь рассказать тебе. – Фред одарил ее невеселой улыбкой. – Но, когда ты вот так прижимаешься ко мне, Тори, я не могу думать ни о чем, кроме одного.

   – И что же это? – игриво поинтересовалась она.

   – Сама догадайся, – в тон ей ответил Фред, но затем снова посерьезнел. Он легонько отстранил ее, соскользнул с кровати и, схватив со стула джинсы, натянул их.

   Виктория села, глядя на него с некоторой тревогой.

   – Если ты оделся, значит, это что-то не слишком хорошее, верно? – Вдруг ужасная, холодящая душу мысль пришла ей в голову. – Ты… ты ведь не собираешься сообщить мне, что… должен покинуть меня, нет?

   – Нет-нет, детка, дело не в этом, – поспешил успокоить ее Фред.

   Она облегченно вздохнула.

   – Ну тогда говори.

   Прошло несколько секунд, прежде чем он собрался с мыслями и подобрал слова:

   – Тори, я хочу, чтобы ты знала: я систематически обыскиваю твой дом. Я специально приехал в Эллиот-мэнор ради этих поисков.

   Она заметно побледнела.

   – Что?

   – Да, ты не ослышалась. – Ему нелегко было признаваться в этом, но Фред знал, что должен это сделать. Он не может и дальше обманывать любимую. – Помнишь, в первый день ты застала меня в кабинете, когда я рылся в письменном столе?

   – Но ты сказал, что искал ручку.

   – Я заранее придумал это в качестве оправдания.

   Виктория пока не понимала, куда он клонит, но если выяснится, что Фред вовсе не любит ее, а просто использует для каких-то своих целей, то ей будет больно. Очень больно. Так больно, что страшно даже представить. Она совершенно беззащитна, когда дело касается этого мужчины.

   – Я… не понимаю, что все это значит, – выдавила она.

   – Сейчас я все объясню, Тори, только прошу тебя, выслушай меня внимательно и постарайся не делать скоропалительных выводов, обещаешь?

   Она медленно кивнула, не доверяя своему голосу, боясь услышать, что он еще скажет.

   – Я решил, что больше не могу скрывать это от тебя. Хочу, чтобы между нами не было никаких тайн.

   – Ты меня пугаешь, – прошептала она.

   Фред опустился перед ней на колени и взял ее руки в свои.

   – Не бойся, милая. То, о чем я хочу тебе рассказать, важно только для людей, которые давно умерли, и для одной очень старой больной женщины. Постарайся не забыть об этом.

   – Хорошо.

   – Это касается твоего прадеда Арчибалда и его первого сына и законного наследника, родного брата Маркуса, твоего дедушки. Дело в том, что старший сын Арчибалда Фрэнк – мой дедушка.

   – Что-что? – потрясенно переспросила Виктория.

   Фред сжал губы.

   – Я понимаю, любимая, что тебе трудно вот так сразу поверить в это, но, прошу тебя, послушай дальше. Я уже говорил тебе, что моя бабушка Алисия больна и в последнее время она часто рассказывает мне о тех годах, когда она жила в Испании. А однажды она рассказала мне удивительную историю, в которую я даже не сразу поверил.

   – Что же она тебе рассказала?

   – Тем молодым человеком, подпольщиком, с которым она познакомилась в Испании и за которого вышла замуж, был Фрэнсис Эллиот.

   Виктория недоуменно взглянула на него.

   – Фрэнк погиб в тридцать седьмом в Европе, насколько я знаю. – Она на минуту задумалась. – Думаешь, они с твоей бабушкой были женаты?

   – Не могу утверждать наверняка. Рассказываю только то, что поведала мне Алисия. Тебе известно что-нибудь еще о Фрэнке?

   – Только то, что лет в двадцать он сильно повздорил со своим отцом и уехал в Европу, где присоединился к антифашистскому движению и через пару лет был убит.

   – По словам Алисии, он был членом подпольной антифашистской организации «Летучий голландец», которая занималась подрывной деятельностью. Его поймали во время выполнения одного из заданий и убили.

   Семейству Капдевила ничего не было известно, кроме того, что мужа Алисии зовут Фрэнк.

   А Фрэнк, будучи обижен на отца, не сообщил ему ни о своей женитьбе, ни тем более о ребенке, зачатом перед самой его гибелью. Когда родился мальчик, Алисия назвала его Антонио. Это мой отец.

   Виктория молчала, потрясенная его рассказом.

   – Европа была разрушена войной, – продолжал он. – Алисия, оставшись одна с младенцем на руках, написала Арчибалду о своем браке с Фрэнком и о ребенке. Она внесла имя сына в семейную Библию рядом с подписью его отца, вложила между страницами письмо, в котором все объясняла, а также свидетельство о браке и отправила в Америку. Фрэнк, конечно, рассказывал ей о своей ссоре с отцом и о том, что Арчибальд Эллиот очень тяжелый человек, но Алисия была уверена, что, увидев документы, подтверждающие у него наличие внука, он сразу же пошлет за ними. Но проходили месяцы, годы, а отец Фрэнка так и не ответил.

   – Почему? – спросила Виктория. – Если, конечно, предположить, что все это правда.

   – Не знаю. Алисия сказала мне, что была так обижена и рассержена, что снова взяла свою девичью фамилию. А через несколько лет, скопив немного денег, приехала в Америку. Поскольку ее отец был виноделом и она выросла среди виноградников и прекрасно разбиралась в винах, она взяла ссуду и открыла небольшой винный магазин. Дела очень быстро пошли в гору и вскоре переросли в успешный винодельческий бизнес.

   – Но почему же она по приезде в Америку не приехала к Арчибалду и не поговорила с ним?

   Фред усмехнулся.

   – Для этого нужно знать Алисию. На вид она маленькая и хрупкая, но горда и упряма, как все испанцы. Она рассказывала мне, что никогда даже не пыталась иметь дело с кем-нибудь из Эллиотов, хотя были времена, когда они могли создать мощный и влиятельный союз. Все эти годы она презирала их, считая, что если они не хотят видеть ее в своей семье, то ей и подавно это не нужно. – Его улыбка погасла. – Но Алисия хочет вернуть эту Библию, где имя ее сына стоит рядом с подписью его отца.

   Виктория молчала, пытаясь переварить услышанное.

   – После ранения мне требовалось время для реабилитации, и я решил воспользоваться случаем и помочь бабушке отыскать Библию. Кроме того, мне необходимо было на время уехать из города.

   По лицу Виктории было видно, какие чувства сейчас борются в ней. Он же испытывал огромное облегчение от того, что наконец признался ей во всем и между ними больше нет никаких тайн. Оставалось лишь надеяться, что она простит его за обман.

   – Фред, скажи, почему ты сразу мне все это не рассказал, а делал все за моей спиной? Боялся, что я не поверю?

   Он ожидал этого вопроса.

   – Тори, ответь честно, как бы ты поступила, заявись я к тебе и скажи, что я полицейский, который охотится за наркобароном, от которого недавно получил пулю в бок, и что мне нужно отсидеться в твоем доме, а заодно как следует обыскать его, чтобы найти доказательства моего родства с Эллиотами?

   – Ну, наверное, не пустила бы тебя на порог.

   – Вот видишь.

   – Но после того, как мы узнали друг друга…

   – Не забывай, я не уверен, что все это правда, и не хочу, чтобы ты думала, будто я просто использую тебя в своих целях.

   – А разве это не так?

   Заглянув в ее глаза, он увидел в них боль и отчаяние. Он и сам чувствовал то же самое. Ему невыносима была мысль, что он может потерять Тори. Но назад пути нет, он должен быть с ней до конца откровенным.

   – Возможно, так и было, но только с самого начала. Когда я познакомился с тобой поближе, узнал, какой ты щедрой души человек, понял, что ты доверяешь мне, я потерял покой и угрызения совести едва не доконали меня.

   – Но, как видно, не настолько, чтобы во всем признаться.

   Фред поднялся с колен, сел рядом с ней и обнял ее за плечи. Она не откликнулась на его объятие.

   – Я боялся, Тори. Боялся, что ты не поверишь мне, что перестанешь мне доверять, боялся потерять тебя. Я давно собирался тебе все рассказать, но откладывал разговор, убеждая себя, что подходящий момент еще не наступил. Теперь я понимаю, что просто панически боялся, что ты не простишь меня за обман. – Он приподнял ее голову за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза. – Ты простишь меня, Тори? Я знаю, что поступил как негодяй, что я обидел тебя, но, поверь, больше этого никогда не повторится. Я очень люблю тебя, девочка моя. Прошу тебя, умоляю, прости меня.

   Виктория почувствовала, что ей не хватает воздуха.

   – Ты любишь меня?

   – Больше жизни.

   Бурлящая радость, готовая фонтаном выплеснуться наружу, затопила ее.

   – Ты любишь меня? О, Фред, это правда?

   Вся любовь и нежность, которую он испытывал к этой женщине, отразилась в его улыбке.

   – Еще какая. Как только я увидел тебя там, на берегу, такую хрупкую и прекрасную, как только заглянул в эти глаза цвета океана в солнечную погоду, то сразу понял, что пропал. Я не хотел этого, боялся, сопротивлялся как мог, но чувство оказалось сильнее меня. И я безумно этому рад. – Он нежно обнял ее и привлек к себе. – Не представляю, как я жил без тебя столько лет.

   У Виктории от счастья все смешалось в голове.

   – Ты любишь меня, – словно в бреду повторяла она, прижимаясь к его груди, – о, милый, как я счастлива! Я так люблю тебя!

   – Я знаю, детка, знаю, – бормотал он, гладя ее спину и целуя золотистые волосы.

   Когда упоение момента от осознания того, что они оба любят и любимы, немного улеглось, он слегка отстранил ее от себя и, заглянув в сияющие от счастья зеленые глаза, спросил:

   – Так что ты думаешь обо всей этой истории с Алисией и Фрэнком, радость моя?

   – Как ты можешь говорить сейчас о чем-то, кроме нашей любви? – шутливо попеняла она ему. – Лично я не могу ни о чем другом думать.

   – Означает ли это, что ты простила меня, сердце мое?

   – Ну, конечно. Разве любовь не подразумевает прощения? К тому же, если подумать, мне нечего тебе прощать. Да, ты обманул меня, но сделал это из благородных побуждений. Ты не хотел причинить мне зло.

   – Ни за что на свете! – клятвенно заверил он.

   – Ты выполнял желание своей любимой бабушки, старой больной женщины, которая на склоне лет захотела вернуть дорогую ее сердцу вещь, память о мужчине, которого она любила.

   Такого великодушия, душевной щедрости и понимания Фреду еще никогда не доводилось встречать. Он почувствовал, как к горлу подкатил комок, и торопливо сглотнул его. Господи, как же он любит эту женщину!

   – Значит, ты не возражаешь, чтобы я продолжил поиски? – спросил он, когда способность говорить вернулась к нему.

   – Безусловно. Более того, я настаиваю на продолжении поисков. Если бы у меня было побольше времени, я бы помогла тебе.

   – Не волнуйся, я справлюсь. У тебя полно своих дел.

   – Но только не сейчас, – томно промурлыкала она, зазывно глядя на него из-под полуопущенных век.

   В глазах Фреда вспыхнуло ответное желание.

   – Я узнаю приглашение, когда слышу его, – хрипло пробормотал он.

   В мгновение ока его губы оказались на ее губах. Большие ладони заскользили по золотистому шелку сорочки, исследуя изгиб талии и бедер. Виктория в упоении закрыла глаза и отдалась во власть умопомрачительных ощущений, но на этот раз они были пронизаны осознанием того, что Фред Капдевила любит ее.

7

   В его комнате кто-то побывал. Не Тори и не Джуди, а кто-то посторонний. Фред понял это сразу, как только на следующий день вошел в нее после прогулки. Вроде бы все лежало на своих местах, но чутье полицейского подсказывало ему, что осмотр был проведен тщательно и вполне профессионально.

   Виктор Кинсли. Больше некому.

   Бригада строителей все время находилась в доме, с тех пор как Фред приехал сюда, но ничего особенного не произошло. Кроме того, все рабочие были местными жителями, и Тори прекрасно знала их всех. Оставался только Кинсли. Не считая самого Фреда, он один был здесь чужаком.

   Вначале Фред заподозрил, что это человек Блумсби и он явился по его душу, поэтому в тот же день, как Кинсли приехал, позвонил Мигелю.

   – Я хочу, чтобы ты кое-что для меня узнал, – попросил он друга.

   – Что-нибудь случилось? – коротко поинтересовался тот.

   – Пока нет, но здесь появился один подозрительный тип и мне это не нравится.

   Голос Мигеля сразу сделался жестким и непреклонным.

   – Немедленно уезжай оттуда. Не подвергай себя опасности. Я подготовил запасной вариант как раз на такой случай. Одно тихое местечко на побережье.

   – Я не могу оставить Викторию, пока не узнаю, кто такой этот Виктор Кинсли и с какой целью он появился здесь. Он представился давним знакомым деда Тори и большим поклонником особняка, но я носом чую: что-то тут не так. Он не так прост, как хочет казаться. Но едва ли он имеет отношение к головорезам Блумсби, иначе бы уже как-то проявил себя.

   – Значит, ты хочешь, чтобы я разузнал про этого… как там его… Виктора Кинсли?

   – Да, все, что удастся нарыть, не мне тебя учить. Кстати, Кинсли произвел обыск в моей комнате вполне профессионально. Думаю, это несколько сужает круг поисков.

   – Мне это не нравится, Рико.

   – Поверь, я тоже не в восторге, но не уеду отсюда, пока не выясню, кто он такой и что у него на уме. Действуй, старина, постарайся узнать все, что сможешь, и побыстрее. Вот его приметы и номер машины.


   Лицо Виктории озарилось улыбкой, когда она увидела Фреда, входящего к ней в кабинет.

   – А я как раз думала о тебе, гадала, где ты и чем занимаешься.

   Он подошел к столу и поцеловал ее.

   – Мне пришла в голову замечательная идея, и я явился поделиться ею.

   – О… – встрепенулась она. – Что за идея? Что-нибудь интересное?

   – Надеюсь, да. Как ты смотришь на то, чтобы ненадолго сбежать отсюда?

   – Сбежать? – удивилась Виктория. – Куда?

   – Ну, не знаю. Куда-нибудь. Покататься, например. Или съездить в Мерисвейл, побродить по городку, сходить в кино, Посидеть в кафе. Ну как тебе?

   Виктория усмехнулась.

   – Наскучило сидеть на месте?

   Он взял ее за руку, перевернул ладонью вверх и нежно поцеловал.

   – Ты же знаешь, что нет. Дом и поместье так велики, что здесь невозможно соскучиться. Просто хочу, чтобы ты немного развеялась, отдохнула. Ты слишком много работаешь, любимая.

   От его нежных жестов и ласковых слов она таяла, словно мороженое на солнце.

   – Но у меня еще на сегодня столько дел… – вяло запротестовала она.

   – Дела подождут.

   Она улыбнулась.

   – Ну что ж, решено. Едем в Мерисвейл. С удовольствием покажу тебе его. Я знаю одно замечательное местечко, где мы можем пообедать.

   – Отлично.

   Виктория поднялась.

   – Но нам надо улизнуть незаметно, чтобы никто меня не увидел и не задержал с какой-нибудь проблемой.

   – Тогда слушай: идешь быстро и целенаправленно, словно направляешься по какому-то срочному делу, и ни на кого не обращаешь внимания. Если повезет, тебя не хватятся в ближайшие четверть часа, а за это время мы успеем смыться.

   – Отличный план! – с воодушевлением воскликнула Виктория. – Пошли!

   Один из рабочих обратился было к ней с каким-то вопросом, но она бросила «позже» и прошла мимо не остановившись. Благополучно добравшись до передней двери, они вышли на крыльцо, и Тори, взглянув на Фреда, торжествующе улыбнулась.

   – Ура! Получилось!

   Улыбка Фреда сникла, когда он увидел Виктора Кинсли, поднимающегося по ступенькам им навстречу.

   – Не совсем, – проворчал он.

   Кинсли холодно кивнул Фреду, но, когда перевел взгляд на Викторию, выражение его лица заметно потеплело.

   – Добрый день. У вас двоих заговорщический вид, – улыбнулся он. – Что вы задумали?

   – А вы никому не расскажете? – спросила Виктория.

   Кинсли торжественным жестом приложил руку к сердцу.

   – Я нем как могила.

   – Мы хотим сбежать ненадолго, – призналась она.

   – Просто так или в какое-то определенное место?

   – Просто так, – довольно резко бросил Фред. Ему не хотелось, чтобы Кинсли знал, куда они направляются.

   Виктория удивленно взглянула на него, затем перевела извиняющийся взгляд на Виктора.

   – Мы едем в Мерисвейл, – сказала она.

   Кинсли наградил Фреда таким странным взглядом, что тот невольно напрягся. Ему стало ясно, что Виктор доверяет ему не больше, чем он ему. Обыск, проведенный в его комнате, – лишнее тому подтверждение. Кто же он на самом деле? И почему Мигель до сих пор не звонит?

   – А я только что оттуда, – сообщил Виктор, обращаясь к Тори. – Просто удивительно, столько лет прошло, а городок почти не изменился с тех пор, как я последний раз был там.

   – А как давно это было? – спросил Фред. – Не помню, чтобы вы упоминали об этом.

   – О, так давно, что я уже и сам забыл, – ответил Кинсли с грустной улыбкой. – Старею, знаете ли, память иногда подводит.

   – А что вы делали в городе? – поинтересовалась Виктория.

   – Да так, ничего особенного. Побродил там-сям, заглянул в несколько магазинчиков.

   – И что действительно не заметили никаких изменений? – удивилась она.

   – Ей-богу, почти никаких. Ну разве что на кое-каких зданиях обновили краску и церковь построили. А в остальном все по-старому. Даже владельцы большинства магазинов, по-моему, те же самые. По крайней мере у шоколадных эклеров все тот же вкус. Каюсь, грешен.

   Виктория рассмеялась.

   – А, вы побывали в кондитерской Чейни. И мы туда заглянем. Я тоже обожаю шоколадные эклеры.

   – Нам пора, – тихо напомнил ей Фред.

   В машине Фред был молчалив. Кинсли не выходил у него из головы. Интересно, думал он, с какой целью он обыскал его комнату?

   – Ты что-то притих, – заметила Виктория. – Чем-то расстроен?

   – Нет-нет, – поспешил успокоить ее Фред. – Просто задумался. Я плохой кавалер, да? – печально улыбнулся он. – Пригласил девушку развлечься, а сам молчу как рыба. Прости.

   Она повернулась к нему и положила ладонь на его руку, держащую руль.

   – Тебе и не нужно ничего говорить, любимый. Мне достаточно того, что ты рядом.

   Он посмотрел на нее, и в этом взгляде она прочла все то, что невозможно было выразить никакими словами: любовь, нежность, страсть.

   Они решили перекусить в открытом кафе, устроенном под навесом в конце длинного пирса. Все здесь было пронизано рыбацким духом и оформлено соответственно. С океана дул легкий свежий ветерок. Их столик находился возле канатного ограждения и был покрыт сероватой скатертью, стилизованной под мешковину.

   Эти и другие мелкие детали интерьера Фред отметил краем сознания, но основное его внимание было сосредоточено на прекрасной спутнице. Она прямо вся светилась, и он не мог оторвать от нее глаз.

   – Я говорил тебе, что ты очень красива? – спросил он.

   – Думаю, что говорил, но я была бы не против услышать это еще раз, – улыбнулась она.

   – Ты очень красивая, Тори.

   – Спасибо. – Она опустила глаза. – Ты решил вогнать меня в краску, делая комплименты?

   – Это не комплимент, и мне нравится, когда ты краснеешь. Вся, – добавил он, лукаво подмигнув.

   И в самом деле на щеках у нее выступил румянец.

   – Я не краснею вся! – шепотом возмутилась она. – Только лицо.

   – Еще как краснеешь. И сегодня ночью я тебе это докажу. Стоит мне только поцеловать тебя в…

   – Шш, – зашипела Виктория, увидев приближающегося к ним официанта.

   К большому сожалению Фреда, им пришлось прервать эту интригующую и весьма возбуждающую беседу. Ему так нравилось поддразнивать и наблюдать, как она смущается и заливается румянцем.

   Они заказали омаров в винном соусе, салат из креветок и коктейль «Морской» – здешний фирменный напиток.

   Недалеко от их столика сидела семья: муж с женой и двумя мальчиками-близняшками лет пяти-шести. Малыши были такими хорошенькими, что Виктория залюбовалась ими. Заметив ее взгляд, Фред спросил.

   – Тебе когда-нибудь хотелось иметь детей?

   – Да, конечно, – ответила она просто. – А тебе?

   – Я как-то раньше не задумывался об этом. Работа полицейского отнимает много сил и времени. Но сейчас мне кажется, что да, хотел бы.

   – Семья играет очень важную роль в твоей жизни, да?

   – Ты права. Как, впрочем, и в твоей. В этом мы с тобой схожи.

   Он немного помолчал, затем решился задать вопрос, который давно интересовал его:

   – Что ты знаешь о своем отце, Тори?

   – Ничего. Знаю только, что у меня его никогда не было, не считая, разумеется, момента зачатия.

   – А что произошло? Он умер? Или ушел от вас?

   – Насколько мне известно, у них с мамой был просто мимолетный роман, а потом он исчез, еще до моего рождения.

   Фред взял Викторию за руку.

   – Грустная история. Тебе тяжело было расти без отца?

   Она пожала плечами.

   – Да нет, нормально. Мне трудно судить о том, чего я никогда не имела. Вот мама, та действительно страдала, хотя старалась не показывать этого.

   – Тебе неприятно говорить об этом?

   – Только не с тобой. Я никогда не стыдилась того, что я незаконнорожденная. Времена, когда это считалось позором, давно прошли.

   – Ты как-то говорила, что первые шесть лет твоей жизни, до того как ты пошла в школу, вы с мамой жили очень уединенно в Эллиот-мэноре. Почему?

   – Ну, мне кажется, маме просто требовалось время, чтобы смириться с тем, что произошло. И мы не всегда были одни. Родные часто навещали нас.

   – Ты была счастлива в Эллиот-мэноре?

   Виктория улыбнулась.

   – Я – да, но помню, что мама очень страдала… Я презирала своего неизвестного отца за то, что он так поступил с ней. – Она расправила плечи, словно стряхивая с себя этот груз. – Но это все в прошлом, а меня сейчас куда больше интересует настоящее.

   – Что именно?

   – Я думаю о том, как долго ты еще здесь пробудешь.

   – Неужели я так сильно тебе надоел, что ты ждешь не дождешься, когда я уберусь восвояси? – пошутил Фред, хотя сложившаяся ситуация немало его беспокоила. Блумсби пока не пойман, он проворачивает свои грязные делишки в этих краях, но так ловок и изворотлив, что его никак не удается вычислить. А тут еще этот Кинсли свалился на их голову. Фред не мог оставить Тори одну с этим человеком до выяснения, кто он и что ему нужно.

   Виктория тоже пребывала в смятении. Фред признался ей в любви, но ничего не предложил…

   – Ты прекрасно знаешь, что это не так.

   Он приподнялся, наклонился над столом и поцеловал ее на виду у всех. Потом сел и снова взял ее за руку.

   – Я отдаю себе отчет в том, что твой дом и твоя работа здесь, а моя в Сан-Франциско. Пока не представляю как. Но мы будем вместе, чего бы это ни стоило. Обещаю.

   Она счастливо улыбнулась.

   – Рада это слышать.

   Потом они гуляли по пирсу, взявшись за руки. Теплый ветерок волновал гладкую, сверкающую аквамариновыми бликами поверхность маленькой уютной бухточки, покачивал мачты парусных шлюпов. Городок выглядел сонным, патриархальным и мило старомодным: деревянные постройки середины прошлого столетия, раскрашенные в теплые тона, прелестная деревянная церковь, построенная, как Фреду уже было известно, лет двадцать пять назад.

   – Прямо перед нами кондитерская, – сказала Виктория, останавливаясь возле голубого одноэтажного здания с большими окнами и вывеской, изображающей причудливо изогнутый калач.

   – Неужели в тебя влезет еще и шоколадный эклер после всего того, что мы съели? – поддел ее Фред.

   Она рассмеялась.

   – Ну, совсем не обязательно есть пирожные прямо сейчас. Можно взять с собой.

   Фред снисходительно вскинул бровь.

   – С собой? Гм.

   – Ну да. Завернем в бумажку, положим в сумку и заберем с собой. На вечер.

   – А, так сегодня у меня будет роскошный десерт – ты и шоколадные эклеры, – промурлыкал он, довольный, словно кот в предвкушении целой миски сметаны.

   – Но что же мне делать, если шоколадные эклеры понравятся тебе больше, чем я?

   – Исключено, – горячо заверил он ее.

   – Но ты же еще не пробовал эклеры.

   – Зато я пробовал тебя.

   – Хочешь попробовать еще раз? – прошептала она, прижимаясь к нему.

   – Ты еще спрашиваешь. – Фред наклонил голову и приник к ее губам в поцелуе, говорившем о его желании. – Поехали домой, – горячо прошептал он ей в ухо.

   Виктория замерла, по ее телу разлилось тепло от того, что Фред, сам того не сознавая, назвал Эллиот-мэнор домом.

   – Как только купим эклеры.

   – Здесь?

   – Да, здесь.

   Сквозь стекла больших окон было видно, как довольно полная женщина поливает горячей шоколадной глазурью готовые пирожные, выложенные на огромное овальное блюдо. Виктория с любопытством и восхищением наблюдала за процедурой.

   В витрине отражались лодки в гавани, проходящие мимо них люди, лохматый пес, гоняющий низко летающую птицу. Но Фреда интересовало только выражение лица Тори, которая как завороженная следила за приготовлением пирожных.

   За последние дни он многое узнал о Виктории, о том, какая она бывает разная: страстная и нежная в постели, деловая и романтичная во всем, что касалось поместья. А сейчас перед ним была маленькая девочка, которая любит наблюдать, как готовят сладости. Он обожал ее во всех ипостасях.

   – Если мы сейчас же не поедем домой, – прошептал Фред ей на ухо, – я займусь с тобой любовью прямо здесь.


   На следующий день Фред продолжил осмотр мансарды. Теперь Тори была в курсе его поисков, но все равно это занятие не воодушевляло его, и если бы не данное обещание…

   Он верил в историю, рассказанную ему бабушкой, и дал слово сделать все, что в его силах, чтобы отыскать книгу и документы. Дело было за малым: перелопатить содержимое дюжины сундуков и бесчисленного количества ящиков и коробок.

   Без всякого энтузиазма он опустился на колени перед очередным пыльным сундуком, вставил отмычку в старый замок и немного поколдовал над заржавевшим механизмом, пока тот не открылся. Откинув крышку, он обнаружил внутри гроссбухи, какие-то бумаги, пачки писем, перевязанные ленточками. Он уже вывалил половину на пол, когда увидел пакет. Фред не мог объяснить почему, но у него вдруг возникло ощущение, что это именно то, что он ищет.

   – Черт возьми! – пробормотал он, развязывая веревочку и разворачивая коричневую бумагу, в которую было завернуто содержимое.

   Внутри была старая Библия, между страниц которой обнаружилось брачное свидетельство. Доказательства, о которых говорила Алисия, были найдены. Бабушка будет счастлива. Но как воспримет это Виктория?

   Фред поклялся самому себе, что как бы там ни было, но эта находка никак не повлияет на его отношения с Викторией. Он сделает все для этого.

   Сложив содержимое сундука обратно, он положил сверху пакет, закрыл крышку и отправился на поиски Виктории.


   – Привет, – Виктория встретила Фреда прямо в дверях кабинета. – А я как раз собиралась к тебе.

   – Закончила работу?

   Она кивнула.

   – Отлично. Тори, я… – Его прервал звонок мобильника. Он полез за ним в карман.

   – Можешь поговорить здесь. Я подожду тебя в гостиной, – сказала Тори.

   – Нет, – он поймал ее за руку, – останься. У меня нет от тебя секретов.

   Звонил Мигель.

   – Боюсь, у меня для тебя плохие новости, дружище. Двое людей Блумсби были замечены в районе Мерисвейла.

   – Черт! – вслух выругался Фред.

   – Местной полиции придется сообщить все, что нам известно, но будет лучше, если этим делом займутся наши люди, согласен?

   – Вполне.

   – Отлично. Держи телефон включенным, я еще позвоню.

   – Погоди, но если они прибыли по мою душу, то почему ничего не предпринимают?

   – Не знаю. Спросишь у них сам, когда мы их поймаем.

   Фред бросил взгляд на Викторию и заметил, что она встревожена.

   – Мы должны быть предельно осторожны, – сказал он Мигелю. – Я здесь в ответе не только за себя. Кстати, ты узнал то, о чем я тебя просил?

   Приятель хмыкнул.

   – Это оказалось не так-то просто, но кое-что у меня уже есть. Думаю, в течение следующего часа у меня появится более полная информация, и я сразу тебе позвоню.

   – Поторопись, потому как многое будет зависеть от того, что ты мне сообщишь. – Фред отключился, сунул телефон в задний карман джинсов и посмотрел на Викторию.

   – Что происходит?

   Присев на край стола, Фред обнял ее за плечи, привлек к себе и стал рассказывать:

   – Наркодельца, за которым мы охотимся и который стрелял в меня, зовут Каллем Блумсби. Мне сообщили, что двое его людей были замечены в этом районе. Вполне возможно, что они меня выследили.

   Виктория испуганно охнула.

   – Не волнуйся, пока что непосредственной опасности нет. Очевидно, они чего-то выжидают. Может, ждут самого Блумсби, если тот пожелал сам заняться мной. Я сильно нарушил его планы, лишил почти миллиона прибыли, поэтому он поклялся лично расквитаться со мной. Я для него как бельмо на глазу.

   – А может, их появление в наших краях простое совпадение? – с надеждой предположила Виктория, у которой холодело все внутри при мысли, что с ее возлюбленным может что-нибудь случиться.

   – Едва ли. Если люди Блумсби появились здесь не из-за меня, значит, это связано с перевозкой наркотиков. Или то и другое вместе. Но какова бы ни была причина, я должен все выяснить.

   – А нельзя ли, чтобы этим делом на этот раз занялся кто-нибудь другой?

   Ему не хотелось пугать или расстраивать ее, но она должна понять.

   – Прости, любимая, но это моя работа, тебе придется привыкать. Никто не сделает за меня мою работу, я сам должен довести начатое дело до конца.

   Умом Виктория это понимала, но любящее женское сердце не хотело мириться с опасностью, которая грозила ее любимому.

   – Да, конечно, я понимаю, – прошептала она. Он погладил шелковистые пряди ее волос.

   – Прости меня, девочка моя.

   – За что? – Она испуганно вскинула голову.

   – За то, что втянул тебя в это и навлек опасность на твой дом. Не бойся, все будет хорошо.

   – Я и не боюсь, по крайней мере за себя. Я знаю, что ты сумеешь меня защитить. Я боюсь только за тебя.

   Он приподнял ее лицо за подбородок и с нежностью заглянул в испуганные глаза.

   – Не стоит. Я не собираюсь умирать, тем более сейчас, когда у меня есть ты. Обещаю, со мной ничего не случится.

   Она почувствовала подступающие к глазам слезы.

   – Что ты намерен предпринять?

   – Я должен на какое-то время уехать, но не могу этого сделать, пока не выясню все об одном человеке. Я не хочу оставлять тебя с ним.

   – О ком ты говоришь? – озадаченно нахмурилась она.

   – О Викторе Кинсли.

   – Мистер Кинсли? А что с ним не так?

   – Пока не знаю, но мне он не нравится. Для пожилого отдыхающего Кинсли ведет себя довольно странно. Он осторожен и наблюдателен, но сам предпочитает оставаться в тени. Есть и другие подозрительные моменты.

   – Может, такое поведение для него обычно?

   – Не думаю, но в любом случае ты должна об этом знать. Мигель, человек, который мне только что звонил, сейчас проверяет его по своим каналам.

   – Ой, Фред, ты знаешь, до меня только что дошло… – Виктория слегка отодвинулась и посмотрела на него встревоженными глазами. – Мистер Кинсли, рассказывая о своих впечатлениях о Мерисвейле, сказал, что почти ничего не изменилось, вот только церковь построили. А Симмонс как-то упоминал, что церковь построили лет двадцать шесть – двадцать семь назад. Следовательно, Виктор бывал здесь раньше.

   – Ну и о чем это говорит? – не понял Фред.

   – Да о том, что Кинсли был здесь еще до того, как была построена церковь. Он утверждал, что приезжал сюда к моему дедушке, но это неправда, потому что в то время дедушки здесь не было. Они с бабушкой путешествовали по Европе. Дом был закрыт.

   – Ты уверена?

   – Конечно. Мистер Кинсли солгал.

   Фред нахмурился.

   – Идем прогуляемся. Надеюсь, очень скоро у Мигеля будет нужная информация.


   Солнце клонилось к закату, прячась за крышу огромного особняка. Его косые лучи скользили по поверхности океана, превращая ее в жидкое золото. На утесе стояли двое мужчин и о чем-то тихо разговаривали.

   – Теперь вы все знаете, – сказал Виктор Кинсли, поглядывая на Фреда. – Я посчитал, что могу приехать сюда и немного пожить, не вызвав никаких вопросов или подозрений, а потом тихо и незаметно исчезнуть.

   – В этом мы с вами похожи, – усмехнулся Фред, вспоминая, что у него был точно такой же план, который рухнул под взглядом изумрудно-зеленых глаз.

   Виктор стоял, засунув руки в карманы брюк и слегка покачиваясь.

   – Моя жизнь, если можно так выразиться, в ваших руках. Что вы намерены предпринять?

   – Для меня главное – не причинить страданий Виктории. Думаю, вам следует уехать.

   – А вы обещаете никому ничего не рассказывать? – спросил Виктор.

   – Даю вам слово.

   – Я не собирался уезжать так скоро, но…

   – Вы же понимаете, что так будет лучше.

   – Да, вы правы. – Кинсли изучающе смотрел на Фреда. Он наблюдал за ним с первого дня приезда и уже успел понять, что он не из тех, у кого можно становиться на пути. И все же парень ему нравился. – Нелегко, видать, пришлось вашему помощнику, пока удалось выяснить, кто я такой.

   – Для него нет ничего невозможного.

   – Очевидно, придется мне кое с кем переговорить, чтобы впредь избежать подобных недоразумений.

   – По-видимому, да.

   Они уже все обсудили, и говорить было больше не о чем. Виктор собрался уходить, но кое-что привлекло его внимание.

   – Странно, – задумчиво проговорил он.

   – Что? – Фред проследил за направлением его взгляда – Кинсли вглядывался в океан, где плыла рыболовецкая шхуна.

   – Лодка. Она сидит низко в воде, следовательно, на ней должно быть много рыбы. Но над лодкой не летают чайки, а уж они всегда слетаются на улов.

   – Действительно странно, – согласился Фред.


   Возле дома Виктор увидел Тори и, немного поколебавшись, подошел к ней.

   – Виктория, очень рад, что встретил вас. Я уже собирался отправиться на поиски. – Он слегка поежился, заметив ее явную холодность. – Я хотел поблагодарить вас за то, что вы позволили мне пожить в Эллиот-мэноре. Я также признателен и Джуди за заботу.

   – Значит, вы уезжаете?

   – Да, боюсь, мне пора. Сегодня соберу вещи, а завтра утром отправлюсь в путь.

   Сама не понимая почему, Виктория вдруг почувствовала сожаление, что он уезжает.

   – Вы решили продолжить свой отдых в другом месте?

   – Да нет, полагаю, я уже достаточно отдохнул. Теперь мне необходимо решить, что делать со своей оставшейся жизнью.

   – Ну что вы, – улыбнулась Виктория, – вы совсем не похожи на человека, которому пора в отставку.

   Кинсли подошел и протянул ей руку.

   – Спасибо вам большое! Это самый приятный комплимент, который мне когда-либо делали, но, поверьте, я уже готов к отставке. И еще хочу сказать, что очень рад, что познакомился с вами. Вы замечательная девушка. Прощайте, Виктория.

   – До свидания. – Она задумчиво смотрела ему вслед, удивляясь, почему ее так взволновал отъезд Виктора. Почувствовав за спиной тепло Фреда, она обернулась. – Мистер Кинсли сказал, что завтра уезжает. Ты уже знаешь об этом?

   – Да.

   – А что произошло? Тебе удалось что-нибудь узнать о нем?

   – Мои подозрения не подтвердились. Он совершенно безобиден и не представляет никакой угрозы.

   Виктория посмотрела в ту сторону, где скрылся Кинсли. Что-то в этом человеке смущало ее, что-то неуловимое, какая-то деталь…

   – Ты уверен?

   – Абсолютно. Кинсли меня больше не волнует, но Блумсби – другое дело. Мне нужно уехать, Тори.

   – О нет! – Она порывисто обняла его и прижалась к широкой груди. – Прошу тебя, не уезжай!

   Фред ласково погладил ее спину.

   – Я должен, детка. Если Блумсби знает, где я, то мой отъезд отвлечет его от дома и от тебя. А если еще не знает, то скоро узнает. Я не могу рисковать.

   Мысль о том, что она может потерять его, сводила с ума Викторию.

   – Я так боюсь за тебя!

   – А я за тебя, потому-то и должен уехать. Если останусь, то тревога за тебя не даст мне сосредоточиться на деле.

   – Я никогда не смогу привыкнуть к тому, что ты должен постоянно подвергать себя опасности.

   – Я постараюсь, чтобы это случалось как можно реже. Все будет хорошо, любимая, я тебе обещаю. Теперь, когда у меня есть ты, все будет замечательно.

   Ветер подхватил его слова, растворив в шуме прибоя, затем унес к облакам, медленно плывущим по голубому небу прямо за горизонт.

8

   Виктория зажгла последнюю из четырех свечей, стоящих в подсвечнике. Электричество уже починили, но им нравилось заниматься любовью при свечах. Когда фитилек разгорелся, она обернулась.

   Фред лежал на кровати, ожидая Викторию. Мерцающий свет свечей разливался по его обнаженному мускулистому телу, делая кожу бархатистой и сглаживая красный шрам на боку.

   – Больше никогда не возвращайся ко мне со шрамами.

   – Не буду. – Он смотрел, как свет струится сквозь золотистую ткань сорочки, очерчивая контуры ее тела и делая ее восхитительной и необыкновенно желанной. – Ты прекрасна.

   – Я серьезно, Фред.

   – Я тоже.

   – Я не перенесу, если с тобой что-нибудь случится, – сказала она дрожащим от волнения голосом.

   Фред соскользнул с кровати, подошел и обхватил ее лицо своими ладонями.

   – Ничего со мной не случится. Я вернусь к тебе целым и невредимым. Нет в мире такой пули, которая бы остановила меня.

   – Обещаешь?

   – Обещаю. – Он подхватил ее на руки, положил на покрывало и лег рядом. – Ты веришь мне? – спросил он, убирая волосы с ее лица.

   – Да.

   – С этого момента я буду говорить тебе только правду. Я никогда не обижу и не обману тебя.

   Потянувшись, Виктория коснулась его лица, потом ее пальцы медленно заскользили по упругим мускулам руки и переплелись с его пальцами.

   – Я буду очень скучать по тебе.

   – Обещаю, наша разлука не продлится долго. У меня предчувствие, что я скоро покончу с этим делом. – Фред поднес их сплетенные руки к губам и поцеловал кончики ее пальцев. Затем стащил тонкую сорочку с ее плеча, обнажив грудь.

   По телу Виктории пробежала сладкая дрожь.

   – Никогда не думал, что можно хотеть кого-то так сильно, как я хочу тебя. – В черных бездонных глазах Фреда пылал огонь страсти.

   Он нагнулся и захватил губами вначале один набухший сосок, затем другой, целуя и покусывая их с нежной настойчивостью до тех пор, пока она не забыла обо всем на свете. В голове стоял звон, все тело горело. Она вытянулась, прижавшись к нему, и услышала его неровное дыхание. Тогда, нежно коснувшись напряженной восставшей плоти, Виктория принялась ласкать ее, заставляя Фреда громко стонать. Это были волшебные мгновения.

   Не в силах больше выносить эту сладкую пытку, Фред крепко обхватил ее руками, перевернулся на спину и приподнял над собой. Поддерживаемая его руками, она медленно, мягко скользнула вниз, пока их тела не слились воедино. Стон наслаждения вырвался из груди Фреда.

   Виктория все глубже продвигала его в себя, ощущая прилив волшебного, ни с чем не сравнимого желания. Она была на грани блаженства и начала двигаться быстрее. Но сильные руки прижались к ее бедрам, заставляя замедлить темп, покачивая тело по кругу. Запрокинув голову, Виктория застонала, чувствуя, что вот-вот рассыплется на мелкие частички от безумной страсти.

   Тесемки соскользнули с плеч, и золотистая шелковая сорочка съехала на самые кончики сосков, слегка прикрывая тугие коралловые бутоны.

   От этой эротичной картины у Фреда захватило дух. Золотистый шелк, бархатная кожа, белокурые волосы, обрамленные бледным сиянием свечей… Нечеловеческим усилием воли он заставил себя приостановиться, оттягивая завершающий аккорд.

   Виктория почувствовала, что настал момент, к которому она так стремилась, и склонилась над ним, схватившись обеими руками за его плечи. Соски вырвались из плена и прижались к его груди, покрытой черными волосками. Ее волосы рассыпались, укутывая обоих в некое подобие шелкового кокона.

   – Я чувствую в себе твой жар, – прошептала она.

   От этих слов кровь в жилах Фреда вскипела. Достигнув вершины блаженства, он растворился в ночи, мерцании свечей и волшебстве страсти.


   В предрассветных сумерках серый туман поднимался над океаном. Фред наблюдал эту картину из окна своей комнаты. Хорошо, что день наступает так медленно и момент прощания оттягивается.

   Фреду не хотелось уезжать, не хотелось оставлять Тори. Каждая минута в разлуке была невыносима.

   Ему было бы гораздо легче уезжать, если бы он знал, что задумал Блумсби. Если он знает, что Фред в Эллиот-мэноре, то почему ничего не предпринимает? А если не знает, то что делают в этих краях его люди?

   Фред нахмурился. Сквозь рассеивающийся туман стали проступать очертания острова. Остров! Внезапно его осенило. Какой же я идиот! – тихо отругал себя Фред. Как же я раньше не догадался?

   Господи, это же так просто! Над рыболовецкой шхуной потому и не кружат чайки, что она перевозит не рыбу, а кокаин! Блумсби, воспользовавшись тем, что остров необитаем, должно быть, использует его в качестве перевалочного пункта и места хранения наркоты. Вполне возможно, что его канадские сообщники забирают товар прямо оттуда.

   Сердце Фреда бешено заколотилось. Так вот почему люди Блумсби околачиваются поблизости. Пока это, конечно, только его предположение, но он мог бы голову дать на отсечение, что прав. Слишком долго этот мерзавец ускользал из его рук. Настал момент поймать его с поличным.

   Бросив последний взгляд на остров, он вернулся к кровати, склонился над Викторией и стал целовать ее теплое и расслабленное лицо.

   Еще не до конца проснувшись, она нежно улыбнулась.

   – Как приятно просыпаться от поцелуев, – прошептала она. – Доброе утро.

   – Доброе утро. – Он поцеловал ее нежным, долгим поцелуем.

   Виктория сонно заморгала, затем вздохнула и прикрыла глаза рукой.

   – Если уже утро, значит, ты уезжаешь.

   Фред убрал ее руку, довольно улыбаясь.

   – Я передумал.

   – Что? – Изумрудные глаза широко распахнулись. – Правда?

   Он кивнул.

   – Обстоятельства изменились, и я решил, что мне лучше остаться здесь. Кроме того, я ведь обещал защитить тебя.

   Виктория приподняла подушку и села, опершись на нее спиной.

   – А разве мне что-то угрожает?

   – Пока нет, но кто знает? А вдруг Блумсби придет в голову мысль взять тебя в заложники, чтобы оказать на меня давление?

   – Но что случилось, Фред? О каких обстоятельствах ты говоришь?

   – Пока это только мои догадки, но я уверен, что они верны.

   – О чем ты говоришь?

   – Блумсби, – коротко ответил Фред. – Кажется, я понял, что делают здесь его люди. Остров.

   – Остров Эллиотов?

   Фред кивнул.

   – Они используют рыбную ловлю как прикрытие, а сам остров в качестве перевалочного пункта и места хранения наркотиков. Лодки, выдаваемые за рыболовецкие шхуны, загружаются чем-то тяжелым, чтобы создать видимость большого улова, но их основной груз – кокаин. Они доставляют его с побережья, смешиваясь с обычными рыболовецкими судами, а уже с острова канадские сообщники Блумсби доставляют товар в Канаду. Возможно, следующий рейс они совершат в ближайшую безлунную ночь. Гениальный план! Но одну маленькую деталь они все же упустили: над их якобы груженной рыбой лодкой не кружатся чайки, большие охотники до рыбки.

   Неприятную новость о том, что их остров используется наркомафией как перевалочная база, затмила тревога за Фреда. По его лицу Виктория пыталась угадать, что он задумал.

   – Итак, ты решил остаться. Зачем?

   – Не волнуйся, я не собираюсь в одиночку лезть в логово хищника. Просто незаметно прослежу за островом и удостоверюсь в правильности своей догадки.

   – Фред…

   Он погладил ее щеку.

   – Не надо, Тори, не пытайся меня переубедить. Это моя работа и мое дело, которое я должен довести до конца.

   Она вздохнула.

   – Я понимаю, но все равно не могу не волноваться, видя, какой опасности ты себя подвергаешь.

   – Эй! – Фред склонился над ней. – Я же говорил тебе, что со мной ничего не случится. Ну не надо так переживать, любимая. Все будет хорошо. Я люблю тебя.

   Она обвила его шею руками и, прижав к себе, прошептала:

   – Я тоже люблю тебя. Очень-очень.


   Джуди влетела в кабинет, где работала Виктория, с сияющей улыбкой на лице.

   – Тори! Твоя мама приехала. Симмонс помогает ей занести сумки.

   – Какая замечательная новость! – Виктория просияла, бросила ручку и, подскочив со стула, повернулась к Фреду. – Идем, я вас познакомлю.

   Фред сидел в кресле и читал книгу.

   – С удовольствием.

   Он взял протянутую Викторией руку и последовал за ней. Конечно, он бы предпочел, чтобы это знакомство состоялось несколько позже, после того как он уладит свои дела, но раз получилось так, тут уж ничего не поделаешь.

   Когда они вышли в холл, Миранда как раз входила в переднюю дверь. Виктория оставила Фреда и бросилась навстречу матери.

   Миранда обняла дочь, обдав ее ароматом дорогих духов.

   – Дорогая, как я рада снова видеть тебя! Я так соскучилась! Как твои дела?

   Виктория слегка отодвинулась, чтобы как следует разглядеть мать. Та была, как всегда, очень красива и элегантна: модно уложенные светло-русые волосы, легкий макияж, безупречная фигура. Она у меня просто красавица, с гордостью подумала Виктория.

   – У меня просто ужасно. А у тебя?

   – Лучше и быть не может, особенно сейчас, когда я вернулась домой, к тебе. Джуди, как ты переносишь весь этот кошмар?

   Экономка пожала плечами.

   – Все не так уж и страшно, к тому же всю работу выполняет Виктория.

   – Мне не терпится посмотреть, что ты тут уже сделала.

   – А я не могу дождаться, когда все тебе покажу. Но сначала мне хотелось бы кое с кем тебя познакомить. – Виктория взяла Фреда, стоявшего чуть поодаль, за руку и подвела поближе. – Знакомься, мама, это Фредерико Капдевила. Он особенный для меня человек.

   Бросив удивленный взгляд на сияющее лицо дочери, Миранда тепло улыбнулась и протянула руку.

   – Рада с вами познакомиться, Фредерико. Кажется, мне придется прекратить свои разъезды. Я слишком многое упускаю.

   – Очень приятно, мисс Эллиот. – Он пожал протянутую руку. – Прошу вас, зовите меня Фред.

   – А вы меня Мирандой. Я чувствую, что мы с вами станем друзьями.

   Фред усмехнулся.

   – Буду очень рад. Теперь я вижу, кому Тори обязана своей красотой.

   В голубых глазах Миранды зажглись искорки смеха.

   – Мы непременно станем друзьями.

   – Знаменитая Алисия Капдевила, владелица сети элитных винных магазинов, – бабушка Фреда.

   Брови Миранды взметнулись вверх.

   – Означает ли это, что очень скоро мы сможем приобретать первоклассное испанское вино со скидкой?

   Фред рассмеялся.

   – Уверен, мы что-нибудь придумаем.

   Внезапно Миранда застыла и побледнела. Ее взгляд был направлен куда-то в глубину холла.

   – Виктор… – пробормотала она сдавленно.

   Все обернулись и увидели Виктора Кинсли, который стоял неподалеку с чемоданом в руке и не отрывал глаз от Миранды.

   Виктория переводила удивленный взгляд с одного на другого.

   – Мама, ты знакома с мистером Кинсли?

   Миранда, бледная и неподвижная, смотрела на Виктора, словно увидела привидение. Он первым пришел в себя, поставил чемодан и медленно подошел к ней.

   – Здравствуй, Миранда, – ровным голосом проговорил он. Взглянув на Викторию, он взял Миранду за руку. – Нам с вашей мамой нужно поговорить, – сказал он и повел ошеломленную Миранду через холл в сторону гостиной.

   Виктория проводила недоуменным взглядом удаляющуюся пару.

   – Как странно, – пробормотала она. – Я не знала, что они… – Она оборвала себя на полуслове и вскрикнула. До нее внезапно дошло. Посмотрев на Фреда, она получила еще один удар. На его лице не было удивления. – Кинсли мой отец, да?

   – Да.

   – И ты знал об этом?

   – Да.

   Она почувствовала, что земля уходит у нее из-под ног.

   – Я ничего не понимаю.

   Фред взял ее под руку и предложил:

   – Давай вернемся в кабинет и поговорим. Джуди, вы не могли бы принести нам вашего травяного чая?

   Обеспокоенная экономка кивнула.

   – Конечно.

   Пока они шли, Фред не пытался заговорить с ней, зная, что Тори нужно время, чтобы хоть немного прийти в себя. Когда они оказались в кабинете, она резко повернулась к нему.

   – Что он здесь делает?

   – Виктор сказал мне, что просто хотел увидеть тебя.

   Виктория горько усмехнулась.

   – Через столько лет? С чего бы это? Где же он был все это время?

   – Об этом ты должна спросить его самого. – Увидев боль в глазах Тори, он добавил мягче: – Прости, девочка, но он действительно сам должен тебе об этом рассказать.

   – Ты еще вчера все узнал и не сказал мне! – бросила она обвиняюще.

   – Да, кое-что я узнал от Мигеля, а об остальном рассказал сам Кинсли, но просил ничего тебе не говорить.

   – Он просил! Как ты мог, Фред?! Ведь ты же обещал, что между нами больше не будет никаких тайн!

   Он понимал, что она растеряна и не владеет собой. Когда она успокоится и обдумает ситуацию, то все поймет.

   – Я говорил о наших собственных тайнах, Тори. Я не обещал выдавать чужих секретов. Пойми, Виктор не хотел причинить тебе боль. Он и комнату мою обыскал, пытаясь выяснить, что я за человек, потому что видел, что между нами возникли близкие отношения.

   – Скажите, пожалуйста, какая отеческая забота!

   – Тори…

   В этот момент вошла Джуди с подносом. Фред взял у нее поднос и поставил на стол.

   – Ты как, милая? – участливо спросила Джуди.

   – Ты тоже все знала? – пригвоздила ее Виктория обвиняющим взглядом.

   – Я догадывалась. Однажды видела у Миранды старую фотографию, которую она бережно хранила в ящике комода под бельем. На ней был запечатлен молодой красивый мужчина. Когда появился Кинсли, я сразу узнала его. Он, конечно, постарел и поседел, но в остальном мало изменился. У тебя его глаза, девочка.

   Так вот что смутно тревожило ее, не давало покоя. Глаза! Они ей кого-то напоминали. Оказывается, ее саму!

   – Поэтому ты попросила оставить его. Но почему?

   – Потому что считала, что поступаю правильно. Я и сейчас так думаю. Ты сама много раз говорила, что мать переезжает с места на место, как будто ищет что-то. Она искала не что-то, а кого-то. Она искала твоего отца, я уверена в этом.

   Глаза Виктории наполнились слезами, и она тяжело опустилась на стул.

   – Пожалуйста, оставьте меня. Я хочу побыть одна.

   – Тори… – начал было Фред, но Джуди остановила его.

   – Все в порядке. Девочке действительно сейчас лучше побыть одной. Ей нужно время, чтобы осознать случившееся. С ней все будет хорошо. Идемте, Фред.

   Джуди и Фред вышли, и Виктория осталась одна. Эта комната всегда казалась ей такой теплой и уютной. Почему же ей сейчас так холодно?

9

   Она стремилась на свежий воздух, к морю и солнцу. Тепло солнечных лучей и сила бесконечного ритма океана всегда казались ей частью поместья и поэтому оказывали на нее благотворное действие. У нее было любимое место на берегу – отвесный склон утеса, который днем нагревался от солнца, а во время прилива скрывался под водой.

   Здесь и нашел ее Виктор. Он чувствовал, что если сядет рядом с ней, то она воспримет это как нарушение своего личного пространства, поэтому остановился в паре метров.

   – Мне бы хотелось поговорить с тобой, Тори.

   Она не ответила и не повернула головы, продолжая неотрывно смотреть вдаль.

   – Твоя мама беспокоится и хотела сама прийти сюда, но я уговорил ее не делать этого. Чувствую, что сам должен все тебе объяснить.

   – Это означает, что мама все поняла и простила вас?

   Виктор старался говорить осторожно, тщательно подбирая слова. Ситуация была непростая, но он должен попытаться все ей объяснить.

   – Нелегко осмыслить и понять это всего за несколько часов, но теперь, после нашего разговора, Миранда понимает больше, чем раньше.

   Виктория повернула голову и угрюмо взглянула на него.

   – Зачем вы солгали мне, что навещали здесь дедушку?

   – Я вынужден был это сделать, Тори. Я не мог сказать правду, но искал любую возможность пожить здесь, побыть рядом с тобой хоть несколько дней, чтобы узнать тебя… – Его голос дрогнул, и он замолчал, переводя дыхание. – Я очень хотел увидеть свою дочь. – Он как-то сразу постарел, на лице четко обозначились морщины. Очевидно, ему было нелегко все эти дни скрывать свои истинные чувства под маской равнодушного обаяния.

   Виктория отвернулась к морю.

   – У меня нет никакого желания с вами разговаривать. Не хочу слушать никаких объяснений. Объясняйте все маме, а не мне.

   – Но мне все-таки хотелось бы рассказать обо всем тебе, – мягко возразил Виктор. – Не знаю, понравится ли тебе то, что ты услышишь, или нет. Я понимаю твои чувства, понимаю, что тебе обидно и больно, и не прошу ничего, лишь только выслушай меня.

   Виктория словно оцепенела, но сердце ее разрывалось от боли. Глядя на эту красивую девушку, которая была его дочерью, Кинсли испытывал смешанные чувства: он гордился ею и был очень огорчен, что причинил ей столько страданий.

   В горле встал ком, но Виктор взял себя в руки. Этот разговор один из самых важных в его жизни. От него зависит его дальнейшая судьба.

   – Я встретил твою маму двадцать восемь лет назад. В то время большая часть дома стояла закрытой, но Миранда с братом иногда приезжали сюда из Сан-Франциско, чтобы насладиться тишиной и подышать морским воздухом. Я тоже оказался в отпуске в этих краях. Однажды, гуляя по берегу океана, я встретил твою мать и мы познакомились. Я влюбился с первого взгляда.

   Виктория посмотрела на отца. По крайней мере она слушает и даже, кажется, заинтересовалась, с облегчением подумал Виктор и продолжил:

   – Мне тогда было двадцать шесть лет, я был молод, горяч, имел степень магистра по экономике и владел двумя иностранными языками. Уже тогда я работал в Министерстве по внешнеэкономическим связям. К тому же как раз перед отпуском мне предложили заняться очень ответственной и секретной работой за границей. Тоща я еще был совершенно свободен и полон честолюбивых планов и, естественно, согласился. Познакомившись с твоей матерью, я готов был бросить все, только чтобы быть с ней, но это было невозможно. Назад пути не было.

   Виктор ненадолго замолчал, охваченный воспоминаниями. В его взгляде читалась неподдельная грусть. Виктория поймала себя на том, что ей очень хочется услышать продолжение этой печальной, даже трагической истории, изменившей судьбы ее матери, отца и ее самой еще до рождения.

   – Я любил твою маму, Тори, поверь мне. Мы провели вместе две удивительные, волшебные недели. У меня холодело все внутри при мысли, что придется расстаться с любимой женщиной, но выбора не было: все уже было готово к моему внезапному исчезновению. И хуже всего то, что я не мог объяснить, почему покидаю ее… Однажды ночью, когда она крепко спала, я уехал. Могу себе представить, каким потрясением это явилось для нее.

   – Когда я была маленькой, – заговорила Виктория, – то часто спрашивала маму, где мой отец. Она отвечала, что он ушел от нас. А когда я спрашивала почему, говорила, что так было нужно. Немного повзрослев, я поняла, что мама очень сильно страдает, хотя старается не показывать этого. Видимо, она думала, что вы ушли потому, что недостаточно любили ее.

   – Все не так просто, – печально произнес Виктор. – Я рассчитывал, что вернусь лет через пять, и молился, чтобы, когда мы снова встретимся, Миранда по-прежнему любила меня. Но обстоятельства сложились так, что уехать я не мог, от этого зависела не только моя собственная безопасность, но и безопасность других людей. Ни написать, ни позвонить, ни как-то сообщить ей о себе я тоже, как ты понимаешь, не мог. К тому же этим я мог навлечь серьезную опасность и на нее. Я даже не знал, что у меня есть дочь, и только недавно мне стало известно об этом.

   – Вы правда ничего не знали обо мне?

   – Нет. Если бы я знал… – Виктор тяжело вздохнул и замолчал.

   – А теперь вы свободны от своей работы?

   – Да. Я уже в отставке.

   Виктория получила ответы на все мучившие ее вопросы, но облегчения это ей не принесло. Ощущение пустоты и боли внутри не проходило.

   – До меня только сейчас дошло, – вдруг сказала она. – Ведь мама назвала меня в вашу честь, верно?

   Кинсли улыбнулся одними уголками губ.

   – Видимо, да, хотя я еще не успел спросить об этом Миранду.

   – Это лишний раз подтверждает, как сильно мама любила вас и надеялась на ваше возвращение, по крайней мере в первое время.

   Он молчал, не зная, что сказать. В наступившей тишине был слышен лишь шум прибоя да крики чаек.

   – Могу я попросить об одном одолжении? – спросил Виктор. – Мне бы хотелось еще немного побыть здесь, чтобы мы с Мирандой могли заново узнать друг друга.

   – А мама этого хочет?

   – Я надеюсь, что она согласится на мое предложение.

   – Думаю, что согласится. Она до сих пор любит вас. Конечно, оставайтесь. Какое я имею право запретить маме делать то, что она хочет?

   – А ты сама, Тори? Ты хочешь, чтобы я остался?

   Она пожала плечами.

   – Не знаю. Я еще не разобралась. Я выросла без отца и не думаю, что ваше внезапное появление изменит что-то в моей жизни.


   Поздно ночью Фред открыл дверь в комнату Виктории. Она лежала на кровати и читала какое-то письмо. Шелковая бирюзовая сорочка едва доходила до середины бедра, открывая длинные стройные ноги. Она казалась спокойной, очень красивой и… неприступной.

   – Что ты читаешь в такой час? – поинтересовался он, хотя намеревался спросить совсем о другом: почему она здесь, а не в его спальне, не в его постели. Но, увидев ее, он как-то разом оробел, как-то вдруг испугался, что услышит ответ, который ему не понравится.

   Едва Фред вошел в комнату, как по спине Виктории пробежала сладостная дрожь желания, но, не подав виду, она спокойно отложила в сторону бумагу и подняла глаза.

   – Это письмо от издателей журнала «Новые веяния». Они собираются написать статью об Эллиот-мэноре и просят дать им интервью.

   – Ты согласишься?

   – Скорее всего. Это же прекрасная реклама для моей будущей гостиницы. – Виктория бросила на Фреда быстрый взгляд из-под густых темных ресниц. Только сейчас она сообразила, что уже час ночи, а на нем черные джинсы и темно-синий свитер. – Ты был на острове, да?

   – Да.

   Она резко села.

   – Ты рехнулся! Сегодня же полнолуние!

   – Именно поэтому я и выбрал эту ночь, чтобы произвести разведку. Я подумал, что мои друзья поостерегутся проворачивать свои делишки в такую светлую ночь, и оказался прав.

   – О боже, Фред, как ты мог так рисковать?! А на чем ты туда добрался?

   – На лодочной станции я обнаружил две моторки в прекрасном рабочем состоянии. Ты не знала, что они там есть?

   – Знала.

   – Я плавал на маленькой лодке.

   – И?

   – Нашел следы их пребывания, но ничего такого, что могло бы стать неопровержимой уликой. Хитрые, гады!

   – И что ты намерен делать дальше?

   – Следить за островом. – Его голос неожиданно стал мягче. – А ты, Тори? Что делаешь ты в этой комнате? Почему ты не пришла ко мне?

   Она опустилась на подушки и сцепила пальцы.

   – Я решила, что эту ночь проведу одна, в своей постели.

   – А завтра? Как насчет завтрашней ночи? – поинтересовался он, с трудом подавляя в себе жгучее желание сгрести ее в охапку и целовать, целовать до тех пор, пока у нее уже не останется сил сердиться на него. – Где ты собираешься спать завтра?

   – Не знаю.

   Фред присел рядом с ней на кровать. Виктория попыталась отодвинуться от него, но он, поймав ее руку, удержал ее на месте.

   – Тори, я понимаю, что тебе сейчас тяжело, ты запуталась, но, пожалуйста, не отталкивай меня. Позволь мне помочь тебе.

   – Я не запуталась, Фред. В сущности, все предельно ясно. Виктор уже говорил со мной и все объяснил. Но даже если я его понимаю, это не значит, что смогу легко и просто простить за то, что он впервые появился в моей жизни лишь спустя двадцать семь лет после моего рождения. А ты, Фред? – В ее глазах заблестели слезы. – Как ты мог скрыть от меня, что Кинсли мой отец?

   – Во-первых, он взял с меня слово хранить молчание, – терпеливо пояснил Фред, – а во-вторых, я заботился о тебе, любимая. Не хотел причинить тебе боль.

   – А по-твоему, мне сейчас не больно?

   – Я знаю, девочка моя, знаю, поэтому и прошу: не отталкивай меня, позволь помочь тебе, поддержать в эту трудную для тебя минуту.

   – Я не нуждаюсь ни в чьей поддержке.

   – О, ну конечно, ты же истинная Эллиот – настойчивая и упрямая, и именно такой я люблю тебя. Но история с появлением твоего отца не должна вбивать клин между нами. Ну же, детка, улыбнись и скажи, что больше не злишься на меня.

   – Не могу. Прошу тебя, уйди и дай мне побыть одной.

   – Ни за что. Я не оставлю тебя одну. Если не хочешь идти в мою комнату, я останусь здесь.

   Он оперся руками по обе стороны от нее и склонился над ней.

   – Не надо, Фред, я не хочу… подожди…

   – Ну уж нет, я не могу ждать. Ты снова начнешь спорить со мной, ускользать от меня, а я не могу тебе этого позволить. Ты слишком много значишь для меня, любимая. – Он нежно приник к губам Виктории. Этим поцелуем он хотел ее успокоить, доказать ей свою любовь. Спустя какое-то время он почувствовал, как она постепенно оттаивает, становится мягче и податливее. Ему хотелось любить ее, разжечь в ней пламя страсти, почувствовать горячее прикосновение этих нежных рук. Приподнявшись над ней, он на мгновение замер и заглянул в ее затуманенные желанием глаза. – Скажи, что хочешь меня. – Это прозвучало одновременно как приказ и как мольба.

   Виктория изогнулась под ним и, крепко обхватив его руками за спину, прижала к себе.

   – Я хочу тебя! О боже, Фред, люби меня!

   Его не нужно было просить дважды. Он вошел в нее мощно и быстро, отправляя их обоих в сказочный мир испепеляющей страсти, безумных желаний и прекрасной любви.


   Темные, мрачные тучи сгущались над горизонтом, острые огненные молнии разрезали небо и исчезали прямо в воде. Прохладный ветер дул в лицо Виктории. Она наблюдала, как далеко в море зарождается гроза. Скоро она придет и сюда. Ей придется покинуть берег, но не сейчас…

   Виктория сидела на густом зеленом ковре, обхватив руками колени, подставив лицо освежающему ветру. Она с детства любила грозу в поместье и всегда испытывала какое-то странное возбуждение, наблюдая за разбушевавшейся стихией.

   Неслышно подошла Миранда, обдав Викторию легким ароматом вербены. Браслеты на руках матери тихо зазвенели, когда она опустилась рядом с дочерью на траву.

   – Люблю грозу, – тихо проговорила Виктория, не отрывая взгляда от почерневшего океана, поверхность которого была усеяна бурунами, похожими на пивную пену.

   – Я знаю, – отозвалась Миранда. – Когда ты была маленькая, я часто находила тебя здесь во время шторма под пронизывающим ветром и дождем. Казалось, что ты принадлежишь этому месту, сливаешься со стихией, являешься неотъемлемой ее частью.

   Виктория улыбнулась. Она чувствовала то же самое.

   – Я уже выросла, стала старше и мудрей.

   – Но я по-прежнему нахожу тебя здесь.

   – Гроза еще не пришла. – Виктория повернулась к матери. Русые волосы Миранды развевались по ветру, гладкое, почти без морщин лицо было очень красиво, как и в годы молодости. – Как ты, мама? У нас даже не было возможности поговорить.

   – Я думаю, что уже оправилась от потрясения. А ты?

   – Мне кажется, я тоже. Я наблюдала за вами эти два дня. Как идут дела? Миранда пожала плечами.

   – Не знаю. Мне хорошо с ним, но…

   – Но?

   – Пока еще рано говорить об этом. Мы не виделись столько лет, а вместе были только две недели.

   – Джуди считает, что ты так много путешествовала все это время, потому что искала его. Это правда?

   – Может быть, хотя я сама этого не сознавала. – Миранда задумалась на мгновение. – Наверное, Джуди права. – Она печально улыбнулась. – Представляешь, мы с Виктором обнаружили, что несколько раз бывали в одной стране и даже в одном городе в одно время. Стоило только пройти по одной улице, завернуть за один и тот же угол – и мы могли бы встретиться. Забавно.

   – А я думаю, это грустно, – вздохнула Виктория.

   – Пожалуй. Но как бы там ни было, я рада, что наконец знаю, почему он оставил меня.

   – Ты, наверное, думала, что Виктор уехал потому, что недостаточно любил тебя, чтобы остаться? Бедная мамочка, как ты, должно быть, страдала! Но ты всегда была такой веселой и жизнерадостной, никогда на показывала виду, что тебе тяжело…

   – Ну, не так уж мне было и тяжело, – усмехнулась Миранда. – Ведь у меня была ты, и я очень благодарна Виктору за это, несмотря ни на что.

   На глаза Виктории набежали слезы.

   – Я так люблю тебя, мама! Ты достойна восхищения!

   Миранда покачала головой.

   – Если кто и заслуживает восхищения, так это ты, моя девочка. Я даже и представить себе не могла, что Эллиот-мэнор может так преобразиться… И все благодаря тебе. – Она протянула руку и погладила дочь по волосам. – Виктор сказал, что у тебя точно такой же цвет волос, как у его матери. А я все удивлялась, откуда взялись эти прелестные белокурые локоны? – Миранда ласково улыбнулась, пытаясь понять, что у Виктории на душе. – Я беспокоюсь о тебе и прекрасно понимаю твою настороженность по отношению к Виктору. Наверное, ты чувствовала себя обделенной все эти годы…

   Виктории казалось, что это она должна поддерживать и утешать маму, а не наоборот.

   – Нисколько, – возразила она. – У меня есть ты, Джуди и еще много любимых и дорогих мне людей.

   Миранда вздохнула, понимая, что своего отца она не включила в этот список.

   – Я не хочу давить на тебя, дорогая, но надеюсь, что когда-нибудь ты все-таки подружишься с Виктором. Ты очень нужна ему, и если подумаешь, то поймешь, что и он нужен тебе. Что же касается Фреда…

   Виктория вскинула глаза.

   – Что?

   – Я хочу сказать, что он мне очень нравится. Мне совершенно ясно, что он любит тебя и заботится о тебе. Не стоит обвинять парня в том, что он не рассказал тебе о Викторе после того, как узнал сам. Я считаю, что он в этой ситуации повел себя очень правильно и порядочно. Он ни в чем не виноват. Мне самой следовало давно тебе обо всем рассказать.

   – Да, я знаю, – прошептала Виктория. Гроза приближалась, обещая быть короткой, но свирепой: в воздухе уже чувствовался запах соли и йода. – Знаю, – повторила она.

   К полуночи гроза улеглась, и Виктория подумала, что они с Эллиот-мэнором пережили еще один всплеск гнева грозной стихии. Обычно эта мысль приносила ей успокоение, но сегодня, беспокойно меряя шагами спальню Фреда в ожидании его, она испытывала какое-то тревожное чувство. Из музыкального центра, настроенного на радиоволну, лились мелодичные звуки композиции «Если ты меня любишь», которые напомнили Виктории ту ночь, когда она танцевала в объятиях Фреда. От этих воспоминаний ее тревога еще больше усилилась.

   Вконец расстроенная, она распахнула французское окно, ведущее на балкон, и посмотрела на темное небо, затянутое облаками. На какое-то мгновение из-за туч показалась луна, заливая все вокруг серебристым светом, затем снова скрылась, унося свет с собой.

   «Если ты любишь меня, если ты любишь меня…»

   Если ты любишь человека, то стараешься сделать все, чтобы защитить его от невзгод. Фред старался уберечь ее от страданий, а она ужасно боялась за него. Ей становилось не по себе, когда она думала об этом ужасном Блумсби, который ранил ее любимого, а теперь бродит где-то поблизости. Виктория с тревогой посмотрела за затянутое тучами небо.

   О боже! – поняла она вдруг. Да ведь Фред, наверное, поплыл на остров!

   Она выбежала из комнаты, лихорадочно соображая, что делать, как помочь любимому. Пока она раздумывала, дверь из спальни ее матери открылась и оттуда вышел Виктор. От неожиданности она растерялась.

   – Прости, если расстроил тебя, но мы с твоей мамой не обязаны давать никаких объяснений.

   – Разумеется, нет, – холодно отозвалась Виктория, вздернув подбородок. – Извините. – Она хотела обойти Кинсли, но он поймал ее за руку.

   – Подожди, Тори. Скажи мне, что случилось. Куда ты идешь в такое время?

   Она попыталась вырвать руку, но у нее ничего не вышло: Виктор был гораздо сильнее.

   – Не думаю, что это вас касается, – процедила она сквозь стиснутые зубы.

   – Ошибаешься, девочка. Теперь касается. К тому же профессиональное чутье подсказывает мне, что что-то не так. Что-нибудь с Фредом?

   Виктория не выдержала и всхлипнула.

   – Да. Он поплыл на остров.

   Виктор нахмурился.

   – Остров. Ну конечно, мне тоже это показалось странным и подозрительным. Что там, наркотики?

   Виктория кивнула. В ее взгляде сквозили растерянность и страх.

   – Может, вы все-таки отпустите меня?

   – Отпущу, но пойду с тобой.

   – Нет…

   – Не спорь, девочка, это бесполезно. Идем-ка сначала в мою комнату.

   Спустя несколько минут они уже плыли на моторной лодке в сторону острова. Виктор правил лодкой, Тори сидела рядом, со страхом вглядываясь в приближающиеся очертания острова, кажущиеся такими мрачными и зловещими в темноте.

   Виктор весь подобрался, его взгляд был напряженным и сосредоточенным. Последние пятнадцать минут многое прояснили ей в прошлом и в характере отца. Теперь ей стало ясно, почему правительство поручало ему ответственную и опасную работу.

   Этой ночью море словно взбесилось. Со всех сторон их обдавало солеными брызгами. Виктория хорошо знала эти воды, но сейчас была ужасно рада, что не одна, что с ней Виктор.

   – Уже недалеко! – крикнула она, стараясь перекричать шум мотора и рев растревоженного океана.

   Виктор заглушил двигатель.

   – Подплывем здесь, чтобы нас не услышали, – сказал он.

   Виктория согласно кивнула. Она не переставала молиться, чтобы с Фредом ничего не случилось.


   Фонарь на столе освещал двух мужчин, стоявших в центре комнаты. Прижавшись к пыльному полу за старой кушеткой, Фред слушал их разговор, не смея поверить в удачу. Здесь был не только Блумсби, но и его канадский подельник Адам Торски. Полиции было известно, что они вместе проворачивают свои грязные делишки, но рядом друг с другом их никто никогда не видел.

   – Ты молодчина, Блумсби, – послышался голос Торски. – Этот остров просто находка для нас. Мы сделали два удачных рейса, но сегодняшняя ходка самая крупная, поэтому я решил лично проконтролировать. Все идет отлично.

   – Я же тебе говорил, – удовлетворенно отозвался Блумсби. – Остров необитаем, тут никого нет, к тому же он лежит немного в стороне от морских путей. Да и домишко этот нам очень кстати. – Он довольно рассмеялся.

   – А как поживает наш общий друг Капдевила? Я буду спать спокойнее только тогда, когда узнаю, что он наконец в могиле, где ему самое место.

   – Думаю, ждать осталось недолго. Просто пока что не представилось удобного случая – не удалось застать его одного. Хочу обставить все как несчастный случай, чтобы копы не подкопались. Считай, что Капдевила уже покойник. Можешь заказывать панихиду. – Блумсби рассмеялся, довольный собственной шуткой.

   – Не забыть бы поблагодарить его за то, что он привел нас к этому местечку.

   Фред весь напрягся, скрючившись за кушеткой. Рука крепче стиснула пистолет.

   Неожиданно ожила рация и в комнату ворвался чей-то резкий, хриплый голос.

   – Каллем?

   – Да, в чем дело, Резаный?

   – Мы тут поймали кое-кого. Приплыли на моторке с восточной стороны.

   – Кто такие? Сколько их?

   – Да двое: мужик с девчонкой. Никогда их раньше не видел. А девчонка ничего, хе-хе.

   Фреда бросило сначала в жар, потом в холод. Кинсли и Тори! Это они, больше некому. Проклятье! Так. Придется менять план действий. О боже, Тори! Если с ней что-нибудь случится…

   – Давай их сюда! – отдал приказ Блумсби. – Торски, может, это кто из твоих людей?

   Канадец презрительно фыркнул.

   – Я не связываюсь с бабами. Нет, исключено. Ох не нравится мне это.

   – Не дрейфь, парень! Кем бы ни были эти непрошеные гости, мы о них позаботимся.

   Не успел Торски ответить, как дверь распахнулась.

   – Не прикасайтесь к ней! – услышал он гневный голос Виктора.

   Фред снял пистолет с предохранителя и осторожно выглянул из-за кушетки. Ему удалось разглядеть только силуэты Кинсли и Тори. Стрелять было невозможно из-за слабого освещения, да и небезопасно: он мог ненароком попасть в Викторию или ее отца. Черт побери, какого дьявола они тут делают?!

   – Со мной все в порядке, – послышался вполне спокойный голос Виктории.

   Несмотря на беспокойство, Фред не смог сдержать гордой улыбки. Молодец, девочка!

   Тори бросила встревоженный взгляд на отца. По его лицу текла кровь. Бандит со страшным шрамом через всю щеку, который привел их сюда, ударил Виктора за то, что тот попытался защитить ее.

   – Где ты их нашел, Резаный? – спросил Блумсби.

   – Пери сообщил по рации с берега, что заметил этих двоих, когда они подплывали к острову с восточной стороны.

   – Итак, кто такие? – Блумсби ткнул пальцем в Виктора.

   Фред молча молился, чтобы Виктор с Тори не вздумали сказать, что они из Эллиот-мэнора. Одна надежда на профессиональную выучку и сообразительность Кинсли.

   – Я Виктор Кинсли, а это моя дочь Тори, – спокойно ответил Виктор. – Мотор нашей лодки заглох неподалеку от острова, вот мы и решили переждать здесь до утра.

   – Вранье, – прошипел Торски.

   – Может, и так, – согласился Блумсби, – но теперь это уже не имеет никакого значения. Вы, господа хорошие, влезли туда, куда никак не должны были влезать. Сожалею, но мы не можем отпустить вас. – Он вытащил пистолет. – Резаный, иди проследи за погрузкой. Мы сами позаботимся об этих двоих и присоединимся к вам.

   Резаный вышел. Фред напрягся, приготовившись действовать.

   Виктория почувствовала, как липкая паника охватывает ее. Где же Фред? Неужели она так и не узнает, что с ним?

   Спокойно, без паники! – приказала она себе. Нужно отвлечь этих бандитов и постараться вырваться отсюда. Она знает остров как свои пять пальцев. Наверняка они могли бы спрятаться.

   – Постойте! – крикнула она. – Может, попробуем договориться?

   В темноте блеснули зубы Блумсби.

   – Я бы с дорогой душой, милочка, но, к сожалению, не могу рисковать. – Он взвел курок пистолета.

   – Тори, беги! – Кинсли оттолкнул дочь в сторону и бросился на двоих бандитов.

   Потеряв равновесие, Виктория упала на пол, в тот же миг раздался выстрел. Фред выскочил из-за кушетки и оказался прямо перед Блумсби и Торски. Рукояткой пистолета он стукнул Блумсби в висок, а Торски отбросил ногой, применив прием карате. Убедившись, что оба на время выведены из строя, он подскочил к Виктории.

   – Господи, Тори, с тобой все в порядке?!

   – Да, я цела, только локтем ударилась. Фред! Ты здесь! Как я рада, что ты жив! Мы так боялись за тебя! О боже, что с Виктором?

   – Кинсли, вы ранены? – спросил Фред, прижимая к себе Тори.

   – Пустяки, царапина, – послышался спокойный, твердый голос Виктора.

   – Ты ранен? – разволновалась Виктория, пытаясь разглядеть что-нибудь в темноте.

   – Ничего страшного, девочка. Не волнуйся за меня. А ты просто молодчина!

   В этот момент дверь распахнулась, и луч мощного фонаря скользнул по комнате.

   – Рико? Ты здесь? – послышался знакомый низкий голос.

   – Ты как раз вовремя, Мигель, – язвительно проговорил Фред.

   – Чего ты хочешь, – миролюбиво проворчал Мигель. – По дороге сюда пришлось разобраться с полудюжиной крепких ребятишек. – Он посветил фонарем на пол, где лежали все еще без сознания Блумсби и Торски. – О, какие люди! Сколько лет, сколько зим. – Переступив через бандитов, он подошел к Фреду и Тори. – А эта очаровательная барышня, насколько я понимаю, мисс Эллиот, верно?

   – Ты угадал. Познакомься, Тори, это мой друг Мигель Карлос. Лучший полицейский Сан-Франциско.

   Мигель хлопнул его по плечу.

   – После тебя, дружище, – усмехнулся он. – После тебя.

   Вертолет, приземлившийся на острове, чтобы забрать пассажиров, с шумом и треском разрезал лопастями воздух. Раненного в предплечье Виктора уложили на носилки. Тори склонилась над ним, держа его за здоровую руку.

   – Мы сейчас же сообщим маме, – заверила она его, – она встретит тебя в больнице.

   – Спасибо. – Виктор слегка пожал руку дочери и поморщился от боли.

   – Очень болит? – сочувственно спросила Виктория.

   – Нормально, – улыбнулся Кинсли. – До свадьбы заживет.

   – До вашей с мамой или до моей? – лукаво поинтересовалась Виктория.

   – До обеих, – отшутился Виктор, затем пытливо заглянул ей в глаза. – Означает ли это, что ты простила меня, девочка?

   – Я много думала эти дни, – посерьезнев, ответила она, – и поняла, что не имею права осуждать тебя. И, когда тебя выпишут из больницы, я хочу, чтобы ты вернулся в Эллиот-мэнор.

   – Ты уверена, Тори? – Кинсли испытующе посмотрел на дочь.

   Виктория почувствовала, как к глазам подступают слезы, и проговорила сквозь ком в горле:

   – Да, папа. – Она наклонилась и поцеловала его в щеку. Когда она подняла голову, то заметила, что глаза Виктора подозрительно блестят. В этот момент подошли санитары, чтобы забрать носилки с раненым и погрузить их в вертолет. – До скорой встречи! – крикнула Виктория.

   Когда вертолет поднялся в светлеющее предрассветное небо, Фред крепко взял Викторию за руки и повернул к себе лицом.

   – Тори, девочка моя, ты не должна была так рисковать, приезжая сюда. Я едва не умер, когда увидел, как вас с Виктором вталкивают в дом. О чем ты только думала?

   – Я ни о чем не могла думать, кроме того, что не могу потерять тебя. Мне было все равно, что будет со мной, лишь бы знать, что ты жив.

   Он прижал ее к себе.

   – Я же говорил, что со мной все будет в порядке. Я же профессионал.

   – Прости, я чуть все не испортила, да?

   – Ну, было немного, но, к счастью, все закончилось благополучно. Поехали домой. Я хочу тебе кое-что показать.


   Когда Фред с Викторией поднялись в мансарду, он подошел к одному из сундуков, поднял крышку и достал оттуда пакет.

   – Вот она, Библия Алисии. Внутри нее ты найдешь письмо и свидетельство о браке.

   – Значит, все-таки это правда…

   – Да, это правда. Но хочу тебя заверить, что семейству Капдевила ничего не нужно от Эллиотов. Просто бабушка, которая все эти годы хранила тайну, перед смертью захотела, чтобы мы узнали правду. Я пообещал ей помочь отыскать этот пакет и очень рад, что мне это удалось. – Он помолчал. – Тори, любимая, ты выйдешь за меня замуж?

   Ее лицо засветилось от счастья.

   – О да, Фред. Конечно, выйду. Только у меня одно условие.

   – Какое, любимая? Я сделаю все, как ты захочешь.

   – Я хочу, чтобы свадьба состоялась здесь, в Эллиот-мэноре. И чтобы на ней присутствовали все твои родные, включая бабушку Алисию.

   Он улыбнулся, обнял ее и, прежде чем поцеловать, прошептал:

   – Твое желание для меня закон, моя королева.