Кровавая Роза

Жаклин Монсиньи

Аннотация

   Жаклин Монсиньи – одна из наиболее популярных французских писательниц, пишущих в жанре исторического романа.

   «Зефирина» – самое известное произведение писательницы.

   Главная героиня трилогии – Зефирина де Багатель, очаровательная девушка, волею судьбы втянута в зловещую интригу. Действие романа происходит во Франции и Италии в XVI веке.




Жаклин Монсиньи
Кровавая Роза

ПРОЛОГ
ВЕЛИКИЙ МАГИСТР

   Тяжелая посудина качалась под порывами ветра.

   Это было судно, напоминающее по своим размерам старинный средневековый корабль. На борту «Святой Маргариты» находилось сто десять человек экипажа и девятьсот пассажиров.

   На носу корабля, облокотившись о бортовые перила, одиноко стояла молодая женщина, и ее тонкий черный силуэт четко вырисовывался на фоне темно-синей глади пролива, окруженного кольцом золотистых скал.

   Освещенный весенним солнцем остров Мальта постепенно сливался с горизонтом.

   С мостика, находящегося на корме, капитан, бывший родосский рыцарь, с видимой легкостью руководил маневрами этого морского чудовища, водоизмещением в тысяча шестьсот тонн.

   – Отдать швартовы! Марсель! Подтянуть брамсель!

   Словно не слыша окружающего шума, треска парусов на четырех мачтах, рева запертого в трюме-стойле скота, восклицаний пассажиров, столпившихся на нижней палубе, мяуканья кошек, взятых на борт для охоты на крыс в трюмовых отсеках с зерном, ржания лошадей, уже начавших страдать от морской болезни в своих «конюшнях», приказов капитана, молодая женщина в черном, казалось, превратилась в скорбную статую.

   Единственным признаком жизни были тихие слезы на ее матовых щеках, катившиеся из глаз, способных соперничать своим изумрудным цветом с морской пучиной.

   Когда корабль вышел в открытое море, поднявшийся ветер, ледяной не по сезону, заставил ее зябко поежиться и накинуть на свои золотисто-рыжие волосы капюшон длинного плаща.

   – Улыбнись! Крошка! – каркнула большая черная птица и с фамильярностью близкого друга устроилась у нее на левом плече. Молодая женщина оторвала, наконец, свой горестный взгляд от земли. Подчинившись приказу птицы, она быстро утерла слезы, затем грациозно подобрала нижнюю юбку, всю в шуршащих фижмах, и собралась вернуться на «галерку», привилегированное место на судне, где на верхней задней палубе располагались роскошные каюты.

   Если бы в этот момент молодая женщина взглянула наверх, то увидела бы, как какой-то матрос с тонкими чертами лица сверлит ее взглядом.

   Держась за конец троса, он с легкостью добрался до середины мачты. Когда женщина поравнялась с ней, тяжелая бухта каната рухнула к ее ногам.

   – Эй, парень! Осторожнее! Ты мог ушибить ее светлость! – тут же раздался суровый голос.

   Матрос жестом извинился и словно обезьяна вскарабкался на ванты.

   – С вами все в порядке, сударыня? – с беспокойством осведомился офицер.

   – Да, мессир, – ответила молодая женщина.

   – Меня послал за вами его преосвященство!

   В сапогах, шляпе, в красной кирасе, украшенной белым крестом, офицер, молодой рыцарь из ордена госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского, склонился перед путешественницей.

   – Его преосвященство желает видеть меня сейчас? – удивилась та.

   – Если это не затруднит вашу светлость! – ответил рыцарь, на которого, судя по всему, красота собеседницы произвела большое впечатление.

   Чуть заметно поколебавшись, женщина легким движением освободилась от птицы.

   – Лета, Гро Леон!

   Захлопав крыльями, птица вспорхнула на верхушку мачты, где находился «неловкий матрос», и со всей силы прокаркала:

   – Simagrées! Sardanapale[1]!

   Рыцарь поднял к небу свое обветренное лицо и посмотрел на птицу-пересмешницу.

   – Эта забавная пичуга – ворон или сорока? – спросил он.

   – Нет, мессир, ни то, ни другое. Она из породы галок, но прежде всего, это друг, самый смелый и верный друг, – ответила молодая женщина и добавила:

   – Я готова следовать за вами, мессир.

   Если иерусалимского рыцаря и удивил ответ пассажирки, которая говорила о птице как о разумном существе, то он из вежливости ничем этого не показал.

   Когда молодая женщина проходила рядом с бизань-мачтой, судно качнуло, и она потеряла равновесие. Она ударилась бы головой о высокие, искусно отделанные перила, если бы рыцарь не подхватил ее твердой рукой. Оглушенная женщина невольно прижалась лбом к кирасе. Рыцарь задержал ее на мгновение дольше, чем нужно. Она резко высвободилась.

   – Благодарю, мессир…

   Ее бледность обеспокоила молодого человека.

   – Вам нехорошо, сударыня. Средиземное море может быть очень жестоким к тем, кто не привык к скачкам его настроения…

   – Я чувствую себя превосходно, мессир. Не будем заставлять ждать его преосвященство! – сухо возразила она.

   Рыцарь поклонился и, вновь взяв на себя роль проводника, направился к «цитадели», находившейся в конце верхней палубы.

   – Княгиня Фарнелло! – шепнул он на ухо вооруженному стражнику, стоявшему в коридоре возле резной деревянной двери.

   – Надо посмотреть, закончил ли его преосвященство молитву!

   Сержант удалился в комнату, но почти сразу же вышел, и в ту же минуту раздался звучный голос:

   – Войдите, дочь моя!..

   В сопровождении рыцаря Зефирина, княгиня Фарнелло, вошла в самую просторную комнату на корабле.

   Справа стояла кровать под балдахином, в центре на ковре возвышался массивный стол, на котором лежали пергаментные свитки и морские карты. Слева, под распятием, находилось кресло черного дерева и скамеечка для молитвы.

   Когда Зефирина вошла, со скамеечки поднялся мужчина лет шестидесяти с коротко остриженными волосами, седеющей бородой. Лицо его было сурово, однако при виде посетительницы оно осветилось улыбкой.

   Это был Вилье де Лиль-Адан, великий магистр ордена святого Иоанна Иерусалимского[2].

   – Довольны ли вы тем, как вас разместили, дорогая княгиня? – спросил Вилье де Лиль-Адан, знаком приказав выйти рыцарю и вооруженному слуге.

   Зефирина склонилась в реверансе, благодаря великого магистра.

   – Заботами вашего преосвященства моего ребенка, моих людей и меня разместили в великолепной каюте… «Не такой роскошной, как эта», – чуть было не добавила Зефирина, чья природная дерзость придавала ей особое очарование и была хорошо известна всем знавшим ее.

   – Прекрасно. Если вам что-либо понадобится, сразу же предупредите Фолькера, рыцаря из нашего братства, которого я посылал за вами. Это прекрасный молодой человек, он из семьи Хозертаунфен, насчитывающей шестнадцать поколений дворян, как и положено по уставу нашего ордена.

   Продолжая говорить, Вилье де Лиль-Адан указал княгине Фарнелло на стул с высокой спинкой, а сам сел в кресло под распятием.

   Глава ордена выглядел величественно, в черной сутане иерусалимских рыцарей и в красной кирасе с восьмиконечным крестом на одной стороне груди и геральдическими лилиями на другой.

   Зефирина с признательностью смотрела на этого человека, который после ужасной катастрофы в Этне[3] приютил ее у себя на Мальте и вместе с маленькой дочерью Коризандой поручил заботам братьев – врачей, которые спасли их от гнилой лихорадки, грозившей смертью им обеим.

   – Если Богу будет угодно, дней через тридцать мы достигнем берегов Испании, – произнес Вилье де Лиль-Адан. – Капризные ветры Средиземноморья, кажется, благоприятны для нас. У нас четыре галеры, которые обеспечивают нашу охрану, так что, думаю, неверные не осмелятся напасть на нас…

   Великий магистр откашлялся, и Зефирина поняла, что сейчас он скажет то, для чего позвал.

   – Дочь моя, что вам делать в Валенсии? Ваша судьба связана с Францией. Почему бы вам не отправиться туда? Я готов высадить вас в Марселе. И даже дать несколько рыцарей, которые бы проводили вас до Турени…

   Зефирина кусала себе губы, чтобы не закричать, Франция… Долина Луары… Победа Франциска I при Мариньяне… «Золотой лагерь»[4]. Ее жизнь, жизнь девушки, избалованной отцом и ненавидимой мачехой Доньей Герминой де Сан-Сальвадор… Все эти события были такими далекими и одновременно такими близкими.

   Ужасная болезнь, терзавшая ее в течение долгих месяцев на Мальте – с бредом, горячкой и беспамятством, сделала Зефирину очень ранимой.

   На глаза навернулись слезы. Она попыталась овладеть собой.

   – Вернуться во Францию вдовой, ваше преосвященство… носить, словно старуха, траур по супругу, смириться с исчезновением сына… Нет… Я хочу искать справедливости у короля Испании.

   Волнение было слишком велико. Она с трудом удержалась от рыданий.

   Вилье де Лиль-Адан добродушно взирал на молодую двадцатилетнюю женщину, такую прекрасную и бесстрашную. Он видел на этом тонком лице следы глубоких потрясений: после поражения в битве при Павии отец заставил ее выйти замуж за итальянского князя Фульвио Фарнелло, «спесивого кривого ломбардца» по прозвищу «Леопард».

   Боже, она так ненавидела своего мужа, что сбежала от него, а затем с презрением отвергала все его попытки к примирению, но в один прекрасный день узнала в нем незнакомца из «Золотого лагеря»… и признала свое поражение! Она стала женщиной в его объятиях на Сицилии, в их владениях, где им пришлось после разграбления Рима скрываться от гнева Карла V.

   Забыв о войне и борьбе партий, князь и княгиня Фарнелло познали один короткий год счастья.

   Зефирина ждала ребенка. И, поскольку, она всегда поступала не так, как все, на свет появились двое близнецов: Коризанда и Луиджи.

   Князь Фарнелло чуть не лишился разума от гордости и счастья.

   Шесть дней спустя после рождения детей армия Карла V атаковала дворец Фарнелло, чтобы покарать мятежного князя, который, поддержав Священную лигу папы и Франциска I, осмелился восстать против императора. Во время боя началось извержение вулкана Этна, обратившее испанцев в бегство и вынудившее осажденных бежать морем.

   Вот тогда и произошло самое ужасное.

   ЛУИДЖИ ИСЧЕЗ ИЗ КОЛЫБЕЛИ!

   Отправившись на его поиски, князь Фульвио так больше и не вернулся. Потоки кипящей лавы приближались к сицилийскому дворцу. Зефирину, прижимавшую к сердцу дочь Коризанду, силой посадили на лодку.

   Она получила приют у рыцарей госпитальеров, которым также пришлось покинуть Родос после ужасной битвы с султаном Сулейманом и искать убежища на «арабском озере» – другими словами, на Средиземном море. Счастье Зефирины, что она обрела в лице Вилье союзника, обладающего хоть какой-то властью.

   В бреду она бормотала одно и то же:

   – Фульвио… Луиджи…

   Когда-то, в году 1524, в Италии великий магистр познакомился с князем Фульвио Фарнелло. Это произошло до женитьбы его на Зефирине. Очарованный обаянием князя Фарнелло, его смелостью и умом, столь же своеобразным, сколь просвещенным, Филипп Вилье де Лиль-Адан сохранил о нем впечатления как о человеке необыкновенном.

   Тронутый страданиями молодой вдовы и обеспокоенный тем, что она без конца повторяла: «…они живы… я чувствую… я знаю… мой муж жив… и сын тоже, его похитили», Вилье попытался вразумить ее:

   – Но, дорогая княгиня, необходимо признать очевидное… Вулкан все уничтожил. От Сиракуз до Катаньи все опустошил вулкан.

   – Они живы… Я чувствую это…

   Не успев еще восстановить силы, Зефирина хотела вернуться в Сицилию, чтобы начать поиски мужа и сына. Желая успокоить ее, великий магистр послал двух рыцарей навести потихоньку справки. Днем позже они вернулись, не узнав ничего конкретного, но обнаружив след, дающий слабую надежду: люди видели, как в порту, чудом уцелевшем от извержения, на испанскую галеру взошла какая-то женщина в черной вуали в сопровождении карлика.

   – Донья Гермина де Сан-Сальвадор… Моя мачеха… А с ней Каролюс… – простонала Зефирина. – Не было ли у нее на руках младенца?

   Об этом, к сожалению, рыцари ничего не могли сказать. Но зато они раздобыли другие сведения у одного человека, принадлежавшего к мафии (тайное общество). У этого мафиози в бухточке был домик. Он утверждал, что его разбудил шум сражения: высокий безоружный человек отбивался кулаками от дюжины солдат Карла V. Те с большим трудом взяли над ним верх и, связав, бросили в лодку. Мафиози полагал, что «товар» ожидает с другой стороны бухты легкая «carabo a vela»[5] поскольку заметил три мачты, покачивающиеся на волнах при свете луны.

   Он бросился за подмогой, но предрассветное море было спокойным и пустынным, а на горизонте – ни паруса.

   Промахнувшаяся чайка ударила крылом в иллюминатор каюты.

   Зефирина нервно подскочила. Вилье де Лиль-Адан, который не желал прерывать молчания, чтобы не нарушить ход ее мыслей, мягко проговорил:

   – Вы отважная женщина, княгиня Фарнелло. Если такова ваша воля, то я попытаюсь помочь вам, хотя и не одобряю этого… Дитя мое, как вы рассчитываете получить доступ к императору?

   Зефирина провела по лбу исхудалой рукой. После болезни ее мучили головные боли и обмороки.

   По словам Фульвио, она была самой образованной и умной женщиной своего поколения, но теперь чувствовала себя отупевшей.

   – Я думаю, – начала с усилием Зефирина, что пойду ко двору и попрошу аудиенцию у его величества и… объясню ему суть дела…

   – Тс-с-с, – Вилье де Лиль-Адан поднялся и принялся расхаживать взад-вперед под распятием. – Карл V то в Толедо, то в Вальядолиде… Все время в путешествиях, с ним только небольшой эскорт, дитя мое. Дело в том, что его католическое величество не путешествует по-королевски со всем двором, мебелью, посудой…

   Великий магистр иерусалимских рыцарей взглянул на распятие и, помолчав, продолжил:

   – Я собираюсь увидеться с императором, чтобы попросить у него пристанища на Мальте для нашего ордена. Он единственный, кто обладает для этого властью.

   – Ваше преосвященство возьмет меня с собой к Карлу V? – попросила Зефирина, преисполняясь надеждой.

   Вилье де Лиль-Адан, остановившись, покачал головой.

   – Должен напомнить вам, дочь моя, что орден братьев госпитальеров приносит тройной обет послушания, бедности и целомудрия…

   При этих последних словах Зефирина, не выдержав, покраснела. Филипп Вилье де Лиль-Адан лукаво усмехнулся, заметив смущение собеседницы.

   – Мы, дорогая княгиня, прежде всего монахи, воины христовы, и я сильно сомневаюсь, что император, который очень строг в вопросах религии, будет доволен, увидев, как я схожу с корабля в сопровождении столь молодой и красивой женщины…

   Замешательство Зефирины стало еще более заметным. Великий магистр снова принялся прохаживаться возле иллюминатора. В голубой морской дали Зефирина заметила белую пенную струю.

   – Нет, думаю, у меня есть лучшее предложение для вас, дитя мое. Вы не задавались вопросом, почему мы назвали этот корабль «Святая Маргарита»?

   Вилье де Лиль-Адан понизил голос:

   – У нас будет что-то вроде свидания с мадам Маргаритой…

   Зефирина вытаращила глаза:

   – Ваше преосвященство хочет сказать, что… герцогиня Алансонская… родная сестра короля…

   – Да, княгиня Фарнелло, я доверяю вам государственную тайну. Маргарита Ангулемская, в ближайшем будущем королева Наваррская, «Маргарита из Маргарит», жемчужина из жемчужин[6]… Принцесса Маргарита – гордость семьи Валуа, должно быть, уже взошла на корабль в Эг-Морте. В этот самый момент она плывет в Испанию. Ее королевское высочество намеревается вымолить у императора Карла помилование для своего брата!

   Несчастье эгоистично. За своими бедами Зефирина совершенно забыла, что король Франциск I все еще томится в плену у Карла V в Мадриде!

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ЗОЛОТОЕ РУНО

ГЛАВА I
КРОВАВАЯ РОЗА

   Зефирина в задумчивости направилась в предоставленную ей каюту. Уже в коридоре были слышны вопли Коризанды.

   Юная мать вихрем ворвалась в каюту. Эмилия и мадемуазель Плюш передавали друг другу младенца, пытаясь его успокоить.

   – Soupons! Sauvage[7]! – каркал Гро Леон, не стесняясь высказывать свое мнение об этом избалованном ребенке.

   – Она больна? – обеспокоенно спросила Зефирина, взяв девочку на руки.

   – Ничего подобного, черт побери, мамзель Зефи, у нее есть характер, у маленькой чертовки, в точности как у вас в ее возрасте! – заявил гигант Ла Дусер – этот исполин, воспитавший княгиню Фарнелло, так и называл ее мамзель Зефи.

   В объятиях матери Коризанда успокоилась.

   – Она хорошо поела? – продолжала расспрашивать Зефирина.

   – Об этом можете не беспокоиться, сударыня… Я в трюме подоила Розали, и наша маленькая княгиня все выпила, – заверила Эмилия.

   «Коза Розали!»… Зефирина вздохнула. Из-за лихорадки ей пришлось прекратить кормление ребенка. Ее молоко стало опасным для девочки, и пришлось взять в кормилицы одну толстую мальтийку.

   Молоко этой доброй женщины пошло на пользу Коризанде, но, к сожалению, Зефирина не смогла уговорить ее оставить остров. Тогда Ла Дусеру пришла в голову мысль взять козу. Он заявил: «Будь ты хоть распоследним дураком, совсем пропащим человеком, для тебя нет лучшего молока, чем козье. Я сам вырос на нем, и, пусть отвалятся рога у всех обманутых женами болванов, мамзель Зефи увидит результат своими глазами!»

   Надеясь от всей души, что вскормленная козьим молоком маленькая княгиня не усвоит манеру выражения исполина, мадемуазель Плюш изготовила деревянный сосуд, горлышко которого было закрыто тканью, позволяющей молоку сочиться капля по капле. Коризанда быстро привыкла к нему и сосала с аппетитом.

   – Да уж, сударыня, мне кажется, что наша дорогая малышка не ценит своих хрустальных слезок, столь мучительных для наших сердец, – всхлипнула Артемиза Плюш.

   От малейшей качки почтенная дуэнья бледнела и зеленела.

   С неподдельной нежностью Зефирина утешила ее как могла и посоветовала прилечь.

   – Увы! Когда я стою, ноги подкашиваются, когда лежу, задираются кверху… Что за дьявольщина эта вода!.. – вздохнула несчастная Плюш.

   Однако же она легла на кровать.

   – Ваша светлость не голодны?

   Эмилия устроила нечто вроде шкафчика для провизии в сундучке из-под одежды.

   – Нет, благодарю…

   У Зефирины не было аппетита.

   – Вам нужно подкрепиться, малышка. Если хотите показать где раки зимуют этой скотине, этому болвану, этой заднице под номером пять!

   Усевшись на сундук, Ла Дусер принялся надраивать до блеска свою шпагу.

   Все еще держа на руках Коризанду, которая теперь мурлыкала от удовольствия, Зефирина в свою очередь прилегла на кровать под балдахином. С другой стороны, не шевелясь, словно Мертвая, лежала Артемиза Плюш. Все преданные слуги разместились в каюте своей хозяйки. «На море, как на море», – заявила Зефирина.

   Было решено, что несравненная Плюш будет спать в центре единственной кровати между Эмилией (место возле стены) и Зефириной (рядом с ивовой колыбелью дочери).

   Ла Дусер, этот старый великан, герой Мариньяна, возьмет подушку и воспользуется ковриком возле кровати. Пикколо, молодой оруженосец, либо ляжет на одеяле в коридоре, либо спустится на нижнюю палубу, где переночует с моряками в смешной висячей кровати, позаимствованной мессиром Христофором Колумбом у испанских индейцев. Матросские команды из цивилизованных стран приспособили гамак туземцев для отдыха на своих кораблях.

   Испуганный Пикколо предпочел коридор этим сатанинским качелям.

   Что же касается Гро Леона, то и для него, конечно, нашелся насест рядом с кроватью хозяйки: в данном случае его роль сыграли спицы перевёрнутого корсажа. Однако первую ночь галка предпочла провести снаружи. Недоверчивая птица спала вполглаза и, нахохлившись на вантах, бормотала:

   – Saumon! Saumatre[8]!

* * *

   С тех пор как Зефирина приехала на Мальту, из всех средств к существованию у нее остались лишь несколько драгоценностей, захваченных в последний момент. Она не могла больше платить жалованье своим людям.

   Ни один из них не огорчил хозяйку упреками. А о том, чтобы оставить молодую вдову с ребенком, они даже и не помышляли.

   Каждый чувствовал, что на него возложена священная миссия: в отсутствие князя Фарнелло защищать его жену и… всеми средствами пытаться вернуть маленького Луиджи, бесчестно похищенного, ибо в отношении самого Фульвио они не разделяли надежд Зефирины. Они видели объятый пламенем дворец, в котором исчез вслед за своим хозяином и верный Паоло.

   Только одна из служанок, Карлотта, встретила на Мальте родственную душу в лице каменотеса. Ее сердце не устояло перед мольбами влюбленного. С благословения Зефирины счастливая Карлотта осталась на острове.

   Как раз перед отплытием Зефирине удалось продать одно из своих колец, крупный сапфир в брильянтовой оправе большой ценности.

   Это был подарок Фульвио, но Зефирине не хотелось быть в тягость великому магистру.

   Выручив от продажи десять тысяч цехинов, Зефирина, успокоившись насчет ближайшего будущего, закрылась в своей каюте. Ла Дусер вышел подышать воздухом на палубу. Зефирина воспользовалась этим, чтобы снять корсаж, кринолин, баскины из негнущейся ткани, и осталась в одной лишь рубашке из тонкого полотна.

   Пока Эмилия расчесывала ее пышные, несмотря на болезнь волосы, Зефирина наклонилась, чтобы поцеловать Коризанду.

   Девочка была великолепна – забавна и своенравна, уже очень смышленая и живая. Волосы ее были того же рыжего оттенка, что и у матери. В который раз, лаская их, Зефирина подумала о Луиджи, о малыше, которого видела всего шесть дней его жизни… которого у нее украли по прошествии этих шести дней…

   На затылке Коризанды пальцы Зефирины нащупали красное пятнышко в форме цветка, украшавшего ее нежную кожу. Словно предусмотрительная судьба избрала этот знак, чтобы отметить навсегда ее близнецов. У Луиджи было такое же пятнышко за ухом… КРОВАВАЯ РОЗА.

ГЛАВА II
ТРЮМ «СВЯТОЙ МАРГАРИТЫ»

   Впервые за долгое время Зефирина, стиснутая Плюш так, что нечем было дышать, спала очень хорошо.

   Преследовавшие ее жуткие кошмары, в которых Фульвио исчезал в языках пламени, а ужасная тень доньи Гермины завладевала Луиджи, уступили место потрясающему видению:

   Зефирина едет верхом по парку ломбардского дворца Фарнелло, вдыхая ароматы акантов и жасмина. Как гордая амазонка, она скачет бок о бок с Фульвио. Князь задает ей один из своих излюбленных научных вопросов, которые вызывали между ними долгие споры.

   – Дорогая моя… Десять первых чисел обладают потрясающими свойствами, особенно число десять, или декада. Даже сама душа является числом, которое движется! Что скажет дорогая супруга по поводу этого принципа Пифагора?..

   Зефирина отвечает:

   – Пифагор? Я ничего больше не знаю, любовь моя… Представь, я стала идиоткой…

   Она не испытывает ни малейшего огорчения, напротив, ее охватывает восторг.

   – «Идиотка! Идиотка!», – хохочет она. Раздаются радостные крики: «Мама… Папа…»

   Их догоняют двое прекрасных детей, лихо пустивших своих пони в галоп.

   – Фульвио… Это Коризанда и Луиджи. Луиджи вернулся!..

   Вскрикнув от счастья, Зефирина проснулась. Комната утопала в солнечных лучах. Мадемуазель Плюш была совершенно неспособна подняться с кровати.

   Зефирина стала ухаживать за своей бедной дуэньей. Она смочила ей виски винным спиртом и пообещала спросить еще какое-нибудь средство у экипажа.

   В своей корзинке щебетала в ожидании завтрака Коризанда. Вскоре с молоком Розали вернулся Ла Дусер. С большим удовольствием Зефирина сама покормила дочь. Затем тоже выпила молока, а Эмилия тем временем пошла за самой ценной на корабле жидкостью – пресной водой, которую и принесла в двух оловянных кувшинах.

   Зефирина умылась. С помощью Эмилии надела платье, такое же простое, как и накануне. В туго зашнурованном корсете, с волосами, расчесанными на прямой пробор, в маленьком турете[9] в форме сердца, позволяющем видеть ее золотистые косы, Зефирина выглядела очаровательно.

   Такого мнения придерживалась Эмилия, заявив:

   – Сударыня сегодня утром выглядит, словно восемнадцатилетняя послушница…

   В сопровождении Гро Леона, порхавшего над чепцом, Зефирина спустилась прогуляться на заднюю палубу. Прежде чем сделать несколько шагов, она бросила взгляд на рангоут. На мачтах, где раздувались от ветра паруса, она увидела улыбающихся марсовых, приветствующих ее с дружеской простотой, присущей всем морякам.

   Зефирина несколько раз вдохнула полной грудью. В отличие от Плюш, морской воздух приободрил ее. Она привыкла к качке, которая даже стала ей нравится. Она с интересом разглядывала косяк дельфинов, следовавший за судном, когда за спиной раздался голос рыцаря Фолькера.

   – Ваша светлость хорошо спали?

   – Превосходно, мессир…

   – Не нужно ли чего-нибудь вашей светлости?

   – Ничего, мессир, только немного покоя возле этой необъятной синевы, – сказала Зефирина.

   Ответ был не из самых любезных. Но он не обидел рыцаря, который продолжал:

   – Его преосвященство приказал мне находиться в вашем распоряжении, сударыня. Что вам угодно?

   «Хочу спокойствия и, прежде всего, не разговаривать с вами», – чуть было не вырвалось у Зефирины.

   Фолькер смотрел на нее с восхищением. Под этим мужским взглядом Зефирина внезапно обрела женскую интуицию и ответила:

   – Что ж, дайте мне руку, мессир, и прогуляемся на солнышке.

   Рыцарь не заставил просить себя дважды.

   Они прогуливались по палубе, и после того, как были обсуждены обычные банальности, Фолькер счел своим долгом объяснить Зефирине названия всех парусов – марселя, брамселя, как малого, так и большого бом-брамселя, не забыв о швартовых и о новом парусе на бушприте…

   В конечном итоге беседа оказалась не лишенной интереса и отвлекла Зефирину от мрачных мыслей…

   Подул восточный ветер: он пришел из Африки[10] и был сухим и горячим.

   Рыцарь предупредительно осведомился:

   – Может быть, ваша светлость желает укрыться от ветра? Не хотите ли осмотреть конюшни, парадных и боевых коней?

   – Почему бы нет…

   Хорошая наездница, Зефирина понимала разницу между лошадьми для парада и для войны.

   Рыцарь повел княгиню на нижнюю палубу.

   Он так был поглощен своим ухаживанием, что не заметил, как чья-то тень проскользнула за ними.

   – Sangdieu! Sardanapale[11]!

   Это каркал Гро Леон, взгромоздившись на снасти. Птица покружилась над палубой, а затем спикировала к роскошным каютам.

   Зефирине казалось, что они спускаются к самому килю. Фолькер показал ей все. Молодая женщина восхищалась устройством судна. Она поняла, какими пользуется привилегиями, живя словно в раю, когда увидела всех этих несчастных людей, набившихся на нижней палубе. Запах здесь стоял невыносимый, поскольку пассажиры справляли свои естественные потребности там, где их застигала нужда, и довольствовались тем, что смывали за собой, плеснув ведро морской воды.

   Осмотрев камбуз, отсек с провизией, молодые люди вернулись к «стойлам». Зефирина погладила Розали, которая заблеяла от радости. В следующем отсеке, освещенном через отверстия для пушек, располагалась конюшня.

   Перед глазами Зефирины предстало настолько отвратительное зрелище, что она отпрянула. Около сорока лошадей были подвешены к потолку при помощи ремней, пропущенных у них под брюхом. Ноги несчастных животных болтались в двух шагах над подстилкой: видеть подобную возмутительную жестокость было невыносимо.

   И, в довершение к этому варварству, конюхи стегали лошадей, а те вздрагивали и жалобно ржали.

   Зефирина пробормотала:

   – Почему с ними так жестоко обращаются?

   Фолькер не понял, о чем идет речь, а потом объяснил:

   – Напротив, это весьма гуманно. Лошади, сударыня, очень плохо переносят море. От качки они могут упасть или, хуже того, пораниться, поэтому мы привязываем их к потолку…

   – Но зачем стегать их? – возмутилась Зефирина.

   – Чтобы они совсем не одеревенели… Взгляните: Паша, мой боевой конь, очень доволен…

   И, подойдя к большому жеребцу темно-рыжей масти, рыцарь схватил хлыст, находившийся тут же на вешалке, и принялся сначала слегка, а затем все сильнее и сильнее стегать его по крупу. И в самом деле, казалось, своим ржанием конь благодарит хозяина.

   После этого визита Фолькер повел Зефирину в винный погреб.

   – Сударыня, вы мне позволите предложить вам кубок мальвазии или токайского? – Превосходное средство против морской болезни.

   Зефирина подумала о бедной Плюш.

   – Я охотно отнесла бы его своей компаньонке. Она слегла и сильно страдает…

   Рыцарь Фолькер зажег свечу и повел молодую женщину к бочкам. Он взял два оловянных кубка, висевших на перегородке, и как человек, хорошо ориентирующийся в погребе, направился прямо к бочонку с токайским. Зефирина услышала, как заполняются сосуды. Затем рыцарь вернулся и протянул один из кубков молодой женщине.

   – Пусть это путешествие принесет вам счастье, княгиня Фарнелло…

   Он усадил Зефирину на пустой перевернутый бочонок, сам же, оставшись стоять, принялся разглагольствовать о подстерегающих опасностях и суевериях моряков.

   – Знаете ли вы, сударыня, почему запрещается свистеть на борту кораблей? Потому что это вызывает сильный ветер и бурю…

   Голос рыцаря журчал и был не лишен приятности. Не думая ни о чем, Зефирина пила маленькими глотками. Действительно, токайское пошло ей на пользу, дало ощущение силы и приятным теплом разлилось по телу.

   Продолжая говорить, Фолькер взял пустой кубок Зефирины и направился к бочонку, чтобы вновь наполнить его.

   – Нет, нет, мессир… А то у меня голова закружится! – проговорила молодая женщина со смехом.

   Мерцающее пламя свечи внезапно погасло. В темноте Зефирина услышала шум, словно кто-то наткнулся на какое-то препятствие. Слегка обеспокоенная, она прошептала:

   – Мессир Фолькер, где вы?

   Совсем рядом послышался шум крадущихся шагов. Ощутив внезапную ярость, она теперь вполне понимала, чего хочет рыцарь.

   «Обет целомудрия»… Однако брат госпитальер не слишком с ним считается!

   Чья-то рука схватила ее за горло. Это было не ласковое прикосновение влюбленного, а смертельная хватка убийцы. Зефирина почувствовала злобное дыхание. Кто-то покушался на ее жизнь.

   С силой, которую она в себе даже не подозревала, Зефирина в полной тишине отбивалась от нападающего на нее человека. Пытаясь задушить ее, убийца потянул за цепочку от драгоценного медальона, который она носила на шее.

   – Ко мне… на помощь! – Удалось ей крикнуть.

   Толстая ручища легла на рот, заглушив ее крик. На своих губах Зефирина ощутила прикосновение мерзкой бородавки.

   Она была слишком слаба, чтобы сопротивляться. Убийца неумолимо тащил ее за бочки с мальвазией, чтобы закончить там свое грязное дело.

ГЛАВА III
ТАЙНА ЗЕФИРИНЫ

   – Есть здесь кто-нибудь?

   – Разрази меня гром, это здесь!

   – Тысяча чертей, свечу!

   – Ради всех святых, сударыня?

   – Проклятье! Крошка!

   Ла Дусер, Пикколо, Гро Леон и матрос Гароно ворвались в погреб.

   – Мамзель Зефи… Мамзель Зефи, отзовитесь! – вопил Ла Дусер.

   – Здесь! Здесь! – Гро Леон кружил над бочками.

   Трое мужчин бросились туда. Зефирина без движения лежала на полу. Пикколо взял ее на руки. Ла Дусер бормотал:

   – Малышка моя… Неужели этот недоделанный рыцарь убил ее?..

   Великан всхлипнул. Пока трое мужчин занимались Зефириной, слушали, стучит ли сердце, смачивали виски остатками токайского, убийца, словно змея, проскользнул за бочками и выскочил в люк. Напрасно Гро Леон закаркал:

   – Saumure! Satan[12]!

   Когда Гароно и Пикколо бросились в погоню, было уже слишком поздно, убийца испарился.

   Трое спасителей отыскали рыцаря Фолькера. У несчастного был сильно рассечен лоб. Он потерял много крови, видимо, от удара палкой.

   Зефирина постепенно приходила в себя. Первым ее движением было нащупать драгоценный медальон, чтобы убедиться, что он все еще у нее на груди. Успокоенная, она положила голову на плечо Ла Дусера, который понес ее в каюту.

   – Мой милый Ла Дусер… Ты опять появился, чтобы спасти мне жизнь…

   – Вот уж нет, мамзель Зефи, это Гро Леон поднял шумиху, храбрый парень Гароно встревожился, Пикколо послал за мной… Я, старый дурак, позволил вам шататься одной, теперь я от вас ни на шаг не отстану, черт меня побери!

   Ла Дусер внезапно замолчал. Среди всеобщего шума – криков ожившей мадемуазель Плюш, испуганной Эмилии, Коризанды, которая вопила, чтобы не отстать от остальных, карканья Гро Леона – в комнате послышался голос великого магистра Вилье де Лиль-Адана, очень встревоженного новостью.

   – Я приказал обыскать весь корабль, дочь моя… но если вы не можете описать того, кто напал на вас, сомневаюсь, что мы найдем его… Как вы себя чувствуете, дитя мое?

   – Гораздо лучше, ваше преосвященство…

   Зефирина попыталась встать.

   – Не шевелитесь… Возможно кровотечение…

   Вилье де Лиль-Адан сел на табурет; прощупав Зефирине пульс, он прошептал:

   – Будьте осторожны, дитя мое. Видимо, в этом необъятном мире у вас есть опасный враг, и он на борту. Словно крыса, он сейчас забился в нору. Вы должны выходить из каюты только в сопровождении кого-нибудь. По моему приказу два вооруженных слуги будут охранять вашу дверь. Кроме как убить вас… хотел ли еще чего-нибудь этот человек? – осторожно осведомился Вилье де Лиль-Адан.

   Зефирина чуть было не доверила тайну великому магистру. В медальоне, который она носила на груди и который Фульвио подарил накануне ее бегства с Этны, находился талисман, принадлежащий семьям Сен-Савен и Фарнелло: три металлические пластинки, три изумрудных колье, с таинственными надписями, указывающими путь, как считали молодые супруги, к сокровищам Саладина[13].

   Фульвио вручил их Зефирине с нежными словами: «Спрячь это на своей роскошной груди, cara mia. Не расставайся с ним ни днем, ни ночью, не рассказывай о нем ни одной живой душе, талисман Саладина принадлежит тебе по праву. А пока, пусть тебе не все понятно, береги его, как зеницу ока, для наших детей…»

   Зефирина полностью доверяла Вилье де Лиль-Адану, но с мудростью, поразительной для двадцатилетней женщины, она предпочла обойти этот вопрос:

   – Я думаю, ваше преосвященство, что… этот человек покушался на мою честь.

   Вилье де Лиль-Адан побледнел. Насильник на борту судна, принадлежащего рыцарям, служителям Господа. Какой стыд!

   – Святым Иоанном, нашим покровителем клянусь, княгиня Фарнелло, что если мы найдем негодяя, в присутствии всей команды его руки будут прибиты к мачте, язык пронзен кинжалом, и, прежде чем бросить его в море, ему выльют на голову кипящую смолу…

   Дав это обещание, вызвавшее у Зефирины отвращение, Вилье де Лиль-Адан откланялся.

   Зефирина же, которая, казалось бы, должна была волноваться, успокоилась. Убийцу не нашли, что избавило ее от зрелища, обещанного великим магистром. Но, самое главное, Зефирина теперь была уверена, – донья Гермина жива. Это она подослала головореза, чтобы убить ее!

   У Зефирины было доказательство, что ее мачеха по-прежнему упорствует в своей ненависти. Но молодая женщина была счастлива. Если донья Гермина жива, значит, Луиджи – тоже.

   Единственное, что оставалось непонятным: это она преследует донью Гермину или же донья Гермина охотится за ней. Минуло несколько дней, когда можно было не опасаться за жизнь рыцаря, и очень бледный Фолькер появился на палубе. Лоб его украшала большая повязка, и теперь у несчастного пропало всякое желание любезничать.

   Неверные варвары предприняли несколько попыток атаковать флот ордена. Обе стороны обменялись пушечными залпами, чтобы продемонстрировать свое господство на Средиземном море, но ни одно из ядер не достигло цели.

   Не считая этих происшествий, в целом плавание прошло довольно спокойно. Благодаря своей хозяйке, мадемуазель Плюш открыла целебные свойства токайского. Она провела остаток путешествия в постели, и никто не знал, являлась ли тому причиной качка, или доброй Артемизе представился прекрасный случай отдать должное своей слабости к Бахусу.

   На двадцать восьмой день плавания, когда Зефирина с Коризандой находились в каюте, рыцарь Фолькер, к которому стали возвращаться повадки дамского угодника, постучал в дверь.

   – Сударыня… видны берега Испании.

ГЛАВА IV
ВАЛЕНСИЙСКИЙ НИЩИЙ

   Если и существовало в начале XVI столетия место, где путешественник пожелал бы остаться навсегда, то это была, конечно, восхитительная Валенсия.

   Все там утопало в зелени: зеленые деревья, зеленая трава, виноградники и пальмы.

   Regalada – так называли ее арагонцы, Зефирина переводила это как «Дарованная земля».

   Едва она ступила на берег, опьяняющие ароматы лимонных, апельсиновых, тутовых деревьев наполнили ее новыми силами.

   Расположенная в долине Лирии, похожая на клубочек, свернувшийся на правом берегу Турии, или, как называли ее арабы «Белой реки», Валенсия была изумительным городом, чьи улочки вычерчивали своенравные пируэты.

   Великий магистр совершил высадку во главе двадцати рыцарей, оседлавших своих боевых коней. Чтобы соблюсти приличия, необходимые Вилье, Зефирина следовала за ними в портшезе, а ее люди – на мулах. Двое этих мощных животных тянули маленькую повозку, где находились походные сундуки и… Розали.

   Проезжая в портшезе по городу, Зефирина заметила огромное количество памятников, напомнивших ей, что Валенсия находилась в руках мавров до 1238 года, когда Иаков I, король Арагона, по прозвищу «El Conguistador», вернул его христианскому миру.

   – Да, сударыня, вы вновь стали думать о своих бесценных занятиях, и мне это очень приятно. Значит, вы поправляетесь, – заявила Плюш.

   Она держала на руках Коризанду. Гро Леон спал.

   – Вы тоже, милая Артемиза! Токайское спасло вам жизнь! В багаже я обнаружила несколько кувшинов. Разумеется, я оставила их на борту! – с серьезным видом ответила Зефирина.

   – Святая дева! Вы не могли этого сделать! Мой бедный больной кишечник и моя изжога вновь возьмутся за старое. Портшез качается, словно ореховая скорлупа на волнах, среди которых мы недавно находились, – захныкала несчастная мадемуазель.

   – Soib! Soib![14] – каркнул в подтверждение Гро Леон.

   Не зная, смеяться или жалеть свою любимую компаньонку, Зефирина вынула один кувшин, спрятанный в корзине.

   – Успокойтесь, милая Плюш, я подумала о вашей изжоге.

   Наполнив кубок токайским, молодая княгиня собиралась уже протянуть его мадемуазель Плюш, но замерла, увидев процессию вымаливающих прощения грешников. На головах у них были высокие капюшоны, одеты они были в широкие рубахи. Они с покаянными воплями до крови бичевали себя, направляясь к собору.

   Портшез Зефирины вынужден был остановиться около готического портала, чтобы пропустить их. Несчастный нищий, бедный горемыка, потерявший руку и ногу, умолял:

   – Сжальтесь! Один реал! Я голоден и хочу пить…

   – Возьмите, добрый человек.

   Зефирина отодвинула занавески на портшезе. Одноногий несчастный устремился за подаянием. Молодая женщина вложила ему в руку несколько монет, которые нашла в кармане, затем протянула кусок хлеба с салом и кубок вина.

   – Мое токайское! – запротестовала Артемиза.

   Под негодующим взглядом Зефирины дуэнья мгновенно притихла.

   – Благослови вас Господь, сударыня, – прошептал бедняга.

   Он выпил кубок до дна и, протянув его Зефирине, с жадностью принялся за ломоть хлеба.

   Процессия прошла. По знаку Ла Дусера портшез тронулся в путь. И тут ужасный звериный крик заставил окаменеть Зефирину и ее спутников.

   Нищий повалился на землю, на губах его выступила зеленая пена, он выл:

   – Ко мне… умираю… внутри огонь… Ах, сударыня… это дурно… Гореть вам в аду… Отравить… несчастного… попрошайку… Священника… я хочу священника… Ааа…

   Зефирина, объятая ужасом, вышла из портшеза. Пикколо, Эмилия, Ла Дусер бросились на помощь несчастному, Зефирина заметила фонтан. Она зачерпнула воды, но когда вернулась, нищий уже был мертв. Лицо его исказила гримаса. Вокруг них начала собираться толпа. Зефирина ощущала на себе злобные, недоверчивые взгляды. Все видели, как молодая женщина подала несчастному кувшин вина и ломоть хлеба.

   К ним уже спешил священник из собора. Зефирина со слезами на глазах на очень хорошем испанском рассказала, что произошло. У нее хватило сообразительности высказать предположение, что нищий, видимо, поперхнулся хлебом.

   Она назвала себя. Титул княгини оказал магическое действие на служителя Господа.

   После того как долгое объяснение, казалось, было почти закончено, в разговор вмешались два монаха, чьи зеленые кресты инквизиции, нашитые на плечах, заставили вздрогнуть Зефирину: Кто не слышал об огромной власти инквизиции в Испании? Зефирина знала, что они могут заточить ее со всей прислугой в каменном мешке.

   – Вот вам за ваши добрые дела, святые отцы!

   Зефирина достала кошелек, полный реалов. Трое священников рассыпались в благодарностях. Толпа расступилась, и Зефирина смогла пройти, осыпаемая благословениями за щедрость.

   В портшезе Плюш беспрестанно бормотала, стуча зубами:

   – Боже милостивый, сударыня, ведь это выпить должна была я. Боже милостивый, сударыня, это я…

   Едва они выехали из Валенсии, Зефирина приказала остановиться. Она вынула кувшин и опрокинула его содержимое на траву. Под воздействием яда растения съежились.

   – Soufre! Soufre![15] – закаркал Гро Леон.

   Ла Дусер понюхал горлышко:

   – Точно, это смесь на основе серы и мышьяка!

   – Так делается яд Борджиа… – прошептала Зефирина. – Какой-то мерзавец покушался на…

   – На меня! – простонала Плюш.

   – Нет, черт возьми, старая дура, – оборвал ее Ла Дусер, – на княгиню! Нужно смотреть в оба, быть начеку, разрази меня гром! Убийца идет по нашим следам, мамзель Зефи. Я так думаю, что он действует по указке вашей негодяйки-мачехи, доньи Гермины, чтоб ее черти разорвали!

   Ла Дусер в присущей ему манере, как всегда, верно ухватил суть вещей.

   – Ты прав, Ла Дусер, но больше всего я ненавижу убийц за то, что они погубили невинного человека. Они должны были подумать, что во время путешествия не только я могу выпить это вино.

   Спутники Зефирины переглянулись. Холодная решимость доньи Гермины обрекала на гибель их всех. Что же касается Коризанды, то чудовище, видимо, уготовило ей судьбу Луиджи…

   Надо ли говорить, что остаток дня прошел мрачно. Погруженные в свои мысли, Зефирина, Плюш и Ла Дусер не произнесли ни слова. За ними следом, также в молчании, верхом на мулах ехали Эмилия и Пикколо.

   Через несколько лье рыцарь Фолькер и вооруженный слуга догнали портшез Зефирины. Предусмотрительный Вилье де Лиль-Адан приказал им следовать на расстоянии за княгиней Фарнелло и в случае необходимости оказать помощь.

   – У вашей светлости были неприятности в Валенсии? – спросил Фолькер.

   – Нет, мессир… только один несчастный калека отдал богу душу, когда мы проезжали мимо собора.

   – Ну тогда я спокоен, сударыня. Мы будем ехать сзади на расстоянии пятисот шагов. Если вам что-либо понадобится, взмахните белым платком.

   Зефирина видела, что Фолькеру не терпится остаться рядом с портшезом. Она сама в его присутствии почувствовала бы себя увереннее, но ей не хотелось нарушать приказа великого магистра.

   Кроме того, какая-то гордость мешала ей рассказать Фолькеру, как все произошло на самом деле. Она попросила своих людей ничего не говорить вечером и магистру.

   Ла Дусеру это не понравилось. Следующей ночью он не сомкнул глаз, бродя вместе с Гро Леоном вокруг постоялого двора.

   Инстинкт подсказывал ему, что убийца еще вернется, чтобы удостовериться в своем злодеянии.

ГЛАВА V
ДОПРОС

   На башне пробило два часа, когда Ла Дусер услышал какой-то шорох в роще.

   Гро Леон прокричал по-совиному. Тренированное ухо великана уловило этот сигнал.

   Прячась за кустами, Ла Дусер совсем распластался по земле. Через минуту снова все стихло, и в свете луны он увидел, как кто-то выскользнул из леска. Вдали залаяла собака. Человек побежал к сараям. И, пробравшись внутрь, бесшумно приблизился к портшезу. Вероятно, того, что он увидел, ему показалось недостаточно, и он стал подниматься по деревянной лестнице, ведущей в комнаты. Тяжелая ручища Ла Дусера опустилась ему на плечо. Мужчина, довольно коротконогий, но с мощным торсом, обернулся и сделал попытку вцепиться в горло оруженосцу. Но несмотря на свою силу, справиться с гигантом был не в состоянии.

   – Saigne! Saigne![16] – каркал Гро Леон.

   Ла Дусер не нуждался в советах. В руке его блеснул кинжал. Он приставил его к шее незнакомца, не выпуская того из своих железных объятий.

   – Кто ты такой?

   – Заблудившийся путешественник.

   Тиски Ла Дусера сжались сильнее. Человек задыхался.

   – Пощадите, иначе я сейчас умру.

   – Как бедняжка княгиня Фарнелло? – проревел Ла Дусер.

   – Она умерла? – прохрипел мужчина.

   – Сознаешься в своем злодеянии?

   – Мерзавец! Предатель! – повторял Гро Леон.

   – Кто приказал тебе убить нашу госпожу?

   Ла Дусер заставил бандита встать на колени и приставил кинжал к его горлу.

   – Я Гр… Гр… – сипел незнакомец, и в горле у него что-то клокотало.

   Вне себя от ярости, Ла Дусер уже не соизмерял своих сил. Кости негодяя захрустели.

   – Остановись, Ла Дусер.

   С фонарем в руках на верхней ступени лестницы появилась Зефирина. Она была одета и держала палку, доказывающую, что тоже ждала ночного нападения.

   – Дай ему говорить!

   Зефирина бесстрашно приблизилась, сощурилась, разглядывая тяжело дышащего человека с изрытым оспой лицом.

   – Я узнаю тебя. Ты – матрос со «Святой Маргариты», который уронил, когда я проходила мимо, бухту каната…

   – Чего вам надо? Я не понимаю вас, синьора…

   – Ты итальянец? – продолжала Зефирина.

   – Венецианец! Я не имею никакого отношения к вашей истории… Я… только искал кусок хлеба… когда этот ненормальный набросился на меня.

   – Покажи руки.

   Мужчина, стоявший на коленях, согнувшись в три погибели под гигантским коленом Ла Дусера, был вынужден повиноваться. На правом указательном пальце у него красовалась огромная бородавка.

   – Это ты напал на меня в трюме. Кто приказал тебе убить меня? Говори! Или мой оруженосец сделает из тебя отбивную.

   Человек застонал:

   – Синьора, кто вам внушил такое… Я только…

   – Выколи ему глаза, – холодно произнесла Зефирина.

   Ла Дусер не заставил себя просить дважды. Кинжал вплотную приблизился к глазному яблоку негодяя, и тот, обезумев от ужаса, взмолился:

   – Только не это… Пощадите!.. Я все вам скажу… Три месяца назад я находился в Канди[17], человек, назвавшийся Бизантеном… – Зефирина еле удержалась, чтобы не вскрикнуть. Значит, Бизантен, вернейший сообщник доньи Гермины, уцелел во время извержения Этны.

   – …Пришел поговорить со мной в порт, сославшись на одного из моих венецианских друзей. Тем же вечером он назначил мне встречу. Я отправился туда. Меня приняла дама, лицо ее скрывала вуаль. Она дала мне тысячу золотых цехинов и обещала, что я получу столько же, если сейчас же отправлюсь на Мальту и… займусь вами. Я должен был представить ей доказательство, что вы мертвы… но, главное, она хотела…

   – Этот медальон… – Зефирина показала золотой кулон, который всегда носила на груди.

   – Да… Но, клянусь небом… я не знаю зачем… Она хорошо мне заплатила… и все… Клянусь, я ничего не имею против вас, синьора.

   – Я убью его, – прорычал Ла Дусер.

   – Отпусти этого человека! – приказала Зефирина.

   – Но…

   – Слушайся меня.

   Ла Дусер убрал колено, позволив венецианцу подняться, схватил своей огромной ручищей его запястья и крепко связал их ремнем.

   Зефирина присела на сундук и на несколько минут погрузилась в размышления.

   – Если ты говоришь искренне, даю тебе честное слово, что тебя оставят в живых… Если нет, мой оруженосец придушит тебя, как крысу.

   – Сударыня… – взмолился убийца.

   – Отвечай просто и кратко. Ты знаешь имя этой дамы?

   – Бизантен представил мне ее как синьору Триниту Орандо.

   «Имя, под которым обычно путешествует донья Гермина!»

   – Где ты должен был с ней встретиться, чтобы доложить об успехе своего предприятия?

   – Я обещал вернуться в Канди в следующем месяце, если бы мне удалось сесть на корабль, после того, как… гм…

   – Убил бы меня, – спокойно закончила Зефирина.

   – Ну да… хм… Но вас хорошо охраняли рыцари и… я вместе с вами сел на «Святую Маргариту», но…

   – Ты не ответил на мой вопрос. Теперь тебе нужно возвращаться в Канди?

   – Нет, прошло два месяца, и я должен отправиться в Мадрид… Синьора Орландо будет там уже завтра.

   Зефирина с трудом сдерживала дрожь. Она попыталась сохранить спокойный тон, когда задала следующий вопрос:

   – Где?

   – Что где, синьора?

   – Где у тебя встреча с синьорой Орландо?

   – Она сама должна оставить мне свои распоряжения у оружейника на площади Майор… Больше я ничего не знаю…

   Человек казался искренним. Какой слабый след! В который раз волчица недосягаема. Зефирина откашлялась.

   – А эта дама была одна в своем доме в Канди?

   – Во всяком случае, я видел только ее, вернее, вместе с Бизантеном, могу поклясться в этом…

   На какое-то мгновение Зефирина поддалась отчаянию, но затем вновь продолжила допрос.

   – Я верю тебе, но попытайся вспомнить… Говорила ли она о ком-нибудь? Называла ли кого-нибудь, чье-то имя?

   Мужчина наморщил лоб, затем прошептал:

   – Нет, ничего не помню, кроме того, что какой-то младенец где-то рядом орал во все горло, а госпожа Орландо крикнула: «Каролюс, утихомирь же Рикардо, у нас деловой разговор…»

   Видимо, бледность Зефирины испугала венецианца, потому что он пробормотал:

   – Это вы и хотели услышать, синьора?

   Зефирине удалось овладеть собой, и она проговорила:

   – В конце концов, ты просто хочешь получить свою тысячу цехинов… Если я дам их тебе, ты поступишь ко мне на службу?

   – Это не очень-то правильно… Договор есть договор… Теперь вы, наверное, захотите, чтобы я свернул шею этой Орландо. Честно говоря, это мне не слишком-то по нутру… Все-таки и у нас есть свое достоинство.

   – Он еще говорит о достоинстве, этот головорез. Я убью его! – воскликнул Ла Дусер.

   – Успокойся. Слушай внимательно, венецианец, эта женщина похитила моего ребенка, моего сына Луиджи… итальянца, как и ты.

   Венецианец перекрестился.

   – О, мадонна, я этого не знал, синьора… Украсть ребенка у матери, это… это очень плохо.

   Видимо, у бандита были абсолютно четкие представления, что является христианским поступком, а что нет.

   – Подожди!

   Зефирина наклонилась и вынула из потайного кармашка на юбке, пришитого Плюш, кошелек.

   – Вот пятьсот реалов. Обещаю тебе столько же, когда найдется мой сын, если нам поможешь.

   Она положила кошелек на сундук.

   – За такую цену, Principessa[18], я его и в аду сыщу, твоего сынишку! – заявил венецианец, с вожделением покосившись на золото.

   – Освободи его, Ла Дусер. Этой ночью ты будешь спать в сарае. А завтра мы вместе отправимся в путь.

   – Разрази меня гром! Тысяча чертей! Вы не в своем уме, мамзель Зефи! А если он смажет пятки салом, этот недоделанный рогоносец.

   Ла Дусер кипел от бешенства.

   – Я его лучше в пруд закину! Понятно тебе!

   Ударом кулака великан уложил венецианца на землю.

   – Я дала слово. Слушайся меня, Ла Дусер.

   Гигант пропустил это мимо ушей, он прошептал:

   – Нужно его прирезать, мамзель Зефи… Я сделаю это за гумном, ни одна живая душа ни сном ни духом…

   Валяясь в пыли, венецианец с вполне понятным беспокойством прислушивался к этому разговору. Ла Дусер пнул пленника ногой в бок.

   – Теперь ты будешь отвечать за венецианца, Ла Дусер. Если с ним что-нибудь случится, я тебе никогда не прощу.

   Молодая женщина отвела оруженосца в сторону, чтобы итальянец не смог их услышать.

   – Разве ты не понимаешь, что он – единственная нить, связывающая нас с Луиджи? Он стал мне почти симпатичен, после того как рассказал, что мой ребенок жив… Прошу тебя, Ла Дусер, помоги мне!

   – Гром и молния! Теперь, когда нам все известно… можно и того… чик-чирик.

   – Развяжи его, – приказала Зефирина.

   Со слезами на глазах бедный гигант повиновался хозяйке.

   – Semon! Sardine![19] – казалось, Гро Леон был недоволен так же, как и оруженосец.

   – Вот золото, венецианец, теперь ты можешь убежать, предать меня или остаться с нами, чтобы получить остальное, – произнесла Зефирина.

   Растерев затекшие запястья и спрятав кошелек, мужчина бросил не слишком приветливый взгляд на Ла Дусера, затем, прижав руку к сердцу, поклонился:

   – Меня зовут Тициано, синьора… всеми святыми клянусь, теперь, когда познакомился с вами, сожалею, что обещал пришить вас. Слово Тициано, вы мне нравитесь, вы храбрая дамочка… И вы спасли мне жизнь! Мадонной клянусь, я выручу вашего мальчонку… Тогда мы будем квиты… По рукам, principessa!

   Под укоризненными взглядами великана-оруженосца и галки Зефирина пожала венецианцу Тициано руку, украшенную большой бородавкой.

ГЛАВА VI
НРАВЫ И ОБЫЧАИ

   Против всех ожиданий, на следующее утро венецианец появился у дома в момент отъезда.

   Зефирина представила его своим людям, а те, предупрежденные Ла Дусером и Гро Леоном, бросали на него красноречивые взгляды. Когда Тициано хотел помочь мадемуазель Плюш забраться в портшез, достойная Артемиза закричала:

   – Убери лапы, висельник проклятый!

   В последующие дни венецианца, который молчал, словно воды в рот набрал, постепенно приняли, или, по крайней мере, стали терпеть в маленьком отряде.

   Пикколо и Эмилия были с ним почти любезны. Только Ла Дусер и Гро Леон держались неприступно. Они неустанно следили за всеми поступками и словами Тициано, а галка без конца кружила у него над головой.

   Одно только утешало исполина. Ослушавшись Зефирину, он все-таки предупредил великого магистра. Вилье обещал дать подкрепление рыцарю Фолькеру, который неотступно следовал за ними.

   Таким образом, день за днем рыцари из ордена и княгиня Фарнелло двигались по Испании на расстоянии лье друг от друга.

   Дорога, местами немощеная и ухабистая, вела через Утиел, Кастильо де Гарсимуньос, Алкасар де Сан Хуа прямо в Гвадалахару…

   Одно обстоятельство очень удивило Ла Дусера: в Испании все говорили по-испански!

   – Рогоносцы недоделанные! Не могут, как порядочные люди, болтать по-французски! – ворчал великан.

   Второе наблюдение, проезжая мимо маленьких городков, сделала Плюш:

   – Фижмы здесь носят пышнее, чем в Италии, сударыня… Вам нужно сменить гардероб…

   В Сицилии Зефирина потеряла все: те несколько платьев, что у нее были, она приобрела на Мальте, где и не слышали о последних веяниях моды.

   Словно провинциалка, ослепленная роскошью, молодая женщина из окна портшеза или со спины мула, если ехала верхом, смотрела на дам высшего общества, прогуливавшихся возле церкви, всегда в сопровождении лакея или дуэньи.

   Скрывая лица мантильей, прекрасные испанки с гордостью демонстрировали свои «гуардаинфанте», гигантские фижмы, на внутренних негнущихся обручах, благодаря которым топорщились, начиная с талии, все нижние юбки и платье, придавая одежде форму колокола.

   Глядя на них, Зефирина чувствовала себя неуютно. Но у нее не оставалось времени грустить по этому поводу, ибо она была занята материальной стороной путешествия.

   Десять тысяч цехинов таяли на глазах.

   По вечерам Зефирина должна была удостовериться, купили ли Ла Дусер и Пикколо кур и жаркое у крестьян или куропаток и кроликов у охотников. На это уходило несколько реалов.

   В противоположность гостеприимным французам, у которых пища имелась в изобилии, на испанских постоялых дворах было лишь то, что привозил с собой сам путешественник.

   На остановках Зефирине удавалось раздобыть для себя и своих женщин кровать, а для мужчин – охапку соломы в общих комнатах. Один Ла Дусер спал, завернувшись в одеяло, на пороге комнаты Зефирины.

   Но и в комнатах, и в конюшне кишели блохи, с которыми соперничали только клопы. Наутро все начинали беспрерывно чесаться. Зефирина, узнав, что здесь продается все, даже то, чего не существует, сделала еще одно открытие: вентерос[20] были большими мошенниками, чем разбойники с большой дороги. На каждой остановке Зефирина и ее люди «теряли» один сундук из багажа. Если так продолжалось бы дальше, они приехали бы в Мадрид с пустыми руками.

   Ла Дусер решил следить за багажом, чтобы поймать вора, но испанцы оказались ловчее его.

   Прекратить кражи удалось только Тициано, вступившему с вентерос в переговоры.

   – Чтобы не случалось больше «пропаж», синьора, нужно платить на чай пять реалов сверху!

   Зефирина так и поступила, и кражи прекратились, словно по волшебству.

   С этого дня Ла Дусер стал вести себя почти вежливо по отношению к венецианцу.

   Зефирину удивлял гордый и обидчивый характер жителей этой страны. Хотя все испанцы были чрезвычайно любезны, у молодой женщины сложилось впечатление, что все они, от мала до велика, презирают остальной мир.

   Горожане и крестьяне, с которыми доводилось общаться Зефирине, казалось, с трудом верят, что в мире существуют, кроме Испании, другие земли и другие короли.

   Чем дальше Зефирина продвигалась по стране, тем сильнее ее мучило нетерпение. Ей хотелось подстегнуть мулов и помчаться к цели во весь опор.

   Однажды утром ее постигло огромное разочарование.

   – Эта венецианская задница исчезла!

   Сообщая новость, Ла Дусер с упреком смотрел на Зефирину. Она поверила в клятвы Тициано, надеялась, что ее снисходительность не будет иметь слишком тяжелых последствий. Чтобы Ла Дусер не слишком торжествовал, она заявила:

   – Этого я и желала.

   Ла Дусер удалился, бормоча что-то невразумительное.

   Кроме беспокойства, которое испытывала Молодая женщина при мысли о том, что Тициано может поставить в известность донью Гермину о ее намерениях, Зефирина вспомнила об отданном ему золоте. Она оплакивала свою тысячу реалов, как настоящий скупец, и думала, не лучше ли было послушать Ла Дусера и позволить прикончить венецианца.

   Она как раз размышляла об этом, когда на девятнадцатый день пути, гораздо более утомительного, чем путешествие на корабле, перед маленьким отрядом показались стены Гвадалахары.

   Зефирина заметила крест, возвышавшийся на высокой башне Аламбры.

   Гро Леон вспорхнул к воронам, которые кружились в голубом небе. На постоялый двор опустилась ночь, когда Вилье де Лиль-Адан через рыцаря Фолькера передал Зефирине записку:

   «Сегодня, когда пробьет полночь, у южной потайной двери дворца де Л'Инфантадо».

ГЛАВА VII
СЕСТРА И ПРИНЦЕССА

   Гвадалахара, как было известно Зефирине, служила в свое время оплотом римлян; затем завоеватели – мусульмане – прозвали ее «Каменная река», откуда и произошло испанское название.

   Город, за который в течение всего XII века сражались христиане и арабы, был взят Альваром Фаньесом, боевым соратником Сида, но через некоторое время вновь отбит маврами. Добившись, наконец, в 1441 году статуса свободного города, Гвадалахара стала частью владений могущественной семьи Мендоса, герцогов де Л'Инфантадо и испанских грандов, она стала их главной резиденцией.

   В пол-двенадцатого Зефирина в надвинутом на глаза капюшоне, в сопровождении Пикколо, поднималась к дворцу, совершенно не представляя, что ее ожидает.

   Подозрительный Гро Леон летал вокруг своей хозяйки. Ла Дусера она предпочла оставить, чтобы тот охранял Коризанду, ибо опасность грозила отовсюду, в том числе и со стороны венецианца.

   Ночь выдалась прохладная. Ожидая возле стены, Зефирина пожалела, что не надела под накидку шаль. С двенадцатым ударом, скрытая в небольшой стене низенькая дверь приоткрылась.

   Человек с фонарем сделал знак молодой женщине и ее оруженосцу следовать за ним. Гро Леон, в свою очередь, хотел залететь вовнутрь. Мужчина захлопнул дверь перед самым его клювом. Обиженный Гро Леон поднялся над стенами и увидел, как его хозяйка пересекает двор, окруженный галереей, и входит в другую потайную дверь, ведущую во дворец.

   Человек с фонарем молча поднимался по винтовой каменной лестнице впереди Зефирины и Пикколо. Дворец, казалось, никто не охранял, если только этот человек не выбрал дорогу, известную ему одному.

   – Мы идем к великому магистру? – прошептала Зефирина.

   Продолжая подниматься, человек приложил палец к губам.

   Оказавшись наверху, он тихонько постучал в дверь. Ему открыл лакей без ливреи. Мужчина прошептал ему на ухо несколько слов. Лакей сделал знак пройти в коридор, который охранял.

   Человек с фонарем продолжил путь. Миновав коридор, он открыл следующую дверь, ведущую в пустую приемную.

   – Останьтесь здесь, – прошептал он Пикколо.

   Оруженосец сделал протестующее движение. Зефирина успокоила его жестом.

   Человек с фонарем приподнял ковер, отделяющий приемную от молельни.

   – Никуда не уходите, сударыня… мы пришли… – сказал он на очень хорошем французском.

   Зефирина хотела что-то спросить, но проводник уже исчез.

   Зефирину начали раздражать все эти тайны. Она подождала несколько мгновений, которые показались ей вечностью. Терпение никогда не входило в число ее добродетелей. Она стала нервно постукивать ногой.

   Молодая женщина уже собиралась вернуться к Пикколо, когда женская рука приподняла ковер, и в комнату вошла одетая во все белое дама.

   Зефирина мгновенно узнала ее.

   – Ваше королевское высочество!

   Зефирина склонилась в глубоком реверансе. Она хотела поцеловать край белого платья, но принцесса удержала ее.

   – Встаньте, дорогая Зефирина…

   Маргарита Ангулемская нежно заключила ее в свои объятия. Поцеловав Зефирину в лоб, принцесса повлекла ее к скамье. Молодая женщина хотела остаться на ногах, но Маргарита заставила ее сесть рядом.

   – В подобной ситуации не до церемоний. Разве мы могли подумать всего пять лет назад в Блуа, что встретимся вот так, дорогая Зефирина. Я все знаю, Вилье де Лиль-Адан поведал мне о ваших несчастьях… и я хочу помочь вам.

   – Сударыня… – прошептала Зефирина, – признательность моя…

   – Не будем меняться ролями, ведь это наша признательность – моя и моей матери – навсегда принадлежит вам. Нам известно, как бесстрашно вы вели себя в Пиццигетоне и в Риме, пытаясь освободить короля[21]. Мы бесконечно вам благодарны. После Павии мы поняли, кто нам предан по-настоящему… Итак, что я могу сделать для вас? – просто спросила Маргарита.

   Зефирина с волнением смотрела на принцессу. В возрасте тридцати четырех лет Маргарита Ангулемская, дочь Карла Орлеанского и Луизы Савойской, сестра Франциска I, вдова Карла IV, герцога Алансонского, обладая большими нежными, хотя и слегка потускневшими глазами, очаровательным округлым ртом, говорившим о чувственности и украшавшим ее довольно круглое, ласковое лицо, не была по-настоящему красива, но так мила, что ее обаяние, улыбка, ум и благородство характера привлекали к ней сердца.

   – Сударыня, мне необходимо увидеть императора, чтобы походатайствовать о своем муже, если он еще жив…

   – Без пропуска вам это не удастся, Зефирина.

   – Увы, мне это известно.

   – У вас его нет, а у нас есть…, – с тонкой улыбкой произнесла Маргарита. – Карл V должен был дать мне пропуск, чтобы я смогла повидать брата. Он написал: «Выдан госпоже Маргарите Французской и ее фрейлинам», не уточнив, сколько их. С сегодняшнего вечера вы поступаете ко мне на службу, вы сможете проходить везде, и мы сыграем отличную шутку…

   Казалось, Маргариту веселила возможность провести победителя своего брата.

   – Сударыня, должна сказать вашему высочеству, что я не одна, – прошептала Зефирина.

   Маргарита сделала жест, означавший «вздор».

   – Завтра утром ваша свита соединится с моей…

   Маргарита Ангулемская оглядела мрачное черное платье Зефирины.

   – Только нужно приодеть вас, дитя мое!

   Она хлопнула в ладоши, и появился человек с фонарем.

   – Сильвиус, – приказала Маргарита, – позаботьтесь о княгине Фарнелло, это друг, преданный нашему делу. Идите, Зефирина, и да хранит вас Господь.

   Аудиенция была закончена.

   Зефирина поцеловала принцессе руку и, пятясь, вышла.

   Симон де ла Э[22], которого принцесса называла ласковым уменьшительным именем Сильвиус, с рвением принялся помогать Зефирине.

   Поскольку молодую женщину удивило, что Маргарита нашла пристанище в этом дворце испанских грандов, Сильвиус объяснил, что герцоги Мендоса предоставили принцессе свою резиденцию, дабы не нанести удар по самолюбию короля Франции и «ублажить» Карла V, который не желал принимать ее в собственных владениях.

   Сильвиус добавил, что Франциск I популярен в Испании и что простой народ, так же как и аристократия, шокированы вестью о жестоком заточении.

* * *

   Одетая, как принцесса Маргарита и ее фрейлины, в белое (цвет королевского траура) Зефирина со следующего утра оказалась в гораздо более комфортабельной обстановке.

   При свете утреннего солнца в новых шелковых одеждах, чья яркость подчеркивала цвет ее лица и блеск золотисто-рыжих волос, Зефирина, подобно бабочке, вылупившейся из куколки, возродилась, обретя прежнюю красоту и здоровье.

   На рассвете у нее даже пробудился аппетит, и она с удовольствием выпила куриный бульон с яйцами, приготовленный Эмилией.

   Только одно огорчало Зефирину. Она не повидала великого магистра и не поблагодарила его. Вилье де Лиль-Адан на рассвете уехал в Толедо, где надеялся «поймать» Карла V.

   Четырнадцать лье отделяли Гвадалахару от Мадрида. Понадобилось около четырех-пяти дней езды на упряжках, лошадях, мулах, портшезах, повозках, запряженных быками, чтобы преодолеть их.

   Часто принцесса Маргарита просила Зефирину пересесть к ней в карету, чтобы поболтать.

   Зефирине доставляло удовольствие беседовать с принцессой. Маргарита была очень образованной женщиной, и одна лишь Зефирина могла соперничать с ней. Принцесса была сильнее в иврите, Зефирина лучше владела греческим.

   Во время этих интеллектуальных поединков, которые так ей нравились, Зефирина обретала новые познания.

   Овдовев совсем недавно, принцесса Маргарита собиралась вновь выйти замуж за короля Наваррского Генриха д'Альбре. Казалось, ее привлекала мысль царствовать в этой стране. Она обладала вольнодумным умом и хотела защитить еретиков[23] в своем будущем королевстве.

   Монах Лютер, о котором Зефирина не раз слышала, что он приспешник сатаны, очень интересовал госпожу Маргариту.

   Зефирина слушала внимательно. Она не знала, что и подумать о таких не слишком-то католических взглядах. Очень живая, Маргарита уже успела переменить тему. Она хотела детей.

   Несколько раз она просила Зефирину принести Коризанду. Ей явно нравилось играть с малышкой.

   Иногда Маргарита декламировала старые поэмы на языке северных провинций Франции. Ей нравился трувер Блонде де Нель, спутник Ричарда Львиное Сердце:


Люблю на жаворонка взлет
В лучах полуденных глядеть:
Все ввысь и ввысь – и вдруг падет
Не в силах свой восторг стерпеть.
Ах, как завидую ему, когда гляжу под облака!
Как тесно сердцу моему, как эта грудь ему узка!

   Прочитав эти жалобные строки, льющиеся из уст узника, заточенного в темнице, Маргарита умолкла, взволнованная сходством судеб короля Ричарда и ее брата Франциска. Не обращая больше внимания на Зефирину, она обмакивала гусиное перо в походную чернильницу и довольно быстро писала свои новеллы, попросив затем свою спутницу прочитать их вслух. Сборник назывался: «Гептамерон». Зефирина подумала, что, видимо, «Декамерон» ее любимого Боккаччо «вдохновил» принцессу, но остереглась спрашивать.

   К большой радости автора, Зефирина послушно прочитала: «Прискорбная смерть влюбленного дворянина, который слишком поздно узнал, что любим своей избранницей», «О сельском жителе, чья жена занималась любовью с местным бальи», «Ловкий ход, который сделал один мудрый муж, чтобы отвлечь свою жену от монаха», «Об одном торговце из Пре, который обманул мать своей возлюбленной и скрыл свои похождения».

   Названия и сюжеты были действительно забавны – такого вряд ли кто мог ожидать от принцессы королевской крови.

   Зефирина смеялась от всего сердца вместе с Маргаритой. Но внезапно та заговорила о своем брате Франциске, и слезы навернулись ей на глаза.

   Кортеж подъезжал к Мадриду. И только тогда Зефирина поняла, что принцесса Маргарита старалась развлечься, забыть о своей печали.

   Зефирина заметила, что это средство подействовало и на нее. Полная отваги, она забыла о своем горе. В этой отсрочке она черпала силы для того, чтобы броситься в атаку.

   Вдали, над Ле Мансанарес и лесами Эль Нардо, Зефирина увидела мрачные башни Алькасара.

ГЛАВА VIII
ИДАЛЬГО ИЗ МАДРИДА

   – Эй, день добрый, сеньор!

   Всадник, к которому обратилась Зефирина, только склонил голову в черной шляпе с пером.

   – Куда ведет эта дорога? – спросила Зефирина, высунувшись из окна кареты.

   Уже два раза свита госпожи Маргариты сбивалась с пути в предместьях Мадрида, упираясь то в стену, то в ров в поисках входных ворот в город.

   Раздосадованная на своих оруженосцев, совсем не понимавших местного наречия, принцесса попросила Зефирину расспросить всадника, которого сопровождал кабальерисо[24] без ливреи.

   Видимо, им встретился один из мелких идальго, если судить по темному плащу, штанам и бедному камзолу, потертому на рукавах. Единственным светлым пятном в его костюме был гофрированный воротник, да и тот достаточно запачкался от долгого пути.

   Простой вопрос Зефирины, казалось, поставил его в тупик.

   – Чего вы хотите? – спросил идальго.

   У него был непонятный акцент, чудная манера говорить, спотыкаясь на каждом слове. Зефирина с трудом понимала его. Ее удивили пристальный взгляд и бледность лица. «Я разговариваю с идиотом», – решила молодая женщина. Разинутый рот всадника убедил ее в невысоком уровне его умственных способностей. Несмотря на молодость, он носил усы и реденькую, довольно запущенную бороденку.

   – Куда ведет эта дорога? – повторила Зефирина, и сразу же добавила: – Вы понимаете?

   – Очень хорошо, – ответил, слегка заикаясь, идальго.

   Он явно норовил заглянуть вовнутрь кареты. Рыжая шевелюра Зефирины скрывала от него принцессу Маргариту, сидевшую на задней скамье.

   – Укажите самую короткую дорогу в Алькасар, – продолжала Зефирина.

   – Налево мост, – с трудом выговорил идальго.

   Он обернулся к своему кабальерисо, и тот скороговоркой пробормотал в седую бороду:

   – Направо, подъем.

   Зефирине послышалось, что кто-то хихикнул. Она не вполне разобрала, что ей сказали.

   – Могу я попросить вас об одолжении?

   При этих словах во взоре всадника сверкнула молния, затем он снова молча наклонил голову.

   – Говорите медленно, сударь, я вас не понимаю, – очаровательно улыбнулась Зефирина.

   Быть может, всадник ожидал услышать иную просьбу? Он удостоил собеседницу тенью улыбки, тронувшей углы большого рта, а затем спросил:

   – Вы говорите по… по-французски?

   – Да, мы несчастные французы, заблудившиеся у стен Мадрида.

   – Я… це… ценю… ваш яз…ык. Мы… мы… едем… в… том же… на… правлении, это не… далеко… Сле…дуйте за нами.

   Если идальго был посредственным оратором, то всадником оказался превосходным и, махнув рукой в перчатке, пригласил кортеж следовать за ним. Ехавший сзади кабальерисо, казалось, был недоволен поворотом событий. Он следовал за своим господином словно тень и, проезжая, одарил Зефирину взглядом столь же дерзким, сколь злобным. Молодая женщина откинулась назад.

   – Какие же мрачные эти испанцы, – усмехнулась она.

   Маргарита нервно обмахивалась веером.

   – Вашему высочеству плохо? – забеспокоилась Зефирина.

   – Просто не терпится встретиться с дорогим братом. Вы не заметили ничего необычного в этом идальго?

   Из окна кареты принцесса Маргарита Ангулемская провожала глазами черный силуэт кабальеро.

   – Несколько странный… глуповатый и, конечно, заика, сударыня! – сказала Зефирина со смешком. – Но он знает дорогу.

   Принцесса Маргарита рассмеялась вслед за своей спутницей. На несколько мгновений они стали всего лишь молодыми насмешницами.

   – Я уже где-то видела его лицо, – продолжала Маргарита. – Но не могу вспомнить где…

   Прекрасный белый лоб принцессы перерезала озабоченная морщинка.

   – Ну, сударыня, мужайтесь, мы приближаемся к цели.

   Зефирина указала на улицы Мадрида. Везде царило большое оживление. Двигавшемуся за идальго кортежу трудно было прокладывать дорогу. Не такому большому, как Париж, городу Мадриду не повезло – он был лишен судоходной реки. Это вынуждало передвигаться только по земле: на ослах и в повозках, запряженных мулами и быками. Длинные караваны создавали нескончаемые вереницы за городской чертой перед воротами в крепостной стене. В самом городе крики торговцев безделушками, парфюмерией и вышивками смешивались с возгласами жителей, занимавшихся своими делами, тащивших дрова, птицу или кувшины с водой.

   – До свидания!

   – До скорого!

   – Бутылку вина!

   – Осторожно!

   – Завтра!

   – Осторожно, вода!

   Во всей этой сумятице Зефирине удалось заметить, что совсем немногие дома имеют два этажа. Даже солидные здания выглядели непритязательно. Они были построены из самана или кирпича. Лишь дома знатных вельмож имели каменные фасады.

   Окна маленькие, часто их закрывал смазанный маслом пергамент, через который проникали лишь слабые лучи света. Почти на всех были стальные решетки, служившие, скорее, не для украшения здания, а для защиты от бродяг или… предприимчивых любовников.

   Когда они подъехали к Каль Майор, главной артерии города, зловоние стало невыносимым. Все дамы из французской свиты достали кружевные платочки. Зефирина поняла причину такого смрада. Жители выливали содержимое своих ночных горшков прямо из окон и с балконов, сопровождая это деяние знаменитым криком, предназначенным для того, чтобы предупредить вероятного прохожего. «Осторожно, вода!» – смысл этого возгласа Зефирина поняла только теперь. Земля, раскисшая от дождей, превратилась в тошнотворную жижу, в которой увязали быки, лошади, мулы.

   После многих усилий, криков и ударов хлыстом по бокам упрямых мулов перед кортежем показались четыре непохожие друг на друга башни Алькасара. Принцесса Маргарита прижала руки к груди.

   Крепость, бывшая некогда охотничьим павильоном, была возведена два столетия назад на месте старой арабской постройки. Алькасарский дворец имел прямоугольную форму. Его «благородный» каменный фасад был обращен к городу. Мраморные балконы и лепные украшения не только делали здание более красивым, но и придавали ему некоторую величественность.

   Зефирина выглянула в окно, чтобы поблагодарить идальго за помощь. Но он исчез, как и его кабальерисо, без предупреждения. Главные ворота охранялись часовыми. Принцессе Маргарите пришлось показать пропуск. После переговоров, которые вела Зефирина, наконец, появился офицер с толстым подрагивающим брюхом. Зефирина сразу же узнала его. Это был пузатый капитан Эррера, которого Франциск I привел в бешенство в Пиццигетоне[25], а папа Клемент VII едва не свел с ума в замке Святого Ангела[26].

   Зефирина испугалась, как бы испанец не узнал ее и не всполошил весь гарнизон. Она закрылась веером. К счастью, Эррера не обратил на нее внимания.

   Изучив пропуск со всех сторон, он исподлобья взглянул на принцессу Маргариту и дал разрешение сестре Франциска I проехать в крепость в сопровождении нескольких повозок с фрейлинами и оруженосцами.

   Остальному эскорту пришлось остаться снаружи. Многочисленная свита госпожи Маргариты внушала толстяку Эррера подозрение.

   Обеспокоенная судьбой Коризанды и своих людей, Зефирина выглянула из окна.

   – Ла Дусер! – позвала она.

   Великан успел крикнуть ей своим громовым голосом, что отведет их маленький отряд в ближайшую гостиницу.

   Среди всеобщей суматохи, шума и ржания переминающихся с ноги на ногу лошадей, Зефирина не расслышала названия.

   Карета уже въезжала под своды Алькасара.

   На этот раз король Франции мог заслуженно носить титул «самого надежно охраняемого в мире пленника». Если фасад Алькасара был из камня, то, как заметили принцесса Маргарита и Зефирина, медленно проезжая через многочисленные дворы крепости, остальные крылья были сложены из кирпича.

   Место было мрачным, не отличалось ни удобством, ни красотой.

   – Бедный брат! – прошептала Маргарита, с трудом сдерживая слезы.

   При появлении принцессы Маргариты стража в каждом портике брала на караул. И делалось это скорее не из вежливости, а для того, чтобы произвести впечатление на посетительницу. Гарнизон насчитывал по меньшей мере четыреста человек.

   Наконец, карета остановилась в третьем дворе у подножья южной башни. Маргарита дрожала от нетерпения. Зефирина хотела выйти, чтобы помочь спуститься принцессе. Отряд стражников окружил упряжку.

   – Это означает, что мы тоже пленницы? – высокомерно спросила принцесса.

   Солдаты и командующий ими офицер хранили молчание, которое не сулило ничего хорошего. Не желая тревожить принцессу, Зефирина с беспокойством наблюдала за этой демонстрацией силы. Они были отрезаны от своих. Лишь одно существо могло добыть им какие-то сведения. Округлив губы, Зефирина свистнула. Откуда ни возьмись появился Гро Леон. Сняв шлемы, испанские стражники в замешательстве смотрели на большую черную птицу, бесцеремонно залетевшую в карету. Они получили приказ, касающийся человеческих существ, но не пернатых.

   – Saint! Simeon! Sardine![27] – прокаркал Гро Леон.

   Зефирина вздохнула с облегчением. Проезжая, она заметила недалеко от Алькасара гостиницу «Святой Симеон».

   – Коризанда и наши спутники хорошо разместились?

   – Serenite! serenssimt! Saucisse![28] – подтвердил Гро Леон.

   – Какая чудесная птица, – грустно проговорила Маргарита. – Вот если бы она смогла узнать что-нибудь о моем брате.

   – Гро Леон, слетай и посмотри… Король… король Франции, Франциск… помнишь… найди его… в башне… и возвращайся… ты понял? – прошептала Зефирина.

   – Государь! Клятва! Киска! – прокаркал Гро Леон.

   Молодые женщины с волнением ожидали его возвращения. Через несколько минут галка вновь опустилась на окно кареты.

   – Sire! Sante! Saigner! Saumon! Succomber! Stguestre! Sermon! Sagourn![29]

   – Что он говорит? – забеспокоилась принцесса, с трудом понимавшая язык Гро Леона.

   – Думаю, он хочет предупредить нас, что… король, возможно, болен, – осторожно ответила Зефирина.

   Маргарита с трудом удержалась, чтобы не вскрикнуть.

   Внезапно Зефирина смолкла, так и оставшись с открытым ртом. Юный идальго, у которого они спрашивали дорогу в Алькасар, появился на ступенях крыльца. Его окружал одетый в черное почетный караул в кирасах, рядом стояли комендант крепости Аларкон и неаполитанский вице-король, мессир Лануа, тот самый, которому Франциск I отдал в Павии свою шпагу.

   Зефирина прекрасно знала их, как и они ее. Не желая поддаваться страху, она сосредоточила внимание на своем утреннем собеседнике. Все еще в сопровождении кабальерисо, идальго был уже без плаща и шляпы с пером. В своем старом черном камзоле и штанах буфами он казался выше, но одновременно более юным и хрупким, чем на лошади. Сейчас, без черной шляпы, при солнечном свете яснее стали видны черты его лица и восковая бледность кожи, рыжие волосы, довольно большие и слегка прищуренные глаза, орлиный нос над кривым ртом придавал ему странный и загадочный вид.

   – Боже милосердный, Зефирина, – простонала Маргарита в карете. – Посмотрите, что мы наделали…

   Но Зефирина уже не нуждалась в объяснениях. Она, словно зачарованная, смотрела на грудь «идальго». На черном камзоле сверкала цепь, составленная из пластинок в форме буквы «Б», обозначающей Бургундию, и сверкающих камней: на конце ее висел орден Золотого Руна, выше которого не было наград в мире рыцарства!

ГЛАВА IX
«ЛЮБЕЗНЫЕ БРАТЦЫ»

   – До… добро пожаловать… ку… кузина! – заикаясь, проговорил «идальго».

   – Сир… ваше величество!

   Даже если бы молния ударила во двор Алькасара, Маргарита и ее эскорт не были бы так потрясены.

   С помощью Сильвиуса принцесса выпорхнула из кареты, чтобы в глубоком придворном реверансе склониться перед императором.

   Будь ситуация не столь драматичной, Зефирина прыснула бы со смеху. Самого могущественного владыку в мире она окликнула как простого смертного: «Эй, кабальеро!». «Надо же ему было прогуляться без сопровождения, нарядившись в обноски», – подумала Зефирина, низко приседая, как и все остальные фрейлины.

   Они являли собой очаровательное зрелище. Принцесса Маргарита и ее придворные дамы, словно белые цветы в венке, склонились перед черным божеством, властелином, грозой Запада: Карлом V.

   Хотя все фрейлины потупились, Зефирина подняла глаза, чтобы ничего не упустить из этой исторической встречи. Таким образом, прямо перед ней почти на расстоянии вытянутой руки оказался «Антихрист», «приспешник сатаны», «кровопийца» Европы. Смертельный враг, который заточил папу римского, победил в Павии Франциска I, быть может, похитил ее собственного мужа князя Фарнелло, «сообщник» доньи Гермины де Сан Сальвадор, друг предателя Бурбона был здесь, всего в двух шагах от нее.

   Зефирина с трудом сдерживала дрожь. Если бы не некоторая надменность и не заикание, Карла V можно было бы принять за славного молодого парня из провинции. Лишь блеск его глаз свидетельствовал о необыкновенном уме, безжалостной твердости и, как догадывалась Зефирина, о макиавеллиевском притворстве.

   Карл Люксембургский и Габсбургский, родившийся в Ганде, выросший в Брюсселе, германский император – на четверть фламандец, на четверть австриец, на две четверти испанец по крови – король Испании, сын Филиппа Красивого, эрцгерцога Австрийского, и несчастной безумной Жанны Кастильской, считал, как было известно Зефирине, герцогство Бургундское, принадлежавшее его предку Карлу Смелому, своим достоянием и наследством, по божественному праву. Высшим доказательством служил Орден Золотого Руна, который он носил на шее. Эта высшая награда рыцарства была учреждена в 1429 году в Брюгге герцогом Бургундским Филиппом Добрым в честь своей возлюбленной Марии Крюмбургской, чьи прекрасные белокурые волосы иногда давали повод для насмешек…

   Под лучами солнца копна волос Зефирины светилась, своим блеском соперничая с Золотым Руном!

   – Здра… здравствуйте, ку… кузина, – повторил Карл V.

   Подняв Маргариту Алансонскую, он снизошел для того, что запечатлел на ее щеке поцелуй.

   – Сир, я благодарна вашему величеству за любезность и доброту, с которой вы даровали мне пропуск, чтобы я смогла повидать своего августейшего брата.

   – У… Увы… доро…гая ку… кузина, наш дорогой… дорогой брат… тяжело болен.

   Если бы Карл V не поддержал ее, Маргарита бы упала от волнения.

   – Дон… Ра… Рамон, – позвал император. «Кабальерисо» сразу же подошел к своему господину.

   Привыкший угадывать его желания, мысли, а иногда и заканчивать фразы, дон Рамон с поклоном объяснил.

   – Его величество император с прискорбием сообщает вашему королевскому высочеству, что его брат король Франции страдает от гнойного нарыва в голове. Когда эта весть дошла до его величества, находившегося тогда в Сеговии, император сразу же послал собственных медиков, дабы те лечили короля, и пожелал лично следить за ходом лечения. Но, сударыня, его величество не может скрыть от вашего королевского высочества, что после трех кровопусканий у августейшего больного началась тяжелейшая лихорадка.

   – Боже мой, сир, ваше величество хочет сказать, что мессир мой брат должен получить святое причастие? – простонала Маргарита, обращаясь к Карлу V.

   – У… увы… сударыня… По… пойдемте, я про… проведу вас… к ко… королю.

   Несмотря на все свои страдания, принцесса Маргарита не забыла дать знак четверым из своих фрейлин, в том числе и Зефирине, следовать за ней.

   Капитан Аларкон, комендант крепости, и генерал де Лануа, отвечавшие за пленника, хотели преградить им путь.

   С присущей всем Валуа надменностью, которую умела напускать на себя при необходимости, Маргарита оросила:

   – Значит ли это, господа, что мы не свободны в своих действиях и поступках?

   Зефирина чуть было не хлопнула в ладоши. Аларкон и Лануа смешались.

   – Ваше высочество, дело в том, что… побег… начал Лануа, который прекрасно знал Франциска I.

   Измученная принцесса оборвала его:

   – Уж не думаете ли вы, генерал, что мы намереваемся, моя свита и я, вынести моего умирающего брата под нашими юбками?

   Аларкон и Лануа покраснели до корней волос. Зефирине показалось, что в прикрытых тяжелыми веками глазах Карла V блеснул веселый огонек. Он не дал Лануа ответить.

   – Сло… слова герцогини Алансонской достаточно.

   – Сир, могу поклясться на Библии, что у меня нет в мыслях ничего, кроме желания облегчить ужасную болезнь августейшего брата, – произнесла умная Маргарита и, воспользовавшись относительно хорошим расположением духа Карла V, продолжала: – Имею честь представить вашему величеству моих верных спутниц – мадам де Монорийон, мадемуазель де Невиль, мадемуазель де. Буази Д'Ормез и… мадам де Багатель Фа…ло, все это родовитые дамы из знатных семей.

   Маргарита предпочла назвать Зефирину ее девичьим именем, чтобы затем «проглотить» Фарнелло, которое могло бы неприятно прозвучать для императорского уха.

   Зефирина и три другие фрейлины снова присели в реверансе, но Карл V, вновь приняв полусонный вид, едва посмотрел на них. Зефирина подумала, что вряд ли император узнал в ней даму, которая спрашивала у него дорогу. Она немного успокоилась, хотя и была слегка раздосадована. Но, выпрямившись, почувствовала, что ее во все глаза разглядывает дон Рамон, капитан Аларкон и неаполитанский вице-король Лануа!

   Карл V в знак доброго расположения предложил руку Маргарите. Зефирина и фрейлины последовали за ними, и весь кортеж направился к башне[30].

   – Лети, Гро Леон, – прошептала Зефирина, – лети к Коризанде и… хорошенько охраняй ее… Возвращайся ко мне завтра утром. Ты понял?

   – Separei! Serein! Secous![31] – прокаркала птица и исчезла за башнями.

   Внутри главная башня представляла собой настоящее оборонительное сооружение. Воины с алебардами и арбалетами охраняли все выходы, коридоры, приемные и лестницы.

   Кортеж начал подниматься по большой винтовой лестнице, ведущей на верх башни. Через бойницы Зефирина увидела на юге, за стенами Ле Мансанарес, затерянную среди рыжеватых песчаных засушливых полей маленькую деревушку. Зефирина машинально считала ступени: двести десять… двести одиннадцать… двести двенадцать…

   Впереди Карл и Маргарита поднимались все быстрее и быстрее, хотя двигали ими разные побуждения. Зефирина, как и вся свита, начала уже задыхаться, когда почувствовала, что кто-то сжал ей руку. Это был мессир де Лануа.

   – Княгиня Фарнелло, – прошептал он, – я был на вашей свадьбе… Я вам не враг, – заверил неаполитанский вице-король, главнокомандующий войсками Карла V в Италии.

   Непонятно почему, но Зефирина больше доверяла этому победителю при Павии, кому Франциск I отдал свою шпагу, чем Аларкону, палачу Рима. Однако она не решалась заговорить. Лануа настаивал:

   – Я очень любил вашего мужа, хотя политические игры нас разъединили… Приношу вам свои самые искренние соболезнования по поводу его кончины.

   Зефирина схватила Лануа за рукав колета.

   – Мессир, быть может, Фульвио жив… Я здесь, чтобы просить императора о снисхождении. Заклинаю вас, именем Господа, устройте мне встречу с его величеством… чтобы я смогла упасть к его ногам…

   Лануа нахмурился.

   – Не делайте этого. Сопротивляйтесь ему, он это любит… ничего вам не обещаю, но попробую, княгиня, я попробую…

   Зефирина чуть было не расцеловала его. Лануа быстро поднялся и, нагнав Маргариту, и императора, занял место позади них. Зефирина вновь принялась отсчитывать ступени. Наконец, они вошли в приемную, которую охраняло двадцать стражников с алебардами. Зефирина определила, что они находятся более чем в ста футах над землей. Даже при условии, что Франциск I был бы здоров, это слишком высоко, чтобы бежать при помощи веревочной лестницы.

   В приемной их ждал герцог Анн де Монморанси. Маргарита с чувством сжала руки другу детства, также пленнику Павии, но отпущенному на свободу и исполнявшему теперь роль полномочного посла между Карлом V и своим королем.

   – Как он, Анн?

   – Плохо, сударыня, очень плохо.

   Маргарита оперлась на руку Монморанси и миновала самую охраняемую в мире дверь. Кроме бывших уже там врачей, в комнате пленника оказалось двенадцать человек: Анн де Монморанси, принцесса Маргарита и Карл V, Лануа, Аларкон, дон Рамон, четыре фрейлины и Сильвиус, лакей принцессы.

   Зефирина отдавала отчет, что она, благодаря стратегии Маргариты, попала к Франциску I. Остановившись рядом с ширмой и спрятавшись за толстую Иоланду де Невиль, чтобы казаться совсем незаметной, она с грустью взирала вокруг себя. Где великолепие Блуа и Шамбора? В темнице Франциска I не было ничего королевского. Она представляла собой плохонькую комнатку средних размеров, более широкую в правой части за счет ниши в стене, где стояли два стражника – прямо напротив единственного окна, забранного двойным рядом железных прутьев. Стены, однако, были затянуты коврами с сетчатым узором, в каждой ячейке которого находилась саламандра и герольдическая лилия.

   У Зефирины, видевшей короля во всем его великолепии, слезы выступили на глазах. Она встала на цыпочки, так как толстуха Невиль закрывала весь обзор. В кровати с альковом лежал без сознания Франциск I. Он сильно исхудал. Зефирина с трудом узнала гордого рыцаря, тридцатилетнего владыку в этом сломленном, постаревшем в заточении человеке с изможденным, местами опухшем и покрасневшим лицом, сотрясающегося в конвульсиях, в насквозь промокшей рубашке, расстегнутой на тощей груди.

   – Увы… мой дорогой брат! – простонала, бросившись на колени у изголовья королевского ложа, Маргарита.

   Она схватила Франциска за руку и принялась покрывать ее поцелуями. При этом прикосновении король судорожно дернулся и с трудом открыл глаза. В полубессознательном состоянии он прошептал, узнав все же свою сестру:

   – Map… га… рита. Вы приехали… милая моя… а… я умираю…

   – Нет, я приехала ухаживать за вами, вылечить вас, рассказать о нашей матери… посмотрите, кто рядом со мной, кто оказал высокую честь, придя к вам узнать о вашем здоровье… Император!

   Остекленевшим взглядом, казалось, обращенным уже в мир иной, Франциск I окинул всех собравшихся у кровати. Видимо, он никого не узнавал.

   Внезапно еле уловимая искра, которую Зефирина так часто видела в этих ореховых глазах, вспыхнула и так же быстро погасла. Франциск I узнал своего злейшего врага, того, кого он видел только на портретах, кто держал его в этой «приличной тюрьме», кто, наконец, все время отказывался встретиться с ним с глазу на глаз.

   Для Зефирины одного этого взгляда было достаточно. Конечно, король еле жив, но не оставалось никаких сомнений, что великий стратег Франциск I решил использовать даже эту ужасную болезнь в своих интересах. С хриплым стоном он откинулся на подушки.

   – Он умер? – прошептал Карл V, от волнения перестав заикаться.

   Потерять своего королевского заложника, когда цель уже так близка, было бы слишком несправедливо. Карлу V Франциск был нужен живым, чтобы подписать мирное соглашение, очень выгодное… для него.

   Французские и испанские медики бросились к королю с зеркалом.

   – Нет, его величество еще дышит.

   Они поднесли к носу больного флакон с фиалковым настоем. Франциск пришел в себя. Он попытался сесть, но был для этого слишком слаб. Анн де Монморанси и Лануа помогли ему.

   Франциск I протянул руки к Карлу V.

   – Император! Сеньор мой[32]… – прошептал он еле слышно.

   Все свидетели этой сцены плакали.

   Внезапно произошло невероятное. Карл V, сраженный волнением, бросился к больному и заключил его в свои объятия.

   Двое злейших врагов некоторое время безмолвствовали: Маргарита, стоя на коленях, молилась.

   Все присутствующие последовали ее примеру. Толстая Невиль все еще загораживала кровать, и Зефирине пришлось сдвинуться вправо. Карл V чуть не задушил Франциска I в объятиях.

   – Мессир… король мой… вы видите перед собой вашего слугу и раба… – хрипло продолжал Франциск I.

   Зефирина не знала, что явилось тому причиной – лихорадка, волнение или объятия Карла V.

   – Нет, нет, мой славный брат, – запротестовал Карл V, – я… я вижу перед собой лишь… сво… свободного и… на… настоящего друга.

   Тяжелый вздох вырвался из груди Франциска.

   – Я всего лишь ваш раб, сир… я прошу великодушия не для себя, а для своих детей…, мой старший сын, наследник французского престола, слишком молод.

   Голос короля прервался. Карл V рыдал, как и все остальные, кто находился в комнате. Одна Зефирина оставалась спокойной. «Франциск переигрывает. Карл V вот-вот заметит, что над ним насмехаются!»

   Между тем Франциск I продолжал:

   – Высшая милость… о которой я молю ваше величество… защитить моих детей от врагов.

   – Брат мой… дорогой… брат… Мы… клянемся… вам позаботиться о них, как о своих.

   «На манер Бургундии», – мысленно закончила Зефирина.

   – И не требовать от моих детей того, дорогой брат, что они не обязаны делать… Поклянитесь в этом, брат мой…

   «Это значит: если я не подпишу соглашение, то и с них спросу никакого.»

   – Дорогой брат мой, я… клянусь, – прошептал Карл V, обеспокоенный последней фразой.

   – Дорогой брат, какая честь… умереть на ваших руках, – «промурлыкал» Франциск.

   Второй хитрец запротестовал:

   – Нет, милый брат… вы… вы бу… будете… жить… Не ду… думайте ни о чем другом. Вы будете жить, брат мой. Мы подпишем прекрасное дружеское соглашение между нами и нашими народами, которое урегулирует, наконец, вопрос о Бургундии, ведь она, как вы помните, брат мой, принадлежит мне по праву! – произнес Карл V с яростной убежденностью.

   Зефирина заметила, что когда император действительно увлечен тем, что говорит, он «забывает» заикаться.

   – Увы, милый брат, я ничего более не слышу, мои глаза затуманились. Колокола и трубы… Я уже в руках господних. Вы поклялись защищать моих детей… кое королевство… Про… щайте… брат мой.

   Франциск I откинулся назад. Жан де Ним, первый медик, подошел к нему.

   – Состояние его величества ухудшается.

   Он приподнял ему веко.

   Луи де Бюржанси, еще один медик, прильнул ухом к груди короля.

   – Ну что, господа? – почти крикнула Маргарита.

   – Увы, сударыня… У короля начинается агония.

   – Если не произойдет чуда, ему осталось жить до завтра! – добавил Жан де Ним.

   Маргарита от отчаяния кусала губы. Зефирина и прочие дамы поднялись с колен. Попрощавшись с Маргаритой, Карл V вышел из комнаты. Когда он проходил рядом с Зефириной, она услышала его слова, обращенные к дону Рамону:

   – Господь мне… его дал… Господь у меня… его… его забирает[33]!

   Двуличие в такой момент, это было уже слишком!

   Врачи показали себя абсолютными дураками. Внезапно обретя столь характерный для себя боевой задор, Зефирина решила:

   Во-первых, вылечить короля!

   Во-вторых, устроить ему побег!

   В-третьих, пойти в атаку на «дорогого братца»!

ГЛАВА X
НОЧЬЮ В МАДРИДЕ НЕ ВСЕ КОШКИ СЕРЫ!

   На Мадрид опустилась ночь. Король Франции умирал. Вдали колокола звонили отходную. В церквях читали заупокойные мессы по Франциску I. Славный испанский народ испытывал живую симпатию к этому пленному королю-мученику.

   В Алькасаре светилось два окна: одно наверху башни, и другое – в конце северного крыла. В комнате умирающего Маргарита, дворяне из французской свиты, фрейлины произносили отходные молитвы.

   Несмотря на три кровопускания, лихорадка у больного все усиливалась. Принцесса не отходила от изголовья брата. Стоя на коленях, она держала его за руку.

   Зефирина не теряла времени. Ей удалось разжалобить стражу и получить разрешение спуститься на кухню. Врачи, бессильные что-либо сделать, покинули комнату умирающего. Завернувшись в свои большие черные плащи и сдвинув на нос остроконечные шляпы, они храпели в приемной.

   Зефирина вернулась, неся в руках пластырь и дымящийся отвар в оловянном кувшине. Стражники без колебаний пропустили ее в комнату к умирающему. «Велика важность, все равно бедняга скончается утром!» – подумал солдат.

   Зефирина подошла к Маргарите и, тронув ее за плечо, прошептала:

   – Сударыня, время не ждет… Позвольте положить это на лоб королю. Помогите мне напоить его.

   Маргарита тряхнула сбившимися под туретом волосами.

   – Бедное дитя, вы слышали, что сказали медики…

   – Это вьючные ослы, а не лекари. Сударыня, прошу вас, выслушайте меня. Один мой друг, ученый фармацевт, который живет в Салон де Прованс, Мишель де Ностр-Дам…

   – Вы говорите о знаменитом Нострадамусе, который, как уверяют, излечивает от чумы? – недоверчиво спросила принцесса.

   – Именно о нем, сударыня. Он по дружбе поведал мне один из своих секретов, и этот самый отвар я сейчас приготовила. Если вы приложите ко лбу пыльцу гвоздики, смешанную с древесиной кипариса, лавандовой настойкой, тмином, фиалкой и зернами подсолнуха, растертыми вместе с хлебной плесенью… болезнь оставит тело… Еще надо дать выпить отвар.

   – Хлебная плесень! – прошептала с отвращением Маргарита.

   Франциск I хрипел. Его вздувшееся лицо багровым пятном выделялось на кружевных подушках.

   – Мы теряем время, сударыня, – с мольбой произнесла Зефирина. Маргарита видела, что ее брата уже ничто не спасет. Безнадежно махнув рукой, она помогла Зефирине положить повязку на мокрый от пота лоб несчастного. Серебряной ложкой она разжала стиснутые зубы брата, а молодая княгиня стала капля по капле вливать в рот густую темно-коричневую жидкость.

   Франциск поморщился, затем стал отплевываться, но все-таки большая часть микстуры попала ему в желудок. Зефирина опустилась на колени рядом с принцессой и принялась ждать, с тревогой вглядываясь в лицо короля. Она вытирала ему лоб платком. Франциск I долго лежал неподвижно, затем его начала бить дрожь, обильный пот заструился по лицу. Он стонал, руки его пылали от жара, грудь увлажнилась. Испуганная Маргарита позвала архиепископа, который вместе с медиками ждал в приемной. Принцесса потребовала мессу. В момент наивысшего возбуждения король выпрямился и прошептал:

   – Господь излечит мою душу и тело… прошу вас, дайте мне Его…

   Архиепископ просунул облатку святого причастия между пересохших губ больного. Тот упал на подушки.

   Все присутствующие читали отходную молитву. Стоя на коленях рядом с кроватью, Зефирина сжимала руку короля. Она надеялась, что ничего не забыла из рецепта Нострадамуса. Дрожа от волнения, она ждала. Мутный взгляд из-под полуприкрытых век остановился на ней, король узнал ее. Зефирина почувствовала слабое пожатие королевских пальцев. Ей показалось, что рука стала не такой горячей. Внезапно гнойный нарыв прорвался, и через нос и уши короля на рубашку хлынула желтая густая жидкость. Подбежали с салфетками врачи, принялись вытирать Франциску I лицо.

   – Чудо! Это чудо! Если воды выйдут сверху и снизу, его величество будет спасен!

   – Это чудо евхаристии, – возгласил архиепископ. Гной продолжал выделяться. Медики попросили Маргариту и фрейлин выйти из комнаты, чтобы поменять белье августейшему больному, поскольку теперь можно было ожидать естественных отправлений.

   В приемной принцесса сжала в объятиях Зефирину.

   – Ты спасла его, дорогая моя, – в слезах прошептала Маргарита. – Проси у меня, чего хочешь.

   Зефирина поцеловала руку герцогини Ангулемской.

   – Сударыня, если мне придется исчезнуть на какое-то время, могу ли я поручить вашему высочеству свою дочь Коризанду?

   – Поступай, как считаешь нужным, Зефирина, иди куда зовет тебя долг… Клянусь, что позабочусь о Коризанде, как о собственной дочери.

   Принцесса Маргарита зарыдала.

   Вокруг суетились слуги: одни убирали грязные покрывала больного, другие несли чистое белье.

   Мулат принес дрова, чтобы разжечь огонь в камине. Зефирина вздрогнула, взглянув на этого человека черной расы, возможно вывезенного из Африки каким-либо испанским или португальским моряком.

   У негра были голова, руки, ноги – все как у людей, за исключением темного цвета кожи и кудрявых волос, он ничем не отличался от остальных.

   Внезапно забрезжившая мысль обрела в голове Зефирины законченную форму, и молодая женщина невольно улыбнулась.

   Маргарита взглянула на нее с удивлением.

   – У тебя просто счастливый вид, дорогая Зефирина…

   – Дело в том, сударыня, что у ангелов есть крылья, а у стен – трещины, – прошептала княгиня Фарнелло.

   Она не могла сказать больше, поскольку приемная кишела шпионами. Вернулись врачи.

   – Сударыня, его величество просит ваше высочество пожаловать к нему!

   Сжав пальцы Зефирины и бросив ей заговорщицкий взгляд, Маргарита вновь вошла в комнату к королю.

   Зефирина собралась последовать за ней. Мессир Лануа удержал ее.

   – Момент подходящий, княгиня Фарнелло, – прошептал он.

   Зефирина с недоумением воззрилась на него.

   – Разве вы не просили меня о встрече с одним человеком? – в свою очередь удивился генерал.

   Взяв Зефирину за руку, он повлек ее к окну.

   – Пароль на эту ночь – «Сьюдад имперьяль»[34]. Тот, с кем вы желаете встречи, не покидал Алькасара. Он остановился в северном крыле, где молится и отдыхает, однако он не спит, каждое мгновение ожидая новостей о короле. Зайдите к нему под каким-нибудь предлогом, но, заклинаю вас, не проговоритесь, кто помог вам пройти туда.

   Зефирина почти с нежностью смотрела на победителя в битве при Павии.

   – Мессир Лануа, я уважала вас как врага… Как друга Фульвио я вас боготворю и накажу своим детям благославлять ваше имя.

   И Зефирина быстро поднесла руку Лануа к губам. Оставив этого важного вельможу весьма озадаченным такой пылкостью, она подобрала свои белоснежные юбки и бросилась вниз по лестнице, по которой уже спускалась на кухню.

   На первом этаже она вместо того, чтобы спуститься ниже, повернула налево и оказалась в кордегардии.

   Солдат с алебардой преградил ей дорогу.

   – Пароль, или я не пропущу вас, сеньора!

   – Сьюдад имперьяль, – прошептала Зефирина.

   Стражник окликнул пажа:

   – Возьми фонарь, малыш, и проводи сеньору… Куда вы направляетесь, сеньора, – поинтересовался солдат.

   – В северное крыло, меня ждут у его величества…

   Вслед за пажом Зефирина шла по большим темным залам, довольно скупо меблированным. В каждой приемной солдаты охраняли выходы. На каждом посту Зефирине приходилось повторять пароль. Сердце ее бешено стучало. Она пустилась очертя голову в эту авантюру и не имела ни малейшего понятия, чем дело закончится.

   Примет ли ее Карл V? Какой огромный этот Алькасар! Мерцали свечи, и на стенах вокруг Зефирины танцевали таинственные тени.

   Внезапно молодая женщина почувствовала усталость. С того момента, как она вступила в Алькасар, у нее маковой росинки во рту не было. Она дрожала от холода, ей пришлось накинуть на голову и плечи муслиновую шаль, которую до того держала в руках.

   Чем ближе Зефирина подходила к северному крылу, тем жестче становился контроль.

   И вот ей не повезло. Какой-то ревностный стражник позвал толстого капитана Эрреру, который с подозрением подошел к Зефирине. Она догадалась отступить в тень и скромно прикрыть шалью лицо.

   Эррера уже собирался спросить ее, куда она направляется, когда дверь открылась, пропуская высокого человека в сопровождении двух оруженосцев. Этот дворянин тоже прятал лицо в воротнике своего плаща. Видимо, это была важная персона, поскольку капитан Эррера согнулся в почтительном поклоне.

   – Вашему превосходительству не нужны провожатые, чтобы добраться до города?

   – Нет, спасибо… капитан… Мы знать… Ао… как это сказать… Все дороги ведут в Мадрид…

   Прикрываясь воротником, дворянин захохотал. Только у одного человека в мире мог быть такой смех и такой неподражаемый акцент. Когда он оказался рядом с Зефириной, она сделала шаг к свету.

   – Мортимер? – прошептала молодая женщина.

   – Боже, миледи Фа…

   Зефирина прервала его, приложив палец к губам. Она не хотела, чтобы Эррера, находившийся в трех шагах позади, услышал ее имя. Крайне возбужденная, Зефирина потянула дворянина в темную нишу и прошептала:

   – Мортимер, дорогой друг, это действительно вы?

   Герцог Мортимер де Монтроз опустил воротник плаща. Взгляду молодой женщины открылись его белые букли и лицо со сломанным носом – лицо прекрасного английского бульдога.

   – Зефирина… ао… Мой дорогой Зефирина… что вы здесь делать? – с интересом спросил полномочный посол Генриха VIII Английского.

   – Мортимер, – повторила Зефирина, словно смакуя это имя, напоминавшее ей счастливое время. – Как вы поживаете? – забеспокоилась она.

   – Сейчас… все хорошо, очень хорошо, дорогая, хотя раньше я иметь много страданий.

   Мортимер стукнул себя в грудь, куда Фульвио во время той злосчастной дуэли в Риме всадил целый дюйм железа [35]. Англичанин захохотал.

   – Ао… но Монтроза так просто не убивать, дорогой мой Зефирина… А вы… Где есть Фульвио?

   – Вы не знаете?.. Мы все потеряли в Сицилии и…

   Зефирина с трудом выговорила:

   – Фульвио исчез…

   – Исчез?

   Слезы щипали Зефирине глаза.

   – Его считают погибшим, но я не…

   – О! Боже! Погибшим… Какой ужасный вещь! Мой маленький Зефирина, вдова… Послушайте, дорогая, я есть… в гостинице Сан-Изидро… приходить ко мне завтра… Вы понимать, мой должен уходить сейчас… Я быть здесь для… для…

   – Толстяка Генриха, – закончила Зефирина, улыбаясь сквозь слезы.

   «Что они еще замышляют за спиной Франциска I? Мортимер очень мил, но он душу продаст, чтобы добыть больше золота для своего скупца короля».

   – Зефирина, сейчас я очень спешить… вы обещать прийти к мой завтра утром, скажем в одиннадцать часов… Мы будем говорить…

   Мортимер сжал руку молодой женщины, в волнении буквально пожирая ее глазами.

   – Мой дорогой Зефирина, вы знать, как я любил вас всегда… О, дорогая, Бог есть мне свидетель, я очень сожалеть о Фульвио… Но если вы есть вдова, мой может иметь надежда… Не так ли?

   И с пылкостью, которую Зефирина не ожидала обнаружить во флегматичном английском лорде, он поцеловал ей пальцы, пошел было к двери, но передумал и вновь обратился к молодой женщине.

   – Где вы есть в Мадриде? – прошептал он, испугавшись, что потеряет ее как раз в тот момент, когда обрел.

   – Здесь, вместе со свитой короля Франции.

   – Он умирать? – сразу же спросил Мортимер.

   Зефирина хотела было ответить, что Франциску I лучше, но передумала. Разве очаровательный Мортимер не был грозным врагом?

   – Увы, боюсь, несчастный принц не протянет и ночи…

   – О, Боже!

   На этот раз Мортимер явно заторопился: ему не терпелось известить Генриха Английского о кончине короля.

   – До завтра, дорогая…

   Зефирина помешала ему ускользнуть.

   – Мортимер, вы видели императора?

   – Ммм… – промычал герцог, внезапно насторожившись.

   – Вы можете сказать мне, где находится его величество?

   Мортимер успокоился. Вопрос не таил в себе никакой опасности для Альбиона.

   – Рядом со своим молельня… В свой кабинет для отдыха.

   – Он в хорошем настроении?

   Мортимер покачал головой.

   – Это неточное слово, когда говорить о Карле… Но этой ночью, он, как это сказать, ни то, ни се.

   Мортимер поклонился, Зефирина задержала его за руку, шаловливо наморщив носик.

   – Должна ли я расценивать это как предложение выйти за вас замуж, Мортимер?

   – Святым Георгием клянусь, да, миледи.

   Зефирина улыбнулась с присущим ей кокетством:

   – До завтра, милорд де Монтроз!

   Мортимер наклонился так, что почти коснулся ее прелестного личика, и прошептал:

   – До завтра, божественная Зефирина…

   Искушение было велико, но Мортимер справился с собой. В одну секунду он догнал своих оруженосцев, которые ждали во дворе.

   При свете факелов Зефирина увидела, как он вскочил на черного коня и сказал что-то капитану Эррере, вышедшему вслед за ним.

   – Сьюдад имперьяль! – бросила она.

   Волшебных слов оказалось достаточно.

   В тот момент, когда капитан Эррера вернулся во дворец, стражник уже открывал перед ней дверь, ведущую в королевскую приемную. Зефирина проникла в святую святых…

   Она ожидала, что крыло Алькасара, занятое Карлом V, будет погружено в сон, однако здесь царило сильное оживление.

   Входили и выходили пажи с бумагами. Можно было подумать, что хозяин этих мест страдает бессонницей. Около дюжины человек, принадлежащих к самым различным слоям общества, сидели на табуретках в ожидании аудиенции.

   Дон Рамон с каждым посетителем обходился по-разному. Одним приносил свиток пергамента, других провожал через потайную дверь, приподнимая скрывающий ее ковер, третьим – счастливым избранникам – позволял пройти в кабинет.

   Когда вошла Зефирина, дон Рамон нахмурил свои черные брови и направился к молодой женщине.

   Зефирина не стала ждать вопроса и заговорила первой.

   – Госпожа Маргарита Алансонская послала меня сообщить новости о его величестве короле его величеству императору.

   – Его величество скончался? – холодно спросил дон Рамон.

   Зефирина опустила глаза.

   – Извините, сеньор, но у меня приказ ее королевского высочества не говорить ни с кем, кроме его величества императора.

   Дон Рамон с трудом подавил раздражение.

   – Государственная тайна, сеньор… – проговорила Зефирина.

   Несмотря на то что ночь выдалась свежая, Зефирина почувствовала, как ручеек пота заструился у нее по спине. Взгляд дона Рамона буквально сверлил ее.

   «Самозванка!.. Обманщица!»

   Если дон Рамон обнаружит обман, с Зефириной будет покончено. Она уже видела, как ее бросают в каменный мешок за оскорбление величества, преступное посягательство, измену и предательство…

   Против всех ожиданий, дон Рамон сделал молодой женщине знак занять место в очереди на табурете, а сам исчез за портьерой.

   Зефирина поместилась между нищим и знатным сеньором, если судить по их одежде. Однако одного взгляда на белые руки оборванца было достаточно, чтобы причислить его скорее к тайным агентам испанского властелина.

   Зефирина по своему горькому опыту знала, что Карл V вербует осведомителей повсюду. Разве не была донья Гермина в свое время главной шпионкой императора?

   В приемной никто не разговаривал, только свечи потрескивали. На ближайшей башне пробили часы. Зефирина вздрогнула. Она задремала. Вернулся дон Рамон. Он сделал знак нищему, и тот подошел к двери в кабинет, за которой оба и скрылись. Места стало больше, и Зефирина расправила платье. Она потянулась и зевнула. Вдруг она почувствовала, что кто-то трется об ее юбки. Сосед коленом толкал ее ногу, Зефирина, напустив на себя оскорбленный и неприступный вид, подчеркнуто отодвинулась. Нимало не смутившись, наглец придвинулся к ней. Не могла же она вскочить и разразиться криками! Ей пришлось пересесть на освободившийся табурет нищего. Но сосед, не отказавшись от своих намерений, занял место, на котором раньше сидела она. Бесстыдник беззвучно прыснул со смеху.

   – Это похоже на детскую игру! – прошептал он. – Обыкновенные салочки, сеньора, мы изобретаем табуретку…

   – Замрите, сеньор… – ответила Зефирина.

   Решив осадить бесцеремонного нахала, она повернулась и смерила его горящим от негодования взглядом.

   Ей с трудом удалось скрыть удивление. Сосед ее, вне всяких сомнений, был знатным вельможей и даже, если не считать Фульвио, одним из самых красивых представителей мужской породы, которых когда-либо приходилось встречать Зефирине.

   Из-под бархатной шапочки, обвитой золотой цепочкой с изумрудами, на нее смотрело смуглое мужественное лицо с гордыми правильными чертами; подбородок украшала темная бородка, а золотистые смеющиеся глаза словно озаряли внутренним светом все лицо. Он был широк в плечах, прекрасно сложен и осанист, одет в колет из красного с золотом шелка, штаны с буфами, бархатный плащ, отороченный мехом; на пальцах и в ушах сверкали дорогие кольца, инкрустированные прекрасными камнями, на груди висели золотые медали. Зефирина никогда не видела мужчину с таким количеством драгоценностей.

   – Я должен сделать вам одно учтивое предложение, сеньора…

   – Начало не слишком удачное, – парировала Зефирина.

   Казалось, этот ответ его чрезвычайно огорчил.

   – Ради Святой Девы, моей покровительницы, ответьте, сеньора, разве не видно по моему лицу, что я человек добродетельный?

   Зефирина окинула его насмешливым взглядом.

   – Не хочу вас обидеть, сеньор, но по первому впечатлению этого не скажешь.

   Зефирине показалось, что он сейчас расплачется.

   – Ваши подозрения, сеньора, меня очень печалят. Клянусь Господом, что являюсь верным слугой нашей святой матери Церкви.

   «Как этот дьявол печется о своей репутации!» Зефирина решила больше не затрагивать этот теологический вопрос.

   – Верю вам на слово, сеньор… Но, прежде всего, могу ли я узнать, с кем имею честь говорить?

   – Эрнан Кортес[36], рыцарь из Сантьяго, к вашим услугам, сеньора.

   Кланяясь, он смотрел на Зефирину, чтобы видеть, какой эффект произвело его имя. Зефирина и глазом не моргнула, сеньор Кортес из Сантьяго был ей незнаком.

   – Со своей стороны, смею ли я… узнать имя самой прекрасной представительницы французского королевства?

   Кавалер оказался галантным и красноречивым. Он сразу распознал очаровательный французский акцент своей собеседницы.

   – Зефирина де Багатель.

   – Зефирина…, – повторил Кортес, – имя легкое, как дыхание летнего вечернего ветерка на Эспаньоле.

   Теперь уже Зефирина прыснула со смеху. Этот рыцарь Кортес был шутником. Дон Рамон вернулся в приемную. Бросив подозрительный взгляд на Зефирину и ее собеседника, сделал знак монаху следовать за ним. Оба они исчезли за портьерой.

   – Итак, мессир Кортес, – возобновила разговор Зефирина, – вы хотели мне предложить какую-то сделку?

   – Черт возьми, сеньора, вы увидите, как я люблю женщин, воительниц и амазонок… Уступите мне свою очередь, чтобы поговорить с императором, и я готов в обмен подарить вам этот брильянт.

   Зефирина взглянула на кольцо, которое Кортес снял с пальца.

   – Почему вы не можете дождаться своей очереди, как все остальные?

   Эрнан Кортес затряс головой.

   – У меня свидание, которое я не могу отложить.

   «Решительно, этой ночью все спешат!» Зефирина недолго раздумывала. По мере того как она приближалась к «логову людоеда», ей все больше хотелось улизнуть. Она чувствовала, что ей необходимо успокоиться и собраться с мыслями.

   – Уступаю вам свою очередь, сеньор, но оставьте у себя это кольцо, я не могу его принять.

   Эрнан Кортес удивился.

   Дон Рамон приподнял портьеру. Кортес быстро прошептал:

   – Я остановился около Ла Торре Лос Луханес во дворце Сан-Лоренсо. Приходите поужинать со мной завтра в одиннадцать часов… Я хотел бы отблагодарить вас…

   – Сударыня…

   Дон Рамон поклонился Зефирине.

   – Этот рыцарь пришел раньше меня, мессир, я ему уступаю.

   Дон Рамон посмотрел на поднявшегося с места Кортеса.

   – На вашем месте, я бы так не торопился, – бросил он с иронией.

   Не обращая больше внимания на Зефирину, дон Рамон и Кортес удалились.

   У Зефирины было уже два приглашения на завтра на один и тот же час. Внезапно у нее возникло желание уйти. Она безумно устала и не знала, что сказать императору. Она встала и уже сделала шаг к выходу, когда рычание, донесшееся из кабинета, заставило ее остановиться в изумлении. Два офицера и посетитель, оставшиеся в приемной вместе с Зефириной, вскочили на ноги, как и она.

   – Я хочу, чтобы привели ко мне этого Жана Флери и… этого Жана… Анго… я прикажу вздернуть их на рее!

   Без сомнения, это был голос императора. В ярости он почти перестал заикаться. Избегая смотреть друг на друга, Зефирина и другие подошли к портьере, чтобы не упустить ни слова.

   – Ваше императорское величество знает безграничную преданность…

   – Замолчите, Кортес. Мы снабдили вас всеми полномочиями в Те… Теноцтитлане[37].

   – Я их использовал, чтобы приумножить могущество вашего императорского величества.

   – Что вы сделали в Эльдорадо, кроме того, что попытались провозгласить себя вице-королем? Вы… вы по… позволили похитить со… сокровища Монтесумы это…му Жану Флери… этому наглому французу.

   Сквозь приоткрытую дверь Зефирина видела, как неясная тень Карла V мечется из угла в угол.

   Кортес воспользовался паузой, чтобы оправдаться.

   – Я на коленях молю ваше величество выслушать меня… Моя шпага, сердце, верность принадлежат вашему величеству. Против этих проклятых индейцев, приспешников дьявола, испанцы сражались как львы. По моему приказу был схвачен их король, изменник Монтесума…

   Обратившись в слух, Зефирина опустилась на крайний табурет. Она не только слышала, но и видела обоих мужчин: сидящего в кресле Карла V со спины, а Кортеса – на коленях перед ним.

   «Что это за война… что это за таинственная страна?» Она знала, что на другом берегу океана мессир Христофор Колумб в конце прошлого века обнаружил обширные области, населенные дикарями: этой ночью судьба столкнула ее с одним из завоевателей Нового Света… «Как их здесь называют? Конкистадоры!»

   А в это время рослый Кортес, стоя на коленях, пытался успокоить Карла V.

   – Из них ничего не вытянешь, из этих индейцев, им нельзя доверять. Но пусть ваше величество только представит себе, мы вошли в Теноцтитлан без единого выстрела, потому что ацтеки никогда не видели всадников.

   – К-как это, Кортес?

   Казалось, Карл V немного успокоился.

   – У этих аборигенов нет лошадей, сир.

   – Нет лошадей! – повторил изумленный император.

   – Нет, сир. Они приняли нас за богов!

   – Вы этим не воспользовались?

   – Напротив, сир… именем вашего императорского величества, государя Испании мы завладели городом, его памятниками, лагуной и дворцом Монтесумы.

   – Ка… какой он, этот дикарь? – с любопытством спросил Карл.

   – Он носил убор из зеленых перьев в знак своего воинского сана и сандалии на золотых подошвах… На плечах у него был плащ, усыпанный драгоценными камнями и жемчугом; застегивающийся на шее огромным изумрудом, который мне удалось спасти и… привезти вашему императорскому величеству.

   За портьерой воцарилась тишина. Видимо, Карл V рассматривал драгоценный камень.

   Зефирина ничего не знала об этом несчастном короле Монтесуме. Внезапно ей стало жаль его: она почувствовала, что он попал в безжалостно расставленные сети, и что предательство, уже проникшее на берега Эльдорадо, еще не затронуло ацтеков.

   А в кабинете Карл V поднялся со своего кресла. Он прошел мимо дона Рамона, неподвижно замершего в дальнем конце комнаты.

   – Вы заставили этого дикаря креститься и отречься от своей языческой религии? – спросил император, смягчившись благодаря полученному подарку.

   – Увы, нет, сир. Во время «Ночи печали» перед своим варварским храмом из золота туземцы, клявшиеся нам в дружбе, взбунтовались. Я заставил Монтесуму обратиться с речью к толпе. Он был убит своим собственным народом. Кто-то метнул ему камнем прямо в лоб. Ацтеки преследовали нас, их становилось все больше, они убивали наших, и нам пришлось отступить… Это был сущий ад… мы понесли ужасные потери, я решился дать бой в долине Отумба и Оаксака, против нас было двести тысяч воинов…

   – Двести тысяч… – повторил взволнованный Карл V.

   – Богом клянусь, с нами было бы покончено, если бы мне не удалось поразить стрелой их вождя. Я захватил его знамя. Среди дикарей началась паника, я потерял триста своих лучших солдат, но двадцать тысяч индейцев нашли свою смерть… Я приказал построить лодки, чтобы вновь овладеть Теноцтитланом с лагуны. После нескольких недель осады, 13 августа, сир, мы победоносно вступили в город… Чтобы укротить туземцев, мы сожгли их дворцы. У меня с собой донесение для вашего величества. Мы расстреляли около сорока тысяч мужчин. Женщин и детей, тех, кто продолжал сопротивляться, утопили в озере… предварительно их, конечно, окрестили наши славные священники. Так мы добились мира. Вот какую пришлось заплатить цену за то, чтобы теперь преподнести вашему величеству Юкатан, город Веракрус, завоеванный нами, все королевство – Новую Испанию.

   – Которой, как говорят, вы мечтаете завладеть, чтобы сделать из нее собственную империю.

   – Это клевета, сир… меня хотят погубить в глазах вашего величества.

   Зефирина с трудом разобрала последние слова. От всего, что довелось услышать, ее сковал ужас. Она наклонилась и увидела Кортеса, все еще стоящего на коленях. Тень Карла V повернулась к конкистадору.

   – Что это за сокровища? – спросил он.

   – Золотая посуда, туземные божки в оправе из изумрудов… Я приказал все погрузить на наши галионы. Но во время путешествия нас предательски атаковал Жан Флери…

   – Моя флотилия!.. Самая сильная в мире!.. И не смогла оказать сопротивления этому проклятому французскому корсару… К-как вы это объясните, Кортес?

   – Неудачным стечением обстоятельств, сир. У нас на борту были ягуары…

   – Что… что это еще такое?

   – Животные, сир… как бы лучше объяснить вашему величеству? У них по четыре лапы, как у больших кошек… И пятнистая шкура… Это большие млекопитающие, обитающие в этой части Эльдорадо. Мы хотели привезти их вашему величеству… Во время путешествия звери находились в клетках, но они выбрались оттуда, убили и ранили около двадцати моряков. Экипаж был… напуган, ослаблен как раз в тот момент, когда Жан Флери на восьми кораблях судовладельца Жана Анго из Дьеппа…

   Карл V исчез из поля зрения Зефирины. Повысив голос, он сухо произнес:

   – Дон Рамон, мы приказываем… всей моей флотилии схватить живыми или мертвыми этих проклятых французов, Жана Флери и Жана Анго.

   Дон Рамон сделал шаг вперед.

   – Что касается последнего, это будет трудно, сир, он во Франции и не выезжает из Дьеппа, разве что мы предпримем осаду города…

   – Схватите сначала Жана Флери… этого вора… В отношении Анго мы примем решение позже… Что касается вас, Кортес, я вижу, что… что мне о вас плохо говорили… Мы жа… жалуем вам титул маркиза… долины… О… О…

   – Оаксака, – закончил дон Рамон.

   – Именно… воз… возвращайтесь в… в Новую Испанию, Кортес. Постройте красивый испанский город! Да… дайте ему новое название… Мейор[38]… Мехико… Что скажете, Кортес? Зву…чит неплохо…

   – Великолепно, сир. Но ваше величество позволит предложить и мне: город Карла Великого.

   Загадочный владыка, видимо, не любил лесть. Зефирина увидела, как он отвернулся от конкистадора и сел за рабочий стол. Не обращая больше внимания на посетителя, он, махнув рукой, погрузился в какие-то бумаги.

   – Мы сказали Мехико… Посетите королеву в Толедо, Кортес и… не… не забудьте… Нам нужен этот… про… проклятый француз!

   Аудиенция закончилась. Кортес поднялся. Дон Рамон повел его к потайной двери. Зефирина воспользовалась этим, чтобы вновь занять свое прежнее место. Отводя глаза, буржуа и два офицера сделали то же самое. Дон Рамон, вернувшись, подошел к молодой женщине.

   – Ваша очередь, сударыня.

   Момент для беседы с императором, который только что так гневался на французов, был для Зефирины очень неудачным.

   Ни жива ни мертва она встала и последовала за доном Рамоном в «логово людоеда»…

ГЛАВА XI
ЛИЦОМ К ЛИЦУ

   При появлении Зефирины человек, сидевший за тяжелым столом черного дерева, не поднял головы.

   Великий труженик перечитывал пергамент с глубоким вниманием. Она же узнала в этом скромном писаре владыку, который заставил трепетать всю Европу, – Карла V.

   Потупившись, она присела в глубоком реверансе. Поскольку за этим ничего не последовало, она выпрямилась и стала ждать знака императора. Скромную комнату можно было принять за келью ученого монаха. Кроме потрескивания свечей на бронзовом подсвечнике да тиканья часов, ни один звук не доносился до Зефирины.

   Одетый в черное молодой человек, повелитель Испании, Фландрии, Австрии, Германии и новых колоний, окунул гусиное перо в чернильницу и старательно вычеркнул несколько слов на пергаменте, а затем, подписав его, запечатал воском.

   Великий труженик перечитывал пергамент с глубоким вниманием. Зефирина уже решила, что так и простоит всю ночь перед королем. Теперь, лицом к лицу со своим врагом, она не ощущала страха.

   Пробило два часа. Зефирина вздохнула. Она осмелилась кашлянуть. Император по-прежнему не обращал на нее внимания, и тогда она стала усиленно чихать.

   Указательный палец Карла V оторвался от пергамента. Видимо, это было знаком, внятным для дона Рамона, ибо последний сделал шаг вперед.

   – Мадам де Багатель принесла вести от его королевского высочества герцогини Алансонской, сир…

   Теперь приподнялся и средний палец короля. Дон Рамон, приблизившись, взял пергамент, поклонился и вышел из кабинета, опустив за собой портьеру.

   Казалось, Зефирина должна была бы затрепетать, оставшись один на один со своим врагом. Однако она испытала лишь облегчение. Карл V, отложив гусиное перо, медленно поднял голову. Слегка сощурившись и прикрыв глаза тяжелыми веками, он рассматривал Зефирину.

   Она же, со своей стороны, отметила уродливость его губ, доставшихся ему в наследство от Габсбургов. Однако некрасивое лицо молодого государя не было лишено обаяния.

   Зефирина снова сделала реверанс.

   – Ка… какие новости, су… сударыня, о нашем любимом брате? – спросил император, словно бы делая усилие над собой.

   – Моя августейшая госпожа, сир, – начала Зефирина с некоторой напыщенностью, – оказала мне честь, поручив сообщить вашему королевскому и императорскому величеству, что сразу же после вашего ухода король Франции, ободренный вашим посещением и добрым отношением вашего величества, почувствовал себя гораздо лучше…

   Зефирину совсем не смущал пронзительный взор Карла. Она продолжила официальным тоном, призванным произвести впечатление на противника:

   – Воды, грозившие возобновлением третичной лихорадки, по большей части вышли из его величества естественными путями. Сразу же жар спал, пульс замедлился, – это настоящее чудо, причиной которого стало присутствие вашего императорского величества.

   Новость, принесенная Зефириной, по-видимому, должна была обрадовать Карла V. Он вновь обретал своего самого дорогого врага. Глаза императора превратились в две щелочки. При виде их холодного блеска, Зефирине пришлось призвать на помощь всю отвагу, дабы не позволить страху овладеть собой.

   Величайший «злодей» Европы молчал, не выказывая ни удовлетворения, ни недовольства, не задавая ни единого вопроса. Зефирина вынуждена была продолжить:

   – Первое, что произнес король, после того как ему сделали кровопускание, были слова благодарности за великодушие вашего величества. Государь выразил надежду, что вы почтите его в скором времени еще одним визитом, столь благотворным для его здоровья, дабы обсудить братское сосуществование в будущем… Это собственные слова его величества…

   Зефирина уже сама не знала, куда выведет ее кривая. В течение какого-то мгновения, показавшегося ей вечностью, она продолжала свой монолог под загадочным взглядом Карла.

   Внезапно Зефирина замолчала. Император встал, сделал несколько шагов, открыл окно, несколько раз вдохнул свежий ночной воздух, закрыл окно и направился к Зефирине, полумертвой от ужаса.

   – Чего… вы хо… хотите… княгиня Фа… Фарнелло?

   Этот неожиданный переход к нападению показал, что Карла V трудно обмануть, что его разведывательная служба – лучшая в мире.

   – Я хочу найти мужа, сир! Моего дорогого супруга, князя Фульвио Фарнелло!

   Карл V раздраженно отвернулся.

   – Мы… не Господь Бог, сударыня… нам… ска… зали, что… князь Фарнелло… погиб во время из… извержения Этны в… Сицилии.

   Император снова сел за стол, желая показать, что аудиенция закончена, взял перо и уткнулся носом в бумаги. Но он плохо знал Зефирину. Позабыв об этикете, она подбежала к императорскому столу.

   – Нет, сир, ваше величество обманули. Наверное, никто в мире еще никогда не говорил «нет»

   Карлу V. От изумления император выронил перо.

   – Высокомерие французов поистине безгранично, сударыня!

   Карл V поднес руку к шнурку, чтобы позвать стражу и выгнать нахалку.

   – Сир, во имя Господа, заклинаю ваше величество выслушать меня.

   Под влиянием минуты Зефирина сделала то, что поклялась себе не делать. Обогнув стол, она бросилась в ноги Карлу V. Нужно было иметь каменное сердце, чтобы не смягчиться при виде этой красивой женщины, этих изумрудных глаз, из которых готовы были брызнуть слезы. Рука Карла V застыла: он не дернул за шнурок.

   – Ваше величество добры и снисходительны. Вы слишком справедливы, чтобы осудить меня, не выслушав, и отклонить мое прошение, – с мольбой произнесла Зефирина.

   Ее красивые золотисто-рыжие волосы переливались в бликах пламени свечи. Она не замечала, как под корсетом вздымалась ее грудь.

   – Вы нас обманули, сударыня… Французам нельзя доверять… Вы проникли к нам под ложным предлогом, выдав себя за другую женщину.

   – Нет, сир, – воскликнула Зефирина, – клянусь вашему величеству всем, что у меня есть самого дорогого, я Зефирина де Багатель и одновременно княгиня Фарнелло! Ваше величество должны снизойти к отчаянию несчастной матери, потерявшей мужа, сына, которого у нее похитили…

   Молчание императора придало ей смелости. В конце концов и этому железному существу могут быть доступны человеческие чувства. Все внутри у нее дрожало от волнения, но она продолжила речь в свою защиту.

   – Сир, мой супруг, князь Фарнелло всегда был верным слугой вашей короны…

   – Если не считать того, что он стал мятежником! – заметил Карл V.

   В третий раз Зефирина осмелилась возразить королю:

   – Нет, сир, князь Фарнелло стал мятежником, чтобы сохранить свободу итальянского князя, свое достоинство сицилийца. Он должен был сражаться. Он исчез, но не погиб, я уверена в этом… Он знал свой вулкан лучше, чем кто-либо… Нет, сир, нет, его похитили… как и моего сына. Мой Луиджи был похищен доньей Герминой де Сан-Сальвадор…

   При имени шпионки, выполнившей столько его распоряжений, Карл V и бровью не повел. Он только выпятил нижнюю губу.

   – Я взываю к вашей справедливости, государь, к вашему милосердию. Верните мне мужа… и сына… Вашему величеству подвластно все… вы можете, например, убить меня за то, что я осмелилась прийти к вам, не имея никакого послания от мадам Маргариты.

   Зефирина опустила голову. Удивленная тем, что на ее признание не последовало никакой реакции, она подняла глаза. Карл V как-то странно, не мигая, смотрел на нее. Зрачки его расширились. Видимо, он хотел что-то сказать, но вместо этого несколько раз икнул, и его большой рот искривился в нервной гримасе.

   – Сир! – с беспокойством прошептала Зефирина.

   Казалось, император ее не слышит. Его белое, как мрамор, лицо внезапно покрылось фиолетовыми пятнами, черты исказились в жутком оскале. Им словно овладел непреодолимый ужас. Испуганная Зефирина увидела, как Карл V протянул руку к зеленому пузырьку, стоящему на столе, но тут пальцы судорожно задергались, задрожав всем телом, он вскрикнул, побледнел и рухнул у ног Зефирины, сотрясаясь в ужасных конвульсиях. Несчастный брызгал слюной, закусывая язык и извиваясь на ковре.

   – Священная болезнь[39]! – прошептала изумленная Зефирина.

   Она опустилась на колени рядом с императором, который бился головой о резную ножку кресла, и быстро отодвинула кресло, поскольку король мог пораниться. Понимая, что больше ничего не может сделать для Карла, Зефирина встала и бросилась к портьере.

   – Дон Рамон! – позвала она вполголоса.

   Приемная была пуста – ни посетителей, ни солдат.

   Зефирина решительно двинулась к двери в глубине комнаты.

   – Эй! Есть здесь кто-нибудь?

   В вестибюле дворца было также пустынно – ни капитана Эрреры, ни стражи.

   «Хорошо же охраняют императора!» – подумала Зефирина, вновь устремляясь в кабинет.

   Карл V все еще лежал на полу, хрипя, задыхаясь, кусая до крови язык. Казалось, его дыхание остановилось. Из ноздрей и рта выступила красноватая пена.

   Взгляд Зефирины упал на длинный разрезной нож с чеканной ручкой. В голове у нее молнией пронеслась мысль, что сейчас любой бы мог убить Карла и безнаказанно скрыться, изменив тем самым ход мировой истории. Рядом с ножом на столе находился зеленый пузырек, на который несчастный успел указать ей.

   Позабыв о своих кровожадных мыслях, Зефирина схватила флакон и стремительно вынула серебряную пробку. На нее повеяло характерным сладковатым запахом. Это были духи доньи Гермины.

   Уж не снискала ли мачеха Милость Карла V, снабжая его этим таинственным лекарством?

   Зефирина без колебаний опустилась на колени, твердой рукой подняла голову Карла V и вытерла ему рот своим платком. Воспользовавшись моментом, когда он разжал зубы, она влила ему в рот несколько капель зеленой жидкости. Ей было неизвестно, какая доза необходима императору, и она боялась отравить его. Держа голову Карла на коленях, Зефирина ждала какое-то мгновение, показавшееся ей вечностью. Не заметив никакого заметного улучшения у больного, чьи мускулы были так же напряжены, Зефирина решила повторить операцию. На этот раз челюсти Карла были сжаты гораздо сильнее. Зефирина, схватив разрезной нож, просунула его между зубами, раздвинула их и с трудом влила ложку жидкости в горло императору.

   На этот раз он кашлянул и выплюнул сгусток крови. Лицо его покрыла мертвенная бледность, глаза вылезли из орбит. Но постепенно судороги стали стихать, дыхание замедлилось.

   – Милосердный Христос!.. Что вы делаете, несчастная?

   Зефирина подняла глаза. Перед ней стоял дон Рамон, который застал ее с ножом в руках, держащей окровавленную голову императора на коленях.

   – Его величество почувствовал себя плохо. Поскольку никого рядом не оказалось, я сделала что смогла, дабы облегчить его страдания. Теперь, если вы недовольны, поступайте сами, как знаете… – ответила Зефирина, собираясь встать.

   – Прежде всего не двигайтесь!

   Дон Рамон опустился на колени рядом с молодой женщиной, принудив ее не шевелиться, выхватил из ее рук зеленый пузырек.

   – Здесь решают секунды… Вы ему дали это в начале припадка?

   Зефирина кивнула головой.

   – Сколько вы ему дали? – спросил дон Рамон.

   – Несколько капель, затем ложку… Это нормально? – с беспокойством спросила Зефирина.

   – Да, это предельная доза… Вы уверены, что не дали больше?

   – Нет, не думаю!

   На лбу Зефирины выступила испарина.

   С ловкостью человека, привыкшего ухаживать за хозяином, дон Рамон поднес флакон к носу Карла. Он только дал вдохнуть лекарство, а затем, промокнув свой платок в зеленой жидкости, смочил больному веки, виски, за ушами и запястья.

   Казалось, что напряженные мышцы Карла мало-помалу расслабляются. И когда судороги отпустили его, он погрузился в глубокий сон. Кризис, судя по всему, миновал.

   Дон Рамон поднялся, сделав знак Зефирине не двигаться. Она спрашивала себя, уж не придется ли ей провести всю ночь, Держа на коленях голову императора.

   Умиротворенный Карл сейчас был похож на безобидного юношу, почти подростка. Она смотрела на него с материнской жалостью. Еще немного, И она стала бы баюкать его. Мокрые волосы прилипли ко лбу, и Зефирина сдвинула их, собираясь откинуть назад. И вдруг, не веря своим глазам, побледнела. На шее, как раз за ухом, у императора краснело маленькое родимое пятнышко в форме морской звезды или розы!..

   Зефирина закусила губы. Что это за тайна? У Карла V была та же врожденная метка, что и у близнецов Луиджи и Коризанды: КРОВАВАЯ РОЗА.

   Это наследственный знак? Символ судьбы? Или дома Габсбургов и герцогов Лотарингских имели общих предков с семьей Фарнелло, как та имела их с родом де Багателей?.. А может быть, подобно изумрудным колье это шло от их общего предка Саладина?

   Вернулся дон Рамон с меховым одеялом и подушкой.

   Зефирина и словом не обмолвилась о своем открытии. Дон Рамон, поставив у стола походную кровать, сделал Зефирине знак переложить голову Карла на подушку, а сам перетащил тело на одеяло, закутав грудь и ноги короля.

   Освободившись от своего бремени, Зефирина встала, ее слегка пошатывало. Она смотрела на владыку мира, лежащего неподвижно, словно мумия. Карл V спал как ребенок. Дон Рамон увлек Зефирину в смежный с кабинетом будуар. На маленькой фаянсовой плитке там грелся медный кувшин.

   Дон Рамон знаком пригласил Зефирину сесть, снял с плитки кувшин и налил коричневую маслянистую жидкость в чашку, которую и протянул молодой женщине. Зефирина с недоверчивостью кошки понюхала это варево. Запах был ей незнаком. Тень улыбки мелькнула на суровом лице дона Рамона.

   – Можете пить без страха, сударыня. Это называется какао. Бобы сначала обжаривают, чтобы затем растолочь. В прошлом году их привезли его величеству из Новой Испании его капитаны. Этот напиток возвращает силы, что вам, я думаю, сейчас необходимо…

   На колокольне пробило три часа. Увидев, что дон Рамон пьет коричневую жидкость, Зефирина решилась пригубить. Поначалу вкус какао разочаровал ее – она нашла его слишком крепким, горячим, медово-сладким и пряным, однако мало-помалу выпила всю чашку. И когда заметно повеселевший дон Рамон предложил ей вторую, она с удовольствием согласилась.

   Дон Рамон придвинул табурет и сел напротив Зефирины.

   – Сударыня, волею случая вы сегодня узнали государственную тайну. Его величество может погибнуть от болезни, если окажется один… Его с детства мучили ужасные припадки… Как вам, наверное, известно, сам Цезарь страдал ими. Кажется, этой болезни подвержены лишь высшие существа.

   Зефирина отставила чашку и встала.

   – Дон Рамон, я никому не скажу, если вы этого опасаетесь, о болезни императора. Я вижу в нем сейчас не государя, но человеческое существо, которое нуждается в помощи другого человеческого существа. Его судьба была в моих руках. Несмотря на постигшие меня несчастья, которыми я обязана Карлу V, я рада, что не поддалась самым низменным инстинктам… не зарезала и не отравила его… Я могла бы просто предоставить его своей грустной участи… но бывают в жизни минуты, когда не думаешь о последствиях своих поступков. Жизнью своей, душой своего супруга клянусь никому не рассказывать об этом. Но если мой супруг погибнет или уже погиб по приказу императора, я буду считать себя свободной от клятвы. Теперь вы можете убить меня или отрезать язык… если это сможет вас успокоить относительно судьбы Карла. Кровопийцы, ведь кровопиец рифмуется со словом австриец… Прощайте, мессир, и спасибо за какао.

   Зефирина выпалила все это со столь характерной для нее дерзостью и, не поклонившись, направилась к двери.

   В два прыжка дон Рамон преградил ей путь. Зефирина невольно вздрогнула. Мрачный идальго позвонил в гонг. Появился заспанный солдат.

   – На контрольных постах никого нет, что произошло? – сурово спросил дон Рамон.

   – Была смена, сеньор, – жалобно пробормотал стражник.

   – Позже мы поговорим об этом с Эррерой. Пажа для сеньоры, – приказал дон Рамон.

   Затем, обернувшись к Зефирине, он как-то странно прошептал:

   – Доброй ночи, сударыня. Вы заблуждаетесь, вы приобрели этой ночью могущественного союзника, и, возможно, не того, о ком думаете…

   С этими загадочными словами дон Рамон передал Зефирину под охрану пажа с факелом, а затем тяжелым взглядом долго провожал тонкую фигурку молодой женщины в пышных юбках, которая постепенно исчезла в темных коридорах Алькасара.

ГЛАВА XII
ВСЕМИРНАЯ МОНАРХИЯ

   Когда Зефирина скрылась из вида, дон Рамон вернулся в будуар, прошел в кабинет императора и, наклонившись над столом, по-отечески пощупал теперь уже прохладный лоб Карла V, отер с уголков его губ остатки розоватой пены и проверил пульс. Успокоенный и уверенный в том, что после кризиса император, как обычно, проспит до утра, словно новорожденный, он взял с черного стола шкатулку кованого железа. Ключ торчал в скважине. Не колеблясь, дон Рамон повернул его. Шкатулка была наполнена запечатанными пергаментными свитками, перевязанными красными, синими и желтыми лентами.

   Каждый цвет имел свое значение. Дона Рамона интересовали только свитки с красной печатью. Не вскрывая их, он проглядывал первые слова каждого пергамента и те, что его не интересовали, складывал обратно в шкатулку. Наконец, в руках у него остался один свиток.

   При дрожащем пламени свечи он прочел начало: «Летр де каше»[40].

   «Узник Фульвио Карло Массимо Корнелио Бенвенуто, бывший князь Фарнелло, бывший сеньор Селинота и де Седжеста, граф Сиракузский, барон Агридженте и Илла, герцог обеих Сицилий, маркиз де Салестра лишается всех своих титулов, земель и владений. Узник будет каз…»

   Рамон не мог прочесть дальше, не сломав печать. Он положил пергамент на видное место на стол, закрыл шкатулку на ключ, вынул его из скважины и в задумчивости сел в кресло.

   Пробило шесть, и солнце стояло уже довольно высоко, когда один из офицеров приподнял портьеру императорского кабинета.

   Видимо, дон Рамон задремал. Он встал и передал капитану шкатулку, содержащую последние распоряжения Карла V. Их предстояло отправить министрам в Толедо, у которых имелся дубликат ключа. Офицер поклонился и вышел, не заметив спящего императора.

   Дон Рамон потянулся, удостоверившись, что все это время Карл спал, и пошел в будуар приготовить какао.

   Когда дон Рамон вернулся в кабинет, Карл V сидел в кресле, недавно оставленном его наперсником.

   Совсем, видимо, оправившись, император читал свою любимую книгу: «Caballero determinado»[41] Оливье де ла Марша.

   Этот рыцарский роман, главным героем которого был его предок Карл Смелый, всегда благотворно действовал на больного после припадка.

   Дон Рамон безмолвно приподнял портьеру, пропуская отца приора Диего, духовника Карла.

   Император опустился на колени. Помолившись в течение нескольких минут, он, как обычно по утрам, исповедовался на ухо священнику, затем причастился.

   Едва капеллан ушел, дон Рамон хлопнул в ладоши, и, словно в хорошо отрепетированном балете, появился, неся в руках тазик и чистое белье, лакей-цирюльник, фламандец Матиас из Брюгге.

   Во время путешествия император с удовольствием освободился от утомительных придворных церемоний, происходивших в Толедо. Он вновь углубился в чтение, а в это время Матиас, раздев своего государя, протер его белое, костлявое, но хорошо сложенное тело и превосходные нога уксусом, помассировал лоб и затылок, протянул ему чистую рубашку с гофрированным воротником, побрил его и подстриг, натянул чулки, штаны с буфами, бархатный колет и, в завершение, повесил на шею цепь с орденом Золотого Руна.

   – Да благословит тебя Господь, мой славный Матиас! – произнес с улыбкой Карл, который в узком кругу своих приближенных почти не заикался.

   Он протянул фламандцу руку для поцелуя. Приложившись с неподдельной горячностью к императорским пальцам, Матиас из Брюгге удалился.

   – Какие у нас новости сегодня утром? – спросил Карл V, не отрываясь от книги.

   Дон Рамон пригубил из чашки дымящееся какао, прежде чем передать ее императору. Этот ритуал позволял избежать отравления, которого постоянно нужно было опасаться.

   – Кажется, король Франциск вне опасности, сир, – проговорил наперсник.

   Он впустил лакея, который внес круглый столик на одной ножке, уставленный разнообразными блюдами.

   – Итак, нам нужно всего опасаться! – процедил Карл.

   Император пил, можно сказать всасывал своими толстыми губами, какао, а дон Рамон тем временем тщательно пробовал пищу.

   Удостоверившись, что цесарка, павлин, каплун в молоке, маленькие окорочка, морские язычки с анчоусами и жареными устрицами отменного качества, фаворит позволил лакею поставить столик перед императором. Тот немедленно принялся за птицу и рыбу, демонстрируя хороший аппетит. Не без изящества разделываясь с дичью, он бросал кости и хрящи, предварительно обсосав их, своему любимому мопсу, который пробрался под кресло.

   Во время еды Карл не разговаривал. Держа тарелку на весу, он жадно заглатывал пищу.

   Дон Рамон тем временем наводил порядок в кабинете.

   Наконец, Карл насытился. Он осушил стакан ячменного пива, затем своего любимого рейнского вина, и, откинув голову на деревянную спинку кресла, на какое-то мгновение задумался.

   Дон Рамон хорошо знал, что на следующий день после припадка на его господина наваливается ужасная усталость, а душу терзает непреодолимая тоска.

   Никогда дон Рамон не заговаривал на эту тему первым. Мудрый слуга ждал, когда Карл сам испытает потребность освободиться от преследующего его кошмара.

   – В котором часу это произошло, Рамон?

   – Около двух часов ночи, сир…

   – Мы были одни?

   – Ваше величество принимали посланницу госпожи Маргариты.

   Карл обхватил голову руками.

   – Я помню все очень смутно… Тебе удалось выпроводить ее и дать мне вовремя лактуку[42]?

   Карл взглянул на зеленый пузырек. Дон Рамон не колебался. Он никогда не лгал своему господину – в этом и состояла его сила.

   – Нет, сир… это не я дал лекарство вашему величеству, это она…

   – Женщина, которая меня ненавидит! – прошептал Карл.

   Он нахмурил брови. Эта фраза в который раз подтвердила подозрения дона Рамона, что государь помнит гораздо лучше все, что происходило до припадка и даже во время него, нежели хочет признаться.

   – Да, сир. Я относил распоряжения вашего величества дону Баралю… Оставшись одна в комнате, княгиня Фарнелло, сохранив присутствие духа, спасла ваше величество, хладнокровно дав выпить необходимое количество лактукариума…

   – Эта женщина… эта женщина! – повторил Карл.

   Заметно взволнованный, он взял книгу, которую оставил на столике с едой и громко, не заикаясь, прочел вслух стихи Оливье де ла Марша:


Мне пыл сражения милей
Вина и всех земных плодов.
Вот слышен клич: «Вперед! Смелей!» —
И ржание, и стук подков.
Вот, кровью истекая,
Зовут своих: «На помощь! К нам!»
Боец и вождь в" провалы ям
летят, траву хватая,
С шипеньем кровь по головням
Бежит, подобная ручьям…

   Чтение его успокоило. Какое-то мгновение он сидел неподвижно, а затем выпрямился, ощутив новый подъем сил.

   – За работу!

   Император, сев за письменный стол, окунул гусиное перо в чернильницу и, быстро покончив с несколькими текущими делами, объявил:

   – После мессы, в половине двенадцатого мы уезжаем в Толедо… не повидав французов… Пусть себе киснут здесь, – добавил он с двусмысленной улыбкой.

   Глаза его сузились.

   – Что это?

   Карл указывал на пергамент, который дон Рамон вынул из железной шкатулки. Дон Рамон складывал бумаги в походный кофр.

   – Я подумал, что вашему величеству захочется перечитать утром этот приказ, – ответил наперсник.

   – Если бы ты мне ответил иначе, я приказал бы отрубить тебе голову, Рамон, – прошептал Карл.

   Дон Рамон опустился на колени перед своим господином. Это не было рабской угодливостью – так должен был поступать любой советник и даже министр, разговаривая с королем Испании и императором Германии и Австрии. Рамон де Кальсада знал, до какой степени император был осторожен, вдумчив, аккуратен в поступках, но одновременно недоверчив и подозрителен. Он вечно боялся, что его слуги, подавая советы, руководствуются собственной выгодой.

   Иногда Карл мог два или три часа прогуливаться по кабинету, размышляя о том, что уже сделано и что надо сделать, причем наилучшим образом. Ни один государь мира, как было известно дону Рамону, не трудился с таким рвением. Этот больной человек изматывал своих министров на собраниях Совета. Сознававший величие своей миссии, Карл был деспотичен и в случае необходимости карал жестоко. Помолившись Богу, он был способен, если считал нужным, отдать приказ об убийстве политического противника. Но бессмысленная жестокость была ему чужда.

   Дон Рамон боготворил этого совсем еще молодого государя, предчувствуя в нем величайшего владыку в мире. Его приводило в ярость мнение многих, что император, напрочь лишенный ораторских качеств, представляет собой посредственного, дурно воспитанного и мелочного человека без присущего властителям великодушия и благородства. Дон Рамон хорошо знал величие Карла, его многочисленные достоинства и способности первоклассного политического деятеля.

   – Княгиня Фарнелло может перейти на нашу сторону, сир… В Италии и даже во Франции она была бы мощным союзником. Вместо мужа ей можно было бы вернуть сына и часть земель, дабы заслужить ее признательность, – предложил дон Рамон.

   Карл V перечитал пергамент. И, не поднимая головы, прошептал:

   – Эта женщина взволновала тебя, Рамон.

   Наперсник промолчал.

   Карл V, подняв глаза, посмотрел на своего фаворита:

   – Скажи правду, Рамон!

   – Княгиня произвела на меня впечатление, сир, признаю, – ответил дон Рамон. – Потому что она могла бы оставить ваше величество, но не сделала этого.

   Карл V нахмурился.

   – Ты хочешь сказать, я должен быть ей признателен за то, что она не убила меня?

   – Не совсем так, сир… я думаю, что смерть князя Фарнелло ничего не прибавит к вашему величию, тогда как… полу прощение…

   Это предложение внезапно привело Карла в мечтательное расположение духа. Охрипшим голосом он прошептал:

   – Как я хочу построить христианскую Европу, без суеверий, без распутных монахов и без лютеранских реформ… Отразить нападение турецких сил, возродить империю Константинополя, вернуть священный Иерусалим… Ах, Рамон, ты знаешь, в чем состоит различие между «братцем» Франциском и мной. Франциск Французский живет сегодня, думая о завтрашнем дне. Словно простой крестьянин, он хочет увеличить свое королевство… Я же живу в прошлом, – в средневековой империи Карла Великого… И мечтаю о дне послезавтрашнем… о том, что будет с моим сыном, внуком, правнуком… через сто лет… через двести… соединенные штаты Европы – под властью одной короны, Рамон… Через пятьсот лет все будет именно так, и я хочу во время своего царствования основать на земле всемирную христианскую монархию, без братоубийственных войн… Под знаменем Господа нашего Иисуса Христа мир обретет покой во всемирной монархии, – повторил Карл V.

   Слезы волнения выступили на глазах дона Рамона. – «Если бы современники могли слышать его слова… величайший владыка на земле, набожный, умный, проницательный, государь мира…»

   Карл V окунул перо в чернильницу.

   – Ты прав, Рамон, по отношению к сеньоре Фарнелло я могу поступить более гуманно и, прежде всего, более разумно в политическом смысле. Впрочем, вся эта история мне не нравится, и я не доверяю донье Гермине…

   Говоря это, Карл V принялся писать своим мелким почерком, который можно было бы узнать из тысячи.

   На пергаменте, извлеченном доном Рамоном из шкатулки, он вычеркнул приказ о казни и сделал приписку:

   «Помилованному узнику Фульвио Фарнелло смертная казнь заменяется пожизненным пребыванием на галерах».

   Затем Карл, взяв новый свиток, начертал:

   «Нашим приказом и во благо королевства, княгине Зефирине Фарнелло и ее детям даруется право, после принесения клятвы в верноподданнических чувствах нашей короне, получить обратно свои владения, титулы и привилегии на земле Ломбардии.

   Я. Король».[43]

   Приложив свою печать, император взял другой листок бумаги, меньших размеров, и также быстро написал:

   «Податель сего возьмет ребенка мужского пола у кормилицы сеньоры Триниты Орландо и вернет его истинной матери сегодня же, в день Святого Хуана. Дон Карлос».

   Подписавшись столь странным образом, император протянул три пергамента дону Рамону.

   – Это – в следующей шкатулке отправишь моим министрам, чтобы приказ о помиловании дошел до Толедо. А с этим отправляйся в монастырь Святой Клары и вручи его в собственные руки сеньоре Трините Орландо…

   Карл понизил голос…

   – …Она же донья Гермина де Сан-Сальвадор, с которой ты знаком… внуши ей, что она навлечет на себя мой гнев, если ослушается. Я хочу, приказываю, требую… Возьми ребенка… верни его княгине Зефирине Фарнелло. Скажи ей, что мы послали наших сбиров на розыски ее сына. Добавь, что в отношении ее супруга не приходится надеяться, что он еще жив, и что были предприняты все необходимые усилия. Передай ей этот конверт и не забудь сказать, что, оказав эту высшую милость, мы в Толедо ожидаем ее клятвы в верности, после чего вернем ей титулы, земли и наше расположение.

   Дон Рамон поднялся, чтобы взять из рук императора три послания. Поклонившись, он, пятясь, двинулся к дверям, но Карл V окликнул его.

   – Пришли ко мне брата Диего, я хочу послушать мессу. Действуй быстро… что бы ни случилось, мы выезжаем в половине двенадцатого, – заметил император, направляясь к молельне.

   Вдруг он повернулся к дону Рамону.

   – А ей… по… повезло!

   – Кому, ваше величество? – удивленно спросил дон Рамон.

   – Что… она… так… так кра… красива.

   Угрюмый дон Рамон отметил про себя, что за все утро Карл впервые снова начал заикаться.

   Итак, этой Зефирине Фарнелло удалось смягчить сердце человека, которого все считали сделанным из мрамора. Дон Рамон был уверен, что Карл испытывает гораздо более сильные плотские чувства к женщинам, чем можно было бы подумать. Советник был одним из немногих, кто знал, что король оставил во Фландрии внебрачную дочь и что еще одна у него появилась в Кастилии, до женитьбы.

   Дон Рамон гордился этим. По его мнению, мужчина, будь он даже королем, должен обладать темпераментом.

   – Да, ваше величество, мадам Фарнелло одна из самых красивых женщин, которых мне доводилось встречать. Я их хорошо знаю. И эта, насколько я могу судить, смотрела на ваше величество по-особому…

   Дон Рамон смутился, но взгляд Карла развязал ему язык.

   – Я хочу сказать, сир, что мадам Фарнелло не осталась равнодушна к чарам вашего величества.

   – Пре… презренный льстец! – прошептал Карл. Но ему не удалось скрыть удовольствия.

   Это был уже не властитель всемирной монархии, а очень молодой человек, поглощенный приятными мыслями, присущими его возрасту.

   – Я советую вашему величеству остаться в Мадриде еще на один день и… одну ночь, чтобы закончить многочисленные дела и дать возможность княгине Фарнелло должным образом отблагодарить ваше величество за его благодеяния, – предложил дон Рамон, не утаивая истинного смысла своих слов.

   На какую-то секунду Карл заколебался. Он слишком хорошо знал, как поступили бы его «братцы» Франциск и Генрих, бесстыжие охотники за юбками. Искушение было столь велико, что на его виске вздулась вена.

   Однако, не вняв голосу юности, Карл Улыбчивый напустил на себя холодное выражение Карла Сурового и, проронив свое обычное:

   – Estoy determinado[44], – вошел в молельню.

ГЛАВА XIII
МОЛИТВЫ НА «ФРАНЦУЗСКИЙ МАНЕР»

   – Salut! Sardine[45]!

   Зефирина открыла глаза. Верный своему обещанию, Гро Леон вернулся, чтобы разбудить ее. Она потянулась и села. Вокруг нее в. королевской приемной испанская стража, французские рыцари, фрейлины Маргариты, – все еще спали, растянувшись прямо на полу, прикорнув в кресле или на табурете.

   Зефирина, насколько это было возможно, привела себя в порядок. Завернувшись в плащ, она проспала не более двух часов, но не чувствовала усталости.

   – Setvileur! Saucisse[46]! – прокаркал Гро Леон.

   Таким образом он требовал ласки. Проворным пальчиком она потрепала его по серому затылку. Она собиралась спросить, хорошо ли Коризанда спала в гостинице, но тут ее тронула за плечо мадам Буази Д'Ормез.

   – Вас просит его королевское высочество в комнату его величества…

   Зефирина сделала знак Гро Леону смирно сидеть там, где он находился, то есть на дородном заду толстухи Невиль, и последовала за мадам Д'Ормез, перешагивая через лежащие вповалку тела.

   Спящие тем временем начали просыпаться, оглашая комнату звучными зевками. Испанский сержант не пропускал Зефирину до тех пор, пока не обыскал ее. Она не могла сдержать краски стыда, почувствовав, что мужские руки ощупывают корсаж и складки кринолина.

   – Уверяю вас, сеньор, что со мной нет аркебузы, – не смогла удержаться от насмешки Зефирина.

   – Это приказ, сеньора, – лаконично ответил унтер-офицер.

   Убедившись в ее мирных намерениях, он открыл дверь, за которой находилось четверо солдат, вооруженных до зубов.

   – Зефирина, дитя мое!

   Лежа в кровати, король протягивал к ней руки. Зефирина удивленно посмотрела на Франциска I. Живой взгляд, насмешливо сморщенный нос, свежий цвет лица – можно было подумать, что он готов вскочить на лошадь.

   Маргарита, наоборот, казалась изнуренной, возможно потому, что бедная принцесса не сомкнула глаз у постели брата всю ночь.

   – Сир, – произнесла Зефирина, целуя королю руку, – я счастлива видеть ваше величество в прекрасном здравии.

   – Благодаря тебе, – пробормотал король себе в бороду так быстро, что только Зефирина и Маргарита расслышали его. – Благодаря Божественному провидению, – сказал он уже громко. – Преклони колени, дочь моя, помолимся вместе, как бывало раньше.

   Зефирина знала, что при случае король становился набожным, но святошей его никто бы не назвал, и она никогда не молилась вместе с ним. Встав на колени рядом с постелью, она с беспокойством подумала, что, несмотря на внешнее улучшение, лихорадка может вернуться.

   Брат Маноло, испанский монах, с мрачным взглядом настоящего инквизитора, и отец Жюльен, французский священник, с добродушным лицом, не покидавшие королевскую спальню всю ночь в ожидании кончины больного, приблизились.

   – Спасибо, святые отцы, – вздохнул Франциск I, – мы хотим дать девятидневный обет деве Марии, матери Божьей в три голоса с моей дорогой сестрой и с этой набожной девочкой, как мы часто делали по вечерам во Франции в Шамборе, правда, отец Жюльен?

   Франциск говорил назидательным тоном. Можно было подумать, что он проводил в молитвах вечера в долине Луары… Тогда как на самом деле этот юбочник предавался бесчисленным любовным утехам!

   Зефирина не переставала изумляться. Позабыв об адском пламени, полагающемся за бесстыдную ложь, отец Жюльен заявил:

   – Ах, ваше величество, молитва в три голоса – это самое лучшее, ибо она произносится во имя Отца, Сына и Святого Духа. – И отец Жюльен трижды осенил себя крестным знамением.

   Зефирина подумала, что почтенный французский священник несколько переусердствовал. Но намерений его угадать не смогла, видимо, брат Маноло попал в расставленные ему сети.

   – Клянусь нашей матерью Церковью, я очень заинтересован, ведь здесь в Испании мы не знаем молитвы в три голоса…

   – Это, почтенный отец, молитвы на французский манер! – сладко проговорил Франциск I, а закончил прямо-таки ангельским голосом:

   – Отец Жюльен научит вас. А потом, если вам понравится, вы сможете повторить ее моему дорогому «брату» Карлу.

   Брат Маноло перекрестился, отец Жюльен – тоже, их примеру последовали Франциск, Маргарита и, разумеется, Зефирина.

   – Благословите меня, отец мой, прежде чем мы возблагодарим Богоматерь за наше чудесное исцеление, – попросил Франциск I, сложив руки.

   Отец Жюльен подошел к королевской кровати.

   – Во имя Отца нашего, благославляю ваше величество, ибо сердце ваше чисто, а намерения похвальны.

   С живостью, которой Зефирина не ожидала от грузного священника, он увлек за собой брата Маноло, сержанта и солдат, все они встали на колени возле окна. По приказанию брата Маноло остальные стражники сделали то же самое.

   Догадавшись, чего от нее ждут, Зефирина сложила руки и опустилась на колени в простенке, рядом с кроватью. Маргарита уже молилась с другой стороны. Вытянувшись на кровати, выздоравливающий громко начал:

   – Приветствую вас, милосердная Мария…

   – Приветствую вас, милосердная Мария, – пронзительно вторила ему Маргарита.

   – Приветствую вас, милосердная Мария, – послушно отозвалась Зефирина.

   Словно из колодца прозвучал скандирующий голос отца Жюльена:

   – Приветствую вас…

   Перебирая четки, Франциск продолжал:

   – Господь наш с вами…

   – Господь наш с вами…

   Вступила Маргарита:

   – Благословенна между всеми женами.

   – У тебя есть план побега, Зефирина? – пробормотал Франциск I между двух фраз молитвы.

   – Благословенна между всеми женами… Да, сир…

   На другом конце комнаты отец Жюльен, руководивший молитвой, производил такой шум, что у короля, его сестры и Зефирины появилась короткая передышка, чтобы спокойно обсудить свой заговор.

   – Иисус, плод чрева вашего… – почти визжала Маргарита.

   – Иисус… Черный лакей каждый день приносит дрова… плод чрева вашего… – проговорила Зефирина.

   – Черный лакей! – повторил король. – …Плод чрева вашего…

   – Благословенна… Вы можете бежать, сир, поменявшись с ним местами.

   – Благословенна… Святая Мария, Матерь Божья… идея соблазнительная, Зефи… Хм… молитесь за нас, бедных грешников… Вы слышали, сестра? – прошептал Франциск.

   – Да, брат, – прошелестела Маргарита и тут же завыла:

   – Молитесь за нас, бедных грешников…

   Маргарита начала покаяние. Франциск и Зефирина вторили.

   – И в час смерти нашей… Нужно лишь поменяться одеждой и найти черный грим… Переодетый, вы могли бы выйти ночью, а негра оставили бы в своей кровати.

   – И в час смерти нашей… Если опередить стражу на четыре часа, это возможно… Нужно что-то придумать, чтобы заставить выйти из комнаты солдат и связать несчастного парня, чтобы никто его не заподозрил, – сказал король, всегда отличавшийся добротой. – И в час нашей смерти, хм… – повторил он, не попав в такт… – Нам поможет Анн де Монморанси. Браво, моя Зефирина, да будет так!

   – Да будет так!

   Брат Маноло поднялся с колен, сообщив, что еще никогда он не испытывал такого удовольствия от молитвы. «Он, конечно же, расскажет об этом его величеству Карлу V».

   – Теперь ступай, позаботься о своих близких, дочь моя, – посоветовал Франциск I, чье лицо просто излучало святость.

   «Как можно ошибаться в человеческих душах, – думал брат Маноло. – Я всегда считал короля Франции легкомысленным развратником».

   Испанский монах мысленно наложил на себя епитимью в десять ударов хлыстом за то, что неправедно судил о своем ближнем.

   Выйдя от короля и его сестры, Зефирина пришла в приемную. Здесь уже царила суматоха. Лакеи и слуги разносили воду и еду для завтрака.

   Молодой женщине удалось увлечь в угол великолепного дворянина, тридцатилетнего герцога Анн де Монморанси, друга Франциска I. В нескольких словах она посвятила его в план, выработанный вместе с королем. Как раз в это время появился со своими дровами черный лакей.

   Вельможа с сомнением покачал головой. Безрассудное предприятие ему не нравилось.

   – Это опасно, сударыня. Вообразите, что его поймают в обличье негра? Что скажет Европа? – пробурчал Анн.

   – По-настоящему опасно оставаться в руках «людоеда». Что на это скажет Европа? – мгновенно парировала Зефирина.

   Анн де Монморанси смутился. Он не привык, чтобы с ним так разговаривали. У Зефирины не было времени убеждать его, по лестнице поднимался неаполитанский вице-король. Он шел на встречу с ней.

   Зефирина оставила Анн де Монморанси, поскольку ей нужно было подумать и о своих делах.

   – Итак, – проговорил Лануа, – вы видели императора?

   – Да, мессир.

   – Встреча прошла удачно?

   – С одной стороны, да… С другой, я не знаю.

   – Не беспокойтесь. С его величеством всегда так, – добродушно заверил ее Лануа. – Могу я еще что-нибудь сделать для вас, княгиня Фарнелло?

   Зефирина не колебалась.

   – Мне нужен пропуск, чтобы свободно передвигаться. Мне и трем или четырем людям из моей свиты.

   Лануа нахмурился.

   – Мессир Лануа, – умоляюще произнесла Зефирина, – моя дочь с кормилицей и. оруженосцами осталась за стенами дворца. Я беспокоюсь, поймите сердце матери.

   Никто бы не смог устоять перед чарами этого взволнованного лица с изумрудными молящими глазами. Победитель при Павии был таким же мужчиной, как и все остальные. Этот грубый солдат, больше привыкший к полям сражений, нежели к салонам, задумчиво произнес:

   – От всего сердца надеюсь, княгиня Зефирина, что мой друг Фарнелло жив и вновь найдет счастье… Пако! – позвал Лануа.

   Тотчас маленький писарь с чернильницей в руках отделился от группы оруженосцев. Лануа, взяв четыре свитка, подписал их. И скрепил своим кольцом с печаткой.

   – Кроме вашего имени, княгиня, я оставил пустое место для ваших слуг и дочери, но вы должны поклясться именем Христа, что вы и они ничего не предпримите для освобождения короля.

   По спине у Зефирины заструился пот. Она спиной чувствовала взгляд Монморанси, стоявшего в двух шагах от нее. Он не упустил ни слова из их разговора. Зефирина, хотя и не отличалась набожностью, верила в Бога. Преступить клятву было для нее настоящим преступлением. Отказаться же означало разоблачить заговор.

   – Fluctuat nes mergitur[47]…– начала Зефирина, которая всегда прибегала к латыни, когда хотела выиграть время.

   – Даю вам слово, мессир Лануа, ничего не предпринимать «лично», чтобы освободить короля, – произнесла она, используя игру слов. – И клянусь, что мои слуги войдут в Алькасар только для того, чтобы сопровождать мою дочь и передать ее под опеку госпожи Маргариты.

   – Я доверяю вашему слову, княгиня Фарнелло, – сказал Лануа, передавая ей пропуска.

   Спрятав смущение за ослепительной улыбкой, Зефирина попрощалась с генералиссимусом с облегчением и признательностью. Анн де Монморанси уже вошел в комнату короля. Сжимая в руках драгоценные свитки, Зефирина предупредила Иоланду де Невиль, что выйдет на несколько часов.

   Гро Леон расположился на плече своей хозяйки, а та направилась к лестнице.

   Вход ей загородил своим огромным животом отец Жюльен, обсуждающий с братом Маноло какой-то теологический вопрос.

   – Вы уходите, дочь моя?

   – Да, отец мой.

   – Что ж, благословляю вас, ибо вы добрая католичка.

   Брат Маноло утвердительно кивнул маленькой головкой и устремил на нее свой пронзительный взгляд. К нему подошел еще один монах, и они удалились, о чем-то переговариваясь.

   – Отец Жюльен, – прошептала Зефирина, – что произойдет, если наполовину нарушишь клятву?..

   – Будешь гореть в аду! – сурово заявил священник.

   Зефирина уже чувствовала, как языки вечного пламени лижут ее пятки.

   – Но… – святой отец сжал ее руку, – ради доброго дела, дитя мое, ради нашего короля можно солгать, и даже должно это сделать, поскольку лишь один Господь может судить, праведны ли твои намерения! Если они таковы, то клятвопреступление – обязанность… Иди с миром!..

   Получив такую поддержку, Зефирина вышла из Алькасара. И сразу же со всех сторон на нее обрушились крики.

   Это был час, когда бродячие торговцы и местные продавцы жареного мяса предлагали кур, уток или молочных поросят, жаренных на углях.

   Гро Леон попытался задержать свою хозяйку возле утки в толченом миндале, которую обожал, но молодая женщина не позволила соблазнить себя. Она спешила увидеть дочь и слуг. Ей не удалось найти портшез, и накинув на голову капюшон своего длинного плаща, она поспешила как можно быстрее преодолеть двести пятьдесят туазов[48], отделяющих ее от гостиницы Сан-Симеон. Проходя по мосту дю Мансанарес, Зефирина подняла голову и взглянула на высокую черную башню, тюрьму Франциска I. Она подумала, что сегодня вечером вновь будет у изголовья короля.

   Она не знала, что уже в который раз жизнь ее повиснет на волоске в самом безумном и самом опасном из всех приключений, выпавших ей на долю.

ГЛАВА XIV
ЛУИДЖИ ФАРНЕЛЛО

   Дону Рамону вовсе не нравилось поручение, доверенное ему его господином, однако как верный слуга, он уже на рассвете звонил в колокольчик у ворот монастыря святой Клариссы.

   – Я должен повидаться с сеньорой Тринитой Орландо!

   – Невозможно, сеньор. У нас женский монастырь, и наши правила запрещают…

   Дон Рамон прервал речь привратницы:

   – По приказу его величества короля, откройте, сестра, или я прикажу моим солдатам взломать дверь.

   Дон Рамон просунул в окошечко пергамент с печатями Карда V. Тяжелая дубовая дверь со скрипом отворилась.

   – Следуйте за мной, сеньор, – пригласила его привратница, потупив глаза: лицо ее было скрыто краями белого чепца.

   Через колоннаду внутреннего дворика она проводила дока Рамона в большую комнату с белыми стенами и скромным убранством.

   – Ждите здесь, – приказала она, уходя.

   Дон Рамон прислушался к пению, доносившемуся из часовни. В этот час все монахини ушли к заутрене. Несмотря на святость места, где он находился, время для посланца короля тянулось слишком медленно. Он раздраженно то стягивал, то вновь надевал свою черную шапочку с белым плюмажем. Затем встал с табурета и принялся расхаживать взад и вперед вдоль стены, на которой висело деревянное распятие: подошвы его башмаков с квадратными носами гулко стучали по блестящим плиткам пола.

   Минут через пятнадцать дверь открылась и вошла женщина: лицо ее было скрыто под черной вуалью.

   – Извините меня, сеньор, что заставила вас ждать, но я молилась вместе с сестрами, – заговорила она нежным, мелодичным голосом.

   – Донья Гермина? – вопросительно произнес дон Рамон.

   Вместо ответа женщина откинула вуаль. Дон Рамон с трудом сдержал возглас удивления при виде испещренного морщинами лица той, что некогда была одной из самых красивых женщин при дворе Франциска I и Карла.

   Однако сомнений не было: несмотря на морщины, глубокими бороздами пролегшие на увядшей коже, свинцовые круги под блестящими черными глазами и морщинистые веки, перед доном Рамоном стояла именно донья Гермина де Сан-Сальвадор, вдова маркиза де Багателя.

   – Сударыня, его величество поручил мне вручить вам лично этот приказ.

   Донья Гермина взяла протянутый ей пергамент. Дворянин заметил, как дрожат покрытые коричневыми пятнами руки доньи Гермины.

   «Что с ней произошло, как она дошла до такого состояния? Отчего она так резко состарилась? Ей вряд ли больше сорока… А на вид можно дать все шестьдесят», – размышлял дон Рамон, пока донья Гермина читала послание.

   Только фигура ее еще сохранила былую красоту молодости. В это утро она была одета в простое черное бархатное платье со складками, без фижм, но с юбкой колоколом, отчего можно было сразу разглядеть, что донья Гермина сохранила осиную талию.

   Дон Рамон кусал свои седеющие усы. Он никогда не любил донью Гермину и не одобрял связи своего господина, пусть даже ради интересов государства, с этой шпионкой.

   – Прекрасно, мессир, – сказала донья Гермина, окончив чтение.

   Дон Рамон не мог понять, была ли она в ярости или осталась равнодушной. Ни один мускул не дрогнул на ее старческом лице. Только черные глаза, обрамленные длинными ресницами, поблескивали из-под тяжелых век.

   – Желание короля равносильно приказу: я подчиняюсь с тем большей охотой, ибо поставленная передо мной задача отнюдь не из легких. Следуя совету его величества, я думала, что поступаю правильно, спасая этого ребенка из пламени Этны, но если Карл V желает… Подождите меня, мессир, я сейчас вернусь!

   Донья Гермина вышла из комнаты, оставив после себя дурманящий запах. Дону Рамону стало не по себе, на лбу его выступил пот. Ему хотелось как можно скорее покинуть и этот монастырь, и эту женщину, которая, по его мнению, приносила только несчастья.

   Время шло.

   Где-то рядом раздался бой часов; по нему дон Рамон определил, что прошло не менее получаса, как донья Гермина оставила его.

   «Что еще она замышляет?» – думал дон Рамон.

   Сжав эфес шпаги, он уже собрался выскочить из комнаты и, распугивая монахинь, самому отправиться на ее поиски, как дверь распахнулась и вошла донья Термина. На руках у нее был ребенок, завернутый в белую шелковую шаль. Дон Рамон застыл от изумления. Потом, оправившись, склонился, чтобы рассмотреть младенца. Он готов был поклясться, что на личике малыша лежала печать страдания.

   – Сколько ему? – спросил дон Рамон.

   – Шесть месяцев, сеньор.

   Дон Рамон совершенно не разбирался в детях. Он неловко взял младенца у доньи Гермины.

   – Сеньор, я рассчитываю на ваше благородство и надеюсь, что вы не забудете сказать его величеству, что я по-прежнему его верная и преданная служанка.

   – Клянусь честью, сударыня.

   – Могу я попросить вас оставить мне расписку?

   – О чем вы говорите, сударыня?

   – Сеньор, я заботилась об этом младенце, на моих плечах лежала огромная ответственность. Теперь я отдаю его вам. Несмотря на то что я полностью доверяю вам, мне бы хотелось иметь письменное подтверждение исполнения мною королевского приказа.

   Донья Гермина хлопнула в ладоши. В комнату вошла карлица-служанка. Ее тщедушное тело было облачено в коричневое платье из грубой шерсти, большая голова скрыта под рогатым чепцом. Она протянула дону Рамону перо и пергамент. Руки его были заняты младенцем; ему пришлось передать его донье Гермине. Он взял лист и прочел то, что было там написано:

   «Сегодня, в день праздника святого Иоанна, сеньора Тринита Орландо по приказу Дона Карлоса передала находившегося на ее попечении ребенка мужского пола, в добром здравии, подателю сего письма, в чем тот по своему доброму согласию и подписуется».

   Донья Гермина была предусмотрительна. Дон Рамон без колебаний взял перо и подписал: «Рамон Гонсалес де Кальсада».

   Донья Гермина развернула пеленки тихо попискивавшего младенца. Она заставила дона Рамона убедиться, что речь шла именно о мальчике, и вручила ему ребенка, оставив у себя приказ «Дона Карлоса» и расписку.

   Теперь дон Рамон торопился покинуть монастырь. Укрыв плащом драгоценную ношу, он откланялся и поспешил выйти из комната.

   Привратница, по-прежнему потупив взор, проводила его до ворот. Дон Рамон не привык садиться на коня, держа в руках младенца. Однако после некоторых усилий ему это удалось. Выехав на узкую улочку, забитую телегами, мулами и разносчиками, всадник привычным маневром расчистил себе путь и помчался вперед.

   Как и все люди, которым довелось много страдать, Зефирина, прибыв в гостиницу Сан-Симеон, приготовилась к худшему. Ее встретили радостные возгласы Коризанды, восторги Ла Дусера и любезное сюсюканье мадемуазель Плюш. Эмилия и Пикколо подтвердили: ночь в гостинице прошла спокойно, сигналов тревоги не поступало. Венецианец из лавки оружейника на Пласа Майор не подавал признаков жизни.

   Зефирина умирала с голоду. Она заказала обильную трапезу для себя и Гро Леона; Эмилия тут же помчалась покупать еду у бродячих торговцев. Насытившись, Зефирина приказала нагреть ей воды.

   Удивленная такой просьбой, жена трактирщика робко спросила ее:

   – А что сеньора француженка хочет с ней делать?

   – Ее высочество хочет вымыться, голубушка! – надменным тоном ответила мадемуазель Плюш.

   Подавленная столь шикарными замашками этих иностранцев, прибывших из-за Пиренеев, сеньора Каталина тут же послала трех служанок за водой.

   Стянув на макушке свои роскошные, цвета темного золота волосы, Зефирина сладострастно погрузилась в лохань с водой, прихватив с собой Коризанду. Под бдительным оком Гро Леона, усевшегося на шкаф переваривать обед, она играла с малышкой, мыла ее и целовала пухленькое тельце. Эмилия поливала спину своей госпожи.

   В комнату вошла мадемуазель Плюш: она была обеспокоена гораздо больше, чем обычно.

   – Словно Меркурий, который, как известно, покровительствует путешественникам, некий дворянин явился в гостиницу; он желает поговорить с вами, сударыня, и ждет вас в нижней зале.

   Зефирина улыбнулась, услышав цветистую речь Плюш.

   – Наверное, это от Мортимера! Вы знаете, что он сейчас в Мадриде, моя добрая Плюш?

   – Мор… тимер, – прошепелявила Плюш.

   – Да, наш друг милорд Монтроз.

   – Ах!.. Нет, моя маленькая Зефирина, это, скорее, тот приятный мужчина, который был вместе с идальго… наконец… он говорит, что его зовут дон Рамон и он принес вам… какой-то ценный предмет!

   Зефирина быстро встала, прикрывая свою восхитительную наготу от взора служанок.

   «Силы небесные! Она хорошеет день ото дня. В таком возрасте – и уже вдова, какое несчастье, что монсеньор исчез!» – думала Плюш, принимая из рук матери Коризанду.

   Эмилия помогла своей госпоже вытереться и быстро одеться; на рубашку было накинуто простое платье с рукавами-пуфами, дважды перехваченными по длине. Затем она заплела волосы госпожи в толстую косу и обернула ее вокруг головы.

   Одевшись, Зефирина спустилась в общий зал гостиницы, в этот час пустовавший.

   – Вы хотели поговорить со мной, мессир?

   Не скрывая восхищения, испытанного им при виде княгини Фарнелло, высокий дон Рамон согнулся в низком поклоне.

   – Да, сударыня, – он понизил голос, – я прибыл от имени его величества.

   Зефирина заметила, что поверенный Карла V прячет под плащом какой-то сверток.

   «Что это может быть?» – думала она, любезно приглашая его сесть на стул и сама усаживаясь напротив.

   – Слушаю вас, сеньор.

   Ей показалось, что предмет под плащом зашевелился. Но, возможно, ей это только показалось.

   – Сударыня, его величество направил меня к вам с двумя поручениями, и я не знаю, с какого мне следует начать.

   – С самого неприятного! – усмехнулась Зефирина.

   Не говоря ни слова, дон Рамон протянул ей пергамент. Зефирина сломала печать и ознакомилась с «милостивым» повелением императора. Удивленная, она дважды перечитала послание и вопросительно посмотрела на королевского посланца.

   – И это после клятвы в верности! Карл V возвращает мне земли, титулы и права, мне и моим детям… или, вернее, моей дочери и мне, потому, что сын мой был у меня украден, – прошептала она, кусая губы.

   Ее зеленые глаза пристально смотрели на дона Рамона.

   – Это еще не все, сударыня, – поспешил сказать дворянин. – По приказу императора все сбиры города отправлены на розыски вашего сына…

   Побледнев, Зефирина встала.

   – Луиджи… – едва слышно произнесла она.

   – Да, сударыня, все говорит за то, что ребенок по-прежнему находится в Мадриде… Император же… вот он!

   Дон Рамон распахнул свой плащ и протянул младенца Зефирине. Она даже не вскрикнула. Кровь отхлынула от ее и без того бледного лица. Боясь, что она сейчас упадет в обморок, дон Рамон подскочил к ней. В дверном проеме появились Эмилия и мадемуазель Плюш.

   – Силы небесные, наш маленький князь! – воскликнула Плюш.

   – Ох, дьявол, наконец-то наш хозяин! – весело воскликнул Ла Дусер.

   Устроившись на перилах лестницы второго этажа, Гро Леон наблюдал всю сцену, но впервые ничего не говорил.

   Словно безжизненная кукла, Зефирина взяла на руки завернутого в белую шаль младенца, протянутого ей доном Рамоном. Движением, общим для всех матерей, она склонилась к ребенку. Малыш жалобно всхлипнул. Он открыл глаза и тотчас же снова закрыл. Его головенка на слабой шейке скатилась набок. Зефирина лихорадочно распушила жидкие волосенки в поисках данного мальчику от рождения знака: Кровавой Розы.

   Но за ухом у младенца и справа и слева, равно как и на затылке и на тощей цыплячьей шейке малыша было чисто.

   Наконец, из груди Зефирины вырвался вопль, но это был не крик радости, а грозное рычание раненой львицы.

   – Это не мой ребенок! Это не Луиджи! Ваша комедия вполне достойна вашего негодяя-хозяина! И вы еще хотели заслужить мою признательность! Кто этот ребенок?

   – Клянусь вам, княгиня, это ваш малыш. Князь Луиджи Фарнелло. Откуда вы знаете, что это не он? Вы не видели его целых полгода. В этом возрасте… – оправдывался дон Рамон.

   – Увы, это не наш маленький Луиджи. У него нет отметины! – запричитала Плюш. Она взяла ребенка из рук Зефирины, Чтобы распеленать его и как следует рассмотреть.

   Под шелковой шалью скорчился тощий младенец, одетый в неимоверно грязную распашонку.

   – Этому ребенку нет и двух месяцев! – заявила Эмилия, прекрасно разбиравшаяся в детях.

   – Ах, бедная крошка! – вздохнул Ла Дусер.

   – Заберите этого ребенка, сеньор, и верните его матери. Мне стыдно за вас! – возмущенно сказала Зефирина.

   И повернулась спиной к дону Рамону. Взволнованная, она стала быстро подниматься по лестнице к себе в комнату, но дворянин остановил ее.

   – Сударыня, я привез вам вашего ребенка, вы должны оставить его у себя!

   Зефирина обернулась: глаза ее метали молнии.

   – Чтобы скормить его свиньям? Или выбросить вместе с помоями? Вы совершили глупость, купили несчастное создание у каких-нибудь нищих бродяг…

   – Вы не правы, сударыня! – возмущенно запротестовал дон Рамон.

   – Тогда, значит, вы позволили себя одурачить! – выкрикнула Зефирина.

   Под ее пронзительным взором дон Рамон потупился.

   – Но я…

   – Говорите, сеньор.

   – Сначала вы, сударыня: что это за знак, о котором вы говорите?

   Зефирина не раздумывала.

   – Идемте, мессир.

   В комнате оруженосец Пикколо развлекал Коризанду, давая ей играть с эфесом его шпаги.

   – Вот, сеньор, сестра-близнец Луиджи, а вот цветок, которым отмечены мой дети…

   – Как у… – внезапно запнулся дон Рамон.

   – Как у его величества Карла V! Да, в ту ночь я видела его, – сказала Зефирина. – Эта Кровавая Роза – бесспорное доказательство того, что наши семейства когда-то состояли в родстве.

   – Возможно, через Бургундский дом! – робко предположил дон Рамон.

   Он перестал понимать, что смущает его больше: это открытие или присутствие рядом с ним Зефирины. Перегнувшись через ее плечо, чтобы рассмотреть Коризанду, дон Рамон увидел восхитительную грудь молодой женщины, приподнятую лифом платья. Суровый испанец тут же представил себе ее обнаженное тело, ноги, живот и соблазнительнейший золотистый треугольник, настоящее золотое руно.

   – Я думаю, что наше родство более древнее и уходит в глубь веков! – ответила Зефирина, возвращая Коризанду Пикколо.

   Она не была расположена рассказывать о своем предке, императоре Саладине.

   Дон Рамон встрепенулся, лицо его цвета слоновой кости порозовело. Зефирина была истинной женщиной и сразу же поняла причину его смущения. Она была слишком умна, чтобы не понимать, какую выгоду можно из этого извлечь. «Этот человек – доверенное лицо «Карла-кровопийцы», он знает многое, и мне тоже надо знать все, что известно ему. С волками жить – по-волчьи выть».

   – Добрый мой Пикколо, малышка голодна, отнеси ее к Плюш.

   Как только дверь за оруженосцем закрылась, Зефирина поднесла руку ко лбу.

   – Поддержите меня, мессир, мне дурно. Случившееся слишком разволновало меня.

   И она оперлась на руку дона Рамона.

   – К вашим услугам, сударыня…

   Идальго почтительно взял Зефирину под руку. Он хотел усадить ее в кресло, но это не входило в планы молодой женщины. Она намеревалась играть ва-банк.

   – Я всего лишь одинокая, слабая женщина, рядом со мной нет мужской руки, дабы поддержать меня в трудную минуту! Император насмехается надо мной, мессир, а вы… Ах! И вы тоже, дон Рамон, и от этого мне особенно горько. Я бы никогда не поверила, что такой дворянин как вы…

   Зефирина уткнулась лицом в плечо идальго. Если слова ее и не были правдивы, то слезы, хлынувшие из глаз, были совершенно искренними.

   – Ах, сударыня, вы разрываете мне сердце! – воскликнул дон Рамон.

   Он обнял Зефирину за талию, схватил ее руки и принялся жарко целовать их. Всегда столь хладнокровный испанец сейчас пылал, словно раскаленный уголь.

   – Клянусь честью, сеньора, вы последний человек, которому я хотел бы причинить зло! Ах, сеньора!..

   С удивлением Зефирина почувствовала, как под плотной тканью штанов вздымается горячая мужская плоть. Она успела познать любовь только в объятиях Фульвио. Уже много месяцев Зефирина пребывала в тоске по мужу и успела забыть, что она женщина, способная вызывать желание у мужчин.

   Суровый дон Рамон был последним мужчиной, которого ей хотелось бы соблазнить. Однако, ведя свою игру для того, чтобы заставить его говорить, она не могла не признаться, что также ощутила некоторое волнение. Инстинкт опытного охотника не обманул дворянина.

   – Ах, сударыня, как вы могли такое подумать! – повторял он, раздвигая коленом бедра Зефирины. – С тех пор, как я увидел вас в окошке носилок, я думаю только о вас, вы явились ко мне словно Мадонна. Клянусь душой, я желаю вам только добра… Клянусь, что той ночью я сделал все для вашего му…

   Дон Рамон резко остановился. Неужели он сошел с ума? Он чуть было не выдал государственную тайну. Он слишком увлекся. Зефирина сделала вид, что ничего не поняла. Чтобы скрыть засверкавшие в глазах радостные искорки, она опустила веки.

   «Фульвио жив… Дон Рамон собирался сказать: «Для вашего му…жа…»

   – Я знаю, – вздохнула Зефирина. – Я догадалась, что вы сделали все возможное, чтобы защитить мое дело перед королем. Простите мою вспыльчивость, я так одинока…

   Увидев столь близко перед собой лицо Зефирины, дон Рамон не устоял. Он наклонился и впился поцелуем в ее губы. Она думала, что ей будет очень неприятно, но, не отдавая себе отчета в том, что происходит, неожиданно стала отвечать на его поцелуи.

   «Я делаю это для Фульвио», – думала она.

   Разум покинул ее, она стонала от наслаждения, принимая поцелуи искушенного в любви испанского дворянина. Она чувствовала, как его руки лихорадочно шарят у нее под юбками, в то время как губы целуют вырвавшуюся из корсажа грудь. Он стал торопливо подталкивать ее к кровати. Зефирина поняла, что если сейчас он получит все, то она больше не сумеет заставить, его говорить.

   – Остановитесь, мессир, как вам не стыдно, вы воспользовались моей слабостью, моим волнением, которое сами же и вызвали, – прерывистым голосом произнесла молодая женщина.

   Задыхаясь, она оттолкнула его. Дон Рамон хотел было возобновить свои попытки, но ей удалось удержать его на расстоянии.

   – Постойте, мессир! Вы видите, в каком я состояний, мои люди ждут меня, и…

   – Обещайте, что вы согласитесь поужинать со мной сегодня вечером! – воскликнул дон Рамон.

   – Прежде скажите мне, где вы нашли этого ребенка, – ответила Зефирина.

   Дон Рамон покачал головой.

   – Если вы согласитесь поужинать со мной, я скажу вам это сегодня вечером.

   – Это похоже на шантаж, мессир, – с улыбкой заметила Зефирина.

   – Это похоже… похоже… Словом, вы согласны? – сухо спросил дон Рамон, и его лицо снова приняло прежнее непроницаемое выражение.

   Зефирина испугалась, что упустит его. Сейчас он больше ничего не скажет. Но он – единственная ниточка, ведущая к Луиджи и Фульвио. Зефирина взяла руку идальго и приложила к своей груди.

   – Послушайте, как бьется мое сердце, мессир. Это сердце матери, но также сердце женщины. Я приду поужинать с вами. Где я вас найду?

   – В семь часов, сударыня, я пришлю за вами своих слуг.

   Дон Рамон церемонно поклонился и отступил, давая дорогу Зефирине.

   Сопровождаемые насмешливым взглядом Гро Леона, они спустились по лестнице.

   Внизу хлопотала сеньора Каталина; она собиралась кормить младенца.

   – Несчастный малютка умирает с голоду, сеньор, – заявила достойная трактирщица.

   Дон Рамон не собирался возвращать ребенка донье Гермине. Повинуясь мгновенному наплыву чувств, он предложил сеньоре Каталине 500 золотых реалов с условием, чтобы она воспитала мальчика. Трое детей трактирщицы умерли в раннем возрасте. Равно взволнованная как мальчуганом, так и предложенной суммой, сеньора Каталина согласилась и решила назвать малыша Антонио.

   Зефирина с облегчением вздохнула: она знала, что не смогла бы выкинуть ребенка на улицу, а брать на себя лишнюю обузу ей не хотелось.

   Она проводила дона Рамона до дверей гостиницы. Дворянин наклонился, чтобы поцеловать ей руку.

   – До вечера, сударыня, – прошептал он. Зефирина лишь слегка кивнула в знак согласия. Дон Рамон вскочил на коня. Провожаемый взором Зефирины, он поскакал по мадридской улице. Он знал, что впервые в жизни ему придется обмануть императора: он найдет предлог, чтобы остаться в Мадриде. Карл V уедет в Толедо один.

   Дон Рамон обернулся, когда хрупкая фигурка Зефирины скрылась в гостинице. Он должен заполучить эту женщину, самую прекрасную из женщин, которых когда-либо встречал: он получит ее или умрет.

ГЛАВА XV
ЛЮБОВНЫЕ СВИДАНИЯ

   Великолепные часы сеньоры Каталины пробили семь, когда у порога гостиницы Сан-Симеон остановились носилки: их несли четверо лакеев без ливрей.

   В любви как на войне; Зефирина знала, что ей предстоит выдержать осаду. Для этого мадемуазель Плюш помогла ей одеться самым тщательным образом. На Зефирине было расшитое серебром голубое платье с огромными рукавами-пуфами и высокой шемизеткой цвета золотистой розы. Этот чудесный наряд – один из подарков мадам Маргариты. Чтобы скрыть глубокий вырез и тонкий облегающий корсаж на китовом усе, подчеркивавший ее осиную талию, Зефирина накинула широкий голубой плащ с большим капюшоном, прикрывавшим роскошные волосы с вплетенными в них нитями жемчуга, которые ей удалось спасти после катастрофы в Сицилии.

   С помощью лакея Зефирина села в носилки – привычное средство передвижения знатных дам. Мадемуазель Плюш пожелала сопровождать свою госпожу, но Зефирина решила, что сегодня присутствие дуэньи будет неуместным.

   – Оставайтесь дома, моя добрая Плюш. Завтра, в зависимости от того, что мне удастся узнать, мы начнем действовать, по крайней мере я на это надеюсь…

   Нос Артемизы Плюш вытянулся. Хотя у нее в голове бродили разные галантные мысли о предстоящем свидании Зефирины, она не могла бы сказать ничего утешительного. К тому же ей не нравился дон Рамон.

   Рядом хлопал крыльями Гро Леон. Он уселся на крышу носилок. Зефирина откинулась назад. Лакей задернул занавески, и носилки тронулись в путь. Пытаясь разглядеть в просвет между тканью, куда ее везут, Зефирина подавила зевок. Она вытянула ноги, стараясь не задеть обручи, поддерживающие юбку с фижмами, оперлась на локоть и по возможности приняла наиболее удобную позу, позволявшую не измять ни шелковой ткани юбки, ни прически.

   Убаюканная мерным покачиванием носилок, она вскоре уснула. За день Зефирина очень устала. Тотчас же после отъезда дона Рамона Зефирина разработала свой план сражения. Переодевшись в мужской костюм и спрятав волосы под шапочкой со множеством складок, она вместе с Пикколо отправилась к оружейнику на Пласа Майор, чтобы узнать, не видел ли он венецианца и нет ли у него новостей о некоей даме по имени Тринита Орландо. Оружейник подтвердил, что он уже отдал толедский кинжал, оставленный у него одним из клиентов.

   – Ты тоже хочешь получить хороший клинок, мой мальчик? – спросил оружейник, приняв Зефирину за юного пажа.

   – Д-да… при случае.

   Зефирина старалась, чтобы ее голос звучал грубо.

   – А ваш клиент не оставил вам адреса?

   – Мой клиент заплатил мне десять реалов и не заставлял меня терять время, как это делаешь ты, маленький плут.

   Чтобы привести торговца в хорошее расположение духа, Зефирина купила у него дамасский кинжал из Кордовы. Однако затраты себя не оправдали, оружейник и так сказал все, что знал.

   Разочарованная, она вернулась в гостиницу, чтобы переодеться и отправиться на первое свидание, назначенное на одиннадцать часов.

   Милорд Мортимер встретил Зефирину как брат, внезапно воспылавший страстью к своей сестре. Белокурый красавец, всегда любезный и обходительный, этот английский лев принял молодую женщину у себя на квартире. Он встретил ее с обнаженным торсом, ибо только что отразил удар Вильяма, своего учителя фехтования, нападавшего на него с кинжалом и шпагой.

   – О… моя дорогая Зефирина, я не быть уверен, что вы придти… Какой приятный сюрприз!

   Английский лорд, фаворит Генриха VIII, медленно натягивал роскошную льняную рубашку. Зефирина успела разглядеть тонкий длинный рубец от удара шпагой, который нанес ему Фульвио в Риме. Мортимер поймал взгляд Зефирины. У него хватило такта не начать снова свои жалобы.

   Повелительным жестом он отослал мэтра Вильяма и приказал подать завтрак.

   – Моя дорогая… прекрасная Зефирина, – повторял он, усаживая гостью перед маленьким столиком, уже сервированным на двоих, Это доказывало, что он ожидал ее прихода.

   Заняв место напротив, он взял ее руки и принялся покрывать их поцелуями.

   – Вчера, встретить вас, я так смутился… Дорогая… darling… ну, расскажите, что с вами происходить.

   Постоянно подливая мальвазию в бокал молодой женщины, Мортимер слушал ее рассказ и лишь иногда кивал головой; волосы у него были завиты крупными локонами.

   Герцог всегда брал с собой в путешествия множество слуг. Два лакея-шотландца, чьи грубо вылепленные лица Зефирина уже успела запомнить, принесли жареных лебедей и куропаток в собственном соку.

   Отвесив почтительный поклон княгине Фарнелло, лакеи удалились. Под столом длинные ноги Мортимера тотчас же устремились в атаку. Зефирина отстранилась. Не обращая внимания на этот стратегический маневр, Монтроз продолжал свои попытки сближения, одновременно не переставая спрашивать:

   – Вы, конечно, голодны, darling?

   После обильной утренней трапезы, оказавшей весьма тяжелое воздействие на ее желудок, она чувствовала себя неспособной проглотить ни кусочка.

   Пока Мортимер при помощи рук и зубов расправлялся с дичью, Зефирина лишь подносила кусок к губам, делая вид, что пробует его. Мортимер же успевал осыпать ее тысячью любезностей, наполнять свой бокал, пить самому и заставлять пить ее.

   – Не стоит больше печали, дорогая… вы самая прекрасная женщина на свете и самая умная… Я отвезти вас в Англию… жениться на вас! Вы слишком молоды, чтобы плакать, такова жизнь… Забудьте все и едем со мной, вы быть герцогиней де Монтроз, я стать заниматься вашей маленькой дочерью.

   Предложение было соблазнительным. Забыть все! Выйти замуж за красавца Мортимера, в которого она даже была чуть-чуть влюблена в «Золотом лагере». Стать одной из знатнейших дам Англии, управлять огромными владениями и навсегда распроститься с мыслью когда-нибудь отыскать Фульвио и Луиджи…

   На глаза Зефирины навернулись слезы. Она так резко встала, что обручами юбки опрокинула кубок.

   – Мой дорогой друг, я очень люблю вас. Я благодарю вас, но я не за этим пришла сюда.

   Из речи Зефирины Мортимер расслышал только три слова: «Я вас люблю». Одним прыжком он вскочил. Прежде чем она успела запротестовать, он сжал ее своими мускулистыми руками.

   – Мой дорогая, darling, вы не созданы для плакать… вам смеяться, вам любить…

   Он покрывал ее лицо поцелуями. Ей было приятно ощущать себя в сильных объятиях Мортимер. Это был настоящий мужчина – искусный фехтовальщик, опасный соперник в любви, изысканный вельможа, умело пользующийся духами.

   Его губы коснулись щеки Зефирины, затем достигли шеи, потом снова поднялись вверх и завладели ее ртом. От его поцелуя у Зефирины перехватило дыхание, и она с трудом осознала, что сама тянется губами к Мортимеру. Издав рычание, английский лорд схватил ее, словно дикий зверь хватает свою добычу. Огромными прыжками он понес ее в спальню, где Зефирина увидела застеленную белоснежным покрывалом кровать. Она еще не успела перевести дыхание, как Мортимер уже лежал на ней. Сквозь плотную ткань платья она ощущала, как страстно он желает ее. Из уст Зефирины вырвался стон, еще больше распаливший Мортимера. С ловкостью опытной горничной он начал раздевать ее. Расшнуровав корсаж, выпустил на свободу груди Зефирины и принялся жарко лобзать ее соски.

   – Любовь моя, ты такой красивый… Ты тоже меня хотеть, я так мечтать о вас.

   Руки его проникли под юбки Зефирины и завладели ее самым интимным. Сладострастная дрожь пробежала по ее телу, К чему сопротивляться? Почему не согласиться и не начать новую приятную жизнь рядом с мужчиной, который ей нравится? Она начинала понимать, как ей не хватало ласк Фульвио… Фульвио…

   Внезапно Зефирина взбунтовалась. Неужели она забудет о муже, о сыне, о мести?

   – Остановитесь, милорд Монтроз, приказываю вам вспомнить о приличиях. За кого вы меня принимаете? Я вовсе не затем пришла сюда, чтобы со мной обращались как с последней шлюхой. Не забывайте, что я княгиня Фарнелло, супруга вашего друга!

   – Но я… думать… быть… Зачем же вы прийти?

   Мортимер опомнился и выглядел несколько смущенным. На лице, которому перебитый в сражении нос придавал еще большее очарование, отчетливо читалось желание. Его приоткрытые губы были влажны. Решив, видимо, что Зефирина кокетничает с ним, он попытался возобновить свои посягательства. Зефирина с силой оттолкнула его. Откатившись на самый край кровати, она быстро соскочила на пол и, прикрыв грудь шемизеткой, отчетливо произнесла:

   – Я пришла просить вам помочь мне отыскать Луиджи и Фульвио…

   Не в лучшем настроении Мортимер также встал с кровати. Обойдя комнату, он набросил на себя длинный полукафтан без рукавов, скрыв под ним штаны с выдающимся далеко вперед гульфиком, делавшим его похожим на распаленного быка. Немного успокоившись, он вернулся к Зефирине.

   – Но, бедная мой, darling… Что я помочь сделать?

   – Вы всемогущий министр. У вас есть власть, которой нет у меня. Вы можете заставить Карла V сказать вам, в какой тюрьме находится Фульвио, если, конечно, его держат в тюрьме. Вы можете потребовать у него Луиджи, именем вашего короля, которому Фульвио оказал немало услуг, можете потребовать вернуть их обоих… Я уверена, что при дворе все лгут мне, а «Карл-кровопийца» знает все.

   – Боже… Требовать… вернуть… вы мечтательница, моя бедная Зефирина, я есть… very sorry, я бы хотел оказать услугу вам, но я ничего не могу поделать с императором. Разве вы не знать Карл V, у него каменный сердце! Darling, клянусь, я собрал сведений, Фульвио умереть на Сицилия, так же и ваш ребенок… Я знаю, это очень печально… выходите за меня замуж, дорогая моя, darling… Я владеть самыми прекрасными замками в Сассексе и Корнуолле, у меня есть шесть тысяч баран…

   «Ого! Число возрастает!»

   – Вы быть счастлива со мной, Зефирина, darling…

   Зефирина развернулась на каблуках и бросилась к лестнице. К чувству разочарования примешивались ярость и досада.

   – Грязный английский трус! – выругалась она, пока Пикколо помогал ей садиться на мула.

   – Sot! Souci! Sourire![49] – прокаркал Гро Леон.

   Раздраженная Зефирина понимала, что Гро Леон прав.

   «Самая умная» среди женщин своего круга, она повела себя как маленькая, глупенькая дурочка, не сумев воспользоваться ситуацией.

   – Куда мы едем, княгиня? – спросил Пикколо.

   – Во дворец Сан-Лоренцо!

   По дороге Зефирина не произнесла ни слова. Она была недовольна собой, понимая, что неправильно вела себя на свидании с Мортимером.

   Южное солнце стояло высоко в небе, когда Зефирина проехала мимо Торре де Луханес и остановилась возле тяжелой, обитой гвоздями двери дворца, куда она также была приглашена на обед.

   – Нас ждет сеньор Фернан Кортес, кавалер ордена Сантьяго! – бросила слуге Зефирина.

   С Гро Леоном на плече она вошла во дворец. Повсюду сновали мажордомы, пажи, солдаты удачи и меднокожие рабы – живое свидетельство того, что сеньор Кортес имел свиту, вполне достойную вице-короля.

   Слуги стаскивали во двор тяжелые сундуки и устанавливали их на телегах. Видимо, скоро предстояло отправиться в дальнее путешествие.

   – Сеньора Зефирина де Багатель, – объявил мажордом.

   Лакей распахнул двустворчатую дверь, и Зефирина очутилась… прямо в спальне конкистадора!

   Облаченный в роскошный халат из зеленой и золотой парчи, с огромным изумрудом в ухе, Кортес сидел подле низкого столика, собираясь приступить к трапезе. Столик был накрыт на двоих!

   Он встал и сделал шаг навстречу Зефирине.

   – Я уже отчаялся увидеть вас, сеньора Зефирина!

   – Меня задержали дела, которые касаются и вас, сеньор Кортес.

   – Меня? – удивился конкистадор.

   Приманка была заброшена.

   – Salut! Soldat! Sympathie![50] – прокаркал Гро Леон.

   Ответ последовал незамедлительно. Восхищенный Кортес принялся беседовать с Гро Леоном, а Зефирина села напротив конкистадора, чтобы приступить к своей третьей за сегодняшний день трапезе: каплуны, голуби, перепела, зайцы, гранаты, желтки с сахаром, миндалем и медом следовали друг за другом с поистине адской быстротой.

   Кортес проглатывал все и говорил мало.

   – Ешьте… Ешьте, сеньора… Мне нравится, когда у моих гостей хороший аппетит!

   Зефирина стоически ела, пытаясь незаметно отдавать самые большие куски Гро Леону. Наконец меднокожие слуги принесли золотые кувшины с водой для омовения рук. Зефирина заметила, какой печальный и отстраненный взор у этих людей, привезенных из испанской Индии.

   – Эти индейские собаки ацтеки… Не обращайте на них внимания! – бросил Кортес.

   По знаку конкистадора другие слуги унесли остатки трапезы, столик и закрыли за собой дверь. После сытной еды Гро Леон устроился на шкафу; Зефирина осталась наедине с Кортесом.

   – Сеньор, – бросилась в наступление Зефирина, – вчера вы предложили мне алмаз в обмен на мою очередь… сегодня я хочу предложить вам сделку, выгодную для нас обоих…

   – Санто Доминго, сеньора, вы мне нравитесь все больше и больше. Я люблю таких женщин, бойких, дерзких и без всякого жеманства… Воинственных амазонок… С вами Легко идешь прямо к цели!

   И соединяя слова с делом, Фернан Кортес двинулся к Зефирине. Прежде, чем она успела возразить, конкистадор распахнул халат. Иной одежды на нем не было, и Зефирина увидела, как страстно он желает ее.

   Зефирина так изумилась, что даже не сумела испуганно вскрикнуть, как подобает высокородной даме. Она только успела отметить, что у конкистадора сильное смуглое тело, испещренное многочисленными шрамами.

   Словно огромный хищный зверь, Кортес набросился на Зефирину, швырнув ее поперек кровати. Опомнившись, она стала отбиваться от навалившегося на нее всем телом мужчины, колотя его кулаками в грудь.

   – Давай же, красотка… Ты вся горишь, словно кобыла в течке.

   Он кусал Зефирину, хватал за груди, шлепал по заду.

   – Мессир, я пришла к вам по делу, – запротестовала она.

   – Все дела с бабами начинаются в постели! – прорычал Кортес.

   Он задрал ей юбки и раздвинул ноги, даже не пытаясь снять с нее одежду. Он обращался с ней, как заправский солдафон.

   Зефирина почувствовала, что его руки сильно сжали ее потаенную плоть, и задрожала от истомы, охватившей ее от этого «насилия». Кортес уже лежал между ее бедер. Его горячий член уже готов был проникнуть в нее.

   – Я знаю, где вы можете найти сокровища Монтесумы! – завопила Зефирина.

   О, волшебные слова!

   Кортес мгновенно привстал. Его золотистые глаза недоверчиво взглянули в зеленые глаза Зефирины.

   – Почему вы мне об этом говорите?

   Он перевел дыхание и ослабил объятия.

   – Потому что эти сокровища существуют, сеньор… Я могу оказать вам огромную услугу.

   – В обмен на…?

   – В обмен… на очень важные для меня сведения.

   – Монтесума… Откуда вы о нем знаете?

   Кортес отстранился. Стараясь не смотреть на обнаженного мужчину с высоко поднятым членом, Зефирина воспользовалась передышкой, перекатилась на другой конец кровати и соскочила на пол. Она все увереннее исполняла этот маневр!

   – Сеньор Кортес, я не хотела быть нескромной, но обстоятельства сложились так, что мне пришлось выслушать вашу беседу с королем…

   Не переставая говорить, Зефирина оправляла платье и приводила в порядок перевитые жемчужными нитями волосы.

   Кортес зловеще усмехнулся.

   – Вы подслушивали за дверью?

   – Вы так орали, что вас было слышно в прихожей! – возмутилась Зефирина.

   Кортес принялся теребить свои черные кудри. Он запахнул полы халата и проворчал:

   – Вы испортили такой момент… Так и быть, сеньора, раз уж вы желаете, давайте поговорим о делах!

   Ноги Зефирины дрожали. Словно на аудиенции, Кортес опустился в массивное кресло, указав молодой женщине место на табуреточке.

   – Я слушаю вас. Итак, вы утверждаете, что знаете, куда девалось сокровище этой ацтекской собаки, украденное подлым французским корсаром?

   – Видите ли, сеньор… – начала Зефирина, весьма затруднявшаяся назвать искомое место, – вы не совсем точно передаете мои слова…

   Кортес разочарованно развел руками, что должно было означать: «Ну, началось».

   – Я сказала вам, сеньор, что я знаю, где вы могли бы найти сокровища Монтесумы, – уточнила Зефирина, – ибо я знаю, где прячется тот, кто их у вас украл.

   – Жан Флери! – воскликнул Кортес.

   – Да, Жан Флери, – улыбнулась Зефирина. – Если я вам выдам корсара, вы сумеете отыскать сокровища. Конечно, если он не успел их растратить.

   Зефирина лгала вдохновенно, твердо решив получить за свое вранье полноценные сведения.

   – Вы сами француженка, кто поручится, что вы говорите правду?

   – Мне нужна ваша помощь, сеньор Кортес. Я не знакома с этим Жаном Флери, и мне, в сущности, наплевать на него… Зачем мне лгать вам? – убедительно заверила его Зефирина.

   – Гм-м-м…

   Кортес запустил пальцы в свою черную бороду. Он все еще сомневался. Зефирина решила нанести главный удар.

   – У вас имеются карты?

   Кортес повел ее в соседнюю комнату. Это был настоящий рабочий кабинет, где на столах лежали груды пергаментов. Здесь работал личный картограф конкистадора Кристобаль де Картахена.

   – Я привел тебе юную особу, которая собирается преподать нам урок географии! – насмешливо произнес Кортес, убежденный, что Зефирина не сумеет разобраться в картах, составленных ученым Кристобалем.

   Зефирина склонилась над столом.

   – О! Мыс Доброй Надежды, открытый сорок лет назад Бартоломео Диасом, а затем вторично благородным Васко де Гамой в конце прошлого века. Зондские острова[51], Новая Португалия[52] и этот пролив… получит ли он имя величайшего мореплавателя всех времен?.. Я вижу, сеньор Кристобаль, что на основании демаркационной черты Тордесилласа и используя меридиан на астрономической таблице Северной звезды вы пытаетесь начертить путь мессира Магеллана…

   Конкистадор и его картограф стояли, разинув рты, пораженные столь великой эрудицией.

   – Ученая женщина! – с комическим видом простонал Кортес. – Так где же, по-вашему, сеньора, скрывается Жан Флери?

   – Мессир, я скажу, если вы поклянетесь сделать то, о чем я вас попрошу!

   – Я не могу клясться, не зная, о чем идет речь, – запротестовал Кортес.

   – А я ничего не скажу вам без такого обещания!

   – Черт раздери, что за мегера! Хорошо, сеньора, даю слово сделать все, что будет в человеческих силах…

   – Я хочу, чтобы вы отыскали моего мужа!

   – Он сбежал? Если вы вели себя с ним так же, как со мной, то меня это не удивляет… Бедняга!

   – Так вы даете слово? – переспросила Зефирина, не обратив внимание на насмешку.

   – Если ваши посулы того стоят, – да! Мессир Кристобаль, дайте мне самую подробную карту Сумеречного моря[53].

   Картограф повиновался.

   Палец Зефирины заскользил по карте.

   – Так он на Канарских островах! – воскликнул Кортес.

   Зефирина пожала плечами. – Отнюдь…

   – Тогда, значит, на Подветренных островах[54], вот здесь…

   Кортес ткнул пальцем в Тринидад.

   – Вовсе нет, – не терпящим возражения тоном ответила Зефирина.

   Кортес раздражал ее. Ей хотелось сбить спесь с конкистадора.

   – Здесь встречаются корабли Жана Флери…

   Зефирина указала точку, расположенную на юго-западе Иберийского полуострова.

   – Это мыс Сен-Венсан, ваша милость! – заметил восхищенный познаниями Зефирины Кристобаль.

   – Так эта собака находится на юге Португалии… Откуда вы это знаете? – спросил Кортес.

   – Мессир, я не обязана говорить вам, откуда я это знаю! Вы же обещали мне…

   – Подождите…

   Пока Кортес вызывал капитана Мартина Переса и отдавал ему приказ отправляться на розыски Жана Флери, Зефирина подсчитала – им понадобится не меньше шестидесяти… даже девяноста дней, чтобы убедиться в отсутствии французского корсара в Сен-Венсане. Если бы, по тем или иным причинам, она бы к тому времени все еще была связана с Кортесом, то сказала бы ему, что Флери бежал… на Канарские острова!

   – Доставьте его мертвым или живым… лучше живым! – приказал Кортес своему капитану.

   Затем обернулся к Зефирине:

   – Ладно, я дал вам слово. Так, значит, вы хотите, чтобы я вернул вашего строптивого мужа?

   Зефирина вопросительно посмотрела на него. Кортес знаком дал ей понять, что она может говорить в присутствии Кристобаля.

   – Я хочу, мессир Кортес, чтобы вы нашли то место, где находится мой супруг. У меня есть основания подозревать, что он был увезен в Испанию, где его скорее всего бросили в тюрьму.

   – Как его имя?

   – Фульвио Фарнелло.

   – Итальянец?

   – Князь Сицилии и Ломбардии…

   – Вы просили у императора даровать ему прощение?

   – Я отдаю вам Жана Флери; вы возвращаете мне мужа: у меня есть ваше слово, сеньор Кортес.

   Кортес заходил по комнате.

   – Для меня это небезопасно. Но сделка есть сделка. У меня есть кое-какие связи в Королевском совете и среди военных. Предупреждаю вас, что я только получу сведения, где находится ваш супруг… даже если он уже на кладбище.

   Зефирина вздрогнула.

   – Но не рассчитывайте, что я стану передавать ему веревочную лестницу и устраивать побег. Вы будете знать, где он и точка. Договорились? – спросил Кортес.

   В горле у нее пересохло, и она лишь кивнула головой.

   – По рукам, сеньора.

   Кортес хлопнул по ладони Зефирины, словно она была купцом, с которым конкистадор заключил выгодную сделку.

   – Где я смогу найти вас?

   Зефирина назвала адрес гостиницы Сан-Симеон.

   – Прощайте, мадам, – поклонился Кортес. – Настал час моего общения с Господом…

   В сопровождении картографа конкистадор вышел из комнаты и, как был, в халате на голое тело, отправился молиться Всевышнему!

   Любопытный образчик Человеческой породы – наполовину сеньор, наполовину солдафон.

   Покидая дворец Сан-Лоренцо, Зефирина, еще полностью не оправившаяся от потрясения, испытывала удовлетворение проведенными переговорами. Она не стала заводить разговор о донье Гермине, надеясь сегодня вечером выспросить все у дона Рамона.

   Каждому надо было дать свое особое поручение.

   Когда около четырех часов пополудни она вернулась в гостиницу, Ла Дусер и мадемуазель Плюш уже ждали ее: они были бледны как смерть.

   Не говоря ни слова, ее верные спутники указали ей на корзину, увитую лентами; сразу же после ее ухода какой-то нищий принес эту корзину и, вручив ее, мгновенно скрылся.

   Она открыла корзину.

   На оловянном подносе среди фруктов лежала голова венецианца Тициано…

   В окровавленных губах несчастного была зажата свернутая вчетверо записка. Дрожащей рукой Зефирина вытащила ее и прочла следующие слова: «Так умирают предатели!»

   Это был страшный ответ доньи Гермины. Скорее всего содеянное было делом рук преданного ей, как собака, Бизантена.

   Значит, мачеха не только знала, что Зефирина напала на ее след, но и проведала про ее пребывание в гостинице Сан-Симеон. Кровавая волчица не сложила оружия. День ото дня она становилась все опасней; Зефирина догадывалась, что ее жажда крови растет вместе с увеличением дозы употребляемых ею наркотиков.

   И эта омерзительная женщина держала в своей власти ее ребенка, ее Луиджи…

   Единственной надеждой Зефирины был Каролюс, бедняга-карлик, полу-мужчина, полу-женщина; она даже не могла с уверенностью сказать, приходится ли он ей теткой или дядей, однако была твердо уверена в его расположении к ней. По крайней мере, он должен был позаботиться о ее сыне.

   Чем Тициано заслужил столь страшную смерть? Может быть, венецианец хотел украсть подлинного Луиджи и вернуть его матери?

   Ворота Алькасара закрывались в шесть часов. Дрожа за жизнь Коризанды, Зефирина решила во что бы то ни стало уберечь ее от мести доньи Гермины.

   Только в одном месте Коризанда могла быть в безопасности: подле мадам Маргариты, под ее покровительством. Среди слуг Зефирины возникло замешательство. Молодая женщина хотела отправить Плюш и Ла Дусера в Алькасар, но достойная мадемуазель Плюш и оруженосец отказались выполнить это приказание.

   «Они никогда не покинут княгиню Зефирину, им ее поручили, они поклялись ее отцу, господину маркизу, и монсеньору, ее супругу…»

   Наконец, было решено, что с маленькой Коризандой останутся Эмилия и Пикколо и будут опекать ее до тех пор, пока Зефирина вновь не займет свое место подле Маргариты.

   Зефирина быстро заполнила пропуска Лануа; дабы убедиться, что все в порядке, она проводила дочь до самого Алькасара.

   Расставаясь, она поцеловала ее с такой тоской и страстью, что все были удивлены, Зефирина предпочла не входить в крепость, опасаясь, что может опоздать к назначенному для свидания часу. Предчувствие подсказывало ей, что третье свидание будет самым важным.

   Ла Дусер прекрасно запомнился мадам Маргарите. Справившись с поручением, он вернулся в Сан-Симеон, чтобы успокоить Зефирину.

   У принцессы Маргариты в Алькасаре были собственные апартаменты. Она разместила там Коризанду, Эмилию и Пикколо. Добросердечная принцесса передавала своей подруге, что та может ни о чем не беспокоиться и продолжать поиски; она также сообщала, что король чувствует себя все лучше и лучше.

   Перестав волноваться за судьбу дочери, а также за Франциска I, Зефирина быстро привела себя в порядок, готовясь отправиться на ужин с доном Рамоном де Кальсада…

ГЛАВА XVI
ТРЕТЬЕ СВИДАНИЕ

   – Тысяча поцелуев, сеньора!

   При звуке этого голоса Зефирина внезапно проснулась. Всю дорогу она проспала.

   Одетый в штаны и камзол из черного бархата, дон Рамон галантно протягивал ей руку, помогая выйти из носилок. Сон освежил Зефирину, и теперь она с нескрываемым удивлением оглядывалась по сторонам. Она стояла посреди просторного двора с колоннадой, обнесенного кованой железной решеткой, типичной для мавританских дворцов. В центре, на клумбе благоухали цветы, фонтанчиками била вода, наполняя воздух свежестью.

   – Где мы, мессир? – спросила она.

   – Конечно же, у меня, сударыня! К несчастью, я почти все время в пути, поэтому мне редко удается насладиться этой красотой.

   Дон Рамон протянул руку Зефирине, чтобы она могла опереться на нее. Вместе они обошли его владение.

   Кроме просторных комнат на первом этаже во дворце – наполовину арабском, наполовину испанском – был еще целый лабиринт внутренних двориков, коридоров, прихожих и оружейных залов.

   Роскошный дворец в самом центре Мадрида свидетельствовал о занимаемом доном Рамоном высоком положении и тех благодеяниях, коими осыпал его император.

   Обходя дворец вместе с хозяином, Зефирина заметила, что они не встретили ни одного слугу.

   Вероятно, дон Рамон отпустил их на сегодняшний вечер. Однако подобное предположение еще ни о чем не говорило Зефирине.

   В этот вечер от надменности дона Рамона не осталось следа: он был почти что весел, рассказывал о музыке и об искусстве, словом, был обаятельным и любезным хозяином дома. В сопровождении Гро Леона, кружившего над их головами, он рассказывал молодой женщине, всегда с жадностью узнававшей что-то новое, о резных окнах с двойными арками, фаянсовых плитках, покрытых эмалью, террасах, о золотом и мавританском стилях архитектуры, соединившихся воедино в его дворце.

   Он увлек Зефирину в шпалерные сады и заставил ее отведать еще не полностью созревшего винограда. Гурман Гро Леон до отвала наелся сочными ягодами. Со всяческими церемониями дон Рамон провел ее по винтовой лестнице на балкон, выходивший во внутренний дворик квадратной формы.

   – Я приготовил вам сюрприз, сеньора! – воскликнул дон Рамон и, пригласив Зефирину сесть на стул с высокой резной спинкой, удалился.

   Окинув взором пустой двор, Гро Леон устроился на перилах балкона. Зефирина спрашивала себя, но собирается ли дон Рамон спеть ей серенаду.

   Двое конюхов, первые слуги, которых заметила Зефирина, закрыли с двух сторон проходы во двор тяжелыми решетками. Отворились две двери. Из одной во двор выехал дон Рамон на низкорослой белой лошади. Рыцарь галопом подскакал к балкону своей дамы. Приветствуя ее поклоном, он снял с головы черную шапочку и бросил ее Зефирине со словами:

   – Из любви к вам, сеньора, я стану вашим тореадором!

   С первых дней своего пребывания в Испании Зефирина слышала рассказы о том, как знатные сеньоры со страстью предавались развлечению под названием «коррида». Однако она толком не знала, в чем состоит суть этого испытания, не знала, что специальный устав, принятый еще в XIII веке и именуемый Pallidas, разработал жесткие правила этой игры.

   – Того! – крикнул дон Рамон.

   Слуги приподняли дверь-заслонку, и во двор выскочил огромный черный бык; он тяжело дышал, с губ его клочьями слетала пена.

   – Rejon! – приказал дон Рамон.

   Один из слуг, оставшийся за барьером, протянул ему короткое деревянное копье с острым железным наконечником. Вооружившись им, испанский дворянин галопом поскакал к быку, который также направился ему навстречу.

   Зефирина с трудом сдерживалась, чтобы не закричать от страха. Гро Леон тоже перепугался. Огромный мощный бык, казалось, вот-вот опрокинет и всадника, и коня. Изящным движением, в котором, однако, чувствовались недюжинная сила и ловкость, дон Рамон всадил копье в могучий загривок быка. От боли животное жалобно закричало.

   – Soldat! Salaud! Soupir![55] – прокаркал Гро Леон, явно сочувствовавший быку.

   Зефирина прижала руки к сердцу. Этот жестокий спектакль был ей отвратителен, и она приказала птице замолчать. Момент, чтобы позлить хозяина дома, был неподходящим.

   Между тем, она не могла не признать исключительную ловкость тореадора. Искусно управляя своим низкорослым скакуном, специально выдрессированным, чтобы атаковать быка, дон Рамон вернулся под балкон. Отвесив гостье почтительный поклон, он вновь поскакал к быку.

   – Ara… toro… toro! – подбадривал он криками животное.

   Зефирина стала понимать, что по условиям игры тореадору необходимо коснуться быка. В тот момент, когда бык бросался, стремясь поддеть на рога коня, мужчина должен был, сохраняя равновесие, наклониться и нанести удар. По правилам «игры» участник должен был быть не только великолепным наездником, но и обладать недюжинной ловкостью.

   Действо, разыгрывавшееся во дворе, напоминало, скорее, фантасмагорическое видение: кровавый и безумный спектакль, исполняемый для одной только зрительницы, казался нереальным. Зефирина невольно втянулась в созерцание поединка человека и животного.

   Гро Леон спрятал голову под крыло.

   Зефирина, подумав, решила, что это, в сущности, не более жестоко, чем иные привычные рыцарские забавы, как например, поединки на турнирах, когда рыцари сходятся один на один. Восхищаясь ловкостью тореадора, она несколько раз принималась аплодировать. Дон Рамон спешился, вынул из ножен шпагу.

   – Toro… toro! – позвал он.

   Весь в мыле, с окровавленными ноздрями бык, пошатываясь, двинулся на своего мучителя. Не сходя с места, дон Рамон вонзил свой клинок в затылок зверя, и тот, смертельно раненый, рухнул на землю.

   – Sot! Sadigue![56] – проворчала галка. У птицы было несварение желудка.

   Не более четверти часа потребовалось дону Рамону, чтобы убить быка. Запачканный кровью, с потным лицом, он подошел, чтобы вновь приветствовать Зефирину. Понимая, что победитель ждет от нее привычную для победителей турнира награду, она бросила ему свой пропитанный духами кружевной носовой платок.

   Испанский дворянин на лету схватил его и поднес к губам.

   – Рад, сударыня, что представление вам понравилось. Я могу уложить шесть быков подряд… Хотите, я сейчас покажу вам?

   Напуганная мыслью о том, что ей предстоит увидеть еще пять убийств невинных животных, Зефирина с улыбкой отклонила предложение.

   – Все было прекрасно, сеньор, но мне кажется, время уже позднее…

   – Вы правы, сеньора, поэтому я прошу у вас еще всего лишь несколько минут…

   Зефирина поискала глазами Гро Леона. Тот исчез; вероятно, ему стало плохо от корриды, а может, и от зеленого винограда.

   Дон Рамон отправился переодеться.

   Когда он вернулся, костюм его вновь был безупречен, пятен крови не осталось и в помине. В прорези камзола сверкал белизной его трофей – платок Зефирины.

   – Изволите ли вы теперь поужинать?

   – С удовольствием.

   Как ни странно, но сейчас Зефирина была очень голодна. Дон Рамон провел ее в соседнюю комнату. На круглом столике был сервирован ужин. Слуги отсутствовали.

   Дон Рамон и Зефирина обслуживали себя сами. Испанский дворянин все предусмотрел. Блюда, приправленные перцем и шафраном, были восхитительны. Вино из Хереса ударило Зефирине в голову.

   В соседней комнате, за ковром, музыканты на виолах исполняли приятные пастушеские мелодии. Внезапно Зефириной овладела приятная истома; возможно, причиной тому были меланхоличные напевы и нежный перезвон струн. Перед ней сидел суровый идальго, умный, надменный и любезный. Она даже вынуждена была признать, что он не лишен некоего очарования, присущего зрелым мужчинам.

   Во время ужина дон Рамон не позволил себе ни одного неподобающего жеста; он лишь слегка касался пальцев Зефирины, передавая ей очередное блюдо, да нога его иногда задевала ее юбку.

   Может быть, он удовлетворится их совместным ужином?

   Напряжение спало, и Зефирина рассмеялась. Она отвечала любезностью на любезность, рассказывала о жизни при дворе Франциска I, забавляла дона Рамона галантными историями.

   Ужин подходил к концу.

   Зефирина решила, что все, оказывается, гораздо проще, чем она предполагала, и подняла свой кубок.

   – Мессир, я пью за нашу новую дружбу и желаю, чтобы она длилась столько же, сколько отпущено нам дней на этой земле…

   Более изысканный тост придумать было трудно. Дон Рамон ответил с подобающей учтивостью.

   – Сеньора, я пью за вашу красоту, ослепившую взор того, кто с первого же взгляда был околдован вами…

   Они вновь вступили на скользкую почву, Зефирина решила, что пора сворачивать с опасной тропы.

   – Поверьте мне, сеньор Кальсада, я глубоко ценю все, что вы сделали для меня… Я была весьма тронута тем, что вы привезли ко мне этого ребенка, верю, что вы искренне считали его моим сыном… Теперь, когда мы друзья, скажите мне, кто дал вам этого младенца?

   После многих обходных маневров Зефирина двинулась прямо к цели.

   Дон Рамон холодно взирал на Зефирину.

   – Здесь не место и не время говорить о подобных вещах, сеньора.

   Возмущенная Зефирина встала из-за стола.

   – Я сдержала слово и пришла к вам. Теперь сдержите свое.

   Сквозь забранное решеткой окно она выглянула во двор: при свете факелов слуги смывали с плит пятна бычьей крови.

   Руки дона Рамона опустились ей на плечи.

   – Вы портите наш вечер, сеньора… Зефирина… Взгляните на луну, любовь моя.

   Она обернулась, чтобы возразить ему. Именно этого ей и не следовало делать. Как и сегодня утром, невозмутимый идальго вновь походил на одержимого. Холодный дон Рамон, крепко обняв ее за талию, запрокинул ей голову и жадным поцелуем впился в губы. Он завладел Зефириной, словно дикий зверь завладевает своей добычей. Быстро откинув портьеру, за которой, как оказалось, стояла огромная кровать под балдахином, он в три прыжка отнес ее туда.

   – Оставьте меня, мессир! – протестовала Зефирина.

   Она думала, что, как и во время утренних свиданий, ей удастся выпутаться из создавшегося положения. Однако она плохо знала испанцев; в их жилах текла горячая кровь.

   – Mi amor… belleza… mi corazo.

   Он срывал с Зефирины одежды, выдергивал шнурки из корсета, упивался ее губами, покрывал поцелуями грудь, задирал юбки. Он был всюду одновременно. Никогда еще Зефирине не приходилось иметь дела со столь пылким и ловким мужчиной.

   «А я была готова держать пари, что он сплошной кусок льда!» – успела подумать она перед тем, как закружилась в вихре чувств.

   Ей надо было сопротивляться, отталкивать его. Но она только сладко застонала. Дон Рамон принялся ласкать ее бедра. Внезапно он остановился, пораженный своим открытием. В ней также пробудилось желание. Он испустил радостный сладострастный вопль.

   С утра Зефирина уже успела побывать в объятиях двух сильных и красивых мужчин, пробудивших ее чувственность. Тело ее трепетало. Она жаждала любви, жаждала крепко прижать к себе мужское тело.

   Она больше не могла сопротивляться, не могла говорить «нет». Третьему за сегодняшний день мужчине оставалось только собрать урожай, посеянный двумя его предшественниками. И как ни странно, именно об этом мужчине она думала меньше всего. Но зрелый муж, изощренный в любовных ухищрениях, казалось, был неисчерпаем в своей изобретательности.

   – Иди сюда! – простонала Зефирина, тая от страсти в объятиях дона Рамона.

   «Фульвио говорил мне, что на такое способны только юноши!» – подумала Зефирина.

   Дон Рамон трижды обладал ею. Она находила в этом неизъяснимое удовольствие. Поначалу робкая, как любая женщина, познавшая в своей жизни только одного мужчину, Зефирина лишь покорно подчинялась ему; затем она, осмелев, сама начала предлагать ему правила игры.

   Ей казалось, что в ней сейчас живут два человека. Мысли ее были с Фульвио – возлюбленным мужем, которому она давала клятву верности. Когда дон Рамон брал ее, она закрывала глаза и воображала себя в объятиях супруга; тело же ее упивалось любовью испанца.

   – Прекрасная… божественная Зефирина… ты чувственна и нежна, настоящая женщина. Я люблю твое тело, твою грудь… Я больше не смогу без тебя, моя восхитительная возлюбленная.

   Восхищенный дон Рамон, не переставая, ласкал ее золотистую кожу.

   «Вот… у меня есть любовник, у меня есть любовник…», – повторяла она, удивляясь, с какой легкостью сменила свой титул честной жены на титул любовницы. «Я делаю это только ради Луиджи и Фульвио», – говорила она себе, чтобы заглушить угрызения совести. Она знала, что это не совсем так.

   Насладившись ее сосками и опьяненный нектаром, источаемым золотым руном, доводившим его до безумия, дон Рамон встал и отправился за вином и фруктами.

   Вытянувшись на широкой кровати, Зефирина разглядывала мускулистое тело мужчины, освещенное трепещущим пламенем свечей. Совершенно не смущаясь своей наготы, дон Рамон вернулся, неся поднос со сладостями.

   – На соседней колокольне пробило полночь.

   – Мне пора, – сказала Зефирина.

   – Я хотел бы защитить тебя от грядущих опасностей… от жизни, быть может, даже от тебя самой, Зефирина.

   Говоря эта слова, Рамон де Кальсада продолжал ласкать живот Зефирины.

   – Ты чаровница, – шептал он, готовый вновь вступить в любовную схватку.

   Она поцеловала его в шею и нежно, но уверенно оттолкнула от себя.

   – Рамон, скажи мне, прошу тебя… Что произошло сегодня утром?

   Дон Рамон вздохнул. Он лег на спину, заложив руки за голову.

   – Это не моя тайна, Зефирина, она принадлежит «сама знаешь кому». Если он узнает, что я проговорился, я ломаного гроша не дам за свою шкуру; но я больше не могу да и не хочу ничего от тебя скрывать… «Он» послал меня за твоим сыном в монастырь святой Клариссы…

   Зефирина села, поджав под себя ноги.

   – В монастырь святой Клариссы, – повторила она упавшим голосом.

   – Да, похоже, что ребенок находился на попечении одной женщины по имени Тринита Орландо…

   – Донья Гермина, – прошептала Зефирина, став бледнее белоснежных кружев подушки.

   – Негодяйка нас переиграла. Она вручила мне того бедного крошку, которого я привез сегодня утром. Но клянусь тебе, я ничего не заподозрил.

   – Я верю тебе, Рамон. Но почему ты потом ничего мне не сказал? – жалобно проговорила Зефирина. – Я бы собрала своих людей, мы бы осадили монастырь.

   Дон Рамон привстал, опираясь на локоть.

   – А вот этого делать не надо, в твоих же интересах. Я не мог ничего тебе сказать, потому что был связан словом… Но знаешь, куда я потом поехал?..

   – Сеньора Тринита Орландо?

   Расставшись с Зефириной в гостинице Сан-Симеон, дон Рамон вновь постучал в дверь монастыря святой Клариссы. Как он и ожидал, ему ответили:

   – Сеньора Орландо уехала!

   Дон Рамон добился, чтобы его впустили. Он даже сумел поговорить с настоятельницей и вынужден был признать, что его провели.

   Сразу же после его отъезда сеньора Тринита Орландо скрылась, захватив с собой оружие и кое-какие вещи. Идальго узнал, что за воротами монастыря ее ждал слуга, и она уехала, забрав с собой карлика и малыша, красивого шестимесячного младенца.

   Мать настоятельница, похоже, была высокого мнения о сеньоре Орландо. «Такая почтенная дама, такая милосердная… Подумать только, сеньор, еще сегодня утром она взяла на воспитание малютку, подброшенную какой-то несчастной к воротам монастыря…»

   Выйдя из обители, дон Рамон решил расспросить местного кузнеца. Действительно, тот сегодня утром подковал несколько мулов, запряженных в экипаж, в котором сидела дама, по описаниям напоминающая донью Гермину.

   Еще кузнец сказал, что она спрашивала у него дорогу на Саламанку[57].

   – Дорогу на Саламанку… – повторила Зефирина. – Значит, она решила бежать в Португалию?

   – Я больше ничего не знаю, – ответил дон Рамон. – Поверьте мне…

   Зефирина была уверена, что он говорит правду. Она больше не удивлялась тому, что сейчас Рамон де Кальсада с легкостью рассказал ей все. Прекрасная саламандра только что испытала свою огромную власть над мужчинами. Теперь она понимала, насколько проще заставить их говорить «после», чем «прежде»…

   Это открытие заставило ее задуматься.

   – А ты случайно ничего не знаешь об участи моего несчастного супруга? – спросила она как можно более равнодушным тоном.

   – Ничего… О нем я ничего не знаю! – убежденно ответил Рамон.

   Она почувствовала, что он лжет. Однако, проявив мудрость, настаивать не стала.

   Смутившись от ее вопроса, дон Рамон задул свечи. В темноте он обвил руками Зефирину.

   – Я люблю тебя, Зефирина… Невероятно, но люблю, – произнес Рамон, нежно сжимая ее в объятиях.

   Положив голову на мужское плечо, Зефирина лихорадочно придумывала самые безумные планы.

   Засыпая, она видела себя преследующей донью Гермину во дворце короля Португалии.

   Она резко пробудилась. Гро Леон, обретший свое обычное прекрасное самочувствие, «пел», сидя на окне.

   – Soleil! Sardine![58]

   Зефирина бросила взор на дона Рамона. Он все еще спал. Она встала, подошла к Гро Леону и шепнула ему на ухо:

   – Лети… Дорога на Саламанку… на запад… ищи Луиджи… донья Гермина… Бежала вместе с Луиджи… Дорога на Саламанку… Ты понял?

   – Salope! Salamanca! Salope! – повторил Гро Леон, доказав, что понял задание.

   – Быстрей, Гро Леон, прошу тебя, и возвращайся в Сан-Симеон!

   – Salamanca, кар… кар… – прокаркала птица, прежде чем подняться высоко в воздух и взять направление на запад.

   Зефирина долго провожала его взором, пока, наконец, черная точка не скрылась в небе. Теперь ей ничего не оставалось делать, как только ждать возвращения Гро Леона.

   Она забралась в постель. Рамон открыл глаза и тут же заключил ее в свои объятия. Еще секунда, и кастильский дворянин уже лежал на ее трепещущем теле. Он был ненасытен в своей страсти. К своему великому стыду, Зефирина отдавалась ему с неменьшим удовольствием. Ее тело истосковалось по любви…

ГЛАВА XVII
МЯТЕЖНИЦА

   – Поезжай в Толедо. Принеси присягу на верность, Зефирина. Я обещаю тебе свое покровительство при дворе… Ничего не бойся, донья Гермина перестала быть неприкасаемой. Я знаю императора, он был очень недоволен, когда я рассказал ему о ее поступке. Именно поэтому он разрешил мне остаться в Мадриде еще на одну ночь. Уверяю тебя, он не желает зла твоему сыну… Ты станешь одной из блистательнейших женщин королевства. Подумай, Зефирина, подумай как следует. Я уезжаю, чтобы присоединиться к королю… Обещай, что ты приедешь, Зефирина.

   Прощаясь с молодой женщиной, дон Рамон был столь взволнован, что она не узнавала его.

   – Мне надо уладить кое-какие дела, я смогу прибыть ко двору только через три дня, – словно думая вслух, произнесла Зефирина.

   – Обещай, что приедешь, – настаивал идальго.

   – Да… да, обещаю, Рамон, – сдалась Зефирина.

   Когда Зефирина вернулась в гостиницу, первое, что она увидела, была недовольная физиономия Ла Дусера. Будучи по натуре чрезвычайно добродетельным, оруженосец чувствовал, что сегодня ночью поведение Зефирины отнюдь не отличалось целомудрием.

   Платье, порванное пылким доном Рамоном, подтверждало его подозрения.

   Любопытство снедало также и вечно романтически настроенную старую деву; она была готова на все, чтобы узнать, что же произошло сегодня ночью.

   Приняв вид, подобающий ее светлейшему высочеству, Зефирина объявила своим спутникам, что от дона Рамона де Кальсада она узнала, что кровавая волчица бежала по дороге на Саламанку.

   Привыкнув к сочному языку Ла Дусера, Зефирина не стала придираться к словам.

   – Дождемся возвращения Гро Леона!

   – Но так мы потеряем время… Мерзавка наверняка проделала вчера с десяток лье, да сегодня еще пять… Ах, мамзель, я вас не понимаю!

   – Замолчите Ла Дусер, вы утомляете нас своими криками, – пропищала Плюш. – Если у мадам есть план, не мешайте ей действовать.

   Умом Зефирина понимала, что Ла Дусер прав. Она должна была бы броситься в погоню за доньей Герминой. Однако какое-то неясное предчувствие удерживало ее от этого. Зефирина была уверена, что Рамон сказал правду, но она хорошо знала свою страшную мачеху. Если она обмолвилась о том, куда держит путь, значит, сделала это, чтобы сбить со следа погоню.

   «Пятнадцать лье для крыльев Гро Леона – это десять часов лета, и еще десять, чтобы вернуться… Он вылетел в пять утра, в три часа дня птица еще не вернулась».

   Ожидание для Зефирины было мучительным. Чтобы скоротать время, она решила пойти в Алькасар, повидать Коризанду, мадам Маргариту и короля.

   Ла Дусер должен был сообщить ей о возвращении Гро Леона или же отправить галку к ней. Выходя из гостиницы, Зефирина нос к носу столкнулась с солдатом в железном шлеме.

   – Сеньора де Багатель?

   – Да.

   – Точно? – недоверчиво переспросил солдат.

   – Разумеется, это не написано у меня на лбу, но тем не менее я Зефирина де Багатель, – раздраженно ответила молодая женщина.

   Окинув ее критическим взором, солдат достал из-за кольчуги записку, вложил ей в руку и прошептал:

   – От сеньора Кортеса…

   Зефирина мгновенно развернула ее и прочла: «Санта Крус», Барселонские галеры». Подписи не было. Короткая записка не содержала ничего компрометирующего и вместе с тем была достаточно ясной.

   Пытаясь унять сильно бьющееся сердце, Зефирина несколько раз перечитала ее. Итак, Кортес, если, конечно, он не ошибся, узнал, что Фульвио находился на борту «Санта Крус», одной из барселонских галер.

   – Поблагодарите вашего командира и скажите ему… – произнесла Зефирина, отрывая глаза от записки.

   Она застыла в недоумении. Солдат Кортеса словно растворился в воздухе.

   Зефирина кусала губы. Фернан Кортес сдержал слово. «Барселонские галеры…» Сказать это – то же самое, что сказать «ад». Зефирина не могла поверить, что двуличный Карл V отправил князя Фарнелло на галеры… Фульвио – каторжник на галере… Фульвио, утонченный дворянин, князь – на одной скамье со скованными гребцами, в вонючем трюме… Фульвио, ее жизнь, ее любовь… которую она предала сегодня ночью.

   Чтобы не упасть, она прислонилась к дверному косяку. Пол ускользал у нее из-под ног. Она слышала смех сеньоры Каталины, играющей с маленьким Антонио.

   Внезапно к Зефирине вернулось мужество: раз Фульвио на галерах, значит, он жив. С самого отплытия с Сицилии она не верила в его гибель, и сердце не обмануло ее.

   Она быстро поднялась к себе. С волнением сообщила своим спутникам о полученной записке.

   Когда отзвучали радостные возгласы, Зефирина и ее друзья принялись думать, каким образом можно спасти Фульвио. В это время за окном послышался жалобный писк.

   Это был измученный долгим полетом Гро Леон. Перья его растрепались. Он разевал клюв и тихо выкликал:

   – Soif! Sardine![59]

   Зефирина засуетилась, принесла ему воды и семян подсолнуха.

   Когда Гро Леон насытился, молодая женщина, дрожа от нетерпения, спросила его:

   – Ты нашел донью Гермину на пути в Саламанку?

   Гро Леон отрицательно покачал своим серым хохолком.

   – Нет, ты не видел ее… Великий Боже, где же она? Куда она увезла моего Луиджи? – простонала Зефирина.

   – Salope! Sud! Serville![60] – прокаркал Гро Леон.

   – Севилья? – удивленно повторила Зефирина. – Ты уверен, Гро Леон?

   – Sur! Salope! Seville![61] – безапелляционно повторила птица.

   Зефирина полностью доверяла своей галке. Ее усталость свидетельствовала о том, что она очень долго летела над дорогой на Саламанку. Никого не обнаружив, она вместо того, чтобы, описав круг, вернуться назад, еще долго парила над окрестными дорогами, отыскивая экипаж доньи Гермины.

   – Ах, черт, согласен, вы оказались правы, мамзель Зефирина, – признал Ла Дусер. – Если бы мы вас не послушались, хороши бы мы были, загнав коней на дороге на Саламанку… О, узнаю дурные манеры этой чертовки… взяла да и поехала в другую сторону, чтобы обмануть нас… Но, как мне кажется, мамзель Зефи, дорога в Севилью лежит через Толедо… Так, может, ваша гадючка мачеха заедет туда, чтобы отдать нашего мальчугана «Карлу-кровопийце»?

   Такое вполне могло случиться.

   – Ты слышал, Гро Леон? Ты полетел за доньей Герминой? – ласково спросила Зефирина.

   – Suivre! Suivi![62]

   – Прекрасно, значит, ты видел ее? Сколько с ней было людей? Один… два… три?

   – Srois! Srois! Srois![63]

   – Они ехали на юг? Может быть, в Толедо?

   – Sud! Salope! Soulie! Seville! Seville! Seville![64]

   От этого допроса, ставившего под сомнение правильность ответа, птица пришла в дурное расположение духа, захлопала крыльями и вспорхнула на шкаф. Выманить ее оттуда не было никакой возможности.

   Зефирина хорошо знала склочный характер Гро Леона. Когда он обижался, из него нельзя было вытянуть ни слова. Чтобы отвечать столь уверенно, Гро Леон должен был не только увидеть донью Гермину, но и услышать из ее уст слово «Севилья». Возможно, он подслушал ее разговор во время стоянки, когда она была вынуждена дать передышку мулам. Кому могло прийти – в голову остерегаться сидящей на ветке дерева птицы?

   – Она едет туда вместе с нашим маленьким Луиджи… Но почему, Господи? – воскликнула Зефирина.

   Из Севильи корабли плывут в Испанскую Индию, – вдруг осенило ее.

   – Испанскую Индию? – в один голос повторили сраженные ее открытием Ла Дусер и мадемуазель Плюш.

   – Друзья мои, нельзя терять ни минуты! – объявила Зефирина.

   Сердце ее разрывалось. Как успеть разом в два места? Она стремилась в Барселону, чтобы попытаться освободить Фульвио или хотя бы смягчить его участь. Но ведь в это время эта бешеная сука скроется вместе с Луиджи, и она больше никогда не увидит свое дитя.

   Если она поедет на север, драгоценное время будет упущено. Зефирина помнила приказ Фульвио: спасти сына. Значит, прежде всего надо помешать донье Гермине отплыть на одном из галионов.

   – Ла Дусер, отправляйся в Барселону и постарайся вести себя потише…

   – Ох, дьявол, черт, тысяча рогоносцев, вы же знаете, мамзель, что я тих, как мышь! – запротестовал гигант, который одним своим ростом уже привлекал к себе всеобщее внимание.

   Даже не улыбнувшись, Зефирина продолжала:

   – Потолкайся в порту, поговори с теми, кто охраняет каторжников, попытайся поговорить с гребцами с галер. Вот тебе половина из оставшегося у меня золота и эти два кольца… Постарайся подкупить какого-нибудь охранника. Если тебе удастся увидеть Фульвио, скажи ему… скажи…

   У Зефирины перехватило дыхание.

   – Не волнуйтесь так страшно, моя крошка, я все понял, я отправлюсь в Барселону, я освобожу монсеньора, скажу ему, что все в порядке, что вы заняты поисками нашего малыша… и уж верно он вернется к вам такой радостный-радостный… – как нечто само собой разумеющееся произнес Ла Дусер. – Вот только есть одна загвоздка – я не могу позволить вам шастать по невесть каким дорогам с одной только беднягой Плюш, монсеньор мне этого никогда не простит…

   Зефирину не обрадовало упорство великана. Они заспорили. Однако Ла Дусер был тверд, как скала.

   Задачу разрешил Пикколо. Он принес послание от мадам Маргариты. Достойная принцесса собиралась отбыть в Толедо.

   Она писала:

   «Дорогая Зефирина!

   Мой брат чувствует себя значительно лучше. И мы, будучи уверены, что судьба его зависит от великодушия его императорского величества, покидаем Мадрид, чтобы засвидетельствовать наше почтение ее величеству королеве Изабелле… Затем мы возвратимся в Мадрид, дабы обнять нашего дорогого брата, и тотчас в одиночестве отбудем в милую сердцу Францию. Нам известно, что благородный император Карл, воистину имеющий право именоваться Великим, сделает все, чтобы мы поскорей вновь увидели нашего любимого Франциска…»

   Это означало: «Для Франциска готовят побег, и он вскоре будет с нами».

   «…Маршал Анн де Монморанси работает над текстом соглашения между их величествами. Я чувствую себя хорошо. Если можете, дорогая Зефирина, приезжайте к нам в Толедо. Мы берем с собой вашу малютку Коризанду. Не беспокойтесь за нее. Она вместе с Эмилией находится под надежной охраной моего слуги Сильвиуса. Я не оставлю ее своими заботами и поэтому возвращаю вам вашего отважного Пикколо. Король, мой брат, питающий к вам величайшую признательность и неизменно дружеское расположение, сказал вчера, что ваша Коризанда будет королевской воспитанницей. Надеюсь, дорогой друг, очень скоро вновь увидеть вас. Молитесь вместе со мной за добродетельного и снисходительного императора Карла, постоянно выказывающего нам свое благоволение. Безбоязненно предавайтесь вашим благочестивым занятиям. Как сладостно молить Господа, когда сердце твое чисто! Вам нет нужды возвращаться в Алькасар, ибо его величество поручает заботы о себе достойным испанским идальго. Итак, прощайте. До скорого свидания, дорогая моя Зефирина. Nutrisco et extinguo.

   Ваша Маргарита.»

   Принцесса окончила свое письмо имеющим двойной смысл девизом Саламандры, знака Франциска I: «Порождаю и уничтожаю (огонь)».

   Письмо было настоящим шедевром дипломатической переписки, всегда имеющей двойной смысл. Очевидно, мадам Маргарита опасалась, что письмо попадет в руки «чтецов» Карла V. Она была права. Пикколо рассказал, что при выходе из Алькасара сбиры задержали его, чтобы ознакомиться с эпистолярным творчеством принцессы. Ему показалось, что они были вполне удовлетворены. Донос, который они отослали императору, вероятно, был весьма благоприятен для пленника и его сестры.

   Похоже, принцесса предпочитала удалить Зефирину от короля. Подготовка к побегу шла полным ходом. Месть Карла V могла обрушиться на головы ни в чем не повинных людей, преданных Франциску.

   Зефирина была растрогана великодушием французского короля и обрадована известиями о дочери. Ничто больше не удерживало ее в Мадриде.

   – Ты поедешь со мной, Пикколо. Ла Дусер отправится в Барселону, – приказала она.

   За пятьсот реалов она купила четырех отличных лошадей, надеясь, что на них они догонят значительно менее резвых мулов. Чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, она переоделась в мужской костюм. Оставалось решить участь Плюш. Зефирина сомневалась, стоит ли брать ее с собой. Плюш придется везти в повозке, а значит, они будут продвигаться медленнее.

   Однако она плохо знала Артемизу Плюш.

   – Клянусь королем Артуром, мессиром Ланселотом и добродетельным Галаадом… мадам, я поскачу верхом до самого Святого Грааля!

   Рыцарские романы вскружили голову мадемуазель Плюш.

   С помощью Пикколо Артемиза соорудила себе замысловатый наряд. Плюш без причитаний рассталась со своими черными юбками.

   Кривыми ногами она сдавила бока рыжего конька.

   – Да вы плутовка, Плюш! Держитесь в седле не хуже любого мужчины! – воскликнула Зефирина.

   – Сударыня, я же никогда не рассказывала вам всей своей жизни! – с таинственным видом ответила Плюш.

   На прощанье Зефирина обняла сеньору Каталину. Она оставляла ей свои платья и маленького Антонио. Зефирина взволнованно поцеловала младенца: она думала о своем Луиджи.

   С Гро Леоном на плече Зефирина вскочила в седло. Молодая женщина и ее спутники покинули Мадрид.

   Выехав за городские стены, они разделились. Ла Дусер отправился на северо-восток, к Средиземному морю.

   Зефирина чуть не расплакалась.

   – Ла Дусер, я надеюсь, что ты все-таки доберешься до Севильи, поэтому оставлю для тебя письмо у ризничего собора, чтобы ты знал, где нас искать… Ты меня понял?

   – Черт возьми, конечно, да, письмо… не у колдуна… а всего лишь у ризничего.

   – А ты, если найдешь Фульвио, скажи… скажи ему… Голос Зефирины задрожал.

   Гигант дружелюбно похлопал ее по плечу.

   – Не волнуйся, крошка, я умею разговаривать как надо, будь спокойна, я скажу монсеньору все, что надо… Поезжайте, удачи вам, а ты, Пикколо, хорошенько охраняй ее… или я, когда вернусь, надеру тебе задницу.

   Зефирина и ее спутники долго смотрели всаднику вслед.

   – Вперед! – воскликнула Зефирина.

   Отдыхая ровно столько, сколько требовалось для восстановления сил лошадей, спя на земле, завернувшись в плащи, обедая на ходу, всадники за два с половиной дня добрались до Толедо.

   Раскинувшийся среди величественной природы на высоте тысяча пятьсот футов, омываемый водами Тахо, этот город, бывший последовательно столицей западных готов (визиготов), мусульман и христиан, ставший «императорским» городом Австрийского дома, притягивал Зефирину, словно пылкий любовник. Ей оставалось лишь преодолеть высокие стены Аррабаля, пройти под мавританскими арками Пуэрто дель Соль и войти в совершенно новый Алькасар, сооруженный на месте старой крепости в самой высокой точке города: именно там разместился испанский двор.

   Зефирина могла войти в Алькасар и, преклонив колена, предстать перед Карлом. Ей страстно хотелось повидать мадам Маргариту, Коризанду и Рамона де Кальсада, которому она дала слово приехать в Толедо.

   Пока молодая Женщина и ее спутники ехали по мосту Сен-Мартен, из заоблачных высот явился отправленный Зефириной на разведку Гро Леон.

   Галка долго кружилась вокруг зубчатых башен, прежде чем вновь занять свое место на плече Зефирины.

   – Salope! Suol! Seville![65] – утвердительно прокаркала она.

   Итак, донья Гермина решила не останавливаться в Толедо. Вероятно, она опасалась императорского гнева.

   Жребий был брошен, повернувшись спиной к городу, Зефирина и ее спутники переправились через Тахо.

   Молодая женщина пустила коня в галоп: горький комок застрял у нее в горле. Найдет ли она в конце дороги, что ведет на юг, своего врага, сумеет ли отомстить ему и сможет ли вернуть себе сына?

   Презрев протянутую руку Карла V, любовь дона Рамона, императорское «прощение» и защиту, отказавшись принести присягу на верность, княгиня Зефирина Фарнелло стала мятежницей.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
ИМПЕРИЯ ЗОЛОТА

ГЛАВА XVIII
СЕВИЛЬЯ

   Первой мыслью, взволновавшей Зефирину при въезде в Севилью, было: «Как найти донью Гермину в этом караван-сарае?»

   С тех пор как королевский эдикт от 10 апреля 1495 года разрешил подданным его католического величества отправляться по следам мессира Христофора Колумба в Испанскую Индию, началось массовое нашествие: каждый хотел заполучить часть богатств сказочной страны Эльдорадо. Тихий городок Севилья, отвоеванный у мавров в XIII веке, всего лишь за тридцать лет стал настоящим притоном оборванцев, бандитов, авантюристов, моряков, женщин сомнительной добродетели, знатных господ, слуг, ремесленников, обнищавших идальго, стекавшихся сюда попытать счастья.

   На узких, кривых и грязных улочках можно было увидеть только физиономии висельников, кучи грязи и нечистот. Запах стоял нестерпимый. Жара под чистым небом была удушающей.

   Миновав перенаселенные предместья и выйдя в центр города, Зефирина была ослеплена красотой зданий: запрокинув голову, она любовалась Хиральдой, минаретом бывшей мечети, ставшего колокольней собора, который царил над городом.

   Как во всех испанских городах, в самом центре находилась королевская резиденция Алькасар, выстроенная в испано-мавританском стиле, с арками, украшениями под мрамор, турецкими банями, широкими дворами, садами, водоемами и фонтанами. «Quien no ha visto Sevilla no ha visto maravilla». – «Кто не видел Севильи, тот не видел чуда» – гласила пословица.

   Зефирина начинала думать, что это правда. Процветание, порожденное торговлей между Испанией и Кастильской Индией, придавало андалузской столице своеобразный вид; грандиозное богатство здесь беспечно соседствовало с нищетой рабов-мавров и негров.

   Помимо обычной коммерции Севилья наживалась на торговле людьми.

   В роскошных кварталах обитатели были изысканны. Мужчины с элегантностью носили платье из расшитого галунами шелка. Женщины, одетые в цветную кисею, двигались очень прямо, маленькими шажками, что придавало их поступи благородство, известное во всем королевстве. На головах у них были маленькие шляпки с крахмальными кружевами, закрывавшими лицо так, что были видны только глаза.

   Зефирину и ее спутников изнурила семнадцатидневная гонка почти без остановок. Им пришлось несколько раз менять лошадей, и кошелек княгини Фарнелло опустел.

   Благодаря Гро Леону Зефирина знала, что донья Гермина имела всего несколько часов преимущества перед своими преследователями. Трое путешественников сняли комнату на довольно чистом постоялом дворе в квартале рядом с собором. Подкрепившись и сменив пропылившуюся одежду, Зефирина оставила бедняжку Плюш, чтобы дать отдых ее натруженному заду, сама же с Пикколо и Гро Леоном спустилась к крутым берегам Гвадалквивира.

   Оживление в городе не шло ни в какое сравнение с бешеной деятельностью, царившей в порту. Под палящим солнцем носильщики с криками загружали галионы, сторожевые суда, галеры, каравеллы, урки и прочие мелкие барки.

   От шестидесяти до восьмидесяти больших кораблей доверху заполнялись сушеным мясом, соленой рыбой, сухарями, маслом, вином, к которым добавлялось гигантское количество артиллерийских боеприпасов: ядра весом до ста двадцати фунтов, бочки с порохом, свинцовые пули, оружие, аркебузы, пищали и духовые трубки.

   На реке несметное количество маленьких лодочек с парусами всех цветов – тартаны, баркасы и фелуки – сновали между большими судами.

   – Сударыня, – прошептал Пикколо, вернувшийся из разведки. – Принят новый закон. Никто не может взойти на корабль без разрешения. Нужно иметь пропуск от торговой палаты.

   Эта новость приободрила Зефирину. Донья Гермина будет вынуждена поступить так же, как и все остальные.

   – Где можно получить пропуск?

   – В Торговой палате[66]!

   Один моряк разъяснил Пикколо, что из-за возрастающей в Севилье неразберихи король издал очень строгий закон, регламентирующий отправление. Опасались шпионов. Иностранцам не позволялось иметь карты или описания Индии. Им запрещено было отправляться туда без пропуска. Лишь сам король Карл V в некоторых случаях мог предоставить специальные льготы, дабы содействовать заселению этих отдаленных земель.

   Получив эти ценнейшие сведения, Зефирина и Пикколо отправились в крыло Алькасара, где расположилась контора Торговой палаты. Несмотря на блеск королевской администрации, призванной обеспечить монополию торговли с Индией, внутри здания царил беспорядок.

   Крики, вопли, угрозы, брань!

   Невзирая на новый закон, шумный сброд заполнял помещения. Каждый хотел раздобыть пропуск, чтобы подняться на борт. Заваленные работой чиновники пытались криками навести порядок, но в результате еще больше распаляли искателей счастья.

   С большим трудом протиснувшись вперед, Зефирина разглядела маленького скриба, чья испуганная физиономия ей понравилась. У нее осталось несколько реалов, которые она и подсунула под перо писарю. Золото, как всегда, сотворило чудо.

   – Ты хочешь сесть на корабль, малыш? – спросил писарь.

   – Нет, мессир, – возразила Зефирина на чистейшем кастильском наречии. – Я приехал повидать мою кузину. Она, мне кажется, хочет отправиться в Западную Индию. Как я могу найти ее?

   – Ты умеешь читать, мой мальчик?

   – Немного, ваша честь!

   – Что ж! Ничего нет проще, пойди, посмотри список ближайших пассажиров, он вывешен в капитанской.

   Среди имен Зефирина не нашла ни Триниты Орландо, ни Гермины де Сан-Сальвадор, но это ни о чем не говорило. Кровожадная волчица могла принять другое обличье. Вернувшись к писарю, Зефирина описала ему донью Гермину и ее слуг.

   – Нет… Ты говоришь, с карликом, слугой и младенцем?

   – Но если вы ее увидите, ни в коем случае не говорите, что я здесь, вы понимаете, мессир, я хочу сделать сюрприз, – поспешила добавить Зефирина.

   Снисходительный писарек, думая, что речь идет о любовной интрижке, обещал сохранить тайну.

   – Я вернусь за новостями, – сказала Зефирина.

   Выйдя из дворца, она заколебалась, что предпринять дальше. Гро Леон стремительно пикировал на нее. Он «навестил» с воздуха все палубы кораблей, фелук на реке и у набережных, но не заметил и тени доньи Гермины.

   Несколько следующих дней Зефирина и ее спутники прочесывали город: мадемуазель Плюш – церкви, Пикколо – постоялые дворы, Гро Леон – шикарные кварталы. А Зефирина, несмотря на протесты Артемизы, обошла бедные улочки.

   Зная о странных вкусах доньи Гермины, Зефирина была уверена, что ее дьявольская мачеха нашла пристанище в каком-нибудь темном жилище без окон на улицу.

   С того времени, как Зефирине пришлось жить среди нищих Рима[67], она научилась разговаривать с отбросами общества и отваживалась забираться даже туда, где не рисковали появляться альгвасила[68] – даже в бандитские притоны.

   Через несколько дней она подружилась с пикарос[69], которые никому не уступали дорогу. Они принимали ее за юного любителя приключений.

   Она решила даже проникнуть в Los Naranyos[70], настоящий Двор Чудес, населенный прокаженными и профессиональными нищими.

   Теперь Зефирина знала Севилью лучше, чем кто-либо. Она отдавала себе отчет, что этот город полон противоречий: блеск и нищета, любовь и преступление… Она продала ростовщику свои последние жемчужины. На это золото она могла покупать сведения, надеясь напасть хоть на какой-нибудь след.

   Все было напрасно. Донья Гермина, казалось, улетучилась.

   Ужасное сомнение закралось в душу Зефирины: «Может быть, она, очертя голову, бросилась не в том направлении?»

   В конце концов единственным источником информации был Гро Леон. Но не заблуждалась ли чистосердечная галка? Не осталась ли донья Гермина в Толедо, сговорившись с «Карлом-кровопийцей»? А может быть, она и на самом деле отправилась в Саламанку? И теперь нашла убежище в Португалии.

   В отчаянии Зефирина терзала свой мозг. Ночью она не могла спать. Снова и снова возвращаясь к своим мыслям, она засыпала только на рассвете.

   Как-то утром Зефирина внезапно проснулась, прижавшись носом к спине Плюш. Пикколо уже сидел на своем тощем коврике. Гро Леон зевал на краю сундука.

   На улицах били барабаны.

   В один миг одевшись, Зефирина и ее спутники последовали за севильцами, с громкими криками бежавшими к Гвадалквивиру.

   Наступил день отплытия. С мая по сентябрь флотилии отплывали регулярно.

   Какая радость для народа, столпившегося на берегах реки! Чтобы лучше защититься от французских и английских «проклятых корсаров», круживших вокруг испанского золота, флотилии Карла V имели приказ отплывать в количестве из десяти или пятнадцати судов, иногда больше, но никогда меньше, причем торговые суда должны были уходить в сопровождении военных кораблей и галер.

   Это было восхитительное зрелище: паруса постепенно надувались, увлекая корабли с пестро раскрашенными бортами по зеленым волнам Гвадалквивира.

   Загородившись рукой от уже довольно сильного солнца, Зефирина наблюдала за этой картиной, стоя посреди толпы на берегу.

   – «Тринидад»!

   – «Дончелла»!

   – «Дон Бенито»!

   – «Санта Клара»!

   – «Сантьяго»!

   Севильцы пальцем указывали на корабли, узнавая их имена, выгравированные золотом на корме.

   – Отплытие – это прекрасно. Но мне больше нравятся возвращения, – пробормотал суконщик, сосед Зефирины.

   – Почему, сеньор? – вежливо спросила молодая женщина.

   – Мамочки! Юная невинность, – провозгласил суконщик. – Потому что при возвращении корабли полны и привозят нам богатства. В прошлом апреле восьмого числа, малыш, ты мог бы это увидеть. Потребовалось шесть дней, чтобы выгрузить сто три воза серебра, золота, жемчуга, драгоценных камней и шелка… Никогда еще живому человеку, не доводилось видеть таких сокровищ. Ой-ей-ей!

   Суконщик, вспомнив об этом, восторженно перекрестился. «А я никогда не видела никого, кто так бы любил золото, как эти люди», – подумала Зефирина.

   Она оставила суконщика и спустилась поближе к берегу. Отсюда она могла слышать крики боцманов, командующих маневрами.

   Посреди всей этой суматохи карканье Гро Леона заставило Зефирину вздрогнуть.

   – Satan! Santiago![71]

   Зефирина взглядом нашла судно. Это был большой галион водоизмещением в две тысячи тонн с двумя палубами и четырьмя ярусами под кормой. Судя по его вымпелу, это был Nao Capitana[72], командующий конвоем.

   Более тяжелый, чем современный корабль, но более легкий в управлении благодаря вытянутому корпусу, этот сияющий галион покачивался на волнах по меньшей мере в ста двадцати саженях от берега.

   На реях сновали grumetes[73], распуская паруса и брамсели, чтобы привести корабль в движение.

   – Santiago! Sacristi! Cantiago![74] – возбужденно повторял Гро Леон, кружась вокруг Зефирины.

   Солнце слепило молодую женщину. Понимая, что пытается сказать ей галка, Зефирина внимательно разглядывала пассажиров на корме корабля.

   «Толстый капитан, второй помощник, старший лоцман, два идальго, капеллан, трубач, который оглушительно трубил в свою трубу… Какая-то женщина в черном, стоит боком, облокотившись на тонкие перила из позолоченного дерева».

   Зефирина вздрогнула. Она узнала эту осанку, этот надменный силуэт дикой пантеры. Как бы подчиняясь этому взгляду, прикованному к ней, женщина в черном повернулась к берегу. При этом движении полы ее плаща поднялись на ветру и разошлись.

   Крик раненого зверя, который издала Зефирина, затерялся в приветственных криках толпы.

   Женщина в черном держала на руках РЕБЕНКА!

ГЛАВА XIX
КОРОЛЕВСКИЕ ПИРАТЫ

   – Донья Гермина… Она увозит Луиджи! – рыдала Зефирина.

   Ускользнув от слежки, злодейка сумела подняться на борт корабля.

   Пробиваясь сквозь толпу, Зефирина бежала вдоль реки.

   – Баркас, скорее… Ее надо догнать!

   Понимая, какая разыгрывается драма, Пикколо и мадемуазель Плюш старались настичь свою хозяйку.

   – Твой баркас, парень! – умолял Пикколо.

   Рыбак не хотел ничего слышать. Ему было жаль своей лодки. Пикколо искал в карманах какой-нибудь завалявшийся реал.

   – Остановите корабль… Эта женщина увозит моего ребенка!

   Зефирина цеплялась за альгвасила, указывая на галион. Обязанный следить за порядком в городе, полицейский резко вырвался из ее рук.

   – Успокойся, парень, или я посажу тебя за решетку за пьяный дебош!

   – Остановите корабль, ради Бога, – стонала Зефирина.

   Она бежала, задыхаясь, вдоль набережной. Далеко позади Пикколо уселся в баркас и энергично греб, чтобы догнать Зефирину.

   – Sang Dieu! Salope! Serment! Saucisse! Sardanapale![75]

   Гро Леон, словно обезумев, с карканьем кружил над Зефириной. Она выбежала за городскую черту, обогнав всех зевак. Тяжелая флотилия неумолимо приближалась к Гвадалквивиру. Было что-то трогательное в этом юноше, похожем на Давида, сражающегося с Голиафом. Несколько пассажиров следили за комичной фигуркой на берегу, принимая этого паренька за ярого поклонника Конкисты[76].

   В этом месте берег входил в реку мысом, выступающим, как волнорез. Далее, куда хватало взгляда, тянулись болота. Здесь нельзя было проехать вдоль реки даже верхом.

   – Опустите паруса… Бросьте якорь!

   До галиона доносились крики Зефирины, невнятные из-за ветра.

   Донья Гермина подняла свою черную вуаль. Ее взор вдруг остановился на Зефирине. Молодая женщина была уверена, что мачеха узнала ее даже в мужском платье.

   – Гермина… Даже если мне придется обойти всю землю, я отыщу моего сына! – кричала Зефирина.

   Галион прошел совсем рядом с мысом. Ветер принес ответ Гермины:

   – Никогда… Он МОЙ!

   Донья Гермина, словно жрица, подняла младенца к небу. За пронзительными воплями чаек Зефирина расслышала ее дьявольский смех.

   – Мой навсегда…

   Конец фразы был заглушен хлопаньем парусов. В сопровождении других судов галион удалялся к устью реки.

   – Гро Леон… – с трудом вымолвила Зефирина, – неужели мы ничего не можем сделать?.. Собственное бессилие ошеломило ее.

   – Sang Dieu! Serviteur![77]

   Удрученный тем, что видит свою госпожу в подобном состоянии, Гро Леон взмыл в небеса. Облетев вокруг галиона, он спикировал прямо на донью Гермину. Быстрый, как молния, он, казалось, клюнул голову ребенка и стремительно вернулся на мыс.

   В клюве галка принесла маленькую прядь черных кудрявых волос. Волосы Луиджи…

   Рыдая, Зефирина сжала в пальцах драгоценный подарок, прежде чем поднести его к губам.

   «Волосы моего сына того же цвета, что и у Фульвио… Ах, Фульвио! Если бы он был здесь, он нашел бы средство вернуть сына…»

   Пикколо догонял ее, сильно налегая на весла. Зефирина запрыгнула в ореховую скорлупку, надеясь в этой жалкой гонке догнать корабли.

   Им пришлось признать свое поражение. Расстояние увеличивалось, и очертания флотилии расплывались в мареве вдали – там, где река впадала в океан.

   Зефирина в сильном раздражении вышла из Торговой палаты. В. течение двух часов она вместе с Плюш и Пикколо отвечала на дурацкие вопросы ретивого чиновника, прежде чем смогла получить пропуск на корабль.

   Королевский комиссар хотел знать все: – Нет ли пятен на вашей репутации? Не грешили ли вы? Добрые ли вы католики? Случайно, не еретики или лютеране? Или евреи? Мориски[78]? Цыгане? Крещены ли вы? Нет ли у вас дурных болезней… подобных итальянской[79]?.. Клянетесь, что вы не moreno (черные)? Не индейцы? Не мулаты? Не castigo (светлые метисы) и не cogote (темные метисы)? Готовы ли вы, как добрые католики, крестить индейцев, прежде чем отправить их ко Всевышнему?

   Список был велик. Несколько раз Зефирине, сообщившей, что она и ее спутники родом из Арагона, приходилось удерживать Плюш, которой очень хотелось обругать королевского бюрократа.

   – Вы совсем неплохо отвечали. Ваши досье будут рассмотрены чиновниками Палаты, но не рассчитывайте отплыть с ближайшей флотилией через десять дней… В лучшем случае, через четыре или мять месяцев.

   Новость, которую комиссар преподнес с невозмутимым видом, была ужасна. Пять месяцев! Где тогда будет донья Гермина? При задержке в две недели Зефирина могла бы надеяться, если бы ветер ей благоприятствовал, догнать свою мачеху или узнать, куда она увезла Луиджи.

   – Какие кретины! О, какие же болваны!

   Словно разъяренный бычок, Зефирина пронеслась вниз по ступеням Палаты… и угодила головой прямо в колет какого-то дворянина.

   – Это что за манеры, взбесившийся юнец!

   Зефирина попыталась высвободиться из державшей ее железной руки.

   – Спокойно, малыш, извинись или я задам тебе трепку, – пригрозил дворянин.

   Чтобы заставить поклониться, он прижимал голову Зефирины к своему колету. Она отбивалась. Подняв, наконец, глаза, она в изумлении пробормотала:

   – Сеньор Кортес!

   Это действительно был конкистадор с бриллиантами в ушах, в шлеме с султаном, в платье из роскошной ткани. Глядя в большие зеленые глаза дерзкого юноши, Фернан Кортес нахмурил брови.

   – Будь я проклят, это…

   – Да, Зефирина де Багатель, – прошептала молодая женщина.

   Изрядно удивленный, Кортес увлек Зефирину в более спокойное крыло.

   – Сеньора, клянусь небом, если бы я ожидал… Я думал, вы в Барселоне. Разве вы не получили мое послание? – с беспокойством спросил конкистадор.

   Зефирина тут же поблагодарила его, уверяя, что сделала все необходимое.

   – Какого дьявола вы бродите здесь в этом костюме?

   Не признаваясь конкистадору, что она ослушалась приказа Карла V и что ей приходится прятаться под другим обличьем, Зефирина объяснила свое поведение материнской тревогой.

   – Черт возьми, вашего ребенка увезли на «Сантьяго»!

   – Мессир Кортес, я хочу отплыть с ближайшей флотилией, а мне ставят тысячу препятствий. Если бы вы могли мне помочь! – взмолилась Зефирина.

   Взгляд Кортеса сделался настойчивым. Он внимательно осматривал ее с ног до головы.

   – Это наша флотилия, сударыня, – бросил он с высокомерием, соответствующим его званию вице-короля. – Мы несомненно можем закрыть глаза и пропустить вас на борт… Вы еще более прекрасны в облике юноши, чем в своем собственном… Знаете ли вы, что вы пробуждаете во мне противоестественные желания, прелестный паж?

   Зефирина вздрогнула одновременно и от представившейся возможности, и от прикосновения рук, бесцеремонно тискавших ее колет.

   – Мессир Кортес, я вас умоляю, дайте мне три пропуска на корабль.

   – Три? Ничего себе… Я, пожалуй, был бы не прочь, но знаете ли вы, что мы проведем вместе на корабле девяносто дней?.. Скажу откровенно, прекрасная дама, ваша добродетель будет распалять меня.

   Кортес забавлялся с Зефириной. Она решила прибегнуть к уловке.

   – Какое скучное слово – добродетель… Кто говорит о добродетели, сеньор?

   – Увы, сеньора, я слышал это от вас… Когда мы виделись в прошлый раз, ваша добродетель нас разлучила.

   Кортес явно затаил злобу. Он отстранился от Зефирины. Та одарила его ослепительной улыбкой.

   – Прошлый раз не то же самое, что следующий, мессир.

   – Что вы хотите сказать?

   – Забудем прошлое и будем думать только о будущем.

   В этих словах таилось обещание. Кортес приблизился к молодой женщине.

   – Должен ли я понимать, что будущее начинается прямо сейчас?..

   Он попытался обнять Зефирину, но она выскользнула из его рук.

   – Будущее, мессир Кортес, начнется в океане!

   Руки Кортеса легли ей на плечи.

   – Смотрите-ка! – насмешливо произнес он, подделываясь под ее интонации. – Будущее начнется в океане… Я могу сделать с тобой все, что хочу.

   Он гладил ей бедра. У Зефирины хватило сил не двинуться.

   – Фи, мессир, разве я предлагаю вам невыгодную сделку?

   – Выгодная сделка должна удовлетворять обе стороны! – возразил Кортес.

   – Именно этого я хочу. Дайте мне три пропуска на корабль. Клянусь, что буду принадлежать вам.

   – Сегодня вечером?

   – В открытом море мессир… На пятую ночь в океане!

   – Звучит подозрительно!

   – Зато разумно! Если я буду вашей сегодня вечером, вы оставите меня на берегу.

   – А как же мое слово, сеньора!

   – А как же мой пропуск, мессир!

   – Вы несговорчивый партнер!

   – А вы заговариваете мне зубы!

   – Речь идет о моих чувствах, сударыня!

   – Речь идет о делах, мессир! – уточнила Зефирина.

   Она подумала, что Кортес задушит ее. Внезапно тот расхохотался.

   – Кстати, о делах… Спасибо за сообщение. Ей-богу, я был уверен, что вы лжете. Прокляни меня Бог, но мой капитан арестовал Жака Флери именно там, где вы сказали, на мысе Сен-Венсан. Дурак попался в этой бухточке, словно крыса!

   Зефирина была подавлена этой новостью. Злой судьбе было угодно, чтобы сказанные наобум слова оказались правдой.

   – Пес Флери, – продолжал Кортес, не замечая растерянности Зефирины, – будет привезен сюда в крепость. Затем я отправлю его в Толедо, в подарок Карлу V. Я вас должен тысячу раз благодарить, поскольку вы, надо признать, ведете дела честно… Итак, договорились, дорогая, на пятую ночь в море… Я помечу на своих записных табличках.

   Это было сказано с веселой развязностью.

   – А что касается ваших пропусков, считайте, что дело улажено. Где вы остановились?

   После неуловимого колебания Зефирина дала адрес постоялого двора.

   – Клянусь святым Хуаном, вам не повезло. Я остановился в Алькасаре. Сделайте милость, будьте моей гостьей… честь по чести, само собой разумеется… в соответствии с нашим соглашением, – добавил Кортес с иронией.

   Сочтя, что будет лучше оставаться возле конкистадора, чтобы следить за ним, она приняла приглашение.

   Вместе с Плюш, Пикколо и Гро Леоном Зефирина жила теперь в старинных покоях султанов. Мысли ее были постоянно обращены к Луиджи и Фульвио. Она часто раскрывала медальон с сиреневой крышечкой. Горячо ласкала волосы Луиджи, снова закрывала свое сокровище и с широко раскрытыми глазами погружалась в бесконечные грезы.

   Кортес вел себя пристойно. К тому же его почти не было видно. Конкистадор был слишком занят приготовлениями к путешествию.

   Держа слово, он передал Зефирине через своего картографа Кристобаля три разрешения на выезд в Индию на имя молодого идальго Жиля де Пилара и двух его слуг Педро и Пако.

   Зефирина любила беседовать с Кристобалем, человеком большой учености и обширных познаний. Картограф бесконечно обожал Кортеса. Словоохотливый Кристобаль рассказал молодой женщине, что во время его пребывания в Толедо весь двор потрясла одна новость. «После отъезда мадам Маргариты во Францию король Франциск I хотел бежать, переодевшись… негром. Побег был открыт в последний момент. Шокированный Карл V объявил, что его «брат» опустился до того, что покрасил лицо в черный цвет. «Черномазый», – повторял император. Кому в его окружении могла прийти столь же нелепая, сколь непочтительная мысль?»

   Кристобаль смеялся, но Зефирине было вовсе не смешно. Ее план провалился, и Франциск остался пленником в Мадриде. Освободить его можно было теперь только путем дипломатических переговоров.

   В ярости Карл V повелел Рамону де Кальсада разыскать всех соучастников неудачного побега.

   – Дон. Рамон обещал доставить их мертвыми или живыми… Вы знаете дона Рамона, сеньора? – простодушно спросил Кристобаль.

   – Немного…

   Зефирина сменила тему. Кристобаль думал, что молодая женщина укрылась под мужской одеждой и другим именем только для того, чтобы следовать за Кортесом.

   Подозревал ли дон Рамон, что Зефирина участвовала в заговоре? Он, несомненно, затаил против нее смертельную злобу, поскольку она от него сбежала. Итак, прятаться было необходимо.

   Из этих бесед она узнавала только бедственные новости и поэтому впала в уныние, ее терзали угрызения совести и мучила тревога.

   Бездействие давило на нее, и она изнывала от нетерпения. Накануне отплытия, по-прежнему в мужской одежде, она вместе с Плюш и Пикколо зашла в собор. Гро Леон мудро остался снаружи. Помолившись с забытым усердием, Зефирина направилась в ризницу. Какой-то служка чистил церковные сосуды. Она выдумала историю о дяде, который должен нагнать «его» в Севилье. Посредством двадцати реалов «на добрые дела» Зефирина получила от ризничего обещание передать Ла Дусеру вполне безобидное на вид послание.

   Письмо ее гласило:

   «Дорогой дядя!

   Мы отправляемся вслед за нашей дражайшей мачехой на «Виктории». Зефир влечет ее к Западной Индии. Ваш преданный племянник. Жиль де Пилар».

   Зефирина знала Ла Дусера. Он поймет, в чем дело.

   Когда она выходила из собора, над площадью святого Франциска раздались мстительные крики. Народ улюлюканьем встречал пленника. Скованный по рукам и ногам, тот стоял на повозке. Опутанный цепями человек был бледен, но взгляд его бросал вызов черни.

   – Кто это? – Зефирина обратилась к торговцу марципанами.

   – Корсар Жан Флери!

   «Я приношу несчастье! – подумала Зефирина. – Все, к чему я прикасаюсь, оборачивается плохо… Как помочь ему?»

   Смешавшись с возбужденной толпой, Зефирина и ее спутники прошли за повозкой до башни Хасана в старой мавританской крепости.

   Жана Флери бросили в подземелье. Севильцам было разрешено глазеть на него сквозь решетку. Прикованный цепями к стене, Флери безмолвно сносил плевки, помои и всяческие оскорбления, которыми осыпала его толпа.

   Чтобы Зефирина могла приблизиться к пленнику, нужно было отвлечь зевак. Этим занялся Гро Леон.

   – Sangriar! Salvage! Sapo! Sabaclo! Severidad!

   Великолепный зазывала, Гро Леон превзошел самого себя, выкрикивая все известные ему испанские слова. Заинтересованная стража подошла поближе. Вокруг Гро Леона образовалась толпа. Пикколо, подняв руку, изображал вожатого птицы, а мадемуазель Плюш оберегала хозяйку, прикрывая тыл. Зефирина встала на колени перед решеткой темницы.

   – Мессир Флери… Мессир Флери! – прошептала Зефирина.

   Услышав французскую речь, корсар вздрогнул.

   – Кто ты, паренек? – пробормотал он.

   – Друг всем сердцем!

   – Ты приехал из Франции?

   – Да, мессир. Что я могу сделать для вас?

   При этом вопросе Зефирины улыбка тронула окровавленные губы корсара.

   – Молиться и отомстить за меня, если сможешь.

   – Скажите, мессир…

   – Меня предала женщина… Не знаю как и почему, но это француженка, так мне сказали мои охранники… Возвращайся сегодня в одиннадцать часов… – быстро добавил Жан Флери.

   В темницу вошли тюремщики. Зефирина успела только отпрянуть от решеток.

   «МЕНЯ ПРЕДАЛА ЖЕНЩИНА…» Весь вечер эти слова звучали в ушах Зефирины.

   Человек с другим складом характера не вернулся бы снова к корсару. Зефирина же не могла жить с этой ужасной тяжестью на душе.

   На соседней колокольне било одиннадцать ударов, когда молодая женщина в сопровождении Пикколо и Гро Леона вышла из Алькасара. Фонарь им был не нужен – лунный свет заливал улочки молочной белизной.

   Зефирина добралась до башни Хасана без нежелательных встреч. Подступы к крепости были пустынны. Молодая женщина поняла, почему Жан Флери велел ей возвратиться в этот час. Происходила смена караула. Солдаты ужинали в бастионе. Зефирине были слышны их восклицания.

   – Надо бы не оставлять пленника одного!

   – Парень хорошо привязан… Не беспокойтесь, капитан… не улетит же он, как птичка!

   Эта тонкая шутка вызвала у вояк взрыв смеха.

   Оставив Пикколо и Гро Леона на страже, Зефирина проскользнула к решетке. Распятый на стене, словно Христос, Жан Флери казался спящим.

   – Мессир Флери, это я!

   Услышав этот голос, корсар поднял голову.

   – Ты храбрый мальчуган, я не думал, что ты осмелишься прийти снова.

   – Я с товарищем, мы освободим вас!

   – Каким образом, Господь небесный?

   – У нас есть напильник.

   Жан Флери показал на свои запястья и щиколотки, закованные в железо.

   – Здесь потребуется несколько часов. Лучше послушай меня. Когда вернешься во Францию, найди моего друга Жана Анго, судовладельца из Дьеппа. Скажи ему, чтобы отомстил за меня… Женщину, которая предала меня, зовут Зефирина де Багатель. Запомни… проклятое имя.

   От отвращения Жан Флери сплюнул на грязный пол своего застенка.

   В ответ он услышал рыдания.

   – Мессир Флери, эта женщина я, Зефирина де Багатель… Я не знала, где вы находитесь. Откуда мне было знать? Я сказала первое, что пришло в голову… чтобы спасти любимого. Я думала, вы далеко, в безопасности, на островах Су-ле-Ван. Мне показали карту. Случайно Мой палец остановился на мысе Сан-Венсан… Я клянусь вам душой и вечным спасением… это правда… Простите меня.

   Зефирина горько рыдала. Во мраке она чувствовала сверкающий взгляд Жана Флери. Внезапно корсар пробормотал:

   – Тогда это рука Господа направила вас, сударыня… Да, я прощаю вас, пусть будет так… Наверное, Господь хотел наказать меня за мои прегрешения.

   – Нет, это страшная ошибка! Я хочу спасти вас.

   – Нет, сударыня, это дело решится между Всемогущим и мной.

   – Но Карл V собирается…

   – Казнить меня, это несомненно. Оставьте мне последнее удовольствие бросить вызов ему в лицо. Он не устоит перед любопытством увидеть меня… желая узнать, где я спрятал сокровища Монтесумы.

   Карканье предупредило Зефирину о близкой опасности. Солдаты вышли из бастиона. Прежде чем вернуться на пост, они рассыпались по кустам, чтобы справить нужду.

   – Быстро слушайте меня, – прошептал Жан Флери. – В доказательство своего прощения доверюсь вам. Меня схватили, и я не смог сообщить спутникам, где спрятаны сокровища Монтесумы…

   За несколько секунд Жан Флери открыл Зефирине свою тайну.

   – Теперь вы храните этот секрет. Вы должны передать сокровище Жану Анго и королю Франции. Если вы не сделаете этого, я прокляну вас с того света, а если сделаете – мое благословение и молитвы умирающего.

   Сдавленным голосом Зефирина прошептала:

   – Своей жизнью, мессир, клянусь вам сделать все, что вы мне приказали.

   Тогда Жан Флери сделал странный жест, изобразив движением головы крест перед молодой женщиной.

   – Я прощаю вас. Идите с миром, Зефирина де Багататель.

   – Сударыня, быстрее…

   Это Пикколо вернулся за своей хозяйкой. Бегом он повлек за собой Зефирину.

   – Эй! Кто там? Стой или стреляю, – с угрозой крикнул солдат, вооруженный аркебузой.

   – Savgria! Sabado!

   Гро Леон слетел с дерева. Солдаты разразились смехом.

   – Говорящая птица, Пабло! Ты испугался птицы! Смеясь над товарищем, они возвратились в темницу.

   – Ну что, обезьяна… ты не убежал…

   С головой, упавшей на грудь, корсар Жан Флери, казалось, заснул вечным сном[80].

   Зефирине едва хватило времени, чтобы вернуться в Алькасар. Кристобаль постучал в дверь: – Пора собираться.

   Багаж уложили быстро.

   Солнце начало подниматься над Севильей, когда Зефирина со своими спутниками поднялась на борт «Виктории», флагманского корабля мессира Кортеса.

ГЛАВА XX
ПУТЕШЕСТВИЕ

   С Гро Леоном на плече Зефирина смотрела, как исчезают вдали белые минареты города. Она еще не осознала, что покидает землю на долгие месяцы.

   Донья Гермина имела перед преследователями фору в две недели, но Кортес успокоил Зефирину: – Часто бывает, что флотилия прибывает к месту назначения прежде вышедшей ранее. Все зависит от прихоти ветра, или остановка на Канарских островах оказывается более долгой, чем ожидалось, из-за различных поломок.

   С сердцем, полным надежды, Зефирина взошла на «Nao Almiranta»[81].

   Кортес все устроил. Он предоставил молодому «сеньору Жилю де Пилару» каюту на задней палубе, где был даже вентиляционный люк – предел роскоши.

   Перед поднятием якоря оставалась последняя формальность. Чиновники и комиссар поднялись на борт, чтобы установить, готов ли корабль идти в Испанскую Индию, а также проверить состав экипажа и список пассажиров. Зефирина страшно перепугалась. Взгляд комиссара с подозрением остановился на ее безусом лице, но Кортес, у которого язык был хорошо подвешен, увлек усердного чиновника осматривать пушки.

   Зефирина знала, что вновь должна поставить конкистадору большую свечку. Но ей не пришлось его благодарить. К ее большому облегчению, Кортес, занятый маневрами и делами флотилии, не показывался. Корабли спускались по Гвадалквивиру к Сан-Люкар-де-Баррамеда, маленькому рыбацкому порту в устье реки. Чтобы выйти в открытое море, предстояла еще одна трудная операция: с приливом преодолеть отмель.

   По нервной атмосфере, царившей среди команды, Зефирина поняла, как это опасно. В борта корабля с силой били высокие белые пенящиеся волны, казавшиеся непреодолимой преградой. Но лоцман Педро де Кадикс знал свое дело. В своей каюте Зефирине чудилось, что галион прыгает через препятствия, как большой крылатый конь.

   Другие суда прошли тем же путем. Оставалось только сожалеть о «Дончелле». Неудачливая каравелла опрокинулась набок. Зефирина надеялась, что моряки спаслись, хотя уверенности в этом не было, ибо большинство из них не умело плавать. Опасаясь, что та же участь могла постигнуть «Сантьяго» двумя неделями раньше, она обратилась к боцману, гиганту по имени Тортоса.

   Тот учтиво ответил:

   – Нет, сеньора, если бы «Сантьяго» затонул, об этом знали бы в Севилье.

   В окружении сторожевых кораблей и королевских галер «Виктория» вышла в открытое море.

   Успокоившись, Зефирина позаботилась, как могла, о мадемуазель Плюш, которая умирала и требовала токайского. Молодая женщина дала ей выпить бокал ее любимого напитка. Гро Леон тоже питал к нему слабость.

   Оставив в каюте галку, неспособную летать, и дуэнью, неспособную подняться, Зефирина вышла на палубу подышать воздухом океана.

   Пикколо играл в кости с Родриго, carpintore[82]. Преданность итальянского оруженосца бесконечно тронула ее. Сможет ли она когда-нибудь отблагодарить своих людей за то, что они для нее сделали? «Мадемуазель Плюш, Пикколо, Ла Дусер… Где сейчас добрый великан? Выполнил ли он поручение?»

   Зефирина слушала, как с мерным плеском поднимаются и опускаются огромные весла каторжников. Она думала о Коризанде, которую пришлось оставить, о ее близнеце Луиджи, о своей любви к Фульвио.

   – Нам предстоит десять дней пути, курс зюйд-вест до Канарских островов.

   Фернан Кортес бесшумно, как хищник, подошел к Зефирине.

   – Мы зайдем на остров Гомера, чтобы набрать еще воды, свежего хлеба, вина. А затем будет главное отплытие.

   Не обращая внимания на мужской наряд Зефирины, Кортес бесцеремонно взял ее руку и сжал слишком сильно.

   – Успокойтесь. Все прошло хорошо. Неужели вы сожалеете, что покинули Испанию, сеньор де Пилар? – усмехнулся Кортес.

   Зефирина посмотрела ему прямо в глаза.

   – Нет, сеньор, я думаю только о будущем.

   С загоревшим на солнце лицом, с висящими в ушах изумрудами, крупными, как карбункулы, с черной завитой бородой Кортес походил на пирата. Он не был лишен привлекательности. А когда смеялся, становился похожим на Фульвио…

   Зефирина повернулась, чтобы посмотреть на дельфинов, следовавших за галионом.

   – Как будет проходить плавание после Канар? – спросила она.

   – Вы действительно ученая женщина, любите разъяснения. Идемте… Да не съем я вас живьем! – с иронией сказал Кортес, увидев, что Зефирина отпрянула.

   Обругав себя, она приняла самый неприступный вид, входя в адмиральскую рубку.

   Педро де Кадикс и Кристобаль изучали морские карты, вычерченные последним.

   Оба, казалось, хорошо понимали друг друга. При помощи стрелки компаса, сделанной из намагниченной стальной проволоки, они рассчитывали маршрут.

   – Сеньора!

   Зефирину приветствовали как женщину, а не как юного идальго.

   Все на судне знали, что на борт поднялась прекрасная дама, одетая мужчиной.

   «Они принимают меня за адмиральскую шлюху», – с некоторым раздражением подумала Зефирина.

   Успокоенная тем, что они с Кортесом не наедине, Зефирина завела беседу с картографом и лоцманом. Какое-то время говорили только о больших изменениях в технике в конце XV века, позволяющих следовать заданным курсом, следя за установленным углом между намагниченной стрелкой и румбом.

   – Быть может, сеньора не знает, что такое румб? – вежливо осведомился Педро де Кадикс.

   – Я думаю, что речь идет об угле между двумя из тридцати двух делений компаса! – ответила Зефирина.

   – Что я вам говорил? Это не женщина, а математик.

   Довольный Кортес потирал руки. Измерение высоты солнца, различие во времени, высота полюса, фазы луны, применение навигационных инструментов, астролябии, квадранта… Заинтересованная Зефирина выслушала все. Он отдавала себе отчет, что самое важное в искусстве навигации – это чутье лоцмана, умение понимать море, короче, талант. Именно поэтому Кортес с таким уважением относился к Педро де Кадиксу.

   – Объясните сеньоре, каким путем мы пойдем, дорогой Педро, – сказал Кортес.

   – Если все будет хорошо, монсеньор… – уточнил лоцман, – флотилия «Твердой земли»[83], покинув остров Гомера, спустится в область пассатов, чтобы идти под ветром или к Ла Гуайра[84] и Картахене[85] или к Подветренным островам[86]. Мы ошвартуемся на Тринидаде или на Маргерите.

   – Нам нужно будет отремонтировать корпуса кораблей и пополнить запасы… Мы останемся там примерно на две недели, – сказал Кортес, отвечая на немой вопрос.

   – Наконец, сеньора, мы прибудем в Золотую Кастилию[87], соединяющую королевство Новая Испания[88] с Новой Гренадой[89], чтобы высадиться на перешейке Номбр де Диос[90]

   Зефирина склонилась, чтобы рассмотреть это диковинное место, похожее на пуповину, сжатую двумя еще бесформенными чудищами, в двадцать раз большими, чем надменная Испания.

   – Мы пересечем перешеек на мулах, чтобы достичь нового города Панамы… И тогда, сеньора, вы увидите чудо… Южное море[91], – пообещал Кортес.

   – Сколько всего времени это займет? – спросила Зефирина.

   – Если не будет бури, нападений корсаров, эпидемий, – подчеркнул Кортес, – от Севильи до Номбр де Диос… девяносто дней.

   – Что ж! Я весьма вам благодарна, сеньоры, за вашу любезность.

   Зефирине хотелось улизнуть.

   – Я вас не задерживаю, друзья мои.

   Предугадывая стратегическое отступление Зефирины, Кортес поторопился отпустить картографа и лоцмана.

   Понимая все с полуслова, те, поклонившись молодой женщине, стремительно ретировались.

   – Большая удача, мессир, иметь таких слуг! – сказала Зефирина, чтобы не молчать.

   – Удачу завоевывают, мадам, как крепость…

   Похожий на большого кота, Фернан Кортес, прищурившись, налил малаги в серебряные позолоченные кубки.

   – Выпьем за успех путешествия! – предложил он.

   Зефирина подняла свой кубок.

   – Я хочу пожелать, чтобы наше плавание было таким безмятежным, дружеским и спокойным, насколько возможно.

   – Безмятежность не самая сильная моя сторона, спокойствие – тем более… Что же касается дружбы…

   Кортес рассмеялся.

   – Ей-богу, мадам, если таково ваше желание, выпьем за дружбу между нами, в конце концов сегодня только первый день. Постараемся не раздражаться до пятого дня…

   Понимая, на что намекает конкистадор, Зефирина выпила так поспешно, что поперхнулась.

   – Ну… ну…

   Кортес постучал Зефирину по спине.

   – Я хочу сделать вам честное предложение, – сказал конкистадор, когда дыхание вернулось к ней.

   «Он говорит о честности с самым нечестным в мире видом!» – подумала Зефирина, почти развеселившись.

   – Если вы хотите оставить свой наряд и одеться, как подобает особе вашего пола, посмотрите… может быть, вам это понравится.

   Фернан Кортес открыл два больших сундука, в которых находились роскошные платья. Зефирина была женщиной, она не могла не восхититься шелковыми тканями, кружевами и инкрустированными драгоценностями.

   – Откуда это чудо?

   – Ба! Добыли кое-что у французских и английских корсаров… Мы не всегда теряем, сеньора…

   Кортес взял платье цвета нарцисса с серебряным отливом и подал Зефирине.

   – Наденьте, чтобы доставить мне удовольствие, этот оттенок божественно идет к вашим волосам…

   Сильные руки Кортеса прикоснулись к груди Зефирины. Та медленно отвела их. Отбросив платье, она сухо заявила:

   – У нас с вами никогда не было соглашения, что я должна доставлять вам удовольствие, сеньор Кортес. Вы позволите…

   Зефирина отстранила его, желая пройти к двери.

   Фернан Кортес больно схватил ее за руку. Зефирина вскрикнула. Кортес прижал ее к стене, и она ощутила желание конкистадора.

   – Маленькая дурочка, требовательная, гордая, настоящая француженка, злая и суровая, хуже вас никого нет. Я жалею, что увез вас, вы говорите мне только о своих заботах и огорчениях. Клянусь святой Маргаритой, я должен бы выбросить вас за борт или запереть в трюме с одним сухарем, чтобы вы разделили его с крысами.

   Кортес не привык, чтобы ему сопротивлялись. В бешенстве он дергал ее за волосы, разодрал колет, обхватил под батистовой рубашкой ее груди…

   Зефирина не могла сдержать дрожь. Прикосновение этих мужских рук вызвало у нее восхитительное ощущение вдоль позвоночника.

   Как всегда, она чувствовала раздвоение между плотью и рассудком. Мужчина остановился, взволнованный переменой, которую ощутил в партнерше. Он потянулся к ее губам.

   Зефирина отвернула голову. Чтобы утаить сладостное содрогание внизу живота, она заговорила с конкистадором вызывающе.

   – Бросьте меня в океан, чего же вы ждете, мессир Кортес? Или зарежьте, как вы сделали с сорока тысячами индейцев. Я доставлю вам меньше хлопот, ведь я крещеная.

   Кортес, побледнев, отступил.

   Зефирина почувствовала, что задела слабое место. Был ли способен этот мужчина испытывать угрызения совести? Пресытился ли он резней после своей «конкисты»?

   Словно пытаясь стереть пятно, Кортес вытер лоб тыльной стороной ладони.

   Зефирина воспользовалась этой паузой.

   – Если вы решите, мессир, бросить меня за борт, то знаете, где найти меня.

   Непринужденно поклонившись, она вышла из рубки. Кортес ее не удерживал. В коридоре ее охватила нервная дрожь, и, войдя в каюту, она ощутила сильное сердцебиение. Мадемуазель Плюш стонала:

   – Ах! Все движется… Мои ноги задираются!

   Гро Леон храпел.

   Зефирина чувствовала, что больше не может. Ей был нужен Фульвио, чтобы защитить ее от других мужчин и… особенно от нее самой. Но Фульвио не было, она была одна в этой ореховой скорлупке, уносившей ее к неизвестным землям.

   Зефирина улеглась в кровать рядом с дуэньей. Еще долго она всхлипывала, как маленькая девочка, прежде чем заснула, сжав кулачки.

   Кортес остался в рубке. Сидя за рабочим столом, он руками обхватил голову. Эта женщина задела его за живое. Часто по ночам он испытывал кошмары и просыпался от ощущения, что плавает в крови. Его часто посещало воспоминание о бойне в Теночтитлане. Кортес восхищался своим «коллегой» Франсиско Писарро: тот, судя по всему, считал индейцев животными.

   Иногда Кортес сомневался в себе, в своих законных правах кастильского полководца.

   В дверь тихо постучали. Очнувшись от своих раздумий, конкистадор поднял голову. Это был капеллан.

   – Монсеньор, я сейчас буду служить мессу для экипажа на нижней палубе…

   – Я иду, отец Жозе… Ах, я был бы счастлив, если бы отныне вы служили еще одну хорошую мессу по утрам и еще одну под вечер.

   – С радостью, ваша милость… Ах! Три мессы в день; благочестие монсеньора – пример для команды.

   Фернан Кортес поправил воротник из сеговийских кружев на своем колете и последовал за святым отцом к обедне.

   Дни текли монотонно. Зефирина ухаживала за Плюш, убирала каюту, ходила за безвкусной пищей в каюту для офицеров, когда те заканчивали еду.

   Она не видела Кортеса, разве что издали на мессах, которые посещала не всегда. Конкистадор не пытался приблизиться к ней; более того, казалось, он ее избегал. Зефирину это не огорчало. Она решила не выполнять обещание, вырванное у нее силой и стечением обстоятельств.

   На четвертый день она столкнулась с Кортесом и его свитой в коридоре. Она заставила себя поздороваться с конкистадором. Тот, не останавливаясь, наклонил голову и исчез по направлению к выходу на наружный трап.

   «Он взбешен, тем хуже для него… – подумала Зефирина. – Все, чего я прошу, это чтобы он понял и оставил меня в покое».

   Для пущей предосторожности на пятый день она осталась взаперти в своей каюте и не вышла даже поесть. Забаррикадировавшись с Плюш и Гро Леоном, она спала плохо, чутко прислушиваясь к шумам на палубе и в желудке, изнывавшем от голода, внезапно просыпалась, каждое мгновение ожидая услышать стук в дверь. Никто не пришел нарушить ночной покой.

   С женской нелогичностью Зефирина заснула под утро, удовлетворенная своей победой и раздосадованная тем, что Кортес сдался так легко.

   На шестой день она отважилась выйти за едой.

   Кроме эконома, который выдавал продовольствие, ответственного за воду, в чью чрезвычайно важную задачу входило тщательное распределение драгоценной влаги, она не встретила ни одной важной персоны.

   Эта стратегия оказалась успешной – Зефирина использовала ее и в последующие дни.

   Она оставалась взаперти с Плюш, которая могла только стонать.

   Для Зефирины, столь деятельной, дни тянулись невыносимо медленно, тем более что эгоист Гро Леон улетал с утра играть с юнгами на мачтах. Пикколо избрал себе пристанище в узком кружке игроков в кости, состоявшем из Родриго, Луиса и Фигуераса, водолаза, отвечавшего за корпус галиона.

   Седьмой, восьмой и девятый дни ничем не отличались от предыдущих. Зефирина начинала приходить в ярость. Наконец, на десятый день к полудню она услыхала заветные слова сигнальщика:

   – Земля! Земля!

   Это были Канарские острова.

   Зефирина не отказала себе в удовольствии подняться на палубу, чтобы полюбоваться на этот легендарный архипелаг, темневший на горизонте.

   С подзорной трубой в руке Кортес стоял в окружении своих офицеров. Среди них были Кристобаль и Педро де Кадикс.

   Отдав несколько приказаний, конкистадор подошел к Зефирине.

   – Счастлив видеть вас здоровой.

   – Действительно, я болела, но сейчас мне лучше! – нехотя призналась Зефирина.

   Кортес наклонил свой султан. Для такого дня он вдел в уши рубины, крупные, как пробки графина, отметила про себя Зефирина.

   – Я в восторге, что вы поправились, сеньора, – сказал Кортес.

   Казалось, ему хотелось верить в ее болезнь. Пальцем он погладил клюв Гро Леона.

   Освещенный солнцем галион с эскортом из каравелл и галер прошел между розовым и зелеными островами Ла Пальма и Санта-Крус-де-Тенериф.

   – Знаете ли вы, сеньора, что древние называли их «Счастливыми островами» и утверждали, что здесь находится земной рай? – спросил Кортес.

   Видимо, он решил заключить мир. Зефирина ничего не имела против и постаралась ответить ласково.

   – Действительно, мессир… разве сам Платон не говорил в «Тимее», что это последние остатки королевства Атлантиды, уничтоженной природным катаклизмом?

   – Saumon! Satisfait! Saucisse![92] – верещал Гро Леон.

   Какое-то время конкистадор и Зефирина состязались в эрудиции. Видимо, Кортесу хотелось показать свое интеллектуальное превосходство над пассажиркой.

   Он сообщил ей, что великий Юба Мавританский в двадцать пятом году до Рождества Христова обнаружил архипелаг на своем пути и назвал его «Собачьи острова», так как вывез отсюда сторожевых собак.

   – Но ведь это француз, нормандец Жак Бетанкур открыл их снова в 1402 году, – возразила Зефирина.

   Кортес согласился и отметил, что героическое сопротивление гуанчей[93], первых обитателей островов, задержало их завоевание Испанией.

   – Гуанчи? – спросила Зефирина, впервые уличенная в невежестве.

   Обрадованный своим успехом, Кортес объяснил ей, что нынешние аборигены являются наследниками довольно загадочной цивилизации, но имевшей смущающее сходство с сарацинами и индейцами Новой Испании.

   – Вы хотите сказать, мессир Кортес, – пробормотала Зефирина, заинтересованная сверх всякой меры, – что сарацины, боровшиеся с крестоносцами Иерусалимского королевства, и туземцы с той стороны Сумеречного моря были связаны…?

   Предположение было таким дерзким, что Зефирина закончила его шепотом…

   Кортес ответил ей тем же тоном.

   – Человек, который не путешествует, не может себе этого представить. Но я думаю, что если Юба смог явиться сюда, Другие тоже могли приплыть, хотя бы на плоту… Видите ли, сеньора, – Кортес еще более понизил голос, – я не верю, что мессир Христофор Колумб открыл Индию…

   – Как? – у Зефирины захватило дыхание.

   – Есть другие земли за Южным морем, Кристобаль и я убеждены в этом. Конечно, мы не можем уверенно утверждать. Все сложно, так как земля не только шар, но… она вращается, сеньора… она вращается, – Кортес перекрестился.

   «Теория Фульвио!» Зефирина стала находить, что конкистадор значительно интереснее, чем казалось с самого начала.

   За конкистадором пришел лейтенант – пора было начинать маневры. Кортес поклонился Зефирине и присоединился к лоцману. Галион остановился в виду обрывистого базальтового массива: острова Гомера.

   Естественная бухточка предлагала замечательное укрытие для флотилии. Корабли отдали якоря перед маленьким портом Сан-Себастьян. Шлюпки были спущены на воду, и пассажиры сошли на берег.

   Первое, что хотела узнать Зефирина, стоит ли на якоре у острова «Сантьяго».

   – Нет, – ответил местный житель, – другая флотилия зашла в порт Санта-Крус-де-ла-Пальма.

   – Корабли еще там? – с бьющимся сердцем спросила Зефирина.

   – Дудки, малыш, они подняли паруса вчера утром…

   Слушаясь только своего материнского инстинкта, Зефирина отыскала Кортеса, который расположился в лучшем доме порта, чтобы попросить его, не задерживаясь, отплыть завтра же.

   Конкистадор посмотрел на нее, как на обезумевшую.

   – Мадам, я отвечаю за эту эскадру и должен быть уверен в безопасности. Мы отплывем, когда будем готовы…

   В своем нетерпении догнать донью Гермину Зефирина имела оплошность настаивать.

   – Мессир, умоляю, поторопитесь, я умираю от разлуки с сыном и я…

   Кортес сухо отрезал:

   – Не вижу никакого веского довода, чтобы доставлять вам удовольствие, сеньора. К тому же должен предупредить о решении, которое я принял относительно вас…

   – Относительно меня? – с беспокойством повторила Зефирина.

   – Вы останетесь здесь после нашего отплытия ожидать прихода следующей флотилии, которая выйдет из Севильи через месяц.

   – Мессир, вы не имеете права! – простонала Зефирина.

   – Что вы сказали? Я имею все права. Что вам жаловаться… Воздух здесь превосходный. Сеньора, имею честь!

   Фернан. Кортес повернулся на каблуках, оставив Зефирину, подавленную этим решением.

   Чтобы отомстить, конкистадор бросал ее на Канарском архипелаге.

ГЛАВА XXI
НОЧЬ НА КАНАРСКИХ ОСТРОВАХ

   «Если ты думаешь избавиться от меня, голубчик, то ты очень ошибаешься…» – подумала Зефирина в порту Сан-Себастьян.

   Она воспрянула духом, зная, что располагает несколькими днями стоянки, чтобы решить, как действовать.

   С Пикколо, мадемуазель Плюш и Гро Леоном она устроилась в маленьком глинобитном домике старого гуанчо по имени Хиерро.

   За пять реалов гуанчо уступил свою деревянную, достаточно удобную кровать Зефирине и Артемизе Плющ. С тех пор как последняя ступила на твердую землю, она воскресла.

   Хиерро говорил по-испански довольно плохо, но Зефирина понимала его. У него была тусклая кожа, ставшая от солнца похожей на пергамент. Гордое лицо: нос с легкой горбинкой, взгляд живой и одновременно мрачный – таков был облик надменного старика. Зефирина уже видела мавров. Этот человек имел бесспорное сходство с ними.

   Вулканический остров Гомера очаровал Зефирину. Она была уверена, что базальтовые скалы таят в себе секреты.

   На четвертый день пребывания Зефирина пустилась в путь с гуанчо в качестве провожатого. Пикколо и Гро Леон последовали за хозяйкой. Мадемуазель Плюш, которую длинные прогулки не привлекали, осталась в доме гуанчо, чтобы выстирать и накрахмалить рубашки всей компании.

   Хиерро босиком быстро шел по крутым и каменистым тропинкам. Зефирина легко следовала за ним. Этот переход напомнил ей долгие прогулки, которые она совершала с Фульвио по склонам Этны.

   После нескольких часов подъема гуанчо добрался до высшей точки острова. Хиерро босиком быстро шел по крутым и каменистым тропинкам. Зефирина видела весь Канарский архипелаг. В пределах досягаемости она разглядела зеленеющий остров Ла Пальма и Тенериф. Она видела кратеры трех потухших вулканов, которые поднимались на шесть тысяч футов над уровнем моря.

   Внезапно слова, выгравированные на пластинках ее медальона, приобрели свое значение. Зефирина знала их наизусть:


«Удачливый Саладин отлил из золота и серебра
Розу в песке, как запутанное завещание,
С другой стороны волнующегося океана,
Опасаясь жестокосердных язычников,
Около Мудрого Брата огонь и солнце – это послание
От (3451:10)х3 Сарациния опасается грубого железа»

   Пока Пикколо и гуанчо любовались пейзажем, она открыла свой медальон. Она взяла три пластинки, находившиеся внутри, и сложила их, получив три треугольника, пересеченных стрелами, кольцами с факелами, напоминающими жерла кратеров, и наконец, прямоугольники, пронзенные копьями.

   – Хиерро, ты видел у себя на острове что-нибудь, похожее на этот рисунок? – спросила Зефирина, показывая пластинки гуанчо.

   Человек пробормотал что-то непонятное, потом дал знак Зефирине и Пикколо следовать за ним. Молодые люди пошли следом по дороге, спускающейся к пещере. Вход был мрачен. Пикколо задержал Зефирину.

   – Это не очень осторожно, принчипесса, входить туда! Зефирина высвободилась.

   – Ты не обязан идти, мой славный Пикколо. Останься на страже.

   Она вошла в узкий проход. Пикколо последовал за ней.

   – Saperlipopette! Sardanapale![94] – каркал Гро Леон, чтобы придать себе храбрости.

   Он проглотил паука, светлячка и наткнулся на летучую мышь.

   – Sangdieu! Senora! Senora![95]

   Гро Леон рассыпался в любезностях перед летучей мышью, которая загораживала ему воздушный путь. Она была грубая и упрямая. Гро Леон отступил. Он сделался совсем маленьким и прошел «пешком» по черному песку.

   Пройдя по темному коридору, Зефирина и ее спутники оказались в зале, высеченном в вулканическом массиве.

   Хиерро ожидал их в центре.

   Лучи солнца освещали пещеру, как днем, через отверстие в пять футов шириной, в котором было видно небо.

   – Великие боги… Предки Хиерро… приплыть на белых кораблях… давно, очень давно… Хиерро их сын.

   Старый гуанчо с гордостью показал Зефирине на настенную скульптуру, на которой художник выгравировал арабский «самбук»[96] с вождем сарацинов в короне, стоящим на носу корабля и указывающим пальцем на солнце. Три змеи, три орла и три леопарда окружали императора Саладина. Зефирина не могла сомневаться, что речь идет о его предке, «короле пустыни».

   С бьющимся сердцем Зефирина подошла, чтобы разобрать слова, написанные арабской вязью (язык, который она неплохо помнила) и латынью, которые можно было прочесть под рисунком.

   Зефирина стерла вулканическую пыль. Она должна была перечитать несколько раз, чтобы понять смысл письма:


Когда сын Гелы, Гортензии или Гелены
Найдет этот пологий берег,
Возьмет плот с найденым золотом
(Роза с цветами огненного цвета)
С полученным от отца прощением
Около Мудрого Брата огонь и солнце – это послание)
От (3451:10)х3 будет наследником С очень мудрым.

   Если Зефирина могла еще сомневаться, то доказательство было налицо! Император Саладин ступал по этой земле, куда он послал своих приверженцев написать это послание к потомкам, как он надеялся, своим дочерям, горячо любимым и, однако, проклятым.

   Молодая женщина не могла записать эти слова. Она несколько раз повторила загадочные стихи, которые открывали дверь: Саладин советовал использовать «плот»!

   Выучив все наизусть, она на всякий случай исследовала стены пещеры, но была уверена, что искать надо не здесь. Через триста лет после гордых воинов своего предка Зефирина следовала тем же путем… и донья Гермина тоже.

   Княгиня была уверена, что ее мачеха знала о послании Саладина. Если следовать ему, оно приведет не только к Луиджи, но и к сокровищу Саладина.

   С Хиерро, не сознающим значения пещеры, Пикколо и Гро Леоном, который был рад покинуть сеньору летучую мышь, погруженная в свои мысли, Зефирина молча спускалась вниз.

   На подходе к дому гуанчо крики мадемуазель Плюш заставили ее вздрогнуть.

   – Мадам, во имя неба, поторопитесь… Мессир Кортес!..

   Плюш бежала навстречу Зефирине. Взгляд на порт дал понять молодой женщине, что что-то готовится. Нагруженные шлюпки непрерывно сновали около флотилии. Люди грузили бочки с водой, вином и свежие фрукты, чтобы уберечься от цинги.

   – Почему такая суета, ведь отплытие только через две недели, – спросила Зефирина.

   – Нет, сеньора, – ответил старший эконом, который знал молодую женщину… – Его высочество решило по-другому…

   Зефирина кинулась в жилище Кортеса. Несколько слуг стояли в стороне. Лейтенант ответил ей: – Монсеньор Кортес вернулся на борт, необходимую погрузку ведут как можно быстрее, и завтра на рассвете снимутся с якоря…

   Ошеломленная Зефирина отправилась искать шлюпку, чтобы переправиться на «Викторию».

   Экипаж получил приказ. Все были очень вежливы, но ни один моряк не хотел переправить Зефирину. Она попалась в ловушку на суше; предатель Кортес действительно оставлял ее на острове Гомера.

   В глубине души она никогда не верила в такую возможность. Она была не права, недооценивая своего противника. «Чего можно ждать от такого типа?»

   Она была в ярости оттого, что ею играли, и от невозможности связаться.

   – Saucisse! Seigneur! Sardine![97] – каркал Гро Леон.

   Конечно же, это решение.

   Поспешно Зефирина написала несколько слов:

   «Отступит ли победитель Новой Кастилии от слабого города, который запер свои стены только для того, чтобы открыть перед ним свои ворота?»

   Это было дерзко, и ее приглашение не могло быть более откровенным. Зефирина была не в том положении, чтобы прибегать к уловкам. Она привязала записку к шелковистой шее Гро Леона.

   – Лети, мой Гро Леон, лети скорее, передай это письмо мессиру Кортесу… на «Викторию»… Ты понял?

   – Sur! Seigneur![98]

   Гро Леон полетел. Он направился прямо к флотилии, стоящей на якоре в бухте.

   – В середине… галион…, – бормотала Зефирина, кусая пальцы.

   Наконец, Гро Леон уселся на мачте адмиральского корабля. Ответ не заставил себя ждать. Час спустя за ней пришла шлюпка, которой правили два гребца.

   Приманка сработала. Зефирина пожалела, что у нее нет другой одежды, кроме сапог и колета юноши.

   Пока гребцы налегали на весла, она попробовала пригладить волосы и плеснула морской водой на лицо, чтобы смыть пыль. Она должна приготовиться к этому свиданию.

   – В качестве кого? Весталки? Ифигении? – с иронией размышляла Зефирина.

   Прежде чем подойти к галиону, шлюпка прошла перед галерой «Концепсион». Зефирине показалось, что она слышит крик внутри судна. Она повернула голову, встала, ища, кто бы мог позвать ее.

   Через бортовые люки она могла разглядеть отвратительных каторжников. Люди – можно ли было называть этим именем настоящие человеческие отбросы? – скучились, прикованные к огромным веслам длиной в тридцать футов.

   При появлении Зефирины несчастные вскочили.

   – Эй! Малыш! Привет, приятель! С ума сойти, это женщина! Матушки мои, у меня чешется…!

   На разных языках галерщики отпускали насмешки, шутки, восклицания, настолько вульгарные, насколько и скотские. Среди них были черные рабы и Мавры, но также, Зефирина была уверена в этом, христиане, может быть, и французы.

   Смрад, идущий от галеры, был ужасен.

   – Замолчите, сволочи!

   Надсмотрщик опустил бич на голые спины. Раздались болезненные стоны.

   – Хватит, перестаньте бить этих людей, скотина! – прокричала Зефирина.

   Ей ответил издевательский смех. Она не знала, был ли это надсмотрщик или каторжники.

   Мысль о том, что Фульвио обречен находиться в таком аду, заставила ее задрожать.

   Зефирина плеснула морской воды на пылающий лоб. Шлюпка миновала галеру и пришвартовалась к «Виктории».

   Мужчинам не понадобилось помогать Зефирине подняться по веревочной лестнице. Она с легкостью проделала это и направилась к задней рубке.

   Там ее ждал Кристобаль.

   – Его высочество проверяет вооружение на полубаке и просит немного подождать его в салоне…

   Картограф проворно притворил дверь. Зефирина была одна в адмиральских покоях. Она сделала несколько шагов. На сундуке были приготовлены платье цвета нарцисса и украшения с простыми словами: «Наденьте это!»

   Это было ясно, четко и грубо. Но сейчас нельзя вызывать недовольство конкистадора.

   Зефирина прошла в смежный кабинет. Она сняла мужскую одежду, оставив только сорочку, и надела платье, сшитое по английской моде.

   Несчастное создание, у которого Кортес украл его, было примерно одного роста с Зефириной. Было нетрудно зашнуроваться самой, корсаж был узким. Ее грудь изрядно выпирала. Ей удалось уложить тяжелую косу вокруг головы. Она украсила волосы жемчугом и драгоценными камнями.

   Взглянув в зеркало, Зефирина вскрикнула от удивления. Все последнее время она носила мужской костюм и забыла, насколько может быть прекрасна в женском обличье. Весьма удовлетворенная, она улыбнулась, закусила губы и пальцем потерла порозовевшие щеки.

   – Перемена того стоила!

   При этих словах Зефирина обернулась. В каюту вошел Кортес. Он был одет еще более великолепно, чем обычно. В ушах тысячами огней сияли сапфиры.

   Досадуя, что ее застали врасплох, Зефирина не смогла удержаться, чтобы не подпустить шпильку:

   – Зато, сеньор, вы равны вашему сиятельству!

   Кортес игнорировал выпад.

   – Идемте, сударыня.

   – Но… куда мы идем? – забеспокоилась Зефирина.

   – Скоро увидите! Кортес подал руку.

   Сопротивляться было бы смешно. Конкистадор провел ее на палубу к среднему трапу.

   – Мы сойдем на берег? – обеспокоилась Зефирина.

   – Да, сударыня.

   – Э, нет! Не может быть и речи, я не спущусь! – сказала она, пятясь.

   Кортес разразился смехом.

   – Вы действительно поверили, что я вас оставлю?

   – Ну что ж! Это…

   Дикий смех Кортеса стал еще сильнее.

   – Никогда не бывает слишком осторожной в жизни, дает обещания, не сдерживает их. Потом, осмелюсь сказать, попадает в переплет… ну что ж, идите, дама моих грез.

   Зефирина колебалась, какую тактику ей выбрать: кричать, уцепиться за одну из мачт, закрыться в трюме, покончить с собой на носу корабля.

   Кортес выбрал за нее. Он толкнул ее на баланселу. В своем платье она не могла воспользоваться средним трапом. Два матроса медленно закрутили лебедку, и Зефирина, сидя, спустилась в шлюпку.

   Проворный Кортес уже ждал ее внизу. Он помог ей подняться на ноги.

   Это было прекрасное зрелище: крупный и красивый, пышно одетый мужчина и создание мечты в придворном платье, выделявшиеся на корме шлюпки в лучах заходящего солнца.

   Лодка снова прошла перед галерой.

   Как и раньше, у Зефирины было впечатление, что ее преследует чей-то взгляд. Она оглянулась, но против света увидела только огромные весла, свисающие вдоль судна.

   – Куда мы идем? – снова спросила она, ступая на остров Гомера.

   Торжественный, конкистадор повлек ее… к церкви!

   Судовой капеллан служил мессу для Педро де Кадикса и нескольких офицеров. Преклонив колени на плиту, Кортес с горячностью молился. Как и раньше, Зефирина была поражена. Она ожидала всего, но только не этого. Кортес бил себя в грудь, повторяя:

   – Vta culpa… mea maxima culpa… прости меня, Господи, ибо я грешен… Даруй нам, Святая Дева, хорошего плавания… Пошли свой свет на нашего лоцмана Педро де Кадикса.

   Значительно менее набожная, Зефирина старалась угадать, что будет дальше. Может быть, конкистадор удовлетворится этим назидательным вечером!

   После часа молитвы у Зефирины заболели ноги. Когда все вышли из церкви, была ночь.

   Кортес отдал несколько распоряжений Педро и его офицерам. Перед выходом их ожидали мулы, удерживаемые рабами-маврами.

   – Прошу вас!

   Кортес пригласил Зефирину сесть на мула.

   – Куда мы едем? – повторила молодая женщина.

   – Что за жизнь без сюрпризов? – таким ответом ограничился конкистадор.

   Слуги освещали мулам дорогу. Они поднимались по склону холма по крутой дороге, вьющейся между деревьями.

   Зефирине казалось, что она возвращается туда, откуда пришла с Хиерро.

   Всадники остановились на поляне на середине склона вулкана. Место было очаровательно. В центре просеки стояла хижина из дерева и вулканического камня. Сходство с павильоном амуров на склонах Этны пронзило сердце Зефирины.

   – Вам нравится это место, сеньора? – спросил Кортес, помогая Зефирине слезть с мула.

   – Очень красиво… – ответила молодая женщина дрогнувшим голосом.

   «Фульвио, любовь моя!»

   Кортес бросил на нее любопытный взгляд. Он ввел ее в хижину. Конкистадор хорошо приготовился к вечеру. На круглом столике их ожидал вкусный ужин. Скрытые в кустах вокруг хижины музыканты с лютнями наполнили воздух мелодиями.

   – Кажется, вы были уверены, что я приду, мессир? – бросила, улыбаясь, Зефирина.

   – Я только солдат, сударыня, и поэтому никогда не должен сомневаться, что возьму крепость…

   – Иногда, мессир, осада бывает долгой.

   – Чем дольше город заставляет ждать, тем прекраснее войти в него.

   Посасывая косточки куропатки и попивая малагу, Зефирина и конкистадор обменивались любезностями. Она видела отражение своей красоты в глазах Кортеса.

   Сам он выглядел привлекательно. Он был мужчиной. У него была власть, он мог ею злоупотребить. Разве она не была его пленницей? С деликатностью, которой Зефирина не ожидала, он прикладывал все усилия, чтобы обольстить ее. Будет ли он требовать, принуждать, применять силу, чему бы она сопротивлялась с энергией отчаяния…

   Обольститель, галантный и нежный, он был значительно опасней. Как сказать ему «нет»?

   Перед окончанием ужина Зефирина оказалась в объятьях Кортеса.

   «Что он делает?» – с удивлением спросила она себя.

   Большой кот с черными волосами, Фернан Кортес отнес улыбаясь Зефирину к широкой кровати, скрытой драпировкой. Возбужденная мужским желанием, Зефирина отвечала на ласки Кортеса с какой-то страстью. В сумерках сходство было почти полным. «Фульвио… Фульвио…» – вздыхала про себя Зефирина. Она ласкала завитую голову конкистадора, призывая всем телом и душой человека, которому отдала свою любовь и свою жизнь.

   Распаленный Кортес расшнуровал платье Зефирины. Он высвободил ее круглые груди из лифа. Горячими и влажными губами он покусывал затвердевшие розовые бутоны.

   – Ты прекрасна, Святая Дева, спасибо, что вняла моей мольбе, ты сводила меня с ума, Зефирина. С тех пор как я увидел тебя в королевской передней, я захотел тебя. Я сказал: клянусь распятием, она будет моей… Господь Бог всемогущий, ты меня очень измучила, но… это того стоило, моя золотая лань.

   Наполовину раздетая Кортесом, с поднятыми юбками, обнажившими ее женские прелести, Зефирина думала: «Я должна сопротивляться». Уничтоженная, она отдалась наслаждению. Кортес был сразу везде, обнимающий, ласкающий, смешивающий религиозность со смехом и страстью, он был неутомим.

   Наслаждение с ним было радостным. Он смеялся, говорил, останавливался, шалил, снова начинал, разрывал юбки Зефирины, срывал с себя панталоны и камзол.

   Это она позвала его:

   – Приди!

   Не раздевшись до конца, Кортес раздвинул ей бедра, чтобы овладеть ею, как пират.

   Зефирина издала стон и унеслась в страну наслаждения.

   «Ночь на Канарах… я вновь нашла Фульвио». Зефирина лежит головой на мужской груди, ее влажные и нежные губы касаются его шеи. Она вдыхает запах Фульвио, это смешанный аромат амбры и мускуса. Ее голова скользит, рот слегка касается черных волос. Она прячет в них свое лицо. Она лежит обнаженной рядом с обнаженным мужчиной… Она отдается, позволяет все ласки, даже самые дерзкие… Страсть ее партнера рокочет, поднимается, крепнет… «Фульвио… Фульвио, я снова нашла тебя», – поет сердце Зефирины. Сильным коленом мужчина снова опрокидывает ее. Она открывается ему, горячая, влажная. Он давит всем весом. Сладострастные бедра Зефирины возбуждают его. В слабом свете луны он рассматривает ее великолепные формы, целует ее круглые груди, ласковый живот, ее нежное золотое руно.

   Опытные руки ласкают ее, достигают центра наслаждения, задерживаются там, играют, возвращаются, чтобы уступить место рту, который припадает, как птица к источнику.

   Наслаждение Зефирины продолжается, растет, она задыхается, шепчет, хочет возвратить наслаждение. Она опрокидывает его, катается на нем, кричит. Она хочет умереть… Умереть от любви к тебе, Фульвио…

   На рассвете, сраженная усталостью, Зефирина задремала в объятиях Кортеса. Проснувшись, она обнаружила, что кровать пуста.

   Зефирина вскрикнула. Конкистадор бросил ее. Она поспешно оделась и вышла на поляну.

   Фернан Кортес, в колете и штанах буфами, с бриллиантами в ушах, отдавал распоряжения Кристобалю.

   – Вы здесь! – выдохнула Зефирина.

   Она была так испугана, что даже не покраснела при виде картографа, который не мог не знать о ночи.

   – Вы готовы, дорогая? В таком случае, мы отплываем! – объявил Кортес, целуя руку Зефирине.

   – А мои люди? – спросила молодая женщина.

   – Они на борту.

   – Вы думаете обо всем.

   – Когда это касается тебя – да… Божественная Зефирина, ты обольстительна… я преклоняюсь! – бормотал Кортес.

   Не обращая внимания на Кристобаля, он поцеловал ее и поднял, как соломинку, чтобы посадить на спину мула.

   Зефирина с Кортесом покинули порт на последней шлюпке. Моряки церемонно приветствовали молодую женщину.

   Она стала официальной возлюбленной конкистадора.

   Хотя никто не сомневался в его победе, Кортес держал ее за руку. Это бахвальство раздражало Зефирину.

   Когда шлюпка проходила перед галерой «Консепсион», она резко высвободила руку. Со стороны каторжан раздавались крики и удары бича. Галера готовилась к отплытию.

   На галионе, как и обещал Кортес, Зефирина нашла Артемизу Плюш, уже улегшуюся, и Пикколо, играющего в кости, но не было никаких следов Гро Леона.

   Огорченная, она звала его, свистела. Гро Леон не появлялся.

   – Его величество ждет вас, сеньора, на палубе для мессы! – предупредил Кристобаль.

   В довольно скверном настроении Зефирина присоединилась к конкистадору, стоявшему на коленях перед экипажем.

   – Господи, дай нам сильного попутного ветра… Святая Дева, отведи сатану от этого корабля…

   Пока Зефирина повторяла слова молитв, она осматривала горизонт в поисках Гро Леона. Удивленная, она нахмурила брови. Гро Леон вылетел из бортового люка галеры «Консепсион». Во весь дух он полетел к адмиральскому кораблю.

   «Что он делал у каторжников?» – с тревогой подумала Зефирина.

   После службы она спросила птицу. Последняя отвечала только своим обычным карканьем:

   – Soleil! Saumon! Sornettes! Salmigondis! Sardanapal![99]

   Зефирина знала Гро Леона: не было большего упрямца, когда он не хотел ничего говорить.

   Зефирина решила понаблюдать за ним и постараться понять, что привлекает Гро Леона на галере.

   Вернувшись в свою каюту, чтобы позаботиться о Плюш, Зефирина услышала шум маневров при отплытии, как всегда очень сложных. С песнями люди поднимали якоря. На рангоутах юнги выполняли приказы капралов.

   Два барабанщика и флейтист играли веселые марши. Кристобаль снова постучал в дверь Зефирины.

   – Его высочество приглашает вас, сеньора, понаблюдать за маневрами с его стороны!

   Зефирина набросила на плечи накидку. Она присоединилась к конкистадору, стоявшему в окружении офицеров у среднего трапа.

   Зефирина не пожалела, что пришла. Зрелище было великолепное. Двенадцать кораблей флотилии с парусами, наполненными ветром, идя в кильватор, оставляли розовый Канарский архипелаг.

   Океан чуть плескался под солнцем.

   – Похоже, сеньоры, у нас на борту позолоченный амулет.

   Офицеры поаплодировали словам Кортеса, глядя на Зефирину. Тон был задан. Зефирина поклоном поприветствовала господ.

   Вечером, порывшись в одном из сундуков, предоставленных ей конкистадором, Зефирина вышла к ужину в салон в платье пастельных тонов, украшенном драгоценными камнями.

   За адмиральский стол, кроме морского капитана, пехотного капитана, лейтенанта стрелков, лейтенанта мушкетеров, были приглашены Кристобаль и Педро де Кадикс.

   Зефирина оживляла беседу, улыбалась, очаровывала, в глубине души довольная единоличной властью над этой мужской породой.

   В одиннадцать часов офицеры встали, чтобы разойтись по своим постам.

   Зефирина хотела последовать за ними. Кортес схватил ее за руку и увлек к вентиляционному люку. Показывая на океан, сияющий в свете луны, он пробормотал:

   – Теперь, Зефирина, будет большой переход… Никто не знает, дойдем ли мы благополучно до порта. В течение дней и ночей, долгих часов нам будут угрожать бури, ураганы, кораблекрушения, пираты, корсары, цинга, малярия…

   Каждое свое слово Кортес отмечал поцелуем в ухо, щеку или висок Зефирины.

   – Это весь перечень бедствий, мессир? – не смогла удержаться, чтобы не сказать, улыбаясь, Зефирина.

   – Увы, нет! Так как к этому добавляется страшная драма – ты меня не любишь, моя золотая газель! – сказал он с видом наполовину безутешным, наполовину насмешливым.

   – Вы хотите всего! И мое тело, и мою душу! – задумчиво пробормотала Зефирина.

   – И сейчас же, так как я ненасытен… – проворчал Кортес.

   Она обвила руками его шею.

   – Вы мне нравитесь, Кортес, ведь мы очень похожи друг на друга. Вы уже обладаете моим телом… С остальным подождите немного.

   Ворча, Кортес взял ее на руки, чтобы отнести на кровать. Зефирина слышала медленный плеск весел галеры по поверхности океана. Такими же тяжелыми были удары ее сердца.

   Под поцелуями конкистадора она вернулась в прошлое, желая забыть угрызения совести и свое горе.

   Галион уходил в Сумеречное море.

ГЛАВА XXII
СУМЕРЕЧНОЕ МОРЕ

   «Все эти моряки делают из мухи слона. В конце концов морское путешествие – не так уж страшно», – думала Зефирина.

   Она совершала обычную вечернюю прогулку на нижней палубе. На ней было простенькое голубое платье с фламандской юбкой и белым корсажем. Зонтик из португальских кружев защищал от лучей солнца, уже клонящегося к закату.

   Зеркальную гладь океана не морщила и легкая зыбь. Даже мадемуазель Плюш немного приободрилась и взяла себе за правило прохаживаться вдоль по палубе вместе с Зефириной.

   Моряки здоровались с молодой женщиной и дуэньей.

   Дул легкий нежный ветерок, и поэтому работы с парусами было немного. Мужчины рыбачили, снимая с крючков переливающихся всеми цветами радуги рыбок с незнакомым вкусом.

   Путешествие, таким образом, доставляло настоящее удовольствие.

   Зефирина размышляла о том, что прошло уже две недели, как они отплыли из Гомеры. Жизнь на борту корабля протекала самым приятным образом: три мессы в день (Зефирина свыклась с этим), ужин под аккомпанемент виолы, ночь в объятиях Кортеса.

   Зефирина позволила себе расслабиться и даже не стыдилась этой сладостной лени. Ее убаюкивало мерное покачивание судна, она забыла о прошлом, не думала о будущем, оказавшись между небом и водой. Ей казалось, что она, как Улисс, будет плавать всю свою жизнь.

   Будучи неопытным мореплавателем, Зефирина понятия не имела о том, что хорошо знали моряки: как обманчива эта притягательность моря, этот зов сирен.

   – Мессир Кортес оказался прав, сеньора, вы принесли нам счастье… Не припомню такого спокойного плавания, – заметил Кристобаль, пересекавший океан уже в третий раз.

   Зефирина, обменявшись несколькими фразами с картографом, беседы с которым очень ценила, отправилась вместе с Плюш в свою каюту.

   – Saumon! Saucisse! Sardine![100]

   Через открытый иллюминатор в каюту впорхнул Гро Леон. Перья у него на голове были взъерошены, казалось, птица чем-то очень взволнована.

   Зефирина заткнула отверстие промасленной бумагой, чтобы галка осталась внутри. Зефирину беспокоили эти постоянные перелеты с одного места на другое. Более того, она заметила, что Гро Леон где-то ворует пищу и носит ее в клюве на галеру.

   Предоставив мадемуазель Плюш приходить в себя после прогулки за бокалом токайского, по своим размерам больше напоминавшим кувшин, Зефирина постучала в дверь капитанской каюты.

   – Входи, моя драгоценная голубка!

   Кортес был один. Он протянул к ней руки. С каждым днем конкистадор, похоже, все больше терял голову, и Зефирина должна была признаться, что и сама не на шутку поддалась обаянию корсара.

   – Я хотела бы задать вам один вопрос, Кортес… – начала Зефирина.

   – Иди сюда, моя драгоценная газель. Кортес притянул ее к себе на колени.

   – Я хочу говорить серьезно…

   – А разве это не серьезно?

   Под юбкой Кортес нащупал ее коленку. Выскользнув из его рук, она выпрямилась и, глядя в иллюминатор на другие корабли флотилии, спросила адмирала:

   – Кортес, как вы узнали, что князь Фарнелло в Барселоне?

   Чтобы пощадить конкистадора, она не сказала «мой супруг». Но Кортес не дал ввести себя в заблуждение.

   Приблизившись к Зефирине, он положил ей руки на плечи, вынудив обернуться и поднять голову.

   – Ломбардский Леопард? Этот кривой великан? Ты все время думаешь о нем, – заявил он, всматриваясь в ее зеленые глаза.

   – Это мой муж, отец моих детей, – запротестовала Зефирина, не моргнув и глазом.

   Влюбленному мужчине никогда не доставляет удовольствия говорить о «другом».

   Кортес не являлся исключением. Он отвернулся и ворчливо проговорил:

   – Послушай, Зефирина, я не могу назвать точного источника, но такой человек, как князь Фарнелло, слишком значительная фигура, чтобы исчезнуть… – Кортес щелкнул пальцами, – вот так… Он оставляет следы. Да будет тебе известно, мои сведения идут с самого верха… из окружения императора… Словом, от одного из самых близких ему людей!

   – Дон Рамон? – недоверчиво спросила Зефирина.

   – Да, – признался Кортес. – От дона Рамона де Кальсада собственной персоной. Тебе известно, какое он имеет влияние. На дороге в Толедо, где я встретил его, возвращаясь из Мадрида, в обмен на одну небольшую услугу он мне поведал, что благодаря его заступничеству перед Карлом V смертная казнь заменена твоему супругу на пожизненные работы на галерах, а именно на «Санта Крус» из Барселоны… Ты, наверное, вскружила ему голову, этому бедному дону Рамону… уж не поужинали ли вы вместе накануне? – коварно осведомился Кортес.

   «Этот предатель Рамон знал и не сказал мне, опасаясь, что я брошусь разыскивать Фульвио…»

   – На «Санта Крус», – повторила Зефирина, оставив без внимания неприятный для нее вопрос Кортеса.

   Она смотрела вдаль, на галеру «Консепсион», чьи огромные весла ритмично рассекали морскую гладь.

   «Я сошла с ума», – подумала Зефирина, протирая глаза. Изменив курс, галера больше не двигалась в общем ряду флотилии, но направлялась прямо к флагманскому кораблю.

   Прежде чем Зефирина успела что-либо произнести, в дверь постучали.

   – Мессир Кортес, у «Консепсион» неприятности… Это Педро де Кадикс пришел предупредить адмирала.

   – Какого рода?

   – Они подняли сигнал бедствия.

   Кортес взял подзорную трубу.

   – С виду на борту все в порядке.

   – Капитан Фернандес просит личной аудиенции у вашей милости, чтобы известить о государственной измене.

   – Измена! Черт! Посигнальте ему, Педро…

   Кортес посмотрел на клонящееся к закату солнце.

   – Ночью мы ляжем в дрейф, пусть вышлют шлюпку, Фернандеса мы примем вечером… Пригласите его на ужин. Извините нас, дорогая.

   И с этими словами Кортес вышел из каюты в сопровождении Педро де Кадикса. Оставшись одна, Зефирина схватила подзорную трубу, которую не сразу удалось отрегулировать. Наведя ее на галион, она принялась внимательно изучать судно.

   Моряки убирали паруса с фок-мачты. Галера замедлила ход.

   Взгляд Зефирины скользнул по палубе, по задней рубке, более удлиненной, чем на галионах. Зефирина знала, что это возвышение называлось на галерах «каретой» или «алтарем» и соответствовало парадису на галионах и каравеллах. Над ним колыхался большой красно-золотой тент.

   Это был командный пункт, место для избранных, где обычно собирались офицеры, спасаясь от зловония, исходившего от каторжников.

   Благодаря мощной подзорной трубе, Зефирина на расстоянии вытянутой руки от себя видела в окружении подчиненных того, кто, вероятно, и был капитаном Фернандесом. Его жесты говорили о том, что он отдает команды для подготовки судна к трудному маневру на воде.

   Зефирине следовало бы отложить трубу и подняться на палубу, но она, словно зачарованная, не могла оторвать взгляда от капитана Фернандеса: ей бросились в глаза гордый разворот плеч, на которых, словно влитая, сидела кираса и мощная шея, обрамленная тонким белоснежным воротником. На голове у него красовалась широкая серая шляпа, чье красное перо скрывало лицо… Когда он обернулся, чтобы посмотреть на галион, Зефирина смогла разглядеть только черную бороду.

   В окружении четырех офицеров капитан Фернандес спустился к шлюпке с шестью гребцами. Зыбь на море усилилась, и править шлюпкой было трудно.

   Зефирина видела, как фелука опускается и поднимается на волнах рядом с галерой. Капитан Фернандес занял место рядом с гребцами, показав Зефирине свою широкую спину.

   «Я слишком нервничаю… Фульвио, любовь моя… ты чудишься мне повсюду», – подумала она.

   Еле держась на ногах, Зефирина отложила подзорную трубу и решила подняться на вторую палубу. Судно качнуло, и она споткнулась в коридоре. Наконец, ей удалось добраться до заднего мостика. Отсюда Кортес и другие офицеры наблюдали за передвижениями шлюпки.

   Вся флотилия легла в дрейф.

   Между «Консепсионом» и «Викторией» фелука танцевала на волнах, словно ореховая скорлупка. Педро де Кадикс выглядел озабоченным. Он смотрел на небо, которое затягивалось черными тучами.

   – Начинается шторм, мессир. Это неосторожно… Кортес прикинул расстояние между фелукой и «Викторией».

   – Поднимите сигнальные флаги…, – приказал он. – Пусть Фернандес как можно быстрее возвращается. Отложим до завтрашнего утра. Приказ всей флотилии становиться под паруса!

   Пока моряки выполняли команду, Зефирина наблюдала за шлюпкой, которая с трудом пришвартовалась к «Консепсиону». Последнее, что ей удалось рассмотреть среди волн и брызг: стоящий в фелуке капитан Фернандес смотрит на удаляющийся галион.

   Стемнело, вечер прошел, как обычно.

   Корабль подпрыгивал на волнах, но это не мешало ни Кортесу, ни его офицерам ужинать.

   За столом Зефирина была рассеянна, ее мысли были далеко. Кортес, отнеся это на счет непогоды, стал успокаивать ее.

   – Всего лишь небольшая зыбь. Завтра небо будет ясным, как ваши зеленые глаза, прекрасная сеньора.

   Галантный испанец и его офицеры выпили за здоровье Зефирины. Это не произвело на нее никакого впечатления. Она думала о широкой спине капитана Фернандеса.

   Разбудил Зефирину какой-то грохот.


«Мне в пору долгих майских дней
Мил щебет птиц издалека,
Зато и мучает сильней
Моя любовь издалека.
И вот уже отрады нет,
И дикой розы белый цвет,
Как стужа зимняя, не мил».

   Почему ее губы, словно молитву, повторяли поэму ее любимого трубадура Тибо Шампанского[101]? Ах, в те времена умели воспевать любовь!..

   Глухие удары раскачивали корабль.

   «В нас палят из пушек», – в полудреме подумала она.

   Ее рука поискала Кортеса, который еще не ложился, когда она заснула, но наткнулась на пустоту.

   Бум! Бум! Бум!

   Качка была ужасающей. Зефирина хотела встать с кровати и полетела на пол, чуть не ударившись головой о крышку стола… оглушенная, она поднялась на ноги, но ее, словно соломинку, отбросило к сундуку.

   В каюте адмирала все ходило ходуном, рушилось, падало с адским грохотом: оловянные блюда, карты, печатки, навигационные приборы, кожаные жбаны, проносились перед Зефириной. Ей пришлось нагнуться, увертываясь от них и закрываясь руками.

   Наконец она поняла: флотилия попала в шторм.

   Вцепившись в колонну кровати, она попыталась встать. Зрелище, которое она увидела через большой застекленный иллюминатор, который, к счастью, выстоял перед бурей, могло напугать кого угодно. При вспышках молнии Зефирина увидела бушующие волны. Раздался сухой треск – это разбилось одно из оконных стекол. Хлынула вода, Зефирина набросила на рубашку плащ и, пошатываясь, хватаясь за все, что попадалось ей под руку, добралась до двери.

   Открыть ее оказалось очень трудным делом. Каждый раз, когда ей казалось, что она достигла цели, ее отбрасывало назад. Послышался адский скрежет. Зефирине, держась за стены, удалось выйти в коридор.

   Шатаясь, словно пьяная, она добралась до комнаты Плюш. Перед ней предстала картина в дантовском стиле. Иллюминатор, закрытый промасленной бумагой, прорвало. В зияющее отверстие виднелись волны, огромные, как горы, высокие, как башни. Они хлестали в окно. На полу стояла вода в фут высотой. На кровати, словно на плоту, скрестив ноги, сидела мадемуазель Плюш.

   – Это конец света, малышка Зефирина…! – простонала дуэнья, узнав свою хозяйку.

   – Не двигайтесь, Артемиза, – приказала Зефирина, – я схожу за помощью.

   – О! Не оставляйте меня, мы утонем сами и утопим все наше имущество, – простонала Плюш, цепляясь за молодую хозяйку.

   – Будьте благоразумны, милая Плюш!

   Зефирина попыталась вырваться.

   – Благоразумной!.. О, если бы вы такое пережили, сударыня! – возопила Плюш. – Ах, Мое бедное сердце!..

   Зефирина, воспользовавшись тем, что Плюш согнулась, дабы извергнуть содержимое своего желудка, высвободилась и вернулась к двери.

   – Где Гро Леон? – перед тем как выйти, с беспокойством спросила она.

   – Одному Богу известно… Это он порвал бумагу своим клювом! Удрал во время ужина… О! Мое бедное сердце, я сейчас умру!

   Зефирина, заметив в коридоре какие-то тени, крикнула:

   – Скорее, помогите нам! Мне нужен carpintore[102].

   – Сейчас не время, сеньора, – отозвался боцман, – поднимайтесь наверх!..

   Он показал на задний мостик. Нужно было выйти наружу, проползти вдоль галереи под ударами волн, окатывающих палубу.

   Каждую минуту Зефирине казалось, что ветер сейчас оторвет ее от перил, за которые она цеплялась, и швырнет в бушующие волны.

   Вверху на мачтах раздавались крики. Иногда трос обрывался, увлекая за собой державшего его человека. У Зефирины даже не было времени пожалеть несчастного. Над ее головой черное небо рассекали все более грозные вспышки молний, облака нависали все более устрашающе.

   Схватившись за перила, Зефирина попыталась отдышаться. Обезумевшая от вспышек молний, оглушенная ударами грома, промокшая до костей дрожавшая всем телом, она всматривалась воспаленными от соли глазами в горизонт, пытаясь разглядеть другие корабли флотилии, но видела лишь волны головокружительной высоты, которые с ревом обрушивались вниз.

   Всякий раз, когда нос судна опускался, ей казалось, что он не поднимется никогда. Однако корабль отважно взбирался на гребень волны, на мгновение застывал там и вновь падал в пустоту на тридцать футов.

   По наружному трапу, ведущему на бак, Зефирина вместе с окатившей ее волной вскарабкалась на укрепление полуюта.

   Волна потянула ее за собой, и она схватилась за первое, что попалось под руку. Это оказалась обутая в сапог нога Кортеса. Он с проклятиями поднял Зефирину.

   – Дьявольщина! Что вы здесь делаете? – прорычал корсар, пытаясь перекричать шторм.

   Зефирина, отдышавшись, ответила столь же любезно.

   – Черт побери! Иллюминатор в каюте не выдержал. Все затоплено водой!

   Кортес сделал знак, что все понял, и обернулся к молодому испуганному мичману.

   – Октавио, найди плотника, пусть починит иллюминатор у сеньоры.

   – Делай, что тебе говорят… Приведи туда кого-нибудь, или я привяжу тебя к бушприту.

   Угроза оказала чудесное воздействие. Октавио тут же выполз из галереи и, захлестываемый волнами, скрылся на второй палубе.

   Зефирина, вздохнув с облегчением, огляделась. Кроме Кортеса, капитана, четырех мичманов и Кристобаля, здесь находился также Педро де Кадикс. Старший лоцман выкрикивал команды рулевому, стоявшему как раз под ним. Хотя навес из золоченого дерева чудом уцелел, пост на полуюте располагался, как на всех галионах, на открытом воздухе. Однако это место в центре заднего бака судна было отчасти защищено от ветра высокими бортами.

   Кортес потащил Зефирину в укрытие под бизань-мачту.

   – Здесь очень опасно… Ты неукротима! – прошептал он, пожирая взглядом рубашку, прилипшую к груди Зефирины. Она запахнула мокрый насквозь плащ и прокричала:

   – Я никогда не видела такой бури…

   – Это необычная буря, – с озабоченным видом произнес Кортес.

   Подошел Педро де Кадикс.

   – Ваша милость, я слышал рассказы туземцев, думаю, это и есть то, что они называют «huracan»[103]!

   Кортес и Педро переглянулись.

   – Помоги тебе Бог, Педро! – проговорил Кортес.

   Полуют возвышался над постом управления.

   Какой-то матрос вцепился в рукоятки штурвала. Наступил такой опасный момент, что Педро де Кадикс спустился, чтобы занять место простого рулевого. С возвышения на полуюте он вращал вертикальный штурвал, соединенный на нижней палубе с горизонтальным, управлявшим рулем.

   За последние годы галионы стали слишком тяжелыми, и одному человеку было не под силу приводить их в движение лишь поворотом штурвала. Навигационная наука развивалась, и точка опоры была перенесена на палубу: рукоять теперь представляла собой плечо рычага, благодаря которому румпель поворачивался почти без усилий. Но во время урагана все менялось.

   Зефирина, будто зачарованная, наблюдала за тем, как Педро де Кадикс сражался с этим куском дерева, которому должен был подчиниться корабль.

   – Убрать паруса!.. Марсель… Топсель!.. Малый фок… Большой бом-брамсель!

   Адмирал Кортес выкрикивал команды капитану, тот передавал их своему помощнику Пигафетто.

   – Монсеньор, я бы оставил бом-брамсель, он поможет нам бороться с воронками, – осмелился возразить капитан Гомес.

   Кортес сверкнул глазами, однако принял предложение моряка.

   «Если вице-король уступает, значит, ситуация и в самом деле опасна!» – подумала Зефирина.

   Кортес обнимал ее за плечи. Зефирина, подняв голову, посмотрела на конкистадора.

   «Фульвио… Если бы мы вдвоем попали в шторм… я бы не боялась погибнуть в твоих объятиях…»

   – Плотник починил иллюминатор, Зефирина. Спускайся в каюту, и, клянусь тебе, мы доберемся до порта, слово Кортеса!

   – Монсеньор!.. – вскрикнули офицеры.

   Они с дрожью указывали на волну высотой шестьдесят футов, вздымавшуюся над кораблем. Мужчины перекрестились. Никогда еще христианину не приходилось видеть такой чудовищной громады.

   Вода бушевала везде. Зефирину и Кортеса отнесло к сундуку. Если бы не сильная рука конкистадора, Зефирину смыло бы за борт. Какую-то секунду она оставалась с закрытыми глазами, дыхание у нее перехватило от ледяного душа. Губы Кортеса нашли ее губы. Она страстно поцеловала его. Когда же, удивленная тем, что жива, открыла глаза, офицеры уже поднимались на ноги. Одна за другой сыпались новости:

   – Рангоуты погнуты!

   – Якоря сорваны!

   – Фок-мачта не выдержала!

   – Бушприт тоже!

   – Все тросы лопнули!

   – Обшивку прорвало!

   – Армада погибла!

   Капеллан на коленях молился об умерших.

   Три дня и три ночи бесновался ураган. Люди гибли в волнах или их давили упавшие мачты. Дьявол завладел кораблем. Люди давали этому безумному ветру новые имена: циклон, смерч, тайфун.

   – Это месть Сумеречного моря! – говорили они.

   Кругом стояла вода. Зефирина, как и остальные, ничего не ела. Хлеб пропал. Отсеки были залиты водой, мясо – испорчено. В трюме валялись животные – коровы и лошади дохли, раздувшись от голода.

   С помощью Пикколо Зефирина без перерыва вычерпывала воду из своей каюты. Дрожащая и зеленая Плюш без сил лежала на своей промокшей кровати. Из несчастной дуэньи жидкость извергалась как сверху, так и снизу.

   Зефирина повсюду искала Гро Леона. Расстроенная, она должна была признать, что птица исчезла. Мысль, что Гро Леон погиб, застегнутый бурей, приводила ее в отчаяние.

   Быть может, он укрылся на борту галеры или где-то еще? Руками, покрасневшими от соли, она без устали наполняла ведра, а затем, пошатываясь, с опасностью для жизни шла к борту и выливала их.

   Все эти драматические дни она мало виделась с Кортесом, не покидавшим полуют. Адмирал даже спал там в принесенном для него кресле.

   На утро четвертого дня удивленные пассажиры воспрянули духом. Ветер, словно по волшебству, прекратился. На небе засияло горячее солнце.

   Зефирина поднялась на полуют. Кортес и офицеры изучали океан. Нет ли на горизонте паруса? Вся ли флотилия потерпела крушение?

   Весь день на галионе подсчитывали потери, латали огромные пробоины, оказывали помощь раненым и рыскали в поисках пропитания для оставшихся в живых, в особенности не хватало пресной воды.

   Зефирина помогала капеллану и хирургу перевязывать раны. Она разрывала рубашки и простыни, делая из них бинты. Многим при падении мачты размозжило конечности. Нужно было ампутировать ноги и руки, прижигая культи раскаленным железом. Зефирина, сжав зубы, пыталась облегчить словом, жестом, взглядом страдания несчастных. Тех, кто умирал, выбрасывали за борт, прочтя заупокойную молитву. Тех, кто выжил, помещали в трюме, прямо на сыром деревянном полу, поскольку матрасов не осталось.

   Моряки полюбили Зефирину, называли ее «наша добрая матушка» и целовали ей пальцы, узнавая их прикосновения.

   На борту появилась еще одна ужасная болезнь, названная «морской пляской». Человек начинал извиваться в страшных судорогах. Десны гнили заживо, зубы вываливались. Это была цинга!

   Пытаясь приподнять одного несчастного, Зефирина вскрикнула. Живого человека пожирали черви! Виной всему была негодная еда. Сухари размокли, мясо стало ядовитым. Не было ни овощей, ни фруктов. Люди гибли от истощения. Анемия не щадила никого: на сморщенной коже проступали кровянистые выделения.

   Заболел Пикколо, на его лице образовались нарывы, во рту появились гнойные пузырьки. Он не мог больше принимать пищу и, скрючившись, неподвижно лежал, несмотря на все старания Зефирины. Он отдавала ему свою порцию питьевой воды.

   Ко всем этим бедам добавилась еще одна, не менее страшная. Кортес, Педро де Кадикс, Кристобаль и капитан Гомес постоянно ссорились. Они не знали, куда ветер занес корабль. Песочные часы не работали, и они потеряли представление о том, где находятся.

   – Паруса по правому борту!

   Крики наблюдателя заставили всех высыпать на палубу. Стоя рядом с Кортесом, Зефирина вглядывалась в даль, где вырисовывались силуэты трех кораблей.

   – Быть может, это вражеские корсары, монсеньор? – с опаской спросил Кристобаль.

   Кортес разглядывал суда в подзорную трубу.

   – На колени, друзья мои, и поблагодарим Господа за чудо, это моя флотилия, моя флотилия, – со слезами на глазах повторял Кортес.

   Пока мужчины молились, Зефирина смотрела на приближающиеся корабли. Это были маленький галион, каравелла и… галера; половина весел на ней была переломана, что свидетельствовало о перенесенных во время урагана жестоких испытаниях.

   Зефирина пыталась прочесть название последнего корабля. Неужели «Консепсион»?

   Это была «Кармен».

   Разбитые корабли подошли ближе. Команды стали перекликаться. «Дон Карлос», видимо, затонул с экипажем и грузом, «Изабелла» исчезла…

   – Вы знаете, где мы находимся? – спросил Кортес.

   Капитан «Кармен» не имел об этом ни малейшего понятия. Он предложил взять курс на юг. Педро де Кадикс колебался, он считал, что нужно идти на север. Кортес склонялся в пользу востока.

   – Они знают, где «Консепсион»? – с безразличным видом спросила у Кортеса Зефирина.

   Ответ не заставил себя ждать. Исходя из некоторых подозрительных признаков, капитан «Кармен» полагал, что на борту «Консепсиона» взбунтовались каторжники.

   – Бунт! – воскликнул потрясенный Кортес.

   Было ли это той самой изменой, о которой хотел сообщить ему капитан Фернандес?

   Капитан «Кармен» видел, как чудовищный вал накрыл «Консепсиона», и полагал, что галера не могла выдержать этого. Скорее всего, она пошла ко дну.

   Эта новость пронзила Зефирину, словно ножом… Небо, океан все поплыло у нее перед глазами.

   Очнулась она в каюте Кортеса. Над ней склонился врач.

   – Вам стало дурно, сеньора.

   – Это сказалась усталость последних дней, – пробормотала Зефирина.

   – Без сомнения. Отдыхайте, спите… Вот теплое молоко, монсеньор Кортес велел подоить для вас уцелевшую корову… Пейте и спите… Пейте и спите…

   – Спасибо… Мишель!.. О! Мишель, друг мой… это Сумеречное море…

   Врач выпрямился и обеспокоенно произнес:

   – Она бредит, ваша милость!

ГЛАВА XXIII
СОВЕТ НОСТРАДАМУСА[104]


«Вот те, кто первыми начало Богознанья
И Астрологии, прозревшей мирозданье,
Тончайшим вымыслом и сказкой облекли
И от невежественных глаз уберегли».

   – Мишель, я знала, что вы придете ко мне…

   Зефирина приподнялась, пристально вглядываясь куда-то. Она протягивала руки к человеку, находившемуся в комнате. В кресле сидел ее друг Нострадамус с доброй и нежной улыбкой на устах.

   Зефирина узнала это красивое бледное лицо, словно высеченное из мрамора, широкий лоб и глаза цвета морской волны. Однако между бровями у него залегла глубокая складка. Мишель де Нотр-Дам о чем-то размышлял с важным и глубокомысленным видом…

   – Дорогая Зефирина, разве я не обещал вам помочь, когда возникнет необходимость?

   – Вы здесь, на галионе? – удивилась Зефирина.

   – Да… и одновременно в своем рабочем кабинете.

   – Каким волшебством, Мишель?!

   – Силой своей мысли, прекрасная дама. Примите эту микстуру.

   Мишель де Нотр-Дам, поднявшись, влил в пересохшие губы Зефирины снадобье, приготовленное по своему рецепту. Послушно выпив лекарство, Зефирина вцепилась в черный рукав ученого гербориста, астролога из Салон-де-Прованс.

   – Мишель, помогите мне… Я согрешила против человека, которого люблю… против судьбы… Я погибла… Мы все погибнем в этом Сумеречном море.

   Она зарыдала.

   – Замолчи, дитя мое…

   Твердой рукой Мишель де Нотр-Дам положил голову Зефирины на подушку, поглаживая холодными пальцами ее пылающий лоб.

   – Расслабься, не противься… Не борись… Судьба вступает в свои права, ты не сможешь ускользнуть от нее.

   – Мишель, – простонала Зефирина, – найду ли я своего сына… мужа?

   – Сальфа… Софра… Сомега… Три звезды постоянно горят на небесах твоей судьбы, Зефирина… Не уклоняйся от своего пути, оставайся верной своим мыслям и ты найдешь, что ищешь.

   – Но, Мишель, вы не поняли… Говорю вам, мы потерялись в Сумеречном море… Эти несчастные невежды не знают, где мы находимся. Они легли в дрейф.

   – Вы отклонились на четыреста лье… иными словами, на двадцать градусов северной широты. Возьмите книгу Птолемея. Если вы будете продолжать двигаться в том же направлении, вас неминуемо унесет теплым течением… и бросит на рифы. Поставьте штурвал по розе ветров, тридцать два румба на запад, один на северо-запад, и вы достигните берега…

   Зефирина явственно различила крик петуха. Она понимала, что это означает, и протянула руки.

   – Мишель, останьтесь… Не покидайте меня… Слишком поздно. Фигура Нострадамуса таяла в туманной дымке и вскоре исчезла.

   – Прощайте, Зефирина. Будьте счастливы, любовь моя…

   Зефирина, похолодев, упала на подушки.

   В иллюминатор заглядывало солнце, лучи его заливали каюту. Должно быть, Зефирина проспала несколько часов. Она проснулась свежая и отдохнувшая, с удовольствием выпила кружку молока, поставленную на столике у ее изголовья. За стеной раздавались голоса. В соседней каюте шел ожесточенный спор. Зефирина, пригладив волосы, набросила на рубашку плащ.

   Кортес и его офицеры кричали друг на друга.

   – Мы ходим по кругу! – рычал Кортес, стуча кулаком.

   – Ваша милость… все наши навигационные инструменты разбиты, – возражал Педро де Кадикс.

   – Это продолжается уже четыре дня… Нас унесет теплым течением!

   Зефирина поняла, что все это время находилась в бреду.

   – Здравствуйте, господа… – сказала она, подходя к столу.

   – Счастлив видеть вас здоровой, дорогая, – ответил Кортес.

   Зефирина склонилась над картой, которую держал Кристобаль.

   – Во сне мне явилась Святая Дева. Вы отклонились на четыреста лье, иными словами, на двадцать градусов северной широты… Возьмите книгу Птолемея[105] и поставьте штурвал по розе ветров – тридцать два румба на запад, румб на северо-запад, тогда мы достигнем гостеприимного берега…

   Если бы молния ударила в зал совета, смятение капитанов не было бы столь велико.

   Педро де Кадикс хотел возразить, но Кортес опередил его.

   – Это вам сказала Святая Дева? – спросил он.

   – Да, ваша милость! – ответила Зефирина.

   Она знала, чем можно пронять конкистадора. А тот, сняв свой берет с пером, поцеловал красовавшуюся на нем медаль и приказал:

   – Господа, вы слышали слова Святой Девы, переданные нам сеньорой Зефириной. Курс на запад, румб на северо-запад!

   Кортес опустился на колени и стал молиться, закрыв лицо руками…

ГЛАВА XXIV
ЗОЛОТАЯ КАСТИЛИЯ

   – Земля! Земля!

   Услышав этот крик, еще не вполне оправившаяся после болезни, Зефирина поднялась на палубу.

   В поле зрения показался зеленый остров Святого Хуана[106].

   – Я думаю, что вы – немного колдунья, Зефирина, – перекрестившись, прошептал Кортес.

   Педро де Кадикс последовал его примеру. Боцман смотрел на молодую женщину с уважением и опаской одновременно.

   Она не отвечала и с нетерпением ожидала, когда можно будет ступить на сушу.

   Вместе с Плюш и Пикколо, которые пережили ураган, она расспрашивала местных жителей, не видели ли они другие флотилии, есть ли новости о «Сантьяго»?

   Никто из разношерстного населения острова, состоящего из португальских торговцев, испанских солдат, рабов – мавров и негров, освобожденных каторжников, проституток и монахов, ничего не мог сказать по этому поводу. Они жили здесь бок о бок, частенько дрались и переругивались, а окружающий мир их мало интересовал.

   – Вы – первая флотилия, которую мы видим за долгое время в этих местах. Последняя возвратилась в Испанию, – говорили они.

   – А галера «Консепсион»?

   – О ней ничего не было известно.

   Зефирина сгорала от нетерпения. Помятые ураганом суда нуждались в серьезном ремонте. Кроме того, команде необходимо было восстановить силы, поесть свежие фрукты, которыми изобиловал остров.

   Зефирина принимала ванны в коралловых лагунах. Она мало видела Кортеса, занятого своим галионом. После бури и «предсказания «Святой Девы» их отношения изменились. Кортес не пытался больше завлечь Зефирину в свою постель. Казалось, он был восхищен ее могуществом и вместе с тем напуган.

   Зефирина не жалела об этом. Все ее физические и моральные силы были направлены на то, чтобы отыскать следы доньи Гермины и Луиджи.

   Ко всем ее заботам добавилась еще одна: трепещущая Зефирина опасалась беременности. Она никогда не думала об этой возможности и отвергала саму мысль о том, что может понести от кого-то другого, кроме Фульвио. Но все естественные признаки были налицо, вернее их не было, и Зефирина не могла оставаться спокойной.

   Вновь встали под паруса, и вновь зашли в порт Картахена Индийского.

   Зефирина совсем отчаялась. «Мы никогда не доберемся до места!» – думала она, считая дни.

   В маленьком порту Картахена Зефирина узнала хорошую новость: предыдущая флотилия останавливалась недалеко от Санта-Марии. «Сантьяго» входил в состав армады. Помятый океаном корабль десять дней назад направился к перешейку Новой Испании!

   «Так вот ты какая, знаменитая «Castello de Oro»[107]!», – подумала, ужаснувшись, Зефирина.

   Для пассажиров, изнуренных этим трехмесячным путешествием, «Nombre de Dios»[108] являлся не самым привлекательным местом в Вест-Индии.

   На длинной песчаной косе узкого перешейка не имелось ни строений, ни причала, ни настоящего убежища для флотилии, мокнущей в бухте. На сером песке стояло сто пятьдесят – двести маленьких хижин из трухлявых досок, в которых жили только пассажиры армады.

   Как только Зефирина оказалась в «Nombre de Dios», она поняла, что кроме, унылого пейзажа, это место имеет жаркий и нездоровый климат, не имеет пресной воды и наводнено москитами.

   Из хижин воняло, даже песок источал зловоние. Но, как сказала мадемуазель Плюш: «Не нужно жаловаться, сударыня, мы на земле, а могли бы быть под водой!»

   Философия почтенной Артемизы придала храбрости Зефирине и Пикколо. Однако молодая женщина грустила из-за исчезновения своей галки. Гро Леон покинул ее.

   В течение двух недель команда разгружала трюмы кораблей, выводила мулов и уцелевших лошадей. На берег снесли пушки, порох, аркебузы, доски и колеса повозок.

   Пять других кораблей из флотилии Кортеса соединились с армадой. Они понесли меньшие потери, и трюмы почти не пострадали от урагана.

   В конечном итоге, после Севильи пропало три корабля, в том числе и «Консепсион».

   Пока Кортес занимался подсчетами животных и людей – приблизительно четверть пассажиров погибли либо во время урагана, либо от болезней, – Зефирина воспользовалась этой отсрочкой, чтобы отправиться на поиски «Сантьяго».

   Сначала корабль находился в «Nombre de Dios», а затем встал на причал в Porto Bello[109].

   В сопровождении Пикколо и Кристобаля Зефирина на мулах, взятых у Кортеса, добралась до Porto Bello. Она не могла не восхититься работой, проделанной конкистадорами. На уже проложенной дороге ей встречались солдаты пехоты в шлемах, с блестящими на солнце доспехами, следившие за передвижением тяжелых тележек, которые тащили индейцы. Это из Коста-Рики[110] перевозили золото. Зефирине было жаль изнуренных рабов.

   Без помех добравшись до Porto Bello, она поднялась на борт «Сантьяго», охраняемого всего лишь несколькими моряками, занятыми ремонтом обшивки судна.

   Зефирина, представившись кузиной, тщательно расспросила моряков и получила подробные объяснения:

   «Знатная дама с ребенком, карликом и лакеем с бычьей шеей, называвшая себя донья Мария де Монталбан, очень почтенная и набожная, каких поискать, сошла с корабля в Nombre de Dios и отправилась на муле к Южному морю…»

   – А как ребенок?

   – Красивый мальчишка, гордый и сильный… Донье Марии есть чем гордиться.

   Благодаря нескольким реалам Зефирину пропустили на корабль. В каюте еще витал отвратительный запах доньи Гермины. Это были те самые омерзительные духи, которые раньше вызывали у Зефирины сильнейшие головные боли.

   Она остановилась, побледнев. Башмачок ребенка остался лежать возле кровати. Она, словно воровка, схватила его. Поблагодарив моряков с «Сантьяго», она вернулась в Nombre de Dios, гоня мулов во весь опор. Ее переполняла радость от того, что Луиджи жив, и бешенство, поскольку донья Гермина присвоила ее сына, наследного принца Фарнелло.

   – Завтра мы снимаемся с места, Зефирина. Соберите вещи. Не берите слишком много, поход будет достаточно тяжелым.

   Сообщая об отъезде, Кортес не мог сдержать продолжительной нервной дрожи.

   Зефирина прикоснулась к его шее рукой, просунув ее под кирасу и рубашку.

   – Друг мой, у вас стучат зубы, вас лихорадит.

   – Да, эта лихорадка от проклятых болот[111]1, окружающих нас. На другой стороне перешейка климат более здоровый, нам нужно как можно быстрее перебраться туда.

   Не успев закончить, Кортес зашатался. Зефирине пришлось поддержать его и помочь лечь.

   – Вы не можете ехать, посмотрите, в каком вы состоянии.

   Лицо Кортеса было фиолетовым.

   – Быстро, Кристобаль, горячей воды. Мадемуазель Плюш, принесите мне маленький сундучок.

   Засучив рукава, Зефирина сняла с Кортеса кирасу, расстегнула рубашку, протерла виски и грудь винным уксусом, достала из своего несессера, который принесла Плюш, немного пыльцы гвоздики и розмаринового масла, добавила в микстуру сухари из заплесневевшего хлеба и дала выпить Кортесу.

   Всю ночь конкистадор дрожал на своем зловонном, мокром матрасе.

   Зефирина спокойно бодрствовала рядом с ним, давала ему пить, вытирала пот, струившийся по телу. Перед восходом конкистадор был еще слаб, но ему стало лучше, перестало знобить.

   – Ты совсем не отдыхала, Зефирина, ухаживая за мной, – прошептал он, открывая глаза.

   – Это нормально, друг мой, каждому свой черед, – улыбнулась молодая женщина.

   Он вновь опустил отяжелевшие веки.

   – Странно, Зефирина, ты не любишь меня, и…

   – Вы ошибаетесь, Кортес, я бесконечно люблю вас, более того, уважаю.

   Услышав это, конкистадор содрогнулся. Он пристально посмотрел на молодую женщину. Взяв ее за руки, вынудил сесть.

   – Что ты хочешь этим сказать, моя драгоценная козочка?

   – Буду откровенна, Кортес, сначала я видела в вас лишь…

   – Кровожадное животное, – с горечью закончил он.

   – Скажем, удачливого солдата… Но я открыла для себя великого капитана, гордого человека. Я уважаю вашу смелость, Кортес. Нужно быть абсолютно сумасшедшим, чтобы пересечь море и броситься в эту конкисту… да, сумасшедшим или гениальным!

   Зефирина сказала правду. Если она и не была согласна с методами конкистадоров и Кортеса, она не могла не восхищаться этим делом, которым жили мужчины ее времени.

   – Видите ли, Кортес, – продолжала Зефирина после паузы, – вы меняете облик мира, и я вас уважаю за это… Но, что я отвергаю, так это развязанную бойню несчастных туземцев и их порабощение.

   Кортес выпрямился, ему необходимо было оправдаться.

   – Ты ошибаешься, Зефирина, мир принадлежит сильнейшему. Так было во все времена и будет, пока человек остается человеком. Я не очень одобряю убийств и прибегаю к ним, лишь как к вынужденным мерам… Но индейцы тоже виноваты.

   – Вы преувеличиваете, эти несчастные виноваты только в том, что погибают…

   – Ты ошибаешься, – мрачно проговорил Кортес. – Они виноваты в том, что борются не с нами, а между собой! Вместо того чтобы объединиться и разгромить нас, они ссорятся. Мы этим воспользовались. Мы несем им цивилизацию белого человека, спустившегося с небес, как они говорят… Я не убивал Монтесуму, его убили свои же, а я обращался с ним все время по-королевски[112]… Но я выиграл, Зефирина, а у сильнейшего – все права!

   Изнуренный лихорадкой конкистадор заснул на руках у Зефирины. Она долго смотрела на него.

   – Фульвио, любовь моя… – прошептала она, целуя темные кудри Кортеса.

   В шесть часов утра конкистадор, очень бледный, вскочил на лошадь, и длинная колонна – флотилия, ступившая на «твердую землю», – отправилась в путь, намереваясь пересечь перешеек.

   Барабанщики, флейтисты, капралы, мушкетеры, знаменосцы, артиллеристы, авантажи[113], сержанты, капитаны, фуражиры, маркитанты, парикмахеры, хирурги, хранители воды, хранители пищи, капелланы, писари, трубачи, каторжники, рабы, тащившие бронзовые пушки с головой льва на затворе, мулы, лошади растянулись блестящей на солнце змеей больше чем на лье.

   За солдатами с алебардами, которые возглавляли отряд, шли индейцы – чимароны, укрощенные завоевателями и согласившиеся служить им. Эти люди с красной и белой татуировкой несли на плечах попугаев, а на головах у них красовались гирлянды из перьев и ракушек, в руках – гигантские камыши. К изумлению Зефирины, эти краснокожие люди держали во рту свернутые коричневые листья, пламенеющие на конце, и выпускали изо рта и носа дым, словно их пожирал внутренний огонь.

   Верхом на хорошей лошади Зефирина вместе с мадемуазель Плюш, Пикколо и Кристобалем, который проводил время за рисованием, двигалась в личной свите Кортеса. На время экспедиции Зефирина вновь облачилась в одежду юноши, а мадемуазель Плюш – в костюм аптекаря.

   Солнце обжигало. Всадники надели широкие шляпы, чтобы укрыться от его лучей. Зефирина спрашивала себя, как выдерживают испанцы в своих металлических касках и кольчугах, особенно едва оправившийся после болезни Кортес. Это был суровый поход по перешейку, соединяющему два континента.

   Среди зловонных испарений болот нужно было двигаться вперед по «дороге» через лес или джунгли. Конечно, путь был уже проторен другими колоннами, но пышная растительность сразу же отвоевывала свои территории.

   Индейцы чимароны, смирные и, казалось, всецело преданные Кортесу, прорубали дорогу. Нужно было преодолевать несколько раз реку и ее притоки. Удовольствие от прохладной воды здесь сплеталось с чувством опасности. Бурные речные потоки кишели крокодилами. Испугавшись одного из них, лошадь Зефирины встала на дыбы и скинула наездницу на середине реки. Зефирина почувствовала, как ее уносит течением, и забарахталась. Вакеро, вождь чимаронов, нырнул и вынес ее на берег.

   Это она должна была испытывать признательность за то, что ей спасли жизнь, но с этой минуты Зефирина сделалась богиней чимаронов. Они гордились тем, что спасли это зеленоглазое создание, и приносили фрукты, чтобы она могла утолить жажду.

   – Божественная Зефирина, ты можешь прийти сюда и властвовать, – с улыбкой сказал ей однажды вечером Кортес.

   По ночам они строили импровизированные укрытия из веток и листвы. Лежа на ложе из листьев рядом с Кортесом Зефирина не могла уснуть. Она думала об эволюции их отношений, ставших почти братскими. «Как необычна моя жизнь!» – размышляла она, обеспокоенная мыслью о беременности, но не желая говорить об этом Кортесу.

   Она прислушивалась к звукам джунглей, к крикам неизвестных животных. Даже луна, которую она видела в щели между листьями, казалась ей не такой, как раньше.

   На четвертый день изнурительного путешествия колонна достигла высшей точки перешейка. По просьбе Кортеса вождь чимаронов помог ему, Кристобалю и Зефирине взобраться на дерево, где был устроен наблюдательный пункт.

   С этого возвышения онемевшая от восторга Зефирина увидела бесконечные просторы темно-зеленых лесов. Вдали с каждой стороны их обрамляла золотистая полоска. На севере пенилось и волновалось Сумеречное море, или Атлантический океан; на юге же простиралась бескрайняя и очень спокойная гладь голубых вод.

   – Какой же тихий, этот огромный океан! – прошептала Зефирина.

   – В память о вас, друг мой, мы назовем его так… Тихий океан, – галантно заявил Кортес.

   Маленький картограф записывал, не переставая, зачеркивал, описывал кривые, рисовал потоки воды и берега.

   Спустившись, Зефирина подумала, что перед глазами сейчас было то, чего не видел ни один француз… два океана! Сможет ли она рассказать это своим согражданам? Она в этом сомневалась. Они все дальше углублялись в девственный тропический лес, грозивший опасностью. Она спрашивала себя, выйдет ли отсюда когда-нибудь?

   Ко всем испытаниям добавилось еще одно, болезнь, которая свирепствовала среди солдат[114].

   – Ты кушать, как чимарон, чтобы не болеть, как они, – говорил вождь, давая Зефирине и ее людям корни и фрукты.

   Больше всего она страдала от невозможности вымыться. Однажды очень ранним утром она отошла подальше от лагеря, спустилась к ручью, собираясь помыться. Место было спокойным. Зефирина сняла одежду и с наслаждением окунулась в реку. Она вышла, вытерла рубашкой тело и подставила его первым лучам солнца. Зефирина расслабилась, сидя на берегу реки на своем плаще. Внезапно она взвизгнула – какая-то отвратительная тварь набросилась на нее, сильно сжала и поволокла к лесу.

   Это была огромная змея пятнадцати футов в длину. Чудовищная рептилия обхватила ее своими кольцами. Зефирина отбивалась, кричала, задыхалась. Змея брызгала ей в лицо вонючей слизью, сжимала кольца вокруг ее тела. Зефирина, рыдая, хваталась за кусты. Цепкий хвост обхватывал ее руки, грудь, живот. Удав безжалостно душил ее, чтобы потом проглотить в своем мерзком логове.

ГЛАВА XXV
ПАНАМА

   – Он есть очень толстый… очень вкусный! – с удовлетворенным видом заявил Вакеро.

   Вся в слизи удава, Зефирина отупело смотрела на улыбающееся лицо вождя чимаронов. Индеец спас ее во второй раз, резким ударом отрубив голову змее.

   Зефирина была вся в синяках и кровоподтеках, прихрамывала и с трудом дышала. Она позволила Вакеро умыть себя.

   – Белая женщина, спустившаяся с небес, – очень красивый! – тоном знатока заявил чимарон.

   Он подобрал медальон, который она потеряла, надел ей на шею и завернул Зефирину в рубашку.

   Появление Зефирины, которую нес на руках краснокожий Вакеро, встретили криками.

   – Это очень неосторожно, сударыня, гулять одной в этих диких местах! – засюсюкала Плюш, у которой всегда была наготове прописная истина.

   Зефирина не могла сесть на лошадь. Кортес приказал приготовить носилки. Но нет худа без добра. У Зефирины вновь начались регулы, говорившие о том, что она не была или больше не была беременна. Явился ли тому причиной удав или усталость от путешествия? Успокоенная Зефирина не знала, но все еще переживала ужас от недавнего происшествия.

   Она обещала себе впредь быть послушной и добродетельной.

   Лежа на жестком деревянном полу, она надрывно кашляла, ей было больно дышать.

   – Цибальт!.. Цибальт! – проговорил Вакеро, всунув ей в рот трубочку из коричневых листьев с горящим кончиком.

   Он сделал ей знак вдохнуть. Зефирина послушалась. Теплый дым заполнил легкие. Она закашлялась, стала отплевываться. Удивленная, заинтересованная, с глазами, полными слез, она повторила опыт. И потихоньку привыкла. Дым успокаивал ее. Она заметила, что многие испанские солдаты проделывают то же самое; они называли эти растения tabaco. Что же касается мадемуазель Плюш, подружившейся с одним беззубым чимароном, почтенная старая дева, сидя на своем муле, курила «цибальт» за «цибальтом».

   Три дня спустя с трубочкой tabaco в зубах Зефирина и ее дуэнья выехали на холм, с которого открывался вид на Панаму…

   Несмотря на боль и слабость в теле, Зефирина пожелала сесть на лошадь, чтобы въехать в город рядом с Кортесом.

   Каким образом удалось конкистадорам всего за десяток лет[115] построить на этих негостеприимных землях свою маленькую цивилизацию, этот белый город, омываемый лазурными водами Южного моря?

   Этот испанский город на южном море был похож на шахматную доску. В центре располагалась Пласа Майор, где находились символы новой власти как гражданской, так и религиозной: позорный столб и помост для приговоренных инквизицией к сожжению на костре. Своими деревянными домами, церквами, строящимся собором, монастырем, портом Панама восхищала путешественника.

   Зефирина не являлась исключением. Она смотрела на испанский город глазами провинциального человека, попавшего в цивилизацию.

   Улицы наводняли моряки, солдаты, алькальды, альгвасилы, поселенцы, чиновники испанского короля, эмигранты, искатели приключений, идальго, торговцы, смуглолицые дети-метисы, мулаты, индейцы, испанцы, негры, zambos (дети негра и индеанки), castizos (светлокожие метисы) или coyotes (темные метисы). Плотники строили новую флотилию, чтобы бороздить Тихий океан. Были там и публичные дома, женщины легкого поведения, игорные дома, кабаре. Среди всей этой суматохи прогуливались индейцы с перьями на голове. Другие, менее удачливые, были закованы, обращены в рабство. Несчастные тащили тяжелые грузы вместе с неграми, привезенными с берегов Африки португальскими, английскими и французскими моряками, которые извлекали выгоду, продавая на островах рабов испанцам.

   – Посмотрите, сударыня, на все это золото! – проезжая мимо, восхищалась Плюш.

   Золоченые идолы, серебряные статуи, ларцы с драгоценностями громоздились перед церквами. Зефирина не нуждалась в объяснениях. Она уже не знала, имеет ли право клеймить все это: золото, которое Кортес отобрал у ацтеков, готовили для отправки в Испанию.

   Дворец губернатора вчерне уже закончили. Великолепное здание, грандиозное, вычурное, новенькое, сверкающее. Губернатор дон Бенито ждал Кортеса на ступенях крыльца. После обычных приветствий конкистадор сухо упрекнул дона Бенито за плохое состояние дорог.

   – Необходимо срочно строить мосты… Чем вы тут занимаетесь! У вас сиеста[116]! – буркнул Кортес, не обращая внимания на ослепительный в лучах солнца город.

   Приунывший дон Бенито предложил направить рабов на прокладку дороги через джунгли.

   Выяснив этот вопрос, Кортес согласился устроиться со своей свитой во дворце. Но тут конкистадора ожидал сюрприз.

   – Фернан, любовь моя!..

   Ацтекская женщина, прекрасная Малинцин[117], бросилась в его объятия. Она вела себя с ним как с законным супругом. И в самом деле, вслед за ней появился очень красивый ребенок – Мартен Кортес[118]. Женщина приехала из Теночтитлана, чтобы встретиться со своим «мужем». Взглянув на смущенного Кортеса, Зефирина с трудом поборола сильнейшее желание расхохотаться. Конкистадор мог подмять под себя целый континент, но сник, оказавшись между двумя женщинами.

   Умная и страстно влюбленная в Кортеса прекрасная Малинцин, Зефирина сразу поняла это, была активной помощницей завоевателя, даже его политической советницей в вопросах, касающихся ацтеков.

   Сотрудничая со своим любовником, она оказывала ему огромную помощь в завоевании империи Монтесумы.

   Одного взгляда на Зефирину было достаточно, чтобы отнести ее в стан соперниц и возненавидеть. Малинцин не скрывала ненависти.

   Чтобы держаться подальше от враждебных взглядов, Зефирина отказалась от приглашения губернатора. С Пикколо и Плюш она нашла приют в маленьком домишке одного францисканца, брата Андело.

   Он был шокирован, увидев ее в мужской одежде. Вымыв волосы и смазав царапины, Зефирина вновь облачилась в костюм, присущий ее полу, который, так же как и Плюш, предусмотрительно привезла с собой.

   В сопровождении Пикколо и дуэньи молодая женщина спустилась в порт. Первым человеком, кого она встретила, оказался Вакеро, вождь чимаронов. Раньше у нее не было времени попрощаться с ним и поблагодарить.

   На глазах у четырех идальго, потеющих в своих безвкусных пестрых камзолах и шапочках с султанами, Зефирина бросилась на шею Вакеро.

   – Ради всего святого! Вот стыд! Белая женщина и дикарь! – насмешливо бросил самый высокий из идальго.

   – Этот «дикарь», сеньор, настолько дик, что спас мне жизнь, и я запрещаю вам говорить такие глупости! – заявила Зефирина.

   Идальго, ворча, ретировались во дворик таверны.

   – Вакеро, чем тебя отблагодарить? – оборачиваясь к чимарону, спросила Зефирина.

   Она хотела подарить ему что-то на память или дать несколько золотых реалов, которые позволили бы ему купить оружие, безделушки, которые люди его племени просто обожали.

   Вакеро с достоинством отвел руку Зефирины.

   – Белая женщина, сошедшая с небес, навсегда оставила изумрудный блеск глаз в сердце Вакеро…

   С этими словами, достойными трубадура Тибо Шампанского, он удалился, оставив Зефирину, погруженную в задумчивость.

   Она с достоинством прошествовала мимо хохочущих идальго.

   «Цивилизация часто оказывается совсем не там, где принято считать!»

   Она бродила среди бочонков с гвоздикой, горчицей, корицей, расспрашивала моряков. Расследование на пристани дало результаты, превосходившие все ее ожидания.

   «Бригантина[119] под командованием Диего де Альмагро четыре дня назад ушла из Панамы. На ее борту находились женщина под вуалью, ребенок, карлик и оруженосец с бычьей шеей…»

   – Вам известно, куда отправился корабль? – трепеща, спросила Зефирина.

   – Судя по постановке парусов, на юг, но это все, что я знаю, сеньора, – ответил матрос, проворно засовывая в карман золотую монету, которую протянула ему Зефирина.

   Молодая женщина в задумчивости вернулась в домик брата Анджело.

   Она полагала, что донья Гермина отправится на север в империю ацтеков[120]. А она двинулась на юг.

   Тем временем пришел Кристобаль, картограф, чтобы от имени его милости Кортеса пригласить Зефирину на ужин.

   – Друг мой, что, по вашему мнению, находится на юге? – спросила Зефирина.

   На земле возле домика францисканца Кристобаль нарисовал перешеек Золотой Кастилии и два округлых континента.

   – Мессир Кортес завоевал империю ацтеков «мексикас» – это здесь. Со своим знаменитым лейтенантом Педро де Альварадо он покорил королевство микстеков и майа[121], основав Веракрус… Но там, на юге, сеньора Зефирина, находится огромная империя со сказочными богатствами: Пиру[122]!.. На сотни тысяч лье там растянулась сказочная империя инков… которой управляет абсолютный государь, наделенный божественными правами, Сапа Инка.

   – Если бригантина ушла на юг, Кристобаль… куда, по-вашему, она может причалить?

   – Да, это капитан Диего де Альмагро, – без труда догадался Кристобаль. – Он направился в авангарде с каноником Люком… Альмагро, сеньора, плывет сюда, в Тюмбес[123], – ответил Кристобаль, изобразив на карте завиток.

   – Но Кристобаль…

   – Пойдемте, сеньора Зефирина, сегодня вечером вы, без сомнения, узнаете все, что вас интересует…

   – Что ж, дайте мне несколько минут, чтобы привести себя в порядок.

   Вполне удовлетворенная затраченными усилиями, с завитыми волосами, одетая в простое бледно-зеленое платье, но с головокружительным декольте, Зефирина с мадемуазель Плюш и Кристобалем появилась во дворце губернатора.

   Великолепный Кортес с изумрудными и брильянтовыми серьгами в ушах встречал молодую женщину как хозяин дома.

   Везде, где бы ни появлялся этот дьявол в облике мужчины, он становился бесспорным главой.

   С нежностью, которая переполняла безумным бешенством прекрасную Малинцин, он обнял Зефирину за талию и представил ей приглашенных. Толстый, крайне неприятный банкир Гаспар де Эспиноза и… четверо идальго, в которых Зефирина сразу же узнала своих утренних знакомых из порта.

   – Позвольте представить вам, княгиня, гордых капитанов, старых друзей, Франциско Пизарро и его братьев Гонсало, Фернандо и Хуана…

   Зефирина мгновенно возненавидела этих братьев Пизарро с их хвастливым, кичливым видом и алчными глазами.

   Уроженцы Эстрамадуры, они были незаконными детьми одного офицера, который не стеснял себя узами брака и наплодил детей от разных женщин, одна из которых – проститутка, как говорили, бросила сына Франциско на ступенях церкви, и он хвастался, что его вскормила свинья.

   Отслужив солдатом в Италии и конкистадором под предводительством Кортеса (отсюда и брала начало их «дружба»), Франциско Пизарро встретил троих своих братьев, затем Диего де Альмагро и отца Люка, таких же неучей, как он сам. Эти отчаянные головы основали «союз» для завоевания страны инков, в которую они уже совершили набег.

   Слушая, бахвальство, Зефирина не пыталась скрыть раздражения. Как может" Карл V доверять проходимцу Франциско Пизарро, его подозрительному дружку Люку и этому Диего де Альмагро, который, видимо, стоит их!

   Казалось, не замечая холодности молодой женщины, братья Пизарро принялись расточать любезности, чтобы заставить ее позабыть об утренних насмешках.

   Кортес перебил их, чтобы представить Зефирине еще одного приглашенного.

   – А вот, княгиня, Фернандо де Сото… Он отличился в империи майа, искусная шпага и сердце из бронзы.

   Казалось, что Кортес оказывает Сото большое уважение. Капитан с изысканностью поклонился Зефирине. Она ответила любезным реверансом. К Пизарро она испытывала лишь презрение, однако оценила благородную осанку де Сото.

   Она заметила, что Кортес на все лады склонял ее титул «княгини» Фарнелло. Вдали от Карла V конкистадор более не опасался произносить ее имя, призванное ослепить его «друзей». Между этими великими капитанами, за исключением, быть может, Сото, разгорелось грозное соперничество. Маленькие черные глазки Франциско Пизарро сузились от зависти, когда Кортес рассказывал о своих геройствах в стране Монтесумы!

   Бледная, гордая, закутанная в полосатые покрывала, украшенные рубинами с кровавыми бликами, Малинцин вступала в беседу редко, но говорила на превосходном кастильском.

   Зефирина не могла не восхищаться ацтекской красавицей. Тяжело было смотреть, как та совершенно потеряла голову от любви к Кортесу.

   Не считая мадемуазель Плюш, Зефирина была единственной белой женщиной на ужине. Эти господа очень вольно вели себя и, не особенно смущаясь, затеяли под столом атаку.

   Три ноги, принадлежащие капитанам Пизарро, дотронулись до ножки Зефирины, младший брат Хуан строил куры Плюш, которая не помнила себя от восторга.

   Что же до Кортеса, то он хотел показать сидящим за столом, что Зефирина принадлежит ему и что она поедет за ним на юг.

   – Итак, дорогая княгиня Зефирина, что вы скажете о Пизарро, который собирается в третий раз отправиться на юг вслед за лейтенантом Альмагро… Мне говорили, что между вами с Диего возник холодок! Ба! На юге ваш лед растает!.. Мой бедный Франциско, там ты не найдешь ничего, кроме груды камней! – насмехался основатель Веракрус, осушая бокал.

   Подавив бешенство, Пизарро ответил:

   – Иногда камни превращаются в золото, дружище Кортес. Это лучше, чем когда золото превращается в камни, как произошло с сокровищами Монтесумы!

   – Ха! Ха! Ха!

   Трое Пизарро расхохотались вслед за старшим братом. Зефирина подумала, что Кортес сейчас взорвется. С большим трудом конкистадор овладел собой, и беседа приняла более спокойный характер.

   Много говорили об эпидемии пурпурной лихорадки[124] и нарывных болезнях[125], которые свирепствовали среди индейского населения Мексикаса и Юкатана.

   Никто не произносил этого вслух, но Зефирина догадалась, что капитанов не особенно огорчало, что небеса решают проблему перенаселенности, сделав индейцев беззащитными перед болезнями, завезенными конкистадорами.

   Затем разговор перешел на более веселые темы. Зефирина поняла, что торжествующий Франциско Пизарро получил от Карла V, письмо с королевским указом, назначающим его официальным представителем испанской короны на юге, почти вице-королем.

   Кортес впал в дурное расположение духа. Пизарро оказался неуязвим для его колкостей, тем более, что банкир Гаспар де Эспиноза финансировал предприятие.

   Бригантины Пизарро должны были сняться с якоря через несколько дней.

   Кортес принялся разглагольствовать. Зефирина воспользовалась этим, чтобы прошептать:

   – Мне бы очень хотелось отправиться с вами, капитан Пизарро.

   – Это не увеселительная прогулка, сеньора, я беру только мужчин, – также шепотом ответил Пизарро.

   – Однако, капитан Пизарро, я позволю себе настаивать…

   – Вопрос исчерпан, княгиня, это слишком опасно. Вы останетесь с моим другом Кортесом… он уж об этом не пожалеет.

   После чего Франциско Пизарро и Гонсало прижали свои ножищи к коленам Зефирины. Неужели ей, чтобы добиться своего, придется удовлетворить похоть всех четверых Пизарро? Это слишком для одной женщины. Однако Зефирина решила, что должна любой ценой проникнуть на борт. Но каким образом, не «уступив» братьям Пизарро?

   В столовой, освещенной канделябрами, стояла невыносимая жара.

   После ужина гости вышли в парк. Зефирина была вся в поту, шелковое платье прилипло к телу. Она стала искать место, чтобы освежиться.

   В кабинете она нашла горшок с теплой водой и смочила лицо и руки, при пламени свечи пригладила выбившиеся пряди волос.

   Она смотрела на свое отражение в зеркале, и внезапно руки ее замерли в воздухе. Искаженное злобной гримасой лицо Малинцин появилось за ее плечом. Темные глаза индеанки сверкали бешеной ненавистью.

   Малинцин держала в руке длинный кривой нож.

   – Ты завладела сердцем Кортеса… Ты умрешь… – прошипела красавица, схватив Зефирину за горло.

ГЛАВА XXVI
«ЖЕНА» КОРТЕСА

   Зефирина успела отпрянуть. Она протянула руку и схватила Малинцин за запястье. Вцепившись друг в друга, женщины упали на пол.

   Зефирина сражалась с энергией отчаяния. Малинцин, гибкая как лиана, брызгала слюной и царапалась, пытаясь всадить нож в горло своей противницы, Более молодая, чем индеанка, но менее опытная в такого рода сражениях, Зефирина чувствовала, что силы изменяют ей. Она поняла – ей грозит гибель.

   Она видела искаженное лицо индеанки, ее горящие словно угли глаза. Почти смирившись, Зефирина подумала: «Я пропала».

   Кривой кинжал с золотой узорной ручкой дюйм за дюймом подбирался к ее горлу.

   Вдруг над ними раздался глухой вопль:

   – А я еще сомневался!

   Это вошел Кортес. Он прыгнул на Малинцин и без труда оторвал ее от жертвы. Индеанка испустила крик боли и бешенства. Кортес оттащил ее за волосы и стал нещадно избивать, нанося удары сапогами и кулаками.

   – Когда я заметил, что ты исчезла, подлая тварь, я сразу понял, что ты что-то замыслила, ты же мнишь себя очень ловкой и хитрой… индейская сучка… получай…

   После каждого слова он награждал ее тумаками. Зефирина поднялась, растрепанная, испуганная жестокостью конкистадора.

   – Вы с ума сошли? Вы ее сейчас убьете!

   Зефирина повисла на руке Кортеса.

   – Пустите меня, я прикончу эту сучку… прикажу убить ее у позорного столба, публично…

   – Но остановитесь же… Это мать вашего сына!

   – Она пыталась убить вас, дрянь! – рычал Кортес.

   – Ну так что же! – запротестовала Зефирина.

   Привлеченный воплями, в комнату вошел Кристобаль.

   – Ах, вы как раз кстати! Уведите этого одержимого и успокойте его, – проговорила Зефирина, подталкивая Кортеса и картографа к выходу.

   Оставшись наедине с Малинцин, Зефирина принялась хлопотать вокруг нее. У забившейся в угол индеанки распухла губа, из носа и рассеченной щеки лилась кровь. Зефирина разорвала свою нижнюю юбку, обмакнула ее в прохладную воду, и бережно стала промывать раны Малинцин. Та смотрела на княгиню с удивлением.

   – Ты не хочешь мстить, белая женщина?

   – Нет! Я даже понимаю тебя, Малинцин… Только ты ошибаешься, я ничего не украла у тебя!

   – С самого своего возвращения Кортес не прикоснулся ко мне! Он думает о тебе, и его сердце пожирает внутренний огонь.

   Зефирина улыбнулась.

   – Нет, Малинцин, он уедет с тобой в Мексикас и, надеюсь, будет обращаться с тобой как со своей женой!

   – К любовнице все относятся с презрением… Он хочет жениться на испанке, не на индеанке, даже если она дочь великого вождя… – с гордостью проговорила Малинцин. – Он хочет жениться на тебе. Таковы его намерения, я знаю! – рыдая, продолжала женщина.

   – Так что ж, он обманывается, я не свободна.

   – Ты не хочешь ехать с нами в Мексикас? – удивилась Малинцин.

   – Мне нужно на юг, Малинцин. У меня тоже есть сын, одна женщина похитила его… и еще я хочу вернуть любимого человека.

   Малинцин недоверчиво спросила:

   – Это не Кортес?

   Она была почти оскорблена.

   – Нет, это мой супруг… Его зовут Фульвио Фарнелло. Он итальянский князь… Его прозвали «Кривой Леопард», потому что у него нет одного глаза, но, Малинцин, это самый лучший мужчина на земле.

   – Как ты любишь его… Ты красивая, Зефирина, ему повезло, этому мужчине, я завидую твоей коже и золотым волосам, – проговорила индеанка, робко дотрагиваясь до роскошной шевелюры Зефирины, растрепавшейся во время драки.

   – Ты тоже красива, Малинцин. Этому идиоту Кортесу очень повезло, – искренне призналась Зефирина.

   Обе женщины с волнением посмотрели друг на друга.

   – Друзья? – спросила Зефирина.

   – Друзья, белая женщина! – ответила Малинцин.

   – Тогда помоги мне, Малинцин, прошу тебя!..

   Зефирина поведала индеанке причины, побудившие ее вновь пуститься в путь, об ужасном путешествии, которое она совершила. Она тактично обошла стороной свои интимные отношения с Кортесом, зато много говорила о Луиджи, Фульвио и воровке донье Гермине! Несмотря на побои, Малинцин встала:

   – Женщина, говоришь ты, которая называла себя доньей Марией де Монталбан? Да, я ее видела, поскольку приехала на корабле из Оаксаки, для того чтобы ждать Кортеса здесь, в Панаме… Эта донья Мария заинтересовала Малинцин, белая женщина, с ней был ребенок, твой, судя по твоим словам, карлик и оруженосец со взглядом мошенника… Но она уехала не одна.

   – Знаю, она уехала с капитаном Альмагро! – радостно подтвердила Зефирина.

   Малинцин тряхнула черными косами.

   – Я не говорю о белых, с ней был краснокожий… Думаю, что у них было назначено что-то вроде встречи. Он не ацтек и не чимарон, называл себя Наско… Думаю, белая женщина, это был инка.

   – Инка в Панаме? – прошептала Зефирина.

   – Быть может, он приехал из Тюмбеса или даже из Куско на встречу с твоей доньей Марией…

   – Что тебе известно, Малинцин, о королевстве инков?

   – Немного, Зефирина, белая женщина… Я узнала, что Сапа Инка Гуйана Капак – молодой вождь, богатый и доблестный – умер. После него осталось двое наследников, и они оспаривают власть. Незаконный сын, рожденный вне брака Атагуальпа получил поддержку на севере империи и у начальников армии его отца, его столица – Кито. Другому, законному, сыну Гуаскару достался юг страны. И будто бы сам Сапа Инка короновал его в столице Куско.

   – Империя большая, Малинцин?

   – Громадная, Зефирина. Говорят, что она разделена на четыре области: Шиншасуйу на севере, Колласуйу на юге, Антисуйу на востоке и Контисуйу на западе[126]… Там есть горы, возвышающиеся более чем на пятнадцать тысяч футов[127], но этого не видел никто. Одни только люди-кондоры могут об этом говорить.

   – Люди-кондоры?

   Малинцин испуганно проговорила:

   – Да, белая женщина, люди, которые могут летать…

   Малинцин осенила себя знамением, поскольку была крещеной.

   – У этих инков есть свои божества, Малинцин?

   – Конечно, златовласая Зефирина, их всемогущий бог называется Виракоша, он хозяин красоты всего мира… и…

   Казалось, Малинцин что-то взволновало.

   – Что такое, Малинцин? – настаивала Зефирина.

   – Виракоша вышел из вод одного озера. Это был бледнолицый человек с седой бородой, очень тучный. На нем была простая белая туника. Прежде чем уйти, он предсказал свое возвращение, и исполнение этого предсказания ждут все инки, понимаешь, Зефирина. Инки подумают, Пизарро и испанцы – это возвращение их бога… а я, Малинцин, бедная женщина из племени ацтеков, знаю, что это не так!

   Зефирина как могла пыталась рассеять страхи Малинцин. По мере того как индеанка говорила, Зефирина начинала отдавать себе отчет, что та знает больше, чем хочет признаться. Видимо, между ацтеками и инками до прихода конкистадоров происходил культурный обмен.

   – Забудь этих смердящих собак, Пизарро, я поговорю с другим, он мой друг, бледнолицая женщина… У него доброе сердце, он отвезет тебя…

   – Ты говоришь о Фернандо де Сото? – спросила Зефирина.

   – Да, позволь мне все устроить. По приезде в Тюмбес ты найдешь моего брата по расе, живущего там. Его мать была ацтекской принцессой из моего рода, увезенной в рабство инками. Он умен, богат, немного говорит по-испански, и у него пятьдесят лам. Зовут его Пандо-Пандо. Найди его, назови мое имя, он тебе поможет, Зефирина, сестра моя…

   Взволнованная тем, что Малинцин назвала ее сестрой, Зефирина поцеловала ее.

   – Я не хочу уезжать, не взяв с Кортеса клятвы, что он снова не начнет бить тебя, сестра моя Малинцин…

   – Не беспокойся за Малинцин, я знаю Кортеса, это дитя. Уезжай, сестра, уезжай, не повидав его, и все станет на свои места…

   Зефирина смотрела на прекрасную Малинцин – полосатые покрывала разорвались, обнажив великолепную грудь.

   «Однако у побежденной есть оружие, чтобы подчинить победителя!»

   Несколько дней спустя в порту пели «Аве Мария Стелла». Негодяи братья Пизарро отплывали на трех кораблях с восемьюдесятью тремя мужчинами и двадцатью семью лошадьми на борту[128].

   Доминиканский священник отец Винсенте де Вальверде благословил экспедицию и королевское знамя.

   Зефирина понимала, что захват золота оправдывался борьбой с неверными.

   На следующий день, послушавшись совета Малинцин, не попрощавшись с Кортесом, Зефирина села вместе с мадемуазель Плюш и Пикколо на одну из двух бригантин Фернандо де Сото.

   На борту находилось сто человек и восемнадцать лошадей.

   Несложные вычисления позволили Зефирине понять, что, считая солдат Пизарро, двести восемьдесят три человека и сорок пять лошадей отправлялись завоевывать одну из самых больших империй в мире.

   «Они сошли с ума, эти испанцы… Они отправляются на верную гибель!» – думала Зефирина.

   Трепещущая, она позволила на какое-то мгновение отчаянию завладеть собой. Нужно ли было совершать настоящее кругосветное путешествие для того, чтобы настичь донью Гермину? Что ждет ее в этой странной волшебной стране: радушный прием или смерть?

   Со своей неукротимой отвагой Зефирина все же надеялась, что все закончится хорошо, без кровопролития, мирно…

   Она найдет своего сына, Луиджи… свою любовь Фульвио…

   Берега Панамы, золотистые на солнце, постепенно удалялись.

   Несказанный восторг охватил Зефирину. Она в Тихом океане!

   Корабли уже превратились в маленькие точки на горизонте, когда в город вошла странная троица: крепкие, закаленные в испытаниях мужчины, одетые как моряки, хотя и в лохмотьях, но, казалось, путь по тропическим джунглям не слишком изнурил их. Судя по их разговору, они пришли из Номбре де Диос.

   Самый высокий из них, парень с темной бородой, загорелым лицом, прищуренными глазами. На одном из них он носил черную повязку… Одет был в куртку с присборенной талией, на плече у него сидела толстая птица с серым хохолком.

   Saperlipopette! Sardanapal![129] – каркала птица, к большой радости портовых грузчиков.

   – Эй! Кривой! – крикнул один из них, – на вид ты здоров. Не нужна ли работенка тебе, твоим приятелям и этой забавной пичуге?

   Кривой великан наклонился к своим друзьям. Они недолго посовещались, затем парень ответил:

   – Черт побери, угадали… к тому же его милость скоро собирается в Мексикас… и ему как раз требуются парни, чтобы обрюхатить тамошних макак… Ха! Ха!

   Кривой великан и его товарищи расхохотались вслед за грузчиками.

   – Иди во дворец губернатора, кривой!

   Последовав совету грузчика, трое мужчин двинулись в указанном направлении. Когда они оказались на улочке, ведущей во дворец, один из моряков, самый худой, с суровым лицом и полысевшей головой, прошептал кривому великану:

   – Это неосторожно, вы направляетесь прямо в пасть волка.

   – Что, по-твоему, мы должны делать?

   – Если вы объявитесь, нас, без сомнения, вновь отправят на галеры и вернут его величеству Карлу V.

   – Нас ждут товарищи в Опаловой бухте. Ничего не бойся, Паоло, не будь капитулянтом, ты принесешь нам несчастье.

   Лысый моряк нахмурился, и его глубоко посаженные глаза, казалось, совсем исчезли.

   – Пусть монсеньор извинит меня, но я греб наравне с вашей милостью, я сражался так же, как ваша милость… и…

   Он оскорбленно поджал губы. Великан с признательностью положил руку на плечо своего спутника.

   – Это правда, дорогой Паоло. Извини меня, ты заплатил за свою преданность с лихвой. Но еще одно маленькое усилие, всем нам кажется, что она здесь.

   Кривой великан застыл на месте при виде дворца. Для парня такой закалки он казался слишком взволнованным, нервным.

   – Позвольте Буа-де-Шену сходить на разведку, монсеньор! – взмолился Паоло.

   – Пусть идет, – согласился кривой.

   Третий мошенник, здоровяк с кривыми ногами, в развалку направился к дворцовой страже, а его спутники тем временем укрылись за строящейся стеной. Буа-де-Шен не замедлил вернуться. Он шел, посвистывая. Великан спросил его:

   – Итак, узнал что-нибудь?

   – Еще бы, капитан… ваша дамочка только что отчалила под теми парусами… которые вы видите там. Вдали.

   – Как ты узнал?

   – Хм, просто я спросил про белую дамочку, смазливую блондиночку, которая должна быть здесь, в Панаме!

   – Ты спросил у солдат.

   – Нет, капитан… Нет, у одной дикарки, которая так чертовски любезна, что ждет вас.

   Буа-де-Шен указал на красивую молодую индеанку, которая держала за руку мальчугана лет семи-восьми.

   – Иди поиграй, Мартен… – сказала она и отослала ребенка в сад. Затем направилась прямо к тому месту, где притаились моряки.

   Кривой, выйдя из-за стены, снял свой берет.

   – Мой товарищ сказал, сеньора, что, вероятно, вы можете мне помочь, я разыскиваю…

   – Донью Зефирину.

   Великан удивленно посмотрел на индеанку.

   – Вы с ней знакомы?

   – Я ее «сестра» Малинцин… Ты Фульвио… Фульвио Фарнелло, ее супруг… Она говорила о тебе. Иди за мной.

   – Но, монсеньор… А если вас обнаружит Кортес? – прошептал Паоло, держа князя за рукав его изношенной блузы.

   Малинцин обернулась:

   – Не бойтесь, я друг. Положитесь на меня. Кортес ничего не узнает. Пойдем, Фульвио…

   Красавица Малинцин повлекла Фульвио и его спутников к потайной двери панамского дворца.

ГЛАВА XXVII
ДЕТИ СОЛНЦА

   Тюмбес, главный порт империи инков, где стояло на причале множество парусных судов, производивших внушительное впечатление, лениво нежился среди пальм под жарким солнцем.

   С борта корабля восхищенная Зефирина любовалась соборами, дворцами, низенькими квадратными домиками, расположенными рядом со сверкающим морем.

   Тройная крепостная стена ограждала город, делая его неприступным.

   Франциско Пизарро причалил немного южнее. И со своими пушками направился к городу, чтобы зажать его в тиски. Глядя с бригантины на город, Фернандо де Сото не знал, как поступить. Он опасался сопротивления. Длинноволосые жители носили одинаковую одежду независимо от пола. Они были далеко не дикарями и показали себя очень радушными. В белых хлопковых рубашках без рукавов, коричневых плащах и сандалиях из кожи ламы, они открыли все ворота на море и на суше, чтобы выйти к испанцам.

   У сановников были короткие волосы. Они носили длинные золотые серьги. Конкистадоры сразу же прозвали их Oregones[130].

   Их жены тоже были все в золоте, на которое испанцы смотрели с завистью. У женщин были великолепные волосы, собранные на макушке и волной ниспадающие по плечам. Зефирина заметала, что они очень блестят, и ей стало интересно, как достигается подобный эффект. Кроме того, она отметила выщипанные брови и нарумяненные щеки.

   Толпа, обступившая испанцев, была такой плотной, что могла легко раздавить их. Зефирина догадывалась, что несмотря на свой гордый вид, Фернандо де Сото опасается этих людей.

   – Оставайтесь позади меня, сеньора, – прошептал конкистадор.

   Уцепившись за свою хозяйку, мадемуазель Плюш и Пикколо усиленно крестились, чтобы отвести от себя дурной глаз индейцев.

   Зефирина улыбалась детям, приветствовала женщин и мужчин. Она понимала – опасаться нечего. Сбывалось предсказание их Виракоши: инки предлагали подарки посланцам «белых богов, спустившимся с небес»!

   Они стекались со всех сторон. Среди них были священники, одетые в белые шерстяные стихари, окаймленные красной бахромой. Эти святые люди носили на голове тиары, украшенные золотым солнцем, над которыми вздымались перья попугая.

   – В конце концов их священники носят костюмы, похожие на одеяния наших епископов, не считая перьев! – прошептала Зефирина монаху Вальверде.

   Служитель божий ответил разъяренным взглядом. Он ненавидел эту сатанинскую женщину и этих злосчастных неверных.

   Соединение с армией Франциско Пизарро состоялось вечером.

   Как и опасалась Малинцин, негодяю и его братьям даже не пришлось стрелять из пушек для устрашения туземцев, он официально объявил себя Виракоша, богом инков, который пришел по волнам.

   Всю вторую половину дня происходили празднества и танцы в честь богов Манко Капас и Маммы Оккло, сына и дочери солнца! Чтобы достойно отпраздновать это событие, жрецы привели грациозное животное с длинной шеей и длинной коричневой шерстью – ламу – и перерезали ей горло, принеся в дар светилу.

   Зефирина отвернулась. Она не переносила вида крови, даже крови животного.

   – Варвары! Безбожники! Еретики! – метал громы и молнии доминиканец Вальверде.

   Этот монах ужасно раздражал Зефирину. Она вместе с Плюш и Пикколо решила попытаться разыскать в толпе солдат Диего де Альмагро.

   Очень быстро она узнала все, что хотела. По словам испанцев, Альмагро высадился на двадцать пять лье ниже Тюмбеса и уехал в неизвестном направлении.

   Зефирина раздумывала, как ей поступить, когда заметила братьев Пизарро, Фернандо де Сото и монаха Вальверде, которые поднимались на борт, чтобы подготовиться к своей «конкисте».

   Оставив Плюш и Пикколо на берегу, Зефирина проскользнула на бригантину в смежную с залом совета каюту, где могла, никого не страшась, слушать, о чем беседуют знаменитые капитаны.

   Первым заговорил Франциско Пизарро:

   – Я дал приказ Альмагро не ждать нас здесь, а двигаться прямо в центр страны.

   – Но, Франциско, разве нам не следует идти на север в Кито, столицу владений инки Атагуальпы? – перебил Сото.

   Франциско Пизарро насмешливо возразил:

   – Ты меня за ребенка принимаешь, Фернандо. Вот уже два года, как я завербовал шпионов среди здешнего населения[131]. Это мне обошлось достаточно дорого! Значит, вы не поняли? У инков сейчас в самом разгаре гражданская война. Император Атагуальпа оставил Кито и направился на юг, он выиграл очень важное сражение у своего сводного брата Гуаскара здесь в Кахамарке… Посмотрите на карту, которую я нарисовал, дубовые головы, если хотите понять. Страна большая. Мы находимся здесь, в Тюмбесе… над нами Кито… Спустившись к югу, мы окажемся в Кахамарке, где остановился инка Атагуальпа, затем ниже в Куско, где Гуаскар был окружен сторонниками своего брата. Эта семейная распря превосходно служит нашему делу!

   – Каковы в точности твои намерения, Франциско? – спросил Сото. – Нас двести человек, население этой страны, по-видимому, миллионное. Все очень хорошо организовано… У них мощеные дороги, гораздо лучшие, чем в Испании, армия, система постов, мостов, оборонительных сооружений, они очень развиты и…

   – До чего же ты любишь болтать, Сото! – прорычал Пизарро, – ты боишься? Давно ли десять миллионов дикарей стали стоить хотя бы одного солдата Карла V?

   Не является ли Испания мечом Божьим? Ведь не позволим же мы неверным падать ниц перед идолами и приносить Человеческие жертвы. Ваше мнение, отец мой?

   Услышав шепот монаха Вальверде, Зефирина поняла, что он читает молитву.

   – Согласен, сын мой.

   – Вы хотите знать, что я намерен делать. Что же, взять их, вот так, одной рукой!

   Пизарро раздавил орех в своей рукавице.

   – Тебе известно, что мы последуем за тобой в ад, Франциско. И если мы колеблемся, не из страха. Просто этих макак уж очень много, – сказал Гонсало Пизарро.

   Голос Франциско смягчился:

   – Я понимаю вас, друзья мои. Доверьтесь мне, как я доверяю вам. Чтобы успокоить вас, я открою один секрет: с этим идиотом Альгамбро я отправил сообщника… очень умную женщину, преданную нашему делу. Донья Мария – это отличный друг нашего императора Карла V! Поверьте, она ловко устранит все препятствия. Отправимся туда, друзья мои, в Кахамарку, чтобы повидать инку! Только не забывайте повторять всюду, что мы – возвратившиеся белые боги! Как бы ни было жарко, не снимайте доспехов, которые их ослепляют. Дайте подобный приказ своим людям! Инки никогда не видели лошадей. Чтобы напугать дикарей, гарцуйте, заставьте скакунов вставать на дыбы! Все понятно? Отец мой, благословите нас на доброе дело.

   – Благословляю вас во имя Отца, Сына и Святого Духа, дети мои…

   – Когда выступаем, Франциско? – спросил Сото.

   – У нас есть время подготовиться. Мы снимаемся с места через три дня.

   Зефирина слышала уже достаточно. Несмотря на жару, возвращаясь к себе в каюту, она вся дрожала.

   «Таким образом, донья Гермина – сообщница Пизарро, готовая заманить инков в ловушку. Волчица не удовольствовалась тем, что похитила Луиджи у матери, ей захотелось новых приключений!»

   Зефирина в спешке собрала кое-какие вещи, сменное белье, – все пожитки завернула в шаль. Затем сошла с бригантины так же тихо, как и поднялась на нее.

   Солдат охраны узнал ее и поприветствовал княгиню.

   Зефирина отыскала среди толпы мадемуазель Плюш и Пикколо, которые очень нервничали, оставшись ждать среди инков.

   В нескольких словах молодая женщина передала им содержание беседы, свидетельницей которой стала. Она решила уехать из Тюмбеса, чтобы опередить конкистадоров. Имя Пандо-Пандо оказалось известным в городе. Какой-то подросток отвел Зефирину и ее спутников к квадратному кирпичному дому с соломенной крышей, свидетельствовавшей о привилегированном положении хозяина.

   Пандо-Пандо приветливо принял Зефирину. В ушах он носил длинные золотые серьги.

   – Ты, бледнолицая богиня, быть вместе с богами, спустившимися с неба! – сказал Пандо-Пандо на исковерканном испанском.

   – Я – Зефирина, – ответила Зефирина, не желая выдавать себя за ту, которой не являлась. – Моя сестра Малинцин послала меня к тебе.

   Имя Малинцин распахнуло настежь двери дома инки. Ужиная вместе с Пандо-Пандо и его супругой жареным маисом и пюре из красной фасоли, Зефирина объяснила индейцу, что ей необходимо добраться как можно быстрее до Кахамарки и найти своего ребенка, похищенного злой женщиной с черными глазами!

   – Мы выходить вместе с солнцем! – без колебаний произнес индеец.

   Он предложил своим гостям на ночь шкуру ламы, разложенную на сене. Зефирина заснула между мадемуазель Плюш и Пикколо.

   Когда она проснулась, жена Пандо-Пандо мыла волосы какой-то желтой жидкостью.

   – Смотрите, сударыня, вот что делает их волосы такими красивыми! – восхитилась Плюш.

   Зефирина спросила Пандо-Пандо об этом таинственном растворе индейских женщин. Гордый ответ инки заставил троих путешественников окаменеть от изумления: как все женщины инки, госпожа Пандо-Пандо мыла голову своей собственной мочой!

   – Ты не мог идти так, бледнолицая женщина! Ни ты, старая богиня, пришедшая с неба, – добавил Пандо-Пандо, взглянув на мадемуазель Плюш.

   Та перепугалась.

   – Помилосердствуйте, сударыня, что он хочет этим сказать?

   – Чтобы мы сняли наши испанские одежды, Плюш!

   – Боже милостивый! Ничто меня не спасет! – стонала бедная Артемиза, пока Пандо-Пандо протягивал ей превосходный костюм инки: рубашку, штаны из белого хлопка и коричневый плащ.

   Часом позже в сопровождении четырех лам, которые везли небольшой багаж, Зефирина, мадемуазель Плюш и Пикколо двинулись в путь вслед за Пандо-Пандо.

   Маленький отряд в туземной одежде не привлекал внимания. Сначала путь лежал вдоль берега. Пейзаж быстро менялся: на смену тропической растительности пришли чахлые жители пустыни, источники попадались редко.

   Началась пустыня Сешура. Зефирина и ее спутники страдали от жажды. Пандо-Пандо бережно разделил между ними сок коки[132] и лимона.

   – Если бы только эти грязные твари повезли нас, как хорошие лошади. Помогите мне, Пикколо! – Заявила Плюш, пытаясь забраться на спину ламы.

   Смачный плевок в лицо Артемизы Плюш был ответом животного.

   – Лама возить не очень тяжелый, не тебя, старая бледнолицая богиня, – заметил Пандо-Пандо.

   Уязвленная словами инки и поведением ламы, Плюш, ворча, продолжила путь пешком.

   Ночью они спали бок о бок, но все равно дрожали от холода. На следующий день показалось подножье Горы[133].

   Ее огибала превосходная мощеная дорога.

   – На каком мы расстоянии, Пандо-Пандо? – поинтересовалась Зефирина.

   Инка пустился в сложные объяснения.

   На веревке, которую он назвал quipou[134], он принялся делать узелки.

   Зефирина восхищалась изобретательностью инков, понимая, что узелки обозначают цифры. Промежутки между ними – нули. Более замысловатые узлы служили сложными числами.

   – Судя по его словам, думаю, что Тюмбес находится на расстоянии ста двадцати пяти лье[135] от Кахамарки, – объяснила Зефирина своим спутникам.

   – Иисус, Мария, Иосиф! Мы никогда не доберемся! – простонала Плюш.

   – Но Пандо-Пандо утверждает, что через гору пролегает самый короткий путь! – заметила Зефирина.

   После непродолжительных споров путники приняли решение следовать этим путем.

   Сначала все шло хорошо – мощеная дорога в шесть футов шириной петляла между лугов и фруктовых садов, изобилующих плодами. Затем тропинка стала все круче, она вилась по пастбищам, лесам, иногда проходила по краю глубоких ущелий.

   Пандо-Пандо шел впереди, беззаботно относясь к трудностям пути. Зефирине иногда стоило большого труда уговорить мадемуазель Плюш и Пикколо продолжать путь.

   По дороге она расспрашивала Пандо-Пандо о цивилизации инков. Система письменности как таковая у них отсутствовала, но были идеограммы, нарисованные на ткани, которые их проводник изобразил на земле.

   Всегда жаждущая новых знаний, княгиня просила преподать ей начальные знания кечуа, официального языка империи. Через несколько дней она уже знала сотню слов, догадавшись, что их звуки – что-то среднее между «б» и «в», «н» и «л», «о» и «у», «и» и «е».

   Иногда путешественников обгоняли бегущие chasquis[136]. Они носили шляпы с перьями и головную повязку в форме звезды на лбу.

   Пандо-Пандо объяснил своим спутникам, что инки бегуны разносят послания в четырех направлениях империи. У них есть сменные пункты на дороге и в горах. С помощью раковин они подают сигнал, услышав который, один chasquis бежит к другому, чтобы взять послание. Зефирина поняла, что таким образом новости могут передаваться на огромные расстояния – до шестидесяти лье в день[137].

   По мере того как текли дни и отряд продвигался все дальше в глубь страны, Зефирине становилось все спокойнее за инков, поскольку она убеждалась в их уме, замечательной организации, силе. Путешествие проходило спокойно, но Зефирине казалось, что они слишком медленно продвигаются. Ей хотелось взвиться в небеса над горами, чтобы вырвать как можно быстрее Луиджи из когтей доньи Гермины.

   – Вперед, бледнолицая женщина…

   Но Зефирина, услышав этот крик Пандо-Пандо, в испуге попятилась назад. Висячий мост качался между двух скал: несколько досок, подвязанных четырьмя тросами из растительных волокон.

   Среди скал продрогшие путешественники встретились лицом к лицу с вечными льдами.

   Пандо-Пандо дал им по шкуре ламы, чтобы укрыться. Холодное солнце освещало вершины гор. В небе парили кондоры.

   Зефирина и ее спутники дрожали, не решаясь ступить на такой ненадежный мост.

   Словно не видя пропасти, на дне которой бесновался горный поток, Пандо-Пандо прошел по мосту вместе со своими ламами, такими же равнодушными к бездне, как и он.

   – Иди же, старая бледнолицая богиня! – крикнул Пандо-Пандо мадемуазель Плюш.

   Зеленая от страха и холода, Артемиза спряталась за Зефириной.

   – Я, сударыня, лучше умру здесь, мне никогда не перейти на тот берег, – решила она.

   – Я тоже не пойду, это не мост, это качели на дьявольских лианах, – заявил Пикколо.

   – Тебе идти, Зефирина, бледнолицая сестра Малинцин… тебе, отважной женщине!

   Крик Пандо-Пандо подбодрил Зефирину. Она видела лишь один выход преодолеть страх. Встав на колени, она на четвереньках двинулась по мосту.

   – Плюш и Пикколо, за мной! Это приказ! Или вы останетесь одни! – крикнула Зефирина.

   Она двигалась вперед с закрытыми глазами. Увидев, что хозяйка покидает их, Артемиза и Пикколо решились последовать за ней таким же манером.

   На другом берегу веселился Пандо-Пандо, видя «белых богов, спустившихся с небес», ползущих по злосчастным мосткам на четвереньках.

   – Видишь, бледнолицая женщина, – сказал индеец, помогая действительно очень бледной Зефирине прийти в себя, – если нападение врага, инки разрушать мосты!

   – Но, Пандо-Пандо, нападение началось, испанцы – за нами, а вы ничего не предпринимаете! – возразила Зефирина.

   Казалось, инка не понял.

   – Виракоша вернуться! Виракоша очень добрый! Он стоял на своем.

   Зефирина схватила поводья своей ламы, и маленькая группа вновь пустилась в путь по скалам.

   На следующий день после ночевки в гроте путешественники вышли на плато.

   Зефирина и ее спутники были на последнем издыхании, ноги у них подкашивались. А под ними расстилалась огромная долина.

   Гора напротив вся состояла из уступов. От подножья и до вершины ее покрывали сады и террасы. Белые с золотыми крышами дворцы города утопали в роскошной зелени парков.

   Город был окружен огромным количеством палаток. Около сорока – пятидесяти тысяч инков защищали это неприступное место, лагерь их императора.

   Пандо-Пандо протянул руку:

   – Вот Кахамарка!

ГЛАВА XXVIII
ВЕРХОВНЫЙ ИНКА

   Зефирина поклонилась до земли. Она видела, что так делали именитые граждане, представ перед Верховным Инкой.

   Стоявшие сзади мадемуазель Плюш и Пикколо последовали ее примеру.

   Император Атагуальпа тихим голосом расспрашивал Зефирину. Пандо-Пандо служил переводчиком.

   – Всемогущий верховный Инка спрашивает, бледнолицая женщина с зелеными глазами, кто ты и откуда?

   Через три дня после своего появления в Кахамарке, Зефирине удалось, наконец, добиться аудиенции. Среди двадцатитысячного населения города она повсюду искала донью Гермину, но не находила никаких следов.

   В окружении сорока тысяч воинов, своей семьи и двора Верховный Инка жил в одном лье от города во дворце с фонтанами с теплой и холодной водой.

   Император готовился к походу на столицу своей империи – Куско.

   Атагуальпа сидел на очень низком стуле. Его окружали женщины, закутанные в переливающиеся ткани, покрытые разноцветными камнями, и придворные сеньоры с длинными серьгами в ушах, грудь их была усыпана золотыми пластинками.

   Зефирина чувствовала себя нищей в своем хлопковом одеянии. Она сожалела, что не смогла привезти с собой роскошные платья с кринолинами, подаренные Кортесом.

   Восхищение инков подействовало бы на нее благотворно.

   Одетый, словно божество, – белая туника из вигоневой шерсти, колени перевязаны золотыми лентами, на плечи наброшен длинный плащ с геометрическим рисунком, разноцветные галуны с длинной красной бахромой до самых глаз, голова увенчана короной из драгоценных камней, на которой развевались белые и черные перья, – Атагуальпа явно с недоверием относился к той, кого удостоил своими расспросами.

   – Скажи его величеству всемогущему верховному Инке, сыну Виракоши, хозяину красоты солнца, что я друг, пришла предупредить об опасности – враги в его стране. Пусть его величество встретит их любезно, как гостей, но остерегается и не дает слишком много власти…

   Пока Пандо-Пандо, согнувшись пополам, переводил ее слова своему государю, Зефирина смогла лучше рассмотреть Атагуальпу.

   Это был тридцатилетний мужчина с красивым медным лицом, загадочный и грустный. Его, словно выточенный из красного дерева, профиль напоминал хищную птицу.

   Внезапно Зефирина побледнела: на шее у Верховного Инки красовалось колье из изумрудов необыкновенной величины и блеска. Это была увеличенная копия трех таинственных колье дочерей Саладина[138]. Но в этом колье все символы объединились в один. Украшение заканчивалось тремя центральными камнями, которые сжимал в когтях орел, обвивала кольцами змея и пожирал леопард.

   В отличие от трех колье, которые Зефирина держала в руках, центральные камни были расположены на массивном золотом нагруднике, оправленном в драгоценные камни, которые складывались в изображения трех треугольников, пересеченных стрелой, трех кругов с факелами, трех прямоугольников, пронзенных копьем.

   Те же, что и в гроте на Канарских островах… Те же, что и сиреневатые пластинки, которые носила на шее Зефирина. Она машинально нащупала медальон под своей хлопковой белой рубашкой.

   – Ты не ответила, бледнолицая женщина, – проговорил Пандо-Пандо.

   – Хм, ты можешь повторить, друг?

   Зефирина совершенно не слышала вопроса.

   – Сапа Инка, всемогущий повелитель, в бесконечной доброте своей желает знать, откуда ты, бледнолицая Зефирина?

   – Из страны, находящейся по другую сторону океана, управляемой великим королем, добрым и милостивым…, – подумав о Франциске I, ответила Зефирина.

   – Верховный Инка, Властитель Всего хочет знать: твой король могущественнее, чем он?

   – Конечно, нет. Мой король велик и силен, но он «брат» Верховного Инки на земле.

   – Верит ли он в Виракошу?

   Зефирина не колебалась.

   – Как и Всемогущий верховный Инка, мой король верит в Господа, властителя всего, что существует на земле.

   – Почему ты осмелилась сказать Великому Инке, чтобы он не доверял возвращению Виракоши, господина небесного океана?

   – Слушай внимательно, Пандо-Пандо… Объясни его величеству Сапе Инке, что чужеземцы с белыми лицами, как мое, не дети вернувшегося Виракоши, они всего лишь люди… Испанцы с другого берега океана…

   – Святотатство! Верховный Инка, хозяин всех земных плодов, очень недоволен, бледнолицая Зефирина! – дрожа проговорил Пандо-Пандо. – Инка знает, что ты лжешь! Появившиеся из океана белые боги пришли, чтобы короновать его. Они уже недалеко… Извинись, бледнолицая Зефирина! – добавил испуганный Пандо-Пандо.

   – Боже мой, сударыня, что вы наделали?! – прошептала Плюш.

   Верховный Инка поднялся со своего трона. Свита столпилась вокруг него.

   Его глаза метали молнии ярости. Зефирина поклонилась, приложив руку к сердцу.

   – Мои намерения чисты, Сапа. Инка, властитель земли и гор. Пусть его величество поверит в мою искренность. Если кто-то, Пандо-Пандо, утверждал, что чужеземцы – боги, он или она лгали… Объясни его величеству Верховному Инке, властителю всемогущего трона, что бледнолицая женщина с черными волосами, называющая себя доньей Марией, распространяет ложные слухи… Белые люди, пришедшие с моря, не Виракоша, а сама эта женщина украла моего ребенка!

   Атагуальпа испустил гортанный крик. Его палец протянулся к Зефирине. Двенадцать стражников с длинными серьгами в ушах, белых туниках и с серебряными пиками в руках бросились на молодую женщину и ее спутников.

   Когда ее тащили, Зефирина услышала смех. Она вздрогнула. Этот смешок она узнала бы даже в аду. Она обернулась, уверенная в том, что, спрятавшись под вуалью, среди придворных дам, здесь присутствует донья Гермина. Расстроив замысел своей падчерицы, волчице удалось втереться в доверие наивному инке. Как она должно быть, веселилась, злодейка, глядя на согнувшуюся в поклоне перед Атагуальпой Зефирину.

   – Я действительно сожалею, Пандо-Пандо! – Только и сказала Зефирина, а стражники без всяких церемоний бросили их всех четверых в каменный мешок.

   – Несмотря на всю вашу ученость, сударыня, вы не поняли, что не всегда полезно говорить правду. И с некоторыми людьми ничего нельзя поделать, если они отвергают реальность! – с упреком пробормотала Плюш.

   Снаружи лило как из ведра. Зефирину и ее спутников поместили в отсыревший карцер. Когда наступила ночь, стражник бросил им немного пищи.

   Узники разделили между собой странные сухие клубни chuno[139], которые мадемуазель Плюш нашла отвратительными. Они выпили немного воды из глиняного кувшина. Зефирине показался странным вкус этой застоявшейся воды. Как и ее спутников, ее клонило ко сну, и она быстро уснула на сырой соломе.

   Ей снился Каролюс. Он положил ей на лоб руку и шептал: «Не беспокойся, Зефирина, я здесь… я охраняю Луиджи, и тебя тоже я охраняю… Спи, племянница, бедное мое дитя».

   Пальцы карлика слегка касались ее шеи. Задыхаясь, она хрипло вскрикнула, затем восторженно вздохнула. Ее сжимал в объятиях Фульвио, она чувствовала на губах вкус его губ. Зефирина протянула руки к Фульвио, она чувствовала на губах вкус его губ. Она протянула руки к Фульвио, к своему любимому…

   Вздрогнув, Зефирина проснулась. Она была закутана в одеяло из шерсти гуанако, ее спутники тоже. Какая-то добрая душа принесла им ночью эти теплые покрывала. Зефирина зябко запахнула на груди рубаху. Пальцы искали цепочку медальона. Ее не было. Ползая на четвереньках по соломе вместе со своими друзьями, Зефирина обшарила темницу, но безуспешно. Пришлось признать очевидное. Пока она спала, у нее украли медальон с тремя таинственными пластинками. Она вспомнила свой сон и руки, гладившие ее по лбу. Приходил ли этой ночью Каролюс? И зачем? Чтобы похитить драгоценности? Может быть, это он принес одеяла?

   Больше всего Зефирина сожалела о пряди волос Луиджи. Несмотря на шерсть гуанако, она дрожала от холода, поскольку Кахамарка находилась высоко в горах. При мысли о сыне, который, возможно, находился совсем близко, ею завладело отчаяние.

   Под стук дождя они провели в отсыревших стенах еще один мрачный день.

   После полудня стражник швырнул им маисовую похлебку. Изголодавшиеся узники проглотили все до последнего зернышка.

   Иногда Зефирина слышала в крепости шаги. Она вздрагивала, уверенная, что сейчас появится донья Гермина с кинжалом в руке, чтобы зарезать ее. Ничего подобного не происходило.

   Таким образом прошло три дня. Чтобы не потерять счет времени, Зефирина делала пометки на стене с помощью камешков.

   Узники покрылись грязью, их одолели паразиты, они страдали от голода, от изоляции, от ужасного холода по ночам (без одеял они бы погибли) и прежде всего – от неизвестности.

   В качестве развлечения Пандо-Пандо перечислял им весь набор наказаний, к которым caracas[140] могут их приговорить за оскорбление величества Верховного Инки.

   – Сапа Инка приказать запереть нас вместе с жабами, змеями, крысами, выколоть левый глаз, повесить нас за волосы на дереве… или забросать камнями… Но если Сапа Инка будет очень добрый, мы получать только сто ударов хлыста, публичное внушение и конфискацию имущества!

   Мадемуазель Плюш сопровождала эти перечисления звуками вроде «Ай, ай, ай», и стонами, которые в других обстоятельствах были бы смешными.

   Зефирину мучила совесть за то, что она увлекла за собой бедную Артемизу и Пикколо в эту незнакомую страну. На утро четвертого дня Зефирина и ее друзья были выведены из состояния прострации ужасающим шумом: гремели барабаны, трубы, ржали лошади, раздавались выстрелы. Стены дрожали. Палили из пушек.

   – Испанцы! – прошептала Зефирина.

   Она забарабанила в дверь. Стража, видимо, бежала.

   – Нужно колотить в дверь без перерыва! – приказала она.

   Два часа они, сменяя друг друга, выли, звали на помощь, стучали, обдирая руки о стены, кричали через решетки слухового окна.

   Они уже отчаялись быть услышанными, когда чудо свершилось. Дверь карцера раскрылась, на пороге стоял Фернандо де Сото. Никогда еще Зефирина не была так счастлива при виде испанца. От волнения она уткнулась носом в его кольчугу.

   – Святая Дева, княгиня, что с вами сделали эти дикари?

   Зефирина ушла от ответа, рассказав лишь о путанице, вызвавшей недовольство Верховного Инки. Вместе со своими спутниками она последовала за Фернандо де Сото.

   Теперь в Кахамарке воцарилась тишина. Испанцы вошли в город с помпой, чего и добивался Пизарро. Кавалькада и выстрелы пушек совершили чудо.

   Большинство испуганных жителей, решивших, что видят перед собой белых богов, убежало к лагерю своего государя, а оставшиеся поступили на службу к испанцам.

   Пизарро расположил свою штаб-квартиру в опустевшем дворце.

   – Вы нас тайно покинули, сеньора… и вот результат! – увидев Зефирину, усмехнулся он.

   Трое братьев издевались над ней. Зефирине хотелось дать им пощечину. С достоинством она объяснила конкистадорам, что у нее не было времени предупредить их о своем отъезде, так как ее торопило дело личного свойства. Конечно, она не упомянула о донье Гермине.

   Пизарро притворился, что верит ей. В глубине души он смеялся над этими сказками глупой женщины. Если она станет слишком докучать ему, он найдет способ избавиться от нее.

   Но пока она подруга Кортеса, да и де Сото, кажется, питает к ней слабость. К тому же у Пизарро своих дел навалом!

   Он заключил безумное пари: с двумя сотнями солдат, изнуренных лишениями, покорить страну инков.

   Он отправил Фернандо де Сото с двадцатью всадниками в качестве посла к Верховному Инке. Ослепленный лошадьми и доспехами, государь не задержался с ответом: «Сапа Инка повелевает передать, что он лично приедет в город, чтобы принять посланцев Виракоши!»

   Под предлогом, что она хочет восстановить силы, Зефирина осталась во дворце в штабе Пизарро. Никто не обращал на нее внимания. Она видела, как конкистадор, потирая руки, приказывал:

   – Господа, Верховный Инка пожалует сюда… Приготовим западню!

   Трое братьев издевались над ней. Зефирина рассказала Пандо-Пандо о том, что готовится. Как предупредить верховного Инку? Пандо-Пандо сомневался, нужно ли возвращаться в лагерь властителя.

   – Сапа Инка не верить тебе… Сапа Инка недовольный, отдаст тебя главному священнику, чтобы зарезать за ложь вместо ламы! – любезно предупредил Пандо-Пандо.

   – Сударыня, будьте благоразумны… вы же видите, они не хотят верить вам. Подумайте о себе и о нас! – простонала Плюш.

   Трое братьев издевались над ней. Зефирина прислушалась к их доводам. Она не может в одиночку броситься в пасть к волку. Твердо решив разоблачить донью Гермину, которая, она была уверена, спряталась среди придворных властителя, Зефирина должна была сначала привести себя в порядок.

   Как всегда находчивый, Пандо-Пандо проводил ее с мадемуазель Плюш и Пикколо в покинутое жилище одного аристократа инки.

   Четверо друзей наслаждались покоем и комфортом. Четыре дня лишений истощили их силы. Чтобы прогнать усталость, Пандо-Пандо приготовил им сок коки с капелькой лимона. Выпив этой жидкости, трое европейцев почувствовали себя превосходно.

   Посреди двора находился каменный бассейн, где бил теплый источник. Зефирина и мадемуазель Плюш скинули свое тряпье и с удовольствием помылись. Пока мужчины принимали ванну на другом дворе, женщины прошли в комнату, которая, видимо, служила спальней хозяину дома. Стены украшали ковры с вытканным разноцветным рисунком.

   Зефирина надела голубую тунику из вигоневой шерсти, с разрезом на боку. Она добавила к этому костюму шаль, застегивающуюся на груди золотой булавкой. Княгиня отыскала такой же, только красный, костюм для Плюш. Чепчик, защищающий от холода, и длинные золотые серьги дополняли ансамбль.

   Удовлетворенная своим нарядом инки аристократки, Зефирина вместе со спутниками вернулась в штаб-квартиру Франциско Пизарро.

   На главной площади Кахамарки конкистадоры готовились к исторической встрече. Уже темнело. Зажгли факелы, Зефирине вспомнился «Золотой лагерь» во Франции.

   Испанцы, встав на колени, исповедовались и причащались, не снимая доспехов.

   Мало-помалу стали возвращаться жители города. Они уже без страха взирали на новых богов. Людей становилось все больше и больше, собралась многотысячная толпа. Зефирина немного успокоилась – что может сделать горстка солдат против этой массы народа?

   Спрятавшись среди инков, она наблюдала за Пизарро. Как и его солдаты, он надел свои лучшие доспехи. На боку пристегнута шпага, на руках – железные рукавицы. Вслед за монахом вместе со своей свитой Пизарро пел старинный священный псалом: Excurge Lomine et judicia causam tuar (Явись, Господи, и будь судией дела своего).

   Освещенные языками пламени, глаза Пизарро под шлемом сверкали, как горящие угли.

   Зефирина вздрогнула. Этот человек, словно брат, был похож на донью Гермину. Он носил в себе дьявольскую ненависть!

ГЛАВА XXIX
ЗАПАДНЯ

   Колыханье перьев и тканей возвестило о прибытии Верховного Инки.

   Зефирина поднялась на цыпочки. Сотни слуг, одетые во все красное, подметали дорогу пальмовыми листьями, чтобы очистить ее от пыли.

   Хриплое пение – что-то вроде речитатива – вылетало из их глоток. За ними двигались yanas[141], которые несли золотые вазы и серебряные молоточки.

   – Что на них нашло? Зачем они вытащили все свои богатства? – прошептала Зефирина, увидев заблестевшие глаза испанцев.

   – Дань уважения Виракоши, – ответил Пандо-Пандо с удовлетворенным видом.

   В своих клетчатых одеждах медленно вышагивали впереди стражники, вслед за ними появились благородные воины в синих туниках с тяжелыми золотыми подвесками в ушах. Это были, как догадалась Зефирина, телохранители императора. Наконец, показался паланкин Верховного Инки, украшенный золотыми пластинками и перьями попугая, которые носили лишь самые важные сановники королевства.

   Верховный Инка предстал перед своим народом и испанцами, словно идол, возвышающийся на массивном золотом троне. За ним помещались на меньших носилках члены его семьи и любимые наложницы.

   Среди многочисленных жен Зефирина заметила одно юное создание, чья красота немного напомнила ей красивый разрез глаз и экзотическую прелесть Малинцин.

   – Это принцесса Наска Капак… любимая сестра Сапа Инки Атагуальпы, – сказал Пандо-Пандо Зефирине.

   Молодая женщина заметила горящие взгляды солдатни. К жажде золота примешивалась похоть, ведь они так долго не видели женщин.

   Пока все шло хорошо.

   «Пизарро понял, что их слишком много. Он не осмелится ничего предпринять», – успокоившись, подумала Зефирина.

   На холмах, окружающих Кахамарку, она увидела тысячи солдат инков. Все же Атагуальпе нельзя было отказать в предусмотрительности.

   Кортеж выехал на площадь. Вместе с Плюш и Пикколо Зефирина лихорадочно искала под шляпками и вуалями женщин инков донью Гермину. Ни одна фигура, ни одно лицо не напоминало это исчадие ада.

   – Негодяйка опять от нас ускользнула, – сокрушалась Плюш.

   В костюме инки, с надвинутым на уши чепцом, с покрасневшим носом Артемиза выглядела чрезвычайно уморительно.

   Придворные поставили паланкин Верховного Инки перед ступенями дворца. Внезапно Зефирина заметила, что на площади не осталось ни одного испанского солдата. Они исчезли как по волшебству!

   У входа стоял только монах доминиканец Винсенте де Вальверде.

   Зефирина сделала знак Пандо-Пандо и своим спутникам. Расталкивая толпу локтями, они пробрались к Верховному Инке.

   Зефирина понимала, что властитель тоже удивлен отсутствием посланцев Виракоши.

   Монах подошел к паланкину. В одной руке он держал Библию, в другой – распятие.

   – По приказу моего государя я должен изложить вам, монсеньор, доктрину истинной веры… – громко провозгласил доминиканец.

   Верховному Инке перевели. По мере того как монах говорил о Триединстве, о создании человека, об искуплении Христа, о первородном грехе и об едином Боге католической веры, удрученная Зефирина видела, как на красивом медном лице Атагуальпы появляется изумление.

   – Пусть король инков отречется от своих ошибок, пусть примет истинную веру, признает власть испанского короля, которого будет почитать как верный вассал. Тогда он будет спасен! – закончил монах, протягивая Атагуальпе для поцелуя Библию и распятие.

   Сапа Инка взял их с отвращением, повертел в руках, затем издал хриплый крик, который дрожащий переводчик объяснил:

   – Инка Всемогущий не вассал! Он не знает триединого, и единственного Бога, о котором ты говоришь, иностранец, он знает только Виракоши, сына солнца, высшего Бога!

   Гневным жестом Атагуальпа швырнул Библию и распятие на землю.

   – Боже мой! – прошептала Зефирина, сложив руки.

   – Святотатство! Святотатство! – гремел монах. Видимо, это было паролем, поскольку на ступеньках появился Франциско Пизарро. Он развязал свой белый шарф и принялся размахивать им над головой. Это послужило сигналом. Монах истерично завыл:

   – Идите сюда, сыновья Господа! Они ваши, я даю вам отпущение грехов!

   Испанские солдаты высыпали из укрытий на площадь, оглашая ее криками:

   – Святой Иаков! Нападаем на них!

   Жерла пушек, спрятанных за охапками соломы, извергали пламя. Из-за повозок аркебузиры начали обстрел. Перескочив через изгородь, всадники принялись рубить саблями стражников Верховного Инки.

   Зефирина и ее спутники отползли в сторону, укрывшись за стеной. Сцена была ужасной.

   Оглушенные адским грохотом канонады, подвергшиеся нападению бородатых демонов, задыхающиеся от дыма инки, испуганные этим «небесным огнем», не знали куда бежать.

   Стражники Верховного Инки бесстрашно защищали своего властителя. Пиками они пытались проткнуть покрытых попонами лошадей и были безжалостно зарублены.

   Инки пытались укрыться во дворце. Их рубили саблями или убивали аркебузиры, спрятавшиеся за колоннами.

   Кончилось тем, что во время всей этой суматохи королевский паланкин рухнул.

   Выброшенный на землю жалкий, униженный Сапа Инка выполз из портшеза. Он оказался недалеко от стены, где укрылась со своими спутниками Зефирина.

   Молодая женщина сделала знак Пандо-Пандо и Пикколо. С риском для жизни, поскольку костюмы инков подставляли их под сабли завоевателей, Зефирина и ее друзья вышли из укрытия, чтобы добраться до Сапы Инки.

   Под радостные вопли испанцев и крики умирающих Зефирина проскользнула к тому, кто еще минуту назад был абсолютным властителем своего королевства.

   Видимо, Атагуальпа получил сильный удар по голове. Он лежал без чувств среди золотых помпонов своего трона. Возбужденные видом крови, всадники перескакивали через тело, рубили все, что шевелилось.

   Зефирина сняла свой чепчик индеанки. Вид ее золотистых волос остановил саблю Фернандо де Сото.

   – Сударыня, что вы здесь делаете?

   Зефирину загораживали Пандо-Пандо и Пикколо, она же оберегала безжизненное тело Верховного Инки, обхватив его голову руками. Он еще дышал. Зефирина взъерошила его черные волосы, склеившиеся от крови и пыли, и удивленно вскрикнула. На шее за ухом у Сапа Инки темнело родимое пятно: роза… кровавая роза… на коричневой коже.

   Какие узы соединяли Луиджи, Карла V и Инку Атагуальпу?

   Несчастный владыка открыл глаза и увидел склонившуюся над ним Зефирину. Лицо его исказилось ужасом.

   – Кровожадная богиня! – прошептал он. Внезапно раздался крик:

   – Шайка идиотов! Верховный Инка жив!

   Пизарро появился среди всеобщей бойни. Капитан опасался, как бы его люди не убили Верховного Инку.

   Перешагивая через трупы, которые кровавым ковром устилали землю, Пизарро бросился к Зефирине.

   – А вы не так глупы, как остальные, – прорычал он вместо благодарности.

   Пинком сапога он отбросил в сторону Пандо-Пандо, Пикколо, схватил Атагуальпу за волосы и потащил внутрь дворца. Фернандо де Сото спешился.

   – С вами ничего не случилось, сударыня? – осведомился он, обеспокоенный видом Зефирины с пятнами крови на лице.

   Молодая женщина вытерлась тыльной стороной руки.

   – Нет, капитан, все хорошо… если можно так сказать.

   Она с отвращением смотрела на побоище. Жители Кахамарки разбежались. Войска Сапы Инки, избежавшие резни, скрылись в горах.

   Те, что должны были спуститься для атаки, остались на вершинах, окаменевшие от ужаса.

   Ошеломленная, Зефирина стояла на залитой кровью площади. За несколько минут мир перевернулся.

   Где-то рядом раздался вопль. Это была мадемуазель Плюш, которую тащил торжествующий испанец. Он считал, что захватил знатного вельможу.

   – Остановись, кретин, это моя дуэнья! – крикнула Зефирина.

   Она стащила с несчастной Артемизы, которая была ни жива ни мертва, чепец. Увидев седеющие волосы достойной девы, конкистадор выругался и бросился догонять своих.

   Начался грабеж. Солдаты вламывались в дома, грабили сокровища инков.

   – Сударыня, – проговорил Сото, – в знак благодарности капитан Пизарро приглашает вас на ужин!

   Зефирина решила, что ослышалась.

   – Что вы сказали, Сото?

   – Франциско Пизарро будет счастлив видеть вас за ужином!

   «Да это же звери!..», – думала Зефирина, вслед за Сото входя во дворец.

   Оставив Пандо-Пандо и мадемуазель Плюш в кабинете под охраной Пикколо, она присоединилась к победителям.

   Прямо среди трупов, словно ковром устилающих дворцовый зал, Пизарро приказал устроить роскошное пиршество. Среди приглашенных, кроме Зефирины, были также его трое братьев, Сото, принцесса Наска Капак, сестра Верховного Инки, и сам Атагуальпа.

   Свергнутый властитель пытался сохранить достоинство. Зефирине было очень жаль его, горло сжималось, она не могла проглотить ни кусочка. Это был кошмарный ужин.

   Очень веселый, Пизарро ворковал с принцессой инкой, которую окрестил «донья Инес».

   Потрясенная Зефирина догадалась, что сестра Атагуальпы не осталась равнодушной к чарам негодяя-конкистадора.

   За десертом Пизарро занялся Верховным Инкой.

   – Ситуация очень проста, монсеньор. В Куско вы оставили пленника, здесь, в Кахамарке, вы наш пленник. Но мы, испанцы, готовы скорее вас признать принцем этой страны, чем Гуаскара… За свою свободу что вы можете дать мне из золота?

   Зефирина предчувствовала, что сильнее всего потрясет Атагуальпу эта скрытая угроза Пизарро: «Если вы не станете сотрудничать с нами, я признаю вашего брата Гуаскара королем инков…»

   Атагуальпа встал и поднял руку над головой.

   – Золото… много, вот так!

   – Высотой шесть футов… неплохо, – произнес Пизарро. – Сделка заключена.

   Пизарро показал пальцем на изумрудное колье и золотую пластину Атагуальпы.

   – Для начала в залог нашей «дружбы» подарите мне эту безделушку.

   Колье Сапы Инки перешло к завоевателю.

   Довольный Пизарро сжал руку пленника. Тот не сумел сдержать гримасу отвращения, и Зефирина поняла, что он глубоко переживает свой позор.

   Ужин подходил к концу. Попрощавшись, Франциско Пизарро приказал провести Верховного Инку по дворцу, превратившемуся в тюрьму для высокопоставленных особ.

   – Княгиня Зефирина, я плохо думал о вас. Благодаря вашему хладнокровию, Верховный Инка жив и хорошо нам послужит для истребления всей этой швали. Мне бы хотелось отблагодарить вас. Чего вы желаете? – спросил Пизарро.

   Колье сверкало на его кирасе. Он указывал на добычу, которую притащили его солдаты: кувшины, блюда, золотые сосуды, серебряные птицы, декоративные пластины для кровли… лежали грудой во дворе перед дворцом.

   Чтобы не раздражать конкистадора Зефирина решила подыграть ему. Она выбрала массивную золотую чашу.

   – Вот это мне бы очень хотелось, капитан Пизарро.

   – С удовольствием. Возьмите это и еще что-нибудь, если хотите.

   Дьявол проявлял великодушие. Зефирина взяла сосуд.

   – Я восхищена тем, как ваша милость провели все дело…

   – Не правда ли? – важно произнес Пизарро.

   – Когда я думаю, что этот собака-инка осмелился бросить меня, урожденную княгиню, в подземелье…

   Зефирина прекрасно разыграла негодование.

   – Успокойтесь, макака за все заплатит. Я оставил ему жизнь только потому, что сейчас он нам полезен. Надо утихомирить население… Совсем скоро Сото отправится в Куско, чтобы сделать предложение Гуаскару… Мы выберем того, кто даст наибольшую цену… Но я остерегаюсь нападения со стороны дикарей.

   Пизарро почесал голову под каской. «Как бы поговорить с Атагуальпой?» У Зефирины возникла идея.

   – Мессир Пизарро, мой слуга Пандо-Пандо знаком с Атагуальпой. Позвольте мне пойти к нему с каким-нибудь угощением… Я попытаюсь войти в доверие и таким образом смогу помочь вам… узнаю то, что может вас заинтересовать.

   Обрадованный Пизарро попался в ловушку. Он отдал приказ своим лейтенантам. Через несколько мгновений Зефирину и Пандо-Пандо отвели в камеру Верховного Инки. Это была комната с железными решетками на окнах, пятнадцать футов в ширину и двадцать в длину.

   Обессилевший Атагуальпа лежал на шкуре ламы, брошенной прямо на пол. Куда девалась прежняя роскошь?

   Послушные приказу капитана стражники оставили Зефирину и Пандо-Пандо наедине с Верховным Инкой.

   – Мессир, если вы помните, я приходила как друг…, – прошептала Зефирина, протягивая Аатагуальпе фрукты.

   Несчастный с испуганным видом приподнялся и хрипло прошептал несколько слов.

   – Всемогущий Инка говорит, что у тебя дурной зеленый глаз, бледнолицая Зефирина. Он говорит, что добрая богиня предупреждала его.

   «Без сомнения, это донья Гермина говорила с Инкой!»

   – Пандо-Пандо, скажи его величеству, что его обманули. Женщина в черном, приходившая к нему, солгала. Я заклинаю открыть мне, где она находится. Всюду она сеет несчастья и смерть. И вот доказательство! Разве не предупреждала я Верховного Инку относительно испанцев? Не советовала остерегаться их? Пусть он скажет мне, где донья Мария.

   Пока Пандо-Пандо говорил, Зефирина ясно видела, что в душе узника происходит борьба.

   – Белая богиня в черном ошиблась, – заявил Атагуальпа. – Она уехала в Куско, но, преданная Верховному Инке, она собирается устранить его соперника.

   «Господи помилуй, донья Гермина пообещала убить Гуаскара!» – ужаснулась Зефирина.

   – Но ты не понял, Инка, – сказала она вслух. – Вам нужно договориться, брату и тебе! Если вы объединитесь, то сможете противостоять захватчикам, навязать им свою волю!

   Подавленный несчастьем, Атагуальпа повторял:

   – В королевстве ни одна птица не пролетит, ни один лист не упадет, если на это не будет моей воли. Вира-коша отомстит за Инку!

   Зефирина сжала руки Сапы Инке.

   – Виракоша ничего не сделает для тебя, если ты не будешь бороться, Атагуальпа… Скажи мне, заклинаю, был ли ребенок у той женщины в черном, у доньи Марии?

   Атагуальпа, поколебавшись произнес:

   – Ребенок предназначен храму солнца! Виракоше!

   Зефирина ничего не смогла больше вытянуть из властителя. Встав на колени на шкуру ламы, он повторял молитву своему Богу.


Ах, Виракоша, властитель всего сущего,
Господин рождающего света, где ты?

   Удрученная и грустная покидала Зефирина Верховного Инку. Она отослала Пандо-Пандо к Плюш и Пикколо, а сама направилась в большой дворцовый зал.

   Пизарро обхаживал принцессу Наско Капак. При виде Зефирины он с трудом выпрямился.

   – Итак, сударыня, добыли ли вы какие-нибудь сведения?

   Он рыгнул. От него разило перегаром. Сдерживая отвращение, Зефирина ответила:

   – Инка исполнит свое обещание, мессир, исполните и вы свое! Когда он передаст вам обещанное золото, вы должны отпустить его на свободу… и он будет сотрудничать с вами.

   – Конечно, моя красавица!

   Шатаясь, Пизарро встал.

   – Капитан Пизарро, – проговорила Зефирина, – я хотела бы отправиться с отрядом разведчиков Фернандо де Сото!

   – Ре… решено, княгиня!

   Снова рыгнув, пьяный, как свинья, Пизарро потащил принцессу Наско Капак в спальню.

   – Иди, моя Инес, иди, моя Пизпита[142]! Не стать ли мне зятем Верховного Инки? Смотри, а то убью тебя, – шатаясь пообещал конкистадор.

   Сестра Верховного Инки казалась испуганной, но не сопротивлялась.

   Зефирина пожала плечами. У нее не было полномочий выступать в качестве стража добродетели индейских дам. Это уж их забота защищаться от захватчиков.

   Во дворце царили обжорство, пьянство и похоть.

   Братья Пизарро на свой манер ублажали благородных дам инков. Солдаты довольствовались наложницами императора или их служанками.

   Сердце у Зефирины забилось. На каменных ступенях сидел и пил в одиночестве Фернандо де Сото.

   – Вы не участвуете во всеобщем веселье, капитан де Сото? – язвительно бросила Зефирина.

   – Нет, сударыня, я испытываю отвращение к такого рода празднествам. Я солдат, а не мясник или сатир!

   Зефирина села рядом с конкистадором.

   – Простите меня, Фернандо, я очень устала… и мне грустно.

   Сото наполнил кубок хмельным вином и протянул его Зефирине.

   – Это нормально, печаль вечером после победы, мне знакомо это чувство. Выпейте, княгиня, это очень хорошо перебивает вкус крови… Выпьем… чокнемся за вас, за меня, за нас… за мою любовь к вам, божественная Зефирина с чистым сердцем и зелеными глазами, которые бередят мне душу! Ах, Зефирина!

   С величайшим почтением Фернандо де Сото поцеловал Зефирине пальцы. Она смотрела на молодого красивого мужчину с золотисто-карими глазами. Упасть в его объятия, забыть весь этот ужас… как это было бы приятно!

   Вздохнув, она покачала головой.

   – Из всех испанских завоевателей, которых я знала, вы самый гуманный, цивилизованный человек, Фернандо… Я очень вас люблю, хотя вы можете подумать, что это из корысти, поскольку я хочу, чтобы вы взяли меня с вашим авангардом, я должна как можно быстрее уехать отсюда. Не могу объяснить вам всего, но вы мне необходимы, Фернандо, и…

   – Не утруждайтесь, Зефирина, я знаю, что тело ваше здесь, а душа где-то очень далеко… Я даже не хочу знать с кем, что у вас за тайна. Да, завтра я возьму вас с собой, мы выезжаем на рассвете. Позвольте охранять вас. Клянусь, даю слово рыцаря, буду чтить вас как даму сердца…

   Фернандо де Сото повлек Зефирину в уединенный кабинет дворца. На шкуре гуанако они заснули так же целомудренно, как брат и сестра.

ГЛАВА XXX
ПУП ЗЕМЛИ

   Было ли это следствием высоты или просто предчувствием?

   Зефирина взглянула на тысячи золотистых крыш, которые лежали у ее ног, и сердце ее забилось. Она почувствовала – путешествие подходит к концу.

   Здесь решится ее судьба.

   – Вот Куско, бледнолицая Зефирина, – объявил Пандо-Пандо. – На кечуа это значит «пуп земли».

   На высоте в десять тысяч пятьсот футов[143], в высокогорной долине, окруженной тремя горами, раскинулся Куско, императорский город с сотней тысяч жителей. Словно напоказ, он выставил свое богатство перед завоевателями.

   Переход из Кахамарки был стремительным. Путешествуя, как и мадемуазель Плюш, на крепкой маленькой андалузской лошадке, Зефирина страдала только от холода, когда пришлось пересекать горные цепи Анд.

   В двадцати лье от Кахамарки они встретились с Диего де Альмагро, который возвращался, исполнив поручение, с пушкой и двадцатью пятью солдатами. Впервые Зефирина увидела того, кто увез донью Гермину. У него было лицо мошенника, а взгляд убийцы. Зефирина сразу же возненавидела этого Альмагро. Внутренний голос велел ей не попадаться ему на глаза, и она спряталась в палатке, стоявшей рядом с палаткой капитана.

   Альмагро, отдыхая, разговаривал с Сото.

   – Надеюсь, этот воришка Пизарро оставил мою часть сокровищ.

   – Он ждет тебя в Кахамарке, Диего.

   – Самая тяжелая работа досталась мне. Я первый высадился, я всегда страдаю больше всех, – жаловался Альмагро.

   Это было основной темой разговора. Зефирина чувствовала, что Диего де Альмагро испытывает смертельную ненависть к Пизарро. У Зефирины возникло смутное предчувствие, что капитаны однажды перережут друг другу горло[144].

   – Мне нужно вновь отправляться в путь… Я встретил в Куско нашего друга, донью Марию, она очень мне помогла… А до отъезда я видел Инку Гуаскара, которого держат в плену сторонники его брата. Он надеется, что мы освободим его! Займись этим, Фернандо!

   Альмагро вышел от Сото, не заметив Зефирины. Отряд продолжил свой путь на юг. Иногда небольшие группки индейцев тревожили разведчиков. Жители деревень смотрели с ужасом и восхищением на то, как проходили «белые бородатые боги, выплевывающие огонь». Чтобы укрепить эту легенду, инки, перешедшие на сторону испанцев, рассказывали в деревнях о «покорении» Атагуальпы.

   По мере того как Зефирина продвигалась на юг по этой превосходной королевской дороге, построенной из щебенки, снабженной ступеньками на горных перевалах и висячими мостами над реками, восхищение этим индейским народом уступило место унынию. Империя – теперь напоминала тело обезглавленного великана.

   Лишившись своих властителей, инки были неспособны сами решиться атаковать шестьдесят разведчиков-чужеземцев.

   Дорога проходила через Уамашуко, Викосас, Куско и заканчивалась у озера Титикака.

   Фернандо де Сото поддерживал мнение о том, что он направляется в Куско, чтобы освободить Инку Гуаскара и посадить его на трон вместо Атагуальпы.

   Постоянно вспоминая таинственные слова Верховного Инки о «предназначении ребенка» и одержимая мыслью добраться до места как можно быстрее, Зефирина не сердилась на капитана за распространение ложных слухов.

   Она чувствовала глубокую нежность к конкистадору, ее трогала эта робкая любовь. Верный своему обещанию, Фернандо де Сото чтил ее и охранял. Он был для нее братом, о котором она все время мечтала. Но Зефирина была слишком женственна и сознавала, что такая целомудренная дружба не может продолжаться бесконечно.

   Казалось, все жители Куско вышли из своих домов при появлении испанцев. Одно слово, жест – и разорвали бы отряд на куски.

   Чтобы произвести на жителей впечатление, всадники гарцевали, заставляя лошадей вставать на дыбы. Солдаты стреляли из аркебуз в воздух.

   Мадемуазель Плюш подъехала на своей лошадке почти вплотную к Зефирине. Пикколо подошел к Пандо-Пандо.

   Однако испанцам нечего было опасаться – уже разнесся слух, что белые боги пришли освободить Гуаскара.

   Город был разделен на две части: Анан Куско и Урин Куско… «высокий город и низкий город», объяснил Пандо-Пандо, который взял на себя обязанности гида и переводчика в экспедиции.

   По просьбе Сото он провел завоевателей по мощеным улицам, среди серых стен, мимо храмов, покрытых золотыми пластинами, дворцов, инкрустированных драгоценными камнями, домов из розового кирпича в северную часть города.

   Саксауаман, крепость, где засели сторонники Атагуальпы, темной громадой возвышалась на холме.

   Зефирина содрогнулась. Место было зловещим. Три круговых вала сжимали в кольцах три квадратные башни, одна из которых была выше остальных.

   Чтобы продемонстрировать превосходство, Сото приказал «выплюнуть огонь», то есть выстрелить тремя ядрами в воздух. Этот маневр оказал магическое действие. Ворота цитадели открылись, и показался воин в украшении из перьев, с серьгами в ушах. Это был верховный полководец, родственник императора. За ним следовала стража. Он поклонился «белому богу».

   – Что повелевает Виракоша своему слуге?

   – По приказу Инки Атагуальпы проводи меня к Гуаскару! – приказал Сото.

   – Я бы хотела пойти с вами, – прошептала Зефирина. Фернандо де Сото потрепал ее по щеке.

   – Да, но не привлекай к себе внимания, божественная Зефирина.

   С каждым днем он все больше влюблялся в нее и ни в чем не мог ей отказать. Зефирина спешилась. Вместе с Фернандо, двумя испанскими лейтенантами и Пандо-Пандо она последовала за военачальником в крепость.

   Через маленькие узкие ворота испанцы вошли за стены циклопической кладки. Зефирина заметила, что каждое отверстие могло быть закрыто плитой, положенной рядом на землю, которая в случае необходимости вставлялась в бойницу. Изобретение было гениальным, делало крепость практически неприступной.

   Военачальник провел гостей к башне, где находился пленник.

   Стены этого помещения были покрыты орнаментом из драгоценных металлов. Драпировки, охраняемые солдатами, служили дверьми, на пол были брошены шкуры животных, в стенных нишах взглядам посетителей представилось гармоничное смешение охряной и черной красок, яркими пятнами украшавшей глиняную посуду.

   – С Инкой Гуаскаром очень хорошо обращаются! – заметил военачальник.

   Отстранив стражу, он приподнял последнюю портьеру, издав несколько гортанных звуков, чтобы предупредить пленника о приходе «белых богов».

   Зефирина вслед за Сото прошла в комнату. Повернувшись лицом к стене, Гуаскар спал на шкуре. Военачальник почтительно приблизился, наклонился и прошептал несколько слов.

   Гуаскар не шевелился. Индеец тронул его за плечо и вдруг вскрикнул.

   Зефирина и Сото поспешили к нему. Гуаскар скрючился, в его груди по самую рукоятку торчал кинжал. Индеец лежал в луже крови. Несмотря на ужасную рану, несчастный был еще жив. Его прекрасное лицо было воскового оттенка. Взгляд остановившихся глаз выражал ужас, смешанный с изумлением. Зефирина заметила, до какой степени он был похож на своего сводного брата Атагуальпу.

   Пока капитан отдавал приказ, чтобы послали за колдуном-целителем, а испуганные солдаты инки наводняли комнату, Зефирина и Сото опустились на колени рядом с умирающим.

   – Быть может, вынуть кинжал, чтобы облегчить его страдания? – прошептала Зефирина.

   – Конечно, нет, мы вызовем у него удушье, – ответил Сото. – Взгляните, Зефирина, на инкрустированной рукоятке кинжала изображена золотая yawirka[145], символ королевской власти.

   – Кинжал инков! – простонал военачальник.

   В ожидании колдуна каждый из присутствующих в комнате излагал свое мнение по поводу того, как помочь несчастному.

   Индейские солдаты принесли толченую яшму, чтобы остановить кровотечение, другие стали собирать человеческие испражнения, чтобы выгнать дурных духов. Испанцы были сторонниками прижигания каленым железом. Зефирина понимала, что все это бесполезно. Стараясь не испачкаться в крови императора, она наклонилась над несчастным, чтобы вытереть красную пену, показавшуюся на его губах.

   – Вы страдаете? – прошептала Зефирина на кечуа.

   Зачарованный лицом «белой богини с зелеными глазами», склонившейся к нему, умирающий издал какое-то бульканье. Он явно хотел что-то сказать. Рука Гуаскара судорожно вцепилась в пальцы Зефирины. Сото и капитан инков стояли по обе стороны от молодой женщины. Но остекленевшие глаза Гуаскара смотрели только на Зефирину.

   Сверхчеловеческим усилием Верховный. Инка выпрямился, лицо его исказилось от боли, на одном дыхании он прошептал:

   – Мамма Оккло… Мамма Оккло… посланная Атагуальпой, Брат… Бе…

   Несчастный Гуаскар замертво рухнул на руки Зефирине. Выражение ужаса исчезло с его лица, и оно снова обрело цвет красного дерева. Огромные глаза остались открытыми; казалось, он улыбается.

   Зефирину потрясла смерть незнакомого ей принца. Сото закрыл ему глаза, а военачальник преклонил голову на меховую подушку. Зефирина же смотрела на шею умершего. Она ожидала этого. Как у его брата Атагуальпы, за ухом у Гуаскара красовалась кровавая роза.

   Зефирина выпрямилась. Рядом с ней стоял Пандо-Пандо, дрожащий с ног до головы.

   – Мамма Оккло пришла убить Гуаскара по приказу Атагуальпы! – стонал Пандо-Пандо.

   Этот крик подхватили присутствующие инки. «Атагуальпа приказал убить своего собственного брата богине Мамма Оккло!»

   Фернандо де Сото устраивал такой оборот дела.

   – Чего вы хотите, Зефирина? Если они убивают друг друга, мы ничего не можем поделать!

   – Атагульпа стал единственным Верховным Инкой в стране! – пробормотала Зефирина.

   – Этого он и хотел. Он не отступил даже перед преступлением, чтобы добиться своих целей. Вы не согласны, дорогая?

   Пока инки-священники с пением возлагали цветы, Зефирина обошла главную башню, изучая стены, а затем через бойницы осмотрела другие башни цитадели.

   – Башни должен связывать подземный ход, который образует лабиринт и ведет в город[146], – решила она.

   Когда же княгиня спросила об этом у военачальника, тот подтвердил ее догадку. Крепость Саксауман имела сеть подземных ходов, связывавших ее с городом и даже с более отдаленными районами.

   – Но отважиться на такое путешествие весьма опасно, – предупредил инка, указывая на темное отверстие и ступени, открывающиеся за золотой плитой… – лишь несколько человек знают этот секрет!

   Зефирина решила, что он не лжет. Он был искренне потрясен тем, что убили узника, находившегося под его охраной.

   – Какого дьявола вы разыскиваете? – поинтересовался Сото.

   – Это и в самом деле дьявол, – ответила Зефирина.

   Для нее Мамма Оккло была реальным существом из плоти и крови со своим лицом, голосом, запахом… Донья Гермина. Повсюду эта проклятая женщина несла смерть, измену, отчаяние.

   – Не думаю, что Гуаскар хотел сказать: «Брат безбожник»… – продолжала Зефирина. – Мне кажется, он недоговорил: «Брат, берегись!»

   Фернандо де Сото озабоченно посмотрел на Зефирину.

   – Что вы хотите сказать, дорогая моя?

   – Что Атагуальпе грозит большая опасность. Фернандо, не задерживаясь, возвращайтесь в Кахамарку… Помешайте другому преступлению, которое может навсегда опорочить испанского льва!

   – А вы, Зефирина? Вы едете со мной? – спросил Сото, беря ее под руку.

   Зефирина покачала головой.

   – Нет, я остаюсь здесь, мне нужно уладить одно семейное дело!

ГЛАВА XXXI
ХРАМ СОЛНЦА

   Безвольно растянувшись на шкуре белой ламы, Артемиза Плюш тянула уже третий утренний бокал сока коки. Достойная старая дева привыкла к этому напитку, который приводил ее в хорошее расположение духа и снимал боли в суставах. Она пребывала в состоянии эйфории.

   Зефирина ходила из угла в угол.

   – Мне кажется, дорогая Плюш, вы слишком пристрастились к этой коке. Осторожнее, как бы вам не привыкнуть…

   – Сударыня, ну что вы в самом деле? Делайте, как я. После всего, что произошло, нам здесь так хорошо! – еле ворочая языком, возразила Плюш.

   Она витала в облаках, вдали от реальности.

   С большой неохотой Фернандо де Сото расстался с Зефириной в Куско. Уехав неделю назад, он оставил трех испанских военных, чтобы в случае опасности они помогли Зефирине. Кроме того, они представляли власть Карла V.

   Один из них – молодой капитан Себастьян Гарсиласо де ла Вега и Варгас – очень нравился молодой женщине. В отличие от Пизарро он любил инков, ценил их культуру и мечтал о великой объединенной испано-андской империи, где сохранились бы индейские традиции.

   Зефирина, мадемуазель Плюш, Пикколо, Пандо-Пандо вместе с тремя испанцами остановились в доме у одного именитого инки, который с невероятной любезностью и гостеприимством предложил им флигель в парке своего дворца.

   Не сознавая опасности, исходившей от чужеземцев, население города жило обычной жизнью, почтительно и приветливо относясь к Зефирине и ее спутникам.

   После смерти Инки Гуаскара его брат Манко готовился пойти к «посланцам Виракоши», дабы предъявить свои права на трон. «С таким же успехом он мог бы отправиться к Люциферу!», – думала Зефирина. Но ей не хотелось больше заниматься делами инков. Вместе со своими спутниками она предпринимала усиленные поиски в городе.

   Она побывала во всех четырех округах Куско, во всех двенадцати районах с живописными названиями: на «Говорящей площади»[147], «Серебрянной змее», «Хвосте пумы», «Оловянном чердаке», у «Ворот святилища», на «Цветах канту» (маленькие гвоздики); рыская везде – даже за общественными зданиями, покрытыми золотыми листами, среди мумий императорских дворцов, – Зефирина расспрашивала всех, по крупицам собирая сведения.

   В очередной раз донья Гермина испарилась.

   Зефирина как раз собиралась выпить сок коки, чтобы успокоить нервы, когда в дом с торжествующими криком ворвался Пандо-Пандо:

   – Мамма Оккло нашлась!

   Зефирина, стуча сандалиями из кожи гуанако, бросилась к индейцу.

   – Ты знаешь, где донья Мария?

   – Да, бледнолицая Зефирина!

   – О, говори же! Не томи!

   – Мамма Оккло в Кориканше, храме Солнца!

   Как она раньше не догадалась! Единственное место, куда ей не удалось пробраться!

   – Поймем туда, – только и сказала Зефирина. Пандо-Пандо остановил ее.

   – Ты не можешь идти вот так, бледнолицая Зефирина… В полдень, когда солнце высоко в небе, открываются ворота, большая церемония для индейского народа… В честь погибшего Гуаскара девственницы будут принесены в жертву богу Солнца!

   Зефирина облизнула губы.

   – Пандо-Пандо, ты хочешь сказать, что вы собираетесь убить этих девушек?

   – Бледнолицая Зефирина, девственницы воспитывались, чтобы умереть за Виракошу, – терпеливо объяснил Пандо-Пандо. – Жертва – очень хорошо для народа инков. Боги довольны. Ты иди вместе с Пандо-Пандо. Очень красивая церемония – праздник Солнца!

   Психология инков была недоступна пониманию Зефирины. Степень их развития восхищала, человеческие жертвы ужасали. Себастьян Гарсиласо де ла Вега попытался успокоить ее.

   – Черт возьми, Зефирина, а наши экзекуции на лобных местах, разве это не такие же кровавые жертвы?

   Зефирине встряхнула золотисто-медными косами.

   – Совсем нет, мессир Себастьян. Там речь идет о наказании виновных.

   – Смерть человека от руки другого человека это всегда смерть, – возразил Гарсиласо де ла Вега.

   – Но ведь эти несчастные – невинные жертвы.

   Зефирине было известно, что Себастьян влюблен в принцессу инков Чимпу[148]. Он часто ходил во дворец ее семьи (польщенной этими визитами «белого бога») и готов был оправдать все варварские обычаи туземцев.

   Прекратив бесполезный спор, Зефирина тщательно приготовилась к церемонии.

   В костюме индейской аристократки, в чепчике с белыми лентами молодая женщина оставила неспособную подняться мадемуазель Плюш дома и, не предупредив испанцев, ушла с Пикколо и Пандо-Пандо.

   Под лучами палящего солнца толпы людей запрудили улицы. Под навязчивый ритм заунывных песнопений священники в золотых сандалиях хлестали себя кожаными плетками. Мужчины в одеждах, унизанных жемчугом, несли на плечах массивных золотых идолов, усыпанных драгоценными камнями. Другие прикрепили к спинам черные и белые крылья кондора. Некоторые воткнули в волосы птичьи перья или надели деревянные короны. Группа людей демонстрировала свои обнаженные торсы, изборожденные красными полосами, а вот эти надели на себя шкуры пумы, голова зверя демонстрировала хищный оскал. У Зефирины сложилось впечатление, что она присутствует на параде хищников.

   Скандируя, процессия медленно приближалась к самому священному месту в империи: Кориканше, или храму Солнца в Куско.

   Смешавшись с этой пестрой толпой, Зефирина вместе с Пикколо и Пандо-Пандо незамеченная прошла в ворота.

   На большой площади жрецы, одетые в белое, с золотыми коронами в виде солнца, начали жертвоприношения с черных лам. Они поворачивали головы животных к солнцу и перерезали им горло, прежде чем бросить их внутренности в пылающий костер вместе с маисом и кокой.

   Испытывая отвращение к запаху жареного мяса, Зефирина поднялась на цыпочки. Жрецы представили колдуну сердца и легкие, вырванные у животных.

   Колдун осмотрел их и произнес свое суждение:

   – Lamac… Capac Ayalon chachi… anitas caras!

   – Что он сказал? – прошептала Зефирина.

   – Бог-солнце, плохое настроение. Дурное предзнаменование, большая грусть… грозное будущее, сказать колдун. Хотеть много других жертв, – перевел Пандо-Пандо.

   Действительно, Зефирине показалось, что солнце стало светить слабее.

   Под напором толпы Зефирина и ее спутники вошли в главные ворота, украшенные тем же орнаментом из золота и серебра, что и храм. Стены, потолок, крыша были отделаны драгоценными металлами. Никогда Зефирина не видела подобной роскоши и богатства.

   На алтаре полыхало солнце, три ламы и огромное золотое яйцо – символ изобилия. Но церемонии проходили не там. Все еще находясь во власти людского потока, Зефирина и ее спутники проходили по разным залам, посвященным молнии, мумиям, луне. Наконец они достигли места самого чарующего, которое только может увидеть человек на земле: золотого сада.

   Зефирина вскрикнула от восхищения. Насколько хватало глаз, простирались террасы, парки, фруктовые сады. Эти «поля» спускались к реке Гуатанау. Все там было из золота: трава, цветы, рептилии, птицы, пастухи – высочайшее почтение народа всемогущему богу – свету.

   Вокруг костра пела группа молодых девушек небывалой красоты. Одетые в белые и золотые одежды, они с радостью восходили на алтарь. Восхищение Зефирины сменилось тоскливым ужасом. Скрестив руки поверх своей белой сутаны, спускающейся до колен, усыпанной золотыми листьями и драгоценными камнями, с брильянтовой тиарой на голове, «вилкаома», или верховный жрец, дал жрецам приказ на заклание жертв.

   Жрецы три раза обвели их вокруг идола, золотого солнца, прежде чем перерезать им горло.

   Увидев, что девственницы со счастливыми лицами восходят на алтарь, Зефирина поняла, что их, должно быть, опоили «чичей» или же заставили выпить приличную дозу коки.

   Оракулы были плохими, бог упорствовал в своем дурном настроении.

   Народ, впав в отчаяние, разразился стонами.

   Большое белое облако закрыло солнце. Это был знак ужасной опасности, неминуемой катастрофы.

   «Вилкаома» на своем помосте испустил крик, подняв голову к небу. Девственниц сменили хорошенькие дети от пяти до десяти лет, которых жрецы резали или душили веревками, но бог не показывался.

   Зефирина не могла больше выносить этот кошмар. Сдавленная толпой, она хотела бежать от этих кровожадных хищников. Рядом с ней Пикколо, бледный как смерть, казалось, вот-вот лишится чувств.

   – Пойдем отсюда, Пикколо, – прошептала Зефирина.

   – С радостью, сударыня!

   Их остановил крик. Толпа скандировала:

   – Мамма Оккло! Мамма Оккло! Спаси нас! Спаси нас с тем, кому это предназначено!

   «Богиня» в черном одеянии с тиарой на голове в виде платиновой луны поднималась по ступеням, чтобы занять место рядом с верховным жрецом.

   Лицо у нее было спрятано под вуалью. В руках она несла прекрасного обнаженного ребенка десяти – двенадцати месяцев от роду, этого мальчика отдавали в жертву Виракоше.

   – Донья Гермина, Луиджи… злодейка хочет отдать моего ребенка их богам! – простонала Зефирина.

   Ее сотрясала нервная дрожь. С нечеловеческой силой Зефирина буквально протаранила толпу.

   – Безбожники! Святотатцы! Убийцы! Мой сын!

   Завывая, она прокладывала себе путь среди перепуганных людей. «Вилкаома» так и остался стоять, подняв руку к небу. Жрецы замерли с веревками и кинжалами, занесенными над детьми.

   Воспользовавшись всеобщим оцепенением, Зефирина вспрыгнула на помост, где находились верховный жрец и Мамма Оккло.

   – Злодеи! – вопила Зефирина.

   Она вырвала ребенка из рук богини и хотела бежать со своей драгоценной ношей. Верховный жрец жестом указал на нее страже. Выйдя из оцепенения, та накинулась на Зефирину. Через мгновение ее привязали к золотому столбу, но ребенка она не выпустила. Верховный жрец и богиня подошли к ней.

   – Machac расас intiillapa yaloula accla cula inti mayni Viracocha! – оросил верховный жрец.

   Зефирина уже достаточно выучила кечуа, чтобы понять смысл этих слов:

   – Ты демон… женщина, избранная, чтобы умереть во имя Солнца!

   Лицо молодой женщины было исцарапано. Она опустила глаза и взглянула на ребенка, исступленно сжимая его в объятиях. Красивый младенец с вьющимися темными волосами и золотисто-карими глазами смотрел на нее и смеялся, не сознавая нависшей над ним опасности.

   Даже не видя розы на его шее, Зефирина была уверена, что прижимает к сердцу своего сына. Тошнотворный запах духов доньи Гермины заставил ее поднять голову. Мамма Оккло откинула вуаль, и взгляду Зефирины предстало изможденное лицо проклятой мачехи.

   – Идиотка, ты спутала мои планы… но так даже лучше. Мы собирались короновать твоего сына как Сапу Инку, но сначала умрешь ты, моя милая!

   Донья Гермина выхватила Луиджи из рук Зефирины, княгиня закричала, как раненое животное.

   – Господи! Это слишком несправедливо! Боже, верни мне моего ребенка! Я проклинаю вас, Гермина!

   Она выла, рыдала, пыталась разорвать свои путы. Донья Гермина, усмехаясь, подошла к верховному жрецу и что-то шепнула ему на ухо.

   Тот покачал головой. Все еще держа Луиджи на руках, донья Гермина спустилась в помоста и направилась к золотым строениям главного храма. Жрецы с пением подошли к Зефирине.

   Жертва должна была веселиться. Они запрокинули ей голову и вынудили выпить сильную дозу коки. Их помощники танцевали вокруг столба.

   Очень быстро напиток оказал свое действие. Одурманенная Зефирина больше не плакала. Она была счастлива, что держала сына в объятиях. Она знала, что сейчас умрет, и радовалась этому.

   В садах народ разразился криками ужаса. «Изголодавшееся» солнце скрылось за черной тучей.

   Сонно покачивая головой, Зефирина улыбалась. Она слышала странные звуки. Это звучали небесные барабаны и трубы в ее ушах. Совсем рядом грянул гром.

   Жрец медленно приближался к Зефирине.

   Ничто уже не могло ее спасти. Человек в красном занес над ее обнаженной шеей длинный кинжал.

ГЛАВА XXXII
ВСТРЕЧА

   «Как это легко – умереть!» – думала, обливаясь кровью, Зефирина.

   При виде парившего над ней ангела она улыбнулась.

   Заиграла божественная музыка. У чудесного ангела было лицо любимого человека… Из-под серебряного шлема на нее смотрели его встревоженные глаза.

   – Вы ранены, Зефирина? – спросил ангел.

   Он сощурил один глаз, другой же скрывала черная повязка.

   – Ты ждал меня на небесах, ты тоже умер, любовь моя? – пролепетала Зефирина.

   Она была так счастлива, обретя Фульвио в мире ином!

   В раю царило оживление. Повсюду стреляли.

   – Фульвио, – простонала Зефирина.

   Ангел покинул ее, чтобы с мечом наперевес ринуться на жрецов. Преследуемые другими ангелами, которые, впрочем, иногда напоминали дьяволов, священники разбежались, падали на землю, пронзенные длинными Пиками.

   Со всех сторон раздавались крики. Народ на площади бросился врассыпную. Люди падали, подкошенные небесным огнем. Зефирине не было страшно. Она парила над всей этой сумятицей. Ангел вернулся к ней. Его блестящие доспехи были выпачканы кровью. Он склонился над молодой женщиной. Его мощный силуэт закрыл ночное небо.

   – Salut! Sardine![149] – услышала Зефирина.

   Толстая птица, напоминавшая Гро Леона, примостилась на плече архангела, ибо только ангел высшего ранга мог принять обличье Фульвио.

   – Вы ранены?

   Из под испанского шлема он с беспокойством смотрел на нее, перерезая путы, удерживавшие жертву у золотого столба.

   Зефирина упала в его объятия. От прикосновения его рук разум, затуманенный наркотиками, начал проясняться. Она поняла, что жива.

   Но она еще не доверяла этим ощущениям. Ноги не держали, но ангел обнимал ее крепко. Другие ангелы палили из пушек…

   – Верховный жрец бежал со своей свитой! – вскрикнул ангел, похожий на Фернандо де Сото.

   – Донья Гермина… Луиджи… храм! – удалось выговорить Зефирине.

   – Не шевелитесь! – сказал первый ангел, уводя ее под прикрытие алтаря.

   Он бросился на подмогу своим товарищам. Удар огромной силы сотряс сады. Главные ворота храма вдребезги рассыпались от удара пушечного ядра.

   – Sang! Sangdieu! Scelerats![150] – прокаркала птица, ущипнув Зефирину за щеку.

   Ошеломленная Зефирина сползла на мощеный пол. Она наконец поняла, что кровь на ней – это кровь мертвого жреца, лежащего рядом. Галка – похожа на Гро Леона! Ангел – испанский солдат, как две капли воды напоминавший Фульвио. Тот вернулся с лицом, потемневшим от пороха.

   – Не смотрите на этот труп, мне пришлось зарубить его прямо на вас. Но, ради всего святого, поговорите со мной, очнитесь, Зефирина! В храме больше никого нет, они все исчезли. Почему вы думаете, что там донья Гермина вместе с Луиджи?

   Расспрашивая, солдат тряс ее и ощупывал с невероятным бесстыдством.

   – Потому, что я ее видела!

   – Буа-де-Шен! – позвал солдат. Подошел кривоногий детина.

   – Монсеньор?

   – Не уходи из храма, наблюдай за окрестностями. Вероятно, мерзавка все еще внутри с моим сыном, спряталась где-нибудь. Не упусти ее, но думаю, что она уже улизнула… Я помогу жене, ночью мы вернемся и все обшарим.

   Солдат-ангел говорил «мой сын», «моя жена». Отдав приказы упомянутому Буа-де-Шену, он взял Зефирину на руки.

   – Почему… вы… похожи на Фульвио! – с трудом выговорила Зефирина.

   – Потому что я – Фульвио, твой муж! Ради Бога, приди в себя, Зефирина! – ответил лже-ангел, лже-солдат, лже-Фульвио!

   Появился еще один ангел. Этот принял обличье сурового Паоло.

   – Путь свободен и площадь более или менее очищена, монсеньор, где Буа-де-Шен?

   – Он остается здесь, мы вернемся позже. Княгиня считает, что донья Гермина прячется в храме. Я предполагаю, она уже далеко… Пойдем.

   Фульвио без церемоний взвалил Зефирину на плечи и вступил на поле битвы.

   Покачиваясь на его плече, Зефирина как во сне видела Фернандо де Сото и Гарсиласо де ла Вега, которые преследовали беглецов.

   – Saperlipopette! Sardanapale![151] – каркал Гро Леон, кружа над полем битвы.

   Прозвучали последние выстрелы аркебузы. Прокладывая себе дорогу среди окровавленных тел, князь Фарнелло добрался до испанцев.

   – Все хорошо, друзья, благодаря вам я успел вовремя. Думаю, моя кузина не ранена, а только находится под влиянием наркотика.

   – Идите вперед, мы вас догоним, – сказал Сото. «Моя кузина»! Зефирина уже ничего не понимала.

   – Пикколо укажи нам путь!

   Зефирина с удовлетворением заметила Пандо-Пандо рядом с оруженосцем. Последний охранял инку-проводника.

   Князь Фарнелло шел быстрым шагом со своей ношей по улицам, запруженным испанскими солдатами.

   Еще звучали выстрелы пушек. Некоторые жители пытались защищаться, бросая камни. Всадник врезался в толпу, и несчастные разбежались.

   Раздались крики. Началось мародерство. Испанские солдаты выносили из домов золотые вазы, статуи, одежду, расшитую жемчугом. Этот страшный шум пробудил Зефирину, свежий воздух вывел ее из наркотического дурмана.

   – Отпустите меня, Фульвио… донья Гермина бежала с нашим сыном! – проговорила Зефирина, пытаясь встать на землю.

   – Не беспокойтесь, Буа-де-Шен этим занимается. Что касается вас, дорогая, трудненько мне было отыскать вас, теперь вы моя, я буду присматривать за вами…

   И Фульвио, словно в подтверждение, хорошенько шлепнул Зефирину по мягкому месту, расхохотался и направился за Пикколо к флигелю, где нашла убежище его жена.

   «Итак, он здесь… живой… все тот же… Фульвио!»

   Зефирина без устали разглядывала своего мужа, ошарашенная тем, что видит его целым и невредимым. Не считая нескольких серебряных нитей в его волосах, черных как смоль, и бороде, которую он отпустил, Фульвио не изменился. Гордая осанка, широкие плечи, плотно обтянутые кольчугой, мощная шея, обрамленная воротничком, загрязнившимся во время битвы, бедра, обтянутые пестрыми штанами, – князю Фарнелло и сейчас подходило его прозвище «Кривой красавец из Ломбардии». Гибкий, крепкий, безжалостный воин и опасный противник, Фульвио снял кирасу, кольчугу и рубашку, чтобы освежиться.

   Красные вздувшиеся рубцы испещряли его спину.

   – Боже мой, что это, Фульвио? – подходя к мужу, спросила Зефирина.

   Она была еще слаба, но рассудок к ней вернулся.

   – Несколько слабеньких ударов хлыстом… не так ли, Паоло?

   – Точно так, монсеньор!

   – Объясните мне, Фульвио, – прошептала, оробев, Зефирина.

   После столь долгой разлуки она не решалась дотронуться до мужа. Его мужественное лицо осветилось улыбкой, а взгляд темных глаз стал властным. Он явно развлекался, наблюдая за ней. Она хорошо его знала. Быть может, смотря на нее, он бросал вызов. А в настоящий момент он принялся дразнить Плюш.

   – Моя прекрасная Артемиза, вы не ожидали увидеть меня.

   – Честно говоря, нет, монсеньор. Какой сюрприз! – закудахтала Плюш.

   – Surprise! Serenite![152] – каркнул Гро Леон.

   – Надеюсь, хороший сюрприз для всех. – Сказав это, Фульвио посмотрел на Зефирину. Она, в смятении, смущенная, отвернулась. Ее переполняло счастье – она видит его, но не знает, как показать это.

   – Пикколо, Паоло, принесите нам поесть! – приказал Фульвио.

   Не было никаких сомнений. Это действительно он. Там, где появлялся Фульвио, все тотчас приходило в движение. Он отдавал приказы, настаивал, командовал. «Господин – я – так – хочу». Да, Фульвио вернулся.

   Хозяин инка и его семья бежали из дворца во время вторжения испанцев. Оруженосцы отправились готовить обильный ужин.

   Чтобы избавиться от воздействия коки окончательно, Зефирина выпила много воды. С помощью мадемуазель Плюш она смыла с тела засохшую кровь, переоделась в чистое, взяв одежду из гардероба женщин-инков.

   – Итак, ты жив, Гро Леон. Знаешь, я очень волновалась за тебя? – с упреком говорила Зефирина, почесывая серый хохолок галки.

   – Souci! Saucisse! Segneur![153] – согласилась птица.

   Зефирина была готова. Она нашла своего мужа в главном зале флигеля.

   – Фульвио, – произнесла она сразу же… – нашего сына Луиджи похитила донья Гермина! Она бежала с ним, мы должны не терять времени и идти по ее следам.

   Фульвио взял Зефирину за Подбородок и заставил поднять голову.

   – Я уже вернулся, я здесь, поверьте мне. Вы слишком долго были одни. Вы считаете, меня не интересует судьба нашего ребенка?

   – Но, Фульвио… – пролепетала Зефирина.

   Ее глаза наполнились слезами.

   – Здесь… Здесь…

   Фульвио заключил Зефирину в объятия. Он поглаживал ее по голове, делая это нежно, словно всадник поглаживает свою кобылу.

   – Если донья Гермина прячется где-то в храме со своими сообщниками, она в конце концов выйдет. Нужно, чтобы все стихло, чтобы солдаты покинули те места. Буа-де-Шен останется на месте. Мы присоединимся к нему, как стемнеет… Милая моя, если он обнаружит что-либо, он скажет нам. Пойдем, вечер обещает быть холодным. Сейчас, дорогая, вам нужно набраться сил, а я умираю с голоду…

   Фульвио повлек Зефирину в столовую. Ей пришлось признать резонность его доводов, но она заметила, что он еще не поцеловал ее.

ГЛАВА XXXIII
КНЯЗЬ ФУЛЬВИО ФАРНЕЛЛО

   – Ну так что же? Боже! Ради всех святых! Монсеньор! О! Какое счастье! Так что же произошло?

   Этими криками и вопросами мадемуазель Плюш выводила Зефирину из себя. Молодой княгине хотелось бы остаться с глазу на глаз со своим мужем, взять его за руку, попросить говорить только для нее одной. Вместо этого Фульвио выступал перед аудиторией, состоявшей из Пикколо, Паоло, Пандо-Пандо и, разумеется, Гро Леона.

   – Когда мы расстались в Сицилии, Паоло и я, после тщетных поисков Луиджи, не смогли добраться до вас. Магма нас разделила. В надежде, что Зефирина с Коризандой и свитой смогли бежать, мы покинули дворец и спрятались в гроте. Ночью, задыхающиеся от дыма и от раскаленной пыли, мы направились на западный берег Сицилии. Мы надеялись найти корабль и догнать вас, моя дорогая, если вам удалось достичь Сардинии или Мальты… У бухты нас арестовали солдаты Карла V. Вместе с Паоло нас бросили в трюм одной каравеллы. Я был ранен в грудь. Если бы не Паоло, который ухаживал за мной с самоотверженностью матери, я бы умер, Зефирина… И сегодня вы по-настоящему были бы вдовой, – подчеркнул он, глядя на молодую женщину.

   Она не опустила глаз.

   – Видно и вправду, – продолжал Фульвио, – дурная трава всегда идет в рост, поскольку, когда мы достигли берегов Испании, я был здоров. Нас бросили в подземелье в Барселоне. Я предстал перед судилищем инквизиции, которая признала меня виновным в иконоборческих мыслях, колдовстве, мятеже против нашей святой матери Церкви и его величества Карла V, предательстве, вероломстве, клятвопреступлении, измене, должностном преступлении, обмане и много еще чего в том же духе… Меня взяли с оружием в руках, защищающего свою страну от испанцев, короче говоря, меня приговорили к сожжению после того, как я принесу публичное покаяние. Следующей ночью таинственный посланец Карла V нашел меня в карцере. Он предложил мне помилование императора, если я подпишу клятву в верноподданнических чувствах и признаю себя его вассалом…

   – Какой из себя был посланец Карла V? – перебила его Зефирина.

   – В маске, высокий, суровый, важный, из под надвинутой на глаза шляпы выбивались волосы с проседью!

   «Дон Рамон де Кальсада», – подумала Зефирина.

   – Почему вы спрашиваете?

   – Просто так, – поспешно ответила Зефирина, – продолжайте, друг мой.

   – Я отверг предложение, поскольку мои земли свободны, и просил лишь милости для Паоло. Мои мысли обратились к вам и к нашим детям, Зефирина, я ждал смерти. По приказу императора нас привезли на борт галеры, и мы встретились – Паоло и я – за веслами… Не так ли, Паоло?

   – Да, монсеньор, уж мы гребли, так гребли, ваша милость!

   – Вы были на «Санта Крус» в Барселоне? – взволнованно спросила Зефирина.

   – Как вы узнали?

   – Случайно…, – сделав усилие ответила Зефирина. – Я послала Ла Дусера, чтобы он связался с вами и попытался освободить.

   – К несчастью, мы его не встретили, поскольку с «Санта Крус» нас перевезли на «Консепсион», взявший курс на Севилью. После этого мы не знали, куда направляемся. Нашим братом по несчастью был храбрый француз, прозванный Буа-де-Шен, нормандец, взятый в плен при Павии и приговоренный к тридцати годам на галерах. В аду каторги я быстро понял, что большинство приговоренных сосланы несправедливо. Там были арабы, негры, английские моряки, французские корсары и даже португальцы… Охраняли нас плохо. Этим людям недоставало главаря… На острове Гомера мы сделали стоянку. Среди каторжников пополз слух, что мы направляемся в Испанскую Индию. Однажды вечером я взглянул в иллюминатор, и моим глазам представилось видение: вы, Зефирина, в шлюпке… Паоло окликнул вас! Я видел, как вы обернулись, пытаясь понять, откуда кричат. Но я запретил Паоло подавать вам новый сигнал. Мысль, что вы увидите меня привязанным к скамье, была для меня достаточно неприятной. Либо имеешь достоинство, либо его не имеешь! Вы же меня знаете, дорогая! Вскоре после этого я снова увидел вас в превосходном светло-желтом платье рядом с этим негодяем Кортесом…

   На этот раз под язвительным взглядом Фульвио Зефирина отвела глаза.

   – Лишения и жестокое обращение истощило нас, когда на галере появился посланец рая… Это была ваша галка, Гро Леон. Описать вам нашу радость при виде этой птицы, Зефирина, просто невозможно. Это была частица вас, семьи, которая вернулась. Мы вновь пустились в плавание. В клюве Гро Леон приносил нам немного пищи, но для остальных несчастных и меня с нашими кровоточащими деснами самый маленький фрукт являлся лучшим лекарством. Несколько восстановив силы, я решил организовать бунт. Гро Леон принес маленький нож, с помощью которого мы перерезали путы. Однажды ночью бесшумно мы завладели задним шато. Когда солнце встало, вместо капитана Фернандеса «Консепсионом» командовал я. Мы не убили ни одного офицера, лишь связали и бросили их в трюм. Единственной моей мыслью было вырвать вас из лап вашей жестокой судьбы… поскольку вы находились в плену у Кортеса, не правда ли? – холодно спросил Фульвио.

   – Кортес вел себя достойно, я поехала по доброй воле, чтобы освободить нашего сына Луиджи, не забывайте об этом, Фульвио! – так же холодно ответила Зефирина.

   Леопард снисходительно улыбнулся, словно говоря «допустим», и продолжил рассказ:

   – Я отправил послание, чтобы попасть на флагманский корабль, где вы находились…

   – Но вы же не намеревались захватить «Викторию» с несколькими моряками с вашей шлюпки? – воскликнула Зефирина.

   – Почему же… Я вез Кортесу бочонок с мальвазией, куда было подмешано сонное зелье. В мгновение ока на борту все, включая вас, погрузились бы в сон. А проснулись бы вы в моих объятиях, сударыня… К несчастью, внезапно разыгравшаяся буря помешала мне осуществить забавный план. Гро Леон присоединился к нам. В течение нескольких дней мы боролись, чтобы не пойти ко дну. Нас отнесло к Эспаньоле[154]. На пустынном берегу я оставил настоящего капитана Фернандеса и офицеров. Оттуда вместе с каторжниками, согласившимися пуститься в путь со мной, я на веслах добрался до Золотой Кастилии. Мы встали на якорь в Опаловой бухте. Я оставил своих людей и корабль, взяв с них обещание ждать меня. Если только они не нашли другого капитана, поскольку никто из них не способен управлять на море кораблем… Вот, дорогая Зефирина, вам известно почти все. Вместе с Буа-де-Шеном и Паоло мы бросились в джунгли следом за вами. Мы прибыли в Панаму в тот момент, когда вы уехали оттуда. Ваша подруга Малинцин поведала нам о вашем положении. Только от нее я узнал, что вы преследуете донью Гермину с нашим ребенком… Я встретил Кортеса, между нами будет сказано, очень огорченного вашим отъездом! Он говорил только о вас, причем восторг его переплетался с отчаянием. Черт, вы взволновали его, но не бойтесь, он до сих пор не подозревает, кто я такой… Благодаря Малинцин мне удалось выдать себя за андалузского наемника, рыщущего в поисках богатства. Ваш друг Кортес снабдил меня пропуском и тремя местами на корабле, отправлявшемся в Тюмбес… Вы догадываетесь, что случилось потом. Мы приехали в Кахамарку, чтобы присутствовать на суде и казни Инки Атагуальпы!

   – Что вы говорите! – бледнея, воскликнула Зефирина.

   В это время вошли покрытые пылью и кровью Фернандо де Сото и Гарсиласо де ла Вега.

   – Увы, это так, княгиня. Ваш кузен Фернандо прав.

   Фульвио сделал знак Зефирине, предупреждавший о том, что он назвался таким образом перед испанцами.

   – Получив сокровища Верховного Инки, Франциско Пизарро и Альмагро вместе с отцом Вальверде организовали видимость процесса. Они приговорили Инку к сожжению живым, затем сказали, что могут сначала задушить его, если он согласится креститься… Несчастный принц согласился. Его назвали Хуан де Атагуальпа. Палач исполнил свою обязанность и задушил его, как раз незадолго до моего возвращения. Поверьте мне, княгиня Зефирина, я был подавлен, – сказал Сото. – Вы были правы, они воспользовались смертью Гуаскара и под предлогом того, что Верховный Инка послужил причиной гибели своего брата, они его… убили! Я хотел, чтобы Верховный Инка предстал перед судом Карла V. Мне страшно. Должен признаться, что перед смертью Атагуальпа проклял белых людей, предсказав, что позже они будут уничтожены собственным безумием – влечением к белому порошку, полученному из листьев коки[155]!

   Бесстрашный Сото дрожал. Фульвио предложил ему выпить.

   – Послушайте, друзья, не верьте в эти бабкины сказки, только наука – достоверна. Что касается меня, я не верю в проклятия.

   – Ваш кузен, княгиня Зефирина, прекрасно воспитан, я оценил его присутствие, хотя и ревновал немного, ибо он так привязан к вам! – заметил Сото.

   – Вот почти и вся история, Зефирина, – продолжал Фульвио, не обращая внимания на замечание Сото. – Мы познакомились с доблестным Фернандо, он сказал мне, что вы остались в Куско, и я отправился туда с армией Пизарро. По пути у нас было несколько стычек, и вы вошли в город во время праздника Солнца… Я искал вас везде. Мы встретили Гарсиласо де ла Вега, обеспокоенного вашей судьбой. Он думал, что толпа увлекла вас за собой в храм Солнца. Ходили слухи, что там приносят в жертвы людей. Гро Леон взвился в небо над нашими головами и вернулся с криком: «Sardin! Sang! Soleil! Secours!»[156] Вместе с Сото, Паоло, несколькими аркебузирами и пушкой мы пробрались в храм Солнца. Там я встретил Пикколо, который бежал за помощью. Выстрелами аркебуз мы разогнали этих безбожников, я еле успел вспрыгнуть на помост и схватить палача за руку… Что случилось потом, вам известно, любовь моя!

   Фульвио похлопал Зефирину по руке.

   – Вы спасли мне жизнь, Фульвио, – прошептала Зефирина.

   Они обменялись Долгими взглядами.

   – Пизарро ни в коем случае не должен был убивать Атагуальпу, это политическая ошибка! – бросил Гарсиласо де ла Вега.

   – Инка Манко, брат Гуаскара, требует корону.

   – Ты ошибаешься, Сото… Кажется, Манко впоследствии исчез.

   – Можно ли опасаться восстания инков? – спросил Фульвио.

   – Нас двести, а их десять миллионов…

   Ужин подходил к концу. Глубокая грусть завладела Зефириной. Бывший свинопас Пизарро предал смерти наследника бога Солнца.

   Опустилась ночь. Оставив мужа и конкистадоров продолжать их споры, Зефирина вышла из флигеля на террасу. Вдали за серыми стенами парка слышались крики солдат-мародеров.

   Зефирина запрокинула голову. Взошла луна, и золотистые башни Куско замерцали в ее сиянии. Кроваво-красные блики отражались в серебряном диске. Крупные слезы брызнули из глаз Зефирины. Они струились по щекам, и молодая женщина не могла остановить их поток.

   – Скоро нужно будет идти туда!

   Рука Фульвио опустилась ей на плечо.

   – Вот, в самом центре земли мы, наконец, вместе, Зефирина! Мы бы и хотели в это верить, но не можем. Я часто мечтал об этом мгновении, когда сидел на веслах рядом с Паоло. Но никогда ничего не происходит так, как себе представляешь. Я думаю, может, к лучшему, что я исчез. Все-таки она вышла за меня замуж против воли. Вдова – молодая и красивая, она без труда найдет себе супруга.

   «Почему он так жесток?»

   – Вы не имеете права так говорить, Фульвио!

   Горькие рыдания замерли в груди у Зефирины. Фульвио поднял голову.

   – Ты красива, еще красивее, чем раньше! – проговорил он с какой-то грустью.

   Пальцами он вытер ее слезы.

   – Ты не должна плакать, Зефирина.

   – Я слишком страдала, Фульвио, вдали от вас, вдали от наших детей… Мне пришлось оставить нашу маленькую Коризанду во Франции у госпожи Маргариты… я… Я боюсь… Посмотрите на луну, этот кровавый свет – дурное предзнаменование.

   – Да нет, это всего лишь отблеск пожара в небе.

   – О, Фульвио, вы совсем не изменились, у вас всегда на все есть ответ! – простонала Зефирина, уткнувшись головой в грудь мужа.

   Фульвио очень крепко сжал ее.

   – Я знаю, вновь обрести друг друга – тяжело. Нам нужно время. В глубине души ты привыкла к свободе, я женился на маленькой Саламандре, юной и золотоволосой, а встретил женщину, свободную, вольную, оставляющую на своем пути разбитые сердца.

   – Как вы можете говорить такое, Фульвио, все это время я не переставала думать о вас, – прошептала Зефирина.

   Не отвечая, Фульвио взъерошил золотую шевелюру жены.

   – Пойдем, пора. Нам нужно приготовиться. Иди, Зефирина.

   Вздохнув, князь Фарнелло повел свою жену во флигель.

   Испанцы откланялись. Они собирались отправиться за приказаниями в генеральный штаб Пизарро, расположившийся в бывшем дворце Верховного Инки.

   Их не удерживали.

   – Доброй ночи, Зефирина.

   Сото очень нежно поцеловал руку молодой женщине. Она поспешно отдернула ее. Однако от сверкающего взгляда Фульвио ничто не ускользнуло из этой сцены.

   Было где-то около десяти вечера, когда князь и княгиня Фарнелло в сопровождении Паоло, Пикколо, Пандо-Пандо и мадемуазель Плюш, которая наотрез отказалась снова остаться одной в этом «дьявольском городе», вышли на опустевшие улицы.

   Кроме Гро Леона, летевшего над их головами, да нескольких мародеров, пробегавших то там, то здесь, казалось, в Куско не осталось больше ни одной живой души.

ГЛАВА XXXIV
ОЗЕРО ТИТИКАКА

   От стены отделилась тень. Это был Буа-де-Шен.

   – Что там? – прошептал Фульвио.

   – Ни одной живой души, и никто не входит и не выходит из этого их чертова собора, капитан… Кроме солдат, которые там все разграбили, клянусь честью нормандца, там больше никого нет!

   – Вы слышали, Зефирина? – прошептал Фульвио.

   – Держи, приятель!

   Паоло принес немного еды для Буа-де-Шена, и пока нормандец с аппетитом уплетал ее, Фульвио представил его Зефирине.

   – Это Буа-де-Шер, Зефирина, мой добрый товарищ по галерам!

   – А, так эта великодушная дама заботилась о вас, капитан, – с набитым ртом воскликнул Буа-де-Шен. – Это вы о ней так горько вздыхали? Да, она того стоит, никогда еще я не встречал такой хорошенькой юбки.

   Сомневаясь, чтобы и Фульвио отзывался о ней в таких же выражениях, Зефирина поблагодарила Буа-де-Шена за помощь и еще крепче прижалась к Фульвио.

   При свете факела князь вместе с Паоло и Пикколо тщательно осмотрели внутреннее убранство огромного зала Кориканша. Среди опрокинутых статуй на выложенном плитками полу валялись тела священников. Под сводами раздался гулкий звук: это, набив мешок золотыми сосудами, удирал очередной мародер.

   Князь и княгиня Фарнелло не хотели больше сталкиваться с испанцами. Гарнизон Пизарро, празднуя «победу», был мертвецки пьян.

   Фульвио и его люди внимательно осматривали стены и лестницы.

   – Нашли какой-нибудь знак?

   – Ничего… Вы находились под действием наркотика, Зефирина, вы уверены, что видели, как сюда входила донья Гермина?

   – Совершенно! – уверенно ответила Зефирина.

   – И обратно она не вышла?

   – Нет, она была вместе с высоким жрецом!

   Фульвио покачал головой. Он свистнул, подавая знак Паоло и Пикколо, и они вместе направились в сад. Мадемуазель Плюш сидела на некоем подобии саркофага. Почтенная старая дева теперь раскаивалась, что согласилась последовать за своими господами в это опасное путешествие.

   – Отец небесный, ну и мрачные же эти сады! – вздыхала она.

   Почтенная матрона содрогнулась.

   – Все в порядке, любезная Плюш? – спросил ее, проходя мимо, Фульвио.

   – Сударь, все так ужасно, что я вся дрожу!

   – Конечно, вам не следовало приходить сюда! – заметила Зефирина.

   Она села рядом со своей милой Артемизой, чтобы немного передохнуть.

   Внезапно Зефирина вздрогнула.

   – Фульвио, там кто-то шевелится!

   Князь приложил ухо к саркофагу. Шум доносился из-под земли. По знаку Фульвио Паоло и Пикколо подошли к нему, чтобы помочь сдвинуть плиту. Но плита была неимоверно тяжелой. И десять человек вряд ли бы справились с ней.

   В разоренном саду показался Пандо-Пандо; над ним вился Гро Леон.

   – Помоги нам, Пандо-Пандо.

   – Т-с-с, бледноликая Зефирина, в подземелье много людей.

   – Что ты хочешь сказать, Пандо-Пандо?

   – Бледноликая Зефирина, у тебя чистое сердце, но белые люди Веракоши идут не за желтым металлом!

   Зефирина раздраженно топнула ногой.

   – Наконец-то ты это понял! Не забывай, что я первая предупредила тебя, а ты не хотел меня слушать, ни ты, ни Атагуальпа. Надеюсь, теперь ты помнишь, что нам нужно найти Мамму Оккло и моего ребенка, а вовсе не золото!

   – Да, бледноликая Зефирина, но новый белый человек…

   Пандо-Пандо не доверял Фульвио.

   – Новый белый человек – мой муж, друг инков. Помоги нам, Пандо-Пандо.

   Молодая женщина замолчала. Фульвио высоко поднял факел. Обняв Зефирину за плечи, он сделал знак остальным, чтобы все спрятались за деревьями или разграбленными алтарями.

   «Он обнял меня, он сжимает меня в своих объятиях», – пронеслось в голове у Зефирины.

   И она, счастливая, крепче прижалась к Фульвио. Она вновь почувствовала знакомый запах амбры и мускуса. «Фульвио, любовь моя».

   Показался безмолвный кортеж паломников. Это были люди-пумы, те самые, что участвовали в утренней процессии. На головы у них были наброшены звериные шкуры; они вошли в храм и явно не собирались покидать его.

   Пандо-Пандо задрожал всем телом. Зефирина знала, что люди-пумы принадлежали к кровавой секте горных индейцев и всегда наводили страх на равнинных инков.

   – Если они нас видеть, они нас убивать! – прошептал Пандо-Пандо, делая жест, словно отрезая себе голову.

   Фульвио бесшумно поднялся. Пригнувшись и спрятавшись за плитой саркофага, он подал знак Паоло, Буа-де-Шену и Пикколо, чтобы те подобрались к нему. Притаившись за огромным идолом, четверо друзей молча набросились на замыкавших кортеж индейцев. Процессия исчезла в храме, и никто не заметил исчезновения замыкающих.

   Фульвио быстро роздал звериные шкуры. Их хватило на всех. Потом они затащили за саркофаг тела задушенных индейцев. Мадемуазель Плюш и Пандо-Пандо наотрез отказались влезать в вонючие шкуры. Чтобы убедить их, понадобился весь авторитет Фульвио.

   – Если вы не оденете это, я оставлю вас здесь, мадемуазель Плюш. А ты, Пандо-Пандо, своим отказом рискуешь навлечь на себя гнев Виракоши!

   Его доводы сломили последнее сопротивление, и маленький отряд, облаченный в одеяния людей-пум двинулся в храм. К несчастью, они опоздали, двери уже были заперты. Вокруг не было ни единой метки, по которой можно было бы определить, где находится потайной ход. При свете вновь зажженного факела они обшарили каждый выступ стены, нажимали на каждый вделанный в нее драгоценный камень, пытались сдвинуть золотые статуи, но Кориканша хранил свою тайну. Над их головами вился Гро Леон.

   – Secret! Spectactateur! Sauve gui peut![157]

   Он уселся на руку гигантского идола с глазами из изумрудов. От его прикосновения рука пришла в движение, заставив испуганную птицу вновь подняться в воздух. Статуя медленно повернулась, открыв скрытую за ней мраморную лестницу. Увлекая за собой спутников, Фульвио и Зефирина устремились в образовавшийся проход.

   Лишний шум мог им повредить, поэтому Зефирина поймала за крыло Гро Леона и спрятала его под своим одеянием из шкуры пумы.

   В конце лестницы виднелся золотой рычаг, украшенный рубинами. Фульвио опустил его. Над их головами идол бесшумно занял свое место. Подземное помещение было как две капли воды похоже на то, которое они только что покинули.

   Преследователям больше не были нужны факелы. Сверкавшие фосфорическим блеском камни освещали комнату зеленоватым светом.

   Фульвио снял черную повязку, которая делала его чересчур приметным. Взяв Зефирину за руку, он двинулся в высеченную в скале галерею. Впереди доносился звук, напоминавший шарканье тысячи ног. В том месте, где проход разветвлялся на три подземные галереи, Пандо-Пандо приложил ухо к стене. Этот туннель напомнил Зефирине римские катакомбы[158].

   – Народ инка прячет Яавирка на острове Солнца. Не ходить сюда… это плохой ход, с ловушками для непрошеных гостей! – заявил Пандо-Пандо.

   Заглянув в последнюю галерею, он сделал несколько Шагов вперед, внимательно вглядываясь в испещренные знаками стены. Затем вошел в следующий проход и тут же остановил всех, кто собрался следовать за ним:

   – Пожалуйста, сюда не ходить, там большая дыра, нехорошая!

   Зефирина увидела, что он стоит на краю пропасти. Не будь Пандо-Пандо, они скорее всего не заметили бы ее и рухнули вниз. Пандо-Пандо осторожно провел их по краю рва, дно которого было утыкано острыми кольями.

   Подземные галереи были хорошо защищены, и конкистадоры не отваживались сюда соваться.

   – Большой галерея Сапа Инка идти Тиагуанако, пересекать озеро, пройти через Пуна и Кача… Виракоша остановился, прежде чем вернуться в Куско, – пояснил Пандо-Пандо.

   Фульвио и Зефирина с трудом разбирались, где кончается легенда и начинается правда. Молодые князь и княгиня чувствовали, что были единственными белыми людьми, кому выпал шанс увидеть эти каменные туннели. Испуганный Гро Леон спрятал голову в складки рубашки Зефирины и не шевелился. Через каждые несколько шагов приходилось останавливаться, чтобы Плюш могла перевести дух.

   Однако кортеж впереди продвигался еще медленнее. На извилистом повороте Фульвио, шедший следом за Пандо-Пандо заметил впереди какие-то темные силуэты. Он сжал руку Зефирины и знаками приказал своему маленькому отряду надвинуть на головы шкуры пум. Вскоре они догнали процессию, но никто не обернулся и не обратил на них внимания.

   Так они шли уже несколько часов. Даже Зефирина выказывала признаки усталости. Не будь поддерживающего ее Фульвио, она бы уже несколько раз упала.

   «Он не отпускает меня, значит, он по-прежнему меня любит; но почему тогда он так холоден? Ему нажаловалась Малинцин? И что рассказал ему Кортес?» – повторяла она про себя.

   Совесть ее была неспокойна.

   «Все, что я делала, я делала только ради него, чтобы найти и освободить его, я не предавала! Я никогда не переставала любить его, мечтать о нем… даже, когда была с доном Рамоном и Кортесом!»

   Понимая определенную уязвимость своих доводов, Зефирина двигалась как во сне. Она заметила, что из каменных стен сочится вода и обратила на это внимание Фульвио. Туннель снова стал подниматься вверх. Вскоре в лицо Зефирины ласково подул свежий ветер. Она судорожно перевела дух и поняла, что, несмотря на прекрасную вентиляцию подземных ходов, ей всю дорогу не хватало воздуха.

   Следуя за людьми-пумами, распевавшими монотонную протяжную песнь, маленький отряд по мраморной лестнице вышел из туннеля.

   Над землей всходило громадное оранжевое солнце. Они шли всю ночь.

   Зефирина и Фульвио с трудом сдержали возглас изумления, пораженные открывшейся перед ними величественной картиной. Пандо-Пандо не обманул их. Вместе со своими спутниками они находились на острове. Вокруг раскинулись серебристые воды озера Титикака, сверкавшие в лучах восходящего солнца.

   Потайные туннели действительно вели на остров Солнца.

   Две или три тысячи верных людей последовали за братом Гуаскара Манко. Уяснив, наконец, коварство «белых богов», новый Верховный Инка решил бежать из Куско вместе со своим сокровищем.

   Индейцы, погруженные в гипнотический транс, воздавали хвалы Явирке – страшному змею, свитому из огромной золотой цепи, толщиной с бедро взрослого мужчины и длиной семьсот футов[159], инкрустированной алмазами, рубинами, изумрудами. Двести человек с трудом поднимали ее.

   Первые конкистадоры успели увидеть ее; затем она исчезла навсегда.

   Фульвио и Зефирина поняли, почему им удалось нагнать инков. Спрятать эту невероятно тяжелую змею и протащить ее по подземным галереям, ускользнув от алчных взоров захватчиков, было делом нелегким. Чтобы остаться незамеченными, Фульвио и его спутники принялись раскачиваться, подражая движениям ритуального танца, который исполняли все присутствующие. Плюш с огромным трудом удавалось подстраиваться к ритму.

   – Смотрите, Фульвио, – прошептала Зефирина.

   Она вцепилась в руку мужа. На возвышении, выстроенном на берегу озера Титикака, Манко и великий жрец протягивали навстречу солнечным лучам три головы фантастического змея.

   Покрытые красноватым металлом, испещренным узорами, словно кожа рептилии, они являли собой головы орла, леопарда и змеи.

   Это было гигантское воспроизведение знаменитого изумрудного ожерелья.

   Фульвио сжал руку Зефирины, чтобы успокоить ее. По ступенькам навстречу Манко поднималась фигура в черном.

   – Мамма Оккло! Спасать Явирка! – пронесся шепот по рядам инков.

   – Донья Гермина, – яростно прошептала Зефирина.

   Словно обезумев, она рванулась к возвышению. Волчица несла на руках ребенка. Однако Фульвио не дал ей двинуться с места.

   – Луиджи! – простонала Зефирина.

   – Стой смирно, Зефирина, подождем! – прошептал ей на ухо Фульвио.

   – Но там же наш ребенок! – возмутилась Зефирина.

   – Вы лишь подвергнете опасности свою жизнь, мы окружены и безоружны. Если Луиджи будет грозить опасность, я прорвусь вперед, и мы умрем все вместе, – пообещал Фульвио.

   Сознавая правильность доводов мужа, Зефирина, трепеща от страха за сына, как завороженная смотрела на разворачивающееся перед ней зрелище.

   Стоя между великим жрецом и Манко, Мамма Оккло повелительным жестом указала пальцем на озеро. Инки быстро спустили на воду тростниковые гондолы. Не переставая петь, они выстроились в цепочку, борт к борту, образовав огромный понтонный мост, затем, подняв золотого змея, медленно, друг за другом двинулись вперед. Пройдя восемьсот футов среди спокойных вод Титикака, они повернулись, ожидая приказа великого жреца.

   – Чтобы спасти династию и Явирку, Мамма Оккло приказывает вам погрузиться в воду! – прокричал великий жрец.

   Двести инков вместе с золотым змеем прыгнули в воду.

   – Силы небесные! – заохала Плюш.

   – Какой ужас! – прошептала Зефирина. Фульвио крепко сжал в объятиях свою молодую жену.

   Он, побывавший во множестве сражений, был возмущен этой добровольной жертвой. Сине-зеленые волны забурлили. Несколько индейцев, барахтаясь, всплыли на поверхность, прежде чем окончательно погрузиться вместе с сокровищем в озеро Титикака.

   – Да свершится воля Виракоши. С нами Мамма Оккло, она спасет нас вместе с Избранником.

   Великий жрец указал на ребенка, которого Мамма Оккло показала толпе. Фульвио отпустил Зефирину и приготовился к прыжку. Тут заговорил Инка Манко.

   – Братья инки, вместе с Маммой Оккло мы укроемся в Затерянном Городе, вдали от лживых белых богов. Все, кто хотят, могут последовать за нами. Возблагодарим же Виракошу, пославшего нам свою дочь, Мамму Оккло, чтобы спасти нас!

   Фульвио, Зефирина и их спутники, как все, вынуждены были преклонить колено перед Маммой Оккло. Держа на руках Луиджи, преступница спустилась с возвышения.

   Там ее ожидал Каролюс. Из-за маленького роста Зефирина до сих пор не замечала его. Карлик взял ребенка на руки и ковыляющей походкой зашагал в сторону золотого храма.

   Донья Гермина, великий жрец и Манко вошли в дом следом за ним. В ожидании своего императора инки расселись на земле. Некоторые принялись жевать маисовые лепешки. Зефирина утерла пот, градом катившийся у нее по лбу. Фульвио прижал ее к себе.

   – Успокойся, самое худшее уже позади, по крайней мере сейчас.

   – Фульвио, я не понимаю, как этой злодейке удалось выдать себя за их богиню!

   – Посмотри на этих несчастных, они опередили нас в знаниях и в цивилизованности, однако они готовы поверить всему. Как они могли принять Пизарро за белого бога? – усмехнулся Фульвио.

   От волнения слова его прозвучали излишне громко. Люди-пумы подозрительно посмотрели на них. Фульвио знаком приказал своим спутникам опустить головы и замолчать. Всегда предусмотрительный Пандо-Пандо извлек из своих карманов лепешки.

   Зефирина и мадемуазель Плюш, слишком потрясенные коллективным самоубийством, от еды отказались. Фульвио пришлось заставить их.

   – Вам необходимо подкрепить силы, – едва слышно прошептал он, чтобы не услышали соседи.

   Действительно, Зефирина с удивлением обнаружила, что умирает с голоду. Все семеро принялись молча поедать лепешки. Гро Леон под рубашкой Зефирины стал выказывать признаки беспокойства. Она бросила ему несколько крошек. Галка, склевав их, снова заснула.

   Ожидание под лучами палящего солнца казалось бесконечным. К тому же дышать становилось все труднее. Фульвио нашел этому объяснение.

   – Я думаю, мы поднялись очень высоко, возможно, на двенадцать тысяч футов[160]… Это озеро – единственное в своем роде.

   Судя по положению солнца, наступил полдень, когда великий жрец, Инка Манко и Мамма Оккло вышли из золотого храма. Сопровождаемые охраной, придворными и преданными им людьми, они прошествовали в двадцати пяти шагах от Зефирины и Фульвио.

   Молодая женщина вздрогнула, узнав среди тех, кто следовал за доньей Герминой, бычий торс ее верного слуги, преданного душой и телом – Бизантена. Теперь этот отвратительный убийца нес на руках Луиджи.

   Опустив голову, как и все инки на пути Сапы Инки, Фульвио успокаивал Зефирину. Время действовать еще не пришло.

   Манко и его свита спустились в подземелье. Смешавшись с толпой, Фульвио, Зефирина и их друзья последовали за ними.

   И опять они шли несколько долгих часов. Зефирине казалось, что теперь они идут по другим коридорам.

   Пандо-Пандо подтвердил ее предположение. Процессия свернула на северо-восток. Была глубокая ночь, когда семеро спутников вышли из подземелья.

   Они с удивлением обнаружили, что находятся в густом лесу.

ГЛАВА XXXV
НОЧЬ В ЛЕСУ

   Дрожа от холода, Фульвио и Зефирина со своими спутниками оторвались от колонны, чтобы немного отдохнуть.

   Гро Леон взлетел на ветку. Женщины были измучены до предела. Ноги Зефирины и мадемуазель Плюш покрылись волдырями, желудок требовал пищи. Пандо-Пандо направился к прогалине и вернулся с несколькими листиками коки, которые все тут же принялись жевать. Скоро муки голода прекратились, и они быстро уснули.

   «Я рядом с ним, он обнимает меня», – мелькнуло в голове у засыпавшей Зефирины.

   Внезапно она почувствовала, как губы Фульвио коснулись ее шеи, и у нее закружилась голова. Руки мужа проникли к ней под рубашку и принялись ласкать ее грудь. Затем Фульвио впился в ее рот яростным поцелуем. С силой раздвинув губы, он принялся неистово кусать их. Она столь же страстно отвечала ему.

   – Однако же у нас слишком неподходящее ложе для любви, сударыня! – усмехнулся Фульвио.

   И отстранился от нее.

   Зефирина, застонав, вновь придвинулась к нему. Телом она чувствовала, как его горячая плоть желает обладать ею.

   – Фульвио, любовь моя… – прошептала она. Нежно, но вместе с тем решительно он вновь отстранился от нее.

   – Спите, моя дорогая.

   Луна осветила лес своим бледным светом. Фульвио встал. Растерянная Зефирина задрожала.

   – Куда вы идете?

   – Спите, не бойтесь, я вернусь.

   Зефирина съежилась на своей зеленой подстилке. Слезы навернулись у нее на глаза. Фульвио отверг ее. Однако усталость взяла свое, она уснула, продолжая вздрагивать во сне.

   Фульвио похлопал по плечу Буа-де-Шена и Паоло.

   – Ты останешься дежурить, – сказал он итальянцу.

   Сам же он в сопровождении нормандца двинулся мимо расположившихся на земле индейцев к началу колонны. Там посреди леса были поставлены три палатки, которые охраняли вооруженные инки. Из одной донесся крик ребенка, которому что-то привиделось во сне.

   – Это ведь ваш малыш, да, капитан? – прошептал Буа-де-Шен.

   Фульвио мгновенно оценил расстановку сил. Чуткие стражи были начеку. Нападающим пришлось бы столкнуться не меньше чем с пятью сотнями индейцев.

   – Нет, подождем!

   Фульвио и Буа-де-Шен столь же тихо вернулись к месту ночлега своих спутников.

   – Я скоро сменю тебя! – сказал Фульвио Паоло. Затем он вновь – вернулся к Зефирине. Шкура пумы соскользнула с ее головы, и можно было любоваться ее золотистыми волосами. В неярком свете луны Фульвио склонился над молодой женщиной. Он внимательно изучал тонкие черты лица Зефирины. На этом лице, ставшем еще прекрасней, чем прежде, он различал следы горестей, тревог и печалей.

   «Неужели моя Саламандра предала меня?» – с горечью подумал Фульвио.

   До знакомства с Зефириной прекрасный князь Фарнелло всегда вел себя с женщинами как надменный завоеватель, и когда они надоедали ему, безжалостно бросал их. Неужели она смогла заставить его страдать, она, его маленькая жена, которую он некогда встретил в Павии? Неужели это она выкрикивала ему свои проклятия, свое презрение?

   Чем дольше она отвергала его, тем больше Фульвио желал ее, стремился подчинить ее себе. Когда же наконец Саламандра сдалась, то оказалось, что Фульвио просто не представлял себе, что можно так любить женщину.

   Страсть, которой пылала к нему Зефирина, разжигала пламя его собственных чувств. Рождение близнецов буквально ослепило его. Жестокое расставание стало самым страшным испытанием. Жизнь в неведении об участи детей и Зефирины была ужасна. Увидев Зефирину рядом с Кортесом, Фульвио испытал столь сильное потрясение, что до сих пор не мог оправиться от него. Перед его взором постоянно вставали Канарские острова и фелука, где была Зефирина. Она улыбалась, обратив лицо к конкистадору. Фульвио очень хорошо знал жизнь. Он безошибочно угадал в ее взоре любовное вожделение.

   Извиваясь словно зверь, разъяренный от бессилия изменить ход событий, горделивый Леопард «видел» Зефирину в объятиях Кортеса. Вряд ли Малинцин приукрашивала события, признаваясь Фульвио, что она несчастна, потому что Кортес любит «бледноликую Зефирину» и постоянно думает о ней.

   Сгорая от ревности, в Панаме Фульвио отомстил за себя, утешив Малинцин.

   В течение многих дней Фульвио скрывался во дворце, наслаждаясь золотистой кожей прекрасной индеанки из племени ацтеков. Если бы князь был до конца искренен, то, вероятно, признал бы, что, будучи долгое время лишен общения с женщинами, он просто поддался своему инстинкту мужчины-завоевателя. Но как бы там ни было, Малинцин быстро ответила ему взаимностью, и быть может, даже побудила его сделать первый шаг. В объятиях друг друга любовники нашли утешение в своих сердечных горестях.

   Зефирина зашевелилась во сне.

   – Фульвио… Луиджи… Коризанда! – слетело у нее с губ.

   Из груди Фульвио вырвалось рыдание. Забыв о ревности, Фульвио лег рядом с Зефириной. Затем он лежал и слушал ее ровное дыхание. Фульвио зарылся лицом в ее волосы. Он вновь медленно обретал сладость этого тела, к которому некогда был так привязан. Его руки обвили гибкую талию. Зефирина повернулась. Движением, унаследованным от далеких предков, она во сне положила голову на плечо мужа. Фульвио вздохнул. С Зефириной никогда нельзя было ничего предугадать.

   Стоило только Фульвио решить, что его вновь обретенная супруга заслуживает лишь презрения за ее предполагаемую измену или измены (ибо в случае с Сото у него не было уверенности), как он тут же бросился спасать ее от жертвенного кинжала жреца. Он хотел бы подвергнуть ее подробному допросу, но события разворачивались так, что у него просто не было такой возможности.

   Из-за деревьев донеслось мычание альпаги. Горький ком подступил к горлу Фульвио. Он коснулся пустой глазницы потерянного в сражении глаза. Он, великий кривой Ломбардец, князь, перед кем все сгибались в почтительном поклоне, могущественный монсеньор, владеющий многочисленными поместьями, дворцами, землями, слугами, лежал на мху, содрогаясь от рыданий из-за женщины, чье место дома за прялкой.

   «Если когда-нибудь мы выберемся отсюда, клянусь честью, я выдрессирую ее на свой лад!», – думал Фульвио, снедаемый ревностью.

   И с этой мыслью князь Фарнелло заснул, прижимая к себе Зефирину.

ГЛАВА XXXVI
ЗАТЕРЯННЫЙ ГОРОД

   Обходя долины, откуда поднимались ядовитые испарения, инки шли вперед, огибая с восточной стороны город Куско. Они поднимались на север по высокогорной местности, неизвестной захватчикам. По мере того как «сыны Солнца» продвигались по горному склону, их ряды становились все многочисленнее.

   Отовсюду прибывали беглецы, желающие присоединиться к Сапе Инке Манко. Они рассказывали о жестокостях, творимых внизу «белыми богами».

   Фульвио распорядился, чтобы маленький отряд следовал за инками на расстоянии двух часов пути. Он боялся, как бы его спутники, невзирая на шкуры пумы, не выдали себя. Они обзавелись кое-каким имуществом. Пандо-Пандо достал лам, и они навьючили на них тюки с одеждой, раздобытой ими у горцев, воду и пищу, столь необходимые для выживания в этих краях.

   Мадемуазель Плюш по-прежнему не терпела лам. Эти обидчивые животные никогда не упускали возможности выпустить ей в нос обильную струю слюны. Помощь Гро Леона была просто неоценима. Он летал над инками, а затем возвращался к хозяевам и указывал им нужное направление.

   Вот уже пять дней как они шли по лесу, именуемому горная сельва. Зефирине казалось, что чаща становится все более непроходимой. Чтобы прокормить людей, Пан-до Пандо и Буа-де-Шен охотились на гуанако. Их жестковатое мясо пришлось всем по вкусу. К сожалению, его приходилось есть сырым, потому что разводить костер было слишком опасно.

   Каждую ночь Фульвио, нормандец и Пандо-Пандо, которому, как понял князь, вполне можно было доверять, прокрадывались к палаткам. Но Мамму Оккло слишком хорошо охраняли, нападение исключалось.

   – Ты ждать Затерянный Город, мужчина бледноликой Зефирины! – говорил Пандо-Пандо.

   Он упрямо именовал Фульвио в такой досадной для мужчины его склада манере.

   С той ночи, когда он позволил себе обнять Зефирину и лечь спать подле нее, Фульвио старался избегать ее. Он был любезен, всегда приходил на помощь, когда надо было перейти по камням горный поток или перебраться через скалу, но затем, под предлогом неотложных дел, которых у него как у начальника отряда всегда хватало, тут же удалялся. По ночам он спал, завернувшись в шкуру ламы, рядом с Буа-де-Шеном и Паоло или же нес караул. Место Зефирины было рядом с мадемуазель Плюш. Подобная холодность приводила молодую женщину в отчаяние. Фульвио беседовал с ней только о детях. Зефирина описывала ему красоту Коризанды, рассказала Фульвио о своем путешествии, о Мадриде, Франциске I, Карле V. Разумеется, она лишь мельком упомянула о доне Рамоне Кальсада и свела на нет рассказ о Кортесе, ибо оба эти имени вызывали в ней глухие угрызения совести. Но Фульвио, словно ясновидящий, снова и снова уводил рассказ к этим людям, а также к Сото. Он был безжалостен. Сменив тему, Зефирина поведала ему, что в тюрьме инков она потеряла талисман Саладина. Она попыталась заинтересовать его, рассказывая о «кровавых розах», обнаруженных ею у Карла V, Атагуальпы и Гуаскара.

   – Черт побери, моя дорогая, должно быть, вы были весьма близки к ним, раз сумели заметить то, что обычно никто никогда не видит! – с усмешкой ответил Фульвио.

   Зефирина кусала губы. Все оборачивалось против нее. Теперь к списку ее побед добавились еще король Испании и Сапа Инка!

   Фульвио упорствовал в своей ревности. Чувства его не поддавались никакой логике: он содрогался от страха, видя ее под кинжалом жреца; теперь же, когда она была спасена, решил, что она должна дорого заплатить за измены.

   Бредя вперед, Зефирина мучительно пыталась понять, действительно ли ее мужу что-нибудь известно или его обуревают всего лишь подозрения. Глядя на его высокую фигуру, широкие плечи и мускулистые ноги, легко преодолевающие любое препятствие, Зефирина размышляла:

   «Он хочет испытать меня. Фульвио, ну почему вы так жестоки? Я люблю вас, неужели в вас нет ни капли жалости? Я так страдаю!»

   В зависимости от времени суток мысли ее иногда принимали воинственное направление.

   «Если он считает, что я приползу к его ногам, стану вымаливать у него прощение, то ошибается. В том, что произошло, виноват прежде всего он сам, это он не хотел меня слушать на Сицилии! Разве я не говорила ему, что нельзя доверять Карлу V? Но монсеньор всем распоряжается, всеми командует, все знает… Но я не позволю помыкать мной!»

   К вечеру пятого дня пути Зефирина пребывала в весьма воинственном состоянии духа. В этот вечер маленький отряд перевалил через крутой перевал. Открывшаяся перед их глазами величественная картина, привела всех в восхищение.

   – Мачу Пикчу, – сказал Пандо-Пандо. Он указал на высившуюся впереди остроконечную вершину горы – затерянный город, плохие белые боги никогда не находить его[161], – добавил он.

   Измученные подъемом, Зефирина и ее спутники расположились на отдых на одном из утесов; с тревогой изучали они раскинувшуюся перед ними местность.

   По дну долины несла свои зеленые воды река Урубамба, над ней, словно орлиное гнездо, нависал таинственный город, спрятавшись в отрогах Мачу Пикчу. Он напоминал зверя, карабкающегося по горному склону.

   Зефирина понимала, что если они спустятся в долину, то город скроется от их взоров. Два каменистых круглых холма закроют его.

   – Huavana Picchu[162]… Pata Varca![163] – указал Пандо-Пандо.

   Восхищенная тремя устремленными к небу скалистыми пиками, Зефирина неожиданно вспомнила предсказание Нострадамуса:

   «Вы пересечете три океана, Зефирина! На трех вершинах трех неведомых гор, когда с неба посыпятся огненные шары, будут погребены три гидры, мерзкие… злобные… страшные… Вы все будете познавать трижды… Жизнь! Кровь! Смерть! Богатство! Бедность! Изгнание! Любовь! Славу! Ненависть! Болезнь! Золото! Страсть! Трое мужчин разделят с вами вашу жизнь… Первый даст вам свое имя и свою любовь, второй…»

   – Вы идете, Зефирина?.. О, вы размечтались, дорогая?

   Услышав сухой голос Фульвио, Зефирина поднялась.

   Князь держал совет с Пандо-Пандо, Буа-де-Шеном, Паоло и Пикколо. Мадемуазель Плюш дремала подле одной из лам. Гро Леон улетел на разведку.

   Указывая на пять десятков выдолбленных в скале лестниц, высокие серые стены, храмы, дворец Инки в центре города и окружавшие его дома знатных индейцев, оживленные улочки города, по которым вечно сновали люди, князь спросил каждого, что, по его мнению, следует предпринять, чтобы проникнуть в город. Единственные огромные ворота бдительно охранялись, и стражи внимательнейшим образом осматривали входивших через них инков и их лам.

   – Нужно попытаться захватить их врасплох, капитан, – предложил Буа-де-Шен.

   – Подождем наступления ночи, – сказал Паоло.

   – Но тогда закроют ворота, – возразил Фульвио.

   – Посмотрите! – воскликнула Зефирина.

   Она указала на возделанные поля на горных террасах, где трудились индейцы, коренные жители Анд. К террасам с помощью сложной гидравлической системы, приводимой в движение несколькими мужчинами, подводилась для полива вода из источника.

   – Если бы мы могли спуститься в долину, а потом снова подняться на Тору, мы бы несомненно натолкнулись вон на то место, которое, как мне кажется, является кладбищем. На том камне лежит связанный покойник или приговоренный к смерти. А налево, посмотрите, в стене есть низенькая дверь. Похоже, она никем не охраняется. Смотрите, они уносят покойника обратно.

   Зефирина указала на процессию. Нам надо делать так же, как они, и тоже взять с собой «покойника».

   Скрепя сердце, князь Фарнелло вынужден был признать, что план, предложенный его женой, наиболее удачен.

   Хлопая крыльями, подлетел Гро Леон.

   – Scelerate! Soleil! Serpent![164]

   Так он сообщал о присутствии в городе доньи Гермины.

   Извилистой тропой они спустились в долину, перешли вброд реку и сделали привал в скалистом гроте. С горы сбегал горный ручей. Путешественники утолили жажду. Затем, смыв дорожную пыль, они устроились в гроте и принялись закусывать мясом альпаги, предусмотрительно захваченным Буа-де-Шеном. Нормандец в совершенстве освоил охотничье искусство и мог потягаться с лучшими охотниками инков.

   Зефирина вернулась к ручью. Ее волосы пропахли запахом пумы. Укрывшись за скалой, она разделась и подставила свое тело под струю воды. Откинув ниспадавшие до самой талии волосы, она закрыла глаза. Ее лицо и тело наслаждались живительной влагой.

   Когда она открыла глаза, перед ней стоял Фульвио. Он смотрел на нее так, как не смотрел никогда ранее. С какой-то болью, смешанной с вожделением, разглядывал он прекрасное тело.

   Подавляя в себе желание, он внимательно изучал ее высокие груди и густой кудрявый треугольник золотистых волос. Он сгорал от желания впиться поцелуем в эту грудь, до боли целовать это перламутровое тело. Он научил ее всему. Именно он заставил ее издать первый стон любви, научил наслаждаться любовными играми.

   Так, значит, она отдала все эти сокровища другим?

   В жилах Фульвио текла кровь ломбардцев и сицилийцев; он чувствовал, как она закипает в его венах, приливает к голове, слепит глаза; в бессильной ярости он был готов наброситься на нее. Чтобы овладеть собой, Фульвио впился ногтями в ладони.

   – Фульвио… – прошептала Зефирина.

   Она прикрыла руками грудь, но в глазах ее читался призыв.

   – Будьте осторожны, вы можете простудиться, – бросил Фульвио и, развернувшись на каблуках, ушел.

   – Будьте осторошны! – просюсюкала мадемуазель Плюш.

   При других обстоятельствах ее совет вызвал бы только улыбку. Но сейчас всем было не до смеха. Каждый отдавал себе отчет в серьезности их положения. Видя, как молодая хозяйка и князь карабкаются по каменным ступенькам лестницы в направлении Затерянного Города, достойная Артемиза прильнула к плечу Пикколо и разрыдалась.

   Было решено, что Плюш вместе с оруженосцем останутся в гроте и будут ждать возвращения Фульвио, Зефирины и их спутников.

   – Если мы не вернемся через три дня, уходите отсюда, Пикколо. Постарайтесь выжить, постарайтесь добраться до Тюмбеса, а оттуда до Золотой Кастилии, – распорядился Фульвио.

   Подъем был труден. Ступени, высеченные в скале, были высоки.

   – Девятьсот девяносто восемь… девятьсот девяносто девять… тысяча.

   Фульвио вполголоса считал ступени. Досчитав до двух тысяч, он предложил своим спутникам немного отдохнуть, укрывшись под нависшим плоским камнем.

   – Sardariapale! Sentinelle![165] – предупредил Гро Леон, круживший над головами своих хозяев.

   До сих пор маленький отряд нельзя было увидеть со стороны города. Теперь же, когда они покинут свое укрытие, их можно будет заметить с городских стен.

   Все было отрепетировано еще в гроте. Из ветвей смастерили носилки. Роль покойника, как самой легкой, была отведена Зефирине. Чтобы никто ничего не распознал, ее плотно укутали в шкуры.

   Фульвио, Пандо-Пандо, Буа-де-Шен и Паоло, подняв носилки, продолжили восхождение.

   – Две тысячи пятьсот! Мы уже недалеко от террасных полей… две тысячи шестьсот, все в порядке, вот и источник! Индейцы-землепащцы увидели нас. И, похоже, не обратили никакого внимания. Они кончают работу… Две тысячи восемьсот! Мы добрались до кладбища.

   Пряча лицо под шкурой пумы, Фульвио шел рядом с носилками и вполголоса рассказывал Зефирине о том, что они видели вокруг.

   Солнце садилось за горизонт.

   – Yumac… ibtipata… nusta yalalla?

   Стражник обратился с вопросом к людям-пумам.

   Фульвио скромно кивнул в сторону Пандо-Пандо.

   – Winay… pata marca ururamba… puracassitama… putu-rutu… sampona… Pincullus.

   Ответ индейца, гласивший, что один из их племени был убит на охоте возле реки и что теперь они хотели бы положить его на ночь на камень Луны, был весьма правдоподобен.

   Страж поверил ему и пропустил людей-пум. За высеченным в скале идолом Фульвио разрешил Зефирине встать с носилок. На Мачу Пикчу опускалась ночь. Буа-де-Шен и Паоло привязали к камню Луны скатанную шкуру гуанако, которую в темноте вполне можно было принять за тело человека.

   По знаку Фульвио маленький отряд направился к низкой двери. Они подошли как раз вовремя, ибо в эту минуту второй страж уже закрывал вход в город.

   Пандо-Пандо повторил свою историю. Издалека страж видел «тело», лежащее на камне Луны. Он махнул рукой, приглашая новоприбывших войти, и следом за ними закрыл вход, привалив к нему огромную квадратную плиту, подтолкнув ее с помощью толстого бруса. Затем накрепко закрепил плиту кожаными ремнями. Фульвио и Зефирина переглянулись. Они находились в Затерянном Городе.

   В городе инки завершали свои дневные труды. Женщины несли горячую воду из источников. Улочки были освещены факелами.

   В сопровождении друзей Фульвио и Зефирина продолжили подъем. Они прошли мимо низеньких хижин, где жили простые индейцы. По дороге им нередко встречались люди-пумы, поэтому пятеро путников не привлекли к себе никакого внимания.

   По мере того как маленький отряд поднимался к центру города, его архитектура заметно менялась. Красивые двухэтажные дома, разделенные узкими проходами, были сложены из светлого гранита, при каждом доме был внутренний дворик. Дома украшали террасы, окна и ниши смотрели на восток. Все дома знатных инков охранялись. Когда маленький отряд вступил в часть города, где проживали благородные инки, люди-пумы стали встречаться все реже и реже. Теперь крайне необходимо было раздобыть другие костюмы.

   Буа-де-Шен и Паоло поманили в темный проход двух стражей в богато украшенных перьями нарядах. Пара умелых ударов, и инки уснули вечным сном.

   Фульвио нацепил на себя один из костюмов. К счастью, в него входил длинный красно-белый плащ, закрывавший ноги, слишком светлые для индейца. Головной убор, украшенный бусами и перьями, скрывал лицо. Пандо-Пандо упорно не желал переодеваться. Зефирине пришлось нежно, но настойчиво просить его.

   – Черт побери, дорогая, этот парень беззаветно предан вам! – шепнул Фульвио.

   – Вы правы, я могу приворожить любого мужчину, кроме собственного мужа! – мстительно бросила Зефирина.

   Паоло закашлялся, призывая господ к порядку. Сейчас было не до семейных сцен.

   – Salope! Salon! Seigntur! SinCa![166]

   Гро Леон вернулся, чтобы сообщить эти важные сведения.

   Маленький отряд снова двинулся по улицам, на этот раз совершенно пустынным. Однако чтобы достичь главной площади, надо было подняться еще выше.

   – Мы достигли наивысшей точки, – произнес Фульвио. – Поднялись ровно на три тысячи четыреста пятьдесят одну ступеньку!

   Зефирина подошла к мужу.

   – Что вы сказали, Фульвио?

   – Мы достигли наивысшей точки.

   – Да, а потом? – настаивала Зефирина.

   – Мы поднялись на три тысячи четыреста пятьдесят одну ступеньку и…

   Зефирина сжала руку Фульвио.

   – Вспомните: возле мудрого брата, огонь и солнце – это послание трех тысяч пятидесяти одного, два раза по десять… крест три и три креста!

   Сраженные внезапным воспоминанием о послании Саладина, Фульвио и Зефирина принялись внимательно оглядываться по сторонам. Они стояли возле храма Луны, немного поодаль возвышалась башня Солнца. В конце площади высился дворец Инки, чьи остроконечные башни образовывали три пирамиды.

   Поднялся ветер. В воздухе запахло грозой. Сгрудившись вокруг Мачу Пикчу, Гуайана Пикчу и Пата Марка спрятали свои сумрачные вершины в черных тучах.

   Дворец Инки был закрыт. Гро Леон указывал дорогу. Следуя за галкой, князь направился вдоль стены с нишами, где стояли маленькие статуи. Он легко взобрался на стену, затем протянул руку Зефирине; остальные без труда последовали его примеру. Надо было идти, сохраняя равновесие, ибо шпалерные сады резко уходили вниз. Фульвио нащупал плечо какого-то идола. Он обхватил его и соскользнул вниз.

   Зефирина колебалась последовать за ним. Она всегда боялась темноты и пустоты:

   – Давай же…

   Фульвио схватил ее за Щиколотку. Закрыв глаза, Зефирина заскользила вниз, поддерживаемая Фульвио. На мгновение она очутилась у него в объятиях, дыхание их слилось.

   – Отлично, ты очень храбрая! – прошептал Фульвио и поцеловал ее в висок.

   Может быть, так он просил извинения за свою грубость?

   Пандо-Пандо, Паоло и Буа-де-Шен последовали тем же путем. В сопровождении порхавшего у них над головами Гро Леона они осторожно двинулись по аллеям сада, удачно проскользнув мимо нескольких охранников. Передвигаясь короткими перебежками, прячась за статуями и бордюрами, они подобрались к стенам дворца. Обогнув его, вышли к западному фасаду; теперь охрана не могла их увидеть.

   Глыба серо-зеленого гранита представляла собой превосходную ступеньку. Кажется, это были солнечные часы. Фульвио вскарабкался на них. Наклонившись, он заглянул в одно из окон и тотчас же спрыгнул вниз.

   Хотя была темная ночь, Зефирина заметила, как страшно он побледнел.

   – Что с вами?

   – Она…

   – Донья Гермина…

   У Зефирины подкосились ноги, и она была вынуждена прислониться к стене.

   – Эта Медея уже здесь… вместе с нашим сыном и Инкой.

   – Надо напасть на них! – прошептала Зефирина.

   – С ними не меньше трех десятков людей.

   – И среди них Каролюс?

   – Я не смог разглядеть их.

   – Посмотри, Гро Леон! – приказала Зефирина. Галка поднялась к окну и уселась на ветку, укрывшись за густой листвой.

   – Капитан, путь свободен!

   Это вернулся из разведки Буа-де-Шен. Он оглушил индейца-охранника, связал его и заткнул ему кляпом рот. Путь к винтовой лестнице был свободен. Она вела вниз, к низкому отверстию, сквозь которое мог протиснуться только один человек.

   Солдат, обезоруженный нормандцем, охранял этот проход. Через него маленький отряд проник во дворец.

   Фульвио и Паоло тщательно закрыли за собой вход, привалив к нему большой камень и закрепив его ремнями.

   Фульвио определил направление. Взяв за руку Зефирину, он начал осторожно подниматься по высеченной в скале лестнице. Вся охрана собралась в одном помещении. Уверенные в неприступном расположении города, его глухих и прочных стенах, они не опасались нападения.

   Воины поглощали кашу из маиса с той невозмутимостью, которую Зефирина успела заметить в индейцах, живущих в Андах. Все их вооружение из камня, дерева и меди[167] было сложено в прихожей.

   Фульвио быстро раздал своим спутникам массивные палицы и кинжалы, и они спрятали их под плащами. Вместе с товарищами Фульвио и Зефирина пересекли вымощенные камнем внутренние дворики, добравшись до следующей лестницы. Тихо, по-кошачьи, они поднялись наверх и очутились в навесной галерее. Встревоженные доносившимся до них шумом голосов, они отступили в нависавшую над залом нишу.

   Скрытые золочеными перилами, они, оставаясь незамеченными, могли прекрасно видеть и слышать все, что происходило внизу, в тронном зале Инки. Рядом с доньей Герминой стояли Каролюс и ее верный Бизантен.

   Держа на руках Луиджи, скрытого под черной вуалью, Мамма Оккло вещала своим скрипучим голосом:

   – Сегодня вечером, Манко Капак, я исполню свое обещание, теперь дело за тобой!

ГЛАВА XXXVII
СОКРОВИЩЕ САЛАДИНА

   Манко восседал на золотом троне. Подле него стоял великий жрец. На старческом лице, обрамленном перьями, застыло некое подобие улыбки.

   Позади императора расположились его наложницы, несколько касиков[168], солдаты и люди-пумы.

   Манко бесспорно был похож на своих братьев Гуаскара и Атагуальпу – с той разницей, что выглядел более хрупким и изнеженным. Его взгляд не осмеливался встречаться со взором зловещей Маммы Оккло. Казалось, что он был одновременно зачарован и напуган доньей Герминой. Зефирина снова задалась вопросом, каким образом ее мачеха получила такую власть над инками. И ответ не замедлил явиться.

   – Да, я дочь Виракоши, Сапа Инка Манко, – уверенно провозгласила донья Гермина. – В наших странах на восточных берегах океана его называют… Саладином!

   Ногти Зефирины впились в ладонь Фульвио. Неужели, обретая Луиджи, они также раскроют тайну их далекого предка, повелителя пустыни?

   – Преданный, как и ты, Манко, своей семьей, побежденный белыми язычниками, сарацинский император отправил своих верных слуг на кораблях в далекие края. Они доставили бесценное сокровище твоему предку, первому Манко Капаку, ставшему основателем твоей династии. Саладин и Инка были связаны кровными узами через своих бабушек! Знай же, Сын Солнца, что не одно тысячелетие наши страны были связаны между собой, люди пересекали океан на больших плотах с парусами, скользивших по волнам Сумеречного моря… Саладин не желал, чтобы его сокровища достались жестоким крестоносцам. Он разобрал на части трех золотых змей и отправил их инкам; потом золотых дел мастера из Куско вновь собрали их. Первая змея теперь покоится на дне озера Титикака. Я поклялась, что достану для тебя вторую, Манко Капак. Она укрепит твою власть. Третья будет принадлежать моему сыну Рикардо, который станет править после тебя…

   – Рикардо! – простонала Зефирина.

   Фульвио своей рукой зажал ей рот, призывая ее к молчанию. У Зефирины внезапно закружилась голова. Ей показалось, что она раскачивается между небом и землей. Ощущение это было недолгим. Все быстро стало на свои места.

   Внизу также произошло некоторое замешательство. Манко Капак по-прежнему сидел на троне, но его жены с визгом разбегались в разные стороны.

   – Что случилось? – спросила Зефирина.

   Фульвио отер пот со лба. Буа-де-Шен и Паоло были бледны, лицо Пандо-Пандо приобрело землистый оттенок.

   – Земля содрогнулась! – прошептал князь Фарнелло.

   В тронном зале великий жрец что-то сказал на ухо Манко.

   – «Вилкаома» заговорил, Мамма Оккло! Он говорит, что это земля подает свой знак. Ты воистину дочь Виракоши! Избранное дитя станет моим наследником. Он будет править империей инков. Теперь яви нам свое могущество, Мамма Оккло!

   Исполненный достоинства, хрупкий наследник династии инков встал. Он выглядел совсем юным. При свете факелов, которые несли слуги, Инка и Мамма Оккло, в сопровождении Каролюса и вооруженного аркебузой Бизантена, торжественно покинули зал.

   Фульвио, Зефирина и их товарищи со всяческими предосторожностями вышли из своего укрытия. Гро Леон с взъерошенными от страха перьями забился под плащ Зефирины.

   Держась на достаточном расстоянии, пятеро преследователей двинулись за сверкавшими впереди отблесками пламени. Инку сопровождали человек двадцать преданных ему индейцев. Пройдя через внутренние дворики, процессия ступила на лестницу, ведущую в подвалы дворца. Подземные помещения были богато украшены статуями.

   Зефирина гадала, будет ли этот путь таким же длинным, как путь из Куско до Титикака. Миновав множество подземелий и пройдя по вырубленным в скале ступеням, процессия вступила в зал, вдоль стен которого выстроились гигантские статуи.

   Фульвио, Зефирина и их друзья притаились за постаментом одной из них.

   Инка, Мамма Оккло и великий жрец остановились перед огромной пирамидой. В центре ее помещались три плиты с выгравированными на них пронзительного (фиолетового, малинового…) цвета изображениями: три треугольника, пронзенных стрелой, три круга с факелами, три прямоугольника, пронзенных копьем, и рядом цифры: (3451:10) 3.

   – Это здесь, Мамма Оккло, – произнес Манко Капак. – никто не может сдвинуть камень Луны. Никто, кроме того, кому известен секрет потайного механизма. Если ты говоришь правду, открой эту дверь!

   Донья Гермина откинула черную вуаль. Зефирина могла разглядеть ее изборожденное морщинами лицо, несшее отпечаток ненависти, преступлений и пристрастия к наркотикам.

   Молодая женщина вздрогнула. Донья Гермина вручила Луиджи Бизантену. Принимая на руки ребенка, тот вынужден был прислонить к камню свою аркебузу.

   – Надо напасть на них, – шептала Зефирина.

   – Терпение! Еще не время! – отвечал Фульвио.

   Мамма Оккло сняла с шеи медальон Зефирины. Сдвинув в нужном порядке накладки фиолетового цвета, она показала медальон Манко Капаку. Инка внимательно сравнил изображения на пирамиде и на медальоне.

   – Отошли своих слуг, Манко Капак… – властно распорядилась донья Гермина.

   Инка беспрекословно подчинился Мамме Оккло и сделал знак воинам удалиться. Он сам взял факел; великий жрец, Каролюс и Бизантен последовали его примеру.

   Под гулкими сводами раздался звонкий лепет. Это маленький Луиджи проявлял свой веселый характер.

   – Вот я и дошла до конца своего пути, Люцифер! Подойди и посвети мне, Каролюс, – продолжала своим пронзительным голосом донья Гермина. – Я долго искала, и я благодарю тебя, Вельзевул, что ты увенчал мои поиски успехом.

   Говоря эти слова, донья Гермина повернулась лицом к стене и резко отбросила вуаль, затрепетавшую, словно крылья демона зла.

   – Чтобы войти в храм Луны, Манко Капак, надо подняться на три тысячи четыреста пятьдесят одну ступень. Согласно посланию, эту цифру надо поделить.

   Фульвио невольно сдавил руку Зефирины. Разве он еще раньше не догадался, что речь шла о способе счета, изобретенном арабами и названном алгеброй?

   – Это даст нам 354,1. Затем, как указано на талисмане, мы должны умножить это число на три, и получим 1035,3.

   Донья Гермина развернулась и направилась к одной из статуй.

   – Смотри, Манко Капак!

   На постаменте статуи было выбито число 1035.

   – Это тысяча тридцать пятая статуя, считая от реки. Идол, напоминающий сфинкса, чьи лапы находились на высоте человеческого роста, сжимал в когтях змею, орла и леопарда. На шее последнего была видна цифра 3. Донья Гермина взяла три блестящие пластинки. Некоторое время она ощупывала поверхность скульптуры, а затем погрузила пластинки в углубление, точно соответствующее их форме.

   Все оставалось на своих местах.

   С хриплым криком донья Гермина надавила еще сильнее. Словно горюя об этом грубом насилии, огромная каменная глыба, весящая не меньше двадцати тысяч фунтов[169], с протяжным звуком сдвинулась с места, приведенная в движение скрытым механизмом.

   Инка и великий жрец в страхе отступили.

   Когда первое изумление прошло, Инка, великий жрец, донья Гермина и ее двое слуг подошли к краю отверзшейся пропасти.

   – Час настал, оставайтесь на месте, Зефирина! – прошептал Фульвио.

   Он убедился, что его товарищи также готовы действовать.

   – Осторожнее с ребенком! – предупредил Фульвио.

   Он сжал руку Зефирины и, выскочив из своего укрытия, тенью метнулся к лестнице. Разумеется, Зефирина и не думала подчиняться и бросилась бежать следом за Буа-де-Шеном и Паоло. За ними устремился Пандо-Пандо.

   Князь и его друзья бесшумно приблизились к Инке, донье Гермине, великому жрецу и безоружному Бизантену. Последнего Фульвио решил взять на себя, чтобы не дать возможности тому причинить вред его сыну.

   Друзья одновременно подняли палицы и кинжалы. Тут раздался вопль:

   – Хватайте этих бледнолицых!

   Приказ исходил от разъяренной фурии. Фульвио и его товарищи обернулись. Это была ловушка! Пять десятков воинов-инков окружили их, наставив на них свои копья.

   – Не дайте ей уйти! – взвизгнула донья Гермина, указывая на Зефирину.

   Фульвио, Буа-де-Шен и Паоло попытались оказать сопротивление, но сломленные численностью противника, были быстро обезоружены и связаны; у них отобрали также плащи из шкуры пумы. Фульвио, Зефирину и их товарищей подвели к Инке и донье Гермине.

   – Ты была права, Мамма Оккло, эти плохие бледнолицые добрались до Мачу Пикчу.

   – Сапа Инка, мы не собирались покушаться на вашу жизнь, мы только хотели забрать нашего ребенка, которого украла эта женщина! – воскликнул Фульвио.

   Донья Гермина прервала его.

   – В прошлый раз вы не были таким кротким, князь Фарнелло. Тогда я была вашей пленницей. Сейчас роли переменились, теперь ты и Зефирина в моей власти… Я знала, что ты станешь преследовать меня… Разве не так, Каролюс?

   Карлик опустил голову. Он не осмеливался взглянуть на Зефирину.

   – Я десять раз могла убить тебя, но месть – это такое блюдо, которое надо вкушать холодным! Вы знаете тайну, но не знаете, где находится сокровище… Скоро вы сможете увидеть его, полюбоваться им… и умереть возле него на медленном огне.

   Донья Гермина провела ногтями по щеке Зефирины. Молодая женщина мужественно приняла вызов мачехи.

   – Нам не нужно ваше золото, верните нам нашего сына Луиджи, иначе берегитесь, вам не уйти от мщения небес! Отдайте ребенка, Гермина. Это все, чего мы хотим, и клянусь, что я забуду все зло, которое вы мне причинили.

   Говоря эти слова, Зефирина бросила взгляд на малыша Луиджи, сидевшего на руках Бизантена. Ей показалось, что ребенок издалека улыбнулся ей. Теперь одной рукой Бизантен держал аркебузу; дуло ее было направлено на пленников.

   Презрев мольбы падчерицы, донья Гермина обернулась к Инке:

   – Идем, Манко Капак.

   Подчиняясь этому ужасному созданию, индеец послушно стал спускаться по ступенькам в грот.

   Окруженные многочисленной стражей, Фульвио, Зефирина и их спутники двинулись за ними. Вскоре в свете факелов перед ними предстал огромный зал высотой от тридцати до сорока футов. Две гигантские змеи, точное подобие Явирки, покоящейся на дне озера, возносили к потолку свои кольца. У каждой змеи было по три головы: орла, змеи и леопарда, и все три были повернуты друг к другу. Золотые рептилии взирали друг на друга алмазными глазами.

   Манко Капак и великий жрец опустились на колени. С радостным криком донья Гермина устремилась к змеям. Подле них стояли широкие чаши, наполненные драгоценными камнями, самыми красивыми и самыми огромными, какие только можно было себе представить.

   Донья Гермина сладострастно запустила в них руки. По ее лицу и шее, словно капли дождя, покатились алмазы, изумруды, рубины.

   В облике этой стареющей женщины, упивающейся богатством, было нечто отталкивающее.

   Зефирина с отвращением отвернулась. Фульвио попытался привлечь ее внимание. Вместе с князем Фарнелло были схвачены только Буа-де-Шен и Паоло. Пандо-Пандо исчез.

   Зефирина почувствовала, как у нее на груди зашевелился Гро Леон. Умная галка затаилась, даже не пытаясь высунуть голову.

   – Иди сюда, Каролюс!

   Донья Гермина нашла широкую золотую пластину. На драгоценном металле было выгравировано послание, написанное на латыни. При свете факелов донья Гермина принялась громко читать:

   «…Ныне… научившись распознавать судьбу с помощью звезд, предвижу, что через триста тридцать лет один из моих наследников сумеет найти это сокровище, переданное на сохранение моему брату, заокеанскому властителю Манко Капаку.

   Я проклял своих дочерей Гелу, Гортензию и Гелену, покинувших меня ради язычников… Я благословляю того из их сыновей, кто будет столь умен, что сумеет обнаружить это место, неведомое неверным. Из трех змей одну я отдаю моему брату Манко. Две другие будут принадлежать тому, кто станет плотью от плоти моей.

   Итак, я, предводитель верных, признаю своим кровным наследником того, кто будет нести на себе розу пустыни, знак моего рода, или того, чье имя будет начинаться на магическую букву «Г», с которой начинаются имена моих любимых дочерей. За все то зло, что дочери мои причинили мне на земле, я дарую им свое прощение тогда, когда они удалятся в сады Аллаха. В год луны 1187.

   Я, Саладин,

   повелитель сарацинов».

   У Зефирины не было времени разбираться в охвативших ее противоречивых чувствах. Донья Гермина испустила пронзительный вопль:

   – Вот доказательство, которое я искала всю свою жизнь! Я, дочь Сармора, не являюсь незаконнорожденной, я единственная наследница Саладина… Мое имя Генриетта… Оно начинается с магической буквы «Г»!

   Разъяренная фурия потрясала пластиной перед глазами Зефирины.

   – Как вы должны были страдать, Гермина, чтобы дойти до такого состояния! – печально проговорила Зефирина.

   Безумный огонек зажегся во взоре доньи Гермины.

   – Твоя мать не имела права ни на что, но она забрала у меня все. Дрожи, Зефирина. Саладин сказал свое слово!

   – Это действительно очень волнующее послание, Термина! – согласилась Зефирина… – Но…

   – Замолчи, молчите вы все!

   Донья Гермина задрожала, зубы ее стучали. Она была во власти одного из своих обычных нервных припадков. На губах ее выступила пена. Каролюс бросился к ней с флаконом сока коки, заменившего густую зеленую жид-кость из Аравии[170], которая всегда быстро успокаивала ее.

   Инка и великий жрец молча смотрели на «богиню», пребывавшую во власти безумия.

   Бизантен положил Луиджи в одну из чаш с драгоценными камнями. Завернутый в пеленки младенец был в прекрасном настроении. Он высвободил ручки и пытался схватить алмазы.

   Фульвио напрягал мускулы, силясь разорвать веревки. Этот человек, никогда никого не боявшийся, бледнел при виде отвратительной Медеи. Он, привыкший почтительно относиться к любой женщине, с удовольствием задушил бы ее.

   Внезапно Фульвио. почувствовал, как земля уходит у него из под ног. Он зашатался и упал на Буа-де-Шена, Зефирина наткнулась на Паоло. Как и в первый раз, все быстро прекратилось, но этих мгновений хватило, чтобы посеять панику среди воинов-инков. Они бросились к выходу из грота.

   Подземный толчок швырнул донью Гермину на землю. С пеной у рта она вновь поднялась.

   – Иди, Бизантен. Делай, что я тебе приказала.

   Верный телохранитель выстрелил из аркебузы, что окончательно повергло в панику стражей Инки. Манко встал, Бизантен бросился на него. Ударом по голове он оглушил индейца и живо привязал его к одной из статуй.

   Великий жрец поднялся с колен и приблизился к Мамме Оккло.

   – Ты… Дочь Солнца… Мамма Оккло… Королева!

   По взгляду, которым донья Гермина одарила верховного жреца, Зефирина поняла, что ее мачеха с помощью какого-то сексуального волшебства сумела приворожить к себе служителя культа Солнца. Наставив свою аркебузу на пленников, Бизантен заставил их отступить к Манко. Он привязал их к той же самой статуе.

   Извиваясь, словно ядовитая кобра, донья Гермина подошла к Фульвио и Зефирине.

   – Вот вы и соединились, милая моя семейка! Вы снова вместе! Вы хотите получить вашего ребенка? Я оставляю вам его. Мне больше не нужна его кровавая роза… Я стану единственной королевой инков. Я вернусь через месяц, когда никого из вас уже не будет в живых!

   И донья Гермина разразилась демоническим смехом. В сопровождении Каролюса, Бизантена и покорного ей великого жреца она начала подниматься по лестнице, ведущей к выходу из грота. Луиджи в чаше с алмазами продолжал играть.

   – Гермина! – протяжно закричала Зефирина. – Вы не имеете права обрекать мое дитя на столь мучительную смерть!

   Фульвио словно безумный бился в своих путах. Узлы, завязанные Бизантеном, были прочны.

   Свет факелов становился все более тусклым.

   «Мы пропали, Нострадамус… – простонала Зефирина. – Молю тебя, спаси нас!»

   Грот погружался в темноту.

ГЛАВА XXXVIII
БОЖЬЯ КАРА

   Раздался адский грохот. Он походил на топот огромного конского табуна, пустившегося в галоп. В сокровищнице все содрогалось. С пронзительным скрежетом падали змеи. Оседали каменные глыбы. Идол, к которому были привязаны пленники, опрокинулся набок. Слышались крики. И так же внезапно, как разразилась катастрофа, все стихло.

   Зефирина открыла глаза, удивляясь тому, что еще жива. Не считая слабого мерцания в верхней части лестницы, кругом царил мрак.

   Связывавшие ее путы ослабли. Что-то липкое текло по лицу. Это была кровь из легкой раны на голове. Зашевелился Гро Леон.

   – Sangolitn! Sardanapale! Sapristi![171] – прокаркала ошалелая птица.

   – Зефирина, ты здесь?

   Придя в себя от шока, Фульвио полз к ней, живой, но с поврежденным плечом.

   – Луиджи! – воскликнули оба одновременно.

   Ползком, на ощупь они искали ребенка меж перевернутых глыб. К ним приближался кто-то с зажженным факелом.

   – Бледнолицая Зефирина!

   Молодая женщина радостно вскрикнула, узнав Пандо-Пандо. Оказалось, верный инка прятался за скалой. Он окончательно освободил Фульвио и Зефирину от уз, затем быстро проделал то же с Буа-де-Шеном, Паоло и Инкой. Последний оказался в скверном положении, прижатый цоколем статуи.

   Манко раздробило ногу. У Паоло были сломаны несколько ребер. Буа-де-Шен отделался царапинами.

   Они принялись двигать цоколь, чтобы освободить Манко; потом воззвали к Фульвио и Зефирине:

   – Скорей, помогите нам.

   Буа-де-Шен и Пандо-Пандо раздвигали змеиные кольца. Фульвио и Зефирина на четвереньках обшаривали раковины с драгоценными камнями в безуспешных поисках Луиджи.

   – Sulver! Suivre![172] – прокаркал Гро Леон.

   В ответ послышался лепет. Он шел из глубины пещеры. Ползком, между обломками статуй Фульвио вместе с Зефириной, которая держала факел, добрались до того места, откуда слышался детский голос.

   Они застыли, окаменев от ужаса. Раковина, в которой лежал Луиджи, соскользнула как раз под змеиные кольца в конце зала.

   Во время землетрясения там открылась расщелина. Непрочно расположившись на растрескавшейся руке одной из статуй, «колыбель» Луиджи висела над черной бездной.

   В глубине пропасти ревел бурный поток. С трепетом глядя на сына, который качался над бездной, Фульвио пядь за пядью продвигался вперед.

   – Гро Леон, не надо! – взмолился он.

   Исполненная лучших намерений птица спускалась на мальчика.

   Фульвио дотянулся до ребенка, и тот зашевелился. Раковина опрокинулась в пустоту.

   Фульвио удержал Луиджи за одежду.

   – Sauve! Sauve![173] – истошно прокричал Гро Леон.

   У Зефирины от волнения выступили слезы. Фульвио медленно подтянул ребенка, а затем вручил его Зефирине.

   – Вот ваш сын, дорогая!

   При слабом свете факела она увидела кровавую розу за ушком Луиджи и горячо припала к ней губами.

   «Сын мой… дорогое мое дитя!»

   Над их головами раздался треск. Было неблагоразумно оставаться под этим нагромождением золота и статуй.

   Фульвио снова взял Луиджи на руки. Молодые супруги ползком стали выбираться назад, прочь из этого проклятого места. Паоло и Буа-де-Шен ждали их.

   – Капитан, надо бы подняться туда! Здесь завал, вход закрыт. Неплохо бы проверить, что там наверху.

   Фульвио передал Луиджи в руки Зефирине и последовал за своими товарищами вверх по развалинам, в которые превратилась лестница. Наверху упавший обломок скалы преграждал вход в пещеру.

   – Зефирина, не подходите сюда, – приказал князь.

   Огромная статуя и несколько балок, сорвавшись, опрокинулись на донью Гермину, Каролюса, Бизантена и жреца. Двое последних лежали бездыханные, с разбитыми головами.

   Донья Гермина, которой завалило ноги до самых бедер, выла от боли.

   – Ко мне! Спасите! О! Я умираю! Каролюсу каменным брусом раздавило грудь.

   – Мы вас освободим! – произнес Фульвио.

   – Нет, слишком поздно… Рыжуха… это ты? – простонал карлик.

   Прижав голову Луиджи к своему плечу, чтобы он не видел этого отвратительного зрелища, Зефирина приблизилась к своим родичам.

   Несчастный уродец, несомненно, сильно страдал.

   – Вот божья кара! Рыжуха, ты знаешь, я вас не… оставил бы… умирать. Я хотел вернуться этой ночью… когда она уснет! Я хлопотал о Луиджи. Прости меня, Зефирина, я не мог ей изменить, это моя сестра! Прости ее… она не ведает, что творит! – произнес Каролюс свистящим шепотом.

   – Да, Шарль-Анри, я прощаю тебя, потому что знаю, ты хотел мне помочь, – с грустью ответила Зефирина.

   – Это я… покрывала в Кахамарке, я взял медальон, чтобы спасти тебя… иначе она бы тебя убила! – сбивчиво выговорил Каролюс.

   У него вырвался предсмертный крик. Фульвио и Буа-де-Шен начали разбирать каменные обломки, чтобы добраться до бруса. Когда он был сброшен с груди карлика, у Каролюса хлынула горлом кровь. Между тем донья Гермина извергала вопли.

   – Ко мне! Спасите меня! Зефирина, ты не оставишь меня умирать! У тебя нет больше родных! – стонала злодейка.

   Каролюс схватил руку Зефирины.

   – Заклинаю тебя, не… обрекай ее… на медленную смерть, Зефирина… Живи и будь… счастлива… Прощай… Рыжуха!

   Голова Каролюса откинулась на безобразное кривое плечо. Карлик был мертв. Но глаза навыкате остались открытыми.

   Зефирина отпрянула. Она знала, что Каролюс не раз спасал ей жизнь, но его болезненная верность донье Гермине отталкивала.

   Фульвио провел пальцами по его векам.

   – Да покоится с миром! – тихо, с состраданием проговорил князь.

   Затем помог Зефирине подняться.

   – Ко мне!.. Пожалей меня, Зефирина! – кричала жалобным голосом донья Гермина.

   Фульвио отвел жену в сторону.

   – Нас слишком мало, чтобы сдвинуть этот камень. Землетрясение может повториться с минуты на минуту. Выход закрыт, а секретный механизм не действует. Гро Леон и Буа-де-Шен нашли, как можно выбраться отсюда по подземной реке. Нужно уходить как можно скорее… Должны ли мы бросить ее умирать?

   Зефирина прижала маленького Луиджи к груди. Она трепетала всем своим существом.

   – Фульвио, ты спрашиваешь меня…, – пробормотала она.

   – Я думаю, что будет милосердно убить ее! Предчувствуя, что замышляется, донья Гермина взмолилась:

   – Не слушай его, Зефирина, спаси меня! Вспомни, я могла бы тебя убить… Будь милосердна! Я уйду в монастырь! Умоляю! Я не убила твоего ребенка, я могла… а-а-а… мне плохо… Я не убила Луиджи… О! Рикардо, помоги своей матери!

   Пригвожденная к полу, с обагренным кровью ртом и волосами, торчащими, как у Горгоны, донья Гермина воплощала смертные муки в их самом отталкивающем виде. Преодолевая отвращение, Зефирина приблизилась к ней.

   – Я прощаю вам, сударыня, все зло, что вы причинили моей семье. Прощаю убийство моей матери, отца и все ваши козни против моего мужа, ребенка и меня! Головой моего Луиджи клянусь молиться за вас и ваши грехи… Прощайте, донья Гермина!

   Зефирина обернулась. Фульвио поднял аркебузу Бизантена.

   – Нет, только не это! – взвыла донья Гермина.

   – А вот я не прощаю вам, сударыня, зло, которое вы причинили моей жене и моему ребенку. Но из соображений гуманности освобождаю вас от страданий. Покайтесь, вам предстоит явиться перед Богом!

   – Мой Бог – дьявол… Я вас ненавижу, князь Фарнелло, я ненавижу тебя, Зефирина… Будьте прокляты, будь…

   Фульвио выстрелил. Голова доньи Гермины дернулась. Злодейка была мертва.

   Щелчок аркебузы отозвался под сводами. Упало несколько обломков скалы.

   Зефирина застыла, как вкопанная. Фульвио обнял ее за плечи.

   – Не будем терять время!

   Пандо-Пандо уже сделал перевязку Манко. Буа-де-Шен и Фульвио смастерили с помощью двух брусов носилки. На них был уложен Сапа Инка…

   Фульвио приказал своим соратникам набить карманы драгоценными камнями. Он сам показал пример и заставил Зефирину сделать то же.

   – Боюсь, эти богатства принесут нам несчастье, – прошептала молодая женщина.

   – Ребячество, дорогая…, наоборот, они помогут нам! – возразил Фульвио.

   Зефирина с волнением отметила, что он называет ее, как прежде, ласковыми итальянскими словами.

   Фульвио, погладив прижавшиеся друг к другу головки жены и сына, произнес вполголоса:

   – Вперед, мои любимые…

   Князь, взяв Луиджи из рук Зефирины, повел жену и всех своих соратников к узкому ходу, который спускался к подземной реке.

   Прежде чем покинуть зал, хранивший сокровища Саладина, Зефирина не смогла удержаться и оглянулась, чтобы в последний раз посмотреть на сломанных золотых змей, разбитые статуи, перевернутые раковины короля сарацинов.

   Последнее убежище доньи Гермины и Каролюса…

   На какие только преступления не толкало сокровище Саладина!

   – Скорей, Зефирина.

   Фульвио, вернувшись за женой, повлек ее к проходу. Впереди Буа-де-Шен и Пандо-Пандо тащили носилки, на которых стонал Инка. Паоло бежал, прихрамывая.

   Наконец, они добрались до реки.

   Раздался глухой рокот, и волна пыли вырвалась из подземного хода, который только что покинули беглецы.

   – Все рухнуло… нам повезло! – воскликнул Фульвио.

   Зефирина подумала, что отныне никто в мире не сможет открыть тайну Мачу Пикчу.

   Хотя положение было не блестящим, она почувствовала облегчение.

   Вода шумела у их ног. Беглецы были замурованы на глубине пятисот футов под землей, в горном массиве Анд.

   Тем не менее Зефирина следовала вдоль подземной реки за мужем и вновь обретенным сыном с сердцем, исполненным надежды.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
ТЕМ КРЕПЧЕ БУДЕТ ЛЮБОВЬ

ГЛАВА XXXIX
В ЛОВУШКЕ

   Вода угрожающе вздымалась. Беглецы оказались перед узким проломом, где речной поток пенился водопадом.

   – Ваша светлость, – сказал Паоло, – мы похожи на крыс!

   Фульвио отдал Луиджи в руки матери. Курчавый князь-малыш начал подавать признаки нетерпения. Он проголодался. Зефирина дала ему пососать свои пальцы, смоченные водой. Чтобы успокоить, она – качала его на руках. Особый детский инстинкт подсказывал ему, что родители в опасности.

   Гро Леон то парил над ними, то взлетал, то спускался, то бил крыльями вровень с кипящими волнами.

   – Sur! Sortie![174] – прокаркала птица. Буа-де-Шен и Пандо-Пандо опустили носилки с Инкой на каменистый берег.

   – Canchas culu manon… pussamanchic, – прошептал Манко.

   – Что он говорит? – спросил Фульвио.

   – Могущественный Сапа Инка, владыка неба и земли, играл здесь ребенком! – перевел Пандо-Пандо.

   – И что?

   – Nucanquis pincullus уо way aya taqui… taqui! – продолжил Манко.

   – Могущественный Сапа Инка, владыка…

   – Да, хорошо, дальше? – нетерпеливо произнес Фульвио, обеспокоенный тем, как поднимается вода в реке.

   – Сапа Инка говорит, что под скалами есть проход; если ты нырнешь, бледнолицый муж Зефирины, то найдешь его! – ответил Пандо-Пандо.

   Один из факелов погас. Скоро они останутся во мраке. Фульвио разделся. Оставшись только в штанах из хлопка, обнаженный по пояс, он приблизился к Зефирине.

   – Если я не вернусь после ста ударов сердца, сделайте вы в свой черед попытку вместе с Луиджи, обещаете, мне, Зефирина?

   У молодой женщины перехватило горло, но она утвердительно кивнула.

   – Фульвио…

   Она потянулась к нему губами. Князь поцеловал ее.

   – Тебя и нашего мальчика я люблю больше всего на свете.

   Фульвио коснулся волос Луиджи и погрузился в волны.

   С берега беглецы не отрывали глаз от поверхности воды, которая низвергалась в воронку.

   «Фульвио, во имя Отца! Я вас приветствую, Сына и Святого Духа, добрая Дева Мария!»

   Зефирина молилась, путая слова.

   – Ура, вон капитан! – проорал Буа-де-Шен. Голова Фульвио снова появилась среди водоворотов.

   Он плыл, широко взмахивая руками. Пандо-Пандо и Буа-де-Шен вытянули его на берег.

   – Фульвио, как вы себя чувствуете? – воскликнула Зефирина, бросаясь к нему.

   Весь мокрый, он восстанавливал дыхание.

   – Да, Манко прав, нужно нырнуть примерно на глубину восьми футов. Под скалой есть узкая дыра, достаточная, чтобы проскользнуть. По ту сторону пещера с небольшим озером. В конце пещеры выход на волю.

   – А снаружи?

   – Там все еще темно… гроза продолжается, я не пошел дальше, чтобы скорей вернуться.

   К Фульвио возвращались силы.

   – Буа-де-Шен, теперь пойдешь ты.

   Нормандец попятился.

   – Только не это, капитан! Я совсем не умею плавать.

   – Научишься… Я дотащу тебя до прохода, потом тебе придется только подняться наверх и зацепиться за плоские камни, чтоб дождаться других и помочь им.

   – Бог мой, почему я первый, капитан?

   Не слушая протестов нормандца, Фульвио заставил его раздеться.

   – Всем приготовиться! – скомандовал князь.

   Он столкнул Буа-де-Шена в воду. Оба исчезли в бурлящей воде. Фульвио не замедлил появиться вновь.

   – Он прошел. Теперь ты, Паоло.

   Оруженосец дрожал на скалах.

   – Ваша светлость, я лучше умру здесь.

   – Ты мне нужен, чтобы спасти жену и Луиджи.

   Преодолевая боль в груди, Паоло нырнул в воду.

   Князь повторил ту операцию, что уже проделал. Когда он вернулся, Зефирина с сыном были готовы. Она сняла с себя почти все и раздела Луиджи.

   Зефирина не боялась воды. В Сицилии Фульвио научил ее плавать.

   – Гро Леон, иди сюда! – скомандовала Зефирина.

   Птица, которая терпеть не могла воду, отказалась подчиняться.

   – Salere! Saumatre![175]

   Зефирина не могла заставлять Фульвио ждать. Она присоединилась к мужу, который крикнул:

   – Пандо-Пандо, приготовься, Инка тоже, я вернусь за вами.

   Фульвио протянул Зефирине руку. В другую он взял Луиджи.

   – Все нормально? Ты не боишься?

   У Зефирины перехватило горло, но она отрицательно покачала головой.

   – Хорошо, давай я поведу тебя. С той стороны ты поднимешься одна, и я передам тебе Луиджи. Договорились?

   Зефирина, сделав глубокий вдох, погрузилась под воду, влекомая мужем. Он втолкнул ее в расщелину скалы. Зефирине не хватало воздуха. Задыхаясь, она почувствовала пинок в ягодицы и стала всплывать. Ее голова показалась из воды.

   – Мадам Зефирина, это вы?

   Со скал Буа-де-Шен протягивал ей руку.

   – Луиджи! – воскликнула Зефирина.

   Фульвио вынырнул около жены. Он протянул ей возмущенного младенца, который орал и барахтался, разбрызгивая воду.

   – Настоящий маленький леопард! – произнес, тяжело дыша, гордый Фульвио.

   Вид у него был усталый.

   – Отдохните, Фульвио! – взмолилась Зефирина, прижимая к груди пухлое тельце Луиджи.

   Не слушая Зефирину, Фульвио уже снова нырнул. Поверхность озера озарялась молниями, вспышки которых освещали вход в пещеру. На скалах Паоло, Буа-де-Шен и Зефирина вглядывались в воду.

   Пандо-Пандо не заставил себя ждать, а потом появился и Манко, который не мог плыть со сломанной ногой. Буа-де-Шен и Пандо-Пандо вытянули Инку на плоские камни.

   – Где Фульвио? – в тревоге спросила Зефирина.

   – Смелый бледнолицый мужчина потерял орлиное дыхание, – прошептал Сапа Инка, сам пребывавший в плачевном состоянии.

   Зефирина, не мешкая, передала Луиджи в волосатые руки Буа-де-Шена. Под испуганными взглядами своих спутников она нырнула в озеро.

   – Сударыня, не надо этого делать! – возопил Паоло.

   Меж тем Зефирина уже достигла дна. На ощупь она нашла щель в скале и устремилась в нее, изо всех сил работая руками. Фульвио из-за слишком частых погружений потерял сознание и застрял в скале.

   Зефирина потянула его со всей энергией отчаяния. Оказалось, что он зацепился штанами за скалу. Зефирина порвала ткань. Толкая бесчувственное тело мужа, она поднялась на поверхность.

   Буа-де-Шен и Пандо-Пандо вытащили их из воды. Зефирина опасалась самого худшего. Голова Фульвио безжизненно опустилась на скалы.

   Мертвенно бледный, с заострившимися чертами лица, он казался бездыханным. Зефирина припала к нему. Она обвила руками его грудь, целовала в губы, дышала в рот.

   – Фульвио, любовь моя, вернись к нам… – повторяла она.

   Губы Фульвио были холодны. Под поцелуями Зефирины он еле заметно шевельнулся и сердце забилось вновь. У него началась рвота, он выплевывал воду. Сознание вернулось к нему, когда он увидел над собой в полумраке искаженное ужасом лицо жены.

   – Кто бы сказал, что вы нас так напугаете, капитан!

   Без мадам Зефирины как бы вы переправились с той стороны! – заключил Буа-де-Шен.

   – Что до несчастного Гро Леона, увы, я не нашел его, Зефирина, – прошептал Фульвио.

   Он сделал неожиданный жест. Заключив лицо жены в свои ладони, вздохнул:

   – Надо же, за тобой всегда остается последнее слово, дорогая…

   Когда оставшиеся в живых полунагие путники выбрались из пещеры, они не удержались от возгласа изумления. Буря, которую они ожидали увидеть на горных склонах, оказалась настоящим ураганом, ливню сопутствовал шквальный ветер.

   Вспышки молний освещали верхушки трех гор: Мачу Пикчу, Уайну Пикчу и Пата Марка. Странные огненные шары[176] лопались в ночном мраке, натыкаясь на горные пики.

   Зефирина услышала голос Нострадамуса, шептавший: «Когда огненные шары упадут с небес, когда задрожат три земли, тогда будут погребены три гидры… мерзкие… злобные… страшные… три змеиных лика».

   – Всегда падать огонь с неба, когда земля дрожала! – изрек Пандо-Пандо с самым любезным видом.

   Следовало переждать в укрытии, пока стихии успокоятся.

   Несмотря на шум, Луиджи заснул. Зефирина горячо поцеловала мальчика в лоб и вложила свою руку в большую ладонь мужа.

   Он улыбнулся ей, и Зефирина подумала, что должна еще осуществить главное: истинное завоевание Леопарда!

   В последующие дни они зализывали раны во дворце Инки, изуродованном подземными толчками. Там и сям образовались трещины и провалы, но в недрах земли толчки были гораздо мощнее.

   Мадемуазель Плюш и Пикколо, оправившись в своем приюте от пережитых страхов, сделались санитарами и нянями.

   Фульвио и Зефирину сотрясала лихорадка. Паоло харкал кровью. Не получили пощады ни здоровяк Буа-де-Шен, ни Пандо-Пандо. Огорчение от пропажи Гро Леона сменилось радостью. Сметливая птица в конце концов нашла в скале лазейку, ведущую на волю.

   Не найдя никакого пропитания, кроме нескольких червей, каковых ценил не слишком высоко, Гро Леон в довольно плачевном состоянии присоединился к своим хозяевам с криками:

   – Sucre! Saperlipopette! Soins![177]

   Что касается Инки Манко, за ним ухаживали его сородичи и собственные врачи. Последние по его приказанию применили свою науку и к бледнолицым. Благодаря травяным отварам, Фульвио, Зефирина и их друзья встали на нога.

   Благодарный Инка отвел им великолепные апартаменты с видом на долину. Зефирина проводила там целые дни, заново знакомясь со своим сыном. Она не переставала удивляться тому, как легко сын привык к ней, и без конца сжимала его в своих объятиях.

   Как все родители в мире, Фульвио и Зефирина восхищались своим младенцем. Каждый вечер молодая княжеская семья ужинала с Инкой, который тоже постепенно выздоравливал. Манко умел говорить по-испански, хотя раньше скрывал это.

   – Что Манко быть в силах сделать для мои братья бледнолицый Фульвио и бледнолицая Зефирина?

   – Ничего, Сапа Инка! – ответил Фульвио. – Мы скоро спустимся в долину.

   – Вы остаться здесь с Манко, потом идти с ним и его народом.

   – Наша страна, наша семья ждут нас, Сапа Инка.

   – Манко Капак спуститься с воинами, чтобы прогнать злых бледнолицых… Вы идти с ним!

   Фульвио и Зефирина с беспокойством переглянулись.

   – Будь осторожен, Сапа Инка, опасайся вероломства лживых Виракоша! – шепотом произнесла Зефирина.

   – Ты и бледнолицый Фульвио мочь оставить Манко в реке, я доверять, слушать вас!

   – В таком случае, достойный Сын Солнца, не покидай эту гору, скройся здесь навсегда, чтобы остаться жить! – посоветовал Фульвио.

   Очень взволнованные разговором с Инкой, Фульвио и Зефирина вернулись в свое жилище. Луиджи спал с мадемуазель Плюш на шкуре гуанако. Фульвио увлек Зефирину на террасу, благоухавшую жасмином.

   – Мы на краю света или у себя в Милане? – вздохнул Фульвио.

   – Ты веришь, любовь моя, что мы снова увидим свет Италии?

   – Может быть, дорогая… Но я знаю одно: никогда бы не поверил, что могу так любить женщину, как люблю тебя!

   Услышанное от этого гордеца признание в собственной «слабости» чрезвычайно взволновало Зефирину. Столь долгожданный момент настал.

   Она подняла к Фульвио глаза.

   – Любовь моя, – шепнула она.

   Под звездным небом Фульвио жадно обнял Зефирину. Его ладони скользнули к ее талии. В то время, как губы их соединились, он осторожно поднял ее, чтобы отнести на королевское ложе из шкур ламы. Князь Фарнелло, великий кривой Ломбардец, наконец, соединился с ней по ту сторону времени, морей и обид.

   Фульвио любил Зефирину, Зефирина любила Фульвио. Трепеща от наслаждения, обретя вновь своего мужа, своего возлюбленного, свою единственную любовь, Зефирина отдалась страсти. Сначала почти робко, потом с жаром она отвечала на его поцелуи.

   С ним все было просто, волшебно, прекрасно.

   В конце концов они слились в одно целое…

ГЛАВА XL
ВОЗВРАЩЕНИЕ

   – Пусть пена волн будет благоприятна для тебя, путник Виракоши! – сказал Манко.

   – Пусть солнечные лучи греют твой народ, Сапа Инка! – отвечал Фульвио.

   – Прощай, бледнолицая Зефирина с золотыми волосами. Прощай, Фульвио, борода до звезд.

   Сапа Инка прощался со своими гостями присущим ему витиеватым слогом. Князь и княгиня Фарнелло испытывали неподдельную грусть, прощаясь с молодым, храбрым и верным государем. Манко казался им слишком хрупким, чтобы успешно выполнить ту тяжелую миссию, которая его ожидала: спасти свой народ.

   За Фульвио, Зефириной и их товарищами следовала вереница лам, нагруженных мешками с подарками Инки (золотые блюда, пища, шкуры животных).

   Манко опрометчиво хотел дать в сопровождение своим друзьям «почетный караул». Фульвио и Зефирина отказались, понимая, какой опасности будут подвергаться эти индейцы. Их сопровождал единственный представитель инков – Пандо-Пандо. Он уже начинал скучать без своей дорогой жены, оставленной в Тюмбесе.

   Маленький князь был удобно устроен в корзине из плетеного камыша на спине черной ламы вместе с Гро Леоном, которого определили к нему «няней».

   Достигнув дна ущелья, Зефирина окинула взором три вершины, тянувшиеся к небу. Затерянный Город исчез.

   – Фульвио, ты думаешь, испанцы найдут их? – с тревогой прошептала она.

   Фульвио отрицательно покачал головой.

   – Нет, мой друг… Я всем сердцем надеюсь, что Мачу Пикчу сохранит свою тайну.

   – Да хранит тебя Бог, Манко Капак! – вздохнула Зефирина.

   – Вперед, Зефирина, красное Солнце Инков не погаснет!

   Фульвио положил руку на плечи молодой жены и повел за остальными их попутчиками.

   В трех днях ходьбы от города маленький отряд встретился с первыми испанскими солдатами, гордо скакавшими на гнедых лошадях.

   – Подготовьтесь! – скомандовал Фульвио своим спутникам.

   Речь шла о новых подкреплениях, спешивших поучаствовать в «конкисте». На чистейшем кастильском Фульвио рассказал им, что он сам и его отряд – товарищи великого Пизарро, что они участвовали в «сдаче» Куско и ведут оттуда раба: Пандо-Пандо. За спиной князя прятали свои лица Зефирина и Плюш, стараясь остаться незамеченными. Это было бесполезно, потому что встретить белую женщину в этих местах было большой редкостью.

   Так как сержанта удивил индейский наряд Фульвио и его спутников, князь объяснил, что во время пожаров в городе они потеряли одежду. Испанцы замешкались в нерешительности. Мешки, навьюченные на лам, вызывали у них вожделение. Это были восемь молодцеватых здоровяков без чести и совести, с горящими алчностью глазами. Они начали перешептываться, оценивая силы путешественников. Сжимая аркебузу в руке, князь решил начать с хитрости.

   – Видели бы вы эти богатства! В Куско, друзья, золото повсюду!

   – А мы не приедем слишком поздно? Нам останется? – забеспокоился сержант.

   – Там горы всего, вы найдете свою долю, я вас уверяю!

   – Туда еще далеко?.. – спросил солдат-андалузец.

   – Около четырех часов пешего ходу, не правда ли, друзья? – заверил князь, поворачиваясь к своей группе, которая произнесла дружное «да!».

   Испанцы начали совещаться. Четыре часа ходу, обещанные Фульвио, на деле означали (Зефирина это знала) по меньшей мере пять изнурительных дней.

   – То, что мы везем, принадлежит капитану Пизарро, – продолжал Фульвио, – и я не могу этим распоряжаться. Зато у меня есть драгоценные камни, если вы согласитесь, мы можем по справедливости обменять их на ваших коней… Что скажете, друзья?

   Фульвио знал человеческую душу. При виде изумрудов, алмазов и рубинов, которые он им протягивал, конкистадоры спешились. Они были готовы завладеть всем. Они разглядывали камни алчным взором: таких крупных они никогда не видели.

   – О! Извините!

   Фульвио сделал неловкий жест. Камни упали на землю. Солдаты бросились на колени, чтобы схватить добычу. Фульвио подмигнул, и его товарищи выхватили палицы, спрятанные под накидками. Четверо сразу были ловко повержены. Остальные, более упрямые, сопротивлялись. Фульвио пригрозил им аркебузой.

   – Руки вверх, мерзавцы…

   Фульвио со своими товарищами связали испанцев, перетащили их, заткнув кляпом рты, в кустарник и раздели. Все, даже Пандо-Пандо, в один миг оделись в одежду испанцев.

   – Мое предложение остается в силе, друг, – сказал Фульвио, забирая шлем и камзол сержанта. – Мы производим законный обмен…

   – Хо… законный… – прохрипел сквозь кляп испанец. Фульвио немного ослабил веревку, которой тот был связан.

   – Я оставляю в пятидесяти футах отсюда, на этом склоне, нож, чтобы вы могли освободиться от веревок, и эти камни, «плату» за ваших лошадей и провиант.

   – Карамба!.. Ты, мерзавец, не испанский солдат!

   – Почему ты говоришь со мной так, друг? – спросил Фульвио с огорченным видом. – Через час вам удастся освободиться, и я советую никому не рассказывать о вашем приключении, особенно когда вы доберетесь до Куско; капитану Пизарро не понравится, что «верные» солдаты пытались обокрасть его…

   – Как твое имя, негодяй?

   – Фернандо де Сото! – бросил Фульвио в ответ, хохоча.

   Пандо-Пандо еще нужно было убедить сесть на лошадь. Инка в страхе отказывался. Фульвио силой втащил его в седло и хлопнул рукой по крупу животного.

   – Именно так учил меня отец! Именно так я поступлю с Луиджи, – заявил князь.

   Зефирина не проронила в ответ ни слова. Она была недовольна тем, что он впутал имя ее друга Сото в эту историю. Маленький отряд скакал галопом до самого захода солнца. Отказавшись от узды, Пандо-Пандо держался за конскую гриву. Ему очень скоро понравился этот способ передвижения. Корзину с Луиджи привязали к одному из седел. Он весело смеялся, наслаждаясь быстрой ездой. Что касается лам, то Буа-де-Шен и Пикколо подхлестывали их по ногам, чтобы заставить двигаться быстрее.

   Вечером на привале Зефирина за ужином не произнесла ни слова.

   – Ваша светлость не думает, что испанцы выдадут нас? – спросил Паоло, поглощая похлебку из маиса.

   – Готов поклясться, что они не смогли поделить добычу и уже перебили друг друга.

   Они погасили догоравший костер и отправились спать.

   – Моя Саламандра больна? – спросил Фульвио.

   Он притянул Зефирину к себе.

   – Зачем вы назвали Сото? – с упреком произнесла Зефирина.

   – Почему это вам так неприятно? – ответил Фульвио вопросом на вопрос.

   – Он показал себя хорошим другом, поэтому я не хотела бы, чтобы у него были неприятности из-за нас.

   – Только поэтому?

   При свете луны Фульвио склонился, пристально глядя на Зефирину. Она вздохнула. Несмотря на возобновившиеся любовные отношения, тень старых упреков еще не исчезла. Особенно несправедливы были эти навязчивые намеки на Сото, единственного, с кем ничего не произошло.

   – В следующий раз я назову капитана Кортеса! – сказал Фульвио.

   Выведенная из себя, Зефирина повернулась к нему спиной и уснула, отказавшись от ласк.

   По мере того, как маленькая группа продвигалась на север, ей навстречу все чаще попадались солдаты. Фульвио в шлеме и камзоле сержанта внушал им почтение. Он перестал выдавать себя за Сото, назвался (Бог знает, почему) Хулианом Спиносо из Кордовы, который возвращается в Панаму под командование Пизарро.

   – Вы довольны Хулианом Спиносо, сокровище мое? – спросил Фульвио на стоянке.

   Зефирина не смогла сдержать смеха. Они примирились на шкурах гуанако.

   В пути Зефирина поделилась своей тревогой с мадемуазель Плюш: Фульвио продолжает ревновать.

   – Вы сказали ему правду, сударыня? – встревожилась Плюш.

   – Великий Боже, нет! – ответила Зефирина.

   – Ну вот и не говорите!

   – Как это, моя добрая Артемиза?

   – Такой ученой, как вы, крошка Зефи, нужно знать, кроме латыни, греческого и наук, еще кучу вещей.

   – Каких, моя Плюш?

   – Его мужская гордость нуждается в том, чтобы ее успокоили! – прошептала Плюш, глядя на князя, который скакал впереди всех. – Расскажите ему, что Кортес вас домогался, но вы остались неприступной, дали ему отпор, что-нибудь в этом роде. Не пренебрегайте воображением, сударыня. Поверните ситуацию и обвините его… Я, кажется, от Буа-де-Шена слышала, что его светлость не сдерживал себя с вашей «подругой» Малинцин!

   Зефирина поблагодарила мудрую Плюш за хорошие советы и решила дождаться благоприятного момента, чтобы «атаковать мужчину своей жизни».

   Во главе с Фульвио путешествие казалось легче. Они ехали на лошадях, еды было довольно, и после многодневного путешествия они достигли Тюмбеса. Там их ждала драма. Во время налета грабителей супруга Пандо-Пандо была убита, пьяная солдатня сожгла его дом и зарезала лам. Большая часть жителей порта бежала от захватчиков, которых встречали так радушно.

   Фульвио и Зефирина с сочувствием восприняли горе своего друга инки. Он хотел вернуться на Мачу Пикчу, поступить на службу к Манко и отомстить испанцам.

   Фульвио и Зефирина его отговорили.

   Если Пандо-Пандо отправится один по дорогам, забитым солдатами, ему не миновать смерти.

   – Едем с нами, Пандо-Пандо.

   Инка позволил Зефирине уговорить себя.

   Из Тюмбеса отправлялась бригантина. За горсть алмазов капитан согласился взять на борт семерых пассажиров, не считая младенца, Гро Леона, лошадей и четырех лам.

   Океан был действительно тихим. Двенадцать дней спустя весьма мягкий ветер привел судно к Панаме. Город разросся, стал оживленнее.

   Каждый день увеличивалось число колонистов и конкистадоров. Зефирина заметила, что «изменник» Фульвио ходит тайком во Дворец губернатора и расспрашивает охрану. Прекрасная Малинцин и Кортес давно отбыли в Мексику.

   Они поселились на постоялом дворе, приобрели себе подходящее платье. Зефирина, играя с Луиджи, думала о своем прибытии сюда, о тогдашнем одиночестве, о своем горе. Она победила, вернув сына и мужа. Луиджи рос, он начинал говорить первые слова.

   – Мама… папа.

   Как и отец, мальчик оказался своевольным, обаятельным и смешливым. Зефирина грезила о его сестре, Коризанде, своем милом лягушонке; ее материнское сердце сжималось. Бедная крошка, пришлось оставить ее и последовать вдогонку за ее отцом и братом.

   Подчиняясь Кортесу, губернатор заставил индейских рабов проложить дорогу в джунглях. Там по-прежнему кишели москиты, распространяли заразу болота. Зефирина рассказала Фульвио, как едва не погибла, схваченная удавом.

   – Спас вам жизнь, без сомнения, Кортес своим огромным мечом? – усмехнулся Фульвио.

   Зефирина ответила очень мягким тоном:

   – Нет, это был вождь чимаронов. Знаете, Фульвио, мы были не в самых прекрасных отношениях с Кортесом.

   – Ага! Полноте, вот это новость…

   – Должна вам признаться, Фульвио, что он делал мне авансы на корабле. Чтобы пресечь их окончательно, я разбила о его голову кружку. Уязвленный в своей гордости, он по-прежнему питал ко мне слабость, но не возобновил притязаний.

   После этих слов Зефирина пришпорила свою лошадь, оставив Фульвио в полном замешательстве.

   Покинув Панаму, после трехдневного путешествия в седле, князь Фарнелло, его эскорт и ламы (которые выдержали морскую поездку) достигли Номбре де Диос на берегу Сумеречного моря. Это была настоящая ярмарка на взморье. Многочисленные суда выгружали людей и имущество. Дома росли, как грибы.

   Фульвио спешил в бухту Опале, в десяти лье на север, где оставил своих людей и галеру. Будь он один, доскакал бы до места без остановок, но его спутники были разбиты усталостью. Луиджи страдал от голода. В обмен на золотое блюдо Фульвио приобрел грязную хижину для ночлега.

   Пока. Зефирина в компании с Плюш мыла Луиджи, Фульвио с Гро Леоном на голове спустился к воде. Он кидал в волны гладкие камешки так, чтобы те подпрыгивали над поверхностью воды. Что хотела сказать Зефирина, заявив, будто оказала сопротивление Кортесу?

   Осторожный Леопард не хотел залезать в ловушку Саламандры. Он знал ее, эту хитрую женщину, он любил ее, но желал остаться господином.

   В раздражении Фульвио повернул назад к баракам, как вдруг заметил драку между солдатами. Один великан сражался с целым десятком захмелевших парней.

   – Sacripant! Sympathie![178] – прокричал Гро Леон, ринувшись к дерущимся.

   Фульвио последовал за птицей.

   – Коровьи лепешки! Рогоносцы! Козлы двурогие! Клянусь святым Медардом, шайка ублюдков, я вам начищу задницы!

   Князь Фульвио знал только одного человека в мире, который изъяснялся таким манером…

   – Посмотрите, кого я к вам веду, Зефирина! – молвил Фульвио.

   – Ла Дусер… О! Мой Ла Дусер.

   Зефирина бросилась на шею гиганту. Забыв о сне, они проговорили добрую половину ночи. Ла Дусер без утайки поведал им свою одиссею.

   Прибыв в Барселону, он искал князя во всех местах, где находились каторжники. Потом, сообразив, что вступил на ложный путь, добрался до Севильи, где нашел в соборе послание Зефирины.

   Из Севильи отплытий не предвиделось; ему удалось сесть на корабль в Кадисе.

   После тяжелого морского пути и долгой стоянки на Эспаньоле, Ла Дусер сошел на берег в Золотой Кастилии.

   С присущей ему прелестной наивностью гигант не удивился тому, сколь легко встретил своих господ. Он пустился в дорогу, чтобы присоединиться к мамзель Зефи, цель достигнута, все идет прекрасно!

   Его спросили о новостях из Европы.

   – Черт возьми, там большие события. После своего неудачного бегства под видом негра Франциск I согласился жениться на мадам Элеоноре, сестре Карла V. Чтобы вернуть трон и Францию, король оказался вынужден обменять своих сыновей, дофина Франсуа и молодого принца Анри, на собственную свободу. Ему пришлось подписать договор в Мадриде, он отдавал Бургундию и выкуп в два миллиона золотых экю «Карлу-кровопийце».

   Едва перейдя Пиренеи, «Франсуа-весельчак» с благословения епископов порвал эту бумагу, заключив, что договор, вырванный у него насильно, не действителен.

   Разговор о Франции взволновал Зефирину.

   Живя столь долго вдали от родины, Зефирина почти забыла ее. Все эти события казались ей сном. В то же время она с грустью думала о маленьких принцах Франции, невинных жертвах, заточенных в Сепульведе. – Поражаюсь, какой идиот из окружения Франциска I мог подать ему нелепую идею бежать в обличье негра? – заметил Фульвио перед тем, как расположиться ко сну.

   – Это была я, мессир! – холодно ответствовала Зефирина.

   Фульвио расхохотался.

   – Ты… божественная Зефирина… Я должен был догадаться! Моя изобретательная Саламандра! Не обижайся, завтра, если все будет в порядке, тебя ждет сюрприз!

   Он заключил ее в объятия, и они заснули, не возвращаясь больше к разговорам.

   Фульвио волновался, не разбежались ли его люди, предоставленные самим себе?

   Добравшись вместе с Зефириной и спутниками до бухты Опале, князь Фарнелло с облегчением вздохнул. Галера мягко качалась на волнах. Имя «Консепсион» было стерто и заменено другим – «Зефира», написанным золотыми буквами на носовой части.

   – Видите, сударыня, я думал о вас! – прошептал Фульвио.

   – А я не сомневалась! – нежно ответила Зефирина.

   У нее выступили слезы при виде судна, которое давно возбуждало ее воображение. В глубине души более всего она упрекала себя в том, что в свое время не почувствовала столь близкого присутствия мужа.

   Пресловутая женская интуиция изменила ей. Не потому ли, что она целиком была занята этим дьяволом Кортесом?

   Фульвио смотрел на нее с любопытством. Волнение Зефирины не ускользнуло от него. Неужели ее так взволновало, что на бортах судна написано ее имя?

   Буа-де-Шен поднялся на борт «Зефиры». Обратно он бежал с криком:

   – Капитан, тут нет никого!

   Фульвио с трудом удержался от брани. Без матросов судно не годилось ни на что. Вместе с Ла Дусером, Пикколо и Паоло он пустился на поиски пропавших. Люди с галеры обнаружились в индейском селении – в десяти лье от гавани. Бывшие каторжники завладели домами и женами мятежных невольников, одни из которых были убиты, другие бежали.

   Они встретили своего капитана криками радости. Фульвио выдал каждому толику драгоценных камней, однако заметил, что почти все его люди пребывают в состоянии крайнего истощения. Они едва были способны передвигаться и то и дело падали с видом полного изнеможения.

   – Неужели они подхватили какую-то заразную болезнь? – встревожился Фульвио.

   – Я, кажется, догадываюсь, какую! – с усмешкой произнесла Зефирина.

   Каждый матрос обладал тремя или четырьмя индейскими женщинами, которых считал делом чести почтить вниманием по нескольку раз на дню. Фульвио прибыл вовремя. Его матросы погибали от любви[179].

   Они не обнаружили воодушевления, когда князь заговорил с ними о возвращении в Европу. Зефирине пришлось использовать все свое красноречие в поддержку мужа.

   – С помощью этих драгоценностей, друзья мои, вы сможете завести дело или купить землю! Жениться на невесте, которую оставили дома.

   Эти доводы подействовали кое на кого. Другие твердо отказались уезжать. Они были и так счастливы со своими женами. Так как на них падет двойной труд, подумал Фульвио, этим беднягам недолго осталось жить.

   С лошадьми, ламами и, конечно, Гро Леоном они погрузились на борт «Зефиры». Предусмотрительный Фульвио сделал запасы воды, вяленого мяса, живой домашней птицы и фруктов.

   Ясным утром они приготовились к отплытию. С полуюта Фульвио приказал произвести маневр. Он уже опять водрузил на глаз черную повязку. В шляпе с плюмажем князь имел вид бывалого пирата. Для большей предосторожности он велел поднять испанский флаг. Бывшая галера для каторжных работ стала кораблем свободных людей, матросы гребли, распевая:

   «Мы возвращаемся домой».

   Зефирина держала Луиджи на руках. Она с грустью смотрела, как удаляется Золотая Кастилия. Ее сердце сжалось при мысли обо всех пережитых драмах. Смерть Гуаскара и Атагуальпы… Обреченный на вымирание народ инков, который она научилась понимать, уважать и любить.

   Она взяла Пандо-Пандо за руку. Лицо индейца, словно высеченное из красного дерева, оставалось непроницаемым, но Зефирина понимала, какую душевную боль тот испытывает.

   – Бледнолицая Зефирина счастлива найти землю предков? – спросил Пандо-Пандо.

   – Да, Пандо-Пандо, бледнолицая Зефирина счастлива! – ответила молодая женщина, смахивая с щеки слезу.

   В сундуке капитанской каюты Зефирина обнаружила старомодные платья начала века. Юбки были недостаточно пышными, рукава с прорезями давно уже не носили, но Зефирина была счастлива снова облачиться в женское платье. Корсаж был затянут насмерть, высоко вздымая грудь. Она в самом деле чувствовала себя отлично, снова превратившись в даму. Мадемуазель Плюш заплела в косы ее распущенные волосы дикарки, прежде чем превратить на макушке в эффектный шиньон с каскадом локонов.

   Перед встречей с мужем за трапезой Зефирина посмотрелась в зеркало и поразилась самой себе.

   «Как это может быть? Я должна быть в морщинах, с обожженным солнечными лучами лицом!»

   Со сверкающими волосами и золотистым загаром, не вполне подобающим даме ее положения, Зефирина была ослепительна. Она приобрела свежесть и зрелость, превратилась в женщину прекрасную, притягательную и, как ни странно, более нежную, чем юная Саламандра с острыми коготками, каковой была прежде.

   Взгляд Фульвио подтвердил, что она прекрасна. За ужином, во время которого им прислуживал Буа-де-Шен, Фульвио и Зефирина говорили о будущем. Князь Фарнелло любил навигацию.

   – Где вы научились командовать судном, господин муж мой? – спросила Зефирина, снимая кожу с ножки дикой индейки.

   – В Венеции, моя дорогая, куда отец отправил меня юношей.

   Беседуя с мужем, Зефирина поняла, что Фульвио тешится мыслью остаться на корабле и жить, как «корсар».

   – Воистину, прекрасное будущее для наших детей! – запротестовала Зефирина. – Вы – князь Фарнелло и должны им стать вновь… Морской гуляка… разве это занятие, достойное вас?

   Щеки Зефирины зарделись от негодования.

   – Ты очаровательна! – воскликнул Фульвио.

   Он хотел обнять ее.

   Нет уж, мессир, сегодня мы откроем карты. Вы думаете, я не замечаю ваших подозрений на мой счет, подозрений, которые мне тягостны настолько же, насколько они несправедливы и необоснованны!

   – Ты хочешь сказать, что…

   – Сото не был моим любовником! Как и никто другой… – добавила она. – Я огорчена вашей подозрительностью, она бросает тень между нами. Я всегда была вам верна, помнила вас каждое мгновение, боролась в самых тяжелых условиях за ваше освобождение…

   Она ловко смешивала правду и ложь. Даже в объятиях дона Рамона разве она не думала о Фульвио?

   Ошеломленный таким напором, Фульвио попытался возразить.

   – Зефирина, ты…

   Она прервала его.

   – Я тем более огорчена, что именно у меня есть все основания сетовать!

   Фульвио вздрогнул.

   – Как это?

   – Я обвиняю вас в том, что вы обманули меня с той, кого я считала своей подругой, с Малинцин… – произнесла она, воспользовавшись принципом Макиавелли, который помнила всегда: «Чем больше вы неправы, тем смелее должны атаковать!»

   Даже если бы десять бомбард были пущены в его судно, Фульвио не подскочил бы так высоко.

   – Малинцин? От кого вы услышали этот наглый навет? От Буа-де-Шена, от Паоло?

   Умнейший человек своего века выдал себя, как последний простак.

   – В Панаме…

   Зефирина выдумала историю про индейца, который поведал ей о страсти прекрасной ацтекской женщины к ее мужу. Фульвио все проглотил. У опасного соперника был выбит клинок.

   Роли поменялись. Из обвинителя Фульвио превратился в обвиняемого. Перед судом Зефирины он должен был оправдываться, что проделал с большой неловкостью: никогда в жизни он не отвечал на притязания Малинцин. Верно, что обманутая Кортесом, она искала утешения, но он остался холоден, как камень.

   Обиженная Зефирина не хотела ему верить. Ему пришлось пасть на колени, обнять ее, лаская, сжать в объятиях, чтобы победить сопротивление и увести на их ложе под балдахином.

   Прижимаясь к Фульвио, Зефирина констатировала: победа осталась за ней.

   Больше за время путешествия ревнивый сицилиец ни разу не возвращался к этой теме и не сделал ни одного намека касательно Кортеса или Сото. Зефирина похоронила последних призраков, разделявших ее с мужем.

   Ночи на воде… безмятежные ночи Сумеречного моря, бурные ночи под звездным небом Атлантики, ночи любви, ночи, в которые Зефирина заново узнала тело Фульвио, а Фульвио – тело Зефирины. Она делала его своим рабом, он ее – одалиской. Он уже не мог обходиться без нее. Как можно было забыть медовый вкус ее кожи, пьянящий запах ее волос, нежное золотое руно внизу? Они смотрят друг на друга с побледневшими от наслаждения губами. Их глаза блестят. Зефирина, раскинувшись, стонет, ожидая высшего мгновения страсти. Она вытягивает руки, привлекая Фульвио. С рычанием он опускается на нее, сначала мягко проникает в это укрытие, предназначенное для него… Жар этого гнезда опьяняет его. Оно обжигает… переполняет его… Губы Фульвио ищут рот Зефирины. Они задыхаются, отдают себя, стремятся друг к другу. Они до такой степени созданы друг для друга, что с трудом в это верят.

   Они вместе вскрикивают… вместе умирают в вечной пене на вершине наслаждения.

   Снаружи о борта галеры плещет морская вода.

   Через девяносто дней благополучного плавания путешественники, уже испытывавшие недостаток пресной воды, увидели, наконец, на горизонте землю.

   За это время они потеряли двух лам, трех лошадей и, увы, десятерых человек, умерших от болезней.

   Возбужденные, все собрались на палубе, обсуждая, что это за земли: коса ли Бретани или «рог» Португалии[180]. Зефирина держала Луиджи на ремешке, поскольку малыш теперь ходил и бегал повсюду.

   Фульвио удалось избежать встречи с испанскими галионами. Все надеялись, что достигли берегов Франции и, стало быть, не попадут в застенки Карла V.

   Белые чайки летали над мачтами.

   Гро Леон хлопал черными крыльями в знак радости. Маленькие суденышки рыбаков шли навстречу тяжелой незнакомой галере.

   Из предосторожности, по распоряжению Фульвио, флаги на судне были спущены.

   – Эй, там, на лодке! Где мы находимся? – крикнул он по-французски.

   – God damn, man, what wind blows thee here?[181]

ГЛАВА XLI
ЭТИ «ПРОКЛЯТЫЕ» АНГЛИЧАНЕ

   – И каковы же эти дикари, княгиня Фарнелло?

   – Как вы и я, ваше величество, – ответила Зефирина. Она сопроводила свои слова изящным реверансом. Услышав этот смелый ответ, Генрих VIII нахмурил рыжие брови. Его лицо здоровяка и любителя охоты, побагровело. Весь двор трепетал, предчувствуя, как омрачится этот прекрасный солнечный день одним из знаменитых приступов гнева короля Англии.

   Все уже отступили от этой дерзкой Зефирины Фарнелло. Генрих VIII, однако, продолжал стоять перед ней, широко расставив крепкие ноги. На его бычьей шее вздулась вена.

   – Что это значит, миледи?

   Зефирина, улыбаясь, выпрямилась, в своем пышном голубом платье а ля Тюдор, с глубоким прямоугольным вырезом.

   – Это значит, сир, что у них есть глаза, нос, рот, тело и, клянусь, все остальное!

   В плоской шляпе с пером, усыпанный золотом и серебром, толстый Генрих разразился грубым хохотом.

   – Все… абсолютно все? Вы уверены, миледи?

   – Согласно моим наблюдениям, естественно, я имею ввиду взглядом…, а не на ощупь… да, ваше величество.

   Генрих расхохотался. Успокоенные придворные последовали примеру короля. Они опять приблизились к Зефирине, имевшей счастье угодить ему.

   – Но у вашего короля инков есть… вы понимаете, о чем я спрашиваю, миледи? – произнес король, сделав красноречивый жест.

   – Я предполагаю, сир, не более того, как и в случае в вашим величеством; однако я не могу утверждать это в отношении короля инков, поскольку находилась не столь близко к его королевской персоне! И, конечно, к его королевскому предмету.

   Скромно опустив глаза, Зефирина снова присела в реверансе. Она попала в точку. Шутки именно в таком фривольном духе обожал Генрих. Он стоял в своем пестром, отороченном мехом наряде, и его круглое брюхо содрогалось от смеха.

   – Ха! Ха! Ха! Королевский предмет… Намотайте себе на ус, сударыни, только француженка обладает таким остроумием.

   – Француженка, в замужестве ставшая итальянкой, ваше величество! – поправила Зефирина.

   – Верно. Где этот счастливый смертный, который обладает женщиной со столь хорошо подвешенным языком… Приведите его и Монтроза тоже.

   Один из придворных бегом спустился к Темзе в поисках князя Фарнелло, который беседовал у реки со своим другом Мортимером.

   Генрих VIII повернулся к двум вельможам, которые приветствовали его.

   – Милорд Фарнелло, мы вас поздравляем с вашим выбором. Миледи Зефирина развеяла нашу скуку… О-хо-хо… – (Толстый Генрих зевал.) – Монтроз, ты хорошо сделал, что привез их в Виндзор. Появляйтесь при дворе, когда хотите, князь Фарнелло и… О-о-х, однако, не пора ли ужинать? – забеспокоился Генрих, поглаживая пальцами в перстнях свой толстый живот. – Вы идете, любовь моя?

   Он обернулся к прекрасной Анне Болейн, в которую, по-видимому, все еще был влюблен. Хрупкая и болезненная молодая женщина последовала за своим коронованным любовником. Зефирина почувствовала к ней жалость. Ей показалось, что у Анны был слишком печальный вид для фаворитки короля.

   – Король Генрих разводиться с королевой Екатериной, чтобы жениться на миледи Анне, – прошептал Мортимер.

   – Это вызовет много перемен здесь, мой дорогой, – заметила Зефирина.

   – Да, мы в Англии менять религию… не быть католики!

   – И только? – усмехнулся Фульвио.

   – Не смеяться, лицо мира быть изменено!

   – Вы хотите сказать, Мортимер, что собираетесь стать протестантами?

   – Да, нас ждет большой раскол! Стать протестантами, чтобы… протестовать против папа!

   – И все потому, что король женится на Анне Болейн! Невероятно! – поразилась Зефирина.

   – Чтобы жениться на вас, моя любовь, я стал бы язычником, – бросил Фульвио.

   – Но вы и так язычник! – ответила Зефирина, смеясь.

   Нежно обнявшись, Фульвио и Зефирина поднялись по аллеям к Виндзорскому дворцу, в сопровождении своего друга Монтроза, который представлял их придворным.

   Высадившись в Плимуте, чета Фарнелло спешно послала Паоло в замок Монтроза на побережье Корнуэлла. По счастью, милорд Мортимер находился на своих землях и собирался произвести перепись своих овец числом в шесть тысяч! Краткая записка, принесенная слугой-ирландцем Фицпатриком, была ответом герцога друзьям: «Приезжайте скорей».

   Фульвио продал несколько камней. Золото он распределил между своими людьми, которые горячо благодарили своего капитана. Они с волнением расстались в порту Плимута, и каждый отправился навстречу своей судьбе.

   Галеру изрядно потрепало в долгом путешествии. Починка обошлась бы слишком дорого. Поэтому князь и княгиня Фарнелло покинули свое судно вместе с малышом, верными товарищами, Пандо-Пандо, Гро Леоном, лошадьми и оставшимися в живых ламами.

   Экипаж, запряженный четверкой лошадей, с кучером, лакеем и стражами на подножках, доставил молодую чету к Монтрозу.

   Английский герцог умел жить! Трое молодых людей встретились с искренней радостью.

   – Ао! Я очень счастливый, вы живой… Фарнелло! – воскликнул белокурый Мортимер, прижимая к груди своего друга Фульвио.

   – Я еще более счастлив. Надеюсь, вы больше не страдаете от раны после нашей злосчастной дуэли? – поинтересовался с тревогой князь.

   Выказывая должную признательность и приветливость хозяину, Зефирина держалась от него на дистанции. Она помнила его натиск в Мадриде, но Мортимер, казалось, все забыл.

   Зефирина наслаждалась прогулкой по зеленеющему английскому полю.

   Луиджи посадили на пони. Пили овечье молоко. Мадемуазель Плюш кокетничала с Фицпатриком. Пандо-Пандо с помощью Паоло, Пикколо, Буа-де-Шена и Ла Дусера привыкал к новому миру. Индеец, как и ламы, вызывал любопытство местных жителей. Гро Леон любезничал с одной из голубок.

   Фульвио и Мортимер часто ходили на лисью охоту. Зефирина иногда сопровождала их. Подобно амазонке, она лихо преодолевала верхом изгороди и рвы.

   Зефирина вновь превращалась в княгиню Фарнелло.

   Именно в эти отрадные дни она поняла, что, возможно, беременна. То, что ребенок был зачат на корабле, наполняло ее радостью. Она видела в этом чудесный знак, еще более сближавший ее с Фульвио и стиравший прошлое.

   Несмотря на настойчивые возражения Плюш, она ждала окончательного подтверждения своей догадки, ни слова не говоря князю. Ведя приятную жизнь у Монтроза, она постоянно думала о Коризанде. Ей не терпелось вернуться во Францию, чтобы вновь обрести свою дочь. Проведя несколько недель в этих владениях, они покинули замок и направились в Лондон.

   Мортимер предложил князьям Фарнелло приют в своей резиденции в южной части города, где сады спускались к самой Темзе.

   Фульвио продал одному лондонскому ювелиру за хорошую цену рубин. На вырученные деньги они оделись по моде Тюдоров, и герцог Мортимер повез своих друзей ко двору в Виндзор.

   Встреча с Генрихом VIII прошла очень удачно. В экипаже, который вез их в Лондон, Мортимер пребывал в хорошем расположении духа.

   – Что вы сказали его величеству, он так развеселился? – спросил Фульвио с любопытством.

   Зная его ревнивый характер, молодая женщина ответила уклончиво.

   На лондонском мосту они обнаружили скопление повозок и зевак. Люди сгрудились, наблюдая водные состязания на Темзе.

   Поодаль на своего рода деревянной арене разворачивался медвежий бой.

   Мортимер приказал остановить экипаж, предложив своим друзьям прогуляться в толпе. Они завернулись в плащи, чтобы избежать охотников за кошельками. Зефирина забавлялась, наблюдая это пестрое сборище, состоявшее из нищих, ремесленников, буржуа и знатных господ. Втроем они вошли в кабачок выпить кувшинчик очень уважаемого в Англии напитка, который варили из проросшего ячменя и ароматизировали цветами хмеля.

   Жители острова называли эту золотистую жидкость bier[182]. Зефирина проявила умеренность. Иначе обстояло дело с Мортимером и Фульвио, которые осушали кружку за кружкой. Потеряв твердость в ногах, они не были в состоянии забраться в экипаж. Зефирина призвала на помощь Пикколо и Фицпатрика.

   Помощники так «напробовались» этого проклятого напитка, что были ничуть не лучше своих господ. Что же до кучера, он был весел и не мог подняться со своего сиденья, словно его к нему пригвоздили.

   Разгневанная Зефирина затолкала Фульвио и Мортимера в карету.

   Они рухнули на пол с безудержным смехом.

   Высунувшись из окна экипажа, Зефирина приказала кучеру ехать домой, умоляя небо, чтобы оно уберегло их от падения в яму.

   В большой гостиной оба упали в кресла, отказавшись от отвара ревеня, превосходного средства против опьянения, которое Зефирина им предлагала. Мортимер поднялся, чтобы потребовать у слуг два кубка с их любимым напитком.

   Во время новых возлияний с Фульвио Мортимер, захваченный внезапной идеей, прокричал:

   – Ах! Мой добрый друг Фульвио! Вы не знать, как я… Добрый друг!

   – Еще бы я не знал! Ты, Мортимер, ты – мой брат, – заверил Фульвио, с трудом шевеля языком.

   – Да мой брат!

   Мортимер сжал Фульвио в объятиях. Под раздраженным взглядом Зефирины они обнимались, крепко похлопывая друг друга по спине.

   – Я так любить вас, Фульвио… что жениться на ваша вдова!

   Мортимер плакал. Фульвио тоже.

   – Мой друг, Мортимер, ты жениться на моей вдова?

   – Да, дорогой, я сказать бедная маленькая Зефирина, вы стать миледи… Монтроз… Я заменить Фульвио во всем!

   Зефирина заметила, как взгляд Фульвио изменился, невзирая на пары алкоголя. Она решила вмешаться.

   – Вы оба не понимаете, что говорите. Идите спать. Она взяла Фульвио за рукав, но муж оттолкнул ее.

   – На…зад су…да…рыня.

   Фульвио схватил Мортимера за грудки и, стоя с ним нос к носу, прорычал:

   – Ты говоришь, что просил мою жену… вступить в брак?

   – Да… для… дружбы.

   – И что она тебе ответила?

   – О! Да, очень довольная бедная маленькая Зефирина, покинутая! Он сказал да!

   – Но это неправда! Не слушайте его, я отказала! – воскликнула Зефирина.

   Слишком поздно, шпага Фульвио уже вылетела из ножен.

   – Защищайтесь, Мортимер! Вы оскорбили мою честь!

   – Я… не понимать… вы хотеть драться?

   Мортимер запутался, пытаясь извлечь свою шпагу.

   – Остановитесь, вы сошли с ума!

   Рискуя попасть под удар, Зефирина пыталась встать между ними: – Но вы же друзья, поймите…

   – О… отойдите, из…менница! – вскричал Фульвио.

   – На помощь!

   Зефирина бросилась искать подкрепления в передних. Она вернулась с Паоло, Ла Дусером и Буа-де-Шеном. Слишком поздно, клинки уже пошли в ход.

   Поединок протрезвил Фульвио. Он дразнил Мортимера. Последний отступал, уворачиваясь.

   – Это нас освежило! – кричал Фульвио.

   – На этот раз… я вас убиваю… друг!

   – И женитесь на моей вдове! – с сарказмом бросил Фульвио.

   Сделав выпад, он нанес удар, который оцарапал колет Мортимера. Несмотря на опьянение, оба оставались отменными фехтовальщиками. На глазах Зефирины, у которой от ужаса подкашивались ноги, они входили в раж, ловко отпрыгивали влево и вправо, парировали удары, наносили ответные, обегали вокруг статуй, переворачивали столы и стулья, повторяли обманные движения и обходы. Фульвио искал окно. Алкоголь не позволял ему быть вполне уверенным в своих движениях. Мортимеру тоже. Оба дуэлянта сделали выпад одновременно. И одновременно получили раны: один в руку, другой в бедро.

   Зефирина с криком бросилась к Фульвио, который упал у ног Мортимера.

   У герцога рука была в крови.

   – В следующий раз, клянусь… я вас убью!

   – Несчастный, – сморщился Фульвио, держась за бедро. – Это я вас убью… и с превеликим удовольствием.

   Пришлось их разнимать, они перешли на кулаки.

   Оставаться после всего было по меньшей мере затруднительно. Хирург осмотрел рану Фульвио и объявил, что ранение не смертельно. Зефирина встретилась с Мортимером, у которого рука висела на перевязи.

   Английский лорд протрезвел. Сконфуженный случившимся конфликтом, он, понурив свою белокурую голову, признал, что наговорил лишнего.

   Зефирина сухо поблагодарила его за гостеприимство, и семейство переехало на постоялый двор в старом городе. После восьмидневной лихорадки Фульвио оправился. Его отношение к произошедшей стычке не отличалось от того, какое продемонстрировал Мортимер.

   Смущенный, подобно большому ребенку, он позволял жене ухаживать за собой. По обоюдному согласию супруги не возвращались к теме поединка. Только дурак Гро Леон кричал:

   – Sangdieu! Spectaculaire! Sang! Saigner! Saignoir![183]

   Потеряв терпение, Зефирина заперла его в шкаф. Ей надоела эта Англия и эти проклятые островитяне с их пивом и вечными поединками…

   Фульвио еще прихрамывал. Ничего не говоря Зефирине, он отправился в матросскую таверну на берегу Темзы. Там свел знакомство с английским капитаном, который готовился через восемь дней отплыть на своем плашкоуте[184] из Портсмута в Дьепп. За один бриллиант (мешок был уже почти пуст) Фульвио получил место на борту вместе со своей маленькой семьей, лошадьми и ламами, которые, судя по виду, хорошо переносили британский климат с его туманами.

   Когда князь сообщил новость жене, от радости она бросилась ему на шею и призналась, что ждет ребенка. Еще один ребенок! Фульвио был вне себя от счастья.

   Ночью их примирение было страстным.

   В Портсмуте Луиджи сидел на руках мадемуазель Плюш. Зефирина и Фульвио с мостика наблюдали за маневрами судов, когда с пристани раздался оклик:

   – Старый друг!

   Это был красавец Мортимер Монтроз, элегантный и такой безмятежный, как будто ничего не произошло. Лорд поднялся на борт. Он прибыл не как «друг», а как полномочный представитель Генриха VIII. «Его величество сожалеет, что не удалось встретиться с Фарнелло в Виндзоре еще раз. Король предлагает его светлейшему высочеству князю Фарнелло мирный договор и хартию дружбы между Англией и его княжествами Сицилией и Ломбардией. Толстый Генрих ищет союзников, независимых от короля Франции и Карла V, в Италии, какими бы маленькими они ни казались в сравнении с его большим животом».

   Толстый Генрих не изменился. Все такой же хитрец. Единственный из трех владык, который всегда заставлял Европу таскать для себя каштаны из огня.

   Первой мыслью Фульвио было отказаться. Зефирина отвела его в сторону. Она по-прежнему любила политику.

   – Подумайте, мой друг, речь не идет о союзном договоре, который мог бы вовлечь нас в случайную войну. Это договор о мире и дружбе. Латинское amicitas означает: чувство привязанности или симпатии, а pax – взаимоотношения между лицами, которые не находятся в ссоре… Мы ничего не теряем, а только выигрываем, поставив свою подпись рядом с подписью толстого Генриха…

   – Ваше рассуждение понравилось бы моему другу Макиавелли, – заметил Фульвио. – Как приятно иметь ученую жену!

   Это насмешка? К великому изумлению Зефирины, ее супруг, суверенный глава государств, о которых не мог бы сказать, существуют ли они еще, подписал хартию-соглашение с Генрихом VIII.

   Корабль снялся с якоря. Мортимеру пришла пора сойти на берег.

   Выполнив свою миссию, Монтроз пожал Фульвио руку.

   – До следующего раза, Мортимер! – сказал князь со значением.

   – Будьте осторожны, Фульвио, в третий раз я вас убью! – пригрозил Мортимер полусерьезно, полушутя.

   – Следующего раза не будет, – твердо пообещала Зефирина, разводя их.

ГЛАВА XLII
МИЛАЯ ФРАНЦИЯ

   – Знаешь, Фульвио, наверное, сама судьба привела меня сюда. Мне нужно исполнить одно священное для меня обещание, – сказала Зефирина, когда через два дня они прибыли в порт Дьепп.

   Супруги оставили Луиджи под присмотром мадемуазель Плюш в местной гостинице, где сладко пахло воском и яблоками.

   Зефирина с трепетом ступала по земле столь давно покинутой ею Франции, восхищалась красотой города и любезностью его жителей. В нескольких словах она объяснила мужу, в чем состояло ее поручение.

   Сопровождаемые Паоло и Пикколо, Зефирина и Фульвио отправились на поиски дома мессира Жана Анго, арматора.

   Они остановились перед роскошным дворцом, украшенным деревянной позолоченой резьбой и обрамленным итальянскими террасами.

   – Мессира Анго сегодня нет дома. Его превосходительство отбыли в свой владения в Варанжевиль, – ответил вышколенный лакей. – Это недалеко отсюда, – добавил он, указав им дорогу.

   Супруги Фарнелло скакали вдоль берега моря, мимо пляжей и скал, пока вдалеке, под тусклым серым небом Нормандии перед ними не вырос настоящий флорентийский дворец.

   Виолы и лютни гармонично вплетали свои напевы в рокот прибоя. Мэтр Анго давал бал в своем парке.

   Фульвио и Зефирина назвали свои имена. Мажордом провел их в пустую гостиную.

   Из окон дворца Зефирина увидела великолепный парк, простиравшийся до самого моря, пенящегося белыми барашками волн.

   – Вы хотели говорить со мной?

   В комнату вошел сам великий арматор. Это был полный мужчина лет пятидесяти, с лукавым лицом и голубыми, как у всех нормандцев, глазами; взор его был живым и проницательным.

   Обменявшись общепринятыми приветствиями, Зефирина начала свой рассказ:

   – Мессир Анго, мне довелось оказаться в камере, где сидел Жан Флери…

   – Увы, увы… Карл V отнял у меня моего друга, приказав казнить его, хотя я предлагал за его освобождение 50 000 экю! – поспешно вздохнул Анго.

   – Он знал, что должен умереть, и взял с меня клятву рассказать вам, где он спрятал большую часть сокровищ Монтесумы, – произнесла Зефирина.

   Мэтр Анго смотрел на супружескую пару, принадлежавшую, судя по манерам, к высшей аристократии, и не мог понять, откуда этой молодой прекрасной женщине стала известна столь важная тайна.

   – Мессир, на мысе Аг, к северо-западу от Котантена, вы найдете большой камень высотой примерно шесть футов, очертаниями напоминающий лошадь. Под ним Жан Флери спрятал две шкатулки с драгоценными камнями и дорогими украшениями… У него не было времени вернуться в Дьепп и предупредить вас: он отплывал на перехват испанских судов… Это было его последнее плавание, тогда-то его и схватили! – взволнованно завершила Зефирина.

   Всякий раз, вспоминая об аресте Жана Флери, она испытывала тягчайшие угрызения совести.

   Мэтр Анго не хотел отпускать от себя Зефирину и Фульвио.

   – Вы мои гости! – истинно королевским тоном объявил арматор.

   Отослав двоих слуг на мыс Аг, он отправил карету за Луиджи и спутниками своих новых гостей.

   Если Жан Анго и был изумлен, увидев сопровождавшую князей Фарнелло свиту, то, во всяком случае, сумел это скрыть. Впрочем, и ламы, и инка Пандо-Пандо были для него равно экзотическими животными.

   Со всей округи стекались нормандцы – поглазеть на диковинных животных и индейца в наряде из перьев.

   Зефирина была в отчаянии, видя, как томится Пандо-Пандо. Ему было плохо без своего солнца и без своих богов.

   Две недели князь и княгиня Фарнелло наслаждались гостеприимством Жана Анго.

   – Seigneur! Saumon! Sardine! Saucisse![185] – каркал Гро Леон.

   Он вполне оценил превосходную кухню Варанжевиля.

   С самого приезда в Нормандию Буа-де-Шен не находил себе места. Однажды утром, взволнованно теребя в руке шляпу, он пришел к супругам и заявил, что расстается с ними.

   Свою долю сокровищ он хотел употребить, чтобы купить:

   – Хорошенький кусочек лужка с дюжиной упитанных коровок, мощного бычка, трех свинок, всякой мелкой живности и чудесную несушку! И все это неподалеку от Вайе.

   Зефирина и Фульвио с сожалением расстались со своим верным другом.

   – Берегите себя, мадам Зефирина! И вы тоже, капитан. Может, еще и свидимся; когда будете в Нормандии, заверните как-нибудь ко мне на ферму! – крикнул нормандец, вскакивая на лошадь.

   Со слезами на глазах, Зефирина вернулась в замок Варанжевиль. Трепетно, как делают все беременные женщины, она положила руку себе на живот. Ребенок зашевелился.

   Князь и княгиня Фарнелло покидали Варанжевиль в роскошной карете, в сопровождении нескольких повозок, запряженных великолепными лошадьми, – это были подарки Жана Анго.

   – Я не знаю, что нас ожидает, мессир Анго, а поэтому не могу пригласить вас к себе, чтобы отблагодарить за ваше гостеприимство и доброту! – сказал Фульвио, прощаясь с арматором.

   – Удачи вам, сеньор Фарнелло… Да хранит Бог вас и княгиню Зефирину! Ваш приезд скрасил мою стариковскую жизнь.

   Они уже въезжали в Париж, когда их нагнал посланец арматора. Он привез шкатулку из черного дерева.

   Зефирина открыла ее. На шелковой подушке лежал огромный изумруд, а рядом записка: «На память о Жане Флери. Ваш Жан Анго».

   Столь деликатным поступком арматор не только хотел выразить супругам свою признательность, но и сообщал им, что нашел шкатулки с сокровищами Монтесумы.

   Только в Париже Зефирина решилась рассказать Фульвио, как она «продала» Жана Флери. Фульвио успокоил ее.

   – Любовь моя, прекратите мучить себя: Случилось только то, что должно было случиться.

   – Но, Фульвио, я…

   Он замкнул ей губы поцелуем.

   – Вы не сделали ничего плохого. Сами того не сознавая, вы исполнили предначертание судьбы.

   – Вы, Фульвио, поклонник науки, верите в существование высших сил?

   – Высшие силы находятся в самом человеке, любовь моя. Он даже не подозревает, сколько всего ему предстоит сделать и открыть. Как уже предсказал мессир Леонардо да Винчи, человек поднимется в воздух на летательных машинах, которые будет приводить в движение при помощи ног. Возможно, он погрузится и на морское дно…

   Зефирина испуганно перекрестилась.

   – Вы забываетесь, Фульвио, не следует так говорить, вас могут услышать!

   – Не бойтесь, милая, я уже был осужден инквизицией, нельзя же дважды арестовать дьявола! – рассмеялся Фульвио.

   Он поцеловал жену, и, обнявшись, они вернулись в гостиницу, где Луиджи уже успел поставить все вверх дном.

   – Мадам, если мы и дальше будем жить как цыгане, я умываю руки! – угрожающе начала Плюш, испытывавшая невыразимые мучения, пытаясь призвать к порядку разбушевавшегося Луиджи.

   – Черт! Нечисть! Ну, вылитая мамзель Зефи! – заявил Ла Дусер, чем очень насмешил Фульвио.

   В Париже король расположился в Турнельском дворце[186], неподалеку от Бастилии, но, как всегда неугомонный, уехал на охоту в окрестности замка Сен-Жермен-ан-Лэ.

   Князь и княгиня Фарнелло выехали следом… Франциск I уже снялся с места и вместе со всем двором направился в долину Луары.

   Чем дальше ехала Зефирина по дорогам Франции, тем больше ей казалось, что она впервые совершает это путешествие. Рядом с Фульвио она заново открывала свою страну, восхищалась разбросанными среди лесов деревнями, взметнувшимися в небо стрелами колоколен и капризной Луарой, несущей свои серебристые воды меж покрытых виноградниками берегов.

   В Менге князя и княгиню, а также их спутников постигло несчастье. Умер Пандо-Пандо. Несколько дней он ни с кем не разговаривал, отказывался от еды – он позволил смерти тихо забрать себя.

   Ни один священник не пожелал освятить могилу язычника. Фульвио и Зефирина с трудом нашли место, чтобы пристойно похоронить его. После долгих поисков один молодой аббат, менее непреклонный, чем его собратья, согласился похоронить его ночью на кладбище своей церкви. Он даже прочитал над покойным короткую молитву и перекрестил его.

   Над его могилой Фульвио и Зефирина сделали надпись, имевшую двойной смысл:

   «Пусть Господь и Солнце примут нашего друга на небесах».

   Они оставили кошелек, набитый экю, попросив хорошенько ухаживать за могилой, и продолжили свой путь.

   Зефирина тяжело переживала смерть Пандо-Пандо; она винила в ней себя. В довершение дорожная тряска вконец измучила ее.

   Принимая во внимание состояние Зефирины, было решено передвигаться по воде. Карету, повозки и людей погрузили на две баржи, и перевозчики потянули их по реке по направлению к Блуа. Франциска там уже не было, он отправился в Шамбор… нет, в Амбуаз!

   Фульвио худел. Они следовали за королевским кортежем, свита же короля не оставляла после себя ни единой курицы, ни одного цыпленка. Вечно странствующий король вез за собой в обозе шесть тысяч дворян и двенадцать тысяч слуг (обойщиков, конюших, лакеев, погонщиков мулов и прочую обслугу).

   Во Франциске I пробудился дух первых Капетингов, проводивших в походах большую часть жизни.

   Наконец, двор остановился на несколько дней в Амбуазе. Разместив свою маленькую семью в гостинице, Фульвио и Зефирина, облачившись в парадные одежды, поднялись в замок. В платье из золотистой ткани, отделанном бархатом и серебряными кружевами, княгиня Зефирина Фарнелло попросила аудиенции у его величества.

   Из осторожности было решено, что Фульвио, бывший противник Франциска I, смешается с толпой придворных и будет ждать известий от жены.

   Подобная тактика не нравилась Фульвио, однако Зефирина была непреклонна.

   – Моя дорогая дочь, какое счастье… А мы уже думали, что ты исчезла!

   На виду у всего двора Франциск I раскрыл объятия Зефирине, словно блудной дочери. Молодая женщина смотрела на своего короля. Заключение состарило его. Смех утратил беспечную веселость. Карие глаза с грустью смотрели на мир. Франциск I страдал, но был по-прежнему великолепен; камзол его был сплошь расшит золотом и усеян драгоценными камнями, из-под камзола виднелась богато вышитая черная шелковая рубашка, на боку висела шпага в белых бархатных ножнах.

   Под завистливыми взглядами придворных Франциск I увлек Зефирину в сад, раскинувшийся над Луарой.

   После того как он рассказал о себе, о неудавшемся побеге – со смехом, об освобождении, о вечном поединке со своим «братом» Карлом V, король пожелал узнать, что произошло за это время с Зефириной.

   Она поведала ему о своем путешествии, очаровала его описанием королевства инков, рассмешила рассказом о толстом Генрихе VIII и плавно перешла к своей встрече с мужем, князем Фарнелло Ломбардским.

   К ее удивлению, Франциск I подтвердил, что «был бы весьма рад, если бы Зефирина представила ему своего дорогого мужа». Со времен Мариньяна и Павии много воды утекло.

   К королю приблизился Анн де Монморанси. Он и Зефирина холодно приветствовали друг друга. Он все еще считал ее выскочкой, Зефирина же по-прежнему не терпела зануд. Присутствие Монморанси напомнило кое о чем королю. Он наморщил свой длинный нос.

   – Анн… Где Миньон?

   Зефирина знала, что король так называл свою сестру Маргариту. Забывшись от радости, она воскликнула:

   – А разве ее королевское высочество здесь?

   – Ее величество королева Наварры! – уточнил, улыбаясь, Франциск. – Да, Миньон проездом из своих владений решила навестить нас… и мадам моя сестра не одна! – добавил он лукаво.

   – Зефирина, милая Зефирина… какой приятный сюрприз!

   Королева Маргарита Наваррская подбежала к подруге и нежно обняла ее. Месяц назад в Сен-Жермене она родила дочь, маленькую Жанну[187]. Как и все матери в мире, она гордо показала ее Зефирине.

   Ко всеобщей неожиданности, Маргарита, поэтесса и педант, с упоением возилась с малышкой.

   Заглянув в колыбельку и полюбовавшись юной принцессой, Зефирина выпрямилась; сердце ее неистово билось. Она ожидала, что королева Наварры сообщит ей о другой маленькой девочке.

   Зефирина, ни жива и ни мертва от страха, кусала губы, ни решаясь прервать болтовню Маргариты.

   Не сознавая своей жестокости, королева Наваррская рассказывала о своих придворных дамах, о своем дворе в По, о поэтах и протестантах, которых она принимала у себя, о своем супруге, прекрасном Анри, умелом, храбром военачальнике и отважном воине, в которого, казалось, она была сильно влюблена.

   Зефирина так ослабела, что была вынуждена прислониться к спинке кресла. Раз Маргарита ничего не сказала о Коризанде, значит, случилось какое-то страшное несчастье.

   Слуга Сильвиус принес государыне часослов с прекрасными миниатюрами. Прервав приветственные излияния Сильвиуса в адрес княгиня Фарнелло, Маргарита прошептала ему на ухо несколько слов. Сильвиус быстро вышел.

   – Мадам… – прошептала Зефирина. – Я готова услышать любую правду, пусть даже самую страшную!

   И не выдержав душевного напряжения, она упала к ногам Маргариты. Рыдая, она целовала край платья королевы.

   – Полно… Успокойся, – заговорила Маргарита, гладя золотые волосы Зефирины. – Не волнуйся, разве так готовятся к встрече с дочерью?

   При этих словах Зефирина невидящим взором взглянула на Маргариту, и по ее щекам заструились слезы. Улыбаясь, мадам Маргарита указала на маленькую дверь, скрытую гобеленом. Сильвиус только что откинул ковер, чтобы пропустить маленькую девочку с большими зелеными глазами и длинными золотистыми волосами. Настоящая куколка, малышка, путаясь в длинном платье с фижмами, заковыляла к матери.

   – Коризанда! – воскликнула Зефирина, протягивая руки ей навстречу.

   – Она похожа на вас как две капли воды, дорогая, – заявил Фульвио, глядя на дочь.

   Эмилия хорошо позаботилась о девочке. Она без устали рассказывала Зефирине о жизни Коризанды при Наваррском дворе. Маргарита обожала девочку, она сдержала слово и заботилась о ней, как о собственном ребенке. Сильвиус был само снисхождение по отношению к «бедной сиротке». Никто не сомневался, что Зефирины больше нет в живых.

   Счастье, как и несчастье, никогда не приходит одно: великодушный король Франциск особым указом вернул Зефирине земли и поместья, замки Багатель и Сен-Савен, разоренные и пришедшие в упадок со времен битвы при Павии, а затем еще более захиревшие после смерти маркиза Багателя, отца Зефирины.

   – Тогда я была очень несчастна, – произнесла Зефирина, глядя на мощные башни Сен-Савена.

   Она только что вступила во владение своими поместьями и сейчас стояла, опираясь на руку мужа.

   – Ты меня радуешь! – насмешливо заметил Фульвио.

   – Именно поэтому я и была несчастна! – с улыбкой ответила Зефирина.

   – Мой выкуп! – проговорил Фульвио.

   – Здесь умерла от яда моя мать, отравленная доньей Герминой…

   – Не думай больше об этом, радость моя.

   Фульвио был прав; они обосновались в значительно менее мрачном замке Багатель.

   Близнецы Луиджи и Коризанда встретились так, будто они никогда не расставались. Под снисходительным взором мадемуазель Плюш и карканье Гро Леона они играли и бегали по аллеям парка.

   Всем женщинам война успела изрядно надоесть. Благодаря «дамскому миру», мадам Луиза, мать Франциска I, и Маргарита Австрийская, тетка Карла V, заключили союз с целью примирить своих непослушных детей. В Камбре, наконец-то, был подписан мирный договор.

   Королева Элеонора, сестра Карла V, соединилась со своим мужем Франциском I.

   Среди всех этих событий король Франциск предоставил частную аудиенцию князю и княгине Фарнелло. Начало ее было неудачным.

   Похоже, Франциск I был не в духе. Зефирина хорошо знала его. В этот день его длинный нос был излишне заострен.

   – Итак, князь Фарнелло, галеры моего «брата» Карла пошли вам на пользу?

   – А разве ваше величество извлек пользу из тюремного заключения? – не замедлил ответить Фульвио.

   – В каком же сейчас состоянии находятся ваши итальянские поместья?

   – Вероятнее всего, в том, в каком их оставили войска вашего величества…

   Франциск I закашлялся.

   – Вы были при Павии, князь Фарнелло?

   – Да, ваше величество.

   – Сражаясь за Карла Испанского?

   – За себя самого, ваше величество.

   – И что же вы выиграли?

   – Жену, сир!

   Ответ королю понравился. Он рассмеялся и сделал знак Зефирине и Фульвио сесть на табурет напротив него. Привычным жестом, сам того не замечая, он пощипывал свою каштановую бородку.

   – Карл V считает себя победителем, – вполголоса начал король. – Он император в Германии, король в Испании. Его брат Фердинанд правит в Венгрии, его сестра – в Нидерландах, его тетка управляет Миланом. У него есть Штирия[188], Каринтия[189] и Тироль… Но у него нет Бургундии. Он хочет ехать к себе во Фландрию и шлет нам чрезвычайного посла, чтобы получить разрешение проехать по земле Франции, которое, быть может, мы ему и дадим – как любому простому смертному.

   «Вот почему Франциск в таком плохом настроении!»

   – Все эти государства слишком велики!.. – воскликнула Зефирина, забыв о том, что она перебивает короля. – «Карл-мошенник» не может управлять всем!

   Франциск весело рассмеялся, услышав кличку, которой Зефирина наградила Карла. Затем продолжил:

   – Ты права, дочь моя… «Карл-мошенник» вынужден будет умерить свои аппетиты. Но Италия разделила нас навсегда. Возвращайтесь в ваши княжества, князь Фарнелло. Мы не возражаем видеть вас подле княгини, чья родина – Франция… Мы предлагаем вам заключить союз и дать обещание быть справедливыми друг к другу…

   Прижав руку к сердцу, Фульвио поклонился.

   – Мирный договор, сир, и документ о дружбе! – предложил он.

   – Прекрасно сказано! – воскликнул Франциск I.

   Зефирина и Фульвио обменялись понимающими взорами. Можно было подумать, что все короли Европы, наконец, решили договориться.

   Со времен резни в Павии и ужасов осады Рима[190] мир переменился.

   Генрих VIII разбавил свое пиво, Франциск I подлил в вино воды, а горделивый Леопард… был готов к переговорам.

   В таком состоянии духа Зефирина, счастливая тем, что ей удалось примирить Франциска I и мужа, вышла в королевскую приемную.

   Лавируя среди придворных, она не скрывала своей радости. Опираясь на руку мужа, она шептала ему:

   – Здесь нас больше ничто не удерживает, любовь моя… Пора возвращаться домой, наш ребенок должен родиться в Италии…

   Слова застыли у нее на губах. Привратник объявил:

   – Его превосходительство чрезвычайный посол его величества короля Испании.

   Одетый в черное, надменный, с презрительным выражением лица, навстречу Зефирине шел дон Рамон де Кальсада.

ГЛАВА XLIII
ТРИУМФ САЛАМАНДРЫ

   Дон Рамон! Вот уж поистине дьявольская шутка!

   Именно этого человека Зефирина никак не ожидала увидеть при французском дворе, именно этого человека она хотела бы вообще больше никогда не встречать.

   Зефирина не сумела скрыть своего замешательства. Проницательный взор Фульвио перешел с дона Рамона на жену. Зефирине нужно было во что бы то ни стало увести мужа.

   – Мадам, я счастлив вновь встретить вас живой и в полном расцвете…

   Дон Рамон отвесил ей ледяной поклон. Однако Зефирина чувствовала, как под черными ресницами глаза его заблестели. Вспоминая, каким образом они расстались, он наверняка ощущал себя смертельно оскорбленным.

   Словно в страшном сне, она представила обоих мужчин друг другу.

   – Князь Фульвио Фарнелло, мой супруг… дон Рамон де Кальсада…

   Было совершенно ясно, что оба дворянина отнюдь не испытывали симпатии друг к другу. Если дон Рамон знал Фульвио, то узнал ли князь в нем того таинственного посланца Карла V, который приходил к нему в тюрьму?

   – Знаете ли вы, мадам, что Карл V был очень недоволен вашим внезапным отъездом? – бросил дон Рамон.

   – Да-а!

   – Его величество ожидал вас в Толедо, – настаивал дон Рамон.

   – О-о-о! Господи, как здесь жарко… Мне не по себе, Фульвио. Не могли бы вы позвать карету? – умоляющим голосом произнесла Зефирина.

   Она принялась нервно обмахивать себя веером. Исполняя просьбу жены, Фульвио сухо поклонился дону Рамону и торопливым шагом двинулся через толпу придворных.

   – По… почему вы приехали сюда, дон Рамон? – спросила Зефирина, дрожа как в лихорадке.

   Оглядевшись, дон Рамон увлек Зефирину в оконную нишу.

   – Король Испании прислал меня обсудить условия его проезда через Бургундию – он едет к себе во Фландрию. Вот уж действительно препятствие! – усмехнулся дон Рамон. – А вы все так же прекрасны, нет, еще прекрасней. Вы ждете ребенка, – с горечью произнес он.

   – Да, дон Рамон… О! Вы все еще сердитесь на меня! Но меня можно понять, я должна была… Клянусь вам, я собиралась приехать к вам в Толедо, но…

   – Замолчите, ни слова больше. Вы посмеялись надо мной… Вы обманули меня и неплохо позабавились!

   – Нет, не говорите так! Послушайте, мы не можем разговаривать здесь… Приходите… на краю парка Багатель. Там, где идет дорога на Шамбор… будьте там сегодня днем… Между тремя и пятью часами мой муж обычно играет в мяч… я буду ждать вас возле маленькой часовни, когда часы пробьют три.

   – Я приду, – ответил дон Рамон.

   В карете, которой правил Ла Дусер, Зефирина закрыла глаза.

   – Тебе действительно стало плохо? – встревоженно спросил Фульвио.

   – Немного…

   – Мне показалось, что речь шла о дипломатическом недомогании, вызванном желанием удалить меня! – заявил он, вытягивая свои длинные ноги в жемчужно-серых чулках.

   – Вечно ты что-нибудь выдумаешь, любовь моя, – вздохнула Зефирина. – Ты же знаешь, что нет ничего, чего бы я не могла тебе рассказать.

   Эта ложь испугала ее. Она уже готова была во всем ему признаться, пусть даже он не сумеет понять ее, и за этим признанием последует ужасный разрыв.

   – Кто этот человек? – спросил Фульвио. – Мне, показалось, что я уже его где-то видел.

   Подавив душевный порыв быть правдивой до конца, Зефирина постаралась ответить как можно небрежнее:

   – Дон Рамон? Фаворит Карла V! Это он некоторым образом косвенно помог мне получить сведения о тебе, а главное, о Луиджи… Этот безукоризненный дворянин оказал мне в Мадриде кое-какие услуги, и я весьма признательна ему за них.

   Удовлетворившись таким весьма правдоподобным объяснением, Фульвио не стал настаивать.

   В половине третьего он в сопровождении Паоло и Ла Дусера отправился играть в мяч. Оставив близнецов под присмотром мадемуазель Плюш и Эмилии, Зефирина выскользнула из сада.

   – Scelerate! Sardine![191] – прокаркал Гро Леон. Она нервно шлепнула птицу по крылу. Привязав коня к изгороди, дон Рамон уже ждал ее возле часовни. Сняв шляпу, он поклонился ей.

   – Давайте немного погуляем? – предложила молодая женщина.

   Дон Рамон согнул руку в локте. Зефирина слегка коснулась ее пальцами. Она первой начала наступление.

   – Вы… вы хорошо доехали?

   – Великолепно!

   – Вы едете из Испании?

   – Нет, из Италии.

   – Вместе с его величеством Карлом V? – удивилась Зефирина.

   – Да, после сражений его величество решил заняться дипломатией, и он посетил… Павию, среди прочих городов…

   – А-а-а! А… вы… у вас все в порядке, дон Рамон?

   – Если вас интересует мое здоровье…

   – Sante![192] – проорал Гро Леон, взлетев на ветку. Дон Рамон остановился. Схватив Зефирину за руки, он устремил свой взор в ее огромные зеленые глаза; она выдержала его взгляд.

   – Я знал, что когда-нибудь непременно встречу вас, на этом свете или на другом. Почему… почему вы так бежали от меня? Почему не написали мне хотя бы слово? Я думал, вы умерли… или даже не знаю… Вы испарились. Неужели вам ни разу не пришло в голову, что я буду волноваться за вас, буду страдать? Я отправил на поиски сбиров, но безуспешно. Неужели я так напугал вас, или вы чувствуете ко мне такое отвращение, что решили, не предупредив, бежать от меня? Мне показалось, что вы все же испытывали ко мне некие чувства… я доказал вам свою привязанность… если ваш супруг остался жив, то только благодаря мне… И я сожалею об этом, да, сегодня я об этом сожалею! – мрачно завершил он.

   – Не говорите так, Рамон. И простите меня. Прошу вас, умоляю…

   Она искала слова, чувствуя, что обязана загладить свои ошибки. Она не могла оставить у себя за спиной такого врага, как дон Рамон.

   – Я упрекаю вас, Зефирина, в том, что вы убедили меня в своей любви, тогда как на самом деле вы только преследовали собственные интересы.

   – Но я вас любила, Рамон, искренне любила, вы произвели на меня неизгладимое впечатление, и сегодня меня мучит совесть…

   Казалось, дон Рамон облегченно вздохнул.

   – Так вы действительно любили меня?

   – Да, клянусь вам… Вы были моим первым… и единственным любовником… – утвердительно произнесла она, умоляя при этом провидение, чтобы оно никогда не свело его с Кортесом.

   Это второе признание, казалось, отчасти развеяло мрачные мысли дона Рамона. Он попытался обнять Зефирину.

   – Зефирина, божественная Зефирина… мне так не хватало тебя… вернемся к прошлому, нет ничего невозможного. Оставь его, поедем со мной… В Испании я сделаю тебя настоящей королевой.

   Он терял голову. Нежно, но вместе с тем решительно, Зефирина высвободилась из его объятий.

   – Друг мой, будь я свободна, я бы с радостью приняла ваше предложение, но вы сами понимаете – я уже не та, и мой долг…

   – Вы встретили мужчину вашей мечты! – горько воскликнул дон Рамон.

   – Я вновь обрела мужа, отца моих детей… – уточнила Зефирина, считая, что нет никакой необходимости рассказывать о своей любви к Фульвио.

   Она почувствовала, что встала на правильный путь. Дон Рамон несколько успокоился и вздохнул.

   – Ваше бегство, Зефирина, оскорбило меня. Ни об одной женщине я столько не думал, сколько о вас, Зефирина. Император, обычно столь невозмутимый, был искренне огорчен… Он несколько раз спрашивал меня о вас, а это не в его привычках…

   – Как чувствует себя император?

   – Император? Великолепно?

   – А его нервы?

   – Лучше… Образно говоря, «ваш» припадок был последним. Смотрите, а это даже любопытно, можно сказать, это вы избавили его от болезни. Вы же знаете, Карл V действительно хотел простить вас.

   – Но… это не поздно сделать и сейчас! – неожиданно произнесла Зефирина.

   – Это зависит от меня! – бравируя, заявил дон Рамон.

   – Я это знаю, Рамон. Но я также знаю, что вы слишком благородный человек, чтобы желать увидеть у своих ног некогда любимую вами женщину.

   – Вы правы, – надменным тоном произнес испанский вельможа.

   Зефирина не сдавалась.

   – Рамон, останемся друзьями. Мне бы хотелось, чтобы вы хоть немного любили меня… как сестру.

   – Сестру! – без всякого восторга повторил дон Рамон.

   – Ну да… (В отчаянии она заламывала руки.) Вы слишком великодушны, слишком могущественны, слишком умны, чтобы мстить. У вас такое нежное сердце…

   Хитроумная Саламандра знала, что лишняя толика лести в разговоре с мужчиной никогда не будет лишней.

   – Не забирайте у меня свой дар – вашу дружбу, а главное, подарите мне ваше уважение – ведь пока я могу только мечтать об этом! Ах, если бы вы знали, как я в них нуждаюсь!

   И она разрыдалась – совершенно без всяких усилий. Холодный и надменный дон Рамон был потрясен.

   – Перестаньте, Зефирина, я не выношу женских слез, и уж тем более не могу видеть, как плачете вы!

   – А я, как могу я жить… зная, что вы ненавидите и презираете меня!

   – Нет, Зефирина, нет, я согласен, я буду вашим другом, если никак иначе нельзя остановить ваши слезы.

   – Вы забудете прошлое!

   – Нет, этого я не забуду никогда… Но клянусь вам, сеньора, клянусь душой, что спрячу свои воспоминания далеко-далеко, запру их на ключ…

   – Тогда… приезжайте к нам в замок. Как друг, – прошептала Зефирина.

   – Как друг… – повторил дон Рамон, целуя ей руку. Когда Фульвио, еще разгоряченный игрой, вернулся из зала для игры в мяч, он нашел Зефирину в гостиной возле камина; она беседовала с тем самым испанцем, которого они сегодня встретили при дворе.

   – Дон Рамон де Кальсада прибыл предложить вам от имени его величества Карла V забыть старые распри… – быстро заговорила Зефирина, направляясь навстречу мужу.

   – Времена изменились, теперь впереди шествует дипломатия, монсеньор! – смиренно произнес дон Рамон.

   – Я весьма благодарен вам, ваша светлость. Но чем может быть полезен императору князь Фарнелло?

   Леопард по-прежнему был недоверчив.

   – Его величество желает установить мир в Италии. Он глубоко сожалеет о своей ошибке, из-за которой вы попали на галеры. Его величество был бы очень рад, если бы вы, ваше высочество вернулись в свои владения… Особенно, если я привезу ему составленный вами союзнический договор.

   – Союзнический договор… – повторил Фульвио… – в случае войны такой договор будет обязывать меня оказать поддержку войску его величества.

   – Господа, может быть, вам заключить договор о мире и согласии? – с поистине ангельской улыбкой произнесла Зефирина.

   – Подобная мысль должна понравиться его величеству! – одобрил дон Рамон.

   Пока составлялись бумаги, Фульвио с восхищением разглядывал жену. Теперь он был полностью уверен в ее верности и любви.

   Она оказалась хитрее своего противника. Саламандра победила «Карла-мошенника»!

   Вместе с Фульвио и мадемуазель Плюш Зефирина укладывала в сундуки одежду, когда доложили о посетительнице.

   Пришла Луиза де Ронсар, ее подруга детства. Молодые женщины нежно обнялись. Разговор зашел о прежних знакомых.

   – Маленький Пьер вырос… Знаешь, он уже пишет поэмы…

   – А Гаэтан? – равнодушно спросила Зефирина.

   – Он счастлив, женат, у него четверо детей. Он будет не прочь повидаться с тобой. Приезжай вместе с князем Фарнелло в Пуассоньер.

   Зефирина решила, что ее мужу незачем еще раз встречаться с ее бывшим женихом, о котором у него сохранились весьма живые воспоминания. Она уклонилась от ответа. Все это казалось ей таким далеким. Неужели она и в самом деле любила Гаэтана де Ронсара? Сейчас ей не верилось в это. Она рассеянно слушала Луизу, щебечущую о своей монотонной жизни в долине Луары.

   – А как ты, Зефирина? – наконец спросила она.

   – Я?

   – Ну да, дорогая, как ты живешь?

   Зефирина не знала, что отвечать. Рассказывать все, что с ней случилось, было просто невозможно. Она лишь сказала:

   – Я жду третьего ребенка!

   Она простилась с Луизой, показавшейся ей очаровательным призраком из далекого и невозвратного прошлого.

   Грустно, но им больше нечего было сказать друг другу.

   Через три дня, попрощавшись с Франциском и мадам Маргаритой, супруги Фарнелло отбыли в Италию.

   Зефирина хотела рожать непременно в Милане. В Маконе повозки погрузили на баржи, и они поплыли сначала по Соне, а потом по Роне. Возле Монтелимара река из-за частых дождей разлилась, и передвигаться по ней стало опасным.

   Они снова двинулись по ухабистым дорогам.

   Зефирина сжимала зубы, но никогда не жаловалась. Она была счастлива; с ней в карете были муж и дети, которых она постоянно ласкала.

   Иногда Фульвио оставлял ее и ехал впереди вместе с Ла Дусером и Пикколо.

   В окрестностях Салон-ан-Прованс Зефирина, побледнев от боли, застонала:

   – Я… к сожалению, я думала… что смогу двигаться дальше. Но нам надо… остановиться… здесь!

   – Salon! Serment![193] – нервно прокаркал Гро Леон.

   Так распорядилась судьба: кольцо замкнулось. Единственным врачом в Салон-ан-Прованс был Мишель Нострадамус. Срочно вызванный к Зефирине, он ничуть не удивился, лишь приказал перенести ее к нему в дом.

   – Нос… традамус! – извиваясь, прошептала она, раздираемая предродовыми болями.

   – Я знал, что вы вернетесь, Зефирина! – ответил доктор Нострадамус, успокаивая ее.

   – Так вот, значит, какой он, знаменитый доктор Нострадамус! – воскликнул Фульвио то ли с радостной, то ли с кислой миной.

   – Он самый, монсеньор. Я ждал вас и был готов оказать вам помощь, – проговорил Мишель, потихоньку выталкивая мужа из комнаты.

   – Sardine! Sante![194] – каркал Гро Леон.

   Но у доктора Нострадамуса не было времени приласкать птицу, которую он когда-то подарил Зефирине; вместе с мадемуазель Плюш они готовились помогать роженице.

   Может быть, причиной тому были умелые руки врача или таинственные травы, настоем из которых он поил ее, но сейчас Зефирина страдала меньше, чем при первых родах.

   С радостным вздохом Нострадамус быстро освободил ее от ребенка. Это был прехорошенький мальчик, весом девять фунтов.

   В память о своем общем предке Фульвио и Зефирина решили назвать его Саладином.

   Как и у его брата Луиджи и сестры Коризанды, у маленького Саладина также была кровавая роза, только под лопаткой. Зефирина была изумлена таким чудом.

   Супруги Фарнелло провели у Мишеля Нострадамуса двадцать дней.

   Теперь Фульвио и врач-астролог нашли общий язык. Оба были умны, занимались науками и разрабатывали немало научных теорий. Вечерами, при свете свечей молодые люди живо обсуждали воздействие двенадцати созвездий, или, как их называл Нострадамус, двенадцати звездных домов.

   Мишель согласился прочесть Фульвио и Зефирине некоторые из своих центурий:


Уже не бушуют морские сраженья,
Великий Нептун отдыхает в глуби,
И красный бледнеет, боясь пораженья,
Но сам угрожает врага погубить.
Философ! Ищи золотой самородок,
В мистических соках души и небес!
Дух – воздух материи всякого рода,
И Бог в частых звездах для знаний воскрес.
Расколоты молнией старые храмы,
Страдалец-народ устремился туда,
Ослы, кони, люди и древняя память
Защиты от голода ищут всегда.
Садится звезда на копье боевое,
Грай воронов слился со звоном мечей,
К стене бунтари понеслися волною,
И плачем погашен свет новых лучей[195].

   Фульвио и Зефирина понимали, что маг из Салон-де-Прованс рассказывает им не что иное, как всемирную историю. Он видел преступления испанских конкистадоров, предсказывал, что мир сменится братоубийственными религиозными войнами.

   Однажды ночью, когда Фульвио спал, Зефирина осторожно выскользнула из постели. Завернувшись в плащ, она направилась в потайной кабинет доктора Нострадамуса, туда, где все было заставлено книгами, колбами и ретортами.

   – Мишель, друг мой, уже который раз вы спасаете меня…

   – Да, я действительно услышал ваш призыв, мадам, – согласился Нострадамус.

   – Все, что вы предсказали мне, Мишель, сбылось. Прошу вас, расскажите, что теперь ждет меня?

   Своими тонкими белыми руками Нострадамус взял хорошо знакомое Зефирине магическое зеркало овальной формы. Он склонился над его сверкающей поверхностью. Зефирина увидела, как в зеркале засияло солнце. Его лучи осветили комнату.

   – Я вижу, божественная Зефирина, только славу, счастье, любовь…

   – А еще? – настаивала Зефирина.

   – А разве этого мало? – улыбнулся Нострадамус.

   Зефирина и Нострадамус долго беседовали вполголоса. Им было нужно столько рассказать друг другу! Зефирина поведала ему о тех ужасных приключениях, которые им пришлось пережить. Она рассказала о своих угрызениях совести, о том, как ей мучительно стыдно перед Фульвио.

   – Предавали ли вы его когда-нибудь в мыслях?

   – Нет, Мишель, никогда!

   – Тогда, дорогая моя, идите с миром! Только наш ум создает свет или тень. В вас же я вижу только свет. Храните для него чистоту вашего сердца и верность вашей души.

   Зефирина вскинула голову. Она поняла, что хотел сказать маг из Салона.

   – Объясните мне последнюю загадку, Мишель. В ваших центуриях есть место о кровавой розе. Почему у моих детей есть на теле этот знак, такой же, как у Карла V и у правителей инков? Этот знак происходит из крови великого Саладина?

   – Наши знания о человеческом теле очень ограничены, Зефирина, но я заметил, что подобные знаки нередко возникают через много поколений, и люди эти как бы обретают свои исконные силы, почерпнутые из первоисточника. Ваших детей ждет великое будущее, Зефирина!

   – О! Скажите, Мишель… – умоляюще попросила молодая женщина.

   Трижды пропел петух. Мишель Нострадамус вздрогнул.

   – Идите, вам пора, дорогая… ваш муж проснулся. Он – ваша жизнь!

   Зефирина спустилась в спальню, где в кровати под балдахином спал Фульвио. Он заворочался, ища жену. Зефирина быстро скользнула обратно в кровать и крепко прижалась к мужу. Фульвио, ее любовь!

   На следующий день супруги Фарнелло отбыли в Италию. Зефирина везла на руках маленького Саладина.

   – Прощайте, Нострадамус.

   – Прощайте, божественная Зефирина.

   Великий маг удержал ее руку.

   – Теперь моя очередь задать вам последний вопрос. Почему вы так назвали меня: «Нострадамус»?

   – Nec pluribus impar! – лукаво ответила Зефирина.

   – Не уступающий и множеству! – повторил удивленный Мишель.

   – Maqister dixit (мэтр сказал), – смеясь, бросил Фульвио.

   – Sardine! Salamalees![196] – каркнул Гро Леон, и тяжелая карета тронулась в путь.

   Своей тонкой рукой Мишель провел по лбу. Выглянув в окошко, Зефирина увидела, как одинокая темная фигура двинулась к дому из темно-красного кирпича, залитого лучами яркого солнца.

   – Князь Фарнелло возвращается! Вместе с женой и детьми! – доносилось со всех сторон.

   – Суза… Турин… Верчелли… Палестро… Милан… – Зефирина вдыхала знакомые запахи аканта и жасмина. Взволнованный Фульвио показывал ей апельсиновые, оливковые и лимонные рощи, холмы, покрытые виноградниками, восхитительные долины. Видя сей благодатный край, кто бы мог подумать, что еще совсем недавно здесь полыхала война? Впрочем, кое-где встречались разрушенные деревни, однако князь нигде не видел испанских отрядов.

   – Вот, мадам, мы и приехали!

   Мадемуазель Плюш показала пальцем на дворец Фарнелло.

   Взволнованные, Фульвио и Зефирина остановили кортеж. Они смотрели на серебристо-стальные воды реки, извивавшейся у подножия холма, и комок подступал у них к горлу. На этом холме стояла деревня и высился замок.

   Издалека все казалось нетронутым: три башни, донжоны. Колоннада и резные карнизы по-прежнему придавали строению внушительный и одновременно изящный вид.

   Однако по мере того, как они продвигались вперед, все заметнее становились повреждения, нанесенные войной.

   – Ах, дьявол рогоносец! Черт побери!

   Потрясенный Ла Дусер вместе с Зефириной и Фульвио обнаруживал, что прекрасные мраморные статуи разбиты, великолепные черные кипарисы вырублены, фонтаны пересохли. Жители деревни покинули свои дома.

   – Фульвио! О, Фульвио!

   Со слезами на глазах Зефирина въезжала в разоренный замок, в который когда-то приехала, чтобы встретиться с людоедом Фульвио.

   Над колоннами, завершавшими монументальные ворота, возвышался наполовину разбитый герб князей Фарнелло. Леопард с золотой пастью на лазурном фоне с идущей по верху надписью золотыми буквами: «Я хочу!»

   Обняв Зефирину, Фульвио заставил Зефирину поднять голову вверх:

   – Думаю, мне придется сменить девиз моих предков и написать: «То, чего хочет женщина!»

   – Фульвио… – взволнованно пробормотала Зефирина.

   С окружающих холмов им навстречу бежали попрятавшиеся там крестьяне. Они образовали живой коридор, по которому ехал их князь, повелитель их маленького государства.

   Фульвио и Зефирина приветствовали всех, поднимали на руки детей. Сопровождаемые радостными криками, они въехали на мраморную эспланаду.

   С Саладином на руках Зефирина ступила на землю перед дворцом. Целая армия вандалов прошла здесь. Широкая лестница из розового мрамора была разрушена пушечными ядрами; некоторые еще валялись кое-где среди травы.

   Перешагивая через пробоины и заросли крапивы, Фульвио проложил путь жене и спутникам.

   Внутри дворца было еще хуже. Двери и позолоченные панели выдраны, великолепная мебель, столики, консоли, кресла – все было сожжено в большом камине, зеркала разбиты, картины современных художников – Микельанджело, Рафаэля – испорчены…

   Все, все было сожжено, разрушено, разграблено, серебряная посуда украдена, перегородки обрушены, крыша продырявлена. Не сохранилось ничего. Ни одной кровати, ни единого тюфяка.

   Фульвио, грозный и отважный князь, бесстрашный воин, непобедимый Павийский Леопард, молча опустился на полуразрушенную ступеньку и в отчаянии смотрел на опустошенный войной замок.

   Близнецы, Луиджи и Коризанда, чувствуя, что мрачная атмосфера сгущается, орали один другого громче на руках у Плюш и Эмилии.

   – Господь небесный, – причитала Плюш, – никогда король Артур не видел подобных разрушений!

   – Spadassins! Sassager![197] – с отвращением прокаркал Гро Леон.

   Отважные оруженосцы Паоло, Ла Дусер и Пикколо, кажется, тоже утратили остатки мужества.

   После стольких страданий, после столь долгого и тернистого пути, они, наконец, достигли цели – и пришли к развалинам…

   Они опустили руки, сраженные неожиданным несчастьем.

   Удрученная Зефирина также не могла оторвать взора от руин. Внезапно она обернулась к своим спутникам, затем перевела влюбленный взор на Фульвио. Ее прекрасные зеленые глаза радостно заблестели.

   Засучив длинные рукава платья, она объявила:

   – Ну, что ж… за работу!

ЭПИЛОГ
НАВЕКИ!

   Живя в Ломбардии, супруги Фарнелло пользовались всеобщей любовью. Слава Леопарда и Саламандры перешагнула далеко за границы их владений. В их заново отстроенном дворце собирались художники, поэты, музыканты, ученые.

   Разумеется, в замке Фарнелло занимались политикой и даже строили заговоры… Но целью их всегда были только pax et amicitas[198].

   Мортимер де Монтроз нанес визит высокородной даме Зефирине. Английский герцог и итальянский князь встретились в третьем поединке, однако дело ограничилось несколькими царапинами.

   Утихомирившись, они стали обмениваться новостями. Сменив в своей стране веру, Генрих VIII решился отрубить голову своей дорогой и неверной Анне Болейн.

   Зефирина пожалела несчастную.

   Дети – Луиджи, Коризанда и Саладин – подрастали, красивые и отважные. Словно во сне, Зефирина каждое утро наблюдала, как они храбро садились на маленьких пони.

   Ла Дусер возложил на себя обязанность по воспитанию детей и, как заботливая мамаша, все время покрикивал:

   – Черт возьми! Ах, ты дьявол рогоносец! Чертенок!

   Мадемуазель Плюш влюбилась. Вскоре она вышла замуж за помощника нотариуса, который был на пятнадцать лет ее моложе и с восхищением взирал на свою пылкую Артемизу.

   Пикколо женился на Эмилии.

   Фульвио и Зефирина щедро одарили их. Только Паоло остался холостяком, преданным псом своего обожаемого Леопарда.

   Гро Леон свил гнездо с толстой подругой, такой же черной как он сам. Подругу назвали Сидони. Она не замедлила отложить кучу яиц, откуда вскоре вылупилась дюжина симпатичных птенчиков, столь же болтливых, как их отец.

   Однажды княгиня Фарнелло с удивлением увидела, как какой-то дворянин в сопровождении малочисленной свиты остановился перед их дворцом.

   Это был император Карл V, облаченный, как обычно, в костюм печального черного цвета.

   – Вы… вы бежали… Ma… мадам, словно на… настоящая… прохиндейка! – говорил император, пока Зефирина склонялась перед ним в глубоком реверансе.

   – Ваше величество очень огорчает меня! – воскликнула Зефирина.

   – И… и что… же… ма… мадам, по… почему?

   – Ах, сир! Потому что «прохиндейку» можно срифмовать с «австрийкой», а там и рукой подать до «Австрии», – не моргнув глазом, ответила Зефирина.

   Позади короля дон Рамон де Кальсада и князь Фульвио задыхались от смеха.

   – А «Карл V»? – помолчав, мрачно продолжил допрос король.

   – С «распятый», сир! Но если ваше величество решит принять имя Карла Великого, то его при желании можно будет срифмовать с «немецким»… и «испанским»!

   Карл V нахмурил брови, но не выдержал и расхохотался. Его свита притихла, присутствующих охватила дрожь. Никто никогда не видел, чтобы император смеялся.

   – А… с… «шампанское»… «деревенское»… «дальне-земельное»… «горное», – радостно продолжал Карл.

   – И… еще «великобританское», сир!

   Король Испании взял под руку Саламандру, и они отправились осматривать усадьбу.

   В конце дня, когда супруги Фарнелло провожали своего королевского гостя, Фульвио прошептал ей на ухо:

   – Ах, ты моя предательница, ты вполне могла бы сказать, что слово «испанский» можно срифмовать даже со словом «каторжный»!

   Зефирина опустила свою золотистую голову на обтянутую голубым камзолом грудь Фульвио.

   – Любовь моя, – вздохнула она, – какой, должно быть, короткой кажется жизнь в твоих объятиях…

   – Успокойся, дорогая, потом настанет вечность, где я также не намереваюсь тебя покидать!

   Медленным шагом, обнявшись, Фульвио и Зефирина вернулись в замок.

   Вдалеке за горизонт садилось красное, словно божество инков, солнце.


Примичания

Примечания

1

   Проклятье! Сарданапал! (фр.).

2

   Он также назывался орденом братьев госпитальеров, затем рыцарей родосских, а с 1530 г. – Мальтийских (везде, кроме особо оговоренных случаев, примечания автора).

3

   См. «Княгиня Ренессанса».

4

   См. «Божественная Зефирина».

5

   Каравелла (ит.).

6

   Marguerite (франц.) – жемчужина.

7

   Кошмар! Дикарка! (фр.).

8

   Селедка соленая (фр.).

9

   Маленький чепец.

10

   Сирокко.

11

   Проклятье! Сараданапал (фр.).

12

   Проклятье! Сатана! (фр.).

13

   См. «Княгиня Ренессанса».

14

   Пить! Пить! (фр.).

15

   Cepa! Сера! (фр.).

16

   Зарезать! Зарезать! (фр.).

17

   Древнее название Крита.

18

   Княгиня.

19

   Клятва! Крошка! (фр.).

20

   Хозяева постоялых дворов.

21

   См. «Божественная Зефирина» и «Княгиня Ренессанса».

22

   Лакей Маргариты Ангулемской.

23

   Протестантов, или гугенотов.

24

   Оруженосец.

25

   См. «Божественная Зефирина».

26

   См. «Княгиня Ренессанса».

27

   Святой! Симеон! Крошка! (фр.).

28

   Великолепно! Великолепнейше! Киска! (фр.).

29

   Государь! Здоров! Кровь! Смерть! Тюрьма! Проповедь! Неряха! (фр.).

30

   Ныне не существует.

31

   Разлука! Спокойствие! Помощь! (фр.).

32

   Большей частью последующие реплики короля и императора являются подлинными.

33

   Подлинные слова Карла V.

34

   Императорский город.

35

   См. «Княгиня Ренессанса».

36

   По-французски, Фернан Кортес.

37

   Ацтекский город, чье название обозначало: «Кактус на скале», в последствии – Мехико.

38

   Лучший.

39

   Эпилепсия.

40

   Lettre de cachet – королевский указ о заточении без суда и следствия. – Прим. пер.

41

   Отважный рыцарь.

42

   «Опиум» – сок салата-латука.

43

   Подпись Карла V.

44

   «Это решено».

45

   Привет! Крошка!

46

   К услугам! Красотка! (фр.).

47

   «Побежденный волнами, он не тонет» (лат.).

48

   1 туаз: 6 футов, или 1,949 метров, 250 туазов около 500 м.

49

   Дурак! Черт возьми! Думать! (фр.).

50

   Привет! К услугам! Симпатия! (фр.).

51

   Ява и Суматра.

52

   Австралия, открытая португальцами, но названная потом Новой Голландией.

53

   Атлантический океан.

54

   Острова в Антильском архипелаге.

55

   Волна! Вздор! Вонючка! (фр.).

56

   Злодей! К черту! (фр.).

57

   Саламанка, город в Испании, неподалеку от границы с Португалией.

58

   Светло! Крошка! (фр.).

59

   Вода! Пища! (фр.).

60

   Сволочь! Сюда! Севилья! (фр.).

61

   Совершенно! Сволочь! Севилья! (фр.).

62

   Полет! Правильно! (фр.).

63

   Фри! Фри! Фри! (искаж. фр.).

64

   Сюда! Скотина! Скорей! Севилья! Севилья! Севилья! (фр.).

65

   Скотина! Сюда! Севилья! (фр.).

66

   Торговая палата, или контора по экспортно-импортным операциям с Испанской Индией.

67

   См. «Княгиня Ренессанса».

68

   Полицейские.

69

   Нищие.

70

   Апельсиновый двор.

71

   Сатана! Сантьяго! (фр.).

72

   Флагманский корабль.

73

   Юнги.

74

   Сантьяго! Черт побери! Сантьяго! (фр.).

75

   Боже! Шлюха! Клятва! Крошка! Сарданапал! (фр.).

76

   Завоевание новых континентов.

77

   Кровь господня! К услугам! (фр.).

78

   Мусульмане

79

   Сифилис, называемый также «французской болезнью».

80

   Как и предполагал Жан Флери, Карл V приказал казнить его.

81

   Флагманский корабль.

82

   Корабельный плотник.

83

   Флотилия, направляющаяся в Испанскую Индию.

84

   Современная Венесуэла.

85

   Современная Колумбия.

86

   Антильские острова.

87

   Панамский перешеек.

88

   Мексика.

89

   Южная Америка.

90

   Атлантический берег.

91

   Тихий океан.

92

   Здорово! Удовлетворен! Киска! (фр.).

93

   Древнее население Канарских островов.

94

   Черт побери! Сарданапал! (фр.).

95

   Господи! Сеньора! Сеньора! (фр.).

96

   Корабль Йемена и Сарацинии.

97

   Киска! Сеньор! Крошка! (фр.).

98

   Конечно! Сеньор! (фр.).

99

   Солнце! Киска! Вздор! Крошка! Сарданапал! (фр.).

100

   Крошка! Красотка! Киска! (фр.).

101

   Тибо IV, граф Шампанский, 1201–1253, под именем Тибо I стал королем Наварры.

102

   Плотник.

103

   Ураган.

104

   См. «Божественная Зефирина».

105

   Птолемей. Мир. – Книга греческого астронома.

106

   Пуэрто-Рико.

107

   «Золотая Кастилия» – перешеек со стороны Атлантики.

108

   «Имя Господа».

109

   «Красивый порт» – на панамском перешейке, со стороны Атлантики.

110

   Перешеек со стороны Тихого океана.

111

   Малярия.

112

   Исторический факт.

113

   Солдаты I ранга.

114

   Желтая лихорадка.

115

   Панама основана в 1518 г.

116

   Сиеста – послеобеденный сон (прим. пер.).

117

   Малинцин или Малицин – ацтекская «жена» Кортеса.

118

   Сын, которого конкистадор признал.

119

   Корабль с двумя мачтами.

120

   Мексика.

121

   Гватемала, Гондурас, Никарагуа.

122

   Перу.

123

   На побережье пролива Гуаями на экваторе (самая северная точка Перу).

124

   Корь.

125

   Оспа.

126

   Ныне Перу, Эквадор, Боливия, земли, принадлежащие Колумбии, Аргентине и Чили.

127

   Анды.

128

   Точные цифры.

129

   Проклятие! Сарданапал! (фр.).

130

   Ушастики.

131

   Исторический факт.

132

   Кока – куст, из него добывается кокаин.

133

   Горная цепь Анд.

134

   Система счета у инков.

135

   500 км.

136

   Курьеры.

137

   240 км.

138

   См. «Божественная Зефирина» и «Княгиня Ренессанса».

139

   Картофель.

140

   Судьи.

141

   Рабы.

142

   Донья Инес, «Пизпита», жила с Пизарро и родила ему двоих детей.

143

   3500 метров (приблизительно).

144

   Франциско Пизарро будет убит в Лиме сторонниками Альмагро.

145

   Змея.

146

   Исторический факт.

147

   Где объявлялись приказания властителя.

148

   У Гарсиласо де ла Вега родится от принцессы Чимпу сын, великий писатель, метис Гарсиласо де ла Вега Эль Инка.

149

   Привет! Крошка! (фр.).

150

   Кровь! Проклятие! Мерзавцы! (фр.).

151

   Черт побери! Сарданапал! (фр.).

152

   Сюрприз! Превосходно! (фр.).

153

   Прекрасно! Красотка! Красавец! (фр.).

154

   Гаити.

155

   Страшное и пророческое предсказание: кокаин.

156

   Крошка! Кровь! Храм! (фр.).

157

   Секрет! Соглядатай! Спасайся, кто может! (фр.).

158

   См. «Княгиня Ренессанса».

159

   220 метров.

160

   4000 метров.

161

   Развалины Мачу Пикчу были открыты 24 июля 1911 года американцем Хирамом Бинхамом из Йельского университета и сержантом Карраско, отправившимися на поиски столицы, где некогда укрывался Манко.

162

   Старая вершина.

163

   Молодая вершина.

164

   Сволочь! К черту! Змея! (фр.).

165

   Сарданапал! Часовой! (фр.).

166

   Свинья! Салон! Сеньор! К услугам! (фр.).

167

   Инки не знали железа.

168

   Вождей.

169

   10 тонн.

170

   Гашиш.

171

   Черт возьми! Сарданапал! Черт побери! (фр.).

172

   Искать! Здесь! (фр.).

173

   Спасен! Спасен! (фр.).

174

   Верно! Выход!

175

   Мерзость! Дрянь! (фр.).

176

   Шаровые молнии.

177

   Сахар! Черт побери! Заботы! (фр.).

178

   Лоботряс! Симпатия! (фр.).

179

   Известно, что люди Христофора Колумба, и не только они, изнуряли себя таким образом.

180

   Верно: не имея возможности измерять долготу, никто не знал, куда приплыл. Если, конечно, удавалось приплыть!

181

   Черт возьми, дружище, каким ветром вас сюда занесло?

182

   Пиво.

183

   Черт побери! Красиво! Кровь! Пускать кровь! (фр.).

184

   Двухмачтовое судно.

185

   Сеньор! Солянка! Сардина! Сосиска! (фр.).

186

   Дворец, разрушенный в 1565 году, занимал часть нынешней площади Вогезов.

187

   Жанна д'Альбре, в будущем мать Генриха IV.

188

   Провинция на юге Австрии, затопляемая водами Дравы.

189

   Герцогство на юго-востоке Австрии.

190

   См. «Княгиня Ренессанса».

191

   Сволочь! Сардина! (фр.).

192

   Здоровье! (фр.).

193

   Салон! Присяга! (фр.).

194

   Здоровье! Зелень! (фр.).

195

   Перевод с фр. В. Завалишина.

196

   Сардинка! Самален! (фр.).

197

   Разбойник! Разрушить! (фр.)

198

   Мир и согласие.