Дневник киллера

Дэнни Кинг

Аннотация

   Дэнни Кинг.

   Живая легенда британской маргинальной прозы.

   Автор культовых романов "Криминальные дневники" – "Дневник налетчика", "Дневник грабителя" и "Дневник киллера".

   Писатель великолепно аморальный – и откровенно, зло ироничный. Достойный собрат Ирвина Уэлша и Стюарта Хоума, любимец англоязычной культуры и солидных литературных критиков.




Дэнни Кинг
Дневник киллера

1. Обмен любезностями

   До чего же паршиво, когда ты один.

   Тот, кто вам скажет, что это не так, – врет. Седые старики в свитерах, примостившись у стойки бара и обмениваясь рассказами о былых кутежах, вспоминают холостяцкие годы со слезами умиления – так уж им положено. На самом деле каждый из них мечтает отправиться на тот свет раньше своей старухи, чтобы не пришлось самому готовить, убираться и все такое прочее.

   Бывает, конечно, что и молодые ребята начинают доказывать, что "бабы того не стоят", мол, без них лучше. Но это опять-таки вранье – а что еще скажешь, если тебе в очередной раз пришлось ползать и унижаться перед какой-нибудь юбкой, чтобы она не хлопнула дверью и не пошла искать себе другого?

   Мужчина создан, чтобы быть с женщиной, так же как женщина создана, чтобы быть с мужчиной. Это часть великого плана матери-природы, и чертовски скверно, когда остаешься на обочине – если не держать себя в руках, можно совсем расклеиться. Женщины таких нюхом чуют, а отчаяние – не самый лучший одеколон. Лежишь вот так ночью один и думаешь: где она, девушка твоей мечты? Может, тоже думает о тебе и ждет, когда ты ее найдешь? Интересно, что она делает сейчас: лежит в постели или, может быть, скандалит с мужем и мечтает, что подвернется наконец кто-нибудь получше? А вдруг как раз в эту минуту она страстно обнимает кого-нибудь, сгорая от желания? Развлекается со своим любовничком, отбросив всякий стыд, в то время как я лежу здесь совсем один – я, единственный, кто мог бы любить ее по-настоящему!.. Почему? Почему она с ним, с этим козлом, когда я здесь?!

   Ну, хватит ревновать, а то совсем заведусь. Понятно, что она – лишь плод моего воображения, и все-таки я ее люблю. Звучит глупо, однако мы прожили с ней вместе всю жизнь, и не один раз. По крайней мере дюжину раз. Я встречал ее, женился, растил детей, старился и умирал, все в течение одной бессонной ночи. Невеселое это дело – влюбиться в иллюзию. Чего я только с ней не выделывал в своем воображении, стараясь доказать свою любовь! Награждал ее лейкемией, опухолью мозга и разными прочими штуками, чтобы потом появиться перед ней наголо выбритым – в знак солидарности, потому что она потеряла волосы из-за химиотерапии. И заслужить этим ее любовь! Да что там болезни, она у меня переживала войну, ее били, резали, калечили, обжигали и даже насиловали в особо извращенной форме – и все во имя любви, чтобы я потом мог остаться с ней, заботиться о ней и отомстить за нее. Помню, как однажды ей отрезало обе ноги трамваем.

   Это одна из моих любимых фантазий.

   Причем я никогда не видел ее лица – и это несмотря на все, через что мы с ней прошли вместе. У нее просто нет лица. Нет, неправильно, лицо, конечно же, есть, просто я его никогда не видел, и пока не увижу, эти фантазии так и останутся фантазиями. Вот тут и приходит настоящее отчаяние – ты начинаешь искать ее, единственную, повсюду. Кассирша в супермаркете, девушка, сидящая напротив в метро, те, кого встречаешь на улице... Кто она?

   Может быть, Дженет?.. Она на мгновение перестала жевать и благодарно улыбнулась мне с другой стороны стола. Как там у нее с лейкемией? Увы, Дженет лишь протянула руку и зацепила вилкой что-то с моей тарелки, даже не спросив, есть ли шансы, что химиотерапия поможет.

   – Как мило, что ты меня пригласил, – хихикнула она.

   – Я тоже очень рад.

   – Для меня это редкое удовольствие, – продолжала Дженет, окидывая взглядом свое стокилограммовое тело.

   – Что ты имеешь в виду?

   – Бифштекс. Обычно я ни к чему такому не притрагиваюсь – только салаты.

   – Да, конечно, – пробормотал я, взглянув на ее тарелку: весь гарнир был сдвинут в сторону.

   Сказать, что Дженет непривлекательна, было бы в высшей степени несправедливо. Крупная женщина, безусловно, и в то же время красивая. Для некоторых полнота автоматически означает уродство, но я никогда с этим не соглашусь. Сияющие глаза, безупречный цвет лица и детская наивность – вот что такое Дженет. Ей бы сбросить килограммов сорок, была бы настоящей красоткой. Впрочем, тут я, пожалуй, немножко загнул. Так или иначе, женщина вполне симпатичная. Просто я не был уверен, что она в моем вкусе. Впрочем, после долгой голодовки о вкусе не особо заботишься.

   – Просто чудо, – облизнулась она, подбирая хлебом остатки соуса. – Посмотрим, что у них есть из сладкого?

   – Давай. – Я положил нож и вилку и уже было поднял руку, подзывая официанта, как Дженет остановила меня.

   – М-м... Иан, – промямлила она смущенно, – а... а ты не будешь доедать?

   Я посмотрел на почти полную тарелку, потом на горящие глаза своей спутницы.

   – Нет, не буду. Угощайся, если хочешь.

   – Какой смысл оставлять, – проговорила она, жадно накидываясь на мою отбивную.

   – Ну зачем же морить себя голодом... – Я наблюдал за ней, вытаращив глаза. Да, наесться досыта рядом с этой особой будет непросто. Не то чтобы оно меня так уж доставало: женщине всегда приходится потакать, если потом хочешь получить свое. Однако настроение у меня начало портиться – чем дальше, тем больше.

   Очистив мою тарелку и доев мой кусок хлеба, Дженет довольно улыбнулась и кивнула, давая понять, что готова. Официант подкатил к нам столик со сладостями, и она снова принялась изображать супермодель на диете.

   – О! О, я себя чувствую настоящей преступницей! О нет, этого никак нельзя... но оно такое вкусное, такая красота... Как ты думаешь, можно мне кусочек? Иан, пожалуйста, только не говори никому!

   О сегодняшнем вечере? Еще бы, черт побери! Никому. Даже под пыткой.

   – Ну что ж, так и быть, я возьму – вон тот кусочек торта и... что это – ванильное мороженое? Совсем немножко, одну ложечку. Нет, пожалуй, еще чуть-чуть, на тарелке оно выглядит таким маленьким, правда?

   Когда официант наконец подкатил столик ко мне, я попросил только кофе.

   – А ты что, не будешь? – сочувственно спросила Дженет.

   – Нет-нет, спасибо, можешь забрать и мой десерт, если хочешь, я не очень люблю сладкое.

   – Правда? А как же шоколадки – "Марс" и все прочее?

   Прокол. Я забыл, что познакомился с Дженет, когда покупал шоколадные батончики. Черт, склероз. Дело в том, что Дженет работала в газетном киоске недалеко от моего дома; пару месяцев назад я ее там и приглядел. Она казалась дружелюбной и симпатичной и вдобавок немного одинокой, как и я сам. И совсем не такой толстой, хотя здесь скорее всего сыграли роль романтические иллюзии. Так или иначе, мы встретились взглядом, Дженет улыбнулась, отсчитывая сдачу, и потом я целый день думал о ней. Мне захотелось узнать ее получше, и я стал заглядывать туда время от времени – то за шоколадкой, то за газетой, то еще за какой-нибудь мелочью, – только чтобы получить вместе со сдачей очередную улыбку и весь остаток дня быть в хорошем настроении. Вскоре мы уже знали друг друга по имени и обменивались шутками. Ничего похожего на роковую страсть – просто приятные и теплые отношения. На прошлой неделе я наконец решился. Проследил, где она живет, и "случайно" натолкнулся на нее в автобусе. Мы очень мило поболтали, я помог Дженет с сумками и пригласил выбраться куда-нибудь посидеть.

   И вот она передо мной – во всей красе. И что только я в ней нашел? Когда ждешь чего-то, оно всегда кажется лучше, чем на самом деле, так ведь?

   – Ну да, конечно... "Марс", "Киткат" – другое дело. Я имею в виду всякие пудинги и десерты, они слишком сытные.

   Дженет наморщила лоб, пытаясь разрешить эту загадку, потом засмеялась и сменила тему:

   – Слушай, Иан, а чем ты занимаешься?

   – Компьютерами.

   – О! – с уважением протянула она. – Должно быть, интересно! – Интереса в ее голосе не ощущалось. – И что ты с ними делаешь?

   – Разрабатываю интернет-сайты.

   – О! – Все, что она смогла из себя выдавить. Мы немного помолчали – я ждал новых вопросов, но их не последовало, лишь еще одно задумчивое "О!".

   – А ты давно продаешь газеты?

   – С детства, с пятнадцати лет. Сначала подрабатывала после уроков, а когда окончила школу, мистер Уилсон взял меня на полную ставку.

   – Ну и как, нравится?

   – Еще бы, это же лучшая работа на свете! Мечта любой девчонки – работать там, где продаются сладости.

   – Вот как? – А я и не знал. – Мне казалось, все девчонки мечтают стать актрисами или супермоделями.

   Дженет нахмурилась.

   – Неправда, – пробормотала она, уставившись в тарелку с пирожными. – На самом деле они мечтают продавать конфеты. Если, конечно, сами себе не врут.

   Ну конечно. Кейт Мосс, которая получает миллионы фунтов в год и летает по всему миру от одного шикарного плейбоя к другому, втайне мечтает получить работу, где можно прикарманить пару батончиков "Баунти", когда в камере наблюдения меняют пленку.

   Дженет не отрывала глаз от тарелки. Она мрачно подцепила ложечкой уголок мороженого и поднесла ко рту так медленно, как будто это была пудовая гиря.

   Ее чувства были явно задеты.

   Мне вдруг стало стыдно. В самом деле, почему бы каждой девчонке не мечтать продавать конфеты и почему Дженет не имеет права верить в эту чушь, если ей так нравится? С какой стати разрушать ее иллюзии? В конце концов, все мы живем среди иллюзий, разве не так? Уж я-то точно. В мире, где блеск и красота ценятся выше всего, каждому требуется какое-нибудь утешение. Как простому человеку сохранить хоть каплю уважения к себе, когда даже звезды из мыльных сериалов, самые страшные из всех, кого видишь по ящику, годятся рекламировать одежду и записывать клипы? Вот ты и говоришь себе, что Брэд Питт, Джордж Клуни или кто там еще – они, конечно, мечта любой женщины, но смогли бы они, скажем... и тут вставляешь что-нибудь такое, что сам хорошо умеешь, типа водить автобус или прописывать очки – и уже готов примириться с тем, что ты не Брэд Питт или Джордж Клуни.

   Вот этим самым и занималась Дженет, когда уверяла себя, что ее занятие – мечта любой девчонки. Самоутверждалась, в общем. А я взял и все испортил. Что поделаешь, надо как-то выкручиваться.

   – Да уж, вряд ли какая-нибудь из этих супермоделей могла бы работать столько, сколько ты, и при этом оставаться такой же хорошенькой и веселой, – нашелся я.

   Комплимент был примитивен до глупости, однако подействовал. Дженет тут же воспрянула духом и даже выдала пару глубоких замечаний вроде того, что кто-то там даже не знал бы, как раскладывать утренние газеты.

   Несколько минут мы обсуждали достоинства и недостатки использования супермоделей в мелкой торговле, затем Дженет торжественно выложила свой главный козырь:

   – Ты только посмотри на них; они же тощие как палки! Какой парень захочет такую девушку? О какой сексуальной привлекательности можно говорить, когда там и подержаться не за что? С женщиной должно быть тепло и уютно в постели.

   Мне не хотелось тут же разрушать еще одну ее иллюзию, и я что-то одобрительно промычал, не найдя более выразительного способа объявить о своей непреходящей любви ко всему пышному и объемному.

   – Ну а ты, Дженет, каких мужчин предпочитаешь?

   – О! О! – Мне показалось, что речь пойдет об еще одном куске торта. – Мне бы хотелось оказаться в руках этакого здоровенного волосатого дикаря. – Она хихикнула.

   Не очень-то тактично с ее стороны, поскольку я уж точно не подходил под такое определение, тем более если учесть, как старательно я только что одобрял толстух.

   – Например, Пирс Броснан. Он как раз такой, ведь правда? Высокий, черноволосый, красивый... и опасный! Смотришь – просто дрожь в коленках.

   Ну да, ясное дело, ей Джеймса Бонда, а мне – жирную квашню. Я чуть было не сказал, что такой, как она, опасно иметь слабые колени, но в последний момент сдержался. Однако ее слова меня все-таки завели, хотя и не знаю почему: я уже пришел к выводу, что Дженет не имеет ничего общего с той, единственной, и вовсе не собирался завоевывать ее расположение. Девица просто плохо воспитана. Я пригласил ее обедать, позволил выбирать все, что угодно, всячески ей поддакивал – могла бы хоть сделать вид, что считает меня мужественным и привлекательным.

   Не стоило, конечно, так расстраиваться из-за пустяков, но у меня всю жизнь так. "Это всего лишь Иан Бриджес, подумаешь..." Суки.

   Она продолжала пускать слюни насчет мышц и волосатой груди, а я мрачно перебирал в уме недостатки своей фигуры. Официант начал собирать тарелки.

   – О! Мою пока не убирайте, я, пожалуй, возьму еще маленький кусочек пирога, – встрепенулась Дженет, схватив нож и вилку.

   – Да-да, конечно, ведь платишь не ты, подумаешь... – вырвалось у меня.

   Боже мой! Закрыв лицо руками, я принялся изливаться в извинениях и лишь через пару минут решился взглянуть на нее.

   Интересно, почему Дженет не чувствовала себя так же, когда задела мои чувства?

   Не надо, не надо, не стоит думать об этом, а то еще больше заведусь. Все, забыли, проехали.

   – Извини, пожалуйста, – повторил я, – заказывай, бери что хочешь.

   И знаете что? Вы не поверите – она взяла. Есть же такие люди – ничто не может оторвать их от жратвы!

2. Рыбкой больше – рыбкой меньше

   Любой вечер состоит из двух частей, и наше свидание с Дженет не было исключением. Мы покончили с ужином, вернее сказать, Дженет покончила, и вышли из ресторана. Она многозначительно обронила что-то насчет танцев, однако я уже решил, что не хочу больше с ней встречаться, и сделал вид, что не расслышал. Уже у автостоянки Дженет прямо предложила поехать к ней.

   – Не беспокойся, я живу одна – с тех пор, как нет мамы.

   После сегодняшних разговоров во мне не осталось ни малейшей привязанности к этой толстухе.

   – Ладно, поехали.

   Приглашая Дженет поужинать, я надеялся отыскать в ней какие-то скрытые достоинства, тонкость души или что-то в этом роде, но теперь мне было все равно. Перепихнуться по-быстрому, хотя бы для того только, чтобы выпустить пар, – вот и все, чего она стоила. Вы должны меня понять: я всего лишь человек и нуждаюсь в сексе, как и всякий другой. Покувыркаться в постели не мешает – это меня успокоит на недельку-другую и позволит для разнообразия подумать о чем-нибудь еще.

   Окинув взглядом ее зад, я быстренько кое-что прикинул. Возможно, созерцание этого молочно-белого сокровища завтра утром внушит мне достаточно отвращения к самому себе, чтобы не думать о бабах целый месяц. Совсем неплохо, если живешь один.

   Когда я открывал заднюю дверцу, чтобы усадить Дженет, позади раздался грозный окрик:

   – Эй, ты, гомик сопливый, стоять!

   Повернувшись, я увидел гориллоподобного увальня с тощей девицей довольно потасканного вида. Они решительно направлялись через стоянку прямо к нам.

   – Вы это мне? – только и успел спросить я.

   Он с размаху припечатал меня к дверце машины.

   – Да, тебе, носатый ублюдок! Ты что о себе возомнил, а?

   – Что? – Я не мог прийти в себя от удивления. – Что вы имеете в виду? Кто вы?

   Он схватил меня за горло и притянул вплотную к себе.

   – Хватит прикидываться! Какого хрена ты тут выпендривался весь вечер?

   – Выпендривался?

   – Таращился на меня и мою девчонку – что, сглазить хотел? Ах ты, гад, падаль сраная!

   Он явно был чем-то расстроен.

   – Простите, я не...

   – Поздно извиняться! – заорал увалень, очевидно, неправильно поняв мое "простите".

   Это меня задело.

   – Погляди-ка на него, Фрэнк, он и не думает извиняться! – выкрикнула девица. – Они оба на нас пялились – он и его жирная жена!

   – Это не моя жена, – возразил я и хотел было прибавить, что вовсе она не жирная, но справедливо рассудил, что только еще больше все запутаю.

   – Оставьте нас в покое! – пропищала Дженет, решив наконец выступить в мою защиту. – Убирайтесь, или мы позовем полицию!

   – Я вижу вас первый раз в жизни, – обратился я к Фрэнку, – и никак не мог на вас пялиться.

   – Врешь, сука! Ты на нас пялился весь вечер!

   – Я вас совсем не знаю, – настаивал я.

   – Ты слышишь, Мэнд? – повернулся увалень к своей подружке. – Вот ведь наглая тварь!

   – Сволочь! – взвизгнула она.

   – Пустите! – Я попытался отпихнуть его от себя.

   – Ах ты, гад! – Он еще сильнее прижал меня к машине.

   – Дай ему как следует, Фрэнк!

   Он врезал мне по ребрам, потом еще раз.

   – Ну что, больше не хочется нас разглядывать? – Свалив меня на землю ударом по голове, Фрэнк принялся работать ногами.

   Где-то позади слышались всхлипывания Дженет и восторженный визг Мэнд. Я чувствовал, что это еще далеко не все, и пытался уворачиваться, но вдруг во мне что-то щелкнуло, и инстинкт наконец взял верх.

   Мой "глок" непонятно как оказался в руке. Все произошло так быстро, что Фрэнк ничего не понял. Мгновение – и его горло превратилось в открытую рану, из разорванных артерий фонтаном брызнула кровь.

   Я уже стоял на ногах, повернувшись к Мэнд. Та не успела даже вскрикнуть. Только что она радовалась за своего крутого ухажера, а в следующую секунду свет погас. Даже контрольный выстрел не понадобился. И хорошо – глушителя-то не было. Фрэнк, однако, все еще упорно цеплялся за жизнь, так что третий патрон пришлось потратить на него.

   Снова развернувшись, я нашел последнюю цель и почти уже нажал на спуск, когда осознал, что передо мной моя девушка.

   – Извини, – проговорил я, держа пистолет в трех дюймах от ее лба. – Я киллер.

   – Я никому не скажу, – пролепетала она, в ужасе прижав к лицу свои маленькие пухлые ручки.

   – Знаю, – кивнул я. – Знаю, что не скажешь.

   И вышиб ей мозги. Под дулом пистолета люди всегда говорят, что никому не скажут, и всегда врут.

   Я опустил пистолет и на секунду задумался, осознавая, во что вляпался.

   Меня охватила паника.

   Я стоял у битком набитого ресторана с тремя трупами под ногами и орудием убийства в руке. Мало того, непосредственно перед этим меня видели в ресторане с одной из жертв.

   Если и найдется адвокат, который возьмется вытащить меня из этого дерьма, то ему придется отработать свой гонорар сполна.

   Я быстро перебрал в голове свои козыри. Во-первых, уже темно. Во-вторых, мы в дальнем конце стоянки. Наконец, в моем распоряжении пикап.

   Как бы скверно ни обстояли дела на первый взгляд, шанс выкрутиться всегда есть. Не надо сразу опускать руки. Я принялся за работу. Первым делом оттащил всех троих подальше в тень, открыл кузов машины и вставил в "глок" новую обойму – на всякий случай.

   В моей работе пикап куда полезнее, чем какой-нибудь "феррари". У меня хватило бы денег и на "феррари", но сколько трупов туда влезет, скажите на милость? Будь всегда готов – вот мой девиз, а хороший вместительный кузов зачастую оказывается полезнее самого навороченного оружия. Вы только не думайте, что приключения так и сыплются на меня, когда я хожу на свидания... Хотя, по правде говоря, такое случалось и раньше.

   Я сложил заднее сиденье, но багажную полку убирать не стал, чтобы прикрыть вид снаружи. Затем перенес в кузов Мэнд – она была легче всех – и пристроил возле задней пассажирской дверцы. Уже приподняв Фрэнка, я услышал голоса. Из ресторана вывалилась добрая дюжина придурков всех возрастов и разной степени уродливости. Они шли к стоянке. Настоящая семейка монстров на отдыхе.

   Надо держать себя в руках: их слишком много, мне всех не потянуть. В машине, правда, есть автомат, но все и так достаточно кисло, а чтобы увезти и этих, понадобится самосвал. Я вышел на свет, достал из машины ведро и тряпку и начал не торопясь протирать ветровое стекло. Монстры расселись по трем машинам и медленно отъехали, болтая о еде, обслуживании, ценах и обо всем прочем, что обычно обсуждают люди, выйдя из ресторана. На меня лишь пару раз равнодушно взглянули. Пронесло. Однако вокруг есть еще машины, и их хозяева могут вот-вот появиться.

   Я с трудом втолкнул в кузов Фрэнка и положил его рядом с подружкой, согнув ему ноги в коленях, чтобы не торчали. Затем занялся Дженет. Только теперь я осознал, какая она здоровенная. Фрэнк тоже не пушинка, но у него хоть мышцы и жилы попадаются, а тут... Все мягкое, дряблое, из рук выскальзывает, ухватиться крепко можно разве что за лодыжки и запястья. И на хрена я погрузил Мэнд первой, теперь придется заталкивать самый тяжелый и неудобный груз в почти полный кузов! Надо было начинать с Дженет. Впрочем, что теперь жалеть – не перегружать же их снова! После нескольких неудачных попыток мне наконец удалось закинуть наверх ее ноги, затем я приподнял Дженет за подмышки и изо всех сил толкнул вперед, потом еще и еще, пока дверь не удалось захлопнуть. Вся моя одежда пропиталась кровью. На черной куртке и брюках это было не так заметно, но белая рубашка представляла собой жутковатое зрелище. Я лихорадочно стащил ее и тоже забросил в кузов. Там оказалось еще много свободного места, тесно было лишь сзади, где лежала Дженет.

   Оставалось сделать еще кое-что. Я достал из-под сиденья пару черных пластиковых мешков для мусора и прикрыл ими трупы. Затем взял двухлитровую бутыль минералки и постарался смыть кровь с асфальта. Получилось не очень, но что я мог поделать? Постучать в окно кухни и попросить ведро мыльной воды? "И швабру, пожалуйста!" – "А для чего вам?" – "Э-э... БАМ! БАМ! БАМ!" – и треск автоматной очереди, не знаю, как ее изобразить.

   Аккуратно выехав со стоянки, я направился в сторону Кента. Почему Кента? Потому что там, в устье Темзы, в одной маленькой гавани я держу катер. Не какой-нибудь шикарный, а самый обыкновенный – просто старенькая моторка с крохотной кабиной и грузовым отсеком. Иногда без него не обойтись. Катер стоит рядом с десятком таких же скромных суденышек, однако в отличие от них он служит не для развлечения, а для работы. Мэнд, Фрэнк и Дженет скоро в этом убедятся.

   Некоторые профессионалы предпочитают закапывать трупы – рассаживают их в лесу как желуди, – однако мой опыт показывает, что такой метод имеет ряд недостатков. Во-первых, место будущего захоронения приходится заранее разведывать. Британия – довольно маленькая страна, и редко где можно найти местечко, куда не забредают любители прогулок, собачники, лесники, фермеры и так далее. Если вам надо избавиться от кого-то так, чтобы он снова не вылез на свет Божий и не отправил вас за решетку, место надо подбирать тщательно. Во-вторых, беднягу надо закапывать поглубже, а это тяжелая работа. И не только тяжелая, но еще и шумная, и если кто-нибудь окажется поблизости, то копать придется уже две ямы. Так что лучше всего выкопать яму заранее и прикрыть ее хворостом. Ну и наконец проблема транспорта. Если вы хотите спрятать труп в лесной глуши, то вам придется как-то его туда доставить. Значит, надо иметь возможность подъехать на машине как можно ближе к месту, потому что вес в шестьдесят – семьдесят, а то и сто килограммов не так-то просто тащить одному, а нашим делом, как никаким другим, лучше заниматься в одиночку. Удобнее всего, конечно, чтобы жертва дошла до ямы своим ходом, хотя тут возникают свои проблемы.

   О них мы поговорим позже.

   Так что я – за морской вариант. Он гораздо проще, и удобных мест куда больше – две трети планеты в вашем распоряжении. Опять же меньше шансов, что на вашего клиента кто-нибудь наткнется, если компания "Бэррэт хоумз" решит превратить Уотершипский холм в новый микрорайон.

   Короче, я спокойненько катил к своему катеру по проселкам в стороне от главных дорог, прижав уши и не слишком превышая скорость. Как быть потом с машиной? Избавиться от нее сразу или попробовать удалить следы? Нет, лучше не рисковать: найти тихое местечко и сжечь ее к чертям собачьим – единственный разумный выход, с точки зрения профессионала. Кроме того, лазить по кузову на карачках, отмывая все это дерьмо, – брр! Да и смысла нет – экспертизу все равно не обманешь. Нет, положиться можно только на огонь.

   Жалко. Пикап почти новый и очень удобный. У меня было много разных машин, вернее, я пользовался разными машинами, выбирая их в зависимости от предстоящей работы. Быстрые – чтобы вовремя унести ноги, фургоны – чтобы маскировать их под торговые, мотоциклы – для работы в центре города (они удобнее всего), даже пара такси с липовыми номерами. Машина, на которой я ехал в Кент, тоже была зарегистрирована на одного симпатичного покойника, спокойно умершего в своей постели, а в кармашке на двери лежали все положенные бумаги и настоящее водительское удостоверение. Давным-давно уже я не пользовался транспортным средством, которое могло бы быть связано со мной, – с тех самых пор, как мамаша написала "Иан Бриджес, 13 лет" на ярлычке моего школьного костюмчика.

   Но в отличие от других эта машина служила мне не для работы – на ней я ездил каждый день, по магазинам или в парк. Странное дело: едва попадается машина, которая мне нравится, как ее тут же приходится сжигать. Утром надо будет повидаться с Логаном и попросить достать новую, только он, как всегда, начнет выпендриваться и такую же модель не даст. Бери, мол, что есть.

   Размышляя на эту тему, я ждал у светофора на маленьком деревенском перекрестке за Грейвзендом. Сзади остановился джип. Я слегка повернул зеркало, чтобы взглянуть на водителя. Он рассеянно смотрел на освещенное луной поле слева от дороги, потом перевел взгляд на панель своего радиоприемника, на светофор, на высокие деревья справа, на мою машину – на скрюченную окровавленную руку, торчащую из-под черного пластика... и очень-очень быстро отвел глаза в сторону.

   Черт, должно быть, тряхнуло на колдобине – вот она и высунулась!

   Я пулей выскочил из машины и через мгновение приставил пистолет к его лбу.

   – Британская секретная служба! Будьте добры, сэр, выйдите из машины!

   Он застыл от неожиданности, что дало мне время рвануть дверцу и выволочь его наружу. Я часто пользуюсь этой уловкой – только так можно успеть подобраться достаточно близко. Объясняю. Предположим, вы только что увидели у кого-то труп в багажнике. Водитель выскакивает и наставляет на вас пистолет. Что вы будете делать? Инстинктивно нажмете на газ? Правильно. Ну а если он скажет, что это секретная служба или полиция? Тогда вы заколеблетесь, не так ли? Мало ли зачем у агента секретной службы труп в багажнике – Джеймс Бонд знает, что делает. Он ведь на вашей стороне, думаете вы. И ошибаетесь. За ту секунду, что вы потратите на эти мысли, я успеваю овладеть ситуацией – и вам крышка.

   – Чарльз Парнелл, – представился он. – Бухгалтер.

   – Сюда, пожалуйста, мистер Парнелл, – вежливо пригласил я, приставив пистолет к его спине. – Мой босс хочет с вами поговорить. Вот сюда.

   Я быстро затащил его за изгородь у дороги и ударил рукояткой пистолета по голове. Он отключился, и я перерезал ему горло ножом. Потом вернулся к джипу, отвел его на обочину, запер дверцу и выбросил ключи в поле, где лежал Парнелл.

   Светофор уже успел вновь переключиться на "красный", но машин на перекрестке больше не было, и я спокойно поехал дальше. Припаркованный джип позволит выиграть несколько часов. Любой, кто проедет мимо, подумает, что машина сломалась, если вообще что-нибудь подумает. Самого же Парнелла скорее всего не найдут, пока не сообразят, что он пропал, а за это время я успею избавиться от остальных.

   Теперь я жал на газ поэнергичнее, стараясь как можно дальше отъехать от перекрестка, прежде чем встречу другую машину. К счастью, впереди на дороге, ведущей в Чатем, царила темнота. Я посмотрел в зеркало, но оно было повернуто и не давало полного обзора – я сам его повернул, когда следил за Парнеллом.

   Возвращая зеркало в нормальное положение, я вдруг услышал глухой удар слева и разглядел что-то желтое, мелькнувшее в свете фар. Мать твою!.. Ударив по тормозам и остановившись, я дал задний ход. Вернуться пришлось метров на тридцать. На середине дороги лежало скорчившееся человеческое тело. Выхватив из-под сиденья торцовый ключ, я вышел из машины и склонился над раненым.

   Он был совсем плох – и все же недостаточно. Нельзя допустить, чтобы кто-то сообщил легавым приметы машины, а этого типа найдут куда быстрее, чем Парнелла. Пришлось проломить ему голову торцовым ключом. Однако, откатывая тело в канаву возле дороги, я услышал голос какой-то старухи. Боже мой! Сколько можно?

   – Что с ним? Его сильно ударило? Надо вызвать врача, у меня в доме есть телефон!

   Она спустилась с крыльца и поспешила ко мне через дорогу.

   – Все в порядке, я сам врач. В доме еще кто-нибудь есть?

   – Нет, с тех пор как умер Джордж, я живу одна. Как он?

   – Все хорошо, сюда, пожалуйста. – Я подвел ее к открытой задней дверце и пихнул внутрь – прямо на груду мертвых тел.

   – Погодите! Что... что это? Как... – закудахтала она, но закончить не успела – свернуть ей шею было делом одной секунды.

   – Господь всемогущий! Когда же это закончится? – обратил я лицо к небу.

   Оставалось только сбегать к дому и захлопнуть дверь. Прыгнув в машину, я нажал на газ, накрывая, как мог, одной рукой незадачливую мисс Марпл, и... лишь каким-то чудом не врезался во встречный "БМВ". Раздался визг тормозов, обе машины развернуло поперек дороги. Водитель опустил стекло, обложил меня по всем правилам дорожного этикета и помчался дальше.

   Заметил он что-нибудь или нет?

   Вряд ли. Я не видел его лица в темноте, значит, и моего было не разглядеть. Машину – да, видел, но судя по тому, как он гонит, ему еще со многими придется объясняться этой ночью. Кроме того, у него "БМВ", а у меня – жалкий пикап, да еще полный трупов. Я не смог бы ничего сделать, даже если бы этот тип ехал прямо в полицию. И автомат бы не выручил. Так что пускай гоняет дальше.

   Я пожалел, что откатил того первого в канаву. Надо было бросить посреди дороги, этот бы наверняка наехал – одним меньше на моем счету. Хотя кто же мог знать заранее?

   Отъехав на пару миль от дома старухи, я остановился в тихом местечке и хорошенько упаковал своих пассажиров, чтобы инцидент с Парнеллом не повторился. Мне пришло в голову, что можно было бы усадить мисс Марпл на переднее сиденье и пристегнуть ремень – как будто она спит, – но в конце концов я передумал. Уж слишком жутко, даже для меня, и потом я не слишком-то люблю старух.

   Дальше мы ехали без приключений и к часу ночи были в гавани. Осмотревшись как следует и убедившись, что поблизости нет ночных рыбаков и прочих лунатиков, я перенес трупы на катер. На это потребовалось немало времени, не меньше десяти минут, однако счастье было на моей стороне, и катер отвалил от берега никем не замеченный.

   Под мерный стук работающего мотора я начал готовить тела к погребению. Если вы думаете, что достаточно отойти на несколько миль и выпихнуть их за борт, то сильно ошибаетесь. Нет, надо все сделать так, чтобы их не нашли; а коли их найдут, то ни в коем случае не должны опознать. И вот тут-то все становится несколько менее приятным, или более неприятным, если хотите.

   Определить, кому принадлежало тело, можно двумя способами (тремя, если добавить анализ ДНК, но пока, к счастью, базы данных по всему населению не существует): по отпечаткам пальцев и по зубам. О пальцах позаботятся соленая вода, рыбы и крабы, а вот зубами приходится заниматься самому.

   Я достал лом и принялся за работу.

   Мне это не слишком нравится, хотя за несколько лет привыкаешь ко всему. Тем не менее в моей профессии есть и более приятные стороны. Особенно когда дело доходит до коренных зубов: сидят они прочно, намучаешься, пока выломаешь, и весь перемажешься. Опять же запах. Я даже подумывал о том, чтобы использовать взрывчатку. И нужно-то всего ничего: немного пластида, батарейка и таймер. Кладешь под язык, сталкиваешь клиента за борт, и через десять секунд – легкий хлопок и никаких проблем! Ни зубов, ни челюстей, ни даже головы.

   Давайте опознавайте! Простенько и со вкусом, хоть патент бери. "Зубная бомба Бриджеса". Впрочем, это пока только идея.

   Мисс Марпл я был готов расцеловать: челюсть у нее оказалась вставная.

   Покончив наконец с остальными тремя, я быстренько проверил их карманы. Зачем уничтожать зубы, если оставляешь бумажник с документами? Кошелек Дженет оказался пустым, ни единой монетки. Довольно самонадеянно – в наше-то время. Зато у Фрэнка было фунтов пятьдесят мелочью. Получилось, что он заплатил за наш с Дженет ужин. Ему это вряд ли бы понравилось.

   Отойдя мили на полторы, я заглушил мотор. Идти дальше смысла нет – береговая охрана увидит на радаре и может заинтересоваться, кто ты такой. Нырять первым выпало Фрэнку. Хорошенько привязав груз (традиционным кускам бетона я предпочитаю диски от тренажера, они не раскалываются о камни на дне), я проколол ему легкие и желудок, чтобы вышел воздух, и столкнул в воду. Обычно, когда надо избавиться от трупов, я завожу мотор и выбрасываю их на некотором расстоянии один от другого, но тут во мне взыграла сентиментальность, и Мэнд отправилась следом за своим приятелем. Мисс Марпл ушла на дно еще через полмили.

   Теперь Дженет. Я втыкал ей заточенную отвертку в грудь и живот и думал о том, как неудачно прошло наше свидание. Не везет мне с женщинами, и все тут. Как будто кто-то там, наверху, нарочно мешает мне встретить подходящую девчонку. За что? Почему мне не может хоть раз улыбнуться удача? Я не так уж много прошу. Другие знакомятся, женятся и живут нормально, у большинства людей с этим все в порядке. Не такой я плохой парень, есть гораздо хуже. Все, что мне нужно, – это не быть одному. Зачем мне эти супермодели и актрисы – черт с ними, дайте самую обычную женщину, лишь бы было, к кому вернуться домой после работы, с кем посмеяться и с кем поплакать. Черт возьми, да я бы ее на руках носил, пальцем никогда не тронул бы, не то что другие! Пусть только шанс представится, хоть один шанс, и я докажу, что могу быть самым заботливым и любящим мужем на свете, мечтой любой девушки!

   Совсем расстроившись, я перевалил Дженет через борт.

   Ладно, не будем вешать нос, рыбок в море еще навалом.

3. Мамочкин сынок

   И вот я дома, в четыре утра, измотанный и разбитый. Меня преследует запах крови, дерьма и смерти. Он обычно держится несколько дней, один и тот же – когда возишься с трупами, запах въедается в тебя до такой степени, что чувствуешь его еще долго после того, как выскребешь все тело щеткой с мылом. Это скорее психологический эффект, память о запахе, а не сам запах. Так или иначе, отходишь от него не сразу. Еще есть запах бензина и гари от сожженной машины, но по сравнению с тем, первым, он кажется нежнее французских духов. Тело отчаянно требует долгой горячей ванны, чистой постели и пары таблеток снотворного, чтобы выключить мозг. Ни о чем другом и думать не хочется.

   Вместо этого я получаю свою хренову матушку. Начинается...

   – Это я! – заявляет она прямо с порога, что значит "Всего лишь я, ничего особенного, извини, что навязываюсь, не обращай внимания на мои слезы, вот умру и не буду больше тебе в тягость". Мамаша у меня – мастер психологической войны. Просто невероятно: всего два слова, и я уже готов.

   – Боже мой, ну сколько можно! Я устал, у меня все болит, середина ночи, оставь меня в покое хоть сейчас!

   – Так что, мне уйти? – с чувством произносит она. – Ты не хочешь меня видеть?

   – Нет, не хочу. Ни сейчас, ни потом.

   – Вот как? Значит, так ты ко мне относишься? Я просто... я просто хотела спросить, как у тебя дела, неужели я, мать, не имею на это право?

   – Уйди, мне сейчас не до тебя.

   – Ах, Иан, Иан... – лепечет она, горестно уронив руки и состроив плаксивую мину. Губы ее вздрагивают, и мои психологические барьеры рушатся к чертям один за другим. Я прижимаю кулаки к глазам и испускаю глухой стон.

   – Я не могу сейчас с тобой говорить, мне надо прийти в себя.

   – Послушай, я твоя мать, я пришла, чтобы помочь тебе, что с тобой? – Она делает гигантский шаг вперед, оказавшись у меня прямо перед глазами.

   – Нет, нет, ничего, – качаю я головой, хорошо понимая, что так от нее не отделаешься. Если понадобится жечь меня каленым железом, она это сделает, но вытрясет все. Все, что ее не касается, все, что я хочу скрыть. Все.

   – Иан, пожалуйста, скажи, что случилось?

   – Ничего, – глухо повторяю я, стараясь сам этому поверить. Поздно: мать вцепилась в меня зубами и когтями, теперь ее не стряхнуть.

   – Ты знаешь, когда у меня что-то не так, я всегда стараюсь поделиться с кем-то...

   – Да, да, я знаю – со мной, всегда почему-то со мной! – ору я. – Не нужны мне твои проблемы, какого хрена ты вечно вываливаешь их на меня?

   – Тебе нужны деньги?

   – Нет, все в порядке. У меня полно денег, я не знаю, на что их тратить. Ничего мне не нужно!

   – Если нужны, я буду рада помочь. У меня отложено кое-что на черный день, но я обойдусь. Немного, правда – я ведь небогата, извини.

   – Да есть у меня деньги! – Вечно она об этом. Небось каждую ночь молится, чтобы я оказался на мели и явился к ней с протянутой рукой. Вот тогда-то она и зацепит меня по-настоящему – так, что я уже никогда не вывернусь. И даже если я буду готов ей вернуть хоть в пятьдесят раз больше – ни за что не возьмет! Один фунт моей крови для нее ценнее, чем миллион фунтов бумажками.

   – Конечно, мне пришлось отдать Иану всю свою пенсию, – будет она рассказывать знакомым. – Времена теперь тяжелые, но я все-таки пытаюсь как-то сводить концы с концами. Иан даже не знает, как мало у меня осталось. Чего только не сделает мать для сына! Лишь бы он был счастлив – это мне важнее всего... О, извините, что у меня бурчит в желудке – мне пришлось отдать Иану свой обед: он любит иногда пообедать во второй раз... Да, я голодна и немного ослабла, ничего, выдержу, главное – чтобы мой сын ни в чем не нуждался, а я уж как-нибудь обойдусь. Мне и раньше приходилось жертвовать ради него, и в будущем наверняка придется. Я готова на все... Как? Что вы сказали? Нет, я давно уже ничего о нем не знаю, он так редко навещает меня, у него есть более важные дела... Но я дала ему жизнь – вот что самое главное...

   Ааааааааааааааааааааааааааааааааа!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

   – НЕ НУЖНЫ МНЕ ТВОИ ПРОКЛЯТЫЕ ДЕНЬГИ! – ору я что есть мочи, увидев, что мать роется в кошельке.

   – Я только хотела помочь... – Она протягивает мятую пятерку.

   – Ты не помогаешь, ты сводишь меня с ума, черт побери! Хватит!

   – У тебя неприятности на работе?

   Вторая попытка. Боже мой, скоро уже начнет светать.

   – Нет у меня никаких неприятностей. Работа тут ни при чем.

   – Как твои успехи, все в порядке?

   – Да, мамочка, все отлично, лучше некуда.

   – Неприятности с начальством?

   – Работа тут совершенно ни при чем. Какого хрена я должен сто раз отвечать на один и тот же вопрос?

   – В чем же тогда дело? Неужели женщина? Вот она, моя ахиллесова пята!

   – Нет, – отвечаю я быстро. Слишком быстро.

   – Вот как? Так это женщина? Кто она? – Мать довольно потирает руки, наслаждаясь моим смущением. – Почему бы тебе не привести ее домой к чаю?

   Я понимаю, что спасения нет. Мне не удалось сбить ее со следа... этот запах... смерть.

   – Послушай, я кое с кем встречался сегодня, вот и все.

   – С женщиной?

   – Нет, с гориллой из зоопарка!.. Ас кем же еще?

   – Кто она?

   – Никто.

   – Как, совсем никто? – ехидно улыбается мамаша.

   – Просто ты ее не знаешь.

   – С чего ты взял? Разве ты знаешь всех, кого я знаю?

   – Она живет далеко от тебя.

   – Ну ладно, как ее зовут? Может, я и знаю ее.

   – Нет.

   – Не обязательно. У меня больше знакомых, чем ты думаешь.

   – Отстань!

   – Ну так кто же она?

   – Никто.

   – Это Сьюзен Поттер?

   – Ты ее не знаешь.

   – Какой ты застенчивый, просто смешно!

   – Да она вовсе не моя девушка!

   – Как, ты встречаешься с чужой девушкой?

   – Я с ней не встречаюсь.

   – Ты только что сказал, что встречаешься.

   – Нет, я сказал "встречался", а не "встречаюсь".

   – Так вы поссорились, поэтому ты такой грустный?

   – Я грустный потому, что ты никак от меня не отвяжешься. Оставь меня наконец в покое!

   – Хочешь, я поговорю с ней?

   – Не хочу! Ни с ней, ни со мной! Я хочу, чтобы ты умерла и перестала существовать!

   – Мы поговорили бы с ней наедине, как женщина с женщиной. Может быть, она передумает.

   – Передумает? А с чего ты взяла, что это она меня бросила?

   – Ну что ты, золотко мое, ты неправильно меня понял. Я имела в виду, что могу уговорить ее вернуться к тебе.

   – Это одно и то же.

   – Кто она, Иан? Как ее зовут?

   – Не знаю. Не скажу.

   – Пожалуйста, Иан! Почему ты не хочешь, чтобы я помогла тебе?

   – Хватит! Хватит! Хватит!!! – ору я в бешенстве, молотя кулаком по стенам.

   – Скажи мне, кто она, Иан, я должна знать.

   – Господи, да почему я должен тебе все рассказывать? Она не имеет к тебе никакого отношения! Я устал, я спать хочу. Я хочу все забыть!

   – Послушай меня, ведь это очень важно! Я не желаю, чтобы мой сын встречался с кем попало, – не унимается мать, неотступно следуя за мной из комнаты в комнату. – Мне нужно ее увидеть, понять, подходит ли она тебе. Какой бы я была матерью, если бы отдала тебя первой попавшейся девице?

   Отдала?

   В ушах нарастает пронзительный вой, волосы встают дыбом. Каждая моя клетка, каждая молекула требует заглушить, уничтожить гадину, но я не могу. Все зашло слишком далеко. Надо бы постараться прийти в себя, сохранить здравый рассудок, однако животные инстинкты берут верх. Бей, сопротивляйся, не дай себя оседлать!

   – ОТДАЛА?! Еще чего! Я мужчина, а не ребенок, черт побери! Я сам знаю, с кем встречаться, на ком жениться и кого убивать, и мне не нужно твое дурацкое разрешение! Отдала... – Я хрипло смеюсь, тряся головой.

   – Вот как?! Вот что ты мне говоришь? Значит, я, твоя мать, ни на что не имею права, не могу даже слова сказать собственному сыну? Ты это имеешь в виду?

   – ДА! – ору я. Слава богу, дошло наконец! – Именно так – не можешь, никогда! Моя жизнь – это моя жизнь, и ты тут ни при чем! Ты проклятая пиявка, которую я не в силах оторвать! Твое тело умерло, но голова осталась – висит на мне и сосет, сосет... Нет, ты не пиявка, ты хуже, черт побери, ты пьешь не только кровь, тебе нужен весь я, вся моя душа, будь она проклята!

   – Ах так?! Ну что ж, тогда мне придется серьезно подумать, прежде чем разрешить тебе жениться на этой девушке.

   Долгое время я молчу, затаив дыхание и ошарашенно озираясь. Неужели она в самом деле так сказала? Ну да, точно, не перепутал же я... Ну ладно, так или иначе, даже если и не сказала, то вполне могла.

   Я начинаю визжать.

   – Все! Все! Все! – Мой кулак пробил огромную дыру в кухонной двери, рука окрасилась кровью.

   – Ты пока еще мой сын, и всегда им останешься, а дети должны слушаться свою мать. Приведи домой девушку, которую я сочту подходящей, – и только тогда я тебя отпущу, ни минутой раньше!

   – Что значит "отпущу"? Я не твоя собственность! – пытаюсь вставить я, однако мать продолжает бубнить, не обращая никакого внимания на мои слова.

   – Извини, ты, конечно, скажешь, что это не совсем справедливо, но я лучше знаю, что тебе нужно. И пусть мне говорят, что я слишком опекаю своего ребенка, я в своем праве!

   – Я не ребенок! – ору я изо всех сил. Рука отчаянно болит, повсюду брызги крови.

   Хоть убейте, не помню, чтобы меня как-то особенно опекали, когда я на самом деле был ребенком. Я просиживал целые ночи на ступеньках пабов, пока мамаша развлекалась внутри с очередным "дядей". Чаще всего меня вообще не замечали. Зато хорошо помню, как все эти парни, один за другим, уходя по утрам, когда мать еще спала, потихоньку очищали мою свинью-копилку. Да-да, именно так, а я ничего не мог поделать – только смотрел. У бедной свинки побывало в спине больше ножей, чем у Юлия Цезаря.

   Поймите, я не для того об этом рассказываю, чтобы вы достали платочек и утерли мне слезы – что было, то было, и хрен с ней, со свинкой и ее розовым бантиком на шее! Я просто хочу, чтобы вы поняли, каково мне слышать про чрезмерную опеку. Вспоминать прошлое и бросать обвинения нет смысла: мамаша уже ничего не воспримет, она убеждена, что образцово выполняет родительский долг, а жестокий и несправедливый мир не хочет простить ей одну-единственную ошибку, совершенную в молодости. Ту самую, за которую я плачу с процентами всю свою жизнь.

   – Дженет! – внезапно восклицает она. – Так ее зовут Дженет? Замечательное имя!

   Как она узнала? Разве я что-то говорил? Неужели я так вопил и бесновался, что оно случайно вырвалось?

   – Когда я ее увижу, эту Дженет? Ну когда же?

   – Никогда! – рычу я в бешенстве. – Никогда ты ее не увидишь!

   – Ты мог бы привести ее в среду. Я испеку торт и найду все твои детские фотографии, – радостно лопочет мать. – Расскажу ей, как ты пачкал пеленки, и о том, как я всегда знала, что ты налил в штаны, потому что ты сразу затихал и прятался за телевизор. О да, я все про тебя расскажу, чтобы бедняжка знала, с каким мальчишкой связалась! Посмотрим, захочется ли ей после этого выйти за тебя!

   Она почему-то всегда так говорит – и еще ждет, чтобы я кого-то привел!

   Ладно, Дженет она все равно никогда не увидит, так что какой смысл расстраиваться.

   – Ты никогда с ней не встретишься, – говорю я с улыбкой.

   – Не говори ерунды, я должна ее видеть. Так или иначе, я же увижу ее на свадьбе!

   – Нет, никогда. – Я широко ухмыляюсь.

   – Не говори глупостей!

   – Никогда, – задумчиво повторяю я, кивая головой.

   Некоторое время мать молча смотрит на меня, потом с отвращением закатывает глаза.

   – Ох, Иан, ты что, убил ее?

   – Точно. Вышиб ей мозги! Тебе стоило поглядеть.

   – Боже мой, опять! – вздыхает мать, грустно качая головой.

   – Что значит "опять"? Ты говоришь, как будто я все время этим занимаюсь. На самом деле всего лишь второй раз.

   – Иан, послушай, ты должен прекратить эти убийства. Ты никогда не сможешь завести семью, если будешь хвататься за пистолет, чуть что не так! Вот отец твой никогда никого не убивал!

   – О чем ты говоришь, он же воевал в Корее! Укокошил хрен знает сколько народу.

   – То были китайцы, они не в счет. Я говорю о настоящих, нормальных людях. Нехорошо, Иан!

   – Насколько я помню, нормальной девушки он тоже не встретил.

   – Всему бедой те люди, с которыми ты водишься. Ужасные типы. Почему бы тебе не порвать с ними и не найти приличную работу? Тебе всегда давалась математика, ты запросто можешь стать бухгалтером.

   – О господи, теперь еще и это!

   – Почему ты хотя бы не попробуешь?

   – Потому что не хочу. Меня вполне устраивает то, что я делаю.

   – Ты даже не знаешь, что это такое! Стоит тебе только попробовать, и...

   – НЕТ! Не хочу я быть бухгалтером! Мне нравится моя работа, с какой стати ее менять?

   – Ну нельзя же быть таким ограниченным, надо иногда и к другим прислушиваться! – провозглашает мамаша, даже не подозревая, насколько смешно это звучит в ее устах. – Ты только попробуй!

   – Нет.

   – Почему? Может быть, так ты найдешь свое призвание.

   – Не найду.

   – Если не попробуешь, то и не найдешь, ясное дело.

   – Мама, я правда не хочу, мне нравится моя работа.

   – Тебе может понравиться и бухгалтерия.

   Я молчу, спорить уже надоело, но ей наплевать.

   – Откуда ты знаешь? Как можно знать заранее? Помнишь дядю Брайана, который жил с нами? – За наш счет, и никогда не просыхал. – Того, кто хотел открыть свою собственную закусочную и никак не мог получить кредит, чтобы начать дело...

   – ЗАМОЛЧИ! – Боже праведный, неужели ее никак не остановить? Похоже, никак. Она продолжает талдычить про поганого старого альфонса, который сумел-таки выклянчить достаточно бабок и открыл пропахшую крысами забегаловку где-то под мостом, доказывая, какого ослепительного успеха способен достичь человек, если возьмется за дело с умом. Кстати, для вашего сведения, это местечко почти сразу закрыла санитарная инспекция – как только с полдюжины клиентов угодили в больницу, попробовав Брайановских "домашних" пирогов с курицей. Потом он сбежал и допился до смерти на те деньги, что удалось припрятать от кредиторов. Тот еще предприниматель, короче.

   – Я ведь тебе только добра желаю, хочу, чтобы ты был счастлив! – повторяет мать снова и снова. – Я тебя люблю.

   – Нет, – бормочу я. – Никто меня не любит, никто.

   – Я могла бы любить тебя, – вступает в разговор Дженет, внезапно появляясь в комнате. Вода и кровь льются с нее на ковер, и запах, все тот же тошнотворный запах...

   Я зажимаю ладонью рот и трясу головой.

   – А я тебя – нет.

   – Но ты даже не знал меня как следует.

   – Я никогда не смог бы полюбить тебя.

   – Потому что я была толстая, да?

   – Нет, не потому, что ты толстая, вовсе не поэтому. Дело совсем в другом.

   – Толстая? Ну и что тут такого?.. Я его мать, здравствуйте!

   – Здравствуйте, я Дженет. Они пожимают друг другу руки.

   – А я ничего и не говорю, при чем здесь толстая? – оправдываюсь я.

   – Почему ты не мог полюбить меня, Иан?

   – Не мог, и все тут. Чего-то не хватало.

   – Чего?

   – Не знаю. Чего-то главного. Я не испытывал к тебе чувств. Извини.

   – А что, она мне нравится, красивая девушка, – выносит приговор мать.

   – Я не любил ее.

   – Это твои проблемы, ты вообще никого не любишь. Ты просто не способен любить, ты не имеешь понятия, что значит любить!

   – Имею.

   – Нет, не имеешь! Ни малейшего представления не имеешь! Ты можешь любить только самого себя. Эгоист!

   – Неправда, я вам докажу!

   – Ты не любил меня, – качает головой Дженет.

   – Ну и что?

   – Как это, ну и что? Тебя никто никогда не любил, и никто не полюбит! Знаешь почему? Потому что ты не такой, как все. И сколько бы ты ни встречался с девушками, ты на всю жизнь останешься один! Один!

   – Нет, не останусь! И я умею любить, вы еще увидите, погодите! Я найду ту самую, единственную, даже если мне придется убить всех женщин в этой проклятой стране!

4. "Вольера"

   Опять этот шум, еще громче, чем раньше. И ближе. Я огляделся в поисках его источника: звук, казалось, шел со всех сторон. Может быть, за деревьями? Однако, как я ни вглядывался, различить ничего не удавалось. Логан продолжал что-то говорить, но сосредоточиться на его словах было невозможно. Я отошел в сторону от толпы и стал искать, откуда идет шум. Не тут-то было – они все двинулись за мной. Странно: я слышу, а они – нет. Принца Чарльза все это в конце концов достало. "Ты чего трубку не берешь?" – спросил он.

   Я рывком сел в постели и стал шарить по столу, скидывая барахло на пол. Телефон продолжал оглушительно звонить. Наконец трубку удалось снять, и шум прекратился.

   – Да? Слушаю, – прохрипел я, снова валясь на подушку.

   – Ты чего трубку не берешь, мать твою? – раздался сердитый голос в трубке. Принц Чарльз?

   – Что? Кто говорит?

   – Это Эдди. Ты где был? Целый час дозваниваюсь. Теперь я узнал голос. Эдди Синтон – Красавчик Эдди, мальчик на побегушках у Логана, мой главный контакт с организацией, если не считать самого Логана. Раз он звонит, значит, есть работа.

   – Который час? – спросил я, протирая глаза. После снотворного я обычно клюю носом весь следующий день.

   – Почти время ленча. – Достал он меня своим занудством. – Логан хочет тебя видеть.

   – Когда?

   – Часов в пять.

   – Время обеда? – съязвил я.

   – Нет, обед в шесть.

   Эдди даже не заметил издевки.

   – Вот, значит, когда ты обедаешь.

   – А ты когда?

   – Не знаю, после семи, наверное.

   – После семи уже не обед, а ужин. Обед в шесть, а ужин – в полвосьмого или в восемь.

   Подозреваю, что все это в него вбивали еще в детстве, когда он опаздывал к столу, и теперь оно так въелось в мозги и задницу, что уже ничем не вытравишь.

   – Ну ладно, зайду сразу после чая, – хмыкнул я, вешая трубку.

   Некоторое время я лежал, постепенно освобождаясь от теплых объятий сна и вспоминая события прошедшей ночи. Неужели всего двенадцать часов назад я сталкивал Дженет за борт? Казалось, с тех пор минула вечность. Мне пришло в голову, что Парнелла наверняка уже нашли, и все вокруг смакуют кровавые подробности. Однако в дневных новостях не было ничего, кроме поп-звезд, футболистов и политиков с их дурацкими личными проблемами. Грустно жить в таком пустом и поверхностном обществе.

   Грустно, но чертовски удобно.

* * *

   "Вольера", клуб Джона Брода, помещается в старом помпезном особняке недалеко от Лестер-сквер. Если верить Эдди, название клуба должно наводить на мысль, что там полным-полно птичек. Ну, типа цыпочек, понимаете? Лучше бы назвали зоопарком – натыкаешься там больше на всяких диковинных типов. У Брода полно других точек: бары, рестораны, офисы и всякие там склады в порту. Большая часть его денег – я хочу сказать, легальных денег – вложена в игровые автоматы и разные места в Уэст-Энде. В общем, ему хватает. Однако "Вольера" остается центром бродовских владений. Он купил ее одной из первых, еще в начале семидесятых, и, похоже, питает к ней слабость. Именно сюда, в офис на втором этаже, он посадил Логана управлять своей империей, и здесь я обычно получаю инструкции.

   Я постучал в заднюю дверь ровно в пять, и Феликс открыл мне с обычной кислой миной. Феликсу я не нравлюсь, не знаю почему: я ничего плохого ему не сделал, да и вообще мы за все время едва обменялись парой слов. Тем не менее он меня не любит. Ну и наплевать, мне Феликс тоже не нравится, так что в общем и целом все довольны.

   Эдди подскочил, едва только я вошел, и по пути к бару начал свой обычный фальшивый треп.

   – Ну и как оно, что поделываешь? Смотрел вчера новую серию?

   И все такое прочее.

   – Как прошло твое свидание, нормально? Похоже, приятель, на тебе здорово поездили. – Эдди толкнул меня в бок. Я и забыл, что сказал ему про Дженет на прошлой неделе, тогда мне и в голову не пришло, что это важно, в смысле, что стоит промолчать. Кто же мог знать, как оно обернется? – Ну как, сладилось у тебя с ней? – продолжал он приставать, когда я сел к стойке.

   – Ну... нет, не совсем.

   – Почему? Что случилось, неужто сплоховал? – захихикал Эдди, снова толкая меня в бок.

   Не успел я послать его подальше, как он уже развернулся и поскакал докладывать Логану.

   Клуб еще не открылся, кругом было пусто, не считая Феликса у входа и Логана наверху, да еще Сэм, наверное, сидел в задней комнате и таращился в ящик. Ну и конечно, Эдди, Фил на вахте и пара уборщиц с пылесосами...

   – Эй! Кто выиграет сегодня вечером, как думаешь?

   Это Джордж, бармен, про него я забыл сказать.

   – Не знаю, Джордж, – пожал я плечами.

   – Я бы и сам не возражал, приятель. На прошлой неделе мне повезло – четыре числа угадал, но вот беда – в трех разных рядах. Четыре... Вообще-то с четырьмя можно взять аж сто восемьдесят фунтов, хотя у одного моего дружка тоже было четыре, а он получил только шестнадцать. Проклятая обдираловка!

   Джордж помешан на лотерее. С тех пор как ее запустили пару лет назад, он ни о чем другом не говорит. Бедняга совсем свихнулся. Хотя, сказать по правде, он и раньше был с придурью, так что лотерея не очень-то и виновата. Такой вот одноклеточный – зануда, короче; видит только один цвет радуги или одну звезду в небе, и все тут. Ну и, конечно, как всякий зануда, считает, что и все остальные должны интересоваться тем же, что и он. Раньше вместо лотереи у него были скачки, а до этого, говорят, футбольный тотализатор.

   – Две недели назад тут один тип выиграл больше двух миллионов! Вот везунчик – сразу бросил работу, и свою старуху тоже бросил, и купил себе здоровенную квартиру в Челси, приводит теперь каждую ночь новую девицу. Так и швыряется деньгами. Тысячу за тысячей просаживает. Баловство одно!

   – А ты, Джордж, что бы сделал?

   – Тысячу за тысячей – совсем спятил... – продолжал он бубнить, не обращая на меня внимания.

   – Эй, Джордж! Ты-то сам как потратишь деньги?

   – В тот раз целую кучу девиц привел с собой. У одной такое платьице – едва сиськи прикрывает, представляешь? – Джордж показал руками размер бюста означенной девицы. – Совсем с катушек съехал!

   – Ты бы поумнее себя вел, правда?

   – Я-то? Хо-хо! Уж я бы все в банк положил, будь уверен. Ни единого пенни бы не тронул, – кивнул Джордж и принялся начищать краны за стойкой. – Ты знаешь, – снова начал он, – у меня был один дружок в Мичеме...

   – Джордж! – В дверях своего офиса показался Сэм. – Не забудь протереть зеркало за стойкой. Вчера вечером оно все заляпанное было – просто срам!

   – Да-да, сэр, конечно! – Джордж схватил бутылку с полиролью.

   Сэм продолжал стоять, разглядывая меня своими глазками-бусинками.

   – Ты куда, к Логану? – спросил он наконец.

   – Что? – Я сделал вид, что не понял.

   – К Логану? Ты к нему пришел? – Что?

   Он сжал челюсти и прищурился, не зная, что сказать. Наконец, решив все-таки продемонстрировать, кто тут главный, велел мне оставаться на месте и ждать, когда Логан освободится. Я нарочно отошел на другой конец бара и снова принялся болтать с Джорджем, оглянувшись, лишь когда дверь за моей спиной захлопнулась.

   Сэм Брод, сынок Джона, уродился идиотом и так же пригоден для бизнеса, как Джордж – для приятной беседы. Чтобы уберечь свое чадо от неприятностей и доставить удовольствие жене, папаша Брод дал ему двух парней в подчинение и поставил управлять баром на первом этаже. Управлять! Смех да и только: по словам Логана, Сэм до двенадцати лет не мог управиться с собственными шнурками – вязал двойные узлы, так что вечером снять ботинки было невозможно.

   Усердно работая тряпкой, Джордж опять завел свою волынку насчет лотереи.

   – Четыре миллионера – за одну только субботу! Интересно, смотрят они, как выпадают числа, или нет? Представляешь, сидеть вот так и смотреть – я, например, не могу, смотрю их в газете на следующий день. А смотреть и ждать, хо-хо! Так и удар недолго заработать.

   – Кто это, Джордж? – спросил я тихонько, показывая на одну из девчонок-уборщиц.

   – Точно, удар запросто может хватить!

   – Джордж, кто это? Новенькая?

   – Кто? – Он наконец отключился от лотереи.

   – Та, у которой что-то с ногой. Она новенькая?

   – Вон та? Наверное. Я ее раньше не видал. – Джордж плюнул на тряпку.

   – Как ее зовут?

   – Кого? Эту новенькую? Погоди, сейчас спрошу.

   – Нет, не надо!

   Но было уже поздно.

   – Эй, ты, как тебя зовут? – завопил он во весь голос. – Здесь джентльмен интересуется!

   – Ты что, охренел?! – прошипел я. – Тебя кто просил орать?

   – Все, не надо! – снова заорал Джордж. – Он передумал!

   Но девушка уже ковыляла к нам.

   – Я Анджела, только сегодня начала работать, – доложила она мне с виноватым видом. – Да, извините, я не поспеваю за другими, но если надо, я могу приходить и пораньше. Я свою работу всю сделаю, обещаю...

   – Да ничего, все в порядке, я тебя шпынять и не собирался, просто вижу – новенькая, вот и хотел узнать, как тебя зовут.

   – Извините, – снова пробормотала она, опустив глаза.

   – И нормально ты все успеваешь, не волнуйся – все в порядке.

   – Спасибо, – кивнула девушка и, помолчав немного, добавила: – Ну, я пойду дальше работать. Извините... – и собралась, видно, начать все сначала, но я остановил ее, улыбнувшись и махнув рукой.

   Так я в первый раз встретил Анджелу и – верите? – сразу же запал на нее. Настолько, что потом даже внимания не обращал на ее кривую ногу – во всяком случае, она меня нисколько не коробила. Даже более того – нравилась. Это ей шло, это было классно, это придавало особое очарование, если хотите. Хромота была частью ее образа и нравилась мне так же, как и все остальное, если не больше. Я настолько втюрился, что потом несколько месяцев ни на каких других женщин и глядеть не хотел – хоть они и могли добежать до автобуса без всякого труда.

   – Красотка, правда, Джордж?

   – Кто? – Он промахнулся мимо тряпки и плюнул на поднос с чистыми стаканами.

   – Ладно, никто, – вздохнул я. Тут появился Эдди и сказал, что Логан ждет. – Ладно, я пошел. Пока, счастливчик Джордж.

   – Счастливчик? Хо-хо, я-то уж точно им стану, лишь бы мои числа выпали!

   Мы с Эдди поднялись по лестнице и пошли по открытой галерее над залом к офису Логана. Оттуда как раз выходил Коннолли – чуть не сбил нас с ног. Это бухгалтер Брода – умеет подгонять цифры как никто другой, в налоговых делах собаку съел. Здесь говорят, что он и отчеты составляет не с калькулятором, а с клещами и молотком. Коннолли нас даже не заметил – шмыгнул по коридору и помчался вниз, погруженный в свои цифры и проценты.

   Эдди легонько постучал и, подтолкнув меня вперед, закрыл за мной дверь. Логан поднял голову, кивнул, спрятал какие-то бумаги и кинул на стол папку.

   – Здорово, Иан. Как дела? – Он показал на стул.

   – Привет, Дэнни. Все нормально. – Я сел, выжидающе глядя на него.

   – Как твое вчерашнее свидание? – Вот ведь болтливый придурок, этот Эдди, черт бы его побрал!

   – Э-э... ничего. Могло быть и получше. Кстати, Дэнни, мне нужна новая машина.

   – Машина? Ты ведь всего пару месяцев назад получил новую, разве не так? Для чего тебе еще одна?

   – Понимаешь, мне ее пришлось сжечь прошлой ночью. Немного не повезло, – объяснил я.

   – Сжечь? Я думал, у тебя вчера было только свидание.

   – Ну да. Но в конце концов машину пришлось сжечь, так уж вышло.

   Логан выпучил на меня глаза, почесал в затылке и задумчиво подпер рукой голову.

   – Только не говори мне, что ты опять ее пришил!

   – Я не хотел, так получилось.

   – Получилось?! Везешь цыпочку ужинать, а потом вдруг получается... Ты что, приятель, чокнутый?

   – Слушай, я не виноват, меня видели, иначе никак нельзя было. Ты не думай, все в порядке, комар носу не подточит.

   – Ее не будут искать?

   – Да нет, не очень. Семьи у нее нет, друзей тоже. Побудет в розыске несколько лет, пока в Управлении не сменят компьютеры, и все.

   Очень грустно, если вдуматься.

   – Но тебя с ней видели.

   – Ерунда – пару раз покупал у нее газеты или шоколадку...

   Я рассказал Логану, как проследил за Дженет, встретил ее в автобусе и пригласил поужинать, напирая на то, что это было далеко от ее магазина с камерами слежения и что нас не мог видеть никто из знакомых. А интересно – я в самом деле об этом тогда позаботился или все вышло случайно? Думаю, не случайно. Не в том смысле, конечно, что я собирался ее убивать – просто, наверно, не хотел, чтобы меня видели с такой толстухой. Или нет... не знаю. Ладно, какая разница.

   – Черт с ней, хватит об этом, – махнул рукой Логан. О пяти других трупах я ему, ясное дело, не сказал, от такой новости кто угодно штаны намочит. Уж очень серьезная у нас организация, не стоит так подставляться. Я знаю слишком много, чтобы мне позволили попасться. Одно убийство – еще куда ни шло, можно отвертеться, но шесть... Мне-то самому рисковать пришлось – деваться было некуда, а Логан может и не захотеть, если узнает правду.

   Я взял со стола папку и посмотрел на газетную вырезку с фотографией. На ней усатый тип средних лет изо всех сил пыжился, чтобы выглядеть серьезно.

   – Алан Карпентер, – кивнул на него Логан. – Член совета в Саттоне. Адрес и все подробности – в папке. Сделаешь до конца недели?

   – Последний срок?

   – Воскресенье. По крайности – в понедельник утром. Самое главное, чтобы в понедельник он не явился на заседание. Ну как?

   – Пожалуй, нормально. Холостяк, живет один, – кивнул я, перелистывая досье. – Держит кота – это вообще здорово. Все зависит от того, какой нужен вариант.

   – Естественные причины, – сконфуженно вздохнул Логан.

   – О нет, только не естественные причины! Терпеть такого не могу. Может, все-таки несчастный случай?

   – Извини, Иан, иначе никак.

   – Почему? – спросил я и тут же прикусил язык.

   – Ну-ну, хватит, ты же знаешь уговор, – поморщился Логан.

   Да, уговор есть уговор. Никогда не спрашивай зачем. Не нужно этого знать, понимаете? Так лучше для всех. Моя работа – убивать. Почему и для чего, решают Джон Брод и Дэниэл Логан, меня это не касается. Зря я спросил. Как только мне понадобится знать почему, я стану никому не нужен. На самом деле знание причин нисколько не помогает в работе, наоборот, даже мешает. Причины – штука очень личная. Если Джон Брод считает, что кому-то пора умереть, это вовсе не значит, что я тоже должен так думать. А если я, чего доброго, буду с ним не согласен, то результат может оказаться весьма плачевным. Допустим, к примеру, Броду нравится насиловать женщин, или убивать детей, или еще что-нибудь, и кто-то на него собрался донести. Ясно, что Брод захочет этого кого-то убрать, а сделать все придется мне. Однако тогда я могу подумать, что на Брода как раз стоит донести, и в результате не смогу выполнить задание. Это только пример, потому что, насколько я знаю, Д. Б. (как мы его обычно между собой зовем) ничем таким давно не занимается, но суть понятна. Уговор есть уговор. Никаких "почему".

   Я извинился за глупый вопрос и, запомнив все детали, вернул Логану папку. Из того, что было в папке, никак не явствовало, что Алан Карпентер заслужил свою смерть, однако, похоже, Д. Б. он чем-то огорчил.

   Значит, ему придется иметь дело со мной.

5. Последняя любовь Алана Карпе Итера

   Получив задание, первым делом изучаешь объект. Наблюдаешь за ним везде: на работе, дома, в магазине, в пабе, на площадке для сквоша или в клубе, где он собирает модели паровозов вместе с такими же придурками. Ты должен знать, чем клиент занимается в течение всего дня, чтобы найти его слабые места и точно рассчитать удар. Чем больше о нем знаешь, тем меньше остается на волю случая. Иногда водишь клиента по три недели, прежде чем убрать, – потом кажется, что убиваешь старого друга. Впрочем, с Аланом Карпентером я не мог позволить себе такой роскоши: имея лишь пару дней на наблюдение, пришлось общаться с ним как можно более тесно. Дело осложнялось тем, что для смерти по естественным причинам гораздо труднее подобрать удобный момент. Впрочем, кое-что работало и в мою пользу. Во-первых, он был муниципальным советником, во-вторых, гомосексуалистом, а в-третьих, держал кота. Вам, наверное, трудно понять, почему все это делало его более уязвимым – я объясню.

   Если он муниципальный советник, то скорее всего порядочная дрянь. Этакий ханжа в накрахмаленных трусах, выжига и кляузник, всюду тычущий законами и параграфами и пишущий доносы на соседей, стоит им построить хоть собачью будку без разрешения комиссии по планированию. Мое подозрение подтвердилось на следующий же день, когда Карпентер позвонил в дверь соседу и поинтересовался, почему тот не забирает с дороги пустые мусорные баки. Хотел, мол, проверить, все ли с ним в порядке. В ответ его просто-напросто послали подальше.

   Раз он голубой, то семьи скорее всего не имеет. Постоянный сожитель или всякие там гости каждую ночь – сколько угодно, но никаких детей, никаких малолетних свидетелей. У него больше свободного времени, он чаще бывает один. У Алана, впрочем, не оказалось никаких регулярных связей, что было еще удобнее, хотя и вносило в игру некоторый элемент случайности. Когда ждешь кого-то, совсем не хочется, чтобы с ним явилась веселая компания из ближайшей подворотни. На всякий случай я стребовал у Логана фургон.

   Ну и наконец кот. Это симпатичное животное, которое мурлыкало, терлось о мои ноги и сопровождало меня по всему дому, пока я готовился к встрече с хозяином, надо кормить. Стало быть, советник Карпентер приходит домой каждый день.

   Я люблю кошек: они умные, нежные и приятные твари, а этот кот был особенно хорош, так что мне даже стало не по себе, когда пришлось его немножко потрепать. К сожалению, иначе нельзя – если прячешься где-нибудь в спальне для гостей, поджидая, когда хозяин уляжется спать, то меньше всего хочется, чтобы под дверью начала мяукать кошка, которую ты погладил. Однако достаточно хорошенько встряхнуть ее и порычать – и она будет за версту обходить запасную спальню и кровожадного изверга, который там спрятался.

   Именно там я и находился вечером в пятницу. Меньше чем через неделю после того, как Логан сообщил мне о существовании человека по имени Алан Карпентер, я уже сидел в его гостевой спальне и ждал, когда он придет с работы. Все было готово. Мне пришлось явиться за пару часов до советника: провести рекогносцировку и обеспечить, чтобы смерть по естественным причинам наступила без сучка без задоринки: одна царапинка на его милом личике или один вскрик – и версия о сердечном приступе может подвергнуться сомнению.

   Как это провернуть? Существует несколько способов вырубить человека чисто и без шума, но я предпочитаю самый простой: снотворное в чайнике.

   Как вы поняли, я наблюдал за Аланом уже несколько дней. Когда он приходил домой, то первым делом заваривал чай и садился с чашкой смотреть вечерние новости. Четыре-пять таблеток надежного снотворного – и клиент отключается прямо в своем любимом кресле, готовый к дальнейшим процедурам.

   Так оно и вышло. Последнее, что увидел Алан в этом полном чудес мире, был репортаж о расширении частного сектора и его влиянии на кадровую политику компаний. Полагаю, он так и умер – счастливым. Когда я через часок тихонько спустился к нему, бедняга уже ничего не слышал.

   Первым делом следовало хорошенько ополоснуть чашку и вымыть чайник. Вообразите: доктор пишет свидетельство о смерти, спускается в гостиную, а там – сосед и пара легавых валяются вокруг стола в полной отключке. Вот вам и естественные причины!

   Теперь – перенести его наверх, в спальню. Клиент весил добрый центнер, и мне понадобились все мои силы и ловкость, чтобы не раскроить ему голову о ступеньки. Пришлось взвалить тело на спину и тащить, словно мешок угля. Когда я наконец доволок эту тушу до кровати, то совсем выдохся. Слава богу, время позволяло сесть и немного отдышаться.

   Кот осторожно просунул голову в дверь. Я погладил его и почесал под подбородком, и мы снова стали друзьями.

   – Извини, – шепнул я ему. Не забыть бы перед уходом открыть ему баночку "Вискаса".

   Лежа на спине, Алан начал храпеть – это было похоже на звук циркулярной пилы. Я раздел его, аккуратно складывая одежду на стуле у кровати. Кот заинтересованно следил за мной, иногда пытаясь поймать лапой болтавшуюся штанину.

   Наконец советник предстал перед нами в первозданном виде. Выглядел он, надо сказать, отвратительно.

   – Черт возьми, этим голубым на все наплевать, – пробормотал я, обращаясь к коту. – Сравни меня и его, а ведь он небось трахается куда чаще.

   Кот, похоже, совершенно не разбирался в таких вещах, однако взглянул на меня, как будто хотел сказать: "Давай лови момент, чего ты ждешь?"

   Вытащив из сумки шприц, я содрал с него пластиковую обертку. Инсулин – вот что было внутри. Инсулин. Он вырабатывается в нашем теле и необходим для жизни, но если его слишком много, готовьтесь к неприятностям. У диабетиков он не вырабатывается, и им приходится каждый день его вводить, чтобы поддержать уровень сахара в крови. Для них шприц с инсулином означает жизнь, а для нормального человека – смерть. Странно, не правда ли? Интересное чувство юмора у матери-природы.

   Однако если вы подумываете о том, чтобы попробовать этот метод, так сказать, в кругу семьи, то помните, что повышенный уровень инсулина обязательно обнаружится при вскрытии. Времена таинственных туземных ядов, отравленных шипов и Агаты Кристи давно прошли. При современном уровне науки практически невозможно полностью скрыть следы убийства. Вот почему смерть нужно обставить таким образом, чтобы исключить любые поводы для излишнего любопытства.

   Ну что ж, у клиента нет ни ссадин, ни порезов, ни синяков. Его одежда аккуратно сложена, кот накормлен, а самого его найдут в пижаме в собственной постели (хотите верьте, хотите нет, а именно там отдаст концы большинство из нас). К тому же он здоровенный жирный тип. Не надо быть гением, чтобы сделать единственный возможный вывод: советник скончался от сердечного приступа. Вот ведь беда, как грустно – подпишите здесь, пожалуйста, доктор, и возвращайтесь к своему гольфу. Сегодня пятница, и можно с большой долей уверенности предположить, что поскольку семьи у покойника нет, то хватятся его не раньше понедельника, когда тело заведомо остынет до комнатной температуры и точное время смерти уже никто не определит.

   Я перевернул Алана на живот и приготовился сделать укол.

   Если вы удивляетесь, почему естественные причины так для меня неприятны, то сейчас все поймете. Существует лишь одно место на человеческом теле, где укол шприца не виден. Догадались? Вот именно, анальное отверстие, дырка в заднице. В любом другом месте след найдут, а раз найдут, то и полицейский следователь не заставит себя ждать. У Логана была еще идея отодвигать глазное яблоко и вводить средство для свертывания крови прямо в мозг, чтобы вызвать инсульт, но мне это показалось еще более неприятным, чем укол в задницу, и я остался верен старому проверенному методу.

   Итак, я раздвинул пальцами вонючую задницу Алана и осторожно ввел иглу в самую глубину. Малоприятное занятие. Куда проще было бы взять и скинуть его несколько раз с лестницы, однако Логан исключил такой вариант, а кто платит, тот и заказывает музыку. Особенно неприятно было сознавать, что Карпентер голубой. Я знаю, это звучит странно – наверное, то, что я делал, чем-то походило на половой акт, и мне казалось, будто я и сам голубой. Не знаю... Что-то на уровне животных инстинктов. Похоже, я все-таки гомофоб, хотя никогда раньше и не думал о таких вещах. Хотя, пожалуй, Алан вряд ли получил бы удовольствие от процесса, будь он в сознании. По крайней мере я на это надеялся.

   Кот тихо мяукнул, когда я извлекал шприц. Алан поддержал беседу, шумно и обильно выпустив газы прямо мне в лицо. Оставалось натянуть на него пижаму и укрыть одеялом. Когда я перевернул тело на спилу и начал застегивать пуговицы, Алан покрылся испариной и начал задыхаться. Я пощупал ему лоб, подоткнул одеяло и стал ждать. Часа через два он перестал дышать. Довольно медленная смерть, хоть и безболезненная. Правда, перед смертью он открыл глаза и начал биться в судорогах, но в сознание не приходил, я уверен.

   Не самый худший способ оставить этот мир.

   Когда советник окончательно успокоился, мы с котом спустились вниз и вполне сносно перекусили. Через час, когда солнце зашло, я вернулся в спальню и задвинул шторы. Затем поставил на столик у кровати стакан воды, проверил, нет ли у покойника во рту вставной челюсти или контактных линз в глазах, и распрощался с ним. Выглянув из окна, я убедился, что улица пуста, оставил у выхода карточку домашнего врача – так, чтобы ее было легко найти, и тихо выскользнул наружу.

   Звучит это, может, и жутковато, но бывают моменты, когда я невольно чувствую себя самой Смертью.

* * *

   В понедельник Алан Карпентер не явился на свое заседание, что, как я полагаю, немало обрадовало Джона Брода. После нескольких безуспешных попыток дозвониться к советнику послали машину. За тем, как разворачивалось это драматическое действие, я наблюдал из фургона, припаркованного на другой стороне улицы. В одиннадцать утра возле дома появился какой-то парень. Он несколько раз позвонил, немного постоял с растерянным видом, заглянул в окна, крикнул что-то в щель для писем, потом зачем-то оглядел Улицу – наверное, в поисках вдохновения. Через пару минут снова позвонил, попытался заглянуть в почтовый ящик, сел в машину и уехал.

   Через полчаса тот же парень вернулся и снова позвонил – однако на этот раз, видимо, не был столь уверен в успехе, поскольку постоянно прихлебывал кофе из макдоналдсовского стаканчика. Затем подождал минут десять в машине и наконец поступил, как я и ожидал: куда-то позвонил, вышел, посмотрел на часы и отправился в паб на другом конце улицы.

   Вскоре подъехала патрульная машина. Фараон оценил ситуацию, выволок парня из пивной и взломал дверь. Немного погодя он вышел на крыльцо, говоря с кем-то по рации и разглядывая карточку, которую я оставил на столике в прихожей. Парнишка попросил пустить его наверх посмотреть, но безуспешно.

   – Возвращайся в контору, – посоветовал патрульный. – Сегодня он вряд ли куда-нибудь поедет.

   – Рано, обеденный перерыв еще не кончился, – ответил тот, глядя на часы, и снова нырнул в паб.

   Еще через полчаса прибыл врач и констатировал смерть, потом, когда все закончилось ко всеобщему удовлетворению, привезли какую-то старуху (наверное, мамашу), выдали ей запас носовых платков и отбыли восвояси. Этого я и дожидался: медицинское заключение выписано, полиция уехала. С Аланом Карпентером покончено. Доктор вышел из дома, выразил старухе свои соболезнования, затем сел в машину и уехал. Мне ничего не оставалось, как пересесть в кабину фургона и последовать его примеру, оставив миссис Карпентер наедине с ее горем.

* * *

   В понедельник после обеда стоянка возле супермаркета была наполовину пуста. Я покружил по ней немного, отыскивая машину доктора, остановился рядом и стал ждать. Минут через десять он подошел, поставил пакет с продуктами на сиденье и достал из кармана ключи.

   – Эй, док! – окликнул я его, открывая дверцу. – Что там у нас хорошенького на обед?

   – Рыба, – проговорил он, нервно оглядываясь вокруг.

   – М-м, неплохо. Люблю рыбу: вкусно и готовить просто, но вот с гарниром проблема – ни рис, ни картошка не годятся, пресновато. Вы что предпочитаете?

   – Чипсы.

   Это был домашний врач Алана Карпентера. Наш человек уже встречался с ним, мне предстояло лишь отдать оставшуюся половину денег. В первый раз доктора Ранджани отвели в уголок и сказали, коротко и ясно: "Один ваш пациент на следующей неделе умрет во сне. Полиция вас вызовет, чтобы засвидетельствовать смерть. Вы подпишете заключение и объясните им, что вскрытия не требуется. Если все пройдет как надо, получите десять тысяч наличными и больше нас не увидите. Если начнете делать глупости или обратитесь в полицию, мы обидимся. – После чего доктору показали фотографии его жены и детей (или каких-то других родственников – кого удалось сфотографировать). – И не беспокойтесь: человек, который должен умереть, – грязный педофил. Все вот-вот попадет в газеты, и наш босс, который знаком с ним лично и ничего не знал, боится быть скомпрометированным. А так и справедливость восторжествует, и его репутация не пострадает. Неужели вы станете жертвовать собой и своей семьей из-за какого-то выродка?"

   Разумеется, не станет. Все это, конечно, неправда, но зачем расстраивать доктора Ранджани?

   И доктор согласился. Получил вызов, приехал к Карпентеру, покачал головой – вроде "я его предупреждал", – констатировал смерть и сказал легавым, что во вскрытии необходимости нет. Дело в том, что вскрытие обязательно выявило бы избыток инсулина, как и любого другого препарата, однако если домашний доктор вскрытия не рекомендует, то все шито-крыто. Какой сыщик станет спорить с врачом? Мне оставалось лишь положить на видном месте его карточку. Дальше все идет само собой. Они всегда звонят врачу – вот в чем прелесть! В случае внезапной смерти, не вызывающей подозрений, полиции рекомендовано обращаться к собственному врачу покойного, который хорошо знает пациента и может определить, по какой причине тот вдруг откинул копыта. Стандартный трюк – всегда срабатывает.

   Почти всегда.

   Бывают и случайности. К примеру, патрульные не нашли карточку, или с ними на вызове оказался какой-нибудь въедливый докторишка. Тогда все в руках Всевышнего. Если картина смерти подозрений не вызывает, тогда и докторишка скорее всего копать не будет. Дело в том, что каждый раз делать вскрытие просто невозможно. Нас в Великобритании шестьдесят миллионов, и каждый день умирают тысячи. Не знаю точно сколько, но думаю, что много, я где-то об этом читал. Даже если все врачи будут работать день и ночь, всех они не проверят – так какой же смысл полосовать какого-то толстяка, который скорее всего умер от сердечного приступа?

   Вот так мы это делаем. Правильно все обставишь – и никто ничего не заподозрит.

   Договориться с врачом – дело десятое. Главное – не проколоться во время самого убийства. Здесь никакие предосторожности не лишние. Повторяю – никакие. Риск слишком велик.

   Как вы думаете, сколько скрыто в земле убийств, о которых так и не узнали?

   Конечно, полной гарантии нет, так что совсем не вредно иметь под рукой катер, солидную сумму денег и несколько паспортов – на случай если дела пойдут вразнос.

   Но вернемся к нашему доктору.

   – Что теперь? – спросил Ранджани, вытирая пот со лба.

   – Откройте дверцу со стороны пассажирского сиденья и отодвиньтесь. Я положу туда пакет. За нами никто не следит, не бойтесь.

   Дверца приоткрылась, и я бросил оставшиеся пять тысяч на сиденье, в то время как доктор делал все возможное, чтобы возбудить подозрения.

   – Все в порядке? – насторожился я.

   – Да, нормально. По нему и раньше было видно, что сердечный приступ может произойти в любой момент, а когда я расписал все в красках, им осталось лишь удивляться, что это не случилось раньше.

   – Ну ладно, только смотрите не кладите деньги в банк и не делайте совсем уж крупных покупок, а то привлечете к себе внимание.

   – Понял, – сухо ответил доктор.

   – И не беспокойтесь, сегодня вы совершили правильный поступок.

   – Надеюсь, – кивнул он, посмотрев на пакет с деньгами. – Что теперь?

   – Теперь забудьте все, что знаете про Карпентера, и забудьте, что видели меня. Да, и еще одно: несколько лет никуда не переезжайте.

   – Что? Почему?

   – Как почему? Мы, конечно, доверяем вам, доктор Ранджани, но не настолько. Нам нужно знать, где найти вас, если вы откроете рот. По крайней мере еще пять лет живите где живете – даже если родите еще шестьдесят восемь детей или выиграете в лотерею. До тех пор, пока мы не удостоверимся, что дело Карпентера закрыто. – И помахав на прощание пальцем, я отъехал, оставив нового члена организации Д. Б. париться над своими тысячами.

6. Разговор в машине

   Я вернулся в "Вольеру" и доложил Логану, что все прошло гладко. На самом деле хватило бы и телефонного звонка или письма по "мылу", но мне хотелось увидеть Анджелу. Нельзя же, чтобы память о нашем первом разговоре улетучилась, нужно встретиться еще раз, пока она меня не забыла.

   Когда я вышел от Логана, Анджела была внизу – чистила ковер возле бара, такая же красивая, как и в первый раз. Нет, еще красивее. В последнюю неделю я много о ней думал и, когда снова увидел, поразился, какая она настоящая. Самая настоящая из всех, кого я знал. В горле пересохло, сердце стучало как бешеное. Я прошел галерею и стал спускаться по лестнице. К Анджеле.

   – Привет! – сказал я, проходя мимо, но почему-то не остановился – ноги сами шли вперед. Я успел пройти еще несколько шагов и оказался уже почти у самой двери, когда Анджела, поняв, наконец, откуда исходит голос, повернулась и ответила, тоже улыбнувшись. Что делать? Я был в замешательстве. Просто остановиться на ходу и поболтать уже не получится: момент упущен. Надо возвращаться к ней, а это совсем не то, что случайная встреча. Она будет гадать, что мне нужно, и придется говорить что-то определенное, а я и сам не знаю, что сказать, ничего не приходит в голову. Идти вперед просто немыслимо: оказавшись на улице, я потеряю шанс познакомиться с Анджелой поближе и буду жалеть об этом всю неделю. Как же быть?

   Я застыл в центре площадки для танцев, балансируя на одной ноге. Другая застыла в воздухе, словно размышляя, в какую сторону шагнуть. Анджела молча наблюдала за моими мучениями. Так прошло несколько долгих секунд. Я понял: надо что-то сказать, иначе меня примут за идиота.

   – Моешь пол, значит? – нашелся я наконец. Анджела опустила глаза на швабру, потом снова посмотрела на меня.

   – Да, – сообщила она.

   Я вышел и направился к машине.

   Потом я долго думал, что мог сказать Анджеле, кроме дурацкого "моешь пол", и придумал целую кучу вариантов. "Красивый у тебя фартук", "что-то редко мы встречаемся", "у тебя вся спина белая" – да что угодно бы подошло! Вот ведь кретин! Я решил, что больше так не попадусь, и просидел всю ночь, пока не затвердил сценарий нашей следующей встречи, включая то, как я буду нежно поддерживать Анджелу под локоток, когда она будет хохотать над моими импровизированными шутками.

   – Как поживаешь? Все трудишься?

   – Иди на хрен, козел!

   – Я-то козел, а ты кто?

   Это, конечно, самый кошмарный вариант сценария – тут и локоток не поможет. Но до такого не дойдет, ясное дело. Только бы она дала мне шанс. Лишь бы поняла, что я хороший парень, не такая скотина, как другие, и все пойдет по плану.

   Осталось определить час икс.

   Я появлялся в клубе только для встречи с Логаном, что было не часто. Могут пройти месяцы, пока мы снова увидимся, вдруг за это время Анджелу уведут. Значит, нужен повод.

   Но какой? Я не могу прийти на следующий день: два визита подряд – это подозрительно. А при моей работе нельзя вызывать у людей подозрения, иначе они начнут делать всякие опасные выводы.

   И все-таки мне отчаянно хотелось повидаться с Анджелой. В конце концов я решил рискнуть: припарковался напротив клуба и стал ждать, когда она закончит работу.

   – Привет! – скажу я. – Подвезти тебя? Анджела увидит меня и расцветет в улыбке, потом сядет в машину, рассыпаясь в благодарностях.

   – С работы? – спрошу я.

   Она кивнет и расскажет, как прошел день и где она сегодня мыла пол.

   – Куда теперь? Может, хочешь чего-нибудь выпить, прежде чем ехать домой? За мой счет, само собой.

   Она скажет, что не прочь пропустить стаканчик, и я повезу ее в ... Куда? В какой-нибудь местный бар, где потише. Но в какой? Я не очень-то знаю эти места. Если честно, я вообще в барах не очень-то бываю. Что же делать? Пожалуй, пока ее нет, стоит съездить разведать. Или нет, мы вообще не будем ничего пить, а лучше поужинаем – в конце концов приличный ресторан легче найти, чем тихий бар. А может, повезти ее домой и приготовить ужин? Черт, у меня же ничего нет, в магазин, что ли, сбегать? Что же я ей приготовлю? Лучше захватить из ресторана что-нибудь готовое. Например...

   Звонок. По мобильному.

   Я посмотрел на номер – звонят из клуба.

   – Да?

   – Бриджес, ты где? – Логан.

   – Э-э... а что?

   – Ладно, сформулирую вопрос иначе. Какого хрена ты засел там в машине?

   Я поднял взгляд на окна. Ничего не видно – стекла зеркально-черные, но Логан наверняка там, смотрит на меня.

   – Да-да, я тебя вижу. Мы все тебя видим. Что ты делаешь?

   – Ничего. – Опасный ответ. Придется колоться. – Я просто жду Анджелу, уборщицу – хотел подвезти ее домой.

   Пауза. Логан прикрыл трубку рукой и что-то кому-то сказал – потом снова мне:

   – Послушай, Бриджес, я ведь предупреждал, что не стоит зря болтаться возле клуба, не важно, открыт он или нет. У нас тут полно ребят, которым надо заниматься делом, а они не хотят выходить, пока ты там маячишь – думают, ты шпик. Так что будь паинькой и вали отсюда, ладно? Мне работать надо.

   Так-то вот. Прокололся. Мало того, чуть жизнью не поплатился, и все из-за девчонки! Теперь сюда нельзя будет сунуться по крайней мере пару месяцев.

   Я ехал домой совершенно убитый. Имел последний шанс увидеть Анджелу – и позорно его продул!

   Тот, наверху, снова выиграл. Подлый сукин сын, который следит за мной и мечтает, чтобы я никогда никого для себя не нашел!

   Я стараюсь так не думать, я вообще далек от религии, но иногда это иначе просто не объяснишь. Какой-то грандиозный космический заговор, чтобы лишить меня самого обычного человеческого счастья, которое остальные получают без всякого труда! Мне нужно то же самое, что и всем, ведь так? Так с какой стати я должен быть один? Почему у меня все не как у людей?

   Думайте что хотите, однако порой, клянусь Богом, возникает полное ощущение, что кто-то могущественный хочет разрушить мою жизнь! Кажется, теперь я знаю, что чувствовал бедняга Карпентер.

* * *

   Я ехал и старался выкинуть Анджелу из головы. Сосредоточиться на чем-то другом. Когда я не работаю, то веду почти монашескую жизнь. Чем только я не пробовал занять себя: йогой, дзюдо, медитацией, раскрашиванием оловянных солдатиков – и не припомнить всего! Скучно. Любое хобби. Тоска да и только. Меня никогда не охватывало непреодолимое желание строить парусник из спичек или запускать модель самолета где-нибудь на пустыре. Впрочем, пробовал я и то, и другое, но удовлетворения не чувствовал – просто не знал, чем еще заняться. Черт возьми, немного общения – вот и все, что мне нужно! Просто чтобы был кто-то, с кем можно лежать рядом ночью, обнять, если чувствуешь себя одиноко, или посмеяться вместе, если счастлив. Неужели я хочу слишком многого?

   Не знаю. Ясно одно: рисовать в сотый раз вазу с фруктами или сидеть на полу, утыканном ароматическими свечками, и бубнить сутры – плохая замена.

   Забыть про Анджелу никак не удавалось, и беспомощность еще больше угнетала меня. Я ехал домой, думая обо всем этом и растравляя свои раны, и вдруг... изо всех сил ударил по тормозам, чуть было не превратив в гармошку десяток машин, пристроившихся позади.

   Вот она!

   Стоит на той стороне, одна, ждет автобуса. Я резко повернул, пересек две полосы и со скрежетом затормозил в паре метров от Анджелы. Она вздрогнула и споткнулась о сумки с продуктами, чуть не свалившись сама.

   – Эй! Привет! – в восторге заорал я, распахивая дверцу машины. – Это я!

   Анджела испуганно заморгала, потом узнала меня.

   – О, привет! – пробормотала она.

   – Подвезти?

   – Нет, спасибо, я доберусь. – Она показала на двухэтажный автобус, выехавший из-за поворота.

   Моя улыбка угасла: еще один шанс уплывает.

   – Может, все-таки... – промямлил я. – Мне совсем не трудно.

   – Нет, не надо, тут всего три остановки.

   – Но мне это ничего не стоит, давай! – взмолился я.

   – Не надо, спасибо большое, – покачала она головой.

   Как же уговорить? "Ну пожалуйста!" будет слишком дико... Тут сзади раздался сигнал автобуса, требующего освободить дорогу.

   – Пока! – Анджела махнула рукой и подобрала сумки.

   – Погоди! – крикнул я. – Не надо! Зачем тебе ехать вместе с этим быдлом! Садись ко мне. – И уже сказав это, понял, что она скорее всего постоянно ездит на автобусе, а значит, и сама, строго говоря, принадлежит к "быдлу".

   Анджела улыбнулась на прощание и обошла машину сзади, направляясь к автобусу, застрявшему посреди дороги. В отчаянии я выскочил наружу.

   – Пожалуйста, ну разреши мне тебя подвезти! Нам очень нужно поговорить.

   Она обернулась и подозрительно посмотрела на меня.

   – Поговорить? О чем?

   – Ничего плохого, я обещаю!

   Водитель и пассажиры недовольно вытаращились на нас через стекла автобуса. Анджела некоторое время колебалась, пока захлопнувшиеся двери не приняли решение за нее.

   – Ну ладно, – проговорила она, залезла в машину и поставила сумки на колени.

   Я мысленно возвел глаза к небу, благодаря того, кто наверху, и гадая, что буду ей говорить, когда сяду и пристегну ремень.

   – Куда ехать? – спросил я.

   – Домой. Туда, я покажу.

   Я обогнал автобус, помахал водителю, который яростно сигналил, и улыбнулся Анджеле. Она нахмурилась, неловко заерзав под своими сумками.

   – Ты хотел поговорить...

   – Э-э... нет. То есть да. – Я поправил зеркало и несколько раз переключил передачу, чтобы выиграть время. – Э-э... как поживаешь?

   – Нормально.

   – Как работа?

   – Нормально, – повторила она.

   – Вот и отлично, – кивнул я. Наступило молчание.

   – Меня зовут Иан, – вдруг осенило меня. – Иан Бриджес.

   – Я знаю.

   Она знает мое имя? Вот это да! Значит, думала обо мне, раз выяснила, как меня зовут. Интересно, кого она спросила? И в каких словах? Исподволь, стесняясь при этом, или прямо так и спросила, кто я такой? В конце концов любопытство меня заело.

   – Откуда ты знаешь, как меня зовут? Кто тебе сказал?

   – Ты сам, на прошлой неделе.

   – Правда? – Вот кретин...

   Я ломал голову, пытаясь вспомнить, о чем я тогда болтал, однако на ум приходила лишь ее швабра.

   – Ты... э-э... с работы идешь?

   – Нет, из магазина. – Анджела показала на свои сумки.

   – А, ну да. Понятно. М-м... Э-э...

   Ну почему мне так трудно? Почему Анджела не поможет? Ей же ясно: я к ней неровно дышу – что, трудно сделать шаг навстречу? Вряд ли ее так уж добиваются, с ее-то ногой; казалось бы, должна и она проявить хоть какой-нибудь интерес или... ну, не знаю... хотя бы благодарность за то, что я не замечаю ее недостатка. Много ли мужчин вели бы себя так на моем месте? Разве она не видит, что я готов любить ее даже не вопреки хромоте, а благодаря ей? Я готов любить искренне, слепо, невзирая ни на какие препятствия! Неужели эта дура не понимает, что я ей предлагаю? Шанс быть любимой, как любая нормальная женщина – разве он ничего для нее не значит? Ну хоть пару слов в ответ, немного любезности, улыбку, наконец!

   Или я чего-то не понимаю? Обручального кольца на пальце нет, я в этом первым делом убедился. Ну ладно, она не замужем, но, может быть, просто живет с кем-то? Если верить Эдди, ничего подобного – я спросил его в прошлый раз, когда забегал к Логану, – никого у нее нет. Может, он просто не знает?

   Мне очень хотелось посмотреть в ее сумки – что там и на сколько порций, – и я несколько раз взглянул на них, но снаружи ничего не было видно. Боюсь, она подумала, что меня интересует нога. На всякий случай я перестал смотреть.

   Следуя указаниям Анджелы, я повернул налево, потом направо и опять налево. Наконец она показала, где хочет выйти. Вот и еще один шанс уплывает из рук. Я остановился, она завозилась на сиденье, открывая дверцу... Все. Теперь или никогда! Сердце ушло в пятки: я осознал, что действовать придется вслепую, без единого слова ободрения, не говоря уже о какой-то гарантии. Ладно, скажу все прямо, может, смилостивится и хотя бы не пошлет подальше.

   – Спасибо, что подвез, – сказала она, ступая на мостовую. – Пока!

   – Погоди! – крикнул я, поспешно выкарабкиваясь из машины. – Э-э... ты пьешь что-нибудь?

   – Что?

   – Я в смысле... что бы ты хотела? Анджела удивленно смотрела на меня.

   – Хотела?

   – Ну да. Со мной. Хочешь, выпьем чего-нибудь?

   – Извини, мне нужно обед готовить.

   – Знаешь... давай пойдем куда-нибудь, и я угощу тебя обедом.

   – Нет, это не для меня, – сказала она, оглядываясь на дом. – Для моей мамы.

   – Что? – Может, я не расслышал? – Для мамы?

   – Ну да. Я живу с мамой. Она нездорова, и я ухаживаю за ней.

   Вот здорово! Живет с матерью. Значит, никаких мужчин. У меня определенно есть перспективы. И главное, Анджела будет меня любить еще и за то, что я готов мириться не только с ее ногой, но и с больной матерью! Ну, то есть я имею в виду, мы будем иногда навещать ее. Я покладист, всегда вежлив, и старушка скоро убедится, что ее дочь в хороших руках. Сегодня, само собой, поехать выпить не удастся, однако потом я найму мамаше прислугу, чтобы она была на всем готовом, и тогда мы с Анджелой сможем проводить время вместе.

   Прокрутив в голове новую информацию, я вновь обрел оптимизм.

   – А как насчет завтра, пойдем куда-нибудь?

   – Я не могу.

   – А послезавтра?

   – Извини.

   – А что такое?

   – Я работаю.

   – Не беспокойся... – Тут я осекся, осознав, что слишком поспешные финансовые предложения могут выглядеть как подачка – или, хуже того, плата за интимные услуги. – То есть я хочу сказать, ты могла бы взять выходной.

   – Нет, не получится.

   – Ну хорошо, а в обед или вечером?

   – В это время я больше всего нужна маме.

   – Неужели она не может хоть один вечер побыть одна? – воскликнул я.

   – Извини, – покачала головой Анджела. Несколько мгновений мы стояли, глядя друг на друга. Потом я отвел взгляд, не в силах скрыть жестокого разочарования. Внутри меня все переворачивалось. Снова поймав взгляд Анджелы, я прочистил горло, чтобы попрощаться, но лишь что-то невнятно прохрипел.

   – До встречи, – сказала она.

   – Угу. Пока, – мрачно кивнул я. Забравшись в машину, я даже не смог как следует закрыть дверь – пришлось снова открыть ее и захлопнуть. Включив зажигание, я уже был готов отъехать, когда Анджела вдруг постучала в окно.

   – Если хочешь, мы можем встретиться в следующий четверг, у меня будет выходной.

   – В четверг?

   – Да, днем. Мама привыкла, что я днем работаю, она справится сама. Так что, если хочешь...

   – Да, конечно! Отлично! – Спокойно, Иан, а то все испортишь. – Я заеду за тобой. Во сколько?

   – В час.

   – Отлично. В следующий четверг, в час дня. Выходи, я буду ждать.

   – Хорошо, до встречи, – улыбнулась Анджела и заковыляла по садовой дорожке к дому. Я был в таком возбуждении, что не уехал, пока она не скрылась за дверью.

   У меня будет свидание!

   Свидание с Анджелой. Наконец-то! Я едва мог держать себя в руках. Все получилось! Немного настойчивости – и дело в шляпе!

   Свидание.

   Анджела.

   Но черт побери, что же мы будем делать?

7. Любовь и слезы

   Меня посетила гениальная идея: сводить Анджелу в лондонский Аквариум. Идеальное место для первого свидания – совсем не то, что ресторан, где сидишь и не знаешь, что сказать. А так всегда есть тема для разговора, ходишь не торопясь и рыб всяких разглядываешь. Как это я раньше не догадался? Вообще свидания, особенно первые, для меня что-то вроде минного поля. В смысле, как себя вести. Взять хотя бы те же рестораны, или там кино, или пабы. Что люди делают, чтобы узнать друг друга получше? Не будем же мы всю жизнь только набивать желудок, смотреть фильмы или напиваться до соплей, что-то ведь и еще должно быть, разве не так?

   Да и Аквариум годится на один раз, на следующей неделе придется выдумывать что-то другое, по крайней мере такое же интересное. Тем не менее для начала совсем неплохо. Анджела поймет, что я не какой-нибудь безмозглый тупица, который только и может, что в баре сидеть, а человек думающий, с широкими интересами. Серьезный. В общем, такой, на кого можно положиться. И главное, если Анджеле понравится Аквариум, я смогу повести ее в зоопарк, Национальную галерею, Хэмптон-Кортский лабиринт, Музей восковых фигур и всякие другие места, и тогда она узнает меня как следует и поверит настолько, что пойдет со мной в постель.

   Я приехал ровно в час, и мы отправились в Аквариум. По дороге особо не разговаривали: к перспективе увидеть столько рыб сразу Анджела отнеслась довольно спокойно, не выказав ни особой радости, ни разочарования. Я решил, что это от волнения. Ничего удивительного – ведь для нее наше свидание тоже первое.

   Аквариум оказался точно таким, как я и ожидал: ярким, разноцветным и очень интересным, но Анджела по-прежнему хандрила. Мы походили там около часа, обмениваясь редкими фразами типа "Гляди, вот опять красненькая плывет", потом Анджела пожаловалась на больную ногу и захотела присесть. Мне как-то не пришло в голову, что с ее хромотой ходить целый день – не великое удовольствие. Понятно теперь, почему она такая унылая. Следовательно, зоопарк и Хэмптон-Корт накрылись медным тазом. С другой стороны, исчезла опасность, что она затащит меня куда-нибудь на дискотеку, так что оно и к лучшему. В общем выбор мест для свиданий несколько сузился, хотя меня тут не в чем упрекнуть. Стало быть, Анджела, понимая это, должна приложить усилия, чтобы эти неудобства скомпенсировать.

   Не тут-то было.

   Мы зашли в закусочную, взяли по чашечке кофе, и внезапно все стало как всегда...

   Темы для беседы иссякали быстрее, чем кофе в чашках, и очень скоро я обнаружил, что таращусь на Анджелу, пытаясь понять, не обидел ли я ее чем-либо.

   – Интересное все-таки место, правда?

   – Да, – тихо ответила она.

   – Как кофе, ничего?

   – Нормальный.

   – Да? Мой тоже. – Я сделал глоток. – Хочешь пирожное?

   – Нет, спасибо.

   – Тут есть шоколадные и всякие.

   – Спасибо, я сыта.

   – Если все-таки захочешь, скажи, и я возьму.

   – Хорошо.

   – Значит, взять?

   – Нет, спасибо.

   – Понял. – Я огляделся в поисках вдохновения. – Ты давно работаешь уборщицей?

   – Лет шесть.

   – А раньше где убирала?

   – В школе.

   – Правда? М-м... Ну и как?

   – Ничего, неплохо.

   – А зачем тогда ты пошла в "Вольеру"?

   – Там лучше платят.

   – Если тебе не хватает денег, я...

   Анджела быстро опустила глаза, и я понял, что наступил на первую мину и потерял обе ступни. Последовала неловкая пауза. Я попытался спасти положение.

   – Ты всегда хотела стать уборщицей?

   – Нет.

   – А чем ты хотела заниматься?

   Она пожала плечами:

   – Не знаю.

   – Я думал, что все девчонки хотят стать принцессами или ветеринарными врачами.

   Анджела пожала плечами, давая понять, что ее этот вопрос нисколько не занимает.

   – М-м... – Я задумчиво кивнул. Молчание.

   Да что с ней такое, черт возьми?

   Если она не хочет быть со мной, то почему согласилась на свидание? Какого еще рожна ей надо? Видал я робких девчонок, но Анджела им сто очков вперед даст. Клещами слова не вытянешь! За все время, что мы знакомы, эта красотка ни разу меня ни о чем не спросила. Ни о чем! Неужели я ей настолько не интересен?

   Я в бешенстве скрежетал зубами, наблюдая, как она теребит пластиковую ложечку.

   Ничего, в следующий раз все будет иначе. Первая неловкость пройдет...

   – Так кем ты хотела стать? – спросил я снова, на этот раз более резко.

   – В каком смысле?

   По крайней мере это давало мне возможность повторить вопрос.

   – Когда была маленькой. О чем ты мечтала? Анджела молчала довольно долго, и я подумал, что она решила не отвечать, но ошибся.

   – О счастье.

   Ложечка сломалась. Я вгляделся в лицо Анджелы и вдруг понял, что она и в самом деле глубоко несчастлива.

   – Значит, тебе сейчас плохо?

   – Да нет, не очень. – Анджела наклонила голову еще ниже, и мне вдруг отчаянно захотелось сделать ее счастливой. Эта девушка так похожа на меня – ей нужно лишь немного любви, и она сама готова любить. Мы просто созданы друг для друга.

   – А что тебе нужно для счастья? – с надеждой спросил я.

   Анджела подняла на меня смущенный взгляд.

   – Скажи, мне очень хотелось бы знать!

   – Чтобы моя мама выздоровела.

   Я сочувственно кивнул, чтобы скрыть разочарование.

   Мама? Выздоровела? Боже мой!

   Вот уж чего не ожидал! Понятно, я не рассчитывал, что она кинется мне на шею и воскликнет: "Мне нужен ты, Иан, забери меня отсюда!", но могла бы по крайней мере сказать что-нибудь толковое. Поехать в отпуск, например, или вылечить ногу... Выйти замуж, в конце концов! Или, на худой конец, разобраться с каким-нибудь типом. Да что угодно!

   Мама...

   Да пошла она на хрен со своими болезнями! И не надо говорить, что это жестоко. Сколько лет Анджеле – двадцать восемь? тридцать? Пора же наконец и о себе подумать!

   – Ну конечно! Что еще ты способен сказать! – тут же встряла моя собственная мамаша. – Ты-то никогда в жизни не думал ни о ком, кроме себя!

   Я придушил ее прежде, чем она разоралась по-настоящему, и постарался понять, в чем суть проблем Анджелы. Может, ей нужен совет, пара слов от знающего человека, который прошел через то же самое? Не то чтобы я был таким человеком, но она-то ведь этого не знает.

   – А что с твоей мамой? – поинтересовался я. Она смутилась. Хороший знак.

   – Болезнь Альцгеймера. – Анджела посмотрела мне прямо в глаза. – Пока ей еще не совсем плохо, выпадают дни, когда все почти нормально, но иногда... – Она зябко повела плечами. – Бывает трудно. Очень трудно.

   Я накрыл ее руку своей, чтобы продемонстрировать сочувствие. Анджела не шевельнулась и убрала руку, только когда я сказал:

   – Знаешь, мне кажется, что ей будет лучше в больнице.

   – Моей маме не нужна больница, ей нужна только я.

   – Извини, я совсем не то имел в виду, просто я думал о тебе. Ведь это невыносимо для тебя... плюс еще работа и... и все остальное. – Под "остальным" я имел в виду ее ногу.

   Анджела так и вскинулась. Мол, и вовсе ей не трудно, и со всем она справляется, и мамочка без нее не может, и все такое прочее. Мне стоило великих трудов убедить ее, что я не имел в виду ничего плохого.

   Наконец я нашел маленькую щелочку в ее броне.

   – Когда у нее это началось? – тихо спросил я.

   – Шесть лет назад. – Анджела опустила глаза.

   – Шесть лет... – Я качал головой и говорил, как ей сочувствую, а сам пытался подсчитать, сколько еще может протянуть старушка. Сколько живут с болезнью Альцгеймера? Из чего надо вычесть шесть? Лучше не спрашивать, а то опять обидится.

   – У тебя есть братья или сестры? У нее никого не было.

   – А отец? Давно умер.

   – Так ты совсем одна? – нанес я решающий удар.

   – Нет! У меня есть мама! – снова вскинулась Анджела.

   Так, осторожно. Старушка, конечно, не в себе, но для дочери она по-прежнему человек. Единственная родственница.

   Так мы сидели еще с полчаса, болтая об Альцгеймере, дочернем долге и протертой пище, пока Анджела не обнаружила, что уже поздно. Я высадил ее у дома, и она пошла к двери не оглядываясь – так и ушла бы, если бы я не спросил насчет следующего четверга.

   – М-м... Не знаю, как мама себя будет чувствовать, – замялась она.

   – Я замечательно провел время. Мне бы очень хотелось снова тебя увидеть.

   Она еще некоторое время пыталась темнить, однако убедившись, что от меня не отделаться, согласилась встретиться.

* * *

   На следующей неделе мы пообедали и, в общем, довольно мило поболтали. Разговор в основном шел о мамочке и ее болезни, что было довольно утомительно, особенно когда Анджела начала рассказывать подробности: как та вдруг вспоминает что-то в понедельник, чтобы снова забыть во вторник, и все такое прочее. Зато мы разговаривали, а это главное.

   Через неделю мы ходили в кино, еще через неделю снова обедали, потом ходили в пиццерию и так далее, пока я вдруг не понял, что мы встречаемся уже больше двух месяцев. Каждый четверг мы едем куда-то, беседуем, смеемся (да-да, даже так) в течение трех часов, становясь все ближе и ближе друг к Другу. Неплохо. Однако если сложить все эти часы вместе, то едва ли наберется один полный день. Неправильно. Другие вон за одни выходные успевают больше, чем мы с Анджелой за все время знакомства.

   Несправедливо. Ни черта у нас не получится, если встречаться по три часа раз в неделю. Пока мы по-настоящему узнаем друг друга, я сам, чего доброго, успею заполучить этого Альцгеймера. Нет, так больше нельзя.

   В следующий четверг я всячески уламывал Анджелу взять выходной в субботу, чтобы провести его вместе, но пережал, и дело закончилось слезами.

   – Извини. Ну прости, пожалуйста, я просто очень хочу быть с тобой.

   – Я думала, ты понимаешь, – всхлипнула она. – На это надеяться нельзя.

   Домой мы ехали молча.

   У меня возникли опасения насчет будущего четверга. Я привык к нашим коротким свиданиям, жил только ими и думал о них всю неделю. Неудивительно, что два месяца промелькнули как один день. Логан ничего не поручал мне все это время; я только и делал, что планировал предстоящую встречу и читал в сети про болезнь Альцгеймера. Не представляю, что бы со мной стало, если бы Анджела сказала, что не хочет больше меня видеть.

   Как оказалось, страхи были напрасны: на прощание она поцеловала меня и обещала через неделю встретиться.

   В следующий раз все было как обычно, и я успокоился, но еще через неделю она вдруг отменила свидание. Оказалось, что в четверг, когда мы сидели в ресторане, ее мать упала и ушибла бедро. Анджела совсем расклеилась. Уволилась из "Вольеры" и не соглашалась выйти из дому больше, чем на полчаса, став такой же зажатой, как и в начале нашего знакомства.

   Я чуть с ума не сошел.

   Эта девушка была мне так дорога, что когда наших четвергов не стало, то с ними словно ушла какая-то часть меня самого.

   Она не дала мне и слова сказать.

   – Извини, дело не в тебе. Я люблю тебя, но видеться не могу... ничего не получится... Лучше было и не начинать... ничем тут не поможешь. Прощай!

   Анджела любит меня!

   Любит... Сама сказала!

   Ничем не поможешь?

   Как жестоко. И не только жестоко – неверно.

   Уж я-то знаю, как тут можно помочь.

8. Доброе дело

   Мать Анджелы извивалась в моих объятиях. Я тащил ее к лестнице. Она оказалась сильнее, чем я ожидал, и увертливой, как мешок живых угрей, но у меня особо не побалуешь. Я ей не Анджела. И перчатки у меня не какие-нибудь лайковые, а черные и из жесткой кожи, без дураков, не прокусишь. Поборовшись некоторое время, я наконец ухватил старуху как следует.

   – Анджела! Анджела! – вопила она. – Где ты?

   – Тихо, тихо, – прошептал я ей на ухо, потом, опершись поудобнее на одну ногу, бросил ее вниз, так, чтобы основной удар при падении пришелся на голову. Раздался характерный треск, старушка немного подергалась и затихла. По ковру начало расплываться алое пятно.

   Я спустился и взял мамочку за руку. Пульс еще прощупывался. Тащить ее наверх и повторять операцию? Нельзя: все вокруг будет заляпано кровью. Поэтому я просто зажал ей рукой рот и нос и подождал немного.

   Так. Сколько осталось времени? Анджела ушла в магазин десять минут назад. Возможно, ей нужен только хлеб или банка консервов – тогда у меня осталось минут пять. Вряд ли есть лучший способ спустить в сортир нашу любовь, чем продемонстрировать Анджеле, как я лечу ее мамочку от болезни Альцгеймера. Просто класс: я устраняю единственное препятствие, стоящее между нами, а плоды пожинает другой парень.

   Нет, такого допустить нельзя. Убедившись, что горизонт чист, я выскользнул через заднюю дверь.

   И позвонил через несколько дней, не желая рисковать, что меня кто-нибудь опередит. Как будто ничего не знаю.

   Боже мой, какой ужас! Просто гром среди ясного неба.

* * *

   – Ну, ну, поплачь, тебе легче будет... – бормотал я, гладя ее по волосам. Мой рукав насквозь пропитался слезами, но я не убирал руку. Пусть стонет и всхлипывает сколько угодно: где же еще ей плакать, как не у меня на груди. – Ш-ш-ш...

   – Это я во всем виновата, – повторяла она снова и снова, – только я.

   – Ну, ну, не говори ерунды, можно подумать, ты сама столкнула ее с лестницы. Несчастный случай, вот и все. – Анджела не могла видеть моего лица, но на всякий случай я отвернулся. – Что-нибудь в этом роде рано или поздно случилось бы, не могла же ты ходить за ней двадцать четыре часа в сутки. Просто несчастный случай.

   Анджела ничего не хотела слушать и продолжала себя обвинять: в том, что вышла из дому, что не устроила мать в санаторий, как советовали все вокруг, что целовала ее только сто раз в день, а не двести... в том, что оказалась в больнице со своей ногой, когда умер отец, – как я понял, тогда-то все и началось. Она вырвалась из моих рук, убежала наверх, заперлась в спальне матери и сидела там, пока я не ушел. На следующий день даже отказалась меня видеть и послала подальше в таких выражениях, каких я от нее ни разу еще не слышал. Лишь спустя пару дней она немного пришла в себя и согласилась вновь поплакать в моих объятиях.

   Большую часть следующей недели, до похорон и после, Анджела продолжала терзаться и обвинять себя. Меня она всячески отталкивала, и я уж было совсем решил, что проиграл и пора махнуть рукой на все это дело, как вдруг услышал ее смех.

   Я был в кухне и заваривал чай. Анджела сидела в гостиной и хихикала как школьница. Бросившись к ней, я обнаружил, что она сидит перед телевизором и смотрит "Мистера Бина". Он делал у себя дома ремонт – Анджела так и покатывалась со смеху.

   Разумеется, когда серия кончилась, она снова замкнулась в своей скорлупе. Наверняка принялась корить себя, что веселится спустя всего несколько дней после того, как мамочка вывалила мозги на ковер.

   Однако дело сдвинулось с мертвой точки. Чуть-чуть, самую капельку, но сдвинулось.

   На следующий день я пошел и купил все серии "Мистера Бина" на DVD.

   А потом купил Анджеле DVD-плеер.

   – Ты такой хороший, не знаю, что бы я делала без тебя, – улыбнулась она.

   – Ну что ты, я просто очень рад быть с тобой. Я люблю тебя, и мне так больно, когда тебе плохо. – Я улыбнулся как можно искреннее и увидел отражение своей улыбки на лице Анджелы. – Пей.

   Я долил ее бокал доверху. Анджела сделала пару больших глотков и подняла на меня взгляд, полный любви.

   – А ты больше не будешь? – спросила она, увидев, что мой бокал остался пустым.

   – Нет, одного достаточно. Я вообще редко пью, мне не очень нравится, – объяснил я уже в третий раз. Анджела мало на что обращала внимание в эти дни – неудивительно, что забыла.

   – Я тоже. Но сейчас... Надеюсь, ты не возражаешь – это мне помогает.

   – Что ты, конечно. Не стесняйся. Анджела отпила еще и глубоко вздохнула.

   За последнюю неделю все сильно изменилось. Еще в прошлую субботу она нарочно рассадила руку о сушилку и перебила все чашки, но теперь вполне успокоилась и примирилась с происшедшим. Пережив потерю, она начала наконец сознавать, что кроме прошлого существует и будущее. Разумеется, для этого потребовался не только "Мистер Бин", а кое-что еще, хотя и не столь уж много. Плечо друга и время – вот и все. Как бы велика ни была потеря, нельзя без конца грустить. Надо жить дальше.

   Вместе со мной.

   Я делал для Анджелы все: обнимал, когда она была в отчаянии, слушал ее причитания, разубеждал, когда она винила себя, терпел истерики. Сомневаюсь, что есть на свете хоть один человек, который мог бы стать ей лучшим другом, чем я, в те трудные месяцы. Она была моей девушкой с лейкемией – той самой! – и мне удалось показать себя в самом лучшем виде.

   А теперь наступила ее очередь делать все для меня. Не в смысле секса, секс – ерунда. Я имею в виду настоящую любовь – поддержку, понимание, общение. То, на что имеет право любой человек на земле. Чем я хуже других? Разве это преступление – стремиться найти кого-то, чтобы прожить вместе жизнь?

   И вот я нашел.

   – Ты самый добрый человек на свете, я недостойна тебя, – прошептала Анджела.

   – Ну что ты, конечно, достойна, поверь мне. – Не хватало еще, чтобы она вбила себе в голову, что мы друг другу не подходим. – Я люблю тебя, Анджела, просто обожаю и хочу всегда быть с тобой.

   – Зачем? Я ничего собой не представляю, а ты такой добрый и чудесный – любая девушка была бы с тобой счастлива.

   Чушь собачья! Терпеть не могу, когда женщины так говорят. Ничего они не понимают. Уж я-то в этом разбираюсь, поверьте. Если бы все на самом деле было так и все девушки были у моих ног, я бы ими и занимался, а не возился с одной-единственной. "Ах, ты такой добрый, такой чудесный! Можешь осчастливить любую!" Ну да, конечно! Мне что – подходить ко всем девчонкам на улице и рассказывать, какой я добрый и чудесный? Если ты их не интересуешь, то хрена лысого получишь, и едва ли они согласятся взять тебя на испытательный срок, чтобы проверить твою доброту. Боже, неужели Анджела не помнит, как обращалась со мной в первые недели? Как с последней собакой, верно? Мне, ни много ни мало, пришлось укокошить ее мамочку, чтобы она наконец поняла, какой я добрый и чудесный.

   – Мне не нужна никакая другая женщина – только ты!

   – Ты мне тоже нужен, только... – начала она и вдруг запнулась.

   – В чем дело? Что теперь не так? – взвился я и тут же пожалел об этом "теперь".

   – Ничего. Я не знаю... Извини, у меня мысли расползаются...

   – Анджела, я люблю тебя, – прошептал я, сделав ударение на слове "люблю", как будто все дело было в этом.

   – Пожалуйста, не говори так, – проговорила она, вся сжавшись, словно получила удар в живот.

   – Не понимаю. Что случилось?

   Она долго смотрела на меня, понемногу успокаиваясь.

   – Ты тут ни при чем. Дело во мне.

   – Я что-то не то сказал?

   – Нет-нет. Извини, я ничего не имела в виду. Просто я очень боюсь и иногда смущаюсь. Понимаешь, мама умерла совсем недавно...

   – Конечно.

   – Ладно, не обращай внимания, – рассмеялась она, – я пьяная. – Вдруг, став опять серьезной, добавила: – Я очень люблю тебя, ты знаешь?

   – Да, знаю. И хочу, чтобы ты знала – я тоже тебя люблю и буду изо всех сил стараться сделать тебя счастливой.

   Глаза Анджелы наполнились слезами. Она отвернулась и приложила к лицу платок, потом снова повернулась ко мне и произнесла слова, от которых мое сердце чуть не выпрыгнуло из груди.

   – Хочешь, пойдем в постель?

   – Да, да, хочу! – воскликнул я, чуть не падая в обморок от счастья. И мы стали подниматься по лестнице.

   Неужели свершилось? Неужели я все-таки нашел ее, женщину своей мечты? Тогда я был в этом уверен.

   Однако путь истинной любви никогда не бывает гладким, верно?

9. Путешествие с Анджелой

   – Ты должен убить ее.

   Логан протянул мне фотографию Анджелы. Можно подумать, я никогда ее не видел!

   – Что?

   – Извини, парень, ничего не поделаешь. Приказ от самого. – Логан с извиняющимся видом пожал плечами.

   – Дэнни, послушай, я же встречаюсь с ней. Анджела моя девушка. Даже невеста!

   – Да. Потому это и должен сделать ты, а не кто-то другой.

   – Иначе нельзя, – нервно проговорил Эдди за моим плечом. – Она твоя, и никто из нас не смеет вмешиваться, так уж заведено.

   Логан явно ожидал, что я взбешусь, и поэтому Эдди стоял позади меня, демонстративно держа в кармане руку с револьвером.

   – Я же люблю ее... Дэнни, пожалуйста!

   – Ты думаешь, мне не приходилось убивать тех, кого я люблю? Я понимаю, что ты чувствуешь, но это просто сантименты, слабость. Выброси чувства из головы и думай об этом как об очередной работе. Дело важное, иначе я не просил бы – мы не убиваем просто так. Надо – значит, надо.

   – Но она же простая уборщица...

   – Не простая, Иан, – оборвал меня Логан. – Она работает на легавых, с самого начала. Черт знает что уже успела разболтать.

   – Нет, неправда! – воскликнул я, глядя на фотографию.

   – Правда, – вставил Эдди. – Наш человек в уголовке все проверил. Верняк.

   – Зачем ей? У нее же больная мать! Была... – Опасная тема, лучше ее не касаться.

   – Вот именно – ей нужны были деньги на лечение. В отчаянии люди совершают отчаянные поступки, – объяснил Логан, пристально глядя мне в глаза. Интересно, считает ли он и меня отчаянным человеком? На что, по его мнению, я способен? Мое положение становилось все опаснее, я внезапно осознал, что должен следить за каждым своим словом. В мире Логана ты или с ним, или против него, и лучше быть с ним.

   Я сделал последнюю попытку.

   – Послушай, ведь она уволилась, значит, и проблемы больше нет.

   – Хотел бы я, чтобы все было так просто, – нахмурился Логан. – В самом деле хотел бы, но... Видишь ли, она встречается с одним из моих самых доверенных и надежных людей, что ставит под удар всю организацию.

   Он не отрывал от меня глаз, пока я раздумывал над его словами. Наконец до меня дошло.

   – Так это же я! Выходит, я убил ее.

   – Ты ни при чем, сынок, – ты ничего не знал.

   – Все равно я убил ее – кто же, если не я?

   Как страшно узнать, что ты, и только ты, повинен в смерти любимого человека! Не дай Бог никому такое перенести. Внутри меня разверзлась пропасть размером с Большой Каньон, Я погубил Анджелу – свою возлюбленную. Вот так, наверное, чувствовала себя она, когда пришла из магазина и нашла старенькую мать под лестницей с разбитой головой.

   – Я больше не буду встречаться с ней... – начал я и понял, что лгу сам себе – еще до того, как сказал. Если Анджела не может быть моей, то пусть не достается никому.

   – Извини, Иан, все зашло слишком далеко. – Логан замолчал, сложив руки – ждал, пока я приду в себя.

   – Дэнни, неужели нельзя никак иначе?

   Он отвернулся, не в силах выдержать мой взгляд.

   – Боюсь, что так. Или ты, или кто-то другой. Анджела Хоторн должна умереть. Лучше, если это будешь ты. Нам не нужны разборки внутри организации, сам понимаешь.

   Наступило долгое молчание. Я поднес к глазам черно-белую фотографию Анджелы – прямо на ее лицо упали две слезинки. В этот момент Анджела показалась мне красивее, чем когда-либо раньше. Я любил эту женщину, она была моим единственным другом. Еще вчера вечером она лежала со мной в постели, целовала меня и говорила, что хочет провести со мной всю свою жизнь.

   Неужели Логан всерьез полагает, что я убью ее только потому, что он так хочет?

   – Ладно, – сказал я.

* * *

   Я разбудил Анджелу, зажав ей рот рукой. Она сразу же начала вырываться, ощутив на себе вес моего тела, но скинуть меня ей было не по силам. Наконец она разглядел а мое лицо.

   – Ш-ш, тихо, тебе грозит страшная опасность, – прошептал я. – Молчи, я тебе помогу.

   Анджела перестала бороться и лежала неподвижно. Я убрал руку с ее рта и поднес палец к своим губам.

   – Что случилось? – шепотом спросила она.

   – Тебя хотят – убить. У нас совсем мало времени.

   – Убить? Не понимаю. Зачем кому-то меня убивать?

   – Они думают, что ты работаешь на полицию, – объяснил я, снимая с полки шкафа чемодан. – Одевайся, скорее!

   – На полицию? Это просто смешно, я ведь ничего не знаю! – Анджела села на кровати, протирая глаза. – Я даже не знакома ни с одним полицейским.

   – Не важно, правда это или нет, главное, что они так считают.

   – Кто они? И откуда ты обо всем знаешь?

   – Твои бывшие хозяева в "Вольере". Там заправляют гангстеры, ты что, не в курсе? Они уверены, что ты подслушиваешь под дверью и докладываешь в уголовку. – Я перестал набивать чемодан тряпьем и посмотрел на Анджелу. Вот он, момент истины, которого я боялся больше всего. – А я, ну... я работаю на них. Мы с тобой там и встретились, помнишь? Эти идиоты даже не знали, что мы... ну, то есть встречаемся.

   Как сказать человеку, что тебе поручено его убить? Что ты согласился отнять у него жизнь, чтобы сохранить свою собственную. Собираешься ты на самом деле это сделать или нет, уже не важно: недоверие все равно возникает. К примеру, если кто-то вам сказал, что должен вас убить, но передумал, а вы в этот момент карабкаетесь по отвесной скале, то станете ли вы хвататься за веревку, которую он вам сверху бросит? Я бы не стал.

   – Так ты гангстер? – ахнула Анджела.

   – Да нет, не совсем, я что-то вроде советника – помогаю им покупать недвижимость и все такое, – пробормотал я.

   – Значит, ты агент по недвижимости у гангстеров? – В ее голосе прозвучала нотка разочарования.

   – Ну да, вроде, – кивнул я. – Примерно так.

   – С какой стати им рассказывать о таких вещах агенту по недвижимости? – подозрительно спросила она.

   – Э-э... я не совсем агент, скорее исполнитель.

   – Какой исполнитель?

   – Послушай, мы что, будем ждать, пока нас изрешетят пулями? – рявкнул я.

   – Прости, я просто испугалась и болтаю невесть что. Я подошел и обнял ее. Анджела дрожала как осиновый лист.

   – Ш-ш, – прошептал я ей на ухо, целуя. – Все будет в порядке, обещаю. Я никому не позволю сделать тебе больно, верь мне.

   Мы набили в чемоданы самое необходимое, сколько могли унести. Анджела оделась потеплее и вышла вслед за мной через заднюю дверь. Было уже три часа ночи, луна пряталась за тучами, холодный ветер качал ветки деревьев и разметал мусор в переулках, маскируя любое движение.

   Для убийства лучшей ночи не придумаешь.

   – Держись рядом, – шепнул я Анджеле, ожидая, когда глаза привыкнут к темноте. Если Логан что-то задумал, то все произойдет именно здесь, пока мы на виду и беззащитны. Убийца может прятаться где угодно: за окном соседнего дома, за мусорными баками, в конце переулка, в стоящей машине. Я держал пистолет наготове и по пути чуть не пристрелил трех кошек, кравшихся мимо. Наконец мы забросили в машину вещи и выехали со стоянки.

   – Куда мы едем? – спросила Анджела.

   – Во Францию.

   – Постой, у меня же нет паспорта! – Какие они все-таки безмозглые, эти бабы! Говоришь ей: "Твоя жизнь в опасности, тут полно убийц, которые за тобой охотятся, Франция – это спасение", а она: "Погоди, у меня нет документов, и еще надо сдать книгу в библиотеку – придется остаться здесь, пусть убивают".

   – Не волнуйся, все сделаем на месте, у меня есть связи.

   – На месте? Но как мы туда попадем, если у меня нет паспорта?

   – У меня в Кенте есть катер. Доберемся морем.

   – Катер? А что, если он перевернется? Я не умею плавать.

   – Катер – это не лодка, он не перевернется. Да не волнуйся ты, все в порядке! Будем во Франции уже к обеду и сможем отправиться куда захотим. У меня куча денег, посмотрим мир. Что скажешь?

   – Давай поедем в Египет, я всегда мечтала туда попасть, – оживилась Анджела.

   – Значит, решено – едем в Египет.

   Чего еще от нее ждать? Нам только мумий не хватало!

* * *

   Мы добрались до катера где-то после четырех и быстро погрузились. Я все время озирался, опасаясь, что Логан предвидел мой план, но все было спокойно. Единственными звуками были шум моря и грохот волн, разбивавшихся о пирс. Судя по всему, путь нас ждал нелегкий.

   Катер сильно качало, и Анджела, и без того не очень поворотливая, чувствовала себя неважно.

   – Ты уверен, что у нас получится? – спросила она.

   – Не бойся, я плавал туда уже раз десять.

   – А как же твоя машина?

   – Машина?

   – Что, если ее кто-нибудь найдет? Тогда они поймут, что мы во Франции.

   – А что мне с ней делать – взять с собой? Или выстрелить в воздух, чтобы отогнать?.. Ерунда, забудь. Отправляйся на корму и сиди там, чтобы тебя не было видно.

   У Анджелы дрожали губы – она явно опасалась предстоящего плавания. Выровняв курс, я подошел и потрепал ее по волосам, чтобы приободрить, но без особого успеха. Это вообще редко помогает.

   Мотор натужно ревел, мы с трудом пробились сквозь полосу прибоя и вышли в открытое море. Качало очень сильно – Анджелу выворачивало наизнанку. Морская болезнь в сочетании со страхом – зверская штука. Бедняжка стояла на коленях, согнувшись вдвое, с позеленевшим лицом – вероятно, это было ее первое морское путешествие.

   Я постарался выкинуть все лишние мысли из головы и сосредоточиться на управлении.

   Мили через три я заглушил мотор и подошел к Анджеле. Такой бледной мне ее еще не приходилось видеть.

   – Извини, мне что-то нехорошо. – Она зарыдала. И немудрено. Еще пару часов назад она лежала в теплой постели и видела во сне счастливое будущее – и вдруг оказалась в открытом море, оставив позади все, к чему привыкла, и спасаясь бегством от смертельной опасности. Такой шок проходит не скоро. Наверняка она уже не раз спрашивала себя, не сон ли это.

   Я поднял ее лицо и вытер рукой слезы.

   – Все в порядке, дорогая. Иди сюда, перегнись через борт, тебе станет легче.

   – О нет, я упаду!

   – Не упадешь, ты ведь держишься, – рассмеялся я. – Просто наклоняйся, если тебя тошнит. А я пойду сделаю нам по чашечке горячего кофе.

   Анджела послушалась и, подойдя к борту, посмотрела вниз, крепко ухватившись за деревянную обшивку.

   – Как холодно... – с трудом проговорила она.

   – Да, милая, – ответил я и дважды выстрелил ей в затылок.

   Она не успела ничего почувствовать – я сдержал свое обещание. Обхватив ее за пояс, я не дал телу осесть назад, чтобы кровь не забрызгала палубу и мою одежду, и держал до тех пор, пока первичное кровотечение не прекратилось. Через двадцать минут Анджела погрузилась в волны, которые внушали ей такой ужас.

   – Прощай, любимая, – сказал я, смахивая слезу. – Мне очень жаль, поверь.

   Я в последний раз посмотрел на ее лицо, уходящее в черную воду, такое прекрасное, такое чарующее. Сердце сковал холод – я никогда больше не увижу Анджелу.

   Зачем я ее убил?

   Потом я тысячу раз задавал себе этот вопрос, и ответ был только один: я киллер, убивать – моя профессия.

   Я понимаю, такое объяснение звучит слишком напыщенно, но в конечном счете все сводится именно к этому. Слишком много было причин убить и слишком мало, чтобы оставить в живых. В подобных обстоятельствах руководствуешься инстинктом. Нравится тебе или не нравится – должен, и все. Привычка, автоматизм.

   Кроме того, Анджела была стукачкой и рано или поздно сдала бы меня легавым. Она меня использовала – так сказал Логан. И никогда не любила, теперь это было ясно. Я просто защищал себя, и не только себя, а всю организацию. Если еще точнее, я защищал себя от Анджелы и от организации. Просто чудо, что Д. Б. не решил избавиться разом от нас обоих – на тот случай, если она успела меня завербовать. Вырезать зараженное место – с запасом, чтобы исключить всякий риск. Кстати, еще не факт, что не решил. Надо быть настороже.

   Все так, но легче от этого не становится.

   Я смотрел, как Анджела уходит в темноту, и вытирал все новые слезы солеными пальцами.

   Правильно ли я поступил?

   Ну конечно, правильно. Она мешала, и ее следовало устранить. Логан ясно сказал.

   И все-таки?

   Откуда мне знать? Может, стоило рискнуть? Но какое право я имел принимать решение? Д. Б. отдал приказ, как всегда, и наверняка имел достаточные основания.

   "Мы не убиваем просто так", – сказал Логан. Верно. Зачем нам? А значит, Д. Б. был уверен, что Анджела представляет вполне реальную опасность. Что мне еще нужно знать? Вполне достаточно, других аргументов не надо. И все-таки...

   Если разобраться, я убил целую семью. Старую больную мать и заботливую любящую дочь. Всю их историю, жизнь, любовь – стер начисто. Может, что-то со мной не так?

   Не стоит об этом думать – задвинуть подальше и постараться забыть.

   Я завел мотор и повернул к берегу. Уже начало светать, ветер немного утих, волны стали пониже. Не успел я пройти и нескольких метров, как вода рядом с бортом вспучилась от мощного подводного взрыва, едва не перевернув катер. Я изо всех сил налег на рулевое колесо. Волна окатила меня с головой, смыв слезы с лица.

   Зубная бомба сработала, но взрывчатки, пожалуй, стоит класть поменьше.

10. Ночь с призраками

   Как уже здесь упоминалось, я не пью. В общем и целом это верно, но бывают и исключения. Сейчас объясню. Как правило, я не притрагиваюсь к спиртному: мне не нравится ни его вкус, ни то, как оно на меня действует. Кроме того, я люблю всегда быть в форме – при моей работе это просто необходимо. Однако временами, когда становится совсем уж паршиво и трезвость трудно переносить, я пью. Выбираю этикетку покрасивее (обычно шотландское виски) и покупаю себе на вечер бутылочку. Только на один вечер. И выпускаю пар. Не очень часто, пару раз в год – в терапевтических целях, не более того.

   Нужно упасть на самое дно, прежде чем всплывать.

   И вот, вернувшись домой из гавани, я запер все оружие в сейф, положил ключ в конверт и отправил сам себе по почте. Потом пошел и купил по бутылке виски, водки и джина. Операция с сейфом и ключом – для моей собственной безопасности. Мне нельзя дотрагиваться до оружия в нетрезвом виде, иначе я пущу себе пулю в лоб. Обязательно.

   – Вечеринка? – улыбнулся индус, стоящий за прилавком.

   – Вроде того.

   В узком кругу: только я да мои мертвецы.

   Теперь включить сигнализацию, запереть двери и окна, задвинуть шторы – и вперед. Ненавижу виски, его бьющий в нос запах и тошнотворный солодовый привкус, который обволакивает язык. Каждый раз приходится привыкать заново. Еще два глотка, и бокал опустел.

   – Как холодно... – повторяет Анджела, и я тороплюсь налить еще. – Холодно, холодно!

   Ее лицо в воде, бледное, безжизненное... стоит перед глазами – никак от него не избавиться. Надо представить Анджелу живой и смеющейся... Нет, еще хуже. Она никогда больше не улыбнется мне, хотя, по правде говоря, Анджела и раньше была не очень-то улыбчивая. Вечно куксилась... Впрочем, куда ей до меня самого!

   – Ты самый добрый человек на свете, – снова и снова твердит она, пока я пью виски и стараюсь забыть о том, что не сбылось.

   – Вы поглядите, что сотворил со мной этот ублюдок, – жалуется Роуз. – Взял и задушил веревкой! Вы обе еще легко отделались – пуля в голову.

   – Легко? – возмущается Дженет. – Будь проклят тот день, когда он пришел ко мне! Прикинулся этаким добрячком, кормил меня ужином, даже отдал свой пудинг, а самому было на меня наплевать!

   – Вот именно, – соглашается Анджела. – Что он сделал для меня? А еще о любви говорил! Он любит одного только себя!

   – Он хуже всех, с кем я встречалась!

   – Чтобы быть мужчиной, мало отдать свой пудинг.

   – Иан убил меня из-за моей ноги. Если бы у меня все было в порядке, он никогда бы так не поступил. Все говорил, что не обращает на ногу никакого внимания, а потом взял и убил! Он такой же, как все, нисколько не лучше!

   – Он хуже.

   – Хороший человек помог бы мне вместо того, чтобы душить.

   – Хороший человек отдал бы мне пудинг и не стал устраивать из-за этого скандал.

   – Хороший человек даже не заметил бы моей ноги. Я женщина, и мне нужен мужчина. Настоящий. А он и не мужчина вовсе!

   – Он просто неудачник!

   – Жалкий злобный неудачник, ничтожество!

   Я с размаху разбиваю недопитую бутылку об пол и, не удержавшись на стуле, валюсь прямо на битое стекло. Встать на ноги никак не удается – мое тело весит не меньше тонны. После нескольких попыток я поднимаюсь наконец на четвереньки и выдергиваю из руки острые осколки, не в силах оторвать взгляд от ручейков крови, стекающих с локтя.

   – Разве это рана? – презрительно бросает Роуз. – Пустяки, царапина.

   – Погляди на мою голову, – восклицает Дженет, – вот это рана! Тебе бы так – тогда поймешь, что такое рана!

   – Да где ему! – прищуривается Анджела. – Разве он выдержит? Он может только других убивать, а сам... Жалкий трус!

   – Я не убью себя, – с усмешкой качаю я головой. – Ни сейчас, ни потом. Не надейтесь!

   – Да куда тебе! – орут они хором. – Ты же не мужчина!

   – Вам не удастся меня уговорить!

   – Потому что ты эгоист! Ты всегда был эгоистом, с самого детства.

   – Я не эгоист!

   – Неправда, гляди! – Анджела откидывает волосы, открывая две дырки, каждая размером с мячик для гольфа. – Скажешь, это не эгоиста работа?

   – Мне надо выпить!

   – Тебе бы выпить тот цианид, что ты запер в сейф. Действует быстро: ничего не успеешь почувствовать.

   – Я не собираюсь убивать себя!

   – А почему бы и нет? Тебя же никто не любит, ты один-одинешенек, всем на тебя наплевать! Подумай, сколько женщин останутся в живых, если ты хоть раз поступишь как мужчина!

   – Нет! Я этого не сделаю! Не хочу! Пожалуйста!

   – Это единственный достойный поступок, которым ты можешь искупить свою дрянную никчемную жизнь! Нам уже не помочь, но ты можешь спасти других.

   – Люди будут тебя уважать!

   – Вот-вот, ты станешь в своем роде героем! Ты ведь всегда мечтал стать героем, верно?

   – Живым героем! Какой смысл быть героем, если не получаешь от этого удовольствия?

   – Самые великие герои все мертвы.

   – Я их поздравляю.

   – Ты что, боишься?

   – Нет, не боюсь.

   – Это же совсем не больно.

   – Выстрели в себя и увидишь.

   – Нет.

   – Давай попробуй!

   – Нет!

   – Мы ждем тебя.

   – Не могу, все заперто.

   – Достань ключ.

   – Он на почте.

   – Неправда, он в почтовом ящике. Почту заберут только через час, ты можешь взять его, если хочешь, время еще есть.

   – Возьми ключ!

   – Просто достань его, можешь потом ничего не делать. Просто пойди и достань!

   Я открываю водку и пью прямо из горлышка. Может, в самом деле пойти и взять ключ, – чтобы они наконец заткнулись? Отнести его в спальню и держаться оттуда подальше, вот и все. Сколько там времени? Еще пятьдесят минут, успею. А вдруг я все-таки убью себя?

   Нет, не стоит.

   Или, может быть...

   Умирать не хочется, это я знаю точно. Но что, если они правы? Сколько еще жизней мне предстоит оборвать? Может быть, хватит? Я живу только для того, чтобы убивать по приказу Логана: у меня нет ни семьи, ни друзей, и никто никогда не захочет связать со мной жизнь. Сколько можно мучиться?

   Ну почему я не могу найти себе пару? Почему?!

   Как же я любил Анджелу, если бы она только знала! Любил каждую клеточку ее тела, даже ее уродство.

   Она была так прекрасна, так сексуальна! В тот первый раз я чуть с ума не сошел, в жизни такого не испытывал. У нее такая нежная кожа! А какая грудь, какие ноги, какие бедра! Как она ласкала меня, как наслаждалась сама!

   Я бы все отдал, чтобы вернуть ее. Все...

   Испытывая стыд и отвращение, я вытираю липкие следы своего путешествия в прошлое. Пасть так низко! И это все, что значила для меня Анджела? Ее вера в меня, любовь, сама жизнь – и примитивный онанизм! Ненавижу себя, ненавижу!

   Они правы, я не мужчина. Неудачник. Бесполезное, жалкое, грязное ничтожество. Надо покончить с этим, вышибить себе мозги, оказать миру хоть одну услугу!.. Первый раз в жизни я увидел все в истинном свете. Нет никакого смысла коптить небо дальше. Вся моя жизнь – одно несчастье; мало того, я приношу несчастье другим, и изменить уже ничего нельзя, впереди то же самое. Я подонок, мразь, пустое место! Сколько людей я убил? Так что мне стоит убить и себя заодно?

   Разве это трудно?

   Осталось сорок минут. Почтовый ящик открыть несложно. Потом отпереть сейф, сунуть дуло в рот – и все.

   Так просто. Почему я не сделал этого раньше?

   Решено, я достану ключ. Точно. Столько раз хотел, а потом шел на попятный, но теперь – все. Я это сделаю. Одна пуля – и конец. Скорее!

   Без колебаний. Клянусь! Сто процентов. Все, черт побери! Беру ключ, и через пять минут я труп. Ура! Вперед! Только встану на ноги и...

   И вот что самое интересное: я абсолютно уверен, что так бы и сделал – если бы в тот самый момент не отрубился.

* * *

   Не знаю, сколько я так пролежал, но когда очнулся, было еще темно. И немедленно пожалел, что очнулся: в голову как будто вбивали гвозди, а живот и ноги дико чесались. В воздухе стоял удушливый запах алкоголя и мочи. Меня вырвало желчью. С трудом поднявшись на ноги, я побрел на кухню в поисках воды. Первый стакан из меня тут же выскочил, но второй удалось удержать. Третий. Четвертый. Пятый. Уже добрых полгаллона – больше не помещается. Все назад и сначала. Вместе с четвертым стаканом из новой серии я проглотил три таблетки анальгина, едва доплелся до дивана и снова отрубился.

   Все еще темно, хотя, похоже, времени прошло много. Головная боль немного отступила, но в паху саднило еще сильнее. Снова обмочился, второй раз за ночь – малоприятный рекорд, который, видимо, еще предстоит побить. Я бросил одежду в мусорное ведро и стоял под обжигающим душем, пока кожа не покраснела и не сморщилась. И зачем только я измываюсь над собой?

   Анджела, катер, штормовые волны Ла-Манша, зубная бомба. Предательство. Убийство. Еще одно. Голова закружилась, я начал проваливаться в пропасть. Как унять эту боль?

   Шатаясь, я выполз из душа и пошел в гостиную искать остатки водки.

   Имею право: утро еще не наступило, ночь продолжается. Моя ночь.

* * *

   Какой бы закрытой ни была вечеринка, от незваных гостей никуда не денешься. Как и следовало ожидать, к рассвету является мамаша.

   – Это я! Увидела – свет горит, вот и решила, что тебе не помешает лекция о том, куда катится твоя жизнь.

   – Блеск! Как раз это мне и нужно, – бормочу я заплетающимся языком. – Прямо в точку! Длинная подробная лекция о том, куда катится моя жизнь. Просто отпад!

   – Опять пьешь? Я думала, ты бросил.

   – Врешь, никогда я этого не говорил. – Я делаю большой глоток водки. До чего же мерзкий вкус!

   – Нет, говорил! Я прекрасно помню, как ты сказал, что не пьешь – и что же я вижу?

   – Чушь собачья! Если ты не поняла, могу повторить: никогда я этого не говорил, никогда в жизни.

   – Говорил-говорил, уж я-то помню! Сто раз говорил. Ты просто умеешь забывать, когда надо – очень удобно.

   Я улыбаюсь: тут даже спорить смешно.

   – Ну ладно, мамочка, раз уж пошел такой разговор, я не возражаю. Торжественно заявляю, что этот бокал последний. – Я допиваю водку и сразу же наливаю еще, улыбаясь и показывая мамаше два пальца. – Два последних.

   – Ох, Иан, я так беспокоюсь за тебя, так дальше не может продолжаться, ты же сам понимаешь. И я придумала, как спасти тебя.

   – Ого! Давай дальше, это интересно!

   – Пойди в полицию и все расскажи. Они тебя выслушают, вот увидишь!

   – Еще бы не выслушать, черт побери! – хохочу я.

   – Нет-нет, ты не понял! Расскажи им все о тех, с кем работаешь, и тебе помогут, не сомневайся!

   – Шутишь? Да меня тут же запрут и ключ выбросят на помойку!

   – Вечно ты преувеличиваешь. Неужели мы не можем хоть раз нормально поговорить?

   – Да за мои подвиги положено пожизненное и еще десять раз пожизненное!

   – Вот именно! Поэтому надо им сказать, что все это сделал не ты, а твои дружки – вот кто настоящие злодеи! Скажи, что ты не сознавал, что делаешь, что тебя обманули, и все будет в порядке.

   – Ничего не выйдет. Я проведу за решеткой весь остаток жизни.

   – Нет, неправда, они во всем разберутся! Поймут? Она что, серьезно? Разумеется, серьезно, разве отчаявшаяся мать может нормально рассуждать? Не важно, сколько душ у меня на счету – виноваты во всем плохие парни, это они меня заставили! Я лишь невинная жертва.

   – Послушай, Иан, я не говорю, что тебе совсем ничего не будет, но тут уж ничего не поделаешь. Если хочешь, я пойду с тобой – они меня выслушают.

   – С какой это стати?

   – Я твоя мать!

   – Да наплевать им на тебя, они меня...

   – Иан, пожалуйста, не начинай все сначала! Одевайся, договорим по дороге.

   – Убирайся к черту! Ты что, не поняла? Я никуда не пойду.

   – Ты должен, должен!

   – Мне моя жизнь еще дорога.

   – Не бойся, я же все объяснила: во всем обвинят других.

   – Я виноват так же, как Логан и Брод. Стрелял я, и сядем мы вместе.

   – Нет, никогда, я обещаю!

   – Мама, я гангстер, и что бы ты ни говорила, это ничего не изменит.

   – В жизни не слышала ничего глупее. Какой же ты гангстер?

   Вот так всегда. Ничем ее не проймешь, ни логикой, ни убеждением. Мамаша все лучше всех знает, и если вы не соглашаетесь, она будет зудеть, зудеть и зудеть, пока не добьется своего. И даже потом не остановится.

   – Гангстер – вот еще выдумал! – фыркает она.

   – Я такой же, как Логан, Брод, Эдди и Феликс.

   – Понимаю, что тебе этого хочется, и им, наверное, тоже, но поверь мне, ты совсем не такой. Мой сын не мог стать гангстером!

   – Я стал.

   – Нет! – Да.

   – Неправда.

   – Хватит дурака валять, оставь меня в покое!

   – Не оставлю. Я твоя мать, и мой долг – о тебе позаботиться.

   – Хороша забота – отправить меня за решетку!

   – О боже, сколько можно? Когда ты наконец прекратишь городить чепуху?

   Ну что, пойти и сдаться, чтобы доказать ей?

   – В чем дело? – продолжает мамаша. – Они что, шантажируют тебя? Ты поэтому не хочешь идти в полицию?

   – Кто? Логан и Брод?

   – Да. Они угрожают тебе? Если так, то тем более надо все рассказать!

   – Никто мне не угрожает.

   – Наверняка так и есть, иначе зачем бы тебе покрывать их?

   – Я никого не покрываю.

   – Ты всегда был подвержен чужим влияниям. Пора наконец становиться взрослым! Ты ничего им не должен, сам знаешь.

   – Знаю.

   – Тогда плюнь на них и иди в полицию.

   – Не могу, мама. Ты никак не хочешь понять, что мы с ними – одно и то же. Мы вместе.

   – Никогда не поверю! Тебя заставляют – вот почему ты все это делаешь, – задумчиво кивает головой мамаша.

   – Да нет же, черт возьми, я сам себе хозяин! Сам решаю, что делать, меня никто не может заставить.

   – Вот как? – усмехается Анджела. – Неужели никто?

11. Кровный друг

   Что нового могу я вам сказать о Крейге Фишере? Ну, пожалуй, что он серьезный, вдумчивый, любит учиться и доставляет радость всем окружающим. Такого о нем точно еще никто не говорил.

   Этот самоуверенный юнец, какая-то дальняя родня Джона Брода, вечно болтался в дурной компании, то и дело выезжая на репутации своего крутого дядюшки. Недавно он наконец влип по-крупному, и Д. Б. пришлось как следует тряхнуть мошной, чтобы его выручить. Я не слишком много обо всем этом знаю – только то, что рассказал Логан.

   – Крейг говорит, там была драка. Вранье. Он его ждал, чтобы прикончить.

   У парня просто не хватило терпения ждать, когда ему вернут деньги, а тут еще, похоже, долг задерживали нарочно, чтобы его унизить. Уже и разговоры пошли. "Не может даже вытрясти свои пять кусков из Лэдлоу без помощи Д. Б.". Кто такое стерпит? Доброе имя для Фишера значило все – у него просто-напросто не было выбора. Так что, когда Лэдлоу допил очередную кружку и отправился в туалет, Крейг уже поджидал его там с револьвером. Две пули: в спину и в голову – вполне профессионально. А вот бежать через переполненный паб с орудием убийства в руке и кровью на одежде после того, как все слышали выстрелы, – уже не слишком.

   Таким образом, возникла проблема.

   Что Д. Б. делать с родственничком? Можно, конечно, махнуть на все рукой – Крейг ничего не знает об организации и ему можно позволить гнить за решеткой сколько угодно. Но так все-таки не годится: парень еще молодой, опять же родная кровь, да и кто из нас не ошибался? Так что теперь, заставить его всю жизнь расплачиваться? Как же быть? "Может, пристрелить его?" – предложил Логан. Но какой смысл затыкать рот тому, кто и так ничего не скажет?

   И вот на следующее утро после прощания с Анджелой я оказался в офисе Логана, даже не подозревая, зачем меня вызвали. Может быть, Д. Б. решил покончить вслед за ней и со мной, чтобы оборвать последнюю ниточку, ведущую к организации? Поэтому, пока Логан излагал дело, я стоял перед ним вооруженный до зубов и сжатый как пружина, готовый в одну секунду положить всех в радиусе десяти метров.

   – Ты что, шутишь?

   – Боюсь, что нет, солнышко. Учишь его, и весь разговор, а если тебе не нравится – что ж, могу только посочувствовать.

   – Я понятия не имею, как готовить киллеров.

   – Тебе не надо учить его убивать, он уже умеет. Научи его делать это чисто. Тут он пока слабоват. – Логан поднял на меня глаза. – Ты что встал столбом? У меня уже шея болит глядеть вверх.

   – Спасибо, мне и так хорошо.

   – С какой стати ты решил, что я забочусь о твоем удобстве? Будь добр, помести свою задницу в кресло! Хватит стоять столбом!

   Я оглянулся на Эдди и немного успокоился – вряд ли Логан поручит мою ликвидацию такому пентюху. Он прекрасно знает: я тут за полсекунды всех положу.

   Ладно, так и быть, присяду.

   – Послушай, – продолжал Логан, – вам ведь не нужно заниматься стратегией, как в военной академии, просто научи его тому, что знаешь.

   – Я и сам не уверен, что я знаю, а что нет. Никогда об этом не думал.

   – Теперь будет случай подумать. Мать твою, Бриджес, тебя же когда-то учили, верно? Расскажи Крейгу все, что тебе рассказывал Барри, когда ты вышел на волю, и все, чему с тех пор научился сам.

   – Всего-то? Дэнни, ты же понимаешь, на это потребуются месяцы!

   – Понимаю. Прости, Иан, если нарушаю твою насыщенную светскую жизнь. К счастью, таковой у тебя не имеется. Честно говоря, я считаю, что тебе будет только полезно с кем-нибудь для разнообразия общаться, а то уж больно ты в последнее время стал чувствителен. Стоит только взглянуть на тебя – и хоть в петлю лезь.

   – Ничего, я уже в порядке.

   – Не обижайся, но ты совсем расклеился, это видно. А поговоришь с человеком, расскажешь что-нибудь – и сразу полегчает.

   – С чего ты взял, что мне не с кем поговорить?

   – Брось, Иан, я тебя знаю. За те пять лет, что мы сидели вместе, ты мне все уши прожужжал, только о бабах и говорил: с кем ты учился, с кем работал, и твоя мамаша, и все остальные – в общем, извини, не поверю я в то, что твоя жизнь состоит из вечеринок в теплой компании. Одиночка – всегда одиночка, тут уж ничего не поделаешь.

   – Я не...

   – Иан, я вовсе не хочу сказать, что это плохо. Свою работу ты делаешь превосходно. Почему, как ты думаешь, я сразу тебя взял? Не хватало еще, чтобы ты гудел где-нибудь ночи напролет и трепался направо и налево насчет этих сраных задниц и всего прочего. Но одно дело – сболтнуть постороннему, и совсем другое – поделиться опытом с кем-то из своих. Ты слишком долго варился в своем соку. Будь уверен, общение с Крейгом пойдет тебе только на пользу.

   – Ну да, особенно если бы он был женщиной.

   – Нет проблем, Иан: если надо, выбирай любую из наших цыпочек. Раньше ты постоянно ими пользовался, а теперь не знаю, что и думать.

   – Мне не нужны проститутки.

   – Тебе нужна английская королева?

   – Да нет, что-нибудь посередине, если можно, – Улыбнулся я.

   – Вроде Папы Римского? – съехидничал Эдди, не упуская случая выслужиться перед начальством.

   – Дело в том, что... – начал я, но Логан прервал меня:

   – Все это очень печально, но давай вернемся к главному, если не возражаешь. Итак, Крейг. – Он сурово погрозил мне пальцем. – Я тебя хорошо знаю – не вздумай вышибить ему мозги и сказать, что он чесал в затылке револьвером. Крейг должен остаться в живых. Твоя работа – не только учить его, но и защищать. В том числе и от него самого.

   – Может, отдать его Барри? Учил же он меня – пусть поучит и этого придурка.

   – Барри вышел из игры, и я не собираюсь посылать Фишера за тридевять земель в Буэнос-Айрес только потому, что ты не отличаешься общительностью. Короче, берешь и делаешь, никаких разговоров.

   Все, приехали. У меня появился ученик. Почему вдруг? Зачем Д. Б. подсовывать мне этого типа – для того ли только, чтобы помочь ему ускользнуть из лап закона?

   Может быть, меня хотят заменить Крейгом? Логан перестал мне верить после случая с Анджелой? Я обучу нового человека и сам стану первым его клиентом?

   Нет, не похоже.

   Д. Б. нужен еще один исполнитель. Ему нужны двое. Нет, даже четверо, считая Феликса и Фила. Готовится что-то крупное? Что?

   Черт побери! За последние годы я так отвык задавать вопросы, что сам ничего и придумать не могу. Только одно: меня хотят заменить, и все это ловушка. С другой стороны, я привык во всем искать ловушку. А может быть, так и есть – они везде, просто не все еще сработали?

   Почему Логан назвал меня одиночкой? Мы почти не видимся – откуда он знает? Наверное, просто так, чтобы заставить работать с Крейгом. И зачем вспоминать о тюрьме? Столько лет прошло – люди меняются, так ведь? Опять же, насколько я помню, там все только и болтали, что о бабах, не только я.

   И еще одно...

   – Ты что, заснул? – прервал мои мысли Логан. – У меня вообще-то дел невпроворот, так что будь добр, вали отсюда, очень меня обяжешь!

   Я медленно поднялся на ноги.

   – Ладно, Дэнни, когда приступать?

   – Да хоть сегодня. Эдди покажет дорогу. Кстати, это в твоих краях, очень удобно. Если понадобятся деньги или еще что-нибудь, звони. Все остальное – не моя забота, за парня отвечаешь ты. И вообще он мне не нравится, так что не таскай его сюда и не жалуйся по телефону, какая он сволочь, я и без тебя знаю. Ну все, давай, и поосторожнее. Смотри не забудь, что он еще в розыске, – никаких ночных клубов и не пускай его в родные места сводить счеты. Захочет бабу, веди в какое-нибудь наше заведение за счет фирмы, с выпивкой то же самое, только, ради бога, сам не прикладывайся, а то воняешь как спиртовой завод. Все, катись, пока!

   Я подождал еще чего-нибудь, но не дождался и вышел вслед за Эдди. В клубе было пусто, только Джордж, по обыкновению, начищал краны, да уборщицы наводили порядок перед вечерним нашествием. Одна из них привлекла мое внимание.

   Похоже, новенькая. Каштановые кудри до плеч, веснушки и темно-синие глаза. И фартук голубой с белым. Такая красивая, что я чуть не споткнулся. В этот самый момент мы встретились взглядом.

   Девушка улыбнулась, и ее глаза сверкнули так, как это бывает только в мультиках. Я смотрел на нее несколько секунд, потом с усилием оторвал взгляд.

   Хватит. Это мы уже проходили.

* * *

   Мы ехали в моей машине. Эдди не умолкал ни на минуту. Мне удавалось пропустить мимо ушей почти все, но некоторые обрывки фраз типа "когда смотришь им прямо в глаза..." в сознание все-таки пробивались.

   Квартира была в убогом домишке в старой части Стоквелла, над магазинчиком. Во дворе стояли гаражи. К входу вела ржавая железная лестница. Тихое местечко. Эдди постучал в дверь и, не дожидаясь ответа, открыл ее своим ключом.

   – Крейг, это я. Тебе нужно кое с кем познакомиться.

   Я сжал в кармане рукоятку "глока". Это может случиться только сейчас.

   Крейг появился на пороге гостиной в трусах, зевая и почесываясь. Руки пустые, оружие спрятать негде. Так, с ним все в порядке. Я заглянул в комнаты по обе стороны от входной двери, ванную и гостиную, и лишь тогда немного расслабился. Эдди и Крейг молча наблюдали за мной. Крейг заговорил первым:

   – Если хочешь, сосчитай до двадцати, а я пойду спрячусь.

   Я пристально посмотрел на него – он широко улыбнулся, сверкнув зубами.

   – Ты Крейг.

   – А кто же еще?

   – Ты знаешь, кто я? – угрюмо буркнул я. – И почему я здесь?

   – Нет, но мы можем посидеть за чашечкой чая и попробовать вспомнить вместе.

   Эдди нахмурился.

   – Иди-ка оденься. Разговор будет серьезный, и на твоем месте я не стал бы валять дурака с этим парнем. Давай шевелись!

   Крейг исчез в спальне. Эдди направился в кухню и поставил чайник.

   – Хочешь чаю, Иан?

   – Нет, – ответил я, но он все-таки заварил чай и налил себе и Крейгу, который вскоре появился.

   Я повернулся к Эдди:

   – Можешь возвращаться, дальше я сам.

   – Сейчас, только чай допью и уберусь. Начинай, не бойся, я не буду тебе мешать. – Только я собрался начать, как он перебил: – Познакомься, Крейг, это Иан, тот самый парень, о котором я тебе рассказывал. – И прошептал, очень тихо – так, что его могли слышать только Крейг и я... ну и любой другой, кто находился в квартире: – Киллер!

   Я прервал его восторженные кивки и подмигивания, предложив допить свой чай в метро на обратном пути в Лондон. Через две минуты он исчез.

   Крейг смотрел на меня и ждал продолжения. Я молчал. Наконец он не выдержал:

   – Наладилась погодка, да?

   Я покачал головой и сел напротив него.

   – Пара серьезных вопросов, требующих серьезных ответов. Ты знаешь, зачем я здесь?

   – Работа. Что-то насчет работы. Ты покажешь мне все ходы и выходы, а я должен делать все, что ты скажешь, – беззаботно ответил он и хихикнул. – Только не в смысле секса. Не обижайся, ты красивый парень и все такое, но я этим не интересуюсь.

   – Я тоже, – быстро ответил я.

   – Не обижайся, я ничего и не думал, просто хотел сказать, что это не мое. Чтобы мы оба знали и не было никаких недоразумений.

   – Не будет никаких недоразумений! – рявкнул я. – Я не голубой.

   – Знаю, знаю, можешь не повторять, – невинно вытаращил он глаза. – Я на всякий случай. В наше время никогда не знаешь, кто есть кто.

   – Ну что, хватит? – Я скрестил руки на груди.

   – Извини, – улыбнулся Крейг. – Лучше ведь с самого начала знать, правда?

   – Говорят, ты убил кого-то? – спросил я. Он кивнул. – Хочешь знать, сколько убил я?

   – Сколько? – насторожился он.

   – Тридцать четыре. – Я подождал, пока до него дойдет.

   – Я думал, больше, – скривил он рот.

   Я наклонился и посмотрел ему прямо в глаза.

   – Может, будет и больше, уже сегодня.

   Он что, совсем кретин? Я же киллер, у меня пушка. Чего он добивается? Думает, имя Д. Б. на меня подействует? Да, конечно, я тут по его приказу, но каким же надо быть идиотом, чтобы дразнить человека, который зарабатывает на жизнь убийствами! Дебил хренов!

   Ну что ж, попробуем зайти с другой стороны.

   – У тебя один, а у меня – тридцать четыре. Ладно, мы оба убийцы, прекрасно! Чушь собачья! Разница между нами в том, что ты по уши в дерьме после одного-единственного дела, а я чист как стеклышко после своих трех десятков. Ладно, можешь валять дурака сколько хочешь, просто я подумал, что тебе было бы полезно научиться самому стоять на ногах. Но если ты предпочитаешь провести остаток жизни в этой дыре – ради бога, я ухожу. Впрочем, наверное, наведаюсь сюда еще разок – когда Д. Б. решит покончить с проблемой раз и навсегда.

   Это его проняло.

   – Извини. Ты Иан, да? Извини, Иан, я не прав. Больше никаких шуток, ей-богу, клянусь чем угодно и так далее. Продолжай, я слушаю. Извини.

   Я уставился на него, постаравшись сделать взгляд по-настоящему стальным. Наконец он сдался и опустил глаза.

   С этого дня моя жизнь покатилась ко всем чертям.

12. Наука убивать

   Разумеется, я не мог бы тронуть и волоска на голове Крейга, даже если бы и хотел. Однако он об этом и не подозревал, что придавало мне некоторый авторитет и немало помогло нам обоим быстрее привыкнуть друг к другу.

   Я ушел примерно через час, обещав заглянуть на следующее утро в девять.

   С чего начать? Что я ему расскажу? Как учить кого-то своему делу, если сам имеешь к нему природный талант? Ничего не поделаешь, надо попробовать разобраться в себе. Почему я умею убивать лучше, чем другие?

   Может быть, причина в том, что я не чувствую вины?

   То есть, конечно же, вина есть, ее никуда не денешь, но тем не менее я никогда особо не переживал по поводу содеянного. В самом деле: что, если мне придется убить, например, вас? Мы друг друга не знаем, так о чем мне горевать? Да и вы едва ли станете лить слезы над моей могилой – тут и говорить не о чем.

   Да, пожалуй, дело именно в этом.

   Чувство вины – это не что иное, как попытка подсознания засадить вас на тридцать лет за решетку без всякой видимой причины. Как правило, люди убивают под влиянием момента и потом так страдают, что рано или поздно выдают себя. Чаще всего просто рассказывают обо всем кому-то в напрасных поисках сочувствия и оправдания. Как будто ждут, что он улыбнется и скажет: "Ты правильно сделал, что удавил этого гада его же собственным ремнем. Я бы сделал то же самое на твоем месте, и любой другой тоже. Не переживай". Чувство вины – это орудие борьбы против инстинкта самосохранения, и навязывается оно обществом. Нам с детских лет промывают мозги, вбивая в сознание дурацкие общечеловеческие ценности, чтобы существующий порядок вещей не обрушился и в мире не воцарились насилие, грабеж и анархия.

   Как говорит Логан, мораль, религия и футбол – вот три кита, на которых стоит "цивилизованное" общество. Уберите одного из них – и да поможет Господь всем нам.

   Однако если вы никогда не ощущали себя частью этого общества, то с какой стати следовать его правилам? Задумано ведь как – вы подчиняетесь законам, и за это получаете награду: друзей, деньги, полноценную жизнь, любовь и счастье. Так все и делают. Но что, если друзей нет, а любви и счастья вы не нашли – зачем тогда зря мучиться?

   Поэтому когда я убиваю, то не испытываю никаких неприятных эмоций, а значит, имею гораздо больше шансов выйти сухим из воды.

   Но как, черт побери, объяснить это Крейгу?

   Взять, например, мое первое убийство. Вообще-то оно не было первым – троих я убил еще в тюрьме, – но там все устроено по совершенно другим правилам: всем, как правило, известно, кто убил, но никто ничего не скажет. Тоже общественный порядок, но со своими законами. На воле же о том, что ты убил, узнают, только когда тебя поймают, и чувство вины работает сильнее, потому что одобрения и оправдания тут не дождешься. Я не хочу особо распространяться на эту тему. Короче, все сводится вот к чему: человеку нужно, чтобы ему простили то, что он сделал, или как минимум оценили его лихость.

   Я знаю, о чем говорю, потому что сам это чувствовал после того, как провернул свое первое дело, выйдя из тюрьмы. Его звали Бен Джеймс. Я всадил ему в грудь пять пуль – была бы и шестая, но в последний момент я вспомнил, что говорил Барри, и выстрелил в голову. Правило профессионала: сначала клиента валишь, потом контрольный выстрел.

   Помню, как стоял над ним, глядел на мозги, разбрызганные по ковру, и думал: "Боже, Иан, что ты наделал! Теперь снова за решетку, и на этот раз пожизненно, никаких скидок". Несколько секунд полной паники и целый ворох идиотских мыслей. Может быть, его еще можно спасти? Может, рассказать судье, как этот гад обращался со мной в тюрьме? А если они узнают о тех, кого я прикончил там? И так далее.

   Мать твою...

   Казалось, прошла целая вечность, прежде чем я смог сдвинуться с места. Слава богу, на улице никого не было. По пути домой мне казалось, что я самый отпетый негодяй во всем метро (а это кое-что значит), хотя, судя по лицам окружающих, они об этом не подозревали. Во всяком случае, никто не косился на меня, не показывал пальцем и не качал укоризненно головой. Несколько дней потом мне казалось, что каждый встречный знает, что я убийца. А как же иначе? Ведь это так очевидно! Я готов был заорать: "Да! Да! Я это сделал! Ну что, довольны?" – до того невыносимо было просто сидеть и ждать неизвестно чего. Думаю, со всеми убийцами творится то же самое. Ожидание стука в дверь – настоящий ад, и дело доходит до того, что пойти и сдаться кажется меньшим злом.

   Не знаю, сделал бы я это или нет, но уже к концу дня все было в порядке, потому что у меня было то, чего нет у большинства убийц, – человек, с которым можно поговорить. Логан не только знал, что я сделал, но сам дал мне пистолет с глушителем и адрес. Мы поговорили, и у меня камень с души свалился. Он пожал мне руку, сказал, что я отлично справился, и поздравил с первой выполненной работой. Барри дружески подмигнул и заметил, что у меня природный дар, а Эдди принес нам выпить. В тюрьме было то же самое: Логан говорил, я делал. Потом я рассказывал ему, а он хлопал меня по плечу. Заключенные меня уважали, а охранники побаивались – подозревали, но ничего не могли доказать. С каждым новым делом я рос в собственных глазах.

   И каждый раз выходил сухим из воды.

   Как вдолбить все это Крейгу?

   Хотя, надо признать, на первый взгляд он не слишком терзался раскаянием из-за того, что сделал. Это хорошо – если, конечно, ты не на скамье подсудимых. Да и учиться он согласился без всяких колебаний. Пожалуй, Крейг годится для нашего дела. Выходит, он что-то вроде неограненного камня, а я – ювелир. Нет, скорее он цирковая обезьянка, а я – дрессировщик с хлыстом. Нет... Да какая, к дьяволу, разница! В общем, понятно, почему Д. Б. решил направить его именно по этому пути. Мое дело – натаскать парня как следует и предоставить остальное ему самому.

   Итак, с чего мы начнем?

   Существует не один десяток способов убить человека, и важная часть науки о том, как выйти сухим из воды, – как раз в умении выбрать подходящий. Застрелить, заколоть, отравить, взорвать, удавить, переехать, столкнуть вниз, утопить, скормить зверям (применяется редко), подстроить что-нибудь с машиной (самолетом, лодкой, лошадью), убить током, вскрыть вены, отрубить голову, сжечь, закопать заживо, уронить что-нибудь сверху, сбросить на что-нибудь острое, отравить газом, свернуть шею, размолоть в фарш, запереть и оставить на достаточно долгое время. Ну и, в крайнем случае, можно просто-напросто проломить голову.

   На первый взгляд все просто, но выбрать способ мало, необходимо еще и умение.

   Прикончить человека ножом, к примеру – это настоящее искусство. Хотя грабители и бандиты-недоумки постоянно кого-нибудь режут, их жертвам, как правило, просто не везет. Спросите, и большинство этих горе-убийц скажут вам, что убивать не собирались. Сплошь и рядом люди выживают, получив десяток ножевых ран. Как вы думаете, почему похищенных и убитых женщин находят всех исколотых? Сомневаюсь, что их убийцы столь уж кровожадны. Просто они с удивлением обнаруживают, что жертва, сколько ее ни коли, умирать решительно отказывается. Множество ран – это признак неопытности убийцы.

   Сердце, горло и мозг – три точки, в которые нужно бить, чтобы сделать дело быстро. Но сердце и мозг хорошо защищены костями, и будьте уверены, в первый раз вы попадете мимо. Горло – другое дело, оно куда более уязвимо, особенно если зайти сзади. Однако крови и шума – мало не покажется. И следов сколько угодно – целой бригаде экспертов хватит на неделю. Опять же неприятно, да и зачем все это, если у вас есть пистолет?

   Огнестрельное оружие – самый быстрый, чистый и эффективный способ убийства. Вот почему им вооружают солдат, а простому человеку с улицы иметь не разрешают – разве что в Америке. Проблема только в том, что шум выстрела далеко слышен и, кроме того, на пуле остаются следы, такие же индивидуальные, как отпечатки пальцев. Поэтому если вы используете пистолет, то позаботьтесь о том, чтобы пулю, труп или само оружие никогда не нашли. А значит, у вас должен быть постоянный источник оружия, причем незарегистрированного. У меня он есть. У Д. Б. хорошие связи в Восточной Европе, а после окончания холодной войны оружия там навалом. Организация может достать что угодно: от пистолетов, автоматов и винтовок до гранат, пластиковой взрывчатки и противопехотных мин – все, что захочу. Использовав оружие, я его возвращаю. Потом оно переходит из рук в руки и в конце концов, как правило, оказывается в Ирландии, где и сдается властям во время очередного перемирия и амнистии.

   Отравление? Об этом мы уже говорили, когда разбирались с Карпентером. Сбить машиной и уехать? С первого раза редко получается. Разворачиваться и переезжать еще раз? А если нужен несчастный случай? Не годится. Взорвать? Ну что ж, как я уже сказал, взрывчатку я достану какую угодно, а если нет, то всегда можно посмотреть в Интернете, из чего ее делают.

   Что предпочитаю я сам? Пожалуй, удавку. Просто, чисто и эффективно. Доступно. Берешь веревку или галстук, затягиваешь вокруг шеи и не отпускаешь, пока тело не станет трудно удерживать на весу. Только имейте в виду, нужно обязательно подержать удавку затянутой лишнюю минуту – некоторые любят притворяться. Еще надо постараться не оставить волокон ткани. Однако, если только вам вздумалось применить ваш старый школьный галстук или какую-нибудь особенную морскую бечевку, которая продается в одном-единственном магазине, это не так уж важно. Главное – избавиться от орудия убийства и одежды, которой оно могло касаться. И никаких мусорных баков – сжечь и дело с концом.

   Само собой, способ убийства – не единственная проблема, есть еще добрая сотня других: транспорт, свидетели, камеры наблюдения, труп (нужно от него избавляться и если да, то как), следы, алиби, шум, сигнализация, вход, выход, оптимальное время, наличие охраны у объекта и многое, многое другое. Тут столько всего, что пройдут месяцы, прежде чем Крейг хотя бы частично созреет для настоящей работы – это я хорошо понимал. Впрочем, месяцы у нас были.

   Вообще свободного времени в нашей работе сколько угодно. Семь дел в год – это самое большее, что у меня было, и это еще редкий случай, так что торопиться некуда.

   Самое интересное, что Логан оказался прав: возня с Крейгом очень помогла мне выкинуть из головы Анджелу. Даже не знаю, через что мне пришлось бы иначе пройти. Крейг отвлекал меня, хотя если вы думаете, что наши отношения хоть сколько-нибудь походили на дружбу, то сильно ошибаетесь: прошла не одна неделя, прежде чем я научился хоть сколько-нибудь переносить этого поганца. Впрочем, мне кажется, что именно такой гад, который тебя постоянно заводит, как раз и помогает лучше всего, когда хочешь о чем-то забыть. Так что я был даже благодарен Логану за него.

   Однако вопрос доверия стоял у нас довольно остро. Сколько бы времени мы ни проводили вместе, как бы хорошо ни узнали друг друга – я все-таки не мог быть уверен, что Крейг не прикончит меня при первой возможности.

   А ведь его еще придется учить стрелять!

13. На линии огня

   – Нажимай, нажимай плавно, не дергай! – повторил я уже черт знает в который раз. Мы занимались четвертую неделю, но до сих пор убивали только на бумаге. Ничего опаснее карандаша я Крейгу пока не доверял, сосредоточившись на предварительном изучении объекта и разработке деталей операции. Составил несколько типовых досье на мелких торговцев, и Крейг прикончил их, так сказать, теоретически, бессчетное число раз. Когда же наконец его нетерпение стало слишком явным, я решил, что пришло время немного пострелять.

   Бам! Впрочем, с глушителем это звучало скорее как "ф-фу".

   – Опять мимо. Не вижу, куда ты попал, но судя по отдаче, дюймов на шесть правее.

   – Но я же целюсь точно в эту штуковину, прямо в центр! Какой кретин настраивал прицел?!

   – Прицел в порядке, это ты не так стреляешь. – Я взял у него винтовку и всадил с колена три пули подряд в грудь мишени. Дистанция была небольшая – всего сто метров.

   – Я знаю, ты специально берешь влево, хочешь доказать, что я ничего не умею. Дай я покажу! – Еще три промаха, но Крейг все не унимался. – Наверное, надо еще левее.

   – С какой стати мне жульничать, я просто пытаюсь тебя научить.

   – Нет, ты хочешь надо мной посмеяться!

   – Послушай, Крейг, я целюсь точно в центр. Ты дергаешь за спусковой крючок и дергаешься сам еще до отдачи, а в результате каждый раз попадаешь в кусты. Давай расслабься, глубоко вдохни, прижми приклад к плечу и не двигайся, когда стреляешь.

   Ф-фу! Кусты снова вздрогнули.

   – Ладно, давай попробуем так. Не целься вообще, не жди выстрела и не смотри в прицел. Просто упри приклад в плечо и плавно дави на спуск.

   – Как, совсем не целиться?

   – Нет, просто стреляй. Даже не смотри. Закрой глаза и постарайся почувствовать, как работает винтовка. Не думай, куда летит пуля.

   – За каким хреном это делать? – вытаращился Крейг.

   – Сначала научишься стрелять, а потом уже – целиться.

   – Я умею, мне приходилось стрелять, ты же знаешь.

   – Понятно. И с какого расстояния ты стрелял?

   Крейг задумался.

   – Около дюйма.

   – Вот именно. Винтовка нужна не для того, чтобы подкрадываться к клиенту в сортире и стрелять в упор. На, держи и делай, как я сказал, пока у нас еще есть патроны.

   Крейг снова лег на землю, прижал приклад к плечу, закрыл глаза и спустил курок. Затем вопросительно посмотрел на меня.

   – Уже лучше. Чувствуешь разницу? Ты не ждешь выстрела, а просто жмешь на спуск. Еще раз.

   Крейг расстрелял обойму и протянул мне винтовку. Я перезарядил ее и вернул, записав число выстрелов.

   – Теперь ты готов. Делай все то же самое, но только целься. С этого расстояния ты должен попасть больше одного раза. Я поднял к глазам запасной прицел и с удовлетворением отметил, что мишень дернулась три раза в области груди. Крейг довольно улыбнулся и всадил еще одну пулю в голову. Следующие четыре пули, само собой, ушли в кусты, но главное он понял – дальше дело практики.

   Еще через час, когда миру перестали угрожать двести тридцать четыре пули, я решил, что на сегодня хватит и начал собираться домой.

   – Вообще-то, хотя с винтовкой и надо уметь обращаться, тебе вряд ли когда-нибудь придется ее использовать. Она требуется, когда к цели невозможно близко подойти: для клиентов с охраной, важных людей. Д. Б. таких почти никогда не заказывает.

   – А какие ему нужны?

   – Обычно всякая мелочь, те, кто ему должен, не платит за покровительство, не хочет освобождать жилье, и так далее.

   – И стукачи?

   Вспомнив об Анджеле, я задумчиво кивнул и отвернулся.

   – Ну да, и стукачи тоже... Ну ладно, я пойду заберу мишень, а ты собери гильзы. Надо, чтобы их было ровно двести тридцать четыре. Возьми металлоискатель, он для того и нужен. Пойду за мишенью.

   Я забросил винтовку на плечо и направился к кустам. Крейг вдруг окликнул меня:

   – Можешь оставить ружье здесь, я его упакую.

   Я застыл на месте и медленно обернулся. Он что, думает, я идиот? Отдам ему винтовку и сам стану мишенью? Бриджес стреляный воробей, его не так просто перехитрить.

   – Это ни к чему, – улыбнулся я и пошел дальше.

   – Эй, погоди! – крикнул он и кинулся ко мне. – Ты идешь за мишенью, зачем тебе винтовка?

   Я снова обернулся. Крейг остановился вплотную ко мне.

   – Иди собирай гильзы, – махнул я рукой.

   – Э нет, такие номера со мной не пройдут, – проговорил он, неловко озираясь.

   – Какие такие номера?

   – Какие? Давай сюда винтовку!

   – Иди на хрен! Хочешь на мне поупражняться? Мне плевать, что из тебя стрелок никакой, подставляться я не собираюсь!

   – Ничего я не хочу! Зачем мне?

   – Ну а мне зачем в тебя стрелять?

   – Не знаю... Мало ли, может, ты псих какой.

   – Не буду я в тебя стрелять.

   – Тогда зачем берешь с собой винтовку?

   – Чтобы ты в меня не выстрелил.

   – Да не собираюсь я! – завопил он.

   – Хватит дурака валять! Я сто раз уже мог бы тебя прикончить, разве не так?

   Крейг задумался.

   – Нет, не мог. Сегодня мы в первый раз оказались одни в тихом местечке. Ты же сам рассказывал, как трудно тащить труп через лес и все такое прочее – что лучше всего, если клиент сам подойдет к яме.

   Мне было приятно, что мои уроки не прошли даром, но в то же время немного тревожно: не слишком ли хорошо я его учу?

   – Отлично, молодец. Но кое-что ты не додумал. Сегодня я весь день стоял над тобой с заряженной винтовкой, стреляй не хочу. – Я многозначительно поднял палец.

   – Но ты это не использовал, – ухмыльнулся он. – Слишком просто и не очень спортивно, да?

   – Ошибка! – засмеялся я, укоризненно качая головой. – Первое правило: убивай, когда это проще всего сделать. Я не спортсмен, а профессионал, и убиваю тогда, когда клиент наиболее уязвим, а я меньше всего рискую. Спортивно, скажешь тоже! Как в Джеймсе Бонде, когда плохие парни отдают ему пистолет, а он в результате их всех мочит? Нет уж!

   Крейг кивнул и подумал еще немного. Наконец он нашелся:

   – Ну ладно, пускай. Но ты сам говорил, что винтовка предназначена не для того, чтобы стрелять в упор. Ты мог бояться, что я слишком близко и могу отвести ствол рукой или еще как-то защититься, и поэтому решил отойти подальше. Вот! – улыбнулся он, радуясь своей сообразительности.

   – Я не собираюсь тебя убивать.

   – И я не собираюсь.

   – Ну вот и хорошо. Теперь пойди и собери гильзы.

   – Еще чего! – фыркнул Крейг. – Лучше я с тобой пойду.

   – И оставишь вещи без присмотра?

   – Ладно, – кивнул он. – Тогда я пойду за мишенью.

   – Иди.

   – Хорошо, только отдай мне винтовку.

   Мы долго смотрели друг другу в глаза – дольше, чем положено мужчинам нормальной ориентации. Наконец меня осенило.

   – Винтовку разбираем. Ты возьмешь ствол и прицел, а я – остальное. Идет?

   – А твоя часть может стрелять?

   – Со ста метров – вряд ли. Крейг, не будь кретином! Если я подстрелю тебя из этого обрубка с такого расстояния, это будет лучший выстрел в истории.

   – Ладно, только отдай мне все патроны.

   Мы разошлись в разные стороны. Я шел и думал: почему Крейг мне не доверяет? Что я выиграю, если прикончу его? Может быть, кто-то ему что-то сказал? Эдди? Не важно, так или иначе, взаимное недоверие – опасная штука. Рано или поздно кому-то из нас надоест бояться, и он разрешит ситуацию единственно возможным способом.

   Дойдя до мишени, я достал запасной прицел, посмотрел в сторону Крейга и невольно пригнул голову: он тоже смотрел на меня сквозь прицел. Мы помахали друг другу, я вытащил из земли кол с мишенью и направился назад.

   Ну что ж, Крейг делает успехи. Интересно, могут ли вообще два киллера полностью доверять друг другу? И за каким хреном стал бы я садить по Крейгу из винтовки, если при мне еще два пистолета, нож и кусок самой-самой обычной садовой веревки?

* * *

   Дальше учеба шла черепашьим шагом. Взаимное недоверие продолжало тлеть и не давало нам нормально работать. Ни один из нас не хотел находиться рядом с другим, когда в комнате было оружие. Я решил показать Крейгу пару приемов рукопашного боя. Если честно, я и сам не силен в единоборствах, но освоил кое-что из дзюдо, карате и айкидо – достаточно, чтобы отнять нож у нападающего или врезать между ног двум противникам одновременно. Мне просто не хватило терпения, чтобы учиться дальше: я привык больше полагаться на оружие.

   На седьмой неделе занятий позвонил Логан – пришлось отвлечься на очередного стукача. Крейг получил несколько свободных дней – просидел их у себя в Стоквелле. Я дал ему шесть пистолетов, четыре револьвера и два автомата, само собой, без патронов, чтобы он разбирал их и смазывал. А еще оставил книжку – "День Шакала", чтобы он не скучал. Однако, когда Крейг признался, что со школьных времен ничего не читал и за неделю ее не осилит, книгу пришлось заменить на видеокассету – классическую версию Эдварда Фокса, разумеется, а не дурацкий ремейк с Брюсом Уиллисом.

   Когда я вернулся, он спросил меня:

   – Так ты все-таки спал с мужиком? Я вытаращил глаза.

   – Ты что, охренел?

   – Там в конце этот парень оказывается голубым – вот я и подумал, что ты на что-то намекаешь...

   В общем, у него появилась еще одна причина не поворачиваться ко мне спиной.

   Не знаю, чем бы закончились наши отношения, если бы ситуация не разрешилась – подозреваю, что один из нас сыграл бы в ящик. Скорее всего не я. Кризис наступил через пару недель, когда мы снова оказались в лесу, на этот раз с более легким оружием. Крейг несколько раз успешно продырявил мишень из "смит-и-вессона". Я достал из кармана свой "глок" и протянул ему.

   – Попробуй-ка из этого, посмотрим, что получится.

   Крейг три раза попал в грудь, один – в плечо, два – в голову и два раза промазал. Магазин опустел. Я перезарядил пистолет и задумался, глядя на мишень.

   – М-да... Пожалуй, слишком близко. – Я отдал пистолет Крейгу, подошел к мишени и передвинул ее дальше метров на десять, но повернувшись, чтобы идти назад, застыл на месте: Крейг стоял с пистолетом в руке, глядя на меня. Несколько секунд мы молчали, наконец он понял, в чем дело, посмотрел на "глок", потом снова на меня и ухмыльнулся.

   – Вот ты и прокололся. А я-то думал, ты ошибок не делаешь.

   – Не надо... – проговорил я. – Зачем?

   Крейг успокаивающе махнул рукой. Он хотел что-то сказать, потом взял пистолет двумя пальцами и медленно положил на землю.

   – Мать твою, Бриджес, ты что, в самом деле мне не доверяешь?

   Немного расслабившись, я подошел и поднял пистолет.

   – Я же говорил, что ничего против тебя не имею, – продолжал он. – Ты правда меня подозревал?

   – Да, и поэтому решил проверить, – кивнул я. – Что?

   – Я хочу сказать, что все подстроил. Извини, проверка. Я должен был понять, как ты ко мне относишься.

   – Это как? Ты дал мне пистолет и отошел, чтобы проверить, выстрелю я или нет?

   – Зато теперь все в порядке, так ведь?

   – Ну ты и псих, мать твою! Рисковал жизнью, только чтобы проверить?

   – Не смеши меня. Я рисковал твоей жизнью. Здесь холостые. – Я направил "глок" в землю и несколько раз выстрелил. – Тебе повезло, что ты не стал стрелять. – Из моего кармана появился маленький револьвер. – Боевые патроны были только здесь. – Я всадил три пули в мишень. Крейг смотрел на меня, разинув рот.

   – Ах ты... Мать твою... – задохнулся он. – Ты... ты...

   – Вот почему я до сих пор жив. В нашем деле нельзя доверять никому. Вот, возьми! – Я протянул ему револьвер. – Попробуй сам.

   – Ты собирался убить меня?

   – Только если бы ты сам стал стрелять.

   Крейг был слишком потрясен, чтобы сказать что-то осмысленное, и удовлетворился несколькими бессвязными ругательствами. Потом взял у меня револьвер.

   – Ну ладно, Эйнштейн, – буркнул он. – А что, если я выстрелю в тебя сейчас?

   – С какой стати? Ты не выстрелил две минуты назад, так зачем это делать сейчас?

   – А может, я псих? Не важно, ты только что дал мне заряженный револьвер, а сам остался безоружным.

   – Ну и что?

   – Что мне мешает выстрелить на этот раз?

   Я задумался.

   – Наверное, ничего, но ты ведь только что доказал, что не собираешься меня убивать.

   – А если бы я заранее знал, что в пистолете были холостые, и все сделал так, чтобы ты отдал мне револьвер?

   – Для этого надо быть настоящим гением.

   – А я и есть гений!

   – Значит, будешь стрелять?

   – Нет.

   – Тогда ты не гений, уверяю тебя.

   – А ты тогда кто? Отдал заряженное оружие тому, кого только что подозревал! Кто из нас умнее – ты или я?

   Я снова задумался. Пожалуй, все-таки я, и намного.

   – Ну так как? Что ты собираешься делать?

   – Ты о чем? – спросил он.

   – Все очень просто. Тебе незачем убивать меня, а мне – тебя. Мы выложили карты на стол и теперь можем успокоиться. Согласен?

   – Согласен. Если, конечно, мы оба не психи.

   – Хорошо, – с облегчением вздохнул я. – Если ты киллер, у тебя может быть только три причины убивать: приказ, самозащита и практика. У нас с тобой нет ни одной из них.

   – И все-таки я могу убить тебя сейчас, – упрямо проговорил Крейг.

   – Нет, не можешь.

   – Я не сказал, что хочу. Но все-таки ведь мог бы?

   – Не мог бы.

   – Нет, ты не понял. Я согласен, что не стал бы тебя убивать, потому что не имел причин для этого, ну а если бы я все-таки хотел?

   Я вздохнул и покачал головой. Пора заканчивать, а то это до утра затянется.

   – Ясно, ясно. Понимаю, что ты хочешь сказать, но и тут ты не прав. Не смог бы, даже если бы и хотел.

   – Почему? – возмутился Крейг.

   Я снова вздохнул и взял из его руки револьвер. Как же до него медленно доходит!

   – Потому что здесь тоже холостые. – Я выстрелил в землю.

   – Ах ты, гад! – вытаращил он глаза.

   – Лишняя осторожность никогда не помешает.

   – Ты когда-нибудь вообще дашь мне настоящие патроны?

   – Только в крайнем случае.

14. Третья причина

   На следующий день я вывез Крейга в море и объяснил, что делать с трупами – как привязывать груз и все остальное. Ему первому довелось увидеть приближающуюся гавань с борта моего катера.

   Мне уже стало ясно, что у Крейга нет личных причин разбираться со мной, разве что парень и в самом деле псих. Так что сделать это он может только по приказу Д. Б. или Логана. Значит, надо изолировать его от организации, чтобы впредь связаться с ним можно было только через меня. До сих пор я ни разу не приводил Крейга к себе домой, предпочитая ездить в Стоквелл, но теперь решил, что это небезопасно. Мы собрали его шмотки и перевезли ко мне – там почти ничего и не было: немного одежды, будильник, туалетные принадлежности да кассета "про гомиков", как он упорно продолжал называть тот фильм, что я дал.

   Я показал Крейгу квартиру и заставил вызубрить, что можно трогать, а что – нет. Большая часть вещей относилась ко второй категории.

   – О! Классный компьютер! – уважительно кивнул он. – Работает?

   – А как же, иначе зачем его держать?

   – Не знаю... Можно продать.

   – Я им часто пользуюсь. Не знаю, насколько ты разбираешься в компьютерах, но как раз об этом я хочу поговорить.

   Я тронул мышку, и экран засветился.

   – Тоже оружие, причем одно из самых главных. – Я нажал на иконку Интернета. – Без информации в нашем деле никуда, а здесь ее можно получить одним нажатием кнопки. Подробные схемы улиц, планы зданий, расписание транспорта, адреса фирм, данные о сотрудниках, даже адреса и телефоны политиков и всяких знаменитостей. Главное – знать, где искать. Кроме того, можно узнать все об оружии, включая способы изготовления бомб и рецепты ядов. Банковская, страховая информация – в общем, все на свете. Есть тысячи, если не миллионы, незарегистрированных сайтов, которые выкладывают совершенно невероятные вещи, и пока правительство не придумает, как их прижать и подключить легавых, все это доступно любому – бери не хочу.

   Крейг внимательно слушал, не отводя глаз от компьютера.

   – А игры здесь есть?

   – Игры? Нет.

   – Ясно, – кивнул он и пошел к телевизору.

* * *

   Хоть и с трудом, но мы продвигались вперед, уживаясь под одной крышей сравнительно мирно. Правда, первые несколько ночей я почти не спал: уж очень непривычно было сознавать, что в моей неприступной крепости появился кто-то посторонний. Однако в конце концов усталость взяла верх, я заснул как убитый и после этого спал нормально, хотя никогда не забывал придвинуть к двери шкаф.

   Серьезно поспорили мы лишь один раз, когда Крейг наотрез отказался брить голову.

   – Послушай, это очень важно. Если ты хочешь сделать дело чисто, то позаботься, чтобы не оставить никаких следов. Твои волосы на месте преступления – просто подарок для эксперта. – Я рассказал, как тщательно бреюсь, обрабатываю ногти и выскребаю кожу на всем теле за несколько дней до операции. Разве что брови и ресницы оставляю, но и там удаляю все волоски, которые слабо держатся.

   Но Крейг все не сдавался.

   – Картина маслом: два придурка живут вместе и выбриты с ног до головы. Не хватает только рубашечек в обтяжку да розового "ситроена" в придачу!

   Мне полдня пришлось убеждать его расстаться со своими густыми черными патлами.

   – Я не бреюсь постоянно – только перед операцией!

   – Значит, скоро работа? – насторожился он.

   – Неофициальная. Настало время применить то, что ты выучил, на практике и убрать кого-нибудь по-настоящему.

   – Кого? – У Крейга загорелись глаза.

   – Я уже нашел.

   Клэр. Великолепный выбор. Имя – и то звучит волшебно, как в сказке. Она могла бы быть принцессой, хотя работала стриптизершей. И все-таки оставалась совершенством.

   Бедная Клэр...

   Женщин гораздо труднее убивать, чем мужчин. По крайней мере я так считаю. Их арсенал куда богаче. Мужчины защищаются только на одном уровне – на физическом, а женщины могут использовать и многое другое. Жалость, сочувствие, сексуальность действуют сильнее, чем просто удар кулаком. Само собой, я имею в виду молодых женщин – старых грымз я мог бы косить сколько угодно, просто для развлечения, и прекрасно себя при этом чувствовать. Но молодые женщины...

   Я много раз пытался понять, почему с женщинами всегда труднее – то есть, конечно, с точки зрения мужчины. Думаю, все дело в инстинктах. Мать-природа создала самца для того, чтобы заботиться о самке и защищать ее от опасности, а вовсе не для того, чтобы игриво бросать ей в ванну включенный тостер. И конечно же, чем привлекательнее женщина, тем больше хочется ее защищать. Вот почему, когда доходит до дела, все оказывается не так-то просто. Удивительно, как много лишних мыслей приходит в голову, когда прекрасная дама на коленях умоляет о пощаде. Я не хочу слишком распространяться на эту тему – нехорошо как-то, – но так оно и есть, поверьте. И если замешкаться хоть на минуту и прислушаться к голосам в своей голове, перечисляющим все заманчивые возможности, то даже самый опытный профессионал может вдруг сделать совсем не то, что собирался.

   Поверьте, я знаю, о чем говорю. У нас у всех одна и та же слабость...

   Я решил, что если уж испытывать Крейга, то надо делать это всерьез: пусть уж он лучше сорвется сейчас, в лабораторных условиях, чем потом, когда пойдет на настоящее дело. Значит, пусть будет женщина. Очаровательная женщина.

   В лондонских барах, конторах и больницах красоток хоть пруд пруди, но чтобы подобрать по-настоящему сексуальный и доступный объект, нужна не одна неделя. И лучше искать там, где таких девчонок больше всего и наблюдать за ними удобно.

   Стриптиз-клубы. В центре Лондона и в Вест-Энде их навалом, и это настоящие охотничьи угодья для начинающих киллеров. За две недели у меня набралось не меньше десятка потенциальных целей. Я платил за представление, засовывал десятифунтовые банкноты между потных грудей, покупал пиво по пятерке за бутылку, а потом следил за такси до самого дома. В конце концов выбрал Клэр.

   Она была обворожительна. Прелестна, как цветок, и сексуальна, как шлюха. Длинные ноги танцовщицы и приветливость стюардессы. Я был не прочь жениться на ней и прожить бок о бок всю жизнь. Увидев Клэр в первый раз, я даже подумал, что сам не смог бы ее убить – слишком уж хороша. Поводил недельку-другую, собрал досье и отдал Крейгу.

   И он справился. Разумеется, без особого удовольствия – мы несколько дней напролет препирались насчет выбора жертвы, – но в конце концов дело сделал, а это главное. Не буду останавливаться на деталях – зачем? Да и не очень хочется, если честно. О некоторых вещах лучше не говорить. Достаточно сказать, что задание Крейг выполнил и обставил все, как будто это дело рук обычного маньяка-одиночки. Нам оставалось лишь тихонько смыться, а суду – упечь на двадцать лет первого же слабоумного бродягу, которого заметут легавые.

   – Запомни: ты палач, а не судья. Приговор уже вынесен, тебе остается только привести его в исполнение.

   Дома нас уже ждала бутылка виски, и я налил своему подопечному солидную порцию. Потом еще одну. И еще. Крейг жадно глотал пойло, как будто это противоядие от того, что он сделал. Если бы все было так просто...

   – Ну и что тут страшного? – успокаивал я его. – Тебе же не пришлось резать ее на куски и уносить по частям...

   Тут Крейга в очередной раз вывернуло – на джинсы и на пол. Правда, пока мы доехали домой, большая часть содержимого его желудка осталась в фургоне.

   – Попробуй съесть что-нибудь – надо возместить потерю.

   – Оставь меня наконец в покое, мать твою! – простонал он, вытирая рот. Его опять начало тошнить, но рвать было уже нечем. – Черт... – Он с трудом поднялся на ноги и побрел в туалет, держась за стены. Я следил за ним, привинчивая к "глоку" глушитель. Для Крейга настал самый опасный момент, хоть он об этом и не подозревал. От его реакции на неприятные стороны нашей профессии зависело, останется он в живых или нет. Можно сколько угодно воображать себя благородным мстителем, который убирает продажного политика из снайперской винтовки, а потом исчезает на мотоцикле с ракетным двигателем, но такое бывает только в кино. Я убиваю, чтобы выжиты тут нет ничего героического и благородного. Так и должно быть.

   Крейг сдавал последний экзамен, но об этом знал только я. Выдержит, не расклеится вконец – будет жить дальше. Если выползет и завопит: "Нет, больше никогда!" – значит, у него проблемы. А тогда проблемы неизбежно начнутся и у меня. Не успеешь оглянуться, как морально-философские построения приведут его к логическому концу, то есть в полицейский участок. Само собой, до участка дело не дойдет – уж об этом мы позаботимся. Если он хотя бы заикнется о чем-нибудь вроде того, "как нужно поступить", я накрою его во сне подушкой и спущу курок. Понятно, что для этого понадобится санкция Логана, но я ее получу без звука, не сомневайтесь.

   Крейг появился в дверях, на нем были новые трусы и носки. Прислонившись к косяку, он стал смотреть, как я подтираю блевотину.

   – Скажи мне, что в первый раз с тобой было то же самое.

   – Зачем? – поднял я брови.

   – Не знаю. Что-нибудь скажи.

   – У каждого бывает по-своему.

   Крейг оттолкнулся от стены и рухнул на стул, едва не промахнувшись. Утирая лицо, он потянулся было к бутылке, но передумал.

   – Просто скажи, что это нормально, что потом будет легче, что у новичков всегда так. Нужно же, чтоб рядом был кто-то опытный, кто может сказать: "У меня все было так же".

   – Если хочешь, считай, что я это сказал. – Я отнес ведро и швабру на кухню и вернулся в гостиную.

   Крейг смотрел на меня так, будто ждал продолжения.

   – Ты хочешь знать, чувствовал ли я то же самое после первого дела?

   – Да, хочу.

   – Нет, не чувствовал. Понимаешь, в отличие от тебя я убил первых троих или в драке, или просто чтобы спасти свою жизнь. Так же как ты тогда в туалете – того типа, как его...

   – Лэдлоу.

   – Вот-вот. Ты же не выблевал тогда все кишки на ковер и не напился до полусмерти, так ведь? Убил, потому что Лэдлоу сам напрашивался. Это был вопрос чести, и ты должен был показать всем, чего стоишь.

   – Ну да, я и сейчас сделал бы то же самое, – согласился Крейг.

   – Не сомневаюсь. Однако со стриптизершей все совсем по-другому. Между вами ничего не было, ты никогда ее раньше не видел и все-таки пошел и убил. Ни злобы, ни мести – ничего, просто работа. Она не сделала тебе ничего плохого, но ты ее прикончил. Почему?

   Крейг бросил на меня мрачный взгляд.

   – Потому что ты мне так сказал.

   – Нет, потому что я тебе приказал!

   Крейга, казалось, сейчас снова вырвет, но в желудке у него, видимо, уже ничего не осталось, и он взялся за бутылку, чтобы пополнить боезапас.

   Ты сделал все отлично, а теперь выкинь это из головы и не парься зря. И то, что ты сделал, заметь, далеко не каждому по плечу. Ты дергаешься и винишь себя, тебе плохо, но в том и состоит главная трудность нашей профессии. Можно иметь в своем, распоряжении все стволы, бомбы и черные пояса на свете, но они ничего не стоят, если у тебя не хватает духу их применить.

   Крейг кивнул, стуча зубами. Голова у него, наверное, шла кругом. Не каждый день совершаешь зверское убийство, да еще потом обсуждаешь его со своим наставником.

   – А кто он был – тот твой первый? – спросил Крейг, сделав большой глоток прямо из горлышка. Наверное, обжег глотку – из глаз брызнули слезы.

   – Первый заказ?

   – Нет... – Он задохнулся, виски потекло из носу. Приятное ощущение, ничего не скажешь.

   Остановив меня жестом, он побежал на кухню, откуда вернулся со стаканом воды. Глаза у него налились кровью, лицо позеленело.

   – Ненавижу виски.

   – Я тоже.

   – Почему тогда, мать твою, ты держишь это пойло?

   – Оно хорошо помогает, когда ты не очень собой доволен.

   – Спасибо. Очень предусмотрительно с твоей стороны. Похоже, как раз то, что мне нужно.

   – Значит, действует?

   – Смотря что ты имеешь в виду. Если нужно было, чтобы я заблевал всю квартиру, то замечательно действует. Просто отпад.

   – Еще пара дел, и ты начнешь уважать виски, – усмехнулся я и произнес имя, о котором не вспоминал – сколько? Десять, двенадцать, четырнадцать лет? Да вроде того. – Брин.

   – Кто он был?

   – Там, где я сидел сначала, он работал на Бена Джеймса, местного авторитета, – был главным на нашем этаже. То и дело заходил, молотил меня почем зря и забирал вещи. Ну и в конце концов мне настолько надоело Сыть жертвой, что я насадил бритвенное лезвие на зубную щетку, и когда Брин привел в следующий раз, чиркнул его по горлу – чисто и аккуратно, прямо по сонной артерии. Он и нескольких шагов пройти не успел, кровь так и хлестала. Так и не понял, должно быть, что случилось.

   – Тебя же за это должны были упечь на всю катушку!

   – Ну и упекли, само собой. Убийство пока еще незаконно – даже в тюрьме. Кстати, оно единственное, за которое меня осудили. Мои адвокаты сумели только изменить формулировку – убийство шло как непредумышленное, но от пожизненного срока спасти меня не смогли.

   – Не повезло.

   – Да, я и сам тогда думал, что дела хреновые. Хорошо еще, что в таких случаях пожизненный срок не такой длинный. Особенно если поработать с комиссией по досрочному освобождению.

   – Поработать?

   – Ну да, подмазать.

   – Логан?

   – Да, окольным путем. Дело было так. Когда меня осудили за Брина, то перевели в другое место, на особый режим, а там меня уже дожидались дружки Бена Джеймса. Сам понимаешь, какие дела. Я понял, что мой единственный шанс – это прикинуться психом, которому на все наплевать, и мочить всех направо и налево по поводу и без повода. Таких всегда побаиваются, даже если они дохляки. В общем, когда ко мне подошли трое бугаев, я кинулся на самого здорового и вцепился зубами ему в глотку – изо всех сил, так что никто разжать не мог.

   – Правда? Ну ты даешь! – протянул Крейг. На его лице было такое же выражение, как у Брина и у этого, как его... Джейкобса или Джейкобсона, не помню – когда я на них кидался.

   – Парень был – гора мускулов, как его еще одолеешь? Вообще-то я решил, что буду делать, задолго до этого и целыми днями только и делал, что себя заводил, так что был готов. Хорошенькое было зрелище: я в крови с ног до головы, и все вокруг тоже. Остальные двое сразу дали деру, и нас удалось разнять только охране – меня пришлось оглушить, чтобы я его выпустил.

   – И что он – тот, которого ты укусил? С концами?

   – Нет, откачали, но в тюремном хоре он больше не пел, – усмехнулся я, довольный тем, что после стольких лет наконец-то смог блеснуть этой шуткой.

   – А он что, пел в хоре?

   – Что? Нет, конечно, я... ну... образно говорю.

   – Уж о пении-то он, наверное, меньше всего беспокоился, – задумчиво покачал головой Крейг.

   – Ладно, не важно, – вздохнул я.

   – А Логан когда появился?

   – Логан? Дэнни там был одним из самых крутых. Не самый главный, но почти, в одной обойме, так сказать. После случая с Джейкобсоном он мной сильно заинтересовался и однажды навестил. "Не спеши кусаться, сынок, – говорит, – я только поболтать". Кто ж ему поверит: любой разговор до тех пор кончался для меня разбитой мордой и потерей всего имущества. Я был готов в одну секунду отхватить ему нос и выплюнуть в лицо, но Логан повел себя очень дружелюбно. "Неплохо ты здесь устроился, купил или снимаешь?" Ты ведь знаешь, какие у него шуточки.

   – Не особенно. По правде говоря, я с ним не очень-то знаком.

   – Да, его мало кто близко знает. Ну, короче, прослышал, мол, что несладко мне тут живется, и готов помочь, если я не против. "Одно мое слово – и все от тебя отстанут. Никто и чихнуть не посмеет в твою сторону".

   – Понятно. И что ему было надо?

   – Вот именно. Сначала я подумал, что он голубой, смотри только Логану не проболтайся. Спросил, что ему от меня нужно, а он только подмигнул: "Всего лишь небольшая услуга, время от времени".

   – Ага, береги задницу.

   – "Насколько небольшая?" – спрашиваю. А он улыбается: "Мне сказали, ты порешил одного из людей Бена Джеймса. Неплохо, черт побери. Я решил, может, просто повезло, но тут ты взял и уделал Джейкобсона" – или как там его звали, этого придурка? – "сразу же, как только появился. Вот мне и пришло в голову, что паренек, должно быть, совсем не прост. Посмотришь на тебя – соплей перешибить можно, а поди ж ты. Впрочем, самые опасные тут – как раз такие. Короче, сынок, найдется у меня для тебя работенка".

   – Мочить, – кивнул Крейг.

   – "Специалист" – вот как он это назвал. "Буду, – говорит, – использовать тебя в случае неприятностей, в качестве последнего средства. И чтобы делал все, как скажу, ни секунды не размышляя. Тогда у тебя будет не жизнь, а малина. И не бойся, что буду гонять в хвост и в гриву: работать придется нечасто. Но уж если позову, то без дураков – иди и делай". Ну и что мне было ему ответить? Иди, мол, на хрен, я сам о себе позабочусь? Вот я и согласился – зачем наживать лишних врагов? И как видишь, работаю на него До сих пор.

   – И кого ты там еще убрал для него?

   Я рассказал. Гарри Гарднер и Эштон: один – конкурент Логана, другой – охранник. И то и другое равносильно самоубийству, ежу понятно. Никто не решился бы их пальцем тронуть, и Логан, чтобы не рисковать своими парнями, бросил на дело меня в обмен на несколько лет спокойной жизни. Я у него был вроде камикадзе. Он, должно быть, сам здорово удивился, что дело выгорело. То есть Гарднер еще куда ни шло, но через год, когда я убрал Эштона, каждый фараон только и ждал случая, чтобы меня пнуть. Доказать они ничего не могли, но все знали, что я это сделал. В общем, охота на старину Бриджеса пошла нешуточная. К счастью, Дэнни в том же году вышел и заставил Д. Б. нажать на все пружины, чтобы меня вытащить. Для этого потребовался целый год, куча адвокатов и не один чемодан денег, но в конце концов я оказался на воле.

   – И тогда Логан устроил тебя на работу сюда?

   – Само собой.

   Крейг задумался. Щеки у него порозовели, и он перестал судорожно выпрямляться, сглатывая слюну. Эту историю я никогда еще никому не рассказывал – возможно, потому, что было просто некому. Может, рассказал бы еще Анджеле, будь она со мной. Интересно, как бы она отреагировала?

   Наверное, засадила бы меня за решетку.

   Логан прав: от Анджелы надо было избавиться, а то она предала бы и меня, и его. Но эти мысли облегчения не приносили. Думая о ней, я каждый раз чувствовал тупую боль в груди, хотя вспоминал ее все реже и реже. Она была по-прежнему в моей памяти, как ящики со старыми вещами на чердаке, но содержимое этих ящиков интересовало меня уже не так, как раньше.

   Насчет Крейга Логан тоже не ошибся: он отвлекал меня от лишних переживаний, и я постепенно привык видеть его рядом. Мне даже нравилось делиться опытом, и я ощущал себя настоящим мудрецом – первый раз в жизни. Когда я был с Анджелой, мы могли говорить лишь о телепрограммах, еде или тропических рыбках, а во всем этом я понимал не больше, чем она, и при всем желании не мог блеснуть интеллектом. В последние десять лет мои интересы были целиком сосредоточены в области профессиональной, а поскольку секретность – один из ключевых элементов нашей работы, я ни разу не смог показать себя во всей красе.

   Крейг сидел молча, обдумывая мою историю, а я вдруг понял, что забыл одну важную деталь. Вот ведь кретин! Наверное, за годы работы у Логана привык, что это само собой разумеется. Я вскочил и поднялся в спальню.

   Вернувшись, я застал Крейга на прежнем месте. Он вздрогнул от неожиданности, когда я бросил ему на колени то, что принес. Пластиковая лента, видимо, лопнула или сползла, и сверток развалился – на пол посыпались пятидесятифунтовые купюры. Сто сорок девять штук.

   – Совсем забыл – это все твое. Маловато, но у меня сейчас при себе больше нет. Не волнуйся, добавлю.

   – За что? – Крейг удивленно смотрел на ворох бумажек. Видимо, за всеми событиями сегодняшнего дня он тоже упустил из виду эту немаловажную Деталь.

   – Ты выполнил заказ, а за работу, положено платить.

15. Работа со свидетелями

   – Ладно, ладно, к черту болтовню, ответь на простой вопрос: может он или нет?

   Терпеть не могу, когда Логан называет мои тщательно продуманные ответы болтовней или бредом. Он спросил – я ответил. Иногда вопрос требует более сложного ответа, чем "да" или "нет". Но попробуйте сказать это Логану! "Нет, не требует" – вот что он скажет, а может, и без "не требует" обойдется.

   – Простой вопрос! – повторил он, раздраженно морщась.

   – Это не простой вопрос, Дэнни, а чертовски сложный... – попытался я возразить.

   – "Может или нет?" Что тут такого сложного? Или может, или не может, вот и все. Ты возишься с ним бог знает сколько времени – так кому же еще знать, как не тебе!

   – Не все так просто. Может-то он может, само собой, но я не знаю, насколько он готов и...

   – Ну вот и отлично, это все, что я хотел знать.

   – Но, Дэнни...

   – Это все, что я хотел знать, – повторил он, и я понял, что тема закрыта. Логан помолчал, закрепляя эффект, и продолжил: – Есть тут одна работенка.

   – Пошли лучше меня. Он пока со стабилизатором стреляет.

   – Я тебя и посылаю. Думаешь, я тебя вызвал, чтобы поднять себе настроение? Клоун из тебя неважный. Крейга тоже возьмешь. Вечно ты дурака валяешь – еще не дослушал, а уже дергаешься.

   – Понял.

   – Вот это правильно. Коротко и ясно. Теперь слушай. Мы тратим время и деньги на этого молодца не просто так, а готовим его для дела, так же как готовили в свое время и тебя. Но как его использовать, если он вечно отсиживается в твоей берлоге? Поэтому – если, конечно, он того стоит – Д. Б. решил еще немного потратиться и разобраться с его проблемами. Понимаешь?

   – Вот и славненько. Там есть семь пальчиков, которые на него показывают. Пальчики надо бы обломать.

   – Завалить?

   – Ну нет, зачем же, это нехорошо. Пусть перестанут показывать, вот и все.

   Я задумчиво посмотрел в потолок. Логан ждал – он понимал, что мне надо это обмозговать.

   Семь пальчиков принадлежали семи свидетелям по делу Крейга. На самом деле их, конечно, было больше семи – паб тогда ломился от посетителей, но большинство из них кое-что соображали, и когда Крейг выскочил из сортира с дымящимся стволом, не стали отвлекаться от своих дротиков и мишеней. Вы наверняка так же поступили бы на их месте. Но некоторые сдуру дали показания – надеялись, видно, покрасоваться в суде перед приятелями. Таким образом, как бы прочны ни были позиции обвинения, они целиком зависели от решимости этих кретинов свидетельствовать. Остальное, как выражаются судейские, – лишь косвенный материал.

   – Д. Б. сказал, что делать? – спросил я.

   – Нет, решишь все сам. Заткни их как хочешь, лишь бы до третьей мировой дело не дошло. Есть идеи?

   – Детали надо обдумать, но в принципе ясно. Только мне понадобится помощь, одного Крейга мало.

   – Я слушаю. Ищи и обрящешь. – Дэнни величественно взмахнул рукой.

   – У нас есть адреса и телефоны всех семерых?

   – Мы что, зря платим налоги? – усмехнулся Логан. Я понял, что у детишек легавых будет в этом году веселое Рождество.

   – Отлично. Давай мне все, я кое-что еще проверю и представлю тебе план.

* * *

   По правде говоря, я и сам уже давно удивлялся. Как Крейг собирался работать, если его разыскивают по обвинению в убийстве? Конечно, Лондон – большой город, восемь с лишним миллионов по последним подсчетам, но не настолько. Маловато, чтобы спрятать убийцу.

   "Маловато? – спросите вы. – Восемь миллионов? Легче найти иголку в стоге сена!" Но представьте, что в каждом крошечном клочке этого сена есть глаза, которые знают, что искать. Далеко тогда уйдет ваша иголка?

   "Он мог бы не показываться на людях, оставаться в подполье", – можете вы опять возразить, но Д. Б. никогда не смог бы стать тем, что он есть, если бы работал с людьми, которые сидят по подвалам. Нет, если он хочет использовать Крейга на всю катушку, то должен как минимум помочь ему решить все проблемы с легавыми.

   Надо было ударить по всем семерым сразу, в течение не более чем одного часа, пока они еще сравнительно уязвимы. Если тронуть лишь одного-двух, то полиция может наехать на организацию по-крупному и не дать нам добраться до остальных. Логан согласился и дал мне в помощь Феликса с Филом из "Вольеры", Красавчика Эдди, Брайана Фолкнера из порта и еще двоих: Рея и Доминика. Такое количество болтающих языков хоть кого заставит нервничать, но ничего не поделаешь, люди нужны, а кроме того, каждый из них знал, что будет, если он подведет Д. Б.

   Проколется кто-то, так проколется, и никаким планом этого не учтешь. Если бы мы слишком осторожничали, не были бы на Луне. Впрочем, не знаю, какого хрена мы туда так стремились – это так, к слову.

   Я разбил всех на четыре команды. Феликса и Фила я знал хорошо и поэтому приставил к Рею и Доминику, которым доверял меньше всего. Брайан шел с Эдди, ну и мы с Крейгом, само собой.

   План был прост: группы в масках врываются каждая к своему клиенту, связывают их вместе с домочадцами и нагоняют на них страху – сколько удастся за пять минут. Машут пистолетами и читают список родственников с адресами, обещая перебить всех, а также их мужей, жен, друзей, собак, кошек и цветы в горшках. Все это до тех пор, пока они, то есть клиенты, не обделаются со страху, потом группы быстро линяют, и три из них – мы с Крейгом, Феликс с Реем и Фил с Домиником – мчатся на всех парах обрабатывать еще одну тройку свидетелей. Тут главное – точно рассчитать время и не опоздать. Кто-то может позвонить в участок, но пока патрульные прибудут и поймут, что происходит, мы уже пройдем весь список.

   Ну и наконец, чтобы подчеркнуть серьезность наших намерений по отношению к злополучной семерке, последнего в списке мы с Крейгом прикончим на самом деле.

   Пол Джеффри показался мне идеальным жертвенным агнцем. Ни детей, ни жены – по крайней мере теперь. Никакого будущего – особенно теперь. Работает в какой-то занюханной конторе и беспробудно пьет. В общем, мечта киллера: четкий распорядок дня, физическое убожество и отсутствие родственников, которые начнут требовать расследования. Мир его праху.

   У всех остальных свидетелей – дети, братья, сестры, матери или мужья. У Пола – никого. Только квартира, работа и паб. Жена живет где-то в Дербишире с каким-то мужиком. Вряд ли она желает зла своему бывшему, но от нее трудно чего-то ожидать, кроме покупки траурного платья.

   – Ну как, все знают, что делать? – спросил Дэнни напоследок. Мы дружно закивали. – Уверены? Если кто-то из вас, засранцев, пристрелит хоть одного лишнего человечка, нам тут до Второго пришествия придется убирать свидетелей. Ну ладно, жду всех назад к десяти. И не вздумайте кто-нибудь загреметь в участок, а то Бриджесу прибавится работы.

* * *

   Я приставил пистолет ко лбу мистера Харпера и взвел курок. Крейг в это время затягивал тонкую леску на шее его невесты, рассказывая, что собирается с ней сделать после смерти. Вероятно, мистеру Харперу в этот момент хотелось звать на помощь или молить о пощаде, но клейкая лента, закрывавшая рот и ему, и его хорошенькой возлюбленной, позволяла нам без помех обмениваться комментариями по поводу его решения выступить в суде.

   Обойдя стул сзади, я схватил Харпера за волосы и с силой рванул, так что дуло пистолета уперлось ему в затылок. Харпер и Эмили (мне всегда нравилось это имя) смотрели друг на друга. Мы общались с ними уже четыре минуты, и теперь они наверняка решили, что это конец. Крейг натянул леску – по шее Эмили потекла кровь – Харпер побагровел и задергался. Я дал ему помучиться несколько секунд и нанес следующий удар.

   – Раздень ее, – скомандовал я Крейгу. – Давай! Крейг опрокинул Эмили назад вместе со стулом. Я сделал то же самое с Харпером – так, чтобы он не мог видеть, что происходит с его невестой. Дадим поработать воображению. Затем нагнулся, приставил дуло пистолета ему к глазу, приблизив лицо вплотную, чтобы он видел мой стальной взгляд, и открыл наконец единственный путь к спасению.

   – Откажись от показаний.

   До этого момента мы их только пугали, ничего не требуя и не упоминая ни о каких условиях – просто нагоняли как можно больше страху.

   Мистер Харпер кивнул так энергично, что чуть не выбил у меня пистолет.

   – Мы не шутим! – прорычал я. Харпер снова кивнул, всячески демонстрируя, что он все понял. – И не заставляй нас возвращаться. Тебя никто не защитит.

   Я поставил стул вертикально и разрезал веревки у Харпера на запястьях. Что хорошего, если их придется развязывать соседям? Главное, чтобы исчезли свидетельские показания, а семь новых уголовных дел нам ни к чему. Мистер Харпер взглянул на Эмили – она была невредима, если не считать красной полоски на шее. Разумеется, мы не собирались ее насиловать, но когда у тебя мало времени, надо выкатывать крупный калибр. Нехорошо, конечно, но ведь это всего лишь угрозы...

   Харпер попытался встать, но я пихнул его назад и продолжил:

   – Не звони в полицию, не ходи к врачу и вообще никому ничего не говори. Через неделю пойдешь со своим адвокатом к инспектору Леонарду и заберешь назад показания. Пусть говорит, что хочет, пусть угрожает. Учти, это твой единственный шанс! Иначе через неделю умрешь – и она тоже!

   Завтра он узнает о судьбе Пола Джеффри и будет благодарить небеса за чудесное спасение. Так и задумано.

   Мы оставили Харперов обмениваться впечатлениями и через несколько минут уже подъезжали к дому нашей жертвенной овечки. Я позвонил Логану. Остальные должны были освободиться за пять минут до того, как ударим мы с Крейгом – прежде чем подкидывать легавым настоящее убийство, надо убедиться, что никого из наших не замели. Как оказалось, первая часть прошла без сучка без задоринки. Невероятно – я готов был побиться об заклад, что Эдди что-нибудь учудит, например, подстрелит себя, Брайана или случайный самолет. Однако даже он сделал только то, что от него требовалось.

   Итак, осталось три свидетеля, а Эдди с Брайаном могут отправляться по домам. Пока все идет хорошо, но успокаиваться рано.

* * *

   – Попробуй еще раз, – сказал я, прячась в тени.

   – Я уже три раза звонил, его нет дома, – ответил Крейг, моргая под своей лыжной маской.

   – Все равно попробуй.

   Крейг позвонил в четвертый раз и отступил в сторону. Мы пригнулись, готовясь к прыжку, но дверь не открывалась. Похоже, и в самом деле никого.

   – Вот сволочь, взял и ушел! – плюнул Крейг, выпрямляясь. – Что теперь делать? Нельзя же ошиваться здесь всю ночь, кто-нибудь заметит и сообщит.

   – Да неужели?

   – Точно, – кивнул он, даже не уловив иронии.

   Я вздохнул и направился к машине. Сел за руль, поднял маску и не торопясь завел мотор, дав Крейгу еще пару раз спросить, что мы будем делать.

   – Может быть, шести достаточно? – с надеждой спросил он. – Одного свидетеля мало, и они закроют дело.

   – Может быть. А может и не быть. Без наглядного примера нас могут не принять всерьез, и тогда Джеффри окажется уже не один. Хочешь лишних двенадцать лет к сроку за запугивание свидетелей? Его надо убрать.

   Я вытащил из кармана куртки телефон и набрал номер Логана. Он ответил через два гудка, даже не дав мне сказать.

   – Есть?

   – Нет. Этот придурок куда-то ушел. Я не знаю, где он.

   – Что? Он вышел и ты не знаешь, где он? – переспросил Логан. Я думал, что так повторяют реплики только в сериалах.

   – Как прошло у остальных? – успел я спросить, люка он не собрался с мыслями.

   – Без проблем.

   – Отлично. Вызови их и верни. Надо прочесать всю округу. Все его обычные места: пабы, кафе, магазины. Только осторожно, чтобы не привлекать к себе внимания. Первый, кто его увидит, пусть прикончит. Мы начнем с крейговского "Белого льва", того самого – скорее всего там он. Если увидим, позвоним. – Я отдал телефон Крейгу и нажал на газ. Хотя до паба не могло быть больше получаса пешком, нам пришлось немало попетлять из-за одностороннего движения. Наконец мы остановились под болтающейся на ветру вывеской.

   Крейг взглянул на входную дверь и натянул на лицо маску. Прямо классический сюжет: убийца возвращается на место преступления.

   – Мне тут скоро будут подавать пистолет вместе с кружкой, – сказал Крейг, вылезая из машины.

   – Погоди, я проверю, здесь ли он. – Закатав маску кверху – получилось что-то вроде шерстяной шапочки, – я заглянул в окно, и, конечно же, Джеффри сидел у стойки. Вообще-то он должен был быть дома. Понимаете, мы заранее обзвонили всех семерых, типа мы из полиции и хотим зайти тогда-то и тогда-то, чтобы уточнить их показания. Мол, дело крайне важное и займет всего пару минут, так что, пожалуйста, постарайтесь быть дома. И все охотно согласились, включая этого придурка Джеффри. А теперь, вместо того чтобы быть дома, он спокойно сосет пивко и решает кроссворд.

   До чего же ненадежный тип! Правильно его жена бросила.

   – Ну что, вломимся и прикончим? – нетерпеливо спросил Крейг.

   – Нет. Не думаю, что они оценят юмор, – вздохнул я. – Подождем, пока он сам выйдет.

   – Так это неизвестно сколько ждать! Не сидеть же здесь всю ночь, нас увидят.

   Манера Крейга говорить банальности, конечно, раздражала, но он был прав. Мы не могли позволить себе сидеть и ждать, пока Джеффри наконец решит отправиться домой. Он холостяк, живет один – куда ему торопиться? Проторчит до самого закрытия, а то и дольше. Надо его как-то вытаскивать.

   – Можно подождать в туалете, – предложил Крейг, демонстрируя верхний предел своих тактических способностей. – Ну так как, что будем делать?

   – Не знаю, – буркнул я, сам ломая голову.

   – Может, просто позвонить и попросить выйти на минутку?

   Я уже готов был посоветовать ему заткнуться, раз он не может предложить ничего дельного, как вдруг понял, что в его словах есть здравое зерно.

   – Дай телефон!

   – Э-э... Ты что, серьезно? Я же пошутил.

   – Так, слушай. Клиент твой. Я вызываю его, ты стреляешь. Справишься? – Я вспомнил, что было после убийства Клэр.

   – Да.

   – Ты уверен? Если нет, я лучше сам.

   – Справлюсь, не волнуйся.

   – Ладно, только уж тогда постарайся, в конце концов, тебя это ближе всех касается, – добавил я, решив на всякий случай подкрепить его решимость.

   – Ты только вызови его, а дальше я сам, – повторил Крейг. – Как ты это сделаешь?

   – Слыхал о Нормане Коллиере?

   – Нет, кто это?

   – Потом объясню. Надевай маску и лезь вон в те кусты. Когда он выйдет, стреляй, и не забудь контрольный в голову.

   С этими словами я сел в машину и натянул маску. Улица была боковая и довольно тихая, по крайней мере по лондонским меркам. Пока наших масок никто не заметил, но все могло измениться в любой момент.

   Я нашел в списке номер мобильника Джеффри и набрал его. Один гудок, второй, третий... Неужели этот козел оставил его дома?

   – Алло?

   – Пол Джеффри? – Да.

   – Это сержант Прэтчетт из отдела тяжких преступлений.

   – О, здравствуйте, сержант. Я звонил вам вечером, хотел предупредить, что задержусь, но дежурный, с которым я говорил, по-видимому, был не в курсе.

   Еще бы.

   – Все в порядке ...истер ...фри, это... го ...ду, но ...чень важно.

   – Что, простите?

   – Я сказал, что ...то ...чень важно. Вы ...шите?

   – Да, да, понимаю.

   – Нам ...жно ...ить в ...кте по ...фону.

   – Ничего не понял, повторите, пожалуйста.

   – Я ...зал, нам ...но ...ть в ...те по ...ну.

   – Что? Подождите секундочку, я выйду на улицу, здесь плохо слышно, – проговорил он. Я завел мотор и махнул рукой Крейгу.

   В тот же момент Джеффри показался в дверях, одной рукой держа телефон, а другой – прикрывая второе ухо. Ступил на тротуар. Тенью проскользнув вдоль стены, Крейг зашел ему за спину.

   – Алло, сержант, я слушаю, повторите, пожалуйста!

   – Привет от Крейга Фишера.

   – Что? – удивился он, но я так и не успел объяснить. Два быстрых "ф-фу", и Джеффри рухнул на мостовую, словно тряпичная кукла. Крейг шагнул к нему и всадил пулю в голову, окончательно лишив меня собеседника. Сзади раздался пронзительный визг; две девчонки заметили последний выстрел и подняли шум, привлекая внимание всей улицы сначала к себе, а потом и к нам. Я нажал на газ, напоминая Крейгу о второй части плана, включавшей отход. Он на ходу захлопнул дверцу и, перегнувшись через меня, показал девчонкам два пальца кверху – детский сад да и только!

   Когда из паба повалила публика, мы уже отъехали метров на двести, и им оставалось лишь глазеть на то, что мы оставили.

   – Звони Логану и скажи, что дело сделано. И еще скажи, что от машины придется избавиться – пусть Эдди или Феликс нас подберут. В багажнике зажигательная бомба, как только они подъедут, поставлю таймер на две минуты.

   Крейг позвонил, и вскоре мы уже стояли в тени за супермаркетом, ожидая Феликса.

   Маски мы снимать не стали на тот случай, если там есть камеры наблюдения, поэтому судить о настроении Крейга мне было трудно. Однако я заметил, что он ведет себя как-то особенно тихо, хотя после успешно проведенного дела логичнее было ожидать перевозбуждения. Казалось, он был погружен в какие-то мысли. Будем надеяться, что это не очередной приступ совести, тем более если учесть, ради чего все затевалось. В конце концов я прямо спросил, как он себя чувствует.

   Крейг подумал, прежде чем ответить.

   – Совершенно невиновным, – улыбнулся он.

16. В чужом пиру похмелье

   Самое удивительное, что, несмотря на массу свидетелей, никто ничего не видел. Даже те, кто сидел у самого окна, не заметили, как Джеффри прикончили прямо у них под носом в лучших гангстерских традициях. Наверное, смотрели в другую сторону. "Я немного перебрал тогда, – сказал один из них репортеру. – Когда ты в таком состоянии, трудно запомнить все мелочи".

   Хорошо сказано.

   Этот тип был единственным, из кого прессе удалось хоть что-то вытянуть. Остальные, как оказалось, были в тот момент возле бара или в туалете. Такие дела.

   Полиция допросила оставшихся свидетелей по делу Крейга, и все как один послушно взяли назад свои показания. Через неделю Крейг сдался властям. Его допросили и спустя два дня выпустили. Все обвинения были сняты.

   "У нас пока нет подозреваемых по делу об убийстве Роджера Лэдлоу и Пола Джеффри, – заявил на пресс-конференции инспектор Леонард, – но мы ждем показаний новых свидетелей. Могу заверить общественность, что вся полученная информация будет храниться в строжайшей тайне".

   Вперед, ребята.

   Кстати, насчет жены Джеффри я оказался прав: она классно смотрелась в трауре – похороны показывали по телевизору.

   Не теряя времени, Крейг съехал от меня и на следующий вечер устроил шикарный прием в "Вольере", хотя Логан сильно сомневался, стоит ли собирать всю организацию, включая меня, в одном и том же месте. Получилось что-то вроде большого воровского схода, где старые отставники и молодые волки упивались шампанским и показывали легавым кукиш. Последнее – в прямом смысле, потому что фараоны окопались вокруг клуба и фотографировали всех, кто входил и выходил. Каждый из гостей, разумеется, старался показать себя в лучшем виде.

   Все, кроме меня. Я не слишком фотогеничен, поэтому вошел через черный ход соседнего ресторана, сообщавшегося с "Вольерой" через подвал. Как сообщил Сэм Брод, этот путь был зарезервирован для особо почетных гостей. Что-то в его тоне меня задело – я так и не понял что.

   Возможно, Сэм просто решил пошутить.

   Так или иначе, Логан сказал, чтобы я, если хочу присутствовать, прошел через ресторан и вообще особо не светился. И странное дело: мне почему-то и в самом деле захотелось побывать на вечеринке. Меня никогда не приглашали на подобные сборища, так бы было и на этот раз, но Крейг и слышать ничего не желал. Вы не подумайте, я не что-то вроде Золушки, мне и самому не по себе на всяких дискотеках и вечеринках, но, может быть, это как раз потому, что меня до сих пор никто особо туда не тянул?

   Я и одежду новую купил. Костюм, рубашку, туфли и носки – все черное. Даже трусы – и те черные. На всякий случай.

   – Ты что, на похороны собрался? – спросил Феликс, когда я поднялся из подвала.

   – Скажи еще что-нибудь, и увидим, – буркнул я и стал проталкиваться через толпу к бару. Забрался на табурет и усмехнулся про себя – здорово я это сказал. Тут подошел Джордж и спросил, не на похороны ли я пришел.

   – Налей мне... – Чего бы мне выпить? Случай такой, что надо бы чего-нибудь спиртного, только уж больно время и место неподходящие. Казалось бы, где еще, как не на вечеринке, но тут вокруг столько головорезов – даже в тюрьме меньше. Лучше сохранить ясную голову.

   – Лимонад, – решил я.

   – С водкой или как?

   – Нет, Джордж, тогда получится водка с лимонадом, а я хочу просто лимонад. Почти как водка с лимонадом, только без водки.

   Джордж сказал, что слышал о таком, и направился к бутылкам, а я стал рассматривать гостей. Казалось бы, раз это частный прием, все присутствующие должны быть так или иначе связаны с организацией. Неужели у нас работает столько смазливых девиц? Наверное, подружки наших парней. Нет, не может быть: по крайней мере восемь из них обступили Крейга, который вопил и дергался под музыку в центре танцплощадки.

   Цыпочки из заведений Брода – вот это кто. Некоторые лица мне даже знакомы с прежних времен. Так и кишат – сплошные юбки. И притом короче некуда.

   – Сорвал куш? – Джордж кивнул в сторону Крейга.

   – Можно сказать и так, – улыбнулся я. Две длинноногие красотки зажали виновника торжества с двух сторон и принялись обнимать, целовать и тереться об него всем телом. К ним присоединялись все новые и новые, так что его самого стало уже не разглядеть.

   – С ума сошел, – грустно покачал головой Джордж, наблюдая эту сцену. – Им нужны только его деньги, сам понимаешь. – Я кивнул. – Разве можно так швыряться? Баловство одно.

   – Ты бы так не стал?

   – Я-то? Ну, нет! – расхохотался Джордж. – У меня в голове кое-что имеется. Положил бы все в банк, до последнего пенни, и жил бы, как будто ничего не случилось.

   Каждый раз я слушал все это заново и не переставал удивляться его идиотизму.

   – Но работать, наверное, бросил бы?

   – Работу? Ну конечно же, нет. Человек не может без работы, ты же понимаешь. А по счетам чем платить?

   – А если бы ты выиграл по-настоящему много? Миллионы?

   – Нет, ничего бы не тронул, все в банк. Стоит только начать тратить – не успеешь оглянуться, как окажешься на улице без гроша в кармане. Я таких немало повидал. Вот, например, в газете было на прошлой неделе. Мужик взял и купил себе вертолет, большой дом и...

   – Эй, Джордж! Мне дадут сегодня выпить или нет? – заорал кто-то с другого конца стойки.

   – Я сейчас, – подмигнул мне Джордж и кинулся туда. Интересно, он всегда был такой или инстинкт накопительства появляется с годами? Так или иначе, Джордж явный псих, хоть и уверен в своей правоте. С другой стороны, Крейг тоже считает свой стиль жизни единственно верным. Одна из девиц уже сидела на нем верхом, голая до пояса. Крейг, хоть и был очень занят, заметил меня и помахал рукой. Девица сделала то же самое, к его немалому удовольствию.

   – Погляди-ка на этих сучек! – Рядом со мной появился Эдди. – Настоящий цветник.

   – Это всего лишь проститутки, Эдди.

   – Мне плевать, чем они зарабатывают на жизнь. Я и сам не очень-то похож на чистоплюя. Главное, что у меня уже целый час стоит.

   Я слегка отодвинулся.

   – Хочешь с ними развлечься? – продолжал Эдди. – Давай – все оплачено!

   – Да нет, пожалуй.

   – А я хочу, – ухмыльнулся он и еще битых полчаса распространялся на эту тему. Тем временем Крейг отправился со своей всадницей в туалет. Вернулся он с весьма самодовольным видом.

   – Они сами так и напрашиваются, – пускал слюни Эдди, переминаясь с ноги на ногу.

   – Спятил, совсем спятил... – продолжал бормотать Джордж за моей спиной.

   За каким дьяволом я торчу с этими придурками? Чего доброго, подумают, мы голубые. Я взял у Джорджа еще один лимонад и перешел на другой конец танцплощадки.

   Здесь музыка была громче, и все вокруг танцевали. Стоя со своим бокалом, я чувствовал себя бельмом на глазу. Попробовал двигаться вместе со всеми. Получилось уже не бельмо, а кое-что похуже. Я остановился. Какая-то девица вытаращилась на меня, и я ей улыбнулся. Она улыбнулась в ответ, подошла и начала танцевать, приглашая меня присоединиться, потом наклонилась и прокричала прямо в ухо:

   – Хочешь пообщаться?

   Я немного опешил – мне казалось, что мы уже общаемся, – потом понял, что она имеет в виду.

   – Спасибо, мне и так хорошо. – Затем, чтобы сгладить неловкость, добавил: – Меня зовут Иан.

   – Поздравляю, – сказала она и отошла, оставив меня дрыгаться в одиночку. Я допил лимонад и вернулся к бару – там было безопаснее. Эдди одобрительно хлопнул меня по плечу, а Джордж спросил, не хочу ли я еще водки с лимонадом. Я понюхал бокал и послал его подальше.

   И зачем только я пришел?

   Никакого удовольствия, это уж точно. Вот почему я не хожу на дискотеки и вечеринки – ненавижу их, и все тут. Никто не хочет со мной разговаривать (то есть те, с кем хочется разговаривать мне), танцевать я терпеть не могу и пить в компании – тоже. Стоять в углу, в шуме и духоте, не зная, куда себя деть, когда все вокруг непонятно чему радуются, – это определенно не для меня. Обычно я это сознавал и оставался дома, но Крейгу каким-то образом удалось меня убедить, что на сей раз все будет по-другому. Думаю, мне просто было лестно получить приглашение, вот я и купился.

   Надо было слушать Логана.

   Эдди танцевал в дальнем углу, за колонной, рядом с туалетом. Получалось у него не лучше, чем у меня. До чего же жалкий тип – не способен даже шлюху снять. Не то чтобы я ему сочувствовал, но вот пристрелить хотелось – чтоб не мучился. От его потуг мне стало не по себе: неужели и я вот такой же – не пришей кобыле хвост?

   Нет, не такой. Я просто не хочу трахать шлюх. Мог бы, но не хочу. Я уже пробовал. Они лишь позволяют расслабиться, и то лишь на время. И это еще самое лучшее, что о них можно сказать. Но я не хочу расслабляться. Мне нужно...

   Что же мне нужно? Черт побери...

   Я чувствовал себя все более несчастным. Крейг опять танцевал в центре площадки с толпой девиц. Судя по его лицу, он был наверху блаженства. Почему я не такой, как Крейг? Он заявил вчера, что вечеринка будет – конец всему. Конец всем вечеринкам? Для меня-то уж точно.

   Интересно, что они скажут, если узнают, что я киллер?

   – Хочешь выпить?

   Я повернулся – Сэм Брод облокотился о стойку рядом со мной.

   – Выпьешь? Что тебе налить? – повторил он.

   – Ничего, – ответил я и добавил: – Разве что кофе.

   – Мы не подаем кофе, – нахмурился Сэм. Затем лицо его немного смягчилось. – Если хочешь, можно поставить чайник в задней комнате.

   – Отлично. Мне с молоком и без сахара.

   Сэм исчез и через пару минут принес кружку кофе. Усы у него были припорошены чем-то белым – должно быть, сухое молоко.

   – Твое здоровье! – Я сделал большой глоток.

   – Не помню, чтобы ты бывал здесь по вечерам.

   – Правда?

   Он мрачно кивнул и придвинулся ближе.

   – Работаешь сегодня?

   – Нет. А ты?

   Сэм натянуто улыбнулся.

   – Хорошо сказал. А ты веселый парень. – Затем снова помрачнел. – Легавых вокруг – видимо-невидимо. Не знаю, кто твой клиент, но мне не нужны разборки в клубе.

   Он продолжал в том же духе несколько минут, и я не прерывал его – хоть какое-то развлечение. Сэм воображает себя большим боссом, любит раздавать приказы и совать нос не в свое дело, хотя на самом деле он всего лишь заведует баром. Да и бар-то ерундовый, вдвое меньше, чем тот, наверху – так что сами понимаете, что он за босс.

   – Мы с тобой друг друга понимаем, – продолжал он. – Кто тебе нужен?

   – Может, ты? – Мне показалось, что его сейчас хватит кондрашка. Бывают в моей профессии и приятные моменты.

   Тут из толпы вывинтился Крейг с двумя цыпочками в обнимку.

   – Эй, парни, кому-нибудь нужно отсосать? Бриджес, держи, угощаю! – Он толкнул одну из девчонок ко мне в объятия и обернулся к Сэму: – Тебе придется поработать самому, у меня шлюхи почти кончились.

   Оставшаяся девица скривилась.

   – Не надо так говорить, терпеть этого не могу.

   – Заткнись. Берешь бабки – значит, шлюха. Дашь бесплатно – назову тебя по-другому. Идет?

   – Идет, – ответила она.

   – Ну так кто ты?

   – Шлюха... – буркнула она.

   – Ты уверена? – осклабился Крейг.

   – Да, я шлюха.

   – Как и мы все, если разобраться, – вставил я, чтобы разрядить атмосферу.

   – Да ну? – пьяно вытаращился Крейг. – Сколько берешь за анальный секс?

   После того как все отсмеялись, он сообщил, что эти две берут по восемьдесят монет. Потом уставился на мою кружку.

   – Что там у тебя, кофе?

   – Да, я спиртное не очень люблю.

   – Надо же! Я тебе рассказывал, как бросал пить?

   – Нет.

   – Худшие пять минут в моей жизни. Эй, бармен, давай сюда бутылку лучшего шампанского! Я хочу выпить со своим другом Бриджесом.

   – Нет, спасибо, мне не хочется, – поднял я руку.

   – Глупости! Ты должен со мной выпить. Ну давай, хоть глоток!

   Я продолжал отказываться, но Крейг и слушать ничего не хотел. Он повернулся к Сэму и потребовал четыре бокала.

   – Я вообще-то управляющий баром, а не бармен, – надулся Сэм.

   – Меня не интересует твоя биография, приятель. Давай стаканы и вали отсюда!

   Сэм побагровел, его глаза яростно блеснули. Я ждал, что будет драка, но он лишь приказал Джорджу нас обслужить и удалился в заднюю комнату.

   – А знаешь, мы ведь с ним родственники, – улыбнулся Крейг. – Двоюродные, троюродные – не знаю, никогда не интересовался. Вообще-то он ничего мужик.

   Джордж открыл шампанское и налил четыре бокала. Крейг снова начал приставать, и я, поколебавшись немного, взял один. Не убьет же оно меня, в конце концов. Кроме того, благодаря Джорджу, я уже и водки выпил, бокал шампанского мало что изменит. Может, и настроение поднимется. Девица потерлась коленом о мою ногу и призывно улыбнулась.

   – Себе тоже налей, – сказал Крейг бармену, но тот лишь засмеялся и покачал головой.

   – Хочешь швыряться – швыряйся, но я помогать тебе не буду.

   Крейг с недоумением посмотрел на него и, повернувшись к нам, поднял бокал.

   – Будь здоров, Бриджес! Выше задницы, цыпочки! – Мы выпили вслед за ним. – Еще! – скомандовал он Джорджу, который, поджав губы, наблюдал за вопиющим транжирством. – Давай-давай, не спи!

   – Мне хватит, спасибо, – стал я отнекиваться, но Крейг вырвал бокал и долил его доверху.

   – Тебе надо снять напряжение, Бриджес, – стоишь, словно кол проглотил. Послушай, приятель, все эти месяцы я учился тебе доверять, теперь твоя очередь. Расслабься и веселись вместе со всеми.

   – А я что делаю?

   – Пьешь кофе и прикидываешь, сколько гостей успеешь уложить, прежде чем они доберутся до тебя. Невелико удовольствие.

   В последнем он был не прав.

   – Короче, сейчас ты еще выпьешь, – он сунул бокал прямо мне в лицо, – а потом пойдешь в заднюю комнату с этой вот милашкой. Как там тебя зовут? – обратился он к девице.

   Она на секунду задумалась.

   – Шлюха.

   – М-м... ладно, какая разница? И делай с ней все, что в голову взбредет. – Он наклонился и прошептал мне на ухо: – Только не вздумай задушить.

   – Да нет, не надо... – начал я, но Крейг и "Шлюха" номер два уже теребили меня и толкали к офису Сэма. Они подняли такой шум, что вокруг начали собираться зрители. В конце концов я сам втащил девицу в комнату и захлопнул дверь, чтобы только избавиться от насмешливых взглядов.

   Сэм подпрыгнул в кресле, с ужасом глядя на нас сквозь кокаиновую пыль.

   – Нам нужен твой офис, – объявил я.

   – О господи! – пробормотал он и, спотыкаясь, кинулся к двери.

   – Девственник, наверное, – заметила "Шлюха" номер два. Заперла дверь и опустилась на колени.

* * *

   Она сделала свое дело с блеском – умело, безболезненно и довольно быстро. На душе было скверно. Едва взглянув на девицу, я вышел из комнаты, ощущая себя коровой, которую только что выдоили.

   И зачем только я поддался? Надо было топнуть ногой и отказаться. Да я мог бы запросто убить ее, и никто бы слова не сказал! А теперь все знают: и Логан, и Крейг – даже Сэм. Хихикают и толкают друг друга локтем – мол, Бриджес наконец сдался шлюхе!

   Ненавижу их всех!

   Ублюдки!

   Черт возьми, мне и в самом деле захотелось вытащить пушку и кого-нибудь грохнуть. Все равно кого – просто чтобы успокоиться. Со мной шутки плохи! Я киллер, я людей убиваю, а не трахаюсь с проститутками!

   К моей радости, Крейга у стойки уже не было. Сэм стоял белый как мел и таращил на меня глаза. Он немного оклемался, лишь когда девица появилась вслед за мной из офиса и весело помахала рукой. На его лице отразилось бесконечное облегчение.

   – В следующий раз, пожалуйста, постучи, прежде чем входить, – проворчал он, направляясь к двери.

   Джордж предложил налить еще шампанского, но я предпочел тройное виски. Неразбавленное.

   – Может быть, с лимонадом?

   – Ради бога, заткнись и дай мне выпить! – рявкнул я. Одну порцию – только одну, чтобы привести себя в порядок. Потом ухожу.

   Джордж принес бокал и поспешил к дальнему концу стойки, оставив меня наедине с моими мыслями.

   Зачем я сюда приперся? На что надеялся? Ведь все тут чужое, я ненавижу это место, так какого хрена я здесь делаю? Виски обожгло горло – я поморщился.

   Крейг снова дергался под музыку в центре площадки с двумя новыми шлюхами. Кого он из себя строит? Надо будет сказать ему пару ласковых. Не стоит слишком увлекаться бабами – только не в нашем деле, если, конечно, хочешь остаться в живых. Женщина – это слабость. Так сказал Логан, и он прав, абсолютно прав. Кому об этом знать, как не мне! Все, с кем я встречался, так или иначе пытались меня надуть. На самом деле, если...

   – Эй, привет! Здесь не занято? – Я оглянулся. Та самая шлюха, что ездила верхом на Крейге.

   – Насколько я знаю, нет.

   – Ты дружок Крейга?

   – Вроде того.

   – Я Дебби.

   – Ты немного опоздала. Я только что этим занимался вон с той шлюхой.

   – Рада за тебя, но я вообще-то не шлюха.

   – Ну да, в наше время и не разберешь, кто есть кто. А как ты себя называешь?

   – Просто Дебби.

   – Твое дело. В общем, я только что был с одной Дебби и, кроме того, не взял с собой денег, так что...

   – Нет, ты меня не понял – я не проститутка, не шлюха, не гулящая, не публичная женщина и даже не модель. Короче, я не занимаюсь сексом за деньги – если не считать мужа, конечно, – и ничего тебе не предлагаю.

   Я сурово посмотрел на нее и вытянул палеи в сторону танцплощадки.

   – А кто сидел на нем верхом с голой грудью?

   – Неужели девушке нельзя повеселиться? Увлеклась немножко, вот и все. Я даже не знала, что остальные – проститутки.

   – Правда? Извини.

   – Ничего. Ну и как оно?

   – Что?

   – В смысле, со шлюхой?

   – М-м... ничего, спасибо.

   – Вот и замечательно. Это чье шампанское?

   – Ничье, угощайся.

   – А ты? Я уже порядком набралась.

   – Нет, мне пора идти.

   – Ну что ты, еще так рано! К жене торопимся?

   – Если бы я был женат, то вряд ли пришел бы сюда...

   – Развлекаться со шлюхами? Наверняка пришел бы. Здесь у половины есть жены. – Она окинула взглядом зал. – А остальные привели их с собой. Понял, что я имею в виду?

   Я не понял, но спрашивать не стал. Черт его знает, как оно бывает в браке.

   – Я сама замужем, но муж у меня такой скучный... Сидеть каждый вечер дома – с ума сойдешь. – Дебби лукаво улыбнулась. – Я с сестрой пришла, – хихикнула она. Получилось это у нее очень мило. Потом посмотрела мне прямо в глаза. – Как тебя зовут?

   – Иан.

   – И чем же ты занимаешься, Иан?

   – Работаю с компьютерами: делаю сайты и поисковые машины.

   – Правда? Звучит чертовски скучно.

   – Да нет, почему же. Бывает интересно. – Я немного помолчал. – Вообще-то работа у меня довольно увлекательная.

   – Ты прелесть. – Она сморщила нос, спрыгнула с табурета и принялась меня обнимать. Поколебавшись немного, я тоже обхватил ее тонкую талию.

   – Иан?

   – О, извини...

   – Нет-нет, ничего, все в порядке, не убирай руки, мне нравится. Просто я хотела спросить...

   – Да? – Я снова обнял ее.

   – Скажи, зачем компьютерному гению пистолет? Я застыл на месте, не сразу поняв, в чем дело. Она не обнимала меня, а обыскивала! Отстранив ее резким движением, я выпрямился. Она смотрела на меня с победной улыбкой.

   – Ты из людей Д. Б., да? Постой, не уходи! Иан, пожалуйста, давай поговорим, я не имела в виду ничего плохого! Мы просто пьем и болтаем – надо же знать, с кем имеешь дело.

   Я остановился в нерешительности. В обычной ситуации надо было бы вышвырнуть Сэма из офиса, затащить девчонку туда и пристрелить, но сегодняшний вечер в "Вольере" не совсем обычный. Одни бандиты кругом. Что здесь может делать сетевой программист? Кто мне поверит – после того, как я пил с человеком, который только что снял с себя два убийства, запугав десяток свидетелей? Черт, и где только были мои мозги?

   Понятно, где – в заднице, вместе с водкой, шампанским и шлюхами! Как раз то самое, о чем я вам говорил: в нашем деле – никаких баб и выпивки.

   С другой стороны, раз она здесь и знает Д. Б., значит, и сама из той же компании.

   – Так чем же ты все-таки зарабатываешь на жизнь? – продолжала допытываться Дебби. Ничего подходящего в голову не приходило, и я промолчал. – Это ты помогал Крейгу тогда? Похоже, вы друг друга неплохо знаете. – Я снова не ответил. – Понимаю, ты не хочешь говорить. В наше время приходится быть осторожным. Взять хотя бы моего благоверного – не могу себе представить, что он скажет, если узнает, чем я занимаюсь за его спиной. – Она хихикнула и придвинулась ко мне. – Но ты-то можешь, правда? Ты все можешь себе представить – даже то, чем хотел бы со мной заняться. А если не ты, то я уж точно.

   Дебби придвинулась еще ближе, щекоча меня своим теплым дыханием.

   – И то, чем ты занимался со шлюхой, – только для начала... – Я почувствовал, как ее рука взялась за мое оружие – только не за то, которое было под мышкой.

   Внезапно появился Логан. Дебби так и подпрыгнула.

   – Дэнни! Как поживаешь?

   – Я хочу поговорить с моим человеком, – отрывисто бросил он.

   – Пожалуйста, присоединяйся!

   – Мне кажется, ты не поняла, девочка. Мы будем говорить наедине, так что проваливай, да поживее! Давай-давай, линяй отсюда, только не очень далеко – я и с тобой потом поболтаю.

   – Конечно, Дэнни, я вовсе не имела в виду...

   – Ты еще здесь?

   Ее уже не было. Дебби развернулась и кинулась вверх по лестнице, лишь мельком взглянув на меня. Я ожидал взбучки, но Логан был само спокойствие.

   – Чертовски аппетитная задница, – заметил он. – И немало повидала на своем веку.

   – Ты ее знаешь?

   – Ну да. Это Дебби – танцевала у нас когда-то. И у нас, и у Бенни, и в других местах. Везде успела порезвиться – во всех смыслах.

   – Проститутка?

   – Нет, ничего подобного. Скорее общая подружка, если ты понимаешь, что я хочу сказать. И при этом интриганка страшная. Хитрая сучка.

   – Что ты имеешь в виду?

   – Что я имею в виду? У нее тело – умереть не встать, и она знает, как им пользоваться. Не успеешь оглянуться, как окажешься у нее в руках. – Тут он попал в точку. – Это не в твой огород камешек – она многих обвела вокруг пальца.

   – Мне кажется, Крейг ее уже оприходовал.

   – Я бы не удивился. Но Крейг – другое дело.

   – Почему это? У него что, патент?

   – Нет, просто он знает, как использовать баб и не давать использовать себя. – Похоже, камешек все-таки был в мой огород. – Я не стану учить тебя жить, Бриджес, но могу подсказать, как проще всего сохранить свою жизнь. Держись подальше от Дебби Бенсон, а то наживешь неприятности.

17. День посещений

   – Перестань!

   – Я просто сказала, что всегда буду с тобой, – говорит мамаша.

   – В том-то и дело, черт побери, что ты всегда здесь! Не надоело? Катись отсюда и оставь меня в покое!

   – Когда я была девочкой, то тоже хотела быть сама по себе, но потом, с возрастом, поняла, что жила неправильно. Знаешь, о чем я жалела больше всего? О том, что мало общалась со своей матерью. Прошлое никогда не вернется, Иан.

   – И слава богу!

   – Я хочу сказать, что была не очень-то счастлива в детстве. Вот почему я так баловала тебя. Пожалуй, слишком баловала и теперь жалею об этом.

   – Баловала? Баловала?!

   – У тебя всегда были самые лучшие игрушки! Помнишь тот велосипед, что я тебе купила? Новехонький! У меня самой никогда не было нового велосипеда. Ни у кого такого не было.

   – Что значит ни у кого? У кого-то ведь должен был быть! Чем тогда, по-твоему, занимались велосипедные фабрики – выпускали подержанные?

   – Все равно у тебя был совершенно новый!

   – Я помню. Ты его купила только потому, что дядя Брайан пропил старый. Кстати, новый он потом тоже заложил, и мы их больше никогда не видели.

   – Да, Брайан – он разбил мое сердце! А тебе было наплевать! Я выплакала все глаза, но тебя это нисколько не интересовало, так ведь? Ты всегда заботился только о себе. Эгоист!

   Я помню, как ушел дядя Брайан. Мне тогда едва исполнилось двенадцать, и следующие две недели были худшими в моей жизни, а если я так говорю, это кое-что значит. Мамаша орала, что он бросил ее из-за меня, и дралась как черт. Я ходил весь в синяках и в конце концов не выдержал – сбежал из дома. Пробегал почти неделю, чуть не помер с голоду, а потом меня привела назад полиция. Мать сказала им, что синяков мне наставил Брайан, вот, мол, я и убежал, но теперь все в порядке, потому что она его выставила. Я слышал весь разговор из спальни. Она столько раз потом повторяла эту ложь разным людям, что и сама в конце концов поверила. Когда фараоны уехали, она заперла меня в спальне и не выпускала целое лето – боялась, что снова сбегу.

   – Иногда я просто ненавижу себя, – продолжает мамаша.

   – Это я могу понять.

   – Ты всегда был эгоистом!

   – Я не эгоист.

   – Неправда! Ты думаешь только о себе и делаешь только то, что тебе нравится. А о моем счастье ты когда-нибудь думал?

   – Ты о нем думала за двоих. У меня своя жизнь, а не продолжение твоей!

   – Если бы не я, у тебя вообще не было бы жизни! Я пожертвовала всем ради тебя, а где благодарность? Я, я, я – от тебя это только и слышишь!

   – Врешь! Ты никогда ничего для меня не сделала, только держала при себе и коверкала мою жизнь!

   – Я – твою жизнь?! Ты же мое дитя, я родила тебя, мы с тобой – одно целое. Я столько раз слушала тебя, и теперь твоя очередь меня выслушать!

   Слушать ее? Я этим занимаюсь полтора месяца, уже крыша едет. Крейга не видно и не слышно. Эдди говорит, он продолжает кутить – "наверстывает потерянное время". Сволочь! Выходит, все время, что он провел со мной, – потерянное? Это еще вопрос, сколько бы он потерял, если бы не я!

   Снова один, совсем один...

   Почти.

   – Я надеялась, что до этого не дойдет, но ты просто не оставляешь мне выбора. Извини, но если бы ты послушал меня с самого начала, все было бы иначе. Я ТВОЯ МАТЬ И ТРЕБУЮ, ЧТОБЫ ТЫ НЕМЕДЛЕННО ПРЕКРАТИЛ ЭТИ ДУРАЦКИЕ УБИЙСТВА И ЗАНЯЛСЯ ЧЕМ-ТО ДОСТОЙНЫМ!

   Боже мой, никогда так не смеялся!

   Я хохочу до боли в боках, до полного изнеможения, потом вспоминаю эти слова и начинаю хохотать снова.

   – Ты слышал, что я сказала?

   – Прекрати, ну пожалуйста, прекрати! Сколько можно... – умоляю я. По моему лицу катятся слезы.

   – ЭТО ПРИКАЗ!

   – О-хо-хо! А-ха-ха! Убейте меня, больше не могу!

   – Я серьезно! – визжит она. – Я твоя мать, и ты будешь делать то, что я скажу!

   – НЕТ! – ору я. – Я не желаю больше тебя слушать! Убирайся вон! Вали отсюда!

   – Своих так называемых друзей ты слушаешь! Воров, убийц, шлюх ты слушаешь! А меня, значит, нет?! Что ты за ребенок? Мне стыдно за тебя! Ты меня позоришь!

   – Ты сама себя позоришь! Да какая ты мать? Ты худшая мать на свете! Ты для меня ничто, и я рад, что ты умерла!

   – Нет! Нет! Нет! – всхлипывает она. – Ты не можешь так говорить! Не можешь! Я никогда...

   Ее прерывает шум у входной двери.

   Я мгновенно разворачиваюсь, падаю на пол и выхватываю пистолет.

   Тишина.

   Лежу, затаив дыхание, и прислушиваюсь. Ничего. Только сердце гулко стучит в груди. Вот – опять! За дверью. Там определенно кто-то есть. Ни звонка, ни стука, но кто-то там стоит. Жду и слушаю. Попытаются войти? Оборачиваюсь – сзади дома ничего не слышно. Только здесь, за дверью. По бетонной дорожке шуршат шаги. Я направляю "глок" на дверь, в левый верхний угол. Глушитель на месте – как всегда, когда я дома. Нет смысла тревожить соседей, верно?

   Три выстрела, быстро – левый верхний, правый нижний, снова верхний. Зачем возиться с лишними трупами: вдруг это какой-нибудь начинающий Свидетель Иеговы? Достаточно отпугнуть. Теперь быстро к окну: может, потребуется прицельный выстрел. Опять же интересно, кого там носит нелегкая.

   – Не стреляй! Бриджес, мать твою, это же я! – вопит Крейг, ныряя в живую изгородь.

   Я рывком открываю дверь и прикладываю палец к губам. Все-таки это Лондон. Соседи, разумеется, и не почешутся, если мой дом загорится или я начну звать на помощь, лежа связанный в спальне, но некоторые фразы все-таки привлекают внимание.

   – Тихо, не ори! – машу я пистолетом. – Заходи.

   – Что ты тут делаешь?

   – Подслушиваю, – пожал он плечами. – Решил вот навестить тебя, а ты тут с кем-то ругаешься.

   – Тебе было слышно?

   – Ну да. С другого конца улицы. С кем это ты?

   – Не важно.

   – Похоже было на твою мамашу.

   – Забудь об этом.

   – Ты вроде говорил, она померла?

   – Да.

   – Понятно теперь, зачем тебе понадобилось так орать. Ладно, Бриджес, убери пукалку и поставь чайник. Лучше прикончим по чашечке чаю.

   Мы уселись за кухонный стол, я достал кружки. Пистолет заткнул за пояс.

   – Ну так и что там у тебя с твоей мамашей?

   – Не стоит об этом.

   – Может, расскажешь? Мне интересно.

   – Спасибо за заботу.

   – Ну ладно, расскажи!

   – Это тебя не касается.

   – Не хочешь, не надо. Только я бы на твоем месте рассказал, а то я, чего доброго, подумаю, что ты псих. Ты уж успокой меня, а?

   – Я не псих.

   – Ну тогда просвети меня. – Он помолчал и добавил решающий аргумент: – Ну же, Бриджес, не будь гадом, колись!

   – Ладно, ладно, дай подумать.

   Черт возьми! Всегда неприятно, когда говоришь сам с собой и тебя подслушивают, но когда сам с собой ругаешься... Попробуй-ка, объясни! Может, сказать, что я псих, да и дело с концом? Нет, надо объяснить – мне и самому не вредно понять.

   – Просто детство у меня было дерьмовое... Мать меня ненавидела – считала, что это я мешаю ей найти мужа. Сам понимаешь, кому нужна мать-одиночка? Особенно тогда, в семидесятых. Вот она на мне все и вымещала, и чем старше мы оба становились, тем паршивее становилась моя жизнь. Врагу не пожелаешь. – Я налил в кружки кипятку и бросил туда пакетики с чаем. – Глупо, конечно, было все это терпеть – ты, наверное, думаешь, почему я не сбежал? Она здорово умела давить на психику. Доводила меня до истерики и заставляла чувствовать себя виноватым. Понимаешь, о чем я говорю?

   – Ну да, более или менее.

   – Я сто раз пытался уйти, но она не давала. Понимаешь, все мужики, один за другим, ее бросали, и она поклялась, что уж ее сын, ее собственная плоть и кровь, останется с ней. Не знаю даже, как толком объяснить – в общем, крыша у нее поехала. Доставала меня везде: в школе, в библиотеке, на работе. Приходила и устраивала скандал. Думала, я сбежал. Ты не поверишь – даже в тюрьму явилась и стала тащить меня домой!

   Тот день даже не хочется вспоминать. Меня тогда только посадили, и вдруг говорят, что пришел посетитель. Мамаша. И сразу начала:

   – Все, хватит, мне это надоело! Мы уходим. Спятила, короче. Но я и представить себе не мог насколько.

   – Мама, я в тюрьме, я не могу уйти!

   – Ничего, мы сейчас посмотрим, как ты не можешь! Иди со мной, и никаких возражений! – Она стащила меня со стула. – Быстро, пошли!

   – Я не могу!

   – Э-э... извините, мадам, что вы делаете? – спросил мистер Эмери.

   – Забираю ребенка домой!

   Все, кто был в комнате для свиданий, так и заржали.

   – Боюсь, не получится, – усмехнулся мистер Эмери.

   – Не получится?! Я его мать! Это мой мальчик – он идет со мной!

   – Разумеется, но через некоторое время. Не беспокойтесь, о нем здесь позаботятся.

   – И слушать ничего не желаю! Иан, пошли!

   – Бриджес, стоять!

   – Я никуда и не иду...

   – ИАН! Ты идешь со мной!

   – Мадам, давайте выпьем чаю и обсудим все спокойно.

   – Прочь с дороги! – Мамаша схватила меня за руку и потащила к двери. Эмери попытался оторвать меня от нее, увертываясь от пинков. Остальные заключенные и их жены уже катались по полу от смеха. – Он мой мальчик, мой сын, он не ваш! – орала мамаша.

   Понадобилось трое охранников, чтобы ее оттащить. – Я его мать, он принадлежит мне! Руки прочь! Боже мой, ну и денек был!

   – Самое смешное, – продолжил я свой рассказ, – что за решетку меня засадила как раз она! Наверное, думала, что со мной поговорят, отшлепают по заднице и посоветуют впредь слушаться мамочку. Вряд ли она могла предполагать, что мне дадут срок. Я ведь еще ребенок! Кому наказывать маленького мальчика, как не его матери?

   – Она умерла, когда ты был в тюрьме?

   – Да. После того визита я ее не видел. Отказался от свиданий. Она умерла уже после того, как я получил пожизненное. Не знаю, почему мы до сих пор разговариваем. Я не псих, мне не кажется, что мать жива и все такое – просто представляю себе, что бы она сказала сейчас. Само собой, она только и делает, что ругает меня и все, что я делаю, – как в жизни.

   – Понятно. Ну, в конце концов все мы в той или иной степени того. Если тебе нравится спорить с мертвой мамашей – ради бога, мне-то что. Одно только плохо...

   – Что?

   – Мне показалось, что в этих спорах ты проигрываешь, – улыбнулся Крейг и отхлебнул из чашки. – Если бы я решил спорить с кем-то воображаемым, то уж, во всяком случае, постарался бы настоять на своем.

   – Спасибо, утешил.

   – Слушай, раз уж мы говорим начистоту... Я давно хочу спросить...

   Что-то в его лице, какое-то самодовольное ехидство, сразу заставило меня насторожиться.

   – О чем? – опасливо спросил я.

   – За что тебя посадили? Тогда – в первый раз?

   Этого вопроса я не ожидал.

   – Ограбление.

   – Да ну? – улыбнулся он. – Я не смеюсь над тобой, ты не подумай, только мне говорили совсем другое...

   Чертов Логан! Я же просил его никому не рассказывать. Вот и верь после этого людям!

   – Я правда не издеваюсь, просто интересно. Говорят, ты воровал женские трусы.

   – Вот как?

   – Ну да. Я только хотел узнать, правда это или нет? То есть мне-то все равно, просто любопытно. Мало ли кто как чудил в детстве – что было, то прошло. Важно то, что мы делаем сейчас, а теперь ты большой человек. И все-таки – зачем ты это делал?

   – У меня пушка под рукой – ты знаешь.

   – Я просто так спрашиваю, ей-богу, клянусь чем угодно!

   – И я просто так – хотелось мне и все!

   – Я слыхал, у тебя их было двести пятьдесят штук. Зачем столько?

   – Да не знаю я, это было так давно... Так получилось.

   – Эдди говорит, ты снимал их с веревок, воровал в прачечных, даже в квартиры вламывался и по комодам шарил.

   – И Эдди знает? Мать вашу!

   – Да все вокруг знают! А что? Знай я, что это секрет, не стал бы и спрашивать.

   Я закрыл лицо руками и застонал. Прошлое... Никуда от него не денешься.

   – Не переживай, – добавил он. – Логан сказал, что все давно уже знают. Никто ведь плохо о тебе не думает из-за этого.

   – А что тут такого?

   – М-м... а все-таки интересно: что ты делал с двумя сотнями трусов? Надевал или нюхал?

   – Ты не устал задавать вопросы?

   – Извини, просто любопытно. Ставлю десятку, что надевал.

   – Нет. И не нюхал.

   – На самом деле каждый чем-то таким занимался. Хочется сравнить, вот и все.

   – Я правда не знаю, зачем их брал. Ничего не мог с собой поделать. Для меня был важен сам акт кражи. – Тюремный психолог в свое время долго об этом распространялся. – Мне они были не нужны, я ничего с ними не делал – просто складывал в мешок и держал под кроватью.

   – И мамаша их нашла?

   – Да. Она не могла понять, откуда все это взялось, а потом отнесла в участок, чтобы мне там объяснили, как это нехорошо.

   – И они объяснили?

   – Само собой. Только вот трусов было многовато, и многие были из квартир, так что преступление оказалось серьезным. Больше пятидесяти краж со взломом, хотя большинство женщин так и не узнали, что их ограбили. Мне даже хотели пришить что-то на сексуальной почве, но поскольку нападений не было – да и не могло быть, – то по статье я не пошел.

   – Ого! В тюрьме, наверное, тяжко пришлось.

   – Еще бы. – Первые месяцы даже вспоминать не хотелось.

   – Ну ладно, бывает. Зато, если бы не это, ты не был бы тем, кто ты сейчас. Есть о чем подумать, верно?

   – Спасибо, мистер Фрейд. Всегда приятно вспомнить прошлое. – Я допил чай. – Ну что скажешь теперь?

   – Что скажу?

   – Что я псих.

   – Черт побери, Бриджес, с какой стати? У каждого свои тараканы в голове. Знаешь, в чем твоя беда? Тебе нужно больше бывать на людях. Сидишь взаперти, делать нечего – только и остается, что с покойниками базарить. Так и в самом деле свихнуться недолго.

   – Когда полжизни проведешь в тюрьме, еще и не к тому привыкнешь. Да и друзей у меня нет.

   – Как же нет, а я? Только не подумай чего, – добавил он опасливо. – Я и мой папаша.

   – Папаша?

   – Ну да. Разве я вас не представил? Вон он – в углу, трахает твою мамашу.

   Я посмотрел, куда он показывал, и усмехнулся.

   – Ничего удивительного. Мы расхохотались.

   – Его зовут Харви, – сообщил Крейг.

   – Кстати, а что случилось? Сто лет тебя не видел – и вдруг заявился.

   – Есть работенка.

   – Какая?

   – В жизни не догадаешься.

18. Везет как утопленнику

   И в самом деле невероятно. Джордж все-таки сорвал куш! К сожалению, без ложки дегтя не обошлось. Пять счастливых номеров плюс бонус принесли ему около двухсот тысяч фунтов, и хотя Джордж, разумеется, не хотел трогать из них ни единого пенни, нашлось достаточно людей, которые хотели. Конечно, в сравнении с доходами Д. Б. это небольшие деньги, но уж больно легко их было взять.

   Джордж выиграл вскоре после нашего разговора на вечеринке, и все это время Д. Б. с Логаном понемногу его доили. Он хотел пристроить деньги понадежнее – например, купить правительственные облигации, но Д. Б, "посоветовал" вложить их в бриллианты, а остаток – в акции, разумеется, липовые.

   Бедный Джордж – разве он мог что-нибудь возразить, хотя прекрасно понимал, что потеряет проценты или даже часть суммы? Однако ему и в голову не могло прийти, что Д. Б. вознамерился забрать все. Управляющий банком рвал на себе волосы, глядя на сомнительные вложения, но ничего не мог поделать. Деньги принадлежали Джорджу – он имел право хоть сортир ими обклеить.

   Чтобы усыпить возможные подозрения, Джорджу посоветовали купить надежный сейф для хранения драгоценностей.

   "Бриллианты никогда не упадут в цене, Джордж! Они куда лучше счета в банке. Не успеешь оглянуться, как твой выигрыш удвоится".

   Как только добыча оказалась в сейфе, осталось лишь убрать хозяина и его жену. В игру вступили я и Крейг.

   Мы завязали им глаза. Мне уже приходилось заниматься такими делами. Гораздо труднее обрабатывать человека, если он смотрит на тебя. Особенно если вы знакомы.

   – Давай сначала убьем их, – предложил Крейг, давая Люси пощечину, – а то слишком шуму много.

   – Так только нам кажется, – возразил я. – Соседи ничего не услышат. Кляп заглушает звуки, да и дом стоит в стороне. Кроме того, я же сказал: травмы должны быть прижизненные.

   Это и был план Д. Б.: избить Джорджа и Люси, а потом устроить все так, будто они задохнулись сами. Классический случай дилетантского ограбления.

   Кто будет отвечать?

   Конечно же, Найджел. Единственный сын Джорджа, жадный и неразборчивый в средствах, приехал из университета, чтобы ограбить собственных родителей. Полиция первым делом отправится к нему (особенно после того, как найдет улики, которые мы оставим), но, к сожалению, опоздает. Когда Найджел вдруг осознает, что ограбление превратилось в двойное убийство, угрызения совести заставят его покончить с собой. Рядом с ним найдут немного денег, возможно, даже один бриллиант (из мелких), одежду и веревки – все с места преступления. Еще одно успешно закрытое дело в подарок легавым и двести фунтов для "Ивнинг стандард" за объявление о вакансии бармена.

   Брюки Джорджа потемнели, а его сдавленные крики поднялись на несколько октав, когда он услышал свое имя, произнесенное Люси: кляп выпал от сильного удара.

   – Извини, Джордж. – Крейг заткнул платок обратно.

   – Не извиняйся! – одернул я его. – Прояви уважение. Мы их убиваем, так что дай им по крайней мере возможность нас ненавидеть. Будь подонком до конца – так им будет легче.

   – Что-то я не понял. Впрочем, тебе виднее. – Крейг задумался.

   – Ты дело делай, потом поймешь! Еще немного, и все.

   – Ладно.

   – Затяни веревки как можно туже – как будто работал непрофессионал.

   Я подошел к сейфу и открыл его. Комбинацию мы, конечно, знали – пытка была нужна лишь для того, чтобы навести подозрение на Найджела. "Все должно выглядеть так, будто они упрямились", – сказал Логан.

   Казалось бы, такое и в страшном сне не приснится. Однако первоначальный план Д. Б. был еще кошмарнее. Он хотел заставить Джорджа вложить в бриллианты все, а потом под пыткой отнять. Но это еще не все. Джордж должен был остаться в живых, получить страховку, купить на нее еще бриллиантов, и так далее, не знаю уж, сколько раз. Я рад, что Логан отговорил Д. Б. Представляете? "Привет, Джордж, как делишки?" – "Ничего особенного – меня раз в полгода пытают, а потом я занимаюсь всякой писаниной".

   Люси, слава богу, уже отключилась. Однако Джордж еще пытался бороться, хотя едва дышал. Он и раньше не был здоровяком, а теперь и вовсе сдал. Мы с Крейгом не трогали его уже минуты две, а он все бился, словно рыба на сковородке, пока наконец не обмяк. Я взял его за шею – пульса не было. На запястьях – тоже.

   – Мертв? – спросил Крейг.

   – Да. Инфаркт. Ну и славно – не надо убивать, и не так подозрительно. Выглядело бы странно, если бы оба задохнулись. – Я повернулся к Люси, которая неподвижно лежала на полу. – Давай. Быстро и чисто, как договорились.

   Крейг протолкнул кляп дальше в горло и туго завязал старухе лицо полотенцем. Она побрыкалась с минуту, потом затихла.

   – Ничего, крепкая, – заметил Крейг. – Надо отдать ей должное.

   – Да. Впрочем, не важно.

* * *

   Найджел оказался послабее своей мамаши и сам проглотил таблетки после того, как я объяснил, что его ждет в противном случае. Ну и хорошо – так легче для всех. Я разбросал по комнате вещественные доказательства, проверил, что горизонт чист, и выскользнул из дому. Крейг подобрал меня на перекрестке, и мы погнали в Лондон, чтобы вернуться до рассвета.

* * *

   – Паршивое дельце, – сказал Крейг, наливая себе еще водки.

   – Не особенно. Дело как дело. – Я отхлебнул чаю. – Ты знаешь, что самое странное? У Джорджа на сберкнижке, еще до того, как он выиграл, лежало шестьдесят тысяч – неплохо, а? Просто в голове не укладывается. Он давно бы мог спокойненько уволиться и жить припеваючи, не думая ни о лотерее, ни о "Вольере".

   – Некоторые не могут без работы.

   – Чертов псих! Теперь я ему верю. Если бы Д. Б. его не тронул, он так и остался бы за стойкой. Такое трудно понять.

   – Старая закалка. – Да.

   Крейг сидел напротив меня на кухне и медленно напивался. Я задумался. Прекрасная жена, любимый сын, никаких проблем с деньгами – за каким хреном было Джорджу каждый день смешивать напитки и унижаться перед Сэмом? Какой в этом смысл? На его месте я сидел бы дома и любил жену – и днем, и ночью. Не выпускал бы ее из виду ни на минуту, ни на секунду!

   И остался бы живехонек! А он только и мечтал о том, как выиграет огромные деньги, которые даже не собирался тратить. Почему он не ценил то, что имел? Неужели не понимал, что по сравнению со многими он и так богатый человек? Какое расточительство!

   Именно так – расточительство!

   Настроение у меня все больше портилось, и я, как всегда в таких случаях, начал думать об Анджеле. О ее печальной полуулыбке, милой хромоте... Внезапно музыка по радио прервалась и раздался женский голос – какая-то девица делала предложение своему избраннику. Радио включил Крейг, чтобы отвлечься от мыслей о прошедшей ночи.

   "Пол, я знаю, что ты сейчас на работе и слушаешь. Я говорила, что это сделаю, а ты не верил. Так вот: я люблю тебя без памяти и хочу провести с тобой всю жизнь. Давай поженимся!"

   "Позвони нам, Пол, и скажи, что ты об этом думаешь! Подкинем к приданому CD-плеер!" – присоединился ведущий.

   – Давай позвоним! – оживился Крейг. – Как будто это он, и пошлем ее подальше!

   Я его не слушал, меня охватил внезапный гнев. Выхватив "глок", я разнес радио вдребезги.

   – Слушай, Бриджес, а как у тебя с личной жизнью?

   – Никак.

   Что еще я мог ему сказать? У всех есть личная жизнь. Любовницы, любовники. У всех, кроме меня. Я всегда один, у меня никогда никого не будет – так и умру одиноким. Это моя судьба, мое проклятие. Несправедливо.

   – Я уже говорил – надо больше бывать на людях. Сидя дома, ты никогда никого не встретишь. Надо пробовать, ошибаться и снова пробовать. Развлекаться, знакомиться с девушками. Рано или поздно встретишь подходящую – и дело в шляпе! Только не сиди дома, вот и все.

   – Тебе-то легко говорить, ты любишь эти чертовы клубы, бары и дискотеки, а я их терпеть не могу. Ненавижу всякие сборища! Не тот я человек, чтобы туда ходить.

   – Если хочешь знакомиться с девушками, придется ходить. Где ты еще их встретишь? На работе? У тебя такая работа, что долго они, пожалуй, не проживут, – усмехнулся Крейг. – Придется терпеть сборища. Так уж жизнь устроена.

   – Девушкам проще: только стой и жди. А мы, мужчины, должны вести весь разговор. Я для этого не гожусь.

   – Что? Ты не умеешь разговаривать? Самое главное – верить в себя и изображать солидность. Ты же киллер, черт побери, так неужели же ты не можешь сказать "привет" какой-то девчонке? Смешно слушать. И вовсе им не проще, зря ты так думаешь. То есть просто трахнуться, конечно, проще, но найти свой идеал так же трудно, как и нам. Я тебе вот что скажу: женщины – они вроде пауков, так же боятся тебя, как и ты их.

   – Чушь собачья!

   – Ну ладно, можешь думать что хочешь, только ответь на такой вопрос: у кого больше баб – у меня или у тебя?

   – Мне много не нужно, я ищу одну-единственную.

   – Понятно, только ты на этом так зациклен... Если ее и встретишь, то скорее всего отпугнешь. Расслабься немного, поиграй, получи удовольствие и не думай все время о том, единственная она или нет. Чем больше будет у тебя цыпочек, тем увереннее ты станешь сам – тогда и ту, что ищешь, скорее сможешь узнать.

   – Но где я возьму кучу женщин, если и одной-то найти не могу?

   – А я на что? Помогу, не бойся, на то я и друг. Ты у меня быстро встанешь на ноги, можешь не сомневаться.

   – Не верю.

   – Если всех девиц, которых я трахал, загнать в одну комнату, то пол провалится! – подмигнул он.

   Мы проболтали все утро. Бутылка пустела, и Крейг говорил все менее связно, пока не отрубился. Думаю, наш разговор помогал ему не думать о Джордже, Люси и Найджеле, однако на меня лишь нагнал еще большую тоску. Понятно, что Крейг хотел как лучше, но я просто не мог последовать его совету и начать шляться по барам, чтобы обрести уверенность. Такой путь не для меня – я должен найти свою девушку с лейкемией, и сделать это по-своему.

   Через несколько часов Крейг проснулся и тут же объявил, что придумал во сне кучу способов, как найти для меня девчонку.

   – Почему бы тебе не залезть в свой Интернет? Народ сплошь и рядом так знакомится, даже в газетах об этом пишут.

   – Это не для меня.

   – Попробуй!

   Я покачал головой.

   – Ну почему? Кто знает, может, получится? Опять же угощать их ничем не надо. Давай попробуем!

   Я снова покачал головой, но он так настаивал, что пришлось объяснить. Несколько лет назад я и в самом деле попробовал бродить по разным чатам. Впечатление осталось тягостное. Тысячи одиноких людей со всех концов земного шара, которым нечего сказать друг другу. Разве что спросить: "Который там у вас час?" И женщин навалом – из Америки, Австралии, Германии, – но не тех, что были мне нужны. Ни одна меня не завела по-настоящему. Иногда мы обменивались телефонами и фотографиями – у меня даже сохранились порнографические снимки одной итальянки, я их показал Крейгу. Разумеется, мне хотелось кого-то встретить, но не кого попало. С какой стати я буду понижать планку?

   Кончилось все, когда я познакомился с Флоренс из Канзаса. Она была чудо как хороша. У нас были видеокамеры, так что мы видели друг друга, когда разговаривали. Через несколько дней она начала заигрывать со мной, потом – говорить непристойности. Я, естественно, немного завелся. Потом вдруг она предложила, чтобы мы оба делали, ну, вы понимаете что – прямо перед камерой. Мне не хотелось, но она уговорила. И вот, когда я начал первый, на экране появился... добрый десяток парней, ее дружков, которые принялись издеваться.

   Я был готов купить билет, отправиться в Канзас и всех их там перестрелять, но вместо этого напился и зарекся ходить по чатам. Пускай через Интернет знакомятся совсем безнадежные, я себя пока еще уважаю.

   – Знаешь, в чем твоя проблема? – спросил Крейг.

   – О! Ради бога, просвети меня! Пожалуйста, умоляю! Что бы я без тебя делал?

   – Нет, я серьезно. Проблема в том, что ты после первого неудачного опыта опускаешь руки и не хочешь попробовать еще раз. Надо быть настойчивее, вот и все. Надо было продолжать – был бы уже женат.

   – Нет, это не для меня.

   – Что-то уж очень многое не для тебя, тебе не кажется?

   – Да, включая брачные агентства и объявления в газетах.

   – Почему?

   – Почему? Потому что я не желаю выбирать жену в мусорной куче. Извини, ничего не могу с собой поделать.

   – Ну ладно, тогда давай по крайней мере заставим какую-нибудь американскую цыпочку показать нам свои сиськи. Я не откажусь посмотреть.

   Мы потратили на это занятие почти час, потом Крейгу надоело и он засобирался домой. Одеваясь, он вдруг вспомнил.

   – Аделаида!

   – Какая? В Австралии?

   – Нет, одна знакомая девчонка.

   – И хорошая знакомая?

   – Я спал с Джеки, ее соседкой по квартире. Джеки по мне с ума сходила, достала настолько, что я ее кинул. Понимаешь, о чем я сейчас подумал?

   Я выжидающе молчал.

   – Понимаешь, у Адели тогда никого не было, и я уверен на все сто, что и до сих пор нет. Нам надо их куда-нибудь вместе вытащить. Хоть поглядишь на нее.

   – Спасибо, я уже все понял.

   – Да нет, я не то хотел сказать, она не какая-нибудь уродина, там все в порядке. Просто строгая. Такая, знаешь... – Крейг сделал неопределенный жест, – ну, в общем, ты меня понял.

   – Нет, ничего не выйдет.

   – Брось! Как говорится, кто не рискует... Она очень даже ничего. Меня, правда, на дух не переносит.

   – Вот как? Может, эта гордячка не так уж и плоха?

19. Эти чертовы свидания

   Аделаида Харрисон посмотрела на меня, как на надоедливую муху.

   – Вы с Джеки часто куда-нибудь ходите? – запинаясь, спросил я.

   Крейг все-таки позвонил. Джеки была вне себя от радости. Он наговорил ей любезностей и предложил встретиться вчетвером.

   – Насчет Адели не уверена, а сама обязательно приду, – обещала она.

   – Нет-нет, ее тоже зови. Я буду с другом – ему что, ходить за нами хвостом весь вечер? Приходите вместе, и пусть они занимаются друг другом, тогда мы с тобой оторвемся как следует.

   – Я ее спрошу, конечно, но...

   – Слушай, или она придет, или вообще ничего не получится. Извини, иначе нельзя.

   Мы встретились в баре в центре города. На сцене играл оркестр, было шумно и очень людно. Слава богу, мы с Крейгом догадались прийти раньше и занять столик.

   – Я говорю, вы с Джеки часто куда-нибудь ходите? – прокричал я Аделаиде в самое ухо. Она закатила глаза и глубоко вздохнула.

   – Иногда. – Пожала плечами и снова повернулась к музыкантам.

   Крейг и Джеки не переставая перешептывались и хихикали, но Аделаида едва меня замечала. Сидела весь вечер с кислой миной. Может, мы что-то не поделили в прошлой жизни? Я почесал в затылке и отхлебнул лимонада. Что бы ей такое сказать?

   Я знаю, как ее зовут. Знаю, что она учительница (и ей завтра на работу). Живет с Джеки где-то в Кенсингтоне – уже несколько лет, с тех пор как они вместе окончили колледж.

   Что бы еще спросить?

   – Ты здесь часто бываешь? – пробормотал я вполголоса и нахмурился. Она не расслышала – а может, притворилась.

   Я перехватил взгляд Крейга, он ободряюще сдвинул брови. Джеки оглянулась, ее лицо светилось от счастья, хотя ко мне это, разумеется, не имело никакого отношения.

   – Заказать тебе еще что-нибудь? – спросил я Аделаиду.

   – Что? Проклятие!

   – Я говорю, заказать еще что-нибудь?

   Она покачала головой и поднесла к губам бокал с минералкой.

   – Шумно здесь, правда? – прокричал я.

   – Неплохо играют, – кивнула она.

   – Против музыки я ничего не имею.

   – Что?

   Хоть об стенку головой бейся!

   – Я сказал, что ничего не имею против музыки. Здорово играют. – Прошел всего час, а я уже охрип. – Ты их слышала раньше?

   Она крикнула в ответ что-то неразборчивое. Ладно, какая разница.

   – Кто хочет еще выпить? – Крейг поднялся с места.

   – Я! Я! – тут же вскинулась Джеки.

   – Мне не надо, – покачала головой Аделаида.

   – У меня еще есть. – Я показал на свой бокал.

   – Ну ладно, значит, только нам, – кивнул Крейг. – Иан, пошли, поможешь. – Всем было ясно, что он хочет поговорить.

   – Ну что, как там у тебя с ней? – спросил он, когда мы с трудом пробились сквозь толпу к стойке.

   – Полный блеск. Она меня не слышит, а когда слышит, отшивает.

   – М-да. Но все-таки она ничего, правда? Я же говорил, вовсе не уродина.

   Крейг был прав, Адель была вполне на уровне. Конечно, не так хороша, как Анджела или Роуз, да и на фоне остальных девиц в баре смотрелась средне. Но что-то все-таки в ней было, и тем тяжелее мне приходилось. Со страшненькой можно вести себя запросто и ни о чем не беспокоиться: пусть думает что угодно – плевать. А красивая девушка – совсем другое дело: хочется непременно понравиться, сразу к ней лейкемию примеряешь.

   – Почему у нее нет парня?

   – Не знаю. Всегда одна, сколько я ее знаю. Наверное, вообще мужчин не любит.

   – Тогда какого хрена я тут делаю?

   – А вдруг тебе удастся ее охмурить? Разговори, влей в нее пару коктейлей, может, что и выйдет. Знаешь что? Давай я возьму бутылочку-другую шампанского, если ты заплатишь. Выпьем все вместе – вот она и разогреется.

   – Ей завтра на работу.

   – Брось, кто об этом думает, когда угощают шампанским? Да, вот что еще, пока не забыл – держи!

   – Что это?

   – Ее номерок из гардероба. Запомни: когда ведешь куда-нибудь цыпочку, всегда сдавай за нее пальто.

   – Зачем?

   – Чтобы не могла сбежать или уйти с другим парнем.

   Крейг нес бокалы, а я шел сзади с бутылками. Аделаида мельком взглянула на нас и снова уставилась на оркестр.

   – Шипучка! – объявил Крейг. – Кто со мной?

   – Я! – подняла руку Джеки. – Я всегда с тобой!

   Крейг подмигнул мне, и я повернулся к своей даме.

   – Шипучки?

   – Нет, спасибо.

   – Ты правда не хочешь?

   – Что?

   – Ты точно не хочешь шампанского?

   – Нет, не хочу.

   Я поставил бутылку на стол и в отчаянии упал на стул.

   – Ну же, Адель, выпей хоть немножко! – присоединилась Джеки.

   – Мне завтра работать.

   – Совсем капельку, подумаешь!

   – Нет! Мне еще с книгами разбираться. Тебе-то хорошо, ты можешь хоть до двенадцати гулять, а у меня этот проклятый урок с утра!

   – В самом деле? – заинтересовался я. – О чем? – Что?

   О господи, сделай так, чтобы она меня услышала!

   – Я спросил, на какую тему урок?

   Аделаида пристально посмотрела на меня. Я уже готов был услышать "обет безбрачия", но оказалось, что речь пойдет всего-навсего о смерти домашних животных.

   – Хорошая тема. У тебя кто-нибудь умирал?

   – А у кого нет? – усмехнулась она.

   – К нам сегодня приходил некропедозоофил... – начал Крейг. Джеки так и покатилась со смеху.

   Я поймал хмурый взгляд Аделаиды и на мгновение почувствовал, что у нас все-таки есть что-то общее.

   – ...дохлых маленьких зверушек он с собою приносил. Ну что, кому шампанского?

   Немного погодя Крейг и Джеки пошли танцевать, оставив меня наедине с Аделаидой. Я пытался завести разговор и так и эдак, спрашивал, кто ее родители, есть ли братья и сестры, любит ли она "Мистера Бина", бывала ли в Аквариуме. Наконец темы иссякли. Я взглянул на танцующих: Крейг и Джеки уже целовались. Аделаида посмотрела туда же и скривилась.

   Что я делаю не так? Разве я мало стараюсь? Даже побрился и надел свой новый черный костюм! И держусь как только могу дружелюбно. Так в чем же дело, черт побери?

   Что во мне не так?

   Ну ладно, допустим, я ей не нравлюсь – так никто ведь не заставляет ее прыгать ко мне в постель! Почему она не может хотя бы вести себя приветливо? Существует же на свете такая вещь, как вежливость. Сказать ей? Дать понять, что я о ней думаю? Пусть у нее тоже подпортится настроение.

   Гадина! Сволочь! Дура неотесанная!

   Я хотел зайти с другой стороны, но тут Аделаида встала и исчезла в направлении туалета. Расслабив мышцы лица, сведенные в улыбке, я взял бокал с шампанским. Затем поставил обратно. Посмотрел на часы – ровно десять. И решил, что уйду, как только Аделаида вернется. Все равно сегодня ничего не получится. Поговорили, и то ладно. Надо смотреть правде в глаза: эту женщину я не заинтересовал. И очень жаль, потому что ощутил к ней симпатию – сразу, как только увидел. Она показалась мне привлекательной и в то же время скромной. А теперь все пошло к черту.

   Хватит с меня. Я не собираюсь сидеть здесь весь вечер и вытягивать из нее слова клещами. Глупо надеяться, что она вдруг передумает. Пусть она симпатичная, пусть какая угодно – у меня есть и другие дела. Не хочу больше унижаться, нечего ей самоутверждаться за мой счет! Пожалуй, не стоит даже ждать, пока она сядет. Как только появится, брошу ей номерок и уйду. Нет, не так! Я буду изысканно вежлив: скажу, что вечер был чрезвычайно приятным, но меня ждут срочные дела. А потом уйду. Не стоит давать ей возможность оправдать свое поведение – пусть проснется завтра и поймет, что вела себя как последняя сука. Может быть, даже захочет снова встретиться и что-то исправить, но не тут-то было! Пошлю ее подальше. "Убирайся к черту, – скажу, – ты сама все испортила, а теперь поздно!" Хотя, пожалуй, если я увижу, что она на самом деле раскаивается, то прощу. Не сразу, конечно, – пусть сначала осознает, какая она зараза. А потом все-таки прощу, чтобы не считала меня мелочным. Наверное, у нее было много неудач с парнями, но я-то ведь совсем другой, и она это поймет. Надо показать ей, что я не такой, как Крейг и все остальные. Я буду заботиться о ней, буду думать о ее интересах. Всегда поддержу в беде. Ей никогда больше не придется работать. Шампанское – каждый день, если захочет. Со мной она никогда не будет одинокой, я дам ей счастье!

   Непонятно только одно.

   Где она, черт бы ее побрал?

   Аделаиды не было уже минут двадцать. Я успел ее отвергнуть, простить, состариться и умереть в один день, а она все не возвращалась. Вглядываться в толпу бесполезно – зал набит битком. Только вокруг меня пусто.

   Просидев еще пять минут в компании трех стульев, я наконец дождался.

   – Ты там не провалилась?

   – У тебя мой номерок? Я хочу уйти.

   – Э-э... да. Вот. – Я пошарил в карманах и протянул номерок.

   – Спасибо, – тихо сказала она. Еле заметно махнула рукой и исчезла в толпе. Это была последняя капля. До чего же отвратительный вечер! Одно мучение. Даже дверью хлопнуть не вышло. Надо было уйти сразу, не ждать. А то сидел как дурак и пускал сопли. Не себе все это надо было говорить, а ей! Какое унижение!

   Ну за что мне такое наказание?

   Я встал из-за стола, забрал пальто и вышел на улицу. Аделаида стояла на углу и ждала автобуса. Я быстро отвернулся и пошел на стоянку в обход. Просто пожалел эту дуру: если бы она увидела меня и сказала что-нибудь – мол, чего я увязался, – то, ей-богу, не удержался бы и вышиб ей мозги.

20. Когда падают звезды

   Вы когда-нибудь мечтали познакомиться со знаменитостью? А теперь представьте, что вам нужно ее убить! Просто голова кругом идет, верно? Они купаются в славе, их знают и любят миллионы простых людей по всей стране – а вы берете и разом кладете всему конец.

   Смерть звезды всегда в центре внимания, а когда она окружена ореолом таинственности, то слава возрастает неимоверно. Взять хотя бы Мэрилин Монро – ведь кроме нее тогда были и другие известные актрисы. Стала бы она легендой, если бы не умерла такой молодой, да еще при подозрительных обстоятельствах?

   Имейте в виду: я тут ни при чем, маловат был еще.

   Или, например, Тед Аллен. Что с ним случилось? Если верить газетам, он скрывается под чужим именем где-то в Парагвае или сбежал в Южную Африку с пятнадцатилетней девчонкой и годовым бюджетом своей телевикторины. Ничего подобного.

   Можете мне поверить.

   Я помню его еще с тех времен, когда он выступал в сборных концертах в лондонском "Палладиуме". Вылезешь, бывало, в воскресенье вечером из ванны, нальешь чаю и сядешь перед телевизором, а там всякие Брюсы Форсайты, Джимми Тарбэки и Теды Аллены – шутят наперебой, поют про любовь и чечетку выплясывают.

   Тоска такая – хоть волком вой.

   Я их всех терпеть не мог. Мало того, что завтра в школу переться, так еще смотри на этих старых придурков, и это в выходной день!

   У Теда Аллена была коронная фраза: "Ну это ж надо – жена ни за что не поверит!" На ней он и сделал себе карьеру. Его дружки из "Палладиума" хоть что-то умели или там в женскую одежду переодевались, а у него были только эти слова, да еще слава беспробудного пьяницы. Сперва он оттрубил двадцать лет на открытии супермаркетов, да еще в рекламе снимался, если повезет, и вдруг однажды в каком-то радиоинтервью взял да и ляпнул: "Ну это ж надо – моя бывшая ни за что не поверит!" От него как раз тогда только что жена ушла. Внезапно его начали приглашать на все шоу, и Тед понял, что может использовать одну и ту же фразу сколько угодно раз, просто заменяя "жену" на "старую корову", "кровопийцу" и так далее. Однажды, правда, прокололся с "черной подружкой" – пришлось публично приносить извинения и упражняться в политкорректности. Постепенно он стал культовой фигурой на телевидении и даже стал вести собственную телевикторину, которая обеспечивала ему постоянный доход. Хватало, если верить Логану, и на кокаин, и на девочек, и на шелковые чулки с подвязками.

   Ну и в конце концов пришлось ему совершить морскую прогулку на моем катере.

   Мы прошли уже милю с небольшим, как Крейгу вдруг пришло в голову вытащить кляп и поболтать со звездой. Обычно я такие вещи не приветствую, но ведь не каждый день имеешь на борту такого гостя, верно?

   – Ну, рассказывай! – скомандовал Крейг.

   – У меня денег нет, но я могу достать. Только...

   – Заткнись! Мне интересно не это, а твои приятели: Брюси, Тарби и так далее. Я хочу знать, кто из них голубой, кто колется, кто кого трахает, кто развлекается с собачками и все остальное дерьмо. Если чего утаишь, прострелю тебе колени, усек? – Крейг достал из кармана фляжку и дал Теду сделать глоток. – Давай колись!

   Такого захватывающего рассказа я не помню за всю свою жизнь. Столько грязи, наверное, всплывает наружу, только когда чистят Темзу. Мы с Крейгом слушали разинув рот, лишь иногда перебивая его восклицаниями типа "Да ты что?", "Нет, только не он!", "С каждым продюсером?" или "Прямо в задницу, палкой?"

   Так увлеклись, что заметили рыбацкий бот, лишь когда он оказался в пятидесяти метрах.

   Тед попытался заорать, но Крейг уложил его ударом по голове.

   – Накрой его, быстро!

   Крейг набросил брезент. Тем временем бот подошел ближе. С него свирепо таращились четверо рыбаков в желтых прорезиненных плащах.

   – Что вы тут делаете? – крикнул один из них, по-видимому, капитан. Я поднял пару удочек и коробку со снастями и объяснил, что мы собираемся ловить рыбу.

   – В это время? Здесь? Вранье!

   – А что? Нормальное место, не хуже других! – возмутился Крейг.

   – Здесь наши ловушки для омаров. Какого черта вам тут понадобилось?

   – Вам-то что? Может, мы искупаться решили?

   – Вы решили поживиться нашим уловом, вот что вы решили! Что там у вас под брезентом?

   – Пиво! – ответил я, сжимая в кармане рукоятку "глока".

   – Покажите!

   – А не пошли бы вы... – предложил Крейг.

   – А ты нас заставь! Ну-ка, Брендан, вызови береговую охрану и скажи, что у нас тут предполагаемые браконьеры.

   – Погодите! – крикнул я. – Минутку! Ладно, ваша взяла – бросьте нам конец, мы все покажем.

   Крейг понимающе взглянул на меня.

   Один из рыбаков бросил нам канат, и мы подтянули бот к себе почти вплотную. Все четверо стояли на корме и глазели на наш брезент. Трое из них держали в руках багры и отрезки толстого каната.

   – Давай, Крейг! Всех.

   Мы одновременно выхватили пистолеты и начали палить в упор. Яркие вспышки выстрелов разрезали темноту, освещая искаженные ужасом лица наших противников. Двое упали сразу, остальные, спотыкаясь, кинулись назад. Крейг выпустил весь магазин в бородатого здоровяка, а я разнес череп капитану, который боком соскользнул за борт.

   – Нет! Нет! – в ужасе завопил Брендан и кинулся в сторону рубки.

   – Стой здесь! – скомандовал я Крейгу и перепрыгнул на палубу бота. Как раз в этот момент заработал двигатель. Лодка резко тронулась с места, и я едва удержался на ногах, ухватившись за стопку корзин для омаров. У меня было всего несколько секунд. Береговая охрана – это серьезно. Я бросился вперед, с трудом сохраняя равновесие на качающейся палубе. Голова Брендана виднелась сквозь окно рубки. Я рванул дверь на себя. От удивления он выронил рацию – видно, думал, что уже ушел.

   – Нет! Не надо! – заорал Брендан, в панике прикрываясь рукой.

   Я поднял пистолет и выстрелил три раза.

   – Повторите! Повторите! Вы меня слышите? – звучал голос в рации. Я застыл на месте. Что делать? Одно ясно: этих четверых найти не должны. И лодку тоже.

   Времени почти не было. Я встал за руль и развернул бот. Приблизившись к катеру, я с удовлетворением отметил, что Крейг сообразил подцепить капитана багром и подтянуть к борту.

   – Надо спешить! Посмотри, сколько там веревки и грузов! – крикнул я, состыковавшись борт к борту. Крейг быстро произвел инвентаризацию и сообщил, что запасов у нас хватит только на троих. – Ничего, как-нибудь обойдемся. Я поищу здесь.

   На рыбацком боте нашлось все необходимое, и мы принялись привязывать грузы, прокалывать легкие и сбрасывать трупы за борт. Все заняло не больше десяти минут, хотя, казалось, прошла вечность. Голос по рации, неумолимо надвигающийся рассвет – мы работали как одержимые.

   – Ну вот и все. – Крейг перевел дух и вытер пот со лба. – Что будем делать с лодкой?

   – Там есть пара газовых баллонов. Сходи принеси. Пока Крейг ходил, я отыскал топливные баки и опрокинул их. Лодка превратилась в бомбу, готовую взорваться. Мы перебрались к себе и оттолкнулись баграми.

   – Иди включи двигатель, но не трогай с места без команды. – Я подождал, пока мы отойдем от бота метров на десять, и бросил туда два зажженных обрезка каната, намоченного в бензине (два, потому что в первый раз промахнулся). – Давай!

   Палуба бота вспыхнула, как один огромный костер. Через некоторое время огонь добрался до топливных баков и баллонов с газом. Предрассветное небо озарилось гигантской вспышкой. Половина лодки разлетелась в щепки.

   Я стоял и смотрел, как удаляются горящие обломки, пока они не превратились в едва различимое пятнышко света. Вот и оно исчезло. Крейг гнал как сумасшедший, соленые брызги окатывали нас с ног до головы. Внезапно я вспомнил о Теде и открыл брезент. Наш пленник лежал неподвижно, из раны на голове сочилась кровь. Крейг обернулся.

   – Мертв?

   Я пощупал пульс.

   – Почти. – Пару раз ударил по голове и пощупал снова. – Да. Теперь готов.

   – Вот это да! – протянул Крейг. – Тед Аллен. Надо было сначала взять автограф. Ладно, хрен с ним.

   – Отойдем еще миль на десять от лодки, бросим его в воду и домой.

   Я раздел Теда, проткнул ему легкие и желудок, затем привязал груз. В рот вложил бомбу, поменьше, чем в прошлый раз.

   – Пока, Тед! – помахал рукой Крейг. – Вообще-то он славный парень.

   Поверхность моря на мгновение вскипела – бомба сработала. Я скомандовал Крейгу поворачивать к дому.

   – В какую сторону?

   – Туда.

   Солнце уже поднималось. Денек обещал быть приятным, если, конечно, на нас не повесят убийство пяти человек.

   – Пиратство! – многозначительно покачал я головой. – Именно так это и называется. Могут и вздернуть, если поймают.

   – Да ну? – удивился Крейг.

   – Точно. Сейчас, пожалуй, только за это и вешают.

   – Круто!

   Вообще-то я не совсем уверен. Еще недавно в Великобритании и в самом деле полагалась смертная казнь за пиратство, государственную измену и поджог доков ее величества. В Уондсвортской тюрьме даже была действующая виселица – на случай если Долговязого Джона Сильвера сцапают в Портсмуте с канистрой бензина и спичками. Однако эту статью вполне могли отменить без моего ведома. Не уверен. Впрочем, такие тонкости Крейга, похоже, мало интересовали, настолько он был горд, что совершил самое страшное преступление, за которое вешают. Я даже пожалел, что сказал ему – так он выпендривался по пути домой, изображая джентльмена удачи.

   Удаляя с палубы последние следы Теда Аллена, я услышал звонок мобильника. Странно. Телефон новый, куплен специально для этой операции, и его номер никто не знает, кроме... Черт!

   Д. Б.

   Вот идиот! Как я мог так лопухнуться! Захватывающий рассказ Теда и дурацкая история с рыбаками заставили меня напрочь забыть, что Д. Б. хотел переговорить с Тедом, прежде чем мы его прикончим. Не знаю, что он хотел сказать, наверное, что-нибудь типа "со мной не шутят" или "что ты теперь скажешь?", но, так или иначе, инструкции нам были даны совершенно определенные. Д. Б. не тот человек, который прощает неточности.

   – Мать твою за ногу! Понял, кто это? – До Крейга наконец тоже дошло.

   – Спасибо за разъяснение.

   – Черт возьми, не хотел бы я быть сейчас на твоем месте!

   – На моем?! А кто его треснул по голове?

   – Но прикончил-то его ты, так ведь? Если бы не ты, Тед был бы в порядке.

   Ну и логика! В каком порядке? Связанный как рождественская индейка и истекающий кровью, на лодке в компании двух киллеров?

   Впрочем, к черту абстрактные рассуждения. Что сделано, то сделано – не важно, кто нанес последний удар. Тем более что это все-таки был я.

   – Что будем делать? – спросил Крейг.

   – Прикинешься Тедом, готовься.

   – Да иди ты на хрен! Спятил, что ли?

   – Успокойся, не по телевизору же тебе выступать. Пускай сопли и делай вид, что перепугался до смерти, вот и все.

   – А если ему надо узнать что-нибудь особенное? Номер счета, например, или где фотографии?

   – Ну, не знаю... Пошли его подальше, поартачься, пусть старина Тед выглядит героем. А потом я скажу, что он пытался сбежать и получил пулю в затылок.

   – Сбежать? Это как – слепил себе лодку из дерьма, пока мы смотрели в сторону?

   – Другого выхода нет. – Я достал мобильник. – Да?

   – Ты не позвонил. Как дела?

   – Все в порядке.

   – Ну ладно, давай его сюда.

   Я протянул телефон Крейгу, но он затряс головой и отвернулся. Пришлось снова говорить мне.

   – Одну минуту, развяжу ему руки. – Я снова сунул Крейгу мобильник, на этот раз подкрепив предложение "глоком". Крейг с изумлением взглянул на меня – пришлось зажать телефон рукой и объяснить: – Он любит поизмываться над клиентом перед тем, как его прикончить. Или это будешь ты – вместо Теда, или мы оба, уже сами по себе.

   Помахав еще немного руками, Крейг все-таки взял телефон и приложил к уху.

   – Алло? – пропел он голосом тетушки, приглашающей любимого племянника на именины. Все, конец. – Да, да... – Я пнул его по ноге и прошипел что-то неразборчивое, стуча себя кулаком по лбу. Он кивнул и довольно ненатурально начал изображать кашель, всхлипывания и рвотные потуги.

   – Что? – спросил Крейг немного погодя и в панике вытаращился на меня. – Вы... э-э... да, да. – Он сморщился, прочистил горло и, запинаясь, произнес: – Ну это ж надо – жена ни за что не поверит!

   Я отвернулся, то ли смеясь, то ли плача. Он повторил фразу еще несколько раз – получалось все хуже и хуже.

   – Да, да, хорошо. – Крейг протянул мне мобильник. Помедлив, я взял его и приготовился к худшему.

   К моему изумлению, Д. Б. сказал лишь: "Все, кончайте его, только держите телефон рядом, чтобы я слышал.

   Силы небесные! Изобразить Теда Аллена хуже, чем Крейг, было просто невозможно. "Ну это ж надо" получилось настолько жалко, что даже последний тупица сразу бы все понял. Однако Д. Б. купился – поверил, что этот придурок с кашей во рту и есть знаменитый комик. Кретин! С другой стороны, ничего странного. У него не было никаких причин подозревать, что говорит кто-то другой, а кроме того, под дулом пистолета мало кто похож сам на себя. Вот и поверил.

   Я вытянул руку с телефоном в сторону моря и выстрелил два раза в воздух.

   – Готово.

   – Отличная работа, – сказал Д. Б. и отключился. Я перевел дух и швырнул мобильник в воду.

   – Ну что? – нетерпеливо спросил Крейг.

   – Ну это ж надо – Д. Б. ни за что не поверит! – с чувством произнес я, утрируя его интонацию. – Ну и козел же ты, приятель!

   – Он хотел услышать это в последний раз – он и еще кто-то с ним. Пожалуйста – жалко мне, что ли?

   Они там вроде были довольны, поверили. А разве плохо получилось?

   – Видишь те волны, вон там?

   – Вижу, – ответил Крейг, всматриваясь.

   – Это Тед Аллен переворачивается в своей могиле.

21. Немного везения

   Крейг собрался было снова завалиться ко мне и устроить пьянку, но я решил, что это становится дурной привычкой, и велел ему отправляться домой и принять пару таблеток снотворного. Кроме того, у меня были другие планы.

   Свидание.

   – С кем? – заинтересовался он.

   – Не важно, – ответил я, напустив на себя загадочность. В фильмах это обычно действует, но не в реальной жизни. Он приставал всю дорогу, и на катере, и в машине. Под конец мне захотелось его пристрелить.

   – Скажи, не будь сукой. Ну пожалуйста! Кто она? Черт побери, Бриджес, ну скажи, а? Ну чего ты уперся? Интересно же.

   И так далее, два часа без перерыва.

   – Аделаида.

   – Ну, ты даешь! Как тебе это удалось? Случайность, чистая случайность. Мы столкнулись, когда я следил за Тедом на прошлой неделе. У него была квартира в Кенсингтоне, и я околачивался там несколько дней, изучая его расписание. Аделаида проходила мимо и заметила меня. Я, естественно, отвернулся, надеясь, что она сделает то же самое, но она вдруг подошла ко мне и поздоровалась, довольно неловко. И сразу принялась извиняться.

   – Извиняться?

   – Да, сказала, что терпеть тебя не может, а в бар ее тогда силком привели. Вот и подумала, что я, наверное, такая же скотина, как и ты, в общем, заранее готовилась к худшему.

   – Вот тварь! – сплюнул Крейг.

   Я стоял на углу и ждал, когда Тед выйдет из дома, поэтому не мог уделить Аделаиде достаточно внимания. Отвечал вежливо, но коротко, надеясь, что она поскорее уйдет. Это, наверное, заставило ее еще сильнее почувствовать свою вину. В конце концов она сама предложила встретиться.

   – Что? – Я недоверчиво взглянул на нее.

   – Позволь мне исправиться. Я вовсе не такая стерва. Давай сходим куда-нибудь и познакомимся по-настоящему.

   Как вы понимаете, предложение было немного неожиданным. Что за твари эти женщины? Почему они всегда застают меня врасплох? Да будь ты хоть немного предсказуемой! Черт возьми, неужели нельзя хоть раз позволить догадаться, что ты будешь делать, думать или чувствовать через пять минут?

   – И что она ответила?

   – Я ей этого не сказал. Я только... Ладно, не важно.

   Мы договорились, что я позвоню через недельку, когда немного развяжусь с делами. Она взглянула на меня слегка недоверчиво и попрощалась, а я остался торчать на наблюдательном посту. Но через неделю все-таки позвонил. Я рассчитал, что с Тедом мы покончим где-нибудь с четверга на пятницу, и предложил пойти куда-нибудь в субботу. Если она, конечно, сможет. К моему удивлению, она могла, и мы договорились встретиться у касс вокзала Ватерлоо в полдень.

   Крейг сказал, что, поскольку свидание только завтра, мы с ним вполне можем "немного принять", но я его разочаровал. Мне надо было хорошенько вымыться и отдохнуть, чтобы избавиться от запаха смерти. Я постоянно чувствовал его. Смерть обволакивала меня, она, казалось, была везде: в волосах, под ногтями, в порах кожи. В таком виде невозможно идти на свидание.

   Вообще-то и возвращаться со свидания – тоже. Но на этот раз у меня должно получиться.

   Все будет хорошо.

* * *

   Как я уже говорил, спиртное мне не нравится, и окружающим от этого только лучше. Поэтому я предложил Аделаиде съездить прогуляться в Брайтон, и через двадцать восемь часов мы уже катили на поезде к побережью.

   Путь прошел почти без происшествий. Мы мирно беседовали о том о сем, в основном обсуждая то, что видели из окна. Аделаида зачем-то взяла с собой большой термос и не придумала ничего лучше, как всучить мне в трясущемся на полной скорости вагоне тонкий пластиковый стаканчик, до краев наполненный расплавленным кофеином. Колени мои несколько пострадали, но в остальном путешествие прошло спокойно, если не считать того, что она упомянула Теда Аллена.

   – Ты что, не смотрел новости? Он исчез, не пришел в студию – все считают, что сбежал. Его дом недалеко от нашего, за углом. Сегодня утром там было полно полиции.

   – М-м... Интересно, – пробормотал я. На том разговор и закончился.

   День был теплый и солнечный. На этот раз я решил изменить своим вкусам и надеть вместо обычного "похоронного" костюма что-нибудь повеселее. Черное мне идет, но я в нем слишком заметен – как будто нарочно стараюсь быть похожим на киллера. Выбрал джинсы, голубую рубашку и новую куртку, тоже голубую. В общем, один цвет заменил на другой. Так, наверное, не положено. Или сойдет? Черт его знает. Терпеть не могу одежду и совершенно в ней не разбираюсь. Странно: все вокруг умеют одеваться, один я вечно выгляжу как придурок. Целое утро разглядывал себя в зеркало и все равно до конца дня не мог отделаться от ощущения, что привлекаю всеобщее внимание.

   – Куда пойдем? – спросила она.

   – На пирс, посмотрим на море.

   Болтая, мы спустились с холма на берег. Аделаида снова спросила, чем я занимаюсь, и я сказал – компьютерами. Она постаралась проявить интерес и даже задала несколько вежливых вопросов, но быстро охладела. Компьютеры – хорошее прикрытие, но совершенно не годятся для поддержания разговора. Я достаточно в них разбираюсь, поскольку часто использую в работе, а те, кто от этого далек, обычно много вопросов не задают. Может быть, потому, что им скучно? Тогда, значит, и я кажусь им скучным? Так чего же, в таком случае, я жду от женщин, если сам убиваю в них интерес к себе?

   Выходит, все эти годы я сам себе все портил?

   С другой стороны, что, если бы они узнали о моей настоящей профессии? Как бы отреагировали? Насколько бы это их впечатлило? Да, наверное, тогда я предстал перед ними совсем другим.

   Но как быть с деталями? Рассказывать? Они придут в ужас, испугаются до смерти и побегут в полицию, а мне придется принимать меры – не пускать же их туда. У меня просто не останется выбора. Поэтому пусть уж лучше будут компьютеры. Хотя... Почему обязательно они? Неужели больше ничего нельзя придумать? Что-нибудь интересное, увлекательное.

   Вот, например, журналистика.

   – В какой газете ты работаешь? Может быть, я актер?

   – В каких фильмах снимался?

   – Я играю только на сцене.

   – В каком театре? Можно посмотреть? Автогонщик?

   – Как здорово! Я приду поболеть. Фотограф.

   – Сделай мой портрет! Ищу кости динозавров.

   – Покажи свою коллекцию! Глубоководный ныряльщик.

   – Научи меня плавать!

   Я работаю с компьютерами.

   – Да? А какой твой любимый сериал? Вот это уже лучше. Да уж...

   Я не должен привлекать внимание к своей работе. Так что, если вдруг моя девушка сама окажется программистом, придется мне стать мусорщиком, не иначе.

   Прогуливаясь по пирсу, мы купили огромную порцию сахарной ваты, однако наши руки и лица тут же покрылись отвратительной липкой пленкой, так что вату пришлось выбросить и отправиться умываться.

   – Где ты познакомился с Крейгом? – спросила Аделаида.

   – У его юриста – я там работал. С компьютером. Настраивал базу данных.

   – Но вы такие разные... Не понимаю. Почему вы общаетесь? Ты ведь не пьешь, если я правильно поняла, и совсем не похож на его дружков. Никак не могу представить вас вместе.

   – Противоположности сходятся...

   – Ты что, голубой?

   – НЕТ! С чего ты взяла? Я просто пошутил. Боже мой! Нет, конечно, – замахал я руками. Она улыбнулась. – Нет, я имел в виду, что мы вполне можем общаться, хотя не имеем ничего общего. Ну, то есть... почти ничего.

   – В самом деле? Что же у вас общее? Я задумался.

   – Компьютеры. Крейг тоже ими занимается.

   – Вот как? – недоверчиво произнесла она.

   – Ну, то есть... не совсем. Он хочет научиться, а я ему все показываю.

   – Не знаю... Крейг совсем не похож на компьютерную крысу... Извини, – спохватилась она. – Извини, пожалуйста, я совсем не имела в виду тебя. Ты тоже не похож.

   – Ничего страшного. Спасибо.

   – Знаешь... – Она задумалась. – Я хотела сказать, что Крейг, по-моему, не настолько умен, чтобы интересоваться компьютерами.

   – Понятно. – Выходит, и я не настолько умен?

   – А чем зарабатывает Крейг? – Аделаида пристально посмотрела на меня. – Мне это всегда было интересно. У него всегда полно денег – значит, он должен где-то работать?

   Сказать снова про компьютеры? Нет, не стоит.

   – У него богатые родственники.

   – А, тогда понятно. По нему сразу видно, что он никогда в жизни не работал.

   – Счастливчик.

   – Еще чего! Нет, спасибо. Лучше я буду сама зарабатывать деньги, чем стать такой, как Крейг.

   – Тебе он очень не нравится, да?

   – Совсем не нравится.

   – Почему?

   – По многим причинам, но в основном из-за того, как он обращается с Джеки. Она по уши в него влюблена, а он... Появляется когда хочет, а потом вдруг исчезает на целые месяцы. Изменяет ей постоянно, даже деньги крадет! Вечно задирает нос, командует и так далее. – Она скривилась. – Ненавижу, когда девушки ругаются, но он просто дерьмо.

   – Да?

   – Дерьмо и кретин. Подонок, мразь, этот, как его...

   – Сукин сын?

   – Вот именно, – хихикнула она. – Сукин сын!

   – Я такого не понимаю. Джеки такая красивая... Никогда не смог бы так обращаться с девушкой. – Мне очень хотелось извиниться перед Аделаидой, непонятно за что.

   Мы облокотились на перила в конце пирса и стали смотреть на сверкающее море.

   – Нет, конечно, ты бы не смог. Поэтому-то я и удивляюсь, что вы с Крейгом друзья.

   – Друзья? Нет, мы не друзья, я просто учу его, вот и все. Я и сам думаю, что он дерьмо.

   – Правда? – улыбнулась она.

   – Настоящее дерьмо. И кретин.

   – А еще?

   – Подонок, и мразь, и...

   – И сукин сын? Ты в самом деле так думаешь?

   – Чертов сукин сын, – кивнул я. – Задница и сукин сын.

   Аделаида расхохоталась.

   – Мне так нравится, как ты ругаешься.

   Я ее уже любил – это был один из лучших моментов в моей жизни. Мы возвращались с пирса, чувствуя себя друг с другом гораздо непринужденнее. По пути встретился тир.

   – За двоих. – Я положил деньги на стойку.

   – Ой, я совсем не умею стрелять! – сказала Аделаида, но я все-таки заставил ее взять ружье.

   – Попробуй, это интересно. – Я решил не очень выпендриваться и пару раз тоже промахнуться, но все-таки выиграть для нее какую-нибудь игрушку.

   Хозяин тира выдал нам свинцовые пульки, и мы начали стрелять в металлических уток, движущихся в ряд друг за другом. Наверное, прицел был сбит, потому что я сразу же промазал. Второй выстрел – тоже мимо. Утку удалось сбить лишь на третий раз, и еще одну – четвертым выстрелом – только задеть. Пятую пульку я позорно потерял, перезаряжая ружье.

   – Ничего, ребята, в следующий раз повезет, – ухмыльнулся старый пройдоха за стойкой. Аделаида потянула меня за рукав, но я уже завелся. Занимаюсь этим делом сколько себя помню, могу попасть в монетку за две сотни метров, а тут – какие-то жестяные утки!

   – Еще! – потребовал я.

   – Не трать зря деньги, – стала уговаривать меня Аделаида, но я заявил, что просто получаю удовольствие и сейчас выиграю ей игрушечного кролика. Первый выстрел – одна есть. Вторая. Третья. Четвертый – мимо. В пятый раз я попал, но утка почему-то не упала. На ней даже осталась отметина. Я подозвал хозяина.

   – Бывает такое, – ответил он. – Если попадаешь под углом, они не падают.

   – Не было никакого угла! – возмутился я. – Да она у вас просто приклеена!

   Злополучная утка снова проплыла мимо. Старик тронул ее пальцем, и она послушно опрокинулась.

   – Извини, приятель, мы их не приклеиваем. Просто они иногда почему-то не падают.

   Я вынул бумажник и достал бумажку в десять фунтов. В этот момент Аделаида взвизгнула от восторга.

   – Есть! – Она в восторге потрясла ружьем. – Пять подряд!

   – Ну что ж, красавица, какой приз хочешь? Любой со средней полки.

   – Слона! – ткнула она пальцем в пухлого монстра цвета той сахарной ваты, что мы кинули в урну.

   – Пожалуйста, милочка, отличный выбор! Аделаида торжественно приняла слона и подняла его над головой, словно футбольный кубок.

   – Я попала пять раз! – похвасталась она и, прежде чем я успел пожаловаться на приклеенную утку, протянула слона мне. – Вот!

   – Что? Нет, я...

   – Бери-бери! Я выиграла его для тебя, пусть он у тебя и будет, – настаивала она.

   Я пытался деликатно отказаться, но она и слышать ничего не хотела. В конце концов, чтобы не обижать ее, игрушку пришлось взять. Аделаида победным шагом двинулась вперед. Я бросил мрачный взгляд на хозяина, но он лишь улыбнулся и развел руками.

   Представляете? Мы всего полчаса как приехали, и теперь мне весь день придется таскать с собой это розовое чудище!

* * *

   Мы долго бродили по пляжу, смеясь и болтая. Аделаида разулась и зашла по колено в воду, но вскоре вернулась.

   – Холодно, и камни острые, – пожаловалась она.

   – Правильно, потому я и не полез туда.

   – Ты когда-нибудь пускал блинчики?

   Следующие пять минут мы соревновались, кто дальше пустит плоский камешек по воде. К моему удовлетворению, на этот раз победил я.

   – Видела? Восемь раз!

   – Ничего подобного! – возразила она. – В лучшем случае шесть, да еще маленький всплеск в самом конце.

   – Да что ты говоришь, восемь, точно восемь! Видела, как далеко он залетел?

   – Я говорю не о расстоянии. Важно, сколько раз он подпрыгнул. Восьми не было, я считала.

   – Нет, восемь! Хочешь, еще раз брошу? – Но больше семи мне сделать так и не удалось. – Все равно в тот раз было восемь.

   – Ладно, пускай.

   – Нет, что значит "пускай"? Точно восемь!

   – Да верю я, – улыбнулась она, да еще и хихикнула. Черт побери! У меня в самом деле было восемь, а она смеется, как будто я вру. Зачем мне? Не хочу показаться мелочным, но я точно посчитал!

   – Я один раз сделала одиннадцать.

   Мне хотелось сказать "Ну да, конечно!", но я сдержался. Пускай будет одиннадцать, мне-то что.

   – Там был пруд, вода – как зеркало. Камешек долетел почти до другого берега. Будь пруд шире, получилось бы и больше.

   – Сколько? Тринадцать?

   – Об этом теперь никто не узнает. Прошлого не вернешь. Ты знаешь, иногда я горжусь этим, словно каким-нибудь фантастическим достижением. Надеюсь только, что у меня будут и другие достижения в жизни.

   – Какие? Сделаешь четырнадцать? Аделаида засмеялась.

   – В подходящем месте, в подходящую погоду и подходящим камешком – может, и шестнадцать.

   – Ты сумасшедшая, – покачал я головой. – Я тебя боюсь.

   – Хочешь есть?

   Мы сели за столик в маленьком кафе с приморской кухней и заказали обед.

   – Разве может быть что-нибудь вкуснее рыбы с картошкой? – воскликнула Аделаида.

   – Не знаю, наверное, может.

   – Я люблю снять кожицу и сначала съесть филе, а потом все остальное с картошкой.

   – Правда? – Почему женщины всегда едят как-то по особенному? Я попробовал сделать то же самое, но быстро оставил эту затею – слишком трудно, тем более маленькой деревянной вилкой.

   – Почему ты до сих пор не женат? – неожиданно спросила Аделаида. – И девушки у тебя нет.

   – Э-э... Не знаю. Так уж вышло – не встретил никого.

   – Никого? Неужели совсем не встречал?

   – Встречал, но никому не нравился.

   – Ты не нравишься девушкам? Почему? Чем ты им не подходишь?

   – Не знаю.

   – Значит, есть в тебе что-то, что их отталкивает?

   – Может быть. Не знаю.

   – М-м... – задумалась она, разглядывая меня. – Одна моя подруга опасается мужчин, с которыми на первый взгляд все в порядке, но девушки или жены нет.

   Что она имеет в виду?

   – Потому что, – продолжала она, – если с ними на самом деле все в порядке, то он не должен быть один, а раз он один, значит, причина все-таки есть.

   – Логично, – кивнул я.

   – Это не мои слова, а моей подруги, Элейн. Она встречалась только с женатыми мужчинами, потому что в них наверняка есть то, чего нет у холостяков. Так она говорила.

   Что за идиотская теория! И без того достаточно трудно познакомиться с девушкой, а тут еще всякие предубеждения! Хотел бы я иметь в избытке то, что очень нужно этой Элейн, и не дать ей! Например, лекарство для умирающего родственника или акваланг на затонувшей подводной лодке. Хотя, по правде говоря, таким людям редко нужно что-нибудь особенное. Вряд ли Элейн вообще знает, что такое одиночество.

   Аделаида наконец обратила внимание на мой мрачный вид.

   – Ты что? Я сама так не думаю, это говорила подруга.

   – Хороши же у тебя подруги. Одной нравится, когда с ней обращаются как с дерьмом, другой подавай чужих мужей. Неужели нормальные честные парни больше никому не нравятся?

   – Да не принимай ты все так близко к сердцу! Ведь вы даже не знакомы – разве что с Джеки, и то чуть-чуть.

   – А поскольку я не краду деньги и не имею жены, то никогда и не познакомлюсь.

   – Тем лучше.

   Ладно, оставим эту тему. Аделаида тут ни при чем, и даже если она сама придерживается таких взглядов, то что толку спорить?

   – Да, – сказал я и решил обдумать все попозже, на досуге.

   – Так почему ты все-таки не женат?

   – Трудный вопрос. Все равно что спросить кого-то, почему он женат. Женат, потому что встретил подходящую девушку. А я не женат, потому что не встретил.

   – Но ты же встречаешь иногда девушек?

   – Да, но познакомиться с ними не так просто. Не могу же я подойти к ним в пабе или на дискотеке, среди толпы, хлопнуть по плечу и сказать: "Привет, надеюсь, ты не будешь против, если мы немного поскучаем вместе? Может быть, понравимся друг другу и станем спутниками жизни. Давай я заплачу за выпивку и подвезу тебя и всех твоих друзей домой, а ты дашь мне свой телефон". Извини, но я примерно этим и занимался целый год, когда вышел из тюрьмы. Больше не хочу.

   Аделаида странно посмотрела на меня.

   – Что?

   – Ты был в тюрьме?

   – Что? – Я весь сжался, сердце заколотилось в груди. Боже, что я сказал! – Нет, я...

   – Что ты сделан?

   – Ничего. Черт, извини. Я не должен был... Извини.

   – Ты не волнуйся, ничего страшного. Я не хотела тебя расстраивать, просто интересно. Если не хочешь, не говори – меня это не касается.

   Как я мог проколоться? Потрясающее легкомыслие! Странно еще, что и про убийства не сболтнул. Так. Думай, Иан, думай! Она еще сидит напротив, не закричала в ужасе и не убежала. Более того, судя по горящим от любопытства глазам, в ближайшее время не собирается. Да и с какой стати? Что тут такого? За решеткой перебывала куча народу, хотя рассказывать об этом окружающим, особенно девушкам, конечно, не рекомендуется.

   Что, интересно, она теперь обо мне думает?

   Вероятно, ничего хорошего. Как обидно, ведь до сих пор все шло так хорошо! Кретин! Неужели трудно следить за тем, что болтаешь?

   Ладно, ничего не поделаешь, слово не воробей. Аделаиду я больше никогда не увижу. А может, оно и к лучшему.

   По крайней мере ее не нужно убивать. Или все-таки нужно?

   Нет, конечно, не нужно. Допустим, сидел я, ну и что? Понятно, что детей от меня она не захочет рожать, но и в полицию не побежит – зачем? Это уже хорошо.

   Черт побери!

   Аделаида продолжала смотреть мне в глаза, ожидая ответа, и я решился. Теперь уж все равно. Только не про трусы! Не стоит унижаться.

   – Убийство, – произнес я тихо.

   – Не может быть!

   – Я не хотел, все вышло случайно. В драке. Я тогда был совсем мальчишкой.

   – Боже мой! Как это произошло?

   – Извини, мне не хочется рассказывать. Столько лет прошло. Я стараюсь забыть.

   – Да, да, конечно, извини, я не подумала. Теперь мне понятно...

   – Что понятно?

   – Почему тебе трудно разговаривать с женщинами. И что у вас общего с Крейгом. И почему ты всегда немного грустный.

   – Неужели?

   – Да, но тебе идет.

   – Э-э... спасибо. – Я оттолкнул тарелку с недоеденной рыбой. – Ладно, если ты хочешь распрощаться и уйти, я все пойму. Не беспокойся, я не буду тебя преследовать.

   – Уйти? Иан, какой ты глупый! Меня совершенно не беспокоит, что ты был в тюрьме, – воскликнула она. Я оглянулся – нас могли услышать. – Поверь мне, я не собираюсь осуждать тебя за прошлые ошибки. Мы все ошибаемся, жизнь есть жизнь. Ведь это не вошло у тебя в привычку, верно?

   – Э-э...

   – Ну вот. Ты замечательный человек, тонкий, деликатный – я таких еще не встречала и страшно рада, что познакомилась с тобой. Так что, если эта перспектива не приводит тебя в ужас, мы могли бы встречаться и дальше.

   – Ты хочешь?

   – Хочу, – улыбнулась Аделаида и снова занялась рыбой. Я сидел и смотрел на нее, не в силах поверить тому, что услышал. Выходит, как специалист по компьютерам я скучен, но стоит добавить сюда убийство, и она уже готова целовать мне руки. – Ты знаешь, – продолжала она, – я, пожалуй, не стану рассказывать обо всем этом Джеки и Элейн.

   – Почему?

   – Потому что тогда тебе придется отбиваться от них руками и ногами.

   Я задумчиво почесал в затылке. Как понять этих чертовых женщин?

22. Оплата счетов

   У меня сидел Логан.

   Такого еще не бывало. Я всегда приезжал в "Вольеру". Сегодня он был здесь.

   Что ему нужно? Пускай скажет сам.

   – Есть работенка. – Это понятно. – Для тебя и твоего дружка.

   – Для Крейга? – уточнил я. Можете обвинить меня в излишнем педантизме, но когда речь идет о работе, я настаиваю на точности. Фразы типа "мы хотим, чтобы ты разобрался, сам понимаешь, с этим, который" могут быть легко поняты неправильно.

   – Да, Крейга, – кивнул он.

   Кстати, Крейга с нами не было. Такого тоже не припомню – всегда был кто-то третий.

   – Он не должен знать, откуда заказ, – только то, что должен делать, понял?

   – Понял. Только план действий. Кто?

   – Коннолли.

   – Коннолли? – переспросил я, ожидая, что получу фотографию и досье. Потом до меня дошло. – Коннолли? Бухгалтер Д. Б.?

   – Он самый.

   – Черт побери! Почему? Извини, молчу.

   – Послушай, парень, я кое-что тебе скажу. Он спутался с легавыми – собирается сдать меня, тебя, Д. Б. и всю команду. Надо его остановить. Быстро. Очень быстро. На этот раз нет времени вынюхивать и топтаться вокруг него неделями, как обычно. Я скажу, где и когда он завтра будет, и ты сразу займешься делом. Понял?

   – Да, – кивнул я, хотя уверенности не чувствовал.

   – Я хочу, чтобы ты сработал быстро и как можно чище. Делай что угодно, но чтобы потом никаких вопросов. Ни от кого: ни от легавых, ни от наших ребят, ни от Д. Б.

   – Д. Б.? – удивился я.

   – Его дело – собирать деньги. Ответственные решения принимаю я. Иначе организации не было бы.

   – Пока непонятно. Впрочем, какая разница: мое дело – выполнять.

   Логан продолжал: – Д. Б. об этом деле ничего не знает. И не должен узнать.

   – Почему?

   – Скажем так: у меня есть источник. В высоких кругах. Когда надо, мне дают знать. Насчет Коннолли все точно, но мой человек согласен иметь дело только со мной. Никто не должен знать, что он существует, – даже Д. Б.

   Это логично. У Логана больше мозгов, чем у Брода. Логан умеет покупать информацию, Д. Б. действует только силой. В бизнесе часто нужен тонкий подход.

   – Никто из наших парней не должен ни о чем догадаться – никогда.

   – Хорошо, Дэнни.

   – Но самое главное – сделай дело. У тебя один-единственный шанс. Если провалишься, второго не будет, потому что за решеткой окажутся все.

   – Понял.

   – Надеюсь. Имей в виду: некоторые из наших тоже с ним. Если кто-то будет мешать, убирай сразу. Другого выхода нет.

   – Кто они?

   – Еще не знаю, но без Коннолли легавые не смогут ничего доказать, он их главный козырь, а значит, твоя главная цель. Если понадобится, убирай и других, но Коннолли – обязательно. Понял?

   – Считай, что он уже мертв.

   – Отлично. Что тебе понадобится?

* * *

   Дистанция была не более сотни метров, обзор нормальный. Я занял позицию у окна на первом этаже дома через дорогу от Коннолли. Никаких проблем – можно, если надо, всадить пулю в замочную скважину. Крейг засел на обочине дороги в полумиле дальше с автоматом, спрятанным под пальто. У меня, кроме винтовки Ml2, был "узи" и, само собой, мой верный "глок". Логан выдал еще пару гранат на случай, если сюжет станет совсем уж увлекательным, но я очень надеялся, что до этого не дойдет. Местные жители наверняка бы со мной согласились.

   Коннолли был дома. Я видел, как он одевается. Можно было бы попробовать сделать его через окно, но я решил действовать наверняка. Пусть выйдет на улицу.

   Девять двадцать. За ним скоро приедут.

* * *

   Она снова начала хныкать. Я обернулся и приложил палец к губам. Муж все еще не пришел в себя, на его лбу сияла огромная лиловая шишка. Интересно, это у нее череп крепче или я подсознательно ударил ее не так сильно, потому что пожалел женщину? Думал об Аделаиде? Так или иначе, я не хотел бить еще раз, чтобы не нанести серьезных травм. Мне нужно было лишь временно занять их спальню.

   Лица моего они не видели. Вошел я в шлеме мотоциклиста, а теперь у обоих были завязаны глаза. Однако мне придется говорить с Крейгом, и они могут услышать. Я положил их рядом с собой в спальне, чтобы иметь возможность присматривать, но это было два с лишним часа назад. До часа икс осталось всего ничего – теперь можно отправить их в соседнюю комнату и больше не волноваться.

   Я попытался поднять женщину, но она начала брыкаться. Пришлось взять ее за плечи и хорошенько встряхнуть.

   – Спокойно, а то пристрелю, – прошептал я, изменив голос. – Будешь молчать – выживешь.

   Подождав, пока она успокоится, я перенес ее в спальню напротив и положил на кровать. Это вызвало новую истерику, которая, впрочем, прекратилась, когда я вышел и через несколько секунд притащил мужа.

   – Веди себя хорошо! – сказал я и закрыл дверь. В наушниках зазвучал голос Крейга. Он спросил, с кем я разговаривал.

   – А ты как думаешь? Сколько у меня тут женщин?

   – Какая она?

   – Очень хорошенькая, чувственная. И кожа отличная – гладкая и загорелая.

   – Откуда ты знаешь?

   – Как откуда? Она еще в ночной рубашке.

   – Правда? В прозрачной?

   – Что?

   – Рубашка прозрачная?

   – Ну да, – соврал я. Она открыла мне дверь, а кто станет открывать дверь в прозрачной рубашке, особенно если муж дома?

   – Экий ты счастливчик! Хорошо тебе там.

   Ага, именно за этим я и пришел: насиловать женщину под дулом пистолета рядом со связанным мужем, предварительно открыв огонь по оживленной улице из окна первого этажа. Отличный план!

   – Если найдешь ее трусики, прихвати и мне парочку, ладно? – продолжал Крейг. Потом перешел к делу: машина только что проехала. – Будь готов, они на подходе.

   Я посмотрел сквозь прицел и увидел приближающийся "мерседес". Вот он остановился возле двери. Кто-то встал с пассажирского сиденья. Я узнал его – человек Д. Б. из порта, кажется, его зовут Жюль. Неужели тоже стукач?

   Жюль позвонил. Через секунду дверь открылась, и Коннолли выглянул наружу. Я высунул ствол из окна и прицелился, но Коннолли тут же исчез за дверью, оставив Жюля ждать на крыльце. Я убрал винтовку и стал ждать.

   От двери до машины метров пять. Пока он будет идти, я успею выпустить весь магазин.

   Коннолли снова появился, и я прицелился. Теперь надо подождать, пока он закроет дверь – отрезать ему путь к отступлению. Вдруг в окошке прицела стало темно. Я поднял глаза – надо мной возвышался двухэтажный автобус, полный японских туристов, которые таращились на меня, раскрыв рот.

   Черт с ними, с япошками! Так или иначе, когда я начну стрелять, это услышат все. Главное то, что проклятый автобус заслонил цель!

   К тому времени как автобус проехал, Коннолли уже забрался в "мерседес" и Жюль закрывал дверцу. Возможности для снайперского выстрела были исчерпаны. Я поймал в прицел крышу машины и нажал на спуск.

   Мир и покой респектабельной Белгравии разбились вдребезги вместе с боковыми и задними стеклами "мерседеса". Расстреляв весь магазин, я уже готов был перебежать дорогу и расстрелять пассажиров в упор, но они не стали меня дожидаться. Машина с визгом набрала скорость и стала стремительно удаляться.

   – Они едут к тебе! – сообщил я Крейгу. – Останови и убери всех.

   – Понял.

   Я засунул винтовку в чехол и перекинул через плечо. Сбежал по ступенькам и оседлал свою "хонду". В Лондоне пробки – обычное дело, поэтому, когда нужен быстрый отход, я всегда беру мотоцикл. Шлем уже был на голове, "узи" и "глок" готовы к бою. Я сорвался с места и помчался за "мерседесом".

   Вдали послышались автоматные очереди и пистолетные выстрелы.

   – Бриджес, все хреново, он ушел! Я продырявил ему весь мотор, но он не остановился.

   – Дуй за ним!

   К этому моменту я уже поравнялся с Крейгом, который бежал к своему мотоциклу с автоматом в руке, распугивая прохожих.

   – Давай! Давай! – крикнул я, проносясь мимо.

   Движение на улице застопорилось. Несколько машин развернулись поперек дороги, не давая проехать остальным. Я заметил на некоторых следы пуль, но "мерседеса" Коннолли среди них не было. Пришлось притормозить, чтобы объехать пробку по тротуару.

   – Куда он поехал? – спросил я.

   – Прямо! – пропищал металлический голос внутри шлема.

   Я нажал на газ и рванул к реке.

   Если бы все происходило днем, то основная масса машин двигалась бы на юг, мешая Коннолли, теперь же ему удалось, петляя между машинами, проехать довольно далеко, и я засек его лишь у въезда на мост Челси.

   "Мерседес" стоял на светофоре, окруженный машинами со всех сторон. Из заднего окна кто-то высунулся и, по-видимому, заметил меня. Прогремели три выстрела, но пули ушли в сторону – я даже не слышал свиста.

   – Мост Челси! Он застрял! – прокричал я в микрофон, но "мерседес" был уже свободен и начал удаляться, задевая и расталкивая другие машины. В меня снова несколько раз выстрелили. Я затормозил у стоящей машины, пригнулся и вытащил "узи".

   – Я у тебя за спиной! – прозвучал в шлеме голос Крейга. Несколько пуль отскочило от корпуса машины. Шины "мерседеса" завизжали – водитель пытался снова разогнаться. Внезапный рывок лишил стрелка точности, что дало мне возможность высунуться из-за укрытия и выпустить прицельную очередь. Правда, я долго не мог решить, куда целиться – по шинам или в стрелка, так что в результате толку вышло мало. Прежде чем мне удалось снова прицелиться, "мерседес" уже прошел половину моста и был вне досягаемости.

   Автоматная пальба наделала паники: люди метались и вопили, некоторые кидались на землю.

   Взвизгнули тормоза. Рядом остановился Крейг.

   – Ты в порядке?

   – Гони! Не выпускай их из виду!

   Крейг понесся вперед. Я поднял свою "хонду" и помчался следом, слушая его указания.

   – Прямо. Кольцо. Поворот на Клэпхем. Он впереди корпусов на десять, гонит как сумасшедший. Погоди, кажется, опять застрял.

   – Можешь попасть?

   – Нет, а то свалюсь. Мать твою! Стреляет, сука! Вот гад! Погоди, сейчас...

   Я немного задержался на повороте, но сориентировался и поехал напрямик между машинами, сопровождаемый гудками и проклятиями водителей.

   – Встал. Опять пошел. Погоди, кажется, сейчас смогу... Гад! Вот сукин сын!

   – Что такое?

   – Не могу попасть на ходу, а он стреляет в меня. Откуда у него столько патронов?

   – Я тебя почти догнал. Ты где?

   – Сейчас... Мать твою, не попал!

   Впереди образовалась огромная пробка. Машины стояли беспорядочно, уткнувшись друг в друга. Водители качали головами, разглядывая битые бамперы. Я объехал их и погнал дальше, то и дело выезжая на тротуар.

   – Черт, я, кажется, попал в кого-то другого!

   – Наплевать, надо остановить Коннолли! Крейга и "мерседес" уже можно было разглядеть.

   Передо мной открылся свободный участок дороги, и я смог как следует разогнаться, почти поравнявшись с Крейгом.

   – Поворачивает направо! Направо!

   – Я вижу. Почти догнал тебя.

   Крейг обернулся, увидел меня и повернул за "мерседесом". Повернув следом, я достал автомат, хотя для прицельного огня было еще слишком далеко.

   Из машины больше не стреляли – видимо, у них кончились патроны или осталось совсем мало. Как бы то ни было, это позволило нам с Крейгом приблизиться метров на двадцать. Снова увидев голову, высунувшуюся из окна, я поднял "узи" и выпустил туда четыре очереди, опустошив магазин. Из машины вновь начали стрелять, но настолько неточно, что эти выстрелы вполне могли сойти за предупредительные.

   На ровном участке дороги я отпустил руль и перезарядил автомат. Крейг обернулся ко мне.

   – Легавые! – вдруг крикнул он.

   Я повернул голову и увидел сзади две мигалки.

   – Как ты думаешь, они за нами? – спросил Крейг, но я не стал тратить дыхание, отвечая на идиотский вопрос.

   – Жми на газ и кончай его! Быстро! – Я обогнал Крейга и оказался на хвосте у машины. В окне появилась рука с пистолетом. Возле моей головы просвистела пуля. Я снова поднял "узи" и щедро полил заднее окно свинцом, на этот раз постаравшись целить в спинку водительского сиденья.

   "Мерседес" резко повернул, едва не столкнувшись со встречным фургоном. Держа руль одной рукой, я не успел среагировать и проскочил поворот. Крейг повернуть успел. Я резко затормозил, вставил последний магазин и, развернувшись, рванул следом. И очень вовремя: полицейская машина была уже почти рядом.

   – Легавые прямо за мной! Бери его скорее!

   – Уже почти. Черт! Сука! Он еще стреляет!

   – Пускай стреляет! Пускай попадет, только достань его!

   Поворачивая за угол, я каждый раз видел лишь заднее колесо Крейга, исчезавшее в очередном переулке. Легавые отстали, но Коннолли надо брать быстро. Когда появится вертолет, уйти станет почти невозможно. Так или иначе, в живых мы его не оставим.

   – Все! Встал! – заорал Крейг мне в ухо.

   – Кончай его! Легавых я задержу.

   На следующем повороте я увидел "мерседес", врезавшийся в почтовый фургон. Крейг уже бежал к нему, стреляя по окнам. Я резко остановился и спрыгнул с мотоцикла. Из-за угла, визжа тормозами, вывернула патрульная машина. Я поднял "узи" двумя руками и выпустил очередь в ветровое стекло. Осколки разлетелись фонтаном в разные стороны, машина с ходу врезалась в стену. Подбегая к ней, я продолжал стрелять, и лишь заглянув внутрь, перестал. Крейг тем временем уже открыл заднюю дверцу "мерседеса" и открыл огонь, превратив в кашу все, что находилось внутри.

   Движение на улице остановилось, люди выскакивали из машин и с криками разбегались. Паника нарастала.

   – Пошли. Если придется разделиться, постарайся оторваться от них в метро, как я тебя учил.

   – Поздно, – ответил Крейг, посмотрев в конец улицы. Он упал на землю, укрывшись за "мерседесом", и выстрелил несколько раз. – Легавые, пешие, с оружием.

   – Тогда не будем ждать, пока нас окружат. На мотоцикл и вперед!

   – Я за тобой, – сказал он, выпуская последнюю очередь. Затем вскочил и бросился к мотоциклу. В моем "узи" еще оставалось кое-что, но теперь главным был отход, поэтому я бросил автомат, а заодно и тяжелую винтовку, которая до сих пор болталась на плече, и рванул в лабиринт переулков.

   Крейг не отставал. Вскоре мы заметили первую мигалку. Вторая появилась сзади, оповестив всех сиреной о нашем присутствии.

   – Брикстон всего в паре миль. Знаешь дорогу? – спросил я.

   – Знаю.

   – Тогда гони. Увидимся в суде.

   – Еще чего! Не на такого напали! Ладно, удачи! – Крейг исчез за поворотом.

   Они вот-вот перекроют улицу впереди. К счастью, мне туда не надо. Я нажал на тормоза, резко развернулся и чудом проскочил мимо своих преследователей, пока они не успели опомниться. Вознес краткую молитву тому, кто в данный момент дежурил на небесах, и устремился в лабиринт переулков, надеясь оторваться. Тутинг по карте всего в паре миль, но, учитывая все повороты, получилось мили четыре. Я выехал на широкую улицу недалеко от станции метро и спрыгнул с мотоцикла. Кучка старых алкоголиков и зеленых юнцов с интересом смотрели, как я повесил шлем на руль, надвинул на глаза бейсболку и двинулся к лестнице, ведущей под землю. Мотоцикл остался стоять у дороги.

   – Берите, ворюги, берите, – пробормотал я про себя, проходя через турникет. Интересно, сколько времени пройдет, пока кто-нибудь из них решит прокатиться. Надеюсь, немного. Еще один мотоцикл должны найти возле Брикстонской станции.

   Отличные районы – Брикстон и Тутинг. Народу много, и в поворотах затеряться легко.

   Я опустил козырек бейсболки пониже, прошел мимо камер наблюдения и прыгнул в первый же поезд, который подошел к станции. Он шел на север. Вагон оказался полупустым. Или полузаполненным – это кому как больше нравится. Выскакивая на следующей станции, я бросил куртку возле двери. Сел на встречный поезд, вышел в Мордене и взял такси. Проехав до другого конца Уимблдона, бросил перчатки в урну и сел на поезд, идущий в центр. Там нашел бар, сел и стал ждать звонка Крейга.

   Он позвонил через пятнадцать минут.

   – Как дела?

   – Сижу в пивной на Олд-Кент-роуд, думаю, все в порядке, хотя ощущение такое, что они сейчас полезут во все окна.

   – Переоделся?

   – Нет, сижу в этом проклятом шлеме и прикидываюсь ветошью.

   – Давай пока оставим шутки, ладно?

   – Переоделся, не бойся.

   – Продолжай двигаться. Поезжай на такси в центр, купи новую куртку и кепку, потом домой. Сиди там и не высовывайся. Я вечером позвоню на всякий случай, так что не пей. Если что, звони мне, и никому другому. К двери не подходи ни в коем случае. Усек?

   – Ясно.

   – Ты в порядке?

   – Вполне. Немного трясет, только и всего.

   – Это адреналин. Ты им накачан по уши. Вот почему не надо ни с кем говорить – начнешь болтать и не сможешь остановиться. Это серьезно, понял?

   – А ты сам?

   – Не беспокойся. Я долгие годы привыкал ни с кем не разговаривать.

23. Праздник жизни

   Самое трудное – это следовать собственным советам. Я честно пытался сидеть дома, но не смог. Из головы не выходила Аделаида. После Брайтона мы виделись трижды, но тут я впервые явился без приглашения. Сначала хотел поймать ее после занятий возле школы, но решил все-таки не светиться. Подождал до вечера и ровно в семь постучал в дверь.

   – Привет! – сказала она, не скрывая удивления.

   – Привет. Надеюсь, ты не сердишься? Я тут проходил мимо и решил заглянуть. А то как-то странно получится – был рядом и не зашел.

   Помолчав немного, Аделаида согласилась: зайти, пожалуй, стоило – раз уж я шел мимо.

   – А как ты оказался в наших краях?

   – Работа.

   – Ты здесь работаешь?

   – Ну да, на фабрике, тут, недалеко – устанавливаю программы и все такое прочее.

   – И тебя пускают на работу в таком виде? – удивилась она, окинув взглядом мои джинсы, кроссовки и свитер.

   – Они не возражают – лишь бы я делал свое дело. Привилегия свободного художника, так сказать.

   – Понятно. Ты голоден? Я как раз обед приготовила.

   Голоден – это было слабо сказано.

* * *

   – Тысяча извинений! Просто я не привык есть на людях.

   Боже мой, какой стыд! Словно животное, честное слово! Закидывать еду в рот горстями, словно не ел целую неделю. А звуки? Глядя на меня, Джеки вспомнила сериал "Дикая природа". Аделаиде пришли на ум галоши, чавкающие в грязи. Сам же я опомнился, лишь когда оторвал на секунду взгляд от тарелки и увидел ужас на лицах девушек.

   Впрочем, вины моей в этом нет.

   Я и в самом деле был очень голоден. Нет, не так – я умирал от голода. Утренний адреналин обеспечил мне аппетит, которому позавидовал бы Робинзон Крузо. А кроме того, я и в самом деле привык есть в одиночку и забыл все правила хорошего тона. Можете себе представить, какую картину пришлось наблюдать в тот вечер Аделаиде и Джеки. Соусом и подливкой было заляпано все вокруг – кроме моей тарелки, разумеется.

   – Еще раз извините. Сегодня у меня такой тяжелый день...

   – Ну и ничего страшного. Я воспринимаю это только как комплимент моим кулинарным способностям, – улыбнулась Аделаида, убирая со стола.

   – Ну и правильно! Ты замечательно готовишь. Никогда не пробовал ничего вкуснее.

   – Ах ты, подлиза! – рассмеялась Джеки. – Надо и в лести знать меру, а то никто не поверит.

   – Что? Что ты имеешь в виду?

   – Не слушай ее, Иан, она просто завидует. Ее собственными блюдами только тараканов травить.

   Джеки продолжала с хитрой улыбкой меня рассматривать. Она закурила, задумчиво выпустила дым в воздух, затем снова взглянула на меня.

   – Значит, вы двое уже спелись? – спросила она. Не зная, что ответить, я просто кивнул. Аделаида бросила на Джеки взгляд, смысл которого я не понял. – Я только сказала, что вы находите общий язык... – начала Джеки снова и осеклась, поймав еще один взгляд. Я понял, что разговор обо мне уже был.

   Может быть, не стоило приходить? Зачем я здесь сижу? Ну ладно, допустим, мне хотелось увидеть Аделаиду. Нет, не так – я жаждал этой встречи. Но почему? Что мне было от нее нужно?

   Черт его знает. Наверное, я руководствовался больше чувствами, чем разумом. Хотел увидеть ее – и все тут. А о чем буду говорить и что делать, не думал.

   И вот я здесь. Сижу и не знаю, как объяснить свой визит. Неловко как-то.

   Это все адреналин. Чувствую, что должен поговорить с Аделаидой, сказать ей что-то важное. Обязательно должен. Но что? "Я люблю тебя"? Нет, вряд ли. "Я убил сегодня четырех полицейских"? Определенно не то. Так что же? Может быть, я не в себе после утренних приключений? Чувствую, что меня арестуют, и хочу в последний раз увидеть Аделаиду?

   Нет, не может быть. Если бы я ждал ареста, даже подсознательно, то был бы уже на полпути во Францию.

   – Совсем забыла! Иан, ты смотрел сегодня новости? – воскликнула Аделаида, видимо, стараясь отделаться от намеков Джеки и перевести разговор на другую тему.

   – Просто невозможно поверить! – поддержала ее Джеки.

   "Пусть это будут новости о единой валюте!" – мысленно взмолился я.

   – А что случилось?

   – Два маньяка на мотоциклах перебили кучу людей в Клэпхеме. Их даже засняли на видео!

   – У них были автоматы или даже пулеметы. Я сама видела – так всех и крошили вокруг! Как там сказали – пять человек или больше?

   – Пятеро убитых и еще куча народу в больнице – с огнестрельными ранениями и еще жертвы автокатастроф.

   – И всего в пяти милях отсюда! Представь – если бы это случилось здесь и я вышла на улицу, то меня тоже могли бы ранить! – воскликнула Джеки. – Или даже убить!

   – Силы небесные! – Я старательно изобразил удивление. – Да здесь у вас прямо линия фронта!

   Представь, представь... Что представь? Люди просто обожают смотреть на насилие – со стороны, конечно. В Лондоне восемь миллионов жителей. Мы убили пятерых – ну и что? Троих мы убили намеренно, а остальные двое были полицейскими, которые сознательно рисковали жизнью, чтобы взять нас, и поплатились за это. Остальные, кого только ранили, пострадали случайно. Их, конечно, жаль, в самом деле жаль, но что я мог поделать? Я что хочу сказать: шансы, что Джеки могла быть убита, если бы вышла сегодня на улицу, практически нулевые, однако она из кожи вон лезет, стараясь раздуть эту мнимую опасность, только потому, что живет в том же самом городе. Если разобраться, она гораздо больше рискует быть застреленной, сидя сейчас напротив меня.

   – Жалко, что я не видел, – покачал я головой.

   – Ты должен, это просто невероятно! Обязательно включи вечером новости, – посоветовала Джеки.

   Я клятвенно обещал, что посмотрю.

   – Ну ладно, мне, пожалуй, пора. – Джеки посмотрела на часы. – Надо позвонить Крейгу – может, выберемся куда-нибудь...

   – Ты вряд ли до него дозвонишься, – быстро вставил я. – Я говорил с ним недавно, и он сказал, что ложится спать.

   – Спать? Еще только восемь часов!

   – Он плохо себя чувствует.

   – Наверняка напился.

   Нет, просто отключился. Я посоветовал ему принять три таблетки снотворного, снять телефонную трубку и хорошенько выспаться. Сказал, что так поступают профессионалы. Крейг неохотно согласился.

   Правильно ли я поступил?

   Может быть, это и перестраховка, но насчет себя я точно знаю, что никому не проговорюсь, несмотря на адреналин, а вот Крейг... Лучше не рисковать и вывести его на время из игры. После двенадцати часов сна все происшедшее будет казаться уже менее реальным, он успокоится и сможет лучше контролировать себя. Вообще, мне иногда кажется, что самое тяжкое в нашей работе – это то, что ты не можешь никому рассказать о том, что сделал.

   Ничего, со временем Крейг привыкнет. Но сейчас ему лучше спать.

   – Ну хорошо, тогда схожу навещу Кэрол. Вряд ли вам хочется, чтобы я путалась тут под ногами.

   – Ты нам не мешаешь, – сказала Аделаида. Я многозначительно промолчал.

   Джеки поболтала еще немного и удалилась. Входная дверь захлопнулась, и наступила тишина. Аделаида взглянула на меня.

   – Кофе?

   – Да, если можно.

   Мы прихлебывали кофе, время от времени обмениваясь замечаниями, но опасность по-настоящему разговориться мне пока не угрожала. Не знаю, что случилось, обычно мы беседовали вполне непринужденно, однако на этот раз почему-то не могли связать двух слов.

   Моя осторожность понятна – я боялся проболтаться о своем участии в новостях... Интересно, что натворила сегодня Аделаида?

   – А теперь скажи правду – зачем ты пришел? Неужели она что-то знает? Может быть, Крейг не выдержал и позвонил? Значит, поэтому они завели разговор о перестрелке?

   В каком кармане у меня глушитель?

   Нет, стоп! Стоп! Даже не думай об этом!

   – Я просто хотел тебя увидеть, вот и все. Никаких зловещих замыслов. Думал о тебе весь день, вот и...

   – И что? Зачем ты хотел меня видеть?

   – Да ни зачем! Просто решил увидеть, – пожал я плечами. Черт, неловко как! С другой стороны, почему я не могу зайти к кому-то просто так? Другие-то заходят, и ничего.

   – Не очень-то у тебя получается, – улыбнулась Аделаида. Наклонилась и легонько поцеловала меня в губы.

   Что получается?! Что я делаю не так?

   Неужели она про секс?

   Я почувствовал, что заливаюсь краской. Я уже упоминал, что мы встречались три раза, не считая первого неудачного свидания, но близости между нами еще не было. Даже не целовались по-настоящему. Не то чтобы я не хотел, просто как-то не пришлось.

   Может быть, Аделаида приняла мое нервное возбуждение после утренних убийств за любовный трепет? Решила, что я попросту дергаюсь, как школьник? Тогда вроде все сходится. До сих пор наши отношения были основаны на взаимном непонимании. Ну что ж, значит, так тому и быть.

   – Помочь тебе? – спросила она тихо. – Хочешь остаться ночевать?

   Я тщательно обдумал ее слова, прикидывая так и эдак, что она имела в виду, и правильно ли я все понял. Не хватало еще, чтобы она уложила меня на диване для гостей.

   – Да, хочу.

   И мы поцеловались по-настоящему.

24. Операция Логана

   У меня сидел Д. Б.

   Такого еще не бывало. Мы вообще виделись только раз, еще в тюрьме.

   Что ему нужно? Пускай скажет сам.

   – Ты что натворил, мать твою? – заорал он с ходу. Похоже, у меня неприятности. – Ты что сделал, придурок хренов?

   Крейг стоял рядом с ним и явно нервничал. Так же как Феликс и еще один тип, не помню его имени. Похож на стрелка. Перед тем как открыть дверь, я заткнул "глок" сзади за пояс. Интересно, успею вытащить или нет?

   А может быть, торопиться и не стоит?

   – Нам просто не повезло. Но мы его убрали и ушли чисто. Потери минимальны... – попытался я объяснить.

   – Нет! Я хочу услышать все с самого начала, черт побери! Все до последней мелочи, ублюдок!

   Я посмотрел на Крейга. Он поднял на меня взгляд, в котором ясно читалось: "Не смотри на меня, я ни при чем".

   – Ну, мы... убрали. Коннолли.

   – Я знаю, что вы убрали Коннолли. Твой человек мне все рассказал. Я хочу знать – почему? Какой придурок заказал вам моего бухгалтера? Или тебе захотелось поразвлечься?

   Нет смысла пытаться объяснить ему, почему и зачем. Это дело Логана. Я просто делал свою работу. Однако Д. Б., как глава организации, имеет полное право знать, кто отдал приказ. А остальное пусть обсуждают между собой, меня это не касается. Так я ему и сказал.

   – Вот как? А какого хрена Дэнни отдал тебе такой приказ? – заорал он.

   Неужели не верит? Тогда дело дрянь.

   – Не знаю, мне не положено задавать вопросы. Мое дело – выполнять.

   – Выполнять? Выполнять? А что еще ты выполнил? Моих людей в Хаттон-Гарден тоже ты положил, а? Ты, козел?

   – Нет, об этом я ничего не знаю.

   – Не знаешь, да? А мой трейлер с товаром? Тоже Логан приказал?!

   – Нет, мистер Брод, никакого грузовика я не трогал.

   – Врешь, сукин сын!

   – Нет, не вру. Я на вас работаю и рассказываю все, что знаю.

   – Ах, ты на меня работаешь? Тогда какого хрена ты убрал моего бухгалтера?

   – Мне приказали, мистер Брод. Логан сказал, что Коннолли хочет сдать нас легавым.

   – Чушь собачья! Придурок!

   – Клянусь, это правда, можете спросить у Логана.

   – Спрошу, обязательно спрошу, можешь не сомневаться! Как только найду. Где он, черт побери? Колись, сука, мать твою!

* * *

   Страсти все накалялись. Я уже был уверен, что моя песенка спета, и даже прикинул, в каком порядке кого убирать, хотя так и не решил, что делать с Крейгом. К счастью, все обошлось. Д. Б. в конце концов поверил моим объяснениям и понял, что я и в самом деле не в курсе, куда делся Логан. Мне кажется, впрочем, что он верил мне с самого начала и уж, во всяком случае, не думал, что я знаю ответы на всякие "почему" и "зачем". Я исполнитель, не более того, и не моя вина, что чьи-то приказы не устраивают Д. Б. Откуда я мог знать, в самом деле?

   Именно то, что я никогда не связывался со всеми этими "почему" и Д. Б. об этом знал, и спасло мою жизнь, а также жизнь самого Д. Б., Феликса и стрелка. А может быть, и Крейга, хотя насчет него я так ничего толком и не решил.

   Примерно через час Д. Б. ушел, дав нам с Крейгом новые указания. Какие? Думаю, вы догадываетесь.

* * *

   Логан сбежал. Упаковал чемоданы, взял паспорт и исчез вместе с женой и детьми. Мы обыскали весь его дом и офис, и даже квартиру в Вест-Энде, о существовании которой, я думаю, миссис Логан и не подозревала, однако не нашли ни одной ниточки. Хотя, конечно, какой из меня сыщик?

   В Лондоне от взгляда Д. Б. не укроется даже мышь, но мышки по имени Дэниэл Логан найти так и не удалось. Нашелся лишь его шурин, но он не знал, куда исчез Дэнни, во всяком случае, так и не сказал. В результате пришлось и ему исчезнуть – для полноты картины.

   После этого исчезли, уже по своей инициативе, и многие другие: друзья, дальние родственники, адвокаты. Я их понимаю. Д. Б. предоставил нам полную свободу – лишь бы найти своего бывшего дружка.

   Прошел слух, что Дэнни отправился туда, где небо гораздо голубее нашего, а люди ходят ногами кверху. Может, и так. Скорее всего он давно уже прятал свои денежки где-нибудь дома или в офисе и, когда час пробил, забрал их и свалил на другой конец планеты. Когда-нибудь вернется – беглецы всегда возвращаются, – тогда Д. Б. и получит возможность расквитаться. А пока все стояли на ушах. Организация в последнее время понесла большие потери, и Д. Б. воспринимал это как личное оскорбление. Все, разумеется, свалили на Логана, включая убийство Брайана Фолкнера, одного из тех, кто помогал нам с Крейгом разбираться со свидетелями. Когда труп Брайана нашли в Ист-Энде, многие в организации указывали на меня, но Д. Б. прекрасно знал, что моих покойников не находят никогда, так что меня никто не тронул.

   До сих пор не знаю, почему Логан все это сделал, точнее, заставил меня. Он вполне мог сказать и правду. Может быть, Коннолли и в самом деле снюхался с легавыми, а Логан заботился об интересах Д. Б., не желая в то же время выдавать свои источники. Мало ли что бывает. Но почему он тогда сбежал? Непонятно.

   Могли быть и другие причины.

   В такой организации, как наша, трудно знать что-то наверняка, но разных версий я слышал много. Говорили, к примеру, что Логан спал с женой Д. Б. В это я не верю. Другие считают, что Логан собирался подмять под себя всю организацию, и Коннолли был первой жертвой неудавшегося переворота. Сомнительная версия. Чаще всего приходилось слышать мнение, что Коннолли был партнером Логана в каком-то крупном деле и надул его. Или Логан надул Коннолли. Может, и так, только и в этой версии есть слабые места.

   Самое правдоподобное объяснение я услышал, как ни странно, от Эдди. Он полагал, что Логан долгие годы перекачивал деньги организации на собственные счета. В результате цифры в отчетности не всегда сходились. Д. Б., разумеется, заметить ничего не мог – у него слишком много денег, чтобы за ними уследить. Заметил Коннолли. Он мог случайно поделиться своими сомнениями с Логаном, не подозревая, что тот и есть главная фигура в этом деле. Тут опять же ни в чем нельзя быть уверенным, но звучит вполне правдоподобно. Может, Дэнни когда-нибудь черкнет нам открытку и даст знать, как оно было на самом деле. Очень надеюсь – уж очень любопытно.

   Впрочем, не важно. Главное то, что Логану позарез нужно было убрать Коннолли, и он это сделал. Моими руками. В результате я попал в крайне опасное положение. В нашей работе, если на тебя падает подозрение, то это уже навсегда. Никакие объяснения и никакое доверие не могут ничего изменить.

25. Девушка и киллер

   Времена настали трудные. Все косились друг на друга, никто никому не верил. Стабильность организации держалась на Логане, и его исчезновение оказалось катастрофой. Вы же сами понимаете, кто обычно работает на Д. Б. и ему подобных. Все это жадные и нечестные люди, которые вдобавок с подозрением относятся к себе подобным. Жулики, одним словом. И управлять такими вот жуликами, не давая им сожрать друг друга, – настоящий подвиг. Мало кто из обычных людей это понимает.

   Вот почему такие люди, как Логан, необходимы. Если Д. Б. – мозг организации, то Логан – ее сердце. А также, разумеется, глаза и уши. Нет, пожалуй, и мозг тоже. Д. Б. скорее можно сравнить с желудком. Так или иначе, когда он взял к себе Логана, то совершил самый умный поступок в своей жизни. Только благодаря Логану Д. Б. стал тем, что он есть. Само собой, как только Дэнни не стало, все пошло кувырком. Платежи не поступали, товар пропадал, люди садились в тюрьму, сделки срывались. Д. Б. уже много лет не стоял у руля и поэтому, естественно, не мог уследить за каждой мелкой операцией. Однако он готов был скорее умереть, чем снова на кого-то положиться. В общем, как я уже сказал, времена настали трудные. Чертовски трудные.

   Не буду утомлять вас неприятными деталями, тем более что и сам их не знаю. Общую картину я составил в основном по словам Крейга – ему больше, чем мне, нравилось вникать в эту кухню. Да и Эдди иногда забегал поболтать. От него я узнал, что Д. Б. затеял большую чистку, и несколько человек уже исчезли. Тут я на самом деле струхнул. И дело вовсе не в том, что босс решил "исчезнуть" пару своих ребят, мне в общем-то плевать. Главное то, что он сделал это без моего участия.

   Вы понимаете, что я имею в виду?

   Я вынул из сейфа паспорта и удостоверения, убедился, что они действительны, и начал потихоньку снимать денежки со своих счетов. У меня не было еще определенных планов, но одно я знал точно – здесь мои дни сочтены, а значит, любое другое место вполне подойдет.

   Что же делать с Аделаидой?

   За последние месяцы мы сошлись довольно близко, на такой успех я, честно говоря, и не рассчитывал. Конечно, это было еще не совсем то самое, но наши отношения развивались в нужном направлении, и я уже начал верить, что годы одиночества скоро останутся позади. А что теперь? Выходит, все зря? Значит, надо брать Аделаиду с собой, иначе никак. Тут, собственно, и думать нечего. Однако думать предстояло не только мне.

* * *

   – ... и директор школы сказал, что теперь это будет обязательно во всех классах. Здорово, правда?

   – Еще бы! – машинально ответил я. Не могу сказать, что она говорила до этого. Я бы одобрил что угодно, вплоть до походов с участием педофилов – просто не слушал ее.

   – Ты слушаешь? О чем ты задумался?

   Я поднял взгляд от обеденного стола и провел рукой по бритой голове, уже обросшей щетиной. Хватит, сколько можно откладывать.

   – Да вот, думаю, как спросить тебя, только не найду нужные слова.

   – Боже мой! Подожди, Иан, не говори ничего. Давай не будем торопиться, ладно? У нас и так пока все хорошо.

   – Что?

   Она накрыла мою руку своей.

   – Ты мне очень нравишься, и даже более того, но нам надо узнать друг друга лучше, прежде чем что-то предпринимать, иначе мы можем об этом пожалеть.

   – Что?

   – Я просто призываю тебя к осторожности. Мы ведь друзья, верно? Так давай останемся друзьями, добрыми друзьями, и посмотрим, что из этого со временем получится.

   – Мне кажется, ты не понимаешь...

   – Понимаю, все понимаю. Больше, чем ты сам. Я через это уже прошла.

   Вот как? Тебе, значит, приходилось жить с киллером, который пустился в бега? Менять внешность и скитаться по чужим странам, чтобы спастись от преступной организации, которая за тобой охотится? Я очень хотел все это сказать, но не стал. Тут нужен более деликатный подход.

   – Нет, в самом деле, ты не так поняла. Я не предложение делаю.

   – Вот как?

   – Тут совсем другое... мне очень трудно, я никогда раньше об этом не говорил... В общем, мне нужно рассказать тебе кое-что о себе, но я боюсь, что ты плохо обо мне подумаешь, а я... я очень не хочу тебя потерять.

   – Боже мой! Ты женат?!

   – Нет. – Черт побери, что с ней такое сегодня, твердит все об одном и том же! – Выслушай меня, пожалуйста!

   – В чем дело?! – воскликнула она. Можно подумать, что после такого вступления я махну рукой и скажу: "Нет, ничего, забудь!"

   – Я не занимаюсь программным обеспечением.

   – Что?

   – Ну, то есть компьютерами. – Заметив, что в ее глазах появилось сонное выражение, я быстро добавил: – И вообще я не этим зарабатываю. Я говорил тебе то, что всем, потому что не мог рассказать, чем занимаюсь на самом деле.

   – Ты секретный агент.

   – Пожалуйста, не спеши, выслушай меня. Нет, я не секретный агент. Я... – Как же это сказать? – Я... э-э... как бы гангстер – пожалуй, так можно выразиться.

   – Как бы гангстер? И чем эти как бы гангстеры как бы занимаются?

   – Ну, понимаешь... Я работаю на одну организацию, и мы занимаемся такими делами... ну, в общем...

   – Организованными?

   – Нет... То есть да, конечно, но главным образом незаконными. Ну, ты знаешь, всякая там скупка краденого, казино, операции с недвижимостью, рэкет...

   – И наркотики?

   – Да, наверное, но к этим делам я отношения не имею, – быстро сказал я, увидев выражение ее лица.

   – Ты продаешь наркотики?

   – Нет-нет, не я – продают те, с кем я работаю. Я только доставляю товар, передаю деньги, посредничаю и все такое прочее.

   Полное вранье!

   Аделаида смотрела на меня расширенными от изумления глазами.

   – Так ты, значит, наркоторговец?!

   – Слушай, забудь вообще о наркотиках! Я не имею к ним никакого отношения и никогда не имел. Я просто организатор, посредник, если хочешь. Если возникают проблемы, зовут меня, и я их решаю.

   – Ничего не понимаю. Какие проблемы? Как решаешь?

   – Послушай, я люблю тебя...

   – О, только не это! Когда в такие моменты признаются в любви, значит, вот-вот последует самое страшное... Я права? Все настолько плохо?

   – Не знаю...

   – Это связано с тем, за что ты сидел в тюрьме?

   – М-м... я как бы...

   – Опять "как бы"! Что за "как бы"? – Она всплеснула руками. – Ну хорошо, говори, я жду. Слушаю, что ты хочешь "как бы" сказать. Только говори прямо, хватит ходить вокруг да около!

   – Ты хотела бы уехать в отпуск?

   – Вот это и называется ходить вокруг да около!

   – Ну ладно. Короче, дело в том, что я хочу выйти из организации. Осесть и жить нормальной жизнью, как все вокруг. Хочу, но не могу. Такую работу, как моя, нельзя просто взять и бросить, и остаться при этом жить, где живешь. Так не бывает. Поэтому мне придется уехать, куда-нибудь очень-очень далеко. Может быть, я никогда не вернусь.

   – И где это твое очень-очень далеко? Шотландия?

   – Не знаю, думаю, гораздо дальше. Скорее там, где ходят вниз головой.

   – Австралия?

   – Может быть. Я еще не знаю, тебе решать.

   – Мне? Почему... О нет! Ты что, хочешь...

   – Я хочу, чтобы ты поехала со мной.

   – Боже мой, это какой-то бред! Ты что, шутишь? Разыгрываешь меня?

   – Никаких шуток, увы. Ну как, что ты об этом думаешь? Объездим весь мир, будем делать что хотим. У меня есть триста тысяч наличными, можно жить припеваючи много лет. Хочешь, поедем в Аделаиду?

   Несколько секунд Аделаида молчала, не в силах выговорить ни слова. Наконец спросила:

   – А что будет, когда деньги кончатся? Триста тысяч – это много только на первый взгляд. – Мне всегда нравилась ее практичность.

   – Тогда вернемся, но только не в Лондон. Найдем местечко потише, в Корнуолле или в Кембридже, а может, даже в Шотландии. Я здесь оставлю достаточно, чтобы хватило на первое время, так что нам нужно будет лишь найти нормальную работу. Ты будешь делать то же самое, что и сейчас, только в другом месте и после того, как посмотришь мир. Пожалуйста, поедем, я не могу без тебя!

   – Но ты же гангстер!

   – Только как бы. Полиция меня не ищет, и мы не будем заниматься ничем незаконным, просто путешествовать и все. Тысячи людей каждый год отправляются в путешествия. Надо лишь, чтобы ты захотела. Пожалуйста, подумай об этом серьезно, такой шанс редко выпадает.

   – У тебя что – неприятности?

   – Нет-нет, все в порядке – просто я хочу уйти. Мы исчезнем, и они через пару недель о нас забудут. Дело в том, что я не могу взять и подать заявление об уходе, как в банке или где-нибудь еще, – меня не отпустят. Я слишком много о них знаю.

   – Ты в опасности? И я, стало быть, тоже?

   – Нет, не беспокойся. Кроме того, я могу себя защитить.

   – Что значит "не беспокойся"?! Ты что, шутишь? "Дорогая, я работал на наркоторговцев и теперь пускаюсь в бега. Хочешь бежать со мной? Это совершенно безопасно!" Так я должна тебя понимать?

   – Не совсем.

   – А что значит "я могу себя защитить?" Пять минут назад ты был компьютерной крысой, а теперь – прямо Роберт Де Ниро! Да, кстати, у тебя есть пистолет?

   – Э-э... да.

   Я мог бы добавить: "У меня их полный сейф наверху, и еще гранаты".

   – Покажи!

   – Нет. Не положено.

   – Мне наплевать, положено или нет! Покажи! Я молчал. Аделаида глубоко вздохнула.

   – Так я и знала, что все это вранье. Тебе меня не провести, не на такую напал! – рассмеялась она.

   – Я не вру, все на самом деле, – возразил я, но она продолжала качать головой и смеяться.

   – Лучше бы сказал, что ты секретный агент – и то было бы лучше!

   – О господи! – вздохнул я и полез под рубашку. Достал "глок" и положил на стол.

   Тот момент я буду помнить до могилы. Вы, должно быть, слышали выражение "время остановилось"? Так вот, когда я грохнул пистолетом об стол, все часы в моем доме встали – на долю секунды, которая показалась мне вечностью.

   Аделаида смотрела на "глок", разинув рот.

   – Эта штука настоящая?

   – Нет, она нам приснилась! Ну конечно же, настоящая. Я же сказал тебе, что работаю на гангстеров.

   – Ты сказал "как бы" гангстеров.

   – Ну, они... ну да, как бы, – согласился я.

   – Но у тебя есть пистолет.

   – Да, вот он.

   Она вдруг вскочила и попятилась от стола, с грохотом опрокинув стул.

   – Боже мой, боже мой! – повторяла она снова и снова.

   – Не все так плохо! Подумай сама. Нам хорошо вместе, у меня есть деньги, и я увезу тебя на несколько лет за границу. Разве этого мало?

   Аделаида слушала меня, сморщив лицо, так что было непонятно, собирается она смеяться или плакать.

   – Ты что, совсем спятил?! – выкрикнула она. – Сначала выложил пистолет, а теперь строишь из себя Тони Кертиса? Постой! Вот почему ты дружишь с Крейгом! Так?

   – Я... ну...

   – Все ясно, мать твою! Компьютеры, говоришь? Да этот придурок и калькулятор-то освоить не сможет! Погоди...

   Она застыла на месте, переводя взгляд то на пистолет, то на меня. Я сидел и ждал, пока она сложит два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь и девять вместе и получит... э-э... правильный ответ, сколько бы это ни было (два и три будет пять, плюс пять и еще четыре будет четырнадцать... плюс шесть – двадцать... двадцать девять... девять плюс семь будет... э-э... тридцать шесть плюс... э-э... восемь будет сорок два, нет – сорок четыре! Да какая, на хрен, разница!). В общем, я сидел молча и не мешал ей все обдумывать. Лучше пусть подумает сейчас, пока я здесь, чем переживать в одиночку. По крайней мере смогу ответить на вопросы и успокоить, если понадобится. Самое главное, что она не попыталась бежать, когда начала воспринимать меня всерьез. Значит, обдумывает мое предложение, не отвергает его с порога.

   Что бы я сделал, если бы она попыталась бежать? Хочется думать, что не убил бы, а просто отпустил. В конце концов со дня на день я уеду из страны, так какая разница, знает Аделаида что-то или нет? У нее нет таких доказательств, которые позволили бы натравить на меня Интерпол или хотя бы устроить мне неприятности по возвращении. Гангстер? Ну и что? Подумаешь, сам признался! За это еще не сажают.

   Остается проблема с Д. Б. Ему могут шепнуть. Так что если Аделаида начнет болтать, то сама подпишет себе смертный приговор. И тут я ничего не смогу поделать. Что касается меня, то пока полиция соберет достаточно данных, чтобы нанести мне визит, я буду уже вне досягаемости.

   Аделаида вздрогнула и взглянула мне в глаза.

   – Ты решаешь проблемы? Я кивнул.

   – Какие проблемы? Те, что были у Крейга?

   Мое лицо осталось неподвижным. Наверное, меня выдали глаза.

   – Ты когда-нибудь пользовался этой штукой? – Она показала на "глок".

   – Всего раз или два. Но в тот вечер стрелял другой человек.

   – А до этого пользовался? Ты говоришь, раз или два.

   – Да.

   – Убил кого-нибудь?

   – Ты же знаешь, за что я сидел.

   – Я имею в виду – кого-нибудь еще? Этой штукой?

   Я молча поглядел на пистолет. Придется что-то отвечать. Если бы я просто сбежал, то и вопросов не было бы. Однако меня такой вариант не устраивал. Аделаида мне нужна, я должен взять ее с собой. И ценой этого могут быть лишь честность и доверие.

   – Да, – ответил я.

   – Сколько?

   – Четверых.

   Честность честности рознь. Четыре – вполне нормальное число. Не настолько большое, чтобы ее напугать, но не настолько маленькое, чтобы возбудить подозрения.

   – Включая того, за которого сидел?

   – Тогда пять.

   – Пять? Ты убил пятерых?

   – Да, но они все были гангстерами.

   – Разве это оправдание?

   – Я выполнял приказы. А теперь устал, не могу больше. Я хочу быть с тобой, потому что на самом деле люблю тебя! Пожалуйста, дай мне возможность, и я сделаю каждый твой день лучшим днем твоей жизни!

   – Таким, как сегодняшний?

   – Пожалуйста...

   – Иан, погоди, выслушай меня. Ты не представляешь, о чем просишь! Я не могу сразу воспринять все, что ты мне наговорил. Десять минут назад мы мирно обедали, а теперь ты вдруг просишь меня принять решение, которое изменит всю мою жизнь! Сколько осталось времени?

   – Э-э... – Я взглянул на часы.

   – Нет, я имею в виду – когда ты собираешься уезжать?

   Я снова посмотрел на часы.

   – Во вторник.

   – Вторник?! Да ты с ума сошел, мать твою! Вторник! У меня уроки, я должна заранее предупредить об уходе, я...

   – Все это не имеет значения. Никакого. Главное, чтобы ты сказала "да" и поехала со мной. Пожалуйста! Я всю жизнь ждал, что встречу такую, как ты... Нет, не так! Я всю жизнь ждал именно тебя! Теперь мне надо уезжать, но без тебя я не могу. Давай уедем, ну пожалуйста!

   – А если я скажу "нет"?

   – Не надо!

   – А если все-таки скажу? Ты меня тоже убьешь?

   – Нет, никогда! Мое сердце разобьется, но я никогда не трону ни единого волоска на твоей голове!

   – Несмотря на то, что я про тебя все знаю?

   – Одно дело знать, и совсем другое – доказать. Ты для меня не представляешь никакой опасности. Имей только в виду: мой босс может думать иначе, так что если решишь остаться, держись подальше от полиции. Ради своей же собственной безопасности. Я это говорю, потому что люблю тебя.

   Аделаида не отрывала от меня глаз.

   – Я еще многого о тебе не знаю, да?

   – А я – о тебе! Ну и что? Я ничего и не хочу знать!

   Только теперь она подняла упавший стул и опустилась на него, медленно и аккуратно. Сидела долго, не глядя на меня и не задавая вопросов.

   Казалось, прошли часы, хотя я знал, что всего лишь минуты. Надо было что-то говорить, я не мог больше выносить эту тишину.

   – Аделаида, я понимаю, что переварить это все сразу невозможно, но, как ты думаешь, есть хоть какой-то шанс, что ты примешь мое предложение? Могу я хотя бы надеяться, что ты поедешь со мной?

   – Я ведь еще не ушла, – улыбнулась она.

   Из моей груди вырвался вздох облегчения. Я улыбнулся в ответ.

   – Извини, что вывалил все это на тебя. Конечно, было бы лучше узнать друг друга постепенно, за годы, но у нас такой возможности нет. Либо мы уезжаем вместе, либо никогда больше не увидимся. Я не требую никаких клятв, никаких обязательств: если захочешь, в любой момент можешь вернуться домой, и я дам достаточно денег, чтобы ты могла спокойно найти работу. Даже если мы пробудем вместе только год, представь, какой это будет год! Лучший год в твоей жизни! И потом, за этот год мы сможем узнать друг друга лучше, и ты захочешь остаться еще на год, и еще... Представь, что ты будешь чувствовать, если во вторник я уеду один и мы никогда больше не увидимся!

   – Хватит, хватит, сколько можно!

   – Извини, извини! Просто я очень хочу, чтобы ты согласилась!

   – Я поняла, – сказала она и перевела взгляд на пистолет. – А это? Возьмешь с собой?

   – Не беспокойся, избавлюсь. Брошу в море, и никто его не найдет.

   – Хорошо, – сказала она и протянула мне руку. – Иан...

   – Что?

   – Нет, ничего.

   – В чем дело, скажи! – настаивал я.

   Она помолчала, потом робко улыбнулась и спросила:

   – Перед тем как его выбрасывать... можно я разок выстрелю?

* * *

   Мы решили отложить отъезд на пять дней, чтобы дать Аделаиде неделю на сборы. Она согласилась ехать со мной, но не хотела сжигать мосты. Пять дней туда, пять дней сюда – какая разница?

   Я практически лег на дно: не открывал дверь и подходил к телефону, только если звонила Аделаида. Это время я употребил на то, чтобы вычистить свой дом сверху донизу. Не хватало еще оставить отпечатки пальцев или волоски, чтобы Д. Б. мог меня подставить! Не то чтобы я всерьез ожидал от него такой изобретательности, но эта работа отвлекала и занимала мое сознание, иначе мамаша свела бы меня с ума.

   Мертвая мамаша в голове. И еще боюсь, что она сведет меня с ума. М-да...

   Это была самая долгая неделя в моей жизни. Раньше я никогда по-настоящему не боялся смерти – видимо, потому, что, кроме жизни, терять мне было нечего, – но теперь испытывал настоящий ужас. Мне всюду мерещились враги. Я чуть не подстрелил какого-то типа в супермаркете, потому что он покупал то же, что и я, поворачивая за мной в каждый проход. Наконец наступил вечер пятницы, и я позвонил Аделаиде, чтобы узнать, как прошел ее последний рабочий день, но наткнулся на автоответчик. Я повторил "возьми трубку, это я" раз десять, прежде чем на звонок ответили.

   Я услышал рыдания.

   – Что? Что случилось?

   – Кто это? – Голос Джеки.

   – Иан. Где Аделаида?

   Сначала я был не слишком встревожен – у Джеки вечно глаза на мокром месте.

   – Ох, Иан, какой ужас...

   – В чем дело?

   – Аделаида... Ох, Иан...

   Кровь отлила у меня от лица, а сердце заколотилось, как сумасшедшее. Все воображаемые страхи последней недели внезапно ожили и столпились вокруг меня.

   – Что случилось, Джеки? Скажи мне! Что с Аделаидой?

   – Она в больнице... в реанимации... я не знаю, как она...

   – Что случилось?

   Мне пришлось повторить это несколько раз, прежде чем Джеки достаточно пришла в себя, чтобы ответить.

   – Ее сбила машина... сегодня вечером... возле паба.

   – Паба?

   – Мы зашли туда выпить на прощание, мы и другие учителя. Она пробыла с нами всего час и сказала, что ей пора. И пока шла к машине, на нее... наехали... Ох, Иан, что же делать?

   – Как она... – Мой голос прервался, и по щекам потекли слезы. – Как она? Жива? – спросил я почти шепотом.

   – Не знаю. Мне сказали только, что она в реанимации. Я не родственница, мне ничего не говорят... Ох, Иан...

26. Голоса из прошлого

   Я снова пьян.

   Очень пьян.

   Не помню, сколько выпил и даже где нахожусь – знаю только, что напился в стельку, и... причину, по которой напился. Как неприятно. Ведь пил я, чтобы забыть, и это частично сработало. Мне удалось забыть все, кроме того единственного, что надо было забыть. Слишком велико оно, слишком незабываемо. Как больно! Краткая передышка – вот все, чего я добивался. Хотя бы пара часов – потом я снова взвалю на себя этот тяжкий груз, обещаю! Всего час или два. Хоть полчаса. Хотя бы на мгновение забыть. Забыть...

   Прихожу в себя на кухне и сразу ощущаю боль. Сначала физическую – настоящая приходит потом. Но средство есть, хорошее средство. Выпить еще. Пара минут – и я снова пьян. Снова рвота. И снова пить, пить...

   Вот и ночь прошла. Или день. Не важно – какая разница. Надо пить, вот и все... Как только приближается трезвость – пить еще. Открыть новую бутылку и пить.

   Мы были так близки... Как несправедливо, как больно! Почему я не настоял, чтобы мы уехали во вторник? Были бы сейчас вместе, далеко отсюда...

   Пей! ПЕЙ! Не думай ни о чем, только пей!

   Несправедливо, неправильно... Боже мой!

   – А что такое справедливость? – спрашивает мать. – Ты же думаешь только о себе! Справедливо... несправедливо... Что ты знаешь о справедливости, эгоист? Все, что ты знаешь, – это дай, дай, дай! Ты всегда был эгоистом! Никогда не думал ни о ком, кроме себя! "Несправедливо – мне не с кем поехать в отпуск!", "Несправедливо – меня никто не любит!", "Несправедливо – Аделаида попала под машину и нарушила мои планы!" Послушай-ка сам себя! Ты подумал о ней, о ней? Только о себе, только о себе!

   – Неправда, я люблю ее!

   – Ха! Любовь! Ты никого не любишь, кроме себя! Ты гадкий мальчишка, ты думаешь только о себе!

   – Нет! Я не такой!

   – Не такой? А какой? Может, скажешь, что ты и меня любишь?

   – Пошла к черту! Я тебя ненавижу!

   – Ну конечно! Ненавидишь собственную мать! Ту, которая подарила тебе жизнь, дала тебе все, пожертвовала всем ради тебя! И ее ты ненавидишь?

   – Это ты научила меня ненавидеть! Я любил тебя, а ты...

   – Я научила?! Когда же это, интересно? Может, когда горбатилась на тебя день и ночь? Или когда жертвовала ради тебя своим счастьем?

   – Хватит врать! Хватит меня мучить!

   – Мучить? Я всегда отдавала самое лучшее своему ребенку! Мечтала о том, чтобы ты был счастлив!

   – Я не ребенок, я мужчина!

   – Мужчина? Да какой ты мужчина? Мужчины заботятся о ближних. Они любят своих матерей. А ты ребенок – неблагодарный, злобный, гадкий мальчишка! И всегда таким останешься!

   – Неправда, неправда!

   – Он опять говорит о любви? – презрительно усмехается Анджела.

   – Говорит, что любит Аделаиду, – фыркает мамаша.

   – Любит?! Да что он знает о любви? Ты что, любишь ее так, как любил меня?

   – Больше, намного больше! Я ее так люблю... – всхлипываю я и пытаюсь убить их обеих большим глотком виски, но оно не помогает.

   – Ну да, конечно. Так же, как "любил" меня. Как Роуз. Как Брина, Гарри, мистера Эштона, Бена, Алекса, Сью, их соседа, Фостера, Адриана, Мэтта, Тома, Катрину, сэра Филипа, Брайана, Клайва, Пенни, ее сестру и того водителя такси, другого Мэтта, Ранджита, доктора Адамса, маленького Макса, Дженет, Фрэнка и Мэнд, Чарльза, мисс Марпл, Алана, Дуга, мою маму, Тода, Клэр, Пола, Джорджа и Люси, Найджела, Теда, тех рыбаков, Коннолли, Жюля, Билла, двух полицейских, людей на улице...

   – Этих я не убивал! – протестую я.

   – Конечно, не убивал – ты их "любил", не правда ли? Ты "любил" их всех, так же как сейчас "любишь" Аделаиду – до гроба!

   – Нет, я ее правда люблю!

   – Заткнись! Ты не знаешь, что это значит.

   – Знаю!

   – Ты убьешь ее, и она возненавидит тебя так же, как и все!

   – Нет, никогда! Я докажу ей...

   – Ты любишь меня? – спрашивает Роуз.

   – А меня? – улыбается Дженет.

   – А меня? – вступает Пенни.

   – Скажи, что хочешь меня! – усмехается Катрина.

   – Скажи, что хочешь нас всех! – хохочет Клэр.

   – Мой приятель угадал пять чисел, а получил всего две тысячи, – удивляется Джордж.

   – Хватит! Хватит! – рыдаю я и бегу, шатаясь, в гостиную, но они не оставляют меня и там.

   Плюхаюсь в кресло и чувствую под боком что-то твердое. Мне не больно – я слишком пьян, – просто неудобно. Шарю за спиной и достаю из-за подушки маленький короткоствольный револьвер. Все остальное, как всегда, в сейфе, а ключ – на почте. Так я всегда делаю, когда пью, чтобы мне в руки случайно не попало оружие – вот как сейчас. Заряжен или нет?

   Заряжен.

   Анджела, Роуз, Клэр, Пенни, Дженет, Катрина, мамаша и Джордж наблюдают за мной, затаив дыхание. Скоро к ним присоединяются Люси, Дуг, Алан, Ранджит и все остальные. Они заполняют гостиную и обступают меня тесным кольцом. Стоят и бормочут, бормочут, все более возбуждаясь.

   – Это легко, – говорит Анджела, – и совсем не больно, поверь!

   – У тебя получится, старина! – подбадривает меня сэр Филип.

   – Давай, давай! – подзуживает Тед.

   – Ну пожалуйста! – Роуз ласково смотрит мне в глаза. – Ради меня. Сделай это, и мы вечно будем вместе.

   – Выпей! – кивает Коннолли. – Стаканчик на дорожку, и пошли!

   Я смотрю на револьвер, потом на бутылку и делаю большой глоток.

   – Вот и славно! – радуется Тед.

   – Сделай это, и мы квиты, – обещает Анджела.

   – Правильно! – поддерживает ее рыбак в желтом плаще.

   – Давай! – кричат все хором.

   – Не согласен, – ворчит Брин, но его тут же заставляют заткнуться.

   – Давай, ты сможешь! – улыбается Анджела. – Я верю в тебя. Докажи нам, что ты не эгоист.

   – Докажи, что любишь Аделаиду! – шепчет Роуз.

   – Только так ей можно помочь, – присоединяется Пенни.

   – Ты должен, если любишь, – кивает ее сестра. Я взвел курок.

   – Отлично!

   – Давай! Одно мгновение – и все! Ничего и почувствовать не успеешь.

   – Это не больно.

   – Возьми дуло в рот.

   – Ну пожалуйста, ради нас всех!

   – Ради Аделаиды!

   – Давай!

   – Скорее!

   – Пока смотришь на него, уже давно бы сделал и освободился!

   – И боль пройдет!

   – И никаких больше убийств!

   – Ты все сразу забудешь!

   – Чего тебе ждать?

   – Приставь его к виску!

   – Давай, вперед! Ну давай! Ну давай! Ну давай! Пожалуйстааа! – всхлипываю я, дрожащей рукой поднося револьвер к лицу. – Пожалуйста! Ну пожалуйста! Сделай это наконец...

* * *

   Вода.

   Она льется по лицу, попадая в рот и глаза, и просачивается сквозь одежду. И свет – болезненно яркий, очень неприятный. Я поднимаю руку, чтобы заслониться от воды и света, но это не помогает. Кажется, это душ. Пытаюсь дотянуться до кранов, но не могу – резкая боль в голове мешает двигаться.

   Боже мой, неужели я выстрелил в себя?

   Ощупываю голову и лицо – вроде бы все цело. Пытаюсь встать и обнаруживаю, что я здесь не один.

   – Ну и видок у тебя, – говорит кто-то. Я с мучительным трудом открываю глаза и вижу перед собой Крейга. Он качает головой.

   – Вв... выключи вв... воду, – прошу я. – Вв... весь про... мок.

   Какой молодец этот Крейг – шел мимо и решил выручить меня. Но кто же сунул меня под эту воду?

   – Готов для холодненькой?

   Острая боль пронизывает все тело, я начинаю замерзать. Меня бьет крупная дрожь, боль уже трудно переносить, я плачу. Мне никогда еще не было так плохо. Вдруг вода кончается, и я внезапно понимаю, как прекрасна бывает жизнь. Как хорошо, когда нет этой мерзкой холодной воды. Хорошо. В первый раз за последние несколько дней мне становится хорошо.

* * *

   Следующие несколько часов я помню плохо. Крейг вливал в меня кофе – кружку за кружкой, почти насильно. Виски он вылил в раковину. Я умолял его дать мне глоток, пока в бутылке хоть что-то еще осталось, но вместо этого он сделал сандвич с яйцом, к которому я боялся подойти ближе, чем на три метра.

   Лишь к вечеру я немного пришел в себя и смог разговаривать.

   – Как она? Ты узнавал?

   – Да. Состояние стабильное, но без сознания и... сам понимаешь, – сделал он неопределенный жест.

   Аделаида пострадала очень сильно. Переломы рук, ног и позвоночника, а также тяжелое сотрясение мозга, так что она пока даже не подозревает о своем несчастье.

   Слабое утешение.

   – Можешь упиться до смерти, но ничего этим не добьешься, – вздохнул Крейг. – Держи себя в руках, ты ей нужен. А если случится самое худшее, то смирись и живи дальше, а то получится, что та машина убила сразу двоих. Какой смысл?

   – Какой смысл мне жить?

   – А в чьей жизни есть смысл? В моей уж точно нет, ну и что? При чем здесь смысл? Жизнью надо наслаждаться. Я понимаю, что тебе совсем не это хочется сейчас слышать... Постарайся быть хоть немного эгоистом, не принимай все так близко к сердцу.

   – Ты прав, – прервал его я.

   – Я знаю.

   – Нет, ты прав в том, что мне не хочется это слушать.

   Крейг глубоко вздохнул и наморщил лоб.

   – Извини, старик... Еще кофе?

   – Иди к черту!

   – Может, пожрешь?

   Я молча покачал головой.

   – Хочешь, закажу пиццу? Может, хоть кусочек откусишь. Тебе нужно подкрепить силы.

   – Зачем? Я сейчас ничего не делаю.

   Крейг не нашелся что ответить и сменил тему.

   – Слушай, я просто помираю с голоду! Давай я закажу две большие пиццы со всякой начинкой, и если тебе будет много, сам доем?

   Я так и не понял, действительно ли он был голоден или просто хотел накормить меня. В конце концов, чтобы избежать лишних разговоров, я позволил ему делать все, что он захочет. Само собой, когда парень с пиццей постучал в дверь, денег у Крейга в карманах не оказалось, и платить пришлось мне. Как и следовало ожидать, мои попытки проглотить хоть кусочек закончились полным провалом.

   Мне вспомнилась Анджела в первые недели после смерти ее матери. Ну да, вы правы – убийства. Она так же обезумела от горя, как и я сейчас, не могла ни есть, ни спать и постоянно плакала. Я тоже тогда ел пиццу и пытался кормить ее но безуспешно. Интересно – это просто совпадение, или пицца вообще считается средством для лечения пессимизма? Поразмышляв немного на эту тему, я вдруг устыдился. Стоит ли думать о такой ерунде, когда Аделаида лежит при смерти? Однако сознание не желало подчиняться, и мне приходилось одергивать себя снова и снова. Крейг сидел перед телевизором и жевал пиццу.

   – Хочешь последний кусок? – спросил он, не отрывая глаз от "Симпсонов".

   – Я и первого-то не хотел, – отмахнулся я. Через двадцать минут он довольно рыгнул.

   – Ну и наелся же я! Больше ничего не лезет. Мы долго сидели, переключая каналы и выбирая что-нибудь посмешнее. Я снова вспомнил Анджелу – как она смеялась над "Мистером Бином". С удовольствием бы посмотрел, но его нигде не показывали. Анджеле было легче – время шло и понемногу отдаляло от нее смерть матери. У меня все по-другому. Аделаида не умерла, она лишь ранена, и мне предстоит длинный, а то и бесконечный кошмар угрызений совести и горьких сожалений. Может, ей лучше было умереть? И мне заодно?

   От мрачных вопросов меня отвлек телефонный звонок. Я поднял трубку. Звонить могли из больницы. Это могла быть Джеки. Или Эдди. Или даже Д. Б.

   Но уж кого я никак не ожидал, так это Логана.

   – Привет, сынок! Ну что, досталось тебе?

   – Дэнни?! Черт побери, где ты?

   – Наверное, ты обидишься, но я пока не потерял надежду умереть от старости. У тебя наверняка есть кое-какие планы в отношении меня, не так ли?

   – Да нет вроде бы, – промямлил я.

   – Извини, что впутал тебя в эту историю. Время уже поджимало, так что другого выхода просто не оставалось. Рад, что ты еще топчешь эту землю.

   – Спасибо, – пробормотал я.

   – Я тебе по делу звоню. Это касается твоей подружки – Аделаида, кажется?

   – Аделаида? Что с ней? – Я поднял взгляд и увидел Крейга.

   – Кто это? – спросил он.

   – Кто это? – эхом отозвался Логан.

   Я ответил им обоим, и Логан велел мне перейти в другую комнату и... не забыть оружие.

   – В чем дело? – удивился я. Крейг вдруг страшно заволновался и сказал, чтобы я повесил трубку. Я посмотрел на пол и увидел маленький револьвер, которым я забавлялся прошлой ночью. Не знаю, что тут сыграло роль – скорее всего просто инстинкт самосохранения. Шестое чувство – что-то было не так. Я быстро нагнулся, подобрал револьвер и направил его на Крейга. Тот отскочил на пару шагов, но сохранил самообладание и оружие вынимать не стал.

   – Перезвони через две минуты, – сказал я Логану и бросил телефон на кресло. Потом обратился к Крейгу: – Жить тебе или умереть, выбирай сам, но я хочу, чтобы ты выложил на стол все свое оружие. Медленно и аккуратно, а то вышибу мозги. Я не шучу, ты меня знаешь.

   – Иан, подожди...

   – Ждать не буду, и думать нечего – оружие на стол, или умрешь!

   Крейг некоторое время тормозил, и лишь когда я взвел курок, начал шевелиться. Через секунду на столе лежали два пистолета, нож, кастет и свинчатка. Выложив все, он по моей команде отступил на пару шагов.

   – Надеюсь, больше ничего нет, – процедил я. – Если найду, убью.

   – Я знаю. Послушай меня, не верь ни единому слову Логана – он хочет тебя использовать, так же как...

   – Заткнись! Ни слова больше! Не волнуйся, еще успеешь, но сейчас говорить буду я, а ты – быстро на пол лицом вниз и руки на голову!

   Минутой позже Крейг лежал связанный, а я слушал Логана.

   – Твою цыпочку заказал Джон. Только они лопухнулись, и она осталась жива.

   – Д. Б.? Как это? Не может быть! Зачем ему убирать Аделаиду?

   – Затем же, зачем Роуз и ту, другую, как ее? У которой что-то с ногой.

   – Анджелу?

   – Да-да, Анджелу. Уборщицу.

   – Аделаида – стукачка?! Ни за что не поверю!

   – Ну и правильно, что не веришь, – усмехнулся Логан. – Никакая она не стукачка, как, впрочем, и Анджела.

   Он замолчал – видимо, ждал, пока до меня дойдет. Ждать ему пришлось долго.

   – Что ты имеешь в виду? Анджела работала на легавых, ты сам сказал. Ты отдал приказ!

   – Я соврал. Ее надо было убрать, но сама она тут ни при чем. Все дело в тебе.

   – Во мне? Не понимаю, ничего не понимаю! – Я бросил взгляд на Крейга, который повернул голову и испуганно смотрел на меня. Похоже, знал не более моего. – Дэнни, о чем ты?

   – Ты сам не знаешь себе цены, Иан, – усмехнулся Логан. – Ты не имеешь понятия, насколько нужен организации. Ты лучший киллер из всех, кто мне известен, и не потому, что похож на супергероя вроде Джеймса Бонда, а потому, что никогда не чувствуешь вины. Ты совершенный убийца, безжалостный и бессердечный, как робот, тебе достаточно указать на цель пальцем – и ты пойдешь убивать. Для тебя нет ни правых, ни виноватых, ты никогда не колеблешься и не чувствуешь угрызений совести, всегда доводишь дело до конца и не задаешь вопросов. Ты идеальный способ решения проблемы. Мы, конечно, могли бы заплатить кому-то или заставить работать с помощью шантажа, но зачем все это, если достаточно позвонить тебе – и дело, считай, сделано. Проблема решена.

   – Не понимаю, какое отношение это имеет к Аделаиде, Анджеле или Роуз.

   – Ты что, до сих пор еще не понял? Черт побери, Бриджес, я сам тебя учил не задавать вопросов, но надо же хоть иногда расслабляться! Твои бабы нам мешали, понял? Угрожали нашей собственности. Мы могли потерять то, что вложили в тебя! Знаешь, почему ты у нас такой чудо-киллер? Потому что жизнь к тебе несправедлива. Каждая паршивая сучка обращается с тобой как с дерьмом! Тебя опускали все кому не лень, всю твою долбаную жизнь. Так какого черта ты сам будешь относиться к ним иначе? Надо кому-то вышибить мозги? Ну и хрен с ним – подумаешь, какое дело! От тебя он жалости не дождется, от кого угодно, только не от тебя. И так было всегда. Я сразу все понял, еще тогда, в тюрьме. У тебя это на лбу написано. Твоя жизнь – дерьмо. Ты никому не нужен, и пока это так, ты делаешь свою работу с чистой совестью. Хотя какая у тебя вообще может быть совесть! Нам оставалось лишь позаботиться, чтобы в твоей жизни ничего не менялось. Не беспокойся, лезть из кожи вон нам для этого не пришлось, чаще всего ты и сам успешно справлялся. Однако время от времени кто-то появлялся и грозил нарушить равновесие. Тогда мы подкидывали убедительную причину – и ты своими руками устранял помеху. Не обижайся, Бриджес, бизнес есть бизнес.

   Я слушал его как завороженный, не в силах выговорить ни слова. Это было настолько невероятно, что я напрочь забыл о Крейге и даже пару раз споткнулся о него, когда бегал взад-вперед по комнате, пытаясь связать то, что говорил Логан, с прошлыми событиями. С Аделаидой.

   – Ты еще здесь, Бриджес?

   – Что? Да, я слушаю.

   – Пойми, это тактика Джона, именно благодаря ей он продержался в нашем деле тридцать лет. На тебя ему просто насрать, так же как и на меня... Хотя нет, как раз на меня в последние дни ему очень даже не насрать, но это совсем другой разговор. Мы для него не более чем расходный материал. Вот почему я ни минуты не переживал, что взял его деньги.

   – Значит, ты убил Анджелу и Роуз только для того, чтобы мне было плохо?

   – Если хочешь вырастить настоящего бойцового пса, не давай ему спать на шелковой перине.

   В этот момент я с головокружительной ясностью осознал, что Логан говорит правду. Не стану утверждать, что подозревал и раньше, но теперь, когда он разложил все по полочкам, даже удивился, как я не допер раньше, настолько это показалось очевидным. Смотрел и не видел.

   Меня выдрессировали. Приучили. Во всем верить Логану. Думать, что жизнь – дерьмо. Убивать, не задавая вопросов – даже если передо мной те, кого я знаю и люблю.

   Я часто рассуждал о заговоре, о том, что кто-то нарочно мешает моему счастью. Чертовски странное ощущение: прийти в себя и обнаружить, что заговор существует на самом деле.

   – Ну, погоди, я тебя достану, ублюдок!

   – Именно поэтому я звоню по телефону, а не беседую с тобой за кружкой пива. Не думаю, старина, что наши пути вновь пересекутся, но на всякий случай буду держать ухо востро. Только не думай, что я хочу нарочно завести тебя – мне вы все до лампочки, я уже вышел из игры. Однако хочешь верь, хочешь не верь, а я всегда питал к тебе слабость – вот и решил предупредить: эта твоя девчонка все еще в опасности, имей в виду.

   – Аделаида?

   – Да. И не только она, а любая, с которой ты когда-нибудь надумаешь встречаться. Карты подтасованы не в твою пользу, солнышко, а колода – в кармане у Д. Б. А я решил подбросить тебе лишнего туза. Удачи! – И, не дав мне ответить, Логан отключился.

   Я тут же перезвонил, но по его номеру никто не отвечал, определитель тоже не работал. Кто бы сомневался – не совсем же Логан дурак, в конце концов!

   Мать твою! Главное, конечно, было сказано, и я поверил, но у меня на языке вертелась чертова уйма вопросов, а задавать их вдруг стало некому.

   Я взглянул на Крейга.

   – Ладно, можешь говорить.

   Он изо всех сил старался быть убедительным. Признался, что заподозрил неладное еще несколько дней назад, когда Д. Б. вызвал его к себе и в разговоре вдруг упомянул Аделаиду, хотя, казалось бы, ничего не мог о ней знать. Это выглядело как обыкновенный треп, но Крейг не мог отделаться от ощущения, что его прощупывают на предмет возможного заказа.

   Через два дня Аделаиду сбила машина.

   Крейг сказал, что хотел меня предупредить, но ему не дали. Сразу после того разговора Д. Б. послал их с Эдди на два дня в Ньюкасл сопровождать груз. Очевидно, решил отдать заказ кому-то другому, а командировка была лишь способом вывести Крейга из игры. Крейг следит за грузом, Эдди следит за Крейгом, кто-то быстро делает свое дело, а я ничего не знаю.

   – Я пытался звонить, – пожаловался Крейг, – но ты не подходил к телефону. Где ты был?

   Правильно. Я отвечал лишь на звонки Аделаиды.

   – Извини, Бриджес. Я свалял дурака, потому что не знал, что делать. Не был даже уверен, что мне это не померещилось. А потом вернулся и узнал... в общем, понял и... Извини, друг, так уж вышло.

   – Зачем ты пришел сюда? Тебе меня заказали?

   – Нет, Бриджес, что ты такое говоришь? Я хотел проверить, все ли с тобой в порядке. Иначе разве стал бы я ждать, пока ты оклемаешься?

   – Может, просто сглупил или духу не хватило? Пожалел? Наверное, Логан прав насчет меня: я лучший, потому что никогда не испытываю ни жалости, ни угрызений совести – даже когда речь идет о тех, кого я знаю.

   Крейг лежал связанный на полу и смотрел на меня. В его глазах был ужас.

   – Наверное, я и в самом деле псих. – В моих руках оказался нож. – Робот, который убивает не раздумывая. Даже тех, кого любит. Даже друзей.

   Я оглядел комнату. На меня смотрели десятки знакомых лиц.

   – Наверное, правы и они: я и в самом деле не могу любить. Никого. Никого, кроме самого себя. – Я встал на колени рядом с Крейгом. Он начал судорожно биться.

   – Нет, Бриджес, не надо!

   – Они сделали из меня чудовище? Ну что ж, пусть видят, на что способно настоящее чудовище.

   – Бриджес, не надо, пожалуйста...

   Я взмахнул ножом, и Крейг замолчал. Взмахнул еще раз и еще. Потом встал и протянул ему руку.

   Поколебавшись немного, Крейг стряхнул веревки и взял меня за руку. С опаской глядя на меня, поднялся на ноги и вздрогнул от удивления, когда я протянул ему нож.

   – Я не собираюсь тебя убивать, Крейг. Ни сейчас, ни после. И Аделаиду тоже. Вы все ошибаетесь насчет меня.

   – А что ты собираешься делать? – спросил Крейг, пряча в карман нож и все остальное.

   – То, на что рассчитывает Логан. Уберу их всех – всю проклятую банду.

   Он подумал, потом взглянул на меня.

   – Я тебе помогу.

   – Нет, это мое личное дело. Возвращайся в Ньюкасл, пригляди еще за каким-нибудь грузом. Займись этим всерьез, потому что здесь, в Лондоне, работы для тебя скоро не останется. И запомни: если мы встретимся еще раз, я сделаю вывод, что ты пришел за мной, и выбора уже не будет. Понял?

   Крейг молча кивнул.

   – Тогда все, иди. Мне надо заняться делом.

27. Возмездие

   Прежде всего я проглотил пару таблеток снотворного и обеспечил себе добрых восемь часов сна. Когда идешь на дело, лучше иметь ясную голову. Когда я вышел из дома, уже совсем стемнело.

   Где его искать, я, разумеется, знал – позвонил заранее: мол, получил кое-какие сведения о Логане. Так оно, по сути, и было. Д. Б. хотел сразу узнать подробности, но я отказался разговаривать по телефону, и он велел приходить к нему в порт к десяти часам.

   В самый раз.

   Я оставил машину в тихом месте на пустыре в полумиле от причала. За линией товарных складов виднелась река, в которой отражались тысячи огней.

   В одном из складов и сидел обычно Д. Б. Не знаю, легальный это бизнес или прикрытие для контрабандных операций, но основные офисы находились здесь, и место было вполне уединенное. Цивилизация начиналась в двух сотнях метров – на противоположном берегу.

   Если оружие с глушителем, никто не услышит.

   Держась в тени, я осторожно приблизился. Д. Б. тут принадлежало три здания: основной склад типа ангара, вспомогательное складское помещение меньших размеров и между ними – пара сборных металлических офисов, поставленных друг на друга. Все это находилось на огороженной территории, вместе с пекарней, типографией, стекольной мастерской и литейной, хозяевам которых хватало здравого смысла, чтобы не задерживаться после конца рабочего дня. У въезда стояла будка охраны, приютившая двух любителей кофе, романов в мягкой обложке и порнографических журналов.

   Первая цель.

   Я сделал все так быстро, что они так и не успели понять, в чем дело, а потом было уже поздно что-то предпринимать. Четыре выстрела: два в грудь, два в голову. Одно мгновение – и все кончено. Мне стало немного не по себе – охранники не были людьми Д. Б. (по крайней мере не подчинялись ему непосредственно), но, в конце концов, не я все это начал. И потом ведь я робот, не так ли? Что такое две невинные жертвы по сравнению с тем, что я собираюсь учинить сегодня вечером?

   Я выключил свет в будке и стал всматриваться в мониторы.

   Рядом со складом Д. Б. – еще двое.

   Личные телохранители босса. В отличие от вахтеров, лежащих у моих ног, они наверняка вооружены. Я перерезал в будке телефонные провода, выключил все камеры наблюдения, спрятал пистолет в кобуру и достал из-за спины автомат.

   Глушитель на месте. Предохранитель снят.

   Вперед!

   Я перебежал дорогу и, держась в тени, обошел охранников, так что здание склада оказалось слева. Теперь, если промахнусь, пули не попадут в стену и не всполошат всех внутри. Вряд ли там много вооруженных людей, тем не менее внезапность – мой главный козырь.

   Выскочив из тени, я стремительно бросился вперед, держа автомат на изготовку. Один из охранников поднял руку, чтобы меня остановить, но так и не успел увидеть автомат на фоне моей черной боевой экипировки. Две вспышки – и каждый из них получил в грудь по пять кусков свинца. Не замедляя хода, я перепрыгнул через лежащие тела и остановился у самой двери.

   Сердце колотилось под бронежилетом, сквозь сапожную ваксу на лбу и щеках начал проступать пот. Ну и видок, черт из пекла, да и только – куда там Стивену Сигалу! Как жаль, что Аделаида меня не видит.

   Аделаида...

   Хватит. Сначала надо сделать дело.

   Моя бедная крошка Аделаида...

   Я осторожно заглянул в окошко в верхней части двери – внутри спокойно. Это был запасный выход, дверь открывалась наружу, и я забаррикадировал ее железными бочками, положив сверху двух убитых охранников. Теперь без моего ведома никто отсюда не выйдет. Оставалось еще два входа: грузовой въезд и главная дверь, ведущая в офисы наверху. Железный щит, закрывавший грузовой въезд, был поднят, что могло создать проблемы. Я решил заблокировать главную дверь, войти и опустить за собой щит.

   Но прежде надо проверить другие здания. Вспомогательный склад оказался пустым, однако в верхнем офисе сидели двое с бумагами и калькуляторами. Я ворвался в дверь, стреляя короткими очередями. Через секунду все было кончено. Теперь – очередь в потолок. Помещение погрузилось в темноту.

   Быстро, но много шуму.

   – Вы там в порядке? Что случилось? – раздался голос снизу.

   – Чертов потолок обрушился! – ответил я. – Иди помоги.

   Когда шаги достигли верхней ступеньки, я выпустил короткую очередь, целя в грудь. С лестницы я скатился почти одновременно с ним, успев вставить новый магазин. Из-за угла показались еще двое. Две очереди – и в главное здание.

   Вбежав через грузовой въезд и прижавшись к стене, я нажал красную кнопку. Пронзительно взвыла сирена, замигала желтая лампочка, и железный щит начал опускаться. Из-за упаковочных ящиков показалось несколько фигур, из дверей верхних офисов начали высовываться головы.

   Д. Б. вышел из своего офиса и уставился на меня. Глаза его внезапно вытаращились.

   – Это Бриджес!.. Налет! – заорал он и нырнул обратно в офис, прежде чем мне удалось прицелиться.

   Я поднял автомат и дал три очереди по офисам. Стекла разлетелись вдребезги, один человек свалился, и по крайней мере еще одного я ранил. Послышались крики, вокруг поднялась паника. Я двинулся вперед, методично отыскивая и уничтожая цели.

   Логан мог мной гордиться.

   Глушитель был в порядке, но пронзительный свист выстрелов эхом отражался от стен просторного ангара и продолжал слышаться после того, как я снимал палец со спускового крючка. Одновременно вокруг раздавался звон стреляных гильз, падавших на бетонный пол.

   По обе стороны центрального прохода выстроилось множество рядов стеллажей и контейнеров. Я медленно двигался по проходу, вынуждая тех, кто находился между полками, прятаться или убегать. Расстреливать бегущих легче всего – у меня нет предрассудков по поводу выстрелов в спину. Особенно когда речь идет о таких людях.

   Некоторых из них мне приходилось видеть в "Вольере", кое-кто узнал и меня. Впрочем, это им не помогло.

   Цель – нажатие пальца – вспышка – свист – звон – вопль – снова цель.

   Вот Сид... не помню его фамилии...

   – Бриджес, не надо! – успел крикнуть он, прежде чем я снес ему голову.

   Томми Лестер молчал, весь сжавшись от ужаса в конце прохода. Одно движение указательного пальца – и его кишки повисли на стене.

   Каждый раз, нажав на спуск, я останавливался и думал – не ты ли был тогда за рулем?

   Цель – вспышка – свист – звон – глухой стук падающего тела.

   Лишь после Томми послышались первые ответные выстрелы. Несколько пуль срикошетили от полок, заставив меня пригнуться и отступить. Едва я высунулся, как полка рядом с моей головой разлетелась вдребезги – стреляли сверху, с переходного мостика. Я нырнул между полками – выстрел следовал за выстрелом, пули, осколки стекла и стреляные гильзы сыпались градом.

   Черт побери, я и не знал про этот мостик!

   Плохо, очень плохо.

   Стальная полка с грехом пополам защищала меня от выстрелов, но высунуться я не мог. Скоро подоспеет подкрепление, и все будет кончено.

   Самого стрелка было не видно, в отличие от тросов, на которых висел мостик. Я тщательно прицелился и открыл огонь. На то, чтобы перебить трос, ушла почти половина боезапаса, но наконец дальняя сторона мостика покачнулась и обвисла. Я выкатился наружу, приземлившись на спину, и выпустил остаток магазина вверх. Фил с криком подскочил, перевалился через ограждение и упал рядом со мной – его ноги и живот превратились в кровавое месиво.

   Краем глаза я заметил движение – кто-то пронесся по проходу в направлении грузового въезда. Вскочив, я кинулся следом, однако снова попал под пули – на этот раз стреляли из офисов наверху. Пришлось отскочить в сторону, потеряв несколько драгоценных секунд.

   Я схватил винтовку Фила и начал палить наугад в сторону офисов, разбивая стекла и не давая стрелку высунуться. Слишком долго – снова взвыла сирена, и железный щит начал подниматься.

   Как говорится, отчаянная ситуация требует отчаянных мер. Я взял одну из четырех боевых гранат, которые прихватил с собой, вытащил чеку и перебросил гранату через стеллажи, целясь в сторону двери. Последовал оглушительный взрыв, сопровождаемый градом шрапнели и осколков стекла.

   Щит продолжал подниматься как ни в чем не бывало.

   Иногда надо мириться с потерями. Если броситься к тому, кто стоит у выхода, может уйти большая рыба.

   Я достал вторую гранату и швырнул в противоположном направлении. Взрыв разнес вдребезги несколько ящиков и опрокинул стеллажи. Стрелка наверху, видимо, на мгновение оглушило, и мне удалось прицелиться как следует. Получив очередь в живот, он сделал еще несколько беспорядочных выстрелов и выронил пистолет в проход.

   Я не мог допустить, чтобы кто-нибудь его поднял, и бросился туда, продолжая стрелять по офисам. В конце прохода стояли еще двое, пытаясь пробиться через заднюю дверь.

   – Бриджес, стой... – завопил один из них, поднимая руки. Интересно, откуда он меня знает? Я его точно видел в первый раз. Но это так и осталось загадкой – через мгновение вся дверь покрылась его кровью.

   Не останавливаться! Не думать!

   Только убивать!

   – Ты псих, – шептал мне на ухо Логан, – робот-убийца!

   Мамаша стояла у двери над двумя мертвецами и с отвращением качала головой.

   – Мало, – отвечал я. – Я хочу еще! Пистолета не было – должно быть, где-то застрял.

   Я повернулся...

   Феликс!

   В его руке пистолет...

   Целит в меня...

   Острая боль в груди...

   Я лежу на спине...

   Он стоит надо мной...

   Черт!

   Вот и все. Сейчас я умру.

   Феликс прицелился мне в голову. Я ничего больше не видел – только черное дуло пистолета. Конечно, это всего лишь воображение, но клянусь, что в тот момент разглядел пулю, которая уже двигалась по стволу. Развернуть автомат... Нет, поздно!

   Все заняло не более полсекунды, хотя, казалось, прошли часы. Говорят, что перед самым концом время замедляет свой ход. Наверное, когда наступает смерть, оно вообще останавливается, и ты целую вечность видишь перед собой одну и ту же картинку.

   Я уже смирился с неизбежным, однако в этот момент...

   Свист пуль...

   Грудь Феликса взорвалась алым фонтаном, он опрокинулся навзничь, врезавшись головой в стальной ящик. Я перевернулся на живот и оглянулся, но не увидел ничего, кроме обломков, нескольких мертвых тел и черноты ночи по ту сторону открытого грузового въезда.

   Не важно – он все равно где-то там. Ангел-хранитель, который присматривает за мной.

   Я встал, взглянул на то, что было грудью Феликса, и ощутил гордость за своего ученика.

   Моя собственная грудь отчаянно болела. Выстрел в упор – дело нешуточное, даже при наличии бронежилета. Пара ребер точно сломаны, хотя, конечно, по сравнению с Феликсом...

   Так, хватит! Теперь офисы. Здесь внизу Крейг все подчистит.

   Теперь мне нужен Д. Б.!

   Наверх вела узкая винтовая лестница. Я прыжками взлетел по ней, приветствуя встречавшие меня лица, пока не опустел последний магазин.

   Отбросив автомат, я вытащил "глок" и "вальтер". Впереди три офиса – Д. Б. скрывается в одном из них. Дверь и окна первого разбиты, половина потолка провисла. Я на мгновение замер, услышав внизу крики, выстрелы и автоматные очереди. Затем – тишина. К делу.

   Третья граната покатилась по полу, остановившись в центре. Я прижался к полу. Взрыв довершил разрушение офиса и разорвал в клочья того, кто прятался под столом – я так и не смог опознать его. Боюсь, это не смог бы сделать даже его дантист.

   Вперед!

   Из следующей двери появилась рука с пистолетом. Две пули ударили меня в грудь и опрокинули навзничь. Третья задела голову, но я отделался лишь царапиной. К счастью, мой противник не заметил бронежилета и, должно быть, уже поздравлял себя с отличной работой. Когда он понял, что ошибся, было уже поздно – я выстрелил с двух рук, пробив ему грудь и горло.

   Не останавливаться! Не думать!

   Только убивать!

   Я швырнул четвертую гранату во второй офис, ликвидировав таившуюся в нем опасность. Остался третий. Д. Б. скорее всего там, как и в прошлый раз, когда я был здесь.

   Я бросил через разбитое окно пятую гранату.

   Именно так – пятую. Это не ошибка. Четыре было боевых. Пятая – пустая.

   Через две секунды я ворвался в дверь. Д. Б. пытался протиснуться за стальной шкаф. Рядом с ним был Форестер, заведующий складом. Я всадил ему пулю в лоб и направил оба пистолета на его босса.

   – Вылезай! – проговорил я сквозь зубы. Меня трясло от ярости. Сначала я пробил ему правую руку – чтобы продемонстрировать серьезность моих намерений и заодно уменьшить опасность на случай, если он спрятал оружие. Д. Б. взвыл и схватился за локоть, но сумел развернуться и посмотреть на меня.

   – Что происходит? Я не...

   – Отлично понимаешь, сука! Вчера я говорил с Логаном – он мне все рассказал!

   – Логан? Логан? О чем ты?

   – Об Аделаиде. О Роуз. Об Анджеле. Я хотел, чтобы ты услышал это перед смертью!

   – Нет! Бриджес, погоди! Он тобой манипулирует! Логан! Он использует тебя! Я не знаю, что...

   Слушать дальше я не стал.

   Не останавливаться! Не думать!

   Только убивать!

   По одной руле в каждую ногу, одну – в живот. Д. Б. визжал как свинья. Я оглянулся на мать – на этот раз она промолчала, только повела плечами и закатила глаза.

   – Что? – возмутился я и всадил последнюю пулю ему в голову.

   Да, на этот раз пришлось сделать паузу, но Д. Б. должен был узнать, кто его убил.

   Потому что это не обычная работа, а возмездие.

   Я остановился на лестнице и еще раз осмотрел поле боя, потратив несколько драгоценных секунд. Надо все хорошенько разглядеть, чтобы вспоминать каждый раз, когда меня начнут одолевать гнев и боль при мысли об Аделаиде, Анджеле и Роуз. И об остальных.

   Теперь взрывчатка.

   Я установил заряды в ключевых точках и поставил таймеры на десять минут. Здесь достаточно горючих материалов, чтобы уничтожить все случайные улики, а заодно и большинство тел.

   Кстати – куда, черт возьми, подевался Эдди? Он должен был быть здесь. Жаль. Ничего не поделаешь, все никогда не проходит гладко. Кроме того, он-то уж наверняка не сидел за рулем той машины, потому что был в Ньюкасле с Крейгом.

   Хрен с ним, пускай живет. Живи и дай жить другим – так я считаю. По крайней мере теперь.

   Я бросил "вальтер" и "глок" (терпеть не могу, когда приходится избавляться от любимого оружия) в ближайшую бочку с дизельным топливом и направился к выходу. Не беспокойтесь, револьвер у меня остался. На всякий случай. Остальные стволы брать нельзя – легавые расшибутся в лепешку, чтобы их найти.

   По пути мне встретились несколько трупов, к которым я не имел никакого отношения. Работа Крей-га. Где же он сам? Вот еще одно тело – в стороне у дороги...

   Мои худшие страхи оправдались.

   Крейг получил несколько пуль в плечо и бок – не хватило ума надеть бронежилет. Он смотрел на меня полуоткрытыми глазами, едва осознавая, что происходит.

   – Пошли, надо выбираться отсюда. – Я поднял его на ноги и потащил через пустырь, невзирая на стоны. Добравшись до машины, уложил раненого на заднее сиденье, сел за руль и завел мотор. Конечно, неплохо было бы полюбоваться фейерверком, но времени терять нельзя.

   Выехав на шоссе, я достал мобильник.

* * *

   Доктор Ранджани разрезал рубашку Крейга и грустно покачал головой, стараясь не смотреть на меня и мой пистолет, торчащий из-за пояса.

   – Боюсь, друг мой, что это в высшей степени серьезно.

   – Знаю, доктор, поэтому я к вам и приехал.

   – Его нужно везти в больницу, я сам мало что смогу сделать.

   – Невозможно. Он ваш.

   – Не знаю, чего вы от меня хотите. Этот парень почти мертв. У меня нет ни запаса крови, ни плазмы, ни необходимого оборудования.

   – Так достаньте все это.

   – Ничего себе! Вот так вот просто – возьмите и достаньте!

   – Вы можете это сделать! Обратитесь к знакомым. Обзвоните всех, кто вам чем-то обязан. Заплатите сколько угодно, но достаньте. Деньги не имеют значения.

   – Извините, но это невозможно!

   – Мы зря тратим время, доктор! Берите и звоните, прямо сейчас!

   – Послушайте...

   – Нет, это вы послушайте! – сказал я со всем возможным спокойствием и приставил револьвер к его лбу. – Все очень просто: умрет он – умрете вы.

   Доктор Ранджани скосил глаза на дуло револьвера и снял телефонную трубку.

* * *

   Ну что ж, вот так я остался без работы. Хотя, по правде говоря, не все так плохо. Та цыпочка с крейговской вечеринки недавно вышла на меня через Эдди. Хочет избавиться от своего старика. Я еще не решил, но в принципе... Эдди старается обеспечить меня работой – видимо, чтобы спасти собственную шкуру. Надеется, как он выразился, стать моим агентом. Иными словами, доказать мне, что он полезнее живой, хотя я сказал уже, что ему не о чем беспокоиться – возмездие свершилось. Не знаю почему, но я чувствую себя совершенно спокойным. Хотя нет, пожалуй, понять можно: ведь раньше я считал, что против меня целый мир, и вдруг оказалось, что виновата во всем кучка подлых ублюдков!

   На самом деле это некоторое облегчение: обнаружить, в чем дело, и попробовать по крайней мере что-то предпринять. Лучше все-таки, чем сидеть сложа руки и медленно сходить с ума.

   Д. Б. сказал, что Логан меня просто использовал. Может, он и прав, а может, и нет. Впрочем, какая разница? Так или иначе, если бы я встретил Логана, то прикончил бы и его, а раз его нет, то и говорить не о чем.

   Я понимаю, что поступил не очень-то справедливо, но разве не для этого меня готовили с самого начала? Разве не учили, что жизнь несправедлива?

   С кем я говорю? Да ни с кем. Никто меня не слушает. Ни Д. Б., ни Анджела, ни Роуз, ни Дженет, ни Джордж. Призраки успокоились, ибо я понял, что не виноват в их смерти. Меня использовали, вот и все. Я такая же жертва, как и они сами. Ну то есть почти.

   Мамаша, разумеется, по-прежнему со мной, куда от нее денешься? Интересно, скольких еще мне придется прикончить, чтобы она успокоилась? Есть же такие люди – никак от них не избавиться! К счастью, она появляется гораздо реже, чем раньше. Моя голова теперь занята другим.

   Аделаида...

   Она до сих пор в больнице, хотя уже и не в критическом состоянии. В сознание еще не пришла, но когда придет, я буду с ней рядом. Представьте, как она полюбит меня, когда увидит, что я ей верен и забочусь о ней! Как мы будем любить друг друга!

   Как долго я ее искал, почти полжизни! Но все-таки нашел.

   Аделаида Харрисон.

   Моя любовь.

   Моя жизнь.

   Моя девушка в коме.