Пока бьется сердце

Энн Хэмпсон

Аннотация

   Унылый пейзаж вересковых полей в долине реки Коллдер для Кэти Фэншо – раскрытая книга. Но нашествие техники и строителей нарушило благословенную тишину родных мест и приблизило кончину отца девушки. Кэти во всем винит того, кто решил построить здесь плотину. Девушка и не догадывается, что влюблена в главного злодея…




Энн Хэмпсон
Пока бьется сердце

Глава 1

   По обеим сторонам долины, постепенно сливаясь с небом, круто вздымались скалы. Вечерело, и тени сгущались над дикими и пустынными вересковыми полями. Голубая дымка, повисшая было в воздухе, вдруг опустилась, словно занавес, и снова поднялась, будто бесчисленная стая духов кружилась в каком-то мистическом, ритуальном танце.

   Тропинка, бегущая по краю обрыва, таила в себе много опасных поворотов, но девушка ступала по ней с грацией и легкостью лани, ее уверенная поступь была точна, голова гордо вскинута.

   Она поднималась все выше и выше, мимо входа в старую усадьбу. И вот девушка добралась до пролома в ограде из песчаника. Тут она сошла с тропинки, перелезла через узкий проем и направилась к отдаленному холму.

   На гребне холма, в окружении тисов, мрачно возвышающихся на фоне темнеющего неба, находилась усыпальница всех Фэншо, которым когда-то принадлежала и усадьба, и обширное поместье Коллдертон.

   Усадьба давно лежала в руинах, могилы пришли в запустение, кроме одной, еще свежей.

   Девушка долго стояла над ней сцепив руки, со слезами в глазах и с такой ненавистью в сердце, которой с лихвой хватило бы на десятерых.

   Наконец она оторвалась от исступленного созерцания могилы и замерла, вглядываясь в мирную долину, лежащую далеко внизу. Она смутно различала вереницу нищих хижин на высоком берегу реки, которые портили пейзаж. Равнина была усеяна пнями с вывороченными корнями – печальным свидетельством того, что люди и машины не пощадили старых великанов. Последний из Фэншо умер от разрыва сердца – не выдержал издевательств над своей землей – по крайней мере, так говорили. А случилось это сорок лет назад, когда было построено первое водохранилище.

   А теперь здесь лежит Поль, ее отец, который тоже любил эту долину.

   Так же как его отец и дед, он родился здесь. Те, кто предпочел селиться на унылых пеннинских вересковых полях, были непростыми людьми. Дружные и стойкие, они жили изолированной общиной, спаянные единой целью – выжить на этих скудных землях.

   Эти люди изо всех сил пытались бороться с планом индустриализации долины Коллдер, но их борьба была обречена с самого начала. Что могли они сделать – кучка людей – против огромного города, против правительственных чиновников?

   Одна за другой семьи уезжали из долины, и едва кто-то покидал свой участок, как жилища тут же уничтожались, тяжелый труд целых поколений исчезал за какие-то часы. Вырубались сады, сжигались амбары и навесы для скота.

   Поль, ее отец, продержался почти год.

   Около изгиба реки, в том месте, где она водопадом низвергалась с утесов, девушка остановилась, бросив озабоченный взгляд на колышки, которые показывали, насколько высоко поднялся уровень воды в реке. Колышки были равномерно размещены по всей затопляемой территории, и, отыскав ближайший, она облегченно вздохнула. Этот водопад был одним из любимых мест отца. Его нужно было спасти.

   Вдали виднелся коттедж. Низенький, покрытый соломенной крышей, он уютно устроился в изгибе террасы рядом с мостом Пекхорс, там, где речка Хантер соединялась с главным руслом Коллдер. В окне приветливо мерцал огонек, зажженный благодаря миссис Фостер из уединенной гостиницы в полумиле отсюда. Ей было совсем не обязательно приходить, она была всего лишь соседкой, но такой доброй и заботливой.

   Толкнув дверь, девушка оказалась на крошечной кухне. Здесь было тепло и уютно, пахло парафином и горящими поленьями. На коврике лениво потягивалась кошка. Она снова свернулась клубком, возобновив прерванный сон. Охватив все это одним печальным до отчаяния взглядом, девушка подошла к огню и протянула к нему руки.

   – Кэти, дорогая, где же ты была? Надеюсь, ты не поднималась снова к могиле? Ты не должна этого делать, дорогая, это нехорошо.

   Миссис Фостер подошла к ней, вытирая руки о передник.

   – Я тут прибралась, а в печи тебя ждет пирог. Я не думаю, что ты ела сегодня.

   Кэти ничего не ответила. Деньги почти кончились, но гордость не позволяла ей признаться в этом. Отвернувшись к окну, она облокотилась о широкий подоконник и стала смотреть на соседние домики. В окнах стали появляться огоньки, были видны силуэты людей. За каким же он окном? – раздумывала она.

   – Миссис Фостер, вы когда-нибудь ненавидели кого-нибудь так сильно, что внутри все горело от злости? – спросила она, не поворачивая головы.

   – Нет, никогда, и ты не должна! Этот мужчина нам совершенно неизвестен, и, скорее всего, мы так и не узнаем, кто он такой. Ты ведь даже не знаешь его имени!

   Задумчивый взгляд девушки остановился на грузовике возле чьих-то освещенных окон. «Браун и Дэвис»… но ведь уже не существовало ни Брауна, ни Дэвиса.

   – Он убил моего отца.

   – У твоего отца был удар; у многих случается удар – у моего отца тоже был удар. А теперь присядь, дорогая, а я принесу пирог. Тебе станет лучше, когда ты поешь.

   Стол был уже накрыт, и Кэти села. Не важно, что говорит миссис Фостер, но этот мужчина – «Большой Босс», как называли его здесь в долине, – был виновен в смерти ее отца.

   Миссис Фостер вытащила пирог из печки и поставила его на стол.

   – Ну-ка, поешь хорошенько, а я пока приготовлю тебе чай.

   Она вышла из дому, чтобы наполнить чайник из колонки, и Кэти услышала знакомые звуки воды, падающей на гальку. Река рядом с ее домом уже не струилась, как прежде, ее воды были закованы в трубы и направлены в водохранилище Тордейл, вниз по течению. А эту часть долины осушили для того, чтобы продолжать работу на дамбе. Миссис Фостер вернулась и поставила чайник на огонь.

   – Они говорят, что искусственное озеро пойдет на пользу долине, – пробормотала она, словно прочитав мысли Кэти. – Ты должна признать, что водохранилище Тордейл очень красиво.

   – Человек не может улучшить природу. – Кэти уплетала огромный кусок пирога, с удивлением обнаружив, что получает удовольствие от еды. – Как хорошо, что вы пришли, миссис Фостер. Большое спасибо за пирог.

   Пожилая женщина молча наблюдала за ней, отмечая болезненную худобу ее рук и тела, бледность кожи и печальные глаза. Они были необычного дымчато-серого цвета и казались слишком большими для ее личика, обрамленного длинными и прямыми волосами цвета темной бронзы.

   – Наверное, ты слишком долго жила на природе, – сказала пожилая женщина, не обращая внимания на благодарность Кэти. – Твой отец был мечтатель, и ты пошла в него. Нехорошо так говорить, ведь прошло всего две недели с тех пор, как он скончался, но лучше бы он уделял больше времени, готовя тебя к жизни, чем изучая свои скалы. Какая от этого польза, хоть убей, не понимаю!

   – Поль написал замечательные работы по эволюции Пеннинских гор, – начала было Кэти, но тут же остановилась. Миссис Фостер все равно не поймет, что Поль был блестящим геоморфологом, как не поймет она и радость знания того, почему именно на этом месте стоит гора или тянется долина; почему река в одном месте течет прямо, а в другом делает поворот, почему в горном месте река течет по долине, окруженной крутыми скалами, а ближе к морю – по плоской равнине. Всем этим вещам ее научил Поль, и еще многому-многому другому. Она знала, например, почему именно Пеннинская равнина была наиболее удобна для строительства водохранилища. Из-за того что вода здесь мягкая, благодаря отсутствию извести и обильным осадкам, а скальные породы имеют особый состав, дно реки постепенно углублялось. Значит, в этом месте можно сохранить максимальное количество воды. Да, Поль всегда знал, что уникальная природа долины когда-нибудь сослужит ей дурную службу.

   – Ну, он не слишком много заработал на этом, – возразила миссис Фостер, потянувшись за заварочным чайником. – Было бы гораздо более разумно, если бы Поль уехал из долины несколько лет назад и нашел бы себе приличную работу.

   – Он должен был воспитывать меня с самого младенчества, вспомни, – с негодованием сказала Кэти. В ее глазах все, что делал отец, было правильным. Мать Кэти умерла, когда ей было всего три месяца от роду. С тех пор отец почти полностью посвятил себя изысканиям. По мере того как дочь взрослела, она постепенно стала разделять его интересы. В любую погоду их можно было увидеть вместе на болотах или высоко в горах вооруженными полевыми блокнотами, картами, биноклями и молотками. Никто толком не понимал, чем они заняты, и Кэти знала, что миссис Фостер всегда считала, будто они бесполезно тратят время, учитывая, что единственной выгодой, которую извлекал Поль из этих занятий, были несколько фунтов, которые время от времени он получал за публикации своих статей в каких-то непонятных журналах.

   – Мы должны что-то решить на твой счет, Кэти, дорогая. – Голос миссис Фостер вывел Кэти из задумчивости. Она смотрела, как пожилая женщина наливает ей чай, а затем наполняет чашку и для себя. – Ты больше не можешь оставаться здесь, ты ведь сама это понимаешь.

   – Все уже решено, – равнодушно ответила Кэти. – Сегодня утром я получила письмо из Водного комитета; они дают мне неделю. Коттедж будет разрушен первого апреля. – Ее губы задрожали, а глаза, темные и глубокие, сверкнули. – Это его рук дело, без всяких сомнений. Не было нужды уезжать так скоро, ведь местность будет затоплена только через двенадцать месяцев.

   Миссис Фостер глубоко вздохнула и принялась объяснять, что, пока кто-то живет в долине, загрязнение неизбежно.

   – Он всего лишь выполняет свою работу, – продолжала она, явно пытаясь урезонить Кэти, – и твой отец должен был это понять, не важно, что ты там говоришь. Лично я думаю, что он и так проявил необыкновенное терпение. Прости меня, но Поль был ужасно упрямым.

   – Хотя и очень добрым человеком, – тихо добавила Кэти. – Он был рожден созидать, а не разрушать, он никогда не стал бы портить природу для того, чтобы наполнить свой карман.

   Отодвинув тарелку, она придвинула к себе чашку с блюдцем. Но горло перехватило, и она встала из-за стола и снова подошла к окну. Сейчас было трудно что-либо различить, но перед глазами снова возникла картина разрушенной местности. Гигантские машины, предназначенные для того, чтобы увечить и разрушать долину. Огромные грузовики, доверху нагруженные тем, что теперь называлось древесиной. Другие грузовики стояли в полной готовности к погрузке тех сваленных деревьев, которые лежали повсюду, искалеченные и умирающие. Завтра будут рубить дальше, и на следующий день, и так без конца. Все обреченные деревья уже были помечены широкими мазками белой краски; те деревья, на которые она карабкалась вместе с другими детьми, и гигантский дуб, в котором они устроили свое убежище, и те деревья, которые защищали сад от солнца и ветра, а дом от свирепых ветров, продувавших вересковые поля зимой. Все они и тысячи других должны быть уничтожены по приказу человека. Кто он такой, чтобы отдавать подобные приказы? Как он может жить с этим грузом на совести? Но у него нет совести. Он жесток и надменен, его ненавидели подчиненные – проектировщики водохранилища, с которыми он должен был работать в тесном сотрудничестве. «Это так похоже на него, – подумала она, – находить погрешности в работе проектировщиков, считать себя вправе критиковать работу профессионалов». Ходили слухи, что после того, как дядя устроил его к себе на фирму как консультанта-геолога, он отплатил ему за доброту тем, что совершенно вытеснил доброго родственника, заняв место главы фирмы.

   – Этот человек очень злой, миссис Фостер, и я надеюсь, что когда-нибудь он будет наказан.

   Сила, с которой она произнесла эти слова, заставила миссис Фостер озабоченно нахмуриться, и женщина отстала в непривычно резком тоне:

   – Очень нехорошо, когда молодая девушка таит такую злобу в своем сердце! Твоя неприязнь к этому человеку основывается лишь на том, что он глава подрядчиков. Но не забывай, что землю уже давно приобрел Водный комитет, и всем известно, что придется строить еще одно водохранилище в здешних местах. Любая фирма могла взяться за эту работу. Неужели тебе бы нравилось жить в Лоупорте три года назад, когда город был совершенно лишен водоснабжения? Неужели ты думаешь, что мне или Джо по душе все, что происходит? Но мы понимаем, что без этого нельзя. Города должны обеспечиваться водой, а значит, следует строить водохранилища.

   Кэти должна была признать, что ее аргументы весомы. Совершенная правда, что во время сильнейшей засухи три года назад водохранилище Тордейл полностью пересохло. А в прошлую зиму были потеряны миллионы галлонов воды, когда после нескольких недель проливных дождей водохранилище переполнилось. Новое водохранилище Коллдертон будет принимать в себя избытки воды в течение зимы. Таким образом постоянный приток воды в нижнее водохранилище во время засушливого летнего периода будет гарантирован.

   – Я знаю, в каком-то смысле ты права, – призналась она, – но я не могу не ненавидеть его. Поль стал таким беспокойным особенно после того, как были разрушены все наши амбары и навесы. Я уверена, что он ждал, что и наш коттедж немедленно постигнет та же участь. Этому мужчине следовало оставить нас в покое хотя бы на год.

   Миссис Фостер пожала плечами. Она явно считала, что этот разговор ни к чему не ведет, и поэтому решила сменить тему:

   – Ты уже решила, что будешь делать?

   Кэти покачала головой, и впервые в ее голосе прозвучал страх.

   – Нет… я еще не могу спокойно думать. Если бы у меня было чуть больше времени, чтобы я могла пережить потерю Поля…

   – Ты не можешь жить здесь в полном одиночестве, дорогая, даже если мы сумеем убедить их дать тебе еще немного времени. Наша Дорис на следующей неделе уезжает домой и уже не сможет оставаться с тобой на ночь. Еще одна моя внучка собирается навестить меня, но я не знаю, приедет ли она.

   Женщина замолкла, так как Кэти, вернувшись к столу, начала прихлебывать чай, который уже совершенно остыл.

   – Какая же ты худышка! – непроизвольно вырвалось у нее, когда Кэти, которую внезапно охватил озноб, плотнее запахнула кардиган на своем худеньком теле и стала застегивать пуговицы. – Никто не даст тебе девятнадцать – ты выглядишь не старше шестнадцати. Даже и не знаю, что теперь с тобой будет!

   Кэти тоже не знала этого. Всю свою жизнь она провела здесь, на природе, и понятия не имела о деловом мире, царящем на равнине, не знала ни людей, ни жизни. Она не корила своего отца за это, ей нравился ее удел. Но и согласиться с миссис Фостер она не могла, ведь та утверждала, что Поль был эгоистом и его не заботило, что дочь когда-нибудь столкнется с миром людей. Ей с такой невинностью и незащищенностью придется нелегко. Кэти задавала себе вопрос, как жить и как зарабатывать себе на жизнь. Теперь ей трудно было скрыть свой страх. Заметив это, миссис Фостер доброжелательно произнесла, что Кэти не стоит расстраиваться, лучше им просмотреть ту коробку с бумагами, о которой она уже упоминала вчера.

   – Может, все-таки есть кто-то где-то, кто сможет приютить тебя, – продолжала она, – до того времени, пока ты сама не встанешь на ноги.

   – У меня никого нет. – Кэти говорила без всякого интереса. – Но ты можешь просмотреть бумаги Поля, если хочешь. Это меня не расстроит.

   – Тогда я сейчас принесу их. Убери со стола, чтобы мы смогли разобрать их. Насколько я поняла, они в страшном беспорядке.

   В этом не было сомнений. В одну кучу были свалены старые счета, свидетельства о рождении и многочисленные статьи Поля, в которых он излагал свою теорию эволюции Пеннин. Там же были записки о научных изысканиях, которые касались ледникового периода, и материалы к труду, озаглавленному «Образование песчинок в каменноугольный период Дербишира».

   – Я полагаю, – с нескрываемым сарказмом заявила миссис Фостер, – что тебе известно, что это означает?

   – О да, – глаза Кэти тут же загорелись, – мы так много работали над этим. Видишь ли, было обнаружено, что происхождение осадочных пород может рассматриваться в связи с поверхностной структурой песчаных зерен, и таким образом… – Но взгляд, направленный на нее, прервал объяснения Кэти. – Это все так интересно, – жалобно заключила она.

   – Без сомнения, – последовал сухой комментарий. – Вот, разберись с этими бумагами, пока я просмотрю эту кучу.

   Они молча принялись за работу при свете масляной лампы. Спустя полчаса Кэти откинулась на спинку стула.

   – Я всегда знала, что у меня никого нет, – проговорила она обреченно. – Поль говорил, что мы друг у друга одни на белом свете.

   Миссис Фостер погрузилась в чтение старого, потрепанного дневника, но при словах Кэти она отложила его в сторону и снова начала было увещевать ее. Однако, заметив выражение лица девушки, замолчала и, снова взяв в руки дневник, стала листать страницы, пока не наткнулась на то, что искала. Слегка поколебавшись, она торжественно объявила, что у Кэти есть дядя, который жил в Лестершире.

   – Дядя? – Кэти взглянула на нее с недоверием. Несмотря на это, в глазах девушки мелькнула искорка надежды. – Как его зовут?

   – Чарльз Блайт.

   – Я никогда не слышала о нем. Что там говорится об этом человеке? – Кэти перегнулась через стол. На ее личике выражение любопытства сменилось удивлением. Она обнаружила, что миссис Фостер отвела взгляд. – Ведь это дневник мамы, не так ли? Когда была сделана эта запись?

   – Постой-ка… девятнадцать лет назад. Да это целая история, – добавила она, снова начав перелистывать страницы. – У твоей матери была сестра, которая вышла замуж за человека по имени Питер Блайт. Они уехали в Австралию.

   – Да. Это тетя Маргарит. Но они давно умерли. Я не помню, чтобы когда-нибудь видела их.

   – У твоего дяди Питера был брат, который жил в Лестершире. Тут есть его адрес, на обложке дневника. Вполне возможно, что он все еще живет там.

   Глаза Кэти погасли.

   – Я ничего не знаю о его брате, но в любом случае он мне не родственник. – Губы девушки дрожали от разочарования, и она прилагала все усилия, чтобы сдержать набегающие слезы. – Я же знала, что у нас нет родственников, – заключила она, слегка всхлипнув.

   – Он тебе приходится чем-то вроде дяди, – сообщила миссис Фостер, явно пытаясь обосновать родство между ними. – Если он брат твоего дяди, кем же он может быть – тоже дядей – да, я уверена, что права.

   – Но дядя Питер умер.

   – Какая разница? – Миссис Фостер с задумчивым выражением захлопнула дневник. – Может, он все еще живет там, – повторила она. – Я возьму этот дневник домой, если ты не возражаешь, и сегодня же напишу ему. Ответ мы сможем получить к четвергу.

   Может ли Чарльз Блайт быть ей дядей? Для Кэти это была последняя надежда. Но разве у нее есть кто-то еще? Если ее мать писала о нем девятнадцать лет назад, значит, сейчас он уже совсем старый, ведь дядя Питер женился на тете Маргарит, когда ему было уже за тридцать. По всей вероятности, он может оказаться мужчиной средних лет, который похож на Поля – такой же добрый, мягкий и терпеливый. Улыбка благодарности коснулась ее губ, когда она снова взглянула на миссис Фостер.

   – Ты так добра, что берешь на себя все эти хлопоты, и ты так помогла мне во время болезни Поля. А сейчас, если ты сможешь у-убедить моего д-дядю принять меня… – Ее внезапно переполнили эмоции, и миссис Фостер успокаивающе заметила:

   – Ну-ну, малышка, не вздумай заплакать, ведь ты была такой храброй все это время. Положись на меня, – добавила она с решительностью, глаза ее заблестели. – Если я не устрою тебя самым лучшим образом, то не быть мне Энни Фостер!

   Подошла долгожданная пятница, но ответ на письмо миссис Фостер не был получен.

   – Он не ответит, я знаю, что не ответит, – с отчаянием говорила Кэти. – С чего он станет отвечать? В конце концов, мы вовсе не родственники.

   И тем не менее, когда миссис Фостер появилась в коттедже в субботу днем, Кэти встретила ее такими словами:

   – Ты получила известия от моего… дяди?

   – Нет, дорогая, но… но я уверена, что мы получим их в понедельник.

   Ее тон и то, как она отвела взгляд, заставили Кэти озадаченно нахмуриться. Ей показалось, что пожилая женщина проговорила это импульсивно и уже жалеет о произнесенных словах, что она хотела сказать что-то совсем другое. Может, она уже получила ответ от Чарльза Блайта? Может, он отказался ей помочь? Кэти представляла себе, что вполне вероятно то, что дядя просто откажется принять на себя ответственность за незнакомую девушку. Да и какие они родственники, так себе, седьмая вода на киселе. Она не спускала взгляда с пожилой женщины, которая внезапно стала суетливо прибираться на столе. Она выглядела немного рассерженной и явно была не в своей тарелке; на мгновение Кэти решила, что она точно получила учтивый и вполне определенный отказ от Чарльза Блайта, но, слегка поразмыслив, она призналась себе, что ее подозрения просто смехотворны. Ведь если миссис Фостер получила ответ на свое письмо, то чего она могла добиться, умалчивая об этом?

   – Ты действительно считаешь, что он ответит к понедельнику? – не выдержала Кэти, так как ее охватил страх при мысли, что ко вторнику ей предстояло освободить коттедж. – Я совершенно напугана, миссис Фостер. Куда я пойду?

   – Тебе придется на время перебраться к нам… – начала миссис Фостер, но Кэти остановила ее.

   – Мистер Фостер в самом начале сказал, чтобы его не вмешивали, – напомнила она, и пожилая женщина поджала губы.

   – Не беспокойся, дорогая. Я поеду и увижусь с этим… – Жарко покраснев, она замолчала, почувствовав удивленный взгляд Кэти. – Я хотела сказать, что мы поедем с тобой в Лоупорт в понедельник и постараемся найти для тебя какое-нибудь жилище. Да, именно так мы и поступим. А теперь мне пора идти; Джо становится таким раздражительным, если чай не готов ровно в пять. – Схватив свое пальто, она поспешно натянула его. – Наша Дорис придет часов в десять, чтобы остаться с тобой на ночь.

   Кэти посмотрела на закрытую дверь, затем перевела взгляд на часы. Еще не было и двух часов, а миссис Фостер внезапно решила убежать, чтобы приготовить для мужа пятичасовой чай! Без сомнения, она сегодня в каком-то странном настроении.

   Отбросив эти мысли, Кэти прошла в крошечную кухоньку, чтобы вымыть тарелки, которые миссис Фостер оставила в раковине. Затем, натянув свитер, она вышла из коттеджа и пошла вдоль берега реки, внимательно оглядывая все вокруг. Да, точно, оползень тут прямо за поворотом, который делает река, и отсюда его не видно. Девушка победно улыбнулась. У этого человека будут неприятности, а сколько их еще предстоит впереди! Ведь весь район, окружающий то место, где дамба должна была соединиться с берегом реки, был к этому совсем не приспособлен. Оползни в этом месте будут постоянным явлением, и ему предстоит немало головной боли. А если он уже пообещал закончить водохранилище к определенному сроку, то ему же хуже.

   Кэти отвела взгляд от реки, так как увидела, что навстречу ей по тропинке идет пожилой человек. Открыв ворота, он прошел через них и аккуратно закрыл их за собой. Затем нерешительно обратился к Кэти.

   – Все еще негодуешь на меня? – спросил он. Внезапно губы Кэти тронула слабая улыбка.

   – Нет. Мне жаль, что я вам это сказала, мистер Джонсон. На самом деле я так не думала.

   – Значит, ты не считаешь меня предателем? – Он все еще пребывал в нерешительности и, облокотившись на ворота, внимательно всматривался в лицо девушки. – Мне действительно нужны деньги – к тому же мне так надоело сидеть все время дома. Это не такая уж плохая работа – быть сторожем – для такого старика, как я. Мне даже интересно – я теперь знаю все, что происходит, поэтому мне есть о чем поговорить, когда я возвращаюсь домой. – Он помолчал, а потом добавил: – Я понимаю, что ты чувствуешь, милая. Может, я чувствовал то же самое, если бы разрушали мой дом. Но к счастью, мы переехали несколько лет назад, после того, как умер отец Беллы и оставил нам коттедж. – Он снова замолчал, поглядывая то на хижины, то на берег реки внизу. – Там серьезный оползень, – озаботился он.

   Глаза Кэти снова вспыхнули от удовольствия.

   – Я увидела его из коттеджа, с помощью бинокля, разумеется.

   – Пострадали два человека. Они были в тяжелом состоянии, когда их вытащили.

   – Они ранены? – Кэти такое и в голову не пришло. – Они в больнице?

   – Нет, это был просто шок. Босс проявил сочувствие и отвез их домой на своей собственной машине. Благородно с его стороны, так я думаю.

   – Ничего подобного! Наверное, он просто испугался, ведь ему не следовало заставлять людей работать там. Если бы он знал свое дело, то провел бы какие-то расследования, ведь несколько недель назад в этом месте уже произошел оползень, хотя и не такой крупный. Но я думаю, что он даже не знает, как к этому приступить, – пренебрежительно добавила она.

   – Обычно он не работает по субботам, но он провел там все утро, – сказал старик. – Все вертелся там, рассматривал берега и скалы над ними. Выглядел немного озадаченным, понимаешь, что я имею в виду?

   – Он действительно будет озадачен, – ответила Кэти. – Я прекрасно понимаю, что вы хотите сказать.

   – Так и ушел домой ни с чем; выглядел таким усталым и отчаявшимся. Даже стало его жаль, сколько беспокойства.

   – Он не нуждается в вашем сочувствии, мистер Джонсон. Он сам нарывается на все эти неприятности – посмотри, сколько страданий он принес другим людям!

   Мистер Джонсон ничего не сказал, продолжая с сочувствием смотреть на нее. Она слегка покраснела и помолчала немного, а затем поинтересовалась:

   – Как его зовут?

   – Еще не слышал. Все называют его просто «босс».

   Взгляд Кэти остановился на недостроенной дамбе, затем она посмотрела на вереницу разборных домиков вверху.

   – Который из них его офис? – спросила она, когда старик обернулся, чтобы проследить за ее взглядом.

   – Тот, что на самом краю. Там внутри так роскошно, и не поверишь, что ты во временном жилище.

   – Вы знаете, где он живет?

   – Ферндейл-он-Коллдер. Снимает там дом, кажется, на реке.

   – Ферндейл? – По какой-то необъяснимой причине Кэти не понравилась мысль, что он живет так близко и в такой очаровательной деревушке, как Ферндейл-он-Коллдер. Она вспомнила, что Поль рассказывал ей историю этой деревушки. Первоначально она находилась в Чешире; там была всего одна гостиница и церковь, и если не считать несколько строений, появившихся в последнее время, деревня почти не изменилась с тех лор, когда церковь еще принадлежала монастырю, основанному Хьюго Лупусом – Чеширским Волком. С речной террасы, на которой располагалась деревня, открывался величественный вид на острые пики Пеннин, на поросшие вереском болота, бесконечно тянущиеся на юг и восток. Она располагалась всего в пяти милях от Торндейлского водохранилища; Кэти часто бывала в тех краях, так как одно время ее отец проводил там тщательные исследования ледниковых отложений. С каждым визитом деревня все больше и больше нравилась ей, и она частенько подумывала, что Ферндейл – это второе место после самой долины, где бы ей хотелось поселиться.

   А теперь там живет он! Она представить не могла, чтобы судьба так посмеялась над ней. И все-таки девушка находила небольшое утешение в том, что его присутствие в этих местах не навсегда. Он явно исчезнет оттуда, как только строительство будет завершено.

   – Я должен идти, милая. – Хриплый голос мистера Джонсона прервал ее мысли. – И раз ты уже не сердишься на меня, может, я зайду утром на чашку чая?

   – Разумеется. – Она улыбнулась ему слабой, извиняющей улыбкой и повторила еще раз: – Я не хотела обидеть вас. Но сама мысль о том, что кто-то из местных работает на него, приводила меня в ярость. Все рабочие каждый день ездят из Лоупорта, вы ведь знаете.

   Бедный мистер Джонсон. Он выглядел таким расстроенным и был почти готов отказаться от работы. Ведь она обвинила его в предательстве, объявив, что сама лично скорее умрет от голода, чем примет от него хоть пенни, заработанные у врага. Это было правдой. Она на самом деле предпочитала бы голодать, чем принимать от него такие деньги, но было бы слишком несправедливо требовать от мистера Джонсона, чтобы он отказался от работы, ведь старик так мечтал быть полезным после ухода на пенсию.

   На следующий день, в воскресенье, миссис Фостер пришла рано и принесла молоко. Кэти настояла на том, что заплатит за него. В этот раз пожилая женщина вела себя еще более странно, и когда девушка пробормотала что-то насчет того, что ей осталось провести в коттедже всего два дня, она ответила – как показалось Кэти – с наигранным безразличием:

   – Мы обо всем позаботимся завтра. Возможно, в конце концов, этот мистер Блайт не такой уж подходящий опекун для тебя, моя милая. Я хочу сказать, – поспешно добавила она, так как Кэти перестала вытирать пыль и озадаченно обернулась к ней, – что он может быть слишком строгим и совсем не захочет вникать в твое положение. Может, он совершенно бесчувственный, – продолжала она с горячностью, которая показалась Кэти совершенно неуместной. – А тебе так нужны сочувствие и понимание, моя дорогая, в твоей жизни произошли такие перемены. Ведь из этого не выйдет ничего хорошего, если он окажется не таким, как мы рассчитывали, не так ли?

   – Да… да, думаю, что не выйдет… – Кэти взяла безделушку с каминной полки и рассеянно провела по ней тряпкой. – А каким мы рассчитывали его найти? Я представляла его солидным господином, немного похожим на Поля. Но никогда не думала, что он может оказаться суровым или недобрым.

   – Я тоже не представляла до тех пор, пока… пока хорошенько не подумала об этом. Например, у нас нет никаких оснований предполагать, что он пожилой. Это правда, твоя мать писала о нем девятнадцать лет назад, но он мог быть и школьником в то время.

   – Да… да, это правда. – Она задумчиво поставила безделушку на место и какое-то время не сводила с нее глаз. Она не могла представить себе жизнь с молодым человеком, и не только потому, что прожила всю жизнь со своим отцом. Это было невозможно. – Интересно, почему он не ответил на твое письмо? – наконец спросила Кэти. – Ты не думаешь, что после стольких лет он просто переехал в другое место? Ты написала свой адрес на конверте, чтобы в таком случае письмо вернулось назад?

   – Да. – Миссис Фостер, наклонившись, усердно раздувала огонь. Признание далось ей нелегко.

   – И оно не вернулось к тебе… Значит, он получил его. Как странно, что он не написал ответ. – Она застыла в размышлении. – Что ты там написала? – с любопытством спросила она. – Что ты рассказала ему обо мне?

   – О, только то, что я сочла необходимым. – Женщина быстро отпрянула от камина, так как сноп искр из него упал на ковер. Кэти принялась тушить их, ожидая продолжения рассказа. – Я объяснила возникшую ситуацию и рассказала, что ты провела всю свою жизнь здесь, на болотах. Написала, что ты слишком неопытна для своего возраста и совершенно невинна и что, возможно, ты совершенно не подозреваешь о некоторых, гм, вещах…

   – Но это не так! – Кэти покраснела от негодования. – Неудивительно, что он не ответил. Он, наверное, решил, что я совершенно глупа.

   – Вовсе нет. Но ты действительно неопытна, моя дорогая, и я решила, что будет лучше объяснить это на тот случай, если он решит взять тебя к себе. Я также написала ему о твоем отце, что он был известный геоморфолог, Поль Блейкман. Он очень заинтересовался и хотел узнать… – Пожилая женщина в отчаянии замолкла, и глаза Кэти широко открылись с видом изумленного недоумения. Но миссис Фостер тут же нашлась и продолжала, совершенно спокойно: – Твой отец, разумеется. Я объяснила, что он очень интересовался всеми этими горными породами в нашей местности и что он всегда хотел узнать, как они формировались. Я сказала, что если он чего-то и не знал об этих горах, значит, это и не стоило знать и что он все записывал и составил карты и все такое прочее.

   – Ты все это написала в письме? Должно быть, оно получилось очень длинным, – «и довольно скучным» прибавила про себя Кэти.

   Мистеру Блайту вряд ли нужно было все это знать. Она внезапно сдвинула брови; во всем этом было нечто, чего она не могла понять, но едва девушка смогла сформулировать свой вопрос, как миссис Фостер снова заговорила, подтвердив, что письмо действительно получилось довольно длинным. Затем она снова принялась уговаривать Кэти не забивать себе голову мыслями о мистере Блайте, так как она почти уверена, что он вовсе не такой милый человек. Может, она откажется от его помощи, если тот предложит ее, поэтому сама миссис Фостер уверена, что даже и лучше, что он не ответил на письмо.

   – Ты хочешь сказать, что он мог бы не понравиться мне? Да, разумеется, это может случиться. – А затем прибавила с глубоким вздохом: – Хотя он так и не дал мне шанса полюбить или не полюбить его, и я понятия не имею, что мне теперь делать.

   Миссис Фостер не успела ответить, как раздался негромкий стук в дверь и вошел мистер Джонсон. Он поприветствовал женщин, выразив надежду, что заявился не слишком рано, после чего уютно устроился в кресле возле огня.

   – Я как раз ухожу.

   Кэти показалось, что миссис Фостер произнесла эти слова со вздохом облегчения. Она явно обрадовалась приходу старика, и это было очень странно, тем более что в их крошечной деревушке все прекрасно знали, что эти двое терпеть не могут друг друга.

   – До свидания, Кэти дорогая. Я принесу тебе что-нибудь попозже на ленч. – И с этими словами она исчезла.

Глава 2

   – Старая сплетница, – пробормотал старик, поднимая ноги на решетку.

   – Она не такая – не надо так говорить, мистер Джонсон!

   – Болтает обо всех…

   – Только не здесь. Она никогда не сплетничает, правда. Она всегда так хорошо относилась к Полю и ко мне.

   – Ты слишком молода, вот почему она никогда не сплетничает с тобой. Но стоит ей только собраться со своими приятельницами в пабе, она никого не пощадит. – Он вытянул палец в сторону Кэти, которая собиралась вновь протестовать. – Спорю, что уже все в нашей деревне знают о твоих делах.

   – Это не важно. – Кэти сняла чайник с каминной полки. – В любом случае все и так уже все знают.

   – Да… возможно. Но что, если она заговорит о тебе с посторонним? Через пять минут он уже будет знать о тебе все! Что ты бродишь по окрестностям, словно дикий зверь – да-да, я слышал, как она называла тебя, – и то, что ты чувствуешь к этому боссу, тому, что наверху, как ты ненавидишь его и винишь его в смерти Поля. Нет, я не хочу защищать ее, милая, я знаю, что говорю. Добросердечная, этого я не стану отрицать, но я терпеть не могу женщин, которые не умеют держать язык за зубами.

   Кэти уже открыла рот, чтобы возразить, но потом решила, что дело того не стоит. Зачем беспокоиться? Может, миссис Фостер и сплетничает, но кому это может принести вред? Она вышла из дому, чтобы наполнить чайник, и немного позже мистер Джонсон – с кружкой чая в руках – уже рассуждал о долине и о стройке, явно считая работу сторожа одной из самых важных. Кэти старалась выглядеть заинтересованной и вынужденно улыбалась – вряд ли вообще была нужда охранять эту стройку, ведь почти вся долина вокруг была необитаема. Он продолжал оживленно болтать, и Кэти уже начала подумывать, что его болтовня мало чем отличается от сплетен миссис Фостер – мистер Джонсон пришел бы в ужас, если бы ему сообщили об этом.

   – Сегодня утром босс снова был там, – поведал он после недолгого молчания. – Привел с собой своего дядю. Они там все облазили, рассматривая этот оползень.

   – Я думала, что он не ладит со своим дядей.

   – Казались вполне дружелюбными во время своего визита. Слышал, как он сказал, что передал дело в надежные руки, поэтому я решил, что его дядя вполне доволен. – Он отпил глоток и поставил кружку на полку. – Они делали измерения рядом с оползнем. Без сомнения, там какие-то трудности – и должен сказать, что это весьма тревожит босса. Тем не менее, кажется, он нашел выход…

   – Выход? Что вы имеете в виду? – Кэти произнесла это с такой резкостью, что испугала старика. – Откуда вы знаете, что он в состоянии решить эту проблему?

   – Ну, как я уже сказал, они проводили измерения. Я держал один конец ленты, поэтому не все расслышал – был довольно далеко от них. И босс выглядел таким измученным. Но внезапно он словно придумал что-то и стал что-то говорить своему дяде. Они оба словно почувствовали облегчение, и я попытался придвинуться ближе… – Он замолчал, слегка покраснев, и, взяв кружку, сделал большой глоток.

   – Да, мистер Джонсон, продолжайте, – настаивала Кэти. – Так вам удалось придвинуться ближе?

   – Немного. Мне показалось, что босс знает о какой-то карте или картах, которые могут ему помочь. Сказал, что он может раздобыть их, но для этого придется приложить много усилий. Его дядя сказал, что дело стоит того, и босс согласился с ним. Если быстро решить эту проблему, то стройка завершится быстрее на шесть месяцев и удастся сэкономить несколько тысяч фунтов. Только подумай!

   – Он сам не знает, о чем говорит, – презрительно ответила Кэти, с облегчением поняв, что проблему не удастся решить так быстро и что босс не сможет сэкономить эти тысячи фунтов. – Единственная карта, которая смогла бы им помочь, находится в моем распоряжении. Поль начертил несколько карт, отметив все нестабильные и опасные районы. Не существует геологической карты этой местности, которая могла бы помочь им, вот почему ему не удастся решить эту проблему так быстро, как ему хотелось бы. Нет, мистер Джонсон, если он считает, что сможет отыскать карту, то здесь его ждет разочарование.

   – Не знаю, милая, он выглядел так, словно был уверен в том, что сможет ее найти. Выглядел очень уверенным.

   Кэти выразительно покачала головой:

   – Я знаю, что карты нет – во время войны даже негативы уничтожили, и с тех пор эта местность не была исследована. – Она озадаченно нахмурилась. – Не понимаю, почему он выглядел таким уверенным в отношении этой карты.

   Мистер Джонсон не желал продолжать эту тему; он снова принялся за чай, и вскоре кружка опустела.

   – Думаю, мне пора, милая. – Он встал и нахмурился в нерешительности. – Увидимся ли мы еще раз?

   – Заходите завтра утром, мистер Джонсон. Я не уеду до вторника.

   – Но миссис Фостер вроде говорила, что во вторник дом уже будут сносить.

   – Совершенно правильно. Мне… мне придется уехать пораньше… – Она с усилием проглотила слезы, и ее голос был почти неслышен, когда она добавила: – Миссис Фостер отправится со мной в понедельник приискать мне…

   Ее сердце бешено забилось, так как она вдруг осознала, что у нее осталось всего несколько часов. Несколько часов до того, как она отправится в город – в одиночестве и без малейшего понятия о том, как заработать себе на жизнь. Заметив растущее недоумение мистера Джонсона, она заставила себя улыбнуться:

   – Все будет в порядке – как только я найду себе работу.

   Немного позже она была уже высоко, в ущелье Охотников. Волосы трепал сильный, порывистый ветер. Вторник казался ей теперь далеким. Она долго стояла в окутавшей ее тишине. Только верхушки елей раскачивались на фоне темнеющего неба. Внезапно она развернулась: ощущение, что за ней наблюдают, неприятно ударило по напряженным нервам. В поле зрения не было ни души; но она снова обернулась и сосредоточила взгляд на крайнем разборном домике. Оттуда трудно было заметить девушку, это возможно, если только воспользоваться биноклем… Но кому же это могло понадобиться? И был ли кто-то вообще в этом домике? Она отошла в сторону с задумчивым видом. У Кэти не было времени дольше размышлять об этом странном ощущении, так как внезапный раскат грома предупредил ее о том, что если она не поспешит вниз, к коттеджу, со всех ног, то промокнет до нитки. Добежав до входа в узкое ущелье, девушка перемахнула широкую расселину легким прыжком, справедливо гордясь собой… и вдруг снова ощущение того, что за ней наблюдают, полоснуло ее.

   Ливень все-таки догнал ее – спуск был длинным, – и к тому времени, как она добралась до коттеджа, успела промокнуть насквозь.

   Вбежав в дом, девушка внезапно остановилась с выражением откровенного изумления на лице. Она медленно стала отступать к двери с намерением бежать прочь.

   – Все в порядке, Кэти. Я Чарльз Блайт. Миссис Фостер писала мне о вас.

   Эти спокойные слова произвели нужный эффект. Кэти сделала шаг вперед. Она поняла, что приехал дядя, и это умерило ее беспокойство. Но он так отличался от того портрета, который она нарисовала в своем воображении, что девушка непроизвольно воскликнула:

   – Вы мой дядя?!

   На его лице появилось такое выражение, что Кэти поняла: эти слова совсем не те, которых он ждал от нее. Девушка попыталась загладить свою ошибку, но получилось еще хуже.

   – Я не ожидала, что вы так выглядите.

   Она не могла понять, почему он изменил свое первоначальное намерение не брать ее к себе, что было тому причиной? Кэти тут же вспомнила сомнения миссис Фостер по поводу его почтенного вида и сходства с Полем. Неужели миссис Фостер предвидела, что он окажется таким высоким, худым, с резкими чертами и пронзительными серыми глазами.

   Чарльз Блайт оказался таким мужчиной, каких Кэти редко приходилось видеть. Ему было немногим больше тридцати. Вскоре выяснилось, что терпимость не входила в число его добродетелей. Чарльз Блайт не нашел ничего трогательного в ее порывистых словах. Ему пришло в голову то, что светский такт просто незнаком девушке и что у нее не было случая попрактиковаться в нем.

   – В самом деле? А как же, по-вашему, я должен выглядеть?

   Она была ошеломлена тем тоном, которым были произнесены эти слова, но тут же поняла, что, несмотря на разочарование, она не должна противоречить ему. Так как, кроме Блайта, у нее больше никого не было в этой новой, неизвестной жизни, которая ждала ее.

   – Я не хотела рассердить вас. – Голос у нее дрожал. – Я просто думала, что вы старше.

   Наверное, было неразумно делать выводы только на основании внешнего вида. Возможно, он был добр по-своему, иначе не стал бы приезжать сюда, чтобы взглянуть на нее.

   – Вы хотите забрать меня с собой, чтобы я жила вместе с вами с Лестершире?

   Заметил ли он ее беспокойство, размышляла она, надеясь, что он не понял, что, с ее точки зрения, это было равнозначно тому, что «в шторм годится любой порт».

   – Вы считаете, что вам понравится жить вместе со мной? – коротко спросил он, и Кэти с уверенностью поняла, что от него ничего не может укрыться.

   – Думаю… что да. – Это прозвучало неубедительно, и снова ее голос слегка задрожал.

   Чарльз стоял спиной к окну, и на мгновение взгляд девушки остановился на том, что происходило снаружи. Дождь прекратился, но серая дымка все еще висела над холмами. В этом загадочном полумраке вересковые поля казались мрачными, темными и заброшенными, словно в преддверии зимы. Для обитателей здешних мест при такой погоде они выглядели грозными, но для Кэти всегда были исполнены странного очарования. Они непреодолимо влекли к себе, и она не ведала страха, когда бродила в одиночестве по их печальным просторам. Ее взгляд снова обратился на Чарльза, сомнения неожиданно развеялись; Кэти повторила тихим, но решительным голосом:

   – Да, кажется, мне у вас понравится.

   После чего она решила, что дело улажено, и поинтересовалась, когда он приедет, чтобы забрать ее. Но не успел он ответить, как очередная мысль пришла ей в голову.

   – Вы приехали на машине? – спросила она.

   – Да, я оставил ее на… – Он резко остановился, и она недоуменно взглянула на него. – Я оставил ее на обочине дороги, – наконец закончил он спокойным и ровным тоном.

   – Вы могли бы подняться до моста Коллдерс, – сообщила она, – но откуда вам было знать об этом. Как это мило с вашей стороны, что вы проделали весь этот путь, чтобы повидаться со мной. Должно быть, это было утомительное путешествие. – Пока Кэти все это говорила, она уже успела заметить, что он не выглядит уставшим. Но возможно, он был одним из тех мужчин, для которых проехать восемьдесят миль – одно удовольствие.

   Он не ответил, и Кэти ощутила на себе его придирчивый взгляд. «О чем он думает?» – размышляла она, припоминая, что миссис Фостер писала о ней в письме. Она слегка повернулась, чтобы взглянуть на себя в зеркало, и с недовольством вынуждена была признать, что пожилая женщина была права, когда уверяла, что она выглядит не старше шестнадцати лет. Девушка снова перевела взгляд на Чарльза, пытаясь прочитать его мысли. Последняя надежда человечества – так однажды назвал ее Поль. Он говорил это с нежностью и чрезвычайно гордился ею, считая, что стоит ей немного подрасти, и она будет вылитая мать. Сама Кэти очень сомневалась в этом, так как, судя по фотографиям, ее мать была красавица с тонкими и четкими чертами лица, с высоким и гладким лбом и широко распахнутыми глазами. Кэти еще раз взглянула на свое отражение и досадливо поморщилась. Промокшая одежда плотно облегала тоненькую фигурку; с платья и волос капала вода. Внезапно Чарльз – властно, повелительным тоном – посоветовал ей пойти и переодеться.

   – Это не важно. – Она машинально попыталась отлепить платье от груди. – Оно скоро высохнет. – Девушка почувствовала себя неловко, он, наверное, проголодался с дороги, а ей нечего было предложить. – Не хотите ли чашку чая? – неуклюже предложила она.

   – Я бы на твоем месте все-таки поменял одежду, – повторил он, но она только покачала головой и взяла чайник с полки.

   – Кэти, – крайне мягким тоном повторил Чарльз, – иди и переодень платье.

   На пути к двери Кэти обернулась и окинула его гневным взглядом своих огромных глаз. Никто и никогда в жизни ей не приказывал. Поль никогда даже и не пытался ставить под сомнение ее право поступать так, как было ей удобно. Как не посягал он и на свободу окружающих; каждый поступал по-своему, наслаждаясь полной свободой. Для него главным было не встретить препятствий со стороны закона, не связывать себя условностями и не нести ответственности перед окружающими. Если бы она желала переменить одежду, то сделала бы это. Если она решила, что это слишком хлопотно, то и не стоит голову себе морочить. Тем не менее, Кэти простила дяде его настойчивость, так как он не имел возможности ознакомиться с их правилами. Надо бы объяснить ему все, чтобы больше не возникло желания повторять свои ошибки.

   – Поль никогда не заставлял меня делать то, что было мне не по душе, поэтому запомните на будущее… – Кэти не стала продолжать, так как что-то подсказало ей, что говорить в таком тоне очень опрометчиво.

   Чарльз подошел к камину и стоял возле огня в небрежной позе, но в том, как он постукивал пальцами по каминной полке, читалась определенная угроза, а губы сжались в такую плотную, тонкую линию, что она решила отложить объяснения до более благоприятного случая.

   – Это было большим упущением со стороны Поля. – Угроза чувствовалась в его обманчиво спокойном тоне. – Поставь чайник на место и делай то, что я тебе сказал.

   На мгновение глаза Кэти дерзко блеснули, но она подчеркнуто послушно поставила чайник и вышла из комнаты. На этот раз она должна повиноваться ему и не спорить, ведь он может и не взять ее к себе. Но при первом же удобном случае она должна серьезно поговорить с ним, так, чтобы он уяснил, что она будет всегда поступать по-своему и не потерпит приказного тона.

   Через несколько минут Кэти вернулась на кухню, держа в руках полотенце. Она протянула его Чарльзу и предложила высушить ее волосы, решив, что этот жест убедит его в том, что она не держит на него зла за предыдущий эпизод.

   – Поль всегда так делал, – с улыбкой объяснила она. – Сейчас я возьму стул, вам будет удобнее, если я сяду.

   – Неужели твой отец позволял называть себя Полем? – поинтересовался Чарльз ледяным тоном.

   – Да, – повернулась она к нему, облокотившись на спинку стула. – Я буду называть вас Чарльз, если хотите. Это хорошо звучит, по-товарищески.

   – Ты будешь называть меня дядя Чарльз. – Полотенце полетело через комнату; она подхватила его и прижала к груди, недоумевая, что же в этот раз сделала не так. – А теперь сядь на этот стул и послушай, что я тебе скажу!

   Кэти сделала так, как он приказал, положив полотенце на колени. Никто никогда не позволял себе причинять ей боль, поэтому для нее было непривычно слышать такой холодный и суровый тон и видеть осуждение в обращенном на нее взгляде. Она припомнила мягкость своего отца и несколько раз взмахнула ресницами, чтобы сморгнуть непрошеную слезу.

   То, что сказал Чарльз, не улучшило ее подавленного настроения. Ведь ей придется жить с незнакомцами – двумя женщинами и мужчиной. По долгу службы он живет вне дома – это должно было бы обрадовать ее, но странным образом она не почувствовала облегчения. Чарльз сказал очень немногое о Мойре – своей мачехе, – и Кэти заподозрила, что они не в самых лучших отношениях друг с другом. Берил – дочь Мойры – также жила в Грейндже, доме Блайтов в Лестершире, а старик Стив, бродяга, пригретый отцом Чарльза более двадцати лет назад, по словам Чарльза, любил только «поспать, почитать и поесть». Поначалу он жил на конюшне, но болезнь заставила его перебраться в дом, где он и остался в тепле и уюте – на полном обеспечении сына своего благодетеля. Так, по крайней мере, предположила Кэти, так как сам Чарльз этого не сказал. В доме, кроме того, жили еще две пожилые горничные и садовник с женой, обитавший на старой конюшне.

   Кэти чувствовала себя такой беспомощной. С тревогой представляла она свою будущую жизнь. Наблюдая за Чарльзом, пока тот говорил, девушка думала, что скорее предпочтет жить с ним, чем с посторонними людьми, – не важно, насколько сурово он будет обращаться с ней. Ведь, хотя он и совершенно не походил на того, кого она ждала увидеть, ее все-таки не оставляла надежда, что все постепенно изменится и он начнет обращаться с ней по-отечески.

   – А по выходным вы будете приезжать домой? – пробормотала она, и в ее голосе прозвучала нотка печали.

   – Вряд ли это возможно, – начал он, но, увидев ее растерянность, добавил: – Может, я смогу выбираться – изредка.

   Еще одна стычка между ними случилась тогда, когда Кэти узнала, что он собирается отвезти ее в Лестершир этим же днем.

   – Сегодня? Но я могу остаться здесь до вторника. Я бы предпочла остаться – если вы не возражаете.

   Хотя Кэти и решилась на переезд, но все же тянула время, дорожила каждой минутой, проведенной в родных стенах. Только вряд ли ее дядя понимал это, в его голосе не было ни намека на раздражение, когда он произнес:

   – Я возражаю, Кэти. Пара дней ничего не изменит.

   – Я не знала, что вы приедете сегодня. Я не смогу собраться.

   – Кэти, – по-прежнему ровным, неумолимым тоном продолжил он, – а тебе не пришло в голову, что подобная задержка может причинить мне неудобства?

   Она закусила губу; ей вовсе не хотелось показаться эгоистичной и легкомысленной.

   – Вы не сможете приехать за мной во вторник – вы это хотите сказать? Но тогда я смогу приехать поездом. Мистер Фостер отвезет меня на станцию, а вы встретите меня – или пришлете кого-нибудь. И все будет в порядке. Так я могу остаться? – Она замолчала в ожидании, разглядывая его.

   – Мы поедем сегодня. – Он сказал это спокойно, со снисхождением, затем в его голосе зазвучали нетерпеливые нотки. – И прошу тебя, Кэти, перестань постоянно спорить со мной!

   Это для Кэти было уже слишком, ведь постоянно спорил он, а не она! Если бы только он был таким же покладистым, как Поль, они бы наверняка прекрасно поладили друг с другом. Как бы ему это понравилось, размышляла она, если бы она взяла с него пример и попыталась заставить совершать поступки против воли? Конечно же Чарльз стал бы возражать, но ей снова пришлось капитулировать, так как девушка опасалась, что он раздумает брать ее к себе.

   Затем Чарльз сообщил ей, что уже позвонил миссис Фостер, которая появится здесь сразу после ленча, чтобы помочь со сборами. Он вернется за ней в четыре часа, к этому сроку она должна быть готова.

   – Я полагаю, что мне не придется ждать, – жестко и лаконично повторил он свое пожелание и вышел.

   Кэти притаилась за мостом Пэкхорс и видела, как Чарльз снова подъехал к коттеджу и вышел из машины на мосту Коллдерс, заметила его нервное движение во время разговора с миссис Фостер. Он не замечал девушку, деревья почти полностью скрывали ее.

   – Девочка совершенно расстроена, мистер Блайт, хотя она и пытается скрыть это изо всех сил, бедняжка, – озабоченно говорила миссис Фостер. – Вы ведь будете добры к ней, не правда ли? Боюсь, что все не так просто. Теперь я, как никогда, сержусь на ее отца, который держал ее в полном уединении. Будьте очень добры к ней! – снова повторила она.

   – Я не собираюсь бить ее, – последовал едкий ответ Чарльза. – Где она сейчас?

   – Она пошла поискать гальку…

   – Гальку? – нахмурился он.

   – Кварцевые камешки, так, кажется, она сказала – но поищите вокруг, она где-то здесь рядом, и сама вам все объяснит. Мне осталось упаковать некоторые книги: тогда все будет готово, и вещи можно будет относить в машину. – Она на мгновение замолчала. – Вы собираетесь ей все рассказать? – с тревогой спросила она.

   Кэти напряженно прислушалась.

   – Как я уже сказала, все и так будет непросто, а когда она узнает…

   Кэти стояла совершенно неподвижно, настороженно ожидая, что ответит Чарльз. Но его голос был тих, он произносил слова негромко и неразборчиво, все, что ей удалось услышать, – так это то, что он будет очень осторожен, а его семья и друзья уже предупреждены. Предупреждены о чем? Кэти пожала плечами, она и так была слишком несчастлива, чтобы размышлять еще и об этом. Через некоторое время голос Чарльза стал более отчетливым:

   – …несколько недель в цивилизованном обществе, и она поймет, как глупы все эти предубеждения. Лично я не придаю им никакого значения и совершенно уверен, что очень скоро Кэти тоже забудет о них, поэтому вам не стоит беспокоиться, миссис Фостер. – Наконец Чарльз увидел ее и заговорил, обращаясь к ней.

   Кэти с досадой отвернулась, не испытывая никакого интереса к его присутствию, пытаясь насладиться последними, драгоценными моментами перед тем, как навсегда покинуть долину. Чарльз остановился на краю моста, словно не решаясь подойти ближе, и Кэти смутно показалось, что ее враждебность отпугивает и мешает ему сделать шаг навстречу. Но ее мысли были далеко, она не могла оторвать взора от широких просторов вересковых полей, пытаясь удержать в памяти каждую мелочь. Розовато-лиловые всполохи цветущего кустарника, видневшиеся повсюду, оживляли мрачную панораму гниющих сланцев и крутых откосов песчаника, разъедаемых и иссушаемых безжалостными силами природы. Дикие горы вдали резко выделялись на фоне мрачного неба. Ближе, у порога одинокого поселения, почти неотличимо от окружающего пейзажа, ручей Вилдингстоун и река Хантер соединяли свои воды, чтобы чуть дальше влиться в реку Коллдер.

   Наконец Чарльз решительно направился к ней. Она обернулась; черты его лица показались очень резкими в сумеречном свете. Она сравнила его с лежащей перед ней местностью, такой же зловещей, и страх перед ним пропал совсем.

   – Мне кажется, что я говорил тебе, к которому часу надо было приготовиться, – напомнил он, подходя ближе. – Неужели ты предоставила все сборы миссис Фостер? Что ты будешь делать сейчас? Немедленно иди за мной!

   Он явно ожидал, что она поспешит выполнять его приказание, но вместо этого Кэти спокойно улыбнулась и сообщила, что хочет загадать желание.

   – Я нашла для нас два камешка – это было не так легко, так как подходят только кварцевые камешки; с другими ничего не получается. Вы должны стать в центре моста и загадать желание, едва только камешек коснется воды. Мы так часто делали, когда были детьми. Ну же!

   Она почувствовала, как внимательный взгляд Чарльза остановился на ней, и вдруг девушка снова забыла о его присутствии, охваченная волной глубокого отчаяния. Кэти изо всех сил старалась сосредоточиться на загадывании желания, словно сама интенсивность чувства могла претворить ее мечты в действительность. Камешек утонул сразу, лишь слегка потревожив поверхность воды. После этого она повернулась к Чарльзу и улыбнулась.

   – Полагаю, мне не надо спрашивать, что именно ты загадала?

   – Правило таково, что вы должны знать об этом, – ответила она, и легкая улыбка коснулась ее губ. – Мое желание в том, чтобы этот мост был спасен.

   – Мост? – Чарльз взглянул вниз по течению на мост Коллдер, который, по преданию, был построен римлянами.

   – Этот мост, – сказала Кэти. – Я бы хотела, разумеется, чтобы и тот мост тоже был спасен, но для меня он важнее, так как это мост Желаний. Он такой старый и такой красивый. Надеюсь, что какой-нибудь щедрый человек заплатит за то, чтобы мост перенесли в другое место, ведь иначе он будет погружен навечно под воду вместе с этой частью долины.

   – Это обойдется ему в довольно крупную сумму, – заметил Чарльз. – Я бы не стал особенно надеяться на то, что это желание сбудется.

   – Это будет стоить четыре тысячи фунтов.

   – Откуда ты это знаешь? – с любопытством спросил он.

   – Потому что однажды один человек уже хотел перенести мост, но когда он узнал, во сколько это ему обойдется, то передумал. – Она припомнила те переговоры, которые шли по поводу переноса этого моста. Все тогда подумали, что человек, решивший потратить все свои деньги на то, чтобы спасти несколько камней от затопления, просто спятил. – Вы считаете, что я напрасно потратила желание? – озабоченно спросила Кэти, на что Чарльз довольно бесцеремонно ответил, что так и есть. Она глубоко вздохнула, затем немного оживилась, протягивая ему на раскрытой ладони сверкающий белый камешек. – Это ваш. Помните, что вы должны подождать, когда он коснется воды.

   – Нет. – Он покачал головой. – Так как ты попусту потратила свое первое желание, попробуй еще раз.

   В ее потускневшем взгляде чувствовалось разочарование. Она уронила камешек в воду.

   – Что ты загадала на этот раз? – спросил он довольно осторожно и отпрянул, заметив ярость в ее взгляде.

   – Я пожелала, чтобы в один прекрасный день он был наказан!

   – Он? – Тон Чарльза был мягкий и спокойный. – Кто он такой?

   – Тот мужчина, который отвечает за строительство этого водохранилища. Я бы хотела увидеть, как он страдает за то, что сделал с моим отцом. – Ее рука, вцепившаяся в перила моста, побелела. – Я бы хотела отомстить ему, только вряд ли, думаю, это возможно.

   Проследив за ее взглядом – туда, где череда разборных домиков смутно виднелась в тумане, он сказал:

   – Что именно сделал тот мужчина твоему отцу?

   – Он убил его.

   – Насколько я знаю, он умер от инсульта. Такое со многими случается, Кэти.

   – Этот удар был вызван переживаниями – о, я знаю, что мы должны были в конце концов уехать отсюда, но этот мужчина не должен был изводить Поля подобным образом. Видите ли, – продолжала она свои объяснения, – в этой части долины фактически не ведутся никакие работы – дамба строится ниже. Нас бы не затронула сама стройка, а затопление начнется не раньше чем через двенадцать месяцев, поэтому не было никакой необходимости в такой спешке.

   – По-моему, тот мужчина всего лишь выполнял свою работу, – предположил Чарльз. – Когда строится водохранилище, вся территория, которая предполагается быть затопленной, должна быть очищена за несколько лет до этого, чтобы избежать загрязнения. А это возможно только после того, как все люди покинут долину.

   – Вы говорите так, будто согласны с ним.

   – Я не могу не согласиться с ним, – коротко ответил он и добавил: – Пойдем, мы и так уже потеряли много времени. Я собирался выехать отсюда после четырех часов!

   Кэти поспешила за ним следом, когда он стремительно зашагал по направлению к коттеджу. Она чувствовала себя виноватой в том, что его настроение так изменилось, и тонким, извиняющимся голоском мягко произнесла:

   – Вы считаете, что это плохо так ненавидеть? Миссис Фостер тоже так считает. – У него явно не хватало терпения отвечать ей, поэтому Кэти продолжила: – Но я ничего не могу поделать с собой – это чувство так сильно, что внутри меня все горит. Я знаю, что буду ненавидеть его до тех пор, пока жива.

   Чарльз внезапно остановился и с суровым упреком взглянул на нее:

   – Я не слишком хорошо знаю тебя, Кэти, но мне кажется, что такое сильное чувство ненависти чуждо твоей природе. Подумай, это может тебе навредить. В один прекрасный день оно может разрушить тебя. – С таким веским замечанием он отвернулся от нее, оставив в полном недоумении.

   Полчаса спустя, уже погрузив вещи в машину, Чарльз и миссис Фостер снова пришлось ждать Кэти, которая зашла зачем-то в дом.

   – Что там делает эта девчонка? – услышала она его недовольное ворчание. – Мы что, никогда не уедем?

   Кэти вышла из коттеджа и остановилась в дверях, наблюдая за выражением лица миссис Фостер, которое вдруг стало озабоченным и нерешительным.

   – А, вот и ты, дорогая. – Пожилая женщина вздохнула с облегчением, когда Кэти направилась к машине. – Я как раз собиралась объяснить твоему дяде, как тяжело тебе, должно быть, покидать это место, где ты родилась, зная, что очень скоро оно исчезнет навсегда и ты даже не сможешь вернуться сюда. Идем, дорогая, дядя ждет тебя; поспеши немного.

   Усевшись в машине, Кэти подняла взгляд на миссис Фостер.

   – До свидания. – В ее голосе была едва заметна дрожь печали, глаза неестественно ярко блестели. – Спасибо за все. Я скоро напишу.

   – Да, дорогая, напиши как можно скорее, чтобы я узнала, как у тебя дела. До свидания, дорогая, позаботься о себе.

   Чарльз включил зажигание и завел машину. Затем он снова выключил мотор и, прищурив глаза, с подозрением посмотрел на Кэти.

   – Что это? – Он имел в виду странный звук, который раздавался из одной из коробок на заднем сиденье.

   Кэти сделала вид, что не понимает его.

   – Я ничего не слышала, – начала она и тут же поняла, что выдала себя. – Вы услышали какой-то шум?

   Чарльз не отводил от нее пристального взгляда и молча ждал, его тонкие смуглые пальцы нетерпеливо постукивали по рулю.

   – Я же предупреждала тебя, дорогая, – упрекнула ее миссис Фостер.

   Чарльз вызывающе молчал.

   – Это Джозеф, – призналась Кэти, закусив губу. И так как он продолжал ждать, она добавила: – Кот. Пожалуйста, позвольте мне взять его с собой. – Но она знала еще до того, как произнесла эту просьбу, что ей не разрешат этого сделать, и с дрожью на губах повернулась к миссис Фостер: – Вы позаботитесь о нем? И позволите ему спать в доме?

   – Разумеется, позволю. Разве я не обещала тебе, что у меня ему будет хорошо? Нам нужен кот, – продолжала она, поглядывая на Чарльза, – развелось так много мышей. Это всего лишь полевые мыши, но они и в дом заглядывают. – Она замолчала, так как Чарльз раздраженно вылез из машины и, вытащив коробку, вручил ей.

   – Спасибо. Ну а теперь мы, кажется, можем ехать!

Глава 3

   Дорога показалась Кэти довольно длинной, а местами даже и опасной, так как Чарльз гнал машину на максимальной скорости. Она однажды уже ездила по шоссе, когда мистер Фостер организовал поездку в Блекпул. Но когда сидишь рядом с водителем – особенно таким, который решил выжать из машины все, на что она способна, – это не то, что развалиться на заднем сиденье и поглядывать в окошко, надменно не замечая препятствий, появляющихся на пути. В конце концов, она привыкла к скорости и перестала обращать внимание на то, что проносилось мимо за окном машины. Чарльз – в полном молчании – миля за милей увозил ее все дальше от родного дома и долины, прочь от вересковых полей и величественных скал, прочь от свободы – куда?

   Неужели прошло всего шесть недель с тех пор, как они с Полем лазили по Каслтону в поисках плавикового шпата, которого недоставало в ее коллекции? Накануне этого дня к ним пришел молодой геолог, путешествовавший по торфяникам. Молоток в его руках служил надежным удостоверением личности; он разделил их скромную трапезу, обсуждая свой «улов». Геолог и рассказал им о плавиковом шпате, лежащем под тонким слоем гальки; он хорошенько остыл под ее поверхностью, и кристаллы попадались необычайно большие. А так как экземпляры из коллекции Кэти были довольно посредственными, то они с Полем, выяснив у своего гостя точное местоположение этих залежей, встали на рассвете и отправились в путь, взяв с собой много бутербродов и необходимое оборудование. Отец так и стоял у нее перед глазами – в полном снаряжении, осторожно балансирующий на уступе известняка, где порода выходила на поверхность. Опытными руками профессионала он снимал поверхностный слой, а затем искусно отбивал куски плавикового шпата, или Голубого Джона, как обычно его называли. Они взяли ровно столько, сколько было нужно для ее коллекции, ведь на это место могли прийти другие страстные коллекционеры. Поль всегда учил ее делиться находками.

   Было уже довольно поздно, когда они вернулись к себе в коттедж, так как скалы, помимо плавикового шпата, хранили много других сокровищ. Луна стояла высоко, освещая скалу Шайнинг и бросая смутные тени на Кошачью скалу, хотя бегущие облака наполовину скрывали ее свет. Отец с дочерью были измождены, но счастливы. Они уходили и возвращались, когда хотели, никто не задавал им вопросов и не упрекал их. Без всяких сомнений, образ жизни Поля был самым лучшим из возможных, размышляла Кэти, сердце сжималось от печали и невыносимой боли, перехватывающей горло. Отчаянно хотелось заглушить свою тоску и поговорить с Чарльзом, но она боялась, что он не поддержит разговор, так как все его внимание полностью сосредоточилось на дороге.

   Наконец, съехав с шоссе, Чарльз взглянул на часы и объявил о своем намерении остановиться где-нибудь пообедать. Дома обед вряд ли будет готов, сказал он, так как его мачеха и Берил обычно субботними вечерами отправляются в гости и поэтому дома ужин не подают. Чуть позже они подъехали к большой гостинице, и он передал Кэти расческу и велел привести в порядок волосы.

   – Да. – Она озабоченно повернулась к нему. – Мы собираемся заходить внутрь?

   Он просто кивнул, и Кэти с трудом перевела дыхание.

   – Я не голодна, – сказала она, водя расческой по волосам. Она вымыла их после того, как Чарльз уехал, и теперь они сверкали и вились на концах, придавая ей сходство с эльфом. – Миссис Фостер принесла мне стейк на ленч.

   – Ты поймешь, что голодна, едва очутишься внутри, – заверил ее Чарльз. – Кроме того, у меня образовалось немного свободного времени.

   Свободное время? Довольно глупо после всей этой гонки. Может, он так гнал просто из удовольствия, но зачем теперь тратить время? Она непонимающе нахмурилась, но спустя мгновение ее лицо просветлело. Кэти почувствовала, что он делает это для того, чтобы избежать неловкости. Он хочет быть уверенным, что к их приезду мачехи не будет дома, так что у девушки будет хотя бы час, чтобы прийти в себя перед тем, как быть представленной новым лицам. Она бросила на него взгляд украдкой, увидела неподвижную линию рта и холодный, равнодушный взгляд. И все-таки в нем есть доброта, заключила Кэти, припомнив, что эта мысль уже посетила ее раньше, когда он впервые зашел в коттедж.

   – Можно я подожду вас в машине? – наконец пробормотала она, чувствуя, что он ждет от нее каких-то слов.

   – Нет, – коротко ответил Чарльз. – Ты должна привыкнуть общаться с людьми, поэтому давай начнем прямо сейчас.

   Кэти с трудом удержалась от того, чтобы не вцепиться ему в руку, пока дядя вел ее через весь ресторанный зал к маленькому столику у окна. Улыбчивый официант выдвинул стул и помог ей сесть напротив Чарльза. Оторвав взгляд от столешницы, девушка наконец набралась смелости и огляделась кругом. К ее удивлению, оказалось, что никто не обращает на нее ни малейшего внимания. Приободрившись, Кэти отпустила несколько замечаний по поводу светильников, оформления зала, а затем и касательно супа. Но Чарльз не поощрил ее разговорчивости, и она снова погрузилась в робкое молчание.

   Во время еды она сосредоточенно следила за ним, скрупулезно отмечая все действия. Он держал бокал особенным жестом, и, предположив, что именно так должно делать, она взяла свой бокал – довольно неуклюже, – пытаясь подражать Чарльзу. Бокал выскользнул из рук, ударился о кувшин с водой и разбился; обедающие за соседними столиками резко прекратили разговоры, обратив внимание на их столик. Официант, мгновенно оказавшийся рядом, начал собирать осколки. Кэти с ужасом смотрела, как отвратительное пятно расползалось по безупречно белой скатерти.

   Чарльз взял ножку бокала из ее дрожащей руки и передал ее официанту.

   – Ешь свою рыбу, – спокойно произнес он.

   – Да. – Она не поднимала глаз до тех пор, пока снова не услышала вокруг себя голоса. После этого она осмелилась поднять глаза на Чарльза, чтобы найти на его лице признаки раздражения, которые ожидала там увидеть. Ей очень было нужно ободряющее слово, даже если бы за этим последовали ее слезы. Видимо, Чарльз тоже уловил это, так как он снова в резкой форме приказал ей приступить к рыбе.

   – Да, дядя Чарльз.

   Может, он уже сожалел о том, что взял ее, предвидя все те трудности, которые ожидали его в дальнейшем. Он казался задумчивым и несколько раз бросал на нее испытующий взгляд. Возможно, размышляла она, охваченная унынием, он уже подумывает исправить свою глупость, перебирая в уме различные способы, как бы побыстрее сплавить ее с рук.

   Когда они вышли из гостиницы, он вручил Кэти ключи, приказав ей посидеть в машине, пока он не сделает телефонный звонок. Через несколько минут Чарльз присоединился к ней, на его лице играла веселая улыбка. Кэти импульсивно повернулась к нему, как только он занял водительское место и закрыл за собой дверцу.

   – Я так виновата; я ужасно вас подвела. А вы даже не сердитесь, это так мило с вашей стороны.

   – Я едва ли могу сердиться, – сказал он, – ведь это полностью моя вина.

   – Ваша? Как это может быть? Я не понимаю.

   – Неужели, Кэти? – спросил он довольно мягким тоном. – Тогда это не важно. Забудем об этом.

   Машина тронулась с места, и Кэти откинулась на спинку сиденья, не сводя глаз с Чарльза. Как мало она знала о нем. Он не был женат, так как ни разу не упомянул о своей жене. Но были ли у него братья или сестры – или еще какие-нибудь родственники, кроме тех, о которых он уже упомянул? Была ли у него девушка? Она изучала его профиль. Черты его надменного лица и величественный разворот плеч говорили о том, что перед ней мужчина, принадлежащий к высшему обществу, хотя Кэти понятия не имела о той иерархии, которая все еще существовала в «цивилизованной» жизни. Для нее все мужчины на свете были равны, ведь так утверждал Поль; и хотя она понимала наверняка, что во многих ситуациях он будет приказывать ей, ни в коей мере не чувствовала себя бедной родственницей.

   Она предполагала, что ее новый дом будет находиться в гуще других домов, магазинов и общественных зданий, поэтому, когда Чарльз наконец повернул на аллею перед Грейнджем, она в удивлении воскликнула:

   – Это здесь?

   На мгновение она застыла, разглядывая открывшиеся перед ней зеленые просторы, в то время как Чарльз вытаскивал из машины свой портфель и другие вещи.

   В отдалении стоял старинный особняк, а ближе еще одно строение явно для всевозможных технических целей. С другой стороны можно было различить тенистые склоны Чарнвудского леса, и сердце Кэти возбужденно забилось. Может, в конце концов, все будет не так уж и плохо, ведь здесь такие же бесконечные просторы. Не такие дикие и загадочные, как ее родные торфяники, разумеется, но они дышали свободой.

   Люси, пожилая горничная, встретила их в холле, раскрасневшаяся и явно взволнованная.

   – Мы были в таком замешательстве, когда вы позвонили, мистер Блайт. – Она протянула руку, чтобы забрать его пальто. – Миссис Блайт и мисс Берил только что ушли, и мы просто не знали, что делать.

   – Надеюсь, вы сделали все в соответствии с моими распоряжениями. – Он нахмурился. – Что вы имели в виду, говоря, будто не знали, что делать?

   – Это касается комнаты. Миссис Блайт не понравилось, что гостевая комната будет постоянно занята; она предназначается ею, как вы знаете, на тот случай, когда нас навещает ее замужняя дочь. А кроме этой комнаты, остается только мансарда.

   – Я полагаю, что для моей племянницы вы приготовили гостевую комнату?

   – Мы так и сделали, но не знаю, что на это скажет миссис Блайт.

   – Вас это не должно волновать, Люси. Кэти, снимай свое пальто.

   – Нам пришлось убрать множество вещей мисс Берил – она держала их там. Даже и не знаю, что скажет миссис Блайт, – повторила она встревоженным голосом.

   Чарльз нахмурился.

   – Я же сказал, что вас это не касается, – резко произнес он. – Кэти, пальто!

   Она начала расстегивать пуговицы, оглядываясь кругом. Массивные двери и арки в стиле Тюдоров; черные деревянные панели в холле и высокие, с темными переплетами окна на лестничных площадках. Она вздрогнула от необычного пространства и почувствовала себя оказавшейся в тюрьме. Передав свое пальто Чарльзу, она, подчиняясь его кивку, проследовала за Люси вверх по широкой лестнице, затем по коридору, пока горничная не остановилась и не открыла одну из дверей.

   Спальня ошеломила ее своей угнетающей мрачностью. Здесь снова ощущалось влияние эпохи Тюдоров – массивные балки, грубая штукатурка и стены в дубовых панелях. Даже дверь в крошечную гардеробную была обита гвоздями. Кэти замешкалась на пороге, чувствуя себя потерянной и отчаянно несчастной. Как она сможет жить в этой темной и безрадостной комнате? Слезы градом покатились по ее щекам; так что на расспросы Люси Кэти могла только кивать.

   – Вам не нравится ваша комната, мисс?

   Кэти отрицательно покачала головой, даже в своем отчаянии осознавая свой долг перед Чарльзом.

   – Совсем недавно нам провели центральное отопление, – с гордостью поведала Люси. – И занавески совершенно новые.

   Они были наглухо задернуты, из тяжелого зеленого бархата, плотные, не пропускающие свет. Там, на вересковых полях, не было необходимости отгораживаться от ночи и звезд, не нужно было беспокоиться, что кто-то увидит, как ты раздеваешься при свете свечи. Подойдя к окну, Кэти распахнула занавеси. Строение для технических надобностей было ближе, чем Кэти могла предположить, а слева стоял ряд коттеджей, который она не заметила с подъездной аллеи. В отдалении мрачно виднелся в сумрачном свете старинный особняк. Сейчас он отдан в распоряжение армейского корпуса, так объяснил ей Чарльз, когда она только что вышла из машины. Снова задернув занавеси, она стала наблюдать, как садовник Купер ставит два се чемодана возле кровати.

   Люси воспользовалась случаем, чтобы улизнуть, и, проходя мимо садовника, она прошептала что-то вроде «странная какая-то». Кэти моргнула, не веря своим ушам, но так как садовник улыбался ей, то она решила, что просто ослышалась.

   Последние две коробки, принесенные одна за другой, совершенно добили Купера, и он, задыхаясь, пожаловался на их тяжесть.

   – Мои камни и окаменелости, – коротко сообщила она, усаживаясь на кровать, которая оказалась чересчур мягкой, что неприятно поразило ее.

   – Окаменелости, мисс?

   Впервые она не испытывала желания рассказать о своем увлечении. И тем не менее, не могла показаться невежливой и проигнорировать его вопросительный взгляд.

   – Морские животные, – равнодушно произнесла она, – и некоторые растения.

   – Морские животные и… растения? – Садовник взглянул на деревянные коробки с плотно прибитыми крышками, потом его взгляд снова переместился на Кэти – он разглядывал ее с откровенным подозрением. – Они там, внутри?

   – Совершенно правильно. – Она бросила на него отсутствующий взгляд, вспоминая о своей крепкой и жесткой кровати с волосяным матрасом и пестрым стеганым одеялом.

   Купер в стратегических целях отступил на несколько шагов назад и спросил вкрадчивым тоном:

   – А они не умрут, мисс, в этих заколоченных ящиках?

   – Умрут? – равнодушно повторила она. – Им триста миллионов лет.

   Она подумала, что, может, удобнее устроиться на полу.

   – Неужели? – Купер перевел дыхание и отступил еще немного назад. – Это очень интересно – в самом деле, очень интересно. Вы сказали, триста миллионов лет?

   – Некоторым из них – да. А некоторым только двести пятьдесят.

   – Всего-то, мисс? – Он рассмеялся, продолжая продвигаться к двери. Его настороженные глаза не отрывались от ее лица, он добавил с легкой дрожью в голосе: – Просто подростки, так можно сказать. – Он уже добрался до открытой двери, как вдруг Кэти осознала, что происходит.

   – О, простите, мистер Купер – я просто задумалась… – Но садовник уже исчез, довольно поспешно захлопнув за собой дверь, словно за ним гнались. Кэти нахмурилась, припомнив, что Люси исчезла из виду тоже довольно поспешно.

   Она начала распаковывать вещи, чувствуя себя виноватой перед садовником. Ведь для нее не составило бы никакого труда все подробно объяснить. Но вскоре она уже забыла об этом. Вряд ли его заинтересовали бы объяснения, даже если бы у нее было настроение это делать.

   Несколько ее платьев сиротливо разместились в огромном гардеробе, и хватило одного ящика, чтобы его заполнили ее вещи. В комнате разливалось приятное тепло, но она, привыкшая к чистому прохладному воздуху торфяников, почти задыхалась. Ручка на батарее привлекла ее внимание; она повернула ее неловко, словно опасаясь, что та может взорваться, но ничего особенного не произошло, а через несколько минут девушка с облегчением почувствовала, что в комнате стало прохладнее.

   В комнате не было книжных шкафов, поэтому она оставила книги нераспакованными; что же касалось минералов и окаменелостей, то Кэти украсила ими подоконник, туалетный столик и даже водрузила на верхушку шкафчика.

   После этого девушке стало немного уютнее, хотя комната ей по-прежнему не нравилась. Глубоко, до боли в груди, вздохнула Кэти и спустилась вниз в гостиную, где у огня в большом кресле сидел Чарльз, поглощенный чтением брошюры, лежащей у него на коленях.

   – Твой отец был умным человеком. – Он поднял глаза и без улыбки посмотрел на нее, похлопывая по брошюре. – Он так хорошо разбирался в геологических формациях.

   – Откуда вы взяли ее? – Кэти присела на коврик у его ног и прижалась головой к его коленям так, как она обычно сидела с Полем. Если Чарльз что-то и почувствовал, то он тщательно это скрыл.

   – На полу в машине; она, должно быть, выпала из какого-нибудь ящика. – Теперь он листал страницы с довольно равнодушным видом. Когда Чарльз снова заговорил, его тон был совершенно бесстрастным. – Эти маленькие карты просто превосходны. Кажется, твой отец к тому же был и замечательным картографом.

   После его слов последовала долгая пауза, и Кэти скромно проговорила:

   – Эти карты составляла я.

   – Ты… ты составила эти карты? – Его голос остался холодным, но в нем прозвучали уважительные нотки.

   – У Поля это получалось гораздо лучше. Он составил карты почти всего нашего района – и в более крупном масштабе, разумеется. – Она повернулась, чтобы взглянуть на карты в книге. – Контуры здесь несколько приблизительные.

   – Я не очень внимательно разглядывал контуры, но сама карта так красиво выполнена. – Его голос снова потерял всякое выражение. – Я не думаю, что карты Поля лучше, чем эти. – Он посмотрел на ее склоненную голову, на волосы, рассыпавшиеся по карте, прядь лежала и на его запястье. – Ты очень талантливая, Кэти.

   Она застенчиво улыбнулась и спросила, не желает ли он посмотреть другие карты – большего размера.

   – Да, в самом деле, я бы хотел… и, может, также и карты твоего отца?

   – Они были на самом дне, под всеми моими книгами, – извинялась она десять минут спустя. – Я не думала, что на это уйдет так много времени.

   – Твои книги? Да, я заметил их еще в твоем коттедже. – Он замолчал, его губы мрачно скривились, и Кэти решила, что, возможно, заголовки этих книг его смутили. Ведь все это были технические книги, книги по палеонтологии, минералогии и литологии, а также многочисленные тома по плейсестонскому периоду – то есть все те книги, которые необходимы, чтобы получить ученую степень по геологии. – Мы должны купить тебе книжный шкаф. Я приеду домой в следующие выходные, мы поедем в город и купим все, что тебе необходимо.

   – В следующие выходные? – Ее голос дрогнул. – Не значит ли это, что завтра вы уезжаете?

   – Я должен ехать. Тебе будет хорошо с моей мачехой и ее дочерью, их обеих ты встретишь завтра утром, до того, как я уеду. Я поговорю с ними сегодня вечером и объясню причины, по которым ты приехала сюда. Так что завтра утром, когда ты познакомишься с ними, они уже будут знать о тебе. – Он слабо улыбнулся и, кажется, оживился. – Они удивятся, что нашлась моя давно потерянная племянница, но полагаю, окажут тебе радушный прием.

   Это прозвучало не очень убедительно, и Кэти с негодованием воскликнула:

   – Я никогда раньше не жила с женщинами – я совершенно не умею с ними ладить! Видите ли, даже нашими гостями были одни мужчины-путешественники – хайкеры, геологи и бродяги.

   – Здесь живет также Стив. Ты найдешь в нем родственную душу. Я уже упоминал о нем?

   Она кивнула.

   – Вы сказали, что его интересуют только еда, сон и книги, – тусклым голосом напомнила она.

   – И тем не менее, ты полюбишь его. Как я уже говорил, он когда-то был бродягой, так что вы должны сойтись. – Он засмеялся. – Я говорю это в самом хорошем смысле. Он любит природу, значит, у вас есть что-то общее.

   Кэти засмеялась вслед за ним, впервые обнаружив ямочки на щеках, и глаза ее ярко блеснули. Глаза Чарльза странно вспыхнули. Казалось, его охватило некоторое напряжение, и резким движением он потянул руку к одной из карт, которые она принесла. Передав ему карту, Кэти и на этот раз примостилась рядом с ним, поддерживая одну сторону карты, в то время как другая была развернута на его коленях.

   – Это одна из карт Поля. Видите, разве она не лучше, чем моя?

   – Она, разумеется, превосходна, – согласился он, хотя в его голосе звучало странное разочарование. Его взгляд скользнул на другие карты, лежащие на ковре. – А что там?

   Она посмотрела на него, разочарованная отсутствием у него энтузиазма. Затем взяла другую карту и раскрыла ее.

   – Это геологическая карта… – начала она, снова сворачивая ее, но Чарльз сказал, что хотел бы взглянуть на нее.

   – Но это геологическая карта, – повторила она. – Вы разве что-нибудь знаете о геологии? Если знаете, то я объясню вам эту карту, а если нет, то вам будет неинтересно.

   – Я думаю, что моих знаний достаточно, чтобы понять твои объяснения, – неожиданно резко ответил Чарльз.

   – Если вы обладаете даже незначительными знаниями о предмете, то этого будет достаточно, чтобы вы все поняли. – Она провела рукой по карте с бессознательной нежностью и добавила: – Я обещаю не вдаваться в технические подробности.

   – Это очень мило с твоей стороны.

   Кэти не могла не заметить сарказма в его голосе и с недоумением заморгала. Но карта вскоре поглотила все ее внимание, она заговорила с такой уверенностью, которую могло дать только совершенное владение предметом. Ее голос звучал низко и нежно, словно шелест ветра в еловых ветвях или музыка водопада, весело скачущего по скалам. Ни одного грубого звука никогда не издавало это грациозное и дикое существо.

   Наконец она остановилась и посмотрела на него.

   – Итак, теперь вы кое-что узнали о строении скальных пород в моей долине. Надеюсь, я вам не наскучила?

   – Вовсе нет. – Взгляд Чарльза снова устремился на карту. – Но ты ничего не сказала об этих маленьких метках вот здесь. Что они означают?

   – Опасные места – вы хотите, чтобы я объяснила вам, что это означает?

   – Я приблизительно представляю, что это может означать.

   – Несколько лет назад Поль провел самые тщательные исследования этого района, тогда поверхностные слои почвы были смыты обильными дождями. Он обнаружил, что берег крайне нестабилен. Вы видите эти песчано-глинистые соединения, о которых я уже упоминала?

   Он кивнул, его взгляд был странно насторожен.

   – Здесь недавно случился оползень.

   – Как ты узнала об этом? Я не думаю, что его можно увидеть из твоего коттеджа.

   – С помощью бинокля его можно увидеть.

   – Так, значит, вы следили за всем, что происходило, с помощью бинокля?

   – Нас с Полем это интересовало, – призналась она, и мягкий румянец залил ее щеки. – Но это было вполне естественно. – После небольшой паузы она добавила: – Этот мужчина – тот, который отвечает за строительство водохранилища, – он должен быть чем-то вроде геолога, но он…

   – Что-то вроде геолога! Что ты хочешь этим сказать?

   Кэти непонимающе уставилась на него, потом беспомощно взмахнула руками.

   – Ну, геологом. Но он не такой уж умный, если честно, он просто некомпетентен и не может руководить таким проектом.

   – Какие у тебя причины, чтобы так говорить? – Голос Чарльз стал ледяным.

   Кэти снова прищурилась перед тем, как ответить:

   – Если бы он знал свое дело, то мог бы предусмотреть этот оползень.

   – Возможно, он предполагал его, – возразил Чарльз все тем же ледяным тоном, но Кэти яростно затрясла головой:

   – Он не мог, потому что… – Она замолкла, на ее лице появилось выражение ужаса. – Неужели вы на самом деле считаете, что он предвидел этот оползень?

   – Любой, кто отвечает за подобный проект, должен знать свои обязанности. Да, я уверен, что он не исключал возможность оползня.

   – Значит, он еще хуже, чем я предполагала! – выпалила она. – О, вы даже не представляете себе, какой он негодяй, дядя Чарльз!

   Вокруг его рта напряглись мышцы, и прошло довольно много времени, прежде чем он ответил:

   – Возможно, ты скажешь мне, в чем тут дело?

   – Двое мужчин чуть было не погибли из-за этого оползня.

   – Погибли? Могу я узнать, откуда ты получила эту информацию?

   – Сторож – мой друг, и он рассказал мне о мужчинах, которые провалились. Я полагаю, – продолжала она звенящим от негодования голосом, – что этот авантюрист обязался закончить работу к определенному сроку, и если не сможет выполнить ее, то потеряет деньги. Поэтому он намеренно позволил людям продолжать работы в этом месте. Разве вы не согласны, что это очень дурно, если, как вы сказали, он предполагал, чем это может закончиться?

   Губы Чарльза плотно сжались, его взгляд был холоден. Не обратив внимания на ее вопрос, он заметил, что мужчины могли работать там вопреки приказу руководства. Затем он более мягким голосом попросил ее показать ему другие карты ее отца. Она показала ему несколько карт, и снова у нее сложилось странное впечатление, что он немного разочарован, и, когда, в конце концов, Чарльз спросил, есть ли еще какие-нибудь карты, Кэти с удивлением подняла на него глаза.

   – Нет, правда, есть еще карты, но они касаются зоны известняков. Вы хотите их увидеть?

   Чарльз, нахмурившись, покачал головой.

   – Мне показалось, что ты сказала, будто твой отец нанес на карту почти всю зону крупнозернистого песчаника.

   – Это так, и мне казалось, что все карты здесь. Они, наверное, где-то в другом месте… – Она замолчала в легком недоумении. – Не понятно, где же они могут быть. Надеюсь, что я не сожгла их вместе с мусором из коттеджа.

   – Надеюсь, ты это не сделала? – Его голос прозвучал необычно резко, так, что она снова бросила на него удивленный взгляд:

   – Вряд ли я могла это сделать… но миссис Фостер тоже жгла какие-то бумаги. Будет ужасно, если карты попали в огонь. Они были такие красивые, к тому же это единственные карты, на которых были отмечены зоны нестабильности, – по крайней мере, Поль говорил, что других карт нет.

   Она сворачивала карты, чувствуя странное разочарование, не понимая, на что сердится Чарльз. Когда карты были аккуратно сложены на ковре, он коротко заметил, что ей пора идти спать.

   – Но я не устала. Я хотела бы остаться. Расскажите о Берил.

   – Ей всего двадцать шесть лет, поэтому я не вижу причин, почему ты не можешь называть ее так. Миссис Блайт можешь звать тетя Мойра. А теперь отправляйся в кровать.

   – Я сказала, что хотела бы остаться, – твердо повторила она. Поль даже и мечтать не мог о том, чтобы указывать ей, когда отправляться спать. Она пойдет тогда, когда почувствует себя усталой. – Я все равно не засну, если лягу прямо сейчас. Мы редко ложились спать до полуночи.

   Взгляд Чарльза стал надменным и жестким; Кэти опустила глаза на свои руки.

   – Мы должны выяснить кое-что прямо сейчас, – холодно произнес он. – Я не потерплю никакого неповиновения, Кэти. Ты должна научиться делать так, как тебе велят.

   Она нагнулась, чтобы поправить одну из карт, лежащих на ковре.

   – Возможно, нам стоит поговорить об этом, – предложила она примирительно, но твердо. – Поль учил меня, что никто не вправе навязывать свою волю другому человеку. Я никогда не позволю, чтобы мне диктовали, что мне делать… о, не подумайте, что я неблагодарна, – поспешно добавила она, – но, пожалуйста, постарайтесь понять. Я никогда не делала то, чего не хочу.

   Сбросив ее руки со своего колена, Чарльз откинулся в кресле и стал рассматривать ее в ледяном молчании до тех пор, пока она, нахмурившись, снова не опустила голову.

   – Неужели ты на самом деле вообразила, что можешь продолжать делать только то, что тебе нравится? – довольно мягко поинтересовался он.

   Она на мгновение задумалась, а потом ответила:

   – Я не собираюсь делать ничего дурного или возмутительного, дядя Чарльз.

   – Спасибо и на этом! Ты будешь делать то, что велю тебе я. Мы живем в цивилизованном обществе, и каждый из нас в той или иной мере должен подчиняться воле окружающих. В мире воцарился бы полный хаос, если бы каждый принялся делать только то, что ему нравится!

   Кэти не замечала ничего хаотического в той жизни, которую они вели на торфяниках, а ведь люди там делали только то, что было угодно их душе.

   – Может, вы злитесь из-за того, что я слишком много болтаю? – вдруг пришло ей в голову. – Может, я надоела вам и поэтому вы приказали мне уйти?

   – Нет, Кэти, дело не в этом, – устало возразил он. – Я просто принимаю во внимание то, что у тебя был тяжелый день, поэтому чем раньше ты заснешь, тем лучше.

   В таком случае, заверила его девушка, она спокойно может остаться, так как ничуть не утомлена. Если честно, то сегодня был просто выходной, если сравнить это с обычными днями, когда они лазили с Полем по скалам.

   – Так почему же я не могу остаться? – продолжала она убеждать. – Вы не желаете оставаться в одиночестве, а я не устала… – Она пожала плечами. Ей казалось, что дело вполне улажено. Снова усевшись на ковре, она поджала под себя колени, крепко обхватила их руками и уткнулась в них подбородком. Она улыбалась, и на щеках появились ямочки, а дымчато-серые глаза повеселели. – Не хотите ли посмотреть еще одну из моих карт?

   – Нет, не хочу, – возразил он со спокойной властностью. – Ты поступишь так, как сказал тебе я, и отправишься спать!

   Она внутренне сжалась от его тона так же, как это уже случалось в коттедже. Ее губы задрожали, а глаза потемнели от замешательства. Девушка быстро вскочила на ноги, схватила карты и бросилась к двери.

   На следующее утро, на рассвете, она уже была на ногах. Покинув неприветливый дом, она отправилась через поля исследовать свои новые владения. Поля были разделены на части живыми изгородями, но встречались там ограждения и из интересного камня. Кэти смутно припомнила, что в одном из географических журналов ее отца было упомянуто о том, что были найдены новые залежи окаменелостей в местечке Бродхаус-Ивс, в Лестершире. Она стала думать о том, насколько это далеко отсюда. Повинуясь порыву, она вернулась в дом за своим геологическим молотком. Среди коллекционеров существовал неписаный закон: стены и изгороди трогать нельзя, но в отсутствие другой добычи они выглядели такими соблазнительными…

   Она бродила по полям, разглядывая окрестности и пытаясь припомнить все, что знала о каменистых породах этой местности. Под покровом, который придавал такой мягкий и цивилизованный облик окружающему ее пейзажу, находились самые древние скальные породы мира; именно в них и были найдены новые окаменелости, и именно из этих пород сложили изгороди, разделяющие поля на участки. Во многих местах верхний, мягкий слой был смыт, что позволило древним породам выйти на поверхность.

   Останавливаясь то там, то здесь, она внимательно рассматривала каменные блоки, которые венчали стены, но не нашла ничего интересного. Она продолжила путь, уже жалея о том, что взяла с собой молоток.

   Появившийся в отдалении фермер погрозил ей кулаком, но она решила, что это приветственный жест, и помахала ему в ответ. Ее настроение улучшилось.

   Роса обильно увлажнила траву, а холодный ветер тронул ее лицо. Кэти вздохнула, вспомнив о своей долине, но то, что она видела перед собой, радовало глаз. Все могло быть и хуже, по крайней мере, ей не приходится жить в городе. Новая жизнь открыта перед ней, таинственная и манящая, такое чувство охватывает только очень молодых людей.

   Возвращаясь домой, она подошла к стене, которая огибала сад с задней части бело-черного дома для технических нужд, на который она обратила внимание по прибытии. Остановившись, чтобы полюбоваться на маленький валун, укрепленный под странным углом, она решила выковырять его своим молотком, не замечая присутствия мужчины, который, выйдя из зарослей кустарника с другой стороны стены, смотрел на нее с видимым удивлением.

   – Могу я спросить вас, что вы там делаете? – наконец спросил он.

   Кэти подскочила, хотя в манерах мужчины, как и в его голосе, не было ничего пугающего. Если честно, то в его голосе слышались приятные протяжные нотки, а лицо не выражало ничего, кроме любопытства.

   – Это ваша? – робко спросила она, указывая на стену.

   – Моя. Что вы намереваетесь сделать – разрушить ее?

   На ее лице появилась быстрая улыбка, но не успела она ответить, как откуда-то со стороны дома выпрыгнули три пуделя, они перескочили через стену и бросились к ней. Отчаянно гавкая, они принялись лизать ее руки и ноги.

   – О, вы такие милые, но… – Она была полна умиления, пока собаки неистовствовали от восторга.

   – Белинда! Саманта! Дебби! А ну-ка сюда! – На тропинке показалась улыбающаяся женщина, но собаки не обращали на нее никакого внимания. Она была средних лет, с слегка выцветшими на солнце волосами и полной, приятной фигурой. За ней шла юная девушка, около семнадцати лет, ее голос заставил собак встрепенуться, к большому облегчению Кэти. Женщины присоединились к мужчине, который объявил Кэти, что она вторглась в чужие владения.

   – Но как это могло случиться? – спросила она, бросая непонимающий взгляд на окрестные поля. – Я всего лишь гуляла по полям.

   – Эти поля принадлежат мне. – Его голос звучал терпеливо, а глаза по-прежнему светились любопытством.

   – Но я наверняка могу ходить по ним. Я ведь не наношу никакого вреда. Я никогда не слышала о том, что нельзя гулять по полям.

   – Нет? – Мужчина приподнял брови. – Откуда же ты приехала? Ты ведь не живешь здесь поблизости. – Его взгляд упал на молоток, который она положила на стену.

   Ощущая на себе оживленно-любопытные взгляды женщины и девушки, Кэти слегка покраснела и указала в сторону Грейнджа.

   – Я живу там – с моим дядей.

   – В Грейндже? Там живет мистер Блайт.

   – Он мой дядя. Я приехала только вчера вечером.

   Она перевела взгляд с мужчины на женщину и решила, что это родители девушки. У мужчины были черные волосы, седоватые на висках, и красивое лицо – смуглое и слегка тронутое морщинами.

   Она инстинктивно почувствовала, что полюбит их всех.

   – Я и не знала, что у Чарльза Блайта есть племянница. – Женщина в недоумении повернулась к своему мужу, хотя было очевидно, что она не подвергает сомнению утверждение Кэти.

   – Я думаю, что он сам об этом не догадывался, – вставила Кэти. – Я тоже не знала, что у меня есть дядя, – пока не умер мой отец. После этого миссис Фостер, наша соседка, нашла адрес дяди Чарльза в старом дневнике моей матери. Он взял меня жить к себе, – доверчиво продолжала она. – В противном случае мне было бы некуда идти; пришлось бы поселиться в какой-нибудь гостинице… или еще где-нибудь.

   Ее слова вызвали улыбку у мужчины, но жена озабоченно поинтересовалась, есть ли у Кэти другие родственники.

   – Нет, но я прекрасно устроилась у своего дяди; мне больше никто не нужен. – Она посмотрела на женщину широко открытыми, доверчивыми глазами, смущенная ее выражением. – Вам не нравится мой дядя?

   – Да, если честно, то не нравится, – быстро ответил мужчина.

   – Но вы?.. – Кэти не спускала глаз с женщины. Она почувствовала странно гнетущее чувство при мысли, что та недолюбливает Чарльза.

   – Да, моя дорогая. – Она ободряюще улыбнулась. – Мы добрые друзья с твоим дядей. Просто… просто он не привык к детям, насколько я знаю.

   – Но я не ребенок, – с негодованием возразила Кэти. – Мне девятнадцать лет.

   И мужчина, и женщина широко раскрыли глаза при этих словах, а девушка перестала возиться с собаками и с удивлением уставилась на нее. Она не сказала Кэти ни слова, а только разглядывала ее с террасы, где три собаки довольно восседали на маленьком садовом столике. Покраснев под их взглядами, Кэти забрала молоток со стены и нерешительно остановилась, но никто не сказал ни слова.

   – Я лучше пойду, – сказала она, посылая улыбку им всем. – Завтрак, наверное, уже готов.

   – Приходи к нам, когда захочешь, – пригласила женщина, возвращая ей улыбку. – Мы почти всегда дома. Просто заходи в ворота со стороны дома.

   – Большое спасибо, я зайду. До свидания. – Повернувшись, она поспешила по полю к ограде, которая отделяла его от аллеи Грейнджа.

   Ее походка была легка, и, перемахнув через стену со спортивной легкостью, она весело взмахнула молотком. Он завис в воздухе, когда девушка нос к носу столкнулась с садовником Купером. Челюсть его отвисла, и не успела Кэти вымолвить жизнерадостное «доброе утро», как он исчез в доме, громко хлопнув дверью.

   Девушка вздохнула. «Он обиделся на меня, потому что я не смогла объяснить ему прошлым вечером, что такое окаменелости, – подумала она с растущим смятением. – Наверное, он решил, что я презираю его за невежество, и почувствовал себя оскорбленным». Кэти поколебалась в воротах, раздумывая, стоит ли постучать к нему в дверь и попытаться объяснить, что все было не так. Но тогда ей придется снова рассказывать об окаменелостях – что это такое и как они образовывались. Кэти уже объясняла это другим людям, и на это всегда уходило так много времени, так как окружающие поначалу не могли смириться с мыслью о необозримости геологических эр, которые привели к образованию каменистых пород. Обратив внимание на бледное лицо, маячившее за стеклом, – Чарльз наблюдал за ней через окно, – Кэти подумала, что, возможно, его поспешный уход вовсе не имеет к ней отношения, а просто он неважно себя чувствует, поэтому она решила до поры до времени отложить это дело.

   Запах жарящегося бекона пробудил в ней аппетит, но в доме не было видно никого, кроме прислуги, готовящей завтрак. В какое же время они встают? Она припомнила свою интересную прогулку на чистом воздухе при ярком свете солнца и задала себе вопрос, известно ли им, чего они себя лишают.

   Тем не менее из гостиной раздавался звон посуды, и когда Кэти подошла к дверям, то из них с пустым подносом вышла пожилая, седовласая женщина. Она бросила взгляд на Кэти, потом на ее молоток и уплыла в сторону кухню.

   В полном оцепенении Кэти уставилась ей вслед, пожала плечами и поднялась к себе в комнату.

   Бросив молоток на кровать, она подошла к окну и стала смотреть через поля на черно-белый дом. В саду никого не было видно, но собаки яростно носились по лужайке. «Как звали ту девушку?» – подумала она. Как было бы хорошо, если бы они стали друзьями. С теплым чувством, которого она не подозревала в себе, Кэти вышла из комнаты и направилась по коридору к комнате Чарльза.

   – Можно мне войти? – И, не дожидаясь разрешения, она открыла дверь.

   – Нет!

   Она отпустила ручку двери, словно та была раскаленная, и в недоумении помедлила минуту. Затем она попробовала еще раз:

   – А теперь можно?

   Чарльз подошел к двери, плотно запахивая на себе халат.

   – Что… Что тебе нужно? – закричал он, рассерженно глядя на нее. – И с чего ты решила, что можешь заходить в мою комнату?

   – Я не заходила в вашу комнату. Вы не дали мне такой возможности. Могу я войти сейчас?

   С безнадежным вздохом Чарльз распахнул дверь пошире, и она проскользнула мимо него. Сбросив с себя туфли, она забралась на кровать и подобрала под себя ноги уютным и привычным образом. Чарльзу оставалось только смотреть во все глаза.

   – Эта седоволосая леди горничная или она и есть миссис Блайт? – спросила она, поглядывая на Чарльза и размышляя, не принадлежит ли он к тому типу людей, которые всегда по утрам в плохом настроении.

   – Миссис Блайт, должно быть, все еще в своей постели.

   – Значит, это другая, не та, которую я видела вчера вечером?

   – Я полагаю, что ты говоришь об Элис?

   – Так ее зовут? Ну, дядя Чарльз, с ней что-то не так. Она вела себя самым странным образом, и я даже подумала, ну, нет ли у нее чего-нибудь на уме.

   – Вероятно, у многих людей что-то есть на уме. Что касается того, что с ней что-то не так, то я не совсем понял. – Он остановился, глядя на нее, в некотором замешательстве. – Что значит – она вела себя странным образом?

   Кэти развела руками.

   – Когда я вошла, она просто посмотрела на меня как на зачумленную и пошла прочь. Было похоже, будто она решила, что я привидение.

   – Чушь! Ты воображаешь себе бог весть что. Тебе следовало заговорить с ней; должно быть, она ожидала, что ты это сделаешь.

   – Она не дала мне и шанса сказать хоть слово – и Купер вел себя так же.

   Чарльз, который направлялся к окну, чтобы открыть занавеси, резко повернулся:

   – А что такое с Купером?

   – Мне кажется, я расстроила его вчера вечером. Когда он заметил, что коробки слишком тяжелые, я сказала, что там хранятся окаменелости, а он, наверное, ожидал, что я объясню ему, что это такое. Когда я увидела его несколько минут назад, он убежал и запер за собой дверь – я даже не успела сказать ему «доброе утро» или что-нибудь другое. Хотя он казался таким бледным, – добавила она озабоченным голосом. – Поэтому я решила, что ваш садовник, должно быть, заболел… Как вы думаете, он действительно мог бы заинтересоваться моими окаменелостями? Надеюсь, что нет, так как я не хотела расстроить его.

   – Я совершенно уверен, что Купер последний человек на свете, кого могли бы заинтересовать твои окаменелости, – сухо заметил Чарльз. – И я также уверен, что ты слишком полагаешься на свое воображение. Нет ничего особенного ни в Элис, ни в Купере. – Он отодвинул в сторону занавеси, пропуская в комнату солнечный свет. – А теперь убирайся. Мне нужно одеться.

   Кэти еще удобнее устроилась на кровати.

   – Все в порядке, – любезно пробормотала она. – Я не возражаю.

   – Что ты сказала?

   – Вы можете одеваться. Я не возражаю. Я всегда болтала с Полем, когда он одевался.

   – Не хочешь ли ты сказать, что сидела и наблюдала, как одевается твой отец! – воскликнул он после изумленного молчания.

   – Я не наблюдала. – Кэти улыбнулась. – Мы просто разговаривали в это время. Вам придется немного изогнуться под халатом, но вообще это довольно легко. Так делал Поль, и я тоже так делаю.

   – Я не Поль, – резко оборвал ее Чарльз, – и у меня нет привычки одеваться в присутствии странных особ женского пола. Вон! – Он указал на дверь.

   Кэти соскочила с кровати, подобрала свои туфли и в недоумении уставилась на него.

   – Я не странная особа, – запротестовала она. – Я ваша племянница.

   – Какая разница?

   – Ну, мы родственники, так что разница есть.

   – Мне кажется, – сказал он тем же резким тоном, – что твой отец понятия не имел, как нужно воспитывать дочь. Он не имел права одеваться в твоем присутствии, а то, что тебе разрешалось переодеваться в его присутствии, – это просто отвратительно!

   – Это неправда, – возразила она с растущим недоумением. – Поль воспитывал меня с колыбели; ему приходилось все делать для меня, пока мне не исполнилось шесть или семь лет, не помню. Поэтому он не считал, что я должна стесняться его, когда стала в состоянии сама следить за собой.

   – Может, и нет, – устало заключил Чарльз. – Но теперь ты женщина и знаешь меня меньше чем двадцать четыре часа. Кроме того, я думаю, ты прекрасно понимаешь, почему мы не должны заскакивать друг другу в спальню. В общем, я не желаю слышать об этом ни сейчас, ни в какое другое время. Закрой за собой дверь.

   С глубоким вздохом Кэти сделала несколько нерешительных шажков к двери, после чего повернулась:

   – Я боюсь встречаться с Берил и тетей Мойрой, потому что я не знаю их. Я хочу спуститься вниз с вами.

   – Тогда оставайся в своей комнате, а я зайду за тобой, когда буду готов.

   – И еще я хотела рассказать вам о тех людях, которых встретила сегодня. Они живут в черно-белом доме вон там. Леди сказала, что они были вашими друзьями.

   – Дины? – В его глазах засветилось любопытство, и он добавил: – Расскажешь об этом за завтраком.

Глава 4

   Переполох начался, когда Элис заявила о том, что уходит. Чарльз спустился вниз, предварительно зайдя к Кэти и сообщив, что он готов. Не успел он переступить порог гостиной, как Элис сообщила ему, что уходит от них в конце недели.

   – Что за новость! – нахмурился он. – Вас что-то расстроило?

   Ни он, ни Элис не заметили Кэти, появившуюся в дверях гостиной.

   – Вам что-нибудь сказала миссис Блайт? – добавил он.

   Кэти решила, что для него привычное дело разбирать жалобы слуг на свою мачеху. Это явно выглядело таким образом.

   – Нет, дело не в этом. Я больше не чувствую себя в безопасности, сэр. Никто из нас не чувствует.

   – Может, тебе лучше все объяснить, – сказал Чарльз, сильно нахмурившись.

   – Дело в юной леди, сэр; мы все ее боимся. Я не хотела бы это говорить – ведь она ваша племянница, – но ведь она не совсем нормальная, ведь так? – И, заметив его выражение, она поспешно добавила: – Она так странно вела себя с Купером. Вчера вечером она пыталась убедить его, что у нее есть – как там она сказала? – ах да, морские змеи в деревянной коробке, забитой гвоздями, и она сказала, что им миллионы лет. И эта девушка посмотрела на него таким странным взглядом, так только они смотрят, вы понимаете, что я хочу сказать? А сегодня утром еще хуже, мы решили, что она просто буйная. Она прогуливалась с молотком и точно убила бы бедного Купера, – драматично добавила она, – но он успел убежать, хотя она и пыталась его догнать, так он сказал. Когда она вошла, у нее в руке тоже был молоток, так что я поняла, что он говорил правду, клянусь своей жизнью! – Элис горестно засопела, бросив на него укоряющий взгляд. – Я так давно здесь работаю, что мне уже поздно подыскивать другое место, но я не смогу заснуть в моей кровати, зная, что она, будучи не в своем уме, находится со мной под одной крышей.

   – Разумеется, моя племянница нормальная! Не говори такой чепухи, – оборвал он ее и, нахмурившись, попытался вспомнить, что говорила Кэти по поводу Купера и окаменелостей.

   Он не вспомнит, подумала Кэти, так как очень мало обращал внимания на то, что она пыталась ему сказать.

   Она по-прежнему стояла в дверях комнаты, сморщив в недоумении лоб.

   – Подойди сюда! – приказал Чарльз, и девушка нерешительно приблизилась, совершенно сбитая с толку его хмурым видом. – Что ты сделала Куперу вчера вечером?

   – Ничего, я понятия не имею, о чем она говорит, – взволнованно ответила она. – И я никогда не приближалась к ней с молотком.

   – Нет, приближалась, мисс, и ты махала им перед лицом Купера. Они не всегда помнят, что они делают, – обратилась она к Чарльзу. – У моей сестры была подруга, которая…

   – Этого вполне достаточно, – высокомерно оборвал он се. – Здесь явное недоразумение, но это не извиняет ваше неуважение по отношению к мисс Кэти. Прошу не забывать о том, что она моя племянница! – Он властно помахал в сторону буфета. – Отнеси еду в кухню и разогрей ее. А потом скажи Куперу, чтобы он немедленно пришел сюда.

   – Да, мистер Блайт. – Элис подхватила поднос и с поспешностью ретировалась.

   – Мне очень жаль, дядя Чарльз. – Кэти нервно откашлялась. – Она уволится, как вы думаете?

   Чарльз ничего не ответил; вместо этого он обрушил на нее обличительную проповедь по поводу недопустимости ношения геологического молотка среди людей, которые понятия не имеют, зачем он нужен.

   – То, что ты решила взять его с собой сегодня утром, для меня совершенно непостижимо, – продолжал он все тем же язвительным тоном, – нигде поблизости нет ни каменоломен, ни открытых месторождений, чтобы ты могла воспользоваться ими… – Он замолчал, его глаза проницательно сузились. – Ты больше не на вересковых полях, запомни это. Здесь каждая стена, каждое поле, каждый клочок земли кому-нибудь принадлежит!

   – То же самое было и на вересковых полях, но там никто не оспаривал моего права гулять по ним.

   – Где ты была сегодня утром?

   – Я прошлась по полям.

   – Ты не имела на это права, ты вторгалась в чужие владения.

   – Я этого не понимаю, – запротестовала Кэти. – Поль говорил, что земля принадлежит всем и что по ней можно свободно передвигаться туда, куда ты пожелаешь.

   Вздох отчаяния вырвался у Чарльза.

   – Оригинальные идеи твоего отца здесь никто не разделяет, – кратко проинформировал он ее. – Ты не можешь прогуливаться по обработанным полям. – Он бросил на нее прямой и многозначительный взгляд. – Я не намерен выслушивать жалобы в твой адрес, Кэти. Надеюсь, я достаточно ясно выразился?

   – Нет никакого вреда, если я пересеку чье-нибудь поле, – упрямо повторила девушка, с вызовом вскидывая голову. – Я никогда не привыкну ходить только по тротуарам. Никогда!

   Чарльз надменно нахмурился, в глазах блеснула угроза.

   – Ты будешь делать то, что я скажу тебе, – очень мягко проговорил он. – Среди многих других вещей, с которыми ты должна примириться, будет признание моего авторитета. Я вчера уже предупреждал тебя, что не смирюсь с неповиновением. Пока ты остаешься под моим попечительством, ты должна подчиняться мне.

   Последние слова испугали ее, отбив всякую охоту продолжать дальнейший спор.

   – Вы хотите сказать, что если я не буду подчиняться вашей воле, то вы отошлете меня прочь?

   – Я не угрожаю тебе, – коротко ответил он. – И я вовсе не желаю, чтобы ты «подчинялась моей воле», как ты выразилась.

   – Неужели я никогда не смогу делать то, что хочу?

   – Разумеется, можешь, коль скоро твои желания не расходятся с общепринятыми нормами.

   Кэти глубоко вздохнула, расстроенно глядя на Чарльза.

   – Я не думаю, что когда-нибудь привыкну ко всем этим ограничениям.

   – Не торопи события, – довольно мягко заметил он. – Это будет трудно, но ты попытаешься, дитя мое, угодить мне.

   На ее лице скользнула тень улыбки. Она хотела угодить ему, но почему-то опасалась, что принесет ему дополнительные хлопоты.

   Ее страхи только окрепли, когда она увидела лицо Купера, который, постучав, вошел в комнату, с опаской оглядывая Кэти.

   – Вы звали меня, сэр?

   – У меня сложилось мнение, что ты хочешь уйти из-за того, что моя племянница что-то сказала тебе вчера вечером.

   – Ну, мистер Блайт, я вовсе не хочу уходить, у меня такая хорошая квартира и отличная работа, но она… мисс Кэти, сэр, она так странно себя ведет.

   – Что именно случилось вчера вечером? Элис сказала мне, что тебя обеспокоили окаменелости, которые собирает мисс Кэти.

   – Она сказала, что это были морские змеи и…

   – Морские животные, мистер Купер, – нервно поправила Кэти.

   – Да, и что им миллионы лет. Ну, – заключил он, поворачиваясь к Чарльзу, – разве кто-нибудь может жить так долго; вы ведь согласны со мной, сэр?

   Губы Чарльза растянулись в улыбке, когда он взглянул на Кэти, а потом снова на садовника.

   – Все эти морские животные уже мертвы и совершенно безвредны. Можешь поверить мне на слово.

   – Мертвы? – повторил Купер благоговейным голосом. – У мисс Кэти действительно есть эти животные? И они были мертвы все это время?

   – Совершенно правильно. Моя племянница коллекционирует их.

   Глаза Купера при этих словах раскрылись еще шире. Казалось, что он считает сумасшедшими уже их двоих.

   – Я подумал, что она бредит, сэр.

   Купер ошалело взглянул на Кэти, так как ее губы дрожали от еле сдерживаемого смеха. Но, заметив выражение его лица, она примирительно произнесла:

   – Простите меня, Купер, но я ведь звала вас назад, чтобы все объяснить, разве не так?

   – Да, мисс, – нехотя согласился он. – Но вы смотрели на меня так странно.

   – Ну не знаю, – нахмурившись, ответила она. – Я всего лишь хотела рассказать вам об окаменелостях: и то, что они сделаны из камня, и то, что их находят в скалах.

   – Так вот в чем дело, мисс? – Его лицо прояснилось самым чудесным образом. – Вот почему вы взяли с собой молоток?

   – Мне только непонятно, – вмешался Чарльз, – зачем ты махала им перед лицом Купера? – Он бросил на нее недоумевающий взгляд. – Ведь, кажется, так утверждала Элис?

   – Я помахала Динам, а когда обернулась, передо мной стоял Купер. Он сначала целую минуту таращился на меня, а потом бросился бежать… – Кэти замолчала, не в состоянии больше сдерживать смех. Но тут же, вновь посерьезнев, начала рассыпаться в извинениях перед садовником и почти умоляла его остаться. Ее мольбы и чудесная улыбка сразу же завоевали его сердце. Заверив, что даже и не помышлял об уходе, он сказал, что во всем виновата эта глупая Элис, которая все неправильно истолковала.

   Садовник удалился, и Чарльз упрекнул Кэти за ее унижение, с которым она умоляла Купера остаться.

   – Я уверена, что вовсе не выглядела униженной, – запротестовала она. – Но так как в этом недоразумении была моя вина, то мне нужно было извиниться и просить его остаться. Я поступила так, как нужно.

   – Тебе не нужно умолять слуг, чтобы те остались. Пожалуйста, постарайся запомнить, что ты теперь занимаешь более высокое положение.

   – Но как?..

   – И тебе не следует обращаться к садовнику «мистер», – не слушая, продолжал он. – Купер этого не ожидал.

   Кэти не стала спорить, а просто еще раз высказала свое прежнее мнение.

   – Я не могу вести себя по отношению к ним высокомерно, – тоном протеста заявила она. – Поль всегда говорил, что все люди равны.

   – Поль жил в своем собственном вымышленном мире! – возразил Чарльз с растущим раздражением в голосе. – А теперь ты живешь в реальном мире и чем скорее забудешь о своих возвышенных идеалах, тем лучше!

   Он позвонил, и им принесли завтрак. Они молча приступили к еде. Несмотря на молчание, она чувствовала, как Чарльз с трудом скрывает недовольство по отношению к ней. Она печально подумала об отце, всегда таком умиротворенном, искреннем. Следя за высокомерным выражением лица своего собеседника, она думала о том, что же делает с людьми это так называемое цивилизованное общество.

   И хотя Кэти со страхом ожидала появления миссис Блайт и ее дочери, она вздохнула с облегчением, когда они наконец появились в гостиной.


   Время тянулось бесконечно. Чарльз уехал в понедельник сразу же после завтрака, и, хотя сейчас был всего лишь четверг, Кэти казалось, что она уже целую вечность оторвана от своих вересковых полей. Она бродила по полям, но в конце концов ей пришлось держаться подальше от чужой собственности. Если бы фермер был повежливее, то реакция Кэти могла быть совершенно иной. А так она вполне определенно дала ему понять все, что думает о законах, запрещающих вторгаться в частную собственность, и продолжала пересекать его поля, коль скоро в этом возникала необходимость. Фермер грозил обратиться в полицию, но это ее совершенно не беспокоило, гораздо больше ее встревожило то, что он обещал пожаловаться Чарльзу.

   Она исследовала дом, после чего возненавидела его еще сильнее. Кэти не могла примириться с мрачным, гнетущим пространством, темными коридорами и тяжелой мебелью. Ей не нравилась миссис Блайт, хотя она и подружилась с ее дочерью. Она почувствовала в Берил знакомую ей самой тайную печаль, но о разорванной помолвке ей рассказал Стив, сама Берил говорила очень мало, даже со своей матерью. Кэти припомнила, как Чарльз обращался с Берил во время их короткого совместного завтрака. Он держался холодно, но любезно, совсем не так, как с ее матерью. Было очевидно, что между ними не существует симпатии; Чарльз просто терпел дочь мачехи, считая это долгом вежливости.

   Стив, как и рассказывал Чарльз, оказался совершенным ребенком; но он был любителем ботаники и очень мало знал о структуре горных пород. При этом он умел слушать, а некоторые его замечания были вполне уместны и даже глубоки.

   Вскоре не осталось сомнений в том, что все домочадцы сошлись в одном – они стали считать ее очень странной. И Берил, и ее мать читали только романы, поэтому круг чтения Кэти заставлял их поднимать брови. Стив взял почитать одну из книг Поля, но оказалось, что она слишком трудна для него, и он вернул ее Кэти непрочитанной. Все больше и больше она скучала по отцу, по их оживленным дискуссиям и даже спорам, когда ее собственные теории вступали в противоречие с представлениями Поля. Здесь ей было совершенно нечем заняться, и она опасалась, что в конце концов станет похожей на Стива, интересующегося только сном, книгами и едой.

   После ленча она отправилась к старику, в его любимое место – полуразрушенный летний домик, который держался только благодаря плющу и дикой вьющейся розе, плотно оплетавшим его стены и крышу.

   Стив был поглощен чтением. Клок седых волос свешивался на книгу, очки съехали на кончик носа. Старик с трудом оторвался от чтения, засуетился, освобождая место рядом с собой. Но Кэти отыскала шаткий стул и храбро села на него, обхватив худые колени тонкими руками.

   – Что ты читаешь? – спросила она, невольно обводя взглядом стены комнаты.

   – Подумал, что было бы неплохо почитать о твоих пеннинских вересковых полях, – улыбнулся Стив. – Но из того, что я понял, кажется, они не изобилуют флорой.

   Ей захотелось узнать, откуда он раздобыл эту книгу, и с удивлением девушка услышала, что он взял ее из библиотеки Грейнджа. На самом деле это была довольно известная книга, разумеется среди обитателей тех мест. Но Кэти и подумать не могла, что Чарльз хранит ее дома.

   – Нет, у нас представлены некоторые растения, – сказала она Стиву. – Почвы на поверхности – это кислые торфяники, но они располагаются на песчаниках и сланцах, поэтому огромные пространства покрыты пушицей. У нас растут дикая черника, вереск, разнообразные лишайники, мхи и, разумеется, очень много папоротников.

   – Я никогда не путешествовал по этой части Англии, – заметил он с сожалением, – и теперь начинаю думать, что много потерял.

   – Как долго ты бродяжничал? – спросила она. Для Кэти в этом не было ничего странного; она встречала так много бродяг на вересковых полях во время своих экспедиций с Полем; часто они приглашали их на ужин и предлагали соломенную постель в своем сарае.

   – Почти сорок лет. – Глаза Стива затуманились от воспоминаний. – Чудесная была жизнь, чудесная!

   – Почему ты выбрал дорогу?

   – Из-за любви, – ответил лаконично старик.

   Девушка мягко рассмеялась:

   – Так все говорят.

   Стив тоже захохотал, его глаза повеселели.

   – Наверное, это так, – признался он. – Видишь ли, людям всегда нужна серьезная причина, а эта кажется вполне убедительной. Я выбрал дорогу, потому что искал свободу. Я наслаждался каждой минутой той жизни, хотя теперь, оглядываясь назад, понимаю, что это было эгоистично. Никто не должен уклоняться от своих обязанностей подобным образом.

   Кэти нахмурила лоб.

   – Значит, сейчас ты бы так не поступил?

   – Поступил, ведь я прирожденный прогульщик.

   – Я не согласна. Мой отец всегда говорил, что все должны делать только то, что они хотят.

   – Так не пойдет. – Стив выразительно покачал головой. – Только представь себе, какой воцарится хаос, если все начнут делать то, что хотят.

   Он почти дословно повторил слова Чарльза. Впервые в груди у Кэти шевельнулась тень сомнения. Может быть, все-таки с философией ее отца что-то не так. Но нет, Поль такой добрый, такой умный; он всегда чувствовал себя счастливым, он как мог делал и ее жизнь счастливой. Что же тут могло быть неправильным?

   – Я думаю, что счастье – это самое важное в жизни, – задумчиво проговорила Кэти. – Мы все должны быть свободны, чтобы найти свое счастье. Поль и я – мы были счастливы, и я знаю: что бы ни случилось со мной, я уже никогда не буду так счастлива. – Ее голос дрогнул, и Стив внимательно посмотрел на нее:

   – Ты действительно считаешь, что вы были счастливы там наверху, на холмах; но посмотрим, что ты скажешь, когда вкусишь настоящего счастья. Мне кажется, что твоя жизнь с отцом, моя дорогая, не более чем привычка.

   – Значит, привычка и есть счастье, так?

   Старик покачал головой.

   – Древние греки описывали счастье как цель, «за которую надо бороться, чтобы тобой все восхищались, а любили лишь немногие». А теперь давай посмотрим на тебя. Тебе есть за что бороться?

   Кэти была вынуждена признать, что нет. С другой стороны, она надеялась, что ей никогда не придется бороться за материальные блага. Из разговоров миссис Блайт и Берил Кэти с отвращением узнавала, что большинство человеческих желаний ограничиваются деньгами и тем, что можно на них купить.

   – Важно только то, что живет, – высказала она вслух свои мысли. – Люди, звери, птицы и растения.

   – Отлично. Второе требование: многие ли восхищались тобой?

   – Нет… Мы никого не знали, особенно после того, как все уехали.

   Она на мгновение вспомнила тех молодых людей, с которыми дружила более трех лет назад. Они прекрасно к ней относились, но находили странным, что она предпочитает вылазки со своим отцом компании друзей. Нет, она не думает, что когда-нибудь кто-то восхищался ею.

   – И тебя никто не любил, кроме твоего отца. – Он заметил, как потемнело ее лицо и сжались руки. – Неужели ты по-прежнему веришь, что была счастлива?

   Кэти взглянула на него и заметила сочувствие в поблекших глазах. То, что он сказал, было правдой; никто, кроме отца, не любил ее… а теперь и он ушел. Внезапно ее охватил ужасный страх, еще более сильный, чем тот, который она испытала, покидая долину и пытаясь приспособиться к требованиям цивилизованного общества. Кто будет любить ее теперь? Она подумала о тех людях, с которыми жила теперь. Они почти не испытывали привязанности друг к другу, даже миссис Блайт и ее дочь, так что вполне естественно, что никто не станет испытывать теплые чувства и по отношению к Кэти. Стив, которому она сразу же открыла свое сердце, испытывает к ней жалость – и ничего более. А Чарльз?

   Вряд ли можно было ожидать каких-то чувств с его стороны. Еще неделю назад он даже не подозревал о ее существовании. Кроме того, он был слишком холоден, слишком бесчувствен, чтобы любить кого-нибудь. Если бы он был способен любить, то давно был бы женат.

   Стив, казалось, ждал ее ответа, и она уныло призналась, что в соответствии с представлениями древних греков она не знала счастья, но то, что испытала, живя со своим отцом, было очень близко к этому чувству. Старик улыбнулся с мудростью пожившего человека и спокойно сказал:

   – Я уверен, моя маленькая подруга, что в один прекрасный день ты узнаешь и другое счастье, то, о котором говорили древние греки.

   Уже лежа в постели, Кэти думала об уверенности Стива в ее будущем счастье. Она никогда не думала о замужестве и детях. Это было так неопределенно. Если бы можно было провести остаток своей жизни на торфяниках, живя в своем крошечном домике, в котором родилась.

   После краткого знакомства со своей новой семьей, она узнала не только о разорванной помолвке Берил, но также и о том, что другая дочь Мойры, у которой было двое детей, жила отдельно от мужа. Кэти всегда казалось, что замужество – это раз и навсегда данная реальность. Это несправедливо, что дети живут отдельно от своего отца. Там, где жила она, женатые пары даже и не думали о разводе, но здесь, внизу, все было по-другому.

   Наверное, Стив был прав, когда говорил, что она знала лишь довольство, а не счастье, но тогда она чувствовала себя намного лучше, чем сейчас, когда приходилось бороться со сложностями и проблемами, навязанными ей цивилизацией.

   Кэти ворочалась и металась до тех пор, пока ее не окутал сон. Внезапно девушка подумала о Чарльзе. Где он сейчас? Что он делает? Как мало она знала о нем…

   Как обычно, девушка встала до того, как проснулись все домочадцы, но дождь не дал ей выйти из дому. Если он зарядит на весь день, то время остановится, мрачно подумала она. На торфяниках дождь ничего не значил. Никто и не посмотрел бы на нее, если бы она вернулась насквозь промокшая. Здесь же вся прислуга вытаращилась в изумлении, когда она однажды позволила себе погулять под дождем.

   Немного почитав, Кэти встала у окна, глядя на дом Динов. Даже отсюда он казался более теплым и дружелюбным, чем Грейндж. Ей нравились его современные очертания, в нем не было нарочитого смешения старого и нового. Ей захотелось повнимательнее рассмотреть его, и внезапно ей стал понятен замысел архитектора. Современная реконструкция коттеджа в стиле Тюдоров могла бы показаться нелепой, но здесь она приятно радовала глаз. Сад также был в отличном состоянии, с подстриженными тисами и падубами, с цветником, усаженным розами, фруктовым садом с молодыми яблоневыми деревцами, около которых располагался декоративный пруд, а вдоль аллеи весенние цветы радовали яркими красками на фоне темно-зеленой лавровой изгороди.

   Кэти припомнила, как отчаянно боролись за жизнь растения на торфяниках. Как часто попытки спасти луковицу или росток заканчивались ничем – растения гибли. Ее глаза наполнились слезами, и она быстро заморгала.

   Те дома, которые встречались ей во время прогулок, были милыми, и такими же были сады с их цветами и цветущими деревьями, но ничто не могло затмить величия холмов и вересковых полей – и ту свободу, которая позволяла скитаться по ним по велению сердца.

   Дины приглашали ее в гости, и Кэти уже несколько раз собиралась это сделать, но каждый раз на нее находила робость, и она поворачивала назад. И все же девушка мечтала поговорить с такой же, как она, найти подругу своего возраста.

   Во время завтрака Кэти почувствовала не только неприязнь к себе, которую миссис Блайт выказывала с самого начала, но и подспудную враждебность между матерью и дочерью. Они явно только что опять поссорились. Берил, надутая и молчаливая, почти ничего не ела, время от времени бросая злобные взгляды на свою мать, которая предпочитала их не замечать. Берил могла бы быть чрезвычайно привлекательной, если бы не постоянно опущенные уголки рта красивой формы. Волосы ее были цвета светлого меда, искусно уложены, а ярко-голубые глаза напоминали только что распустившиеся васильки. Что же случилось с ее помолвкой? Стив не мог ничего рассказать; она была внезапно расторгнута – вот и все, что он знал. Отношение Стива как к матери, так и к ее дочери было довольно равнодушным. Они же, в свою очередь, презирали его, что он, впрочем, спокойно сносил. Это Стив поведал Кэти о том, что Шейла разошлась со своим мужем и что Берил работает в офисе в Лоборо только ради карманных денег, не внося ничего в расходы по дому.

   Так много людей, казалось, зависели от Чарльза, поэтому Кэти решила, что она должна начать поиски работы, чтобы хоть как-то компенсировать расходы на свое содержание. Она должна поговорить об этом с Чарльзом, когда он приедет на выходные.

   Берил встала из-за стола, чопорно пожелала им доброго утра и ушла.

   – Чем ты собираешься сегодня заняться? – поинтересовалась миссис Блайт, принимаясь за очередной бокал.

   – Я не знаю. Надеюсь, что дождь зарядил не на весь день. – Кэти почувствовала себя неловко, оставшись с ней наедине, но было бы невежливо вставать из-за стола прежде, чем миссис Блайт закончит завтрак.

   – Кажется, ты проводишь почти все время в саду со Стивом, – заметила пожилая женщина, с негодованием взирая на Кэти. – Похоже, у вас много общего.

   Никогда раньше никто из них не удостаивал ее вниманием. Вечерами или во время еды Берил и ее мать иногда разговаривали, обсуждая местные новости, но ни разу они не обратились к Кэти даже с незначительным замечанием. Но, оставаясь наедине с Берил, Кэти чувствовала себя вполне непринужденно, так как Берил была неспособна на оскорбительные замечания и выпады исподтишка, которыми отличалась ее мать, считая, что девушку незаконно вторгшейся в их семейство.

   – Он очень интересный собеседник, – наконец произнесла Кэти. – Как и все бродяги. – Последние слова она выпалила не раздумывая и тут же заметила, как содрогнулась миссис Блайт.

   – Я полагаю, что ты часто встречала их в своих горах?

   – Да, часто. – Девушка почувствовала себя неловко и стала придумывать предлог, под которым могла бы улизнуть.

   – Какое странное существование. – Мачеха Чарльза разглядывала Кэти, прищурив глаза. Это было уже не в первый раз, и девушка решила, что сейчас ее вновь подвергнут допросу. – Чем занимался твой отец?

   Кэти лишь развела руками, у нее не было никакого желания начинать объяснения. Но миссис Блайт настаивала:

   – Ты говорила, что это имело отношение к геологии?

   – Он изучал горные породы, – последовал короткий ответ невпопад.

   – Я не могу понять, почему Чарльз никогда не рассказывал нам о тебе прежде. Мы даже не знали, что у невестки Питера была дочь. – Она помолчала, и Кэти невольно подумала, как же выглядела мать Чарльза. И почему его отец решил жениться на этой особе с выпученными глазами, соломенными волосами и обвисшим подбородком. – Ваши родственные отношения с Чарльзом чрезвычайно неубедительны, ты ведь понимаешь это?

   Краска выступила на щеках Кэти, мгновенная боль, словно выстрел, пронзила ее сердце, но она не позволила, чтобы замешательство и унижение овладели ею. Ее глаза засверкали тем нестерпимым блеском, которому не мог противиться даже Чарльз.

   – Если бы мой дядя так считал, – возразила она звенящим от напряжения голосом, – он бы не принял на себя ответственность за меня. С момента моего приезда сюда вы не перестаете выказывать неуместное любопытство по поводу действий дяди Чарльза, согласившегося предоставить мне кров, но я должна напомнить вам, что это не ваше дело. Если вы будете продолжать задавать мне вопросы по поводу моего приезда сюда или моей прошлой жизни, то впредь я не стану отвечать на них.

   – Что, что? Ах ты, негодная девчонка! Как ты посмела разговаривать со мной таким образом! – Лицо Мойры побагровело от ярости, голос дрожал. Она грозила, что обо всем доложит Чарльзу, как только тот вернется. – Он заставит тебя извиниться, моя дорогая, вот подожди только!

   Кэти встала, извинилась и вышла. Но, едва оказавшись в своей комнате, она с трудом могла удержать подступившие к горлу рыдания. То, что сказала эта ненавистная женщина, было правдой, но девушка изо всех сил ухватилась за хрупкое родство, так велик был ее страх остаться в полном одиночестве в этом неприветливом мире.

   И только в силу своего отчаяния и ощущения зыбкости положения Кэти набралась мужества нанести визит Динам. К несчастью, она попала под дождь и чувствовала себя просто огородным пугалом: по волосам и одежде струились потоки воды.

   Звонок весело отозвался где-то в отдалении; громко залаяли собаки, окружившие ее, едва открылась дверь.

   – Кэти! Входи же, мы уже давно тебя ждали. Белинда, сидеть! – Но собак явно не воспитывали в послушании. Они продолжали демонстрировать восторг в типично собачьей манере. Пока они лизали ей руки и ноги, девушке внезапно стало тепло и уютно.

   – Я так промокла, – сказала Кэти, вытирая носовым платком лицо. – Пожалуй, придется снять туфли.

   Миссис Дин, смеясь, велела ей не беспокоиться; в доме все равно не может быть чисто, пока эти несносные собаки все время носятся на улицу и обратно в дом. Забрав у нее пальто, хозяйка вручила Кэти полотенце и вызвала свою дочь, которая вскоре явилась, затянутая в довольно узкие джинсы и неряшливого вида свитер. Крошечный пудель, которого она держала на руке, был искусно подстрижен, не то, что три остальные собаки.

   – Вы уже встречались? Ах да, разумеется. Бриджет, дорогая, пойди и принеси молоко. Кэти, должно быть, известно, что сейчас пора пить кофе.

   Бриджет опустила собаку на пол, и та, беленькая и чистая, вся благоухающая шампунем, радостно подбежала к Кэти.

   – Сколько же у вас питомцев? – робко спросила Кэти, подняв собачку на руки.

   – Только три; это не наша собачка. Бриджет стрижет собак, чтобы заработать себе на булавки.

   – На булавки?

   – Карманные деньги. – Глаза миссис Дин весело заискрились; она нерешительно продолжила: – Твой дядя заходил к нам в понедельник утром и немного рассказал о тебе и твоей жизни на торфяниках. Мы теперь понимаем, что, должно быть, ты испытываешь определенные, гм, трудности. Но мы все постараемся помочь тебе, я хочу сказать, поможем привыкнуть к новым условиям.

   – Спасибо. – Кэти слегка покраснела, размышляя, не считают ли они ее, как и обитатели Грейнджа, немного странной. – Берил тоже работает только для карманных денег, – сказала она, меняя тему. – Наверное, вы все очень богаты.

   Оглядев современную кухню, она вспомнила крошечный закуток, где готовила еду в своем коттедже: его беленые стены, сложенные из песчаника, коричневую глиняную раковину и кирпичный бойлер в углу.

   – Мы еще несколько лет будем приходить в себя после всех этих преобразований, – кисло заметила миссис Дин. – Я даже боюсь подсчитать, сколько денег мы на это угрохали!

   – Какая разница! – Бриджет налила в кастрюльку молоко и поставила ее на плиту. – Коль скоро папа зарабатывает деньги.

   Напускное равнодушие не вязалось с теплым блеском глаз девушки.

   Вот образцовая семья, подумала Кэти. Она крепче прижала к себе собачку, размышляя о тех, кто обитал в Грейндже, и той холодности, которой, казалось, была пропитана сама атмосфера этого мрачного дома.

   Когда они закончили пить кофе, Кэти стало казаться, что она знакома с этими людьми целую вечность. Ее провели по всему дому; его новая часть была обставлена в современном стиле, и от роскоши обстановки у Кэти перехватило дыхание. Комната Бриджет выглядела необыкновенно изысканно в нежно-розовых и белых тонах, прозрачные занавески украшали окно во всю стену.

   Кэти не чувствовала зависти не только потому, что это чувство было ей незнакомо, а потому, что не могла не испытывать глубокую благодарность Чарльзу за то, что он для нее сделал. Однако, как только ее взгляд из отворенного окна останавливался на заботливо обработанной земле и рукотворных садах, девушка не могла не сравнивать пейзаж со своими воспоминаниями о виде из крошечной комнатки с белыми стенами в родном коттедже; и каждый раз не могла удержаться от глубокого вздоха.

   Но она была полна решимости приспособиться к новому окружению и поэтому, когда ей предложили сопровождать миссис Дин и Бриджет в город, поборола желание отказаться и побежала домой за деньгами, которые дал ей в понедельник перед отъездом Чарльз. Они планировали пообедать в гостинице, и Кэти какое-то время находилась в нерешительности, припомнив неудачный ужин на пути сюда.

   Миссис Блайт чопорно поинтересовалась, куда она направляется, и услышав ответ, недовольно фыркнула. Стив, напротив, одобрительно закивал.

   – Милая семья, – сказал он. – Я рад, что ты подружилась с ними.

   Ленч протекал совершенно не так, как с Чарльзом. Во-первых, он был более непринужденным, а во-вторых, миссис Дин и Бриджет все время болтали, явно для того, чтобы Кэти чувствовала себя свободнее. Она получила настоящее наслаждение от обеда и, когда принесли счет, спросила, не может ли она заплатить за обед.

   – Нет, дорогая, – возразила миссис Дин. – Это сделаю я.

   – Я бы очень хотела заплатить, – настаивала Кэти. – Вы привезли меня сюда, поэтому это будет справедливо.

   Миссис Дин колебалась. Кэти явно получит удовольствие, если ей позволят расплатиться. И к тому же ей будет полезно кое-что узнать…

   – Хорошо, дорогая, это очень мило с твоей стороны.

   Бриджет была шокирована, но она не успела ничего сказать, заметив предостерегающий взгляд матери.

   Взглянув на счет, Кэти испытала настоящий шок. Тут, должно быть, была какая-то ошибка, так как сумма превосходила все то, что они с Полем тратили на еду в течение целой недели. Она огляделась кругом, раздумывая, не стоит ли позвать официанта и узнать, нет ли тут ошибки, – или, возможно, об этом лучше спросить миссис Дин. Но после небольшого раздумья девушка решила подождать и спросить обо всем у Чарльза.

   Приняв это решение, она расплатилась, довольная тем, что может отплатить друзьям за доброту, которую они проявили, пригласив ее с собой.

   Дождь прекратился, и обратное путешествие было приятным. За рулем сидела Бриджет, Кэти же с удовольствием наблюдала, как та управляет машиной. Чтобы такие маленькие и ухоженные ручки обладали такой сноровкой! Сидеть с ней было гораздо приятнее, чем рядом с Чарльзом, который гнал машину на предельной скорости.

   Миссис Дин отправилась в парикмахерскую, предоставив девушкам вдвоем пройтись по магазинам. Бриджет купила платье и туфли. Девушки отнесли покупки в машину, забрали заказанное заранее мясо, к тому же Бриджет купила шампуни для собак и ошейник для Дебби. Кэти ничего не соблазнило, хотя она почти поддалась уговорам Бриджет, которая, выбирая для себя платье, указала на ярко-зеленый свитер, который, по ее словам, идеально подошел бы к волосам Кэти.

   – Но мне он не очень нужен, – сказала Кэти, вешая его на прежнее место.

   – Совсем не обязательно покупать вещи, которые тебе необходимы, – засмеялась Бриджет, весело сверкая серыми глазами. – Мне, например, ничего не нужно из того, что я купила. Я просто люблю делать покупки, особенно ненужные.

   Не в состоянии согласиться с такой логикой, Кэти ничего не ответила.

   Они высадили ее у ворот дома, наказав приходить к ним всякий раз, когда у нее возникнет желание. Она помахала им вслед. Когда же машина скрылась за поворотом, повернула к дому.

   Очертания Грейнджа показались ей еще более отталкивающими, чем всегда, и ее хорошее настроение быстро испарилось.

   Назойливый плющ, оплетавший окно, не пропускал солнечный свет; уродливая, обитая гвоздями дверь и ручка в виде оскаленной львиной головы угнетали. Девушка постучала, вышла Элис – маленькая, сжавшаяся и очень усталая.

   Наверху, в своей комнате, Кэти выглянула в окно, чтобы полюбоваться на собак, которые носились по лужайке Пайнтри-Лодж – дома ее новых друзей.

   Тут она увидела машину, петляющую по дороге: то появляющуюся, то снова пропадающую из виду. Чарльз сказал, что может вернуться в пятницу вечером, но, скорее всего, в субботу утром… а ведь даже не наступил вечер, и была всего лишь пятница.

   Сбежав с лестницы, она почти столкнулась со Стивом, который направлялся в гостиную.

   – Из-за чего такой переполох? – поинтересовался он.

   – Дядя Чарльз уже здесь!

   Она распахнула дверь и бросилась бежать, перепрыгивая через ступеньки.

   – Вы приехали! – воскликнула она, остановившись в ожидании, когда он выберется из машины, ее лицо сияло, пока она дожидалась. – Вы приехали!

   – Какое верное замечание, – заметил Чарльз, окидывая ее критическим взглядом.

   – Вы сказали, что, скорее всего, приедете завтра, а до завтра было еще так далеко. Я так счастлива сейчас!

   – Твой восторг меня чрезвычайно радует. Нет никакой необходимости цепляться за мой рукав, дитя мое. Я не убегу!

Глава 5

   Выходные начались для Кэти не самым благоприятным образом. Как только Чарльз переступил порог, Мойра обрушила на него жалобы по поводу наглого поведения Кэти и потребовала немедленных извинений. Бросив на свою племянницу проницательный взгляд, Чарльз понял, что тут не обойтись без чтения нотаций. Но сначала решил выслушать ее версию событий, поэтому он велел ей следовать за ним наверх в свою спальню.

   С независимым видом девушка сбросила туфли и присела на кровать, поджав под себя ноги. Чарльз бросил на кровать, рядом с ней, свой портфель, а чемодан поставил на стул.

   – Ну?

   – Она была груба со мной, – доверительно сообщила ему Кэти, совершенно не смутившись от его резкого тона.

   – Она?

   – Миссис Блайт.

   – Я сказал, чтобы ты называла ее тетя Мойра.

   Кэти упрямо выпятила подбородок.

   – Она не настолько мне нравится, чтобы ее так называть. Я не считаю ее милой женщиной.

   Девушка машинально теребила замок портфеля, который тут же раскрылся, и она замучилась, пытаясь закрыть его.

   – Почему ты была груба с ней? – спросил Чарльз, не сводя с нее твердого взгляда.

   – Я сказала, что это она была груба со мной.

   – Отвечай на мой вопрос.

   Покорно взмахнув рукой, она подробно объяснила, что случилось.

   – Я не понимаю, что ты нашла оскорбительного в ее словах, – заметил Чарльз, когда она замолчала.

   – Миссис Блайт сказала, что наши родственные отношения довольно сомнительные, – повторила Кэти, и Чарльз не заметил ни мольбы в ее голосе, ни просьбы в глазах.

   – Наши родственные отношения действительно довольно дальние, – рассеянно ответил он, раскрывая чемодан и вытаскивая оттуда одежду. – Она не сказала ничего, кроме правды.

   Он подошел к шкафу, чтобы положить туда вещи, и Кэти в зеркале увидела его профиль, упрямый подбородок и напряженно сжатые губы. Ее губы обиженно задрожали, и когда она вновь заговорила, то голос девушки заметно прерывался:

   – Но ведь вы все равно мой дядя, не правда ли? Вы мой настоящий дядя, иначе не взяли бы меня к себе домой.

   Он осторожно повернулся; она с мольбой смотрела на него, ожидая подтверждения.

   – Да, Кэти, – мягко ответил он. – Я твой настоящий дядя.

   Он улыбнулся ей. Оба прекрасно осознавали, что это почти игра, и все же его ответ восстановил равновесие в ее душе. Когда Чарльз все же приступил к чтению нотации, девушка встретила тираду без малейших признаков раскаяния.

   – Я не стану настаивать на твоих извинениях на этот раз, – сказал он, – но ты будешь относиться к своей тетке с уважением… – Он замолчал, заметив упрямое выражение, с которым она его слушала. – Ты не только станешь относиться к ней с уважением, – мрачно пригрозил он, – но также станешь называть ее тетей!

   Ее пальцы все еще теребили замок портфеля, он снова раскрылся, но на этот раз Кэти не стала закрывать его. Чарльз по-прежнему укладывал в гардероб вещи, его лицо было непроницаемо-холодным. Кэти почувствовала себя несчастной и, чтобы отвлечь его, решила сменить тему.

   – Что там внутри? – Подняв крышку портфеля, она вытащила какие-то бумаги. Но тут он швырнул в нее щеткой для одежды, которая больно ударила ее по пальцам. Кэти стала тереть их, бросив на Чарльза укоряющий взгляд. – Это личные бумаги?

   – Разумеется!

   – У нас с Полем никогда не было секретов друг от друга, – вздохнула она и добавила: – Я ведь почти ничего не знаю о тебе, не так ли? Какая у тебя работа? Я спрашивала Стива, но он не смог сказать ничего толком.

   Чарльз вытащил галстук, критически оглядев его, отложил в сторону, решив отдать в чистку.

   – Я строю дороги, – наконец произнес он. – По крайней мере, строительство дорог – это часть моей работы.

   – Дороги? – Это заявление вызвало краску на щеках Кэти. – Значит, ты должен хорошо разбираться в геологии?

   – В общем, да.

   – Но ты сделал вид…

   – Нет, моя дорогая. То, что мои познания довольно скудны, – это твое мнение. – Он с легкой улыбкой прервал ее, и румянец на щеках Кэти стал еще гуще.

   – Я чувствую такой стыд. Ведь ты, наверное, знаешь гораздо больше, чем я. О, зачем ты позволил мне рассказывать обо всем, что знаю я?

   – Это не важно, к тому же твое описание долины меня чрезвычайно заинтересовало.

   Если Чарльз и наслаждался ее смущением, то тщательно скрывал это. Подойдя к кровати, он ободряюще улыбнулся, но Кэти еще больше смутилась и опустила голову. Только в этот момент она вдруг осознала, что у них теперь есть общие интересы, и этот факт еще сильнее сблизил Чарльза с Полем. Кэти мгновенно улыбнулась, взмахнув ресницами широко распахнутых, удивительно красивых глаз. На щеках появились точки. Чарльз резко отвернулся и рьяно принялся за распаковку чемодана.

   Однако на поведение Кэти вновь поступила жалоба. И в этот раз дядя уже не был столь терпимым. Они только что закончили завтрак и уже были почти готовы ехать в Лестер, когда его подозвали к телефону. Чарльз вернулся в гостиную, и Кэти удивилась. Глаза его были суровы, а губы плотно сжаты. Подняв палец, он вкрадчиво сказал:

   – Кэти, подойди сюда.

   Она подошла спокойно, без колебаний, хотя и прекрасно понимала, что его тон сулит ей большие неприятности.

   – Это был фермер? – спросила девушка, заметно побледнев, несмотря на внешнее спокойствие.

   – Я же предупреждал, что не хочу слышать никаких жалоб по поводу твоего поведения, – резко сказал он, и его глаза потемнели от гнева. – Как ты можешь объяснить, что твои выходки не прекращаются! Я очень сердит, что ты ослушалась меня, Кэти, но гораздо больше меня возмутило то, что ты была груба с мистером Морганом!

   – Он спорил со мной, – подняв голову, упрямо выпалила Кэти.

   – Он спорил?

   – Ну, мы спорили, – поправилась она. – Но он был так груб со мной, правда. Он даже угрожал мне полицией, что было довольно глупо с его стороны. Что они могут мне сделать?

   Чарльз устало вздохнул, его гнев утих.

   – Я сказала ему, что сегодня ты зайдешь с извинениями и пообещаешь больше не появляться на его территории.

   – Извиняться за то, что прошла по его полю? Я никогда в жизни этого не делала!

   – Значит, это будет для тебя новое ощущение, – сказал Чарльз с удивительным спокойствием.

   – И самое неприятное – если я… я сделаю это, – возразила она. – Я не чувствую, что должна извиняться перед ним…

   – Ты сделаешь так, как я сказал. – Теперь его тон был непреклонен. – Я пообещал ему от твоего имени, и ты должна сдержать это обещание. – Он помолчал и более мягко добавил: – Я предупреждаю тебя, Кэти, не надо искушать мое терпение.

   Но она по-прежнему стояла на своем:

   – Нет, не смогу, о нет, это просто невозможно! Я так не чувствую, поэтому не смогу быть искренней.

   Очередной вздох вырвался из его груди.

   – В таком случае, – тихо произнес он, – ты немедленно отправишься в свою комнату и не выйдешь оттуда до тех пор, пока не будешь готова повиноваться.

   Кэти изумленно посмотрела на него, на ее лице читался открытый вызов.

   – Мне девятнадцать лет, а не девять! – напомнила она ему, покраснев от гнева. Никогда в жизни ее не принуждали к повиновению! Она не была знакома ни с одним видом наказания.

   – Если бы тебе было девять, – неумолимо выпалил он, – я бы применил более эффективное средство! Ну, так как же? Либо ты выполняешь мое пожелание, либо остаешься наверху, пока не изменишь свое решение!

   Съежившись от внезапной резкости его тона, Кэти почувствовала, как кровь отхлынула с ее лица. Эта стычка расстроила девушку сверх всякой меры.

   – Я н-не буду извиняться. – Она плотно сцепила руки, а в голосе слышалось дерзкое отчаяние. – Не желаю унижаться, когда знаю, что не совершила ничего дурного.

   – Мы все когда-нибудь в жизни проходим через унижение, – сказал он гораздо более мягким тоном. Но Кэти не могла представить себе Чарльза в униженном положении, поэтому решила, что с его стороны более чем несправедливо требовать от нее унижения, особенно если она убеждена, что не нанесла никому никакого вреда.

   Чарльз ждал ответа, но она молчала; ее губы плотно сжались, потому что слезы готовы были брызнуть из глаз. Кэти ждала наказания и боялась, что Чарльз отменит эту поездку, о которой она мечтала всю неделю, с тех пор, как он упомянул о ней в прошлые выходные. Мрачно насупив брови, Чарльз был непреклонен, и Кэти уже почти не сомневалась, что он отменит поездку. Но, несмотря на ее опасения, он неожиданно заявил, что на время оставляет это дело, но все же надеется на ее благоразумие и верит, что, поразмыслив, она признает свою неправоту, извинится перед мистером Морганом и даст обещание больше никогда не ступать на его земли.

   Напряжение не исчезало во время поездки, но по приезде в город было объявлено перемирие. Болтовня Кэти становилась все более оживленной и веселой, а Чарльз поддерживал разговор в той же манере.

   Для нее он заказал книжный шкаф, позволив сделать ей самой выбор. Это доставило ей истинное удовольствие. Ее благодарность была самой искренней. Причина веселости Чарльза была непонятна, но она выяснилась во время их следующей поездки в город.

   Кэти много раз заявляла, что презирает материальные блага, но, несмотря на это, она умудрилась выбрать самый дорогой шкаф в магазине!

   Они пообедали в небольшом, но изысканном ресторане, и хотя девушка не полностью избавилась от своей робости, манеры ее были еще неловки, но, без сомнения, поведение стало более уверенным. Чарльз не преминул отметить это, и от удовольствия у Кэти раскраснелись щеки.

   Появление официанта заставило ее припомнить счет за вчерашний ленч с Динами. Кэти рассказала об этом Чарльзу и спросила, не стоило ли ей перепроверить этот чек.

   – Разумеется, нет! Надеюсь, что ты этого не сделала, дитя мое!

   – Нет, – серьезно ответила она, – но сумма была такой большой – я подумала, что здесь какая-то ошибка.

   – Это звучит довольно разумно. – Он весело улыбнулся через стол. – Это место – одно из самых дорогих в Лестере, так что вы еще легко отделались.

   На его лбу появилась легкая морщинка.

   – Миссис Дин позволила тебе заплатить? – спросил он, но почти тут же морщинка разгладилась, так как он все понял. – Дины явно пытаются нам помочь. Но я должен восполнить пробел, который образовался в твоих карманных деньгах, – добавил он. – Напомни мне, если забуду.

   – О нет, я уже подумала об этом, дядя Чарльз, я должна найти работу.

   – Должна? – Чарльз равнодушно скользнул взглядом по меню. – Чем именно ты хочешь заняться?

   Кэти в раздумье наморщила лоб.

   – Тебе не кажется, что я могла бы работать в магазине?

   Девушка взяла протянутое ей меню и на мгновение сосредоточилась на нем. По ее просьбе Чарльз заказал десерт, но ничего не ответил на ее вопрос, и девушка повторила, внимательно следя за тем, как он реагирует. На его лице читалось самое искреннее веселье, и с губ Кэти сорвалось удивленное восклицание. Она откинулась на спинку стула, ощущая совершенно незнакомое ей прежде чувство. Было ли это гордостью? Без сомнения, приятно сидеть в этом роскошном месте, пока оркестр наигрывает негромкую мелодию, а ее такой красивый дядя сидит напротив… ведь он был красив, когда улыбался вот такой улыбкой. Да, решила девушка, должно быть, это гордость…

   К своему удивлению, она радовалась тому, что ее дядя оказался вовсе не старым и по виду не годился ей в отцы.

   – Нет, Кэти, я не думаю, что ты сможешь работать в магазине, – наконец произнес он с ударением.

   – Почему же? Эта работа не выглядит такой уж тяжелой.

   – Я не очень задумывался над этим, – продолжал он также весело, – но неужели ты считаешь, что сможешь выдержать за прилавком восемь часов? – Сама эта мысль показалась ему настолько забавной, что он рассмеялся, однако вскоре принялся серьезно обдумывать ее.

   Ее лоб снова наморщился, на этот раз от внезапных сомнений.

   – Я должна сама зарабатывать себе на жизнь, дядя Чарльз, – наконец объявила Кэти.

   – Неужели, моя беспризорница? – Чарльз посерьезнел. – Я не думаю, что мы должны беспокоиться об этом. Нет ни малейшей необходимости в том, чтобы ты немедленно начала зарабатывать себе на жизнь.

   Кэти приступила к десерту. Размышлял ли Чарльз о том же, о чем и она, – а именно какую же работу она смогла бы осилить? Задумываясь о будущем, она ни на минуту не могла представить себя запертой в четырех стенах и к тому же выполняющей чужие приказы!

   Чарльз слегка улыбнулся своим мыслям, и Кэти бросила на него любопытный взгляд.

   – Может, когда ты немного освоишься, то найдешь себе подходящего мужа, – сказал он, – и это решит все проблемы.

   Значит, он собирался помогать ей до тех пор, пока не передаст на руки другому мужчине. Кэти покраснела и вскинула голову.

   – Может, это случится не скоро, к тому же, возможно, я никогда не выйду замуж. Не могу же я жить бог знает сколько времени, завися от твоего… твоего милосердия.

   – Давай на время оставим эту тему, – ответил Чарльз таким тоном, который сразу сделал невозможным дальнейшие дискуссии.

   После ленча они сделали еще несколько покупок, и Кэти почувствовала вкус к обладанию вещами. Чарльз купил ей несколько элегантных вещей, свитер и джинсы. Миссис Дин сказала, что это самая подходящая одежда на каждый день, так как собаки не испытывают никакого уважения к чулкам и юбкам.

   – Ведь ты, наверное, будешь проводить много времени с нами, – добавила миссис Дин, советуя ей это. – Может, попозже ты захочешь помогать Бриджет со стрижкой собак.

   Чарльз купил ей сумочку, и уже в машине она вытащила ее из упаковки и внимательно осмотрела, гладя прекрасную мягкую кожу ласковыми движениями. На секунду оторвавшись от дороги, Чарльз бросил на нее украдкой взгляд. Он улыбнулся – ему нравились любопытство и искренняя улыбка, которой девушка одарила его, еще раз благодаря за подарки.

   Она проболтала всю дорогу до Грейнджа, но внезапно замолкла, так как он притормозил возле ворот, ведущих в дом фермера.

   – Я подожду тебя, пока ты сходишь к мистеру Моргану, – сказал он без всякого выражения.

   За воротами открывалась длинная аллея, так как сам фермерский дом находился в глубокой впадине и не был виден с дороги.

   – Я не могу… – Кэти колебалась, внутри ее шла ожесточенная борьба. И наконец, в ее глазах засветилось упрямство, и она крепко сжала руки на коленях. – Я не сделала ничего дурного. Поль всегда говорил…

   Но Чарльз уже завел машину, и они в молчании подкатили к Грейнджу.

   – Я должна оставаться наверху? – пробормотала она, когда они зашли в холл.

   – Боюсь, что так, Кэти. Я ведь не могу отступить от своего слова.

   Он оставил ее стоящей в холле, с покупками под мышкой. Девушка не получила приглашения к чаю, поднос был доставлен ей в комнату. А позже Элис поднялась к ней, чтобы сообщить, что ужин готов.

   Сидя за столом, Кэти ощущала на себе торжествующий взгляд миссис Блайт и вопросительный ее дочери. Во время еды Чарльз не обращал на нее внимания и только в самом конце спокойно произнес:

   – Ты можешь идти, Кэти. Спокойной ночи.

   К большому удивлению Кэти, к ней подошла Берил.

   – Что случилось? – спросила она, явно обеспокоенная. – За что Чарльз отсылает тебя наверх?

   Кэти объяснила, и Берил на мгновение задумалась. Печаль больше не омрачала ее хорошенькое лицо, и она выглядела очень мило в платье цвета яркого коралла, ее головка с искусно уложенными волосами горделиво венчала нежную шейку.

   – С твоей стороны было бы умнее не перечить его желаниям. – Этот совет был дан в мягкой форме, но все же достаточно твердо. – Чарльз все равно победит, так что какой смысл затягивать дело.

   Кэти сама уже пришла к такому выводу и все же не могла заставить себя извиниться. Единственное, что она понимала, – это законы и правила ее отца. В соответствии с его мировоззрением, земля принадлежит всем, и, следовательно, она имеет полное право ходить по полям. Кэти упомянула об этом в разговоре с Берил, которая выразительно покачала головой.

   – Земля – не твоя и не моя, – урезонивала она ее. – Ты должна примириться с тем, что этот участок принадлежит мистеру Моргану. Здесь все так отличается от твоих диких торфяников, – продолжила она с неподдельным сочувствием. – Там ты могла гулять, где тебе вздумается, но здесь так нельзя. Земля обрабатывается…

   – Но те поля, по которым я бродила, не были обработаны, – вставила Кэти. – Они даже не были перепаханы.

   – Значит, эти участки предназначались для сена – или, может, мистер Морган собирался пустить на них коров. Это его дело, Кэти. Что было бы, если бы все стали ходить по его полям, как ты?

   Кэти закусила губу, так как до нее стал доходить смысл происшедшего, и все же она не стала давать обещания, что посетит мистера Моргана, и Берил ушла, недовольно махнув рукой.

   Стало темно; звезды и луна осветили ночное небо, отражаясь в маленьком пруду, виднеющемся вдалеке. Кэти осмотрела комнату, вглядываясь в смутные очертания находившихся в ней предметов, и внезапно почувствовала себя словно в заточении…

   Слезы медленно катились по ее щекам, пока она стояла у окна, разглядывая плавный холмистый пейзаж. Перед ее мысленным взором предстали дикие, поросшие вереском торфяники, купающиеся в серебряном сиянии, и далекие холмы, льнувшие к вершинам, чьи остроконечные пики были увенчаны снегами. Она обозревала глубокие долины, ущелья, рассекавшие обширные и мрачные высокогорные равнины; крутые откосы и отроги гор, чьи причудливые формы были сотворены усилиями ветров, дождей и ледников – своевольных зодчих природы.

   В такую ночь, как сегодня, Кэти обычно не сидела дома; либо с Полем, либо в полном одиночестве она бродила по вересковым полям, всем телом впитывая холодный чистый воздух. Над ней был только огромный свод неба, богато украшенный свечением мириад неизвестных звезд. Блуждающая луна останавливала свой бег над блистающими снежными вершинами Шайнинг-Тора, чтобы любоваться своим отражением в водах реки Хантер, которая огибала одинокое кладбище Фэншо.

   Кэти вновь и вновь вспоминала горные воды Хантер, которые спадали с верхних уровней серией миниатюрных каскадов. Река впадала в ручей, протекающий под мостом Пекхорс. Потом эти воды соединялись с Коллдер. Девушка стала представлять течение реки Коллдер, с самого ее истока на диких просторах Экс-Эйджа, высоко в лесах Мэкклсфилда, до того места, где вольные струи насильственно заключили в стальные трубы, которые вели в Тордейлское водохранилище. Их вогнал в трубы тот человек!

   Правда, дальше по течению реке удавалось обрести свободу. Покинув резервуар, она весело неслась через очаровательную деревушку Ферндейл; и по пути ее течения густо заросшие лесом берега и травяные террасы были защищены от разрушающего вторжения величественными вересковыми полями.

   Задержав в груди вздох отчаяния, в полной темноте Кэти присела на стул, ее щеки были мокрыми от слез. Догадывался ли дядя о ее чувствах? Неужели он не понимает, что если она даст это обещание, то, словно та речушка, позволит заключить себя в трубу?

   И кто знает, обретет ли она, как и река, вновь свою свободу?

   Несколько позднее она наконец приняла решение и медленно спустилась вниз. Чарльза не было в гостиной, там сидела лишь миссис Блайт. Кэти спросила, где ее дядя.

   – Он ушел с Берил, – последовал краткий ответ. – Они отправились смотреть спектакль в Лоборо.

   – Когда они вернутся? – И голос девушки дрогнул, тоска стала еще сильнее, хотя она и не поняла ее причину. – Это будет очень поздно?

   – Полагаю, что да. Они обычно заходят куда-нибудь поужинать перед тем, как вернуться.

   Внезапно у Кэти перехватило дыхание, но она вежливо пожелала миссис Блайт спокойной ночи и вернулась в свою комнату.


   На следующее утро Кэти робко постучалась в дверь к Чарльзу и терпеливо ждала разрешения, не делая попыток войти в его комнату. Чарльз был уже полностью одет и просматривал какие-то бумаги, которые сразу же спрятал, когда она вошла. Он внимательно посмотрел на нее, отметив тени под глазами и немного нервные движения рук.

   – Я сделаю так, как ты желаешь, – просто сказала она, заметив, что взгляд его смягчился, но ее мысли все время крутились вокруг их отношений с Берил. Миссис Блайт сказала, что обычно они заходят куда-нибудь поужинать. Кэти могла предположить, что они делают это регулярно. – Прости, что была так упряма. – Девушка опустила голову, но только для того, чтобы скрыть лихорадочный блеск глаз.

   После ее слов воцарилось молчание, затем с несвойственной ему нежностью Чарльз произнес:

   – Подойди сюда, моя маленькая беспризорница. – Он протянул руки, и девушка подошла к нему. Прижавшись головой к груди Чарльза, Кэти заплакала. Она плакала по своему отцу и по потерянной свободе… и из-за чего-то еще, чего пока не понимала. Его близость успокаивала. А голос, такой проникновенный, был полон ласки. – Я знаю, тебе тяжело примириться с этими ограничениями, но ты должна попытаться. Немного времени – и ты сможешь наслаждаться своей новой жизнью. Я в этом совершенно уверен, Кэти.

   Косые лучи солнца медью вспыхнули в ее волосах, она подняла глаза и увидела странное выражение его глаз. Чарльз наклонил голову и коснулся губами лба. Заметив, как слабо дрогнули в ответ ее губы, он улыбнулся:

   – Ты хочешь, чтобы я проводил тебя к мистеру Моргану?

   – Да, пожалуйста. – Слабая, дрожащая улыбка девушки стала шире. – Мне пойти сейчас или после завтрака?

   – После завтрака будет лучше. Я не думаю, что мистер Морган придет в восторг от слишком раннего визита.

   Перед Кэти никогда не стояло более сложной задачи, чем сейчас. Ей было так трудно пересилить себя, особенно если учесть, что мистер Морган не особенно растрогался, принимая ее извинения. Обещая фермеру не переступать границ его владений, она не могла представить себе, как привыкнет держаться только тропинок и дорог. Ей стало казаться, что гулять в таких условиях вообще не стоит. Как можно что-либо понять, как можно создать теорию эволюции окружающей местности, не вступая в тесный контакт с самой этой местностью? Только там можно обнаружить самое важное, то, о чем непосвященные даже и не догадывались, а уж найти не могли и подавно.

   Она вернулась к Чарльзу, который поджидал ее у ворот. Он взял ее за руку, похлопал по ней и затем сказал:

   – Хорошая девочка. Ведь все было не так уж страшно, в конце концов, не так ли?

   Она улыбнулась, ничего не ответив. Кэти делала то, что было ему приятно, и по какой-то необъяснимой причине сейчас только это и было важно.

   В последующие несколько месяцев их отношения стремительно теплели, они стали так необходимы друг другу, что это радовало и пугало Кэти. В один из выходных Чарльз позвонил и сказал, что не сможет приехать, так как у него неприятности на работе. То же самое повторилось и в следующие выходные, и хотя Кэти чувствовала себя несчастной, ее утешала дружба, которой ее одаривали Дины. Большую часть времени она проводила с ними, и очень скоро они с Бриджет стали настоящими подругами, вместе делая покупки в городе и обедая в ресторане перед возвращением домой: Дом Динов всегда был полон гостей; теперь же ни один прием не обходился без Кэти. Вскоре она начала испытывать наслаждение, готовясь к приемам. Бриджет познакомила ее с парой своих подруг, и Кэти стала обращать особое внимание на то, как они одеты, как укладывают волосы и делают макияж. Она познакомилась с другом Бриджет Ноэлем, который работал в Глазго и не часто возвращался к себе домой в Лоборо. Ноэль привез с собой друга, и почти сразу Кэти обнаружила, что их связывают общие интересы. Ведь хотя Билл (так его звали) и не был знаком с теориями формирования земных пород, он не так давно увлекся коллекционированием окаменелостей. Молодые люди так много беседовали об этом, что в конце концов Билл предложил, что в следующий свой визит, который планировался через несколько дней, они отправятся в Дербишир. Кэти покажет ему места скопления интересных окаменелостей.

   – Я возьму напрокат машину, и если мы выберемся пораньше, то сможем провести там весь день, – с энтузиазмом говорил Билл после того, как Кэти принесла несколько самых интересных экземпляров из своей коллекции. – С нетерпением буду ждать нашу поездку.

   Биллу был двадцать один год, у него были очень светлые волосы и открытое, простодушное лицо. У юноши не было родителей, и поэтому Ноэль пригласил его провести пасхальные выходные в Лоборо. То, что у Бриджет появилась подруга, всем очень понравилось. Вчетвером было так удобно всюду ходить, а однажды они даже отправились вместе на танцы.

   – Я не пойду, – протестовала Кэти, решительно качая головой, пока Билл настойчиво упрашивал ее.

   Девушке действительно совсем не хотелось идти на танцы, но Билл казался таким разочарованным, что она согласилась. Когда он пригласил се на танец, она совершенно растерялась, а горло так и перехватило от страха.

   – Я никогда в жизни не танцевала, – сказала она, с мольбой глядя на Билла.

   С чрезвычайной деликатностью Бриджет в нескольких словах объяснила, в чем тут дело. Билл готов был просто сидеть рядом с Кэти, но за это она должна была рассказывать о своей жизни на торфяниках.

   – Наверно, это было ужасно интересно! – добавил он, усаживаясь рядом с Кэти.

   Сначала она восприняла его слова с долей иронии, так как все, кроме Стива, считали, что ее жизнь до приезда в Лестер была чрезвычайно скучной. Но Билл выглядел таким искренним, что она продолжила краткое описание своего прошлого и тех причин, по которым ей пришлось переехать сюда.

   – А твой одинокий коттедж все еще будет стоять там, когда мы поедем туда? – спросил он с неподдельным интересом. – Я бы хотел посмотреть на эти маленькие поселения.

   Кэти покачала головой, рассказав ему о приказе снести все строения.

   – Хотя два моста по-прежнему должны быть на месте, – сообщила она. – Они окажутся под водой, если кто-нибудь не спасет их, вот так. Одно время мы думали, что мост Пэкхорс будет спасен, но тот человек, который предложил перенести его в другое место, отказался от этой идеи, когда узнал, сколько это будет стоить.

   – Зачем нужно перемещать мост? – нахмурившись, спросил Билл. – И где ему потом можно найти место?

   – Над другим потоком. Но разумеется, не над любым – над тем, который будет ему соответствовать. – Она смолкла, размышляя. – Мне кажется, что ни один из притоков низинных рек тут не подойдет. Его нужно переместить вверх по течению, хотя сейчас я не могу назвать место, где мост мог бы выглядеть должным образом.

   Кэти повернулась, чтобы улыбнуться ему, и сказала, что путешествие лучше всего им начать с моста Коллдерс, а затем спуститься вниз по течению в поисках подходящего места для моста. Затем девушка глубоко вздохнула, вдруг припомнив всю тщетность подобных усилий. Как сказал Чарльз, никто не захочет потратить такие большие деньги для того только, чтобы спасти мост от затопления.

   Билл и Ноэль вернулись в Глазго на следующий день, и, хотя она чувствовала после их отъезда грусть, по-настоящему Кэти скучала только по Чарльзу.

   Где он сейчас? Уже прошел месяц с тех пор, как он не был дома. Каждую пятницу дядя звонил, чтобы выразить сожаление по поводу того, что не может оставить работу. У него явно было много хлопот, и по намекам Кэти поняла, что это как-то связано с неустойчивостью горных пород. Впоследствии это могло доставить массу проблем. Тот, кто занимается строительством дорог, должен быть особенно внимателен в этом отношении.

   Кэти так хотелось помочь ему; но она упрекала себя за излишнюю самонадеянность, ведь по сравнению с Чарльзом она была всего лишь профаном.

   Он позвонил ей в четверг, сообщив, что на следующий день будет дома.


   Когда он увидел ее сбегающую вниз по лестнице, в его потемневших глазах вспыхнуло восхищение, затем оно сменилось бездонной грустью. Кэти остановилась, ожидая его реакции, с неожиданной робостью.

   – Что это такое, моя беспризорница? Что они сделали с тобой? Ну-ка повернись.

   Придерживая складки платья, Кэти повиновалась, она подошла совсем близко и заглянула Чарльзу в глаза.

   – Я нравлюсь тебе? – Девушка вся светилась и не скрывала своего удовольствия от его приезда. – Я купила платье сегодня утром – специально к твоему приезду!

   Она не отводила от него вопросительного взгляда, но он ничего не отвечал. Кэти мгновенно почувствовала смятение его чувств. Он хотел, чтобы она привыкла к обществу, повзрослела и стала похожа на других девушек своего возраста, и все же… Вздох огорчения вырвался у Чарльза, но он по-прежнему молчал, а Кэти продолжала быстро и озабоченно:

   – Я накрасила губы, а как тебе нравится цвет лака для ногтей? – Она протянула ему свою наманикюренную руку.

   – Мне не нравится, – коротко ответил он. – Тебе лучше его смыть.

   – Я сделала это специально для тебя, дядя Чарльз. – Губы ее задрожали, и она смутилась, не понимая, отчего вдруг его слова болезненно задели ее сердце. – Я подумала, что тебе понравится, если я буду выглядеть современно?

   – Только если не слишком современно, – смягчился Чарльз, заметив ее огорчение. – Не надо меняться так быстро, моя маленькая беспризорница, – я понял, что ты мне нравилась такой, какой была.

   Кэти совсем смутилась, ведь она была так уверена, что поразит его переменами, которые с ней произошли.

   – И даже платье мое тебе не нравится? – Она глаз с него не сводила, с волнением ожидая окончательного вердикта.

   Чарльз наконец улыбнулся, и мир вокруг снова засиял. Он протянул к ней руки, и она вложила в них свои, остро ощущая тепло и силу его пожатия.

   – Ты выглядишь очаровательно, Кэти. Я горжусь тобой. Платье выбрано с большим вкусом. Я полагаю, что все это результат влияния миссис Дин?

   Она кивнула:

   – И Бриджет, но платье я выбрала сама. Я все выбираю сама, хотя обычно спрашиваю совета у миссис Дин или Бриджет. – Она говорила с уверенностью и какой-то внезапно обретенной искушенностью, хотя по-прежнему в этих очаровательных глазах светилась детская невинность.

   – Идем в гостиную, и ты мне расскажешь все, что делала во время моего отсутствия, – пригласил он, не отнимая свою руку. – Я искренне надеюсь, что ты не совершила ничего предосудительного, – добавил он, иронично приподняв бровь, и Кэти охотно подтвердила свою полную невиновность.

   Миссис Блайт и Берил не было дома, но Стив сидел возле огня, почти касаясь головой книги, очки в это время повисли на самом кончике его носа. Он внимательно взглянул на них поверх книги – в лица своего благодетеля и его «нового маленького друга», как решил называть Кэти. Его выцветшие глаза наконец опустились на их руки, по-прежнему соединенные, и многозначительная улыбка тронула тонкие бледные губы старика.

   – Привет, Стив. – Чарльз уселся в глубокое кресло по другую сторону камина, а Кэти примостилась на ковре возле его ног. – Ты в порядке?

   – В целом все хорошо, Чарльз. А ты? Что за дела держали тебя так долго? – Стив уронил книгу на колени. Очки упали на пол, и Кэти, смеясь, подобрала их.

   – Я уже несколько раз объясняла тебе, Стив: ты разобьешь их, в конце концов. Где твой футляр? – Она поднялась, чтобы взглянуть на каминную полку, потом подошла к маленькому столику возле стены. – Ну вот же он – держи очки в футляре!

   Девушка говорила серьезно, не подозревая, что Чарльз не спускает с нее взгляда, а Стив, в свою очередь, с Чарльза.

   – У меня были кое-какие проблемы на работе, – ответил Чарльз, когда Кэти снова уселась.

   – Теперь все в порядке? – Взгляд Стива на мгновение задержался на лице молодого мужчины, затем перешел на девушку, которая с неожиданным интересом ожидала ответа дяди.

   – Нет, боюсь, что нет. – У Чарльза вырвался тяжелый вздох, но он тут же сменил тему, и разговор какое-то время вертелся вокруг повседневных, незначительных дел, потом Стив взглянул на часы и объявил о своем намерении немного прогуляться перед чаем.

   Кэти перевела взгляд на дядю, как только за стариком захлопнулась дверь. Чарльз выглядел измученным и подавленным, и девушка поняла, что он едва сдерживает себя. Повинуясь естественному порыву, она вскочила с колен и поцеловала его в лоб, как делала всегда, утешая отца, когда тот тоже, бывало, находился в тупике, решая свои важные научные проблемы.

   Легкое восклицание удивления вырвалось у него при этом ее нежном, порывистом движении. Выражением тревоги и сочувствия были полны ее ясные глаза.

   – Моя беспризорница, за что?

   Она стала задумчива и слегка печальна.

   – Как бы мне хотелось обладать знаниями Поля. Тогда я смогла бы помочь тебе.

   Кэти снова уселась на ковер и примостила свою голову у него на колене. Комната внезапно погрузилась в полумрак, небо заволокло тучами, ожидался дождь. В камине раздался треск, взметнулся фейерверк искр, и пламя на миг осветило нежное очертание ее профиля и позолотило волосы девушки. Чарльз дотронулся до этого пышного великолепия рукой, позволил пальцам погрузиться в него. Прикосновение было мягким, почти невесомым, но Кэти внезапно вздрогнула от странности этого нового ощущения. Чарльз заметил это и, казалось, рассердился на что-то. Она почувствовала его почти физическую боль, с которой он вновь вернулся к своему прежнему, безличному тону, когда стал расспрашивать ее в подробностях о том, что она делала весь этот месяц.

   Кэти рассказывала ему обо всех происшествиях тем милым, низким голосом, который заполнил комнату дыханием воли и простора диких вересковых полей. Она сообщила о встрече с Ноэлем и Биллом и о их совместных прогулках. Но девушка не стала упоминать о планируемой поездке в Дербишир; она сомневалась, что дядя даст разрешение отправиться на вересковые поля в компании молодого человека – а если он запретит, то либо придется ослушаться его, либо разочаровать Билла. Гораздо проще, решила она, просто не рассказывать о поездке.

   Кэти была рада, что сделала так. Она хорошо знала, что Чарльзу совершенно не понравится то, что она проводила столько времени с Биллом.

   – Вы все время были вместе – вы четверо, я имею в виду? – В его голосе прозвучал стальной оттенок, и он отдернул руку от ее волос. Тревожная озабоченность омрачала его нежный до этих пор взгляд. – Вы не разбились на пары?

   – Нет, – невинно взглянула Кэти. – Мы были вместе все время, кроме, разумеется, тех случаев, когда Билл подвозил меня домой.

   – Он подвозил тебя домой? – Слова словно острое лезвие. – Миссис Дин позволила это?

   Она непонимающе уставилась в одну точку, а затем проронила в некотором замешательстве:

   – А что, есть причины, по которым Биллу не следовало подвозить меня домой? – Она ждала ответа, все еще не понимая, но Чарльз молчал. Он только изучающе смотрел на нее, словно пытаясь прочитать на ее лице следы тайных мыслей или увидеть проступивший румянец. Казалось, он был удовлетворен осмотром, но у Кэти осталось странное ощущение, что он собирается – еще раз – нанести визит миссис Дин.

Глава 6

   Подали чай, и Чарльз с Кэти выпили его, сидя у камина; оба были молчаливы, и оба испытывали необъяснимое удовольствие от присутствия друг друга. Когда они закончили и подносы унесли, Кэти снова примостилась возле его ног. Она снова почувствовала подавленность дяди и осторожно заговорила о работе.

   – Поль знал так много… но, разумеется, ты тоже все это знаешь, – поспешно добавила она, быстро покраснев. – Я уверена, что решишь эту проблему, дядя Чарльз.

   И все же ее обеспокоенность не исчезла. Девушка взяла его за руку и приложила ее к своей щеке, снова пытаясь утешить.

   Чарльз долго молчал, но она понимала, что, судя по морщинам, собравшимся на лбу, он снова думает о работе.

   – Не обращай на это внимания, Кэти, – наконец сказал он с напускной веселостью. – Давай подумаем о чем-нибудь другом. Покажи мне ту карту – геологическую, – покажи мне ее еще раз.

   – Хорошо, – сказала Кэти, – ах да, я собиралась рассказать тебе, что нашла остальные карты – ту пачку, которая казалось потерянной. Но возможно, тебе это не интересно?..

   Глаза Чарльза заблестели. Он попросил, чтобы она принесла все карты.

   Девушка немедленно вскочила на ноги, оживленная и счастливая тем, что удается отвлечь его от грустных мыслей.

   – Они все относятся к Пеннинам, – словно слегка извиняясь, проговорила она несколько минут спустя, раскладывая на ковре принесенные карты. – Какая зона тебя больше интересует – известняки, песчаники или сланцы?

   – Песчаники и сланцы; покажи мне ту карту, которую ты считала потерянной.

   Она передала ему карту, придерживая один край, пока он раскладывал ее на своих коленях. К ее удивлению, взгляд его стал острым и заинтересованным, он долго рассматривал ее.

   – Поля никогда не подводил инстинкт, – заметила Кэти, роясь в других картах, разворачивая и вновь сворачивая их. – У меня есть еще одна карта, более подробная, чем эта, правда, он так и не закончил ее. О, вот она! – Девушка развернула карту поверх той, что уже лежала на его коленях.

   Они с Кэти долго беседовали по поводу карт. Становилась очевидна вся гениальность Поля, благодаря рассказам его дочери. Время от времени, правда, быстрая тень пробегала по лицу Чарльза, когда девушка с негодованием упоминала о «том мужчине».

   – Я решительно считаю, что вот то место, где запруда должна присоединяться к берегу, – объявила она с явным удовлетворением. – Да, это место очевидно – ведь это зона стабильности, но «тот» этого не знает. Я представляю себе, как он заливает раствором берега, пытаясь укрепить их, но его битва обречена на провал, так как почти весь берег неустойчив.

   Они провели еще полчаса, изучая другие карты, и Кэти не скрывала своего удовольствия оттого, что кто-то разделяет ее интересы. Впервые ее дядя понял, как ей скучно здесь, ведь те, с кем она была вынуждена жить, имели с ней так мало общего.

   Должно быть, она прочитала его мысли, так как, взглянув на Чарльза умоляюще, спросила:

   – Ты будешь приезжать теперь каждый уик-энд?

   – Я не знаю, Кэти. Не могу обещать.

   – Как бы я хотела, чтобы у тебя не было этих неприятностей, – сказала она, и взор ее затуманился. – Где ты живешь всю неделю? Могу я, о, пожалуйста, могу я поехать с тобой?

   – Это невозможно, дитя мое. – Его ответ прозвучал слегка огорченно.

   Кэти подумала и спросила:

   – Потому что ты живешь в отеле? Если так, то понимаю, ведь это слишком дорого, если бы еще и я поселилась вместе с тобой. Но если ты живешь в доме?..

   – Дело не в расходах, – осторожно возразил он. – Существуют другие причины, почему мне неудобно взять тебя с собой.

   Уголки ее губ опустились, и у нее вырвался покорный вздох.

   – Не надо выглядеть такой подавленной, моя беспризорница, – подмигнул он, шутливо глядя на нее. – Я-то считал, что тебе будет гораздо удобнее без твоего дядюшки, который постоянно бранит тебя и отдает приказы.

   Она задумалась над этим и на мгновение отдалилась, погруженная в ту неосязаемую атмосферу, которая окружала ее, когда она в одиночестве стояла на мосту Пэкхорс в тот день, когда за ней приехал Чарльз.

   Наконец, она снова взглянула на него и печально улыбнулась.

   – Я ведь не признавала твоего авторитета в тот первый день, не так ли? – сказала она, ожидая, что на его мрачном лбу появится новая морщинка. – Видишь ли, меня никогда не бранили прежде, и меня это задело… стало больно вот здесь, внутри… – Она подняла руку к своему сердцу, и быстрым, неосознанным жестом Чарльз обнял ее за плечи. Мягкие, теплые пальцы коснулись нежного изгиба ее шеи. – Но теперь, когда я люблю тебя, совершенно не возражаю… – Она замолчала, услышав приглушенное восклицание, но потом продолжила: – А если я люблю тебя, то вполне естественно, что хочу быть рядом с тобой – даже если ты будешь бранить меня не переставая. Я бы предпочла это, а не наши разлуки, дядя Чарльз, так как я совсем несчастлива без тебя.

   Ее губы дрожали. Она повела головой и, словно ища успокоения, прижалась к его руке. Кэти почувствовала его волнение, ощутила его руку на своей голове. Он машинально гладил ее. Она думала, какие чувства он испытывает по отношению к ней. Те чувства, которые испытывает дядя к своей племяннице, а может быть, его чувства ближе к отцовским? Вздохнув, она спросила:

   – Ты закончишь работу и будешь жить здесь постоянно или отправишься куда-нибудь еще?

   – Я не могу сказать, Кэти, – наконец ответил он. – В любом случае пройдет еще не меньше года, прежде чем я закончу тот проект, которым занимаюсь сейчас. У тебя есть Дины. Кажется, ты проводишь там довольно много времени, поэтому я не боюсь, что тебе будет скучно или одиноко.

   Кэти ничего не ответила, она размышляла: Чарльз так и не понял, что она хотела сказать, или же только притворяется? Она так и не разобралась до конца. Ей захотелось полностью объясниться, дать ему понять, что только по нему она так скучает и что дело вовсе не в том, будет ли ей скучно или одиноко. Просто ей был нужен рядом кто-то близкий, кто-то, на кого она могла излить всю свою любовь. Но, взглянув на него, Кэти увидела на его лице опять ту жесткость, которая испугала ее во время их первой встречи, и с неожиданной болью она вдруг отошла от Чарльза и начала аккуратно сворачивать карты отца и засовывать их обратно в футляры.

   На следующее утро она опять отправились в Лестер, на этот раз чтобы посетить музей, где провели несколько часов в разделе геологии. Новых окаменелостей, обнаруженных в Бродхаус-Ивс, здесь не было, к большому разочарованию Кэти. Но можно было купить гипсовые слепки с окаменелостей и буклеты с их описанием.

   – Ты не знаешь, дядя Чарльз, почему в музее нет окаменелостей? – спросила Кэти, просматривая буклет по дороге домой.

   – Нет, дорогая. – Чарльз не спускал глаз с вереницы машин перед ним.

   – Они не смогли добыть их – ведь скалы такие прочные. – Ее голос задрожал от внезапного волнения. – Окаменелости по-прежнему в скалах, а их точное местоположение указано здесь, есть ссылка на карту… – Окаменелости все еще в скале! И Бродхаус-Ивс совсем недалеко отсюда… Одни из самых редких окаменелостей в мире, возрастом более шести миллионов лет, стоит только протянуть руку… Ее лоб перерезала морщина. Некоторые просто не в состоянии извлечь их – не Поль всегда мог это сделать, а она унаследовала почти все его умения. – Мы сможем поехать туда и посмотреть? – осторожно спросила она, глаза ее сверкали, пока она рассматривала фотографии вновь обнаруженных окаменелостей.

   – Если только это не частные владения, – согласился Чарльз.

   Губы Кэти твердо сжались.

   – Разумеется, ты ведь не хочешь сказать, что эти окаменелости могут кому-то принадлежать.

   – Если они на чьей-либо земле, то да. – Чарльз повернул машину в узкий, обсаженный деревьями переулок; вдали показались Грейндж и дом Динов. – Где они находятся?

   После недолгого колебания она ответила:

   – На площадке для игры в гольф, по крайней мере, на земле, где играют в гольф. Это ведь часть Чарнвудского леса, не так ли?

   – Здесь все является частью Чарнвудского леса.

   – А лес принадлежит всем.

   – Но площадка для гольфа является частной собственностью.

   Чарльз повернул в аллею, автомобиль остановился. Они вышли и стали друг против друга. Кэти с дерзким выражением глаз, а Чарльз с твердым и непреклонным.

   – Ты не поедешь к площадке для гольфа, поняла?

   – Я не могу даже посмотреть на нее? – Девушка неосмотрительно выдала свое намерение, и к решительному выражению его лица прибавился угрожающий блеск глаз.

   – Что ты имела в виду под «просто посмотреть»? Что еще было у тебя на уме?

   Кэти закусила губу.

   – Н-ничего, дядя Чарльз, – мягко ответила она, пожалуй, слишком мягко.

   – Если я услышу о том, что ты приближалась к той площадке для гольфа, Кэти, то действительно очень рассержусь.

   Но это заявление только подлило масла в огонь и разбудило в ней мятежный дух.

   – Эти окаменелости принадлежат всем, – заявила Кэти, гордо подняв голову. – Как же может быть иначе, если они уже были там за сотни миллионов лет до появления на Земле человека? Какая глупость – Поль бы расхохотался при смехотворной мысли, что они могут быть чьей-то собственностью!

   – В таком случае, – ответил Чарльз с поразительным терпением, – ты должна тоже согласиться, что это не твоя собственность и она никогда не сможет стать твоей.

   Эти окаменелости, решила про себя Кэти, должны принадлежать тому, кто сможет извлечь их. Неужели ее дядя действительно вообразил, что она сможет устоять перед таким искушением?

   – Я не вижу смысла оставлять их там…

   – Я ожидаю, что ты поступишь так, как я тебе сказал!

   Он довольно долго свирепо смотрел на нее, а затем, решив, что спор закончен, стал вытаскивать из машины пакеты. Захлопнув дверцу машины, направился к дому. Но его действия возымели обратный эффект, в глазах Кэти вспыхнул мрачный огонек, и все ее инстинктивное сопротивление чьей-либо власти с новой силой овладело ею. Ни ее любовь к Чарльзу, ни страх перед его неудовольствием не смогли сдержать ее мятежный дух. Если бы эти окаменелости находились на вересковых полях, она бы могла делать с ними то, что пожелает.

   – Я сделаю попытку извлечь их, – твердо объявила она, хотя румянец на ее щеках несколько поблек, едва она заметила, как изменилось выражение его лица.

   – Кэти, – сказал он очень мягким тоном, – если ты только дотронешься до них, я накажу тебя, и очень серьезно, ты меня понимаешь?

   Она припомнила те тоскливые часы, которые провела взаперти в своей комнате, и на короткое мгновение ее уверенность была поколеблена. Но потом ее глаза вновь засветились решимостью.

   – Никто не может оспаривать мое право пополнять коллекцию окаменелостей! Поль первый бы согласился с этим и подбодрил бы меня… – Кэти замолчала; упоминание ее отца произвело странный эффект на Чарльза, его ноздри внезапно раздулись. И тем не менее, когда он, наконец, заговорил, интонации остались такими же мягкими и убедительными.

   – Кэти… тебе когда-нибудь давали нахлобучку?

   Ее глаза широко распахнулись, но она промолчала, и он продолжал с таким видом, словно терпение его подвергается испытанию сверх всякой меры:

   – Чертовски глупый вопрос с моей стороны! – и угрожающе добавил: – Ты ее получишь, могу уверить тебя, и совсем скоро!

   – Если ты так поступишь со мной, – гневно ответила Кэти, – то я никогда не прощу тебя – никогда!

   – Не думаю, что это так. – К ее удивлению, гнев его стих. – Нет, я уверен, что это не так.


   Шероховатая порода блестела на солнце, и Кэти поворачивалась то так, то эдак, чтобы рассмотреть возможные залегания окаменелостей под разными углами. Она была разочарована, так как ожидала увидеть нечто большее. Но на самом деле увидела всего лишь небольшой отпечаток в скале, почти невидимый, если не приглядеться повнимательней. Почти три часа, призвав на помощь все свое умение и знания, она работала над ним, но скала была слишком тверда. Здесь до нее побывали уже многие, если судить по множеству выбоин. Глубоко вздохнув, она стала собирать свои орудия, а через несколько минут уже лезла через колючую проволоку, которая служила барьером от нежелательных вторжений.

   Если бы было в человеческих силах извлечь эту окаменелость из скалы, то она уже давно находилась бы в музее; и тот, кто пытался сделать это, полностью удостоверился в невозможности предприятия. Успешно миновав колючую проволоку, Кэти накинула на плечи рюкзак и направилась к автобусной остановке. У нее было лишь одно слабое утешение – с дядей не возникнет неприятностей!

   – Будь хорошей девочкой, и я постараюсь приехать в выходные, думаю, что могу пообещать тебе это. – Он поколебался. – Мне кажется, я нашел решение проблемы, которая так долго меня мучала.

   Сразу сойдя с автобуса, Кэти направилась к Динам. Хозяйка была на кухне, она приветливо улыбнулась девушке, оторвавшись от приготовления сандвичей. С некоторым недоумением она покосилась на тяжелый рюкзак, но ничего не сказала.

   – Все в гостиной, дорогая, – сообщила она Кэти после того, как предложила ей снять пальто.

   – Все?

   – Ноэль и Билл приехали. – Миссис Дин нерешительно помолчала, а потом сказала: – Ступай к ним, Кэти, и Бриджет сама расскажет тебе новости.

   Она продолжала резать сандвичи, и Кэти на мгновение замешкалась, с любопытством остановив на ней взгляд, словно ожидая объяснений, но миссис Дин лишь снова повторила ей, чтобы она шла в гостиную.

   Бриджет и Ноэль были помолвлены; Кэти охватила странная робость, когда она поздравила их. Она решила, что причина заключается в том долгом и заинтересованном взгляде, который бросил на нее Билл. Он подвинулся, чтобы Кэти села рядом с ним на диване, а когда миссис Дин внесла поднос с чаем, принялся очень заботливо ухаживать за ней.

   Решено было устроить большую вечеринку в честь помолвки в одной из больших гостиниц Лестера, и Кэти, естественно, была в числе приглашенных.

   – Интересно, сможет ли Чарльз зайти к нам? – задумчиво проговорила миссис Дин, обеспокоенно наблюдая за тем, как Билл низко наклонил голову к Кэти.

   Чарльз заходил к Динам утром и потребовал, чтобы они тщательно следили за тем, чтобы его племянница и этот Билл не оставались наедине. Гостиница, в которой было решено провести вечеринку, стояла среди деревьев, и, естественно, парочки выходили из бальной комнаты, чтобы побродить по саду. Наблюдая за Биллом, она уже почти не сомневалась, что он пригласит Кэти на такую прогулку.

   В глубине души она считала Кэти слишком робкой для неподобающих поступков, но беспокойство за девушку ее дяди внушало уважение. Поэтому она решила выполнять его требования беспрекословно.

   – Дядя Чарльз? – Глаза Кэти засияли. – Это было бы чудесно!

   По непонятным причинам она вдруг вспомнила, как когда-то сидела напротив него в ресторане и впервые заметила, насколько он красив. Как внезапно почувствовала гордость и радость от того, что он не стар и не относится к ней по-отечески, как Поль. Кэти и мечтать не могла об этом. Нет ничего лучше, чем явиться туда в сопровождении дяди, к тому же теперь она уже немного научилась танцевать, ведь после того случая на танцах Бриджет настояла на том, чтобы дать ей несколько уроков. Танцевать с Чарльзом, ощущать непонятное блаженство в его объятиях… Кэти непроизвольно взглянула на кольцо Бриджет; новое и необъяснимое чувство охватило ее, и ее рука, державшая чашку, слегка вздрогнула.

   На следующий день Кэти стояла у раковины во флигеле и наблюдала за тем, как ее подруга моет шампунем Белинду.

   – Бриджет, что ты ощущала, когда была влюблена? – После нескольких попыток Кэти удалось сформулировать эту фразу, хотя она тут же почувствовала, как вспыхнули ее щеки.

   Бриджет перестала вспенивать шампунь в шерсти Белинды и улыбнулась с легким сочувствием в глазах.

   – Неужели у тебя никогда не было бойфренда? – осторожно спросила она.

   – Нет, но я и не хотела, – поспешно добавила Кэти, хотя это было правдой. – Я… я привыкла быть одной.

   Она ждала ответа на свой вопрос и, не дождавшись, робко повторила его.

   Бриджет улыбнулась, она в рассеянности снова погрузила пальцы в шерсть Белинды.

   – Это просто… чудесно! – коротко ответила она, и Кэти наморщила лоб.

   – Тут должно быть что-то еще, – заявила она. – Должно!

   – Должно? – Бриджет оторвалась от своего занятия. – Почему?

   – Ну… – Кэти стала подыскивать слова. – Ну… ты чувствуешь себя чудесно, когда гуляешь по вересковым полям под дождем, или когда наблюдаешь, как водопад струится по скалам, или когда ощущаешь ледяной ветер в своих волосах. Но любовь – это ведь что-то другое! – Она взглянула на свою подругу, ее большие глаза затуманились, в них мелькнуло смущение. – Что ты чувствуешь, Бриджет, вот здесь, внутри?

   Ресницы подруги взметнулись вверх.

   – Может, ты… ты считаешь, что влюбилась в Билла?

   – Билл? – Кэти недоуменно моргнула. – Нет, это не Билл.

   – Тогда кто? – Бриджет прекратила взбивать пену; Белинда дрожала и смотрела на свою хозяйку с величественным недоумением. – Мы и не знали, что ты знакома с кем-то еще. У тебя есть бойфренд, о котором мы не знаем?

   – Нет, у меня никого нет. Видишь ли, это… это… – Кэти замолкла, покраснев еще сильнее. Ведь невозможно влюбиться в собственного дядю. Бриджет решила бы, что это очень странно. – Я просто хотела узнать, на что похоже это чувство, – робко добавила она, а потом рассеянно рассмеялась. – Бедняжка Белинда, у тебя такой несчастный вид! – Кэти потянулась к кувшину с теплой водой. – Можно я ополосну ее, Бриджет, пока ты достанешь полотенце?


   Кэти, выпрямившись во весь рост, стояла на скалистом уступе у входа в ущелье, окидывая взором величественные, необъятные вересковые поля, тянущиеся до отдаленных вершин Киндер-Скаут, присыпанных снегом и блистающих на солнце.

   Билл, усердно работавший молотком над небольшим выходом горной породы, остановился на мгновение, чтобы взглянуть на нее. Он увидел ее четкий силуэт на фоне неба – непостижимое, ускользающее существо с грацией нимфы. Ее глаза – огромные и прозрачные – чуть прищурились, посылая ему вниз улыбку с простодушием и невинностью младенца. Ее длинные прямые волосы, с которыми играл ветер, горели под солнцем золотым огоньком. У Билла перехватило дыхание… и он возобновил свою работу молотком.

   Спустя некоторое время Кэти присоединилась к нему. В руке юноша держал окаменелость и был явно доволен своей добычей.

   – Ты не знаешь, что это такое? – спросил он, готовясь аккуратно завернуть ее в клочок оберточной бумаги.

   – Ламеллибранч, явно не морского происхождения. – Кэти, нахмурившись, созерцала образец, а потом спросила Билла, не собирается ли он сохранить его.

   – Разумеется, собираюсь. – Билл завернул его в бумагу и спрятал в рюкзак. – У меня такого еще нет.

   Кэти пожала плечами, но потом вспомнила, что Билл был молодой и совсем неопытный коллекционер.

   – Внизу в ущелье их целая куча, – сказала она, – там, где раньше было старое озеро. Пойдем, я покажу тебе. Мы сможем найти гораздо лучший образец, чем этот.

   Очарованный Билл наблюдал, как Кэти засунула руку под камень, нависший над небольшим ручьем, который бежал по дну высохшего озера, чтобы потом присоединиться к реке Хантер. К его удивлению, она вытащила оттуда прекрасный образец и, вынув носовой платок, досуха обтерла его.

   – Вот… – Она заметила выражение его лица и рассмеялась. – Они не всегда запечатаны в скалы. Довольно часто вода выполняет эту работу за тебя, а тебе остается только нагнуться и подобрать их. В любом случае окаменелости, найденные в сланцах, очень легко извлечь – не то что в известняках.

   – Я всегда считал, что окаменелости – это такая редкость, – сказал Билл, принимая образец из ее рук и с восхищением рассматривая его. – Но ты, мне кажется, можешь найти их где угодно!

   – Вовсе нет. Но окаменелости действительно не редкость, просто нужно знать, где их искать.

   Они проследовали вниз по ущелью к главной долине и дороге, идущей параллельно Коллдер; несколько раз Кэти с беспокойством наблюдала, как Билл справляется с каменистой тропой. Один раз он даже потерял равновесие, там, где поток слишком близко подходил к тропе, и упал.

   Тем не менее, до машины они добрались без всяких приключений, и Билл засунул свой рюкзак и снаряжение в багажник. Кэти вытащила корзинку для пикника и бутылки.

   – Мы пообедаем возле реки, – сказала она. – Ты не принесешь подстилку и коврик?

   Ленч вскоре был сервирован, и запах еды манил приступить к трапезе. Билл присел на коврик, а Кэти, с глазами, полными ненависти, не двигалась, рассматривая нанесенный урон. Она медленно переводила взор с изуродованной, мутной реки к веренице домиков на соседнем холме. Долина существовала неисчислимое количество веков, обретая свою форму и красоту, пока природа медленно и искусно творила свое дело. И тут пришел человек, полный решимости все это разрушить…

   Только два моста указывали на то, что эти места были обитаемы. Они выглядели такими заброшенными и печальными среди этой исковерканной природы. Ручей Вилдингстоун еще струился под мостом Пэкхорс, а главная река под мостом Коллдерс, но уже через несколько сотен ярдов вниз по течению русла были сухими.

   – Где стоял твой маленький коттедж? – Вопрос Билла оборвал мысли девушки, и она указала на место рядом с мостом Пэкхорс. Горечь звучала в голосе Кэти, когда она заговорила…

   – Вон там… Эта груда камней была нашим… нашим домом. – Она снова перевела взгляд на хижины, и ее кулаки сжались, как тогда, в тот день, когда она стояла на мосту, загадывая свое последнее желание.

   Она присела и взяла сандвич с тарелки, которую протягивал ей Билл.

   – Я думаю, что ты ужасно себя чувствуешь. – Билл с пониманием глядел на нее, но потом добавил: – Хотя там, наверное, было ужасно одиноко, особенно зимой. Чем ты занималась?

   – Мы с отцом ходили в экспедиционные походы, вне зависимости от времени года или погоды. Ты привыкаешь к этому. Нам всегда было чем заняться.

   Билл выглядел озадаченным, и Кэти рассказала ему о том, чем занимался ее отец, и о тех статьях, которые он писал.

   – У нас бывало много геологов, – продолжала она, – и бродяг, разумеется, тоже.

   Билл несколько смущенно покачал головой. Он не мог понять эту странную девушку. Как же можно наслаждаться жизнью в такой изоляции?

   – Ты бы вернулась, если бы могла, Кэти? – Он снова протянул ей сандвичи, смотря в глаза, которые приняли задумчивое, печальное выражение. – Неужели ты бы снова вернулась к старой жизни?

   Ее взгляд еще раз обратился к веренице домиков. Этот мужчина изменил всю ее жизнь и принес смерть отцу. Она знала, что всегда будет ненавидеть его, и все же…

   Неожиданно она с удивлением обнаружила, что думает о Чарльзе, и вдруг осознала, что, если бы не этот переворот в ее жизни, они бы никогда не встретились. Смущенная, с тяжелым чувством вины, она постепенно заставила себя взглянуть правде в глаза.

   Ее жизнь не имела настоящего смысла, пока в ней не появился Чарльз!

   То чувство, которое она испытывала к нему, совсем не походило на то, которое она испытывала к своему отцу, – но было ли оно тем, что испытывала Бриджет к Ноэлю? Сердце Кэти стучало быстрее от страха. Если ее чувство было такого же рода, тогда что сказать о чувствах Чарльза к ней? Она постаралась трезво взглянуть на эту ситуацию, но мысли беспомощно путались, а страх возрос еще больше. Чарльз принял на себя заботу о ней только из чувства долга; его отношение было не более чем строгой опекой. Если он полюбит кого-нибудь, то это будет девушка вроде Берил. Она должна разделять его интересы и образ жизни и быть воспитанной в лучших традициях «цивилизованного общества».

   Машинально Кэти взяла чашку чая, которую налил для нее Билл. Он не сводил с нее любопытного взгляда, ожидая ответа.

   – Я… я не знаю, – пробормотала она, не сводя глаз с кучи блоков песчаника, которые когда-то были ее домом. – Я правда не знаю…

Глава 7

   На следующий день Чарльз все еще пребывал в нерешительности по поводу того, как ему поступить с Кэти. Он свернул на узкую, обсаженную деревьями дорогу, лицо его напряглось и помрачнело при одном воспоминании о том, как Джон сообщил, что видел парочку в ущелье. Сначала он не выказал особого интереса к этому сообщению, так как парочка не нарушала чужие владения, но случайное замечание по поводу ловкости девушки заставило Чарльза взять бинокль и направить его на одинокий выступ над ущельем.

   Только одна девушка в мире могла так стоять – гордо и независимо, словно волшебное дикое создание, обозревающее простор своих владений; изящный, хрупкий силуэт на фоне заросших елями холмов, прикрывающих собой руины Коллдертон-Холла.

   У Чарльза перехватило дыхание; он должен сейчас находиться на стройке, и она могла легко заметить его.

   Как миссис Дин могла позволить ей отправиться в эту поездку? Губы Чарльза сжались, когда он понял, что Кэти намеренно не рассказала ей об этой поездке… что она и ему ни словом не обмолвилась об этом. Должно быть, понимала, что он не даст ей разрешения.

   Он свернул на аллею, и, как обычно, навстречу ему по ступенькам сбежала Кэти, чтобы приветствовать его. Но внезапно она остановилась, охваченная непривычной робостью, залившись нежным румянцем.

   Если бы он остановился, понял ее настроение, увидел блеск в глазах и слабое дрожание губ, его реакция могла бы быть совершенно иной. Но в своем нынешнем состоянии он заметил только виноватый вид, и его губы мгновенно отвердели. Он резко захлопнул за собой дверцу машины, перед тем как взглянуть на нее тяжелым и сердитым взглядом.

   – В гостиной кто-нибудь есть?

   – Да…

   – Тогда поднимемся наверх! – отрывисто приказал он. – Я хочу сказать тебе несколько слов.

   – Н-но я не сделала ничего плохого, – дрогнул ее голос.

   Войдя в его спальню, она закрыла за собой дверь.

   Швырнув чемодан на постель, Чарльз круто повернулся к ней и спросил, зачем она ездила в Дербишир без его разрешения. То, как побледнело ее лицо и потухли глаза, то, как она съежилась под его яростным голосом, только усилило его ярость и подозрения.

   – Ты ведь уже знала в прошлые выходные, когда рассказывала мне об этом молодом человеке – об этом Билле, – что собираешься с ним в поездку, ведь так?

   Кэти была слишком подавлена, чтобы вымолвить хоть слово, и Чарльз добавил тем же безжалостным голосом:

   – Ты что, язык проглотила?

   – Как… как ты узнал? – наконец выговорила она, изумленно глядя на него.

   – Это мое дело! – выкрикнул он. – Отвечай – почему ты отправилась в долину без моего разрешения?!

   Она стояла, выпрямившись, очень бледная, ее огромные серые глаза выражали смущение и боль; она вспомнила свои вчерашние мысли, то, как потрясло ее новое, особенное чувство, внезапно зародившееся в ее сердце. Она заснула накануне взволнованная, предвкушая скорую встречу с ним, тот миг, когда увидит вдали его машину, петляющую по дороге…

   Лицо Чарльза было таким свирепым, таким непреклонным, каким она его еще никогда не видела. Он молча стоял и ждал ответа. Она сжала кулачки и вздернула подбородок, в огромных глазах загорелся воинственный огонь.

   – Я не понимаю, как ты мог узнать об этом, – сказала она, – но мне казалось, тебе не обязательно знать о моей поездке на торфяники. Мне не нужно каждый раз спрашивать разрешения, чтобы поехать туда, где я родилась. – Ее голос звучал низко и спокойно, в то время как сердце готово было вырваться из груди. – Я же предупреждала, что не привыкла, когда мне указывают, что делать. Я всегда делаю то, что хочу. Поль никогда…

   – Не смей больше цитировать мне очередной утопический постулат твоего отца, – предупредил он, спокойно глядя на нее. – Если бы он больше уделял внимания своим обязанностям, то весьма облегчил бы мою задачу; а пока я отвечаю за твое благополучие, поэтому будь добра считаться с моими пожеланиями.

   – Какие мягкие выражения! – вспыхнула она. – На самом деле ты хочешь сказать, что я должна повиноваться твоим приказам. Ну так вот, я не стану этого делать! Теперь я тебе все сказала! Можешь сколько угодно иронизировать над идеями Поля, я все равно верю в них! – Она замолчала, вспомнив, что всего лишь на прошлой неделе говорила, что больше не будет подвергать сомнению его авторитет. Но тогда Чарльз был так нежен с ней, и сама она пребывала в таком мирном, возвышенном состоянии духа. Слезы навернулись ей на глаза, и Кэти стало досадно. Она вытерла их тыльной стороной ладони, и когда снова взглянула на него, в глазах по-прежнему горел воинственный свет. – Я никогда не была мягкой и податливой – и не смогу стать такой, отказаться от свободы, а… а если ты будешь настаивать, то найду работу и уйду от тебя!

   Ее слова, видимо, действительно испугали его. Кэти поняла, что он ожидал столкновения характеров, но был уверен в том, что его воля победит. Чарльз взял себя в руки и заговорил с большей осторожностью.

   – А теперь ты ведешь себя глупо и по-детски, – начал он, но она прервала его напряженным и полным негодования голосом:

   – Так вот как ты думаешь обо мне? Как о ребенке, о глупом ребенке, которого нужно защищать. Но я старше, чем Бриджет, а она… она… О, ты ничего не понимаешь! Ты хочешь, чтобы я относилась к тебе как к отцу… – Ее голос прервался, так как ее новое чувство вновь мощно овладело ею; и она опустила глаза, так как внезапно в них заблестели слезы.

   – Отцу? – пробормотал Чарльз после непродолжительной паузы. Теперь его гнев утих, а губы кривились в легкой усмешке, немножко горькой и немножко удивленной. – Нет, моя беспризорница, – сказал он с неожиданной нежностью, – я вовсе не хочу, чтобы ты так относилась ко мне.

   Она смотрела на него в смущении.

   – Не как к отцу? Тогда как?.. – Кэти ждала, а ее влажные ресницы дрожали, пока она внимательно вглядывалась в его лицо. – К-как ты бы хотел, чтобы я?.. – Она задохнулась, опустив голову в полном смущении, и момент был упущен.

   Чарльз овладел собой и вернулся к теме поездки.

   – Ты знала на прошлой неделе, что собираешься отправиться в Дербишир?

   – Да, – безучастно ответила она, – мы обсуждали эту поездку.

   – Тогда почему ты ничего не сказала мне?

   Кэти прямо взглянула ему в глаза, ей было все равно.

   – Что-то мне подсказывало, что ты не… одобришь эту поездку.

   Заметив ее колебания, Чарльз улыбнулся:

   – И если бы я не одобрил?

   – Я бы все равно поехала.

   – Да, я в этом не сомневаюсь. – И прибавил с любопытством: – Что вы там делали весь день?

   – Собирали окаменелости, а затем у нас был пикник у реки.

   – И все? Вы провели весь день, собирая окаменелости?

   – Мы погуляли немного по вересковым полям. – Она взглянула на него в недоумении. – Что же еще мы могли делать?

   Чарльз засмеялся, но очень скоро вновь стал серьезным и потребовал, чтобы Кэти дала ему обещание, что больше не поедет на торфяники ни одна, ни с кем-нибудь еще. Она была слишком обижена и подавлена, чтобы заметить озабоченность и несвойственные ему просящие нотки в голосе. Девушка не могла понять причины этих требований. Так как Чарльз не предоставил ей никаких объяснений, она решила, что он в очередной раз пытается навязать ей свою волю, но действует на этот раз более искусно. В ней проснулся дух противоречия, и про себя она решила, что малейшая слабость с ее стороны закончится полным подчинением его воле. Девушка отказалась дать такое обещание. Но в то же время ей вовсе не хотелось, чтобы Чарльз воспринял ее отношение как намеренное противостояние его авторитету, так как сама мысль о том, что он станет равнодушным или махнет на нее рукой, была ей так же нестерпима, как и перспектива полного подчинения. Кэти попыталась смягчить свой отказ, указывая на тот факт, что, поскольку у нее самой нет средств передвижения, она не может отправиться туда без Билла. Заметив, что Чарльз нахмурился, девушка быстро отступила к двери и, не давая ему возможности что-либо сказать, спросила:

   – Я могу идти? Тебе больше ничего не нужно? – Она все еще была очень бледна, но в то же время спокойна и полна собственного достоинства, а ее голос был удивительно тверд и чист.

   Лицо Чарльза просветлело. Странная улыбка тронула его губы, и он произнес:

   – Ты негодница, Кэти, упрямая, маленькая негодница, сам не понимаю, как я терплю твои выходки. Нет, мне больше нечего тебе сказать, ты можешь идти. – И, повернувшись, он придвинул к себе чемодан и стал распаковывать его.

   Кэти начала медленно спускаться вниз. Она заметила, как подобрел голос Чарльза, и все же не могла забыть его необъяснимый гнев, ведь вся ее вина – это всего лишь поездка в Дербишир с Биллом без его разрешения. Она почувствовала себя совершенно несчастной, особенно после того, как вспомнила ту нетерпеливую радость, с которой ожидала его возвращения. Кэти и сама не знала, чего ждала, но и представить себе не могла, что выходные начнутся таким образом. Было ясно только одно: чувства Чарльза к ней были совсем не похожи на ее; в нем не было нежности, иначе он не смог бы разговаривать с ней таким резким тоном и смотреть таким холодным и злым взглядом.

   Она не хотела сейчас видеть Мойру и даже Стива, поэтому присела на ступеньки и спрятала лицо в ладонях.

   Тусклый свет, гнетущая тяжесть обшитых дубом стен и массивных балок, углы, в которых сгущались тени, и промозглый, пропахший плесенью воздух… она дрожала, словно в клетке, ее охватил внезапный страх, что она никогда не сможет выбраться отсюда.

   Но она смогла.

   Через мгновение девушка уже стояла на обрывистой вершине, парящей над рекой Хантер; пахнущий хвоей бриз дул ей в лицо; она мечтательно смотрела вдаль, туда, где за багровыми вересковыми полями висела солнечная дымка, где в воздухе плыла осенняя паутина, смягчая и окутывая собой отдаленные откосы песчаника. Вверху неподвижно висели спутанные клубки перистых облаков, высокие и белые в небе чистейшей синевы.

   На вересковых полях лежал нежный свет последнего тепла; это было ее естественным местом обитания, и только там она могла быть свободна. Зачем Чарльз лишает ее этой свободы? Какое он имеет право говорить, что она не может посещать родные места, когда ей этого захочется? Его позиция была в высшей степени неразумна. Кэти вспомнила свое убеждение, что он будет возражать против этой поездки с Биллом, хотя она и сама не понимала почему. Тем не менее казалось, что его возражения вовсе не касались Билла, ведь он запретил ей ездить туда даже одной. Внезапная морщина прорезала ее лоб. Какая разница Чарльзу, вернется она на торфяники или не вернется? В его требованиях не было никакого смысла, и девушка все больше убеждалась, что единственной причиной было его стремление продемонстрировать свою власть. Ее глаза оживились. Билл остается из-за завтрашней вечеринки и пробудет здесь до вторника.

   Мойра делала маникюр. Оторвавшись от своего занятия, она взглянула на Кэти, которая вошла в гостиную и подошла к дивану. Глаза пожилой женщины проницательно прищурились, всматриваясь в лицо Кэти. Старая грымза хмыкнула с довольным видом, ее губы дрогнули в ядовитой усмешке.

   – Снова неприятности, не так ли?

   Кэти ничего не ответила, но бросила на нее взгляд, исполненный глубокой неприязни.

   – Неудивительно, – добавила Мойра, – если ты разговариваешь с ним так же, как со мной, – всегда огрызаешься.

   – Я никогда не огрызаюсь на вас!

   – А что ты делаешь сейчас?

   – Ну, если я это и делаю, то только потому, что вы огрызаетесь на меня.

   Мойра закрыла баночку с лаком нарочито неторопливым жестом.

   – Я должна тебе это сказать, хотя, может, тебе это не понравится. Но этот дом уже не такой, каким был раньше. Я часто задаю себе вопрос, не было ли у Чарльза каких-нибудь особенных причин привезти тебя сюда. Мне кажется странным, что он вообще притащил тебя сюда, я уверена, что; чувство долга здесь ни при чем. – Она вытянула руку, чтобы полюбоваться на пурпурные ногти, а затем добавила, глядя прямо на Кэти: – Каковы бы ни были эти причины, но сейчас он, должно быть, от всей души раскаивается в своем поступке.

   Глаза Кэти засверкали, но она задумчиво молчала, припоминая недавний визит с Бриджет к ее подруге Элисон, которая жила в квартире большого дома в Лестере. Она ушла из дома, стремясь к независимости, но квартира была слишком дорога для нее, и она искала кого-нибудь, с кем можно было разделить ее…

   Мойра явно ждала ответа, и Кэти бесцеремонно заметила:

   – Если дядя Чарльз и жалеет, он сам мне об этом скажет. Я не думаю, что он будет благодарить вас за то, что вы это сказали! – Поднявшись с кушетки, Кэти быстро пошла к двери, с побелевшим лицом и дрожащими от гнева губами.

   – Какая наглость! Однако я заметила, что в присутствии Чарльза ты никогда не позволяешь себе говорить со мной таким тоном! Я непременно скажу ему…

   Дверь открылась, и появился Чарльз, быстро переведя взгляд с бледного лица Кэти на сердитое, багровое лицо своей мачехи.

   – Скажите ему прямо сейчас!

   – Что такое? – требовательно спросил Чарльз, сурово взглянув на племянницу.

   – Спроси ее! – Бесцеремонно оттолкнув его, Кэти выбежала из дома и бросилась по тропинке к Стиву, в его летний домик.

   Он дремал; очки, как всегда, свалились с его носа и валялись на газете, развернутой на коленях. Кэти стояла в дверях и смотрела на него – голова старика клонилась все ниже, кивала, затем вдруг конвульсивно дергалась вверх и снова опускалась. Ее глаза затуманились от сочувствия. Каково это быть восьмидесяти двух лет от роду? Восемьдесят два и один во всем мире?

   – Стив… – пробормотала она и, когда он поднял голову и моргнул на нее, спросила: – Почему бы тебе не подняться наверх и не поспать по-человечески? – Она села на стул, улыбаясь ему. Странно, но сейчас она чувствовала себя так спокойно. Стив всегда так на нее действовал – рядом с ним она успокаивалась.

   – Что ты здесь делаешь, моя маленькая подружка? – поинтересовался он. – Мне показалось, что я слышал, как подъехала машина Чарльза. Обычно у тебя не находится времени для других, когда он поблизости. – Снова нацепив очки, он с любопытством взглянул на нее, после чего занялся газетой, переворачивая страницы неуклюжими, неповоротливыми пальцами.

   – Он занят, – сказала она и добавила, с сочувствием глядя на него: – У тебя когда-нибудь были родственники, Стив?

   Выцветшие глаза моргнули.

   – Ну, я полагаю, что у меня была мать. – Отыскав в газете то, что искал, он стал очень медленно, аккуратно сворачивать ее, не отрывая взгляда от Кэти. – Да, думаю, что мать у меня была.

   Кэти засмеялась и взяла газету, которую он протянул ей. Он указал на жирный заголовок, под которым Кэти с растущим смятением прочитала, что «кто-то» предпринял вопиющую попытку извлечь редкую и драгоценную окаменелость из скалы на территории площадки для гольфа. Собственники земли раздумывают, какие меры им следует предпринять в этой связи, ведь это посягательство на их частную собственность. Ограда из колючей проволоки была перерезана, к тому же нанесены повреждения изгороди еще в одном месте, далее по дороге. Испуганная и озадаченная, Кэти смутилась, перехватив недоумевающий взгляд своего собеседника.

   – Значит, там были другие люди… и ограда была в порядке, когда я уходила.

   – Я убрал газету с глаз подальше, – сказал Стив, забирая ее снова. – Я подумал, что лучше пусть она затеряется где-нибудь, ведь так?

   Кэти машинально подняла дрожащую руку ко рту. Если Чарльз узнает об этом, особенно после того, что только что случилось…

   – Спасибо, Стив. Ты думаешь, они смогут найти того, кто был там? Они станут обращаться в полицию? – Впервые Кэти пожалела о своем вызывающем поступке. – Как ты думаешь, что может случиться?

   – Я бы не стал слишком беспокоиться? – пожал плечами Стив и швырнул газету в угол. – Скорее всего они так никогда и не узнают, кто это был. Ты ведь сказала, что не разрушала ограду?

   – Ты же знаешь, я бы никогда не сделала ничего подобного! – негодующе воскликнула она. – После меня приходил кто-то другой и разрезал эту колючую проволоку. Не знаю, правда, зачем это ему понадобилось, ведь я легко пролезла под ней.

   Стив, улыбаясь, оглядел девушку с головы до ног.

   – Думаю, что для тебя это не составило труда. – Он помолчал, а потом добавил: – Но ты не должна больше совершать таких поступков. Чарльз всего лишь человек и… – он помолчал, словно стараясь привлечь ее внимание к своим словам. – Ты должна признать, моя дорогая, что доставляешь ему немало хлопот.

   Ее взгляд затуманился, она вновь подумала о квартире Элисон в Лестере.

   – Я думаю, что эта редкая окаменелость была большим соблазном для тебя, – спустя какое-то время заметил Стив. – Ты говорила о каком-то буклете, который хотела дать мне почитать?

   – Буклет? Я не могу найти его, наверное, я оставила в машине – принести его сейчас? Тебе действительно интересно?

   – Да, я бы хотел почитать об этой окаменелости.

   Машина была не заперта; Кэти протянула руку за буклетом, который лежал на полке, там, где она оставила его в прошлый раз. Портфель Чарльза лежал на соседнем сиденье, он был незаперт, и несколько бумаг соскользнуло на пол. Она подняла их, рассеянно обратив внимание на то, что это были какие-то карты и планы… и среди них она вдруг увидела… Но этого не могло быть! Кэти отогнула уголок карты – это была геологическая карта Поля той части долины, в которой сооружалась дамба. Она остановилась в недоумении, припомнив, что его заинтересовала именно эта карта. Если быть точной, то все остальные карты, не относящиеся к району строительства водохранилища, его почти не интересовали… Зачем ему понадобилась эта карта? И почему он взял ее, не спросив разрешения? Вытащил из футляра после того, как она спрятала ее туда, или… Потрясенная, Кэти поняла, что он взял карту из ее комнаты. Но зачем?

   Ошеломленная этим открытием, она вернулась в летний домик и с рассеянным видом протянула буклет Стиву.

   Может, рассказать Чарльзу о своем открытии? Ведь должно же быть какое-то логическое объяснение. Девушка знала, что он любил карты, она и сама могла читать карты с таким же интересом, с каким другие читают книги. Возможно, с Чарльзом дела обстоят так же… Она покачала головой, ведь если все было именно так, Чарльз просто попросил бы ее дать ему карту.

   Было ясно, что ему была нужна эта карта, но он не хотел, чтобы она знала об этом!

   Пробормотав Стиву, который уже погрузился в историю окаменелостей, «до свидания», Кэти побрела назад к аллее. Но она не успела дойти до машины, как из дома вышел Чарльз и, подойдя к машине, вытащил из нее портфель. Заметив девушку, он остановился и, к ее удивлению, улыбнулся, когда она подошла ближе.

   Кэти ответила не сразу, пытаясь решить про себя, упоминать ли ей о своем открытии. Но она знала, что тогда Чарльз окажется в неловком положении и это вряд ли ему понравится. К тому же он уже говорил ей в прошлый раз, что его бумаги – это его личное дело. Он станет сердиться, и не без оснований, что она полезла в его портфель, хотя, по существу, она была не виновата, что бумаги упали на пол машины. Кроме того, Кэти не знала, как ей сказать о своем открытии, и, внезапно решив, что тут какое-то недоразумение, насильно заставила себя не думать об этом. В свое время дядя ей все объяснит.

   – Ты раздражен? – спросила она. – Из-за Мойры?

   – Я бы сказал, что вы обе заслуживаете порицания. – Он помолчал, затем более оживленно добавил: – А тебе бы хотелось, чтобы я злился только на нее?

   Стараясь ступать с ним в ногу, Кэти шла молча, удивляясь его снисходительному тону и припоминая его недавний гнев.

   – А я так ждала твоего приезда, – пробормотала она еле слышно.

   Чарльз ничего не сказал, а потом произнес с мягким сожалением:

   – А я все испортил, не так ли?

   Кэти бросила на него удивленный взгляд и кивнула. Но он уже пошел на попятную, поэтому и она решила сделать шаг к примирению.

   – Наверное, я должна была сказать тебе, дядя Чарльз, – я имею в виду поездку в Дербишир.

   Они вошли в холл; Чарльз помедлил у стола, вытащил связку ключей из кармана, запер портфель и оставил его на столе. Что-то заставило ее спросить его, решил ли он свою проблему.

   – Да, Кэти, спасибо. – Он нерешительно помолчал. – Очень скоро, дорогая, я тебе обо всем расскажу.

   Кэти озадаченно нахмурилась. Как странно… Возможно, он просто благодарит за интерес к его делам. Хотя у нее возникло странное ощущение, что он признателен ей за что-то гораздо более важное. А то, как он произнес слово «дорогая», на мгновение заставило ее забыть обо всем на свете. Девушка улыбнулась неверной, дрожащей улыбкой; его гнев был забыт, и она снова чувствовала то новое ощущение, которое больше не было для нее загадкой.

   – Я так рада… – С легким испугом Кэти поняла, что ей трудно обращаться к нему как прежде, и робко спросила: – Я могу… могу называть тебя просто Чарльз? – но затем, вспомнив его недавнюю реакцию на подобный вопрос, добавила: – Но наверное, тебе это не понравится?

   – Напротив, – мягко возразил он. – Я был бы очень рад.

   Они присоединились к Мойре в гостиной; Берил пришла, когда все уже пили чай, она приветствовала Чарльза, и ее глаза странно сверкнули. Ее мать удостоилась лишь легкого кивка. Перемена произошла с Берил за последнюю неделю, как раз со времени их с Чарльзом визита в театр, по крайней мере, так казалось Кэти. Она перевела взгляд на Чарльза; его улыбка была нежной, глаза смотрели ободряюще, и девушка ощутила прилив теплого и счастливого чувства. Каковы бы ни были причины перемен с Берил, Чарльз явно не имеет к этому отношения.

   – Миссис Дин уже сообщила вам? – поинтересовалась у него Берил, наливая себе чай. – Бриджет заключила помолвку, и мы все приглашены на празднование.

   – Она звонила не так давно.

   Чарльз передал ей пирожные, довольно уныло улыбаясь. Кэти подозревала, что он недолюбливает вечеринки, и с удивлением услышала, что он принял приглашение.

   – Ты пойдешь? – выдохнула она с сияющими глазами. – Это будет так шикарно. Надеюсь, мое платье не подкачает.

   Чарльз нахмурился.

   – Где ты подцепила это выражение? – поинтересовался он.

   – Все так говорят, – беззаботно ответила Кэти. – А тебе не нравится?

   – Не особенно. – Он заметил странное выражение лица Берил и добавил: – А почему ты решила, что твое платье может не подойти?

   – Ну, дело в том, что я собираюсь надеть длинное платье, – объяснила Берил, – как и Бриджет.

   – Но ведь я буду выглядеть нормально в коротком, не так ли? – Казалось, Кэти терзали сомнения, она переводила взгляд с Чарльза на Берил.

   – Наверное, – сказала Берил, протягивая руку к очередному пирожному. – Не все ведь будут в длинных платьях, хотя, разумеется, в длинном платье выглядишь совсем по-другому.

   Гораздо позже Чарльз и Кэти прошли к дому Динов, которые заставили их остаться на ужин. Чарльз гордился Кэти, видя, как непринужденно она общается с друзьями. Дины к этому времени очень привязались к ней, и девушка чувствовала себя с ними гораздо уютнее, чем дома. Ужин закончился, и Кэти с Бриджет по привычке убрали и вымыли посуду. Затем они поднялись наверх и принялись носиться по всему дому, весело хохоча… Кэти никогда не вела себя так в Грейндже, и, когда они с Бриджет снова забежали в гостиную, ее встретил очень странный взгляд Чарльза.

   По дороге домой он между делом заметил:

   – Завтра мы поедем в город и купим тебе платье.

   – О нет, Чарльз, – начала она, слегка покраснев. – Мне оно не так уж и нужно.

   Взглянув на нее оценивающим взглядом, он отметил про себя ее элегантность, изысканный покрой пальто, дорогие туфли и чуть заметно улыбнулся.

   – Изрядно поиздержалась? – спросил он, и она удивилась, услышав в его голосе странные интонации. На ее лице появилась виноватая улыбка и ямочки на щеках.

   – Я должна быть осторожнее с деньгами, но в магазинах так много прелестных вещиц. Я знаю, что не должна поддаваться соблазнам, и поначалу у меня это получалась.

   – У тебя нет необходимости сопротивляться своим соблазнам, Кэти. Нет никакого вреда в том, чтобы побаловать себя немного.

   Она почувствовала его нежность, его твердую руку, когда он у фермы мистера Моргана помог ей перейти дорогу. На мгновение девушка почувствовала непреодолимое желание выяснить тайну карты и еще раз спросить его, как он узнал о ее поездке на торфяники. Однако Кэти осторожно молчала, опасаясь снова вызывать перемену в его настроении. И все же эти вопросы продолжали ее тревожить, так как каким-то необъяснимым образом она понимала, что они связаны друг с другом. Спустя какое-то время девушка все же постаралась прогнать эти мысли, твердя, что Чарльз все объяснит сам, когда будет готов сделать это.

   – Мы едем в Лестер завтра, – сказал Чарльз, когда они свернули на аллею. – Я куплю тебе платье. – И так как она снова начала протестовать, добавил: – Я отказываюсь сопровождать мою… гм… племянницу, если она не будет выглядеть так, как того заслуживает данное событие.

   Ей очень хотелось еще задержаться и посидеть с ним наедине – все остальные уже спали, – но Чарльз, забрав со столика свой портфель, тут же стал подниматься по лестнице. У Кэти не оставалось выбора, как последовать за ним. На площадке он вдруг резко обернулся, приподнял ее за подбородок и поцеловал в губы. Краска прилила к ее щекам. Он засмеялся, глядя на ее выражение:

   – О чем ты думаешь? О том, что Поль никогда не целовал тебя так?

   – Как… как ты узнал? – удивленно спросила она, дотрагиваясь пальцем до губ, словно желая пощупать этот поцелуй.

   – Не важно. – Он все еще пребывал в веселом настроении, хотя его тон стал серьезным. – Прости, что я так воспринял твою поездку на торфяники, но я все объясню тебе очень скоро. – И загадочно добавил: – А пока подумай об этом. Подумай очень серьезно.

   – Подумать?.. – Она бросила на него озадаченный взгляд. – Подумать… о чем?

   Чарльз ничего не ответил, а просто поцеловал ее в макушку и пожелал спокойной ночи.


   Кэти танцевала с Биллом, но все время, кружась по бальной комнате, ощущала взгляд Чарльза. Она вся была в ярко-зеленом, затейливом сочетании кружев и матового атласа. Как обычно, ее голова была гордо поднята, а движения изысканно гибки; поймав его взгляд, она быстро улыбнулась. Чарльз улыбнулся в ответ, однако тут начали происходить странные вещи. Она споткнулась, и Билл извинился.

   Следующий танец она танцевала с Чарльзом; ощущала его сильное тело так близко от своего и его твердую прохладную руку на спине. Он поздравил ее с умением танцевать и выразил восхищение внешностью, отметив, что Дины потрудились на славу и он доволен результатами.

   – Я такая, какой ты хотел меня видеть? – Она выглядела так женственно, когда застенчиво подняла на него глаза в ожидании ответа. Он говорил намеренно холодно, отчего ее волнение только возросло.

   – Не совсем, – загадочно произнес он, а через несколько минут она сидела рядом с Биллом, наблюдая, как Чарльз танцует сначала с миссис Дин, а потом с Берил.

   – Тебе не кажется, что между этими двумя что-то есть? – спросил Билл, заметив легкую морщинку, которая появилась на лбу Кэти при их приближении.

   – Ты хочешь сказать… не влюблены ли они друг в друга? Нет, я так не думаю… – Она замолчала, раздумывая, откуда у нее это убеждение. – Берил была помолвлена, я не знаю, что там случилось, но помолвку расторгли. Стив считает, что вмешалась ее мать, которая считала, что молодой человек слишком беден для Берил.

   – Она достаточно взрослая, чтобы самой понимать, что ей нужно, разве не так?

   Кэти кивнула, припоминая все, что рассказывал ей старина Стив, хотя он тут же добавил, что это чистой воды предположение с его стороны, так как он не пользуется доверием этой семьи. После смерти отца Чарльза Мойра и ее дочь относились к нему как к досадной помехе, именно поэтому он предпочитал проводить большую часть времени в постели или саду.

   – Стив считает, будто Мойра крупно поскандалила с этим Эриком и он пришел в такую ярость, что ушел и почти тут же обручился с другой.

   – Он снова обручен?

   – Да. Бриджет даже знает эту девушку, говорит, что она вовсе не так красива, как Берил.

   – Я не думаю, что Берил очень уж привлекательна. – Он снова отыскал глазами девушку, о которой шла речь. Она смотрела на Чарльза и смеялась, и Биллу пришлось отказаться от своего утверждения.

   – Раньше она выглядела такой несчастной, – призналась Кэти. – Но с недавних пор – особенно последние несколько дней – она другая, почти счастливая.

   Она закончила на слегка растерянной нотке, так как тоже заметила, как смеются чему-то Чарльз и Берил. Они оказались ближе, и уже невозможно было не заметить, как смягчились глаза Чарльза.

   – Должно быть, они все же влюблены, – сказал Билл. – Они так подходят друг другу. Сколько лет Берил?

   – Двадцать шесть, – безучастно ответила Кэти.

   – Отлично. – Он с усмешкой повернулся к ней. – Скоро мы получим еще одно приглашение на помолвку.

   Кровь отхлынула от лица Кэти при этих словах. Как только танец закончился и Чарльз подошел к ней, то ему пришлось встревоженно спросить, как она себя чувствует.

   – Да, я в порядке. – Кэти постаралась, чтобы ее слова звучали весело, но у нее ничего не получилось. Чарльз настоял на том, чтобы отвезти девушку домой, а так как уже был двенадцатый час, то никто не стал протестовать.

   – Мы скоро все поедем, – сказала Бриджет. – И вы правы, Кэти действительно выглядит усталой.

   – Можем мы немного посидеть? – спросила Кэти, когда полчаса спустя они вошли к себе домой.

   – Ты очень устала, дорогая.

   – Пожалуйста, Чарльз… – Ее глаза были широко раскрыты и смотрели со странной мольбой. После небольшого колебания он взял ее под руку, и они прошли в гостиную. Огонь уже потух, и, хотя в комнате было достаточно тепло от батарей, он включил электрический обогреватель.

   Они присели на диван, и какое-то время Кэти оглядывала мрачную обстановку комнаты. Казалось, этот дом никого не интересовал, никто не задумывался о том, как бы сделать это место пожизнерадостнее, может, с помощью новых ковров и занавесок или ярких обоев. Хотя в ее маленьком коттедже она была счастлива вне зависимости от обстановки.

   Все дело в атмосфере, поняла Кэти. Здесь не было тепла, нежности, любви. Она зажмурила глаза и представила смолистый запах горящих еловых поленьев, увидела, как хмурится Поль, погруженный в проблемы давностью в миллионы лет, увидела себя на полу возле него, пытающуюся помочь ему в решении этих проблем.

   Там были любовь, и тепло, и единство интересов, в том маленьком одиноком коттедже среди вересковых полей. Любовь и теплота…

   – Что такое, моя… – Чарльз запнулся и с легким огорчением продолжил: – Боюсь, что потерял мою маленькую беспризорницу – ты сегодня была такой элегантной и очаровательной, моя дорогая.

   – Как хорошо, когда мы вместе, только ты и я – так спокойно. – Она прижала голову к его плечу и почувствовала умиротворение, забыв о коттедже, о Поле, обо всех секретах природы и о том, что все усилия людей, пытающихся их разгадать, тщетны.

   – Но ведь ты была весела сегодня? – Его голос казался веселым, но одновременно несколько сухим. – Я заметил, что все молодые люди хотели потанцевать с тобой.

   – А я хотела танцевать только с тобой, – пробормотала она, тщетно скрывая зевоту. – Я всегда хочу, чтобы со мной был только ты, Чарльз.

   Она повернула голову, словно внезапно испугавшись чего-то, чего не понимала, и произнесла, растягивая слова:

   – Берил выглядела такой счастливой сегодня.

   – Она явно повеселела в последние дни, – ответил он и не успел закончить, как появилась Берил, раскрасневшаяся и улыбающаяся.

   – Все еще не спишь, Кэти? – удивленно воскликнула она. – Я подумала, что Чарльз сразу же уложил тебя в кровать, ведь ты выглядела такой усталой.

   Кэти встала, словно повинуясь невысказанному приказу со стороны Чарльза и Берил. Пытаясь овладеть внезапно задрожавшими губами, она сказала с принужденной легкостью:

   – Да, я устала. Спокойной ночи, Берил, спокойной ночи, Чарльз.

   Их ответы прозвучали как простая формальность, и когда в дверях Кэти обернулась, то увидела, что Берил уже заняла освободившееся место возле Чарльза.


   Только в воскресенье после полудня до Чарльза дошли слухи о вылазке Кэти на площадку для гольфа. Его посетитель, владелец земли, предоставил ему неоспоримые доказательства того, что Кэти вторгалась на частную территорию, и даже упомянул точную дату. Он был разумный человек и, с интересом выслушав объяснения Чарльза, согласился замять дело после того, как тот предложил ему компенсацию ущерба.

   Провожая гостя, Чарльз был мрачен и суров. Его угнетала не столько мысль о расходах, сколько то унижение, которому он подвергся, умоляя владельца земли не подавать в суд.

   Вернувшись в гостиную, он послал за Кэти, которая сидела в летнем домике, болтая со Стивом. Она взглянула на Элис, которая принесла ей это сообщение.

   – Я вернусь попозже, – сказала она Стиву, – и не вздумай засыпать с очками на носу! – сурово добавила она. – Ты когда-нибудь их все-таки разобьешь.

   Чарльз стоял спиной к окну, его лицо было еще мрачнее и тверже из-за падающей на него тени. Кэти остановилась в дверях, недоуменно глядя ему в лицо и тщетно пытаясь найти причину его состояния. Медленным, нарочитым движением он взял книгу, лежащую на столике.

   – Мне кажется, это принадлежит тебе. – Он протянул ей книгу, его взгляд был холодным и твердым, как сталь.

   Кэти нерешительно подошла и взяла ее.

   – Мой путевой блокнот? – Она непонимающе смотрела на него. – Где ты его нашел?

   – А где ты потеряла?

   – В моей комнате, я полагаю… – Сердце ее внезапно екнуло. Она вспомнила, где сделала последнюю запись. Машинально, дрожащими руками девушка открыла блокнот под ледяным взглядом Чарльза. – Я оставила его?.. – В горле застрял комок, и она не смогла больше произнести ни слова.

   – На уступе скалы в старой каменоломне, вместе с прелестным ярлычком, где указано твое имя и адрес, а также дата, когда ты пыталась извлечь окаменелость. – Его голос был пугающе спокоен.

   Несколько раз Кэти конвульсивно вздохнула, прежде чем смогла снова выговорить хоть слово.

   – Как он попал к тебе, я хочу сказать, кто-то принес его?

   То, как она смотрела на книгу, как нервно теребила ее, загибая углы, перебирая страницы, слабое подрагивание ее рта и те усилия, которые она прилагала, чтобы голос звучал твердо, – все это лишь усиливало его раздражение. Но он старался сдерживать себя, так как чувствовал, что самое большое его желание заключалось в том, чтобы схватить ее за плечи и безжалостно трясти – если бы он утратил над собой контроль, то сделал бы именно это.

   – Не надо стоять передо мной и задавать глупые вопросы! Что ты сама думаешь по поводу всех этих неприятностей, которые мне доставляешь? И я бы хотел услышать твои объяснения, зачем ты злонамеренно разрезала проволочную ограду?

   – Я не разрезала, о, Чарльз, ты не должен верить этому! Как я могла разрезать колючую проволоку? Я пролезла под ней… – Она снова перевела дыхание, так как его глаза потемнели от гнева после этого признания. – А что касается ограды дальше по дороге, то я даже не приближалась к ней, это правда.

   Длительное молчание последовало за ее словами, и тут Кэти успела осознать свою ошибку. Она прижала дрожащую руку к губам, ожидая его ответа. Он произнес очень спокойно:

   – Мне кажется, я ничего не говорил о другой ограде. А так как, по твоим словам, ты не подходила к ней, то, может, объяснишь, откуда ты узнала о повреждениях?

   Кэти не отвечала; теперь она подняла голову, а ее глаза заблестели от слез, которые ей приходилось так долго сдерживать. Неужели Чарльз действительно думал, что она могла совершить намеренно акт вандализма и разрушить чужую собственность? Ведь он уже хорошо знал ее! Он выжидательно молчал, и девушка чуть слышно пробормотала, что она не разрушала ограду. Чарльз оборвал ее сердитым и недоверчивым восклицанием.

   – Я говорю правду! – запротестовала она, неизмеримо оскорбленная.

   – Тогда откуда ты узнала, что ограда повреждена? – повторил он, явно шокированный тем, что она может так беззастенчиво лгать, глядя ему в глаза.

   Чтобы хоть как-то оправдать себя, девушка наконец призналась, что прочитала о повреждениях в местной газете и намеренно спрятала газету, чтобы Чарльз не смог узнать о том, что она сделала. Это поразительное признание на мгновение лишило его дара речи, и Кэти тут же воспользовалась моментом, чтобы рассказать ему о том, что явно и до нее кто-то предпринимал попытки извлечь из скалы окаменелость, и после нее, так как, когда она уходила с площадки для гольфа, ограда была в полном порядке. Но если она ожидала, что это утихомирит его гнев, то ошибалась.

   – Я больше не желаю ничего слышать об этом, ты меня слышишь? С того самого дня, как приехала, ты постоянно доставляешь мне одни неприятности. Я больше не желаю, чтобы сюда приходили люди с жалобами на твое поведение, – ты хоть понимаешь, что тебя могли привлечь к суду? И я больше не желаю, чтобы мне предъявляли чеки за повреждения, которые ты нанесла чужой собственности…

   – О нет, я этого не делала – тебе не нужно платить за это! – Она твердо встретила его взгляд. – Чарльз, ты должен поверить, это была не я.

   – Я не знаю уже, чему верить или чего мне ждать, когда возвращаюсь сюда по выходным…

   – Но это нечестно… – У нее пересохло во рту и заболело горло. Она умоляюще смотрела на него, но это не возымело должного эффекта.

   – С этого дня ты забудешь все абсурдные идеи отца и будешь поступать, как скажу тебе я!

   Глаза ее наполнились слезами, но Чарльз, который все еще не мог забыть о том, что ему пришлось униженно просить своего посетителя о снисходительности, мрачно добавил:

   – А слезы тебе не помогут. Я прямо тебе скажу: если еще раз случится что-нибудь подобное, то тебе действительно будет отчего заплакать!

Глава 8

   Кэти медленно шла по тропинке к летнему домику, размышляя над словами Чарльза, признавая их правоту. Потом она опять стала думать о квартире в Лестере, и когда вошла в летний домик и присела, то, почти не колеблясь, спросила:

   – Как ты думаешь, Стив, какую работу я могла бы выполнять?

   Девушка увидела, что он снимает очки с кончика носа, его выцветшие глаза с острым интересом глянули на нее.

   – Я чувствую, что мне пора самой начать зарабатывать себе на жизнь, – добавила Кэти, видя, что он ожидает дальнейших объяснений. – Чарльз не обязан содержать меня всю жизнь.

   – Значит, ты уже называешь его просто Чарльз, – заметил он словно про себя. – Интересно, когда это ты успела привыкнуть к этому? – Он помолчал, а затем продолжил без особого интереса: – Я очутился здесь, когда Чарльзу было девять лет, мне известно все о его семье – от его отца. И я всегда знал, что у Чарльза не могло быть никакой племянницы.

   Смысл его слов был вполне понятен девушке; ей захотелось плакать, но чувство отчаяния не дало слезам вырваться. Она снова спросила его о работе, которую могла бы выполнять.

   – А Чарльз знает о том, что ты замышляешь? – произнес он, подышав на стекла очков.

   – Нет, я еще ничего не говорила ему. Я думала, что сначала должна найти работу, – она не стала просвещать Стива по поводу своего намерения уехать из Грейнджа, так как чувствовала, что первым делом он немедленно передаст эту информацию Чарльзу, который хотя и обрадуется, но, чувствуя себя немного виноватым, постарается все же отговорить ее от этой идеи. – Я уже думала об этом, и все, что смогла придумать, – это устроиться в магазин продавщицей.

   – Это тебе совершенно не подходит, – сказал он, словно повторяя слова Чарльза, сказанные им несколько недель назад. – Ты почувствуешь себя словно в клетке, вынужденная простаивать весь день за прилавком.

   Он начал полировать свои очки кусочком бумаги, который отыскал в кармане, и занимался этим довольно долгое время.

   – По-моему, тебе следует посоветоваться с Чарльзом по этому поводу и посмотреть, что он скажет. Не думаю, что он одобрит эту затею, моя маленькая подружка, не могу представить, что он позволит тебе это.

   – Он не сможет остановить меня! – возразила Кэти, подняв подбородок. – Я твердо решила найти работу, Стив, одобрит он это или нет!

   – Значит… вы поссорились с ним? Из-за чего это, хотел бы я знать? – Он снова потер яростно очки. – Не хочешь рассказать?

   Кэти медлила, жалея, что не сдержалась. Ее восклицание позволит Стиву докопаться до истины. Ведь в действительности они не ссорились в полном смысле этого слова; она признавалась себе, что виной всему ее собственная глупость. Она не спорила, только умоляла Чарльза поверить ей, но он оставался непреклонным. Этого было достаточно, чтобы убедить ее в том, что терпение его истощилось, и если он и будет высказывать недовольство по поводу ее ухода, то, в конце концов, вздохнет с облегчением, что избавился от нее по-хорошему.

   – Он все узнал об окаменелости, – наконец призналась она Стиву, сцепив руки на коленях. – Я оставила мой путевой блокнот в каменоломне, и кто-то вернул его – думаю, это был владелец земли, так как Чарльз сказал, что ему пришлось заплатить за ущерб. – Ее голос дрогнул. – Ты веришь, что я могла это сделать, Стив?

   – Нет, и Чарльз тоже не поверит, когда хорошенько подумает над этим. Он очень сердился?

   – Он… он сказал, что от меня одни неприятности с самого первого дня, и… и это так, Стив. Я всем причиняю одни неприятности и расходы, и можно было предвидеть, что его терпение наконец закончится.

   – Чарльз не станет расстраиваться о расходах… но ты не должна была приближаться к этой площадке для гольфа, ты сама знаешь. Ведь ты понимаешь, что была не права, ведь так? – И когда она кивнула, продолжил: – Ты ведь и не думала, что Чарльз обрадуется, когда придут с жалобами на тебя. Но я не стал бы относиться к этому слишком серьезно; он скоро обо всем забудет. А что касается поиска работы – ты ведь не думаешь уехать от нас, не так ли?

   Девушка быстро взглянула на него; она и не подозревала, что Стив такой проницательный.

   – Всем будет лучше, – грустно сказала она, – я уеду до того, как причиню ему очередные неприятности.

   Стив поднес очки к свету, а затем снова нацепил их на нос и взглянул на нее поверх стальной оправы.

   – Иди-ка и хорошенько подумай обо всем, моя маленькая подружка, – посоветовал он. – Мы часто говорим то, во что сами не верим. Мы часто делаем больно другим людям, а потом раскаиваемся в этом.

   Кэти глубоко вздохнула, припомнив, что отец за всю жизнь не сказал ей резкого слова… но затем она призналась себе, что никогда не провоцировала его на это, как она постоянно провоцирует Чарльза.

   После чая она отправилась в Пайнтри-Лодж. Кэти впервые отправилась туда в то время, когда Чарльз был дома, и миссис Дин с удивлением взглянула на нее, спрашивая, не уехал ли уже Чарльз.

   – Нет, он не уедет до завтрашнего утра. – Она помолчала. – А Бриджет нет дома?

   – Они с Ноэлем отправились на прогулку, но Билл в соседней комнате, слушает музыку. Присоединяйся к нему, дорогая.

   Билл приветливо улыбнулся и выключил проигрыватель.

   – Какой приятный сюрприз, я не ожидал увидеть тебя до завтрашнего дня. – Он с восхищением взглянул на Кэти, но тут же заметил ее подавленность. – Может, пойдем прогуляемся?

   Они гуляли по тропинкам между живыми изгородями, и Кэти подумала о вересковых полях и о мягком ковре из мха под ногами. Тоскливое чувство нахлынуло на нее, и она спросила Билла, не отвезет ли он ее снова в Дербишир. Билл с радостью согласился, пообещав позвонить в гараж по поводу машины.

   – Сказали, что одна машина всегда в моем распоряжении, – доложил он ей. – Я заеду за тобой пораньше – часов в девять.

   – Давай немного попозже, хорошо, Билл? – Чарльз обычно уезжал около восьми, но вполне возможно, он отправится попозже. – Я буду готова в половине девятого.

   К ленчу они уже были на торфяниках. День был теплый, а небо чистое. Они бродили по холмам и по долине, выбирая удобные тропинки и пересекая вересковые поля там, где им было удобно. Перекусили во время ленча, но к трем часам оба изрядно проголодались и направились обратно к машине, которую оставили на обочине, рядом с мостом Коллдерс. После еды, убрав за собой мусор, Кэти взглянула на вершины, нависающие над рекой Хантер.

   – Ты бы хотел посмотреть на остатки старого поместья? – спросила она, и Билл быстро кивнул. – Там немного чего осталось, – извиняющим тоном добавила она, ей самой не очень хотелось туда идти. Просто это было оправданием для того, чтобы вновь полазить по скалистым уступам и, стоя высоко над долиной Коллдер, ощутить на своем лице холодный чистый ветер – кто знает, когда она побывает здесь еще раз.

   Но они прошли всего половину пути, как Кэти вдруг решила вернуться. Она инстинктивно чувствовала приближение тумана, который имел обыкновение мгновенно затягивать все кругом. Кроме того, ее беспокоило то, каким способом Билл карабкался по скалам. Он не очень-то обращал внимание на ее предостережения, считая, что она преувеличивает опасность.

   – Туман? – Он посмотрел на чистое небо и острые очертания гор вдалеке. – Нет никакого намека на туман.

   – И тем не менее, мы должны поспешить. Он появляется так быстро, что застает врасплох людей на дорогах. Если мы поторопимся, то успеем пробраться через самые узкие места до того, как он станет достаточно густым. Мы не сможем ехать сквозь туман, здесь так много крутых поворотов.

   После длительных споров Билл наконец согласился идти назад, хотя по-прежнему считал, что девушка преувеличивает опасность тумана.

   – Будь осторожен, – предупредила его Кэти, когда они оказались в очень узком проходе. – Следи за тропой.

   Билл не понимал опасности, и Кэти пришлось объяснить ему, что, хотя тропа иногда выглядит безопасной, на самом деле под ней располагаются пустоты, проделанные бурным течением реки, подтачивающей берега. Тропинка не укреплялась годами, а течение делало свое дело. Казалось невероятным, что раньше эта тропа была достаточно широкой и прочной, чтобы выдержать экипажи и не только обитателей поместья, но и их многочисленных гостей, которых они так часто приглашали.

   – Осторожнее там. – Кэти шла впереди Билла и постоянно оборачивалась, но он, казалось, не обращал ни малейшего внимания на ее предупреждения. Девушка поняла, что он даже – впрочем, это было вполне естественно – немного недоволен тем, что она постоянно дает ему советы, поэтому замолчала.

   Какое-то время они шли молча, потом Билл, оторвав взгляд от тропы и взглянув на дальние вершины, признался, что она была права.

   – Туман опускается так быстро, – выдохнул он, так как солнце уже походило на желтый шар, тревожно нависший на мрачном, потемневшем небе. – Я бы не поверил, что он может опуститься так… – И внезапно он попытался ухватить Кэти за руку, так как неожиданно начал скользить и падать на каменистое дно реки. Еще в воздухе Кэти умудрилась освободиться от его руки и устоять на ногах, хотя ее щиколотка была сильно повреждена, а голова кровоточила, так как она задела острый край уступа.

   Оглушенная, она могла только смотреть на неподвижное тело Билла, но потом, забыв о своей боли, вытащила его из воды и подтянула к узкому валуну с противоположной стороны тропы. Девушка взглянула вверх. Как она и подозревала, поток подточил берег почти по всей протяженности. Она держалась ближе к скале, но Билл и не заметил, что тропа сузилась в ширину почти до ярда. Он был без сознания, а кровь продолжала сочиться через пальто из раны в руке. Сердце Кэти билось с бешеной скоростью. Было очевидно, что он сильно ранен, а на протяжении многих миль не было и признаков жизни. Ее глаза потемнели, когда она взглянула вверх на вереницу домиков. Она колебалась всего мгновение, затем, сняв свое пальто и подсунув его под голову Билла, медленно и осторожно стала пробираться по ручью к дороге. Перейдя ее, она направилась к стройке, прижимаясь к берегу Коллдер. Вокруг стоял оглушающий рев машин, терзающих долину, вгрызающихся в грязь речного ложа. Девушка смутно отметила, что дамба почти готова и работы продвигались гораздо быстрее, чем она предвидела. Та работа, которая кипела на речном дне, заключалась уже в простой чистке. Успеют ли они, невольно подумала Кэти, до начала паводка?

   Кэти застонала, сознание ее помутилось, какой-то мужчина с любопытство посмотрел на нее, она увидела, как к ней бегут люди, хватают ее под руки.

   – Что такое, милая? Ты ранена.

   Она приложила руку к голове. Машины, хижины – все завертелось у нее перед глазами.

   – Там, на ручье, в ущелье, как раз над стремниной, молодой человек. Туман… Они никогда не найдут его. Я должна пойти с вами…

   Свет начал меркнуть; Кэти почувствовала грубую спецовку у своего лица, и две смуглые руки подхватили ее, словно она была ребенком.


   Косые лучи солнца упали на кровать, и Кэти открыла глаза, сонно и озадаченно моргая, пытаясь разглядеть окружающую ее обстановку. Обитая ситцем деревянная мебель, светлый ковер; стены персикового оттенка, длинное низкое окно с кремовыми бархатными занавесями, доходящими до пола. Она смутно ощутила какое-то движение и, повернув голову, скривилась от неожиданной боли. Сквозь дымку она увидела, как молодая девушка встала и вышла из комнаты. Кэти снова повернула голову; кровь запульсировала в висках, она подняла руку и нащупала повязку на лбу.

   – Билл! – вскричала она, привскакивая.

   – Ш-ш! Билл в безопасности – в больнице! Лежи. – Сильные руки нежно уложили ее на подушку. Она смотрела все еще в забытьи, но уже осознавая, что снова причинила беспокойство Чарльзу.

   – Они послали за тобой – как они нашли тебя? Как ты смог так быстро добраться сюда?

   – Быстро? – Чарльз не обратил внимания на предыдущий вопрос, а она была слишком сонной, чтобы это заметить. – Тебя принесли сюда вчера.

   Она сдвинула брови, пытаясь сосредоточиться.

   – Ты хочешь сказать, что сегодня вторник?

   – Вторник, время ленча.

   Кэти оглянулась кругом и остановила взгляд на далеких вершинах, виднеющихся из окна. Киндер-Скаут. Она повернулась, чтобы спросить, но замолчала, увидев выражение его лица. Глаза Чарльза казались твердыми, а вокруг рта были заметны крошечные, жесткие складки. Причина была очевидна; Кэти снова нарушила его запрет и приехала на торфяники, причинив ему неудобства, ведь он вынужден был бросить работу и примчаться сюда. Подавленным, слабеньким голоском она наконец осмелилась спросить, где находится.

   – Я пошла на водохранилище, – добавила она неожиданно резким тоном. – Я ведь не в его доме? Я ни за что не соглашусь воспользоваться его гостеприимством.

   Чарльз заметил ненависть, зажегшуюся в ее глазах, и у него вырвался едва заметный вздох.

   – Это дом в Ферндейл-он-Коллдер, – сказал он, присаживаясь на краешек ее постели. – Здесь живет мистер Райдинг – он оказался на водохранилище и предложил разместить тебя здесь до тех пор, пока ты не поправишься. Удостоверившись прежде, что нет необходимости помещать тебя в больницу.

   – Как называется этот дом? – спросила Кэти после долгого молчания. – Это красивый дом, здесь так уютно.

   – Уотерс-Митинг.

   – Какое прелестное название. – Она сморщила лоб. – Но ручей Рейвн впадает в Коллдер в Ферндейле.

   – В конце сада, – уточнил он. – Отсюда и название.

   Она выглядела удивленной, что он успел узнать так много, и спросила, сколько времени он пробыл здесь.

   – Со вчерашнего дня, – последовал спокойный ответ.

   – Ты провел здесь ночь? – И когда он кивнул, продолжила: – Значит, тебе пришлось оставить свою работу из-за меня…

   Сколько хлопот она доставила ему! О чем он думал сейчас? Нет необходимости задавать себе этот вопрос. Он явно раздумывает об этой ее последней выходке и от всего сердца желает, чтобы они никогда не знали друг друга. Ее упорное сопротивление, ее приверженность идеям Поля привели к ряду демонстративных выходок с ее стороны, все это совершенно разрушило мирный образ жизни Чарльза. Мойра была права, когда говорила, что он, должно быть, жалеет, что взял ее в дом. Девушка вспомнила о деньгах, которые он потратил на нее, о том, что еще не был оплачен ремонт ограды, и слезы задрожали на ее ресницах. Может, все-таки Поль ошибался? Если бы она руководствовалась советами Чарльза, поступала бы в соответствии с его желаниями, ничего бы не случилось. Снова взглянув на него, Кэти поняла, что выражение его лица вовсе не мрачное, а просто напряженное и обеспокоенное. Девушка и сама очень устала; интерес потух, и она впала в полудремотное состояние, но и сквозь сон ясно представляла себе, что ей следует делать. И теперь Кэти окончательно приняла твердое решение уехать от него, самой прокладывать себе дорогу в жизни и позволить Чарльзу вернуться к тому мирному образу жизни, которым он наслаждался до того, как принял это опрометчивое решение взять ее под свою опеку.


   Доктор сказал, что она должна будет остаться в постели четыре или пять дней, но к концу третьего дня ей уже сняли повязку, и щиколотка, если не считать внезапных и резких приступов боли, почти не беспокоила. Поэтому вынужденная неподвижность стала ее тяготить, а каждый последующий час был еще скучнее, чем предыдущий. Какое-то время Чарльз был рядом, но пару раз ей отвечали, что он вышел. Это озадачивало Кэти, так как она не могла себе представить, куда мог бы пойти Чарльз. Он ничего не говорил ей о том, куда отлучался, и девушка чувствовала, что не имеет права расспрашивать его об этом. Другое обстоятельство, которое ставило ее тупик, было то, как уклончиво отвечала Салли на ее расспросы о доме и его хозяине. Ей почти казалось, что Салли дали указание не вступать в разговоры с Кэти, и хотя девушка всегда любезно улыбалась, но почти всегда находила отговорки, чтобы не вступать в беседы с Кэти.

   Мистер Райдинг тоже не был склонен поддерживать беседы о доме или о себе, лишь однажды по какому-то поводу он что-то сказал о племяннице. Внешне он очень понравился Кэти; он напоминал ей Поля, с такими же взлохмаченными бровями, добродушным лицом и задорными глазами. Она поблагодарила его за то, что он приютил ее; это весьма его позабавило. Еще больше его позабавило то, что она благодарила его еще и за Чарльза.

   Он несколько раз сидел с ней, но только тогда, когда не было Чарльза. В конце концов, Кэти заметила, что в доме постоянно находился либо он, либо Чарльз. На четвертый день, тем не менее, они оба исчезли, оставив Кэти и Салли дома одних. Кэти, немного почитав, решила надеть халат и немного посидеть у окна. Солнце жарко сияло, освещая вересковые поля и отдаленные подножия холмов. Она перевела взгляд вниз; сад содержался в безупречном порядке, подстриженные падубы, цветочные бордюры и рокарии, широкие, гладкие лужайки, тянущиеся до самой реки. Какое очаровательное место! Едва заметный вздох вырвался у девушки, когда она вспомнила Грейндж с его устрашающим фасадом и мрачными интерьерами. Когда же она подумала о квартире в Лестере, то ее уныние возросло еще больше – там не было ничего, кроме зданий, машин и шоссе…

   Салли вышла из дому с корзинкой, видимо за покупками. Глаза Кэти решительно сверкнули, и, повинуясь внезапному порыву, она быстро оделась и сбежала по ступенькам – ее щиколотка больше не беспокоила ее. Она стояла на берегу Коллдер, теплый ветер играл в ее волосах, а солнце ласкало ее лицо. Воздух был странно прозрачен, поэтому горы не казались такими высокими, а расстояния значительными; вересковые поля незаметно переходили в коричневые холмы, а те, в свою очередь, гармонично перетекали в крутые скалы, которые, казалось, нависали прямо над ее головой.

   Как она сможет вернуться в «цивилизованное общество», как называет его Чарльз? Здесь жизнь была такой простой, незамысловатой, простодушной. Не надо было подчиняться тираническим условностям общества, не было ни раздражающих ограничений, ни противоестественного самоконтроля.

   С глубоким вздохом она повернулась и пошла назад через сад к дому. Зайдя в дом через высокое французское окно, она направилась в холл, чтобы незамедлительно подняться в свою комнату – ведь если Салли обнаружит, что она встала с кровати, то тут же доложит об этом Чарльзу. Девушка замешкалась в холле, чтобы хорошенько осмотреться. Да, это был счастливый и светлый дом; здесь не было темных углов или запаха плесени, не давили сверху массивные дубовые балки, не было ненавистной мебели и обшитых деревом стен. С легким чувством вины и все же повинуясь непреодолимой силе, Кэти осторожно толкнула дверь налево от себя. Это явно был кабинет. Ее внимание привлек план, почти полностью закрывающий одну из стен. «Карта местности, прилегающей к водохранилищу Коллдертон», – прочитала она, и ее пульс участился. Не в состоянии думать, она словно приросла к полу – на письменном столе, прямо под этим планом, лежала карта Поля, карта, которую она нашла в машине Чарльза…

   Чарльз… но этого не может быть! Словно в тумане она, с помертвевшим лицом, вошла в комнату. Этого не может быть… но тогда почти все становилось на свои места. Дрожащими руками она тронула карту, отчаянно пытаясь оспорить действительность. Она крепко сжала веки, не в состоянии перенести груз этого знания. Но карта, к которой она недоверчиво прикасалась, лишь усилила эту невыносимую тяжесть, теперь Кэти понимала, что Чарльз без малейшего колебания или угрызения совести воспользовался знаниями и опытом ее отца, того самого человека, чьи идеалы он не упускал случая подвергнуть осмеянию и порицанию. Кэти припомнила уловку, к которой он прибег, чтобы овладеть картой, как просил – как бы между прочим – показать ему карты Поля, сделав вид, что его интересует лишь способ составления карт. Она вспомнила свой энтузиазм и счастье оттого, что он пожелал посмотреть работы ее отца. Только абсолютно циничный человек мог вести себя подобным образом, и на мгновение девушка усомнилась в доброте, которую он проявил, взяв ее к себе домой… Она вспомнила слова Мойры… ее предположение, что у Чарльза были свои мотивы приютить ее. Припомнила также слова мистера Джонсона, которые потрясли ее правдой, от которой она пыталась спрятаться. Теперь Кэти знала без всяких сомнений, что то, на что намекала Мойра, было правдой. Чарльз предоставил ей кров вовсе не из чувства жалости; напротив, он просто использовал ее в своих собственных интересах, он приютил ее для того, чтобы получить доступ к картам Поля.

   Губы Кэти задрожали, когда она вспомнила, как благодарна была Чарльзу, как переживала из-за хлопот, которые причинила ему, как, переполненная раскаянием, собиралась от него уехать. Ощущение того, что ее благодарность была смешной, вызвало болезненный спазм в горле; несмотря на все эти ужасные открытия, она изо всех сил старалась перебороть отвращение, которое на нее нахлынуло. И все же она уже не могла относиться к Чарльзу по-прежнему. Человек, чьи действия привели к смерти отца, человек, который получал удовольствие в механическом уничтожении прекрасного, человек, который без зазрения совести использовал людей в своих интересах. Уничтожая тысячи деревьев, он лишний раз подтвердил, что у него нет почтения к жизни.

   Подстрекаемая этим зловещим образом Чарльза, она забыла о самоконтроле, которому училась все последние месяцы. Прежде ее ненависть была направлена на созданный ею образ смутного и неопределенного человека, которого она, возможно, никогда бы и не встретила; к тому же в ее новом окружении этот образ стал тускнеть и терять свою значительность. Но сейчас ею овладел глубокий и неуправляемый гнев. Хотя в ее распаленном воображении и мелькало предупреждение Чарльза о том, что когда-нибудь ненависть разрушит ее, она не обращала на это внимания. Кэти забыла и о щедрости Чарльза, и о мягкости, проявленной им во многих случаях, и о тепле и уюте, которым он окружил ее. Все это потеряло всякое значение, он снова превратился в того жестокого, циничного мужчину, каким она представляла себе своего врага, поклявшись ненавидеть его всю свою жизнь.

   Девушка услышала, как подъехала и остановилась машина на аллее, но не смогла шевельнуться. Ее охватило странное спокойствие; девушка с ужасом поняла, как глубоко предупреждение Чарльза жило в ее сознании, в досаде отбросила его прочь. Несмотря на внешнее спокойствие, внутри у нее по-прежнему, заглушая остальные чувства, бушевала слепая ненависть.

   Чарльз стоял в дверях, оценивая ситуацию. Его взгляд остановился на ее руке, все еще лежащей на карте. Он был явно ошарашен тем, что застал ее в своем кабинете. И не ожидал, что правда откроется ей таким образом. Кэти, с побелевшими губами, смотрела на него темными от ненависти глазами.

   Оба молчали, и тишина становилась невыносимой. Рука Кэти машинально дотронулась до края карты, ее пальцы нащупали складку, которой раньше не было. Чарльз заговорил первым; его голос был более резким, чем обычно:

   – Как ты посмела сюда зайти, Кэти! Это моя личная комната!

   – Мне захотелось выйти на несколько минут, – начала объяснять она, но потом пожала плечами. Ее спокойствие удивило ее саму, словно она никак не могла оправиться от этого открытия. – Я не желаю оправдываться.

   Кэти тяжелым взглядом окинула комнату. Она уже ощущала силу, зарождающуюся внутри, и ее голос почти не дрожал, когда она бросила ему в лицо:

   – Это все равно должно было случиться. Как долго ты собирался обманывать меня?

   – Я не собирался продолжать это делать, – резко ответил он. Ее спокойная интонация и тихий голос действовали на Чарльза как масло на огонь. – Я бы давно все рассказал тебе, если бы ты не продолжала глупо настаивать на том, что ненавидишь меня. Я говорил, что все расскажу тебе, ты должна это помнить.

   Кэти решила, что ее хотят сбить с толку, и помотала головой, приводя мысли в порядок. Она ненавидела смутный образ кого-то, кого винила и в несчастьях своего отца, и в своих собственных, но… Чарльза-то она любила. Сначала как своего благодетеля, потом как?.. Она продолжала смотреть на него, изучая выражение лица и не находя в нем прежней мягкости. Он стал таким суровым, холодным и далеким; не было в нем и следа раскаяния или стыда. Он лишь сердился на то, что Кэти обнаружила его тайну; и его совершенно не беспокоило, что она чувствовала при этом. Девушка вспомнила его таким, каким он был в воскресенье, когда так жестоко обвинял ее в том, что она не перестает причинять ему хлопоты с самого первого дня своего появления в его доме. Тогда он, казалось, совершенно забыл о том, что взял ее к себе, преследуя лишь свои цели.

   – Ты тот человек, который вызвал смерть… – Слова застряли у нее в горле, но она не стала спрашивать себя, отчего ей так трудно закончить это предложение. – Ты разбил его сердце своими угрозами.

   – Я никогда не угрожал ему. Он должен был уйти, я дал ему на это время. – Он замолчал, заметив ее презрительный взгляд. – Я не собираюсь оправдываться, как ты думаешь! Мне это не нужно! Водный комитет выдал приказ очистить долину, а не я! – Он сердито пожал плечами. – Твой отец все равно бы умер…

   – Почему он должен был умереть? У него было отличное здоровье! – Он снова был у нее перед глазами, примостившийся на уступе скалы, бронзовый от загара, жизнерадостный. – Поль был ненамного старше тебя, но его жизнь была так резко прервана… – Кэти снова не смогла продолжить, и Чарльз резко прервал ее, потребовав прекратить нести полную чепуху.

   – У твоего отца не могло быть прекрасного здоровья, иначе он бы не умер. Ты уже не ребенок, и пора тебе примириться с неизбежностью его смерти! Ты была поглощена иррациональной ненавистью к кому-то, кого даже не знала, и если раньше – в момент смерти твоего отца – этому и было какое-то оправдание, то теперь его нет! – Он замолчал, заметив холодный металлический блеск ее глаз, который вытеснил такой привычный ему теплый и нежный свет. – Я ни в коей мере не несу ответственности за то, что случилось, и я не позволю тебе обвинять меня в смерти твоего отца!

   Кэти ничего не говорила, так как голова просто раскалывалась от боли. К тому же она чувствовала еле слышный голос разума, который твердил ей, что она все еще находится под опекой Чарльза. Она была больна, находилась в его доме, от него зависело все, даже та еда, которую она ела. Вздрогнув от осознания этой зависимости, она подумала, что бы сказал Поль, если бы узнал, что его дочь находится в таком положении. Она постаралась припомнить его отношение к «Большому Боссу» и, как ни странно, не смогла вспомнить ни одного дурного слова в его адрес. Но разумеется, Поль всегда так благодушно относился ко всем людям.

   Но она, она никогда не сможет простить его, как не сможет забыть все то дурное, что он совершил. Кэти на мгновение вспомнила то чувство нежной любви, которое испытывала к нему, и нестерпимая боль пронзила сердце… ведь в глубине ее души таилась крохотная надежда, что когда-нибудь он ответит на ее любовь.

   – Я постараюсь найти работу как можно скорее, – сказала она внезапно дрогнувшим голосом, – и тогда я уйду.

   – В этом нет нужды… – Весь его гнев пропал; он порывисто протянул руки, почти умоляющим жестом.

   Она отступила назад, расстояние между ними увеличилось, и его руки невольно опустились. Последовало долгое молчание, затем он мягко проговорил:

   – Если ты уйдешь от меня, Кэти, а ты ведь собираешься это сделать, то все равно вернешься ко мне…

   – Вернусь к тебе? – Ее глаза потемнели от негодования и презрения. – Неужели ты думаешь, что я не смогу прожить одна? Ну, так вот, я смогу. Я вполне способна сама позаботиться о себе. – И она добавила медленно и отчетливо: – Когда я уйду, уже никогда не захочу снова увидеть тебя – никогда в жизни!

Глава 9

   С чувством удовлетворения и радости Кэти немного отступила назад, чтобы получше разглядеть три витрины, расположенные вдоль одной стены новой геологической секции музея. Она только что закончила наклеивать ярлычки на образцы камней и минералов, к тому же составила карту той местности, где были найдены данные образцы.

   Как ей повезло, что она нашла эту работу, подумала она. Девушка припомнила, как куратор музея, наслышанный об ее отце от своего друга и о способностях самой Кэти, написал ей письмо, в котором спрашивал ее, не заинтересует ли ее его новый проект. Хотя она и испытывала робость, ведь ее уверенность в собственных силах пошатнулась, но все-таки согласилась на собеседование. Куратор уверил ее, что она справится с заведованием новой секцией музея, а так как ей не терпелось уехать от Чарльза, Кэти с живостью приняла его предложение. Ей так хотелось узнать, кто же порекомендовал ее на это место. Она не смогла припомнить ни одного человека, кто бы был осведомлен о ее знаниях в области геологии и минералогии. Осторожно попыталась выяснить это у куратора, но он пропустил ее вопрос мимо ушей, и ей не захотелось настаивать. Но она всегда будет испытывать благодарность этому неизвестному благодетелю, ведь в своем желании уехать от Чарльза девушка была готова принять любую работу – не важно, будет ли она ей по душе или нет.

   На лицо девушки набежала тень, когда она вспомнила последние мгновения объяснения с Чарльзом. Он был так измучен, тонкие морщинки залегли вокруг его глаз и рта.

   Он мягко объяснил, что ее ненависть представляет собой нечто несвойственное ей, что-то такое, во что она верит, но чего нет в действительности. Кэти была озадачена этими словами, но в то же время эта ненависть так пропитала все ее существо, что она не обращала внимания ни на какие чувства с его стороны. Но не потребовалось много времени, чтобы она поняла, как сильно заблуждалась на его счет, как неразумно было ее отношение к нему. Внезапно Кэти увидела все с его точки зрения, нашла объяснения всему, что он делал. Это правда, что он взял ее к себе, чтобы получить доступ к картам, но, приютив, он ни в чем не отказывал ей – по крайней мере, ни в чем разумном. Она вспомнила его щедрость и благородство, полное понимание ее проблем. И если временами его позиция казалась спорной и негибкой, сейчас Кэти видела все события с особенной ясностью. Она даже извиняла то, что он завладел картой, прекрасно осознавая, что он мог бы просто попросить у нее эту карту, если бы она своим отношением не сделала это совершенно невозможным. Странно, подумала девушка с глубоким вздохом, что она так возмущалась его поступком, ведь теперь она испытывала только гордость, что работа ее отца сослужила ему хорошую службу. Поль тоже бы гордился этим.

   Подумав обо всем этом и вспомнив слова Чарльза о том, что она вернется к нему – словно он на самом деле желал ее возвращения, – Кэти на минуту представила возможность этого поступка. С отчаянием девушка вспоминала свое поведение и намеренное неприятие всего того, что теперь казалось ей разумным. Чарльз сказал, что она не принесла ему ничего, кроме хлопот, и он, разумеется, так и считал. Какой огромной проблемой была она для него, всегда делая не то, что надо, причиняя ему беспокойство, расходы и унижения. Не очень приятно такому человеку, как Чарльз, с его-то гордостью, выслушивать людей, жалующихся на ее поведение. Неудивительно его заявление, что он не знает, чего ожидать, когда приезжает домой на выходные. Она наконец неохотно призналась самой себе, что вряд ли Чарльз на самом деле желает ее возвращения; наверное, он искренне радовался ее поспешному отъезду. Возможно, в конце концов, все это было к лучшему, подумала Кэти, стараясь свыкнуться с мыслью, что больше никогда не увидит Чарльза. Ведь он не любил ее, а находиться рядом с ним, постоянно сдерживая свои чувства, было такой нелегкой задачей.

   Кэти наконец снова вернулась к реальности, повернувшись к витринам у противоположной стены. Большинство экспонатов принадлежало ей, но уже несколько любителей принесли свои образцы в качестве дара музею, и некоторые дали свои на время. Таким образом Кэти стала составлять коллекцию, но все еще оставалось много пустых витрин, и девушка проводила все выходные в поисках интересных образцов. Ее спутником в этих экспедициях был молодой человек, который так заинтересовался этим проектом, что отдал музею всю коллекцию полудрагоценных камней. В течение нескольких недель он приходил в музей, каждый раз принося что-то новенькое, и, в конце концов, пригласил Кэти пообедать с ним. Между ними установилась крепкая дружба, но, как только Кэти почувствовала, что у Гарета серьезные намерения, она рассказала ему о Чарльзе и о причинах, заставивших ее покинуть его. Оправившись после первоначального разочарования, Гарет смирился с ситуацией, хотя и не отказался от своего убеждения, что у Кэти просто пунктик насчет Чарльза и что со временем она забудет о нем.

   – Это случается уже не в первый раз, – шутливо сказал он ей. – Молодым девушкам так свойственно влюбляться в мужчин постарше.

   Кэти ничего не ответила. Было невозможно объяснить свои чувства к Чарльзу или убедить Гарета, что никто никогда не сможет занять место этого человека в ее сердце.

   Гарет по дороге домой с работы обычно заезжал за ней и подвозил на своей машине. У Кэти была крошечная квартирка в Лоупорте, и скоро образовалась привычка принимать молодого человека один-два раза в неделю. Они пили чай и отправлялись за город, где Гарет давал Кэти уроки вождения, и девушка начала уже вполне уверенно чувствовать себя за рулем.

   – Я когда-нибудь смогу купить себе автомобиль, как ты думаешь? – спросила она Гарета довольно унылым голосом.

   – Тебе следует начинать с подержанной машины. Я уверен, что мы сможем найти что-нибудь по разумной цене. – Он замолчал, так как она остановилась у светофора. – Мне кажется, ты уже готова сдать на права, – продолжил Гарет, но Кэти оборвала его, внезапно потеряв всякую уверенность:

   – О нет, я еще совершенно не готова к этому!

   – У тебя все прекрасно получается. Я не сомневаюсь, что ты сдашь экзамены с первого раза.

   Кэти ничего не сказала, но она еще не решилась на экзамен. Ведь если ей не удастся сдать с первого раза, то ее уверенность в себе снова пострадает; лучше еще немного попрактиковаться. К тому же у нее еще нет своей машины, и еще, по крайней мере, несколько месяцев не будет, ведь она так сильно потратилась, покупая мебель и обстановку для своей квартиры, и на машину осталось совсем немного.

   Они остановились у маленького кафе и поужинали, а так как было поздно, Гарет высадил ее у дома и сразу уехал. Она вошла в квартиру, зажгла газовый камин и присела возле него, чувствуя облегчение оттого, что Гарет не поднялся к ней. Их отношения стали ее беспокоить. Гарет явно считал, что ее чувства к Чарльзу были не очень глубоки, и занял позицию терпеливого, но оптимистичного выжидания.

   Кэти грустно вздохнула. Скоро ей придется разубедить Гарета, а это будет означать конец их дружбы, конец их экспедициям за город и на побережье в поисках новых материалов для музея. Это будет также означать возвращение к одиночеству, которое окружало ее в первые месяцы после того, как она уехала от Чарльза. Она снова вздохнула, подумав о Динах, о Бриджет и о все тех молодых людях, которых встречала в Пайнтри-Лодж.

   У Бриджет была роскошная свадьба, и Кэти была ее подружкой. Но теперь Бриджет живет в Глазго, и они переписываются. Билл, поправившись после нескольких недель, проведенных в больнице, обручился с Элисон – они должны были пожениться в июле.

   Как же изменилась ее жизнь, вздохнула Кэти, ощущая, как ей недостает ее друзей. Но она была приглашена на свадьбу Элисон, значит, скоро снова всех увидит.

   Кэти почувствовала странное волнение и сейчас, заставив себя признаться в истинной его причине, позволила себе помечтать о возможной встрече с Чарльзом. Те мгновения, которые она постаралась спрятать глубоко в подсознание, теперь всплыли на поверхность. Она вспомнила его поцелуй после ужина у Динов. Она с такой наивностью восприняла этот поцелуй, что Чарльз засмеялся над ее реакцией. А потом извинился за свой гнев по поводу ее поездки на торфяники, прибавив, что все объяснит. Тогда она была озадачена, но теперь понимала, что он собирался рассказать ей о себе и своей работе. Он хотел попытаться убедить ее, что она не должна ничего иметь против него, ведь он ни в коей мере не был виноват в смерти Поля. Он также сказал ей, чтобы «она хорошенько подумала об этом». Его смутный подтекст было не так легко понять. Это, без сомнения, означало, что Чарльз ревновал ее к Биллу, но Кэти не верила, что это возможно, ведь Чарльз никогда не давал ей повода подумать, что он испытывает к ней какие-то иные чувства, кроме тех, которые должен испытывать опекун к своей подопечной… Или она была не права? Кэти снова подумала о поцелуе и его твердом убеждении, с которым он уверял ее, что она вернется к нему.

   Следовало ли ей вернуться раньше, тогда, когда она впервые подумала об этом? Но в то время она была полностью убеждена, что Чарльз испытывает невыразимое облегчение от ее отъезда и что он вовсе не имел в виду того, что сказал.

   Она вспомнила, что Чарльз тоже получил приглашение на свадьбу Бриджет, но прислал письмо с извинениями, сославшись на напряженный график работы. Вряд ли он посетит свадьбу Элисон, ведь он едва знает ее. Кэти была удивлена, когда узнала из письма Бриджет, что Чарльз приглашен на свадьбу, потом вспомнила, что он регулярно навещал Билла, когда тот лежал в больнице. А так как у Билла не было родственников, а и Ноэль, и Дины жили слишком далеко оттуда, то вряд ли кто-нибудь ходил бы к Биллу вообще, если бы не Чарльз. Из-за признательности Билл и решил пригласить Чарльза на свадьбу.

   Но Кэти чувствовала, что если он решит приехать на свадьбу, то сделает это не из вежливости, а потому что… У нее перехватило дыхание. По каким-то неведомым ей причинам Кэти поняла, что если Чарльз появится на свадьбе, то у него будет одна-единственная цель – увидеть ее.


   Кэти подумала, есть ли еще хоть кто-нибудь на этой свадьбе, кто так сильно переживает, как она. Она не была на самом деле уверена, что Чарльз приедет, так твердила девушка самой себе. И все же, войдя в церковь, оглядываясь вокруг, она не смогла удержать бешеное биение сердца. Усилием воли Кэти заставила себя сосредоточиться на церемонии, вслушиваться в слова, проникаясь серьезностью их значения.

   Потом все было закончено, и молодожены направились в ризницу. Бриджет, сияя от счастья, повернулась к Кэти и что-то сказала по поводу платья Элисон и ее новой прически, а также заметила, что жених выглядит очень красиво.

   Позже, во время приема, миссис Дин отыскала Кэти, и они долго беседовали. Миссис Дин хотела узнать все о ее новой работе и с явной озабоченностью справлялась, удается ли ей сводить концы с концами. В буфете к ним присоединились Бриджет и Ноэль, которые стали расспрашивать Кэти, почему она до сих пор не навестила их в Глазго.

   – Я приеду, когда куплю себе машину, – пообещала она, на время забыв о своем разочаровании, наслаждаясь радостью общения с друзьями. – Я и к вам приеду, – добавила она с улыбкой, обращаясь к миссис Дин. Они с Гаретом уже присмотрели машину, старую, но в хорошем состоянии и совершенно безопасную, как уверил ее Гарет.

   – Ты уже сдала экзамен? – поинтересовалась Бриджет.

   – Я собираюсь сдать его в воскресенье, надеюсь, что у меня получится, ведь мне так хочется навестить могилу отца в воскресенье. Это его день рождения. – Странно, но теперь она могла думать о Поле без боли и без той опустошающей ненависти, которая теперь казалась бессмысленной.

   – Я полагаю, что ты часто навещаешь свои вересковые поля? – Мистер Дин передал Кэти бокал, заметив про себя печаль в ее глазах.

   – Я там не была с тех пор, как уехала от Чарльза.

   – Водохранилище уже закончено, по крайней мере, дамба и остальные работы завершены. Паводок начался не так давно, и, кажется, все действует нормально.

   Кэти молчала. Она знала, что работы были завершены, читала об этом в газетах. Где сейчас Чарльз? – размышляла девушка. Что он делает? Живет ли он теперь постоянно в Грейндже? Она знала, что домик в Ферндейле ему не принадлежал, так что вряд ли он остался там, коль скоро водохранилище было построено. Она хотела спросить, где теперь работает Чарльз и живет ли он по-прежнему в Грейндже, но оставила эту идею, так как ей было неловко говорить о нем с Динами.

   По-прежнему чувствуя любопытствующий взгляд мистера Дина, она стала смотреть на его жену. Говорил ли им Чарльз, почему она уехала от него? Ни Бриджет, ни миссис Дин ни разу не упоминали об этом в своих письмах. Разумеется, они не знали всех подробностей. Это правда, она уехала от Чарльза, потому что считала, что ненавидит его, но давно бы вернулась назад, если бы не уверенность в том, что он был рад ее отъезду и, наверное, с крайним отвращением предвидит возможность ее возвращения. А может – поразила ее вдруг мысль, – он вообще не захочет принимать ее обратно. Чарльз не обязан предоставлять ей кров, и никто не станет осуждать его, если он решит полностью вычеркнуть ее из своей жизни. Она подняла свой бокал, приветствуя жениха и невесту. Мистер и миссис Дин не спускали с нее слегка озабоченных глаз. Кэти, оставив раздумья и печаль, отдавалась веселью. Она разговаривала с разными людьми, которых встречала у Динов раньше, и наконец осталась на минуту наедине с Элисон.

   – Тебе нравится? – озабоченно спросила та, и Кэти с улыбкой кивнула. Невеста ни минуты не стояла на месте, обходя гостей, приветствуя каждого и обмениваясь с ними добрыми шутками. Кэти находила это очаровательным, ведь Элисон имела право сегодня думать только о самой себе, это был ее день.

   – Я прекрасно провожу время – так замечательно, что я снова вижу вас всех.

   – Чем ты занимаешься? Я знаю, что ты работаешь в музее, но как ты проводишь вечера и выходные? Ты ничего не говорила об этом в своих письмах.

   Кэти кратко описала свою жизнь, заметив, что почти все выходные она проводит, собирая коллекцию окаменелостей и минералов. Элисон спросила, как она умудряется заниматься этим без машины, и Кэти пришлось рассказать о Гарете.

   – Ах да, кто-то уже рассказывал мне, что у тебя появился бойфренд, – с внезапным интересом заявила Элисон. – Кто же мне рассказывал? Забыла. Помню только, как Берил говорила, что Чарльз знает об этом. – Она помолчала, испытующе посматривая на Кэти. – Ты никогда не упоминала о нем в своих письмах, и ты ничего не сказала о нем Бриджет. Он ведь не женат или что-нибудь такое?

   – Разумеется, нет! – воскликнула Кэти с легким негодованием. – Но у нас не очень серьезные отношения, поэтому рассказывать особенно не о чем. Мы с Гаретом просто друзья.

   Так, значит, Чарльз знает о Гарете. Но откуда? – подумала Кэти, озабоченно нахмурив брови. Она уже почти решилась спросить Элисон, живет ли Чарльз по-прежнему в Грейндже, как та спросила:

   – Ты, разумеется, слышала, что Берил собирается замуж?

   – Берил? – Кэти почувствовала, как сильнее забилось сердце, и она с трудом спросила, за кого именно собирается Берил выйти замуж.

   Брови Элисон взметнулись в легком удивлении, и она сказала таким тоном, словно этот вопрос был неуместен.

   – В жизни Берил всегда существовал только один мужчина. Ты, разумеется, знаешь об этом. – Она замолчала все еще в удивлении. – Разве ты не видела, какой она стала счастливой – ведь вы жили в одном доме?

   – Но она ни с кем не выходила.

   – Она выходила с ним довольно регулярно, но ведь он не был полностью свободен, усложнив свою жизнь тем…

   – Дорогая, я бы не хотел тебя прерывать, но нам действительно пора. – Билл повернулся к Кэти, улыбаясь в свое оправдание: – Нам пора на поезд, а времени осталось не так много.

   Через полчаса все уже были за пределами гостиницы и махали вслед отъезжающей машине. Через час Кэти сидела в поезде, вежливо отказавшись от приглашения миссис Дин остаться у них на ночь. Она не могла оказаться так близко от Грейнджа, не могла подвергнуться риску увидеть Чарльза и Берил вместе.

   Девушка невидящим взором смотрела в окно, снова перебирая в памяти слова Элисон. Для Берил всегда существовал только один мужчина… так, значит, это она разорвала их помолвку, а вовсе не Эрик, как все полагали.

   Ну что ж, подумала Кэти, ощущая невыносимую боль, больше у нее нет сомнений – действительно ли Чарльз хотел ее возвращения. Это означало также конец се мучительной нерешительности по поводу ТОГО, стоит ли возвращаться или нет. Теперь все стало совершенно ясно, почему он не приехал на свадьбу. Он расстался с ней по-хорошему, а может, и вообще забыл, наслаждаясь вновь обретенным счастьем с Берил. Всегда ли он любил ее? Нет, Кэти была абсолютно уверена, что в то время, когда она впервые появилась в Грейндже, нисколько его не волновала. Несмотря на то что Чарльз был добр к Берил, он всегда относился к ней с прохладцей. Его чувства можно было назвать легкой симпатией, но ни в коем случае не нежностью.

   Кэти снова вспоминала мгновения счастья, которые связывали их с Чарльзом. Как он поддерживал ее, когда она согласилась попросить прощения у мистера Моргана; а потом он произнес с такой странной интонацией в голосе, что не хотел бы, чтобы она относилась к нему как к отцу. Воспоминания теснились в ее голове, и она вдруг поняла, что знала до сих пор только ту любовь, которую мог дать ей Поль. В своем невежестве девушка не могла понять значения нежного прикосновения, страстного взгляда, слов утешения. Но сейчас с пугающей ясностью поняла, что Чарльз на самом деле любил ее.

   Ее губы непроизвольно задрожали, она поднесла к ним пальцы, так как женщина напротив странно посмотрела на нее поверх газеты, но губы никак не успокаивались. Она потеряла Чарльза только из-за собственной глупости, потеряла его любовь из-за ненависти, которая, по существу, была беспочвенной. Он, должно быть, ждал месяцами ее возвращения, но теперь уже было поздно, Чарльз обрел счастье с другой, он пытается создать для себя новую жизнь, жизнь, в которой нет места для Кэти.

Глава 10

   Водитель нетерпеливо сигналил.

   – Этой глупой девчонке, – яростно пробормотал он своему спутнику, – нужно отпустить ручные тормоза!

   Он не знал, что следует за новичком. Когда Кэти наконец нашла место, чтобы втиснуть свою машину, водитель, прибавляя газ, бросил на нее почти убийственный взгляд.

   Снова заведя мотор, девушка осторожно съехала с газона, на который ее занесло. Прошло всего двадцать четыре часа с тех пор, как она сдала экзамены. Любой другой на ее месте подумал бы, прежде чем пуститься в путь по опасной дороге через торфяники, но Кэти решила, что должна навестить могилу Поля в день его рождения.

   Еще несколько ярдов по короткому расширенному участку дороги, и она въехала на новый мост, соединяющий берега Хантер. Остановив машину, Кэти подошла к перилам моста, озадаченно пытаясь определить старое место слияния двух рек: Хантер и Вилдингстоун-Брук.

   Прямо перед ней, немного влево, тянулось водохранилище, сверкая серебряной гладью, спокойное и чистое под бледными лучами раннего солнца. Пленка тумана висела над вересковыми полями, в дрожащей дали виднелись вершины Киндерскаута. Полная тишина нарушалась только редкими криками кроншнепов, а единственным признаком жизни служила овца, одиноко пасущаяся на склоне холма над Вилдингстоун-Брук. Кэти вновь перевела взгляд на водохранилище.

   Никаких свидетельств огромных преобразований, никаких искажений поверхности, никакого видимого вмешательства человека в природу. Глубоко осознавая потери, Кэти в то же время не могла не гордиться достижениями Чарльза. Она не отрывала внимательного взгляда от окружающих ее холмов; повсюду были высажены тысячи молодых деревьев. Они станут расти и ветвиться, чтобы через несколько лет восполнить естественную красоту долины. Она говорила о разрушении, но перед ней был плод созидания – творческие способности человека слились с животворными силами природы.

   У Кэти перехватило дыхание, а глаза потемнели от сожаления и раскаяния. Это прекрасное высокогорное озеро было плодом усилий Чарльза, его опытного планирования. Какой же ум таился в нем! К тому же Чарльз был таким добрым и заботливым… и он мог принадлежать ей. Как посмела она быть такой расточительной и потерять любовь? Она вспомнила предостережение Чарльза, что ненависть может разрушить ее счастье, и болезненный спазм сжал сердце.

   Вернувшись к машине, она медленно покатила дальше, все еще не в состоянии забыть невосполнимую потерю, хотя ее глаза рассеянно скользили по озеру, пытаясь определить то место, где находился затопленный мост Пэкхорс. Мост Желаний… Вздрогнув от нахлынувших воспоминаний, Кэти припомнила свое последнее желание. Она загадала, чтобы Чарльз был наказан и чтобы это наказание исходило именно от нее.

   Через несколько минут она снова остановила машину на обочине, взяла с заднего сиденья цветы, заперла дверцу и направилась по вновь проложенной дорожке вдоль водохранилища. Как спокойна была поверхность воды! Река Хантер так весело катилась, кружась около небольших омутов, обегая упавшие валуны; затем вдруг распадалась на серию каскадов и потоков, пока, наконец, не соединялась с Вилдингстоун-Брук, и уже вместе они впадали в медленно текущие воды Коллдер.

   Дорога вскоре слилась с естественной каменистой тропинкой, бегущей вдоль ущелья. Кэти не утратила былой живости; она грациозно бежала по старой тропе, пока не достигла входа в поместье. Обойдя кругом, обернулась, чтобы посмотреть на руины. Камни, выпавшие из стен, были использованы для того, чтобы укрепить другие части здания, а массивный крест из песчаника, гордость рода Фэншо, был установлен перед развалившейся каменной кладкой у входа. С легким вздохом Кэти повернулась и продолжила свое восхождение к одинокому кладбищу.

   Открыв ворота, она надолго застыла, глядя на впечатляющее каменное изваяние с крестом над могилой последнего из рода Фэншо. Вместе с главой рода была захоронена вся его семья, а рядом находились могилы слуг, заросшие вереском, папоротником и мхом. Подойдя к могиле Поля, Кэти недоуменно нахмурилась. Кто-то посещал ее, и совсем недавно. Но кто?.. Не миссис Фостер; она никогда бы не смогла подняться сюда. Ее недоумение все возрастало. Кэти вырвала сорную траву, но, когда очередь дошла до увядших цветов, она просто отложила их в сторону, ей почему-то не хотелось убирать их с могилы. Кто мог принести эти цветы? Этот вопрос мучал ее все время, пока она стояла над могилой, переводя взгляд со своих цветов на увядшие цветы в вазоне, а потом на кучку сухой сорной травы в дальнем углу.

   Наконец повернувшись, она закрыла калитку и побрела назад, прошла через пролом в стене и оказалась на знакомой тропинке. Путь назад был приятен, ведь ручей стал веселым горным потоком, наслаждающимся своей свободой, но вскоре его стремительные потоки станут лишь частью вод величавого озера среди вересковых полей.

   Добравшись до машины, Кэти села в нее и задумалась. Ее глаза были широко открыты и мечтательны, она не могла оторваться от спокойной водной глади. Она видела коттеджи и мосты, сады и узкие полоски вспаханной земли. Бросив взгляд еще дальше, разглядела крошечную школу и магазин, каменные дома фермы и мельницу. Вспомнился мистер Джонсон с его крошечной угольной шахтой на одного человека, тоннелем уходящей в горы, вспомнились соседи – их жалкое существование в вечной борьбе за выживание. Неужели они до сих пор испытывают печаль оттого, что уехали из долины?

   Наконец девушка тронулась в путь, опустила стекла, чтобы наслаждаться чистым ветром с вересковых полей. Она коротко подстригла волосы, и ветер вскоре взлохматил их, сдувая локоны со лба. Солнце все еще стояло слишком высоко, и Кэти потянулась за темными очками. Надев их, она в последний раз обернулась, чтобы бросить быстрый взгляд на сияющие воды водохранилища.

   Девушка ехала очень медленно посередине дороги, так как крутой обрыв слева пугал ее. В тех редких случаях, когда навстречу проезжала машина, обеим машинам приходилось едва ползти, замедляя ход. Спустя некоторое время река свернула под дорогу, и так как обрыв теперь был справа от нее, Кэти немного расслабилась и стала наслаждаться пейзажем за окном.

   Заметив впереди автомобиль, она вновь сосредоточилась на вождении. Дорога в этом месте становилась еще уже из-за глинистой кручи, нависающей над ней как раз в том месте, где должны были встретиться две машины. Лучше будет, если она свернет в сторону и остановится, не доезжая до этого опасного места; тогда другой водитель сможет спокойно ехать мимо кручи с левой стороны. Да, так будет достаточно благоразумно с ее стороны. Определившись со своими действиями, Кэти вновь погрузилась в созерцание местности, хотя по-прежнему была начеку: она помнила, что должна полностью сосредоточиться на дороге.

   И тут она увидела его… Сливаясь с окружающим пейзажем, мост выглядел так гармонично над этим ручьем, словно всегда был там.

   Видение моста так потрясло ее, что она забыла обо всем на свете; и когда вспомнила о тормозах, было поздно. Автомобиль завертелся и остановился на самом краю пропасти, так что багажник буквально висел в воздухе. Она в ужасе смотрела на приближающуюся машину. Поймет ли водитель, что одного касания будет достаточно, чтобы она опрокинулась в бездну? У нее болезненно заныло в груди, и крик застрял в горле, когда, приняв решение за какую-то долю секунды, водитель повернул машину прямо в глинистый утес.

   Она с ужасом наблюдала за тем, как тонны сланцевой глины посыпались с утеса, похоронив под собой капот. Ноги почти не слушались ее, когда она наконец с трудом выбралась из машины и выбежала на середину дороги.

   Мужчина поспешно выбирался из машины; минуту он рассматривал свою машину, а потом в гневе развернулся и пошел к ней. Кэти негромко вскрикнула, поднесла дрожащую руку к губам. Не веря себе, она во все глаза уставилась на мужчину, потрясенно рассматривая его через стекла темных очков.

   – Какого черта вы это сделали? – гневно закричал он. – Я видел на своем веку бестолковых женщин за рулем, но вы…

   Он смолк, как только Кэти сняла очки; она держала их в вытянутой руке, указывая на мост. Она все еще пребывала в шоке, и, когда заговорила, голос ее предательски дрожал:

   – Все дело в мосте… ты сделал это… для меня… Ты спас мост для меня! – У нее кружилась голова, она была почти в истерике. – Ты потратил столько денег, чтобы передвинуть мост! Ведь это ради меня, не так ли? Не может же быть иначе! – Она покачнулась, и Чарльз, взяв ее за руку, отвел на узкую обочину.

   Его глаза стали задумчивыми и печальными, во всем облике ощущалась странная робость, которой не было прежде. Чарльз пытался что-то сказать, но ни единого звука не сорвалось с шевелящихся губ. Потом она услышала голос, низкий от переполнявших чувств:

   – Кэти… значит, ты все-таки вернулась. – По тону она догадалась, что он ждал и надеялся все это время. – Моя дорогая, я… я…

   И тут вся его натура взбунтовалась против несвойственной ему робости, и прежние привычки вступили в свои права, глаза засверкали, а голос стал холодным и резким.

   – В твоей машине остались ключи?

   – Нет-нет! – С побелевшими губами она вцепилась ему в рукав. – Она слишком близко к краю. Ты… это слишком опасно!

   Чарльз мрачно взглянул на нее, затем решительным, властным движением оторвал от себя ее пальцы и зашагал к машине.

   – Сцепление! – закричала она. – Не трогай его!

   – Я думаю, что знаю, что делать с машиной!

   Они оба повернулись, услышав резкий звук тормозов – еще одна машина чуть не врезалась в утес. Четверо молодых людей вышли из нее, с удивлением рассматривая полузасыпанную машину, с которой они едва разминулись.

   – Ну и ну! – воскликнул один из них. – Как вы умудрились въехать в скалу? Ага, понятно! – Он заметил машину Кэти, вот что означали его последние слова.

   Горячая краска залила щеки девушки, так как она поняла, что все мужчины тут же оценили ситуацию, явно решив, что подержанная машина принадлежит ей.

   – Чем мы можем вам помочь? – обратился один из них к Чарльзу. – Мы сможем отбуксировать ее, как вы считаете? – Он взглянул на свой автомобильчик. – Понадобится немало усилий, чтобы вытащить ее из-под этого сланца.

   Чарльз – с напряженным и мрачным лицом – осмотрел свою поврежденную машину и сказал:

   – В двух милях отсюда находится ферма – вы проехали ее. Может, один из вас узнает, нельзя ли позаимствовать трактор у фермера?

   Пострадавший водитель тут же отправился в путь, а оставшиеся молодые люди предложили убрать упавший сланец из-под колес. Чарльз уже открыл багажник своей машины, вытащил оттуда лопату, и глаза Кэти расширились от удивления. Прекрасный куст роз, садовый инвентарь, удобрения. Ее задумчивый взгляд переместился на мост – потом снова на цветы.

   Один из мужчин взял лопату, а Чарльз снова подошел к машине Кэти. От внезапного страха у нее перехватило дыхание, она увидела, как он положил руки на руль. Одно страшное мгновение колеса скользили по влажному сланцу, а затем машина мягко сдвинулась с места. Чарльз припарковал ее на обочине, снял пальто и, засучив рукава, взялся за лопату.

   Кэти подошла к нему и под заинтересованным взглядом троих молодых людей дотронулась до его руки:

   – Так ты не собираешься жениться – это все была ошибка? Ты ведь не обручен с Берил?

   Чарльз перестал копать и, нахмурившись, посмотрел на нее:

   – Берил? О чем ты говоришь?

   – Я думала… мне показалось… – Она говорила высоким, надтреснутым голосом, и Чарльз отложил лопату в сторону.

   – Тебе лучше посидеть в машине, – предложил он. – Ты еще не оправилась от шока.

   Подойдя к ее машине, он открыл дверцу, но Кэти не сдвинулась с места. Она просто смотрела, приоткрыв рот, в то время как сердце замерло в робкой надежде.

   – Нет, это не шок. Я не хочу сидеть в машине. Может, я могу чем-нибудь помочь…

   – Залезай. – Знакомая, спокойная властность; Кэти сделала так, как велел он.

   Она наблюдала за их действиями, но ничего не предпринимала. Внезапное известие о том, что Чарльз не собирается жениться на Берил, совершенно ее оглушило.

   Как же она была глупа! Чарльз сказал, что она вернется к нему, он знал, что она сделает это, как только поймет, что прошла ненависть… и вместо нее в сердце поселилась любовь. Да, Чарльз, должно быть, знал, что она любит его… но если он тоже любил ее?..

   Кэти вспомнила его слова, сказанные несколько минут назад: он надеялся увидеть ее, в этом не было сомнений. Она подумала, что когда-то, наверное, упомянула дату рождения Поля, и, хотя Чарльз приехал, чтобы прибрать могилу и посадить цветы, чувствовала, что основной целью приезда была надежда увидеться с нею. Девушка внезапно нахмурилась, пытаясь разобраться в случившемся. Если бы Чарльз действительно хотел вновь увидеть ее, то мог бы сделать первый шаг, ведь ее адрес было бы легко узнать у Динов. Он был горд, это да, но Кэти не верила, что он мог позволить этому чувству помешать своему счастью. Еще одна вещь внезапно пришла ей на ум – они могли так просто потерять друг друга. На самом деле удивительно, что они встретились, потому что наиболее вероятным путем для ее возвращения в Лоупорт была та дорога, по которой она ехала сюда. Кэти выбрала эту дорогу для разнообразия, чтобы продлить свое путешествие, ведь было все еще раннее утро, и уж лучше находиться здесь, чем сидеть одной в квартире.

   Наконец прибыл фермер на тракторе, взглянул на машину и, сняв кепку, поскреб затылок. Затем довольно печально заметил, что машину можно списать в тираж. Чарльз покорно пожал плечами, и горячие слезы застлали глаза Кэти. С самого начала она была для него всего лишь источником проблем, снова пришло ей в голову. Возможно, именно сейчас его терпение подошло к концу, а ее надежды на их воссоединение отброшены в сторону. Возможно, именно это – гибель его шикарной машины – будет последней каплей, которая переполнит чашу его терпения. Вряд ли человек способен на то, чтобы бесконечно прощать.

   Кэти с убитым видом наблюдала за тем, как тащат на буксире его машину. Чарльз взял свое пальто и вытащил из кармана визитную карточку.

   – Пришлите мне счет за ваше испорченное пальто. – Он вручил карточку одному из молодых людей, который хотя и принял ее, но отрицательно качнул головой:

   – Ни в коем случае, я был рад вам помочь.

   – Тогда большое спасибо за помощь.

   Мужчины вскоре уехали; Чарльз отложил пальто и спустился к ручью, чтобы вымыть руки. Вытащив свое полотенце, Кэти вышла из машины и последовала за ним, по пути остановившись, чтобы подобрать сияющий белый камешек.

   – У меня есть полотенце… – Она нерешительно протянула его ему.

   – Спасибо, я справлюсь сам. – Чарльз вынул из кармана носовой платок и вытер руки.

   Кэти наблюдала за ним, затаив дыхание. Затем, уронив полотенце на берег, она пошла вдоль ручья и поднялась на мост, медленно дошла до середины и остановилась, глядя вниз на чистый пенящийся поток.

   Он не сразу последовал за ней; казалось, Кэти наслаждалась пребыванием в чарующем уединении. Приподняв голову, девушка напряженно вглядывалась в торфяники, поросшие вереском, который под ветром розовато-лиловыми волнами льнул к голубоватым отрогам гор.

   Наконец он, притянутый какой-то властной, непреодолимой силой, оказался рядом.


   Кэти обернулась; ей было очень плохо оттого, что она не могла позволить себе дотронуться до него, прильнуть к груди, стереть это жесткое выражение его глаз.

   – Как давно здесь стоит этот мост? – проронила Кэти внезапно охрипшим из-за напряженности, которая возникла между ними, голосом.

   – Два месяца. – Его тон был отрывистым и отчужденным.

   – Он выглядит точно так же, как на старом месте, – с удивлением пробормотала она. – Те, кто не знали о нем раньше, могут подумать, что он всегда был здесь.

   Чарльз ничего не ответил, он стоял выпрямившись, не отводя взгляда от крутых скал, обрамляющих узкую теснину.

   – Как тебе удалось? – с мягкой настойчивостью повторила Кэти.

   – Это было не трудно. – Он повернулся и холодно посмотрел на нее. – Мы пронумеровали каждый камень перед тем, как разобрать мост, поэтому точно знали, в каком порядке нужно его собрать на новом месте.

   – Сколько хлопот… и расходов. – Кэти говорила со странной смесью вины и удовлетворения.

   Горькая улыбка скривила губы Чарльза.

   – Я согласен с тем, что ты говорила прежде, было бы жаль, если бы он оказался под водой. – Его голос звучал равнодушно, Кэти негромко вздохнула и переменила тему:

   – Чем ты занимаешься сейчас, когда строительство водохранилища завершено?

   Снова горькая ухмылка.

   – Строю другое, – хрипло ответил он. – Порчу еще одну долину.

   – О нет, Чарльз!..

   Его рука лежала на перилах моста; словно почувствовав ее желание дотронуться до нее, он резко убрал ее.

   – Я видела водохранилище. Это просто красивое высокогорное озеро. Долина совершенно не пострадала.

   Его единственной реакцией было нетерпеливое движение, словно он желал закончить этот разговор. Губы Кэти задрожали; его гордость стояла на страже, и девушка почти отчаялась продраться сквозь нее. Она замолчала, потеряв надежду найти нужные слова, чтобы достучаться до его сердца и преодолеть ледяную преграду.

   На торфяниках все притихло; яркие краски смягчились, окутанные тенями от легко пролетающих по сияющему небу кучевых облачков. Какой контраст с сезоном безжалостных ветров и снежных заносов, проливных дождей, от которых унылый пейзаж казался подернутым тонкой дрожащей рябью.

   Даже темные откосы из песчаника казались бархатными под покровом золотисто-зеленого лишайника и мхов, украшенных крошечными красно-коричневыми подушечками печеночника.

   – Расскажи мне о новом водохранилище, – наконец сказала Кэти с умоляющими нотками в голосе.

   – Что именно? Технические детали? – Его глаза равнодушно сверкнули. – Ты не захочешь слышать об этом.

   Слезинки повисли на ее ресницах; она потянулась за носовым платком и нащупала подобранный камешек, долго держала его в ладони, а потом бросила в воду, и он затерялся среди пены.

   – Ты не хочешь узнать, что я загадала? – обернулась она к нему с бесстрашным видом.

   – Не особенно. – Его голос был отрывист, но Кэти почудились нотки горечи, она увидела глубокие складки вокруг рта и боль в его глазах.

   – Я загадала, чтобы ты простил меня – и чтобы мы смогли все начать заново…

   Он молчал, пальцы впились, в поручни моста, грустный взгляд не отрывался от воды. Гордость все еще не отпускала Чарльза к ней. Девушка вспомнила его первые слова: «Кэти… значит, ты все-таки вернулась» – и легкая улыбка женской мудрости появилась на ее губах.

   – Я говорила, что смогу сама позаботиться о себе. – Она замолчала, заметив слабый огонек в его взгляде, которым он окинул ее. Типичная современная мисс, спокойная, уверенная в себе. Эта уверенность сквозила и в том, как она была одета, и в ее прическе, и даже в осанке. – Я так сказала, но это было ошибкой.

   Она рискнула дотронуться до его рукава и почувствовала, что мускулы его рук немного расслабились.

   – Ты мне нужен, Чарльз; ты всегда был мне нужен, я всегда хотела, чтобы ты заботился обо мне и направлял меня.

   Он еще долго стоял, не отрывая взгляда от несущегося потока, но когда, наконец, поднял глаза, то в них уже не было боли, хотя говорить о чем-то ему было еще трудно.

   – Чарльз… я была так глупа и упряма, но ведь ты мудрее меня. – Она протянула руку, указывая на мост. – Я знаю, что ты любишь меня, и я люблю тебя… – Но тут ее взгляд упал на осыпавшийся сланец, перекрывший почти половину дороги, и ее голос немного дрогнул: – Я очень постараюсь не быть для тебя такой обузой, я обещаю тебе.

   Он не мог больше противиться ей; нежно обнял и стал покрывать горячими поцелуями.

   – Кэти, моя дорогая… – Его голос охрип от чувств, которые так долго не могли прорваться. – Прошло так много времени. Я уже потерял всякую надежду, что ты вернешься ко мне. Ведь ты очень скоро поняла, что не ненавидишь меня больше, почему же ты сразу не вернулась ко мне?

   – Я так хотела этого, но потом вспомнила, сколько хлопот причинила тебе – ведь ты так говорил, Чарльз, и я знала, что ты был прав…

   – Дорогая, и ты позволила, чтобы это остановило тебя! Ты должна была знать, что я вовсе так не думал. Мало ли что я говорил! Ведь я так ждал, надеялся и недоумевал, отчего ты не возвращаешься. А потом, – добавил он с мрачной ноткой в голосе, – когда я уже почти решился приехать к тебе, какая-то подруга Берил сказала, что видела тебя несколько раз с молодым человеком…

   – Подруга Берил? Но как она могла узнать нас?

   – Она переехала в Лоупорт после свадьбы. Тебя она знала, кажется, видела нас вместе в Лестере.

   – И ты поверил, что он и я… что мы вместе? – начала она, но тут же отпрянула назад с нахмуренным видом. – Но ведь ты приехал сегодня сюда, чтобы увидеться со мной. Значит, ты узнал, что мы с Гаретом просто друзья?

   – Я получил открытку от Билла – у него сейчас медовый месяц, как ты знаешь, – и он упомянул о тебе и выразил сожаление, что ты не хочешь устроить свою жизнь с этим молодым человеком. Кажется, он беспокоится о тебе, они с Элисон были так разочарованы, что ты не влюблена в Гарета. – Он помолчал и прижал ее крепче к себе. – Вот почему я сегодня здесь. Я подумал, что ты должна приехать.

   – Ты направлялся на могилу Поля? – Она говорила негромко, прижавшись к его груди. – Я уже там побывала.

   – Я так и понял. Я намеревался остаться там и подождать тебя, думал, что ты доедешь до Тордейла на автобусе, а потом пойдешь пешком. Мне и в голову не приходило, что ты сможешь добраться сюда так рано. – Его лицо окаменело, а голос дрогнул, когда он сказал: – Ведь я мог потерять тебя – мы почти разминулись.

   Что, если бы они действительно разминулись? У Кэти кольнуло сердце; она еще крепче прижалась к Чарльзу, отогнав эту мысль. Она вспомнила о Берил и спросила его, за кого же та собирается замуж. Но вместо того чтобы ответить на ее вопрос, он спросил, откуда ей пришла в голову мысль, что он собирается жениться на Берил. Кэти объяснила – мол, хоть она и поняла уже, что Чарльз любит ее, решила, что ему будет спокойнее с Берил.

   – Ты такая глупая! – Он обхватил руками ее лицо и, глубоко заглядывая в глаза, покачал головой, словно был не в состоянии понять, как она могла представить себе, что он может утешиться, женившись на ком-то другом. – Берил собирается замуж за своего неизменного поклонника. Они продолжали встречаться, несмотря на то что он обручился с другой. Довольно неприятная ситуация, с моей точки зрения, но Берил была счастлива оттого, что он никогда не забывал ее. Сейчас он, разумеется, порвал с той девушкой, и они с Берил выглядят вполне счастливыми.

   Он стал рассказывать Кэти о причинах их первоначального разрыва. Все дело в Мойре; они с Эриком никогда не ладили и однажды вечером серьезно поссорились, Эрик вспылил, заявив Берил, что он и не подумает жениться на девушке, у которой такая мать.

   – Я так надеюсь, что теперь они будут счастливы, – сказала Кэти, когда он закончил свой рассказ. – Они собираются поселиться в Лестере?

   – Не думаю. Если у них есть хоть капля здравого смысла, то они должны поселиться как можно дальше от Мойры.

   Они перестали разговаривать и умолкли, а потом еще долго стояли на мосту, прижавшись друг к другу, счастливые, что наконец вновь обрели друг друга. Гулкая тишина вокруг них прерывалась только мягким всплеском воды и шорохом ветра, ворошащим вереск; издалека донесся жалобный крик кроншнепа, он проплыл по залитым солнцем вересковым полям и отозвался слабым эхом от склонов ущелья. С вздохом удовлетворения Кэти подняла глаза на Чарльза, в них отражалась любовь. Его руки сжали ее нежно и бережно; нагнув голову, он нежно поцеловал ее в губы. Солнце стояло высоко в небе, когда он наконец проговорил:

   – Как насчет ленча? Поедем в Бакстон или домой?

   – Домой? – Кэти непонимающе заморгала. «Дом» – это ведь Грейндж, а это в восьми милях отсюда!

   – Я купил Уотерс-Митинг, – сообщил он ей с улыбкой. – Теперь я живу там постоянно.

   Быстрым движением она отпрянула от него, широко распахнутые глаза засияли, когда до нее дошел истинный смысл его слов.

   – Он твой – навсегда? О, как чудесно…

   – Он наш – навсегда, – мягко поправил он и добавил: – Грейндж я продал. Мойра нашла себе маленький домик и переедет туда, как только Берил выйдет замуж. У меня нет ни малейшего желания обладать этим старым домом – он слишком большой и мрачный.

   – Стив?.. – пробормотала Кэти, ее лицо побледнело. – С ним все в порядке?

   – Сейчас он со мной, – с выражением шутливой покорности отчитался Чарльз. – Ведь ты не возражаешь, дорогая? Боюсь, что нам от него не отделаться. Честно говоря, я не смогу отдать его в дом престарелых, а ему больше некуда идти. Я привез его сюда, потому что знал, что Мойра не слишком добра к нему.

   Румянец снова вернулся на щеки Кэти.

   – Я совершенно не возражаю, если Стив будет жить с нами, – сказала девушка с облегчением. – Я даже и думать не могу о том, чтобы отправить его в дом престарелых. – Она задумчиво помолчала. – Но Грейндж – разве он не принадлежал вашей семье в течение нескольких поколений?

   – Да, это так, но у меня нет причин сохранять его. Я не собираюсь возвращаться в Лестер. – Он нежно улыбнулся ей. – Теперь я понял твои чувства, Кэти, когда ты покидала эти дикие вересковые поля, ведь я тоже не смог уехать отсюда после того, как узнал их переменчивую красоту.

   Перед ними лежала опасная дорога, над ними возвышались острые уступы скал; позади и вокруг раскинулись вересковые поля, бескрайние, спокойные и теплые. Вдалеке виднелся Шайнинг-Тор, он царил над долиной, с его высот каскадом ниспадала река Хантер, сверкая среди скалистых уступов, словно серебряная лента, стремительно несясь в полноводье спокойного водохранилища Коллдертон.

   – Я бы лучше поехала домой, – хрипло и нежно шепнула Кэти. А затем оживленно добавила: – Я отвезу тебя – ты должен посмотреть, как хорошо у меня получается!

   – Хорошо?.. – невольно вырвалось у Чарльза. – Ты, должно быть, шутишь!

   Кэти покраснела, искоса взглянув на осыпавшийся сланец.

   – Это было ошибкой, – начала она, но Чарльз прервал ее:

   – Давай сюда ключи.

   – Но понимаешь – мост…

   – Ключи!

   – Они в машине – ты оставил их там. – Она замолчала, но потом попробовала снова: – Это вполне простительная ошибка. Просто я увидела мост и забыла обо всем на свете.

   – Я прекрасно понимаю, как все случилось, – усмехнулся Чарльз, принимая ее признание с удивительным спокойствием.

   Они шли к машине; Кэти прибавила шагу и уселась на водительское сиденье прежде него.

   – Слезай отсюда, – скомандовал он, и она неохотно повиновалась, хотя слегка и надула губки. Она так гордилась своими успехами в вождении, пока не случилась эта ужасная катастрофа. – Я понимаю, что ты хочешь похвастать, – сказал Чарльз, осторожно съезжая с обочины, – но неужели ты думаешь, что я позволю тебе рисковать моей жизнью теперь, когда мне есть для чего жить?

   Он говорил с шутливой нежностью, и Кэти засмеялась. На мгновение переведя на нее взгляд, он увидел ямочки на розовых щеках. У него перехватило дыхание, поэтому пришлось… сосредоточиться на дороге.

   Через несколько минут они уже спускались по серпантину в самую глубокую часть долины, туда, где стены ущелья были покрыты мхом. Затем долина расширилась, и вот уже передними сверкало озеро, так естественно вписавшееся в окружающий пейзаж. С удивлением Кэти вспомнила, что его функция была чисто практической – обеспечивать водой жителей Лоупорта.

   Она обернулась, чтобы взглянуть на лицо Чарльза. В нем не было и намека на гордость, только чуть заметный блеск глаз выдавал удовлетворение сделанным.

   Теперь они ехали вдоль водохранилища, затем дорога свернула на старинную террасу, сформированную давным-давно, когда уровень реки был гораздо выше нынешнего. Затем они снова спустились, впереди стала заметна река, текущая теперь гораздо спокойнее, ведь здесь она уже обрела зрелость. А по холмам вниз весело катился юный ручей Рейвен, в нетерпении пытаясь достичь своей цели – воссоединения с главной рекой у порога Уотерс-Митинг.