Десять басен смерти

Арно Делаланд

Аннотация

   За ослепительным фасадом Версаля времен Людовика XVI и Марии Антуанетты скрываются грязные канавы, альковные тайны, интриги, заговоры и даже насильственные смерти… Жестокие убийства разыгрываются по сюжетам басен Лафонтена! И эти на первый взгляд бессмысленные преступления – дело рук вовсе не безумца…




Арно Делаланд
Десять басен смерти

Акт I
Партия начинается

   Недавно

   В одной я басне показал

   Тщеславье с завистью, которыми издавна

   Страдает целый свет.

   С лягушкой в глупости тягаться,

   Которая дородностью сравняться

   С быком хотела, – чести нет.

   Я делал все, что мог: сопоставлял я разом

   Людские глупости и разум,

   С волками хищными – овец,

   Добро и зло людских сердец,

   С трудолюбивыми – ленивых,

   С достойной скромностью – спесивых.

   В театре у меня то грустный, то смешной

   За актом акт идет на смену

   Разнообразной чередой.[1]

Жан де Лафонтен «Дровосек и Меркурий»

   Книга V, басня 1

Где Волк загрыз Ягненка, май 1774

   Лес Фонтенбло

   Зеркальная галерея, Версаль

   «У вас очень красивые ножки, Розетта».

   Был поздний вечер. Босая, со связанными руками и повязкой на глазах, Розетта дрожала от холода.

   Человек в капюшоне скрывался в тени подворотни, в двух шагах от парфюмерной лавочки Фаржона, где она работала. Застав ее врасплох, похититель без труда схватил и связал ее, а затем втолкнул в экипаж. В ушках Розетты не было сережек, ее белую шейку не украшало колье, ни на одном пальце не сверкало колечко. У нее вообще не было никаких драгоценностей. Так что похитили ее по иной причине. Пока мужчина ограничился тем, что завез ее неизвестно куда. Розетта знала, что они пересекли опушку леса. Но где именно они находились? В нескольких лье от Фонтенбло, наверное. Как только они прибыли в назначенное место, он завязал ей глаза, затем, сняв с нее туфли, начал медленно гладить ей ступни.

   «У вас очень красивые ножки, Розетта», – повторил он.

   При иных обстоятельствах подобное обращение, возможно, привело бы молодую женщину в игривое расположение духа. Пылкая, хорошо сложенная, Розетта была неравнодушна к комплиментам мужчин. Но в этот вечер, стоя на ледяном ветру в запачканном глиной платье, она ощущала лишь озноб. У ее похитителя была ледяная рука. А его голос… мрачный, глухой… В нем было что-то чудовищное. Вначале, пока карета еще ехала с открытым верхом, а кучер погонял лошадей, она пыталась кричать. Безрезультатно. Она постаралась собраться с духом. Что хочет от нее этот человек? Ее девичью честь – впрочем, уже давно утраченную? Вряд ли. Может, если она сохранит самообладание, ей удастся задобрить его. Только бы найти нужные слова. Возможно, это единственный шанс к спасению. Ветер раздувал ее распущенные волосы. Девушка дрожала все сильнее.


   Розетта чувствовала, как по поляне растекается сизый туман. Как только мужчина заговорил, она встрепенулась, пытаясь угадать, откуда доносится его голос. Она не двигалась, застыв перед рядами таинственных деревьев, окружающих то место, в которое он ее привез. Голос доходил словно издалека, как будто ее обидчик отошел на другую сторону поляны. Розетта слышала шелест сухой травы под его сапогами.

   Она застыла.


   «У вас очень красивые ножки, Розетта».

   – Ну ладно… Наша игра, моя милая, заключается в том, чтобы вы приблизились к тому месту, где я стою. Понятно ли вам?

   Розетта пробормотала что-то сдавленным голосом, еле сдерживая слезы.

   – Извините, Розетта, мне вас не слышно…

   – О… да, – проговорила она, на сей раз более внятно.

   – Совсем недавно вы устроили небольшое представление для вашего маленького племянника, который, как мне известно, очень болен… Домашнее представление. Я знаю об этом от одной из ваших подруг. С двумя вашими родственницами вы разыграли для него, нарядившись в костюмы, несколько очаровательных пьесок… по мотивам басен Лафонтена! Верно ли это?

   – Да, – сказала Розетта.

   Она нахмурилась. Какого черта еще и бедняжка Луи оказался замешан в эту историю?

   – Тем самым вы вдохновили меня начать мою собственную игру» Розетта. Слушайте хорошенько: чтобы уйти с этой полянки целой и невредимой, вам достаточно вспомнить вашу любимую басню… и правильно ответить на мои вопросы. Вам ясно?

   – Да, – опять произнесла Розетта, хотя смысл происходящего был ей совершенно непонятен.

   – Если вы надлежащим образом продекламируете текст, я укажу вам путь. В противном случае… вам придется уповать на милость Божию. Начнем же. Прочтите мне басню «Волк и Ягненок» – мне кажется, она сейчас наиболее уместна.

   – Но…

   – Читайте. Читайте басню. Начинайте. Я напомню вам первые строки.


У сильного всегда бессильный виноват:
Тому в Истории мы тьму примеров слышим,
Но мы Истории не пишем;
А вот о том как в Баснях говорят.[2]

   – Но, сударь, я… Я не понимаю…

   – Читайте, – последовал краткий ответ, и от звука этого голоса она содрогнулась.

   В растерянности Розетта старалась припомнить строки. Ей становилось все холоднее.


У сильного всегда бессильный виноват:
Тому в Истории мы тьму примеров слышим,
Но мы Истории не пишем,
А вот о том как в Баснях говорят.
Ягненок в жаркий день зашел к ручью напиться…

   – Хорошо, молодец, Розетта! Чтобы дойти до меня, вам нужно преодолеть лишь небольшое расстояние. Сделайте три шага вперед, пожалуйста. Прямо перед собой.

   Она повиновалась. Из-за повязки она не видела, куда именно ступала. Почуяв опасность, она с трудом сдержала дрожь.

   Уж лучше было оставаться в неведении по поводу того, что именно ей угрожает.

   По всей поляне было расставлено около десятка волчьих капканов.

   Оскаленные железные челюсти, полные наточенных зубов. Казалось, они поджидали ее в траве.

   Ах, нет, нет, нет…

   – Дальше, Розетта.

   Плечи миниатюрной парфюмерши подрагивали. От прерывистого дыхания у нее на груди приподнимался корсаж.


И надобно ж беде случиться,
Что около тех мест голодный рыскал Волк.

   – Вы были любовницей некоего Батиста Ланскене, – вновь заговорил мужчина. – Который также служил в течение одного сезона в лавке перчаточника-парфюмера Фаржона, в лавке, находящейся на улице Руль в Париже. Не так ли?

   – Да, но… откуда вы это знаете? Кто вы? Что вам от меня надо? – всхлипывала Розетта.

   – Продолжайте. Мы остановились на… «что около тех мест голодный рыскал Волк».

   Мысли вихрем вертелись в голове парфюмерши. Приступ паники пригвоздил ее к месту. Ее губы дрожали…


Кричит: «Как смеешь ты, наглец, нечистым рылом
Здесь чистое мутить питье
Мое
С песком и с илом?
Я голову с тебя сорву».

   – Отлично, отлично, Розетта! Сделайте два шага влево. Вот так… теперь два шага вперед. Вы молодчина. Сей господин Ланскене, который время от времени выполнял обязанности коммивояжера и отвозил пудру и духи от Фаржона мадам Дюбарри, любовнице короля, сообщил вам, что он состоит еще на одной службе… у графа де Брогли, не так ли? На службе временной и, так сказать, более постоянной… Он также работал… осведомителем Тайной королевской службы, не так ли?

   – Тай… какой службы? Я не понимаю! Я ничего не знаю!

   Прекратите, умоляю вас! Поступайте со мной, как вам вздумается, но не мучайте меня так!

   – Ну же, ну, Розетта… Ваше предложение весьма соблазнительно, но у меня слишком много дел. Дальше?

   Розетта вздохнула и, собравшись с мыслями, решила экономить свои силы. Она продекламировала одним махом:


«Когда светлейший Волк позволит,
Осмелюсь я донесть, что ниже по ручью
От Светлости его шагов я на сто пью;
И гневаться напрасно он изволит:
Питья мутить ему…

   – …никак я не могу». Чудесно, Розетта! Четыре шага вперед, три направо.

   Розетта медленно продвигалась вперед. Ступня ее коснулась капкана. Долю секунды ее маленький пальчик ощущал прикосновение холодного металла. Лязганье замка. Сухой щелчок. Железные челюсти вхолостую захлопнулись совсем рядом.

   Она не осмелилась думать о том, что ей напоминает этот звук, как и о том, что он должен означать, но сердце ее бешено забилось.

   – Что это? ТАМ, НА ЗЕМЛЕ?

   В ответ раздался лишь смех. Он доносился из-под плаща.

   – Розетта… Ваш любовник сообщил вам имена трех агентов, которые вместе с ним состояли на службе у графа де Брогли. Ваш Батист не должен был иметь доступа к этой информации. Он был полезен графу лишь как осведомитель на случай – ведь в этих ваших магазинчиках, в разных парижских лавочках можно услышать столько тайных признаний? Парфюмеры, модистки, галантерейщики, трактирщики жрицы любви!.. Вы все так болтливы! Мне нужно знать имена веек этих персонажей.

   – Но… я всего лишь служащая, продавщица! Я занимаюсь парфюмерией!

   – Имена.

   – Он мне говорил о… об одном шевалье, про которого не знают, мужчина это или женщина…

   – А! Очень хорошо, – произнес мужчина заинтересованно.

   – И о… о господине де Бомарше. – Так-так…

   – И о господине из Венеции. Мужчина щелкнул языком.

   – О Виравольте. Разумеется.

   Он похлопал себя по ляжке и сказал довольным тоном:

   – Ну вот, видите, Розетта] Это не так уж сложно. Вам остается продекламировать лишь последние строки, и делу конец. Что касается Батиста, то знайте, что я вынужден был задать ему подобные вопросы, но он не справился с ними с той же ловкостью, как вы. Это прискорбно.

   – Что? Что вы имеете в виду?

   – Ну же, Розетта! Подумайте о том, что отделяет вас от свободы! Настала очередь Волка, как мне кажется. Я помогу вам.


«Поэтому я лгу!
Негодный! слыхана ль такая дерзость в свете!
Да помнится, что ты еще в запрошлом лете
Мне здесь же как-то нагрубил…»

   Розетта подхватила:


«Помилуй, мне еще и от роду нет году», —
Ягненок говорит.

   – Шаг влево, два шага вперед, вы приближаетесь к цели! «Так это был твой брат».

   Она продолжила. Номер для дуэта. Концерт для двух голосов.

   «Нет братьев у меня». – «Так это кум иль сват И, словом, кто-нибудь из вашего же роду. Вы сами, ваши псы и ваши пастухи, Вы все мне зла хотите.

   – Далее, Розетта?

   Девушка расплакалась. Она напрягала все свои силы, чтобы успокоиться. Кровь пульсировала у нее в висках. Колени дрожали. Путы врезались в запястья. Она чуть было не упала в обморок, – впрочем, она этого страстно желала. Но кошмар продолжался! Она отчаянно пыталась припомнить.

   Конец… Конец басни.

   О боже!

   – «Вы сами, ваши псы и ваши пастухи, вы все мне зла хотите», Розетта. Вы обладаете актерскими способностями.

   – Я не помню, не помню…

   – Розетта…

   – Говорю вам, я не могу вспомнить!

   – Тогда сделайте три шага в любом направлении. Три шага, Розетта…

   Она услышала, как похититель достал шпагу из ножен и подошел к ней.

   – …или я убью вас этими руками.

   Розетта колебалась. Вся дрожа, она, казалось, собиралась ступить влево, боясь прикоснуться к земле кончиками пальцев. Затем она передумала. На этот раз она нерешительно повернула вправо. Голова раскалывалась, в горле пересохло… Сама того не подозревая, она сейчас двигалась с грацией балерины. В конце концов, затаив дыхание, она шагнула влево. Тишина. Ее нога нащупала травяной покров.

   При первом же шаге мужчина продолжил:


Но я с тобой за их разведаюсь грехи.

   Второй шаг.

   Внезапно Розетта почувствовала запах – простой, но отчетливый запах, принесенный ветром; мысли моментально выстроились в ее голове, и она вдруг все поняла.

   – Но… Я знаю, кто вы!

   Вечерний ветер вновь просвистел в ушах Розетты. Ее щеки горели.

   – Ах, – сказал мужчина. – Как жаль…

   Опять послышался звук железного капкана, с лязгом захватившего щиколотку девушки. Розетта издала неистовый крик, который, казалось, пронзил весь лес, а тем временем мужчина закончил декламировать:


Досуг мне разбирать вины твои, щенок!
Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».
Сказал и в темный лес Ягненка поволок.

   Он приблизился. Странным образом его голос изменился, зазвучал нежнее.

   – Я тень, я Баснописец, время пришло.

   Через час из леса вышел человек в капюшоне; улыбаясь, он бормотал себе под нос строчку из Ронсара, которая в его устах звучала как эпитафия:


Розетта то пережила,
что испытать дано лишь розам на рассвете.

   Он оставил ее там на два дня. Затем вернулся за ней.

   Ему не составило труда проникнуть в Зеркальную галерею среди ночи, за несколько часов до рассвета. Он знал Версальский дворец как свои пять пальцев. Ему были известны карты, топография, сады, фонтаны, лабиринты, в которых зрели интриги и раздавался шепот придворных, он знал, какую черную работу там выполняют и какие нашептывают альковные тайны. Часовые – швейцарские гвардейцы – не обратили на него никакого внимания. Большинство из них, впрочем, дремало на посту. В галерее еще и не то видели – даже коз, которых приводили доить прямо в апартаменты принцев. Баснописцу казалось весьма забавным, что он добрался со своей тачкой до главной анфилады. Дойдя до середины коридора, он быстрым движением сбросил с нее мешок из рогожи.

   Раздался глухой звук.

   Показался скорченный труп Розетты.

   Баснописец перекрестился с ироническим видом и, как бы нехотя, пристроил у груди покойницы свои драгоценные «Басни». Они были подписаны: «Пьетро Виравольте де Лансалю». Затем он оставил тело Розетты на паркете, сложив ей руки крестом на груди и разбросав вокруг косточки ягненка, образовавшие гротескное надгробие. Ее найдут здесь, в самом центре дворца. Пусть знают! Червячок проник в сердцевинку яблочка. Они в этом убедятся., Версаль постигла порча.

   Вскоре королевство будет созерцать картину собственного распада.

   – Партия начинается, – пробормотал он.

Солнце дуэлянтов, май 1774

   Лес Сен-Жермен-ан-Лэ

   – Козимо… Защищайся!

   Шпага Виравольты просвистела, он отступил, постукивая каблуками, а затем вновь занял позицию. Напротив находился его семнадцатилетний сын Козимо. Виравольте было сорок девять, но благодаря тонким чертам, таланту фехтовальщика, грациозности, отличной выправке в седле и, наконец, внешности ему можно было дать на десяток меньше. Козимо частично унаследовал эти качества, хотя Пьетро находил его слишком худым. У его сына был бледный цвет лица, живые глаза; складку в уголке губ можно было принять за презрительную гримасу Молодой человек был одет в красную куртку и синие панталоны, а треуголку на время занятия он снял. Сам Пьетро был в камзоле с закругленными полами, под ним виднелся украшенный цветами жилет. Манжеты он застегнул на золотые пуговицы, а поверх шелковых чулок натянул сапоги. Волосы он собрал на затылке, подражая прическе прусских военных. – Продолжим! – произнес он, вставая в позицию. Козимо последовал его примеру и дотронулся до отца кончиком шпаги. Держа ладонь козырьком, Анна сидела неподалеку на расстеленных покрывалах. В этот майский день 1774 года ярко светило солнце. Они находились на поляне у опушки леса. За спиной Анны, по ту сторону деревьев, на дороге, ведущей к Версалю и Парижу, возле запряженной четверкой лошадей кареты кучер обменивался со слугой своими соображениями о мировом порядке.

   Анна Сантамария сияла. Со времен ее венецианской молодости еще сохранилось несколько светлых прядей, которые смешивались с ее золотистой шевелюрой. Когда ей не нужно было пудрить волосы, она по возможности позволяла волосам лежать свободно. Едва покинув Версаль, она забывала о румянах. Смеясь и вскрикивая, она грациозно обмахивалась веером. Ее несколько стесняло платье в сиренево-голубую полоску, с фижмами, на пяти обручах из китового уса. Все еще великолепную грудь Анны плотно облегал корсет, позволявший разглядеть ровно столько, сколько полагалось. Над губой виднелась небольшая мушка. Она не утратила и доли своего былого величия и, несмотря на минувшие годы, все еще могла преподать урок версальским куртизанкам. В ее зрелости угадывалась чувственность, еще более манящая, чем прежде.

   Пьетро с сыном сделали несколько шагов вперед. Их шпаги скрестились.

   – Начали! Повторяю. Ты начинаешь с кварты,[3] рука вытянута, дужки гарды горизонтально. Контррипост,[4] атака в темп, шпага к атаке. Затем последовательность: финт, двойной финт, дополнительный шажок, колющий удар. И сгибай же колени!

   – Да, да, – растерянно отозвался Козимо, – кварта, финт, удар и сгибать колени. Прошу прощения, но военному ремеслу не хватает разнообразия.

   – Покуда ты не стал основоположником новой европейской философии, тебе придется усвоить го, чему я тебя учу! Тогда ты скорее достигнешь цели.

   – Слушайся отца, Козимо, – произнесла Анна. – Он знает, что говорит. В один прекрасный день тебе это пригодится.

   – Мама, умоляю! Если вы опять пуститесь в рассказы о своей венецианской жизни и о том, как вы спасли дожа, я просто уйду.

   – Лучше сосредоточься, вместо того чтобы оскорблять своих родителей, – парировал Виравольта. – Они еще не совсем выжили из ума. Давай, защищайся. У меня пока еще достанет силы одолеть хлыща вроде тебя. И если будешь хорошо себя вести, я научу тебя тому приему, который я перенял у своего учителя фехтования, де Местра, в Терр Ферм. Он неотразим.

   – Ладно, ладно. Защищайся, отец!

   – Вот такие речи мне по душе.

   Анна засмеялась, поигрывая веером, а Козимо вздохнул.

   Раздался звон клинков.

   На дуэлянтов упал луч солнца.


   Пьетро Виравольта де Лансаль уехал из Венеции во Францию около двадцати лет назад, из-за заговора Данте, разоблаченного во время праздника Вознесения в 1756 году. В то время Пьетро состоял на службе в тайной полиции Венеции при загадочном Совете Десяти и носил кличку Черная Орхидея. Он только что спас дожа от верной смерти, а республику от заговора, угрожавшего самим ее основам. Устав от интриг Светлейшей[5] и желая иных приключений, он решился отправиться к новым горизонтам. Пройденный им с тех пор путь лишь упрочил его репутацию.


   Прибыв в Версаль зимой 1756 года со своей будущей супругой Анной и лакеем Ландретто, он не предстал перед самым роскошным европейским двором с пустыми руками. Охранная грамота и рекомендательные письма от самого дожа, а также от венецианского сената помогли ему познакомиться с самыми влиятельными лицами при дворе. Государственному секретарю иностранных дел Руйе, а затем и двум его преемникам, кардиналу де Берни и Шуазелю, моментально сообщили о том, что произошло в Венеции, когда по лагуне прокатился грохот пушек. Рапорты дошли до них довольно быстро как из самой Светлейшей Республики, так и от королевских агентов, находившихся в соседних столицах. Возможность принять у себя Черную Орхидею – того, кто спас венецианский режим и стал легендарной фигурой в кругах государственной полиции и европейских секретных служб, – показалась им радостным предзнаменованием. Особенно потому, что новоприбывший не медля сообщил о своей готовности поступить на службу к его величеству, королю Людовику XV, если этот шаг будет способствовать продвижению его дела.


   Таким образом, прибытие в Версаль Черной Орхидеи отнюдь не прошло незамеченным, но крайней мере в кругах власть имущих. Новость разнеслась и среди агентов его величества. Об этом шептались в кулуарах и галереях дворца, тайные агенты и полицейские повторяли ее в харчевнях и в предместьях; сплетня распространялась благодаря шпионам, чиновникам и послам, игрокам и любовникам, аристократам, посвященным в секретные дела, и мечтательным дамам, мысли которых за обедней были заняты Венецией. Сплетня го ползла черепашьим шагом, то неслась семимильными прыжками. Те, у кого в Венеции были друзья, требовали у них новых сведении; в темных тавернах, в дряхлых недрах сомнительных заведений и притонов, за стенами загородных замков повторяли одно: «К нам едет Орхидея!» – «Кто же это?» – «Ну как же. Черная Орхидея! Виравольта, человек, спасший Венецию!» К его уже сложившейся репутации примешивались многочисленные выдумки, так что его прибытие было встречено с необычайным воодушевлением. Получив известие о предстоящем визите и о подробностях дела, король, находившийся в Парк-о-Серф, звонко рассмеялся и направился к своей любовнице. За улыбками скрывалось какое-то необычное возбуждение, которое время от времени охватывало придворных, заставляя их самозабвенно предаваться сплетням. Но это были приветственные и заговорщические улыбки, в них было обещание перемен и развлечений, действий и неожиданных поворотов судьбы: в Версаль едет Орхидея!


   Вопрос о том, в чем будут заключаться обязанности Виравольты во дворце, обсуждался недолго. Сделав его сначала подопечным кардинала де Берни, затем Шуазеля, Пьетро стали немедленно поручать ответственные задания. Иногда они касались внутренней безопасности королевства, иногда безопасности дворца и главных его обитателей: самого короля, разумеется, но также мадам де Помпадур, Марии Лещинской, мадам Дюбарри, покойного наследника Людовика Фердинанда, затем Людовика Августа и наконец, с момента ее прибытия из Австрии, Марии Антуанетты. Благодаря своим талантам он получал поручения иного рода. Совершенно неофициальные, более опасные и требующие больших усилий, они были ему как раз по плечу. Пьетро быстро оказался в сложной ситуации, своей двусмысленностью напоминающей его обычные занятия в те дни, когда он еще состоял на службе у Совета Десяти в Светлейшей Республике.

   С 1758 года он работал на Тайную королевскую службу.


   Возглавляемая принцем де Конти, а затем Жан-Пьером Терсье, Тайная королевская служба, или Черный кабинет, была создана Людовиком XV. Посоветовавшись с самодержцем, граф де Брогли предложил венецианцу пополнить ряды этой маленькой теневой армии королевских шпионов. Вскоре Пьетро был уже одним из тридцати двух правительственных агентов, занимающихся параллельной дипломатией и наблюдением за государственными министрами.

   Подчиняясь непосредственно графу и Людовику XV, Тайная служба действовала без ведома двора. Она состояла из отделов, ведающих перепиской с зарубежными странами, а также из разведки, деятельность которой заключалась в перехвате корреспонденции, наблюдении за отдельными лицами, а при необходимости и в саботаже. Изначально созданная для того, чтобы позволить принцу де Конти заполучить польский престол, эта служба вскоре после Семилетней войны перешла к выполнению иных задач, таких, например, как подготовка планируемой высадки французского десанта в Англии. Ее целью была защита интересов Франции, а также оказание влияния на внешнюю политику европейских государств, в частности путем поддержания связей с Австрией и Россией. Пьетро естественным образом стал посредником в делах, связанных со Светлейшей Республикой, а также совершал поездки в Силезию, Лондон, в Священную Римскую империю, Голландскую республику и австрийские Нидерланды. Он сотрудничал с крупными агентами: Верженном, Бомарше, Бретеем или шевалье д'Эоном; все они вели двойную жизнь, были эксцентричны и неизменно опасны. Козимо ничего не знал об этой стороне деятельности отца, чего нельзя было сказать об Анне, бывшей Черной Вдове Венеции, которой давно были известны скрытые таланты ее мужа.


   Освободившись от дел Светлейшей Республики, Пьетро оказался вовлечен в интриги Франции. Сын актрисы и сапожника, зачарованный благородством и славой, он всегда выбирал в жизни самые необычные пути. Перипетии его судьбы напоминали сказку. Искушенный дуэлянт, как в прямом, так и в переносном смысле слова, привыкший жить под двойным именем, по-своему тоже актер и дерзкий игрок, он, ранее неспособный контролировать свои эмоции, постепенно утратил былую легкость и обрел мудрость и глубокомыслие. Но неизменными оставались его энергия и вкус к неизведанному. Женившись на Анне и занявшись воспитанием Козимо, он научился разрешать былые противоречия собственного характера и превозмогать внутреннюю дрожь, связанную с глубоким страхом небытия, издавна терзавшим Пьетро. Он так и не отказался от свободы мысли, но научился принимать ограничения, диктуемые избранным им образом жизни.

   Сегодня он был богат, хотя и не показывал этого: за оказанные услуги Венеция учредила для него пожизненную ренту. Он также получал солидную компенсацию за свою двойную службу – неофициальную, под началом де Брогли, и официальную, в министерстве иностранных дел, где он состоял. Для видимости ему пожаловали титул маркиза; его семья жила в отдельном особняке, расположенном на улице Серсо, примыкавшей к Версалю, на дороге, которая вела в Марли. Король хорошо их разместил, ведь жизнь при дворе имела свою цену, и весьма высокую. Кроме того, исходя из требований его должности, Людовик XV решил предоставить венецианцу одну из пятисот комнат, расположенных под самой крышей дворца. Версаль был напичкан маленькими квартирками, в которых теснились придворные; при этом не предпринимались никакие меры безопасности. Пьетро использовал эту комнату как кабинет, а на ночь оставался в ней крайне редко. И все же предоставленная во дворце комната, даже размером с мышеловку, была бесспорной привилегией.


   Однако в мае 1774 года обстановка в Версале была напряженной. Людовик XV находился при смерти, что делало положение Пьетро весьма щекотливым. Соперничество между двумя его патронами, герцогом д'Эгийоном, министром, под началом которого он выполнял свои официальные обязанности, и таинственным графом де Брогли, шефом Тайной королевской службы, продолжалось с давних пор, но сейчас их отношения окончательно зашли в тупик. В один прекрасный день, выбранный на основе произведенных в министерстве иностранных дел вычислений, граф де Брогли был вытеснен д'Эгийоном. Последний пользовался солидной протекцией, оказываемой любовницей короля мадам Дюбарри. Заняв пост, д'Эгийон узнал всю правду о Тайной службе. Возможно ли, что Черный кабинет существовал столько лет, подчиняясь непосредственно приказам монарха и без ведома официальных министров? Очень быстро дело приняло нежелательный оборот. Пустившись по следу Тайной службы, д'Эгийон выявил существование секретных миссий, направленных в королевские дворы северных стран, и перехватил депеши весьма поучительного содержания. Речь в них шла о разрыве альянсов, и говорилось даже о том, чтобы избавиться от него самого! Он обвинил Брогли в заговоре. Король не мог защитить главу Тайной службы, не признав тем самым ее призрачного существования. Шах и мат. Таким образом, граф де Брогли был заключен в тюрьму, а затем из соображений государственных интересов выслан в край Рюффек.


   В тот момент, когда король находился на смертном одре, Брогли все еще был в опале, и его агентам, включая и Виравольту, оставалось только выжидать. Виравольта подозревал, что, несмотря на ссылку, Брогли все еще руководит Тайной службой и что король не предал его окончательно. Но в случае кончины Людовика XV граф вряд ли сможет когда-либо вернуться ко двору. А что касается самого Виравольты, то он отныне находился в черном списке д'Эгийона из-за того, что все это время был слугой двух господ. Поэтому он даже не очень удивился, увидев трех вооруженных эмиссаров, украшенных султанами, верхом приближавшихся по версальской дороге.


   Поприветствовав его и представившись, они вручили ему запечатанное письмо.

   – Господин де Лансаль? Послание от герцога д'Эгийона. Он требует вас ко двору.

   Пьетро распечатал письмо.

   То, что он прочел, лишь усилило его беспокойство.

...

   «Господин маркиз де Лансаль!

   Мне необходимо видеть Вас в моем кабинете завтра на рассвете. Я ожидаю от Вас некоторых объяснений по поводу небезызвестной Вам деятельности; мы слишком давно откладывали этот разговор. Но наша встреча обусловлена еще более тревожными соображениями. Король находится в плачевном состоянии. Двор и вся Франция молятся о его здоровье. И еще кое-что. Одного слова, думаю, будет достаточно. Баснописец. Вас подозревают в совершении уголовного преступления. Я жду Вас до восхода солнца. У меня есть все основания полагать, что Вы играете важную роль в той драме, которая разыгрывается в настоящий момент».

   Как же так?

   Пьетро закусил губу. Герцог желает переговорить с ним о его деятельности под началом графа де Брогли… Баснописец?… Но ведь Пьетро убил его собственными руками четыре года назад! О чем же может идти речь? На какую драму намекает герцог? Его, Пьетро Виравольту, подозревают в совершении уголовного преступления? Не было ли это просто уловкой герцога, с помощью которой он хотел избавиться от него? Эти и подобные мысли теснились у него в голове. Венецианец казался озадаченным. Вдруг он заметил, что в конверт была вложена еще одна страница.

   Ее текстура поразила его.

   Пьетро медленно поглаживал зернистую поверхность этого странного листка.

   «Пергамент или… человеческая кожа?» – подумал он.

   Какое-то мгновение чудовищное предположение казалось реальностью.

   «Человеческая кожа?»

   У него замерло сердце.

   Нет… Скорее, бычья.

   Но цвет букв, из которых был составлен текст, напоминал кровь.

   Кровавые буквы…

   И на сей раз… не бычья кровь.

   «Но зачем посылать это именно мне?»

...

   «Лисица и Аист

   Волк и Ягненок

   Лягушка и Вол

   Ворона и Лисица

   Лев и Мышь

   Собака и ее тень

   Обезьяна-Король

   Стрекоза и Муравей

   Заяц и Черепаха

   Лев состарившийся


Ну так вот, Виравольта;
Десять выбрано басен для наших утех,
Так начнем же игру без дальнейших помех».

   Пьетро поднял голову.

   – Отец, что происходит? – спросил Козимо, который все еще держал в руке шпагу.

   – Пьетро? – подхватила Анна.

   Солдаты, посланные д'Эгийоном, окружили его.

   Капитан приказал ему последовать за ними.

   – Господин де Лансаль… Это… не совсем письмо.

   – Ах так?

   – Это мандат. Господин де Лансаль…

   Капитан сделал знак.

   – Вы находитесь под арестом.


   И пока его везли под конвоем, Пьетро вспоминал то, что произошло четыре года назад – в день свадьбы Марии Антуанетты.

Четыре года назад, май 1770 года
Атака по-австрийски

   Оперный театр Габриэль, сады и крыши Версаля

   Едва переступив порог оперного театра, переоборудованного в бальный зал, Пьетро Виравольта услышал, как вокруг восторженно перешептываются о супруге наследника.

   Враг здесь, но где именно?

   Пьетро повернулся лицом к придворным. Под плафонами и люстрами прозвучали первые такты. Оперный театр, недавно построенный в самом красивом дворце мира, был торжественно открыт – и по какому поводу: свадьба будущей королевы Франции! Толпа устремилась в овальный зал совершенных пропорций. Ложи обрамляли драпировки из голубого шелка; крытые зеркальные галереи бесконечно отражали сверкающие матовой позолотой скульптуры. Из-за того что паркетный пол, приподнятый у сцены, покрывал и оркестровую яму, зал казался огромным. И посреди его танцевала она! Танцевала грациозно, в великолепном платье. А между тем Мария Антуанетта уже оказалась в эпицентре неожиданного скандала Будущая супруга наследника была дочерью принца из Лотарингии, и представители лотарингской династии обратились к Людовику XV с просьбой оказать им особую честь, позволив танцевать сразу после урожденных принцев и принцесс, то есть до герцогов и герцогинь. В конце концов монарх дал согласие, и, возмущенные подобным нарушением протокола, герцогини убедили некоторых придворных не являться на бал.

   Но супруга наследника, только что ставшая французской принцессой, в упоении танцевала, ничего не зная об этой битве за первенство и не обращая на окружающих ни малейшего внимания!


   Придворные кружились в заданном ею темпе. Музыкальные волны катились из одного конца зала в другой; музыканты с жаром водили смычками. Мария Антуанетта сияла. Не лицо светилось радостью. Она скользила по паркету в парс с самим королем. В это время внук монарха Людовик Август пытался принять более естественный вид, а Виравольта оставался начеку, не сводя глаз с толпы.


   Как его предупредил один из швейцарцев, по рукам начала ходить досадная эпиграмма.


Течка все сильней у австриячки.
Кобелям проходу нет от сучки.
К ним несется с лаем резвой жучки.
Ох, сильна атака венской штучки!

   Она была подписана неким Баснописцем. Виравольта подозревал, что ее не распространял тайком какой-нибудь герцог или иной персонаж голубых кровей – выходка была слишком похабной, и никакой аристократ не решился бы пасть так низко, – хотя его венецианский опыт и подсказывал, что признаки гниения можно обнаружить и под кружевами. Было ясно одно: супруга наследника еще, можно сказать, не успела приехать, а уже сотни глаз следили за ней, ожидая, когда она сделает неосмотрительный шаг. В течение вечера пришло еще одно донесение, на этот раз от капитана гвардейцев: «Баснописец сообщает, что он сегодня будет здесь. Среди придворных».

   У Виравольты на лбу выступила испарина. Он снова окинул взглядом сверкающий зал.

   Супруга наследника в опасности.


   Сцену освещали три тысячи свечей. Толпа танцевала. Пьетро посмотрел направо, налево; неужели, несмотря на все принятые меры предосторожности. Баснописцу удалось проскользнуть сюда в самый разгар торжества? В этот праздничный вечер бдительность была, против обыкновения, ослаблена, сегодня хотелось забыть о политике, о делах Франции и Европы, о государственных тайнах. Это ведь свадьба, черт возьми!


   Разумеется, одних игривых намеков было недостаточно, чтобы насторожить Тайную королевскую службу. Но до графа де Брогли давно доходили слухи о возможных угрозах в адрес прибывшей во Францию Марии Антуанетты. Последние донесения заставили его встревожиться. Он перетасовал все текущие дела Черного кабинета, дав приоритет этому расследованию. И сегодняшняя угроза была далеко не единственной, она, казалось, подавала сигнал к действию. Баснописец неоднократно напоминал о себе, подписывая эпиграммы прозвищем, которое он выбрал потому, что имел блажь перемежать собственные вирши отсылками к басням Эзопа и Лафонтена, заканчивающимся едкой моралью. Но он не удовлетворялся угрозами и объявлениями о готовящемся покушении. Проведя расследование, Брогли обнаружил на его пути трупы кучера и лакея, убитых Баснописцем самым зверским способом. Кроме того, агенты Тайной службы заполучили некоторые документы и наброски плана Версальского дворца, подтверждающие огромный размах операции. Шла ли здесь речь о действиях одиночки или о целом заговоре? Никто не мот дать определенный ответ. Но ведь однажды простой удар в бок перочинным ножиком, нанесенный королю неким Дамианом, чуть было не привел к падению монархии. Одиночка пли иностранный агент, по всей видимости, Баснописец был злобным подстрекателем, о чем свидетельствовали его меткие остроты и саркастические высказывания о политике. Он был экстремистом, для которого все мировое зло сосредоточилось в традиционном образе австрийского врага. Он не мог согласиться с тем, чтобы в результате «противоестественного» альянса Мария Антуанетта, дочь нечестивой императрицы, взошла на французский престол.


   Виравольта обвел взглядом ложи и фрески на потолке. Перед ним расхаживали люди. Он старался сохранять хладнокровие. К счастью, ни у кого на лице не было маски. Баснописец мог бы выбрать для осуществления своего плана один из тех маскарадов, от которых с ума сходил весь Версаль. Состоял ли он сам при дворе? Явившись сюда с открытым лицом, он, видимо, давал понять, что может находиться одновременно повсюду и нигде и что он ни перед чем не остановится. Поэтому он внушал такие опасения солдатам и гвардейцам, обеспечивавшим безопасность важных персон, начиная с супруги наследника. Неподалеку от себя Пьетро заметил Анну, которую ангажировал на менуэт один кавалер, поминутно кланяясь и выделывая различные па.

   Он нахмурился; но нельзя было ни на минуту забывать, зачем он сюда пришел.

   Вдруг, подняв глаза по направлению к кулисам, он увидел некий силуэт, притаившийся в густой тени.

   Он?

   Пьетро бросился вперед.


   Первый театральный машинист короля Блез Анри Арно создал удивительный механизм, который позволял перестраивать зал в зависимости от характера церемоний и менять декорации в триумфальных мизансценах, как, например, в сцене из «Персея», на представлении которого весь двор присутствовал накануне. За кулисами располагались металлические колеса, при помощи которых можно было быстро поднять или опустить сцену, были свалены вперемешку блоки и тросы, а также ловушки и мотки, окруженные фрагментами декораций и ящиками, переполненными немыслимыми костюмами, деревянными марионетками, цветными афишами и другим барахлом. Это логово deux ex machina,[6] этот вертеп, занимавший пространство за сценой, под зрительным залом и достигавший даже драпировок под потолком, мог послужить и замечательным… тайником.

   Пьетро подал знак другим гвардейцам, мушкетерам и рейтарам, рассредоточенным по всему оперному театру. Им было нелегко двигаться посреди бала так, чтобы не обеспокоить продолжавших кружиться гостей. Виравольта чуть было не налетел на Анну, которая, ритмично наклоняясь, танцевала менуэт. Выпрямляясь, она встретилась глазами с Пьетро. Удивленная, она принялась разглядывать напудренный парик, шпагу и французский камзол своего супруга, который только что толкнул ее и, казалось, находился в крайне возбужденном состоянии.

   – Пьетро! Боже правый, что ты здесь делаешь?

   – Я занимаюсь делами Франции, пока другие развлекаются, – насмешливо произнес он.


   Обходя оркестр, он оказался в нескольких метрах от супруги наследника; скрипач рассеянно взглянул на него. Пьетро пробрался за декорации и побежал по плохо освещенному узкому проходу. Под ногами скрипели половицы. С потолка свешивался пеньковый трос. Он протиснулся вдоль кулисной рамы около десяти метров высотой, способной опускаться в недра Оперного театра. Он чуть было не наткнулся на валяющиеся на полу предметы и ударился локтем о деревянные украшения. Заметив один из люков, через которые можно было проникнуть под оркестровую яму, он начал было спускаться, но тут же передумал, увидев раскачивающийся недалеко от него трос.

   Он поднял глаза.


   И вновь он заметил прячущуюся за лебедками и блоками тень. Совсем рядом в пустоте висела морская раковина из гипса, которую использовали в «Персее». Пьетро схватил ее, заставил замереть и полез по канатам, прикрепленным к ней с двух сторон. Он оказался на высоте пяти или шести метров, среди колес механизмов. Находящиеся в равновесии доски располагались вдоль стены, между тросами и крюками. А внизу танцевали! Пьетро продвинулся к колосникам. Замеченная им тень скрылась от него. У нависающего над сценой края он обнаружил платформу, предназначенную для машинистов. Она также была скрыта от зрителей. Там стояли два ящика. Тяжело дыша, Пьетро приблизился к ним. Его взгляд упал на первый…

   Музыка и шум бала заглушили его крик.

   Баснописец!


   Ящик вдруг открылся: в нем находился беглец в костюме и маске Кракена, чудовища морских глубин, которое накануне пыталось похитить у Персея Андромеду. Зеленого цвета, с глазами пресмыкающегося, с чешуйчатыми веками, плавниками у висков, жабрами, щупальцами вокруг широко раскрытой пасти, он был одет в туго подпоясанную тогу, а на боку у него висел меч. От неожиданности Пьетро чуть было не полетел вниз. Ему удалось ухватиться за трос и удержаться на платформе. В ту же минуту грустный персонаж сорвал маску, и, балансируя, Виравольта успел разглядеть другое лицо, покрытое таким ярким гримом, что оно казалось еще нелепее. Краска стекала, оставляя бороздки на щеках, глаза были обведены черным, а жуткие губы – синим.


   Баснописец одним движением отбросил маску и полез по тросу. Пьетро разгадал его маневр слишком поздно. Он балансировал на краю платформы, возносившей его к небесам. Его напудренная голова ударилась о завитки тучки, находящейся под самым сводом театра. В ошеломлении он заметил перед собой огромный блок и сообразил, в чем дело. Его подняло вместе с кулисой «Персея». Он изо всех сил вцепился в канат, чтобы не сломать себе шею. В это время Баснописец благополучно спустился на землю по другому концу каната. Когда он выскочил на сцену, нарушив фигуру менуэта, придворные попятились. Кулиса резко взлетела вверх, вызвав переполох и обнажив вторую декорацию, находящуюся позади, на которой был изображен греческий остров, белые камни на берегу моря и какая-то покинутая Цитера вдали, а скала была опутана цепями, сковывавшими Андромеду. Дамы поднесли ручки ко рту и расхохотались, вообразив, что это некий фарс, инсценированный королем и его машинистом. Сама Мария Антуанетта бросила на паяца восхищенный взгляд и рассмеялась вслед за всеми. Затем она пустилась танцевать со своим супругом; чтобы лучше разглядеть чету их высочеств, люди бесцеремонно взбирались на диванчики. Дав несколько фальшивых нот, оркестр возобновил менуэт во всем его великолепии.

   Тень проскользнула к выходу.

   Беглец несся по направлению к садам, огибая северное крыло дворца; когда Виравольта, спустившись с фальшивых небес, в свою очередь оказался среди танцующих, никто не обратил на него ни малейшего внимания.

   Задыхаясь, Пьетро выбежал за порог Оперного театра, увлекая за собой нескольких солдат.


   Вот он!

   Пьетро видел, как он бежал по саду, скинув тогу, под которой обнаружилась темная одежда, отбросив бутафорский меч и схватив настоящую шпагу.

   Шестьдесят тысяч фонарей украшали Версаль и его сады. Как светлячки, они были подвешены в боскетах,[7] под арками, посреди квадратных и ромбовидных клумб, на фронтонах триумфальных арок, возвышающихся над Большим каналом, который в минуты спокойствия напоминал Пьетро свой венецианский прототип. Это свечение придавало всему парку вид волшебного леса. Как всегда во время важнейших празднеств, по каналу скользили гондолы под балдахинами, включая и те, что были некогда подарены самой Светлейшей Республикой. Повсюду пиротехники готовили бесчисленные ракеты, которые будут вскоре пущены к неведомым созвездиям. Мощные струи фонтанов представляли собой чудесное зрелище. Под покровом листвы играли оркестры, приглашая танцевать сотни людей, прибывших из Парижа и из глубинки.

   И вот настал момент, которого все ждали, самое красивое и самое веселое развлечение: феерия!

   «Нет же! Ты от меня не уйдешь… А теперь и подавно!» – думал Виравольта.


   На какое-то мгновение Пьетро потерял беглеца из виду. Прищурившись, он вновь увидел его: отделившись от тьмы, тот наискосок проскользнул в Лабиринт. Пьетро тут же бросился следом. Расположенные там свинцовые фигурки животных придавали аллеям фантастический, неправдоподобный вид. В Лабиринт проникли и некоторые гуляющие, они дивились необычному маршруту, полному тупиков. Направо? Налево? Венецианец сразу потерял ориентацию. Налетев на плотный ряд самшитовых деревьев, он разразился бранью, к тому же спугнул любовника, пытавшегося залезть под юбки своей милашки. Он повернул назад. Чуть дальше прыснули со смеху красотки, в шутку путающие друг друга. И как только Баснописцу удалось отыскать выход из этого Лабиринта? В конце концов Пьетро выскочил оттуда. Он просто-напросто оказался на прежнем месте. Замедлив шаг, он вытер пот со лба и с горечью уставился на пряжки своих пыльных башмаков. Задыхаясь, он двинулся по направлению к дворцу.

   У входа его окликнул швейцарский гвардеец:

   – Мы перехватили его на краю рощи! И вынудили его свернуть с пути. Он воспользовался замешательством, чтобы снова ускользнуть!

   Пьетро вновь приободрился. Если Баснописец был вынужден вернуться во дворец, скорее всего, время работало не на него. Он только что сам прыгнул в ловушку. Пьетро опять бросился бежать, а группа рейтаров следовала за ним к лестницам.

   Он устремился к внутренней лестнице дворца.

   Потайная дверь… Он хочет попасть на крышу!


   Первый этаж. Второй этаж. Каждый четвертый гвардеец устремился по пятам за незваным гостем. По какому же другому лабиринту удалось Баснописцу, случайно попавшему в секретные королевские апартаменты, пробраться к потайной лестнице, ведущей к самой крыше? Изумленный до крайности, Пьетро все же был уверен, что беглец от него больше не уйдет. В свою очередь оказавшись на самом верху, в узком и темном коридоре недалеко от апартаментов Дюбарри, Пьетро заметил люк, ведущий на крышу. Он оттолкнул солдат.

   – Все пути к отступлению для него отрезаны. Давайте не будем волновать толпу и затевать здесь яростный бой. – Ловким движением он открыл люк и выбрался на крышу, – Я сам им займусь.

   И через мгновение он уже находился над дворцом.


   До самого горизонта в глубь ночи простирались сады.

   Вдалеке, на северо-восточном углу крыши, он увидел не решительную тень Баснописца.

   Тот тщетно искал выход. Отчаявшись его найти, он повернулся… и выхватил шпагу, чтобы дать отпор Виравольте.

   Бал внизу приостановился.

   В три прыжка Пьетро оказался рядом с беглецом.

   – Ну вот мы и встретились, – сказал он, останавливаясь в нескольких метрах от него.

   – И мне так кажется, – был ответ.

   Виравольта тоже вынул шпагу. Но, увидев стойку Баснописца, он нахмурился. Было ли ему… страшно? Или он лини, притворялся таким неловким?

   С минуту противники примеривались друг к другу. Пьетро старался сохранять равновесие…

   И вот лязг металла возвестил о начале поединка.


   Как будто для того чтобы поприветствовать дуэлянтов, по небу вновь прокатились раскаты грома. Мгновение соперники находились в растерянности. Они удивленно смотрели на пламенеющую небесную твердь. Внизу пиротехники, выстроившись в ряд, как на параде, начали свою работу под аккомпанемент труб. Они зажигали ракеты вокруг фонтанов и рощ и вдоль Большого канала. Повсюду взрывались разноцветные созвездия, вся Вселенная, казалось, была раздираема на части, а чернильные тучи выбрасывали звездный орнамент. Одновременно иллюминация осветила фонтаны, из которых к небу вознеслись мощные блестящие струи. Фейерверк продолжал потрескивать, когда Виравольта и Баснописец вновь вступили в бой под доносившийся из садов гул толпы, завороженно следившей за феерическим действом.

   Именно в этот момент супруга наследника решила выйти на балкон. Теперь тысячи собравшихся внизу ничего не видели, кроме нее: Мария Антуанетта присоединилась к королю и наследнику Людовику Августу. Лишь очень немногие, самые наблюдательные из всех различили на крыше темные силуэты сражающихся. Под версальским небом раздалось приветствие, от радостных криков все в садах задрожало. Принцесса, первая среди равных, в величайшем возбуждении хлопала в ладоши, намереваясь спуститься в парк, смешаться с толпой французов, которые приняли ее как свою будущую королеву! У ее ног между фонарями колыхалась толпа, фонтаны и деревья, а там, вдали, и клумбами, простирались водоемы и леса.


   Баснописец лишь коротко вскрикнул, когда Виравольта кольнул его кончиком шпаги в самое сердце. Пьетро без труда удалось обезоружить своею противника. Темное пятно проступило на костюме ряженого. Кто помутневшие глаза закатились. Несколько секунд он оставался в том же положении, находясь на полпути между жизнью и смертью. Затем его взгляд остекленел, и он рухнул. Пьетро с трудом сумел подхватить его. Он почувствовал, что к дыханию Баснописца примешивается металлический привкус крови.

   – Зачем? – спросил венецианец. – Зачем все это? Вы не умеете сражаться, не так ли?

   Вдруг, несмотря на свои невообразимый грим, Баснописец показался ему искренним, и это ошеломило Пьетро. Баснописец схватил Виравольту за руку и собрал последние силы:

   – У этого королевства… смердящая гангрена, Виравольта! Вы должны… знать… Мне уже поздно, но…

   Пьетро успел расслышать его шепот:

   – Баснописец… не умер, Виравольта. Он вернется.

   Виравольте казалось, что его члены стали в тысячу раз тяжелее.

   – Он вернется.


   Пьетро встал в полный рост на темной версальской крыше. Вокруг него повсюду взрывались огни, между деревьями и фонтанами ревела толпа. Его рука, все еще сжимающая накидку Баснописца, опустилась. Он мысленно повторял последние слова призрака сегодняшней ночи.


   «Баснописец… не умер, Виравольта. И он вернется».

Государственные тайны

   Передний Мраморный двор, королевская спальня

   Кабинет герцога д'Эгийона, Версаль

   И вот как Баснописец восстал из праха.

   – Пошел, живо!

   Еще не взошло солнце, а везший Виравольту экипаж, запряженный четверкой лошадей, уже катился по направлению к дворцу. Солдаты сопроводили Анну и Козимо в Марли, затем, дав Пьетро пару часов поспать, увезли его, пока была еще темная ночь, по-прежнему под надежной охраной. Венецианец не сопротивлялся. Вероятно, всему этому найдется какое-то объяснение. Он слишком хорошо знал д'Эгийона и понимал, что у того в голове должны быть какие-то определенные соображения и что за этим насильственным призывом что-то скрывается. «Преступление… Но какое?» – без устали повторял он. И еще эта необъяснимая записка: «Так начнем же игру, Виравольта». Боже мой, какая фамильярность! И как Баснописец смог вернуться?

   Пьетро хмуро смотрел в окно.

   Не все прибывали в Версаль как Мария Антуанетта. Поворачивая с главного проспекта, по обеим сторонам которого высились элегантные особняки, путник мог вообразить, что дворец вырастает прямо из-под земли. Наблюдая за потоком карет и портшезов, скользивших по сверкающему Мраморному двору подобно гондолам, можно было представить себе тысячи галантностей и изысканно вежливых обращений. Но действительность была совсем иной. Надо признать: редко случались свадебные торжества и представлялась возможность зажечь шестьдесят тысяч фонарей! Если со стороны садов Версаль представал во всем величии национальной славы, то со стороны двора он казался клоакой.


   Сидя в карете и глядя на погруженный в сумрак город, Пьетро думал именно об этих вопиющих контрастах. Он поглядывал на бульвары Королевы и Короля. Экипаж потряхивало Рытвины и лужи грязи превращались здесь в сточные канавы. Окрики кучеров и цоканье подков распугивали обезумевших домашних птиц, резвившихся посреди отбросов. На смену пустырям пришли хижины, которые столь же мало радовали глаз. Мимо экипажа проплывали магазинчики, таверны, ресторанчики и подозрительные кабачки; несуразные лавочки, рядом с которыми бродили голодные псы; постоялые дворы, где ютилась такая фауна, которую невозможно было бы описать ни в одном бестиарии; смрадные конюшни и не менее зловонные дворы с навозными кучами посредине. Днем это скученное, кишащее живностью пространство было переполнено разным людом: мелкими ремесленниками, каменщиками, столярами, плотниками, ярмарочными торговцами, старьевщиками, коробейниками, точильщиками, шарманщиками, мостильщиками, землекопами и жрицами любви. Сюда же, как мотыльки на огонь, слетались со всех уголков страны всякого рода авантюристы, жаждущие славы. Разбойники и бродяги грабили по харчевням сбившихся с пути прохожих. До самой Оружейной площади стояли лачуги, в которых ютились нищие. Площадь же представляла собой гигантскую стройплощадку, служащую вдобавок выгребной ямой. На проспекте Сен-Клу валялись дохлые кошки. Время от времени здесь проезжали разные важные персоны: прелаты церкви, послы, офицеры и землевладельцы. Все это скорее походило на огромный трактир, чем на окраины волшебного дворца, и лишь присутствие аристократов напоминало о том, что священная резиденция находится всего в двух шагах.


   Таковы были подступы к Версалю. Уже сам по себе подъезд ко дворцу вызывал головокружение, так как здесь постоянно пахло мочой и калом. Каждое утро перед Министерским крылом, куда в этот момент везли Пьетро, колбасник резал и жарил свиное мясо. В самом дворце находилось около десяти тысяч человек, из них три или четыре тысячи придворных. Все они источали зловоние и потому опрыскивали свои белые руки духами, так что в кулуарах постоянно стоял легкий горьковатый аромат.

   Карета остановилась на эспланаде дворца. Виравольта с улыбкой поблагодарил кучера и сошел.

   «Ах! Версаль!..» – подумал Пьетро, делая глубокий вдох.

   Но у него не было времени глядеть по сторонам.

   – Следуйте за мной. Герцог ждет вас.

   Снова он оказался в окружении солдат, вооруженных шпагами и мушкетами.

   – Да, да. Иду.


   Они прошли в передний двор. Он тоже отличался от безупречно чистой эспланады. Пьетро поглядывал на лавки, которых тут было невероятное количество. Людовик XV терпел их; в этот час они были закрыты, но в самое оживленное время дня в них торговали сувенирами и безделушками. Благородные дамы нанимали портшезы за три соля в день, чтобы не ступать по мостовым, покрытым навозом и соломой. На крыльце Министерского крыла обычно толпились ротозеи, просители и поверенные.

   Солдаты из конвоя Пьетро отдали честь жандармам, несшим вахту перед Мраморным двором. Сам двор был совершенно безлюден. Не было видно стаек придворных, шептавшихся и рассуждавших о событиях, произошедших в это мрачное утро.

   И все же утреннее безмолвие было нарушено.

   Пьетро улыбнулся.

   К нему семенил его любимый старый лакей Ландретто. Вид у него унылый, а волосы всклокочены.

   – Я сразу сюда отправился, как только узнал через одного гвардейца герцога. Что же произошло?

   – Эй ты, посторонись!

   Но Ландретто не обратил внимания на угрожающий тон и продолжал идти с ними в ногу.

   – Да, ну и вид у тебя, – сказал Виравольта своему бывшему слуге.

   И в самом деле, физиономия Ландретто резко контрастировала с его одеждой из малинового бархата с золотым шитьем.

   – И то хорошо, что ты хотя бы можешь идти прямо.

   – Этой ночью, до того как вернуться сюда, я провел какое-то время в харчевне. Повсюду говорят, что настает конец!

   – И как я вижу, ты пропустил стаканчик-другой, чтобы отвлечься от этих неприятностей…


   Ландретто покачал головой. Виравольта сдержал улыбку. Ландретто был уроженцем Пармы и рано осиротел, как и сам Виравольта. Затем он бродяжничал на дорогах Италии, то нищенствуя, то занимаясь разбоем. В четырнадцать лет он поступил лакеем к мещанину из Пизы, затем к генуэзцу. Как-то вечером Пьетро повстречал его в Венеции. Лакей, уволенный своими господами, примостился в канаве и, надравшись кроваво-красного кьянти, признавался в любви звездам. Пьетро помог ему снова встать на ноги, и через какое-то время молодой человек поступил к нему на службу. Лакей оказывал ему неоценимые услуги, когда Пьетро трудился на благо Светлейшей Республики под псевдонимом Черная Орхидея, ведя расследования от имени дожа. «Черная Орхидея… Давно уже я не слышал, как произносят это имя», – подумал Пьетро. работая на Тайную королевскую службу, Пьетро часто использовал вместо подписи лишь простой инициал «В»; поэтому он не мог без ностальгии думать о том имени, под которым прославился.

   Если Пьетро сумел сохранить величественную осанку, невзирая на возраст, то у Ландретто, напротив, появились морщины, он располнел и приобрел двойной подбородок. Вскоре после прибытия во Францию Виравольте пришлось уступить своего лакея королю. Хотя ему уже исполнилось сорок лет, Ландретто стал учителем верховой езды. Он имел определенные обязанности: отвечал за особый этап обучения пажей и должен был жить вместе с ними. Большинство из них были буйными подростками и сопротивлялись любым формам обучения. Во дворце Ландретто оказывали такие почести, какие отнюдь не были ему предопределены по рождению. В этом также помогли рекомендательные письма дожа и венецианских сенаторов. Покровительство канцлера, затем Сен-Флорентина, государственного секретаря, способствовали окончательному вознесению славного лакея на Олимп. В настоящий момент Ландретто предположительно являлся наследником одного из самых знатных семейств Пармы, по крайней мере на бумаге: благодаря этому он смог занять свой пост в королевских конюшнях при всеобщем благословении. Это был в некотором роде фиктивный пост. А для самого Виравольты это стало едва ли не оскорблением. В его глазах Ландретто оставался уличным мальчишкой, которого он подобрал в грязи.


   – Ради всех святых, в чем вас обвиняют? – спрашивал Ландретто. – Они что, совсем рехнулись?

   – По словам герцога, я замешан бог знает в какой афере. Очень скоро меня посвятят в подробности.

   – Скажите, могу ли я вам чем-нибудь помочь? Я подожду.

   – Ладно.

   К Ландретто вернулись его былые рефлексы.

   Перед тем как войти в помещение, где его ожидал д'Эгийон, Виравольта взглянул на крыло дворца, в котором располагались покои монарха.

   Глядя на занавески из траурного крепа, он подумал: «Скорее всего, жить ему осталось недолго».

   В эти мгновения король находился при смерти.


   Мертвенно-бледный Людовик XV лежал в постели, не отрывая взгляда от оконных занавесок.

   Когда во вторник 26 апреля во время ужина в Трианоне он не смог проглотить ни кусочка, он приписал свое болезненное состояние временной усталости. Но на следующий день у него начался жар, а еще через день его силой отправили в Версаль. Вначале он и думать не думал об оспе. Он считал, что, переболев оспой в восемнадцать лет, имеет против нее иммунитет. Первыми правду узнали придворные. И тут же начались козни и интриги: позиции клана мадам Дюбарри пошатнулись, а сторонники Шуазеля были приведены в состояние полной боевой готовности. Среди всех этих несчастий дочери короля во главе с Аделаидой проявили образцовое мужество. Они оставались в его покоях, чтобы поддержать его в этом испытании, пока он еще не знал, какой диагноз поставили ему светила медицинского факультета. То, что от него скрывали ист и иное положение вещей, безусловно, свидетельствовало о бережном к нему отношении, но, если бы эта игра затянулась, король Франции мог бы умереть без исповеди. К счастью, Людовик был способен прийти к заключению о своем состоянии и без посторонней помощи.

   Оспа.

   Пытаясь сосредоточиться, он смотрел на шторы.


   Вечером 3 мая король вызвал к себе мадам Дюбарри, которую он ценил больше всех остальных. «Не будем повторять скандал Метца. Я принадлежу Господу и моему народу. Завтра вам следует удалиться». Фаворитке оставалось лишь поклониться. В тот же день, после службы, проведенной прямо в его спальне, король причастился в присутствии сто преосвященства де Бомонта и своего духовника, кардинала де ла Рош-Эмона. Однако в этот момент он еще надеялся поправиться, и даже позже, когда ему помогли добраться до окна, чтобы увидеть, как мадам Дюбарри садится в карету, увозящую ее к месту уединения в Рюэй. Но сейчас, когда перед ним проплывали эти образы – легкое колыхание ее платья, изящная ножка, белая рука, опирающаяся на деревянный проем дверцы, прощальный взгляд, брошенный на королевское окно, – у него больше не оставалось сомнений: это мимолетное видение его возлюбленной было последним. «Предаю себя Божьей милости! И твоей, Жанна Дюбарри, там, в ином мире, возможно!» Многие считали, что его любовница была позорным клеймом на облике Франции. Для него же в ней заключался едва ли не единственный смысл жизни. Это было именно так.

   Занавески заколыхались, и образ графини постепенно померк.


   За два дня до этого он потребовал своего духовника, от надежды переходя к смирению и черпая в серьезности момента неожиданное спокойствие. Несмотря на некоторую слабость характера, он был королем и христианином. Он исповедался в грехах аббату Моду. Конечно, в этом можно было усмотреть легкую исповедь, совершенную на смертном одре после целой жизни, прошедшей если не в насмешках над предписаниями Церкви, то в попытках обойти некоторые из них. И все-таки он был искренен. Он просил у Бога прощения за то, что его поведение компрометировало его народ. Никогда уже после этих признаний он не смог бы воссоединиться с графиней; но в то же время он обрел покой. Он нашел в себе силы прошептать своей дочери Аделаиде:

   – Я еще никогда не чувствовал себя столь умиротворенным.


   Людовик старался не закрывать глаза. Его голова раскалывалась. В висках пульсировала кровь. Боль пронзала все тело. Взор заволакивала мгла, которая была непохожа на ночную тьму. Из последних сил он пытался не отводить взгляда от пляшущего узора на шторах. За ними продолжалась жизнь. Стоит лишь повернуться, и он увидит мадам Дюбарри в расцвете ее молодости. Но… он был здесь не один. Кто же окружал его в предсмертные часы на этой театральной сцене? Скорее всего, здесь был аббат. Кардинал и врачи медицинского факультета… О, он их много перевидал, этих врачей в черных сутанах! Больше ему не хотелось никого видеть – просто зацепиться за эти шторы, забыть о короне, которая так давно тяготила его. Его взгляд помутнел – слишком сильный жар, слишком, слишком…


   «Любил ли меня народ?» – задавал себе вопрос монарх. Какую память он оставит после себя? Его укоряли за шалости, за то, что он недолюбливал светскую жизнь. Но знали ли они, что представляет собой день короля? Вся жизнь подчинена протоколу и общественным ритуалам. Он был на престоле в течение пятидесяти девяти лет, из них самостоятельно правил тридцать один год. В эпоху «короля-солнца» все сверяли время по часам Мраморного двора, и каждый, у кого был календарь и часы, мог, по выражению Сен-Симона, и на расстоянии трехсот лье точно сказать, чем занят король. Ну да! Питая глубокое уважение к делу своего славного предшественника, Людовик XV почти не занимался нововведениями, если не считать оперный театр Габриэль. Но он попытался избавиться от некоторых предписаний этикета, предпочитая удовольствия, доставляемые вольным образом жизни. Он любил находиться в своих апартаментах с близкими людьми. Почти на полгода он исчезал в Парк-о-Серф, Шуази или Ла Мюетт. Разумеется, придворные не покидали дворец, который оставался центром власти, но они от нее отдалялись. Супруга наследника жить не могла без Парижа. Двор следовал за ней. И дворец пустел, оживая лишь во время торжественных праздников.


   Наверно, он казался слишком вялым. Он потерял Квебек, не смог воспрепятствовать ослаблению Канады и Луизианы. В Атлантике все еще господствовали англичане, и он не смог спасти Новую Францию. К тому же ему не удалось подавить религиозные войны внутри королевства. Францию раздирали на части. Но, в конце концов, не все было так мрачно! Это он сделал так, что французское влияние все еще ощущалось по всей Европе; повсюду красовались маленькие Версали. Он завоевал Лотарингию и Корсику, защитил ученые общества, создал многочисленные высшие школы и королевские академии. Неустанно совершенствовалась система образования. У него была одна из лучших в мире администраций: управляющие финансами, чиновники ведомства, строящего мосты, служащие полиции, первоклассные инженеры! С помощью канцлера Мопу он взялся, правда, с некоторым опозданием, за дерзкие преобразования. Его ошибки были плодом упущений, а не неверных суждений. Он часто импровизировал, вновь возвращаясь к противостоянию с парламентом. Но самым главным было, скорее всего, то, что он пренебрегал своими символическими обязанностями. Он не стремился к общению, не прикасался к заразным больным. Он вел себя как обыкновенный деист[8] и деспот, равнодушный к мнению своих подданных. Не обращал он особого внимания и на этих философов, которые беспрерывно нападали на него, на него или на его режим, что было одно и то же.


   «Боже, как мне плохо, как больно…»

   Занавески мерно колыхались.

   Несмотря ни на что, он старался быть искренним и справедливым. Положа руку на сердце, он, конечно, предпочел бы веселую компанию своих фавориток в Парк-о-Серф суровым министрам. Но, готовясь к переходу в иной мир, он думал, что для Франции и монархии он все же останется Возлюбленным.

   Люди, сидящие возле его изголовья, люди, которых он уже мог различить, видели, как шевелились его губы, как он говорил сам с собой, как пытался слабо улыбнуться.

   Возлюбленный…


   – Господин маркиз Пьетро Виравольта де Лансаль!

   Перед Пьетро распахнулись двустворчатые двери.

   Обычно герцог д'Эгийон занимал иной кабинет, а не это импровизированное бюро, расположенное поблизости от королевских покоев, в Министерском крыле, и выходившее на Мраморный двор. Но из-за чрезвычайных обстоятельств, вызванных смертельной болезнью монарха, все обычаи были нарушены. В кабинете государственного секретаря царила атмосфера нервного возбуждения. На его письменном столе, украшенном золотыми гвоздями, громоздились пухлые папки. Другие теснились на книжных полках рядом с томами по географии, истории, праву и военной стратегии. На камине, рядом с холодно взиравшей бронзовой Дианой, была развернута карта Европы. Усеянный континентами глобус только и ждал, чтобы до него дотронулась чья-нибудь энергичная рука или обратил внимание один из сильных мира сего.

   Герцог д'Эгийон стоял у окна перед слегка раздвинутыми шторами.

   – Виравольта! Вот и вы.

   Ледяным тоном он пригласил его присесть.


   Пьетро всмотрелся в черты лица этого человека с такой своеобразной судьбой. Он был сыном внучатого племянника Ришелье и рано начал военную карьеру. Свирепый противник Шуазеля, самого влиятельного министра Людовика XV между 1758 и 1770 годами, он имел репутацию человека, враждебно относящегося к новым веяниям. Его взгляд был полон какого-то фальшивого чистосердечия, намекавшего на то, что этот опытный политик умеет ориентироваться в запутанных ситуациях. Но его живой ум и работоспособность искусно компенсировали склонность к авторитаризму, в чем его многие обвиняли. Когда он находился во главе двора в Бретани, монарх использовал его в борьбе против посягательств парламентариев на свои прерогативы, а также против идеи, в соответствии с которой парламент представлял собой «одно целое». Противостояние длилось, покуда парижский парламент не принял решение о самороспуске. При этом едва не было совершено преступление, заключающееся в оскорблении его величества! После многолетнего попустительского отношения этот эпизод заставил Людовика XV энергично сосредоточить в своих руках дела королевства.

   Шуазель оказался в опале, Мопу стал канцлером, а аббат Террэй был назначен генеральным контролером по финансовым делам. И вот так был создан пресловутый триумвират: Мопу, д'Эгийон, Террэй. Хотя и подвергавшееся критике за суровость, это правление было, тем не менее, благоразумным и честным. Его приемы не пользовались популярностью, но обстановка изменилась: если раньше Людовика XV критиковали за разнузданность, то теперь его обвиняли в чрезмерной активности и даже тирании. Во время выступления едва замаскированной фронды он укреплял королевскую власть. Что касается сурового аббата Террэя, которого Виравольта прекрасно знал, так как много раз встречал в Версале, он оказался одним из лучших министров финансов за всю историю королевства.


   Но в данный момент положение герцога д'Эгийона, государственного секретаря, военного секретаря и министра иностранных дел, было отнюдь не менее шатким, чем положение Виравольты. Несмотря на то что король долго поддерживал его, их отношения не всегда отличались добросердечностью скорее наоборот. В 1742 году Людовик XV увел у д'Эгийона любовницу. Злые языки поговаривали, что с тех пор герцог ему отомстил, тайно пользуясь услугами госпожи Дюбарри. Пьетро не знал, соответствовали ли эти слухи действительности. Одно было несомненно – свой пост в министерстве иностранных дел д'Эгийон получил по рекомендации Дюбарри. Он знал, что, если через несколько часов Людовик XV скончается, ему придется несладко. Королевой Франции станет Мария Антуанетта – а ведь Дюбарри была ее врагом! И партии конец.

   Ах, политика… и любовь!

   Виравольта был готов к худшему.


   В напудренном парике, в камзоле, увешанном наградами, д'Эгийон стоял у окна. Затем он подошел к Виравольте. Касаясь подбородка одной рукой, другой он постукивал по столу, выдерживая паузу. И вот он перешел в наступление:

   – И вы предали меня, Виравольта…

   Тон был задан.

   – Я никогда не участвовал в заговоре против вас, и вам это известно.

   – М-да… – с сомнением в голосе пробормотал д'Эгийон.

   Он пристально посмотрел венецианцу прямо в глаза.

   – Пьетро Виравольта де Лансаль… человек, который привел в замешательство герцога фон Мааркена, посрамил il Diavolo[9] и спас дожа… Это ведь было всего несколько лет назад, не так ли?

   – Время идет, ваше превосходительство, – произнес Пьетро.

   – Обстановка непростая, как вам известно. Я уже долго откладывал разговор с вами, Виравольта… или, может, следует называть вас «В»?

   Герцог сел.

   – В тот день, когда я понял… Ах, боже мой… Черный кабинет… Тайная дипломатия, созданная по инициативе самого короля почти тридцать лет назад! Не очень приятно осознавать, знаете ли, что вас держат за полного идиота.

   – Ваше превосходительство, все-таки не за такого уж идиота, раз вы догадались о существовании Тайной службы, в то время как ваши предшественники, и далеко не самые ничтожные из них, абсолютно ничего не замечали.

   На лице д'Эгийона промелькнула улыбка.

   – У вас всегда был особый талант к комплиментам, Виравольта. Без этого в вашем деле не обойтись, не правда ли?… Это вторая натура для всех придворных. В Венеции вы прошли хорошую школу. Сознайтесь, что и во Франции не так уж плохо…

   Д'Эгийон сделал глубокий вздох.

   – Ну а я, видите ли, военный. Дипломатией я стал заниматься уже поздно… Ах, Виравольта! Нет ничего удивительного в том, что Черный кабинет обратился к вам сразу после вашего приезда. Но вы служили слишком многим господам одновременно.

   – Не потому ли пришли меня арестовать, что я недостаточно служил этой стране?

   Нотки горечи – и дерзости – не ускользнули от внимания герцога. Пьетро тут же в них раскаялся.

   Д'Эгийон продолжал:

   – Позапрошлой ночью в Зеркальной галерее был обнаружен труп молодой женщины. Посреди Версаля. Бог знает, как он там оказался. Швейцарские гвардейцы вспомнили, что видели, как какой-то силуэт проскользнул из Зала Войны. Видимо, убийца был одним из своих и ждал подходящего момента. К великому счастью, труп был найден всего несколько минут спустя. Представьте себе, какой случился бы переполох, если бы утром его обнаружили придворные, а не гвардейцы! Нам удалось пресечь все слухи. Страшный недуг короля отвлек внимание от этого события – это тоже удача, если можно так выразиться. Девушку звали Розеттой. Она работала у парфюмера Фаржона. Возможно, вам известно, что господин Фаржон – один из главных поставщиков двора. – Но какое это имеет отношение ко мне?

   Герцог положил на стол книгу.

   Пьетро вопросительно посмотрел на него.

   – Сейчас вам станет ясно.

   Венецианец взял в руки том.


   Это был толстый, покрытый пылью сборник. На обложке было напечатано красивым старинным шрифтом: «Басни Лафонтена». Переплет был из коричневой кожи. Обложку по всему периметру украшали арабески. Пьетро раскрыл книгу. Некоторые страницы были испачканы, истрепаны и подклеены. Это было полное собрание басен. Листая книгу, Пьетро заметил, что многие из них были обведены красным. Напротив каждой из них, на левой странице, располагались гравюры и гротескные карикатуры, часто смешные и детские, но прекрасно выполненные. Волк собирался сожрать ягненка, склонившегося над чистым ручьем; под жарким солнцем надрывался крестьянин, на которого смотрели его дети; Перетта спускалась по тропинке с кувшином молока на голове. На титульном листе значился год издания: 1695.

   Внезапно Пьетро замер.

   Перед его глазами была черная надпись, сухая и неровная… Посвящение.

   «Пьетро Виравольте де Лансалю».


   Он вновь поднял глаза.

   – Но… я ничего не понимаю.

   – Позвольте мне пролить свет на это дело… – сказал герцог.

   Он встал.

   – Этот старый том басен был оставлен у тела убитой. Вместе с запиской, которую я вам послал, и несколькими косточками, которые мы определили как косточки ягненка. Поставьте себя на мое место, Виравольта. Мне досталась окровавленная книга, король при смерти, тайный агент замешан в убийстве, совершенном в самом центре дворца… А сверх того еще и восставший из праха преступник. Сами понимаете, я не могу не задаться вопросом…

   – Но, в конце концов, – сказал Пьетро, – этот Баснописец… Он мертв, я ведь его убил прямо здесь!

   Д'Эгийон крутанул глобус.

   – Ну что ж, или его воскресили… или кто-то присвоил себе его роль.


   Лицо Пьетро омрачилось. Если в свое время личность Баснописца не представляла тайны, его портрет отличался противоречивостью. Это был некий аббат, Жак де Марсий. Поговаривали, что он был янсенистом,[10] до такой степени истовым, что даже принимал участие в инсценировках распятия, которые некогда устраивали наиболее ярые мистики в подземелье Сен-Медара. Некоторые обвиняли его в том, что, лишенный священнического сана, он под прикрытием аскетизма и благотворительности вымогал деньги у проституток. В соответствии же с самыми мрачными домыслами он участвовал в шабашах и других оккультных церемониях. Но имелись и свидетельства того, что он был набожным и честным, хорошо образованным, духовным человеком и подлинным аскетом, великим знатоком Паскаля. Ведь он помогал бедным, вплоть до того что мог приютить у себя самых обездоленных Аббат был членом одного или двух ученых обществ, но в их деятельности не было ничего тайного, и это членство скорее характеризовало его как просвещенного человека. О политических взглядах аббата де Марсия было известно следующее: он нелестно высказывался в адрес королевы Австрии Марии Терезии. Пьетро помнил, что за минуту до смерти он клеймил «гангрену Франции». Никто не сомневался в том, что аббат был неуравновешенным человеком, даже сумасшедшим; и конечно, он был уверен, что может спасти мир, балансирующий на грани катастрофы. Но каковы его подлинные мотивы? Было известно, что бывший аббат прихода Сен-Медар стал действовать самостоятельно, после того как неоднократно просил у короля аудиенции, но так ее и не удостоился. Однако было установлено, что он не представляет какую-либо партию или фракцию… А в его смерти никаких сомнений быть не могло! Но как же тогда?…

   – Уверяю вас, я не имею об этом ни малейшего понятия, – проговорил Пьетро.

   Герцог ответил, приняв обманчиво рассеянный вид:

   – Тогда потрудитесь взглянуть на документ синего цвета, лежащий на моем столе.

   Пьетро схватил папку с металлическими застежками.

   – Перед вами полицейский рапорт, – сказал д'Эгийон. – На первой странице вы можете прочитать, какого рода эпиграммы циркулируют при дворе, невзирая на то что король находится при смерти. Об этом в данных обстоятельствах совсем не говорят. И тут мне удалось остановить кровопролитие и проявить усердие, перехватив все компрометирующие записки. Многие были обнаружены или в Салонах Дианы и Геркулеса, или в садах, или в оранжерее. Это напомнит вам о тех записках, которые вы находили в свое время, после прибытия будущей королевы во Францию. А вот эту мы обнаружили возле фонтана в Лабиринте.


   И в самом деле, открыв папку, Пьетро прочел:


Свершив постыдные дела,
Людовик оставляет нас,
От горечи сошли с ума
Все шлюхи и рыдают в глас.


И вскоре на престол взойдет
Из дальней Австрии принцесса;
Пока же на досуге ждет
Она красавца ловеласа.


Супруг ее не годен ни на что,
Но с милой де Ламбаль своей.
Она утешится верней,
И унывать ей было бы грешно.

   Герцог перестал вертеть глобус и поднял глаза.

   – Мы подвергли анализу чернила и почерк. Это не дало никаких результатов, так же, как и осмотр книги басен, костей или других эпиграмм, получивших широкую огласку. Вы, конечно, отдаете себе отчет, в какой момент к нам попадают подобные записочки. И это уже далеко не первый раз, когда супруга наследника подвергается насмешкам…

   В Версале эпиграммы являлись расхожей монетой. Ведь надо же было развлекать народ. Самыми коронными шутками были намеки на порочные отношения между Марией Антуанеттой и ее подругой, принцессой де Ламбаль. Иногда они зарождались в высокопоставленных кругах. В большинстве случаев эти клеветнические измышления оставались без последствий. Но на этот раз тон записки был гораздо более злобным. А обвинения Людовика Августа и будущей королевы в неспособности произвести на свет наследника престола били прямо в цель.

   – Некоторые, – вновь заговорил герцог, – еще вообразят, что это я распространяю подобные вирши… или мадам Дюбарри! Несмотря на то что этот листок, как и другие, подписан Баснописцем.


   Пьетро отодвинул эпиграмму и прочитал приложенный к папке рапорт.

   – У нас есть основания полагать, что смерть молодой женщины, найденной в Зеркальной галерее, была особенно мучительной. У нее была перерублена щиколотка, Виравольта. Волчьим капканом. Следы веревки позволили нам установить, что затем ее подвесили на дереве. Бог знает, где… и что именно произошло. Баснописец, должно быть, прервал страдания бедняжки, перед тем как накинуть ей на шею веревку. Точнее, я надеюсь на это, так как труп, в том виде, в каком мы его нашли, был наполовину обглодан волками. Потом наш убийца спокойно перевез труп во дворец на тележке и оставил его в Зеркальной галерее. На паркете еще сохранились следы.

   Виравольта ограничился кивком.

   Герцог пригласил его обратиться к следующему документу.

   – На том, что осталось от лица бедняжки Розетты, была мушка, вроде тех что изготовляют из черной тафты при помощи железного дырокола. Уж не мне вам объяснять, что означают эти мушки!

   – Если мушка расположена возле глаза, она означает дурное настроение, – бормотал Пьетро. – Возле уголка рта она означает призыв к поцелую… На губе – лукавство, на щеке – галантность, на носу – дерзость, на лбу – величественность, на нижней губе – деликатность…

   – Мушка Розетты была украшена инициалом «Б», то есть Баснописец, и она была наклеена на прыщик.

   – В общем, укрывательница… – мрачно проговорил Пьетро.


   Выдержав паузу, он достал из кармана письмо на бычьей шкуре, которое ему передали от герцога во время ареста.

   – А это? Мне на мгновение показалось, что это кожа…

   – Нет, это бычья шкура. А буквы, напротив… Это человеческая кровь. Кровь малышки Розетты. Мы обнаружили этот пергамент на ее теле, вместе со сборником басен. Лафонтена, само собой разумеется. «Волк и Ягненок». Отсюда и косточки, и все остальное. Кто-то хочет проучить нас! «У сильного всегда бессильный виноват…» И как вы могли констатировать, Баснописец приглашает вас лично вступить с ним в какую-то игру в кошки-мышки.

   – Почему меня?

   – Но ведь вы же агент Тайной службы, не так ли? Молодой осведомитель Батист Ланскене тоже получил свою басню. Этот парень был… любовником Розетты.

   Д'Эгийон взял в руки миниатюрный портрет молодого человека.

   – Но… Мне кажется, я его знаю, – проговорил Пьетро.

   – Это меня совсем не удивляет! Он служил осведомителем у графа де Брогли. И тоже работал у Фаржона. Он был отравлен… духами.

   Виравольта изумленно взглянул на герцога.

   – Духами? Но как это?…

   – Детали вы найдете чуть ниже. Я говорил вам, что и у Ланскене была своя басня. Как у всех убитых агентов. Не исключено, что у него в запасе есть басня и для вас…

   – У него их, видимо, десять. Десять, о которых он меня лично оповещает… и которые он мне предлагает предотвратить. Десять убийств? Десять капканов, которые нужно вовремя обнаружить? У меня такое впечатление, что я приглашен на какой-то странный, патологический спектакль… Но нет никаких указаний ни на то, что он будет разыгрывать свои басни по порядку, ни на то, что он сообщил о них только мне одному. Возможно, он раскрывает эти карты, чтобы ввести нас в еще большее заблуждение. Вы сказали: у всех убитых агентов?

   – Да. Вы не первый, кто получает том басен. В рапортах есть подробности о каждом… Я предлагаю вам с этим ознакомиться! Так как именно к этому я и вел дело. Взгляните на следующие документы. 21 марта 1774 года. Смерть Беккарио по прозвищу Барон в Со, он там ужинал в харчевне. 1 апреля – смерть Фанфрелюша, которого называли Бубновым Королем, находившегося с поручением в Трев. 4 апреля – смерть мадам де Буареми по прозвищу Змея сразу после романтического свидания, под которым следует понимать еще одну миссию в Эпине. 12 апреля – скоропостижная кончина в Лондоне Манергюса по кличке Метеор.


   Пьетро начал понимать. Даже если он не знал лично каждого из названных лиц, их псевдонимы были ему знакомы.

   – Агенты, это так, – только и сказал он. – Но исключительно агенты Тайной королевской службы. Кто-то стремится нас уничтожить. Всех агентов Тайной службы, одного за другим! Кто-то, представляющийся как Баснописец. Но я не понимаю, ведь если Тайная служба распущена…

   – Но распущена ли она, Виравольта? – спросил Д'Эгийон, пронзая его взглядом.

   Пьетро не опустил глаза.

   – Поверьте в мою искренность, ваша светлость. Я и сам точно не знаю. С тех пор как граф де Брогли оказался в опале, я не получал от него никаких известий.

   – Неужто? Никаких шифровок? Ни записочки, объявляющей всеобщий сбор?

   – Нет, уверяю вас, – сказал Пьетро.

   – Виравольта… Вы замечаете парадокс?… Я здесь в очередной раз обязан защищать интересы супруги наследника, которая, однако, меня ненавидит, а также заботиться о безопасности агентов, которые всегда были в заговоре против меня. Завтра Мария Антуанетта станет королевой, и то, что происходит сегодня, ничего хорошего мне не предвещает. Неизвестно по какой причине, но Баснописец ополчился против узкого круга королевских агентов. Скоро дело дойдет до королевской четы. А Баснописец, возможно…

   – …один из нас.

   – А может, и сам Брогли, кто знает. Иными словами, ваш начальник, осмелюсь сказать. Ваш теневой император! Тот, кто в любом случае будет противиться роспуску Тайной службы. Или тот, кто захочет отомстить? Разве что речь идет об иностранном агенте, который пытается воспользоваться ситуацией, чтобы нас дестабилизировать… Кто-то из придворных? Мне здесь решительно ничего не ясно. Людовик XV умрет, и его внук займет его место. Он ничего не понимает в Делах. На сегодняшний день монархия пошатнулась. Я знаю, что вы симпатизируете философам и энциклопедистам. Что бы об этом ни говорили, но король держал их под контролем, и Вольтер нас поддерживал. Но вы также знаете, сколь многочисленны враги короля среди судей, лож и парламентов…

   – Но ведь речь не об этом, не правда ли?

   Д'Эгийон с интересом посмотрел на него:

   – Продолжайте.

   Пьетро прищурился.

   – Если кто-то присвоил себе прозвище Баснописца… Этот человек, бесспорно знает о его существовании.

   – Что означает…

   – Что он… из своих. И что он знает весь Версаль! Если он смог проникнуть в галерею среди ночи… Возможно, он ежедневно бывает здесь, в самом дворце!

   – Что дает нам десять тысяч потенциальных подозреваемых! Виравольта, вы же знаете, сколько здесь всяких служащих, лакеев, жандармов, пажей, наездников, поваров, садовников, архитекторов, не говоря уже о придворных или посетителях, которые разгуливают по всему дворцу.

   Герцог наклонился:

   – Я предлагаю начать с вас.

   Пьетро выдержал его взгляд.

   – Вы вряд ли всерьез думаете, что я причастен к подобному безумию…

   – Разумеется, нет… Но объясните мне, зачем надо было вас называть? Каков мотив? Личная вендетта? Политика?

   У Пьетро больше не оставалось сомнений относительно того, как ему следует поступить.

   – Доверьте мне расследование.

   – Простите?

   Пьетро наклонился.

   – Ведь это то, чего вы хотите, не так ли? Зачем ходить вокруг да около? Этот арест… Вы же ни секунды не верите, что я замешан в какой-то странный заговор против вас, двора или короля? Тогда доведите свою мысль до логического конца. Баснописец приглашает меня сыграть с ним? Ну хорошо, доверьте мне расследование… но тайно.

   Д'Эгийон хищно улыбнулся.

   – Я вижу, что мы начинаем понимать друг друга. Найдите мне Баснописца, уладьте это дело, и вы достойно выйдете из этой сложной ситуации. Но если вы меня разочаруете или будете вести двойную игру, я вас уничтожу, Виравольта. Новые правители в конце концов узнают об этих эпиграммах и не станут их долго терпеть. Придется искать козла отпущения. И его будет легко найти в вашем лице, а также в лице Шарля де Брогли. Что касается меня, то со мной уже покончено, по крайней мере, мне поздно разыгрывать комедию. Но наш будущий Людовик XVI ничего не знает о Тайной службе и ее деятельности. И этого мне может хватить, чтобы нарушить равновесие. У меня в наличии труп, к тому же названо ваше имя, и больше ничего не требуется. Так что будем предельно откровенны. Если меня постигнет неудача, она постигнет и вас. С Брогли мне удалось расправиться, не забывайте об этом. Я иду по тугому канату, но я все еще министр.

   И он опять улыбнулся, хотя в этой улыбке таилась горечь.

   – И само собой, ни слова Марии Антуанетте.


   На мгновение сердце Пьетро забилось сильнее. Мог ли он и в самом деле поверить в угрозу д'Эгийона? Перед ним предстал призрак венецианской тюрьмы для государственных преступников, в которую он был некогда заточен. У него есть опыт тюремного заключения. Стоило ли на этот раз отведать еще и Бастилии? Эта мысль его отнюдь не прельщала. Конец Тайной службы был более чем реален. Будущий король, скорее всего, ужаснется, обнаружив Черный кабинет… Решит ли он с ним покончить и обвинить Брогли и его агентов? Пьетро не имел права на ошибку: однажды он уже стал жертвой государственных интересов… и у него не было ни малейшего желания снова ею оказаться.

   Взгляд государственного секретаря был красноречив.

   «Бесполезно делать вид, что я не замечаю поднесенного к моему горлу лезвия ножа, к тому же весьма острого», – подумал Виравольта.

   Он стиснул зубы.

   Опять взглянув на Виравольту, д'Эгийон продолжил:

   – Отправляйтесь к господину Марьянну из Королевского ведомства. В его обязанности входит рассматривать проекты изобретений, которые поступают к нам со всех уголков страны. Бьюсь об заклад, что он может быть вам полезен, но думаю, что вы это уже и так знаете… Затем навестите этого парфюмера… Жан-Луи Фаржона. Он является поставщиком двора и госпожи Дюбарри, и у него служили Розетта и Батист Ланскене.

   Герцог открыл ящик и достал из него флакончик, наполненный пурпурной жидкостью.

   – Вот духи, которые вдохнул юный Батист. Вероятно, Фаржон сможет вам больше сообщить об их составе… Но не забывайте, что сам парфюмер находится в списке подозреваемых.

   Пьетро взял флакон. Его содержимое переливалось перед его глазами.

   Он не осмелился открыть его, чтобы не вдохнуть смертоносные пары. Ему все же не верилось, что можно кого-либо убить, просто заставив человека подышать таким веществом. И в самом деле, господина Фаржона можно было о многом порасспросить.

   – Что касается де Брогли… – продолжал д'Эгийон, – постарайтесь с ним поговорить и выяснить, имеет ли он какое-либо отношение к этому делу. Хоть он и в ссылке, он не мог не заметить исчезновений своих агентов. Я не получил никаких новостей о шевалье д'Эоне, Бретее или Верженне. А кроме того, многие из его агентов мне незнакомы. Разыщите их, предупредите наиболее достойных, будьте настороже. И выясните, кто же этот Баснописец.

   Они помолчали, затем Пьетро проговорил:

   – Последнее. Как вам удалось так много узнать о Тайной службе… и обо мне?

   Д'Эгийон протянул ему рапорт, лежавший на его столе.

...

   «Четырнадцать часов. В карете, запряженной четверкой лошадей, В. едет из Версаля в Сен-Жермен-ан-Лэ в компании госпожи А. С. и К. Пятнадцать пятьдесят. Карета достигает опушки леса».

   Пьетро натянуто улыбнулся, стараясь скрыть свое недовольство.

   – Мы этим занимаемся всего несколько месяцев, – сказал герцог, – но и этого оказалось довольно.

   – Сообщите, кто именно наблюдал за мной.

   – Дипломатическая тайна.

   Иными словами, все за всеми шпионили.

   Д'Эгийон наклонился.

   – Инициатива за вами, Виравольта. Но между нами мы не будем использовать ваш обычный псевдоним. Это «В» вместо Виравольта хорошо подходило для Черного кабинета. Подыщите что-нибудь другое… Вы что-нибудь придумаете?

   Пьетро задумчиво смотрел на него.

   – Возможно.

   Герцог встал. Пьетро последовал его примеру, но медленнее. Уже на пороге кабинета он обернулся.

   Д'Эгийон смотрел ему прямо в глаза.

   – Будьте верны мне, Виравольта. – Помолчав, он добавил: – И последнее… Каждый раз Баснописец оставлял еще один подарочек, помимо своих стихов.

   – Что же?

   – Розу, мой друг. Красную розу.

   Виравольта поднял бровь. Д'Эгийон улыбнулся.

   – Виравольта, я был бы вам…

   Герцог похлопал его по плечу.

   – Я поймаю его лично.


   Швейцарские гвардейцы скрестили алебарды за спиной Виравольты. Ландретто поджидал в соседнем салоне. Бывший лакей тут же засеменил к нему.

   – Ну? Что происходит?

   – По крайней мере, я на свободе, – сказал Пьетро. – Пока.

   – Почему же вас арестовали?

   – Мое имя нашли на трупе. Гм…

   – И?…

   – Я вывернулся, взяв на себя расследование дела, по которому меня пытались обвинить.

   – Это вполне в вашем духе. Чем я могу быть полезен?

   – Пока ничем. Я не хочу втягивать тебя в это. – Пьетро нахмурился. – Но будь начеку. Мало ли что…


   Оставшись один в своем кабинете, д'Эгийон долго смотрел перед собой. Бледный и усталый, он оглядел папки, скопившиеся вокруг. Резким жестом он повернул глобус.

Сокровища господина Марьянна

   Зеркальная галерея

   Подвал Министерского крыла, Версаль

   Не мешкая, Пьетро направился в Зеркальную галерею. Ландретто тем временем вернулся, чтобы получить распоряжения от главного конюшего.

   Весь дворец находился в ожидании; никто не знал, что предпримет королевская семья, если Людовик XV скончается сегодня поутру. Атмосфера в кулуарах была тягостной из-за неизбежности траура. В галерее царило сдержанное волнение. Пьетро задержался там на несколько минут. Он не спеша опустился на колени у того места, где нашли тело Розетты. Все уже было убрано. Однако на паркете остались кое-какие следы, похожие на царапины от когтей, а также сгустки воска и еле заметные темноватые пятна, возможно, кровь. Содрогнувшись, Пьетро даже нашел там нечто, похожее на кусочки ногтей, хотя, возможно, это были частицы бараньих косточек, о которых ему говорил д'Эгийон. Он поднял глаза. Повсюду уже вешали черные шторы. Опершись одной рукой о колено, венецианец поглаживал паркет, не отрывая взгляда от перешептывающихся придворных.

   Он слышал их приглушенные голоса, видел их удлиненные тени на паркете.

   Обстановка была сдержанно-траурной.

   «Итак, – думал он, – Баснописец вернулся. Возможно, из преисподней… Один Бог знает, с помощью какого колдовства. Театральные подмостки, на которых будет представлена пьеса о странной и небывалой схватке, находятся здесь. В самом центре французского двора».


   Привычный к заговорам Светлейшей Республики, Пьетро умел ловко вступить в любую игру из тех, что составляли придворную жизнь, одновременно назидательную и меланхоличную, тщеславную и агрессивную. Он обладал кошачьей сноровкой. Каждый спешил в Версаль в надежде быть представленным королю: это была возможность удостоиться слова, жеста или просто улыбки, способной навсегда изменить судьбу. Но при этом можно было потерять честь и даже жизнь. Угодничество превратилось в ремесло. Необходимо было в мельчайших подробностях знать протокол и правила этикета. Владеть искусством рассеянного приветствия или приветствия еле заметным движением подбородка; уметь задавать вопросы, не глядя при этом на собеседника, говорить громко и ясно, легко скользить по паркету. Все это требовало немалой практики и грации. Иногда следовало чуть-чуть помедлить перед тем, как отступить; притвориться капризным, чтобы продемонстрировать свою силу; ловко польстить государю или кому-нибудь из его окружения, кто мог бы вас ему представить. Но несмотря на все эти продуманные телодвижения, как говаривал в прошлом веке Лабрюйер, часто приходилось покидать эту унизительную игру, потерпев поражение, а то и наголову разбитым. Золото и кровь текли здесь поочередно.

   Существа в шелковых драпированных нарядах, находившиеся в этот момент перед Пьетро, прекрасно знали все эти уловки. При всем своем опыте Пьетро не мог не признать, что французы довели эту игру до высшей степени виртуозности. Хотя французы и могли помериться с итальянцами тщеславием и высокомерием, понять их было еще сложнее. Постоянный страх потерять милость вышестоящих мог ввергнуть в пучину кошмара вполне здравомыслящего человека. Двор функционировал по образу и подобию колеса фортуны. Зеркала галереи бесконечно множили эти схватки ничтожной власти или великой боли. На лице Пьетро появилась циничная улыбка. Первый намек Баснописца стал понятен.

   Это был театр, безусловно. Театр зверей.

   А сколько басен и в самом деле разыгрывалось в этих альковах!


Ну так вот, Виравольта,
Десять выбрано басен для наших утех,
Так начнем же игру без дальнейших помех.

   Венецианец поднялся.

   Он пригладил свой парик и непринужденно дотронулся до одного из сверкавших на его пальцах колец.

   «Все будет разыграно в этих стенах. Он здесь, среди нас… Но где именно?» – подумал Виравольта.

   Больше медлить было нельзя.

   Следовало разыскать господина Марьянна.

   Пока он шагал вдоль галереи, на выходивших в парк окнах были спущены последние черные шторы.


   Кабинет начальника Бюро изобретений Королевского ведомства располагался в подвальном этаже Министерского крыла. Виравольта прошел в дверь и спустился вниз по лестнице, ведущей к древнему фундаменту дворца. Он наткнулся на еще одну обитую железом деревянную дверь с огромной узорчатой скважиной. Трижды постучав, он вошел. Там были ступеньки, ведущие в зал, где его поджидал Августин Марьянн.

   – Ничего себе… Виравольта! Сколько лет, сколько зим!


   В глубине, по другую сторону письменного стола, стоял мужчина лет шестидесяти, со сложенными на груди руками. Его поза напоминала позу сфинкса. Благородство и элегантность его осанки, подчеркнутые черной одеждой, контрастировали с окружающим хаосом. На носу у него были очки. Он приветствовал Виравольту таким широким жестом, как будто приглашал его во дворец из «Тысячи и одной ночи». Пьетро оглянулся по сторонам. Каждый раз он все с тем же изумлением взирал на весь этот хлам. Зал был тесный, с очень низким потолком. На стенах были закреплены эскизы, рисунки и наброски, один невероятнее другого. Виравольта удивленно оглядел изображение странного механизма с колесами, тросами и клапанами, опутывавшими украшенную золотыми лилиями карету. Над ней возвышалась металлическая труба с оперением.

   – Я вижу, что к вам поступили новые предложения… – иронически прокомментировал он.

   Этот эскиз сопровождало самое серьезное пояснение, написанное округлым замысловатым шрифтом: «Проект кареты для транспортировки Его Величества короля Франции, приводимой в движение без помощи лошадей, но исключительно механическим автодвижением». Чуть дальше карандашом в манере эскизов Леонардо да Винчи было нарисовано с полдюжины моторов, которые позволяли, если верить соответствующим надписям, «летать по воздуху подобно птицам». Пока Пьетро с усмешкой знакомился с этим кладезем идей, Августин демонстрировал груды запыленных папок.

   – Поверьте мне, мой труд становится все более тяжким. Эти этюды, чертежи, расчеты поступают к нам сотнями со всех уголков королевства. Некоторые изобретения исходят из ученых обществ и подписаны одним или несколькими их членами; все друг другу завидуют, посылают предложения и контрпредложения. Другие являются плодом усилий частных лиц, каждое из которых, естественно, мыслит себя совершенным гением! – Глядя на Пьетро, он принял суровый вид. – Но гений, мой дорогой друг, – редкая вещь. Каждый, конечно, желает употребить свой талант и плоды своих измышлений на благо Франции! Вот это, признаюсь, благородно. А также они ожидают вознаграждения, соответствующего их качествам и разглагольствованиям, причем некоторые, поверьте мне, таковы, что их не поймут даже наши самые уважаемые грамматики и самые опытные инженеры!

   Говоря это, он снял очки и начал их протирать маленькой тряпочкой.

   – И в то же время меня отчасти восхищают эти фантазеры. Какая жизненная сила! Какое воображение!


   Пьетро продолжал расхаживать посреди этого грандиозного беспорядка. В одном углу стул на колесиках ожидал, чтобы его привел в движение человек, скрытый в ящике, который должен был нажимать ногами на две дощечки, прикрепленные к рессорам, и таким образом возить двух человек, расположившихся на скамейке… В другом углу сложное переплетение труб позволяло, если верить прилагавшейся инструкции, передавать тайные сигналы с помощью звуков. Механизм был предназначен служить «Агентам Короля и Солдатам Его Величества во Время Войны», а также, как не без ехидства добавлял изобретатель, «Придворным, страдающим от неразделенной любви». Кюре из юго-западной Франции, также подвизавшийся на ниве астрономии, предлагал увеличительные очки, с помощью которых можно было разглядывать небесные светила так, «как будто человек сам там находится». Из иной области: господин Жан-Вьо де Фонтенэ объявлял об изобретении «антизловонного насоса», предназначенного для очищения всех выгребных ям в Версале. Число этих ям все возрастало, и их очистка создавала постоянные трудности. Толпы снующих повсюду людей еще больше усугубляли эту проблему. Но протестировать изобретение не представлялось возможным. Виравольте было хорошо известно, что отхожие места швейцарских гвардейцев, расположенные у входа в передний двор, периодически затягивались плотным слоем экскрементов. Туалеты оставались в запущенном состоянии, несмотря на уже разработанные проекты и планы, а также консультации лучших королевских инженеров, пытавшихся найти решение этой проблемы. Принимая во внимание сложившуюся ситуацию, господин де Фонтенэ в своей записке напоминал о необходимости поддержания общественной гигиены.

   Виравольта ходил по кругу, покачивая головой, поднося пальцы к губам, то смеясь, то искренне изумляясь. Августин, который лицезрел эти чудеса беспрерывно весь день, был более искушен. Он выполнял главным образом обязанности секретаря, занимаясь перепиской, содержание которой оставалось неизменным.

   – Взгляните сюда, к примеру.

   Августин повернулся к станку, на котором находился очень странный инструмент. Он представлял собой четыре ответвления, расположенные вокруг полого деревянного цилиндра, оконечность которого была снабжена защелкой. В верхней части цилиндра свинцовые шарики скатывались по четырем желобам, располагавшимся по два с каждой стороны, напоминая паучьи лапки. Шарики катились то по одному, то по другому желобку, и их вес поочередно толкал их то вправо, то влево. Августин, запуская шарики через определенный интервал времени, продемонстрировал это устройство Виравольте. Сразу же паучок начал ритмично двигаться, его ответвления поворачивались по мере падения шариков. Все это, видимо, приводилось в движение неким зубчатым колесом. Как только шарики оказывались в конце желоба, их тут же бросало в противоположном направлении, и они снова оказывались на самом верху, готовые направиться вниз. По крайней мере, это был наименее запутанный способ продемонстрировать любопытный механизм, точное назначение которого Пьетро никак не мог понять.

   – Это, мой друг, плод одного из последних веяний. Перпетуум мобиле. Великое дело. Оно состоит в том, чтобы производить движение, подобное божественному или первому двигателю Аристотеля, без помощи человека, силы ветра или речного течения, без огня и животной тяги. С тех пор как эти проклятые философы состряпали свою «Энциклопедию», все, от владельца постоялого двора до хозяина замка, прозябающего в своей провинции, вообразили, что они могут продвинуть науку, и теперь кто попало занимается механикой…

   Он вновь подошел к своему письменному столу, открыл одну из папок.

   – Но, конечно, у них ничего не выходит. Трение и сопротивление воздуха всегда в конечном счете одерживают победу над этой воображаемой вечностью. У меня здесь сто пятьдесят проектов такого рода. Все они оказываются в мусорном ведре. Чаще всего мы ограничиваемся тем, что набрасываем на полях их послания куртуазную формулу, а также благодарность от имени короля, чего вполне хватает в качестве компенсации за их труды. Но мы, конечно, не хотим совсем отбить у них инициативу… Ведь, в конце концов, все возможно. Может, на десять тысяч бахвалов найдется-таки один да Винчи! Если бы только нам посчастливилось разыскать его сразу, без того чтобы отвечать всем остальным!

   Перпетуум мобиле…. Пьетро улыбнулся.


   Августин вновь посмотрел на него.

   – Итак, вас послал герцог?

   – Совершенно верно.

   – Ну да! Судя по тому, как развиваются дела, он рискует оказаться за пределами Версаля раньше вас. Но посмотрим, что у меня есть… Представьте себе, посреди всего этого бедлама у меня все-таки нашлось несколько новинок, которые могут оказаться вам полезными.

   Пройдя мимо Виравольты, он приблизился к шкафу. Казалось, он в нем что-то искал, затем медленно вынул нечто похожее на саквояж. Он показал Виравольте его содержимое. На сей раз венецианец мгновенно узнал этот предмет.


   Перед ним был пистолет, но необычного вида и образца. Он напоминал пистолеты Dog Lock, которые в прошлом веке использовали англичане, но также и более современные лондонские Twigg и, с другой стороны, железные пистолеты Scottish All Steel Flintlock, типичные для шотландского Высокогорья. Этот пистолет был многоствольным – стволов оказалось ровно шесть. Пьетро никогда не видел ничего подобного. Пистолет был около тридцати пяти сантиметров длиной, с латунным корпусов Его отвинчивающиеся нарезные стволы напоминали неукороченную модель, состоящую на вооружении кавалерийских полков. На пистолете было выгравировано клеймо мануфактуры Сент-Этьенн и штамп «hlb». Рукоятка была из мелкорифленого орехового дерева. Пистолет, достойный наследник своих предков, имел на рукоятке металлическую головку, предназначенную для того, чтобы при первой возможности размозжить череп противника.

   – Позвольте ознакомить вас с тем, что мы могли бы назвать системой Марьянна, – сказал Августин, кланяясь.

   Он погладил пальцами стволы. Вид у него был весьма лукавый.

   – Это оружие, Виравольта, станет предметом гордости оружейников Льежа. Оно знаменует подлинную революцию в оружейном деле, но мы пока держим его в секрете, так как существуют многочисленные сложности. Речь идет лишь о первой модели. Этот пистолет снабжен шестью пронумерованными стволами. У самого дула каждый имеет четыре канавки, позволяющие демонтировать пистолет с помощью квадратного ключа, который находится в маленькой коробочке. Я бы сказал, что эта модель произведет революцию. Как это функционирует? Гм… Эта система основана на использовании специального отдельного капсюля и в один прекрасный день, несомненно, заменит кремневый пистолет.

   Он погладил механизм.

   – Зажигание пороха происходит здесь путем удара собачки по латунному капсюлю. Капсюль вставляется в отверстие, ведущее в камеру сгорания. Эта процедура предоставляет неожиданные преимущества… в частности, позволяя разработать многострельное оружие! Видите, здесь длинный цилиндр с несколькими стволами… Нажимая на курок, вы можете все их последовательно выстроить в ряд, причем у каждого имеется свой собственный капсюль. Щиток закрывает собачку в момент удара, чтобы стреляющий не обжег себе пальцы. Все это пока еще не очень удобно, так как перед стрельбой каждый ствол заряжается через дуло; к тому же оружие это довольно громоздко. Но мы занимаемся разработкой различных гипотез зарядки с затвора…

   Августин прочистил горло.

   – Короче говоря, это изобретение к вашим услугам. Благодаря вращающимся стволам, вы сможете сделать шесть выстрелов без перезарядки. Я привнес еще много небольших новшеств; мне бы хотелось выгравировать на фланце слова «спайка Марьянна». Но скромность и необходимость хранить тайну вынуждают меня оставаться в тени. Вот невеселый удел человека, состоящего на королевской службе!

   Он засмеялся своим мыслям.

   – Добавлю, что это оружие может также пригодиться в рукопашном бою. Видите предохранитель? С предохранителя его можно легко снять указательным пальцем.

   Он продемонстрировал, как это действует. Раздался щелчок, и внезапно выскочило блестящее лезвие.

   – Отлично. А это? – в изумлении спросил Пьетро.

   Он указал на другой цилиндр в верхней части пистолета который, казалось, был оснащен пружинным клапаном.

   – А, это…

   Августин повернулся к шкафу и достал из него небольшой сложенный крюк, обмотанный тросом.

   – Сюда крепится этот крючок. Его можно легко размотать и запустить. С его помощью вы сможете за несколько секунд оказаться на крыше замка. Трос достаточно прочен, чтобы выдержать вес одного человека. Мне известно, что в Венеции вам уже попадались аркебузы-пищали, алебарды с дулом и другое фантастическое оружие. Но признайтесь, что этот пистолет заслуживает особого внимания. Честно говоря, он был изобретен одним морским офицером.


   Но Пьетро его больше не слушал. Взяв в руки пистолет, он взвешивал его на ладони, указательным пальцем играл с предохранителем, высвобождающим клинок. Он взял и крюк. Голос Августина доходил до него как будто издалека.

   – Но и это еще не все.

   Театральным жестом он взял перо, опущенное в чернильницу.

   – Это, мой друг, совершенно обычное перо. Но вот это…

   Он открыл малозаметный ящик письменного стола и достал из него отточенное гусиное перо, как две капли воды похожее на первое. Взял он и небольшую темную чернильницу. Он с таинственным видом открутил крышку чернильницы и с предосторожностями, удивившими Виравольту, обмакнул в нее перо.

   – Прошу внимания… – проговорил он, делая Виравольте знак отступить на несколько шагов.

   Он резко бросил перо, кончиком вперед, на пол, за письменный стол. Пьетро не смог сдержать крик и отскочил назад. Едва коснувшись пола, перо взорвалось, извергнув облачко белесого дыма; запахло порохом.

   – Теперь есть чем подписывать взрывные контракты, не правда ли? – снова принялся объяснять Августин. – Перо оказалось сильнее шпаги. Вы могли убедиться, что достаточно одной капли чернил. Между нами, мы обязаны этим изобретением бывшему нотариусу из Шомона, которого утомили бесконечные заверения подписей под договорами о купле-продаже земли. И с тех пор этот славный малый, вместо того чтобы действовать в соответствии с законами, сам их создает. Он заседает в парижском парламенте, но позвольте мне не называть его имени.

   Он открыл футляр с полудюжиной перьев и такой же чернильницей. Пьетро взял одно из них и слегка обмакнул его в чернила, чтобы повторить опыт. Не осмеливаясь бросить его, он внимательно следил за тем, как Августин защелкнул футляр и поднял указательный палец.


   – И последний подарок, Виравольта.

   Он вынул из кармана колоду карт.

   – Эти карты, дорогой друг, на вид совершенно безвредны и кажутся подходящими для самых разнообразных модных игр. Но не будьте столь легковерным.

   Большим пальцем он отделил от колоды одну карту и приложил ее ребром к толстой папке. Когда он провел ею по бумаге, послышался звук, как будто резали свежее мясо.

   Папка оказалась рассеченной надвое.

   – Вы понимаете, что с этими картами надо обращаться осторожно. Это был червонный король. У каждой карты правое ребро представляет собой бритвенное лезвие. Имея при себе всю колоду, вы будете владеть одним из самых грозных видов оружия. Смотрите не пользуйтесь ими без веского повода, Виравольта. И берегите свою руку.

   Он осторожно вынул карту.

   – На обратной стороне каждой из них изображен, кроме того, еще и… цветок, который вы сразу узнаете, мой друг. Эту колоду изобрел чемпион виста, фараона и ландскнехта. И от себя я кое-что добавил… для вашего удобства, – сказал он с поклоном. – Я был уверен, что вам без моей помощи не обойтись.

   – Поверьте, я очень тронут, – сказал Пьетро.

   Августин убрал колоду в металлический футляр и протянул ему.

   – Ну вот и все. Хотя я могу показать вам еще кое-что, вот это, например, – сказал он, открывая голубой ларчик, обшитый изнутри бархатом.

   Пьетро увидел в нем множество черных кружочков, похожих на таблетки.

   – Мушки. Но если вы раздавите такую мушку на лице женщины, она выделит кислоту, способную раз и навсегда уничтожить ее красоту… Проблема заключается в том, что я пока не решил, для чего это может пригодиться… У меня есть еще перстень с бриллиантом, способным перерезать стекло, и металлические прутья, и…

   – Мне и без того довольно, – сказал Пьетро.

   Августин перестал почесывать в затылке.

   – Вы правы. Довольно! Покорно прошу расписаться в моей приходной книге, чтобы все мои реестры были в порядке. Что касается этих заказов, умоляю вас, принимайте необходимые меры предосторожности. Не забывайте, что все, кроме перьев, – лишь экспериментальные модели.

   Пьетро подошел поближе. В руке он по-прежнему держал перо, которое еще не просохло.

   – Нет, прошу вас, не этим пером! Воспользуйтесь другим…

   – Ах да, конечно! – сказал Пьетро, меняя перья.

   – Правда, обычно заказчиками являются наши инженеры, архитекторы из Строительного бюро или служащие Королевского ведомства. Вы же клиент совершенно особый. Не каждый день мне доводится снабжать агента его величества. Надо бы мне придумать, как это зарегистрировать и в то же время не выдать вас среди всего теперешнего хаоса.

   – Да, да, – проговорил Пьетро.

   – Ну ладно. Вот, распишитесь здесь. Поставьте свое имя и, если угодно, какой-нибудь характерный знак, который я сразу смог бы опознать.

   На мгновение перо повисло в воздухе. Пьетро поднял бровь и улыбнулся.

   – Я питаю нежные чувства к своему прозвищу…

   Он подмигнул Августину.

   И расписался своим изящным, легким почерком.


   Вдруг раздался оглушительный стук в дверь.

   Пьетро и Августин переглянулись.

   За дверью стоял Ландретто, вид у него был совершенно обезумевший.

   – Ну, в чем дело?

   Мгновение Ландретто молча смотрел на него. Затем развел руками и с волнением произнес:

   – Все кончено!

Возвращение Орхидеи

   Апартаменты наследника престола, Версаль

   Дворец Серсо, Марли

   Людовик Август метался по своим апартаментам, как зверь в клетке. Рядом с ним находилась Мария Антуанетта.

   Когда он услышал приближающийся шум и раздающиеся в коридоре шаги, без пяти минут король понял, что момент настал… и он содрогнулся.


   Отца он потерял в возрасте одиннадцати лет, а мать, Марию Жозефину из Саксонии, – два года спустя. Его воспитанием пришлось заниматься дедушке, Людовику XV, который отнесся к этой обязанности с небольшим энтузиазмом. Возможно, считая, что его собственное влияние окажется не самым благотворным, к тому же устав поучать весь свет, он передал заботы об образовании внука нескольким избранным, включая герцога де Лавогийона и аббата Радонвиллье, к которым вначале присоединились два иезуита, Круст и Бертье, а затем и аббат Солдини. По общему мнению, юный принц не отличался ни положительными, ни отрицательными качествами. Он изучал латынь, немецкий и английский, но особое рвение проявлял на уроках истории, а главное – географии. Сам он чувствовал себя неловко и без всякого повода убеждал себя в собственной посредственности. Он учил уроки, много читал и охотился, посещал церковные службы, вел расчетные книги, занимался добрыми делами, ходил беседовать со слесарных дел мастером Гаменом и казался более раскованным с доезжачими, чем с придворными дамами. Казалось, ему достались два потенциальных варианта судьбы, между которыми он все еще колебался из-за своей нерешительности: одна судьба предусматривала связь с солнечным великолепием его предков, другая заставляла его созерцать это великолепие снизу.


   Ему говорили, что когда-нибудь он станет властелином нации и единственным сосудом божественной власти. Он знал, какими качествами должен обладать хороший монарх. Его личность была сформирована законами и традициями французской монархии, предписаниями Боссюэ и Фенелона[11] по поводу взаимоотношений между государством и религией. Раньше он подолгу рассматривал бесконечные генеалогические древа Шарлеманя, Капетингов[12] и Людовика Святого, Карла VII, Людовика XI и Людовика XIV, изображенные на огромных разукрашенных панно, расписанных арабесками, отдаленно напомимающими деревья или гигантскую фасоль. Он знал обо всех спорах о преемственности между различными французскими домами и династиями, о претензиях герцогов, с которых следовало сбить спесь, и парламентов, которые необходимо было вразумить. Он вникал во все это со всем уважением, характерным для того, кто не имеет права не обращать внимания на свое предназначение. Но он совсем не был знаком с философскими идеями, будоражившими европейские умы, с теориями Монтескье или полетами мысли Руссо. Людовик XV неизменно исключал его из управления государственными делами, и Людовик Август смирился с этим. К своему деду он относился с сыновней любовью, к которой примешивался страх, а иногда и молчаливое неодобрение. Король вел себя как старый ловелас, способный возвести уличную девку чуть ли не в сан королевы Франции. Вплоть до двадцати лет Людовик Август жил как в сказке, в смутном воспоминании о сновидении, которое он желал бы видеть менее блестящим и более счастливым. С годами склонность к размышлениям обернулась усиленной его естественными наклонностями меланхолией, с которой ничего не могла поделать даже наделенная жизнерадостным темпераментом Мария Антуанетта.


   Опустив очи долу, он не решался даже выглянуть в окно, как будто единственный спектакль, ждавший его в этом мире, был для него пыткой.

   Лихорадочно стиснув зубы, он растерянно посмотрел на свою супругу и произнес:

   – Мне кажется, на меня сейчас обрушится все мироздание!


   Свечу задули.

   Погасло пляшущее пламя лампадки на балконе королевской спальни.

   Король умер! Да здравствует король!


   Людовик вновь поглядел на Марию Антуанетту. В их глазах сверкали слезы. Когда явились и столпились у входа придворные и свита, они застали их обоих рыдающими на коленях.

   И Людовик XVI пробормотал:

   – Господи, спаси и сохрани нас… Мы слишком молоды, чтобы править!

   Пропасть разверзлась. Как писал позднее один ученый мемуарист, казалось, что в тот момент на новоиспеченного короля снизошло видение всего того, что ему следовало бы знать и чему его никто так и не научил.


   Виравольта спешно вернулся в особняк, в котором они жили с Анной и Козимо, расположенный на дороге в Марли. Он смотрел на свое отражение в большом стоячем зеркале, которое находилось в спальне. За его спиной томно раскинулась на постели Анна. Во дворце ни о чем, кроме смерти, не говорили, там царило траурное настроение – до такой степени, что Пьетро охватило желание пойти наперекор судьбе. Сейчас в зеркале он созерцал красавицу венецианку, с открытой грудью, разметавшимися по плечам кудрями, расстегнутым корсетом и обнаженными бедрами.


   Пьетро ополоснулся, поправил и напудрил парик. Анна встала, выбрала ему наряд, заменив французскую куртку, – его обычное одеяние для посещений дворца, – на один из тех светлых венецианских камзолов, украшенных каймой и золотыми арабесками, которые он когда-то носил. К этому камзолу Пьетро не добавил ни черное манто, сохранившееся со времен его венецианской жизни, ни карнавальную маску. Он осмотрел рукава, разгладил свою белую сорочку. Анна улыбнулась. Фалды ее платья струились под расстегнутым лифом. Она проверила застежку его пояса и щелкнула пряжкой. Пьетро надел перчатки, вытащил шпагу, вспоминая тот день, почти двадцать лет назад, когда он вышел из венецианской тюрьмы, чувствуя себя так, как будто родился заново. Он встал по стойке смирно и после этого небольшого парада вложил шпагу в ножны. Он оглядел перо, полученное им от господина Марьянна, необычный пистолет-кинжал и колоду карт с нарисованным на оборотной стороне цветком. Все это время Анна кружилась вокруг него, обдавая его сладкими парами своих духов.

   – В этот раз мы играем по-крупному, моя милая. Если я потерплю поражение…

   – Я верю в тебя, – ответила Анна. – Ты это прекрасно знаешь.

   Пьетро втянул носом воздух.

   – Скорее всего, ты права.

   Он еще раз оглядел себя в зеркале.

   – Как бы там ни было, портрет готов.

   – Не совсем…

   Она опять подошла к нему, пряча что-то на груди.

   – Сегодня днем я прогуливалась в садах… Надеюсь, садовники на меня не рассердятся.

   Она показала свой подарок. Это был черный цветок.

   У Пьетро сильнее забилось сердце.

   – Ну а теперь, Баснописец, кто бы ты ни был, нам предстоит сразиться.


   Из Версаля слух распространился повсюду. Все повторяли: «Король умер! Король умер, да здравствует король!» Между похоронным звоном и набатом французский народ пел о своем трауре и о своих надеждах. В садах и под окнами дворца поднимался рокот, растекался по дорогам и тавернам, готовый охватить все королевство. Пьетро продел цветок в петлицу, поглаживая лепестки. Глядя в зеркало, он улыбнулся отражению Анны.

   Она ответила ему прелестной улыбкой.

   – Ну вот, – сказала Анна. – Вновь наступила весна… – Она еще шире улыбнулась и добавила: – И Черная Орхидея вновь возвращается на службу.

Акт II
Бал зверей

   Если в республике изящной словесности что-либо изобрели, то это изобретение, так сказать, заключалось в том, как Эзоп преподносил свою мораль. […] Мой господин, осмеливаюсь представить на Ваш суд несколько своих набросков. Это беседа, вполне подходящая для Вашего юного возраста. Вы находитесь в той поре жизни, когда принцам позволены игры и развлечения; но в то же время некоторые из Ваших размышлений должны касаться и серьезных предметов. Все это можно найти в баснях, которыми мы обязаны Эзопу. Сюжеты в них весьма наивны, я это признаю; но за наивностью скрываются важные истины…

   Ваш чрезвычайно смиренный,

   покорный и верный слуга,

   де Лафонтен

Письмо наследнику престола

Убийства in fabula

   Мраморный двор, Версаль

   Парфюмерный магазин Фаржона, улица Руль, Париж

   Пьетро пересек Мраморный двор, направляясь к карете, которая должна была отвезти его в Париж. Пока он шел по выложенному шашечкой двору, он смотрел по сторонам на придворных, которые разошлись небольшими группами, кто с зонтиком от солнца, кто с тросточкой. С балкона короля убрали свечу. Версальский птичник затих. Лишь несколько священников в капелле, освещенной пылающими свечами, должны были дежурить у тела монарха, наскоро положенного в наполненный винными парами свинцовый гроб, который вскоре будет переправлен в Сен-Дени. Тело провезли прямо сквозь толпу подданных, которые, глядя на направляющуюся к месту захоронения карету, вместо того чтобы разразиться рыданиями, начали выкрикивать: «Ату! Ату!» Именно так кричал монарх во время охоты. Ну что ж! Все кончилось очень быстро. Пьетро покачал головой.


   Он возвращался в Версаль, чтобы кратко переговорить с герцогом д'Эгийоном. Королевская семья в тот же день отправилась в Шуази. Никому не хотелось задерживаться во дворце. Людовик Август, наследник своего деда, никогда не болел оспой, и риск заражения все еще был вполне реален. Только что Виравольта наблюдал, как королевские тетушки садились в карету в сопровождении принцессы Клотильды и принцессы Элизабет. До последних мгновений жизни монарха они героически не отходили от него ни на шаг. Новоиспеченный король с супругой, два брата Людовика и их жены заняли места в другом экипаже. По пути к д'Эгийону, уже в самом дворце, Виравольте повстречались два английских посетителя, которые прохаживались по апартаментам их высочеств и направлялись осматривать сады! Виравольта был потрясен. Как ни в чем не бывало они разгуливали в самом центре дворца! У герцога были основания для беспокойства. Такое попустительство могло быть очень на руку Баснописцу.


   Вот в этом-то и заключалось самое невероятное. Здесь практически не соблюдались никакие меры безопасности. Двери дворца были широко распахнуты для всех. Такому человеку, как Виравольта, который в Венеции привык прочесывать каждую пядь, раскрывая чудовищные заговоры, было от чего рвать на себе волосы. Версаль, пожалуй, самый красивый дворец на свете, был, по сути, проходным двором. Всякий раз, когда Виравольта пытался поднять этот вопрос в Королевском ведомстве, он сталкивался с обезоруживающей апатией. Ему трудно было смириться с тем, что частично состояние дел было связано с древней традицией, которая давала право доступа к персоне короля каждому французу. Логическим следствием этого замечательного обычая была невозможность создать четкую систему безопасности. Каждый, если только он был прилично одет, и при условии, что он не был ни монахом, ни нищим, ни женщиной легкого поведения, и если лицо его не было изрыто ветряной оспой, мог прийти сюда и вести себя как в музее, прогуливаться по парадным королевским апартаментам, сидеть у камина в приемных и даже посетить спальню, где обычно почивал король. Мужчины должны были иметь при себе шпагу, но, даже если ее у них не было, они могли без труда взять ее напрокат в магазинчике, расположенном у ворот. Простолюдины, как базарные бабы, извергали проклятия в адрес власть предержащих не только под балконом королевы, но и внутри самого дворца, вплоть до личных покоев. Посреди всего этого по дворцу шныряли мошенники, и никому и в голову не приходило следить за ними.


   Конечно, здесь было много жандармов, а король был окружен многочисленными телохранителями; в Версале были дислоцированы четыре роты, предназначенные для охраны территории, включая одну шотландскую и одну швейцарскую. Дворец также охраняли лучники и полевая жандармерия. У парадных ворот несли службу два пехотных полка, французские и швейцарские гвардейцы. Когда монарх выезжал за пределы дворца, его охраняли рейтары, мушкетеры и жандармы. Все эти охранники регулярно устраивали обыски и инспекции или же обходили сады со сворой ищеек. Но единственным результатом было изгнание жалких бездомных, которых ударами копья вынуждали покинуть облюбованные ими закутки. В остальном солдаты Версаля вполне соответствовали царившей вокруг безалаберности. Они круглосуточно находились во дворце, и зал гвардейцев, заставленный ширмами и кроватями, заваленный оружием, портупеями и всяким барахлом, напоминал запущенную казарму.

   Пьетро вздохнул. По крайней мере, здесь не соскучишься.

   Он сплюнул и засвистел, подзывая своего кучера, поджидавшего его неподалеку.

   Лошади затрусили к нему.


   Глядя на мостовую двора, положив ладонь на эфес шпаги, Пьетро принялся обдумывать маневры, которые ему следовало предпринять в начале своего расследования.

   Итак. Подведем итоги…

   Необходимо было срочно переговорить с графом де Брогли, затем войти в контакт с другими агентами покойного короля и распространить информацию о грозящей им опасности. Опасность была невидимая, непонятная, но вполне реальная. Баснописец стремился уничтожить агентов Тайной службы, по крайней мере, наиболее важных. Зачем? Пьетро не знал. Возможно, де Брогли известно чуть больше. Но он все еще был в опале и находился в Рюффеке, а путь туда был не близким. Что касается самих агентов, венецианец не получил о них от герцога д'Эгийона никаких удовлетворительных сведений. Верженн был в Стокгольме, шевалье д'Эон – в Лондоне, Бомарше – где-то в провинции, в любом случае, не в Версале. А двор сегодня уезжал из Версаля. Пьетро собирался попросить де Брогли созвать агентов, если он сам еще этого не сделал. Возможно, некоторые из них владели какой-нибудь информацией, которая могла бы продвинуть его расследование. Но из естественных соображений безопасности они все работали в изоляции, и далеко не все знали друг друга. Не считая того, что, как намекнул д'Эгийон, Баснописец мог быть и одним из них…

   Покамест Пьетро должен был направиться в Париж, чтобы познакомиться с парфюмером Фаржоном. Бедняжка Розетта и ее любовник Батист Ланскене служили у него, так что его вполне можно было подозревать. Но Пьетро относился к этому весьма скептически. Недавно Фаржон стал официальным поставщиком многих высокопоставленных особ во главе с мадам Дюбарри. По какой же причине этот человек замыслил бы такой туманный заговор? Разве что путем угроз его заставили стать сообщником? Венецианец вздохнул. Скорее всего, Розетта погибла из-за того, что оказалась замешанной в какие-то дела, ее не касавшиеся… В какие-то альковные тайны? Или же она подслушала какие-нибудь компрометирующие разговоры? Ланскене был всего лишь мелким осведомителем. А он, наткнулся ли он на что-нибудь, что могло привести к его убийству, а заодно и к убийству его возлюбленной? На что-нибудь, касающееся не только существования Баснописца, но и сути его проекта… а также его личности? Каковы бы ни были его сведения, очевидно, он не успел вовремя сообщить о них кому бы то ни было. Все это оставалось тайной. Но связь загадочного имени Баснописца, как будто восставшего из мертвых, с неприличными эпиграммами, высмеивающими Марию Антуанетту, предвещала тревожные события.


   Пьетро прихватил с собой бумаги д'Эгийона и книгу басен.

   Он машинально рассматривал том, особенно пыльную обложку…

   Бумаги были поводом для большего беспокойства. Как и говорил д'Эгийон, Пьетро нашел в подробных рапортах дополнительные указания на гибель тайных агентов. Если басней Розетты стала «Волк и Ягненок», то все остальные были убиты при обстоятельствах, соответствующих, с большей или меньшей долей иронии, описаниям в баснях Лафонтена, включая как более, так и менее известные. Басней задушенной Змеи была «Молочница и горшочек молока»; басня «Врачи» стала текстом Барона, отравленного в таверне, а сюжет басни «Два осла» соответствовал смерти Метеора, которого утопили в Темзе. В каждом случае следователи подчеркивали наличие странной мизансцены. Все басни, которые уже были использованы, какая-то таинственная рука обвела красным. И это не считая десяти других, особо адресованных Пьетро, причем первый удар был нанесен через Розетту и Батиста, работавших в парфюмерном магазине Фаржона. «Десять выбрано басен для наших утех, так начнем же игру без дальнейших помех». Но зачем потребовалось приглашать и Виравольту для участия в этом ненормальном дивертисменте, тем самым превратив его в дополнительное препятствие на пути к разыгрыванию оставшихся басен?

   Во всяком случае, Батисту Ланскене не удалось избежать предначертанного плана. Как сообщил ему герцог, осведомитель был умерщвлен с помощью… духов – видимо, с применением токсичных веществ, повышенную дозу которых ему пришлось вдохнуть. Их происхождение и точный состав определить не удалось, по крайней мере, пока. Да и как вообще можно использовать подобные духи? Молодого человека нашли на кухне жалкой квартирки в районе рынков, где он проживал, недалеко от улицы Руль и парфюмерного магазина Фаржона. Он сидел на стуле со связанными за спиной руками и с выпученными глазами, погрузив нос в ингалятор. Вокруг него были разбросаны кусочки мяса. Черты его лица были искажены чудовищной гримасой, и, по словам следователей, это застывшее выражение напоминало гротескный смех. На спину трупа убийца приколол басню «Лисица и Аист», взятую из первого тома книги басен. В ней рассказывалось о том, каким образом аист отомстил лисице, которая издевалась над ним, наливая ему в миску похлебку, – бедная птица никак не могла вычерпать ее оттуда своим клювом. Отплатив той же монетой за гостеприимство, аист подал своей приятельнице кусочки мяса на дне кувшина.


Нажарив мяса, он сварил к нему приправы,
На мелкие кусочки накрошил
И в узенький кувшин сложил.
Меж тем Лиса, почуяв запах мяса,
Пришла голодная, едва дождавшись часа,
И ну, что было сил,
Давай вокруг стола юлить и увиваться
И щедрости соседа удивляться,
Но лесть ей тут не помогла:
По клюву Аиста кувшин пришелся впору,
А гостьи ж мордочка чресчур была кругла…
И жадная Кума ни с чем, как и пришла,
Поджавши хвост, к себе убралась в нору.[13]


Обманщики, пишу для вас —
Не за горами грозный час.

   И как всегда, конечно, на месте преступления была оставлена кроваво-красная роза, точь-в-точь как та, что нашли на обглоданном теле Розетты. Пьетро поморщился, затем порылся в кармане и вынул образец духов, полученный от д'Эгийона. Во флакончике, как тайна, как недоброе предзнаменование, переливалась похожая на кровь пурпурная жидкость. «Посмотрим же, – думал Виравольта, – что на это скажет Фаржон, виновен он или нет. Ну что ж, господин Фаржон… Пора нам переговорить».


   Сидя в карете, Пьетро погрузился в размышления. Раздвинув ярко-красные шторы, он поглядывал наружу и убеждался, что парижская дорога оставалась все такой же многолюдной и грязной. День был на исходе, в оранжевом свете тени становились длиннее. Воды Сены несли тонны мусора, который всплывал на поверхность посреди коричневых, зеленых или серых отражений. Мануфактура Гобеленов, больницы и мастерские также снабжали ее отбросами. В любое время года в Сене стирали белье. Летом в ней плавали. В ней также топились или, по крайней мере, в нее прыгали. Ах, Париж! Город грязи! От Пале-Рояля до Тюильри и от Лувра до Дворца Правосудия красивые здания взмывали ввысь над зловонием выгребных ям так же, как фасады венецианских дворцов вырастали из вод лагуны. Повсюду все утопало в грязи. Пешком на улицу можно было выходить только в черных чулках. Во время дождя прохожим предлагали свои услуги носильщики зонтов, даже если многие из них были, как Батист Ланскене, осведомителями полиции или Тайной службы.

   Вид этих улиц был столь же отталкивающим, как и завораживающим. Пьетро не мог сдержать улыбки. Движение было хаотичным. Вот в карете проехал врач в своем черном одеянии; а там в одноколке сидел учитель танцев. Чуть дальше – чистильщик оружия. Молодые всадники покрикивали на толпу, преграждавшую им путь. В лучах заходящего солнца кучер аристократа хлестал шестерку лошадей, впряженную в карету, не обращая никакого внимания на чернь и лишь покрикивая: «Берегись!» Иногда происходили столкновения, но никто не обращал на них никакого внимания. Скромный двухколесный экипаж, прибывший с острова Сент-Луи, проскользнул между двумя каретами, чудом не оказавшись раздавленным. Двое детей еле-еле успели отскочить от грозных колес дорожной кареты. Отовсюду неслись вопли. Кричали продавцы устриц, подметальщики, носильщики, продавцы напитков, карманники и проститутки. Клиента пытались заманить, расхваливая качества новой селедки или португальских апельсинов; рыба, выловленная в водах Ла-Манша и доставленная в Париж в огромных лоханях, наполненных морской водой, судорожно дергалась на глазах у зевак. Мясники прямо на улице забивали свой скот, кровь текла под ноги, окрашивая башмаки. Развевающаяся на ветру ряса священника задела юбки двух дам, которые ссорились, брызгая слюной и извергая оскорбления. Постепенно на город спускалась тьма, удлиняя беспорядочные формы и силуэты.

   С башен собора Парижской Богоматери весь город казался составленным из кусочков белой и черной штукатурки, камня и мела, строительных лесов, дыма, за которым порой не видны были даже колокола, и посреди всего этого, блестя и извиваясь, текла Сена. Город вдыхал и выдыхал, как астматик, но так сильно и мощно, что из старой дамы в кружевах он мог внезапно превратиться в великана, способного пожрать своих сородичей. Город выделял шлаки и свет. Кожевники, булочники, владельцы кафе, столяры, кузнецы, виноторговцы, ювелиры, ростовщики, шлифовальщики, лавочники, аптекари, модистки, священники и повивальные бабки, актеры и актрисы, нищие и умирающие – все кишели и носились посреди серы, селитры, угля, муки, бесчисленных составляющих городской жизни, которые с легкостью несли на себе тысячи простолюдинов.


   Карета ехала мимо позолоченной ограды сада Тюильри. Пьетро вновь принялся обдумывать ту информацию, которую ему сообщил о Фаржоне герцог д'Эгийон. Парфюмер родился в Монпелье и отзывался о себе как о человеке науки и прогресса. Он гордился тем, что сделал новые открытия в области химии, и тем, что установил связь между всеми цветочными ароматами и движениями человеческой души. В пометках д'Эгийона было подчеркнуто, что Фаржон был ярым почитателем «Энциклопедии». Он также проштудировал трактат своего предшественника по имени Жан, аптекаря и парфюмера, которому король даровал особые привилегии, создавшему первый справочник по использованию веществ и соединений в парфюмерии; труды Антуана Орно, касающиеся особенностей обоняния, а также энциклопедию немецкого ученого фон Галлера, «Трактат об органах чувств» Кондийака и многие труды Лавуазье.

   После смерти отца его отдали на воспитание к мастеру по имени Жан Понсе, уроженцу Сета. Понсе любил говорить, что «ноздри являются воротами души». Бывший ученик ораторианцев,[14] Фаржон почерпнул у них некоторые идеи для развития собственных мистических взглядов, которые заключались в освобождении природы от господства ума. Под руководством Понсе и благодаря предусмотрительности своей матери он продолжил образование и научился создавать собственную пудру, румяна, белила и косметику, а также разные виды мыла, пасты для отбеливания кожи рук и лица, масла и блеск для волос, средство от зубной боли, освежающие дыхание таблетки и т. д.


   Пьетро очнулся – кучер объявил, что они прибыли. Он тут же выскочил из кареты. Улица Руль, расположенная в самом Центре района рынков, была довольна широкой, и с обеих сторон ее обрамляли многочисленные магазинчики. В эти предвечерние часы довольно большая толпа спускалась к Новому мосту или же направлялась к собору Сент-Эсташ. Пьетро по правил свою треуголку. Перед тем как войти, он поглядел на вывеску. В доме под номером 11 было четыре этажа. Слуховые окошки, балкончики и островерхая крыша делали его похожим на все остальные дома. Виравольта толкнул дверь. Магазин уже закрывался.


   Стоящий в подворотне перед парфюмерным магазином мужчина надвинул на лицо капюшон.

   Да, мой друг, добро пожаловать на бал зверей.

   Он вынул из ножен сверкающий кинжал.

Необычный парфюмер

   Парфюмерный магазин Фаржона, улица Руль, Париж

   Пьетро был поражен контрастом между миазмами улиц и мягким парфюмерным ароматом, которым он был сейчас окружен. Эссенции нарцисса или флердоранжа перекликались с дорогими его сердцу итальянскими ароматами: лимона, апельсина, мандарина, кедра, грейпфрута. Сандаловое дерево, восточные специи, корица привносили более назойливые ноты. Этот мир был далек от версальского зловония. Жемчужно-белые стены были покрыты деревянной резьбой. Приставные лесенки позволяли добраться до баночек, расположенных высоко на полках из красного дерева. На них были аккуратно выставлены флакончики с духами, плетеные бутыли, костяные табакерки, коробочки с бергамотом, футляры с благовониями. Смеси, настоянные на травах Монпелье, помещались рядом с розовой водой, эссенциями жасмина, фиалки, ириса, нарцисса или гвоздики. Подняв глаза к потолку, разрисованному толстощекими херувимчиками, Пьетро не смог удержаться от улыбки. Он прошел дальше, снимая шляпу в знак приветствия, адресованного семнадцатилетней девушке, расправлявшей пучок цветов и повернувшей голову к посетителю.

   – Не знаешь, какой из букетов предпочесть, – сказал он. Личико девушки зарделось. Пьетро продолжал любезничать:

   – Мадемуазель…

   – Констанция!

   – Ну а я господин из Венеции.

   – Из Венеции? – певуче протянула она.

   Личико очаровательной Констанции озарилось.

   – Я бы хотел переговорить с господином Фаржоном…

   Не сводя с него глаз, она направилась вглубь магазин.


   Через несколько минут она вернулась в сопровождении парфюмера. Фаржону на вид было за тридцать; у него были густые брови, высокий лоб, глубоко посаженные глаза и в целом вполне заурядная внешность; на левом виске выделялся маленький прыщик, а может, родимое пятнышко. Пьетро поприветствовал парфюмера, который стоял перед ним с вопросительным и несколько встревоженным выражением лица.

   – Господин Фаржон… Я пришел к вам по поручению герцога д'Эгийона.

   При этом он развернул перед парфюмером уведомление об официальной миссии, на которой красовались королевские символы и печати государственного секретариата.

   – Герцога? – пробормотал Фаржон. – Но почему это дело дошло до… такого высокого уровня?

   Казалось, он нервничал. Констанция продолжала заниматься букетом, время от времени бросая беглый взгляд на венецианца.

   – Ко мне уже приходили из полиции, – добавил он.

   – Я знаю. Но это дело несколько… необычное. Я бы хотел с вами вкратце переговорить.

   – А кто вы?…

   – Мое имя не имеет значения.

   Мужчины смерили друг друга взглядом.

   – Проходите, – сказал парфюмер, искоса взглянув на Констанцию. – Поднимемся на антресоли, если вы не против.


   Фаржон указал ему путь, а Пьетро подмигнул девушке, которая дерзко улыбнулась ему. Фаржон с венецианцем проследовали в заднюю часть магазина, где были свалены многочисленные ящики и книги. Затем они вошли в святая святых – лабораторию.

   Это было узкое и плохо освещенное помещение. Повсюду в нем находились пузатые чаны, жбаны и бочки, бадьи и прессы, шумовки и ступки. На столе лежали прозрачные шланги и ингаляционные трубки. Здесь парфюмер занимался дистилляцией. Тут капля по капле сочились редкие вещества. В этом святилище находился лысый мужчина с толстым брюхом, похожий на сумасшедшего монаха из какого-нибудь затерянного в Абруззе монастыря. У него были выпученные глаза. Под его рубашкой ясно просматривались жировые складки. Вооружившись деревянной ложкой, он помешивал какое-то варево в чане – при взгляде на эту жидкость, в которой плавали лепестки и сгустки, становилось как-то не по себе. Мнимый цистерцианец молча взглянул на Пьетро, затем кивнул ему. Венецианец в свою очередь поприветствовал его, а Фаржон произнес вполголоса:

   – Это Жаба. Он умственно отсталый. Но к счастью, у него, как и у меня, такой нос, какого нет ни у кого другого, и среди тысячи ароматов он способен отличить один, который приведет к новым открытиям. В остальном он полный идиот…

   – А! – сказал Пьетро, не находя нужных слов.


   Выйдя из лаборатории через потайную дверь, они поднялись по небольшой лесенке на антресоли, где находилась еще одна дверь. Они прошли в комнату со сломанной мебелью. Возле столика, на котором была ваза с засушенными цветами, стояли два стула. У правой стены располагалась кровать без матраса. Поначалу, сразу после переезда в Париж, Фаржон жил в этой комнате. Он пригласил Пьетро сесть на один из стульев, прокашлялся и сказал, качая головой:

   – Какая это все-таки беда – смерть нашего дорогого короля!

   – Безусловно, – проговорил Пьетро.

   Больше об этом не было сказано ни слова.

   Фаржон пристально посмотрел на венецианца и через несколько секунд вновь заговорил:

   – Я вам повторю то, что я уже сказал представителям правопорядка. Я узнал сперва о смерти Батиста, потом Розетты, а затем и о характере их отношений. Раньше мне это было неизвестно, хотя я кое-что и подозревал, замечая, как время от времени они обмениваются взглядами. Но вообще я положил себе за правило не вмешиваться в сердечные дела моих продавцов. Мне достаточно и того, что я знаю о придворных!

   Он наклонился, сложив руки на коленях.

   – Видите ли, моя профессия требует проницательности. Я подобен птице среди гадюк. Госпожа Вижье предупредила меня об этом, увидев во мне наивного провинциала, каким я тогда и был. И я быстро это усвоил! Мое заведение посещают шпионы, послы и всякие пройдохи. За фасадом нашего прекрасного надушенного двора скрываются самые разнообразные интриги: то, что вы говорите одному, может коснуться другого, и так далее. Если я сделаю хоть один неверный шаг по тугому канату, натянутому между моим магазином и Версалем, я быстро потерплю крах. Вы понимаете, до какой степени меня потрясло все, что произошло… Смерть этих молодых людей повергла меня в состояние ужаса и сожаления. Я их обоих любил, поверьте мне.

   – Нет ли у вас каких-нибудь соображений по поводу того, в чем они могли быть замешаны?

   – Никаких. Я беспрестанно требовал соблюдения конфиденциальности. Да! Я изготовляю надушенные подвязки для графинь, придающих особое значение своим бедрам (надеюсь, вы извините меня за это выражение); я снабжаю богатых аббатов и кокеток фиалковой пудрой, а самые одержимые из моих клиентов используют изготовленные мной товары в зависимости от времени суток! Если все это будет предано огласке, мне несдобровать. Отъезд госпожи Дюбарри для меня большая потеря. Мне нет никакого смысла совать нос в интрижки, которые меня не касаются, или в те которые могут оказать пагубное влияние на мои дела.


   Пьетро слушал. Его интуиция говорила ему, что Фаржон был искренен. Судя по всему, он ограничивался тем, что повторял слово в слово то, что он уже рассказал полиции. А если… увлечь его на иной путь? Был другой способ выведать у него что-нибудь или привести его в замешательство.

   Пьетро порылся в кармане. Он вынул флакон с пурпурным составом.

   – В этом флаконе находятся духи, с помощью которых был отравлен Батист Ланскене.

   – Простите?

   – Вам не рассказали, при каких именно обстоятельствах он погиб, не так ли?

   – Ну… да нет… я…

   – Как вы считаете, господин Фаржон, можно ли убить с помощью вот этой жидкости?

   – С помощью… духов?

   Пьетро снял колпачок с флакона и протянул его парфюмеру.

   – С помощью вот этой жидкости, – повторил он.

   С минуту Фаржон смотрел на Пьетро, широко раскрыв удивленные глаза.

   – Что я должен сделать?

   – Понюхайте.

   Фаржон прикрыл глаза. Затем он решился, и его ноздри приблизились к флакону.

   Тут же он отпрянул.

   – Какой смрад! – воскликнул он.

   Вернее, эта жидкость токсична.

   – И это вы называете духами? Уж не думаете ли вы, что я мог создать нечто столь чудовищное?

   Это было бы профессиональным оскорблением, не правда ли?

   Пьетро предложил ему еще раз понюхать содержимое флакона.

   – Батиста Ланскене нашли со связанными за спиной руками, а его нос был опущен в ингаляционную трубку. Господин Фаржон, не могли бы вы сказать мне, каковы ингредиенты этих духов?

   – Ингредиенты?

   – Да. С точки зрения носа… Если можно так выразиться.


   Поколебавшись, Фаржон вновь понюхал таинственную жидкость. Он вел себя как человек, который постепенно входит в ледяную воду. Сначала он вдохнул один раз, затем поднес флакон ближе к ноздре, закрыл глаза и заговорил, превозмогая отвращение:

   – В самом деле, тошнотворно и токсично. Поверхностный слой можно легко определить. Лилия, асфодель, в этом я почти уверен, подождите… Я абсолютно уверен. Но это не все…

   Продолжая держать глаза закрытыми, он поводил флаконом перед носом.

   – Более глубокий слой состоит как минимум из одного ингредиента, который может и в самом деле придать всей смеси токсичность… Белладонна. Да, именно так. Белладонна…

   «Лилия, асфодель, белладонна. Ладно…» – подумал Пьетро.

   – Это все?

   – Нет, – произнес Фаржон, на секунду поднимая голову. – Как бы там ни было, понадобится такое количество этих испарений, чтобы кого-нибудь убить, что… мне это кажется совершенно неправдоподобным, мой дорогой, ах, извините, сударь… Я никогда ничего подобного не слышал!

   – Это как раз в духе человека, которого я разыскиваю. Я думаю, что нашего друга Батиста отравили. И что эти якобы смертельные духи, которые он нюхал, – всего лишь розыгрыш. Ему, должно быть, вкололи какой-то яд, при этом ткнув носом в ингалятор. Но зачем-то ведь потребовалось привлечь наше внимание к духам… Это могло быть мизансценой, неким адресованным нам посланием. Продолжайте…

   – Самые глубокие ноты более проблематичны… Аронник, базилик и чуточку… Ах, это ужасно, я никак не могу вспомнить…

   Пьетро замер, а Фаржон, нахмурившись, тщился найти подходящие слова.

   – Как глупо, слово вертится у меня на кончике языка… Господи, какая смесь… В любом случае, отметьте, что, за исключением базилика, речь идет лишь о цветочном настое… Цветы, только цветы!

   «Лилия, асфодель, белладонна, аронник. Только цветы… и еще базилик», – отметил Пьетро.

   Фаржон с досадой покачал головой.

   – Ничего не поделаешь. Пойдемте спросим у Жабы, пусть и этот тип на что-нибудь сгодится… Жаба! Жаб…


   Его прервал душераздирающий крик.

   Венецианец мгновенно вскочил на ноги.


   Он рывком открыл дверь и сбежал по ступеням с антресолей; за ним встал со своего места и парфюмер.

   Пьетро ринулся в лабораторию.


   Лица Жабы больше не было видно. Тучное тело этого мнимого цистерцианца приникло к чану, который он обнимал обеими руками. Его голова и плечи были погружены в кипящее варево, прямо в особую смесь господина парфюмера, в ту странную жидкость, в которой плавали лепестки и сгустки. Рядом с ним в самую гущу была воткнута большая деревянная ложка.


   Пьетро кинулся вперед и, схватив Жабу за спину, вытащил его из чана. Его круглое лицо, обычно бледное, стало красным, как панцирь рака. Варево, которое он поневоле хлебнул, сочилось у него изо рта. Кровь его смешалась с парфюмерной смесью, образовав на поверхности разнообразные узоры Пьетро чертыхнулся. Жаба был настолько тяжел, что он едва не выронил его из рук. Он чуть было не вскрикнул, обнаружив рану на шее Жабы. Ему перерезали горло, да так, что его голова теперь жутко раскачивалась в руках венецианца. Кроме того, кинжалом или шпагой ему распороли живот. Внутренности Жабы вываливались наружу. Фаржон отпрянул и с трудом сдержал вопль, увидев его. Вдруг Пьетро заметил, что к спине бедняги был приколот листочек бумаги.


Он знал Розетт и Ланскене,
А кое-что и обо мне.
О боже мой! Подвергнуть
Меня хотел он шантажу.
Неслыханная дерзость
Для жалкого раба!
Подумай только,
О Виравольта!
И не забудь:
Тебя я вижу всегда.
Баснописца же пока
Совсем иные ждут дела.
Удачно Жабе басню я нашел —
Иной бы текст никак не подошел.
Подобно розе, эта мизансцена
Моим стихам дарует аромат.

Лягушка и Вол
Книга 1, басня 3

Лягушка, на лугу увидевши Вола,
Затеяла сама в дородстве с ним равняться:
Она завистлива была.
И ну топорщиться, пыхтеть и надуваться.
«Смотри-ка, квакушка, что, буду ль я с него?» —
Подруге говорит. «Нет, кумушка, далеко!» —
«Гляди же, как теперь раздуюсь я широко.
Ну, каково?
Пополнилась ли я?» – «Почти что ничего». —
«Ну, как теперь?» – «Все то ж». Пыхтела да пыхтела
И кончила моя затейница на том,
Что, не сравнявшися с Волом,
С натуги лопнула и – околела.


Пример такой на свете не один:
И диво ли, когда жить хочет мещанин,
Как именитый гражданин,
А сошка мелкая – как знатный дворянин.


У меня еще в запасе
Есть сокровище – семь басен!
И к тому совет: ищи
Смерти аромат в ночи.[15]

   Отпустив тело Жабы, который тут же опять плюхнулся головой в варево, Виравольта выхватил шпагу из ножен и бросился к выходу.

   – Он был здесь! – вскричал Пьетро. – Бог знает, как ему это удалось, но он был здесь!


   В глубине магазина все было тихо, и Пьетро рывком открыл дверь в главный зал. Констанция рыдала, забившись в угол. Баснописец оттолкнул ее, порвав ей платье; вокруг нее были разбросаны помятые букеты; на полу валялись флаконы и фиалковая пудра. Смертельно бледная, она указала на входную дверь, которая все еще оставалась полуоткрытой. Она задыхалась, губы ее тряслись, она не могла произнести ни единого слова.

   Пьетро подбежал к двери, ведущей на улицу. Там продолжалось хаотичное движение слепого и анонимного механизма, коловращение людей, выполняющих свои обязанности. Буржуа в коляске. Группа студентов. Учитель танцев. Крики кучеров «сторонись!». Дети. Купцы, расхваливающие свой товар. Мясник с ножом.

   Вот в сумерках проходит аббат.

   Звонят тысячи колоколов.

   Париж.

   Пьетро взглянул на сутолоку, посмотрел налево… направо.

   В одной руке у него была шпага, в другой треуголка. Он состроил гримасу.

   – Miseria,[16] – проговорил он.


   Он вернулся в магазин. Девушка постепенно приходила в себя. Она поднимала разбросанные букеты и флаконы.

   – Вам лучше?

   – Я… Я не слышала звонка… Он застал меня врасплох… Он был в капюшоне… Я ничего не видела…

   Пьетро снова пересек зал, направляясь в заднюю часть помещения.

   – Закройте магазин, – сказал он.


   Он вернулся в лабораторию. Фаржон все еще был там, без толку размахивая руками. У него был ужасный вид. Он не отрываясь смотрел на труп Жабы, но не решался до него дотронуться, а тот продолжал плавать в месиве из парфюмерных средств и своих внутренностей.

   Парфюмер, который выглядел так, как будто сам только что вернулся с того света, вдруг воскликнул:

   – Болотный ирис!

   – Простите? – спросил Виравольта.

   – Аромат того цветка… который я никак не мог вспомнить. Это ирис, то есть… особая разновидность ириса… – Фаржон растерянно вытаращил глаза. – Болотный ирис. Это цветок… цветок шабаша ведьм!

   Лицо Пьетро потемнело.

Ворона и Лисица

   Дорога в Марли

   Мастерская Баснописца, Версаль

   Дворец Серсо, Марли

   Рыночная палата, Париж

   Тройное убийство.

   Тройное убийство, связанное с баснями… и с ароматами. Виравольта продолжал допрашивать Фаржона, а Констанцию послали заявить о случившемся в полицию. Бедная девушка намеревалась оставить магазин, к великой досаде парфюмера, который одного за другим терял своих служащих. Блюстители правопорядка явились, и представитель начальника полиции долго беседовал с Пьетро. Совещание продолжалось до самой полуночи. Трое убитых – Ланскене, Розетта, а теперь Жаба. Все они что-то знали. Все они так или иначе повстречались с Баснописцем. Дополнительные допросы парфюмера, Констанции и других продавцов ничего нового не выявили. Никто не знал Баснописца. Он умел заметать свои следы. Но какая вопиющая наглость! Прямо под носом у Пьетро! В любом случае он достиг своей цели. Виравольта был в ярости и с трудом скрывал свое беспокойство. Когда он уже собирался уходить, лейтенант спросил его, без малейшей доли иронии, продвинулось ли его расследование.

   Надевая треуголку, венецианец сухо ответил:

   – Не беспокойтесь. Мне не привыкать. Буду держать вас в курсе…


   И вот карета везла его домой. и были лишь слова, басни и эпиграммы, которые Баснописцу вольно было оставлять за собой, а также капли странных духов, тоже характерные для его особого почерка. «Лисица и Аист» для Батиста, который думал, что у него тонкий нюх; «Волк и Ягненок» для Розетты, жертвы своей невинности; а теперь «Лягушка и Вол» для жирного работника, воображавшего себя шантажистом. Баснописец пополнял свой бестиарий. Что-то еще последует? Пьетро вспомнил кровавые буквы на бычьей шкуре. «Ворона и Лисица». «Лев и Мышь». Семь последних басен.


   Схватив сборник, который был у него с собой, Пьетро перечитал басни, обведенные красным. Его внимание привлекли грубые гравюры, которые находились с левой стороны от текста. Напротив басни «Волк и Ягненок» можно было увидеть волка, пожиравшего ягненка, подвешенного за четыре лапы к дереву у ручья. Неподалеку стояла брошенная тачка… Напротив «Лисицы и Аиста» была изображена агонизирующая лиса, с носом, застрявшим в узкогорлой вазе, а рядом аист смеясь заканчивал свою трапезу. Чуть дальше рядом с волом буквально лопалась лягушка. Ворона была как будто приколота к дереву и испуганно смотрела на упавший на землю сыр. Вокруг клетки с мышью бродил готовый сожрать ее лев… Венецианец покачал головой: «Но как, по-твоему, я могу в этом сориентироваться? Кто ворона, кто лисица? Кто лев и кто мышь?…» Он просмотрел список на бычьей шкуре и мысленно зачеркнул первые басни.

...

   Лисица и Аист Ланскене

   Волк и Ягненок Розетта

   Лягушка и Вол Жаба

   Ворона и Лисица

   Лев и Мышь

   Собака и ее тень

   Обезьяна-Король

   Стрекоза и Муравей

   Заяц и Черепаха

   Лев состарившийся

   Ну а что касается духов… Лилия, асфодель, белладонна, аронник, болотный ирис. Совершенно очевидно, что Батиста отравили каким-то иным способом, а не только духами, но к чему этот спектакль? Зачем привлекать внимание к этому токсичному веществу, а потом еще и к его точным ингредиентам? «Ищи смерти аромат…» Хотел ли Баснописец этим на что-то указать? Пьетро перебрал в уме разные гипотезы, которые они сформулировали с д'Эгийоном: Баснописец… бывший тайный агент короля? Просто пешка на службе у иностранцев, у враждебной государству ложи или у неизвестной организации? Или он просто одиночка, сумасшедший, возможно, версальский придворный? Но тогда почему он не действовал раньше и не метил выше, в самую голову? Все это не предвещало ничего хорошего. Ведь во дворец каждый день приходило десять тысяч человек! В данный момент дворец был пуст. Но скоро вернутся толпы… и за всеми проводить будет просто невозможно! Пьетро вздохнул. Таинственный противник мог еще долго водить его за нос, а эти полные иронии намеки на басни слишком уж напоминали его венецианские авантюры: вот и опять ему попался знаток химер и ребусов, который пользовался литературным лабиринтом, чтобы ловчее его запутать.

   В раздумье он вытянул ноги.

   Он снова посмотрел на флакончик с пурпурной жидкостью, затем на книгу басен и на красную розу. Погладил орхидею У своего сердца; затем опустил веки и прикрыл лицо треуголкой, пытаясь расслабиться хотя бы на несколько мгновений, невзирая на дорожную тряску.

   В его голове водили хоровод аисты, лягушки, волки и ягнята.


   Но его отдых был непродолжительным. При себе он имел рапорт герцога д'Эгийона. Истории с баснями не давали ему покоя. В них было что-то одновременно сложное и таинственное… Как будто в этой картине чего-то недоставало. Он вновь открыл папку. Д'Эгийон собрал самую существенную информацию о Лафонтене и его произведениях. Скорее всего, именно здесь он найдет первую разгадку. Пьетро с беспокойством погрузился в чтение. После долгих лет беспечного существования, типичного для провинциального буржуа в Шато-Тьерри, Лафонтен получил пост надзирателя за водными и лесными ресурсами и начал прилежно посещать салоны, читая и античных, и современных авторов. В 1658 году героическая поэма «Адонис», вдохновленная Овидием, помогла ему завоевать благосклонность Фуке в Во-ле-Виконте. После падения покровителя он был приглашен герцогиней Орлеанской, а его «Сказки и новеллы» принесли ему несказанный успех. Это были искусно изложенные разностопным стихом истории непристойного содержания; именно этой формш он воспользовался в своих первых баснях, вышедших в свет в 1668 году. Пользуясь покровительством госпожи де Ла Саблиер, а затем господина и госпожи д'Эрвар, он дополнил их еще двумя сборниками. Восторженная публика вошла во вкус этой комедии, в которой «за актом акт идет на смену разнообразной чередой», заканчивавшейся иногда пессимистической, иногда эпикурейской моралью. Лафонтен вдохновлялся трудами Эзопа и Федра, а также индусской мудростью. Хотя и искушенный придворный, он имел репутацию человека независимого. Сами «Басни» составляли три тома, разделенные на двенадцать книг; каждая басня представлял собой красочную и краткую историю из животного мира. Пользуясь образами «животных для того, чтобы преподать урок людям», Лафонтен клеймил недостатки и прихоти человеческого общества…

   Пьетро вперил невидящий взор в окно кареты.


«За актом акт идет на смену разнообразной чередой…»
«Через образы животных преподать урок людям…»

   Убийства, а в качестве modus operandi[17] – самые жестокие басни.

   Пьетро закрыл рапорт.

   «Вот куда нас завлекли!» – подумал он.


   Добравшись до своего жилища, расположенного в двух шагах от дворца, Баснописец снял капюшон.

   Задыхаясь, он глотал воздух между приступами смеха.

   Он бросил огромный окровавленный нож в таз и вымыл руки холодной водой.


   Уже давно под видом выездного лакея он регулярно посещал самые отдаленные уголки версальского дворца. Он терпеливо ткал свою паутину, узнавая о разных обычаях и привычках двора, отношениях между придворными и способах борьбы за власть. С недавнего времени он уже не был одиночкой. Его союзниками были люди, столь могущественные, что никто не смог бы об этом догадаться, включая и Виравольту. Он воскресил своего комедийного персонажа, Их комедийного персонажа. Он больше не был сумасшедшим или королевским шутом, нет – он сам был королем, королем зверей! Он еще громче рассмеялся.

   Чтобы шпионить еще успешнее, он плотнее опутал своей сетью Версаль. И у него, теневого императора, были свои осведомители. Он использовал одного горбуна, который днем чистил отхожие места швейцарских гвардейцев. С помощью этого Этьенна, его проклятой души, – тот был жадной скотиной, но исполнял все, о чем его просили, – он одурачил весь свет. И даже графа де Брогли, шефа Тайной службы, сосланного в Рюффек! Приходя получать информацию у этого подобострастного уродца, он наблюдал, как тот расчищает грязь. Погружая свой взор в испражнения Баснописец видел в занятиях этого создания своих рук довольно точное отражение собственной ненависти, а также того стыда, который Версаль пытался скрыть за своими претензиями на солнцеподобие. Время от времени Этьенн бросал тряпки в ведро с грязной водой и усмехался, прикрывая рот рукой. Однажды в лесу на него напали волки. Один из них царапнул его, отхватив сразу пол-лица. Об этом происшествии напоминали три глубоких шрама – стигматы, делавшие Этьенна похожим на нечто среднее между человеком и зверем. Баснописец понимал, что этот отброс человечества за всю свою жизнь знал только страдания и ненависть. Во всем Версале никто никогда не интересовался этим слизняком, поэтому Этьенн идеально подходил для приведения в исполнение коварных замыслов своего хозяина. Он служил ему и как лакей, и как кучер. Баснописец видел в нем как бы продолжение постыдной, животной стихии, из которой родилась его смертельная игра. Он был сотворен по образу и подобию тех населяющих басни существ, которые вдохновляли его на создание изысканно-патологических ловушек.


   Он часто вспоминал о своем детстве. И у него была особая судьба. Баснописец представлял себе ведущий в подвал люк, через который виднелось какое-то неопределенное сияние. Много раз он тщетно пытался открыть этот люк. Он все еще ясно помнил ощущение влажного дерева, о которое он ломал себе ногти. Иногда, когда его оставляли одного, он кричал среди тишины, а затем вновь спускался и забивался в угол между мешками с солью и бутылками вина. Он обнимал руками колени, зарывался в них подбородком и смотрел на овальную отдушину, ведущую наружу. Он пытался понять, что с ним происходит. Его детский мозг не мог контролировать истерические припадки. На этой зараженной почве пышно расцветал его гнев.


   А затем его спас аббат. Он сумел развить ум мальчика, который даже счел выдающимся. «С тобой Бог, сынок», – иногда говорил ему аббат. Его разум обострился и нацелился на выполнение одной задачи: мести. Тогда он представлял себе забытые мифы, воображал себя совсем другим, похожим на существ, изображенных в старых книгах, которые он тайком таскал у кормилицы и других детей. Он даже украшал себя разными атрибутами этих божественных чудовищ, населявших его мир, с которыми он тайно разговаривал. Едва научившись читать, он набросился на эти сказки. Изучив основы греческого и латыни, а также, разумеется, катехизиса, он ознакомился с псалмами и даже с языческими историями, которые аббат позволял ему читать вперемежку с трудами Паскаля. Он представлял себя Паном, сатиром или мускулистым кентавром с верным копьем. Иногда Горгона, иногда фавн, он похищал нимф в чаще леса. Он неустанно читал и перечитывал свой драгоценный том, потрепанный и грязноватый – этот сборник басен, его собственную комедию, невероятным образом резюмирующую жизнь и все ее гнусности.

   И его собственная жизнь представляла собой комедию.


   Но сейчас все это уже давно осталось позади. Он сохранил лишь гнев, остроту суждений, способность читать в чужих душах. Да, именно поэтому его так забавлял горбун. Когда он приходил к Этьенну в отхожие места, чтобы наблюдать, как тот снова и снова отжимает грязь, он представлял себя господином этого царства заразы и миазмов и безудержно смеялся: «Добро пожаловать в мое королевство!»

   Ведь для всех них скоро настанет час расплаты.


   Он распрощался со своим детством, освободился от него Он стал дикарем. Солнечным. Блестящим. Изысканным. Он был бесподобным фехтовальщиком. Он мог предвидеть три пять, десять последующих ходов на воображаемой шахматной доске. Он был сдержан и методичен. Подобно пяденице или ночной бабочке, он был способен превратиться в женщину легкого поведения или пресыщенного маркиза, влезть в шкуру как лакея, так и принца. Он был и хозяином, и животным. Из марионетки он превратился во владельца кукольного театра. Все было расставлено по местам. Его басни и стихи были готовы. Он приложил столько усилий, чтобы разыграть басни своих учителей и сочинить свои собственные, при свете угасающей свечи, иногда оставляя перо и сто раз подряд обдумывая и отшлифовывая свои рифмы! Кто бы поверил в этот талант, терпеливо взращенный на ниве ненависти! Да, он был певцом особого жанра, поэтом тьмы! В то же время, будучи подлинным художником, он не забывал и о таком существенном, хотя и легко ускользающем приеме, как импровизация.


   Баснописец прищурился, вдыхая испарения, исходящие от его плаща. Единственная проблема, возникавшая из-за посещений этого оборванца Этьенна, заключалась в том, что въедливое зловоние туалетов, где они обычно встречались, пропитывало и его собственную одежду. Именно этот запах почувствовала в день своей смерти Розетта. Бедняжка. Он сам ею обладал, в одном из домов, куда она приходила по долгу службы. Все эти шлюхи насмехались над напыщенными маркизами, над похотливыми стариками в напудренных париках и циничными, вонючими юнцами. Но в его присутствии они замолкали. Они боялись. Они догадывались о его могуществе. Этьенн тоже хотел заполучить малышку Розетту. Как бы не так! Если бы горбун решился раздеться перед ней, она бы посмеялась над его увядшим телом со следами когтей. По недомыслию Баснописец сообщил ей кое-что о себе, а Этьенн оказался свидетелем их забав. Какая ошибка! Она была просто дурочкой. И тут же все передала своему ничтожному оборванцу, Батисту Ланскене. «Батист! Я всегда буду тебя любить!» – кричала она. А за ними подсматривал Жаба, этот придурок. Грустный водевиль, грустная басня! Все трое чуть было не раскрыли планы Баснописца и не выдали его другим осведомителям и тайным агентам. Подобная ошибка больше не повторится.


   Несколько мгновений Баснописец созерцал свою комнату. Свою постель, застеленную чистейшими простынями, он устроил с маниакальной тщательностью. По обе стороны кровати находились сухие цветы, собранные в красивые букеты. Глубокое кресло и несколько книг, в том числе «Клелия» Мадлен де Скюдери и многочисленные тома «Естественной истории» Бюффона, забытые на этажерке, довершали убранство этого странного жилища. Однако в самой мастерской царил беспорядок, свидетельствующий совсем об иных занятиях. В глубине стоял портняжный стол, покрытый слоем пыли. На нем все еще валялись останки выпотрошенного зайца. Неподалеку находилась деревянная арматура со скелетом грызуна, а также разноцветными химическими смесями. На масляных тряпках были разложены щипцы, клещи и другие инструменты. Рисунки зайца, показанного в разных позах, выполненные талантливо и с истинным пониманием тонкостей, лежали рядом с другими подобными эскизами, изображавшими ласку, сурков и птиц. Вблизи рыжая лисица с открытой пастью, казалось, готовилась прыгнуть со своей подставки на заблудившуюся курицу. На станке были натянуты различные шкуры.


   В свое время аббат проявлял лишь отдаленный интерес к натурализму. Баснописец, напротив, нашел в нем отдушину для своего маниакального стремления к точности, любви к технической стороне дела, добросовестно выполненной работе. А также для своего интереса к хирургии. Наделение мертвых зверей видимостью жизни завораживало его. Поначалу он удовлетворялся тем, что набивал животных соломой. Постепенно техника совершенствовалась. Например, в лапки вставлялись железные прутики, чтобы лучше их сохранить и придать зверям наиболее естественные позы. Получив желаемую особь, Баснописец обычно снимал с нее мерки, затем воссоздавал цвет и точные характеристики с помощью анатомических рисунков. Он терпеливо сдирал шкурку, начав с надрезов под животом и на внутренней стороне лапок. Сохранял череп и кости. Этот процесс требовал тщательного отделения шкуры от внутренностей, и малейшие частички оставшегося мяса, жира или кости нужно было выцарапать, чтобы избежать внутреннего гниения. Затем он приступал к вымачиванию шкуры, чтобы сделать ее более мягкой для набивки чучела и установки. Он сохранял ее с помощью химических веществ. Одновременно он выполнял точный макет тела животного, лепил из глины каркас, представлявший собой скелет, – поскольку сам скелет животного он для этого не использовал. Рядом с портняжным столом находилось мыло, содержащее мышьяк, необходимый для консервации первосортных кож. В свое время ему посчастливилось повстречаться в Сен-Медаре с аптекарем Жаном Батистом Бекером, который и поделился с ним своим великим открытием. Баснописец всегда держал это мыло в своей мастерской.


   Затем он возвращал животному форму, набивая соломой. Чтобы наилучшим образом сохранить все характеристики зверя и его блестящий взгляд, он вставлял стеклянные глаза и использовал некоторые искусственные материалы для других органов, например для языка. Затем он натягивал шкуру и плотно пригонял ее, предварительно смазав жиром. Иногда перед окончательной стадией необходимо было нанести несколько мазков краски. Он всегда стремился придать своим произведениям самые реалистичные позы. В этом заключалось особое искусство, отчасти похожее на искусство Лафонтена, – анималистическая скульптура.

   «Какая точность… Какая тщательность», – думал он.

   Баснописец бегло осмотрел комнату, задержав взгляд на вазах с сухими цветами у постели.

   «Ищи смерти аромат».

   Он через силу улыбнулся, скорее, осклабился.

   В этой позе он постоял несколько минут, затем вновь накинул капюшон.

   В путь! Отдыхать не время. Пора приводить план в исполнение. Отдохнет он после. Он снова закутался в плащ. Его ждал Этьенн. Баснописцу нужно было приготовить продолжение своего произведения, заняться другими тайными агентами. Он лишь остановил кровотечение, избавившись от Розетты, Ланскене и Жабы. Его план состоял из расчетов и поправок, с «Баснями» в качестве путеводителя. Да, каждому своя басня. Каждому своя смерть. И Бог или дьявол на всех. С тех пор как Баснописец осознал, к чему в итоге должны привести его действия, он подготовил для Виравольты его билет. Виравольта, враг… Десять последних басен для него и для всего света. Но Орхидея конца не увидит.


   Он тщательно выбирал свой лагерь. Входил в альянс с противником. Возрождал Баснописца, присутствовавшего на королевском бракосочетании 1770 года, – этот персонаж они в свое время придумали вместе с аббатом. Он засмеялся. В своем черном плаще и капюшоне он будет похож на кошмарный сон. Сегодня вечером он вернется в лес, чтобы испить своей свободы. Баснописец понесется верхом, как всадник из преисподней, мелькая между плотными рядам деревьев, чьи вонзенные в землю стволы подобны стрелам нарисованным расплывающимися чернилами. Он станет поэмой, шарадой, загадкой, метафорой; он превратит себя в миф, в сказку, в одну из тех страшных историй, которые не решаются рассказать детям, разве что шепотом во время сумеречных посиделок. Он будет… Баснописцем!

   Он уже собирался выходить, когда раздался троекратный приглушенный стук в дверь. Он схватил кинжал и пошел открывать.

   – Этьенн?

   – Нет, – произнес суровый, глубокий голос.

   На его лице появился оскал, когда он узнал своего посетителя.

   – Лорд Стивенс! Я вас здесь не ожидал. Полагаю, вы пришли узнать новости…

   Мужчина не отвечал. Он был очень высокого роста. Его лицо скрывалось в тени.

   Баснописец поклонился.

   – Ну что ж, входите, входите. Но не обижайтесь, если наша встреча будет короткой. – Он приложил руку к груди. – Меня ждет новая басня.


   Неясные желтовато-оранжевые огоньки мерцали там и сям, как светлячки.

   Пьетро рассеянно смотрел на них; его убаюкивала дорожная тряска.

   Наконец, карета въехала на мощеный двор, и стук копыт утих под крики кучера «тпру!». Пьетро вышел и махнул рукой. Он посмотрел на окна. Особняк на улице Серсо был построен около пятидесяти лет назад. Под выступами большие окна глядели, как широко открытые в темноте глаза. Мерцающий в одном из окон огонек свидетельствовал о том, что Анна ожидала его возвращения. На крыльце пылали два факела. Пьетро вошел и снял треуголку, положив ее на столик прихожей. Он прошел по плиточному полу и начал подниматься по широкой белокаменной лестнице. Пьетро расстегнул жилет. Поднявшись, он заглянул в спальню Козимо. Дверь была приоткрыта; лежащее у входа белье подсказало ему, что Козимо там нет. Видимо, он отправился на какую-нибудь гулянку. В его спальне царил хаос: валялись мятые сорочки и фраки, посреди комнаты высилась куча как попало брошенной обуви. Постель была не застелена, толстый том «Энциклопедии» подпирал шатающийся комод – по-видимому, таким образом находили практическое применение технические и физические принципы искусств и новых наук, открытие которых приписывали себе Дидро и компания. Пьетро направился к спальне, которую они занимали с Анной.


   Она уже заснула. Возле их ложа в позолоченных подсвечниках догорали свечи. В доме не было слуг с тех пор, как последняя служанка серьезно заболела гриппом и была отправлена домой. Следовало найти одного или двух новых слуг. У них теперь работал лишь повар по имени Ариэль, который в этот час, должно быть, храпел в кладовой. Пьетро улыбнулся, увидев, что Анна оставила ему тарелку с цыпленком и сыром. Она также приказала подогреть воду в кувшине для его купания в надежде, что он вернется вовремя. Вода еще была теплой. Пьетро снял сорочку, башмаки, панталоны и белье, затем опустил зудящие ноги в серебряный таз, положив на колени полотенце из лимбургской ткани. На мгновение он откинул всклокоченную усталую голову. Он посмотрел на камин, зияющий своим темным отверстием. Затем перевел взгляд на зеркало, прикрепленное к туалетному столику Анны. У нее было еще одно зеркало в ее маленьком будуаре, но перед этим, находящимся рядом с альковом, она расчесывала волосы, проснувшись поутру.

   Пьетро увидел свое лицо. С того места, где он сидел, ему показалось, что зеркало было как-то странно повернуто. Он видел лишь часть своего искаженного отражения. Четверть его лица была отрезана деревянным овалом, в который было вставлено зеркало. Он принялся рассматривать свои черты. Приподнятая бровь. Расплывшиеся белила. Прищуренные глаза с морщинками в уголках век. Морщинки на лбу, не замечать которые он больше не мог. Конечно, он все еще был красив. Но в его возрасте он все-таки выглядел скорее как старый ловелас. Он вздохнул. В его глазах отражалось темное пляшущее пламя головешек, которое в этот вечер вызывало воспоминания о роскоши Светлейшей Республики, верных любовницах, карточных партиях под лепными потолками, дуэлях у подножия золотой лестницы, песнях над лагуной… Не сходя с места, он протянул руку и взял свой старый венецианский кинжал с перламутровой рукояткой, который он часто оставлял у туалетного столика Анны.

   Минуту спустя его внимание привлекла странная тень. Он закрыл глаз. Тень была похожа на… цветок.

   Орхидею.

   Орхидея на стене.

   «А кто я сам, – задал он себе вопрос, – если… не тень?»

   Он развлекался тем, что пальцами изображал усики насекомого, возвышающиеся над венчиком воображаемой орхидеи… Да, в самом деле, кем был он сам, если не движущейся тенью? Басней? «Я есть басня. И Баснописец – тоже тень. А может, и весь мир. Театральные подмостки, на которых разыгрывается пьеса в четырех актах… Все лишь тени».

   Он еще раз вздохнул, внезапно охваченный тревожным чувством.


   Он посмотрел на Анну, покоившуюся в алькове между двумя натянутыми полотнищами и занавесками балдахина. Ее молитвенник в кожаном переплете упал на пол Рука Анны высовывалась из под простыни и свешивалась к полу, как будто для того чтобы погладить молитвенник Она лежала на животе, наполовину зарывшись лицом в подушку, и глубоко дышала Пьетро поднялся и встал на колени у постели. Только она одна была способна каждый раз возвращать его самому себе и дарить ему блаженство. До Пьетро доносился шум ветра, врывавшегося во двор и завывавшего по всему дому, но он ощущал странный жар, идущий от Анны. Он смотрел на нее, и лицо его хранило почти суровое выражение, почти озабоченное, как будто он силился вспомнить что-то абсолютное и жизненно необходимое. В полусне Анна открыла глаза. Он посмотрел на ее губы, ее пылающие щеки, родинку в уголке рта. На лице Анны отчетливее проступила светлая доверчивая улыбка: «А, ну вот и ты. Я знала, что ты вернешься».

   Он поцеловал ее, шепнув.

   – Соня моя, я люблю тебя.


   Заканчивая раздеваться, он чуть было не опрокинул таз и едва сдержал проклятие.

   В доме явно не хватало прислуги.

   «А ты, Ландретто… Где же ты?» При этой мысли Пьетро улыбнулся, перед его глазами возник облик его вечного лакея Что то он поделывал сегодня вечером? Этот парень его тоже любил! Пьетро вспомнил, как тот в свое время помчался защищать его перед дожем и Эмилио Виндикати, как он приносил ему книги и городские новости в тюремную камеру, как обменивался остротами с Казановой, тогда также пользовавшимся гостеприимством застенков Республики.

   «Ландретто, мой старый друг! Почему же ты не остался со мной? Мне тебя не хватает. Почему мы отдалились друг от друга?»

   Но куда же ушло то время, когда они втроем пели песни в Венеции? Боже мой, как летят годы! Куда ушла их молодость – куда ушла его собственная? Он смотрел, как вдоль стен курится версальская пудра, представлял себе, как по маслянистым каналам плывут гондолы, как с лиц, с сердец и со стен сыплется штукатурка, – все это казалось каким-то туманным сном. Но куда же ушло то время, когда они пели?


   Пьетро медленно вытянул ноги. Он задремал. Перед ним предстали образы Батиста Ланскене с жутким оскалом и ингаляционной трубкой, Розетты, подвешенной на ветвях с обглоданными волком ножками, и Жабы с вываливающимися внутренностями. Казалось» Баснописец смеялся ему прямо в лицо.

   Через несколько минут он проснулся, поеживаясь от холода.

   Он прищурился.

   Нет сомнений, вызов на дуэль поступил.

   «Но черт возьми, чего же тебе надо?»


   Рядом с разобранной постелью лежала треуголка Ландретто.

   Он, доверенное лицо и преданный лакей, в данный момент находился в плачевной ситуации.

   Он был в своем костюме королевского наездника, со связанными за спиной руками.

   Ландретто следовало прислушаться к своей совести, а может, и последовать совету своего бывшего хозяина, Пьетро Виравольту. Кровь стучала у него в висках. У него голова раскалывалась от мигрени, все тело ломило. Накануне он опять напился; он отрастил брюшко; но, боже правый, почему он так много пил? А сейчас… это просто кошмар, или он и в самом деле оказался в западне?

   «Скажите мне, что это просто страшный сон…» – думал он.

   Его руки были связаны за спиной.

   Перед Ландретто находилась холодная ободранная стена. Он пытался вспомнить.

   Ему совсем не нужно было отправляться в Шуази. С несколькими приятелями они прошли мимо собора Парижской Богоматери и добрались до района рынков, где находилось одно из их излюбленных заведений. Неподалеку от острова Сен-Луи они пропустили несколько стаканчиков. На обратном пути они распевали песни, когда им повстречалась очаровательная молодая женщина с сильно набеленным лицом. На вид ей трудно было дать больше двадцати лет. Одна из аппетитных парижских шлюх. На ней было сиреневое платье с оборками, в руках она держала хорошенький зонтик, щечки у нее раскраснелись. Ландретто не смог устоять. Она напомнила ему красотку, которую он любил в Венеции, Червонную Даму, служившую тайным агентом дожа. Девушка восхищалась его внешностью, его мнимой родословной, его замечательным постом учителя верховой езды его величества, отпускала комплименты по поводу его золотых пуговиц, манжет, кантика его камзола. Он сумел отделаться от своих спутников с помощью многозначительного подмигивания и направился в другую харчевню.


   Малышка привела его в дом с рублеными стенами в старинном парижском квартале неподалеку от Шатле. Затем он последовал за ней в узкую комнату с серыми стенами и почти без мебели. Там стояли лишь кровать с ледяными простынями, рукомойник и стул. Окно выходило на мощеный двор. Он видел перед собой бледный луч. Сейчас, пока он балансировал на стуле, Ландретто мог видеть лишь влажную перегородку, лицом к которой он стоял. Он совсем не мог вспомнить, что произошло после того, как он попал сюда. Он не был уверен, что сумеет не уронить свое мужское достоинство, – вот была последняя мысль, которую ему удалось припомнить, если память его не обманывала. Испытывая стыд, он погрузился в сон. Проснулся он, почувствовав, как на него льют ледяную воду.


   Над горизонтом поднималось солнце.

   Его лицо все еще было мокрым, несколько капель стекло на пол. Женщина исчезла. На его шею была накинута петля. А за его спиной, пока он приходил в себя, какой-то голос декламировал:

Ворона и Лисица
Книга I, басня 2

Уж сколько раз твердили миру,
Что лесть гнусна, вредна; но только все не впрок,
И в сердце льстец всегда отыщет уголок.


Вороне где-то бог послал кусочек сыру;
На ель Ворона взгромоздясь,
Позавтракать совсем уж было собралась,
Да призадумалась, а сыр во рту держала.
На ту беду Лиса близехонько бежала;
Вдруг сырный дух Лису остановил:
Лисица видит сыр, Лисицу сыр пленил.
Плутовка к дереву на цыпочках подходит;
Вертит хвостом, с Вороны глаз не сводит
И говорит так сладко, чуть дыша:
«Голубушка, как хороша!
Ну что за шейка, что за глазки!
Рассказывать, так, право, сказки!
Какие перушки! какой носок!
И, верно, ангельский быть должен голосок!
Спой, светик, не стыдись! Что, ежели, сестрица,
При красоте такой и петь ты мастерица, —
Ведь ты б у нас была царь-птица!»
Вещуньина с похвал вскружилась голова,
От радости в зобу дыханье сперло, —
И на приветливы Лисицыны слова
Ворона каркнула во все воронье горло:
Сыр выпал – с ним была плутовка такова.[18]

   Дрожа, Ландретто с трудом балансировал на спинке стула. Веревка была продета через крючок отсутствующей люстры привязана к ручке входной двери. Достаточно было одного дуновения, чтобы стул опрокинулся и Ландретто вместе с ним. Голову его как будто сжимали тиски, ладони вспотели. Веревка натирала шею.

   – К… кто вы? Что вам нужно? – сдавленным голосом спросил он.

   Сначала он услышал лишь дыхание, затем раздался голос:

   – Мы немного поговорим о вашем господине, если вам будет угодно.

   – О… о моем господине?

   – Не валяйте дурака. Я имею в виду Черную Орхидею.

   – Как вам стало известно?…

   – Ну, это же Париж, – ответил голос. – Мы также поговорим… о вашем втором господине. И о вашей измене.

   – Моей измене?

   Ландретто затрясло. Долю секунды ему казалось, что он сейчас кувыркнется. Он оступился одной ногой, но в последний момент удержался, насколько это было возможно со связанными за спиной руками, все больше задыхаясь. Высунув язык, он жадно хватал воздух. К тому же он пытался повернуть голову, чтобы увидеть Баснописца, который сидел у него за спиной, держа в руке конец веревки.

   – Вы меня прекрасно поняли. Милый маленький лакей… Вы знаете, что мое дело – это обнаруживать и описывать человеческие недостатки… Начнем же! Между нами не должно быть недомолвок и притворства… Мне известно, что ваша родословная была просто-напросто выдумана… Вы, королевский учитель верховой езды да еще и офицер в порядке исключения… Смешно! Вы, потомок благороднейшего рода, синьор Пармы! Я знаю, что вы обязаны всем этим письмам венецианских сенаторов и благодушно короля, который предпочел закрыть на все глаза… Но ведь он всегда закрывал глаза. Он всегда был слепцом, не так ли? Ландретто издал неопределенное урчание.

   – На самом же деле, ничтожный Ландретто, вы врун и Иуда… Без роду без племени, так ведь? Вы с рождения были сиротой…

   Часто дыша, обезумев от боли и гнева, Ландретто не находил слов; на глаза наворачивались жгучие слезы. Баснописец рассмеялся. Он встал и начал ходить по кругу. Паркет скрипел у него под ногами.

   – И вот вы попали в ловушку из-за самой обыкновенной танцовщицы, которую вы тщеславно сочли неравнодушной к вашим прелестям, жалкий лакей, и к вашему костюму с золотыми пуговицами! Вы фальшивы, Ландретто, насквозь фальшивы… Марионетка, марионетка, маленький паяц! Вот кто вы на самом деле! Вы присвоили себе чужой голосок! И через вас придет зло. Скажите-ка… В обличье какого животного мне следует вас представить?

   Ландретто застонал.

   – Ваше молчание красноречиво, мой Иуда. Я нахожу вас вполне смирным. Видите ли, я тоже люблю сочинять стихи. Хотя в вашем положении трудно было бы хлопать крыльями.

   Баснописец подошел к стулу, рукой потрогал веревку, все еще привязанную к крюку на потолке и к ручке двери.

   – Ах! Дорогой Ландретто!.. Я решил немножко поиграть с вашим господином; он заслуживает особого обращения. И вы тоже, маленький лакей. Ландретто… Вы послужите мне приманкой.

   В этот момент открылась дверь; Ландретто решил, что настал конец, но Баснописец немного ослабил веревку, чтобы позволить посетителю войти в комнату. Тогда Ландретто подумал, что начинается новый кошмар. Вошедший был горбатым и кривым существом, половина его лица была изуродована тремя параллельными рубцами. Ландретто узнал его. Этого горбуна… он уже сто раз встречал его у туалетов щвейцарских гвардейцев! Внезапно он осознал иронию судьбы: они каждый день бывали в Версале! А этот запах! Сейчас, прищурившись, беззубо улыбаясь, горбун смотрел на него с идиотской ухмылкой. Казалось, он молча наслаждался этим спектаклем.

   За спиной Ландретто голос опять изменился, когда раздался смех, – но теперь это была странная фистула. Баснописец вытянул руки и начал прерывисто махать ими. Он с наслаждением подражал крикам вороны – пронзительным и жутким. Рукава его черного плаща представляли собой крылья птицы; он продолжал размахивать ими; его лицо было скрыто под капюшоном.

   – Этьенн – это… мой личный лакей. Он гораздо более преданный, чем вы. Друг мой, в виде какого животного я вас изображу? Молитесь! Молитесь, чтобы Этьенн вновь не открыл эту дверь! И давайте вместе продекламируем.

   Горбун пристально смотрел на него.

   Баснописец опять рассмеялся, затем вновь принял серьезный вид и произнес ледяным тоном:

   – «Вороне где-то бог послал кусочек сыру…» Продолжайте, Ландретто!

Философствования в саду

   Террасы южного партера, Версальские сады

   Букингемский дворец, Лондон

   «Ищи смерти аромат».

   «Лилия, асфодель, белладонна, аронник, болотный ирис».

   «Только цветы… и еще базилик».

   Картина получалась довольно несуразная. Но Пьетро знал, что сопереживание врагу и понимание того, как он действует, были основными составляющими успеха. В данном случае действия Баснописца говорили сами за себя: он любил рассказывать истории. Преимущественно патологического характера. Пьетро понял одну важную вещь – попытки прочувствовать его также означали отказ от привычных способов мысли; в интересах следствия требовалось научиться думать, так сказать, поэтическими образами. Конечно, это была черная поэзия. Мыслить по аналогии с «Баснями» и с литературными загадками, разумеется; вот в чем заключалось его творение. Он убивал во французском стиле. Его сила, его утонченность, его жеманность тоже играли свою роль. Возможно, ингредиенты этих духов по-своему рассказывали басню. Может быть, в этом заключался смысл приглашения – этого «совета», который Баснописец дал Виравольте: «Ищи смерти аромат». В данный момент Виравольта нуждался не столько в экспертном мнении парфюмера, сколько ботаника. А что может быть лучше, с научной точки зрения, чем обратиться к одному из цветоводов Версаля?


   Едва прибыв во дворец, покинутый как придворными, так и жандармами, Пьетро сразу направился в сады. Был май месяц, лучший сезон для деревьев и цветов. Зимой пруды были покрыты льдом, а клумбы покоились под покровом снега; дровосеки распиливали упавшие деревья. Весной проводили инспекцию системы каналов, фонтанных трубопроводов, копали и вспахивали землю, спускали на поверхность Большого канала часть флотилии, включая баркасы, лодки и гондолы Светлейшей Республики. К тому времени, когда Пьетро вошел в сад, была закончена установка деревянных скамеек в Южном партере;[19] прогулочные коляски украсили цветочными арками и узорчатой шелковой тканью; вынесли на воздух знаменитую королевскую коллекцию апельсиновых деревьев, которые были для этого пересажены в другие кадки. Сады цвели под лучами солнца, но смерть короля все еще оставляла повсюду свой грустный отпечаток. Версаль выглядел спящей красавицей в заколдованном царстве.


   Спускаясь с террас к Южному партеру, Пьетро заприметил одного из все еще интенсивно трудившихся садовников. Он попросил у него совета, и садовник порекомендовал ему обратиться к своему коллеге, работавшему чуть поодаль.

   – Вы увидите… Это нормандец, один из учеников великого версальского садовода. Но иногда он строит из себя аристократа; дело в том, что, невзирая на его внешность землекопа, он чрезвычайно образован. Он гордится тем, что какое-то время служил садовником у Вольтера в Ферне. И с тех пор он притворяется философом… В некоторой степени он представляет себя в роли своего бывшего господина, но нужно признать, что для человека, который занимается посадкой растений, он довольно учен. Не удивляйтесь, если он пустится в пространные рассуждения! Он черпает вдохновение в своем труде.

   «Вот такой-то мне и нужен», – подумал Пьетро.

   И он направился к нормандцу в шляпе и с засученными рукавами, который метлой из веток очищал газон от упавших шипов и лепестков. По его рукам струился пот. Другие садовники вырывали граблями сорные травы. Зубцы грабель оставляли в песке ровные линии. В обычное время в этом гудящем улье сталкивалось множество работников: землекопы и каменщики приветствовали водопроводчиков, садоводы поигрывали большими ножницами, когда мимо них катили свои тележки продавцы режущих инструментов. Скрытые в укромных уголках парка, невидимые за нарядными зелеными изгородями, не покладая рук трудились над украшением зеленых кабинетов специалисты по изготовлению гротов, бронзовых дел мастера, золотильщики, жестянщики или художники. Заезжие рыбаки поставляли для аллей речной песок. Но сегодня все было тихо.

   – Эй, дружище, позвольте представиться… Пьетро Виравольта де Лансаль. Мне говорили, что среди обитателей этого леса вы в некотором роде… феникс.

   Садовник выпрямился.

   – Виравольта… Вы случайно не господин из Венеции?…

   – Он самый. Я хочу представить на ваш суд одну небольшую загадку…


   Виравольта незамедлительно объяснил причину своего недавно пробудившегося интереса к цветам. Он не сообщил ему непосредственно об убийствах, однако объяснил, что странный цветочный аромат стоил жизни одному отвергнутому любовнику; что, по его мнению, ингредиенты были выбраны не случайно, но с определенным замыслом и путем логических рассуждений. Чтобы еще больше заинтриговать садовника, Виравольта добавил, что он ведет расследование по поручению его величества.

   – Которого? – спросил нормандец.

   – Нового, разумеется.

   Затем он назвал ингредиенты загадочных духов. Ему хотелось узнать мнение садовника о свойствах и, по возможности, значениях цветов, использованных в процессе их приготовления. Нормандец слушал его внимательно. На лбу у него проступили морщины. Он стоял, положив одну руку на другую и опираясь на свою метлу. Пьетро рассеянно глядел на две пряди волос, выбившиеся у него из-под шапки.


   Наконец садовник улыбнулся, кивнул и снял свой головной убор.

   – Имеют ли цветы какой-нибудь смысл? Но, господин де Лансаль…

   Садовник молча посмотрел на него, затем вновь заговорил, разводя руками.

   – Взгляните туда… на Зеркальные пруды, напротив террас, перед самым дворцом. В том месте пересекаются две основные оси этих садов. Неужели вы думаете, что они были спланированы таким образом совершенно случайно? Совсем нет…

   Он прищурил глаза.

   – Имеют ли цветы какой-либо смысл? Эти сады суть леса символов! Они говорят с нами, господин де Лансаль! Они обладают моральным смыслом, как того желал в свое время наш великий «король-солнце»…

   – Неужели? – спросил Пьетро наигранно шутливым тоном.

   – Ну конечно, – вновь заговорил садовник. – Эту землю, как поэму, шлифовали, взрыхляли, увлажняли! Взгляните, к примеру, на дорожку, идущую с севера на юг… Вас, наверно, удивит, если вам скажут, что это путь запутавшегося человека, забывшего Бога и общее благо во имя внешнего и иллюзорного мира. Пойти по этой дороге уже означает сбиться с пути, все принести в жертву человеку, отказаться от Бога и забыть Его. Это не тот правильный путь, за который ратовал великий Людовик!

   – Значит, верно, что вы философ!

   Нормандец засмеялся.

   – Да нет, к сожалению! Но не скрою, что я служил у господина Вольтера; мне доставляло бесконечное удовольствие ухаживать за его плантациями. Порой вечером, на закате, мы беседовали, пока я копал, а он сидел в своем кресле, положив ноги на стул… Но оставим это.

   – Продолжайте, прошу вас.

   – Господин Ленотр, который разбил эти сады, был художником, господин де Лансаль! Хотите верьте, хотите нет – мой дед служил у него. Это мне напоминает один анекдот…

   Пьетро кашлянул.

   – Ах да, простите. Итак… например, если вы пойдете в западном направлении от террасы Латоны, вы увидите, что перед вами открываются три пути…


   На мгновение отпустив метлу и прислонив ее к плечу, он повернулся, развел руками; он все активнее жестикулировал, указывая Пьетро на разные уголки сада.

   – Северный путь, под суровым взглядом Паллады, – это путь ответственности и труда. Юг завлекает вас в мир удовольствий и непоследовательного мышления… А прямо перед вами, господин де Лансаль, находится единственный истинный путь – Прямой Путь, Королевская аллея! Эти сады представляют собой великую Басню. Они рассказывают вам некую историю! И как я вам говорил, у нее есть мораль…

   – Отлично… Но вернемся к моим цветам, если вам угодно…

   Пьетро сосредоточился, чтобы вспомнить весь комплекс ингредиентов тех смертоносных духов.

   «Лилия, асфодель, белладонна, аронник, болотный ирис. Только цветы… и еще базилик».


   Нормандец терпеливо слушал его, затем прикусил губу:

   – Да, господин де Лансаль, в самом деле, у цветов есть свой язык… Видимо, эта загадка восходит к той эпохе, когда человек стремился с их помощью разгадать тайну Природы! Работая в этом саду, скажу вам, господин де Лансаль, я веду с ними разговоры и, возможно, ищу в этом частичку самого себя.

   – Вы никогда не останавливаетесь…

   Нормандец вновь улыбнулся.

   – Садовник, философ… Это, в общем-то, одно и то же, не так ли? Нашу профессию не выбирают случайно. Но повторите еще раз: каковы же цветы ваших духов?

   – Вот… Лилия.

   Нормандец снова выпрямился и почесал голову.

   Затем он оперся локтем о свою метлу.

   – Лилия. Это просто. Говорят, что она родилась из капельки молока, брызнувшего из груди Геры в тот момент, когда Зевс позволил Гераклу пить грудное молоко спящей богини, чтобы превратить его в бессмертного… Одна капля пролилась и образовала Млечный Путь. Другая упала на землю, и из нее родилась лилия. Афродита позавидовала белизне и наградила ее огромным пестиком…

   – Очень красивым.

   – Она также означает высшее благородство, конечно, поскольку это цветок нашего славного короля… В Средние века ее изображали с тремя лепестками, обозначавшими Веру, Мудрость и Рыцарство. Лазурный герб с тремя золотыми лилиями – это Франция! И она встречалась во всех садах, символизируя любовь рыцарей… Как и роза, разумеется.

   Пьетро вспомнил о красной розе, которую постоянно оставлял после себя Баснописец.

   – Роза, вы говорите… А что можно сказать об этой комбинации?

   – Ну, скажем… Если лилия – это король, то роза – это королева Королева цветов, цветок Афродиты и ее красоты. Купидон, сын Stfapca и Венеры, весной носил венец из роз как Приап. Приап, бог плодородия и садов – мой святой покровитель!

   – Но роза и лилия? Нет ли здесь какого-нибудь… политического значения?

   Садовник задумался.

   – Ну, разве что… Роза играла важную роль в Англии.

   – В Англии?

   С минуту Пьетро хранил молчание.

   – Плантагенеты, господин де Лансаль.

   – Ах да… Роза разделила одну семью на два лагеря… Война Алой и Белой Роз во времена Генриха Шестого! Red for Lancaster, white for the York.[20] Два лагеря, боровшихся за престол!

   – Точно.

   – Король, война, любовь, Англия… Это декларация? Я тут ничего не понимаю.

   – Роза и лилия. Это противостояние двух держав, господин де Лансаль. Двух коронованных особ…

   Пьетро вздохнул и поглядел на свой башмак, постукивая его носком по пыльной земле.

   – Боюсь, я завяз бог знает в каком болоте. Лучше я постараюсь взглянуть на все это с иной точки зрения…

   – Не отчаивайтесь. А другие?

   – Был еще… асфодель.

   – Цветок обитателей елисейских полей. Цветок мертвых героев.

   «Связь с убийствами, – сказал себе Пьетро. – С убийствами тайных агентов?»

   – Асфодель – это растение траура. И к тому же цветок потерянной любви. Он находится вместе с розой в загробных кущах… Его сажали недалеко от могил, и, по поверью, усопшие насыщались его корнями. Некоторые сорта, такие как Asphodelus ramosus, ассоциируются с королевским статусом… Это все?

   – Нет. Белладонна.

   – Это ядовитое растение, самый токсичный цветок, вроде аконита! В просторечии он называется «красивая дама» – и этим все сказано. А его научное название – Atropa belladonna. Но послушайте, букет получается довольно опасный!

   – И духи опасные.

   – Это растение посвящено старшей из трех Парок. Ее обязанность – перерезать ниточку судьбы смертных. Это все?

   – Аронник.

   – У него лишь одно значение – западня.

   Пьетро непроизвольно отступил на несколько шагов.

   Западня…

   «Западня – это Версаль. И я попал в нее», – подумал он.

   Затем, качая головой, он посмотрел садовнику прямо в глаза.

   – Остается еще один цветок. Болотный ирис… а также трава – базилик.

   Нормандец прищурился.

   – Подождите-ка… Я вам только что рассказывал о лилии. Но самое интересное, знаете ли, то, что геральдический цветок королевского дома Франции – не совсем лилия. На самом деле это ирис. Точнее, определенная разновидность ириса. А именно болотный ирис с желтыми цветами и остроконечными листьями.

   – Королевская лилия – это ирис?

   – Да. Его название также восходит к греческому пантеону. Как лилия и аквилегия, он означает девственность, но еще и муки крестного пути и воскресения. Его ассоциируют с первородным грехом. Во всяком случае, эту конкретную разновидность… болотный ирис… Это цветок с ползучими корнями, с едким, отвратительным запахом. Из него изготовляли мази, которыми умащивались ночные существа. Это колдовской цветок, господин де Лансаль. Цветок шабаша!

   – Ни один из моих цветов не означает… убийство?

   – Насколько я понимаю, нет. Но есть эквивалент.

   – Ах так?

   – Базилик. Ненависть.


   Пьетро с минуту стоял неподвижно, почесывая лоб. Он все больше сомневался в своей интуиции. Впрочем, она ему не так уж много подсказала. Однако… он как будто чувствовал, что сквозь эту завесу пытается пробиться луч истины.

   Ищи смерти аромат.

   Роза и лилия. Столкновение между двумя державами. Две Короны. Асфодель – цветок мертвых героев. Белладонна – яд. Аронник – западня. Болотный ирис – для великого шабаша Баснописца. И все это присыпано базиликом – ненавистью.


   Погрузившись в размышления, Пьетро не знал, теряет ли он рассудок или находится на пути к разгадке; он не сводил глаз с песка под ногами. Ему было неспокойно. От вещества, которое убило Ланскене, и ингредиентов, входивших в его состав, до цветов, скрывавших какую-то басню, – казалось, с самого начала расследования он двигался в фарватере смертоносных духов. В фарватере еле намеченном… и опасном.

   – Благодарю вас, мой друг. Возможно, вы оказали его величеству огромную услугу, хотя я еще не знаю точно, какую именно.

   – Мое рвение и моя честь к услугам его величества… даже если я и философ, – ответил садовник с ноткой сарказма в голосе.

   Пьетро повернулся на каблуках и, собираясь уже распрощаться с садовником, вдруг добавил:

   – Ну, раз уж я здесь… – Он улыбнулся. – А орхидея? Особенно черная…

   Нормандец в свою очередь улыбнулся.

   – Она означает усердие, господин де Лансаль. Редкостное усердие.

   Они помолчали.

   Затем Пьетро засмеялся.

   Нормандец вновь взялся за свою метлу, а Виравольта в раздумьях удалился.


   Он уже собирался подняться по ступеням, ведущим к террасам, когда внезапно появившийся из-за балюстрады ловек с лицом, обмотанным шарфом, схватил его за руку. был наполовину скрыт в тени.

   Черная Орхидея инстинктивно потянулся к своей шпаге.

   Из-под шарфа послышался голос:

   – Сюда, В. Я вас искал.

   Несколько секунд Виравольта не двигался, не откликаясь на зов; мужчина вздохнул и открыл лицо.

   На сей раз Виравольта его сразу узнал.

   – Если вы закончили резвиться среди цветов…

   Это был граф де Брогли.

   – Виравольта, мне нужно с вами поговорить.


   В это самое мгновение особый агент короны входил в сады Букингемского дворца, расположенного в самом центре Лондона. Он прибыл из Франции с чрезвычайно тревожным докладом. Он пересек парк Сент-Джеймс, затем подошел ко дворцу и попросил аудиенции у его величества Джорджа Уильяма Фредерика, называемого Георгом III, электором Ганновера, королем Великобритании и Ирландии. Затем, выполнив необходимые формальности, он прошел в ворота, попал в лабиринт коридоров и был направлен в сады. О его прибытии сообщили лорду Стормону одному из ближайших советников короля, который занимал пост английского посла во Франции, но в данный момент находился в Лондоне с краткосрочным визитом. Шпион щелкнул каблуками и отрапортовал. Излагая собранные сведения, он время от времени бросал взгляд на вырисовывающийся поодаль силуэт короля в парике и широком красном плаще с золотыми галунами, подбитом горностаем; казалось, Георг III был поглощен созерцанием своих розовых кустов. Король прогуливался по саду в ожидании продолжительной беседы со своими главными министрами, которая должна была состояться через час. Ему доставляло удовольствие шагать по садам и рассматривать сотни видов растущих в нем деревьев и диких цветов. На его руке была защитная перчатка, позволявшая осматривать розовые кусты без риска уколоться. Что касается лорда Стормона, он слушал агента с преувеличенным вниманием, подперев подбородок рукой. Вскоре он отпустил его и возвратился к его величеству.

   – Король Франции умер, – сказал он.

   – Умер? – задумчиво повторил Георг III. – Значит, это все-таки произошло.

   – Вызывает тревогу, ваше величество… то, что происходит с руководством нашей контрразведки. Я не совсем понимаю смысл некоторых маневров.

   – Но чем же занимается лорд Стивенс?

   – Понятия не имею. Обещаю разузнать как можно скорее. Похоже, он готовит какую-то «операцию», пользуясь тем, что ваше величество дали ему карт-бланш. Операцию, которую он окрестил… Party Time.[21]

   Георг III искоса посмотрел на него.

   – Party Time? Но ради всех святых, что же это значит.

   Лорд Стормон развел руками.

   – Боже мой, я ничего не знаю! Но поверьте мне… Я все выведаю.

   Его величество щелкнул языком и выпустил из рук розу с шипами.

   – Пожалуй, настало время призвать лорда Стивенса к порядку. Докладывайте обо всем непосредственно мне.

   Затем король с отсутствующим видом вновь занялся своими розами.

   Мрачный Стормон повернулся лицом к садам.

   – I will, Your Majesty. Party Time.[22]

Национальная лотерея

   Королевское поместье, Шуази

   «Возможно ли это?» – думала королева.

   Стоя у окна своих апартаментов в Шуази, Мария Антуанетта изо всех сил старалась сосредоточиться.


   Она только сейчас начинала понимать. Первый шок она испытала, когда свита перед ее отъездом из Версаля потребовала подать «лошадей королевы». Все расплывалось у нее перед глазами. Она держала возле рта носовой платок. Сердце прыгало в груди. Рядом с супругом и в сопровождении графини де Прованс и графа и графини д'Артуа она прошла по залам сквозь ряды придворных. Напряжение не спадало и в карете, везущей ее по направлению к Шуази. Волнуясь, графиня д'Артуа переврала какое-то слово, и все залились нервным смехом. Пребывание в поместье, находящемся далеко от версальских миазмов, было подобно глотку свежего воздуха. Момент был подходящим для того, чтобы во всем разобраться. Созерцая зелень садов, молодая женщина пыталась собраться с духом. К ошеломлению, связанному с трауром, примешивался ужас данного обета.

   Королева Франции!

   С минуту она рассматривала раскачивающиеся на ветру верхушки деревьев. Затем села и вновь взялась за перо. Она аккуратно обмакнула его в чернильницу. Одно воспоминание заставило ее улыбнуться. В конце церемонии бракосочетания все члены семьи по очереди подписывали брачный контракт. Король просто написал «Людовик», а наследник старательно вывел: «Людовик Август». Очередь дошла до Марии Антуанетты, и она склонилась, подписываясь как Мария Антуанетта Жозефа Жанна. Но рядом с первой «ж» она посадила огромную кляксу. Возможно, она замешкалась, выводя окончание «етта». Она еще не успела привыкнуть к новой подписи. При рождении ей дали имя Мария Антония Жозефа Жанна. Но в семейном кругу ее всегда звали просто Антуан. При венском дворе была принята французская огласовка имен.

   Клякса.

   Она прыснула со смеху, перед глазами была пелена.

   Все это, казалось, было так давно.

   А сейчас она писала матери, императрице Марии Терезии Австрийской.

...

   «Я не могу не восхищаться тем, как распорядилось Провидение, избрав меня, Вашего последнего ребенка, для самого прекрасного королевства в Европе. Еще в большей степени, чем когда-либо, я сознаю, чем я обязана заботе своей августейшей матери, которая с таким вниманием и тщательностью устроила мою судьбу…»

   Она тут же встала и в задумчивости принялась поправлять букет лилий.


   Конечно, Людовик XV скончался. Марию Антуанетту не покидало ощущение, что с ним закончилась и часть ее собственной жизни. Она любила Папочку-Короля, который всегда был внимателен и доброжелательно настроен по отношению к ней – несмотря на некоторую фальшь. И ей было грустно, она чувствовала себя немного потерянной. Не так ли она чувствовала себя всегда с момента приезда во Францию? Но сегодня, несмотря на противоречивые эмоции, она испытывала смутное удовлетворение.

   «Сколько раз? Сколько раз мне приходилось начинать борьбу?»

   Вначале, будучи еще маленькой овечкой, склонной к спонтанным реакциям и стремящейся проявить себя с самой лучшей стороны, она должна была научиться повадкам, интригам и тактике французского двора. Сразу после прибытия она стала подопечной старой графини де Ноай, своей фрейлины, – мадам Этикет, как она ее называла. Во дворце члены королевской семьи были в равной степени и господами, и рабами. Протокол не менялся со времен Людовика XIV. Как Мария Антуанетта вскоре осознала, этикет находился в эпицентре сложной борьбы за власть. Ей потребовалось некоторое время, чтобы разобраться во всех этих нюансах Узница своих обязанностей, длящихся с утра и до самого вечера, она просыпалась между девятью и десятью часами, накидывала платье и читала молитву, завтракала, наносила визит придворным дамам и причесывалась около одиннадцати. В полдень начиналась церемония туалета: перед многочисленной публикой она наносила белила и мыла руки. Она научилась разным видам приветствия, от кивка до грациозного поклона, в зависимости от ранга посетителя. Затем она одевалась и направлялась в собор на службу, гуляла, занималась разными делами, обедала, а сну предшествовала маленькая вечеринка. Мастерица реверансов, не знающая равных в обращении со шлейфом или юбкой с двойным кринолином, Мария Антуанетта довела до совершенства некоторые приемы, которые помогли ей стать несравненной. С четырнадцатилетнего возраста она была первой дамой Версаля. Она лучше всех умела выполнять «скользящие па», создавая иллюзию парения. Кроме того, она быстро поняла, насколько Версаль падок на сплетни и пересуды. Его напудренные обитатели испражнялись за занавеской, а затем тянулись к вам мокрыми от мочи руками.

   Она чувствовала свою уязвимость в важнейшем деле – способности произвести на свет наследника. Мать убедила ее в том, что от этого зависит франко-австрийский альянс, а также равновесие между всеми европейскими нациями. В своих письмах, адресованных дочери, императрица неустанно повторяла, что семейное счастье определяется достоинствами супруги. Мария Антуанетта не справлялась со своей задачей. Поговаривали о «моральной фригидности» и даже об импотенции ее мужа; упоминали фимоз. Вначале ни король, ни придворные не проявляли особого беспокойства, объясняя трудности застенчивостью наследника. И все же в конце концов ситуация стала тревожить короля. Его внук целыми днями пропадал на охоте. Придворные обязанности были для него пыткой. Над его покоями оборудовали кузницу, и если в прелестях своей супруги он мало разбирался, то в кузнице проводил долгие часы, со знанием дела занимаясь изготовлением ключей и разбором замков. Иногда он помогал дворцовой прислуге выполнять грязную работу и часами предавался мечтаниям над книгами по истории или географии. Невзирая на предостережения своей матери, беспокоившейся о ее здоровье, Мария Антуанетта увлеклась псовой охотой. Это занятие позволяло ей находиться в приятном окружении и участвовать в пикниках, на которых не было места протокольным правилам, к великой досаде графини де Ноай. Ей досаждала политика и вообще дела. Впрочем, она в них и не разбиралась. Людовик пробовал разные способы лечения: ванны, зелья, даже металлические опилки. Кто-то даже намекнул на возможность операции, но хирурги пришли к выводу, что интимным отношениям супругов не мешает никакое физическое препятствие. В конце концов, может быть, Людовик не хотел проявлять свою мужскую силу? Не хотел быть похожим на своего деда?


   Мария Антуанетта держала мать в курсе своих достижений в супружеской постели. И вот 22 июля 1773 года в Компьене свершилось чудо: перед тем как отправиться на охоту, Людовик Август протрубил победу. Наконец он добился успеха! Он поспешил объявить эту новость королю, который, испытывая облегчение и радость, от всей души расцеловал его. Первый порог был преодолен. Но о ребенке все еще не было и речи. За это время женился граф де Прованс, а затем граф д'Артуа. Теперь в Версале оказалось три женатых принца. Вновь потянулась череда прогулок, выездов на охоту, балов и спектаклей. Мария Антуанетта все еще находилась в ожидании, опасаясь, как бы ее невестки не произвели на свет потомство раньше. Но, несмотря на одолевавшие ее сомнения, она не отчаивалась.

   «А ребенок? Когда же у меня будет ребенок?»

   Казалось, она пыталась заглянуть в будущее.

   Королева Франции…


   К счастью, она всегда находила опору в лице графа де Мерси-Аржанто, посла Австрии, своего наставника и покровителя с момента прибытия во Францию. Мария Антуанетта делилась с ним почти всеми секретами. Хорошо разбираясь в политике, он оказывал ей тысячи услуг. Он ей всегда будет помогать. Кроме того, кончина Людовика XV имела еще одно положительное последствие. Мадам Дюбарри в Версале больше не появлялась. Война между двумя женщинами длилась очень долго. В этом отношении шалости Папочки-Короля выводили Марию Антуанетту из себя. Привыкшая к австрийским добродетелям и строгости нравов, крошечная фарфоровая куколка в течение пяти лет оказывала сопротивление скандальной одалиске. Но теперь вражеские препоны исчезли. По приказу умирающего короля графиня покинула Версаль, и королевой стала Мария Антуанетта. Возможно, ей удастся отделаться и от д'Эгийона, который никогда не скрывал своей оппозиции по отношению к австрийскому альянсу, и уговорить своего супруга приблизить к себе Шуазеля.

   Да, школа была нелегкой.

   Она улыбнулась. «Ну, сейчас все в моих руках».

   Она вернулась к письменному столу, чтобы продолжить письмо. Ей столь о многом надо подумать! Но она уже знает, как пользоваться своим положением. Вернувшись в Версаль, она сразу же возьмет в свои руки организацию развлечений, балов, прогулок и празднеств. На это у нее хватит таланта. Она станет первой красавицей, первой дамой, примером для Франции и всего света, она придаст этому королевству подобающие ему искрометность, блеск и сияние. Версаль! Ее мать в Вене будет гордиться ею! Она превратит эту жизнь в праздник, а не в крестный путь. Ей хотелось смеяться, ошеломить Францию и увлечь ее за собой в танце! Она почувствовала, как ее щечки разгорелись.

   А в голове ее продолжал звучать голос: «Королева! Королева Франции!»


   «Так дерзнем же… Надо дерзнуть».

   На другом конце поместья Шуази Людовик Август, глубоко утопая в кресле, тоже воспользовался несколькими мгновениями покоя, чтобы предаться размышлениям. То, что он находился здесь, в знакомом окружении, давало ему неимоверное облегчение. Он решил пойти на риск, позволив тетушкам последовать за ним; они провели долгие часы у постели своего отца и могли заразиться от него. Но Людовик любил их и считал важным быть вместе в эти дни траура. И все-таки ему не удавалось подавить тревогу. Как он жалел, что раньше не интересовался делами своего деда! Почему дед не настаивал на том, чтобы он приходил на заседания Совета? Или он всегда считал его обузой? Сегодня Людовик был невероятно уязвим. Ему следовало подтвердить свой авторитет. Министры никогда не относились к нему с особым вниманием. В этом тоже была его вина. Государственные дела наводили на него скуку. А сейчас ему надо было ими заниматься. Он не мог больше ограничиваться охотой и слесарным делом. Боязнь распространения оспы уже много дней препятствовала его встречам с важными министрами А перед ним стояла первостепенная задача: сформировать правительство.


   Он чувствовал, что ему не хватает опыта. Ему нужен был кто-нибудь, кто смог бы помочь ему разобраться в делах. В спешке вызванный Сартин упустил свой шанс. С тех пор Людовик Август в растерянности неустанно шагал взад и вперед по садам, сложив руки за спиной, устремив взгляд в землю, а весь мир вопрошал, что же он собирается предпринять. Дело д'Эгийона казалось более или менее решенным. Он был союзником графини Дюбарри, что создавало дополнительные трудности. Он также знал, что Мария Антуанетта настойчиво предлагала ему Шуазеля. Сторонники Шуазеля притаились в засаде, ожидая возвращения королевской милости. Но Людовик не забыл, как Шуазель в прошлом противостоял его отцу, покойному наследному принцу, в нескольких наиболее деликатных делах. Итак, ни партия Дюбарри, ни партия Шуазеля? Бог мой, как все сложно! С кем же посоветоваться?


   Людовик – теперь его так называли, он отбросил имя Август, и к этому тоже надо было привыкнуть, – Людовик лишь отчасти доверял мнению своих братьев. Еще один раз ему пришлось обратиться к тетушкам. К нему явилась Аделаида и сообщила, что у нее находится список лиц, которых предполагалось назначить на высшие должности. По ее словам, этот список был в свое время составлен его отцом, наследным принцем Людовиком Фердинандом, сыном Людовика XV. Таким образом, он содержал лучшую из рекомендаций.


   Держа бумагу в руке, Людовик погрузился в чтение.

   В течение доли секунды в его голове опять зазвучали слова, которых он больше всего боялся.

   «Я так и не сумею этого сделать!»

   Напрасно он готовил себя к неизбежному – все произошло слишком внезапно. Одно дело представлять себя в королевской мантии, совсем другое – действительно в нее облачиться, у него перехватывало дыхание. Он сдерживал дрожь рук. Вдруг его почему-то посетило странное воспоминание.


   Это случилось во время праздника, устроенного для маленьких принцев. Организовали лотерею, по условиям которой каждый должен был подарить свой выигрыш тому, кого он больше всех любит. Королевские дети моментально получили целую груду подарков. Людовик Август наблюдал, как они бегали взад и вперед, смеялись, радостно кричали и целовались. Он стоял и смотрел на них, его руки были пусты, так как никому не пришло в голову подарить что-нибудь ему. Когда, в свою очередь, он получил игрушку, выпавшую ему по лотерее, он отказался ее кому бы то ни было отдать, предпочитая сохранить ее для себя. Его упрекнули в том, что он не соблюдает правила игры. В ответ он лишь произнес:

   – Я знаю, что меня никто не любит, и я никого не люблю, поэтому считаю, что я не должен дарить подарки.

   О нем всегда забывали.

   Почему он вспомнил этот эпизод именно сейчас?


   С некоторых пор Людовик старался оценивать себя беспристрастно. А также без эмоций. Это была нелегкая задача. У него был горбатый нос, толстые губы, тяжелый подбородок, довольно скверные зубы. Эти черты были как будто смягчены его близорукостью, которая придавала его взгляду большую Мягкость и нежность. Он знал, что его голос называли гнусавым и что иногда он становился даже писклявым. Из-за лишнего веса он ходил вразвалку. Но, с другой стороны, он был наделен немалой силой. На охоте он был настоящим Бурбоном, прекрасным наездником, и эта страсть превращала его в кентавра. Но хватит ли у него способностей принимать решения, делать выбор, давать направление стране, вождем которой он стал? Он сделал глубокий вздох, закатив глаза Он плохо себя чувствовал. Прокашлявшись, он встал, взял перо и обмакнул его в чернильницу.

   Он тоже писал письмо.

...

   «Сударь, несмотря на нестерпимую боль, которую я разделяю со всем королевством, мне необходимо выполнять свой долг Я король: в этом слове заключены мои обязанности, но мне всего лишь двадцать лет. Не думаю, что мне удалось получить все необходимые знания. Более того, я не имею доступа ни к одному министру, так как все они находились вместе с королем во время его болезни. Я всегда слышал о Вашей порядочности и о заслуженной репутации человека, знающего толк в делах. Поэтому я покорно прошу Вас помочь мне советом и поделиться знаниями. Буду Вам чрезвычайно признателен, если Вы приедете при первой же возможности в Шуази, где я встречу Вас с преогромным удовольствием…»

   Да, ему нужен был наставник, который был бы одновременно и премьер-министром, и самым верным его слугой. Он еще раз помедлил и пересмотрел список потенциальных кандидатов. Кардинал де Берни? Не могло быть и речи о том, чтобы вызвать соратника «мадам Шлюхи», как Людовик Август и его тетушки в свое время называли Помпадур. Машо? Почему бы и нет? Попавший в опалу при Людовике XV, он благожелательно относился к финансовому равноправию и был готов пресечь злоупотребления. Несмотря на свои семьдесят три года, он был полон энергии. У него наверняка есть программа развития Франции. Он сможет консолидировать финансы. Разумеется, он ограничит привилегии, и часть дворян вступит с ним в борьбу. Но, может, в результате у монархии откроется второе дыхание.


   Еще раз сделав вдох, Людовик XVI в последний раз взглянул на список. В нем было обведено имя Машо.

   Гонца отправили через час.

   Судьба распорядилась так, что, пустившись галопом, он потерял шпору.

   Ему пришлось вернуться в Шуази.


   Тем временем Людовик передумал. Ему на ум пришел некто иной. Тот, кто также был министром его покойного дедушки и тоже оказался в немилости из-за иронических замечаний в адрес Помпадур, сделанных в 1740 году. С тех пор этот человек находился в ссылке в Поншартрене, недалеко от Версаля. Он был уже в возрасте, но знал все тонкости управления. Приветливый и опытный, он сумел остаться в стороне от последних скандалов. Одновременно решительный и скромный, он, безусловно, разделит с новым монархом тяжелое бремя. И Мария Антуанетта не будет этому противиться. Уступив Аделаиде, ратовавшей за него, Людовик XVI изменил свое решение.

   В списке теперь было обведено другое имя.

   Морпа.

   С ним все будет спокойнее.

   Король велел позвать королеву, чтобы она передала эту новость его тетушкам.

   Гонец вновь отправился в путь.

   Людовик XVI вздохнул. Теперь надо было заниматься оставшейся частью правительства.

   Морпа поможет ему, если, согласился.

   Дерзнем… Нужно дерзнуть, черт побери!


   В этот момент дворовый мальчик Гимар попросил аудиенции по рекомендации почтового интенданта Оньи. Почему обыкновенный мальчишка вдруг попросил о встрече с ним, да еще с такой настойчивостью и по рекомендации такого высокого покровителя? Он утверждал, что имеет при себе письмо чрезвычайной важности, в котором говорится о неотложных делах. Все это показалось Людовику довольно странным.

   И все-таки он его принял.

   Гимар передал ему запечатанное письмо. Оно было подписано графом Шарлем де Брогли.

   Пальцами и ножиком для разрезания бумаги он принялся распечатывать письмо.

   «Но… О чем же оно?»

   О существовании Черного кабинета.

   Правда о двадцати восьми годах параллельной дипломатии, которой занимался его покойный дед.

   Тайная королевская служба.

   В смятении Людовик XVI узнавал о самом невероятном.

По следам смерти

   Оранжерея Версаля

   Оранжерея походила на маленький собор. Это симпатичное строение располагалось напротив партера Ленотра. Длинная центральная галерея, ориентированная к югу, была с двух флангов охвачена боковыми галереями, расположенными под лестницей Ста Ступеней. Весь ансамбль, освещенный большими окнами, как в футляр, заключал нижние партеры. Ленотр хотел воссоздать «вечную весну сада Гесперид». В середине находился большой круглый бассейн, окруженный шестью секциями газонов. Зимой оранжерея защищала от изморози более тысячи деревьев в кадках, которые делали ее похожей на лес. В хорошее время года, как сейчас, например, они находились в нижнем партере площадью в три гектара, являясь его единственным украшением.


   Пьетро и шеф Тайной службы пробрались в самую гущу этой растительности. Вокруг них в гармоничных сочетаниях цвели апельсиновые деревья из Португалии, Испании и Италии, лимонные и гранатовые деревья, олеандры и сотни цитрусовых. Шарообразно подстриженные, они были втиснуты в деревянные ящики, устройство которых не менялось с XVII века. Брогли с венецианцем прошли перед брошенной коляской и скрылись под сводами галереи.

   Далее, на солнце, балюстрада, расположенная с южной стороны партера, выходила на дорогу, ведущую в Сен-Сир, на противоположной стороне которой находился пруд Швейцарцев.

   Пьетро оглянулся вокруг.

   «Вечная весна сада Гесперид», – подумал он.


   – Виравольта, мне было необходимо увидеться с вами.

   – Ну что ж, я к вашим услугам. Вы не могли попасться мне в более удобный момент. Я уже было собирался ехать к вам в Рюффек.

   Перед венецианцем стоял Шарль Франсуа де Брогли, облаченный в темно-синий камзол с длинными рукавами и крылышками на обшлагах. Он убрал платок из-под шляпы. С минуту Пьетро вглядывался в это лицо с четко очерченными бровями, со свидетельствующими о пережитом морщинами на лбу и в уголках глаз, с тонкими губами. Де Брогли! Дальний наследник первых французских разведывательных служб. Созданные при Людовике XIII и в прошлом подчинявшиеся кардиналу Ришелье и его преосвященству отцу Жозефу, хитрому капуцину, службы раньше уже использовали многочисленных агентов, слава которых до сих пор не померкла, таких как барон Геркюль де Шарнасе или Франсуа Ланглуа, бывший кюре Сен-Жермен-л'Оксерруа. На счету самой первой агентуры были многочисленные подвиги, например, она спасла Ла Рошель от нападения морского экспедиционного корпуса, а в июле 1640 года нанесла удар испанскому флоту у мыса Сен-Винсент. Хотя службы частично утратили свое значение при Людовике XIV, несмотря на энергичное руководство, осуществляемое одним из самых великих генерал-лейтенантов полиции Ла Рейни, их деятельность продолжалась. Получило толчок развитие шифрования, после того как отец и сын Россинели ввели в употребление «великий шифр», систему кодирования, неизменно сбивавшую с толку противника. Были организованы миссии морского шпионажа в интересах торговли Франции с заморскими странами. С появлением Шарля де Брогли и созданием Королевской тайной службы шпионаж вышел на новый уровень, став делом высокопоставленных специалистов, в распоряжении которых находились абсолютно преданные люди. К сожалению, они yе смогли предотвратить катастрофическую Семилетнюю войну или утрату Канады.

   А сегодня Брогли, как и д'Эгийон, находился в крайне щекотливом положении.


   Казалось, он был в напряжении. Пьетро ждал объяснений.

   – Я приехал, Виравольта, потому что и мне нужно было переговорить с вами кое о чем. Ax! Эта ссылка невыносима! Вы же знаете, двор никогда особенно не жаловал мою семью… При покойном наследнике у нас хотя бы был могущественный союзник. Мой дядя, аббат де Брогли, имел солидное влияние как на него, так и на супругу наследника! Если бы не этот проклятый туберкулез, я бы уже давно получил помилование! Аббат хотел устроить моего брата в военное министерство, а меня в министерство иностранных дел…

   – Возможно, еще не все потеряно. Но скажите: что происходит с Тайной службой?

   Шарль де Брогли вздохнул и начал шагать взад и вперед с раздраженным видом.

   – Что с ней происходит? Боже мой, понятия не имею! Что предпримет Людовик? Пока д'Эгийон еще на месте! Кстати…

   Он остановился и, прищурившись, взглянул на Черную Орхидею.

   – …он вас вызывал?

   Пьетро немного помедлил, затем решил вести чистую игру.

   – Да. Его тоже беспокоит создавшаяся ситуация, что вас вряд ли удивит… С отъездом Дюбарри он опасается, что его Дни сочтены, как и ваши.

   – Как и мои, действительно! Представим себе, что д'Эгийон выйдет из правительства. Уж не Шуазель ли займет его место? Он всегда пользовался уважением короля и особенно королевы!.. Австрийский альянс – это он! Я уже двадцать лет тщетно повторяю, что я против него ничего не имею, Мария Антуанетта не желает этого слышать! Все, что я требовал, Виравольта, это паритет – никаких прав без обязанностей! Вместо этого Франция малодушно во всем согласилась с Марией Терезией, и мы ничего не предприняли, когда она торжествовала, разгромив Польшу! Вот что произошло! А этот злобный наперсник Мерси-Аржанто, который целыми днями только и делает, что журит королеву! Он мне не позволит и шагу ступить! А она и подавно! В чем состоит ее влияние на короля? Вот в чем вопрос. И что он собирается предпринять? Что же он предпримет?


   Пьетро слушал эту обличительную речь метавшегося из стороны в сторону Шарля де Брогли.

   – Мой выбор – между д'Эгийоном, которому я обязан роспуском Тайной службы и Бастилией, и кланом Шуазеля, который охотно отправит меня в самое пекло! Д'Эгийон все сделал, чтобы меня скомпрометировать… К тому же я желал бы знать, какую роль в этом сыграли вы!

   Брогли недоверчиво указал на Пьетро пальцем.

   – Я никогда не сообщал герцогу что бы то ни было о деятельности Тайной службы, и вы это хорошо знаете, – спокойно произнес Пьетро. – Я был верен вам и его величеству. Вы не забыли, что за услуги я оказал вам в ситуации, которая, напомню, была весьма щекотливой. Я выполнял как официальные, так и тайные обязанности с одинаковым усердием. И наконец, не судите преждевременно о решении короля относительно того, вернутся ли к работе те или другие. Возможно, ничего не выйдет ни у сторонников д'Эгийона, ни Шуазеля. Но обратимся к агентам…

   – Что сообщил вам герцог во время вашей встречи?

   – Он поручил мне еще одно дело. Особую миссию. И заявил, что готов сотрудничать с нами в процессе ее исполнения, если возникнет необходимость! Как бы ни сложилось, мы не можем сидеть сложа руки. Что-то замышляется. Что вам известно о Баснописце?

   – Сообщите мне, что именно известно д'Эгийону… и я вам расскажу.

   – До него дошли слухи о серии убийств, и он беспокоится. Беккарио по кличке Барон был убит в Со, когда он ужинал в таверне. Фанфрелюш, Бубновый Король – в Треве. Мадам Буареми по прозвищу Змея – после романтического свидания в Эпине. Манергю по кличке Метеор – в Лондоне. Что же происходит?

   – Все это, увы, именно так, Виравольта. Дело приняло такой оборот, что, как мне кажется, может загнать д'Эгийона в тупик.

   – Он также весьма обеспокоен и боится, как бы опасность не оказалась более серьезной, чем нам представляется. Король скончался, Людовик Шестнадцатый совсем не разбирается в делах, а мы оказались в уязвимом положении. Герцог подозревает как происки иностранных врагов, так и подрывную деятельность внутри самой Тайной службы. Вот почему ему нужны и вы, и я. Шарль, как Баснописцу стало известно о нас? Существует ли список наших имен? Или была перехвачена какая-нибудь зашифрованная депеша, здесь или где-нибудь в ином месте? В Лондоне или в Вене?

   Шарль нахмурился.

   – Ну, в этом отношении мы с вами тоже оказываемся под подозрением, Виравольта.

   – И представьте себе, этот факт не ускользнул от внимания герцога. Поэтому он надеется, что мы истолкуем его жест как знак доверия, хотя, признаюсь, при других обстоятельствах нам следовало бы относиться к этому с некоторым опасением.

   – Тайная служба существует двадцать восемь лет, Виравольта. Возможно, кто-то из нас терпеливо собирал информацию, чтобы воспользоваться ею в подходящий момент. Внутри нашей сети агенты изолированы друг от друга, но никакие перегородки не устоят перед прозорливостью и упорством, нам это известно лучше, чем кому бы то ни было. Вы лично знаете многих из моих агентов.

   – Вот именно… а другие? Д'Огни, Верженн, д'Эон, Бретей? Они предупреждены? Стоит ли их предупредить? Владеют ли они информацией?

   Шарль посмотрел Виравольте прямо в глаза.

   – Я тоже веду расследование, можете не сомневаться.

   – Мы знаем, что троим служащим парфюмерного магазина Фаржона, придворного поставщика, стало известно, кто такой Баснописец и к чему он стремится. Хотя все они были убиты, в этом есть завязка, начало пути. Батист Ланскене…

   – Да, один из мелких осведомителей, я знаю…

   – Очевидно, он узнал правду. Как и Розетта, а также так называемый Жаба. Духи, с помощью которых был убит Батист, включали странные ингредиенты. А эти басни, сопровождающие каждое убийство…

   Говоря это, Пьетро показал ему листок, на который он переписал указанные басни.

   Брогли взял листок, поднял бровь и резким жестом вернул его Пьетро.

   – И всем нам достались роли зверей.

   – Десять басен, не считая тех, которые уже были использованы для других. Десять последних, специально отобранных, чтобы привлечь мое внимание, прощальный букет, скорее всего. Из них остается семь.

   – И он их выбрал лично для вас. Почему?

   – Потому что я убил… его вдохновителя, первого Баснописца, по всей видимости. Аббата Жака де Марсия.

   – Но кем же он ему приходился? Старшим братом. Отцом?

   – Аббат?… В конце концов, это возможно. Послушайте, мы должны найти в архивах Тайной службы все, что нам удалось собрать о первом Баснописце. Может быть, расследование было проведено слишком поспешно. Покопайтесь в старых делах, вновь откройте дело Сен-Медара. Что касается духов, то это совсем непонятно. Что он ищет, в конце концов? Я только что допрашивал некоего нормандца, королевского садовника, и…


   Вдруг Виравольта замолк.

   Лилия, асфодель, белладонна, аронник, болотный ирис базилик.

   Роза и лилия. Противостояние двух держав. Двух коронованных особ. Асфодель – цветок мертвых героев. Белладонна – яд, посвященный Парке, перерезающей нить судьбы. Аронник – западня. Болотный ирис – для великого шабаша Баснописца. Все это присыпано базиликом – ненавистью.

   «Ищи смерти аромат».


   – Все ясно. В этом и заключается послание, – произнес Пьетро.

   – Прошу прощения? – переспросил граф.

   – Кто-то… – начал Пьетро. – Кто-то затаил злобу на короля и королеву. И не только… Но и на всю монархию.

   Он замер, убежденный в правильности своего открытия.

   – Просто-напросто кто-то хочет уничтожить сам режим. Враг может быть как внутренним, так и внешним. Война двух держав…

   Он поднял взор на Шарля.

   – Лилия и роза. Франция и… Англия.

   – Англия? – удивился Шарль. – Боже мой, как это пришло вам в голову?

   – Интуиция, – сказал Пьетро. – Разузнайте со своей стороны. В этом нет ничего невозможного. Баснописец – сумасшедший, нет сомнений, что цель у него личная – месть! Но, может быть, он не одинок. А вдруг он содействует… более обширному заговору? И его используют в политических целях? Возможно, и судьба первого Баснописца была именно такой…


   После минутной растерянности Шарль погрузился в раздумья. Глядя на его озабоченное лицо, Виравольта угадал напряженную работу мысли; угадал, как он пытается сложить в стройную картину все то множество сведений, центром, сердцевиной и вместилищем которых он был.

   – Вот как мы поступим, Виравольта. Что касается меня, первое, что нам следует определить, – получим мы поддержку короля или нет. Тайную службу надо спасти! Я только что направил письмо его величеству. Нет, я в нем отнюдь не распространяюсь об оказанных за двадцать восемь лет услугах, хотя и мог бы, черт побери! – Он снова разозлился и занервничал. – Я напоминаю ему, что эта миссия была мне поручена королем, его дедом – и на это я хочу обратить особое внимание, несмотря на мою скромность! Смотрите, Виравольта, как честен я был. Я сам предложил проинформировать Шуазеля, а затем и д'Эгийона о существовании Черного кабинета. Это он отказался! Он сам! Король! А!

   – Мне об этом хорошо известно.

   – Д'Эгийон и Дюбарри преследовали меня. Это правда! Потом Бастилия и моя ссылка. Но его величество только и думал, как бы меня оградить… Я продолжал пользоваться его доверием, а сейчас я в западне! Он хотел, чтобы Тайная служба продолжала функционировать, Виравольта. Все это крайне затруднительно, так как обо всем этом мне нужно доложить новому королю. Рапорты от агентов, находящихся за границей, будут приходить в Версаль. Он ничего в них не поймет! Так что я жду его распоряжений, без которых я даже не знаю, продолжаем ли мы существовать. Какой ошибкой было бы не воспользоваться в данный момент нашими услугами!

   – Безусловно, – согласился Пьетро.

   – Нам нужно действовать. А для этого мне требуется больше, чем интуиция. Мне нужны доказательства! Послушайте. Я говорил с Сартином и созвал на завтра небольшое собрание с двумя или тремя вашими… собратьями. Все они, впрочем, в тот или иной момент выполняли задания в Лондоне. Возможно, у них будет ценная информация. Они в курсе пpоиcxoдящeгo, но никогда раньше не встречались. Пока мы ждем решения короля, мы должны помогать друг другу. Я назначил им встречу в этом парижском кафе… «Прокоп». Вы должны его знать.

   – Да, я там бывал.

   – Так будьте там завтра в семнадцать часов, Виравольта.

   – А вы сами там будете?

   – Никак нет. У меня слишком много других дел. Особенно после того, что вы мне рассказали.

   Бросив быстрые взгляды направо и налево, Шарль натянул платок на лицо. Одновременно он закутался в свое манто… и достал из него странную книжечку.

   – Англичане! Этого только не хватало! Ситуация, возможно, более серьезная, чем мы предполагаем. Я тоже получил сообщение Баснописца, представьте себе.

   – Каким образом?

   – В Рюффеке. Но как ни странно… это послание предназначалось для вас.

   Пьетро не верил своим ушам. Он посмотрел на книжечку.

   На ней было написано: «Путеводитель по версальским садам».

   Виравольта поднял на Брогли вопросительный взгляд.

   – Это… королевский путеводитель, Виравольта. Вы никогда о нем не слышали? Текст был написан самим великим королем Людовиком Четырнадцатым. Это приглашение на прогулку по садам. По самым красивым садам в мире, разумеется. Он предлагает маршрут для ознакомления с очаровательными пейзажами. Там можно было столько всего осматривать, что он составил путеводитель… в 1689 году. Впрочем, он его еще четыре или пять раз редактировал… Это недатированная версия.

   Пьетро взял книжечку, толком не понимая, о чем идет речь.

   – Но кто… как… Что мне с этим делать?…

   – Баснописец приглашает вас на прогулку!


   Пьетро раскрыл брошюрку. И в самом деле, под заголовком – «Путеводитель по версальским садам» – он обнаружил несколько стихов, написанных, по всей видимости, почерком врага, продолжавшего потакать своей природной склонности и своему докучливому влечению к написанию эпиграмм и иных иронических стишков.


Я, Виравольта, здесь опять.
Угодно ли со мною поиграть?
И аромата вместе путь пройти!
Запоминай: в садах за мной иди
Ты в сердцевину аллегорий
И в том театре ты меня найди.

   – Он нас водит за нос по этому пути аромата, – сквозь зубы пробормотал Виравольта.

   – Я в этом ничего не понимаю. Но идите по следу, Виравольта! Продолжайте резвиться с вашими цветочками, пока я пытаюсь спасти Тайную службу!

   Пьетро с невозмутимым видом положил книжицу в карман.

   – Увидим, куда он вас приведет. И не забудьте о «Прокопе» завтра. Ну а я займусь королем и нашими делами. Я помогу вам по мере сил, как смогу. Мы будем поддерживать контакт через д'Огни, при помощи шифра. До свиданья, Виравольта. И прошу вас… Кем бы он ни был, найдите его! Если вам это не удастся, то вся система рухнет! И Тайная служба! И я сам!.. – Прошелестев своей одеждой, он повернулся. – И вы по той же причине.


   Пьетро поспешно вернулся к дворцу. Он стоял лицом к садам, перелистывая брошюру. Баснописец и «король-солнце» приглашали его незамедлительно приступить к прогулке, начиная с той террасы, где он находился.


   И в самом деле, мир садов представлял собой мир иллюзий, намеков, соответствий, аллегорий. Карта Страны Нежности. Пьетро не смог бы объяснить, почему он вдруг об этом подумал. Страна Нежности, омываемая с запада Морем Интимности, с востока Озером Безразличия, с севера Опасным Морем, отделявшим ее от Terra Incognita,[23] Страны Страстной Любви. Нежность и три ее города, Нежность-Уважение, Нежность-Склонность, Нежность-Признание… По знаменитой карте страстей Мадлены де Скюдери можно было пройти от Новой Дружбы к Любезности, Подчинению, Мелким Услугам, Чувствительности, Нежности, Послушанию и Доверительной Дружбе; или же направиться через Небрежность, Теплоту, Легкость и Забвение, чтобы попасть к Озеру Равнодушия… «Да, конечно, – говорил себе Пьетро, – подходящие как для помпезности, так и для меланхолии, как для эротических соблазнов, так и для одиноких размышлений, версальские сады были чем-то вроде Карты Нежности! Все здесь было погружено в самолюбование; все было ухожено, укрощено для того, чтобы доставлять радость взору: подстриженные лужайки и мягкие газоны, сплетение аллей и кружево самшитовых деревьев, перемежающихся тисовыми, громадные цветочные куртины, окруженные статуями и фонтанами…»


   Виравольта поднял глаза.

   Он снова подумал о цветах, составляющих духи.

   Заговор. Заговор против короля и королевы. Против королевства.

   Роза и лилия… В центре – орхидея!

   С путеводителем в руках он начал свой поединок с версальскими садами.

Прогулка по версальским садам

   Партер Латоны, ось север-юг

   Лабиринт, Зеленый кабинет

   Начав с террас, Пьетро по приглашению Баснописца и Людовика XIV сосредоточился на брошюре.

   «Путеводитель по версальским садам».

   Стать восприимчивым к символам – вот путь, который приведет его к Баснописцу, поскольку последний мыслил символами, и нить метафор станет и нитью его расследования – его золотой нитью, нитью Ариадны. Нужно было научиться думать как он, идти с ним в ногу, говорить на его языке.

   «Неужели я брежу? Или меня именно к этому и ведет Сумасшедший рассказчик?»

   Он послюнил палец, опустил глаза, раскрыл книжечку и погрузился в прозу «короля-солнца».

   «Путеводитель по версальским садам».

   Его приглашение к путешествию.

   Он нахмурился и покачал головой.

...

   «1. Выйдя из дворца через вестибюль Мраморного двора, направляйтесь на террасу, остановитесь и сверху осмотрите расположение партеров, бассейнов и фонтанов».

   Справа, на террасе, Пьетро мог полюбоваться вазой Войны.

   А слева вазой Мира.

   Следуй за призраком Короля.


   Венецианец перевел взгляд с одной вазы на другую. Он двинулся вперед. Гуляющему предлагалось зигзагом спуститься по ступенькам между ними. Буря и гавань. Ведь так и жизнь, несмотря на все сомнения, трудности и неуверенность, пролагала себе путь между битвами и перемириями. Однако Пьетро догадывался, что мысль Баснописца заключалась не только в этом. Он также говорил ему, что в зависимости от природы его поступков на него самого, может быть, ляжет ответственность за втягивание королевства в Войну или за поддержание Мира. «Уверен ли ты, что хочешь объявить мне войну? – казалось, спрашивал он своего противника. – А почему бы не вступить в союз и не присоединиться ко мне?» Баснописец предлагал ему шанс примкнуть к нему или выйти из игры. Одним этим предписанием – «Выбирай!» – Баснописец уже объявлял о своем проекте, в котором крылась угроза. Он извергнет молнию или предотвратит ее удар. Это больше не было обычной прогулкой, но духовным восхождением и, как Пьетро догадывался, полем боя.

   Он спустился по ступенькам.

   Призрак Людовика XIV продолжал свой рассказ.

...

   «2. Затем следуйте прямо к Латоне и остановитесь, чтобы осмотреть ее, а также ящериц, пандусы, статуи, Королевскую аллею, Аполлона, канал, а затем повернитесь и посмотрите на партер и дворец».

   Неподалеку располагался партер Латоны, на котором находился наиболее импозантный фонтан сада, дворцовый шедевр. Создателя его скульптурной части вдохновили «Метаморфозы» Овидия. Пьетро попытался вспомнить эту древнюю историю. Латона, мать Дианы и Аполлона, одна из жен Юпитера, была изгнана с Олимпа Юноной, которая не мог простить неверности своего божественного супруга. Скитаясь по Земле вместе с детьми, Латона попыталась получит помощь от крестьян Ликии… но тщетно. Она воззвала к Юпитеру, который отомстил за нее, превратив эгоистичных крестьян в жаб и лягушек. По этой причине в бассейне фонтана находилось несколько земноводных, а также черепах. Они образовывали вокруг Латоны и ее детей нечто вроде хора отчаявшихся, навечно отторгнутых от Духа, Правды и Красоты. Открыв пасть и взирая на небеса, они вместе вопили: «Будьте милосердны, откройте другим свое сердце, иначе вас постигнет метаморфоза!»


   Итак, смысл мифа был Пьетро ясен. Эти партеры находились как раз на пересечении дорожек, о которых говорил ему садовник. На этом перекрестке венецианец угадал и еще кое-что: речь шла о саде, в котором Парки пряли нити судеб. Его собственная судьба как будто оказалась на распутье. Он вспомнил о том, что сказал нормандец: «Эти сады суть леса символов! Они говорят с нами, господин де Лансаль! Они обладают моральным смыслом…»

   Пьетро вздохнул. «По какому пути мне направиться?»


   На север вел путь труда, обязанностей, творчества. На юг – путь удовольствий, которые могли обернуться великими иллюзиями. Прямо напротив была Королевская аллея, Прямой Путь, конечно, тот, который следовало избрать. Бесконечный и прекрасный, отчасти грустный и суровый, он располагался напротив дворца. Это был путь честного человека. Развернутая к водным резервуарам, его грандиозная прямолинейная перспектива простиралась до самого горизонта, не отклоняясь, не рассеиваясь, не исчезая. Получив наставление от Лаокоона, подвергнутого наказанию в окружении его сыновей, заблудшая душа понимала, что следовало остерегаться дьявола. Глядя на Венеру, которая сушила волосы, – а в них всем дугами сверкали капли воды, – душа получала подтверждение своего выбора в пользу новой жизни любви и света. Так сменяли друг друга геометрические, полные смысла линии, ведущие к внушительной купальне Аполлона.


   Этот полукруглый бассейн, открытый в бесконечность, окруженный беседками и статуями, был пунктом пересечения всех дорожек. В самой сердцевине фонтана вставали на дыбы, выплескивая водные струи, великолепные кони божественной колесницы. Аполлон в окружении дельфинов являлся в апофеозе, олицетворяя образ ежедневно восходящего солнца, что, конечно, было и намеком на «короля-солнце». Он поднимался из сверкающих каскадов под знаком трех лилий, обозначающих Избранника, и это было славное богоявление, в обрамлении двадцати восьми струй, открытое на все четыре стороны света, под аккомпанемент четырех охотничьих рогов, трубящих миру о его пришествии… А ниже ровная прохладная поверхность Большого канала, обрамленного уходящими вдаль рядами деревьев, увлекала взор в совершенную, безмятежную перспективу, подобную окну, раскрытому к горизонту…


   Пьетро прищурился, затем взглянул на стихотворение Баснописца и на королевский путеводитель.

   Он пошел дальше. Под ногами хрустел песок. У него было странное ощущение, как будто он связан с землей какой-то тайной, которая укореняла его, приводила его в соприкосновение с земной утробой, с этими садами и их растительностью.

   Он продолжал двигаться вперед; на пути ему встретился швейцарский гвардеец. В почти пустом парке эта встреча показалась необычайной и таинственной. Солдат облокотился на свое ружье, его глаза были закрыты, он казался почти мертвым. Его можно было принять за одну из статуй, которыми был усеян весь сад, и не хватало лишь, чтобы самшитовые ветви или плющ оплели его, завершив процесс его окаменения.

   Пьетро молча прошел на расстоянии нескольких метров от солдата.

   Он продолжил свою прогулку.

...

   «3. Затем поверните налево и пройдите между сфинксами; по пути остановитесь перед кабинетом, чтобы полюбоваться водометной струей и водной гладью; поравнявшись со сфинксами, полюбуйтесь южным партером, а затем идите прямо на крышу оранжереи, откуда открывается вид на Оранжерейный партер и озеро Швейцарцев».

   Вот оно. Доверься мне… Следуй за мной.

   Повернув налево, лицом к садовому комплексу, у выхода из дворца можно было попасть в запретную аллею. Ось север-юг, о которой ему говорил садовник. Ось отверженного Богом. У входа друг напротив друга располагались два сфинкса. Крылатый ребенок, взобравшийся верхом на одного из них, казалось, отталкивал Пьетро правой рукой: «Не ходи туда!» Ребенок на спине сфинкса пытался увлечь его на правильный путь. Сфинксы, украшенные каменными херувимами, возникли перед ним как две загадки. Не ошибись в выборе Пути. Однако именно на этот путь приглашал его Баснописец. Этот ребус во французском регулярном саду. эта западня из символов с каждым шагом захлопывалась все больше. Он понял, что Баснописец не просто предлагал ему какую-то историю, но стремился передать ему свое видение, погрузиться вместе с ним в иную реальность. «Входи, иди ко мне, в мой театр, в мои декорации», – как будто говорил он. Пьетро позволил вывести себя на арену. У него было такое ощущение, как будто он постепенно приходит к смутному осознанию чего-то; и он знал, что разгадка ждет его там, под покровом тени – там, в конце пути.

   Пусть тебя ведут символы. И твое колдовское воображение.

   И я стану твоим Колдуном.

   Здесь ты находишься в Моем царстве.

   Пьетро спрашивал себя, не сошел ли он уже с ума, не стал ли слепцом, не потерялся ли, созерцая абстрактные светила. На пороге разгадки тайны его вновь охватило беспокойство. Сейчас он шел по тисовой аллее Южного партера; деревья были посажены группами по шесть – число дьявола. А сами тисы символизировали смерть! Если он продолжит идти по этому пути, он достигнет оранжереи. В сладком оцепенении этого геометрического рая, удаленного от действительности, он затеряется в игре теорем и абстрактных форм, утонет в блаженном созерцании беспредметных интеллектуальных построений. Здесь Баснописец представал в своем подлинном обличье: он был лишь постановщиком, убийцей – Баснописец был безумцем, но в то же время и моралистом. По ту сторону оранжереи восторженный посетитель закончит свою жизнь в озере Швейцарцев, в иллюзии тщетных утопий и искусственного рая. В отдалении каменный Марк Курций[24] бросался в пламя. Пьетро оглянулся на пройденный им путь: террасы, вазы, сфинксы. С другой стороны: оранжерея, озеро, Марк Курций. Ось север-юг: 666 туазов,[25] ось Зла! Он оглянулся, затем снова посмотрел вперед.

   Как некогда в Венеции, он проходил мимо Люцифера.

   Мы приближаемся.

   Пусть тебя ведет Баснописец.

...

   «4. Поверните направо, пройдите между бронзовым Аполлоном и Лантеном и остановитесь у выступающего флигеля, откуда можно увидеть Вакха и Сатурна.

   5. Спуститесь по правому пандусу оранжереи, пройдите по апельсиновой роще, затем прямо к фонтану, откуда можно полюбоваться на оранжерею. Идите в аллею больших апельсиновых деревьев, затем в крытую оранжерею…»

   Здесь король предлагал свернуть.

   Баснописец покидал ось иллюзорных удовольствий и бесплодных мечтаний. Он брал венецианца за руку, чтобы заставить его свернуть к западу, на путь честного человека, но не по прямой, возвышенной перспективе, ясной и элегантной, которую Пьетро обозревал, стоя на террасе. Нет, здесь был поперечный путь. Баснописец продолжал плести свою паутину, свое создание, и Пьетро следовал за ним, наполовину подчиняясь, наполовину соглашаясь, движимый инстинктом в той же мере, что и разумом.

   «Куда же ты меня ведешь? В какое святилище, в какую империю, если не в свою собственную?» – думал он.


   Обойдя сфинксов сзади, он пошел вдоль террас по направлению к Зеркальным бассейнам. Эти резервуары продолжали удивительную Зеркальную галерею, олицетворяя глубину души, порог раздумий. Они отражали как движения неба и светил, так и движения сердца. Зеркальные бассейны приглашали на внутреннюю прогулку, призывали вернуться к себе. В этом саду они шепотом звали в вечность, но водные струи напоминали о земном времени и о времени, текущем сквозь путаницу человеческих эмоций. И вдруг Пьетро начал догадываться – он боялся понять, в какое место его столь решительно завлекали.

...

   «…и выйдите через вестибюль со стороны Лабиринта».

   Перед тем как войти, он остановился.

   Грабы, посаженные в Лабиринте, в высоту достигали более семи метров. В белой сорочке и французской куртке, с волосами, завязанными в узел на затылке, со шпагой и пистолетом на боку, Пьетро стоял как будто на пороге опасного и обманчивого царства, как Улисс на пороге мира, в котором он не мог отличить тень от света.

   Именно здесь он когда-то гнался за первым Баснописцем.

   Нить Ариадны… ведущая в Лабиринт!

   Черная Орхидея положил ладонь на эфес шпаги.

   Входит он в ад или в рай?

   В садах стояло великое безмолвие.

   Мир затаился.


   Пьетро медленно переступил порог.

   Он углубился в Лабиринт.


   Созданный в прошлом веке, этот четырехугольник густого леса, украшенный разноцветными свинцовыми статуями, уже утратил былой блеск. Однако сами его истоки были овеяны поэзией; Лабиринт был детищем Ленотра и Шарля Перро, суперинтенданта королевских строений, тоже сочинителя. Когда-то он рассказал, как Амур, сделав комплимент Аполлону по поводу красоты версальских садов, попросил разрешения обустроить этот боскет. Сам Амур, воплощавший любовь, тоже представлял собой лабиринт, в котором легко было затеряться… Пьетро прищурился. На решетке у входа виднелись изображения Амура, автора нравоучений, державшего в руках нить Ариадны, и Эзопа, автора античных басен. Этот загадочный контраст между стариком Эзопом, уродливым заикой, который мог быть олицетворением мудрости, и молодым красавцем, носителем той же идеи, добавлял лесу пущей таинственности.

   На пьедестале Эзопа была выгравирована следующая формула:


Хотел бы научить вас мудрости
Я с помощью родных моих зверей,
Что полны ловкости и хитрости, —
Портрета нравов ваших нет живей.

   А со своего пьедестала ему вторил Амур:


Хочу, чтоб вы любили
И благонравны были;
Лишь дураки не любят —
И тем себя погубят.

   Пьетро еще раз посмотрел на них.

   Тут было еще что-то, что-то другое…

   Венецианец закусил губу и двинулся вперед.

   Подул холодный ветерок.

   Крылатый Амур пальцем указывал на вход в Лабиринт; в другой руке статуя держала нить Ариадны… и еще записку, свернутую трубочкой, которая покачивалась на ветру. Казалось, она поджидала его.

   Пьетро подошел поближе. Действительно, это была записочка.

   С минуту он рассматривал безмолвное лицо статуи с застывшей загадочной улыбкой.

   Затем он вновь посмотрел на записку, трепетавшую между пальцами Амура.

   «Игра в прятки продолжается. По крайней мере, я не ошибся… Я оказался там, где ему хотелось».

   Он медленно взял записку и развернул ее.


Имею власть я над тобой, и нет моей фантазии пределов,
Я сочиню и научу, изобрету, сотку и снова распущу,
Как невидимка-ткач, пряду я нить своих рассказов.
Я автор, Виравольта!


Тебя могу я потерять, запутать, вновь найти и сбить с пути.
В туман тебя я опущу, и извлеку, и снова так же проучу,
Ведь Баснописец я, иного не найти,
Я страж твой, Виравольта!

   Пьетро тряхнул головой и еще раз осмотрел вход в Лабиринт. «Вольно ж ему водить нас за нос. Ну что ж! Войдем и поглядим».


   Тут же на его пути попался первый фонтан. В центре бассейна находилась сова, а с обеих сторон от нее две птицы, похожие на аистов; этот искусственный птичник напоминал своего рода водный фейерверк, окруженный проволочной сеткой, похожей на веер из камыша. Это сооружение вызывало в памяти отдаленное воспоминание о знаменитой машине «Басни Эзопа», созданной в свое время Меркаде и Балленом. Весь боскет, казалось, представлял собой книгу басен. У Пьетро пересохло во рту. Он двинулся дальше.


   Он шел по Лабиринту. Внутри него на каждом перекрестке находился фонтан. Грабы бросали тень на аллеи, которые пересекались в тридцати девяти местах. У каждого фонтана был особый бассейн, выложенный изящным рокайлем[26] и редкими ракушками; и все были украшены различными фигурами животных, олицетворяющими сюжет какой-либо из сказок Эзопа, в том порядке, который установили Перро и Ленотр.

...

   I. Герцог и птицы

   II. Петухи и куропатка

   III. Петух и лисица

   IV. Петух и бриллиант

   V. Повешенный кот и крысы

   VI. Орел и лиса

   Басни эти были отобраны исключительно по желанию художников, просто потому что они показались им подходящим предлогом для фантазий. Разные фонтаны иллюстрировали изречения, представленные поэтом Исааком де Бенсерадом в виде четверостиший и выгравированные золотыми буквами; в свое время они предназначались для обучения наследника.


   Пьетро проскользнул под трельяжную решетку. Вокруг него резвились представители бестиария, переговариваясь внутри непроницаемой зеленой изгороди. Венецианец проходил мимо птиц, обезьян и петухов, мимо курицы и дракона, крысы и лисы, журавля и соловья. Звери подражали людям, чтобы лучше обнажить их характер, их недостатки, их слабости. Они были всего лишь мертвой материей, и все же – вопреки разъедающему их мху и ползающим по ним ящерицам – они были выполнены так, что казались живыми, застывшими в соответствующей их действию позе. Их речь передавали водные струи, испускаемые ими в определенное время и придающие им видимость движения.

   Стены зелени никогда не заканчивались свободным пространством.

...

   XXI. Волк и журавль

   XXII. Коршун и птицы

   XXIII. Обезьяна-Король

   XXTV. Лиса и козел

   XXV. Совет крыс

   XXVI. Обезьяна и кот

   XXVII. Лиса и виноград

   Пьетро приближался к центру боскета – и все вокруг внезапно стало темным и таинственным, так как он думал о виршах Баснописца. У него было жуткое чувство, что за ним наблюдают и что сам Баснописец направляет течение его жизни. Сам себе он казался лишь куклой, заблудившейся в болезненной фантазии своего врага. А кем он был среди этих зверей? Пьетро Виравольта, Черная Орхидея, персонаж какой-то сказки, какой-то басни? Где его нить Ариадны? Какие трагедии, какие мистерии здесь изображены? Что хотели сказать эти басни, эти существа? Был ли в этом подлинный и окончательный смысл? Разложение? Бег времени? Продвижение к небытию? Баснописец наблюдал за своей пойманной крысой и говорил: «Со мной ты пропадешь». Пьетро углубился в Лабиринт, в узкие грабовые аллеи… Аллеи чар и колдовства.

   Да, он был почти у цели, он…

   Он застыл.

...

   XXXIV. Лисица и ворона

   XXXV. Лебедь и журавль

   XXXVI. Волк и голова

   XXXVII. Змей и еж

   XXXVIII. Утки и маленький спаниель

   XXXIX. Выход из лабиринта

   Он находился теперь в самом центре Лабиринта, в боскете, называемом Безымянным. К этому зеленому кабинету сходилось пять аллей: приглашение найти в себе стройное целое. Боскет был подобен золотому сечению этой удивительной геометрии, замковому камню свода, точке равновесия, без которой рухнет вся обманчивая структура.

   Посреди пятиугольной комнаты на полу его ждала очередная записка, повязанная красной ленточкой.

   Дрожа как в лихорадке, Пьетро поднял ее и развернул.


Мою игру ты понял, несомненно.
Не счесть фонтанов в Лабиринте,
Героев басен в каждом боскете!
Те басни могут вдохновить
Агентов тайных погубить.
Как фонтан, что бьет среди аллеи,
Встала Роза против Орхидеи.
В Лабиринте том скрещение путей,
Как скрещенье судеб и вестей.
Если в сад ко мне придешь —
В нем ты смерть свою найдешь!

   Венецианец отступил на несколько шагов. И вдруг он все понял.


   Тридцать девять перекрестков и тридцать девять фонтанов, украшенных тридцатью девятью свинцовыми статуями, расположенные по всему Лабиринту, в совокупности составляли интригу и сложный план Баснописца; боскет Эзопа был предназначен для осмотра в строго определенном порядке. Обходить его надо было не спеша, читая все надписи, чтобы извлечь из них нравоучение. Басня «Волк и Ягненок», найденная на трупе Розетты, «Лисица и Аист» на Ланскене или же «Лягушка и Вол»; не считая уж, Боже милостивый, оставшихся – «Ворона и Лисица», «Лев и Мышь». Баснописец развлекался как садовник или ландшафтный архитектор; он ткал свое полотно, вплетая в него героев и заставляя их фланировать, каждого на свой манер; он черпал вдохновение не только в баснях Лафонтена и старика Эзопа, но и в этом боскете! При помощи зверей Эзоп и Лафонтен потешались над человеческими недостатками, а таинственный Баснописец, в свою очередь, с иронией провозглашал себя их наследником! Разгуливая наобум среди этих легенд, он отбирал те, которые желал использовать для создания своего шедевра, увлекая и Пьетро в лабиринт своих выдумок и проделок.


   В недоумении Пьетро поднял глаза. «Маршрут мудрости… Он и правда очень силен».


   Когда он понял, где оказался, и увидел чудовищное зрелище, открывшееся его взору в центре Безымянного боскета во всем своем траурном великолепии, сердце замерло у него в груди.

   Через какое знание приходит мудрость?

   Кошмарный спектакль! Пьетро поднес руку ко рту, чувствуя, как что-то рвется в самой глубине его существа.

   – Ох… Нет… – пробормотал он сдавленным голосом.


   В этом зеленом зале висел Ландретто. Он был повешен на верхушке граба в центре Безымянного боскета. Его руки болтались; тело его окаменело и качалось справа налево. Ландретто, который спас его из венецианского застенка, с которым он отмерил немало миль по дорогам Венеции, Ландретто, который заботился о нем и который так рассчитывал на воссоединение с Анной… Ландретто, пыл и рвение которого никогда нельзя было поставить под сомнение! Он был там, в своем ярком костюме королевского наездника. Его шапка валялась на земле. На Пьетро смотрело его синее, ничего не выражающее лицо. В нерешительности он подошел поближе. Он заметил, что глаз как таковых у Ландретто не было: вместо них вставили два стеклянных шарика, придав его взгляду пустое и ужасающее выражение. На его сведенном судорогой лице застыла гротескная маска, как будто Баснописец, забавляясь, изобразил загробную улыбку. Да, это был труп Ландретто; но его рот, его уши, его живот были набиты жесткой соломой, перемешанной с черными, смазанными жиром перьями. С ним поступили как с чучелом!

   Его… его набили соломой!


Если в сад ко мне придешь —
В нем ты смерть свою найдешь!

   На груди лакея к золотым пуговицам куртки была прикреплена записка. Пьетро все понял за считанные секунды, У ног его друга и доверенного лица лежал огромный и нелепый искрошенный кусок сыра. Заголовок не оставлял никаких сомнений: «Ворона и Лисица». Далее следовало несколько снов, которые, казалось, были взяты из учебника по таксидермии.

...

   Процесс обработки особи состоит из пяти основных этапов, а именно: снятия шкуры животного, дубления кожи, подготовки формы или манекена, на который натягивается кожа, а затем следует окончательная обработка.

   1. Выдержка и силуэт.

   2. Натягивание ткани.

   3. Начало моделирования.

   4. Натягивание кожи.

   5. Окончание монтажа».

   Неподалеку лежала картина, напоминающая аллегорию «Суета сует»: красная роза и надушенная Библия, а также садовые грабли…

   Да… чтобы прочесывать сорняки!

   Пьетро отступил еще на несколько шагов. В голове его вихрем вертелись разные мысли. Он был не в состоянии поверить в этот спектакль. В лабиринте любви, в саду смерти его враг убивал, и убивал он in fabula![27]

   Вдруг послышался голос:

   – Орхидея, добро пожаловать в мой театр теней.

   Кто-то сильно ударил Пьетро по голове.


   Все вокруг него закружилось. Он покачнулся, тщетно попытался повернуться, чтобы посмотреть на атакующего, но ноги его подкашивались.

   Он бросил последний взгляд на висящее тело Ландретто – и перед его глазами все померкло.

Акт III
Роза и лилия

   Согласен я: со всех концов земли

   Идут на нас свирепые враги.

   Но то, что Англии угодно поскорей

   Раздор посеять меж двух наших королей,

   Хотя Людовик лишь на днях почил —

   Понять мне не дает Всевышний сил.

   Какому Геркулесу не прескучит

   С той гидрою сражаться вновь и вновь,

   Что новой головой отважно крутит

   И не сдается, проливая кровь?

Жан де Лафонтен Сила басен

В львиной клетке

   Зверинец Версаля

   Открыв глаза, он увидел льва.

   К ночному небу устремлялись прозрачные потоки воздуха.

   Он лежал внутри… клетки.

   «Нет, не может быть».

   Сердце оглушительно стучало у него в груди.

   Пьетро приподнялся на локте и еле сдержал крик.

   В трех метрах от него храпел лев.


   Версальский зверинец, построенный Ле Во у одного конца Большого канала, был первым сооружением Людовика XIV в окрестностях дворца. Передний двор вел к небольшому замку, на территории которого находились основные помещения, соединенные галереей с павильоном, служившим местом отдыха и обсерваторией. Поднявшись по лестнице и пройдя по безупречно убранному салону, посетитель попадал в кабинет восьмиконечной формы с семью оконными проемами и наружным железным коридором. Оттуда веером расходились семь дворцов, расположенных таким образом, чтобы со второго этажа их все можно было окинуть взглядом одновременно. Каждый был населен птицами и редкими животными и был огорожен лишь идущей по всему периметру металлической балюстрадой. На цокольном этаже был устроен украшенный ракушками и жерновыми камнями грот, в котором с пола и с потолка били многочисленные струи, а в центре находился вращающийся фонтан.

   «Боже мой… Где я?»


   Зрение Пьетро становилось более отчетливым по мере того, как к нему возвращалось сознание. Неподалеку со своеобразной грацией двигались египетские курочки с белым плюмажем. С годами фауна зверинца пополнилась дикими экзотическими животными. Из парка Венсенн, например, сюда были переведены верблюды и дромадеры, слон из Чандернагора, полосатый, как тигр, камышовый кот и носорог, на которого особенно любили заглядываться зеваки. Кроме того, в зверинце находились павлины, антилопы, тигры… и старый лев.


   Пьетро попятился, его каблуки скользили на грязном полу клетки.

   Зловонное дыхание зверя, смешанное с запахом крови, обдало его в тот момент, когда он коснулся плечом одного из прутьев клетки, в которой он находился.

   Он услышал хриплое дыхание, затем его внимание привлек шепот.

   Пьетро поднял глаза.

   Перед ним был Баснописец.


   Он сидел на железном балконе, расположенном над клеткой. Его рука в перчатке покоилась у него на коленях. В другой он держал красную розу. Он был закутан в плащ. Баснописец прошептал:

   – Ш-ш-ш… Не разбудите его.

   Виравольте показалось, что он заметил улыбку. Баснописец достал из-под плаща записку, развернул ее и бросил в клетку.

   – Это для вас, Орхидея.

   Пьетро не отрываясь смотрел на записку, которая падала порхая вправо и влево, как сухой листок на ветру… У него перехватило дыхание – казалось, что бумажка упадет на львиную морду.

   Но в последний момент записка отклонилась от своей траектории… и приземлилась точно посередине между диким зверем и Виравольтой.

   Венецианец машинально схватился за пояс. Но враг лишил его шпаги, а также пистолета господина Марьянна, перьев, кинжала – и даже карточной колоды. На Пьетро остались лишь его одежда и пояс с пряжкой.

   Баснописец рассмеялся:

   – Обратимся же к следующей басне.

   Венецианец не мог разобрать текст басни, написанной на листке. Он не осмеливался сделать ни малейшего движения. Но он все-таки прочитал заглавие, и ему этого было достаточно.


   «Лев и Мышь».


   Зверь зарычал, как будто его сон потревожила какая-то мушка.

   «На этот раз… ситуация не из легких», – подумал Виравольта.


   У него пересохли губы. Он посмотрел на балкон из витого металла.

   Баснописец, опираясь одной ногой на балконную перекладину, все еще неподвижно сидел на своем насесте.

   – Вы любите домашних животных?

   Растянувшись совсем недалеко от Пьетро, зверь храпел, его морда дрожала. Перед ним валялись остатки костей и здоровенный кусок кровавого мяса. В этом заключалась надежда на хотя бы кратковременную отсрочку. Пьетро боялся пошевелиться.

   – Мой цветочный маршрут вас очаровал? – прошептал Баснописец.

   – Я боялся попасть на неверный путь, – проговорил венецианец.

   – Разумеется, я мог бы использовать иные цветы… Алоэ для горечи и боли… Тысячелистник как символ войны, амариллис – хитрости! Мой друг, я знал, что вы человек образованный и умный. Восприимчивый к поэзии и культуре Востока. Вы произвели на меня впечатление. Какой букет, какой венок мог бы я для вас приготовить? Из каких цветов? Из орхидеи, конечно… Бессмертника? Тюльпанов?

   Виравольта стиснул зубы, пытаясь обуздать ужас и гнев. Его лицо помрачнело. Ему приходилось делать сверхчеловеческие усилия, чтобы не завопить и не обнаружить свои эмоции.

   – Вы убили Ландретто!

   Баснописец слегка приподнял голову. Пьетро тщетно пытался рассмотреть черты его лица.

   – Мой милый Орхидея… Очнитесь! Ваш дорогой слуга, ваш давнишний друг… Он вас предал, Виравольта!

   – Предал?

   – Он работал на герцога д'Эгийона, дорогой мой! Откройте глаза! Ему было поручено следить за вами!

   – Вы лжете!


   На сей раз Пьетро не смог не повысить голос, И тут же пожалел об этом.

   Лев зарычал.


   – Ну, подумайте… Безусловно, он любил вас. Но он поступил на королевскую службу. Положение, которое он занимал, делало его весьма осведомленным! Даже Брогли пытался наладить с ним контакт. Но Ландретто терпеть не мог мелких интриг Тайной службы… И он вверил себя д'Эгийону. Ваши пути разошлись!

   Баснописец развел руками. Пьетро вспомнил подробный рапорт, который ему показал герцог д'Эгийон во время их беседы в Министерском крыле. В этом рапорте речь шла и о нем…

...

   «Четырнадцать часов. В. уезжает из Версаля в Сен-Жермен-ан-Лэ в сопровождении госпожи А. С. и К. в карете, запряженной четверкой лошадей. Карета достигает опушки леса».

   – Вы лжете! – гневно повторил он.

   – Ну же, Виравольта, – сказал Баснописец. – Прислушайтесь к вашему внутреннему голосу. Вы знаете, что это правда. Маленький наездник опасался за вашу жизнь. Он был прав. Наверное, он думал, что таким образом сможет вас оберегать. Станет как бы вашим ангелом-хранителем… Но позвольте мне посмаковать этот момент блаженства… Черная Орхидея! Один из самых блестящих агентов Тайной службы!

   В его голосе звучала ненависть. Но это была ненависть, смешанная со своего рода… симпатией. Пьетро вздрогнул.

   – К сожалению, я вынужден вас оставить, – сказал Баснописец. – Меня ждут иные дела. – Он спустился со своего насеста. – Вы были славным противником.

   – Но кто вы? – произнес Виравольта, сдерживая себя, чтобы не закричать. – Что вы имеете против меня? Кем был для вас Жак де Марсий?

   С минуту Баснописец хранил молчание; ничто не выдавало ни его мыслей, ни чувств; но в конце концов Пьетро показалось, что он вновь улыбнулся под своим капюшоном.

   – Ах, столько вопросов, на которые вы никогда не получите ответов… Обидно, не так ли? Ну да ладно! Больше нет времени на разговоры. Оставляю вас в компании господина льва. Он символизирует гордость. Гордость, которая и вам свойственна…


   Он поклонился. Затем указал на темную груду вещей, сложенных на полу железного балкона. Пьетро сразу догадался, что это были его шпага, пистолет, перья, кинжал, карты.

   – С незапамятных времен существует обычай оставлять оружие доблестным противникам в час их гибели. Я с гордостью окажу вам эту честь. Хотя, признаюсь, я бы с удовольствием взял ваш странный пистолет.

   Но все это, конечно, находилось вне досягаемости. Теряя самообладание, Пьетро оглядывался по сторонам. Прутья куполообразно сходились на высоте трех метров. Единственный выход представлял собой железную дверь, на которой висел огромный замок. Сердце венецианца било отбой. Он продолжал озираться. Его охватила паника. Он подавил ее неимоверным усилием воли и принял самоуверенный вид, насколько это было возможно.

   – Оставьте мне хотя бы то, что может меня… развлечь в мои последние мгновения, – сказал он, отчаянно стараясь придать своему голосу нотки иронии.

   Баснописец усмехнулся.

   Поколебавшись, он наклонился над вещами Черной Орхидеи и достал колоду карт.

   – Ваши карты с изображением орхидеи на обратной стороне, разумеется! Те самые, которые принесли вам такую славу в венецианских casini, при дворе и у самых высокопоставленных сенаторов! Карты Черной Орхидеи!

   Он опять засмеялся.

   – Думаю, на сей раз в вашем рукаве других уже нет. Он держал колоду над клеткой.

   – Ну что ж… Последняя партия Орхидеи… Скорее всего, будет настоящая битва! Ладно! Играйте, играйте со смертью.

   Он выпустил колоду из рук.


   Карты приземлились на морде льва… затем упали рядом с листком, на котором была написана басня.

   – Я объявил вам, что их будет десять…

   Зверь тут же проснулся.

   – …но разве я сказал, что вы доживете до самой последней?

   Баснописец резко развернулся, и его плащ описал крут вслед за ним.

   – Удивите меня, Виравольта, и продекламируйте «Лев и Мышь».

   Его слащавое хихиканье становилось все глуше по мере того, как он отдалялся, идя вдоль балконной решетки.

   И он исчез в лунном свете.


   Лев поднялся.

   Пьетро схватил колоду карт. Зверь посмотрел на него. Он чуял непрошеного гостя, у него раздувались ноздри. В его сверкающих зрачках таилась свирепость, зародившаяся в незапамятные времена. На мгновение взгляд льва, потревоженного во время сна, пересекся со взглядом человека. Пьетро покрылся холодным потом.

   Он взял остатки мяса.

   – Тише, тише, – бессвязно повторял он.

   Он вынул карты. Карты, украшенные изображением черной орхидеи, плясали перед его глазами.

   Без промедления он оторвал кусок сочащегося кровью мяса и насадил его на часть тех карт с режущими краями, которые получил от Августина Марьянна. Зверь заревел, открыв зияющую пасть, из которой текла пена. Он ощетинился. Одного удара лапой хватило бы, чтобы покончить с Пьетро; одного прикосновения – чтобы отхватить ему пол-лица; одного укуса – чтобы перекусить горло. Пьетро швырнул льву кусок мяса. Из него торчало несколько карт, как сухарики из торта.

   – Угощайся, – сказал он прерывистым голосом. – Мясо вкусное!

   Лев схватил кусок на лету, не сводя глаз с чужака. Он готовился разорвать его на части и заранее облизывался Пьетро, скользя, сумел подняться одним махом, думая, что наступает его конец.

   Господи, помилуй!

   И вдруг лев забился в конвульсиях. Он разевал пасть, мотая головой, как будто пытаясь освободиться от пронзившей его горло огромной занозы. Он опять сдавленно взревел. В его глазах вновь зажегся свирепый огонь, удесятеренный болью и ужасом. Пьетро неловко бросился к прутьям клетки, пытаясь зацепиться щиколоткой за металл. Он старался подняться как можно выше, пока зверь несся в его сторону. На мгновение венецианец оказался прямо над зверем, чья окровавленная, извергающая пену морда почти касалась его пяток. Но он соскальзывал.

   Он соскальзывал!

   Он ударил башмаком в львиную морду.

   Резкий пинок осадил обезумевшего от боли зверя, и он попятился.

   Теперь лев крутился вокруг собственной оси, как будто его внутренности рвались на части. Пьетро снова схватил карты. В тот же миг лев подмял его под себя.


   А повсюду в зверинце, во всех семи дворах, где находились птицы и экзотические животные, поднялся переполох; казалось, их обитатели вновь почувствовали себя в диком лесу. Кот носился взад и вперед; носорог бодался; египетские курочки распушили перья; в ночи оглушительно трубил слон из Чандернагора. Как будто все повернулись к Виравольте, окружив арену, на которой проходила схватка человека со зверем.

   Судьями на поединке были герои басен.


   Прижатый к прутьям клетки, венецианец оказался подо львом. В отчаянии он ухватился за огненно-черную гриву зверя, туша которого грозила раздавить его с минуты на минуту. Пьетро ощущал его зловонное дыхание. В какое-то мгновение он решил, что сейчас лев откусит ему голову. Его лицо уже почти исчезло в широко разверстой пасти.

   – Давай! Глотай же! – вопил он, засовывая карты в глотку зверя.

   Челюсти сомкнулись в пустоте – но и этого хватило для того, чтобы подобные бритве края снова сослужили свою службу. Задыхаясь, лев заревел. Ему не удалось раздавить венецианца. Наоборот, он встал на дыбы, подняв папы и напрягая все свои мускулы. Грива его тряслась. Затем он свернулся клубком; казалось, он хотел вырвать из глубины своей глотки ножи, резавшие его изнутри. Он сделал ужасающий пируэт, издавая страшные стоны… Человек и зверь обменялись последним взглядом. В нем было лишь страдание и ужас.

   Затем зверь рухнул на землю.

   Из его пасти фонтаном била кровь. Пьетро показалось, что он увидел, как кровавая тень, будто шлейф, скользнула по его бокам…

   И лев стих.


   Пьетро больше не слышал ничего, кроме собственного дыхания.

   Животные в соседних клетках успокоились. Вновь воцарилась тишина. Пьетро лежал без движения, прижавшись к железным прутьям.

   Удары его сердца постепенно возвращались к нормальному ритму. Он старался их контролировать. В висках стучала кровь. Он пробормотал с пересохшим горлом:

   – Терпение и время стоят больше силы и ярости… – Он попытался улыбнуться. – Орхидея, мой милый, это неудобоваримо.

   Через полчаса, тяжело дыша, он поднялся на нога.

   Его вновь охватил гнев, но ему пришлось дожидаться рассвета в клетке, рядом с трупом льва. Он был лишь слегка удивлен, когда с первыми лучами солнца вместе с работниками зверинца появился нормандец, садовник-философ.

   В самом безмятежном расположении духа последний взошел на металлический балкончик и посмотрел на Виравольту.

   – Господин де Лансаль… Чем же это вы здесь занимаетесь?

   Пьетро опять сидел, прислонившись к прутьям клетки Он красноречиво развел руками.

   Затем попросил:

   – Вас не слишком затруднит сходить за ключом?

God Save the King

   Эрбле

   Деревня Эрбле располагалась на правом берегу Сены, на расстоянии шести лье от Парижа вниз по течению. Ее название восходило еще к временам римского владычества и означало «место, засаженное кленами» или «клены». На минуту Баснописец остановился у церкви Сен-Мартен; эта готическая церквушка XII века возвышалась над излучиной реки. Отсюда до самого Парижа и Сен-Жермен-ан-Лэ открывался восхитительный вид.

   Только что взошло солнце. Пришпорив коня, Баснописец развернулся, спустился в долину, затем вновь поднялся в направлении древних кварталов. Подковы его коня цокали по мостовым извилистых улочек, куда выходили ворота и фасады домов с разукрашенными карнизами и нишами, в которых стояли фигурки святых. Он ехал вдоль красивых домов с каменными порталами, навстречу ему попадались крестьяне, направлявшиеся на работы в окрестные поля.

   В Эрбле насчитывалось около трехсот дворов. Главный замок, построенный в стиле XVI века, находился посреди бывших помещичьих угодий. Это был загородный дом изящных пропорций. Со стороны парка замок сохранился неплохо, но при последнем хозяине, погрязшем в долгах, он в течение сорока лет постепенно приходил в негодность.

   Именно перед ним Баснописец спешился. На заре здесь собралась довольно любопытная компания. Лучи света пронизывали листву, удлиняя тени заговорщиков. Все были одеты так же, как и Баснописец. Черный капюшон на голове, красная роза на груди. Они походили на настоящую маленькую армию. На вершине лестницы, ведущей в особняк, стоял мужчина, не похожий на остальных.

   – Вы опаздываете.

   Баснописец быстро шагал среди ему подобных, расступавшихся перед ним.

   – Виравольта мертв.


   Лорд Стивенс, граф Бедфорд и апостол «Великой железной ложи», был одет странным образом. На боку у него висела шпага, на нем был стеганый камзол, кожаные перчатки и темные сапоги. Ему было пятьдесят лет. Волосы обрамляли его лицо с темными глазами и волевым подбородком. На нем застыло высокомерное выражение. К груди была тоже приколота роза. Памятью о Семилетней войне было его отрубленное ухо, на месте которого виднелись заскорузлые кусочки плоти. Не забыл он и о том, как один француз пронзил шпагой старшего из его троих сыновей, служившего под его началом. Уже давно лорд Стивенс занимался теневой деятельностью в пользу его величества Георга III и Короны. А годом ранее король лично поручил ему руководить английской контрразведкой.


   Стивенс знал многих французских агентов, находящихся в Лондоне. Он неоднократно встречался с графом де Брогли. Из собственных источников ему также стало известно о плане вторжения в Англию, разработанном после Парижского договора. Этот план высадки и боевых действий был создан по приказу Людовика XV около десяти лет назад. Лорд Стивенс опасался, что в один прекрасный день план этот будет осуществлен. Правительство поручило ему предотвращать любые инициативы подобного рода. Для осуществления этого задания он располагал тайными и неограниченными средствами. Стивенс пошел еще дальше, предлагая, под свою ответственность, проект дестабилизации французской монархии. Смерть Людовика XV и восшествие на престол неопытного Людовика XVI делали королевство весьма уязвимым. Момент был подходящим. Имея в своем распоряжении ресурсы короля Георга III и министерства иностранных дел, Стивенс сумел еще и воспользоваться услугами Баснописца. С некоторых пор этот последний начал истреблять вражеских агентов, уничтожая прежде всего тех, которые могли создать препятствия для осуществления их плана. Однако Георгу III было неизвестно, как далеко может зайти рвение его слуги. Речь никогда не шла о том, чтобы посеять хаос в Европе путем ликвидации французского короля и дочери Марии Терезии; однако именно в этом и состояла тайная амбиция Стивенса.


   Ослабленная философами и бесконечным царствованием Людовика XV, Франция была готова к мятежу. Это подтверждали все собранные Стивенсом разведывательные данные. Перед ним маячила уникальная возможность бросить к ногам Георга останки наследственного врага. Партия домино, составленная лордом Стивенсом, была готова. Он тоже имел свой план, в который был посвящен только Баснописец. Стивенс представил ему инструкции в виде рукописи, иллюстрированной пятьюдесятью карандашными набросками, изображавшими трофеи, оружие, пушки, щипцы, топорики, ножи и колотушки, а также эмблемы «Великой железной ложи». Ему оказалось совсем несложно рекрутировать свою маленькую теневую армию среди ее членов. В подходящий момент он представит свой «великий проект» Георгу Ш. Начальная операция уже имела кодовое название Party Time, Все было предусмотрено, вплоть до подсчета оружия, снабжения и человеческих ресурсов, необходимых армии для решительного вторжения. Такая армия без труда проложит себе путь до Парижа. Не хватало только печати государя. Король, скорее всего, будет удивлен столь смелой инициативой! Но в самом недалеком будущем все будет уже в такой стадии готовности, что Георгу III останется только встать на сторону рассудка. Он воспользуется этим, чтобы навсегда повергнуть больную нацию, которая потеряла подряд двух королей и королеву!. Достаточно будет одного щелчка. И он, лорд Стивенс, преподнесет Англии наивысший дар. Союз двух Корон. Розы и лилии. Лорд Стормон, английский подсол во Франции, уже давно искал возможность переговорить с ним. Но Стивенс умел заметать следы, что было вполне оправданно в его положении. Скрывшись в этом квартале Эрбле, он сразу сумел разрушить все контакты и уединиться в добровольном молчании.


   Как только Франция окажется в политическом хаосе, необходимо будет воспрепятствовать ее контратаке при поддержке Испании и Австрии, используя для этой цели Гибралтар, Ямайку и Индию, распространяя британское влияние; и разумеется, независимо от результата этих действий, надо будет помешать Франции восстановить свои позиции в Америке. Ведь это столкновение подразумевало и другую цель – расширение территорий. Между 1739 и 1763 годами Великобритания находилась в состоянии непрерывной войны, от конфронтации с Испанией и Пруссией до схватки за австрийский престол. Ее превосходство на море позволило ей победить французов у побережья Португалии. Корона одержала победу над Дюплексом в Индии и над Монткальмом в Канаде, в степях Абрахама перед Квебеком. Парижский договор 1763 года закрепил английское владычество. Франция теряла свои колонии в Северной Америке и коммерческие компании в Индии. Англия приобретала Новую Францию и сенегальские и индийские рынки, включая Пондичери; она консолидировала свои морские имперские владения. После заключения мира между Австрией и Пруссией альянс Марии Терезии и Марии Антуанетты завершал создание нового неустойчивого континентального баланса.


   Постоянные войны опустошили королевскую казну, и Лондон обратился к американским поселенцам. Новые налоги, введенные парламентом, начиная с «Закона о сахаре» и заканчивая «Законом о чае», спровоцировали недовольство тринадцати британских колоний в Америке. Не удовлетворяясь тем, что только ее корабли имели монополию на перевозку определенных товаров, Англия теперь запрещала коммерсантам продавать их продукты другим странам. Результатом было постепенное удушение колонистов. Последний кризис наступил в декабре 1773 года, войдя в историю под названием «Бостонское чаепитие». Отвергая чайную монополию британских компаний, американские колонисты, переодетые индейцами-могиканами, сбросили в воды Бостонского порта около трехсот пятидесяти ящиков с чаем, находившихся на борту трех кораблей Индийской компании. В отместку Великобритания решила закрыть порт. Общественное мнение поддержало бостонцев. Был созван конгресс колонистов! Они принялись мечтать о новых учреждениях! И Георг III принял самое бредовое решение за все свое правление: он объявил колонистов «бунтовщиками», хотя, уже будучи обманутыми, они не переставали без устали твердить о своей лояльности Короне!


   Что произойдет, если разрыв и вправду осуществится? Вся Северная Америка станет полигоном. Дело шло к расколу между лоялистами и мятежниками. Уж не грозит ли нам война за независимость? У Стивенса в этом не было никаких сомнений. А если война разразится, если восставшим будет не хватать союзников… так к кому же они еще обратятся, если не к Франции? Размышляя об этой гипотетической ситуации, Стивенс был уверен, что французская монархия воспользуется возможностью поддержать повстанцев и взять реванш за Парижский договор. Реванш, о котором она мечтает уже десять лет. Доказательством служило хотя бы то что Франция строила флот. Она модернизировала вооружения и улучшала обучение своих солдат, одновременно повышая их численность – источники Стивенса называли цифру в 300 000 человек. Если Великобритания и сохраняла господство на море, то ситуацию в континентальной Европе, что бы там ни говорили, определял австрийский альянс а также семейный пакт между Францией и Испанией. В этом контексте бунт тринадцати колоний, если он продолжится может привести к противостоянию британцев со всеми великими европейскими нациями.

   В это будет вовлечен весь мир!


   Лорд Стивенс спустился с крыльца.

   – Черная Орхидея?… – произнес он. – Вы свели счеты с венецианцем?

   – Да, – раздалось из-под капюшона.

   – Браво! Вы убили легенду.

   – Невозможно окончательно выполоть все сорняки.

   – Пора закончить эту вашу игру в кегли. После всех остальных смерть Виравольты произведет немало шума.

   – Пфф! Они совсем запутались. Я не могу оставаться здесь долго, Стивенс. Меня еще ждет встреча в «Прокопе», где я завершу свое произведение. Мне также нужно отправить особое донесение в Шуази. Этим займется один из наших; донесение особой важности.

   Баснописец повернулся лицом к подручным. Затем он продолжал:

   – Я неплохо развлекаюсь, Стивенс. Они голову потеряют от паники, если этого еще не произошло. Но мне еще остается завоевать несколько немаловажных трофеев.

   – Ну что ж, заканчивайте свое дело. Но не путайте наш проект с вашей личной вендеттой. Все скоро встанет на свои места.

   Баснописец изобразил нечто вроде реверанса, затем повернулся в своем развевающемся плаще и вскочил в седло. Он подал знак ждавшим его в саду людям, одетым так же, как он. Все оживились, побежали седлать своих лошадей, пасущихся по всему парку. Они образовали странную адскую когорту.

   – До скорого, Стивенс. – Баснописец оскалился. – И God Save the King.[28]

   Он пришпорил коня, который встал на дыбы, и помчался к воротам парка. Он исчез в сопровождении своих людей, чьи плащи развевались по ветру.


   Стивенс погладил розу у себя на груди.

   Роза, лилия… и судьба Америки.

Добыча и тень

   Версальские сады

   Кафе «Прокоп», Париж

   Он только что сказал Ландретто последнее «прости». И пока Пьетро шел по направлению к Парижу, перед его глазами возникали навязчивые образы, в которые ему до сих пор не верилось.

   На рассвете он очнулся у трупа своего бывшего лакея. За его спиной садовники и работники зверинца, кто с граблями в руках, кто опершись на свои веники, образовали нечто вроде почетного караула. В иных обстоятельствах подобные последние почести показались бы комичными. Но в этой своеобразной сцене, разыгравшейся между Латоной и Лабиринтом, между бассейном Аполлона и Анселадом, была трагическая серьезность. Царило полное безмолвие.

   Ландретто… Друг мой…

   Пьетро не сдерживал слез.

   Тело Ландретто покоилось на скамье, он все еще был в костюме наездника. Глаза были закрыты, кожа имела синеватый оттенок, смерть сковала черты лица. Утренний свет как будто вновь придал ему немного жизни. Его положили так, чтобы скрыть след от веревки, сдавливавшей ему шею. Обеими руками, сложенными на груди, он сжимал свою шляпу. Перья скрещивались у него на сердце; галуны и пуговицы были начищены до блеска.

   «Маленький принц… У тебя нет права на духовую музыки фонтаны…»

   Гладя его щеку, венецианец вспоминал.


   Где их молодость – и где его собственная? Он смотрел, как вдоль стен курится версальская пудра, представлял себе, как по маслянистым каналам плывут гондолы, как с лиц, с сердец и со стен сыплется штукатурка, – все это казалось каким-то туманным сном. Но куда же ушло то время, когда они пели?


   Он поцеловал его лоб.

   Ландретто…

   Наконец, он выпрямился и медленно отошел, произнося последнее «прости», оставляя его во власти иной тени – или же, как он надеялся, зеленого рая.

   Вечная весна сада Гесперид.


   Сидя в карете, увозившей его в Париж, он поднял голову. «Ну… А что же теперь?»

   Ему нужно было собраться с силами. Смерть Ландретто он так не оставит, в этом он себе поклялся. У него был, по крайней мере, один козырь: противник полагал, что он мертв. Делая сверхчеловеческое усилие, чтобы обуздать свой гнев и отчаяние, он восстановил последние шахматные ходы Баснописца.

...

    Ланскене

    Розетта

    Жаба

    Ландретто

    Я…

   Собака и ее тень

   Обезьяна-Король

   Стрекоза и Муравей

   Заяц и Черепаха

   Лев состарившийся

   Подъехав к элегантной, украшенной цветами витрине кафе «Прокоп», расположенного в квартале Сен-Жермен, где проходила ярмарка, Пьетро вышел из кареты и с решительным видом вошел в зал.


   Он толкнул дверь.

   Его тут же захлестнуло царившее в кафе оживление. Кафе! Кафе! Вот наконец что-то, способное сблизить парижан и венецианцев. Раньше в Венеции в начале самых буйных загулов Виравольта заходил со своим любимым лакеем во «Флориан» или в какое-нибудь ridotto.[29] Но здесь кафе было приличным и священным заведением, Храмом, настоящей церковью, где произносилось столько правдивых и глубокомысленных суждений, основанных на богатом опыте… Стоило послушать всех этих танцовщиц и артисток после спектакля (они были воплощением мудрости, с трибуны громогласно обращаясь к целому свету), захмелевших карточных и бильярдных игроков, простолюдинов и аристократов, потерпевших поражение на пути к искуплению, вещунов на час или же ремесленников, поднимающих бокалы за здоровье короля, чтобы забыть тяжкий день, пригубив божественной амброзии. В Париже насчитывалось шестьсот или семьсот кафе, помножьте это на количество посетителей – два, три, тридцать, пятьдесят, – и вы получите десятки тысяч оракулов, пророков и пифий, позволяющих себе высказывать довольно определенные мысли не только обо всех прошлых, настоящих и будущих земных проблемах, но и предлагать их радикальные, а порой и совершенно неожиданные решения…

   «Французская комедия! Баснописец и комедианты, что ж, это кстати», – думал Пьетро, входя в кафе, расположенное напротив здания, в котором выступала труппа «Королевские комедианты».

   У самого входа путь ему преградила женщина – а может, это был мужчина? Венецианцу потребовалось несколько мгновений, чтобы понять, в чем дело. Наконец он узнал его, несмотря на черную шляпу с широкими, лихо закрученными полями, несмотря на мушку и бандитский платок, блеск в глазах и откровенное покачивание бедрами. Это был кавалер Грома, выдающийся агент Тайной королевской службы, переодетый женщиной мужчина, имеющий тысячу лиц, Афродита-гермафродит. Перед Виравольтой предстала еще одна легенда: шевалье д'Эон.


   Они познакомились несколько лет назад в Лондоне, но почти ничего не знали друг о друге. Черная Орхидея уважительно относился к своему коллеге, который одинаково вальяжно занимался как дипломатией, так и шпионажем. Его также называли мадемуазель д'Эон, так как он был известен своей исключительной способностью перевоплощаться в женщину. Пьетро улыбнулся. Ради встречи с этим молодчиком стоило отклониться от намеченного пути. Он начал свою карьеру как адвокат парламента, а затем был назначен Людовиком XV «королевским цензором истории и беллетристики». После этого он вошел в состав Тайной службы. Являясь секретарем посольства при российском дворе, он пытался добиться от Елизаветы альянса с Францией. Он утверждал, что выполнял при царице обязанности «чтицы» под псевдонимом Лия де Бомон. Царица разоблачила его и попыталась соблазнить; отвергнувший ее притязания кавалер был объявлен сумасшедшим. В 1762 году он участвовал в написании Парижского договора и выработке пресловутого плана вторжения в Великобританию, потом был назначен полномочным министром при посольстве герцога Нивернуа, зачем секретарем графа де Герши, нового посла в Лондоне, с которым он вел постоянную войну и непрестанно судился. По всей Европе ходили слухи, что на самом деле он был женщиной. Слухи эти он ни разу не попытался опровергнуть. У него были нежные черты лица, тонкое лицо, длинные ресницы. Пьетро задавался вопросом, уж не нарочно ли он стремится культивировать эту двусмысленность, которая стала в некотором роде его фабричным клеймом. Клеймо, по крайней мере, оригинальное…

   – Ах, это вы, – сказал Виравольта.

   – Орхидея!.. Я ждал вас. Присоединяйтесь к нам.


   В этот вечер на д'Эоне было долгополое синее пальто с золотыми пуговицами. Ему вслед оборачивались, так как под пальто можно было заметить странное платье с черным декольте. Волосы его были собраны в узел на затылке, а в руке он держал веер из карминного кружева. На его пальцах сверкали кольца, включая перстень с печаткой, содержащей ядовитый порошок, который при необходимости легко стряхивался в стакан. Его яркий и очаровательный облик довершали шпага на боку и кинжал в голенище.

   Они пробирались через зал кафе. В свете хрустальных люстр зеркала до бесконечности множили отражения посетителей; овалы и медальоны на стенах придавали этому заведению изысканный вид. Это кафе отличалось типичной парижской элегантностью и являлось совершенно особым заведением. «Прокоп» гордился тем, что был литературным кафе, своего рода салоном, местом встреч интеллектуалов, художников, заезжих волокит. Его посещали Руссо, Вольтер и Дидро, а также Мармонтель и Кребийон.[30] Кроме того, сюда заглядывали романисты, а в такие дни, как сегодня, и шпионы. Справа вела импровизированные бои группа шахматистов, стратегов, погруженных в обдумывание ходов; далее, за одним из тех столиков, которые придавали этому месту особый шарм, сидели двое шпионов – к ним и направлялись Пьетро и «мадемуазель» д'Эон.

   Виравольта без труда узнал первого из них, он тоже был завсегдатаем. Строго говоря, Пьер-Август Карон де Бомарше, сын часовщика, не был агентом Тайной службы, хотя и выполнял многочисленные миссии по поручению шефа полиции Сартина. Сама его жизнь походила на роман. В 1756 году он женился на вдове Мадлене Катрине Обертен, в замужестве Франке, которая была старше его более чем на десять лет, и похоронил ее год спустя; существовало подозрение, что он несколько ускорил ее кончину. И это лишь один из многочисленных скандалов, окружавших Бомарше… Он был искусным соблазнителем, учил дочерей Людовика XV игре на арфе, сошелся с финансистом двора Парисом Дюверне и пустился с ним в отчаянные коммерческие спекуляции – еще одна область, в которой он умел проявить себя одновременно чудовищем и гением. Его громадное состояние позволило ему купить должность королевского секретаря, а затем стать генерал-лейтенантом в Охотничьем ведомстве. Пользуясь покровительством принца де Конти, он взялся за написание небольших интермедий для частных театров, а затем попробовал себя в драме, создав пьесы «Евгения» и «Два друга, или Лионский купец». Его вторая супруга, также скончавшаяся вскоре после свадьбы, тоже оставила ему огромное состояние. На этот раз его обвинили в незаконном присвоении наследства. – Вот как, Черная Орхидея… – проговорил он, завидев приближающегося Пьетро.


   Венецианец поклонился, чуть заметно улыбнувшись. Ни ему, ни Бомарше не хотелось предаваться общим воспоминаниям. Уже четыре года подряд жизнь драматурга состояла из бесконечных процессов и неожиданных поворотов судьбы, шла ли речь о деле графа де ла Бланша, о запутанных правах наследования Париса Дюверне или о жалобах против Гезмана. Он имел репутацию отравителя и мошенника. Бесспорно, он продемонстрировал свой талант в составлении юридических докладов, но потерял основную часть своего состояния и свои гражданские права. Сартин все еще был его союзником, однако Бомарше впал в немилость. Он только что вернулся из Лондона, где вел переговоры с целью запретить распространение пасквиля против госпожи Дюбарри, «Тайные воспоминания публичной женщины» Тевено де Моранда. Трудно было не признать, что, находясь при исполнении «секретной миссии», Бомарше вел себя как слон в посудной лавке. Пьетро пришлось отправиться самому, чтобы спасти исход переговоров. О Бомарше он знал столь же мало, как о д'Эоне, что объяснялось их занятостью и требованиями Службы; но они уже встречались при дворе – при дворе, где Бомарше во что бы то ни стало должен был восстановить свое положение. Переодетый шевалье и драматург сегодня встретились впервые; эту встречу следовало сохранить в тайне.

   Но одно было ясно: в отличие от Виравольты, Бомарше не сомневался, что шевалье на самом деле женщина… В конце концов по его заинтересованным взглядам венецианец понял… что драматург был отнюдь не безразличен к шарму переодетого агента!

   «Вот у кого безупречный вкус», – отметил он про себя.


   – Вы знакомы, я полагаю, – сказал д'Эон Виравольте. – Что касается этой очаровательной особы…

   – Сапфир, – проговорила дама, вставая из-за стола.

   Эта последняя участница встречи еще не была представлена. Ее сильно набеленное лицо с искусственными ресницами под эксцентричным париком казалось Пьетро знакомым. У так называемой Сапфир был юный, но удивительно энергичный вид. Она протянула ему руку с пальцами арфистки, улыбнулась и поприветствовала его мелодичным голосом. И вправду, ее тесситура была исключительной. Когда он появился, Сапфир подскочила от удивления. Ложбинку ее шейки украшал синий камень, от которого, видимо, и происходил ее псевдоним. На запястье красовался браслет. Все остальное: лиф с гофрированными воротничками, платье и нижние юбки – было рассчитано на то, чтобы двигаться максимально свободно.

   – Мы уже встречались? – спросил Пьетро.

   – Возможно, во сне, господин де Лансаль. Я много слышала о ваших подвигах.

   Она нахально оглядела его с ног до головы.

   – Вы вполне соответствуете вашей легенде… Все же старше, чем на медальонах… Знаете ли вы, что некоторые из них все еще хранятся в секретерах ваших бывших пассий?

   – Ах… Сапфир, которая уже давно скрывает свое подлинное имя, занимала пост в Лондоне, где я с ней и познакомился. Представьте себе, у нее было самое оригинальное прикрытие: она пела в Оперном театре. У нее чудный голос. Затем ее перевели… в Венецию.

   Сапфир еще шире улыбнулась.

   – Понятно, – сказал Пьетро.

   – Присядем, – предложил шевалье.

   Все расселись вокруг стола.

   Бомарше заказал безалкогольный напиток, Сапфир – шербет.

   – Капучино, – недолго думая произнес Виравольта. – Он улыбнулся. – С молоком, но не перемешивайте.


   – Эту встречу устроил Брогли, а сам в ней участия не принимает, – проговорил д'Эон. – Убивают не только людей Тайной службы, но и мелких осведомителей; видимо, ополчились на всю нашу сеть! Нужно будет изменить шифры и кодовые имена.

   Он был прав. В Лондоне д'Эон использовал псевдоним Уильям Вольф; Бомарше был де Ронак – сентиментальная анаграмма Карона. Ну а Сапфир оставалась Сапфир.

   – …В любом случае, австрийцы уже расшифровали большинство криптограмм, – продолжал шевалье, – и мы больше не можем чувствовать себя в безопасности. Как вы знаете, каждая жертва получила по басне. Я попытался решить эту головоломку… С нами играют, мы находимся под угрозой. Вопрос в том, кто нам угрожает и почему.

   Бомарше все еще с заинтересованным видом смотрел на д'Эона.

   – Я тоже получил свою басню и чуть было в ней не остался, – сказал Пьетро. – Он играет с нами. Хотите верьте, хотите нет, но этого визионера на организацию убийств наших людей вдохновил Лафонтен и версальские сады. Точнее, боскеты и фонтаны Лабиринта. Мы попали в западню, в этом заключается содержание его послания!

   – Проблема в том, что мы не знаем, какая судьба ждет Тайную службу! – резко произнес Бомарше. – Я только что написал королю, чтобы объяснить ему положение, в котором мы оказались по воле его деда, а также суть миссии, которую он мне поручил в марте. Я беспрестанно курсировал между Лондоном и Версалем. Совершил по крайней мере четыре поездки за шесть месяцев! И вот по возвращении я обнаруживаю, что Людовик XV при смерти и даже не могу сообщить ему, что миссия выполнена! Это лондонское дело может иметь последствия! А пока я заканчиваю комедию в четырех актах, историю одного графа, влюбленного в воспитанницу доктора, об интригах, в которые он пускается с помощью своего лакея. Возможно, я назову ее «Тщетная предосторожность», или «Севильский цирюльник», или сохраню оба названия, как вы думаете?

   Все переглянулись.

   – Гм. Согласен, нас ждут более срочные дела.

   Шевалье д'Эон резким движением кисти раскрыл свой веер.

   – Я полагаю, что распад Тайной службы пытаются ускорить, имея в виду более важные цели, – сказал он. – Но какие? Верженн все еще в Стокгольме. Возможно, мы больше узнаем, если активизируем его агентуру.

   – Есть слух, что король прочит его в министерство иностранных дел, – сказал Бомарше.

   – Представляете? – подхватила Сапфир. – Один из наших в правительстве… Вот кто отлично устроил свои дела!

   – В любом случае, я сомневаюсь, чтобы король выбрал нашего обожаемого графа де Брогли. И непохоже, что он собирается сохранить д'Эгийона.

   Пьетро наклонился с беспокойным видом.

   – Увидим. Людовик XVI должен уже сегодня узнать, что мы существуем. А решения последуют своевременно. Но ситуация хуже, чем вы думаете. И опасность исходит не из Стокгольма, Вены или Пруссии. Баснописец убил моего бывшего лакея Ландретто и в данный момент уверен, что и сам я мертв. Но я опасаюсь, что он метит выше, гораздо выше.

   – Что вы имеете в виду? – спросил д'Эон.

   – В ко… короля? – протянула Сапфир.

   – В королевскую чету. И весь режим в целом. Я думаю, что это англичане. По какой причине, понятия не имею; пока это только интуиция, у меня нет доказательств. Но я боюсь самого страшного.

   – Англичане? Опять! Но почему? – вопрошал д'Эон. – Им разве не достаточно того, что мы получили щелчок по носу в результате Парижского договора? Я беседовал с Вилкесом; ни один из моих корреспондентов не предупреждал меня о таком повороте дел. Если и существует масштабный план для дестабилизации нашей сети, то не думаю, чтобы он был, как обычно, делом рук английского правительства или парламента.

   – Возможно, это какой-нибудь специально привлеченный наемник. Кто-то, действующий на периферии их служб…

   – Агент контрразведки? – спросил Пьетро.

   – С мандатом или без оного, – сказал шевалье.

   – Но это безумие, в конце концов! – вскричала Сапфир. – Георг III на это не пойдет… Он не может желать опрокинуть монархический режим! Против него двинутся Мария Терезия, Испания, Пруссия, распадутся альянсы!

   – Да… А как насчет Америки? – сказал Пьетро.

   – Да что такое Америка! Это несерьезно – Америка!

   – Однако это совсем не глупо, – проговорил Бомарше, вдруг принимая озабоченный вид.

   Он щелкнул языком.

   – Мы продолжим собирать информацию, Виравольта, – сказал он. – Будьте уверены. Что касается меня, я не имею ни малейшего понятия о том, кто такой Баснописец.

   – А тем временем над всеми нами навис дамоклов меч, о котором мы ничего не знаем, – сказал Пьетро.

   – То есть никто ничего не знает, – проговорил д'Эон гримасничая.

   – Но зачем тогда мы здесь собрались? – спросил Бомарше.

   – В самом деле! Спрашивается, почему мы здесь все вместе выставлены напоказ с нарушением элементарных правил безопасности. Меня интере…

   Воцарилось длительное молчание. Д'Эон моргнул.

   – Брогли, он… – произнесла Сапфир.

   Все вздрогнули и переглянулись.

   – Четверо за раз, – сказал Бомарше, прищуривая глаз.

   – А если это… – продолжала Сапфир.

   – …засада? – закончил д'Эон.


   Едва он успел договорить, как послышался свист. Они подскочили. Какой-то предмет вонзился в раму одного из зеркал, совсем рядом со столом.

   Это был кинжал.

   На его лезвие был нанизан листок.

   Д'Эон сорвал его и тут же развернул.

Собака и ее тень
Книга VI, басня 17

Как часто мы людей встречаем здесь и там,
Отдавшихся корыстному влеченью
Которые бегут за тенью,
Мечтая, что бегут за счастьем по следам.
Чтоб глупость их яснее показать,
Им надо басню рассказать.


С добычею в зубах, Собака увидала
В реке изображение свое.
Напала жадность на нее
И, бросив свой кусок, она взять пожелала
И тот, что речка отражала.
И что ж? В реке она едва не захлебнулась;
Когда ж назад вернулась,
И брошенной добычи не нашла:
Ее вода снесла.[31]

   – Добыча и тень… – прошептал шевалье.

   Там, в глубине зеркала, перед которым они сидели, они увидели его отражение.


   Он стоял перед ними во весь рост, подбоченясь как Командор. Полы его плаща были распахнуты, под ними виднелись черные панталоны и кожаные сапоги. К груди была приколота красная роза; поблескивала серебряная пряжка ремня. На боку сверкал эфес шпаги.

   – Баснописец, – прошептал Виравольта.

   Вновь воцарилось долгое молчание; головы всех четырех агентов были повернуты в одном направлении. Завороженные, они смотрели на это явление.

   – Это провокация, – сказал Бомарше.

   – И он здесь один! – воскликнула Сапфир.

   Виравольта вскочил, опрокинув стул.

   – Я убью вас своими руками!

   – Итак, вы живы, – сказал Баснописец. – Ну что ж браво, Виравольта. Вы меня удивили. Разыгрывайте с нами следующую сказку…

   Его голос изменился. Он был еще более суровым, чем обычно.

   – Добыча и тень, мой друг.


   Пьетро бросился вперед, но остановился. Баснописец вдруг, отступил, чтобы пропустить десяток мужчин. Все были одеты точно так же, как он, – в плащи с черным капюшоном. Они разошлись по всему кафе. Посетители вскочили; между ними, шелестя своими плащами, возникали другие «баснописцы», до того момента сидевшие незаметно. Со своих мест вставали шахматисты, их исполосованные рожи красноречиво подтверждали, что они были не стратегами игры, а нанятыми по случаю бандитами. Обеспокоенные официанты «Прокопа» пятились, издавая приглушенные крики.

   Хозяин заведения, усатый сицилиец; похожий на своих предков, впал в панику.

   – Madré mia…[32]

   – Как раз вовремя, – пробормотал Бомарше сквозь зубы.

   – Как им удалось… – сказала Сапфир. – А мы-то ничего не заметили!

   Стоя на пороге кафе, Командор поднял руку.

   Время опять как будто остановилось. Бомарше выпрямился.

   – Ну что ж, друзья, кажется, нам нужно защищаться. Он выхватил шпагу.

   – И как всегда…

   Он встал в позицию, очерчивая шпагой в воздухе изящный полукруг.

   – …с изысканностью…

   Д'Эон в свою очередь вынул шпагу.

   – …элегантностью…

   Сапфир схватила два кинжала и завертела ими.

   – …утонченностью…

   – …и пылом, – проговорил Виравольта, вставая рядом с ними.

   Все четверо оказались в окружении «баснописцев» и наемников. Эта свора была готова ринуться на них. Пьетро злобно улыбнулся.

   – Подрежем же им бороды, – сказал Бомарше.

   Его лезвие засвистело.

   Командор опустил руку.


   В одном порыве «баснописцы» и наемники бросились вперед; д'Эон левой рукой быстро сложил свой украшенный карминным кружевом веер и спустил большим пальцем маленькую защелку у его основания. В тот же миг из каждого ребра веера выдвинулось сверкающее лезвие. Четким движением кисти д'Эон раскрыл веер в направлении нападающих. Ядовитые острия настигли трех или четырех переодетых персонажей. Они сразу пошатнулись под действием сильного яда. Д'Эон подул на прядь волос, помахивая перед собой веером, а Пьетро поглядел на него с удивлением:

   – Уж не являетесь ли вы тоже клиенткой господина Марьянна?

   В ответ шевалье лишь улыбнулся. Некоторые их противники достали оружие и приготовились стрелять. Пьетро схватил висевший у него на боку пистолет, доставшийся ему от служащего Королевского ведомства. Он нажимал на курок вновь и вновь. С шумом и металлическим скрежетом стволы стремительно вращались, выпуская по шесть пуль подряд и нанося соответствующий урон противнику. Один из врагов, перепрыгнув через стол, повернулся в воздухе, перед тем как приземлиться перед Виравольтой, сломав по пути два стула.

   – У меня в запасе тоже найдется парочка козырей.

   – Ах! Просвещенный век! – прокомментировал д'Эон.

   Затем он отбросил свой веер, а Пьетро – пороховой пистолет. Вместе они кинулись в схватку, сжимая шпаги. В двух шагах от них Сапфир избавилась от платья, под которым обнаружились изящная талия и темно-голубой костюм, более подходящий для боя; она жонглировала кинжалами с безупречным мастерством. Бомарше не отставал. Одним прыжком он перемахнул со стула на мраморный стол. Будучи профессиональным фехтовальщиком, он уничтожал всех вокруг, с упоением предаваясь убийству. Пьетро пришел ему на помощь, вскочив на стол и скрестив шпаги с двумя нападавшими, находившимися на соседнем столе.

   – Направо! – кричал Пьетро.

   – Налево! – бросил Бомарше.


   Тем временем, стоя в проеме входной двери, Командор наблюдал за этой схваткой как за театральным представлением. Его лицо все еще было скрыто капюшоном. Он чуть было не зааплодировал, увидев, как Черная Орхидея прыгнул на люстру и перелетел на ней из одного конца кафе в другой, чтобы приземлиться среди трех «баснописцев», одолевавших Сапфир. Обслуживающий персонал кафе и некоторые посетители не из числа сражающихся упали на пол, закрыв головы руками. Бились стаканы, чашки и бутылки; ломались этажерки; зеркала взрывались, извергая снопы осколков; стулья трещали.


   И вдруг все прекратилось.

   Виравольта и Бомарше, оба растрепанные, посмотрели друг на друга.

   Шевалье д'Эон выпрямился.

   Сапфир сделала то же, надевая свой парик задом наперед и пытаясь отыскать в беспорядочной куче свое платье.

   Вокруг валялись двадцать тел, некоторые прямо на полу, другие в нелепых позах, положив руки на столы и стулья. Слышалось хрипение. Повсюду виднелись следы крови, битое стекло и куски деревянной мебели. Как после урагана.

   Медленно стали подниматься с пола и посетители, вернее, уцелевшие.

   Пьетро бросился к выходу.

   Но Командор исчез.

   Остались лишь черный плащ и красная роза, а сам он как будто испарился.

   Пьетро опустился на колени, нахмурившись, взял в руки розу и долго разглядывал ее.

   Добыча и тень…


   Он отбросил розу в дальний угол, встал на ноги и направился к одному из агонизирующих «баснописцев». Тем временем Бомарше с отвращением очищал шпагу от крови, Сапфир оправляла наряд, а д'Эон складывал веер, который спрятал затем в декольте, между накладных грудей.

   – Мне это совсем не нравится, я чувствую боль в икре, – сказал д'Эон.

   – Которая у вас, между прочим, очень изящна, – проговорил Бомарше.

   – Льстец.

   – Не волен обвинять…

   – Как бы там ни было, ваш удар превосходен.

   – Неправда ли?

   – Люблю я эти литературные кафе, – сквозь зубы прошипел Пьетро.

   Он небрежно схватил фальшивого Баснописца и сдернул с него капюшон. Мужчина, раненный в живот, все еще дышал, но его взор начал затуманиваться. Пьетро дал знак Сапфир подать ему один из ее кинжалов. Он схватил умирающего за волосы и направил острие оружия прямо ему в глаз, взгляд которого выражал лишь панику.

   – Кто такой Баснописец?

   Мужчина пытался что-то произнести. Струйка крови вытекла у него изо рта.

   – Где он скрывается? Отвечай!

   Мужчина издал хрип. Пьетро наклонился.

   – Что-что?

   – Эр… Эрбле… Ос-ос… Особняк…

   И глаза его закрылись навеки.

   Эрбле.

   – Сапфир? Вольф? Ронак?

   Все встрепенулись и повернули головы в его направлении.

   – По седлам. У нас есть работа.


   Он нашел свою треуголку, упавшую во время битвы, и водрузил ее на голову.

   На груди он поправил орхидею.

   Нехорошая улыбка играла у него на губах.

   – Дело не ждет! – закричал он.

Обезьяна-Король

   Королевское поместье Шуази

   Дорога на Марли

   В окна дворца Шуази хлестал дождь; король снова и снова прокручивал в голове недавние разоблачения.

   Оцепеневший, он не отрываясь глядел на пляшущие в камине языки пламени.


   Из письма Шарля де Брогли он узнал о существовании Тайной службы. Он был ошеломлен. Или, скорее, он начал понимать, что нужно быть готовым ко всему. Итак, его дед в течение двадцати лет пользовался услугами особых агентов в рамках Черного кабинета! Призрачный кабинет! На самой верхушке государства!


   Людовик, как и герцог д'Эгийон до него, был совершенно растерян, обнаружив существование параллельной дипломатии. И сейчас, когда он сам оказался во главе государства, ему следовало взять на себя управление этой государственной машиной, еще более сложной, чем спектакли эпохи де Люлли! Людовика смущало не только столь быстрое погружение во все политические дела: он находился на краю пропасти, узнавая о том, какие теневые методы использовала Тайная служба, чтобы посадить на польский престол французского принца, единственным результатом чего стал раздел страны; как она пыталась противостоять английской мощи со столь же ничтожными последствиями; как лишь в Швеции она добилась успеха. Возникал вопрос: если не принимать во внимание Швецию, в чем еще был прок от этой службы?


   Граф де Брогли ожидал распоряжений. Итак? Следует ли Людовику объявить об окончательном и бесповоротном роспуске этой агентуры, или же вновь активизировать это подпольное «агентство» и продолжить дело деда? В довершение всего он узнал, что контрразведчики в Вене сумели прочитать сообщения, которые агенты Тайной службы передавали при помощи шифров. В этих шифрах Людовик мало разбирался. Нужно было пересмотреть сами формы деятельности этой сети. Он покачал головой. Наконец, даже имена этих агентов погрузили его в беспокойные размышления. Дюмурье, Бретей, д'Эон, Бомарше, не говоря уже об этом венецианце, Виравольте, слуге двух господ! Их репутациям, если связь между ними станет общеизвестна, будет нанесен немалый вред – а краеугольным камнем в этой конструкции являлся граф де Брогли, заклятый враг герцога д'Эгийона, который представал то конспиратором высокого полета, то второразрядным ловкачом!


   Шарль де Брогли защищался: нет, он никогда не участвовал в заговоре против королевства, а все распоряжения ему лично отдавал монарх. Он напоминал, что его ссылка стала результатом происков герцога д'Эгийона и Дюбарри и что ему всегда приходилось быть козлом отпущения. Он разъяснял основы организации Тайной службы и называл имена некоторых агентов: почтовый интендант д'Огни, дворцовый служка Гимар, передававший поручения, а также Дюбуа-Мартин, в обязанности которого входила дешифровка инструкций и кодирование ответов, предназначенных для короля. Все это имело отношение к технической стороне дела. У Людовика, конечно, не было непосредственного списка агентов сети. И скорее всего, никакого списка и не существовало, разве что в голове графа. Хотя…


   Гимар передал ему письмо де Брогли, а д'Огни – зашифрованные письма. Король вскрыл их, чтобы посмотреть, как выглядит шифр. Из целой килы бумаг, переданных д'Огни, два послания были написаны открытым текстом: одно от шевалье д'Эона, называвшегося Уильямом Вольфом, другое от Дескриво, генерального консула Рагюза. И в том и в другом содержались вопросы о текущих делах. Король готовился ответить Шарлю, послав депешу тем же способом, вместе с майской зарплатой для всех агентов службы. Он позволит Брогли руководить своим «бюро» до июля, пока не отдаст более четкие распоряжения. А до того момента он будет хранить гробовое молчание и обдумывать свое решение. Он осведомится о точных причинах ссылки графа, чтобы лучше оценить ситуацию. До июля, по крайней мере, он составит собственное мнение…

   Как поступить с Тайной службой?

   Все происходило слишком быстро.


   Он вытянул ноги к камину и провел рукой по глазам.

   Затем он вернулся к работе. К его величайшему удивлению, он получил сегодня еще одно неожиданное письмо, но зашифрованное иначе. Оно было адресовано ему и оставлено у входа в Шуази, затем передано солдату, который направил его дальше в соответствии с установленным иерархическим порядком. Д'Огни и Гимар утверждали, что понятия о нем не имеют. Они исследовали конверт и восковую печать, на которой не значилось ничего, кроме странной буквы Б. Они даже вообразили, что письмо может содержать яд – не редкость в Версале. Но ничего не нашли. Письмо не было послано через обычные каналы службы, как будто… как будто оно предназначалось специально для короля. Его передали ему, предварительно прочитав, с его согласия, и соблюдая тысячи предосторожностей. Д'Огни было известно от Брогли, что означает буква Б. Он немедленно проинформировал короля, а затем скопировал содержание письма. Что казалось абсурдным и из ряда вон выходящим, так это то, что ключ кода был дан в виде игры, предложенной лично королю! И вот, сгорбившись перед камином, прищурившись, с пером на коленях, Людовик развлекался попытками разгадать шифр. Д'Огни собирался передать его Дюбуа-Мартину, чтобы тот занялся этим со своей стороны.

   Но королю не придется ждать. Шифр был совсем детским! Он уже почти разгадал…

...

   8 ♣ 4 ♥ ♣ 24 ♥ 5 ♦ ♠ 3 ♥ 326 ♠ 524 ♥ 3 178 ○ 3 ♥ 243

   3 1153173 2 ♦ ♣ ♠ 5 ♦ ♥ 3 ♥ 24 93 ♥ 24 ♣ 143


Ваше Величество, прочтите
Вам предназначенный стишок
И завтра снова помяните,
Вступив в танцующих кружок.


Перу Эзопа эта басня принадлежит,
Над ней задуматься серьезно Вам надлежит.

Обезьяна-Король

И Обезьяна, шутки ради,
Надела царственный венец, —
Смешные делает движенья,
Кривит ужимками лицо,
И глядь! – без всякого стесненья
В венец пролезла, как в кольцо.
Она кривлялась не напрасно
Пред забавлявшимся Зверьем:
Со смехом все единогласно
Мартышку выбрали царем.
Конца не видно поздравленьям;
Лишь у Лисицы хмурый вид,
И, недовольная решеньем, и лилия
Она Мартышке говорит:
«В лесу я знаю место клада;
Его другой не знает зверь;
Вы – царь: он ваш по праву; надо
Лишь раздобыть его теперь».
Жадна до денег Обезьяна;
И вот, чтоб не было обмана,
Сама за золотом бежит;
Но ликовать ей слишком рано!
В словах Лисицы умысл скрыт.
Рассказ о кладе – испытанье.
Мартышка поймана была…

...

   Вскоре Вы умрете.

   Король увидел в зеркале отражение своего озадаченного лица. Он ничего не понимал.


   Анна Сантамария возвращалась в карете от модистки королевы Розы Бертен.

   Ничто, казалось, не предвещало того, что сия модистка когда-нибудь взойдет на олимп славы. Роза Бертен родилась в Аббевилле в семье кавалера конно-полицейского корпуса, и, как поговаривали, – то есть как она сама рассказывала, – цыганка предсказала ей блестящее будущее. Эта маленькая провинциалка прибыла в Париж в возрасте шестнадцати лет, мечтая в один прекрасный день быть представленной ко двору. Она устроилась работницей в модный магазин мадам Пажелль «Верх галантности». На самом деле Розу звали Мари-Жанн, но она сочла, что цветочное имя больше подойдет к ее цвету лица и поспособствует ее продвижению в свете, и в этом был тонкий расчет. Как неугомонная пчелка, она начала разъезжать по Парижу, развозя благородным дамам коробки с побрякушками и воротничками. Она познакомилась с герцогиней де Шартр, принцессой де Конти, принцессой де Ламбаль. Все сочли, что Роза не лишена пикантности; герцог де Шартр, находивший ее очень милой, хотел, чтобы она стала его любовницей. Так как она отвергла его ухаживания, он вознамерился похитить ее и осыпать бриллиантами. Однажды, когда она разговаривала с графиней д'Юссон, объявили о приезде графа; малышка и не подумала встать. Госпожа д'Юссон была поражена и строго отчитала ее, на что Роза спокойно заявила: «Просто госпожа графиня не знает, что стоит мне захотеть, и я сегодня же стану графиней де Шартр… Но месье должен помнить о своем титуле, а я не забуду об огромной дистанции, существующей между нами!» После чего она низко поклонилась и удалилась.


   Это благоразумное высказывание решило ее судьбу. Роза Бертен основала свой собственный дом на улице Сент-Оноре, «У Великих Моголов», и очень быстро получила уйму заказов. К ней привязалась сама Мария Антуанетта. Анна Сантамария тоже периодически навещала ее, хотя Роза чаще всего сама приезжала к придворным. Малышка недаром уверовала в предсказание цыганки, она и вправду добилась успеха. Как и Анна; ведь красивой венецианке потребовалось немало усилий, чтобы не рассориться с Дюбарри, пока та жила в Версале, в то же время пользуясь доверием Марии Антуанетты и принцессы де Ламбаль, заклятых врагов графини. Анна всему научилась еще в Венеции, когда состояла в браке с лукавым Октавио; сама она происходила из аристократической венецианской семьи, носившей фамилию Сантамария, издавна искушенной в придворных интригах. Со стороны отца среди ее родственников были многочисленные дипломаты, включая двух послов во Франции.


   Анна возвращалась со множеством коробок. Она купила одну необычайно изящную соломенную шляпку, украшенную лентами из тафты, другую из атласа, завязывающуюся под подбородком, а также тюлевую косынку и батистовый чепчик. Улыбаясь, она думала о своих покупках, когда карета резко остановилась. Удивленная, она отодвинула фиолетовые занавески и выглянула наружу.


   Согнутый в три погибели мужчина, приближавшийся к ней, показался ей отдаленно знакомым. Он был несказанно уродлив. На его лице виднелись три шрама, у него был беззубый оскал, и он напоминал зверя из детской волшебной сказки. Этьенн тут же убедился, что его не обманули. Эта венецианская куколка была восхитительна. Он оглядывал ее чудную шею и груди, налитые, как спелые фрукты; на ней было платье с глубоким декольте и приталенным корсажем, застегнутое на ряд крючков и удлиненное сзади, чтобы подчеркнуть изгиб спины. Платье это, скроенное из бархата цвета сливы, плотно облегало ее фигуру, подобны песочным часам. Светлые локоны Анны были подобраны. На них как бы случайно опустилась инкрустированная драгоценными камнями бабочка.

   Охотничий нож, который вытащил слуга Баснописца, окончательно развеял сомнения венецианки по поводу его намерений, и в то же время в карету проник исходящий от него удушающий смрад.


   Анна также заметила, что он был не один. Ее остановили на мощеной дороге, ведущей в Марли. Вокруг кареты стояло еще шесть человек. Хотя Анне этого не было видно, но ее кучер не мог пошевелиться, так как ему приставили нож к горлу.

   – Я… я ничего не мог поделать, мадам! – закричал он.

   Анна подумала, что, возможно, ей удастся задобрить своего похитителя.

   Он просунул голову в дверцу.

   Она медленно поднимала свое платье.

   – Итак, мой друг, что же вам от меня надо?

   – Вы должны выйти и следовать за мной, – проговорил Этьенн медоточивым голосом.

   Он еще шире улыбнулся, не стыдясь обнажить свои гнилые зубы.

   Нежные пальцы Анны скользили вдоль бедра, – из-под платья показался кусочек тела… а также соблазнительная подвязка из черного кружева.

   Сверкнул перстень.

   Этьенн смотрел во все глаза.

   – Но, месье… Вы знаете, кто я такая и как меня называли в Венеции?

   Он не заметил небольшой венецианский кинжал, который она вдруг выхватила из-за набедренной застежки; рука ее описала небольшой полукруг. Он едва успел уклониться. Клинок оставил на его подбородке глубокий шрам. Еще один!

   – Меня называли Черной Вдовой!

   – ШЛЮХА! – взревел он.

   Тут же подскочили остальные мужланы, вооруженные кинжалами и пистолетами.

   Увидев, что она окружена, Анна гордо вышла из кареты.

   С надменным видом она стояла перед ними.

   Этьенн отступил на несколько шагов, хватаясь рукой за кровоточащий подбородок.

   – Ну, сейчас ты поплатишься!..

   Один из его спутников удержал его.

   – Стой!. Ее велели доставить невредимой. Ты что, забыл?

   – Ладно, но когда мы с этим покончим, красотка моя… Ты тоже отведаешь моего клинка.

   Он ограничился тем, что ущипнул ее за щеку. Она запрокинула голову, отодвигаясь от окружавших ее людей.

   – Не смей дотрагиваться до меня, ничтожный.

   – Пошли. Надеть ей повязку на глаза.


   И ее увели.

Налет на загородный особняк

   Особняк Эрбле

   – Ну а что же теперь?

   Виравольта отступил в тень.


   Вместе с ним за живой изгородью из самшита скрывались д'Эон и Бомарше. Сапфир в это время ехала в Рюффек на встречу с Шарлем де Брогли. Им показалось странным, что шеф службы созвал своих агентов в «Прокоп» на встречу, которая обернулась западней. Или информация так или иначе просочилась… или дело было в самом Брогли. В это предположение не решались поверить ни Пьетро, ни его товарищи. Но надо было все-таки удостовериться. Сапфир вызвалась исполнить эту рискованную миссию. А миссия, выпавшая надолго Виравольты, драматурга и «мадемуазель» д'Эон, была ничуть не легче.

   – Я насчитал их около дюжины, повсюду вокруг замка.


   Наступила ночь. Сквозь тучи светила луна, на которой четко вырисовывалось пятно Лунного моря. Силуэт заброшенного особняка напоминал готический замок, вокруг которого вились летучие мыши и совы. На первом этаже мерцал огонь. На юго-восточном углу строения находилась башня с остроконечной крышей, служившая тюрьмой. С обеих сторон лестницы, ведущей на крыльцо, можно было различить старинные рвы. Чуть дальше из водоема доносилось кваканье.

   – Я пойду на разведку, – предложил Пьетро.

   – Куда, интересно? – усмехнулся Бомарше.

   – Я проберусь поверху.

   – Поверху? – спросил удивленный д'Эон.

   Пьетро улыбнулся, проводя пальцем по краю своей треуголки.

   – Я подам вам знак.

   Он ринулся вперед.

   – Но… Виравольта!

   Однако больше его не было слышно.

   – Он неисправим, – сказал Бомарше.

   – Итальянец, – добавил д'Эон.


   Силуэт Пьетро растворился во тьме. Он проскользнул между двумя часовыми с факелами в руках, которые несли вахту с южной стороны, шагая взад и вперед от одного бывшего рва до другого. Спрятавшись за тюремной башней, Пьетро поднял глаза. На первом этаже, расположенном на высоте тридцати футов над ним, находилось открытое окно, достаточно большое, чтобы через него пролез человек; створки со свинцовыми украшениями закрывались снаружи. Пьетро нащупал на своем ремне пистолет господина Марьянна. Он осмотрел крюк над стволом и проверил приводной механизм. Сначала нужно было распутать железный трос, по-змеиному свернутый петлями. Ну же! Эти узлы… просто безумие. Поминутно оглядываясь, он много раз принимался распутывать – петля снизу, петля сверху… В любой момент его могли обнаружить. Он вложил крюк в гильзу и наконец услышал многообещающий щелчок… Затем он навел пистолет на окно.

   Щелк.

   Никакого эффекта.

   Щелк-щелк-щелк?

   Пьетро смотрел на пистолет.


   В это время Бомарше, не желающий терять времени даром, развлекался в меру своих сил.

   – Вот видите, мадемуазель д'Эон… Мы здесь вдвоем… Ночью, в этих кустах…

   Бомарше обнял его за талию. Шевалье высвободился.

   – Какая дерзость!

   Получив отпор, Бомарше не настаивал. Он улыбнулся.

   Д'Эон пожал плечами.

   Драматург вздохнул и вновь посмотрел в сторону Пьетро.

   – Ай! – прошептал он.

   – В чем дело?

   – Идут, – сказал Бомарше, подбородком указывая на укрытие Виравольты.

   Приближался часовой. Он был пока еще в нескольких метрах от тюремной башни, где, прижавшись к стене, стоял венецианец. Бомарше поморщился. Они с д'Эоном не сводили с часового глаз.

   – Надо что-то предпринять! – выдохнул д'Эон.

   – Да, но что?

   – Не знаю! Свистите!

   – Свистите, как это – свистите?

   Он покачал головой, скорчил презрительную гримасу и пригнулся.

   – Скорее! Скорее!

   Бомарше поднял камешек. Выйдя из укрытия, он энергично бросил его часовому вслед, затем вновь отступил в кусты.

   – Это все, что вы придумали?

   Бомарше опять скорчил гримасу.

   – Иногда у вас довольно вялый стиль, – проворчал д'Эон.

   Камешек гулко ударился о стену замка. Тут же факел изменил направление движения; встревоженный часовой пошел назад. Он остановился на расстоянии нескольких метров и прислушался. Бомарше и д'Эон затаили дыхание. Факел раскачивался из стороны в сторону. Человек вглядывался в темноту. Холодный ветерок теребил листву каштанов.


   Щелк-щелк-щелк.

   Пьетро выбивался из сил, все еще целясь в направлении окна.

   Часовой вновь пустился в путь и уже подходил к месту где стоял Виравольта.

   На этот раз Пьетро расслышал его шаги.

   Ну же! НУ!

   Он изо всех сил нажимал на спусковой механизм.


   Часовой почти поравнялся с Виравольтой, когда крюк, вибрируя, вылетел вверх.

   Трос моментально ослаб, металлический коготок перелетел сквозь открытое окно и приземлился внутри. Пьетро потянул на себя, и крючок с первой попытки вонзился в оконный выступ. Венецианец оперся о стену. Теперь ему оставалось лишь повернуть собачку в другом направлении, и трос начал втягиваться обратно в патронник, плавно поднимая Пьетро вверх. Из-за угла тюремной башни появился часовой. Его факел проплыл прямо под ногами Виравольты. На мгновение он вновь задрожал, как будто человек что-то почувствовал. Затаившийся в кустах Бомарше вздрогнул; д'Эон взял его за руку. Но Пьетро был вне опасности. Тучу пронесло, и вновь вышла луна; они едва успели заметить ногу Виравольты, тут же исчезнувшую внутри.

   – Удалось! – сказал Бомарше.

   – А теперь что? – спросил д'Эон.

   – Поступим в соответствии с его распоряжением. Подождем сигнала.

   Виравольта поспешно спустился на каменный пол замка.

   «Ну вот. Это было прос…»

   Он замер.

   В него целились три пистолета.

   Он сокрушенно улыбнулся.

   Человек в капюшоне с иронией произнес:

   – Добрый вечер.


   Доставленная в замок в собственной карете, Анна Сантамария находилась сейчас в огромном зале на последнем этаже. Ей навстречу вышел лично Стивенс. К ним присоединился Баснописец. Она стояла среди своих похитителей со связанными руками и белой повязкой на глазах, беспокойно поводя носом в их направлении. Одна прядь упала ей на лоб. Грудь вздымалась при каждом вдохе. Стивенс забрал кинжал венецианки. Сейчас он лежал на столе, стоявшем в центре помещения.

   – Ну и… где я? – произнесла она дерзким тоном. – И кто пускается столь низко, похищая беззащитных женщин?

   Стивенс улыбнулся.

   – Беззащитных… Это еще как сказать.


   Баснописец сидел чуть поодаль, рядом с камином внушительного вида, подперев подбородок рукой в перчатке. Время от времени он машинально тер сапогом по пятнам от пыли и пепла на полу. На железных каминных крюках были подвешены воздуходувный мех и воспламеняющаяся головешка. На высоком потолке виднелись массивные дубовые перекрытия. Зал освещала старинная люстра, цепью прикрепленная к кольцу на северной стене. На южной стене висела потертая шпалера, изображавшая охотничью сцену в Сен-Жермен. С восточной стороны за малиновыми шторами скрывалось другое крыло здания. Посреди комнаты на пыльном ковре стояли стол на витых ножках и шесть стульев. Наконец, в углу, на бюро с парными канделябрами, были разложены планы. Через окно доносился шум ветра, можно было разглядеть луну и верхушки деревьев, а далее – крыши и колокольню Эрбле.


   Стивенс подошел к Анне и погладил ее по лицу. Она отвернулась.

   – Ну, ну, моя дорогая, моя мегера,… Спокойно.

   Он повернулся к Баснописцу.

   – Вы схватили лакея, но не смогли заполучить господина… И решили отыграться на супруге?

   – Ла… лакея? Господина? О чем вы? – спросила Анна.

   – У меня есть свои планы. Раз она в наших руках, Виравольта сделает все, что необходимо. Он сдастся, жертвуя собой, или же станет служить нашим интересам. Не беспокойтесь и позвольте мне продолжать игру. Поле боя будет расчищено, как вы того хотите, и мы вместе нанесем роковой удар.

   – Кто вы?! – закричала Анна. – Где Пьетро? Где мой сын? Стивенс оглядел ее с ног до головы. От ее красоты дух захватывало. Щеки горели, и это почти животное исступление делало ее еще прекраснее.

   – Раз вам угодно, давайте познакомимся.

   Стивенс погладил розу, приколотую к его костюму.

   Red for Lancaster, white for the York.

   Он снял повязку с глаз Анны.

   Она едва сдержала крик, когда лорд Стивенс с улыбкой положил руку ей на плечо.

   – Пожалуйста, моя дорогая. У вас чудесные глаза, это бесспорно… От любви к вам можно умереть, прелестная маркиза… Они зеленые, голубые или карие? Всего понемножку, в зависимости от освещения… Удивительно… И если бы только одни глаза…

   – Стивенс, – перебил Баснописец. – Не валите все в одну кучу.

   Стивенс лукаво улыбнулся.

   – Совершенно очевидно, что не вам удастся воспользоваться ею в том смысле, который имею в виду я.

   Баснописец промолчал.

   Стивенс снова посмотрел на Анну:

   – Дорогая моя, я позабочусь о том, чтобы ваш загородный отдых здесь оказался приятным. А если вы будете благоразумно себя вести, то я смог бы даже снять ваши…

   Он запнулся. В дверь глухо и настойчиво стучали.

   Стивенс выругался:

   – Ну, что там еще! Да!


   Дверь распахнулась, за ней стоял Этьенн. Изобразив ироничный реверанс, он облизал губы и сказал:

   – Здесь Черная Орхидея.

   Стивенс и Баснописец переглянулись.

   У Анны замерло сердце.

   – У вас еще есть время удрать, – сказала она насмешливо.

   – В… Виравольта? – переспросил Стивенс недоверчиво.

   – Под надежной охраной, – елейным голосом уточнил Этьенн. – Он пытался проникнуть в замок… Мы посадили его в камеру.

   – Вы уверены? – уточнил Стивенс.

   Этьенн подтвердил. Анна помрачнела.

   – Он еще расторопнее, чем мы предполагали, – сказал Баснописец.

   – Не стоит так зазнаваться, – заметил Стивенс. – Оказалось достаточно двух-трех человек, чтобы его схватить, в то время как двадцать потерпели поражение в «Прокопе». Нечего особенно ликовать.

   – Вынужден с вами согласиться, – произнес Баснописец, нахмурившись.

   Воцарилось молчание, затем Стивенс повернулся к Анне.

   – Отлично. Вы довольны? Но это еще не самое лучшее. Я думаю… я думаю, ему неизвестно, что вы здесь.

   Он повернулся к Баснописцу.

   – Друг мой, подготовим же эту встречу, если вы ничего не имеете против… Вы можете подыскать любую подходящую басню. Кем будет наш гость – псом, ослом, совой? А она? Мышь или тигрица?


   Баснописец медленно снял перчатки.

   Анна опустила взгляд на его руки… Она прищурилась.

   Показались его усыпанные перстнями пальцы.

   Стивенс повернулся к Этьенну.

   – Вы приведете его к нам… как только мы будем готовы.

Любовь и Безумие

   Особняк Эрбле

   Затаившиеся в кустах Бомарше и д'Эон начали беспокоиться.

   – Ну что же он там делает?

   – Он сказал, что подаст нам знак, – проговорил шевалье.

   – Что-то долговато…

   – Надо ему доверять.

   – А если с ним что-нибудь случилось?

   – Случилось? Да ладно, его не остановит никакое препятствие.


   Взор Пьетро скользил по влажному камню, пока его со связанными руками вели вверх по витой лестнице. Наконец открылась запертая на железный замок дверь. Его втолкнули в зал. Люстра, свечи и канделябры, камин, шпалера. В конце стола восседал Стивенс. Пьетро вглядывался в его продолговатое лицо, черные волосы с проседью, глубоко посаженные глаза, обрубок уха, складку возле рта. Он обратил внимание на розу, приколотую к его груди. Стивенс сидел на одном из резных стульев, а за ним вырисовывался силуэт в капюшоне, с рукой, лежащей на папке; Баснописец молчал, склонив голову. Стивенс заговорил.

   – Так значит, это и вправду вы! Чем мы обязаны такой чести?

   – Вы навязчивы, Виравольта, – подхватил Баснописец, не давая ему возможности ответить. – Интересно, как вам удалось выжить сначала в клетке со львом, затем в «Прокопе»… и каким образом вы нашли нас здесь?

   Пьетро заметил, что он меняет звучание своего голоса.

   – Эх! Да он просто направился вслед за вами!

   Его акцент не вызывал сомнений. Этот человек… был англичанином, по всей вероятности. Не теряя ни секунды, Пьетро принялся анализировать ситуацию. Вдруг он почувствовал тонкий запах. Это духи, духи, которые…

   Он нахмурился.

   Стивенс встал, указывая на листок веленевой бумаги, лежащий на длинном деревянном столе рядом с пером и чернильницей. Там же лежал и кинжал. Неподалеку Этьенн сложил оружие, отобранное у Пьетро. Стивенс хохотнул, увидев пистолет господина Марьянна, снабженный крючком.

   – Замечательно, – сказал Стивенс, беря его в руки. – Положите это в надежное место.

   Он снова повернулся к венецианцу.

   – У нас появилась весьма пикантная идея. Немного поиграть перед тем, как мы с вами покончим. Мы вам развяжем руки, дорогой друг. Не пытайтесь воспользоваться этим, вы напрасно потратите свои силы.


   Он снова подал знак, и тут же через порог зала перешагнуло несколько человек, которые со всех сторон окружили Виравольту. Один из них снял с него путы. Пьетро потер затекшие кисти. Двое других встали по обе стороны от шторы.

   – Кто вы? – спросил Пьетро.

   Стивенс улыбнулся и пригласил его присесть на один из резных стульев. Пьетро повиновался. Перед ним лежали чистый лист, перо и чернильница. Но он все еще думал об аромате духов… Этот аромат становился все более ощутимым и все более тонким…


   Стивенс прищелкнул языком.

   – Нам нужно написать последнюю басню, дорогой друг. И вместе с тем мы с вами напишем новую страницу Истории. Мне кажется вполне логичным то, что она будет создана вашей рукой. Так Черная Орхидея внесет вклад в наш шедевр. Что вы на это скажете?

   – Я на это скажу, что вы теряете рассудок, – сказал Пьетро. – Вы мне напоминаете одного ренегата, который однажды попался на моем пути в Венеции…

   Стивенс усмехнулся.

   – Итак, мой друг… Займемся диктантом! Басня, которую мы собираемся вместе написать, предназначена для высокопоставленного лица. По правде говоря, одного из самых могущественных лиц в государстве. Вы близки этому лицу. Поэтому тот факт, что наша декларация будет написана вашим почерком – это, поверьте мне, истинный подарок небес!

   Пьетро, как ученик, сидел перед чистым листом бумаги.

   – Вы заблуждаетесь.

   – Ах… Вы просто еще не осознаете всей ситуации… Позвольте вас просветить. Начнем с небольшой преамбулы. Древние учат нас, что нет ничего лучше небольшого театрального представления для того, чтобы дестабилизировать врага во время войны. Вы понимаете? Чувство мизансцены. Чувство драмы. Создать впечатление, что вы невидимы. Появляться и исчезать подобно тени. Быть мифом. Используя пиротехнику, растворяться в облаке дыма… Наш Баснописец одарен в этой области, не так ли? Весьма одарен. Что касается меня, я действую в меру своих способностей. Я пользуюсь собственными средствами. Вот что я лично могу вам предложить.

   «Этот аромат… Ну да, это же…»

   И еще забытый на столе венецианский кинжал!

   В этот момент лорд Стивенс подал знак Баснописцу, который театральным жестом открыл занавес.

   – Анна Сантамария из Венеции!

   Пьетро показалось, что сердце остановилось в его груди.

   А Баснописец принялся декламировать:

Любовь и Безумие
Книга XII, басня 14

Загадочен бог Любви —
Стрелы его и колчан, факел и детский возраст.
Не хватит и дня
Разобраться, что здесь к чему.
Я и не пытаюсь,
А только хочу рассказать на свой лад
О слепце этом, то есть о боге, —
От чего же он, собственно», ослеп?
А к добру это или к худу —
Пусть решают влюбленные, а я не берусь.[33]

   За занавесом Анна стояла на деревянной доске, перекинутой через зияющий колодец. Ей снова завязали глаза, а в рот всунули кляп. Руки были связаны, ног не было видно под длинным платьем. Она стояла очень прямо, не двигаясь, пытаясь сдерживать дыхание из страха, что один вдох может нарушить равновесие. Через колодец было переброшено несколько шатких досок, частично покрытых лишайником и казавшихся наполовину прогнившими. Как Пьетро понял, колодец этот был остатком разрушенной винтовой каменной лестницы, ранее соединявшей различные этажи замка. Эта часть, очевидно, уже давно находилась в заброшенном состоянии, о чем свидетельствовали расположенные за занавесками массивные дубовые двери, раньше отделявшие западное крыло здания и в данный момент открытые. Лестничная клетка из камня и покрытого мхом дерева была лишь смутным призраком былого жилища. На вершине лестницы, которая больше никуда не вела, среди тьмы Пьетро смог разглядеть поблекшие от времени портреты; глаза изображенных на них людей сливались с траурной мглой. На потолке находились странный блок и веревка, которая, как казалось, спускалась вглубь, равномерно покачиваясь из стороны в сторону. Потоки холодного воздуха со свистом доносились из отверстия, а ниже невозможно было различить ничего, кроме темной ямы, как будто идущей в самые недра земли, откуда поднимались языки тумана…

   При малейшем неосторожном движении Анна упадет и разобьется.

   Чтобы заставить ее двигаться вперед, за ней стоял мужчина с кинжалом наготове.

   А Баснописец продолжал заливаться:


Играли однажды двое богов – Амур и Безумие:
Амур еще не был слеп.
Вышел у них спор; Амур для его разбора
Потребовал собранья богов,
А Безумию не терпелось,
И так оно стукнуло Амура,
Что невзвидел Амур белого дня.
Венера ищет управы
Как жена и мать, – представляете ее крик?
Боги оглушены —
И Юпитер, и Немезида, и подземные, вся толпа;
Венера рисует всю чудовищность преступления —
Сын ее не может шага сделать без палки,
За такую вину любой казни мало!
Стало быть, надобно возмещать ущерб.
Обсуждает верховный суд
Общее благо и интересы сторон
И постановляет:
Быть отныне Безумию
При Амуре спутником и поводырем.

   – Извините, – комментировал Стивенс. – Ведь эта басня не была запланирована! Вы должны были уже умереть, не так ли? То, что вы выжили и неожиданно вторглись сюда, заставило нашего друга внести изменения в план. Это импровизация! Непредвиденные обстоятельства на сцене – вы знаете, что это значит. – Он рассмеялся, разводя руками. – Madness leading Love, Безумие ведет Любовь! Ах! Вот кто достоин наших лучших английских поэтов! Знаете ли вы, что говорят об этой басне? Будто бы она была навеяна длинной аллегорией Луизы Лабе, вошедшей в состав «Дебатов между Безумием и Любовью» и впоследствии использованной отцом Комиром в «Кармине». Речь идет о латинской поэме невероятной красоты, которую Лафонтен заново интерпретировал. Поэме, которой восхищаются все без исключения… Но я отклоняюсь от темы.

   Заложив руки в перчатках за спину, Стивенс расхаживал по залу. Он подал знак стоявшему за спиной Анны человеку с кинжалом. Тот вынул у нее изо рта кляп.

   – Пьетро!

   – Ты не ранена?

   – Итак, Виравольта, вот правила игры. За каждую строчку, которую вы напишете, – и постарайтесь, пожалуйста, писать разборчиво и аккуратно, – вы получите право подсказать вашей драгоценной супруге, в каком направлении ей шагать. Но осторожно: некоторые из этих досок уже насквозь прогнили… Они не выдержат ее веса. Не кажется ли вам, что в некотором роде здесь содержится метафора брачного союза? Так что наша авантюра получает немного соли или, скорее, пикантности. Давайте, Виравольта! Вам Безумие, ей Любовь! Удастся ли вам перевести ее на другую сторону пропасти?

   – Все будет в порядке, – произнесла Анна сдавленным голосом, выдававшим ее волнение.

   – А что я от этого выигрываю? – поинтересовался Пьетро.

   – Вы меня спрашиваете? Но, Орхидея… Вы выиграете ее жизнь! Вы понимаете? Если вы напишете нашу басню, а она перейдет через пропасть, она будет жить. Что касается вас… Это, конечно, другое дело.

   У Пьетро пересохли губы.

   «Нет! Только не она! Все, что угодно, только не она».


   Перед его взором возник повешенный в грабовой аллее Ландретто. Смерть в том саду… а сейчас они играют с ней, с ней!

   «Сохраняй хладнокровие! Умоляю! Не утрать его в этот момент! Слепое Безумие – поводырь Любви!»


   – Отпустите ее, – сказал Пьетро. – Она не имеет никакого отношения ко всему этому.

   Он вспотел. Стивенс прокашлялся.

   – Не говорите глупостей. Начнем. Вы знаете нашу басню, я в этом уверен. Она, как вам разъяснит находящийся здесь специалист…

   Баснописец поклонился, приложив руку к груди.

   – Она первая по порядку в первой книге Лафонтена. Ни одна другая не получила столько комментариев. Ваш дорогой Руссо привел ее как пример того, что, по его мнению, нельзя давать читать детям… В очередной раз ее вариант мы находим у Эзопа.

   Пьетро покачал головой…

   – Стрекоза появляется в «Баснях», так сказать, только один раз. Она символизирует небрежность, беззаботность, непредусмотрительность. Еще один человеческий недостаток… Но в этой басне множество ошибок! Например, стрекоза неустанно трудится, добывая себе пропитание при помощи своего хоботка. Кроме того, она умирает в конце лета. Поэтому она не может испытывать нужду, когда «зима катит в глаза», не говоря уже о том, что муравей, спящий всю зиму, не в состоянии ее услышать. И наконец, муравьи едят совсем не то, что стрекозы! У баснописцев есть право на фантазии. Так сказать, поэтическое право…

   «Но о чем это он?» – думал Пьетро.

   – Начнем! – повторил Стивенс.

   Он остановился.

   – Книга первая, басня первая: «Стрекоза и Муравей». Берите перо, Вира вольта.

   Дрожащей рукой Виравольта взял в руки перо.

   – Вам повезло, – улыбнулся Стивенс. – Вы собственной рукой подпишете смертный приговор французскому королевству.

   Пьетро сдержал улыбку. Перо!

   То самое, которое у него отобрали. И чернильница тоже…

   Он вспомнил афоризм Августина Марьянна: «Перо сильнее шпаги».

   «Августин! Благослови вас Бог», – подумал Виравольта.

   Он медленно открутил крышечку чернильницы и обмакнул в нее сухой кончик пера.

   Острие кинжала дотронулось до ребра Анны, заставляя ее сделать шаг вперед. Она задрожала. Доска затряслась.

   Стивенс начал диктовать:

   – Пишите.


Попрыгунья Стрекоза
Лето красное пропела;
Оглянуться не успела,
Как зима катит в глаза.

   Перо повисло над листом.

   Пьетро сделал вдох…

   – Вы правы, – проговорил он с недоброй улыбкой на лице.

   – В каком смысле? – удивился Стивенс.

   – В смысле театральности. И облаков дыма.


   И все завертелось.

О взрывающемся пере

   Особняк Эрбле

   Когда волна взрыва ударила по оконным рамам и стеклам двое в кустах подскочили.

   Озадаченный Бомарше повернулся к шевалье:

   – Это и есть сигнал?

   Д'Эон выглядел совершенно сбитым с толку.

   – Что нам делать?

   По тревоге по направлению к крыльцу бежало около дюжины часовых, патрулировавших замок. Вдруг какой-то незнакомец на бешеной скорости проскакал через парк. Сзади на шее у него болталась треуголка. Лента, которой был подвязан его шиньон, наполовину распустилась. На нем был плащ без обшивки и с круглым воротником, длинными коричневыми рукавами и карманами с треугольными клапанами. Под плащом был камзол персикового цвета, белые панталоны и блестящие сапоги. Лицо его сияло юностью, отвагой и особенно бесшабашностью. Не спешиваясь, он выхватил шпагу и дерзко направил ее на силуэты врагов; это заставило их бросить факелы. Волосы Козимо Виравольты развевались на ветру. Он кричал, чтобы подбодрить себя.

   – А это еще кто?

   – Не знаю, но он отчаянный. И кажется, он с нами заодно.

   Козимо ворвался в крут врагов, размахивая шпагой направо и налево.

   Бомарше в свою очередь обнажил шпагу.

   – Неплохо.

   – Ммм… десятеро против трех… – проговорил д'Эон.

   – Ну и денек выдался! Avanti![34]

   И они бросились в бой.


   Взрывающееся перо господина Марьянна сослужило свою службу. Молниеносно развернувшись, Пьетро выверенным жестом бросил его за спину, на пол-, взрыв заставил подскочить Стивенса и Баснописца. В облаке дыма трое их помощников упали на пол перед другими ошеломленными статистами. В ту же секунду Пьетро схватил лежащий на столе кинжал Анны и с поразительной точностью метнул его в человека, стоявшего за его супругой. Кинжал со свистом вонзился ему в горло. Он повалился назад, схватившись руками за шею, из которой фонтаном брызнула кровь. Потеряв равновесие, Анна чуть было не полетела на дно колодца. Она тоже упала, ударившись о бывшую каменную балюстраду лестницы и едва не раскроив себе подбородок. К счастью, она оказалась по ту сторону колодца. Лежа на боку, мужчина извивался от боли и сдавленно хрипел. Доска, на которой она только что стояла, заколебалась, затем обрушилась в бездну, увлекая с собой остальные. Из глубины поднялось облако пыли.

   Пользуясь замешательством, Пьетро бросился на своего ближайшего соседа. Он направил его пистолет против него самого, и пуля попала в самое сердце. Затем венецианец схватил его шпагу, это была его собственная шпага с венецианским клинком, которую у него отобрали при поимке.

   – Ну, я уже лучше себя чувствую.

   Повернувшись, он обнаружил за собой двоих противников. Тут же подоспели еще четверо. Ударом ноги Виравольта опрокинул стул и прыгнул на стол из темного дерева.

   Окружен.

   Другие уже собирались вокруг него.

   Стивенс и Баснописец обменялись взглядами, затем Стивенс улыбнулся.

   – Как всегда, непредсказуем. Но всему наступает конец Господа! Убейте его.

   «Ну а что теперь?» – подумал Пьетро, тяжело дыша.

   Дверь с шумом распахнулась.

   Перед ними предстал Козимо в окровавленных сорочке и куртке.

   Пьетро изумленно посмотрел на него.

   – Вот это выход! Что ты здесь делаешь?

   Козимо улыбнулся.

   Он размахивал шпагой.

   – Надо же мне было повторить мой урок.


   Он бросился вперед. Пьетро сделал то же самое, уклоняясь от ударов шпаг, скрещивавшихся у его ног. Схватившись за люстру, он перенесся на несколько метров и оказался рядом с сыном. Анна освобождалась от пут при помощи кинжала человека, только что испустившего дух. Снизу доносились удары шпаг и пороховые взрывы; видимо, Бомарше и шевалье д'Эон тоже решили вмешаться. Шпаги отца и сына указывали в одном направлении; их снова окружила вся банда. Просвистел клинок Пьетро.

   – Хорошо. Начнем. Кварта, кисть влево, рука вытянута, дужки горизонтально…

   – Знаю. Контррипост. Атака в темп.

   Они перешли в наступление. Лицо первого мужчины было разрублено от уха до уха.

   – Атака и комбинация…

   Это был уже не поединок, а балет.

   – Финт.

   – Двойной финт.

   – Шажок…

   – Колющий удар.


   Этьенн атаковал последним. Он с ревом ринулся вперед, зажав в кулаке сверкающее лезвие. Козимо успел почувствовать ужасную вонь, исходившую от его одежды, и увидеть, как на него обрушивается темная масса. Глаза этого зверя горели яростью, губы были искажены гримасой, а его искалеченное лицо, казалось, выглядывало из самой преисподней. На мгновение Козимо померещилось, что перед ним кабан, бросающийся на свою жертву. Хромец налетел на него всем своим весом, но молодой человек оказался более расторопным.

   Острием шпаги он ударил его прямо в лоб.

   Этьенн на мгновение скосил глаза, затем его взор заволокла кровавая пелена.

   В конце раздалось бульканье.

   – И все это – сгибая колени, – закончил Козимо, выпрямляясь и переводя дух.

   Этьенн рухнул.

   Трупы устилали весь пол.

   – Получается! – воскликнул Козимо.

   – Вот видишь! – сказал Пьетро.


   Баснописец издал вопль, заметив, как рассекли лоб его слуге. Ситуация становилась критической. Шелестя плащом, он бросился к выходу и исчез. Пока Виравольта и Козимо заканчивали бой, Стивенс подошел к Анне. С искаженным ненавистью лицом он собирался поднять ее, схватив за волосы. Вдруг он заметил, что руки у нее свободны. Она сняла свою повязку и одарила его лучезарной и мстительной улыбкой. Стивенс начала ничего не понял… затем его пронзила острая боль, на всадила ему в икру кинжал Виравольты. Ее рука, вцепившаяся в рукоятку, все еще поворачивала клинок.

   – Черная Вдова! – воскликнула она. – Теперь тебе ясно? – Анна! – закричал Пьетро.

   Виравольта с сыном бросились к ней.


   Отскочив от Анны с застрявшим в ноге кинжалом, Стивенс ослепнув от боли, завопил, затем ухватился за ближайшую веревку, соединенную с блоком, находящимся над темным отверстием. Тут же он соскользнул вниз. Послышался какой-то металлический звук. Привязанное к другому концу веревки, поднималось ведро, наполненное строительным мусором, которое вскоре столкнулось с железной дугой на потолке. Пьетро подбежал так быстро, что и сам чуть было не упал. Он посмотрел вниз, но увидел лишь темный провал. Стивенс ускользнул. Козимо положил руку на плечо отца.

   – Бог с ним!

   – А Баснописец?

   Пьетро помог Анне подняться.

   – Он тоже удрал, – сказала она. – Может, еще успеем?

   – Надеюсь, его схватят внизу!

   – Внизу?

   – Потом объясню.

   Она улыбнулась ему, оправляя платье, пока он сжимал ее в объятиях.

   – Мне хотелось знать, где ты. Сегодня вечером в Версале прием, а потом бал. Я была бы так собой недовольна, если бы пришлось пропустить.

   – Ты еще не натанцевалась? – спросил Пьетро.

   – А ты, любимый?

   Они еще раз обнялись.

   Затем они повернулись к Козимо.

   – А ты как здесь оказался?

   – Я шел по стопам отца от «Прокопа». Это не так уж сложно – весь путь усыпан трупами.

   Пьетро крепко обнял сына.

   – Козимо… спасибо, что послушался своего отца. А какой у тебя прогресс!

   Пьетро отступил на шаг и посмотрел на него. Козимо рассмеялся:

   – Да и вы ничего, совсем неплохо для старика.

   Наконец явились Бомарше и д'Эон.

   – Бой уже кончился, – насмешливо сказал Пьетро.

   – Вы шутите, я надеюсь.

   – А Баснописец?

   – Его мы не видели, – сказал д'Эон.

   – Кто эти люди? – спросил Козимо.

   Пьетро посмотрел на них и, приложив руку к сердцу, с улыбкой подошел к ним.

   – Друзья.


   Все направились к окнам, выбитым взрывом рокового пера Августина Марьянна. Пол и каменные стены почернели. Через окно они разглядели силуэты Баснописца в капюшоне и Стивенса, скакавших через парк в лучах восходящего солнца. Они уже достигли ворот.

   Пьетро смотрел, как они удаляются, когда Анна окликнула его:

   – Пьетро!

   Он оглянулся. Она указывала на планы, разложенные на бюро в углу зала, между двумя канделябрами, с которых капал воск. Пьетро переглянулся с сыном, затем подошел поближе.

   Но… что же это такое?


   Там были планы двух типов. Они пострадали от пороха и боевых действий. На документах первой категории можно было различить нечто вроде химических формул, один вид которых внушал опасение. Они были испещрены техническими символами и столь же непонятными краткими записями. Среди них попадались латинские и греческие высказывания. Наконец, там были и цифры, величины углов и указания расстояний. Документы второго рода были не менее причудливы нечто вроде сети или запутанного плана, покрытого изломанными линиями, начерченными горизонтально и вертикально. Эти разветвления пересекались с крупно нарисованными геометрическими фигурами. Что-либо понять было совершенно невозможно. По всему документу в нескольких местах была написана одна и та же фраза: PARTY TIME.

   К тому же Пьетро нашел и странный миниатюрный футляр зеленого цвета с золотом.

   Венецианец взял его в руки и открыл.

   Он удивился, найдя в нем прядь волос. А внутри был медальон с портретом покойного короля Людовика XV.

   – Что же это может означать? – спросила Анна.

   Сжав футляр в руке, Пьетро прошептал:

   – Не имею ни малейшего представления.

Цена шляпки

   Кабинет герцога д'Эгийона

   Салон Мира, большие апартаменты и спальня королевы, Версаль

   На эту зиму двор вернулся в Версаль.

   – Итак, до Бастилии дело не дошло? – спросил Пьетро.

   Герцог д'Эгийон повернулся. Как и во время их последней встречи, он долго стоял лицом к окну, вглядываясь в пустоту. В своем голубом с золотом камзоле он имел вполне официальный вид. Он казался изнуренным и плохо скрывал свою горечь. Но решение было принято.

   – Нет, Виравольта. Я собираюсь уйти в отставку. То, чего я так опасался, произошло. План королевы вернуть Шуазеля потерпел поражение… Но ей достанется моя голова. Король сделал свой выбор. Я не стал дожидаться и решил уйти сам.

   Пьетро сидел в кресле, закинув ногу на ногу и положив руки на подлокотники. Действительно, в кабинете герцога в военном министерстве царил беспорядок, что никак не соответствовало маниакальному пристрастию к чистоте его хозяина. На бюро грудой были свалены папки. Повсюду стояли коробки, время от времени входили служащие и молча забирали с полок изящные безделушки и книги. Подняв бровь, Пьетро посмотрел на бронзовый бюст, который проносили мимо него.

   – Мое время подошло к концу, Виравольта. По крайней мере, на данный момент. А может, и навсегда.

   Он обдумывал свои последние слова, произнесенные с мрачным и торжественным видом.

   Затем он повернулся к Черной Орхидее.

   – Мое единственное утешение – это то, что удел Шарля де Брогли не лучше моего. Он все еще в ссылке, и ему не достанется мое министерство… А канцелярия – и подавно.


   Траурная атмосфера, царившая в кабинете, представляла резкий контраст с весельем, охватившим Версаль. На горизонте появилась новая надежда. Народ желал верить в перемены. Людовик не пользовался полным доверием народа, но вызывал симпатию. Помня об излишествах и мучительном конце его покойного деда, люди ценили его желание действовать по закону добродетели. Всем нравилась его очевидная привязанность к королеве, так как уже долгие годы страна не испытывала удовольствия от созерцания королевской четы, а теперь это удовольствие не омрачалось даже трудностями, связанными с зачатием наследника… Людовик с супругой ни на йоту не продвинулись в этом отношении – но все же хорошая новость заключалась в том, что монарх был способен испытывать эрекцию! Боли, возникавшие в королевской крайней плоти при введении члена, прошли. На простынях оставались пятна, о чем сообщалось всем подряд, так как от этого зависело будущее трона. Любое хирургическое вмешательство было бы излишним – супруги и сами рано или поздно справятся.


   Огласке был предан и состав правительства. Король перестал прибегать к уловкам. В конечном итоге был вызван Морпа. Государственный министр без портфеля, он имел первенство в Совете. Его старшинство было неоспоримо. Впервые со времени своего изгнания в Бурж, а затем в Поншартрен, вызванного приписанными ему высказываниями против Помпадур› он принимал своих сторонников. Ко всеобщему удивлению, семидесятитрехлетний старик возвращался к делам. В Версале он занимал апартаменты, расположенные над апартаментами короля, где не так давно проживала Дюбарри. Это был символично: мудрый плут наследовал шлюхе, чтобы защищать интересы королевства. Д'Эгийон, который приходился Морпа племянником, на краткий миг поверил в то, что и к нему вернется милость. Его дядя замолвил за него словечко Людовику XVI. Но король не забыл о связях между герцогом и Дюбарри. Морпа не настаивал.


   Восстановив традиционное разделение между функциями военного министерства и министерства иностранных дел, король посадил в первое кресло графа дю Мюи, бывшего друга своего отца и губернатора Фландрии, а во второе – Верженна, до тех пор занимавшего пост посла в Швеции. Команда была, таким образом, укомплектована, и д'Эгийону пришлось очистить помещение. Триумвирату и непопулярным решениям пришел конец. Были высланы также Мопу и аббат Террэй. Тюрго стал министром финансов, Миромениль – юстиции, Сартин – флота. Все это вызывало всеобщее ликование. Морпа, поклонник Монтескье и сторонник умеренной монархии, занялся восстановлением былого парламента, к великому удовольствию судей. Эта новая инициатива была восторженно принята, на площадях стали сжигать чучела и изображения бывших министров. Несколько дней назад выходившие из здания суда король и королева были встречены овацией. Людовик XVI желал, чтобы его любили! На цоколе статуи славного короля Генриха IV, что на Новом мосту, чьей-то рукой было начертано: Resurrexit.[35]


   Д'Эгийон тяжело вздохнул. Затем он повернулся к Виравольте.

   – Я долго колебался, выбирая линию поведения. В конце концов… – Он подошел к своему бюро. – Я решил позволить вам продолжать ваше расследование. Если король захочет и впредь развлекаться с Тайной службой, то в добрый час. Теперь он должен уже быть в курсе всех дел. Я думаю, он распустит службу. Ну а вы… служите, кому желаете, Виравольта. Вы знаете, как тяготит мое сердце Брогли… Но меня это больше не касается. Оставляю вас в покое.

   Впервые он искренне посмотрел Пьетро прямо в лицо. – Я прочел ваши рапорты… по крайней мере, те, которые вы соизволили мне доверить, – сказал он, как всегда, желчно. – Угроза не исчезла… Интересы Франции превыше всего, не так ли?

   Пьетро поклонился.

   – Именно так. – И он добавил: – Ваше достоинство делает вам честь, ваше превосходительство.

   Герцог ограничился гримасой, изображавшей благодарность.

   Все было сказано.

   Д'Эгийон снова повернулся к окну.

   Он покидал Версаль, как тень.


   И все же, выходя из кабинета, Пьетро чувствовал прилив сил.

   Решение герцога и поворот, который принимали дела, его ободрили. С призраком Бастилии было покончено. Руки у него были развязаны.

   Лакей окликнул его и поклонился.

   – Господин де Лансаль?

   – Да?

   – Королева вызывает вас в свои покои.


   Дворцовая жизнь вошла в свое обычное русло. Занавески были раздвинуты, и среди этого океана изысканности и возвышенности раздавались хрустальные переливы, звучавшие как струи небольшого фонтана: это облегчался Пьетро Виравольта де Лансаль, тайный агент и бывший шпион Совета Десяти Венецианской республики. В другом конце галереи, едва скрытая шторами, украдкой присев, тоже справляла малую нужду Иоланда де Полиньяк, одна из новых компаньонок королевы. Пьетро привел себя в порядок. Иоланда поднялась ее платье с фижмами упало на пол. Она вернулась к лакеям из своей свиты, державшим спасительный горшок. Оба оказались лицом к лицу на отполированном до зеркального блеска паркете и поприветствовали друг друга, склонившись в реверансе. Пьетро поглядел ей вслед. О ней говорили, что ее походка соблазнительна и непринужденна; и в самом деле, она была наделена небрежной и возбуждающей грацией, как отметил про себя Пьетро, рассматривая ее стройный зад. Брюнетка с цветущим овальным лицом, беспечная и вальяжная, Габриэлла Иоланда де Поластрон, ставшая графиней Жюль де Полиньяк, проводила большую часть времени во владениях де Клей, но время от времени приезжала в Версаль для выполнения своих придворных обязанностей. Пьетро дождался, пока разбегутся все ливрейные лакеи, затем направился к покоям Марии Антуанетты.


   После событий, происшедших в Эрбле, Пьетро передал все собранные сведения Брогли, который, разумеется, отрицал свою ответственность за какую-либо утечку информации о сходке в кафе «Прокоп». Он не скрывал, что глубоко оскорблен тем, что вдруг оказался под подозрением у своих собственных агентов! Скорее всего, о встрече было известно Ландретто. Может, Баснописец пытал его, чтобы выбить из него эту информацию перед смертью. Эта мысль, как и предположение о предательстве его бывшего лакея, была неприемлема Для Виравольты. Скорее всего, они проследили за Пьетро после его прибытия в Париж или за одним из других шпионов. Но в остальном все прояснялось, Анна слышала, как кто-то произнес имя Стивенса. О нем кое-что знал Шарль де Брогли. Графу было известно, что Стивенс работал на английскую контрразведку. Он был членом тайного масонского общества Сассекса, «Великой железной ложи». С помощью своих лондонских агентов Брогли смог получить дополнительные сведения. Бомарше и д'Эон вновь переправились на противоположную сторону Ла-Манша – один по поручению Сартина, другой – Тайной службы. Шарль также разузнал кое-что у лорда Стормона, английского посла во Франции. По утверждению Стормона, Стивенс, изначально действовавший по поручению Георга III, намного превысил свои полномочия без каких-либо четких указаний. У самого английского правительства на его счет возникали опасения. Оно собиралось послать собственных эмиссаров, чтобы потребовать у Стивенса разъяснений, а при необходимости и отстранить его от должности. Дело принимало дипломатический оборот.

   Однако, прослышав о планах, найденных Пьетро и Анной в Эрбле, Брогли еще больше утвердился в своих подозрениях. Его все сильнее беспокоила мысль о том, что англичане, возможно, готовились сказать последнее слово в давнем споре, направив во Францию свои войска. Эволюция американской ситуации также мучила его. События развивались в ускоренном темпе, и Пьетро не терял бдительности. Планы, найденные в Эрбле, были переданы Августину Марьянну. Пока поиски в них смысла не увенчались успехом. Посланные в особняк драгуны и мушкетеры нашли его пустым. Естественно, враг передислоцировался в иное место. Все надо было начинать заново. Наконец, вызывало тревогу и еще кое-что. В миниатюрном футляре, который Пьетро нашел в Эрбле, Шарль обнаружил записку, спрятанную за медальон с портретом короля. Для главы Тайной службы, знавшего почерк бывшего монарха, сомнений быть не могло: текст был написан рукой Людовика XV. Он был адресован некой Мари:


Как будто запах тысячи цветов
Сладчайший до меня дошел.
Но я, раскрыв корзинку Вашу,
Один бессмертник там нашел.
Для Мари.

   Что касается локона, найденного в футляре, Брогли затруднялся сказать, кому он мог бы принадлежать. Пьетро вновь настойчиво попросил разыскать в архиве Тайной службы рапорты, посвященные первому Баснописцу, аббату Жаку де Марсию, и пресловутому церковному приходу Сен-Медар. Он оставался настороже.


   Виравольта оказался в больших апартаментах королевы, пройдя через Салон Мира: он был полон мраморных статуй, фресок и бронзовых трофеев. Швейцарский гвардеец ударил алебардой о паркет. Он пошел объявить о прибытии Виравольты и, вернувшись, попросил венецианца минутку подождать.

   Неслыханная честь – его примут непосредственно в спальне королевы.

   Сложив руки на груди, он стоял перед большими окнами, слегка согнув колени; он был обут в башмаки с пряжками. Салон Мира превратился в салон игр Марии Антуанетты. Она приказала установить здесь столы, складные стулья и комоды. Пьетро глядел на улицу. Стоял зверский холод. Зима обещала быть суровой, а в Версале топили, как всегда, плохо. С неба падали крупные хлопья снега. Взор Пьетро затерялся в этом мягком, пушистом океане, покрывавшем ближние боскеты хрустальной пленкой. Он представил себе труп Ландретто и покачал головой. Ему показалось, что тело его лакея в тумане скользит перед ним, как будто в гондоле по водам лагуны. Он пытался думать о другом, глядя на блестящий лед Большого канала. Вдали он различил брошенные сани.

   Боже мой, как же красив дворец в такую погоду!

   Он едва не чихнул. Вдруг звонкий голос заставил его обернуться

   .

   – Идите! Идите!

   В салоне раздался шум шагов. Из покоев королевы вышла целая армия молодых людей в париках, они несли коробки разных размеров. Посыльные ритмично семенили перед Пьетро, а на небольшом расстоянии за ними шагала миниатюрная дама, державшаяся очень прямо, чересчур надушенная и набеленная. Она шла быстро, продолжая давать им указания, постоянно приподнимая свое платье из зелено-оранжевой тафты. На ее локонах подрагивала шляпка с перьями. Она сняла одну кружевную перчатку. На щечке у нее виднелась мушка, глаза были живые и любопытные, маленький ротик ярко накрашен… На мгновение она остановилась перед венецианцем и оглядела его с ног до головы. Затем изобразила реверанс. Виравольте это показалось забавным. Он тут же узнал ее: это была Роза Бертен, модистка королевы. Она улыбнулась и еще раз ударила в ладоши: «Идите! Идите!», а затем исчезла вместе со своим войском.


   В магазине Розы «Великий Могол» трудилось около тридцати работниц. Помимо экстравагантных платьев и шляп, они изготовляли белье, купальные костюмчики, туники и накидки, платочки и бантики для шпаг, веера и перчатки, тапочки и другие чудесные аксессуары. Сумбурная, но чрезвычайно работящая, наделенная сверхчеловеческими амбициями, Роза стремилась завоевать все королевские дворы Европы. После смерти Людовика XV она ввела в моду пуфы, гигантские шляпы, к которым прикреплялись самые невероятные украшения. В связи с трауром, но и повинуясь новым веяниям, она изобрела особенно причудливый пуф. Слева на шляпе располагался кипарис, украшенный ноготками, пробивающимися из крепа, изображавшего нагромождение корней; справа на затерянном среди белых перьев роге изобилия покоился сноп пшеницы. Эта шляпа быстро уступила первенство «пуфу прививки», созданному в честь храбрости короля, который в июне отважился сделать прививку от оспы – операцию, все еще внушавшую страх возможными побочными эффектами. Модистка воспользовалась этим фактом, чтобы соорудить на своей шляпе оливковое дерево, которое обвивал змей Эскулап. Оливковое дерево поддерживало увитую цветами дубину, предназначенную для того, чтобы сразить ветряную оспу. Фоном для этой композиции был закат солнца. За первыми экспериментами последовали другие сумасбродства, например «сентиментальный пуф», которому придавался окончательный вид в зависимости от настроения. В этом, безусловно, проявилась ее гениальность.

   С некоторых пор все в Версале были без ума от пуфов. Иногда заходили даже слишком далеко. Но и видели друг друга тоже издалека. Окружение королевы можно было легко опознать по перьям на шляпах, достигавшим как минимум пятидесятисантиметровой длины…

   Роза удалилась, и Пьетро сопроводили в спальню Марии Антуанетты.


   В просторной комнате, где обычно совершался публичный туалет королевы, жили и умерли две государыни и родилось около двадцати детей Франции. Все здесь дышало одновременно уютом и величием: два трюмо из пальмового дерева, расположенные вокруг камина, барочные картинки над дверями, дугообразная роспись в картушах «Добродетели королевы». По углам красовались лепные гербы Франции и Австрии. Над зеркалами по приказу Марии Антуанетты были повешены портреты ее матери, ее брата Иосифа и Людовика XVI. Интерьер дополняла шпалера, изготовленная мануфактурой в Туре, и пышная кровать под балдахином. Все остальное находилось в полном беспорядке.


   – Замечательно, правда? Это замечательно.

   Первое, что увидел Пьетро, были не фрески, не трюмо, но пара ножниц. Растрепанный молодчик жонглировал ими, постоянно пощелкивая; затем он откладывал ножницы, чтобы поправить газовую вуаль на примерочном парике. Это был Леонардо, неописуемый Леонардо, вооруженный порхающим гребнем, первый парикмахер королевы, изящный бретер с серебряными ножницами, специалист по надеванию газовых шляпок, Дон Кихот локонов, укротитель непослушных вихров и принц капиллярной клоунады.

   Дело в том, что этот Леонардо, хотя и не был да Винчи, обладал несравненным талантом в области ношения париков и разных видов опудривания. В былые времена у «короля-солнца» имелись и другие проблемы, кроме пресловутой анальной фистулы, вырезанной в 1685 году, а также удаленной в 1686 части нёба, вынуждавшей его бороться с дурным запахом изо рта при помощи пастилок, которые он все время сосал. Он еще и облысел к тридцати пяти годам, и тогда двор увлекся париками. После гигантских париков «в полдома» в моду вошли косички и шиньоны, которые особенно импонировали Виравольте. Дамы с их фонтанжами[36] и знаменитыми пуфами тоже не отставали. К удовольствиям, доставляемым париками, добавились радости макияжа: к свинцовым белилам каждый норовил подмешать еще и голубой тон, чтобы лучше подчеркнуть вены и белизну кожи, глаза обводились черным, губы красили в красный цвет, на щеки наносили румяна; не забывали, разумеется, и о мушках из тафты. С некоторых пор в маскарадах Розы Бертен начали принимать участие двое сообщников: парикмахер Леонардо и еще… парфюмер Жан-Луи Фаржон, сумевший после отбытия Дюбарри в ссылку завоевать королеву при помощи надушенных перчаток, которые она надевала во время конных прогулок, а также при помощи ванны скромности – особой жидкости, предназначенной для регулярных омовений высокопоставленной купальщицы.

   Так прославилось королевское трио: Леонардо – Бертен – Фаржон.


   Посреди шляпок, картонок и коробок из-под обуви, усеянных россыпями мелкого миндального печенья, перед Пьетро стояла Мария Антуанетта, свежая как роза. Как только венецианец вошел, она тут же подняла на него свои ясные глаза.

   – Ах, – произнесла она звонким голосом, – вот и господин де Лансаль!

   Пьетро поклонился.

   – Ваше величество…

   – Я очень рада вас видеть. Извините за беспорядок! Только что здесь была мадемуазель Бертен. У этой женщины неудержимая фантазия.

   – Совершенно верно, – сказал Пьетро.

   – Итак, господин де Лансаль, как вы поживаете? Все еще занимаетесь иностранными делами и сотрудничаете с полицией? Я немножко сердита на них, ведь они лишают меня вашего общества. Уже довольно давно вы не навещаете меня, не заботитесь обо мне. Вы знаете, мне от вашего присутствия спокойнее. Я не забыла, что вы были ангелом-хранителем жены наследника с тех пор, как я появилась здесь.

   – Умоляю ваше величество простить меня. Поверьте, не проходит и дня, когда бы я не прилагал стараний вернуться в ваш круг!

   – На приемах мне хотя бы удается видеть вашу супругу. Она смеется, рассказывая, как вы беспрестанно повсюду носитесь. Вы слишком активны, господин де Лансаль.

   Анна. Она никогда не упускала подходящей возможности.

   – Благодарю вас, это так и есть.

   Мария Антуанетта улыбнулась ему, и ее улыбка была искренней. Он знал, что нравится ей. Пьетро она показалась довольно пухленькой, но несравненной грациозностью отличались ее манера держать голову, ласковое обращение, а кожа была настолько прозрачна, что ее хотелось сравнить с фарфором. От нее пахло нежным ароматом ириса, видимо, изобретенным Фаржоном. На ней было серебристое платье с фижмами, перехваченное в талии простой лентой из голубого шелка. На лицо уже были нанесены белила и румяна, она была напудрена и более или менее причесана. Пьетро улыбнулся.

   Ну же! Все-таки он находился перед королевой Франции.

   – Простите, – сказала она, на сей раз обращаясь к Леонардо, но я должна уделить несколько минут господину де Лансалю. Вы можете остаться. Мне очень нравится то, что вы мне предлагаете, но не будет ли светло-голубая лента красивее? Следовало бы еще поинтересоваться у господина Фаржона, не найдет ли он какие-нибудь подходящие для этого платочка духи.

   – Да, да, ваше величество, какая блестящая мысль!

   – Господин де Лансаль, идите же сюда, поближе.

   Она повернулась на сто восемьдесят градусов и начала рыться в картонках. А венецианец тем временем продолжал рассматривать царящий вокруг беспорядок. На буфете он заметил множество флаконов духов, украшенных мифологическими или пасторальными миниатюрами, окаймленными такими высказываниями, как «Любовь проходит, а дружба остается» или «Я храню верность»; некоторые представляли собой загадку, как, например, изображение женщины, задравшей юбки для того, чтобы найти блоху на своей подвязке, сопровождаемое несколько игривым комментарием «Завидую ее судьбе!». Рядом находились флаконы с украшениями в виде камей, несессеры из кожи акулы и знаменитый сундук с приданым королевы. Тем же изобилием отличались и предметы одежды: двенадцать полных зимних одеяний, столько же вычурных костюмов и платьев с фижмами, не считая разных тканей и вещей из муслина. Эти излишества уже начали создавать королеве репутацию расточительницы и вызывать политический резонанс. То, что австриячка вела себя скорее как законодательница мод, чем заботливая королева французов, было встречено с неодобрением. Ее легкомыслие сочли опасным для государственной казны. Тюрго поведал Виравольте, что бюджет Дома королевы уже имел дефицит в размере 300 000 фунтов, несмотря на то что сумма ее личных расходов была удвоена несколько месяцев назад, и поэтому уже пришлось компенсировать недостаток из казны Дома короля.

   Все эти траты имели место, но причина заключалась не только в одной королеве; едва заняв свой пост, Тюрго решил произвести солидные сокращения бюджета, начиная с королевских трапез, состоявших из сотен напрасно приготовляемых блюд. Расточительность двора подвергалась критике уже много лет, и поведение капризного Людовика XV, содержавшего сначала своих шлюх из Парк-о-Серф, а затем Дюбарри, не изменило ситуацию к лучшему. Поскольку счета государства не являлись общественным достоянием, досужие домыслы увеличивали их в фантастических пропорциях; в представлениях подданных, иногда совершенно ошибочных, астрономические суммы расходовались на удовлетворение самых невероятных причуд. И улучшений не предвиделось, так как Мария Антуанетта только что получила в подарок от супруга очаровательный дворец Трианон, а также занялась устройством своего маленького англо-китайского сада.


   – Взгляните, господин де Лансаль, – сказала королева. – Среди этих сокровищ есть нечто, способное вас заинтересовать.

   Она достала из груды хлама картонную коробку.

   Пьетро моментально насторожился.

   Его внимание привлек инициал. Рельефная золотая буква «Б».

   Пьетро стиснул зубы.

   – Когда вы это получили?

   Мария Антуанетта улыбнулась ему сияющей улыбкой.

   – Вчера вечером. Я была уверена, что это подарок от мадемуазель Бертен, но она меня разубедила; к тому же она была очень недовольна, что кому-то вздумалось ей подражать.

   – И в этой коробке?… – сказал Пьетро, намереваясь открыть ее.

   – Открывайте, открывайте, прошу вас.

   Он заглянул в коробку. Внутри находилась еще одна шляпка.

   «Это вполне в его духе», – подумал Виравольта.


   Шляпка была особым образом украшена: справа находилась избушка, все детали которой были воспроизведены самым кропотливым образом: марлевая ленточка изображала дым, выходящий из камина домика, крытого соломой, расположенного среди трех плюмажей. На пороге насекомое в нелепом клетчатом передничке было поглощено разговором с другим насекомым, держащим в руках гитару. Странным казалось то, что от насекомого с гитарой до самой кромки полей шляпки тянулись капли, напоминающие кровь.

   – С ней была записка, – сказала Мария Антуанетта. – Без какой-либо подписи, кроме этого инициала «Б». Я показала ее господину Сартину и господину Верженну, которые сразу же посоветовали сообщить об этом вам.

   – И правильно сделали, – мрачно проговорил Пьетро. – Но позвольте мне угадать…

   Записка была прикреплена к шляпке вместо цветов и походила на письмо, уведомляющее о некой трагедии.

   Пьетро схватил ее, изо всех сил пытаясь обуздать гнев.

   Он развернул ее.

   – Итак, он все-таки это написал, – сказал Виравольта. И добавил: – Хорошо, что не моей рукой.

   Он покачал головой.

Стрекоза и Муравей
Книга I, басня I

Попрыгунья Стрекоза
Лето красное пропела;
Оглянуться не успела,
Как зима катит в глаза.
Помертвело чисто поле,
Нет уж дней тех светлых боле,
Как под каждым ей листком
Был готов и стол и дом.
Все прошло: с зимой холодной
Нужда, голод настает;
Стрекоза уж не поет:
И кому же в ум пойдет
На желудок петь голодный!
Злой тоской удручена,
К Муравью ползет она:
«Не оставь меня, кум милой!
Дай ты мне собраться с силой
И до вешних только дней
Прокорми и обогрей!» —
«Кумушка, мне странно это:
Да работала ль ты в лето?» —
Говорит ей Муравей.
«До того ль, голубчик, было?
В мягких муравах у нас
Песни, резвость всякий час,
Так, что голову вскружило». —
«А, так ты…» – «Я без души
Лето красное все пела». —
«Ты все пела? это дело:
Так поди же попляши!»[37]


Вот так, о королева золотая»
В солнцестоянье, на заре
Вы будете плясать, забот не зная.

   Было общеизвестно, что Мария Антуанетта обожает цветы, особенно нарциссы, лилии и сирень – не считая роз, само собой разумеется. Пьетро больше не требовалось прибегать к услугам нормандца, садовника-философа, чтобы угадать скрытый смысл этого последнего послания; снова роза и лилия; ракитник – скрытность; тысячелистник – война; бессмертник – вечные сожаления; и две-три хризантемы.

   Это был сигнал.

   «Но что означают солнцестоянье и заря? Опять метафоры! – размышлял он. – Баснописец все еще желает убивать баснями и поэзией! Это намек… на определенный момент. Но когда?»

   Рядом с Пьетро стояла королева, подняв на него свои огромные глаза серны.

   – Бог знает, сколько я прочла эпиграмм и стишков, приписывающих мне всевозможные капризы и истории, иногда совершенно неприличные. Мы знаем об эпидемии сатирических песенок, и, как всегда, мои противники обвиняют меня во всех грехах! Но это…

   Она уперлась кулачками в бока.

   – Вы в этом что-нибудь понимаете? – спросила королева.

   Пьетро вздохнул.

   Про себя он выругался.

   – Я займусь этим, ваше величество.

The Last of Ehgland

   Лес Сен – Жермен – ан – Лэ

   Эмиссары короля Георга нашли лорда Стивенса на опушке леса Сен-Жермен-ан-Лэ, как они и предполагали. После спешного отъезда из Эрбле Стивенсу и Баснописцу необходимо было найти иное укрытие. Они не медля созвали свои войска и подготовили отъезд в Реймс. Но Стивенсу не удалось отложить встречу с двумя шпионами, посланными лордом Стормоном, который был обеспокоен событиями, произошедшими с момента его беседы с Шарлем де Брогли.

   – Вот и они, – пробормотал один из людей Стивенса.

   Время от времени из-за туч выглядывала бледная луна. Двое солдат Стивенса несли факелы. Скорбно завывал ветер, его порывы заставляли дрожать темную густую листву. Посреди этой бездны вырисовывались полосы снега, в темноте принимавшего сероватый оттенок. Перед Стивенсом пробежал какой-то заблудившийся грызун, который поднял обеспокоенную мордочку и тут же пропал из виду.


   Наконец появились два всадника в капюшонах.

   Английские агенты спешились.

   – Good evening, Sir. Secret service.[38]

   Они обменялись приветствиями.

   – Как вам известно, лорд Стормон обеспокоен теми усилиями, которые вы предпринимаете в настоящий момент. Он действует с санкции короля, которому сообщили о том, как нелегко нам было… разобраться в вашей стратегии Он готов отозвать вас в Англию, и, должен вам признаться это зависит от нашего доклада.

   Стивенс с трудом выговорил:

   – У вас нет повода для опасений. Я вернусь в Англию очень скоро и при таких обстоятельствах, что король останется очень доволен мной и той миссией, которую он мне поручил.

   Второй эмиссар сделал шаг вперед.

   – Такие условия были бы возможны в другое время и при других обстоятельствах, сэр. Well,[39] думается, нам придется говорить с вами более откровенно. У нас есть приказ основательно разобраться в характере ваших проектов, особенно в операции, которую вы окрестили Party Time. Нам бы хотелось знать, почему вы решили удалиться в особняк, находящийся на таком расстоянии от Версаля, и по какой причине вам пришлось покинуть ваше убежище. Мы наделены полномочиями освободить вас от ваших обязанностей.

   Стивенс поднял бровь при упоминании Party Time. Очевидно, никто ничего не понял. Он не мог удержаться от смеха.

   – Вы! Вы «наделены полномочиями»! Хорошенькое дельце. Я не обязан давать вам отчет, как, впрочем, и лорду Стормону. Что касается нашего возлюбленного короля Георга, то не беспокойтесь о нем, я составляю депешу, в которой излагаю все подробности.

   Шпион покачал головой под капюшоном.

   – Этого недостаточно. Или вы дадите нам допуск к вашим документам, или я попрошу вас последовать за нами. И с вас будут сняты все ваши полномочия.

   Стивенс в свою очередь покачал головой.

   – В таком случае… боюсь, мы не сможем договориться.

   Первый шпион протянул руку к эфесу шпаги. Второй – к пистолету на боку.

   – Ну что ж, раз так…

   Окружавшие лорда Стивенса люди с факелами сделали движение, как будто собирались вытащить шпаги из ножен. Шпион оказался быстрее и, схватив пистолет, направил его на них.

   – Don't move.[40]

   На мгновение все замерли.

   Двое шпионов, люди Стивенса и сам Стивенс образовали круг на опушке леса. Затем апостол «Великой железной ложи» сложил руки и с тревогой посмотрел на пряжки своих башмаков.

   – Друзья мои… Я останусь, я останусь все же… я останусь верным, даже если я останусь последним. The last of England…[41]

   Это был сигнал. Из-за деревьев, расположенных поблизости, раздалось два выстрела.

   Оба агента упали.

   Первый был сражен наповал; второй замер после нескольких конвульсий.


   Затем стрелок вышел из-за деревьев.

   – Спасибо, – произнес лорд Стивенс.

   Он повторил:

   – Мерси… Сапфир.

   Она подошла к нему. Сапфир была в рубашке, панталонах и черных сапогах, с волосами, собранными на затылке, без парика, но все еще с белилами на лице. Мягкие поля шляпы касались ее плеч. К поясу был пристегнут веер. На шее сверкал сапфир. Узор ее темно-голубого лифа представлял собой крылья насекомого. Она казалась куколкой, превращающейся в бабочку. Подходя к Стивенсу по хрустящему под ногами снегу, она дунула в бесконечно длинные стволы двух пистолетов, которые держала в вытянутых руках.

   – You're welcome,[42] – сказала она, останавливаясь перед ним.

   Стивенс указал на лежащие на снегу трупы. Вытекающая из их голов кровь медленно образовывала темное пятно.

   – Не беспокойтесь о них. Я сам свяжусь с лордом Стормоном, и мы свалим все на службу Брогли. Или же притворимся, что никогда их не видели.

   Сапфир скорчила гримасу.

   – Сомневаюсь, чтобы ваша игра могла продолжаться еще долго. Но с того момента, когда вы оплатите мои услуги, мне станет все равно.

   – Ваши маневры прикрытия в «Прокопе» тоже не имели ошеломляющего успеха…

   – Предполагалось, что ваш друг покончил с Виравольтой. Все остальное было бы детской игрой. Я вынуждена была действовать в соответствии с обстоятельствами… чтобы не выдать себя.

   Стивенс плотоядно улыбнулся.

   – Однако вы не обязаны были уложить дюжину наших людей. Но вы нравитесь мне, Сапфир. Вы настоящий наемник, каких я люблю.

   – Тайная служба будет скоро распущена. Мне больше нечего терять… Я подумываю о том, чтобы переехать к вам. У меня все еще много друзей в Лондоне.

   Из темноты послышался другой голос:

   – Но сперва закончим текущие дела.


   На этот раз из-за деревьев появился Баснописец на черном скакуне.

   Ночью он не облачался в свой сумрачный наряд.

   Лицо его было открыто.

   – Мы уже на борту. И пути назад для нас нет. Так не пускайтесь же в бесплодные рассуждения… Сосредоточимся лучше на том, что нам предстоит.


   Стивенс разглядывал своего союзника с восхищением, смешанным с иронией, которую он неизменно испытывал по отношению к нему. На вид Баснописцу было лет сорок. Голос его был то звонким, то глухим, в зависимости от испытываемых им эмоций. Взор его, хотя внешне и спокойный, выдавал внутренние бури. У него были черные кудри. Рот его постоянно искажала горькая складка, подчеркивающая впалость щек. Тень, залегавшая в этих впадинах, несколько морщин над бровями, запудренные крути под глазами словно бы напоминали о жестоком детстве, но в то же время и о тех годах, которые он потратил на то, чтобы понять природу власти, изучить все закоулки Версаля, наладить контакты с ренегатами Тайной королевской службы и английскими шпионами, и в течение всего этого времени в нем зрела ненависть. Он не был ни красавцем, ни уродом; но, сидя в седле, в струящемся широком плаще, он производил сильное впечатление и в то же время внушал смутный страх. Он был абсолютно неуправляем.


   Стивенс никогда не мог до конца разгадать тайну этого человека. Его расследование зашло в тупик, приведя к запутанной сети янсенистов, группировавшихся вокруг прихода Сен-Медар, который часто посещал его наставник, первый Баснописец, аббат Жак де Марсий. Стивенсу не удалось узнать что-либо еще. Кроме того, ему была непонятна жгучая ненависть, которую Баснописец испытывал по отношению ко всем на свете, начиная с Виравольты, но это, по крайней мере, можно было объяснить: тот был убийцей аббата. «Ну что ж, не важно, – говорил себе Стивенс, – Баснописец содействует реализации моих планов». Когда они заключили пакт в Лондоне, Стивенс оценил его острый ум, который с тех пор уже не раз с блеском проявился, но он был также и источником риска. Стивенс оценил его сумасшествие – кропотливость, с которой тот разрезал животных, чтобы набить их соломой; звериный облик его бывшего слуги, горбуна Этьенна; эту изысканную и извращенную любовь к басням, предназначенным для обучения детей, которую Стивенс всегда находил столь же изысканной, сколь и безумной.

   Они вместе завербовали агента Тайной службы Сапфир которая не только была идеальным источником сведений о графе де Брогли и его агентуре, но и предоставляла им доступ к некоторым конфиденциальным делам. Эта встреча в лесу предполагала не только прием английских эмиссаров.


   – Я многим рисковала, – сказала Сапфир. – И думаю, пора мне получить то, что мне причитается.

   Уперев руки в бока, она приблизилась к Баснописцу. Свои пистолеты она уже убрала.

   Стивенс и Баснописец переглянулись.

   – В самом деле, – сказал Баснописец.

   Он без колебаний достал оружие.

   Мелькнула краткая вспышка, послышался выстрел, поднялось пороховое облачко.

   – Вот, пожалуйста.

   Сапфир еще мгновение продолжала стоять с открытым в ошеломлении ртом, с удивленными глазами, постепенно осознавая происходящее. Из звезды на ее лбу брызнула кровь.

   – В конце концов, – сказал Баснописец, – вы упустили одну деталь. – Он улыбнулся. – Вы тоже агент Тайной службы.

   Сапфир покачнулась и рухнула на землю.

   Стивенс, Баснописец на коне и трое помощников обступили три трупа, проклятую троицу.

   – Она становилась слишком опасной… и слишком требовательной, – проговорил Стивенс.

   – Она хорошо служила.

   – Недостаточно, по-моему.

   Стивенс поглядел на своего союзника. У Баснописца был озабоченный вид.

   – Какая неприятность…

   – Что такое?

   – Я не предусмотрел для нее басни.

   Он почесал подбородок.

   – Это потому что… я не был уверен, что убью ее.

   Стивенс смотрел на него, не возражая.

   – Nobody's perfect.[43]


   В конце концов Стивенс повернулся.

   Он кивнул своим людям, указывая на трупы.

   – Обыщите их и закопайте.

   Затем он улыбнулся и обратился к своему сообщнику.

   – Дорогой мой, встретимся в особняке. Мы вместе отправимся в Реймс.

   И он удалился.

   Баснописец двинулся к лесу. Он бросил прощальный взгляд на Сапфир, ее закатившиеся глаза, полуоткрытый рот, устремленный на луну взгляд. Он попытался интерпретировать узор крови на снегу. Ему стало любопытно, как бы выглядел ее труп, если набить его соломой.

   Люди Стивенса унесли тела.


   Баснописец ощутил на лбу дуновение ледяного ветра; от мороза у него выступила слеза. «И ты тоже, Стивенс, – подумал он, – когда все будет кончено… Мне нужно будет избавиться от тебя. Ты сумасшедший еще в большей степени, чем я. Вся разница в том, что ты этого не осознаешь».

   Затем он стиснул зубы, и его черты исказились новым приступом ярости…

   Он натянул поводья.

Мученица из Сен-Медара

   Тайные архивы, подвал Министерского крыла

   Приход и кладбище Сен-Медар, Париж

   Салон Мира и Зеркальная галерея, Версаль

   «Ах нет, не может быть…»

   Во время бессонницы на него снизошло озарение.

   Шарль де Брогли был так близок к славе… Его злейший враг, герцог д'Эгийон, вернулся к своим любимым занятиям. С тех пор как Верженн занял пост в министерстве иностранных дел, один из агентов Тайной службы наконец приблизился к высшим эшелонам власти. Брогли сам надеялся получить пост, поэтому не мог не завидовать; но он хотя бы был уверен в том, что внешней политикой государства ведает союзник. Давнишним другом был и дю Мюи из военного министерства. И Сартин тоже. Большинство агентов Тайной службы вышли сухими из воды: Бретей находился в Вене, Дюран стал полномочным министром в Санкт-Петербурге, Сен-Прист – послом в Константинополе, что было досадно. В это время он, Шарль де Брогли, все еще должен оправдываться! Он по-прежнему хранил молчание (во имя интересов королевской четы) о форсированном им расследовании дела Баснописца и его смертоносных эпиграмм и велел Виравольте поступать так же. Все это для блага Короны! Можно ли было в большей мере проявить свою преданность! Несмотря на хорошие новости о назначениях, дела Тайной службы все еще пребывали в беспорядке. Король решил наконец забрать всю их знаменитую корреспонденцию. Он полагал, что эти письма таили в себе опасность. Дважды он безуспешно просил у Брогли произвести дешифровку их кода. Он предлагал выплатить июньское жалованье, после чего Черный кабинет будет распущен. Итак, все подходило к концу!

   Людовик XVI желал покончить с Тайной службой.


   Теперь он требовал уничтожения всех документов, имеющих отношение к деятельности службы, взамен предлагая Шарлю помилование. Но для Брогли уничтожение архивов казалось немыслимым. Ведь с их помощью можно было доказать, что они действовали по повелению самого Людовика XV, и поэтому архивы представляли лучшую защиту для него, как, впрочем, и для всех агентов. Кроме того, в них содержалась ценная для государства информация. Брогли предложил Верженну собрать все документы и подвергнуть их экспертизе. Он также намеревался лично уведомить всех своих агентов об окончании их службы и решить вопрос об их пенсии и содержании.

   И затем все шифры будут переданы Верженну для уничтожения.


   Тем временем Людовику XVI сообщили о новых документах, свидетельствующих о верности Брогли королевству. Он стал более сговорчивым. Была составлена комиссия по изучению архивов, в которую вошли Верженн и дю Мюи, что вполне устраивало Шарля. Вопрос о вознаграждении агентов нельзя было более откладывать, и вот наконец с этой целью был составлен список их имен – по крайней мере, всех тех, кто еще был активен. Король подписал список 10 сентября, ратифицировав план вознаграждения. Польский патриот Мокроновский получит 20 тысяч фунтов. Дюран, Ла Розьер» Дюбуа – Мартен – по шесть тысяч. Для Сен-Приста, отца и сына Кретьенов, Фавье, Друэ и еще нескольких человек тоже предусматривались солидные пенсии. Особое упоминание о заслугах Виравольты и десять тысяч фунтов. Д'Эону достанется даже больше – двенадцать тысяч фунтов; однако он начал возмущаться. В самом низу списка значилась Сапфир. Что касается этого господина Бомарше, вновь уехавшего в Лондон, то…


   В этот момент он вспомнил об одной важной детали.

   «Покопайтесь в старых делах, – сказал ему Виравольта во время их беседы в садах. – Вновь откройте дело Сен-Медара». Для этого Шарлю не надо было бы дожидаться его советов. Но у Черной Орхидеи были причины для того, чтобы настаивать. Возможно, Брогли о чем-нибудь позабыл… К нему пришло смутное, далекое воспоминание о том, что происходило в то время, когда Виравольта устранил угрозу, исходящую от первого Баснописца, – во время свадьбы Марии Антуанетты…

   Шарль вдруг раскрыл глаза и сел на кровати в своей белой ночной сорочке.

   Затем в страшной спешке он оделся и направился в Версаль.

   Он явился в архивы Королевского ведомства еще до рассвета, пользуясь дружеским расположением Августина Марьянна.


   Запыхавшись, Шарль прибыл в архивные помещения, расположенные в подвале, и, сняв свой шейный платок, разложил перед собой груду дел, которые он только что получил. Взял одно, открыл его, пролистал и отпихнул. Затем он схватил другое, третье.


Как будто запах тысячи цветов
Сладчайший до меня дошел.
Но я, раскрыв корзинку Вашу,
Один бессмертник там нашел.
Для Мари.

   «Возможно ли, что…»

   И вот он отыскал ее внутри коричневой, перетянутой кожаным ремнем папки, среди сотен пожелтевших от времени листов. Ту самую деталь. Фразу, которая заставила его подскочить во сне и проснуться, как будто его мозг, сам того не сознавая, никогда не прекращал работу. Ту фразу, затерянную в океане бумаг…

   Вот она. Иначе не может быть.

   Его палец остановился на следующем абзаце одного из рапортов:

...

   «По всей вероятности, аббат Жак де Марсий, принявший прозвище Баснописец, посещал круги янсенистов-конвульсионистов прихода Сен-Медар. По слухам, он активно заботился о бедных, сиротах и проститутках этого прихода, несмотря на возможную двусмысленность подобных поступков, учитывая неопределенность его ситуации, хотя клевета в его адрес не была подкреплена доказательствами. Он мог, например, сожительствовать с некой Мари Дезарно, проституткой из Сен-Медара…»

   У Шарля пересохло в горле. Он поднес руку к губам. Постепенно он осознавал истинные размеры катастрофы. Его глаза готовы были выскочить из орбит.

   Боже мой… Боже мой…


   Невзирая на проливной дождь, он ринулся в Сен-Медар. Он сообщил о себе через одного из своих осведомителей, который легко смог связаться с кюре и отыскать нужную ему особу Брогли выпрыгнул из кареты прежде, чем она остановилась. Он прошел под колокольней, целиком находящейся в тени небольшой церквушки. Брогли обратил внимание на профили химер с отверстыми пастями на водосливных трубах: они выпустили все свои когти и, казалось, готовы были обрушиться на него. Крыльцо было обрамлено несколькими рядами арок с изображениями апостолов и священных книг; арки символизировали холодные круги Чистилища.


   Приход, который в течение краткого периода возглавлял аббат Марсий, имел особую славу. В первой половине века здесь вершились чудовищные дела. Вокруг могилы дьякона, расположенной на кладбище по соседству с церковью, происходили чудесные исцеления; верующие бились здесь в конвульсиях Дьякон, Франсуа де Пари, умер в 1727 году. Этому кумиру бедняков ставилось в вину то, что он был янсенистом, активным членом партии «протестующих». С момента издания буллы Папы Римского «Unigenitus»[44] янсенистов считали еретиками по отношению к католической вере на основании их положений о благодати и предопределении. Теологический спор вовлек всю элиту и даже затронул низшие слои общества, в которых янсенисты пользовались почтением из-за своей прямоты и благотворительности. Во времена Регентства группа епископов, монахов и священников при поддержке многих светских сторонников опротестовала буллу «Unigenitus», за что мятежников стали называть «протестующими». За десять лет поступило множество протестов, в свою очередь приводящих к многочисленным отлучениям от церкви, и в каждом из них речь шла о Франсуа де Пари. Перед смертью он составил завещание, по которому все его имущество отходило к беднякам Сен-Медара.


   Вскоре вокруг его могилы стали происходить странные вещи. Поговаривали о чудесах. На кладбище начали стягиваться золотушные и паралитики, чтобы полежать на могиле дьякона или собрать земли для своих повязок. Архиепископ Парижа осудил подобные сборища и потребовал прекращения культа мощей. В ответ на это двадцать три парижских кюре обратились к нему с ходатайством, в котором говорилось о четырех чудесах, которые могут быть подтверждены достоверными свидетельствами. Церковь не отреагировала. Тогда поклонение стало еще неистовей. В рапортах королевской полиции стали появляться сигналы тревоги. В них описывались больные, одержимые неизвестными силами. Излечения сопровождались теперь конвульсиями, а также воплями и хрустом костей. Девушки отдавались мужчинам, которые не медля овладевали ими. Королевские врачи предъявляли обвинения в мошенничестве. Власти закрыли кладбище, но «церемонии» продолжались в подполье. Спазмы превращались в мучения. Боли, испытываемые конвульсионистами, должны были представлять крестные муки. Участники топтали, били и вытягивали конечности своих жертв во имя божественной благодати. Отныне для создания новых стигматов использовались железные ломы, шпаги и лезвия. Сами янсенисты, затронутые этим движением, объявили, что не имеют ничего общего с его ужасами. Вскоре осталось лишь несколько тайных сообществ. Равнодушие или ненависть духовенства и властей подтолкнули их на самую крайнюю меру: отождествление с Христом путем инсценировки Его мук и распятия.


   Об этом сейчас вообще не упоминалось; но полиции было известно, что и полвека спустя не все очаги конвульсионистов были искоренены. Аббат Марсий, последователь Франсуа де Пари, был, возможно, из их числа. Проведя небольшое расследование, Шарль узнал, что сегодняшнего кюре Сен-Медара зовут Жан Моруа – аббат Жан Моруа.

   Он постучал в дверь ризницы. Тут же ему открыл священник. Стройный семидесятилетний старик с сетью морщинок у глаз, Жан Моруа плавно двигался в своем черном одеянии. Шарль показал ему королевскую печать, которой он пользовался со времен Людовика XV.

   Моруа впустил шефа Тайной службы.

   – Она здесь? – произнес Шарль.

   – Она ждет вас.


   Вдоль стен висели стихари. На конторке, освещенной свечкой, лежала Библия и были разбросаны какие-то бумаги. Аббат открыл дверь, находящуюся в глубине ризницы. Она вела в здание, расположенное за церковью. Под лестницей аббат приподнял шпалеру, за которой находилась еще одна дверь, а также несколько ступеней, ведущих в подвал. Они направились вниз. Ступени привели в помещение с каменными крестовыми сводами. Оно было обставлено как гостиная: глубокий диван и книжный шкаф, переполненный религиозными книгами и трактатами о мистике. Вокруг стола со скудным убранством располагалось еще одно бюро и множество стульев. Зажгли дополнительные свечи. На столе стояли две чашки и кувшин с травяным отваром, от которого еще шел пар. Как только они вошли, сидящая неподалеку женщина неопределенного возраста тут же подняла голову, как будто ждала их.

   Шарль сразу заметил, что она была слепа.

   – Это вы, Жан?

   – Это я, Мари. Я кого-то привел.


   Шарль внимательно рассматривал женщину. У нее были выжжены глаза. Казалось, что ее веки были зашиты в глубине глазных впадин, заполненных наростами из фиолетовой кожи. Она была такая же тощая, как и аббат. Шаль, покрывающая ее голову и плечи, еще больше делала ее похожей на ведьму из детской сказки. Однако ее лоб, на который падало несколько седых прядей, казался спокойным и светлым. У нее были очень длинные руки, а кисти она держала под мышками. Она сидела, словно Парка в своем святилище.

   – Посланец Версаля… который собирает информацию об аббате Марсии, – вновь заговорил Моруа.

   – Об аббате… Но ведь он давно умер, – проговорила старуха.

   – Вы знали его, не так ли? – спросил Шарль.

   Старуха медленно высвободила свои руки. Брогли увидел, что они были чудовищно изувечены. На ладонях зияли глубокие дыры. «Стигматы», – подумал Шарль.

   Он повернулся к Моруа.

   – Я приютил Мари много лет назад, – сказал священник. – Ее долгое время преследовали власти. Но она страдает сегодня так же, как и вчера. Все ее родные умерли. Она никогда не искала ничего, кроме душевного покоя… Раньше она надеялась найти его в самых страшных муках. Она была… с ними. Конвульсионистка. Она знала не только Жака де Марсия, но и Франсуа де Пари.


   Ее окружала почти мистическая аура, от нее веяло смертью, как будто она уже одной ногой стояла в могиле. Значит, она участвовала в тайных церемониях, предавая свою плоть мучениям, чтобы достойнее принести себя в жертву Христу и приблизиться к нему в страдании. На этом пути она дошла до самого конца.

   – Какой прелестный портрет, – усмехнувшись, проговорила Мари Дезарно. – Не забывайте, Жан, что одно ухо у меня еще слышит. Впрочем, молчание вашего гостя красноречиво… Кого вы увидели, Бога или дьявола? Мы ошибались, мой друг. Да-да, ошибались. Но видите, от тех страданий, от того желания самоистязания и смерти мне осталось вот это.

   Она развела своими длинными руками, показывая ему продырявленные ладони.

   – Следы нашего безумия. Мы, одержимые Господом… Да! Я была одной из тех, кого били до смерти и кто поднимался, сотрясаясь от спазмов и конвульсий. Я была добровольной мученицей. Меня распинали.

   Она опять засмеялась.

   – Ну, не до конца, конечно.

   Все еще звучал ее смех. Ощущая сухость во рту, Шарль повторил:

   – Знали ли вы аббата Марсия?

   Он схватил стул и сел напротив нее.

   – О да… А до него и дьякона. Оба были святыми. Они встретились, постойте… Должно быть, около 1730 года. Сорок лет назад!

   Она подняла голову.

   – Марсий был тогда семинаристом… Они с дьяконом поддерживали «протестующих». Для Жака это оказалось труднее. Он был молод… Все его свершения в лоне Церкви были еще впереди… Он действовал тайно, а ситуация после «Unigenitus» стала совсем непростой… Понимаете, он не мог пойти на то, чтобы его выдворил или отлучил епископ… Но он разделял идеи Франсуа. И его благотворительность. Жак был потрясен несправедливостью. Я подчеркиваю – действительно потрясен. Физически. Дьякон имел обыкновение сообщать ему… тайны.

   – Тайны? Какие тайны?


   Потрескавшиеся губы старухи вытянулись. У нее отсутствовали многие зубы.

   – Почем мне знать? Тайны исповеди. Может, алхимии. Вас именно это интересует? Нет, мой друг, не тайны черной магии или эзотерического шабаша. Они были просто истинными служителями Бога, которых даже Церковь хотела уничтожить…

   Шарль наклонился.

   – Известно ли вам, что Жак де Марсий собирался устроить покушение на супругу наследника после ее приезда во Францию?

   Она сделала жест отрицания.

   – Какая нелепость! Мой друг, именно в этом хотели вас убедить. Говорили, что он критиковал Марию Терезию с кафедры во время раздела Польши. Но в действительности единственным, к чему он стремился, был разговор! Разговор с королем. Он не отдавал себе отчета! Он хотел лишь аудиенции. Он желал, чтобы его выслушали! Его пытались убить, потому что он знал правду.

   – Какую правду?


   Кривая улыбка не сходила с ее губ. Но на этот раз старуха заколебалась.

   – Какую правду? – настаивал Брогли. – Вы и аббат… У вас были… интимные отношения?

   Она опять странно засмеялась – это было почти кудахтанье.

   – С Жаком? Нет… с ним – нет.

   Старуха помолчала, замыкаясь в себе, как будто она погружалась в прошлое. Затем задумчиво заговорила:

   – И он не принимал участия в наших церемониях. Жак присутствовал на одном из тайных ритуалов. Он видел, как мы извиваемся от боли. Да, он был янсенистом. Но он не был согласен с нами. Его пугало то, чем занимались мы с друзьями… Он ушел, бледный и потрясенный. Я хорошо помню. Это вообще оказалось последним, что мне довелось увидеть. В тот же самый вечер мне выжгли глаза.

   С самого начала разговора Шарлю было чрезвычайно не по себе.

   – Глаза… Но почему?

   – Ну, я же сказала, что иногда мы заходили слишком далеко. Да потому что я была недостойна смотреть на Всемогущего!

   Она произнесла это с ноткой раскаяния, но и с каким-то отголоском былого безумия. Шарль провел рукой по лбу. Он понял – он уже знал. Но он хотел услышать это из уст безумной. Ему требовалось доказательство.

   – Почему?

   Ее губы дрожали. Она все еще колебалась.

   – Потому что…

   – Почему, Мари, почему вы были недостойны смотреть на Господа?

   – Потому что я бросила своего ребенка!

   Брогли позволил ей продолжать. Сейчас она уже не могла остановиться. Старуха говорила треснувшим голосом:

   – Они меня заставили! Они хотели забрать его у меня или убить его! Тогда я его отослала… Я его поручила… кормилице… Эта необразованная скотина воспитывала и других детей, она жила за десять лье от Парижа… Она плохо с ним обращалась, я это знаю. И другие дети тоже его били. Она издевалась над ним, называла его маленьким принцем… И она насмехалась надо мной! Жак спас нас. Он его приютил и вырастил. Меня же преследовали… И я бежала…

   – Но знаете ли вы, где ваш сын? Знаете ли вы, чем он сейчас занимается?

   Она снова подняла голову. Ее лицо оставалось совершенно неподвижным. Через несколько мгновений она ответила:

   – А что, разве он жив!

   Шарль поднес руку к губам.

   «Боже мой… Боже мой…»

   Он почувствовал огромный комок в горле.

   – Нет… Нет, Мари… Но…

   Он наклонился и нежно взял ее за руки.

   – Скажите мне, Мари… чем вы занимались раньше? До того как присоединились к конвульсионистам?

   – Чем я занималась? Я торговала своим телом, господин граф! – воскликнула она сдавленным голосом.

   Она тоже наклонилась, и Брогли подумал, что ее кости могут треснуть. Руки Шарля были горячими и влажными; руки конвульсионистки – ледяными.

   – Я была шлюхой! Я жила с умирающей матерью и двумя сестрами… Много раз ко мне приходил один мужчина. В то время я была красивой и соблазнительной… Он увез меня.

   – Куда же? Куда он вас увез?

   – В Парк-о-Серф, – сказала она смеясь, но теперь это был смех сумасшедшей. – В Парк-о-Серф!

   Яйцо Шарля стало мертвенно-бледным. Слова старухи преследовали его, звучали в его голове, а она не переставала хохотать.


   Тогда шеф Тайной службы достал небольшой предмет, который он принес с собой.

   В продырявленную тощую ладонь старухи он вложил футляр.

   – Что это? – спросила она.

   – Сувенир.

   Она открыла его. Ее рука ощупывала прядь волос и записку, которую она уже не могла прочитать. На краткий миг на ее лбу более явно обозначились морщины; она нахмурилась, продолжая поглаживать листок, как будто перебирала что-то в своей памяти…

   Ее лицо просветлело, но тут же вновь омрачилось.

   И она заплакала. Но в ее всхлипываниях не было слез – их поглощали бездонные, как у мумии, глазные впадины, похожие на кратеры потухших вулканов.


   Перед самым уходом, столь же стремительным, как и его приход, Шарля остановил аббат.

   Кюре мрачно посмотрел на него.

   – Вам следовало бы побыть в уединении.

   – У меня нет времени, господин аббат.

   Моруа твердо держал шефа Тайной службы за руку.

   – Нет, нет. Вам следует уединиться.

   Шарль поднял на кюре удивленные глаза.

   – Где же? – спросил он.

   Моруа ограничился тем, что указал дрожащим пальцем наверх.


   Шарль находился в центре кладбища Сен-Медар.

   Снова пошел дождь.

   Надгробные памятники казались мрачными пятнами на влажной земле. Покосившиеся то влево, то вправо кресты как будто отбивали ритм загробного времени. Повсюду уныло зияли входы в склепы, закрытые решеткой со скрипучими замками. Каменные лестницы исчезали в глубинах мавзолеев, ведя, возможно, к каким-нибудь парижским катакомбам. Меж могилами завывал ветер. Совсем не нужно было особенно напрягать воображение, чтобы представить себе, как посреди этих эпитафий в Средние века происходили погребальные танцы и по ковчегам с мощами скользили тени скелетов, висельников, призраков и тех, с кого заживо содрали кожу.

   – Это чудовищно, – неслышно пробормотал Шарль. – Чудовищно.


   Шарль стоял перед могилой аббата Марсия. После смерти его тело было возвращено приходу. Он был здесь похоронен. В двух шагах от того места, где покоился дьякон Франсуа де Пари, там, где начали происходить чудеса, исцеления и конвульсии. Шарль посмотрел на шаткую стелу.

Здесь покоится
Жак де Марсий
1715–1770
Благодарные прихожане

   По его векам стекали капли дождя…

   Вдруг он заметил, что на могиле лежат цветы.

   Свежие цветы.

   А рядом с ними неподвижно сидит птица.

   Прищурившись, Шарль наклонился. Птица не пошевельнулась. Это… это было чучело.

   Шарль поднял его, долго осматривал, затем поставил на место.

   Птица эта была принесена в дар…

   «Он возвращается сюда время от времени, – подумал де Брогли. – Он приносит на могилу цветы».


   В подвалах Министерского крыла Августин Марьянн разложил на своем бюро планы, привезенные Виравольтой из его экспедиции в Эрбле.


   Уже давно он пытался разгадать эту головоломку. Он одновременно изучал обе категории планов, пытаясь их понять. Была ли между ними связь? А что означала эта загадочная фраза – Party Time? Граф де Брогли думал, что это план вторжения на французское побережье, своего рода встречный план по отношению к готовившейся высадке агентов Тайной службы в Англии. Но если такой проект и существовал, это был явно не он. Нет, здесь что-то другое. Но эти научные формулы, расстояния, углы, подсчеты… что они могут означать? Рассматривая планы одного типа, Августин терялся, как мышь, в лабиринте горизонтальных и вертикальных линий, оканчивающихся непонятными кругами и другими геометрическими фигурами; другой ворох документов, наполовину почерневших из-за размытых чернил, содержал невразумительные химические формулы. Он обнаружил намеки на античные труды Анаксагора из Клазомен и попросил разъяснений у нескольких членов Академии Наук, не сообщая, чем вызвана срочность этой консультации.

   В частности, он обратился к одному из своих друзей, химику Антуану Лавуазье, служившему в пороховом ведомстве. Его труды по усовершенствованию производства пороха уже сослужили службу Виравольте, агентам Тайной и служ6ы и членам гвардии, но никто из них не был проинформирован обо всех тонкостях этих нововведений. Однако основной интерес химика неустанно сближал его с начальником Бюро изобретений Королевского ведомства, поэтому Августин получал информацию даже о самых незначительных результатах текущих исследований. Он знал, что Лавуазье также очень интересовался феноменом воспламенения и не скрывал своего скептического отношения к традиционной теории, в соответствии с которой материалы при горении выделяли некое вещество – так называемый флогистон. Не без вызова он пытался в настоящий момент создать альтернативную теорию.


   Именно Лавуазье, рассмотрев некоторые элементы отдельных планов Августина, направил его по верному пути.

   – Здесь и здесь… Если дополнить символы… Речь идет о сере, – решительно сказал он.

   Но все это продолжало оставаться тайной.

   Августин пером очертил фразу, которую только что восстановил.

   Он снова нацепил на нос свое пенсне.

   «Сера. А тут сырая нефть».

   С беспокойным видом он выпрямился, приоткрыв рот.

   «А это… Liber ignium ad comburendos hoste…[45] Боже мой, что же это такое?»


   В тот самый момент, когда Августин Марьянн ломал голову над учеными формулами, Шарль де Брогли поручил доверенному мальчику передать Виравольте сообщение о своих открытиях. Брогли уже побывал у Мари. А Пьетро только что простился с королевой и вновь находился в Салоне Мира.


   Его также проинформировали о роспуске Тайной службы. Недавно он получил письмо от Шарля, в котором, как будто в память о добрых старых временах, сообщалось не только о расчетах, но и о последних мероприятиях. «Новый генеральный прокурор, – в агентурной корреспонденции покойного Людовика XV называли именно так, – сообщил мне, что он не желает, чтобы деятельность службы продолжилась. В соответствии с предписаниями и предусмотренной для Вас процедурой, Ваше пенсионное вознаграждение составляет 10 тысяч фунтов». Виравольта уже некоторое время ожидал этого; но, как и все остальные, он не мог подвести черту под столькими годами службы. Агентуру распустят? Они собираются закрыть лавочку? Следует ли ему вернуться в Италию? Он не был уверен. Пьетро тоже умел читать между строк. Возможно, служба полностью не исчезнет. Дела Франции не могут до такой степени приостановиться, и шпионаж еще ожидают светлые дни… Шарль добавил постскриптум: «Вы знаете, что нам остается завершить еще одну миссию для блага королевского дома. Я не сообщил новому генеральному прокурору о подробностях нашего дела, чтобы не тревожить его. Тем не менее мы обязаны проявлять неослабную бдительность в связи с нависшей над нами угрозой. Спасите агентуру и наших судей. Можете считать это своим последним заданием».

   В этом не было никаких сомнений.


   Лакей передал Пьетро второе послание от графа де Брогли в тот момент, когда в Зеркальной галерее начинался очередной церемониал.

   После утреннего туалета и мессы королевская чета обычно проходила по Зеркальной галерее между выстроившимися в два ряда придворными. В этот момент каждый с нетерпением ждал взгляда, улыбки, слова, которое свидетельствовало бы о том, что он все еще пользуется монаршей милостью. Пьетро встал сзади, за дверью, в которую только что вошел Людовик XVI с супругой. Они следовали вдоль центральной оси галереи. Пьетро показалось, что он узнал лицо парфюмера Фаржона, который в некотором отдалении улыбался и кланялся Марии Антуанетте.

   Лакей с серебряной чашей в руках протискивался сквозь толпу по направлению к Виравольте.

   – От губернатора.

   Пьетро взял послание. Распечатав его, он увидел убористый и словно лихорадочный почерк графа де Брогли. Вот что он прочел:

...

   «Сногсшибательная новость. Баснописец – сын генерального прокурора».

   – Не может быть! – воскликнул Виравольта.

   Его звонкий и сильный голос разнесся по всей Зеркальной галерее. И тут же все для него прояснилось.

   С ошеломленным видом Пьетро повернулся к Людовику XVI и Марии Антуанетте. Он смотрел, как королевская чета следовала под люстрами, меж зеркал и золотых настенных панелей, вдоль этой Зеркальной галереи, полной тысяч отражений, с огромными окнами, сквозь которые струился золотистый солнечный свет.

   «Сын короля… Угроза трону…»

   Он сразу все понял.


   Повсюду в Версале можно было увидеть изображение солнца, эмблемы, выбитой по приказу великого короля на одной из триумфальных арок, которые в былые времена были великолепны и очень изящны. Он присвоил себе этот знак – ведь принц, пожертвовавший собой во имя славы Франции, не мог не быть светочем всего мира. С того момента как он воссел на престол, Людовик XVI Не переставал думать о подготовке к коронации. Уже в мае прошлого года он поручил разработать план церемонии распорядителю Ведомства развлечений и первым дворянам. В декабре он наконец решился выделить сумму в 760 000 фунтов. Коронация будет происходить в Реймсе, по традиции французских монархов. Он выбрал дату 11 июня 1775 года, незадолго до летнего солнцестояния, самого длинного дня в году.


   Пьетро забрал себе записку, адресованную Марии Антуанетте, которая, помимо басни «Стрекоза и Муравей», содержала еще и загадочное предупреждение Баснописца.


В солнцестоянье, на заре
Вы будете плясать, забот не зная.

   «Ну разумеется», – подумал Виравольта.

   Король, потомок Солнца. Солнцестояние. Новая заря.

   Коронация.

   Блеск.

   В этот день Баснописец нанесет удар.


   После этого Шарль де Брогли неистово взялся за дело. Необходимо было перехватить инициативу. Вновь открывшиеся факты подверглись тщательному изучению. Он созвал шпиков и осведомителей, поручил им кружить вокруг Сен-Медара, послал их поразнюхать в бывших кругах конвульсионистов и беспокойных янсенистов. Среди парижских низов была проведена облава, огромная сеть была подготовлена Брогли и генерал-лейтенантом полиции. В улочках и предместьях, тавернах и публичных домах происходили аресты: были схвачены возмутители спокойствия и проститутки, две маркизы-отравительницы и даже королевский повар и фонтанных дел мастер, служившие в самом Версале. Виравольта руководил налетами; в окружении офицеров полиции, которых вынужден был ему выделить Сартин, он без предупреждения появлялся в кафе и харчевнях, на чердаках старых гостиниц и в подвалах всех тех, кто мог иметь какие-либо претензии к монархии, – а таких было очень, очень много. Прочесывались все закоулки в чреве Парижа, вылавливалось все» что было там извращенного и ничтожного; проверки на высоком уровне охватывали английские структуры, Брогли тряс британскую сеть, убеждая Верженна вызвать лорда Стормона и потребовать у него объяснений. Граф набросился на документацию Стивенса. К нему приводили на допрос подданных Георга III, предположительно отдыхавших во Франции. Охота продолжалась и в оружейных залах, и в игорных заведениях; конфискованы были все папки и картотеки; хватали беглых; наведывались к иным бывшим любовницам Людовика XV – вплоть до удалившейся в монастырь Дюбарри! В версальские альковы и сады внедрили шпионов; распускали разные слухи. Агентура, хотя и находившаяся в состоянии агонии, развернулась, до последнего используя свой вес и силы, приобретенные за тридцать лет закулисных интриг, – подобно смертельно раненному зверю, она бросала на выполнение последней миссии всю мощь своего опыта и авторитета.


   Коронация приближалась.

Акт IV
Party Time

   Мы заставляем детей учить басни, но почему бы не напомнить о них и нашим министрам? Они имеют такое же отношение к деятельности государств, к управлению публичными финансами, как и к житейским ситуациям. Каких ошибок, иногда фатальных, можно было бы избежать, если бы люди прислушивались к их морали!.. Проделки волка и лисицы, не говоря уже об обезьяне и кошке, напоминают обычные действия государств: их язык, их приемы, их интриги, их аргументы отдают каким-то душком меровингской эпохи. Человек, таким образом, стоит не больше, чем звери басен, он стоит даже меньше, так как он больше говорит.

Андре Зигфрид Лафонтен, французский Макиавелли

В королевской карете

   Дорога в Реймс

   Помпезность, с которой в июне проходила подготовка к коронации, не могла не напомнить бедному Людовику блеск его бракосочетания и предвещала столь же строгое соблюдение протокола.

   Страна готовилась к этому уже шесть месяцев, и было неудивительно, что на каждом этапе его маршрута короля ждало ликование. Людовик XVI, забившийся в дальний угол своего экипажа, наблюдал за сутолокой, возникавшей при его появлении, пытаясь скрыть свое беспокойство за светской улыбкой. Он нервно складывал руки. До сего момента он правил без таинства миропомазания, но скоро с ним произойдет нечто чудесное. Бог отметит его своей особой печатью, как и всех его предков со времен Кловиса. Ему предстоит облачиться в тогу абсолютной власти, сочетать в своей персоне блеск Неба и душу народа, принять бразды правления! После этого преображения он переродится. Но пока ему предстояло одно из самых ужасных испытаний. Ритм продвижения кортежа не оставлял ему времени на то, чтобы предаваться эмоциям, В одном месте надо было принимать подношения какого-либо восторженного подданного, там осматривать триумфальную арку, а в оставшееся время сдерживать свои вздохи. Он не выдался. Он испытывал неудобства из-за своей близорукости» которая в этом красочном вихре мешала ему наслаждаться изъявлениями любви.

   – Рад, очень рад, – только и повторял он без устали.


   Рядом с ним, сложив руки на коленях, сидела Мария Антуанетта, глядя прямо перед собой.

   События последних месяцев не оправдали великих ожиданий. Весной разразилась Мучная война, и эта рана все еще давала о себе знать. Тюрго желал обеспечить на всей территории страны свободную циркуляцию зерна, ограниченную сейчас многочисленными налогами и выплатами, осуществляемыми между провинциями. Он покусился на зерно, то есть на хлеб, который в среднем составлял три четверти семейного бюджета Но годовой урожай оказался скудным. Генеральный контролер финансов решил применить силу. Цены резко выросли, бунты произошли в Дижоне, Метце, Реймсе, Туре, Монтобане, Понтуазе, Сен-Жермене, и беспорядки докатились даже до Версаля. Король был вынужден выделить себе особую стражу из-за угрозы со стороны бунтовщиков. На следующий день крестьяне наводнили Париж, неся корзины, полные спаржи и других овощей, а бунтовщики, вооруженные палками с острыми гвоздями на концах, начали громить вывески ворот Сен-Мартен в Вожираре. Зерновой рынок находился под мощной охраной французских и швейцарских гвардейцев и драгунов Королевского ведомства, поэтому восставшим ничего не оставалось, как наброситься на торговые ряды и булочные. Даже Пьетро был послан на место беспорядков с драгунским полком и мушкетерской ротой. Принимая срочные меры для защиты рынков и мельниц, Людовик XVI наконец проявил истинное хладнокровие и решительность, достойную короля. Совет создавал полевые суды для вынесения приговоров подстрекателям, а также объявил о введении мер, действовавших до конца года. Недалеко было до блокады. Ленуара, генерал-лейтенанта полиции, сменившего Сартина, отстранили от должности. Но осужденные вовсе не были возмутителями спокойствия. Для низших слоев цена на хлеб была вопросом жизни и смерти. И на Гревской площади состоялись казни! Начиналось какое-то брожение. Франция, казалось, зашевелилась изнутри. Людовик XVI сожалел о мерах, предпринятых от его имени, и просил о помиловании для тех, «кого лишь увлекли в общий поток». Он поддержал Тюрго во всем. Но на памятнике Генриху IV неизвестная рука зачеркнула слово Resurrexit.


   Когда церемония коронации была назначена на 11 июня 1775 года, эти беспорядки едва успели подавить. Вдоль всего маршрута королевского кортежа стояли войска. Обеспечением безопасности занимались Виравольта и Сартин. Графа де Брогли также пригласили на церемонию, как кавалера ордена Святого Духа; он должен был принять участие в шествии послезавтра. В начале июня он получил изящное приглашение, написанное рукой самого монарха. Отовсюду люди направлялись в Реймс. К счастью, несмотря на трагические потрясения начала года, народ продолжал ощущать единство с королем и собирался отметить с ним таинство миропомазания, которое принесет стране благословение.


   Вначале предполагалось короновать в соборе одновременное Людовиком и Марию Антуанетту. Но эта церемония настолько нарушила бы французские традиции, что в конце концов от нее отказались. Королевы не ассоциировались с властью: теоретически они даже не обязаны были присутствовать на коронации. Впрочем, Людовик XIII, Людовик XIV и Людовик XV были коронованы до женитьбы.

   Мария Антуанетта будет наблюдать за церемонией коронации с трибуны.


   Критика ее образа жизни не ослабевала. С января балы организовывались все чаще. Изготовление одежды, репетиции кадрили в костюмах XVI века, в домино, в нарядах шутов, индейцев или тирольцев множили счета. Интендант Папийон де ла Ферте рвал на себе волосы. Мария Антуанетта распоряжалась организацией развлечений, никого не слушая Он ложилась все позднее, после бессонной ночи посещая утреннюю мессу, и наконец валилась с ног, при этом иногда нарушая протокольную рутину своего монаршего супруга. В довершение всего создавалось впечатление, что она пренебрегает мужем. У нее был узкий круг доверенных лиц: барон де Безенваль и графиня де Брионн, граф д'Артуа, господин и госпожа де Гемене, принцесса де Ламбаль, а также, все чаще, графиня де Полиньяк, не считая смазливых юношей Лозена и Эстерхази. Чтобы подразнить старый двор, она создала целую партию его противников. Старорежимные дамы и господа быстро поняли, что эта миниатюрная австриячка, окруженная золотой молодежью, не станет им союзницей. Мария Антуанетта насмехалась над этикетом, клеймила высокие воротнички и увядших великосветских дам. В этом дерзком смехе, вырывавшемся из алого, но все же габсбургского ротика, было что-то слишком самоуверенное.

   Уже несколько месяцев подряд не иссякал поток эпиграмм и пересудов. В этой какофонии угроза, которую представлял собой Баснописец, могла показаться несущественной, так как иногда сложно было отличить обычные дерзости, направленные против власти, от организованных подрывных действий. Реальное значение того и другого могло быть совершенно разным. Королева также была в центре этих сплетен, которые она старалась воспринимать с юмором. Ей всегда приписывали сапфическую любовь к принцессе деЛамбаль и многочисленные подвиги на ниве адюльтера. Но появилась и новая информация: в ее лесбийских играх отныне принимала участие модистка Роза Бертен.

   Несмотря ни на что, королева ликовала. Под влиянием свое узкого круга она рассчитывала, воспользовавшись коронацией, добиться возвращения к делам своего фаворита, герцога де Шуазеля. Первая беседа на эту тему с королем не принесла желанных результатов. Но в экстазе после коронации, возможно, Людовик станет более сговорчивым. Тем временем королева окончательно разделалась с д'Эгийоном, представлявшим собой одно из главных препятствий возвращению Шуазеля. 30 мая, во время так называемого смотра королевского ведомства она жестоко опустила шторку своей кареты в тот момент, когда д'Эгийон подходил с приветствием. Вынудив его подать в отставку, она одержала над ним первую победу; только что она одержала и вторую, добившись его пожизненной ссылки в провинцию Ажне. А окончательным ударом стало то, что герцог не сможет участвовать в церемонии коронации. Что касается Морпа, тот объявил королю, что предпочитает на период церемоний удалиться в тихий уголок Поншартрена. Таким образом, д'Эгийон уезжал на юг, Морпа сидел притаившись, а в Реймс направлялся Шуазель!


   Теперь Мария Антуанетта даже приписывала себе талант политика; тем не менее, она не оправдывала надежд, возлагаемых на нее ее матерью и ее опекуном во Франции, австрийским послом Мерси-Аржанто, которые мечтали о том, чтобы она стала влиятельной советницей. Обладая болезненным самолюбием, она не имела ни способностей, ни интереса к политическим махинациям. Но она снова погрузилась в мелкие расчеты, думая, что ее маневры вполне удались. Отвлекшись от своих мыслей, с радужной улыбкой на лице, она подавала руку приветствовавшим ее людям. Весело били колокола церквей. Сегодня ею восхищались. Почести будут оказывать ей и завтра, и послезавтра, и во все остальные дни. Вот в чем заключалась коронация для королевы: быть в центре торжеств и обожания. Как она была счастлива. Продолжая улыбаться, она приветствовала толпу.


   Перед церемонией они на два дня остановились в Компьене. 8 июня они расстались: король должен был направиться в Фисм, а королева – самостоятельно добраться до архиепископского дворца в Реймсе. На следующий день Мария Антуанетта продолжила путешествие в сопровождении своих деверей и графини де Прованс. Графиня д'Аргуа, которая была на седьмом месяце беременности, отсутствовала. Мария Антуанетта прибыла в Реймс первой и одна приняла почести от придворных Шампани. Розовощекая, радостная, она была уверена в своей власти и в своем великолепии, стоя в тени от перьев, украшавших шляпы ее фрейлин.

   В час дня она заняла место на балконе дома, находящегося в двух шагах от собора. Вдалеке толпа пришла в движение; из предместий до нее докатился необычайный рокот. Приближался король.


   Следуя за экипажем, в котором сидели принцы королевских кровей, он поменял дорожную коляску на пышную карету, колесницу Аполлона, увенчанную сверкающей короной и запряженную боевыми скакунами из королевских конюшен. Весь город преобразился. К небу вознеслись триумфальные арки до 60 футов высотой, украшенные коринфскими колоннами; статуи колоссов, символизирующих Правосудие и Религию, обрамляли проход к портику с барельефами, изображающими Сельское Хозяйство, Мануфактуры, Навигацию и Торговлю; стены благотворительного приюта и больницы были отштукатурены. Вокруг террасы дети бедняков, по такому случаю наряженные в золотистые одежды, бросали цветы под колеса сказочной кареты. Король проезжал под гирляндами, через арки из зелени и аллегорических статуй. Оказавшись под балконом, он под гром оваций поприветствовал Марию Антуанетту. Она видела, как он оставил свой экипаж и направился к собору по крытому проходу между колоннадами. Людовик присутствовал без супруги на Те Deum, после чего принял одновременно все делегации от провинции в архиепископском дворце.

   На следующий день, 10 июня, все присутствовали на вечерне; прошел день, прошла ночь – и занялась заря, величественная заря, возвещавшая день коронации Людовика XVI.

Заяц и Черепаха

   Паперть Реймсского собора

   «Бог мой, что же он собирается предпринять?» – думал Пьетро.

   Занималась заря. Виравольта утром переговорил с Верженном и Сартином, страшно занятыми с того самого дня, когда вся правда стала известна. Вчера вечером в Фисме, следуя по пятам за королем, Черная Орхидея имел конфиденциальную беседу с Шарлем де Брогли. Шеф Тайной службы был обеспокоен: Сапфир не явилась на призыв, а недавнее открытие, касающееся генеалогии Баснописца, лишний раз подтвердило степень его решимости. Парижская облава, проведенная во многом наобум, не дала никаких результатов, а альянс Баснописца со Стивенсом превращал личную месть в политический заговор, способный пошатнуть Францию, а также нарушить равновесие во всей Европе. Лорд Стормон, английский посол, который обычно служил и нашим и вашим, на этот раз решил действовать энергично, поняв, что с первыми посланными им агентами связь утрачена. Кроме того, он уже успел организовать обширную облаву, но в настоящий момент бездействовал. Шли даже переговоры о том, чтобы в виде исключения инициировать сотрудничество между французской и английской контрразведкой, и это предложение не было лишено пикантности, поскольку исходило из уст шефа Тайной службы и главы британского дипломатического корпуса во Франции.


   Итак, Баснописец был плодом греховной любви Людовика XV и девицы легкого поведения из тех, которых монарх в таком количестве принимал в своем очаровательном гнездышке Парк-о-Серф! Королевский ублюдок, готовый на все! Вот во что обходилось легкомыслие Возлюбленного Франции! Видимо, этим объяснялись и покушения на осведомителей и агентов: Ланскене, Розетта и Жаба, сами того не ведая, оказались среди жертв. Другие, например Метеор или Змея, принимали участие в расследовании дела Жака Марсия, первого Баснописца. Здесь тоже была отвратительная муть: искал ли и в самом деле встречи с королем этот аббат, бывший неуравновешенным янсенистом, которого, однако, защищали его прихожане и конвульсионистка Мари Дезарно? Неудивительно, что, узнав о случившемся, Людовик XV замял дело…

   Но одно казалось бесспорным: угроза была реальнее, чем когда-либо.


   Тем временем граф де Брогли продолжал добиваться реабилитации для себя и для Тайной службы. Людовик XVI решил назначить комиссию для анализа деятельности Черного кабинета. Всплыли на поверхность польское дело и «план нападения на Англию», затем подверглись тщательному расследованию миссии службы в других странах. Когда с него были сняты все подозрения, Шарль начал упорствовать, требуя, чтобы всеобщей огласке был предан заговор, который замышлял д'Эгийон с целью заключить его в тюрьму. Едва не задевая достоинство его величества, он потребовал еще и официальную декларацию комиссаров полиции, а также письмо, подписанное самим монархом! Последний был возмущен. О самом главном Шарль попросил слишком поздно: о своем фактическом помиловании и титуле герцога, которого он уже давно добивался. Только что в качестве компенсации ему предложили не титул и не пост в правительстве, а право присоединиться к своему брату Виктору Франсуа, губернатору Трех Епископств в Метце, в качестве помощника и генерал-лейтенанта. В пятьдесят пять лет Брогли возвращался к военному ремеслу, с которого началась его карьера. Но он не смирялся: большинство агентов, включая и Виравольту, все еще находились в его распоряжении; они были по-прежнему признательны шефу Тайной службы. В сегодняшней ситуации он не мог приостановить всю деятельность одним росчерком пера. Поэтому так или иначе Тайная служба продолжала существовать. Тем временем Брогли прошествует завтра в процессии на церемонии коронации вместе со своим братом и кавалерами ордена Святого Духа.


   Виравольта произвел смотр вверенных ему войск. Он вернул Августину Марьянну оружие, выданное ему для исполнения миссии. Ничто не могло заменить его итальянский клинок, кинжал и пистолет. В эти минуты Анна Сантамария присоединялась к кортежу королевы. Пьетро предпочел бы укрыть ее в безопасном месте, но она не могла пропустить коронацию. Поэтому он поручил ее охрану Козимо.

   – Не допускайте, чтобы вас отвлекали! – кричал он, проезжая верхом перед рядами своих солдат. – Кортеж прибудет через два часа! Ни на минуту не теряйте бдительности ни до, ни во время, ни после церемонии, и в течение всего торжества!


   Они заняли позиции с восточной стороны собора. Другие роты окружили здание, вытянувшись шеренгами на паперти или же рассредоточившись по соседним домам. Массивные декорации и теснота затрудняли размещение войск, которые должны были оставить место для подъезда больших экипажей и для толпы. Но солдаты были готовы к тому, чтобы собраться по первой тревоге. Сартин взял на себя охрану кортежа. Вдоль всего пути были дислоцированы элитные части королевского военного ведомства, жандармы гвардии и солдаты легкой конницы с красными обшлагами, а также гусары, стрелки легкой кавалерии и пехотные части. Под командованием Пьетро находились два драгунских полка, солдаты которых славились меткостью стрельбы и могли атаковать с помощью холодного оружия, а также мушкетерская рота. Если бы из-за особого характера его миссий статус Пьетро не был менее официальным, он служил бы в их рядах. Две роты, отличающиеся мастью лошадей, насчитывали по двести пятьдесят человек каждая. Из них около сотни подчинялись непосредственно Пьетро. Он проехал перед ними. Они были одеты в синие мундиры с белым крестом поверх красных костюмов, украшенных золотыми галунами. У всех были шпаги и мушкеты.

   «Дьявол! Что же он может предпринять?»

   У него было неспокойно на душе.

   – Будьте начеку, направляйте потоки людей, следите за движениями толпы и будьте готовы выполнить любое наше приказание!

   Он перебирал в памяти различные этапы церемонии, когда к нему приблизился совсем маленький ребенок, скорее всего, питомец соседнего приюта. На голове у него был венок, а на шее – гирлянда из цветов. Он подал Виравольте поднос, на котором лежало письмо, запечатанное воском. Пьетро тут же узнал печать.

Б.
Для Черной Орхидеи

   – Кто это тебе дал? – тут же спросил он ребенка. – Как тебе удалось пройти?

   – Господин в капюшоне… Он сказал, что это для вас и короля… Драгунский капитан велел мне отнести это вам…

   Пьетро больше не слушал и вскрыл письмо.

   Конечно, оно содержало басню.

   Королевский офицер, проделавший весь путь из Версаля, во весь опор мчался к паперти собора. Подковы его коня стучали по мостовой.

   Он протиснулся между рядами, размахивая своей шляпой с перьями и крича:

   – Посторонись! Посторонись! Сообщение от господина Марьянна из королевского ведомства для Черной Орхидеи!

   Пьетро поднял голову; посланец уже спешивался.

   Он протянул ему второе письмо, и Виравольта быстро пробежал его глазами.

   Затем он вновь взглянул на басню… и побледнел.

   Стоявший рядом мушкетер спросил его:

   – В чем дело?

   Не отвечая, Пьетро протянул ему записку и вскочил на коня; он резко развернул жеребца, который заржал и встал на дыбы. Нахмурив брови, он посмотрел на окружающие город холмы.

   Холмы.

   Идеальное место.

   Трагедия.

   Он закричал.

   – Вперед! Двадцать черных с Факте на запад от холмов! Остальные со мной! Первый из драгунских туда же, остальные остаются на своих позициях! Послать сообщение Сартину!

   Конь его повернулся на сто восемьдесят градусов. В замешательстве мушкетер Факте удивленно поднял глаза:

   – Что происходит? Он потряс запиской. Пьетро уже удалялся в облаке пыли.


   Слова записки Августина Марьянна прозвучали в ушах Виравольты так, как будто начальник Бюро изобретений Королевского ведомства произносил их лично своим неизменно суровым голосом.

...

   «Я закончил идентификацию химического состава, обозначенного на планах, которые Вы мне передали. Я определил сырую нефть, селитру и различные вещества, в частности битум и смолу, смешанные с фосфидом кальция; негашеную известь, которую Плиний описывал как плесень, возникающую на влажных стенах; а также серу и уголь. По всей видимости, это не единственный в своем роде рецепт, но смесь, составленная по общей формуле, которую использовали византийские пиротехники. Меня окончательно убедили в этом ссылки на Каллиника Сирийского и на книгу «Liber ignium ad comburendos hostem», «Книгу об огнях для опаления врагов» написанную Марком Греком в 1230 году.

   Мой друг, речь идет об оружии, и не каком-нибудь, а абсолютном, о смертельном веществе, восставшем из пепла! Оно напоминает мне одно изобретение, которое поступило к нам в Королевское ведомство в 1759 году, если быть точным. Тогда один человек по фамилии Дюпре случайно вновь изобрел этот бич. Он сообщил свой секрет нашему возлюбленному Людовику XV. Я ему лично доложил об этом гнусном изобретении. Его действие казалось столь ужасным, что во имя человеколюбия король решил предать его забвению и купить молчание Дюпре! Ему было выдано содержание в размере 2000 фунтов. Одному из наших работников поручили раз и навсегда сжечь эти документы. Я больше их не видел.

   Но внезапно меня пронзил страх: а что, если эти архивы были похищены? Или же кто-то восстановил эту тайную формулу? Один из наших врагов или агент вашей службы, предавший дело короля?

   Вы понимаете, Виравольта, о чем я говорю? Это оружие – небесный огонь, мой друг, ни больше ни меньше! Опустошительный огонь, формула которого была утеряна после взятия Константинополя в 1453 году…

   Греческий огонь!»

   Факте взглянул на записку; он прочел лишь последние слова.

   Одновременно с королем и королевой мишенью становились все придворные.

   Мушкетер посмотрел вслед Виравольте, удалявшемуся под стук копыт.

Заяц и Черепаха
Книга VI, басня 10

Мне Заяц с Черепахой в том порукой,
Что, вовремя не выйдя, не поспеть —
Пусть это будет и другим наукой…

Resurrexit!

   Собор и холмы Реймса

   Церемониал не менялся уже семьсот лет.

   В этот день, 11 июня, в шесть утра, Людовик, бледный, как воск потухшей свечи, собрал все свои силы, чтобы встретить один из самых долгих и самых мучительных дней своей жизни. Он был одет в сутану из серебристого сукна, а на голове у него была трехрогая шапочка из черного бархата, к которой был прикреплен пучок белых перьев и хохолок цапли. Он сдержал кашель, когда ему объявили, что в архиепископский дворец, где он остановился, прибыли прелаты с зажженными свечами. Перед ними шествовали дети из хора; каноники выстроились в две шеренги. Уже раздавалась музыка, исполняемая столичными музыкантами, и доносилось пение певчих главного собора. С момента его пробуждения вокруг его ложа собрались самые высокопоставленные придворные, одетые в причудливые костюмы. Людовик еще возлежал и придворные все еще окружали его, когда главный певчий дирижерской палочкой постучал в дверь спальни.

   В спальне главный камергер, приложив руку к сердцу и выпрямив спину, сделал шаг и произнес:

   – Кого вам нужно?

   – Короля!

   – Король почивает.

   Прошло несколько секунд, затем главный певчий вновь постучал.

   Повторился такой же ритуал, и певчий постучал в третий раз.

   – Кого вам нужно?

   – Нам нужен Людовик XVI, которого Бог пожаловал нам в короли!

   «Ладно… Теперь дело за мной», – сказал себе Людовик, сглатывая слюну.


   Дверь открылась.

   Прелаты подошли к постели, приподняли монарха и поставили его на ноги. Каждое действие было символичным: пока он не был помазан сакральным елеем, предполагалось, что король спит, и Церковь должна была разбудить его и отвести к алтарю. Во дворе архиепископского дворца собрался кортеж – солдаты швейцарской гвардии французского короля, гобои, барабаны и трубы, флейты и дудки, камергеры и свита, телохранители, воины, вооруженные алебардами, и кавалеры ордена Святого Духа.

   Среди них находился Шарль де Брогли, со спокойным выражением лица и приподнятой бровью.


   Людовик наконец вышел из спальни; у него был заспанный вид. Проходя под аркадой архиепископского дворца, он приободрился, чтобы лучше соответствовать своему положению – в самом центре мироздания. За его продвижением наблюдали двое гусаров, а неподалеку восьмидесятичетырехлетний коннетабль, господин де Клермон-Тоннер, наклонился к своему соседу, спрашивая его дрожащим голосом, хватит ли монарху сил выдержать все обряды сегодняшнего дня. Как только король занял свое место, кортеж тронулся. Епископ Лаонский, потрясая митрой и крестом, бранился с епископом Бове о том, кто из них должен шествовать первым, и их потасовка уже стала привлекать внимание публики. Они вышли за ворота и направились по огромному проспекту, по обе стороны которого в тишине этой новой зари преклоняли колени бесчисленные подданные, образовав под листвой деревьев нечто вроде почетного караула, уходившего за горизонт.

   Народ приветствовал своего короля.


   Мария Антуанетта оделась, когда за окном стояла еще ночь. В пять тридцать она была уже в соборе. Первые приглашенные начали занимать места примерно с четырех часов. Она вошла и также направилась к своему месту на трибуне, рядом с дамами Королевского ведомства. Анна Сантамария, роскошно одетая, в платье с фижмами и огненно-оранжевым лифом, с переливающимися на груди бриллиантами, прибыла одновременно с королевой. Она вошла вслед за ней в сопровождении Козимо со шпагой на боку.

   В этот день славы все пространство собора преобразилось. Коринфские колонны заслоняли столбы нефа, между которыми под кессонами потолка были установлены ложи. Повсюду были натянуты пышные драпировки из фиолетового атласа и темно-голубого бархата с вышитыми королевскими лилиями и золотым позументом. Церемония обещала быть очень продолжительной, поэтому за трибуной, на которой располагалась королева, Ведомство развлечений обустроило настоящие апартаменты, оснащенные всеми необходимыми удобствами, включая «английский кабинет» из красного дерева с ловко придуманным гигиеническим фонтанчиком. Из-за избытка украшений в этом помещении, превращенном в помпезный зал, клирос казался совсем крошечным, как дешевенькая золоченая бижутерия, попавшая в роскошный сосуд.

   Все взоры были устремлены на королеву.

   А сама Мария Антуанетта не спускала взгляда с крыльца.

   Она ждала…


   И он прибыл. Повсюду, где он проходил, люди вставали на колени; затем он оказался перед собором. В волнении он посмотрел на статуи, украшающие крыльцо, сделал последний вдох и вошел в храм. Его сердце готово было выскочить из груди. Он потел. Голова раскалывалась.

   Он появился в лучах света на паперти в длинной серебряной мантии. Огромный орган изверг торжественную и радостную мелодию. Оркестр из ста музыкантов вибрировал в унисон. Король вздрогнул. Мария Антуанетта поднесла руку к сердцу.

   Людовик вошел внутрь – двери за ним затворились.

   Он шел между двумя епископами.

   Чей взор, если не королевский, смог бы с большей точностью проследить за беспорядочным вихрем, который поднялся вслед за тем? Но действительно ли видели его очи, понял ли он что-либо из того, что происходило в этот день? Какое смятение завладело его душой? Пять часов. В течение пяти часов он будет скорее марионеткой, чем человеком, и однако эта церемония вознесет его высоко над обычными смертными. Его уже раздевали и вновь одевали-, чьи-то руки трогали его, толкали вперед, теребили, поворачивали снова и снова. Людовик был намерен исполнить все безукоризненно, но он скорее пошатывался, чем грациозно перемещался. Он боялся споткнуться. Тех уроков, которые по инициативе Марии Антуанетты ему дал Гардель из Оперного театра, оказалось недостаточно для того, чтобы выработать у него безупречную осанку. Но он изо всех сил пытался сосредоточиться, чтобы отогнать эти мысли и по мере возможности насладиться уникальным моментом.


   Принесли сакральный сосуд с елеем. Король растянулся на полу, раскинув руки крестом, поднялся, затем простерся на длинном квадратном куске фиолетового бархата, в сопровождении архиепископа Реймса. Архиепископ встал, хрустя суставами, а Людовик остался коленопреклоненным. Архиепископ сел напротив него.

   Настал момент освящения.

   Монарху расстегнули куртку и сорочку, он предстал для ритуального миропомазания елеем.

   Лоб. Ты король Франции, посланник Бога! Живот. Ты самодержец-чудотворец. Спина, плечи. Ты сын Христа! Руки. Кисти. Он казался преображенным. На нем была благодать. Реймсский архиепископ вопрошал короля, готов ли он защищать Церковь и сохранять ее привилегии. Архиепископы Лаона и Бове приподняли его для произнесения клятвы. Как повелевала традиция, они обратились к присутствующим с вопросом, принимают ли они Людовика XVI в качестве своего короля.

   Трибуны ответили глубочайшим молчанием.

   Это молчание означало «да».

   Он с жаром произнес клятву.


   Греческий огонь.

   Конечно, Пьетро слышал об этом. Говорили, что он был изобретен около 670 года. Секретная формула его состава приписывалась Каллинику из Гелиополя в Сирии, или же в Египте, по версии Кедрена. Видимо, он получил ее в результате торговых контактов с китайцами. Эта воспламеняющаяся смесь обладала одним невероятным свойством: она горела при соприкосновении с водой. Именно «жидкий огонь» позволил в 960 году Никифору Фоке при поддержке двух тысяч кораблей нейтрализовать сарацинских пиратов с Крита; во время осады Константинополя он помог византийцам оказать сопротивление Омейядам, а Константину IV повернуть вспять армии халифа Йезида. Византийцы передавали этот секрет из поколения в поколение с бесконечной осторожностью. Как говорили, небесный огонь распространялся во всех направлениях и мог даже пожрать камень. Хроники древних сражений полны самых необычайных описаний. Сотни византийских кораблей брали на абордаж сарацинский флот, в то время как взрывающиеся шары поглощали паруса и мостики в сопровождении взрывов, едкого дыма и ядовитых паров! Жуанвиль рассказывает, как кавалеры ордена Святого Людовика во время крестовых походов бросались на землю и взывали к Всевышнему при виде огненных комет. В 1204 году, когда армия крестоносцев осадила Константинополь, арабы открыли свойства серы и черного пороха и стали использовать огонь не только на море, но и в битвах на суше. Греческий огонь был в употреблении вплоть до XIV века. Но после взятия Константинополя в 1453 году состав этого абсолютного оружия был утерян. До тех пор пока со свалки истории его не выудил этот господин Дюпре, о котором упоминал Августин Марьянн, и не подал королю свою записку в 1759 году…

   И вот жидкий огонь вновь возрождается!

   Пьетро казалось, что перед его глазами мелькают языки пламени.


   Он мчался галопом с не отстававшими ни на шаг драгунами и мушкетерами, огибая собор и город с восточной стороны. Они скакали по ущелью к холмам, возвышавшимся вокруг города, под прикрытием тенистого леса, который располагался рядом с засаженными виноградными лозами склонами. Лошади хрипели, из-под копыт летели комья земли. Пьетро на мгновение замедлил бег коня, чтобы сориентироваться. Сейчас они находились над городом и над собором, едва ли на расстоянии одного лье. Они поднялись еще выше – и в конце концов Пьетро понял, что не ошибся. С паперти собора, из центра города разглядеть их было невозможно, но они были здесь. На склоне находилось около сотни мужчин. Пьетро был ошеломлен, но у него не оставалось времени подробнее разглядеть устрашающее орудие, которое они установили на вершине холма. Эти причудливые механизмы, как осознал венецианец, напоминали те, которыми в прошлом были оснащены корабли византийцев. Как в былые времена на кораблях, свинцовые или медные жерла сокращали адскую дистанцию, приближая мишень к глотке льва или морского чудовища, готового вылить на врага поток огня. Другим концом жерла были опущены в огромные котлы, наполненные жгучей смесью, которую приготовляли у него на глазах. На склоне холма была укрыта дюжина этих стволов. Каждый обслуживало четверо человек, одетых в черное, готовых пролить этот пламенный и смертельный огонь на собор и на весь город!


   Глаза Пьетро расширились от ужаса. Жерла могли поворачиваться вокруг своей оси и следовать за превратностями боя по воле тех, кто ими управляет. Как будто для равновесия, рядом с ними были установлены пушки, которые, видимо, должны были напомнить, что на смену небесному пламени пришло другое пламя – черного пороха.

   – По моей команде огонь! – не теряя ни секунды, завопил Пьетро.

   Пьетро вторгся в скопище врагов, словно собака, выскочившая посреди игроков в кегли. В панике повсюду носились, ржали и вставали на дыбы лошади. И вдруг Пьетро увидел их – Баснописца в капюшоне, верхом на кобылице цвета воронова крыла, а рядом с ним, у самого края косогора – лорда Стивенса. Венецианец спрыгнул с коня, одной рукой выхватывая из ножен шпагу, другой – пистолет. Несмотря на сумятицу, мушкетеры последовали его примеру. Внезапность нападения сыграла свою роль. В течение нескольких секунд все находились в замешательстве. Люди Баснописца обменивались озадаченными взглядами, холм содрогался, как под натиском бурных валов. Затем тут, в нескольких сотнях метров от собора, этого святилища, где собралось все, что было во французском королевстве благородного и великого, развернули сифоны, скорректировали пушки, выхватили сабли и пороховые шашки. Баснописец поднял на дыбы свою кобылицу и в свою очередь вынул оружие.

   – Ну а сейчас наш ход! – крикнул Пьетро.

   Холм воспламенился.


   Король продолжал подчиняться и по мере своего обнажения парадоксальным образом приобретал все новые качества. Он вновь надел тунику, далматику и плащ. Потом настал момент, которого ожидали, на который уповали все собравшиеся. Совершающий богослужение подошел к коленопреклоненному перед алтарем Людовику, а корону торжественным жестом подняли на высоту вытянутой руки. Это была диадема Шарлеманя и монархов Франции. Как было заведено со времен Филиппа Августа, двенадцать пэров приблизились и, образовав круг, дотронулись до нее перед тем, как она коснулась королевского чела. В это мгновение, длившееся целую вечность, протянувшееся до самого конца Истории, Людовик XVI, у которого пересохло горло, принимая этот немыслимо тяжелый головной убор, не смог сдержать гримасы…

   – Она… она слишком давит!

   И его фраза запомнилась навсегда.

   Тут же тяжелую корону заменили иной, усыпанной бриллиантами, сверкающей, изготовленной специально для него.

   Настала очередь меча Шарлеманя, который принесли на бархатной подушке.

   Меч Шарлеманя!

   Он взял его в руку и поднял острием к небу.

   А сейчас стоя!

   На ногах у него были легкие башмаки с золотыми шпорами.

   На пальце – кольцо властелина.

   В свободной руке скипетр.

   За ним простиралась горностаевая мантия с тридцатью вышитыми золотой нитью узорами.

   Все сливалось перед его глазами. Это было настоящее пекло. По четырем ступеням он поднялся к поджидавшему его трону, у которого не было ни спинки, ни подлокотников, так как теперь монарх больше не нуждается в опоре. Он был вручен Богу и своему народу! Поднявшись, он обернулся и наконец – наконец-то! – сел.


   Вначале казалось, что гул поднимается из глубины веков. Затем он стал более ритмичным, к нему присоединился звон колоколов. И вдруг началось извержение. Гремели фанфары, воспламеняли воздух симфонии, давали ожесточенные залпы пушки, оглушительно били колокола. Двери собора распахнулись, и народ, как ручей, как радостная река, потек отдавать почести своему королю. Одновременно открывали золоченые клетки, приготовленные для этого случая: под своды собора взмывали сотни птиц, они били крыльями, носясь в вышине между колоннами, стайками обезумевших ангелов пролетая перед витражами. Очарованная толпа разражалась радостными возгласами. Король блистал в своей синей мантии, подбитой мехом горностая и украшенной золотыми лилиями; он восседал на троне, держа скипетр и жезл правосудия, и по всей Франции, старшей дочери Церкви, люди, выпятив грудь, без устали кричали: «Рождество! Рождество! Да здравствует король! Рождество! Да здравствует король!»


   С этого момента невозможно было больше сдерживать свои эмоции. Из глубины собора раздался крик Марии Антуанетты, королевы, да, королевы! Она разразилась рыданиями на своей трибуне под гром аплодисментов, поднимающихся отовсюду. Людовик смотрел на нее со своего трона; в течение всей церемонии он нуждался в ее поддержке, посылая ей радостные, хотя и тревожные улыбки, но сейчас он глядел на нее нежным заговорщическим взглядом. Она сквозь слезы ответила ему тем же. Господин де Клермон-Тоннер, коннетабль Франции, который пришел забрать меч Шарлеманя, от усталости споткнулся и растянулся на полу во весь рост. Анна Сантамария не смогла сдержать смех; она подмигнула Козимо, находившемуся на другой стороне трибуны. Архиепископ Реймса вздохнул, и черты его лица разгладились, но в глазах заблестели слезы. Юный граф д'Артуа уронил из-за этого свою корону и чертыхался, ожидая, когда ее поднимут и попадут ему. Посланник Триполи с рыданиями преклонил колени. Артиллерийские залпы посылали в небо пороховые облачка, раздалась мушкетерская стрельба, одновременно зазвонили колокола церквей, аббатств и монастырей.

   Франция родилась заново.


   А на соседних холмах налет, учиненный Виравольтой, драгунами и мушкетерами, превратил всю местность в невообразимое поле боя.

   Овладевая изобретением, возвращенным ими из небытия, солдаты Стивенса и Баснописца, как и их отдаленные византийские и сарацинские предшественники, изучили все способы его применения. К тому же их пиротехники были снабжены невиданным оружием. Некоторые сжимали «ручные ракеты»; их залпы были подобны грому и освещали все вокруг огнями, оставлявшими при падении длинный след перед тем как разорвать бок ржущей от испуга лошади, воспламенить нагрудный крест мушкетера или же повалить королевского драгуна. Другие метали бомбы, содержащие воспламеняющуюся смесь, которые взрывались у самой земли, выпуская снопы ужасных вспышек. Это были те самые маленькие «ручные ракеты» из стекла или глины, которые некогда можно было увидеть у торговцев диковинками на базарах Смирны, Бейрута или Дамаска. По запальному фитилю огонь поступал внутрь полых сосудов в форме сосновой шишки, затем солдат бросал ракету, и она разрывалась на тысячи кусков.

   – Это сон, – повторял Пьетро, покачивая головой.

   Его клинок просвистел, он поднял его к небу, и металл как будто зазвенел. Пьетро снова бросился в бой.

   – За мной!

   Он сражался как дьявол. Стивенс с Баснописцем намеревались накрыть собор со всеми собравшимися лавиной огня; так как их планы были нарушены, пиротехники пытались развернуть пушки и сифоны в направлении атаковавших. Чтобы не дать им выстрелить, повсюду солдаты Виравольты бросались в рукопашную. Греческая смесь направлялась по гибким трубам и извергалась с помощью механизма, напоминающего нагнетательный насос; она загоралась у трубных отверстий, к которым подносили упаковки пакли, пропитанной воспламеняющейся жидкостью Со всех сторон ярко блестели попавшие в огонь алебарды клинки и стрелы. К небу поднимались клубы дыма, придавая этой битве вид сражения под предводительством какого-то демона, поднявшегося из преисподней. Посреди взрывов серы, пороха и селитры иногда взлетали на воздух и сами бойцы. Как переспевшие фрукты, лопались бочки.

   Пьетро, сброшенный с лошади на землю, изо всех сил ударил по одной из бочек, так что она завертелась.

   Чуть дальше собирались выстрелить из сифона, все еще нацеленного на собор.

   В ярости Баснописец рявкнул нечеловеческим голосом:

   – Стреляйте! Вы что, оглохли? Стреляйте!

   Пьетро хватило трех ударов шпаги, чтобы уложить всех троих пиротехников. Но паклю уже подносили другие. Пьетро не успел помешать им, и он во всю мощь ударил ногой по стволу с огнедышащим дулом. Выбитый из пазов, ствол в считанные доли секунды взметнулся вверх, заняв почти вертикальное положение, так что огненная смесь изверглась… в небо над головами сражающихся.

   Вира вольта переглянулся с окружавшими его солдатами.

   – Нет. НЕТ!

   Все стремительно бросились врассыпную.


   Жидкий огонь дождем обрушился на то самое место, где они только что стояли, и поджег насос и котел. А неподалеку смесь раскидывала вокруг черные и красные языки. Она устремлялась между травами, извивалась по земле, подобно вязкой вулканической магме. Крошечной веточки было довольно, чтобы загорелось вещество, которое до того избежало воспламенения. Когда Пьетро оказался лицом к лицу с Баснописцем, земля как будто вдруг загорелась под воздействием извержения. Вокруг них все еще растекался во все стороны греческий огонь, искрящийся и быстрый, принимающий форму пламенных трезубцев и похожих на лаву полос. Огонь настиг десять человек в одну и ту же минуту, не делая различий между союзниками и врагами, и они мгновенно прекратили битву и с воплями покатились по земле. Другие пытались укротить этот смерч, но безрезультатно. Обезумевшие лошади с полными ужаса глазами бросались врассыпную, роняя пену на удила. Черные и серые мушкетеры, спешившись, вступили в бой. Злобно улыбаясь, Пьетро приготовился к схватке. За силуэтом в капюшоне он вдруг заметил Стивенса, разворачивающего своего коня и направляющегося сквозь деревья к опушке леса.

   Он улепетывал!

   – Однако… Он смел, но не безрассуден, – бросил Пьетро. Баснописец на мгновение повернул голову, затем вновь посмотрел на Виравольту.

   Он хранил молчание под своим темным капюшоном. Выстреливший сифон начертил за ними дорожку из жидкой горящей лавы; от нее, как факел, зажглось дерево. Несколько раскаленных капель упало рядом с венецианцем. Пьетро пригнулся, чтобы не попасть под перекрестный ракетный огонь, затем окунул клинок своей шпаги в котел, еще содержавший половину взрывчатой жидкости. Баснописец немедленно сделал то же самое. Оба погрузили клинки в один из ближайших языков пламени. Клинки загорелись.


   Жар становился невыносимым, от дыма першило в горле. Наполовину обгоревшие мушкетеры шатались и падали с оружием в руках. Другие с криками бежали, напоминая живые и негасимые факелы. Среди этого хаоса Виравольта продолжал поединок с Баснописцем. Их клинки скрещивались с лязгом, их легчайшие соприкосновения рождали ворох искр; шпаги мелькали в воздухе вслед за движениями соперников, рисуя огненные арабески.

   – Ты неплохо обучен, – бросил Баснописец.

   За их спинами стеной поднимался греческий огонь.

   – Мы знаем, кто вы! – закричал Виравольта. – Не упорствуйте!

   На мгновение они оказались лицом к лицу; Пьетро разглядел черты зрелого мужчины с обрамленным черными кудрями лбом; черты, искаженные ненавистью. Виравольта воспользовался моментом, чтобы прошептать:

   – Мы знаем, кто ваш отец.

   Ему показалось, что Баснописец заколебался. Он молчал… лишь склонил голову под капюшоном.


   Войско Баснописца и лорда Стивенса было малочисленным. Драгунам удалось нейтрализовать пушки, так что ни одно ядро не было выпущено в сторону собора. Сифоны были разрушены. Мушкетеры заканчивали прочесывать ряды противника. Увидев, что бой проигран, Баснописец повернулся, прошелестев своим плащом. В три прыжка он оказался вне досягаемости. Бросившись в погоню, Пьетро увидел, что путь ему преградила стена огня, внезапно вновь разгоревшегося. Баснописец бежал по другой стороне холма, где его ждала привязанная к дереву лошадь, вставшая на дыбы. Пьетро заметил рядом труп. Он изловчился и схватил ракеты павшего, которые все еще находились в боевом положении. Одним движением он зажег и дернул запальный фитиль. Тут же прямо к удаляющемуся Баснописцу за кометой, увенчанной светящимся ореолом, протянулась блестящая, искристая дорожка.

   Комета не попала в цель.

   И сразу, словно праздничная иллюминация, занялась крона дерева.

   Тогда Пьетро, переводя дух, оглянулся по сторонам.

   Картина напомнила ему о кострах праздника Ивана Купалы.


   А далеко внизу из собора выходила процессия. С паперти люди смотрели на странные огни, пылающие на склонах соседних холмов, и поднимающиеся к небу столбы дыма. На языки пламени и разноцветные молнии первой указала пальцем маленькая девочка. Малышка радостно вскрикнула многотысячная толпа повернулась в указанном ею направлении. Стоя рядом с Марией Антуанеттой посреди стаи выпущенных из клеток белых голубей, которые продолжали вылетать из храма, часто махая крыльями, сам король подивился тому, что для него приготовили его пиротехники. Он не мог припомнить, чтобы он отдавал какие-либо распоряжения о подобном мероприятии, но сюрприз доставил ему удовольствие. Никогда еще он не видел такого забавного фейерверка – и особенно средь бела дня.

   – Ах! – воскликнул он. – И как это у них получается?

   И король захлопал в ладоши. Его аплодисменты были тут же подхвачены толпой, собравшейся на паперти и глядевшей на холмы.


   Пьетро отпустил воротник последнего противника, которого он рассек пополам. Прикончив и отбросив его, он отер клинок от крови.

В лесу Любви

   Реймсский лес, паперть собора и харчевня «У золотого льва»

   Кладбище Сен-Медар

   Да, он вспоминал свою свадьбу, но на этот раз все было более шикарно, а впрочем, он чувствовал себя хуже: Людовику, которому до смерти хотелось сесть и закусить, перед тем как наконец отправиться спать, не досталось ни крошки с королевского банкета. Под музыку оркестра одно блюдо сменяло другое, но непрерывный поток коленопреклонений не позволял ему перевести взгляд на тарелку Еще предстояло проехать по городу во главе кавалькады, председательствовать на собрании кавалеров ордена Святого Духа и прикоснуться более чем к двум тысячам больных. Посреди всей этой суеты он узнал от своего камергера, который узнал это от капитана гвардейцев, который узнал это от одного из солдат, который узнал это от одного из людей, обеспечивающих безопасность королевы, что сегодня было предотвращено огромное покушение, и все благодаря бывшему агенту Тайной службы и одному из служащих Королевского ведомства.

   Из-за оглушительного шума вокруг Людовик XVI половины не расслышал.

   Видимо, какая-то неясная опасность была устранена.

   Он ограничился уклончивой улыбкой и несколькими словами:

   – Ах так, ну тем лучше, тем лучше.

   Впервые он почувствовал себя поистине королем.

   В лесу Любви сгущалась тьма.

   Людовик XVI еще не лег в постель, но день подошел к концу. Он наконец снял свое пышное одеяние. Сейчас он прогуливался рука об руку с королевой в лесу, который так любили жители Реймса.

   Вокруг раскинулись поля, и он с улыбкой думал об обширных лесах, расположенных вокруг Версаля, где он вскоре снова сможет предаться охоте. Но сейчас нельзя было сказать, что он действительно находился наедине с Марией Антуанеттой. Толпа продолжала со всех сторон напирать на них. Однако самые главные события сегодняшнего дня, как возвышенные, так и изнурительные, были уже позади. Мария Антуанетта улыбалась и делала приветственные знаки направо и налево, склоняя голову и поднимая руку. Людям хотелось до них дотронуться, особенно до нее, ведь она была такая красивая, – ее лицо под шляпой радостно светилось; не раз уже она соизволила остановиться, чтобы произнести пару любезных слов, поговорить в течение нескольких секунд с придворными, горожанами и крестьянами. При каждом слове, на каждом шагу ее бурно приветствовали.

   Они шли вдвоем и, дойдя до поворота аллеи, они наконец получили минутную передышку.

   Король попросил, чтобы их оставили в одиночестве на несколько минут, всего лишь на несколько минут.

   Они посмотрели друг на друга. Он подал ей руку, которую она сжала еще сильнее. В этот момент им показалось, что, скорее всего, все это имеет какой-то смысл. Что, в конце концов, они любят друг друга, что у них, как у любой другой пары, родятся дети и что их ждет светлое будущее.

   Они шли, взявшись за руки, по розарию, который постепенно погружался в сумрак.

   На лес Любви опускалась ночь.


   Доложив Сартину обо всех обстоятельствах разразившейся на холме битвы, Пьетро разыскал Шарля де Брогли Министр было отчаялся, но Пьетро уверил его, что опасность предотвращена, по крайней мере, на данный момент. В результате напряженных усилий им удалось потушить занимавшийся пожар. Горел ли и в самом деле этот огонь в воде, да еще и с большей силой? В любом случае, одолеть его удалось не с помощью воды, но, как и раньше, на укреплениях Константинополя: воспользовавшись песком, землей и влажными простынями и одеялами, с помощью которых перекрыли доступ воздуха. Там, вверху, по соседству с виноградниками, холм все еще дымился. В 1775 году шампанское приобретет легкий привкус гари, и это создаст исключительный сорт.

   Но Баснописец и лорд Стивенс исчезли.


   К ним приблизилась Анна Сантамария с Козимо. Пьетро улыбнулся и поцеловал Анну, а затем стиснул в объятиях Козимо.

   – Ну, значит, все-таки ничего не случилось! – произнес Козимо.

   – Наверное, твой папа опять развлекался в парке, – возразила Анна, разглядывая испачканную одежду Пьетро.

   На его лбу и на щеке сохранились следы серы и пепла. Из раны на правом виске сочилась кровь. Венецианец вновь повернулся к графу де Брогли, который все еще был в своем великолепном костюме кавалера ордена Святого Духа. Он отвел шефа Тайной службы в сторону. Козимо смотрел на них с заинтригованным и несколько подозрительным видом.

   – Как обстоят у вас дела со Стормоном?

   – Мы с Верженном не перестаем его тормошить. Ведь он уже давно упустил Стивенса. Да еще и потерял других агентов.

   – Да, примерно как у нас, – с горечью произнес Пьетро. – А Баснописец? Невероятно, но мы все еще не знаем его имени! – Он пристально посмотрел графу в глаза. – Будем откровенны! Жак де Марсий… Первый Баснописец, мужчина, которого я убил на свадьбе Марии Антуанетты… Вы ведь знали, не так ли?

   – Что вы хотите этим сказать, Виравольта?

   – Он никогда не стремился никого убивать. Ему нужна была аудиенция.

   Шарль де Брогли облизнул губы. Пьетро продолжал.

   – Вы не могли этого не знать. Именно вам король должен был поведать об этой истории. Вы уже были шефом Тайной службы… С кем еще он стал бы об этом говорить? Марсий был неуравновешенным, но не сумасшедшим… С какой стати стал бы он организовывать покушение без какой-либо надежды на успех?

   Брогли молча слушал.

   – Он требовал справедливости для внебрачного сына короля! Он воспользовался свадьбой, чтобы явиться в Версаль, полагаясь на судьбу, явиться туда, где прежде все двери перед ним были закрыты… в надежде найти способ объясниться! Вы знали, что он придет, не правда ли? Он загримировался по необходимости, зная, что его могут преследовать! – Пьетро нахмурился. – И вы позволили мне его убить.


   Он сделал паузу и заговорил вновь:

   – Вы всех нас собрали по тревоге… и представили доказательства его вины. Но из ложных соображений. Вы просто покрывали короля. Не так ли?

   Брогли напряженно хмурился.

   – Эпиграммы были написаны им. Я еще кое-что добавил. Пьетро продолжал:

   – После чего было нетрудно завести дело, представив его экстремистом» противящимся австрийскому альянсу, а кроме того, и опасным сатанистом или мистиком и почти еретиком, посещающим конвульсионистов Сен-Медара! Я всегда думал, что этот портрет не совсем… логичен. Все это можно было сфабриковать за три дня. Да что я говорю: за одну ночь. И переходим к следующему делу!

   Пьетро прищурился. Граф защищался:

   – О ребенке я понятия не имел, Виравольта. Король мне и в самом деле намекнул на какую-то женщину… заявляющую, будто состояла в связи с ним… Он говорил, что женщина эта использует аббата для распространения самых необоснованных слухов. Он сам мне не все рассказал, Виравольта, понимаете? О ребенке я ничего не знал. И в любом случае! Как бы вы поступили на моем месте? Моим долгом было защищать нашего Возлюбленного… – На его губах выступила циничная улыбка. – У короля тоже были секреты, о которых никто больше не знал.

   На несколько мгновений Шарль замолчал, затем вновь заговорил:

   – Марсий стал представлять угрозу для государства. Он мог распространить и другие эпиграммы, Виравольта. Его ошибкой было то, что он говорил правду. Но и то верно, что мы сами написали некоторые из них, чтобы иметь больше доказательств. Разумеется, все это… между нами.

   Они молча посмотрели друг на друга.

   Пьетро покачал головой.

   – Конечно, д'Эгийон никаких подробностей не знал, когда поручал мне расследовать дело. Но вы? Когда вновь появились и эпиграммы, и его имя?

   – Я ни в чем не был уверен. Кроме того, в тот момент над Тайной службой нависла опасность. Я должен был сражаться сразу на нескольких фронтах. Мне требовалось время, чтобы во всем разобраться, затем найти подтверждение в лице Мари Дезарно! Ее имя фигурировало в рапортах… но подразумевалось, что она была любовницей… аббата. А не короля! Он даже не сообщил мне ее имя! Это была просто еще одна женщина, Виравольта! Уличная девка. Он о ней забыл. Что королю хотелось, так это заткнуть аббата. Марсий придумал этот персонаж, чтобы приблизиться к нам. Он воспитывал незаконного королевского сына как своего собственного в течение многих лет и защищал его мать… но этим объяснялась лишь одна сторона заговора. Об англичанах никто не подозревал. Это вы, Виравольта, дали мне понять, что они затевают. Все это сложилось в стройную картину для меня лишь недавно.

   Пьетро тряхнул головой.

   – Но вы отдаете себе отчет?

   Граф положил ему руку на плечо.

   – Он продолжал представлять угрозу для государства. А если бы Франция в торжественный день узнала о незаконном королевском сыне? Людовик Август женился на Марии Антуанетте, Франция вступала в брачный союз с Австрией!.. Мы думали о мировой стабильности, Виравольта! О государственных интересах. О политике.

   Пьетро в свою очередь горько улыбнулся.

   – Понимаю. Но уж не думаете ли вы и в самом деле, что незаконный отпрыск способен поколебать французский престол?

   – В его жилах все же течет королевская кровь, мой друг. Империи рушились и не из-за таких мелочей.

   Пьетро и шеф Тайной службы замолчали.


   В этот момент королевский офицер, посланный прямо из Версаля, галопом прискакал к паперти собора.

   – Дорогу! Дорогу! Письмо от господина Марьянна, из Королевского ведомства, для Черной Орхидеи!

   Пьетро вскрыл новое послание Августина Марьянна.

   Виравольта понял. Он посмотрел на Шарля де Брогли, еле сдерживая крик. Анна приблизилась к ним. Она улыбнулась.

   – Новая игра?

   Пьетро вспомнил. Если Баснописец не откажется от исполнения своего последнего плана…

...

    д'Эон, Сапфир, Бомарше

    Анна

    Людовик XVI

    Мария Антуанетта

    Придворные

   Лев состарившийся

   Партия была еще не завершена.


   В Реймсе Анна, Пьетро и Козимо остановились недалеко от гвардии и королевской четы. Их номера находились в гостинице, расположенной напротив собора. Глубокой ночью все наконец стихло, замолкло, было слышно лишь дыхание двух человек.

   В небе светила луна. Анна и Пьетро занимались любовью. Он смотрел на ее грудь. На лихорадочный румянец щек. На полуоткрытые губы, с которых слетал то вздох, то стон. Анна Сантамария. Черная Вдова из Венеции. Боже мой, как он ее любит! Он всегда ее любил и всегда будет любить. И хотя во времена его буйной молодости у него были многочисленные любовницы, это чувство оставалось, пожалуй, самой великой тайной его жизни.

   Она улыбнулась ему.

   Через несколько минут они лежали рядом, прижавшись друг к другу. Анна клонилась над ним, заглянула ему в глаза, погладила по щеке.

   Они молчали.

   Долгожданная тишина.

   Затем, кашлянув, нежным голосом, нос оттенком недоверия, она прошептала:

   – Пьетро, любовь моя… Чего же ты ищешь?

   Он не ответил. Она повторила:

   – Чего ты ищешь?

   Пьетро все еще не отвечал.


   Это был превосходный вопрос.


   Баснописец стоял под проливным дождем, сложив руки на груди.

   Капли стекали по капюшону и черному плащу.

   В небе плыла луна.

   Он стоял у могилы, глядя на надпись, которую видел тысячу раз.

Здесь покоится
Жак де Марсий
1715–1770
Благодарные прихожане

   Он приходил возлагать цветы на могилу. Дикие георгины в знак благодарности. Лилии в знак чистоты. Лаванда в знак почтительной нежности. Вереск в знак любви, отравленной одиночеством. Листья абсента в знак отсутствия. Он также передвинул чучело птицы, оставленной в виде приношения у подножия памятника.

   Его дух был взбудоражен звериным и дьявольским шабашем, и, пока он стоял здесь, среди крестов и могил, его трясло от гнева.

   С тех пор как он приступил к выполнению своего плана мести, он не видел Мари, своей матери. Она уже давно считала его мертвым. Так было лучше. Ему тоже следовало исчезнуть. Это был способ защитить и ее, и себя. Он уже боялся, как бы новый аббат, Жан Моруа, не догадался о его присутствии. Моруа, должно быть, недоумевал, кто же приносит цветы на могилу. Но он хороший человек. Он заботился о его матери.

   Он не смог более сдерживать свою ярость и закричал. Изо всех сил он старался придерживаться своего плана, дополняя умышленные убийства действиями, продиктованными необходимостью. Он все еще желал придать своему гневу четкое направление и действовать логично и рационально. Его безумие смешивалось с ледяным расчетом, его организаторские способности – с талантом хамелеона. Но куда же привел его прекрасный план? Бесспорно, он бросил вызов лучшим агентам короля. Речь больше не шла о мелких осведомителях Виравольта не погиб в львиной клетке. Его неожиданное спасение еще раз пошатнуло всю созданную им структуру. К тому же живы остались д'Эон и Бомарше! И венецианец нагрянул в Эрбле, а затем в Реймсе внес смятение в их ряды.

   Опять он, вездесущий!

   Сейчас Баснописец был в отчаянии.

   И опять одновременно с раскатом грома раздался его вопль.

   Интуиция подсказала ему, что за ним наблюдают. Незаметно под капюшоном он приподнял голову; его мускулы напряглись. Он разглядел, как по кладбищу в его направлении медленно продвигаются три тени. Одна из них приближалась к нему со спины, от юго-восточного угла, другие – с обеих сторон.

   «Люди Брогли. Они все поняли. Он дал приказ наблюдать за кладбищем».

   Еще несколько минут он ждал в позе скорбящего посетителя могилы.

   Затем он схватил кинжалы, висящие у него по бокам, и они сверкнули во тьме.


   Войдя в свою мастерскую, он уже толком не мог вспомнить, что же именно произошло.

   Были крики и кровь – в очередной раз.

   На кладбище этой ночью прибавилось еще трое мертвецов.

   Сняв плащ, он вновь приступил к работе.

   Его преследовали животные басен и воспоминания о гравюрах в книге, которую читала другим детям его кормилица, грубая баба. Это было в то время, когда его отдали этой тупой и вялой женщине, видевшей в нем лишь брошенного ублюдка. Все издевались над ним, валяли его в грязи у свинарника. Уже тогда он чувствовал себя наполовину человеком, наполовину зверем. Как горбун Этьенн. По ночам, когда все остальные спали и переставали его мучить, он выбирался из своего укрытия в подвале или наверху в амбаре и тихо крался, чтобы стащить книгу. Тогда он уже мог рассказывать себе сказки. Рассматривая гравюры, он предавался мечтаниям. Позднее, когда он научился читать, аббат, извлекший его из этих трущоб, растолковал ему смысл басен. Басен, которые, подобно Лабиринту в версальских садах, были предназначены для обучения наследника престола.

   Сына короля! «С тобой Бог, сынок».


   Но в какой же ад он попал? Что он наделал? А этот безумец Стивенс? Он не знал больше, как поступить с этим беглецом. Англичанин предал его, провалил свою операцию Party Time. Раз так, то свою операцию Баснописцу придется довести до конца в одиночестве.

   Ему вновь послышались вопли Розетты и Батиста, ему вспомнилась кровь, извергающаяся из горла Жабы, и все остальные жертвы, замученные по его воде.

   Сын короля.

   De profundis clamavi ad te, domine.[46]

   В уголках глаз блеснули слезы. Но он не собирается сдаваться без боя! Он не смирится! И если нужно со всем покончить, идти до конца, поставить на карту все, что у него есть он вынет из ножен меч чести и еще заставит всех трепетатьПоследний пир! Если близится конец, по крайней мере, он отомстит за кровь аббата, единственного существа, что-либо значившего для него. И он не исчезнет, пока не увлечет за собой на тот свет убийцу аббата!

   Версаль и Виравольта.

   Поединок чести! Сын короля у бездны на краю!

   Он снова приступил к работе, но больше не занимался таксидермией.

   Настала очередь химии.

   Он листал старый пыльный том, установленный на подставке, словно Библия.

   Liber ignium ad comburendos hoste.[47]

   Он вновь погрузился в свои занятия.

Не спускайте глаз с мяса!

   Подвальные помещения Министерского крыла, Версаль

   Виравольте не удалось прибыть в Версаль до окончания реймсских церемоний и возвращения во дворец королевской четы. Но сразу по приезде, убедившись, что он может полностью переложить обеспечение безопасности на Сартина, он поспешил в катакомбы Министерского крыла, где располагался Августин Марьянн. Он прошел в белую альковную дверь, спустился по ступенькам и постучал в дверь, ведущую к древним основаниям здания.

   Никто не отозвался. Створки были не заперты.

   Он толкнул их, и они заскрипели.

   У Пьетро возникло то же ощущение, что и во время первого посещения этого причудливого логова. Комната была погружена в полумрак-, беспорядок в ней становился все невероятнее. Но на сей раз здесь царил настоящий разгром, что заставило венецианца насторожиться.

   Весь пол устилали самые разнообразные эскизы, чертежи и наброски. Проект вечного двигателя был разорван в клочки. Повсюду валялись зубчатые колеса. Лежали груды папок, из которых вываливались веленевые листы. Люстра была разбита, свечи опрокинуты. С минуты на минуту мог начаться пожар. И повсюду стоял запах, который Пьетро мог различить среди тысяч других.

   Запах крови.

   Из глубины комнаты донесся стон.

   Он бросился вперед, опрокинув преграждавшую ему путь школьную парту. Листы бумаги порхали в луче света. Бледная рука тянулась вверх, как будто из могильных глубин. Она вздымалась, заклиная, пальцы были сложены как будто в предупреждении. Бедный Августин Марьянн был погребен под собственными папками. Изо рта у него вытекала струйка крови; он старался выплюнуть листы, покрытые описаниями несуразных открытий, с помощью которых его пытались задушить. На них можно было угадать наброски, обещающие миллион чудес, от волшебных сапог до беспрестанного движения. Его опухшее лицо в кровоподтеках было неузнаваемо. Рядом валялись его разбитые очки.

   – Августин! – воскликнул Виравольта, склоняясь над ним. Он вытащил у него изо рта скомканный лист; Августин хрипел и харкал кровью.


Наш Августин уже старик,
И смерть за ним пришла!
И за страною нашей,
Виравольта, придет она.


Ну а пока, будь так любезен
И разыграй теперь со мной
Последнюю из наших басен.
Меж мною это дело и тобой.

Лев состарившийся
Книга III, басня 14

Могучий Лев, гроза лесов, постигнут старостью.
Лишился силы. Нет крепости в когтях, нет острых тех зубов,
Чем наводил он ужас на врагов.
И самого едва таскают ноги хилы.
А что всего больней —
Не только он теперь не страшен для зверей,
Но всяк за старые обиды Льва в отмщенье
Наперерыв ему наносит оскорбленья.
То гордый конь его копытом крепким бьет,
То зубом волк рванет, то острым рогом вол боднет.
Лев бедный в горе столь великом,
Сжав сердце, терпит все и ждет кончины злой,
Лишь изъявляя ропот свой глухим и томным рыком.
Как видит, что осел туда ж, на ту же грудь
Сбирается его лягнуть и смотрит место лишь,
Где б было побольнее,
«О боги, – возопил, стеная, Лев тогда, – чтоб не дожить до этого стыда,
Пошлите лучше мне один конец скорее.
Как смерть моя ни зла,
Все легче, чем терпеть обиды от осла».[48]

   – Августин… Что произошло?

   Глаза Августина начинали стекленеть. Как утопающий, он схватил Пьетро за руку.

   – Я… Я не знаю его имени… Он пришел… от Сапфир… Ему нужны были… планы…

   – Планы? Какие планы?

   Марьянн опять харкнул кровью. Его взгляд затуманился. По его лицу было видно, что он испытывает острую боль, но при этом пытается собрать последние силы.

   – Формула греческого огня… Баснописец получил ее через Сапфир… Он ее скопировал… Это моя вина, Виравольта… Ох, простите меня… Я ей дал ее! Формулу Дюпре… Они меня шантажировали… Я ее уничтожил… Но у него… У него она осталась! У него последний лист, Виравольта!

   – А другие планы? – спросил Пьетро. – Что они означают?

   Августин дрожащим пальцем указал на рулон бумаги, брошенный рядом с ним.

   – Вот… Они… В… Виравольта… Не спускайте глаз с… мяса… Каликст…

   – Что? Не спускать глаз с мяса? Каликст?

   – Огонь… Он передается даже по воде… Он сделал из него оружие… Сегодня венгром!

   – Что вы говорите? Августин, я ничего не понимаю!

   Рука служащего Королевского ведомства еще сильнее сжала плечо Виравольты. Голова Августина мелко и ритмично затряслась, он больше не спускал с Виравольты глаз, как будто хотел приподняться. Потом он сделал глубокий выдох… и члены его отяжелели в руках Пьетро. Венецианец встал и провел рукой по лбу. Он посмотрел на рулон, на который указывал Августин. На нем была начерчена сеть из горизонтальных и вертикальных линий и геометрических форм, нанесенных по непонятному принципу.

   Черная Орхидея скорчил гримасу.


   Не спускайте глаз с мяса?

Описание версальских торжеств

   Королевские кухни, Лабиринт,

   Большой канал и Рокайлевый боскет,

   Павильон купальни Аполлона

   Хотя солнце еще не зашло, все дворцовые службы работали без устали: в большой буфетной, как и во времена «короля-солнца», около трехсот человек были заняты приготовлением королевского ужина. В хлебной доставали приборы, хлеб и скатерти; служба виночерпиев, или «служба кубка», занималась водой и вином; на кухне готовились всевозможные блюда, во фруктохранилище – фрукты, свечи, канделябры и жирандоли; в каретных павильонах готовили поленья и уголь. Блюда несли к накрытым столам. Пьетро столкнулся с первым метрдотелем, оживленно отдававшим приказания своему помощнику, а тот хлопал в ладоши, управляя метрдотелями каждого отдельного участка; чуть дальше генеральный контролер трапез осуществлял последний подсчет провизии. Порядок был почти военный. Виравольта, не зная, где именно нанесет удар Баснописец, принял к сведению последние слова Августина Марьянна: он организовал наблюдение за «королевским мясом» – на самом деле речь шла о целом комплексе блюд, входивших в меню сегодняшнего вечера, Сначала из недр большой буфетной на свет явились многочисленные яства под разнообразными соусами. Под руководством первого метрдотеля их торжественно несли тридцать шесть официантов, впереди которых выступали двенадцать метрдотелей, вооруженных серебряными палочками.


   Обычно мясные блюда покидали кухню, пересекали улицу и попадали во дворец как раз напротив большой буфетной затем они поднимались по лестнице и устремлялись по коридорам Версаля, пока не достигали королевского стола. Сегодня торжественная процессия углубилась в сады, и это необычайное шествие в конце концов прибыло к тому месту, где был сервирован ужин. Произошло еще одно отклонение от заведенного порядка: у выхода из большой буфетной Пьетро поставил группу дегустаторов. Эта вторая маленькая армия была выстроена, как на параде, и наряжена в красно-синие костюмы с белым поясом. Каждый из этих янычаров опускал палец, кусочек хлеба или ложку в разные проносимые перед ним блюда, дабы убедиться, что никакая зловредная рука не добавила в них капельку сильнодействующего яда. Пьетро попросил Сартина и все дворцовые службы охраны удвоить бдительность, раз Баснописец все еще был на свободе.

   Венецианец подошел к первому метрдотелю.

   – Вам есть о чем доложить?

   Взъерошенный метрдотель снял передник, о который он только что вытер руки, и косо взглянул на Пьетро.

   – Да нет, мой друг. Я могу доложить о приготовлении около сорока трех блюд, которые мне предстоит доставить в импровизированный буфет его величества! Этого вам достаточно?

   Пьетро не настаивал.

   Теперь бесчисленные слуги и официанты одно за другим выносили блюда, горшочки и супницы, мелкие и глубокие тарелки. Шествие открывали большие похлебки из старого каплуна и четырех куропаток с капустой; за ними следовали легкие похлебки, включая биск[49] из шести молодых голубей, одну похлебку из гребешков и с мясом, а также два легких супа на закуску. На смену похлебкам пришли главные закуски: круглый пирог, начиненный четвертинкой теленка и дюжиной голубей; а также легкие закуски: шесть жареных цыплят и две рубленые куропатки. Иных закусок тоже хватало, они включали трех куропаток в соусе, двух индюков на гриле, шесть круглых пирогов, запеченных на горячих углях, а также трех жирных куриц с трюфелями. Затем следовало жаркое, два каплуна, девять цыплят и два скворца, шесть куропаток и четыре круглых пирога. Фрукты и десерты, компоты и варенья в фарфоровых тазиках и вазочках еще ждали своей очереди. И это пантагрюэльское меню, естественно, было составлено исключительно для короля с королевой. Блюда, приготовленные для придворных, уже были поданы. Придворные только что расположились за столами у самой купальни Аполлона, предварительно посмотрев импровизированный спектакль, который Мария Антуанетта дала на пленэре, в Рокайлевом боскете. Какое это было причудливое шествие! Официанты, как солдатики, маршировали по террасам, спускались к Зеркальным прудам и к бассейну Латоны, затем шли по Королевской аллее, по направлению к купальне.

   Пьетро следовал за ними по пятам, и разложенное по тарелкам кушанье как будто плясало у него перед глазами.

   «Не сводите глаз с мяса».


   До представления, около шестнадцати часов, всем была подана небольшая закуска в самом центре Лабиринта, в Безымянном боскете, том зеленом кабинете, где – тайное и уже призрачное воспоминание – был повешен Ландретто тогда, когда двор покинул Версаль. Из бассейна в центре кабинета словно выросли круглые столики, покрытые салфетками пастельных тонов. На них стояли дыни вперемешку с ликерами в графинчиках с выгравированным узором. Внутри дворца из марципана располагались имбирные пряники в форме сундучков, из которых можно было достать пирожные, цукаты или карамель. Чтобы радовать глаз, зеленый кабинет был также украшен португальскими апельсиновыми деревьями, вишневыми деревьями и двумя кустами голландского крыжовника. Людовик XVI и Мария Антуанетта заняли свои места. И весь двор, проследовав между рядами тополей, образовал процессию, направлявшуюся с противоположной стороны Большого канала.


   Гости заняли места в лодках и гондолах, и те заскользили по безмятежному зеркалу вод. Легкий бриз покачивал зонтики. В этот день берега канала были украшены «прозрачными» фигурами, вызывающими восхищение гуляющих. Там можно было увидеть очаровательные фарфоровые киоски, обтянутые развевающимися на ветру белыми полотнищами. Затем все спустились по каналу и насладились битвой, разыгранной за купальней Аполлона. С бортов небольших моделей галер стреляли пороховые пушки. Разумеется, здесь французский флот побеждал английский, что само по себе было довольно-таки маловероятно; но мыслить иначе считалось в Версале моветоном. И вот загорелись паруса английской галеры, и лилия одержала победу над розой, по крайней мере, в водах этого канала.


   Затем двор двинулся через боскеты Энселада и Купола и вернулся в боскет Колоннады и Бальный зал, или Рокайлевый боскет, где был устроен театр. Часть боскета была занята ступенями террасы, по которым струилась вода, жерновыми камнями, растительностью, позолоченным водостоком и украшениями из ракушек, привезенных с африканского побережья. Сцена была сооружена посреди амфитеатра, на островке, куда попадали по мостикам. Оркестр ожидал появления гостей. Завидев королевскую чету, музыканты заиграли свой ритурнель. Придворные расселись на газонах по обе стороны ступенчатого каскада. Король с королевой заняли места под приготовленным для них балдахином. Всем раздали брошюры, оговорив тот факт, что пьеска была фактически экспромтом и не хватило времени ее тщательно отредактировать. Тут же прозвучали три удара и поднялся занавес. За ним открылись две витые колонны, поддерживающие статую Афродиты в костюме пастушки. Появилась пара. Пастух Клорис досаждал своими ухаживаниями пастушке Климене и молил богиню о помощи. Пытаясь ускользнуть от Клориса, Климена бегала взад и вперед по подмосткам, при этом она испускала крики и играла на лире. В тени похищение готовил другой актер, загримированный под фавна. В этом изящном и манерном скетче чередовались стихи и проза, декламация и пение. Король с королевой веселились; все много аплодировали. Пока Пьетро находился на кухне, остальная приближенная к королевской чете охрана незаметно циркулировала среди террас, не упуская из виду ничего из происходящего.


   Наконец все направились к купальне Аполлона, чтобы поужинать, созерцая при этом необычайную перспективу, открывавшуюся взору от террас дворца до дальнего леса и Большой Звезды за перекрестком каналов.

   Именно сюда несли королевские мясные блюда, извергаемые из утробы обширной буфетной.

   И именно с этих блюд не спускал глаз Пьетро, в компании официантов и метрдотелей.


   «Ну вот и мы», – сказал себе Пьетро, направляясь к роскошному королевскому павильону, сооруженному специально для этого торжества. Он был увит зеленью и украшен огнями. Из расположенных вокруг ваз струилась вода, создававшая вокруг него нечто вроде хрустального колокола. За этим водным пологом, который нарушала лишь защищенная от потоков дверца, гостей, казалось, поджидали тысячи светлячков. Колокол светился изнутри. Рядом со входом на увитых плющом пьедесталах были размещены статуи играющих на флейтах фавнов. Купол был украшен барельефами, изображавшими четыре времени года и четыре времени дня, рядом находился портик из белого полотнища. Пьетро проник туда вслед за официантами. Внутренняя часть купола казалась еще более удивительной. Там царил полумрак, пронизываемый лишь пламенем свечей в канделябрах. Через отверстие в центре купола виднелось небо. Лучшие столяры Франции украсили всю его окружность вырезанной из дерева листвой, которая перемежалась с букетами цветов, перевязанными газовыми шарфами. В самой глубине изо рта хохочущего Пана вырывался фонтан воды. Бурлящая пена разветвлялась на ручейки, с шипением устремлявшиеся по камням искусственной скалы. Эта скала, в невидимых расщелинах которой поместилось бесчисленное количество свечей, казалась жилищем какого-то эльфа. Языки пламени играли с каплями, по прихоти воды бросая отблески на стены и потолок. Эффект калейдоскопа усиливался благодаря переливам многочисленных хрустальных шаров, установленных на серебряных подставках, – свет в них преломлялся так, что все помещение казалось заключенным внутри радуги.

   В очередной раз Ведомство развлечений превзошло само себя. Перед скалой, омываемой серебряными волнами, стояло семьдесят приборов. Столы располагались с четырех сторон, под роскошным шатром. Все они были обращены к расположенному в центре королевскому столу, так что у каждого из гостей создавалось впечатление, что он общается с монархами и в то же время пребывает в небольшом дружеском кругу. На резных стульях были изображены или символы времен года, или музы и аллегории искусств. Полупрозрачные занавески, ниспадающие с вершины колокола, плясали в потоках воздуха. Интерьер дополняли хрустальные жирандоли. Помимо блюд, приготовленных специально для короля с королевой, буфет был уставлен вычурными кушаньями, предназначенными для остальных гостей. У них было такое же меню, и еды хватало всем. Чтобы подобраться к этому буфету, нужно было подняться по трем ярусам до площадки, на которой находились официанты. Вокруг блюд стояло восемнадцать чаш, курильницы и горшочки с растениями, похожими на остролист. Принесли также и старинный «сундучок короля», серебряный ящичек, в котором под замком хранились ножи, ложки и специи, предназначенные для его личного пользования. В западной части располагались дамы, в восточной – кавалеры.


   Заходя сюда, все придворные хлопали в ладоши. Король поздравил Марию Антуанетту, создавшую этот шедевр совместно с Ведомством развлечений. Все внимательно и с удовольствием разглядывали малейшие детали. Наконец все расселись. Королеве вздумалось перемешать гостей, невзирая на титулы и едва не пренебрегая протоколом. Имена были написаны на небольших белых карточках и укреплены на фигурно сложенных салфетках.

   На одной из них было начертано:

Анна Сантамария де Венеция

   Первыми заняли свои места дамы.


   Когда Пьетро появился здесь, банкет только начинался. Как только его заметил присутствующий в павильоне главный метрдотель, Виравольта подал ему знак. Пьетро незаметно подошел к нему среди смеха и шума голосов. Его присутствие было отмечено королевой: Мария Антуанетта наградила его нежной улыбкой. Рядом с ней Людовик XVI с аппетитом уписывал пулярку. Чуть дальше, в одном из шатров, Анна была поглощена беседой с мадам де Гемене и графиней де Полиньяк. Мужа она не заметила.


   Метрдотель бросил на Пьетро разгневанный взгляд.

   – Это что, шутка? Взгляните, что принцесса де Ламбаль получила вместо приглашения. Кто-то подложил это без нашего ведома. Королева это увидела и попросила меня передать вам. Понимаете ли вы, в чем дело?

   На белой карточке не было ничего, кроме буквы Б. Этого было достаточно, чтобы Пьетро понял – Баснописец на полном серьезе приглашал самого себя к королевскому столу. Венецианец поднял глаза и быстрым взглядом окинул всех гостей. Был ли он действительно здесь, среди них – или же продолжал щекотать им нервы?

   – Знаете ли вы некоего… Каликста? – спросил Виравольта метрдотеля.

   Тот поморщился. Его бровь изогнулась под родимым пятном, украшавшим его лоб.

   – Простите?

   – Каликста…

   Метрдотель вздохнул и кивком указал на подростка лет пятнадцати. Этот самый Каликст был всего лишь мелкой сошкой и прислуживал у буфета. Пьетро поблагодарил и быстрым шагом направился к мальчику в ливрее. С белой салфеткой, перекинутой через локоть, он огромной ложкой помешивал суп. Как только Пьетро обратился к нему, мальчик оставил свой пост. Найдя себе замену на пару минут, он пригласил Виравольту отойти на несколько шагов. Затем он прошептал:

   – Я не тот, за кого вы меня принимаете… Видите ли, время от времени я также оказываю услуги графу де Брогли и господину Сартину… – Юноша подмигнул, затем продолжал с заговорщическим видом: – Господин Марьянн предупредил меня, что, возможно, вы будете меня искать. Но он мне также сказал, что если это произойдет, значит, дело плохо… Он был прав?

   Пьетро произнес:

   – Хуже и быть не может. Августин мертв.

   Мальчик побледнел. Его затрясло, и он тут же утратил свой вид великого королевского шпиона.

   – К… каким образом?

   – Его тело лежит в его кабинете. Я закрыл замок на два поворота.

   – Ох! Боже мой!.. Я приносил ему еду… Он редко выходил из своего кабинета… И… мы разговаривали… вы понимаете… Господи… Это ужасно!

   – Соберитесь с силами, мой мальчик. Ведь могут быть и другие жертвы. Перед смертью Августин прошептал мне ваше имя. Знаете ли вы, почему?

   Мелкий осведомитель пристально посмотрел на Виравольту.

   – Он мне сказал лишь, что он нашел; и если вы придете задавать мне вопросы, это будет означать, что сам он ответ дать уже не сможет. Боже мой, теперь я понимаю, что он имел в виду! Я должен в этом случае указать вам на человека, которого вы найдете у грота-шутихи, рядом с Колоннадой.

   – Человека? Какого человека?

   – Фонтанных дел мастера его величества. Августин сказал мне, что вам будет ясно, о чем идет речь.

   Пьетро прищурился. Затем покачал головой и бросил, поспешно удаляясь:

   – Благодарю!


   Он вышел из павильона и направился к гроту-шутихе.

   Там находился фонтанных дел мастер, преемник Дени-Жолли, в окружении своих водопроводчиков, восьмерых мальчишек-помощников и литейных дел мастера. Раньше в его обязанности входило приводить в действие фонтаны таким образом, чтобы у монарха создавалось впечатление, будто они никогда не замолкают. Как и Франсины, Дени-Жолли разбирались в фонтанном деле столь же превосходно, как нормандец в цветах и садоводстве. Они действовали в соответствии с очень четким протоколом, в свое время установленным для прогулок короля. Едва завидев его величество у того или иного бассейна, работники тут же нажимали на рычаги, и из глоток лягушек Латоны или пьяного Вакха начинали бить хрустальные струи, замирающие, как только король проходил мимо. Но пока длился ужин, фонтанные мастера отдыхали. Пьетро спешно представился главному мастеру, который перешучивался со своей командой. Он развернул перед ним планы Баснописца, извлеченные из кабинета Августина Марьянна.

   – Это вам о чем-нибудь говорит?

   Тот посмотрел на него, не произнося ни слова. Затем знаком велел одному из мальчиков подойти поближе.

   Водопроводчик принес другой свиток из такой тонкой бумаги, что на свету он казался почти прозрачным. Главный фонтанных дел мастер развернул свиток Пьетро у своих ног. Сверху он наложил собственный документ. Чертежи совпадали почти в точности.

   Запутанная сеть из горизонтальных и вертикальных линий, система многочисленных разветвлений, цифры и геометрические формы, расчеты с помощью числа «пи» и правила золотого сечения – все было идентично.


   У их ног лежал план гигантской трубопроводной системы Версаля.

Water Music amp; Royal Fireworks[50]

   Трот – шутиха

   Королевские резервуары и фонтаны, Версаль

   Пьетро в растерянности потер лоб.

   Поговаривали, что под известным каждому дворцом находился невидимый Версаль: Версаль труб, канализационной системы – немыслимое сочетание науки и техники, земляных, трубопроводных, гидравлических работ, физики, геометрии, геологии. И вот перед ним неожиданно оказались планы этого другого, подземного и тайного дворца. Его резервуары размерами напоминали соборы; первая система трубопроводов была при Людовике XIV заменена чугунными трубами, которые с легкостью привинчивались друг к другу. Они были так прочны, что до сих пор еще тянулись на десятки лье, и каждое соединение было украшено рельефной королевской лилией, чеканной печатью из металлического сплава. Людовика XIV не удовлетворяли прямые струи, бьющие прямо в небо. Он пожелал ваять воду: ее нужно было изменять, тщательно отделывать, производить с ее помощью разнообразные эффекты. Используя распылители, насадки разных форм – в виде клинка, пузыря, плоского наконечника, щели – эти фонтанные мастера создали невиданную ранее акваграфию. Поток воды лепился в зависимости от давления, высоты, формы и слива струй, порождавших тысячи фигур в точном соответствии с техническими характеристиками труб и количеством насадок: веер, вогнутая пирамида, выпуклая лилия, прямые и плоские, краткие и невысокие, жесткие и высокие, они могли выливаться волнами или принимать шарообразную форму.

   «Только не это… Боюсь, я начинаю понимать…» – сказал себе Пьетро.

   Трубы разветвлялись, подводя воду к чудесным раковинам, пухлым херувимчикам, плюющимся тритонам и драконам-, от них несметное количество вен и сосудов, подобно некой прозрачной кровеносной системе, тянулось к озерам и резервуарам, давая жизнь всему дворцу, позволяя его сердцу биться вместе с этим витальным потоком… Версаль дышал и орошался через эти артерии, словно огромный организм.

   Дворец был кровью, телом короля!

   «Все эти вычисления… Количество насадок, объемы, регулирование давления! Все это… было на планах!»


   Пьетро сделал несколько шагов в сторону. Перед ним был один из гротов-шутих, воссозданных по образу и подобию грота Орфея в Сен-Жермене и старинного грота Фетис. Он был весь покрыт рокайлем; в центре находился бог музыки, который, пощипывая струны своей лиры, наблюдал за тем, как вокруг него оживали добродетели; гроты открывались, и оттуда выходили львы, тигры, волки и другие сказочные животные. Деревья шелестели, убаюкиваемые легким ветерком. На их ветках сидело множество птиц, чьи трели были ничем иным, как шипением воды в трубах, и это создавало почти магический эффект: закрыв глаза, можно было и впрямь вообразить, что находишься в роще.

   Вдруг Виравольта замер. Перед ним только что открылся один из гротов. Внутри стояла маленькая фигурка из дерева и ткани. Глядя на нее, нельзя было ошибиться: фигурка являлась точным изображением Баснописца в капюшоне. Ее улыбка была обозначена простой чертой под капюшончиком из льняных оческов. Два красных камушка представляли собой глаза. Эта сардонически ухмыляющаяся кукла, казалось, издевалась над ним. На плече у нее была секира. Внезапно, словно приветствие, из грота-шутихи вырвалась бурная и четко направленная струя. Этот трюк предназначался для забавы гуляющих; но Пьетро было не до смеха. Его обрызгало с ног до головы, а Баснописца тем временем, казалось, разбирал лукавый смех. Несколько мгновений венецианец, весь мокрый, продолжал стоять на месте.

   Он выругался.

   Затем он направился к фонтанных дел мастеру и его компаньонам.

   – Надо перекрыть воду, слышите? Всю воду! Рычаги, рукоятки, насосы – все отключить!

   И он быстро удалился.


   В предзакатные часы народ все прибывал.

   Пьетро прокладывал себе дорогу сквозь толпу зевак. Некоторые из них возбужденно показывали пальцем на странную гору, находящуюся рядом с Энселадом, на вершине которой располагалась раскрашенная позолоченная машинка. Можно было, сидя в колесе, очень быстро съехать по крутому склону к самому подножию горы без какого-либо риска, кроме того, который представляли для барабанных перепонок дикие крики, издаваемые при спуске.

   В голове Пьетро снова и снова раздавались слова Августина Марьянна.

   В его душе росло глухое беспокойство.

   Огонь… Огонь…

   Пьетро на мгновение зажмурился и продолжал работать локтями.

   Он ускорил шаг…

   Резервуары… Северные резервуары!

   Он побежал, толкая прохожих, попадавшихся на его пути.

   Вода. Вода кругом.


   «Огонь… Он передается даже по воде… Он сделал из него оружие… Сегодня вечером!» – думал Виравольта.


   Пьетро бежал по террасам, на которых толпились люди, пробирался между столетними деревьями, посаженными в шахматном порядке, и густыми каштанами, и его не покидало ощущение дежа вю. Он с яростью вспоминал свадебные торжества Марии Антуанетты, когда он мчался по следу первого Баснописца. Повсюду, за цветами, мраморными статуями и подстриженными тисами в небо били жидкие снопы. Рядом с озером Швейцарцев, Трианоном и оранжереей мелькали белые пятна – это игроки бросали на газоны самшитовые шары. Вдали, в самом конце аллеи, где начинался лес, олени выглядывали из-за деревьев, как будто спрашивая, кто же производит такой гвалт. С крон деревьев взлетали потревоженные птицы. Оттуда был виден весь дворец целиком, и тысячи развлечений, затеянных этим вечером, золоченые крыши и партеры, густой лес и статуи – сегодня все смешалось.

   Пьетро подбежал к резервуарам.

   Баснописец! Наконец-то!

   У него под ногами тянулись трубопроводы и грохотали механизмы. Казалось, что в цистернах, питавших пруд и возвышавшихся над Версалем, помещались целые реки. Они располагались вдоль балюстрады и были соединены друг с другом и с маленьким замком, в котором находились самые замысловатые механизмы. В прошлом, на протяжении двух поколений, сорок тысяч работников вскапывали, перекапывали, извлекали тонны земли и камней, заставляя природу подчиняться воле «короля-солнца»; но обуздать водный поток оказалось невозможно. Несмотря на все великолепие механизма «машины реки Сены», установленной в Марли для снабжения версальских праздников, от нее пришлось отказаться. Людовик XIV приказал построить новые резервуары и мельницы. Вырыли три пруда; попытались отвести воды Бьевра; построили акведук, идущий насквозь через гору; создали искусственное озеро; но всего этого оказалось недостаточно. Вобан и Ла Ир были привлечены к строительству канала, отходящего от реки Эр. Но расходы на это мероприятие, количество погибших и война заставили короля отказаться от гигантской стройки. Решили сохранить лишь резервуары Северного крыла, которые опустошались во время работы фонтанов.

   Как сегодня.

   Пьетро не очень удивился, наткнувшись на тела двух молодых работников с перерезанным горлом.

   Они лежали в луже крови.


   – Я ждал вас, Виравольта.

   Баснописец стоял на балюстраде, закутавшись в свой черный плащ с капюшоном, с розой на груди и зажженным факелом в руках.

   Пьетро остановился. Он задыхался.

   – Вы нарушили наши планы, – сказал Баснописец своим странным голосом. – Мне это уже известно. Стивенс никогда не достигнет своих целей. Он сумасшедший, и я был безумцем, решив следовать за ним. Но я должен был встретиться с вами лицом к лицу. Тем хуже для короля, королевы и всей Франции. Однако вы… вы знаете, не так ли? Вы знаете правду… Какому хозяину вы служили? Были ли вы справедливы? Я всегда восхищался вами. Но вы убили единственного человека, спасшего меня и верившего в меня. Аббата! Он тоже понял! Его единственная вина заключалась в желании, чтобы его выслушали и справедливо обошлись со мной! А вы… вы трудились на благо продажного королевства! Как вы могли?

   Он засмеялся, и от этого медленного смеха, пронизанного угрожающими нотками безумия, у Пьетро кровь застыла в жилах.

   – Хотите верьте, хотите нет, я понимаю, что вам пришлось перенести! – воскликнул венецианец, у которого пересохло во рту. – Случалось, что и меня преследовали власти! Но есть и другие способы заставить вас выслушать… А действуя так, как вы, добьешься лишь собственной гибели!

   – Но вы не были ВНЕБРАЧНЫМ СЫНОМ КОРОЛЯ! – заявил Баснописец не допускающим возражений тоном.

   Затем он снова засмеялся.

   – Не путайте разные вещи, Виравольта. В справедливые времена вы бы служили мне. Были бы моим вассалом. Но я рад, что вы присутствуете на этом последнем представлении. Это шедевр Баснописца!

   – Оставьте, откажитесь от него, пока еще не поздно! Я обещаю, что попробую походатайствовать за вас!

   – Слишком поздно, Виравольта. Августин вас предупредил? Он тоже вас предал! Он выдал нам формулу Дюпре. Огонь, горящий даже в воде! Мы ее улучшили… Теперь огонь распространяется благодаря воде… Представьте себе, с помощью какой тайной алхимии мы сумели достичь немыслимого!

   Одним движением свободной руки он развернул документ.

   – Огонь и вода! Есть чем иссушить Орхидею!

   Он еще раз протяжно рассмеялся и поднес факел к свитку. Языки пламени начали пожирать его, затем рука в перчатке бросила остатки свитка на землю.

   – Можете не сомневаться… Это последний экземпляр формулы Дюпре. Совершенный секрет, неожиданно выскочивший из-за кулис Истории! Я не смог бы себе простить, если бы оставил потомству такую мерзость. Вот так и я посодействую нашей великой цивилизаторской миссии. Разве что…

   На этот раз его смех напоминал тявканье. Он указал пальцем на свою голову.

   – Разве что, будучи единственным человеком, помнящим точный состав вещества, запечатленный здесь, в моем мозгу, я решил бы, например, продать его тому, кто предложит самую высокую цену!

   Пьетро подошел ближе.

   – Не двигайтесь, Виравольта. Я целую ночь занимался тем, что разливал эту жидкость во многих местах. Еще один шаг, и вы увидите, как наконец загорятся фонтаны короля.

   – Это… этого не может быть!

   Баснописец выдержал паузу, затем опустил факел.

   – Благодаря скольким гениям был возведен этот дворец, Виравольта? Нам известны Ленотры и Мансары, но сколько умов они еще привлекли? Потребовалась философия и математика, Декарт и д'Аламбер, Бернулли, труды Бойля, Хука, Паскаля, Ньютона, Гюйгенса, открывшего Титан, кольца Сатурна и полюса Марса! Все они были титанами, да, все! Титаны, управлявшие движением светил! Столько великих людей для того, чтобы построить дворец!..

   Его голос дрожал от гнева.

   – …И лишь один, чтобы его разрушить.

   Он опустил факел в первый резервуар, затем швырнул его во второй.

   И снова засмеялся.

   – Давайте же продолжим игру, мой друг, и доведем ее до конца!

   Прошелестев плащом, Баснописец повернулся и спрыгнул за балюстраду.

   И Пьетро, в растерянности не произнося ни слова, стал свидетелем немыслимого.

   Казалось, время прервало свой бег. Затем на поверхности резервуара показались пузыри…

   Произошла цепная реакция, побежав по трубам из того места, где Баснописец кропотливо растворял свою смесь.


   И вот королевские фонтаны, фонтан Латоны, Пирамиды, Водная аллея и Обелиск, а также Зеркала и купальня Аполлона, круглые купальни Колоннады и Лабиринта, все воды Версаля до самого Большого канала одновременно загорелись. В тот момент некоторые сочли это великой затеей, очередным спектаклем или же фейерверком нового типа, вроде того, что был устроен на холмах Реймса. Солнечные диски в купальне Аполлона сверкнули, как на закате. По всей поверхности Большого канала пробежал огненный шлейф, который как будто полностью слился с водой; затем весь канал превратился в пекло и начал отбрасывать в глаза прозрачных фигур адские отблески. На лицах этих похожих на статуи кукол отразилось странное ошеломление, а жгучий отсвет уже бежал по фарфоровым киоскам. Галеры и кораблики флотилии, которые не успели извлечь из воды, превратились в горящие факелы; остатки пороха с треском взрывались и, подобно фейерверку, выбрасывали к небу снопы искр. Позолоченный гигант Энселад, уже сраженный Зевсом, наблюдал, как его скалу с треском объяли языки пламени, и та же струя, которая извергалась у него изо рта при штурме Олимпа, дождем падала вокруг него. Между жерновыми камнями и водосточными желобами по ступеням Рокайлевого боскета струились раскаленные ручьи: в центре острова пылал театр. В надвигающейся вечерней тьме от канала до боскета Звезды раскинулось адское пекло. Дракон из названного в его честь боскета тоже выплевывал огонь, который впервые оказался подлинным.


   Вода перемешивалась с огнем и в королевском павильоне. Огоньки скалы исчезали в каскадах, устремившихся от раковины к раковине. Образующие водный купол струи зажигались одна за другой. Занялись и портики из увитых виноградными лозами решеток, а также шарфы; Пан на своей скале гримасничал, выплевывая огненные пузыри. Началась паника. Все вскочили, отпихнув блюда, приборы, бокалы и супницы. Гвардия ринулась на защиту короля с королевой. Лягушки в фонтане Латоны обрызгивали друг друга извергаемыми из разверстых ртов струями пламени. В гроте-шутихе смолкли аккорды, которые наигрывал на своей лире бог любви. Над королевским вензелем поглощали друг друга добродетели. Рядом с фигуркой Баснописца одна струя превратилась в огненный пучок. В окружении зверей из басен вода, имитировавшая шелест листвы и трели птиц, превращалась в пламя. А настоящие животные, находившиеся в зверинце, метались из стороны в сторону. Египетские курочки бестолково бросились бежать. Камышовый кот мяукал как самый заурядный котенок, жираф вытягивал шею, старый чандернагорский слон трубил. А птицы бились о прутья клеток.


   Сумеречное небо, земля и вода, казалось, были объяты пожаром. Случайно зажженные фитили ракет с треском выпускали снопы искр, с шипением взлетали к небу и разрывались в воздухе, а тем временем другие, плохо налаженные, падали там и сям вдоль берега в самую гущу толпы. Как в душные дни, повсюду фонтанировали водные скульптуры, разве что теперь они состояли не столько из воды, сколько из огня. Волны в фонтане Аполлона поднялись в неслыханном апофеозе, приняв очертания гигантской пламенной лилии, четко вырисовывавшейся на фоне неба.

   Party Time.


   Так Баснописец поджег Версаль.

Неожиданная басня

   Фонтаны короля, большие королевские апартаменты

   Салон Дианы и Зеркальная галерея

   В течение следующего часа царило всеобщее смятение. Вмешательство Пьетро нарушило планы Баснописца, который рассчитывал нанести свой удар после начала бала. Его последний маневр был ничем иным, как жестом отчаяния. Дени и его команда сумели отреагировать мгновенно. И все же многие получили ожоги. Мушкетеры и солдаты легкой конницы спешно призывали врачей и эвакуировали высокопоставленных особ и раненых. Пьетро побежал за фонтанных дел мастером, водопроводчиками и литейных дел мастером, которые уже устремились во все стороны. Как только была перекрыта подача воды и прекратилась ее циркуляция, огонь начал спадать. Они выключали механизмы, нажимая на разные рычаги. По указанию венецианца с помощью песка и влажных одеял удалось задушить зажигательную смесь, находящуюся в фонтанах. В каналах после прекращения цепной реакции магма гасла сама собой. В Большом канале объемы воды были столь значительны, что смесь, высыпанная Баснописцем, не могла оказать существенного эффекта. Как только прошел первый испуг, все стали задумываться, не был ли этот новый тип фейерверка предусмотрен Ведомством развлечений как продолжение праздника, хотя на сей раз их приготовления обернулись трагедией. Едва закончив руководить спасательной операцией, Пьетро вернулся во дворец.

   «Давайте же продолжим игру, мой друг, и доведем ее до конца!»


   Он прошел вдоль Северного крыла больших апартаментов короля. Во время вечерних приемов, по понедельникам, средам и четвергам, салоны анфилады служили местом развлечений для самых высокопоставленных особ из числа придворных. В каждом зале ставили игральные столы, приносили бокалы и карты. Виравольта вошел в зал Геркулеса, затем в зал Изобилия, который превратился при Людовике XVI в помещение для игр. Обычно придворные играли здесь в ландскнехт, болтали, останавливались на минутку послушать, как какая-нибудь маркиза вымучивала на клавесине музыкальную пьеску или как играли лирические актеры; ставки делались с таким огромным количеством жетонов, что зал походил иногда на игорный дом. Сегодня вечером лакеи предлагали многочисленные закуски, и придворные постепенно пришли в себя.


   Зал Венеры. Пьетро пошел быстрее. Итак, Баснописец в конце концов воспользовался вынужденным и трагическим содействием Августина Марьянна. Последний попытался его предупредить – но слишком поздно. Августин, «Лев состарившийся»… Этим сюжетом Баснописец предполагал завершить свое творение, если бы все шло в соответствии с его планом. Августин Марьянн, последний свидетель, которого надо было бы уничтожить для последней басни… Разве что… Баснописец стремился вычислить главных агентов Тайной службы, чтобы пресечь сопротивление, затем помешать коронации Людовика XVI, пользуясь слабостью королевства в это смутное время… И дело оставалось совсем за малым – все это могло бы действительно изменить ход Истории. Покуда этот человек жив, страна остается под угрозой. Но Пьетро не мог подавить в себе хотя бы частичного понимания того, каким страданиям подверглась эта измученная душа Впрочем, патетический вопрос, который он задавал, касался большего. И вот из-за своеобразного поворота дел, ему, Пьетро Виравольте, предстояло стать проводником государственных интересов.

...

    д'Эон, Сапфир, Бомарше

    Анна

    Людовик XVI

    Мария Антуанетта

    Августин Марьянн

   Салон Дианы. Как во времена Людовика XIV, в центре салона установили бильярдный стол – в бильярде «король-солнце» не знал себе равных. Обычно стол был покрыт малиновым бархатным ковром с золотыми кистями. Дамы следили за игрой, сидя на скамеечках, поставленных на эстраде, с которой открывался отличный вид на представление, и оттуда они могли аплодировать победителям. Пьетро сразу же распознал черный плащ, оставленный под плафоном Бланшара и перед «Жертвоприношением Ифигении», находящейся на камине…

   Он похолодел.


   Совсем рядом стоял человек с цветком в петлице. Это была не английская роза, но бессмертник – символ жертвы и вечных сожалений.

   Баснописец спокойно играл в бильярд.

   На этот раз его лицо было открыто.


   Ему было около сорока. Несколько морщин выдавали его зрелость, все, что ему пришлось пережить, и то, чему он подверг других. Внимательно взглянув на него, можно было заметить в глубине его глаз безумный блеск, свидетельствовавший о так и не завершенной борьбе с его собственными демонами. О ней говорила и гневная складка у рта, при взгляде на которую могли возникнуть сомнения в том, что он происходил из ангельского рода. Он находился между двумя мирами, адом и раем. И в то же время Пьетро чувствовал в его поведении какое-то чудовищное величие.

   Итак, это ты.


   Баснописец смотрел на него, улыбаясь.

   – Не сыграть ли нам партию, Орхидея?

   Пьетро сделал шаг вперед.

   – Почему бы и нет, Баснописец… Я до сих пор не знаю вашего имени.

   В течение нескольких мгновений он вертел в руках кий, издававший легкий воздушный свист.

   Баснописец опять улыбнулся.

   – И вы его никогда не узнаете. Называйте меня Жан де Франс, наследник никакого трона, если хотите. Жан – это имя, которое выбрала моя мать. Остальное я добавил сам.

   Пьетро подошел к столу. Баснописец сделал первый ход, ударив своим красным шаром по двум черным.

   – Вы произвели на меня впечатление, Виравольта. Особенно когда вы улизнули из львиной клетки! Я до сих пор не знаю, как вам это удалось.

   – Скажем так… у меня тоже в запасе есть кое-какие козыри.

   Баснописец продолжил игру, затем спросил:

   – Вы были неподражаемы. Мы совсем не ожидали вашего появления в «Прокопе». А! Но вы же не знаете, что я имею в виду! Я говорю «мы», имея в виду Сапфир. Видите ли… она работала на нас.

   – Сапфир? А… А что с ней случилось?

   – О… – протянул он, сосредотачиваясь на игре. – На вашем месте… я бы ее больше не искал…

   Пьетро прикусил губу. Баснописец сделал гримасу: он промазал.

   – Понятно, – сказал Пьетро, берясь за кий. – Благодаря ей и вашему горбуну вы получили всю необходимую информацию… А также узнали почти все наши имена!

   Сухой и точный удар; шар подскочил над столом.

   – Да, мой друг… Сапфир, бывший агент в Венеции и Лондоне. Мне это показалось весьма забавным.

   Прищурившись, Пьетро смотрел на бюст «короля-солнца» выполненный Бернини, а Баснописец продолжал играть Слышались удары мячей о суконное покрытие стола.

   – Но почему? – спросил Пьетро. – Почему вы так упорствуете? Вы знаете, что совершаете самоубийство. Не надеялись же вы в одиночку пошатнуть королевство…

   – С англичанами все могло бы получиться… Был ли у меня выбор, Виравольта? Я ведь плоть от плоти этого прогнившего королевства, отросток той гангрены, которую вы все еще маскируете пудрой и лепными украшениями Версаля… Вы сами уже отстали от жизни, Виравольта! Черная Орхидея… Легенда, авантюрист-гуманист, сомневающийся идеалист, эмблема эпохи, которая все бледнеет и умирает! – Баснописец наклонился, уверенно целясь. – Все это не могло продолжаться. Мир меняется, мой друг. Мы ему больше не нужны… Мы уже динозавры…

   – Почему вы не искали встречи с Шарлем де Брогли?

   Баснописец выпрямился, подняв бровь.

   – Когда аббат попытался это сделать, он не добился положительного результата, насколько я помню… Он тысячу раз просил у короля аудиенции! И не для того, чтобы свергнуть его, Виравольта! Даже не для того, чтобы добиться удовлетворения моих притязаний… но во имя справедливости, обычной справедливости! Чтобы, по крайней мере, его величество не бросал на произвол судьбы своего отпрыска. Чтобы он меня признал! Так над кем вы насмехаетесь? На что я мог надеяться, один со своей правдой, один против целого королевства? Королевства, которое в другое время, под иными небесами могло бы достаться мне? Вы бы меня убили, как вы убили моего приемного отца. Единственного, кроме моей матери, – и моего настоящего отца, конечно, – кто знал всю правду. Аббат любил меня. Он всему меня научил. И он указал мне на свет, Виравольта. Свет справедливости. А я сражался со светилами. Со своей собственной звездой, которую вы прокляли.

   – Справедливости? – иронично повторил Пьетро. – Той справедливости, которая стоила Розетте волчьего калкана?

   Баснописец стиснул челюсти.

   – Не смейте читать мне нотации! Вы считаете, что перед вами Зло… Но знаете ли вы, Виравольта, что значит провести детство, прижимая к груди книгу басен и молясь на дне подвала о том, чтобы избегнуть ада? Знаете ли вы, что значит ежедневно быть жертвой жестоких проделок глупых и бесчеловечных детей? Нет, вы этого не знаете!

   У него дрожали губы.

   – Знаете ли вы, что значит еще в самом нежном возрасте узнать правду о себе, о своем происхождении? Знаете ли вы радость освобождения, облегчение, которое дают понимание и любовь; знаете ли вы обжигающее дыхание мести, Виравольта, и как оно все сметает на своем пути? Нет, вы этого не знаете!

   – Это ничего не оправдывает. Вы превратились в чудовище.

   – Чудовище? Да, Виравольта, я поэт мглы, чудовище, но я в него не превратился! Я им всегда был, с самого рождения моя судьба была предопределена! С самого рождения я состоял лишь из воплей и раздражения! Вы все лишили меня моей жизни! Это вы определили меня как чудовище, образ вашего разврата и вашего стыда! Существо, которое вы исключили, прогнали и которое вы хотели заставить молчать! Но чудовище вернулось, Виравольта, чтобы потребовать то, что ему причитается по праву! Да, я ваш позор! Позор этого несправедливого режима!

   – Вы могли бы выбрать иной удел!

   Баснописец посмотрел на него; на его лице отражали одновременно и возбуждение, и обреченность.

   – Нет, Виравольта, в этом-то как раз вся проблема Я не мог.

   В его зрачках мелькнули искры, грудь его вздымалась, как будто он задыхался… но вдруг он успокоился. Он овладел собой. Черты лица смягчились, и он улыбнулся.

   – С того дня, как погиб аббат, все стало ясно. Через Сапфир, тогда занимавшую пост в Лондоне, я познакомился со Стивенсом. С агентами Тайной службы, которые ополчились на меня, я собирался обойтись особым образом. Начиная с вас, разумеется, непревзойденного мастера… Вам я посвятил свою книгу басен, Пьетро Виравольте де Лансалю. Человеку, прошедшему сквозь все девять кругов ада! Ключ, переданный достойному меня противнику… Десять последних. Last but not least…[51] Вам понравились эти басни? – Он усмехнулся. – Право, это королевство не более чем фальшивка. Комедия тщеславных животных.

   – За актом акт идет на смену разнообразной чередой…

   – Отчасти о любви, но также и о ненависти?

   – Роза против Орхидеи!

   Баснописец улыбнулся. Раздался стук бильярдных шаров.

   – А сейчас?

   Он выпрямился.

   Оба стояли друг напротив друга по разные стороны стола.

   – Вы знаете, что все потеряно.

   Пьетро показалось, что губы Баснописца еще сильнее задрожали, когда он произнес:

   – Для меня все уже давно потеряно.

   – А что, если нам решить все это вдвоем, раз и навсегда.

   – В честном поединке?

   – В честном поединке.

   Они скрестили на зеленом сукне стола бильярдные кии.

   Пьетро предложил Баснописцу выйти.


   Они вошли в Салон Марса, затем в Салон Меркурия. Здесь, под плафоном, на котором был изображен Аполлон, несущийся в своей колеснице сквозь клубящиеся облака, стоял пышный трон Людовика XV, как некогда серебряный трон Людовика XIV. С пересохшим горлом Баснописец бросил на него мимолетный взгляд, затем двинулся в Салон Войны. Пьетро подошел к гвардейцам и приказал им ничего не предпринимать, что бы ни произошло.

   Наконец они оказались в Зеркальной галерее.

   Пьетро достиг самой середины. Баснописец остановился рядом с ним.

   Пьетро колебался… потом он повернулся.

   Они поклонились друг другу.

   Вдалеке возобновилось празднество, начинался версальский бал.

   Бал-маскарад.


   Они стояли лицом к лицу посреди зала совершенных пропорций. Венецианец снял шляпу. Все люстры, протянувшиеся от Зала Войны до Зала Мира, были зажжены. Галерея ослепительно сверкала. Апельсиновые деревья придавали обманчивую сладость тому месту, где готовились соединиться две силы. Пьетро и Баснописец начали сходиться в центре галереи на фоне портьер из дамаскина. Это был бесподобный миг, как бесподобен был жест венецианца, чья ловкая рука потянулась к паркету в приветствии, означавшем объявление войны; как и движение его противника, дотронувшегося рукой до плеча; как этот легкий поклон с обеих сторон, которому сопутствовало молчание, смысл которого заключался в следующем: «Я готов с этим покончить». – «Но… что происходит?» За ними у выходов из салонов уже собрались зеваки. Удивленные придворные окружили дуэлянтов. Скоро вокруг них уже Баснописец посмотрел на него; на его лице отражались одновременно и возбуждение, и обреченность.

   – Нет, Виравольта, в этом-то как раз вся проблема. Я не мог…

   В его зрачках мелькнули искры, грудь его вздымалась, как будто он задыхался… но вдруг он успокоился. Он овладел собой. Черты лица смягчились, и он улыбнулся.

   – С того дня, как погиб аббат, все стало ясно. Через Сапфир, тогда занимавшую пост в Лондоне, я познакомился со Стивенсом. С агентами Тайной службы, которые ополчились на меня, я собирался обойтись особым образом. Начиная с вас, разумеется, непревзойденного мастера… Вам я посвятил свою книгу басен, Пьетро Виравольте де Лансалю. Человеку, прошедшему сквозь все девять кругов ада! Ключ, переданный достойному меня противнику… Десять последних Last but not least…[52] Вам понравились эти басни? – Он усмехнулся. – Право, это королевство не более чем фальшивка. Комедия тщеславных животных.

   – За актом акт идет на смену разнообразной чередой…

   – Отчасти о любви, но также и о ненависти?

   – Роза против Орхидеи!

   Баснописец улыбнулся. Раздался стук бильярдных шаров.

   – А сейчас?

   Он выпрямился.

   Оба стояли друг напротив друга по разные стороны стола.

   – Вы знаете, что все потеряно.

   Пьетро показалось, что губы Баснописца еще сильнее задрожали, когда он произнес:

   – Для меня все уже давно потеряно.

   – А что, если нам решить все это вдвоем, раз и навсегда?

   – В честном поединке?

   – В честном поединке.

   Они скрестили на зеленом сукне стола бильярдные кии. Пьетро предложил Баснописцу выйти.


   Они вошли в Салон Марса, затем в Салон Меркурия. Здесь, под плафоном, на котором был изображен Аполлон, несущийся в своей колеснице сквозь клубящиеся облака, стоял пышный трон Людовика XV, как некогда серебряный трон Людовика XIV. С пересохшим горлом Баснописец бросил на него мимолетный взгляд, затем двинулся в Салон Войны. Пьетро подошел к гвардейцам и приказал им ничего не предпринимать, что бы ни произошло.

   Наконец они оказались в Зеркальной галерее.

   Пьетро достиг самой середины. Баснописец остановился рядом с ним.

   Пьетро колебался… потом он повернулся.

   Они поклонились друг другу.

   Вдалеке возобновилось празднество, начинался версальский бал.

   Бал-маскарад.


   Они стояли лицом к лицу посреди зала совершенных пропорций. Венецианец снял шляпу. Все люстры, протянувшиеся от Зала Войны до Зала Мира, были зажжены. Галерея ослепительно сверкала. Апельсиновые деревья придавали обманчивую сладость тому месту, где готовились соединиться две силы. Пьетро и Баснописец начали сходиться в центре галереи на фоне портьер из дамаскина. Это был бесподобный миг, как бесподобен был жест венецианца, чья ловкая рука потянулась к паркету в приветствии, означавшем объявление войны; как и движение его противника, дотронувшегося рукой до плеча; как этот легкий поклон с обеих сторон, которому сопутствовало молчание, смысл которого заключался в следующем: «Я готов с этим покончить». – «Но… что происходит?» За ними у выходов из салонов уже собрались зеваки. Удивленные придворные окружили дуэлянтов. Скоро вокруг них уже стояла целая толпа. Все в этот вечер надели маски животных Буйволы, вороны, лисы, львы ослы, быки, гепарды и другие животные составляли невероятное сборище. Издалека до них доносились звуки оркестра, обольстительное протяжное пение, которое подчеркивало ирреальность происходящего. Толпа, казалось, откликалась на эту мелодию. Она медленно двигалась, как небольшая волна или крона дерева на легком ветру. Она была похожа на собрание пророков или членов какого-то братства, сошедшихся для ритуала жертвоприношения. Через толпу пробиралась Анна Сантамария в маске львицы. За ней следовал Козимо, пятнистый гепард, протягивая руку к шпаге и готовый броситься вперед.

   Но мать удержала его.


   Заключенные в роскошные рамы, зеркала превратились в невиданный калейдоскоп, бесконечно отражая позиции этих вооруженных танцоров. На своем веку зеркала видели столько жестокости и роскоши! Сорок пять лет под аккомпанемент шума возводимых лесов, под скрежет прислоненных к стенам стремянок, под скрип строительного мусора под ногами, расчистка которого стоила больших затрат, под насвистывания маляров, грохот поднимаемых наверх камней и катящихся тачек в облаке известковой пыли – все это для того, чтобы извлечь из раковины чистейшую жемчужину. Радужно-кристальные зеркала отчасти сохранили память об этом. Они запечатлели образ «короля-солнца», сначала молодого и влюбленного, затем отяжелевшего под грузом своего немыслимого ореола, подавляющего целый свет своей славой, которая намного превосходила его самого, тогда как старость уже сгибала его спину и плечи. Они вибрировали в ответ мерным шагам Бенджамина Франклина в его зашнурованных ботинках, Расина, направлявшегося с рукописью «Эсфири» под мышкой к апартаментам госпожи де Ментенон; они перешептывались, отражая хрупкую и жеманную внешность Помпадур, и запотевали в тот вечер, когда состоялся выход дрожащей Дюбарри; они воспевали белизну и розовый румянец шестнадцатилетней Марии Антуанетты, искавшей здесь свой путь, невозможный путь по увядшим лепесткам той молодости, которой ее лишали.

   И вот сейчас перед ними танцевали дуэлянты, приветствуя этот карнавал Истории.

   Версаль!


   Поединок начался.

   Прима. Пьетро высоко поднял руку, большой палец вниз, дужки гарды в вертикальном положении. Секонда. Баснописец вытянул руку на уровне плеча, ладонью вниз. Раз, два, три, над схваткой парили тени Кальвакабо, Жиганти и Данси, написавших выдающиеся пособия по фехтованию, а также по танцу. Они соблюдали такт. Венецианец занял позицию терца, согнув руку, ладонь у правого бедра, суставами вниз. Кварта. Баснописец: рука слева, ладонью вверх, дужки гарды в горизонтальном положении. Пьетро атаковал и отступил, чтобы оказаться вне досягаемости; Баснописец: рипост, отход, новая атака. Затем темп ускорился. Один менял положение ноги, другой руки; один выбрасывал руку в тот момент, когда другой производил туше. Они кололи, парировали, прикрывались, уклонялись, переводили, отводили удар движением кисти, заигрывали со шпагой противника, нанося удары клинком, слева направо, справа налево! Пьетро перешел в атаку. Его шпага со свистом пронеслась перед шпагой противника, форте его клинка пересеклась с деболе шпаги Баснописца.[53] Казалось, время замерло, затем они разошлись. Пьетро повернулся вокруг собственной оси, чтобы избежать следующего удара; Баснописец также отступил на два шага; толпа приветствовала каждый удар возгласами. Лязг оружия не прекращался; каждый жест был похож на арабеску, бойкая техника, виртуозность двух этих мастеров представляли собой урок для зрителей; шелест рубах создавал звуковой фон дуэли, как и краткие возгласы фехтовальщиков; некоторые из толпы имитировали их жесты, у них пересохло во рту, а сердца бешено бились.


   Вдруг Виравольта совершил серьезную ошибку. Он сделал выпад, но Баснописец, отведя плечо назад на манер итальянского приема scanso, живо уклонился. Он перешел в контратаку, и его клинок пронзил плечо венецианца, который вскрикнул от боли и отступил.


   Их дыхание смешалось. Звери из басен все плотнее обступали их.


   За актом акт идет на смену разнообразной чередой.

   Через образы животных преподать урок людям…

   Изображать прихоти и грехи человеческого общества…

   А мы, какими животными являемся мы?…


   Кровь пролилась. Пьетро сделал финт, чтобы вызвать парад[54] соперника. В свою очередь Баснописец допустил промах, бросаясь вперед, целясь кончиком клинка в Пьетро и согнув колено. Пьетро устремился в образовавшуюся брешь; рипост был молниеносным. Из рук противника была выбита шпага, и Пьетро решил, что победа за ним. Не тут-то было. Венецианец бросился на врага, а тот тем временем выхватил два кинжала, спрятанные у него на боку.

   Клинки завертелись в руках. Пьетро уже посетило мимолетное видение: его лицо изранено, а шея разрублена. Вращаясь, он уклонился от удара и отступил назад. От этого он потерял равновесие, упал, поскользнувшись на безупречно натертом паркете галереи. За ним потянулся кровавый след.

   Баснописец засмеялся, отшвырнул кинжалы и схватил шпагу.

   Пьетро только что выронил свою.

   Плечо его пронзала острая боль.

   – Тебе конец, Виравольта!

   Баснописец бросился на него.

   – Пьетро! – раздался звонкий и чистый голос Анны. Не обращая внимания на свое платье с фижмами, она опустилась на колени и схватила собственный кинжал, незаметно закрепленный у бедра.

   Метким движением кисти она бросила его, и кинжал заскользил по паркету.

   И все завертелось.


   Пьетро прижал кинжал к полу. В тот момент, когда Баснописец бросился на него, он перевернулся на полу, испустив очередной крик. Клинок противника вонзился в паркет, подняв фонтан деревянных щепок. Пьетро собрал последние силы и, очертив рукой полукруг в воздухе, ударил Баснописца по ноге. Тот завопил и, теряя равновесие, упал на одно колено, выпустив шпагу. Свободной рукой Пьетро схватил оружие Баснописца и заколол его, прежде чем соперник успел пошевельнуться. Он пронзил его насквозь.

   Окровавленный кончик клинка показался у него на спине.

   Баснописец сплюнул.


   Все собравшиеся вокруг буйволы, лягушки, журавли, вороны, лисицы, львы, ослы, быки, гепарды и сказочные звери, вся маскарадная толпа наконец зааплодировала. Так произошла и так закончилась самая красивая и самая тайная дуэль Версаля – и так была решена судьба французского королевства: под раскаты чудовищного смеха. Все смеялись, так как все еще думали, что присутствуют на комедийном представлении, пока не решила вмешаться дворцовая гвардия.

   – Но… Позвольте… Дуэли запрещены! – закричал только что подоспевший швейцарский гвардеец.

   Пьетро подошел к Баснописцу, который уже готов был испустить дух, как некогда на крыше он подошел к его приемному отцу.

   Он поддержал ему голову и прошептал:

   – Ну вот, мне кажется, мы дошли до конца нашего пути мудрости… Какова мораль этой басни? Я предлагаю следующую: «Рыбка и Рыбак». Ты помнишь, как она заканчивается? Лучше синица в руках….

   Баснописец нашел в себе силы улыбнуться.

   – …чем журавль в небе, – закончил он, сплевывая кровью. Его рука дрожала в руке Виравольты.

   Именно на этом месте в грозовую ночь Баснописец оставил изуродованное тело Розетты и свою драгоценную книгу басен. Пропитав молчаливый паркет, его кровь сольется с кровью его жертвы.


   Пьетро выпрямился. Анна выступила вперед. Звери продолжали аплодировать.

   Затем одна гостья, в кошачьей маске, сделала немыслимый жест, бросив ему монетку:

   – За представление.

   Анна Сантамария смотрела на него сквозь свою маску львицы. Она щелкнула веером.

   Пьетро перевел дух.


   Из Лабиринта он вышел победителем.

Last but not least, октябрь 1775

   Где королевский двор, кареты, толпы слуг?

   Исчезло все. Но сердце радо

   Здесь в одиночестве лесном найти усладу

   Любви и творческий досуг.[55]

Андре Шенье. Версаль

   В королевской капелле собралось две тысячи человек. Пьетро преклонил колено перед Людовиком XVI. Над их головами Койпель провозглашал явление мессии, Ла Фосс прославлял воскресшего Христа, а Святой Дух на фреске Жувене слетал на Богоматерь и апостолов – и это было очень кстати, если учесть смысл происходящей сейчас церемонии.

   Созданный 31 декабря 1578 года Генрихом III во Франции, раздираемой религиозными войнами, орден Святого Духа остался самым престижным кавалерским орденом французской монархии и одним из самых почетных в Европе. Его целью была защита короля Франции как сакральной особы. В него посвящали обычно представителей высокопоставленной знати королевства. При Людовике XIV членами ордена были Кольбер и Ле Теллье. Сотню кавалеров выбирали, как правило, среди самой высокой аристократии королевства, если они могли подтвердить три степени благородства – даже если фактически наибольшее представительство имели герцогские семьи. Так как они также были награждены орденом Святого Михаила, их чаще всего называли кавалерами королевских орденов.


   Пьетро поднялся с колен. По повелению монарха ему вручили орден на шарфе. Прикрепленный к широкой лазурной муаровой ленте, он был похож на Мальтийский крест, с восемью оконечностями и четырьмя ответвлениями. Между ответвлениями располагалась геральдическая лилия; в центре находилась голубка с распростертыми крыльями. Людовик XVI улыбнулся. Пьетро смотрел на его глубоко посаженные глаза, изогнутый нос, толстые губы. Его полнота придавала ему некий парадоксальный шарм. Он внушал какое-то новое доверие; возможно, потому что со времени своей коронации в Реймсе начал всерьез следить за своими нарядами.

   Король наклонился к Черной Орхидее:

   – Граф де Брогли поведал мне о ваших подвигах. Он настоял на том, чтобы вам присвоили эту награду, которой отмечен и он сам. Я знаю, что мы многим вам обязаны… Когда я говорю «мы», я хочу сказать: я сам, моя супруга… и Франция, конечно.

   Он опять улыбнулся, затем лукаво добавил:

   – Но ведь это все одно и то же, не так ли?…

   Пьетро не посмел заметить его величеству, что он знал гораздо меньше, чем ему казалось; король даже не подозревал, что Баснописец являлся его дядей – так как он был незаконным сыном его деда – и претендентом на престол. На самом деле, монарх награждал Пьетро, сам точно не зная почему, помимо того, что он действительно имел великие заслуги в деле защиты королевства. Брогли ни с кем не поделился; лишь Морпа, при посредничестве Верженна, уведомили о подробностях дела.

   Людовик XVI еще раз спустился с трона:

   – Вы уверены, что не желаете стать мушкетером?

   Настала очередь Пьетро улыбнуться:

   – Нет, ваше величество. Ведь лучшие места уже заняты.

   Людовик XVI согласился:

   – С другой стороны, тем лучше. Ведь они нам дорого стоят, представьте себе. Я подумываю их упразднить. Пусть это останется между нами, ведь… вы же умеете хранить секреты…

   Они обменялись взглядами сообщников, затем король широко развел руками и проговорил:

   – Друзья мои… Принимайте нового кавалера!

   Черная Орхидея повернулся; под сводами капеллы раздался гром аплодисментов. В первом ряду неистово били в ладоши Анна Сантамария и Козимо. А неподалеку стоял прямо, вытянувшись по струнке, Шарль де Брогли. Он кивнул.

   Как только церемония завершилась, Анна подошла к Виравольте.

   Пьетро шепнул ей не без иронии:

   – Видишь, мой ангел, я получил медаль…

   Она обняла его. Козимо подхватил, косо улыбаясь:

   – Достаточно было бы и цветка, как в старые добрые времена.


   Вдруг все посторонились, вытянувшись в две шеренги и пропуская королеву.

   Мария Антуанетта, блистательная в серебристом платье, зашнурованном олеандром, приблизилась со своей обычной грацией.

   Все предсказания ее венского детства, казалось, сбылись; он находилась в расцвете красоты или, по крайней мере, искусно создавала такое впечатление. Она все еще была стройна, но Пьетро заметил, что она несколько округлилась. Ее серo-голубые широко расставленные глаза были все так же необычайно выразительны. Хотя она была сильно напудрена, можно было угадать, что ее волосы утратили цвет, который они имели в детстве, и стали каштановыми. Чтобы скрыть свой высокий лоб, она выбирала все более изощренные прически – на этот раз на ней сверкало бриллиантовое перо, а локоны были перевиты жемчужными нитями и лентами. Ей также не удавалось скрыть свой орлиный нос и отвислую губу, характерную для Габсбургов. Она только что отбросила шаль и накинула на платье мантию с вышитыми геральдическими лилиями и отороченную горностаем, завязав ее на груди лентой персикового цвета. Ее облику в целом всегда была свойственна гармония, даже если ее не хватало в деталях, и из-за этого ее постоянно сравнивали с наядами из античных мифов. Пьетро улыбнулся, вспоминая, что о ней говорил Гораций Уолпол: она затмевает даже звезды, а когда она появляется на балу, создается впечатление, что если она не танцует в такт, то такт ошибается.

   – Наш господин из Венеции! – воскликнула она. – Сегодня вы совершенный француз… Помните ли вы тот день, когда вы были представлены мне и что я вам тогда сказала? И я была права, Орхидея. Я знала, что вы меня защитите от всего на свете…

   – Бы еще более величественны, чем обычно, – произнес Пьетро задумчиво.

   Он поклонился и поцеловал ей руку, как в былые времена. Королеве пришелся по душе комплимент и, окруженная кавалерами, она повернулась к Анне:

   – Берегите же свою Орхидею, маркиза де Лансаль, – сказала она с легкой улыбкой, вновь надевая перчатку. – Хотя я знаю, что ее лепестки все еще… так свежи.

   Они поклонились друг другу; затем Пьетро и Анна проводили ее глазами.

   – Надеюсь, у тебя по-прежнему лишь одна королева? – прошептала Анна.

   Пьетро улыбнулся и обнял ее за талию.


   Рука об руку С королем Мария Антуанетта выходила из капеллы в окружении кавалеров и придворных. Их возвращение в Версаль после коронации вызвало подлинную эйфорию. Королевская чета вновь обрела веру в будущее. Ореол миропомазания придал Людовику чуть ли не миловидность. А королева, которой вскружили голову непрерывные овации, вновь занялась организацией балов, несмотря на ужасный испуг, в который всех повергла дуэль с Баснописцем. Обоим было по двадцать лет, и Франция лежала у их ног. Хотя наследник не спешил появляться на свет, они, казалось, стали нежнее друг к другу. Двор вновь приобрел былой блеск. Конечно, махинации королевы, направленные на возвращение Шуазеля, обернулись поражением. Но какое это имело значение? Мария Антуанетта искренне думала, что в состоянии дать народу те чудеса, которых он ожидал.


   Выйдя в Зеркальную галерею, Пьетро тут же обнаружил там Шарля де Брогли. Шеф Тайной королевской службы подошел к нему. Рядом с Марией Антуанеттой раскланивался прославленный композитор Глюк, прекрасно выглядевший в черном бархатном сюртуке с кружевным жабо. А чуть дальше знаки почтения ей оказывала госпожа Виже-Лебрен; скоро ей посчастливится написать самые известные портреты королевы. Пьетро уже собирался завязать разговор со своим бывшим шефом, когда, словно комета или куколка на пружине, перед ним промелькнула Роза Бертен.

   Пристально посмотрев на него, она остановилась и подмигнула.

   – Ах, господин де Лансаль! Ваши авантюры вдохновили меня создать шляпку нового фасона… довольно оригинальную. Кроме прочего, она будет украшена шпагой и цветком…

   Раздался ее звонкий и краткий смешок, и она процокала вслед за королевой на своих довольно высоких каблучках.

   – Я назову ее… шляпка Орхидеи!

   Улыбаясь, Пьетро поклонился:

   – Вы даже не можете вообразить, как я польщен.

   – Говорят, у меня безграничное воображение… так что старайтесь тщательнее выбирать выражения, господин де Лансаль!

   Она рассмеялась и исчезла.

   Пьетро покачал головой и вновь повернулся к Шарлю. Брогли положил ему руку на плечо.

   – Виравольта, давайте вкратце поговорим о наших делах. Мы вышли на след Баснописца благодаря чучелу, найденному на могиле. Еще трое моих людей лишились жизни. Не считая… женщины, бедной Сапфир! И она нас предала? Господи, в будущем придется быть еще бдительней.

   Шарль покачал головой, затем продолжил:

   – Мы разыскали жилище Баснописца, недалеко отсюда, на дороге Сен-Сир, Вы себе не представляете, что мы там обнаружили. Кучу животных; одни были набиты соломой, из других извлечены внутренности… И книги по химии. Я продолжаю все это анализировать. Но вы мне говорили, мой друг, что эта пресловутая формула греческого огня снова канула в Лету?

   – Думаю, она исчезла раз и навсегда вместе с Баснописцем. Я видел, как он сжег последний, по его словам, документ, в котором она описывалась. Похоже, он все выучил наизусть. И к тому же он порвал, если можно так выразит ся, с лордом Стивенсом…

   – Надеюсь. Представьте себе, что случилось бы, если бы этой формулой завладела вражеская держава… Что касается бедного малого… К счастью, никто не узнает, что нам грозило. И проказы короля в Парк-о-Серф навсегда забудутся.

   – В этом-то можно не сомневаться! – сказал Пьетро, поднимая бровь и глядя издали на Людовика XVI. – Но что стало со Стивенсом?

   – Стормон близок к цели. Все службы поддержки Стивенса во Франции и Англии разгромлены… Дело дошло до. короля Георга. Не хватает только заключительного аккорда. Но доверимся англичанам: они умеют проявить силу. У их разведывательных служб богатый опыт.

   – И, без сомнения, он пополнится в будущем, – проговорил Пьетро.

   Некоторое время они приветствовали проходящих мимо придворных, затем лицо Пьетро омрачилось.

   – Шарль… Мы оба знаем, что произошло. Мы избавили от этой угрозы новоиспеченную королевскую чету, но мне надоело замалчивать ошибки вышестоящих. Надеюсь, вы понимаете. Наши так называемые подвиги не заслуживают этих смешных наград. Если бы вы не настаивали, я бы постарался избежать этого.

   Брогли пристально посмотрел на него.

   – Мне это известно лучше, чем кому бы то ни было. Но для власти они необходимы. Защищать корону, Виравольта, – вот моя миссия. И ваша. Неважно, наследник или нет, совершал король ошибки или нет, но Баснописец был опасным безумцем и маниакальным убийцей. Нельзя было обойтись без того, чтобы кто-то не замарал себе руки. Это политика, мой друг. Ну а в остальном… История будет продолжаться, с нами или без нас.

   Он похлопал его по плечу.

   – Отныне вам все известно о нашем ремесле.

   Они долго молчали. Затем Шарль вновь заговорил:

   – Но нас ждут новые дела.


   В очередной раз шеф Тайной службы искал выход из щепетильной личной ситуации. Когда его послали в Метц для возобновления былой военной карьеры, он испытал горечь. Конец Тайной службы был не за горами, по всей вероятности. Но все еще оставалась агентурная сеть. Ничему не был положен конец раз и навсегда. Едва закончилось дело Баснописца, как их ум уже начали одолевать мысли о другом и совсем не маловажном деле. Оно было сейчас на первом плане. Брогли подал знак молодому человеку, который выглядел несколько потерянным посреди пышно украшенной галереи и озирался по сторонам с явным интересом. Пока он подходил к ним, Шарль наклонился к Виравольте.

   – Ну что ж, я могу вам честно сказать – в Метце смертельная скука. Маневры не представляют никакого интереса, мы тренируемся без какой-либо конкретной цели, уже лет пятнадцать не было настоящей войны, это прискорбно. Ну, по крайней мере я нахожусь на свежем воздухе. И время от времени знакомлюсь с интересными людьми… Как этот молодой человек, например!

   Он представил Виравольте подростка, которому было около семнадцати лет. Однако на первый взгляд он казался не таким уж проворным. Он тщетно пытался спрятать под париком густую рыжую шевелюру. Положив руку на эфес шпаги, он поприветствовал Виравольту. Видимо, он принадлежал к тем парням, которых Шарль де Брогли от нечего делать испытывал, думая их в будущем рекрутировать. Он носил командирские нашивки, и Пьетро тут же узнал, что он и в самом деле возглавлял драгунскую роту Ноай, находившуюся под командованием князя де Пуа. Брогли покровительственно положил руку на плечо своего протеже.

   – Жильбер де Лафайетт, – сказал он, старательно улыбаясь.

   Пьетро также представился, и Брогли продолжал:

   – Наш друг присутствовал на ужине, который я давал совсем недавно. Представьте себе, Виравольта, среди гостей были также его королевское высочество герцог Глостер с супругой. Дело в том, что герцог находится в более или менее добровольном изгнании. Его брат, король Георг III, не может примириться с унижением, вызванным его женитьбой. Она – плод тайной страсти Эдварда Уолпола к прачке… Когда у них родилась дочь, разгорелся скандал. Но эта встреча была чрезвычайно полезна. Глостер критикует во всеуслышание политику своего брата в Америке. Он не боится говорить правду о том, как ограничиваются права поселенцев! Он пи тает отвращение к «Закону о чае» и недавно принятым решениям. По его словам, брат забывает о самих принципах, которые способствовали расцвету могущества английской монархии. О чем он говорит? О борьбе восставших! О битве за свободу, Виравольта! Герцог утверждает, что вот-вот разразится война. Благодарю, Жильбер.

   Мальчик отошел в сторонку, и Брогли вновь наклонился к Виравольте.

   – Да, я знаю, о чем вы думаете, он еще слишком зелен. Но он возмужает, поверьте мне. Сейчас он мечтает о том, чтобы бороться под знаменами восставших. Вот где, скорее всего, будет пролегать наша новая граница! Но вы… Чем вы собираетесь заняться?

   Пьетро улыбнулся.

   – Еще не знаю. Меня прельщает мысль о возвращении В Венецию. Или же продолжу служить королеве здесь, в Версале.

   – Или же присоединяйтесь к нам, – сказал Шарль, тоже улыбаясь.

   Он положил руку Виравольте на плечо. Но на этот раз в его жесте не было ничего покровительственного.

   – Или же, следовало бы сказать… оставайтесь с нами? Они молча смотрели друг на друга. Затем Шарль вновь зашептал:

   – Вы же знаете, мне всегда нужен будет Орхидея для наведения настоящего порядка. Итак, подумайте об Америке… Битва за свободу!

   – Я подумаю! – засмеялся Пьетро. – Но скажите мне, Кстати… Как дела у наших друзей… У шевалье д'Эона и господина Бомарше?

   – А, эти… Не напоминайте мне о них. Бомарше отправился в Англию, чтобы перехватить пасквиль, оскорбительный для короля и королевы… Он его отыскал и после тысячи приключений, из которых половину он просто выдумал, отправился к Марии Терезии, чтобы положить его к ее ногам в качестве подношения. Она сочла его сумасшедшим. Теперь он не знает, что делать, дабы вернуть королевскую милость. Но видели ли вы его «Севильского цирюльника»?

   Успех сногсшибательный. В очередной раз пушечное ядро просвистело прямо у него под носом! У этого человека подлинный талант выходить сухим из воды. Надо не спускать с него глаз… В последнее время он хочет ввязаться в американские дела. Он с нетерпением ждет встречи с тайным депутатом повстанцев, Артуром Ли… Ну а д'Эон, господи… – Граф вздохнул и потер глаза. – Он также уехал в Лондон, но размер пенсии, которую он получил после роспуска Тайной службы, показался ему смехотворным… Он возмущается и требует официальной реабилитации. У него остались важные документы, и он грозит их обнародов ать! Мы попытались его переубедить, он еще может быть полезен. Я подослал к нему Бомарше… Д'Эон обвел его вокруг пальца! Видите ли, Бомарше по-прежнему считает его женщиной. В Лондоне д'Эон позволил ему себя ощупать! Довольно было простейшей уловки, чтобы наш милый друг ничего не заметил. Вы знаете д'Эона. Он еще подлил масла в огонь, сделал вид, что тоже влюблен, позволил называть себя «дра-кончиком»… Бомарше вернулся, будучи уверен, что вскружил ему голову! В Париже поговаривали даже о свадьбе. Ах, вот так бракосочетание! И для какого Фигаро! Мы все еще ведем переговоры. Д'Эон держит оборону на улице Бруер, как в крепости, но я надеюсь, что в скором времени найду выход из положения. А пока в Лондоне держат пари о том, каков его пол, и Бомарше собирает заклады. Если бы вы знали, как они мне надоели… Друг мой, поверьте: опасность еще не миновала.


   Шарль был прав: на горизонте вырисовывалась новая угроза. Дел у Тайной службы будет еще много, несмотря на ее упразднение, вполне вероятно, будут еще новые враги, иные клеветнические пасквили, безумные планы, правительственные маневры и горящие миссии, в которые будут замешаны разбойники и переодетые агенты. Политическая кухня. Государственные соображения. Пьетро покачал головой, на губах его играла понимающая улыбка; затем он прогнал свои мысли, чтобы полностью насладиться этим чудесным днем. Через несколько мгновений он вышел из Зеркальной галереи на террасы.


   Он окинул взглядом сады. Вазы Войны и Мира. Партер Латоны| Купальня Аполлона на другом конце Прямого Пути; а слева, рядом с оранжереей… Лабиринт. От боскета осталась лишь тень. По приказу короля во всем парке велись работы. Мария Антуанетта меняла старую мечту Перро и Ленотра на сад в своем вкусе. Скоро на месте Лабиринта возникнет английский сад с деревьями и островками, названный «боскетом королевы». Его звери будут забыты. От басен не останется и следа. Восстанавливая боскеты в их изначальных очертаниях, мечтали об иных визуальных удовольствиях, на основе новых рисунков и чертежей. Создадут другие рассадники, для каждой зеленой комнаты восстановят ограды и решетки, очистят все статуи. Гюбер Робер готовил эскизы купален, озер и искусственных ручьев; он будет заниматься парком до и после ремонтных работ.

   Версаль изменится, несмотря на свою вечность; tempus fugit,[56] и однако в этой смеси быстротечности и постоянства было что-то трогательное.


   Так Пьетро стоял на террасе в лучах заходящего солнца; сердце его сжималось от какого-то необъяснимого чувства. Он смотрел на круглые бассейны, на фонтаны.

   Королевские фонтаны… Путь мудрости…

   Он говорил себе, что жизнь, текущая в его венах, была похожа на эти круги, на эти хрустальные струи. «Прости, – сказал он себе, – я не могу с собой справиться. Я знаю, что придаю всему слишком большое значение! Это сильнее меня…» Дыхание жизни. Поток. Фонтан. Источник. Жизнь. Стремление к Творчеству. Это великое «наперекор смерти» Он вновь подумал о Лафонтене и его «Амуре и Психее».


Бессильна Муза сей поток запечатлеть;
Когда мой трубный глас пронзает небеса,
Воспеть сих мест мне не под силу чудеса.

   «В конце концов, – говорил он себе, – я ведь тоже Баснописец. К чему все это? К чему рассказывать себе все эти басни, эти сказки, эти невероятные истории? Откуда эти фантазии о всемогуществе, о том, чтобы стать Богом, эта мечта отдавать, любить и особенно быть любимым! Откуда эта жажда жизни? Во имя удовольствия почувствовать и заставить почувствовать, мечтать и заставить мечтать, верить и заставить верить, предавать, лгать, любить, быть собой, быть другим, чтобы другой стал собой, в конце концов, ради удовольствия просто быть! Быть всеми нами!»

   Он вновь вспомнил о записке Баснописца, которая привела его в самый центр садов.

   Зеленый театр.


   Имею власть я над тобой, и нет моей фантазии пределов.


   «Ну а я, кто же я?» – подумал Пьетро.


   Ослепительная Анна Сантамария вслед за ним вышла и сумрака дворца. Рукой в перчатке она сжимала зонтик, кудри, уложенные в венецианском стиле, были части скрыты под шляпкой. Подходя к мужу, она улыбалась. Она была восхитительна, вполне в стиле Помпадур. На всем ее облике лежал отпечаток элегантности, галантности, грациозности, старомодной обходительности, в которой для него заключалась вся прелесть его века. Анна сияла, торжествуя. Она весело заговорила с ним о каких-то пустяках. Они стояли, любуясь садами. Перед ними, как во сне, двигались стайки придворных, их голоса сливались с журчанием фонтанов; тут виден был зонтик, там кружевной платочек, еще дальше трость или парик… В лучах заходящего солнца промелькнул вдруг силуэт Козимо. Одетый в белый костюм и коричневую куртку, он пересмеивался с юной, хорошо сложенной девушкой со свежими щечками и осиной талией. Они скользили в солнечных лучах.

   Пьетро поднял бровь. Анна взглянула на него из-под шляпы, заговорщически улыбаясь. Какое-то странное чувство охватило Пьетро, ощущение того, что его предназначение исполнилось, что молодость уходит, но в то же время есть и надежда, что она еще продлится, а с ней и жизнь, и, конечно, любовь, единственное, что имеет цену, – вечная любовь!

   Ну что ж! Я знаю, кто я.

   Он надел шляпу.

   Легенда. Тень. Миф. Басня.

   Он потер рукой свой венецианский клинок и улыбнулся.


   Я Черная Орхидея.


   В полях за дворцом садилось огненное светило, вскоре взойдут звезды; там, далее, за купальней Аполлона, на небе вспыхнуло зарево в память о прошлом Версаля, о тени его бывшего хозяина, бывшего короля, «короля-солнца».

   Пьетро сделал фонтанам почтительный реверанс.


   Равномерно покачиваясь на носу корабля, рассекавшего ночной мрак, лорд Стивенс предавался горьким размышлениям о своем поражении. Он сжимал кулаки, его волосы растрепались на ветру, напоминая змей античной Горгоны. Несколько недель он скрывался в Нормандии, чтобы о нем успели забыть. Затем он тайно нанял корабль в порту Гранвилль и отправился в путь. Вернуться в Англию сразу после того, что произошло, было невозможно. Поэтому он устремился к единственной гавани, которая была еще доступна: в Америку. Корабль, плывший по бурному морю, только что оставил позади острова Шозей, избегая коммерческих маршрутов и отклоняясь к юго-западу, чтобы выйти в Атлантический океан. Это путешествие будет одним из самых изматывающих. Стивенса мутило. Приколотая к груди роза завяла. В небе сгущались черные тучи. Небосклон от края до края поминутно озарялся молниями, на которые сверху как будто давила темная крышка, так что казалось, будто взрывались сами тучи, пронзенные электрическими химерами. Ливень хлестал по бортовому ящику. И все же всклокоченный Стивенс продолжал стоять на носу, отказываясь спуститься в трюм. Пинком ноги он отпихнул одного из матросов, нормандца, который насмешливо сказал ему, опрокидывая стаканчик кальвадоса: «В Нормандии всегда прекрасная погода». На фоне поминутных вспышек плясали паруса, напоминая паруса некой сказочной шхуны, корабля корсаров или призрачных пиратов, возможно, мифических матросов «Летучего голландца». Грозное судно взлетало и вновь падало в черные волны Ла-Манша, сотрясаясь от шквальных порывов мокрого ветра, и Стивенс, хотя все содержимое его желудка уже изверглось в морскую пучину, держался крепко, уцепившись за поручни руками в железных перчатках.


   Итак, они с Баснописцем проиграли.

   Он желал нанести роковой удар французской монархии в день коронации, а в случае неудачи поджечь дворец «короля-солнца», воспользовавшись услугами этого сумасшедшего, который называл себя Жан де Франс, наследник никакого королевства. Он так никогда и не понял ни подлинной причины, по которой тот взял себе такую кличку, ни его ненависти. Почему? О боги, почему? Стивенсу хотелось то плакать, то смеяться, когда он вспоминал о безумной идее, овладевшей им, шефом-ренегатом английской контрразведки: окончательно нарушить баланс сил на континенте, навсегда разделаться с извечным врагом, напасть на Австрию, Испанию и Пруссию, объединить две Короны, розу и лилию! И в то же время заполучить Америку! Но Стивенс знал, что в данный момент ему, изгнаннику, все еще желающему послужить своей родине, угрожает опасность. Его лишили всех должностей и титулов; за ним яростно охотился лорд Стормон. Он действовал без согласия собственного правительства. Возможно, если бы все завершилось успехом, он смог бы вернуться победителем и положить у ног Георга III останки Франции, как он и намеревался. Он бы поведал королю о приготовлениях Тайной службы Шарля де Брогли к интервенции в Англию; он бы выдвинул в качестве аргумента ситуацию в Америке, слабость королевства, предательство герцога Глостера, и таким образом добился бы у Георга права создать армию и довести до конца свой собственный план: захват Франции!


   Но вместо этого его мир рушился! И этот Баснописец, символ эпохи, которая, как опасался Стивенс, уже канула в Лету… Химера, выдумка, пережиток иного времени. Как он мог доверять такому человеку? Как он мог… Возможно, поражение Баснописца – и его самого – возможно, американское восстание, ослабление Франции и Англии тоже были знаками, предвещающими конец? Конец более значительный? Он вспомнил о том, что Баснописец говорил о гниении королевства. И вдруг его посетило видение мира, готового уничтожить себя в решительной схватке, мира, в котором народ больше не уважал ни Корону, ни монархов, ни справедливый миропорядок. В котором больше не верили ни в благородство, ни в род, ни в происхождение. Часто Баснописец говорил, что не за горами тот день, когда французское королевство рухнет, как пустая ракушка, как гнилое яблоко, под ножевыми ударами народа и всех этих философов. Стивенс взревел, но его голос заглушала буря, и лишь новый шквал ветра ответил на его гневный зов.

   Он оставался стоять со сжатыми кулаками и помрачневшим лицом, по которому ручьями стекал дождь.

   «До конца света, – повторял он. – До того как брызнет кровь королей…»


   Он стоял там целую вечность. К утру море утихло. Для досмотра к кораблю подошел обыкновенный фрегат королевского флота. Двое мужчин поднялись на мостик, с саблями на боку, в золоченых эполетах, в треуголках и в королевских мундирах. Обменявшись несколькими словами с капитаном, они решительно направились к Стивенсу.

   – Lord Stevens?[57] – произнес один из них, поднося к глазам Стивенса свой мандат.

   Стивенс побледнел, а второй офицер продолжал:

   – Ian McPherson, British government. Would you please follow us?[58]


   Когда Мари Дезарно получила тело сына, она кричала, как во время своих истязаний.


   Она бы так ничего и не узнала, если бы аббат Моруа, переговорив с графом де Брогли и осведомившись, каким образом погиб Баснописец, не решился ей все рассказать. Это был нелегкий шаг – воскресить в сердце старухи память о покинутом сыне. Но он счел своим долгом произнести эти жестокие слова. Существовал риск, что Мари узнает правду иным способом и из иного источника. Итак, из рассказа аббата она в смятении узнала все: что ее сын был жив все эти годы, что он захотел отомстить, так никогда и не решившись предстать перед ней. Ее неутолимая боль стала лишь еще острее от этих откровений. В тот же самый момент, когда судьба возвращала ей сына, его снова и уже навсегда уносила смерть! Это было слишком для бедной Мари. Она совсем обезумела. Сначала она даже разозлилась на самого аббата; но вскоре ее гнев обратился на истинных виновников. Труп ее сына был бы брошен в братскую могилу, в которой он мог смешаться с останками его мнимого отца, Жака де Марсия, тоже всеми забытого. Но аббат Моруа добился, чтобы тело было передано ему. Мари покрыла его саваном; некоторое время она собиралась похоронить его на кладбище Сен-Медар, рядом с бывшими конвульсионистами и покойным дьяконом Франсуа де Пари. Но рассудив, что душа ее бедного сына уже подверглась слишком многим мучениям в течение его жизни, слепая Мари, снедаемая скорбью, решила не наказывать его еще и в ином мире.

   Она собралась его сжечь.


   Она не видела, как языки пламени лизали саван, но их жар поглотил и ее очерствевшее сердце. На этот раз не раздалось ни одного всхлипывания. Она молилась о том, чтобы нечто пережило его и чтобы однажды из пепла восстал феникс. В тот же вечер в ризнице, при свете свечи, в бреду, который удесятерял ее кровожадность и ее ум, она продиктовала письмо аббату Моруа.

   И голосом, изменившимся от ненависти, она повторила: – Я желаю его смерти. Пусть Виравольта погибнет!

   В Салоне 1783 года был представлен портрет Марии Антуанетты кисти мадам Элизабет Луизы Виже-Лебрен. Королева выглядит на нем очень красивой, хотя это красота иного времени; она отмечена сиянием и свежестью молодости. Его называют «портретом с розой», так как королева действительно держит в пальчиках цветок, напоминающий о ее грации и цвете ее щечек. Но если углубиться в скрытые мотивы художницы, не исключено, что под слоем краски можно увидеть не розу, а орхидею.


   Мерцание зеркал и золоченых светильников, блестящая поверхность светлого паркета, высокие окна, открытые в сад, фонтаны которого еще были отмечены стигматами после их недавнего великолепного возгорания, – все это оттеняло феерический облик величественной анфилады Зеркальной галереи. Сейчас, глубокой ночью, она была погружена во тьму. Кое-где, должно быть, остались открытыми двери салонов, и холодный воздух гулял в них, как в призрачной гробнице. Бог знает почему, но королеве не спалось; и бог знает как, невзирая на храпящего у дверей ее спальни гвардейца, она пробралась сюда совсем одна, ступая босыми ногами по паркету галереи, в которой она дала тысячу приемов. Перед ней тянулась облицованная мрамором анфилада с семнадцатью окнами, подобная длинному и темному коридору. Нигде не раздавалось ни малейшего шороха. Царила глубочайшая тишина, лишь тикали старые часы; и в этой тишине, подобно некой еще отдаленной угрозе, слышался глухой, медленно приближающийся гул.


   Сегодня утром королева получила оригинальный комод, доставленный Розой Бертен. В одном из ящиков, без какого-либо объяснения, она с удивлением обнаружила белый конверт.

   На конверте стояла печать, состоявшая из одной буквы Б.

   А внутри находилась записка.


Величие у нас нередко лишь личина.
И вот причина,
По коей мир подчас и недостойных чтит.
Но, к счастью, лишь ослов пленяет внешний вид;
Лиса же, например, хвалить не станет,
Покамест идолу и в душу не заглянет,
И не решит по ней, чего достоин он.
Так, увидав в саду Бюст славного героя,
Лиса обнюхала его со всех сторон
И молвила, пред ним в раздумье стоя:
«Как благороден лик! какая красота!
Одно лишь жаль, что голова пуста!»


Тут к слову бы сказать, что многие вельможи
Во всем на этот Бюст похожи.[59]

   Королева не очень хорошо поняла, о чем все это, но у нее осталось чувство досады.

   Это было жестоко. Несправедливо. Ей хотелось плакать.

   Великая басня, великая комедия продолжалась.


   Мария Антуанетта улыбнулась, затем ее улыбка стала более серьезной, более суровой, пока совсем не исчезла. На ее лицо набежали тень и одновременно волна беспокойства. Она моргнула. Ее плечи, ее шея, ее грудь дрожали. Она поежилась. Белые шторы и подол ее рубашки легко колебались на сквозняке.

   Королева Франции дрожала; она была бела, как лилия.

   «Да, – сказала она себе. – Как угроза. Как тень…»

   Внезапно перед ней предстало мимолетное видение тысячи факелов под балконом.

   Ей было двадцать лет.


   Поднимался ветер.

Благодарности и источники

   Я благодарен всем, кого я называю ниже, и всем тем, не названным по имени, которые изъявили желание поделиться своим интересом и своей страстью, словами и комментариями; тем, кого мне удалось повстречать во время моих исследований и поездок по Франции и за ее пределами.

   Огромное спасибо Жилю Перро, которому необходимо отдать должное за его солидный труд «Тайная служба короля» («Файар», 1992), особенно за начало третьего тома «Американский реванш». В этой книге можно найти все, что касается авантюр агентов Тайной службы, с момента ее создания и до американской войны, а именно д'Эона, Бомарше, Брогли и Верженна, чья реальная жизнь превосходит литературные выдумки! Я в ней почерпнул множество необходимых сведений и о Виравольте.


   Глава о парфюмерном магазине Фаржона была вдохновлена замечательной книгой госпожи Элизабет де Фейдо «Жан-Луи Фаржон, парфюмер Марии Антуанетты» (Перрен-Шато де Версай, серия «Ремесла Версаля», 2004, «Приз Герлен»). Помимо всего прочего, чтение этого произведения доставило мне огромное удовольствие.


   Я также углубился в три хрестоматийные биографии Марии Антуанетты: знаменитую книгу «Мария Антуанетта» Антонии Фрейзер («Фламмарьон», 2006), по которой был поставлен фильм Софии Копполы, и две книги справочного характера: «Такой была Мария Антуанетта» Эвелин Левер («Файар», 2006) и «Последнее монархическое бракосочетание. Людовик XVI, Мария Антуанетта» («Файар», серия «Исторические деятели», 2005). Не забудем также и о «Марии Антуанетте» Стефана Цвейга.


   Я не смог удержаться от того, чтобы регулярно не обращаться к книге, изданной Грассе в серии «Красные тетради» – «Версаль в эпоху королей» Госслина Ленотра, изобилующей анекдотами и послужившей стимулом к написанию моего романа. В связи с этим я бы хотел выразить особое чувство благодарности, которое я испытываю по отношению к моему другу и редактору Кристофу Батаю, привлекшему мое внимание к книге Ленотра и поддерживающему меня на моем пути уже пятнадцать лет.


   Кроме того, я просмотрел следующие книги.

   Фундаментальный труд Мишеля Антуана «Людовик XVI» («Файар», 1989), а также «Людовик XV» Франсуа Блюша («Перрен», переиздание 2003 года, серия «Темпюс», особенно часть, в которой говорится о смерти короля).

   Серия издательства «Галлимар» «Открытия»: «Версаль, дворец Франции и гордость королей» Клэр Констанс, 1989 года.

   Сведения о символике цветов и версальских садов я почерпнул в интереснейшей книге Винсента Бертере «Символика Версаля с точки зрения садов», с фотографиями Алексиса Рибу («Уитьем Жур», 2002), а также в книге Анны Дюма «Растения и их символы» («Шеен», 2004).

   О самом дворце и маршрутах прогулок:

   «Путеводитель по версальским садам» Людовика XIV. «Меркюр де Франс», 1999.

   «Прогулка по Версалю» Мадлен де Скюдери. «Меркюр де Франс», 1999.

   «Описание версальского праздника» Андре Фелибьена, «Меркюр де Франс», 1999.

   «Версальский дворец», замечательный труд Пьера Верпе, «Версаль, дворец». «Фигаро», серия «Дух места», в частности статья «Стройки Запада», а также путеводители: путеводитель издательства «Галлимар» «Версаль», серия «Энциклопедии путешествий»; «Версаль» главного хранителя музея Беатрикс Соль и Даниэля Мейера («Ар Ли», 2006); «Ваш визит в Версаль» Симона Хоога, почетного главного хранителя национального достояния, и Беатрикс Соль («Ар Ли», 2006).

   Компьютерная игра на CD-ROM: «Версаль, заговор при дворе «короля-солнца», Cryo Interactive, Réunion des Musées Nationaux et Canal+ Multimedia.

   «Картина Парижа» Себастьяна Мерсье.

   Муниципальный сайт города Эрбле.

   Отрывки из работы Жильбера Форже «Эрбле» (1974), изданной на средства автора, муниципальная библиотека.

   Сайт, посвященный истории французской разведки DGSE.

   Многочисленные статьи Википедии.

   Следует также упомянуть отличную книгу «Разговор Болзано» Сандора Марая, Альбин Мишель («Le Livre de Poche Biblio», 1991).


   Наконец и прежде всего я должен сказать спасибо Филомене – она знает, за что.


Примичания

Примечания

1

   Перевод А. Зарина. (Здесь и далее примеч. пер., если не указано иное.)

2

   Перевод И. А. Крылова

3

   Кварта – позиция в фехтовании. (Примеч. ред.)

4

   Рипост – контратака; контррипост – атака в ответ на контратаку.

5

   Светлейшая Республика – официальное название Венецианской республики в XVI–XVII вв.

6

   «Бог из машины» – выражение, означающее неожиданную (лат.).

7

   Боскет – элемент ландшафтного дизайна, группа деревьев или кустов, которые благодаря декоративной стрижке образуют сплошные зеленые стены, геометрические объемы, иногда имитирующие архитектуру с арками и башенками и т. п.

8

   Деист – последователь деизма, религиозно-философского течения, признающего существование Бога и сотворение им мира, но отрицающее большинство сверхъестественных явлений и религиозный догматизм.

9

   Дьявол (итал.).

10

   Янсенист – последователь янсенизма, религиозного движения (XVII–XVIII вв.) внутри католической церкви, осужденного как ересь. Подчеркивало испорченную природу человека вследствие первородного греха, необходимость божественной благодати, а также предопределение.

11

   Жак Боссюэ (1627–1704) – знаменитый французский проповедник и богослов XVII века, писатель, епископ Mo. Франсуа Фенелон де Салиньяк, маркиз де ля Мот (1651–1715) – влиятельный французский мыслитель, воспитатель внука Людовика XIV.

12

   Шарлемань – Карл I Великий (747–814), король франков, затем император Запада, родоначальник французской династии Каролингов, создатель французской государственности. Капетинги – династия, сменившая Каролингов и правившая с 987 по 1328 год.

13

   Перевод Г-та.

14

   Конфедерация ораторианцев – католическое религиозное общество, возникшее в 1558 году в Риме по инициативе святого Филиппа Нери.

15

   Перевод А.И. Крылова.

16

   Беда (итал.).

17

   Образ действия (лат.).

18

   Перевод И. А. Крылова.

19

   Партер (здесь) – открытая часть сада или парка с газонами, цветниками водоемами, бордюрами из кустарника; часто украшается скульптурой фонтанами.

20

   Алая для Ланкастеров, белая для Йорков (англ.).

21

   «Время веселиться» (англ.)

22

   Будет исполнено, ваше величество. Время веселиться (англ.)

23

   Неизвестная земля (лат.)

24

   Марк Курций по легенде, юноша, добровольно принесший себя в жертву подземным богам во имя Рима.

25

   Туаз – старинная французская мера длины, 1,949 м.

26

   Рокайль – главный элемент орнамента стиля рококо, напоминающий форму завитка раковины.

27

   In fabula – в басне. Ср. с поговоркой Lupus in fabula (букв, «волк в бас не»), употребляющейся в значении «легок на помине» (лат.).

28

   Боже, храни короля (англ.). (Примеч. пер.)

29

   Помещение для азартных игр, заключения сделок, услуг куртизанок и т. д. (umaл.).

30

   Жан Франсуа Мармонтель (1723–1799), Клод Кребийон (1707–1777) известные французские писатели той эпохи.

31

   Перевод А. Зарина.

32

   Мама (итал.).

33

   Перевод Н. Юрьина.

34

   Вперед! (итал.)

35

   Воскрес (лат.).

36

   Фонтанж – головной убор из лент и искусственных буклей, укрепленных на каркасе.

37

   Перевод И.А.Крылова.

38

   Добрый вечер, сэр. Тайная служба (англ.).

39

   Ну (англ.).

40

   Не двигайтесь (англ.).

41

   Последним в Англии (англ.)

42

   Милости прошу (англ.).

43

   Никто не совершенен (англ.).

44

   Полное название «Unigenitus Dei Filius» – «Единородный Сын Божий» (лат.).

45

   Книга об огнях для опаления врагов (лат.).

46

   Из глубины взываю к тебе, Господи (лат.). (Примеч. peд.)

47

   Книга об огнях для опаления врагов (лат.).

48

   Перевод И.А. Крылова.

49

   Биск – густой насыщенный суп с добавлением спиртного. (Примеч. peд.)

50

   Музыка воды и королевский фейерверк (англ.).

51

   Последних по счету, но не по значению (англ.)

52

   Последних по счету, но не по значению (англ.).

53

   Форте – «сильная часть» шпаги, от эфеса до первой трети. Деболе – «слабая часть», первая треть клинка.

54

   Парад – действие защиты, выполняемое оружием с целью предотвратить наступательный удар.

55

   Перевод М. Зенкевича.

56

   Время летит (лат.)

57

   Лорд Стивенс? (англ.)

58

   Йен Макферсон, британское правительство. Следуйте за нами, пожалуйста (англ.).

59

   Перевод Г-та.