Грустное кино

Терри Сазерн

Аннотация

   Знаменитый режиссер Царь Борис, лауреат премии «Оскар», задался целью снять по-настоящему хороший порнофильм, с красивыми актерами, шикарными костюмами, классным освещением и сильным сюжетом. К нему присоединяются продюсер-авантюрист Сид Крассман, известный писатель и сценарист Тони Сандерс, а также Анджела Стерлинг, секс-символ киноэкрана, суперзвезда, которая мечтает сняться в серьезном фильме у талантливого режиссера. Расположившись в Лихтенштейне и накачавшись инъекциями витамина В, съемочная группа приступает к работе над фильмом «Лики любви».

   «Грустное кино» – веселый, полный дикой эротики и убийственной сатиры на Голливуд роман скандально известного американского писателя Терри Саутерна.

   КНИГА ПРЕДНАЗНАЧЕНА ДЛЯ ЧИТАТЕЛЕЙ НЕ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ!




Терри Саутерн
Грустное кино

   Великому Стэнли К.

* * *

   Поэзия не есть выражение индивидуальности, она – спасение от индивидуальности; она – не излияние чувств, а спасение от чувств – однако, разумеется, только тот, кто обладает индивидуальностью и чувствами, способен это понять и пожелать от всего этого отстраниться.

Т. С. Элиот. Священный лес

Часть первая
…Нет, ты врубись…

1

   – И тогда она говорит… нет, ты врубись, говорит она… – И он разражается смехом, хриплым, странным смехом, кажется, в четвертый раз с той поры, как завел эту нескончаемую телегу. – …Она говорит: «Послушай, с кем мне тут переспать, чтобы из этой картины убраться?!»

   И тут он начинает выдавать финальный смех, тот самый, что быстро переходит в чудовищный кашель. Обычно люди так смеются, прежде чем зарыдать, а он смеется, прежде чем закашляться. Во многих отношениях, впрочем, он считался парнем вполне представительным, одним из самых крутых на поле и т. д. и т. п. – а потому человек семь, что прислушиваются к рассказу, либо смеются вместе с ним, либо кашляют. На самом же деле он просто был любопытной разновидностью авантюриста-кинопродюсера. Сид Крассман его звали. Коренастый волосатый мужик, на ты со всеми «желтыми» СМИ от «Ночных пташек» до «Тамерлана», – «пока они тебе малость муки в кубышку отсыпают», как он слишком уж часто поговаривал. «А вот это ты в кубышку положь, хуесос сраный», – таким обычно бывал находчивый ответ Сида определенным участникам его проектов, нагло обманутым в своих ожиданиях. За этим, как правило, следовал жуткий правый прямой ему в челюсть, а дальше не иначе как смерч рубящих ударов типа каратэ по голове и плечам.

   – Что? Мне было больно? – с лукавой ухмылкой отвечал Сид, когда его потом расспрашивали о качестве атаки. – Ясное дело, мне было больно! Ха-ха-ха! Так больно, что я всю дорогу до банка ревмя ревел!

   Некоторые воспользовались этим душераздирающем кашлем, чтобы ускользнуть в уголок, где велась более оживленная беседа. Среди них был Лес Харрисон, симпатичнейший сорокатрехлетний вице-президент «Метрополитен Пикчерс», отец которого владел упомянутой киностудией. Леса, или, как его чаще звали, Хрена Моржового, уже порядком достал этот «назойливый неудачник». Так что теперь он просто стоял, потряхивая кубиками льда в пустом бокале и тем самым указывая, что ему (noblesse oblige [1]), требуется доливка.

   Сид чуть ли не с тоской смотрел ему вслед, словно чувствовал, что капитально обосрался, ибо в глубине души надеялся показать Лесу, что обладает определенным родом тайного знания, которое позволяет ему в течение семи минут держать семь человек околдованными – или, по крайней мере, бессловесными. По аналогии это могло относиться и к кинокартине за семь миллионов долларов, на которую Лес способен был раскошелиться. А потому его уход Сида несколько расстроил.

   Однако среди оставшихся – пусть даже не по желанию, а просто из-за сонливости и предельно неуязвимого безразличия, – был Борис: Борис, Б., Царь Б., как его по-разному именовали, – кинорежиссер, причем лучший в своей профессии. Из десяти его последних фильмов семь завоевали «Золотого льва» в Каннах, «Золотую пальмовую ветвь» в Венеции, а также прочие награды разнообразных критиков и фестивалей, какие только можно вообразить. Кроме того, они имели бешеный успех в прокате. Гениальность и красота его работ (а также их привлекательность в смысле прибыли) были столь поразительными и неопровержимыми, что в конце концов Борис проник в святая святых самого Голливуда. Да так, что две его последние картины схлопотали столь желанный Оскар. Короче говоря, он был на полном ходу. Если, понятное дело, не считать того, что Борис к этому времени порядком устал.

   Несмотря на свои тридцать четыре года, он слишком многое повидал, и все же того, чего искал, пока еще не увидел. Он снял двадцать картин – все они имели отношение к трем вещам, которых не понимал никто. Каждый из фильмов полностью отличался от других, и все же для него все они странным образом были одинаковы – подобно сериям фантастической мыльной оперы, которая никогда не может быть закончена, ибо ее концовку еще никто не написал. Фильмы были связаны (как Борис временами упоминал в своих интервью) с «Большой триадой», или, в более светлые моменты, с «Паршивой шарадой»: Смертью… Бесконечностью… и Происхождением времени. Эта триада, понятное дело, вызывала интересные вопросы – хотя от беспрестанных интервью Борис редко получал что-то помимо сомнительных прозваний «грязный урод», «коммунистический пидор» и, в особенности от впавшего в панику голливудского контингента, «психованный засранец». И все же вконец его истощило не это, а нечто гораздо худшее (в понимании режиссера) – неэффективность его фильмов. Борис чувствовал, что все его исследования, все его искания ни к чему не привели. Взгляд здесь, промельк там, потрясающая шестисотмиллиметровая съемка в бездонной пропасти поразительного абсурда – но ничего такого, о чем можно было бы потрепаться, хотя окружающие его люди только этим и занимались. А теперь, в последние два года, Борис стал катастрофически ленив – он даже не читал книг, не говоря уж о сценариях, ежедневным потоком заполняющих его контору, которую он никогда не навещал.

   Хотя его считали режиссером, на самом деле Борис был кинопроизводителем – в традиции Чаплина, Бергмана, Феллини – художником, который несет полную ответственность за свои фильмы, а также полностью их контролирует. Порой, несмотря на всемирную славу, его картины наталкивались на противодействие. Кинотеатры были закрыты для него в Де-Мойне, Альбукерке, Темпле, штате Техас… а в решительном католическом городишке под названием Кабриолет даже выдали ордер на его арест. «Непристойные», «похабные», «аморальные», «порнографические» – таковы были обвинения в адрес его фильмов. Народ на киностудии, понятное дело, посмеивался – какое ему дело до горстки вонючих, помешанных на религии деревенских жлобов («Они додрочатся до усрачки, черт побери!») на всемирном рынке, – и все-таки это заставило Б. сделать паузу. В бездействии последних двух лет он внимательно просмотрел несколько так называемых порнофильмов и нашел их столь трогательно отвратительными, столь целостно лишенными эротики или какого-то сознательного юмора, что теперь временами задумывался, не было ли это в каком-то более глубоком смысле верно и в отношении его собственных работ.

   В данный момент Борис думал как раз об этом, не слушая Сида Крассмана, чьи россказни он и так уже слишком хорошо знал. Но тут хозяйка вечеринки, невероятная Крошка Мари, поманила его к себе. Округлив поблескивающие губы, она вставила туда два пальца и яростно, с громким хлюпаньем их насасывала, дико закатывая глаза в монструозной имитации экстаза. Одна лишь гротескность и нежданность такого выверта заставила аппетитную старлетку, которая поблизости болтала с Лесом Харрисоном, разинуть рот и отвернуться.

   – Что это, бога ради? – прошептала она.

   Но Лес только хихикнул.

   – Это наша очаровательная хозяйка, – сказал он, беря девушку под руку, – идем, я тебя с ней познакомлю.

   – Чего? – переспросила старлетка, широко распахивая глаза и явно подозревая неладное. Прелестной девушке следовало быть очень осторожной на кутеже в Малибу.

   Крошка Мари. На самом деле ее звали Криста Мари, но имя это постепенно изменилось до уменьшительно-ласкательного прозвища – главным образом из-за ее детской, почти птичьей хрупкости. Весила Крошка скудных килограммов тридцать шесть, а росточком была гибких метр сорок с небольшим – причем это когда она стояла, а стояла она нечасто, ибо по большей части словно бы горбилась, ныряла вперед, скользила… двигаясь с причудливой грацией раненого зверька. Грация эта казалась еще более замечательной или, может статься, более понятной, на фоне ее физических недостатков. Сказать правду, Крошка была персоной предельно искусственной – от макушки до кончиков ногтей. В грубой хронологии все это выглядело примерно так: перенесенная в детстве малярия сделала Крошку совершенно безволосой; раковая опухоль начисто лишила ее грудей; и, наконец, она потеряла ногу (левую) в результате автокатастрофы неподалеку от Вильфранш-сюр-Мер, а также глаз (правый) во время невероятного «сражения на дротиках» в одной из пивнух в Сохо. Что у Крошки было на сто процентов подлинным, чистым и целиком ее, так это ее рот. И этот самый рот составлял главную ее прелесть – губы у нее были, как у молодой Риты Хейуорт, что-то среднее между губами Хейли Миллс и Мохаммеда Али; зубы же были теми самыми, что использовались в рекламе зубной пасты «Уайт-плюс», иначе говоря – просто идеальными. При таком положении дел никого не удивляло, что Крошке Мари, в порядке сверхкомпенсации за свои реальные и воображаемые физические недостатки, пришлось развить оральную ориентацию. На то, как ненасытно она орудовала, да еще сверкая при этом единственным фантастическим глазом, было просто изумительно смотреть.

   Б. сподобился на искреннюю улыбку – пусть даже она и вышла слабой и несколько озадаченной. Как-то раз, несколько лет тому назад, в момент нездорового любопытства, он и впрямь отправился с Крошкой Мари в постель, желая понаблюдать за ней, так сказать, в полном разоблачении. И теперь тот образ вернулся: она дико ковыляла по комнате, тычась туда-сюда подобно как-то по-особенному раненному зверьку. Крошечная лысая головка поблескивала, костлявая грудка выпирала… Вдобавок ее культя с гладкой шрамовой тканью торчала вперед, имитируя диковинный фаллос, и Крошка вопила во весь голос:

   – А ну-ка, Б., вставь мне свою колобаху!

   Пока Крошка Мари пробивала себе дорогу сквозь толпу гостей, награждая пинком одного и щипком другого, Лес Харрисон попытался ее перехватить и представить своей очаровательной старлетке.

   – Крошка! – воскликнул он, кривя физиономию в ту же фальшивую маску кошмарного экстаза, что и у нее. – Ради долбаного спасения Христа, ты просто должна познакомиться с мисс Пилигрим! Она до смерти хочет у тебя отсосать!

   Мисс Пилигрим чудовищно покраснела и отвела широко распахнутые глаза в приступе раздражения и досады.

   – Ах, Лестер, как вы можете! – выдохнула она.

   – Порядок, Крошка, – нетерпеливо продолжил Лес, не обращая внимания на девушку, – давай же, покажи нам свою штучку!

   Однако Крошка Мари понеслась дальше к Б., приостановившись лишь затем, чтобы бросить на парочку застывшую улыбку преувеличенного безумия и радостно возгласить:

   – Мою штучку? Которую?!

   Крошка достигла группки вокруг Б. и Сида Крассмана как раз в тот самый момент, когда последний завершал очередную студийную историю сомнительного вкуса. На сей раз он в деталях описывал упорную и непрерывную кражу трусиков, танцевальных поясков, леопардов, трико и тому подобного из гримерки одной знаменитой красотки. Драгоценные предметы затем возвращались с вырванной оттуда толстой и идеально впитывающей ластовицей. После того как всевозможные меры безопасности не дали никакого эффекта («не иначе как внутренняя работа» – с кашляющим гоготом сострил Сид), девушку убедили согласиться на пропитку всех важных предметов ее одежды (понятное дело, в нужных местах) стрихнином. Конечным результатом стало то, что съемка сложного эпизода «Толпа и журавль» оказалась внезапно сорвана, когда ничем не примечательный электрик, известный просто как Эл-пострел, метнулся вниз головой с шестидесятифутовых подвесных лесов над съемочной площадкой, врезаясь в самую ее середину. Лицо пострела уже стало лиловым от хватки яда, но его стоячий член по-прежнему кончал, а краешек бежевой вставки из «данскина» все еще торчал меж сине-черных губ в белой пене.

   – Что ж, – заметила тогда (если верить Сиду) актриса, одновременно растирая свои огромные, полные слез глаза, – по крайней мере, он не был вшивым пидором! Чего я не могу сказать по поводу кое-кого из тех уродов, что здесь ошиваются! – Это она добавила, с прищуром косясь на своего партнера по фильму – того самого человека, которого публика расценивала как донжуана исключительной пронырливости.

   Пока Сид заканчивал свой анекдот, Крошка Мари выделывала курбеты на периферии небольшой группки, снова и снова повторяя бешеную имитацию отсоса и дико при этом гримасничая. На нее, впрочем, отвлеклись лишь один-два члена группки, которые не вполне знали, что она на самом деле такое, а просто думали о ней как о любезной хозяйке – возможно, как о чуточку эксцентричной, но очень важной составляющей части киноколонии в Малибу.

   – Soirée cinématique! [2]– заверещала Крошка, обращаясь к Борису. – Soirée du film blue! [3]И она с искусной настойчивостью указала на ту часть дома, где располагался просмотровый зал.

   – А что, это классно, а, Б.? – сказал Сид, толкая Бориса локтем и бессмысленно ухмыляясь. – У меня уже две недели не стоял!

   Борис кивнул.

   – Колоссально, – едва слышно ответил он.


   Soirée cinématique заключался в просмотре характерно никудышных, тупых порнофильмов. Каждый шел минут десять – ни сюжета, ни звука, ни списка авторов, вообще ничего. Просто уродливые люди в резком, примитивном освещении. Преобладал там мастер-план сзади – или монстр-план, как продолжал орать Сид («Эй, а вот идет монстр-план! Срочно раздать салфетки!»), – где ягодицы какого-то кретина равнодушно вталкивались в «горшочек меда» придурковатой девушки в черных чулках. Правда, смахивал этот горшочек меда скорее на помойную яму. Впрочем, последний порнофильм был на голову выше остальных. Там в главной роли снималась знаменитая техасская стриптизерша, а съемка производилась в полном, хотя и несколько размытом цвете. Съемочной площадкой служил бассейн в Беверли-хиллс, и при желании можно было разглядеть смутную попытку наметить сюжет. Субтитры начинались с такого обмена репликами:

...

   Она (радостно): А как насчет понырять?

   Он (с намеком): Я бы не прочь нырнуть в тебя, детка!

   Дальше шла срезка к воде, где они плавают нагишом. Затем быстрая срезка к тому, как он сидит на бортике бассейна, а она – по-прежнему в воде, голова наполовину погружена, глаза закрыты – жадно сосет ему член.

   – Эй, а вода там как пить дать холодная! – выкрикнул Сид, после чего испустил хриплую отрыжку.

   Он (улыбаясь): Мы с тобой, сестренка, должны малость поразвлечься – теперь, когда я знаю, как тебе это по вкусу!

   Срезка к спальне, где он трахает ее все в том же старом и дебильном мастер-плане.

   Б. раздражала такая пустая трата времени и оборудования.

   – Как можно заставить привлекательную девушку выглядеть так паскудно? – недоумевал он.

   Сид притворился, что не понимает.

   – Привлекательную? Если тебе нужна эта шлюха, ты ее получишь. Эй, Эдди! – вскричал он, обращаясь к своему реальному или воображаемому помощнику, который предположительно организовал бы немедленную доставку, отсос и все такое прочее. Крошка, чувствуя недовольство, тут же подбежала, маня Бориса и Сида за собой.

   Из двенадцати доступных в доме спален (еще две были заперты) шесть имели зеркала на потолке над кроватью, а также по стенам вдоль нее. Четыре других содержали в себе скрытые видеокамеры, расположенные в стратегически важных положениях. В двух комнатах отсутствие скрытых камер компенсировали зеркала, изготовленные из дуолитового стекла, – сквозь них можно было наблюдать за происходящим снаружи. «Снаружи» в данном случае – как раз из тех двух комнат, что стояли запертыми. Именно в одну из них повела теперь Бориса и Сида идеальная хозяйка вечеринки – сама впереди, приложив палец к губам в преувеличенной опаске, идет на цыпочках, точно маленькая девочка, крадущаяся по коридору к предрассветной рождественской елке.

   Наконец Крошка отперла дверь и, по-прежнему без конца прикладывая палец к губам, провела Бориса и Сида внутрь, где предложила им сесть в имсовские кресла лицом к панели размером с целую стену. Панель оказалась обратной стороной двустороннего зеркала, как раз напротив кровати в соседней комнате. Затем Мари отперла пульт управления и щелкнула каким-то переключателем. Там, сперва как фреска, затем словно на экране «панавижн» с неяркой и романтичной подсветкой сзади, возникли Лес и две совершенно идентичные девчушки лет шестнадцати, светловолосые и ладные как кнопочки. Позу их занятия любовью, пожалуй, легче было бы нарисовать, чем описать. Сам Лес лежал на спине, а девчушки сидели на нем лицом друг к другу – одна накрывала своим влагалищем его член, другая своим – его рот. Кроме этого малышки, сидя прямо, соединились в очень страстном на вид объятии – их тела и рты были сцеплены, точно лечебные банки. Получалась любопытная живая картина, почти как фотоснимок, ибо в этот момент они едва двигались, просто сидели, будто на какой-то экстраординарно-экзотической чайной церемонии. Но затем, по-прежнему в предельно страстном поцелуе с закрытыми глазами, отчего две светлые головки казались одним целым, девчушки начали лениво гладить друг друга. Синхронно двигаясь, они деликатно прослеживали руками контуры лиц, шеи, плеч, грудей, талии, живота и бедер. Из-за их невероятного сходства создавалось впечатление, будто одна девушка гладит свое собственное отражение в неком трехмерном зеркале. Нарциссизм в самом своем надире, и Лес Харрисон внимательно следил за этим действом в зеркале – в том же самом зеркале, через которое за ним наблюдала забавляющаяся троица в соседней комнате. Лицо вице-президента киностудии приобрело поистине причудливое выражение, – наблюдая, он не прекращал работать языком во влагалище, и поэтому вынужден был косить глазами в манере, которая казалась и эксцентричной, и гротескной.

   В добавление к прозрачному зеркалу, в комнате для наблюдений имелись звуковые усилители, позволявшие слышать все, что происходило в соседнем помещении. Усилители эти обладали такой мощностью, что малейшее движение, вдох или выдох можно было не просто услышать, а воспринять как достоверный вопль страдания или восторга. Один из микрофонов размещался в ногах кровати точно по центру, так что реальную вязкость толчка, трение влажной оболочки о пенис, входящий в слизистое влагалище и выходящий оттуда, было слышно как никогда. Поначалу звуки эти словно бы не распознавались, но затем, идеально совпадая со всем остальным, становились совершенно безошибочными.

   – Ничего себе подхват, – заметил Сид, никогда не упускавший возможности проявить свою компетентность. – Что это, «награ спешиал»?

   – Скорее «А-Р семьдесят», – сказал Борис, – с усилителем.

   Сид кивнул.

   – Нет, ты только послушай! Звук тинейджерской пизденки! Так, как она, ничто на свете не звучит!

   Тем временем Крошка Мари, далекая от праздности, металась по комнате, задрав юбку до талии и лягаясь в манере канкана.

   – Кто хочет попробовать на вкус мою ягнячью ямку?! – верещала она. – Кто хочет залезть в мой сказочный горшочек меда?

   Никто особого желания не проявил, и Крошка, упав на колени перед Сидом, принялась грубо хвататься за его ширинку.

   – Да отстань ты! – прорычал он, отталкивая ее прочь. – Дай шоу посмотреть!

   Крошка умело перенаправила усилие на бросок к паху Б.

   – Ты просто куколка, – нежно сказал Борис, – но, боюсь, я тоже пас.

   – Вот пара уродов! Онанисты хуевы! – сердито заревела Крошка, поднимаясь на ноги и исполняя небольшую гневную пляску. Затем она схватила торчащий из стенного держателя микрофон, ткнула кнопку и заковыляла к живой картине за стеклом, вопя что было мочи: – Заеби их, Лес! Ты, пидор, Хрен Моржовый!

   Громкость трансляции, судя по всему, была оглушительной. Наслаждающуюся троицу будто приливной волной буквально смело с кровати, после чего они спутанной грудой завозились на полу. Затем Лес вскочил на ноги, прыгая как обезьяна и яростно крича:

   – Ты, уродка, сука ебаная! Мы уже почти кончали, я тебе говорю! Мы все уже были вот-вот!

   Надо полагать, Лес знал, что его мучительница находится за стеклом, ибо смотрел он именно в том направлении – но не совсем туда, а потому ощущение незримости сохранялось.

   – Такой болтовни мы не слушаем! – завизжала Крошка и вырубила усиление на их стороне, тогда как Лес, закрыв уши ладонями от нового звукового удара, опять начал орать (беззвучно, поскольку они его больше не слышали) и носиться по комнате в поисках чего-нибудь потяжелей, чем бы швырнуть в стекло. Комнату, однако, оборудовали с учетом подобных непредвиденных обстоятельств, ибо, изобильно обставленная, она была практически лишена движимой мебели; все там было либо встроено, либо привинчено к полу. Наконец Лес дошел до того, что схватил собственные ботинки и крайне неэффективно их швырнул, да еще и не в тот участок зеркала.

   – Мимо, дурачина! – захихикала Крошка. – В молоко! Даже рядом не было!

   К этому времени девчушки немного пришли в себя и сидели на полу у дальней стороны кровати, где видны были только их светлые головки и голые плечи. Губы их двигались, девушки что-то говорили Лесу, возможно, пытаясь выяснить, что происходит. Ответ Леса, если таковой состоялся, был, понятное дело, неслышен. Затем вице-президент в полном коллапсе от поражения и уныния осел на кровать. Этого Крошка, похоже, не выдержала.

   – Ах, боже мой, – простонала она, – что же мы с ним сделали?

   Затем Крошка принялась рвать на себе одежду.

   – Я иду к тебе, Лес! – вскричала она. – Иду, мой дорогой!

   Щелкнув переключателем на двустороннем зеркале, уродка взмахом руки отперла дверь и бешено вылетела из комнаты, по-прежнему разрывая на себе одеяния и сбрасывая их на бегу.

   Какое-то время Борис и Сид сидели, тупо глядя на темную панель.

   – Вот оно, похоже, и все, – наконец подвел итог Борис.

   Сид хмыкнул и неуклюже поднялся на ноги.

   – А знаешь, я бы от того подросткового отсоса не отказался.

   Думая о чем-то другом, Б. шел молча, тогда как Сид продолжал рассуждать:

   – Интересно, где Лес, дьявол его побери, таких нашел… блин, они точно не еврейки… пожалуй, шведки… терпеть не могу злоебучих шведок. Не считая Бергман, ясное дело, – добавил он, надеясь позабавить Б., который ничем, кроме невразумительного хмыканья, его не удостоил.

   Сид посмотрел на Бориса, никак не задетый его отрешенностью. Он вспомнил разговор, состоявшийся у них после премьеры одного из фильмов Б. – простой, горькой и нежной любовной истории… Фильм, исполнительным продюсером которого был Сид, встретил самое бурное одобрение и, помимо всего прочего, был знаменателен поэтичной и весьма смелой (по тем временам) сценой среднего плана в спальне. В этой краткой сцене любовники, сплетенные в обнаженном объятии, видны только выше талии. Мужчина лежит сверху, нежно целуя лицо девушки, ее шею, плечи… и, пока его голова медленно скользит между ее грудей, камера остается неподвижной. Наконец голова ускользает из кадра, предположительно направляясь к горшочку меда, после чего камера движется вверх к закрытым глазам девушки и задерживается на ее лице, пока там нарастает выражение восторга.

   Разумеется, фильм встретил противодействие различных кругов в глубинке – включая Нью-Йорк. Петиций хватало в изобилии, и группы бдительных граждан проявили активность, требуя убрать из фильма «этот чудовищный эпизод куннилингуса» (как описал его критик «Нью-Йорк таймс»).

   Были предприняты безуспешные попытки стереть основную часть сцены… когда киномеханик, следуя инструкции профсоюза или взятке руководства, делал так, чтобы в решающий момент пленка соскочила с колесика, а затем снова ее заправлял, но уже на несколько кадров (на самом деле – на две сотни футов) дальше.

   У ответственных критиков, естественно, уже была наготове подходящая дубина, чтобы защитить фильм. Издатели «Киноведомостей» восхвалили сцену как «tour de force erotique» [4], уникальный в истории современного кинематографа. «Вид и звук» описал ее как «мастерски-эстетичную… чистую поэзию, безупречного вкуса».

   Использование в этой связи слова «вкус» вызвало у Б. улыбку.

   – Как можно говорить о вкусе, – спросил он у Сида, немного его поддразнивая, – когда камера держит лицо девушки? Кто знает, какой там вкус? Верно, Сид?

   От Сида, понятное дело, последовал найгрубейший отклик.

   – Чего? – отозвался он, сперва не вполне понимая, но затем закивал, смеясь, кашляя, отплевываясь, хлопая себя по ляжке, энергично почесывая в паху: – Да-да, я знаю, ты даже хотел бы показать того парня после – как он застрявший между зубов лобковый волосок выдергивает, ага? Ха-ха-ха!

   – Совсем не обязательно, – нежно и очень искренне сказал Б. – А вот за его головой я бы хотел проследить… когда она пошла вниз, прочь из кадра. Мне следовало это сделать. А так получился компромисс.

   Сид вдруг понял, что он это всерьез.

   – Что… ты имеешь в виду, показать, как он ей пизду сосет, господи Иисусе?! Ты что, совсем спятил?

   Конечно, это было несколько лет тому назад – шесть, если точнее, – и теперь стало частью истории кинематографа. В следующем фильме Б. под названием «Хватит веревки» во время сцены, в которой герой-вуайер прикладывает глаз к трещине в стене, пока в соседней комнате героиня раздевается на жуткой жаре летнего мексиканского полдня, камера, остановив как бы бесцельное блуждание, находит случай помедлить, почти лаская волосы у нее на лобке. До этого в коммерческих фильмах, не считая кинодокументалистики про нудизм, вид лобковой области – «мохнатый эпизод», как это называли, – давался лишь как краткий взгляд, не более чем в семи-восьмикадровом отрезке, никогда крупным планом, а главное, вид этот никогда не фигурировал как часть «романтического» или намеренно эротического эпизода. Понятное дело, киностудия тут же нешуточно взбеленилась.

   – Будь оно все проклято, – выл тогда Лес Харрисон, – так ты всю свою карьеру загубишь! И уйма славных парней вместе с тобой в сточную канаву уйдет! – Затем он запинающимся голосом, чуть ли не благочестиво, добавил: – Парней, которые рассчитывали на эту картину, чтобы попасть в общее распределение… семейных парней… с детишками… младенцами…

   Тон Леса, естественно, изменился, когда нажим публики переместил фильм из «Литтл Карнеги» в большую сеть кинотеатров «Лоев», ломая всю предрасположенность.

   Однако в последний раз это было совсем круто: мужские гениталии. Да, нечто вялое, более-менее допустимое, и все-таки оно было там, на серебряном экране, можно сказать, реальней, чем в жизни.

   Этого уже было слишком много даже для тех, кто восторженно приветствовал Б. по мере прохождения им предыдущих вех истории кинематографа. «Н-да, – бухтели они, – на сей раз он слишком уж далеко зашел!»

   Но Борис, разумеется, видел дальше всех. Никакой эрекции и никакого проникновения – как объяснить эту небольшую оплошность музе созидательного любовного романа?

   С этой точки зрения порнофильмы, которые они только что посмотрели, пусть и невольно, но все же имели больше связи с кардинальными эстетическими вопросами и проблемами, представленными кинематографом дня сегодняшнего, чем фильмы от главных кинопроизводителей, включая самого Бориса. Он сознавал, что свобода выражения и развития в кинематографе всегда плелась в хвосте свободы выражения и развития в литературе, пока, уже в самое последнее время, не стала тащиться в хвосте того же самого еще и в театре. Эротизм самой что ни на есть эстетичной и креативно-эффективной природы изобиловал во всех формах современной прозы – так почему же он не был достигнут или хотя бы серьезно испробован в кино? Не было ли в самой природе эротизма чего-то чуждого кинематографу? Чего-то слишком личного, чтобы поделиться этим с аудиторией? Возможно, единственный подход здесь мог быть сделан с противоположной стороны.

   – Послушай, Сид, – спрашивал теперь Борис, – эти фильмы, которые мы только что посмотрели… ты не думаешь, что их можно улучшить?

   – Чего? Улучшить? Ты что, шутишь? – Недосказанность, похоже, вечно отталкивала Сида. – Черт, да я лучшую пизду в туристском лагере для пожилых граждан видел! Проклятье, я почти всю дорогу даже толком не понимал, что я смотрю – порнофильм или выставку собак! Ха, жопой клянусь, их можно улучшить! Для начала хоть мало-мальски приличную пизду раздобыть!

   – Ну да, а что еще?

   – Чего? В каком смысле «что еще»? В смысле – все остальное?

   – Как раз об этом я и говорю, – сказал Борис, – обо всем этом в целом. Не только о том, как выглядит девушка – это только один аспект… а кроме того, та рыженькая была совсем даже ничего, она могла бы выйти очень эффектно. Но ее растратили попусту, просто растратили.

   Сид больше не мог этого выносить – он швырнул сигарету за ограду балкона и треснул кулаком по ладони, словно признавая этим горестным жестом свое полное поражение.

   – Блин, Б., едрена вошь! – процедил он сквозь сжатые зубы. – Вот ты сидишь тут, пока все в мире на тебя работает, и заботишься о том, как бы сделать так, чтобы какая-то вонючая блядь в вонючем порнофильме лучше смотрелась! Да ты что, блин, совсем с ума спятил?!

   Таким вот нетерпеливым и разочарованным Сид стал с Борисом. За прошедшие два года он подкатывал к нему с колоссальным числом прибыльных, пусть даже и не совсем оригинальных, сценариев и идей – идей, которые казались уникально подходящими к его гению и престижу мастера… а он только отмахивался. В частности, одним из так называемых «главных проектов» Сида был монументальный «художественно-документальный фильм» под названием «Всемирные проститутки». Этот двадцатичетырехчасовой фильм в десяти сериях предполагалось снять во всех столицах и метрополисах обоих полушарий.

   – Если иметь в виду вечно любезную тебе привлекательность для публики, – заявлял тогда Сид, – то у этого ребенка есть все! Секс, путешествия, человеческий интерес! Черт, да мы дадим публике столько злоебучего человеческого интереса, что он у нее из жопы полезет!

   Он также заявлял, что тщательнейшим образом изучил проект. «При существенных личных расходах», – всегда добавлял Сид, мостя дорогу к солидному возмещению из первого же аванса, который попадет им в руки. Как ему представлялось, десять серий фильма потребовали бы на съемку порядка двух лет.

   – А теперь врубись, – сказал однажды Сид, мрачным взором оглядывая комнату, будто собирался разгласить дату начала Третьей мировой войны. – К тому времени как мы доберемся до выпуска фильма на экран, все сцены с проститутками изменятся – новые шлюхи, новые цены, всякая такая ерундень, – и мы сможем начать все заново! Как с той старой картиной «Причуды»! «Всемирные проститутки – 1968»! «Всемирные проститутки – 1969»! Это же, блин, в заебательский институт превратится!

   Какое-то время эта идея, казалось, и в самом деле интересовала Б., но когда отчаянный, перенапряженный Сид («Я взял его, я взял его, я взял Царя Б.!» – заявил он тогда киностудии с колоссальным восторгом и, как после выяснилось, с типичным преувеличением) наконец-таки откровенно на него нажал, Борис отказался.

   – Не думаю, что меня очень интересуют проститутки, – почти с грустью признал он. – Не думаю, что я их понимаю.

   – Тогда мы возьмемся за пафос, – настойчиво умолял Сид. – Черт, да мы дадим публике столько злоебучего пафоса, что он у нее из жопы полезет!

   Но Б. покачал головой.

   – Есть у меня догадка, что все проститутки похожи, – произнес он с улыбочкой, которая словно бы предназначалась специально для Сида и мигом вогнала его в глубокую депрессию. Впрочем, Сид был бы ничем, не будь он капитальным жизнелюбом, а потому он быстро выпрыгнул из депрессии, да еще с добавочными «классными штучками».

   Но все эти штучки были пока что не для Б. – он искал чего-то другого, чего-то большего – амбициозного, если так больше подходит. И сегодня вечером ему показалось: он это что-то нашел.

   – Знаешь, чем я хотел бы заняться? – сказал Борис с заученной неспешностью, когда они с Сидом сидели, развалившись, на омытой луной, исхлестанной волнами террасе громадной гасиенды Крошки Мари, а мимо сквозь свет от свечей и аромат сосен и гардений проплывали или проскакивали девушки, в мини и макси, в леопардовых леопардах, в бикини и шортах. Все они играли в прятки и все хотели, чтобы их нашли или хотя бы заметили – пусть даже всего на одну секундочку. – Я хотел бы сделать один из тех, – Б. кивнул в сторону просмотрового зала. – Один из тех порнофильмов. Сид какое-то время тупо на него поглазел, затем взглянул на погасший косяк у себя между пальцев.

   – Эта трава круче, чем я думал, – хмыкнул он, отбрасывая косяк. – Значит, один из тех сделать хочешь?

   Борис кивнул.

   – Так, значит, очень хорошо, – сказал Сид с какой-то нездоровой иронией. – Лучший режиссер в мире хочет снять порнофильм. Это классно. Да, очень забавно. Я хочу сказать, это по-настоящему весело, правда? Ха-ха-ха… – Ему пришлось преобразовать свой натужный смех в звук болезненной отрыжки.

   Борис просто смотрел вперед – в бесконечную звездную ночь и темные воды Тихого океана. Лицо его ничего не выражало, а мысли были где-то далеко.

   – Я сегодня с Джоем Шварцманом столкнулся, – уже с какой-то холодной ненавистью продолжил Сид, – так он рассказал мне, как ты то дельце с «Метро» просрал. – Дельце, следовало отметить, которое сам же Сид и предложил и в котором принимал деятельное участие.

   Откуда-то из дальней комнаты донесся невероятный жалобный вой экстраординарной солистки «Пластик Оно Бэнд». Борис ничего не сказал, даже вроде бы и не услышал, но по-доброму кивнул этому звуку.

   – Ладно, – сказал Сид, приободренный наркотиком до самовыражения. – Ладно, договорились, ты святой! Ты охуительно, заебательски, безумно святой! Ты отвергаешь картину за десять миллионов долларов – «Дантов Ад», а ведь это черт знает какой сценарий, знаешь ты это, ведь правда же знаешь? Итак, ты ее отвергаешь, а на следующий день говоришь о том, чтобы снять порнофильм! Это, скажу тебе, очень забавно, очень находчиво. Еще одна глава в легенде… в «Легенде о Царе Б.», да? Как тебе такое название?

   Посредством наркотика и адреналина Сид довел себя до состояния страстного и праведного гнева. Он закашлялся, нашарил у себя в кармане сигарету, с великим неистовством раздавил ее об ониксовую столешницу между ними, откашлялся и собрался было снова заговорить – но появление радостной хозяйки дома сбило его с толку. Крошка Мари принялась выделывать курбеты прямо у них перед носом, крутя задранными юбками своего нового наряда – в заносчивой манере канкана то и дело на миг обнажая черные кружевные трусики и тоненький отрезок матовой ляжки, а также дико вереща:

   – Кому тут на завтрак дать отсосать?!

   Сид похотливо фыркнул.

   – А что там у тебя – сушеная креветка? Ха-ха-ха! – Кашляя и отплевываясь, он хлопал себя по ляжке, пока Крошка в своей сумасшедшей пляске неслась прочь.

   – Я должен выяснить, – сказал Борис, едва заметив ее блистательные кренделя, – как далеко можно завести эстетично-эротичное. В какой точке, если такая вообще есть, оно превращается в нечто бессмысленное.

   – Тогда у меня для тебя новости, – твердо и лаконично отозвался Сид. – Это уже многие годы делают. «Подпольное кино» – так это называется. Слыхал про такое? Про Энди Уорхола слыхал? У него там все-все показывают – хуй, пизду, всю историю! Это же злоебучая индустрия, черт побери!

   Борис вздохнул, качая головой.

   – Ничего там у него не показывают, – сказал он мягко, даже грустно. – Как раз это я и пытаюсь тебе втолковать. Там даже не начали ничего показывать. Никакой эрекции, никакого проникновения… ничего. А кроме того, все это чепуха… любительство, вроде того материала, который мы сегодня вечером посмотрели. Плохая игра, плохое освещение, плохая камера, вообще все плохо. В порнофильмах, по крайней мере, можно видеть, как люди реально ебутся… а в подпольном кино все только представляется, предполагается – эрекцию и проникновение там никогда не показывают. Так что подпольное кино вообще в счет не идет. Я вот что хочу выяснить: почему порнофильмы всегда так нелепы и смехотворны? Почему невозможно сделать хотя бы один по-настоящему хороший – знаешь, действительно красивый и эротичный? – Это было сказано с неопровержимым чистосердечием.

   Несмотря на действие марихуаны, Сид ответил быстрым машинальным кивком (такому поведению в определенных серьезных обстоятельствах научили его многие годы существования в качестве подпевалы).

   – Ну да, – выжидательно протянул он, явно сбитый с толку.

   – Я вот что имею в виду, – продолжал Борис. – Предположим, этот фильм был бы сделан в студийных условиях – полнометражный, в цвете, красивые актеры, классное освещение, сильный сюжет… как бы он тогда выглядел?

   – Черт, даже представить себе не могу, – признался Сид.

   – Я тоже, – сказал Борис и после небольшой паузы добавил: – Мне просто интересно, возможно ли это.

   Сид, теперь принимая все это за идеально-абсурдную шутку на его счет – шутку самой Жизни, – не слишком обеспокоился.

   – Возможно ли это? Конечно. У тебя камера есть? Тогда ты можешь завтра же начать съемку. Ты сможешь взять… так-так, посмотрим… ты сможешь взять Крошку на главную роль и меня… ха-ха, мы будем работать в кредит… – Он опустил голову, смеясь – на самом деле плача и мрачно думая о бесцельности всей этой болтовни, о том, что Б. все-таки отвергает то дельце с «Метро». – Вот теперь ты, похоже, и впрямь, на хуй, свихнулся, ты это понимаешь? – Последнюю фразу Сид выговорил сквозь приглушенный волосатой ладонью всхлип – и тут как раз прибыла Крошка с предыдущей мини-юбочной старлеткой Леса на буксире.

   – У меня здесь для вас свежачок, мальчики! – заорала она. – Дырка в жопе – последнее дело на свете! – И она принялась хвататься за Сидову ширинку.

   – Брось, бога ради, – в притворном гневе отозвался Сид, имитируя каратистские удары по ее руке. – Дай мне сперва малость возбудиться!

   – Но ты ей нравишься таким, какой есть, – объяснила Крошка с экстравагантным выражением отчаянной невинности, – коренастый, жирный, волосатый, простодушный… жидовская морда!

   Демонстрируя озлобленную, усталую терпимость, Сид закрыл глаза.

   – Вот это классно, – пробормотал он. – Именно то, что мне сейчас требовалось. Что-то вроде расистской… расистской аллюзии. «Расисткая аллюзия» – так ты это называешь?

   – На самом деле, – продолжила Крошка, сверкая глазами в сторону Б., – ее вот этот мистер Царь Педрил больше интересует. – Она припечатала очаровательную старлетку к Борису. – Она говорит, что рада бы ему хуй пососать. Верно, мисс Пилигрим?

   – Ах, Крошка, в самом деле! – захлебнулась прелестная девушка. – Ты просто ужасна!

   – Ну ладно, – сказала Крошка, которой вдруг все это наскучило. – Короче, вот она – мисс Пенни Пилигрим, если вы можете в это поверить. И она хочет сняться в кино. Так что вперед, мальчики, – проебите ей все мозги. – Она захихикала, игриво – хотя и не совсем – толкнула девушку прямо на них, а затем унеслась прочь.

   Сид ладонью стряхнул со своего пиджака пролитую выпивку и пепел.

   – Блин, я весь мокрый!

   – Ах, простите! – воскликнула девушка и попыталась ему помочь. При этом она так наклонилась, что ее предельно короткая мини-юбка обнажила загорелые бедра и драгоценную, идеально округлую попку, точно подарок, завернутую в голубые как лед трусики с белой окантовкой. Борис потрогал кружевной краешек, а затем похлопал девушку по заднице. Мисс Пилигрим, не меняя положения, повернула к нему голову и мило улыбнулась.

   – У тебя чудесная попка, – сказал Б.

   – Ах спасибо, сэр. – Девушка выпрямилась, развернулась к нему и сделала аккуратный книксен. Выглядела она лет на шестнадцать: сплошные ямочки, ляжки и свежие грудки, а еще – короткие пушистые волосы медового цвета и сладенькая улыбка.

   – Ну что, мочалка, – грубо спросил Сид, – хочешь сняться в порнофильме?

   – Я бы хотела сняться в одном из фильмов мистера Бориса Адриана. – Девушка по-прежнему глядела на Б. с выражением, близким к восхищению. – Я хотела бы этого больше всего на свете. Борис улыбнулся и взял ее за руку.

   – Ты очень миленькая, дорогуша. Как тебя зовут?

   – Пенни. Пенни Пилигрим. Я видела все ваши картины и думаю, что вы самый великий режиссер в мире.

   – Погоди, ты еще его нового порнофильма не видела, – проворчал Сид. – С Тейлор и Бартоном. Колоссально. Впрочем, у нас тут небольшая проблема с распространением – проектор в канализационную трубу не влазит.

   – А как тебе понравились эти фильмы? – спросил Борис, нежно притягивая девушку в кресло рядом с собой. Теперь она там как следует уселась – сама благопристойность: коленки вместе, руки сцеплены как раз у края мини-юбки. Пенни изобразила осторожное, но определенное отвращение.

   – Ах, господи, по-моему, они просто ужасны. Я больше не смогла их переносить после первых двух – я вышла на воздух. Думаю, большинство девушек сделали бы то же самое… кроме, знаете ли, немногих, – добавила она вполголоса, неловко оглядывая террасу, ибо все это время Крошка где-то хихикала и посвистывала, крича: «Поебись со мной, деточка, поебись!»

   – Понятно, – сухо сказал Сид. – Видишь ли, вот чего мы собираемся добиться в нашем новом проекте – мгновенного облома аудитории. Это типа такой новый фокус. Вроде того, что было на уме у камикадзе.

   Ни Борис, ни девушка никакого внимания на замечание Сида не обратили.

   – А была там хоть какая-то сцена, – спросил Б., – которая, знаешь, тебя заинтересовала?

   Очевидная искренность вопроса наряду со страстным желанием угодить заставила девушку воспринять все это очень серьезно. Старательно морща лоб, Пенни немного подумала.

   – Нет, – наконец призналась она. – Там правда ничего такого не было – разве что та сцена, в которой героиня делала макияж… в самом первом, когда она сидела перед зеркалом, накладывая губную помаду… как раз перед тем, э-э, как случилось… в общем, то, что случилось.

   Девушка сказала это с абсолютно правильным сочетанием застенчивости и самоуничижающей улыбки, словно бы давая знать о возможности, по крайней мере в их глазах, своего провинциального невежества – хотя предпочтительно, ясное дело, своей провинциальной невинности.

   – Не думаю, что у того черномазого был настоящий член, – сказал Сид. – Думаю, у него был искусственный.

   Оба они продолжали его игнорировать.

   – А видела ты вообще когда-нибудь в фильмах что-то такое, – продолжал свои расспросы Борис, – что вроде как тебя завело?

   Теперь уже девушка, рассчитывавшая на нечто большее, нежели просто понравиться, но в то же время не хотевшая, чтобы о ней подумали всего лишь как о еще одной «тупой шлюшке», оказалась по-настоящему прижата к стене.

   – Ну, я не знаю, – начала она, разумеется, по-прежнему улыбаясь, но уже довольно нервозно. – Я хочу сказать, боже мой, я обожаю любовные сцены… то есть, вы знаете, в фильмах, но эти… эти были… просто ужасны.

   – А что, если бы они были красивы?

   – Простите? – Ее огромные карие глаза еще больше расширились.

   – Что, если бы этот фильм был снят с хорошими актерами в красивых костюмах? Все очень романтично. Что, если бы это была работа… настоящего художника?

   – Он имеет в виду – маньяка, – пояснил Сид.

   – Что, если бы этот фильм имел бюджет в три миллиона долларов? – продолжал Борис. – Как бы он тогда для тебя выглядел?

   Девушка перевела взгляд с одного на другого, пытаясь понять, не разыгрывают ли они ее.

   – Ах, боже мой, я не знаю, – призналась она. – То есть, вы действительно покажете… ну, все это дело – в смысле, как там входит, выходит, и все остальное… как в тех фильмах, которые мы посмотрели?

   – Да, как по-твоему, могло бы это быть красиво? Прелестная девушка нервно сглотнула.

   – Ах, боже мой, я… я, правда…

   – Или изложим это по-другому, – вмешался вульгарный Сид. – Заинтересовала бы тебя такая вот роль?

   – Брось, Сид, погоди минутку, – остановил его Борис. – Я не говорю, что там нельзя будет использовать вставки – я имею в виду, на крупных планах… гм, члена, где будет показано, гм, проникновение… я не говорю, что нельзя будет использовать там дублеров. Я хочу сказать, что еще не продумал всего этого до конца.

   Девушка, явно сочувствуя всему, что мог предложить любой из них, была не на шутку озабочена.

   – Но как вы потом этот фильм… ну, в смысле, как вы его потом где-нибудь покажете… я хочу сказать, это же противозаконно – подобный фильм, разве не так?

   – Да, деточка, – бодро сказал Сид, – но ты упускаешь соль. Пойми, вся идея в том, чтобы потратить три миллиона долларов на фильм, а потом так нигде его и не показать. Ты не находишь, что это в своем роде остроумно?

   – Ах, боже мой…

   Девушка была уже в полной растерянности, но тут к ней пришло временное избавление в виде покачивающегося из стороны в сторону кумира всех американских дам Рекса Макгайра, который явно напился в дрезину. Рекс одновременно рыдал и смеялся. Хотя представлялось совершенно невероятным, чтобы на нем в такой час был грим, его лицо покрывал столь странный загар, что две струйки слез, казалось, упорно пробивали дорогу вниз по его щекам. В любом случае рыдание – в плане актерского мастерства – выполнялось по высшему классу.

   – Привет, ребята, – сказал Рекс похоронным тоном. Споткнувшись, он схватился рукой за ограду террасы. – Знаете, что этот ублюдок Харрисон, этот Хрен Моржовый только что сказал? Ну, прикиньте, что он только что сказал.

   – Что ты нажрался как сволочь? – предположил Сид.

   Пенни Пилигрим нервно задергалась, думая о том, как отважно говорить такое самому Рексу Макгайру, но последний никак на это не отреагировал.

   – Знаете, – спросил он, – про ту ерундовину, которую мы делали? Предполагалось, что она будет трехсторонним совместным производством – то есть, что у меня, у него и у режиссера будут равные права на все. Демократично, правда? Все на доверии, да? Что называется «по рукам», ага? По рукам и ногам. Короче, Хрен Моржовый раздобыл одну вшивую пизденку, которую он хочет использовать в этом фильме, – проверяет ее, она вшивая, а он все равно хочет ее использовать. Мы спорим до упаду, я ее не хочу, Аллен ее не хочет, а он все равно хочет. Наконец мы ему говорим: «Извини, Лес, но тут два против одного. Против тебя то есть». А он только лыбится и головой мотает. «Нет, парни, – говорит он, – тут не два против одного… тут один против нуля». Так что теперь мы собираемся снимать эту вшивую пизденку, и она нам точно весь фильм разъебенит! Как вам такие грязные трюки с хренами моржовыми, а?!

   Сид с серьезным видом покачал головой.

   – Гувер-стрит сплошь вымощена костями парней, которые думали, что их двое против Хрена Моржового.

   – А как зовут ту девушку, – захотела узнать Пенни, – ту девушку, которая все-таки получила роль?

   – Как ее зовут? – Рекс взвыл, как раненый Лев Троцкий. – Никак ее не зовут! Ее зовут Вшивая Пизденка – вот как ее зовут! Это ее настоящее имя! Невероятно, не так ли? Я хочу сказать, как это будет смотреться в огнях рампы? – Макгайр повернулся лицом к террасе и театрально взмахнул рукой, очерчивая границы воображаемого экрана. – «Ночная песнь», – торжественно произнес он, – в главных ролях Рекс Макгайр и Вшивая Пизденка!

   – Пожалуй, она пойдет первой, – заметил Сид.

   – Точно! – в истеричном восторге завопил Рекс. – Это точно!

   – Ее имя даже можно было бы сделать названием, – предложил Сид.

   – Идеально! – заверещал Рекс, а потом принялся орать во всю глотку: – «Вшивая Пизденка»! «Вшивая Пизденка»! Вот название для нашего фильма!

   Люди поблизости озирались, пораженные не столько самим излиянием чувств, сколько одной лишь его громкостью и неистовой интенсивностью. Казалось, этот вопль оповещает о насилии какого-то рода, а затем Рекс и впрямь от души размахнулся и швырнул пустой стакан в ту сторону, где остался Лес Харрисон. Однако он плохо прицелился, и стакан со звоном разбился о деревянный канделябр.

   – ВШИВАЯ ПИЗДЕНКА! – проревел Рекс.

   – Меня кто-нибудь звал? – визгливо поинтересовалась Крошка Мари, семеня из ниоткуда и сияя ужасающе сладкой улыбкой.

   Рекс, который мог ожидать крепкого пинка по яйцам или хотя бы упрека, не был готов к этому – или даже именно к этому решительно не был готов. Он упал на колени, хватая Крошку за ноги.

   – Ах, Крошка, Крошка, – всхлипывал Макгайр, – ну почему все в мире должно управляться такими вонючими говнюками? – И он мужественной грудой загорелых мышц распростерся у ее ног. Борис наблюдал за всем эпизодом с выражением озадаченного интереса на лице. Он склонен был думать обо всем на свете с точки зрения панорамирований, углов, крупных планов…

   – Врубаюсь, – сказал Б., соединив большие и указательные пальцы руки, получив таким образом прямоугольное подобие видоискателя, сфокусированного на любопытном образе всемирно знаменитой кинозвезды, скомканной грудой валяющейся у ног уродливой калеки.

   – Забудь, – вздохнул Сид, – никакого разрешения на демонстрацию он не подпишет.

   – О господи, как вы думаете, с ним все хорошо? – испуганно спросила Пенни.

   – С ним полный порядок, – заверил ее Сид. – По крайней мере, ничего такого, чего бы не вылечил хороший пинок по репе. – И он поднял ногу, якобы и впрямь собираясь пнуть по физиономии развалившегося на террасе Рекса.

   – Ах, боже мой, – вскричала Пенни, заливаясь слезами, – не надо! Пожалуйста, не надо! – Девушка, разумеется, не понимала того, что железный человек Сид ничего такого делать даже не собирался, а он не обидел бы и мухи – в особенности мухи.

   Борису пришлось утешать девушку, привлекая ее к себе, улыбаясь и шепча:

   – Все в порядке, все замечательно – просто решается маленькое фрейдистское уравнение.

   И, ясное дело, Сид Рекса не пнул, лишь притворился, а Крошка упала на знаменитого актера сверху, баюкая его мужественную загорелую голову у себя на руках и с закрытыми глазами бормоча:

   – Ах, мой мальчик, мой мальчик, мой драгоценный ебаный-переебаный мальчик.

   Тут прибыл Бат Оркин, агент Рекса, сплошь преданность и эффективность. Впрочем, ему хватило смекалки, чтобы казаться слегка смущенным в присутствии Бориса и Сида.

   – Я о нем позабочусь, я о нем позабочусь, – продолжал повторять Бат, от всей души надеясь, что здесь не оказалось никаких долбаных фотографов. Поднимая Рекса и уволакивая его с террасы, он не переставал хитровато подмигивать Б. и Сиду.

   Пенни все еще была расстроена – хотя, возможно, не так уж и расстроена. Просто она уловила шанс выразить чуточку эмоциональной чувствительности, а также, понятное дело, была совсем не против того, чтобы ее жеманные всхлипы утешал и успокаивал сам Царь Б. Чтобы режиссеру было удобнее это делать, мисс Пилигрим села к нему на колени.

   – Вот пидор ебнутый, – пробормотал Сид. – Он такой же сумасшедший, как ты, Б. – не считая того, что он и вправду работает. Извини, но я должен выпить. – С этими словами он встал и поплелся к бару.

   – Я отвезу тебя домой, – нежно сказал Борис девушке. – Где ты живешь?

   – В клубе киностудии, – ответила Пенни. Так же классно, как Рекс, она плакать не умела, зато это было странным образом куда более привлекательно.

2

   На самом деле марихуану она не курила, но боялась это признать, а потому, после того как они прибыли в дом Бориса и устроились на террасе, выходящей на темно-синие мигающие огни Голливуда (каждый огонек, понятное дело, сулил обещание), и Б., не особенно заботясь о том, каким способом получать кайф, закурил косяк, сделал пару затяжек и передал его девушке, Пенни хватило духа взять его и сказать: «Вот классно». Тем не менее она едва сдержала удивление, когда попыталась отдать косяк назад (как, насколько ей было известно, следовало сделать), а Борис только улыбнулся и не взял его. Внезапно Пенни поняла, что влипла по самые уши – ведь теперь он будет думать о ней как о какой-нибудь наркоманке или хиппушке, а вовсе не как о серьезной актрисе.

   – Но я подумала, что вы… – начала девушка, беспомощно держа на весу дымящийся косяк, – то есть, я хочу сказать, я на самом деле… в смысле, я вообще-то никогда… – Она запнулась, отведя руку с косяком подальше от себя, словно это было что-то ненавистное, способное разрушить их будущее.

   – Не волнуйся, – сказал Борис, забирая у Пенни косяк, – это неважно. – Сделав несколько глубоких затяжек, он положил косяк на пепельницу. – Знаешь… чем ты меня действительно привлекла, – негромко начал он, словно бы думая вслух, – что я нашел в тебе по-настоящему… прекрасным, быть может, даже уникально прекрасным – по крайней мере, на сегодня… и я говорю об этом со всем подобающим смирением и уважением, ибо знаю, что ты должна иметь и другие прекрасные качества… кроме того, я понимаю, что это вполне может быть некая слабость с моей стороны – вернее, не то чтобы слабость… просто это не та вещь, о которой мне нравится говорить, не та вещь, о которой тебе, как мне кажется, хотелось бы услышать… и все же именно эта вещь делает тебя по-настоящему… исключительной – то есть, во всяком случае, для меня… короче, это твоя жопа.

   Б. произнес эту длинную тираду с таким терпением, такой интроспективой, почти с детской искренностью, что девушка просто неспособна была принять ее за оскорбление. Все выглядело так, как если бы два искусствоведа обсуждали достоинства некого дрезденского шедевра. Не сподобившись ни на какую иную реакцию, Пенни протянула руку и взяла косяк.

   – Что ж… – начала было она, но затем перенаправила этот импульс на новое раскуривание косяка.

   – Я думал об этом, – сказал Б. – Я пытался это постичь, я хочу сказать, в эстетическом смысле. Я видел множество колоссальных, чудесных жоп. – Он выражался в объективно-клинической манере, приводя конкретные примеры из целого набора знаменитых красоток, его знакомство с задами которых не могло быть поставлено под вопрос. – Существует ли такое понятие, как «идеальная жопа»? А если так – то что это значит? – Тут Борис повернулся к Пенни, глядя на нее с таким видом, будто он вдруг припомнил, что она там есть. – Не думаю, что здесь можно говорить о гомосексуальности, – сказал он, а она просто посмотрела на него и тупо кивнула. – Я хочу сказать, меня не волнует занятие любовью с девушкой через жопу… понимаешь, ебать ее в жопу – это совсем не то. А вот что это – в этом я не уверен. Я хочу сказать, почему жопа девушки должна быть так эстетически эротична? Быть может, это просто что-то, за что можно подержаться… протяжение другой ее штуки, – ее пизды.

   Тут Б. протянул руку к Пенни и изъял у нее потухший косяк.

   – Ах, извините. – Она совершенно забыла про траву и теперь немного зарделась.

   Борис снова раскурил косяк, сделал глубокую затяжку и уставился на мигающий мир внизу.

   Но Пенни была из тех, кто не выносит молчания, – возможно, тут работала подсознательная культурная память радиоконцепции «никакого мертвого эфира».

   – Что ж, – пробормотала она. – я просто надеюсь, что, э-э…

   Борис снова отдал ей косяк.

   – Взять, к примеру, тебя, – сказал он. – Я думаю, в чем тут все дело… это твоя задница была так привлекательна? Ты ведь тогда наклонилась, верно?

   Пенни кивнула.

   – Но я уверен, ты это сделала не нарочно. Не с тем, чтобы меня спровоцировать.

   – О нет, я…

   Борис вернул себе косяк.

   – Я вовсе не хочу сказать, что ты не могла смутно осознавать происходящее. Я не хочу сказать, что ты нечувствительна, невосприимчива или что-то в таком духе. Я просто имею в виду, что ты вовсе не думала о жопе как о своем лучшем ракурсе.

   – О да, да, это правда.

   – И все же… это было… – Борис вздохнул, словно от неспособности понять капризы человеческой природы, причем главным образом своей собственной. – Возможно, это было… – приложив ладонь к наморщенному лбу, он искал ответ, – возможно, это было нижнее белье. Возможно, это было что-то совершенно поверхностное. Вот что, давай-ка снова это проделаем. Итак, как я тогда сидел? Ага, я сидел примерно вот так, а ты… ага, ты стояла вот здесь и…

   Следуя его директивам, девушка повиновалась как загипнотизированная. Она проворно встала на нужное место, как будто находя свою отметку в большом постановочном номере «Моей прекрасной леди».

   – Да, именно так, – сказал Б. – Идеально. Теперь наклоняйся вперед. Не слишком быстро, – напомнил он ей, – не слишком быстро. Так-так, полегче…

3

   Когда на следующий день в половине второго зазвонил телефон, Борис уже почти проснулся и понял, что это должно быть что-то важное. Сотрудникам телефонной службы даны были инструкции не пропускать никаких звонков, если только они не от кого-то из его детей. У него их было трое – четырех, шести и восьми лет. Он протянул руку к аппарату, прикрытому – так уж получилось – упавшими туда трусиками – голубыми как лед с белой кружевной окантовкой. Б. не позаботился сбросить их с трубки, пока говорил, а также оказался неспособен оценить иронию разговора с восьмилетним мальчиком (который, на правах старшего, всегда служил инициатором звонков), пока у его щеки оставался тончайший глянец и аромат духов «Арпеж». Однако звонил толстомясый Сид, который, подделав детский голос, просто объегорил бдительную телефонную службу.

   – Я врубился, – сказал Сид дрожащим от возбуждения голосом. – То есть теперь я и правда врубился – и это без бэ, Б., Христом богом клянусь!

   Борис снова закрыл глаза и выждал секунд пять, просто вдыхая аромат «Арпеж» сквозь голубой глянец, а потом спросил:

   – И во что же ты, Сид, такое врубился?

   – В картину! В похабную картину за три миллиона долларов, про которую мы прошлой ночью толковали! Я достал деньги, деточка, говорю тебе, я достал деньги!

   Борис не ответил, но и не повесил трубку. По-прежнему с закрытыми глазами, он потянулся свободной рукой себе за спину – где эта рука, словно ведомая неким направляющим инстинктом, нашла покой на идеальном заду девушки. Та лежала на животе, и ее попка дерзко выпирала, округлая и сплошь золотистая; два резиновых шара были доведены до идеально точной упругости.

   – Ё-моё, – произнес Борис, – это шикарно, Сид.

   – Послушай, – сказал Сид, – я сейчас буду.

   – Нет, Сид, сейчас не надо.

   Сид уже впадал в лихорадку.

   – О боже, боже, боже, ты должен мне поверить! Ты должен мне поверить!

   Борис нежно положил трубку на ночной столик, но по-прежнему мог слышать, как Сид надрывает глотку – причем в таком тоне, какого Б. еще никогда не слышал:

   – Ты взял главный приз, деточка! Ты взял ебаный главный приз!

4

   Тем же вечером в шесть часов они встретились в «Поло-Лонж», за боковым столиком, который, согласно распоряжению метрдотеля, был в этот час постоянно зарезервирован для Сида. Договор, между прочим, был таков, что Сид в ответ обеспечит метрдотелю пизду старлетки, позволив ему в выходной день прийти на киностудию и представив его оказавшейся под рукой девушке как итальянского кинорежиссера, «который, возможно, тебя снимет, если узнает получше, – похотливое подмигивание, – понимаешь, о чем я? Рука руку моет. Хе-хе-хе». Подобной же монетой он оплачивая счет из бара долларов на пятьсот.

   Когда появился Борис, Сид уже сидел там, потягивая джин-тоник «Рамос» («помогает форму держать»). Оба носили темные очки, отчего Борис выглядел еще более усталым и задумчивым, чем обычно, а Большой Сид, в белом полотняном костюме и зеленой шелковой рубашке, смотрелся просто зловеще.

   – Два вопроса, – напряженно сказал он. – Первый: что ты знаешь о Лихтенштейне?

   – О Рое Лихтенштейне? – рассеянно переспросил Б., кивая в ответ на приветствие с другой стороны зала.

   Сид изобразил гримасу боли.

   – Нет, черт побери, о стране! О Лихтенштейне!

   Борис пожал плечами.

   – Я как-то раз через нее проезжал, если ты это имеешь в виду. Но не припомню, чтобы я там зачем-нибудь останавливался.

   – Итак, ты там не останавливался. Что ж, это уже что-то. Значит, это все-таки страна, верно?

   – Страна, – согласился Борис. – На самом деле это княжество. Им управляет принц. Я с ним, между прочим, однажды встречался – на Каннском кинофестивале.

   – Верно, верно, верно, – сказал Сид, – это суверенное княжество. А теперь позволь мне дать тебе краткий обзор суверенного княжества Лихтенштейн. Итак, оно расположено в живописных Альпийских горах между Австрией и Швейцарией, занимает площадь в шестьдесят четыре квадратные мили, имеет население в семнадцать тысяч… полчаса на реактивном самолете с двумя движками от Парижа, Рима, Берлина, Вены, только назови…

   – О каком таком черте ты толкуешь? – перебил Борис.

   – Не будешь ли ты так любезен хоть раз в жизни выслушать преданного тебе Сида Крассмана? – взмолился Сид, но тут его на мгновение отвлекла проходящая мимо мини-юбка. – Кстати, забыл спросить. Так ты прошлой ночью в трусы к той девчушке все-таки залез?

   Борис вздохнул.

   – Да, да, да, – ответил он, как будто все это было слишком уж несерьезно.

   – И как она?

   – Что ты имеешь в виду под этим «и как она»? Ты что, ни с кем никогда не спал?

   – Она хорошо отсасывает?

   – Не особенно.

   Сид кивнул в знак согласия.

   – Такие молодые девчушки, похоже, никогда хорошо не отсасывают. Сколько ей, лет восемнадцать?

   – Семнадцать.

   – Семнадцать, значит? Жопа у нее классная. Борис кивнул.

   – Угу, жопа классная.

   – А ты ей пизду сосал?

   – Ха. Много знать хочешь.

   – А, да брось, блин, сосал ты ей пизду или нет?

   – Нет. В смысле, не особо, так, в самом начале.

   – Сколько раз ты ей вдул?

   – Гм, дай вспомнить… четыре.

   – Четыре раза?! Блин, у нее должна быть великая жопа! Господи Иисусе, ты четыре раза ей вдул!

   – Ну да. Два раза, когда мы легли в постель, и еще два, когда проснулись.

   Сид, похоже, испытал громадное облегчение.

   – Значит, когда проснулись. Блин, а я подумал, ты имел в виду четыре раза подряд! Она кончила?

   Борис пожал плечами.

   – Да, кажется. Она сказала, что кончила.

   – А ты сам что, черт побери, не понял?

   – Ну да, она кончала.

   – Что, всякий раз?

   – Черт, да не знаю я, кончала она всякий раз или нет. – Он с любопытством посмотрел на Сида. – А ты что, совсем спятил или как? Что это была за безмозглая болтовня про Лихтенштейн?

   – Я сказал, что у меня два вопроса, верно? Итак, второй вопрос: ты Эла Вайнтрауба знаешь? Он кузен Джоя Шварцмана, верно? Еще бы не верно. Чистая правда. Ну вот. А теперь… ты готов? Эл Вайнтрауб близкий друг министра финансов Лихтенштейна.

   – Ё-моё, – буркнул Борис. Похоже было, он вот-вот заснет.

   – Эл про эту страну все-все знает. Мы всю ночь были на ногах и тогда же до его друга-министра дозвонились…

   – Послушай, Сид, – начал было Борис, бросая взгляд на часы, но Сид с мольбой его перебил:

   – Пожалуйста, Б., хоть раз в жизни выслушай Сида Крассмана.

   – Черт, да не понимаю я, о каком дьяволе ты толкуешь.

   – Послушай, Б., прежде чем я пойду дальше, можешь ты мне до четверга одолжить?

   – Что?

   – Тысячу долларов – только до четверга.

   – Ну да, конечно могу.

   – Ты никогда об этом не пожалеешь, Б., поверь мне!

5

   Лихтенштейн, как выяснилось, имел самый низкий доход на душу населения среди всех стран Западной Европы. Несмотря на альпийское великолепие в плане пейзажа, его относительно недоступное расположение просто, так сказать, не заносило его на карту. Туристы, многие поколения которых эта страна отчаянно старалась привлечь, никогда туда не прибывали. И все же Лихтенштейн имел свой необходимый реквизит: постоялые дворы (живописные), соляные ванны (с пылу с жару), склоны для катания на лыжах (посредственные), казино и оперный театр (закрытые). Там словно бы чего-то не хватало – возможно, чего-то неуловимого. А тем временем то же самое, но чуть более удобное было под рукой – в Сент-Морице, Клостерсе, Кицбюэле, Инсбруке и т. д.

   План, разработанный Сидом и Элом Вайнтраубом (другом министра финансов Лихтенштейна), был сама простота – фильм должно было профинансировать правительство Лихтенштейна в ответ на то, что он будет снят в Лихтенштейне и эксклюзивно там показан. Зрители из Лондона, Парижа, Рима, Вены, Женевы, Цюриха – короче, отовсюду – примчатся специальными чартерными рейсами в единственное место, где смогут посмотреть последний фильм величайшего в мире режиссера. Люди всю ночь, а возможно, и дольше будут оставаться на колоритных постоялых дворах с пуховыми пуфами и уютными очагами; они пойдут в оперу, в казино, на лыжные склоны, к оздоровительным ваннам, в магазины, оригинальные и затейливые; они будут наслаждаться живописной альпийской красотой этого места. Очень может быть, что они полюбят Лихтенштейн – его простое очарование, его могучее великолепие, – и эта любовь даже может войти в привычку.

6

   – Они хотят десятилетний эксклюзив на картину, – примерно неделей позже говорил Сид.

   Борис кивнул. Его совершенно не волновало, где будут показывать картину, ему просто хотелось ее снимать.

   – И позволь я тебе еще кое-что скажу, – хитровато добавил Сид. – Знаешь, с кем я сегодня разговаривал? С Эйбом Беккером. Ты ведь не знаешь, кто такой Эйб Беккер, верно?

   – Тот монтажер в «Метро»? – предположил Борис.

   – Эйб Беккер, – почти скупо произнес Сид, – сводный брат Никки Хилтона. Знаешь, что он сказал? Он сказал, что если дельце выгорит, Конни отгрохает там во-от такой «Лихтен-Хилтон»! – Резкий щелчок пальцами. – Магазины тоже, целый пассаж. Они классно наживутся – и Эйб это знает, можешь мне поверить! – Последнее он добавил с ноткой возмущения в голосе, как будто считал, что они могли бы и его туда подключить.

   Прибыла официантка, и внимание Сида мгновенно переключилось на ее обнаженную грудь. Они сели за поздний ланч – примерно в четыре часа дня – в ресторане «Шангри-ла Тропикана», специализацией которого были свиные ребрышки и цыплята табака, а также официантки с именами вроде Горшочек Меда, Фигурная Коробочка, Шарик Милосердия и т. п. Сид частенько заходил туда, и знал, что официантки там по пояс голые, но каждый раз это вызывало у него живейший интерес.

   – Эй, дорогуша, – сказал он девушке довольно тяжеловесного скандинавского типа, которая постоянно хмурила брови в подозрительном испуге, – ты не знакома с моим другом, всемирно известным кинорежиссером мистером Борисом Адрианом? Я тебе о нем рассказывал.

   – Борис Адриан? – Девушка явно была поражена, но затем ее брови еще пуще нахмурились. – Правда? Послушайте, я знаю, что вы заняты в шоу-бизнесе, мистер Кратцман, я уже это проверила. Но некоторые из мужчин, которых вы приводите… по-моему, они просто мерзавцы или что-то в таком роде. Я хочу сказать, мистер Кратцман, у вас очень большое чувство юмора.

   – Ну да, а здесь, понимаешь ли, какое дело – мы снимаем рекламные ролики, и я как раз говорил мистеру Адриану, что ты можешь оказаться именно той девушкой, которая подойдет для этой работы. Мы только должны быть уверены в растяжимости соска.

   – В чем, в чем?

   – Понимаешь, там будет очень крупный план, и мы должны убедиться в том, что линия совершенно точна. Это рекламный ролик общественного обслуживания для Си-би-эс, и он насчет… гм, насчет… ах да, насчет кормления грудью младенцев – понимаешь, чтобы поощрять кормление грудью среди молодых матерей. Не так давно в формулах, гм, молочных смесей обнаружили, знаешь ли, кое-какие очень вредоносные добавки. Это тридцатисекундный ролик – твое лицо, разумеется, показано не будет, только линия, гм, груди. Оплата семь пятьдесят.

   – Семь пятьдесят? Семь сотен и пятьдесят?

   – Плюс-минус несколько баксов – отчисление профсоюзу, всякие такие дела.

   Девушка переводила взгляд с одного на другого.

   – Вот так, значит, – с серьезным видом продолжил Сид. – Но мы должны быть уверены насчет линии. Подойди-ка поближе, а, дорогуша?

   – Чего? – спросила девушка, немедленно повинуясь. – Какой еще линии?

   – Линии соска, – сказал Сид. – Сосок – очень важная часть груди. А теперь просто расслабься. – Одну руку он положил на ее правое бедро, другую на ее левую (голую) грудь и осторожно ее ощупал. – Ну вот, а теперь мы просто проверим…

   – Эй, погодите минутку… – начала было девушка, настороженно оглядываясь.

   – Нет-нет, все в порядке, – заверил ее Сид, отпуская грудь, но по-прежнему сжимая бедро. – Вот, так-то лучше. – С этими словами он взял из своего бокала полурастаявший кубик льда и принялся массировать им сосок.

   Девушка попыталась отстраниться, все еще сдержанно, но довольно тревожно озираясь по сторонам.

   – Послушайте, администратор возмутится, если увидит это!

   Сид проигнорировал ее замечание и повернулся к Борису.

   – Да, вот видите, мистер Борис, здесь имеется вполне удовлетворительная растяжимость, вы согласны? – Тут даже девушка с интересом посмотрела на сосок, который теперь торчал вперед, точно крошечный шутовской колпак. И кое-кто из сидящих поблизости посетителей, обычно пресыщенных, тоже бросал неловкие взгляды на странный спектакль.

   – Превосходно, – сказал Сид, – а теперь давай попробуем другой.

   – Послушайте, – теперь уже девушка испытывала откровенные опасения, – нельзя ли нам сделать это попозже?

   – Ладно, – внезапно сдался Сид и тут же переключил свое внимание на меню. – Как тут у нас сегодня насчет лобкового пирожка в глубокой тарелке?

   – Что? – Девушка какое-то время глазела на него, раскрыв рот. – Да уж, некоторое чувство юмора у вас, мистер Кратцман, определенно есть, вы это знаете?

   Борис вздохнул и грустно улыбнулся.

   – Да, он это точно знает. Наверняка.

   В городе и в индустрии, где изобилуют безвкусные остроты, а мужчин mauvaise foi [5] легион, – даже здесь Сид Крассман славился своим навязчиво-агрессивным остроумием и софистикой, всегда с легкой склонностью к гротескно-банальному. К примеру, садясь в такси, он порой ждал, пока шофер спросит «Куда?», после чего отвечал: «Ладно, блин, давай к тебе домой поедем!» И хрипло гоготал. Или, входя в переполненную кабину лифта, Сид мог с колоссальной властностью в голосе произнести: «Полагаю, вам небезынтересно, зачем я вас всех здесь собрал».


   – Ну вот, порядок, Царь, так ты к этому готов? – спросил Сид, раскрывая дипломат, который вытащил из-под своего стула. Затем он достал большую белую папку, развязал тесемки и начал через стол передавать Борису цветные снимки одиннадцать на четырнадцать. Почти на всех фотографиях были скорее места, чем люди; городские площади, булыжные улицы, сельские тропки, луга, лесные просеки, речки, озера, хижины, церкви, замки – все явно в европейском стиле, и большинство на впечатляющем фоне снежных гор. Борис молча просматривал снимки, на лице его играла слегка озадаченная улыбка.

   – Итак, деточка, вот наша натура! – воскликнул Сид с радостью, которая, как он отчаянно надеялся, станет заразной.

   – Откуда ты их взял? – спросил Борис, переворачивая один из снимков, чтобы взглянуть на обратную сторону. Там было напечатано: «Собственность „Крассман Энтерпрайзис Лимитед". Несанкционированное воспроизведение строго запрещено».

   Сид взмахнул сигарой, поймал взгляд официантки и жестом потребовал еще коньяку.

   – Морти Кановиц слетал на разведку, – непринужденно ответил он.

   Борис вернулся к фотографиям.

   – Разве ты не говорил мне прошлой ночью, что разорен?

   Сид закашлялся и с неловкостью оглядел помещение, а затем решил попробовать уклончивую тактику.

   – Скажем так – я просто увидел, как в соседнюю комнату Дик Занук проходит…

   Борис устало улыбнулся и продолжил рассматривать снимки.

   – Моя тысяча?

   Сид испытал огромное облегчение от того, что обман наконец раскрылся и что Бориса это, похоже, не слишком раздражает. Он откинулся на спинку стула и перекатил сигару из одного уголка рта в другой.

   – Черт возьми, Б., – с ухмылкой сказал он, – чтобы делать деньги, нужны деньги – разве я не прав?

   – Симпатичные картинки, – произнес Борис, отдавая назад снимки.

   – Идеальная натура, правда?

   – Натура для чего? У меня еще даже сценария нет.

   – Сценарий сам к тебе придет, Б., деточка, – самым что ни на есть умоляющим тоном заверил его Сид. – Он к тебе придет – от Голубой Феи Вдохновения!

   Общеизвестным фактом было то, что два последних фильма, завоевавшие всевозможные награды, Борис снял на основе «сценариев» не более содержательных, чем пара этикеток со спичечных коробков.

   – А деньги? – сухо спросил Б. – Тоже от Голубой Феи?

   Сид сунул руку в нагрудный карман пиджака и извлек оттуда что-то вроде сложенной телеграммы.

   – Три больших, деточка! И главный приз!

   – Три миллиона? Ты шутишь.

   – Не-а, – Сид с серьезным видом помотал головой. – Я прошлой ночью с Элом разговаривал – знаешь, он чертовскую промоутерскую работенку там провернул. Просил его телеграфировать подтверждение сделки. И вот оно. – Говоря все это, он продолжал держать листок перед собой.

   – А вот это уже колоссально, Сид. – Борис протянул руку за телеграммой.

   – Еще только одно, Б., – сказал Сид, не отдавая ее. – Я хотел только объяснить тебе еще одну вещь. Просто техническая деталь – ты сам увидишь в телеграмме, но я хотел тебе сперва про нее сказать, чтобы она особо не портила впечатления. Понимаешь, о чем я?

   Борис взглянул на Сида без всякого выражения и медленно опустил руку.

   – Не-а. Не понимаю.

   – Правительство Лихтенштейна, – серьезным и размеренным голосом произнес Сид, – готово нас финансировать – как в форме кредита, так и наличными – вплоть до суммы в три миллиона долларов…

   Тут он замялся, а Борис поспешно выхватил у него телеграмму. Развернув ее, он принялся читать, местами бормоча вслух, почти дословно повторяя сказанное Сидом, пока в самом конце не начал читать вполне внятно и разборчиво:

   – «…В комбинированной аккредитации и национальной валюте до максимального эквивалента в три, повторяем, в три миллиона долларов (США) – при условии того, что указанная сумма должным и равным образом будет обеспечена инвестором или инвесторами второй стороны. Точка. Письмо с подробным описанием предложения прилагается. С уважением, Макс фон Данкин, министр финансов, Лихтенштейн».

   Борис аккуратно сложил телеграмму и положил ее на стол.

   – Где моя тысяча? – холодно осведомился он.

   – Брось, Б., погоди минутку, – с подлинной серьезностью отозвался Сид. – Клянусь тебе, я знаю, как достать нужные деньги. Пожалуйста, дай мне шанс объяснить.

   Борис вздохнул.

   – Валяй, объясняй.

   – Давай для начала выберемся отсюда, – предложил Сид. – Я не хочу, чтобы кто-то об этом узнал. – Он тревожно оглядел помещение. – Тут чтецов по губам до ебеней.

   Борис посмеялся этой показной или реальной паранойе Сида, и его настроение слегка поднялось. В фойе они встретили ту самую официантку.

   – А в чем дело, дорогуша, – участливо спросил Сид, – ты что, простудилась?

   – Простудилась? – переспросила девушка, удивленно хмурясь. – Что заставляет вас так думать, мистер Кратцман?

   – Ну, не знаю, – простодушно ответил Сид, – просто грудь у тебя так распухла. – И, хрипло гогоча, он протянул руку, чтобы предложить утешение пострадавшему органу.

7

   Под громадным, написанным маслом портретом Папаши Харрисона, председателя правления и главного акционера «Метрополитен Пикчерс», сидел молодой Лес. Сидел он за гигантским столом, сгорбившись подобно гонщику, словно стол был неким экстраординарным транспортным средством, способным развивать колоссальную мощь и скорость. Лес сидел, будто встроенный туда, а вокруг него, как на фантастическом приборном щитке, располагались самые разнообразные компоненты, которыми Лес так мастерски оперировал, – телефоны, интеркомы, кассетные магнитофоны, крошечные телевизоры, видеомагнитофоны и миниатюрный кондиционер (западногерманской фирмы «Браун»), который пускал струю воздуха прямо Лесу в лицо, создавая иллюзию реального движения. Лес Харрисон и впрямь ощущал некие вибрации мощи и скорости, а самое главное, загадочной маневренности и сцепления с дорогой, ибо именно здесь он рулил и жал на педали – это и была та игра, в которую он играл.

   – У меня для тебя новости, дружище, – тихо говорил Лес в телефонную трубку. – Патриотизм в наше время в сортире. Слишком спорная штука. Нет, даже танцоров нельзя – если только у них контракт с этой киностудией, никак нельзя. Ни один человек, работающий на эту студию, во Вьетнам не летит. Часть того говна может крепко пристать, а кому это нужно? Верно? Верно. Ладно, Марта, после поговорим.

   Лес повесил трубку и одновременно другой рукой повернул переключатель интеркома оперативной связи с приемной.

   – Порядок, деточка, – сказал он своим обманчиво сонным голосом, – теперь пусть войдут.

   Лес подался вперед, упершись локтями в стол: ладони сцеплены, пальцы сплетены, так что его нос покоился на верху сцепленных ладоней, а подбородок – чуть ниже, на вытянутых больших пальцах – стиль Калигулы. Дверь открылась, и в кабинет довольно жеманной прогулочной походкой вошла пара агентов Уильяма Морриса. Когда чьи-то агенты прибывают тандемом, это означает одно из двух: либо старый агент вводит в курс дела молодого, либо агентство считает предстоящую встречу настолько важной, что решает выставить оппонентом команду из двух человек. Последняя работает почти в той же манере, в какой это делают полицейские, – на контрасте: один играет человека разумного, мягкосердечного («Давай дадим ему малость передохнуть, Эл»), тогда как другой («А я говорю, что мы это в „Парамаунт" отдадим») надевает маску плохого парня и полного засранца.

   Привлекательность и скрытность подобных тактик против Хрена Моржового, понятное дело, ровным счетом ничего бы не дала и не использовалась теми, кто хорошо его знал. Дело было даже не в том, что Лес Харрисон был так уж невосприимчив к уловкам или не ценил их качества. Просто он вел дела с такой чудовищно властной позиции, что ему трудно было признать уместность чьих-то еще обманов помимо его собственных.

   На данный момент киностудия имела в производстве одиннадцать фильмов. Три снимались в Европе, один в Мексике и один в Нью-Йорке. Оставшиеся шесть снимались на месте; из этих шести один был вестерном, один научной фантастикой и один экранизацией бродвейской постановки с двумя действующими лицами. Эти картины имели бюджет порядка миллиона долларов каждая и относились к так называемому «мусору». Их многогнусные функции варьировались от перекрестной параллелизации (то есть манипулирования ценами на производство и прибылями между фильмами-победителями и фильмами-проигравшими) до сдачи в аренду студийных помещений и мощностей (самим себе) при заорбитных ценах (выплачиваемых акционерами) и наконец до формального выполнения обязательств актеров, режиссеров и продюсеров – или, если короче, мухлежа со списанием налогов, а также поддержания гигантской архаичной машины в движении.

   Это касалось трех из шести картин, две стояли особняком – вот они-то и были самыми ужасающими. Одна представляла собой девятимиллионодолларовый механизм для Рекса Макгайра под названием «Привет, разбитое сердце», а другой была огроменная картина на шестнадцать с половиной миллионов долларов «Пока она не крикнет» с Анджелой Стерлинг в главной роли, самой высокооплачиваемой красоткой широкого экрана – гребущей по миллиону с четвертью за картину плюс десять процентов кассового сбора по мере его поступления.

   В любом случае только эти две последние картины были проектами того сорта, который интересовал Леса, – и он сильно сомневался, что вошедшие в его кабинет агенты Уильяма Морриса имеют на уме что-либо такого калибра. А потому он довольно лаконично ответил на их изобильно-сердечные приветствия: «Привет, Лес, деточка».

   – Видел тебя прошлой ночью на Фабрике, – сказал старший, более грузный, плюхаясь на диван с демонстративной расслабленностью.

   Лес тут же взглянул на него, поднял брови, словно спрашивая: «Ну и что?» и произнес:

   – В самом деле?

   – Ну да, ты был там с Лиз и Дикки. Я не стал подходить – я подумал, может, ты там, ха-ха-ха, – тут агент хитровато подмигнул своему напарнику, – может, ты там о деле разговариваешь.

   Лес какое-то время продолжал без выражения его рассматривать, а затем подмигнул.

   – Понимаю, о чем ты, ха-ха-ха. – Смешок у него, однако, вышел совсем сухим.

   – Я был там с Джейни, – торопливо продолжил агент, несколько всем этим смущенный, – с Джейни Фонда и Вадимом. Что за девушка! Ребенка родила, а фигура как была, так и осталась. По-прежнему с ног сшибает!

   Лес молча кивнул.

   – Скажи, Лес, – радостно вмешался второй агент, указывая на небольшую картину на стене, – это что, новая? – Цель его была в данном случае двоякой: во-первых, произвести впечатление на своего коллегу тем, как хорошо он знаком с кабинетом Леса Харрисона; а во-вторых, быть может, как-то тронуть Леса своим интересом. Впрочем, агент понимал, что последнее в высшей степени маловероятно. Он был достаточно умен и прекрасно понимал, что Лес знает (и знает, что он знает, что Лес знает), что подобного рода вещи: запоминание личных деталей жизни других людей, имен их жен и детей, их вкусов, их слабостей – эти неустанные попытки снискать их расположение – относятся к привычным методам любого агента.

   Лес поднял взгляд, чтобы посмотреть, о какой картине идет речь. Помимо портрета его отца в кабинете висело еще шесть полотен – по три на каждой из двух стен. Третья стена сплошь представляла собой окно, а четвертая, у Леса за спиной, была занята исключительно большим Папашей.

   – Думаю, ты прав, – сказал Лес. Это был бело-голубой Пикассо, серия «Авиньонские девушки». – Нравится? – Он с улыбкой повернулся к агенту.

   – Потрясающе! – Тот восхищенно покачал головой. – Сказочно! Господи, ведь мог же этот парень когда-то писать!

   – Я скажу Келли, что тебе понравилось, – пообещал Лес, корябая что-то у себя в блокноте. – Или, по крайней мере, что ты заметил перемену.

   Девушка по имени Келли была его личной ассистенткой; еще ее звали Пятничной Чувихой – если, конечно, можно получать тысячу двести долларов в неделю и по-прежнему таковой считаться. В любом случае в число ее обязанностей входила периодическая перемена обстановки в кабинете, включая ассортимент картин, которые она подбирала из семейной коллекции. Келли считала эту обязанность не столько привилегией, сколько необходимостью, ибо сам Лес Харрисон – страдая от недуга, который любопытным, даже пресловутым образом царил на исполнительном уровне Голливуда, – совершенно не различал цветов. А потому он протоколировал замечания по поводу обстановки в своем кабинете примерно так же, как изучал карточки с оценками, заполняемые после предварительных просмотров фильмов… то есть вполне объективно.

   – Послушайте, скажите мне одну вещь, – сказал Лес, переводя взгляд с одного агента на другого. – В прошлый раз, когда вы, ребята, здесь были, вот ты носил темные очки, – он указал на младшего, который теперь был без очков, – а ты, – он указал на старшего, который сидел в очках, – не носил. Верно?

   Два агента обменялись взглядами. Старший, покачав головой, негромко свистнул.

   – Ну и ну, – выдохнул младший.

   – Круто берешь, – заметил его напарник. – Черт, ведь это же… два-три месяца тому назад было.

   – А как так вышло? – спросил Лес.

   – Что? – Младший агент, похоже, удивился, затем слегка обиделся. – А, это… ну, это даже вроде как глупо. То есть это все старик, – он имел в виду главу их агентства, – он сказал, что мы оба одновременно их носить не должны. Это, мол, плохой имидж. Сказал, мы оба в них как привидения. – Он пожал плечами, смущенно улыбаясь своему напарнику. – Сегодня его очередь.

   Лес задумчиво кивнул и пристроил подбородок на ладони. Пока он по очереди рассматривал агентов, молодой неловко заерзал, а тот, что был в темных очках, снял их и принялся полировать стекла галстуком, хихикая и бормоча:

   – Черт, Лес, ну у тебя и память, господи Иисусе!

   Лес, судя по всему, хорошенько подумал, и это замечание порадовало его в какой-то смутной и отстраненной форме – как будто столь замечательная память могла частично компенсировать его дальтонизм.

   Затем Лес откашлялся и начал было что-то говорить, но тут загудел интерком, и он нетерпеливо щелкнул переключателем.

   – Да, Келли?

   – Эдди Райнбек на втором.

   – Келли, у меня встреча.

   – Это важно.

   – Ч-черт, – выругался Лес, щелчком отключая интерком и беря трубку второго телефона. – Скверные новости, скверные новости. Я нюхом чую. Слушаю, Эдди.

   По мере того как Лес внимательно слушал, лицо его все мрачнело.

   – Ты как пить дать шутишь, – наконец сказал он, а затем тихо, сквозь сжатые зубы процедил: – Эта тупая… безответственная… развратная… пизденка… хуесоска! – Вздох. – Я просто в это не верю. Ладно, Эдди, погоди минутку.

   Лес прикрыл трубку ладонью и посмотрел на агентов.

   – Извините, ребята, – сказал он, одной рукой указывая на выход; его холодность претерпела метаморфозу Джекила-Хайда, – это просто катастрофа. Мне придется поговорить с вами позже.

   Агенты дружно встали, на их физиономиях расплывались улыбки идеального понимания.

   – Нет другого такого бизнеса, как шоу-бизнес, да, Лес? – сострил старший агент, от души ему подмигивая.

   – Поговорим с тобой позже, Лес, – сказал молодой.

   По-товарищески махнув ему, они вышли за дверь. Лес перестал прикрывать трубку.

   – Итак, Эдди, что там за чертовщина стряслась?

   Эдди Райнбек был на киностудии ответственным за рекламу. Последние два месяца его внимание почти исключительно занимала Анджела Стерлинг и колосс «Пока она не крикнет», рекламой которого он занимался лично. Эдди сумел устроить то, что обещало стать пиар-ходом наипервейшей важности. Посредством искусного чествования и улещения он убедил сенатора штата и контр-адмирала не просто позволить, но даже настоять, чтобы матросы и офицеры, которым предстояло служить на борту недавно подготовленного к плаванию и укомплектованного личным составом линкора «Калифорния», «избрали» будущую крестную их корабля. Народное голосование должно было определить выбор из следующих кандидатур: (1) Доктор Роза Харкнесс, последняя американская женщина – лауреат Нобелевской премии, (2) Миссис Ханна Боув, «Златозвездная мать года», потерявшая всех троих своих сыновей во Вьетнаме, (3) Сторм Роджерс, миловидная жена губернатора Калифорнии и (4) идеальная Анджела Стерлинг.

   Главы киностудии (включая Папашу Харрисона) испытывали опасения в отношении возможного результата. («К чему рисковать – кому это нужно?») Однако Эдди был непоколебим, и Лес дал добро.

   – Капелька престижа не может нам повредить, – сказал он. – Получится славная история в «Лайф» с фотографией на обложке.

   – Да? – спросил Папаша. – А что, если она проиграет?

   – Да брось, Папаша, черт побери, голосование у Эдди в кармане. У него там все схвачено.

   Старик вздохнул, покачал головой и негромко присвистнул:

   – А что, если Эдди ошибается?

   Лес улыбнулся – слабо и понимающе.

   – Эдди не ошибается, Папаша. Если его голова на рельсах – никогда.

   И все же было определенное напряжение, определенная тревога, пока они ожидали результата – и существенное облегчение, когда стало известно, что Анджела выиграла с солидным отрывом, собрав больше голосов, чем три остальные дамы вместе взятые.

   Естественно, это прибавило Эдди веса в глазах Леса. Схожим образом дело обстояло и для Леса в отношении Папаши и его нью-йоркской конторы. Одобрительные похлопывания по спине в изобилии сопровождали ожидание великого дня – который наконец-то наступил, и на большом Пирсе-97 в Сан-Франциско при полных парадных регалиях по стойке «смирно» выстроились шесть тысяч матросов и офицеров, тогда как на самой пристани, рассаженная на празднично задрапированной трибуне, невдалеке от украшенной лентами бутылки шипучки, собралась толпа почетных гостей – включая трех адмиралов, мэра Сан-Франциско, губернатора Калифорнии и командующего ВМФ. Среди них, словно в засаде, размещалась армия репортеров и фотографов, а чуть поодаль стояли три пикапа с телекамерами.

   Желая по максимуму использовать событие, Лес на целый день закрыл производство фильма «Пока она не крикнет» – следует ли упоминать, что это обошлось киностудии в кругленькую сумму. Исходя из этого, сложно было преувеличить его разочарование и обиду, когда он узнал, что мисс Стерлинг, сказочный объект всех приготовлений, так и не удосужилась там показаться.

   Прождав ее больше часа, церемонию решили продолжить, а потому пришлось прибегнуть к замене. Пытаться заменить главную красотку будничной и заурядной было бы просто глупо. Вместо этого с немалой мудростью и дальновидностью выбрали премиленькую семилетнюю девочку с розовым бантом в волосах.

   Эта замена могла бы оказаться вполне удовлетворительной, хотя и далекой от идеала, если бы девочка по причине своей нервозности и неопытности не промахнулась, бросая украшенную лентами бутылку в борт корабля. Хуже того, вслед за этим, влекомая инерцией, она потеряла опору и упала с пристани в океанские воды, где чуть было не утонула, прежде чем ее вытащили. Вот так получилось, что и крещение, и спуск корабля на воду потерпели позорное фиаско – худшее, по словам некоторых, за всю морскую историю.

   – Я ее убью, – сказал Лес Эдди. – Бог свидетель, я ее прикончу! – Раздались негромкие рыдания. – Это несправедливо, Эдди, это просто несправедливо… хуже того… это оскорбительно, – Лес взглянул на большой портрет, – особенно в отношении Папаши. После всего, что он для нее сделал, эта сука так ему подпиздила. Богом клянусь, Эдди, если бы мы уже восемь недель не работали над картиной и если бы ее не было в каждом долбаном кадре, я бы ей задницу подпалил! Уволил бы ее на хуй! Мне наплевать, как ее там в билетных кассах берут! На хуй с картины! Богом клянусь!

   Тут Лес сделал паузу, аккуратно промокнул глаза салфеточкой «Клинекс», медленно качая головой, точно старик в невыразимом горе, и слушая Эдди.

   – Да, я знаю, Эдди, я знаю, – тихо сказал он. – Эта пизда нас за яйца держит.

8

   Гигантское лепное сооружение лавандовых и темно-золотых тонов на Сансет-бульвар, 11777, окруженное двенадцатифутовой зубчатой стеной и настоящим рвом, было домом Анджелы Стерлинг – возлюбленного секс-символа серебряного экрана и живого цвета, – каждый из последних трех фильмов которой весил больше, чем предыдущий чемпион у билетных касс.

   Привлекательность Анджелы Стерлинг для публики была такой невероятной, что невозможно было открыть журнал или газету, чтобы не наткнуться там на еще одну искусно аннотированную главу ее по преимуществу воображаемой жизни, воображаемой – то есть целиком сфабрикованной отделом рекламы киностудии. Там проделали колоссальную работенку – нынешний «показатель количества страниц» Анджелы Стерлинг, по которому судят о подобных материях, был вдвое выше, чем у Джекки Кеннеди во время звездного часа последней (в смысле обнажения).

   Приближаться к дому было все равно что приближаться к крупной киностудии. У ворот встречала табличка «Входа нет». Если вас не ждали, большие железные двери так и оставались закрыты, хоть там что. А когда они все-таки открывались, необходимо было пройти через сторожку, где обитали два вооруженных охранника, которые, после установления личности гостя, позволяли опуститься подъемному мосту надо рвом. Традиционно считалось, что естественную безопасность, даруемую рвом, усиливают кишащие в его темных водах людоедки-пираньи. Однако двое мужчин, вооруженные пистолетами, с неизменным возмущением именовали подобные сведения еще одной «студийной чепухой», ибо это подразумевало их неспособность защитить свою киношную принцессу «без кучи проклятых рыбин, вонючих до невозможности!».

   Именно через эти порталы и мимо этой бдительной стражи двумя часами раньше проделали путь Борис и Сид. И почти в тот самый момент, когда идеальная мисс Стерлинг должна была спускать на воду линкор, она радостно подписывала письмо с согласием сыграть «одну из романтических ролей», как обозначил это Сид, «в фильме, пока еще не имеющем названия и сценария, который будет срежиссирован Борисом Адрианом и снят в пределах и окрестностях Вадуца, столицы княжества Лихтенштейн, причем основные съемки должны будут начаться через три недели после подписания данного соглашения, датированного 2 мая 1970 года».

   Борис тоже расписался, а затем Сид поспешил добавить туда собственную подпись с вычурным завитком, следующую за словом «засвидетельствовано…»

   – О боже! – Сияя улыбкой, девушка сжала руки и подняла их к горлу, словно пытаясь поймать экстаз, голубую птицу счастья, в ловушку, прежде чем она упорхнет прочь. – Я даже не думала, что такое может случиться! Я просто не могу в это поверить!

   Сид лучился фанатичной улыбкой, складывая бумагу и пряча ее в карман.

   – Все в порядке, это случилось, – сказал он, кивая, – можешь не сомневаться.

   – Что ж, – выдохнула Анджела, – давайте по этому поводу выпьем шампанского! – И она позвонила служанке.

   То, что радость Анджелы в связи с этими неожиданными начинаниями практически равнялась громадному удовольствию Сида, было вполне объяснимо. Несмотря на свое завидное благосостояние, немыслимо-потрясающую красоту и запредельное могущество – или, в стиле резюме, несмотря на свой фантастический «успех», – Анджела Стерлинг на самом деле была девушкой, очень многого лишенной. Двумя годами раньше она пережила бурный и мимолетный роман с одним нью-йоркским писателем, который обратил ее лицом к наличию определенных разнообразных явлений, о существовании которых она раньше даже и не подозревала. Ничего сверхъестественного – просто стандартный букварь Четырнадцатой улицы и ниже, или «сундучок с выкрутасами», как кто-то это назвал: «И цзин», «Живой Театр», Ленни Брюс, «Реалист», «Фац», «Грейтфул Дэд» и так далее, включая модное понятие о том, что фильмы могут и должны быть хорошими.

   Дальше Анджела Стерлинг, понятное дело, оказалась в Актерской мастерской – не в качестве полноправного члена (ее бы туда не приняли), а как «почетная гостья из столицы кино», – посещая эту самую мастерскую четыре часа в неделю. Именно там до нее дошло, что она ровным счетом ничего не знает о своей профессии, и это заставило ее остановиться и подумать.

   Киностудия («Метрополитен Пикчерс») взбесилась – во-первых, потому что Анджеле вздумалось заинтересоваться такой бредовой ерундовиной, как актерская школа Нью-Йорка, а во-вторых (и это куда более важно), потому что факт ее отвергнутости стал достоянием утренних газет.

   Агент Анджелы, Эйб Лис Леттерман, оказался в серьезном замешательстве.

   – Послушай, детка, – нежно укорял он ее, – мы берем один миллион долбаных долларов за картину – по-твоему, это раз плюнуть?

   – Дело не в этом, Эйб, – пыталась объяснить Анджела. – Просто… ну, просто в жизни есть вещи поважнее денег.

   – Да, вот это мне уже нравится, – дымился Эйб. – Так что же нам теперь с ними делать? Резать на куски и класть в холодильник?

   Анджела Стерлинг, урожденная Хелен Браун, из района Оак-Клифф города Амарилло, что в штате Техас: в возрасте четырнадцати лет ладная как кнопочка тамбурмажорка в средней школе Джеймса Боуи; в возрасте шестнадцати лет избранная Самой Красивой Старшеклассницей; в возрасте семнадцати лет – мисс Техас; позднее в том же году она приняла поддельный лавровый венок мисс Америки.

   И теперь Анджеле стукнуло двадцать четыре, она уже ветеран серебряного экрана и самая высокооплачиваемая актриса за всю историю кинематографа. Но здесь-то как раз и загвоздка: хотя Анджела снялась в семнадцати картинах, она не только ни разу не номинировалась ни на какую награду, но даже едва ли была удостоена хотя бы единственного серьезного критического отклика. До сих пор один-другой доброжелательный обозреватель время от времени ссылался на «определенную природную способность» – сравнивая ее в этом и других («природных») отношениях с покойной Мерилин Монро, – однако реальные похвалы в ее адрес поступали только в виде нескольких тысяч писем от фанатов в неделю… исключительно на языке подростка, дебила и человека сексуально озабоченного. Таким образом, для Анджелы Стерлинг в этой критической точке ее жизни и карьеры перспектива работы с самим Царем Борисом была не чем иным, как спасением.

   – Вот что я тебе, Энджи, скажу, – предупредил ее Большой Сид. – Давай пока что держать все в секрете, ага? Киностудия, Лис, Лес Харрисон… – пока не знают, они и не тревожатся. А уж когда время поспеет, мы все это выложим – знаешь, с уймой классной рекламы, как следует. Ага?

   – Конечно, – выдохнула Анджела и перевела лучистый взгляд с Сида на Бориса, – как скажете, так и будет.

Часть вторая
Магия объектива

1

   Шпили, башни, башенки и заснеженные пики, что составляют сказочный горизонт Вадуца, столицы Лихтенштейна, также разоблачают его совершенный характер пятнадцатого столетия. Застывшее время в застывшем городке… Ближайшим мало-мальски значимым центром является Цюрих, в семидесяти милях к западу. В самом Лихтенштейне никаких аэропортов не имеется. А потому поездка из Цюриха в Вадуц – через горные перевалы на поезде или автобусе – занимает три часа. Следовательно, первым деловым распоряжением «Крассман Энтерпрайзис Лимитед» стал приказ о постройке взлетно-посадочной полосы. Это было выполнено толковым начальником производственного отдела Морти Кановицем и его передовой бригадой, которые подкупом и лестью уломали местную строительную фирму, чтобы та работала круглосуточно в любую погоду, но закончила километровую асфальтовую взлетно-посадочную полосу за сорок восемь часов.

   – Ну, как тебе? – не без гордости спросил Сид, когда их чартерная двухмоторная «Сессна» плавно коснулась девственной полосы. – Старина Морги свое дело знает, ara? – Тут он толкнул Б. локтем и подмигнул ему, ясно намекая на то, что на самом деле именно он, Сид Крассман, отвечает за этот важный в их работе шаг.

   – А для реактивного самолета она достаточно длинная? – спросил Борис, с сомнением глядя на полосу.

   – Ты шутишь? – с великим возмущением, хотя и несколько нервно, вопросил Сид. – Ты что, блин, думаешь, я могу такой ляп допустить?

   Борис пожал плечами.

   – Мне она кажется короткой.

   Сид только отмахнулся.

   – А, брось, ты говоришь о «Конкорде», одной из этих больших хреновин…

   – Нет, приятель, я о «ДК-девять» говорю. Я говорю примерно о полутора километрах.

   Сид с хмурым видом изучал полосу, пока самолет разворачивался и подъезжал туда, где его ждал гигантский шестисотый «мерседес» и три стоящих рядом с ним человека – толковый Морти Кановиц, его верный помощник Линс Мэлоун, и франтоватый художник-постановщик Никки Санчес.

   Шестисотый «мерседес» – самый большой автомобиль в мире; лимузин восьми с небольшим метров в длину. На фоне миниатюрной взлетно-посадочной полосы он выглядел странно непропорциональным.

   Последовали бурные приветствия, и Борис с Сидом заскочили на обращенное вперед заднее сиденье, расположившись напротив Морти и художника-постановщика, тогда как Липс проскользнул вперед и сел рядом с водителем. Такова была сложившаяся на данный момент иерархия внутри этой крошечной команды.

   – Прекрасно выглядишь, – говорил Морти, игриво хлопая Сида по колену. – Вы оба, парни, прекрасно выглядите, Христом богом клянусь!

   Морти, невысокий крепыш, тип профессионала из Бронкса, дополнил свой элегантный костюм от Кардена местным головным убором – настоящей тирольской шляпой с двумя яркими перьями. То же самое, разумеется, сделала его тень на переднем сиденье, Липс Мэлоун.

   – Я вам точно говорю, – продолжал Морти, – вы, ребята, непременно все здесь полюбите! – Он покачал головой и закатил глаза в стиле Эдди Кантора, указывая на свою шляпу. – Глядите, мы тут уже аборигенами стали!

   Сид мрачно уставился на короткую полосу, затем повернулся и хмуро взглянул на Морти.

   – Избавься от этой уродской шляпы, будь любезен, – прорычал он. – Ты в ней как пидор хренов!

2

   Производственная контора была размещена на верхнем этаже отеля «Империал» – приземистого четырехэтажного здания из коричневого кирпича в самом центре городка.

   – Идемте, – говорил Морти с нервным смешком, проводя мрачного, не снявшего темные очки Бориса и Сида, то и дело вытирающего потный лоб, по плохо освещенному коридору отеля, – я вам тут много чего покажу.

   Начальник производственного отдела старой закваски, который, так сказать, знал, где его хлеб маслят – или, другими словами, льстивый засранец, – жирный Морти уже зафиксировал их имена рельефными картонными буквами, выкрашенными золотой краской, на всех дверях, мимо которых они теперь последовательно проходили:

СИДНЕЙ К. КРАССМАН
Исполнительный продюсер

БОРИС АДРИАН
Режиссер

МОРТОН Л. КАНОВИЦ
Начальник производственного отдела

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ
Николас Санчес

КОСТЮМЕРНАЯ
Хелен Вробель

БУХГАЛТЕРИЯ
Натан А. Мэлоун

   Все комнаты были одинаковыми – обычные номера отеля, не считая того, что там стоял стол с тремя телефонами, а также большая кушетка вместо кровати. Еще одной необычной чертой каждой было наличие молодой, но не слишком изящной девушки в мини-юбке. Все они сидели за пишущими машинками и с готовностью улыбались, когда их представляли: Гретель, Гретхен, Гертруда, Хильдегарда и т. п.

   – Откуда ты этих шлюх взял? – спросил Сид, хмурясь. – Я не понимаю, где я – в публичном доме или на выставке собак.

   – Поверь мне, Сид, – объяснил Морти, – я мог бы и посимпатичней раздобыть, но сложно было найти шлюх, которые понимали бы по-английски, не говоря уж о «-типаже», черт побери! Тогда я подумал – да что за черт, картина самое главное! Я прав? – И он бросил умоляющий взор на остальных.

   – Как там мою зовут? – захотел узнать Сид.

   – Грюнхильда! – сообщил Морти с водевильной ухмылкой и подмигнул. – Делает двадцать слов в минуту и лучше всех в городе сосет член!

   Сид загоготал, а приободренный Морти, безумно ухмыляясь, решил продолжить:

   – Она и глотает тоже, Сид, – как раз как ты любишь, ага?

   Сид, придя в превосходное состояние духа и желая заразить им молчащего Бориса, издал насмешливо-укоризненное фырканье.

   – «Лучше всех в городе сосет член»! Какой там на хер город? Этот резервуар? – В надежде на положительную реакцию, он посмотрел на Бориса, но тот, похоже, его не услышал, и Сид подумал, что, должно быть, сказал что-то не то. – Но это не значит, что мы в этом резервуаре целого кита в смысле кино не сварганим! – добавил он и толкнул Бориса локтем, набравшись смелости, чтобы настаивать. – Врубаешься, Царь? «Кит»? «Резервуар»? Ха-ха-ха!

   Морти, понятное дело, присоединился к смеху – но слишком старательно. Б. смотрел на них, так и не снимая темных очков. То на одного, то на другого, с чем-то вроде невозмутимого сочувствия – так что Морти вдруг поперхнулся и умолк.

   – Да, Сид, я врубаюсь, – сказал Борис, а затем с грустной улыбкой добавил: – «Кит», «резервуар». Колоссально. По-моему, я задумался о чем-то другом.

   Сид и Морти энергично кивнули в знак понимания, откровенно демонстрируя свое облегчение, но когда Борис снова отвернулся, Морти настойчиво прошептан Сиду:

   – Что с ним такое? Он что, под наркотой?

   – Черт тебя подери, он думает! – рявкнул Сид. – Ты что, никогда не видел, как кто-нибудь думает?!

   Впрочем, эта демонстрация раздраженного нетерпения вышла не слишком убедительной, а потому выражение мягкого участия отразилось на лицах обоих, когда они последовали за Борисом в дверь, помеченную как «СИДНЕЙ К. КРАССМАН. Исполнительный продюсер».

   Эта комната, как множество подобных ей по всему миру, везде, где снимается кино, предназначалась для функционирования в качестве нервного центра производства. Вместо трех телефонов там было пять; у одной стены имелась комбинация бара и холодильника; у другой – стереосистема и два телевизора; непомерных габаритов кушетка была накрыта будто бы какой-то разновидностью белого меха и снабжена несколькими мягкими на вид подушками из той же ткани, но разных цветов. На столе, помимо пяти телефонов, часов и прочего необходимого оборудования, стояла небольшая фотография жены Сида в аккуратной рамке.

   – Откуда ты, черт побери, ее достал? – спросил Сид, беря в руки фотографию и хмуро ее разглядывая.

   Морти засиял улыбкой.

   – Я увеличил тот снимок, который сделал на пляже. Помнишь, мы все были на пляже у Эда Вайнера? На Олд-Колони-Роуд?

   Сид аккуратно поставил фотографию обратно на стол.

   – Боже мой, я эту блядь уже два года не видел, – пробормотал он, а затем бросил Морти: – Но мысль все равно чудесная. Спасибо, Морти.

   – Пожалуйста, Сид.

   Мгновение в их голосах звучало что-то подобное сентиментальному товариществу – короткоживущий абсурд, если по правде, – пока они поворачивались, чтобы присоединиться к Борису. Тот тем временем разглядывал самую характерную деталь комнаты: большую деревянную доску графика съемки, которая почти целиком занимала одну стену.

   – Ну, вот она, – с тяжелым вздохом сказал Сид. Они с Морти почтительно на нее поглазели, а Борис тем временем подошел к окну.

   Назначением доски было день за днем прогнозировать график съемки, а затем отражать реальное ее продвижение – все это проделывалось при помощи раскрашенных в радостные тона пластинок, колышков и дисков, которые удобно подходили к щелям и дыркам на ослепительно-белом фоне, как в некой затейливой детской игре. Поскольку никакого графика еще не существовало (сценария, по сути, тоже), доска, все еще пахнущая свежей краской, была пуста – а красные, синие, зеленые и желтые фишки аккуратно группировались в готовности под пустыми рядами белых «окон», пронумерованных от единицы до ста, олицетворяя собой дни грядущие, ненаступившие и непрожитые. Однако это качество свежести заставляло доску казаться невинной, девственной и, что самое главное, оптимистичной.

   – Где ты намерен разместить актеров? – спросил Сид.

   – Под этим этажом, – отозвался самодовольный Морт, – у нас есть еще два – один для актеров, другой для бригады.

   Сид был дико изумлен и раздосадован.

   – Ты что, собираешься держать актеров и «обезьян» в одном отеле?! Ты что, совсем с ума спятил?!

   Классическое голливудское правило заключалось в том, чтобы актеры жили отдельно от технических работников («обезьян» или «горилл», как их любовно именовали). Предположительно это делалось из опасения, что исполнительницу главной роли до смерти затрахает буйная орда пьяных подсобников и осветителей, капитально сорвав таким образом наиважнейшую дату завершения картины.

   – Да уж, приятель, – бушевал Сид, – ты как пить дать из своего долбаного умишки выжил!

   – Помилуй, Сид, – умолял Морти, – это же единственный отель в городе, господи Иисусе!

   – Что значит «единственный отель в городе»? Этого не может быть, господи, блин, Иисусе!

   – Ну ладно, ладно, есть еще два, – скорбно признал Морти. – Но это же настоящие клоповники, Сид! Поверь мне, если мы попытаемся поселить «обезьян» в один из них, тогда они совсем… короче, это будет катастрофа, профсоюз нас убьет.

   – Ладно, ладно, – сказал Сид, расхаживая взад-вперед, бурно жестикулируя и явно обдумывая большинство первых проблем производства фильма. – Мы как-нибудь это уладим. Ведь это еще не конец света, верно?

   – Верно, Сид.

   Указав на один из телефонов на столе, Сид сурово приказал:

   – Только найди еще какое-то место, где жили бы «обезьяны», Морти. Усек?

   – Усек, Сид. – Морти подошел к столу, взял трубку ближайшего телефона и принялся ловить Липса Мэлоуна.

   Сид присоединился к Борису, стоящему у окна, радостно потер ладони, затем обнял его за плечо.

   – Ну что, Б., взяли старт и побежали? Верно? Борис рассеянно глянул на него.

   – Так ничего не получится, – сказал он.

   – Чего?

   – Мы не сможем снять фильм, работая в таком месте. Никогда и ни в какую.

   Сид внимательно, словно что-то упустил, оглядел комнату.

   – Ну да, я согласен, это не Тальберг-билдинг, но черт меня подери…

   – Проблема как раз в том, – грустно произнес Б., – что это не Тальберг-билдинг. Ты что, этого не чувствуешь? – Медленным взмахом руки он указал на что-то незримое. – Смерть. Здесь воняет смертью, приятель. Я каждую минуту ожидаю, что вон в ту дверь вползет Джо Пастернак.

   Сид бросил быстрый взгляд на дверь, как будто это и впрямь было возможно. Затем он снова посмотрел на Бориса, и паника отразилась в его глазах.

   – Послушай… – запинаясь, начал он, – послушай, Б…

   У стола Морти вдруг принялся громко и яростно говорить в телефон:

   – Где тебя, Липс, черти носят?! Мы тут, блин, пытаемся фильм снимать! А ну в темпе неси свою жопу сюда, у нас проблема!

   – Кончишь ты эту еботню или нет? – заревел на него Сид, затем снова повернулся к Борису. – Б… – взмолился он, одну руку простирая к нему, другую прикладывая к сердцу, – что ты со мной делаешь?

   Борис кивнул за окно.

   – Взгляни вон на ту башню, Сид.

   – Чего? – Сид прищурился. – На какую?

   – Вон на ту, – сказал Борис с детским возбуждением. – Разве это не фантастика?

   В отдалении, за городом, возвышалась темная башенка – очевидно, останки замка.

   – Готическая башня, Сид, – вот где должна быть производственная контора. Красота! – Он снова повернулся посмотреть из окна с мягкой улыбкой восторга на лице.

   Сид мрачно уставился на него. Позади них Морти по-прежнему на пониженных тонах разговаривал по телефону. Сид вздохнул и медленно повернулся.

   – Морти, будь любезен принести свою жопу сюда, у нас проблема.

   – Не сходи с места, Липс, – лаконично сказал Морти в телефон. – Свяжусь с тобой минут через пять. – Он повесил трубку и прибежал к окну, нацепляя на физиономию радостное выражение.

   – Кановиц по вашему приказанию прибыл! Нет работы слишком маленькой или слишком большой!

   – Короче, так. Что ты знаешь вон про ту груду камней? – Сид указал на башню.

   – Что я про нее знаю?… Я все про нее знаю. Мы уже обшарили ее на предмет натуры.

   – К черту натуру. Скажи, как производственную контору ты ее себе представляешь?

   – Шутишь? Это же руины, черт побери!

   Сид удовлетворенно кивнул и повернулся к Борису.

   – Это руины, Б.

   – Прекрасно.

   Сид с Морти обменялись вопросительными взглядами, и Сид кивнул Морти. Тот откашлялся.

   – Гм… вы, Б., похоже, не понимаете. Ведь там нет никакого, гм, электричества и всякой такой ерунды.

   – Поставьте генератор, – сказал Борис.

   – Там нет воды.

   – Будем пить «Перье». Это вам полезно.

   – Б… – произнес Сид с маниакальным спокойствием человека, пытающегося доказать, что Земля круглая, и в конце концов находящего решающий довод, – Б., там нет телефонов.

   – А если бы вы знали, через что мы прошли, пытаясь раздобыть эти телефоны! – бешено воскликнул Морти. – Я хочу сказать, там шестимесячная очередь на телефоны. Нам пришлось до самого министра добраться…

   – Мы будем использовать полевые телефоны. В диком изумлении Сид и Морт дружно раскрыли рты. Заговорили они почти одновременно:

   – Для переговоров с Побережьем [6]?

   Борис впервые обернулся, снял темные очки, подышал на стекла и принялся протирать их своей рубашкой.

   – Между Вадуцем и Побережьем девять часов разницы во времени, – неторопливо объяснил он, – и любой разговор, который мы будем вести из отеля, будет происходить ночью. Когда здесь ночь, там день. Врубаетесь? Так почему бы вам просто не использовать ваши долбаные чайники?

   Он снова надел очки и отвернулся к окну, оставив Сида и Морти в растерянности. Сид пожал плечами.

   – Ну что? Башня так башня. Дай ему эту башню.

3

   Когда Тони Сандерс, лихой писатель из Нью-Йорка, прибыл в Лихтенштейн, первым пунктом повестки дня стало его оттрахать… по крайней мере так рассудил вульгарный Сид. Для того чтобы оторвать писателя от его романа и переключить на сценарий еще в большей степени аморфного фильма, протащив при этом через полмира, у Сида имелось множество приемов. Помимо обычного умасливания, лести, призывов к верности, дружбе, любви к искусству и обещания твердых семидесяти пяти сотен в неделю туда входило создание вопиющей фикции того, что «обстановочка здесь ништяк, приятель!». Сид ухитрился задействовать для встречи самолета карету скорой помощи, внутри которой сидели две прелестные девушки в одних трусиках и лифчиках. Девушкам дали по сотне каждой заодно с инструкциями «сделать ему как надо» по пути от взлетно-посадочной полосы до городка. В схеме, однако, в последний момент обнаружился изъян, состоявший в том, что карета скорой помощи, единственная в городке, была срочно уведена по какой-то местной надобности, а единственным доступным транспортом оказался катафалк.

   Сид поначалу был не на шутку раздосадован необходимостью замены, с серьезным видом замечая, что «не хочет проявлять неуважения». А потому испытал великое облегчение, когда Борис от души расхохотался.

   – Да, Сид, вот тебе, блин, шоу-бизнес, – вымолвил Б., вновь обретя способность внятно говорить.

   В любом случае Тони Сандерс вылез из столь необыкновенного транспортного средства в прекрасной форме, полностью расслабленный после долгого путешествия. Он вразвалку прошел в комнату, где его ждали Борис и Сид, а также три ведерка с шампанским на столе. Они уже вовсю пили.

   – Новости, – сказал Тони, не выпуская из рук портфель, – у меня есть название.

   – Прекрасно, – отозвался Борис, вручая ему стакан шипучки, – а как насчет истории?

   – История может подождать… – Тони заглотил выпивку. – Ну как, вы готовы? Врубитесь… – Он – поднял пустой стакан и двинул им по воображаемому экрану:

ЛИКИ ЛЮБВИ

   Тони внимательно изучал лицо Бориса на предмет почти неразличимой оценки, тогда как тот, слегка вопросительно склонив голову набок, глазел на него, ожидая продолжения.

   – Да? – наконец спросил он.

   Писатель, по-прежнему с портфелем в руке, прошелся по комнате, энергично размахивая пустым стаканом и стремительно излагая:

   – Эпизодично, врубаетесь? Истории о разных видах любви. Пять, шесть, семь видов любви – Идиллический… Нечестивый… Лесбийский… Кровосмесительный, типа брат-сестра, отец-дочь, мать-сын… Садизм… Мазохизм… Нимфомания… вы следите?

   Но к этому моменту Борис уже не просто следил, а принялся развивать тему. Он повернулся к Сиду.

   – Анджела Стерлинг, – сказал он. – Мы снимем Анджелу Стерлинг в роли нимфоманки, – затем снова к Тони: – Прекрасная светловолосая американская наследница из Джорджии… наследница табачных плантаций, единственный ребенок в семье… она озлоблена, потому что думает, что папаша хотел мальчика, а не девочку… папаша – очень важный южный джентльмен, мятная водка на веранде… наблюдает за тем, как лопающиеся от счастья черножопые собирают урожай… «Да, сэр, я с первого взгляда могу отличить полевого ниггера от домашнего ниггера!» Дочь сбегает оттуда, отправляется в Марокко и ебется с каждым, у кого шевелится.

   – Прекрасно, – выдохнул Тони, – прекрасно. – Внезапно он бросил портфель и рухнул на кушетку. – Блин, эти девчонки совсем меня умотали… дай мне малость виски, а, Сидней… ну и городок, ни хрена себе.

   Большой Сид сиял улыбкой, на цыпочках подбираясь к бару и только что не кудахтая, как несушка на защите своего выводка, – ибо магия началась, пошла эта загадочная творческая штуковина, Великая Мистерия… Одна минута, никакой истории – следующая, зубодробительный хит! Бог сидел у себя на небесах, и все шло как надо в мире Сида Крассмана.

4

   Проработав три дня и три ночи напролет – с помощью разумного использования инъекций витамина B, крепко приправленного скоростными амфетаминами, – Борис и Тони оказались способны выдать сценарий. Или, по крайней мере, то, что можно было показать заинтересованным отделам: художественному (для обеспечения декораций и реквизита), актерскому (для обеспечения статистов) и костюмерной (для обеспечения костюмов). От отделов в свою очередь требовалось представить оценку стоимости. Все это в конечном итоге позволяло определить надстрочный бюджет фильма – «надстрочный» означало то, что стоимость не включала в себя оплату актеров.

   Прорыв с бюджетом и примерным графиком был чрезвычайно важен для Сида, ибо он по-прежнему крутился как волчок, собирая все деньги вместе – хотя с приписанной к картине Анджелой Стерлинг это было по большей части вопросом праздным – простым делом принятия наилучшего предложения. Он примерно по десять раз в день разговаривал с Побережьем – чаще всего с Лесом Харрисоном, который в эти дни не на шутку тревожился насчет предстоящей встречи с Папашей и нью-йоркскими акционерами, в течение которой ему пришлось бы разгласить тот факт, что их главный актив, Анджела Стерлинг, снимается в фильме, где они не принимают никакого участия. Особенно Леса удручало то, что председательство было фактически препоручено ему в результате его «абсолютной личной гарантии» совету, что «Метрополитен Пикчерс» имеет Анджелу Стерлинг эксклюзивно.

   – Бога ради, Сид, – продолжал он орать в телефон, – скажи хоть, о чем картина! Я не могу просить полтора миллиона, если не знаю, о чем картина! О какой такой она дьявольщине, а, Сид?!

   – Хорошо, Лес, я тебе скажу, – очень серьезным тоном отвечал Сид, – скажу тебе примерно… так-так, посмотрим, я тебе скажу… примерно, э-э, так-так, гм, примерно через девяносто минут! Ха-ха-ха! Ну как, Лес, зацепило?

   – Сукин сын! Ты что, забыл, что Папаша тебе первую долбаную работу дал?

   Тут Сид широко распахнул глаза от возмущения. А потом принялся молотить кулаком по столу и орать.

   – Работу?! Работу?! Первый кусок говна на лопате – вот что за работу он мне дал! Он меня на два с половиной процента валового поставил – вот что он сделал! Старый ублюдок до сих пор на Сиде Крассмане деньги имеет! – Ужаснувшись чудовищности такого положения дел, Сид чуть не задохнулся от возмущения. – Он… он преступник, – начал было заикаться Сид, но затем резко восстановился и опять стал орать: – Да заебитесь вы оба до усрачки! На хуй пошли! – Сид с грохотом опустил трубку, и как раз в этот момент в кабинет вошел Борис. – Можешь себе представить наглость этого Хрена Моржового? – вопросил Сид, указывая на телефон. – Он мне говорит, что старик Харрисон дал мне первую работу! Когда на самом деле он оттяпал мои два с половиной процента валового! Борис прилег на кушетку.

   – Бедный Сид, – вздохнул он, – вечно в прошлом живет.

   – Я его на хер послал, Б., Христом богом клянусь, я это сделал.

   Борис приложил тыльную сторону ладони к закрытым глазам.

   – Сделал, значит?

   – «Бал на пляже», – все вспоминал Сид, – стоимость четыре десять, валовой шесть миллионов. Я бы сейчас деньги лопатой греб, если бы не этот хуесос старый.

   – Я хочу снять Арабеллу в роли лесбиянки, – сказал Борис. – Ты можешь ее раздобыть?

   – Чего?

   – Картина, Сидней, – объяснил Борис, не открывая глаз. – Ты еще про картину помнишь? Помнишь про лесбийский эпизод?

   Лицо Сида прояснилось.

   – Арабелла в лесбийском эпизоде! Колоссально, Б.! Вот теперь ты круто толкуешь!

   Арабелла была знаменитой французской актрисой великого таланта и сказочной красоткой – лишь чуть-чуть поблекнув в свои тридцать семь лет. Будучи близкими друзьями, они с Борисом работали вместе на нескольких фильмах, по меньшей мере два из которых принесли им множество наград. Арабелла была предельно серьезной артисткой, а также – знаменитой лесбиянкой, заявив об этом публично. Более того, она много лет открыто жила с целым рядом в равной мере красивых, но последовательно все более молодых девушек.

   Сида такой поворот дела не на шутку развлек, и он хрипло загоготал.

   – Да, приятель, вот это настоящий типажный кастинг! Я ей скажу, что мы ей непременно позолоченный искусственный член раздобудем! Ха-ха-ха! А когда она тебе понадобится?

   – Найди ее, когда будет возможность – может статься, мы захотим начать с этого эпизода, если Никки не сумеет вовремя закончить свою касбу.

5

   Для звуковых киносъемочных павильонов Морти Кановиц арендовал массивное здание, бывшую пуговичную фабрику, на противоположном от взлетно-посадочной полосы конце Вадуца. Именно здесь Никки Санчес должен был придумать и соорудить те интерьерные декорации, которых они не смогли отыскать в городке и его окрестностях.

   Рафаэль Николас Санчес. Родился в черных от дыма трущобах Питтсбурга младшим из семи мальчиков и девочки. В этой семье преобладали два главных занятия: работа на сталелитейном заводе и игра в бейсбол. Однако ни одно из них, похоже, не привлекало юного Рафаэля, который отдавал явное предпочтение играм в куклы, камешки и классики со своей сестрой и ее школьными подружками. Немного позже Рафаэль перешел к попыткам нарядиться в их одежду.

   Теперь, в возрасте тридцати пяти лет, Никки Санчес считался одним из лучших художников-постановщиков (или «производственных дизайнеров», как он сам это называл) в мире и уже работал с Борисом на нескольких ударных фильмах. На протяжении многих лет Никки продолжал упорно предпочитать женскую одежду мужской – хотя все-таки сумел ограничить свою демонстрацию этого пристрастия, по крайней мере на публике, ношением бесконечного разнообразия кашемировых шалей мягких пастельных тонов, сандалий и обтягивающих брюк, где совсем не было карманов, зато молнии были где угодно, но только не спереди. Манеры Никки, надо полагать, в порядке сверхкомпенсации за предельно подлое питтсбургское детство и субпролетарский уровень образования, были преувеличенно декадентскими – вплоть до периодических обмороков. Он обожал Бориса, ревновал его к Тони Сандерсу и всеми фибрами души ненавидел Сида.

   Аккуратно выбирая дорогу в лабиринте кабелей и строящихся плотницких конструкций, Никки теперь эскортировал их троицу по наполовину законченной декорации касбы – марокканского дома-крепости, – лишь временами останавливаясь, чтобы выдать комплимент кому-то из своих более молодых сотрудников: «Прекрасно, дорогуша, просто прекрасно!»

   Наконец они вошли в помещение, которому, судя по всему, предстояло стать будуаром американской наследницы, и встали перед монументальной, причудливо задрапированной кроватью с четырьмя столбиками в самом центре комнаты.

   – Ну вот, – с изящным вздохом сказал Никки. – Полагаю, именно здесь пройдет бóльшая часть, извините за выражение, «действа». Нравится?

   – Врубаюсь, – пробормотал Тони, с неподдельным изумлением.

   Это и впрямь была предельно богатая и впечатляющая комната, подлинная сага из золота и черного дерева, где безусловно выделялась кровать – роскошный простор сияющего черного атласа, четыре царственных столбика, украшенных резными золочеными змеями и поддерживающих фантастический полог в виде зеркала с розовой окантовкой.

   – Забавная декорация, Никки, – сострил Сид, – в костюмах здесь делать нечего. Ха-ха-ха!

   – Боже милостивый, – пробормотал Никки, раздраженно закрывая глаза, а затем предельно сухо выговорил: – Ты, Сид, можешь возвращаться к себе – твою клетку уже почистили.

   Борис тем временем обходил кровать по кругу, то приближаясь к ней, то удаляясь.

   – Эти две временные, – пояснил Никки, указывая на две стены, которые предполагалось убрать, когда камере понадобится взять более дальний план.

   Борис кивнул.

   – Классно, Никки, просто классно.

   – Идеально, – согласился Тони.

   – Жуть, Никки, – гаркнул Сид. – Просто жуть берет!

   Никки зарделся и уже хотел было излить самую капельку благодарности в ответ на их похвалу, но тут лицо Сида затуманилось, и он указал на отверстие в декорации.

   – А это что такое, черт побери? Окно? Окно нам точно проблемы создаст.

   Сид имел в виду широкое пустое пространство напротив одной из сторон кровати, которое в данный момент выходило на целый набор распорок и оттяжек, крепящих обратную сторону декорации.

   – Да, от окна лучше избавиться, – сказал Борис. – Никакой задней проекции я использовать не собираюсь. Да и в любом случае – что там должно быть снаружи?

   У Никки аж глаза распахнулись от тревоги.

   – Ах, дорогуша, огни! Мигающие огни и музыка касбы! Любовный романс касбы! Ах, окно нам просто необходимо!

   Он умоляюще взглянул на Бориса, затем, в отчаянных поисках хоть какой-то поддержки, на Тони, но тот лишь пожал плечами.

   – Со всей той еблей, которая здесь будет происходить, в окне, Ник, мы особо много не снимем.

   – Но может статься, вам понадобиться какое-то место, чтобы туда срезать! – воскликнул Никки. – Пусть даже исключительно ради вкуса! – Он надменно отвернулся от Тони и стал умолять Бориса: – Послушай, я сам сделаю панель! Она будет идеальна, Б., я тебе обещаю!

   Борис с сомнением это обдумал.

   – Ладно, Никки, попробуй. Только фальши здесь быть не должно. Вообще-то тебе лучше сделать две стены – одну с окном, одну без. Тогда если из панели получится Микки-Маус, мы сможем использовать другую стену. – Он повернулся к Сиду. – Годится, Сид?

   – Годится, Царь, – отозвался тот, делая пометку в своей черной книжечке.

   – Спасибо тебе, Б., – сказал Никки, голос его совсем смягчился от благодарности.

   – Это великая декорация, Никки, – заверил художника Борис, кладя руку ему на плечо, когда все уже собрались уходить. Затем он вдруг остановился и с хмурым лицом повернулся к декорации. – Погодите минутку, тут что-то не так… – Б. какое-то время глядел на кровать. – Эти простыни не подойдут. Мы будем снимать черный хер на фоне черных простынь – и потеряем всю четкость.

   – Эй, а ты прав, – воскликнул Тони.

   – Боже милостивый, – простонал Никки, – кто бы мог подумать?

   – Очень скверно, – размышлял Борис. – Мне вроде как нравилось зловещее качество всего этого дела. Черного атласа.

   – Зато сперма на черном фоне будет смотреться классно, – заметил Сид и тут же увидел, как Никки содрогнулся.

   Тони пожал плечами.

   – А почему бы нам не пойти кристально-чистым маршрутом? Белые атласные простыни с чудесным белым распятием над кроватью. То же самое, тот же эффект.

   Никки был в шоке.

   – То же самое? Что ты, черт побери, имеешь в виду?

   Сид тоже возмутился.

   – Нет, бога ради, только не распятие!

   – Насчет распятия я не знаю, – сказал Борис, – но белое ничего хорошего нам не даст. Слишком откровенно. Кроме того, на белом всегда теряются светлые волосы. Как насчет розового атласа? С розовым мы получим хорошую четкость на них обоих, а кроме того, – он указал на полог, – оно вон к тому зеркалу в самый раз подойдет. – Тут Б. взглянул на Тони и улыбнулся. – Может даже сработать в строке про «la vie en ras» [7], верно, Тони?

   Тони рассмеялся.

   – Отлично. Придать сцене малость престижа – чтобы критикам было потом во что вгрызаться.

   Сид охотно сделал заметку у себя в книжечке.

   – Вот теперь вы, ребята, и впрямь о кассовом успехе толкуете! – с радостью сказал он, а затем взмолился: – Только, черт побери, давайте это блядское распятие выбросим!

6

   Солнечным июньским утром, когда вокруг сияли потрясающим великолепием сосны и снежные пики, Борис и Сид сидели в огромном «мерсе», припаркованном у взлетно-посадочной полосы, ожидая прибытия из Парижа самолета с Арабеллой. Борис сутулился в одном углу громадного сиденья, внимательно изучая старую немецкую программку скачек, найденную им в шкафчике гостиничного номера. Тем временем Сид, охваченный приступом хронической нервозности при приближении чего-то великого или почти великого, наклонялся вперед, вытирая пот со лба, беспрестанно ерзая, то ослабляя, то затягивая на горле красный шелковый шарф и закуривая одну сигарету за другой.

   – Ты и правда считаешь, что она справится?

   Борис сложил программку, выглянул из окна, затем, качая головой, снова развернул листок.

   – Как странно, – пробормотал он. – Ты думаешь, что знаешь что-то достаточно хорошо – скажем, немецкий. – Он указал на программку. – А затем наталкиваешься на это в другом аспекте, в каком ты еще никогда этого не видел, и понимаешь, что ничего не знаешь. Я здесь ни единого слова не понимаю. – Б. снова сложил программку, бросил ее на пол и выглянул из окна. – Наверное, такое случается, когда забредаешь в какие-то специальные области.

   – Да-да, – сказал Сид, снова затягивая шарф. – Послушай, ты и правда считаешь, что она справится? Я хочу сказать – Арабелла.

   Борис с любопытством на него взглянул.

   – Почему нет? Она очень серьезная актриса.

   – Да-да, я знаю, знаю, – отозвался Сид, ерзая на сиденье и вытирая потный лоб, – я как раз это и имею в виду.

   Борис какое-то время продолжал смотреть на него, затем улыбнулся.

   – Искусство, мой мальчик, – беспечно произнес он и снова выглянул из окна. – Она все сделает ради искусства – просто идеально.

   Сид испытал громадное облегчение от тона Бориса и попытался взять себя в руки.

   – Да, верно. Э-э, послушай, а какая она вообще? Ты же знаешь – я с ней никогда не встречался.

   Борис пожал плечами.

   – Она классная.

   – Да? – Похотливость Сида начала просачиваться наружу в форме какой-то половинчатой не то улыбки, не то усмешки. – Надо полагать, вы с ней, гм, чертовски близки?

   Борис продолжал глазеть из окна.

   – Еще ближе, – пробормотал он.

   Сид понимающе кивнул.

   – Ага, я читал об этом в газетах – когда ты с ней ту первую картину делал.

   – В газетах была полная чушь.

   – Ну да, конечно, я знаю. – Сид продолжал развивать эту тему со странной для него сдержанностью и деликатностью. – Но ты должен был… должен был, гм, хотя бы раз этим с ней заниматься.

   Борис посмотрел на него, покачал головой и вздохнул.

   – Она лесбиянка, Сид. Ты же знаешь.

   – Лесбиянка, лесбиянка! – наконец раздраженно взорвался Сид. – Пизда-то у нее есть, так?! Я хочу сказать, внизу, у нее между ног, там есть дыра, верно?!

   Борис сохранял терпение.

   – Пойми, Сидней… она в мужчин не въезжает.

   – Хорошо, в мужчин она не въезжает. Но я хочу сказать, если ты так с ней близок, она все равно должна позволить тебе ее выебать. Кто знает, может, ей это понравится.

   – Да кому охота лесбиянку ебать? – спросил Борис и откинулся на спинку сиденья, закрывая глаза.

   Несколько мгновений оба молчали, а затем Сид выпалил:

   – Мне! Мне охота! Мне страшно охота лесбиянку ебать! Прекрасную лесбиянку! Можешь ты себе вообразить, что значит заставить прекрасную лесбиянку кончить? Да это должна быть просто фантастика! Но больше, чем кого-то еще во всем мире, я хотел бы ебать ее! Арабеллу! Я хочу сказать, ты когда-нибудь на ее жопу смотрел? На ее сиськи? На ее невероятные ножки? На ее лицо? И не говори мне, что ей не нужно, чтобы ее выебли! Христом богом клянусь, Б., и это без бэ, у меня об этой шлюхе последние лет двадцать фантазии были! Влажные фантазии, миллион задрочек, как ты это называешь! Еще со времен «Голубой птицы счастья», ее первой картины, семнадцать лет тому назад! – Он покачал головой и грустно продолжил: – Даже после… после того как я узнал, что она лесбиянка, я все равно по-прежнему ее хотел – даже, быть может, еще больше, чем раньше. Я всю дорогу думал: «Блин, если бы мне только удалось ей вдуть, это бы все изменило!» – Тут Сид всплеснул руками в беспомощном отчаянии. – Итак, теперь ты все знаешь. Господи, я, наверное, на голову болен, да?

   Борис негромко рассмеялся, затем потянулся и похлопал его по руке.

   – Нет-нет, Сид, ты просто славный… полнокровный… американский… мальчик. Хочешь выебать всех лесбиянок и тем самым их спасти. Я бы сказал – это весьма похвально. Вроде как целая Армия Спасения из одного человека.

   Такой яркий образ заставил Сида хихикнуть, а затем они оба подняли взгляды при звуке приближающегося реактивного самолета.

   – Ну вот, помянешь лесб… я хотел сказать – черта, – заключил Б., а Сид принялся лихорадочно поправлять шарф.

   – Послушай, Б., – взмолился он, – пообещай мне, что ничего ей про это не расскажешь… в смысле, про задрочки и все такое прочее. Ладно?

   – Ладно, – отозвался Борис, открывая дверцу.

   – Знаешь, надежды я по-прежнему не теряю, – сказал Сид, причем лишь наполовину шутливо.

   – Я знаю, – кивнул Борис и рассмеялся. – Удачи тебе.

7

   Для Арабеллы, как вскоре стало очевидно, Лихтенштейн был местом нежных воспоминаний. Именно сюда она много лет тому назад частенько прилетала на каникулы из парижского лицея навестить свою кузину Денизу. И здесь же пережила свой первый любовный роман.

   – Там было чудеснейшее место, – говорила она теперь Борису, двигаясь по комнате, вынимая вещи из чемодана, который лежал открытым на кровати, и вешая их в шкаф. Все это она проделывала в плавно-эффективной манере, быстро, но неспешно, без всяких лишних движений и с фацией кошки. – Прекрасное место, – продолжила Арабелла, – куда мы всегда отправлялись на… пикник. – Сомневаясь в правильности слова, она улыбнулась Борису. – Пикник, да? – Акцент ее был легким, а голос – радостным, мелодичным. Хотя Арабелла почти идеально владела английским, забота, с которой она подбирала каждое слово, придавала ее речи обманчиво кокетливый оттенок очаровательной неуверенности.

   Борис полулежал, откинувшись на спинку кушетки, и, сцепив руки за головой, наблюдал за ней.

   – Да, – кивнул он, – пикник.

   – Я тебя туда отвезу, – сказала Арабелла, вешая в шкаф бархатную куртку кроваво-красного цвета. – Это десять минут на машине от Вадуца. – Она повернулась и прислонилась спиной к дверце шкафа, закрывая ее. – Теперь расскажи мне о картине. Я что, буду носить уйму роскошных нарядов?

   – Ты будешь снимать уйму роскошных нарядов.

   – О да, – Арабелла рассмеялась и прошла в другой конец комнаты. – Надо думать, это не была бы серьезная картина, если бы я этого не делала, правда? А теперь скажи, прибыла ли уже моя машина из Парижа?

   – Она припаркована у отеля, – ответил Борис, с удовольствием разглядывая женщину. – Разве ты ее не заметила, когда мы сюда прибыли?

   – Нет. – Арабелла приподняла брови в преувеличенно надменной манере и нарочито ровным, усталым тоном произнесла: – Я ее не заметила, когда мы сюда прибыли. Я никогда таких вещей не замечаю. – Она наклонилась и поцеловала Бориса в щеку. – А когда я с тобой, chéri, я вообще ничего не замечаю! – Арабелла взглянула на часы. – Сейчас почти время ланча, верно? Итак, мы идем в charcuterie [8] и покупаем там чудесные вещи – pâté, artichaut [9] холодную утку, сыр, все, чего тебе захочется… мы берем чудесную бутылку «Пуйи Фьиссе»… а затем я отвожу тебя на мое место для пикника – на мое тайное место для пикника, – негромко добавила она, теперь уже глядя не на Бориса, а в окно и говоря словно бы издалека. – Для меня это вдруг стало очень важно – я остро это чувствую. – И Арабелла повернулась к нему с особенной улыбкой – той, что отражала подлинное товарищество и чуточку горестно-радостного припоминания прошлых событий; в своем роде она была дамой предельно романтичной. – Хорошо, правда? Я про свой план. А ты сможешь рассказать мне про картину.

   Борис кивнул.

   – Твой план очень хорош. – Он встал и потянулся. – Как насчет того, чтобы костюмерная получила твои размеры, прежде чем мы уедем? Это займет одну секунду.

   Арабелла еще раз изобразила преувеличенную надменность.

   – Мои размеры?

   – А что, Хелен Вробель их знает?

   Новость, похоже, ее заинтересовала.

   – Хелен Вробель работает на этой картине? – Затем Арабелла, хмыкнув, пожала плечами. – Хелен Вробель знает мои размеры, – просто сказала она. – У Хелен Вробель есть мои образцы – для всего на свете.

   – Отлично. – Борис наклонил голову, оглядывая ее тело. – Они не могли сильно измениться. На вид, по-моему, полный порядок. Идем.

   Арабелла рассмеялась.

   – На вид полный порядок, да? Хорошо. – Она взяла его под руку, и они пошли на выход. – Мои размеры, – внятно произнесла Арабелла, – не изменились ни на сантиметр со времен… – Она стала припоминать название.

   – Со времен «Голубой птицы счастья»? – подсказал Борис.

   Она бросила на него быстрый изумленный взгляд, но Б. лишь улыбнулся.

   – Exactement, chéri [10], – ровным тоном сказала Арабелла, – ни на сантиметр со времен «Голубой птицы счастья». – А затем она наклонилась и нежно куснула его за ухо.

8

   Жемчужно-голубой «мазерати» буквально всасывал в себя поверхность и выл над пустынной альпийской дорогой, точно артиллерийский снаряд, пролетая по длинным покатым кривым так, словно вращался внутри пневматической трубки. Пожалуй, утверждение Арабеллы о том, что вождению ее учил сам Фанджио, известный автогонщик, соответствовало правде. Так или иначе, ее водительский навык был исключительным. Сказать, что она водила как мужчина, значило ввести в заблуждение. С мастерством пилота «Формулы 1» – да, но свободно, без малейших признаков напряженности, которая обычно сопровождает предельное сосредоточение. Арабелла вела машину, казалось, с большей легкостью и фацией, чем любой мужчина, позволяя себе при этом без перерыва оживленно болтать, – и более того, временами одаривая Бориса краткой, но потрясающей улыбкой, – в тот момент, когда переключала передачу, входя в поворот на семидесяти милях в час.

   Борис наблюдал за лицом Арабеллы, сознавая ее умеренный восторг и уже давным-давно уяснив для себя ее мотивы.

   – Я заставляю машину слушаться меня, – однажды объяснила она. – Как женщину, понимаешь? С другой женщиной я доминантна, n'est-ce pas? [11] С машиной то же самое. Я ее хозяйка – вот почему она мне нравится. Понимаешь?

   Место для пикника из прошлого Арабеллы оказалось столь же отдаленным, сколь и прелестным, что придавало ему, как она уже припоминала, некое «тайное» качество, делая его схожим с Шангри-ла [12].

   Свернув с шоссе и проехав по проселочной дороге, пока она не оборвалась перед непроницаемой стеной деревьев, они вылезли из машины и пошли в лес по усыпанной мягкими сосновыми иголками тропе, над которой сучья высоченных деревьев, сплетаясь, образовали полог, не пропускавший солнечный свет. Оттого проход был подобен туннелю, ведущему в никуда. Однако они все же вышли из него в месте, которое напоминало картину, вырезанную из детской книжки, – на травянистые берега горного озерца, окруженного соснами и вздымающимися со всех сторон серебристо-голубыми Альпами.

   – Вот это место, – сказала Арабелла, направляясь к тени гигантской сосны.

   Борис обозрел всю сцену, затем кивнул.

   – Классное место.

   Пока она вынимала привезенные ими продукты, он открыл вино.

   – Мы нальем один стакан, – сказала Арабелла, – а затем поставим бутылку охлаждаться в озеро, хорошо?

   – Отличная мысль, – отозвался Борис, наливая стакан и вставляя пробку обратно.

   – Как Джейк и Билл, да? Очень романтично.

   – Джейк и Билл?

   – Ну да, у Хемингуэя – comment s'appelle? [13] «И восходит солнце»?

   – А, да, – сказал Борис, припоминая. – Когда они на рыбалку отправились… – Тут он рассмеялся: – А почему ты говоришь «романтично»? Думаешь, они были гомосексуалистами?

   – Нет-нет, я имела в виду «романтично» – в классическом смысле. Гомосексуалисты! – Она пожала плечами, разворачивая камамбер. – Не знаю, разве предполагалось, что они гомосексуалисты? Но ведь он не мог этим заниматься, ведь так? Джейк? Ведь ему на войне эту штуку оторвало – разве не в этом была вся история?

   – Гм. – Борис задумчиво уставился на цыплячью ножку у себя в руке, затем задумчиво начал ее обгладывать.

   – Конечно, – сказала Арабелла, хмурясь, но старательно намазывая pâté на толстый, вырванный из буханки ломоть хлеба, – они могли бы этим заняться – Билл мог бы заняться любовью с Джейком, а Джейк мог бы целовать Билла… как бы ты сказал: «пососать ему»? Да?

   Борис улыбнулся.

   – Да.

   – Или «отсосать у него»? Как там говорят? Как ты говоришь?

   – И так, и так.

   Арабелла с серьезным видом кивнула, прилежная ученица лингвистики, серьезная актриса в вечном поиске le mot juste [14]. Затем, медленно прожевав, она отхлебнула немного вина.

   – Послушай, – сказал Борис, – с кем из всех ныне живущих ты предпочла бы заняться любовью?

   Она посмотрела на него, всего на одну секунду перестала жевать, затем без колебаний ответила:

   – С Анджелой Стерлинг.

   – Извини, она уже занята. Кто следующий?

   – Она уже занята? Что значит «она уже занята»? И между прочим, о чем ты вообще говоришь?

   – Понимаешь, роль в фильме, твоя роль… я уже говорил тебе, что это лесбийский эпизод…

   – И что?

   – Вот я и подумал, что славно было бы, если бы ты сыграла его с кем-то, кого всегда хотела… на кого ты, так сказать, глаз положила… с кем всегда хотела этим заняться. Ну, знаешь, заняться любовью. Compris? [15]

   Арабелла была в восторге.

   – Какая чудесная идея!

   – Таким образом ты смогла бы вложить в сцену больше чувства, правда?

   – Mais exactement! [16]

   – Вот и хорошо. Так кто… кроме Анджелы Стерлинг?

   Арабелла с довольным видом потерла ладони и принялась с явным удовольствием обдумывать эту тему.

   – Eh bien [17], так-так, посмотрим… – и где-то секунды через три: – Ara, как насчет… принцессы Анны?

   – Кого?

   – Принцессы Анны… английской принцессы!

   – Ты имеешь в виду принцессу Маргариту?

   – Да нет же, принцессу Анну! La petite! Mon Dieu! [18] – Арабелла раздраженно отвернулась.

   – Погоди минутку, – сказал Борис, вставая. – Дай-ка я еще вина выпью. – Он вернулся с бутылкой. – А теперь извини. Я бы хотел уточнить две вещи. Во-первых, она должна быть актрисой, а во-вторых, ей должно быть не меньше восемнадцати.

   – Ей уже восемнадцать, – из глубин своей обиды буркнула Арабелла.

   – Да, но вся штука в том, что она не актриса.

   – Еще и лучше. Я буду учить ее… всему.

   Борис вздохнул.

   – Она никогда на это не пойдет. Это чудесная мысль, но она никогда на это не пойдет.

   – На что не пойдет? Не станет сниматься в фильме Бориса Адриана? Тогда она должна быть просто сумасшедшей!

   – В этом фильме будут сниматься только те люди, – объяснил Борис, – которым нужны деньги, а еще актеры… актеры и актрисы вроде тебя… артисты, которые захотят в этом участвовать – по той или иной причине.

   Арабелла мрачно пожала плечами.

   – И потом… есть же королева, – добавил Борис в качестве убедительного аргумента. – Подумай о том, каково ей будет.

   – Да, верно. – Последнее замечание явно произвело на нее впечатление. – Королева. Это может ее расстроить.

   – Это может разбить ей сердце, – пробормотал Борис, улыбаясь. – Нет, тебе придется найти кого-то еще.

   – Компромисс…

   – Боюсь, да.

   – Хорошо, я подумаю.

   Они продолжили трапезу, но теперь уже в тишине. Борис разрабатывал фантазию о лесбиянке и принцессе, а Арабелла исследовала свой мир темных, корчащихся образов на предмет подходящей пособницы.

   Довольно долго оба молчали, пока Арабелла, закончив с остатками сыра, не откинулась на траву и не вздохнула.

   – А знаешь, – сказала она затем, – ведь именно здесь, на этом самом месте, я впервые занималась любовью.

   – Ты имеешь в виду – с девушкой?

   – Конечно с девушкой! Кого еще я, по-твоему, могла иметь в виду – осла?

   Борис лег рядом с ней, заложив одну руку за голову, а другой придерживая стакан вина у себя на груди.

   – Кто она – та кузина, которую ты навещала каждое лето?

   – Да… Дениза, – она так произнесла это имя, словно пробовала его на вкус.

   – Гм. Прямо здесь, да?

   – Я же говорю – на этом самом месте.

   Довольно долго Борис ждал, глядя в небо.

   – И что случилось? – наконец спросил он.

   – Что случилось? – повторила Арабелла, качая головой, как будто не была уверена в своих воспоминаниях или как будто события прошлого слишком сложно было воссоздать – или, опять же, как будто она в этот момент переживала их вновь. Затем она вздохнула. – Мне было пятнадцать, Денизе – на год меньше. Она была моей кузиной, и, сколько я себя помню, мы каждое лето проводили вместе. Не могу тебе сказать, просто не могу выразить, как мы были близки. Она была волшебным созданием – странным, чистым, деликатным… как дитя природы или что-то такое из балета. И так… утонченно-красива. Я обожала Денизу, потому что она была совершенно… неэгоистична, совершенно не думала о материальном мире. А я, как и все мои парижские подруги, являла полную противоположность. Амбициозная, всегда доходящая до края, одержимая мыслью о совершенствовании и успехе. Но для Денизы я была идолом – я уже работала в театре и училась… для нее я воплощала в себе всю загадку и восторг Парижа. – Тут она сделала краткую паузу, мягко улыбаясь. – Знаешь, юные девушки – начиная примерно с двенадцати лет – проявляют исключительный интерес к развитию своего тела. Каждый день они изучают свои груди, следя за их ростом. И если у них оказывается близкая подруга примерно того же возраста, они показывают их друг другу и сравнивают. Точно так же было и у нас с Денизой, если не считать того, что я была на год старше, и у меня все началось раньше. К тому же я по природе оказалась в этом смысле более… скороспелой. К тому времени как мне стукнуло четырнадцать, мои груди уже были чудесными, – она невольно взглянула на одну из них и накрыла ее ладонью, – очень милыми, тогда как у Денизы они еще только намечались. А когда я вернулась на следующий год – ей было уже четырнадцать, – ее груди полностью изменились, они стали просто волшебными. Она тогда первым делом мне их показала, хотя и стеснялась немного. Они были идеальными – точно такими же, какими мои были год назад. Вот. В тот день мы пришли сюда на пикник, совсем как сейчас, поели, а потом решили искупаться, как всегда без одежды. Как раз тогда все и случилось – когда мы вышли из воды и снова стали рассматривать ее груди. Нас обеих заворожило то, как соски Денизы торчали от холодной воды. Мы обе потрогали их, потом мои, много смеялись, и я сказала, что хочу узнать, что я почувствую, если поцелую один из них, пока он твердый и вот так торчит. А Дениза рассмеялась и сказала, что это очень забавная мысль и что она тоже так сделает. В общем, мы поцеловали друг другу соски, и ощущение было просто чудесное. Я хочу сказать, ее сосок у меня во рту ощущался просто чудесно… такой холодный и твердый от воды, но внутри такой теплый, живой и чувствительный. Я чувствовала, как он твердеет и становится еще больше, когда я его целую. Думаю, с этого все и началось – с отклика, с такого ее отклика. А затем меня одолело непреодолимое желание поцеловать Денизу в губы. Мы и раньше целовались, но никогда серьезно – с языком во рту и со всеми делами, – мы вроде как практиковались, чтобы узнать, как это будет с мальчиками. Но здесь было совсем другое – я хотела целовать ее глубоко-глубоко, и чтобы эти твердые соски крепко-крепко прижимались к моим грудям. Тогда я начала целовать Денизу, пока мы здесь стояли, на этом самом месте; я гладила ее бока, бедра, ноги… и наконец эту ее штучку. А потом я сказала ей, что не знаю почему, но хочу эту штучку поцеловать. И Дениза сказала – пожалуйста. Тогда я упала на колени и стала целовать ее клитор, а потом мы легли и начали целовать друг друга. – Она потянулась и схватила Бориса за руку. – Это было так чудесно… просто фантастика. Мы были словно в бреду. Да, мы забавлялись друг с другом раньше, и там даже, может, было что-то вроде оргазма, но такого маленького, а здесь произошло что-то невероятное – Дениза стонала и корчилась, а потом рыдала, когда кончила. То, что я смогла заставить ее так кончить, дало мне невероятное ощущение власти. В конце концов уже только я целовала Денизу, заставляя ее кончать снова, и снова, и снова…

   Арабелла погрузилась в молчание, забавляясь с травинкой.

   Борис, пристроившись на локте, изучал ее прославленный профиль. Считалось, что у Арабеллы самый красивый рот во Франции, где он был увековечен в рекламе зубной пасты, снятой, когда ей исполнилось всего шестнадцать. Эту рекламу показывали до сих пор – полные, влажные, красные губы и сильные, белые, идеальные зубы. Борис почувствовал, как у него напрягается член.

   – Расскажи мне еще, – попросил он. – Вы что, все лето этим занимались?

   – Да, по ночам в кровати – но нам приходилось соблюдать осторожность, потому что Дениза не могла держаться тихо. А потом случилось ужасное. Мой дядя – он был ее отчимом, здоровенный страшный мужик – про нас узнал. Думаю, он что-то услышал в нашей комнате ночью. Точно я не знаю, но потом он нас увидел – как-то раз последовал за нами сюда и понаблюдал. Тем же вечером он остался со мной наедине и рассказал о том, что увидел. Он пригрозил рассказать моим родителям… если я только не позволю ему побыть со мной. Я сказала ему, что никогда еще не была с мужчиной, что я девственница… а он все говорил, что не причинит мне боли. Я спросила, как он это проделает, не причинив мне боли, если я девственница, и что, если я от этого забеременею. Тогда он сказал, что не будет заниматься со мной любовью, а просто обнимет меня, прижмет поближе. В общем, я была так напугана и растеряна… еще я подумала, что если мои родители узнают, это их убьет. Следующим днем была суббота, а по субботам мы – то есть женщины – я, Дениза и моя тетя – всегда ходили в деревню на рынок. Дядя велел мне сказать им, что я больна и не смогу пойти, – а потом оставаться в постели.

   Какое-то мгновение казалось, что Арабелла не хочет продолжать, но у Бориса теперь имелись собственные причины для настойчивости.

   – И что было дальше?

   – Дальше… я осталась, как он велел, и сказала им, что чувствую себя больной, поэтому они ушли на рынок без меня… и я лежала там, прислушиваясь и ожидая. Это было ужасно. А потом я услышала, как в соседней комнате стучат по полу его башмаки – тяжелые башмаки, какие носят крестьяне, – и поняла, что он идет. Я закрыла глаза – это было просто невыносимо. А потом он пришел, очень тихо, словно на цыпочках.

   «Притворись, что спишь», – сказал он шепотом, как будто кто-то мог нас услышать, хотя он, конечно, знал, что в округе на целые мили никого нет. Потом он забрался в постель – во всей одежде, не считая башмаков… он расстегнул мою пижамную курточку – я просто лежала неподвижно, пока он это делал. Но потом он начал стягивать с меня пижамные штанишки, и я попыталась ему помешать, но он все говорил: «Я не причиню тебе боли, я просто хочу тебя пообнимать». А потом он уже лежал на мне, раздвигая мне ноги и втискиваясь между ними… и этот его член, его пенис был снаружи, твердый, прижимаясь ко мне и уже причиняя боль. Тогда я попыталась отстраниться и сказала: «Вы обещали, что не будете», а он ответил: «Я просто хочу тебя им потрогать», – и попытался силой втолкнуть его в меня, но член не вошел, потому что я была совсем сухая и все такое. Тогда он помазал кончик слюной и все-таки втолкнул его, страшно твердый – господи, это было невыносимо, такая боль, – и я плакала, а он все говорил: «Так твой дружок это делает?», «У меня такой же большой, как у твоего дружка?» – и еще какие-то ужасные вещи – я бы желала умереть, только бы остановить это. У меня даже не хватило духа попросить его не кончать внутри – хотя он бы все равно вряд ли прислушался… в общем, он кончил, а потом посмотрел на постель, ища там кровь, но там, конечно, никакой крови не было – балетные ученицы теряют плеву на первом же плие, а я уже шесть лет танцевала. Он явно испытал облегчение, не увидев крови, а я по-прежнему плакала, почти в истерике, и теперь, когда все было кончено, он вдруг испугался, что я обо всем расскажу, – а потому, когда я сказала, что хочу уехать домой, отвез меня прямо на станцию. Позднее он объяснил тете и Денизе, что я заболела и настояла на том, чтобы вернуться домой. Впоследствии я несколько раз видела Денизу в Париже, и мы занимались любовью, но сюда, чтобы побыть с ней, я уже никогда не возвращалась.

   Арабелла посмотрела на Бориса и слабо улыбнулась.

   – Итак, мистер Б., вот вам моя история: «Любовники и любовницы Арабеллы». Или, по крайней мере, первая ее глава.

   Бориса несколько удивило то, что в голову ему пришли примерно те же фразы, за которые он совсем недавно бранил Сида.

   – Послушай, – спросил он, – а ты никогда не пробовала снова? В смысле, с мужчиной?

   – Пробовала. Когда я была еще очень молода – до того как стала принимать себя такой, какая я есть. Я пробовала дважды – и оба раза мне казалось, что все должно выйти идеально… оба раза это был мужчина, который очень мне нравился… мужчина нежный и любящий… мужчина, которому Я хотела доставить удовольствие. И оба раза все получалось просто ужасно – я не могла почувствовать ничего… кроме страха и возмущения. Я даже не могла расслабиться. Не говоря уж о том, чтобы… что-то дать. – Арабелла повернулась к Борису со своей знаменитой улыбкой. – Ну, что скажете, доктор?

   Борис покачал головой.

   – Просто невероятно.

   – Невероятно? Ты хочешь сказать, что не веришь?

   – Нет-нет, я хочу сказать, что это… поразительно… это колоссально. Мы должны это использовать – для твоего эпизода в фильме.

   – Нет, ты это не всерьез… а как же тогда быть с историей, которую ты уже приготовил?

   – Эта история – просто Микки-Маус по сравнению с твоей. Да и не было у нас на самом деле никакой истории – только кое-какие мысли, в основном лишь образы двух девушек, занимающихся любовью. А так мы сможем и дядю использовать. Это будет потрясающе – на любой вкус.

   – Но я не смогу… в смысле, только не с дядей. Я просто не смогу это сделать.

   У Бориса возникло внезапное дикое побуждение немедленно предложить Сида на роль дяди, но затем он еще немного подумал.

   – Но разве ты не понимаешь – твое отвращение будет выглядеть идеально. Ведь это именно то, чего нам нужно добиться.

   Не глядя на него, Арабелла помотала головой.

   – Нет, это невозможно. Пойми, Борис, я сделаю для тебя все – стану перед камерой целовать девушку, займусь с ней любовью, сделаю все, что ты захочешь… потому что я в это верю… я это чувствую… и еще потому, что я знаю: все это ради искусства! Но я не могу делать то, другое, – пожалуйста, даже не проси.

   – Гм. – Борис еще немного подумал, затем вздохнул. – Ладно, мы используем вставки с дублерами. В общем, когда мы доберемся до крупных планов – эрекции, проникновения и тому подобного, – мы снимем кого-то другого. Уверен, лицевой материал ты сможешь классно проделать.

   – Да, непременно, – сказала Арабелла, протягивая руку и касаясь его в знак благодарности. – Все будет классно, обещаю тебе. – Она подняла на него свои огромные серо-зеленые глаза и грустно улыбнулась. – Мне так жаль, Борис, – ты ведь знаешь, как я всегда стараюсь сделать то, что ты хочешь. Ты ведь знаешь, как я тебя люблю, – тихо добавила она, опуская глаза.

   Внимательно наблюдая за переменами, происходящими с Арабеллой, и по-прежнему чувствуя свою уже совсем нешуточную эрекцию, Борис вдруг понял, что смотрит на все это глазами Сида, припоминая интенсивную образность, которую тот использовал: «Просто фантастика – заставить прекрасную лесбиянку кончить», и тому подобное. На секунду он даже задумался о том, чтобы испытать это реально, так сказать, пострадав за Сида. Однако более сильное чувство взяло верх. Испытывая к Арабелле такую искреннюю привязанность и ощущая столь настоятельное требование у себя между ног, Борис счел почти невозможным поверить в то, что ей это понравится. Он задумался о том, что будет, если он ее попросит… станет клянчить… умолять… взывать к ее дружбе, преданности… поклянется, что это вопрос жизни и смерти… Или, допустим, скажет, что она сможет оставаться сверху – чтобы не чувствовать, будто над ней господствуют. Его возбужденный член уже пришел в состояние, описываемое онанистами как «пульсирующая припухлость», и Борис также вдруг понял, что последние две недели – в основном из-за подготовки сценария и предпроизводственной работы – он не удосуживался хоть немного потрахаться.

   – А знаешь, почему я так тебя люблю? – спросила Арабелла, снова взглянув на него. – Или, по крайней мере, знаешь ты одну из причин, почему я так тебя люблю? Потому что ты всегда принимаешь меня такой, какая я есть. Правда?

   – Гм, – промычал Борис, уже вовсе в этом не уверенный, и неловко заерзал.

   – И я знаю, что тебе нравятся женщины, – продолжала Арабелла. – А также что порой ты и обо мне можешь думать в таком плане. В смысле, как о женщине. Да, у меня действительно есть определенные женские качества – или, позволь уже мне употребить более подходящее выражение, качества инь. – И тут, то ли через чудесно-интуитивное осознание, то ли потому что она реально это ощущала, Арабелла потянулась и положила руку на его брюки и на напряженную, твердую как кол мышцу под ними, поднимая к нему свое прекрасное лицо с доброй и лучистой улыбкой. – Это на Арабеллу?

   Борис, который обычно бывал в этом отношении довольно пресыщен, ощутил неисчислимые уколы досады, когда его член задрожал и подался назад от ее прикосновения, точно от слабого электрошока.

   – Я начинаю думать, что да, – признал он.

   – Ах, Борис, ты просто чудо, – с волшебным смехом сказала Арабелла, после чего медленно расстегнула ширинку и вынула член – аккуратно его держа и внимательно изучая. – Ты только посмотри на него – весь жаждет и пульсирует – а деваться ему некуда.

   – Ты хочешь сказать, некуда кончить, – ответил Борис, пытаясь поддерживать наружность галантного кавалера, хотя он уже начинал подозревать, что Арабелла – одна из главных в мире членомучительниц.

   – Ну почему они всегда такие большие? – спросила Арабелла, склонив голову набок. Губки у нее были надуты, точно у маленькой девочки, пока она изучала член. – Быть может, если бы они не были такими большими, я бы смогла это сделать.

   – Извини.

   – Нет-нет, chéri, – рассмеялась Арабелла. – На самом деле он идеален. Хотела бы я иметь точно такой же. И посмотри, он так голоден, – она коснулась поблескивающей капельки на головке, – что даже слюну пускает. – Тут Арабелла вздохнула и посмотрела на Бориса, теперь уже твердо держа член правой рукой. – Обещаю тебе, когда-нибудь мы обязательно этим займемся. Не сейчас, это будет слишком скверно для картины, но когда-нибудь… – Она захихикала и добавила: – Быть может, если я буду сверху… – Ее внимание вновь обратилось к напряженному члену. – Но сейчас мы должны сделать так, чтобы он не пульсировал, не болел и все такое, да?

   – Да, – с надеждой согласился Борис.

   – Это действительно прекрасная штуковина, – признала Арабелла. Затем, закрывая свои огромные чарующие глаза и увлажняя тяжелые красные губы, она открыла рот и медленно, нежно ввела туда член.

   Теперь, когда это и впрямь должно было случиться, Борис вздохнул с облегчением. Он готов был кончить немедленно, однако чувствовал, что это неким абсурдным образом будет нечестно по отношению к Сиду, а также, еще более абсурдным образом, по отношению к бесчисленным Сидам во всем мире. А потому Борис откинулся назад и, пытаясь извлечь из этого определенную эротическую выгоду, стал наблюдать, как немыслимо-прекрасный, международно знаменитый рот Арабеллы сосет его член.

   Ему также пришло в голову, что эротическое содержание опыта может быть еще больше усилено предельной акцентуацией его женских качеств (так чтобы его ид, эго или любые другие тайные силы, оценивающие подобные вещи, никоим образом не смогли бы но ошибке принять это за некую разновидность безрассудного педерастического отсоса). Исходя из этого, Борис расстегнул две верхних пуговицы кардигана Арабеллы, нежно скользнул рукой внутрь и крепко ухватил ее традиционно лишенную лифчика идеальную левую грудь, держа сосок между большим и указательным пальцами. При таком нажиме, каким бы слабым он ни был, Арабелла почти неощутимо напряглась – но затем расслабилась, поддаваясь и даже немного подаваясь вперед, тогда как ее сосок начал набухать и увеличиваться, пока Борис нежно сжимал его и катал между пальцев. Это «подчинение» – позволение мужчине ласкать ее груди, – оказало на Арабеллу эффект, выходящий далеко за пределы любого непосредственного ощущения, какое оно могло произвести, и вынудило ее справляться с очевидно реальным и нарастающим возбуждением. Пока она, закрыв глаза и тяжело дыша, продолжала сосать член, руки ее принялись шарить по брюкам, стягивая их достаточно низко, чтобы пролезть внутрь и схватить Бориса за голую талию, а затем за ягодицы. В то же самое время она ненасытно отсасывала, с оханьем и стонами, подобно женщине, которую ебут, почти мучительно. Временами Арабелла забирала так много, что задыхалась (однако, как отметил Борис, даже задыхалась она с идеальной артистичностью – с определенным классическим подъемом).

   Теперь Борис, играя ее грудями и видя эту убедительную демонстрацию страсти, мог мыслить об Арабелле исключительно как о женщине, а потому задумался, не предоставит ли ему этот момент возможность предельно расширить опыт (который он уже испытывал). Он чувствовал, что Арабелла в этом опыте нуждается, а он не прочь его осуществить, причем его стремление к этому усилилось, стоило ему только взглянуть на плавную линию ее тела, изогнутого подобно ложке. Глядя на туго обтягивающие идеально округлую задницу Арабеллы модные черные слаксы, под которыми смутно просматривалась линия ее трусиков, Борис задумался о том, черные ли у нее и трусики. Еще он задумался, влажно ли у нее там, и его рука почти невольно потянулась, чтобы это проверить (раз сосок откликается, то почему не клитор?), – но затем, повинуясь внезапному уколу интуиции, Борис отдернул руку. Он совершенно внезапно уверился, что, коснись он ее там, это могло бы разом все разрушить… к этому она, скорее всего, пока еще не была готова… и потом, вышла бы неловкая возня со снятием слаксов (и сандалий) – именно та разновидность разрушающего всякую интимную атмосферу катализатора, которой следовало всячески избегать. Борис сделал себе мысленную заметку использовать когда-нибудь подобную ситуацию в фильме, а затем еще одну заметку – как можно скорее выебатъ Арабеллу, после чего вернул свое внимание к ее сказочной голове. Стоило ему это сделать, как она на секунду остановилась и с мягкой улыбкой взглянула на него – совсем запыхавшаяся, простодушная и доверчивая, с поблескивающими влажными губами.

   – Хочешь ли ты кончить в прекрасный рот Арабеллы?

   – Ну да, вроде того, – сказал Борис, лихорадочно думая: «Господи, неужели она теперь остановится?»

   Арабелла кивнула, закрыла глаза, открыла рот, а затем взглянула на него, надувая губки, точно маленькая девочка.

   – Мне кажется, она должна это проглотить, верно?

   – Угу.

   Она улыбнулась заговорщицкой улыбкой.

   – Хорошо – тогда она хочет это проглотить.

   Арабелла всерьез возобновила свое занятие. Борис ласкал оба соска, крепко их сжимая, и она реагировала тем более жадно, чем крепче он сжимал. Почувствовав приближение оргазма, Борис отпустил ее соски и взял в ладони голову Арабеллы, удерживая ее и подтягивая к себе, желая как можно глубже кончить в этот знаменитый, прекрасный рот – вбить сперму в самую заднюю стенку ее девственного горла. И Арабелла пожирала долгожданный подарок, глотая и всасывая, словно в каком-то ненасытном отчаянии, – пока Борис, уже в состоянии коллапса, слабым тычком не оттолкнул от себя ее голову.

   – Ох-х, – выдохнул он.

   Арабелла посмотрела на него, ее огромные глаза мерцали. Она с радостью осознала, что доставила удовольствие.

   – Надо же, – сказала она, обводя розовым язычком поблескивающие губы, – как странно. Я всегда думала, что этого там будет больше.

   – Знаешь… это очень щедро.

   – Ах, это просто фантастика, вкус такой… я не знаю, такой живой.

   Не открывая глаз, Борис потянулся и нашел ее руку.

   – Да… еще бы.

   Арабелла негромко рассмеялась, тоже закрывая глаза и уютно пристраиваясь к нему иод бок. Вместе они погрузились в глубоко мирный сон – там, на прохладном травянистом берегу серебристого горного озера.

9

   Ласло Бенвенути, великий оператор Бориса – или, если точнее, главный оператор картины «Лики любви», – в тот день прибыл из Лос-Анджелеса вместе с двумя операторами-ассистентами, бригадой осветителей из трех человек, одним звукооператором и парой тонн оборудования, включая гигантскую студийную камеру.

   – Какого черта ты ее из Парижа или из Рима не притащил? – поинтересовался Борис.

   Но Сид отмахнулся жестом в стиле Муссолини и торопливо взглянул на Морти в поисках поддержки.

   – Быстрее, – заверил он Бориса, – и безопаснее доставить ее с Побережья. Поверь мне, я точно знаю. С лягушатниками и макаронниками я уже кое-какие дела имел. А кроме того, у нас с Хайми Вайссом вышла славная сделка на этот «митчелл». Верно, Морти?

   – Верно, Сид.

   – Ты имеешь в виду славный магарыч, – сказал Борис, изучая камеру. – Ласло ее проверял?

   Сид сделал колечко из большого и указательного пальцев, а для верности еще и подмигнул.

   – Самое то, Б.

   – А как насчет «арри»? – спросил Борис.

   – Сегодня днем мы получили из Парижа два подходящих «аррифлекса». Что касается «арри», тут я лягушатникам доверяю. Но только не с большим «митчеллом». Верно, Морти?

   – Вернее не бывает, Сид!

   Борис смотрел на них с усталой улыбкой.

   – Ловко это у вас, парни, получается. Вам бы концерты давать.

   Сид загоготал, пихая Морти локтем и закатывая глаза.

   – Может, мы их и даем – верно, Морти?

   Морт безумно ухмыльнулся.

   – Верно, Сид!

10

   Из-за задержки с сооружением декорации касбы, а также ввиду непосредственной доступности Арабеллы съемочный график был пересмотрен. Теперь первым предстояло отснять лесбийский эпизод. Тем вечером за обедом, прежде чем отправиться в постель, Борис пересказал Тони историю Арабеллы, Денизы и дяди. Сид и Морти тоже слушали.

   Тони пришел в восторг.

   – Заебись фантастика! – Он тут же шлепнул на стол свой желтостраничный блокнот и принялся набрасывать диалоги.

   – А сможет она за такую молодую сойти? – с сомнением спросил Сид.

   – Сможет, – заверил его Борис. – Мало того, при помощи дю Кувье она сможет назад в колыбель вернуться. Все будет прекрасно.

   Дю Кувье был французским волшебником гримерного дела. Специализацию его как раз составляло превращение пожилых актрис в орлеанских дев.

   Сид щелкнул пальцами в сторону Морти.

   – Будь любезен мне этого человека.

   – Все уже улажено, – сказал Борис. – Она сама его позвала. Завтра утром он будет здесь.

   – Расслабься, Морти.

   – А кто будет играть другую девушку? – поинтересовался Тони, поднимая взгляд от своего желтого блокнота.

   Борис улыбнулся.

   – Вы не поверите… Памела Дикенсен.

   Тут все разинули рты.

   – Памела Дикенсен?!

   – Ты как пить дать шутишь!

   – Это уже совсем заебись фантастика!

   Памела Дикенсен была прелестной британской актрисой лет двадцати двух, в стиле Сюзанны Йорк. Ее амплуа составляли инженю девятнадцатого столетия (сплошь нижние юбки и кружева) – девственные, чопорные и даже стыдливые.

   Тони никак не мог это переварить.

   – А чья это идея?

   – Арабеллы. Она решила, что охотнее всего проделала бы это с Памелой Дикенсен – после Анджелы Стерлинг и принцессы Анны.

   Сид был ошеломлен.

   – Принцессы Анны?! Ты хочешь сказать – принцессы Маргариты, да? Верно?

   Борис, медленно вращая бокал с коньяком, внимательно изучал лицо Сида.

   – Верно? – повторил Сид, шокированный неуместностью предложения.

   – Да, конечно, – кивнул Борис. – Послушай, Сид, а как бы тебе понравилось сыграть дядю?

   – Ты как пить дать шутишь, – сказал Сид, затем посмотрел на Тони. – Он ведь шутит, да, Тон?

   – Лучше тебе, блин, в это поверить – он шутит, – отозвался Тони, раздраженно размазывая в пепельнице только что закуренную сигарету.

   Борис пожал плечами.

   – Арабелла сказала, что Сид напоминает ей дядю. Тони бросил карандаш и заговорил с интонацией Линдона Джонсона:

   – Эх-ма, какой же, тут это, диалог для, тут это, Сида Крассмана нанишаш? Эх-ма, он же, тут это, ни хера его не прочиташ! Говна мне, мама, а не Вьетнама!

   – Мы там петлю сделаем, – сказал Борис. – Задержимся на ее лице, а потом сделаем петлю. Главное, она думает, что он выглядит как надо. Черт, это могло бы выжать из нее фантастическую игру! Как мыслишь, Сид?

   Сид мыслил амбивалентно – был польщен вниманием, но несколько уязвлен тем, что Арабелла представляла его себе таким старым.

   – Так она сказала, что я, гм… что я ей ее дядю напоминаю?

   – Не сейчас, дубина, – заверил его Борис. – Когда ей было пятнадцать.

   – Выходит, прямо сейчас Сид ей как дедушка, – сказал Тон.

   – Нет-нет, – возразил Борис. – Прямо сейчас ты ее, вполне возможно, очень даже привлекаешь… Я хочу сказать, знаешь, как с такими вещами бывает… тонкая грань между любовью и ненавистью… между страстью и отвращением… а в чем, собственно говоря, дело? Мне казалось, ты на нее такими большими глазами смотрел.

   – Да, но ты сказал, что собираешься использовать для этого дублерш – то есть для настоящего дела.

   – Давай Сид, я вот как тебе скажу – до того как мы срежем для съемки проникновения, мы собираемся отснять уйму пленки, верно? Уйму пленки с дядей – то есть с тобой, – где он на ней лежит и ворочается в манере, которая предполагает – нет, даже убеждает публику, – что он реально ее трахает. Вот тебе ситуация – вы оба голые, ты наверху, у нее между ног… между ее чудесным, идеальным влагалищем и твоим грубым животным членом ничего нет, верно? Короче, если сможешь его воткнуть, втыкай – а мы поглядим, что из этого выйдет. Только не заставляй ее слишком бурно кончать, ага?

   Сид загоготал так нервно, что смех тут же перешел в один из его традиционных приступов кашля.

   – Господи Иисусе! – продолжал повторять он. – Господи Иисусе!

   – У Сида пунктик насчет лесбиянок, – объяснил Борис Тони. – Не может угомониться, пока не заставит их кончить.

   – Господи Иисусе, господи Иисусе…

   – Ничего, Сидней, даже если она не кончит, – сказал Тони, – это все равно сделает тебе крутое имя. Я хочу сказать, когда вы будете так прижиматься, твой грубый животный член и ее чудесное влагалище…

   – И сиськи, – напомнил ему Борис, – все голые сиськи, какие ты только захочешь… как тебе пососать те идеальные розовые соски…

   – Такой шанс только раз в жизни выпадает, – согласился Тони.

   Сид опустил лицо на ладони и принялся громко стенать.

   – Ох, парни… вы совсем спятили… Морти, что они со мной делают?

   Морти радостно вскинул руки.

   – Да это же просто прорыв, Сидней! Великая актриса, великий режиссер! Ты должен это ради одного только масштаба проделать!

   – Бери выше, – сказал Тони, – он там даже сможет кусочек этого дела зацепить – врубаешься, Морт? Кусочек? Дела? Ха-ха-ха!

   – Ох, парни… – Сид почти рыдал. – Вас, парни, вообще хоть что-то волнует? Я просто не знаю, чему верить.

11

   Стылость летнего утра мгновенно разрушилась, когда нумератор, помеченный как «„Лики любви", сцена один – один, проба один», издал громкий стук.

   – Камера, – сказал главный оператор.

   – Запись, – сказал звукооператор.

   – Мотор, – сказал Борис – и на голубовато-травянистом берегу серебристого озера знаменитая Арабелла и прекрасная Памела принялись лениво расстегивать блузки и выступать из юбок. Тем временем режиссер, два оператора за камерами, первый и второй помощники режиссера, главный оператор, сценарист, звукооператор, бутафор, гример, редактор сценария, парикмахер, продюсер, помощник продюсера, костюмерша, три электрика, а также рабочий, поддерживающий микрофон на журавле, старательно сохраняли на лицах выражение профессионального интереса.

   Девушки должны были раздеться и, радостно пританцовывая и держась за руки, направиться к воде, пока одна камера снимала сзади, а другая сбоку. Затем то же самое действие предстояло снять с двух других углов, прежде чем они реально войдут в воду, и размажут грим.

   Обе девушки были без лифчиков и сбросили одежду в следующем порядке: блузки, юбки, сандалии и трусики. И когда они. с демонстрацией девичьей игривости, дружно выступили из трусиков и направились к воде, Тони подался вперед и прошептал что-то Борису. Тот кивнул и встал.

   – Стоп! – крикнул он оператору; а затем актрисам: – Минутку, девушки!

   Хелен Вробель, костюмерша, немедленно подошла к девушкам с двумя махровыми халатами в руках, которые они тут же надели – Арабелла вполне небрежно, мисс Дикенсен довольно торопливо.

   – Это было прекрасно, – подходя к ним, сказал Борис. – Но я думаю, Тони прав. Когда соблазнение наконец произойдет, будет гораздо эротичнее, Нам, если Арабелла очень медленно, чувственно стянет с тебя трусики. Понимаешь?

   – Гм. – Памела выразила несколько неопределенное согласие, словно просто радовалась тому моменту, когда ей снова можно будет надеть трусики.

   Красота ее была довольно любопытной – скорее это даже была просто миловидность. Однако миловидность характерного сорта, со вздернутым английским носиком, которая весьма высоко ценится в определенных кругах. Глаза девушки мерцали самодовольством и отчасти лукавством, губы ее были полны, но слегка изогнуты от самомнения, почти от высокомерия.

   – Мне бы хотелось изменить это выражение, – сказала ранее Арабелла, – этот высокомерный вид – вначале придать ее лицу выражение экстаза, затем – униженного обожания.

   И следует ли упоминать, что тело мисс Дикенсен было просто супер. Борис подумал об этом, глядя, как Памела, полуотвернувшись, надевала трусики, которые ей принесла Хелен Вробель.

   – Давай посмотрим, Пам, как это выглядит.

   Девушка послушно повернулась и распахнула халат с легким намеком на вздох, который, казалось, говорил: «По-моему, вы этим просто наслаждаетесь». В таком ракурсе Борис впервые толком разглядел трусики – черные с деликатными вплетениями красного – и с хмурым видом развернулся к Хелен Вробель.

   – Кто ее, черт побери, в эти блядские трусы одел? – гневно вопросил он. – Пойми, Хелен, она девственница, живет в провинции – а ты ей нижнее белье девицы из кордебалета достала!

   Хелен Вробель скроила гримасу, пытаясь его предупредить, но было уже слишком поздно.

   – Так получилось, что это мои собственные, – ледяным тоном произнесла Памела, запахивая халат.

   – Н-да… – Борис ненадолго отвернулся, обдумывая, как это классно – еще ни кадра ни снято, а он уже актрис от себя отталкивает, – Извини, Пам, – сказал он. – На самом деле я имел в виду не то, что прозвучало… на самом деле они, гм, очень привлекательные… я просто подумал, что нам требуется что-то менее, гм, изысканное. – Повернувшись к Хелен Вробель, он заговорил с преувеличенным терпением. – Найди ей какие-нибудь белые, ладно? Просто славные и простые белые трусики, как у славной и простой… гм… в общем, какие в этом случае стала бы носить очень-очень красивая пятнадцатилетняя девушка…

   – Вообще-то у меня, разумеется, есть белые, – сказала Памела. – И я предпочла бы носить свои.

   Арабелла, присоединившись к ним как раз вовремя, чтобы расслышать это замечание, быстро согласилась.

   – Да-да, конечно, – сказала она, – я бы тоже предпочла, чтобы это были ее… вещи. Так будет более реалистично – и для меня тоже. – Одарив их лучистой улыбкой, она затем сжала руку Памелы, прежде чем отвернуться. – Извини, я пойду добуду нам кофе.

   Они несколько мгновений смотрели ей вслед, а затем Борис вернулся к текущей проблеме.

   – Что ж, тогда нам придется послать кого-нибудь в отель, чтобы их доставить. – И он тут же представил, как Большой Сид роется в драгоценном нижнем белье Памелы Дикенсен и даже, может статься, проделывает с ним что-то причудливое или непристойное.

   – Надеюсь, в этом не будет необходимости, – холодно сказала девушка. – Если я только не ошибаюсь, они у меня в сумке, в гримерной.

   – Отлично, – отозвался Борис, и они вместе пошли вдоль каравана пикапов и трейлеров, два из которых служили гримерками для актрис. Когда толпа технического персонала разделилась, чтобы их пропустить, некоторые из рабочих кивнули и улыбнулись режиссеру и кинозвезде. Ответив на несколько приветствий, Памела бросила краткий взгляд на Бориса, а затем самым что ни на есть сухим тоном заговорила:

   – Мистер Адриан, я тут вот о чем подумала. Неужели так абсолютно необходимо, чтобы все эти люди присутствовали на съемочной площадке?

   – Нет-нет, их не будет на площадке.

   – Но они уже на площадке.

   Борис изобразил недоумение.

   – В смысле, сейчас? Это из-за твоей обнаженности?

   – Да.

   – Понимаю. Что ж… я планировал очистить площадку, когда мы перейдем к любовным сценам… но если тебя это раздражает – я хочу сказать, то, что ты просто обнажена…

   – Но разве это не обычная процедура – чтобы, когда от актрисы требуется обнаженность, съемочная площадка очищалась от всего несущественного персонала? Если не ошибаюсь, это записано в уставе актерской гильдии.

   Они дошли до двери трейлера и там остановились.

   – Гм, – промычал Борис. – Вообще-то я просто подумал, что это может… немного все ослабить. – Он почти что не солгал. Психологическая стратегия, разработанная им вместе с Арабеллой, была проста: чем больше Памела Дикенсен проделает на глазах у толпы, тем больше они затем смогут заставить ее проделать, когда останутся одни. Впрочем, были и другие причины.

   – Видите ли, – продолжила Памела, – для меня все это так ново… я хочу сказать, возможность работать с вами я расцениваю как очень большую привилегию, как великую честь… и возможность работать с Арабеллой, которой я всегда так безумно восхищалась, тоже. Я понимаю, что от меня потребуется в любовных сценах, и готова это выполнить – хотя, признаюсь, не вполне понимаю, чего вы хотите достичь, действуя так откровенно. Однако я питаю к вам очень большое доверие. Я верю в вашу честность и художественный талант и ценю то же в Арабелле. Я только не понимаю, зачем вы позволяете всем этим праздным людям стоять там, пожирая глазами обнаженных актрис. Мне просто не верится, что Арабелла на это не жаловалась.

   – Даже не намекнула.

   Памела покачала головой и вздохнула.

   – Поразительно.

   Борис улыбнулся.

   – Может, нам всем следует раздеться? Как тебе такой вариант?

   Она сумела ответить ему улыбкой, хотя и довольно слабой.

   – Мне почему-то не кажется, что это решит проблему.

   – Ладно, мы очистим съемочную площадку. Останемся только мы с Тони, операторы и звукооператор. Как, годится?

   Памела, похоже, испытала колоссальное облегчение.

   – Спасибо вам огромное. – Ее улыбка стала гораздо теплее. – Простите мне излишнюю скромность – но я боюсь, это может повлиять на мою игру.

   – Да, конечно, это самое главное. И я знаю, что ты сыграешь прекрасно.

   Она тронула его за руку.

   – Еще раз спасибо – а теперь извините, я пойду посмотрю трусики.

   Борис понаблюдал за тем, как Памела заходит в трейлер, удовлетворенный тем, что теперь, когда он очистит съемочную площадку, она будет чувствовать нешуточную обязанность сыграть сцену хорошо. Это, разумеется, и было главной причиной, почему он не очистил площадку с самого начала.

12

   После пересъемки приближения девушек к воде, сзади и сбоку – на сей раз в трусиках (белые у Памелы, светло-голубые у Арабеллы), – обе камеры были перемещены на воду.

   При первой съемке девушки вошли в воду только по бедра.

   Хелен Вробель насухо вытерла им ноги, перед новой съемкой, уже с другого угла. Во время этой съемки, чтобы получить нужную перспективу, одну из камер требовалось расположить перед актрисами – по сути, почти в середине озерца. Для этого утром к озеру была доставлена трехметровая моторка. Мизансцена, однако, оказалась совершенно неудовлетворительной – покачивание моторки, пусть даже совсем слабое, заставляло изображение колебаться. Какое-то время даже казалось, что с этим ничего не поделать, если только не соорудить стационарную платформу с камерой на вбитых в дно озера сваях, – иначе говоря, проделать работу, на которую вполне могло уйти добрых полдня. Сид весь издергался.

   – Блин, Б., если нам придется лишний день держать этих двух шлюх, это обойдется нам в тридцать долбаных кусков!

   – Мне нужна эта съемка, Сид.

   – О боже, боже, боже мой, боже…

   Но затем Борис все же решил проблему – поместив камеру на другой берег озерца и снимая через шестисотмиллиметровый объектив. На сей раз девушки вошли в воду по грудь, а затем, стараясь не замочить лица и волосы, сделали первые плавательные движения, прежде чем съемка была остановлена. Таким образом, их подход и вход в озеро завершился. Дальше шли три следующие съемки: (1) плавание и игры в воде, (2) выход из воды и (3) занятие любовью. Чтобы не возиться лишний раз с их внешностью – волосами и гримом, – Борис решил снять любовную сцену перед съемкой сцены купания.

   – Думаю, нам лучше это обсудить, – сказал он и велел своему первому помощнику Фреду Джонсону – больше известному как Фредди Первый – объявить перерыв на чай. Затем Борис и Тони уселись на траву вместе с двумя девушками, которые выглядели теперь так молодо, что это даже действовало на нервы. Дю Кувье, волшебник гримерного дела, преобразил их в сущих пятнадцатилетних школьниц – придав Арабелле классическую внешность парижской беспризорницы с прямыми черными волосами и челкой до бровей над темными глазами, что сияли интеллектом и озорством… а Памелу наделив золотистыми локонами, которые ниже плеч были заплетены в две роскошные косы с розовыми лентами. Чудесным образом ни то, ни другое лицо, казалось, не носило на себе никаких следов грима, а выглядело только что умытым, лучистым от вскормленного на молоке здоровья, а главное – очень-очень юным.

   – Арабелла говорила тебе, – спросил Борис у Памелы, – что это подлинная история? Что это действительно произошло с ней, прямо здесь?

   – Да, говорила, – ответила Памела, краснея и приходя в нервное оживление. – По-моему, это совершенно очаровательно… и в таком волшебном месте!

   Арабелла потянулась и сжала ее руку.

   – Знаешь, Памела, – сказала она, – ты так мне ее напоминаешь…

   Памела избегала ее взгляда.

   – Я очень рада, – негромко отозвалась она, не на шутку смущенная.

   – …Но ты – особенная, – продолжила Арабелла, – более красивая.

   Теперь Памела откровенно краснела, совсем как школьница, которой она сейчас казалась.

   – Спасибо, – пробормотала она.

   – Ну вот, – сказал Тони, – похоже, все должно выйти как нельзя лучше.

   Памела смущенно хихикнула.

   Второй помощник прибыл с чаем в пластиковых чашках.

   – Хороший чай, – заметил Борис, отхлебнув.

   Тони тоже попробовал.

   – Заебись фантастика, – сморщился он и вылил чай на землю. Затем достал из кармана пол-литровую фляжку с шотландским виски и налил половину чашки.

   – Скажи мне, – нежно продолжил Борис, обращаясь к Памеле, – был у тебя когда-нибудь… подобный опыт? В смысле, с женщиной?

   Она помотала головой, и косы с розовыми лентами заболтались совсем по-детски.

   – Нет… на самом деле нет. Определенно ничего такого, как в сценарии. То есть, чтобы меня так целовали и все такое.

   – А не лучше ли тебе притвориться, – спросил Борис, – что все это проделывает мужчина?

   Арабелла вдруг встала на дыбы.

   – Это совершенно ни к чему, – отрезала она. – Просто позволь ей вести себя естественно. Все будет в порядке, я тебе обещаю.

   – Честно говоря, я не знаю, – сказала Памела. – Я бы хотела проделать это как-то, знаете ли, методично, если смогу. В любом случае я уверена, что теперь, когда все те люди ушли, я смогу с этим справиться. Спасибо вам, Борис.

   Арабелла снова потянулась к ее руке.

   – Все будет замечательно, вот увидишь.

   Памела сумела ответить ей улыбкой – слабой, но отважной, – овечка, ведомая на заклание.

   – Ладно, – подытожил Борис, – давайте попытаемся.

   По сценарию девушки должны были выйти из воды, держась за руки и смеясь. Обе они восхищались грудями Памелы и рассуждали о том, как они выросли с прошлого года.

   – Вернитесь на минутку в воду, – сказал Борис, прежде чем начать съемку. – Только до талии – об остальном мы позаботимся.

   Когда девушки вышли, он указал им место на земле.

   – Итак, вот здесь мы сыграем эту сцену, – Борис положил листок на траву. – Вот это, Пам, твоя отметка. Ты будешь стоять здесь вот так, на три четверти профиля к камере, когда Арабелла начнет, гм, тебя ласкать. Порядок? А ты, Арабелла, будешь стоять вот так, на три четверти в сторону, и исхитрись немного податься влево, чтобы мы могли видеть, что происходит, гм, между твоими руками и ее грудями – ну, и все такое прочее. – Не дожидаясь ответа, он повернулся к помощнику дю Кувье, чудаковатому на вид молодому человеку, который стоял неподалеку с большим гримерным саквояжем. – Ну вот, сделай их верхние половины влажными и обработай соски. Аккуратней с лицом Арабеллы.

   Молодой человек подошел со своим саквояжем, достал оттуда пульверизатор и распылил на обращенные вверх лица девушек раствор глицерина, который оставался на коже точь-в-точь как капельки воды, но с более положительным преломлением света, а также не оказывал никакого влияния на грим. Затем он повторил то же самое с их торсами, спереди и сзади.

   – Как ноги? – спросил Борис.

   Помощник пожал плечами.

   – Моя смесь всегда лучше, – сказал он с сильным французским акцентом и язвительно добавил: – Если конечно, вам нужен настоящий реализм.

   – Ладно, – согласился Борис, – давай.

   Помощник взял полотенце и принялся энергично вытирать девушкам ноги, готовя их для глицеринового спрея.

   Сидящий поблизости Тони усмехнулся, отхлебнул из своей пластиковой чашки и пробормотал:

   – Заебись безумие!

   Дальше шли соски. Помощник применил традиционную методику Фоли Берже (а также Сида Крассмана) – ледяной кубик с дыркой посередине, который вертят вокруг соска – с немедленным последующим применением «суперкайналя», аэрозольного обезболивателя, содержащего сверхмощный «замораживающий агент».

   Памела Дикенсен, знакомая с этой методикой только по самым что ни на есть отдаленным слухам, возмущенно отпрянула, когда помощник одной рукой ухватил ее превосходную левую грудь, а другой принялся крутить ледяной кубик.

   – Думаю, я сама смогу с этим справиться, – сказала она, вскинув голову в манере, которая куда больше подходила для напудренной прически, чем для ее нынешних косичек.

   Помощник пожал плечами, выражая откровенное презрение, и вручил ей ледяной кубик.

   – Avec plaisir, mon chou [19].

   Пока Памела изящно обрабатывала свои соски ледяным кубиком, Арабелла, бдительно надзирая, позволила сделать это помощнику – выпячивая свои гордые груди вперед, а также властно и быстро говоря на французском:

   – Encore pour l'autre!.. Pas si vite!.. Doucement!.. Maintenant plus vite!.. Les voilà! Bon. [20]

   Но когда дело дошло до «суперкайналя», получилось так, что отказалась именно она – не Памела.

   – Нет-нет-нет, – запротестовала Арабелла, обращаясь к стоящему рядом Борису. – Если ты это сделаешь, ее груди ничего не почувствуют! Для отклика мне необходимы ее ощущения!

   – Но мы должны поддерживать ее соски в таком вот виде, как ты не понимаешь? Иначе мы запорем всю съемку.

   – Они в таком вот виде и останутся, Борис, я тебе обещаю. Лед их наставил, а я уж поддержу!

   – Гм. – Борис допустил, что она права. Затем он взглянул на груди самой Арабеллы и на ее соски, которые так и торчали вперед, словно в досаде. – А как насчет тебя? У тебя-то они тоже такими останутся?

   Арабелла опустила взгляд на свои соски, словно совсем про них забыла.

   – Ха, ты видишь? С моими все в порядке! Certainement! [21] Я очень возбуждена, chéri! – Тут она импульсивно подалась вперед и поцеловала его в щеку. – Это было славно, chéri, – прошептала она, – как ты мне в рот кончил. Я по-прежнему чувствую вкус. Теперь я как-нибудь позволю тебе все, что угодно. Очень скоро. Только пусть ей соски не замораживают, ладно? Jе t'adore! [22]

   Первая проба получилась почти как и было запланировано. От кромки воды девушки шли к камере, взявшись за руки, смеясь, встряхивая волосами… Влажные трусики прилипли к их телам, соски торчали как розовые бутоны.

   Содержание эпизода, характеры девушек и очевидный альпийский фон навели Бориса на мысль, что это должно быть французское окружение. Диалог, следовательно, надлежало вести на том же языке. Памела, разумеется, не говорила по-французски достаточно хорошо, чтобы обеспечить основную запись, а потому решили, раз уж это была съемка среднего плана, где движения губ не имеют значения для звуковой синхронизации, что Арабелла будет говорить по-французски, а Памела – все равно не имевшая особого текста кроме некоторого количества девчоночьих вздохов, стонов и рыданий, – станет отвечать на английском, который позднее продублируют французским. Таким образом, считал Борис, никто не будет отвлекаться, или чувствовать себя скованно из-за страха сказать что-то очень личное на чужом языке.

   Сцена открывалась тем, как божественная Арабелла страстно поддразнивает, упрашивает, улещает и убалтывает волшебную Памелу, – пока они обе радостно восторгаются ее недавно развившимися грудями, причем Арабелла игриво касается сосков, ласкает их и наконец целует, кружа возле каждого кончиком языка… Нежные пробные поцелуи вскоре становятся глубокими, с прощупыванием языком, почти плотоядным пощипыванием губами, – а руки Арабеллы тем временем осторожно движутся по телу Памелы (точно счетчик Гейгера)… затем начинают хватать и сжимать, заставляя девушку вздрагивать от боли – не то реальной, не то показной. Памела же остается с экстатически зажмуренными глазами, когда Арабелла начинает свой чувственный спуск… от губ к горлу, к плечам, грудям… и еще ниже, медленно-медленно, к пупку, трогая его языком, а затем проходя вдоль края драгоценных трусиков. Тут начинается новая линия поведения… руки нежно стягивают трусики вниз, язык из знаменитого рта покрывает каждый дюйм идеального животика Памелы, пока он постепенно обнажается.

   – Тебе лучше остановить, – сказал Ласло. – Я не беру ничего, кроме ее затылка.

   – Все идет как надо, – ответил Борис. – Я просто хочу дать им немного разогреться. Перейди пока на лицо Памелы.

   Наблюдая за лицом Памелы, невозможно было понять, где кончается игра и начинается реальность. Действие требовало от актрисы, чтобы она оставалась стоять еще какое-то время после того, как Арабелла, опустившись на колени, начала ее целовать. Ей следовало откликаться нежно и страстно, глядя сверху вниз на Арабеллу, гладя одной рукой ее волосы, а другую инстинктивно прижимая к своим грудям – но при этом не скрывая их. Затем, когда ее чувство любви и привязанности освобождало дорогу возбуждению, Памела должна была, по-прежнему с закрытыми глазами, запрокинуть голову и опустить обе руки вниз, держа одну на голове Арабеллы, а другую на ее плече. Когда же она полностью отдавалась страстному чувству, она должна была позволить Арабелле постепенно утянуть себя вниз и лечь на траву. Этот переход был выполнен совершенно изящно – так что теперь Памела лежала на спине, а Арабелла стояла рядом с ней на коленях, лаская ее груди и целуя клитор.

   – Теперь плотно возьми лицо Арабеллы, – прошептал Борис Ласло. – Попробуй взять ее рот, ее язык.

   Помощник оператора медленно повернул фокусирующее кольцо, но Ласло покачал головой.

   – Не регистрируется – мы должны подсветить его сбоку… хоть как-то.

   Примерно в это же самое время Памела достигла своей точки насыщения – по крайней мере, на данный момент.

   – Пожалуйста… – выдохнула она. – Нельзя ли на минутку остановиться…

   – Ладно, стоп. – Борис подошел к Памеле, которая с помощью Хелен Вробель натягивала один из принесенных ею халатов. – Это было прекрасно, – сказал он, – по-настоящему прекрасно.

   – Мне очень жаль, что пришлось остановиться, – сказала Памела. – Я просто почувствовала, что теряю контроль, – я неспособна была сосредоточиться на том, что делаю.

   – А как это ощущалось, chéri? – захотела узнать Арабелла.

   – Ну, вообще-то это очень необычно… я хочу сказать, в этом-то вся и трудность. Это ужасно отвлекает.

   – Ты смогла бы продолжить в таком духе? – спросил Борис.

   – Так я и продолжала… до той точки, когда показалось… ну, когда этого стало уже слишком много.

   – Но ведь ты не кончила, chéri.

   Это замечание, похоже, сильно взволновало Памелу.

   – Да, я не кончила. Нет, конечно же нет… Как я могу кончить и нормально работать? Боже милостивый, да ведь я практически забыла, где в тот момент была камера!

   – Не волнуйся насчет камеры, – успокоил ее Борис. – Просто попытайся расслабиться и получить удовольствие.

   Арабелла поддержала его:

   – О да, если бы ты просто расслабилась и наслаждалась, получилась бы такая чудесная сцена… такая прекрасная.

   Тут подошел Фредди Первый и сказал, что дю Кувье ждет Арабеллу в ее трейлере, чтобы проверить грим.

   Арабелла поцеловала Памелу в щеку, прежде чем встать.

   – Ты восхитительна, – прошептала она и поспешила прочь.

   Памела вздохнула.

   – О господи, я просто хочу, чтобы она не была так… так ревностна. Я вовсе не уверена, что смогу с этим справиться.

   – В каком смысле «ревностна»? – спросил Борис.

   – Ну, – в некотором замешательстве попыталась объяснить Памела, – на самом деле я не знаю… то есть, думаю, я просто не знала, что они так это делают… я думала, это будет скорее как… поцелуй, а не… такое.

   Борис был заинтригован.

   – А не что?

   – Вообще-то я до конца не уверена… это скорее ощущается, как будто она… сосет, а потом как будто она, я не знаю… кусает. Должна вам сказать, более нервирующего ощущения я никогда в жизни не испытывала.

   Борис вопросительно на нее взглянул.

   – А кто-нибудь из… мужчин никогда с тобой ничего такого не проделывал?

   – Нет, – чопорно ответила Памела, – определенно нет. Да, меня там целовали… но такое… нет, такого никогда не было.

   – Гм…

   – Понимаете, я вовсе не говорю, что веду особенно уединенную жизнь. У меня было обычное число любовных романов и всего такого прочего. Дело просто в том, что я еще никогда не сталкивалась с таким опытом – или с таким ощущением, если угодно. Теперь вы оба предлагаете, чтобы я просто «расслабилась и получила удовольствие»… даже до точки переживания оргазма. Но ведь для этого, мистер Адриан, вам не нужна актриса, вам нужна просто… в общем, такого сорта девушка.

   Уголком глаза Борис заметил белый махровый халат – Арабелла уже вылезала из своего трейлера, ведя оживленную беседу с дю Кувье. Борис понял, что времени у него осталось немного.

   – Но ведь ты, конечно же, не считаешь, – сказал он Памеле, уставив на нее самый свой мрачный и серьезный взор, – что в этой роли… в этом характере… нет чего-то большего. Уверен, ты должна распознавать символику и иносказательность, лежащую в основе этого эпизода – возможно, самого главного эпизода во всем фильме.

   – Что ж, я очень хотела бы думать, что здесь есть что-то большее, нежели просто… да, конечно, я уверена, что здесь действительно есть что-то большее… иначе бы никого из нас здесь не было.

   – Все верно, – торопливо подтвердил Борис. – Послушай, вот что я тебе скажу… я попрошу Арабеллу, гм, не слишком усердствовать… а тебя, в свою очередь, попытаться… вроде как ее в этом поддержать… понимаешь?

   Он заговорщицки подмигнул девушке в тот самый момент, когда, сияя улыбкой, к ним подошла Арабелла.

   – Bon [23], – сказала она, – теперь мы работаем, да?

   Борис встал и помог подняться Памеле.

   – Да, давайте попробуем, – произнес он в манере Лоуренса Оливье, – теперь у нас все классно получится, правда?

   Памела умоляюще посмотрела на Бориса, прежде чем отойти на несколько шагов и дать ему возможность поговорить с Арабеллой наедине. И сама Арабелла тут же за эту возможность ухватилась.

   – Ну что, – прошептала она, – как ей это понравилось?

   Борис кивнул, подмигнул и выдал ей Сидов знак в виде колечка из большого и указательного пальцев.

   – Она это обожает, просто обожает.

   Арабелла была в восторге.

   – Ах, чудесно, как чудесно!

   – Да, это прекрасно, – согласился Борис. – Только держись там, слышишь?

   Она сжала его ладонь.

   – Ах, chéri, можешь на это рассчитывать!

13

   В тот же день, около часа, Липс Мэлоун вернулся из двухдневной поездки в Париж, где он выполнял задание существенной важности. Задание состояло в том, чтобы прочесать улицы, клубы и публичные дома на Монмартре и Елисейских Полях в поисках девушки, чьи нога и задница напоминали бы ноги и задницу Арабеллы. Или, по крайней мере, выглядели бы достаточно адекватно, чтобы на крупных планах проникновения дяди не было заметно, что это другая девушка. Липс замечательно справился со своей задачей, учитывая то короткое время, которые было ему отпущено. Темноглазой девушке было двадцать лет – или так она, по крайней мере, сказала. Впрочем, она выглядела не намного старше, а главное – у нее был нужный цвет кожи. После определенной кропотливой работы дю Кувье, включая копирование прически Арабеллы, сходство стало просто поразительным. Что было еще важнее, девушка обладала осиной талией Арабеллы, длинными и изящными ногами балерины, а также идеальной задницей – главными частями тела, выдвигаемыми на серебряный экран.

   Звали ее Иветта, а ее цена составляла сто франков за то, что она определила как «acte normal» – все отклонения от этого акта следовало предварительно обсуждать. После уяснения характера работы, а также того факта, что эта работа сможет занять ее на целых двое суток, Иветта произвела определенные подсчеты и объявила свою цену – четыре тысячи восемьсот франков.

   Липс, который, закупая оптом, привык получать вещи по специальной цене или хотя бы со скидкой, сперва ничего не понял.

   – Сорок восемь сотен франков? Это же пятнадцать сотен долларов, черт побери! Как ты такую сумму начислила?

   – Я так прикидываю, надо взять одного клиента в час, – объяснила Иветта. – Тогда одна сотня в час, умноженная на сорок восемь часов, даст сорок восемь сотен франков.

   – А как насчет сна? – поинтересовался Липс. – Ты что, никогда не спишь?

   Девушка пожала плечами.

   – Порой я сорок восемь часов без сна работаю. – Затем она добавила: – А кроме того, Арабелла богата, и кинокомпания тоже.

   – Ладно, – сказал Липс, – черт с тобой.

   На самом деле он уже приготовился к куда более высокой цене за нужную девушку. К тому же Иветта была права. Познакомившись с ней в студии, Борис и Сид тоже с этим согласились.

   Незадолго перед ланчем пошел дождь, положив конец съемкам в тот день, а потому вся компания вернулась на студию. Впрочем, так, скорее всего, в любом случае следовало поступить, ибо Памела уже дважды достигала момента перелома и очень близко подошла к коллапсу.

   На первой пересъемке она была более расслаблена, особенно в начале – лежа с закрытыми глазами и держа руки за головой, словно они были связаны в запястьях. Тело Памелы медленно корчилось предположительно в ложном отклике – тогда как Арабелла, стоя на коленях у нее между ног, массировала ее груди и пробегала языком вверх-вниз по ее половым губам, примерно через раз медля в самом верху, чтобы игриво ткнуть клитор.

   Затем, когда камера взяла очень крупный план, Арабелла отняла руки от грудей Памелы, взялась за ее половые губы и медленно их раздвинула.

   – Ты его берешь? – шепотом спросил Борис у Ласло, имея в виду поблескивающий жемчужно-розовый клитор, который обнажили половые губы, когда Арабелла ненадолго остановилась, просто разглядывая его, словно бы в предвкушении, прежде чем потянуться к нему своим таким же розовым языком.

   – Взял, – прошептал в ответ Ласло, – подсветка была что надо.

   Съемка подсвечивалась именно ради этого момента – чтобы уловить точечку мерцающего света наверху клитора, – и Арабелле были даны инструкции недолго помедлить, прежде чем, подобно ящерице, всосать его языком, а затем полностью скрыть своим прекрасным ртом.

   Вслед за этим Арабелла просунула ладони под ягодицы Памелы (которые она впоследствии описала как «две дыньки из пенорезины») и с новым усердием стала работать губами и языком – пока многострадальная Памела охала и стонала. Голова ее, запрокинутая назад, моталась влево-вправо.

   – А теперь, Пам, – сказал Борис, – когда ты становишься более возбужденной, попробуй пойти ей навстречу – подайся бедрами вверх, к ее рту. И чуть-чуть согни ноги.

   Проба, разумеется, была звуковая, но его голос можно было потом убрать при монтаже, – и Памела повиновалась, напрягаясь и силясь податься бедрами вверх, сгибая ноги.

   – Вот так, хорошо, – продолжил Борис. – Теперь положи руку – левую руку – ей на голову и притяни ее к себе, а правую положи себе на грудь и сожми ее. Прекрасно. А теперь просто постарайся к ней подстроиться. Пожалуйста.

   – Я стараюсь, стараюсь, – выдохнула Памела. – О боже… – Тут ее дыхание участилось, затем она застонала, кусая нижнюю губу и буквально швыряя голову влево-вправо, прежде чем ее тело охватила неистовая дрожь, голова до предела запрокинулась, а рот раскрылся в негромком вое. – …О боже, пожалуйста, пожалуйста, ох-х… – Памела громко застонала, а потом зарыдала, отталкивая Арабеллу и закрывая ладонью влагалище.

   – Отлично, стоп, – тихо сказал Борис и подошел утешить девушку, обливающуюся слезами.

   – Это было прекрасно, Памела. Абсолютно прекрасно. Ты по-настоящему великая актриса.

   – При чем тут актерство? – сквозь слезы спросила Памела, однако было очевидно, что комплимент оказал на нее пусть слабый, но все же вполне определенный успокаивающий эффект. Она принялась тереть глаза.

   Хелен Вробель, принесшая халаты, заметила это и крикнула через плечо:

   – Гримерная – салфетки, пожалуйста!

   – Я серьезно, Пам, – продолжал Борис, – это вышло колоссально. И у тебя тоже, Арабелла, – добавил он, обнимая свою суперзвезду за плечи. Та казалась смутно раздраженной.

   – Почему мы остановились? – поинтересовалась Арабелла.

   Борис взглянул на Памелу.

   – Да, это было так классно… я даже подумал, что ты вот-вот кончишь.

   – Но я действительно кончила! – воскликнула Памела, переводя изумленный взгляд с Бориса на Арабеллу. – Боже милостивый, вы что, не поняли?

   Недовольное и угрюмое выражение так и осталось на лице Арабеллы.

   – Это не причина, чтобы останавливаться, – пробурчала она, – и меня отталкивать. Причем так, как будто тебе это не понравилось. – Она повернулась к Борису. – Разве не так, Борис?

   – Hy-y…

   Памела просто не могла поверить.

   – Но я подумала, что вот-вот упаду в обморок или что-то вроде того. Вы же не считаете, что я смогла бы и дальше так продолжать?

   – Понимаешь, – сказал Борис, – вся суть в том, что нам нужно дойти до твоего подчинения Арабелле – то есть, мы не можем закончить тем, что ты ее отвергаешь, верно? – Он на секунду задумался. – А знаешь, упасть в обморок, может статься, не такая плохая идея.

   – Ну да, – скорбно произнесла Памела. – Если она не остановится, я запросто могу потерять сознание.

   – Хорошо, тогда ты, может быть, не совсем упадешь в обморок, а просто будешь выглядеть… вроде как удовлетворенной.

   – Так я как раз об этом и говорю – я ничего не смогу сделать, если она будет продолжать этим заниматься…

   – Ты хочешь сказать, после того как ты кончишь?

   Памела вздохнула и застенчиво отвернулась.

   – Да.

   – Хорошо… тогда что, если ты кончишь дважды?

   От такого предложения девушка снова ударилась в слезы.

   – Ох, я просто не могу, не могу, не могу…

   – Ладно, – вздохнул Борис, – мы что-нибудь придумаем. – И улыбнувшись про себя, подумал: «Отлично, теперь она, по крайней мере, приняла переживание оргазма как часть сцены».

   Третья проба прошла в полном соответствии с планом – если, разумеется, не считать того, что Арабелла не остановилась, как обещала, и Памела кончила дважды. Во второй раз оргазм вышел почти истерическим, когда Арабелла вставила ей два пальца во влагалище, одновременно обсасывая и покусывая ее клитор, после чего Памела распростерлась на траве – вялая и неподвижная, как сломанная кукла.

14

   Вторичная съемка – то есть съемка, расписанная в графике как альтернатива эпизоду на озере в случае дождя, – была любовной сценой между Арабеллой и ее дядей… где дядю предстояло сыграть большому и конкретному Сиду Крассману.

   – Если Сид и впрямь попытается ей воткнуть, – говорил, обращаясь к Тони, Борис, – она может чертовски разозлиться – то есть, вообще взбеситься… знаешь, физиономию ему расцарапает, попытается его искалечить или еще что-то в таком духе.

   Тони мигом выдал свой классический номер простачка– конферансье:

   – Итак, гм, миста Б., вы, э-э, хочете сказать искалечить или вы, э-э, хочете сказать рас-членитъ? Хе-хе-хе! – И он ловко отбил быструю чечетку.

   – Вся штука в том, – объяснил Борис, – что мы должны получить хотя бы один кадр его лица, когда он кончает, верно? А добиться этого можно только спарив его с другой девушкой – Иветтой. Мы ведь не можем рассчитывать на то, что Арабелла не начнет рвать и метать, когда пойдут такие дела, так? А главное – мы не можем допустить, чтобы она положила на все и ушла из картины. Нет уж, лучше мы сперва отснимем весь материал с Сидом и этой проституткой – в смысле, всю эту ерунду с проникновением.

15

   Сид, понятное дело, немного нервничал, приступая к своему экранному дебюту в столь сомнительно-благоприятной ситуации.

   – Классно выглядишь, Сид, – сказал Борис, когда тот вышел из костюмерной.

   Сид внимательно изучил себя в длинном зеркале – грязный, потертый комбинезон, серая рабочая рубашка и здоровенные грубые башмаки.

   – Черт побери, я, должно быть, совсем спятил, раз позволил вам, парни, подбить меня на такое!

   Тони ловко подделал изумленное восхищение.

   – Вот теперь я ясно ее вижу, Сид, – твою истинную и фундаментальную природу! Человек от земли! Из великого сердца Америки! «…Пашешь свои быстрые, широкие акры… пока ветер разносит по полям запах сосен и навоза, а ритм древней как мир работы входит в твою чистую душу». Под этим внешним лоском циничной развращенности, Сид Крассман, ты простой, честный крестьянин! Соль нашей великой земли! На таких простецких жопах мир держится! Как насчет быстренько перепихиуться? – И он с выпяченным вперед тазом устремился к огромной заднице Сида.

   Борис чуть было не рухнул со смеху, но Сида это совершенно не развеселило.

   – Ради Христа, можете вы, парни, хоть когда-нибудь по-серьезному? Я тут настоящего болвана из себя собираюсь сделать, а вам все шуточки…

   – Брось, Сид, – заверил его Борис, – ты же знаешь, я никогда не стал бы просить тебя сделать из себя болвана. Не забывай, мы будем снимать у сказочного влагалища Арабеллы – там для тебя вся ее лавочка будет раскрыта! А кроме того, ты это ради искусства делаешь.

   – Ради чистого искусства, не забывай, – добавил Тони.

   – Жопа моя тебе искусство, – отозвался Сид. – Это грязное кино – вот что это такое. А, черт с ним – идемте, давайте поскорее с этим разделаемся.

16

   Никки разработал и соорудил декорации в точном соответствии с воспоминаниями и описаниями Арабеллы: провансальская комната с темными стенами – маленькая, с высоким потолком и одним широким, затянутым белой занавеской окном, большой кроватью с четырьмя столбиками и пуховым стеганым одеялом, небольшим каменным камином, темным полом из широких досок, умывальником с мраморной раковиной, глиняным кувшином и керосиновой лампадой с треснувшим стеклом.

   Когда Борис, Тони и Сид прибыли туда, смятое одеяло лежало на полу вместе с пижамными штанишками Иветты – тогда как привлекательная хозяйка пижамы лежала на кровати в одной только расстегнутой курточке. Ласло ее освещал, а оператор брал в фокус.

   Тони пихнул Сида локтем.

   – Ого, – прошептал он, – ты только врубись! Ну как, Сид, готов окунуться?

   Эта съемка должна была начаться с того самого момента, когда другая, еще не осуществленная, закончится, – то есть как раз с момента проникновения Другими словами, все, что было до проникновения (расстегивание пижамной курточки, ласки грудей, стягивание штанишек и т. д.) предстояло проделать позже, с Арабеллой.

   – Ну вот, – сказал Борис, жестом предлагая Сиду присоединиться к нему у кровати, – ты хочешь снять его прямо сейчас? – Он имел в виду комбинезон. Ради лучшей кинематографической образности Борис и Тони в стиле поэтической вольности уже решили изменить версию Арабеллы и снимать дядю раздетым.

   – Боже мой! – воскликнул Сид. – Сомневаюсь, что у меня встанет, господи помилуй!

   – Брось, уж она-то хорошо знает, как это делается, – заверил его Борис. – За что она, по-твоему, пятнадцать сотен баксов получает? А теперь давай, Сид, приступай, ты съемку задерживаешь.

   – А если ты задерживаешь съемку, – вставил Тони, – ты задерживаешь картину. Врубаешься, Сид, чем это пахнет?

   – Ладно, только погодите минутку, – с тревогой произнес Сид. – Дайте мне для начала хоть немного весу набрать! – Он остановился, взялся рукой за свой пах и принялся энергично сжимать пенис под комбинезоном.

   – Годится, Сид, – крикнул Тони с края съемочной площадки. – Тот грубый животный член поднять! Давай поглядим, как он работает!

   – Да ты только посмотри на нее, Сид, – сказал Борис, когда они встали у самой кровати. – Она же совсем как Арабелла, черт побери! Ты вполне можешь представить, что ебешь Арабеллу. – А затем девушке: – Чудесно выглядишь, крошка. Попробуй-ка за пятнадцать сотен долларов соорудить вот этому нашему другу славную эрекцию.

   – Лекцию? – переспросила Иветта. – Какую еще лекцию?

   – Э-рек-цию, – старательно повторил Борис, словно для глухонемой. – Короче, чтобы у него член стоял. – И он указал туда, где по-прежнему энергично работала рука Сида.

   – А, член ему поставить! – лицо девушки вспыхнуло пониманием. – Да, это я умею! Иди сюда, chéri… – Она потянулась к Сиду. – Давай, залезай на кровать, Иветта тебе как следует его поставит.

   – Да, иди к ней, Сид, – сказал Борис.

   Сид принялся покорно стягивать с себя комбинезон.

   – Знаешь, – забормотал он, – никогда мне не нравилось без небольшого весу со шлюхой в постель забираться. Когда колом стоит, мне тоже не нравится, но без небольшого весу со шлюхой в постель забираться никак нельзя.

   Пока Сид залезал на кровать, Борис так расположил комбинезон на полу, чтобы это грубое, грязное одеяние слегка переплеталось с деликатно-цветочными, девичьи-невинными пижамными штанишками. Затем он подозвал Ласло и указал на эту деталь.

   – Захватим это по пути наверх, ладно? Во всем этом деле мы будем добиваться ощущения типа «красавица и чудовище».

   – Колоссально.

   Борис снова воззрился на комбинезон и штанишки.

   – Пожалуй, ее пижаму нужно слегка порвать, – произнес он вполголоса, затем подозвал Тони и спросил, что он думает по этому поводу.

   Тони пожал плечами.

   – Вряд ли он ее насиловал. Думаю, он просто ее одурачил.

   – Да, ты прав.

   Они направились к камере.

   – Нет, погоди минутку, – сказал Борис, останавливаясь. – Предположим, он рвет их еще до того, как ее дурачит. Ну, например, он может начать их стягивать, а она инстинктивно сопротивляется, он тянет сильнее, и как раз тогда они рвутся. А уже потом он ее дурачит, говоря, что просто хочет прижать к ней свой член и всякую такую чепуховину. Верно? То есть, это такой классный образ – рваные пижамные штанишки юной девушки.

   – Годится.

   Они вернулись к кровати, где Иветта одновременно массировала и сосала Сиду его орган. Ее грим под Арабеллу заставил Бориса проделать мгновенную прокрутку главного события предыдущего дня.

   – Ух ты, – восхитился он, – а ведь она и впрямь совсем как Арабелла, правда?

   Тони немного подумал.

   – Гм. Если бы она делала что-то другое, тогда была бы похожа. То есть, я не очень себе представляю, как Арабелла сосет член.

   – Не представляешь? А ведь тебе по роду работы полагается иметь чертовски богатое воображение. – Борис нагнулся и подобрал пижамные штанишки. – А где именно их надо порвать?

   – Да прямо на самом верху.

   Борис взялся обеими руками за верх, где шла резинка, и потянул.

   – Черт, они не рвутся. Вот облом.

   Тони потянулся за штанишками.

   – Дай я попробую… черт, ты прав.

   – Погоди минутку, они порвутся в самом низу отверстия. – Борис забрал штанишки и слегка разорвал их по шву. – К тому же, когда это случится, получатся классные кадры – крупный план того, как он их разрывает, постепенно обнажая ее юную пизду.

   – Юную пизду? Как ты собираешься сделать ее юной?

   – Гм. Придется ее подстричь. – Он помахал рукой помощнику дю Кувье. – Эй, гример! Тащи сюда ножницы!

   – Класс, – одобрил Тони.

   Борис снова принялся располагать пижамные штанишки на полу. Тем временем Тони подался вперед, чтобы вглядеться в Сида и Иветту – точнее, в голову Иветты и член Сида. Иветта, не останавливаясь, подняла на него глаза, что произвело довольно странный эффект. Словно бы пятилетняя девочка широко раскрытыми глазами вопросительно глянула на Тони поверх торчащего изо рта леденца в то время как, нависая над ней в манере хирурга из фильма ужасов, помощник гримера ловко и избирательно уменьшал объем волос у нее на лобке.

   Тони протянул руку и, улыбаясь, погладил девушку по голове.

   – Послушай, приходи-ка ты ко мне в номер, когда будет перерывчик. Хочу с тобой насчет твоей роли поговорить.

   Хриплый вопль Сида нарушил их маленький тет-а-тет:

   – Не убрался бы ты отсюда на хер, черт побери? У меня, блин, только-только чуть было как следует не встал!

   Тони подмигнул Иветте, отворачиваясь и еле слышно мурлыча:

   – Вам бы в кино сниматься…

   Борис, все это время пытавшийся как можно удачнее расположить пижамные штанишки, встал, по-прежнему глядя на них, и положил ладони на бедра.

   – Мы должны взять их очень близко, – бормотал он, – очень близко… иначе не будет никакого смысла… мы должны увидеть ткань, самые ее нити, как раз в том месте, где она порвана… – Он повернулся, чтобы подойти к камере. Тони последовал за ним – но тут их остановил хриплый крик сзади.

   – Эй, парни, врубитесь! Вот это болт, ага? – Они дружно развернулись и увидели, как Сид с гордостью демонстрирует очень серьезную эрекцию, выпячивая член вперед для лучшего обзора. – Как вам такой, а? Хотел бы я посмотреть, парни, как вы сравнитесь с этим блокбастером!

   Борис думал о другом и бросил взгляд, просто откликаясь на шум.

   – Классно, Сид, – без особого энтузиазма похвалил он – а затем, уже серьезно, останавливаясь и оглядываясь на сосущую Иветту, прокричал: – Не дай ему кончить! Еще рано! – Страховки ради Борис повторил это на французском: – Attention, faut pas le faire jouir! Pas encore! [24] – После чего они с Тони продолжили свой путь к камере. – Думаю, у нас может получиться фантастическая сцена, Тон, – сказал Борис так серьезно, что вышло почти мрачно. Позади них Сид по-прежнему орал:

   – Эй, вы, парни, Иветта говорит, что он идеальный! «Parfait [25]», говорит. Слышишь, Тон? Заебись – parfait! Ха-ха-ха!


   Съемка, предшествующая текущей, должна была закончиться на том, как пижамные штанишки падают на пол, смятые и порванные. Задержавшись на этом пикантном образе, камера затем должна была панорамировать снизу вверх и приблизиться туда, где дядя пытался насильно вставить «Арабелле».

   – Хорошо, Сид, – сказал Борис, – просто приставь его к самому краю влагалища, как будто ты пытаешься его втолкнуть, а он не идет… вот так. Ну что там, Лас?

   – Он весь влажный – я цепляю уйму бликов… он все еще влажный от ее рта.

   – А, ч-черт, – выругался Борис, затем крикнул Силу: – Ладно, Сид, вытри его.

   – Кого?

   – Хуй! Твой хуй – он не должен быть влажным, черт побери! – Борис повернулся к помощнику дю Кувье: – Гример – салфетки, пожалуйста. – И молодой чудак в темпе сгонял за пригоршней «клинекса».

   – Я сам позабочусь об этом, мастер, – прорычал Сид, выхватывая салфетки у него из рук, когда гример предложил профессиональную помощь.

   – Ага, вот так, – сказал Борис, когда действие возобновилось, – продолжай давить, Сид. Попытайся его вставить. Как оно, Лас?

   – Классно.

   – Ладно, давай крути. Продолжай, Сид, мы снимаем. Иветта, ты держи колени пониже, еще пониже, еще пониже… пытайся держать их вместе… помни, ты славная девочка, ты девственница, ты не понимаешь, что происходит… Тебе очень не нравится, что он там у тебя между ног… хорошо, Сид, теперь помедленней, прикинь, войдет ли он… попытайся реально его вставить…

   Для предотвращения слишком быстрого введения члена влагалище Иветты было не только тщательно вытерто махровой тканью, но также обильно смочено крепким раствором квасцов – который, как известно, оказывает существенный эффект стягивания и сморщивания. Этот раствор теперь самым превосходным образом проявил себя, когда Сид с неподдельным рвением попытался вставить «Арабелле» свой член.

   – Черт, – крикнул он через плечо, – слыхал я о тугой пизде, но это просто нелепость какая-то!

   – Не сдавайся, Сид, – направлял его Борис, – помни, это Арабелла… ты должен в нее проникнуть… вот так, теперь он уже идет… держись… дави, дави… – И вбок Ласло: – Ты его берешь?

   – Да-да, классно.

   – Ладно, Сид, теперь немного наружу, а потом опять туда… на всю длину, в полный рост, Сид, в полный рост! Вот так, вот так! – Внезапно лицо его упало. – Проклятье! Стоп-стоп-стоп! – Он повернулся к Тони. – Ты видел? Она ему поддала! Она ему как блядь поддала! Эта чертова девственница… и она ему как ебаная блядь-нимфоманка поддает!

   Тони развел руками.

   – Воспитание у нее такое.

   Борис подошел к кровати.

   – Иветта, деточка… ты не должна так жопой толкать… помни, ты же девственница… тебе от этого больно… раз уж на то пошло, скорее пытайся от него отодвинуться, ага? – Затем он подозвал Тони.

   – А что, если немного крови подлить? – спросил Борис. – Знаешь, для капельки девственности. Не забывай, все это в сочном цвете идет.

   Тони скривился.

   – По-моему, отталкивающе.

   – Ладно, черт с ней, с кровью, – махнул рукой Борис, затем наклонился вперед – к самому стыку член-влагалище. – Держи его, Сид, – вынь его примерно наполовину и держи… Вот так. Нам придется дать туда немного глицеринового спрея – на вид он слишком сухой. – И он подал знак помощнику дю Кувье, который тут же подлетел с пульверизатором и как полагается его применил.

   – Теперь так его и держи, Сид, именно так, не вставляй на полную, пока мы этот кадр не получим. – Он поспешил обратно к камере и посмотрел в объектив, который плотно держался на пенисе. Тот теперь буквально искрился от того, что казалось подлинным соком из влагалища. – Прекрасно, – сказал Борис, – крути, Лас.

   – Кручу, – отозвался тот.

   – Отлично, Сид, давай работай… а ты, Иветта, лежи неподвижно и держи колени внизу… тебе больно, очень больно… вот так, вот так, Сид, давай туда поглубже, это Арабелла… ты Арабеллу ебешь… не давай ей уйти, не отпускай, тяни ее к себе… хорошо, а теперь попытайся поднять ей ноги… глубже, Сид, давай туда до отказа… держись, держись… стоп, стоп. Послушай, Сид, ты начал двигаться слишком быстро, и оттого кажется, будто ты кончаешь… теперь давай начнем сначала и станем двигать хуем вроде как медленно, ритмично… – Его лицо снова упало. – Ты что, и правда кончил?! Черт побери, Сид!

   Тони загоготал.

   – Как непрофессионально!

   – Гример, – мрачно бросил Борис через плечо, – салфетки, пожалуйста. – А затем добавил: – Да, и лубок захвати.

Часть третья
Касательно возможности определенных побочных эффектов от курения кошачьей мяты

1

   Жителям Монте-Карло, то есть гражданам Монако, не позволяется входить в многочисленные казино – источник семидесяти восьми процентов государственного дохода этой страны. Таким образом они разделяют с правительством все угрызения совести за любые личные трагедии, которые могут случиться в результате слишком крупных проигрышей за столиками. И принцу Монако спится легко, ибо его греет сознание того, что упомянутые трагедии обрушиваются не на его подданных, а на чужестранцев с сомнительными побуждениями.

   В отношении фильма «Лики любви» и его премьеры схожее соглашение было заключено между принцем Лихтенштейна и церковью. Последняя с самого начала откровенно оппозициоиировала проекту, но, разумеется, не могла противостоять коммерческим интересам правительства, проявляющего заботу о гражданах.

   – Это ради общего блага, – сказал тогда принц, – нашей гордой земли, нашего Лихтенштейна!

   Суть соглашения заключалась в том, что гражданам Лихтенштейна не будет позволено посмотреть (или «испытать на себе», как гласил документ) упомянутый фильм, если только не с особого соизволения церкви, которое могло быть пожаловано лишь в самых исключительных обстоятельствах. Таким образом, граждане должны были быть защищены от любого тлетворного или иного влияния, какое мог оказать на них фильм, – но при этом, ясное дело, без всякой потери мощного притока туристских долларов, фунтов, марок, франков и тугриков, какое правительство рассчитывало привлечь. С другой стороны, классная западногерманская команда рекламщиков, которая была задействована, произвела оценку и решила, что это любопытное (возможно, уникальное) национальное «ограничение» соберет «миллион долларов на выпусках телеграфных агентств», а также «в десять раз психологически усилит запретный потенциал фильма, что составит определенный плюс в плане мотивации».

   Взаимоотношения между кинокомпанией и главами церкви – а в особенности пожилым кардиналом фон Копфом – с самого начала были тонкими и деликатными. Худой, похожий на ястреба старичок, потомок прежней австрийской аристократии, фон Копф выказал предельное раздражение, узнав про эпизод с проститутками в катафалке. Не то чтобы он был человеком особенно суеверным, просто его представления о неподобающем были достаточно жесткими. Кроме того, по несчастливому совпадению, тремя днями позже ему также пришлось задействовать упомянутое транспортное средство – подобно карете «скорой помощи», одно-единственное в Вадуце, – использовав его для похорон своей горячо любимой матушки.

   – Здесь все еще тепло от жара их омерзительно корчащихся тел! – горестно пожаловался кардинал и сверх этого побожился, что «зловонный смрад сала и мускуса все еще густо висит в воздухе, словно сама адская пелена». Человек гордый и эксцентричный, фон Копф тайно поклялся отмстить кинокомпании и прежде всего «главному Левиафану», надо полагать, имея в виду конкретного жирягу по имени Сид К. Крассман.

   На данный момент, однако, единственное эффективное вмешательство кардинала ограничивалось его отказом кинокомпании воспользоваться шато шестнадцатого столетия, которое обнаружили Морти с Липсом и которому случилось принадлежать церкви.

   – Он антисемит, – сказал Морти. – Вшивый хуесос-макаронник.

   – Никакой он не макаронник, – возразил Липс.

   – Он же, блин, католик! И уж точно не лягушатник!

   – Не лягушатник, – согласился Липс. – Но он и не макаронник. Он фриц какой-нибудь.

   – Думаешь? – задумчиво протянул Морт. – Ну, раз он католик и никакой не лягушатник, я его в злоебучие макаронники записываю!

   – Погоди-ка, погоди… может, он фашист, господи Иисусе!

   Это замечание просто восхитило Морти.

   – Точно, блин! Он вшивый фашистский фриц, да еще католик! Можешь, Липс, свой лучший зуб на это поставить! – Он схватил телефонную трубку. – Пусть-ка Сид это проверит!

   Еще одной вещью, возбудившей гнев кардинала, был клочок информации – точнее, как выяснилось, дезинформации, – который он получил в первый же день съемок. Так вышло, что двое его прихожан, средних лет супружеская пара, которая владела в городе ресторанчиком, получила концессию на поставку продуктов для кинокомпании. Супруги готовили киношникам завтрак и ланч в импровизированном кухонном фургоне, а также поддерживали горячими чайники и кофейники, которые были доступны в течение всего дня. Хотя на саму съемочную площадку им заходить не позволялось, они, разумеется, имели оказию видеть главных действующих лиц – а конкретно, Арабеллу и Памелу Дикенсен, – когда те проходили мимо кухонного фургона. Однако пара ни разу не видела женщин до производства с ними волшебной гримерной работы – а потому добрые супруги, понятное дело, не сумели узнать знаменитых кинозвезд и вместо них увидели (как они позднее доложили кардиналу) «двух местных девочек… которым никак не больше пятнадцати-шестнадцати лет».

   Естественно, такое известие было, мягко выражаясь, не слишком хорошо воспринято фон Копфом. Кардинал отправился прямиком к принцу и представил ему самую что ни на есть резкую жалобу которая в конечном итоге поставила его в неловкое положение человека, обращающегося с непроверенными слухами как с доказанными фактами. Это свое положение фон Копф также поставил в вину Сиду и всем остальным – но главным образом Сиду.

2

   Как за таинственной ночью, согласно общепринятому выражению, следует чудесное утро, так и темноглазая Арабелла отбыла из Вадуца всего за час до прибытия туда златовласой Анджелы Стерлинг и семнадцати предметов ее багажа.

   Борис встретил Анджелу в большом «мерсе» с наемным шофером, тогда как Липс Мэлоун, управлявший микроавтобусом марки «ситроен», позаботился о багаже.

   – Господи, как мне не терпится увидеть сценарий! – возбужденно воскликнула Анджела. – Судя по тому, что вы и мистер Крассман рассказали мне в Голливуде, он должен быть… таким смелым!

   – Гм, ну да, нам бы хотелось так думать. По крайней мере, он… оригинальный.

   – О да, конечно! Боже милостивый, какой фильм Бориса Адриана не оригинален?!

   – Тони Сандерс тоже над ним поработал – ты с ним знакома, не так ли?

   – О да, Тони просто чудесный – он написал сценарий одной из моих картин. Она столько всяких наград получила… – Тут Анджела вздохнула, одарила Бориса знаменитой по всему миру улыбкой отважной маленькой девочки и добавила: – Но ни одна из этих наград, естественно, не была «Лучшей актрисе».

   В голубой мини-юбке, которая идеально подходила к ее глазам и заканчивалась на середине молочно-белых ляжек, почти того же цвета, что и ее зубы, Анджела была само очарование. Борис улыбнулся, затем протянул руку и сжал ее ладонь.

   – Не волнуйся, Энджи, – серьезно сказал он. – Думаю, на сей раз тебе повезет больше. Это очень серьезный фильм.

   – О, я знаю, знаю, – радостно воскликнула актриса. – И я просто сказать не могу, как высоко ценю такую возможность. – Она обеими руками сжала его ладонь, держа ее у себя на коленях – которые на самом деле, учитывая длину мини-юбки, представляли собой две голые ляжки, чуть выше незначительно прикрытые трусиками от Пуччи. «Совсем как алебастр», – подумал Борис, представляя их себе на фоне розовых атласных простыней приподнятыми над равномерно толкающими черными ягодицами. В то же самое время его удивила теплота и мягкость этих ляжек, прижатых к его ладони… совсем не как алебастр.


   В то нью-йоркское утро, когда Анджела получила телеграмму от Бориса, где говорилось, что они готовы снимать ее эпизод, она первым делом побежала в Актерскую мастерскую сообщить своему гуру Хансу Хемингу чудесные новости.

   Страстный, похожий на медведя венгр Ханс Хеминг и его необычная методика обучения актеров являли собой сразу и скандал, и спасение индустрии, центр круглогодичной бури дискуссий среди учеников и профессионалов сцены и экрана. На каждую персону, которая считала его авантюристом и шарлатаном – а таких насчитывалось немало, – можно было найти другую, убежденную в том, что он гений, даже мессия. В любом случае, две вещи были неоспоримы: во-первых, мастерской Ханса Хеминга ставилось в заслугу производство по меньшей мере дюжины самых знаменитых актеров; а во-вторых, его влияние на этих актеров и на других было колоссальным. Это в полной мере относилось и к Анджеле Стерлинг; даже будучи самой высокооплачиваемой кинозвездой в мире, главной приманкой билетных касс, она по-прежнему оставалась совершенно непризнанной как актриса. Находились люди, которые не только утверждали, что у нее нет ни грана таланта, но даже заходили так далеко, что использовали ее в своих обличениях Ханса Хеминга – приписывая его профессиональному интересу к ней статус окончательного доказательства его циничной лживости и художественной фальши. Со своей стороны, Ханс Хеминг настаивал на том, что в Анджеле Стерлинг он видит чистоту и субстанцию нетронутую, неограниченную.

   – Возможно, это чистый лист, – любил говаривать он, – но лист тонкого пергамента.

   Анджела, в свою очередь, преклонялась перед ним почти фанатично.

   – Разве это не восхитительно? – воскликнула она сквозь слезы радости, показывая ему телеграмму.

   – Я так рад за тебя, котенок, – сказал Ханс Хеминг, притягивая ее к себе. – Борис Адриан – великий художник. И это тот самый прорыв, которого мы так ждали.

   – О, я знаю, знаю, знаю! – экстатически всхлипывала Анджела.

   Затем Ханс Хеминг отстранил девушку на расстояние вытянутой руки и сосредоточил на ней мрачный взор.

   – Слово предостережения. Как насчет киностудии – ведь у тебя с ней контракт, не так ли? А твой агент? Что, если он будет против?

   Анджела явно изумилась.

   – Но почему, бога ради, они должны быть против? Они знают, что это именно то, ради чего я работала… ради чего мы все работали, – шанс сделать что-то… творческое – шанс поработать в… серьезном фильме – шанс поработать с великим режиссером… разве не так?

   Его лицо слегка помрачнело.

   – Да, но эта картина… ходят слухи… говорят, что это… странная картина.

   – Но ведь все его картины странные, разве не так? Ханс Хеминг пожал плечами.

   – Возможно, эта – более странная, чем остальные. Понимаешь, я говорю это только затем, чтобы предупредить тебя, что другие – киностудия, твой агент – могут попытаться тебя отговорить. Ты должна быть к этому готова. Ты должна быть готова воспротивиться их уговорам.

   Анджела изумленно посмотрела на него.

   – Ты шутишь? Ты думаешь, я им позволю? Думаешь, я встану по стойке «смирно»? – Теперь ее твердый взгляд был полон решимости. – Ведь это тот прорыв, которого я ждала, так?

   Он грустно улыбнулся.

   – Да, дорогой мой котенок, это действительно так. Но ты должна помнить, что самая жестокая и ироничная трагедия жизни – это наша неспособность сделать то, что должно быть сделано, именно в тот момент, когда это следует сделать… вместо этого нас, точно тростник, швыряют из стороны в сторону волны случая.

   Анджела с серьезным видом помотала головой.

   – Нет-нет, только не с этой ролью – здесь я ничего на волю случая не оставляю. Железно.

   Ханс Хеминг по-доброму кивнул, отпуская Анджелу и опуская руки; затем он положил одну руку ей на плечо. Со своим крупным лицом и грустной торжественностью он напоминал монаха-бенедиктинца, собирающегося ее благословить.

   – Хорошо, – нараспев произнес он, – думаю, мой котенок взрослеет.

   – Взрослею, можешь не сомневаться, – согласилась Анджела. – Мои чемоданы уже месяц как упакованы.

3

   Контракт между правительством Лихтенштейна и «Фильмами Серого Кардинала» (корпоративное название, которое киностудия «Метрополитен» использовала для картины) особо оговаривал то, что «вся основная съемка» должна быть произведена в пределах страны. К немалому унынию Бориса и Сида, это касалось и работы «второй съемочной группы». Короче говоря, вместо того чтобы послать небольшую бригаду с оператором в Танжер и отснять там наружный материал касбы – в основном длинные или снятые с воздуха эпизоды, – она теперь должна была разработать и соорудить всю эту касбу и ее окрестности здесь. Однако вскоре стало очевидно, что подобный род операций в стиле Сесила Б. Демилле просто неосуществим в пределах их временных и бюджетных ограничений – главным образом из-за низкого качества доступных материалов и неопытности местных мастеровых. Кроме того, декорация на открытом воздухе, использованная в чем-то большем, нежели съемка средних планов, неизбежно выдает себя как искусственная конструкция. С такой проблемой не смог совладать даже гениальный Никки – если не считать нескольких убедительных фасадов, каменных лестниц и кратких участков булыжной улицы. В какой-то момент даже стало казаться, что наиважнейший эпизод с касбой рискует вылететь из сценария.

   Ситуацию, однако, в очередной раз спас не кто иной, как продюсер С. К. Крассман. Сид разослал Морти. Липса и Никки в Лондон, Париж и Рим соответственно, откуда они вернулись с шестью минутами превосходного цветного материала, собранного по крохам из недавней туристской документалистики.

   – А это подойдет? – поинтересовался Ласло у Сида.

   – К чему, блин? Мы еще даже съемку не начали! Лучше позаботься о том, чтобы ты сам к этому подошел, мудила!

   Итак, теперь у них была установочная съемка – прекрасный вид города с воздуха, а также медленный наезд на одну конкретную улицу, затем на одну конкретную касбу и наконец на одно конкретное окно. Для Никки проще простого было воссоздать улицу, фасад и окно так, чтобы зритель не различил, где кончается фильм о путешествии и начинается горячий материал. Под «зрителем», понятное дело, подразумевался человек, специально не обученный.

4

   – Ханс передает вам свою любовь, – говорила Анджела через освещенный пламенем свечи столик в «Ла Мармите», французском ресторанчике Вадуца – подобно катафалку и карете скорой помощи, единственном в городе.

   Борис улыбнулся.

   – Он великий человек, поистине великий.

   Анджела вздохнула.

   – То же самое он говорит о вас. – Она склонила голову набок и уставила на пламя свечи грустный взор маленькой девочки. – Надеюсь, когда-нибудь кто-то скажет это и обо мне.

   Борис рассмеялся.

   – Что ты великий человек? Это вряд ли.

   Анджела подняла глаза и смело улыбнулась.

   – Что я великая актриса, – умоляющим тоном произнесла она. – Или пусть даже не великая, а просто хорошая. Вместо того, что, как вам известно, – она отвернулась от него, и голос ее почти затих, – обо мне говорят…

   – Что с тобой классно бы переспать?

   Борис обладал манерой говорить что-то обезоруживающе-личное полному незнакомцу, не нанося оскорбления; суть здесь заключалась в использовании тона, который отражал одновременно отстраненность и участие без всякого намека на нездоровую похотливость или напускную важность. Это позволяло установить интимную атмосферу за наикратчайшее время. Далее, разумеется, следовало колоссальное доверие – именно оно и давало Борису возможность не только фактически использовать актеров как пешки в своей игре, но и извлекать из них даже больше того, что они могли дать.

   – Так, значит, обо мне говорят? – поинтересовалась Анджела и бросила на него резкий взор – впрочем, спрашивая мягко и опять опуская глаза. Разумеется, она знала, что это правда.

   – А ты сама как думаешь?

   Она пожала плечами.

   – Наверно, что-то вроде того.

   Борис улыбнулся ей и с нежной целеустремленностью заговорил:

   – Энджи… все хотят тебя ебать. Ты это знаешь, не так ли? Все мужчины и мальчики в мире хотят ебать Анджелу Стерлинг.

   Анджела посмотрела на него, и холодная ненависть медленно наполнила ее взгляд, прежде чем она заговорила.

   – Это как раз тот имидж, который я хочу изменить.

   – Да, я это понимаю, и мы его изменим. Но я должен знать, каково быть тобой. Разве ты не понимаешь, что само это явление – просто фантастика? Только представь – мальчики в ванных комнатах, солдаты всех армий мира, заключенные всех стран – все до единого мастурбируют на своих койках по ночам, думая о тебе… мужчины занимаются любовью со своими женами, своими подругами, проститутками, воображая, что это ты. Знаешь, как ведут статистику – вроде того, что каждые восемь секунд в мире происходит убийство, такого рода вещи. Так вот, надо думать, ни днем, ни ночью не проходит ни одной секунды, чтобы галлон спермы не выплеснулся в твою честь. Этот галлон выплескивается, имея целью твое влагалище! Разве это не фантастика? Чувствуешь ли ты это коллективное желание? Ощущаешь ли, что парни всей земли хотят тебя ебать? Черт побери, вибрации должны быть просто невероятными.

   Анджела следила за словами Бориса – поначалу тупо, затем недоверчиво. И все же в конце концов, убежденная его искренним сопереживанием, она тоже смогла бесстрастно обдумать этот образ, как будто он говорил о ком-то другом. Она медленно погасила сигарету, глядя в пепельницу.

   – Но в этом-то как раз все и дело, – почти с обидой сказала Анджела. – Они хотят ебать не меня, а Анджелу Стерлинг.

   – А ты ее с собой не идентифицируешь?

   – Нет, – твердо сказала она. – Только не ту Анджелу Стерлинг. Это определенно.

   Толика благочестия в ее ответе вызвала у Бориса улыбку, вернув его мысли к одному любопытному инциденту, случившемуся несколькими годами раньше – шестью, если точнее, – в тот самый момент, когда Анджела наслаждалась первыми цветами своей звездности, а также первым сердечным страданием. Тот случай произошел в воскресенье, на дневной вечеринке с коктейлями в большом пляжном особняке Леса Харрисона, где присутствовали и Борис, и Анджела. Анджела тогда уже около шести месяцев жила с Лесом и номинально считалась хозяйкой – однако как раз в тот день ее тактично проинформировали о том, что ее мистер Чудесный Жених все-таки решил не разводиться со своей супругой, а напротив, вернуться к ней («должен еще раз попробовать ужиться с Этель – мы это детишкам задолжали»). Понятное дело, это было чистейшее вранье, но Лесу такой вариант показался более деликатным, чем просто сказать ей, чтобы проваливала куда подальше. Так или иначе, новости вынудили Анджелу погрузиться в подлинную пучину жалости к себе и злоупотреблений в плане похоти. В конце концов она вырубилась на кровати в одной из комнат для гостей после безуспешной попытки дозвониться своей матушке в Амарилло, в штат Техас.

   Тем воскресным днем также пытался дозвониться своей матушке один молодой человек, которого Борис привел с собой на вечеринку. Звали молодого человека Гровер Морс, и родом он был из Мейкона, что в штате Джорджия. Красивый, завороженный звездами парнишка семнадцати лет, Гровер работал вторым помощником режиссера на съемках картины, которую Борис только что закончил, – на той части натурных съемок, что производилась на Дальнем Юге.

   Обязанности у второго помощника примерно те же, что и у мальчика на побегушках, – приносить кофе режиссеру, стулья гостям, стучать в двери актерских гримерок, когда камера готова, а также делать мириады других вещей. Главные качества высококлассных «вторых», как их обычно называют, следующие: во-первых, предвосхищать требования или потребности членов компании; а во-вторых, быть в связи со всем этим делом шустрыми и радостными – но не настолько радостными, чтобы стать назойливыми. Вряд ли следует говорить, что великий второй – птица куда более редкая, чем хороший режиссер или актер. А потому, когда Гровер Морс проявил на этой самой требовательной и неблагодарной из работ исключительный талант, Борис предложил парню отправиться на Побережье вместе с компанией, а также высказал уверенность в том, что его ждет прибыльное будущее в киношных делах. Гровера убеждать не потребовалось, а вот его любящую матушку – еще как. Поскольку он был еще сущим ребенком (только-только семнадцать исполнилось), да и дальше границ округа еще никогда не бывал, мамаша испытывала вполне понятные опасения на предмет его отъезда в Голливуд, прославленную греховно-праздничную столицу мира. Борис, понятное дело, сумел дать ей бесчисленные заверения – в число которых входило то, что сын позвонит ей, как только прибудет на место. Так уж получилось, что прибыли они в воскресенье днем – и, поскольку Борис был приглашен на вечеринку к Лесу Харрисону, прямо из аэропорта они отправились в особняк Хрена Моржового в Малибу, где – опять же так получилось – вечеринка была в самом разгаре. Борис немедленно напомнил Гроверу о необходимости позвонить матушке.

   – Воспользуйся телефоном вон там, – сказал Лес, ткнув пальцем в сторону нескольких дверей ближайших спален для гостей.

   Парнишка послушно вошел, закрыл за собой дверь, сел на одну из пары кроватей и стал звонить. Комната была большая, из-за опущенных штор там царил полумрак, а потому только когда телефонистка сказала, что Гроверу придется пять-десять минут подождать и что она ему перезвонит, он вдруг понял, что не один в комнате. На другой кровати лежала раскинувшаяся на спине женщина. Если не считать затененного мерцания светлых волос и поднятой ко лбу руки, ничего такого особенного было не различить.

   Гровер очень тихо повесил трубку – однако при этом звуке Анджела зашевелилась и с прищуром глянула на него из-под ладони.

   – Я тебя не знаю, – с пьяной невнятностью выговорила она.

   – Да, мэм…

   – Тогда какого черта ты здесь делаешь?

   – Простите, мэм, я не видел вас, когда вошел. Я просто воспользовался телефоном.

   – Телефоном, значит?

   – Да, мэм…

   Поскольку Анджела, как ему показалось, продолжала глазеть на него – на самом деле она просто пыталась взять его в фокус, – Гровер почувствовал себя обязанным сказать:

   – Я звонил домой, маме. Телефонистка сказала, что мне придется подождать.

   Анджела издала краткий злобный смешок.

   – А в чем дело – у тебя что, тоже проблемы?

   – О нет, мэм. Я просто должен дать ей знать, что добрался сюда и что со мной все хорошо. – Гровер встал. – Пойду посмотрю, не удастся ли мне воспользоваться другим телефоном. Простите, что я вас потревожил.

   Анджела приподнялась на локте и откашлялась.

   – Слушай сюда, сынок, – сказала она уже более отчетливо, – как бы тебе понравилось выебать Анджелу Стерлинг?

   – Простите, мэм?

   – Я сказала: как бы тебе понравилось Анджелу Стерлинг отьебать?

   – Вы имеете в виду… кинозвезду?

   – Ее самую.

   Гровер, не на шутку смущенный, затоптался, бросая на нее вороватые взгляды. Он неловко покашлял, почесал в затылке.

   – Э-э, мэм, честно говоря, просто не знаю, что сказать…

   – Скажи «да» или «нет», – прорычала Анджела. – Но только будь до хуя уверен, что говоришь «да». На сегодня я уже досыта говна наглоталась. А теперь запри дверь и подойди сюда.

   – Хорошо, мэм.

   Пять-десять минут спустя, когда парнишка застегивал рубашку и ширинку, а Анджела приводила себя в порядок в ванной, раздался звонок, и Гровер стал говорить по телефону со своей матушкой:

   – Да, мам, все хорошо. Именно так, как говорил мистер Адриан. Уверяю, мама, у тебя нет никаких оснований для тревоги… Да-да, конечно, очень мило. Такую приятную компанию редко где встретишь… Ты имеешь в виду прямо сейчас? Ну, я с мистером Адрианом в доме у его друга… Вечеринка? Да, думаю, здесь что-то вроде вечеринки – дневной вечеринки… Не забывай, у нас здесь на три часа раньше, чем там у вас дома… Что? Да нет же, мама, это совсем не та голливудская вечеринка, про которые ты читала, – с молодыми актрисами и тому подобным… Послушай, все это один вздор – как мистер Адриан и сказал. Эту чепуху печатают, чтобы продавать газеты. И никто, кроме дурачков, в нее не верит. Теперь-то ты это доподлинно знаешь, правда, мама?


   Борис никогда никому не рассказывал об этом инциденте и посоветовал юному Морсу также соблюдать осторожность. Таким образом, все случившееся осталось одним из великих секретов сословия – выйдя на поверхность лишь случайно и запоздало в виде пьяной истории, рассказанной самим Морсом (который после краткого периода работы вторым помощником стал каскадером, а в конце концов – безнадежным пьяницей). История эта была без вариантов расценена как та разновидность лживой фантазии, что таится в сердце каждого полнокровного американского самца.

   Борис не был особенно склонен к реминисценции, но теперь, глядя через стол на сказочную златовласую красавицу, чьи голубые глаза сияли, а влажные красные губы поблескивали в свете свечи, он почувствовал, что его осведомленность дает ему любопытное преимущество – почти как если бы он смог путем шантажа заставить Анджелу хорошо играть. По крайней мере, знание об этом инциденте капитально подрывало образ маленькой девочки, который временами грозил подавить всякого, кто оказывался в поле досягаемости. Впрочем, сам Борис никогда не был одурачен таким образом, ибо существовали и другие рассказы, характеризовавшие Анджелу как персону с несколько иной харизмой, нежели та, которую выдавали общественности она сама и ее агент, а также проецировал отдел рекламы в «Метрополитене». К примеру, было известно, что, подписав свой первый студийный контракт – после двух лет эпизодических ролей и дополнительной работы, – Анджела с искусным вздохом облегчения швырнула перо на середину стола и воскликнула:

   – Вот последний жидовский хер, какой я сосала в своей жизни! – Затем она театрально подняла правую руку, возвела голубые глаза к потолку и добавила: – И бог мне свидетель!

   Даже став таким образом актрисой по контракту, Анджела продолжала использоваться по своей прежней специальности – в пляжных и серферных фильмах или «фильмишках сиськи-жопа», как их порой называли, – пока ее в конце концов не «открыл» Лес Харрисон. Чтобы затащить Анджелу к себе в постель, Хрен Моржовый прошел через вполне традиционное голливудское ухаживание: ланч в «Поло-Лонж», обед в «Ла-Скала» и у Маттео, а в конце концов – роль второго плана в костюмированном эпосе о Гражданской войне, где она сыграла юную южную красавицу.

   Со своими золотыми локонами по грудь Анджела оказалась так прелестна в сцене натягивания кружевного корсета, что отец Леса, сам старина С. Д. (в то время – энергичный сорокадевятилетний мужчина), посмотрев «потоки», решил вкуса ради попробовать, даже и не подозревая о том, что сын уже на постоянной основе ее наждачит. Отцовское ухаживание, в отличие от сыновнего, было совершенно прямым и формальным, по сути ограниченное одним предложением. Передал это предложение, разумеется, не сам С. Д., с которым Анджела никогда раньше не встречалась, а Эйб Лис Леттерман, ее агент.

   – Он, деточка, горячие яйца на тебя навострил, – хриплым от сигар голосом с энтузиазмом сказал Эйб. – Это тот самый прорыв, которого мы так ждали.

   Предложение С. Д. заключалось в том, чтобы девушка провела с ним уикенд в отеле «Сэндс» в Лас-Вегасе. В обмен на это она должна была сыграть главную роль в очередной романтической комедии на пару с Рексом Макгайром, после чего, как все понимали, ее ждала немедленная звездность.

   – А почему ты так уверен, что он нас не надинамит? – захотела узнать Анджела.

   Эйб твердо помотал головой.

   – Послушай, ты ни одной пуговицы не расстегнешь, прежде чем мы все это дело не утвердим в письменном виде! Я ему уже так и сказал – ни одной пуговицы!

   – В самом деле? – Идеальный лобик красотки аккуратно сморщился от досады – уже давая намек на очаровательную внешность брошенной сиротки. Именно этой внешности предстояло сделать Анджелу Стерлинг живой легендой в сердцах мистеров и миссис США.

   – А что, если он захочет, чтобы я ему просто хуй пососала?

   – Чего?

   – Ведь тогда он меня без всяких там пуговиц заполучит. Я хочу сказать, что для этого раздеваться совсем не обязательно. Так?

   Эйб с благочестивым видом погрозил ей пальцем и покачал головой.

   – Эх-ма, никакого контакта. Я ему так и сказал: – «Без контракта никакого контакта с прелестной девчушкой!» Я сам буду там и прослежу, чтобы он ничего такого не сделал.

   – А что, если он меня там заполучит, а потом просто подрочит или типа того?

   – Ну и что? – Эйб развел руками. – Пусть дрочит. Это риск, на который мы должны пойти. Пойми, такой шанс не каждый день выпадает. Ты же бываешь с разными парнями в одной комнате, в машине, в лифте, в кинотеатре, в самолете, да где угодно – и они дрочат. Ну и что? Подумаешь, большое дело. Послушай, деточка, я тебе точно говорю – ни одной пуговицы не будет расстегнуто, пока мы не оформим сделку в письменном виде. И пока он ее не подпишет, я из того номера не выйду.

   – А что, если они так никогда этот фильм и не снимут?

   Эйб был возмущен.

   – Я что, по-твоему, совсем мудак? Здесь «играй или плати», деточка, «играй или плати»! Съемки начинаются седьмого октября, дождь там или солнце, И мы получаем десять недель по тридцать пять сотен за неделю! Это тебе не раз плюнуть, сама знаешь.

   И сцене, которая привлекла вожделенное внимание Папаши Харрисона, Анджела у себя в спальне одевалась для официального бала. На этой стадии она еще была в нижнем белье – длинных гофрированных панталонах и корсете на талии, который ее матушка затягивала сзади, заставляя девушку мило гримасничать от неудобства.

   – Ах, матушка, – выдохнула Анджела, – я про сто дышать не смогу, не то что танцевать! – Уроженка Техаса, она могла вполне сносно имитировать южный акцент, Конечно, в ее речи было слишком много носового выговора, но все же звучало это освежающе не по-бронксски, учитывая, что это был голливудский фильм про Юг.

   Мамашу играла Луиза Ларкин, известная характерная актриса, у которой много лет был контракт со студией. Амплуа Луизы составляла «идеальная американская мамочка» с традиционным яблочным пирогом. При этом она мастерски, почти на уровне пародии, воспроизводила южный говор.

   – Пусть твоя миленькая головка об этом не беспокоится, деточка. Помни только, чтобы между танцев ни с кем из тех парней из Чарлстона на веранду не выходить! Ты слышишь?

   – Ах, матушка, ну что ты в самом деле!

   – Боже мой, ты только посмотри на нее, сказал С. Д. исполнительному продюсеру фильма, который сидел рядом с ним в просмотровом зале. – Это же светловолосая Скарлетт О'Хара! Вот настоящая Скарлетт О'Хара! Блондинка! Никаких там брюнеток и евреек! Светловолосая… красотка… с розовыми сосками! Как ее там, черт побери, зовут?

   С. Д. потребовал у Эйба, чтобы Анджела предстала перед ним в том же самом виде, что и в сцене перед балом, – панталоны, корсет и накладка из длинных светлых волос. Кроме того, Папаша Харрисон настаивал, чтобы это была именно та одежда, в которой она снималась.

   – Когда вы вчера закончили? – спросил С. Д. у продюсера, когда эпизод закончился.

   – В пять тридцать.

   – Тогда никакой надежды. – С этими словами С. Д. поднял телефонную трубку и дал команду выключить звук на «потоках». Затем он позвонил в костюмерную и передал трубку продюсеру. – Выясни, были ли те вещи, которые она носила, уже отправлены в прачечную. Если нет, скажи, чтобы их придержали. Скажи, что это очень важно.

   Продюсер, дожидаясь ответа на звонок, с серьезным видом покачал головой.

   – Даже если вещи еще не ушли, они никогда этого не признают. Таково правило профсоюза: «Все костюмы стираются после носки».

   С. Д. протянул руку и забрал у него трубку.

   – Ты прав. – Он повесил трубку. – Ладно, переснимите эту сцену. Это ведь сущая ерунда, верно? Декорация все еще стоит – полчаса работы, максимум час.

   Он снова протянул руку и похлопал соседа по ладони.

   – И я хочу, чтобы в фильме была использована именно эта проба. Еще я хочу, чтобы ты, Клифф, лично позаботился о том, чтобы вещи, которые она будет носить, поступили прямиком ко мне в кабинет, как только она их снимет. И сделай несколько добавочных проб, пока там будешь – пусть она, знаешь ли, выработает немного пота, немного сока… потому что у меня, приятель, есть чертовски славная идея. Да, чертовски славная идея!

   Его «идея», как выяснилось – по крайней мере, в большинстве ее самых элементарных и технических аспектов, – заключалась в том, чтобы две женщины, Анджела и Луиза, одетые в точности так, как в той сцене, снова сыграли ее в номере лас-вегасского отеля – именно так, как она должна была появиться на экране, если не считать того, что на сей раз ее бы прервали. А прервал бы ее мародерствующий кавалерист-янки – грязный и небритый, только что вышедший из боя, брутальный, буйно-похотливый от долго подавлявшегося желания и размахивающий пистолетом. Этот самый янки ворвался бы в комнату, оттолкнул матушку в сторону, грубо швырнул безупречную дочь в белых панталонах на кровать и, даже не снимая сапог, жадно ею насладился – пистолет на подушке, дуло у ее виска, чтобы заглушить протестующие вопли как матушки, так и насилуемой дочери.

   Вторгшимся головорезом, ясное дело, был сам С. Д., который, вместо того чтобы впрыгнуть через окно в стиле Эррола Флинна. просто выбежал из ванной, где дожидался ключевой фразы («На веранду не выходить!..»).

   – Сегодня вечером она никуда не выйдет, – прорычал С. Д., указывая пистолетом на Анджелу и отталкивая Луизу в сторону, – пока ее не заебут до полусмерти!

   Обе дамы (в точном согласии со сценарием) изумленно ахнули.

   – Ах, матушка…

   – Сэр, вы же не станете… – взмолилась Луиза, а затем воззвала к Анджеле: – Скарлетт, радость моя, не бойся, я уверена, этот джентльмен прислушается к голосу разума…

   – Заткнись! Еще одно слово, и я тебе башку разнесу! – Затем Анджеле: – Скарлетт? Так, значит, тебя зовут?

   Анджела застенчиво опустила глаза и мягким голосом ответила:

   – Да, сэр. Скарлетт… Скарлетт О'Хара.

   – Сейчас я тебя выебу, Скарлетт О'Хара, – лаконично сказал С. Д, толкая ее на кровать. – И ебать я тебя буду долго и крепко.

   – Ах, пожалуйста, сэр, – взмолилась Луиза, – ведь эта малышка девственница!

   – Называй ее по имени, черт побери, – рявкнул С. Д. в порядке реплики «в сторону», – все время называй ее по имени.

   – Простите. – торопливо извинилась Луиза своим нормальным голосом, затем продолжила ныть: – Ах, прошу вас, сэр, пожалуйста, не делайте этого с моей малышкой Скарлетт! Скарлетт девственница!

   Тем временем С. Д. стянул вниз кружевной верх корсажа, обнажая груди Анджелы.

   – Ах, пожалуйста, сэр…

   – Ладно, а теперь рассказывай своей мамаше, что я… что этот солдат-янки с тобой делает.

   – Ах, матушка… этот солдат-янки… целует мою грудь!

   – Не целую, – злобно прошипел С. Д.

   – Ах, матушка, он… этот солдат-янки… сосет мою грудь!

   – Ах, прошу вас, сэр… очень убедительно вскричала Луиза.

   С. Д. взялся за панталоны, не стягивая их, а разрывая в паху, где шов заблаговременно был ослаблен путем выдергивания нескольких ниточек.

   – Ах, матушка, он… он мне вставил… он делает это, матушка… этот солдат-янки… он меня ебет!

   – Ах, сэр, ах, прошу вас…

   – Отлично. – удовлетворенно сказал С, Д., -давай, давай дальше!

   – Ах, матушка, – взвыла Анджела, – он заставляет меня кончить… этот солдат-янки заставляет меня кончить… я сейчас в обморок упаду… ах, матушка, он меня до полусмерти уебет!

   Луиза, будучи актрисой классной и опытной, откликнулась на подсказку:

   – Ах, сэр, как вы можете так поступать с моей Скарлетт! Ах, я доложу об этом вашему капитану…

   – Говори же, Луиза, – побуждал ее С. Д., – в темпе говори!

   – …Я расскажу ему, – заторопилась та, – как вы выебли Скарлетт О'Хара! И как заставили ее кончить!

   Пока С. Д. напрягался в неистовой судороге, вопя: «Я ебу тебя, Скарлетт! Я тебя ебу!» – Луиза взяла из шкафчика полароидный фотоаппарат со вспышкой и сделала снимок.

   – Але, минутку! – воскликнула Анджела, резко выпрямляясь на кровати. – Насчет грязных снимков мы не договаривались!

   С. Д. приподнялся на локте и вздохнул. Затем он потянулся за сигарой и заверил девушку:

   – Не волнуйся, детка, это просто для моей личной коллекции. – Он пожал плечами и потушил сигару. – А кроме того – кто узнает, что это ты?

   Истинной правдой было то, что ни одно из лиц не демонстрировалось на снимке отчетливо – верхняя четверть профиля Анджелы была видна ровно настолько, чтобы позволить кому-нибудь на секунду задуматься, когда ему поклялись бы, что это и впрямь та самая знаменитая звезда, а затем немедленно отвергнуть это как еще одну дешевую ложь… вроде той, что была рассказана Гровером Морсом.

   В прочих отношениях снимок получился совершенно захватывающий. Там был ясно запечатлен порванный корсет с кружевным верхом, стянутый как раз под самый низ двух превосходных грудей и оттого заставляющий их театрально выпирать. Ниже виднелись белые ноги в гофрированных панталонах, а между ними – неистово толкающие голые ягодицы. Рычаг для этого толчка обеспечивала пара грязных кавалерийских сапог с новехонькими шпорами.

   Хотя фотография почти неизбежно была дискредитирована как сделанная вовсе не с Анджелы Стерлинг, она тем не менее какое-то время пользовалась определенным успехом среди компании особенных фетишистов так называемой группы «Сапоги и Гражданская война».


   – Можете быть со мной откровенны, – сказала Анджела, протягивая руку через стол к ладони Бориса и награждая его самым своим серьезным взором. – Ведь вы это знаете, правда?

   Борис улыбнулся. Чтобы не казалось, будто он слишком много улыбается, он поднес ее руку к своим губам и поцеловал.

   – Да, я знаю.

   – Тогда скажите мне… как вам кажется, у меня есть талант?

   Борис нахмурился и ненадолго отвернулся. Разговаривать с актерами об их нарциссизме было пустой тратой времени и сил; так он оказывался в начальственном положении психиатра – а это было бесполезно всюду, кроме съемочной площадки.

   – У всех актеров есть талант, – сказал Борис. – Вопрос в том, как их использовать… – он вовремя спохватился, – то есть как им использовать этот талант в нужное время и до нужной степени. Понимаешь, что я имею в виду? – Похоже, оговорки Анджела не разобрала.

   Она молча кивнула, опустила глаза, затем снова их подняла.

   – Пожалуйста, скажите мне одну вещь, – попросила Анджела, пытаясь говорить отважно. – Какой из моих фильмов вам больше всего нравится… пет, я не это хочу сказать… я хочу сказать, какой из них, по вашему мнению… показывает, что я могу… или что я могла бы… – Она умолкла, умоляя его одними глазами. – Вы понимаете, о чем я?

   – Да, конечно. Но, понимаешь, на самом деле неважно, какой фильм я считаю лучшим. Важно то, какой ты сама считаешь лучшим, какая вещь, как тебе кажется, больше всего тебя увлекла…

   – Ах, пожалуйста, Борис, – упрашивала Анджела, сжимая его ладонь, – пожалуйста, назовите всего один… хотя бы один эпизод, одну сцену…

   Гм, так-так, сейчас подумаю. – Борис поднял глаза к потолку, словно пытаясь припомнить, и до Анджелы постепенно дошло, что он не может извлечь из всех ее фильмов совсем ничего, что ему поправилось.

   – О боже, – безнадежно вымолвила она, – неужели совсем ничего не было? Наверняка должна была быть хотя бы она сцена… одна линия…

   – Гм, понимаешь, дело в том, что…

   Тут Анджела наконец поняла и опустила лицо на ладони.

   – Ох, нет, – выдохнула она, – вы даже никогда не видели… ох, нет…

   – Не валяй дурочку. Конечно, я тебя видел!

   – Где? – вопросила Анджела.

   – В анонсах по телевизору.

   – В анонсах чего?

   – Гм, так-так, сейчас подумаю…

   Анджела была просто раздавлена.

   – Вы не видели! Вы не видели совсем ничего из того, что я когда-либо делала! – А затем все обрати лось в гнев. – Тогда не потрудитесь ли объяснить, зачем я здесь? Потому что со мной классно переспать? Только по этой причине? – Она принялась горько рыдать.

   Борис схватил ее за плечо. Настала пора проявить твердость.

   Немедленно прекрати, Анджела, ты ведешь себя как ребенок! Мне совсем не нужно видеть тебя на экране! Я знаю, что ты абсолютно точно подходишь для этого фильма! Я не желаю обсуждать, что из сделанного тобой я видел, поскольку знаю, что твой потенциал никогда не реализовывался. Даже близко к тому не было. Теперь тебе просто нужно мне верить. Хорошо? – Он дал ей свой носовой платок.

   Анджела вытерла глаза и сквозь слезы улыбнулась ему.

   – Простите, это было глупо. – Она снова сжала его ладонь. – Вы меня простите?

   – Вот, – буркнул Борис, – выпей немного бренди.

   Анджела присоединилась к нему, когда он поднял бокал.

   – За «Лики любви», – сказал Борис.

   Они выпили и какое-то время помолчали. Борис смотрел на Анджелу, но мысли его были далеко.

   – А знаете, почему киностудия оказалась неспособна изменить мой имидж? – спросила она затем. – Даже хотя я прекратила сниматься в картинах с бикини и пляжами и стала делать милые вещицы в стиле Дорис Дей? Ведь я все равно осталась секс-символом. Мало того, стало еще хуже. А знаете почему?

   – Почему?

   – Потому, – продолжила Анджела с горечью, глядя в свой бокал, – что каждому мужчине в Америке нравится думать, что он Большой Скверный Волк, который ебет Златовласку, вот почему.

   На секунду сохранив обиженное выражение лица с надутыми губками, Анджела взглянула на Бориса.

   – Но ведь вы не такой, вы…

   Борис пожал плечами.

   – Не знаю. Возможно, иногда я такой.

   – Но вы не должны таким быть, – укорила она его.

   Борис рассмеялся.

   – Это ты уж слишком.

   Анджела бросила на него ищущий взор.

   – Слишком хорошо или слишком плохо?

   Борис пожал плечами и улыбнулся, прикидываясь, что колеблется.

   – Хорошо, – разродился он затем. – Да, на сей раз мне придется сказать «хорошо».

   – Я рада, – мягко отозвалась Анджела и снова опустила глаза, крутя в пальцах бокал. – Борис… даже не знаю, как об этом сказать…

   – А что, со мной так тяжело говорить?

   – О нет, нет, дело не в вас… я хочу сказать, вы такой прямой и все прочее… то есть, я не хочу, чтобы вы подумали, будто я… ну, дерзкая, сумасбродная или что-то вроде того… просто я знаю, как некоторым режиссерам необходимо ощутить близость с актрисами, прежде чем они смогут начать по-настоящему хорошо с ними работать, и… я хочу сказать, вы такой холодный и все прочее… я даже не могу понять, хотите ли вы… ну, близости или чего-то такого… то есть, знаете, я не думаю, что вы бы сделали шаг, даже если бы вам этого хотелось…

   Борис увидел все это как монолог в крупном плане – регистрируя лицо Анджелы… подергивания, текстуры, углы, тени, световые эффекты… соотнося их со словом, его сутью, с сутью образа – или беря их контрапунктом. «Как, – задумался он, – можно было бы сыграть это лучше?» Некоторое время Борис думал только об этом, а затем неожиданно осознал – не вдруг, а с теплой, стремительной плавностью, словно кровь пошла из перебитой артерии, – что сжимает руку Анджелы, а главное – что не может представить себе ее монолог в крупном плане каким то иным. Прекрасная игра.

   – Я вот что хотела сказать, – почти стыдливо продолжила Анджела – Со мной вам, знаете, даже не надо делать шаг… то есть, я не стала бы вас через всю эту ерунду проводить… в общем, если у вас, ну, действительно есть глаза… знаете, как девушка в том фильма говорит, вам нужно только свистнуть.

   Борис улыбнулся и сжал ее ладонь. Его не удивило то, что ею предыдущая стратегия оказалась эффективной при подготовке Анджелы к работе – теперь она будет как чистая доска, без всяких заморочек из прошлого. Однако здесь оказался неожиданный бонус – предложение сказочного золотого руна. Борис, понятное дело, видел множество ее фильмов, некоторые даже не раз. «Бог определенно печется о человеке, – размышлял он, – который первым делом печется о работе».

5

   Эпизод с касбой был расписан на шесть дней съемки, и Анджела присутствовала почти во всех сценах. Исключения составляли фрагменты монтажа с разными случаями и впечатлениями из ее детства на виргинской табачной плантации, На роль отца Борис с Тони решили пригласить почтенного, имеющего многочисленные награды Эндрю Стонингтона. величественного патриарха с Дальнего Юга дней минувших; на роль матери, естественно, никто не подходил так, как сама великая Луиза Ларкин. Чтобы изобразить Анджелу юной девочкой – в ряде сцен, где представлялась ее жизнь между восемью и двенадцатью годами, – они прибегли к услугами разносторонней и совершенно прелестной Дженнифер Джинс, более известной близким друзьям как Дженни Джинс, а еще более близким друзьям как Секси Джинс. Хотя она вполне сносно сходила за восьмилетку и идеально за двенадцатилетку, на самом деле Дженнифер было восемнадцать. В этом потребовалось удостовериться без всяких сомнений, прежде чем Сид ее подписал.

   – Морти, мы с этой злоебучей девчонкой точно в тюрьму сядем, если я хоть что-то в этом понимаю! Она же долбаный ребенок, долбаного Христа ради! Ты на сто процентов уверен, что этой бляди уже восемнадцать?! Я не хочу получить по мозгам каким-нибудь долбаным актом о правах человека и даже не поебаться! Ни под каким соусом, блин!

   – Богом клянусь, Сид, – сказал Морт, торжественно поднимая руку. – Я же тебе говорю – я ее свидетельство о рождении видел. Если тебе этого недостаточно, то я получил письменное подтверждение от ее предков – они говорят, что ей железно восемнадцать. Еще они как следует врубаются, что мы тут типа взрослую картину снимаем.

   Сид, вконец обалдевая, опустил голову на ладони.

   – Типа взрослую картину, говоришь? А я думаю, мы тут все в тюрьму сядем – вот, Морти, что я думаю.

   Однако самая драматическая встреча с мисс Джинс выпала Тони Сандерсу.

   – Господи еби его Иисусе, – прохрипел он, приковыляв к краю съемочной площадки, где Борис сидел и делал заметки. – Блин, ты просто должен глянуть на то, что за чудо там во втором трейлере отрывается. Там, блин, восьмилетний ребенок крутит мастырки из гашиша потолще твоих сигар. – Качая головой, Тони рухнул в кресло. – И это, папаша, такой охуительный динамит, что я ебу.

   Увидев сценариста так капитально удолбанным, Борис рассмеялся.

   – Мальчик или девочка?

   – Кто? Ребенок? Да девочка, блин, фантастическая восьмилетняя девочка! Знаешь, которая Анджелу в детстве играет? Короче, мы должны были со сценарием поработать, ну и я просто в гримерку вошел… а там, блин, рок на полную мощь ревет, «Джекки Кей и Пластиковые Сердца»… и эта коза сидит там одна, пялится в зеркало и громадный косяк смолит. «Хочешь дернуть?» – спрашивает… блин, школьница, но заебистая какая-то, врубись… а потом говорит: «То есть, если ты типа, не из ФБР». Короче, я сел там и удолбался.

   – Но не потрахался? – спросил Борис.

   – Нет, блин, но врубись… в какой-то момент я спрашиваю, нет ли там чего-нибудь выпить, а она говорит: «Нет, деточка, я не пью». А я говорю: «Да знаю я, что ты не пьешь, – я просто подумал, что твой менеджер, или твоя мамаша, или еще кто-нибудь…» А она улыбается и говорит: «Может, я вместо этого вон тот твой косяк подергаю?» Восемь лет от роду, как тебе? Короче, блин, я так окосел, что только и выдал ей: «Чего? Ты чего сказала?» А она мне в ответ: «Ты что, тупой? Хуй, говорю, тебе пососать, минет сделать, такие, типа, дела?» Вот это, блин, Б., вот это меня вконец обломало. Не помню, когда я хоть раз в жизни отказывался, чтобы мне хуй пососали, но восьмилетка же, блин… не знаю, может, я малость старомодный… тринадцать, двенадцать там – классно… может, даже одиннадцать… или десять, блин, если у нее хоть соски есть – в смысле, хоть какая-то грудь… но тут же вообще ничего… то есть, блин, кому охота ебать телку совсем без сисек? Это же какая-то блядская педерастия получается, верно? То есть это вроде как пацана ебать, так?

   – Но ведь она просто хотела устроить тебе небольшой отсос, – напомнил ему Борис, – и сиськи никакого отношения к этому не имеют, разве не так?

   Тони хмыкнул, вздохнул и закрыл лицо ладонями. Потом в отчаянии замотал головой.

   – Да знаю я, знаю… я уже об этом думал… это все гашиш злоебучий… я от него, Б., вконец охуел… со всем, блин, не соображал, что делал…

   Борис сделал большие глаза, потом исполнил подъем бровей из мыльной оперы – удивленно-возмущенная смесь, а потом громогласно вопросил: – Да ну?

   Но все это, ясное дело, с удолбанным 'Гони было совершенно впустую. Сценарист гримасничал, словно в мучительном непонимании, плотно зажмуривая глаза, скрипя зубами, мотая головой, и в конце концов выдавил:

   – Блин… ты не врубаешься – эта блядская наркота все мои злоебучие моральные критерии расхуярила!

6

   Фабула эпизода с касбой была сама простота – Анджела, или «мисс Мод», как она именовалась в сценарии, была сказочно богатой и предельно придурочной светловолосой американской красоткой, которая купила себе роскошный дом в Марокко, где наслаждалась бесконечной чередой здоровенных африканских негров. В этот материал позднее предстояло вставить образы из ее детства – предположительно иллюстрирующие то, как она развила в себе столь ненасытный аппетит, или, если точнее, почему она остановилась именно на этом методе доведения до белого каления своего папаши.

   Сценарий требовал четырех отдельных любовных сцен, полных и в высшей степени детальных. Вдобавок – в порядке указания на всю серьезность размаха и объема активности дамы – туда предстояло вмонтировать фрагменты, представляющие примерно две дюжины ее черных любовников, трахающих ее в различных позах. Несколько таких фрагментов требовали от нее «радостного буйства» сразу с двумя-тремя. Dénouement – то есть финал – представлял собой разновидность ronde etrordinaire [26], которому Гони дал название «Круглые сутки», заявив, что реально наблюдал такое в Гамбурге. Там предстояло задействовать Анджелу и еще четырех участников – двое целовали каждую из ее грудей, еще один целовал рот, а четвертый обрабатывал своим членом ее идеальное влагалище. Как только тот, что занимался влагалищем, достигал оргазма, все четверо перемещались, как в игре «стулья с музыкой», в новые положения, причем по часовой стрелке. К тому времени как первый участник снова прибывал к влагалищу, его член опять стоял и был наготове. Таким образом, по крайней мере теоретически, ronde могла продолжаться неопределенное время – и использование монтажа с быстрым наплывом должно было дать великолепный эффект.


   – Я тут вот о чем подумал, – сказал Тони, пока они работали над сценарием в кабинете у Бориса. – Ты уже Анджелу выебал?

   Борис, набросав композицию мизансцены, теперь держал ее на расстоянии вытянутой руки и с прищуром разглядывал.

   – Нет, приятель, у меня слишком много других забот на уме. – Борис смял набросок и взял новый лист бумаги. – А кроме того, – добавил он, – я не уверен, что у меня есть глаза.

   – Гм. – Тони развернул смятую бумажку и внимательно на нее посмотрел. – Не помню, говорил я об этом или нет, – осторожно сообщил он, – но я с ней пару раз этим занимался.

   – В самом деле? – отозвался Борис, выказывая вежливый интерес, но продолжая работать над композицией.

   – Ага, на «Марии Антуанетте», в ее гримерке. Один раз при полном ее параде – знаешь, большая кринолиновая юбка, еще штук восемь нижних, высокие сапожки с застежками, жуткий парик, короче, весь прикид, чертовски причудливо.

   – И как оно?

   – Ну-у… – Тони проявлял какую-то странную нерешительность, – вообще-то славно, – сказал он, но почти разочарованно. – Я хочу сказать, сама мысль о том, чтобы выебать Анджелу Стерлинг… ну, это вроде как удача подвалила, верно? То есть даже если это плохо, это хорошо.

   – Как ты себе такое представляешь?

   – Ну, тогда это по крайней мере тебе жить не мешает – ты ее выебал и можешь про это забыть. Понимаешь, о чем я?

   – Гм. – Борис взял набросок и прищурился, разглядывая его.

   – Тело у нее классное, – продолжал Тони, словно оправдываясь, – и она, ну… знаешь, вовсю работает… то есть, пиздой аж к потолку устремляется и по-настоящему тебе поддает! Я хочу сказать, приятель, крепко у нее получается… и тот старый захват типа ножницы… корчится… стонет… кусается… царапает тебе спину… всякие странные нежности бормочет… знаешь, все эти страстные дела.

   Борис пожал плечами.

   – Звучит идеально.

   – Угу… – пробурчал Тони, делая паузу и пытаясь собраться с мыслями. – Короче, в первый раз, когда она была в полном костюме Марии Антуанетты и разыграла сцену изнасилования – знаешь, вроде как притворялась, будто я ее насилую, – это было чертовски славно… то есть, я был как раз под такой балдой, чтобы как следует в это врубиться… у меня всегда были примерно такие фантазии… невинная белокурая красавица у мачты, руки грубо связаны за спиной, груди торчат… знаешь, весь этот застарелый синдром типа «Большой Скверный Волк сбег Златовласку»… черт, я этот костюм на куски порвал. У Леса Харрисона совсем крыша поехала нам пришлось целую историю сочинить… про то, как какой-то статист крадет костюм, а потом его сбивает автобусом в Санта-Монике… или что-то вроде того.

   Борис хихикнул.

   Роскошно. Пожалуй, мы смогли бы это использовать.

   Нет, бота ради, Б., даже ей об этом не напоминай. Мне неохота, чтобы меня считали одним из тех, кто, знаешь, «раз чмокнул и всем рассказал».

   – Но это так забавно. А я то думал, где Анджела эту фразочку про «Златовласку и Скверного Волка» подцепила. Знаешь, она по-прежнему ее использует.

   Тони был в шоке.

   – Что? Ты хочешь сказать, она действительно рассказала тебе про то, что вытворяла тогда в гримерке?

   – Нет, нет, она просто использовала ату ерундовину со «Скверным Волком», когда описывала всех мужчин… естественно, кроме меня.

   – Ха-ха-ха.

   – А в другой раз как все было?

   Тони помрачнел.

   – Получилось даже малость пугающе – то есть как будто ее там на самом не было, врубаешься? Точно она в какой-то город фантазий смылась, Я хочу сказать, у меня было такое чувство, что я могу перерезать ей глотку, а она вообще ничего не заметит… или заметит, когда ей станет сложно жопой вертеть.

   Чушь, – сказал Борис, склонив голову набок и изучая свою композицию. – Не думаю, что она так… так чиста.

   Тони пожат плечами.

   – Может быть. Она запросто могла все это под делать. Еблю подделать. Гм. Старая как мир история – такая же древняя, как сама Женщина. А я был слишком уторчен, чтобы различить. Но в первый раз, в оснастке Марии Антуанетты – тогда был класс. Я хочу сказать, такое подделать нельзя. Я был бы не прочь еще разок что-нибудь такое попробовать.

   – Изнасиловать Марию Антуанетту?

   – Нет-нет, теперь уже что-нибудь другое.

   – Типа чтобы у тебя аккуратненькая восьмилетка с косичками отсосала?

   – Да, обормот хуев! Какой ужасный обман! Как ты мог своему классному другу Гони такую подлянку устроить? Теперь мне, может статься, уже никогда не узнать восторга восьмилетнего отсоса!

   – Послушай, Тони, – сказал Борис, – не хотелось бы опускать тебя на грешную землю, но нам надо принять кое-какие решения насчет фильма.

   – Решения. Ух ты, блин.

   – Хорошо, назовем это выбором вариантов.

   – Да, верно – выбор куда лучше.

   – В общем, не думаешь ли ты, что нам следует включить мужской гомосексуальный эпизод?

   Тони скорчил гримасу.

   – Тьфу, говно.

   – Никки думает, что это шикарная идея.

   – Это жопа его так думает.

   Борис улыбнулся.

   – Ты что, Тон, антипидор?

   Тони пожал плечами.

   – Ну… если от этого отойти – и, между прочим, это совсем не обязательно правда… я просто не думаю, что получится эротично.

   – Есть же у нас лесбийский эпизод.

   – И это классно. В лесбиянок я врубаюсь. Когда две телки ебутся – или чем они там занимаются, – это красота. То есть это меня заводит… но два мужика, волосатые ноги, волосатые жопы, волосатые яйца и хуи… нет, забудь.

   – А что, если они красивы… молоды и прекрасны… арабские парнишки, лет четырнадцати-пятнадцати, стройные как тростник, гладкая оливковая кожа, большие карие глаза…

   – Ты хочешь сказать, как телки?

   Борис с любопытством на него взглянул.

   – Нет, приятель, я хочу сказать, что у нас здесь есть возможность и обязанность выложить все до конца. И я не думаю, что нам следует что-то с ходу вычеркивать. То есть, я не хочу отбрасывать какой-то аспект эротики только потому, что лично я в него не врубаюсь.

   – Да? – фыркнул Тони. – Прекрасно, тогда почему бы нам крутой садомазохизм не сделать? Знаешь, с выжиганием сосков, вырыванием клиторов, с такого рода делами… Или как насчет капельки копрофилии? Как насчет этого, Б.? Мы проведем исчерпывающее кинематографическое исследование поедания говна. Есть же люди, которые заявляют, что круче этого ничего нет.

   Борис склонил голову набок, улыбаясь и щурясь. Затем он выдал тираду в манере Эдварда Дж. Робинсона [27]:

   – Нравится мне, мальчонка, как ты кулаками работаешь. А как тебе за монету подраться?

   Тони глотнул выпивки, качая головой в неподдельном унынии.

   – Я правда не знаю, приятель… то есть я точно знаю, что не смогу написать хорошую сцену сжигания сосков или поедания говна… и сомневаюсь, что смогу написать сцену гомосексуальной ебли… то есть я смогу, но не хорошую – не такую, какую, скажем, смог бы написать Жан Жене…

   Борис глубоко погрузился в свои мысли, молча двигая фломастером по бумаге и медленно зачеркивая очередной рисунок.

   – А у тебя никогда гомосексуального опыта не было?

   Тони скорчил гримасу и замотал головой.

   – Нет, приятель… то есть совсем ничего с тех пор, как мне было одиннадцать или двенадцать.

   – А что было тогда?

   – Тогда? Ну, мы с другом просто дурачились со своими хуями, только и всего… то есть, мы их надрачивали, а потом… Черт, теперь я припоминаю, какой хуйней мы тогда занимались… – Тони нахмурился, пытаясь вспомнить, затем вздохнул. – Ну да, теперь оно возвращается… вот блин… короче, вот чем мы обычно занимались – я и мой друг… Джейсон его звали… Джейсон Эдвардс Мы залезали в шалаш на дереве, который сами построили, и вместе кончали… вроде как состязаясь, понимаешь, чтобы посмотреть, кто кончит первым или кто выдаст больше… или пустит дальше – примерно как на соревновании по плевкам. И, врубаешься, Джейсон был месяцев на шесть старше меня, да и в любом случае малость пообразованней, потому что у него была сестра – ей уже пятнадцать стукнуло… короче, он вынул из се коробки с тампаксом эти диаграммы – знаешь, такие рисунки, где показывается как тампакс одним пальцем вталкивается во влагалище, – показал их мне и говорит: «Вот, смотри, куда твою штуку надо вставлять – прямо сюда». Фантастика! Там, на этих рисунках, все эти дела в профильном разрезе показывались – утроба, матка, фаллопиевы грубы и всякое такое, – а художник, по какой-то странной причине, всегда снабжал эту фигуру такой жопой… знаешь, такой сказочно округлой, цветущей, соблазнительной, совсем как у Джейн Фонды! В общем, думаю, так мы ассоциацию и провели… в смысле, идею жопы – его и моей – как возможного заменителя пизды… или, но крайней мере, просто чтобы кончать, чем мы тогда уже вовсю занимались. Так или иначе, мы с ним пару раз друг друга через жопу попробовали, но меня особенно не зацепило… Я даже не помню, кончал я тогда или нет… меня тогда больше всего занимало то, как его сестра раздевается – мы могли подсматривать за ней через окошко в ванной… как она стояла там перед зеркалом и груди свои массировала. Вот это было чертовски клево! И я начал использовать ее как образ, чтобы спускать… мой первый такой образ – то есть, не считая той девушки из коробки с тампаксом, которая на самом деле в счет не шла, потому что была безлика… даже безголова. Да у нее и плеч не было! И ног тоже! Абсурд. А суть в том, что в те пару раз, когда я ебал Джейсона в жопу, я на самом деле воображал, что ебу его сестру. – Тут он посмотрел на Бориса и сухо усмехнулся, словно осознавая, что, пожалуй, принимает себя слишком всерьез. – Дьявольски здоровая образность, а, доктор? В таких взаимоотношениях ничего из твоей знаменитой модели «пидорас-хуесос» нет, верно?

   Борис перешел к пародированию акцента Стренджлава [28].

   – Но правда ль, што ви рассказаль абсолутную правду? Совсем никакой отсос? Нихт коммен вен жопа?

   – Не-а, – Тони грустно помотал головой. – Так все и было.

   – Довольно безбедное и защищенное существование… для того, кто надеется уловить ускользающие чувства… страхи… надежды легендарного Рядового Человека.

   – Ага, блин, но вся штука в том, что у меня неплохое воображение… врубаешься? И насчет использования педерастического эпизода в фильме я хочу сказать только то, что мы в конце концов станем использовать оценки телок… в смысле, негейские оценки в отношении телок. Я хочу сказать, что если ты попытаешься романтизировать то, как юного, гибкого, гладкокожего мальчика ебут в жопу, на самом деле ты будешь говорить о том, как ебут телку. Верно?

   – В жопу?

   – Ох ты боже мой… да куда угодно – в жопу, в пизду, в подмышку… это все равно будет телка… мягкая, теплая, ласковая, гладкокожая телка – а не какой-нибудь костлявый, волосатый засранец!

   Борис задумчиво кивнул.

   – Я просто хотел хорошенько все это перетряхнуть, прежде чем выбросить в корзину… знаешь, обмусолить это дело, поднять на флагшток и посмотреть, не отдаст ли кто-нибудь честь…

   – Или, – добавил Тони, – как сказал бы великий С. К. Крассман, «малость это дело погладить и посмотреть, не брызнет ли сперма».

   – Верно, – согласился Б. Тони вздохнул.

   – И теперь мы знаем. – Он глотнул выпивки. – А я уж было подумал, что меня вот-вот отсюда попрут.

   – А я подумал, что ты сам собрался уйти.

   – Никогда, маэстро.

   – Ладно, теперь мы должны обсудить, сколько будет эпизодов – четыре из двадцати трех или пять из восемнадцати. В общем, будет очень тяжело или вообще невозможно сделать лесбийский и нимфоманский эпизоды в рамках двадцати пяти минут каждый – в них слишком много действия. А потому в идеале у нас на всю остальную картину остается сорок минут. Итак, у нас по-прежнему есть «Идиллический», «Нечестивый» и «Кровосмесительный». Лично я испытываю сильные чувства по поводу «Нечестивого» – знаешь, типа «Монашка и азартный игрок», «Священник и проститутка», что-то в таком плане. Могло бы даже забавно получиться, Капелька знаменитой «разрядки смехом», а, Тон?

   – Мы должны по-прежнему делать это со вкусом.

   – Ага, никаких сортирных шуток про священника.

   – Верно.

   – Теперь позволь я вот о чем спрошу – как насчет самого тяжелого? Как это в твоей большой тыкве очерчивается? Мать – сын? Отец – дочь? Брат – сестра? Думаю, здесь мы должны следовать самым нашим личным побуждениям. Теперь скажи мне, кого бы ты скорее выебал – свою дочь или мамашу… предполагая, ясное дело, что твоя мамаша в форме, лет тридцати двух – тридцати трех?

   – Лет тридцати двух – тридцати трех? Черт, а такое возможно? То есть сколько же тогда мне?

   – Шестнадцать-семнадцать.

   – Гм. – Тони поднял брови, явно заинтригованный. – В форме, лет тридцати двух – тридцати трех, говоришь? Рыжеволосая?

   – Очень может быть.

   – Погоди-ка, погоди. Кажется, у меня есть идея… Давай-ка об «Идиллическом» поговорим. Помнишь, я сказал, что когда я ебал Джейсона, я воображал, что это его сестра? Ну так вот – это не совсем так. То есть я действительно воображал, что это его сестра, та самая девушка, но я к тому же воображал, что она моя сестра… врубаешься? Понимаешь, у меня никогда не было сестры, зато я всегда сооружал грандиозные фантазии насчет того, что у меня есть красивая сестра и что мы очень близки, может, даже близнецы. В общем, у нас с ней фантастическая близость, а потом мы реально этим занимаемся. Я хочу сказать, что, может быть, более романтично… более идиллично? Думаю, Б., я смог бы написать об этом прекрасный эпизод, правда смог бы.

   – Гм. Вообще-то это чертовски дико – сочетать «Кровосмесительный» и «Идиллический». Но черт побери – нам теперь надо крутить покороче.

   Я могу сделать из этого двадцать пять минут – черт, да я бы мог двадцать пять часов из этого сделать.

   – А в каком возрасте они будут?

   – Юные, но созревшие – то есть не тринадцать-четырнадцать, я скорее шестнадцать-семнадцать. Может, восемнадцать. Так или иначе, достаточно взрослые, чтобы понимать, чем они занимаются.

   – Ага, классно. Давай начинай писать. Что, если мы пригласим Дэйва и Дебби сыграть этих детишек?

   Брат и сестра Дэвид и Дебора Робертс были актерами, очень молодыми и красивыми, ребятами Просто extraordinaire.

   – Ух ты… это будет заебись сенсация!

Часть четвертая

   Простецкое нутро перло наружу из Деревенщины… а такую бучу никому не угомонить.

У. Берроуз. Голый завтрак

1

   Анджела Стерлинг, гибкая и фигуристая, в своем знаменитом халате голубой парчи – подарке Ханса Хеминга, – который она надевала во время большинства своих интервью киношным журналам (отсюда и его слава), шагала по будуару декорации касбы туда, где Борис и Ласло готовили первую съемку. Подсобники раскладывали кабели, и осветители, забивавшие гвозди, прекратили работу. Получился почти стоп-кадр из кинофильма. Все головы повернулись, словно приводимые в движение одним-единственным проводком, все взгляды на мгновение впились в сказочное лицо, прежде чем резко опуститься к участку чуть ниже бедер, где голубой халат распахивался с каждым шагом длинных ног, на миг обнажая кусочек знаменитой ляжки. Эффект получатся примерно как от укола ножом.

   – Все откроется теми фильмотечными натурными съемками, – говорил Борис Ласло, – начиная с длинного и широкого воздушного кадра, чтобы четко определить, что это Марокко. Потом мы пойдем все ниже, ниже, ниже, прямо к этому окну, а потом подхватим внутри, врубаешься? – Приложив глаз к видоискателю, он медленно попятился от окна, продолжая: – Мы подхватим прямо здесь, у окна, как идеальный реверс, и позаботимся о том, чтобы камера двигалась в том же темпе, в каком опускалась. Она должна будет очень медленно откатываться от окна, какое-то время избегая кровати – медля, исследуя. Это движение будет продолжаться довольно долго, – мы используем его как фон для титров… а потом, естественно, мы закончим на кровати, где они занимаются любовью… – Борис опустил видоискатель и посмотрел на оператора. – И все ходы должен придумать ты, Лас, причем так, чтобы мы логично и неизбежно закончили на кровати – не просто потому, что на ней случилось потрахаться сладкой парочке, а потому, что этого потребовала направленная симметрия движения камеры. Попадание на кровать должно быть внутренне присуще всему движению. Пожалуй, лучше сделать это движение в целом ходом слева направо и примерно по часовой стрелке… думаю, это сработает. Контакт?

   – Есть контакт, – отозвался Лас, уже изучая и прослеживая движение, указанное Борисом.

   Режиссер повернулся к Анджеле, сидящей на краешке кровати. Она наблюдала и прислушивалась примерно так же, как делала это, сидя на краешке стула в Актерской мастерской.

   – Извини. – Он, взял ее за руку. – У нас тут немного процесс затянулся.

   Анджела улыбнулась ему и кивнула. Глаза ее поблескивали, излучая обожание.

   – Нет, – мягко сказала она, – это было чудесно. Знаете, это такая… привилегия просто здесь находиться, вроде как быть «за сценой». Я хочу сказать – в творческом плане, с таким человеком, как вы.

   Борис улыбнулся и сел рядом с ней на кровать.

   – Ты прочла сценарий?

   – О да, он прекрасен, – вздохнула Анджела. – Не уверена, что я его поняла, но настоящую поэзию я узнаю с первого взгляда, и я обожаю поэзию.

   «Сценарий», как назвал это Борис, на самом деле представлял собой не более чем набросок, бессвязную кашу из чувственных сцен, куда были вставлены детские впечатления. Эту халтуру они с Тони сварганили прошлым вечером – исключительно для Анджелы.

   – Я подумала, что эти сцены из детства такие волшебные, – воскликнула она, а затем с мрачной тревогой спросила: – Вы думаете, Дженни с ними справится?

   Борис похлопал ее по ладони.

   – Она все сделает идеально. – Он долго смотрел на Анджелу, словно вычисляя риск. – Тони сказал, ты что-то говорила про дублершу?

   – Вы имеете в виду, для любовных сцен?

   – Угу.

   – Ну, я совершенно естественно предположила… в смысле, если там действительно надо заниматься любовью…

   Борис укоризненно рассмеялся.

   – Но ведь ты училась в мастерской – неужели тебя там даже любовью заниматься не научили?

   – Ах, Борис, в самом деле! – Анджела отвернулась, словно пытаясь уклониться от болезненного замечания, но затем ей все же пришлось ответить. – Вы хотите, когда будете показывать… ну, показывать, как там вводится и все остальное, вы хотите, чтобы я действительно это делала?

   – Арабелла это делала.

   Анджела была потрясена.

   – Арабелла? Правда?

   – И Памела Дикенсен.

   Это ее совсем не впечатлило.

   – Ну, Пам… она бы стала. – Анджела надменно вскинула голову. – Она-то все еще двести пятьдесят за картину получает, не так ли? Я точно знаю – у нас один и тот же агент.

   – Пойми, Энджи, она это делала не ради денег, – серьезным тоном произнес Борис. – Она делала это потому, что верила в фильм.

   – Да, но погодите минутку, – сказала Анджела, морща лоб. – Мне казалось, они там лесбиянок играли.

   – Ну и что?

   – Так откуда там занятие любовью взялось?

   – Они занимались любовью – в своем понимании.

   – Вы хотите сказать, целовались? Ах, бросьте, Борис, есть большая разница между их поцелуями и тем, чтобы вас выебли прямо перед камерой!

   У самой съемочной площадки, невдалеке от того места, где они сидели, вовсю шла любопытная процедура. Под бдительным надзором Фредди Первого были выстроены и рассортированы примерно двадцать пять сенегальцев. Негры разного возраста и телосложения, рекрутированные толковым Морти Кановицем в африканском квартале в Париже и на городских улицах в Марокко, все они – как по росту, так и по обхвату – казались крупнее, чем это бывает в жизни; их кожа цвета первоклассного антрацита – черная до жути, – словно отдавала синевой.

   – Ты, случайно, не расистка? – поинтересовался Борис.

   – Что? – Анджела с выражением безмолвного ужаса поглазела на толпящийся африканский народ, затем снова повернулась к режиссеру. – Нет, конечно же нет.

   – А с черными ты когда-нибудь этим занималась?

   Анджела поправила халат, так что в той части, где он распахивался, одна пола теперь аккуратно накладывалась на другую.

   – А какая разница? – холодно осведомилась она. Борис пожал плечами.

   – Мне просто любопытно.

   – Ну, так уж получилось, что нет, не занималась. Никогда не случалось… оказии. Сомневаюсь, что я вообще когда-то была знакома хоть с одним нигге… черным, цветным или как вы их там называете. – Анджела снова взглянула на сборище. – Боже мой, а ведь эти и впрямь черные, правда?! Проклятье, никогда раньше таких не видела!

   – Тебя это хоть как-то заводит?

   Анджела опять взглянула на него, раздраженно закатывая глаза.

   – Нет, – ровным тоном произнесла она, – не сказала бы.

   – Думаешь, тебе удастся это сыграть?

   Анджела буквально рассыпалась заверениями.

   – Конечно, дорогой, мне удастся это сыграть! Просто все дело в том, что я не смогла бы реально этим заняться – то есть, если бы от меня потребовалось реально этим заняться, я не смогла бы это сыграть. Понимаете?

   Борис кивнул.

   – Звучит разумно. Ладно, давай попробуем твоим способом.

   – Ах, спасибо тебе, Борис, ты не пожалеешь.

   Он с улыбкой сжал ей ладонь. Разумеется, Борис никогда не рассчитывал, что Анджела сыграет сцены с полным проникновением без дублерш. Однако теперь, якобы попытавшись на этом настоять, он сумел перевести ее в оборонительное положение – и целью его, ясное дело, было именно это.

2

...

   KPACCMAH

   ОТЕЛЬ «ИМПЕРИАЛ»

   ВАДУЦ, ЛИХТЕНШТЕЙН


   ПРИБЫВАЮ 17 ЧАСОВ ВТОРНИК 26 ЧИСЛА. ПРОШУ ЗАБЛАГОВРЕМЕННО ДОСТАВИТЬ СЦЕНАРИЙ И СЪЕМОЧНЫЙ ГРАФИК МОЙ НОМЕР ПЕНТХАУСЕ ОТЕЛЯ «ИМПЕРИАЛ».

   С УВАЖЕНИЕМ

   Сид ходил взад-вперед по кабинету, бешено размахивая телеграммой.

   – Пришла беда – отворяй ворота! Говно, парни, вот-вот, похоже, на вентилятор плюхнется! – Он умоляюще повернулся к Борису. – Послушай, Б., что мы, черт побери, будем делать, когда Хрен Моржовый увидит, что здесь творится?

   Борис горбился в кресле – голова его покоилась на ладони, глаза были закрыты.

   – Меня не волнует, что ты будешь делать, – просто держи его подальше от съемочной площадки. Мне он здесь не нужен, и я не хочу, чтобы он смотрел какой-либо материал.

   Сид всплеснул руками.

   – Ну да, конечно, – и как мне, по-твоему, это проделать?

   – Силой. У нас есть два охранника – найми еще двух.

   Сид подал знак Морти, и тот немедленно вышел из кабинета, чтобы об этом позаботиться.

   – И вот еще что, Сид, – продолжил Борис, не поднимая головы. – Держи его подальше от Энджи – в данный момент я не хочу, чтобы он ей мозги ебал.

   Сид в отчаянии закатил глаза.

   – Вот классно! «Держи его подальше от Энджи», говоришь? Да ведь она у него под контрактом, мало того, она этот контракт нарушает. Господи, да ведь он к ней первым делом отправится.

   Борис покачал головой.

   – У нас будут с ней проблемы, если они начнут трепаться. Она и так достаточно ненадежна. – Он открыл глаза и внимательно посмотрел на Сида. – Ты что, не видел ее сегодня утром? Проклятье, она же до смерти всех этих черных хуев боится. Пару раз мне даже показалось, что она вообще не справится со сценой. – Он потянулся и зевнул. – Все элементарно, Сид, – просто не оставляй их наедине.

   Сид совсем озверел.

   – Тогда тебе надо начинать ее ебать, черт побери! – Он снова принялся расхаживать туда-сюда, ломая руки и строя мучительно-опасливые гримасы. – Я хочу сказать, она здесь уже почти пять суток, самая красивая девушка в мире, и никто ее не ебет! Как она, по-твоему, должна себя чувствовать из-за этого?!

   Борис рассмеялся.

   – Мы думали, ты возьмешь это на себя.

   Сид скорчил очередную гримасу.

   – Послушай, это просто не моя лига, понимаешь? То есть, боже мой, я бы пять лет жизни отдал, только бы Анджелу Стерлинг выебать… но вы с Тони… я хочу сказать, что за дьявольщина с вами, парни, творится? Вы что. уже типа на педерастию перешли, а? Вы, парни, на наркоте или как? – Он сделал паузу и сурово погрозил Борису пальцем. – Я хочу сказать, один из вас, парни, должен наконец начать заниматься делом и ебать эту шлюху в хвост и в гриву!

   Борис, моргая, помотал головой.

   – Ох, я так устал… Проклятье, Сид, сомневаюсь, что я бы справился. Почему бы тебе самому не устроить ей небольшой отсос?

   Но Сид был непреклонен.

   – Я серьезно, Б. Я тебе говорю – первое, что захочет сделать Лес Харрисон, это потрахаться… расслабиться после напряженной поездки, верно? И в кого он тогда воткнется? В Энджи, верно? Короче, парни, если она не получит этого от кого-то из вас, то получит от него, как бог свят! Бляди чувствуют себя такими… незащищенными, когда у них дырка пустая. Поверь мне, я точно знаю!

   Борис пожал плечами, уже наполовину засыпая.

   – Ладно, допустим, мы оба ее выебем – мы с Тони. А ты ей к тому же отсос устроишь, ага? Как это убережет ее от того, чтобы Лес Харрисон все равно ей вдул?

   Сид замахал в воздухе жирными лапами, решительно возражая.

   – Нет-нет, я ведь не только об этом, я о любовном романе… Она же дамочка романтическая – если у нее будет роман с кем-то из вас, то, когда Лес возьмет ее за жабры, она будет хранить вам такую верность, что просто заебись. Она ему кровавый отсос покажет и на хуй выгонит… Черт, да вы хоть что-нибудь знаете о женской верности и любви?! Понятное дело, я имею в виду роман только на два-три долбаных дня, господи Иисусе! Он взглянул на часы. – Сейчас десять тридцать – она, скорее всего, еще не спит. Впрочем, спит она или нет – это неважно. Ты просто туда заходишь, и она будет рада тебя видеть – поверь мне, я точно знаю. Ну, если она не очень рада будет тебя видеть, так это просто потому, что ей спать хочется… это неважно, вали ее и срывай с нее всю одежду… а потом гони туда славный кусок большого и крепкого! Пойми, Б., она тебя потом благодарить будет – поверь мне, я точно знаю.

   Б. уже почти засыпал.

   – О боже, боже мой, боже! – взвыл Сид. – Что за кошмарный бизнес!

3

   Кинопроизводство – на самом деле процесс довольно скучный и фрагментированный. В тот день съемки, так измотавшие Бориса, начались самым обычным образом – без всяких роковых знамений, которые предвещали бы отклонение от нормы.

   Когда для первой съемки было наконец установлено нужное освещение, а камеру несколько раз провели по четко определенному маршруту, Анджела стыдливо вылезла из своего голубого халата, отдала его Хелен Вробель и легла на кровать. Между ног у нее находилась полоска телесного цвета из прорезиненного холста той же самой длины и ширины, что и гигиеническая прокладка, прикрепленная клейкой лентой как раз над лобковыми волосами, а также к каждой из ягодиц. Сбоку, разумеется, ни холст, ни лента не были видны.

   Примерно половина сенегальцев говорили по-английски – или, по крайней мере, понимали английский настолько, чтобы следовать указаниям режиссера. Для первой сцены с Анджелой Борис выбрал одного, который показался ему чуть менее угрожающим, чем остальные. Кроме того, он, похоже, был самым толковым из них и вроде бы идеально понимал по-английски. Звали его Фераль. Рот этого высокого, просто иссиня-черного негра был раскрыт в постоянной улыбке, обнажающей жемчужно-белые зубы.

   – Эту улыбку нам надо убрать, – сказал Ласло Борису. – А то уж слишком причудливо. Просто какая-то дьявольщина получится, правда? Я хочу сказать – если он будет трахать телку и так при этом лыбиться.

   – Давай сделаем одну пробу с улыбкой и одну без.

   – Хорошо.

   – И прекрати противиться чему-то только потому, что это «уж слишком причудливо».

   – Хорошо.

   Представив облаченного в набедренную повязку Фераля Анджеле, Борис объяснил ему суть сцены.

   – Ну вот, Фераль, думаю, ты уже сам понимаешь, что здесь происходит. Это простая любовная сцена. Ты занимаешься любовью с мисс Стерлинг, а она откликается на твои ласки – на твою любовь.

   Фераль, безумно ухмыляясь, кивнул.

   – Занимаешься настоящий любовь?

   – Да, ты занимаешься настоящей любовью. Половое сношение, ага? Зиг-зиг, верно? Сунь-вынь, ага? То есть, понимаешь, именно так все должно выглядеть. Ты не на самом деле занимаешься любовью с мисс Стерлинг, а притворяешься, будто занимаешься любовью. Нам нужно, чтобы все выглядело так, будто вы занимаетесь любовью. Понимаешь?

   – Да, понимаешь, зиг-зиг, да-да.

   – А пока вы будете заниматься любовью, нужно, чтобы ты ее целовал… – Борис протянул руку, указывая. – Вот здесь, здесь, здесь, здесь и так далее. – Он коснулся рта Анджелы, ее горла, плеч и грудей. – Нужно, чтобы твоя голова все время двигалась, ага? И не перекрывай ее лица для камеры, понимаешь? – Он указал на объектив и провел оттуда прямую линию к подушке, на которой покоилась голова Анджелы. Ее огромные голубые глаза казались больше обычного.

   Фераль энергично кивнул.

   – Да-да, понимаешь.

   – Ладно, давай попробуем. Снимай свое тарзанское одеяние и забирайся на мисс Стерлинг.

   Борис уже направился было к камере, но тут его остановил пронзительный взвизг, явно исходивший от Анджелы. Резко развернувшись, он увидел, что Фераль уже сбросил свою набедренную повязку и теперь стоит у кровати, безумно ухмыляясь и демонстрируя чудовищную эрекцию. Его здоровенный член торчал прямиком вперед, слегка покачиваясь из стороны в сторону, словно метроном, и, случайно или намеренно, указывая точно на Анджелу.

   – Чем он тут, черт побери, заняться собрался?! – гневно вопросила она, садясь на кровати и в инстинктивном защитном жесте закрывая руками груди.

   Хелен Вробель тут же подбежала и набросила ей на плечи халат.

   Борис медленно вернулся к кровати.

   – Послушай, Фераль, – сказал он, кивком указывая на оскорбительный орган, – тебе это не понадобится… То есть понадобится, но не в этой сцене. В этой сцене ты просто делаешь вид, что занимаешься любовью… позднее, в другой сцене, ты сможешь действительно заняться любовью, но прямо сейчас ничего такого… это просто как игра, понимаешь?

   Фераль с энтузиазмом кивнул.

   – Да-да, понимаешь, понимаешь. – Он опустил взгляд на свой член и, ни на миг не прекращая ухмыляться, покачал головой. – Я не пытаться так делать! Так получиться! Я не нарочно! Никакой настоящий зиг-зиг! Я понимаешь, никакой настоящий зиг-зиг! – Он развел руками, указывая на свою беспомощность.

   – Гм. – Борис почесал в затылке, хорошенько подумал, затем подошел к Анджеле, у которой уже дым из ушей валил. – А что, чертовски славно, правда? – спросил он, умудряясь выдавить из себя слабую улыбку.

   Анджела на улыбку не ответила.

   – Мне казалось, вы говорили, что он понимает по-английски.

   – Ну да, понимает. Нет, правда, он действительно понимает, что не должен по-настоящему заниматься с тобой любовью.

   Она явно не очень в это поверила.

   – Да? В самом деле? Тогда зачем эта нефтяная вышка?

   – Он говорит, что ничего не может поделать. Так получилось.

   Анджела сверкнула взглядом на своего партнера.

   – Тогда просто скажите ему, чтобы так больше не получалось!

   Борис вздохнул и посмотрел на Фераля. Сенегалец стоял на том же самом месте, идиотски ухмыляясь. Его член явно не желал смягчаться.

   – А что, ты не смогла бы сыграть сцену вот так? – спросил он, возвращаясь взглядом к Анджеле. – То есть, даже если он точно знает, что все будет не по-настоящему…

   Девушка резко выдохнула сквозь сжатые зубы.

   – Я скорее умру, – прошипела она.

   Тут Тони, который до этого что-то писал на другой стороне съемочной площади, решил присоединиться к ним. Проходя мимо Фераля, он бросил на него мимолетный взгляд.

   – Ух ты, ну у этого парня и болт! Черт побери, приличная девушка от такого кусмана запросто до смерти задохнется, правда, Энджи?

   Анджела лишь возмущенно фыркнула и отвернулась.

   – Энджи говорит, что не станет делать сцену, когда у него так стоит.

   – Да? – Тони хмуро взглянул на ее пах. – Брось, Энджи, в этой оснастке ты абсолютно защищена… – он протянул руку и игриво похлопал по холсту, – и идеально обворожительна. Не сказал бы, что я виню черного дикаря.

   Анджела хлопнула его по руке.

   – Послушай, ты отсюда не свалишь? – Она повернулась к Борису. – Пожалуйста, скажите ему, чтобы он отсюда убрался!

   – Хорошо-хорошо, давай только немного остынем. Итак, у нас проблема…

   Нетерпение Анджелы нарастало.

   – Тоже мне, проблема! Почему он просто не спустит, черт побери?! Отошлите его в какой-нибудь темный угол, и пусть он там спустит.

   Борис нахмурился.

   – Ты не можешь требовать, чтобы такой мужчина просто спустил… они гордые…

   – Тогда пусть он с кем-нибудь потрахается, черт побери! – откровенно выкрикнула она.

   – А почему ты другого парня не используешь? – спросил Тони.

   – Мне нравится именно этот парень… эта его ухмылка. Может получиться чертовски странно и любопытно…

   – Хорошо, – сказал Тони, – тогда как насчет того, чтобы сунуть его хуй в ведерко со льдом?

   – Класс, – сказал Борис. – То, что надо, черт побери! Мы сунем его хуй в ведерко со льдом, опустим, а потом опрыскаем новокаином! Колоссально! – Он подозвал бутафора. – Джо, давай сюда ведерко со льдом – половина льда, половина воды. И держи его где-нибудь здесь, ха-ха, оно может нам снова понадобиться.

   – Пусть лучше будет большое ведро, Джо, – крикнул ему вслед Тони, затем улыбнулся Анджеле. – Верно, Энджи? – Тут он от души ей подмигнул.

   Но она лишь сверкнула глазами, сделала глубокий вдох и резко отвернулась, бурля возмущением. От этого внезапного движения ее идеальные груди, видные сверху под разошедшимся халатом, немного покачались, почти комически, прежде чем успокоиться. Затем каждая из них стала отдаленно похожа на лицо с возмущенно надутыми губами, ибо их соски теперь торчали, точно злобные маленькие грибочки.


   Комбинация лед-новокаин оказалась замечательно эффективной, и Энджи испытала сильнейшее облегчение, увидев, что орган Фераля («жуткая черная дубина, черт побери», – сказала она ранее) в конечном итоге опустился, увял и превратился в невинную сморщенную висюльку. Она до конца выложилась в сцене, позволяя Фералю прижиматься к своему вздымающемуся лобку с очевидной дикой энергией и варварской импульсивностью – хотя в реальности совершенно вяло и расслабленно. Сама Энджи тем временем всхлипывала, корчилась, стонала и падала в обморок, превосходно имитируя запредельную страсть.

   – Все это печатаем, – сказал Борис в самом конце, а затем, когда Фераль ушел, он обратился к Энджи: – Ну и ну, вот это была фантастика! – Он сел рядом с ней на кровать, пока Анджела натягивала принесенный Хелен Вробель халат. Затем рассмеялся. – И ты сказала, что они тебя не заводят? Ха!

   Она закурила сигарету.

   – Это правда, мой дорогой. – Когда Хелен Вробель оставила их наедине, Энджи быстрым вороватым взглядом обвела съемочную площадку, а затем взяла ладонь Бориса и направила ее через разошедшийся халат себе между ног, дальше под прорезиненный холст, покрывающий ее половые органы. Наконец она ввела его средний палец себе по влагалище, все это время сверкая фанатичной улыбкой. – Сухо как в пустыне – правда, Б.?

4

   Сид, в большом «мерсе» с наемным шофером, встретил самолет Леса Харрисона на взлетно-посадочной полосе. Когда они поехали к отелю, он открыл холодильничек и достал оттуда бутылку шампанского.

   – Весь домашний уют, – сказал Сид с нервным смешком, который очень слабо закамуфлировал таящуюся внутри тревогу.

   Лес мрачно покачал головой.

   – Я так рано не пью, – буркнул он и сухо продолжил: – Как Энджи все это воспринимает?

   – Что? Ты имеешь в виду картину? О, чудесно, чудесно.

   – Нет, я имею в виду не картину – какой бы дьявольщиной она ни была. Я имею в виду иск на двенадцать миллионов долларов за нарушение контракта, который мы планируем ей предъявить.

   – А, это… черт, да не знаю я, Лес… то есть, по-моему, она об этом и не упоминала.

   Лес вздохнул, качая головой.

   – Эта девчонка больна, серьезно больна. Сначала та нью-йоркская чепуха с Актерской мастерской, а теперь это… – Он закрыл глаза и опустил голову, массируя большими и указательными пальцами виски.

   – Брось, Лес, погоди! – Сид перешел на свой экспансивный стиль. – Ты этого не пинай! Может получиться самая горяченькая штучка со времен «Смешной девчонки»! И потом, знаешь, у вас, парни, тут тоже есть инвестиции! Не пинай свою же картину, Лес!

   Лес открыл глаза и обратил на Сида смертельно-голубой взгляд опытного киллера.

   – У нас тут тоже есть инвестиции, – с маниакальным спокойствием повторил Хрен Моржовый. – У нас действительно есть инвестиции… в Анджеле Стерлинг. У нас в Анджеле Стерлинг есть очень крупные инвестиции. – Затем он подался вперед и почти зашептал, словно в поддельной конфиденциальности: – Вот что я тебе, Сид, скажу. Последние две картины с Анджелой Стерлинг собрали восемь миллионов долларов каждая. И она будет хороша еще лет пять, может, шесть. По четыре картины в год… короче, можешь сам подсчитать… – Из предельной скрупулезности, с какой Лес затем подвел итог, терпеливо жестикулируя пальцами, как будто он все это объяснял ребенку, стало очевидно, что его внутренняя сумятица готова вот-вот выйти из-под контроля. Напор на шлюзовой затвор был колоссальным. – Четыре… умножить… на восемь… это тридцать два. Шесть… умножить… на тридцать два… это сто девяносто два. И ты… ты говоришь… что у нас тут есть инвестиции? Инвестиции! ИНВЕСТИЦИИ? ТЫ О ДВУХСТАХ МИЛЛИОНАХ ЕБАНЫХ ДОЛЛАРОВ ГОВОРИШЬ! ЭТО ЧТО, ИНВЕСТИЦИИ?!

   Шлюзовой затвор прорывало, а Лес, подавшись вперед, вопил благим матом, и казалось, вот-вот вцепится Сиду в глотку. Однако, достигнув крещендо, Хрен Моржовый умолк, заметно дрожа, затем осел обратно на сиденье. И снова заговорил, негромко, полностью контролируя свой голос.

   – Эта девчонка больна, Сид. Она отчаянно нуждается в психиатрической помощи.

5

   Влагалище Энджи, пусть оно и было «сухим как пустыня», начало заметно увлажняться при аккуратном введении туда среднего пальца Бориса – тем более что он с самыми лучшими намерениями принялся нежно его возбуждать… а девушка, по-прежнему глазея на него с кошмарной гримасой веселости, откликнулась на ласку, с нарастающей силой и скоростью сокращая мышцы.

   – H-да, – произнес Борис, несколько сконфуженный столь неожиданным развитием событием на съемочной площадке, – там у тебя, гм, чертовский контроль.

   Не меняя выражения лица, которое словно бы застыло на пике маниакальной истерии, Энджи спросила:

   – А знаешь, как у нас в Техасе такую пизду кличут?

   Девушка использовала чистейший юго-западный акцент, и на мгновение Борису показалось, что она шутит. Он улыбнулся.

   – Нет, – сказал он затем. – А как там у вас ее кличут?

   – Каймановая черепаха.

   Борис кивнул в знак того, что понял.

   – Считается, что это самая лучшая разновидность, – вполне чистосердечно добавила Энджи.

   – Охотно верю.

   Дважды им приходилось на время угомониться, когда Никки и Фредди Первый подходили о чем-то спросить.

   – Почему бы нам не подняться ко мне в гримерку? – предложила она после второго вмешательства.

   – Гм. – Борис быстро прикинул в уме непредвиденные проблемы, точно бегун – количество низких барьеров на очень короткой дистанции: (1) до перерыва на ланч еще оставался час съемочного времени, (2) пока что у него не было ни малейшего намека на эрекцию. Расходовать съемочное время Борис при любых обстоятельствах терпеть не мог. Но мысль о том, что он это сделает, да еще и не потрахается – более того, не потрахается с риском оттолкнуть от себя свою главную актрису, – ввела его в очень серьезные сомнения.

   – А ты кое в чем разбираешься, – внезапно сказала Энджи, пытаясь придать озорной вид, но вместо этого принимая вид предельно чудной, когда она поднимала брови и бросала театрально-эксцентричный взор на его ширинку. – Ручась, твой дружок прям щас крепок-тверд, как черти кака деревянна нога! – И ее теперь уже влажное и скользкое влагалище так нешуточно ухватилось за его средний палец, что тот мигом выскочил оттуда, словно при посткоитальном приступе кашля.

   – Вот те на! – воскликнула Энджи, чья улыбка теперь представляла собой карикатуру на рекламу зубной пасты. – Скверно, скверно!

   Только тут Борис сообразил, что она на стимуляторах – и даже не просто на стимуляторах, а на какой-то любопытной комбинации, которая объясняла столь полное ее обращение к языку своего детства – не просто к акценту, а к самому существу этого языка… «как черти кака деревянна нога». «Ну и ну, – подумал Борис. – Если такое требуется, чтобы она играла… то это круто».

   – Давай сперва еще одну сцену снимем, – сказал он. – Мы же не хотим потерять то, что ты запустила в работу, – это слишком драгоценно.

   – А ты актер… я хотела сказать – режиссер, – отозвалась Энджи, лучась бешеной улыбкой.

6

   – Ну и ну, – сказал он Тони за ланчем. – Энджи сегодня по-настоящему горяча. Две прекрасные сцены. Роскошно.

   Тони посмотрел туда, где она сидела за столиком вместе с Никки и Хелен Вробель, которые затеяли оживленный разговор, тогда как Анджела наблюдала за ними, словно завороженная. Ее пристальный взгляд переключался с одного на другую, когда они поочередно говорили, как будто она следила за некой странной материальной тварью, летающей между ними.

   – Она на чем-то торчит, черт побери, – сказал Тони отчасти удивленно, отчасти раздосадованно, словно ревновал. Затем он вернулся к своему стейку и отхватил от него приличный кусок. – Интересно, на чем?

   – Понятия не имею, – отозвался Борис, – но знаешь, приятель, так она очень клевая. – Он негромко рассмеялся, качая головой. – Никогда не думал, что доживу до такого дня.

   – Ну, Б., ты всегда лучшее из людей вытаскиваешь. Я тебе сто раз это говорил.

   – Послушай, Тон, попробуй выяснить, на чем она торчит. А когда узнаешь, держи ее на этом и дальше. Это какой-то стимулятор.

   Тони снова на нее посмотрел, задумчиво пережевывая.

   – Блин, приятель, тут не просто стимулятор – она под крутой балдой.

   Борис осушил стакан с вином, прикоснулся салфеткой к губам и встал из-за стола.

   – Ручаюсь, что ты прав, Тон, – сказал он, подмигивая и улыбаясь сценаристу, прежде чем направиться к съемочной площадке, а затем крикнул ему через плечо, манерно и абсурдно: – Я без бэ прасил тя вызнать пра торч, ты слышь?

   Раз Анджела так классно работала, под балдой или нет, Борис решил в тот же день снять так называемый эпизод «Круглые сутки». В этой сцене с ней занимались любовью четверо мужчин одновременно – один естественным образом ее трахал, а трое других по-разному ласкали.

   С великой нежностью и терпением Борис объяснил актрисе, насколько в этом эпизоде или, по крайней мере, в одной его части – а именно при съемке среднего плана, которая должна была показать всю группу, – потребуется, чтобы у некоторых мужчин была эрекция. Он также поспешил заверить ее, что это не будет касаться того, который расположится у нее между ног, а также что никто из них возбужденным членом до нее не дотронется.

   – Просто не обращай на них внимания, – сказал Борис. – Просто не смотри – тогда это не будет тебя раздражать. Хорошо?

   Анджела кивнула и закрыла глаза.

   – Я люблю тебя, – со скрытой настойчивостью отозвалась она.

   Помимо уже зарекомендовавшего себя Фераля, в число четырех сенегальцев, которым предстояло стать партнерами Энджи, входил поистине гигантский мужчина по имени Хаджи, двухметрового роста, весом прилично за центнер и с телосложением мистера Вселенная.

   Действие, как теперь было задумано, требовало, чтобы Фераль располагался у Анджелы между ног, когда сцена откроется, а Хаджи, так сказать, под рукой – или, если точнее, у левой груди, готовый заступить на смену между ног.

   – В общем, врубаешься, – объяснял Тони, – камера держит Хаджи до того, как он ее ебет, пока он только дожидается своей очереди. Так мы получим вкус того, что там для нее заготовлено, что уже на подходе… этот немыслимый жеребец с монструозным, животным, пульсирующим черным хуем! Полный накопившейся фантастической черной страсти к прекрасной блондинке, а также доброго галлона черной спермы!

   – Тон, ты отвлекаешься, – заметил Борис.

   – Сам знаю, – пришлось признать сценаристу. – Но это такая фантастика, что просто заебись!

   – У меня чуть было не встал.

   – Ага, y меня тоже. Знаешь, как бы я хотел сейчас ее выебать? Я просто понял – если бы мне в черную шкуру влезть… вроде как я бы притворился, что я типа негр… ага, вышло бы самое то, черное насилие. Как думаешь, Б., может, она полежит и малость жженой пробки потерпит?

   – Хорошо, Тон, я ее для тебя прозондирую. А как насчет того, чтобы выяснить, на какой наркоте она торчит, как я тебя просил?

7

   В связи со съемкой этого эпизода возникла любопытная непредвиденная сложность. Тогда как неверный член Фераля снова пришлось погружать в ледяную воду и опрыскивать новокаином, у Хаджи и у еще одного квазилюбовника («мужчины у рта») эрекции и в помине не было.

   – Я просто ни хера в это не верю, – сказал Тони. Борис пожал плечами.

   – Наверно, с такого рода замещающей функцией им просто не совладать. Этим они мне даже вроде как симпатичны.

   У Тони все росли опасения.

   – Да, но как насчет сцены? То есть нам нужно, чтобы ее якобы ебал один парень и окружало три здоровенных крепких хуя! Чтобы они там торчали… как цветы! Я хочу сказать, врубись в образ – ее ебут в туевом саду! В смысле, из хуев!

   – Я согласен с тобой, Тон – но как нам их поставить?

   – Почему бы тебе не попросить Энджи их потрогать… просто потрогать?

   – Ты что, охуел? Она и так готова в любую минуту рвануть!

   – Хорошо, тогда как насчет тех телок из катафалка? Помнишь тех двух проституток, которые меня на взлетно-посадочной полосе встретили?

   – Колоссально, – сказал Борис и снова подозвал Фредди. Затем он поручил ему разыскать Морта или Липса Мэлоуна и ввести их в курс дела.

   – Это не обязательно должны быть те самые девушки, – крикнул он ему вслед, – но они нужны нам прямо сейчас. А если увидишь мистера Крассмана, скажи ему, что производство встало.

   – Послушай, – размышлял Тони, – а Хелен Вробель не смогла бы немного их поласкать… она девушка славная, компанейская.

   Борис загоготал.

   – Господи, да она бы даже Бостонскому Душителю не поставила!

   – Не знаю, не знаю, – серьезным тоном отозвался Тони. – У меня есть ощущение, что эти парни скорее бы выебли ее, чем Энджи.

   – Ты что, совсем из ума выжил? Почему, черт побери, они должны скорее выебать ее, чем Энджи!

   Тони отбил небольшую чечетку, закатил глаза и снова принялся изображать дебильного конферансье:

   – Да потому что она… ля-ля… дольше белой была… ля-ля! Хе-хе-хе!

   Прежде чем Борис успел треснуть его скатанным в трубочку сценарием, к ним присоединился Фераль, который не переставая кивал, точно японец, извиняясь за вмешательство.

   – Извинить, извинить, я могу говорить, да?

   – Конечно, Фераль, – сказал Борис, – ты можешь говорить.

   – У вас проблема, да? У вас проблема с Хаджи и Ахмед, да? Вот тут, да? – Он указал на свою набедренную повязку.

   – Верно, – ответил Борис, аккуратно выбирая слова. – И теперь мы собираемся привести сюда двух прелестных девушек и посмотреть, что получится. Понимаешь?

   – Понимаешь, да. Прелестный девушка очень хорош для Ахмед, – тут он покачал головой, лучась экстатической улыбкой, – но для Хаджи – нет. Для Хаджи девушка совсем нехорош.

   Борис застонал, прижимая ладонь ко лбу.

   – О боже мой…

   – Я просто в это не верю, – сказал Тони. – Пидор! Чертов черный пидор!

   Фераль возобновил свои радостные кивки.

   – Хаджи не любить девушка, да?

   – Да, – устало отозвался Борис. – Хаджи любить мужчина, верно?

   – Да, Хаджи любить мужчина.

   – Хорошо-хорошо. – Борис не мог припомнить подобного затруднения из всего своего опыта режиссуры. – Итак, возникает чертовская проблема. Скажи мне, Фераль, гм, а каких именно мужчин он любит? То есть как насчет других сенегальцев – кто-нибудь из них ему нравится?

   – Нет-нет, Хаджи они не нравиться. Хаджи нравиться белый мужчина.

   – Сильный белый мужчина, да?

   – Нет-нет, слабый белый мужчина… как женщина, но мужчина, да?

   – Гм. – Борис был не на шутку обескуражен, – Черт, Тони, по-моему, у нас куча проблем. То есть где, черт возьми…

   Но Тони вдруг щелкнул пальцами, и лицо его прояснилось.

   – Есть контакт! Хо-хо, Б., деточка, просто назови меня мистер Ебаный Сват! Ну как, готов?

   – Валяй, Тон, – терпеливо произнес Борис.

   – Тогда врубись… Никки Санчес!

8

   Когда продюсер Сид Крассман прибыл в тот день в окрестности съемочной площадки, его захватила врасплох целая череда в высшей степени неуместных событий. Первое случилось, когда Сид, ища Бориса, остановился у трейлера, порой использовавшегося в качестве конторы, открыл дверцу – и обнаружил там Тони Сандерса. Сценарист лежал на кушетке, и его член целовала и ласкала незнакомая Сиду девушка в черных трусиках и черном же лифчике. Сид быстро захлопнул дверцу и направился в сторону съемочной площадки, то и дело оглядываясь на трейлер, пока чуть было не споткнулся об еще один половой акт. Здесь опять была девушка в черных трусиках и лифчике, энергично сосущая член гиганту Ахмеду. Пока Сид, бормоча что-то невнятное, обходил их, его взгляду случилось упасть на съемочную площадку, где он ясно увидел, как у самой камеры великий художник-постановщик Никки Санчес жадно сосет член еще одному черному великану, громадному Хаджи.

   – Что за дьявольщина здесь творится?! – проревел Сид, обращаясь к Фредди Первому.

   Случись эти инциденты на съемочной площадке – то есть перед камерой, – это было бы вполне понятно. Однако они происходили не перед камерой – и в три часа дня. Это уже было совершенно недоступно пониманию Сида. Оргия! Вакханалия! Это могло свидетельствовать только об одном – о полном коллапсе организационной дисциплины, жизненно важной для эффективного производства.

   – Где, черт его побери, этот блядский режиссер?! – гневно вопросил Сид. – Я в жизни своей не видел, чтобы разом столько хуев сосали!

   Фредди Первый объяснил суть проблемы – и как она была улажена.

   – Да? В самом деле? – Сида терзали сомнения. – А как насчет Тони Сандерса? Я точно знаю, что уж у него-то без проблем встает! И потом – его даже в картине нет!

   – Верно, – сказал Фред. – Ну, я думаю, они с мистером Адрианом просто прикинули, что раз уж девушка здесь и ей уже заплачено, нет смысла зазря деньги расходовать.

   – Жопа моя, деньги расходовать! Все это безобразие на счет картины отнесено не будет! Так где же, черт побери, Борис – ему тут тоже где-то отсасывают?

   – Нет, сэр, он в туалет вышел.

   – Сколько сцен вы отсняли после ланча?

   – Ну, гм, мы пока над первой работаем – из-за такого неожиданного развития…

   – Ты хочешь сказать, что вы после ланча еще ни единого дубля не сняли? – Сид гневно и хмуро глянул на наручные часы. – Боже милостивый, дьявол, ведь нам картину делать надо! А тебе положено делать так, чтобы тут все работало!

   – Да, сэр, мы уже было все настроили – а потом такое неожиданное развитие…

   – «Неожиданное развитие»! Ты называешь приглашение пидора на роль… кого он там, дьявол, играет… ты это неожиданным развитием называешь? – Он снова взглянул туда, где Никки и Хаджи по-прежнему были сцеплены в пылком объятии, затем с выражением острого отвращения на лице отвернулся. – Боже, как это омерзительно! Никки Санчес! Три награды Академии! Знаешь, если бы я собственными глазами это не увидел, никогда бы в жизни не поверил.

   Фредди Первый пожал плечами.

   – Ну, думаю, кто-то должен был это сделать.

   – Должен был это сделать! Проклятье, да он это обожает! Ты только посмотри на него, господи Иисусе!

   – Ну да, я как раз об этом и говорю. Пожалуй, нам повезло, что он это обожает. Потому что до этого мы были в настоящей беде.

   – До этого! Были! – разбушевался Сид, с силой хлопая себя по часам, а затем тыча в грудь первого помощника. – Три пятнадцать, а у вас еще ни одного дубля нет! Вы прямо сейчас в настоящей беде, приятель!

   Только своевременное прибытие Бориса из туалета не позволило разносу принять более суровые формы.

   – Остынь, Сид, Фредди тут ни при чем.

   – Ладно-ладно, а теперь не можем ли мы, уж пожалуйста, отснять первый дубль?

   – Придется подождать еще несколько минут.

   – Подождать? Чего подождать?

   – Хаджи, – Борис кивнул в том направлении. – Вон того верзилу с Никки.

   – Ты хочешь сказать, у Никки не получается?

   – Нет-нет, у него классно получается. Пожалуй, даже слишком классно.

   Сид гневно нахмурил брови.

   – Ты хочешь сказать…

   Борис кивнул.

   – Да, он вовремя не остановился… думаю, Никки просто увлекся.

   – Какого дьявола… этот грязный… мелкий… хуесос! – бушевал Сид. – Из всех… гнилых… эгоистичных… черт, убью мелкого ублюдка! – И он даже сделал движение, словно и впрямь собрался туда броситься, но Борис его удержал.

   – Остынь, Сид, успокойся. Он через минуту опять все наладит.

   Тут к ним присоединился Тони. Вид у него был расслабленный и благодушный.

   – Привет, Сидней, как дела, парниша?

   Сид сверкнул на него взглядом.

   – Где тебя черти носят?

   – Что? Ну, я был в одном из трейлеров, гм, над сценарием работал.

   – Черта лысого ты работал! Тебе там хуй сосали! Ха! Я тебя видел!

   – А как оно, кстати? ~ спросил Борис.

   – Гм… думаю, оценка где-то от хорошо до отлично.

   Сида это совсем не позабавило.

   – Ха! А какова будет оценка твоей сегодняшней работы со сценарием?

   Тони вопросительно взглянул на Бориса.

   – Что это с ним? Чего он так разоряется?

   – Да он просто немного насчет графика психует.

   – Плюс, – добавил Сид, – плюс тот факт, что сюда в любую минуту может заявиться Лес Харрисон. А мы на два дня позади графика и никакого сценария ему показать не можем! Что, если он сегодня придет? А? Ни одного дубля с самого ланча, а по всей округе все как ключиком заведенные хуи сосут!

   – Хорошо, Сид, что ты мне об этом напомнил, – сказал Борис. – Надо бы проверить, как там Никки. – Он уже было туда направился, но затем резко остановился, увидев, что Никки с Хаджи, взявшись за руки, идут по съемочной площадке. – Ну вот, полагаю, теперь мы можем снимать, – сказал он и дал знак первому помощнику, чтобы все были наготове.

   – Господи Иисусе, – пробормотал Сид, – ну у того черномазого и дубина!

   Борис покинул их и пошел к камере, а Сид взглянул на часы.

   – Три тридцать. Черт побери, надеюсь, он сегодня закончит эту сцену. – Теперь, когда работа должна была вот-вот возобновиться, у него явно отлегло от сердца. Они с Тони медленно прошли вдоль ряда трейлеров, приближаясь к тому, который Борис иногда использовал как контору. За окном был виден силуэт расхаживающей там девушки.

   Сид пару раз кашлянул и опять взглянул на часы. Затем сказал:

   – Так ты говоришь, эта шлюха чертовски славно отсасывает, а, Тон?

9

   Работа продолжилась и вечером, но шла в высшей степени превосходно. Был закончен эпизод «Круглые сутки» и начат другой. Вдобавок нашлось время проверить трех «финалисток» для дублирования Анджелы и принять решение. «Проверка» заключалась попросту в изучении анатомии каждой из девушек с целью определения, которая из них ближе всего соответствует анатомии Энджи. Кроме того, в самом конце требовалось четко удостоверить тот факт, что каждая из девушек полностью осознает, что именно от нее в данной сцене потребуется. Как и в случае с дублершей для Арабеллы, Липс Мэлоун еще раз обшарил презренные улицы и доставил товар – но на сей раз не из Парижа, а из недоброй славы портового города Гамбурга, где ему удалось насшибать с полдюжины экстраординарных, хотя довольно циничных шмар.

   Обычно требовалось задействовать только одну дублершу, однако ввиду напряженной природы данной конкретной роли Борис запросил двух – а Сид был еще более осторожен.

   – Дьявол, давай всех их притащим – а то эти злоебучие ниггеры могут в любую минуту каннибалами обернуться! Вот тогда мы реально влипнем в говно!

   В итоге были привлечены три девушки – но проблемы с ними у Сида на этом не закончились. Он испытал потрясение, а затем пришел в ярость, когда врач из страховой компании, услугами которой пользовалась киностудия, посмотрев на орду черных гигантов и получив информацию о деталях эпизода, наотрез отказался страховать дублерш.

   – Вот коновал злоебучий! – Сид топал по съемочной площадке в ярости, которая затем перешла в тяжелые опасения. – Боже милостивый, если Лес Харрисон выяснит, что мы работаем с незастрахованными актрисами, он тут же заберет назад свою долю! Господи Иисусе, дьявол, он даже может совсем нашу лавочку прикрыть!

   – Мы ему просто ничего не скажем, – успокоил его Борис.

   – Да, но если с одной из этих шлюх и впрямь что-нибудь случится? Допустим, один из этих черномазых громил вдруг взбесится и устроит нам какой-нибудь крутой облом?

   – Послушай, Сид, – сказал Тони голосом предельно серьезным и конфиденциальным, – почему бы тебе не раздобыть Фредди Первому пистолет? Пусть он его носит. В стиле Клайда Битти, ага? Или типа дрессировщика. Тогда, если один из черномазых кидается на шлюху – пиф-паф, и он уже лежит!

   Этот простой образ, похоже, не на шутку возбудил Сида.

   – Черт, точно! Где его черти носят? – И он бросился на поиски Фреда, пока Борис и Тон буквально катались по съемочной площадке, умирая от хохота.

10

   В течение последних двух дней в другой части студии другая съемочная группа снимала материал под названием «Мод в детстве» с Дженнифер Джинс в главной роли. Ее поддерживали два великих ветерана, Эндрю Стонингтон и Луиза Ларкин, в роли папаши и мамаши. Никто из этой троицы даже понятия не имел о том, что происходит на соседней съемочной площадке. Материал, который здесь готовился, был в высшей степени консервативным, даже, можно сказать, здоровым и полезным – включая периодическое псевдохудожественное использование частично замасленного окуляра для передачи образа в том импрессионистском стиле, в каком вещи видятся во сне или в воспоминании.

   Визиты на эту съемочную площадку обеспечивали Сида теплым ностальгическим чувством и приятным утешением, ибо здесь, учитывая стереотипную обработку предельно светского материала, предполагалось наличие определенной нормальности кинопроизводства. Сид даже проявлял интерес и симпатию к самому материалу, чувствуя, что это именно тот тип детства, который понравился бы лично ему, – громадный особняк с белыми колоннами, лакеи в ливреях, а также фоновая проекция бесчисленных покатых акров. Так что Сид частенько навещал эту съемочную площадку. «Островок приличия и здравомыслия», – так он ее называл. Эта оценка лишь однажды поколебалась на какое-то время, когда Сиду случилось усесться на футляр от объектива и заприметить рядом с собой маленькую баночку вазелина. Физиономия продюсера мигом исказилась, выражая гнев и смущение, пока глаза его лихорадочно метались по съемочной площадке. «Что за дьявольщина тут происходит?!» – с бешеной настойчивостью вопросил он у режиссера группы, заподозрив, что извращенная порочность съемочной площадки Бориса невесть как просочилась сюда и, подобно чуме, распространилась в его личном святилище. Однако затем Сид испытал колоссальное облегчение, узнав о том, что вазелин, причем в бесконечно малых количествах, попросту используется для замасливания объективов с целью еще большего смягчения и без того слишком уж романтического образа.

   – Фрэнки, мой мальчик, – Сид уже откровенно полюбил говорить это режиссеру съемочной группы, – давай-ка еще дубль снимем. – Тут он щелкал пальцами, проявляя, как ему казалось, щедрость важного сеньора. – Лучше надежность, чем запоздалое сожаление, да, Фрэнки?

   Вся группа тем временем переглядывалась в раздраженном недоумении. Некоторые из этих людей знали Сида по его голливудским дням как «мистера Коротуху». Прозвище это, как указание на безденежье и скупость Сида, родилось в результате активного использования им «коротких концов» пленки – то есть последних кусочков, остающихся на бобине после того, как съемка закончена. Обычно они выбрасывались за непригодностью, но частенько лаборанты выкрадывали их до обработки, после чего продавали по ничтожной цене, совсем даром. Одним из менее апокрифичных послеобеденных анекдотов была история о том, как Сид Крассман попытался отработать целый сценарий полнометражного фильма, используя только «короткие концы». Впрочем, недоуменно хмурящиеся подсобники и осветители не знали того, что эта очевидная слабость Крассмана – эта абсурдно-гигантская пересъемка – на самом деле была в высшей степени уместна… ибо именно этот материал они намеревались показать Лесу Харрисону или, раз уж на то пошло, любому другому заинтересованному лицу, которое могло заявиться и настоять на том, чтобы посмотреть, «в какую такую дьявольскую картину» оно вкладывает свои кровные.

   Теперь же Лес и впрямь прибыл, Тони всю ночь не ложился, писал какие-то чертовски консервативные – а также совершенно произвольные – сцены и диалоги, предположительно очерчивающие эпизод с касбой, в котором снималась Анджела. Чтобы уловка сработала вернее, место действия они сохраняли нетронутым, ибо экскурсия по прелестной декорации касбы планировалась как один из способов запудрить мозги Лесу Харрисону. Что изменилось, причем фундаментально, так это действующие лица эпизода: героиня уже была не морально разложившейся, одуревшей от наркотиков нимфоманкой, а полусвятой, полупридурочной представительницей «корпуса мира», которая приезжает на Черный континент в поисках «внутренних ценностей», или – «и я надеюсь, что это не прозвучит чертовски претенциозно, – написал в подстрочном примечании Тони, – в поисках того, что скорее представляется мне „вечными истинами"». Тем временем добрую дюжину черных любовников он заменил одним-единственным белым – французишкой вроде Пепе ле Моко [29]. Лес прочел всю эту бредятину с немалым интересом и даже внес свое предложение.

   – Думаю, любовную сцену можно будет сделать чертовски горяченькой, – сказал он, с энтузиазмом хлопая ладонью по раскрытой странице, – знаешь, я имею в виду весь этот кусок с голыми сиськами. Естественно, мы сделаем и другой вариант, без сисек, чтобы не было никаких заморочек с продажей на телевидение. Скверно, однако, что мы не можем снять здесь Бельмондо… как там, кстати, того другого парня зовут?

   – Гм, Ламонт, – ответил Сид, – ага, Андре Ламонт… Когда нам не удалось заполучить Жана-Поля, мы решили – да черт с ним, возьмем-ка мы неизвестного… получится свежее лицо… верно, Лес?

   – «Если не можешь заполучить лучшего, всякий раз начинай с неизвестным!» Знаешь, Сид, Папаша мне это сказал, когда мне только девять лет стукнуло, но я как сейчас это помню. – Лес взглянул на часы. – Эй, солнце уже за нок реем – знаешь, вот сейчас бы я, пожалуй, не отказался выпить.

   Сид засиял улыбкой.

   – Уже здесь, Лес! – Он мигом налил им по бокалу шипучки.

   – И я тебе еще кое-что скажу, Сид. – Лес опять крепко хлопнул ладонью по сценарию. Впрочем, этот жест сквозил любопытной симпатией – примерно так бизнесмен шлепает по жопе добрую шлюху или хлопают друг друга американские футболисты. – Знаешь, это чертовски славно… то есть, я не говорю, что это Стэн Шапиро [30], но когда Тони заведется, он тоже может мячик куда надо запулить, верно?

   Сиду пришлось на секунду закашляться, скрывая смешок, но он быстро оправился.

   – Да, ну да, он… ну, он… ты сам знаешь, как он может… верно?

   Затем Сид отвел Хрена Моржового посмотреть кое-какой материал – шесть часов того, как Дженнифер Джинс играет Анджелу в детстве.

   Был там один момент, когда Дженни – восьмилетка с косичками, в невинно коротенькой школьной юбке, – стоя спиной к камере, медленно наклонилась завязать шнурок на ботинке.

   – Послушай, Сид, – сказал Лес, сидя рядом с ним в полутемном просмотровом зале, – а как вообще-то Джен?

   – Ну, она классная, просто отличная – она точно будет рада тебя видеть, ручаюсь.

   – Гм. – Лес вернул пристальный взгляд к икре, коленке, ляжке, наконец к заднице, обтянутой самыми что ни на есть простыми снежно-белыми трусиками юной девочки. – Гм, ты знаешь, она уже, может быть, готова для… в общем, гм, понимаешь, попробуй-ка привести ее ко мне в номер. Скажем, часика через полтора после того, как мы здесь закончим.

   – Будь спок, Лес, – заверил его Сид, – она там будет.

   – Прекрасно. И, гм, пусть она будет в той же одежде, ага? «Маленькая мисс Маркер»… знаешь, мы думаем сделать ремейк всей серии с Ширли Темпл [31]. Для девушки, которая к этому готова, он может стать прорывом… понимаешь, о чем я говорю?

   Сид энергично кивнул.

   – Конечно, Лес, понимаю.

   Когда они вышли из просмотрового зала, было около семи вечера.

   – То, что я вижу, – произнес Лес, плотно сжимая губы и уверенно кивая головой, – мне нравится. Нравится мне, как это выглядит. Папаша обычно говаривал: «Покажи мне восемь кадров, и я скажу тебе, как будет выглядеть вся картина!» – Он повторил свой уверенно-умудренный кивок. – Вид этой картины мне нравится.

   Настроение Сида воспарило в заоблачные высоты, и его тяжелая поступь превратилась в гарцующее подпрыгивание, – именно так он в удачные дни входил в буфет киностудии «Метро» и выходил оттуда, когда каждый шаг отражал его вызывающую уверенность в себе. Затем Сид взглянул на часы.

   – Короче, вот что я тебе, Лес, скажу. Дженни будет у тебя в номере в восемь… так что у тебя еще лишних полчаса. Почему бы тебе прямо сейчас не взглянуть на потрясающую декорацию касбы, которую Никки Санчес сделал нам для эпизода с Анджелой?

   – Этот парень гений. Я уже много лет это говорю. Знаешь, ведь это Папаша его открыл.

   Хотя была суббота, Сид знал, что Борис и его группа сегодня снимали. Однако он также знал, что они свернулись в пять тридцать, поскольку примерно в это время видел, как Хелен Вробель и пара техников заходили в бар отеля, когда он сам прибыл туда забрать Леса. А потому Сид не на шутку удивился, когда обнаружил, что тяжелая звуконепроницаемая дверь не заперта, а затем, войдя туда, увидел свет на далекой съемочной площадке.

   – Что за чертовщина? – рявкнул Лес, глядя на часы и хмурясь. – Только не говори мне, что ты уже на сверхурочные перешел!

   – Гм, нет, нет-нет, – с запинкой заверил его Сид, безумно напрягая глаза и стараясь разглядеть, что творится на съемочной площадке. – Там, э-э, наверно, уборщицы…

   – Жопа там, а не уборщицы – эта площадка освещена! – Лес снова с яростью посмотрел на часы. – Черт, дьявол, сегодня семнадцатое, субботний вечер – уже час и сорок минут золотого времени! Что там, в самом деле, за работа такая?!

   Затем послышался безошибочный гулкий щелчок нумератора и неразборчивое бормотание: «Камера»… «Запись»… «Мотор». Лес тут же устремился к съемочной площадке, но то, что он там увидел, буквально отшвырнуло его назад. «Работа с дублершами» была в самом разгаре, и использовались сразу все три девушки. Если говорить более точно, они услаждались дюжиной голых черных гигантов в новой блестящей «оргиастической версии» так называемого эпизода «Круглые сутки», придуманной в тот день Борисом и Тони. Все это снимали три камеры – большой «митчелл» брал средний план, охватывая всю сцену, тогда как два «арри» свободно двигались от одной промежности и до отказа входящего туда пениса к следующей… в общем, так сказать, туда-сюда-обратно.

   Борис, Ласло и человек с «солнечным ружьем», переносной лампой высокой интенсивности, лежали на животах примерно в полуметре от одного из самых захватывающих половых действ. Ласло снимал его на «арри», человек с «солнечным ружьем» под разными углами его освещал, а Борис, подобно безумному ученому, вглядывался в видоискатель, устремленный точнехонько на отчаянно близкую промежность, и кратко шептал указания: «Медленней, Симба, медленней… подними левую ногу, Гретхен… левую, блин… а, черт, дайте сюда переводчика. И принесите глицериновый спрей – мы никакого преломления не получаем». Теперь, с подползшими туда немецким переводчиком и глицериновым гримером, их стало пятеро. Все лежали на животах, напряженно вглядываясь в промежность и ходящий туда-сюда пенис в полуметре от них, – а глицериновый гример, получая периодический тычок от Бориса, пускал чуть-чуть спрея на член, когда тот выходил на всю длину, замирая в самой верхней точке своего маршрута, точно нацеленный пистолет. Тем временем переводчик бесстрастным гортанным рычанием повторял девушке шепот Бориса.

   Выше каждую из грудей атаковал сосущий и даже слегка пожевывающий громадный черный рот, тогда как губы самой девушки были широко раскрыты, радостно и страстно принимая четвертого члена этого «ensemble macabre» [32], как окрестил его Никки.

   Один и тот же весьма причудливый спектакль – плюс-минус степень-другая шоковой величины – одновременно ставился на трех частях съемочной площадки. А потому совокупный графический эффект, особенно для того, кто только что просмотрел шесть часов классической сентиментальщины, оказался довольно ощутимым. Лес так заковылял прочь от площадки, словно крепко получил там правой по челюсти. Мало того, как будто этого еще было недостаточно, – подобно боксеру Арчи Муру, оседающему после убойного правого прямого Рокки Марчиано, а затем, прежде чем рухнуть на настил, получающему дармовой левый хук в духе «на и больше не проси», – Лес огреб еще один страшный удар. Пока он ковылял и шатался, его глаза беспорядочно метались по сцене, ища какого-то объяснения, и в итоге наткнулись – далеко на периферии съемочной площадки – на художника-постановщика фильма «Лики любви», неоднократного лауреата наград Академии Николаса Санчеса. Совершенно голый, гениальный дизайнер стоял на четвереньках и находился в бурной половой гармонии с двумя гигантскими неграми – жадно отсасывая у переднего и одновременно корчась в кошачьем экстазе, пока задний до отказа вставлял черный пенис в его прямую кишку.

   От такого зрелища разум Леса не то чтобы совсем помутился, но ему вполне хватила, чтобы выдвинуть из обширного резервуара праведного гнева громогласный ультиматум. Понятное дело, Лес проревел нечто квазибританское: «КАКОГО БЛЯДСКОГО ЧЕРТА?!» Однако этот крик души лишь привел в боеготовность двух здоровил неподалеку – дополнительных «охранников», нанятых Сидом. Эти ребята, бросив свой пост у двери, подобрались поближе к съемочной площадке, желая уловить чуточку странного действа, а теперь были охвачены предельной обидой и раздражением от того, что их обнаружили (такая работенка не каждый день подворачивается). Отсюда ответный удар капитальной сверхкомпенсации, обрушившийся на Леса, когда охранники начали дико метелить его по голове и плечам – еще до того, как Борис в мрачной досаде посмотрел на незваного гостя, узнал Леса и нетерпеливо рявкнул: «Уберите отсюда этого мудака!» Затем он ткнул локтем переводчика, чей вариант вышел, пожалуй, еще более едким и уж точно куда более подстрекательским, поскольку охранники тут же всерьез взялись за Леса – с таким неистовством, что, надо думать, только вмешательство Сида спасло его от смертельных травм.

   – Не бейте его, не бейте! – бешено продолжал повторять Сид, пока охранники гнали Леса к двери в безостановочным выплеске быстрых коротких джебов, хуков по почкам, каратистских пинков и патентованных лихтенштейновских ударов коленом по яйцам. – Он наш, я вам говорю! То есть, ч-черт, ведь это… ведь это все его деньги!

11

   Морти отвез полубессознательного Леса в частную психиатрическую больницу в большом «мерсе», водителем которого по этому особому случаю был Липс Мэлоун. Не успели они проехать и полдороги, как Лес начал приходить в себя и Морти пришлось сделать ему первую инъекцию морфия. («Порядок, он тихий, – сказал им ранее Сид. – Пусть он и дальше таким будет».)

   – Помедленней, черт побери, – выкрикнул Морт, отчаянно размахивая шприцем. – Как я в него попаду, когда ты ведешь как маньяк?

   Липс, не лишенный определенного криминального взгляда на жизнь из окон джерсийских квартир, действительно жег резину на каждом повороте, ведя так, словно они только что ограбили голливудский банк.

   – Да не церемонься ты с ним, бога ради! – Липс тоже орал во всю глотку. – Все равно у нас ебаный труп на руках!

   – Ты не заткнешься? Думаешь, я не знаю, что делаю? Я был санитаром десанта в Нормандии, черт побери!

   Липс, который все это время провел в тюрьме – за разные букмекерские и аморальные делишки, – был нешуточно потрясен.

   – Дьявол, вот классно, Морт – я даже не знал, что ты был на военной службе!

   – Ты шутишь? – с глубоким возмущением вопросил Морт. – Я столько внутривенных в армии сделал, что уже давно мог бы стать первоклассным толкачом наркоты!


   Выдавая себя за личного врача Леса, Морт оказался способен в течение следующих сорока восьми часов содержать его в глубоком – по сути, бессловесном – покое. В порядке дополнительной меры безопасности Морт и Липс порешили, что мудро будет уютно завернуть Леса с головы до ног в стерильный бинт – так что теперь вице-президент «Метро» очень напоминал мумию или кокон – большой продолговатый сверток белой марли, который получал внутривенную кормежку. Морт стоял на вахте у койки и примерно каждые два часа, как только Лес собирался очнуться, всаживал ему пять кубов морфия.

   За это время Борис сумел отснять еще две превосходных сцены с Анджелой – одна из которых была совершенно экстраординарна по своему значению. Она начиналась с того, что Энджи сидела верхом на любовнике; когда из этого варианта были извлечены все выгоды, включая несколько первоклассных (в плане актерской игры) множественных оргазмов со стороны Энджи, к ним присоединялся второй черный гигант, который вставал лицом к ней, так что она, по-прежнему сидя прямо, могла орально принимать его член. Задолго до того, как яркая новизна этого образа – который также снимался отраженным в зеркале полога – успевала поблекнуть, в игру включались еще два любовника… эти, встав рядом с Энджи, медленно и величественно-чувственно вводили свои члены в обе ее подмышки, «Подушечка для хуев» – так назвал эту сцену Тони.

   Поскольку Энджи наотрез отказывалась работать с возбужденными членами, эту сцену – начиная с прибытия второго любовника – необходимо было целиком снимать сзади, чтобы не было заметно, что все члены на самом деле совершенно вялые. Кроме того, Энджи настояла на том, чтобы роль любовника, с которым она должна была имитировать полное введение пениса в рот, исполнил гомосек Хаджи. Актриса посчитала, что он наименее вероятно нанесет ей оскорбление даже такой малостью, как слабый фаллический тремор под надежной уздой. Член его был прикрыт куском плотной ткани, так что Энджи могла прижимать его к лицу в требуемой зоне, не касаясь голого органа, вялый он там или нет. При монтаже, разумеется, в этот материал предстояло неразличимо вставить реальные крупные планы полного введения пениса – одного во влагалище, одного в рот, еще по одному в каждую подмышку. Все четыре работали одновременно, двигаясь в гармонии, контрапунктом, на разных скоростях и в разных ритмах.

   – Совсем как в скандинавской промышленной документалистике, – объяснял Тони Борис, – знаешь, очень абстрактно и лирично… где ты видишь, как на крупном плане движутся всякие там поршни и прочие ерундовины… порой так близко, что ты даже не понимаешь, что это такое, теряешь перспективу. Прекрасно.

   Также за период заключения Леса в психбольнице на них обрушился нешуточный ливень телефонных звонков с Побережья, а затем настоящий потоп загадочных телеграмм («Красное крыло настаивает время картошки ноль еще раз ноль» – такого рода вещицы)… загадочных, пока они не поняли, что это закодированные телеграммы от самого С. Д. Харрисона.

   Сид опять впал в панику.

   – Теперь этот хуесос нас точно за жопу возьмет! – Он расхаживал взад-вперед, перечитывая абракадабру.

   Тони хихикнул.

   – Ты должен раскусить этот код, Сид – это наша единственная надежда. Вы с Липсом должны серьезно над ним поработать. Я бы вам тоже помог, но мне тут срочно потрахаться надо.

   Сид драматически потряс ворохом телеграмм.

   – Ты думаешь, ты шутишь, да? Ну так у меня для тебя новости. Если мы не пошлем какой-то ответ, он через двадцать четыре часа будет здесь! Поверь мне, я точно знаю.

   Тони с серьезным и озабоченным видом быстро оглядел комнату.

   – Есть только один-единственный человек на свете, который может дать тебе этот код, но его имени я тебе не скажу… хотя вот, я напишу его на этой бумажке.

   Он оторвал по л странички сценария, нацарапал на обратной стороне: «Этот человек – Хрен Моржовый», – и вручил листок Сиду. Тот гневно посмотрел на бумажку и швырнул ее на пол.

   – Вот что, писатель. Тебе только гэги для какого-нибудь вшивого телешоу писать! – Затем Сид опять стал расхаживать взад-вперед, бормоча: – Этот человек – Хрен Моржовый! Господи, ты все еще думаешь, что шутишь, да? Представь себе, что мы уже это попробовали!

   – И что, не вышло? А что вы делали – ногти ему выдирали? Утюг на спину клали? Электроды к простате подводили? Я никогда не говорил, что Хрену Моржовому недостает упрямства…

   – Что мы сделали, – резко перебил его Сид, – на случай, если тебе интересно… а тебе должно быть заебательски интересно… короче, мы ему укол натрия не помню какого вкатили – знаешь, этого правдивого состава.

   – Натрия пентотала?

   – Ну да, сыворотку правды, верно?

   – И что случилось?

   Сид развел руками.

   – Похоже, он вместе с морфином не работает, а потому… – он снова развел руками, – ничего не случилось… ну, то есть Лес вроде как заболел или что-то типа того. Начал синеть, не знаю…

   Тони покачал головой и негромко присвистнул.

   – Ну и ну. Вы, парни, должно быть, совсем спятили. Вы что, не знаете, что так можно человека убить?

   – Морт знает, что делает.

   – Морт? Морти Кановиц? Да с какого хрена он вообще что-то знает?

   – Он был санитаром с Первой дивизией в Нормандии – вот с какого.

   Тони вздохнул.

   – Ну и ну.

   Тут со съемочной площадки явился Борис. Стеная от усталости, он плюхнулся в кресло.

   – Черт, никогда не думал, что устану наблюдать за тем, как люди ебутся. Это по-настоящему выматывает.

   – А вот тут наш Сидней чуть было Леса Харрисона посредством передозировки не прикончил, – сообщил ему Тони.

   – Да брось, брось, – запротестовал Сид, снова наставляя обвиняющий перст на Тони. – Во-первых, это был не я, а Липс и Морти, да и идея с самого начала была не моя, а Морти. И во-вторых, никто ничего не говорил про убийство.

   – У нас проблема, – тихо произнес Борис.

   – Послушай, – раздраженно продолжил Тони, обращаясь к Сиду, – если он уже под такой балдой, что говорить не может, а ты колешь ему полную машину чего-то еще и он начинает синеть, это что блин, не передозировка? Люди каждый день так умирают!

   – Хорошо, хорошо. Я тебе уже сказал, что меня вообще там не было.

   – У нас проблема, – закрыв глаза, продолжал настаивать Борис.

   – Да брось болтать, Сид, минуту назад ты это себе, блин, в заслугу хотел поставить.

   – Ладно, ладно, проехали. – И Сид повернулся к Борису, размахивая телеграммами. Скажи лучше Б., что нам вот с этим поделать? Если С. Д. заявится в этот городок, нам конец – поверь мне, я точно знаю.

   Борис устало вздохнул.

   – Как раз об этом я и пытаюсь тебе сказать… Он уже здесь.

12

   Когда они сообщали С. Д., что на его шифрованные телеграммы не было ответа, потому что Лес три дня тому назад отбыл в Париж в надежде убедить Бельмондо сыграть в паре с Энджи, стало естественным образом казаться, что они просто стараются его прикрыть.

   – Чертово вранье! – рявкнул С. Д. – Бельмондо сейчас в Австралии, и он это знает! Все верно, он в Париже, но отправился туда с какой-нибудь дешевой блядью-статисткой! Это правда, Сидней?

   – Ну, С. Д… – Растекаясь, как горячий воск, Сид ответил в манере, которую счел наиболее подходящей для разговора с главой крупнейшей киностудии: – Знаете, как говорят французы? – Он одарил старика двусмысленной улыбкой и вдобавок подмигнул. – Шерше ля фам!

   – Он на голову больной, – сказал С. Д. – У него пизда в голове – вот что у него за болезнь. Мелкий сукин сын!

   На какое-то время Сиду удалось отвлечь С. Д. все тем же бессмысленным сценарием и отснятым материалом, а также, по любопытной иронии, той же самой Дженни Джинс, которую так и не удалось отодрать Лесу ввиду его преждевременного отбытия. От Сида потребовалось дать Дженни кое-какие объяснения – как раз перед тем, как она ушла со съемочной площадки, по-прежнему со своими косичками восьмилетки, в коротком крахмальном передничке, аккуратных туфельках, белых носочках по лодыжку и девчачьих трусиках из белого хлопка.

   – Нет, послушай, Джен, ты не так поняла – это был не Лес Харрисон, а С. Д. Харрисон – он реально владеет киностудией, черт побери. Я хочу сказать, он по-настоящему большие вещи сможет для тебя сделать!

   – Да я, блин, в тот раз часа два прождала!

   – Ну да, я знаю, он тогда на очень важном совещании застрял. И теперь, знаешь, так из-за этого переживает, что ты ему лучше даже не напоминай. Ага? И, знаешь, просто будь с ним поласковей.

   – Ты хочешь сказать, типа всерьез на него насесть? – ядовито спросила девушка.

   Сид не дрогнул.

   – Ну да, это было бы классно, Джен. – Он пошел было на выход, но затем добавил: – И оставь это платье и косички, ладно, Джен?

   Она обратила на него ледяной взор.

   – Может, мне еще и скакалку с собой захватить?

   Однако теперь, когда фишки лежали на столе, Сида невозможно было сбить с панталыку.

   – Как хочешь, Джен, – отозвался он с очевидной невинностью. – Ты знаешь, какое внимание в наше время уделяют молодежи… все, включая крупных продюсеров. В общем, просто там подожди. – Тут Сид с серьезным видом подмигнул девушке и пошел прочь. Возмущенная Дженни гневно сверлила ему спину – само воплощение ярости с косичками и передничком. На ее лице ясно выражалось презрение ко всему человечеству.

13

   Одним из самых любопытных аспектов пребывания С. Д. в Вадуце стало его удивительное товарищество с Липсом Мэлоуном. Сложно было представить себе двух мужчин, у которых было бы меньше внешнего сходства; и, тем не менее, они все время были вместе. Их приглушенные голоса и периодический осторожный обмен конфиденциальными взглядами наводили на мысль, что они вовлечены в нечто секретное или, во всяком случае, скрытое от всех остальных. Это в особенности раздражало Сида; он точно знал, что раньше С. Д. и Липс не были знакомы, а следовательно, то, что между ними происходило, могло начаться только после прибытия старика. И Липс, разумеется, был до этого едва ли чем-то большим, нежели шофером, курьером, лакеем. А потому видеть, как он ведет приглушенные беседы с главой крупнейшей в мире киностудии, Сиду было просто невыносимо.

   – Блин, Липс Мэлоун собственную жопу от дырки в земле не отличит – а теперь, черт побери, он запросто с С. Д. треплется! Что здесь за дьявольщина происходит?

   Морт пожал плечами.

   – Кто знает? Какое-то обеспечение, верно? Он старика чем-то таким обеспечивает.

   Сид фыркнул.

   – Ну, если так, пока что он особо не продвинулся. Шлюхи с этими двумя я еще не видел.

   Морт с сомнением поднял брови.

   – Ну и что? Может, у старика теперь новый задвиг… кто знает?

   – Шутишь? – Сид все больше раздражался. – У этого старого ублюдка, блин, одна пизда на уме! Поверь мне, я точно знаю! Да что это еще может быть, черт побери? Наркота?

   Но мудрый Морт только пожал плечами.

   – С этими двумя? Кто знает?


   Тревога Сида, помимо чисто абстрактного раздражения и недоумения (приправленного хорошей дозой зависти) при виде того, как Липс и С. Д. ходят парой, основывалась еще и на вполне реальном страхе, что Липс раскроет старику суть легенды «Лес в Париже».

   – Он никогда этого не сделает, – сказал Морти. – Липс может быть кем угодно, но то, что он не стукач – совершенно точно.

   Сид в этом сомневался.

   – Да? В самом деле? Если деньги верные, Липс Мэлоун стукач – поверь мне, я этот тип людей хорошо знаю.

   – Да нет, Сид, ты ошибаешься. Для парней вроде Липса это принцип. Я знаю среду, в которой он вырос… и в этой среде он многому не научился, но одну вещь он знает четко: «Если ты стукач, ты труп».

   – Ладно, Морт, – предупредил Сид, грозя ему пальцем, – но тебе лучше наверняка убедиться, что ты прав. Потому что если он на нас накапает… то есть если старик узнает, что мы его сыночка в дурдом заховали, вмазывая его каждые два часа наркотой, то трупами станем мы! Это же охрененное государственное преступление, приятель, – похищение ребенка, так это называется!

   Морт начал воспринимать гротескно-серьезные перспективы, а затем в темпе напялил на себя шляпу спецуполномоченного по разрешению проблем. – Ладно, Сид, – лаконично сказал он, – я проверю.


   Тем временем все – кроме разве что Дженни Джинс – были приятно удивлены тем, что С. Д. не сделал из себя капитальную занозу в заднице. Вместо этого он пока что предельно сосредоточился на просмотре кое-какого материала из подборки «Мод в детстве». На протяжении всего просмотра старик сделал лишь один-единственный комментарий, хотя Сид терпеливо сидел рядом с желтостраничным блокнотом и шариковой ручкой, готовый записать любое похвальное или критическое замечание. Упомянутый комментарий был сделан во время того солнечного натурного эпизода, когда Mод (Дженни) в возрасте восьми лет, с косичками и в коротком крахмальном передничке, при съемке среднего плана, отвернулась от камеры и нагнулась подобрать котенка с травы. Это движение наполнило экран задней частью ее конечностей, начиная от белых носочков по лодыжку над аккуратными туфельками из лакированной кожи и поднимаясь по тыльной стороне ее икр, коленей и ляжек к цветущей попке – обернутой, точно подарок на Рождество, белыми хлопчатобумажными трусиками маленькой девочки с простыми краями, без всяких там кружев, типа «дитя природы».

   – Гм, позаботься о том, чтобы на ней было то же самое нижнее белье – хорошо, Сидней?

   – Есть, – тут же откликнулся Сид, сам мистер Эффективность, машинально включая лампочку на верху пюпитра с блокнотом и только затем понимая, что это вовсе не то замечание, которое ему требуется записать, что это ему записывать совсем даже не нужно. Тогда он изобразил небольшой приступ кашля и выключил лампочку. – Не беспокойтесь, С. Д., – сказал Сид радостно и бодро, стараясь вернуться в игру. – Я обо всем позабочусь.

   Но С. Д., который продолжал без выражения просматривать все тот же фрагмент, только кивнул и хмыкнул.

   Как раз в этот момент за ним прибыл Липс. Сид не на шутку удивился. Был заранее расписан один час просмотра, и этот час явно не закончился. Он взглянул на часы – оставалось еще пятнадцать минут.

   – Ты рановато, Липс.

   Липс, после приглушенного обмена репликами с С. Д. помогавший ему надеть плащ, посмотрел на Сида, избегая его взгляда.

   – Нет, Сид, я так не думаю. То есть, знаешь, не рановато.

   – Это подождет, – сказал С. Д., хлопая Сида по плечу. Из просмотрового зала они с Липсом, как показалось, выходили довольно поспешно, пока серебряный экран у них за спиной заполняла еще одна проба сказочного фрагмента «Мод нагибается подобрать котенка».

   Однако еще более сильное удивление Сид испытал на следующий день, во время просмотра одного из самых завлекательных, как казалось Сиду, эпизодов подобранного материала. Это была сцена, в которой «матушка» (Луиза Ларкин) объясняет Мод концепцию «положение обязывает» в том ее виде, в каком она приложима к юной леди на Юге. Во время просмотра упомянутой сцены (когда Сид, наблюдая краем глаза, с радостью отметил, что С. Д., похоже, всем этим наслаждается) дверь просмотрового зала, бросая во тьму лезвие света, чуть-чуть приоткрылась – ровно настолько, чтобы кто-то вошел. Липс Мэлоун. Он наклонился к С. Д. и что-то зашептал ему на ухо – совершенно неразборчиво, не считая одного слова: «теплый», хотя Сид не мог быть уверен. Так или иначе С Д откликнулся на сообщение с необыкновенной живостью, какую обычно припасают для эффектного броска к смертному одру горячо любимой матушки.

   – Это прекрасно, Сидней, увидимся, – хрипло пробормотал он и торопливо вышел из зала с плащом в руке.

   Липс на сей раз ничего не сказал и даже не посмотрел на Сида – просто поспешил за стариком В руке у него был замшевый саквояж, который Сид уже однажды видел.

14

   Толковому Моргу Кановицу не потребовалось много времени на то, чтобы выяснить подлинную природу странной дружбы Липса Мэлоуна со старым С. Д. – хотя сделал он это скорее случайно, нежели намеренно. Это произошло на второй день просмотра материала «Мод в детстве». Так уж получилось, что неожиданное вмешательство Липса примерно совпало с тем моментом, когда Морту потребовалось покинуть вахту у койки своего «пациента» и предпринять вояж к местному аптекарю для пополнения скудеющего запаса морфина, теперь поглощаемого все нарастающими дозами.

   Завершив сделку, Морт вышел из аптеки и не на шутку встревожился, когда мимо него вильнул большой студийный «мерс», за рулем которого сидел Липс. Вел он как сумасшедший, а старый С. Д. горбился, точно ястреб, на заднем сиденье, сжимая в когтистой хватке замшевый саквояж. В угольно-черных очках выглядел он по-настоящему зловеще. Морт машинально отпрянул обратно в дверной проход. Его первой мыслью было, что Липс раскололся, и теперь они преследуют его, желая взять со свежей наркотой на руках. Дико озираясь и всерьез ожидая увидеть позади «мерса» какую-нибудь «мусоровозку», Морт испытал громадное облегчение, когда ничего такого не узрел. Еще большее облегчение он испытал, увидев, как громадный автомобиль промчался мимо аптеки и завернул за угол. Облегчение, однако, сменилось удивлением, когда несколькими секундами позже Морт понял по звуку, что машина остановилась. Тайком, но достаточно бесцеремонно он прошел в ту сторону и заглянул за угол. Громадный «мерс», припаркованный у соседнего с аптекой здания, был пуст. Судя по всему, С. Д. с Липсом вылезли из машины и вошли через черный ход. «Что это еще за дьявольщина?» – задумался Морт и отступил назад, разглядывая фасад небольшого здания и пытаясь понять, что в нем находится. Он не сразу понял, почему этот дом кажется ему знакомым, но затем все-таки вспомнил – именно здесь они брали напрокат катафалк; это был морг. Поняв это, Морт буквально затрясся в панике. На его взгляд, это могло означать только одно: Лес Харрисон умер от передозировки. Но как такое возможно? Пятнадцать минут тому назад, то есть через полчаса после получения очередной дозы, с ним было все в порядке, тогда как симптомы передозировки морфина проявляются мгновенно. «Значит, он загнулся от чего-то еще», – решил Морт. В любом случае он должен был это выяснить.

   – Если эти парни думают, что я за всех срок потяну, – пробормотал он себе под нос, – то они просто психи.

   Морт взглянул на часы – из этой страны можно было запросто смыться за двадцать пять минут.

   Во всей передней части морга свет не горел, дверь была заперта. Морт прошел к «мерсу», а затем по узкому проулочку к черному ходу. Три деревянные ступени вели к двери и к окну рядом с ней. Морт осторожно поднялся. Окно было приоткрыто, но штора опущена, а дверь заперта. В самом низу шторы, однако, проглядывала полоска света, и Морт, нагнувшись, вполне отчетливо увидел всю комнату. В самом центре вплотную друг к другу стояли три фигуры, в двух из которых он тут же узнал Липса и С. Д. Затем Морт припомнил, что третий – тот самый мужчина, у которого они брали напрокат катафалк. Теперь он, похоже, пересчитывал небольшие пачки денег по мере того, как Липс их ему передавал, тогда как С. Д. стоял бок о бок с ними и словно бы в каком-то трансе глазел на четвертую персону, лежащую на узком столе. Эту фигуру Морти поначалу проглядел, но теперь видел совершенно отчетливо – темноволосая женщина неопределенного возраста, наполовину прикрытая простыней Более чем очевидно – труп.

   – Поскорей! – шепнул С. Д., снимая пиджак.

   Липс с работником морга закончили пересчет и направились к двери.

   – Я подожду в машине, – буркнул Липс.

   Морти спрыгнул с лесенки и метнулся в сторону от улицы – так что когда двое мужчин спустились по ступенькам, они пошли в противоположном от него направлении.

   Выждав с минуту после того, как они завернули за угол, Морт на цыпочках подобрался обратно к окну и заглянул под штору.

   – Боже милостивый, – вымолвил он, и челюсть его отвисла.

   В комнате, у самого стола с покойницей, абсолютно голый (не считая черных очков) С. Д. как раз пристегивал странное, похожее на искусственный член приспособление поверх своего уже возбужденного пениса, придавая ему поразительную, даже карикатурную длину и толщину. Затем он извлек из замшевого саквояжа, который теперь лежал на полу, баночку, надо полагать, с вазелином и принялся энергично намазывать приспособление.

   Голый С. Д., в одних только черных очках и с диким приспособлением на пенисе, и так являл собой по-настоящему причудливое зрелище. Но когда он с серьезной миной принялся массировать и смазывать абсурдно преувеличенный фаллос, впечатление стало просто потрясающим.

   Прямо на глазах у изумленного Морта старик элегантным жестом сдернул с трупа простыню, развел ему ноги, согнул колени, расположился между ними и стал маневрировать приспособлением, стараясь его ввести.

   Морти, испытывая легкое головокружение от увиденного, начал было спускаться по лесенке, но резко остановился, когда изнутри донеслись звуки, в которых он безошибочно узнал голос С. Д. Он снова нагнулся к окну, напряженно вглядываясь и вслушиваясь, пытаясь разобрать хриплую речь. Затем Морт все-таки разобрал этот громкий театральный шепот, выражавший почти пугающую настойчивость:

   – Ты, сука, а ну скажи, что не чувствуешь его! Только попробуй! Только скажи мне, что не чувствуешь его, сука вонючая!

15

   – Таким образом, – объяснял Борис Энджи, – необходимость этой сцены, как я ее вижу, заключается в том, чтобы совершенно определенно, без всяких сомнений установить, где в данный конкретный момент находятся мысли Мод – то есть обозначить всю степень ее мании, которая приводит ее на самую грань безумия.

   Энджи неотрывно смотрела на него, в глазах ее поблескивало обожание.

   – Ты такой чудесный, – негромко сказала она.

   Наркотик, на котором она торчала, насколько смог выяснить Тони, представлял собой сочетание первитина (по-простому – «винта») и жидкого опиума, предположительно приправленных чем-то для стабилизации смеси. В любом случае эффект от него был как от чудовищного транквилизатора широкого спектра действия, поскольку эта балда сразу и страшно поднимала, и страшно опускала. Месяцем раньше наркотик прибыл на студийный почтовый ящик для поклонников Анджелы Стерлинг – небольшая картонная коробка с двенадцатью большими капсулами, каждая в своей ячейке. Сопроводительное письмо гласило:

...

   «Дорогая мисс Стерлинг!

   Я аспирант университета в Беркли, где изучаю передовую химию.

   Нет нужды говорить, что я также ваш горячий поклонник. На днях я прочел (в „Серебряном экране"), что вам «порой бывает грустно». Когда вам в следующий раз будет грустно, попробуйте одну из закупоренных капсул.

   С наилучшими пожеланиями продолжительного успеха

   На внутренней стороне крышки было написано: «Для грустной девочки».

   Анджела тут же отложила коробку в сторону и забыла про нее. Позднее, пакуя вещи для поездки, она снова наткнулась на нее и поспешно присоединила к множеству других своих медикаментов. Затем, повинуясь внезапному побуждению, когда у нее возникли проблемы с первой сценой, Энджи приняла одну капсулу. Все остальное было уже историей кинематографа или надеялось вскоре таковой стать.

   Тони удалось выяснить природу зелья – сперва он рылся в вещах Энджи, пока не нашел ее «аптечку», а дальше последовал долгий и в высшей степени импрессионистский процесс проб и ошибок. «Винт» он опознал по его эффекту, а жидкий опиум – по вкусу и черноте. На съемочной площадке Тони появился капитально удолбанным.

   – Вот оно, – сказал он, вручая Борису образец. – Советую тебе немедленно принять одну штуку.

   – Что это? – спросил Борис, внимательно разглядывая капсулу.

   – Ну, это «что-то еще», чем бы оно ни было. «Грустная штучка» называется… гм, то есть, «Грустная девочка».

   – Сколько у нее всего?

   – Гм, семь… нет, шесть… э-э, вообще-то пять, не считая этой.

   – Ладно, положи ее назад, – твердо сказал Борис, возвращая Тони капсулу. – И больше не бери. Они ей нужны.


   Основная мощь данной сцены заключалась скорее в ее полностью осознанной интенсивности, нежели в чем-то новом или эротичном в плане самого действия – которое представлялось достаточно примитивным: Мод и ее любовник исполняли классический вариант «шестьдесят девять», когда одновременно производятся минет и куннилингус.

   – Я думаю, красота этого акта, – голосом мягким и серьезным продолжал Борис, плавно жестикулируя, – будет исходить из его абсолютной… чистоты.

   – Только ты красив, – выдохнула Энджи, – и чист. Ты – все, что красиво и чисто.

   – Гм. – Борис взглянул на нее с тревогой.

   Энджи казалась под такой балдой, что он уже начинал сомневаться, сможет ли она сыграть сцену. В то же время он с легкой тоской подумал о том, что теперь, под воздействием этой очевидно колдовской пудры для мозгов, быть может, наконец-то удастся убедить ее проделать акт с полным введением пениса без дублерши. «Нет, – тут же прикинул Борис, – это безумие. Анджела Стерлинг никогда не потерпит того, чтобы ее „выебли перед камерой", как она сама выразилась».

   – Ладно, Лас, – устало сказал он, отворачиваясь от Энджи. – Думаю, вот что мы сделаем. Мы снимем до срезки… совмещая ее со старой, извиняюсь за выражение, «вставкой», ага? Ха-ха-ха. – Смех его был как похоронный звон.

   – Послушай, – продолжил Борис затем, опустив голову, закрыв глаза и растирая большими и указательными пальцами виски, – по-моему, у нас проблема… с этим «шестьдесят девятым»… это ведь капитальное клише, верно? Чтобы проделать это… серьезно… незатейливо… сообразно… – Тут он открыл глаза и посмотрел на Ласа – который ожидал с мягким, благожелательным выражением на лице, словно бы говоря: «Давай, Б., излагай, а уж мы это ухватим!». И Борис продолжил: – Думаю, Лас, лучше нам здесь взять анал – язык. Иначе мы в беде… – Он снова опустил голову, приложил ладонь ко лбу, страшно измотанный физически и в то же время получая любопытный расслабляющий кайф от контакта с Энджи и Тони. – Иначе… – повторил он в раздраженной и до странности жалобной манере, – эта сцена просто свернется в клубочек и умрет – в стиле Д. Г. Лоуренса. Я хочу сказать, нам здесь нужно заткнуть дырку между поколениями, врубаешься?

16

   – Итак, Фераль, – объяснял Борис с великим тщанием и целеустремленностью, – в этой сцене ты будешь целовать мисс Стерлинг ее… как ты там говоришь, «пом-пом»?

   – Пом-пом, – кивнул Фераль, дико ухмыляясь. – Пом-пом, да! Но не настоящий поцелуй, да? Только поцелуй, чтобы все поверить, да?

   – Ну да. Но, знаешь, я как раз об этом хотел с тобой поговорить. Итак, у нее там эта штуковина, верно? Кусок ткани… поверх ее пом-пома, да?

   – Да-да, кусок ткань поверх пом-пом!

   – Верно. В общем, Фераль, я бы хотел, чтобы ты забрался своим языком… – тут Борис сделал паузу, чтобы показать Фералю свой язык и потыкать в него пальцем, – языком, да? Чтобы ты забрался своим языком под ткань… и в ее пом-пом. Понимаешь? – Поскольку Борис говорил с высунутым языком и при этом всячески его изгибал, демонстрируя маневры, речь его стала довольно невнятной. Ему пришлось еще пару раз повторить то же самое – но даже в таком исполнении Фераль быстро все ухватил.

   – Да-да, Фераль язык в пом-пом! Она знать? Мисси Стерлинг знать?

   – Ну да, в этом-то все и дело, понимаешь. Мы должны проделать это очень… медленно… мало-помалу… очень медленно… – Борис не знал, какие слова ему лучше использовать, а потому выполнил краткую пантомиму руками. – Как лев… и антилопа, да? – И руки его принялись изображать подкрадывающегося к антилопе льва. Фераль энергично закивал, выражая полное понимание.

   – Ей понравиться? – захотел узнать он. – Мисси Стерлинг понравиться Фераль язык в пом-пом?

   – Гм. Ну, думаю, очень даже может быть, что понравится. Так или иначе, кто не рискует, тот не выигрывает. – Борис похлопал его по спине. – Верно, Фераль? Но помни – полегче, полегче.

   – Да-да. – Фераль опять закивал в сердечном согласии. – Да-да. Мы охотиться как лев! Мы охотиться за пом-пом!

17

   Инцидент под названием «С. Д. в морге» так разволновал Морти, что, сбежав с места событий – дальше по проулочку, в противоположном направлении от «мерса», – он остановился у первого же попавшегося бара и зашел туда по-быстрому пропустить рюмочку-другую для восстановления душевного равновесия. Однако Морти, должно быть, заказал больше, чем рассчитывал, ибо к тому времени, как он закончил заливать глаза и вернулся в психбольницу, выяснилось, что его «пациент» сбежал из палаты. За собой он оставил развернутый по коридорам и кажущийся бесконечным – точно сброшенная кожа огромной белой змеи – хвост широкого стерильного бинта, которым его так тщательно обернули. Судя по виду этого бинта, «пациент» двигался по коридорам с жуткой скоростью и целеустремленностью.

18

   Филип Фрэзер, молодой лондонский монтажер, уже сотрудничавший с Борисом, был привлечен к работе вскоре после начала съемок. Под постоянным надзором Бориса Филип непрерывно занимался грубым монтажом всего, что было к тому времени отснято. Он уже завершил эпизод с Арабеллой и Памелой Дикенсен – «PremierAmour» [33], – превзошедший все ожидания в плане «эстетичной эротики», которой добивался Борис.

   Сид, чья голливудская закалка обеспечила его вполне павловским рефлексом на просмотры – то есть слепым, безграничным энтузиазмом, – не пропустил и эту оказию, тем более что теперь он сам принимал участие в действии. Однако природа материала потребовала от него определенной перемены самого существа похвалы, а потому, вместо того чтобы как обычно рыдать или гоготать, выражая высокую оценку, Сид дико орал:

   – Христом богом клянусь, Б., у меня в жизни таким колом не стоял! Просто как ебаный камень, Христом богом клянусь! – Он повторял это снова И снова, точно литанию, потом вдруг спохватился и совершенно неподдельно смутился. – А, ч-черт, я совсем не это хотел сказать – пожалуй, я слишком увлекся. – Впрочем, Сид быстро узрел в своей первой реакции положительную сторону: – Но это просто показывает, какая силища у картины! Блин, парни, послушайте, по-моему, у нас охуительный хит на руках!

   Материал с Анджелой, включая вставки с детскими воспоминаниями, также редактировался и монтировался по мере съемки. А поскольку снимали они чертовски последовательно, стало возможно поддерживать непрерывность монтажа почти до настоящего времени. Пока что, однако, этот материал видели только Борис, Тони и сам монтажер.

   – Я просто не могу поверить, – негромко сказал Тони. – Все это даже как-то слишком.

   – Гм. – Борис немного поразмыслил. – А знаешь, мне это что-то напоминает… волшебную сказку…

   – «Красавица и чудовище»? – с хриплым смешком предположил Тони.

   – Нет-иет, что-то более странное, с таким сновидным качеством… «Сон в летнюю ночь». Я хочу сказать, все это вполне могло быть сном, правда? Никогда не реализуемой сексуальной фантазией, которая возникает у девушки…

   – Ну, не знаю, не знаю. Мне это кажется чертовски реальным. Знаете, если бы вас двоих тут не было, я бы, пожалуй, на это дело подрочил. Типа мой носовой платок уже наготове, и все такое прочее.

   – А ты что думаешь, Фил? – спросил Борис у монтажера.

   – Ну-у… – начал Филип, запрокидывая голову и на секунду закрывая глаза. Слегка гнусавый голос монтажера в верхнем регистре всегда успешно выдавал его итонско-оксфордское воспитание. – Фильм и впрямь совершенно экстраординарен, разве не так? Я даже не знаю, есть ли в нем что-то такое, что можно осудить… да, разумеется, там просто такого нет, правда? Он совершенно уникален, не так ли?

   – А ты находишь его возбуждающим, – спросил Борис, – знаешь, сексуально возбуждающим?

   – О да, действительно – в высшей степени. Я вдруг понял, что задумываюсь о том, как можно было бы сдержать публику во время премьеры. Разве не может она так сексуально возбудиться, что в зале начнется… некая оргия, которая сорвет весь показ? – Филип нашел этот образ забавным. – Возможно, если сделать сиденья под колпаком… чтобы каждый зритель сидел в своей стеклянной коробочке… тогда можно будет вполне резонно надеяться, что сексуального бесчинства удастся избежать. Правда? Ха-ха-ха.

   Борис немного подумал.

   – Гм. Знаешь, я не уверен в том, что женщин так уж сильно трогают подобные вещи… визуальные вещи. Тем не менее, нам следует это выяснить – верно, Тон?

   – Верно, Б.! – воскликнул Тон с преувеличенным энтузиазмом, а затем в стиле Билли Грэма [34] повернулся к воображаемой публике. – И сегодня вечером я даю всем вам торжественное обещание, что с божьей помощью мы сделаем так, чтобы драгоценные, священные, безупречно белые трусики невероятно милой и прелестной «мисс Средней Киноманки» стали насквозь мокрыми… да-да, будь они белыми, розовыми, желтыми, голубыми, черными, бежевыми, красными, телесного цвета или оттенка сепии… будь они окаймлены пенными кружевами или сладостными зубчиками… из латекса или спандекса… бикини, коротенькие или новомодные… из нейлонового трикотажа, «данскина», или ацетатной ткани… четвертого, пятого или шестого размера… да-да, я точно вам говорю, даже тогда станут они насквозь мокрыми… и, если по правде, милая девушка буквально утонет в своем драгоценном любовном соке, когда он в ней заструится – уже к концу заебательски-фантпастичной… охуительно-сногсишбателъной… ВТОРОЙ БОБИНЫ! – Он сделал паузу, переводя дух, а затем с мягкой, быстрой настойчивостью добавил: – И бог мне свидетель!

19

   Они лежали на боку, повернувшись друг к другу, ногами к головам – на большой кровати, застеленной розовым атласом, под пологом зеркала с розовой окантовкой. Голова Фераля уютно размещалась между бедер Энджи, тогда как его руки крепко сжимали ее ягодицы, а язык осторожно пробирался к ее «пом-пому» – о чем сама владелица «пом-пома» даже не подозревала. Девушка располагалась схожим образом, прижимаясь щекой к ограничительной ткани на органе партнера, а «давний и далекий» блеск ее глаз отчетливо отражал двойную дозу смеси «винт – жидкий опиум», которую она заглотила по такому случаю.

   Первая съемка велась сзади, и камера держала голую задницу Энджи. Руки Фераля, сжимавшие ее ягодицы, были покрыты теми же липкими полосками, что крепили ее «оснастку целомудрия». Голова его тем временем двигалась вверх-вниз в алчно-нежной имитации ласк клитора языком – пока еще он не дошел ни до полного введения языка во влагалище, ни до покусывания и сосания клитора. Энджи, в свою очередь, вовсю корчилась, вполне адекватно изображая растущее возбуждение.

   Для реверса этой съемки – то есть с камерой на заднице Фераля – Борис планировал очень плотно взять Анджелу – сделать предельно крупный план только ее глаз и рта. И с этой целью он убедил ее ласкать искусственный член, изготовленный из крепкой темной резины. Действие требовало, чтобы Энджи держала его одной рукой у самого основания, с нарастающей страстью облизывая его, целуя и наконец засасывая. Эту съемку следовало вести так, чтобы камера не ушла ниже ее руки; таким образом, никто не смог бы понять, что этот член к телу Фераля на самом деле не прикреплен.

   Особого удовлетворения Борис не испытывал.

   – Черт, – сказал он, глазея через камеру, – не могу понять, выглядит он как настоящий член или нет.

   – Быть может, – невозмутимо заметил Никки Санчес, – это просто потому, что ты точно знаешь, что он не настоящий.

   – Гм. Пожалуй, ты прав. А ты как думаешь – он годится?

   – Боже мой, да, – пробормотал Никки, сам вглядываясь через объектив, – сущая услада.

   Для того чтобы два органа – Фераля и искусственный – как можно точнее соответствовали друг другу, Борис настоял на том, чтобы искусственный изготовили по настоящему шаблону члена Фераля.

   Никки, разумеется, лично надзирал за всей процедурой. Сделав гипсовый слепок с предельно напряженного члена Фераля, туда затем залили расплавленный латекс, а в самый центр погрузили гибкий металлический стержень. Член получился замечательно детальным – его поверхность, казалось, так и пульсировала венами и натянутыми сухожилиями.

   – Я скажу тебе, где это не сработает, – продолжил Борис, тщательно все обдумав, – у крайней плоти… вот смотри, что получится, когда она возьмет его на всю длину… Энджи, дорогая, просто возьми его поглубже в рот… ага, вот так… а теперь назад, медленно… – Он снова повернулся к Никки. – Понимаешь, поскольку он не обрезан, крайняя плоть должна хоть немного оттянуться назад, когда она вбирает его на полную, а затем должна чуть-чуть съехать вперед, когда она снова его выпускает. Но вся беда в том, что на копии крайняя плоть не движется. Ты получаешь контур, очертания крайней плоти, но не получаешь никакого движения. У меня была идея прекрасного образа – когда она засовывает язык под крайнюю плоть и медленно обводит им головку. Получаешь картинку?

   – Да, – хрипло отозвался Никки, – да, действительно получаю.

   – А с копией мы такого проделать не сможем – ее языку здесь просто некуда залезть. – Борис разочарованно вздохнул. – Какого черта она не может минуту-другую просто пососать ему член? Что в этом такого страшного?

   – Представить себе не могу, – сказал Никки, с чудовищной надменностью изгибая брови. – Вот козочка неумная!

   Тем временем язык Фераля был далек от лености. И Борис, и Никки могли видеть, как он пробил периферию «оснастки целомудрия» и теперь змеей пробирался вдоль половых губ, направляясь к клитору, точно ракета с тепловым наведением. На данный момент Энджи, похоже, ничего не замечала.

   – Попробуй снять с нее эту штуковину, – прошептал Борис Никки, имея в виду полоску ткани. – Если это сработает, тогда мы снимем и у него… а дальше посмотрим, что получится.

   Воплощение этой уловки в жизнь, однако, было приостановлено прибытием Сида и Морти с новостями о побеге Леса Харрисона из дурдома.

   – Хорошо, просто держите его подальше отсюда, – проворчал Борис, в высшей степени раздосадованный вмешательством. – Послушай, – спросил он затем у Сида, – ты что, ради этого меня со съемочной площадки увел?

   – Нет, Б., – торжественно произнес Сид, – есть кое-что еще… это насчет С. Д.

   – Ну так что это, черт побери? Я тут пытаюсь сцену снимать! – Борис то и дело бросал взгляды на площадку, желая увидеть, что там происходит.

   – Скажи ему, Морт.

   Морт помотал головой.

   – Нет, Сид, лучше ты скажи.

   Сид откашлялся.

   – Б., – самым серьезным тоном начал он, – он был… он имел… сексуальную связь… с трупом… половое сношение… с мертвым телом.

   – Что за дьявольщина? О чем ты толкуешь?

   – Морти его видел. Верно, Морт?

   – Верно, Сид.

   – Послушайте, ребята, – нетерпеливо сказал Борис, – вы не свалите отсюда по-быстрому?

   – Но он его видел, Б.! Говорю тебе, блин, Морт видел, как С. Д. Харрисон злоебучему трупу вдувает!

   – А я тебе говорю, – заорал Борис, – что мне на это насрать! Пошли вон отсюда!

   Затем он, так сказать, развернулся на каблуках и зашагал назад к съемочной площадке, а Сид и Морти тупо глазели ему вслед. Сид покачал головой и грустно хмыкнул.

   – Проклятье, – пробормотал он, – похоже, всем уже абсолютно на все насрать.

20

   Прибытие Дэйва и Дебби Робертс прошло не без фанфар – главным образом благодаря их агенту, все тому же самому Эйбу Лису Леттерману. Лис заблаговременно дал довольно обильную утечку во все СМИ, а потому, когда они приземлились, под рукой оказалась чертовски представительная компания молодых и в высшей степени преданных поклонников звездной парочки. Большинство из них составляли французские студенты (или бывшие студенты), прибывшие автостопом из Парижа, а также из окрестных коммун хиппи. Разнообразие типов было весьма солидное: некоторые мужчины, часть из них бородатые, носили джинсы «Левис» и темные очки; остальные, с волосами до плеч и ниже, щеголяли экстравагантно-пижонской внешностью в стиле «детей цветов» или новых эдвардианцев [35]; тем временем прелестные девушки проделывали свои номера в духе Карнаби-стрит или Кингс-роуд [36] – босые, без лифчиков, в просвечивающих блузках, расклешенных джинсах, коротеньких шортиках, макси-юбках до пят, в больших круглых очках в металлической оправе, а также с гирляндами маргариток в волосах. Над ними летал громадный флаг Вьетконга, звездный и трехцветный, и множество плакатов, намалеванных как по-английски, так и по-французски, гласили: «НЕМЕДЛЕННО ЛЕГАЛИЗОВАТЬ КИСЛОТУ!», «ВОЙНЕ ОТСОС!», «ЗАВЕДИ СЕГОДНЯ ДРУГА!», «СВОБОДУ КИМ АГНЬЮ!» и т. д. и т. п. В общем, это был совсем не тот чистенький, подстриженный выводок, на который рассчитывал Лис Леттерман. Агент все еще себе воображал, что молодые киноманы по всему миру по-прежнему такие же, как и во времена Энди Харди [37].

   Дебби, привольно расположившись на одном сиденье, спала со специальной лиловой маской на глазах, а Дэйв и Лис сидели напротив нее, глазея из окна на толпу, пока самолет подруливал к «мерсу».

   – Боже милостивый, Дэйв, – пробормотал Лис, – можешь ты им сказать, чтобы они убрали этот вьетконговский флаг? Пресса нас за это просто измордует!

   Молодой человек сонно покачал головой.

   – Ничего я им не могу сказать, папик, – пробормотал он. – Я их парень. А потом, я, типа, врубаюсь в этих вьетконговских чуваков – они крепко там держатся, разве нет?

   Лис с тревогой оглядел салон, убеждаясь, что никто не подслушивает.

   – Пожалуйста, Дэйв, бога ради, больше такого не говори. Разве что в шутку.

   Молодой человек устало улыбнулся.

   – То же самое ты мне и про траву говорил, – напомнил он агенту, – вспоминаешь?

   Лис скорчил кислую рожу.

   – Хорошо-хорошо, насчет травы я ошибался. На траве мы сделали колоссальную рекламу, признаю. Но ведь у них там злоебучий флаг Вьетконга, черт побери! Проклятье, мы же с этими пиздоглазыми воюем!

   Дэйв пожал плечами.

   – Я всегда за обездоленных – знаешь, типа Давида в «Давиде и Голиафе»? То есть я врубаюсь в обездоленных… раньше я и сам таким был – вспоминаешь?

   Самолет выполнил резкий левый поворот и остановился.

   – Шутишь?! – сказал Лис и потянулся через проход разбудить Дебби – с излишней нежностью, одновременно умудряясь задеть прикрытую кашемиром грудь без лифчика и сонный сосок – при этом без всякой паузы продолжая высказывать Дэйву свою укоризну: – Год назад я не мог заплатить киностудии, чтобы она тебя сняла! А теперь ты на вершине, и именно там я хочу тебя поддерживать!

   Они начали вставать, и молодой человек негромко рассмеялся, качая головой.

   – Не ты, папик… – Большим пальцем он указал в сторону толпы. – Вот они будут поддерживать меня на вершине.

   Лис пожал плечами и кивнул.

   – Ладно, задира, это твой красный велосипед.

   – Лады, – отозвался молодой человек, улыбаясь и кивая в знак согласия.

   Когда они вышли из самолета, он немного постоял, подняв одну руку со «знаком мира» из указательного и среднего пальцев в форме римской пятерки, а затем стал медленно поворачиваться, точно папским благословением, осеняя этим знаком всю толпу.

   В стороне от главной группы находилась другая, более эксцентричная – человек двадцать так называемых «крейзи». Они размахивали черным анархистским флагом и двумя плакатами: «ДОЛОЙ ТРУСЫ!» и «ЭДИПУ ОТСОС!». «Крейзи» также были красочно разодеты, а некоторые к тому же носили защитные шлемы, словно готовясь к бунту; девушки там были по пояс голыми. Каждые несколько минут вся группа выкрикивала пару-другую боевых кличей на индейский манер – совсем как женщины в «Битве за Алжир» [38]. Затем они начинали в диком неистовстве подпрыгивать, точно на пружинах, выбрасывая вверх сжатые кулаки в салюте «Черных пантер» [39], после чего неподвижно замирали до очередного выплеска.

   – Что с ними такое? – кривя физиономию в мучительном испуге, спросил Лис.

   – Занимаются своим делом, приятель, – мягко объяснил Дэйв и кивнул, подчеркивая идеальное понимание.

   Лис тоже кивнул, но несколько иначе, и, бросив взгляд на молодого человека, отвернулся. Лицо его выражало усталое презрение. В действительности его подлинную и искреннюю заботу в данный момент (а также во все остальные моменты) составляли вовсе не юные Дэйв и Дебби, а его главная, приоритетная клиентка Анджела Стерлинг, стоимостью миллион с лишним за картину. Энджи «безоговорочно» запретила Лису приезжать в Лихтенштейн, вынуждая его таким образом прибегнуть к этой жалкой, почти недостойной уловке и притвориться, что он здесь затем, чтобы представлять интересы Дэйва и Дебби Робертс – «пары недоношенных сопляков», как он любил говаривать у них за спиной. Не считая случайных попыток время от времени забраться Дебби в трусики, Лис вообще редко когда о них думал, ибо не сомневался в том, что «все это молодое говно» – просто мимолетная прихоть и всего лишь способ по-быстрому зашибить монету, что молодежная мода целиком и полностью сфабрикована Мэдисон-авеню [40].

   С Энджи дело обстояло совершенно иначе – и постоянным кошмаром Лиса, разумеется, было опасение, что она в любую минуту улизнет к другому агенту. В этом случае он бы пострадай самым печальным образом – как в плане престижа, так и от утраты чудесной лафы в виде четырехсот тысяч комиссионных в год. Энджи и раньше отвергала его советы, но никогда так откровенно – и никогда она не начинала работать без контракта. А что было еще хуже, так это их нынешнее положение по отношению к киностудии – из-за пренебрежения к контракту, а также из-за несомненной уязвимости перед чудовищным судебным искам, если С. Д. и компания все-таки решат его предъявить. Лис вдруг понял, что с тоской задумывается о том, как бы укрепилось их положение (его и Энджи), если бы она уже со всей этой компанией переспала.

   «Безусловно, – подумал он, – там должен быть хотя бы один… единственный… крупный… акционер… который ее еще не ебал». Тут Лис вздохнул, осел на сиденье и затеял скучное табулирование.

   Тем временем «мерс» катил к отелю, а Дебби Робертс с неизменным изумлением в ясных глазах, которое составляло ее фирменную марку, обращаясь к брату, воскликнула:

   – Черт, Дэйви, а ведь колоссально будто снова увидеться с Энджи!

   Дэйв сверхневозмутимо пожал плечами.

   – Надеюсь, у нее там все путем, – пробормотал он, – и она занимается своим делом.

   – А я просто надеюсь, что она там! – воскликнула Дебби и повернулась к агенту. – Скажи, Лис, ты уверен, что она все еще там?

   Лис грустно улыбнулся и покачал головой.

   – Похоже, в наши времена, деточка, уже ни в чем нельзя быть уверенным. Но мы очень скоро это выясним, разве не так?

   Сказав это, он ощутил настоящий озноб. Заядлый завсегдатай ипподрома с непременной верой в интуицию, Лис был не на шутку встревожен, чувствуя, как его опасения усиливаются с каждым поворотом больших колес «мерса». Впрочем, теперь все уже вышло за пределы простых опасений – это было ужасное предчувствие.

21

   Когда С. Д. вернулся к машине после своих весьма необычных занятий, он развалился на заднем сиденье подобно измотанному марафонцу, который даже не может понять, выиграл он или проиграл.

   – Куда, шеф? – спросил невозмутимый Липс Мэлоун.

   – Просто поводи немного по округе, Липс, – отозвался старик, в глазах у которого ничего нельзя было прочесть из-за темных очков. – Мне нужно обдумать кое-какие производственные проблемы.

   Примерно через час С. Д. наметил в качестве места следующей остановки отель. Ему требовалось «освежиться перед обедом», как он выразился.

   Вылезая из машины, старик повернулся к Липсу, который придерживал для него дверь, и засунул две аккуратно сложенные банкноты в нагрудный карман пиджака своего серного спутника.

   – В общем, – с лаконичной уверенностью добавил он, – ты знаешь, где меня найти… на тот случай, если подвернется что-то интересное.

   – Так точно, шеф, – без выражения сказал Липс, а затем поднял два пальца к воображаемой фуражке. В каких-то фильмах он видел, что именно так делают британские шоферы.


   Тем временем на охоте за «пом-помом» все шло не слишком удачно. Какое-то время события развивались именно так, как спроектировал их возможное развитие Борис. Переживая грандиозное воздействие экзотического винт-опиата под названием «Грустная девочка», Энджи пребывала в полном неведении относительно продвижения языка Фераля, который вначале достиг клитора, а затем – через солидный промежуток времени – полностью вошел во влагалище. Какие бы ощущения это ни вызвало у девушки, она, судя по всему, приписала их общей эйфории от наркотика. А потому в плане актерской игры она продолжала в том же духе – как будто все было в полном порядке. Стоны и корчи с закрытыми глазами остались точно такими же, как и раньше, а Энджи продолжала ласкать, целовать и сосать искусственный член, превосходно демонстрируя продолжительную и нарастающую страсть.

   Когда Борис увидел, что язык Фераля целиком вошел во влагалище, он прошептал Никки:

   – Порядок, убирай эту ерунду из кадра. – После чего художник-постановщик отклеил липкую ленту, крепящую «оснастку целомудрия» над лобком Энджи и на ее ягодицах, а затем убрал полоску ткани, обеспечивая таким образом языку Фераля немедленный и полный доступ к сказочному «пом-пому».

   – Теперь держи это, Лас, – прошептал Борис главному оператору, который в данный момент снимал сцену посредством ручного «арри», – а потом мы попытаемся в этой же съемке получить ее лицо.

   – Проверь, стоит у него или нет, – сказал он Никки через минуту, не желая покидать камеру.

   – Ах, я и сам бы рад, – вывел художник предельно экстравагантную трель, с балетной легкостью скользя к другой стороне кровати. Убедившись в эрекции, он в преувеличенном изумлении изогнул брови: – Ах, Иисус Мария, еще как!

   – Порядок, Лас, – сказал Борис, – давай попробуем ту сторону.

   Они быстро двинулись к другой стороне кровати, где Энджи с закрытыми глазами сосала искусственный член. По сигналу Бориса Никки ловко открепил ограничительную полоску Фераля. Возбужденный член выскочил, точно чертик из табакерки.

   – Ням-ням-ням, – заворковал Никки.

   – Порядок, Лас, – прошептал Борис. – Будь наготове, потому что это может долго не продлиться. – Затем он наклонился к девушке. – Не открывай глаз, Энджи, мы по-прежнему снимаем… это прекрасно… я просто хочу, чтобы ты на минутку попробовала другой… пожалуй, он может быть лучше… – Говоря все это, он одной рукой держал искусственный член, а другой – орган Фераля, высвобождая один и вводя замену. Переход получился предельно плавный, и Энджи, по-прежнему с закрытыми глазами, лишь промычала, словно бы в сонном удовлетворении.

   – Ну как, разве этот не лучше? – спросил Борис, в то же самое время отступая назад из кадра и энергичными жестами призывая Ласа продолжать.

   – Мм… – промычала Энджи, – теплее. – И она устроилась поуютнее, точно кошка у блюдечка с кремом.

   Тони, который прибыл на съемочную площадку как раз вовремя, чтобы увидеть «великое хуепереключение», как он окрестил это позднее, в завороженном возмущении наблюдал.

   – Хотел бы я знать, понимает она или нет, что у нее там настоящий хуй!

   – Мне самому интересно, – отозвался Борис. – Но я ручаюсь, что на большом экране это будет выглядеть чертовски классно. Ты только врубись в это лицо – ведь оно же ангельское, черт побери! Нам надо бы ей нимб организовать! – И он принялся дико озираться в поисках кого-нибудь из осветителей.

   Пока еще невозможно было понять, то ли наркотик мешал Энджи осознать, что игра стала реальностью, то ли напротив, позволил ей принять этот переход от притворства к действительности. Больше всего это было похоже на тот род сна, в котором сновидец, сознавая, что это на самом деле сон, а следовательно, вещь безвредная, позволяет ему, и даже с охотой, продолжаться.

   Пока Никки и бригада осветителей работали над эффектом нимба, Ласло снова двинулся снимать другой конец (язык Фераля).

   – Послушай, – спросил он у Бориса, продолжая снимать и едва шевеля губами, – а как насчет того материала с задним проходом, про который ты упоминал?

   – Фантастика, – сказал Борис. – Мы получим анал – язык и нимб в одной композиции! Прекрасно. – И он уже собрался было изложить идею перехода с «пом-пома» на задницу самому Фералю, как вдруг поймал мимолетный, но очень многозначительный его взгляд. Взгляд этот говорил о том, что партнер Энджи уже на грани оргазма. – Нет-нет, Фераль, – стал умолять Борис, – пока еще нет, пожалуйста! Никакого «бум-бума»! Пожалуйста, пока еще никакого «бум-бума»!

   Бешено толкая перед собой Ласло, он устремился к другому концу (голове Энджи), словно мог невесть как предотвратить беду у ее источника. Однако ничего уже было не поделать. Это со всей очевидностью явствовало из воя экстатического высвобождения, что вырвался из губ Фераля, а также из конвульсивной дрожи, которая охватила все его тело. Анджеле в первоначальный момент спазма, похоже, еще казалось, что все это часть романтического сна, сексуальное притворство, и что вполне можно продолжать в том же духе. Она даже повторила свое громкое мычание, словно бы от удовольствия или в предвкушении такового – точно котенок, готовый устроиться еще удобнее для новой порции теплого крема. Однако с первой же струей пришло грубое пробуждение. Энджи выдернула член изо рта, разглядывая его широко распахнутыми от недоверия глазами. Крошечная струйка спермы поблескивала у нее на подбородке, когда в ее крепкой хватке стойкий орган принялся выдавать свое главное сокровище… но теперь уже прямо на новую затейливую прическу Энджи. Она просто не могла в это поверить – или так, по крайней мере, казалось. Застывшая, загипнотизированная, Энджи держала член прямо перед собой, точно плюющуюся кобру, в то же время от него отворачиваясь – так что основная масса спермы вошла прямиком в ее золотые локоны справа, образуя там, согласно позднейшему выражению Хелен Вробель, «самую богомерзкую липкую гадость, какую только можно себе представить!».

   Эффект воздействия массивного спуска Фераля на ее безупречную прическу стал чертовски травматичным, еще больше усиленный, надо думать, дьявольским «винтом». Так или иначе, Энджи, совершенно голая, лишенная даже «оснастки целомудрия», бросилась бежать со съемочной площадки, вопя при этом, как буйно помешанная. Хелен Вробель тут же устремилась в погоню, сжимая в протянутых руках голубой парчовый халат.

   Борис, в состоянии предельного возбуждения, затопал вокруг камер.

   – Что ты получил, Лас? Что ты получил?

   Лас пожал плечами.

   – Ну, это мы получили… не уверен, что именно это было, но мы его получили.

   – Ух ты, – восхитился Тони, – там был просто вагон спермы! Должно быть, эти парни гиперсексуальны или что-то типа того. Эй, Борис, а ты не слышал про старика Харрисона – как он трупешник ебал?

   Борис вздохнул и посмотрел на часы. Четыре тридцать – сегодня Анджелу уже нипочем было не вернуть.

   – Ладно, Фредди, – крикнул он, – закругляемся.

   – Кроме шуток, – продолжил Тони, когда они направились к трейлеру, – прямо здесь, в городке, пару часов назад. Морти Кановиц сам видел, как он это делает. Можешь ты такое представить? Что он труп ебет, черт побери? Блин, вот это настоящая фантастика!

   – Гм. – Борис думал о том, что он, пожалуй, допустил свой первый серьезный просчет.

   Вопрос заключался в том, получилась ли эта сцена настолько лучше материала с использованием вставок, чтобы оправдать риск окончательно оттолкнуть от себя актрису? Его мысленное око принялось воссоздавать образ за образом… Да, решил он (или, по крайней мере, логически обосновал), ее отсос до самого конца… ее лицо, это ангельское выражение… все это можно было получить только таким способом – проделав реально. И одна эта сцена, чувствовал Борис, должна была оправдать риск. Более того, если бы Фераль не кончил так скоро, кто знает, какие еще необычайные вещи они смогли бы получить? Им просто не повезло.

   У трейлера их перехватил Фераль. Он уже надел свою набедренную повязку и впервые за все время съемок не улыбался – даже выглядел чертовски подавленным.

   – Очень сожалеть, – сказал он. – Фераль не пытаться бум-бум. Так получиться. Фераль очень сожалеть.

   Борис похлопал его по плечу.

   – Все отлично, Фераль. С каждым бывает.

   – А мисси Стерлинг? Она злой, да?

   – Не волнуйся, с ней все будет хорошо. Ты, Фераль, с ее «пом-помом» отличную работу проделал.

   – Да? – Тут он снова заулыбался. – Хорошо. У пом-пом очень хороший вкус. Фераль язык вкус казаться очень хороший.

   – Рад, что тебе понравилось, Фераль.

   Тот с энтузиазмом кивнул.

   – Вы сказать мисси Стерлинг, да? Фераль говорить, что ее пом-пом очень хороший! Фераль говорить, что ее пом-пом самый лучший!

   – Да, я скажу ей, Фераль. Завтра увидимся.

22

   Когда Борис и Тон устроились в трейлере выпить перед закатом по рюмочке-другой и обсудить иронические капризы жизни и искусства, в деловой части Вадуца, в пентхаусе отеля «Империал», проходило собрание определенной важности, так сказать, «слет орлов», с участием С. Д., Леса и Лиса Леттермана. Лес, совершенно растрепанный, по-прежнему в сером купальном халате из сумасшедшего дома и капитально обломанный морфиновым отходняком, пытался просветить собеседников насчет подлинной природы фильма, который они продюсируют.

   – Папаша, Христом-богом клянусь, это порнофильм!

   Но Папаша не покупался на клятвы. Его всегда сложно было в чем-либо убедить – и уж тем более какой-то удолбанной и растрепанной личности в халате из дурдома, а главное – родному сыну. С. Д. мгновенно принял оскорбленный вид.

   – У тебя пизда в башке, паренек, – сурово сказал он, – иди в ванную и отмойся!

   После того как угрюмый Лес, слегка пошатывающийся, вышел из комнаты, С. Д. вздохнул и налил пару рюмок крепкого.

   – Даже не знаю. – Он покачал головой в благочестивом отчаянии. – Сегодняшние молодые люди – они, похоже, просто неспособны заботиться о фундаментальных ценностях. Понимаешь, Лис, о чем я говорю?

   Лис по самый локоть залез в свой интуитивный мешок.

   – Я понимаю, о чем вы говорите, мистер Харрисон, – ответил он с сочувственным кивком, хотя уже решил, что Лес скорее всего сказал о фильме правду. И это были по-настоящему скверные новости. Любые изменения имиджа Энджи были для Лиса все равно что ряд ненужных ампутаций каких-то ее членов.

   – А это единственный материал, который вы видели, мистер Харрисон, – тот, что с Дженни Джинс?

   – Прекрасный материал, – сказал С. Д. – Просто прекрасный – напоминает мне Селзника [41].

   – А с Энджи ничего?

   – А? Нет-нет, с Энджи пока ничего. Понимаешь, там как раз во время просмотра кое-что важное подошло…

   – Вам не кажется, мистер Харрисон, что лучше все-таки выяснить, в какого рода фильме здесь снимается Энджи?

   Старик подмигнул ему и лукаво улыбнулся.

   – Лис, душа моя, я здесь как раз за этим.


   В тот самый момент, когда Анджела вошла в свое умоисступление, Фредди Первый вызвал доктора Вернера, врача компании. Тот поспешил в гримерку и прибыл туда лишь через считанные секунды после того, как Энджи – с немалой поддержкой Хелен Вробель – приковыляла в комнату, по-прежнему в истерике, и рухнула на кровать.

   Поскольку никто понятия не имел о том, что Тони знает, какой наркотик она использовала, доктор Вернер не смог ввести специфический антидот. Однако он все-таки ввел ей сильное успокоительное, которое мигом погрузило Анджелу в сон, а доктор тем временем добрую минуту прослушивал ее сердце при помощи стетоскопа, после чего распахнул халат и легонько прощупал ее от плеч до коленей.

   – Просто чтобы убедиться, что она ничего не сломала, – пояснил он. – В такого рода делах, хе-хе, лучше безопасность, чем запоздалое сожаление.

   – Она не падала, – холодно заметила Хелен Вробель.

   – Что? А, да-да, конечно, – сказал доктор Вернер, запахивая халат и аккуратно его поправляя. – А что это у нее в волосах? Почему они здесь влажные?

   – Я смогу с этим справиться, доктор.

   Вернер коснулся влажных волос, потер слизь между большим и указательным пальцами, отмечая текстуру, понюхал, попробовал на вкус.

   – Гм, любопытно, – пробормотал доктор, вставая и ненадолго задерживая взгляд на Анджеле, словно бы замечтавшись. – Хорошо, – сказал он затем, направляясь к выходу из гримерки. – Оставайтесь с ней, пока она не проснется. Все хорошо должно быть… а если что-то будет не в порядке, позовите меня. – Проходя мимо туалетного столика, он рассеянно подобрал оттуда коробку. – Ага, возможно, именно это она принимала. – Вернер поднял крышку и взглянул на двенадцать пустых ячеек. – Так-так… – Он, пожал плечами и бросил коробку в мусорную корзину. – Что бы там ни было, она, судя по всему, с этим закончила.

23

   Для Дэйва и Дебби Робертс Тони написал эпизод простой и романтичный, даже сентиментальный. Это была история кровосмесительной любви двух прекрасных чувственных детей – брата и сестры. Единственные отпрыски в герцогском поместье, эти дети постоянно были вместе и от постоянного одиночества сближались все больше. Когда им стукнуло по шестнадцать, их любовная связь наконец достигла момента своего полного воплощения. Начало эпизода требовало монтажа коротких фрагментов для определения их идиллической жизни и их счастья в совместных занятиях – катании на лыжах и лошадях, гребле, плавании, игре в теннис. Всем этим брат с сестрой занимались в радостном товариществе. Там была сцена, в которой они рассматривают фотографии в семейном альбоме; это еще ярче определяло их близость, прогрессирующую от младенчества до текущего момента. Кульминационная любовная сцена происходила в традиционно-романтической обстановке. Застигнутые в лесу грозой, брат с сестрой находят себе убежище в заброшенной хижине. Вымокнув до нитки и замерзая, они разжигают камин; затем снимают с себя всю одежду, чтобы ее просушить, и закутываются в два найденных ими одеяла. Буря продолжается, и им приходится провести в хижине всю ночь. Становится все холоднее, и в поисках тепла они уютно устраиваются вместе под одеялами. Их объятие, вначале детское, наполненное исключительно теплом, смехом и глубокой привязанностью, постепенно приобретает сексуальный характер. И они занимаются любовью – чисто и невинно – в залитой светом камина хижине. В последующих любовных сценах страсть молодых людей становится сильнее, растет – как и их любовь и понимание, а также их привязанность друг к другу. Брат и сестра не чувствуют ровным счетом никакой вины за нарушение табу, однако им приходится соблюдать осторожность, ибо они сознают отношение к этому общества. Именно из-за этого отношения планировалась одна сцена, когда они только-только вернутся после любовных занятий с кем-то еще, предпринятых в пробной попытке хоть как-то смягчить интенсивность увлеченности друг другом. Попытка проваливается, брат с сестрой падают друг другу в объятия и занимаются любовью еще более страстно, чем раньше. Кончается все предельной неуверенностью в том, что готовит им будущее, а последние сцены представляют собой их любовные занятия и их совместное счастье.

   – Ух ты, – негромко сказал Дэйв, когда Борис закончил рассказ, – это полный отпад, приятель… то есть, типа крутая линия… это кайф и балдеж.

   – А у тебя был когда-то такой, гм, опыт или такие чувства?

   – В смысле, с Деб? Не-а, вообще-то нет… ну, может, какая-то ерунда в детстве типа подглядывания через окошко в ванной, такая вот ерунда. Но, по-моему, я всегда был слишком тупой. Да и мы вообще в разных школах учились. В общем, такого просто никогда не случалось.

   – А как насчет того, чтобы теперь этим заняться?

   – В смысле, реально ей вдуть? Деб?

   – Угу.

   – Ну, это типа круто, приятель. Не знаю, как моя старуха это воспримет…

   – Не знал, что ты женат.

   – Ну, вообще-то мы подумали, что прямо сейчас это не лучшая реклама, а потому решили особо не выступать. Но штука в том, что она и так чертовски дергается насчет Дебби, а если я реально ее оттрахаю, у нее вообще может крыша слететь… врубаетесь?

   – Мы могли бы ей сказать, что использовали вставки – что все фрагменты с реальным сексом сыграл кто-то еще.

   – Гм. – Дэйв явно сомневался, но и слишком обеспокоенным тоже не выглядел. – Ну да, это могло бы сработать… да и, если честно, она в последнее время сплошная заноза в жопе. – Он пожал плечами. – В общем, приятель, если Деб не прочь, я готов.

   – Но тебя это особенно не заводит?

   – Ну, вообще-то у меня сейчас такие дела, приятель, что на сексе я уже особо не торчу… у меня сейчас типа духовный задвиг, врубаетесь? То есть у меня типа пошел кое-какой крутой балдеж, и секс стал типа, ну, знаете… неуместным. Так, что ли, говорят?

   – Но ведь ты сможешь немного воздержаться от этого балдежа, верно?

   Дэйв рассмеялся.

   – То есть, типа, так немного, чтобы родную сестру уебать?

   – Ну да. И еще чтобы врубиться в то, что ты делаешь.

   – Ясное дело, приятель, если у меня на нее встанет, я воткну.

   – Что ж, вполне откровенно.

   – Ну да, знаете, я ведь здесь не трахаться, приятель, я здесь типа кайф ловить… то есть я врубаюсь во все те крутые линии, которые вы тут излагали, и… ну, знаете, я типа отрываюсь, врубаетесь?

   – Врубаюсь, – сказал Б.


   Поскольку доктор Вернер посоветовал дать Энджи выходной, решено было на следующее утро начать эпизод с Дэйвом и Дебби.

   Свежая и цветущая Дебби Робертс уже не один год была любимой старшеклассницей всей Америки, ладной как кнопочка. Голливуда она достигла путем получения желанной короны «Мисс Американская Старшеклассница» и теперь была звездой телесериала «Соседка». Это идущее в прайм-тайм шоу – классика в традиции «Не тронь, а то пукну» – имело весьма солидный рейтинг среди пожилых телезрителей и в то же самое время, из-за идиотского закадрового смеха и нескончаемого содержания, не пользовалось успехом у людей моложе сорока. Подобно Анджеле Стерлинг, Дебби жаждала перемены имиджа. По иронии, однако, несмотря на ее широкую известность как девушки свободомыслящей, а в личной жизни – как «потаскушки extraordinaire», за последние два года от Дебби в качестве «Барби» («Соседки») потребовалось выдать такое колоссальное число бессодержательно-прелестных выражений и мин, что ее замечания на предварительном обсуждении сценария с Борисом, Тони и Дэйвом приобрели оттенок любопытной несообразности.

   – Боже мой! – воскликнула Дебби, удивленно, хотя и не без интереса, распахивая глаза – Вы хотите сказать, он действительно должен будет меня (она сглотнула) трахнуть? Дэйви?

   – А что, большое дело, сеструха? – лениво протянул Дэйв. – Нам только придется уладить его с Трикс – она может чертовски взбелениться.

   – С Трикс? Господи, а как насчет мамы?!

   – Нет-нет, мы вот как сделаем, – объяснил Борис. – Мы скажем, что это были вставки – я имею в виду съемку настоящих любовных сцен. Мы скажем, что использовали там дублеров.

   Дебби в очаровательной озадаченности перевела взгляд с Дэйва на Бориса.

   – А мы не можем и правда так сделать?

   Борис покачал головой.

   – Дело в том, что это будет иметь иное качество – иной… эстетический тон. Все это покажется фальшивым.

   – Кроме того, – добавил Тони, – с дублерами нельзя панорамировать – приходится всякий раз срезать.

   – Врубаешься? – спросил у Дебби брат.

   По-прежнему с широко распахнутыми глазами, девушка кивнула каждому из них по очереди, демонстрируя понимание.

   – Думаю, да. И потом, у мамы все равно будут из-за этой вещи истерики… неважно, как мы это сделаем.

   – Когда ты, Дебби, получишь за это Оскара, у твоей мамы точно никаких истерик не будет, – заверил ее Тони.

   Девушка хлопнула в ладоши, затем схватила Дэйва за руку, лучась восторженной улыбкой.

   – Ах, как это было бы колоссально!

   Таким образом, к середине утра они уже снимали, как Дебби раздевается («Самое вкусное – в самом начале, а, Б.?» – вставил Тони) на переднем плане, тогда как на заднем плане ее брат сидел на корточках спиной к камере (и к Дебби), разжигая камин.

   – Господи, у меня даже нижнее белье промокло, – прозвучала реплика, когда девушка разделась до белых трусиков и лифчика.

   – Ну так снимай его, – отозвался Дэйв. – Ты же не хочешь заработать воспаление легких. – Протягивая руку себе за плечо, он язвительно добавил: – Не беспокойся, я не смотрю.

   – Дурачок, – хихикнула Дебби и отдала Дэйву свои скудные причиндалы. Тот несколько секунд подержал их перед собой в вытянутых руках, рассматривая, – сперва лифчик (восхищенно при этом присвистнув), затем трусики. – Эй, а сквозь них огонь видать! Ха, могу спорить, они тебя как следует согревают!

   – Ты ненормальный, – сказала девушка и снова рассмеялась, пока Дэйв располагал трусики и лифчик рядом с другой ее одеждой на каминном экране. Дебби тем временем закуталась в одно из одеял и присела рядом с ним у камина, наклоняясь и тряся распущенными волосами, чтобы просушить их.

   – Теперь твоя очередь. – Дэйв поднялся и встал у нее за спиной, чтобы снять с себя всю одежду. Он вручал ей по одному предмету за раз, а Дебби, сунув руку за плечо, брала их и точно так же, как он, развешивала на другом конце каминного экрана.

   – Ух ты, – прошептал Тони Борису еще до того, как Дебби сняла трусики. – У нее как пить дать одна их самых классных жоп в индустрии!

   Борис кивнул, соглашаясь.

   – И чудные сисечки.

   – Идеальные сисечки, – согласился Тони. – Кто-нибудь из твоих знакомых ее ебал?

   Борис, вглядываясь через видоискатель, равнодушно пробормотал:

   – Ну да… думаю, один-двое… может, трое.

   – И что они говорят?

   – Классно.

   – Не сомневаюсь, – отозвался Тони, не сводя с девушки глаз. – А они не говорили, что это было странно?

   – Странно? – Борис пожал плечами. – Нет, – сказал он затем, по-прежнему поглощенный приставленным к глазу видоискателем. – Просто среднестатистическая… чудесная, влажная, плотная, жаркая, свежая, спортивная, юная американская пизда. Ха-ха-ха! Ну как, Тон, цепляет?

   – Врубаюсь, – пробормотал Тон, завороженный образом. – Лучше не скажешь!


   Пока Борис и Тон занимались таким невинным подтруниванием, зловещие события происходили в другом конце городка – в пентхаусе отеля «Империал», где находчивый Лис Леттерман председательствовал на эксклюзивном soirée cinégraphique с аудиторией из двух человек, проецируя цветные слайды на экран в темной комнате. Раздобытые им слайды представляли собой отдельные кадры тридцатипятимиллиметровой кинопленки и были воровским образом вырезаны из рабочего варианта эпизода с Анджелой в «Ликах любви».

   Аудитория состояла из С. Д. и Леса Харрисона, а слайды полностью соответствовали представлению Лиса. Они демонстрировали Анджелу во всех мыслимых положениях – на самом деле «позициях», – совершенно капитальным образом компрометирующих ее звездность.

   Старый С. Д. открыто рыдал, тогда как реабилитированный Лес пытался разделить его горе. Слезы текли по обращенному вверх лицу Хрена Моржового, когда он одной рукой обнимал своего папашу, крепко сжимая его плечо, хныча и вздрагивая при этом в каком-то любопытном (возможно, объясняющемся недавней накачкой морфином) ритме. Выглядело все так, словно каждое пожатие папашиного плеча оказывалось инъекцией одобрения и безопасности в плечо Леса. Наконец старик все-таки отстранился, словно желая переживать наедине, – или, более вероятно, просто от раздражения.

   В любом случае, когда свет загорелся, именно Лес, предчувствуя эмоциональный финал папаши и желая продлить совместное переживание, волевым усилием довел свое горе до крещендо. Снова залившись слезами, он слепо шарил в поисках отцовского плеча, словно, рыдая вместе, они сделались бы ближе друг другу… по крайней мере, в плане корпоративной структуры.

   Однако у С. Д. это вызвало только смущение, которое заставило его мобилизовать внутренние силы – в стиле «железного человека».

   – Возьми себя в руки, парень! – с укоризной произнес старик, одной рукой тряся сына за плечо, а другой вытирая слезы со своих щек. – Неужели ты и впрямь думаешь, что эта… что это мелкое ничтожество… хоть на йоту изменит балансовый отчет «Метрополитен Пикчерс»?! Через год? Или максимум через два? Со всем этим… – тут он запнулся, явно импровизируя, – этим… новым материалом, который уже на подходе – новые идеи, новый материал, новые лица… пойми, сынок, эпоха суперзвезд закончилась… сегодня экономика кинопроизводства уже просто не стыкуется с бюджетными отчислениями на заорбитные актерские гонорары. – С. Д. крепко ухватил сына за плечо, точно Юлий Цезарь – Брута. – Главное – это ответственность… наша ответственность перед акционерами. – А затем, в нежно-отцовской манере, он дал ему свой носовой платок. – Вот, возьми, сынок, – мягко сказал старик.

   – Спасибо, папаша, – так же мягко поблагодарил Лес, аккуратно касаясь носовым платком глаз, а затем разворачивая его и гулко сморкаясь. Последнее действие заставило С. Д. скорчить досадливую гримасу.

   – Проклятье, парень, это же столетней давности ирландское полотно! – Он выхватил у сына платок. – У тебя просто нет никакого чувства стиля – вот в чем твоя проблема! – Озабоченно качая головой, он взглянул на испоганенный носовой платок, затем смял его и сунул в боковой карман плаща.

   – Извини, папаша, – пробормотал Лес, отводя глаза, а затем исполняя весь свой садомазохистский номер.

   Старик закашлялся и фыркнул от удовольствия, ободрительно хлопая Леса по спине.

   – Ну-ну, сынок, что за трагедия – это всего лишь деньги. Совсем как это мелкое ничтожество, Анджела Стерлинг, ни таланта, ни сердца, спит с кем и где попало, статистка паршивая… всего лишь деньги. – С. Д. грустно покачал головой, обнял сына за плечи и тоном отцовской уверенности продолжил: – Короче, мой мальчик, это не то, что заставляет наш старый мир вертеться… – Тут он взглянул на Лиса Леттермана, который смотрел на происходящее без всякого выражения и с терпением рептилии ожидал. – Верно, Лис? Давай без обид, я сожалею, что пришлось сказать такое про эту девушку, – я знаю, вы с ней были очень близки, но… – Старик умолк, пожал плечами, и на глаза ему снова навернулись слезы: – Что нам еще делать? Лис откашлялся, прочищая глотку, выждал секунду, а затем изложил свой план:

   – Что вам еще делать, мистер Харрисон? Я скажу вам, что вы можете сделать. Что вы и ваш сын – как вице-президент, ответственный за производство – можете сделать и что вам следует сделать… из уважения к подавляющему большинству акционеров «Метро», которые вам доверились, вам обоим. Что вы теперь должны сделать, так это отплатить им за доверие! Я думаю, что вы должны убедить Энджи уничтожить эту картину… я выяснил, что она еще ничего толком не подписала… ни контракта, ни разрешения на демонстрацию… ничего – только вшивое письмо со своим согласием, которое даже в Тихуане ни в одном почтовом отделении не возьмут.

   По мере того как Лис говорил, лица его слушателей стали проясняться, затем твердеть – причем с замечательной схожестью.

   – Если вы продемонстрируете ей эти снимки, – продолжил агент, указывая на слайды, – и скажете, что этот фильм ее полностью уничтожит и вы лично позаботитесь о том, чтобы она никогда не получила работу, больше того, что вы предъявите ей судебный иск на двенадцать миллионов долларов… если вы это сделаете, тогда я скажу, что все правильно… тогда я просто зуб даю, что она уйдет из картины.

24

   – Я тут думал насчет эпизода под названием «Нечестивый», – говорил Тони Борису за ланчем. – Помнишь, ты упоминал о «Монашке и игроке» или о «Проститутке и священнике»? Ну так врубись – предположим, мы делаем сюжет со священником… но эта телка не проститутка, а вроде как ненормальная – не в сексуальном плане, а типа с физическими странностями, но ему все равно охота ее ебать. Впрочем, этого мы еще не знаем, ага? Я хочу сказать, начинаться все может вполне традиционно – церковь, воскресное утро, он за кафедрой, занимается своим делом, она в середине третьего ряда, сверлит его глазами поверх своего псалтыря – но стыдливо, потому как она вся из себя уважаемая, чистая, нравственная… платье по колено, белые перчатки, нарядная весенняя шляпка, бежевые туфельки, вязаные чулки, весь этот облик годов пятидесятых, ага? Время лифчиков с подкладками и поясов с резинками, верно? Четверть фунта дезодоранта и шесть унций «листерина»… очень-очень чистая женщина… Миссис Средний Запад с качелями на передней веранде, тост за Великое Безмолвное Большинство, царица изобретательности.

   Итак, он ловит ее взгляд… приходит к ней домой после церкви… для небольшого «духовного наставления»… делает свой заход, свою лучшую попытку – между прочим, я подумал, что может получиться забавное название – «Его воскресный заход», ха-ха. Короче, он награждает ее большим, влажным, страшно духовным поцелуем с языком во рту, а раз она так тепло откликается, он берет на себя смелость силой утянуть ее руку вниз, чтобы она ухватила его за божественный орган, который он имел самонадеянность во время духовного поцелуя обнажить. Натурально, наша героиня очень даже не прочь насчет малости пресвитерианского хуя, горяченького, только-только от кафедры – но не раньше, чем она втолкует ему фундаментальные заповеди бытия, врубаешься? Итак, теперь с «проповедника Мэлоуна» – я подумал, мы и впрямь можем снять в этой роли Липса, – штаны долой, его грубый ослиный хуй гротескно торчит вперед. Он гоняет нашу героиню по всей комнате, то и дело ее хватая – и на протяжении этой погони, надо заметить, между ними происходит то, что можно было бы назвать «беглым диалогом», врубаешься? Ха-ха. В общем, она рассказывает ему про «историческую безответственность церкви», про то, как «концепция веры служила просто-напросто удобной тарой для Человека, желающего переложить свою ответственность на Человека», и так далее, знаешь, выкладывает ему всю эту лавочку Жана-Поля Сартра… а он, пока она ему все это рассказывает, находится как бы в состоянии «жаркой погони», сидит у нее на пятках, пытается ей вдуть, наконец сдирает с нее всю одежду – знаешь, всю эту причудливую сбрую американского среднего класса – и ему уже кажется, что он наконец-то ее взял, но на следующем прихвате часть ее тела отваливается… скажем, парик, нога или грудь…

   – Заебись фантастика! – вставил Б. – И я точно знаю, кто должен это сыграть.

   – Я тоже, – сказал Тон. – Но врубись – дальше все становится по-настоящему причудливо, типа сюрреалистично, когда выясняется, что у нее вообще все фальшивое. Фальшива даже ее пизда. Пизда у нее поддельная. Другими словами, постепенное разоблачение в конце концов уменьшает ее до абсолютного ничто – типа, в конечном итоге в ней не остается ничего РЕАЛЬНОГО, что можно было бы поебать. Тогда он надевает обратно свой белый воротничок – а также штаны – и идет домой.

   – Все это сон?

   – Возможно.

   – Это круто, Тон.

   – Ну, за это старине Тону и платят, верно? Хе-хе-хе.

   – Круто… но не очень эротично.

   – Я думал, тебе здесь какая-то «разрядка смехом» требовалась.

   – Да… но не может ли она хотя бы хуй ему пососать или еще что-нибудь? То есть, помимо всего смешного?

   – Хуй ему пососать?! Блин, приятель, в этой картине уже столько хуев сосут, что ее вполне можно разносить как разновидность придурочного педерастически-хуесосного кино или что-то в таком духе.

   – Ладно, пусть она не сосет ему хуй, но пусть… хоть что-нибудь делает. Не можем же мы прямо в середину картины что-то вроде… фрагмента из «Трех посмешищ» вставлять.

   – Из «Трех посмешищ»?! Ты шутишь? Это же Беккет, черт подери!

   – Ладно, ладно, но должны же мы сделать что-то… не столь высоколобое… что-то такое, на что люди отреагируют.

   – А как насчет того фрагмента «анал – язык», про который ты упоминал?

   – Гм… погоди, я знаю, что мы сделаем – мы просто дадим ей самой что-нибудь придумать, когда она сюда доберется.

   – Врубаюсь.

   И они позвонили в Малибу – неподражаемой Крошке Мари.

25

   Только за час до конца рабочего дня – после уймы колебаний, запинок и увиливания (да и то лишь от невыносимости той мысли, что ее примут за «добропорядочную») – Дебби наконец согласилась попробовать разыграть с Дэйвом любовную сцену или, по крайней мере, в голом виде залезть с ним под одеяла и там поприжиматься… Так они и сделали. После краткого отрезка нервного хихиканья, взаимного щекотания и вообще всяких шуточек они вроде бы изготовились к тому, чтобы сделать попытку.

   – Ну что, Дэйв, – спросил Борис, – как оно?

   – Клево, – сказал Дэйв.

   – Дебби?

   – Чудесно, – ответила девушка. – Чудесно и тепло. – И она уютно устроилась еще чуть-чуть поближе к брату.

   – Итак, вот как, на мой взгляд, это должно произойти, – продолжил Борис. – После того как вы немного там полежали, обнявшись, вам уже не холодно, и вы начинаете ощущать… то есть, сексуально осознавать присутствие друг друга. Тогда ты, Дэйв, медленно стягиваешь одеяло и разглядываешь тело Дебби, чего ты никогда раньше не делал – я хочу сказать, намеренно.

   – Но разве не предполагается, что в комнате холодно? – захотела узнать девушка, инстинктивно хватаясь за соломинку.

   – Уже нет. Вспомни, сцена открывается, когда вы оба спите под отдельными одеялами… огонь в камине очень слабый, в комнате холодно. Дэйв просыпается, дрожит, подбрасывает еще поленьев в камин, садится перед ним, закутавшись в одеяло… затем ты просыпаешься и спрашиваешь его, в чем дело. «Я мерзну», – говорит он. «Я тоже», – отвечаешь ты. Он придвигается ближе к тебе, по-прежнему дрожа – настоящий озноб, зубы стучат, всякие такие дела, – и тогда ты говоришь: «Может, нам забраться под оба одеяла… пока в комнате не потеплеет?» Так вы и делаете. Я знаю, что по времени все может выйти малость обманчиво, но нам надо убрать одеяла. Не можем же мы камеру под них засунуть. Врубаетесь?

   – Врубаюсь, – сказал Дэйв, а затем спросил у Дебби: – Порядок, сеструха?

   – Ну, вообще-то… – она вздохнула, – думаю, да.

   – Все ништяк, сеструха, – продолжил молодой человек, – просто не зажимайся. – Затем он спросил у Бориса: – Скажите, Б., а в каком темпе мне одеяло стягивать – типа, вот так? – И он двинул его вниз, постепенно раскрывая Дебби. – Ух ты, сеструха, – негромко признал он, – а у тебя тут и впрямь дьявольски классное тело в работе. Ага, пожалуй, я точно в него врублюсь.

   Дебби хихикнула, хватаясь за верх одеяла в тот самый момент, когда оно проходило ее пупок.

   – Ну-ну, сейчас-то тебе не надо совсем его стягивать! Они ведь еще не снимают!

   – Идеально, Дэйв, – сказал Борис. – Только стягивай его чуть помедленней – чтобы за нас тут мучительное время ожидания сработало.

   – Врубаюсь, – отозвался молодой человек.

   – Мистер Адриан, – поинтересовалась Дебби, стыдливо придерживая одеяло у подбородка, – а вам не кажется, что, когда начнется съемка, можно будет убрать с площадки хотя бы малую часть всех этих людей?

   Борис улыбнулся.

   – Я почему-то так и думал, что ты об этом спросишь. Да, конечно.

   И он велел Фредди Первому очистить съемочную площадку от всех, кроме необходимого персонала.

   Как раз в этот момент туда прибыла Анджела. Вид у нее был жутко смущенный.

   – Я должна с вами поговорить, – сказала она, глядя в сторону. – Мне нужно вам кое-что сказать.

   Поскольку они уже почти приготовились снимать, первым побуждением Бориса было отмахнуться от нее, но Энджи выглядела так нешуточно расстроенной, что он передумал.

   – Ладно, идем в мой трейлер, – предложил Борис, поскольку это уединенное место казалось самым удобным возле новой съемочной площадки. – Вернее, ты иди, – добавил он, – а я сейчас с Тони поговорю. Одну секунду. – Когда Энджи пошла вперед, он остановился у площадки и отвел Тони в сторонку. – Послушай, я тут минутку с Энджи пообщаюсь – по-моему, у нее крыша поехала. Но нам нужно, чтобы у Дэйва с Дебби все и дальше происходило в том же духе. Думаю, если мы все сработаем правильно, они и впрямь это сделают. Почему бы тебе снова не пройти с ними реплики – просто чтобы они возбудились. Можешь рассказать им про собственные фантазии насчет того, чтобы выебать родную сестру. Хорошо? Кроме того, так ты получишь несколько крупных планов идеальной пизды и сисек Дебби. Идет?

   – «Генеральная репетиция» – я так им скажу.

   – Только смотри, чтобы они реально любовью не занялись – это мы должны для камеры приберечь. Может, всего только одна проба и получится. Ха-ха.

   Войдя в трейлер, Борис обнаружил, что Анджела сидит на краешке одного из стульев, сцепив руки на коленях, и смотрит в пол.

   – В чем дело, Энджи?

   – Я не могу быть в этой картине.

   Борис молча сосчитал до восьми – этому числу он (порой) придавал оккультное значение.

   – Почему ты так говоришь?

   – Ну… мистер Харрисон, глава киностудии, и его сын, вице-президент, ответственный за производство, они теперь здесь, и мой агент, мистер Леттерман, тоже… Они объяснили мне, что если я пойду напролом, это совершенно загубит мою карьеру, и я уже никогда не смогу снова работать. Еще они показали мне кучу снимков с картины, и я понимаю, что они имеют в виду. Множество людей могут не понять, что это искусство…

   – Кучу снимков? – хмурясь, переспросил Борис. – О чем ты говоришь?

   – Ну, знаете, цветных слайдов – с некоторых сиен, которые мы снимали.

   – Грязные ублюдки, – пробормотал он, – должно быть, подкупили кого-то в лаборатории.

   – А потом они сказали, что готовы предъявить мне судебный иск на двенадцать миллионов долларов, если я не сделаю, как они хотят, – а я не уверена, что у меня вообще есть двенадцать миллионов долларов. Так что, как видите, у меня просто нет другого выхода.

   Борис откинулся на спинку стула, без выражения глазея в потолок. Затем он медленно перевел дыхание.

   – Послушай, – ведь ты же знаешь, что это за люди, правда?

   – Что? – Анджела так на него посмотрела, как будто он откровенно спятил. – Вы шутите? Да, конечно, я знаю, кто они! – Она презрительно фыркнула. – Могу поклясться, я знаю их куда лучше, чем вы! С. Д. – глава киностудии, а Лес – вице-президент, ответственный за…

   – Нет-нет, я имел в виду – кто они такие на самом деле. Пойми, Энджи, ведь они паразиты… пиявки… стервятники. Они кормятся талантом других людей… они торгаши… торгаши дерьмом. Их вообще не интересует искусство… или правда… или красота – их представление о красоте не заходит дальше кордебалета в Лас-Вегасе. У них только один интерес, Энджи, – власть. Власть через деньги. Это все – вот такие они простые. Простые и развратные.

   – Они запретили мне приходить сюда, даже разговаривать с вами… они сказали, что вы станете обо всем этом говорить – о чем вы только что говорили – об искусстве и тому подобном. Но они сказали, что никакой разницы все равно не будет. Это эксплуататорский фильм, как вы его ни называйте.

   Борис испустил краткий смешок.

   – Надо же, как забавно. Ты, Энджи, лучше вот о чем мне скажи… как ты думаешь, почему они все это время заставляли тебя сниматься в этих фильмах типа «сиськи-жопа»? Как ты думаешь, почему ты по-прежнему известна как «королева фильмишек сиськи-жопа»? Ты что, не понимаешь? Ведь это как раз они занимаются «эксплуатацией». Господи, Энджи, а я-то думал, ты хотела сменить имидж.

   Она хмуро на него посмотрела.

   – В самом деле? Тогда у меня для вас новости… – Ее первоначально оборонительное, почти виноватое поведение под воздействием адреналина трансмутировалось в бешенство загнанной в угол кошки. – Мы и об этой стороне дела тоже поговорили – о том, как классно моему имиджу поможет то, что меня прямо перед камерой выебла целая банда тупых… безмозглых… статистов-ниггеров!

   Борис тяжело вздохнул. Затем он поднялся, прошел к выходу и встал там, глядя на свою ладонь на дверной ручке.

   – Ладно, Энджи, – наконец сказал он. – Пожалуй, я заблуждался на твой счет… я думал, у тебя… – Тут Борис умолк и пожал плечами. – А, неважно, я должен вернуться на съемочную площадку… так что, знаешь, делай, что хочешь. – Он открыл дверцу и начал было выходить, но затем обернулся и снова посмотрел на нее. – Может, ты и права, – с мягкой улыбкой произнес режиссер. – Пожалуй, тебе следовало держаться семнадцатилетних «вторых». – И он вышел, закрывая за собой дверцу.


   – Деб слишком возбудилась, – шутливо объяснил Дэйв, когда Борис вернулся на съемочную площадку и обнаружил их под разными одеялами.

   Она пискнула от восторга.

   – Это ты слишком возбудился!

   – Послушай, Б., – сказал Тони, – мы тут великую сцену придумали. И даже прогнали – прямо до этого самого дела. Она прекрасна. Врубись: перво-наперво он ее раскрывает, смотрит на ее тело, затем трогает его – знаешь, типа «дивится». Сперва гладит ее лицо, затем медленно передвигает ладонь вниз… по ее горлу, плечу, груди, изгибу талии, бедру, вдоль ляжки, переходит на внутреннюю сторону, за колено, вдоль икры… а затем снова медленно вверх, останавливаясь у пизды и в то же самое время поднося губы к ее соску. Так? Ну вот, а она тем временем начинает делать то же самое, но уже после того, как он это сделал, так что когда он возвращается к ее пизде, она прибывает к его – извини за выражение, Дебби – хую, который, нет нужды говорить, к тому времени уже колом стоит.

   – Вот это без трепа! – вмешался Дэйв, а Дебби захихикала и заерзала под одеялом.

   – Теперь врубись, – продолжил Тони, обращаясь к Борису, – все это происходит без всякого диалога… просто взаимное исследование тел с невинным чувством удивления, даже без поцелуев… думаю, если бы мы приберегли поцелуй для кульминации, когда они реально начнут кончать, получилась бы просто фантастика – тогда это уже был бы настоящий поцелуй, всем поцелуям поцелуй, ага? То есть они ведь раньше не целовались – если не считать, знаешь, таких родственных поцелуев, в щечку или слегка в губы, – так что, когда они наконец проделают этот полномасштабный, рот в рот, горячий, влажный, душевный поцелуй, пока будут кончать… ну, тогда получится настоящий слом табу, такой поцелуй, что еще круче, чем ебля. Врубаетесь? – Он посмотрел на брата с сестрой.

   – Боже, – простонала Дебби.

   – Круто, – кивнул Дэйв.

   – Давайте снимать, – сказал Борис.


   То, что последовало дальше, было совершенно замечательно. Судя по всему, фантазия Тони относительно мощного сексуального потенциала у брата с сестрой была не лишена определенной психологической основы. Связь (и взаимодействие) Дэй-ва и Дебби прогрессировали именно так, как он всегда мечтал (а затем изложил на бумаге). Все получилось так, как будто они снимали в клинике Мастерса – Джонсон [42] – аутентичная парочка, занимающаяся любовью… Однако это была не демонстрация клинического эффекта, а просто прекрасное зрелище – красивые люди, отличное освещение, великолепная операторская работа… Только достоверность сексуального опыта была та же самая – не считая того, что с Дейвом и Дебби интенсивность действа выходила далеко за пределы ранее задокументированного.

   Для Дэйва, помимо того экстраординарного психологического воздействия, какое могла оказать сама эта связь (так сказать, «ебля с сестрой»), чисто сексуальный ее факт – если вспомнить, что он как раз выходил из длительного залета «наркотики и целомудрие», – был как вновь обнаруженная ребенком давно забытая игрушка.

   Когда Дэйв в первый раз кончил, хоть это и было очень драматично и очевидно законченно, он с голодной жадностью продолжил, заставляя себя напрягаться, как будто ему теперь никогда было не насытиться, – тогда как сказочная Дебби словно бы боролась за свою жизнь – ее огромные глаза были закрыты, влажный красный рот раскрыт, она не стонала и не охала, только вроде как сглатывала и, казалось, с каждым вздохом кончала. Вздохи у нее шли через одну восьмую секунды, а лицо Мисс Американской Старшеклассницы застыло в неизменном выражении полной нирваны.

   Все шло так превосходно, что Борис решил устроить небольшую сверхурочную работу для второй пробы. В этот момент у них с Тони состоялось серьезное обсуждение, переснять ли ту же самую сцену или снять другую, имевшую место на более позднем этапе развития их отношений. В последнем случае следовало сделать кое-какие коррективы… другие положения и тому подобное. Пока Борис и Тони по-тихому обсуждали все «за» и «против» съемки фрагмента с Дебби наверху – и Борис предположил, что здесь Тони просто хочет понаблюдать за невероятной попкой Дебби в движении, – они вдруг заметили Сида, стоящего вместе с Морти возле съемочной площадки. Сид вел себя очень странно – подняв сжатый кулак ко лбу, он время от времени ударял себя, словно выражая несказанное горе.

   – Что это с ним такое? – спросил Тони.

   – Похоже, до него только что дошли новости.

   – Какие новости?

   – Про Энджи… думаю, она уходит с картины.

   Тони ошалело посмотрел на него.

   – Ты шутишь, – негромко сказал он.

   Борис пожал плечами.

   – Она мне так сказала… – Он вздохнул. – Старик до нее добрался… и Лес… все они.

   – Ну и ну. – Тони покачал головой. – А как же тот материал, который мы уже отсняли?

   Борис скривился.

   – Блин, да не знаю я. Я только знаю, что у меня есть копия. Если они не хотят нигде это показывать… что ж, это их проблема.

   Тони пожал плечами.

   – Можно и так на это посмотреть. – Он продолжал глазеть на Сида, который теперь схватил Морти за плечи и мотал головой, словно в слезах. – Ого, ты только глянь на Сида – у него совсем крыша едет.

   Борис тоже уставился на продюсера.

   – Угу… Сид очень чувствительный, – проговорил он так, как будто мысли его были где-то далеко, – к некоторым вещам. – Он оглянулся на съемочную площадку, где Дэйв и Дебби, опершись на локти, полулежали, тихо разговаривали и, как он заметил, сжимали друг другу руки. – Хорошо, – сказал Борис. – Думаю, сейчас они наверняка смогут снова это проделать. Пожалуй, самое лучшее – узнать, как они себя чувствуют. Я расскажу им про твою идею с Дебби наверху, но, может статься, они захотят заняться чем-то другим…

   – Пусть он ее в жопу выебет, – предложил Тони. – Этого мы еще не снимали.

   – Ну почему, с Энджи у нас это есть… в смысле, на вставке.

   – Ты хочешь сказать – было, прежде чем она дала ходу… да и в любом случае вставки совсем не то, что настоящая вещь, верно?

   – Гм. Послушай, почему бы тебе не переговорить с Энджи? Может, ты заставишь ее передумать. Кроме шуток, она может к тебе прислушаться… расскажи ей свою историю про С. Д. и трупешник – может, она решит, что он все-таки не такой уж классный чувак.

   – Блин, это не моя история… – Тони раздраженно вздохнул. – Это действительно произошло.

   – Ну да, об этом ей и расскажи… или еще о чем-нибудь. – Борис повернулся, направляясь обратно на съемочную площадку. – Используй все свои тактические ходы, Сандерс, – язык, палец, манипуляцию клитором, наркоту – все, что потребуется. Ладно?

   Тони пожал плечами.

   – Ладно, попытаюсь.


   Когда Борис вернулся на съемочную площадку – Дэйв и Дебби по-прежнему лежали под разными одеялами, сцепив руки, почти соприкасаясь головами, и разговаривали на пониженных тонах, – он вдруг почувствовал себя незваным гостем. К этому моменту брат с сестрой уже очень прилично углубились по маршруту воспоминаний в далекое детство – обсуждая летние каникулы, когда им было по восемь, корь, когда им было по семь, и явно собираясь идти до самого конца.

   – Ну что, пора за работу? – спросил Дэйв, когда Борис с минуту просто там постоял, глядя на них. Затем молодой человек с псевдопохотливой ухмылкой добавил: – За «чудесную работенку, если вы что-то в этом понимаете», а, Б.?

   Дебби сжала его ладонь и хихикнула.

   – Ты ненормальный, – с любовью сказала она. Получилась реплика из сценария, невероятно странное ощущение.

   «Черт возьми, – подумал Борис, – говорят об ускоренном обучении… всякой там психодраме, а тут такое, что просто жуть берет».

   – Итак, – начал он, – позвольте вас вот о чем спросить. Чем бы вы хотели заняться дальше?

   Дэйв взглянул на Дебби, затем снова на Бориса.

   – Думаю, мы бы не отказались малость поболтать.

   Борис улыбнулся.

   – Да, хорошо, но я вообще-то думал о картине…

   – То есть, опять трахаться?

   – Угу… только немного по-другому – знаете, чтобы представить другую фазу развития их отношений… другое время, другое место…

   – У вас есть другая съемочная площадка?

   – Нет, установочную съемку мы проведем после – все будет плотно… только вы двое, очень близко друг к другу. Мы уже установили кровать… то есть, я хочу сказать, кровать есть кровать, верно? Так что если снимать на кровати, а не на полу, выйдет вроде как другое место.

   – Эй, а вы врубаетесь, что я дважды кончил?

   – И это было прекрасно, – сказал Борис.

   – Это была фантастика, – воскликнул Дэйв почти с маниакальным энтузиазмом, а затем посмотрел на Дебби: – Скажи, сеструха, разве это была не фантастика? – Та, избегая его глаз, зарделась, как девственная невеста, и радостно кивнула.

   – Итак, что бы вы сказали насчет… – начал Борис в порядке стартового рывка – видя, как они настроены, как готовы работать, пока примерно тридцать два человека стояли вокруг в ожидании. – Что бы вы сказали насчет того, чтобы в этой сцене Дебби была наверху?

   – Потрясно, приятель! Да, ё-моё, это было бы клево. Ха-ха, я чуть было не сказал «заебись». – Он пихнул Дебби локтем. – Сечешь, сеструха?

   – Ты ненормальный, – хихикнула она.

   – Врубаюсь, – продолжил Дэйв, обращаясь к Борису, – я секу, это будет крутой улет… и пусть там будет зеркало – когда телка наверху, я тащусь от зеркала – и почти все телки тоже… типа нарциссизм, врубаетесь? – Он снова повернулся к Дебби. – Как насчет такого, сеструха, если ты в это въезжаешь? То есть, если ты, типа, наверху кончишь?

   Девушка с самодовольной застенчивостью улыбнулась и игриво пихнула его локтем по ребрам.

   – Дурачок, – укорила она брата в своей аномальной манере «Барби». – Я могу даже за пасьянсом кончить!

   – Обалдеть, приятель! – Дэйв, сиял от восторга. – Где вы были всю мою жизнь?

   – Прекрасно, – сказал Борис. – Тогда, гм, давайте снимать.

   Где-то через полчаса они были чертовски настроены снимать. Никки соорудил новую стенку с большим зеркалом вдоль кровати, актеры были адекватно, так сказать, «натасканы» и готовы к работе… В последнюю минуту получилась задержка, когда Борис и Никки засомневались насчет того, где происходит действие – в номере отеля или у них дома. Единственную разницу в плане данной съемки составляла табуретка у кровати – довольно мелкая деталь, однако именно она могла в дальнейшем повлечь за собой весьма неприятные последствия.

   – Где Тони? – спросил Борис у Фредди, но затем вспомнил, что сам послал его переговорить с Анджелой.

   Стоило ему только об этом вспомнить, как он увидел Тони стоящим со сложенными на груди руками спиной к одному из трейлеров. Сценарист как будто был под приличной балдой.

   – Эй, Тон, – крикнул Борис, – подойди-ка сюда на минутку. – Когда тот подошел, Борис сказал: – Вид у тебя что-то совсем удолбанный… ладно, ничего, как думаешь, сцена выйдет лучше, если это будет номер отеля или комната в шато – типа ее или его комната? Тут только эта табуретка – весь вопрос в том, из ореха она или из красного дерева. Больше эта съемка ничего не прихватит – только кровать, табуретку и зеркало. Мы будем брать их предельно плотно, а детали комнаты определим потом. Я просто хочу получить плотные кадры этой ебли, пока детишки все еще на взводе… ну так как ты думаешь, Тон, отель или шато? Орех или красное дерево?

   – Послушай, Б., я должен тебе кое-что сказать. Борис нахмурился.

   – Попозже, приятель, мы должны закончить съемку.

   – Слишком круто для попозже.

   Борис оглядел съемочную площадку, где все словно висело в воздухе. Затем испустил краткий, невеселый смешок.

   – Блин, лучше пусть это будет очень круто.

   – Круче не бывает, Б., – это насчет Энджи. Она исполнила номер «Вечный сон». Понимаешь, о чем я? В общем, дуба дала.

   С минуту Борис просто глазел на него, затем покачал головой и отвернулся.

   – Боже мой… – негромко выдохнул он.

   – Должно быть, это случилось как раз после того, как вы поговорили. Она пошла прямиком в свой трейлер… и там это сделала.

   Борис кивнул, глядя в пол, как будто камера его разума уже крутилась.

   – Как?

   – Там была пара способов – и оба чертовски стремные. Во-первых, она съела уйму грима на свинцовой основе, который всегда использовала. А во-вторых… ну как, готов?… она убила себя электрическим током – при помощи фена, лежа в ванне. Причудливо, да?

   Борис вздохнул, закрыл глаза и позволил эпизоду прокрутиться у него в голове.

   Тони глотнул из пластиковой чашки, которую дергал в руке, и испустил сухой смешок.

   – Казнь в электрической ванне – как насчет такого? Должно быть, она какое-то… тяжкое преступление совершила.


   На самом деле произошло примерно следующее. Когда Тони пошел поискать Анджелу, он наткнулся на Сида, который выл и колотил себя по лбу в мучительных страданиях. Завидев Тона, Сид уставил на него обвиняющий перст, вскричал: «Убийца!» – и метнулся прочь, словно один вид сценариста был так ему ненавистен, что он просто не мог его переносить.

   – Что это с ним за хуйня? – поинтересовался Тони у Морти Кановица, и тот в свою очередь развернул перед ним всю скорбную историю.

   Любопытное поведение Сида по отношению к Тони основывалось на том неверном подозрении, что Энджи покончила с собой из-за наркотиков и что именно Тони ее ими снабжал.

   Личную травму еще больше усиливал тот факт, что как раз Сид и нашел Анджелу – в переполненной ванне, в ее знаменитом халате и с феном – сложным и тяжелым устройством западногерманского производства – на голове, словно в гротескном водолазном шлеме. Когда Сид поднял фен, то увидел под ним ужасающую маску: нижнюю часть лица Анджелы, от носа до подбородка, покрывало разноцветное сине-бело-красное пятно от маслянистого грима, который она съела. По всему полу валялись смятые тюбики, точно использованные ружейные патроны, а под туалетным столиком стояла переполненная мусорная корзина с пустой картонной коробкой на самом верху. Крышка коробки свисала, перевернутая вверх дном, так что требовалось изогнуть шею – как Сид и сделал, – чтобы различить слова: «ДЛЯ ГРУСТНОЙ ДЕВОЧКИ».

   – Долго ты там стоял? – спросил Борис у Тони, с любопытством на него глядя.

   – Не очень, – ответил тот, и по его тону трудно было понять, шла ли речь о двух минутах или о двадцати.

   – Почему ты мне сразу не рассказал?

   – Не знаю… пожалуй, я подумал, что тебе лучше сперва закончить съемку.

   – Тогда почему ты мне все-таки рассказал? Съемки у меня по-прежнему нет.

   Тони пожал плечами.

   – Ну, я никогда не говорил, что я идеален.

   – Ха! – фыркнул Борис, затем снова взглянул на съемочную площадку, где его ждали Дэйв и Дебби. – Ладно, покрутись там вокруг Дэйва и Дебби, пока мы не получим съемку. – Он вздохнул и покачал головой. – Черт, – пробормотал он, – что за облом. А она… она по-прежнему там?

   – Не знаю. Сид сомневался, что делать дальше… из-за прессы. Думаю, он пытается связаться с Побережьем – дозвониться до Эдди Райнбека из рекламного отдела киностудии. Я ему сказал, что сперва нужно вызвать полицию.

   – О боже, – в усталом отвращении пробормотал Борис. – Ну ладно, пойдем посмотрим на нее.

   У трейлера Анджелы их встретил Липс Мэлоун в нарядном жемчужно-сером костюме в тонкую полоску и темных очках.

   – Она все еще там, Липс? – спросил Борис.

   Липс без выражения кивнул.

   – Угу. – За последние несколько недель он, помимо новой манеры поведения, усвоил также новый стиль одежды, кардинально отличный от стиля Джорджа Рафта в фильмах сороковых годов – времен темных рубашек и белых шелковых галстуков. Новый его стиль не был лишен определенного зловещего подтекста. Когда он сказал «угу», Борис двинулся было к дверце, но Липс остановил его, удерживая тяжелой ладонью за руку. – Туда пока нельзя, мистер Адриан. Вам придется несколько минут подождать.

   Борис вырвался из его хватки.

   – О чем ты, блин, тут толкуешь? – гневно вопросил он.

   Липс отступил на шаг, переводя взгляд с Бориса на Тони.

   – Там мистер Харрисон – он ей последние почести отдает.

   Тони покачал головой.

   – Ну и ну, – негромко пробормотал он.

   – Тебе лучше убраться с дороги, Липс, – с угрожающим спокойствием произнес Борис.

   Липс повторил свой предыдущий ход, слегка отступая назад, глядя то на Бориса, то на Тони, словно прикидывая дистанцию и их намерения в отношении него, но на сей раз его правая рука поднялась и скользнула под отворот пиджака – к теперь уже вполне различимой кобуре.

   – На вашем месте, мистер Адриан, я бы не стал этого делать. Не сочтите за оскорбление, но у меня есть приказ – мистер Харрисон не хочет, чтобы его беспокоили.

   Борис был ошарашен; его неверие в происходящее тесно переплеталось с возмущением.

   – Ну ты… ты, дебил злоебучий! Ты что мне, блин, пистолетом угрожаешь?! – Одновременно он сделал пробный шаг вперед, но Тони его удержал.

   – Называйте это как хотите, мистер Адриан, – продолжил Липс, – но я не могу позволить вам войти. Как я уже сказал, не сочтите за оскорбление, вы всегда поступали со мной порядочно, но у меня есть приказ самого мистера Харрисона.

   Борис набычился.

   – Жопа моя тебе мистер Харрисон! Ты на меня работаешь!

   – Ну, как я прикидываю, мистер Харрисон глава киностудии, а потому мы все на него работаем. Так или иначе, в других делах я вас никогда не предавал – с похищением его сына и тому подобным. Я никогда ему насчет этого не кололся.

   – Ха. Ты хочешь сказать – пока не кололся! Липс пожал плечами.

   – Хорошо, мистер Адриан, только помните, что это вы сказали, не я.

   – Ты ведь знаешь, чем он там занимается, верно? – спросил Тони.

   – Этого я, мистер Сандерс, знать не должен, – сказал Липс, внимательно наблюдая за ними обоими. – Как я уже сказал, мистер Харрисон отдает последние почести и не хочет, чтобы его беспокоили, – как он их отдает, не мое дело.

   – Черт побери… – Борис опять вскипел, и Тони схватил его за руку.

   – Брось, приятель, – мягко произнес он. – Дебил с пистолетом – очень скверная комбинация. Кроме того, если ты сейчас не вернешься на съемочную площадку, ты просрёшь все это дело с Дэйвом и Дебби. Идем, Б., – он нежно, но твердо его потянул, – давай лучше фильм заканчивать.

   И Борис, качая головой и что-то бормоча, позволил Тону увести себя на съемочную площадку.

   – Не сочтите за оскорбление, мистер Адриан, – искренне крикнул им вслед Липс, – как я уже сказал, я действую по приказу… свыше.

Часть пятая

   Тот, кто смеется, еще в «Отчет Хонки-Бринкли» толком не въехал.

Неизвестный

1

   Еще со времен первой (под названием «Проститутки в катафалке») конфронтации Сида с кардиналом фон Копфом последний непрерывно плел вокруг него сети заговора, причем с целеустремленностью все более дьявольской. А потому даже когда последняя капля братского семени была вытерта Хелен Вробель с внутренней стороны идеальной ляжки Дебби и съемки закончились, – даже тогда эксцентричный кардинал все готовил свой внезапный удар заодно с определенными выдающимися особами из самого Вечного Города. Лишь весьма краткое размышление потребовалось общему собранию их комитета – или Высокого Совета, как он был назван, – чтобы «единогласно осудить» обсуждаемый предмет (а именно – находящийся в производстве фильм «Лики любви») на основе показаний кардинала фон Копфа. Последующая декларация Высокого Совета объявляла данную работу «возмутительной ересью» и «общественной угрозой», а когда гражданские власти проигнорировали их постановление, церковники решили взять дело в свои руки – «во имя Бога, ради общего блага, властью, препорученной сему органу Нашим Господом и Спасителем Иисусом Христом».

   Таким образом, темным и беззвездным вечером в среду, ровно в десять часов, солидная ватага ватиканской шпаны под предводительством воинственного кардинала Ханса фон Копфа путем уловки, взятки, а также некоторого грубого обхождения все-таки сумела пересечь ров, окружающий шато, проломить огромные ворота и устремиться в лабиринт коридоров с каменными сводами подобно осатаневшей от наркотиков орде свирепствующих готов, причем с рвением, известным только тем, кого когда-либо охватывало чувство абсолютной правоты своего дела.

   В одном конце лабиринта находилась монтажная, где редактировался и монтировался фильм, а в другом – просмотровый зал, где он демонстрировался. Просмотр был в самом разгаре – грубый вариант, содержащий подборку уже законченных эпизодов, презентовался всем основным персонам, занятым в производстве: Борису, Сиду, Тони, Никки, Ласло, Морти, Липсу, Филу Фрэзеру, Хелен Вробель, а также Дэйву и Дебби, которые остались его посмотреть. Добавлением к этому звездному составу служил гротескный триумвират: С. Д., Лес и Лис Леттерман. Причина их сомнительного присутствия была такова, что после соответствующего обсуждения они решили поддержать продукцию вместо мертвой звезды. Такое отношение к фильму со стороны С. Д. и Леса попросту отражало тот факт, что теперь это было в интересах киностудии и акционеров, а потому представлялось вполне понятным. Интерес грозного Лиса Леттермана, однако, имел несколько иную природу – для обеспечения его полного сотрудничества в смысле рекламы ему отписали долю Энджи, которая в данном случае была определена как два с половиной процента от валовой прибыли.

   Сид, несмотря на свой профессиональный, можно даже сказать профессорский, цинизм, был несколько шокирован, узнав о передаче этой части собственности Энджи – по сути, самой Энджи. Однако Морт Кановиц быстро его успокоил.

   – Ладно, Сид, она была великой звездой… но ясно одно – как ни крути, на трупе никто денег не делает. Верно?

   Помимо вышеперечисленных членов аудитории там также присутствовала почти легендарная Криста Мари Хольт – известная большинству как Крошка Мари. В тот самый день Крошка прибыла реактивным самолетом прямиком из столицы кино и теперь пищала от разнузданного восторга, наблюдая за тем, как утонченная Арабелла корчится в грубых горбатых объятиях большого Сида Крассмана.

   – Вставь ей полено, Сид! – верещала она. – Вдуй этой спесивой лесбиянке, лягушатнице чертовой!

   Примерно в этот самый момент первый крик: «Атас, деревенщина!» – заметался по сводчатым коридорам со стороны монтажной, принявшей первый удар острия летучего клина штурмового отряда. Сид, Морти и Липс – в прошлом каждого из которых имелась фаза, так сказать, карнавальной жизни – подняли тревогу. Челюсти в зале отвисли, глаза закатились. «Что за хуйня?!» – дружно забормотали все. Сид и Морти вырвались из просмотрового зала в коридор, тогда как Липс, пляшущий теперь под другой барабан, внимательно посмотрел на С. Д., после чего отступил в тень у двери, расстегнул верхнюю пуговицу пиджака и ненавязчиво положил руку на кобуру с горячим кусманчиком.

   В наружном коридоре полным ходом шло настоящее светопреставление, и проход оглашался пронзительными воплями на немецком и итальянском.

   Два человека из монтажной в порванной и скособоченной одежде, сильно помятые, внезапно вывернули из-за угла. Сид схватил одного из них, когда тот попытался пробежать дальше.

   – Эдди, что за дьявольщина творится? – вопросил он.

   – Бежим! – выкрикнул Эдди. – Это громилы! – Он вырвался из хватки Сида и понесся прочь.

   Сид развернулся и силой удержал второго.

   – Гарри, о чем он толкует? Какие еще, блин, громилы?

   – А хрен их знает, – ответил Гарри, тяжело дыша и оглядываясь через плечо. – Эдди думает, это профсоюзные быки… думает, это профсоюз послал громил, чтобы они тут все расхерачили… а по-моему, это откровенная шпана, типа мафия… по-моему, этот какой-то наезд.

   Сид не мог в это поверить.

   – Ты хочешь сказать, они… они в монтажную вломились?

   Гарри кивнул.

   – Они схватили купюры и контрнегатив… думаю, они ищут сам негатив.

   Последнее слово вонзилось в Сида как брошенный из-за угла нож.

   – Господи Иисусе! – Он в панике повернулся к Морти: – Морти, живо давай сюда горилл!

   – Сейчас! – откликнулся Морт и исчез в лабиринте. Вплотную за ним держался Гарри.

   В этот самый момент с противоположного направления показался передовой эшелон штурмового отряда, намеренный вломиться в просмотровый зал, – с кардиналом во главе.

   – Черт побери, – пробормотал Сид, – я должен был догадаться! – И он бросился наперерез служителю церкви. – Стойте, приятель, – твердо сказал продюсер, – куда это вы, интересно, намылились?

   – Мы пришли за фильмом, – столь же твердо ответил кардинал, причем с акцентом Эриха фон Штрогейма [43].

   Сид неловко посмотрел противнику за плечо и внимательно оглядел банду хулиганья. На многих было что-то вроде церковных облачений.

   – А теперь с дороги, – велел кардинал и указал на Сида большим золотым крестом, помахивая им так, как обычно помахивают, отваживая вампира. Однако солидные размеры креста делали эту угрозу более ощутимой.

   – Минутку, – возразил Сид, – вы хотите сказать, что решили вот так вот попрать закон? Расправиться с нами без суда?

   – Ха! – проревел кардинал. – А почему бы и нет? Вы-то с Эйхманом [44] это проделали!

   – Чего?

   – А ну прочь с дороги! – И фон Копф снова взмахнул крестом.

   – Отъебись, козел! – завопил Сид, провел ему правый прямой по соплям, после чего развернулся, бросился в просмотровый зал и запрыгнул на сцену, включая там свет. Все это он проделывал с истошным криком: – ЭТО МАКАРОННИКИ ЗЛОЕБУЧИЕ! ОНИ ЗА НЕГАТИВОМ ПРИШЛИ!

   «Аудитория» выплеснулась в коридор как раз в тот самый момент, когда мародеры закончили обшаривать проекционную кабину и появились оттуда, вынося шесть коробок пленки и волоча ее за собой подобно стерильному бинту Леса Харрисона.

   Дальше последовало самое экстраординарное происшествие за всю историю групповых конфликтов. В лабиринте коридоров голливудские эксцентрики вступили в кулачный бой с придурками из Вечного Города, а залы огласились конгломератом светских ругательств и любопытных библейских проклятий.

   Сражение шло с переменным успехом, что связывалось с прибытием подкрепления к той или иной стороне. Сперва это было своевременное появление подсобников и осветителей, ведомых Фредди Первым и самим храбрым Морти. Ворвавшись в свалку, они тут же заставили церковников отступить. Однако вскоре пришествие еще одной группы фанатичных сторонников кардинала в развевающихся черных одеждах изменило картину.

   Тем временем на индивидуальном уровне нередки были отдельные проявления ловкости и отваги. Никки Санчес и Крошка Мари работали на пару как ударная бригада, в темпе вертолетного винта отоваривая бойцов противника досадными царапинами и укусами.

   Сид с Мортом пользовались всеми преимуществами своего богатого опыта уличных драк, размахивая кулаками с большим вкусом и постоянно прикидывая, какой бы еще тяжелый объект им от души приложить.

   – Где Липс и его ебаный пистолет?! – продолжал орать Сид. Но Липс держался в сторонке, сосредоточенный на выполнении своей задачи. А она теперь заключалась в защите старого С. Д., который упал одним из первых. И Липс сумел это сделать, сперва оттащив старика в сторону от бушующего побоища, а затем просто размахивая пистолетом – хитрым «полицейским особым» тридцать восьмого калибра, – когда кто-то осмеливался подойти слишком близко.

   – Стреляй же, Липс! – крикнул Сид, когда развитие событий показалось ему особенно опасным. – Стреляй, блин!

   – Пошел ты на хуй, Крассман! – был ответ. – Стану я тянуть срок за тяжкое, чтобы твою жирную жопу спасти!

   Борис и Ласло немедленно начали снимать сенсационный скандал при помощи ручных «арри», усаживаясь на всевозможных возвышениях и выступах или горбясь в стенных нишах, где обычно размещались масляные лампады и факелы. Тони и Дэйв тоже устроились в одной из ниш, но они не снимали – просто курили марихуану и наблюдали за сценой.

   – Роскошно, – продолжал бормотать Дэйв, кивая и лучась улыбкой, – просто роскошно.

   Лес Харрисон тем временем находился в самом центре событий, выпендриваясь, как маньяк. Выставляя себя чем-то вроде спеца по карате, он пытался раздавать смертоносные удары ребром ладони и пинки всем подряд, своим и чужим. Однако морфин так расстроил координацию Хрена Моржового (не говоря уж о его голове), что он постоянно промахивался и просто летал по округе, чаще всего нанося повреждения самому себе.

   Лис Леттерман, действуя отчасти по наитию, отчасти из хитроумия, смылся из перепалки на ранней стадии – но сделал это под тем предлогом, чтобы «вызволить отсюда Дебби и Хелен Вробель!»

   Что же касалось монтажера Филипа Фрэзера, то он вел себя вполне прилично, прямо-таки в манере маркиза Квинсбери [45] – пока его острый глаз не засек набор очень знакомых коробок с пленкой в голубую полоску, которые протаскивали сквозь толпу.

   – О господи! – воскликнул Филип. – Они взяли негатив!

   Эти слова, точно электрический разряд, пробежали по всей компании киношников.

   – Они взяли негатив!

   Это так дьявольски их взбеленило, что даже Борис, Ласло и Тони присоединились к сражению, но шансы были безнадежными. Как раз в тот момент, когда на Тони обрушился град ударов, его взгляд случайно упал на Дэйва, по-прежнему сидящего там, где он его оставил.

   – Эй, ты, хуесос! – заорал он. – А ну тащи свою жопу сюда и помогай!

   Но Дэйв только кивнул и блаженно улыбнулся.

   – Все ништяк, приятель. – И он указал поверх их голов туда, где вдруг откуда ни возьмись, точно легионы Цезаря, появилась огромная процессия с поднятыми знаменами и качающимися плакатами: «СВОБОДУ КИМ АГНЬЮ!», «ЭДИПУ ОТСОС!» и т. д. и т. п.

   Тут баланс сил опять резко изменился, и Сид ясно увидел, как драка замедляется, а потом совсем останавливается.

   – Вот так, жопа с ручкой! – прокричал он кардиналу. – Теперь тебе крышка! Эти ребята за нас!

   Кардинал не на шутку встревожился и пробормотал что-то тощему человеку голодного вида неподалеку – на самом деле своему главному боссу. Тот, в свою очередь, нахмурился и в злобном испуге стремительно забормотал по-итальянски, обращаясь к одному из своих молодых бородатых приверженцев. Последний кратко кивнул и снял с себя церковное облачение, оставаясь в удобных шортах и футболке. Затем они снова посовещались, после чего молодой человек резко стартовал.

   Сид, теперь уже не испытывая никакой боли, наблюдал за этой сценкой с недоуменным любопытством – пока вдруг не сообразил, что готовится.

   – Берегись! – заорал он, увидев, как молодой человек выбирается из своей группы и осторожно проскальзывает в ряды ничего не подозревающих хиппи. Там он немедленно схватил первый попавшийся плакат («НИКСОН ЕЩЕ ЖИВ?!») и расколотил его о голову одного из конкурирующих «крейзи» – таким образом разжигая полномасштабную братоубийственную войну.

   – Нет, нет! – продолжал вопить Сид. – Он из тех!

   Тони тоже все это увидел и присоединился, оглашая тревогу:

   – Провокатор! Провокатор!

   Однако их вопли уже не возымели успеха – и, пока драка становилась все круче, коробки в голубую полоску исчезли из поля зрения, а Сид с тяжелым сердцем осел на пол.

2

   – Что ж, – говорил Борис во время одной из последних выпивок на террасе «Империала», – по крайней мере, теперь мы знаем, что это можно проделать.

   – Ха! – горько рассмеялся Тон. – Заебись утешение!

   – Мы вернем наш фильм, – без выражения произнес Сид.

   – Забудь, – сказал Борис. – Есть масса других вещей, которыми можно заняться. Мы его все-таки сняли, и это самое главное. А теперь давайте провернем что-то такое, чего еще никто не делал.

   Тони понимающе кивнул – и в то же самое время покачал головой, не желая смириться с таким исходом.

   – Не знаю, – тоскливо сказал он, – если бы я посмотрел тот эпизод с Дэйвом и Дебби, думаю, я бы по-настоящему в него врубился… – Тут он умолк и рассмеялся, словно себе под нос. А затем вздохнул и почти грустно добавил: – Нет, они просто должны были уничтожить наш фильм – он бы оставил без работы слишком много народу.

   – Я уже сотню раз об этом думал, – сказал Сид, охваченный тотальной меланхолией после страшной утраты. – Ведь он практически сказал мне, что они сделают с фильмом. Он сказал мне: «Вы-то с Эйхманом это проделали!» Тогда я спросил себя: «А что с ним такое проделали?» Похитили, верно? Эйхмана похитили и доставили в Израиль! А откуда были эти парни? Из Рима – вот откуда! Значит, именно туда они теперь и доставили фильм! Блин, – он грустно покачал головой, – я все еще не могу от этого отделаться… эти парни из Рима, и они проворачивают такое… такое коварное дельце… а потом вся эта ерунда с провокатором… блин, ведь это было чертовски подло… а я все это время думал о Риме как о месте, где все всегда идет в гору и откуда берутся парни вроде святого Петра… святого Павла… я прав, Тон?

   – Прав, Сид, – отозвался Тон, делая глоток. – Не говоря уж о покойном Нике Макиавелли.

   – Чего? – с угрюмым интересом переспросил Сид. – А это кто такой?

   – Ну-у… – Тони пожал плечами. – Просто один парень. Верно, Б.?

   Борис кивнул.

   – Угу. – И он с грустной и усталой улыбкой оглядел панораму. – Просто один парень – такой же, как и все мы… верно, Тон?

   – Врубаюсь, Б. – И Тон даже провозгласил за это тост.

* * *
НОВАЯ ЗАГАДКА ВАТИКАНСКОГО ПРОТОКОЛА

   ДЖЕЙМС Г. МИЛЛЕР

   Специально для «Нью-Йорк Газетт»

...

   ВАТИКАН, 13 декабря. В последнее время некоторые «привилегированные гости» Ватикана – то есть персоны, которым, помимо всего прочего, пожалован официальный доступ на балюстраду, выходящую на знаменитый «внутренний двор», – сообщали о наблюдении за процессиями, движущимися как в сторону, так и со стороны нижнего свода (sancta sanctorum [46]), также известного как «Свод святого Антония». Удивительное число таких сообщений исходило от лиц, являющихся признанными авторитетами в сфере наблюдений за ватиканским протоколом и процедурами. Упомянутые лица утверждают, что эти «процессии» не соотносятся ни с какими из ранее известных или существующих церемониалов, как они официально описаны. Никто не счел возможным высказаться о смысле и назначении этих «процессий», а также, раз уж на то пошло, не сумел добавить что-то существенное в плане субъективной оценки своих описаний. Понаблюдав за данным явлением издали, практически ничего нельзя извлечь из поведения самих участников процессий – они движутся медленно, почти задумчиво, лица затенены церемониальными капюшонами, выражения затуманены мрачной неясностью, лишь время от времени пронзаемой ярким блеском глаз.

КОНЕЦ ФИЛЬМА

Примичания

Примечания

1

   Положение обязывает (фр).

2

   Киновечер (фр.)

3

   Вечер грустного кино (фр.).

4

   Эротический тур-де-форс (фр.).

5

   Недостойного поведения (фр.).

6

   Имеется в виду северо-восточное побережье Северной Америки, от Вашингтона до Бостона, историческое ядро США

7

   «Жизнь в розовом свете» (фр.).

8

   Магазин колбасных изделий (фр.).

9

   Паштет, артишоки (фр.).

10

   Точно, дорогой (фр ).

11

   Не так ли? (фр.)

12

   Шангри-ла – чудесная долина из романа Джеймса Хилтона «Утерянный горизонт» (1935), символ мечты, утопии, вечного блаженства.

13

   Как это? (фр.)

14

   Точного слова (фр.).

15

   Понятно? (фр.)

16

   Вот именно! (фр.)

17

   Хорошо (фр.).

18

   Малышку! Боже мой! (фр.)

19

   С удовольствием, милашка (фр.).

20

   Еще другую!.. Не так быстро!.. Помедленнее!.. Теперь побыстрее!.. Вот так! Хорошо… (фр.).

21

   Конечно! (фр.).

22

   Обожаю тебя! (фр.)

23

   Хорошо (фр.).

24

   Внимание, не надо доводить его до оргазма! Еще нет! (фр.).

25

   Великолепно! (фр.).

26

   Сумасшедшей пляски (фр.).

27

   Эдвард Дж. Робинсон (1893–1973) – американский киноактер.

28

   Стренджлав – ученый из фильма Стэнли Кубрика «Доктор Стренджлав, или Как я научился не волноваться и полюбил бомбу».

29

   Пепе ле Моко – гангстер, герой Жана Габена из одноименного фильма Жюльена Дювивье.

30

   Стэнли Шапиро – американский сценарист и продюсер.

31

   Ширли Темпл (р. 1928) – американская актриса, политический деятель.

32

   Мрачного сборища (фр.).

33

   Первая любовь (фр.).

34

   Билли Грэм (р. 1918) – американский проповедник, основатель международной «Евангелической ассоциации Билли Грэма», в распоряжении которой были еженедельные радио– и телепередачи, колонка в газетах, киностудия, издательство.

35

   «Дети цветов» – хиппи. Новые эдвардианцы – течение в западной молодежной культуре 1950-х годов, зародившееся в рабочих районах Лондона.

36

   Карнаби-стрит и Кингс-роуд – лондонские улицы, которые известны магазинами модной одежды для молодежи.

37

   Энди Харди – герой американского сериала о подростках 1930-х годов.

38

   «Битва за Алжир» – фильм итальянского режиссера Джилло Понтекорво (1965), посвященный восстанию алжирцев против французского колониализма.

39

   «Черные пантеры» – экстремистская негритянская организация

40

   Мэдисон-авеню – улица в Нью-Йорке, символ американского рекламного бизнеса. Здесь сосредоточены рекламные агентства и фирмы, занимающиеся связями с общественностью.

41

   Дэвид Селзник (1902–1965) – американский кинорежиссер и продюсер, создатель фильма «Унесенные ветром».

42

   Уильям Мастерс и его жена Виргиния Джонсон – американские сексологи.

43

   Эрих фон Штрогейм (1885–1957) – американский киноактер, режиссер, сценарист.

44

   Карл Эйхман (1906–1962) – фашистский военный преступник, после войны бежал в Аргентину, но в 1960 году был вывезен оттуда израильской разведкой.

45

   Маркиз Квинсбери (1844–1900) в 1865 году разработал правила бокса в перчатках, положенные в основу современных. Правила разрешали наносить удары сопернику в переднюю и боковую части головы и туловища, но не ниже пояса.

46

   Святая святых (лат.).