Приключение в Камберуэлле

Джон Диксон Карр



Джон Диксон Карр
Приключение в Камберуэлле

   Под 1887 годом значится длинный список более или менее интересных дел. Все они записаны мною. Среди них: Камберуэллское дело об отравлении.

Пять апельсиновых зернышек

   – Мистер Холмс, эта смерть – наказание Божье!

   Множество необычайных умозаключений слышали мы в нашей квартире на Бейкер-стрит, но немногие превосходили по своему впечатлению это высказывание, сделанное его преподобием мистером Джеймсом Эпли.

   Мне нет нужды заглядывать в записную книжку, ибо я и без того помню, что был прекрасный летний день 1887 года. Телеграмма пришла во время завтрака. Мистер Шерлок Холмс с возгласом нетерпения перебросил мне ее через стол. В ней всего-навсего говорилось о том, что его преподобие Джеймс Эпли испрашивал позволения нанести визит в это утро, чтобы проконсультироваться по вопросу церковных дел.

   – Право же, Уотсон, – с некоторой резкостью высказался насчет телеграммы Холмс, закуривая после завтрака трубку, – дела и впрямь приняли скверный оборот, если служители церкви советуются со мной по поводу продолжительности проповеди или же проведения праздника урожая. Я польщен, но бессилен чем-либо помочь. Что там говорится о нашем странном клиенте в служебнике?

   Пытаясь предвосхитить ход мысли моего друга, я уже снял с полки служебник. Я смог лишь узнать из него, что джентльмен, о котором шла речь, был священником небольшого прихода в графстве Сомерсет и что он является автором монографии о византийской медицине.

   – Не совсем обычное занятие для деревенского священника, – заметил Холмс. – Но вот, если я не ошибаюсь, и он сам.

   Едва он произнес эти слова, как внизу раздался требовательный звонок. Не успела миссис Хадсон доложить о нашем госте, как он стремительно вошел в комнату. Это был высокий, худощавый, узкоплечий мужчина в облачении деревенского священника, с доброжелательным лицом человека, расположенного к занятиям науками; щеки его закрывали старомодные длинные пушистые бакенбарды.

   – Уважаемые джентльмены, – вскричал он, близоруко глядя на нас сквозь круглые очки, – прошу вас, примите мои уверения в том, что только безотлагательные обстоятельства заставили меня нарушить ваше уединение!

   – Входите, входите, – добродушно сказал Шерлок Холмс, указывая гостю на плетеное кресло перед незажженным камином. – Я сыщик-консультант, и потому мое уединение столь же мало значит, как и уединение врача.

   Едва священник уселся, как тотчас же произнес те необыкновенные слова, с которых я начал свой рассказ.

   – Эта смерть – наказание Божье, – повторил Шерлок Холмс. Хотя он говорил приглушенным тоном, мне показалось, что в его голосе прозвучала некоторая дрожь. – Но если это так, то дело это относится скорее к вашей компетенции, нежели к моей.

   – Прошу прощения, – поспешно проговорил священник. – Возможно, я был слишком категоричен и даже непочтителен. Но вы должны понять, что это ужасное происшествие, это… – Он подался вперед и почти перешел на шепот: – Мистер Холмс, это тяжкое преступление: хладнокровное, преднамеренное преступление!

   – Поверьте мне, сэр, я весь внимание.

   – Мистер Джон Трелони – мы называли его сквайр Трелони – был самым богатым землевладельцем на мили вокруг. Четыре дня назад, когда до его семидесятилетия оставалось только три месяца, он умер в своей постели.

   – Гм! Это не такой уж редкий случай.

   – Нет, сэр. Но послушайте! – вскричал священник, подняв длинный указательный палец, кончик которого был чем-то запачкан. – Джон Трелони был здоровым и энергичным мужчиной, никакими органическими болезнями не страдал и по меньшей мере еще дюжину лет мог бы заниматься земными делами. Доктор Пол Гриффин, наш местный практикующий врач и, между прочим, мой племянник, наотрез отказался выписать свидетельство о смерти. Еще предстояло произвести такую страшную вещь, как вскрытие.

   Холмс, не успевший снять свой халат мышиного цвета, полулежал в своем кресле. При этих словах он приоткрыл глаза.

   – Вскрытие! – сказал он. – Оно было произведено вашим племянником?

   Мистер Эпли замялся.

   – Нет, мистер Холмс. Сэром Леополдом Харпером, нашим самым крупным среди ныне живущих специалистов по судебной медицине. Должен сказать вам, что бедный Трелони умер не своей смертью. Была вызвана не только полиция, но и сыщики из Скотленд-Ярда.

   – Ага!

   – С другой стороны, – взволнованно продолжал мистер Эпли, – Трелони не был убит, да и никак не мог быть убит. Лучшие медицинские силы были привлечены для того, чтобы заявить: для его смерти вообще не было никакой причины.

   С минуту в нашей гостиной царило молчание. Лучи летнего солнца не проникали в комнату, так как шторы были задернуты.

   – Мой дорогой Уотсон, – ласково произнес Холмс, – не могли бы вы быть так любезны, чтобы подать мне мою глиняную трубку, которая лежит на полке над диваном? Благодарю вас. Я считаю, мистер Эпли, что трубка из глины весьма способствует размышлению. Кстати, где у нас ведерко для угля? Могу я предложить вам сигару?

   – Cras ingens iterabimus aequor[1], – сказал священник, поглаживая свои замечательные бакенбарды. – Благодарю вас, не сейчас. Я не могу курить. Просто не смею! Я задохнусь от дыма. Я обязан изложить вам факты в мельчайших подробностях. Но это трудно. Вы, быть может, обратили внимание на то, что я несколько рассеян.

   – Пожалуй.

   – Да, сэр. В молодости, прежде чем меня призвала церковь, я был увлечен медициной. Но покойный отец запретил мне это, именно по причине моей рассеянности. Будь я врачом, говорил мой отец, я бы первым делом дал хлороформ пациенту, который пришел ко мне с жалобой на легкий кашель, и удалил бы у него желчный камень.

   – Так-так, – проговорил Холмс с оттенком нетерпения. – Но сегодня утром вы ощутили некоторое беспокойство, – продолжал он, пристально рассматривая нашего клиента. – И несомненно, именно поэтому, прежде чем сесть сегодняшним утром на поезд, отходящий в Лондон, решили заглянуть кое в какие книги в вашем кабинете, не так ли?

   – Да, сэр. Это были сочинения на медицинские темы.

   – Вам не кажется неудобным то, что книжные полки в вашем кабинете расположены так высоко?

   – Да вроде нет. Разве комната может быть слишком большой или слишком высокой для книг?

   Неожиданно священник умолк. Его продолговатое лицо с длинными бакенбардами вытянулось еще больше.

   – Я уверен, я совершенно уверен, – сказал он, – что ничего не говорил ни о книгах, ни о том, на какой высоте расположены полки в моем кабинете! Откуда вы обо всем этом узнали?

   – А, пустяки! Откуда я, к примеру, могу знать о том, что вы либо холостяк, либо вдовец и что ваша прислуга – сущая неряха?

   – В самом деле, Холмс, – вскричал я, – не один только мистер Эпли хотел бы знать, как вы вывели все это!

   – Пыль, Уотсон! Пыль!

   – Какая еще пыль?

   – Обратите, пожалуйста, внимание на указательный палец правой руки мистера Эпли. На кончике его вы увидите ту темно-серую пыль, которая собирается на книгах. Эта грязь уже не очень заметна, однако видно, что появилась она не позднее чем сегодня утром. Поскольку мистер Эпли высокий человек с длинными руками, то очевидно, что он снимал книги с высокой полки. Если к этой пыли мы добавим невычищенную шляпу, то не потребуется большой проницательности, чтобы заключить, что у него нет жены, но есть ужасная служанка.

   – Замечательно! – воскликнул я.

   – Ничего особенного, – сказал он. – Я прошу прощения у нашего гостя за то, что прервал его рассказ.

   – Уму непостижимо, как случилось, что он умер! Но вы еще не слышали худшего, – продолжал наш гость. – Должен сказать вам, что у Трелони есть один ныне здравствующий родственник: племянница в возрасте двадцати одного года. Ее зовут мисс Долориз Дейл, она дочь покойной миссис Копли Дейл из Глэстонбери. В течение нескольких лет юная леди вела домашнее хозяйство в большом, заново отделанном доме Трелони, который называется «Приют владыки». Всегда подразумевалось, что Долориз, которая помолвлена с красивым молодым человеком по имени Джеффри Эйнзворт, унаследует состояние своего дяди. Если я скажу о том, что более нежной и доброй души никогда не существовало, что волосы ее роскошнее воспетого Гомером моря и что, как бы оправдывая свое южное происхождение, она по временам столь бурно обнаруживает чувства…

   – Да-да, – произнес Холмс, закрывая глаза. – Но вы сказали, что я еще не слышал худшего.

   – Это так. Вот факты. Незадолго до смерти Трелони переписал свое завещание. Лишив наследства племянницу, которую этот строгий старик считал слишком легкомысленной, он завещал все свое состояние моему племяннику, доктору Полу Гриффину. Поверьте, сэр, это был скандал на всю округу! Спустя две недели Тре-лони умер в своей постели, а мой несчастный племянник находится под подозрением в убийстве.

   – Прошу вас, не упускайте подробностей, – сказал Холмс.

   – Прежде всего, – продолжал священник, – я должен описать покойного сквайра Трелони как человека по характеру строгого и неумолимого. Я так и вижу его, высокого и кряжистого, с большой головой и седой бородой, стоящим на фоне вспаханного поля или густых деревьев.

   Каждый вечер он в своей спальне читал главу из Библии. Потом заводил часы, которые почти всегда останавливались именно в это время. Затем ровно в десять ложился в постель и вставал каждое утро в пять.

   – Одну минуточку! – перебил его Холмс. – Изменял ли он когда-нибудь этим своим привычкам?

   – Увлекшись чтением Библии, он мог засидеться допоздна. Но это случалось так редко, мистер Холмс, что, по-моему, вы можете не принимать это в расчет.

   – Благодарю вас, это мы вполне выяснили.

   – Во-вторых, к сожалению, должен сказать, что со своей племянницей он никогда не был в ладах. Он был строг, а подчас и жесток. Однажды, два года назад, он отхлестал бедную Долориз ремнем для правки бритв и посадил ее в комнату на хлеб и воду за то, что она съездила в Бристоль, чтобы послушать комическую оперу Джильберта и Салливана «Пейшенс». Мее не раз приходилось видеть, как по ее розовым щечкам текут слезы. Вы должны простить ее несдержанность в выражениях. «Старый дьявол, – сквозь рыдания говорила она. – Старый дьявол!»

   – Правильно ли я понимаю, – прервал его Холмс, – что будущее благополучие юной леди зависит от наследования этих денег?

   – Это совсем не так. Ее жених, мистер Эйнзворт, начинающий приобретать известность молодой адвокат, уже пробил себе дорогу в жизни. Сам Трелони был среди его клиентов.

   – Мне показалось, что в вашем голосе прозвучала некоторая тревога, когда вы упомянули своего племянника, – сказал Холмс. – Поскольку доктор Гриффин наследует это состояние, значит, он был в дружеских отношениях с Трелони?

   Священник беспокойно заерзал в кресле.

   – В самых дружеских, – отвечал он с некоторой поспешностью. – Да, он как-то спас жизнь сквайру. В то же время должен сознаться, что он всегда был человеком горячим и невыдержанным. Его вспыльчивость привела к тому, что местные жители имеют против него сильное предубеждение. Если полиция сумела представить соображения насчет того, как умер Трелони, мой племянник, возможно, уже находится под арестом.

   Священник умолк и обернулся. В дверь настойчиво постучали. Спустя секунду она распахнулась, и миссис Хадсон мелькнула за спиной человека невысокого роста, худого, с крысиным лицом, в клетчатом костюме и котелке. Увидев мистера Эпли, он остановился на пороге и что-то удивленно проворчал.

   – У вас определенный дар, Лестрейд, являться в ту минуту, когда не обойтись без театральных эффектов, – неторопливо произнес Холмс.

   – И кое для кого это оборачивается весьма неприятным образом, – заметил сыщик, кладя свою шляпу рядом с газовой горелкой. – Судя по присутствию этого достопочтенного джентльмена, я делаю вывод, что вы уже в курсе убийства в Сомерсете, которое не представляет большой загадки. Факты вполне очевидны, и обстоятельства выстроились в одном направлении, словно указательные столбы, не так ли, мистер Холмс?

   – К сожалению, указательные столбы можно легко переставить, – сказал Холмс. – Это банальность, но в прошлом, Лестрейд, я пару раз имел возможность убедить вас в ее истине.

   Агент Скотленд-Ярда гневно покраснел.

   – Ладно, мистер Холмс, возможно, что-то там и было. Но сейчас-то какие могут быть сомнения? Есть и мотив, и возможность для совершения преступления. Виновника мы знаем, и остается лишь найти орудие убийства.

   – Повторяю – мой несчастный племянник… – встревоженно заговорил священник.

   – Я не называл имен.

   – Но вы не скрывали, кого имеете в виду, с той самой минуты, когда узнали, что он лечил мистера Трелони! Разумеется, это злосчастное завещание ему первому отдает предпочтение.

   – Вы позабыли упомянуть о его репутации, мистер Эпли, – неумолимо продолжал Лестрейд.

   – Да, он несдержан, романтичен, горяч, если вам угодно! Но хладнокровный убийца – никогда! Я его знаю с пеленок.

   – Ладно, посмотрим. Мистер Холмс, мне бы надо переговорить с вами.

   Во время этой словесной перестрелки между нашим несчастным клиентом и Лестрейдом Холмс рассматривал потолок с тем безучастным и мечтательным выражением лица, которое я замечал у него только в те минуты, когда мозг нашептывал ему, что в клубке очевидных фактов и не менее очевидных подозрений появилась трудноуловимая нить доказательств. Неожиданно он поднялся и обратился к священнику:

   – Я полагаю, вы возвращаетесь в Сомерсет сегодня днем?

   – В 2.30 с Паддингтонского вокзала. – Он вскочил на ноги, и по лицу его расплылся румянец. – Значит ли это, мой дорогой мистер Холмс…

   – Мы с доктором Уотсоном поедем вместе с вами. Не могли бы вы, мистер Эпли, попросить миссис Хадсон подозвать кэб?

   Наш клиент кинулся вниз по лестнице.

   – Весьма любопытное дельце, – сказал Холмс, набивая кисет табаком.

   – Рад, что наконец-то вы увидели его в этом свете, мой дорогой друг, – заметил я, – ибо мне в самом деле показалось, что вы с самого начала проявляли некоторое нетерпение в отношении почтенного священника, особенно когда он принялся разглагольствовать о своей юношеской мечте стать врачом и о том, что по причине своей рассеянности он вполне мог бы удалить у здорового пациента желчный камень.

   Эффект, произведенный этим вскользь брошенным замечанием, был необычаен. Какое-то время Холмс сидел, неподвижно уставившись в пространство, а затем вскочил на ноги.

   – Боже милостивый! – вскричал он. – Ну конечно же!

   Краска бросилась ему в лицо, а в глазах появился тот неожиданный блеск, который был мне давно знаком.

   – Как всегда, Уотсон, ваша помощь неоценима, – с оживлением продолжал он. – Хотя сами вы и не излучаете свет, но указываете к нему дорогу.

   – Я вам помог? Упомянув о желчном камне, о котором говорил священник?

   – Именно.

   – Будет вам, Холмс!

   – В данную минуту мне надобно отыскать одну фамилию. Да, вне всяких сомнений, мне надобно отыскать фамилию. Не подадите мне тетрадь для заметок на букву «Б»?

   Я подал объемистую тетрадь, одну из многих, в которые он приклеивал вырезки из газет о происшествиях, привлекших его внимание. Зачем она ему может понадобиться, я подумать не успел.

   – Но, Холмс, в этом деле нет никого, чья фамилия начиналась бы с буквы «Б»!

   – Совершенно верно. Я это знаю. Ба… Бар… Барлет! Гм! Ха-ха! Отличный алфавитный указатель!

   Нетерпеливо перелистывая страницы, Холмс внимательно перечитал, что ему было нужно, после чего захлопнул тетрадь и принялся барабанить по ее обложке своими длинными нервными пальцами. Стеклянные трубки, мензурки и реторты, которыми был заставлен стоявший за его спиной стол для проведения химических опытов, сверкали в лучах солнца.

   – Разумеется, я располагал не всеми данными, – задумчиво добавил он. – Даже и сейчас они не полны.

   Лестрейд перехватил мой взгляд и подмигнул мне.

   – А мне их вполне хватает! – усмехнулся он. – Меня не проведешь. Этот рыжебородый доктор и есть убийца. Кто убил, мы знаем, известен нам и мотив.

   – Тогда почему же вы здесь?

   – Потому что недостает только одного. Мы точно знаем, что это сделал он. Но вот как он это сделал?

   Не меньше полудюжины раз повторил Лестрейд тот же самый вопрос в ходе нашей поездки, пока мне не стало казаться, что с каждым стуком колес этот вопрос отзывается эхом у меня в голове.

   Жаркий летний день тянулся нестерпимо долго; и когда мы наконец вышли из поезда на небольшой деревенской станции, отсвет заката лег на отлогие гребни сомерсетширских холмов. На склоне этих холмов, от которых нас отделяли деревянно-кирпичные фасады деревенских домов, стоял среди благородных вязов сверкающий белыми стенами большой дом. Даже на расстоянии оттуда веяло вечерней свежестью и доносились крики грачей.

   – Туда не меньше мили будет, – мрачно произнес Лестрейд.

   – Я бы предпочел пока не появляться там, – сказал Холмс. – Есть ли в этой деревне гостиница?

   – Да, «Герб Камберуэлла».

   – Вот туда и отправимся! Я предпочитаю начинать дело на нейтральной территории.

   – Послушайте, Холмс! – вскричал Лестрейд. – Не могу понять…

   – Вот-вот, – бросил Холмс и не произнес более ни одного слова, покуда мы все не устроились в небольшом зале старинного постоялого двора.

   Холмс нацарапал несколько строк в своей записной книжке и вырвал два листка.

   – Могу я, мистер Эпли, взять на себя смелость послать вашего слугу с этой запиской в «Приют владыки», а с другой – к мистеру Эйнзворту?

   – Разумеется.

   – Прекрасно. Значит, мы еще успеем выкурить трубку, прежде чем к нам присоединятся мисс Долориз и ее жених.

   Какое-то время мы сидели молча, каждый был погружен в свои мысли. Что до меня, то я был слишком уверен в своем друге, который не станет принимать очевидное за чистую монету, тем более что вид у него был несколько недоуменный.

   – Итак, мистер Холмс, – наконец строго заговорил Лестрейд. – Вы достаточно долго сохраняли таинственный вид, чтобы заинтриговать даже доктора Уотсона. Давайте выкладывайте вашу теорию.

   – У меня нет теории. Я лишь изучаю факты.

   – Ваши факты обходят стороной преступника.

   – Это мы еще посмотрим. Кстати, святой отец, каковы отношения между мисс Долориз и вашим племянником?

   – Странно, что вы заговорили об этом, – отвечал мистер Эпли. – В последнее время их отношения были для меня источником страданий. Но, справедливости ради, должен добавить, что вина лежит на юной леди. Не имея на то никаких причин, она ведет себя оскорбительно по отношению к нему. А самое худшее, что она выказывает свою неприязнь на людях.

   – Вот как! А что мистер Эйнзворт?

   – Эйнзворт слишком добр, чтобы не сожалеть по поводу поведения своей невесты в отношении моего племянника. Он воспринимает это почти как личное оскорбление.

   – Понимаю. Весьма похвально. Но, если я не очень ошибаюсь, вот и наши гости.

   Старая дверь со скрипом отворилась, и в комнату с достоинством вступила высокая изящная девушка. Ее темные глаза сверкали неестественным блеском; она подолгу останавливала на каждом из нас свой пытливый взгляд, в котором отражалась враждебность и, сверх того, отчаяние. Стройный белокурый молодой человек со свежим цветом лица и необычайно ясными проницательными голубыми глазами вошел вслед за ней и дружески приветствовал Эпли.

   – Кто из вас мистер Шерлок Холмс? – громко спросила юная леди. – Ах, да. Я полагаю, вы обнаружили новые доказательства?

   – Я приехал, чтобы услышать о них, мисс Дейл. Я, правда, слышал уже все, кроме того, что в действительности произошло в ту ночь, когда ваш дядя… умер.

   – Вы делаете акцент на слове «умер», мистер Холмс?

   – Но, черт побери, дорогая, что он может еще сказать? – спросил молодой Эйнзворт, натужно рассмеявшись. – У тебя в голове, наверно, все перемешалось из-за того, что гроза в ночь на вторник вывела твоего дядю из душевного равновесия. Но она кончилась прежде, чем он умер.

   – Откуда вам это известно?

   – Доктор Гриффин сказал, что он умер не ранее трех часов ночи. Да он был в полном порядке до этого.

   – Судя по всему, вы в этом вполне уверены.

   Молодой человек посмотрел на Холмса с видимым смущением.

   – Конечно, уверен. Вам и мистер Лестрейд может сказать, что в течение ночи я трижды заходил в эту комнату. Сквайр просил меня об этом.

   – В таком случае я бы хотел знать все факты с самого начала. Быть может, мисс Дейл…

   – Очень хорошо, мистер Холмс. Во вторник вечером мой дядюшка пригласил моего жениха и доктора Гриффина отобедать с нами в «Приюте владыки». Прежде всего я обратила внимание на то, что он будто чем-то встревожен. Я приписала это отдаленным раскатам грома; он ненавидел грозу и боялся ее. Но теперь я думаю о том, что тревога либо лежала у него на сердце, либо не давала покоя совести. Как бы там ни было, нервное напряжение в продолжение вечера все более охватывало нас, и даже чувство юмора доктора Гриффина не спасло положения, когда молния ударила в дерево. «Поеду-ка я домой, – сказал он, – надеюсь, ничего со мной не случится в эту грозу». Доктор Гриффин решительно несносен!

   «А я рад, что остаюсь, – рассмеялся Джеффри, – с этими старыми добрыми громоотводами чувствуешь себя вполне уютно».

   Мой дядюшка вскочил со стула.

   «Ты, дурень! – вскричал он. – Разве ты не знаешь, что в этом доме нет громоотводов?»

   И мой дядюшка затрясся точно сумасшедший.

   «Я не хотел сказать ничего дурного», – простодушно произнес Эйнзворт. Затем, когда он принялся расписывать свои кошмары…

   – Кошмары? – переспросил Холмс.

   – Да. Он жаловался на то, что его мучают кошмары и что в такую ночь человек не должен оставаться один. Он успокоился, – продолжала мисс Дейл, – когда Джеффри сказал, что заглянет к нему пару раз в течение ночи. Право же, было жаль его. Мой жених зашел к нему… в котором часу, Джеффри?

   – Первый раз в половине одиннадцатого, потом в полночь и, наконец, в час ночи.

   – Вы разговаривали с ним? – спросил Шерлок Холмс.

   – Нет, он спал.

   – Тогда откуда же вы знаете, что он был жив?

   – Как многие пожилые люди, сквайр спал со светом – голубым огоньком горела свечка в кувшине, стоявшем в очаге. Я мало чего мог увидеть, но его тяжелое дыхание среди завывания бури я слышал.

   – Было начало шестого следующего утра, – сказала мисс Дейл, – когда… Я не могу говорить! – воскликнула она. – Не могу!

   – Успокойся, дорогая, – произнес Эйнзворт, не сводивший с нее глаз. – Мистер Холмс, на мою невесту это очень сильно подействовало.

   – Позвольте мне продолжить, – вступил священник. – Как раз занимался рассвет, когда в дверь моего дома громко постучали. Из «Приюта владыки» с особой поспешностью был прислан помощник конюха, явившийся с ужасными новостями. Похоже, горничная, как обычно, принесла утром сквайру чай. Раздвинув занавески, она закричала в ужасе, когда увидела своего хозяина мертвым в постели. Наспех одевшись, я бросился к «Приюту владыки». Когда я вошел в спальню, сопровождаемый Долориз и Джеффри, доктор Гриффин, которого призвали первым, уже закончил осмотр.

   «Он мертв уже часа два, – сказал доктор, – но клянусь, не понимаю, отчего он умер».

   Я подошел к кровати с другой стороны, намереваясь прочесть молитву, и увидел золотые часы Трелони, сверкнувшие в луче утреннего солнца. Часы были с заводной головкой, без ключа. Они лежали на небольшом столике с мраморным верхом, среди пузырьков с лекарствами и флаконов с жидкими мазями, которые распространяли в непроветренной комнате сильный запах.

   Говорят, в драматическую минуту человек обращает внимание на сущие пустяки. Это так, иначе я не могу объяснить свое поведение.

   Мне показалось, что часы не тикают, и я поднес их к уху. Но они тикали. Я повернул головку на два полных оборота, насколько позволила пружина; но в любом случае мне и без нее не стоило бы дальше вращать головку. Во время заводки раздался неприятный звук – хр-р-р, который лишил Долориз присутствия духа и заставил ее закричать. Я в точности помню ее слова.

   «Святой отец! Положите их на место! Это как… как предсмертный хрип».

   С минуту мы сидели молча. Мисс Дейл отвернулась.

   – Мистер Холмс, – горячо заговорил Эйнзворт, – эти раны еще свежи. Могу я просить о том, чтобы мисс Дейл была избавлена на сегодня от дальнейших расспросов?

   Холмс поднялся.

   – Всякому страху должно быть дано объяснение, мисс Дейл, – заметил он. Вынув свои часы, он задумчиво посмотрел на них.

   – Уже поздновато, мистер Холмс, – произнес Лестрейд.

   – Я и не подумал об этом. Но вы правы. Едем в «Приют владыки».

   После непродолжительной поездки в экипаже священника мы подъехали к воротам парка, от которых тянулась узкая подъездная дорога. Луна уже поднялась, и эта длинная, скудно освещенная аллея была испещрена тенями от высоких вязов. Когда мы сделали последний поворот, золотистые пучки света фонарей нашего экипажа выхватили фасад вытянутого в длину строения. Выкрашенные в грязноватый желто-коричневый цвет ставни были закрыты, а дверь обтянута черным крепом.

   – Жутковатый дом, ничего не скажешь, – проговорил Лестрейд вполголоса, дергая за колокольчик. – Вот те на! А вы что здесь делаете, доктор Гриффин?

   Дверь распахнулась, на пороге стоял высокий рыжебородый мужчина; на нем была просторная куртка с поясом и бриджи. Он свирепо оглядел каждого из нас, и я обратил внимание на его сжатые кулаки и вздымающуюся грудь, что говорило о его большом внутреннем напряжении.

   – Я у вас на все должен спрашивать разрешения, мистер Лестрейд? – вскричал он. – Разве недостаточно того, что ваши проклятые подозрения восстановили против меня всех в округе? – Он схватил за плечо моего друга своей огромной ручищей. – Вы Холмс! – возбужденно заговорил он. – Я получил вашу записку, и вот я здесь. Благодарю Бога, что вы оправдываете свое доброе имя. Насколько я понимаю, только вы стоите между мною и палачом. Как же я жесток! Это я внушил ей страх.

   Едва слышно простонав, мисс Дейл закрыла лицо руками.

   – Это все нервы… это… – сквозь рыдания говорила она. – О, какой ужас!

   Поведение Холмса вызвало у меня немалую досаду, ибо, в то время как мы окружили плакавшую девушку со словами утешения, он не нашел ничего другого, как заметить Лестрейду, что покойник, должно быть, находится в доме. Затем повернулся к нам спиной и вошел в дверь, вынимая на ходу карманную лупу.

   Выждав приличествующее ситуации время, я поспешил вслед за ним. В большом темном холле меня нагнал Лестрейд. Слева мы увидели освещенную пламенем свечи комнату, в которой высилась груда увядших цветов. Высокая худощавая фигура Холмса склонилась над открытым гробом, в котором лежало закутанное в белое покрывало тело. Пламя свечи отражалось в стеклах очков Холмса. Он наклонялся все ниже и ниже, пока его лицо не приблизилось на расстояние лишь в несколько дюймов к лицу покойника. Какое-то время он в полной тишине рассматривал спокойное лицо мертвеца. Затем осторожно натянул покрывало и отвернулся.

   Я попытался было заговорить с ним, но он торопливо и молча прошел мимо нас, едва заметным жестом указав в сторону лестницы. Когда мы поднялись наверх, Лестрейд повел нас в спальню с тяжелой темной мебелью, тускло освещенную покрытой абажуром лампой. Рядом с лампой на столе лежала огромная раскрытая Библия. Меня повсюду преследовал тошнотворный запах кладбищенских цветов, равно как и сырость, которой был пронизан весь дом.

   Сдвинув брови, Холмс ползал на полу на четвереньках и рассматривал под окнами с помощью своей лупы каждый дюйм. Услышав, что я обращаюсь к нему, он поднялся.

   – Нет, Уотсон! Эти окна не открывались три дня назад. Если бы их открывали в такую сильную грозу, я бы нашел следы. – Он потянул носом воздух. – Но не было никакой необходимости открывать окна.

   – Послушайте! – сказал я. – Что это за странный звук?

   Я посмотрел в сторону кровати, завешенной темным пологом до пола. Мой взгляд остановился на стоявшем у ее изголовья столике с мраморным верхом, уставленном запылившимися пузырьками с лекарствами.

   – Холмс, да это же золотые часы покойника! Они на том столике лежат и еще тикают.

   – Вас это удивляет?

   – Конечно, за три дня они должны были бы остановиться.

   – Они и остановились. Но я их завел. Я зашел сюда, прежде чем взглянуть на покойника там, внизу. По правде, я ровно в десять часов проделал весь этот путь от деревни, чтобы завести часы сквайра Трелони.

   – Холмс, честное слово…

   – Вы только посмотрите, – продолжал он, торопливо подходя к столику, о котором шла речь, – какое тут лежит сокровище! Взгляните-ка на это, Лестрейд! Смотрите!

   – Но, Холмс, это ведь всего лишь баночка с вазелином, которую можно купить в любой аптеке!

   – Напротив, это орудие палача. И тем не менее, – задумчиво заключил он, – остается еще один вопрос, который по-прежнему не дает мне покоя. Как это вам удалось заполучить сэра Леополда Харпера? – неожиданно произнес он, оборачиваясь к Лестрейду. – Он здесь живет?

   – Нет, он остановился у своих друзей, живущих по соседству. Когда было решено произвести вскрытие, в местной полиции сочли удачным стечением обстоятельств то, что самый известный в Англии специалист по судебной медицине находится под рукой, и потому послали за ним. Но он не сразу смог приступить к тому, что от него требовалось, – прибавил он с лукавой улыбкой.

   – Почему?

   – Потому что лежал в постели с грелкой, со стаканом горячего пунша и с насморком.

   Холмс вскинул руки.

   – Теперь мне все ясно! – воскликнул он.

   Мы с Лестрейдом удивленно переглянулись.

   – Я должен отдать только еще одно распоряжение, – сказал Холмс. – Лестрейд, никто сегодня не должен покидать этот дом. Я надеюсь, вы найдете благовидный предлог, под которым можно всех здесь задержать. Мы с Уотсоном устроимся в этой комнате до пяти утра.

   Было бесполезно, учитывая его властную натуру, спрашивать, почему мы должны делать это. Он уже уселся в единственное кресло-качалку, и было бесполезно говорить о том, что я не могу даже сесть на кровать, на которой лежал покойник, а уж тем более соснуть на ней. Какое-то время я протестовал. Я протестовал до тех пор, пока…

   – Уотсон!

   Вторгшись в мои сны, этот голос пробудил меня от тяжелого сна. Я вскочил с одеяла, на котором лежал. Видимо, у меня был весьма взъерошенный вид. Утреннее солнце светило мне в глаза, а часы мертвеца все еще тикали у меня под ухом.

   Надо мной стоял Шерлок Холмс. По обыкновению, он был опрятен, как кот. Он смотрел на меня.

   – Уже десять минут шестого, – сказал он, – и мне показалось, что лучше разбудить вас. А, Лестрейд, – продолжал он, услышав стук в дверь. – Полагаю, и все остальные с вами. Прошу вас, входите.

   Едва я успел спрыгнуть с кровати, как в комнату вошла мисс Дейл, а за ней – доктор Гриффин, юный Эйнзворт и, к моему изумлению, священник.

   – Послушайте, мистер Холмс, – громко заговорила Долориз Дейл, при этом ее глаза сверкали от гнева. – Бессовестно ради какой-то прихоти держать нас здесь всю ночь – взгляните хотя бы на бедного мистера Эпли.

   – Поверьте мне, это не прихоть. Я хочу объяснить, как покойный мистер Трелони был хладнокровно убит.

   – Вот как? Убит? – выпалил доктор Гриффин. – В таком случае инспектору Лестрейду будет интересно послушать вас. Но метод…

   – …был дьявольски прост в своей простоте. Доктор Уотсон был достаточно проницателен, чтобы привлечь к нему мое внимание. Нет, Уотсон, ни слова! Мистер Эпли дал нам ключ к разгадке, когда сказал, что если бы он занялся врачебной практикой, то мог бы по рассеянности удалить у здорового пациента желчный камень. Но он сказал не только это. Он заявил, что первым делом дал бы пациенту хлороформ. Слово, которое навело меня на размышления, было хлороформ.

   – Хлороформ! – довольно громким голосом повторил доктор Гриффин.

   – Именно. Убийца вполне мог вспомнить о нем, поскольку только в прошлом году в Олд-Бейли в ходе знаменитого судебного процесса об убийстве миссис Аделаида Бартлет была освобождена от обвинения в отравлении своего мужа. Она ввела ему в горло жидкий хлороформ в то время, как он спал.

   – Но, черт возьми! Трелони не глотал никакого хлороформа!

   – Разумеется, нет. Но допустим, доктор Гриффин, я бы взял большой кусок ваты, пропитанный хлороформом, и приложил его ко рту и ноздрям старика, который глубоко спал, и держал бы вату минут двадцать. Что бы произошло?

   – Он бы умер. Но вы не смогли бы этого сделать, не оставив следов!

   – Ага, замечательно! Каких следов?

   – Хлороформ обжигает кожу и оставляет на ней волдыри. На коже остались бы ожоги, пусть и очень маленькие.

   Холмс протянул руку к столику с мраморным верхом.

   – Теперь допустим, доктор Гриффин, – сказал он, беря баночку с вазелином, – я бы первым делом нанес на лицо жертвы тонкий слой вот такой мази. Остались бы следы после этого?

   – Нет!

   – Ваши познания в медицине несомненно превосходят мои. Хлороформ летуч; он испаряется и быстро исчезает из крови. Отложите вскрытие почти на два дня, как и было сделано, и не останется никаких следов.

   – Не торопитесь, мистер Шерлок Холмс! Есть еще…

   – Есть еще незначительная, весьма незначительная возможность того, что запах хлороформа будет обнаружен либо в комнате умершего, либо при вскрытии. Но в этих случаях он растворился бы в сильном запахе лекарств и мазей. При вскрытии он тоже был бы неуловим по причине того, что сэр Леополд Харпер страдал сильным насморком.

   Рыжая борода доктора Гриффина еще более оттенила бледность, покрывшую его лицо.

   – О Господи, да так оно и есть!

   – А теперь спросим себя, как это сделал бы священник: cui bono? Кому выгодно это подлое злодеяние?

   Я обратил внимание на то, что Лестрейд шагнул к доктору.

   – Поосторожнее, черт возьми! – рявкнул Гриффин.

   Холмс поставил на место баночку с мазью и взял тяжелые золотые часы умершего, которые, казалось, тикали еще громче.

   – Я бы хотел привлечь ваше внимание к этим золотым часам с крышкой. Вчера вечером в десять я завел их. Сейчас, как вы видите, двадцать минут шестого.

   – И что с того? – громко спросила мисс Дейл.

   – Именно в это время, если вы вспомните, священник заводил эти же самые часы в то утро, когда вы нашли вашего дядюшку мертвым. Хотя то, что я буду делать, возможно, вам не понравится, прошу вас все же послушать.

   Холмс принялся медленно заводить часы, и раздался резкий скрежещущий звук. Он продолжал вращать головку, и снова повторялся тот же звук.

   – Погодите-ка! – сказал доктор Гриффин. – Тут что-то не то!

   – Вы снова правы! И что же не то?

   – Черт возьми, священник только два раза повернул головку, и часы были заведены до конца. Вы повернули головку семь или восемь раз, но они еще не заведены!

   – Именно так, – произнес Холмс, – но я не имею в виду только эти часы. Любые часы, заведенные в десять вечера, никак не могут быть снова до конца заведены на следующее утро путем двукратного вращения головки.

   – Боже милостивый! – пробормотал доктор, пристально глядя на Холмса.

   – Следовательно, покойный мистер Трелони не ложился спать в десять часов. Принимая во внимание его расстроенные нервы и продолжавшуюся грозу, вероятнее всего, он сидел до позднего времени и читал Библию, что, по словам священника, он иногда делал. Заведя свои часы как обычно, спать он не ложился до трех часов. Убийца застал его уже глубоко спавшим.

   – И что же из этого следует? – почти закричала Долориз.

   – Из этого следует, что если кто-то утверждает, будто видел Трелони спавшим в половине одиннадцатого, в полночь и в час, то этот человек сказал нам доказуемую и влекущую за собой осуждение неправду.

   – Холмс, – вскричал я, – наконец-то я понял, на кого все это указывает! Преступником является…

   Джеффри Эйнзворт кинулся к двери.

   – Ах вот как! – крикнул Лестрейд. Он бросился к молодому человеку, и слышно было, как щелкнули наручники.

   Мисс Долориз Дейл с рыданиями устремилась вперед. Но не к Эйнзворту. Она устремилась в распростертые объятия доктора Пола Гриффина.


   – Видите ли, Уотсон, – заключил мистер Шерлок Холмс, когда тем же вечером мы снова сидели на Бейкер-стрит, восстанавливая силы с помощью виски с содовой, – на возможную вину юного Эйнзворта, который страстно желал жениться на молодой леди ради ее денег, указывают и другие обстоятельства помимо часов.

   – Какие же? – спросил я.

   – Мой дорогой друг, вспомните о завещании Трелони.

   – Значит, Трелони все-таки не писал это несправедливое завещание?

   – Писал. Он не скрывал от окружающих, что таковым было его намерение, и он это намерение осуществил. Но только одно лицо знало о конечном результате, а именно о том, что завещание не было подписано.

   – Вы имеете в виду самого Трелони?

   – Я имею в виду Эйнзворта, адвоката, который составил завещание. В этом он уже признался.

   Холмс откинулся в кресле и соединил кончики пальцев.

   – Хлороформ легко доступен, как об этом стало известно англичанам после дела Бартлет. В таком узком кругу друг семьи, каким является Эйнзворт, получает свободный доступ к сочинениям на медицинские темы в библиотеке священника. На досуге он разработал весьма искусный план. Размышляя об этом прошлой ночью, я бы не пришел к столь твердой уверенности, если бы изучение лица покойника с помощью лупы не предоставило убедительные свидетельства в виде мелких ожогов и следов вазелина в порах.

   – Но мисс Дейл и доктор Гриффин…

   – Их поведение озадачивает вас?

   – Странные натуры – женщины.

   – Мой дорогой Уотсон, когда я слышу о молодой женщине, пылкой и темпераментной, которая оказалась в обществе мужчины точно таких же качеств – прямой противоположности невозмутимому адвокату, внимательно за ней наблюдающему, – мои подозрения возрастают, особенно когда она обнаруживает на людях ничем не вызванную неприязнь.

   – Тогда почему же она не взяла и не разорвала помолвку?

   – Вы упускаете из виду то обстоятельство, что дядюшка всегда бранил ее за легкомысленность. Если бы она объявила о разрыве, она бы утратила уважение к самой себе. Но чему это, Уотсон, вы улыбаетесь?

   – Меня забавляет одна несуразность. Я вспомнил о необыкновенном названии этой деревушки в Сомерсете.

   – Камберуэлл? – улыбаясь, произнес Холмс. – Да, это далеко не наш лондонский район Камберуэлл. Вы должны будете дать рассказу другое название, Уотсон, чтобы читатели не сомневались насчет истинного места действия камберуэллского убийства.


Примичания

Примечания

1

   «Завтра мы снова выходим в открытое море» (лат.).