Не заключайте сделку с дьяволом

Сабрина Джеффрис

Аннотация

   Блестящий авантюрист Диего Монтальво, прибывший в Англию, может увлечь любую женщину и превратить ее в свою безвольную игрушку. По крайней мере, так он считал, пока не встретил молодую учительницу Люсинду Ситон. Эта девушка способна противостоять чарам мужественного испанца.

   Он пытается завлечь Люси в свои опасные сети, но та ускользает снова и снова.

   А Монтальво, с охотничьим азартом преследующий красавицу, оказывается в ловушке собственной страсти…




Сабрина Джеффрис
Не заключайте сделку с дьяволом

Глава 1

   Ричмонд, Суррей

   Конец апреля 1824 года


   Дорогая Шарлотта!

   Какая же беспечность со стороны вашей учительницы рисования – покинуть свой пост до начала пасхального семестра! Хорошо еще, что у вас есть мисс Ситон, которая может помочь вам, пока вы не подыщете замену этой безответственной женщине. Я надеюсь лишь, что мисс Ситон, повзрослев, избавилась от своей, как вы это называли, «неспособности думать прежде, чем говорить».

   Ваш друг и кузен Майкл.


   Люсинде Ситон требовался какой-нибудь внушительный поклонник, причем требовался безотлагательно.

   Больше всего подошел бы, конечно, принц, но в крайнем случае она согласилась бы на герцога или, на худой конец, на маркиза, предпочтительно баснословно богатого.

   Нельзя сказать, что Люсинда придавала слишком большое значение богатству, нет. Дорогие открытые фаэтоны, носящиеся сломя голову по городу, вызывали у нее тошноту, а от аромата тепличных роз она начинала чихать. Носить драгоценности было бы, конечно, приятно, но слишком хлопотно: ведь об их сохранности приходилось бы думать даже во время прогулки в парке в сопровождении служанки.

   Нет, солидный поклонник был нужен ей для единственной цели: заставить Питера Бернса взять назад свои слова.

   Люсинда шагала туда-сюда по спальне в здании школы миссис Харрис для молодых леди, которая в течение последующих нескольких недель будет находиться в ее единоличном распоряжении. На глаза то и дело накатывались слезы. Пропади он пропадом, этот негодяй! Люсинда рывком вытащила шаль из полураспакованного чемодана. Как она может до сих пор плакать из-за него? И как посмел этот бессердечный мерзавец предпочесть ей какую-то бесцветную мисс?

   Укладывая шаль в ящик комода, Люсинда поежилась, вспомнив об унизительном разговоре с Питером на балу в прошлую субботу. Она, конечно, задала ему дурацкий вопрос об их дальнейших отношениях, но его бесцеремонный ответ привел Люсинду в ярость.

   «Учитывая мое новое положение в обществе, Люси, – сказал Питер, – мне требуется более подходящая жена. Это должна быть женщина уравновешенная, обладающая чувством ответственности, а не какая-то темпераментная сорвиголова, которая говорит первое, что придет в голову».

   Покопавшись в чемодане, Люсинда отыскала карандаши и блокнот для эскизов, в котором находился его портрет, сделанный год назад, когда Питер еще считал ее подходящей кандидатурой на роль своей жены. Она пристально вгляделась, в кудрявые волосы и красивую улыбку, при виде которой у нее всегда замирало сердце, потом пририсовала несостоявшемуся жениху пару отвратительных рогов на голове. Вот тебе! Никакая она не безответственная сорвиголова! Нет!

   Ладно. Возможно, она чуточку излишне прямолинейна. Но что в этом плохого? Питеру это даже нравилось в детстве, когда они вместе росли в полку.

   «С такими женщинами, как ты, мужчины развлекаются, но женятся на других».

   Развлекаются! Покусывая карандаш, Люсинда вспомнила, как Питер, семнадцатилетний генеральский сынок, который был на три года старше ее, в шутку поцеловал ее впервые. Значит, он даже тогда развлекался с ней? Она-то вообразила, что все это серьезно, а Питер, оказывается, не придавал этому никакого значения.

   А потом, когда она долго ждала его? Люсинда была совершенно уверена, что Питер на ней женится. Перед отъездом в большое путешествие[1] он даже называл ее любовью всей своей жизни. Тогда он снова поцеловал ее, да так нежно, что это было похоже на объяснение в любви, тем более что он сам попросил ждать его.

   Но когда он вернулся, все это было забыто. Он явился к ней во всем великолепии: в костюме, сшитом у дорогого портного, щеголяя превосходными золотыми часами, и с высоты своего величия заявил: «Слишком уж ты пылкая натура и проявляешь чрезмерное любопытство к таким вещам, которые настоящая леди не должна даже замечать. Но ты не можешь удержаться – это у тебя в крови».

   Виновата ее иностранная кровь. Питер знал, что Люси была приемной дочерью полковника Ситона, которого она звала папой. Ее биологическим отцом был английский солдат, а матерью – испанка неизвестного происхождения. Правда, Люси не могла их помнить, потому что они умерли во время войны, когда ей было всего четыре года.

   Но Питер не обратил на это внимания. Его беспокоило лишь то, что мать передала ей свою кровь, которая, как он полагал, кипела испанской необузданностью.

   Ну хорошо же! Она ему покажет необузданность! Несколькими штрихами Люсинда добавила к портрету хвост, выглядывающий сзади из-под скромного сюртука, который Питер носил, когда был еще обычным мистером Бернсом, то есть до того, как неожиданно унаследовал титул графа Ханфорта.

   Вот тогда-то он и стал «слишком хорош» для нее и начал высоко ценить родословную и важные связи. Именно тогда Питер стал в точности таким, как любой другой представитель английского высшего общества.

   Большинство окружающих поначалу думали, что отец Люсинды – вдовец и Люси – его родная дочь, но очень скоро все узнавали правду от сплетников. Леди Керр, мачеха, осторожно предупредила Люсинду, что ее происхождение может отпугнуть ярых поборников чистоты родословной, тем более что, в отличие от подруг, она не является богатой наследницей. И хотя во время ее первого сезона мужчины проявляли к девушке явный интерес, матримониальных предложений она не получала. Правда, Люси и не поощряла их внимание, потому что ждала Питера. Однако несмотря на это, кто-нибудь мог бы и сделать предложение.

   Если только… О Боже! А что, если Питер прав в отношении ее? Что, если все думают, что она какая-то сорвиголова, которая недостаточно хороша, чтобы стать женой респектабельного мужчины? Уж не потому ли мужчины вечно пялились на ее грудь и пытались поцеловать ее где-нибудь на балконе? Похоже, с другими девушками они себе такого не позволяли.

   Уж наверняка они не допускали подобных вольностей с леди Джулианой. С богатой, элегантной, нудной леди Джулианой, которую Питер, судя по всему, счел подходящей кандидатурой на роль своей невесты.

   На глазах Люсинды снова появились слезы. Как Питер посмел с презрением отвергнуть ее? Другие мужчины ее не беспокоили. Половина из них были послушными баранами, которые делали то, что велели им мамаши. Но ведь она ни на секунду не сомневалась, что Питер будет принадлежать ей…

   Люсинда еще заставит его проклясть тот день, когда он отказался от нее. Девушка принялась было рисовать нож, пронзивший его вероломное сердце, когда послышался стук в дверь. Она торопливо спрятала блокнот под подушку и крикнула, чтобы входили.

   Мачеха легко проскользнула в комнату со свойственной ей грацией. Леди Керр была замужем за отцом Люси чуть больше года.

   – Твой отец закончил беседу с миссис Харрис, – сказала мачеха и взглянула на небрежно сваленную на кровати кучу одежды. – Мы уезжаем. И он хочет попрощаться с тобой.

   – Я скоро приду.

   Леди Керр взглянула на раскрытый чемодан:

   – Может быть, помочь тебе распаковать вещи?

   – Мне не нужно твоей помощи, – огрызнулась Люси, но, заметив, как поежилась леди Керр, тут же сменила тон и заговорила более ласково: – Очень мило с твоей стороны предложить помощь, но я справлюсь сама.

   Когда Люси увидела нерешительную улыбку мачехи, у нее заговорила совесть. Леди Керр изо всех сил старалась подружиться с падчерицей. Отец даже намекнул, что леди Керр была бы счастлива, если бы Люси стала называть ее мамой. Но Люси не могла себя заставить. Она подсмеивалась над постоянными напоминаниями леди Керр о том, что следует говорить тише, следить за тем, что говоришь, и не хохотать над грубыми шутками мужчин. Если упреки – это все, чем занимается мать, то Люси, возможно, повезло, что она растет без матери.

   Однако жизнь отца Люси леди Керр явно улучшила. Она очень любила мужа. Сильная и спокойная, она уравновешивала импульсивную натуру отца и никогда не ругала за глупости, которые он делал, если его сбивали с толку.

   Разумеется, когда Люси и отец жили вдвоем, они были ближе. Им не хватало ужинов, во время которых отец рассказывал об Индии, и вечеров, когда Люси демонстрировала ему свои успехи в сложении чисел, а он ее хвалил. Жизнь была тогда такой простой.

   Она вздохнула.

   Леди Керр, как обычно, неправильно поняла ее вздох.

   – Тебе не обязательно оставаться здесь. Мы с твоим отцом были бы рады взять тебя с собой в Эдинбург. Я уверена, что миссис Харрис смогла бы найти другого учителя рисования.

   Люси помотала головой, продолжая распаковывать свой чемодан.

   – По правде говоря, я с нетерпением жду начала занятий. В Эдинбурге такая скукотища, а здесь я буду занята делом до самого разгара сезона.

   К тому же Люси было важно доказать Питеру, что она вовсе не безответственная. После того как она произведет на него должное впечатление своим уравновешенным поведением в роли учительницы, он, ползая перед ней на коленях, признает, что был не прав, и будет умолять простить его.

   Возможно, Люсинда его простит. А может быть, и нет. Но она не сможет сделать ни того ни другого, если уедет на север, а Питер будет тем временем разгуливать по Лондону с леди Джулианой.

   Взяв мачеху под руку, Люси решительно повела ее к двери.

   – Тебе пора идти. Ты ведь знаешь, что папа не любит ждать, – сказала она.

   Откровенно говоря, Люси очень хотелось, чтобы они оба как можно скорее уехали, позволив ей предаться своим страданиям.

   Они молча спускались по лестнице и увидели, как отец в нетерпении прохаживается внизу. Услышав шаги, он взглянул вверх, и его раздражение мгновенно сменилось радостью.

   Прежде всего он обрадовался, конечно, увидев леди Керр. И то, что графиня покраснела, еще раз подчеркивало их глубокую взаимную привязанность.

   Люси даже позавидовала. Интересно, посмотрит ли когда-нибудь мужчина на нее таким взглядом, от которого она покраснеет? Даже Питеру такое не удавалось. Она была не из тех девушек, которые по любому поводу моментально краснеют.

   – А вот и мои девочки! – пробасил отец. Его манеру громко говорить даже леди Керр не удалось облагородить. – Послушай, Мэгги, нельзя терять времени. Нужно поторапливаться, пока стоит хорошая погода, ведь правда, Люси?

   – «Когда нет дождя, это нам на руку», – повторила Люси его любимую присказку, запомнившуюся ей с детских лет, проведенных в Испании и Португалии во время войны, когда длинные марш-броски в ненастную погоду были чистым наказанием.

   – Значит, у тебя все в порядке? – спросил отец, улыбнувшись. Леди Керр взяла его под руку.

   Отец и леди Керр уезжали вдвоем. Без нее. Люси заставила себя улыбнуться в ответ.

   – Со мной все в порядке.

   Наморщив лоб, отец внимательно посмотрел на нее.

   – Мне почему-то кажется, что не все так безоблачно. Может, в этом виноват этот придурок Питер Берне, а?

   Люси поморгала.

   – Как ты…

   – Я не дурак, девочка. Я знаю, что ты неравнодушна к нему, и видел выражение твоего личика, когда он три раза подряд танцевал с этой высокомерной леди Джулианой на субботнем балу. Я всегда считал его бездельником, но только теперь понял, какой он дурак. Тебе будет лучше без него, слышишь? – Он ласково потрепал Люси по плечу. – И не смей больше думать об этом выскочке.

   Тот факт, что ее крайне ненаблюдательный отец заметил, что между ней и Питером что-то произошло, неожиданно так тронул Люси, что она расплакалась.

   Отец замер, потрясенный пока леди Керр не подтолкнула его локотком, после чего он торопливо привлек Люси к себе.

   – Ну будет, будет, девочка, я не хотел заставлять тебя плакать. Все не так уж плохо, ведь правда? Ну полно тебе, успокойся, ш-ш-ш.

   Знакомый запах одеколона «Букет гвардейца» подействовал успокаивающе, напомнив, что перед ней по-прежнему ее дорогой отец, на ком бы он ни женился.

   Леди Керр протянула ей носовой платок. Люси с благодарностью взяла его и, улыбнувшись мачехе дрожащими губами, утерла слезы и высморкалась.

   – Как я уже говорила, мы были бы счастливы, если бы ты поехала с нами.

   От этих добрых слов Люси чуть не заплакала снова, однако безжалостно подавила слезы. И когда это она успела стать такой плаксой?

   Расправив плечи, она чуть отстранилась от мачехи.

   – Не могу. Мне требуется чем-то заняться, а миссис Харрис действительно нужна помощь. Со мной будет все в порядке. Вот увидите.

   – Мы вернемся через три недели, – сказал отец, – но если тебе потребуется, чтобы мы вернулись раньше, дай нам знать.

   – Спасибо, папа, – сказала Люси и поцеловала его в щеку, потом, подчиняясь импульсу, поцеловала леди Керр. В глазах мачехи отобразилась искренняя радость, она даже потрогала свою щеку, словно хотела взять поцелуй Люси на память. – Мне будет не хватать вас обоих, – сказала Люси, сдерживая слезы.

   Люси проводила их до кареты и прошлась за экипажем до конца подъездной аллеи. Возвращаясь назад, она почувствовала, что ей не хочется заниматься распаковкой чемодана. Это снова заставило бы ее плакать, а слезами она сыта по горло.

   Свернув в сторону, Люси направилась через цветущий вишневый сад, отделявший территорию школы от соседнего поместья Рокхерст. По словам миссис Харрис, мистер Притчард, владелец, был намерен продать поместье, но покупателей отпугивала непомерно высокая цена, тем более что дом был в таком запущенном состоянии, что едва ли подлежал ремонту. Рокхерст пустовал последние три месяца, поэтому Люси осмелилась побродить в вишневом саду.

   Когда она оказалась под деревьями, подул ветерок, цветочные лепестки посыпались вниз словно снежные хлопья, и на сердце у нее стало легче. Она не смогла устоять перед соблазном и, сбросив с ног мягкие лайковые туфельки без задников, начала кружиться среди падающих лепестков, как это делала, когда была ребенком. И чем дольше она кружилась, тем меньше ощущалась сердечная боль. Ее волосы, освободившись от шпилек, рассыпались по плечам и кружились вместе с ней.

   Впервые за много дней она пришла в себя и перестала думать о жестоких словах Питера. Когда, наконец устав, Люси упала на землю, она закинула руки за голову и стала смотреть вверх, подставляя лицо падавшим лепесткам.

   Хорошо бы, чтобы жизнь всегда была такой – чтобы в ней были только цветы, вишни и весна. Или даже пусть в ней все остается так, как в беззаботные дни учебы в школе, когда она вместе с другими девочками изучала географию, училась танцевать вальс, когда они с подружками болтали о том, какими обманщиками могут быть мужчины…

   Люси вздохнула. Следовало бы извлекать из всего этого уроки, а она дала волю своему воображению и интересовалась всякой чушью, написанной в скандальной книге историй о гареме, которую тайком читала вместе с другими девочками. Она убедила себя, что когда-нибудь придет день, они с Питером поженятся и попробуют… все эти… греховные… штучки… Поскольку прошлую ночь Люси почти целиком проплакала, ее клонило в сон, и она задремала. Ей приснился гарем, где хозяйками были женщины, а султан исполнял все их желания, как вдруг глубокий мужской голос нарушил ее дремотное состояние:

   – А здесь что такое? Местная леди пришла, чтобы поприветствовать нового соседа? Или это богиня, спустившаяся с Олимпа, чтобы поразвлечься с простым смертным?

   Люси широко распахнула глаза. Может быть, ей это снится? Дьявольски красивый мужчина со смуглой кожей и глазами цвета жареного миндаля, стоявший возле ее ног, мог вполне оказаться султаном. Он явно только что вышел из ванной, потому что его блестящие черные волосы были влажными. Люси особенно потрясло то, что на нем была надета только белая сорочка, заправленная в черные брюки. На ногах – высокие сапоги. На незнакомце не было ни жилета, ни пиджака, ни галстука.

   Должно быть, это ей все-таки снится. В этих местах ни один уважающий себя мужчина не выйдет из дома без пиджака, в одной сорочке. Тем более в сорочке с распахнутым воротом, так что были видны волосы на груди. И не будет носить такие обтягивающие брюки, чтобы обрисовывался каждый мускул бедер. Незнакомец представлял собой столь великолепный образчик мужского совершенства, что у Люси перехватило дыхание.

   Тем временем взгляд мужчины скользнул по ее телу с явно непристойным интересом, задержался на груди, потом переместился туда, где юбка опустилась между раскинутыми ногами. Многозначительно посмотрев на ее ноги в одних чулках, он улыбнулся, отчего приподнялась тонкая ниточка ухоженных черных усов.

   – Нет, наверняка это богиня, – сказал он по-английски с едва заметным акцентом. – Никакая местная сеньорита не станет гулять без обуви.

   Сеньорита? О нет. Он не был султаном из ее сновидений. Он был весьма реальным человеком. К тому же иностранцем. И абсолютным незнакомцем.

   С некоторым опозданием Люси села и одернула платье. Боже милосердный! Что он мог о ней подумать? Она хотела подняться на ноги, и незнакомец протянул руку, чтобы помочь. Помедлив полсекунды, Люси приняла руку, но, едва встав на ноги, сразу же ее отпустила. Он фыркнул с довольным видом.

   – Мне следовало бы извиниться за то, что прервал вашу сиесту, но я об этом не жалею. Лежа среди лепестков вишни, вы представляли собой очаровательное зрелище.

   То, что ситуация явно его забавляла, рассердило Люси.

   – Кто вы такой, сэр, и почему находитесь на территории, которая является частной собственностью?

   Он приподнял ухоженную черную бровь:

   – Я мог бы задать вам тот же самый вопрос.

   – Я учительница в школе, территория которой примыкает к вишневому саду. – Она огладила юбку, пытаясь придать себе вид, более соответствующий образу учительницы, хотя это было нелегко сделать, когда волосы распущены и ниспадают до талии.

   – Ах да, девичья академия. – Он задумчиво взглянул на нее. – Но вы сказали мне, чем занимаетесь, не сказав ничего о себе. Как вас зовут?

   О Господи, она не имеет права находиться здесь, и если этот джентльмен расскажет о ней миссис Харрис…

   – Я не называю своего имени незнакомцам. Тем более что вы мне своего имени не назвали. Вы просто вторглись в частные владения.

   – Я вторгся? Какая же вы подозрительная, – сказал он совсем не сердитым тоном. – А имя мое вы уже знаете. Оно напечатано на моей визитной карточке.

   Его слова привели Люси в замешательство.

   – Но я… я не видела вашей визитной карточки. Если вы оставили ее у начальницы школы…

   – Не притворяйтесь, сеньорита. Вон она у вас. – Он протянул руку и достал что-то из-за ее уха.

   – Но как вы… – Она не закончила фразу, прочитав имя на визитной карточке: «Диего Хавьер Монтальво, мастер мистификации».

   Мастер мистификации? Люси заглянула ему в лицо, но его полуулыбка ей ничего не сказала. Ни один человек, находясь в здравом уме, не напечатает такие слова на своей визитной карточке. Это звучало почти как… «фокусник»!

   – О Господи! Значит, вы фокусник?

   – Именно так. – Он шутливо нахмурился. – Но вы, кажется, не слишком рады это слышать?

   Как бы не так! У Люси была слабость к фокусникам. Ее завораживали их развевающиеся черные одежды, загадочные улыбки, потрясающая способность удивлять на каждом шагу. А если еще учесть и неподдельный интерес девушки к необычайно красивым джентльменам с континента, то Диего Хавьер Монтальво представлял собой сущее искушение.

   Но если Питер узнает, что Люси флиртует с незнакомцем, то никогда не возьмет назад свои слова…

   – А почему фокусник бродит вокруг Рокхерста? – спросила Люсинда. Поскольку она была учительницей, с ее стороны было бы крайне безответственно не поинтересоваться этим.

   – Вы беспокоитесь, не явился ли я сюда, чтобы украсть драгоценности вашего соседа?

   – А вы пришли с этой целью? – лукаво спросила она. Диего усмехнулся:

   – Если бы это было так, я бы едва ли сказал вам об этом. – Речь его звучала так мелодично, что почему-то подгибались колени.

   «Только этого не хватало!» – пожурила себя Люсинда, озираясь вокруг в поисках своих туфель. Но их нигде не было видно. «Ты должна быть ответственной, взрослой. И не заглядываться на красивых мужчин. Ты не из тех женщин, с которыми мужчины всего лишь развлекаются».

   – Возможно, я явился сюда, чтобы украсть кое-что другое, – задумчиво произнес красавец. – Например, сердце такой красивой леди, как вы!

   Люсинда рассмеялась.

   – Вы репетируете подобные комплименты одновременно со своими трюками? Или умение говорить льстивые речи вам дано от рождения?

   Похоже, Диего искренне удивился.

   – Для такой молодой особы вы, кажется, очень утомлены жизнью.

   – Молодой? Да мне уже за двадцать перевалило!

   – Ну, в таком случае вы, разумеется, опытная зрелая женщина. Извините за ошибку.

   Люси сложила руки на груди.

   – Я, конечно, достаточно опытна, чтобы понять, когда мужчина пытается обольстить меня сладкими речами для собственных целей.

   На худощавом лице фокусника промелькнуло какое-то странное выражение.

   – Интересно, какие же это могут быть цели?

   – Понятия не имею, – отрезала Люси. – Вы пока так и не сказали, что здесь делаете.

   – Ладно, скажу, если вы настаиваете. Я новый арендатор Рокхерста.

   Девушка остолбенела от неожиданности.

   – Боже милосердный! – пробормотала она, приходя в ужас.

   В глазах Диего плясали озорные огоньки.

   – Так что видите, сеньорита Учительница, нарушитель границ частного владения – это вы. Я увидел вас из окна верхнего этажа и спустился вниз, чтобы узнать, кто это нарушил границы моей собственности. – Он протянул руку, чтобы снять листочек, запутавшийся в ее распущенных волосах. – А теперь вы, возможно, доставите мне удовольствие и сообщите ваше имя?

   Ну уж нет! Во-первых, потому, что одно лишь его легкое прикосновение к волосам заставило участиться пульс Люси, а во-вторых, если он будет знать ее имя, ему будет гораздо проще пожаловаться на нее миссис Харрис.

   – Я… я не думала, что в этом доме можно жить.

   – Можно. Но я пока не решил, хочу ли купить это поместье. Но разве фокусники не кочевники, которые проживают в гостиницах и пансионах? Диего был слишком молод, чтобы успеть скопить состояние, а лондонские театры вряд ли могли бы платить ему достаточно, чтобы он мог позволить себе приобрести такое большое поместье, как Рокхерст.

   – Что вы с ним будете делать?

   Выражение его лица стало непроницаемым.

   – Это зависит от целого ряда факторов.

   – От каких именно?

   – От того, отвечают ли моим строгим требованиям дом и его окрестности.

   Окрестности? Он имеет в виду школу?

   – Какие же это требования? Уверена; когда Рокхерст приведут в порядок, он окажется достаточно удобным для вашей семьи.

   – Я не женат. – Диего наклонил голову, отчего прядь черных как вороново крыло волос упала ему на лицо. С небрежностью человека, уверенного в своей привлекательности, он водворил ее на место. – А вы? Ваша должность учительницы подразумевает, что у вас нет мужа?

   Люсинда уже хотела ответить, но воздержалась и сама задала вопрос:

   – Почему вы мне не отвечаете?

   – Наверное, по той же причине, по какой и вы. – В его глазах плясали озорные искорки. – Чтобы продолжить этот интригующий разговор.

   Люси с большим трудом подавила смех.

   – По правде говоря, я нахожу его не столько интригующим, сколько бесполезным. Вы умышленно стараетесь быть загадочным.

   – Как и вы, сеньорита Учительница. Ваше нежелание назвать свое имя и впрямь завораживает меня. – Диего наклонился к ней, и Люсинда уловила тонкий запах мыла и масла для волос. – Вы стоите в моем саду и дерзко допрашиваете меня, а сами не желаете сообщить такой пустяк, как собственное имя. Может быть, вы скрываете какую-нибудь тайну? Может быть, вы шпионка? – Заметив, что губы девушки складываются в улыбку, несмотря на все ее старания сдержать смех, он понизил голос до интимного полушепота: – А может быть, вы ждете здесь любовника?

   Люси отшатнулась, почувствовав, как щеки вспыхнули непривычным жаром. Боже милосердный! Может быть, она издает какой-то особый запах, который позволяет людям делать непристойные предположения?

   С другой стороны, этот мужчина обнаружил ее растянувшейся бессовестным образом на земле в его саду. Что он должен подумать о ней?

   – Это весьма неприличное предположение, сэр, – ответила Люси самым высокопарным тоном. – Особенно если учесть, что мы с вами официально не представлены друг другу.

   Его тонко очерченные губы медленно изогнулись в улыбке.

   – Неужели для вас такие банальности имеют значение, carino[2]?

   Carino? Ну, это уж совсем безнравственно с его стороны. Испанский язык Люси помнила очень слабо, однако знала, что это слово ласкательное. Она почувствовала огромное удовольствие, услышав его. Но этому самоуверенному красавчику не следовало так называть ее независимо от того, знал он или не знал, что она понимает испанский. И ей, конечно, нельзя было допускать, чтобы это слово оказывало на нее такое воздействие.

   – Здесь не континент, сэр. В Англии такие «банальности» имеют значение для каждого. Так что, если вы надеетесь преуспеть здесь в своих делах, вам будет лучше сразу же начать самому проявлять уважение к правилам приличия.

   У Диего помрачнело лицо.

   – Я и забыл, что вы, англичане, одержимы правилами приличия, – сказал он. – Если, конечно, не считать тех случаев, когда сами вторгаетесь на чужие территории.

   – Извините за вторжение, – сказала Люсинда, желая поскорее ретироваться, сохранив достоинство и не назвав себя. – Я должна идти.

   Она повернула к школе, но не успела сделать и двух шагов, как новый знакомый ее окликнул.

   – Вы, кажется, кое-что забыли.

   Оглянувшись, Люси увидела, что он держит в руке ее туфельки и при этом очаровательно улыбается.

   – Спасибо, сэр, – пробормотала она, но, когда потянулась за туфлями, Диего их не отдал, подняв вверх, что было нетрудно сделать при его высоком росте.

   – Ваше имя, сеньорита, – тихо сказал он с самодовольной улыбкой.

   Люси чуть помедлила, взвешивая свои шансы. Но их не было.

   – Оставьте туфли себе, – сердито сказала она и бросилась бежать.

   Уж лучше лишиться туфель, чем позволить этому фокуснику сообщить миссис Харрис о ее бесстыдном поведении. Если бы Питер услышал, что она валялась на земле словно девчонка-сорванец, а какой-то незнакомец тем временам разглядывал ее, она бы просто умерла. Пока сеньору Монтальво неизвестно ее имя, об этом инциденте никто не узнает. Едва ли их дороги когда-нибудь пересекутся снова.

   И все же ей хотелось предупредить миссис Харрис об этом человеке. Поздно будет, когда девочки начнут ходить за ним словно томящиеся от любви сучки. А кроме того, что-то здесь было не так. Зачем бы фокуснику арендовать для одного себя поместье таких внушительных размеров, как Рокхерст?

   Если бы Люси не отреагировала так остро на его заигрывания, ей, возможно, удалось бы выудить у него более существенную информацию. Но когда его взгляд скользнул вниз по ее телу и он голосом, подобным теплому меду, стал говорить по-испански нежные слова…

   Помоги ей Господь. Джентльмены с континента были хуже всех. Или лучше всех – в зависимости от того, как на это посмотреть. Они отлично знали, как разгорячить женскую кровь…

   Возможно, все-таки Питер был прав в отношении ее.

   Люси нахмурила лоб. Ладно. Она считает этого иностранца привлекательным, но ведь он дает представления, каждый вечер очаровывает аудиторию – он годами шлифует свои способности. Неудивительно, что он ввел ее в искушение. А какая бы нормальная женщина с горячей кровью не соблазнилась, когда греховно привлекательный мужчина смотрит на нее таким взглядом?

   Вот новая любовь Питера, наверное, не почувствовала бы искушения. Леди Джулиану такая ярко выраженная притягательность даже оттолкнула бы.

   Скрипнув зубами при этой мысли, Люси помчалась к школе, на бегу скручивая в пучок рассыпавшиеся волосы. Уж лучше надеяться, что она никогда больше его не увидит. Очень уж сильно она реагирует на его чары.

   Люсинда почти добежала до ступенек перед входом, когда услышала за спиной женский голос:

   – Теперь ты чувствуешь себя лучше, дорогая?

   Вздрогнув от неожиданности, Люси повернулась и увидела миссис Харрис, которая сидела за столом и читала газету.

   – Что вы имеете в виду? – с виноватым видом спросила Люси.

   – Хорошая прогулка всегда улучшает настроение, не так ли? – сказала миссис Харрис, не отрывая глаз от газеты.

   – О да, конечно, – с облегчением отозвалась Люси.

   Ей хотелось поскорее войти в дом, чтобы миссис Харрис не успела заметить, что она без туфель и волосы у нее в полном беспорядке, но ее остановило встревоженное восклицание начальницы.

   – Что случилось? – спросила Люси, сразу же забыв о беспорядке в своем внешнем виде. Миссис Харрис была чем-то потрясена.

   Возмущенно покачивая головой, она закончила читать газетную статью. Когда, выругавшись не подобающим леди образом, она бросила газету на стол, ее сразу же схватила Люси. На первой странице в самом центре красовался заголовок: «Фокусник строит увеселительный сад в Ричмонде».

   Пропади все пропадом! Люси сразу догадалась, что этот льстивый мерзавец что-то затевает! Девушка принялась жадно читать статью, а миссис Харрис поднялась на ноги и стала прохаживаться туда-сюда по вымощенной плитняком дорожке.

   – Он намеревается превратить Рокхерст в еще один Воксхолл! – воскликнула миссис Харрис. – Можешь себе представить? Это катастрофа! Воры-карманники будут прятаться в вишневом саду, лодочники расположатся на нашем спуске к реке, музыка будет греметь круглосуточно, а среди ночи – еще и фейерверки! Девочки не смогут спать. Не говоря уже о всяких скандальных происшествиях, которые всегда случаются в таких местах по ночам!

   Судя по написанному в статье и возмущенным восклицаниям миссис Харрис, двадцативосьмилетний Диего Монтальво был известен во всем мире. Он был далеко не заурядным фокусником и с большим успехом выступал перед королями Швеции и Дании. Он целый год колесил по России и своим потрясающим мастерством иллюзиониста произвел огромное впечатление на царя.

   Теперь этот талантливый иллюзионист приехал в Англию, чтобы купить поместье Рокхерст и построить на его территории общественный увеселительный сад. Вот так-то.

   Миссис Харрис продолжала шагать туда-сюда по дорожке, все сильнее и сильнее возбуждаясь.

   – Я не позволяю своим девочкам посещать Воксхолл даже в сопровождении строгой дуэньи. Как я смогу их защитить, если Воксхолл намереваются возвести буквально у нашего порога?

   Люси взглянула в сторону Рокхерста. Она слышала о непристойных происшествиях, случающихся в темных уголках Воксхолла, когда выступают фокусники и музыканты. И, судя по неприличным заигрываниям сеньора Монтальво – и по описаниям в газете, – именно такого рода увеселительное заведение он намерен здесь соорудить.

   – Я должна немедленно написать кузену Майклу, – сказала миссис Харрис. – Уж он-то наверняка знает, как это остановить. – Она окинула взглядом соседскую собственность. – Клянусь, мистеру Притчарду я этого не спущу. На сей раз он зашел слишком далеко, накликав такую беду на наши головы.

   И она была права: это означало бы конец школы.

   Не бывать этому! Люси не могла стоять в сторонке, наблюдая, как разрушается все, что создавала миссис Харрис. Школа значила слишком много для слишком многих, включая Люси. Она не позволит, чтобы это сошло с рук сеньору Монтальво. Люси устала от того, что мужчины попирают ее интересы.

   Так или иначе она покажет этому самоуверенному чародею, что ему не удастся превратить Рокхерст в сад развлечений. А потом, когда Люси спасет школу, Питеру придется взять назад свои слова о том, что она безответственная сорвиголова. Вот увидите, она этого добьется!

Глава 2

   Дорогой кузен!

   Произошла катастрофа. Этот вероломный мистер Притчард планирует продать Рокхерст фокуснику, о котором пишут газеты и который подыскивает участок для увеселительного сада! Вы должны остановить его, Сейчас именно такой момент, когда вы можете показать себя. Боюсь, что в противном случае наша школа обречена.

   Ваш возмущенный друг Шарлотта.


   Все еще сжимая в руке туфельки, Диего Монтальво в раздражении вошел в Рокхерст, проследовав мимо только что нанятых слуг. Прошло полжизни с тех пор, как он жил в таком большом доме, и Диего уже успел забыть, сколько трудов требуется для того, чтобы содержать даже такой захудалый дом, как этот. Конечно, он уже уедет к тому времени, как его дела здесь станут слишком обременительными… или дорогостоящими.

   От этой мысли Диего поморщился. Dios mio[3], ему надоело вечно переезжать с места на место, перетаскивая за собой пожитки. Он надеялся к этому времени осесть где-нибудь на одном месте. Иногда ему казалось, что он совсем близок к решению вернуть Арболеду, свое фамильное поместье. Диего как наяву видел его виноградники и ощущал на своих щеках прохладный ветерок с гор.

   Но всегда возникает какое-то препятствие – если не деньги, то что-нибудь другое. Жизнь имеет обыкновение кусать человека за заднее место тогда, когда он меньше всего этого ожидает.

   Но только не на сей раз. Уж он постарается, чтобы такого не случилось.

   Войдя в хозяйскую спальню, Диего Монтальво увидел Гаспара, своего стареющего наставника, который шишковатыми, искривленными артритом пальцами доставал из дорожного сундука повседневную одежду Диего.

   – Оставь это, – сказал Диего, знавший, что даже это простое занятие вызывает у Гаспара боль. – Я могу прекрасно сделать это сам.

   – Если я не буду этого делать, – сказал в ответ Гаспар, – то слуги заподозрят, что я не тот, за кого себя выдаю. А ты знаешь, как болтливы слуги.

   Скрипнув зубами, Диего бросил на кровать туфельки.

   – Мне ли этого не знать?

   Во время продолжительной поездки по Англии Гаспар предпочел играть роль его слуги, потому что это давало ему дополнительную возможность собирать информацию среди обслуживающего персонала домов, которые их интересовали. И все же Диего не нравилось, что старик был вынужден играть столь унизительную роль.

   Гаспар был талантливым иллюзионистом, пока несколько лет назад его не одолел артрит, заставивший, отказаться от профессии. К счастью, к тому времени он уже начал обучать своему искусству Диего. Диего заменил ему семью, поскольку у Гаспара не было ни жены, ни детей, ни других родственников.

   Как и у самого Диего.

   Он даже содрогнулся. «Нет, я не хочу такой доли». Он не был предназначен для кочевой жизни фокусника-гастролера. Его родители пришли бы в ужас, узнав, кем стал их единственный сын. После всех их жертв это казалось издевательством.

   Диего растили для лучшей доли, и, как только они отыщут внучку маркиза де Парамы, он вновь вернет себе то что принадлежит ему по рождению. Тогда он сможет выполнить данную отцу клятву вернуть Арболеду и восстановить доброе имя и положение его семьи. А у Гаспара будет уютное место, где старик сможет спокойно доживать свои дни. Возможно, Диего даже женится и заведет семью. Но не раньше, чем покончит с кочевой жизнью.

   Взяв шарик из слоновой кости, с помощью которого тренировал пальцы, Диего подошел к окну и окинул взглядом соседнюю территорию. Он заметил двух женщин, разговаривающих на ступеньках перед входом, и сердце его учащенно забилось.

   Да, ему давно пора жениться. Ему нужна своя женщина. Иначе почему же он так реагирует на красивую молодую особу, стоявшую внизу?

   Другая женщина его не интересовала. Диего предположил, что это была «рыжеволосая мегера, которой принадлежит школа», как описал ее Притчард. Но сеньорита Учительница…

   Диего стало жарко, когда он вспомнил, как девушка лежала, распростертая на ложе из лепестков вишни. Эту картину он едва ли скоро забудет. Красивая грудь вздымалась и опускалась при каждом вздохе, черные волосы веером раскинулись вокруг головы – такая картина способна зажечь кровь любого мужчины.

   Она улыбалась во сне, и ее сочные губки раскрылись так соблазнительно, что Диего чуть было не решился сыграть роль принца, который разбудил поцелуем Спящую красавицу.

   Надо было сделать это. Возможно, она дала бы ему пощечину, но оно того стоило, потому что, когда девушка открыла красивые светло-карие глаза, в их взгляде не было ни враждебности, ни страха.

   Но все очень быстро изменилось.

   Даже сейчас сеньорита Учительница выглядела весьма воинственно. Сунув под локоть газету, она взглянула на его окно. Хотя солнечные лучи, отражаясь от стекла, не позволяли его увидеть, Диего машинально отскочил от окна.

   Черт возьми, трудно поверить, но эта девчонка его волновала.

   Однако сам Диего не вызвал в ней ни малейшего интереса. Диего тысячу раз использовал трюк с «визитной карточкой из-за уха», который неизменно забавлял леди и приводил в хорошее настроение. Почему же с ней этот трюк не сработал?

   «Я понимаю, когда мужчина пытается обольстить меня сладкими речами для собственных целей».

   Диего скорчил гримасу. Она видела его насквозь. Женщинам это редко удавалось. Его раздражало, что какая-то двадцатиоднолетняя учительница запросто прочла его мысли. Раздражало и интриговало. Ему редко встречались столь проницательные женщины.

   Ероша усы, Диего стал наблюдать, как она указала рукой в сторону Рокхерста. Возможно, она жаловалась на несоблюдение им правил приличия.

   Эта высокомерная особа привела в пример англичан как эталон приличного поведения. Подобно большинству английских леди, она не имела понятия о том, каковы на самом деле ее соотечественники, когда сбрасывают маски.

   – Ну, – спросил Гаспар, – что произошло со служанкой, которую мы видели из окна? И откуда у тебя взялись дамские туфельки?

   – Оказывается, она не служанка, а учительница.

   – В таком случае она нам не нужна, – решительно заявил Гаспар.

   – Позволь с тобой не согласиться. Нам нужен внутренний источник информации, – сказал Диего.

   Бросив на кровать тренировочный шарик, Диего достал миниатюру, которую дал ему маркиз, и вгляделся в спокойное лицо красивой молодой испанки, одетой по моде далеких лет. Гаспар выругался.

   – Внучка дона Карлоса, видишь ли, вполне может быть похожа не на мать, могла уродиться в отца, но его портрета у нас нет.

   – Или – еще того хуже – она в дедушку.

   Они рассмеялись. Раскосые глаза, шишковатый широкий нос и вывороченные губы придавали дону Карлосу сходство с тяжелобольной жабой. Диего всегда удивляло, как этот богатый старый гранд мог произвести на свет такое красивое создание, как донья Каталина.

   – В отца ли она удалась или в мать, это не имеет значения, – сказал он, – ведь оба они испанцы. Девушка наверняка будет выделяться среди этих бесцветных англичан.

   – He все испанцы выглядят как испанцы. Разыскивая ее, лучше не полагаться на общепринятый образ, – сказал Гаспар, развешивая на плечиках одну из сорочек Диего. – Словам учительницы я тоже не стал бы доверять. Учителя обязаны не говорить лишнего. А вот слуг можно подкупить и заставить разговориться.

   – Отлично, – раздраженно сказал Диего. – Если ты считаешь, что это лучше, устанавливай контакт с какой-нибудь служанкой. Что касается меня, то я намерен поработать с учительницей.

   Они с Гаспаром довели до совершенства свои методы за два месяца поездок по Британии якобы в поисках участка, пригодного для строительства увеселительного сада. Во-первых, они нашли дочь следующего в их списке солдата, который служил в Гибралтаре. Потом они собрали об этой женщине всю информацию, какую смогли получить от слуг и знакомых. И наконец, внедрились в круг самых близких друзей этой леди, чтобы выяснить, та ли это женщина, которую они ищут.

   Дело осложнялось тем, что маркиз дал им очень мало исходной информации. Он сказал лишь, что нянюшка его внучки пятнадцать лет назад сбежала с солдатом Сорок второго полка, украв его четырехлетнюю внучку. У него не было даже имени солдата, только весьма схематичное описание внешности нянюшки. Он вообще лишь недавно узнал, что любовником нянюшки был английский солдат.

   Диего и Гаспар тщательно составили список возможных имен. В биографиях четырех женщин, в отношении которых они уже провели расследование, отсутствовали необходимые факты. Их источники сообщили, что дочь следующего в их списке солдата предположительно учится в школе для молодых леди миссис Харрис.

   И уж лучше бы эта информация подтвердилась, потому что Диего был сыт по горло всем этим безумием.

   Быстрым движением пальцев он возвратил миниатюру в свой карман.

   – Я думаю, что учительница может быть нам полезней любой служанки.

   Лжец. Ни о какой «пользе» речь не шла. Диего просто хотел встретиться с ней вновь.

   Гаспар презрительно фыркнул. Диего посмотрел на старика и наткнулся на проницательный взгляд. Указав подбородком в окно, Гаспар спросил:

   – Ну и как ее зовут? Диего скрипнул зубами.

   – Я… я не уловил имя.

   Услышав это, Гаспар удивленно вскинул брови.

   Диего всегда «улавливал» имена. Умение запоминать имена зрителей составляло часть его привлекательности. Аудитории, особенно дамам, нравилось, когда он называл их имена со сцены.

   Если бы Диего не потерял самообладание, он добился бы имени сеньориты Учительницы.

   Это тоже вызывало досаду.

   За последнее время Диего частенько приходил в ярость. С каждой новой неудачной попыткой отыскать внучку дона Карлоса его ярость проявлялась все сильнее. Если больной маркиз умрет прежде, чем Диего и Гаспар выполнят свою часть сделки, они не получат ничего. Именно поэтому сеньорита Учительница, задрав перед ним свой хорошенький носик и отчитывая его за несоблюдение правил приличия, особенно сильно спровоцировала его ярость.

   – Придется тебе самому узнавать имя этой женщины, – сказал Гаспару Диего, – но это будет не слишком трудно сделать. Сколько учительниц может работать в такой школе?

   – А какой предмет она преподает? – спросил Гаспар, и когда Диего застонал, добавил, рассмеявшись:

   – Или ты и это не уловил? Придется мне узнать, чем питается этот английский образец добродетели, чтобы стать таким невосприимчивым к твоему обаянию. Это, должно быть, и впрямь редкая птичка.

   – Я узнал по крайней мере, что ей двадцать лет, – с раздражением заявил Диего. – Для учительницы она слишком молода, так что с выяснения этого обстоятельства можно и начать. Ведь ты у нас утверждаешь, что способен добыть информацию даже из камня. Почему бы не воспользоваться своим талантом ради доброго дела?

   – Не придирайся ко мне, – проворчал Гаспар. – Ты последнее время злой, как медведь. И я знаю почему.

   – Потому что мы все время наталкиваемся на препятствия.

   – Потому что тебе нужна женщина – вот почему. Как долго ты был без женщины?

   – Не очень долго, – солгал Диего.

   – Целый год. – Когда Диего удивленно взглянул на старика, Гаспар сказал: – Да. Я заметил. Ты не обращаешь внимания даже на элегантных леди, которые бросают на тебя призывные взгляды, и не водишь женщин к себе в комнату.

   – В последнее время голова у меня занята более важными вещами, чем удовлетворение похоти.

   – Тем не менее тебе необходимо сбросить накопившееся напряжение. Почему бы просто не покувыркаться в постели с проституткой – и дело с концом? Тебе бы это пошло на пользу.

   – Dios mio, не хочу я кувыркаться с проституткой! – прорычал Диего. – Я сыт по горло проститутками. Кстати, и элегантными леди тоже. Они хотят забраться ко мне в постель для того лишь, чтобы говорить потом, что переспали с «великим» Диего Монтальво. Или чтобы поддразнить своих мужей.

   – Раньше ты не обращал на это внимания.

   – Я на многое не обращал внимания, – сказал Диего, взъерошив пальцами шевелюру. – Вспахивать каждое поле, которое попадается на твоем пути, было хорошо, когда я был молод, глуп и не знал ничего лучшего, но теперь я хочу… я хочу…

   Он хотел уехать домой в Виллафранку, стереть из памяти окружающих все воспоминания об очаровательном трюкаче, роль которого играл последние пятнадцать лет. Он хотел жить достойной и честной жизнью, которую украли у него англичане и французы, жизнью, которой он должен был жить. И в этой жизни не было места кувырканию с проститутками.

   – Я знаю, чего ты хочешь, – тихо сказал Гаспар. – Но уверен ли ты, что, когда маркиз возвратит тебе Арболеду, это тебя удовлетворит? Прошло много лет с тех пор, как ты жил там. Ты можешь обнаружить, что это не тот Эдем, который хранится в твоих воспоминаниях.

   – Это не имеет значения. – Диего говорил с трудом, потому что в его душе царил полный хаос. – Что я буду за человек, если не выполню клятву, данную отцу?

   – Будешь здравомыслящим человеком. Когда ты обещал ему, что восстановишь былое величие Арболеды, ни ты, ни он не могли предполагать, что твоей матери придется продать поместье. Ты сделал все, что смог, чтобы выполнить его последнее желание. Может быть, пора расстаться с этой мечтой? – Гаспар положил стопку сорочек в ящик комода. – Эта жизнь имеет свои преимущества, не так ли? Особенно для такого талантливого фокусника, как ты.

   Но эти преимущества бледнели по сравнению с невозможностью осуществить мечту его жизни. Гаспар этого не понимал.

   Гаспар направился было к двери, но остановился.

   – Чуть не забыл сказать тебе. Ты видел сегодняшний номер «Тайме»?

   – Еще нет. А что там такое?

   Гаспар взял газету, раскрыл на какой-то странице и сунул Диего под нос. Тот прочел заголовок. Потом еще раз.

   – Что это такое? – спросил он, уже зная, что это очередное препятствие, пропади все пропадом!

   Гаспар пожал плечами:

   – Возможно, Притчард проболтался представителям прессы.

   – Но я рассказал Притчарду всю эту чушь для того лишь, чтобы заставить его сдать нам в аренду Рокхерст! Если бы я захотел опубликовать это в газете, то сам рассказал бы журналистам. Публикация в прессе полезна, когда нужно оповестить о своем появлении. Но если пытаешься скрыть свою подлинную цель, это может оказать чертовски плохую услугу.

   – Во всех других местах эта чушь сходила нам с рук. Думаю, здесь тоже никто и внимания не обратит.

   Диего сердито взглянул на него:

   – Ты с ума сошел? Считаешь, что никто не обратит внимания на то, что какой-то иностранец создает рассадник порока и зла рядом с девичьей академией? Подумай сам, послал бы ты свою благовоспитанную дочурку в школу-интернат, соседствующую с увеселительным садом? Если владелица школы разумна, то сразу же ополчится против проекта. А возможно, уже ополчилась, – добавил он, вспомнив о газете, которую видел в руке сеньориты Учительницы.

   Диего снова взял в руки костяной шарик и неистово заработал пальцами.

   – Черт с ней, с прессой. Мне надо было уговорить их упомянуть о предстоящем представлении. Но ведь достаточно сказать одну невинную ложь идиоту-англичанину, как эту новость тут же разболтают повсюду.

   – Ты мог бы опровергнуть это, – предложил Гаспар. – Предложить им интервью. Сказал бы, что ты находишься здесь с единственной целью – организовать турне по всей стране.

   Диего покачал головой:

   – Притчард нас выгонит, если мы изменим легенду. Он согласился сдать в аренду Рокхерст только при условии, что я заинтересован в его покупке. Нет, нам придется придумать что-нибудь другое, чтобы сократить ущерб. Возможно, если мы некоторое время будем жить здесь тихо, прежде чем начнем задавать вопросы… – Он прошелся по комнате, продолжая работать пальцами, что помогало ему думать. – Тогда, быть может… – Он принялся обдумывать возможные варианты.

   – Что – «тогда, быть может»? – напомнил ему Гаспар. Бросив шарик на кровать, Диего взглянул в лицо своему наставнику.

   – Тогда это могло бы оказаться нам на руку.

   – Каким образом? Получение информации требует осторожности. Нам нежелательно привлекать к себе внимание.

   Диего вдруг рассмеялся, страшно удивив Гаспара.

   – Как раз наоборот. Я рассказал сеньорите Учительнице расплывчатую историю о том, что мы якобы пытаемся определить, какой участок подходит для наших целей, но что, если попробовать сделать это на самом деле? Что, если нам посетить представителей местных деловых кругов и ознакомить с нашими планами строительства места развлечений?

   – Не понимаю, как…

   Диего схватил Гаспара одной рукой за широкий галстук, а другой вытащил у него из кармана носовой платок.

   – Что, если применить излюбленный трюк каждого фокусника? – Увидев, что Гаспар с недоумением смотрит на него, Диего помахал платком перед его носом. – Что, если привлечь внимание к одному месту, а самим действовать в другом?

   Сердито взглянув на него, Гаспар отобрал свой платок.

   – Но если ты прав относительно нрава владелицы школы, внимание, сосредоточенное на нас, не будет дружелюбным. Они будут с недоверием следить за каждым нашим шагом.

   – Но они будут глядеть не туда, куда нужно. Кроме того, насколько я знаю женщин, они будут не просто следить, а постараются изменить ход наших мыслей, втереться к нам в доверие.

   – А-а, ты намерен очаровать их?

   – Причем на полную мощность. Гаспар вздернул седую бровь:

   – Не связано ли это с учительницей, которая с презрением отшила тебя?

   – Не говори глупостей. Я всего лишь думаю, как решить нашу проблему, и уверен, что это сработает.

   – Звучит заманчиво, – сказал Гаспар.

   – Именно так. Значит, договорились? Мы с тобой парочку дней будем заниматься благоустройством своего нового жилья и позволим этой новости облететь вею округу. А потом мы возьмем Ричмонд приступом, причем начнем с наших соседей из школы. – Диего улыбнулся одному ему понятной улыбкой. – В частности, с сеньориты Учительницы.

Глава 3

   Дорогая Шарлотта!

   Я узнал об этом только сейчас, но сделаю все, что смогу, чтобы найти способ остановить этого Монтальво. Я возмущен Притчардом, который имеет наглость продавать свою собственность для такой цели. Попытаюсь разузнать все, что смогу, об этом проекте и сообщу вам обо всем, что узнаю.

   Ваш возмущенный кузен Майкл.


   Через два дня после знакомства Люси с сеньором Монтальво школьная гостиная, служившая актовым залом, заполнилась бывшими выпускницами, собравшимися на ежемесячное чаепитие у миссис Харрис. Поскольку ученицы школы должны были начать съезжаться только в конце дня, гостиная была в полном распоряжении старших женщин.

   И они готовились к войне. Люси, будучи дочерью награжденного многими орденами полковника, знала, что война требует тотальной мобилизации.

   Весть об арендаторе мистера Притчарда взорвалась в городе подобно пушечному ядру и привлекла внимание даже тех леди, которые были давно замужем и счастливы в браке. Чаепития предназначались для того, чтобы научить завидных наследниц, как не попасться на удочку мерзавцев, охотящихся за богатым приданым.

   Как только леди расселись в гостиной, миссис Харрис доложили о неожиданном прибытии самого мистера Притчарда. Прежде чем выйти, чтобы узнать, зачем пожаловал этот ужасный человек, начальница поручила Люси самой начать собрание.

   Люси была ошеломлена. Миссис Харрис доверила ей такое важное дело? Какая честь!

   И какая ответственность! Люси окинула взглядом гостиную, полную знатных выпускниц.

   Вот виконтесса Керквуд разговаривает с супругой лорд-мэра Бата. Рядом с ними стоит бывшая учительница Люси, недавно вышедшая замуж леди Норкорт. А на диванчике рядом с дверью, кажется, сидит герцогиня Фоксмур? Люси охватила паника. Боже милосердный, она то когда успела прибыть?

   Было, конечно, чудесно, что она приехала. О ее благотворительной деятельности слагались легенды, и герцогиня имела большое влияние, чтобы сказать веское слово в военной кампании против сеньора Монтальво. Но хотя Люси была на прошлой неделе представлена ей на балу, они разговаривали не больше минуты. Почему, черт возьми, герцогиня должна ее слушать?

   Люси вытерла взмокшие ладони о юбку своего лучшего дневного платья. Миссис Харрис не возложила бы на нее такую ответственность, если бы не считала, что Люси способна справиться с поручением. Она не может подвести миссис Харрис. Она справится.

   «Сохраняй спокойствие. Не говори первое, что придет в голову. Именно из-за этого ты попадала во всякие неприятности».

   Сделав глубокий вдох, Люси взошла на кафедру. Но не успела она стукнуть председательским молоточком, как в одном углу гостиной раздался взрыв смеха и на спинку дивана выскочила обезьянка.

   Только этого не хватало! Герцогиня привезла с собой Раджи, знаменитого любимца своего супруга. Он немедленно прыгнул на колени к виконтессе Керквуд, которая вскрикнула от неожиданности, отчего Раджи, зажав уши, спрятался под кресло герцогини. Все рассмеялись, кроме леди Керквуд.

   – Боже мой, Луиза, – взмолилась виконтесса, осматривая свою атласную юбку. – Посади в клетку это животное! Я только что купила это платье, и если зверь порвет его, Керквуд снова ограничит мое пособие на карманные расходы.

   Герцогиня Фоксмур приподняла бровь:

   – А я-то думала, что твой муж ограничивает пособие из-за твоего непомерного увлечения игрой в фараона, Сара.

   В комнате установилась напряженная тишина. Все знали, что герцогиня и леди Керквуд не любят друг друга, несмотря на дружбу, связывающую их мужей. По правде говоря, высокомерную леди Керквуд никто особенно не любил. Когда они учились в школе, ее называли Глупой Сарой, а некоторые и сейчас продолжали так называть за глаза, потому что она, вопреки здравому смыслу, продолжала проигрывать в карты свое пособие «на булавки». Миссис Харрис пыталась внушить своим ученицам неприязнь к азартным играм, но на леди Керквуд это не действовало.

   Виконтесса раскрыла веер.

   – Тебе самой следовало бы попробовать играть в фараона, Луиза. Думаю, тебе скоро наскучат поездки по тюрьмам с целью помощи бедным заключенным женщинам. Какой смысл выходить замуж за герцога, если не имеешь возможности наслаждаться тем, что может дать тебе твое положение? Но первое, что тебе следует сделать, – это заявить мужу, что его отвратительному любимцу не место в приличном обществе.

   Очевидно, «отвратительный любимец» понял, что его оскорбляют, потому что немедленно повернулся так, что леди Керквуд осталось любоваться его голым задом.

   Леди расхохотались.

   – Уверена, что Раджи только что сказал тебе все, что думает о твоем мнении, – сказала герцогиня, поблескивая глазами.

   Леди Керквуд сердито взглянула на нее.

   – Если это ужасное животное не будет осторожнее, то в один прекрасный день может оказаться на дне уборной, – сказала она, не оставляя сомнения в том, кто постарается лично вышвырнуть его туда.

   Увидев, как помрачнело лицо герцогини, Люси решила, что пора взять дело в свои руки.

   – Ваше беспокойство о Раджи достойно восхищения, леди Керквуд, – сказала Люси. – Но мне кажется, что он совсем не так глуп, чтобы провалиться в уборную. – Молчание в комнате стало еще более напряженным. Люси ухватилась рукой за край кафедры. – Однако, учитывая склонность Раджи убегать, ему было бы, возможно, безопаснее побыть во время собрания в кабинете миссис Харрис. – Она бросила на герцогиню умоляющий взгляд. – Вы согласны со мной, ваша светлость?

   К счастью, герцогиня была достаточно проницательна, чтобы заметить испуг Люси, и достаточно добра, чтобы не подливать масла в огонь.

   – Я уверена, что так будет лучше, мисс Ситон, – любезно сказала она. – Я сама отнесу его туда. – Подхватив обезьянку на руки, она вышла из комнаты.

   – Ну а теперь, – сказала Люси, воспользовавшись паузой в разговорах, – продолжим. Наверное, все вы уже слышали о новом арендаторе мистера Притчарда.

   Внимание всех присутствующих переключилось на главную тему. Люси сообразила, что все они, наверное, прочли новость в газетах. К тому времени как вернулась герцогиня, Люси говорила о том, что сеньор Монтальво пока еще не обращался в городскую магистратуру за лицензией.

   – Сейчас для нас самое важное – склонить общественное мнение на нашу сторону. – Люси раздала присутствующим заранее подготовленные листочки бумаги. – Мы намерены собрать подписи под петицией, призывающей запретить выдачу ему лицензии, и просим вас в течение последующих нескольких дней заняться сбором подписей среди добропорядочных жителей Ричмонда. Их будет нетрудно убедить, что появление здесь увеселительного заведения может привести к катастрофе.

   Леди Керквуд презрительно фыркнула:

   – Не слишком ли вы драматизируете события, мисс Ситон? Увеселительный сад по крайней мере даст людям возможность чем-то заняться в этом скучном городе. Местный театр здесь представляет собой жалкое зрелище.

   – Каким бы жалким он ни был, – язвительно сказала леди Норкорт, – он не привлекает распутников и повес, а также прочих проходимцев буквально к порогу школы, где наши девочки могут стать для них легкой добычей. – Как всегда, главной заботой бывшей учительницы было благополучие учениц.

   – Вы совершенно правы, леди Нор… – начата было Люси.

   – Может быть, миссис Харрис просто поговорит с этим Монтальво, – перебила ее наивная жена лорд-мэра. – Я уверена, что она сможет убедить его запретить вход в свое заведение всяким отвратительным типам.

   – Если говорить об этом фокуснике, – сказала другая леди, которой, судя по ее тону, очень хотелось посплетничать, – то видел ли кто-нибудь этого человека собственными глазами? Мне говорили, что после турне по России он оставил там немало княжон с разбитыми сердцами.

   У Люси почему-то ее слова вызвали смутное раздражение.

   – Он и впрямь очень красив собой, – сказала с лукавой улыбкой жена банкира, – и производит фурор. Когда я была на его представлении в Италии, все леди там были от него без ума.

   Увидев, что аудиторию это заинтересовало, она с удовольствием продолжила:

   – Его трюки действительно такие потрясающие, как о них говорят. Например, он просит кого-нибудь выбрать карту и, не показывая, вернуть в колоду. Затем перевязывает колоду и подбрасывает вверх. Когда колода возвращается вниз, выбранная карта остается приклеенной к потолку. Когда я увидела это, у меня мороз пробежал по коже. Даже мой муж не смог догадаться, каким образом этот человек проделывает такое. А потом сеньор Монтальво…

   Люси постучала председательским молоточком.

   – Хотя я уверена, что этот человек блестящий профессионал, его намерение построить увеселительный сад рядом с нашей школой разрушит все, что создавала миссис Харрис.

   Какое-то время все леди сидели, молча глядя на нее, и Люси уже подумала, что вновь овладела вниманием аудитории, как вдруг все они повернулись к жене банкира.

   – Он женат? – поинтересовалась одна.

   – А какие еще фокусы он делает? – спросила другая.

   – Леди, прошу вас, – взмолилась Люси, но никто не обращал на нее внимания.

   – Вы не знаете, сколько ему лет? – спросила одна незамужняя леди.

   – Правда ли, что он ловит зубами пули? – спросила жена лорд-мэра.

   – Да пусть он хоть носом ловит пули! – воскликнула Люси. Когда все удивленно оглянулись на нее, она поняла, что громко прокричала эти слова. Но ей уже было все равно.

   – Сеньор Монтальво представляет собой угрозу для всего, чем мы дорожим, – с жаром продолжила Люси. За ее спиной открылась дверь, но Люси даже внимания на это не обратила. – И если вы поддадитесь магии его фокусов и его физическому обаянию, это будет равносильно согласию с самим дьяволом.

   Слова ее прозвучали в абсолютной тишине. Потом раздался низкий мужской смех, от которого у нее защемило сердце.

   Она резко повернулась и увидела в дверях миссис Харрис, а рядом с ней этого чертовски очаровательного испанца собственной персоной.

   – Уж лучше пусть это будет знакомый вам дьявол, – сказал сеньор Монтальво, явно забавляясь ситуацией.

   Люси была готова провалиться сквозь пол. Тем более что все присутствующие хохотали, как будто это была остроумная шутка. Как будто она выставила себя на посмешище. Пропади все пропадом!

   – Леди, – сказала миссис Харрис, приближаясь к кафедре. Когда Люси хотела уступить ей место, она схватила ее за руку, чтобы та осталась, потом ободряюще стиснула ее пальцы. – Мистер Притчард любезно пришел к нам, чтобы представить нового соседа, который попросил разрешения обратиться к вам, Так что мы рады приветствовать в нашей школе мистера… – Она взглянула на фокусника. – Простите, как вас следует называть: сеньор или мистер?

   – Называйте меня Диего, – сказал он уклончиво. – Я не из тех, кто излишне обеспокоен соблюдением правил приличия. – Взглянув на Люси, он имел наглость подмигнуть ей.

   Люси насторожилась. Этому фокуснику ничего не стоило рассказать всем, что он застал ее распластавшейся на земле, словно какую-нибудь гулящую девку. Господи, ведь она просто умрет, если он это сделает!

   А что, если сказать, что он лжет? Каждому было видно, что он бессовестный негодяй.

   Люси вздохнула. Нет, не каждому, судя по тому, как пялились на него дамы. И когда он так выглядел. Полностью одетый, он производил еще более завораживающее впечатление. И как смеет этот негодяй столь безупречно выглядеть?

   Изысканный темно-синий пиджак из тонкой шерстяной ткани и элегантный жилет сидели на нем превосходно. Любая одежда выглядит чудесно на таком красивом мускулистом теле. Диего был похож на лоснящуюся пантеру, прохаживающуюся в стае голубей. Волнистые волосы, которые были чуть длиннее обычного, сразу же выделяли его среди остальных мужчин. Как и изящные черные усы. Англичане просто никогда не выглядят так, как он. И Диего не только отлично знал это, но и умело пользовался экзотической внешностью, чтобы овладеть вниманием аудитории.

   Люси сердито взглянула на фокусника, когда он буквально сотворил из воздуха шелковую розу и презентовал ее миссис Харрис под восторженные аплодисменты присутствующих.

   – Благодарю за возможность обратиться к вашим очаровательным леди, – сказал он своим хрипловатым голосом, призванным усыпить бдительность каждой женщины настолько, чтобы она стала делать все, что он пожелает.

   Хотя миссис Харрис одной рукой и приняла розу, другой стиснула пальцы Люси. Может, у нее имелся собственный план?

   Когда Диего направился к кафедре, Люси окинула взглядом аудиторию и увидела, что герцогиня и несколько других леди поморщились. Возможно, еще не все потеряно.

   Сеньор Монтальво дружески улыбнулся присутствующим.

   – Я хотел бы развеять ваши страхи, связанные с моими планами относительно Рокхерста. То, что я собираюсь превратить территорию этого поместья в увеселительный сад, правда. – Он проигнорировал шум голосов, прокатившийся по комнате после этого заявления. – Но уверяю, что приму к сведению все ваши замечания. Я совсем не хочу причинять зло этому восхитительному учебному заведению.

   Когда кто-то громко фыркнул, Диего приподнял бровь:

   – У вас есть вопросы? Я буду рад ответить на них.

   – Вы оскорбляете наш жизненный опыт, сэр, – сказала герцогиня, поднимаясь на ноги. – Нам известно, что мужчины обычно игнорируют наши желания, когда речь идет о бизнесе.

   – А вы, мадам, оскорбляете мою честь, – сказал он в ответ со спокойным достоинством. – Разве я только что не сказал, что приму к сведению ваши замечания?

   Герцогиня поджала губы.

   – Вы подумали о том, что ваше заведение привлечет сюда мужчин самого разного склада, которые наверняка будут приставать к нашим юным леди?

   – Хотя ваши ученицы, несомненно, способны соблазнить любого мужчину, вам не стоит беспокоиться о джентльменах, которые будут посещать мой сад, – ответил Диего с обаятельной улыбкой. – В отличие от других общественных увеселительных мест мой сад будет открыт только по вечерам, когда ваши воспитанницы мирно спят в своих постельках.

   Последовавший взрыв смеха в комнате, кажется, очень озадачил его.

   Леди Норкорт встала рядом с герцогиней.

   – Это не какая-нибудь монастырская женская школа, как на континенте, где воспитанниц отправляют спать с наступлением сумерек, – заявила бывшая учительница. – По вечерам у наших девочек бывают уроки астрономии в саду. Некоторые читают вслух в гостиной, другие музицируют. И если думаете, что в жаркую летнюю ночь они захотят держать окна и двери на запоре от ваших посетителей, то вы просто сумасшедший.

   – В таком случае я построю стену. Если потребуется, обнесу стеной всю территорию!

   – Но ваши посетители могут приехать в сад по реке, – сказала герцогиня. – Или по дороге, оставляя экипажи за многие мили отсюда. Разве не могут такие, с позволения сказать, джентльмены забрести на подъездную аллею к нашей школе?

   – Возможно, я построю забор и вокруг школы тоже. – На его красивом лице появилось недовольство. – Хотя, на мой взгляд, хорошо воспитанным девочкам не следует позволять бродить где угодно без сопровождения мужчины, независимо от того, имеется поблизости увеселительный сад или нет.

   – Значит, нам теперь потребуются мужчины для сопровождения девочек по нашей собственной территории? – возмутилась леди Норкорт. – И где же, позвольте узнать, мы найдем мужчин для обслуживания наших молодых леди?

   – Мне кажется, что сеньор Монтальво имеет в виду, что школе требуется большее число лакеев, – лукаво заметила герцогиня.

   – Но кому-то придется платить этим лакеям, – заметила леди Норкорт. – И все это для того, чтобы защитить наших девочек от отвратительных джентльменов, посещающих ваш сад?

   – Я не хотел сказать, что школе необходимо нанимать дополнительный обслуживающий персонал, – возразил сеньор Монтальво.

   На его слова не обратили внимания.

   – У нас есть и более серьезные заботы, чем неприятные джентльмены, – заметила супруга лорд-мэра. – В увеселительный сад неизбежно хлынут толпы всяких распутниц, а нам совсем не нужно, чтобы они находились поблизости.

   Люси едва сдержала улыбку. Судя по выражению лица сеньора Монтальво, он едва сдерживал раздражение. Люси сомневалась, что замечания леди пришлись ему по душе. Очевидно, миссис Харрис с самого начала планировала такой исход разговора.

   – Есть у нас и другие поводы для беспокойства, – начала было герцогиня.

   – Благодарю вас, – сказал Диего, заканчивая разговор с видом настоящего гранда, которых Люси видела в Испании, – надменного, гордого и великолепного. – Я приму к сведению все ваши заботы. – Он поклонился присутствующим леди. – А теперь прошу извинить меня, я должен вернуться в Рокхерст. После разговора с вами у меня есть над чем подумать.

   – Нам тоже есть над чем подумать, – сказала миссис Харрис, окидывая его оценивающим взглядом. – Это поможет нам определить наши дальнейшие действия.

   Диего кивнул с абсолютно беспечным видом, который как-то не вязался с его целью. Неужели он не понял, что проиграл первую схватку? Почему тогда он не расстроился?

   – Мисс Ситон проводит вас, – сказала миссис Харрис и, взглянув на Люси, добавила:

   – Я уверена, что она ответит на вопросы, которые могут у вас возникнуть. Она знает о школе больше, чем кто-либо другой.

   Миссис Харрис, несомненно, рассчитывала на то, что Люси выскажет свое мнение.

   Люси с удовольствием это сделает… только сначала убедится, что сеньор Монтальво никому не расскажет о том, в каком виде застал ее в вишневом саду.

   Люси ему не доверяла. Что-то в манерах испанца настораживало ее, причем это были не только его обаяние и льстивые комплименты. Инстинкт подсказывал, что от него исходит угроза не только школе, что в его голове роятся другие, более грандиозные планы.

   Но она это узнает. Она будет спокойной, разумной и целеустремленной и выведает, что у него на уме.

Глава 4

   Дорогой кузен!

   Мы намерены помешать планам нашего нового соседа, обратившись с петицией в магистратуру с просьбой отказать ему в выдаче лицензии. Это была идея мисс Ситон, которая оказалась для меня просто находкой. Она очень повзрослела. Следует признать, что она все еще отличается прямолинейностью, но эта черта характера в учительнице совсем не так раздражает, как в ученице. Учителя и должны быть уверены в себе. К тому же это качество очень пригодится ей, когда придется плыть по коварным водам житейского моря. Извините, спешу.

   Ваша родственница Шарлотта.


   Мисс Ситон? Диего замер на месте, пытаясь собраться с мыслями. Наверное, он ослышался. Неужели сеньорита Учительница – это та, кого они разыскивают? Просто не верится, что ему так повезло.

   Мисс Ситон торопливо направилась к двери, и Диего, стараясь скрыть свое удивление, последовал за ней. Но как только они вышли за дверь, он больше не смог сдерживать эмоции.

   – Ваша фамилия Ситон?

   Она кивнула.

   – И пишется С-и-т-о-н? – Диего боялся ошибиться. Следующим солдатом в их списке был полковник Ситон.

   – Да, пишется именно так. – Люси прищурила глаза. – Почему вы спрашиваете? Вам знакома эта фамилия?

   – Нет, – торопливо ответил Диего и одернул себя: «Следи за тем, что говоришь, парень. Ты не должен ничего выдавать, пока не будешь абсолютно уверен в фактах. Слишком многое поставлено на карту». – После того как два дня назад вы столь упорно не желали назвать свое имя, я просто хочу убедиться, что правильно его разобрал.

   Мисс Ситон замедлила шаги и, кажется, хотела что-то сказать, но не успела, потому что по лестнице сбежала вниз какая-то девочка и остановилась перед ними.

   При виде ее мисс Ситон улыбнулась с искренним удовольствием.

   – Тебя и не узнать, Тесса, совсем взрослой стала, – сказала она, распахивая объятия перед девочкой.

   – Люси! – бросилась к ней Тесса. – Тетя сказала мне, что ты здесь!

   Диего стоял в сторонке, наблюдая эту картину. Значит, ее зовут Люси.

   Это, видимо, от имени Люсинда. Согласно их источнику информации в Эдинбурге, Люсинда Ситон была дочерью полковника.

   Люсиндой также звали дочь доньи Каталины. Именно по этой причине ее поместили в самое начало списка – на тот случай если нянюшка, украв ребенка, не сменила девочке имя.

   Итак, сеньорита Учительница была той, кого они ищут, и Диего наткнулся на нее почти сразу же. Чертовское везение! Диего несколько раз вдохнул и выдохнул, чтобы успокоиться.

   «Осторожнее, – предупредил он себя. – Помни, что сказал маркиз: это деликатная ситуация».

   Даже если она и есть та самая Люсинда Ситон, которую они разыскивают, это просто означало, что она стоит следующей в их списке. Прежде чем раскрыть свою цель, ему необходимо убедиться, что сходятся факты.

   А кроме того, ее могли звать Люсия или Лукреция. К тому же мисс Ситон даже отдаленно не напоминала испанку. И ученицей школы она не была, хотя именно это утверждал источник информации.

   Пока девочка по имени Тесса что-то болтала, он пристально смотрел на учительницу, надеясь найти хоть какой-то намек на ее иностранное происхождение.

   Кожа у нее не была смуглой, глаза не были темными. Черты лица не напоминали донью Каталину, хотя были обе по-своему красивы. Если образ доньи Каталины спокойствием напоминал Мадонну, то внешность мисс Ситон заставляла вспомнить о чувственности Марии Магдалины. Ее черты были более округлыми, носик не такой узкий. Полные губки вызывали у мужчины желание попробовать их на вкус.

   Сохрани, Господь, его душу. Ему не следует думать о ней в этом плане. Если она окажется внучкой маркиза…

   Сегодня на Люси было шелковое платье, очень женственное, подчеркивающее соблазнительные бедра и хорошо сформировавшиеся груди. При виде узкой талии ему хотелось обхватить ее руками и придвинуть поближе к себе.

   А волосы? Ярко каштановые, они напоминали бархат. В распущенном виде ниспадали по узким плечам и доставали до бедер. Он отдал бы что угодно за возможность вновь увидеть их распущенными…

   Но какой бы красивой она ни была, это не имело значения. Не имело значения даже то, что она воспламеняла его кровь. Она предназначалась для более важной цели. С ее помощью он мог распрощаться с проживанием в вонючих гостиницах, с отвратительной безвкусной едой и холодными помещениями театров в странах с суровым климатом. Она могла стать ключом к его дому, к восстановлению чести его фамилии. Такое нельзя ставить под угрозу.

   – А это кто? – спросила Тесса, повернувшись к Диего. Она уже давно с любопытством поглядывала на него. – Новый учитель?

   – Не угадала, – сказала мисс Ситон. – Это сеньор Диего Монтальво, наш новый сосед. Сеньор Монтальво, это мисс Тесса Далтон. Она здесь учится.

   Под одобрительным взглядом мисс Ситон девочка очень мило сделала книксен.

   – Рад познакомиться, – сказал Диего и, протянув руку, достал из-за уха девочки шестипенсовик.

   Он отдал ей монетку, которую девочка схватила с радостным смехом.

   – Потрясающе! – воскликнула Тесса. – Как вы это сделали?

   – Для такого человека, как я, это сущие пустяки, – саркастически заметил он. – Спросите мисс Ситон. Она уже определила, что я сам дьявол.

   Диего получил огромное удовольствие, увидев, что учительница покраснела до корней своих красивых волос.

   – Я… я не хотела называть вас дьяволом, – запинаясь пробормотала она.

   – А мне кажется, хотели, – с довольным видом фыркнул фокусник. – Но не тревожьтесь. Не вы первая так меня называете – не вы последняя. Фокусники частенько вызывают у людей такую ассоциацию.

   – Вы отлично знаете, что я говорила не о вашей профессии.

   Тесса вытаращила глаза.

   – Так вы, должно быть, тот фокусник, о котором разговаривали мои дядя и тетя. Тот, который хочет уничтожить школу.

   Диего скрипнул зубами.

   – У меня нет намерения…

   – Тетушка Тессы – это леди Норкорт, – с озорным видом объяснила мисс Ситон. – Это та дама, которая вместе с герцогиней Фоксмур критиковала ваши планы. Леди Норкорт преподавала здесь до того, как вышла замуж за виконта.

   Если мисс Ситон имеет намерение запугать его, называя богатых и титулованных друзей школы, то ее ждет сюрприз. Диего, который обедал с королями, мог без труда справиться с несколькими английскими лордами.

   Тем более что он все равно не собирался причинять вред школе.

   Но сеньору Монтальво наскучило играть свою роль, поэтому он улыбнулся Тессе.

   – Передай, пожалуйста, своим тете и дяде, что им не следует слушать досужих сплетников о моих намерениях. Я всего лишь хочу приобрести соседнюю собственность, а не причинить вред вашей школе.

   Мисс Ситон презрительно фыркнула.

   – Тесса, если ты сейчас зайдешь в кабинет миссис Харрис, тебя там ждет сюрприз.

   У Тессы заблестели глазки.

   – Какой сюрприз?

   – Пойди и посмотри сама. Думаю, ты будешь довольна. Тесса разрывалась на части: ей очень хотелось остаться и послушать сплетни, но слишком велико было искушение увидеть сюрприз. Видимо, последнее в конце концов перевесило.

   – Надеюсь, мы поговорим потом, – сказала девочка мисс Ситон и, торопливо присев перед Диего, умчалась.

   – Вижу, что подкуп так же безотказно срабатывает в воспитательных целях, как это было в дни моей ранней юности, – заметил сеньор Монтальво, когда мисс Ситон снова направилась к лестнице. – У вас действительно есть сюрприз для этого бедного ребенка? Или это всего лишь уловка?

   Люси искоса взглянула на самодовольного испанца.

   – Так уж получилось, что сейчас в кабинете находится обезьянка, любимица герцога. Поскольку Тесса обожает животных, она с удовольствием с ней поиграет. – Приподняв юбку, Люси спустилась по ступенькам. – В отличие от вас, сеньор Монтальво, я предпочитаю в отношениях с людьми прямоту и честность.

   Она говорила подобающим учительнице тоном, но Диего почему-то казалось, что эта напускная манера говорить нравоучительно вовсе не гармонирует с обликом мисс Ситон. Темпераментные замечания во время собрания подходили ей гораздо больше, чем этот официальный фасад.

   – Почему вам кажется, что я не проявляю прямоты и честности по отношению к вам? – поддразнил ее Диего.

   – Когда мы встретились впервые, вы ни слова не сказали о том, что намереваетесь устроить в Рокхерсте. Вы умышленно уклонялись от разговора об этом.

   Сеньор Монтальво едва удержался от смеха.

   – Ах да. Но насколько я помню, вы тоже проявляли скрытность.

   Люси помрачнела.

   – Надеюсь, вы не собираетесь рассказывать, при каких обстоятельствах мы встретились?

   – Зачем это мне? – ответил Диего вопросом на вопрос.

   Заметив, с каким облегчением Люси вздохнула, Диего усмехнулся. Как же щепетильны англичане в отношении соблюдения правил приличия! Dios mio, ведь именно поэтому Люси не сказала ему тогда свое имя – боялась, что начальнице станет известно, как раскрепощенно вела она себя в вишневом саду.

   Диего разбирал смех. Неудивительно, что ему не удалось очаровать мисс Ситон. Наверное, она надеялась, утаив свое имя, защитить себя.

   Наивная! Теперь, когда Диего знал, кто она такая, ничто не могло защитить ее от него. Тем более если она окажется внучкой маркиза. Сеньор Монтальво уже ощущал вкус победы.

   – Поскольку вы не хотите, чтобы ваша начальница узнала, что я застал вас на принадлежащей мне территории, когда вы были одеты с очаровательной небрежностью, мне, конечно, полагается вознаграждение за молчание.

   Побледнев, Люси остановилась и взглянула на него.

   – Какое еще вознаграждение?

   – Возможность провести больше времени в вашей компании.

   Бросив на него возмущенный взгляд, она сложила на груди руки.

   – И я полагаю, что вы хотите провести со мной это время… с глазу на глаз?

   Любая другая женщина была бы польщена. Но только не мисс Английские Правила Приличия. Диего почувствовал раздражение.

   – Не такой уж я дьявол, чтобы ожидать этого. Просто я хотел бы побольше узнать о школе, которую вы столь высоко цените; вы могли бы показать мне ее.

   – Вы это серьезно? – настороженно спросила она.

   – Абсолютно, – улыбнулся Диего. Это позволило бы ему подробнее расспросить мисс Ситон о ее родословной, чтобы окончательно убедиться, та ли она, кого он ищет. – Я потратил огромные деньги, чтобы приехать в Англию на поиск участка, подходящего для моих целей, – сказал Диего. – Если меня вынудят отказаться от этого участка, я понесу существенные финансовые потери: арендную плату затри месяца, о которой подписано соглашение с мистером Притчардом, путевые расходы, а также деньги, которые я не зарабатываю в ожидании начала своего бизнеса. Видите, сколько у меня проблем?

   Мисс Ситон, кажется, чуточку смягчилась.

   – Могу себе представить.

   – У вас есть шанс убедить меня изменить мои планы, – сказал он, когда лакей принес ему шляпу и пальто. – Покажите мне, как функционирует школа. Сходите вместе со мной на одно из этих собраний, о которых упоминали леди. – Диего с улыбкой взглянул на нее. – Разве в этом есть что-то плохое?

   Она, как всегда, заупрямилась.

   – Почему бы вам не попросить миссис Харрис показать школу? Или даже Тиренса, ее личного лакея?

   Диего чуть не скорчил гримасу. У миссис Харрис великолепный лакей – по слухам, бывший боксер. Он встретился с этим суровым парнем, когда шел сюда, и ему совсем не хотелось иметь дело со столь воинственным типом.

   – Финансовая заинтересованность миссис Харрис, возможно, не позволит ей быть беспристрастной, тогда как ваша привязанность к школе гораздо глубже, чем финансовые соображения. – Он пожал плечами. – Хотя я, откровенно говоря, не могу себе представить, чем может быть мотивирована столь глубокая преданность со стороны обычного учителя.

   – По правде говоря, прежде чем стать учительницей, я была здесь ученицей.

   Понятно. Это объясняет некоторое расхождение фактов с полученной информацией.

   – Я поступила сюда, когда мне было двенадцать лет, – добавила Люси, – и с тех пор школа в основном и была моим домом.

   Диего сделал вид, что плохо понял ее.

   – У вас есть родители?

   – Разумеется, есть. Во всяком случае, есть отец. И мачеха, но… – Она остановилась. – Дело в том, что я и раньше находилась здесь. И мне очень не хотелось бы, чтобы школе был причинен ущерб.

   Господи, почему ее так легко заставить говорить больше, чем нужно?

   – В таком случае решение вопроса зависит от вас. – Диего стал надевать пальто, стараясь не дать ей догадаться, как важен для него ее ответ. – Я еще не купил Рокхерст. Могу и передумать. А кто может заставить меня передумать, если не вы?

   Между красиво очерченными бровями мисс Ситон образовалась тонкая морщинка.

   – А если я соглашусь, вы будете молчать о том, что нашли меня в своем вишневом саду?

   – Именно так.

   – Я должна поговорить с миссис Харрис и узнать, разрешит ли она…

   – Могу с уверенностью сказать, что разрешит. Люси на мгновение замерла.

   – А вы, знаете ли, и в самом деле дьявол.

   – Я просто проницательный деловой человек, carifio. У нее вспыхнули щеки.

   – Вы не должны так называть меня.

   – Вы понимаете, что это значит?

   – Это означает «дорогая», – сказала она, отводя взгляд. Диего прищурился.

   – Вы говорите по-испански? – поинтересовался он. Вот и еще одно подтверждение.

   – Я посмотрела значение этого слова в словаре, когда услышала его от вас в саду.

   – Вот как? – Диего расплылся в улыбке. Тот факт, что она не поленилась выяснить, что означает слово, которым он назвал ее при знакомстве, доставил ему огромное удовольствие. – Ну, согласны вы с моим предложением?

   – Похоже, вы не оставляете мне выбора?

   – Никакого. – Диего удивленно приподнял бровь, встретившись с ее сердитым взглядом. – Вы ведете себя так, как будто я прошу вас броситься в погребальный костер, хотя это я вам оказываю услугу. Мне вовсе не обязательно, знаете ли, прислушиваться к вашим мнениям относительно вашей школы.

   Полная раскаяния улыбка тронула губы Люси.

   – Я знаю. Простите меня. У меня за последнее время немного расшатались нервы.

   Диего очень хотелось узнать почему, но он не настаивал, чтобы не спугнуть удачу.

   – Забудем об этом, – сказал он. – Так, может быть, начнем нашу экскурсию по школе?

   – Сейчас не могу. Сегодня после полудня я буду очень занята: надо помочь разместиться приезжающим ученицам. Но завтра, когда семестр начнется официально и я проведу свой первый урок, у меня будет достаточно времени, чтобы показать вам школу. Если, конечно, согласится миссис Харрис.

   Диего не хотелось ждать, но не хотелось и показаться излишне нетерпеливым.

   – Отлично. Тогда до завтра. – Прикоснувшись пальцами к полям шляпы, он поклонился мисс Ситон. – Всего вам доброго… Люси. Вас ведь так зовут?

   – Откуда вы… Ах да, Тесса упоминала мое имя. На самом деле меня зовут Люсинда.

   Поняв, что был прав, Диего едва удержался от улыбки.

   – Вы, конечно, должны называть меня мисс Ситон, – строго напомнила она.

   – Но ведь даже ваши ученицы зовут вас Люси.

   – Тесса называет меня так, потому что я была ее подругой до того, как стала учительницей. – Люсинда нахмурила лоб. – Наверное, придется заставить ее обращаться ко мне в классе более официально, или у меня не будет никакого авторитета среди учениц.

   – Они еще меньше будут слушаться вас, если узнают, в каком виде я нашел вас в саду, – сказал Диего и, не обращая внимания на охватившую ее панику, безжалостно добавил: – Какой мне резон молчать об этом, если вы со мной так официальны?

   Почему бы и не прибегнуть к шантажу? Ведь кратчайший путь втереться к ней в доверие – это разрушить стену правил приличия, разделяющую их.

   Люси сердито взглянула на него:

   – А вы, я вижу, намерены во что бы то ни стало настоять на своем?

   Испанец победоносно улыбнулся:

   – Всегда.

   – И наверное, вы хотите, чтобы я называла вас Диего?

   – Так меня называют мои друзья.

   – Нас едва ли можно назвать друзьями, – строго заметила Люси. – И если кто-нибудь нас услышит, о наших отношениях могут быть сделаны неправильные выводы.

   – Значит, неофициальное обращение друг к другу оставим для тех случаев, когда останемся с глазу на глаз, – сказал он.

   – Отлично. Называйте меня как хотите, – согласилась девушка. – А теперь, извините, я должна приготовиться к прибытию учениц. Всего вам доброго, сеньор Монтальво.

   Упрямое нежелание мисс Ситон называть его по имени заставило Диего сделать то, чего делать не следовало. Он поймал ее руку и, наклонившись, крепко поцеловал.

   – Всего вам доброго, Люси.

   Она замерла и не сразу отдернула руку. Кровь стучала в ушах Диего, и он, воспользовавшись возможностью, перевернул руку и поцеловал ее в ладонь, что было совершенно неуместно и даже неприлично. От Люсинды очень по-английски пахло фиалками. Это так его возбудило, что он, не выдержав, еще раз прикоснулся к тонкому запястью губами, потом выпрямился, продолжая держать ее за руку.

   Они на мгновение застыли, глядя друг на друга: Люси выглядела растерянной и напряженной, Диего – словно опьяневшим от своего поступка.

   На мгновение сжав ее пальцы, Диего наконец отпустил руку и вышел за дверь.

   Когда он шел от дома по подъездной дорожке, его прошиб пот. Диего мог бы поклясться, что, целуя запястье, ощущал губами бешеное биение ее пульса. Эта реакция Люси на поцелуй эхом откликнулась во всем его теле.

   Несмотря на задиристость и яростное желание защитить свою школу, Люси Ситон была женщиной, восприимчивой к прикосновению мужчины. К его прикосновению. И она, без сомнения, волновала Диего.

   Боже милосердный, но разве мог он позволить себе влюбиться в Люси? Не мог. Это сильно затруднило бы выполнение его задачи. Это нарушило бы четкость его восприятия, помешало бы ему сосредоточиться, а ведь только сконцентрировав все внимание, можно было добиться поставленной цели.

   Откуда-то из-за живой изгороди появился, словно видение, Гаспар и пошел по дорожке рядом с Диего.

   – Ты не поверишь, что я узнал об этой учительнице от школьной поварихи.

   – Я знаю, – с раздражением перебил Диего. – Это она. Люсинда Ситон.

   – Мы встретили ее сразу же – это хорошее предзнаменование. Это предвещает нам успех.

   – Клянусь тебе, это всего лишь счастливое стечение обстоятельств. А успеха мы добились сами, и никакие предзнаменования тут ни при чем. – Диего искоса взглянул на Гаспара. – Ты, как никто другой, должен бы это знать. Не ты ли мне частенько говорил, что с помощью трюков можно сделать все, что угодно? Что чудеса длятся только до тех пор, пока не раскрыт источник иллюзии?

   – Раньше я действительно так думал, – сказал Гаспар, сворачивая в вишневый сад. – Но чем старше я становлюсь, тем меньше в этом уверен. Я теперь не готов, как прежде, сбрасывать со счетов руку судьбы!

   Покачав головой, Диего ускорил шаг. Если в это вмешалась судьба, то судьба жестокая. Предложить Диего шанс воплотить в реальность мечту, но заставить его при этом держаться на почтительном расстоянии от женщины, к которой его потянуло впервые за весьма продолжительное время, было чертовски несправедливо. Прямо скажем, это было отнюдь не счастливое стечение обстоятельств.

   Хотя еще есть надежда, что это не та Люси, которую они ищут.

   Покопавшись в кармане пальто, Диего извлек миниатюру.

   – Мне не хотелось бы опровергать твою новую философию, но ведь случалось и раньше, что нам казалось, будто мы ее находили, а потом попадали в тупик. Мисс Ситон тоже может оказаться не той, за кого мы ее принимаем. – Диего посмотрел на портрет молодой испанки. – Она даже ни капельки не похожа на донью Каталину.

   – Я предупреждал, что она может оказаться непохожей.

   – И она не упоминала о родителях-испанцах.

   – Возможно, она об этом не знает. Мало ли какие небылицы мог наплести ей полковник?

   Это, конечно, правда.

   – Ей двадцать лет, а не девятнадцать, как говорил маркиз.

   – Не мог бы ты просто с благодарностью принять то, что приготовила нам судьба? – проворчал Гаспар. – Ты должен радоваться. – Он помолчал, пристально вглядываясь в Диего. – Если только… – Он обогнал Диего и встал у него на пути. – Я знаю, почему ты не хочешь, чтобы мисс Ситон оказалась внучкой дона Карлоса. Ты хочешь затащить ее в постель.

   Затащить в постель? Диего хотел большего. Ему хотелось овладеть ею, проглотить Люси живьем, приобщить к страсти, с которой не сравнятся самые дикие фантазии.

   Диего аккуратно обошел Гаспара, преграждавшего ему путь.

   – Какой вздор!

   – Вздор? – Обогнав его, Гаспар снова остановился перед ним. – Я наблюдал за вашим разговором на ступеньках лестницы. Ты поцеловал ей руку. После того как узнал, кто она такая.

   Диего попробовал изобразить полное безразличие:

   – Я многим женщинам целую руки.

   – Нет, ты давно перестал это делать, – сказал Гаспар. – И я видел, как ты смотрел на нее. Ты еще никогда не смотрел так ни на одну женщину.

   – Как это – «так»? – огрызнулся Диего.

   – Как первое время Антоний глядел на Клеопатру. И почему Гаспар так хорошо его знает?

   – Забавное сравнение. Но полный бред. Я ее едва знаю. Диего отвернулся, избегая взгляда Гаспара. Старик был прав. Люси пробудила в нем страстное желание.

   Желание? Он, как видно, спятил. Единственным, чего действительно следовало желать, была Арболеда, а Люси – только ключ к ее возвращению.

   – Ты знаешь, что я не поставлю под угрозу нашу сделку с маркизом, – мрачно сказал Диего помолчав. – Если она та, кого мы разыскиваем, я постараюсь убедить ее вернуться в Испанию вместе с нами, как и обещал. И все.

   – Я хочу у видеть, как ты вернешь себе дом, принадлежавший твоей семье, но жизнь дается не для того, чтобы прожить ее в одиночестве. Так что если ты действительно хочешь эту женщину…

   – И что тогда? Отказаться от всего, ради чего я работал? Не исполнить клятву, данную отцу? Связь с мисс Ситон будет означать именно это! Маркиз поставил однозначное условие: мы к ней не должны прикасаться.

   – Если не считать необходимости получить подтверждение ее личности, – с усмешкой напомнил Гаспар. – Возможно, именно мне придется осматривать ее бедро на предмет наличия там родимого пятнышка. Ты слишком уж рвешься забраться в ее штанишки, так что тебе такое едва ли можно доверить.

   – Я абсолютно не заинтересован в том, чтобы забраться в ее штанишки, – проворчал Диего.

   Hostias![4] Зачем только Гаспар напомнил ему об этом! Теперь еще и эта картина будет мучить его воображение!

   У внучки маркиза имелась на бедре родинка в форме бабочки. Распоряжения маркиза на этот счет были предельно четкими. Они должны были увидеть родинку собственными глазами и потом уже рассказать девушке о ее происхождении. Как-никак на кон была поставлена огромная сумма денег, и в случае ошибки какая-нибудь авантюристка не должна была иметь шанса успеть подделать родимое пятно.

   Диего не раздумывая согласился с этим условием. Но он не знал тогда, что девушка, которую они разыщут, окажется безумно привлекательным созданием, возбудившим его желание. Мысль о том, чтобы задрать юбки Люси – тайком или с ее разрешения, – вызывала у Диего невыносимый пожар в крови.

   Он скрипнул зубами.

   – Я сделаю все от меня зависящее, чтобы маркиз получил свою внучку именно так, как было запланировано.

   – И тебя не волнует, что он намерен найти ей титулованного мужа, от которого она родит ему наследника, поскольку его сына уже нет в живых? – спросил Гаспар с большим сомнением в голосе. – Что какой-то другой мужчина будет вспахивать это поле?

   Диего взял себя в руки и постарался изгнать из головы образ Люси в объятиях другого мужчины.

   – Почему это должно меня волновать? Это не имеет ко мне ни малейшего отношения. Я не подхожу на роль ее мужа.

   – Твой отец был…

   – Никем по сравнению с маркизом. Дон Карлос никогда не позволил бы ей выйти за меня замуж. У него более высокие устремления. Он лишил бы ее наследства и отказался бы вернуть мне Арболеду. А если я не верну поместье, мне придется снова без конца гастролировать с представлениями. И не будет у меня ни Арболеды, ни другого жилья. Так что не стану я рисковать своим благополучием ради того, чтобы переспать с какой-то женщиной.

   Едва поднявшись по ступеням в Рокхерст, Диего прямым ходом отправился выпить бренди. Эта ошеломившая его тяга к Люси пройдет, если он не позволит себе расслабиться. Ему приходилось справляться с трудными ситуациями раньше, справится он и на этот раз.

Глава 5

   Дорогая Шарлотта!

   Я удивлен, что вы терпеливо выносите рядом с собой такого же самоуверенного человека, как вы. Мы с вами оба знаем, что вы терпеть не можете, когда вам противоречат. И я не стал бы возлагать слишком больших надежд на такую петицию. Государственные чиновники, выдающие лицензии, печально известны своей необъективностью и склонны брать взятки.

   Ваш кузен Майкл.


   На следующий день после полудня Люси повела за собой группу двенадцатилетних учениц по тропинке через дубовую рощицу за школой. Погода стояла не по сезону теплая, и было бы обидно упускать ее и проводить урок рисования в помещении.

   Захватив с собой рабочие халаты, блокноты для эскизов и грифели, они вышли к старому спуску к реке, откуда открывались сразу четыре великолепных вида. Прямо перед ними была Темза на фоне сельского пейзажа, позади – дубовая рощица, слева – школьный лодочный сарай, а справа – вишневый сад.

   Тот самый проклятый вишневый сад. Пока девочки надевали рабочие халаты, Люси окинула взглядом сад. Может быть, Диего Монтальво вышел прогуляться? Или все еще нежится в постели?

   При этой мысли ей неизвестно почему стало жарко. Интересно, он спит в ночной сорочке или без, как это делали некоторые мужчины в полку?

   Она не хотела этого знать. Потому что при мысли о нем – с голой грудью – у Люси учащалось сердцебиение, а ей еще предстояло сегодня встретиться с ним. И как прикажете ей вести себя после вчерашних поцелуев?

   Пальцы ее автоматически сжались в кулачок, из губ вырвался тихий стон. Хватило бы и одного такого поцелуя, но ведь были и второй, и третий…

   Ни один мужчина, даже Питер, никогда не целовал ее в ладонь или в запястье. Она чуть не умерла на месте. Странно, что такие поцелуи кажутся гораздо более интимными и греховными, чем поцелуй в тыльную сторону ладони.

   Или все просто объясняется тем, с каким чувством Диего смотрел на нее при этом?

   Люси вздрогнула. В теплом взгляде его карих глаз цвета кофе было не только восхищение, а еще что-то необузданное, бесстыдное и очень, очень порочное.

   Этот бессовестный взгляд, эти неблагоразумные поцелуи не давали ей спать всю прошлую ночь. Она представляла себе его властные губы, прокладывающие поцелуями пылающую дорожку по ее обнаженному телу от подбородка вниз по горлу, к ее груди…

   – Мисс Ситон? – обратилась к ней одна из учениц. Люси улетела так далеко в своих мыслях, что не сразу вернулась к реальности.

   Она круто повернулась и увидела, что девочки уже уселись на дощатой скамейке, обрамлявшей спуск, и, приготовив грифели и блокноты для эскизов, застыли в ожидании.

   – Ну, я вижу, вы готовы, – сказала Люсинда, призвав на помощь все свое самообладание. Это был ее первый урок рисования. Почему, черт возьми, она позволяет мыслям об этом проклятом фокуснике мешать ей? Этак можно вообще забыть, зачем она здесь. Надо быть осторожнее!

   И забыть, зачем он приехал в Ричмонд. Возможно, он и целовал ее руку столь непристойным образом только для того, чтобы заставить забыть о его коварных планах?

   Надев халат, Люсинда взяла в руки свой блокнот и грифели.

   – Судя по записям, оставленным вашей учительницей, вы закончили уроки на пейзажах. Правильно?

   – Да, мисс Ситон, – в унисон ответили девочки. И тут руку подняла Тесса:

   – Она сказала, что после каникул мы начнем с человеческих фигур.

   Люси подавила улыбку. Девочкам всегда хотелось поскорее перейти к изображениям людей, чтобы можно было рисовать родителей, приятелей и подружек. Но как бы им этого ни хотелось, торопиться было неразумно. Это могло привести лишь к разочарованию.

   – Оставим изображения людей до того дня, когда будет плохая погода.

   Еще одна девочка подняла руку, потом еще две. Подавив вздох, Люси обратилась к первой:

   – Да, мисс Пирс.

   – Наша учительница обещала, что если мы в прошлом семестре достаточно напрактикуемся в рисовании рук, то сможем в этом семестре перейти к изображению фигур. А мы рисовали свою левую руку несколько недель подряд.

   – Если будете жаловаться, то придется вам рисовать их еще несколько недель, – по-учительски строго заявила Люси.

   Две другие девочки опустили руки.

   – Сегодня, – решительно сказала Люси, – вы будете рисовать один из окружающих нас видов – здесь есть из чего выбрать.

   Одиннадцать голов моментально склонились над блокнотами для эскизов.

   Начало прошло довольно хорошо, подумала Люси, устраиваясь в конце спуска, откуда ей было видно всех учениц.

   К счастью, только Тесса знала ее как подружку. Остальные были слишком малы, чтобы учиться в одно время с ней, а это позволяло соблюдать между ними должную дистанцию. Но в завтрашнем классе, где учились девочки постарше, ей придется сразу же дать понять, что она мисс Ситон, учительница рисования, а не Люси, дочь полковника, знаменитая тем, что у нее язык опережает мысли.

   Люси перелистала свой блокнот, спеша отыскать свободную страницу после портрета Питера. После ее бессовестной реакции на вчерашние поцелуи ей не хотелось дополнительных напоминаний об изъянах в ее характере.

   Сегодня она будет вести себя лучше.

   – Как великолепно смотрятся ваши молодые леди, – произнес мужской голос.

   Вздрогнув, Люси подняла глаза и увидела, что к ней приближается сеньор Монтальво. Пиджак шоколадного цвета для верховой езды и туго обтягивающие лосины прекрасно смотрелись на его статной фигуре. У Люси участилось сердцебиение. А излишнее волнение совсем не предвещало хорошего поведения.

   – А вы что здесь делаете? – грубо спросила она. Диего рассмеялся, и от гортанного звука его смеха Люси бросило в дрожь.

   – Какая радушная встреча! Вы сами сказали, что я могу прийти, помните?

   – Я сказала – позднее! – Мисс Ситон поднялась на ноги. – Когда закончатся уроки.

   – Я хотел посмотреть, как вы работаете с классом, – вкрадчиво сказал Диего.

   – Но миссис Харрис…

   – Я поговорил с ней. Это она сказала, где вас найти. Она одобрила мысль о том, чтобы поприсутствовать на уроке. – Губы испанца тронула дьявольская улыбка.

   Вполне вероятная история. Вчера, обсуждая вопрос о возможности устроить для Диего экскурсию по школе, миссис Харрис поручила сделать это именно ей. Явно не вполне доверяя сеньору Монтальво, она доверяла Люси. Разумеется, потому лишь, что не знала об их предыдущей встрече.

   – Отлично, сэр, – сказала Люси, твердо намеренная не давать ему себя запугать. – Наблюдайте сколько угодно, но боюсь, что это вам быстро наскучит. Молодые леди будут рисовать, а потом я подойду к каждой и выскажу свои замечания.

   – Позвольте спросить, что именно вы рисуете?

   – Предполагалось, что мы будем рисовать фигуры людей, – проворчала Тесса.

   – Мисс Далтон… – предостерегающе сказала Люси.

   – Мне кажется, нельзя рисовать людей без натурщика, – заметил Диего, поблескивая глазами. – Почему бы вам не позволить мне стать вашим натурщиком? Может быть, и я мог бы принести какую-то пользу?

   Одиннадцать пар глаз с надеждой уставились на мисс Ситон. Она была готова отказать ему, если бы не одно обстоятельство: работа натурщика требовала полной неподвижности. Он не сможет отвлекать ее своими трюками или флиртом.

   – Хорошо, сеньор Монтальво. Мы будем рады использовать вас в качестве натурщика.

   Девочки одобрительно зашумели, и Диего, одарив Люси самонадеянной улыбкой, направился к дальнему концу скамейки.

   – Какую позу мне следует принять?

   – Какую хотите, – ответила Люси и взялась за грифель. Почему-то ей не терпелось поскорее набросать его портрет.

   – А если я приму вот такую позу? – Диего растянулся на спине, скрестив ноги в щиколотках и заложив руки за голову.

   Девочки захихикали, и мисс Ситон строго посмотрела на них, потом окинула Диего сердитым взглядом.

   – Намерены вздремнуть, пока мы вас рисуем, сэр? Не забудьте, что натурщику не разрешается двигаться, даже во сне. Поэтому я посоветовала бы вам принять позу, которая позволит лучше контролировать свои действия.

   Диего сел, заметив с дерзкой улыбкой:

   – Очень уж вы строги, мисс Ситон.

   – Стараюсь. Оставайтесь в той позе, как сейчас.

   Поза была весьма подходящая. Он чуть наклонился вперед, упершись с обеих сторон руками о скамейку и широко расставив ноги, как будто собирался встать. В этой позе ощущалась динамика, и все мышцы его бедер под туго натянутыми лосинами были напряжены.

   Как же он хорош!

   Люси решила сосредоточить внимание на той части его тела, которая не искушала ее. Не на широких плечах, натянувших пиджак. Не на изящных щиколотках, обрисовывающихся под тонкой кожей сапог. И уж конечно, не на его великолепных руках, которые снились ей но ночам…

   Она со стоном перевела взгляд на лицо Диего, но чувственные губы немедленно напомнили о том, как он вчера целовал ей руку. В его облике не было ни одного абсолютно безопасного места.

   Твердо решив не поддаваться его притягательной силе, Люси заставила себя думать о нем как о неодушевленном предмете – например, о статуе, которые украшали городские административные здания.

   Некоторое время тишину нарушало лишь царапанье грифелей о бумагу.

   Потом Диего кашлянул.

   – А говорить мне можно?

   – Если будут двигаться только ваши губы. – Мисс Ситон ухватилась за возможность узнать о нем побольше информации. – Я уверена, что молодые леди с удовольствием послушают рассказы о вашем доме в Испании.

   – Почему вы думаете, что я испанец?

   – Вы говорите по-испански.

   – А также по-английски, по-португальски и по-французски.

   – Отлично, – сказала Люси, стараясь не подать вида, что на нее произвело впечатление знание четырех языков. – Расскажите нам о том месте, где находится ваш дом.

   – Я из Леона.

   Люси с интересом взглянула на него, оторвавшись от блокнота.

   – Это провинция Испании, не так ли?

   – Вы это знаете? – спросил он, удивленно подняв брови. Люси знала эту провинцию лучше, чем хотелось бы. Ее мать умерла там на одном из обледеневших горных перевалов.

   – В раннем детстве я путешествовала по Испании со своими родителями.

   – А зачем вы были в Испании, мисс Ситон? – спросила Тесса.

   – Мой отец служил в армии, – сказала Люси. В армии служили оба ее отца. Ее настоящий отец, британский солдат по имени Том Кроуфорд, тяжело переживавший смерть жены, был смертельно ранен в битве при Ла-Корунье. Он просил перед смертью своего старшего офицера Хью Ситона позаботиться о его дочери. Если верить словам полковника, у ее родителей никаких родственников не было.

   – Значит, вы были там во время отступления в Ла-Корунью, – тихо сказал Диего.

   Глазам стало больно от близких слез.

   – Да, хотя я была слишком мала, чтобы что-нибудь помнить. Запомнилось лишь, что всегда было холодно. И голодно.

   Несколько лет спустя Люси проштудировала все документы, касающиеся того трагического отступления, разыскивая информацию о сержанте Томасе Кроуфорде и его жене-испанке Каталине, которая умерла на обочине дороги, но ничего не нашла. Однако теперь она понимала, с какими ужасами столкнулась британская армия, стремившаяся прорваться на побережье раньше французов.

   – В январе в горах страшно холодно. А в том году выпало особенно много снега. – В голосе Диего почувствовалось раздражение, но когда Люси на него взглянула, лицо его было спокойным. – По крайней мере так мне рассказывали.

   И дороги были усыпаны трупами.

   – Если вы из Леона, то вы испанец, – сказала Люси, стремясь сменить тему. – Почему же вы это отрицаете?

   – Потому что я галисиец. Мы совсем другой народ, хотя испанцы… скажем так, присвоили нас.

   – Разве в Испании бывает снег? – спросила мисс Пирс. – Мне казалось, что там жарко.

   – Это зависит от того, в какой части страны вы находитесь. Там, откуда я родом, лето бывает жарким, а зима – холодной. С одной стороны там горы, а с другой – возвышенные равнины. Там много зелени, но сухо. – В его голосе ощущалась тоска по родине. – Сейчас там весна. Там тоже цветут вишни, а также виноград. Небо там ясное, голубое, а погода такая теплая, что можно спать на открытом воздухе.

   У Люси даже дыхание перехватило, когда она почувствовала эту тоску. Зачем строить в Англии какой-то увеселительный сад, если человек столь явно тоскует по Испании?

   Возможно, это как-то связано с тем, что он галисиец?

   – Чем галисийцы отличаются от испанцев? – спросила она.

   – Мы потомки кельтов. Наши древние жилища паллоэас очень похожи на кельтские дома в древней Британии, а наш музыкальный инструмент гаита, например, ничем не отличается от волынки, на которой играют ваши соотечественники.

   Люси перестала рисовать.

   – Что вы имеете в виду, говоря «ваши соотечественники»?

   Он пристально посмотрел на нее.

   – Вы ведь шотландка, не так ли?

   – Но как…

   – По вашему акценту. Я улавливаю в нем раскатистое шотландское «р».

   Люси даже в дрожь бросило. Удивительно, что он заметил это раскатистое «р» после многих лет, проведенных среди англичан в полку.

   – Надеюсь, это не очень заметно. Но вы правы, мой папа шотландец.

   – Даже при отсутствии акцента я бы догадался, что вы шотландка. – Диего чуть помедлил. – Или даже испанка.

   Люси насторожилась. Откуда он узнал, что в ней есть испанская кровь?

   Неоткуда ему было узнать. Если только он специально не наводил о ней справки. Но зачем это ему? И почему расчетливый взгляд его глаз заставил ее вспомнить о средневековых сказаниях и о том, как дьявол искушает невинные души?

   Люси тряхнула головой. Ну уж это совсем глупо.

   – Как вы догадались, что я испанка? – самым безразличным тоном спросила она, заставив себя снова взяться за грифель.

   – У вас их пламенный темперамент.

   Люси вздохнула. Может быть, слова «слишком пылкая сорвиголова» выжжены, словно клеймо, у нее на лбу?

   – Говорят, что пламенный темперамент встречается также у ирландцев и мавров. Невозможно установить происхождение человека на основе одного лишь темперамента.

   – Это всего лишь наблюдение.

   – Причем наблюдение неправильное, – резко сказала Люси, выведенная из себя его проницательностью. Трудно было поверить, что он догадался о ее происхождении, причем догадался правильно. – Может быть, угадывать происхождение людей – это еще один аспект вашего таланта фокусника?

   – По правде говоря, так оно и есть.

   – А вы можете угадать, откуда я родом? – спросила мисс Пирс.

   – Возможно, из Уэльса, – ответил Диего. – А мисс Далтон, несомненно, из южной части Англии, хотя точнее я не берусь сказать.

   В обоих случаях он был прав. Возможно, этот фокусник действительно умеет угадывать происхождение.

   Диего расслабился, заметив, как подозрительное выражение постепенно исчезает с лица Люси. Он чуть не выдал себя замечанием об испанцах. Явное удивление мисс Ситон показало, что она знает о своей испанской крови и поражена тем, что об этом известно незнакомцу.

   Девочки вдруг громко закричали.

   – Что случилось? – спросил Диего, оторвавшись от своих мыслей.

   – Вы не должны двигаться, а это включает также выражение вашего лица, – напомнила ему Люси. – Нельзя хмурить брови. Кстати, улыбаться тоже нельзя.

   – Вот как? Прошу прощения.

   Мисс Ситон заставляла его Совершать немало неблагоразумных поступков. Например, говорить о Виллафранке. Он новее не собирался рассказывать о своем родном городке, словно старик, вспоминающий юность.

   Диего заговорил об Испании только для того, чтобы выяснить, действительно ли Люсинда была на дороге в Ла-Корунью вместе с Сорок вторым полком, как предполагал маркиз. Когда Диего и Гаспар впервые начали собирать о ней информацию как о возможном объекте их поиска, они были сильно озадачены тем, что полковник ушел в отставку из Семьдесят шестого полка, а не из Сорок второго. В конце концов они решили, что новый отец Люси умышленно сменил полк, чтобы замести следы.

   Однако пока Люси не заговорила об отступлении в Ла-Корунью, Диего не приходило в голову, что она была там в возрасте четырех лет. Вероятно, она была очень здоровым ребенком, если пережила лишения, от которых погибали крепкие солдаты британской армии.

   Он видел, что эти воспоминания причиняют ей боль.

   Диего скрипнул зубами. Он не мог изменить того, что случилось с ней. К сожалению, донья Каталина и дон Альваро умерли через несколько лет после похищения их дочери. Однако если Люси окажется доньей Люсиндой, то по крайней мере воссоединится со своим дедом, который сделает из нее сверкающий бриллиант светского общества, как она того заслуживает.

   Диего попробовал было изменить положение тела, потом вспомнил, что этого делать нельзя. Работать натурщиком не так-то просто. У него онемела левая нога, а спина буквально пульсировала от боли. Он попробовал шевельнуть ногой, но девочки дружно запротестовали. Dios Santo![5]

   Люси сидела с самодовольным видом. Неудивительно, что она с такой готовностью согласилась на предложение Диего позировать. Ей, как видно, и впрямь нравилось мучить его.

   – Леди, – строго сказала мисс Ситон, – поскольку сеньор Монтальво начал уставать, нам надо чем-нибудь развлечь его. Почему бы вам не рассказать ему о нашей школе? Он для этого и„пришел сюда. Пусть каждая из вас скажет, почему родители захотели отдать вас именно сюда и что вам здесь больше всего нравится.

   Диего аж застонал. Люси бросалась на спасение своей драгоценной школы со свирепостью горной рыси. Пока одна из девочек восхваляла достоинства школы, Люси, закрыв свой блокнот, стала прохаживаться между ученицами, высказывая замечания об их работе. Он попытался не смотреть на нее, но не смог. Даже в практичном рабочем халате, накинутом поверх платьица цвета красного мака, она напоминала ему изысканное вино в тонком бокале.

   Он многое бы отдал за возможность попробовать это вино.

   Проклятие, об этом нельзя даже думать!

   Усилием воли Диего попытался сдержать эрекцию. Его поза слишком откровенно демонстрировала ту часть тела, которую он старался держать под контролем.

   Гаспар был прав: он, наверное, слишком долго обходился без женщины, если его тело с такой легкостью возбуждается от одного лишь вида важно расхаживающей Люси. Да еще когда за ним наблюдают хихикающие девчонки! Dios mio, гореть ему в аду за такое поведение.

   Диего вдруг обнаружил, что почему-то завидует ее ученицам. Для начинающего учителя она весьма хорошо справлялась со своей работой. Она хвалила учениц, не перехваливая, и критиковала, не лишая уверенности в себе. Его поражала такая деликатность.

   Гаспар счел бы это излишней мягкостью в учителе. Сам Гаспар выкрикивал приказания и шлепал Диего по рукам, если тот ронял карту или вытаскивал не тот носовой платок. После нежного домашнего воспитания, которое получил Диего как единственный сын дворянина, это было для него буквально шоком. Но работать ассистентом Гаспара было безопаснее и выгоднее, чем быть вором или карточным шулером.

   – Леди, пора мыть руки, – вдруг сказала Люси. Диего удивленно взглянул на нее. Они закончили? Когда он выпрямился, а девочки помчались вытирать руки, Люси подошла к нему.

   – Спасибо, сэр. Вы нам очень помогли.

   Диего поднялся со скамейки, поморщившись от боли, когда в онемевших конечностях стало восстанавливаться кровообращение.

   – Напомните мне, если я вдруг забуду, насколько трудна работа натурщика, – проворчал Диего.

   – Я вас предупреждала, – с довольным видом сказала Люси.

   – Вы предупреждали, что мне будет скучно, – уточнил Диего, разминая затекшие ноги, – но не говорили, что я стану инвалидом.

   На этот раз Люси рассмеялась:

   – Должна признаться, вы держались молодцом. Большинство натурщиков после первого сеанса бывают в гневе.

   Одна из девочек что-то спросила у нее, и Люси, снова обратившись к классу, отправила их на урок танцев. Пока мисс Ситон мыла руки, Диего подошел к тому месту, где она оставила свой блокнот. Ему захотелось посмотреть, как она его изобразила, но, перелистав страницы, он увидел мастерски выполненные рисунки поросших вереском шотландских гор и вымощенных булыжником улиц Ричмонда. Перевернув страницу, он расхохотался, не веря своим глазам, и поднял вверх изображение красивого молодого джентльмена с рожками и хвостом.

   – Кто этот интересный парень? Люси зарделась.

   – О Господи, – пробормотали она.

   Девочки ушли через рощу в школу, оставив их наедине. Миссис Харрис сказала ему, что у Люси сегодня всего один урок, а это значит, что теперь она полностью в его распоряжении.

   – Очень утешает мысль, что не меня одного вы считаете дьяволом, – улыбнулся Диего. – Это распространенная тематика ваших работ?

   – Отдайте мне это, сеньор Монтальво! – сердито сказала Люси, подходя к нему.

   Он, усмехнувшись, спрятал рисунок за спину.

   – Мне показалось, что вы согласились называть меня Диего, когда мы одни.

   – Отлично, – сказала она. На ее щечках появилось по красному пятну. – Дайте мне это, Диего, бессовестный вы негодяй!

   – Не отдам, пока не скажете, кто он такой. – Ему нравилось наблюдать, как она горячится, как ее глаза мечут молнии. Это наводило на мысль о том, какова она будет в его постели, обнимая его с такой же страстью.

   – Боже милосердный, – взмолилась Люси, – какой же вы…

   – Очаровательный? Остроумный? Неотразимый?

   – Назойливый!

   – И упорный. – Диего держал рисунок в поднятой руке и разглядывал его снизу.

   – Вы не посмеете! – Люси попыталась отобрать свой блокнот, но Диего приподнял его еще выше.

   – Может быть, это жених? – предположил он. – Или, вероятнее всего, учитывая рога, бывший жених.

   Эта мысль окончательно испортила ему удовольствие. До этого момента он почему-то считал, что у Люси нет серьезного поклонника.

   – Ни то ни другое. – Отвернувшись от Диего, Люси посмотрела за реку. – Одно время я надеялась… Не имеет значения. Теперь он для меня никто.

   – Не совсем «никто», судя по тому, как вы покраснели, – сказал Диего, которого непонятно почему ужасно раздражало, что какой-то бесцветный англичанин живет в сердце Люси. – Как его зовут?

   – Какое вам дело?

   – Мне любопытно узнать, что за человек заслужил от вас рога. Мы оба знаем, что это оскорбление вы не нанесли бы первому встречному.

   – Очень смешно! – Люси направилась к дорожке, ведущей через рощу.

   Зажав блокнот под мышкой, Диего не отставал ни на шаг.

   – Что он натворил? Нарушил ваши правила приличия? Оскорбил ваших учениц? Попытался купить землю по другую сторону от вашей школы, чтобы устроить там бордель?

   – Он забавлялся со мной, – резко сказала Люси в ответ. В ушах у Диего зашумела кровь, но Люси вдруг остановилась на тропинке и добавила более спокойным тоном: – Нет, все не так. Я не имела в виду то, о чем вы подумали.

   Диего обуздал гнев, готовый выплеснуться на безымянного незнакомца.

   – А что вы имели в виду?

   – Питер… то есть лорд Ханфорт и я росли вместе в полку. Я думала, что он намерен… я всегда предполагала, что мы с ним… – Она покачала головой. – Это не имеет значения. Я была не права.

   Видимо, это очень сильно ее обидело. Люси пошла дальше, но Диего нагнал ее.

   – Вы думали, что этот англичанин женится на вас?

   Она кивнула.

   – Однако, получив титул, он решил, что ему требуется более подходящая жена.

   – Вот как? – Диего начинал понимать ситуацию. – И поэтому вы теперь так старательно следите за соблюдением правил приличия? – У Диего защемило в груди. Бедная девушка не знает свою подлинную родословную. Она вправе составить партию самому знатному испанскому дворянину.

   Мысль эта была мучительной. Люси сердито взглянула на него:

   – К вашему сведению, я всегда старательно соблюдала правила приличия… Не знаю даже, зачем я все это вам рассказываю. Вы и без того считаете меня, как и Питер, отъявленной сорвиголовой.

   – Рог Dios с чего вы это взяли? По правде говоря, вы ведете Себя слишком уж прилично, подавляя вашу подлинную натуру.

   – Именно это я и имею в виду! – воскликнула она. – Вы почти не знаете меня, а уже поняли, какова моя подлинная натура, которая… которая…

   – Вы страстная, – сказал Диего. – В этом нет ничего плохого.

   – Это вы так думаете.

   Презрение в ее голосе вызывало раздражение. Он прищурился.

   – Понятно. Вы хотите сказать, что я не такой, как ваш пресный англичанин. Что я дьявол во плоти, а поэтому считаю, что все остальные должны вести себя так же.

   Люси упрямо взглянула ему в глаза.

   – Ну что ж, вы должны признать, что джентльменам вроде вас свойственны определенные пороки, и поэтому вы ожидаете, что женщины…

   – Так же самозабвенно предадутся порокам в моем присутствии? Что они уподобятся животным, чтобы удовлетворить мою похоть?

   Она отступила на шаг, покраснев до корней волос.

   – Я лишь хотела сказать.

   – Я знаю совершенно точно, что вы хотели сказать. – Диего вспомнил ту кошмарную ночь в Виллафранке, ее соотечественников, которые действительно вели себя по-скотски. И которые к тому же вбили ей в голову презрение ко всем, кроме них самих.

   Уронив блокнот на листья, Диего подошел к ней ближе.

   – Иностранцы вроде меня годятся только для того, чтобы стрелять по ним из ваших английских ружей. У иностранцев вроде меня нет ни чувств, ни моральных устоев, ни прав.

   – Иностранцы? Нет, я говорила о…

   – Иностранцы вроде меня пожирают живьем молодых леди просто для того, чтобы поразвлечься. – Когда Люси прислонилась спиной к стволу дерева, Диего положил руки на ствол по обе стороны от нее, лишив ее возможности двигаться. – Если меня изобразят на рисунке в таком виде, не имея на то никаких оснований, то я по крайней мере постараюсь воспользоваться преимуществами подобной репутации.

   – Пре-и-муществами? – испуганно пискнула она.

   – Вы сказали, что я дьявол. – Диего наклонил голову, перестав сдерживать свой горячий нрав и еще более горячее желание. – А дьявол всегда получает то, что ему причитается.

   Едва успев договорить, он завладел ее губами.

Глава 6

   Дорогой кузен!

   Сеньор Монтальво попросил разрешения понаблюдать, как функционирует наша школа, с тем чтобы принять более обоснованное решение относительно увеселительного сада. Когда мисс Ситон предложила свои услуги в качестве сопровождающего лица, я согласилась, потому что среди наших выпускниц она является одним из лучших примеров леди, которым пошло на пользу обучение в нашей школе. К тому же, в отличие от других леди, которые способны подпасть под его обаяние, ее, кажется, не обманывают ни его чары, ни ловкость рук.

   Спешу.

   Ваша родственница Шарлотта.

   Поцелуй был такой восхитительный, как и представляла себе Люси. В нем не было игривости, как у Питера, или слюнявого пыла, как у тех двух мужчин, которым удалось поцеловать ее во время балов. Поцелуй был горячий, страстный и дерзкий – о таком можно лишь мечтать.

   От него пахло кофе и табаком. Аромат был настолько откровенно мужским, что у Люси голова пошла кругом. Этому способствовало также то, как по-хозяйски губы испанца овладели ее губами. Поцелуй был крепким, но не до боли, требовательным, но не пугающим.

   Но слишком коротким.

   Диего отпрянул. Глаза его сверкали. В их бездонных глубинах еще сохранились отголоски недавнего гнева.

   – Для сорвиголовы ты целуешься слишком невинно.

   – А твой поцелуй слишком короток для дьявола, – выпалила Люси в ответ. Ну почему она не может держать свой язык за зубами? Ведь это все равно что бросить ему вызов.

   Диего принял вызов и, придерживая одной рукой ее голову, сказал:

   – Это можно исправить, carifio.

   На сей раз, овладев ее губами, он заставил их раскрыться и впустить в рот его язык.

   Люси слышала о таких поцелуях от других девочек, но даже представить себе не могла, что язык мужчины, проникший в твой рот, может доставить тебе такое невероятно приятное ощущение. Такое абсолютно греховное наслаждение.

   – Ах, querida[6], – хрипло пробормотал он, завораживая ее ласковыми словами, – твои губы способны, соблазнить любого дьявола. – Он куснул мочку ее уха, отчего по телу Люси пробежала волна удовольствия. – Ты сводишь меня с ума.

   Люси понравилось, что она сводит его с ума. Ей не следовало бы ему верить, но уж очень приятно было услышать, что она способна свести с ума такого искушенного, такого утонченного человека, как сеньор Монтальво, что она может заставить его вести себя так, как не следовало бы, и целовать ее с такой страстью.

   Диего крепче прижал Люси к себе, обхватив за талию. Руки девушки невольно обвились вокруг его шеи, и он издал какой-то гортанный стон.

   Потом рука Диего скользнула с талии вверх, и он обхватил ладонью ее грудь.

   Люси едва устояла на ногах от блаженного ощущения, ее охватило трепетное ожидание чего-то большего.

   Пока ей не вспомнились слова Питера.

   – Нет, – решительно сказала она, отталкивая руку Диего. – Ты не должен делать такие вещи.

   Она проскользнула между ним и стволом дерева, готовая к сопротивлению, но тут увидела ошеломленное выражение на его лице.

   Диего довольно долго смотрел на нее.

   – Diosmio… прости меня…я не имел намерения… – пробормотал он, в смятении взъерошив волосы. – Я совсем потерял разум.

   Люси обхватила себя руками, стараясь не вспоминать о мгновении блаженства, когда его рука ласкала ее сквозь ткань платья.

   – О чем ты думал?

   – Думал! Ты действительно считаешь, что минуту назад я мог о чем-то думать? – Попятившись от нее, Диего вполголоса пробормотал какие-то испанские ругательства. – Мой необузданный темперамент одержал надо мной верх, и я… совершил ошибку.

   Значит, она была ошибкой? Почему она всегда бывает ошибкой? Рассерженная и обиженная, Люси наклонилась, чтобы поднять с земли свой блокнот.

   – Ты ничуть не лучше Питера. Вы оба считаете, что я гожусь только для того, чтобы приятно провести время.

   Люси собиралась уйти, но Диего преградил ей путь. Глаза его сверкали.

   – Я не думаю ничего подобного. Мое поведение не имеет к тебе отношения.

   Люси горько рассмеялась:

   – А-а, понимаю. Для твоих целей подошла бы любая женщина.

   – Нет, я не это имел в виду… – Он скрипнул зубами. – Выслушай меня, carino.

   – Не называй меня так! – На глазах Люси выступили слезы, но она не дала им пролиться. Она не хотела позволить мужчинам заставить ее плакать дважды за одну неделю.. – Не смей называть меня своими бессмысленными ласковыми словами, как будто я какая-нибудь… распутница, которой ты можешь воспользоваться и тут же забыть потому лишь, что нашел меня в вишневом саду, когда я вела себя…

   – Как любая другая молодая женщина, наслаждающаяся весенним днем?

   Люси поморгала, глядя на него.

   – Я не считаю тебя ни распутницей, ни сорвиголовой. – Диего отпустил ее плечи и отступил на шаг, как будто прикосновение к ней могло заставить его вновь потерять разум. – И никогда не считал. Это ты поборница английских правил приличия. А я просто разозлился, когда ты назвала меня бессовестным негодяем лишь потому, что я иностранец.

   – Не потому, что иностранец, – возразила она, – а потому, что ты намерен уничтожить школу! Побойся Бога, ведь я сама иностранка!

   Люси замолчала, заметив интерес, вспыхнувший в его темных глазах.

   – Потому что ты шотландка? – спросил он.

   – Собственно говоря, я… я не шотландка. Полковник Ситон удочерил меня. Моя мать была испанкой. Как ты.

   – Правда? – глухо произнес Диего. Судя по его виду, он был недоволен тем, что услышал.

   – Моим настоящим отцом был англичанин. Он умер в Ла-Корунье. А моя мать умерла во время отступления на побережье.

   – Ты присутствовала, когда умирали родители? – Диего, кажется, был чем-то озадачен и с нетерпением ждал ответа на этот вопрос.

   Люси почему-то не хотелось признаваться, что она почти не помнит собственных родителей.

   – Я хочу сказать, что не испытываю враждебности по отношению к иностранцам. С чего бы? Половину детских лет я правела в Испании, Португалии, а также в других странах.

   Диего прищурил глаза:

   – Однако ты с явной враждебностью относишься ко мне.

   – Это из-за школы…

   – Не только из-за твоей драгоценней школы, – возразил он. – Причина лежит глубже. Ты сказала, что джентльмены вроде меня подвержены некоторым порокам. И я сомневаюсь, что ты имела в виду бизнесменов, какими бы безжалостными ты их ни считала.

   – Я имела в виду фокусников, иллюзионистов. Ты такой знаменитый, умеешь красиво говорить, у тебя изысканные манеры. Если верить рассказам одной из наших леди, после гастролей в России ты оставил там целую вереницу княжон с разбитыми сердцами. Кто знает, сколько еще женщин ты бросил за годы своей карьеры.

   Заметив, как Диего поморщился, Люси решила, что, наверное, недалека от истины.

   – Признайся, что поцеловал меня только потому, что был уверен: я позволю.

   – Почему бы я мог предположить такое? – спросил он, начиная раздражаться.

   – Потому что я из тех женщин, с которыми мужчины развлекаются, а не из тех, на ком женятся. Должно быть, по мне это сразу видно. Питер говорит, что во всем виновата моя необузданная испанская кровь.

   Диего презрительно фыркнул:

   – Идиот твой Питер.

   Она пожала плечами.

   – Все равно ты со мной развлекался. – В ее голосе чувствовалась горечь. – И уж конечно, не потому, что имел намерение начать ухаживать за мной.

   – Рог Dios! Ты должна понять, что я пока не имею возможности… – Выругавшись, он засунул руки глубоко в карманы пиджака. – В настоящее время мое положение не позволяет мне завязывать серьезные отношения с кем бы то ни было.

   – В таком случае тебе не следовало целовать меня, – сказала Люси, отчаянно цепляясь за соблюдение правил приличия, чтобы не разреветься словно безмозглая дурочка.

   – Правильно, не следовало, – мрачно сказал он. – Тут ты права.

   Люси судорожно глотнула воздух, обиженная тем, что он с такой готовностью согласился с ней.

   – Надеюсь, больше этого не произойдет.

   – Почему? Неужели все было так ужасно, что тебе не хочется повторить еще разок? – спросил Диего, прищурившись. Судя по тону, он был задет ее словами.

   Это было просто смешно. Ведь женщины повсюду с ума по нему сходили. А тут…

   – Понравилось ли это мне, не имеет значения. Но если кто-нибудь увидит…

   – Ты потеряешь свою должность учительницы.

   – Это меня не беспокоит. Я работаю временно. – Люси вздернула подбородок. – Но люди начнут сплетничать. А это мне небезразлично.

   – Ты имеешь в виду, – сказал Диего с сарказмом в голосе, – что не хочешь, чтобы Питер узнал, что ты позволила мне поцеловать тебя в роще?

   – Я не хочу, чтобы хоть один человек узнал об этом. Это погубило бы мою репутацию.

   Он пробормотал что-то нечленораздельное, но возражать не стал.

   – Ты, несомненно, понимаешь, почему я не хочу, чтобы мое имя запачкали грязью из-за глупого опрометчивого поступка. Я не богатая наследница, но приданое у меня приличное. Как только миссис Харрис найдет учительницу на это место, я присоединюсь к папе и мачехе в Лондоне, чтобы провести вместе с ними сезон, и в конце концов какой-нибудь респектабельный джентльмен сделает мне предложение…

   – Я уверен, так и будет, – напряженно сказал Диего, не пряча глаза. Заметив это, Люси подумала, что, может быть, ему неприятна мысль о том, что она выйдет замуж за другого. Нет, едва ли. Наверное, его просто раздражает, что она скоро станет для него недосягаемой.

   – Теперь ты понимаешь, почему не должен больше целовать меня?

   – Разумеется, – твердо заявил он.

   Люси почувствовала раздражение. Что ему стоило хотя бы попробовать разубедить ее?

   – Ты должен также понять, почему тебе было бы лучше попросить кого-нибудь другого показать тебе школу.

   На этот раз его реакция понравилась Люси.

   – Это еще зачем? Я согласился не целовать тебя. Поверь, если я захочу, то вполне способен держать в узде свою похоть, carino.

   – И все-таки…

   – Нет. Сопровождать меня будешь ты, и этот вопрос обсуждению не подлежит.

   Люси почувствовала себя польщенной. А это уже было веской причиной прекратить с ним всякие встречи.

   – На этот раз вас никто не будет спрашивать, – высокомерно заявила она Диего. – И вам не поможет, если вы будете угрожать мне, что обратитесь к миссис Харрис. Я просто скажу ей, что вы меня поцеловали. И тогда разразится настоящая война. Миссис Харрис готова броситься в огонь, если потребуется защитить репутацию одной из своих девочек.

   Он пожал плечами:

   – Ладно. Так мне будет проще принять положительное решение о строительстве увеселительного сада.

   – Не ставьте себя в смешное положение, – с чувством сказала Люси, пытаясь идти с ним в ногу. – Нет никакой причины выбирать в качестве экскурсовода именно меня.

   – Я предпочитаю вас. Этого достаточно, – спокойно заявил Диего.

   Судя по всему, справиться с этим фокусником будет гораздо труднее, чем она предполагала. Люси даже начала сомневаться, что демонстрация достижений школы сможет повлиять на него.

   Оставалась, конечно, еще петиция, но миссис Харрис уже предупредила, что чиновники магистратуры, выдающие лицензии, были печально известны тем, что делали это за взятки.

   Люси стиснула зубы. Ей ужасно не хотелось проигрывать этому человеку.

   Диего остановился и победно взглянул на нее.

   – Ну, что мы осмотрим дальше?

   – Пойдемте на лужайку перед главным входом. Можете посмотреть, как проходят уроки стрельбы из лука.

   Диего послушно пошел рядом с ней-.

   – Вы надеетесь, что кто-нибудь промажет и попадет в меня?

   – Неплохая мысль.

   – Мое убийство на территории школы делу не поможет.

   – Кто говорит об убийстве? – зловещим тоном заметила Люси. – Было бы вполне достаточно покалечить.

   Он фыркнул:

   – Осторожнее. Это в вас снова взыграла неукротимая испанская кровь.

   – Не напоминайте мне об этом, – проворчала Люси.

   – Вы хоть понимаете, что мистер Притчард все равно намерен продать свою собственность? Не мне, так кому-то другому. Причем по очень высокой цене, заплатить которую могут позволить себе только те, кто намерен добиться коммерческого успеха от ее эксплуатации. Как посмотрит миссис Харрис на такое, например, соседство, как военный завод или психиатрическая больница?

   В словах сеньора Монтальво был смысл. Что, если они его прогонят, а на его место придет кто-нибудь похуже?

   Но что они могут сделать?

   И вдруг в голову Люси пришла блестящая идея! Почему, интересно, сама миссис Харрис не додумалась до этого? Может быть, потому, что это невозможно? Надо у нее спросить.

   Если все получится, то Диего Монтальво скоро вообще исчезнет из ее жизни. И Люси не допустит, чтобы, уезжая, он оставил ее с подмоченной репутацией.

Глава 7

   Дорогая Шарлотта!

   Я работаю над решением вашей проблемы, но для этого требуется больше времени. Полагаю, что общение мисс Ситон с этим фокусником не причинит вреда, но при условии, что при их встречах будет всегда присутствовать сопровождающее лицо. И если это действительно заставит его принять во внимание интересы школы, то их общение можно лишь приветствовать.

   Ваш обеспокоенный кузен Майкл.


   Через два дня после того как Диего поцеловал Люси в роще, он, выйдя на рассвете в сад, наблюдал, как к зданию школы подъехала вереница экипажей.

   Диего выругался себе под нос. Вчера Люси сказала ему, что будет вместе с миссис Харрис проверять бухгалтерские счета и не сможет увидеться с ним. А в воскресенье они пойдут в церковь, так что о встрече тоже не может быть и речи.

   Но Диего мог поклясться каждой песетой, сэкономленной за все эти годы, что женщиной, закутавшейся в плащ, которая торопливо уселась в первый экипаж, была сама Люси, а женщиной, которая присоединилась к ней мгновение спустя, была ее начальница.

   Судя по количеству экипажей, они, а также еще несколько учителей и учениц что-то затевали. И это что-то они держали в тайне от него. Люси, несомненно, решила, что он проспит и не заметит их отъезд, но она его недооценила.

   К Диего торопливо подошел Гаспар. Диего посылал его на школьную кухню узнать насчет уезжавших ни свет ни заря экипажей.

   – Ну, узнал ты что-нибудь у своей поварихи, к которой неравнодушен? – спросил Диего.

   Гаспар бросил на него сердитый взгляд:

   – У нее, знаешь ли, есть имя. Ее зовут Салли. Или ты считаешь себя единственным мужчиной, на которого обращают внимание хорошенькие женщины?

   Диего с трудом поборол желание рассмеяться. Однажды он видел эту женщину в огороде. Она была отнюдь не красавицей. Но Гаспару нравились грудастые женщины. Особенно те, которые его хорошо кормили. Возможно, в понимании Гаспара Салли была богиней.

   – Я отлично знаю твое мастерство в отношениях с женщинами, – сказал Диего. – Как ты думаешь, у кого я этому научился?

   – Уж ты научился – что правда, то правда, – ответил, несколько успокоившись, Гаспар. – Тебе-то что, если я к ней действительно неравнодушен? В отличие от тебя я не испытываю ненависти к англичанам и заслуживаю…

   – Гаспар! – прервал его Диего. – Говори, что ты узнал от Салли!

   Гаспар поморгал глазами.

   – Ах это… Я узнал только, что они отправились на благотворительный завтрак.

   – Это объясняет столь ранний час отъезда.

   – Не обязательно. У англичан завтраки бывают и после полудня.

   – Так где же, черт возьми, состоится этот завтрак, в Бате? – раздраженно воскликнул Диего.

   – Он состоится в поместье герцогини Фоксмур, но они отправились туда пораньше, чтобы помочь все организовать. Очевидно, подобные мероприятия проводятся регулярно. В начале каждого семестра. Одна из замужних леди приглашает их на так называемый венецианский завтрак. Приглашаются также самые богатые люди из общества, с тем чтобы собрать пожертвования на различные благотворительные цели: на нужды ассоциации, помогающей женщинам, отбывающим сроки в тюрьмах, для сиротских приютов, политических партий и так далее. Салли сказала, что в этот раз леди выехали раньше, чем обычно.

   – И мы оба знаем почему, – прервал его Диего.

   – Ты думаешь, что они что-то затевают?

   Диего пристально посмотрел на здание школы и направился к дому.

   – Почему же еще Люси держит это в тайне от меня? Гаспар, сдержанно усмехнувшись, поспешил за ним следом.

   – Она женщина. А женщины любят секреты. Возможно, мисс Ситон нервничает, потому что и без того слишком много всего выболтала тебе.

   Диего презрительно фыркнул.

   – Я целых два дня изображал идеального джентльмена, но не узнал ничего заслуживающего внимания.

   – Ты узнал, что она была на дороге в Ла-Корунью, что она думает, будто ее родители умерли там, что она верит, будто ее отец – английский солдат, а мать, – его жена-испанка.

   – Да, но я не знаю, какие у неё основания верить этому. Я не знаю даже, помнит ли она, как они умирали. Она помнит отступление.

   – Ей было всего четыре года, – напомнил Гаспар, пожав плечами. – Возможно, она помнит не мать, а нянюшку.

   – Но почему полковник просто не сказал ей, что он ее отец? И почему позволил своей любовнице украсть ребенка в Гибралтаре и увезти с собой? Для неженатого солдата это совсем не просто. Даже если они поженились, зачем ему продолжать заботиться о ребенке?

   – Да, но имеется очень много фактов, подтверждающих ее личность. Нужно заставить мисс Ситон рассказать о тех, кого она считает своими настоящими родителями. Возможно, после этого она станет более доверчивой и расскажет все остальное.

   – Я пытался! – сердито воскликнул Диего, поднимаясь по ступенькам к входной двери. – Но мне не удается даже остаться с ней с глазу на глаз. Нас повсюду сопровождает этот громила – лакей миссис Харрис. Люси воздвигла между нами стену из английских правил приличия, и все ее разговоры сводятся исключительно к школе.

   – Она, как видно, не слишком тебя жалует, а? – сказал Гаспар.

   Диего подозревал обратное. В том-то и заключалась проблема: Люси испытывала к нему влечение, и это приводило ее в ужас. После их безрассудных поцелуев она захлопнулась, словно цветок ипомеи, который закрывается на ночь и вновь открывается утром.

   И все же Диего не мог сожалеть о тех поцелуях. Они были для него откровением. И сама Люси была откровением, представляя собой потрясающую смесь неопытности и любопытства, что вызывало у Диего желание ознакомить мисс Ситон со всем, о чем она втайне мечтала узнать.

   Мучительная мысль о том, как Люси тает в его объятиях, не покидала Диего после их первой встречи. Он чувствовал, что ему становится все труднее сосредоточиться на получении от девушки информации. Хотелось одного: унести ее к себе в постель и провести всю ночь, возбуждая ее страсть. За последние три ночи эта мысль не давала Диего заснуть и доводила до отчаяния.

   Бормоча ругательства, Диего стал взбираться по шаткой лестнице.

   – Дело не в том, что я не нравлюсь мисс Ситон. Ей не нравится то, что я, как она полагает, намерен сделать с ее драгоценной школой. Именно поэтому ее поведение нынче утром кажется мне подозрительным. У нее нет причин лгать относительно благотворительной деятельности. Она могла бы даже пригласить меня с собой, чтобы выжать деньги на какое-нибудь доброе дело.

   Диего поднимался по лестнице, одолевая по две ступеньки за один раз, и даже не замедлил шаги ради Гаспара. К тому времени как старик, пыхтя и отдуваясь, нагнал его в кабинете, Диего успел наполовину уложить чемодан.

   – Que demonis![7] – воскликнул Гаспар, прижимая руку к груди. – Что это ты затеял?

   – То, что мисс Ситон тайком уезжает из дома на рассвете, имеет смысл, только если она намерена собрать пожертвования на такое дело, о котором не хочет, чтобы я знал. Возможно, это связано с тем, чтобы остановить строительство увеселительного сада.

   Гаспар поморгал.

   – Пожалуй, ты прав. Но кому это нужно? Ведь на самом деле ты не намерен ничего строить?

   – Я-то не намерен. Но если она решит, что нашла способ помешать моим планам, ей больше будет незачем со мной встречаться. А я не могу этого допустить.

   – Я должен сменить тактику, – заявил Диего, бросая в чемодан свой фрак. – Я изображал с ней джентльмена, позволяя диктовать условия общения в надежде, что она станет более доверчивой. Но этот метод ни срабатывает.

   – Что ты намерен предпринять? – спросил Гаспар.

   – Как следует встряхнуть ее. Хочу появиться на этом завтраке и для разнообразия заставить ее плясать под мою дудочку. – Диего уложил в чемодан особые свечи для аттракциона и специальную винную бутылку, потом улыбнулся Гаспару. – Думаю, что настало время устроить нашим добрым соседям благотворительное представление.

   В элегантном саду герцогини Фоксмур Люси вместе с оркестрантами подбирала музыкальные произведения, которые будут исполняться во время завтрака. К ней торопливо подошла миссис Харрис.

   – Люси, дорогая, у меня есть кое-какие новости… Я не хотела бы расстраивать тебя, на…

   Оставив список музыкальных произведений у оркестрантов, Люси отошла с миссис Харрис в сторонку.

   – Что случилось?

   – Приехал лорд Ханфорт. С леди Джулианой. Люси застыла в ожидании привычной боли.

   – Как ни странно, боли не последовало. За последние несколько дней она была настолько поглощена кампанией по спасению школы, что вообще почти не вспоминала о Питере. Разумеется, ее внимание сильно отвлекал этот проклятый фокусник, но это едва ли играло решающую роль. Хотя этот мерзавец был непозволительно красив, остроумен и приводил в трепет все ее существо, это лишь заставляло Люси проявлять еще большую осторожность.

   – Извини, – сказала миссис Харрис, – я понятия не имела, что Луиза намерена пригласить их, иначе непременно отговорила бы ее.

   – Пустяки. Пусть приходят. Их деньги ничуть не хуже денег других присутствующих, – сказала Люси, довольная тем, что оделась сегодня особенно тщательно. Шелковое платье цвета слоновой кости, изящно облегающее ее фигуру, очень шло ей. – К тому же это даст мне возможность доказать, что лорд Ханфорт теперь мне абсолютно безразличен.

   – Надеюсь, что ты права, дорогая. Потому что он направляется сюда.

   Едва успела Люси осмыслить это предупреждение, как рядом раздался знакомый мужской голос:

   – Добрый день, мисс Ситон!

   Люси взглянула на Питера с натянутой улыбкой, ничуть не удивленная его великолепным темно-синим пиджаком, который блеском золотой тесьмы и пуговиц затмевал солнце. Его дама была в платье из розового атласа и кружев, которое стоило наверняка втрое дороже платья, надетого на Люси. Они представляли собой потрясающую пару.

   – Лорд Ханфорт, рада видеть вас. – Довольная, что у Питера вытянулась физиономия, когда он услышал ее официальный тон, Люси холодно кивнула его даме: – И вас тоже, леди Джулиана. Так приятно, что вы оба поддерживаете наше дело.

   Когда кто-то отозвал в сторонку миссис Харрис, леди Джулиана плотнее закуталась в шаль и шмыгнула носом.

   – Вам не кажется, мисс Ситон, что сегодня довольно холодно для завтрака на открытом воздухе?

   – Ты должна понимать, моя дорогая, – сказал Питер леди Джулиане, – что мисс Ситон – женщина крепкая. Она не ощущает холод так остро, как такое хрупкое создание, как ты. – Он нежно потрепал по руке леди Джулиану, которая довольно крепко для «хрупкого создания» ухватилась за его локоть.

   – Я ощущаю холод, – сказала Люси, – просто предпочитаю не демонстрировать этого.

   Леди Джулиана огляделась вокруг с надменным видом важной дамы вдвое старше ее по возрасту.

   – Ну что ж, здесь, кажется, очень мило. У герцогини действительно чудесные цветники, и венецианские завтраки при соответствующих условиях бывают приятны. – Она сопроводила свои слова элегантным поворотом головы, которому Люси никогда не сумела бы научиться. – Но мы не можем долго задерживаться, не так ли, Пити?

   Люси с трудом подавила усмешку, заметив, что Питер пришел в ужас, когда его назвали Пити, а леди Джулиана добавила:

   – Я уверена, что вы нас поймете, мисс Ситон. У нас очень много дел перед свадьбой.

   Перед свадьбой?

   Люси, конечно, знала, что в конце концов они поженятся, но какая-то крошечная часть ее существа все еще цеплялась за детскую мечту, кричала от возмущения: как он может взять в жены эту насквозь фальшивую особу?

   Судя по выражению лица леди Джулианы, она упомянула о предстоящей свадьбе умышленно. Она, должно быть, узнала о надеждах Люси на будущее с Питером, но каким образом? Об этом никто не знал, кроме членов ее семьи и миссис Харрис.

   Может быть, ей рассказал сам Питер? Может быть, этот презренный червяк смеялся над ней за ее спиной вместе с этой ведьмой?

   Очевидно, так оно и было, потому что Питер отводил взгляд.

   – Я думал, что мы объявим об этом только во время вечеринки по случаю нашей помолвки, – тихо сказал он леди Джулиане.

   Она захихикала, прикрыв рот «нежной» ручкой.

   – Извини, любовь моя, я совсем забыла. Боюсь, что тайна теперь перестала быть тайной.

   – Да, кажется, так оно и есть, – сказал Питер, нахмурившись, все еще избегая смотреть в глаза Люси, добавил: – Ты, наверное, поняла, что леди Джулиана любезно согласилась стать моей женой.

   Леди Джулиана, с обожанием взглянув на него, бросила на Люси злорадный взгляд.

   Люси, взяв себя в руки, сумела пожелать им счастья, хотя больше всего в тот момент ей хотелось бы стереть с физиономии леди Джулианы эту злорадную ухмылку, дав ей крепкий пинок под зад.

   К счастью, неприятный разговор прервался появлением самой герцогини, которая, поманив Люси, сказала:

   – Извините, дорогая мисс Ситон, но мне требуется ваша помощь.

   – Сию минуту, ваша светлость, – сказала Люси, безумно благодарная герцогине, что та вмешалась в разговор, не дав ей сделать что-нибудь ужасное – например, расплакаться. Или проколоть Питера насквозь своим солнцезащитным зонтиком.

   Свысока улыбнувшись Питеру и леди Джулиане, герцогиня добавила:

   – Простите, что я отбираю у вас мисс Ситон. У нас возникла проблема, и мне нужно посоветоваться с ней, как ее решить.

   У Питера отвисла челюсть при мысли о том, что герцогине требуется помощь Люси, а с физиономии леди Джулианы сползла ухмылка.

   – Извините, – пробормотала им Люси и торопливо ушла. Увидев самодовольную улыбку на лице миссис Харрис.

   Люси тотчас поняла, кто именно был инициатором лестных слов в адрес Люси, сказанных герцогиней. Однако как оказалось, трудная ситуация действительно возникла.

   – Здесь появился твой фокусник, – сказала ей миссис Харрис.

   Диего здесь?

   У Люси вдруг замерло, а потом часто-часто забилось сердце, и она ощутила какой-то дурацкий трепет внизу живота. Вот глупая!

   Герцогиня приподняла бровь:

   – Он приехал, никого не предупредив/Очевидно, где-то раздобыл приглашение.

   – Несомненно, благодаря ловкости рук, – усмехнувшись, заметила Люси. – Хотя понятия не имею, как он узнал. У этого человека, кажется, имеется вторая пара глаз – на затылке.

   – Если хотите, я прикажу выставить его вон, – сказала ее светлость с улыбкой и вдруг напомнила Люси кошку, с наслаждением взирающую на жирного карпа. – Или мы могли бы им как следует воспользоваться в наших целях.

   Люси, не понимая, поморгала, и миссис Харрис пояснила:

   – Он обещал устроить представление.

   – Что? – удивленно воскликнула Люси. – Но почему?

   – Он думает, что мы собираем деньги на нужды женской ассоциации, поскольку так написано в приглашении, – сказала герцогиня. – Ему и невдомек, что мы намерены перекупить у него из-под носа Рокхерст.

   – Вы уверены, что не знает? – с сомнением спросила Люси. – Мы разослали записки всем нашим гостям, чтобы для них это не было сюрпризом.

   – Сеньор Монтальво заверил меня, что желал бы помочь женской ассоциации, – ответила герцогиня. – А если он раздобыл приглашение незаконным способом, откуда он может узнать об этом? Когда все узнают, что он помогает в сборе средств на крушение своих планов, будет выглядеть круглым дураком.

   Люси вздохнула:

   – Он никогда не выглядит круглым дураком, уж поверьте мне.

   – Во время чаепития нам удалось как следует сбить с него спесь, – сказала миссис Харрис.

   – Но он зарабатывает фокусами средства к существованию. Не пройдет и нескольких мгновений с начала его выступления, как все будут безоговорочно подчиняться ему и думать, что строительство увеселительного сада в Ричмонде – отличная идея.

   – И все-таки я считаю, что мы должны позволить ему выступить, – возразила герцогиня. – Все равно половина собравшихся, как всегда, даже не вспомнит, для каких целей мы собираем пожертвования. Они приходят, чтобы приятно провести время. А если у них будет возможность увидеть великого Диего Монтальво? В наши кружки для пожертвований прольется настоящий денежный ливень! Вам известно, что он никогда не выступал в Англии? Да ведь стоит только слово сказать, как сюда вмиг слетятся представители прессы, чтобы увидеть все собственными глазами. Благодаря одному лишь их вниманию сумма пожертвований на наше дело увеличится в несколько раз, независимо оттого, что сеньор Монтальво будет говорить или делать.

   – Уверена, что вы совершенно правы, – сказала Люси. Кто она такая, чтобы подвергать сомнению слова женщины, которая жертвовала на различные благотворительные цели больше денег, чем все остальные леди, взятые вместе?

   – В таком случае договорились: мы используем бальный зал. Наверное, для отдельных его фокусов нужно закрытое помещение. Он сказал, что ему потребуется час для подготовки. За это время я успею послать лакея к газетчикам и уговорить их приехать сюда. Как только прибудут представители прессы, мы начнем.

   – Отлично, – согласилась Люси.

   Она хотела тем временем узнать, что он затеял. Она не доверяла Диего и боялась, как бы он не выставил их на посмешище перед представителями прессы. Люси решительно отправилась за кулисы.

   Диего чистил пистолет и, казалось, совсем не удивился, увидев Люси.

   – Что ты затеял, Диего?

   Аккуратными, точными движениями он закончил работу.

   – Я готовлюсь к представлению.

   – Ты отлично понимаешь, что я не это имею в виду, – начиная раздражаться, сказала Люси. – Что ты здесь делаешь?

   – Я… – начал было он, но вдруг замолчал и, словно завороженный, стал смотреть на Люси во все глаза.

   В отличие от беглого оценивающего взгляда Питера и Прошенных искоса взглядов некоторых других джентльменов Диего пожирал ее глазами, вызывая жар в самых неожиданных местах: во рту, на полуобнаженных плечах… на груди. Вот он скользнул взглядом по глубокому декольте. Боже милосердный! Ведь он никогда еще не видел ее в вечернем платье!

   – Диего, я требую, чтобы ты объяснил, почему приехал сюда и предложил устроить представление, – упрямо повторила Люси свой вопрос.

   – Разумеется, чтобы помочь вашему делу.

   – А что это за дело, ты знаешь?

   – По-моему, это какая-то женская ассоциация: – Положив тряпки и чистящие средства в открытый сундук, Диего подошел к умывальнику, засучил рукава и принялся мыть руки. – А теперь позволь задать вопрос тебе. Почему ты солгала о своих планах на сегодня?

   – Я не лгала, – возмутилась Люси.

   – Ты сказала, что будешь заниматься бухгалтерией с миссис Харрис.

   – Мы занимались счетами в экипаже, – сказала Люси. Она вдруг почувствовала себя виноватой, хотя это было полной бессмыслицей, если учесть его коварные замыслы.

   – В экипаже, – с явным сарказмом повторил Диего. – Понятно! – Вытерев полотенцем руки, он снова подошел к ней. – Однако это не объясняет, почему тебе потребовалось скрывать вашу поездку.

   – Я не пыталась ее скрыть, – заявила Люси, гордо вздернув подбородок. – Я просто не думала, что тебе это будет интересно.

   – Почему бы мне не поинтересоваться сборищем людей, вздумавших нарушить мои планы?

   При виде его самодовольной усмешки Люси возмутилась:

   – Я предполагала, что ты узнаешь о наших намерениях. Я так и знала!

   – Я не дурак, carino. – Он посмотрел на нее проницательным взглядом. – Не говоря уже о том, что ты не умеешь лгать. Причем лжешь только в том случае, если затеваешь что-нибудь против меня. – Диего бросил на стул влажное полотенце. – Как, например, сегодня, когда ты и твои друзья решили собрать деньги, чтобы перекупить у меня из-под носа поместье.

   – Кто тебе это сказал?

   Лицо сеньора Монтальво стало непроницаемым.

   – У меня есть свои источники информации.

   – И что ты намерен с этим сделать? Обличить нас всех со сцены? Выставить на посмешище?

   – То, что я сделаю, зависит от тебя. Я могу спланировать свое выступление по собственному желанию. Я и впрямь могу выставить всех вас на посмешище, но могу и…

   – Можешь – что?

   – Могу собрать очень большие деньги для вашего дела. Люси окинула его подозрительным взглядом:

   – Даже если наша цель включает попытку нарушить твои планы относительно Рокхерста?

   Диего пожал плечами:

   – Как я уже сказал, все зависит от тебя.

   – Мне почти страшно спрашивать, какую компенсацию за это ты потребуешь.

   – Ладно. Тогда не спрашивай. А я просто продолжу подготовку к выступлению, – усмехнулся он. – Обещаю, что это будет незабываемое зрелище.

   – Перестань изображать мастера мистификации и просто скажи, что ты хочешь.

   Диего посмотрел на нее испытующим взглядом.

   – После этого будут танцы, не так ли?

   Не понимая, какое это имеет отношение к ее вопросу, Люси кивнула.

   – Я хочу станцевать с тобой один вальс, – сказал он с самым серьезным выражением лица. – И немного поговорить о чем-нибудь другом, кроме твоей бесценной школы.

   После жестокого предательства Питера такая просьба мужчины пролилась целительным бальзамом на раненое сердце Люси.

   Если бы только она могла верить в благородство его мотивов.

   – И только? Почему?

   – По той же причине, по которой я целых два дня терпел бесконечные рассказы о твоей школе, подвергал опасности свою жизнь под стрелами неумелых лучников, выслушивал плохие стихи и с трудом пересиливал боль, позируя твоим ученицам. Ради удовольствия побыть в твоей компании.

   Хотя было очень заманчиво в полной мере насладиться таким ответом, Люси все же не совсем верила ему.

   – Только чтобы побыть в моей компании? И ничего безнравственного?

   Диего явно обиделся.

   – За последние два дня я ни разу не преступил границы ваших правил приличия. Разве это не говорит в пользу моего самообладания?

   Почувствовав себя виноватой, Люси покраснела. Диего действительно вел себя безупречно во время экскурсий по школе. Даже когда она грубила ему.

   – Но как видно, это для тебя ничего не значит, – сказал он. – Поскольку я не совсем такой дьявол, как ты думаешь, и не имею намерения выставлять на посмешище твоих друзей, как ты изволила выразиться, мне лучше уехать. По-видимому, это единственное, что может тебя удовлетворить.

   Диего повернулся, чтобы уйти, но Люси поймала его за локоть.

   – Извини. Два последних дня ты действительно вел себя как настоящий джентльмен. Ты окажешь мне честь, если станцуешь со мной вальс. – Она заставила себя улыбнуться. – И я с удовольствием посмотрю твое представление.

   – В таком случае я выступлю для твоих друзей. И для вашего дела.

   Диего взглянул на ее руку, лежащую на его голом локте.

   – Но если ты хочешь, чтобы я продолжал вести себя как джентльмен, mi dulzura[8], то тебе лучше отпустить мою руку.

   Люси покраснела, но руку не убрала. Она вдруг поняла, что ждет от него совсем другого, особенно после того как он так назвал ее. Это слово заставляло ее глупое сердце желать чего-то большего.

   – А что, если мне не хочется, чтобы ты сейчас вел себя со мной как джентльмен? – прошептала она.

   Диего втянул воздух сквозь стиснутые зубы и посмотрел ей в глаза таким бесстыдным взглядом, который откровенно говорил, что он думает об этих ее безумных словах, потом заключил в объятия.

   – Только не говори, что я тебя не предупреждал, – хрипло проговорил Диего, овладевая ее губами с такой лихорадочной страстью, что у Люси подкосились ноги.

   Она слишком долго мечтала об этом поцелуе, и теперь не могла насытиться им.

   Властные объятия Диего заставили ее крепко прижаться к поджарому телу, которое снилось ей по ночам. Поскольку Диего был без пиджака и жилета, Люси чувствовала исходящий от него жар, который воспламенял ее желания.

   Не прерывая поцелуя, Диего повлек ее глубже в тень и прижал к стене.

   – Ты сводишь меня с ума, carino, – бормотал он, сопровождая слова восхитительными поцелуями в щеку, шею и округлости грудей. – Я пытался выбросить тебя из головы, но не смог. Я два дня думаю только о том, чтобы прикоснуться к тебе, поцеловать тебя.

   – Диего… прошу тебя, – сказала Люси, сама не понимая толком, о чем просит. Он решил за нее, и его губы скользнули ниже, за лиф платья, страстно целуя ее там, где ни один мужчина никогда не прикасался к ней.

   Когда Диего взял губами ее сосок, Люси чуть не потеряла сознание. Диего застонал и принялся самым бессовестным образом ласкать ее грудь языком.

   Люси вдруг стало абсолютно безразлично, насколько безнравственно она ведет себя, позволяя ему развлекаться с ней.

   Пребывание с Диего наедине в этом укромном уголке показалось ей вдруг важнее любых пересудов.

Глава 8

   Дорогой кузен!

   Мы нашли собственное решение проблемы. Теперь собираем средства на покупку Рокхерста. Надеемся лишь, что, когда мистер Притчард поймет, что у нас есть все основания собрать достаточно денег для покупки поместья, он откажется продавать его сеньору Монтальво.

   Ваш друг Шарлотта.


   Диего понимал, что это безумие. Это было неблагоразумно по очень многим причинам, однако…

   Пьянящий аромат фиалок от кожи Люси и ее тихие гортанные постанывания не давали ему возможности удержаться от соблазна.

   Dios. Santo, разве мог он не желать попробовать ее на вкус? Он не мог оторвать от Люси взгляд, налюбоваться ее красотой. Очаровательное платье из кремового шелка обрисовывало золотистые горки грудей, напоминавших лимонные пирожные, о которых Диего мечтал в голодные годы.

   Правда, сейчас желание было более напряженным, более мощным, чем просто чувство голода.

   – Cariilo, – пробормотал он, целуя Люси, – мы не должны наслаждаться такими удовольствиями здесь. Вокруг слишком много народу.

   – Да… – простонала Люси, почувствовав, как он ухватил ее сосок зубами. – Я хочу сказать, нет… не здесь…

   Однако Диего не остановился.

   – Ах, mi dulzura, – шептал он, опускаясь на колено, чтобы можно было как следует ласкать грудь. – Мне хочется проглотить каждую частицу твоего тела.

   Он, кажется, был намерен так и поступить, задирая ее юбки и набираясь смелости пойти дальше, но тут сквозь затуманенное сознание проник звук шагов по деревянному полу. Диего замер.

   – Диего? – прошептала Люси.

   Зажав ей рукой рот, он прислушался, моля Бога, чтобы это был не Гаспар, который непременно сразу же поднимется на сцену.

   Диего молча поднялся и с сожалением потянул вверх лиф ее платья, борясь с желанием, которое все еще не отпускало.

   – Люси? – послышался голос откуда-то из бального зала.

   Голос был резкий, настойчивый, мужской. Мужчина называл ее по имени, что подразумевало близкое знакомство между ними, и Диего немедленно ощетинился.

   – Я знаю, что ты где-то здесь, – продолжал мужчина. – Лакей сказал, что ты пошла сюда. Я не уйду, пока мы не поговорим.

   Бросив на Диего наполовину извиняющийся, наполовину смущенный взгляд, Люси отозвалась:

   – Я не хочу говорить с тобой. Я помогаю сеньору Монтальво готовиться к выступлению.

   Шаги приблизились к сцене. Люси была полностью оде-га, поэтому поспешила выйти из-за кулис, пока Диего лихорадочно разыскивал жилет и пиджак и надевал их прямо по-исрх испачканной сорочки.

   Завязывая галстук, он услышал, как Люси решительно сказала:

   – Уходи, Питер. Мне нечего тебе сказать.

   Тот самый Питер? – подумал Диего, поправляя галстук. Вспыхнувший гнев по крайней мере остановил совершенно неуместное возбуждение.

   – Люси, я хочу объяснить тебе насчет леди Джулианы. Ты должна меня выслушать.

   Пробормотав ругательство, Диего вышел на сцену рядом с Люси.

   – Вы слышали, что сказала сеньорита: ее не интересуют ваши объяснения, – сердито проговорил он, глядя сверху вниз на мужчину, стоявшего в нескольких шагах от сцены.

   – Это Питер Берне, – глухо сказала Люси. – Граф Ханфорт.

   – Я так и понял, – заметил Диего, которому этот человек не понравился с первого взгляда.

   Граф с угрожающим видом сделал шаг вперед.

   – Не лезьте не в свое дело, сэр, если вы не враг самому себе.

   Диего усмехнулся.

   – Как жаль, что я никогда не знаю, что для меня хорошо, а что плохо. Однако я, черт возьми, отлично знаю, что плохо для нее.

   Мужчины окинули друг друга оценивающими взглядами. Диего очень хотелось бы, чтобы рисунок Люси был девичьим преувеличением, но – увы! – молодой граф был, наверное, с точки зрения каждой англичанки, идеалом мужской красоты.

   У лорда Ханфорта была копна золотистых кудрей, бледная кожа и голубые глаза, которые, судя по всему, стали в Англии последним криком моды. Более того, он ничуть не уступал Диего в физической силе и стати. Такого бесхарактерной размазней не назовешь. Диего рядом с ним особенно остро ощущал себя смуглокожим иностранцем.

   Игнорируя сердитый взгляд Диего, лорд Ханфорт обратился к Люси:

   – Прогони своего сторожевого пса. Я хочу поговорить с тобой с глазу на глаз. Скажи ему, чтобы шел подменивать масти карт или вытаскивать шарфики из рукава.

   Кажется, насмешки Питера вывели из себя Люси так же, как и Диего, потому что, взяв его под руку, она сказала:

   – Все, что ты скажешь, можешь говорить и в присутствии Диего.

   – Диего? Только не говори мне, что ты связалась с этим… с этим…

   – Возможно, пора представиться, – сказал Диего таким же снисходительным тоном, как и граф. – Я дон Диего Хавьер Монтальво, граф де Леон. Не думаю, что мы когда-либо встречались.

   Люси вытаращила на него глаза, а лорд Ханфорт презрительно фыркнул:

   – Граф? Вы испанский граф?

   – Вернее сказать, галисийский граф, – сказал в ответ Диего, понимая, что может сейчас называться графом Безземельным, потому что его фамильное поместье было продано, чтобы заплатить долги покойного отца.

   Граф Ханфорт посмотрел на него скептически:

   – Этого я никогда о вас не слышал.

   – Я предпочитаю не пользоваться титулом.

   Он не пользовался им в течение пятнадцати лет. Скачала это было способом сохранить достоинство их имени, пока он не сможет возвратить Арболеду. Потом Диего стремился стать достойным своего титула.

   Но почему вдруг ему сейчас потребовалось щегольнуть титулом? А потому, что проклятый Ханфорт вошел в бальный чал с таким напыщенным видом, будто он здесь хозяин. Как будто он имеет право обращаться свысока с Люси потому лишь, что является английским графом. Диего это не понравилось. Совсем не понравилось.

   – Кем бы вы ни были, – сказал Ханфорт, – будьте любезны оставить нас ненадолго наедине. Мы с Люси старые друзья.

   – Друзья? – Диего хрипло хохотнул. – Вы так это называете, когда целуете девочку, которой еще слишком рано флиртовать, а потом считаете ее за это сорвиголовой?

   Граф бросил на Люси укоризненный взгляд:

   – Ты ему все рассказала?

   Люси, отпустив руку Диего, подошла к краю сцены.

   – Почему бы и нет? Ты ведь рассказал своей невесте… о нашем разговоре во время бала.

   Когда Диего услышал обиду в голосе Люси, ему захотелось спрыгнуть со сцены и немедленно свернуть шею этому Ханфорту.

   – Я так и знал, что ты все неправильно поймешь, – сказал граф капризным тоном. – У меня не было выбора. На балу, когда Джулиана увидела, как мы с тобой вышли вместе, у нее сложилось впечатление… я хочу сказать, что не мог же я позволить ей продолжать думать…

   – Что мы с тобой друзья? – сказала Люси. – Разумеется, нет. Гораздо лучше посмеяться надо мной за спиной.

   – Это не очень-то по-дружески, Хануорт, – мрачно заявил Диего.

   Граф сердито взглянул на него:

   – Мое имя Ханфорт. И я советую вам не вмешиваться не в свое дело.

   Люси уперла руки в бока:

   – Кстати, почему тебя волнует то, что я думаю? У тебя есть идеальная невеста. Какое отношение это имеет ко мне?

   Диего, которого тоже интересовал этот вопрос, заметил, какие взгляды Ханфорт украдкой бросает на прелестную грудь Люси, и начал понимать, в чем тут дело. Подумать только, этот кретин…

   – Я всего лишь хочу сохранить нашу дружбу, – заявил Ханфорт.

   Диего догадывался, какого рода дружбу имеет в виду граф. Такую, которую муж скрывает от жены. Такую, которая может опозорить Люси.

   Диего с трудом сдерживал себя, чтобы не сказать этому человеку, чтоб ему следует сделать со своим предложением дружбы. В это мгновение открылась дверь и торопливо вошел лакей.

   – Мисс Ситон, ее светлость хотела бы посоветоваться с вами относительно музыкантов.

   Люси с облегчением вздохнула.

   – Я пойду с тобой, – сказал Ханфорт.

   – Я хотел бы сказать вам пару слов наедине, – произнес Диего, преграждая путь Питеру. Он не собирался давать этому придурку шанс продолжать оскорблять Люси. Мисс Си-тон, судя по всему, не поняла, что именно граф ей предложил, и Диего предпочитал, чтобы она так и оставалась в неведении.

   Ханфорт чуть помедлил, потом с надменным видом вздернул подбородок.

   – Как вам будет угодно, – сказал он. Потом, как только Люси ушла, добавил: – Так о чем вы хотели поговорить, Монтальво?

   Диего подошел к краю сцены, испытывая удовольствие от того, что смотрит на графа вниз с двухфутовой высоты.

   – Это всего лишь предупреждение. Поскольку вы помолвлены с другой женщиной и явно не можете иметь честных намерений по отношению к Люси, я советую вам оставить ее в покое.

   Лицо графа побагровело.

   – А у вас, значит, намерения честные? Я слышал кое-что о ваших многочисленных женщинах, о вашем умении их обольщать и…

   – Но ведь я ни с кем не помолвлен. И имею полное право ухаживать за Люси, если пожелаю, тогда как вы можете всего лишь сделать ее своей любовницей.

   Судя по виноватому выражению, промелькнувшему на лице Ханфорта, тот, несомненно, подумывал над таким вариантом.

   – Послушай, ты, чертова задница, здесь, в Англии, женатые мужчины могут дружить с женщинами, и это не считается чем-то бесчестным.

   – С незамужними женщинами?

   – Если они старые друзья семьи, то да, – упрямо заявил граф. – Мы с Люси знаем друг друга с детства. Нас связывает очень тесная дружба.

   – Ваша будущая жена одобряет эту «тесную» дружбу? – поинтересовался Диего.

   Граф побледнел.

   – Моя будущая жена вас не касается.

   – Понятно. Значит, она не знает.

   – Она понимает, что Люси мне как сестра. Диего сложил на груди руки:

   – Неужели?!

   – Вам этого не понять, – разозлился Ханфорт. – Мы с Люси росли в одном и том же полку. Ее мать подрабатывала стиркой сорочек в моей семье. Это я утирал Люси слезы, когда от ран, полученных в бою, умер ее отец. Так что не вмешивайся в наши отношения.

   Для Диего разговор сразу же приобрел другое значение.

   – Вы знали ее отца?

   – Вы что, оглохли? Я только что сказал это, – огрызнулся граф.

   Диего все слышал. Но это было невозможно. Ее «настоящий отец» был выдумкой полковника, если он был любовником нянюшки.

   – Я вам не верю. – Диего попытался оспорить его слова, чтобы докопаться до правды. – Она даже не помнит своего настоящего отца.

   – Конечно, не помнит. Ей было всего четыре года, когда он умер. А мне тогда уже исполнилось восемь, и я отлично помню сержанта Томаса Кроуфорда.

   У Диего все перевернулось в голове. Ханфорт знал даже имя этого человека? Как это могло случиться?

   – А мать Люси, испанку? Вы и ее помните?

   – Каталину? Конечно. Почему вы спрашиваете?

   У Диего участился пульс. Каталина? Почему у нянюшки то же имя, что и у матери Люси? Нет, это уж слишком. Таких совпадений не бывает. Но возможно, она называла себя именем хозяйки, чтобы успокоить ребенка?

   Однако это привлекло бы внимание к ней и к украденному ребенку. Нет, что-то здесь не так.

   – Если вы с Люси сопровождали в обозе один и тот же полк, то, наверное, знали ее в Гибралтаре, где она родилась?

   – Нет, я никогда не был в Гибралтаре. Полковника Ситона перевели в полк моего отца, и я впервые познакомился с ней и ее настоящими родителями в Испании, когда оба полка находились на одном и том же марше.

   Этим могли объясняться странные воспоминания графа. Если Ханфорт встретился с ее «настоящими родителями» только в Испании, то они могли быть кем угодно. Возможно, полковник вообще не был любовником нянюшки. Может быть, это был совсем другой солдат.

   Но зачем неженатому офицеру брать похищенного ребенка другого солдата? Странно также, что нянюшка называла себя именем доньи Каталины.

   Диего вздохнул. Слишком много странностей. Что, если они с Гаспаром отыскали не ту женщину?

   Убедиться в том, что они правы, можно было только одним путем: взглянув на бедро Люси и узнав, есть ли там родимое пятнышко.

   – Послушайте, – нарушил Ханфорт ход его мыслей, – какое, черт возьми, отношение имеет это ко всему остальному?

   – Учитывая мой интерес к мисс Ситон, это очевидно, – сказал Диего и, вспомнив сказанные Ханфортом жестокие слова о «горячей крови» Люси, добавил: – Мне желательно узнать больше о ее родителях, тем более что мать ее испанка. Вполне возможно, что Люси дворянского происхождения. Ханфорт презрительно фыркнул:

   – Сильно сомневаюсь в этом. Сержанты не женятся на женщинах высокого социального статуса. К тому же, судя по их отношениям между собой, брак этот был не очень удачным. Я уверен, что Каталина была просто испанской шлюшкой, которая подцепила Кроуфорда, когда явилась к нему в слезах и сообщила, что забеременела, а он как дурак купился на ее слезы и женился на ней.

   Диего чуть не задохнулся от внезапно охватившего его гнева. Он слишком хорошо помнил, как английские солдаты называли его мать испанской шлюшкой. А она была леди!

   – Так вы поэтому считаете приемлемым обращаться с Люси столь неуважительно? Из-за ее матери?

   – Как я обращаюсь с Люси, вас не касается.

   – Я намерен сделать так, чтобы касалось, – возмутился Диего. – У вас был шанс, но вы по собственной глупости сочли ее недостойной. Так что теперь оставьте ее в покое.

   Граф опять презрительно фыркнул:

   – Или что?

   – Или я расскажу вашей невесте о вашей «тесной дружбе» с мисс Ситон.

   Физиономия Ханфорта побелела как мел.

   – Она вам не поверит. Диего холодно усмехнулся.

   – Раньше у меня никогда не возникало проблем с тем, чтобы убедить женщину поверить мне, так что не думаю, что такая проблема возникнет сейчас.

   – Ах ты, проклятый интриган… – Граф замолчал, не договорив, потому что открылась боковая дверь и, утирая рукавом рот, вошел Гаспар.

   – Диего, тебе надо попробовать здешнюю пищу. Не знаю, где герцогиня нашла своего повара, но он умеет сдобрить специями свиной окорок не хуже любого испанца… – Гаспар замолчал, заметив Ханфорта.

   – Ты вернулся вовремя, – сказал Диего, которому уже не терпелось отделаться от графа. – Нам еще многое надо успеть до выступления.

   – Наш разговор не закончен, Монтальво, – проворчал граф, наблюдая, как Гаспар взбирается на сцену.


Глава 9

   Дорогая Шарлотта!

   Не знаю, как и сказать вам, но Притчард едва ли продаст вам Рокхерст. Вы многого не знаете об этом человеке, а я не вправе раскрывать вам глаза на эти вещи. Могу лишь сказать одно: будьте осторожны, когда имеете с ним дело. Ему нельзя доверять.

   Ваш обеспокоенный кузен Майкл.


   К тому времени как Люси вернулась в бальный зал, Питера там, слава Богу, не было. Диего и его ассистент были поглощены подготовкой к представлению.

   С сожалением оторвавшись от созерцания Диего в сорочке с засученными рукавами, Люси направилась в сад. Тем более что вздыхать по нему означало поощрять его дальнейшие вольности.

   Хотя, откровенно говоря, мисс Ситон отнюдь не возражала против тех вольностей, которые он уже допустил. Какое потрясающее ощущение испытала она, когда Диего целовал ее грудь! Даже сейчас при воспоминании об этом ее бросило в жар. Рассказы о гареме не подготовили Люси к великолепию этого ощущения. Читать об этом было далеко не так волнующе, как испытывать это самой.

   Люси даже пожалела, что Питер своим появлением прервал их. Хотя у Диего, наверное, было множество подобных эпизодов, Люси казалось, что для него это не было просто развлечением. Особенно после появления Питера. Диего сразу взял Люси под свою защиту и даже ревновал.

   Еще до того как Питер начал оскорблять его, Диего вел себя по отношению к графу откровенно грубо, защищая ее с такой же горячностью, как это сделал бы ее отец.

   Интересно, о чем он хотел договорить с Питером? Вот бы послушать, о чем они разговаривали! Если верить миссис Харрис, мужчины говорят одно в присутствии женщин и совсем другое – в компании других мужчин, но миссис Харрис не объяснила, почему они так делают. Интересно, что еще недоговаривала начальница школы о мужчинах?

   Полчаса спустя гости заняли места в бальном зале. Леди Джулиана прилипла к Питеру, словно морской рачок к корпусу судна. Граф Ханфорт тайком бросал на Люси пылкие взгляды, которые ее явно смущали.

   Диего, поглощенный разговором с герцогиней, тоже посматривал на Люси, но его взгляды приводили ее в радостное волнение.

   Ну почему он всегда выглядит так великолепно?

   Его одежда, как обычно, была самого высокого качества – от элегантного цилиндра и безупречно сидящего черного фрака и бриджей до черных вечерних штиблет с серебряными пряжками. Рубиновая булавка в его галстуке подмигивала красным огоньком всякий раз, когда на нее падал свет, словно подтверждая достоверность утверждения, что он является графом.

   Испанский граф – разве такое возможно? Разве не докопались бы до этого представители прессы, если бы это было правдой?

   Люси огляделась вокруг и заметила дюжину газетчиков, державших наготове свои блокноты. Даже Чарльз Годуин, владелец и издатель «Лондонского монитора», был здесь. Возможно, он пришел лишь потому, что они с миссис Харрис были старыми друзьями, но если уж кто и мог раскопать информацию о прошлом Диего Монтальво, то это был мистер Годуин.

   Представление начиналось. Герцогиня жестом приказала лакею увернуть фитили газовых ламп, освещавших сцену, и закрыть шторы, чтобы не проникал солнечный свет, в результате чего сцена превратилась в какой-то волшебный грот.

   Люси напряженно ждала, когда ее светлость и миссис Харрис представят Диего, но фокусник, как видно, уговорил их позволить ему представиться самому. Он поднялся по ступенькам на сцену, и аудитория взорвалась аплодисментами. Диего поклонился и прикоснулся рукой к цилиндру.

   – Добрый вечер, леди и джентльмены. Мне сказали, что вы уже знаете, кто я такой, – последовал новый взрыв аплодисментов, – поэтому я не стану утомлять вас, представляя себя. Скажу лишь, что я счастлив участвовать в сборе средств на такое достойное дело.

   Стоявшие рядом с Люси люди высказывали догадки о том, знает ли сеньор Монтальво, для какой цели на самом деле производится сбор средств.

   А Диего тем временем продолжал:

   – Вас, наверное, удивило, что я помогаю делу, которое полностью противоречит моим собственным целям. За это можете благодарить мисс Ситон. В течение нескольких последних недель она столь красноречиво защищала интересы великолепной школы миссис Харрис, что я порой забывал о своих целях.

   Это вызвало смех в зале и аплодисменты, на сей раз обращенные в адрес Люси. У девушки заколотилось сердце.

   – Я решил быть непредубежденным и позволить вам высказать свое мнение о моем увеселительном саде следующим способом, – продолжал Диего. – В конце этой комнаты стоят две чаши для пожертвований. Содержимое чаши миссис Харрис пойдет на то, чтобы перекупитьу меня Рокхерст. Содержимое чаши леди Норкорт пойдет в фонд помощи детям Ньюгейтской тюрьмы, что является не менее достойной целью.

   Люси не знала, что и подумать об этом новом повороте дела.

   Диего улыбнулся аудитории своей обольстительной улыбкой.

   – Я, разумеется, предпочитаю, чтобы вы наполняли вторую чашу, но, поскольку мисс Ситон и ее друзья надеются на наполнение первой, я буду джентльменом и не стану пытаться повлиять на ваше решение. В любом случае герцог и герцогиня согласились пожертвовать сумму, равную наибольшей, собранной в одной из чаш. Так что желаю вам сделать правильный выбор.

   – А вы, сэр? – раздался из зала голос лорда Керквуда, который умудрился притащить Глупую Сару на завтрак, несмотря на то что там не предусматривалась игра в карты. – Вы тоже согласитесь пожертвовать такую же сумму?

   Диего сделал вид, что пришел в ужас.

   – Сказав, что я человек непредубежденный, я не имел в виду, что я безумец, сэр.

   По залу снова прокатился смех.

   Не сводя глаз с Люси, Диего стал вдруг подчеркнуто серьезным.

   – Я знаю, что некоторые из присутствующих считают меня чуть ли не злодеем, называют даже дьяволом. Им я обещаю лишь…

   В зале ближе к сцене раздалось хихиканье, а остальные старались разглядеть, что там происходит.

   Из-под волос Диего стала мало-помалу появляться пара рожек. Он продолжал говорить, как будто не знал об этом, но рога тем временем выросли настолько, что стали видны каждому из присутствующих, и слова его заглушил смех.

   Некоторые леди, слышавшие слова Люси на чаепитии, оборачивались и улыбались ей. Люси не возражала против такой шутки, поскольку она доставила присутствующим истинное удовольствие. Когда Диего закончил свою речь официальным поклоном, а потом повернулся, чтобы подняться на сцену, из-под фалд его фрака стал виден длинный косматый хвост, и аудитория буквально взревела от хохота.

   Это задало тон всему представлению.

   Люси оставалось лишь наблюдать за последовавшими за этим потрясающими трюками. Сначала фокусник взял четыре карты, выбранные присутствующими, вернул их в колоду, положил колоду в бокал и, отойдя на несколько шагов, заставил выбранные карты появляться из колоды по его воле. Потом из одной, на первый взгляд ничем не примечательной, бутылки он наполнил, казалось, бесконечное число стаканов различными винами и раздал их зрителям. И все эти трюки Диего сопровождал остроумными замечаниями, заставляя всех хохотать до упаду.

   Интерес аудитории достиг апогея, когда он достал пистолет. Диего заставил кого-то выбрать карту и вернуть в колоду, а потом подбросил колоду в воздух и пригвоздил выбранную карту к потолку одним пистолетным выстрелом.

   Не успела аудитория успокоиться после этого трюка, как Диего жестом приказал своему ассистенту принести тумбу высотой до пояса и поставить на нее канделябр с тремя свечами. Потом взял другой канделябр и показал его аудитории.

   – Для следующего фокуса мне потребуется доброволец из зрительного зала.

   Сразу же поднялись три женские ручки, но он не обратил па них внимания, глядя на кого-то, кто сидел слева от Люси.

   – Лорд Ханмаунт, не будете ли вы так любезны?

   Люси, повернувшаяся, чтобы посмотреть на реакцию Питера, ничуть не удивилась, что граф остолбенел от возмущения – не только потому, что Диего умышленно исказил его имя, но и потому, что именно его выбрали для столь унизительной роли. Люси с трудом удержалась от смеха, увидев, что Питер не решается выйти на сцену, а окружающие уговаривают его согласиться.

   – Однако, – продолжал Диего с наигранным безразличием, – я не стал бы винить вас за нежелание стоять перед человеком, у которого пистолет в руке. Может быть, найдется кто-нибудь другой, кто…

   – Вздор! – Подозрение в трусости заставило Питера встать. – Я буду рад помочь.

   Когда Питер поднимался на сцену, Люси заметила довольную усмешку на губах Диего и лихорадочно глотнула воздух. Диего явно замышлял что-то такое, что не кончится добром для Питера.

   За что эти двое так ненавидят друг друга? Неужели только из-за нее?

   Это было маловероятно, однако Люси могла бы поклясться, что Диего до сегодняшнего дня никогда не встречался с Питером. Кроме ревности, у Диего не было другой причины ненавидеть графа. Он ревновал ее. Сама эта мысль вызывала у Люси радостную дрожь.

   Как только Питер поднялся на сцену, Диего, как положено, заставил его осмотреть все предметы – пистолет, канделябры, тумбу, – чтобы убедиться, что с ними все в порядке. Затем он попросил Питера встать в трех шагах от тумбы. Вручив графу второй канделябр, он установил его руку таким образом, чтобы канделябры оказались на одной линии.

   – А теперь, милорд, я надеюсь, что у вас твердая рука. – Диего подошел к тумбе и зажег все три свечи. – Потому что я намерен одним выстрелом перенести пламя с этих свечей на ваши свечи. Фокус получится только в том случае, если вы будете держать свечи точно на линии, не дрогнув ни одним мускулом.

   Когда до сознания Питера дошло, что Диего намерен стрелять в его направлении, растерянность и страх отразились на его физиономии. Люси пришлось до боли закусить губу, чтобы удержаться от смеха, тогда как все остальные зрители и не думали сдерживаться. Когда бледные щеки Питера вспыхнули от смущения, Люси была готова тут же, при всем честном народе, расцеловать Диего.

   Она никогда не смогла бы придумать более удачного – и более публичного – способа унизить высокомерного графа. Это почти компенсировало обиду, причиненную ей оскорблением Питера.

   Диего пригласил на сцену друга герцога, лорда Стоунвил-ла, чтобы зарядить пистолет. Это лишь усугубило напряжение в зале, поскольку подразумевало, что Диего будет стрелять не холостым, а боевым патроном. У Питера глаза округлились от страха, а тело напряглось настолько, что он стал похож на кролика, которого загнала в угол лиса.

   К тому времени как Диего занял позицию и, глядя вдоль дула пистолета, проверил, точно ли на одной линии расположены язычки пламени свечей и незажженные фитили на другом канделябре, канделябр в руке Питера начал непроизвольно дрожать, и Люси стало почти жаль его.

   Почти.

   – Держите тверже руку, уважаемый, – сказал Диего с дьявольским огоньком в глазах, – мне не хотелось бы прошить выстрелом вас вместо свечей.

   Диего продолжал целиться. Всем присутствующим казалось, что он просто держит паузу, чтобы вызвать напряжение в зале, но Люси заметила с трудом скрываемое удовольствие на его лице. Диего наслаждался страхом Питера. Это было безжалостно с его стороны, но вполне объяснимо, если вспомнить о мерзких замечаниях, которые отпускал Питер по поводу его способностей.

   Наконец прозвучал выстрел. На первом канделябре свечи погасли, на втором зажглись. У Питера был такой вид, как будто он вот-вот упадет в обморок.

   Когда закончились бурные аплодисменты, Диего сказал:

   – Для заключительного номера мне потребуется помощь мисс Ситон. Сеньорита, не изволите ли подняться на сцену?

   Не зная, что у него на уме, и поэтому нервничая, Люси вышла на сцену.

   С озорной улыбкой Диего прикоснулся пальцами к своему цилиндру.

   – Это самый обычный цилиндр. Не так ли, мисс Ситон? Люси осмотрела головной убор и подтвердила, что ничего необычного в нем нет.

   Диего взял у нее цилиндр.

   – А теперь не будете ли вы любезны одолжить мне одну из ваших очаровательных сережек?

   Люси так и сделала. Фокусник положил серьгу в цилиндр и прикрыл платком, а когда убрал платок, оказалось, что цилиндр пуст. Трюк казался довольно примитивным по сравнению с предыдущими, но аудитория вежливо зааплодировала.

   – Посмотрим, не удастся ли нам вернуть собственность мисс Ситон. – Диего снова накрыл платком цилиндр и протянул его Люси. – Возьмите вашу серьгу, мисс Ситон.

   Люси запустила руку в цилиндр, но вместо своего украшения обнаружила там пригоршню десятифунтовых банкнот. Когда она в смятении достала оттуда купюры, раздались аплодисменты.

   Диего изобразил глубокое отчаяние.

   – Dios mio, я так и знал, что не следует покупать ваш английский головной убор. В нем нет магической силы.

   Все засмеялись.

   Диего заглянул в цилиндр и постучал им о бедро.

   – Может быть, это поможет? Подержите эти банкноты, сеньорита, а я посмотрю, не достану ли на сей раз вашу серьгу.

   Каждый раз меняя место, по которому стучал, он сделал еще попытку, потом еще одну, доставая все больше и больше банкнот под смех и аплодисменты зала. После четвертого волшебного появления десятифунтовых купюр Диего взглянул на охапку в руках Люси и сказал:

   – А-а, я понял, в чем проблема. Ваша серьга прячется. Взяв из ее рук одну купюру, он смял ее, потом разжал кулак, и там оказалась ее серьга. Под гром аплодисментов он отдал серьгу Люси, потом, указав на охапку купюр в ее руках, заявил с поклоном:

   – Прошу принять эти деньги в качестве моего личного вклада в ваше дело.

   Люси, вытаращив глаза, посмотрела на него, потом перевела взгляд на деньги.

   – Но, сэр, здесь, судя по всему, больше двух сотен фунтов!

   Диего с довольным видом кивнул:

   – Это для вашего фонда.

   Дождавшись, когда смолкнут аплодисменты, Люси насмешливо спросила:

   – Но для которого из фондов?

   Диего с озорным блеском в глазах пояснил:

   – Для фонда, который вы сочтете наиболее того заслуживающим. – Он повернулся к аудитории: – А теперь ваша очередь. Вы не должны оставлять пожертвования мисс Ситон в одиночестве. Если вам понравилось представление, проявите щедрость.

   На сцену быстро поднялась герцогиня.

   – Леди и джентльмены, с вами был Диего Хавьер Монтальво, мастер мистификации!

   Под гром аплодисментов Диего поклонился, предложил руку Люси и проводил ее со сцены.

   – Не забудь, Люси, ты должна мне тур вальса, – шепнул Диего, озорно улыбнувшись.

   И тут его окружили представители прессы.

   Некоторое время Люси с бешено бьющимся сердцем наблюдала, как Диего с легкостью справляется с натиском га-нетчиков. Вальс? Она должна ему не только вальс, но и многое сверх того. Быстрый взгляд на чаши для пожертвований показал, что в каждой уже содержалось больше денег, чем обычно удавалось собрать на подобных мероприятиях. Хотя обе чаши пополнялись одинаково, его две сотни фунтов, наверное, нарушат равновесие в пользу средств на покупку Рокхерста. А герцог и герцогиня пожертвуют еще такую же сумму.

   Не удивительно ли? Почему он это сделал? Зачем, рискуя погубить собственные планы относительно Рокхерста, Диего приехал сюда и дал представление?

   Вздохнув, Люси направилась в другой конец комнаты, где леди вынимали деньги из чаш для пожертвований. Остальные гости отправились перекусить за столами, расставленными среди цветников. Лакеи тем временем принялись выносить стулья из бального зала, а Диего закончил беседу с представителями прессы.

   Люси помогала подсчитывать деньги. Через полчаса, когда освободилась и выскользнула на боковую террасу, из тени, напугав ее, неожиданно вышел мужчина.

   – Питер! – Люси нервно огляделась вокруг, ничуть не обрадовавшись тому обстоятельству, что они были одни. – Почему ты не пошел завтракать с другими гостями?

   Питер молча и угрожающе смотрел на нее. Люси стало не по себе.

   Она повернулась, чтобы уйти, но Питер схватил ее за предплечье и развернул лицом к себе.

   – Знаешь, ведь я не люблю Джулиану, – пробормотал он ей на ухо. – Но с этим титулом мне досталось поместье, содержать которое мне не по карману, а у нее имеются необходимые средства. Но люблю я тебя. Одну тебя. И только тебя хочу.

   Долго же Люси пришлось ждать, чтобы снова услышать эти слова! Но теперь, когда она их услышала, ей хотелось лишь дать Питеру пощечину.

   – Ну что ж, зато я не хочу тебя, – заявила она, замахнувшись на Ханфорта ридикюлем.

   Питер с такой силой толкнул Люси к стене, что у нес перехватило дыхание.

   – Всего неделю назад ты хотела меня, – прорычал он, прижав ее к стене всем телом. – Что произошло с тех пор?

   Потянуло на экзотику? А твой отец знает, что ты путаешься с этим грязным испанцем?

   – Ничего подобного я не делаю! – Люси в панике оттолкнула его плечи.

   Питер пригвоздил к стене ее руки и распластался над ней, лишив Люси возможности пошевелиться.

   – Ты действительно думаешь, что у такого типа, как твой фокусник, благородные намерения?

   – Отойди от меня, Питер! – крикнула Люси, надеясь, что кто-нибудь ее услышит. Но разве можно было услышать ее крик, когда вокруг стоял такой шум?

   – А если не отойду? Ты заставишь своего нового друга и вновь унизить меня? Не беспокойся. Больше такого шанса ему не представится. Я скорее убью его, чем допущу это снопа. Но прежде я напомню тебе о наших чувствах. – Питер так сильно впился в ее губы, что Люси не могла дышать и боялась, что он и впрямь изнасилует ее.

   Неожиданно тело Ханфорта рывком оторвали от нее и швырнули на пол террасы.

   Пока Питер пытался встать на ноги, Диего сжав кулаки, посмотрел на него сверху вниз и сказал:

   – Ах ты maldito Ingles[9]! Как ты смеешь приставать к респектабельной женщине? Совсем совесть потерял?

   – Я не приставал к ней. Она хотела, чтобы я ее поцеловал, ведь правда, Люси?

   – Понятно, понятно. Поэтому тебе пришлось удерживать ее силой! – С губ Диего сорвалась вереница испанских бранных слов. Потом он с беспокойством взглянул на Люси: – С вами все в порядке?

   Все еще не оправившись от испуга, Люси могла лишь кивнуть.

   Питер же тем временем ударил Диего, причем так сильно, что рассек ему губу. Кровь потекла по подбородку Диего и капнула на галстук. В ответ Диего мгновенно нанес ему один удар в живот, другой – в челюсть.

   Питер рухнул на пол словно мешок с опилками.

Глава 10

   Дорогой кузен!

   И это все, что вы можете сказать мне о мистере Притчарде? Что мне не следует верить ему? Я знаю, что этот человек очень скрытен, но мне хотелось бы получить более конкретные объяснения относительно того, почему я не должна ему доверять. Вы окутываете все такой же тайной, как наш сосед, мастер мистификации. Это безумно огорчает.

   Ваша раздосадованная родственница,

   Шарлотта.


   С трудом сдерживая себя, Диего, сжав кулаки, стоял над распростертым телом Ханфорта. При одном воспоминании о том, как этот сукин сын пригвоздил Люси к стене, его зрение застилал красный туман.

   – Вставай, проклятый английский осел! – рявкнул Диего, пнув его под ребра. – Посмотрим, на что ты способен к честном бою!

   – Прекрати! – крикнула Люси, схватив его за руку. – Я не позволю, чтобы вы, словно звери, дрались на завтраке у герцогини. Он лишился чувств, так что оставь его в покое.

   – Он заслуживает, чтобы ему свернули шею…

   – Да, заслуживает. Но представь себе, как раздует этот эпизод пресса! – сказала Люси. Она с озабоченным видом вынула из ридикюля носовой платок и прижала к разбитой губе Диего. – Прошу тебя, уймись. У тебя сорочка уже испачкана кровью. Если будешь продолжать драться, кто-нибудь.

   наверняка это заметит. А я не хочу, чтобы мое имя появилось но всех газетах. И твое тоже.

   На террасе послышались голоса. Воспользовавшись паузой, Люси сунула платок в ридикюль и принялась дергать Диего за руку, чтобы увести его. Диего слышал, как за их спинами застонал, приходя в себя, Ханфорт. Люси не позволила Диего остановиться, толкая его перед собой. Двигаясь вдоль террасы, она пробовала открыть одну за другой двери, пока не нашла незапертую. Дверь, судя по всему, вела в библиотеку.

   – Жди меня здесь, – приказала Люси. – Я позабочусь о Питере.

   Диего заупрямился.

   – Я не оставлю тебя наедине с этим ослом!

   – Я буду не одна. Я захвачу с собой двух лакеев, чтобы убрать с террасы очень сильно опьяневшего лорда Ханфорта, который лишился чувств. – Снова послышались голоса. – Быстро! Пока тебя кто-нибудь не увидел! – приказала Люси, слегка подтолкнув его. – Если тебе безразлична твоя репутация, то позаботься хотя бы о моей.

   Уж лучше бы она этого не говорила. У Диего аж руки чесались – так ему хотелось отколошматить Ханфорта до кровавого месива за то лишь, что тот осмелился прикоснуться к ней.

   Что, если бы этот пьяный осел действительно надругался над Люси?

   Даже мысль об этом была невыносима.

   Открылась другая дверь, и Диего быстро обернулся, опасаясь, что его обнаружат. Но это пришла Люси – она принесли стакан воды, губку и маленький горшочек какой-то мази. Стерев за собой дверь, она приказала:

   – Снимай сорочку и галстук.

   Диего, услышав столь интересное приказание, приподнял бровь. Люси покраснела.

   – Мне нужно удалить с них пятна крови, дурень ты этакий. Представь себе, что напишут газетчики, если заметят кровь.

   – У меня есть другая сорочка. Люси обрадовалась.

   – Другая вечерняя сорочка? И галстук?

   – Нет, но…

   – Так дело не пойдет. Если заметят, что ты переоделся, то сразу же что-то заподозрят, – вздохнув, сказала она.

   – А я скажу, что нечаянно облился красным вином.

   – Это тоже не пойдет. Когда лакеи уносили Питера, он пробормотал, что ты на него набросился. Я им сказала, что граф Ханфорт слишком пьян и сам не знает, что говорит; от него и впрямь сильно пахло бренди. Однако мы не знаем, кому еще он мог сказать про вашу драку, пока его несли до кареты. Так что когда тебе снова придется говорить с представителями прессы, ты должен выглядеть точно также, как раньше.

   Диего прикоснулся пальцем к разбитой губе:

   – А как же это?

   – Я принесла немного грима, который нашла за кулисами. Тебе надо не показываться, пока не стемнеет, и не заглядывать в сильно освещенные помещения. Этого будет достаточно. Если у тебя нет больших кровавых пятен на одежде, то тебе удастся одурачить представителей прессы.

   Нахмурив брови, Диего снял пиджак и жилет и бросил на кушетку.

   – Терпеть не могу прессу.

   – Я это заметила, – сдержанно сказала Люси. Положив принесенные предметы на письменный стол, она прибавили света в стоявшей на столе лампе.

   Достав из ридикюля маленький пузырек, Люси что-то добавила из него в воду.

   – Что это такое? – поинтересовался Диего, наблюдая, как она размешивает жидкость пером, взятым с письменного стола, отчего по комнате распространился отвратительный запах.

   – Это нюхательные соли, – сказала Люси, протягивая руку за галстуком. – В смеси с водой они с успехом удаляют пятна крови.

   – Ты очень умная женщина, querida, – сказал Диего, расстегивая сорочку. – Хотя я совсем не уверен, радоваться ли мне или тревожиться по поводу твоего умения выводить пятна крови. Может быть, Ханфорт регулярно избивает в кровь твоих поклонников?

   Люси насмешливо взглянула на него:

   – Разве ты забыл, что мой папа военный? В полковых лагерях умение выводить пятна крови было необходимостью. Но ты и без меня это знаешь. Ты сам говорил, что свои первые представления устраивал для солдат.

   – Да, это так. – Диего снял сорочку, а Люси обернулась, чтобы взять ее и вдруг замерла с удивленно вытаращенными глазами, увидев его обнаженную грудь.

   У Диего участилось дыхание. Ее взгляд горячил кровь, и это было опасно. Поняв, что неприлично уставилась на него, Люси выхватила сорочку и принялась обрабатывать пятно.

   – Как случилось, что граф стал развлекать солдат? – дрожащим голосом спросила она.

   Усилием воли Диего взял себя в руки, переключив внимание на вопрос Люси. Меньше всего ему хотелось сейчас разговаривать на эту тему. Ему было нужно, чтобы Люси поведана собственные тайны.

   – Не говори об этом своему другу Ханфорту, но я один из землевладельцев, которые остались нищими в результате войны в Испании. Мне нужно было как-то существовать, вот я и научился этому ремеслу.

   Она рассмеялась:

   – Научился ремеслу? Вот что, по-твоему, означает стать великим Диего Хавьером Монтальво, мастером мистификации?

   – Меня не для того растили. – Разговор перешел на опасную территорию. Пора было менять тему. Более удачной возможности узнать, что Люси помнит о своем Прошлом, у него не будет. – Возможно даже, что я выступал в полку твоего отца. В каком полку он служил?

   – Который из отцов? – спросила Люси и, пристально вглядевшись в пятно, еще немного потерла его губкой.

   – Разве они служили не в одном полку? Люси нахмурила лоб.

   – Так оно и было. Но только недолго. Папа-полковник позднее перевелся в Семьдесят третий полк. – Она помолчала. – Не знаю, по какой причине. Он не любит говорить об этом. Знаю лишь, что он был старшим офицером в полку моего родного отца в Гибралтаре, а потом в Испании. Поэтому отец, когда умирал, попросил полковника позаботиться обо мне. У моих родителей не было родни.

   Диего втянул воздух сквозь стиснутые зубы. Должно быть, сержант действительно был любовником нянюшки, но и он, и нянюшка погибли во время печально известных военных действий возле Ла-Коруньи и оставили Люси на попечении полковника.

   И все же Диего сомневался, что полковник удочерил Люси потому лишь, что его попросил об этом подчиненный. Возможно, полковник покрывал факт похищения ребенка. Этим можно было бы объяснить перевод в другой полк, что бы запутать следы, на тот случай если испанские родственники будут разыскивать ребенка. Дон Карлос говорил, что толь ко недавно узнал, что любовником нянюшки был солдат.

   Только одно не вписывалось в общую картину: почему нянюшка называла себя Каталиной? Зачем шла на такой риск?

   – Ты помнишь своих родителей? – спросил Диего, когда Люси развешивала влажные сорочку и галстук на спинке сту ла перед огнем.

   – Нет. Правда, иногда передо мной возникает… образ матери. По крайней мере я думаю, что это моя мать.

   – Как она выглядит?

   – Очень красивая. Черноволосая, черноглазая, смуглая. И с маленькой родинкой вот здесь. – Она прикоснулась пальцами к верхней губе.

   Диего нахмурил лоб. На миниатюре никакой родинки на лице ее матери не было. Но ведь это всего лишь миниатюра. Или Люси, возможно, помнила нянюшку.

   – Я не уверена даже, что это действительно моя мать, – произнесла Люси, как будто прочитав его мысли. – Когда пошла в школу, я очень сильно завидовала другим девочкам. У них были сестры, дедушки, бабушки, дяди и кузены. А у меня был только папа. Его родители умерли перед войной, и он был единственным ребенком. Он сказал, что мои настоящие родители тоже не имели родни, так что наша семья всегда состояла только из нас с ним. Конечно, пока не появилась мачеха.

   – Ты знаешь хотя бы имена своих настоящих родителей? Люси с любопытством взглянула на собеседника:

   – Почему ты задаешь все эти вопросы? Диего пожал плечами:

   – Твоя мать была испанкой. Как же я могу не заинтересоваться?

   – Она не была какой-нибудь важной особой. По крайней мере так говорил папа. И уж конечно, была совсем незначительным человеком по сравнению с графом.

   – С нищим графом, – напомнил он ей.

   – Думаю, что уже не нищим, учитывая твою славу. Диего вспомнил, сколько женщин флиртовали с ним только потому, что думали, будто он богат.

   – Поверь, что даже знаменитые фокусники зарабатывают не больше, чем актеры.

   Люси бросила на него удивленный взгляд:

   – Как же в таком случае ты можешь позволить себе приобрести Рокхерст?

   Проклятие! Надо ему следить за тем, что говорит.

   – У меня есть инвесторы. В Испании.

   – Извини, – покраснев, сказала она. – Я не хотела быть назойливой.

   – Ничего. Надеюсь, что сейчас у меня достаточно устойчивое финансовое положение.

   – А только это и имеет значение. Человеку нужно иметь достаточно денег, чтобы он чувствовал себя комфортно. Все остальное – это излишества. – Подойдя к нему, Люси открыла горшочек и окунула в него палец. – Миссис Харрис не раз говорила нам, что деньги могут быть проклятием. Иногда я радуюсь тому, что не являюсь богатой наследницей, как моя подруга Элинор. Ужасно, когда мужчины увиваются вокруг лишь потому, что у тебя есть деньги! Я по крайней мере знаю, что тот, кто женится на мне, сделает это по любви.

   Прежде чем Диего успел высказать свое мнение об этом непредсказуемом чувстве, Люси пробормотала:

   – Стой спокойно, – и смазала чем-то его губу.

   – Ох! – воскликнул он, отпрянув. – Жжет, как черт знает что!

   – Ты что, хочешь, чтобы представители прессы заметили твою разбитую губу?

   Вытаращив глаза, он подчинился. Когда она нанесла грим второй раз, было уже не так больно. По крайней мере губе. Зато другие части тела начинали реагировать на ее близость. Диего ощущал запах фиалок, видел совсем рядом впадинку между прелестными грудями и слышал, как участилось дыхание Люси.

   – Ну вот, – сказала она, вглядываясь в его губу. – Почти не видно. – Голос у нее при этом дрожал.

   – Спасибо, – хрипло сказал Диего. От желания у нет перехватило дыхание.

   Не удержавшись, Диего поцеловал ее пальцы, потом ладонь.

   Во взгляде Люси появилась какая-то неуверенность, и она опустила руку.

   – Мне… мне нужно вернуться к остальным, – сказала она, отводя взгляд. – Попробую отвлечь внимание тех, кто, возможно, ищет тебя.

   – Побудь еще немного, – хрипло шепнул Диего, обняв ее за талию. – Ты еще должна мне тур вальса. – Он понимал, что совершает ошибку. Не следовало ее удерживать. Но Диего ничего не мог с собой поделать.

   – Мы могли бы потанцевать на лужайке вместе с остальными, – прошептала Люси, однако не попыталась вырваться из его объятий.

   – И привлечь к себе внимание прессы? Это неразумно, совсем неразумно.

   Прислушавшись к музыке, долетавшей снаружи, он взял се руку и принялся вальсировать. Помедлив секунду, она последовала его примеру.

   Диего дал себе слово, что только станцует с ней. Пусть Люси знает, что не все мужчины такие животные, как Хан-форт, который применяет к женщине грубую силу. Он лишь обнимет ее, ощутит ее аромат – и ничего больше.

   И тут Люси положила руку на его голую спину и завороженно посмотрела в глаза. В ее взгляде он прочел желание – и пропал. Совсем потерял голову.

   Диего уже нарушил установленное маркизом правило не прикасаться к ней. Но какой вред может причинить еще одно прикосновение? Как только Диего взглянет на ее бедро и убедится, что она именно та, кого они с Гаспаром ищут, Люси окажется навсегда за пределами его досягаемости. Она будет принадлежать тому мужчине, которого выберет для нее дедушка.

   Но вдруг Люси не внучка маркиза?! Такую возможность Диего не упустит! Ведь далеко не все факты биографии Люси складывались в четкую картину.

   Внутренний голос подсказывал Диего, чтобы он был осторожнее, напоминал об обещании, которое дал маркизу, и о том, что он не может воспользоваться ситуацией так же грубо, как это пытался сделать Ханфорт. Мисс Ситон заслуживала лучшего, и он это знал.

   Но сочные губки Люси были в нескольких дюймах от его губ, ее мягкое, податливое тело находилось в его объятиях – и Диего ничего не мог с собой поделать.

   – Carino, – хрипло прошептал Диего, целуя ее.

Глава 11

   Дорогая Шарлотта!

   Каким бы скрытным я ни был, вы наверняка успели понять, что я забочусь исключительно о ваших интересах. Обратите внимание на мое второе предупреждение и не спускайте глаз с вашего мастера мистификации. Он все еще не обращался за лицензией, а его ассистент задает весьма странные вопросы о школе и ее персонале. Будьте с этим фокусником очень осторожны.

   Ваш обеспокоенный кузен Майкл.


   Люси не могла и не хотела противиться соблазну. Она чувствовала, что окончательно пропадает в объятиях Диего.

   Люси восторженно провела руками по его голым плечам, чтобы запомнить каждый изгиб, каждый мускул.

   Она впервые в жизни прикасалась к обнаженному мужскому торсу и хотела в полной мере насладиться этим ощущением. Люси нежно погладила его мощную грудь, потрогала подушечками больших пальцев плоские соски.

   Диего издал глухой гортанный стон.

   – Милая, я наслаждаюсь твоим прикосновением… но нам следует остановиться.

   – Почему? – прошептала она. – Тебе не нравится, когда и трогаю тебя?

   – Слишком нравится, – пробормотал Диего. – В том-то и проблема.

   – Мне это не кажется проблемой, – кокетливо сказала Люси.

   Диего вгляделся в ее лицо:

   – Что ты делаешь, Люси?

   – Хочу узнать, такой ли ты потрясающий любовник, как о тебе пишут газеты.

   При слове «любовник» у него вспыхнуло лицо.

   – Я отказываюсь лишать тебя девственности. И знаю, что ты тоже этого не хочешь.

   – А что, если хочу? – Она вздернула подбородок, стараясь выглядеть умудренной опытом женщиной, уверенной в своих желаниях, хотя его слова заставили ее сердце сжаться от страха. – Возможно, Питер прав и я действительно сорвиголова?

   Диего нежно взял ее за подбородок.

   – Ты всего лишь любознательная. И страстная. И что бы ни говорили английские правила приличия, это абсолютно естественные качества молодой женщины. Как ты думаешь, почему у нас, испанцев, такие строгие дуэньи? Да потому, что мы не можем доверять ни молодым джентльменам, ни молодым леди, когда их охватывает чувственное влечение.

   – Моей дуэньей является миссис Харрис, – с вызовом заявила Люси.

   – Однако ты сейчас находишься здесь, наедине со мной.

   – И какой от этого толк? – Она высвободилась из объятий, обиженная его явным отказом. Питер хотел заполучить только ее тело, а Диего даже этого от нее не нужно. – Видно, и не просто бесшабашная сорвиголова, на которой не захочет жениться ни один респектабельный мужчина, но и нежелании» женщина, которая не способна даже привлечь мужчину, местного своими многочисленными любовными связями.

   – Побойся Бога, моя ненаглядная, – сказал Диего, обнимая ее со спины и прижимая к груди. – Ты ведь знаешь, что я нахожу тебя очень желанной.

   – Правда? – спросила Люси, чуть не плача. – Питер хотя бы попытался… прикоснуться ко мне, но ты… ты, наверное, считаешь меня маленькой английской дурочкой. По сравнению с твоими русскими княжнами и… оперными певицами я, конечно…

   – Ну, полно, полно тебе, дорогая. Ты вдвое лучше любой из них.

   – Но недостаточно хороша, чтобы соблазнить тебя. Диего повернул Люси к себе лицом и приложил ее руку к своей груди.

   – Чувствуешь? Мое сердце грохочет как гром. Невозможно желать женщину сильнее, чем я желаю тебя сейчас.

   – Так покажи мне это, – тихо сказала она. – Покажи, что ты чувствуешь. Я хочу понять, в чем отказывала себе вес это время.

   У Диего помрачнело лицо.

   – Будь по-твоему. Я сделаю так, как ты желаешь, но я не лишу тебя девственности. Понимаешь?

   – Не очень.

   Он подвел Люси к кушетке, сел и посадил ее к себе на колени.

   – Я доставлю тебе наслаждение, любимая. Но после это го ты все еще будешь невинной. Вернее, ты останешься девственницей.

   Люси с облегчением вздохнула, но была заинтригована. – А как же ты?

   – Я? – проговорил Диего. – Я буду в аду. Но пребывание в этом аду я вытерплю. Если же лишу тебя девственности, то попаду в ад, пребывание в котором не смогу выдержать.

   Ясно, что женитьбу на ней он тоже считал адом, выдержать который не смог бы. Люси проглотила обиду. В конце концов, он никогда не обещал на ней жениться. Ладно. У нее крайней мере будет что вспомнить, когда он уедет.

   Рука Диего, скользнув по ее ноге, начала задирать вверх юбки.

   – Диего? Что ты делаешь? – Люси была не настолько наивна, чтобы не знать, что потеря девственности начинается с того, что мужчина задирает женщине юбки.

   – Играю с тобой. – Он проделал поцелуями дорожку до се грудей. – Насыщаюсь тобой.

   Он спустил вниз корсет, чтобы можно было прикоснуться губами к ее обнаженным грудям. Испытав великолепное острое ощущение, Люси выгнулась ему навстречу и крепко ухватила руками его голову.

   Рука Диего тем временем вернулась к юбкам и подняла их до бедер, открыв взгляду панталончики. С проворством, которое говорило о большом опыте, он отыскал разрез и запустил внутрь пальцы, чтобы дотронуться до сокровенного местечка, прикасаться к которому осмеливалась только сама Люси и которое становилось влажным по ночам, когда она Мечтала о нем.

   Когда Диего прикоснулся к ней там, выражение «ловкость рук» приобрело новое значение. Новое ощущение так потрясло Люси, что она не смогла сдержать стон.

   – Тебе это нравится, не так ли, любимая? – Диего потер ее чувствительный бугорок, что заставило Люси судорожно втянуть воздух. Диего Монтальво поднял голову и взглянул на нее туманившимся взглядом. – Там так влажно. Так горячо и влажно. Ты позволишь мне попробовать твой нектар?

   – Мой… нектар? – удивилась она. Ах, он имеет в виду игу влагу. Значит, он знает об этом?

   Разумеется, он знал. Он проделывал это со многими женщинами. У Люси еще будет время ревновать к ним. А сейчас пи принадлежал только ей.

   – Ты можешь пробовать все, что захочешь, – прошептала она, не совсем уверенная в том, что он употребил слово «попробовать» в его буквальном значении. Не может быть, чтобы он…

   Но когда Диего уложил ее на кушетку и, наклонившись, уставился жадным взглядом на ее сокровенное местечко, Люси поняла, что именно это он и сделает. Он действительно намеревался приложиться губами…

   Боже милосердный! Он так и сделал.

   Люси содрогнулась от удовольствия, почувствовав, как его губы прижались к этому месту. Это было потрясающее ощущение.

   Вид его черноволосой головы между ее ногами так взбудоражил Люси, что она не могла оторвать от него взгляда. Интересно, английские мужчины и женщины тоже так делают? Или это исключительно испанский обычай?

   Нет, в рассказах о гареме тоже упоминалось об этом. Но Люси и другие девочки решили, что это выглядит слишком смешно, чтобы быть правдой. Какой мужчина захочет лизать кого-нибудь в том месте?

   Но Диего явно хотел этого и с наслаждением ласкал ее языком в сокровенном месте, а его рука в это время играла с ее напряженным соском. Люси возбудилась настолько, что была готова взорваться от желания.

   – Прошу тебя, Диего… прошу тебя, – умоляла она, чувствуя, что это еще не все.

   – Терпение, моя милая, – пробормотал он. – Закрои глаза. Расслабься. И все свершится.

   Закрыть глаза означало утратить контроль над ситуацией, и это заставляло Люси нервничать. Диего развязал ленточки ее панталон и медленно спустил их, не переставая целовать Люси. Девушка забыла обо всем на свете, потому что наслаждение возросло до невыносимой степени.

   Теперь его палец проник внутрь ее тела, и Люси выгнулась навстречу ему и языку, который продолжал свой танец, возбуждая ее кровь, пока горячая волна не прокатилась всему телу, сосредоточившись в том месте, которое атаковал язык.

   И она взорвалась. Этот взрыв чувств потряс Люси настолько, что она вскрикнула и прижала к себе его голову.

   На мгновение она замерла, наслаждаясь своими ощущениями. Об этом никто никогда не говорил ей. В рассказах о гареме женское удовольствие если и описывалось, то в таких высокопарных выражениях, что Люси ничего не поняла.

   Зато она поняла это теперь, а также поняла, что Диего не получил такого же удовольствия. О том, что составляет удовольствие мужчины, в рассказах о гареме говорилось весьма отчетливо.

   Открыв глаза, Люси увидела, что Диего в отчаянии смотрит на ее бедра. Вернее, на одно бедро. Она могла бы поклясться, что он рассматривал ее родимое пятно.

   Нет, что за глупости? Здесь было слишком мало света, чтобы разглядеть ее родинку.

   – Диего, – прошептала Люси, и его взгляд немедленно переместился на ее лицо. У него было виноватое выражение, как у человека, только что совершившего то, чего не следовало делать. – Мне было невероятно хорошо. – Люси села и прикрыла себя с застенчивым видом, который был абсолютно необъясним, если учесть, чем они только что 'Снимались. – Но разве я не могу доставить такое же удовольствие тебе?

   – Люси, я не думаю…

   Вспомнив о том, что она читала, Люси потянулась к путаницам на его ширинке.

   – Наверняка я смогла бы что-то сделать.

   – Помоги мне Господь, – пробормотал Диего. – Я наперника буду гореть в аду.

   – Значит, будем гореть вместе, – сказала Люси, забавляясь тем, что у него вдруг проснулась совесть. Иногда Диего становился на редкость благонравным. – Покажи мне, что мало сделать.

   Застонав, Диего с лихорадочной поспешностью расстегнул бриджи, потом взял ее руку и направил ее под них.

   – Прикоснись ко мне там, любимая, – сказал он и сомкнул ее пальцы вокруг своего мужского естества. – Если мне суждено гореть в аду, то пусть уж это будет за что-то серьезное.

   Рассмеявшись, Люси позволила Диего показать, как нужно ласкать его. Ей с трудом верилось, что мужской половой орган может становиться таким твердым. И таким длинным. Подумать только, он вырос длиннее ее ладони и, пока Люси ласкала его, становился все больше.

   Диего запрокинул назад голову и закрыл глаза.

   – Ах ты, колдунья. Да, вот так… нажми еще крепче… Шум, раздавшийся за стеклянной дверью, выходившей на террасу, заставил ее остановиться. Диего сразу же открыл глаза. Они оба затаили дыхание, прислушиваясь к голосам. Они не заперли дверь, и лампа горела на полную мощность, хотя сквозь плотные шторы на двери разглядеть снаружи, что происходит внутри, было наверное, невозможно.

   И все же… Люси убрала свою руку, и Диего быстро застегнул бриджи.

   – Я повсюду искала ее, – сказала кому-то миссис Харрис. – Понятия не имею, куда она ушла.

   – А где фокусник? – спросил мужской голос. – Вы его видели?

   Люси узнала голос мистера Годуина. О Господи. Меньше всего ей хотелось, чтобы именно этот человек узнал, чем занимались они с Диего. Учитывая его дружбу с миссис Харрис, Люси не думала, что газетчик напишет о ней какую-нибудь гадость, но вот Диего он наверняка очернит в прессе за флирт с ней.

   – Я спрашивала его ассистента, – сказала в ответ миссис Харрис, – ион с уверенностью заявил, что сеньор Монтальво вернулся в Рокхерст, и добавил, что он очень устал после выступления.

   Люси взглянула на Диего, который ответил ей покаянной улыбкой. Гаспар явно не испытывал угрызений совести, когда лгал, чтобы защитить интересы своего хозяина. Встав с кушетки, она натянула панталоны и подошла ближе к двери.

   – На вашем месте я бы ему не поверил, – сказал мистер Годуин.

   – Чарлз, надеюсь, вы не хотите сказать, что Люси…

   – Может быть, и нет, но у Монтальво темное прошлое и репутация большого любителя хорошеньких женщин. Вы и понятия не имеете, на что он способен.

   – А вы, значит, имеете? О Господи, говорите, что вы знаете! Почему вы ничего не рассказали мне? Клянусь, если вы знали, что он имеет обыкновение совращать молодых женщин.

   – Нет-нет, – запротестовал Годуин, – ничего такого о нем не известно.

   Диего с возмущением прислушивался к его словам.

   – Тогда в чем же дело?

   Последовала продолжительная пауза. Люси затаила дыхание, Диего сидел, плотно стиснув губы.

   – По правде говоря, – продолжал мистер Годуин, – это не то, что о нем писали в прессе. Это… ну, вы же знаете, что я служил на Пиренейском полуострове?

   Диего напрягся.

   – Знаю. И что из этого? – сказала миссис Харрис.

   – Я не вспомнил сразу его имени, но когда увидел выступление, понял, что кое-что из этих фокусов уже видел раньше.

   Люси с облегчением вздохнула. Диего рассказывал ей, что начинал с выступлений перед солдатами. Этого было нечего стыдиться.

   – Дело в том, – продолжал мистер Годуин, – что в полковых лагерях ходили слухи, будто он вор и мошенник. Вы, наверное, заметили, как ловко он обращается с картами. Я не удивился бы, узнав, что он умеет сдавать карты из-под колоды не хуже любого карточного шулера.

   «Я не карточный шулер и не вор». Эти слова Диего Люси помнила отлично.

   У нее заныло сердце. Неужели Диего лгал ей, когда они разговаривали на спуске к реке? Судя по его виноватому выражению лица, так оно и было.

   Люси с возмущением вспомнила, как высокопарно Диего это произнес: с видом человека чести, как это принято на континенте. С таким же видом он говорил обо всем. Неужели его безупречные манеры и галантное обхождение – всего лишь видимость? А если так, то о чем еще он солгал?

   – Вы видели, сколько Монтальво собрал денег? – заметила миссис Харрис. – И какую щедрую сумму пожертвовал из собственных средств? Едва ли это поступки, свойственные вору.

   – Вам не кажется странным, что он жертвует деньги на дело, которое противоречит его личным интересам?

   Люси, затаив дыхание, ждала, что ответит миссис Харрис, и пыталась подавить охватившую ее тревогу.

   – Возможно, он хотел этим привлечь людей на свою сторону.

   Мистер Годуин презрительно фыркнул:

   – Полно, Шарлотта, вы ведь умная женщина. Зачем ему полагаться на волю случая? Он еще не обращался за лицензией, а эту собственность он всего лишь арендует у мистера Притчарда. А что, если он планирует прибрать к рукам все деньги ваших друзей? Было бы неплохо узнать, не фальшивые ли купюры он пожертвовал. На вашем месте я проверил бы их в банке.

   Диего вскочил на ноги, гневно сверкая глазами.

   – Его ассистент не знает, где он, – продолжал мистер Годуин, – и Люси куда-то исчезла. От одного из слуг я слышал, что Монтальво последний раз видели, когда он спрашивал о Люси, заглянув в кабинет герцога. А ведь именно там леди подсчитывали пожертвования. С тех пор, если я вас правильно понял, его никто не видал.

   Диего заходил в кабинет после того, как она ушла? Боже милосердный, что, если он действительно похитил деньги?

   Люси почувствовала себя одураченной.

   Что она вообще знала о сеньоре Монтальво, кроме того, что он сам ей рассказал?

   Люси больше не могла находиться наедине с ним. Ей надо было разобраться в противоречивых мыслях и в этой новой информации. Торопливо подойдя к двери, она взялась за ручку.

   – Люси, подожди, черт бы тебя побрал, – прошептал Диего. – Нам нужно поговорить.

   Она покачала головой и открыла стеклянную дверь ровно настолько, чтобы выскользнуть из комнаты. Кровь стучала у Люси в висках, ее одолевали сомнения, которые заронил мистер Годуин. Она вышла на террасу.

   – Вы искали меня, миссис Харрис?

   Люси надеялась, что у нее достаточно презентабельный вид. Проверить это у нее не было времени.

   Миссис Харрис вздрогнула и оглянулась, как и мистер Годуин.

   – Люси! – воскликнула начальница школы. – Где, скажи на милость, ты была?

   Люси зевнула во весь рот.

   – Простите. Я очень устала от всех волнений, а утром мы слишком рано выехали. Я пошла в библиотеку, чтобы немного побыть одной в тишине… и не заметила, как заснула. Меня разбудили ваши голоса.

   Мистер Годуин шагнул к двери в библиотеку и с подозрением заглянул внутрь. Люси затаила дыхание. «Господи, не допусти, чтобы Диего погубил мою репутацию. Сделай так, чтобы он успел уйти через другую дверь или спрятаться».

   – Не следует оставлять в лампе такое высокое пламя, – пробормотал мистер Годуин, входя внутрь. Когда он увернул фитиль и снова вышел на террасу, Люси с облегчением вздохнула.

   – Хорошо, благодарю вас. Миссис Харрис взяла Люси под руку:

   – Идем. Надо найти сеньора Монтальво. Мистер Годуин хочет задать ему кое-какие вопросы.

   – Я думаю, он ушел домой, – пожав плечами, сказала Люси.

   Кажется, ей удалось избежать большого скандала.

   Подумать только: она почти отдалась человеку, которого совершенно не знала. Кто он: граф или вор?

   Пора положить конец этой опасной связи. По крайней мере до тех пор, пока она не узнает, что скрывает Диего.

Глава 12

   Дорогой кузен!

   Я признаю, что вы, наверное, правы в отношении мистера Притчарда, но незнаю, что и подумать относительно сеньора Монтальво. Он приехал на наш венецианский завтрак и собрал огромную сумму денег для нашего фонда, но до меня дошли слухи о нем, которые заставили призадуматься. Последнее время я, кажется, не могу отличить хороших людей от злодеев.

   Ваша озадаченная родственница Шарлотта.


   Три дня спустя после благотворительного завтрака Диего стоял в комнате, которая служила кабинетом в его мрачном временном жилище, с чашкой кофе в одной руке и немногословной запиской, приложенной к нераспечатанному конверту, – в другой.

   Взревев от ярости, он швырнул чашку в камин, где она разбилась вдребезги. Не прошло и нескольких секунд, как в комнату влетел Гаспар.

   – Что, черт возьми, случилось?

   – Люси даже не читает мои письма! Она отсылает их назад нераспечатанными! – Диего помахал в воздухе ее запиской. – На этот раз она приказала не писать ей больше, пригрозив бросать письма в огонь. Вот упрямица! – Диего Монтальво в отчаянии взглянул на Гаспара. – Что говорит твоя приятельница кухарка? Почему Люси не желает разговаривать со мной?

   – Говорит, что мисс Ситон занята уроками рисования. Твоя Люси, видишь ли, не делится с Салли своими секретами.

   – Она не моя Люси, – грубо оборвал его Диего. Судя по всему, в библиотеке была их последняя встреча.

   Благодаря проклятому Годуину Люси снова увидела в нем подозрительного фокусника, злодея, дьявола, который желает погубить ее обожаемую школу.

   Диего закрыл глаза и представил себе, как она лежит под ним – доверчивая, чувственная. Он все еще ощущал ее вкус, и это мучило его по ночам. Как он мог забыть о том, кто такая Люси, и позволить своему пенису руководить его действиями? Увидев ее родимое пятно, Диего потерял всякую надежду. До этого момента он молил Бога, чтобы Люси не оказалась внучкой маркиза. Тогда бы она могла принадлежать ему, а он мог все еще надеяться заполучить Арболеду.

   Это родимое пятно словно насмехалось над ним. Теперь он мог иметь либо Люси, либо Арболеду. Но не то и другое имеете.

   Гаспар подошел к огню, чтобы погреть руки.

   – Что произошло во время завтрака между тобой и Люси?

   – Ничего, – коротко ответил Диего.

   – Ты твердишь это уже три дня, но ведь что-то наверняка произошло. Когда я видел мисс Ситон последний раз, она с обожанием улыбалась тебе, а теперь и близко не подпускает.

   Диего застонал. Пора рассказать Гаспару, что он обнаружил. Диего все еще надеялся, что, как только миссис Харрис узнает, что пожертвованные им деньги не фальшивые, Люси поймет, что нет причин относиться к нему с недоверием. Тогда не придется признаваться Гаспару, что он преступил установленные маркизом границы.

   Проклятие! Неужели Люси до сих пор не поняла, что он за человек? Как она могла считать его бесчестным, тем более если учесть его сдержанность в библиотеке?

   Выругавшись, Диего смял записку и швырнул на пол.

   – Может быть, нам следует отказаться от этой затеи? – сказал Гаспар.

   – Я не намерен сдаваться, – пробормотал Диего.

   – Ты читал, что написали газеты о твоем выступлении? – спросил Гаспар. – Они до небес превозносят твой талант, заявляют, что это было незабываемое зрелище, и даже выражают надежду, что, возможно, ты выступишь здесь еще раз.

   Диего сердито взглянул на Гаспара:

   – Я не гастролирую в Англии, если ты намекаешь на это. Наклонившись, Гаспар поднял с пола смятую записку и сунул в карман.

   – По правде говоря, я… гм-м… встречался вчера в городе с Филиппом Эстли.

   Эстли был владельцем лондонского амфитеатра, используемого для публичных развлечений, где ежедневно устраивались представления с участием наездников, фокусников и жонглеров. Гаспар и Диего познакомились с ним во время одного из турне. Именно он научил Диего показывать фокус с «ловлей» пуль.

   – Ты знаешь, он всегда восхищался моей работой, – продолжал Гаспар, – и то, что он слышал о твоих выступлениях, тоже произвело на него большое впечатление. Эстли сказал, что мог бы найти для меня место в своей труппе. Ему нужен человек, чтобы составлять программы выступлений. А ты…

   – Я не собираюсь работать у Филиппа Эстли только потому, что какая-то грудастая англичанка водит тебя за пенис и утверждает, что мы могли бы обосноваться здесь, – проворчал Диего. – Я скорее перережу себе горло, чем буду жить в Англии!

   – Не можем же мы без конца биться головами о стену. Мы все еще не имеем подтверждения, что мисс Ситон является внучкой маркиза, но даже если бы имели…

   – Она точно его внучка, – выпалил Диего.

   – Я знаю, что ты так думаешь, но…

   – Люси – это донья Люсинда, – повторил Диего. – Я сам убедился в этом.

   Смысл сказанного мало-помалу дошел до Гаспара. Он застонал:

   – Боже милосердный, умоляю, скажи, что ты рассказал ей о ее дедушке, и это заставило ее добровольно показать тебе свое родимое пятно!

   Надежда, звучавшая в голосе Гаспара, заставила Диего поморщиться.

   Как только Гаспар заметил это, тут же разразился испанской бранью.

   – И ты еще смеешь говорить, что меня водят за пенис? Неудивительно, что Люсинда не хочет разговаривать с тобой. Не говорил ли я, что пора тебе снять проститутку, но разве ты послушаешь? – Гаспар принялся расхаживать туда-сюда по комнате. – Нет, только не этот гордый граф! – Он жестом шишковатой руки указал на Диего. – Теперь, когда этот самовлюбленный фокусник думает, что вскорости вернет свое поместье, он стал слишком хорош для того, чтобы воспользоваться услугами проститутки. Нет, давай ему внучку маркиза и постель…

   – Я не спал с ней, старый дурень! Ты знаешь, что я никогда не лишу девственности невинную девушку.

   Гаспар окинул его скептическим взглядом.

   – Но ты видел родимое пятно. И не потому, что она тебе его сама показала.

   – Она не из-за этого сердится на меня, – сказал Диего, увиливая от прямого ответа. То, что произошло между ним и Люси, было слишком драгоценным, чтобы говорить об этом даже Гаспару. – Она разозлилась, когда услышала о том, что в ранней молодости я подвизался в гарнизонах в роли карточного шулера.

   – И вора, – добавил Гаспар, привыкший говорить без обиняков.

   Кстати, ведь они и с Гаспаром встретились, когда Диего вытащил у него кошелек. Он так и не понял, почему Гаспар пожалел его, почему решил скорее вознаградить, чем наказать за такое проворство рук. Но Гаспар предложил ему выбор: либо он сдает его властям, либо Диего становится его ассистентом.

   За это Диего будет вечно благодарен старику. Если бы он и дальше промышлял воровством, то наверняка закончил бы жизнь на виселице. Отчаянно нуждаясь в деньгах для больной матери, Диего несказанно обрадовался возможности получать деньги честным способом и с радостью принял предложение Гаспара.

   Стиснув зубы, Диего выполнял порученную Гаспаром такую унизительную работу, как чистка ночных горшков или пришивание кармашков к носовым платкам. Он тренировался с китайскими кольцами, пока не начинали кровоточить пальцы. Он терпел болезненные химические примочки, чтобы загрубела на руках кожа и можно было переносить огонь в номере со свечами.

   Диего с упорством перенимал мастерство у Гаспара, пока старик не утратил способность показывать фокусы и из мастера не превратился в ассистента.

   Хотя Гаспар был человеком весьма капризным, со склонностью к дорогим винам и экзотической пище, он заслужил свой отдых, и Диего был намерен позаботиться о безбедной старости учителя.

   – Мне кажется, что есть единственное решение нашей проблемы, – сказал Диего, потративший целую ночь на разработку плана.

   – Ты проникаешь в школу и похищаешь ее? – насмешливо подсказал Гаспар.

   – Это не слишком разумно. Весьма трудно проникнуть в дом, полный женщин, не подняв тревогу.

   Гаспар помрачнел.

   – Я пошутил. Похищение – неприемлемый вариант. Маркиз ничего не говорил о похищении.

   Диего строго взглянул на него.

   – Он хотел, чтобы внучку вернули во что бы то ни стало. Гаспар помолчал, обдумывая сказанное.

   – Если похитишь англичанку, власти тебя разыщут и добьются казни через повешение.

   – Сомневаюсь, что полковник рискнет обращаться к властям ввиду преступного характера его собственных действий. Даже если он сам не похищал девочку, много лет скрывал факт ее похищения.

   Гаспар взглянул на него в замешательстве. Диего вспомнил, что пока еще не рассказал ему обо всем, что удалось узнать от Люси и Ханфорта, и кратко объяснил свое понимание того, как получилось, что донью Люсинду удочерил полковник.

   – Но даже в этом случае я не стал бы увозить Люси против ее воли, – продолжал Диего. – Слишком это хлопотно. Надо как-то убедить ее поехать с нами добровольно. Надо сделать так, чтобы она сама пришла к нам. Заманить ее можно, воспользовавшись ее страхом за судьбу драгоценной школы. Я скажу ей, что хочу купить Рокхерст.

   – Ты сошел с ума? Дон Карлос с трудом утвердил достаточную сумму на покрытие расходов. На какие шиши ты купишь эту собственность? На золото, добытое с помощью алхимии?

   – Я не собираюсь расплачиваться. Это будет всего лишь устное предложение. Пока поверенный Притчарда готовит документацию, я проконсультируюсь в магистратуре, выдающей лицензии, и поинтересуюсь, во что мне это обойдется.

   Мы позаботимся о том, чтобы весь Ричмонд узнал о наших намерениях. Школа будет в отчаянии!

   – И ты думаешь, что Люси прибежит сюда, чтобы уговорить тебя не делать этого?

   – После того как у нее и ее начальницы не останется других вариантов.

   – А тем временем, если ты не реализуешь свое предложение, Притчард обвинит тебя в мошенничестве. И уж постарается добиться, чтобы тебя бросили в тюрьму.

   – Придется рискнуть, – сказшт Диего, пожав плечами, – но мы еще сможем некоторое время водить его кругами, заставляя удовлетворить все новые требования, а Люси слишком импульсивна, чтобы долго сдерживаться. – Губы Диего дрогнули в печальной улыбке.

   – Теперь, когда нам известно, что она является наследницей огромного состояния, почему бы не сообщить ей об этом в письменном виде? Она будет умолять отвезти ее в Испанию.

   Диего покачал головой:

   – Разве ты не слышал, что она отказывается читать мои письма? К тому же, как только я скажу ей правду, она подключит полковника, а тот перевернет небо и землю, лишь бы мы не отвезли ее домой или не сообщили о его предательстве представителям прессы.

   – Зачем Люси ставить под угрозу свое наследство, рассказав ему об этом?

   – Она равнодушна к деньгам.

   – Все люди неравнодушны к деньгам, – язвительно изрек Гаспар, – даже ты.

   – Но не Люси.

   «Миссис Харрис не раз повторяла нам, что деньги могут быть проклятием, – говорила Люси. – По крайней мере я знаю, что тот, кто возьмет меня замуж, женится по любви».

   Как будто важнее любви не было ничего на свете. Эта мысль была так же непонятна, как английские правила приличия. Мужчина женится ради земли, денег или фамильной чести, иногда по всем этим соображениям сразу. А если при этой сделке он получит еще и милую спутницу жизни, то это уж будет просто глазурью на торте.

   Но любовь? Это всего лишь иллюзия – и ничего более. Сексуальное влечение Диего понимал, но ведь ни один мужчина в здравом уме не женится ради одного влечения, особенно если объектом вожделения является беспокойная англичанка, отличающаяся прискорбной привычкой думать о мужчине самое худшее даже тогда, когда он ведет себя наилучшим образом.

   Диего направился к Двери.

   – Я иду на встречу с Притчардом. А ты отправляйся в город. Разболтай повсюду, где только сможешь, о нашей предстоящей покупке Рокхерста. Но так или иначе вымани канарейку из клетки.

   Два дня спустя, после заката солнца, Диего стоял в вестибюле конторы, пытаясь не показать, как ему скучно. Его пригласил мерзкого вида поверенный по имени Бейнс, действовавший от имени загадочного клиента, пожелавшего инвестировать средства в строительство увеселительного сада.

   Диего, разумеется, это не интересовало, но, поскольку наведенные Гаспаром справки не обнаружили никакой связи между Бейнсом и Притчардом, это не имело отношения к мнимой покупке, а значит, было пустой тратой времени.

   Тем не менее это добавляло правдоподобия устроенному им шоу с покупкой собственности.

   Правда, было странно, что мистер Бейнс настаивал на встрече в вечернее время. Когда клерк провел Диего в полутемную комнату, Монтальво сразу же насторожился.

   Либо бледность поверенного объяснялась светобоязнью, либо здесь дело было в чем-то другом. На столе перед Бейнсом горела всего одна свеча. Егоклиент сидел в темноте, в стороне от стола, и Диего едва различал контуры его фигуры.

   Как и всякий фокусник, Диего отлично знал, что с помощью света и тени можно многое скрыть, и с должным уважением относился к использованию этого трюка, но ему совсем не нравилось, когда такие приемчики использовались против него.

   – Присаживайтесь, сэр, – сказал Бейнс, жестом указывая на стул, стоявший прямо перед свечой.

   Диего прикинул границы поля зрения. В сидячем положении он не сможет видеть ни человека, находящегося в тени, ни Бейнса. Годы, проведенные в гарнизонах, научили его держать противника в поле зрения.

   – Я предпочитаю стоять.

   В глазах Бейнса промелькнуло что-то вроде паники, но его компаньон наклонился вперед и что-то прошептал ему, – после чего поверенный вздохнул с облегчением.

   – Мой клиент говорит, что понимает вашу осторожность, но должен скрывать свою личность. Если вам желательно выслушать его предложение, то придется сесть на стул.

   Диего взвесил возможные варианты и подумал, что было бы неплохо захватить с собой пистолет.

   Однако он понимал, что некоторым людям приходится скрывать свою личность.

   – Будь по-вашему, – сказал он и сел на стул. – Насколько я понимаю, ваш клиент желает сохранить в тайне инвестицию в мой проект?

   – Откровенно говоря, он не хочет вкладывать деньги, – сказал Бейнс. – Он хочет перекупить эту недвижимость после того, как вы купите ее у мистера Притчарда.

   Диего прищурился. Дело становилось с каждой минутой все более любопытным.

   – Почему бы сразу не купить собственность у мистера Притчарда?

   – Мистера Притчард ему не продаст. Они в ссоре.

   Это было неудивительно, если учесть, что этот Притчард был презренным червяком, но тем не менее интересно.

   – А мне какой интерес делать это? – спросил Диего.

   – Мой клиент заплатит вам значительно больше, чем вы заплатите Притчарду.

   Диего, не сдержавшись, рассмеялся:

   – Ему известно, какую цену запрашивает Притчард?

   – Да. И он знает также, что эта собственность отнюдь не стоит таких денег.

   Диего прищурился:

   – И все-таки он готов заплатить мне еще больше?

   – У моего клиента есть на это свои причины.

   – Ему придется сказать, какие именно, прежде чем я смогу серьезно отнестись к предложению.

   Последовала продолжительная пауза, потом снова раздалось перешептывание.

   – Он предпочитает сохранить свои причины в тайне.

   – Отлично. – Диего поднялся со стула. – В таком случае желаю вам всего доброго, джентльмены.

   – Подождите! – Бейнс тоже встал. – Вы должны по крайней мере выслушать нас.

   Диего задержался у двери.

   – Я не склонен менять свои планы на столь позднем этапе, джентльмены, но тем не менее благодарен за ваше предложение.

   – Значит, вы твердо решили пожертвовать школой миссис Харрис для молодых леди ради вашего проекта?

   Произнесенный шепотом вопрос исходил от сидящего в тени человека, и упоминание о школе сразу же заставило Диего остановиться. Почему какой-то анонимный инвестор настолько сильно беспокоится о судьбе женского учебного заведения, что готов выложить ради его спасения целое состояние?

   Ответ потряс Диего. Видно, перед ним тот самый тайный «кузен» миссис Харрис, который мнит себя покровителем школы. Возможно, разговор с ним прояснит некоторые обстоятельства.

   Возвратившись к столу, Диего снова сел на стул.

   – Значит, вы один из друзей школы, не так ли, сэр? Человек в тени откинулся на спинку стула, и Бейнс возобновил свою роль посредника:

   – Мой клиент обеспокоен тем, какие последствия может иметь ваш проект для Ричмонда в целом. Он готов предложить вам другую недвижимость, на более выгодных условиях.

   Диего засунул большие пальцы за пояс брюк.

   – Я нашел недвижимость, которую хотел. Благодаря ее местонахождению я ценю ее на вес золота. Так что ваша недвижимость меня не интересует, как и ваши деньги.

   – В таком случае скажите, черт побери, что вас интересует? – прошипел человек, сидевший в тени.

   Диего спрятал усмешку.

   – Меня интересует одно. Если вы это сможете сделать, то я с радостью перепродам вам эту недвижимость, как только куплю ее. Причем по цене, запрашиваемой Притчардом. Это обещание Диего мог бы без труда выполнить.) А хочу я всего лишь встречи с глазу на глаз с одной из учительниц школы, с Люсиндой Ситон. И ничего другого.

   Диего, затаив дыхание, ждал, пока его собеседники перешептывались. Он сильно рисковал, выложив карты на стол. Если «кузен Майкл» является таким преданным другом школы, как об этом слышал Диего, то может заупрямиться, не желая втягивать в это Люси.

   После долгого перешептывания Бейнс коротко спросил:

   – Почему?

   – Уверен, что ваш клиент знает ответ на этот вопрос, учитывая его продолжительную переписку с миссис Харрис. Мужчина не становится покровителем женщины ни с того ни с сего, не имея к ней никаких чувств, не так ли?

   Услышав, как его клиент пробормотал себе под нос ругательство, Бейнс едва заметно улыбнулся.

   – Значит, вы знаете о связи моего клиента… со школой?

   – Я предполагаю, что он и есть таинственный «кузен Майкл».

   Человек в тени что-то шепнул своему посреднику.

   – Вы желаете сделать мисс Ситон предложение? – с надеждой в голосе спросил Бейнс.

   – Только после того как я поговорю с ней, – уклончиво ответил Диего.

   Ему не нравилось второпях менять свои планы, но это был его единственный шанс уговорить Люси вернуться в Испанию. Если ему придется темнить и увиливать, чтобы получить этот шанс, то он готов это делать.

   – Как нам узнать, делаете ли вы это с благородной целью? – спросил Бейнс. – А вдруг вы замышляете использовать этот час, чтобы покуситься на ее добродетель?

   – Если бы я этого хотел, – резко сказал в ответ Диего, – то мог сделать это раньше. Вы вправе выдвигать любые требования в отношении этой встречи. Можно даже провести ее в центре этой проклятой школы, так чтобы за пределами слышимости звука стояла толпа учителей, лакеев и прочих людей, призванных защищать ее добродетель. Но я хочу всего лишь поговорить с ней с глазу на глаз. Понятно?

   Последовала продолжительная пауза, потом «кузен Майкл» что-то коротко шепнул. Бейнс встал.

   – Мой клиент говорит, что если удастся организовать эту встречу, то не на час. На полчаса.

   Диего помедлил. Времени отпускалось явно недостаточно, но можно было попробовать. Он кивнул.

   – Мы ждем также, что вы заблаговременно подпишете документы, касающиеся нашей частной договоренности о покупке Рокхерста. И если миссис Харрис и мисс Ситон согласятся, то ваша встреча состоится.

   – Спасибо, – сказал Диего, поклонившись своему достойному оппоненту.

   Теперь ему оставалось решить, как наилучшим образом использовать в своих интересах эту встречу.

Глава 13

   Дорогая Шарлотта!

   Я понимаю, почему вас беспокоит последнее предложение Монтальво, но видели бы вы его физиономию, когда он говорил о мисс Ситон! Судя по всему, он не на шутку влюблен в нее. Даже вы заметили, что после венецианского завтрака Люси впала в депрессию. Почему бы не поинтересоваться, что она чувствует? Кому, как не вам, знать, как спросить ее об этом, не ранив ее чувств? Но если мы сможем спасти школу и одновременно помочь мисс Ситон разобраться в своих чувствах к этому человеку, разве это плохо?

   Как всегда, готовый служить вам

   Майкл.


   Люси в полном смятении шагала взад-вперед по кабинету миссис Харрис. Она не видела Диего почти неделю.

   После венецианского завтрака Люси пришла в ужас, осознав, что позволила себе влюбиться в мерзавца, которому нельзя было доверять.

   Диего лгал ей о своем прошлом. Более подозрительного человека Люси не встречала за всю свою жизнь.

   Люси стиснула руки, чтобы они не дрожали. Что он намерен сказать ей сегодня? Неужели сеньор Монтальво и впрямь откажется от своих планов насчет Рокхерста ради того лишь, чтобы увидеться с ней? Это едва ли возможно, но зачем еще ему было заключать тайную сделку с поверенным кузена Майкла? Неужели он настолько к ней неравнодушен?

   – Люси, ради Бога, сядь, – раздраженно сказала миссис Харрис. – Уверяю тебя, он не придет скорее от того, что ты мечешься.

   Люси со вздохом опустилась в кресло, но тут же вскочила и снова зашагала по комнате.

   – Извините, но это единственное, что помогает мне успокоиться. – Люси остановилась и взглянула на миссис Харрис. – Почему он не идет?

   – Потому что мы договорились, что он прибудет в полдень, а до полудня осталось еще десять минут.

   – Да-да. Конечно.

   – Тебе не обязательно это делать, – сказала миссис Харрис. – Мы найдем другой способ. Имея деньги, которые удалось собрать, мы сможем предложить мистеру Притчарду весьма существенную сумму.

   – Да, но возьмет ли он ее?

   Миссис Харрис заставила себя улыбнуться:

   – Не вижу причин, почему бы ему не взять? Мой кузен говорит…

   – В связи с этим возникают дополнительные вопросы, – Прервала ее Люси. – Почему Диего вообще обратился к вашему кузену? Как он узнал, где его найти, если все эти годы даже вы сами этого не знали?

   – Он не ходил к нему, – раздраженно сказала миссис Харрис. – Мой кузен потребовал встречи с сеньором Монтильво через своего поверенного. – Она начала выстукивать пальцами дробь по крышке стола. – Я всегда знала, что мистер Бейнс работает на Майкла. Я оплачиваю аренду через его контору, которая, как известно, принадлежит моему кузену. Этот проклятый Майкл не устраивает никаких встреч мной. Он выходит из своего укрытия только ради иностранных фокусников, которые… – Миссис Харрис замолчала, покраснев. – Извини, пожалуйста. Мой кузен и его скрытность сводят меня с ума. Когда в самом начале он предложил мне эту собственность, назначив крайне низкую арендную плату, то заставил меня подписать соглашение о том, что я никакими способами не буду пытаться узнать его личность, пригрозив в противном случае выселением. Я соблюдала это требование, потому что не осмеливалась рисковать последствиями. Я честно думала, что он ослабит свои требования, когда лучше узнает меня, но он, наоборот, еще туже закрутил гайки. Это безумно раздражает.

   – Могу себе представить. – Несмотря на нервное волнение, Люси было очень забавно наблюдать, как менялась миссис Харрис, говоря о своем кузене. Она почти так же возбуждалась, как Люси, когда речь заходила о Диего.

   Миссис Харрис усилием воли заставила себя успокоиться.

   – В любом случае, какую бы роль ни играл мой кузен в организации этой встречи, ты не обязана подчиняться.

   Люси заставила себя улыбнуться.

   – Если Диего – я имею в виду сеньора Монтальво – желает заключить сделку с кузеном Майклом, это не помешает мне поговорить с ним, не так ли?

   – Это от многого зависит, – сказала миссис Харрис, вглядываясь в лицо Люси пытливым взглядом. – Почему ты избегала его до сегодняшнего дня?

   – Я уже говорила вам… Я боюсь… – Люси боялась влюбиться в мужчину с сомнительной репутацией. – Банк абсолютно уверен в подлинности пожертвованных им купюр?

   – Ты уже трижды спрашивала об этом. Да, сеньор Моитальво пожертвовал триста подлинных фунтов в наш фонд. Вор так не поступил бы.

   Люси, развернувшись, отправилась в обратном направлении.

   – Но почему он это сделал? Зачем он вообще приехал ни благотворительный завтрак, если не по соображениям, которые привел мистер Годуин? Мне все кажется, что он не говорит всей правды.

   – Ты ему не веришь.

   – Нет… да… я не знаю… Я бы верила ему больше, если бы знала его мотивы.

   – А что, если у него нет четких мотивов? Влюбленным мужчинам свойственно совершать странные поступки.

   Люси искоса взглянула на начальницу школы.

   – Он не влюблен в меня.

   Губы миссис Харрис дрогнули в улыбке.

   – Ты уверена? Он почти сказал кузену Майклу, что хочет сделать тебе предложение.

   Почти сказал. Это ничего не значит. Диего мастер говорить уклончиво. К тому же он сказал ей, что обстоятельства не позволяют ему жениться. Насколько Люси было известно, обстоятельства эти не изменились.

   Люси вздохнула. Все равно необходимо встретиться с Диего. Возможно, он скажет что-то важное. Возможно даже, что найдется ключ к разгадке его необъяснимого поведения.

   Едва ли он рискнет плохо вести себя, если за дверью будет стоять миссис Харрис, а в каждом углу холла будут расставлены лакеи. Здесь Люси в полной безопасности.

   – Прибыл сеньор Монтальво! – с порога объявил слуга, и сердце Люси учащенно забилось. Нет, ей никогда не бывать и безопасности, если рядом Диего! Боже милосердный! Ведь даже когда она слышит его имя, у нее втрое учащается пульс.

   «Возьми себя в руки, или ты не продержишься и минуты рядом с ним, не говоря уже о получасе. Ты должна сохранять здравомыслие», – сказала себе Люси, прислушиваясь к бешено бьющемуся сердцу.

   Миссис Харрис взглянула на нее:

   – Ну как? Позволим ему войти?

   Не доверяя собственному голосу, Люси кивнула. Войдя в комнату, Диего отыскал взглядом Люси, потом увидел миссис Харрис и сказал с суровым видом:

   – Я сказал, что встреча должна быть с глазу на глаз.

   – Так оно и будет, – промолвила миссис Харрис, направляясь к двери. – Я буду за дверью, дорогая моя. В случае чего кликни меня.

   – Спасибо, – сказала Люси, удивляясь тому, как спокойно звучит ее голос.

   Дверь за миссис Харрис закрылась. Они остались одни.

   Диего смотрел на Люси так, словно изголодался по ней. Напряженность его взгляда напомнила ей интимные моменты в библиотеке Фоксмуров. Казалось, что это было целую вечность назад, однако по-прежнему вызывало все то же первобытное возбуждение.

   – Ты очень хорошо выглядишь, – сказал Диего с тем самым акцентом, который неизменно вызывал у нее приятную дрожь.

   – Ты тоже.

   Диего хрипло хохотнул:

   – Правда? Неужели я не выгляжу так, словно меня волокла за собой по земле несколько сотен миль взбесившаяся лошадь? – Он взлохматил пальцами волосы. – Потому что именно так я себя чувствую.

   Люси заметила темные круги под его глазами, какой-то загнанный взгляд, яркий блеск глаз.

   – О чем ты хочешь поговорить, Диего?

   – Во-первых, я должен узнать одну вещь. – Сеньор Монтальво подошел к столу, присел боком на его крышку, потом снова встал и подошел к Люси. – Что плохого я сделал в тот вечер у Фоксмуров? – хриплым голосом спросил он. – Koгда мы были в библиотеке и я… прикасался к тебе? Может быть, я тебя обидел или испугал?..

   – Нет. – Люси вытерла о юбку вспотевшие ладони. Его больше тревожило не то, что он сделал, а то, на что она сами готова была пойти.

   – В таком случае почему ты отказывалась видеться со мной?

   – Потому что я поняла, как мало на самом деле знаю тебя.

   У Диего помрачнело лицо.

   – Потому что Годуин сказал, что я вор.

   – И это тоже.

   – Он не солгал, Люси. Я действительно был вором и карточным шулером, но совсем недолго и в ранней юности, до того как стал фокусником. – Он с вызывающим видом расправил плечи. – Мне нужно было поддерживать больную мать, поэтому я крал, пока меня не поймал Гаспар и не предложил стать его ассистентом.

   – Гаспар? Я думала, что это он твой ассистент.

   – До недавнего времени все было по-другому. В любом случае я уже очень давно перестал быть вором. Так что если ты думала, что я разработал хитроумный план, чтобы обокрасть тебя и твоих друзей…

   – Я знаю, что это не так, – торопливо сказала Люси. Диего прищурил глаза.

   – Но ты отказалась видеться со мной.

   – Потому что поняла, что ты для меня по-прежнему незнакомец, – промолвила она. То, что Диего сейчас сказал, лишь подтверждало это. Она ничего не знала ни о его больной матери, ни о роли Гаспара в его жизни.

   – Тем не менее я прошу тебя поверить. Мне нужно сказать тебе что-то очень важное.

   Люси настроилась выслушать еще какое-нибудь откровение относительно его прошлого.

   – Ладно.

   – Во-первых. – Он шагнул к двери и неуловимым движением резко распахнул ее, отчего миссис Харрис чуть не упала в комнату.

   Сердито взглянув на нее, Диего захлопнул дверь перед ее носом, вернулся к Люси и, взяв ее за руку, почти насильно потащил в другой конец комнаты. Потом достал из кармана какой-то предмет и протянул ей. Это была миниатюра.

   – Ты узнаешь изображенную здесь женщину? – спросил он.

   Люси вгляделась в черты, показавшиеся ей и знакомыми, и нет… Они будили какие-то дорогие, но туманные воспоминания.

   Нет, этого не может быть.

   – Кто она?

   – Ты узнала ее? – настойчиво повторил Диего. Люси взглянула ему в глаза:

   – Она похожа… то есть она напоминает женщину, о которой я часто думала как о своей матери. Но откуда это у тебя?

   – Это мне дал твой дедушка. Ее дедушка.

   – У меня нет дедушки. А если бы был, то с какой стати он дал бы тебе…

   – Я приехал сюда не для того, чтобы купить землю для увеселительного сада, carino, – сказал Диего с бесконечной нежностью. – Я не заинтересован ни в Рокхерсте, ни тем более в твоей школе. И уж конечно, не имею ни малейшего желания жить в Англии. Я приехал сюда с единственной целью – отыскать тебя.

   Люси вытаращила на него глаза, вспоминая кое-какие вещи, которые вызывали у нее беспокойство: как Диего настаивал на том, чтобы именно она показывала ему школу; как глубоко вторгся в ее личную жизнь; как потребовал сегодняшней встречи.

   – Я… я не понимаю.

   – Твой испанский дедушка, маркиз де Парама, попросил меня поехать в Англию, чтобы отыскать тебя.

   Значит, у нее есть семья? Люси не могла поверить.

   – Почему этот маркиз отправил тебя? Почему просто не приехал сам?

   – Он болен, и врачи говорят, что путешествия не выдержит. Я согласился отправиться на поиски вместо него.

   И ради этого Диего придумал всю эту историю с увесели тельным садом? Ради этого он проделал все, что произошли за последнюю неделю?

   – Значит, ты все это время лгал мне?

   – Мне надо было убедиться, что ты именно та, кого я ищу. Я не хотел переворачивать твою жизнь, не имея полной уверенности.

   – Ты поэтому уговаривал меня рассказывать о моем прошлом? – Люси аж застонала, вспомнив его вопросы о Ла-Корунье, о том, как умерли ее родители. – Но в газетах писали, что ты приехал сюда, чтобы купить Рокхерст. Мистер Притчард до сих пор в этом убежден.

   – Это была всего лишь уловка, carino.

   – Ты смотрел и другие участки на севере. Миссис Харрис сказала…

   – Мы с Гаспаром исколесили всю Англию, разыскивая дочерей офицеров, служивших в Гибралтаре, которые имели подходящий возраст, чтобы быть дочерьми доньи Каталины. Мне нужна была какая-то причина для пребывания в Англии, вот я и придумал историю с увеселительным садом. Я боялся возбудить подозрение у властей.

   Когда смысл его слов дошел до Люси, по ее спине неожиданно пробежал холодок.

   – Откуда ты узнал, что мою мать звали Каталиной? Ведь я тебе об этом не говорила.

   – По той же причине, по какой я знаю, что ты именно та, кого мы ищем.

   Семья. Так, значит, у нее была семья, кроме отца? Неужели это правда?

   – Зачем этот маркиз ищет меня по прошествии стольких лет? Что ему от меня надо? Почему мои родители так и не сказали папе, что у меня есть родня? Я этого не понимаю.

   – Я знаю, но не могу ответить на твои вопросы сейчас. – Диего стал совсем тихим. – Я должен поговорить с тобой более конфиденциально. Есть еще и другие вещи, которые тебе нужно узнать. Кое-какие документы, которые следует тебе показать. И информация о полковнике Ситоне.

   Люси охватил страх.

   – Что ты имеешь в виду? Какое это имеет отношение к папе?

   – Я не могу говорить об этом здесь. У этих стен есть уши.

   И я не доверяю твоим попечителям.

   – Какие глупости!

   – Глупости? Они устроили эту встречу, решив, что спасение школы важнее, чем необходимость держать тебя подальше от меня, человека, которому они не доверяют.

   – Нет! Это сделала я!

   – Тебе бы никогда на родине не дали шанса! В Испании тебя держали бы подальше от меня, не принося в жертву в интересах школы миссис Харрис.

   – Здесь не Испания. Кстати, разве ты не рад этому? Если бы в Англии были такие же строгости, как в Испании, ты бы сейчас даже не разговаривал со мной.

   – Ты не англичанка, – заявил он сердито, – испанка. Люси вздернула подбородок:

   – Наполовину испанка. – Диего не ответил, и Люси прищурилась. – Ты что-то недоговариваешь?

   – Многое. Если хочешь услышать все, мы должны встретиться сегодня в Рокхерсте. Приходи одна. Без своих не заслуживающих доверия попечителей.

   Лоб Люси перерезала морщинка.

   – Диего, ты хорошо знаешь, что я не могу пойти одна ночью в дом неженатого мужчины.

   – Может быть, ты предпочтешь прийти сегодня днем, когда за каждым твоим движением следят десятки глаз?

   – Конечно, нет. Но…

   – Не тревожься за свою девственность. Если бы я хотел обесчестить тебя, моя милая, то сделал бы это три дня назад.

   У Люси вспыхнули щеки. Монтальво был прав. Она по чти отдалась ему в библиотеке герцога.

   – Тебе надо беспокоиться только о своей репутации, продолжал Диего, – а это значит, что лучший вариант – вы скользнуть незаметно из дому сегодня ночью, когда все заснут.

   – Почему ты так уверен, что я именно та, кого вы ищете? Каталина – распространенное испанское имя. У вас нет никаких доказательств, кроме каких-то обрывков информации.

   – Твое родимое пятно подтверждает, что ты – именно та, кого мы ищем. – Диего достал листок пергамента за подписью дона Карлоса, маркиза де Парамы, с восковой печатью, витиевато украшенной буквой «П». На пергамент было нанесено изображение бабочки, точно соответствовавшее родинке на ее бедре.

   Маркиз знал о ее родимом пятне? У Люси задрожали руки. Значит, Диего говорит правду. О существовании родимого пятна знал только приемный отец… И конечно, ее родители.

   Так вот почему тогда, в библиотеке, Диего так пристально рассматривал ее родинку!

   Люси снова почувствовала, что ее предали. Боже милосердный! Значит, он только ради этого всю последнюю неделю целовал ее, ласкал и…

   – Ах ты презренный, мерзкий… бесчувственный!.. – воскликнула Люси и расплакалась.

Глава 14

   Дорогая Шарлотта!

   И еще одно. Иногда нам приходится выбирать между благом 1ки всех и благом для немногих. Но не беспокойтесь. Если я услышу что-нибудь такое, что заставит меня заподозрить, будто мисс Ситон угрожает опасность от сеньора Монтальво, я его выгоню отсюда. Деловые люди Ричмонда едва ли благосклонно отнесутся К устройству увеселительного сада поблизости от школы, если из-за чего будет подвергаться опасности невинность их дочерей.

   Покровительствующий вам родственник

   Майкл.


   Диего в ужасе смотрел на разразившуюся рыданиями Люси. Какого дьявола?

   – Carifio, прошу тебя. – Диего потянулся к Люси, чтобы обнять.

   Она оттолкнула его руку:

   – Не смей! И никогда больше не называй меня carifio! Все, что ты говоришь, – ложь!

   – Не все, – хрипло заметил Диего. – Я, как мог, избегал лжи, но сказать тебе правду не мог, пока не убедился.

   – Значит, ты целовал меня… и ласкал, пока не получил возможность увидеть мое родимое пятно?

   – Нет! – воскликнул он. Черт побери, ему следовало догадаться, что Люси подумает, будто он флиртовал с ней потому лишь, что это была часть его задания.

   Бросив на него укоризненный взгляд, она попятилась.

   – Как ты мог? Достаточно было попросить показать тебе пятно. А ты вместо этого заставил меня поверить, что хочешь меня!

   – Бог свидетель, Люси, я действительно хочу тебя. – Диего в панике шагнул к ней и обнял. – Только желание заставило меня сделать то, что я сделал, а вовсе не потребность увидеть твое родимое пятно. Ты должна мне поверить!

   – Видно, ты меня совсем дурочкой считаешь? – всхлипнула Люси, и ее прелестные глазки затуманились слезами.

   – Лаская тебя, я нарушил обещание, данное маркизу.

   – Какое обещание?

   – Что я не прикоснусь к тебе. – Зарывшись лицом в ее волосы, Диего вдыхал пьянящий аромат, понимая, что это ему запрещено, но игнорируя запрет. – Что я отыщу тебя и сделаю все, что требуется, но не более того.

   Люси ничего не сказала, но плакать перестала..

   – Если маркиз узнает, что я к тебе прикасался, то сдерет г меня кожу заживо, – тихо сказал Диего.

   – Тогда почему ты это сделал?

   «Потому что ты околдовала меня. Потому что, когда мы рядом, я хочу одного: обладать тобой».

   Это проклятое желание было словно временное помешательство.

   Им не суждено быть вместе по тем же причинам, что и раньше: отсутствие у него денег; его планы в отношении Арболеды; его клятва отцу; ее будущее. Даже если их чувства были глубже, чем физическое влечение, из этого ничего не получится. Пора было положить конец этому безумству, поэтому Диего снова пришлось сыграть перед Люси роль негодяя.

   – Мне известно, что я не первый мужчина, который тебя желает, Люси, – сдержанным тоном сказал он, – и ты не должна удивляться, что я, как и другие мужчины, не смог устоять перед твоим обаянием.

   – Значит, ты просто развлекался со мной. Ради своего удовольствия, – обиженно сказала она.

   Было бы правильнее сказать «ради своего мучения».

   – И твоего тоже. Если помнишь, в тот день в библиотеке ты сама попросила меня поиграть с тобой.

   – Да, – сказала Люси безжизненным тоном, – я хорошо это помню. И теперь расплачиваюсь за то, что пошла на поводу у своего импульсивного характера.

   Диего хотелось сказать, что именно ее импульсивность творожила его. Что он завидовал этому свойству, которое сам давным-давно утратил.

   – Во время благотворительного завтрака я вел себя неблагоразумно, но это не должно повлиять на твое решение встретиться со мной сегодня. Я смогу сдержать свой пыл, и ТЫ это хорошо знаешь, только не надо искушать меня умышленно.

   В дверь постучали.

   – Люси, с тобой все в порядке? Диего затаил дыхание.

   Секунду спустя Люси ответила:

   – Со мной все в порядке, миссис Харрис. Все абсолютно и порядке.

   – Предупреди сеньора Монтальво, что у него осталось пять минут.

   Упрямо вздернув подбородок, Люси повернулась к Диего:

   – Расскажи мне всю историю сейчас, и я продлю время нашего разговора.

   Диего покачал головой:

   – Не здесь. – Поклонившись ей, он добавил:

   – Оставь у себя миниатюру. Она принадлежит тебе независимо от обстоятельств. Но я надеюсь увидеть тебя сегодня поздно вечером. Если ты не придешь, мы с Гаспаром завтра утром уедем. И это будет конец истории.

   – Уедешь!!!

   Диего сильно рисковал. Он должен был во что бы то ни стало уговорить ее сегодня поехать с ними. Поиски внучки маркиза продлились и так гораздо дольше, чем предусматривал дон Карлос. А что, если Люси не придет? Это будет катастрофой.

   Диего потребовалась вся сила воли, чтобы направиться к двери, демонстрируя полное равнодушие.

   – Диего? – окликнула его Люси.

   Он не остановился, открыл дверь и вышел из кабинета. Миссис Харрис с нескрываемым любопытством наблюдала, как он уходит.

   После полуночи Люси пробиралась через вишневый сад, направляясь на свет, горевший в окнах Рокхерста. Позади нее, в здании школы, не было ни огонька. Все уже разошлись по своим комнатам. Упорядоченная повседневная жизнь тянула Люси назад, словно речное течение. Пусть в ее жизни были разочарования и она не всегда ощущала себя неотъемлемой частью общества, в котором, вращалась, но это была привычная, знакомая жизнь. Сейчас же она шла в неизвестность, и у нее было такое ощущение, что, как только она войдет в этот старый, ветхий помещичий дом, ее жизнь изменится навсегда.

   Дойдя по тропинке до середины рощицы, Люси остановилась. То, что она делала, было сущим безумием. Ей следовало мчаться назад, забыв о мнимом дедушке. И пусть бы Диего уезжал! Тогда бы она смогла закрыть эту интригующую главу своей жизни, а через некоторое время забыть о ней.

   Но она не могла этого сделать. Люси прикоснулась рукой к миниатюре, лежавшей в кармане. Как только Диего показал ее, все мысли Люси сосредоточились на том, чтобы узнать, кто же все-таки ее родители.

   Она чуть было не рассказала обо всем миссис Харрис, но что-то ее удержало. Во-первых, начальница школы наверняка не позволила бы ей снова поговорить с Диего. Миссис Харрис призвала бы на помощь отца, и они вместе взяли бы под контроль щекотливую ситуацию.

   И Люси навсегда лишилась бы возможности узнать правду о своих родителях. Она не могла этого допустить.

   А во-вторых, ее беспокоило то, что Диего якобы знает об отце что-то дурное. Люси не сомневалась, что отец – человек чести, но у Диего было другое мнение. Возможно, у него имелись всего лишь какие-то подозрения, но он, опираясь на могущество испанского маркиза, мог бы создать проблемы для отца. Этого она тоже не могла допустить.

   Продолжая пробираться по саду, Люси молила Бога не допустить, чтобы она совершила ошибку. У нее щемило сердце при мысли, что она потеряет Диего. Он совершенно ясно дня понять, что не позволит их отношениям продолжаться. lie было сказано ни слова ни о браке, ни о любви. Речь шла только о желании.

   Когда Люси добралась до конца рощицы, из тени возле дома вынырнула, испугав ее, чья-то фигура.

   – Я боялся, что ты не придешь, – сказал Диего и, бросив пи землю недокуренную тонкую сигару, затоптал ее ногой. – Я уже давно тебя поджидаю.

   На небе светил месяц, и в полутьме черты лица Ментально были едва видны, но знакомый звук бархатистого голоса успокоил Люси.

   – Я не могла уйти раньше. Диего протянул ей руку:

   – Войдем в дом. Я хочу показать тебе кое-какие бумаги. Все равно стоять здесь слишком холодно.

   Ну что ж, делать нечего. Люси взяла Диего за руку. Она вдруг поняла, что никогда не бывала в этом доме. Когда здесь жил мистер Притчард, он не приветствовал посещений со стороны обитателей школы, а сеньор Монтальво был первым арендатором поместья. Оглядевшись, Люси удивилась, что Диего может жить в столь мрачном помещении. Кстати, где, интересно, его слуги?

   Ее охватили какие-то мрачные предчувствия, но она напомнила себе, что Диего, видимо, не такой богатый человек, каким она его представляла. Возможно, он не мог позволить себе нанять слуг.

   – Скажи мне, ты действительно граф? – поинтересовалась Люси, войдя вслед за Диего в сырую и холодную гостиную, где горел камин.

   – Это имеет значение? – Диего, отпустив ее руку, подошел к сервировочному столику, на котором стояли графины и бокалы, и налил красного вина.

   – Для меня имеет, – сказала Люси и взяла из его рук бокал. – Я хочу отделить правду от лжи.

   Он посмотрел ей в лицо.

   – Я уже говорил, что старался по возможности не лгать тебе.

   Люси отхлебнула вина, чтобы согреться.

   – Значит, ты действительно граф.

   – Это не имеет значения, но да, так оно и есть. И к тому же человек чести.

   Гордо поднятая голова и высокомерная модуляция голоси сказали больше, чем его слова.

   – А теперь расскажи мне о моем так называемом дедушке.

   – Ничего «так называемого» в этом нет, – резко заявим Диего. – Ты единственная дочь дочери дона Карлоса.

   – Ты имеешь в виду Каталину Кроуфорд?

   Диего отхлебнул вина, как будто желая подкрепиться перед трудным разговором, и поставил бокал.

   – Такого человека не существует. Женщина, называвшая себя Каталиной Кроуфорд, была твоей няней. А сержант Кроуфорд был, по-видимому, ее любовником. Они похитили тебя у твоих законных родителей.

   – Моих законных… – Люси вдруг стало холодно. Этот фокусник наверняка ошибся, что-то напутал. – Что ты хочешь этим сказать?

   – Твои настоящие родители не Кроуфорды. Настоящая Каталина и ее муж, дон Альваро, имели четырехлетнюю дочь по имени Люсинда. Девочка исчезла в Сан-Роке с няней, когда навещала своего дедушку. – Диего пристально посмотрел Люси в глаза. – Сан-Рок находится по другую сторону границы, в Испании. Женщина, которую ты считала матерью, похитила тебя и бежала с сержантом Кроуфордом, когда полк покинул Гибралтар, направляясь в Ла-Корунью.

   Люси была так потрясена услышанным, что какое-то время не могла говорить. Похищена? У испанских родителей? Нет, этого не могло быть!

   – Это какая-то бессмыслица. Я помню отступление в Ла-Корунью. Я помню лицо моей матери. – Вытащив из кармана миниатюру, Люси помахала ею перед лицом Диего. – Я помню маму, когда мы были на марше! Я помню…

   – Возможно, ты помнишь ее лицо, – тихо сказал Диего, – но это было не на марше. Тебе ведь было всего четыре года, милая. Воспоминания о том времени могут у тебя пугаться. Ты абсолютно уверена, что помнишь ее рядом с тобой, когда шли через горные перевалы?

   Люси сделала большой глоток вина в тщетной попытке согреться. Все это было так давно. Она помнила свою мать, но не помнила ничего, кроме этого.

   – Но почему жена сержанта Кроуфорда тоже называла себя Каталиной?

   – Подозреваю, что няня называла себя именем хозяйки, чтобы успокоить тебя.

   – В таком случае почему я помню не ее лицо? И вообще зачем было няне похищать меня?

   – Если верить словам маркиза, она тебя любила и была зла на твою мать. Она украла тебя либо назло своей хозяйке, либо из зависти. Кто знает, почему такая женщина крадет ребенка?

   Люси запаниковала.

   – А сержант Кроуфорд бросил ее, потому что не хотел заботиться сразу о двоих? Это абсурд. К тому же папа узнал бы об этом. Сержант Кроуфорд служил под его началом. Именно от папы зависело разрешение взять нас с собой в обоз.

   – Да, пожалуй.

   Когда до Люси дошел смысл того, что подразумевает Диего, ей стало плохо. Бокал выскользнул из ее пальцев, но Диего успел подхватить его, чтобы он не упал на пол. Люси обхватила себя руками.

   – Ты хочешь сказать, что папа каким-то образом принимал участие в этом? – Она замотала головой: – Нет. Он бы никогда… он порядочный человек. Он не смог бы…

   – Тогда почему, когда маркиз написал в Сорок второй полк и спросил, был ли в обозе ребенок по имени Люсинда, ему ответили, что у них не имеется об этом никаких сведений?

   Боже милосердный! Одно она знала наверняка: ее отец служил в Сорок втором полку, и в это время она была его дочерью.

   – Может быть, они неправильно его поняли? Может быть, произошла ошибка?

   – Или твой «папа» убедил власти помалкивать об этом. Он либо участвовал в похищении, либо покрывал похитите лей. И до сих пор скрывает то, что случилось на самом деле.

   У Люси защемило сердце. Это было гораздо хуже, чем узнать о том, что отец скрывал от нее существование дедушки.

   Нет, она не желает этому верить.

   – Папа никогда не совершил бы ничего столь недостойного. Ты не знаешь, что это за человек.

   – Я знаю, что он перевелся в другой полк вскоре после того, как удочерил тебя на законных основаниях. Зачем он это сделал? Офицеры редко меняют полк, в котором делают карьеру.

   Люси не знала, как объяснить такой поступок отца.

   – Он никогда не говорил, зачем это сделал.

   – Ясно, что не говорил. А что он говорил тебе о Кроуфордах? Когда ты спрашивала о них, что он говорил?

   – Очень немногое. Папа всегда менял тему разговора. Холодок страха пробежал по ее спине.

   – Я думаю, что он не был с ними близко знаком.

   – Однако он удочерил тебя, не отправил в сиротский приют, даже не отдал на воспитание какой-нибудь супружеской паре. Вместо этого он, неженатый солдат, который, по твоим словам, не был близким другом твоих родителей, удочерил четырехлетнюю девочку, которую почти не знал. И возил тебя с собой с одного поля сражения на другое. Тебе не кажется, что никакой неженатый солдат не стал бы этого делать, не имея на то веских оснований?

   – Но у него было основание! Мой настоящий отец, умирая, попросил его об этом.

   – Carino, будь благоразумна. – Диего протянул к ней руку, но Люси отпрянула от него. Он помрачнел. – Ты действительно веришь, что мужчина может взять на себя воспитание и обучение ребенка только потому, что его попросил об этом умирающий солдат, которого он почти не знал?

   Чувствуя, что сейчас расплачется, Люси отвернулась, чтобы скрыть слезы. Неужели вся ее жизнь была ложью? Ее всегда удивляло нежелание отца говорить о ее родителях, но она никогда не спрашивала, почему он ее удочерил. Он сделал это по просьбе ее настоящего отца – и все. Как и любой другой ребенок, пробелы в информации она домысливала сама. Например, отец подумал, что она очаровательная, или пожалел ее, или был покорен ее детскими улыбками.

   Но Диего был прав: неженатые солдаты не усыновляют маленьких детей.

   – Должно быть, полковник знал о похищении, – осторожно продолжил Диего. – Этим объясняется, почему он не мог вернуть тебя твоей семье в Сан-Роке, когда Кроуфорд и няня умерли. Это означало бы объяснение с властями, признание своей виновности. Чтобы избежать этого, он удочерил тебя и сменил полк, чтобы никто не смог тебя разыскать.

   Какое чудовищное предположение, что отец удочерил ее, чтобы скрыть преступление!

   – Этого не может быть, – прошептала Люси. – Я тебе не верю.

   – В таком случае поверь этому. – Диего взял письмо, лежавшее рядом с графинами, и передал ей. – Это написал маркиз, на тот случай если мне удастся найти тебя.

   Дрожащими пальцами Люси взяла запечатанное письмо. На восковой печати был оттиск той же буквы «П», что и на бумаге с изображением ее родимого пятна, которое Диего показывал ей раньше. Взломав печать, Люси развернула письмо. Оно было датировано третьим февраля и написано по-английски дрожащим старческим почерком.

   «Мое дорогое дитя!

   Если ты читаешь это письмо, значит, мой эмиссар, дои Диего Хавьер Монтальво, наконец нашел тебя. Я разыскивал тебя долгие годы, но лишь недавно получил информацию, заставившую меня поверить, что тебя увезли в полковом обозе вместе с вероломной служанкой моей дочери.

   Ты единственное родное существо, оставшееся у меня и этом мире. Моя дочь (твоя мать) и мой сын умерли, а твоя бабушка умерла только в прошлом году, до последнего вздоха не теряя надежды когда-нибудь увидеть тебя.

   Я не могу и помыслить о том, что придется встретиться с ней на небесах, так и не прижав тебя снова к своей груди, моя дорогая девочка. Мои дни сочтены, и я не смогу спокойно отойти в мир иной, если не воссоединюсь с тобой перед смертью. Прошу тебя, окажи мне честь и уважь старика. Возвращайся в Испанию в сопровождении моего эмиссара и его Друга».

   Потрясенная, Люси перевела взгляд на Диего:

   – Он хочет, чтобы я поехала в Испанию? Диего кивнул.

   – И как можно скорее. Врачи сказали мне, что жить ему осталось недолго.

   – Диего! – запротестовала Люси. – Я не могу просто сбежать с тобой в Испанию!

   – С нами будет Гаспар. В данный момент он нанимает служанку, которая будет твоей камеристкой и компаньонкой во время путешествия. У тебя нет причин беспокоиться.

   – Как я могу оставить все это, – решительно сказала она. – У меня здесь устоявшаяся жизнь.

   – Правда? Ты это так называешь? Быть на побегушках у какой-то начальницы школы? Выносить выходки мужчин ироде Ханфорта, который не понимает, что ты за сокровище, и оскорбляет тебя за твою страстность и твою пылкость, то есть за те самые качества, которыми в испанском высшем обществе будут восхищаться?

   Люси поежилась, услышав, насколько точно он понимает, как она иногда себя чувствует.

   – Когда я разговаривал с твоим Питером наедине, – безжалостно продолжал Диего, – он назвал твою мать испанской шлюшкой. Для этих английских кретинов ты являешься дочерью проститутки. Ты должна доказать им всем, что это не так.

   Проглотив подступивший к горлу комок, Люси сказала:

   – Не все так считают. Питер просто дурак. Диего скептически фыркнул:

   – И поэтому такая красивая, привлекательная женщина не нашла себе мужа? Почему ты работаешь здесь учительницей?

   – Ты не понимаешь. Это временно, и в любом случае…

   – В Испании ты наследница огромного состояния. У твоего дедушки имеются дома и в Кадисе, и в Сан-Роке, и в Марбелле. Он сможет сделать тебя центром испанского светского общества. Ты рождена, чтобы занять это место. – Диего схватил Люси за руку. – Ты говорила, что тоскуешь по семье, по людям одной с тобой крови. Теперь у тебя есть шанс получить все, чего ты достойна, что по праву рождения принадлежит тебе. Но если ты не поедешь сейчас, то упустишь последний шанс и будешь вечно сожалеть об этом.

   – Но я даже не знаю, верить ли рассказам этого маркиза обо мне.

   – Он знает о твоем родимом пятне.

   Этого доказательства родства с маркизом Люси не смогла опровергнуть.

   – Но мне хотя бы надо услышать папин вариант этой истории. Я уверена, что, если поговорю с ним, он не станет больше скрывать правду.

   – Для этого нет времени. Твой дедушка умирает. К тому же это чудовище, которое ты называешь папой, не заслуживает, чтобы принимали в расчет его слова.

   – Если не считать того, что он растил и любил меня!

   – Он не имел на это права. Растить и любить тебя должны были твои родители. А он, подобно всем английским солдатам, взял что хотел, не заботясь о последствиях, и прятал тебя от семьи ради собственных эгоистических целей. И этого человека ты хочешь посвятить в свои планы? Если скажешь, что хочешь навестить дедушку, думаешь, он позволит тебе поехать? Разве он предлагал тебе попробовать найти своих испанских родственников или предпринять попытку отыскать твою английскую родню со стороны так называемого отца?

   – Он сказал, что у меня нет родни, – прошептала Люси в отчаянии.

   – Конечно, что бы он мог еще сказать?

   – Но я уверена, что он смог бы это объяснить.

   – Уверен, что смог бы. И все это было бы ложью. – Диего посмотрел на нее. – Я не хочу, чтобы твой «папа» попытался препятствовать твоему воссоединению с семьей. Ты сказала, что он уехал в Шотландию. Даже если бы я вздумал рискнуть и позволить тебе поговорить с ним, для этого нет времени. Откровенно говоря, я уже предупредил капитана нашего судна, что мы отплываем на рассвете.

   Люси вздрогнула от неожиданности.

   – На рассвете? Так скоро?

   – Я не хотел бы, прибыв в Испанию, узнать, что твой дедушка умер, не дождавшись тебя. А ты?

   – Все равно я… мне нужно обдумать все это. Извини, Диего, но я не могу просто взять и поехать с тобой в Испанию, не получив дополнительной информации. Придется тебе подождать, пока я не поговорю с папой.

   Диего побелел как полотно и, поднявшись на ноги, сказал:

   – Ладно. Но прежде чем ты увидишься с ним, я хочу вооружить тебя против его лжи. У меня имеется кое-что более убедительное, и я покажу тебе это, только подожди, пока я схожу за документом наверх.

   – Почему документ лежит наверху? – с подозрением спросила Люси.

   Диего пожал плечами:

   – Я не был уверен, что ты придешь сегодня, а документ с самого начала спрятал в надежном месте. – Многозначительно взглянув на Люси, он добавил: – Я боялся, что в Англии мне едва ли удастся найти еще одну Копию этого документа. Это объявление о твоем рождении, опубликованное в испанской газете.

Глава 15

   Дорогой кузен!

   Кажется, у Люси действительно есть чувства к сеньору Монтальво. Правда, это не означает, что у него есть чувства к ней. Если на этой встрече он сделал ей предложение, то мне она об этом не сказала. Так что либо он не делал предложение, либо она ему отказала. Я дам ей время прийти в себя, а потом потребую, чтобы она рассказала подробно, что между ними произошло. Меня тревожит, что она была нынче вечером такой тихой и задумчивой. Люси никогда не бывает задумчивой.

   Ваш встревоженный друг Шарлотта.


   Диего постарался проигнорировать потрясение, отразившееся на лице Люси. То, что он сказал, было ложью, но это была святая ложь. Ради ее же блага.

   Люси на его глазах могла совершить самую большую ошибку в своей жизни. И все из-за того, что какой-то английский солдат забивал ей голову ложью с того самого дня, как ее украли.

   – У тебя действительно есть вырезка из газеты с объявлением о моем рождении? – спросила побледневшая Люси.

   Диего вернулся к столу, на котором стояли полупустые бокалы.

   – Выпей немного вина, пока я схожу за ней, – уклончиво ответил он, презирая себя за эту увертку.

   Повернувшись к Люси спиной, Диего достал из нагрудного кармана флакончик. Он до последнего момента надеялся, что это ему не потребуется, но иного выхода теперь уже не было. Ему долгие годы приходилось ухаживать за больной матерью, и он точно знал, сколько требуется лауданума, чтобы усыпить Люси. Капнув несколько капель, он добавил щедрую порцию вина. Если Люси это не выпьет, придется применить силу, а такого поворота событий Диего совсем не хотел.

   Заставив себя улыбнуться, он повернулся и подал Люси бокал.

   – Я вернусь через минутку.

   Подавив желание посмотреть, выпила ли она вино, Диего вышел из гостиной. Куда, черт возьми, запропастился Гаспар? К этому времени ему давно пора было вернуться из Лондона на паровом пакетботе.

   Ворча, что Диего дал ему слишком мало времени, Гаспар днем уехал на сурреиские верфи, чтобы найти какую-нибудь служанку, которая поехала бы с ними. Он должен был также сообщить Рафаэлю, другу Диего и капитану испанского брига, на котором они прибыли в Англию, о том, что они намерены отплыть нынче утром. Диего убедил Гаспара, что им следует уехать немедленно, не дожидаясь возвращения отца Люси в Лондон.

   Все остальное было организовано заблаговременно. Слугам было выплачено жалованье. Диего позаботился о том, чтобы курьер доставил Притчарду арендную плату за три месяца с короткой запиской о том, что они все-таки решили не покупать Рокхерст. Осталось только одно – тайно вывезти Люси.

   Испытывая угрызения совести, Диего вернулся в гостиную и обнаружил, что Люси дремлет в кресле. Все произошло быстрее, чем он ожидал, и Диего в панике поспешил проверить ее пульс. Сердце Люси билось ровно, пульс был хорошего наполнения. И дышала она, как дышат в глубоком сне.

   – Значит, ты все-таки опоил девочку зельем? – раздался голос Гаспара с порога комнаты.

   Диего вздрогнул от неожиданности и выругался.

   – Ты что-то поздно. – Он выпрямился и взглянул на учителя. – Все в порядке? Погрузку на пакетбот закончили?

   – Да, – сказал Гаспар, не отводя взгляда от Люси. – Все организовано – служанка, проезд и прочее. Рафаэль уже готовится к твоему прибытию.

   – Тогда отправляйся на пакетбот, – сказал Диего. Ему еще предстояло вымыть бокал Люси, чтобы никто не заметил в нем лауданума, и привести комнату в порядок.

   – Я не еду с тобой, – заявил Гаспар. Диего вытаращил глаза:

   – Что ты хочешь этим сказать?

   Гаспар бросил на него укоризненный взгляд:

   – Я подозревал, что ты можешь опуститься до этого. Что если она добровольно откажется ехать, ты не посчитаешься с ее решением. – Старик тяжело вздохнул. – Но я все-таки надеялся, хотя в глубине души знал, что ты пойдешь на все, лишь бы вернуть Арболеду.

   Стараясь не обращать внимания на охватившее его чувство вины, Диего заявил:

   – Это делается и ради ее блага.

   – Согласен. – Гаспар указал на Люси, голова которой беспомощно прислонилась к спинке кресла: – Но не таким же способом.

   – Когда она проснется, то обрадуется, что я взял дело в свои руки.

   – Тебе остается надеяться, что все произойдет именно так, – сказал Гаспар, – потому что меня уже не будет рядом и некому будет позаботиться о том, чтобы она тебя не убила. Я остаюсь здесь.

   – В Англии?

   – В отличие от тебя я не имею ничего против англичан.

   – И что ты будешь делать? Работать у Эстли? – резко спросил Диего, разозлившись, что Гаспар бросает его. – Будешь тереться возле своей английской поварихи, пока она тебя не выставит пинком под зад, узнав, что ты участвовал во всем этом?

   Гаспар сердито взглянул на него:

   – Ах ты, самонадеянный осел. Ты никогда ни о чем не думаешь, кроме личных целей.

   Диего отшатнулся от него, как будто получил затрещину.

   – Я это делаю не только для себя, – хрипло произнес он.

   – Ах да, я и забыл. – Лицо Гаспара побагровело от злости. – Предполагается, что я должен быть благодарен за то, что ты обеспечишь мне спокойную старость. Что ты хочешь, чтобы я покрывался плесенью где-нибудь в отдаленном углу гористого Леона, пока ты пытаешься восстановить жизнь, которая вот уже шестнадцать лет как не является твоей жизнью. Но ведь я до сих пор могу быть полезен! Во мне еще, черт возьми, полно жизненных сил, что бы ты там ни думал!

   Диего не знал, что и ответить. Все это время он считал, что хорошо знает, что нужно Гаспару.

   – Я просто хотел сделать твою жизнь более комфортабельной.

   – Ты когда-нибудь спрашивал, чего на самом деле хочу я? Я согласился помочь тебе, потому что по глупости думал, что, приехав сюда, ты сразу увидишь, какие деньги можно сделать на англичанах. Что ты забудешь о своей ненависти и откажешься от дурацкой мечты об Арболеде. А ты вместо этого пошел на похищение человека! Нет, с меня довольно.

   – Ты хочешь остановить меня?

   – Нет, – сказал Гаспар, сложив на груди руки. – Я намерен убрать последствия, которые ты после себя оставляешь. Как я делал это всегда. – Он извлек из кармана пиджака сложенный лист бумаги. – Учитывая, какими неловкими стали мои пальцы, мне потребовался целый час, чтобы написать записку почерком мисс Ситон, в которой говорится, что она бежала с тобой, чтобы сочетаться браком. Это единственный способ предотвратить погоню. Подпись я скопировал с записки, которую Люсинда прислала тебе, и мне кажется, что текст тоже удалось подделать весьма достоверно.

   Диего продолжал в недоумении смотреть на Гаспара.

   – Сегодня я прикарманил ключ Салли. Я воспользуюсь им, проникну в школу, оставлю письмо, упакую кое-какие мощи мисс Ситон, чтобы показалось, будто она уехала добровольно, и отнесу их на спуск к реке. Нельзя же ей пускаться в дорогу, не имея даже во что переодеться. Когда вы уедете, я вернусь сюда и подожду, пока обнаружат письмо.

   – Гаспар, я не могу позволить тебе пойти на такой риск.

   – По крайней мере у меня будет совесть чиста. И я не поставлю под угрозу твою жизнь. Ты так торопился уехать в Испанию, что оставил после себя полный хаос. Я же сделаю так, что тебя – да и меня тоже – не обвинят в похищении. А если за тобой бросятся в погоню, то на север, вместо того чтобы поймать тебя до того, как ты покинешь английские территориальные воды. Я сделаю вид, что ничего не знал, так как ты якобы отправил меня в Лондон с каким-то поручением и что твое письмо я обнаружил только по возвращении. – Гаспар помахал в воздухе другим сложенным листом. – К настоящему времени я знаю твой почерк достаточно хорошо, чтобы без труда подделать его.

   – А что, если тебе не поверят? Если тебя бросят в тюрьму?

   – Не бросят, – заявил Гаспар со своей привычной самонадеянностью, засовывая в карман обе записки. – За меня поручится Салли. К тому же все видели, как ты и мисс Ситон вели себя на благотворительном завтраке, так что никого это не удивит. Хотя когда до Англии дойдет правда, мне придется как-то выкручиваться.

   – Я не хочу, черт возьми, чтобы ты из-за меня рисковал!

   – Тогда не делай этого! – воскликнул Гаспар. – Я как-нибудь постараюсь тайком отнести мисс Ситон в школу и уложить в постель. Ты можешь зайти к ней завтра и что-нибудь наплести относительно того, что произошло. А потом подождать, пока она сама примет решение уехать в Испанию. Ты мог бы тем временем устроить турне по Англии или поработать у Эстли. Мог бы написать маркизу и сказать, что решил не ломать ее устоявшуюся жизнь.

   У Диего кровь похолодела в жилах от одной этой мысли.

   – Я уже сломал ей жизнь. И должен довести дело до конца – не только ради своего, но и ради ее блага.

   Гаспар презрительно фыркнул.

   – Я так и знал, что ты не передумаешь. Ты чертовски упрям, совсем как англичане. – Он жестом указал на Люси: – Только не притворяйся, что делаешь это ради нее. Ты делаешь это потому, что твой мозг настолько затуманен прошлым, что ты не в состоянии думать о будущем. Но ничто не вытравит из памяти того, что англичане сделали с твоей семьей. Возвращение в Арболеду и выполнение глупой клятвы, данной отцу, не успокоят твою боль. – Не дав Диего возможности ответить, Гаспар добавил: – Ладно, продолжай то, что затеял. Пакетбот ждет, а мне еще надо незаметно пробраться в школу и выйти оттуда. Я встречусь с тобой на спуске к реке и принесу кое-какие ее вещички. Если задержусь больше чем на двадцать минут, это будет означать, что меня обнаружили, так что не мешкая уноси ноги.

   Когда Гаспар направился к двери, Диего охватила паника.

   – Пропади все пропадом, Гаспар, вернись! Не делай этого. Это слишком рискованно.

   Гаспар на мгновение остановился и бросил на Диего неодобрительный взгляд.

   – У тебя нос не дорос, чтобы командовать мной, мальчишка. Не забывай об этом, – сказал он и ушел.

   «Мальчишка». Обидно, когда тебя так называют. Вспомнив о тех временах, когда Гаспар называл его мальчишкой, потому что он и вправду был мальчишкой, Диего покраснел от стыда.

   Но чувство стыда быстро сменилось гневом. Черт побери, теперь он взрослый мужчина и в состоянии сам принимать решения.

   Быстро подойдя к Люси, Диего взял ее на руки. Что-то промурлыкав, девушка уткнулась лицом в его грудь. У Диего комок образовался в горле. Но он, поступал так, как было лучше для нее, что бы там ни говорил Гаспар.

   Диего вынес Люси через черный ход и направился к спуску к реке. Свет молодого месяца серебрил ее милые щечки и заплетенные в косы волосы. Желание неожиданно овладело Диего с такой силой, что пришлось поспешно отвести взгляд в сторону.

   Он сделал большую глупость, когда несколько ночей назад пошел на поводу у своего желания. По собственной глупости он добавил себе новое мучение: он знал теперь, что больше никогда не сможет вот так держать ее в объятиях, никогда не поцелует ее, не уложит в свою постель…

   Выругавшись себе под нос, он внес мисс Ситон на борт пакетбота, куда уже были погружены его пожитки.

   Члены экипажа с любопытством глазели на спящую Люси, но вопросов не задавали. Они казались людьми вполне приличными, но выглядели так, как положено видавшим виды морским волкам, и Диего был доволен, что на всякий случай прихватил с собой пистолет.

   Диего нервничал, ожидая Гаспара. Он уже отчаялся, когда Гаспар вдруг появился из темноты и забросил в лодку туго набитую брезентовую сумку.

   – Позаботься о ней как следует, – сказал старик с каменным выражением лица. Потом он повернулся и направился к дому, больше не оглядываясь.

   К тому времени как они добрались до суррейского причала, на горизонте уже забрезжил рассвет. Люси за все это время пошевелилась разок-другой, но, слава Богу, не проснулась.

   По прибытии в док было проще простого найти бриг Рафаэля, потому что он был единственным судном под испанским флагом. Однако внести Люси на борт оказалось не так просто. Диего пришлось забросить ее на плечо, чтобы подниматься по веревочной лестнице.

   – Что с ней такое? – поинтересовался Рафаэль, когда Диего взошел на палубу.

   – Я дал ей лауданум, – сказал Диего. Его друг все равно уже знал, почему они здесь, так что можно было рассказать ему всю правду. – Она не горела желанием покинуть Англию, как я ожидал.

   Рафаэль сделал вид, что потрясен:

   – Значит, ты, мой благородный друг, попросту похитил ее?

   – Если ты боишься рисковать, принимая ее на борт, то так прямо и скажи, – заявил Диего, укладывая Люси поудобнее. – С меня довольно нотации, полученной от Гаспара, и я не намерен выслушивать еще одну от тебя.

   – Нотация, говоришь? – расхохотался Рафаэль. – Ты забыл, чем я занимался последние два месяца, ожидая тебя? Я значительно больше рисковал, перевозя через канал бренди, чем рискую сейчас, переправляя одну английскую леди в Испанию.

   – Она испанка! – прошипел сквозь зубы Диего. – Это подтверждает ее паспорт. Маркиз воспользовался своими связями, чтобы выправить паспорт на ее испанскую фамилию.

   – Значит, моя совесть чиста, – с довольным видом заявил Рафаэль.

   Напоминание о совести вызвало у Диего раздражение, потому что у самого Диего на душе скребли кошки.

   – Ладно, черт возьми, скажи лучше, какую каюту ты приготовил для нее?

   – Мою, разумеется.

   – Рафаэль… – начал было Диего, прекрасно осведомленный о том, что его друг большой бабник.

   Рафаэль одарил его нахальной улыбкой.

   – Я ложусь в постель с каждой, которая под руку попадет, придурок ты этакий. Как и ты. – Он подошел к Диего со своим обычным бесшабашным видом. – Хотя если она так богата, как ты говоришь, то я, пожалуй, воспользуюсь ее пребыванием на борту и начну ухаживать за ней до того, как мы прибудем в Испанию. Возможно, даже заявлю о своих серьезных намерениях до того, как о ней пронюхают другие джентльмены.

   Диего пришлось собрать в кулак всю волю, чтобы не сказать Рафаэлю, куда именно ему следует засунуть свои намерения.

   – Может быть, у тебя появилось огромное состояние или сильно повысился социальный статус, пока я отсутствовал?

   – Увы, нет, – горестно вздохнул Рафаэль.

   – А без них ты не будешь соответствовать требованиям ее дедушки.

   – Может быть, ты сам подумываешь о том, чтобы начать за ней ухаживать? – спросил Рафаэль, сверля Диего пытливым взглядом. – Насколько я помню, ты все еще являешься великим графом де Леоном. А когда ты привезешь ее маркизу, у тебя появится и собственность.

   – Только в том случае, если леди будет доставлена в целости и сохранности, так что даже не думай о том, чтобы дотронуться до нее хотя бы пальцем.

   Рафаэль рассмеялся и повел Диего в капитанскую каюту.

   – Мне придется быть осторожнее, чтобы случайно не забрести сюда ночью, когда буду пьян.

   Хотя Диего понимал, что приятель умышленно его поддразнивает, он нахмурился, когда Рафаэль открыл каюту.

   – Неужели мне придется стоять на страже в течение всей поездки?

   – Думаю, что в этом не будет необходимости. У меня есть с кем поразвлечься. – Рафаэль открыл каюту и кому-то подмигнул.

   Диего увидел грудастую девицу, щеки которой были густо накрашены, а кудрявые волосы рассыпались по плечам.

   – Это еще кто такая? – спросил он у Рафаэля, укладывая Люси на кровать.

   – Эта девушка – служанка маленькой наследницы. Ее нанял Гаспар.

   Диего вновь взглянул на миловидную девицу, которая стояла в сторонке, настороженно наблюдая за ними и явно не понимая испанского языка. Девушкой она определенно не была ни в каком смысле этого слова.

   – Клянусь Богом, когда я увижу этого кретина в следующий раз, – прорычал Диего, – я убью его.

   Рафаэль рассмеялся, скользнув одобрительным взглядом по роскошным формам девицы.

   – А я, кажется, поблагодарю, – сказал он.

   И в этот момент Люси открыла глаза.

Глава 16

   Дорогой кузен!

   Нынче утром я проснулась, ощущая смутное беспокойство, хотя не могу понять, чем оно вызвано. В школе все нормально, и, казалось бы, для тревоги нет причин, однако мне неспокойно. Извините за мое настроение, но я не могу избавиться от ощущения, что что-то произошло. Пожалуй, я не буду сейчас продолжать письмо, а пойду завтракать. Общение с девочками по утрам неизменно успокаивает мои нервы.

   Ваша пребывающая в раздумьях родственница

   Шарлотта.


   Веки Люси были тяжелыми, словно налитыми свинцом. Мягкая поверхность, на которой она лежала, покачивалась. Ома вспомнила, что пила вино. Может быть, из-за этого она UIK странно себя чувствует? Нет, она выпила всего два бокала. В этом она была почти уверена.

   Люси попробовала открыть глаза, но это оказалось нелегко. До нее доносились звуки мужских голосов, разговаривавших на испанском, который она немного понимала. Голос, который был ей незнаком, сказал что-то вроде «подпить паруса».

   Голос Диего ответил, кажется: «Давай, приятель!» По крайней мере Люси так показалось. Трудно было сказать с умеренностью, потому что голова у нее* плохо соображала.

   Потом Диего сказал по-английски:

   – Иди и принеси своей новой хозяйке воды, поняла? Женский голос произнес в ответ:

   – Я не знаю, где найти…

   – Так спроси у кого-нибудь, – сердито сказал Диего. – И принеси ей также что-нибудь поесть!

   Поесть? Кто эта женщина? Что он имеет в виду, говоря «новая хозяйка»? И почему все эти люди находятся ночью в доме Диего?

   С усилием открыв глаза, Люси увидела очень смуглого мужчину, выходившего из комнаты через такую низкую дверь, что ему пришлось сильно нагнуться. Таких дверей никогда в доме не было.

   Люси поняла, что находится не в Рокхерсте. Пахло морем. Неужели она в море? Люси взглянула направо и очень удивилась, что окна похожи на иллюминаторы, а сама комната покачивается…

   Боже милосердный!

   – Диего Монтальво, негодяй ты этакий! – воскликнула она, перекинув ноги через бортик постели. – Мы на корабле!

   Диего почти моментально появился возле нее.

   – Да, мы плывем в Испанию. Люси возмущенно вытаращила глаза.

   – Ты… ты увозишь меня? Не спросив разрешения? Не зная, хочу ли я… – Она замолчала, осознав наконец все коварство его поступка. – Ты опоил меня чем-то, проклятый дьявол! Наверное, добавил что-то в мое вино!

   Его лицо сохраняло каменное выражение.

   – Я добавил немного лауданума – и все. У меня не было выбора.

   – Не было выбора! – Люси вскочила с постели и чуть не упала – так закружилась голова.

   Диего бросился к ней и заставил снова сесть на постель.

   – Не вставай, carino. Ты должна отдыхать, пока лауданум не выйдет из твоей крови.

   В панике оттолкнув его руки, Люси снова попыталась встать, но судно качнулось и она вновь села на постель.

   Мгновение спустя она поняла, что это означает: судно расправило паруса!

   – Я не собираюсь отдыхать, проклятый… похититель! Люси снова вскочила, но на этот раз Диего взял ее на руки и сел вместе с ней.

   – Боже милосердный! Успокойся же, иначе ушибешься!

   – Отпусти меня! – крикнула Люси, вырываясь из его рук, сжимавших ее словно стальные обручи. – Я должна поговорить с капитаном, пока мы не ушли далеко! Пусть поворачвиает к берегу!

   На мгновение на физиономии Диего отразилось раскаяние, но оно сразу же прошло. Осталась лишь целеустремленность.

   – Капитан полностью осознает ситуацию и не остановится ни по твоей просьбе, ни по просьбе кого-либо другого. Так что побереги лучше свои силы, любовь моя.

   – Я не любовь твоя! – возмущенно прошипела Люси, чувствуя, как глаза наполняются слезами. – Я никакая не гноя! Ты опоил меня каким-то зельем! А теперь тащишь в Испанию помимо моей воли! Ты не имеешь на это права!

   – Люси, выслушай меня, – сказал Диего возмутительно спокойным тоном. – Я знаю, что ты хочешь встретиться со своей семьей, и намерен позаботиться о том, чтобы ты смогла его сделать.

   Люси перестала сопротивляться и сердито уставилась на него.

   – Отпусти меня, дьявол! – прошипела она сквозь стиснутые зубы.

   – Для всех нас будет лучше, если ты просто расслабишься, будешь наслаждаться путешествием и готовиться к встрече…

   – Наслаждаться путешествием! – в ярости воскликнула Люси и снова принялась брыкаться, пытаясь освободиться, по Диего крепко прижал ее к кровати всей тяжестью своего тела.

   Люси прищурила глаза, так что они стали похожи на узкие щелочки.

   – Слезь. С меня. Сейчас же. Или, клянусь, как только встречусь со своим дедушкой – если я с ним встречусь, – расскажу, как ты лежал на мне в постели и хотел меня обесчестить.

   Диего побледнел.

   – Ты не станешь лгать.

   – Еще как стану.

   – Ладно, – прорычал он. – Я позволю тебе встать. Но только если пообещаешь, что не побежишь на палубу и не будешь беспокоить капитана.

   – А ты обещаешь, что приведешь его сюда, чтобы поговорить со мной? – спросила Люси. – Чтобы я поняла, что ты говоришь правду о его участии во всем этом… безумии?

   Диего набрался наглости сделать вид, будто оскорблен.

   – Я не лгу.

   Это разозлило ее еще больше.

   – Ах, не лжешь? А как же весь этот вздор относительно объявления в газете о моем рождении? Об исполнении моих желаний? Может быть, это правда?

   Диего поежился, потом неожиданно скатился с нее.

   – Ладно, – сказал он с сердитым выражением лица. – Я приведу сюда капитана, как только он сможет оставить свои пост.

   В дверях вдруг появилась какая-то женщина лет на во семь старше Люси, которая держала в руках поднос и удин лен но переводила взгляд с Диего на Люси.

   – Прошу прощения, милорд, я принесла еду и чай дли маленькой мисс.

   Поняв, что она, распластавшись на постели, должно быть, представляет собой занятное зрелище, Люси вскочила и уста вилась на женщину с огненно-рыжими волосами и густо на крашенными губами, на которой было платье с глубоким им резом.

   – Вы кто такая?

   – Это твоя камеристка, – коротко пояснил Диего. – Как я уже говорил, у тебя будет дуэнья на время путешествия.

   Люси была совершенно сбита с толку. Девица выглядела так, словно только что кувыркалась с кем-нибудь в стоге сена. Боже милосердный, ситуация становилась с каждой минутой осе хуже и хуже!

   На этот раз, повернувшись к Диего, Люси умудрилась устоять на ногах.

   – Ты… ты нанял… проститутку на роль моей дуэньи? – Люси истерически расхохоталась. – Это великолепно!

   Диего поморщился, но не успел раскрыть рот, как женщина заговорила.

   – Послушайте, мисс, – сказала она и, презрительно фыркнув, поставила на стол поднос, – я респектабельная женщина. Я работала в гостинице «Якорь», пока меня не нанял какой-то тип по имени Гаспар. Я хорошо умею делать дамские прически. – Она помедлила. – Я хочу сказать, что делаю дамские прически, когда у нас останавливаются леди, что случается не очень часто. Чаще всего у нас останавливаются моряки. Ну и раза два бывали джентльмены. А один раз…

   – Может быть, ты назовешь мисс Ситон свое имя? – прервал ее Диего, гримаса на физиономии которого показывала, что именно он думает о Гаспаре, нанявшем такую камеристку.

   – И то правда, сэр. – Старательно присев в книксене, Женщина обаятельно улыбнулась. – Меня зовут Дженет, мисс Ситон, но большинство окружающих называют Нетти.

   – Такты шотландка? – удивленно спросила Люси. Нетти было распространенным шотландским именем.

   Нетти широко улыбнулась и вздернула подбородок.

   – Верно, шотландка. Поэтому меня тот человек и нанял и сказал, что вы, возможно, будете уютнее себя чувствовать, осин рядом окажется соотечественница.

   Вспомнив доходившие до нее слухи о том, что Гаспар неравнодушен к грудастой школьной поварихе, Люси удивленно приподняла бровь:

   – Только поэтому он нанял тебя? Женщина даже не заметила ее сарказма.

   – Да, поэтому, а также потому, что настоящей камеристки здесь на многие мили вокруг не сыщешь, а он очень торопился найти кого-нибудь, чтобы обслуживать вас во время путешествия.

   Нетти налила чашку чаю и подала Люси, однако та отказалась.

   Пожав плечами, Нетти выпила чай сама.

   – Но я могу делать все, что делают они, – стирать белье, гладить ваши платья, а если потребуется, умею очень хорошо выводить пятна с муслина, И я захватила с собой свои краски, потому что вам, как всякой леди, они могут потребовать ся. – Нетти наклонилась, чтобы внимательно разглядеть лицо Люси. – Вам не помешало бы немного румян, дорогу ша, уж очень вы бледненькая.

   – Если я бледная, то в этом виноват он! – Люси ткнул пальцем в Диего. – Где твой соучастник похищения? Я хочу поблагодарить его за такую превосходную служанку!

   – Гаспар остался в Англии.

   Люси с недоверием взглянула на него:

   – Почему?

   Диего почему-то почувствовал себя неловко.

   – Чтобы убедиться, что нас никто не преследует. Люси снова вскочила на ноги. Она даже не подумала о том, как все это будет воспринято в школе. К горлу подступила тошнота, и она была вынуждена снова сесть. Ее репутация погублена. Погублена! И все из-за того, что Диего хотел, хотел что? Почему, черт возьми, он готов идти на все ради маркиза?

   Ну конечно, можно было давно догадаться.

   – Сколько он заплатил тебе? – прошептала она.

   Щеки Диего залились краской.

   – Что ты имеешь в виду?

   – Должно быть, мой дедушка хорошо заплатил тебе за похищение? В противном случае зачем бы ты стал так рисковать? Меня, наверное, к этому времени уже хватились. Если тебя поймают, тебе грозит виселица.

   – По правде говоря, все думают, что мы бежали, чтобы пожениться, – сказал Диего с явно виноватым видом и взъерошил пальцами волосы. – Благодаря умению Гаспара подделывать почерк ты оставила записку. Теперь все будут думать, что мы бежали, чтобы обвенчаться.

   Люси возмутилась и, сжав кулаки, снова вскочила на ноги.

   – Значит, ты погубил не только мою репутацию, но и позаботился о том, чтобы все выглядело так, будто я добровольно бежала с тобой? И когда я вернусь в Англию без тебя, нес скажут, что я сама во всем виновата?!

   – Нет! – воскликнул Диего. – Как только ты окажешься в Испании…

   – Я не хочу в Испанию!

   Выхватив чайную чашку из руки Нетти, Люси швырнула ее в голову Диего. Он едва успел увернуться, и чашка, никому не причинив вреда, вдребезги разбилась о стену. Но следом за чашкой в Диего полетел мясной пирог и попал в цель.

   Если бы Люси не была так взбешена, то рассмеялась бы, увидев физиономию Диего с кусочками мяса и зеленым горошком на бровях, губах и щеках.

   Она разозлилась еще сильнее, когда Диего просто вынул из кармана носовой платок и принялся вытирать лицо с видом оскорбленного достоинства.

   – Мы продолжим этот разговор, когда ты сможешь вести себя разумно, – заявил он возмутительно высокомерным тоном, встал и ушел, закрыв за собой дверь.

   Люси ударила несколько раз по запертой двери, а по ее шекам покатились злые слезы. Она злилась на Диего, возмущалась Гаспаром, потом дедушкой, с которым даже еще не познакомилась.

   Когда гнев пошел на убыль, Люси в слезах рухнула на пол. Увидит ли она когда-нибудь снова своего отца? Или миссис Харрис? Или леди Керр? Ох как она жалела сейчас, что придиралась к мачехе! Люси многое бы отдала, чтобы леди Керр была здесь, и пусть бы даже отчитывала ее за что угодно.

   Эти мысли вызвали новые рыдания. Люси так глубоко погрузилась в свои страдания, что вздрогнула, когда чья-то рука ласково прикоснулась к ее плечу.

   Это была всего лишь Нетти.

   – Ну, полно, полно, мисс. Все не так уж плохо, как кажется.

   – Ты… не понимаешь, – всхлипнула она. – Этот… этот дьявол похитил меня!

   – Понимаю, как не понять? Я не дурочка. Но вы заболеете, если будете так убиваться. – Нетти заключила ее в объятия и стала укачивать, похлопывая по спине и бормоча вся кие утешительные слова, пока рыдания Люси не пошли на убыль.

   Как только Люси взяла себя в руки, Нетти вытащила потрясающей белизны носовой платок и утерла глаза и нос Люси.

   – Ну вот, теперь с нами все в порядке, правда?

   Люси взглянула на нее. Отчаяние заставляло ее опереться на плечо любого человека, который мог оказаться другом. А у Нетти, несмотря на толстый слой румян и пудры, было доброе лицо и теплая улыбка.

   Схватив Нетти за руку, Люси умоляюще взглянула на нее.

   – Я должна бежать с этого судна, пока мы не покинули Англию. – По опыту она знала, что путь по Темзе можно занимать довольно много времени, а потом судно будет несколько дней идти вдоль береговой линии Англии. Вот если бы ей добраться до берега реки… – Ты должна помочь мне бежать с судна.

   У Нетти вытянулась физиономия.

   – Извините, дорогуша…

   – Если тебе нужны деньги, то обещаю, что мой отец заплатит тебе любую сумму, какую назовешь. Он может дать тебе втрое больше, чем обещает Диего.

   – Дело не в деньгах. Мы уже слишком далеко. Как вы будете добираться до берега? Вплавь?

   Люси лихорадочно глотнула воздух. Плавать она не умела. Мысль о том, чтобы прыгнуть в темные кружащиеся водовороты Темзы, ей тоже не улыбалась.

   Встав с пола, Люси торопливо подошла к иллюминатору. Река показалась ей значительно шире, чем она помнила.

   – Если бы нам удалось спустить лодку на воду… или нанять гребца, который отвез бы нас…

   Нетти подошла к ней и встала рядом у иллюминатора.

   – Ничего не выйдет, мисс. Никто из матросов не говорит по-английски, окромя капитана, а он, похоже, закадычный друг сеньора Монтальво. И что вы будете делать? Сами спустите лодку на воду? И погребете к берегу? При таком-то течении? Вам не сделать этого. И если говорить честно, то мне не очень-то хочется утонуть в реке.

   Люси бросила взгляд на берег, который словно поддразнивал ее издалека. С тем же успехом она могла бы смотреть на него, находясь уже в Испании. Оторвав Люси от иллюминатора, Нетти усадила ее в кресло и налила чаю в другую чашку.

   – К тому же сеньор Монтальво просто везет вас домой, к вашему богатому дедушке, ведь так? Этот тип по имени Гаспар сказал, что вы наследница миллионов.

   – Не нужны мне никакие миллионы, – капризно сказали Люси и поморщилась, поняв, что говорит словно избалованное дитя.

   – Только люди, у которых уже есть деньги, могут говорить такие глупости, – заявила Нетти и, добавив в чай молоко и сахару, подала чашку Люси. – А теперь выпейте-ка чайку. Сразу почувствуете себя лучше. Я всегда говорю, что чашечка чаю – это все, что требуется телу, чтобы почувствовать себя в ладу с окружающим миром.

   Люси, к своему удивлению, обнаружила, что если выпить чашечку чаю, выплакаться как следует и услышать добрые слова Нетти, самочувствие действительно меняется в лучшую сторону. Она все еще злилась на Диего, но ситуация уже не казалась такой безнадежной.

   Нетти одобрительно улыбнулась и опустилась в другое кресло.

   – Я думаю, вам надо встретиться с этим вашим богатым дедушкой. Позвольте ему потратить на вас свои деньги. Знаете, эти испанцы не такие уж плохие. Время от времени они останавливались у нас в гостинице. Некоторые из них просто красавчики. Этот капитан Рафаэль, например… мужчина – что надо. И.ваш сеньор Монтальво тоже…

   – Он не мой сеньор Монтальво, – оборвала ее Люси. – Я скорее сверну ему шею, чем позволю снова подойти ко мне.

   Ее больше всего обижало, что после всего, что было между ними, Диего смог совершить по отношению к ней такой мерзкий поступок. Этого она ему никогда не простит. Никогда!

   – Это сейчас, когда вы на него так разозлились, свернул, ему шею кажется хорошей идеей, – сказала Нетти. – Но что бы добиться от мужчины всего, что вам хочется, есть способы и получше. Дайте ему возможность немного полюбоваться этим, – она тряхнула волосами, – и всласть поглазеть ни это, – она выпятила вперед грудь, – и удивитесь, на какие уступки будет готов пойти любой мужчина.

   Услышав это, Люси не знала, то ли ей расхохотаться, то ли расплакаться.

   – Нетти, мне показалось, будто ты назвала себя респектабельной женщиной.

   – Я и есть респектабельная. Большую часть времени. Заметив выражение лица Люси, она упрямо выставила вперед подбородок. – Я не проститутка какая-нибудь. Я всего лишь практичная. Если мужчина хочет мне что-нибудь купить, я могу быть с ним немножечко более милой, если вы понимаете, что я имею в виду.

   – Если ты думаешь, что я стану заигрывать с Диего…

   – Нет, что вы! Для этого вы слишком благородны. Но я видела, как он смотрел на вас. Он сожалеет, что так сильно рассердил вас, и вы можете этим воспользоваться. Если вы и впрямь хотите повернуть судно назад, то попросите его об этом ласково. Пофлиртуйте. Вас от этого не убудет.

   Люси вздохнула. Если Диего зашел так далеко, что опоил ее лауданумом и подделал ее почерк, значит, он настроен решительно и не проймут его никакие улыбочки.

   Нетти тем временем подошла к брезентовой сумке, которую принес матрос, и открыла ее.

   – Они мне сказали, что привезли вашу одежду.

   К изумлению Люси, Нетти извлекла из сумки одно из вечерних платьев и, подняв его вверх, охнула от восторга.

   – Гляньте, какая красотища, дорогуша…

   – Как, черт возьми, смогли они взять мои вещи? – удивленно воскликнула Люси, заглядывая в сумку. Там были дневное платье, рубашка, панталоны, нижние юбки. Правда, не было ночной сорочки, но она может спать и в рубашке. Даже пару туфелек без задников не забыли. А на самом дне…

   Люси нырнула в сумку и вытащила свой блокнот для эскизов. Она вздохнула. От него мало толку, если нет грифелей, Чернил или карандашей.

   Нетти подала ей дневное платье:

   – Вы должны надеть это.

   Люси еще раз заглянула в сумку, но больше там ничего не было.

   – Не могу. Здесь нет шемизетки, которую надевают под него. А без нее надевать это платье неприлично.

   – Это именно то, что нужно, – сказала Нетти, у которой загорелись глаза. – Мужчина многое может сделать для женщины, на которой надето такое платье.

   Задумчиво прищурившись, Люси взяла платье. Диего действительно реагировал на нее, когда видел в вечернем платье с глубоким декольте. И если ей желательно выудить у него информацию…

   На капитана это тоже может произвести впечатление. Нетти права: взрывом ярости она едва ли чего-нибудь добьется, поскольку капитан – друг Диего. А вот если вскружить ему голову кокетством, то, возможно, удалось бы уговорить его повернуть судно…

   Попытка не пытка. Ей надо что-то предпринять. Люси совсем не хотела, чтобы ее тащили в Испанию, словно теленка на бойню, потому лишь, что так решил всемогущий Диего Монтальво.

   К тому времени как Шарлотта Харрис, моля Господа, чтобы герцог был дома, торопливо вышла к Фоксмурам, был уже почти полдень. Она уже отправила своего личного лакея в дом Чарлза Годуина, но тот, как оказалось, уехал на неделю в Бат. Потом она побывала у поверенного кузена Майкла, однако тог всего лишь пообещал передать ее послание, но отказался даже в данной чрезвычайной ситуации раскрыть личность ее кузена. А без помощи Майкла и других друзей школы миссис Харрис не знала, что предпринять в отношении Люси.

   Шарлотта еще раз выругала себя за глупость. Как она могла допустить вчерашнюю встречу Люси наедине с этим проклятым фокусником? Она никогда не простит кузену Майклу того, что он уговорил ее совершить эту глупость. Миссис Харрис была почти уверена, что сеньор Монтальво воспользовался удобным случаем, чтобы убедить Люси бежать с ним. Этим можно объяснить спокойствие Люси за ужином и ее отказ рассказать, о чем они говорили с красивым фокусником.

   И все же не могла поверить, что Люси способна совершить подобный поступок. Сбежать с практически незнакомым мужчиной? Уж не сошла ли она с ума?

   – Миссис Харрис! – услышала она, пройдя в гостиную. – Как это вы смогли так скоро получить записку Луизы?

   Слава Богу, это был герцог собственной персоной. А рядом с ним находились маркиз Стоунвилл и дядюшка Тессы Энтони, виконт Норкорт. Хорошо, что он здесь. Энтони наверняка поможет ей, хотя в отношении этого щеголя Стоун-вилла у нее такой уверенности не было. Правда, она не могла понять, почему они все собрались здесь. И где сама Луиза?

   Потом ей вспомнились слова герцога.

   – Какую записку?

   Мужчины переглянулись, и лицо герцога помрачнело. – Произошел несчастный случай.

   – Какой несчастный случай?

   – Не несчастный случай, – вмешался Энтони. – Хотя я все еще не могу поверить, что эта дурочка убила себя.

   – О ком вы говорите? – воскликнула Шарлотта, в отчаянии глядя на них.

   – Вчера вечером леди Керквуд покончила жизнь самоубийством, – объяснил Фоксмур. – Керквуд и экономка нашли ее в ванне. Она оставила записку, в которой перечислила свои карточные долги.

   Шарлотта стояла словно пораженная ударом молнии. По сравнению с этой трагедией случай с Люси отступал на второй план. Шарлотта всегда надеялась, что Сара когда-нибудь возьмется за ум, но теперь поздно говорить об этом.

   – Разразится огромный скандал, – с горечью сказал лорд Стоунвилл. – Безмозглая эгоистка. Репутация Керквуда погублена. Мы тут как раз обсуждали, как остановить сплетни.

   Боже мой! Шарлотта даже не подумала об этом. Общество сожрет ее заживо. Двое из ее выпускниц вовлечены в скандал! И это она проморгала обеих женщин. Харрис пошатнулась, и ей помогли усесться в кресло.

   – С вами все в порядке? – спросил Энтони, на которого, кик всегда, можно было опереться.

   – Боюсь, что в школе тоже создалась отчаянная ситуация. Я потому и явилась сюда. Я еще ничего не слышала относительно происшедшего с Сарой. Видите ли, Люси сбежала с сеньором Монтальво.

   Энтони нахмурил брови:

   – Люси? Подруга Тессы Люси?

   Она кивнула.

   – Вы видели, как фокусник вел себя с ней во время благотворительного завтрака. Должно быть, он уже тогда начал ее обрабатывать.

   – Вы уверены, что мисс Ситон сбежала, а не просто уехала навестить подружку? – спросил Фоксмур.

   – Конечно, уверена, – сердито ответила Шарлотта. – Люсинда оставила записку. К тому же слуга сеньора Монтальво все еще находится в Рокхерсте. Он тоже получил записку от своего хозяина. Судя по всему, они уехали среди ночи.

   Энтони покачал головой:

   – Это не похоже на Люси. Если верить Тессе, Люси много лет была влюблена в этого придурка Ханфорта. А теперь вдруг сбежала с каким-то испанцем?

   – Именно поэтому и сбежала, – сказала Шарлотта. – Она была очень обижена. А Монтальво этим воспользовался.

   – С этим мы все согласны, – мрачно заявил Фоксмур.

   – Знаете ли, миссис Харрис, – сказал лорд Стоунвилл, – вам, наверное, придется научить девочек тому, как избежать свадьбы с побегом. Сколько ваших учениц сбежало, чтобы сочетаться браком? Уже три? Сначала это была Эмили, которая сбежала с американским солдатом, потом леди Венеция, сбежавшая с шотландским…

   – Стоунвилл, этим ты совсем не помогаешь, – прервал его Энтони, заметив, как побледнела Шарлотта.

   Но Стоунвилл был прав. Это происходило с ужасающей регулярностью. Честно говоря, она едва ли смогла бы предотвратить первые два случая. Хотя об этом мало кто знал, Эмили была на самом деле похищена из городской резиденции ее отца этим ужасным лордом Помроем, который заставил майора Люкаса спасти ее, женившись на ней.

   А леди Венеция уже не была ученицей их школы, когда решилась сбежать, чтобы сочетаться браком. К тому же она и сэр Лахлан много лет знали друг друга. Побег не был шоком ни для той, ни для другой семьи. По крайней мере так было сказано Шарлотте, хотя она сильно сомневалась в правдивости этого объяснения.

   Однако в случае с Люси Шарлотта видела собственный промах. Она позволила украсть молодую женщину прямо с территории школы.

   – Полагаю, что они отправились на север, в Гретна-Грин… – начал было Фоксмур.

   – Это почему же? – с манерной медлительностью произнес лорд Стоунвилл. – Не легче ли ему везти ее в Испанию? Он ведь, кажется, оттуда, не так ли?

   У Шарлотты замерло сердце. О такой возможности она даже не подумала. Она схватила Энтони за руку:

   – Мне нужна ваша помощь. Я понимаю, что сейчас все расстроены самоубийством Сары, но мне нужно что-то делать с Люси. Нельзя тратить время.

   – Мы тоже поможем, – сказал герцог. Когда все удивленно взглянули на него, он добавил: – Идет расследование, поэтому Керквуд будет долгое время занят. Пока это не закончится, мы не в силах что-то для него сделать. Луиза сейчас находится с его семьей. Не знаю, как вы, но я должен чем-то наняться, пока мы не сможем помочь Керквуду.

   – Я была бы очень признательна, – сказала Шарлотта.

   – Вот что я предлагаю сделать, – сказал герцог, беря руководство ситуацией в свои руки. – Энтони вернется с миссис Харрис в школу. Посмотрим, не сможет ли Тесса пролить какой-то свет на это событие. Возможно, Люси делилась с пей своими секретами…

   – Я уже говорила с Тессой, – сказала Шарлотта.

   – Да, но она, возможно, с большей готовностью скажет правду своему дяде, – заметил Фоксмур. – Я отправлюсь в суррейский порт, чтобы узнать, снималось ли с якоря прошлой ночью какое-нибудь судно, направляющееся в Испанию.

   – Кому-нибудь надо съездить за полковником Ситоном, – сказала Шарлотта. – Он все еще в Эдинбурге.

   – Я это сделаю, – сказал лорд Стоунвилл. Все с удивлением взглянули на него.

   – В чем дело? – Лорд Стоунвилл развел руками. – Разве не у меня самые резвые кони в упряжке?

   – Да, но зачем тебе… – начал было Энтони.

   – Что вас так удивляет? – воскликнул Стоунвилл. – У меня, несмотря на мою фамилию, сердце не каменное. Я заеду в Гретна-Грин и, если их там нет, отправлюсь в Эдинбург.

   – Спасибо, лорд Стоунвилл, – сказала Шарлотта, – я буду очень благодарна за помощь независимо от ваших побудительных мотивов.

   Маркиз одарил ее неотразимой улыбкой:

   – Насколько благодарной вы можете быть, миссис Харрис?

   Она удивленно взглянула на него, а Энтони сердито произнес:

   – Ты это прекрати, сердцеед проклятый. Неужели не понимаешь, что сейчас не время флиртовать?

   – Я просто поинтересовался, – пожав плечами, сказал лорд Стоунвилл.

   Шарлотта постаралась скрыть охвативший ее страх. Они многое слышала о маркизе, который считался в обществе отъявленным распутником, и вовсе не хотела бы расплачиваться с ним за помощь подобным образом.

   – Не обращайте на него внимания, – с раздражением заметил Фоксмур. – Он каждую женщину считает своей законной добычей. Но уверяю вас, мадам, все мы будем вашими верными слугами в этом деле. После того, как вы помогли нам троим найти наших жен – я включаю в это число и Керквуда, – мы на меньшее не согласны.

   – Спасибо вам, сэр, – страдальчески вздохнув, сказала Шарлотта. – Хотя после того, что произошло сегодня, сомневаюсь, что лорд Керквуд будет испытывать ко мне благодарность. Его семья окажется теперь вовлеченной в громкий скандал.

   – Вы не можете винить в этом себя, – заметил Энтони. – Сара сама навлекла эту беду на свою голову. – Он подал миссис Харрис руку и помог подняться. – Пойдемте поговорим с Тессой. Если повезет, мы догоним мисс Ситон и фокусника и сумеем подавить в зародыше назревающий скандал.

   Шарлотта молила Бога, чтобы Энтони оказался прав. Ей очень не хотелось, чтобы престиж школа засыпало камнепадом обрушившихся на их головы проблем.

   Но если что-нибудь произойдет с Люси, она себе этого никогда не простит.

Глава 17

   Дорогой кузен!

   Я сообщала вам о побеге, но дело это обрастает новыми подробностями и день ото дня становится все сложнее. Мы теперь склонны считать, что это был вовсе не побег. Тесса уверена, что эту записку писала не Люси. Я молю Бога, чтобы она ошибалась, но начинаю опасаться худшего. Я буду знать больше, когда услышу новости от лорда Стоунвилла, который отправился на север за полковником.

   Ваша встревоженная родственница Шарлотта.


   Спустя два часа Диего вместе с Рафаэлем направился в капитанскую каюту. Он должен был как можно скорее положить конец глупым надеждам Люси на возвращение в Англию, заставив ее понять, что от Рафаэля она тоже ничего не добьется, поскольку капитан полностью на стороне Диего.

   Диего все еще не пришел в себя от реакции Люси в момент пробуждения. Он, конечно, предполагал, что Люси немного разозлится из-за того, что с ней так обошлись, однако никак не ожидал, что мисс Ситон превратится в разъяренную мегеру.

   И уж конечно, он не был готов к ее душераздирающим рыданиям.

   Перед входом в каюту Диего остановился, встревоженный загадочной тишиной. Вынув из кармана ключ, он тихо сказал Рафаэлю:

   – Должен предупредить тебя, что она очень сердита. Я понятия не имею, что мы можем там увидеть, если не считать разбитой посуды, которую она швыряла в меня, когда я уходил. Она буквально обезумела, когда поняла, куда мы плывем. Она могла устроить в твоей каюте погром… Возможно, даже твой матрас разрезан на кусочки.

   – Разбитая посуда? Распоротый матрас? Ну, Диего, ты действительно большой мастер обращаться с женщинами, – сдержанно заметил Рафаэль.

   Только не с этой женщиной. Эта женщина либо завязывала его в узлы, либо пыталась довести до безумия.

   – Я возмещу тебе причиненный ущерб.

   – Открой же наконец дверь, – рассмеялся Рафаэль. – Позволь мне взглянуть на эту дикарку собственными глазами.

   Кивнув, Диего отпер замок и широко распахнул дверь.

   Он застыл с открытым ртом при виде представшей перед ним сцены. Осколки разбитой посуды и остатки мясного пирога были убраны, а Люси и Нетти сидели за столом, пили чай и играли в карты. Диего был потрясен тем, как изменилось поведение Люси. И когда это она успела превратиться из огнедышащего дракона в спокойную милую женщину, попивающую чаек?

   Выглядела Люси тоже по-другому. Волосы у нее были распущены и ниспадали до талии. И платье она успела переодеть.

   Когда она встала и повернулась к нему, Диего чуть было не задохнулся. Сбоку платье выглядело совершенно респектабельно, но когда Люси шагнула к нему, стало очевидно, что у платья отсутствует какая-то важная деталь, составлявшая половину лифа. Вырез платья опускался неприлично низко, открывая взгляду верх корсета и кружевную отделку рубашки. Диего мог бы поклясться, что уже видел ее в этом платье, но тогда что-то прикрывало ее нижнее белье и верхнюю часть ее прелестных грудей, которые манили его словно маячки.

   Сохрани Господь его грешную душу! Кстати, неужели у нее на щеках румяна? Люси выглядела как более утонченный вариант Нетти. Нет, что-то здесь не так.

   – Хорошо, что ты вернулся, – сказала Люси и, вильнув бедрами, встала навстречу. – Мы с Нетти успели соскучиться.

   Люси откровенно флиртовала. Диего стоял затаив дыхание, не в силах оторвать взгляд от такой красоты, как Люси с распущенными волосами и наполовину обнаженной грудью. Ведь стоило ему протянуть руку, и он мог бы обласкать эту красоту.

   – Где остальная часть твоего платья? – с трудом произнес он.

   – Ты имеешь в виду шемизетку? – Люси равнодушно пожала плечами. – Ее не оказалось в сумке. Пришлось обойтись без нее. – Она мило надула губки. – Почему ты спрашиваешь? Разве тебе не нравится, когда ее нет?

   Нравится! Да ему хотелось разорвать платье пополам, шнырнуть Люси на постель и наброситься на нее словно изголодавшийся зверь. Боже милосердный! Как он сможет дожить до конца плавания, если она все время будет так одеваться?

   Это Гаспар во всем виноват. Это он нанял эту проклятую девку из таверны, чтобы обслуживать Люси. Без совета Нетти Люси и в голову не пришло бы надеть такое платье. И как это они так быстро подружились?

   – Лично мне это нравится, – сказал Рафаэль тоном заправского соблазнителя. Оглянувшись, Диего обнаружил, что Рафаэль с нескрываемым интересом внимательно разглядывает формы Люси. – Диего, когда ты говорил, что она дикарка, ты забыл сказать, что она… восхитительная женщина.

   Диего с трудом подавил желание вышвырнуть Рафаэля за борт. Особенно после того как Люси кокетливо улыбнулась этому типу и протянула ему руку:

   – А вы, должно быть, капитан? Нам с вами обязательно нужно поговорить.

   Когда Рафаэль, склонившись, поцеловал ее руку, ярость затуманила зрение Диего.

   – Ну хватит! – предупредил он по-испански. – Оставь ее в покое, пока я не повесил тебя за яйца на ближайшей нок-рее.

   Самодовольно ухмыльнувшись в ответ на угрозу Диего, Рафаэль отпустил руку Люси.

   – Буду рад побеседовать с вами, когда вам будет угодно, мисс Ситон. Может быть, вы поужинаете со мной? К тому же вы уже находитесь в моей каюте.

   – Вы отдали мне свою каюту? – воскликнула Люси, прижав руки к своей сильно обнаженной груди, отчего две пары мужских глаз немедленно уставились именно в это место. – Как это мило! Но я не хотела бы причинять вам неудобства. Откровенно говоря, я предпочла бы остаться в Англии. Так что если бы вы смогли бросить якорь, пока мы находимся в русле Темзы, я наняла бы первого попавшегося лодочника и избавила вас от себя еще до того, как мы достигнем берега.

   Даже Рафаэль был не так прост, чтобы попасться на эту удочку.

   – У меня и в мыслях не было помешать вашей встрече с родственниками, сеньорита. К тому же я слишком долго откладывал отъезд и горю нетерпением поскорее вернуться домой со своим грузом.

   На улыбающемся личике Люси отразилась непреклонность.

   – А если я предложу вам существенную финансовую компенсацию? – Она мотнула головой в сторону Диего: – Предложу больше денег, чем он. У моего папы есть друзья, которые будут счастливы вознаградить вас за мое благополучное возвращение. – У Люси засверкали глаза. – В противном случае, когда в следующий раз приедете сюда за грузом, вы можете оказаться в английской тюрьме.

   Диего подавил улыбку. Рафаэль относился к угрозам примерно так же, как и он сам.

   – Ты был не прав, Диего, – сказал Рафаэль тем вкрадчивым тоном, услышать который опасались члены его экипажа. – Она не дикая, она бесшабашная. А на моем судне за бесшабашность обычно наказывают, сажая под арест на хлеб и воду.

   Заметив, что Люси побледнела, Диего встал между ними.

   – Ты высказал свою точку зрения, Рафаэль. Мы тебя больше не задерживаем.

   Люси, обежав вокруг Диего, схватила Рафаэля, за предплечье.

   – Скажите, капитан, неужели мне никак не удастся убедить вас вернуть меня моей семье?

   Нахмурив брови, Рафаэль посмотрел на нее. Потом его взгляд переместился на обнаженную грудь, и в лице его появилось что-то хищное.

   – Есть, конечно, один шанс убедить меня…

   – Вон! – взревел Диего. – Сию же минуту! Нам с Люси надо поговорить.

   Фыркнув с довольным видом, Рафаэль вышел из каюты, и к нему вернулось хорошее настроение. А вот у Диего настроение испортилось.

   – Вижу, что ваш друг, как и вы, тоже готов использовать женщину в своих интересах, сеньор Монтальво.

   То, что она снова стала называть его «сеньор Монтальво», окончательно доконало Диего.

   – Нетти, – сказал он, мотнув головой в сторону двери, – принеси еще воды для своей хозяйки.

   Нетти, понимающе кивнув, ушла.

   – Нетти та еще дуэнья, – сказала Люси.

   – Она здесь только для видимости. И ей отлично известно, кто ей платит за работу. – Диего решительно шагнул к Люси. – Слушай меня, carino, и слушай внимательно. Мы направляемся в Испанию. Ты воссоединишься со своей семьей, а я позабочусь о том, чтобы доставить тебя туда в целости и сохранности, даже если для этого придется держать тебя под замком в каюте в течение всего плавания. – Когда Люси попятилась от него, он загнал ее в угол, получив некоторое удовлетворение от промелькнувшей в ее лице тревоги. – Поэтому я предлагаю тебе быть осторожнее и не демонстрировать свои женские прелести кому попало. Не говоря уже о том, что Рафаэль уложит тебя в постель, если получит хоть малейшее поощрение, на этом судне есть еще тридцать человек экипажа, которым даже поощрения не потребуется. И я не смогу драться со всеми.

   Люси сложила руки на груди, как женщина, твердо решившая стоять на своем.

   – А тебе какое дело, если я возьму себе любовника или даже двух? – грубо спросила она. – То, что дедушка приказал тебе не прикасаться ко мне, еще не означает, что никто не должен прикасаться. Да и как он об этом узнает?

   Слово «любовник» вызвало у Диего столь мощный приступ ревности, что он забыл об осторожности.

   – Возможно, дедушка и не узнает, зато узнает твой будущий муж. И твой дедушка заживо сдерет с меня кожу, если ты поставишь его в затруднительное положение, потеряв девственность из-за того, что разозлилась на меня.

   Люси от удивления раскрыла рот:

   – Муж? Так вот в чем тут дело? Маркиз хочет выдать меня за кого-то замуж? – обиженно сказала она. – И ты… ты согласился доставить меня ему словно какого-то жертвенного ягненка?

   Пропади пропадом его болтливый язык!

   – Это не то, что ты думаешь. Маркиз не спланировал твой брак, но надеется, что ты вскоре выйдешь замуж. Он хочет ввести тебя в высшее испанское общество, чтобы ты сама нашла себе там богатого и титулованного мужа, который будет тебя достоин. К тому же ему действительно нужен наследник.

   – Наследник. – Люси проглотила подступивший к горлу комок. – Я так и знала, что есть какая-то причина его внезапно проснувшегося родственного интереса ко мне после многих лет молчания.

   – Это не внезапно проснувшийся интерес, – перебил ее Диего. – Маркиз до последнего времени не знал о связи нянюшки с солдатом.

   – И он узнал об этом примерно в то время, когда умер его сын. Очень своевременно. Значит, теперь, когда у него нет другого шанса заполучить наследника, он хочет, чтобы я ему такового произвела на свет.

   Ее замечание потрясло Диего своей прозорливостью. Он был слишком поглощен мыслью о том, чтобы воссоединить Люси с семьей и вернуть Арболеду, поэтому не задумывался над тем, каким образом могла быть связана со всем этим смерть сына маркиза. Только теперь для Диего многое прояснилось.

   Диего не верилось, что маркиз был настолько расчетлив. Ведь его дни были сочтены. На пороге смерти каждому хочется, чтобы члены семьи находились рядом.

   – Маркиз ждет твоего возвращения не по этой причине. Ты его единственная внучка.

   – И следовательно, единственная, кто может родить ему наследника. – Люси гордо вздернула подбородок. – Поэтому он не хочет, чтобы ты прикасался ко мне. Он должен обеспечить чистоту своей родословной.

   – Не в этом дело.

   – Дело именно в этом! Если я лягу в постель с его эмиссаром, то буду обесчещена в глазах того, кого он выберет на роль отца своего драгоценного наследника. – Люси взглянула на него заблестевшими от слез глазами. – Скажи мне одну вещь, Диего: почему ты не вызвался сыграть роль жениха? У тебя есть титул, и ты испанец. Или ты просто не заинтересован в получении моих миллионов?

   Диего сердито взглянул на нее, возмутившись, что она верит, будто он женился бы на ней ради денег.

   – Если ты думаешь, что маркиз сочтет нищего и безземельного графа подходящим женихом для тебя, то ты еще наивнее, чем я думал.

   – Ну конечно. – У нее задрожала нижняя губа. – Тебя сочли бы охотником за богатым наследством.

   – Он выбрал меня для того, чтобы привезти тебя назад, потому что знает, что я человек чести. Маркиз уверен, что я не предам его доверия.

   – В таком случае странно, что ты сделал это, «прикоснувшись» ко мне несколько раз.

   Диего почувствовал, как его щеки заливает краска. Неужели он надеялся, что Люси никогда не напомнит ему об этом?

   – Полагаю, что ты намерена рассказать дедушке и об этом тоже? Поскольку тебе, кажется, не терпится наказать меня за то, что я пытаюсь воссоединить тебя с твоей семьей?

   – Возможно, я просто солгу и скажу ему, что ты лишил меня девственности. Тогда мне будет незачем опасаться, что меня выдадут замуж за какого-нибудь незнакомца.

   При мысли о том, что будет запятнана его честь, Диего пришел в ярость.

   – Даже если он поверит тебе, я потребую доказательств, которые ты не сможешь представить.

   Люси побледнела.

   – Ты хочешь сказать, что потребуешь врачебного подтверждения моей девственности?

   Господи, это было бы ужасно.

   – Нет, я не имел в виду…

   – Ты дойдешь до такой низости, лишь бы получить вознаграждение, которое он обещал тебе за доставку меня в Испанию? Ведь он предлагает тебе большое вознаграждение? – Заметив, что Диего поморщился, Люси сердито воскликнула: – Сколько он обещал тебе за доставку будущей матери его драгоценного наследника?

   – Пропади все пропадом, Люси…

   – Сколько? – повторила она.

   – Речь идет не о деньгах.

   – Миссис Харрис говорила, что в конце концов все всегда сводится к деньгам, – сказала Люси дрожащим голосом. – Жаль, что я раньше пропускала ее слова мимо ушей.

   Теперь поздно думать об этом. Диего вспомнил, что Хан-форт предпочел жениться на другой женщине только лишь потому, что у Люси было недостаточно большое приданое.

   – Я это сделал и ради тебя тоже, – сказал он. – Потому что знаю, каково потерять родителей в детском возрасте, и остаться без семьи, без родного человека, который заботился бы о тебе…

   – Сколько он тебе заплатит? – повторила Люси, смахивая слезы. – После всего, что ты сделал, я, мне кажется, имею право узнать хотя бы это.

   Диего застонал от отчаяния. И как это только Люси удается превратить его поступок в нечто низменное, если он хотел сделать так, как лучше для нее?

   – Он отдаст мне мое фамильное поместье Арболеду, – уныло сказал Диего. – Маркиз приобрел его через несколько лет после того, как моя мать продала его, чтобы расплатиться с кредиторами. Даже если бы я смог купить сейчас поместье, он не продал бы его мне. Он согласился только на эту сделку: я ему – внучку, он мне – поместье.

   – Целое поместье. – Люси втянула воздух сквозь стиснутые зубы. – Понятно. Я бы никогда не догадалась, что стою так дорого.

   У Диего сердце перевернулось, когда он увидел глубокую обиду на ее лице. Люси отвернулась и стала смотреть в иллюминатор.

   – Теперь я понимаю, почему капитана не заинтересовало мое предложение финансовой компенсации. Такой величины расходы пустили бы папу по миру. Мое приданое составляет всего тысячу фунтов.

   – Люси…

   – Спасибо, что разъяснили мне ситуацию, сеньор Монтальво, – холодно сказала она. – А сейчас, если вы не возражаете, я хотела бы остаться одна.

   Не возражаете? Диего возражал. Он терпеть не мог, когда Люси называла его сеньором Монтальво. Он презирал себя за то, что заставил ее плакать. А больше всего ему не нравилось быть с ней в ссоре", потому что ему ничего так не хотелось, как заключить ее в объятия, поцелуями стереть обиду с милого личика и заявить, что он до конца дней будет любить ее.

   Но поступить так он не имел права. Люси пока еще не сознавала полностью, кто она такая. Как только дедушка представит ее в обществе, она поймет, как много может дать ей ее новая семья и как мало может он. Особенно если ему не удастся выполнить свою клятву, а это может произойти, если он попытается жениться на ней. Без Арболеды Диего был недостоин ее.

   Поэтому он ушел.

   Отныне он будет держаться на почтительном расстоянии от Люси и станет обращаться с ней как с любой женщиной высокого статуса. Любое другое поведение могло бы заставить его совершить какой-нибудь абсолютно немыслимый поступок.

   А этого нельзя допустить.

Глава 18

   Дорогая Шарлотта!

   Я получил ваши послания, где говорилось о мисс Ситон. Не вините себя. Во всем виноват я один. Мне следовало догадаться о намерениях Монтальво, однако я искренне верил, что он хочет предложить ей выйти за него замуж. А что, если побег был идеей мисс Ситон? Быть может, она опасалась, что ее отец не одобрит испанского зятя?

   Ваш виноватый кузен Майкл.


   В течение нескольких последующих дней Люси бродила по судну, испытывая благодарность к Диего за то, что он не выполнил свою угрозу запереть ее в каюте. Ей была предоставлена свобода уходить и приходить когда заблагорассудится.

   Диего избегал ее, что было непросто сделать на судне, и за это она тоже была ему благодарна, потому что при каждой встрече с Монтальво обида и гнев снова охватывали ее. Значит, Диего просто заплатили за то, что он доставит ее дедушке словно приготовленную для жарки тушку гусыни. Как он мог? Она считала его порядочным человеком, а он оказался самым настоящим мерзавцем.

   Чем скорее Люси осознает это, тем лучше.

   К сожалению, ей без конца вспоминалось, как Монтальво ринулся на ее защиту, когда ее обидел Питер, и как благодаря ему Люси была в центре внимания всего общества… И как Диего обнимал, целовал и называл ее всякими ласковыми словами, как он доставил ей ни с чем не сравнимое удовольствие…

   Люси была в смятении. Он явно нарушил все обещания, данные маркизу, потому что страстно возжелал ее. Значит, Диего действительно к ней неравнодушен.

   Но если она ему небезразлична, то зачем он совершил этот безумный поступок?

   И что он имел в виду, когда сказал, что знает, каково потерять родителей в раннем детстве? Почему его мать продала поместье?

   Как случилось, что граф был вынужден воровать в полковом лагере? Были ли у него другие родственники? Или он, как и сама Люси, был сиротой? Вопросов было слишком много.

   А этот загадочный маркиз, который хочет выдать ее за кого-то замуж, чтобы она родила ему наследника? Диего отверг идею о том, что дедушка хочет заполучить ее исключительно для этой цели. Но зачем тогда она ему понадобилась столько лет спустя?

   Единственным человеком, который мог дать ответы на вопросы Люси, был Диего. Значит, им придется поговорить, хочет она того или нет.

   Люси удалось разыскать Диего не сразу. Он стоял на юте, прислонившись к стене, чтобы укрыться от ветра, и курил свою тонкую сигару, задумчиво глядя на разбушевавшееся море. Смуглокожий, с волосами, взлохмаченными ветром, он выглядел словно грозный пират, замышляющий захват очередного судна.

   Настроившись не реагировать на его привлекательную внешность, Люси подошла к Монтальво.

   – Я хочу задать тебе несколько вопросов.

   На шее Диего запульсировала жилка, но он просто продолжал курить.

   – Я хочу знать, какое доказательство представил мой дедушка в подтверждение того, что меня украли у его дочери и зятя.

   Потушив сигару о стену, Диего впервые за несколько дней взглянул на нее.

   – Я уже говорил тебе, что это было родимое пятно.

   – Почему он не показал тебе запись о моем рождении в приходской метрической книге?

   – Не мог. Я просил о встрече, чтобы обсудить возможность покупки Арболеды, и он согласился встретиться со мной в Кадисе, где он в то время лечился на водах. Там он и попросил меня помочь вернуть тебя. А метрическая книга находилась в Сан-Роке, где ты и родилась. Не было времени возвращаться туда, чтобы взглянуть на документ, который все равно не помог бы отыскать тебя.

   – Значит, ты поехал, поверив на слово всему, что он сказал? Ты так и не побывал в Сан-Роке, чтобы убедиться в правдивости его рассказа о моем похищении?

   – А зачем мне это? Он маркиз, лицо высокоуважаемое.

   – И он владеет поместьем, которое хочешь получить ты. Это все, что тебе требуется знать.

   Глаза у Диего потемнели. Он оттолкнулся от стены.

   – Зачем ему придумывать какую-то внучку? К тому же он не мог бы знать о твоем родимом пятне, если бы ты не была его внучкой.

   – Я обдумала все, что ты мне сказал, и пришла к выводу, что для объяснения происшедшего были и другие варианты. Возможно, моя мать бежала с любовником, взяв меня с собой.

   – В таком случае зачем твоему дедушке говорить неправду? – прервал ее Диего.

   – Может быть, он был в смятении? Боялся скандала?

   – Значит, ты предполагаешь, что была украдена только у одного из родителей? Что только дон Альваре потерял свою дочь?

   Люси отвела взгляд.

   – Но такое можно предположить.

   – И это, по-твоему, упрощает ситуацию? Ты предпочла бы, чтобы сержант Кроуфорд был любовником, а не похитителем?

   – Нет, разумеется, не предпочитаю.

   – Клянусь, – холодно заметил Диего, – я тебя не понимаю. Я еще никогда в жизни не встречал человека, который с таким упорством отказывался бы от получения огромного состояния.

   – Я уже говорила, что деньги для меня не имеют такого уж большого значения.

   – Это только потому, что тебе не приходилось обходиться без денег. Тебя удочерил английский офицер, который предоставил тебе все блага, которые обеспечивал его ранг. А знаешь ли ты, с каким трудом приходилось мне добывать каждую крошку? – Оперевшись рукой о мачту, Диего пристально взглянул ей в глаза. – Было время, когда я отдал бы что угодно за сухую корку хлеба, а ты смотришь на меня с презрением за то, что я согласился найти тебя, чтобы получить поместье. У тебя есть возможность получить просто так то, ради чего мне пришлось бороться всю жизнь…

   – И все, что мне нужно сделать, это выйти замуж за незнакомца и произвести на свет наследника для моего дедушки, – холодно сказала Люси.

   Диего расправил плечи с надменным видом высокородного испанца:

   – Тебе не нужно выходить ни за кого замуж, если ты не пожелаешь. Мы, испанцы, как тебе известно, не какие-нибудь варвары. – Он сверкнул глазами. – На твоем месте я бы толково распорядился огромным состоянием. Но если ты предпочтешь поступить по-другому, это уж не мое дело. Я все равно выполню свою часть работы. И естественно, приму в уплату за эту услугу Арболеду.

   – Почему это поместье имеет для тебя такое важное значение? Ты знаменитый фокусник и…

   – Я не могу говорить об этом с тобой, – сказал он и попытался уйти, но Люси преградила ему путь.

   – Почему не можешь?

   Он бросил на нее такой взгляд, что у нее замерло сердце.

   – Потому что это ничего не изменит. Я принял твердое решение.

   Она увидела, что он уходит, ежась от ветра, и ей захотелось броситься за ним следом и швырнуть его за борт. Неужели она думала, что этот человек к ней неравнодушен? Ишь чего захотела! Она, видно, совсем спятила. Этот кретин твердо намерен сдать ее с рук на руки дедушке независимо от того, что она сама думает по этому поводу. Да еще ведет себя так, как будто она должна быть благодарна ему за это!

   Ну что ж, она ему покажет. Пора ей сказать свое веское слово относительно этого плана. Значит, дедушке требуется девственная внучка, не так ли? Ну что ж, есть только один способ помешать этому: лишиться девственности. Как только с девственностью будет покончено, ей уже не придется бояться, что ее выдадут замуж против воли.

   Срочно нужно найти мужчину, который лишил бы ее девственности. И Диего, как бы она ни была на него зла, был единственным, кто мог бы подойти для этой цели.

   Губы Люси дрогнули в улыбке. Она сумеет это устроить!.. Диего все еще к ней неравнодушен, это очевидно. Иначе зачем бы ему избегать ее?

   Люси заметила жар в его взгляде несколько дней назад, когда на ней было платье с очень уж откровенным вырезом. Не так уж и трудно будет соблазнить его.

   При мысли о том, чтобы лечь в постель с Диего, Люси охватило радостное возбуждение, и она нахмурила брови. Надо быть осторожнее, иначе она рискует влюбиться в этого проклятого типа. Диего совершенно ясно дал понять, что она его интересует исключительно как возможность получить свое фамильное поместье. Она должна быть такой же безжалостной. Речь шла только о том, чтобы воспрепятствовать планам дедушки. Они не будут заниматься любовью. Это будет всего лишь устранение досадного неудобства.

   Ей нужна помощь, и она точно знала, к кому за ней обратиться.

   Она нашла Нетти, которая болтала с корабельным коком.

   – Нетти, – Люси отвела девицу в сторону, – мне потребуется твое мастерство.

   – Чтобы сделать что?

   – Чтобы помочь мне соблазнить мужчину, который не желает сдаваться.

   Физиономия Нетти расплылась в улыбке.

   – Ах, дорогуша, нет ничего проще. Нет на белом свете мужчины, который не желал бы этого.

   – У меня нет такой уверенности, – сказал Люси, вспомнив железную волю Диего. – Но мне нужна помощь не во время самого акта искушения, а кое в чем другом. Если ты готова, то слушай, как я планирую это осуществить…

   Поздним вечером Диего торопливо следовал за Нетти вниз по узкому сходному трапу, стараясь не поддаваться панике. У него сердце сжималось при мысли о том, что Люси, как сказала Нетти, заболела какой-то «страшной болезнью».

   Диего сильно жалел, что был сегодня так холоден с ней. Но Люси сама его спровоцировала, задавая вопросы о маркизе.

   – Ты уверена, что это у нее не просто приступ морской болезни? – спросил Диего с надеждой в голосе.

   – Конечно, уверена, – ответила Нетти. – При морской болезни не повышается температура. Если хотите знать мое мнение, то она простыла, потому что слишком долго гуляла на палубе в такую холодную погоду. Видно, вашему слуге и в голову не пришло положить в сумку ее плащ. Теперь бедняжку бьет озноб.

   – Спаси и помилуй Господи, – хрипло пробормотал Диего, когда они добрались до нижней палубы. Если что-нибудь случится с Люси, он этого не переживет.

   Нетти открыла дверь, и Диего, торопливо шагнув в каюту, оказался в кромешной тьме. Свет фонаря, горевшего на сходном трапе, почти не проникал внутрь. Но даже и этот свет исчез, когда дверь неожиданно закрылась.

   – Нетти, черт тебя побери, зажги сначала фонарь в каюте, – проворчал Монтальво.

   Как будто в ответ на его слова зажегся фонарь возле двери, и при свете Диего увидел, что кровать пуста.

   – Какого черта… – начал было он, оборачиваясь к Нетти, но вместо нанятой прислуги увидел Люси.

   – Тебе не следует вставать с постели, милая, – с тревогой в голосе сказал Диего.

   Люси стояла босиком, с распущенными волосами, в одной рубашке, окруженная золотистым сиянием словно богиня-соблазнительница.

   – Почему? – игриво спросила она, плавно скользнув от фонаря к кровати.

   Странно, но Люси совсем не выглядела больной. А когда она проходила мимо фонаря, сквозь тонкую ткань рубашки Диего отчетливо увидел силуэт ее прелестного тела, и у него перехватило дыхание.

   – Люси, – сдавленным голосом произнес он, – Нетти сказала, что у тебя высокая температура.

   Мисс Ситон с кокетливой улыбкой остановилась возле кровати.

   – Нетти солгала. Я просто хотела побыть с тобой с глазу на глаз. Поговорить. Помимо… всего прочего. – Она уселась на матрас, приняв соблазнительную позу, не оставляющую сомнения в том, что именно она подразумевала под «всем прочим».

   Диего изо всех сил держал себя в руках, проклиная Нетти за то, что обвела его вокруг пальца.

   – Не знаю, чего ты хочешь добиться, начиная эту игру, – мрачно сказал он, – но я не желаю влей участвовать.

   Диего решительно направился к двери и взялся за ручку, но дверь была заперта. Это еще что за шутки?

   – Нетти, глупая девчонка, немедленно открой дверь!

   – Не кричи, это тебе не поможет, – сказала Люси. Подавив желание, охватившее его при звуке этого вкрадчивого голоса, Диего принялся колотить кулаком в дверь.

   – Черт тебя возьми, Нетти, я не заплачу тебе ни пенни из двадцати фунтов, обещанных Гаспаром, если ты не откроешь дверь сию же минуту!

   – Самое забавное заключается в том, – сказала Люси все тем же тоном искусительницы, – что я последовала твоему превосходному совету толково распорядиться свалившимся на меня огромным состоянием. Первым, что я купила, были услуги Нетти. Она теперь работает на меня, поскольку я пообещала ей существенно повысить зарплату, как только прибудем в Испанию.

   Диего круто повернулся к Люси, а она продолжала:

   – К тому же у нее нет ключа. – Поблескивая глазами, Люси покачала ключом, висевшим на веревочке на одном из ее изящных пальцев. – Ключ у меня. – Наклонившись, она забросила его под кровать. – Вернее, был у меня.

   Она выпрямилась/позволив Диего на мгновение увидеть ее полные груди, ничем не сдерживаемые под рубашкой, и его пенис немедленно насторожился.

   Тысяча чертей! Ситуация с каждой минутой все больше усложнялась.

   – Как тебе удалось заполучить ключ?

   – Нетти взяла его у капитана. Тайком, конечно. Короче, ей пришлось украсть ключ. Но когда речь идет о наслаждении радостями жизни, твой друг, очевидно, не такой зануда, как ты.

   – К счастью, мною не так легко манипулировать, – хрипло произнес Диего.

   – Кто говорит о манипулировании? Это шантаж. – Люси томными движениями развязала ленточку на рубашке, заставив взыграть его кровь. – Ты знаешь, что такое шантаж? Ты применял его, пытаясь заставить меня сопровождать тебя в экскурсии по школе. – Голос ее окреп. – И я очень-очень хорошо усвоила урок, который ты мне преподал.

   Рассмеявшись каким-то неестественным смехом, Диего прищурился.

   – Ну и как же ты намерена меня шантажировать, дорогая? И что ты хочешь получить в результате?

   – На самом деле все очень просто, – сказала Люси, болтая не достающими до пола ногами, словно маленькая девочка, на которую и была бы похожа, если бы не сидела перед ним почти обнаженная, с распущенными волосами. И если бы не имела такого соблазнительного тела, которым ему страстно хотелось немедленно овладеть.

   Диего с трудом проглотил комок, образовавшийся в горле.

   – Я не хочу выходить замуж за незнакомца, – продолжала Люси, – а если прибуду в Испанию девственницей, именно это и произойдет.

   – Я говорил тебе, что дедушка не станет заставлять тебя делать что-нибудь против твоей воли.

   – Я была такого же мнения о людях высокого социального статуса, как и ты. Но теперь я никому не верю.

   Диего выругался себе под нос. Похоже, Люси говорила не только о Ханфорте.

   – Пусть даже маркиз является моим дедушкой, но он преследует одну цель – заполучить наследника. Я не готова пойти ему навстречу в этом вопросе. Поэтому я решила избавиться от девственности до нашего прибытия в Испанию. И намерена сделать это с твоей помощью.

   Ее последние слова вызвали в воспаленном мозгу Диего такие образы, которые заставили еще более слабохарактерного мужчину ползать, если потребуется, по битому стеклу, лишь бы уложить ее в постель. Но Диего был не такой человек.

   – Ты решила лишить меня шанса вернуть мое поместье. Я правильно тебя понимаю? Ты хочешь одним махом отомстить и мне, и своему дедушке, заставив меня лечь в твою постель? Ты решила одновременно положить конец и моим, и его надеждам на будущее?

   – Нет, – сдержанно заявила Люси. – Речь идет совсем не о мести. Не беспокойся, ты получишь свое драгоценное поместье. Если сделаешь так, как я скажу.

   – Что ты имеешь в виду? – озадаченно спросил Диего.

   – Если ты ляжешь со мной в постель, я позабочусь, чтобы мой дедушка никогда не узнал об этом. Я всегда смогу свалить вину за утрату невинности на Питера, если, конечно, моя девственность окажется такой важной для дедушки, как я предполагаю. Но если ты не ляжешь со мной, я расскажу ему, сколько раз ты целовал меня, прикасался ко мне… и в каких местах. И ты уже никогда не получишь свое поместье.

   Диего замер на месте, а Люси обошла вокруг, дразня его обоняние нежным запахом фиалки.

   – Ему это будет безразлично. Ему важно лишь, чтобы я тебя не обесчестил, – солгал Диего.

   – Ну, значит, я приеду обесчещенная, – вкрадчивым то ном сказала она. – Если не тобой, то капитаном или одним из членов его экипажа.

   Диего повернулся и в ярости схватил ее за плечи:

   – Черта с два! Да я запру тебя, пока…

   Проклятие! Как ему запереть ее, если она украла ключ? Люси насмешливо смотрела на него, уверенная в своем могуществе.

   – Если ты вынудишь меня обратиться к кому-нибудь другому, то я позабочусь о том, чтобы взвалить вину на тебя. Ты будешь наказан за чужие грехи и не получишь никакого удовольствия. А теперь, как ты сказал, когда шантажировал меня, выбор за тобой.

   – Какой уж тут выбор, – хрипло пробормотал он.

   – Ты и мой дедушка не оставляете мне вообще никакого выбора, – сказала она, начиная развязывать его галстук. – Так почему я должна предоставлять выбор вам?

   Диего схватил ее за руки, чтобы не позволить собственным рукам тянуться туда, куда не следует.

   – И ты думаешь, что победишь?

   – Да, – ответила Люси, взглянув на него ясным взглядом.

   Разрываясь между гневом и восхищением ее умным планом, Диего резко рванул ее к себе, обхватив за талию. Люси охнула от неожиданности, однако встретила его разъяренный взгляд победоносно сверкающими глазами.

   Она наверняка блефовала, говоря, что отдастся другому, но Диего не осмелился рисковать. И вообще, зачем он так упорно сопротивляется? Люси предложила то, о чем он мечтал: возможность целовать ее, ласкать и заниматься с ней любовью без каких-либо обязательств.

   Однако именно это и приводило Диего в ужас. Ведь если она окажется в его постели, он, возможно, никогда не захочет отпускать ее оттуда.

   – Ну как? – Люси умудрилась вложить в этот краткий вопрос все многообразие смысловых вариантов. – Каково будет ваше решение, маэстро иллюзионист? – Она приподнялась на цыпочки и куснула мочку его уха, отчего по телу Диего прокатилась волна желания и затвердел пенис.

   Он обхватил руками голову.

   – Ты об этом потом пожалеешь.

   – Сильно сомневаюсь, – прошептала Люси и поцеловала его нежным невинным поцелуем, от которого Диего окончательно обезумел.

   Завладев ее губами, он с наслаждением поцеловал ее, едва не потеряв сознание от удовольствия. В эту ночь она, пропади все пропадом, принадлежала ему.

   – Значит, ты хочешь отдать свою девственность дьяволу? – оторвавшись от ее губ, прорычал Диего.

   – Лучше уж так, чем отдать ее какому-то незнакомцу, которого для меня выберут в мужья! Последний вариант меня категорически не устраивает.

   Раздраженный тем, что Люси, говоря о намерениях дедушки, упорно продолжает верить в самое худшее, Диего отошел от нее и присел на краешек кровати. Когда она попробовала последовать за ним, он твердо сказал:

   – Нет, оставайся там.

   На ее лице появилось озадаченное выражение.

   – Но я думала…

   Он принялся стаскивать с ног башмаки.

   – Ты думала, что будешь всем командовать. – Сняв галстук, он отбросил его в сторону. – Нет, мы либо будем делать это по-моему, либо не будем делать никак. Что ты выбираешь?

   – Не понимаю, почему для тебя важно, как это будет сделано? – сказала Люси, опешив.

   Диего в ярости сверкнул глазами. Он обезумел от желания, но не настолько, чтобы идти на поводу у девчонки, которая решила потерять невинность и распоряжается им, словно генерал, командующий сражением. Диего не собирался играть роль безмолвно и безлико совокупляющейся мужской особи. Он хотел, чтобы Люси осознала невероятную важность своего решения и отнеслась к этому со всей серьезностью.

   – Итак, будем ли мы делать это по-моему? Или не будем делать вовсе?

   Люси вздернула подбородок, позволив ему взглянуть на прелестную линию шеи.

   – Все зависит от того, что ты хочешь от меня.

   – Ты могла бы сделать кое-что большее, чем дразнить меня. – Диего прилег на матрас и приподнялся на локтях, чтобы хорошо видеть каждый дюйм ее тела. – Сними свою рубашку, милая. Позволь мне как следует разглядеть, за что я продаю свою честь.

Глава 19

   Дорогой кузен!

   В результате разговора с Гаспаром, ассистентом сеньора Монтальво, я случайно получила кое-какую небезынтересную информацию. Оказывается, сеньор Монтальво не кто иной, как испанский граф! Так что… возможно, это действительно был побег. Мы склонны поверить, что они отправились морем, возможно, в Шотландию, но вероятнее всего – в Испанию. Один из соседей видел, как какие-то люди отплывали от нашего причала на паровом пакетботе примерно после полуночи в тот день, о котором идет речь. Но я не могу со стопроцентной уверенностью утверждать, что это были именно они.

   Ваш озабоченный друг Шарлотта.


   Честь! Ишь чего придумал! Люси сердито посмотрела на Диего. О какой чести может идти речь, если этот мерзавец пытается диктовать ей свои условия?

   И почему он ждет, чтобы она разделась перед ним? Нетти говорила, что мужчины обычно не заставляют девиц раздеваться. Им бывает достаточно просто обнажить отдельные части тела. Раздевание догола на глазах у мужчины показалось Люси слишком интимным актом.

   – Сними рубашку, дорогая. – При звуке властного голоса Диего где-то в животе возникло ощущение приятного тепла. Его лицо при слабом свете фонаря оставалось в тени, но он буквально пожирал ее голодным, напряженным взглядом горящих глаз. Люси почувствовала радостное предвкушение.

   – Но под рубашкой на мне ничего нет, – слабо запротестовала она.

   – Ты не ожидала, что я увижу тебя голой?

   – Я думала, что ты… ну, знаешь… сделаешь то, что делал у Фоксмуров. Задерешь мои юбки…

   – И овладею тобой словно дикарь, чтобы ты продолжала ненавидеть меня после того, как все закончится?

   Раздраженная тем, что Диего почти точно угадал ее мысли, Люси сложила на груди руки.

   – Что-то вроде того.

   – Выбрось это из головы. Уж если мне выпало на долю сыграть роль жеребца-производителя, то я должен хотя бы получить от этого удовольствие. Я же со своей стороны готов доставлять тебе удовольствие до тех пор, пока ты будешь просить еще и еще, пусть даже это займет целую ночь.

   – Целую ночь? Но… но Нетти придет сюда спать.

   – Не сомневаюсь, что вторая заговорщица без труда найдет себе где-нибудь уютную постель. – Диего подошел к Люси со спины и запустил руки в распущенные волосы.

   – Диего, мы не можем…

   – По-другому я не соглашусь участвовать в осуществлении твоего плана. – Он отклонил голову Люси назад и прикоснулся губами к шее.

   Дрожь предвкушения пробежала по телу девушки. Боже милосердный, как она сможет вынести целую ночь таких нежных ласк?

   Предполагалось, что этот акт будет осуществлен быстро и безлико. Потому-то Люси надела только тонкую рубашку – ей хотелось воспламенить Диего так, чтобы он, забыв о предварительной подготовке, сразу же перешел к действиям. Она полагала, что он просто задерет ей подол, сделает то, что нужно, – и дело с концом. И никаких долгих любовных игр, поцелуев и ласковых слов.

   Но Диего продолжал нежно целовать ее шею, мочку уха.

   – Я не намерен торопиться, – загадочно сказал он, нарушая все планы Люси. – Я попробую на вкус и на ощупь каждую часть твоего тела, причем, если потребуется, не раз и так основательно, как захочу.

   Диего положил руку ей на талию, потом рука скользнул вниз по бедру. Ласка была такой интимной, что Люси тихо охнула.

   – Ты от меня сегодня не спрячешься, любовь моя. Так что если ты рассчитываешь по-быстрому избавиться от девственности, лучше сразу откажись от этого плана.

   Проклятый дьявол вздумал заставить ее отказаться от своего решения, запугивая тем, что процесс соблазнения затянется на всю ночь? Ну что ж, ничего у него из этого не выйдет!

   – Уверена, что Рафаэль не откажется принять меня в своей постели, – резко ответила Люси.

   Обнимавшая ее рука напряженно застыла.

   – Если тебе этого хочется – пожалуйста. Он будет счастлив избавить тебя от девственности любым способом, каким ты прикажешь. Рафаэль далеко не так щепетилен, как я.

   Люси замерла. Неужели он действительно отдаст ее Рафаэлю? Она вдруг страшно испугалась такого исхода.

   – Ты знаешь, что я не хочу Рафаэля, – пробормотала Люси, сдавая и это свое оружие.

   Она не могла себе представить, чтобы ее лишил девственности кто-то другой.

   Ладно. Надо просто воспользоваться приемчиками Нетти, чтобы воспламенить его страсть. Нетти говорила, что мужчины обычно не могут делать это больше одного раза за ночь, так что Люси оставалось лишь быстро возбудить Диего – и дело будет сделано.

   – В таком случае прошу тебя немедленно снять рубашку, – улыбнулся Диего.

   Люси вздохнула, сняла через голову рубашку и, сама того не сознавая, прикрыла ею грудь.

   – А ты? Ты разве не снимешь одежду?

   – Пока нет. – Диего взял рубашку из ее дрожащих рук и увидел Люси совершенно обнаженной. – Боже мой, ты еще прекраснее, чем я себе представлял, – хрипло произнес он.

   Люси жадно пила слова восхищения, как моряк пьет свежую пресную воду после нескольких месяцев пребывания в море. Как бы ей хотелось, чтобы он не был таким мастером говорить комплименты. Ведь каждый раз, когда Диего говорил восторженные слова, ей хотелось броситься к нему в объятия.

   Он провел тыльной стороной ладони по ее груди, и у Люси подогнулись колени.

   – Знаешь ли ты, как часто я мечтал увидеть тебя во всей красе? – Диего прикоснулся к соскам костяшками пальцев, и они сразу же болезненно напряглись и затвердели. – Ты стоила мне многих бессонных ночей, милая. Очень многих.

   То, что он думал о ней так же часто, как и она о нем, пролилось целительным бальзамом на уязвленную гордость Люси. Тем временем одна его рука скользнула вниз и обласкала живот. Когда он накрыл ладонью самое сокровенное место, Люси не смогла сдержать стон, но когда его пальцы принялись поглаживать влажные скользкие складки плоти, она схватила его за руку, вдруг почувствовав себя слишком открытой для его взгляда.

   – Прошу тебя, Диего, Сними и ты свою одежду. Он взглянул на нее томным взглядом.

   – Почему бы тебе самой не раздеть меня?

   Люси смотрела на него в растерянности. Нет, это не человек, а дьявол! Даже мысль о том, чтобы совершить такое интимное действие, заставляла ее почувствовать себя скорее женой, чем бесстыжей распутницей.

   Предполагалось, что, сорвав с себя одежду, Диего бросит ее на постель и изнасилует, как и положено дьяволу, а не будет заниматься любовью с нежностью мужа. Не заставит ее мучительно ждать прикосновения, звука его голоса… его любви.

   Нет, Люси не хотела любви. Она не должна была, она не могла хотеть этого. Тем более что Диего был твердо намерен передать ее с рук на руки дедушке.

   Придется ей ускорить процесс соблазнения. А это означало преодолеть его железный самоконтроль.

   Робко подойдя к нему, Люси сразу же взялась за брючную застежку. Поскольку его мужская плоть существенно увеличилась в объеме, угрожая разодрать натянувшуюся ткань брюк, расстегнуть пуговицы было непросто. Люси вспомнила, как ему хотелось в день благотворительного завтрака, чтобы она потрогала его копье. Она сделала это теперь, проводя руками по его возбужденному пенису всякий раз, когда удавалось расстегнуть очередную пуговицу. Диего застонал.

   – Почему ты не начала с сорочки? – пробормотал он.

   – Потому что меня интересует именно эта часть, – ответила Люси.

   Очень скоро плоть Диего высвободилась из ткани, упруго выскочив наружу.

   Пенис был длинный. Толстый. Гораздо больших размеров, чем ожидала Люси.

   Боже милосердный! В рассказах о гареме говорилось о «шпагах», «револьверных дулах» и «копьях», и она думала, что это грубое преувеличение. Однако все эти сравнения были не так уж далеки от истины.

   Под ее взглядом пенис увеличился еще больше. Удивленная этим обстоятельством, Люси протянула руку, чтобы потрогать его, но Диего быстро схватил ее за запястье.

   – Не надо, – сказал он невнятным от желания голосом. – Я вижу, что ты затеваешь. Ты хочешь, чтобы я обезумел от желания… и все-таки совокупился на скорую руку. Так дело не пойдет.

   – Дело уже идет, – поддразнила его Люси, поцеловав и лизнув языком его шею.

   Диего попытался отодвинуться назад, но из-за этого ослабил хватку на ее запястьях и позволил Люси освободить обе руки. Она немедленно продолжила поглаживать одной рукой его пенис, а другой взяла его руку и прижала к своей груди.

   Диего капитулировал. Прорычав проклятие, он поднял Люси, бросил на постель и, задержавшись на мгновение, чтобы снять брюки и подштанники, накрыл ее своим телом.

   – Ханфорт был прав, – сказал он с горящими глазами, раздвигая ее колени, чтобы пристроиться между ними. – Ты и впрямь необузданная сорвиголова.

   Если бы Люси сама не пыталась выглядеть сейчас такой, это замечание могло бы ее оскорбить, но она ответила с победоносной улыбкой:

   – Я стараюсь сделать все, что от меня зависит.

   Сорвав с него сорочку, Люси с удовольствием погладила руками его мускулистую грудь. Руки Диего в ответ скользнули между ее ногами.

   – Это еще не все, – пообещал он и втянул в рот ее сосок, отчего Люси возбужденно застонала. – Я не отказался от намерения заставить тебя просить еще, и еще, и еще…

   – Это мы еще посмотрим, – сказала Люси, тяжело дыша. Манипуляции Диего довели ее до крайнего возбуждения.

   – Посмотрим… У нас впереди еще целая ночь.

   Люси поморгала. Может быть, она неправильно поняла Нетти, которая говорила, что мужчины способны заниматься любовью всего один раз за ночь? Господи, а что, если…

   Диего отвлек ее внимание от этой мысли, просунув внутрь ее тела что-то гораздо более крупное, чем пальцы. Она ощутила именно то неудобство, о котором слышала.

   Это была та часть операции, которой Люси боялась. Она словно завороженная слушала рассказы о потери невинности. Она успокаивала себя, что заниматься любовью, видимо, не так уж страшно, иначе женщины не позволили бы мужчинам делать это. Однако мысль о том, что мужчина засовывает внутрь твоего тела свое орудие, достаточно жесткое и грубое, чтобы вызвать боль и кровь, была явно неприятной.

   Диего, продвигаясь дюйм за дюймом, медленно вторгался в ее тело. Ощущение не было неприятным, но сам процесс смущал Люси, и она отвернулась, чтобы не смотреть на Диего.

   Сама Люси не могла смотреть на него, когда он входил внутрь ее тела. Она не могла ничего сделать и напряженно лежала под ним.

   – Расслабься, – пробормотал Диего ей в ухо. – Тебе будет легче.

   – Откуда ты знаешь? – скептически заметила она. – Ведь это не тебе втыкают столб в нежные части тела.

   Диего хохотнул и поцеловал ее долгим поцелуем, чтобы отвлечь внимание от того, что он делает внизу.

   Не прошло и нескольких секунд, как Люси действительно почувствовала, что стало лучше. Когда он находился внутри ее тела, это согревало ее в самых неожиданных местах.

   Диего замер, как будто наткнувшись на что-то, и долгим взглядом посмотрел на Люси.

   – Ты в этом уверена, любимая? – тихо спросил он, застыв над ней, словно пантера перед прыжком.

   Вот он. Вот момент, когда она потеряет невинность. Люси попыталась унять охвативший ее трепет.

   – Да, уверена.

   Но она совсем не была уверена. Диего неожиданно сделал сильный рывок. Люси ощутила острую боль, которая моментально прошла. Теперь Диего так глубоко вошел в нее, что она полностью ощутила реальность содеянного.

   Диего, покрыв ее щеку нежными поцелуями, бормотал какие-то утешительные слова и спрашивал, все ли с ней в порядке. Люси кивнула, хотя с ней отнюдь не было все в порядке. Его волнующий запах, его великолепное тело заставляли желать большего. Люси рассчитывала, что операция по ликвидации невинности пройдет без чувств, но с каждой минутой влюблялась в Диего все сильнее. На глазах выступили слезы, и Люси отвернулась, чтобы скрыть их.

   Неправильно истолковав ее неожиданную робость, Диего начал ласкать ее внизу.

   – Поверь мне, дорогая, постепенно тебе будет лучше. – Он покрыл ее шею поцелуями, щекоча усами. – Для меня это нечто неописуемое. Ты словно теплое галисийское солнце, и я был бы не прочь навеки остаться здесь, внутри твоего тела.

   – Навеки? – с надеждой спросила Люси.

   Откинувшись назад, Диего с улыбкой взглянул на нее.

   – Ну, по крайней мере на всю ночь, – внес он поправку, и прядь его великолепных черных волос упала на влажный лоб.

   Чуть приподнявшись, он снова начал двигаться. У Диего было напряженное выражение лица, а глаза буквально пожирали ее, как будто он утверждал свое право на нее.

   Преисполненная решимости предъявить свои права на него, Люси обняла Диего за шею, притянула к себе, чтобы поцеловать, и прижалась к нему грудью. Он никогда не забудет эту ночь – уж она позаботится об этом.

   Диего хрипло дышал. Его поцелуи стали, грубее, рывки глубже. Когда он оторвался от ее губ, чтобы отдышаться, Люси губами и руками обласкала каждый дюйм его тела.

   – Любовь моя, – хрипло произнес Диего и продолжил беглой испанской речью, из которой Люси поняла от силы половину.

   Она могла бы поклясться, что он сказал: «Ты теперь моя, только моя и ничья больше». Но такое едва ли было возможно. Однако эта мысль горячила ей кровь, доводя до безумия.

   Потом Диего приподнял ее ногу, чтобы еще прочнее соединить их тела. И тут Люси обезумела. Трепет, начавшийся где-то внизу живота, перешел в пульсацию, отчего у нее перед глазами замелькали мушки.

   – Ах ты, ведьмочка, – порывисто произнес Диего. – Обманом заставила меня сделать по-своему… Но тебе этого мало, ты еще и душой моей хочешь завладеть?

   – Да, – сказала Люси. Он ведь взял ее душу. Так почему бы ей не взять его? – Да, да, да! – повторила она. Мушки перед ее глазами неожиданно превратились в невиданное сочетание света и красок столь богатой цветовой гаммы, что это было трудно смотреть. – Да! – крикнула она, напряжен но вытянувшись под ним.

   Диего сделал сильный рывок и, войдя в нее до предел;:, хрипло вскрикнул, содрогнувшись всем телом. Они на мгновение замерли, настолько слившись воедино, что Люси отчетливо ощущала спазмы, когда внутри изливалось его семя. И в этот момент острого наслаждения Люси со всей ясностью поняла, какую грубую ошибку совершила. Глупая, глупая девчонка. Она не смогла защитить от Диего сердце. Возможно, она победила в схватке, но войну выиграл он. И теперь ей предстояло пожинать горькие плоды своего поражения.

Глава 20

   Дорогая Шарлотта!

   Я взял на себя смелость попросить мистера Бейнса поговорить с мистером Притчардом относительно его арендатора и обнаружил, что он имеет столь же смутное представление об истинной цели испанца, как и каждый из нас. А что говорит об этом полковник? Он уже прибыл в Лондон?

   Ваш озабоченный кузен Майкл.


   Люси проснулась несколько часов спустя в таком блаженном состоянии умиротворенности, какого еще никогда не испытывала. Она лежала с закрытыми глазами, смакуя ощущение того, что она женщина.

   И имеет любовника. Блестящего, изумительного любовника.

   Нетти была не права – мужчина, как оказалось, мог брать женщину гораздо чаще, чем один раз в ночь. Второй раз это было через час после того, как она освободилась от девственности. Все началось, когда Диего стал мыть ее, и делал это так нежно, что она чуть не заплакала.

   Но вскоре его действия сменились поцелуями, пьянящими ласками и заигрываниями. Люси и понятия не имела, что мужчина может быть таким страстным. Раз за разом он доводил ее до наивысшей точки возбуждения, пока она не стала умолять его о большем, как он и обещал. Она умоляла Диего заполнить собой принадлежавшее ему место в ее теле, чтобы вновь увидеть, как он утрачивает свою хваленую выдержку. И каждый раз Люси испытывала неземное наслаждение.

   Ей следовало бы прийти в ужас от своего бессовестного поведения, но никакого ужаса она не испытывала. Почему? Да потому что ее лишил девственности Диего, который сделал это с заботливой нежностью мужа.

   Возможно, это была их единственная ночь вместе. Отрезвев от этой мысли, Люси открыла глаза и повернулась к нему, чтобы запомнить лицо, которое стало таким дорогим.

   Постель была пуста. Она в панике села и тут же увидела Диего в брюках, который, стоя у стола, рассматривал что-то, склонив голову, при свете масляного фонаря.

   Он смотрел ее блокнот для эскизов.

   – Нашел что-нибудь интересное? – спросила Люси. Диего вздрогнул, но не взглянул на нее.

   – Очень хорош рисунок, на котором ты изобразила меня. Ты очень талантлива.

   – По правде говоря, рисунок не совсем закончен. – Ободренная его одобрением, Люси взяла в руки блокнот. – В Англии у меня не хватило времени добавить последние штрихи, а теперь я не смогу сделать этого, потому что нет ни карандашей, ни чернил, ни грифелей.

   – Придется исправить положение. – Диего повернулся к постели. В его взгляде появилось голодное выражение.

   Но как же соблазнительно он выглядел без сорочки – сплошные мускулы, чуть оттененные черными волосками! Ее взгляд скользнул вниз, где на брюках появилось и начало увеличиваться весьма заметное утолщение, и Люси улыбнулась, чувствуя свою женскую власть над ним.

   Она позволила простыне соскользнуть вниз настолько, чтобы обнажилась одна грудь.

   – Вернись в постель, Диего. Еще очень рано.

   Тихо выругавшись, Диего оторвал от нее взгляд, продолжая надевать сорочку.

   – Не так уж рано, дорогая. Час назад сменилась вахта. Еще немного – и проснутся Рафаэль и его первый помощник, а мне не хотелось бы, чтобы они заметили, что я не ночевал в каюте. – Он застегнул пуговицы на сорочке. – Мы должны по возможности оберегать твою репутацию, пока не прибудем в Испанию и не сможем пожениться.

   – Пожениться? – У Люси радостно запрыгало сердце. – Но ты сказал… я думала…

   – Я лишил тебя девственности. Я не какой-то бессовестный тип, чтобы обесчестить тебя и бросить.

   Все это он говорил без всяких эмоций.

   – А как же твое поместье? Ты говорил, что дедушка не отдаст его тебе, если мы поженимся.

   – Это не имеет значения, – коротко сказал Диего с таким видом, что было понятно: это имеет большое значение.

   – Но, Диего…

   – Я не Ханфорт, – сказал он и, отыскав галстук, завязал его. – Когда женщину лишает невинности достойный мужчина, это налагает на него определенные обязательства, а я свои обязательства всегда выполнял.

   Люси возмутилась. Она не хотела быть его обязательством.

   – Это я соблазнила тебя, Диего. Не говори об этом так, словно ты овладел мной против моей воли.

   – А разве не так? – Он взглянул на нее, и выражение его лица смягчилось. – Полно тебе, милая. Я мог остановиться в любой момент, если бы захотел. Просто не стал бы смотреть на твое соблазнительное тело, а заполз бы под кровать и достал ключ, что я, кстати, и сделал, но гораздо позже, – сказал он, показывая ей ключ. – Твои тактические приемы не смогли бы надолго задержать меня здесь, если бы я сам не захотел остаться.

   – Ты не хотел оставаться. – Люси почувствовала себя виноватой, вспомнив, какими методами убеждала его. – Ты это сделал, потому что я угрожала отдаться другому и взвалить на тебя вину за утрату девственности.

   Он приподнял бровь:

   – А я сказал, что ты блефуешь, ведь так? Ты и не подумала уйти из каюты. А если бы попыталась, я бы запер тебя на ключ до конца поездки. Я бы не позволил другому мужчине взять тебя.

   – Почему? – прошептала Люси.

   – По той же причине, по какой я впервые поцеловал тебя, – потому что сам хотел затащить тебя в постель. Я хотел овладеть тобой с того момента, как увидел тебя в вишневом саду. – Он говорил почти сердито, как будто против воли. – Я и сейчас хочу тебя. – Он шагнул к ней, остановился, потом отвернулся и продолжил одеваться. – Но с этим придется подождать до того, как сочетаемся браком.

   Люси молча наблюдала, как он сел, чтобы надеть сапоги. Ей следовало бы радоваться, что он решил жениться на ней. Но Люси почему-то не могла избавиться от чувства, будто он делает это против своей воли.

   Дело было не в том, что Диего отказывался говорить о любви. Она ведь тоже не говорила, что любит его. Но в ее ушах звучало слово «обязательство». Ему было очень трудно выполнить обещание маркизу, чтобы получить свое поместье, а теперь он был готов отказаться от этого? Потому лишь, что лишил ее девственности?

   – Диего, когда я решила соблазнить тебя, я совсем не ожидала, что ты на мне женишься.

   – Я это понимаю.

   – Я просто не хотела, чтобы меня вынудили выйти замуж за какого-нибудь абсолютно незнакомого человека.

   – Понятно, – напряженно произнес он. – Прошлой ночью ты все это очень четко объяснила.

   – И я совсем не хотела, чтобы ты отказывался от поместья, которое, кажется…

   – Арболеда! У него есть название: Арболеда! – Диего сердито взглянул на Люси. – И это не просто какая-нибудь земельная собственность. Это… – Он замолчал, не договорив, когда заметил обиженное выражение ее лица. – Это не имеет значения. Что сделано, то сделано.

   Чувство горькой обиды охватило Люси. После прошедшей ночи ей больше всего на свете хотелось выйти за него замуж, но не так, чтобы из-за этого Диего становился таким суровым, таким официальным и таким несчастным.

   Диего поднялся на ноги и направился к двери.

   – Когда мы прибудем в Испанию, я представлю тебя твоему дедушке и попрошу у него разрешения жениться на тебе. Хотя бы этот знак уважения я ему должен оказать. Если же он откажет, мы убежим, но так или иначе поженимся.

   Как только он отпер замок, Люси спрыгнула с постели и, волоча за собой простыню, шагнула за ним следом.

   – Постой, Диего…

   – Отдохни немного, – сказал он. – Я пришлю сюда Нетти. И ушел.

   Люси всхлипнула. Она считала Диего чуть ли не дьяволом, и только теперь поняла, как он благороден, если готов отдать все, лишь бы защитить ее репутацию. Он не любил ее; Люси даже не была уверена, что нравилась ему – за пределами спальни. И тем не менее он имел твердое намерение жениться на ней.

   Дверь распахнулась, и Люси круто повернулась, моля Бога, чтобы это вернулся Диего. Но пришла Нетти.

   Закрыв дверь, служанка окинула каюту понимающим взглядом.

   – Ну? Получилось? Он в конце концов оказался в вашей постели?

   – Взгляни, как я одета, – с раздражением отозвалась Люси. – Разве это не говорит само за себя?

   Нетти фыркнула и подобрала с пола рубашку Люси.

   – Все было так, как вы надеялись? Люси покраснела.

   – А твоя ночь с Рафаэлем оправдала ожидания?

   Нетти с мечтательной улыбкой прижала ее рубашку к своей груди.

   – Ах, мисс. Вы и понятия не имеете.

   – Поверь, я теперь имею понятие. Вот тебе и ответ. Нетти рассмеялась:

   – Не я ли говорила вам, что эти испанцы совсем не плохи. Какая серьезная недооценка!

   – Рафаэль догадался, что я затеваю?

   – Не сразу, – сказала Нетти, начав приводить в порядок каюту. – Но когда его друг не вернулся прошлой ночью, он все понял. Кажется, ему это пришлось не по душе. Я спросила, уже не надеялся ли он сам к вам подкатиться, но он ответил, что дело не в этом. Он сказал, что его друг довольно глуп и захочет теперь на вас жениться и что из-за этого возникнут проблемы.

   Потому что Диего не получит своего поместья?

   Люси нахмурила брови. Диего наверняка достаточно зарабатывает на жизнь своим мастерством иллюзиониста. То, как он одевался, указывало на определенный уровень достатка, и его образ жизни говорил о том, что в деньгах он не нуждался. Он не угождал богатым клиентам. А какая огромная сумма была пожертвована им на благотворительность!

   И почему тогда так важна для него эта Арболеда? Если у него не осталось никого из родственников, то почему он так дорожит ею?

   Возможно, он ей об этом не скажет, зато его друг может рассказать.

   – Капитан уже встал?

   – Да. Когда я уходила, он ждал дона Диего.

   Имя Диего с добавлением почтительного испанского «дон» прозвучало как-то неожиданно. Люси частенько забывала о том, что он граф, зато другие об этом явно помнили. Для них его социальный статус был гораздо выше славы знаменитого иллюзиониста.

   Возможно, поэтому Диего так высоко ставил свою честь? Некоторые люди высокого социального статуса очень серьезно относятся к ответственности, которую налагает их положение. К обязанностям.

   Ох как Люси не хотелось быть для него всего лишь обязанностью!

   – Мне нужно поговорить с капитаном наедине. Как ты думаешь, долго они будут беседовать с Диего?

   Нетти рассмеялась:

   – После такой ночи, которую вы провели? Я сомневаюсь. Дон Диего захочет спать, а Рафаэль обычно рано уходит в кают-компанию завтракать.

   – Ладно. Помоги мне одеться. Быстро!

   Одевшись, Люси направилась в кают-компанию. Рафаэль сидел в одиночестве, склонившись над тарелкой с жареным хлебом и колбасным фаршем.

   – Если вы ищете Диего, то я бы отказался от этой затеи. Он в отвратительном настроении, – поморщившись, сказал он Люси.

   – По правде говоря, я искала вас. Капитан с подозрением взглянул на нее:

   – Зачем?

   Люси уселась по другую сторону стола, не зная, с чего начать.

   – Насколько я понимаю, вы знаете… вы догадываетесь…

   – Что вы с Диего провели прошлую ночь, танцуя матросский хорнпайп?

   Когда до Люси дошло, что он имеет в виду, она покраснела.

   – Значит, он рассказал вам?

   – Диего? Человек, который пообещал повесить меня за гениталии на ближайшей нок-рее потому лишь, что я поцеловал вам руку? Нет, ему не пришлось ничего рассказывать. Он просто объявил, что женится на вас. Этого было достаточно. Единственное, что могло бы заставить его отказаться от возвращения Арболеды, – это какой-нибудь глупый поступок с его стороны. Люси изо всех сил старалась казаться спокойной.

   – Значит, это поместье так дорого стоит?

   – В денежном выражении? Сейчас? Едва ли. После того как солдаты сровняли его с землей…

   – Какие солдаты? – Люси вдруг охватило страшное волнение. – Откуда именно Диего родом?

   Рафаэль прищурился:

   – А вы не знаете? Она покачала головой:

   – Диего никогда не рассказывал о себе. До этой поездки я даже не знала, что у него было поместье.

   Выражение лица Рафаэля смягчилось.

   – Это многое объясняет. А я-то удивлялся, что вы можете поступать так жестоко, заставляя его потерять все за одну ночь удовольствия.

   – Почему вы думаете, что это я заставила его? – в замешательстве спросила она.

   – Потому что сеньор Благородство не уложил бы вас в постель, если бы его не спровоцировали. Большую часть своей жизни он провел в попытках получить назад Арболеду и едва ли с легкостью отказался бы от этой мысли.

   – Почему поместье так дорого ему? Что сделали солдаты? Прошу вас, расскажите мне. Я должна иметь больше информации, прежде чем планировать будущую жизнь с ним. Может быть, вы начнете с того, что расскажете, как вы познакомились?

   – Мы познакомились в полковом лагере. – Откинувшись на спинку стула, Рафаэль окинул Люси оценивающим взглядом и глубоко вздохнул. – Я незаконнорожденный отпрыск английского солдата и испанской маркитантки. Мы с Диего были друзьями с тех пор, как ему было тринадцать, а мне пятнадцать лет. Все, что мне известно о его жизни до этого, рассказал он сам либо я узнал от Гаспара или матери Диего.

   – Вы ее знали?

   – Недолго. Она умерла от болезни печени вскоре после того, как я с ней познакомился. По словам Диего, она так и не пришла в себя после того, что случилось с их семьей в Вил-лафранке.

   Люси насторожилась:

   – Диего из Виллафранки?

   – Значит, вы об этом слышали?

   О да. Благодаря тому, что много читала, Люси знала об ужасах, творившихся там. Во время поспешного отступления через горы северо-западной Испании в Ла-Корунью, когда французские войска преследовали их по пятам, а запасы продовольствия были истощены, английские войска набросились на Виллафранку как саранча. Ошалевшие от голода и холода, худшие из них грабили испанские продовольственные склады, допьяна напивались вином и калечили или даже убивали тех, кто пытался остановить их.

   К тому времени как офицерам удалось обуздать мародеров, местное испанское население успело окрестить своих союзников malditos ladrones[10]. А французы, которые пришли за ними следом, приканчивали англичан, валявшихся на улицах пьяными, и вели себя по отношению к местному населению ничуть не лучше. Виллафранка была практически сровнена с землей.

   – Вы наверняка слышали об этом, – сказал Рафаэль, наблюдая за сменой эмоций на лице Люси: А может быть, даже помните сами. Вы и ваши предполагаемые родители были там, не так ли?

   – Да, но мне тогда не было и пяти лет. Я помню только холод и голод. Но несколько лет спустя, пытаясь узнать побольше о своих родителях, я прочла о том, что произошло тогда на марше. – Люси покачала головой. – Я и понятия не имела, что Диего жил там.

   – Арболеда граничит с дорогой на Ла-Корунью. У его родителей была собственная винодельня, производившая одно из самых лучших вин в регионе. Семейство владело этим поместьем в течение многих поколений… пока по нему не прошлись солдаты.

   Так вот почему Диего стал вором в полковом лагере!

   – Английские солдаты? – спросила Люси.

   – Эти были первыми, – бесстрастно объяснил Рафаэль. – Они разграбили винные погреба его семьи. Насколько я понимаю, отец Диего пытался их урезонить, полагая, что союзники Испании отнесутся с уважением к нему и его семье. Но у пьяных голодных солдат не осталось уважения ни к кому. Они и внимания не обратили на его слова и, наверное, запугали Диего и его мать, хотя он мало говорит об этом. Я знаю лишь, что, когда отступавшие солдаты пошли дальше, у семьи не осталось продовольствия, чтобы пережить зиму.

   – Боже милосердный! – прошептала она.

   – Через день появились французы, – с горечью сказал Рафаэль. – Отец Диего был так зол, что встретил их с мушкетоном в руках. Они в ответ открыли по нему огонь.

   – Они его убили! – воскликнула она. – Чудовища!

   – Да. И подожгли виноградники. Умирая на руках Диего, отец заставил сына пообещать, что он позаботится о матери и не даст погибнуть Арболеде, которой владело несколько поколений Монтальво. Для старика это было делом чести, и он вырастил Диего так, что тот относился к поместью так же. К сожалению, после нашествия солдат там было нечего сохранять.

   Потрясенная перечислением преступлений, совершенных в отношении Диего и его родителей, Люси в страхе смотрела на Рафаэля. Каково было Диего наблюдать, как на его руках умирает отец, а их поместье уничтожают! Ему тогда было всего двенадцать лет, он был слишком мал, чтобы бороться, но уже смог запомнить все это. Ей стало безумно жаль его.

   – Но если его отца убили французы, то почему он так плохо настроен по отношению к моим соотечественникам?

   – Его семья ожидала дурного обращения со стороны французов, но не от англичан, своих «спасителей». Диего убежден, что его отец никогда не стал бы так глупо противоборствовать французам, если бы англичане не сделали того, что сделали. Он до сих пор не любит ни тех, ни других. Возможно, вы не заметили, но он никогда не гастролировал ни во Франции, ни в Англии.

   Пока не приехал за ней. На глазах Люси выступили слезы.

   – Но он выступал в полковых лагерях. В течение нескольких лет.

   – Он начинал не там. Он и его мать пытались как-то наладить хозяйство поместья, однако без виноградников это было невозможно. Диего был слишком мал, а его мать совсем пала духом, и они не могли компенсировать причиненный ущерб. – Рафаэль отхлебнул из чашки кофе. – Кредиторы его отца воспользовались этим обстоятельством, и у матери не осталось выбора, кроме как продать Арболеду.

   – Маркизу?

   – Маркиз – ее последний владелец. До этого Арболеда не раз переходила из рук в руки, но никому так и не удалось возродить там виноградники, чтобы они стали приносить доход. – Рафаэль поставил на стол локти. – После того как поместье было продано, Диего отвез мать жить к одной бедной родственнице в Опорто. К тому времени армия вернулась туда, и Диего стал следовать за ней, задавшись целью так или иначе отобрать у англичан то, что они отняли у его семьи. Он начал воровать и стал карточным шулером. Отчасти он делал это от гнева, а отчасти для того, чтобы оплачивать лечение больной матери.

   – И его никто не поймал?

   – В конце концов его поймали, К счастью, его поймал Гаспар. Он сказал Диего, что тот может либо стать ассистентом иллюзиониста, либо будет передан в руки властей. Гаспар был не дурак. Он уже тогда заметил необычайную ловкость Диего и его потрясающее умение обращаться с картами. И я подозреваю, что он предчувствовал, что скоро не сможет продолжать заниматься своим ремеслом без помощи человека помоложе. – Рафаэль криво усмехнулся. – Гаспар сказал, что есть более законные способы обирать англичан до нитки, и, я думаю, Диего обрадовался возможности выставлять на посмешище английских солдат во время своих выступлений.

   Люси прекрасно помнила, как Диего унизил Питера. Должно быть, он проделывал этот трюк раньше с другими мужчинами, к которым испытывал презрение, и именно поэтому так отточил этот номер.

   – Он действительно так сильно презирает англичан?

   – Не всех англичан. Только английских солдат.

   Это объясняло, почему Диего так плохо думал об отце Люси. И почему считал, что, похищая ее из Англии, делает это в ее интересах. Диего искренне полагал, что одновременно сделает два добрых дела – спасет Люси и вернет свое поместье, исполнив клятву, данную умирающему отцу.

   – Надежда возродить Арболеду была движущей силой его успеха, – мрачно произнес Рафаэль, словно читая мысли Люси. – И если эту надежду у него отобрать…

   – Этого нельзя допустить, – решительно сказала Люси. – Он должен подождать, пока маркиз вернет ему поместье, а потом уже жениться на мне. Я не буду возражать.

   – Но это не поможет. Арболеда в развалинах. Ему придется восстанавливать там виноделие, потом вновь завоевывать для вина рынок сбыта. Если такой могущественный человек, как маркиз, вздумает наказать Диего – за то, например, что тот женился на внучке, не спросясь у него, – то из этого проекта ничего не получится. Диего сэкономил какую-то сумму, однако этого недостаточно, чтобы противостоять вашему дедушке.

   Каждое слово Рафаэля болью отзывалось в сердце Люси.

   – Но Диего говорил, что дедушка стоит на краю могилы. Почему бы ему просто не дождаться, пока тот умрет?

   – Насколько я знаю, есть немало случаев, когда люди, находившиеся на краю могилы, всех переживали, а дон Карлос, по-моему, будет продолжать жить хотя бы просто для того, чтобы насолить Диего.

   После этих слов Люси чуть было вовсе не утратила охоту знакомиться с дедушкой.

   – Вы знаете моего дедушку?

   – У меня были с ним кое-какие дела. – Рафаэль прищурился. – Пусть вас не обманывают его преклонный возраст и изысканные манеры. Дон Карлос – человек проницательный и безжалостный. Когда Диего в первый раз обратился к нему, надеясь обсудить условия продажи имения или кредита, дон Карлос сразу понял, что мой друг идеально подходит для того, чтобы привезти вас назад, в Испанию. Диего отлично владеет английским языком и имеет решимость и мотивы для выполнения этого задания, а самое главное, он человек чести.

   – Да уж, Диего совершил очень честный поступок, похитив меня, – сдержанно заметила Люси.

   – Это была необходимая часть выполнения задания. Дон Карлос на это не обратит внимания. Но когда узнает, что Диего намерен жениться на вас, он придет в ярость. Для своей драгоценной, вновь обретенной внучки он захочет лучшей партии, чем бедный фокусник с разрушенным поместьем. Но если Диего вопреки его воле все-таки женится на вас, дон Карлос отомстит, не позволив Диего осуществить планы и мечты, связанные с Арболедой.

   – А потом Диего обидится за это/на меня. Или еще того хуже. Ведь он не просто потеряет свое поместье, а потеряет его из-за англичанки. Это будет чем-то вроде повторения нашествия солдат.

   – Вздор, – дружески заметил Рафаэль. – Он считает вас испанкой, а не англичанкой.

   Люси печально улыбнулась:

   – Только потому, что игнорирует тот факт, что меня вырастил англичанин. Но ему не удастся долго обманываться, потому что я поступаю и думаю как англичанка. Я олицетворяю собой все, что он презирает. Добавьте к этому, что это я заставила его нарушить клятву отцу, и поймете, что наш брак был бы обречен. В конце концов он меня возненавидел бы, – сказала Люси, проглотив соленый ком, подступивший к горлу.

   Рафаэль, нахмурив брови, откинулся на спинку стула.

   – Что вы намерены делать?

   – Разумеется, сказать, что не могу выйти за него замуж. Не только у него есть гордость. – Она бросила на Рафаэля умоляющий взгляд. – Вы не должны рассказывать ему о содержании нашего разговора, пожалуйста.

   Рафаэль, ощущая неловкость, ничего не ответил. Наклонившись вперед, Люси схватила его за руки:

   – Обещайте, что не выдадите мои секреты, Рафаэль. Вы не должны позволить ему узнать об этом.

   – О чем это? – поинтересовался знакомый голос с порога кают-компании.

   У Люси замерло сердце. Она отпустила руки Рафаэля и выпрямилась на стуле, взглядом умоляя капитана помалкивать.

   – Черт возьми, Рафаэль, – сказал Диего, – что это вы вдвоем замышляете?

   Люси затаила дыхание, но Рафаэль, встретившись с ним взглядом, сказал:

   – Об этом тебе придется спросить у мисс Ситон.

   Люси с облегчением вздохнула, но тут же заметила ярость в лице Диего.

   – О чем вы говорили, Люси? – спросил он с горящим взглядом.

   Она поднялась из-за стола.

   – Поговорим об этом наедине, хорошо? – Люси проскользнула мимо Диего и вышла из каюты, лихорадочно соображая, как выпутаться из этой ситуации.

   Диего последовал за ней, но не успели они спуститься на несколько ступенек, как он втолкнул ее в какую-то тесную каюту. Увидев три подвесные койки, Люси поняла, что в этом перенаселенном помещении он и обитает.

   Монтальво закрыл дверь и, взяв Люси за плечи, прислонил спиной к двери.

   – Что именно ты просила Рафаэля не говорить мне? – проговорил Диего, нависая над ней. – И зачем, черт возьми, для этого было необходимо держать его за руки?

   Так вот что вызвало его ярость? Он увидел, как Люси держала за руки Рафаэля!

   – Мы говорили не о тебе, – быстро сориентировавшись, солгала она. – Речь шла о дедушке. Поскольку ты, судя по всему, не скрываешь от Рафаэля, чем мы с тобой занимались прошлой ночью, я просила его молчать об этом.

   Диего поморгал.

   – Какая в этом нужда, если мы с тобой все равно поженимся?

   Люси прерывисто вздохнула. Пора было сказать то, что наверняка ранит его гордость.

   – Я не собираюсь выходить за тебя замуж.

   На лице Диего отразилось крайнее удивление.


Глава 21

   Дорогой кузен!

   Мы со дня на день ожидаем прибытия полковника и надеемся получить от него кое-какие ответы, поскольку он лучше всех знает, что на уме у его дочери. И все же прошу вас узнать все возможное о том, что за человек сеньор Монтальво, помимо того, что нам уже известно. Если окажется, что он негодяй, репутация мисс Ситон наверняка будет погублена.

   С нетерпением ожидающая вестей от вас

   ваша родственница

   Шарлотта.


   Первой реакцией Диего на безумное заявление Люси была смесь облегчения и разочарования, за которой тут же последовала вспышка ярости.

   – У тебя нет выбора. Ты должна выйти за меня замуж.

   – Это почему же? Потому что ты так хочешь?

   – Потому что я лишил тебя невинности.

   – Об этом не обязательно всем знать. Я соблазнила тебя, чтобы получить возможность выбора. И не намерена отказываться от свободы выбора из-за того лишь, что у тебя имеются незыблемые понятия о чести.

   У Диего кровь застучала в висках. Разве Люси не поняла, на какие жертвы он идет ради нее? Диего ждал, что она обрадуется, даже будет благодарна за его готовность отказаться от всего для того лишь, чтобы совершить честный поступок.

   Неужели Люси действительно не испытывала к нему никаких чувств, когда они занимались любовью? Возможно, она соблазнила его, чтобы отомстить за похищение? Она расскажет всю правду маркизу, и Диего будет растоптан. Неужели она способна на такое коварство?

   Такое едва ли возможно, но Диего хотелось знать наверняка.

   – Что ты намерена сказать своему дедушке? – тихо спросил он.

   Люси круто повернулась и насмешливо взглянула ему в глаза.

   – То же, что планировала сказать раньше, – что меня лишил невинности Питер. Почему ты спрашиваешь? Или боишься, что я скажу ему правду?

   Диего только теперь понял, как, должно быть, оскорбительно прозвучали его слова.

   – Я… собственно…

   – Боишься. Так я и знала. – В прелестных глазах Люси появилось обиженное выражение. – Ты думаешь, что я хочу насолить тебе.

   Диего потянулся к Люси, но она отстранилась.

   – Я просто пытаюсь понять. Я готов жениться на тебе, так что не вижу, почему…

   – Почему я отказываюсь принять твое лестное предложение? – спокойно договорила за него Люси. – Радуйся. Ты получишь свое поместье, а у меня по-прежнему останется свобода.

   Ее свобода – пропади она пропадом! Единственным утешением Диего во всей этой ситуации было то, что Люси будет принадлежать ему. Но Люси этого явно не хотела.

   – Значит, прошлая ночь была действительно задумана с единственной целью – лишиться девственности, чтобы дедушка не вздумал заставить тебя выйти замуж?

   – Само собой! Правда, я получила огромное наслаждение. Ты безумно талантлив, Диего, и в постели, и вне ее.

   – Однако недостаточно талантлив, чтобы быть твоим мужем. – Диего понимал, что говорит как обиженный, без памяти влюбленный придурок, но ничего не мог поделать с собой.

   Тяжело вздохнув, Люси снова повернулась к нему спиной.

   – Если бы были другие обстоятельства…

   Диего настороженно прищурился. Какие еще обстоятельства?

   Может быть, он все неправильно понял? Может быть, Люси знает, как важна для него Арболеда, и пытается помочь ему не потерять ее? Возможно даже, /что Рафаэль сказал ей, насколько это для него важно?

   Диего подошел к Люси сзади и повернул лицом к себе. В ее глазах блестели слезы.

   – Что изменилось с тех пор, как я ушел из твоей каюты? – с чувством спросил Диего. – Раньше, когда я сказал о браке, ты обрадовалась. Я видел это.

   – Не обрадовалась, а была ошеломлена, – ответила Люси. – По существу, у нас даже не было времени, чтобы обсудить этот вопрос. А после того как ты ушел, я смогла как следует подумать. Если ты из-за женитьбы на мне потеряешь свое поместье, то как тогда сможешь содержать нашу семью?

   – Я не бедняк, Люси, – сказал он. – Я не богат, но наверняка смогу содержать жену и детей.

   – Да, но до тех пор пока ты пользуешься успехом у зрительской аудитории. Красивый неженатый фокусник всегда привлекает внимание женщин, сидящих в зрительном зале, тогда как женатый…

   – Будет привлекать внимание той части населения, которая желает удивляться именно фокусам, – перебив ее, договорил Диего, раздраженный ее предположением, что успех будет сопутствовать ему до тех пор, пока он свободен, чтобы очаровывать леди.

   В словах Люси была правда – Диего и сам нередко жаловался Гаспару, что женщины приходят на его выступления в надежде на флирт.

   – Я, черт побери, получаю деньги за мое ремесло! Моя карьера не закончится от того, что я женюсь!

   – Даже если предположить, что ты прав, – продолжала Люси, не подозревая, что наносит удары по его самолюбию каждым словом, – мне придется либо путешествовать с тобой и проживать в гостиницах, не имея возможности где-нибудь обосноваться, либо подолгу жить без тебя.

   Именно эти доводы Диего приводил сам себе, когда решил, что не может жениться на ней. Но когда то же самое говорила Люси, это уязвляло его гордость.

   – Ты ведь выросла, передвигаясь в полковом обозе, не так ли? Наверное, с кочевой жизнью ты хорошо знакома. К тому же путешествовать мы будем с гораздо большим комфортом.

   – Путешествие есть путешествие, – спокойно заметила Люси. – Если ты помнишь, мой… полковник в двенадцать лет отправил меня в школу-интернат. Значит, даже он считал бесконечные переезды неприемлемым образом жизни для женщины.

   Диего всегда утверждал, что жизнь гастролирующего фокусника не подходит для жены и детей. Так почему же он не хочет согласиться с железными доводами Люси?

   А потому, что он все еще желает ее.

   Это была какая-то бессмыслица. Прошлая ночь должна бы была насытить его болезненную потребность прикасаться к ней, целовать ее, заниматься с ней любовью. Холодная, практичная оценка его как мужа должна была бы положить конец желанию обладать Люси.

   Но не тут-то было.

   Диего не мог смириться с мыслью о том, что никогда больше не обнимет Люси. Он взял в ладони ее лицо.

   – Ты сказала, что наслаждалась тем, что мы делали прошлой ночью. Нет никакой причины, чтобы не… – Хотя на лице Люси появилось каменное выражение, он уже не мог остановиться: – Я хочу сказать, что Рафаэль наверняка с радостью отвлечет ночью внимание Нетти, если бы мы захотели…

   – Поразвлечься, – закончила Люси фразу с непроницаемым выражением лица.

   – Доставить удовольствие друг другу, – поправил ее Диего. – До Испании нам плыть еще примерно две недели, а может быть, и все три. Почему бы нам не воспользоваться этим временем в своих интересах?

   – Потому что я не проститутка, – резко ответила Люси. – Никаких развлечений с глазу на глаз у нас не будет. Отныне мы должны называть друг друга «мисс Ситон» и «дон Диего», понятно тебе?

   Она ушла, с грохотом захлопнув за робой дверь. Диего долго стоял на месте, уставившись на дверь невидящим взглядом. Он слишком поздно понял, насколько, должно быть, оскорбительно звучало его предложение. Ему никогда не нравилось, если его хотели только из-за его славы. А Люси терпеть не могла, когда ее хотели только из-за ее тела.

   Но Диего хотел ее всю и навсегда, а не только ее тело, пропади все пропадом! Он наслаждался ее обществом. Его восхищало бережное и заботливое отношение Люси к младшим ученицам и ее доброта по отношению к тем, кого она любит, – к ее отцу, к миссис Харрис и ко всему персоналу школы. Мысль о том, чтобы общаться с ней как с посторонним человеком, приводила Диего в отчаяние. Люси нужна ему.

   Дверь распахнулась, и в каюту вошел Рафаэль. Он удивленно посмотрел по сторонам.

   – Я думал, что ты здесь с мисс Ситон.

   – Она была здесь. И только что ушла. Похоже, она не хочет выходить за меня замуж.

   Рафаэль пожал плечами:

   – Ну и что тебя не устраивает? На твоем месте я не стал бы жаловаться, ведь ты едва избежал опасности. – Он бросил на Диего понимающий взгляд. – Не каждый день мужчина получает от женщины в подарок девственность без каких-либо дальнейших обязательств. Тебе, как говорится, повезло.

   – Ты прав, – напряженно проговорил Диего. Только почему-то он не чувствовал себя везунчиком.

   Полковник Хью Ситон ворвался в школу, словно целый полк в составе одного человека. Шарлотта услышала его шаги задолго до того, как он появился на пороге ее кабинета. Миссис Харрис поспешила навстречу полковнику и его супруге Мэгги, которая, кстати, была одной из самых близких подруг Шарлотты.

   – Где этот мерзавец Гаспар, который замешан в похищении? – спросил полковник. – Я желаю поговорить с ним немедленно.

   – Едва ли он остался бы в Англии, если бы был причастен к похищению – заверила полковника Шарлотта. – Но я прикажу привести его к вам. – Отдав приказания лакею, она пригласила чету Ситон в свой кабинет. – Пока мы ждем, вам следует взглянуть на письмо, оставленное Люси.

   Полковник бегло просмотрел переданное ему письмо.

   – Моя девочка этого не писала, – решительно заявил он.

   – Вы уверены? Я сверила почерк с ее другой работой…

   – Вы что же, думаете, что я не узнал бы почерк своей дочери? – пророкотал Хью Ситон. – Говорю вам, что она этого не писала!

   – Хью, дорогой, ты должен успокоиться, – тихо сказала Мэгги. – Мы ничего не добьемся, если у тебя случится апоплексический удар.

   – Да, в этом ты права. – Он бросил на Шарлотту озабоченный взгляд. – Вы, случайно, не знаете, из какой части Испании прибыл этот Монтальво?

   – Мне кажется, Гаспар говорил, с северо-востока.

   – Слава Богу, – сказал полковник, сразу немного успокоившись.

   – Почему вы спрашиваете?

   – Мне показалось странным совпадением то, что Монтальво испанец, а мне полгода назад сообщили из военного министерства, что испанский дедушка Люси пытается разыскать ее. Но мать Люси была из городка, расположенного вблизи от Гибралтара, далеко от того места, откуда родом этот Монтальво.

   Шарлотта вдруг почувствовала, как по спине пробежал холодок страха.

   – О Господи!

   – Что такое? – спросил Ситон, сразу же забыв о минутном облегчении.

   – Судно, на котором, как мы полагаем, они уплыли, было из Сан-Рока. Это ведь совсем недалеко от Гибралтара?

   Полковкик побледнел и тяжело опустился на ближайший стул.

   – Будь он проклят, этот сукин сын! Все эти годы этот дедушка не вспоминал о ней, и вот теперь…

   Он не закончил фразу, и Мэгги пристально взглянула на мужа.

   – Ты говорил, что у Люси не осталось в живых никаких родственников. И насколько я знаю, она сама всегда верила этому.

   – У меня была причина скрывать это от вас обеих. Теперь, конечно, это не имеет значения. – Хью Ситон мрачно посмотрел на Мэгги. – Если этот дьявол дон Карлос каким-то образом заманил нашу Люси в Испанию, это добром не кончится. Придется мне туда ехать. Я должен спасти ее.

   – От чего? – послышался голос с порога кабинета. Все повернулись и увидели Гаспара, лицо которого побагровело от гнева. – От того, что она познакомится наконец со своей семьей? Вы украли Люсинду у ее родителей и лишили возможности узнать настоящих родственников!

   Полковник вскочил на ноги, выпрямился и расправил плечи, как подобает образцовому британскому офицеру.

   – Полагаю, что это слуга Монтальво, который предположительно принимал участие в этой истории.

   – Я этого не делал. Побег был целиком идеей Диего, – сказал Гаспар, скрестив на груди руки. – Но как бы ни хотелось мне, чтобы сеньор Монтальво выбрал менее драматичный способ урегулирования отношений с мисс Ситон, я знаю, что он, по своему твердому убеждению, поступил так в ее интересах. Люсинде давно пора было узнать правду о своих родителях.

   Полковник подошел к Гаспару и сердито взглянул в лицо.

   – И что это, черт возьми, означает?

   Гаспар указал кивком в сторону Шарлотты и Мэгги:

   – Вы уверены, что хотите, чтобы они об этом услышали?

   – Я не совершил ничего такого, что следовало бы скрывать от них. Я всего лишь защищаю свою дочь от тех, кто, возможно, хотел бы заполучить ее, но не имеет на это ни малейшего права.

   – Как, например, ее родной дедушка?

   – Вот именно. У него был шанс сохранить при себе Каталину и мою дочь. Он его потерял, когда позволил им покинуть Гибралтар с Томом Кроуфордом. Как только маркиз сказал Каталине, что она для него мертва, потому что вышла замуж за английского солдата, он потерял свой шанс оставаться для нее отцом. И потерял свою внучку.

   Гаспар был очень удивлен.

   – О чем, черт возьми, вы говорите? Женщина, которую вы называете Каталиной, была нянькой Люси. Она украла Люси у настоящей Каталины и ее испанского мужа, чтобы бежать с Кроуфордом. Вы должны были знать об этом.

   – У настоящей Каталины и ее испанского мужа? – хрипло хохотнув, воскликнул полковник. – Так вот какую историю рассказал вам этот старый хрыч дон Карлос? – Ситон сердито нахмурил брови. – И этот вздор твой хозяин повторил Люси, чтобы заставить ее поехать с ним?

   Гаспар, кажется, начал догадываться о правде.

   – Dios mio, – прохрипел он. – Так вы говорите… вы хотите сказать…

   – Этот человек лжец и негодяй, и ваш хозяин не лучше его, если ему помогает. – Полковник Ситон направился к двери. – Я не могу терять времени на весь этот бред. Я еду за своей дочерью. Они не могли намного опередить нас, потому что лорд Стоунвилл позаботился о нашем проезде сюда из Эдинбурга на одном из своих быстроходных судов.

   – И все же потребуется какое-то время, чтобы заказать каюту на судне, отплывающем в Испанию, полковник, – сказала Шарлотта, которая после своего недолгого брака с полковым офицером была очень хорошо осведомлена о трудностях, связанных с пересечением границ между странами. – К тому же вам потребуются документы для въезда в страну.

   – Стоунвилл взял на себя заботу и об этом, поскольку я предвидел, что мне придется отправиться в Испанию. А его друг герцог позаботится о документах.

   – Хью Ситон, мерзавец ты этакий! – обиженным тоном воскликнула Мэгги. – Ты уже все предусмотрел, не сказав об этом мне? И вообще, кажется, ты почти ничего не рассказал мне о своей жизни до того, как удочерил Люси.

   Полковник сразу же сбавил тон и умерил свой запал.

   – Мэгги, любовь моя, извини, что тебе пришлось узнать об этом в таких обстоятельствах. Есть и еще кое-что, о чем мне следовало рассказать тебе…

   – Так почему ты этого не сделал? Полковник покраснел до корней волос.

   – Кое-чем из этого я… не могу гордиться. А поскольку мне известно, что я не вполне тот человек, за которого ты хотела бы выйти замуж…

   – Какой же ты дурень! – сдавленным голосом произнесла Мэгги, направляясь к нему. – Неужели ты до сих пор не понял, что я люблю тебя таким, каков ты есть? Что бы ты ни рассказал, это не заставит меня разлюбить тебя. И если ты думаешь, что я позволю тебе уехать в Испанию за Люси без меня, ты глубоко ошибаешься.

   – Путешествие будет нелегким, любовь моя, – предупредил полковник, хватая ее за руку. – И я не знаю, с чем нам там придется столкнуться.

   – Это меня не страшит, ведь она и моя дочь тоже. Я еду с тобой – и дело с концом!

   Чуть помедлив, Ситон кивнул и решительно сунул руку Мэгги под свой локоть.

   – Я тоже хочу поехать с вами, – сказал Гаспар. – Испанцы скорее позволят вам въезд в страну, если за вас будет ходатайствовать испанец.

   Полковник окинул его оценивающим взглядом.

   – Если ты поедешь, то должен будешь рассказать все, что тебе известно о дон Карлосе и его планах. А также все, что мне нужно знать, чтобы не позволить твоему хозяину продолжать их осуществление.

   – Я понимаю.

   – Тогда поедем. Мне может потребоваться твоя помощь с маркизом де Парамой. Похищение моей дочери ему не пройдет даром.

Глава 22

   Дорогая Шарлотта!

   Мне не удалось ничего узнать о прошлом сеньора Монтальво, но ведь я не имею такого доступа к данным министерства иностранных дел, как к болтовне в лондонских светских салонах. Если верить газетам, он является одновременно и человеком блестящего ума, и глупцом, щедрым и презренным, великим и ничтожным. Вот почему, если нужна точная информация, бессмысленно полагаться на такой источник, как пресса.

   Ваш кузен Майкл.


   На следующий день после разговора с Диего Люси, опираясь на перила, стояла с Нетти на палубе, задумчиво глядя на море.

   – Не понимаю я мужчин.

   – А чего тут понимать? – сказала Нетти. – Если их регулярно кормить и давать время от времени «сахарку» в качестве поощрения, справляться с ними проще простого. А если вздумают плохо вести себя, их можно прогнать, дав под зад коленом. Лично я так считаю.

   Несмотря на свое удрученное состояние, Люси улыбнулась.

   – Ох как приятно видеть вашу улыбку, дорогуша, – улыбнулась в ответ Нетти, потрепав Люси по руке. – Очень уж вы убиваетесь по дону Диего. Как только мужчина поймет, что у вас к нему чувства, жди беды.

   – Значит, мне надо ждать беды.

   Вчера рухнули все ее надежды, Люси обо всем рассказала Нетти. Люси была уверена, что Нетти назовет ее дурочкой за то, что не приняла предложение Диего выйти за него замуж, но служанка из таверны удивила, взяв ее сторону.

   – Если мужчина не может хотя бы притвориться, что любит женщину достаточно, чтобы сделать ей предложение как положено, значит, не имеет намерения прожить с ней всю жизнь, – заявила она.

   В Нетти Люси очень нравился ее практичный подход к жизни. Жаль, что сама она не была столь разумной, особенно в том, что касалось Диего. Ей не хотелось, чтобы Диего притворялся, что любит ее.

   Люси подставила лицо ветру.

   – Я все еще не могу поверить, что сеньор Монтальво имел наглость предложить, чтобы мы остались любовниками в течение последующих несколько недель.

   – А я не могу поверить, что вы отказались!

   – Нетти!

   Служанка пожала плечами:

   – Иногда путь к сердцу мужчины идет через его дырокол.

   – Через что?

   – Ну понимаете… – Нетти сделала неприличный жест. – Вы никогда не слышали, что женщины так называют мужской половой орган?

   – Нетти, я никогда не слышала, чтобы какая-нибудь женщина вообще как-нибудь называла мужской половой орган, тем более дыроколом!

   – Мне кажется, что вы, благородные люди, ведете слишком скучную жизнь, – заявила Нетти, покачав головой. – Хотя я понимаю, что было бы неприлично, если бы он каждую ночь забирался в постель такой благородной женщины, как вы, если бы не имел намерения жениться на вас.

   – Это было бы абсолютно неприлично, – решительно подтвердила Люси.

   – Но весело. Люси рассмеялась:

   – Ты совершенно безнравственна, Нетти, тебе это известно?

   – Известно. Именно поэтому вы наняли меня, перекупив у дона Диего. – Нетти вдруг наклонилась к Люси и прошептала: – Легок на помине. Он идет к нам.

   Нетти попыталась бочком ретироваться, но Люси удивленно взглянула на нее.

   – Не вздумай оставить меня наедине…

   Но было поздно. Нетти исчезла за полубаком, и Люси уголком глаза увидела приближающегося Диего.

   Люси, глядя на море, безуспешно пыталась продемонстрировать свое возмущение. Все было бесполезно. После вчерашнего дня, проведенного без Диего, ее нежные чувства были готовы расцвести в его присутствии.

   Однако холодность его манер тут же заставила их завянуть.

   – Вчера вечером я был возле твоей каюты, – натянутым тоном произнес Диего, – но Нетти сказала, что ты спишь.

   – Да, я рано легла спать. – Это было правдой, хотя заснуть Люси так и не смогла и металась в постели, вспоминая, как лежала здесь в прошлый раз… с ним рядом.

   Диего откашлялся.

   – Я подумал, что мог бы помочь тебе разогнать скуку в последние дни путешествия. – Он протянул ей коробку угольных карандашей. – Ты жаловалась, что тебе нечем рисовать, и я, опросив членов экипажа, нашел в конце концов моряка со склонностью к рисованию. Мне удалось уговорить его продать эти угольные карандаши.

   Люси с замиранием сердца схватила коробку, стараясь не показать, как много значит для нее этот его поступок.

   – Очень мило с вашей стороны… дон Диего.

   Сеньор Монтальво нахмурился.

   – Боже милосердный, раньше ты не говорила со мной так официально.

   – Я хочу привыкнуть к такому обращению до встречи с дедушкой, – сказала Люси, приходя в ужас от того, что Диего поймет, как много он для нее значит. Какая польза от того, что она ему отказала, если он в конце концов потеряет все, за что, боролся?

   Она заставила себя улыбнуться.

   – Разве ты еще не понял – у меня что на уме, то на языке? А если я ошибусь и назову тебя Диего, маркиз может догадаться обо всем.

   – Да, этим нельзя рисковать, – насмешливо сказал Диего, не сводя с Люси восторженного взгляда. – Это положило бы конец твоей драгоценной свободе.

   – И твоей тоже, – раздраженно напомнила Люси. Как-никак она делала это ради него.

   Конечно, Диего этого не знает. И не должен узнать никогда. Как теперь можно винить его в том, что он сердится? Ведь Люси умышленно ранила его гордость, отказавшись выйти за него замуж.

   И все же было обидно, когда Диего признался, что хочет ее только в качестве партнерши в постели.

   Это всегда обидно. Тем более что после проведенной ночи с ним Люси и мысли не допускала, что может выйти замуж за другого мужчину.

   Судя по всему, у Диего такой проблемы не было и он с чувством выполненного долга был готов передать ее с рук на руки дедушке.

   – Еще раз спасибо заугольные карандаши, сэр. А теперь, прошу прощения, я пойду, потому что обещала Нетти на учить ее играть в пикет.

   Люси торопливо ушла, умудрившись сдержать слезы. Нет, черт возьми, надо положить этому конец! Нетти права – пора ей перестать страдать по мужчине, который предложил стать его женой только ради того, чтобы не пострадала его честь. Люси не могла позволить погубить свое будущее человеку, которого она любит.

   Любит?

   Неожиданно перед ней открылась правда. Боже милосердный! Ведь она его любит! Всем сердцем!

   Только теперь, испытав настоящую любовь. Люси поняла, что Питер был всего лишь увлечением – глупым объектом девичьих грез.

   Глаза у Люси защипало от слез, и она поспешила в каюту, чтобы не броситься назад на палубу и не натворить новых глупостей, признавшись Диего в своих чувствах.

   Когда Люси вошла в каюту, Нетти, взглянув на нее, спросила:

   – С вами все в порядке?

   Люси вздохнула, пытаясь определить состояние своего сердца. Придется ей научиться держаться подальше от мужчин. Отношения с ними противопоказаны женскому организму.

   – Со мной все в порядке, – солгала она. – А если что-то не так, это может исправить бодрящая партия в пикет.

   Однако к концу следующей недели, набив руку на игре в пикет, Люси обнаружила, что карточная игра излечивает далеко не все раны. Пикет, например, ничуть не избавил ее от любовных мучений.

   Диего проводил почти все время на палубе, курил свои тонкие сигары и не спускал с Люси глаз, как только она появлялась в поле зрения. Потом, когда Люси сказала Рафаэлю, что хотела бы усовершенствовать свой испанский, Диего принес ей словарь.

   – Вот, – сказал он, положив словарь на стол в кают-компании, где они с Нетти заканчивали ужин. – Завтра утром мы с вами начнем уроки. Когда будите жить в доме своего деда, может возникнуть дополнительная трудность в связи с необходимостью все время переводить для него.

   Люси удивленно поморгала. Неужели Диего сам хочет учить ее языку? Неужели он беспокоится о том, как она будет жить одна в доме дедушки?

   – И еще одно замечание, – сказал Диего, бросив взгляд на Нетти. – Вашей служанке нужна более подходящая одежда.

   Нетти с удивлением уставилась на него.

   – Послушайте, с моей одеждой все в порядке. Так одеваются все служанки из таверны.

   Заметив страдальческое выражение, промелькнувшее на лице Диего, Люси с трудом сдержала улыбку.

   – В том-то и проблема, Нетти. Дон Диего не хочет, чтобы кто-нибудь догадался, что он нанял «дуэнью» в таверне. Мои богатые родственники могут неправильно истолковать это.

   – Просто оденьте ее во что-нибудь более приемлемое, хорошо? – прервал ее Диего.

   – Одеть ее? – рассмеялась Люси. – Может быть, прикажете соткать ей наряд из морских водорослей, сэр?

   – Вас, наверное, учили шить? – спросил Диего. – Или в английских школах этому не учат, а учат только правилам поведения?

   – Нас обучают рукоделию, сэр. Но платья нам обычно шьют портнихи.

   – Я сама могу сшить платье, – сказала Нетти, удивив Люси. – Но для этого нужна ткань.

   – Я позабочусь о том, чтобы Рафаэль достал вам ткань. У него наверняка что-нибудь найдется среди товаров, которые он везет. – Диего украдкой взглянул на Люси. – Он может найти что-нибудь и для вас тоже, хотя ваш дедушка наверняка захочет сам позаботиться о вашем гардеробе.

   Люси просто кивнула в ответ, и Диего ушел.

   Она не собиралась долго задерживаться в Сан-Роке и едва ли успеет воспользоваться этими платьями. Как только они прибудут, Люси отправит отцу письмо, в котором попросит его приехать за ней. Даже если Диего прав относительно рол и отца в ее похищении у настоящих родителей, он заслуживает того, чтобы дать ему возможность объясниться. Люси не могла допустить, чтобы он сходил с ума от тревоги за нее.

   Конечно, после того как отец за ней приедет, Люси придется вернуться в Англию и смириться с тем, что ее репутация погублена. Это была малоприятная перспектива, несмотря на то что семья будет всячески ее поддерживать. Но еще хуже перспектива выйти замуж за какого-то испанского гранда, которого выберет для нее дед.

   Учитывая все обстоятельства, Люси с радостью согласилась изучать испанский с Диего. Она не знала, долго ли ей предстояло прожить в доме дедушки, и мысль о том, что она будет чувствовать себя беспомощной, не зная языка, тревожила ее.

   В последующие дни она с удивлением обнаружила, что у нее понемногу восстанавливается знание забытого испанского языка. Этому способствовало то обстоятельство, что Диего разговаривал с ней только по-испански, хотя старался, чтобы темы их разговоров были несложными.

   И поскольку Диего старательно избегал любой темы, которая могла бы напомнить об их интимной близости, занятия проходили без каких-либо инцидентов.

   Все шло гладко, пока размеренная жизнь на судне неизбежно не подошла к своему завершению. За ужином Рафаэль сообщил, что ночью корабль пройдет через Гибралтарский пролив, а утром бросит якорь в Альхесирасе. Путешествие подошло к концу.

   Как только закончился ужин, Люси поспешила на нос судна. Это было единственное место на палубе, где она чувствовала себя в относительном одиночестве. Люси привыкла приходить сюда, когда бывала в плохом настроении, и могла сидеть здесь часами, забившись между стенкой носового кубрика и кабестаном, и наблюдать, как судно врезается в волны. Она так глубоко погрузилась в свои печальные мысли, что даже вскрикнула, когда рядом возник Диего.

   – В чем дело? – спросил он, опускаясь рядом с ней. – Что случилось?

   И он еще спрашивает? Если завтра они расстанутся навсегда?

   – Ты меня испугал, вот и все, – ответила Люси.

   – Правда? – недоверчиво переспросил Диего и, подняв руку, смахнул слезинку с ее щеки.

   Люси даже не заметила, что плачет.

   После их ночи, проведенной вместе, Диего впервые прикоснулся к ней, и она с трудом удержалась, чтобы не склониться к нему, напрашиваясь на ласку.

   – Люси, – продолжал он, – может быть, ты…

   – Что – я? – Она затаила дыхание, моля Бога, чтобы Диего сказал то, что она хотела услышать: он, мол, надеется, что она передумала и выйдет за него замуж. И что он любит ее.

   – Может быть, ты забеременела?

   У Люси упало сердце. Какая же она дурочка! Ведь Диего не верит в любовь!

   – Ни малейшего шанса, – заверила она его, забивая последний гвоздь в крышку гроба своих надежд на будущее с Диего.

   Как ни странно, Диего явно не почувствовал облегчения, услышав ее ответ.

   – Ты уверена?

   – Уверена. – Покраснев, Люси опустила голову. – Месячные были на прошлой неделе.

   Диего с нежностью посмотрел ей в глаза.

   – В таком случае почему ты плачешь?

   От его прикосновения Люси вообще перестала что-либо соображать.

   – Просто так.

   В его глазах неожиданно появился озорной огонек.

   – Может быть, тебе больно, оттого что у тебя в ухе это? Диего протянул руку, в которой был апельсин.

   Люси искоса взглянула на него.

   – Значит, во всем виноват апельсин в другом ухе, – заявил он, повторив трюк с появлением апельсина.

   Люси не могла удержаться и рассмеялась.

   – У тебя в рукавах припрятано так много апельсинов? – лукаво поинтересовалась она.

   – Не только апельсинов. Но и орехов. Если помнишь, за ужином на столе было множество фруктов. Рафаэль решил пустить в расход все запасы, поскольку мы уже почти прибыли на место.

   При напоминании об этом к Люси вернулись все ее муки и страдания.

   – Понятно, – напряженно сказала она. Улыбка исчезла с лица Диего.

   – Полно тебе, Люси, скажи, что случилось, – принялся уговаривать ее он. – Пока не скажешь, можешь превратиться в корзину с фруктами.

   Диего умел убеждать, черт бы его побрал! Она назвала в качестве причины первое, что пришло в голову:

   – Я нервничаю из-за встречи с дедушкой. Диего заметно повеселел.

   – Ну, об этом-то как раз нечего беспокоиться. Старик будет вне себя от радости, когда тебя увидит.

   – Возможно, так и будет первое время. А что, если он разочаруется во мне?

   – Из-за того, что ты уже не девственница?

   Люси удивленно взглянула на него. Ей такое и в голову не пришло.

   – Нет, конечно. К тому же я решила не говорить ему об этом, пока не увижу, как будут развиваться события.

   На лице Диего неожиданно появилось каменное выражение.

   – Маркиз начнет представлять тебя своим знакомым мужчинам, подходящим кандидатам на роль жениха.

   У Люси защемило сердце, но она ответила беззаботно:

   – Кто знает? Возможно, я в конце концов встречу мужчину, за которого мне захочется выйти замуж. Конечно, придется сделать вид, будто я невинная девушка, поскольку это единственный способ женить на себе приличного чело века.

   – Ты не права, – горячо возразил Диего. – Ни один достойный мужчина не откажется от тебя из-за такого пустяка.

   Такое замечание удивило Люси.

   – Все равно, – пробормотала она, – наверное, будет лучше поддерживать иллюзию моей невинности. К слову сказать, я еще не знаю своего дедушку. Он может оказаться просто драконом.

   – Если окажется, – запальчиво заявил Диего, – мы с Рафаэлем снова заберем тебя на судно и вернемся в Лондон.

   Люси покачала головой:

   – Ты говоришь глупости. Если ты это сделаешь, тебе придется распрощаться со своим поместьем.

   – Я не позволю ему обидеть тебя, Люси. – Диего схватил ее руки и крепко сжал их. – Я привез тебя сюда не для того, чтобы тебе причинили неприятности. Если в последующие недели что-нибудь тебя встревожит, ты должна сообщить мне об этом. Клянусь, что я сразу же к тебе явлюсь.

   У Люси перехватило дыхание. От прикосновения его рук теплая волна прокатилась по всему телу. Диего робко потянулся к Люси, чтобы поцеловать. Это было безумие.

   Люси следовало бы остановить его, но она, словно околдованная, подняла лицо, чтобы встретить его губы.

   Поцелуй начался осторожно, Диего словно боялся спугнуть Люси. Он пробовал ее губы на вкус, смаковал. Люси доверчиво прильнула к нему и положила руку на грудь, с наслаждением ощущая, как участилось у него сердцебиение. Диего застонал. Одной рукой он придерживал голову Люси, другая ласкала ее грудь. Он был похож на пирата, заявляющего права на захваченную добычу, и его чувственные губы проделывали безумными жгучими поцелуями дорожку вниз по ее шее.

   – Любовь моя, – пробормотал он, – проведи со мной сегодняшнюю ночь. Прошу тебя. Побудем вместе хотя бы еще разок.

   Люси неожиданно высвободилась из его объятий.

   – Нам повезло, что мы не зачали ребенка в ту ночь. Неужели ты хочешь испытать судьбу еще раз?

   Диего в отчаянии взглянул на нее.

   – Но ведь есть способы предотвратить…

   – Это не имеет значения. – Она встала, и апельсины раскатились по палубе. – Я не могу. Просто не могу.

   Люси знала, что если поддастся уговорам Диего, то наутро будет умолять его отказаться от всего ради их счастья, о чем впоследствии сильно пожалеет.

   Диего с болью наблюдал, как она уходит. Без Люси он чувствовал себя больным.

   Диего раздавил в руке апельсин. Боже милосердный, как он сможет жить без Люси? До сих пор он утешал себя мыслью, что она по крайней мере не выйдет замуж ни за кого другого. Она скажет маркизу, что утратила невинность, и дон Карлос откажется от попытки организовать для внучки блестящий брак.

   А Диего приедет за ней, как только восстановит былую славу Арболеды как успешного производителя вин. Тогда он сможет предложить Люси выйти за него замуж, не нарушая клятвы, которую дал отцу.

   Каким же эгоистичным животным он оказался! Он хотел, чтобы Люси страдала по нему, ждала его, а он бы тем временем делал все, что ему заблагорассудится! Диего достал очередную сигару. В последние дни он очень много курил.

   «Кто знает? Возможно, я в конце концов встречу мужчину, за которого мне захочется выйти замуж».

   Диего сердито взглянул на лунную дорожку. Люси будет принадлежать какому-то другому мужчине. Мысль об этом была невыносима.

   – Я так и думал, что найду тебя здесь, – сказал Рафаэль, подходя к нему. – Ты не смог удержаться и побежал за Люсиндой?

   Диего стряхнул с сигары пепел.

   – Что тебе нужно?

   – С мисс Ситон все в порядке?

   – Она нервничает перед встречей с дедом – и все.

   – Так и должно быть. Он могущественный человек и привык получать то, что хочет. А если я правильно понимаю ситуацию, хочет он наследника.

   Не обратив внимания на холодок, пробежавший по спине, Диего бросил сигару и затоптал ее сапогом.

   – Я тоже знаю маркиза и его репутацию человека безжалостного. Но речь идет о его внучке, и старик не станет заставлять Люси делать что-нибудь против ее воли.

   – Ты в этом уверен?

   – Уверен.

   Однако Диего совсем не был в этом уверен. Он больше ни в чем не был уверен.

   Кроме одного: он не сможет просто получить свою собственность и уехать из города.

   Он не уедет из города, пока не убедится, что с Люси все в порядке. Пусть даже это причинит ему страдания.

Глава 23

   Дорогой кузен!

   Хотя судьба Люси по-прежнему тяжелым бременем лежит на моей душе, у меня появилась новая причина для беспокойства. Мистер Притчард активно подыскивает нового арендатора для Рокхерста, и некоторые из претендентов могут оказаться совершенно неподходящими соседями для женской школы. Вчера Рокхерст осматривал джентльмен, который желал бы устроить здесь площадку для крикета. Сегодня мистер Притчард показывал поместье человеку, который ведает тюрьмой. Неужели у него абсолютно нет совести? Или ему совсем безразлично, как это отразится на нас?

   Ваша озабоченная родственница Шарлотта.


   На следующее утро судно Рафаэля бросило якорь в чистых водах залива Альхесирас. Потребовалось еще несколько часов, чтобы пассажиры прошли таможенный досмотр для получения разрешения на въезд в Испанию. Диего заранее позаботился о том, чтобы сообщить маркизу об их прибытии, а Люси занималась тем, что во все глаза рассматривала открывающуюся взгляду панораму, от красоты которой захватывало дух.

   На одном берегу залива был расположен город Альхесирас, белые здания которого поблескивали под яркими лучами майского солнца. Дальше берег изгибался дугой, и на нем были рассыпаны деревушки с массой рыбацких лодок у причалов. Вдалеке виднелся город покрупнее. Рафаэль сообщил Люси, что это Сан-Рок, пункт их назначения. Город стоял на холме на фоне гор. Сан-Рок находился недалеко от границы между Испанией и английским городом Гибралтаром. В конце перешейка возвышался могучий утес. Он доминировал над всем пейзажем, как доминирует массивный утес Сосбери над Эдинбургом, домом Люси.

   Вернее, тем местом, которое лишь недавно стало ее домом. Настоящий дом у нее появился только после того, как отец вышел в отставку. Люси мучила мысль, что он, наверное, очень тревожится за нее, но ее раздражало, что полковник Ситон, с самого начала зная правду о происхождении Люси, скрывал это от нее. Как он мог?

   Это можно было объяснить только тем, что он боялся, как бы Люси не сбежала в Испанию без его ведома. Но ведь она бы ни за что этого не сделала. Даже теперь при мысли о близкой встрече с богатым и могущественным дедом Люси становилось не по себе.

   Ее страх перед встречей не уменьшился и после того, как они сошли на берег. Пока она, Нетти и Диего ехали в экипаже по вымощенным булыжником улицам, Люси нервничала так, что даже ладони стали влажными. Диего объяснил, что, когда более века назад британцы и датчане завоевали Гибралтар, испанское население покинуло город и основало неподалеку Сан-Рок. Одним из основателей был ее прапрадед.

   Было трудно поверить, что это чужое великолепное место является ее наследием. Дома поднимались по холму словно аккуратные кубики сахара и были украшены коваными решетками и роскошными цветниками возле каждой двери и каждого окна. Даже сладкий аромат жасмина и стук кастаньет, доносившийся из какого-то помещения, напоминавшего танцевальный зал, производили на Люси ошеломляющее впечатление.

   К тому времени как экипаж остановился перед входом в величественный дом, построенный в мавританском стиле, Люси совершенно ошалела от незнакомых запахов, красок и звуков. Испания, которую она знала, будучи ребенком, жила в воспоминаниях как суровая пересеченная местность и ничуть не напоминала эту оргию волнующих ощущений.

   И этот великолепный особняк, украшенный изящной мозаикой, с мраморными колоннами и черепичными крышами будет на какое-то время ее домом? С ума сойти!

   – Какая красотища! – воскликнула Нетти, выглядывая из окошка. – Таких домов я в жизни не видывала!

   Да, дом был пугающе величественным.

   – Насколько я понимаю, ты решила остаться у меня в услужении и не собираешься бежать обратно в Англию с Рафаэлем?

   – Не могу же я кинуть вас одну с вашим дедушкой без единого друга, к которому можно обратиться в случае нужды, – заявила в ответ Нетти.

   – У нее есть друг, к которому можно обратиться, – строго сказал Диего.

   – Это вы, что ли? – фыркнула Нетти. – Вы уедете в свое поместье на север Испании – и поминай как звали.

   – Не сразу, – сказал Диего. Когда Люси удивленно взглянула на него, он пояснил, глядя ей в глаза: – Арболеда долго пустовала и может подождать еще немного. Я намерен задержаться в Сан-Роке, пока не буду убежден, что ты хорошо устроилась. И счастлива.

   Счастлива? Люси не была уверена, что счастье возможно без него.

   – Я думала, ты отправишься на север с Рафаэлем, – сказала она, удивленная этим неожиданным поворотом событий.

   Диего пожал плечами:

   – Рафаэль пробудет здесь целую неделю, разгружаясь и принимая новый груз. Если потребуется больше времени, я отложу отъезд до следующего раза, когда он бросит здесь якорь.

   Он делает это ради нее? Люси хотела напрямую спросить об этом Диего, но в это мгновение двустворчатая дверь жилища дона Карлоса распахнулась и крепкий слуга помог выйти на мраморное крыльцо престарелому человеку.

   – Где она? – спросил ворчливый голос по-испански, и старик нетерпеливо постучал о пол своей тростью. – И где дон Диего?

   Едва успел грум опустить ступеньку экипажа, Диего, бросив на Люси успокаивающий взгляд, открыл дверцу и спрыгнул на землю. Он низко поклонился старику, потом повернулся и помог выйти Люси.

   – Дон Карлос, – сказал он по-английски, – позвольте представить вам донью Люсинду, вашу внучку.

   Как только Люси вышла из экипажа, Диего убрал свою руку. Люси почувствовала себя обнаженной под пристальным взором маркиза, который осматривал ее, как будто прикидывал, заслуживает ли эта девушка чести называться его потомком.

   Люси в отчаянии подумала, что совершила страшную ошибку и что ей следовало отказаться покидать судно, как вдруг старик ухватился обеими руками за набалдашник трости и заплакал.

   И это был «проницательный и беспощадный» человек, как предупреждал ее Рафаэль? Этот ослабевший старик с сильно напомаженными седыми волосами?

   Люси захотелось успокоить старика, но вдруг это не соответствует правилам приличия? Она смутилась и осталась стоять на месте.

   После минутного замешательства старик поднял дрожащую руку и смахнул слезы.

   – Извини меня, дитя, – хрипло проговорил он по-английски с сильным акцентом. – Я старый человек..

   Люси присела в реверансе, не зная, как испанская женщина должна приветствовать незнакомца, который является ее дедушкой.

   – Для меня большая честь познакомиться с вами, сэр. Услышав ее официальный тон, маркиз нахмурился и величественным жестом поманил ее к себе.

   – Полно тебе, девочка. Неужели ты не поцелуешь своего бедного старого дедушку?

   Люси приблизилась к нему и, наклонившись, поцеловала в похожую на пергамент щеку. Сколько же ему лет? Она не ожидала, что дедушка такой старый.

   Она хотела было отодвинуться от него, но маркиз схватил ее за предплечье.

   – Позволь-ка мне разглядеть тебя получше, – сказал он. – Глаза у меня не такие зоркие, как прежде.

   Старик пристально вгляделся в ее лицо, и его губы расплылись в улыбке.

   – Ты копия своей матери, – удовлетворенно произнес он. – Точная копия.

   У него было явно плохо со зрением.

   – Извините, сэр, – сказала Люси по-испански. – Я не думаю, что между нами есть большое сходство, судя по этому… – Она показала ему миниатюру, которую всегда носила при себе.

   Маркиз удивленно поморгал. Люси не знала, что удивило его больше – то ли то, что она ему возразила, или же то, что она умеет говорить по-испански.

   – Да, здесь сходство невелико, – быстро сказал маркиз по-испански, и Люси пришлось напрячься, чтобы понять его. – Поверь мне на слово, ты больше похожа на нее, чем может передать любой портрет. Идем, я тебе покажу. – Старик взглянул на Нетти и Диего. – Пойдемте все.

   Своими похожими на когти пальцами он вцепился в руку Люси и повел к открытой двери. Слуга попытался поддержать его под другую руку, но старик отмахнулся.

   – Мне поможет моя внучка. Не правда ли, дитя мое?

   – Конечно, abuelo[11], —сказала Люси, не зная, то ли радоваться, то ли ужасаться явному желанию деда держать ее при себе.

   Она только сейчас начала понимать, что пытался ей втолковать Диего. Маркиза лишили внучки отнюдь не по его вине. Как это могло случиться? И как тяжело, должно быть, переживали ее родители похищение ребенка?

   Тяжело опираясь на ее руку, старик повел ее по дому, передвигаясь мучительно медленными шагами, так что у Люси было время, чтобы оглядеться. Боже милосердный! Это был настоящий дворец. Они шли по галерее, огибающей внутренний дворик такого размера, что там мог целиком поместиться городской дом ее отца. Дворик украшали фонтан и многочисленные фруктовые деревья в кадках. Стены кремового оттенка были расцвечены яркой мозаикой, а на полах, покрытых плиткой, выложенной сложным рисунком, лежали дорогие восточные ковры.

   Когда они проходили сквозь анфиладу комнат, дедушка показывал Люси полотна Рембрандта и Веласкеса, китайские вазы, местные керамические изделия и другие вещи, подобные которым до сих пор ей доводилось видеть только в доме герцога Фоксмура.

   – Со временем все это будет принадлежать тебе, моя девочка, – сказал маркиз.

   На мгновение Люси пришло в голову, что, возможно, стоило бы, расставшись с размеренной жизнью в Англии, провести все свои дни среди такой красоты. Но она сразу же вспомнила, какую цену придется за это заплатить: выйти замуж за человека, которого выберет дедушка. Стать женой не Диего, а какого-то другого мужчины.

   Чем дальше они шли и чем роскошнее становилось убранство комнат, тем мрачнее выглядел Диего, и Люси понимала причину этого. Несмотря на титул и славу Монтальво, положение Диего не шло ни в какое сравнение с положением ее деда.

   Люси и в самом деле была богатой наследницей, и маркиз, по всей вероятности, счел бы Диего одним из охотников за богатым приданым. А гордость никогда бы не позволила Диего смириться с подобным отношением.

   Они поднялись по ступенькам на вторую галерею и вошли в красиво меблированную гостиную.

   – Это твои апартаменты, моя дорогая, – сказал дон Кар-лос. – Здесь есть гардеробная, спальня и балкон с видом на залив. Когда-то эти апартаменты принадлежали твоей матери.

   У Люси перехватило дыхание. Комнаты ее матери! Может быть, будучи юной девушкой, она стояла на этом самом месте, мечтала, строила планы на будущее?

   – А это, моя дорогая, то самое сходство, о котором я говорил, – произнес маркиз, жестом указывая на что-то за ее спиной.

   Повернувшись, Люси увидела большой портрет, занимавший половину стены. Она проглотила подступивший к горлу комок. Ее мать. Да, она узнала ее. Здесь на ее лице была изображена родинка, которая запомнилась Люси, и удачно схвачен художником до боли знакомый поворот ее головы. Со слезами на глазах Люси приблизилась к портрету.

   – Я заказал этот портрет по случаю ее помолвки, – сказал маркиз.

   – С моим отцом? – спросила Люси, не сразу сообразив, что вопрос звучит глупо. Конечно, с ее отцом. А с кем же еще?

   Дедушка ответил не сразу, а когда Люси к нему повернулась, улыбнулся:

   – Да, конечно. С доном Альваро.

   – А его портрет тоже у вас есть? – Люси вполне отчетливо представляла мать, но совсем не помнила своего испанского отца.

   Вполне возможно, что он, как это было принято, не принимал большого участия в жизни дочери. Многие отцы-аристократы полностью перекладывали заботу о воспитании детей на плечи своих жен и слуг.

   – Нет, – коротко ответил дон Карлос. – Он был слишком занят, чтобы позировать художнику.

   Люси снова взглянула на портрет. Ее мать совсем не выглядела такой счастливой, какой должна быть женщина в день помолвки.

   – Ее свадьба была заранее спланирована?

   – Я знаю, что вы, англичане, больше не следуете этому обычаю, ну а мы, испанцы, по-прежнему считаем предварительный сговор весьма полезным.

   Какой уклончивый ответ. Может быть, он хотел заранее предупредить ее? Или это было просто констатацией факта?

   Не дав Люси возможности продолжить расспросы, маркиз постучал в пол тростью.

   – Вы с доном Диего, наверное, проголодались. Мой повар приготовил праздничный обед в честь твоего возвращения, дорогая. Пока мы обедаем, твой служанка может распаковать вещи. – Он протянул Люси дрожащую руку. – Идем, я пригласил одного друга отобедать вместе с нами.

   Взяв руку дедушки, Люси бросила испуганный взгляд на Диего. Интересно, означало ли слово «друг» именно то, что оно означает, или дон Карлос уже начал планировать ее брак?

   Но Диего даже не взглянул на нее, а с каменным лицом прошел мимо, глядя прямо перед собой.

   В столовой их уже поджидал стройный мужчина, который прохаживался, заложив руки, за спину, с невозмутимым видом аристократа, которому нечего делать, кроме как ждать обеда.

   – Здравствуйте, дон Фелипе. Наконец-то приехала моя внучка! – воскликнул дон Карлос.

   «Друг» с самым бесцеремонным видом окинул взглядом Люси, которая в ответ гордо вздернула подбородок.

   Мужчина, которому было около тридцати лет, внешне почти не отличался от англичанина, особенно по сравнению со смуглым Диего. Черные кудри, экстравагантный шелковый костюм, пальцы, унизанные кольцами с драгоценными камнями, делали из него образец богатого праздного гранда.

   – А это, моя дорогая девочка, – сказал дедушка, – внук моего дорогого друга, который недавно скончался. Это дон Фелипе, герцог де Малага.

   Герцог? Люси сомневалась, что этот герцог явился сюда как друг ее дедушки. Для этого он был слишком молод, и, судя по его высокомерному взгляду, едва ли был готов долго терпеть общество старика.

   Заставив себя вежливо улыбнуться, Люси присела в реверансе.

   – Для меня большая честь познакомиться с вами, – сказала она по-испански. Поскольку дедушка разговаривал с ним только по-испански, Люси не была уверена, знает ли дон Фелипе английский язык.

   – Для меня тоже, сеньорита. – Герцог поклонился, опустив голову ровно до уровня ее груди, где и задержал взгляд на целые пять секунд, прежде чем выпрямиться.

   Господи, этот дон Фелипе был еще несноснее, чем Рафаэль.

   Люси взглянула на Диего. Судя по его виду, он был не прочь свернуть шею этому типу собственными руками. О Господи! Зачем Диего демонстрировал свою ревность именно сейчас? Люси надеялась, что дедушка этого не заметил.

   Когда дон Карлос стал представлять мужчин друг другу, Диего удалось придать лицу равнодушно-скучающее выражение, но в глазах его горели недобрые огоньки.

   Все уселись за стол. Люси села по одну сторону от дедушки, герцог– по другую. Диего, как будто о нем не сразу вспомнили, посадили рядом с герцогом.

   Впечатляло разнообразие блюд. Были поданы холодный томатный суп, картофельные крокеты с ветчиной, различные блюда из мяса и фасоли, причем все это изобилие сопровождалось разными винами, которыми в свое удовольствие угощался герцог.

   Люси отведала каждого блюда, но нормально поесть так и не смогла, потому что дон Карлос начал расспрашивать ее, как только они уселись за стол. Жила ли она как сирота, или кто-нибудь удочерил ее? Какое она получила образование и где? Как долго она ездила в обозе следом за полком? Была ли она представлена к английскому двору? Когда дон Карлос прямо спросил, сколько у нее женихов и кто они такие, Диего, к счастью, пришел ей на выручку.

   – Дон Фелипе, – спросил он, отрывая герцога от четвертого бокала вина, – вы живете в Сан-Роке?

   – Весной – да, – ответил герцог. – Но как только становится жарко, я переезжаю в свой замок в Сьерра-Неваде. Осенью, разумеется, я предпочитаю жить на своей вилле в Севилье. Или на другой – в Мадриде. В зависимости от настроения.

   – Вот это да! – воскликнула по-английски Люси, подумав при этом, что было бы неплохо этому лорду Спесивому выучить столько языков, сколько у <него имеется домов. – Я предпочитаю менее сложную систему потакания своим настроениям. Необходимость содержать такое количество домов подвергла бы серьезному испытанию мои организационные способности.

   Герцог тупо посмотрел на нее, а дедушка нахмурил брови. Диего быстро перевел сказанное.

   Как только смысл сказанного дошел до дона Фелипе, он, кажется, пришел в ужас.

   – Но у меня для этого есть слуги, донья Люсинда. Я не снисхожу до управления своей собственностью лично. – Герцог многозначительно взглянул на нее. – Моей жене тоже не придется этого делать.

   Люси вдруг захотелось поозорничать.

   – Значит, вы женаты? – радостно спросила она. – Я с удовольствием познакомилась бы с вашей женой.

   У Диего дрогнули губы, но он сдержался и с неожиданным удовольствием занялся кусочком жареной свинины.

   – Вы меня не так поняли, – ответил герцог успокаивающим тоном. – Я говорю о своей будущей жене. – Он красноречиво улыбнулся Люси, затем снова перевел глаза на ее грудь. На сей раз его взгляд задержался там так долго, что ей пришлось, дабы прервать его, поднести ко рту салфетку.

   Похоже, что дедушка ничего не заметил.

   – Герцог считается одним из самых завидных холостяков в южной части Испании, моя дорогая, – сказал он.

   – Ему можно позавидовать, – пробормотала Люси по-английски. – А вот я, очевидно, считаюсь лошадью, выставленной на аукцион.

   – Ты что-то сказала? – переспросил ее тугой на ухо дедушка.

   Диего одолел сдавленный кашель, который привлек всеобщее внимание. Он постучал кулаком себе в грудь.

   – Подавился рыбьей косточкой, – объяснил он. – Прошу прощения.

   Слава Богу, внимание маркиза отвлекло также новое блюдо, которое поставили перед ним.

   – А-а, вот и pulpo. Отлично! – Подцепив что-то ложкой, он положил это на тарелку Люси. – Ты должна попробовать это блюдо, дорогая. Мой повар лучше всех в городе готовит pulpo.

   Потом он впервые с начала обеда обратился непосредственно к Диего:

   – Как по-английски будет pulpo, дон Диего?

   – Осьминог, – тут же перевел Диего.

   Маркиз добавил в тарелку Люси кусочек щупальца.

   Пробовать щупальца Люси еще никогда не приходилось. Уставившись в ужасе на ряд присосок, она почувствовала, что бледнеет.

   – По-моему, англичане не едят спрутов, – сказал Диего, наблюдая за Люси поблескивающими глазами.

   Похоже, этот дьявол получает от происходящего удовольствие?

   Это вывело Люси из терпения.

   Подцепив вилкой щупальце, она поднесла его ко рту.

   – Вы забываете, сэр, что меня растили как шотландку. Мы едим овечьи рубцы, фаршированные ливером.

   Люси положила кусочек в рот и принялась жевать. Это было отвратительно. Вкус был сносный, но кусочек был похож на резину, причем Люси казалось, что она ощущает во рту отвратительные присоски. Взяв бокал с вином, она сделала большой глоток.

   Диего, с трудом сдерживая смех, положил в свою тарелку щедрую порцию осьминога.

   – Рубцы ведь, кажется, готовят из овечьих желудков, фаршированных внутренностями?

   – А вы пробовали рубцы? – удивленно спросила Люси.

   – Я ощущал их запах, когда разыскивал вас в Эдинбурге. – Диего скорчил гримасу. – Этого оказалось достаточно. С тех пор я предпочитаю шотландской кухне шотландское виски.

   – Англичане считают точно так же, – ответила она. – Сама я люблю рубцы, но даже я терпеть не могу шотландские овсяные лепешки. Если они получаются удачно, то бывают совершенно безвкусными, а неудачные бывают такими твердыми, что можно сломать зубы.

   – Я, пожалуй, обойдусь без этих блюд, – улыбнулся Диего. – Это куда опрятнее.

   – Это совсем не по-шотландски, – сказала Люси.

   Они оба рассмеялись. Зато маркиз не смеялся. Поджав губы, он наблюдал за ними.

   Надо быть осторожнее. Глядя в тарелку, Люси сказала:

   – Осьминог был очень хорош, дедушка. Это, наверное, местный рецепт?

   Не ответив ей, старик громко отодвинул стул от стола и резко встал, испугав не только Люси, но и герцога, который с головой погрузился в дегустацию нового вина, поданного к осьминогу, а потому не заметил напряжения, возникшего за столом.

   – Дон Диего, нам нужно обсудить кое-какие деловые вопросы, – сказал дон Карлос. – Пойдемте сделаем это прямо сейчас.

   Диего кивнул в знак согласия и тоже поднялся из-за стола. Дон Карлос потрепал Люси по руке.

   – Насладись обедом, дорогая девочка, Я скоро вернусь. А дон Фелипе с удовольствием составит тебе компанию.

   В этом можно было не сомневаться, судя по тому, как герцог уставился на ее грудь. Господи, страшно представить себе, что было бы, если бы Люси оказалась рядом с ним в вечернем платье. Разрываясь между пристрастием к вину и любовью к бюстам, дон Фелипе, наверное, сунул бы голову за лиф ее платья да так бы там и остался.

   Люси явно следовало пересмотреть вопрос о том, следует ли скрывать факт утраты девственности. Если позволить дону Карлосу все делать по-своему, то она в самом ближайшем времени будет, словно курица, приготовлена, зажарена и подана герцогу на тарелочке. Но уж лучше есть щупальца осьминога на завтрак, обед и ужин, чем выйти замуж за такого мужчину, как дон Фелипе.

   Полчаса спустя, когда герцог утомил ее разговорами о том, какую честь он ей оказывает, согласившись ухаживать за ней, Люси окончательно утвердилась в своем мнении. Потом изрядно охмелевший дон Фелипе принялся засовывать под столом ноги между ее ногами, что, очевидно, по его мнению, должно было ввести Люси в искушение, а на самом деле ужасно раздражало.

   Она уже приготовилась как следует ударить навязчивого герцога ногой, но тут вернулись Диего и дедушка. В благодарность за своевременное появление она улыбнулась им обоим.

   Дон Карлос, судя по его виду, был очень доволен, а Диего с мрачной физиономией подошел к ее стулу и откланялся.

   – Боюсь, что мне пора идти, донья Люсинда, – натянуто сказал он.

   Люси вскочила на ноги:

   – Но вы не закончили обед.

   – Дона Диего ждут очень важные дела, моя дорогая, – решительно сказал маркиз.

   У Люси замерло сердце. Неужели так быстро настал момент прощания? Увидятся ли они еще? У Люси защемило сердце. Она протянула руку Диего:

   – В таком случае я должна поблагодарить вас за то, что нашли время побыть с нами.

   Диего не обратил внимания на ее протянутую руку.

   – Вам не за что меня благодарить, миледи. – Он пристально посмотрел на нее, как будто хотел запомнить навсегда. – Для меня было честью служить вам, – тихо сказал он.

   В его словах было что-то окончательное. Люси с трудом сохраняла бесстрастное выражение лица.

   – Скажите, сэр, вы получили все, что надеялись получить?

   Ей нужно было это знать. Если дон Карлос отказался выполнить условия сделки, то она сама потащит Диего к алтарю.

   – Я получил все, что ваш дедушка обещал мне. Этим придется удовольствоваться.

   Он произнес эти слова расстроенным голосом, потом откланялся и ушел.

   Люси на мгновение застыла в отчаянии, но вдруг поймала взгляд наблюдавшего за ней деда. Нет, он не должен догадаться о том, что произошло между ней и Диего. Никогда.

   – Ну что ж, дело сделано, – сказала Люси с наигранной бодростью, глядя, как герцог, обогнув стол, спешит к ней, чтобы помочь выдвинуть стул.

   Люси почувствовала пустоту внутри. Было ощущение, что Диего унес с собой ее сердце.


Глава 24

   Дорогая Шарлотта!

   Вам следует понять, что мистера Притчарда не заботят ничьи интересы, кроме его собственных. Я попытаюсь помешать ему, но, к сожалению, он имеет право поступать со своей собственностью, как ему заблагорассудится. Возможно, пришло время подумать, не подыскать ли вам для школы какое-то другое, более удобное место. Боюсь, что со временем эта ситуация может лишь ухудшиться.

   Ваш обеспокоенный кузен Майкл.


   Наконец-то Арболеда принадлежала ему.

   Засунув поглубже в карман пиджака документ, подтверждающий передачу права собственности, Диего сбежал вниз по ступеням внушительного дома дон Карлоса. Однако вместо того чтобы радоваться собственному успеху, он кипел гневом, вспоминая сценку за столом. Этот расфуфыренный герцог придерживал для Люси стул, уставившись на ее грудь с таким вожделением, что Диего пришлось собрать в кулак всю свою волю, чтобы не убить мерзавца.

   Проклятый дон Карлос! Во время их короткого разговора в его кабинете маркиз сообщил ему, что будет рад передать Диего Арболеду в обмен на успешную доставку домой доньи Люсинды, но при одном условии: Диего должен дать слово больше никогда не приближаться к ней.

   Маркиз был не дурак. За обедом он заметил, что они очень уютно чувствуют себя в обществе друг друга. Он высказал глубокую озабоченность в связи с тем, что Люси явно увлеклась Диего за время их совместного путешествия.

   Маркиз сказал, что ни в чем не винит Диего, но намерен пресечь это в корне.

   Он сказал также, что герцог де Малага проявляет к Люсинде большой интерес и что это будет блестящий брак.

   Между этим начавшим деградировать пьяницей и Люси? При одной мысли об этом Диего хотелось превратить этого типа в кровавое месиво.

   Утешало только то обстоятельство, что Люси герцог явно не понравился. Но ее дедушка может, не откладывая дела в долгий ящик, подыскать жениха, который придется ей по вкусу.

   Диего скрипнул зубами. Что толку думать об этом? Жизнь Люси его больше не касается.

   Диего без конца повторял себе это, чтобы не натворить бед, наблюдая изо дня в день, как Люси ездит по городу в сопровождении этого расфранченного герцога и Нетти, выступающей в роли ее дуэньи.

   Почему, интересно, Люси мирится с его присутствием? Может быть, ее привлекли богатство и высокие связи герцога?

   Нет, Диего не мог этому поверить. Люси либо хочет доставить удовольствие больному дедушке, либо маркиз применил какую-то новую отвратительную тактику, чтобы уговорить ее вступить в этот брак.

   Эта мысль не давала Диего спать по ночам. Как и информация о герцоге, которую ему удалось собрать в городе. Этот богатый кретин был известен своим чрезмерным пристрастием к коньяку. Рассказывали о том, какие дурацкие выходки он совершал в пьяном виде.

   Видит Бог, Диего привез сюда Люси не для того, чтобы отдать ее этому беспутному дьяволу.

   К концу недели, проведенной в городе, Диего окончательно утратил выдержку. Игнорируя то обстоятельство, что ведет себя как влюбленный кретин и что наживет себе могущественного врага в лице маркиза, если тот узнает о его вмешательстве, он решился проследить за герцогом, когда тот как-то раз вышел из дома маркиза.

   Дон Фелипе прямиком направился в ближайшую таверну. Диего вошел туда за ним следом.

   Герцог сидел за стойкой бара и пил, причем половина служанок пытались привлечь к себе его внимание.

   Сделав вид, что они старые друзья, Диего хлопнул герцога по спине и уселся рядом.

   – Я так и подумал, что это вы, дон Фелипе. Позвольте угостить вас бренди.

   Дон Фелипе взглянул на него затуманенным взором, говорившим о том, что он начал пить задолго до того, как ушел от маркиза.

   – Ведь вы дон Диего, не так ли? Тот парень, который разыскал внучку маркиза?

   – Он самый. – Бросив несколько песет на стойку бара, Диего заказал два стаканчика бренди.

   – Меня удивляет, что вы все еще в городе, – сказал дон Фелипе, допив свой коньяк. – Дон Карлос сказал, что вашей жене не терпится уехать на север.

   Его жене?

   – Очень мило с ее стороны, что она согласилась сопровождать донью Люсинду в, поездке, – продолжал герцог, – но теперь ей, наверное, хочется поскорее вернуться домой.

   Диего нахмурил брови. Очевидно, маркиз боялся, что герцогу может не понравиться продолжительное путешествие Диего с Люси, и он придумал эту милую историю, чтобы успокоить дона Фелипе. Хитрый старый негодяй!

   – Дела задержали меня в городе дольше, чем я планировал.

   – Вот как? Затеваете, наверное, какую-нибудь новую программу выступлений?

   – Можно и так сказать, – произнес Диего, сверля герцога глазами.

   По правде говоря, Диего действительно получил несколько предложений от людей, желающих финансировать его гастроли в Испании. Один из них даже предлагал ему открыть на паях увеселительный сад в Кадисе. Люси оценила бы иронию сделки.

   – Насколько я понимаю, вас уже можно поздравить, – сказал Диего. – Если верить дон Карлосу, вы с его внучкой почти помолвлены.

   – Она еще упрямится, но я уверен, что маркиз ее уломает. – Дон Фелипе отхлебнул бренди из нового стакана, который поставили перед ним. – Видите ли, ему не терпится назвать меня своим зятем.

   – И я уверен, что вы найдете, как распорядиться нешуточным приданым своей невесты. – Увидев, что герцог нахмурился, услышав его предположение, Диего несколько усмирил бушевавшую в нем ярость. – Человеку приходится быть практичным, если необходимо содержать такое количество домов, как у вас.

   Эти слова несколько успокоили герцога.

   – Что правда, то правда. А внучка маркиза очень недурна – есть на что посмотреть. Хотя, на мой взгляд, немного слишком прямолинейна, – сказал герцог, отхлебнув большой глоток бренди. – Но с этим ничего не поделаешь, учитывая ее происхождение. Судя по тому, что говорит моя тетушка, ее матушка тоже частенько демонстрировала неповиновение. Сбежала, например, с английским солдатом.

   Диего замер, не донеся стакан до рта.

   – О ком вы говорите?

   – О донье Каталине. Она сбежала с каким-то парнем из Сорок второго полка.

   – Нет-нет, вы ошибаетесь, – сказал Диего. Неужели дон Карлос обманул его, лишь бы уговорить похитить Люси? Боже милосердный, но это невозможно! – Ее отец был испанцем. Маркиз особенно подчеркивал это.

   – Так он и вам пытался задурить голову? – Дон Фелипе отхлебнул еще бренди. – Маркиз долгие годы рассказывал эту историю, чтобы предотвратить скандал. Говорил, что донья Каталина вышла замуж за дона Апьваро в отдаленной части Испании и что они умерли от горя, когда у них украли дочь. Донья Каталина действительно была помолвлена с каким-то доном Альваро, но до брака дело не дошло. – Герцог покачал головой. – Думаю, что дон Карлос боялся, как бы вы не проговорились об этом внучке. Он говорил, что ему не хотелось бы, чтобы она об этом знала. Не хотелось портить безупречный образ ее родителей.

   Диего был в гневе. Нет, дон Карлос солгал не из-за этого. Он солгал для того, чтобы заставить Диего плясать под его дудочку, сыграв на его ненависти к англичанам. Предложить Диего Арбол еду было, возможно, недостаточно, а маркиз действовал наверняка. Он знал: Диего сделает все возможное, чтобы спасти бедную жертву похищения английским дьяволом.

   И Диего, как дурак, поверил маркизу, которому надо было вернуть свою внучку, чтобы заставить произвести на свет наследника без ведома ее законного опекуна.

   – Конечно, – заплетающимся языком продолжил герцог, – у меня в этом деле поставлено на карту гораздо больше, чем у вас. Поэтому, когда моя тетушка сказала, что донья Каталина сбежала с солдатом, я потребовал, чтобы дон Карлос рассказал мне, что произошло на самом деле.

   – Откуда узнала об этом ваша тетушка? – спросил Диего, хватаясь за соломинку словно утопающий. Возможно, это были всего лишь досужие домыслы.

   Рассмеявшись, герцог залпом выпил оставшееся бренди и жестом потребовал принести новый стакан.

   – Очевидно, об этом знали довольно многие. Выйдя замуж за сержанта, донья Каталина жила в гибралтарском гарнизоне. Донья Люсинда провела там первые четыре года своей жизни, хотя я сомневаюсь, что она это помнит. Время от времени люди из Сан-Рока видели донью Каталину с ее мужем и дочерью. Конечно, дону Карлосу об этом никто не говорил – не хотели смущать старика, – но он откуда-то узнал, что она там. К тому времени маркиз отрекся от дочери.

   Диего был потрясен. Каким же надо быть отцом, чтобы выбросить собственную дочь из своей жизни за то, что она неудачно вышла замуж?

   – А как реагировала на это бабушка доньи Люсинды? Неужели она наблюдала за всем этим молча?

   – Вы с ума сошли? Эта женщина всегда делала то, что приказывал дон Карлос. Она посвятила свою жизнь, чтобы удачно женить сына. Жаль, что его жена оказалась бесплодной.

   У Диего голова шла кругом.

   Многое начало проясняться. Хотя пока было по-прежнему непонятно, почему полковник Ситон удочерил Люси после смерти ее родителей, тот факт, что «нянюшку» звали Каталиной, получил наконец объяснение: это и была сама Каталина.

   Стало также ясно, почему маркиз не начал разыскивать свою внучку раньше. До этого додумалась сама Люси. Маркиз начал поиски только после того, как потерял сына и ему потребовался наследник.

   Диего поморщился. Он похитил Люси, поверив маркизу на слово. Он был так ослеплен ненавистью к английским солдатам и пришел в гнев, услышав рассказ маркиза о похищенной испанской девочке, что даже не потрудился навести справки, чтобы убедиться в достоверности этой истории.

   Диего допил до конца бренди и заказал еще стаканчик. Придется рассказать Люси правду.

   У него екнуло сердце. Святые угодники, она возненавидит его за это. И будет права.

   – Конечно, я лично об этом не сожалею, – продолжал герцог, не замечая переживаний Диего.

   Диего пришлось напряженно вспоминать, о чем говорил этот мерзкий тип. А-а, речь шла о бесплодной жене покойного сына дона Карлоса.

   – Теперь, когда его сын сошел с дистанции, – продолжал дон Фелипе, – на сцене появляюсь я и обеспечиваю маркизу наследника. – Он самодовольно ухмыльнулся, глядя на Диего. – Полагаю, что это доставит мне удовольствие.

   Но не такое сильное, как получил бы Диего, если бы разбил физиономию этого типа о стойку бара.

   – Вас не смущает ее сомнительное происхождение? – спросил Диего, с трудом сдерживая свой гнев.

   Герцог, чуть покачнувшись на высоком табурете, пожал плечами.

   – У нее такое приданое, что стоит рискнуть, – икнув, ответил он.

   – Что, если она откажется выйти за вас замуж? – поинтересовался Диего, когда бармен поставил перед ним еще стаканчик бренди. – Что, если дедушке не удастся ее уговорить?

   Герцог вытаращил глаза.

   – Маркиз говорит, что внучка сама должна сделать выбор. Проклятый старик на глазах превращается в сентиментального кретина. – Дон Фелипе постучал себя пальцем по лбу. – Но у меня, видите ли, есть план.

   Диего постарался придать своему лицу равнодушное выражение.

   – Вот как? – произнес он, поощряя герцога к дальнейшему разговору.

   Крепко держа в руке стакан с бренди, герцог огляделся, словно ожидая, что в переполненной посетителями таверне повсюду прячутся шпионы. Потом он низко наклонился к Диего и сказал:

   – Мне нужно только соблазнить ее. После этого Люсинда сама будет просить, чтобы я женился на ней.

   Если только Диего прежде не разобьет стакан о голову этого типа и не перережет ему горло осколками.

   – Возможно, соблазнить ее будет не очень просто. У британцев существуют строгие правила поведения. К тому же служанка охраняет ее как фурия.

   – Это не имеет значения, – сказал дон Фелипе, прикоснувшись к нагрудному карману. – У меня есть ключ.

   Диего поморгал, не поняв, о чем речь.

   – Какой ключ?

   – Ключ от кухонной двери в доме маркиза.

   Диего оцепенел от ужаса.

   – Его дал вам маркиз?

   – Нет, он слишком старомоден, чтобы одобрить совращение. Я подкупил слугу. И сделал копию ключа. Все оказалось очень просто. – Герцог попытался прищелкнуть пальцами, но чуть не упал с табурета. – Конечно, это не самый лучший способ, но зато верный. Представляете себе, как отреагирует старик, обнаружив меня в ее постели? Тут уж будет не до выбора. – Он подмигнул Диего. – Ни у одного из них выбора не останется.

   Диего в течение некоторого времени смотрел на этого проходимца, лихорадочно изобретая изощренные пытки, которым хотел бы подвергнуть похотливого негодяя. Но надо было проявлять осторожность. От этого зависело благополучие Люси.

   – Похоже, такой план может сработать, – сказал Диего самым небрежным тоном. – Желаю удачи. А теперь я должен идти. Меня, наверное, заждалась жена.

   Вставая с табурета, он будто бы случайно толкнул герцога и рассыпался в извинениях, отряхивая его пиджак и буквально сдувая пылинки. Когда Диего выходил из таверны, ключ уже находился в его руке.

   Значит, герцог намерен соблазнить Люси? Намерен овладеть ею силой?

   Диего убьет его, но не допустит этого. А еще лучше, если он уведет Люси из-под носа у герцога и сам женится на ней.

   Диего внезапно остановился посередине улицы. Да, вот он, ответ. Теперь Люси будет вынуждена принять предложение Диего. Как же иначе он сможет защищать ее от махинаций старого маркиза и герцога?

   Конечно, она придет в ярость, узнав, что Диего так легкомысленно поверил дону Карлосу.

   Ладно. С этим он как-нибудь справится. А сейчас следует прежде всего забрать Люси из дома маркиза и вернуть на судно Рафаэля. Потом, когда Диего уговорит ее выйти за него замуж, он расскажет Люси всю правду.

   И в результате наживет врага в лице дона Карлоса.

   Но это для Диего сейчас не имело значения.

Глава 25

   Дорогой кузен!

   Перевести школу в другое место? Мне потребовались годы, чтобы благоустроить это здание! Как вам такое могло прийти в голову? Или, возможно, у вас есть другая причина сделать столь отвратительное предложение? Может быть, вам желательно пересмотреть нашу символическую арендную плату? За последнее время цены существенно возросли, и вы смогли бы получать значительно больше. Может быть, вы устали помогать вашей «кузине»?

   С уважением, возмущенная Шарлотта.


   – Что-то вы сегодня ужасно тихая, – сказала Нетти, расчесывая щеткой волосы Люси.

   К удивлению Люси, Нетти прекрасно справлялась с ролью камеристки. Дедушка даже не догадался, что она когда-то занималась кое-чем другим. Для Люси Нетти стала также надежной опорой, а Люси в последнее время было очень нужно на кого то опереться.

   – Вы очень скучаете по дону Диего, правда? – спросила Нетти, как всегда, попав в точку.

   – Разумеется, я по нему скучаю, – сказала Люси, которой иногда казалось, что у нее вынули из груди сердце, оставив пустоту.

   – Если вы и впрямь скучаете по нему, вам надо за него бороться, – заявила Нетти.

   – Каким образом? У него долги, у него обязательства. Не могу же я просить отказаться от всего ради меня.

   – Вы никогда не ставили его перед выбором.

   – Потому что я знаю, что он женился бы на мне только из чувства чести.

   Нетти презрительно фыркнула:

   – Мужчина не станет так страдать по женщине только из-за чести. Я видела, как он на вас смотрит.

   – Диего станет. Ты его просто не знаешь. Люси поджала губы.

   – Я не хочу об этом разговаривать. Нетти еще энергичнее заработала щеткой.

   – Значит, вы собираетесь выйти замуж за этого осла-герцога?

   – Нет! Он мне даже не нравится!

   – Ну что ж, хоть за это спасибо. А то вы так часто бываете с ним, что я уж решила, подумываете выйти за него замуж.

   – Как я уже тебе говорила, дедушка сказал, что если я проведу с герцогом неделю и он по-прежнему не будет мне нравиться, то я не обязана выходить за него замуж. Вот я и выполняю просьбу своего бедненького abuelo, который так страдал все эти годы, разыскивая меня, – сказала Люси, глубоко вздохнув. Она так и не осмелилась рассказать дедушке, что потеряла невинность. Маркиз сразу догадался бы, что в этом виноват Диего, что бы она ему ни говорила.

   – Я заметила, что вы все чаще и чаше включаете испанские слова в свою речь, – сказала Нетти. – И вы с маркизом очень подружились.

   Люси усмехнулась, увидев в зеркале отражение кислой физиономии Нетти.

   – Я знаю, что ты его не очень жалуешь. Но дедушка является единственной ниточкой, связывающей меня с настоящей семьей. И он любит меня до безумия.

   Так же безумно любил ее отец до того, как женился. Люси проглотила комок, образовавшийся в горле. Она очень скучала по отцу.

   – Хватит расчесывать волосы, Нетти. Я устала. Пожалуй, я лягу.

   – Тогда я пойду на кухню, – усмехнулась Нетти. – Последние три дня красивый повар дона Карлоса глаз с меня не спускает. Надо, пожалуй, узнать, что у него на уме.

   Нетти выскользнула из комнаты, а Люси покачала головой: служанка действительно была неисправимой кокеткой.

   Люси отыскала свой блокнот для эскизов. У нее вошло в привычку подолгу смотреть перед сном на портрет Диего. Иначе она не могла заснуть. За время путешествия Люси придала портрету еще большее сходство с оригиналом, и очень жалела, что Диего больше не сможет позировать. Правда, тогда пришлось бы объяснить, зачем ей нужно такое количество его портретов, а это означало бы признаться в своих чувствах.

   За ее спиной открылась дверь, и Люси быстро захлопнула блокнот, не желая, чтобы Нетти, заметив появившуюся у нее трогательную привычку, жалела ее. Но это была не Нетти. На пороге стоял Диего.

   Люси замерла. Господи, уж не оживила ли она свой рисунок? Или она настолько одержима им, что он ей повсюду мерещится?

   Но тут Диего подошел к ней, и Люси убедилась, что это не игра воображения.

   – Диего! Ты сошел с ума? Что ты здесь делаешь? Если дедушка обнаружит тебя…

   – С твоим дедом я разберусь, – сказал Диего, пожирая ее глазами. – Мы должны уходить сию же минуту. Рафаэль сказал, что будет готов к отплытию на рассвете. Но нам нужно уйти отсюда, пока в доме все спят и пока герцог не обнаружил, что я стащил у него ключ. – Он подошел к гардеробу и принялся вытаскивать оттуда одежду.

   – Герцог? Ключ? Что за бессмыслица? – пробормотала Люси, разрываясь между желанием обнять его и уже никогда не выпускать из рук и выставить за дверь, пока кто-нибудь не застал его здесь. – При чем тут герцог?

   Диего показал ей ключ:

   – Я стащил его у герцога. Он сделал копию ключа к двери дома, чтобы пробраться сюда и изнасиловать тебя. – Он помолчал, наморщив лоб. – Ты ведь не хочешь, чтобы это случилось?

   – Не смеши меня!

   Диего заметно повеселел.

   – Именно поэтому я здесь. Герцогу нужно твое приданое, и он желает получить его любой ценой. А я намерен не допустить этого.

   – Уговорив меня вернуться в Англию? – язвительно спросила Люси.

   – Женившись на тебе, что раз и навсегда положит конец всему этому безумию. – Диего бросил ей платье. – Одевайся скорее.

   – Ну уж нет! Ишь какой прыткий! Ты напрасно думаешь, что можешь просто явиться сюда и заявить, что женишься на мне, и я немедленно соглашусь! – сказала Люси, хотя его слова привели ее в радостное волнение. Она бросила на кровать платье. – Я не готова уехать.

   – Ты не понимаешь, – сказал Диего, схватив ее за плечи. – Этот осел дон Фелипе не перестанет тебя преследовать. Если ты откажешь ему, он возьмет тебя силой!

   – Но ведь ключ теперь у тебя?

   – Он закажет себе другой. Есть единственный способ решить эту проблему, Люси. Мы поженимся. Я не хочу нести ответственность за твой несчастный брак с этим кретином.

   Он снова говорил о женитьбе на ней только потому, что ситуация затрагивала его честь.

   – Об этом я сама позабочусь, – ответила Люси, гордо вскинув голову.

   Лицо Диего вспыхнуло гневом.

   – Ну уж нет, Люси! Я не допущу, чтобы еще одна дорогая мне женщина была погублена из-за того, что мужчина овладел ею силой!

   Люси с замиранием сердца смотрела на него, вспоминая то, что рассказывал Рафаэль о бесчинствах солдат в Вилла-франке: они запугали Диего и его мать, – хотя Диего мало говорил об этом.

   У нее по спине пробежал холодок ужаса.

   – О Господи! Значит, солдаты изнасиловали твою мать. Им показалось мало разрушить Арболеду.

   Диего не ожидал от нее столь прямолинейного высказывания, но не стал отрицать.

   Выражение его лица изменилось, и он еще крепче схватил Люси за плечи.

   – Как ты узнала о солдатах в Арболеде, Люси? Я тебе об этом не говорил. О Боже, как ты об этом узнала?

   – Мне рассказал Рафаэль.

   – В тот день в кают-компании?

   – Да.

   – Что именно он тебе рассказал? – резко спросил Диего.

   Не было никакого смысла скрывать от него теперь их разговор с Рафаэлем.

   – Он рассказал, чтб солдаты сделали с Арболедой и твоим отцом. И в чем ты поклялся. – Люси едва сдерживала слезы. – Но он ничего не говорил о твоей матери. Он об этом не знал-, не так ли?

   Диего сжал кулаки:

   – Ну я ему покажу…

   – Я уговорила его рассказать мне! – воскликнула Люси. – Тебе следовало самому сделать это. Если бы я раньше об этом знала, то не стала бы пытаться соблазнить тебя.

   – И поэтому ты отказала мне? Потому что не хотела, чтобы из-за тебя я потерял Арболеду и нарушил клятву, данную отцу?

   – Не только поэтому, – хрипло сказала Люси и отвела от него взгляд. – Я не хотела, чтобы ты женился на мне исключительно из-за чувства долга. Ты сказал, что если мужчина лишает девушку невинности, это налагает на него определенные обязательства и что ты всегда выполняешь свои обязательства. – Она сделала слабую попытку вырваться из объятий Диего. – Ты не раз повторял, что не можешь жениться. А я не хотела быть ничьей обязанностью. И до сих пор не хочу.

   Диего вздрогнул, но не выпустил ее из рук.

   – Боже мой, как же я все испортил, делая предложение… Я говорил это в гневе, Люси, причем сердился не на тебя, а на себя. Но ты, пожалуй, права: в тот момент я не горел желанием жениться. Но у меня было время обо всем подумать. Я схожу по тебе с ума. Я не могу больше жить без тебя и с ужасом думать о том, что тебя может обидеть какой-то мужчина.

   Так же как обидели его мать. Вот в чем ключ к разгадке его сложного характера.

   – Расскажи о своей матери. Расскажи, что произошло в тот день, когда пришли солдаты.

   Диего побледнел и выпустил ее из рук.

   – Не проси меня об этом.

   – Как я могу стать твоей женой, если ты не сможешь говорить со мной обо всем, что у тебя на сердце? В ту ночь на корабле ты попросил меня не прятаться от тебя. И я больше никогда ничего от тебя не скрывала. – Люси поймала его руки и, поднеся их к губам, поцеловала. – Не прячься от меня, дорогой мой. Прошу тебя.

   – Я не могу, carino.

   – Можешь. – Она потянула его к кровати и заставила сесть рядом с собой.

   – Это неприятная история.

   – Рассказы о войне часто бывают неприятными, – тихо сказала Люси. – Говори.

   Глубоко вздохнув, Диего заговорил низким голосом: – Они пришли ночью. Пятнадцать солдат, готовых в отчаянии хватать все, что найдут. Когда они обнаружили наши винные погреба, то буквально обезумели и принялись пить и набивать животы нашими запасами еды. Мой отец даже не пытался сопротивляться. Он говорил: «Они всего лишь проголодались и устали, но они на нашей стороне».

   Диего замолчал и, выдержав паузу, продолжил свой рассказ:

   – Отец был в этом уверен. А когда солдаты совсем перестали церемониться, мать отругала их за безобразное поведение. И тем самым привлекла к себе их внимание.

   Люси протянула к Диего руку, и он ухватился за нее словно беспомощный мальчик.

   – Один из них, который понимал по-испански, разозлился. Он затащил маму в кладовку и… – Не договорив, он замолчал, широко раскрыв глаза, словно увидел призрак.

   На глазах Люси выступили слезы. Какую же тяжелую трагедию пережил он в столь раннем возрасте. Каково же было ему, бедняжке, долгие годы носить в душе весь этот ужас?

   – Папа ничего не смог сделать, – тихо продолжал Диего, – потому что один из солдат приставил к его виску дуло пистолета. Когда я в ярости бросился на солдат, они лишь расхохотались, назвали меня испанским щенком и заперли в подполье, где хранились овощи. Там была стена, смежная с кладовкой, так что я был вынужден сидеть и слушать, как мама умоляла их…

   Люси крепко обняла его, и слезы градом покатились по ее щекам. Диего трясло в ее объятиях. Он словно опять превратился в ребенка, в графского сына, который до тех пор никогда не видывал такой жестокости.

   Люси, как могла, утешала его, прижимала к себе, стараясь, чтобы он не заметил, что она плачет. Ее бедненький, ее драгоценный, ее любимый. В этой страшной тайне, которая терзала душу Диего, и находился корень его обостренного чувства чести и достоинства. Он всю жизнь старался восстановить поруганные честь и достоинство. Ради матери. Ради отца. Ради семьи.

Глава 26

   Дорогая Шарлотта!

   Неужели вы так мало верите в меня после того, как за последние несколько лет мы стали так много значить друг для друга? Как вы могли подумать, что я способен предать ваши интересы ради повышения на несколько фунтов арендной платы? Своим обвинением вы ранили меня в самое сердце. Кстати, что вы имели в виду, заключив в кавычки слово. «кузина»?

   Ваш не менее возмущенный кузен

   Майкл.


   Диего мало-помалу начал сознавать, где находится, и почувствовал, что руки Люси обнимают его, а ее слезы промочили его пиджак. Диего никогда не разговаривал с матерью о той ночи – ни тогда, когда это произошло, ни тогда, когда она лежала на смертном одре. И ни с кем другим он об этом тоже не говорил. Даже с Гаспаром. Он полжизни пытался не думать об этом. Пока Люси не заставила его заговорить.

   И теперь, когда рассказал эту чудовищную историю, Диего почувствовал себя по-другому. Боль не прошла, но больше не подстрекала к ярости, а просто была его частью, сделав его таким, каков он есть.

   – Теперь я понимаю, почему ты так сильно ненавидишь англичан, – тихо сказала Люси, уткнувшись в его пиджак.

   Вздрогнув, он вдруг осознал, что Люси наполовину англичанка! Не удивительно ли, что мысль об этом ни разу не пришла ему в голову? После откровений герцога для Диего было важно одно: как можно скорее добраться до Люси. Спасти ее. Быть с ней.

   – Я ненавижу не всех англичан. И уж конечно, не испытываю ненависти к тебе.

   – Только лишь потому, что не считаешь меня англичанкой, поскольку во мне есть испанская кровь. Но, Диего, во всем остальном я остаюсь англичанкой.

   – Я знаю, милая. И мне это безразлично. – Диего нежно поцеловал Люси в губы. Голова его закружилась от возродившейся надежды. Впервые за всю взрослую жизнь его яростная ненависть к англичанам прошла. Он по-прежнему презирал солдат и никогда не смог бы простить их за то, что он и сделал. Но он ненавидел их, как ненавидел бы любого бесчестного человека, а не как представителей всей английской нации.

   Ведь Люси тоже англичанка, а в ней сосредоточено все, что есть хорошего в этом мире.

   Люси легонько отстранилась, и Диего увидел, что ее прекрасные глаза застилают слезы. Она плакала от сочувствия к нему и его страданиям. Она умела сочувствовать.

   – Ты говоришь, тебе безразлично, что я напоминаю об англичанах, но позднее это опять начнет раздражать тебя, – тихо сказала Люси, с беспокойством глядя в глаза Диего.

   – Нет, – решительно сказал он. – Такого не случится. – Его уверенность в этом была крепка, как Гибралтар. – Англичанка ли ты или испанка, мне все равно, лишь бы ты была моей женой. Ты мне нужна, Люси.

   – Но Рафаэль сказал…

   – К черту Рафаэля!

   Диего страстно поцеловал Люси в губы. Ему хотелось стереть из ее памяти все, что она узнала от его доброжелательно настроенного друга. Теперь для Диего не было никакого смысла восстанавливать Арболеду, если придется там жить без Люси.

   Люси оторвала от него свои губы. – Мой дедушка…

   – Твоего дедушку тоже к черту, – сказал Диего, целуя ее еще горячее. И Люси послушно раскрыла губы навстречу его поцелую, как раскрывается бутон розы навстречу солнцу. У Диего закружилась голова от счастья.

   Приспустив с плеч Люси ночную рубашку, он поцеловал ее грудь со всей нежностью, на какую был способен. Он должен был заставить понять Люси, как много она для него значит.

   – Ах, Диего, – пролепетала она, поняв его намерения. – Это ничего не решит.

   – Это решит все.

   – Не понимаю… каким образом…

   Люси замолчала, не договори в, когда в результате манипуляций его языка сосок затвердел и приподнялся. Объятый лихорадочным желанием поскорее овладеть ею, Диего сорвал с себя пиджак и расстегнул жилет.

   Судорожно вздохнув, Люси запустила руки в его шевелюру.

   – Боже милосердный, Диего… ты не должен… ох…

   В кои-то веки Диего был благодарен своей профессии, научившей его делать несколько дел одновременно. Он заставил Люси сосредоточить внимание на том, как его губы ласкают ее прелестную грудь, а сам тем временем умудрился снять жилет, расстегнуть брюки и подштанники и перетащить Люси к себе на колени. К счастью, под ночной рубашкой панталон на ней не было.

   – Диего! – воскликнула Люси, с удивлением взирая на его копье, толкавшееся в ее голый живот. – Что это ты затеваешь?

   – Пытаюсь соблазнить тебя, моя ненаглядная, – сказал Диего, возлагая надежду на скрывавшуюся в ней сорвиголову, на отъявленную искусительницу, которой с таким блеском удалось соблазнить его на борту судна. Когда Люси замерла в напряжении, Диего схватил ее обеими руками за талию и позволил копью самому найти дорогу во влажное средоточие ее женственности.

   Вцепившись в его плечи, Люси закрыла глаза.

   – Это очень безнравственно, – с упреком сказала она, однако прогнула спину и сразу же подстроилась под заданный ритм движения.

   Диего безумно нравилось, как она реагирует на его ласки – страстно, нетерпеливо и с большим наслаждением.

   – Конечно, безнравственно, – поддразнил он Люси. – Я ведь тебе нравлюсь только в роли дьявола.

   Она сразу же широко раскрыла глаза.

   – Это неправда! – заявила Люси и застонала от удовольствия, когда Диего потер подушечками пальцев самое чувствительное местечко. – Dios mio, Диего!

   Он рассмеялся; едва не обезумев от счастья обладания ею.

   – Ты с каждым днем становишься все больше и больше похожей на испанку, mi amor.

   Диего даже не осознал, что сказал, пока Люси удивленно не отпрянула от него.

   – Ты назвал меня твоей любовью? Его любовь?

   У Диего учащенно забился пульс. Так и есть. Почему он не понял этого раньше? Да, она его любовь. Он ее любит.

   Видит Бог, он ее очень любит! Разве не так называет мужчина женщину, которую любит?

   Диего проглотил комок, образовавшийся в горле. Он еще никогда не признавался женщине в любви.

   – Я люблю тебя, Люси Ситон, которая скоро будет Люси Монтальво, – тихо сказал Диего.

   Мгновение Люси смотрела на него так, как будто не верила своим ушам. Потом глаза ее загорелись, и Диего услышал ее серебристый смех.

   – Я тоже люблю тебя, скверный испанский дьявол. Я так люблю, mi amor.

   За эти слова она была вознаграждена долгим и страстным поцелуем.

   – Так покажи мне, что ты чувствуешь, – прошептал Диего, отдышавшись. – Займись со мной любовью. Сегодня, моя ненаглядная, ты можешь делать все, что пожелаешь. – Он показал ей пустые ладони классическим жестом фокусника. – Никаких трюков. Я полностью в твоем распоряжении.

   – Осторожнее! – поддразнила его Люси и, сорвав с него сорочку, провела обеими руками по мускулистой груди. – Ты потом можешь пожалеть о своем щедром предложении.

   Люси прикоснулась подушечками больших пальцев к его плоским соскам, а потом легонько куснула их зубами, и Диего замер от неожиданности.

   Спустившись ниже, она поиграла с головкой пениса.

   – Ты держался со мной очень высокомерно, когда мы занимались любовью в прошлый раз, – заявила она.

   – Неужели? – Диего старался вспомнить это, но мозг его был слишком затуманен желанием и отказывался думать.

   – Ты говорил: «Будет по-моему или не будет никак». – Пальцы ее пробежались по всей длине пениса, заставив Диего задрожать. – Ты говорил: «Я буду доставлять тебе удовольствие, пока ты не станешь умолять меня продолжать, пусть даже для этого потребуется вея ночь». – Продолжая ласкать его, Люси перешла на шепот: – Ты говорил: «Я буду трогать каждую часть твоего тела столько, сколько пожелаю, и так, как пожелаю». Именно это я хочу сейчас проделать с тобой, Диего.

   Диего застонал:

   – Делай все, что пожелаешь, милая. Только не тяни время.

   – Ну что ж, – игриво сказала Люси, – это может оказаться забавным.

   Диего был обречен. Казалось, обольстительница целую вечность играла с ним и ласкала его, пока он не подумал, что умрет, если сейчас же не окажется внутри ее тела.

   Но в тот самый миг, когда Диего был готов нарушить свое обещание и швырнуть ее на кровать, Люси приподнялась, а потом очень медленно стала опускаться на пенис, доводя его до безумия.

   – Святые угодники, Люси! – хрипло проговорил он и, схватив ее за плечи, сделал рывок вверх, стараясь ускорить темп. – Прошу тебя, милая…

   – Ты умоляешь, Диего? – прошептала она, глядя на него сверху вниз.

   – Да, – прохрипел он. – Возьми меня, любовь моя. Сию же минуту. Пока я не умер.

   Люси рассмеялась:

   – Даже когда ты умоляешь, ты высокомерен.

   Люси начала двигаться, но делала это так деликатно, что Диего, не выдержав, схватил ее за талию и сразу же набрал темп. Она была богиней, соблазнительницей и ангелом в одном лице и единственной женщиной, которую он мог представить рядом с собой на всю жизнь.

   Он целовал ее губы, грудь, шею, наслаждаясь любимой Люси. И когда наконец ее щеки запылали, а его страсть достигла предельного накала, Люси содрогнулась, и Диего перестал сдерживать себя. Сделав последний глубокий рывок, он перелил свою силу внутрь ее тела, издав триумфаторский крик.

   Теперь она принадлежала ему. Это была его Люси. Отныне и на веки веков. Никто, ничто и никогда больше не разлучит их.

   Люси не могла бы сказать, что ее разбудило. Какой-то шум? Или рука Диего, лежавшая поперек ее живота?

   Лунный свет ярко освещал комнату сквозь открытую балконную дверь. Морской бриз, долетавший из гавани, лишь слегка охлаждал воздух в комнате, потому что в Испании в начале июня бывает значительно теплее, чем в Англии. Волосатая грудь Диего поблескивала от пота, пряди влажных волос прилипли ко лбу. Он сбросил с себя почти всю простыню, оставив лишь уголок, едва прикрывавший тело.

   Он был прекрасен во сне, являя собой великолепное сочетание золотистой кожи и львиной мускулатуры, как на картине, изображающей спящего Эндимиона, которую Люси видела в доме герцога Фоксмура.

   И он весь целиком принадлежал ей. Люси затаила дыхание. Диего ее любит. Этому трудно было поверить, но он ее любит и намерен жениться на ней, причем ради нее самой, а не только потому, что так подсказывает ему чувство чести. Люси впервые за всю свою жизнь почувствовала себя по-настоящему счастливой.

   Вдруг с балкона донесся какой-то шум, и Люси насторожилась.

   – Кто там? – шепотом спросила она.

   – Люси! – воскликнул знакомый голос, и послышался скрежет сапог о металлические перила, сопровождаемый кряхтением и пыхтением. – Это ты, моя девочка?

   – Папа! – воскликнула Люси и села в постели, не сразу осознав, что она абсолютно голая.

   Люси быстро завернулась в простыню, что было весьма своевременно, потому что в это мгновение в проеме балконной двери появился, тяжело отдуваясь, отец.

   – Как тебе удалось найти меня здесь? – спросила Люси, шаря под простынями в надежде отыскать свою ночную рубашку. – Откуда ты узнал, где…

   – Что случилось, милая? – пробормотал, просыпаясь, Диего.

   – Проклятие! – Отец выругался, когда его взгляд упал на кровать рядом с Люси. – А это, черт возьми, кто такой?

   Диего сердито взглянул в сторону балкона.

   – Я должен задать вам тот же вопрос, сэр, – огрызнулся он.

   Слишком поздно Люси сообразила, что Диего еще никогда не встречался с ее отцом.

   – Диего, это…

   – Ты затащил ее в постель, проклятый сукин сын?! – заорал отец, решительно шагнув в комнату. – Ты похитил мою дочь и переспал с ней?

   – Папа, все совсем не так, как ты думаешь, – сказали Люси, которая наконец отыскала ночную рубашку и натянула на себя.

   – Проклятие! – пробормотал Диего, который тоже шарил под простынями в поисках своей одежды.

   Люси вскочила с кровати, чтобы не позволить отцу наброситься на Диего с кулаками.

   – Мы собираемся пожениться, – торопливо сказала она, хватая отца за руку. – Сейчас же. Сегодня. Как можно скорее.

   – Только через мои труп! – взревел он. – Значит, тобой с ним расплатились за то, что он притащил тебя назад к этому чертову маркизу? Значит, вот какую дьявольскую сделку он заключил?

   – Нет! – воскликнула Люси. – И кто ты такой, чтобы обвинять его? Ведь это ты помог сержанту и его любовнице украсть меня?! Это ты…

   – Послушай, Люси, – начал было Диего, вставая с кровати в одних подштанниках.

   – Только не говори мне, что поверила в эту ложь, – сказал полковник Ситон таким обиженным тоном, что Люси сразу замолчала. Он же круто повернулся к Диего: – А вы, сэр, выдумали небылицу, изобразив меня исчадием ада, чтобы способствовать осуществлению планов проклятого старика? Вам должно быть стыдно за себя.

   – Я верил, что это правда! – возразил Диего. – Я не знал, что дон Карлос мне лжет. Он всем лжет. Откуда же мне было знать…

   – Ты… ты хочешь сказать, что это неправда? – прервала Диего Люси, во все глаза глядя на него. – Все, что ты рассказал мне о папе и нянюшке, – это ложь?

   Диего вздохнул.

   – Как оказалось, дорогая, сержант Кроуфорд был действительно твоим отцом. Он женился на донье Каталине, твоей настоящей матери, вопреки воле твоего деда. А история о нянюшке – ложь.

   Люси ошеломленно смотрела на Диего. Значит, она не сшибалась в том, что отец – порядочный человек. Он просто помог двоим влюбленным сбежать от злого маркиза, который не хотел, чтобы они были вместе.

   И тут ей в голову пришла ужасная мысль.

   – Господи! – воскликнула она, с упреком глядя на Диего. – Когда ты пришел сегодня сюда, ты уже знал, что дедушка солгал? И ты поэтому хотел увезти меня? А весь этот вздор относительно герцога и его ключа? Ты пришел из-за своей проклятой чести? Ты понял, что тебя обманули, и хотел все уладить? Ко мне это не имело никакого отношения?

   – Нет! – решительно сказал Диего. – Клянусь, я пришел сюда только ради тебя, любовь моя. Ты должна мне поверить.

   – Поверить тебе? – презрительно фыркнул полковник. – После того как ты оболгал отца? – Он с укоризной взглянул на Люси. – Хотя я до сих пор не могу поверить, что ты думала, будто я могу помочь кому-нибудь украсть ребенка у родителей.

   – Почему бы и нет? – послышался с порога новый голос. Люси хотелось завизжать от отчаяния, когда она увидела, как в дверь вошел дон Карлос, глаза которого пылали яростью. Очевидно, его привлек шум, поскольку ни отец, ни Диего даже не потрудились разговаривать потише. Из-за спины маркиза выглядывала Нетти, которую явно озадачило появление двух мужчин в комнате Люси.

   – Ты помог этому сержанту украсть у меня Каталину, – злобно сказал дон Карлос. – Это все равно что украсть мою внучку.

   – А вот и сам злодей появился на сцене! – воскликнул полковник.

   Люси инстинктивно встала на сторону отца, но он, казалось, не замечал ее, сосредоточив все внимание на маркизе.

   – Том не крал Каталину, осел вы этакий, и вы это знаете, – заявил он. – Вы вынудили ее бежать из дому, потому что затеяли этот дурацкий брак с Альваро. Каталина не могла смириться с вашим выбором супруга для нее. Она попыталась было сделать так, как вы хотите, но, узнав, что у нее будет мой ребенок, она сказала, что скорее умрет, чем станет женой Альваро! Это вы, проклятый негодяй, вынудили ее бежать отсюда.

   В комнате вдруг стало тихо. Дон Карлос, сгорбившись, опирался на трость. Диего ошеломленно смотрел на всех.

   Но Люси почти ничего не замечала. «Мой ребенок»? Значит, это ее родной отец?

   И тут вдруг все встало на свои места. Вот почему отец знал, где ее искать. Знал, как войти в этот дом. Это объясняло, почему неженатому солдату было достаточно обещания, данного умирающему другу, чтобы удочерить его маленькую дочь.

   – Так ты действительно мой отец? – спросила Люси страдальческим тоном. – Мой настоящий отец?

   – Что? – переспросил полковник, обернувшись к ней. Поняв, что нечаянно проговорился, он побледнел. – Девочка моя! О Боже, я не хотел, чтобы ты узнала об этом при таких обстоятельствах.

   Отец потянулся к Люси, но она отшвырнула его руку. Весь ее мир перевернулся вверх тормашками.

   – Судя по всему, ты вообще не хотел, чтобы я узнала об этом, – сдавленным голосом сказала она. – Ты хотел, чтобы я всю свою жизнь чувствовала себя сиротой, у которой нет никакой родни, чужим человеком в своей собственной стране.

   – Нет, девочка, – прохрипел полковник Ситон. – Я делал это для твоего же блага. Потому что люблю тебя. Потому что любил твою мать.

   – Но любил недостаточно, чтобы жениться на ней, – выпалила Люси.

   – Ты должна понять, – тихо сказал отец, – я не ожидал, что все так случится. Я влюбился в Каталину с первого взгляда, увидев ее на балу в Гибралтаре. Я ходил за ней по пятам и умолял выйти за меня замуж. Она отдалась мне в ту ночь, когда я сделал предложение, но потом испугалась и отказалась выходить замуж против воли своей семьи. – Он бросил на маркиза взгляд, полный ненависти. – Каталина сказала, что ее отец будет унижен в глазах общества, если расторгнуть помолвку.

   Ситон взъерошил волосы.

   – Но когда поняла, что беременна тобой, она больше не смогла выносить сложившуюся ситуацию. Она сбежала в гибралтарский гарнизон с намерением, выйти за меня замуж. Только я в то время валялся в лихорадке, которая свирепствовала в Гибралтаре в 1803 году. Я лежал без сознания, и ей сказали, что я умру.

   Он снова сердито взглянул на дона Карлоса.

   – Нельзя было терять времени. Уверенная в том, что отец силой заставит ее выйти замуж за ненавистного Альваро, Каталина обратилась за помощью к Тому, моему лучшему другу. Он и сам был почти влюблен в нее, поэтому предложил выйти за него замуж, чтобы дать ребенку отца и защитить ее от маркиза.

   По щекам полковника Ситона потекли слезы.

   – Судьба посмеялась надо мной, потому что неделю спустя я был здоров. К тому времени они уже поженились. Я потерял Каталину и ничего больше не мог сделать.

   – Кроме как удочерить свою дочь. – У Люси сердце обливалось кровью. Ей было жалко его. И себя. – Свою собственную дочь, которой ты лгал всю жизнь! Почему ты не сказал мне? После того как они умерли…

   – Чтобы заклеймить тебя клеймом незаконнорожденной, чтобы тебя считали внебрачным ребенком неженатого полковника? Как бы то ни было, а у тебя были законные родители. И я решил, что так будет лучше. Я удочерил тебя по всем правилам, приемлемым в обществе.

   – Но ты мог бы рассказать об этом мне! – воскликнула Люси. – Помнишь, сколько раз я спрашивала тебя о своих родителях, а ты ничего не говорил? Мне так нужна была мать, а ты даже о ней мне не рассказывал.

   – Ах, девочка, я боялся, что, если расскажу тебе, ты примешься разыскивать маркиза. А когда он в прошлом году написал в полк, наводя справки о тебе, меня предупредили, и я…

   – О Господи! – воскликнула Люси. – Значит, вот почему они просто отделались от него. Как ты мог?

   – Девочка, дорогая моя девочка…

   – Не надо. – Люси попятилась от него. – Я тебя больше не знаю.

   – Он разлучил тебя с семьей. – вклинился в разговор маркиз. – Видишь, дорогая внучка, он тебя не любит.

   Люси повернулась к старику с мстительным видом:

   – А ты, значит, любишь? Ты даже не искал меня, пока не умер твой сын и у тебя не осталось шанса заполучить наследника!

   Еще кое-какие факты получили свое объяснение.

   – Ты знал, что моя мать жила в гарнизоне, причем совсем рядом, по ту сторону границы.

   – Вы, наверное, даже знали имя ее мужа, когда посылали меня разыскивать ее в Англии? – вставил свое слово Диего.

   – Нет! – воскликнул дон Карлос. – Я знал только о том, что она вышла замуж за солдата, но имени его не знал.

   Услышав, как Диего презрительно фыркнул, полковник обернулся к нему:

   – И ты еще имеешь наглость сомневаться в его лживости, когда именно ты поверил его вздору и сделал так, как он велел! Или ты верил ему? Ты, знаменитый фокусник, мастер иллюзий? Откуда нам знать, что ты не раскусил всю наглую ложь маркиза с самого начала и не действовал исключительно из корыстных побуждений?

   Диего почувствовал себя оскорбленным.

   – Хочу довести до вашего сведения, сэр, что я действовал, руководствуясь самым чистым из побудительных мотивов.

   – Получить назад свою собственность, – презрительно фыркнув, вставил маркиз.

   Полковник выругался.

   – А ты действовал для того лишь, чтобы получить себе наследника, проклятый эгоист…

   – Хватит! – закричала Люси. – Замолчите все! Все вы лжете, интригуете и манипулируете моей жизнью! – Она вдруг почувствовала, что не может больше их видеть. – Вон! Убирайтесь отсюда! Оставьте меня в покое! Все!

   Ошеломленные, они уставились на Люси, потом хором запротестовали.

   Люси выбежала на балкон, на который отец влез по веревке, прикрепленной к абордажному крюку, и, оглянувшись, сердито посмотрела на всех собравшихся.

   – Если все вы сейчас же не уйдите отсюда, я спущусь тем же способом, каким проник сюда отец, и никто из вас меня больше не увидит!

   С нее достаточно! Ей нужно побыть одной, подумать, понять, кто она такая и что все это значит.

   – Люси, любовь моя… – начал Диего.

   – Ах, ты еще здесь? Нетти, выгони их вон отсюда и запри двери. Или, клянусь… – Люси закинула ногу на балконные перила.

   – Хорошо, хорошо, девочка. Мы уходим! – воскликнул отец, пятясь кдвери. Вдвоем с Диего они вытеснили из комнаты маркиза. Нетти следовала за ними по пятам, выпроваживая их.

   Как только комната опустела, Люси втянула наверх веревку и, закрыв за собой балконную дверь, заперла ее.

   Ее взгляд упал на кровать, где они с Диего совсем недавно занимались любовью. На кровать, где мужчина, которого она считала святым за то, что он удочерил ее, зачал ее с женщиной, которую любил, но никогда не говорил ей об этом.

   Это было уже слишком.

   Люси опустилась на пол и разрыдалась.

Глава 27

   Дорогой «кузен»!

   Вы отлично знаете, почему я заключила в кавычки слово «кузен». За последние несколько лет я проверила каждого из родственников моего покойного мужа, Ни один из них не обладает вашими познаниями высшего света или вашими финансовыми возможностями. Вам давно пора признаться, что вы не приходитесь мне кузеном. Что касается того, что я якобы ранила вас своими обвинениями, то вы раните меня гораздо больше, сохраняя свою драгоценную анонимность даже теперь, когда я борюсь за свое дальнейшее существование.

   Ваша «родственница» Шарлотта.


   Выпроводив Диего, отца и деда за дверь, Люси в задумчивости стояла в крошечной гостиной, пристально вглядываясь в портрет своей матери.

   Очень многое из того, что она узнала за последние два месяца о своей жизни, виделось совсем по-другому: смена полка отцом, официальное удочерение, тот факт, что он до конца войны не отпускал ее ни на шаг от себя. Может быть, он уже тогда опасался, что дон Карлос может выкрасть ее?

   Правда, это не имело значения. А имело значение то, что отец все эти годы лгал ей. Как он мог? Он, несомненно, видел, что Люси безумно хочется узнать о своей семье. Девушка понимала, почему он скрывал это от всех остальных: даже имея законных родителей, у нее были проблемы с происхождением. Но скрывать это от нее…

   Разве можно было простить такую ложь, даже если отец руководствовался единственным соображением: не позволить ей попасть в руки деда?

   А старый маркиз? Пропади он пропадом тоже. Люси поверила его крокодиловым слезам. Завороженная длинными разговорами о ее матери, доверчиво и наивно полагала, будто ее драгоценный abuelo искренне рад, что нашел свою внучку, потому что любит ее. А уж после того, как маркиз сказал, что решение выходить или нет замуж за герцога зависит исключительно от самой Люси, она все простила ему.

   Теперь понятно! Все поведение деда по отношению к ней было ложью. Маркиз с самого начала знал, что его дочь сбежала с солдатом, а вовсе не обнаружил это всего год назад, как он утверждал. Нет, дон Карлос послал за Люси Диего потому лишь, что умер его сын, а ему был необходим наследник. И в этом отношении он проявил себя все тем же интриганом, манипулирующим людьми, который сломал жизнь ее матери.

   И жизнь Люси он тоже был готов сломать. Он быстренько отправил Диего из города, как только заметил, что тот может помешать его плану выдать внучку замуж за дона Фелипе.

   Мысли Люси вернулись к Диего. Его предательство было самым жестоким. «Я люблю тебя, Люси Ситон, которая вскоре станет Люси Монтальво». Он действительно хотел этого? Или признание в любви было единственной возможностью заставить Люси выйти за него замуж? Диего только что узнал, как несправедливо обошелся с девушкой, украв ее у родного отца. Было очень характерно для него попытаться исправить положение, женившись на ней, и спасти свою честь за ее счет.

   Люси вздохнула. Неужели все эти прекрасные слова, которые он ей говорил, были сказаны не от души?

   Диего всегда хотелось сделать так, чтобы не пострадала его честь. Хотелось так же отчаянно, как маркизу хотелось заполучить наследника или как отцу хотелось всю жизнь скрывать от дочери правду.

   Пропади они все пропадом! Кому теперь верить?

   Люси всмотрелась в лицо матери, которую едва знала.

   – Они все до одного негодяи, – произнесла она. – Тебе было бы лучше без них. Возможно, и мне будет без них лучше.

   – Неужели вы действительно верите этому, мисс? – спросила Нетти, посмотрев на Люси с сочувствием.

   Нетти была единственным человеком, которому Люси могла верить. Она терпеливо пережидала приступ рыданий и мрачных размышлений хозяйки.

   – Не знаю, Нетти. Я больше ничего не понимаю. В дверь постучали.

   – Я не хочу видеть никого из них! – крикнула Люси вслед Нетти, направившейся к двери. – Не смей пускать сюда ни одного из этих мужчин!

   – Как скажете, мисс. – Дверь открылась, и после короткого разговора вполголоса Нетти кого-то впустила.

   Люси круто повернулась и увидела леди Керр.

   – Девочка моя, я пришла сразу, как только твой отец вызвал меня с корабля, – сказала она, с участием глядя на Люси.

   Люси пытливо посмотрела на свою мачеху.

   – Вы все это время знали о папе? – спросила она, чтобы выяснить, можно ли доверять леди Керр в этой ситуации.

   – О том, что Хью твой настоящий отец? – уточнила леди Керр и покачала головой. – Я узнала об этом только тогда, когда мы отправились в Англию, чтобы ехать за тобой.

   Это было все, что хотела услышать Люси. Леди Керр раскрыла объятия, и Люси, из глаз которой вновь покатились слезы, бросилась к ней. Крепко прижав к груди, мачеха нежно ворковала над ней, пока Люси не успокоилась.

   – Как он мог лгать мне? – прошептала Люси, утирая слезы. – Нам обеим?

   – Он думал, что поступает правильно. – Заметив, что Люси нахмурилась, леди Керр добавила: – Конечно, он был глупцом. Но мужчины бывают потрясающе слепы, когда речь идет об их женщинах.

   Люси не могла бы сказать, что удивило ее больше – то, что леди Керр назвала отца глупцом, или то, что взяла сторону Люси.

   – Как вы можете простить его, зная, что он скрывал от вас такой важный секрет?

   Леди Керр печально улыбнулась:

   – Я люблю его. Вопрос стоит так: или простить, или выбросить его из моей жизни, а я не смогу без него жить.

   – А мне следует поступить именно так, – упрямо сказала Люси. – Я должна выбросить из своей жизни всех этих лживых мерзавцев.

   – Да, моя милая, они таковы. Но мне кажется, каждый из них думал, что делает как лучше.

   – Вот и получается, что они лживые интриганы, самонадеянные мерзавцы.

   – И это тоже правильно. Однако мне все-таки кажется, что они тебя любят.

   Люси презрительно фыркнула.

   – У них странный способ показывать свою любовь. – Люси пристально посмотрела наледи Керр: – Вы знаете все? Знаете, как я оказалась в Испании?

   Леди Керр кивнула.

   – Помимо информации, которую мы получили от Гаспара, как только я прибыла сюда, твой отец, граф и твой дед подробно рассказали мне о том, что произошло, с тех пор как ты покинула Англию. – Она печально усмехнулась. – Рассказали, как могли, в перерывах между перебранками.

   Вспомнив, как она была одета ночью, когда отец внезапно появился в ее спальне, Люси покраснела.

   – Папа рассказал вам, где я находилась и что… то есть…

   – Да. Я знаю, что ты была с твоим молодым человеком. Видишь ли, граф… как бы это сказать… он все еще в одних подштанниках, поскольку никто не подумал о том, чтобы предложить ему какую-то одежду, а его одежда, очевидно, осталась здесь, наверху. Не трудно было догадаться, каким образом он оказался в таком виде.

   Люси опустилась на ближайшую банкетку и закрыла лицо руками.

   – Вы, должно быть, считаете меня ужасной распутницей.

   – Конечно, нет, милая, – сказала леди Керр, усаживаясь на банкетку рядом с ней. – Ведь ты по собственному выбору легла с ним в постель, не так ли?

   Люси бросила взгляд на мачеху, и сердце ее сжалось, когда она заметила тревогу в ее глазах. Впервые с тех пор, как леди Керр вошла в комнату, она заметила ее бледность и тонкие морщинки вокруг рта.

   Значит, мачеха тревожилась о ней? Это было так трогательно, что Люси захотелось снова заплакать.

   – Да, я легла с ним в постель по собственному выбору. Я думала… что мы поженимся.

   – И ты думала, что любишь его.

   Люси кивнула. Нет смысла рассказывать ей о том, что она не первый раз была с Диего в постели. Тогда уж она наверняка была бы похожа на распутницу.

   – Ну что ж, в таком случае твое поведение вполне понятно. Влюбленные не всегда ведут себя разумно. – Она погладила Люси по спине. – Ты все еще думаешь, что любишь его?

   Люси чуть помедлила, потом вздохнула.

   – Да, но я не знаю, можно ли верить, что он действительно любит меня.

   – Я думаю, Люси, что граф Монтальво любит тебя. Он готов вцепиться в горло и твоему отцу, и твоему деду, если ему вдруг покажется, что они тебя обижают.

   – Вцепиться в горло – это слишком слабо, чтобы выразить то, что чувствую я. Я готова убить их обоих!

   – Возможно, это принесло бы удовлетворение на короткое время, но принимать решение о том, чтобы расправиться с ними навсегда, пожалуй, не стоит, когда ты расстроена.

   Услышав это здравое замечание, Люси неожиданно рассмеялась.

   – К тому же меня могут за это повесить. Это тоже надо учитывать.

   Теперь рассмеялись они обе.

   – Если тебя это хоть немного утешит, – сказала леди Керр, – то твой отец сказал, что имел намерение рассказать нам обеим правду, как только ты выйдешь замуж. – Она взяла Люси за руки. – Также он сказал, что, зная, как ты открыта и прямолинейна по природе, он боится, что ты можешь рассказать обо всем будущему мужу, а тот, узнав о твоем происхождении, может отказаться жениться.

   – Какой вздор! – сердито сказала Люси.

   – Вспомни, в кого ты была влюблена последние несколько лет, милая. Ты была влюблена в Г1итера Бернса, а если бы ты рассказала ему…

   – Что правда, то правда. Он бы не только отказался жениться, но и, наверное, разболтал бы об этом повсюду.

   – Откровенно говоря, мы оба были благодарны судьбе, когда Питер исчез из твоей жизни. Отцу он никогда не нравился. Хотя ради любви к тебе он был готов забыть о своей неприязни.

   Люси затаила дыхание.

   – Может быть, он смягчится и по отношению к Диего? Ну-у… я хочу сказать… если предположить, что у нас все получится?

   – Боюсь, что об этом тебе придется спросить у самого отца.

   При одной мысли о разговоре с отцом у Люси перехватило дыхание.

   – Я все-таки не понимаю, почему он не сказал мне правду. Я не знаю также, верить ли дедушке, что он любит меня, или он просто хочет своего наследника. Я даже не уверена в искренности Диего. Мне кажется, он просто чувствует себя виноватым, потому что поверил маркизу и в результате испортил мне жизнь.

   – Возможно, тебе следует спросить у них.

   – Зачем? Я им не верю.

   Леди Керр ласково посмотрела на Люси.

   – Ясно, что они болваны – вся их компания. Но сейчас они внизу доводят друг друга до безумия от тревоги за тебя и, как мне показалось, совсем не собираются уходить в ближайшее время. – Мачеха стиснула ее руку. – В конце концов тебе придется принять какое-то решение. Не можешь же ты сидеть здесь, наверху, всю оставшуюся жизнь, а?

   – Наверное, не могу. Но сейчас я даже видеть их не желаю. Леди Керр довольно долго молчала. Потом обняла Люси за плечи.

   – Что, если я скажу, что знаю способ помочь тебе получить свои ответы, не задавая прямых вопросов? Как правило, если твоего отца – или любого другого мужчину – припереть к стенке, от него можно добиться правды. И я придумала, как это устроить. Ты готова попытаться попробовать?

   Люси внимательно посмотрела на женщину, которая никогда не лгала ей, никогда не скрывала от нее правды и относилась к ней по-матерински, как относилась, кроме нее, только миссис Харрис.

   – Да, готова, – сказала Люси с дрожащей улыбкой. – Больше я такого напряжения просто не выдержу.

   – Будь осторожна, милая. Тебе может не понравиться то, что ты услышишь. Ты готова к этому?

   Люси взглянула на портрет матери, которая стала совершенно несчастной, потому что слишком долго делала то, что хотела от нее семья, и слишком поздно начала бороться за то, что важно для нее самой.

   Люси не хотела, чтобы с ней произошло то же самое. Повернувшись к леди Керр, она кивнула:

   – Я думаю, что смогу с этим справиться.

   – Вот и хорошо. Тогда слушай, что я предлагаю сделать…

   Диего, теряя самообладание, шагал туда-сюда по внутреннему дворику. Он всласть наслушался, как маркиз и полковник Ситон обвиняют друг друга во всех грехах, начиная от плохих манер и кончая плохим исполнением отцовских обязанностей.

   Но самое главное заключалось в том, что Диего, поняв наконец, насколько лживым может быть маркиз, понял и побудительные мотивы полковника. Этот человек хотел защитить Люси.

   Того же хотел и Диего.

   Как ни странно, ему вспомнились слова Гаспара, сказанные, когда они разговаривали в последний раз: «Разве ты спрашивал меня когда-нибудь, чего хочу я?»

   Диего вздохнул. Ему следовало спросить Люси, чего она хочет, что ей нужно. Боже милостивый, если бы можно было повернуть время вспять, он бы все сделал иначе.

   Наверху открылась дверь, и все трое мужчин, как по команде, повернулись в сторону галереи. Но это была всего лишь Нетти. Одна.

   Она спустилась по лестнице и, не останавливаясь, прошла мимо них. Все трое побежали за ней следом.

   – Моя жена все еще там, с Люси? – спросил полковник. Вопрос был глупый, поскольку они не покидали места, откуда видна дверь спальни, с тех пор как Люси выставила их вон. Разумеется, леди Керр была там. Где же ей еще быть?

   – С Люси все в порядке? – спросил Диего.

   Даже маркиз, который был не так проворен, как двое других мужчин, крикнул:

   – Остановись, девушка, и расскажи нам, что там происходит!

   Нетти, не останавливаясь, сказала:

   – Леди Керр приказала принести им чаю и чего-нибудь поесть.

   – Чаю? – переспросил полковник и взглянул на Диего. – Это, наверное, хороший признак?

   Все трое последовали за Нетти на кухню в надежде получить еще какие-нибудь сведения, но она стоически молчала и не отвечала ни на какие вопросы, что заставило Диего еще раз мысленно обругать Гаспара за то, что нанял эту проклятую женщину.

   Продолжая расспрашивать Нетти, они вышли следом за ней из кухни во внутренний дворик и неожиданно увидели стоявшую там леди Керр.

   – Мэгги! – воскликнул, поспешив к ней, полковник. – Где Люси? Как она?

   – С Люси все в порядке, – строго сказала леди Керр. – Сейчас она едет в экипаже, направляясь на судно.

   Мужчины озадаченно переглянулись.

   Диего первым догадался, что произошло. Ведь он был фокусником. Как он сразу не распознал трюк с исчезновением? Нетти отвлекла их внимание, а леди Керр тем временем вывела Люси из дома.

   Она уезжает! И без него? Он этого не вынесет!

   – На наше судно? – спросил полковник голосом, полным надежды. – Она едет домой с нами?

   – Она едет домой со мной, – холодно сказала леди Керр. – Сейчас Люси не желает общаться с тобой, Хью. Мы обе решили, что тебе лучше будет вернуться в Англию отдельно от нее.

   – Черта с два! – взревел полковник. Увидев, как леди Керр, приподняв бровь, взглянула на него, он нахмурился. – Ладно. Я понял, что не следовало скрывать от нее правду. Когда она была маленькой и не умела держать рот на замке, мне казалось, что так будет лучше. Но со временем становилось все труднее рассказать ей об этом. Я тянул время, понимая, что однажды Люси возненавидит меня за это. – Он упрямо расправил плечи. – Я совершил ошибку, но у меня есть надежда, что дочь простит меня. – Полковник сердито взглянул на жену. – И будь я проклят, если стану спокойно наблюдать, как она уезжает в Англию в гневе на меня, потому что вы с ней, видите ли, решили, что так будет лучше. Я еду за ней следом!

   Он повернулся к двери, но путь ему преградил маркиз.

   – Ты не поедешь без меня, – сказал старик властным тоном. – Люсинда – моя внучка. Я имею на нее такое же право, как ты.

   – Зачем она вам? Чтобы получить наследника? – прервал его полковник Ситон.

   – Плевать мне на наследника, чтоб ты знал, глупый английский переросток, – выпалил в ответ дон Карлос. – Я признаю, что совершил ошибку с Каталиной. Всю свою жизнь я расплачиваюсь за эту ошибку. Не довольно ли?

   Старик ухватился за свою трость как за спасательный трос.

   – Да, я хотел наследника, – продолжал дон Карлос. – Потому-то и отправил за Люсиндой Диего. – Его покрасневшие глаза наполнились слезами. – Но когда моя внучка приехала, я увидел, что она копия своей матери…

   – Что правда, то правда, – тихо подтвердил полковник.

   – Мне хотелось одного: чтобы она была рядом со мной. У меня никого нет – как вы этого не понимаете? Никого, чтобы быть рядом в последние дни моей жизни. – Маркиз указал тростью на леди Керр и сердито взглянул на полковника. – У тебя есть хотя бы она. А теперь у тебя будет еще и Люси, а я умру в полном одиночестве… – Старик заплакал.

   Диего его слезы не тронули.

   – А что вы скажете насчет герцога? Вы хотели выдать Люси замуж против ее воли, как пытались сделать с ее матерью.

   – Нет! – запротестовал маркиз. – Спросите ее сами. Я сказал, что если дон Фелипе так и не понравится ей, когда она проведет неделю в его компании, я его прогоню. Я бы так и сделал. Я лишь хотел хорошего мужа для нее – человека, достойного жениться на внучке маркиза. – Прищурив глаза, старик взглянул в сторону Диего: – Не какого-нибудь фокусника с разоренным дотла имением.

   – А-а, с тем самым имением, ради возвращения которого он и похитил у меня дочь? – сказал полковник, бросая недоброжелательный взгляд на Диего. – Хоть в этом вопросе наши мнения сходятся, дон Карлос! Он ее не заслуживает. Он всего лишь лживый дьявол, интриган.

   – Я по крайней мере знаю, что был ослом, – спокойно сказал Диего. – Эта женщина– самое лучшее, что есть у каждого из нас, а вы только и думаете, кто заслуживает ее, а кто– нет. Никто из нас не заслуживает того, чтобы Люси была рядом, пропади все пропадом! Она не собственность. У нее есть собственные чувства, мысли и мечты. – Диего сердито взглянул на собеседников. – Мы игнорировали их ради собственных эгоистических интересов, и Люси имеет полное право послать нас куда подальше. Я ничуть не виню ее за это. Я безумно люблю ее. Если мне когда-нибудь повезет и она снова будет со мной разговаривать, позволит ухаживать за ней, я упаду на колени и возблагодарю за это Бога.

   – Ты действительно так сделаешь? – послышался за его спиной тихий голос.

   Диего круто повернулся и онемел, увидев, как из-за колонны вышла Люси. Несмотря на бледность и опухшие от слез глаза, она была невероятно красива.

   – Ты действительно так сделаешь? – повторила Люси с неуверенной улыбкой.

   При виде ее улыбки у Диего замерло сердце.

   – Я отвечаю за каждое свое слово, любовь моя, – хрипло произнес он. – Я сделаю все возможное и невозможное, лишь бы ты была в моей жизни, ненаглядная. Стоит тебе пожелать, и я буду гастролировать, продам Арболеду, восстановлю ее или перееду в Англию и буду работать у Филиппа Эстли. Скажи, что ты хочешь, и я это исполню.

   Глаза Люси снова наполнились слезами.

   – Я хочу одного, – сказала она, опускаясь перед Диего на колени. – Я хочу тебя. Все остальное не имеет значения.

   С радостным криком Диего притянул ее к себе, целуя губы, щеки, волосы. Рассмеявшись, Люси поцеловала его в ответ так нежно, что Диего показалось, что он может умереть от счастья. На какое-то мгновение все, что их окружало, перестало существовать и они были единственными людьми в мире, которые целовались, бормотали друг другу ласковые слова и наслаждались тем, что находятся рядом.

   Это волшебное мгновение закончилось, когда что-то твердое уткнулось в спину Диего. Он удивленно оглянулся и увидел, что маркиз тычет ему в спину свою трость. Дон Карлос враждебно смотрел на него, а рядом стоял полковник, и его взгляд тоже был сердитым.

   Люси и Диего, которых так грубо вернули в реальный мир, поднялись и взглянули на эту пару. Диего инстинктивно обнял Люси за талию.

   – Ты ведь знаешь, дон Диего, что я могу уничтожить тебя за это, – проворчал маркиз. – И если ты думаешь, что увидишь хотя бы пенни из ее наследства…

   – Плевать я хотел на наследство, – грубо прервал его Диего. – Кроме Люси, мне ничего не нужно.

   И это было правдой.

   – А что, если я заставлю арестовать тебя за похищение? – спросил полковник, сурово глядя на Диего. – Да-да, я знаю, что моя дочь приехала сюда не по доброй воле. Твой друг Гаспар рассказал мне правду. Ты опоил ее каким-то зельем, чтобы привезти сюда. Я могу добиться, чтобы тебя за это повесили.

   – Ты выставишь себя на посмешище, папа, если попытаешься это сделать, – сказала Люси, крепко вцепившись в Диего. – Потому что я поддержу его и поклянусь, что приехала сюда исключительно по доброй воле. – Она сердито взглянула на деда: – А ты, abuelo, я думаю, давно уже понял, что вмешательство в сердечные дела дорого обходится.

   Маркиз и полковник замолчали, а Люси продолжала:

   – Я слышала весь разговор. Далеко не все из услышанного мне понравилось. Но к счастью, я поняла одно: хотя оба вы глупые упрямцы, вы, кажется, все-таки любите меня. И я, возможно, могла бы попробовать простить вас за все. Но только если вы выполните мои условия.

   Отец и дед Люси обменялись настороженными взглядами.

   – Дедушка, – сказала Люси, – я выбрала себе в мужья Диего. Если ты действительно хочешь, чтобы я была в твоей жизни, то отнесись с уважением к моему выбору. Ты согласен с моим условием?

   Во взгляде маркиза появилась надежда.

   – Значит, ты останешься в Испании? Будешь утешением для своего старенького abuelo?

   Люси взглянула на Диего.

   – Я сказал тебе, дорогая, все будет так, как ты пожелаешь, – заявил он.

   С ослепительной улыбкой Люси обратила взгляд на дона Карлоса.

   – Я не могу пока ответить. Мой муж очень талантлив. Он может делать абсолютно все, что пожелает, так что нам еще предстоит решить, что будет лучше для нас обоих. – Ее лицо сияло от гордости. – Но я уверена, что время от времени мы сможем навещать тебя. Я буду рядом с тобой, когда смогу.

   – В таком случае я доволен, – сказал старик, смахивая слезы.

   – Что касается тебя, папа, – сказала Люси, – то, если хочешь, чтобы я простила тебя за то, что так долго скрывал от меня правду, ты должен признать Диего как моего мужа. И согласиться вести себя с дедушкой по крайней мере вежливо. Ты сможешь это сделать?

   Полковник Ситон нахмурился, переводя сердитый взгляд с Диего на дона Карлоса.

   – Хью! – требовательно воскликнула леди Керр.

   – Я думаю, думаю. – Он взглянул на Люси, и взгляд его смягчился. – Ладно, согласен. Если только этот чертов мерзавец не будет все время держать тебя здесь, в Испании.

   – Вот и хорошо, – сказала леди Керр, улыбнувшись сначала мужу, потом Люси и Диего. Она подошла к влюбленным и расцеловала обоих в щеки. – Я рада за вас.

   Люси, прижавшись к Диего, улыбнулась леди Керр и сказала:

   – Я поймала себе неплохого мужа, правда, мама?

   Леди Керр, услышав такое обращение, на мгновение остолбенела. Потом глаза ее наполнились слезами, а на губах заиграла радостная улыбка.

   – Что правда, то правда, милая. – Она взглянула на голый торс Диего и вздернула брови. – Хотя, мне кажется, сеньору Монтальво давно пора привести себя в более приличный вид. Негоже графу разгуливать в подштанниках.

   Люси рассмеялась. Увидев, что Диего нахмурил брови, она поддразнила:

   – Принимая во внимание твою потрясающую ловкость рук, я бы не удивилась, если бы ты, выходя из двери, прикарманил ключ от моей спальни.

   Улыбнувшись, Диего показал ей ключ:

   – Именно это я и сделал.

   Люси перевела взгляд на Нетти:

   – Ты же сказала, что заперла дверь!

   Нетти поморщилась:

   – Когда я хотела запереть дверь, ключа в замке не было, мисс. Но я не стала говорить вам об этом, чтобы не расстраивать.

   Люси, вытаращив глаза, повернулась к Диего:

   – Ты хочешь сказать, что мог бы в любое время войти в комнату и выкрасть меня, если бы захотел?

   – Если бы захотел. Но мне показалось, что тебя слишком часто крали против твоей воли. И я решил на сей раз для разнообразия руководствоваться в своем поведении не тем, что диктует разум.

   – Вот как? А чем же?

   – Тем, что диктует мое сердце.

   Люси одарила его лучезарной улыбкой, и Диего понял то, что следовало знать с самого начала: человек никогда не собьется с пути, если будет следовать велениям своего сердца.

Эпилог

   Дорогая Шарлотта!

   Наверное, мне в сложившейся ситуации пора исчезнуть из вашей жизни. Я всегда просил вас только об одном: выполнять мое условие анонимности. Боюсь, что, если вы не можете этого сделать, у нас нет надежды продолжать нашу переписку.

   Искренне ваш Майкл.


   Полгода спустя Люси стояла в лондонском доме Ситонов и с улыбкой наблюдала, как ее муж заставляет исчезнуть карту из руки лорда Стоунвилла. Диего был поистине неутомим. Через два часа у него состоится благотворительное выступление в театре «Атенеум» для сбора средств в фонд помощи детям Ньюгейта. Но вместо того чтобы отдохнуть, он развлекал гостей на приеме, который устроили родители Люси в их честь.

   Раскинув карты веером, Диего заметил, что жена за ним наблюдает, и подмигнул.

   Люси моментально почувствовала дрожь внизу живота. Они были женаты уже пять месяцев, однако она по-прежнему млела, стоило ему подмигнуть.

   – Ты знаешь, как он это проделывает? – раздался рядом знакомый голос.

   – Миссис Харрис! – радостно воскликнула Люси, обнимая свою старую подругу и наставницу. – Я не ожидала, что вы успеете прийти на прием.

   – Я не могла не прийти и не увидеть тебя, моя дорогая. – Она поцеловала Люси в щеку.

   – Как вы поживаете? – спросила Люси.

   Миссис Харрис устало улыбнулась:

   – Стараюсь не падать духом.

   Выглядела она не очень хорошо: лицо побледнело, глаза печальные. Она тяжело пережила скандал с самоубийством леди Керквуд.

   Ее смерть тяжело отразилась на школе. Менее удачливые конкуренты миссис Харрис постарались вытащить на свет старые скандалы, связанные с прежними случаями «побегов», втом числе и случай похищения Люси. Стали поговаривать о том, что миссис Харрис нельзя больше доверять воспитание девочек. И хотя все «побеги» закончились счастливыми браками, это общество не интересовало.

   Были также и другие проблемы.

   – Правда ли, что мистер Притчард нашел покупателя на Рокхерст? – спросила Люси.

   Миссис Харрис вздохнула:

   – Боюсь, что я знаю об этом не больше, чем ты. Пока это всего лишь слухи.

   – А что говорит по этому поводу кузен Майкл? Красивый лоб вдовы прорезала глубокая морщинка.

   – Ничего. Мы с ним поссорились и больше не переписываемся.

   – Ох, извините. Надеюсь, не из-за нас с Диего? Я знаю, что вы обвиняли кузена Майкла в том, что он убедил вас разрешить мне встретиться с Диего в тот день.

   – Нет. Мы поссорились совсем из-за другого, – ответила миссис Харрис и сменила тему разговора: – Так ты знаешь или нет, как твой муж делает фокусы?

   – Вы с ума сошли! – ответил из-за ее спины подошедший к ним Диего. Он взглянул на Люси, и глаза его загорелись. – Разве вы не заметили, что у моей жены язык опережает мысли? Если я расскажу ей свои секреты, то весь мир узнает, как я делаю фокусы.

   – Это неправда! – запротестовала Люси, хотя именно так оно и было.

   – К счастью, я скоро значительно сокращу свои выступления. Вот тогда мои фокусы перестанут быть страшной «государственной тайной».

   – Вы планируете ограничиться ведением хозяйства в Арболеде? – спросила миссис Харрис.

   Люси рассмеялась.

   – Это совсем не смешно, дорогая, – сказал Диего, но уголки его рта дрогнули в улыбке.

   – А мне это кажется довольно забавным, – улыбнулась Люси и наклонилась к миссис Харрис: – Моему мужу потребовалось прожить всего один месяц в отдаленной горной местности Леона, чтобы понять, что выращивание винограда вдали от общества не его амплуа. Вы бы только видели выражение его лица, когда он узнал, что за его любимым бренди нужно проехать целый день, а ближе его ни за что не купишь.

   Диего вздохнул:

   – То же самое относится к моей любимой газете, кофе и длинным сигарам.

   Люси усмехнулась и взяла Диего под руку.

   – Кто бы мог подумать, что он так привередлив, когда речь идет о земных благах? И становится таким брюзгливым, когда его их лишают?

   – Но я не по этой причине продал поместье, – запротестовал Диего. – Я не хотел, чтобы ты рожала там, где тебе сможет помочь только единственная старая повитуха с сомнительными рекомендациями.

   – Я знаю, дорогой, знаю. – Люси серьезно взглянула на миссис Харрис. – Боюсь, что Виллафранка так и не оправилась после разрушений, причиненных ей англичанами и французами пятнадцать лет назад. Растить там ребенка было бы по меньшей мере трудно.

   – Так вы ждете ребенка? – воскликнула миссис Харрис. Люси взглянула на Диего, который смотрел на нее с обожанием и гордостью.

   – Да. В начале весны.

   – Примите мои поздравления, дорогие! – воскликнула миссис Харрис, но потом озадаченно взглянула на них. – Не сочти это за бесцеремонность, Люси, но мне хотелось бы узнать, как же вы предполагаете жить, если твой муж сократит выступления и продаст Арболеду.

   Диего рассмеялся, а Люси пояснила:

   – На деньги, полученные от продажи Арболеды, Диего приобрел увеселительный сад в Кадисе.

   – Увеселительный сад? – воскликнула миссис Харрис. – Вы, наверное, шутите?

   – Это совместное предприятие. С кем бы вы думали? С моим дедушкой, – сказала Люси. – Это позволяет нам быть рядом, когда он болеет. К тому же это предприятие обещает быть весьма доходным.

   – А если из этого ничего не выйдет, мы приедем к вам в школу, – шутливо пообещал Диего. – Не найдется ли у вас мест для двух преподавателей, обучающих ремеслу фокусника?

   – Мне почему-то казалось, что это ремесло не для юных леди, – сдержанно заметила миссис Харрис.

   – Я не уверена, что это так, – сказала Люси. – Может оказаться весьма полезным знать, каким образом можно заставить исчезнуть нежелательного поклонника.

   – К сожалению, – прервал ее Диего, – в этот момент исчезнуть должен я. Гаспар ждет меня в театре, моя ненаглядная.

   Гаспар к этому времени был женат на своей поварихе, и они с Диего совместными усилиями, слава Богу, залатали брешь, образовавшуюся в их дружбе. Чем больше Люси узнавала Гаспара, тем лучше понимала, что за долгие годы он стал для Диего отцом.

   – Ты можешь пойти со мной, Люси, если хочешь, – сказал Диего.

   – Еще спрашиваешь! Я не пропущу ни одного твоего представления, – с улыбкой ответила Люси.

   Они попрощались с миссис Харрис, потом подошли к родителям Люси сообщить, что уже уезжают. Леди Керр и полковник Ситон пообещали приехать в театр чуть позднее. Хотя отец Люси с трудом привыкал к тому, что его зять – фокусник, он стал заметно дружелюбнее, узнав, что скоро станет дедушкой.

   Как только супруги Монтальво сели в экипаж и отъехали от дома, Диего заключил Люси в объятия и целовал до тех пор, пока ее не охватило страстное желание. Когда Диего наконец оторвался от жены, глаза его горели.

   Хорошо зная аппетиты мужа, Люси протянула руки к застежке его брюк.

   – Значит, это будет такого рода выступление, не так ли?

   – Если мадам не возражает, – промолвил Диего и застонал, почувствовав, как она касается его рукой.

   – Мадам ни капельки не возражает. Если только ты ничего не порвешь. Нетти устроила мне настоящий нагоняй, когда в прошлый раз у нас было… представление в экипаже.

   – Став камеристкой графини, Нетти превратилась в странную зануду, – сказал Диего и с дьявольской улыбкой задрал юбки Люси.

   – А я превратилась в распутную сорвиголову, – сказала она, чувствуя, как сердце отбивает бешеный ритм в радостном предвкушении.

   – Нет, любовь моя. Ты графиня до кончиков ногтей, – усмехнулся Диего Монтальво. – Везде, кроме спальни.

   – И экипажа, – добавила Люси.

   И со всей страстью продемонстрировала мужу, какой пылкой сорвиголовой она может быть.


Примичания

Примечания

1

   Длительное путешествие за границей после окончания учебного заведения.

2

   Дорогая (исп.).

3

   Боже мой (исп.).

4

   Проклятие! (исп.)

5

   Боже праведный! (исп.)

6

   Любимая (исп.).

7

   Какого черта! (исп.)

8

   Моя ненаглядная (исп.).

9

   Гнусный англичанин (исп.).

10

   Гнусные ворюги (исп.).

11

   Дедушка (исп.).