Семь дней страсти

Виктория Дал

Аннотация

   Неделя пребывания в сельском поместье – вот единственное, что осталось Николасу Кантри, виконту Ланкастеру: скоро он распрощается со своей свободой, чтобы выгодно жениться на нелюбимой женщине.

   Но неожиданно судьба дарит ему удивительную встречу с Синтией Мерриторп – подругой детства и первой любовью. Чувства, казалось бы, давно забытые, вспыхивают вновь, и ни Николас, ни Синтия не в силах противостоять зову страсти. Однако оба знают: счастье их продлится лишь семь коротких дней и ночей, а дальше каждому придется забыть о любви ради долга и здравого смысла…




Виктория Дал
Семь дней страсти

Глава 1

   Лондон, весна 1846 года

   Николас Кантри, виконт Ланкастер, известный друзьям, семье и всему светскому обществу своим неотразимым обаянием и неизменным чувством юмора, был в ярости. Эта ярость ослепила его, тесно сжатые зубы свело от боли, но когда он пробирался через толпу гостей на званом ужине, все по-прежнему улыбались ему. Если кто-нибудь и обратил внимание на его состояние, то, вероятнее всего, решил, что причиной тому – расстройство желудка, и уж точно никто бы не догадался, что он в гневе.

   Виконт мог украсить любое общество. С ним было приятно проводить время. Повеса и волокита, охотник за богатством. Ему и самому все это нравилось. Никто и никогда не заглянул глубже, чтобы посмотреть, что же на самом деле скрывалось под маской юмора и доброжелательности. И вряд ли он когда-либо пожалел о той репутации, которую изо всех сил старался приобрести.

   Но совсем недавно он застал свою невесту с другим мужчиной в весьма недвусмысленной ситуации, что совершенно вывело его из себя, такого безупречного во всех отношениях. Ее крики в его адрес и понимание того, что он не может просто повернуться и уйти, не прибавили ему самообладания.

   – Мой дорогой виконт Ланкастер! – окликнули его.

   Николас остановился и поклонился изящной женщине.

   – Леди Авалон. – Виконт склонился над протянутой рукой дамы. – Луч света в моем унылом вечере.

   – Фу! – засмеялась женщина и хлопнула его по плечу большим веером.

   – Леди Авалон, я и не знал, что вы так рано вернулись из деревни. Сбежали от дурного романа?

   – Ланкастер, вы любите посплетничать.

   – Только изредка. Вы знакомы с мистером Брандиссом?

   Николас указал рукой в сторону хозяина вечера и еле сдержал возникшее желание помассировать шею, которую пронзила резкая боль.

   – О да. Мистер Брандисс, хоть и купец, но такой же джентльмен, как и любой лорд королевства. – Она наклонилась ближе. – Я также познакомилась с мисс Брандисс. Какую красивую невесту вы выбрали, Ланкастер!

   «Да, красивую, к тому же вероломную. А еще удивительно крикливую, когда она загнана в угол», – подумал виконт, но ничего не сказал, а лишь склонил голову в знак согласия.

   – Красивый, – продолжала леди Авалон, – и очень мудрый альянс. Я всем говорила, что у вас все будет хорошо, так и случилось.

   – О да, мисс Брандисс готова простить мне мое грозное лицо и потрепанный титул ради шанса прибрать к своим изящным ручкам мои яблоневые сады. Они вполне прибыльные.

   – Ха! Если бы у вас было состояние, молодой человек, вы бы десятилетие царствовали королем холостяков. Чертовски приятно слыть неплохой добычей даже в вашем затруднительном положении. Впечатляет, виконт. Мистер Брандисс очень педантичен, когда дело касается его маленькой Имоджин.

   – Это точно, – вымученно улыбнулся Ланкастер. – А теперь прошу прощения…

   – О да! Я уверена, вы хотите вернуться к своей обожаемой невесте.

   Она снова хлопнула его своим веером. Китовый ус щелкнул по его руке, а Ланкастер представил свои нервы, которые, как натянутые струны, лопаются с таким же звуком.

   Действительно, обожаемая невеста. Еще несколько мгновений назад она и была для него таковой: скромной, застенчивой и неглупой.

   – Обожаемая, – прорычал Николас, пробираясь через полный зал гостей к выходу.

   Он уже преодолел половину пути, но все еще был не свободен. Сам мистер Брандисс стоял у выхода, провожая уходивших гостей.

   Его не так легко было одурачить, как остальных, и с ним виконт сейчас меньше всего хотел разговаривать. Мартин Брандисс был рассудительным, умным и чрезвычайно проницательным человеком. Правда, на собственную дочь эта проницательность не распространялась.

   Ему удалось проскочить незамеченным мимо Брандисса, но уйти не получилось. Ему пришлось ждать пальто и шляпу, потом кучера. Ланкастер даже не вздрогнул, когда почувствовал руку на своем плече.

   – Уходите так рано, сэр?

   – Встреча в клубе. – Николас, посмеиваясь, повернулся, чтобы пожать руку будущему тестю. – Но вечер был изумительный, а ваша жена, как хозяйка, достойна всяческих похвал.

   – Не беспокойтесь. Она настояла, чтобы Имоджин во всем принимала участие. Дочь станет отличной виконтессой.

   – Даже не сомневаюсь.

   Ведь она умудрилась изобразить любовь к мужчине, подумал Ланкастер, которого ненавидит. Имоджин уверенно сыграет роль леди Ланкастер.

   Его вдруг пронзила одна мысль. Если Имоджин откажется от брака, у него не будет выбора. Он не сможет повлиять на ее решение. Свадьбы не будет.

   – Мистер Брандисс, а вы уверены, что она хочет этого?

   – Что вы хотите сказать?

   Брандисс нахмурил брови. Николас почти не видел его глаз.

   – Я хочу сказать… – У Ланкастера болела от напряжения шея, но он сделал вид, что им овладело простое беспокойство. – Ваша дочь последние несколько недель была очень молчалива. С того самого ужина по поводу помолвки.

   – Имоджин послушная девочка. – Голос Брандисса звенел как сталь. – Она довольна этой помолвкой, милорд, и знает свой долг.

   Ее долг. Да, она что-то кричала по поводу долга, а ее любовник пытался ее остановить.

   Долг. Несмотря на все обстоятельства, он все еще надеялся на что-то большее.

   Вместо того чтобы сказать этому человеку, что его дочь совершенно несчастна, Николас склонил голову:

   – Пожалуйста, попрощайтесь за меня с вашей женой и дочерью. Мне, как всегда, было очень приятно.

   – Милорд, – слегка поклонился Брандисс.

   Как и сказала леди Авалон, Брандисс во всем был настоящим джентльменом хотя и являлся успешным купцом. Но именно это обстоятельство довольно сильно разочаровало Николаса. Он надеялся, что, женившись, окажется в сердечной, спокойной семье. Но они не могли позволить себе расслабляться. Эта семья шла в гору; чудачества, скандалы и даже удовольствия в жизни не могли сравниться с этим. Виконт был всего лишь средством для достижения целей. Его чувства в расчет не брались.

   Экипаж виконта нуждался в серьезном ремонте. Выйдя на улицу и услышав его скрип, Ланкастер задумался, сколько он еще прослужит. Из-за старых пружин ездить было некомфортно, но, по крайней мере, ему больше не было стыдно за внешний вид экипажа. Его конюх решил проблему с облупившейся краской на гербе. Он полностью ее соскреб и перекрасил дверцу. Очевидный признак бедности исчез под несколькими мазками кисти. Эх, если бы все остальные проблемы можно было решить так же легко.

   – Милорд, – пробормотал, кланяясь, дворецкий.

   На его лице не было ни единой морщинки, в каштановых волосах – ни одного седого волоса. Другими словами, он был слишком молод для дворецкого, но его услуги обходились дешево, он был энергичен и смышлен. Да и сам Ланкастер в свои двадцать пять был немного молод для виконта с таким грузом долгов.

   – Бикс, надеюсь, ты хорошо провел вечер.

   Николас прошел в холл.

   – Да, сэр. Очень хорошо. Приехал лорд Гейнсбрро, и я разместил его в Белой комнате.

   Гейнсборо. Проклятие. У Ланкастера совершенно не было настроения развлекать старика сегодня вечером.

   – Сэр? Сообщить ему, что вы приехали домой?

   – Нет, – оборвал его Ланкастер, но тут же смягчился. – Нет, я…

   Черт. Каким бы несчастным он себя ничувствовал, но не мог отправить домой одинокого вдовца.

   – Дай мне минутку, Бикс. Приятное общество очень утомляет.

   Он отдал сюртук и шляпу и прошел в свой кабинет. Специальный бокал для бренди ждал виконта на маленьком столике рядом с письменным столом. Он наполнил его и опустился в кресло.

   Виконт лениво просматривал почту, потягивая бренди. Дружественное письмо от женщины, которая короткое время была его любовницей. Небрежная записка от герцога Сомерхарта, в которой он подтверждал, что они с молодой женой приедут на грядущую свадьбу, хотя сам Николас подозревал, что только герцогиня действительно будет рада приехать. Эта мысль вызвала у него легкую улыбку.

   Две записки от кредиторов. Хотя теперь, после помолвки с дочерью самого богатого в Лондоне импортера шелка, они стали немного дружелюбнее. Он сразу бросил их в корзину для мусора, потом немного подумал, достал назад, чтобы спрятать в углу стола прадеда в качестве напоминания. Виконт не был свободен и не мог позволить себе забыть.

   Его отец получил в наследство имение, находящееся на грани разорения, и быстро довершил дело, не побеспокоившись сообщить об этом своему наследнику. Видимо, решил, что сын еще слишком молод, чтобы переживать по этому поводу. Ведь Ланкастер стал наследником в двадцать три года.

   Он опять наполнил бокал бренди и взял последнее письмо.

   Оно пришло от экономки из Кантри-Мэнора, самого маленького из его поместий и единственного, которое хоть как-то сводило концы с концами. Только бы ничего не случилось с овцами, подумал Николас. За это поместье он совершенно не волновался и даже не посещал его последние десять лет. Сделав еще один глоток бренди, Ланкастер открыл письмо.

   Напиток обжигал горло, а он читал письмо, не понимая значения фраз. Чушь какая-то. Он прочитал письмо еще раз, и его сердце оборвалось.

   «Мне жаль сообщить вам… Я знаю, вы когда-то были близки…».

   Умерла мисс Синтия Мерриторп.

   Очень печальная новость. Ей было не больше двадцати одного года. Но что могло произойти? Несчастный случай? Болезнь?

   Николас обхватил голову руками. Все внутри у него сжалось, но виной тому были не воспоминания о Синтии. Причина была в самом письме, которое явно свидетельствовало о том, что мир рушится.

   «А ты думал, что хуже быть не может, – прозвучал внутренний голос. – А на самом деле… Твои неприятности нельзя сравнить с бедой Синтии Мерриторп, эгоист». Эта мысль отрезвила Ланкастера.

   Она никогда не была замужем. Никогда не покидала Йоркшир. Короткая и одинокая жизнь.

   Он думал, что она превратится в привлекательную молодую женщину, что ее мудрый взгляд и упрямый подбородок скорее подойдут женскому лицу, чем детскому. Как он ошибался. Она умерла незамужней. Но в юности она была такой энергичной. Честной и открытой, независимой и миролюбивой. Совершенно непохожей на Имоджин Брандисс.

   От этой мысли его передернуло, и он допил бренди.

   Нет, мисс Имоджин Брандисс ничего не известно о честности, хотя те ужасные слова, которые она выкрикивала сегодня вечером, были достаточно честными. «Настоящий мужчина в вопросе денег не рассчитывает на женщину! Настоящий мужчина их зарабатывает! Ты хоть что-нибудь стоящее сделал за свою жалкую жизнь?»

   Какая-то тяжесть внутри его, которая медленно накапливалась последние несколько месяцев, наконец, дала о себе знать в полной мере. Она крутила кости и рвала сухожилия, грозя сплющить все тело и обрушить весь его мир.

   Он слишком увяз во всем этом, построил слишком далеко идущие планы. Кредиторы его семьи отступили, чтобы дождаться щедрого подарка, который принесет его женитьба на богатой наследнице. Если он все отменит сейчас…

   Ланкастер представил воронов, клюющих его глаза, и понимал, что он в ловушке.

   Что-то огромное и темное давило на Николаса, нарушая его внешнее спокойствие, которое он всегда демонстрировал миру. Ему это состояние было хорошо знакомо. Ярость. Неистовство. И страх. Они так прочно сплелись вместе, образовав не изведанное доселе чувство. Существовал только один способ разобраться с этим.

   Потерев руками лицо, Ланкастер глубоко вздохнул. Не обращая внимания на звон в ушах и натянув на лицо свою обычную улыбку, позвонил в колокольчик.

   – Отнеси, пожалуйста, ужин для лорда Гейнсборо и скажи, что я сейчас приду сыграть с ним партию в шахматы, – обратился Ланкастер к пришедшему дворецкому.

   Николас решил притвориться веселым, ведь он проведет вечер с человеком, который все еще скорбит по своей умершей жене, и не обращать внимание на то, что творится у него самого на душе. Бикс направился к выходу, и улыбка исчезла с лица Ланкастера. В ушах зазвенело еще громче.

   – Подожди, – обратился он к слуге. – Я думаю… Я получил письмо…

   Звон в ушах стал стихать, и Ланкастер заторопился.

   – Умерла соседка, мне надо поехать в Йоркшир выразить соболезнования. Так надо. Упакуй мои вещи и извинись за меня перед семьей мисс Брандисс.

   – Сколько времени вы полагаете отсутствовать, милорд?

   Звон снова появился в его ушах, только теперь он звучал громче, чем прежде. Николас потряс головой и посмотрел на письмо. Тяжесть придавила его с новой силой. Сколько времени он будет отсутствовать? Клятву нежеланной жене ему произносить только через два месяца.

   – Думаю, шесть недель.

   – Как скажете, сэр. А уезжаете вы?..

   «Сейчас», – хотелось сказать Ланкастеру, но он, конечно, этого не сделал. Он лишь задумчиво прищурился и постарался подавить в себе желание сбежать немедленно.

   – Я думаю, завтра утром.

   – Да, милорд.

   Как только Бикс отправился поспешно паковать вещи, Ланкастер еще раз взглянул на письмо, позволив себе несколько глубоких вздохов. Ему просто надо немного времени. В конце концов, брак не самое худшее, что он когда-либо делал для своей семьи. Далеко не самое худшее.

   Взяв себя в руки, Ланкастер вышел из кабинета и с улыбкой шагнул в Белую комнату. Стоявший перед камином мужчина поднял голову, и печально сжатые губы растянулись в улыбке.

   – Ланкастер! Я чертовски рад тебя видеть.

   – И я тоже. Вы подготовились к партии?

   – Подготовился? – фыркнул старик. – Притупив свой разум виски? Это единственная подготовка, которая требуется мне для партии в шахматы с тобой.

   – Тогда я буду нападать там, где вы меньше всего этого ждете, схвачу вас, как нищенка пропойцу, вцеплюсь в вас, как девушка, впервые выехавшая в свет, в герцога.

   – О! – рассмеялся вдовец. – Вы меня всякий раз веселите, молодой человек.

   Николас улыбнулся и посмотрел на часы на камине. Еще двенадцать часов, и он совершит свой побег.

Глава 2

   В Лондоне чувствовалось наступление весны, но побережье Йоркшира она пока не затронула. Ледяной дождь барабанил по крыше экипажа, от него стыл воздух, хотя под сиденьем стояла жаровня. Ланкастер наблюдал за клубившимся из его рта паром и удивлялся, что решил остаться здесь на шесть недель.

   Они только что проехали деревню Нили, где в юности он проводил много времени, и теперь находились совсем недалеко от Кантри.

   Его семья оставила это поместье, когда десять лет назад переехала в Лондон. Николас никогда не возвращался сюда, даже никогда не вспоминал о нем, несмотря на то что здесь прошла вся его юность. За поместьем присматривала экономка миссис Пелл, и ренты как раз хватало, чтобы содержать его. Так что думать здесь было особенно не о чем.

   Хотя все, конечно же, было намного сложнее. Ланкастер не любил думать о том времени, потому что тут же всплывали другие воспоминания, другие истории…

   Как же отчаянно ему хотелось сбежать из Лондона! Он даже не задумывался о тех демонах, которые в связи с этой поездкой могли вырваться на свет божий.

   «Теперь я мужчина, – напомнил себе Николас, – а не мальчик, чтобы бегать от ночных кошмаров».

   От гнева у него перехватило горло, но в этот момент кучер что-то прокричал, и экипаж стал замедлять ход. Они приехали. Через несколько мгновений старая миссис Пелл выйдет его встречать.

   Впервые с тех пор как Ланкастер уехал отсюда, ему пришло на ум, что она будет горевать из-за случившегося. Каждый день много часов подряд Синтия Мерриторп проводила у нее на кухне. Иногда казалось, что в доме его семьи она проводит гораздо больше времени, чем в своем. Если она не ходила следом за Ланкастером по поместью, то находилась на половине прислуги, следуя тенью за миссис Пелл. Наверное, бедная женщина чувствует себя сейчас так, будто потеряла родную дочь.

   Экипаж остановился, и через несколько секунд кучер открыл дверцу. На улице шел холодный проливной дождь.

   – Вокруг темно, милорд, никого нет, – обратился к виконту кучер.

   – Отлично, я пойду сам, Джеймссон. А ты поставь лошадей и приходи на кухню съесть что-нибудь горячее.

   Ланкастер решительно вышел из экипажа и поспешно направился к парадному входу. Он добрался до ветхого навеса и понял, что двери крепко заперты, но Джеймссон уже уехал.

   Терзавшие его смутные сомнения вдруг обрели вес и реальность. Бикс не сообщил миссис Пелл о его скором приезде. Ему оставалось лишь надеяться, что экономка не уехала на неделю к младшей сестре в Лидс.

   Николас снова вышел под дождь. Пока он дошел до конца дома особняка, он насквозь промок и окоченел от холода. Но ручка кухонной двери легко повернулась, Николас шагнул в теплое и светлое помещение.

   – Адам, – раздался из темноты коридора знакомый голос, – если ты намочишь пол, тебе придется его помыть. Я не…

   Когда миссис Пелл вошла в кухню, она едва не задохнулась от удивления.

   – Добрый вечер, миссис Пелл. Похоже, вас не предупредили о моем прибытии. Но я здесь.

   – Ник? – прошептала она, вызвав у него легкий шок.

   Его уже много лет так никто не называл.

   – Да, это я. Вернулся из… – Он вовремя остановился и кашлянул. – Приношу свои извинения, что застал вас врасплох. Я знаю, что последние две недели были для вас непростыми, а теперь еще и я свалился как снег на голову.

   Ей еще надо прийти в себя. Она побледнела и не могла скрыть своего удивления. Николас испугался, что она может просто упасть в обморок, хотя вид у нее был все еще крепкий. Несмотря на то что морщинки у глаз стали глубже, а волосы поседели, она не казалась ему такой старой, какой осталась в его в детских воспоминаниях. Юность имеет привычку преувеличивать возраст.

   – Миссис Пелл?

   Она заморгала и, наконец, похоже, вышла из состояния растерянности.

   – Милорд, – выдохнула она, а потом присела в реверансе. – Милорд, пожалуйста, простите меня. Я… Позвольте мне набрать воды в чайник, потом я открою для вас библиотеку. Мне надо приготовить для вас постель и…

   – Я прекрасно переночую на диване в библиотеке, если…

   – Никогда не говорите так! – возмутилась она. – Мне нужен всего час, сэр.

   Она засуетилась, и чайник оказался на плите еще до того, как Ланкастер обдумал следующую фразу. Хлопковая ткань и белый батист промелькнули мимо, но Ланкастер успел схватить конец завязки ее фартука и потянуть довольно сильно, чтобы привлечь внимание.

   – Миссис Пелл.

   Она остановилась, но не повернулась к нему. Замерев, экономка стояла на месте, сцепив руки перед собой.

   – Миссис Пелл, я хочу выразить вам свои соболезнования. Я знаю, как вы были близки с Синтией. Ее смерть, должно быть, стала для вас страшным ударом.

   Николас был уверен, что она сейчас заплачет. Он сделал шаг вперед, чтобы обнять ее и успокоить.

   – Спасибо, сэр, – кивнула миссис Пелл и пошла, коротко оглянувшись через плечо. Ее глаза блестели от слез, но ни одна слезинка не скатилась. – Вы, как всегда, очень добры.

   Она провела руками по фартуку.

   – Пойдемте. Я устрою вас в библиотеке и заварю чай.

   – А у вас, случайно, не осталось отцовского виски?

   – Только в медицинских целях, сэр. – Ее лицо сморщилось в знакомой улыбке. – Но вы, конечно, находитесь на грани смерти. И я не хотела бы чувствовать себя виноватой в этом.

   – Миссис Пелл, вы ангел, посланный с небес. Лучшая экономка, о которой только можно мечтать.

   Улыбка с ее лица куда-то пропала, она подобрала юбки и пошла в библиотеку. Виконт последовал за ней. Все вопросы подождут до утра.

* * *

   Чашка чая. Пустой бокал. Крошки хлеба и сыра. Все это было разбросано по длинному столу.

   Она подошла ближе.

   На темно-зеленом диване лежал мужчина. Незнакомый гость. Путешественник, оказавшийся в затруднительном положении. Или…

   Нет.

   От холодного воздуха ее белый халат прильнул к ногам, когда она, потрясенная, остановилась перед ним. Этого не может быть. Только не теперь, когда он больше не мог помочь ей.

   Но золотистые локоны в мерцающих отблесках камина были ей знакомы, впрочем, как и прямой нос, и мягко очерченные губы. Ей не надо было видеть цвет глаз, чтобы понять, что это он.

   – Ник, – прошептала она и заметила, как дрогнули его веки.

   Она отпрянула, но заметила, как он на мгновение открыл глаза и снова погрузился в сон.

   Синтия Мерриторп повернулась и выбежала из библиотеки, исчезнув в темноте. Она не знала, проснулся ли человек за ее спиной.

   Николас вернулся, словно услышал ее девичьи молитвы… А она не могла позволить ему остаться.

   – Что вы натворили? – прошептала Синтия, когда миссис Пелл пришла на чердак.

   – Ничего! – Экономка вздрогнула, качая головой.

   – Вы написали ему, просили о помощи! – Синтия схватила ее за руку.

   – Я не делала этого, юная мисс. И откуда ты знаешь о приезде виконта?

   – Виконт, – пробормотала Синтия, раздраженная его новым статусом.

   Когда она его знала, он был просто высоким застенчивым мальчиком. Скромный симпатичный мальчик с невероятно добрыми карими глазами.

   – Я видела его, – призналась она, наконец.

   Миссис Пелл с сомнением посмотрела в сторону крошечного круглого окошка чердака.

   – Нет, я заволновалась, когда вы не принесли чай, испугалась, что вы заболели. Я не ожидала, что наткнусь на важного господина, спящего в библиотеке.

   – Скажи, что это не так!

   – Что? – Синтия в задумчивости погрызла ноготь большого пальца. – А, ну да. Конечно, он меня не видел.

   «Надо надеяться», – подумала она.

   – Ради всего святого, больше никаких хождений по дому. Оставайся на чердаке. Он скоро уедет. Если он обнаружит тебя здесь, то вышвырнет меня отсюда без всяких рекомендаций.

   – Николас не посмеет.

   – И перестань грызть ногти. Воспитанная леди так себя не ведет.

   – Но вы только что сказали мне оставаться на чердаке, – фыркнула Синтия. – Я скрываюсь здесь, как прокаженная. И уж никак не леди.

   Миссис Пелл отчаянно кивнула, потом ее взгляд упал на шерстяные чулки и грубое платье девушки.

   – То, что произошло с тобой, несправедливо.

   Эти слова экономка повторяла ей каждый день с того самого момента, как Синтия, окровавленная и напуганная, появилась на пороге ее дома.

   Девушка шагнула ей навстречу и взяла за руки.

   – Я знаю, что мне не следовало просить вас впустить меня в дом. Простите меня. Вы… Вы писали Нику и просили о помощи?….

   – Я писала, но только чтобы сообщить о твоей смерти. – Миссис Пелл сложила руки на груди, и от этого ее вид стал еще более виноватым. – Иначе это выглядело бы странно! И потом, он больше не Ник, дорогая. Он виконт Ланкастер.

   – Да, – быстро согласилась Синтия и встретилась взглядом с миссис Пелл. – Он больше не Ник, и мы все должны помнить это. Нам необходимо, чтобы он как можно быстрее уехал, иначе он погубит нас обеих.

   – Детка, все это глупо. И потом, Ник совсем не изменился. Возможно, он…

   – Нет. Даже если он не вернет меня отчиму, то все равно ничем не сможет помочь. Я хочу, чтобы он уехал.

   Миссис Пелл не стала возражать.

   – Пообещайте мне, что не расскажете ему. Если он отправит меня назад в семью… Этот человек убьет меня.

   Старая экономка, которая была для нее матерью больше, чем собственная мать, коротко кивнула:

   – Я не расскажу ему. Но мы еще поговорим об этом, девочка, не сомневайся.

   Синтия промолчала, словно соглашаясь, но решила не обсуждать виконта Ланкастера и его мнимую полезность. Если бы у нее был выбор, то он бы не задержался здесь надолго.

   Ей необходимо всего несколько недель, а может, и дней. И потом она исчезнет, как будто ее и не было никогда. Привидение, которое никто не помнит.

   Она будет свободна.

Глава 3

   Виконт ночью спал плохо. Ему привиделась странная женщина в белом, стоявшая перед ним.

   Она показалась ему смутно знакомой, но слишком быстро исчезла, и ей на смену пришли старые ночные кошмары, наполненные болью и страхом. Когда он проснулся, то пожалел, что вернулся в Йоркшир.

   День был тихий и грустный, покрытая туманом местность казалась ограниченной и бесконечной одновременно. Ланкастер слышал слабый шум океана и чувствовал соленый запах. Осознание того, что он не в Лондоне, стало понемногу развеивать его плохое настроение. Даже несмотря на то что сейчас его путь лежал в семью умершей девушки, куда он направлялся, чтобы принести свои соболезнования.

   Она была единственной Мерриторп в доме. Ее отец давно умер, и леди Мерриторп вышла замуж за дородного мужчину по имени Камбертсон, который редко улыбался и часто кричал. Именно по этой причине Синтия часто убегала в Кантри-Мэнор. Мистер Камбертсон не трогал ее, пока она не попадалась ему на глаза, и девушку это устраивало. Николас тоже не вспоминал о ней все это время, и теперь чувство вины терзало его.

   Но у него было о ком заботиться. Его мать, которая целиком и полностью зависела от молодого виконта и не хотела признавать их тяжелое финансовое положение. Его сестра, девушка на выданье, которую следовало представить светскому обществу, а это требовало немалых затрат. И его брат, в своем юношеском расцвете, потакающий всем своим прихотям. Счета за одежду, выпивку и развлечения уже давно вышли из-под контроля. Как и мать, Тимоти не хотел мириться с бедностью. У них ничего не было. Почти на всю собственность были установлены ограничения на право распоряжаться ею. Имя Ланкастера и титул были, в сущности, единственным оставшимся у них имуществом. Его имя, титул и тело.

   От этих мыслей его бросило в жар, и Николас, пытаясь избавиться от них, даже сменил позу. Пальцы коснулись ледяного стекла, когда он решил открыть окошко экипажа, но именно холодный воздух мог сейчас отвлечь его. Он даже подумал попросить кучера остановиться и остаток пути пройти пешком, но так и не решился на это. Вскоре показалось имение Оук-Холл, и под колесами захрустел ракушечник.

   В груди все сжалось от знакомого пейзажа. В юности Николае бывал здесь десятки раз, но частенько старые воспоминания лежат забытыми в кладовой памяти до тех пор, пока вдруг вид чего-то или запах не возродят их к жизни. В данном случае это были три старых дерева, которые выросли выше каменного здания и затеняли его. И еще необычная темно-синяя краска, которой были выкрашены ставни и фронтоны дома.

   Впервые с тех пор как он услышал печальную новость, Ланкастер почувствовал прилив настоящей печали по Синтии. Она умерла и никогда больше не станет карабкаться на дерево под своим окном, никогда не будет смотреть на него с недовольным видом, упрямо задрав подбородок, никогда не будет округлять глаза, слушая чушь отчима по какому-либо сомнительному вопросу.

   Как только экипаж остановился, виконт тяжело спрыгнул на землю и с трудом поднялся по ступенькам. Удивительно, но никто из слуг не появился встретить его. Понятно, что обстановка в доме мрачная, но ведь прошло уже несколько недель. Ланкастер постучал в дверь и подождал.

   Очевидно, титул виконта в этой части Йоркшира больше не принимается во внимание. За последние двадцать четыре часа ему уже дважды пришлось напрасно стучать в двери. Он почувствовал, как упала капля дождя. Николас поднял глаза к небу, но тут дверь открылась.

   – Чего?

   О Боже. Слуга, если это действительно слуга, а не проникший в дом коробейник, был всего около пяти футов ростом. У него как-то странно росли волосы на голове. Они мыском спускались ко лбу и росли по бокам.

   – В чем дело?

   – Это вы ко мне обращаетесь? – спросил Ланкастер.

   Седой старик взглянул на него красными глазами. Глаза без преувеличения были красными. Николас совершенно четко видел кровеносные сосуды. Он был готов спорить на соверен, что этот человек – пьяница. И к тому же агрессивный.

   – Ну хорошо, – вздохнул Николас, – я виконт Ланкастер и приехал сюда выразить свои соболезнования мистеру и миссис Камбертсон.

   – Милорд, – человек, тяжело дыша, поклонился, хотя выражение лица осталось недовольным, – если вы пройдете за мной, я посмотрю, принимает ли хозяин.

   Ланкастер последовал за сгорбленной фигурой, пообещав себе, что больше никогда не будет сокрушаться по поводу молодости своего дворецкого. Он был настолько загипнотизирован странным, похожим на привидение слугой, что почти не заметил поразительных перемен в Оук-Холле. Они уже почти перешагнули порог небольшой столовой, когда Ланкастер заметил царившее повсюду запустение.

   Не стало… всего. Светлые квадраты на обоях говорили о том, что здесь когда-то висели картины. Столы стояли пустыми, на них не было ни ваз, ни других предметов интерьера. Даже деревянные полы, некогда покрытые толстыми коврами, заглушающими шаги, теперь были голыми. Виконт медленно обошел помещение, когда слуга шаркающей походкой вышел в коридор.

   Трудно поверить. Складывалось впечатление, что из дома медленно выносится все. Возможно, подобное ждет и его самого. От такой мысли Николас нахмурился.

   – Мистер Камбертсон примет вас.

   Появившийся дворецкий произнес это таким тоном, будто на этот счет существовали сомнения.

   Ланкастер снова последовал за ним, замечая, как при каждом шаге в воздух поднимаются пылинки. Служанки нигде не было видно, похоже, ее здесь давно не было.

   – Достопочтенный виконт Ланкастер, – невнятно пробормотал дворецкий, когда они подошли к двери кабинета.

   Из комнаты донеслось ворчание, потом послышался скрип старого кресла. Мистер Камбертсон встал им навстречу.

   Виконта едва не передернуло от отвращения. Комнату наполнял запах дешевых сигар и джина. Шторы были опущены, и вся комната находилась в полумраке, а в воздухе чем-то нестерпимо воняло. И сам мистер Камбертсон соответствовал обстановке: без сюртука, небритый и с затуманенным взглядом.

   – Милорд, – проскрежетал он, – для меня большая честь принимать вас.

   – Мне тоже очень приятно, – солгал Ланкастер.

   Хотя курчавые волосы Камбертсона оставались черными, теперь они поредели, да и сам он заметно постарел. Под глазами залегли глубокие морщины, а некогда широкие и крепкие плечи согнулись, словно на них положили тяжелый груз. Николас поспешно подошел к нему, чтобы пожать руку.

   У Камбертсона оказались цепкие пальцы, и это вдруг напомнило Ланкастеру о тонущем человеке, который хватается за спасительную соломинку. А может, это отчаяние в его глазах создавало такое впечатление.

   – Пожалуйста, садитесь, – предложил Камбертсон. И тут же крикнул: – Юинг! Чаю!

   Его слова эхом разнеслись по дому, оставив их в угрюмом молчании.

   Ланкастер осмотрелся, размышляя, не попал ли он в какой-то странный полуденный сон, но окружающая обстановка была вполне реальной.

   – Мистер Камбертсон, я хочу выразить вам и миссис Камбертсон свои искренние соболезнования. Меня поразила печальная новость о мисс Мерриторп. Я даже представить себе не могу, насколько вам обоим сейчас, должно быть, трудно.

   – Миссис сбежала в дом сестры, и я не знаю, когда она вернется.

   Он провел рукой по лицу, поскреб щетину.

   – Трудно, – произнес он, словно обдумывая слова виконта. – Да, было трудно.

   – Мне действительно очень жаль. Она была красивой девушкой. Моя семья нежно помнит о ней и скорбит. Бедная миссис Пелл так страдает, что сегодня утром ни слова не произнесла.

   – Красивой, – повторил, качая головой, Камбертсон. – Да уж, она была красивой, Хотя, в конечном счете, Синтия оказалась эгоисткой и ни о чем не думала, кроме своих собственных желаний. Вам известно, что она сделала с этой семьей?

   – Я… – Ланкастер не смог придумать подходящего ответа.

   Он просто смотрел, как серое лицо Камбертсона наливалось краской.

   – Она погубила нас. У нее был шанс вытащить семью из беды, а она вместо этого поддалась дурацким девическим страхам и бросилась с обрыва!

   – Она… Что? – Ланкастер вскочил со своего места, ударившись коленкой о стол Камбертсона. – Она… Она бросилась с обрыва?

   – Да! Как героиня сентиментального романа. Между прочим, с одного из ваших обрывов.

   – Но я думал…

   Николас думал, что она умерла от болезни или в результате несчастного случая. Но покончить жизнь самоубийством? Что же, черт возьми, случилось с упрямой молодой девушкой, которую он когда-то знал? Комната поплыла у него перед глазами.

   – Почему? – произнес он, наконец.

   – У нее были какие-то глупые девические страхи перед мужчиной, за которого она должна была выйти замуж, – бросил Камбертсон.

   – Но… – Ланкастер не знал, что сказать, он даже не знал, что думать.

   В кабинет шаркающей походкой вошел дворецкий, но Камбертсон продолжил рассказ:

   – Наша семья находится в отчаянном положении, и она знала это. Но продолжала вести себя так, словно была любимицей всего Лондона. «Я не выйду за него замуж, и ты не можешь меня заставить», – грубо передразнил голос девушки Камбертсон. – У нас ничего нет, виконт. Здесь нет никого, кроме Юинга, который может в любой момент упасть замертво, и глухонемой горничной, которую никто не возьмет на работу. Я даже не могу позволить себе держать лошадей. Вы знаете, каково это – ехать в церковь в повозке, запряженной мулом? А она все думала, что ей должно быть позволено мечтать в ожидании любви какого-нибудь молодца, семья которого все равно не приняла бы ее. Недальновидность молодости, которая выводит из себя.

   – Я не понимаю, – только и смог произнес Николас. Он встретился взглядом с отчимом Синтии. – Вы продали ее за деньги?

   – Я договорился о выгодном браке с титулованным джентльменом со значительными средствами. – Камбертсон наклонился вперед, поставив локти на стол. – У нее совершенно не было причин для истерик. Здесь все предельно понятно. Эта девушка не любила, чтобы ей указывали, поэтому сознательно все разрушила.

   – Покончив жизнь самоубийством.

   – Да.

   Ланкастер больше не мог смотреть на него, поэтому отвел взгляд и стал рассматривать комнату, засоренную бумагами и пустыми стаканами. Все было покрыто толстым слоем пыли.

   – А я думал, вы в трауре.

   – Я действительно в трауре. Мы разорены. Но я, конечно, не желал ей смерти. Конечно, нет.

   Не в силах сдержаться, виконт с презрением посмотрел на него.

   – Ха! – В смехе Камбертсона не было и намека на веселье. – Вы, наверное, позабыли, каково это – быть простым «мистером», лорд Ланкастер. У людей, которым от рождения не достался такой высокий статус, жизнь нелегка. У нее был долг перед семьей, и она его отказалась выполнять. Поэтому я расстроен, что она умерла, но не стану рвать волосы и скрежетать зубами. Я слишком занят тем, что стараюсь изобрести какой-нибудь способ получить доход. В прошлом году наши овцы сильно пострадали.

   Долг перед семьей. Вот это Ланкастер понимал как раз очень хорошо. Но у него в голове застряла одна деталь.

   – А что это за титулованный джентльмен, который может предложить «выгодный брак», но неожиданно для себя платит за такую привилегию?

   – Там были определенные обстоятельства…

   Камбертсон откинулся на спинку и скрестил руки на груди.

   Ланкастер прищурил глаза и смотрел, как тот вздернул подбородок, словно готовясь к защите.

   – Не более чем слухи. Но этого оказалось достаточно, чтобы немного омрачить его перспективы на брак. Ричмонд уверял меня, что все это неправда.

   Ричмонд. Ланкастер уже ничего не слышал, кроме этого имени. Его барабанные перепонки звенели как колокол.

   – Нет, – только и смог выдохнуть Николас.

   Ему не хватало воздуха в легких, кровь прилила к лицу, обжигая жаром. Эта вспышка словно выжгла его нервы, поэтому он теперь ничего не чувствовал.

   Камбертсон что-то еще рассказывал, говорил слова, которые, похоже, не требовали ответа, потому что виконт был не в состоянии ни слушать, ни отвечать.

   Ричмонд. Она должна была выйти замуж за Ричмонда.

   Неудивительно, что она свела счеты с жизнью. Этот человек был монстром. Ланкастера прошиб холодный пот.

   – Ее заставляли выйти замуж за Ричмонда, – Николас сам не узнал своего голоса.

   – Заставляли! – усмехнулся Камбертсон. – Заставляли выйти замуж за графа! Черт, да он умер бы лет через десять и оставил бы ее графиней, свободной поступать так, как ей нравится. Вот уж действительно заставляли!

   Виконт не мог смотреть ему в глаза. Он понял, что если встретится с ним взглядом, то ударит его, собьет высокомерие с этого подлого лица.

   – Этому человеку место в сумасшедшем доме.

   – Я, конечно, не дал бы разрешения, если бы верил в сказки, – вздохнул Камбертсон, – но, правда или нет, а немного грубоватые забавы в постели никогда никого не убивали.

   – Простите, – Николас встал и на деревянных ногах направился к выходу. – Передайте мои соболезнования своей жене.

   Камбертсон что-то пробормотал в ответ, но Ланкастер не стал слушать. Он был готов убить этого человека.

   Грубоватые забавы. Да как он смеет! Как посмел думать о том, чтобы послать молодую девушку в постель к этому человеку ради какого-то долга!

   Долг. Семья. Страх. И смерть. Смерть, или, по крайней мере, желание смерти. Все это было хорошо знакомо Николасу.

   Хлопнув дверью, он вышел из кабинета и устремился по коридору, размышляя, неужели все семьи одинаковы.

   Виконт не помнил, чтобы они поворачивали, когда дворецкий вел его в кабинет. Ему пришлось остановиться и осмотреться. В этом проклятом мавзолее ничего не было видно, но Ланкастер помнил, что выход где-то слева. Он свернул, и тут его взгляд уловил что-то яркое, диссонирующее с общей обстановкой. Он остановился и повернулся, чтобы внимательнее рассмотреть увиденное.

   Виконт дотронулся до полуоткрытой двери, она открылась шире, и на дальней стене уютной комнаты его взору предстал портрет молодой женщины. Он был небольшой, насыщенный красками, полный жизни. Художник потрясающе передал сходство. Ланкастер знал это, потому что, хоть и не был здесь последние десять лет, сразу узнал слегка загадочную улыбку и мудрые карие глаза, упрямый подбородок и широкие скулы. Он подозревал, что она станет симпатичной, но Синтия Мерриторп превратилась в женщину, которая была не просто миловидной, но необъяснимо неотразимой.

   И именно ее он видел прошлой ночью.

   Бушевавшая в нем ярость отступила, рассыпавшись в прах.

   Он видел ее прошлой ночью. В своих снах. Сначала в библиотеке, потом в своей спальне, в лунном свете она стояла у его кровати. Но как она могла присниться ему такая? Именно такая? Может быть…

   Виконт покачал головой и с трудом сглотнул. Нелепо. Она стала взрослой, а черты лица совершенно не изменились. Конечно, во сне он видел ее именно такой. Как еще она могла выглядеть в его снах?

   Николас вышел в коридор и, оглянувшись, бросил долгий взгляд на портрет. Ему показалось, что глаза Синтии на портрете печальнее, чем он помнил их в жизни.

   Ланкастер, чертыхнувшись, пошел, радуясь, что ему никогда больше не придется переступать порог этого гнилого дома. Однако в его собственном доме его ждали воспоминания, и он боялся приближающейся ночи.

   – Что ты натворила? – требовательно спросила миссис Пелл.

   – Ничего, – с бесстрастным выражением лица ответила Синтия.

   – Не говори мне «ничего». Думаешь, я не вижу блеска в твоих глазах? У виконта сегодня утром был измученный вид.

   Но она действительно ничего такого не сделала. Может, у него слабый организм. Она что-то слышала, что праздная жизнь в течение долгого времени может стать причиной этого.

   – Синтия! – раздраженно воскликнула экономка, оглядываясь вокруг, чтобы убедиться, что Адам с новыми служанками еще не вернулся, и снова посмотрела на Синтию.

   – Ничего, я просто…

   Она поежилась, теребя свою непомерно большую ночную рубашку.

   – Так что?

   – Я должна вынудить его уехать, разве вы этого не понимаете? Даже если он сам ничего не поймет, посмотрите, сколько людей будут вертеться под ногами. Еще две девушки призваны на помощь. Мне придется сидеть взаперти здесь. Все абсолютно безобидно, – пыталась защищаться девушка. – Я просто подумала, что…

   Ее неуверенность не изменила настроения экономки.

   – Синтия.

   .– Ну хорошо. Я придумала, что буду привидением, вот и все. Я не думала, что безвредное привидение будет мучить его всю ночь. В юности он не был таким впечатлительным.

   – Ты была в его покоях? – задохнулась от возмущения миссис Пелл.

   – Только минутку. Он слишком чутко спит, и это заставило меня понервничать.

   – Понервничать? Да ты с ума сошла!

   Синтия пожала плечами, смутившись, что ее блестящая идея не нашла поддержки.

   – Но это сработало. Если он не может спать, значит, не станет задерживаться. Зачем он сюда приехал, он говорил вам?

   – Это не мое дело – задавать вопросы. И тебе не пристало находиться в спальне мужчины ночью. Это неправильно и неразумно. Если только ты не надеешься, что тебя схватят?

   – Нет, – заявила упрямица, хмуро посмотрев на миссис Пелл. – Я придумала план.

   – Еще один?

   Девушке было хорошо известно, что думает о ее планах миссис Пелл, но другого способа сбежать и обеспечить безопасность своей маленькой сестре у нее не было. Ей нужны деньги прямо сейчас. К счастью, у Синтии были дневники двоюродного дедушки. И план.

   – У меня нет другого выхода, – пробормотала она. – Как мне обыскать скалы, если виконт здесь?

   Миссис Пелл что-то пробормотала об опасности, но девушка вновь принялась ругать Николаса. Ей только удалось убедить экономку, что план удастся, как его приезд свел к нулю все ее усилия. Надо что-то делать.

   Синтия повернулась к кухонному столу и отрезала кусочек хлеба.

   – Ну что он, по-вашему, может сделать для меня? – Не получив ответа, она покачала головой и придвинула к себе горшок с маслом. – Известно, что денег у него нет. Даже здесь, в глуши Йоркшира, мы слышали, что он должен жениться на богатой наследнице, поэтому не надо мечтать, что он подхватит меня и увезет к роскошной жизни. Ему даже не по карману сделать меня своей любовницей.

   – Мисс… – начала миссис Пелл, готовая прочесть лекцию, но тут же замолчала, словно ей не хватило смелости для этого.

   Девушка повернулась к ней спиной, проглотив кусочек хлеба, и пожала плечами:

   – В любом случае я вряд ли гожусь на роль любовницы, поэтому не представляю, как, по вашему мнению, виконт может мне помочь.

   Миссис Пелл собралась что-то сказать, но только покачала головой, теребя в руках фартук.

   Девушка посмотрела на толстую фланелевую рубашку, которую ей дала миссис Пелл. Кроме грязного серого платья, в котором она появилась здесь, у нее больше ничего не было. Но ведь, готовясь к самоубийству, вещи не собирают, да Синтия и не хотела вызвать подозрения.

   – Куда он поехал?

   – К мистеру Камбертсону. Думаю, когда он вернется, вопросов у него станет еще больше, а я вряд ли смогу на них ответить.

   Миссис Пелл едва успела закончить последнюю фразу, как за дверью кухни послышались звуки подъезжающего экипажа.

   – Уходи! – воскликнула она, но Синтия уже и без нее все поняла. – И сиди тихонько, не высовывайся и не броди нигде!

   Синтия положила в рот последний кусочек хлеба и отодвинула панель, спрятанную в стене кухни, но, прошмыгнув туда, не стала закрывать ее плотно. Она осталась там, в старом коридоре для прислуги, и ждала, когда придет Николас. Она услышала его шаги и прижалась к оставленной щели.

   Его темно-русые волосы были взъерошены, и Синтии нестерпимо захотелось пригладить их или взъерошить еще больше.

   Он был таким знакомым и любимым, что ее сердце было готово выпрыгнуть из груди. Да, она уже дважды видела его, но оба раза он спал. Сейчас он был таким, каким она его помнила, и все же она, оказывается, много чего забыла. То, как он наклонял голову, когда думал. Розоватый оттенок его губ. Линию носа, который был сломан в детстве, и теперь там была небольшая горбинка. И глубокие морщины между бровями.

   Раньше их не было.

   Синтия настолько увлеклась изучением его лица, что прослушала разговор, который Ланкастер завел с миссис Пелл. Экономка с побледневшим лицом только кивала ему в ответ.

   Синтию не очень волновала реакция семьи на ее предполагаемую смерть, но печаль и волнение на лице Николаса заставили ее осознать, насколько она эгоистична. Она никогда не была особенно близка с матерью или с сестрой, а уж тем более с отчимом, но теперь понимала, что сердце матери, должно быть, разбито, а сестра напугана и несчастна. Но исход вряд ли был бы другим, если бы ее отдали замуж за лорда Ричмонда. Ее семья никогда бы больше ее не увидела. Саму девушку скорее всего очень скоро нашли бы мертвой.

   Пусть она повела себя эгоистично, но она жива и практически невредима.

   Николас смотрел в пол и слушал что-то, что говорила ему экономка. А Синтия вдруг поняла, что эти морщинки между бровей далеко не единственное, что изменилось в нем. Он определенно стал крупнее, чем десять лет назад. Выше, шире, мужественнее. Его голос звучал глубже и грубее. Волосы он носил гораздо короче, чем прежде, и на затылке больше не было беззаботных локонов.

   И вид у него был… усталый. Но это, возможно, из-за поездки.

   Девушка плотно закрыла панель и на ощупь пошла к узкой лестнице у задней стены. Она коснулась языком рубца на нижней губе, вспомнив ощущение мокрых губ, присосавшихся к ней, и острые зубы, прокусившие губу, когда она попыталась вырваться. Этому монстру понравилось это. В его глазах Синтия заметила блеск сумасшествия, скрывавшегося за безупречным фасадом жениха.

   Чувство вины перед семьей, начавшее было беспокоить ее, исчезло. Она не чувствовала угрызений совести из-за бессонных ночей виконта. Она не винила себя в горе матери. На кону была ее собственная жизнь, и никто и никогда не заботился об этой жизни раньше. Только она сама.

   Отбросив чувство вины, Синтия коснулась одной рукой стены и стала тихо подниматься по ступенькам, чтобы спланировать ночное путешествие.

   Шея Ланкастера не переставала болеть, несмотря на то что он выпил три бокала, один за другим. Он оперся о стену на кухне, скрестил ноги и уставился на пустой бокал.

   Теперь он понял, что случилось с девушкой, по крайней мере, в общих чертах. Но еще больше осталось неизвестным. Ему надо знать, надо знать все.

   Его жизнь проходила за сбором информации и формулированием правильного ответа. Вытягиванием каждой крупицы знаний, которые он мог собрать, чтобы выжить. Эту технику он отточил до блеска, когда семья переехала в Лондон. Он не получил никакого образования, в отличие от других мальчишек его положения, поэтому ему пришлось наблюдать, учиться и завоевывать себе место в обществе, тщательно анализируя каждую ситуацию и обдумывая каждый шаг.

   Это не был вопрос выживания в обществе. Это был вопрос жизни и смерти и тех страданий, которые приходилось переживать в процессе. Ланкастер провел рукой по волосам, поднял глаза и увидел одну из служанок. Она робко кивнула на пустой бокал.

   – Лиззи? – Виконт улыбнулся, видя ее бледное лицо.

   – Мэри, сэр.

   – А, Мэри. Прошу прощения. Значит, Лиззи – твоя сестра?

   – Да, сэр. – Ее голос прозвучал немного громче шепота.

   – Ну что ж, Мэри, спасибо, что помогаешь миссис Пелл. Похоже, для того чтобы обслужить одного виконта, требуется целый отряд женщин, но вряд ли так бывало раньше. Могу я попросить тебя оставить нас с миссис Пелл одних на минутку? Я хочу поговорить с ней наедине.

   – Сэр! – прощебетала девушка, поклонилась и выбежала.

   – Милорд, – поспешила к нему миссис Пелл, – не хотите ли отдохнуть в гостиной, пока готовится ужин? Надо потерпеть еще час, там вам будет удобнее.

   – Мне нравится здесь.

   Он махнул в сторону стола и стульев, стоявших возле плиты.

   – Присядьте, миссис Пелл.

   – Я не могу, сэр! – вздрогнула она и посмотрела на него так, словно он только что ущипнул ее за зад.

   – Я не собираюсь постоянно нарушать деликатное равновесие между мужчиной и его экономкой, уверяю вас. Просто я хочу поговорить с вами кое о чем… сложном. Я решил, что здесь нам будет удобнее.

   – О сложном? – побледнев, шепотом переспросила экономка.

   – Да. – Николас взял стул и подвинул его ближе, чтобы женщина могла сесть. – О мисс Мерриторп, конечно.

   – Я… Я надеялась… – Ей не хватало воздуха. – О, сэр, умоляю, простите меня!

   – Что я должен вам простить?

   Виконт сел на стул.

   .– Ну, я знала. Конечно, я знала! И хотя была уверена, что она делает большую ошибку, не могла придумать, как еще помочь ей!

   – Но как вы могли остановить свадьбу мисс Мерриторп? – смущенно поинтересовался Ланкастер, видя, что миссис Пелл нахмурилась. – Вы знали, что она планировала покончить жизнь самоубийством?

   – Нет! – покачала головой экономка, потом помолчала, словно собиралась с мыслями. – Конечно, нет. Я бы никогда не допустила этого. Но я знала, в каком отчаянии она пребывала. Этот человек…

   – Ричмонд? – От этого имени он почувствовал привкус желчи во рту. – Ее жених?

   – Да, хотя она никогда не давала согласия выйти за него, милорд.

   Экономка наклонилась вперед, и ее лицо приобрело здоровый цвет на волне эмоциональных переживаний.

   – Она отказала, сказав, что он дьявол. После этого мистер Камбертсон запер ее в ее комнате и посадил на хлеб и воду, но она все равно не согласилась.

   – О Боже!

   – Я так переживала за нее, но ничего не могла сделать. И тогда… И тогда мистер Камбертсон решил, что, если он не смог убедить ее, может, это удастся сделать ее жениху! Он послал за ним, и… Она только дважды видела его раньше, но сразу заметила, что он…

   Миссис Пелл слегка отшатнулась назад и внимательно посмотрела на Ланкастера. На этот раз он не знал, что написано у него на лице. Ужас или просто усталость?

   – Вы должны знать его, виконт, но надеюсь, вы с ним недружны.

   – Нет.

   – Хорошо. Как я уже сказала, Синтия слышала, что с ним не все в порядке… вы понимаете. В любом случае она не хотела выходить замуж за незнакомца, даже если он был лордом. Но когда она познакомилась с ним, она испугалась. И в тот последний раз… – Экономка покачала головой, и глаза ее заблестели от слез. – Она, наконец, умудрилась спастись.

   Спастись. Бросившись со скалы. А что случилось с ней до того, как она сбежала?

   – Мне очень жаль, – прошептал в тишине Ланкастер. – Я не знал.

   – А откуда вы могли знать, сэр? Вы были заняты своими делами в Лондоне. Осмелюсь сказать, что драмы нашего маленького графства не имеют никакого отношения к жизни там.

   – Да, но…

   Он, конечно, не мог знать, что Синтию Мерриторп вынуждали выйти замуж; но ему следовало не спускать глаз с графа.

   – Я хочу посетить ее могилу, – произнес он.

   – Могилы нет, – покачала головой миссис Пелл. – Самоубийцу никогда… И потом, ее тело не нашли.

   – Не нашли? – Виконт резко поднял голову. – Тогда откуда вы знаете, что она мертва? Может, она просто сбежала? Это больше похоже на Синтию, которую я знал.

   – Я видела это. Я сама видела, как она прыгнула, поэтому сомнений в том, что она мертва, нет. Милорд, я хотела сказать… Это просто невозможно. Если… Я…

   Ему самому было больно об этом говорить, и Николас понимал, что слишком многого требует от миссис Пелл. Она была в трауре и страдала больше, чем он предполагал. Как ужасно видеть, как любимый тобой человек бросается в океан.

   – Простите меня за этот вопрос, миссис Пелл, – мягко сказал Ланкастер, – и за боль, которую причиняю вам своим допросом.

   – Ничего, сэр. – Экономка встала, поправляя юбки. – Не надо никаких извинений. Позвольте мне наполнить ваш бокал.

   Виконт наблюдал, как янтарная жидкость вытекает из графина, наполняя бокал. Он все еще наблюдал за игрой золотистых отблесков огня на бокале в его руке, когда вдруг понял, что остался один.

   Слава Богу. Сейчас ему было просто необходимо побыть одному, чтобы привести в порядок мысли. Но, несмотря на уединение, он не поднял руку, чтобы потереть болевшую шею. Он давно научился не обращать внимания на грубый шрам, который опоясывал его шею, никогда не прикасаться к нему… Даже когда этот шрам сдавливал шею, как петля, как было сегодня.

   Она снилась ему ночью. Она стояла на краю скалы, ветер прижимал к ногам ее платье и развевал волосы, словно извивающиеся щупальца медузы. Когда она оглянулась на него, ее взгляд был полон осуждения.

   Синтия знала то, что знал он, была уверена в его полной неудаче. Но теперь он мог спасти ее, потянуться и вытащить из зияющей утробы серых вод.

   Но что-то удерживало его, что-то грубое, тесное и душившее его. Ланкастер потянулся, чтобы разорвать сжимавшее его кольцо. У него устали глаза, пока он искал кого-нибудь в помощь, но никого не было. Он видел только девушку, которая сделала шаг, и ее тело медленно опрокинулось вниз. Кольцо вокруг шеи сжалось еще сильнее…

   Только сила воли позволила Николасу очнуться от сна. Он упорно трудился над этим навыком, поскольку были в его прошлой жизни такие моменты, которые он не хотел узнавать снова. Но прошло уже много лет, с тех пор как он страдал от подобных ночных кошмаров, поэтому его мозг сопротивлялся без тренировки.

   Ланкастер открыл глаза, но они опять закрылись. Ему показалось, что что-то белое двигалось в лунном свете в комнате. Он выдохнул и вновь попытался открыть глаза. На этот раз перед ним была темнота, ничего белого. Ланкастер сел, опустив ноги на пол. Холодный пол вызвал в нем озноб, принесший облегчение после лихорадочного страха от сна.

   Бодрящий воздух также стал облегчением. Он сделал глубокий вдох, чтобы успокоить участившийся пульс. Это сон, всего лишь сон.

   Перед его глазами опять промелькнуло что-то белое, пересекающее комнату, на этот раз отчетливее. Очертание платья, расплывшееся пятно лица. Но ничего не было, просто остаток ужаса, и больше ничего. Николас провел рукой по волосам, потянулся за кувшином с водой, который стоял рядом с кроватью. И замер.

   Вода была на месте, и лампа стояла там же, но там было что-то еще. Что-то небольшое и тусклое, со слабым отблеском в лунном свете. Что-то такое, чего прежде там не было.

   Виконт окинул взглядом комнату, посмотрел на дверь и ничего не увидел. Может, приходила миссис Пелл, принесла… Что? Ланкастер покосился на незнакомый предмет и потянулся к лампе. Немного потрескивая, загорелся фитиль, и в свете лампы он увидел какой-то лоскуток ткани.

   Лампа разгорелась ярче. Подняв лоскуток, Ланкастер увидел, что это ленточка. Шелковая ленточка для волос, жесткая и выцветшая, в белых пятнах соли… Как будто ее опустили в океан и оставили на камнях сохнуть на солнце.

Глава 4

   Ричмонду придется умереть.

   Ланкастер смотрел на пламя камина в спальне и: качал головой в такт летящим искрам. Ричмонд должен умереть.

   Его смерть не снимет вины, терзавшей сердце Николаса, но это было единственное, что он мог предложить привидению Синтии Мерриторп.

   Она приходила к нему в комнату уже три раза, всякий раз, когда он спал, и оставляла какой-нибудь знак своего визита. Ленточку. Гладкий камешек. А последний раз она оставила после себя мокрую морскую водоросль, как будто она прилипла к ее мертвой ноге.

   Скорее всего она не последует за ним в Лондон; Николас не слышал, чтобы привидения путешествовали. Но также понимал, что не сможет жить, зная, что она застряла здесь, в этом мире, скитаясь по пустым комнатам. И. миссис Пелл вряд ли это оценит.

   Размышляя, не сошел ли он с ума, Ланкастер сложил одежду и скользнул под ледяные простыни. Он так устал, что сомневался, сможет ли уснуть. Мысли в голове путались, спотыкаясь друг о друга, и смешивались с обрывками снов и кошмарных воспоминаний.

   Ему было всего пятнадцать, когда отец отправил его в Озерный край. В то время его семья только узнала, что действующий виконт, их давний кузен, не будет передавать свой титул законному наследнику. Еще в шестилетнем возрасте мальчик стал страдать от припадков, и, судя послухам, со временем его состояние только ухудшилось. Говорили, что он близок к смерти, но виконт не хотел признаваться ни себе, ни кому-то еще, что его сын не доживет до совершеннолетия.

   Никто не хотел признавать, что вскоре отец Николаса получит титул. У его семьи не было связей в обществе и средств на их развитие. Они оставались бедными и на неплодородных вересковых полях Йоркшира и ждали, как воронье, смерти мальчика.

   Семья, изолированная от общества, сильно волновалась, когда возможность изменить что-то представилась сама собой. Поездка в Озерный край. Шанс для Ника установить отношения с состоятельными семьями.

   От этих воспоминаний Ланкастер почувствовал приступ тошноты. Боже, какими деревенскими глупцами они были, как рыба в бочке, не понимающая грядущей опасности.

   Но теперь это не имеет значения. Ничто не имеет значения. Синтия мертва, и в этом Николас виноват не меньше Ричмонда. Даже мир призраков признает это. Итак, Ричмонд умрет. Это было единственное решение, которое виконт мог принять для себя и которое послужит двум целям. Во-первых, Синтия благополучно перенесется на небеса… или куда там отправляются отомщенные призраки. Во-вторых, Ричмонд никому больше не причинит зла. Кроме того, мысль о том, чтобы пустить пулю в лоб этому человеку, удовлетворяла темные желания самого Ника, таившиеся в глубине его души.

   От одной этой мысли он испытал удовольствие. За убийство он может быть проклят, но он отправится к черту с более чистой, чем сейчас, совестью. Он слишком долго пренебрегал этой ответственностью. И Синтия, похоже, так думала, иначе не стала бы навещать его дом.

   Где-то рядом скрипнула половица, и Ланкастер поднял голову. Неужели сегодня ночью он сможет увидеть ее, пока его не сморил сон? Но у подножия кровати никакого привидения не было. Просто где-то здесь бродил дух старого дома, а может, это новые служанки готовились ко сну.

   На него навалилась усталость. Виконт положил голову на подушку и закрыл глаза.

   Синтия проскользнула на узкую старую лестницу для прислуги. Ее толстые чулки были слишком скользкими, но в них она передвигалась бесшумно, и они были теплыми. Шершавые деревянные стены постоянно цеплялись за ее сорочку, когда она задевала их, словно напоминали, что пространство очень узкое.

   Похоже, Николас многое забыл, когда уехал. Он даже в юности был слишком крупным, чтобы пролезть в этот проход, а Синтия обожала прятаться там, а потом появляться, следя, чтобы этого не заметила миссис Кантри, которой бы точно не понравилось, что соседский ребенок использует ее дом в качестве личного лабиринта.

   Но сколько бы времени ни провел Николас в таинственных коридорах, он должен был помнить, что в эту спальню существует секретный ход. А он не помнил. Уехав в Лондон, он совершенно позабыл свою прежнюю жизнь. Не было никакой опасности, что он обнаружит ее.

   Зная, что уже близка нижняя ступенька, Синтия осторожно провела рукой вдоль стены, пока не нащупала угол. Здесь она могла повернуть налево или направо. Налево, чтобы пройти в другие спальни и к лестнице, ведущей на первый этаж. Направо – в спальню виконта. Она повернула направо, стараясь не касаться стены, прямо за которой стояла его кровать.

   Приближаясь к двери, она почувствовала слабость в ногах, но не стала поддаваться волнению и пошла вперед. До сих пор она была неуловима, но все равно никак не повлияла на Николаса. Он верил, что перед ним появляется привидение. Именно так он сказал миссис Пелл. Он не выглядел напуганным и не собирался пока уезжать. Странный человек. Возможно, он один из тех мистиков, которые испытывают восторг от общения с мертвыми. Она бы не удивилась, если бы увидела его в тюрбане и что-то монотонно повторяющим над пламенем свечей в надежде поговорить с ее духом.

   Надо предпринять более решительные действия. Она же не может карабкаться по скалам, зная, что он в любой момент может сам захотеть насладиться морским пейзажем.

   Девушка сжала в левой руке трость и, затаив дыхание, прислушалась. Он не храпел, черт бы его побрал, и ей потребовалось приложить максимум усилий, чтобы уловить слабый ритм его дыхания. Оно было медленным и ровным, а темнота указывала, что лампа погашена. Синтия отодвинула панель.

   Она почувствовала тепло комнаты, уловила слабый запах мыла и с тоской подумала о ванне, о чистой горячей воде, куда она могла погрузить свое тело. Но ей приходилось умываться ледяной водой, дрожа всем телом только от одной мысли об этом.

   Его кровать стояла справа от двери, и Синтия не могла видеть его до тех пор, пока не оказывалась в комнате. Она просунула голову в щель и, быстро осмотревшись, убедилась, что он спит.

   После полной темноты даже слабый лунный свет казался ярким, и Синтия сразу увидела Николаса. Он, как всегда, лежал на спине, натянув одеяло до подбородка, одна рука накрыта одеялом. Он, похоже, всегда хмурился во сне, и это разжигало любопытство девушки. Почему его сон был таким беспокойным? У него никогда не было особых забот в юности. Возможно, ее появление в роли привидения работало лучше, чем она ожидала.

   Кроме хмурых бровей, у Синтии ничего не получалось рассмотреть, хотя уже несколько ночей она очень старалась. Ее охватило желание зажечь лампу, но это было бы опрометчиво. И все же она посмотрела в сторону лампы, потом повернулась и на цыпочках направилась к дальней стене.

   Она взяла уголек и поднесла его к выцветшим обоям. Резкий скрипучий звук эхом разнесся по комнате, и у Синтии едва не вырвался испуганный возглас. Она метнулась к кровати, готовая сбежать.

   Николас не двигался, не было видно блеска открытых глаз. Если его дыхание и изменилось, то Синтия не слышала этого из-за гулких ударов своего сердца.

   Всего лишь скрип. Он не мог быть таким громким, как ей показалось. Она постаралась успокоиться и вернулась к своей работе. Новый скрип показался ей громче прежнего, но она продолжила. Когда она закончила писать последнюю букву, ее колотило от страха.

   «Уезжай отсюда». Просто, но должно подействовать. Она думала, что оставленная ею морская водоросль заставит его сделать это, но, видимо, ему требовался дополнительный толчок.

   Синтия заскользила к открытой двери, как вдруг поняла, что в комнате стало… тихо. Не было слышно ритмичного дыхания. Синтия замерла. Ей следовало бежать, но она отчего-то замерла на месте.

   «Не смотри. Не двигайся и он не проснется».

   – Это ты, – раздался хриплый шепот, и у нее оборвалось сердце.

   Как будто она прыгнула со скалы.

   – Это ты, – повторил он. – Почему ты здесь?

   О Боже. Она попалась, она раскрыта. Он отошлет ее назад к семье, и потом она отправится к этому человеку…

   «Ты привидение», – подсказал ей внутренний голое.

   Синтия заморгала, пытаясь подавить панику. Привидение. Конечно. Он все еще думает, что она дух.

   Синтия медленно повернулась, на лице уже не было ужаса, оно было мрачным. Она просто смотрела на него, ничего не говоря.

   Любой на его месте должен был испугаться, ужаснуться, но Ланкастер лишь наклонил голову, словно был чем-то озадачен.

   – Мне очень жаль, – тихо произнес Ник.

   Ей надо было принести с собой цепь. Она бы выскользнула из комнаты, оставив после себя дребезжащий звук. И это было бы как раз то, что нужно. Но цепи у нее не было, поэтому она повернулась к нацарапанным на стене словам и, молча указав на них, попыталась продвинуться к двери… И вдруг поскользнулась.

   И, хотя она удержалась на ногах, легкая запинка, похоже, вывела Николаса из оцепенения. Он приподнялся, и девушка заскользила еще быстрее. Похоже, по ее движению он уловил, куда она направляется. Он посмотрел на открытую дверь, потом опять на нее. Она уловила момент, когда он уже почти встал, поняла, что он окончательно проснулся, и рванулась вперед.

   Дверь ударила ей по пяткам и, отскочив, опять открылась…

   Синтия ощутила триумф, когда бежала к лестнице. Он не знал этих ходов и не видел в темноте. Ее исчезновение оказалось даже более эффектным после резкого звука за спиной, за которым последовала громкая брань Николаса. Она представила, как он потирает ушибленный локоть, и пошла к темному лабиринту.

   Она собралась сделать следующий шаг, мысленно собирая вещи, припрятанные на чердаке, и раздумывая, куда можно пойти… Вдруг нога поскользнулась, и от неожиданности она взвизгнула. Не удержав равновесия, Синтия грохнулась на ступеньки и оказалась внизу.

   Там ее ждал человек, от которого она только что сбежала. Он крепко схватил ее за плечи.

   – Черт возьми, – прорычал он, – кто вы такая?

   Весь ужас, который она подавляла в себе, вырвался наружу. Она оттолкнулась от него ногами и попыталась вырваться – и тут же ощутила тупую боль в голени. Все ее усилия оказались напрасными. Он просто подхватил ее и понес к открытой двери.

   – Вы с ума сошли, если притворяетесь мертвой девушкой, – говорил он. – Безумная, бессердечная и жестокая. Я принял вас за привидение.

   Нотки горечи в его речи сменились раздражением, и теперь она совершенно не узнавала его голос. Она даже не представляла, что он может звучать так холодно.

   – Пожалуйста, – прошептала Синтия, когда он вместе с ней нырнул в щель в стене.

   – В чем дело? Привидения ведь не чувствуют ни страха, ни боли, так? Я могу делать с вами все, что угодно.

   Что он хочет этим сказать? Эти слова подтолкнули Синтию к более решительным действиям, но было поздно. Он просто рассмеялся и бросил ее на кровать. Она не успела отдышаться, как он одной рукой крепко взял ее за лодыжку. Синтия вскрикнула и попыталась вывернуться, но снова почувствовала боль в ноге. Звякнуло стекло, вспыхнула спичка, и Николасу удалось зажечь лампу одной рукой.

   В отчаянии девушка попыталась сбросить лампу на пол свободной ногой, но наткнулась на плечо Николаса. Он схватил и эту лодыжку, а Синтия уткнулась лицом в одеяло, стараясь отодвинуться к другому краю кровати.

   – У вас довольно розовая кожа на бедрах, – заметил Ланкастер, когда свет лампы стал ярче. – Вы, оказывается, не мертвая.

   Тревожная дрожь пробежала по ее позвоночнику, когда она осознала, что ее ноги оголились. Крепкая хватка Ланкастера не позволяла ей свести ноги вместе или хотя бы поменять положение. У нее появился новый страх, когда он подтянул ее ближе и стал разворачивать к себе. О чем ей сейчас беспокоиться больше: о целомудрии или об узнаваемости?

   «Об узнаваемости!» – кричал ей разум.

   Синтия убедилась, что ее лицо надежно спрятано, а, почувствовав, что он сел на кровать и ослабил хватку, полностью повернулась на живот и сместилась вниз, зная, что при этом ее рубашка задерется еще выше. Ник замер, попытка Синтии отвлечь его внимание удалась. Теперь если бы только она могла дотянуться до чего-нибудь тяжелого…

* * *

   Воришка, а кем еще она могла быть, явно не подозревала, что у нее задралась рубашка. От любой попытки борьбы эта рубашка поднималась все выше… и выше. О Боже, мужским глазам уже открылся мягкий изгиб ягодиц.

   Кровь бурлила в его жилах, заставляя напрягаться нервы. У него промелькнула мысль, что, кем бы она ни была, ей не помешает хорошая трепка. Но это, конечно, глупо. Раздраженный ходом собственных мыслей, Николас встал с кровати.

   – Мадам, вам, наверное, хочется поправить свои юбки. А потом, если вы прекратите свое бессмысленное сопротивление, мы можем решить, что с вами делать.

   Теперь его голос звучал ровно, но Ланкастер все равно злился, Обычная воровка, а заставила его поверить в привидения, месть и духов.

   – Мэри или Лиззи? Которая из вас? Теперь нет смысла отпираться.

   Она перестала извиваться, и его взгляд, скользнув по напряженной спине, спустился ниже…

   – О, ради всего святого, – раздраженно бросил Ник, наклоняясь, чтобы самому одернуть ее рубашку. Прежде чем толстая фланель прикрыла ее колени, она повернулась, и он, наконец, увидел…

   Кулак. А в кулаке небольшие часы, которые стояли на столике рядом с кроватью. Этот кулак ударил его прямо между глаз. Он низко наклонил голову, чтобы удар не пришелся в нос, но все равно было больно. Она резко толкалась, пытаясь вытащить из-под него свое тело, но Ланкастеру надоели ее фокусы, и он просто надавил рукой на ее шею.

   Скоро девушка перестала толкаться и стала царапать его руку. Понимая ее страх и удушье, Николас поднял руку и услышал, как воздух с шумом ворвался ей в легкие.

   – Послушайте, – начал он, но слова застряли у него в горле, когда он наконец рассмотрел ее.

   Она. Синтия. Ее лицо, не восковое и бесплотное, а полное жизни. Ее глаза, не тусклые, а яркие и горящие яростью.

   – Проклятие, – присвистнул Ник.

   – Ты, дерьмовый ублюдок, – выпалила девушка.

   Ланкастер придвинулся ближе, чтобы убедиться, что зрение его не подвело.

   – Ты жива.

   – Ненадолго, если ты не уберешь свою руку с моей шеи.

   – Прости…

   Ланкастер встал и с удивлением посмотрел на нее. Он чувствовал, что у него онемели руки и ноги, но мир вокруг вдруг показался ему острее и ярче.

   – Ты жива. Синтия… Боже мой. Ты жива.

   Синтия потерла шею и посмотрела на Ника, потом окинула взглядом комнату и снова посмотрела на него.

   Странно, ее лицо покраснело еще больше, хотя он уже отпустил ее. Может, он повредил ей горло или…

   – Ты… – Ее взгляд скользнул по телу Ника. – Вы совсем не одеты, лорд Ланкастер.

   – Да? – Ну конечно, он же спал. – Ты права.

   Он не мог двигаться, мог только смотреть на нее, дышать и говорить. И краснеть.

   – Прости.

   Николас беспомощно оглянулся в поисках халата. Темно-синий халат висел на спинке стула, он взял его и тут же снова посмотрел на девушку, чтобы убедиться, что она не исчезла.

   Ему вдруг показалось, что все это похоже на сон. Тем не менее она не только была жива и находилась в его постели, но и с дерзким видом наблюдала, как он натягивает халат.

   Ланкастер потер лоб, но тут же отдернул руку из-за резкой боли. Возможно, он не спал, а потерял сознание и катится к смерти.

   Синтия увидела, как он завязал пояс халата, и натянула на колени свою рубашку, чтобы прикрыть ноги. Она прижала колени к груди, натянув рубашку так, что даже кончики пальцев ног скрылись под ней, и уставилась на Ланкастера. Упрямый подбородок и решительный взгляд. Высокие скулы и миндалевидные глаза. Интересное, неотразимое лицо, как он и помнил. Чувство облегчения смешалось с состоянием полного замешательства.

   – Что, черт возьми, происходит? – воскликнул Николас, видя, что Синтия мочит.

   – Начнем с того, что ты все испортил.

   – Ты должна знать, что я вообще ничего не понимаю, Син… Мисс Мерриторп.

   – Ничего сложного здесь нет. – Она нахмурилась. – Я притворяюсь мертвой. Твое имение было хорошим местом для укрытия, пока не появился ты.

   Нет, это не сон. Это определенно работа помутившегося разума. Ланкастер потряс головой, потом прижал ладонь к тому месту над левым глазом, где болело.

   – Ты ударила меня.

   – Конечно, ударила, – подтвердила девушка. – А что еще я могла сделать?

   – Вежливо попросить о помощи.

   Она фыркнула, но когда Николас опустил руку, чтобы посмотреть на нее, она выдохнула:

   – У тебя течет кровь!

   – Я не удивлен. Может, у меня вытекают мозги? Мне кажется, что это именно так.

   Синтия слезла с кровати и подошла ближе.

   – Здесь небольшая рана, она уже затягивается. Я… Прости, но ты не должен был пытаться остановить меня! Ты вынудил меня нанести тебе этот удар!

   Ланкастер почувствовал, что улыбается. Никакого лукавства или желания очаровать. Ничего фальшивого или придуманного. Это просто проявление радости.

   – Синтия, – прошептал он, когда она, поджав губы, рассматривала его лоб. – Синтия.

   Она, наконец, встретилась с его взглядом и широко раскрыла глаза. Николас поднял руку и коснулся пальцем ее щеки, только пальцем. У нее была теплая кожа, мягкая и нежная. Он почувствовал, что дрожит.

   – Ты живая.

   Она не двигалась, потом сделала глубокий вдох.

   – Я должна попросить тебя никому не говорить об этом. Да, я жива.

   Его улыбка стала шире, он засмеялся.

   Синтия тоже улыбнулась.

   Николас ощутил волнение, как будто что-то очень важное ворвалось в его жизнь. Но возможно, это была всего лишь рана на голове.

Глава 5

   – Я не верну тебя к отцу, – говорил Ник, и его глаза светились искренностью.

   Он распростер руки, словно хотел показать, что он безоружен.

   – Ты мужчина, – усмехнулась Синтия:

   Или только хотела усмехнуться. Но как только слова сорвались с губ, она вспомнила, как он смотрел на нее несколько мгновений назад. Он возмужал, пусть не так разительно, как Джеймс, но определенно возмужал.

   – Хуже всего, что ты джентльмен.

   – Что, прости?

   – Джентльмены. Они связаны законами чести. Ты поможешь мне сбежать от семьи, чтобы самой прокладывать себе дорогу в этом мире?

   – Самой прокладывать себе дорогу? – с серьезным видом повторил Ланкастер. – Конечно, нет. Мир очень опасен, мисс Мерриторп.

   – Надеюсь, теперь ты понимаешь, почему я не могу тебе доверять.

   – Потому что я хочу, чтобы ты была в безопасности?

   – Потому что я хочу покинуть это место навеки, виконт. Опасность подстерегает меня среди незнакомых людей, но если я останусь, то опасности мне тоже не избежать.

   – Ричмонд. – Ланкастер плотно сжал полные губы и напрягся.

   Произнесенное вслух имя поразило Синтию, потому что уже несколько недель они с миссис Пелл даже не произносили его вслух.

   – Да. – Синтия еле сдержала желание прикоснуться к своим губам. – Вероятно, он твой лондонский друг.

   – Нет.

   Он не повысил голоса, но это слово прозвучало как приговор.

   Когда Синтия удивленно посмотрела на него, в его глазах она увидела то, что никогда не видела там прежде. В них был лед.

   Невероятно.

   Он уже не был тем очаровательным соседским мальчиком, который завладел ее сердцем. Теперь он виконт Ланкастер, который уехал отсюда, не попрощавшись, и с тех пор десять лет даже не вспоминал об этом месте. Только Боту известно, какая у него была жизнь в Лондоне.

   Пьяные оргии, азартные игры, женщины. Она много лет представляла себе, какие соблазны могли поджидать его там. В глубочайших страданиях девичьей любви она понимала, что в Лондоне он будет вести разгульную жизнь. Но десять лет назад она и представить себе не могла, что Лондон заменит ему все в этом мире.

   Он изменился. У мальчика, которого она знала, глаза никогда не напоминали сталь.

   – Расскажи мне, что произошло, – потребовал виконт.

   – Думаю, ты уже слышал эту историю от отца.

   – Я слышал, что он принуждал тебя выйти замуж за Ричмонда. Но я также слышал, что ты прыгнула с одной из моих скал и разбилась насмерть, поэтому прости, если я в чем-то сомневаюсь.

   Девушка в изнеможении опустилась на кровать. Ланкастер, должно быть, только и ждал, что она присядет, потому что немедленно подвинул стул и тоже сел.

   – Потеря крови, – пробормотал он, указывая на небольшую рану на голове.

   – Честное слово, вы драматизируете, виконт.

   .– Почему ты продолжаешь называть меня виконтом?

   – Я знаю, – раздраженно ответила Синтия, – что официально нас не представили, но у тебя такой титул, правда?

   – Друзья зовут меня Ланкастер, но ты никогда не называла меня иначе, как Ник.

   – Но ты больше не Ник. – Синтии вдруг захотелось назвать его так и взять за руку. – Да, я была обещана лорду Ричмонду.

   – Но… почему?

   – Отчим задолжал ему деньги. Много денег. Когда он не смог расплатиться, Ричмонд предложил ему другую форму расплаты.

   – Тебя.

   Ланкастер закрыл глаза.

   – Меня. Я… сделала все, чтобы отговорить его. Вернее, их обоих. Отчим уже не в первый раз пытался выдать меня замуж, но на этот раз ни один мой аргумент не возымел действия. Пришлось поступить решительно.

   – Почему мне кажется, что этот рассказ лишен всяческих подробностей и представляет собой только голые факты?

   Синтия пожала плечами.

   – Миссис Пелл говорила, что отец не давал тебе еды.

   – Какого ребенка когда-то не отправляли спать без ужина?

   – Какого ребенка, – с трудом произнес Николас, – запирали в комнате и морили голодом?

   – Опять мелодрама. Мой отчим никогда не отличался добротой. Я и не ожидала от него сердечности на фоне полного разорения.

   – А чего ты ждала?

   Синтия покачала головой. Ее отчим повел себя в своей обычной манере. Он не отличался особой жестокостью, он просто не хотел ее понимать. Какой же девушке не хочется стать графиней?

   Нет, ничего другого от отчима она не ждала. А вот поклонник оказался непохожим на других и здорово удивил ее. Он получал удовольствие от невесты, которая не желала его.

   – Как тебе удалось сбежать?

   У Синтии горели губы, но она не позволила своим пальцам прикоснуться к ним. Сколько бы она их ни терла, это покалывание никуда не исчезнет.

   – Отец выпустил меня встретиться с женихом. Ричмонд был сбит с толку, и мне удалось сбежать.

   Ник прищурился, чувствуя, как осторожно она подбирает слова. Он долго удерживал ее взгляд, но девушка не отвела глаз. Но когда его взгляд стал еще пристальнее, она едва сдержалась, чтобы не отвернуться. Он смотрел на ее губы, а ей не хотелось, чтобы он увидел неровный розовый шрам, портивший их, пусть он даже не знал причины его появления.

   – Миссис Пелл сказала, что видела, как ты прыгнула со скалы. Как же так?

   Мысли о шраме и о человеке, из-за которого он там появился, сразу отошли на задний план. Вспыхнула тревога. Миссис Пелл.

   – А… да. Она… Я обеспечила… Кто-то должен был увидеть, как я прыгнула, иначе все подумали бы, что я просто сбежала.

   – Но… – Ланкастер положил ногу на ногу, и халат распахнулся, открывая колено и икру. Синтия старалась не смотреть на золотистые волосы на его коже. – Как тебе удалось так хорошо организовать незапланированный побег?

   – Прости?

   Половина мозга вбирала в себя открывшийся вид, вторая напоминала, о чем она должна думать.

   – Синтия, миссис Пелл знает, что ты здесь?

   – Что? – задохнулась Синтия. – Нет! Конечно, нет! Откуда… Как она может знать?

   Николас опустил ногу и наклонился вперед, чтобы посмотреть ей в глаза:

   – Это ее дом, она здесь живет.

   – Она живет здесь, но она не ходит на чердак.

   – На чердак?

   – А ты подумал, что миссис Пелл просто пригласила меня к себе и устроила в одной из комнат для гостей? Не будь дурачком. Я живу на чердаке как мышка. Кстати говоря, уже поздно, я устала.

   Синтия начала подниматься, думая, что сейчас она найдет миссис Пелл и предупредит ее, но Ник опередил ее, встав со своего стула раньше, чем она успела подняться с кровати.

   – Ну и куда ты; идешь?

   Его грудь была всего в нескольких дюймах от ее лица. Она чувствовала запах мыла, тот самый завах, который она чувствовала каждую ночь, когда приходила в эту комнату.

   – Я иду спать, – еле выговорила Синтия.

   Она не могла думать, когда он грозно возвышался над ней.

   – На чердаке нет кровати. Ты останешься здесь.

   – Нет!

   Ей надо пойти к миссис Пелл. Женщина проболтается и обвинит себя еще до того, как Ланкастер закончит свой первый вопрос.

   – Я не могу спать в твоей кровати!

   – Я обещаю, что не буду там спать вместе с тобой. Этот дом принадлежит мне, Синтия, и я не позволю тебе жить на чердаке.

   – Тогда в другой, комнате…

   – Сейчас сюда приехали две новые служанки плюс Адам. Если твое присутствие надо хранить в секрете, то мы не должны вызывать лишние подозрения.

   Девушка устало потерла глаза. Он хочет сказать, что будет прятать, ее от семьи?

   Ник коснулся ее щеки, и она подпрыгнула, словно ей на кожу попала искра из камина.

   – Утром мы разработаем план, а сейчас ты останешься здесь. Я вернусь через несколько минут.

   – Куда ты?

   Синтия вскочила на ноги.

   – Я должен рассказать миссис Пелл.

   – Нет! Уже довольно поздно, она старенькая, ее сердце…

   – Если я не скажу ей сейчас, утром ее разобьет паралич, когда она будет бить меня метлой.

   – Но… Я не хочу, чтобы она знала! Она может… рассказать… – Синтия даже не смогла закончить свое чудовищное обвинение.

   Ланкастер, находясь в одном шаге от двери, повернулся, скрестив руки на груди, и Синтия съежилась. Если он узнает правду, он может выгнать миссис Пелл. Не за укрытие девушки, а за ложь. Ни один джентльмен не потерпит ослушания. Если миссис Пелл потеряет свое место, Синтия никогда себе этого не простит.

   – Я… – она запнулась..

   Удивительно, но Ланкастер улыбался, как будто услышал отличную шутку. У него заблестели глаза, а Синтию сотрясла нервная дрожь.

   – Да, Синтия, – засмеялся Ланкастер, – ты, как и миссис Пелл, совершенно не умеешь врать. Удивительно, как вы вдвоем умудрились справиться с этим без меня.

   – А-а… О чем ты?

   – У тебя сейчас такой вид, как тогда, когда я поймал тебя, шпионившую за деревенскими мальчишками, купавшимися нагишом! – еще громче засмеялся Ник.

   – Я никогда этого не делала! – возмутилась Синтия, забыв про свою нервозность, хотя на самом деле все так и было. Хуже того, она пришла за ними на пляж в предвкушении такого представления.

   – Ха, теперь я вижу, что ты все вспомнила. Там было пять или шесть абсолютно голых мальчишек, если я правильно помню.

   – Ник, – вскипела Синтия, забыв, что обещала никогда больше так его не называть.

   И одно это слово сразу разрядило напряженную атмосферу в комнате. Ланкастер покачал головой, улыбка стала мягче.

   – Пожалуйста, не сердись на миссис Пелл, – Синтия сделала глубокий вдох. – Она хотела все рассказать тебе, но это я умоляла ее не делать этого: Не выгоняй ее.

   – Выгонять? Ты с ума сошла? Как я могу сердиться на нее, когда она, возможно, спасла тебе жизнь?

   Синтия, услышав эти слова, успокоилась. Ее собственная мать сочувственно хмыкнула и отмахнулась от утверждений девушки, что она не переживет замужества с Ричмондом. А Ланкастер, похоже, принял это всерьез.

   – Ну хватит, обсудим все завтра. Может, ты хочешь есть или пить?

   – Нет.

   Ланкастер тихонько подтолкнул ее к кровати.

   – А где будешь спать ты?

   – Я тайком проскользну в соседнюю комнату.

   Синтия с усталостью и тревогой наблюдала, как Ланкастер запер дверь в коридор и махнул рукой в сторону соседней комнаты.

   – Я буду там. А дверь закрыл, чтобы служанки случайно не наткнулись на тебя.

   – В этом нет необходимости, – попыталась запротестовать Синтия.

   – Перестань. Спокойной ночи.

   И он исчез. Просто взял и исчез. Как в прежние времена. Вот он здесь, и его уже нет.

   Синтия стояла и молча смотрела на дверь, покрытую поблекшей зеленой краской, и чувствовала, как пощипывает щеку там, где он прикоснулся к ней.

   – Прости, – дверь снова открылась, и показалась голова Ланкастера, – но… ты будешь здесь утром?

   Она задумалась на мгновение. Надо ли ей убегать? Теперь в этом не было необходимости.

   – Буду, – тихо ответила Синтия.

   – Обещаешь? – с подозрением прищурился Ланкастер.

   – Обещаю.

   – Хорошо.

   Он облегченно вздохнул, и от этого девушка почувствовала тепло внутри. Дверь закрылась, щелкнув замком.

   Прошло еще несколько минут, потом Синтия опустилась на кровать. Находиться в его постели ей показалось обезоруживающе интимным, да еще зная, что он может появиться в любую минуту и увидеть ее. Но где-то на полу часы отсчитывали минуты, в комнате стало прохладно. Напряжение куда-то улетучилось, и Синтия почувствовала усталость.

   С тех пор как Николас вернулся в Кантри-Мэнор, она практически не спала по ночам, а тут – мягкая кровать. Ей больше нечего было бояться, маскарад закончился. Завтра они обсудят ее проблему.

   Она легла в постель. Подушка хранила его запах, и девушка заснула так, как много раз засыпала в юности… мечтая о Николасе Кантри.

   Ну, как, скажите, она может спать?

   Прислонившись к дверному косяку, Ланкастер покачал головой, не спуская глаз с кровати, где спала Синтия.

   Она жива. Неужели она не понимает, как это удивительно? Хотя у нее было время свыкнуться с этой мыслью.

   Николас рассмеялся, втайне надеясь, что она проснется и составит ему компанию. Но Синтия, измученная бессонными ночами, крепко спала. Может, когда она проснется, исчезнут темные круги у нее под глазами.

   В комоде виконт нашел изъеденное молью одеяло, но не ложился. Все его попытки уснуть провалились, да и рассвет наступит меньше чем через час.

   Всякий раз, когда он закрывал глаза, в его мозгу как голодный зверь поднимался страх, что Синтия исчезнет. Либо она ускользнет, пока он спит, либо ее присутствие окажется самым горьким сном, когда он проснется утром. Он каждые десять минут вставал, чтобы открыть дверь и посмотреть на нее. Так продолжалось довольно долго, пока он наконец не оставил дверь открытой.

   Она не умерла, и ему не нужно убивать Ричмонда, чтобы отомстить за нее. Хотя, нет, Ричмонд все-таки заслуживает смерти.

   Но сейчас ему не хотелось думать об убийстве. Его переполняла радость. Почему-то даже мысли о возвращении в Лондон и о свадьбе ему было легче выносить, зная, что Синтия Мерриторп не бросилась со скалы и не разбилась о камни. В его собственной жизни царила полнейшая неразбериха, но он не послужил причиной, которая едва не привела к гибели этой молодой женщины.

   В Николасе кипела энергия. Он подошел к окну. Ему захотелось открыть старые ставни, но они разбухли от сырой погоды, и ему пришлось здорово постараться, чтобы открыть их. Его усилия были вознаграждены великолепным видом предрассветного неба в тот момент, когда розовые лучи солнца окрасили горизонт. Миссис Пелл теперь уже наверняка встала.

   Штаны и рубашку он натянул давно, поэтому ему оставалось только на цыпочках пройти в свою спальню, чтобы взять башмаки, и выскользнуть за дверь. Синтия по-прежнему спала.

   Подходя к кухне, Ланкастер услышал женские голоса, один из них звенел от ярости.

   – Если вы сейчас уйдете, вы больше никогда не получите работу в доме лорда.

   Голос миссис Пелл дрожал от возмущения.

   – Но я не собираюсь работать здесь снова, – послышался нервный голос девушки.

   Николас заглянул за угол. У двери стояли две новые служанки.

   – Это дом с привидениями! Мы слышали, как они бродят здесь!

   Мэри заплакала, и Ланкастер с улыбкой отступил назад.

   – Ну, хватит, – усмехнулась миссис Пелл, – это всего лишь мыши.

   Ланкастер взъерошил волосы и, пошатываясь, вышел из-за угла.

   – Эти проклятые мыши! Я тоже их слышал.

   Все три женщины отступили назад и присели в реверансе.

   – Стучали и шуршали, даже пищали.

   – Да! – воскликнула Лиззи. – Пищали и ужасно стонали.

   Стонали. Ой, он, наверное, немного стонал, когда Синтия огрела его часами по голове. Он поднял руку, чтобы осторожно коснуться шишки над бровью.

   – Милорд, я уверена, что вы просто не привыкли к звукам старого дома, раздающимся по ночам…

   – На меня напали. – Он немного театральным жестом коснулся болезненной шишки. – Набросились на меня в постели, пока я спал.

   Служанки взвизгнули и стали отступать к двери. Но у миссис Пелл вдруг так побледнело лицо, что даже у напуганных служанок вид был лучше.

   – Напали? – хрипло переспросила она.

   Распахнутая дверь ударилась о стену, и служанки сбежали, растворившись в утренних сумерках.

   – Вам не заплатят! – крикнула им вслед миссис Пелл, однако без особого рвения.

   Ланкастер подвинул ей стул, и она тяжело опустилась на него.

   – Я действительно верю, что девушки испугались неугомонного привидения, – сказал он, и настроение у него поднялось еще выше. Если здесь не будет служанок, Синтия сможет свободно жить в его доме. Кстати, миссис Пелл, чай будет сегодня? У меня в горле все пересохло.

   – Да, сэр.

   Она долго смотрела на открытую дверь, пока, наконец, не вернулась к действительности.

   – Ой, простите меня, милорд!

   Она так быстро вскочила на ноги, что у нее всколыхнулись юбки. Она внимательно посмотрела на его рану.

   – Мне очень жаль. Вода готова. Завтрак будет готов через минуту, я могу принести его в библиотеку, если хотите. Вы сегодня очень рано встали, сэр.

   – Я не мог спать.

   – Э-э…Да.

   – Если не возражаете, я позавтракаю у себя.

   – Конечно, сэр.

   – Синтия, наверное, тоже скоро проснется и, я уверен, проголодается.

   – Да, сэр. Я… – Тут миссис Пелл вытаращила глаза, когда до нее дошли слова Ланкастера. – Что, простите?

   Он поступал нехорошо, откровенно наслаждаясь ошеломленным видом экономки.

   – Я о том злом привидении, что напало на меня в моих же покоях прошедшей ночью. Я умудрился поймать его. Оно оказалось даже слишком живым для привидения.

   – Вы… Вы поймали… привидение?

   – Совершенно верно.

   Они долго смотрели друг на друга, пока виконт не уступил и не улыбнулся:

   – Спасибо вам, миссис Пелл, что помогли ей. Она выглядит вполне здоровой для молодой женщины, которая уже несколько недель живет на чердаке.

   Лицо экономки окаменело.

   – Но теперь мы должны будем подыскать ей более приличную комнату.

   – Милорд, – прошептала она, и из глаз у нее брызнули слезы.

   Нет, только не это, он не выносил женских слез.

   – Простите, – торопливо сказал Ланкастер, – мне не следовало дразнить вас подобным образом. Синтия жива и здорова, все хорошо.

   Он подошел к ней и заключил в объятия, надеясь, что она не из тех, кто от этого заплачет еще сильнее.

   Она сделал глубокий вдох, и Ланкастер ощутил, как дрожат ее плечи.

   – Простите, милорд, я не должна была скрывать от вас это.

   – Чепуха, – выдохнул Ланкастер. – Почему вы должны были мне доверять?

   Справедливость собственных слов причинила ему боль.

   – У вас всегда была добрая душа, сэр, – покачала головой экономка и сделала шаг назад. – Всегда.

   – Если вы принесете поднос наверх, мы все сможем позавтракать и разработать план. А заодно отпразднуем это событие.

   – Отпраздновать, – теперь уже с улыбкой повторила миссис Пелл. – Да, думаю это хороший повод для праздника. У меня есть припрятанная банка вишневого компота. И половина бисквитного торта, оставшегося с вечера.

   Вишневый компот. От воспоминаний о любимом лакомстве рот наполнился слюной. Еще один яркий пример из его прошлой жизни, о которой он даже и не вспоминал за все эти десять лет.

   – Дайте мне полчаса, – попросила экономка, уже хлопоча у плиты. – К празднику надо подготовиться.

   Николас прошелся по комнатам первого этажа, открывая ставни и шторы, чтобы пустить в дом свет. Он был здесь уже несколько дней, но дом все равно оставался каким-то безжизненным. А теперь он ожил. Да, тихий и сонный на рассвете, но живой.

   Здесь стояло любимое кресло отца, такое широкое, что первые несколько лет, пока они жили здесь, Ник мог поместиться в нем рядом с отцом. Здесь был камин матери. Она всегда сидела возле него, простуженная морским ветром, дувшим среди скал.

   Они переехали в Кантри-Мэнор, когда Ланкастеру было восемь лет. Этот дом с видом на море и большим количеством тайных коридоров он считал волшебным местом. Он считал, что и названо имение именно в честь их семьи.

   Иногда здесь было одиноко, особенно для такого мальчика, как Ник, который вырос любимцем всех друзей матери в Халле. Но он смог подружиться с мальчишками в деревне. И там была Синтия. По всем правилам она должна была дружить с его младшим братом. Но Тимоти презрительно относился к дружбе с девочками, а Джейн была слишком мала, чтобы интересоваться чем-то, кроме тряпичных кукол.

   Поэтому это они с Синтией сидели на кухне перед плитой в дождливые дни, читали книги и играли в карты. Или лежали на животе в траве и играли с его оловянными солдатиками. Или бегали по лабиринтам коридоров для слуг, чтобы прятаться и удивлять друг друга.

   Все эти годы она оставалась в его памяти той самой девочкой из детства.

   – Сэр? – донесся из коридора голос миссис Пелл. – Будем будить ее?

   Да, подумал Николас, как Спящую красавицу, спасенную от вечного сна. Но, поспешно поправился он, без поцелуя. Удивительно, но от этой мысли у него в животе словно бабочки вспорхнули.

* * *

   – Синтия… – мягкий голос пробился сквозь ее сон, но она никак не хотела вылезать из мягкой и теплой постели.

   Синтия зарылась в одеяло и крепко зажмурилась.

   – Синтия, – позвала миссис Пелл. – Пора вставать, дорогая. У нас сегодня знаменательный день.

   Значит, они будут печь сладкие пирожки с изюмом, миндалем и цукатами? Синтия зарылась в подушку, в очередной раз отметив про себя, что белье хранит запах Николаса.

   Стоп… У нее замерло сердце. Белье действительно хранило его запах. Она открыла глаза, пытаясь сосредоточить взгляд на склонившемся над ней лице. Взъерошенные светлые волосы, искрящиеся карие глаза, усмешка, наливе.

   – Доброе утро, принцесса, – проворковал Ник.

   Сердце Синтии было готово выпрыгнуть из груди.

   – Боже мой! – воскликнула она, подскочив так быстро, что рукой попала Ланкастеру по носу.

   – Черт возьми, женщина! Тебе не надоело бить меня по лицу?

   – Следите за выражениями, милорд, – проворчала миссис Пелл, как будто они снова были теми детьми на кухне.

   Ланкастер, как ребенок, извинился и потер нос.

   Они оба сошли с ума, подумала Синтия, переводя взгляд с Николаса на миссис Пелл, и поспешно выпалила:

   – Я же говорила, что он вас не уволит.

   – Ночью ты не была так уверена в этом, – пробормотал Ник. – И готова была броситься к моим ногам, чтобы я проявил милосердие.

   – Это не так!

   – М-да, я надеялся, что хороший ночной сон улучшит твое настроение.

   – Она уже много недель пребывает в плохом настроении, – проворчала экономка.

   – Мне пришлось инсценировать собственную смерть! У кого хочешь настроение испортится.

   – Теперь твоя ситуация значительно улучшилась, дорогая.

   Миссис Пелл погладила руку Синтии, которой та уцепилась за одеяло.

   – Вряд ли. Ведь я была жива и раньше, еще до того, как виконт наткнулся на меня.

   – Наткнулся, – пробормотал Ланкастер.

   – Но, Синтия, – заворчала экономка, – лорд Ланкастер хочет помочь тебе. Тебе теперь не нужно беспокоиться.

   – Не нужно беспокоиться? Я уверена, вы шутите. – Синтия бросила взгляд в сторону Ника, чувствуя приступ вины, но другого выхода не было. – Мне нужны деньги. А у него их еще меньше, чем у меня. Ты спасаешься здесь от кредиторов? Поэтому ты оказался здесь?

   – Синтия, – возмутилась экономка, видя, как поползли вверх брови виконта, но при этом было понятно, что его это не обидело.

   – Осталась все таким же непослушным ребенком. Может, сладости поднимут тебе настроение.

   Ланкастер плюхнулся на кровать рядом с ней и жестом указал на поднос.

   Синтия, пораженная его оценкой, посмотрела в указанную сторону. Несколько мгновений стояла полная тишина. Чувство вины теснило ей грудь.

   Она пребывала в напуганном и расстроенном состоянии, поэтому вела себя грубо. Это был один из ее недостатков, дававший о себе знать в ситуациях, когда на нее оказывали давление. Но Ник наверняка помнит об этом. Если он вообще хоть что-то помнит.

   Миссис Пелл подала Синтии тарелку с тортом, вторую передала Ланкастеру.

   – И все-таки он может помочь тебе с планом, – сказала она.

   – С каким планом? – с набитым ртом поинтересовался Ланкастер.

   Синтия подождала, пока он проглотит, потом тоже откусила кусочек и стала жевать, одновременно размышляя, что ей ответить. Она съежилась, услышав слова миссис Пелл, но скрывать план не было смысла. Ей придется все рассказать Нику, хотя внутри зрело сопротивление. Ей хотелось обхватить себя руками и держать, чтобы не выдавать секрет.

   – Так какой там план? – повторил свой вопрос Ланкастер.

   Синтия попыталась проглотить торт, но не смогла. В горле пересохло, но экономка тут же подала ей чашку чая. Таким образом, у нее появилось несколько драгоценных секунд, чтобы еще немного подумать. Но экономка не стала ждать, пока Синтия промочит горло.

   – Она собирается найти захороненный клад, милорд, – пояснила миссис Пелл.

   О Боже! Синтия проглотила торт, но теперь поперхнулась чаем и закашлялась.

   Ланкастер несколько раз осторожно постучал ее по спине.

   – Захороненный клад? Ну, это действительно… план.

   Девушка покачала головой и отодвинула его руку. Отлично. А несколько минут назад он считал ее ребенком.

   – Речь не о захороненном кладе, – хриплым голосом пояснила Синтия. Задумчивое хмыканье Ланкастера означало, что он понимает и сожалеет одновременно. – А о спрятанном в скалах.

   – В моих скалах? – уточнил Ник.

   Черт, по правде говоря, если она найдет что-то, то оно должно принадлежать ему на законных основаниях.

   – Я не уверена, – осторожно заметила Синтия.

   – А почему ты решила, что там захоронен клад?

   – Не захоронен, – повторила Синтия. – Это не сказка.

   Она взяла второй кусок торта.

   – Несколько лет назад я нашла старый дневник. Его писал мой двоюродный дядя. Он писал, что наткнулся на тайник контрабандистов, нашел там большое количество золотых монет и спрятал в морской пещере.

   – Награбленное добро пиратов? – усмехнулся Ланкастер. – Еще лучше.

   – Это не шутка, ты, несносная деревенщина. – Синтия видела, что он изо всех сил старается сохранять серьезный вид, но у него это не получается. – Это правда, Ланкастер, и я хочу найти эти сокровища.

   – Ну, хорошо. Но почему ты думаешь, что золото до сих пор находится там?

   – Мой двоюродный дядя умер очень молодым, – уверенно начала Синтия. – Спустя всего два года после того, как была сделана эта запись в дневнике.

   – И что ты собираешься сделать с этим золотом, когда найдешь его? Заплатить, чтобы Ричмонда тихо убили?

   Странно, но в его голосе прозвучала слабая надежда именно на это.

   – Ну конечно, нет! Я выплачу семейный долг и куплю билет в Америку.

   – А зачем выплачивать семейные долги?

   – У меня есть сестра. В следующем году ей исполнится четырнадцать лет. Думаю, мама не позволит отправить ее к Ричмонду, но… она никогда не была способна противостоять своему мужу. Я не хочу, чтобы вместо меня отправили мою сестру.

   – Понятно.

   Веселье пропало с лица Николаса, теперь казалось, что он уже много лет совсем не улыбался.

   – Ты действительно веришь, что эти сокровища существуют?

   – Верю.

   – Тогда я помогу тебе их найти.

   – Ты мне поможешь? – Это было слишком хорошо, чтобы поверить. – А потом отправишь в Америку с пожеланиями доброго пути?

   – Э-э… Придется обсудить это позже.

   – Мы не станем обсуждать это, – твердо заявила Синтия.

   Миссис Пелл со стуком поставила чайник на поднос.

   – Виконт – человек, много ездивший, Синтия Мерриторп, и лучше его послушать.

   – Через две недели я достигну совершеннолетия и буду делать то, что мне нравится.

   – Рассуждает как взрослый человек, – пробормотал Ланкастер, и Синтия едва сдержалась, чтобы не дать ему в ухо.

   – Да что ты знаешь об этом? – выпалила она. – Ходят слухи, что ты женишься на богатой наследнице, и все твои проблемы будут решены.

   – А!

   На этот раз улыбка виконта была горькой. Для Синтии это стало еще одним открытием.

   – Это правда, я женюсь. И она действительно богатая наследница. И потом мы будем счастливо жить в замке из золота, поэтому я заодно могу и тебе помочь устроить свое счастье.

   Синтия была изумлена, когда проснулась и увидела Николаса, склонившегося над ней. Но то, что она услышала сейчас, не шло ни в какое сравнение с тем изумлением.

   – Ты обручен? Ты… Ты скоро женишься? Мы не слышали.

   – Через несколько недель я должен вернуться на свадьбу. Поэтому давай поторопимся, а? Может, приступим к поискам клада сегодня утром?

   Его попытка пошутить осталась без ответа. Веселье Ланкастера было ненатуральным, и Синтия не могла смеяться, даже если бы ей дали тысячу фунтов.

   Ник скоро станет мужем. И какая-то другая женщина будет его женой.

Глава 6

   Ступня Синтии выглядела узкой и изящной, пока она не натянула на нее шерстяной носок и не затолкнула в ботинок на толстой подошве. Ланкастер скользнул взглядом по второй ноге, изучая ее форму. Она могла быть одета в платье служанки, но пальцы ног были бледными и тонкими.

   Сегодня она не надела чулки, потому что миссис Пелл взяла их в штопку.

   – Ты меня слушаешь? – раздраженно спросила Синтия.

   – Да… Что?

   – Я сказала, что тебе лучше найти перчатки попрочнее.

   Ланкастер посмотрел на перчатки, которые держал в руках, и пожал плечами:

   – Я не уверен, что это совершенно безопасное занятие для леди.

   – А я уже несколько недель взбираюсь на эти скалы, – вздохнула Синтия и натянула второй ботинок. – Полагаю, что для меня это безопаснее, чем для тебя.

   – И все же, если ты упадешь… Нет, я не могу этого допустить.

   У нее вспыхнули глаза, а губы сжались в тонкую линию. Ланкастер подготовился к длинной тираде.

   – Ты… – начала Синтия. – Ты… Я не могу… Отлично. Я поделюсь с тобой кладом, пятьдесят на пятьдесят. Думаю, так будет честно. Это твоя земля.

   – Неужели ты думаешь, что предложение золота, которого мы, вероятнее всего, никогда не найдем, заставит меня рисковать твоей жизнью?

   – Ой, ради Бога, не надо! – Синтия мгновенно утратила контроль над своими эмоциями. – Моя жизнь месяцами подвергалась риску, ты когда-нибудь знал об этом или заботился? Занимайтесь своим делом, виконт.

   Слышать правду было больно, но Ник только покачал головой.

   – Думаю, не стоит говорить, что теперь это стало и моим делом. – Он обвел рукой свою комнату. – Каждый клочок земли и собственности, имеющий отношение к твоим фантазиям, принадлежат мне. Поэтому не надо возмущаться, мисс Мерриторп.

   Синтия прищурила глаза. Ланкастер занял более удобную позицию на тот случай, если она вдруг набросится на него с кулаками, как часто делала в детстве.

   Но Синтия, вероятно, повзрослела. В ответ на его слова она лишь вздернула голову.

   – Ты сказал, что поможешь мне, этим и ограничимся. Помощь подразумевает участие, а не деспотизм.

   Господи, она действительно выросла. Ей даже удалось не накричать на него, и Ланкастер почувствовал, что она заслуживает похвалы.

   – Ну, ладно-ладно, мы сделаем это вместе. Но, – добавил он, заметив, что она улыбается, – я могу передумать, если это окажется слишком опасным.

   – Посмотрим.

   Явно не придавая значения его беспокойству, Синтия встала и поправила свои серые, в соленых разводах, юбки.

   И, как и в предыдущую ночь, этот ее жест взволновал его, заставив учащенно биться сердце.

   – Что-то не так? – спросила она.

   – Все в порядке. Ты готова?

   – Готова, а ты? – спросила она, взглянув на его сапоги для верховой езды.

   – Ну конечно. Что мне готовиться.

   Загадочно посмотрев на него, девушка пошла к двери. Ланкастер последовал за ней.

   Пока они спускались по лестнице, Синтия натянула на голову капюшон и пошла к черному ходу. Миссис Пелл отослала своего последнего помощника поработать на конюшне сегодня утром. Парнишка по имени Адам был взволнован возможностью провести некоторое время с почтенным и великодушным кучером Ланкастера из Лондона. И все же внутри у Ланкастера все сжалось от страха, когда Синтия выскользнула в двери и заспешила вниз по ступенькам. Но Синтия не разделяла его волнения. Она даже не оглянулась в его сторону, повернув к побережью.

   – Не боишься, что тебя увидят?

   Ланкастер старался успевать за ней следом.

   – Если ведешь себя скрытно, люди сразу заметят, – пожала плечами Синтия.

   Да, это он уже успел понять. Если хочешь смешаться с толпой, веди себя так, словно ты принадлежишь к ней. Но…

   – Откуда ты знаешь это, Синтия? Ты в этом году сбежала из Ньюгейтской тюрьмы?

   Озорной взгляд, которым она его одарила, заставил вспомнить все шалости, которые она вытворяла в юности.

   – Знаешь, я совершенно не обязана была бывать в Кантри-Мэноре каждый день. Чем больше времени я проводила здесь, тем больше ограничений мне устанавливал отчим. Я поняла, что, если попытаюсь выскользнуть тайком, одна из служанок заметит и скажет матери. А если я просто выйду на улицу, как и полагалось…

   Она подмигнула Ланкастеру, и тот улыбнулся в ответ.

   … Боже… оказывается, Синтия симпатичная. Как он мог думать, что она несимпатичная?

   Она наклонила голову, посмотрела на него сквозь ресницы и пошла по спускавшейся вниз тропинке. Неужели она кокетничает с ним? Он ощутил покалывание кожи, когда она облизнула губы.

   – Ланкастер…

   – Да?

   – Откуда у тебя этот шрам?

   – Что, прости?

   – Этот шрам.

   Синтия резко остановилась и повернулась к нему с раздраженной улыбкой.

   – Вокруг шеи, – обиженно добавила она. – Я видела его вчера ночью.

   Когда Ланкастер покачал головой, она потянулась, чтобы провести пальцем по коже у него под подбородком. Ланкастер успел отвести ее руку, пока она не коснулась его шейного платка.

   Синтия онемела, а он постарался не сжимать ее руку сильно, хотя пальцы у него стали деревянными. Кожу покалывало, но на этот раз не от удовольствия. Его словно волной холода окатило.

   – Ник, – задохнулась Синтия, когда он отпустил ее руку, бормоча извинения. – В чем дело?

   – Ни в чем.

   – Прости, я не знала, что есть что-то, о чем я не должна заводить разговор.

   Вот оно, она извинилась. Ланкастер заставил себя улыбнуться, и это было нетрудно, поскольку эту хитрость он практиковал довольно часто.

   – Я смущаюсь. Понимаешь, ожог. Уродство. Я ненавижу, когда это замечают. Немного самолюбия – ничего страшного.

   – Понятно.

   Ее удивление переросло в нетерпение.

   – Кстати, спасибо, что напомнила мне. Надо будет перед свадьбой купить ночную рубашку с пышными кружевами вокруг шеи.

   – С пышными кружевами?.. – изумилась Синтия и рассмеялась.

   У Николаса вырвался облегченный вздох, Обычно он бывал готов к этому вопросу и всегда был начеку, чтобы предупредить неожиданное прикосновение. В конце концов, ведь существуют определенные обстоятельства, когда женщина могла бы прикоснуться к шее мужчины. Поиск клада он к таковым не относил. Ему хотелось потереть шею, но вместо этого он только улыбался.

   – Кстати, Ланкастер, – все еще смеясь, продолжала Синтия, – твое самолюбие вводит тебя в заблуждение. Если ты любишь эту женщину, тебе следует отказаться от ночной рубашки и спать нагишом.

   – О!

   Последние волнения покинули Ника. Несмотря на ее странное предложение, она явно флиртовала с ним. Он наклонился к ней ближе.

   – Не уверен, что должен воспользоваться твоим советом. У тебя присутствует очевидный интерес к наготе, Синтия. Но некоторые леди, возможно, не разделяют твоего отношения к мужскому телу.

   – Я… – У Синтии покраснели щеки. – Я не… Ой, отстань!

   Ланкастер засмеялся, а Синтия повернулась и бросилась вниз по тропинке. Ветер сорвал е ее головы капюшон и прижал к ногам юбки. Она вернула капюшон на место, но платье задралось еще выше, открывая икры.

   Ланкастер украдкой наблюдал за ее ногами, спускаясь по скалистому склону.

   Мисс Синтия Мерриторп не должна думать о том, как он выглядит без одежды. А он, как обрученный мужчина, не должен быть так чертовски счастлив, что ее посещают подобные мысли. Хотя на самом деле все именно так и было.

   Синтия не могла найти точку опоры. Нет, на тропинке она стояла довольно устойчиво. Она все это время ходила по ней и вверх, и вниз.

   Но вот с Ником… Она путалась в своих мыслях и чувствах, смущаясь и чувствуя головокружение.

   Она любила его когда-то. Она любила его так сильно, что переживала внутреннюю боль всякий раз, когда он был рядом. Но это были страстные и счастливые страдания.

   Она абсолютно точно знала, что в один прекрасный день она превратится в женщину, и он увидит в ней больше, чем просто друга детства. Кто-нибудь по соседству устроит бал, и Синтия появится там в красивом платье из белого и серебристого тюля, купленном каким-нибудь неизвестным покровителем…

   Сияя неземной красотой, она спустится по изогнутой лестнице. Ник оторвется от разговора с друзьями и заметит ее. Он увидит в ней женщину. Мир вокруг них остановится, они влюбятся друг в друга, женятся слишком молодыми, переедут в Лондон, и весь свет станет восторгаться силой их страсти.

   Громкий пронзительный звук вторгся в туманную картинку, которую представила себе Синтия, и она подняла глаза, заметив сердитую чайку прямо над головой. Отмахнувшись от нее, Синтия поспешила пройти мимо гнезда, отчетливо слыша за своей спиной шаги Ника.

   Она все еще никак не могла до конца понять, что он вернулся. Это оказалось намного труднее, чем десять лет назад поверить в то, что он уехал.

   Поездка в Озерный край с каким-то напыщенным человеком по имени мистер Тревингтон должна была длиться всего лишь месяц. Запертая со своей сестрой в классной комнате, Синтия пропустила его проводы в то солнечное утро. Но она убедила себя, что он скоро вернется и ей не о чем переживать.

   Спустя несколько дней его семья внезапно собрала вещи и отправилась следом за ним. И потом… ничего. Ничего. Прошел месяц. Никто не вернулся.

   Много недель подряд миссис Пелл избегала вопросов девушки, пока правда не стала очевидной. Имущество из особняка постепенно паковалось в ящики и отправлялось в Лондон. Один за другим отпускались слуги, пока не осталась одна миссис Пелл. И Синтия, конечно. Синтия тоже осталась здесь.

   Она писала письма, которые никогда не отправляла, признаваясь в своей любви; плела оправдания из паутины, которая выросла в тех местах, где они когда-то играли; каждую ночь проливала по нему слезы.

   Несмотря на все это, она выжила. И вот теперь он вернулся.

   Синтия поддела мыском башмака ракушку на тропинке и устремилась прямо к невысокой скале высотой около четырех футов, где резко заканчивалась легкая часть пути.

   Юбка, когда она прыгнула со скалы, раздулась колоколом, на мгновение закрыв ей поле видимости, но Синтия удачно приземлилась и посмотрела на бегущие к ней волны.

   – Синтия! – послышался голос Ланкастера, когда он приземлился рядом с ней. – Ты не ушиблась?

   – Что?

   Он наклонился и потянулся к ее юбкам.

   – Что ты делаешь? – воскликнула Синтия, когда его руки стали шарить под поношенной нижней юбкой и ощупывать ноги от колена к ботинку.

   – Твои лодыжки. При таком падении ты могла подвернуть ногу.

   – Я прыгнула!

   Ланкастер снял перчатки и стал ощупывать ее ногу, как будто таким образом: мог обнаружить вывихнутый сустав.

   – Прекрати это.

   Его теплая рука продолжила свое путешествие.

   – Ник.

   Почувствовав, как его рука прикоснулась к ноге под коленкой, Синтия отскочила.

   – Ник! – Кожа горела от его прикосновений, и она отступила на более безопасное расстояние. – Я не упала, с моими лодыжками все в порядке, нам еще полмили идти по этому песку.

   Она повернулась и быстро пошла вперед.

   Джентльмены не прикасаются к женщинам подобным образом. Это неправильно. Если только они не считают эту леди ребенком.

   К сожалению, независимо от того как ее воспринимал Ник, ее тело созрело. Она стала женщиной, а Ник – симпатичный мужчина е сильными теплыми руками, о которых она мечтала много лет.

   Джеймс был ошибкой. Но Ник… С Ником все могло быть по-другому. Ник несколькими простыми прикосновениями уже заставил ее дрожать. И это было намного больше, чем сделал для нее Джеймс.

   Она представила, как Ник целует ее, как он прижимает ее к стене…

   Синтия споткнулась в небольшом углублении в песке, и мужская рука Ника тут же подхватила ее под локоть. Синтия удивилась, она не знала, что он так близко, но теперь у нее даже кожу покалывало от этой близости.

   – Куда мы идем?

   Голос Ника почти поглотил прибой.

   – За скалы, которые я обошла вчера.

   – Ты прошла всего полмили по берегу? А что конкретно говорится в дневнике о местонахождении клада?

   Синтия мельком взглянула на него и поспешила дальше. Дневник был ее козырной картой, ее единственным рычагом в этой борьбе с Ником. Если она скажет ему точную формулировку, он и сам сможет вести поиски. А это, черт возьми, ее дело.

   – Там ничего конкретного нет, – пробормотала Синтия и ускорила шаг.

   Ноги проваливались в песок, и у нее стали ныть мышцы.

   – Синтия, но моя часть побережья тянется на несколько миль. – Ник, казалось, шел по песку совершенно беспрепятственно. – Поиски могут длиться вечно. Может, там было обозначено нечто особенное?

   – Ничего.

   К ее большому облегчению, на их пути появилась скала высотой около тридцати футов. Синтия улыбнулась, это должно было отвлечь Ника от разговора о дневнике.

   – Может, мне самому взглянуть на этот дневник? – продолжал Ник. – Что ты делаешь?

   Синтия демонстративно подоткнула свои юбки под кожаный шнурок, завязанный вокруг талии, и проигнорировала его вопрос. Ник устремил свой взгляд на открывшиеся колени, а она вдруг сорвалась с места и побежала к островерхой стене скалы.

   – Син? Что?..

   Она перепрыгнула через расщелину, заполненную мутной морской пеной. Ноги встали на узкий выступ, и она вцепилась в скалу руками. Сдавленный крик понесся ей вслед, и стало тихо.

   – Не раздумывай, – бросила она через плечо, – иначе вымокнешь насквозь.

   – Я… Ну и ну… Не двигайся.

   – Это единственный способ обойти ее. Давай.

   Она быстро двигалась вдоль выступа, только пятки свисали над морем. Случайная волна, разбиваясь о скалу, оставляла пену на ее ногах и юбках.

   – Это абсолютное сумасшествие! – кричал Ник. – Черт возьми, Син! Стой там, где стоишь!

   – Я пойму тебя, если ты не сможешь решиться. Ничего постыдного в этом нет. Ты очень долго жил в городе. Стой здесь, я вернусь через несколько часов.

   Ей не надо было оглядываться, чтобы увидеть, как покраснело его лицо. У нее всегда получалось подначивать его.

   «Миссис Пелл снимет с меня скальп, если ты сломаешь руку», – всякий раз говорил Ланкастер, когда она предлагала наперегонки взобраться на вершину огромного дуба рядом с церковью. Синтия кивала и уверяла его, что деревенские мальчишки не посчитают его отказ проигрышем девчонке. Они были слишком справедливы для этого. И Ник хмурился и поднимал ногами сухие листья и отказывался принимать ее вызов. Пока она не начинала первая взбираться по веткам.

   Можно предположить, что он не слишком изменился с тех пор, потому что, как только она стала осторожно двигаться вокруг скалы, в воздухе послышался царапающий звук сапог по камню. И приглушенное ругательство.

   Синтия поспешила сделать последние четыре шага до относительно безопасного углубления в скале, которое обеспечивало пологий спуск к берегу.

   С хмурым лицом показался Ник.

   – Во время прилива это настоящая проблема, – с невинным видом сказала Синтия и, спрятав улыбку, поспешила дальше, пока он не успел схватить ее.

   Но за последние десять лет он стал довольно быстрым, и у нее юбки потяжелели от влаги. К тому времени как она поняла, что тяжелые удары, которые отдавались в подошвах, не что иное, как шаги Ника, было уже слишком поздно. Она успела сделать еще несколько неуверенных шагов, когда он, ругаясь, настиг ее.

   Он попытался схватить ее, но девушка увернулась, а ее сердце тревожно забилось. Страх смешался с каким-то другим чувством. Из ее задыхающихся легких вырвался удивленный смех. Шустрый кот, убегающий от волка. Вот только когти этого волка все-таки успели ухватиться за что-то.

   Один край платья выскользнул из-под кожаного шнурка на талии. Их взгляды встретились, в его глазах вспыхнул огонь триумфа, когда он дернул ее, чтобы остановить.

   – Отпусти меня! – крикнула Синтия, потянув юбку:

   – Ты совершенно неуправляема. Ты можешь разбиться, если будешь лазить вокруг скал.

   Синтия крепче сжала ткань.

   – Я не позволю…

   Когда она изо всей силы потянула юбку, ткань выскользнула из его пальцев. Синтия ощутила радость победы и отступила назад, ее ноги провалились прямо в гору леска. Она зашаталась, взмахнув руками, и упала.

   Воспользовавшись моментом, Ник набросился на нее, устроившись у нее на бедрах и сжав коленями ребра. Руки цепко удерживали ее запястья, прижимая их к песку. От ощущения тяжести Синтия невольно выдохнула.

   – Слезь с меня.

   – Чтобы ты повисла на скале и рисковала собственной жизнью?

   – Я была в пяти футах от земли.

   – Черт возьми, Син, мне надо как следует отшлепать тебя.

   Эти слова, которые предназначались ребенку, привели ее в ярость.

   – Я не ребенок! – закричала она, пытаясь освободиться.

   – В тебе полно ребячества, чтобы делать безрассудные поступки. – Ланкастер еще крепче сжал ее запястья. – Значит, я вполне могу положить тебя себе на колено и отшлепать.

   – А ты попробуй.

   Кровь забурлила в ее венах. Его взгляд скользнул по распростертым рукам Синтии. Когда он заговорил снова, то наклонился так близко, что она почувствовала его дыхание на своей коже.

   – Думаешь, я не сделаю это?

   Неужели он посмеет положить ее на колено и поднять юбки? Неужели он унизит ее и отшлепает как ребенка? Синтия закричала и попыталась еще раз выдернуть руки.

   Ник прищурился. Его правая рука медленно сжалась на ее запястье как тиски.

   – Ник…

   Его взгляд скользнул по ее губам, а потом он склонился над ней и прижался губами к ее губам. В первые доли секунды Синтия не понимала, что происходит и какую роль это играет в их споре. Но потом ее тело дало сигнал мозгу о том, что же происходит на самом деле. Ник целовал ее. Так, как она надеялась. Какое счастье…

   Потрясение ослабило железный обруч, который сжимал ей легкие, и Синтия раскрыла губы, чтобы вдохнуть воздух. Очевидно, это было правильное решение, потому что Ник застонал в ответ, и его язык проскользнул внутрь, вызвав в ней сладостную дрожь.

   В какой-то момент Ланкастер поменял положение, и его вес не давил так на ее бедра и руки. Теперь его ноги обнимали ее бедра, живот находился на одном уровне с ее животом. Как будто они занимались любовью. Как будто он хотел ее.

   Его язык стал тверже, и девушка, выгнув шею, открылась ему.

   Она тысячу раз представляла себе это. Она думала о том, как губы Ника мягко и нежно коснутся ее губ, его дыхание согреет ее щеку. Она никогда не думала, что он будет целоваться так, как будто он голоден. И даже так же грубо, как Джеймс. Но все равно это было лучше, чем поцелуи украдкой с Джеймсом Манро. Бесконечно лучше.

   Ник переместил свою голову и поднял ее руки выше, не ослабляя хватки. Когда он втиснул свои колени между ее коленями, Синтия обхватила ногами его бедра и голой кожей бедер почувствовала шершавую ткань его брюк. Она резко дернулась от неожиданности, и это помогло ему расположиться у нее между бедер. Его возбуждение теперь стало очевидным.

   В воздух вырвался их одновременный вздох. Вздох Ника выдал его тревожные мысли, он немедленно приподнялся на локтях и посмотрел на нее.

   Ей на колени брызнула морская пена.

   Ник тяжело задышал, его глаза расширились. К нему вернулся здравый смысл.

   – Я думаю, пришло время прилива, – выпалила Синтия.

   Эта бессмыслица, похоже, все, на что был способен ее мозг в такую минуту.

   – Синтия, – пробормотал он, а потом добавил: – Я хотел сказать, мисс Мерриторп.

   – Да?

   – Я… Я прошу прощения.

   – Все в порядке.

   Она убрала ноги с его бедер, и это действие сводило на нет любые извинения. А когда поставила ноги на землю, уловила его напряженную плоть. Ник опустил голову и прижался лбом к ее лбу. Так продолжалось довольно долго. Пальцы, удерживавшие ее запястья, дрожали. Потом он встал и отпустил ее.

   – Прости. Я не собирался… делать это.

   Он попытался поправить ее юбки, но они все еще удерживались под ремешком на талии и никак не хотели расправляться.

   – Ник, я сказала, все в порядке.

   Он встал на ноги и подал ей руку, помогая подняться. Лучше бы она еще немного полежала. Ноги были неустойчивы, как стебельки травы.

   Отряхнув песок с колен, Николас улыбнулся, и эта улыбка никак не соответствовала тревожному блеску его глаз.

   .– Ну что ж, похоже, мы уже не дети, и поэтому не стоит играть в такие игры?

   – Да.

   Синтия не могла скрыть смущение в голосе. Хорошо, что он больше не считает ее молоденькой девочкой, но в таком случае кто она для него?

   – Надеюсь, я тебя не напугал? Мужчины… так ненадежны в правилах приличия.

   Синтия покачала головой и опустила юбки, чтобы прикрыть ноги, которые с таким бесстыдством совсем недавно обвивали его бедра.

   – Тогда поспешим?

   Его улыбка стала еще более натянутой.

   Пытаясь привести свои мысли в порядок, Син ничего не оставалось делать, как кивнуть в ответ и пойти по узкой полоске берега.

   Что он натворил?

   Господи, что он натворил?

   Ощущение ее рук, которые она пыталась вырвать, ее тела, выгибающегося под ним… Что-то внутри его встало на свое место. Или, наоборот, оказалось не на своем месте. Его душа приняла абсолютно искаженную форму. Это чувство было ему очень хорошо знакомо, только он никогда не мог понять, покой или боль чувствовал в такие мгновения.

   Слава Богу, он смог остановиться и не оскорбил ее.

   Дрожащей рукой он потер затылок и посмотрел в спину Синтии, которая дошла до новой тропинки и начала подниматься. С каждым ее шагом со складок на ее юбках осыпался песок, слабое напоминание о его проступке давало о себе знать.

   Нйк едва дышал даже до того, как она оглянулась, и он увидел ее раскрасневшиеся не то от стыда, не то от холода и гнева щеки.

   – Нам не следовало делать это, – просто сказала Синтия, и у него сжалось сердце.

   Она пошла дальше, холодная и неприступная.

   – Я знаю, – ответил Ланкастер.

   С леди так нельзя обращаться. Он это знает, для этого есть другие женщины… Женщины, которые не возражают против некоторой грубости, если им достойно заплатили за это.

   – Ты любишь другую, – произнесла Син.

   – Кого? – переспросил Ник еще до того, как вспомнил, что обручен.

   Он стал судорожно придумывать объяснение, и тут девушка резко остановилась.

   – Ты обручен!

   Она повернулась к нему и взмахнула руками.

   – А, ну да, конечно.

   – Ник! – В ее голосе слышалось раздражение, руки по-прежнему были подняты к небу. – Что с тобой случилось?

   У Ланкастера загорелось лицо. Что он должен был ответить на этот вопрос? У него столько всего случилось.

   – Ты ее совсем не любишь?

   Он немного помолчал, словно обдумывая этот вопрос, потом тихо прошептал:

   – Нет. Совсем не люблю.

   И от этих слов словно камень с души свалился. Наконец прозвучала правда.

   – Но… Это же ужасно. Ты женишься на этой женщине только ради денег?

   Ланкастер снова задумался на мгновение, надеясь, что это неправда. Но какую еще причину он мог назвать сейчас?

   – Да.

   – Господи, ты такой же корыстный наемник, как и мой отчим, – в ее голосе прозвучали нотки отвращения.

   Это была неправда. Не совсем правда. Наемнику платят зато, чтобы использовать его тело в бою. Ланкастеру заплатят не за это. Он совершенно другой человек.

   Похоже, он уже смирился со своим положением, и эта мысль больше не причиняла ему боль. А может быть, на расстоянии подобная перспектива казалась не такой очевидной.

   Когда Николас поднял глаза, Синтия была уже далеко. Ник поднял воротник пальто, чтобы укрыться от ветра, сунул руки в карманы и поспешил за ней.

Глава 7

   Какой ужасный день!

   Синтия бросила на стол угольный карандаш и, подперев подбородок руками, наблюдала, как он катится по столу.

   Николас больше ничего не говорил о ее безрассудстве и безопасности. Он вообще не сказал ни слова, да и Синтия была не расположена к разговорам. Но, несмотря на все усилия, они так ничего и не нашли, кроме той пропасти, что выросла между ними за все это время.

   Утром на короткое время он показался ей прежним Ником. Веселым, красивым и заботливым. А потом стал другим. Этаким лондонским джентльменом, природный шарм которого превратился в жестокий инструмент. Его по-прежнему отличало личное обаяние, но теперь оно было отполировано до блеска. Как ювелирное изделие, как оружие. Или как доспехи.

   Но если он и защищал что-то, то явно не то мягкое сердце, которое было у него в юности. Тот мальчишка не способен был пройти мимо страдающей лягушки и не помочь ей. А этого человека совершенно не заботила женщина, которой он поклялся в любви. Он так спокойно сказал об этом, совершенно без всяких эмоций. А невеста любит его?

   Синтия фыркнула, удивляясь собственному вопросу. Ну конечно, эта женщина любит его. Все любят Николаса. Его мама всегда говорила, что он родился с особым даром. Люди чувствовали себя рядом с ним комфортно, а он наполнял весельем каждую комнату. Неужели он растратил свой дар в Лондоне? Неужели он иссяк?

   Синтия выдохнула с такой силой, что лежавший перед ней исчерченный лист затанцевал на столе. С него слетела легкая пыль от угольного карандаша, как будто это слетал песок с тех самых скал, которые она пыталась изобразить.

   Синтия взяла карандаш и нанесла темные штрихи на бумагу.

   Ее работу нельзя было назвать искусством, да это и не было искусством, она и сама это понимала. Разбивавшиеся волны были похожи на спутанные волосы, вьющиеся вокруг скал. Скалы напоминали бока коров. И все-таки она совершенствовалась. Кроме того, мягкий скрип угля по пергаменту успокаивал ее, создавал ощущение исполненного долга.

   Но сегодня ни о чем, кроме Ника, она думать не могла, поэтому спрятала карандаш в столе и достала старый дневник. Эти страницы уже отложились в ее памяти. Она перечитывала их десятки раз, но ничего нового не нашла. Возможно, дневник, как талисман, откроет секреты, только если она поверит в него.

   В дверь постучали, она потерла глаза. Господи, так и ужин можно пропустить.

   – Входите, – позвала она миссис Пелл, но дверь из коридора не открылась.

   Открылась дверь в соседнюю комнату.

   – Добрый вечер.

   С улыбкой на лице вошел Ник, неся в руках закрытую белую чашку.

   – Миссис Пелл сказала, что Адам опаздывает, заканчивая свои дела, поэтому нам придется ужинать одним, если мы хотим избежать встречи с ним.

   Аромат лукового супа наполнил комнату.

   – Спасибо за новость. И за суп, – произнесла Син.

   Ланкастер прошел в комнату, огляделся, но не решился поставить чашку.

   – Ты устроилась?

   Пока их не было, миссис Пелл убралась в этой комнате, теперь здесь все сверкало чистотой и пахло свежими цветами.

   – Да, все хорошо.

   – А это тот дневник?

   – Да.

   Синтия инстинктивно вцепилась в него, желая спрятать подальше.

   – Такой маленький. – Ник сделал еще шаг и оказался почти рядом с ее плечом. – А это чертеж местности?

   У Синтии замерло сердце. Ее рисунок не был предназначен для постороннего глаза, только для нее.

   – Предлагаю детально изучить его, но полагаю, что это бессмысленное занятие. Сколько лет было твоему дядюшке в то время? Восемь или девять?

   Синтия посмотрела на рисунок. Восемь лет? Какая невоспитанность…

   Ник потянулся за бумагой, и Синтия схватила дневник, набросок и сунула их в ящик стола.

   – Ему было одиннадцать.

   – Слишком молод для художника.

   – Ты можешь поставить чашку здесь. Спасибо.

   Ланкастер прижал чашку к груди, когда Синтия протянула к ней руку.

   – У меня в комнате есть хлеб. Присоединишься ко мне?

   – Я очень устала.

   Синтия подняла голову и увидела, что Ник смотрит на нее умоляющим взглядом.

   – Ну, пожалуйста, пойдем. – Он улыбнулся. – У меня есть вино.

   Было похоже, что он избавился от настроения, нахлынувшего на него на побережье. Он снова стал прежним Николасом, и сопротивление было бесполезным.

   – Ну, хорошо. У тебя есть вино, а я хочу вина. Поэтому у меня нет причины отказываться.

   Синтия прошла за ним следом в комнату, в ту комнату, где она спала прошлой ночью, и внимательно осмотрелась, как будто его вещи могли что-то рассказать о нем.

   Таз, от которого все еще шел слабый пар в прохладной комнате. Полотенце, которым он вытирал лицо и шею. Тщательно убранная кровать, на которой не осталось следов ее пребывания. Два бокала для вина на столике, подвинутом ближе к огню, один пустой, а второй – с каплями вина на дне.

   – Садись, ты ведь устала, – пригласил Ник.

   Синтия заметила, что у него по краснел и уголки глаз.

   – Ты тоже устал.

   И словно в подтверждение ее слов он опустился на стул сразу, как только села Синтия.

   – Признаюсь, что не очень хорошо спал сегодня. Мистические открытия, знаешь ли.

   – Допускаю, – улыбнулась она в ответ.

   Ну вот, Ник уже заставил ее улыбнуться.

   Ланкастер наполнил бокалы вином, и они приступили к трапезе. От горячего супа внутри разлилось приятное тепло. Молчание, царившее в комнате, было в сто раз комфортнее той тишины, в которой они работали несколько часов назад. Когда Ник потянулся за хлебом, внимание Синтии привлекли его пальцы.

   Они были длинными и грубоватыми, не такими изысканными, как все остальное в нем. Эти пальцы с хрустом разломили поджаристую булку. В свете камина виднелись золотистые волоски, покрывавшие его кожу. Когда он потянулся через стол, чтобы положить половинку хлеба на ее тарелку, проявился рельеф мышц. Эти крупные пальцы прикасались сегодня к ней, гладили, удерживали ее.

   – Спасибо, – только и сумела произнести Синтия.

   – Не за что, – тихо ответил он.

   Их взгляды встретились. Читает ли он ее мысли? Разделяет ли их? Но его улыбка была чистой и лишенной всяческого намека на флирт.

   Сознание вины превратило теплый суп у нее в желудке в раскаленный уголь. Ник принадлежит другой женщине.

   – Как поживает твоя семья? – неожиданно громко поинтересовалась Синтия.

   – Хорошо.

   Ланкастер ни слова к этому не добавил.

   – Я очень сожалела, когда узнала о твоем отце. Он был хорошим добрым человеком.

   На его лице промелькнула улыбка.

   – Да, он был замечательным человеком.

   Ник взял свой бокал и отодвинул полупустую тарелку. Через несколько секунд его бокал был пуст, и он снова наполнил его до краев.

   – Добрым, – добавил он с кривоватой улыбкой.

   – Наверное, ты скучаешь по нему.

   – Думаю, да. Это было очень давно.

   Давно? Его отец умер всего лишь два года назад. Она откусила хлеба, чтобы скрыть свое изумление. Он всегда был так близок к отцу, такому же теплому и дружелюбному человеку, как и сам Ник. Видимо, из-за скорби эти два года показались ему целой вечностью.

   Но Ник смотрел куда-то в пространство, как будто боль потери давно притупилась. Это было очень давно.

   Он выпил еще один бокал вина. Смущение девушки усилилось.

   – Разве ты не голоден?

   – Я хочу еще раз извиниться. – Ланкастер поставил бокал и наклонился вперед. – За то, что произошло раньше. За все.

   – Все в порядке.

   – Нет… Я должен объяснить. Или попытаться сделать это. Просто… Женщины в Лондоне… Они не такие как ты, Син.

   Ее ложка громко стукнула о чашку с супом, и она положила ее на стол. Неужели он думал, что она об этом не знает?

   – Они более… практичные и земные.

   – Я уверена, что так и должно быть, – произнесла она.

   – Здесь, в деревне, ты в безопасности.

   – Вряд ли это так, Ланкастер, – вспылила Син.

   – Прости. Конечно. Я плохо объясняю. Но в Лондоне много женщин, подобных тебе. Я говорю общими фразами, вместо того чтобы сказать конкретно, что я имею в виду.

   – И что же ты имеешь в виду? – Синтия постаралась не запоминать фразу «подобных тебе», но не сомневалась, что она еще много недель будет ее преследовать.

   – Я пытаюсь сказать тебе, что женщину, на которой я женюсь, моя персона волнует так же мало, как и меня – ее. А может, и меньше.

   – Может, она просто стеснительная.

   – Нет, – он снова улыбнулся, и на этот раз улыбка была даже в его глазах. – Боюсь, что дело не в этом.

   Синтия потянулась за своим бокалом. Ей не нравился этот разговор, но очень хотелось получить информацию.

   – Я не понимаю, Ник. Все любят тебя, и ты любишь всех.

   – Син, – начал Ланкастер и рассмеялся.

   Боже, ей хотелось растаять от этого звука. Она скучала без него. Она скучала не только без Ника, но и без этого звука. Теперь его смех звучал глубже, но как-то упаднически.

   – Я был послушным ребенком, – произнес Николас. – Покладистым. Тут я с тобой согласен, – от смеха остался лишь отголосок. – Но покладистость – опасная штука.

   – Почему? – Она не понимала его слов, но, возможно, тому виной была его рука, которой он лениво прикрыл ее руку, гладя большим пальцем ее пальцы.

   – Будучи покладистым… Если бы ты была покладистой, Син, если бы это было твоим единственным качеством, ты бы не стала противиться этому браку. Ричмонд пришел бы за тобой, и ты бы с ним ушла. И теперь ты была бы сломленной.

   Его палец стал обводить контуры ее руки.

   – Ты восхищаешься моим упрямством?

   – Я восхищаюсь твоей силой, – Ланкастер улыбнулся. – И говорю, если бы тебе нравились все и ты нравилась всем… Синтия, твоя жизнь сразу бы превратилась в страдание.

   Девушка пыталась поймать его взгляд. Они говорили сейчас о нем. Так что он имел в виду? Ей хотелось спросить, но он разглядывал ее пальцы и не поднимал головы.

   – Я имею в виду жизнь в качестве леди Ричмонд. Это была бы самая несчастная жизнь, какую только можно представить.

   Момент был упущен. И если он имел в виду что-то еще под своими словами, Синтия не сомневалась: теперь он станет это отрицать. Поэтому она просто улыбнулась ему в ответ:

   – Я бы не стала леди Ричмонд. Я бы вышла замуж за человека, за которого меня обещал выдать отец.

   – Кто это? – с любопытством спросил Ланкастер.

   Неужели его удивляет, что кто-то хотел взять ее в жены? Если бы только она могла сразить его каким-нибудь громким именем. К сожалению, никого достойного не было.

   – Это сэр Реджинальд Бейлор.

   – Сэр Реджи? – воскликнул Ник, и Синтия не смогла сдержать смеха.

   – Да, сэр Реджи, все шесть футов кожи да костей. У него очень хорошие пастбища.

   – Господи, ты меня разыгрываешь.

   – Хорошо бы, если так. Я вела себя как абсолютная ведьма, пока он наконец не оставил меня в покое. Но потом Бейлор прислал своего сына, чтобы тот попытал счастья вместо него.

   – Неужели Гарри? – едва не подавился вином Ник.

   – Да, Гарри Бейлор. Который большую часть волос растерял еще до своего совершеннолетия. Но избавиться от него оказалось легче, чем от его отца.

   – Я вижу, ты была основательно занята, пока меня не было.

   – Десять лет – долгий срок.

   – Да, и скоро я опять уезжаю.

   В комнате на несколько мгновений повисло тягостное молчание, и Синтия ощутила знакомую боль в груди. Никуда он не вернулся, это все ненастоящее.

   – Поэтому давай лучше поговорим о твоих планах.

   – О каких планах?

   – Ты говорила, что собираешься в Америку. Значит, у тебя там есть семья.

   – Да, там живет сестра моего отца. Она заберет меня к себе. Мой отчим никогда не нравился ей.

   – Но для путешествия тебе понадобится компаньонка. Может быть, миссис Пелл?

   – Нет, она не поедет. Я думала об этом, буду нанимать женщину. Не могу дождаться, когда увижу Нью-Йорк. Письма моей тети… Похоже, этот город совершенно не похож на Лондон.

   Его рука по-прежнему прикрывала ее руку. Понимает он это, или она совершенно не имеет для него значения, как травинка, которую смяли и выбросили за ненадобностью? Синтия не могла выдержать этого, особенно когда его прикосновения вызывали напряжение во всем теле. Она убрала руку и осторожно положила ее на колени, чтобы ощущения не покинули ее слишком быстро.

   Изнеможение липкой пеленой обволакивало его, проникая в каждую клеточку. Сказывался длинный день лазания по скалам после бессонной ночи… И все же Ник не мог уснуть.

   Этот день соединил в себе все атрибуты абсурдного сна. Сначала воскрешение Синтии. Потом история о контрабандистах и спрятанном кладе и отъезд в Америку. С этим он справился. Он даже смирился с поиском спрятанного среди скал золота. Но то, что произошло на мокром, продуваемом ветром берегу с Синтией… С этим он смириться не мог.

   Он любил женщин. Он всегда любил женщин. Пожилых или молодых, красивых или простушек. И дело не обязательно касалось секса. Ему нравилось, как улыбаются, болтают и смеются женщины. Он любил наблюдать за их мыслительным процессом, когда они решали какую-то проблему. Он обожал их запахи и звуки. Гладкость кожи и остроту языка.

   Для Ланкастера не было ничего более мучительного, чем вечера в клубе в окружении накачанных виски, шумных и тучных джентльменов, наполнявших помещение дымом сигар и грубыми жестами.

   Да, он любил женщин. И это была величайшая трагедия его жизни. Эмоции, которые он никогда не сможет забыть. Неизбежное ощущение того, что выбило из состояния равновесия.

   Если бы он по-прежнему был обычным и невредимым, Ланкастер знал, какая жизнь у него была бы. Он ясно представлял себе яркие бурные сцены его жизни в пестрых тонах.

   Он бы уже десятки раз влюбился, веря, что каждая женщина – самая любимая, будь то скромная девственница или пресытившаяся жена мужиковатого лорда. Он бы любил их всех, с удовольствием и основательно. А когда бы пришло время жениться, он бы любил свою жену, пусть даже в браке по расчету.

   И все его ночи… Все его ночи были бы абсолютно разными. Часы удовольствия и дружеского общения. Смеха и тепла. Переплетение тел, рук и поцелуи.

   Он бы отдал все, чтобы просто лежать рядом с женщиной и осязать эту ее близость. Чтобы его целовали и ласкали. Гладили и держали в объятиях.

   Ланкастер закрыл глаза, стараясь не обращать внимания на стальной обруч, сжимавший его грудь. Не важно, что и как могло бы быть. Он не был внимательным и заботливым любовником. Он был мужчиной, которому требовалось нечто более порочное.

   Он думал, что мог бы контролировать себя рядом с Имоджин. Стиснуть зубы и игнорировать собственные потребности. Но с Синтией… с Синтией он потерял контроль при первом же поцелуе.

   Но он не может хотеть ее подобным образом. Он не может позволить этого. И все же его тело непроизвольно напряглось от одной только мысли о ней, ее теле, подмятом под него, и руках, заведенных высоко над головой. Он хотел, чтобы все это повторилось. Ему хотелось взять ее прямо там, на песке, грубо, как порочную женщину.

   Но это была его Син, и даже если бы он не был помолвлен, он не смог бы сделать этого с ней.

   Ненавидя себя, Ланкастер медленно провел рукой по своему телу и взял в руки свою плоть. Ему было мерзко от мысли о том, чего он хотел, но это отсекало желания. Никогда.

Глава 8

   Прижавшись лицом к скале, Ланкастер вздрогнул и попытался освободить пальцы.

   – Прости, но не могла бы ты убрать ногу с моей руки?

   – Что? – крикнула Синтия.

   – Твоя нога! – завопил он.

   Она бросила хмурый взгляд через плечо, словно не поняла его слов, но ногу, в конце концов, подняла. Ланкастер надеялся, что воющий ветер заглушил его стон.

   – Давай поторапливайся, мы уже почти на месте.

   – Мне не нравится это, – пробормотал Ник, посмотрев вниз.

   До песка было около десяти футов. Ему не нравилась эта затея, но чувство вины возобладало над разумом. Чувство вины и вспыльчивый характер Синтии. И вот они здесь, сидят высоко на этой проклятой скале, а ветер изо всех сил старается сбросить их вниз.

   – Син! Остановись! Это намного выше, чем мы предполагали!

   – Я уже на месте! – донесся ее голос откуда-то сверху.

   – Проклятие! – Ланкастер очень осторожно поставил ногу в следующую нишу в скале и поднялся выше. Если она собирается убить его, что ж, очень хорошо. Его братец сможет жениться на Имоджин Брандисс и спасти семью. Волна гнева помогла ему преодолеть последние несколько футов. Когда он поднялся на выступ, несколько камней сорвались и полетели вниз.

   Пещера была не такой большой, как казалась, если смотреть на нее снизу. Синтия не могла выпрямиться во весь рост, и вместе им там будет довольно тесно. Ник сразу подумал о том, как близко они будут друг к другу, но она нарушила его крамольные мысли.

   – Здесь что-то есть!

   – Правда?

   Несмотря на то что они охотились за кладом, он будет чертовски удивлен, если они найдут его.

   – Минутку, – выдохнула Синтия. – Мне кажется… это…

   Он пробирался следом за ней, когда она взвизгнула. Ланкастер покачнулся, а внутри все оборвалось.

   – Синтия!

   Он почти добрался до нее, когда она со сдавленным криком уперлась в него спиной.

   – Что такое?

   – Прости, я просто… Я вытащила это из ямы… – Она вся дрожала, указывая на смутный белый предмет размером примерно с его кулак.

   – Что это? – Ланкастер наклонился ближе. – Кошачий череп?

   – Я не знаю, что это, – Синтия подвинулась ближе, – но внутри еще есть немного… внутренностей.

   – Внутренностей?

   Синтия тщательно вытерла руку о свое платье.

   – Почему бы тебе не подождать на солнышке, пока я проверю всю эту пещеру? – предложил Ник.

   Это не заняло много времени. Еще несколько разбросанных костей, старое птичье гнездо и мышиный помет.

   – Боюсь, здесь ничего нет.

   Она кивнула, но в глазах читалось разочарование.

   – Тогда пошли дальше. Может, нам следует разделиться? Так мы больше мест успеем осмотреть.

   – Ни за что.

   Когда Ланкастер подошел к ней и осмелился посмотреть вниз, то сразу пожалел об этом. Ему даже в голову не приходило, что спуск может быть страшнее, чем подъем. И веревка, обвязанная вокруг его пояса, была абсолютно бесполезна без дерева, к которому ее надо привязать. Ни одна из скал здесь не казалась достаточно прочной, чтобы выдержать ребенка, не говоря уже о двух взрослых.

   – Я пойду первым, ты – за мной.

   Синтия кивнула, и Ланкастер, сделав глубокий вдох, повернулся спиной к океану и опустился на колени. Спустившись на четыре фута, он выдохнул. Осталось не более трех ярдов.

   – Давай, Синтия, медленно и осторожно.

   Она спустила ногу с выступа как-то слишком свободно, по его мнению, потом секунд тридцать искала опору для ноги. У него заныли руки от желания помочь, он ждал, подспудно надеясь, что, если она упадет, он смягчит ее приземление.

   Наконец Син нашла прочное положение и стала спускаться.

   Юбки задрались еще выше. Показались краешки заштопанных чулок, потом мелькнули обнаженные бедра, дрожащие от напряжения. Спасибо миссис Пелл, что она починила эти чулки. Прошлой ночью ее голые ноги сыграли решающую роль в его фантазиях.

   Стоя на выступе скалы и уцепившись в нее пальцами, Ланкастер забыл о высоте и начал думать о бедрах Синтии. Он прищурился, наблюдая, как солнце освещает шелковистую поверхность внутренней части ее бедер. Его взгляд проследовал выше…

   – Отлично! – крикнула Синтия, отвлекая его от неучтивой мечтательности. – Теперь можешь спускаться ниже.

   В конце концов, чувство вины погубило его. Голова закружилась, он вслепую шагнул вниз и ничего, кроме воздуха, там не обнаружил. Другая нога поскользнулась, потные руки оторвались от скалы. Он падал.

   Ветер, свистевший в ушах, заглушил крик Синтии до плача испуганной птицы. Ее лицо становилось все меньше, а грохот волн – громче.

   Потом все остановилось.

   Мир остановился, но он был жив, несмотря на полное отключение звука, света и воздуха.

   Воздух. Он не может дышать.

   Его мозг взорвался от страха. Он не может дышать.

   Он вдруг почувствовал, как вокруг его шеи затягивается веревка. Он хотел уцепиться за нее, но ему не хватало воздуха, чтобы поднять руки. У него горели легкие, потом эта боль перекинулась на шею. Он умирает. Опять умирает.

   Ник. Звенящий колокольчик напоминал звучание его имени.

   – Ник! – Теперь кричал хор голосов, каждый голос старался перекричать другой, разнося его имя на многие мили.

   Что-то тяжелое опустилось ему на грудь. Вспыхнул свет, в легкие ринулся холодный воздух.

   – Ник! Господи, Ник!

   Парившее над ним темное пятно превратилось в неясное очертание обеспокоенного лица Синтии.

   – Тебе больно?

   Он хотел кивнуть, но только мотнул головой из стороны в сторону.

   – Где?

   Она подвинулась, осматривая его тело. Она прикасалась к нему. Он видел, что она прикасается к нему, но поскольку больше ничего не чувствовал, то мог позволить ей это. Просто знать, что ее руки покоятся у него на груди, потом скользят по рукам и ощупывают ноги.

   Ланкастер смотрел в небо и улыбался.

   – Где тебе больно? – кричала Синтия.

   – Просто… Просто лишился сознания от удара ветра, – смог произнести Николас.

   – О Господи, ты уверен?

   – Да.

   Либо это, либо его позвоночник сломался как щепка для растопки камина. Но скоро они это узнают.

   Синтия застыла на мгновение, тихая и невозмутимая, а потом рухнула на него, как кукла, у которой подрезали веревочки. Ее голова лежала у него на груди, а руки обхватили его плечи. Он ждал паники, но шли секунды, и все было тихо. Ланкастер захотел обнять ее, и у него получилось.

   – Спасибо, Господи, – выдохнула Синтия.

   Да. Спасибо, Господи. Он прижал ее к груди и поразился, что чувствует ее вес. Он обхватил рукой ее голову, волосы скользили под пальцами. Ее руки нежно поглаживали плечи Ланкастера.

   Он закрыл глаза, чтобы скрыть слезы.

   – Ты был прав, – пробормотала Синтия. – Нам не надо было лезть туда. Прости.

   – У тебя все отлично получилось.

   – Но мы команда, – ответила она, вызвав на его лице улыбку. – Ой, прости, – она резко отшатнулась от него, – мне нельзя было так наваливаться на тебя!

   – Нет, пожалуйста, не уходи.

   – Так лучше? – Синтия легла на песок рядом с ним.

   Нет. Теперь ему было одиноко и холодно, как было всегда. Его пальцы вместо Синтии вцепились в песок, а еще большой комок песка, казалось, застрял в горле. Он не мог ни говорить, ни проглотить его.

   Несколько минут прошло в полной тишине. В его тело возвращалась реальная жизнь, но он не двигался.

   – Ты теперь так коротко носишь волосы, – пробормотала Синтия.

   – Надо следить за модой, – солгал Ланкастер, выдавив самодовольную улыбку, и тень прошлого мгновенно напомнила о себе: рука, жестоко вцепившаяся в волосы.

   – Конечно.

   Ее голос дрожал от изумления. Он взмыл над ним, стряхнув с него остатки вялости.

   – Ладно. – У него заныли мышцы, когда он приподнялся на локтях. – Возвращаемся к поискам.

   – Не будь идиотом, – Синтия села. – Мы идем домой.

   Ланкастер открыл рот, чтобы запротестовать. Он мужчина, в конце концов, и сгорает от нетерпения продемонстрировать силу духа. Ничто, кроме смерти, не сможет остановить зверя, такого же мужественного, как он.

   – Давай пойдем домой, Ник, – повторила Синтия.

   И это прозвучало как иллюзия. Как приглашение вернуться туда, где ему хотелось быть.

   – Ладно, – согласился он, – пойдем домой.

   Он встал на ноги и порадовался, что не стал настаивать на своем и подчинился Синтии. Ноги были ватными и с трудом слушались, несмотря на все его мужество. Но он заставит их работать, ведь они с Синтией идут домой.

   Тепло кухни окутало дрожащее тело Синтии, и она чувствовала себя словно в коконе из шерстяных одеял. Или как будто Ник уговорил ее выпить с ним стаканчик виски.

   Возвращение домой совпало с приливом, и внезапно накатившая волна намочила юбки Синтии.

   Она невольно вздрогнула, вспомнив о ледяной воде, и Ник наполнил ее бокал. Это движение привлекло внимание девушки к голым рукам Ланкастера. Соблюдение формальностей в виде сюртука вряд ли было уместно – им предстояло не что иное, как банная вечеринка.

   – Я настаиваю, чтобы ты шла первой, – сказал Ник.

   – Чепуха. Тебе нужно погреть спину, чтобы снять боль.

   – С моей спиной все в порядке, спасибо. Я вообще не стану даже окунаться, если ты не пойдешь в ванну первая. Я же, прежде всего, рыцарь. Ты замерзла. И голову тебе надо помыть.

   Ее рука взметнулась к волосам, которые слиплись и стали жесткими от морской соли.

   – Дурак ты, а не рыцарь.

   – Синтия Мерриторп! – Миссис Пелл появилась из коридора как джинн из бутылки, держа в руках стопку белья. – Ты не могла бы перестать выкрикивать каждое браное слово, которое заскакивает тебе в голову?

   – Отвратительно, – подтвердил Ник.

   Синтия пнула его ногой по голени и была разочарована, когда Ник только как ангел улыбнулся экономке.

   – Миссис Пелл, а вы не могли бы заодно вылить воду? Нет смысла греть так много воды. – Синтия насмешливо посмотрела на парящую ванну. – Я сама предпочитаю холодную воду. Закаляет кожу.

   – А мы в Лондоне предпочитаем кожу с блеском и гладкую, как детская попка.

   – А мне казалось – как лошадиный зад, – удивленно подняла бровь Син.

   Играя единственному зрителю в лице миссис Пелл, Ник приложил руку к груди, где билось сердце, и притворился, что умирает в конвульсиях.

   – Вы оба невыносимы, – пожаловалась миссис Пелл и наклонилась над огнем, чтобы проверить температуру воды в чане.

   Когда она потянулась к крючку, Ланкастер вскочил и забрал у нее чан, подхватив тряпку, свисавшую у нее с фартука.

   – Думаю, этого будет достаточно, – пробормотал Ник, выливая воду в облаке пара.

   Его шейный платок потерял крахмальную жесткость. Он нетерпеливо потянул узел и воспользовался платком, чтобы вытереть пот на лбу. От влаги его рубашка прилипла к телу, представив на всеобщее обозрение красивую мускулистую фигуру.

   О Боже!

   Синтия мельком взглянула на миссис Пелл и обнаружила, что она тоже, не отрывая глаз, смотрит на Ника. Только в ее глазах можно было прочесть потрясение, а не восторг. Неужели она забыла, что он вырос и стал мужчиной? Вот Синтия помнила это.

   Пока он наполнял водой огромный черный чан, влажная рубашка облепила спину, и вид сзади оказался ничуть не хуже, чем спереди. Рельефные мышцы спины, крепкие плечи, напрягшиеся под тяжестью воды. Он повесил чан над огнем и вытер руки.

   – Полагаю, миссис Пелл не позволит мне остаться, даже если я пообещаю бросить только мимолетный взгляд и больше ничего.

   – Я предпочитаю крепких деревенских парней, – фыркнула Синтия.

   – Я это знаю, – ответил Ник.

   Синтия огляделась в поисках черствого кусочка хлеба, чтобы бросить ему в спину, но ничего не нашла, и Ник покинул комнату целым и невредимым.

   – Какая наглость.

   Синтия встала, отряхнула свои промокшие юбки и начала поворачиваться спиной к миссис Пелл, но та все еще стояла около плиты, задумчиво нахмурив лоб.

   – Миссис Пелл?

   Та вздрогнула, покачала головой и стала расстегивать крючки на платье Синтии, пока та погрузилась в собственные размышления.

   – Мне кажется, ты должна быть с ним помягче, – подала голос миссис Пелл, стягивая платье и приступая к корсету.

   – С кем?

   – Я о лорде Ланкастере. Он ведь уже не мальчик, каким был когда-то.

   – Понятно. Он теперь лондонский джентльмен. Я бы сказала, его надо немного встряхнуть.

   Освободившись от корсета, Синтия сбросила рубашку и поспешила к лохани.

   – Знаете, как давно я не мылась по-настоящему? – Она опустила в воду одну ногу. – Как здорово!

   Она медленно погрузилась в воду. Тепло воды проникало через кожу и согревало кости, смывая тревогу, которая копилась неделями и месяцами. Но когда она подняла глаза на миссис Пелл, ее улыбка замерла на губах. Синтия так резко наклонилась вперед, что даже вода плеснула через край.

   – Что случилось?

   – Ничего.

   – Не говорите так. У вас вид, словно вы сейчас расплачетесь.

   – Не говори глупостей, Синтия.

   – И все-таки что случилось?

   – Должно быть, Лондон был жесток с ним, вот и все.

   Миссис Пелл взяла кусочек ткани и принялась намыливать его.

   – Да о ком, скажите на милость, вы говорите?

   – О виконте. Лондон не место для такого человека, как он.

   – Самое что ни на есть подходящее. Он довольно счастливо жил там.

   Миссис Пелл принялась излишне сильно тереть спину Синтии.

   – Он вряд ли тосковал по дому, – нахмурилась Синтия. – Он даже записки мне ни разу не написал.

   – Это не то, о чем ты подумала.

   Тихие слова миссис Пелл как будто таили в себе знак, и Синтия уцепилась руками за края лохани, чтобы собраться с силами. Экономка перестала тереть ей спину. Перед Синтией появился кувшин, которым миссис Пелл зачерпнула воду. Синтия успела только задержать дыхание, как теплая вода каскадом полилась ей на волосы. Но они все еще были заплетены в косу.

   – Ой, прости меня, – вздохнула миссис Пелл, – я даже не расплела тебе волосы. – Она потянулась к косе, но Синтия перехватила ее руку.

   – Миссис Пелл. – Она обхватила пальцами крошечное запястье женщины. – Вы что-то недоговариваете. Что? Пожалуйста, скажите мне.

   – Я думаю, это неправда.

   Женщина тяжело вздохнула, и ее голубые глаза наполнились слезами.

   – Что? Что неправда?

   Миссис Пелл бросила быстрый взгляд на закрытую дверь, потом опустила глаза в пол.

   – То, что говорят о Николасе.

   Похоже, вода лишь ненадолго смогла снять с Син напряжение. Теперь к ней опять возвратилась тревога.

   – Что говорят, миссис Пелл?

   – После того как он уехал отсюда… – Экономка заглянула в глаза Синтии. – Что-то случилось. Какой-то скандал. Я не знаю, что именно произошло. И Николас решил покончить жизнь самоубийством.

   Эти слова даже не вызвали никакой реакции внутри, настолько они были нелепы.

   – Это какой-то абсурд!

   Миссис Пелл кивнула, но не ради того, чтобы согласиться.

   – Говорят, он повесился. И веревка… – Правая рука миссис Пелл прикоснулась к шее, и Синтия вдруг все поняла.

   Он еще сказал – ожог. Ожог, который оставил шрам по всей шее.

   – Это абсурд, – повторила Синтия, потому что это должно было быть абсурдом.

   – Я тоже так думала. – По щекам миссис Пелл потекли слезы, и она стала вытирать их кулаком. – Кучер… Он рассказал мне, что друг семьи нашел Николаса висевшим и снял его. Они думали, что он уже мертв.

   – Нет!

   – Родители отвезли Ника в Лондон, где его никто не знал, чтобы он поправился и пришел в себя. Поэтому он и уехал. Но я этому не поверила. Я сказала кучеру, что, если еще раз услышу эту ложь, мне придется выгнать его. – Миссис Пелл тяжело опустилась на стул и заплакала. – Я не поверила.

   Синтия смотрела на огонь и твердила себе, что этого не может быть. Жизнь всегда была для Ника удовольствием. Он уехал отсюда счастливым.

   Желудок вдруг провалился куда-то и болезненно сжался. Какое это имеет значение? Что могло случиться, что он так сильно изменился?

   Что он сказал ей? Что-то о том, как опасно быть покладистой. Но это ничего не означало. Ничего, когда речь шла о веселом, смеющемся молодом человеке, каким он был.

   Это не могло быть правдой.

   Синтия не знала, сколько времени она смотрела на огонь, но когда миссис Пелл коснулась ее плеча и оторвала от грустных мыслей, нагрелся уже новый чан воды.

   – Пора заканчивать, – пробормотала экономка, расплетая ей косу.

   Синтия начала дрожать, потому что ванна остыла. Когда миссис Пелл стала лить теплую воду на распущенные волосы Синтии, она задрожала еще сильнее.

   – Может быть, это неправда, – мягко сказала миссис Пелл.

   – Это неправда, – согласилась Синтия. – И я никогда в это не поверю. Он обжегся, вот и все.

   – Конечно, – согласилась миссис Пелл, но в ее голосе по-прежнему звучало беспокойство, и от этого сердце Синтии разрывалось пополам.

Глава 9

   Неужели она знает?

   Ланкастер наблюдал, как Синтия смахнула с кухонного стола несколько хлебных крошек, избегая его взгляда. И так продолжалось все утро. Она прикоснулась к кончику своей косы, словно хотела убедиться, что с ней все в порядке, потом наполнила ведро водой и поставила у плиты.

   Неужели она знала, что прошлой ночью он опять удовлетворял себя? Неужели она знала, что он думал о ней?

   Вчера после купания он нашел Синтию в своей комнате перед камином в ночной рубашке и халате. Она расчесывала волосы. Прежде Ник не видел ее с распущенными волосами, поэтому представшая его взору картинка была весьма интимной. Как будто она готовилась ко сну. С ним.

   Но потом Синтия заметила его и сразу поспешила уйти, сказав, что в ее комнате нет камина, а ей нужно было тепло, но она его больше не побеспокоит. Когда он поднял руку, чтобы остановить ее беспорядочное бормотание, она уже ушла, захлопнув дверь в свою комнату. Но мысль о ее прямых каштановых волосах, блестевших в тусклом свете, не оставляла его.

   Ланкастер мысленно намотал их на руку, подтянул ближе, крепко поцеловал и рассказал, что она сделает, чтобы доставить ему удовольствие. Потом он стянул ей руки веревкой высоко над головой и привязал к столбику кровати. Она даже не пытается сопротивляться. Ее тело извивается от удовольствия. И Ланкастер достиг кульминации, представив, как он стремительно входит в нее, и в бешеном ритме тела начинают свой танец, пока она не станет молить о пощаде.

   Синтия не могла ничего этого знать, но сегодня вела себя так, словно все знала.

   Николас испытывал отвращение к самому себе. Быстро проглотив чай, он поразился, что в горле все равно было сухо.

   – Готова? – резко бросил он, и Синтия кивнула, не поднимая глаз.

   Возможно, она чувствовала, что в нем что-то не так. Так жертва чувствует хищника. Ник сунул руки в карманы и направился к двери, а Синтия натянула на голову капюшон.

   Отличный день приветствовал хмурое лицо Ланкастера. Пели птицы, светило солнце, дул теплый ветерок.

   Ланкастер прищурился и сосредоточил взгляд на фигуре, которая шла через высокую траву у дороги. Мужчина, не высокий, не низкий. Он шел с запада, но его лицо было спрятано в тени низко надвинутой шляпы.

   Синтия вышла следом за Ланкастером и почти проскользнула мимо него, когда он вдруг почувствовал тревогу и понял, что должен быть очень осторожен. Он выставил плечо и оттеснил ее назад.

   – Ну, что такое?

   – Кто-то идет сюда.

   – Кто?

   Ланкастер подтолкнул ее назад и захлопнул дверь.

   – Какое это имеет значение, кто там идет? Я единственный, кто знает, что ты жива. Прячься немедленно, черт возьми!

   – Ой, правильно. Прости. Я просто… – Синтия открыла рот, округлив его до буквы «о».

   И это было бы забавно, если бы сердце Николаса не рухнуло тревожно вниз.

   Она метнулась прочь, а Ланкастер размышлял, видел ли их этот мужчина. Если его лицо было скрыто в тени шляпы, значит, он опустил голову, выбирая безопасную тропинку на каменистой почве. Ланкастер был настолько погружен в свои порочные мысли, что не смог отчетливо рассмотреть человека.

   Он осмотрелся вокруг, но не заметил никаких очевидных признаков присутствия Синтии. Только он вытер вспотевшие ладони о сюртук, как раздался стук в дверь.

   Сделав глубокий вдох, который помог ему избавиться от тугого комка в горле, Ланкастер нацепил улыбку на лицо и открыл дверь.

   –Добрый день.

   За дверью никого не оказалось, но потом неожиданно появился человек, и Ланкастер едва не проглотил свой собственный язык.

   Отчим Синтии. Он почтительно согнулся, потом выпрямился и что-то протянул Ланкастеру:

   – Вот.

   – Ах, простите. – Николас смотрел на свои перчатки. – Неужели я забыл их в вашем кабинете?

   – Что? – наморщил лоб Камбертсон. – А, нет, я нашел их здесь, на ступеньке. Довольно странно, если вы спрашиваете меня.

   – Да-да, на ступеньке. Я просто забыл их. Спасибо, – пролепетал Ланкастер. – Очень жаль, – добавил он, теперь уже не сомневаясь, что его язык работает независимо от головы.

   Камбертсон осторожно посмотрел на него, опустив подбородок.

   – Ладно. Я могу войти?

   – Гм… Заходите, – отступил в сторону Ланкастер, так и не сумев придумать достойного отказа.

   Как только Камбертсон вошел и закрыл за собой дверь, Ник понял, что следовало пробормотать что-нибудь про конюшни и пригласить Камбертсона прогуляться. Господи, у него прекрасно получалось врать в Лондоне. Должно быть, свежий деревенский воздух оказывает свое благотворное влияние на его характер, хотя, похоже, проник еще не слишком глубоко.

   Мысль о благотворном влиянии заставила его подумать о Синтии и о том, что поставлено на карту, и Николас выпрямил спину. Вся его жизнь была одной сплошной шарадой. Одурачить. Камбертсона не составит труда.

   – Итак, чем я могу вам помочь, мистер Камбертсон?

   – Я хотел узнать… – начал Камбертсон, потом замолчал, осмотревшись вокруг, словно хотел получить приглашение присесть. Когда приглашения не последовало, он лишь пожал плечами. – Я слышал разговор.

   Его взгляд метнулся от Ланкастера в коридор и обратно.

   – Разговор?

   – Я слышал… – Камбертсон снял шляпу, под которой оказались спутанные волосы и бледный лоб. – Я слышал, у вас тут привидение есть.

   От потрясения у Ланкастера перехватило горло, и он издал какой-то странный звук.

   – Вряд ли это заслуживает того, чтобы спрашивать, но… – Камбертсон на мгновение встретился взглядом с Ланкастером и снова опустил глаза в пол. – Это правда?

   Ланкастер долго смотрел на макушку Камбертсона. Сквозь редкие завитки тонких волос просвечивала бледная кожа головы. Этот человек отдал Синтию сумасшедшему человеку. Он объявил ее эгоистичной и неблагодарной. В этот момент Ланкастер почувствовал, что к нему возвращается спокойствие.

   – Вы хотите знать, посещают ли мой дом привидения, мистер Камбертсон?

   – Я знаю, что это звучит глупо, – у гостя порозовела кожа, – но деревенские так рассказывают. Говорят, здесь появляется женщина и скитается по вашим коридорам.

   – Женщина?

   Камбертсон поднял глаза, но Ланкастер не увидел в них подозрения, которое ожидал там увидеть. Наоборот, его налитые кровью глаза до краев были наполнены покорностью.

   – Некоторые говорят, что видели ее гуляющей по скалам. Там, где она умерла.

   Николас не знал, что сказать. Если Синтию видели, то легенда о привидении была бы только на руку.

   – Новые служанки, нанятые миссис Пелл, действительно испугались и сбежали. Я, признаюсь, и сам слышал здесь какой-то подозрительный шум.

   – Значит, это правда? Это Синтия?

   – Ну… Я думаю, что это вполне возможно.

   – Да. Она покончила с собой и осуждена на вечные муки. – Камбертсон смял шляпу в руках и стал ходить по комнате. – Я уверен, она во всем винит меня.

   Ланкастер беспокойно огляделся вокруг. Он не станет заставлять Синтию припудривать лицо мукой, нахлобучивать налицо капюшон и принимать внешность привидения, только чтобы извести отчима.

   – Миссис Камбертсон не вернется домой, – пробормотал отчим Синтии. – Она тоже винит меня, я даже не сомневаюсь. Но я не знал. Я, конечно, слышал слухи, но… это не имеет никакого значения. Теперь еще человек Ричмонда околачивается рядом…

   – Его слуга? – Ник насторожился. – Кого вы имеете в виду?

   – Это Брэм, – нетерпеливо махнул рукой Камбертсон. – Ричмонд называет его секретарем, но он совершенно не похож на секретарей, которых я когда-либо встречал. Всегда просто маячит где-то поблизости, молчит и наблюдает. Он и похож на Ричмонда, только на двадцать лет моложе, понимаете?

   Нет, Николас совсем не понимал его.

   – Этот человек был здесь? Недавно?

   – Прошлым вечером он приходил к Оук-Холлу. Сказал, что Ричмонд хочет знать, когда вернется домой моя дочка-красавица.

   – Но она умерла.

   Страх, как молния, пронзил сердце Ланкастера.

   – Речь идет о моей маленькой Мэри, – покачал головой Камбертсон. – Этот бессердечный негодяй не дал нам даже месяца, чтобы погоревать и опомниться от случившегося.

   Нуда, конечно, малышка Мэри, вспомнил Ланкастер.

   – Этот Брэм когда-нибудь встречался с Синтией?

   – Ну, конечно, встречался, – сердито ответил Камбертсон.

   Проклятие. Если он увидит девушку, то случится беда.

   – Я слышал, она напала на вас, пока вы спали.

   – Гм… Что, простите?

   – Ну, привидение. Я слышал, оно набросилось на вас. Это случилось в полночь?

   – Э-э… Думаю, да. Должно быть, так.

   Камбертсон что-то проворчал в задумчивости, потом быстро осмотрелся вокруг, остановившись на каждом уголке комнаты, и направился к двери.

   – Может, вы передадите ей, что я ее простил? Мне бы не хотелось, чтобы она пришла в Оук-Холл.

   – Вы ее простили? Хорошо, я передам ей это, как только в следующий раз она появится у моей кровати.

   – Ну да. – Камбертсон помял в руках шляпу, прежде чем надеть ее на голову. – Вы смелее меня. До свидания.

   Когда входная дверь закрылась, на пороге появилась Синтия с красным от гнева лицом.

   – Он простил меня?

   – Кто такой этот Брэм? – потер подбородок Ник.

   Синтия прекратила нервно расхаживать по комнате и обхватила себя за плечи.

   – Ты же слышал, что сказал отчим. Это человек Ричмонда.

   – Что он делает для Ричмонда?

   Ланкастер не мог сказать, что последние годы пристально наблюдал за Ричмондом, но он никогда ничего не слышал о его компаньоне.

   – Я не знаю.

   – Твой отчим предположил, что он может быть сыном Ричмонда.

   – Может быть. Они очень похожи.

   Хмурое лицо Синтии отвлекло внимание Ланкастера от этой загадки. Ему не понравилось, как она поежилась и потерла руками плечи.

   – Почему ты так нервничаешь, когда говоришь о нем?

   – Я ни о ком из них не хочу говорить!

   Ник, конечно, мог это понять. Особенно когда Синтия коснулась рукой рта. Он еще раньше заметил у нее шрам на губе. Бледно-розовая зазубренная полоска пересекала губу как напоминание о свежей боли.

   Ланкастер прошел через комнату и кончиками пальцев дотронулся до Синтии. Из ее глаз пропала некая отстраненность, она убрала руку от губ и отступила назад. Он шагнул за ней.

   Когда Синтия прижалась к стене, он провел пальцами по ее щеке и едва коснулся шрама.

   – Это он тебе сделал, да?

   Синтия ничего не стала отвечать. Ее глаза были полны печали и разочарования.

   – Ричмонд или его человек?

   Она вздохнула, и Ланкастер почувствовал тепло ее дыхания на своей коже.

   – Ричмонд, – прошептала Синтия. – Брэм никогда не прикасался ко мне.

   – Но Ричмонд прикасался?

   Слепая ярость обожгла его грудь, явившись абсолютным дополнением к той страсти, которую она в нем разжигала.

   – Прости, – выдохнул Ник.

   Она покачала головой, и что-то внутри его сломалось. Он не хотел знать ответ, но все равно задал этот вопрос:

   – Что он сделал, Син?

   – Он просто… Я разозлила его. И он хотел напугать меня, я думаю, а я не испугалась, и стало еще хуже.

   Каждое ее слово словно пламенем обжигало кожу Ланкастера. Да, Ричмонду нравилось вселять страх во всех вокруг.

   – Он приблизился ко мне и… – Она покачала головой. – Это не важно. Но когда я плюнула в него, он набросился. Я подумала… Мне показалось, что он целует меня слишком грубо. Я попыталась оттолкнуть его, а его зубы… они вонзились мне в губы. Я закричала, что он меня укусил. Я звала на помощь, и Брэм… Он просто стоял там.

   – Брэм был там?

   – Он всегда был рядом, но… Я не знаю. Он был там, но смотрел как будто сквозь меня, а я плакала, и у меня шла кровь… Спасибо, что в этот момент вошла моя мать. Я спряталась за ее спиной и была спасена.

   – Ты побежала сюда?

   – Да, я побежала сюда, – выдохнула Синтия, и на руку Ланкастера упала горячая слеза.

   – Прости, – пробормотал он, боясь утонуть в ее широко распахнутых глазах. – Мне очень жаль, что он сделал тебе больно, но я рад, что ты пришла сюда.

   Синтия неподвижно стояла рядом. Ланкастер наклонился к ней и осторожно коснулся губами ее губ. Он решил никогда не прикасаться к ней снова, но сейчас надо было как-то успокоить ее боль. Он не мог устоять перед Синтией, да и не хотел этого.

   А она, похоже, тоже не собиралась сопротивляться. Ее язык проскользнул к нему в рот, руки впились в рубашку. Николас почувствовал облегчение, что ему не придется удерживать ее за запястья и расстраиваться, что упустил свой шанс.

   Если у него и были какие-то колебания, то они моментально исчезли, когда Синтия сама притянула его к себе еще ближе. Он с радостью подчинился. Николас прижал ее к стене и крепко, как мечтал, поцеловал. Его язык проник к ней в рот точно так, как он хотел проникнуть к ней между бедер. Но когда Синтия застонала от удовольствия, к нему вернулся здравый смысл. Он попытался отодвинуться, но она лишь крепче ухватилась руками за его сюртук.

   – Прости, – пробормотал Ланкастер.

   – Не надо, – покачала головой Синтия. – Я хочу этого. Хочу. Пожалуйста.

   О Боже, зачем она говорит это? Пожалуйста, умоляла Синтия в его ночных фантазиях предыдущей ночью. Пожалуйста. Ланкастер почувствовал, как болезненно восстала его плоть.

   – Я не могу, – простонал он, но девушка приподнялась на цыпочки и снова поцеловала его.

   Здравый смысл покинул его, Ник почувствовал головокружение. Обхватив ее за плечи, он пробовал вкус ее губ, ее язык сам скользнул ему навстречу, отвечая на поцелуй. Рот Син был таким жарким внутри, что Ланкастеру хотелось проникнуть еще глубже.

   Когда он, наконец, оторвался от ее рта и его губы заскользили по подбородку, Синтия застонала. Он склонил голову и поцеловал шею в том месте, где тонкой ниточкой бился пульс.

   – Пожалуйста, Ник, – простонала Синтия, и все у него внутри превратилось в комок боли.

   Иногда человек просто не может уйти от того, чего он так жаждет. Иногда ему приходится остаться и посмотреть правде в глаза.

* * *

   Это было неправильно.

   Это было неправильно по очень многим причинам, но Синтии было все равно. У них нет будущего, и это не имеет значения. Есть настоящее. Здесь и сейчас.

   Всю ночь она думала о Нике. О том, как они оба несчастны. Почему они оба выбрали такие губительные пути? Как и когда они оба потеряли надежду на счастье и радость?

   Но сейчас, когда его губы целовали ей шею, все тревоги ушли. Это было счастьем, и они оба могли хотя бы несколько мгновений наслаждаться им.

   До тех пор, пока им не помешали.

   – Сюда, – пробормотала Синтия. – Иди сюда. – Она нащупала и отодвинула панель в стене. Казалось, что Ник ничего не замечал вокруг, но последовал за ней. Она задвинула панель, и они оказались в темноте.

   Ник с удивлением попытался осмотреться, но Синтия прижалась к его губам и привлекла его к себе.

   В темноте она все чувствовала. В темноте был только он, его запах и прикосновения. В темноте не было его невесты, шрама у него на шее и корабля в Америку. Его близость забирала у нее силу, и она прислонилась ослабевшим телом к стене.

   Зашуршали юбки, когда по ним скользнули руки Ника. «Да, – умоляла Синтия. – Да, да». Он поднял юбки, собрав их в одной руке, а вторая легла на бедро. «Это Николас, – напомнила себе Синтия, улыбаясь во время поцелуя. – Это его рука касается моей обнаженной кожи».

   Его ладонь продвинулась выше, и он сильнее прижал ее к стене. Синтия задохнулась и откинула голову, прижимаясь затылком к твердому дереву.

   Когда его пальцы коснулись самой интимной части ее тела, из ее горла вырвался вздох. Сильные пальцы легко проникли внутрь ее тела.

   – О Боже, – простонал Ник, продолжая ласкать ее рукой. – О Боже, Син, ты истекаешь влагой.

   Это действительно так и было, но никогда прежде с ней не случалось.

   – Прости, – униженно пробормотала она.

   – М-м… – Ник ткнулся носом ей за ухо.

   – Прости, я не знаю… почему.

   – Что почему?

   Он не переставал ласкать ее, и Синтия поняла, что задыхается от восторга.

   – Почему я… – она вздохнула, – вся горю.

   К большому разочарованию Синтии, его пальцы замерли. Он поднял голову, словно, несмотря на темноту, хотел лучше рассмотреть ее.

   – Прости, – послышался его шепот. – Конечно, ты не… – Ник замолчал, прекратив ласки.

   – Нет, – прошептала Синтия. – Пожалуйста, не останавливайся.

   К ее глазам подступили слезы. Она хотела только этого. Только этого, разве это много?

   – Просто прикасайся ко мне. Пожалуйста.

   Его дыхание участилось, пальцы задрожали и снова стали исследовать жаркое лоно.

   – Да! О, Ник, да, – умоляла Синтия.

   Ланкастер тяжело дышал и дрожал всем телом, несмотря на то что она не прикасалась к нему.

   – Ты стала такой влажной, потому что возбуждена, – выдохнул он, и она почувствовала, как он глубоко проник в ее тело. – Ты влажная, потому что твое тело хочет принять меня.

   Она подстроилась под ритм движения его руки и уже не сдерживала восторженных стонов.

   – Твое тело хочет облегчить мое напряжение, – выдохнул Ник.

   Да, вот это правильно. Она хотела, чтобы он заполнил собой ее тело. Чтобы он взял ее прямо сейчас. Весь мир для нее сейчас сосредоточился там, где были его пальцы. Давление нарастало. Она чувствовала, что ее плоть сжимается.

   – Синтия, – прошептал Ник, тихонько куснув ее шею.

   Прижавшись к ее губам, язык нетерпеливо раздвинул их и проник в рот.

   В поисках чего-то еще, чего-то большего, что находилось за гранью ее понимания, Синтия отпустила его сюртук и подняла руки повыше, чтобы крепче прижать его к себе. Когда она ощутила прохладную мягкость его волос, она запустила туда пальцы и ухватилась за них.

   Он никогда не боялся темноты, а следовало бояться. Ночные кошмары преследовали его из темноты. И рука, уцепившаяся в волосы и заставлявшая его опуститься на колени.

   «На колени, мальчик».

   Он попытался сопротивляться.

   «Не беспокойся, ты научишься любить это».

   Рука еще крепче вцепилась в его волосы.

   Ланкастер дернулся и ударился головой о низкий потолок.

   – Ник?

   – Не надо. Пожалуйста.

   Он отпустил Синтию и отступал назад до тех пор, пока не уперся в дальнюю стену. Голова гудела от боли.

   – Что-то не так?

   – Мы не можем…

   Ланкастер постарался избавиться от стыда, который захватил его в свои сети. От него пахло мускусом, потом и чем-то еще. В горле стоял привкус желчи, пока его тело пыталось избавиться от воспоминаний. Ее пальцы коснулись груди Ланкастера, но в темноте это могла быть чья угодно рука.

   – Прости, – выпалил он. – Нам не следовало делать это.

   Он вслепую потянулся вправо и толкнул стену. Спасительный для него поток света ослепил Синтию. Она быстро заморгала, ресницы порхали, как крылья бабочки.

   – Что случилось?

   – Это неправильно. – Ник проскользнул за ее спиной и с жадностью вдохнул свежий прохладный воздух. – Это невозможно. – Он вытер рукой пот со лба.

   – Господи! – послышался голос.

   Ланкастер поднял глаза и увидел миссис Пелл, замершую в холле.

   – Что это вы вдвоем делаете там?

   – Э-э…

   Ник не мог сообразить. Столько всего навалилось сразу. Одна его половина боролась с прошлым. Вторая хотела, чтобы он вернулся в этот зияющий в стене проем, закрыл его за собой и закончил то, что начал с Синтией Мерриторп.

   Кстати говоря… Ланкастер оглянулся. Синтия по-прежнему стояла в черном прямоугольнике проема в стене и морщила от смущения лоб. Вид у нее был оскорбленный. Хорошо хоть, ее юбки были в порядке. И только припухший от поцелуев рот являлся прямой уликой истинной причины их уединения в потайном коридоре.

   – Здесь был мистер Камбертсон, – обронил Ник, поворачивая голову к миссис Пелл.

   Она его, похоже, не слышала, ее взгляд остановился на Синтии.

   – Что он здесь делал? – она наконец переключилась на Ланкастера.

   – Он был здесь. Мы с Синтией едва не столкнулись с ним. Я подумал, что нам лучше спрятаться на тот случай, если он заметил нас и решит зайти.

   – И что? Зашел?

   – Нет. Постучал несколько раз и потом ушел.

   – Я ничего не слышала.

   Миссис Пелл, прищурив глаза, по очереди смотрела то на Ланкастера, то на Синтию.

   – Возможно, вы были наверху.

   Миссис Пелл подозрительным взглядом окинула его фигуру. Но ничто не выдавало в нем прежнего волнения и возбуждения. Теперь уже ничего.

   – Да, я была наверху и, скорее всего, пропустила этот момент.

   – Скорее всего. Ну, мы лучше пойдем. Один Бог знает, когда он может вернуться.

   Чувствуя, как взгляд миссис Пелл жжет ему спину, Ланкастер спокойно шагнул к Синтии, взял ее за руку и вытащил из укрытия на свет.

   – Ну что, пойдем искать клад?

   И хотя она смотрела на него как на сумасшедшего, ноги понесли ее вперед, когда Ланкастер потянул ее за руку.

   – Набрось капюшон, – попросил он, и она подчинилась. – Может, нам лучше выйти через черный ход?

   Миссис Пелл последовала за ними, не отступая ни на шаг, как будто подозревала, что Ланкастер может быстро затащить Синтию в постель, если они останутся одни.

   – А где Адам? – Ланкастер осторожно открыл дверь черного хода.

   – Ушел на рыбалку, – ответила экономка.

   – Завтра нам нужно выйти до рассвета.

   Синтия промолчала. Когда Ланкастер оглянулся, шок у нее, похоже, прошел, уступив место закипающему гневу. Вполне понятному, кстати. Когда их взгляды встретились, она только глубже надвинула капюшон.

   – Ладно, пошли.

   Наверное, им следовало в целях безопасности остаться дома, но перспектива быть здесь с ней наедине вовсе не казалась Ланкастеру безопасной. Запереться в этом доме на целый день с женщиной, которая ждет ответа на один простой вопрос… «Что с тобой?»

   Как только он вышел на солнце, как только ветер наполнил легкие свежим воздухом, терзавшие его воспоминания исчезли. Он взял Синтию за руку и быстро пошел к тропинке.

   Если бы она не прикоснулась к нему, они, возможно, все еще прятались бы за той дверцей в стене. Она была так близка к пику страсти. Он бы заглушил ее крик поцелуем. И возможно, снова подвел бы ее к кульминации, на этот раз с помощью языка.

   Но нет. Упасть на колени… Это не выбор.

   С трудом сглотнув, Ланкастер внимательным взглядом окинул окрестности. Он тщательно осмотрел перспективу, чтобы успеть увидеть силуэт шпиона, но вокруг не было ни души. Они были совершенно одни.

   Как только в поле зрения появилась тропинка, Синтия оставила Ланкастера и побежала к ней. Испугавшись, что она кого-то заметила или что-то услышала, он мчался за ней, пока их головы не скрылись в высокой траве.

   – Почему ты остановился? – набросилась на него с кулаками Синтия.

   Ланкастер оттолкнул ее руки, но она еще сильнее застучала кулаками по его груди.

   – Ублюдок!

   – Стоп!

   Господи, она была теперь сильнее, чем десять лет назад. Ему, наконец, удалось схватить ее за руки.

   – Ты, – выдохнула она, – ты просто остановился.

   – Я знаю. Прости. Клянусь, мне очень жаль.

   – Но почему?

   Она освободила руки и отступила. Правду рассказывать нельзя, во всяком случае, всю правду. Поэтому Ланкастер сказал:

   – Я не должен был делать этого, и ты это знаешь.

   – Но ты делал это. Такое объяснение не принимается.

   Синтия запнулась на последнем слове, которое дало свободу слезам. Она заплакала.

   – Не плачь, – замотал головой Ланкастер. – Синтия, мне очень жаль. Не плачь.

   Она застонала от бессилия и попыталась вытереть слезы, но они все равно струились по щекам.

   Когда Ланкастер приблизился к ней, она попыталась снова ударить его, но он заключил ее в свои объятия и прижал к себе.

   – Прости, мне не следовало это делать и не следовало оставлять тебя в таком состоянии.

   Синтия покачала головой, шмыгнула носом и приглушенно спросила:

   – В каком состоянии?

   Ник закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Он не собирался отвечать на этот вопрос.

   – Синтия, мы не женаты. Мы даже не обручены. Я не должен прикасаться к тебе даже сейчас.

   – Не надо опекать меня, Ник, – прервала его Синтия. – Я хорошо знаю, что все, что делают в браке, можно делать и без него.

   – Но это не оправдание, Син.

   – Но и неправильного в этом ничего нет.

   – Конечно, есть!

   – Ой, неужели? И я, надо полагать, первая женщина, к которой ты когда-либо прикасался?

   – Я… – простонал Ник, – я не…

   – Ладно, отпусти меня.

   Ланкастер отпустил ее.

   – Ник, – начала Синтия, но потом замолчала. Она вздохнула и шумно выдохнула. – Разве ты не хочешь быть счастливым?

   Он хмуро посмотрел на нее. Так вот какой у нее вопрос? Что за чушь!

   – Конечно, я хочу быть счастливым, А что, разве кто-то не хочет?

   Синтия очень медленно уперла руки в бока и посмотрела ему прямо в глаза:

   – Если это так, то почему ты женишься на женщине, которой даже не нравишься?

   – Мне нужны деньги. Очень нужны.

   – Не пытайся рассказать мне, что ты не смог найти наследницу, которой хотя бы нравится твое общество. Ради всего святого, Ник, ты очаровательный, симпатичный и… – она раздраженно махнула рукой.

   Он мог рассказать ей. Он хотел все рассказать кому-нибудь. Перед ним была женщина, друг, которая просила его рассказать правду. Вся эта история словно сжигала его изнутри.

   Ланкастер нашел плоский камешек, поднял его и бросил в тихую водную гладь. Море сегодня было спокойным и гладким, как стекло.

   – Хочешь знать правду? – спросил Ланкастер и уголком глаз заметил, как кивнула Синтия. – Когда я унаследовал титул виконта, мне открылась безжалостная картина. Моя семья находилась на грани разорения. Отец никогда не говорил об этом, никогда не ограничивал нас в расходах. Без преувеличения, это было ужасно. Теперь уже ни у кого не было сомнений в размере моего долга. Всего несколько месяцев потребовалось светскому обществу, чтобы понять, что мне нужна богатая наследница. Но мне было только двадцать три года, поэтому я сопротивлялся почти целый год. – Ланкастер тихо рассмеялся. – Но сопротивление было бесполезным. В прошлом году я встретил Имоджин. Она красива, умна, независима и остроумна. А ее отец хотел завязать отношения с титулованной особой. Я не…

   Николас потер виски и задумался, как лучше это выразить словами. «Я не привередлив». Неловко говорить такие слова женщине, с которой ты практически занимался любовью. Синтия повернулась к воде и ждала.

   – Я люблю людей, как ты сама сказала. Я подумал, что мы с Имоджин хорошо поладим. Я подумал… Ха! Я подумал, что мы станем друзьями. Как ты и я.

   Синтия мельком взглянула на него и снова стала смотреть на море.

   – Я поговорил с ее отцом. Я сделал предложение, и она его приняла. Но потом наши отношения стали медленно портиться. В конце концов, мне кажется, она захотела, чтобы я узнал правду.

   – Какую правду?

   Синтия обхватила себя руками и наконец посмотрела ему в лицо.

   – Что она любит другого человека.

   – Кого? – На лице Синтии застыло недоверчивое выражение, и это немного успокоило уязвленную гордость Ланкастера.

   Он прислонился спиной к скале.

   – Она не может выйти за него замуж. Он работает управляющим у ее отца. Очень приличный человек.

   – Это она тебе сказала об этом?

   – Да нет. Я случайно наткнулся на них при весьма пикантных обстоятельствах.

   – О Боже! – В глазах Синтии мелькнула тревога. – Это ужасно.

   – Признаю, что гордость моя была уязвлена.

   Внезапный порыв ветра колоколом вздул юбки Синтии, и она сердито пригладила их.

   – Ты не можешь жениться на ней, Ник. Никто не станет ждать от тебя этого.

   В груди у него разлилось приятное тепло. Дело в том, что все, независимо от обстоятельств, будут ждать, что он женится на Имоджин. Все, кроме Синтии.

   – Боюсь, это не так. Речь идет не о любви. И даже не о привязанности. Здесь замешаны деньги и власть.

   – Значит, найди порядочную наследницу, чтобы жениться! Не женись на этой.

   Ланкастер закрыл глаза и вдохнул соленый воздух океана. Волны тихо плескались о берег, и вдруг словно опять вернулось то лето, когда ему было четырнадцать лет и все в мире было просто и ясно. Кричали чайки, светило солнце, и Синтия стояла рядом, уперев руки в бока и злясь на что-то. Как обычно, он только улыбался в ответ. Она всегда была такой симпатичной, когда стучала маленькой ножкой и недовольно что-то выговаривала.

   – Ник! – послышался ее голос, и он открыл глаза.

   Нет, ему не четырнадцать, и Син не ребенок. И мир, возможно, и остался простым, но никак не стал добрее.

   – Это не имеет значения.

   – Имеет. Ты несчастлив. А я хочу, чтобы ты был счастливым.

   Сердце Ланкастера переполняла радость, оно пело от счастья. За много лет никто не пытался защищать его. Даже собственный отец.

   – Я счастлив. В обществе я известен как один из самых счастливых джентльменов.

   – Так думают люди, которые совсем тебя не знают, я правильно понимаю?

   – Я…

   Ланкастер не знал, что сказать. Как ей удается увидеть то, чего другие не видят? Откуда ей известно, что внутри у него абсолютная пустота?

   – «Меня уж больше не тревожит жизни суета», – глядя на море, пробормотал он строчку из какого-то сентиментального шотландского стихотворения, застрявшего в голове.

   – Что? – Голос девушки прозвучал раздраженно.

   – А разве есть кто-нибудь счастливый? – вернулся из задумчивого состояния Ланкастер. – Ты несчастлива. Как ты можешь быть счастливой, когда сохраняется угроза со стороны лорда Ричмонда?

   Синтия долго смотрела на него ясным и прямым взглядом.

   – Ты прав, Ник. Но однажды я буду счастлива. И, Ник… Я счастлива сейчас, когда я вместе с тобой. И всегда была счастлива, когда ты был рядом.

   Его сердце переполняли чувства. Ее признание поразило его. С тех пор как он узнал, что она жива, он чувствовал себя спокойно, был в гармонии с самим собой, словно вернулся домой.

   Возможно, было бы лучше, если бы родители не посылали его в Лондон. Ему следовало приехать домой, в Кантри-Мэнор, чтобы вспомнить, кто он такой.

   Синтия медленно присела рядом с ним на широкий валун. Она несколько раз одернула свои юбки и затихла, глядя на море, как и Ник.

   – Почему ты остановился? Там, в темном коридоре? – прошептала она.

   Холод камня стал проникать под одежду, но Ланкастер чувствовал тепло Синтии. Ему хотелось вернуться с ней туда, назад, в этот потайной ход и закончить то, что начал. Ему хотелось отнести ее наверх в спальню, привязать запястья к кровати и показать, почему он остановился. Но больше всего ему хотелось вернуться назад во времени и быть тем, кого она заслужила.

   – Здесь я был свободен, – произнес Ланкастер. – Ты и я, мы были свободны. Но теперь я виконт, глава семьи, погрязшей в долгах. То, что я хочу, не играет больше никакой роли и никогда не будет играть.

   – Ник…

   – А ты однажды получишь то, что хочешь, – покачал головой Ланкастер. – Ты поплывешь в Америку, встретишь там молодого американца и будешь покорена его трудолюбием и напористостью. Ты влюбишься. И когда выйдешь за него замуж, будешь жалеть, что связалась со мной.

   – Все это вздор. Вздор говорить о незнакомых людях в неопределенном будущем.

   – Это никакой не вздор, и я не стану бесчестить тебя.

   Когда она опять попыталась перебить его, Николас поднял руку, чтобы остановить ее. Она замолчала.

   – Синтия, твое целомудрие подобно драгоценному камню.

   – Драгоценному камню?

   – Да, драгоценному камню. Или цветку. Да, это цветок. Хрупкий и бесценный подарок, который ты должна подарить только мужу. Ведь цветок можно сорвать один только раз.

   Ему наконец удалось пробить ее упрямство. Она замолчала, задумчиво нахмурив брови.

   – Ты бы не отдала цветок… Нет, это все-таки больше драгоценный камень. Потому что ты бы не положила бесценный камень в руку проходящего мимо друга. Ты бы хранила его в безопасном месте и прятала до свадьбы.

   – Потому что моему мужу должны нравиться драгоценные камни?

   – Совершенно верно, – кивнул Ник и хлопнул ладонями по коленям. – Ну что ж, – он встал и размял плечи, – накинь капюшон на всякий случай. Давай искать твой клад.

Глава 10

   Драгоценный камень?

   Ее добродетель – драгоценный камень?

   Синтия смотрела ему в спину, пока он спускался по тропинке впереди нее. Она все еще не знала, что ответить на его слова. А Ланкастер, похоже, был абсолютно доволен своими банальностями.

   Но все его слова были напрасны. Этот цветок уже давно был сорван.

   Или если это был драгоценный камень, то она беспечно сунула его в карман человека, который определенно не считал его драгоценным.

   На девушку напал приступ смеха, и она не смогла сдержать его, чем привлекла внимание Ланкастера. Притворившись, что закашлялась, она махнула ему рукой, решив не оскорблять его чувства. Если он посчитал свою речь мудрой, то нет смысла поправлять его.

   Он добрый и чуткий человек. Неудивительно, что она когда-то любила его.

   Хотя странно, его доброта, похоже, не распространяется на физическую близость. Он внимательный, но нежности в нем нет.

   Синтия провела рукой по лбу и задумалась, почему ее это не беспокоит. Ее первый любовник тоже не был нежным, но по какой-то причине грубые руки Ника пробудили в ней безумную страсть, лишив остатков здравого смысла.

   Она не особенно много знала об этом. Возможно, все мужчины одинаковы. Но Ник не был таким крупным, как Джеймс, и разница в размере говорила в пользу Ника. С Ником это было бы легче. Лучше.

   – Ник, – позвала Синтия, когда он достиг песчаного берега и остановился.

   Он поднял руку и опустился на колени. Синтия, поразившись, заспешила к нему.

   – Что такое?

   – Следы копыт.

   Она резко остановилась, и сердце тревожно заколотилось в груди.

   – Ты уверен?

   Но теперь она и сама отчетливо видела их на сухом песке, а еще четче – у кромки воды.

   – Это свежие следы, Син. – Поднявшись, Ланкастер начал осматривать песок. – Стой там.

   Она отступала до тех пор, пока не уперлась спиной в скалу, и смотрела, как Ник вошел в воду, чтобы лучше видеть берег. Прежде чем вода дошла до края его сапог, он повернулся и осмотрел берег.

   – Я ничего не вижу, но здесь только одна цепочка следов. Кто бы это ни был, я думаю, он еще не возвращался. Нам лучше идти.

   – Возможно, он просто проехал к соседней тропинке.

   Ник осмотрел морской берег, прищурив глаза:

   – Не стоит рисковать.

   – Но мы пойдем другой дорогой, и всадник не сможет пробраться мимо той обнаженной породы. Все будет хорошо.

   – Мне это не нравится, – обернулся к ней Ник.

   – Как всегда.

   С этими словами девушка направилась на север, уверенная, что он последует за ней. Он не возлагал надежд на эти поиски, но Синтия могла с уверенностью сказать, что он получает удовольствие от этой авантюры. Они оба побежали. От каждого шага песок летел во все стороны. Чем быстрее они бежали, тем больше казалось, что кто-то преследует их. Синтию охватил страх.

   Ей потребовалось всего несколько секунд, чтобы ноги донесли ее до скал. Ник был рядом. Как только Син забралась подальше, она упала на колени в песок и судорожно вдохнула воздух.

   – Господи, – задохнулся Ник, – ты бегаешь быстрее меня.

   – Это… цивилизованный… лондонский стиль жизни.

   – М-м… слишком много печенья к чаю.

   – А я больше думала о… бренди и проститутках.

   – Я тоже думал, – улыбнулся Ник.

   – Печенье, – пробормотала Синтия и залилась смехом.

   Ланкастер тоже расхохотался.

   – Вы проделываете чудовищную работу, чтобы оберегать мою деликатность, милорд.

   – Ну, если вам не стыдно говорить о проститутках, то тут я вам ничем особенно не могу помочь.

   – Правильно.

   Синтия продолжала смеяться, когда Ник помог ей встать на ноги. Но она заметила, что он смотрит на ее губы, как будто все ранее сказанные слова были лишь осознанным протестом против его истинных желаний. Его улыбка дрогнула, но тут же расцвела снова.

   Когда они двинулись дальше, Ник крепко держал ее за руку, сосредоточив все внимание Синтии на их сжатых пальцах. Сегодня погода была вполне весенняя, и она представила, что они с Ником вышли на романтическую прогулку.

   Если бы ей хватило смелости, она бы сняла башмаки и чулки и охладила ноги в слабой волне. Виконт Ланкастер станет украдкой подсматривать, не мелькнут ли ее голые лодыжки. Его восхищение придаст ей смелости, и она как бы невзначай поднимет свои юбки повыше, чтобы открыть изгиб икры. Ника охватит страсть, и он остановит ее прямо в волне и скажет о своей любви.

   – Вот проклятие, – выругался Ник, удивив ее до такой степени, что она споткнулась. – Прости, – пробормотал он. – Полные сапоги воды.

   Он, наверное, не стал бы смеяться над ее мечтой, а кто-то другой поднял бы на смех. Она еще в детстве фантазировала, что Ник полюбит ее, и они вместе верхом на лошадях скроются в лучах заходящего солнца.

   Но Ник не свободен, чтобы любить ее. А она, черт возьми, не сумеет скакать на лошади. Но она возьмет то, что можно, и будет довольствоваться этим.

   – Не хочешь передохнуть? – подала голос Синтия.

   – Да нет, мы уже почти пришли. И потом, я боюсь, если сниму сапоги, то потом их не натяну. – Ник быстро сжал ее руку и отпустил. – А вот и позорное место моего падения, практически смерти.

   – Не надо с этим шутить, – проворчала Синтия, с силой хлопнув его по руке. – Я, правда, подумала, что ты мог умереть.

   Ланкастер подмигнул ей, но это совершенно не помогло успокоить вспыхнувшее внутри тревожное чувство. Он так тяжело упал тогда на песок, что она до сих пор не могла поверить, что все обошлось. Синтия поспешила миновать это место, и они завернули за небольшой валун, который не совсем доходил до воды.

   – О, посмотри сюда, – сказал Ник.

   Синтия остановилась. В этом месте берег изгибался, образуя небольшую бухту в форме лошадиной подковы. Но она не была заполнена водой, здесь был песок с галькой.

   – Я помню это место, – сказал Ник, оглядываясь вокруг. – Ближе к полнолунию оно заполняется водой в прилив. Ты помнишь?

   – Помню, – кивнула Синтия.

   Конечно, она помнила. Она часто бывала здесь.

   Девушка решила внимательно осмотреть скалы, окружавшие бухту. Спустя час она спрыгнула на песок и вытерла рукой пот со лба.

   – Здесь ничего нет, – сообщила она.

   – Я знаю. Нам надо поспешить домой, иначе ты обгоришь на солнце.

   – Меня это не волнует.

   – Я это знаю, – усмехнулся Ник. – Но, учитывая твое сквернословие и ужасный характер, эта прелестная кожа – единственное, что говорит в твою пользу. Лучше защитить ее.

   – Мерзавец, – пробормотала Синтия.

   Хорошая погода и отличное настроение Ника начинали раздражать ее.

   – Мне следовало принести…

   Когда его молчание затянулось, Синтия, прикрываясь рукой от солнца, увидела, что он смотрит куда-то вдаль, слегка наклонив голову.

   – Что такое?

   – Мне показалось, я слышал какой-то странный звук.

   Синтия затаила дыхание и напрягла слух. И снова послышался этот звук. Звон металла о металл. Ник поднял голову и устремил взгляд к вершине скалы в дальней стороне маленькой бухты.

   – Всадник.

   Когда они услышали фырканье лошади, Синтия вскочила на ноги и с безумным видом осмотрелась вокруг. Самый крупный валун был слишком далеко, чтобы быстро добраться до него. Прятаться было негде.

   – Туда, – быстро сказал Ник, толкая ее к ближайшей груде камней. – Накинь плащ и свернись клубком.

   Самый большой камень был около двух футов шириной. Синтия опустилась рядом на колени и чуть не запуталась в собственной юбке, когда увидела, что Ник снял сюртук и начал расстегивать рубашку.

   – Что ты делаешь?

   – Собираюсь поплавать. Делай, что я тебе сказал.

   Она закуталась в серый плащ, накинула капюшон на голову и свернулась в клубок. Что-то опустилось ей на спину, но она даже не пискнула.

   – Я хочу сложить на твоей спине свои вещи. Не двигайся.

   Она почувствовала, как что-то шлепнулось ей на спину, потом еще и еще. Прошло несколько мгновений, и она услышала плеск воды. Ей подумалось, что к плеску воды должны примешиваться ужасные проклятия. Потому что, несмотря на весенний день, вода была ледяной. Синтия старалась сидеть тихо, как только могла, но ее сердце так бешено колотилось в груди, что казалось, будто тело подпрыгивает в такт пульсу. У нее практически сразу заболела шея, но она продолжала крепко прижимать лоб к коленям. Плеск воды стал отдаляться. Теперь она слышала только свое дыхание.

   Шло время. По вискам струился пот. Синтии показалось, что она опять слышит этот металлический звук, на этот раз ближе, но это могло быть только ее разыгравшееся от страха воображение.

   У нее задрожали бедра. Кожа на упертых в песок кулаках стала саднить, и через некоторое время она уже была готова рисковать чем угодно, только бы сместиться хотя бы на дюйм.

   Ей казалось, что прошло полдня, когда она услышала, что вернулся Ник.

   – Всадник уехал, – хриплым голосом оповестил он Синтию.

   Она подняла голову и сделала глубокий вдох. Но изумительно свежий воздух застрял у нее в горле.

   Ник был в воде рядом с берегом. И был он абсолютно голым. Кожа на груди оказалась бледнее, чем на руках. Вокруг шеи виднелся розовый шрам. Взгляд Синтии пробежался по поврежденной коже и спустился к золотистым волосам на широкой груди. У него была узкая в талии и бедрах фигура и мускулистые ноги.

   Синтия смотрела на него во все глаза, словно впитывала его образ.

   – Мне не удалось рассмотреть его, – пробормотал Ник, все еще глядя на скалы.

   Переведя взгляд на Синтию, он выругался и прикрыл руками интимную часть тела.

   – Господи, Син. Не смотри на меня.

   – Я уже видела тебя обнаженным, – ответила Синтия и села, поскольку болью напомнила о себе спина.

   – Но не в таком виде! Я… Я не в лучшей форме. Холодная вода… Ты не понимаешь.

   Да, он определенно был не в лучшей форме. Он даже казался меньше, чем в первую ночь. Синтия пожала плечами.

   – Закрой глаза и позволь мне одеться. Здесь ужасно холодно.

   У него немного посинели губы. Синтия повернулась и стала смотреть на скалы.

   – Спасибо, – резко бросил Ник.

   Синтия слышала, как он встряхивал одежду и ворчал.

   – Напомни мне, чтобы в следующий раз я захватил с собой удочку.

   – А это была хорошая идея пойти поплавать, – поддразнила его девушка.

   – Я подумал, что если это Брэм, то он с подозрением отнесется к тому, что я просто гуляю по берегу.

   – Ты думаешь, это был он?

   – Возможно. – Ник сел на камень сзади. Его спина касалась ее плеча. – Я смог рассмотреть только человека на лошади. Не худой и не полный. Похоже, не старый. Но он встал в стременах и долго наблюдал за мной.

   – Может, ему просто понравился пейзаж.

   – Нам надо идти домой прямо сейчас.

   У Ника от холода стучали зубы.

   – Но почему нам не подождать, пока ты согреешься?

   – Я согреюсь быстрее, если буду двигаться. – Ник дрожащими руками натянул сапоги. – Нам понадобится время, чтобы составить новый план. Дни, когда ты бродила по берегу, закончились.

   – От меня не удастся просто отмахнуться, как от ребенка, – в четвертый раз повторила Синтия.

   Ник продолжал идти, опустив голову. В конце концов, спустя некоторое время он немного согрелся и перестал дрожать. Теперь они были в нескольких ярдах от входной двери Кантри-Мэнора.

   – Поторопись, – настаивал Ник, и она торопилась, но от быстрого темпа, заданного им, начинали болеть ноги.

   – Ты не можешь мне указывать.

   – Еще как могу.

   Ник взлетел по ступеньками и открыл тяжелую деревянную дверь, пропуская Синтию. Как только они оказались внутри дома, он захлопнул дверь и, не останавливаясь, прошел мимо нее в сторону кухни.

   – Мы обсудим это после глотка виски. У меня все заледенело внутри.

   Синтии хотелось толкнуть его, кричать и спорить, но вместо этого она промолчала. Она подождет, пока он выпьет стаканчик виски. Черт, она и сама не прочь сделать глоток-другой.

   Синтия сбросила капюшон с головы и устремилась за Ником. В дверях на кухню она едва не уткнулась в его спину.

   – О нет, – прошептала Синтия, увидев миссис Пелл, которая стояла рядом с Адамом.

   Он пятился в узкую дверь, рука экономки упиралась ему в грудь, подталкивая его туда. Косточки пальцев миссис Пелл побелели от напряжения, но Адам остановился и не двигался с места.

   Его взгляд замер на Синтии, рот округлился от удивления, и он был похож скорее на пятилетнего ребенка, чем на молодого парня.

   – Мисс Мерриторп? – взвизгнул он.

   Они все замерли и стояли молча. Застывший квартет бледных испуганных лиц. Потрескивало пламя в печи, ветер приоткрыл входную дверь, а они продолжали стоять не двигаясь.

   Синтия решила, что существует только одно решение проблемы.

   – У-у, – завыла она со зловещей вибрацией голоса, потом накинула капюшон и снова завыла.

   Она толкнула локтем Ника, но он лишь уставился на нее и отошел бочком. Девушка последовала за ним, продолжая издавать пугающие звуки и толкая его локтем. Она подняла брови и многозначительно посмотрела в сторону Адама. Ник нахмурился и покачал головой. Синтия вздернула подбородок и смотрела на Ника до тех пор, пока он не завопил:

   – О Боже, помоги нам! Это привидение мисс Мерриторп!

   – Ууу! – откликнулась Синтия, плавно разводя руки в стороны и взмахивая плащом.

   – Ее призрак преследовал меня, пока я шел с моря, – Ник приложил руку ко лбу и, спотыкаясь, отступил назад.

   Синтия быстро посмотрела в сторону Адама и увидела, что он замер на месте, вот только на лице вместо шока появилось смущенное выражение.

   – Уходите немедленно, – глухим голосом проговорила Синтия, – или я утащу вас в свою могилу под водой!

   – Мисс Мерриторп, это правда вы? – потряс головой Адам.

   – Да! Это я, привидение мисс Мерриторп!

   Паренек нахмурился и вскинул голову.

   – Син, ради Бога, – подал голос Ник, – прекрати этот цирк. Он же видит, что ты живая.

   – Черт тебя побери, – разочарованно огрызнулась девушка, уперев руки в бока, – я практически убедила его.

   – Не надо строить иллюзий, – оборвал ее Ник.

   – А ты даже не старался!

   – Вы живы! – раздался визгливый голос, и все повернулись к Адаму, у которого на лице появилась восхищенная улыбка.

   Синтия пересекла комнату и положила руки ему на плечи.

   – Адам, никому не говори!

   Она собиралась сказать что-то еще, но он сжал ее в своих объятиях, не дав вымолвить ни слова. Сам он был довольно худосочным, но руки уже загрубели от многолетней тяжелой работы. Синтия толкнула его, пытаясь освободиться.

   – Не сломай ей спину, парень, – произнес Ник. – Она только что воскресла после безвременной кончины.

   – Вы хорошо выглядите, – улыбнулся Адам, отпустив ее.

   – Спасибо. Но ты никому не должен говорить, понимаешь?

   – Конечно! – Адам стал тарахтеть с такой быстротой, что его трудно было понять.

   Синтия несколько раз уловила слова «привидение» и «дух», а также имена Томми и Симона и еще что-то про старого мистера Додди.

   Синтия посмотрела на Ника и заметила в его глазах беспокойство. Наконец он улыбнулся, подошел к парню и положил руку ему на плечо:

   – Адам, нам понадобится здесь дополнительная помощь. По очевидным причинам нам пришлось отпустить служанок. Как думаешь, твоя мать позволит тебе пожить здесь пару недель с нами? Теперь ты знаешь наш секрет, и я уверен, миссис Пелл где-нибудь выделит тебе комнату.

   – Вторая комната над конюшнями! – просиял Адам.

   – Отличная идея. Возможно, мой кучер сможет дать тебе несколько уроков ухода за лошадьми, пока ты здесь. – Ник оглянулся на дверь. – Он ведь еще здесь?

   – Конечно, здесь, – заверил Адам. – Хотя несколько дней провел в пивной.

   – Отлично. И он будет при деле. Прекрасное решение для всех.

   – Я побегу домой, скажу матери!

   – Ни слова, Адам, – успел схватить его за плечо Ник. – Ты понял?

   – Да, сэр.

   С этими словами парень исчез так быстро, что Синтия едва успела глазом моргнуть.

   – Ей это не понравится, – пробормотала миссис Пелл. – Адам – ее младший, и она бережет его.

   Ник оглянулся на пламя в печи и опустил плечи.

   – Правильно. Мне лучше самому поговорить с ней. Мне кажется, парнишка не сможет долго держать рот на замке.

   – Ник, тебе не надо… – начала Синтия, но он лишь махнул рукой на прощание и направился в деревню. Она только успела услышать, как хлюпает у него в сапогах.

   Синтия смотрела ему вслед и думала: неужели ее план получит такое эффектное завершение?

Глава 11

   Миссис Пелл осторожно вела расческой по волосам Синтии, пытаясь расчесать спутанные волосы.

   – Ощущение, как будто в раю, – вздохнула Синтия.

   – Я закончила перешивать платье. Хочешь надеть его к ужину?

   – Вы не шутите? – Сердце девушки замерло от восторга, – Мне до чертиков надоело это старое платье.

   Она всплеснула руками при мысли об обновке, хотя это был совсем не новый наряд. Это было ношеное женское платье, которое миссис Пелл купила, чтобы переделать для нее. Но Синтию это не волновало. Ей просто хотелось переодеться во что-нибудь другое.

   – Могу я сейчас посмотреть на него?

   – Минутку.

   Быстрые пальцы миссис Пелл уложили косу Синтии и тщательно закололи ее высоко на голове. Удивительно, но потом миссис Пелл освободила несколько локонов у нее на висках.

   – Что вы делаете?

   – Хочу, чтобы ты была симпатичной, – пробормотала экономка, отступая назад, чтобы посмотреть на свою работу.

   – Зачем?

   – Ну, у тебя же новое платье, так?

   Синтии нечего было возразить, поэтому она только осторожно прикоснулась к волосам, размышляя, действительно ли она симпатично смотрится.

   Когда экономка подошла к шкафу и достала платье, Синтия и думать забыла о прическе. Платье оказалось великолепным, хотя еще год назад она бы не решилась назвать его таким. На нем не было кружев и оборок, декоративной тесьмы. Но у него был поразительный изумрудный цвет. И вырез обещал открыть по крайней мере ее ключицы, если уж не ложбинку между грудей.

   – Оно восхитительно! – выдохнула Синтия.

   – Да ну… Такое платье обыкновенная женщина надевает в церковь, только, и всего.

   – Оно такое… зеленое.

   – Но ты так долго носила серое. Снимай теперь это тряпье. Хотя вполне возможно, что тебе придется надеть его завтра снова. Новое платье не подходит для ползания по песку.

   Синтия уставилась на шерстяное покрывало на кровати, а миссис Пелл принялась расстегивать крючки старого платья.

   – Что произошло сегодня утром между тобой и лордом Ланкастером?

   – Что вы имеете в виду?

   – В потайном коридоре.

   – А, это, – У Синтии замерло сердце. – Мы прятались там. Вместе. Больше ничего. Просто прятались.

   – И больше ничего? В таком случае ты ужасно провела время там, в темноте. У тебя были распухшие красные губы. Пару-тройку раз, как мне показалось, тебя ударили о стену. Бедняжка.

   Синтия молчала, пока миссис Пелл стягивала рукава платья. Она стала глубоко дышать, приказывая себе не волноваться.

   – Ты знаешь, – миссис Пелл прочистила горло, – если лорд лишит тебя девственности, он, вероятно, женится на тебе.

   – Что, простите? – Этот вопрос сорвался с губ Синтии быстрее, чем она успела подумать что-либо.

   – Он честный человек. И всегда был таким.

   – Что вы предлагаете?

   – Чтобы ты следовала естественному ходу событий и легла с ним в постель.

   – Миссис Пелл!

   Экономка, фыркнув, встряхнула серое платье.

   – Ты думаешь, я не знаю, чем вы там вдвоем в темноте занимались?

   – Мы целовались!

   – И вам обоим это понравилось.

   – Я… – Она наблюдала, как миссис Пелл взяла новое платье и поднесла к ней. Даже находясь в замешательстве, Синтия не удержалась и скользнула взглядом по мягким волнам зеленой ткани. – Мне неудобно выводить вас из таких чудовищных заблуждений, но, возможно, вы не видели, как он бежал оттуда – будто его преследовал разъяренный кабан.

   Миссис Пелл надела платье на девушку и стала застегивать крючки.

   – Если он боится своих чувств к тебе, это лишь показывает, насколько они сильны.

   – Вы с ума сошли. Он не сможет жениться на мне, невзирая ни на что, – от собственных слов у Синтии все сжалось внутри.

   – Мужчины совершали и более странные поступки.

   – Но я не хочу разрушать его семью, обманом заставив жениться на себе.

   – Тогда ладно, – вздохнула экономка. – Это была только идея.

   – Я бы сказала, ужасная.

   От возмущения миссис Пелл застыла на месте.

   – Я тоже когда-то была молодой женщиной. И меня соблазняли иногда поваляться на сене. Это случалось и тогда, когда я была уже не так молода.

   – С кем? – смутилась Синтия.

   – Однажды это был довольно симпатичный старший конюх, работавший в Кантри-Мэноре.

   – Вы катались верхом, да? – захихикала Синтия, прежде чем до нее дошло, кто был старшим конюхом. – Старый мистер Тергуд? – воскликнула Синтия, пытаясь представить внешность сердитого мужчины с седой бородой.

   – Его звали Джон. И он не был таким уж старым. Так, все хорошо. Давай проскользнем в спальню к его сиятельству, чтобы ты сама все смогла увидеть и оценить.

   Мистер Тергуд совершенно не волновал Синтию, но она позволила затащить себя в комнату Ника.

   Ник.

   За эти несколько часов они оба, он и миссис Пелл, говорили о ее целомудрии, связывая это с браком. Неужели это единственное препятствие к этому соблазну? Ее несуществующая девственность?

   Если она скажет ему правду, возможно, он удовлетворит ее любопытство. Или отшатнется в ужасе и потребует, чтобы она перестала позорить его приличный дом своим присутствием.

   Маловероятно, но в ее жизни происходили и более странные вещи. Как она теперь знала, не стоит ожидать слишком много от джентльменов.

   – Ну во, – миссис Пелл суетливо погладила плечо Синтии. – Прямо как по тебе сшито.

   Синтия оторвалась от собственных мыслей, подняла глаза и увидела себя в зеркале.

   – Прекрасно! – задохнулась она от радости.

   За ее плечом улыбалась миссис Пелл. Темно-зеленый цвет оттенял бледную кожу Синтии, придавая ей мягкий жемчужный оттенок. Темные волосы казались еще темнее. Губы ярче. А вырез открывал плечи и ключицы.

   Звуки шагов предупредили ее о появлении Ника еще до того, как в комнате прозвучал его голос:

   – Прошу прощения, я не знал, что вы здесь.

   И хоть на ней было вовсе не бальное платье с серебристым кружевом, плывущим за ней следом по ступенькам лестницы, Синтия улыбнулась, сделала глубокий вдох и повернулась к Николасу Кантри.

   Ник споткнулся у порога, хотя здесь практически не было разницы в высоте полов. Синтия или какая-то удивительно повзрослевшая копия Синтии спрятала улыбку и нахмурилась.

   – Привет, – пролепетал он. – Новое платье?

   – Да.

   Они во все глаза смотрели друг на друга. И дело было не только в платье. Ее волосы были уложены по-другому. Мягче и женственнее. Ее шея казалась длиннее, а плечи… более обнаженными.

   – Мне надо проверить пудинг, – нарушила молчание миссис Пелл и заторопилась из комнаты.

   Ник кивнул. Спустя несколько мгновений он понял, что все еще продолжает стоять и неотрывно смотреть на Синтию. Чтобы скрыть свое смущение, он улыбнулся:

   – Новое платье должно поднять настроение.

   – О да, – Синтия сцепила руки перед собой. – Прости, что мы заняли твою комнату. Просто здесь зеркало.

   – Я понимаю.

   Удивительно, но у Синтии появились бедра. Или просто в том огромном платье терялась талия? Об этом стоит подумать.

   – Ну ладно, – пробормотала она, – я пойду.

   – Нет! Подожди!

   Синтия даже подпрыгнула от его неожиданно резкого тона, поэтому Ланкастеру пришлось улыбнуться.

   – Я хотел поговорить с тобой. О поиске клада. О нашем поиске клада.

   Синтия удивленно подняла брови, и Ник заторопился, чтобы она не перебивала его.

   – Мне кажется, я должен взглянуть на дневник. Так сказать, свежим взглядом.

   – В этом нет необходимости.

   – Я не сказал, что это необходимо, просто я думаю, что это может помочь.

   Синтия сложила руки на груди и упрямо вздернула подбородок.

   – Синтия, позволь мне помочь. Ты сказала, что мы заодно, разве не так?

   Ланкастер нахмурился. Синтия топнула ногой. Она была босиком, и Ник увидел крошечные розовые пальцы.

   – Ты должен обещать, что, взяв журнал, не станешь проводить собственные поиски. Это я ищу клад, милорд.

   Ланкастер, кивнув, продолжал смотреть на ее босую ногу.

   – Ладно, – раздраженно согласилась Синтия. – Просто прочти его.

   Николас наблюдал, как она пошла к себе в комнату, шлепая босыми ногами и покачивая появившимися бедрами.

   – Иди сюда, – пригласила его Синтия, и он пошел следом за ней.

   Синтия села на стул и открыла ящик стола.

   – Вот он.

   – Спасибо.

   Николас взял дневник и почувствовал ладонью его шершавую обложку. Он не знал, что говорить. Разговор был закончен, но ему не хотелось уходить.

   В тот момент, когда Синтия стала задвигать ящик стола, он заметил, что там лежит что-то еще.

   – А что это там? Еще один рисунок? – Ланкастер протянул руку, и Синтия едва не прищемила ему пальцы.

   – Ничего, – резко бросила она.

   Это был еще один черновой набросок, выполненный мальчишкой.

   – Похоже, что привычка шпионить за обнаженными купающимися жива в вашей семье.

   – Что ты имеешь в виду?

   – Твой двоюродный дедушка. Это похоже на рисунок обнаженной женщины в море. Или мужчины. Не могу сказать точно, потому что волны доходят ей или ему до пояса. А все остальное… определить невозможно.

   Соски присутствуют и у мужчин, и у женщин. Он заметил, что волосы у изображенной фигуры были похожи на морские водоросли. Русалка, что ли.

   – Мне кажется, это мужчина, – огрызнулась Син.

   – Не уверен. Плечи достаточно широкие, но это может быть всего лишь нарушение пропорций. Я помню, о чем сам думал в одиннадцатилетнем возрасте, и очень много мыслей было связано с голыми женщинами.

   – Ты можешь идти.

   Наверное, это была не очень подходящая тема для разговора. Ник очень медленно и неохотно повернулся и побрел из комнаты. Но на всякий случай не стал закрывать за собой дверь, если Синтия вдруг захочет пойти следом.

   Во всяком случае, дневник теперь был у него. Ведь он за ним приходил в ее комнату. Но удивительно, у него было такое чувство, что руки пусты, когда он сел рядом с камином и мрачно уставился на обложку. В верхнем углу угадывалось написанное имя «Эдвард», хотя чем пристальнее он присматривался, тем оно казалось незаметнее.

   Ланкастер провел пальцем по надписи и осторожно перевернул страницу. «Эдвард Мерриуэзер, – гласила первая страница. – Весна 1797 года». Странно думать, что члены семьи Синтии десятилетиями лазили по этим скалам в поисках обнаженных фигур. А может, веками.

   Первые несколько страниц, похоже, целиком были посвящены окоту овец, потом шло восторженное описание сезона стрижки. Эдвард Мерриуэзер, как сын добросовестного землевладельца, должен был знать все, что касается выращивания и разведения овец, и ему нравилось обучение, к которому он подходил весьма основательно. Мальчик был рассказчиком от Бога, описав все так, что Ланкастер узнал картинку из собственного детства. Несмотря на то что о скалах не упоминалось еще страниц тридцать дневника, Николас был очарован описанием жизни Эдварда.

   – Ник?

   Голос Синтии прозвучал настолько неожиданно, что он выронил дневник. Она стояла всего в пяти футах от него, сцепив руки перед собой.

   – Похоже, я еще ничего не нашел. Хотя твой дядюшка оказался гораздо лучшим писателем, чем художником. Прирожденный рассказчик.

   Синтия немного сдвинулась с места, и Ланкастер с досадой заметил, что теперь она надела толстые чулки.

   – Не составишь мне компанию до ужина?

   Ланкастер показал на кресло напротив себя.

   Синтия кивнула и села, подобрав под себя ноги. Ник взял дневник и постарался вернуться к повествованию, но поймал себя на том, что постоянно украдкой бросает взгляды на Синтию, чтобы понять, куда она смотрит: на него или на пламя камина. Но она смотрела только на пламя камина.

   Ланкастер скрестил ноги и попытался изобразить серьезность, хотя уже третий раз читал одну и ту же строчку.

   «Дождь залил северное поле. Одна овца утонула, и теперь ее ягненок погиб. Я нашел предлог, чтобы избежать разделки туши, хотя отец не заметил. Он был…»

   – Я хочу кое-что рассказать тебе, – произнесла Синтия, освободив его от необходимости притворяться, что читает.

   Он быстро захлопнул дневник и положил его на узкий столик слева.

   – Что такое?

   – Наш недавний разговор… – Синтия замолчала, теребя нитку, вылезшую из юбки ее нового платья. – Я хочу кое-что прояснить.

   У нее покраснели щеки. А может быть, это у камина слишком жарко. Ланкастер перевел взгляд ниже, на грудь Синтии, чтобы увидеть, далеко ли распространился этот жар.

   – Что касается сада, – торопливо начала Синтия, – то моя драгоценность уже сорвана.

   У нее покраснела шея, краска стала спускаться ниже.

   – Прости? Сад? Мне кажется, ты смешиваешь метафоры.

   – Я думала, ты предпочитаешь их основательно перемешанными, – с раздражением в голосе фыркнула Синтия.

   – Прости. – Ланкастер повел плечами и постарался оторвать взгляд от ее покрасневшей кожи. – Так что ты говоришь?

   – Ник, мой цветок уже сорван. Поэтому тебе не о чем беспокоиться.

   – Твой цветок?..

   Господи, о чем она говорит? Он прекрасно понимал метафору, но Синтия не может иметь в виду то, о чем он подумал.

   Синтия сделала глубокий вдох.

   – Я не девушка, Ник.

   – Ты…

   Несколько мгновений смысл ее слов не доходил до Ланкастера, а потом его словно ударила молния. Синтия не девственница. Теперь покраснела не только кожа девушки. Нику казалось, что вся комната окрасилась в пунцовый цвет.

   – Я убью его, – вскочил Ланкастер.

   – Кого? – округлила глаза Синтия.

   – Ричмонда. Я выстрелю ему прямо в брюхо, как должен был сделать еще несколько лет назад.

   – Это был не Ричмонд.

   – Этот подонок не заслуживает пули в голову.

   – Ник, это не он!

   Он замер, собираясь стукнуть кулаком в стену, потом повернулся к Синтии.

   – Ну конечно, это был он.

   – Нет, говорю тебе, не он.

   – Тогда Брэм. Да, Син, это он? – Николас опустился на колени, чтобы посмотреть ей в глаза. – Брэм… Он сделал тебе больно?

   – Я же сказала тебе, он никогда не прикасался ко мне, – махнула рукой Синтия. – Это был один человек, которого ты не знаешь. Да это и не имеет значения.

   – Ты права, это не имеет значения. Кто бы он ни был, я его убью. Ни один мужчина, взявший женщину без ее согласия, не заслуживает права жить. Просто…

   – О, Ник, ради Бога! Я не сказала, что меня взяли силой. Все было вполне добровольно, если хочешь знать.

   – Но…

   Возможно, это событие настолько шокировало ее, что она не может вспомнить подробности. Потому что ее слова были абсолютной бессмыслицей. Синтия Мерриторп была хорошей девочкой, которая жила на свежем, чистом деревенском воздухе. Она не ездила на балы и не флиртовала с лондонскими повесами, которые могли соблазнить ее. Она не была похожа на женщин легкого поведения, которые готовы были принять чье угодно предложение. Тиканье часов гулко отдавалось в его ушах. У него начали болеть колени.

   – Прости, но… Что ты имеешь в виду?

   – Говоря твоими словами, – вздохнула Синтия, – я положила бесценный камень в руку проходящего мимо друга. Теперь самое важное…

   – Кто он?

   Синтия опустила голову и замолчала.

   – Прости, но не могла бы ты назвать его имя?

   – Зачем?

   Зачем? Да это был единственный и самый важный вопрос для него. Синтия Мерриторп занималась любовью с каким-то посторонним мужчиной. С другим мужчиной. Разве она не понимает, насколько это ужасно?

   – Пожалуйста, – взмолился Ник.

   – Ты его не знаешь, – выдохнула Синтия.

   – Как? Я знаю всех джентльменов в этой деревне. О Боже, это Гарри Бейлор, да?

   – Да нет же! Господи, Ник, ты упускаешь самое главное.

   – Не думаю. Ты рассталась со своей девственностью, и я хотел бы знать почему. А еще – кто он?

   Синтия с удивлением смотрела на него. Если он ждет, что ей станет стыдно, то этому, не бывать. Вид у нее был скорее раздраженный, чем кающийся.

   – Почему? – переспросила Синтия. – Я думаю, здесь было две причины. Во-первых, я подумала, что отсутствие девственности может отпугнуть любого нежелательного поклонника, которого мои отчим мне навязывал. Во-вторых, если он все-таки умудрится найти мужчину, который возьмет меня в жены такой, по крайней мере, хоть в чем-то я поступила по-своему. Я выбрала, кто будет моим первым любовником. Я, и никто другой. Немного, конечно, но, возможно, это был мой последний свободный выбор.

   Ее объяснение звучало вполне логично, но было каким-то равнодушным.

   – Так ты любила этого человека?

   – Джеймса? Нет.

   Она сказала – Джеймс. Ланкастер почувствовал, как ногти впиваются в ладони. Колени ныли, поэтому он, наконец, встал и рухнул в кресло.

   – Это было несколько лет назад и…

   – Было?

   Ланкастер услышал в своем голосе нотки надежды. Ему было не важно, когда это случилось. Но он был очень рад, что это произошло не в прошлом году. И не в прошлом месяце.

   – О, черт, мне не надо было говорить тебе об этом вообще. Ты такой же невыносимый, как все остальные.

   Синтия встала, очевидно, собираясь покинуть его комнату, но Ланкастер схватил ее за руку.

   – Не уходи. Извини. Просто это так… ужасно.

   – Знаешь, мне тоже нелегко об этом говорить.

   – Конечно. Я думаю… Для меня большая честь, что ты выбрала меня, чтобы рассказать. Все эти годы это было для тебя тяжелой ношей.

   – Ношей? – хмыкнула девушка, глядя на него сверху вниз как на последнего глупца. – Ты не священник, Ник, и я пришла не для того, чтобы исповедоваться. Я просто хотела сказать, что я не девственница, поэтому у нас нет преград, чтобы стать любовниками. Вот и все.

   – Что?

   Ланкастер уронил ее руку. Так просто? Она что, с ума сошла?

   – Да, Ник. Я не являюсь ни деликатным цветком, ни драгоценным камнем, который можно предложить будущему мужу. Твоя совесть чиста.

   – Но… Этот Джеймс просто воспользовался твоей прихотью. И ты предложила ему себя? Несколько лет назад ты была ребенком, Синтия.

   – Но почему это так важно для тебя? – всплеснула руками Синтия. – Ты понимаешь, что я говорю?

   – Сколько лет этому Джеймсу? – требовательно спросил Ланкастер, удивившись, что его голос звучит так громко.

   Синтия резко повернулась, и юбка раздулась колоколом от этого движения. Ник снова потянулся к ее руке, но девушка уже исчезла. Дверь хлопнула раньше, чем он успел встать на ноги.

   Что с ней такое? Разве он не должен быть расстроен?

   Разозлившись, Ник бросился к двери, резко толкнул ее и шагнул в комнату Синтии. И успел заметить, как ее ботинок летит прямо ему в грудь.

   Ник вскрикнул и выставил руку вперед. К счастью, у нее было два ботинка. Она бросила в его сторону второй, но он ударился о стену позади Ника.

   – Да что, черт возьми, с тобой происходит? – заорал Ник.

   – Уходи! – выкрикнула Синтия, но он лишь продвинулся ближе.

   – Не уйду, пока не скажешь, почему швыряешься ботинками.

   Синтия повернулась спиной, чтобы поискать, что можно бросить еще. В кровати лежал камень для обогрева, но это было уж слишком.

   – Ты не ожидала, что меня расстроят твои… смелые проделки в юности?

   – Ты что, совсем ничего не понял? Я просто сказала тебе, что мы можем стать любовниками, а ты все твердишь мне про другого мужчину!

   Ник остановился в центре комнаты. Руки, которые он поднял, чтобы защититься, упали вниз.

   – О, теперь я, кажется, понимаю.

   – Я не говорила, что ты можешь кричать на меня.

   Синтия решила, что не станет плакать. Ей было больно и обидно, но она не заплачет.

   – Я кричал? Прости. – Синтия увидела, как покраснело его лицо. – Прости, мы не можем стать любовниками.

   У нее перехватило горло, сердце едва не остановилось в груди.

   – Думаю, ты прав. Я ведь теперь испорченный товар.

   Синтия увидела в его глазах неподдельный ужас.

   – Я не это имел в виду, Совсем не это, Синтия.

   – Тогда что?

   – Я… – Он покраснел еще больше, почти так, как если бы смущался. – Ты мой друг, Синтия. Я не могу заниматься с тобой этим. Ты мой друг.

   Синтия кивнула. Это правильно. Она чувствовала, что правильно. Но ей хотелось большего.

   – Я знаю, Ник. Мне просто хотелось попросить немного больше для нас. Хоть немножко больше. Пока нам обоим не придется уехать.

   По его лицу, словно взмах темных крыльев, промелькнула боль.

   – Я бы тоже хотел большего, – прошептал Ник. – Но я не могу. Не с тобой.

   На этот раз больно было ей. Словно тысячи крошечных птиц сидели у нее на груди и били крыльями все быстрее и быстрее.

   – Не со мной, – пробормотала Синтия, кивая.

   Она не была одной из тех женщин. Тех лондонских женщин, которые знали, как танцевать, флиртовать и соблазнять симпатичных мужчин. Она была женщиной, с которой мужчина может дружить. И всегда была такой?

   «Они не такие, как ты», – сказал ей Ник. Синтия посмотрела на свое простое деревенское платье и подумала о кружевах и парфюме, пудре и изящных туфельках, которые окажутся бесполезным оружием, если бросить их в голову мужчине. И хотя его слова практически убили ее, девушка нашла в себе силы улыбнуться:

   – Я все понимаю, Ник.

   – Нет, ты не можешь понять, Син, – покачал головой Ник, оторвав взгляд от пола. – И я бы не хотел, чтобы ты поняла.

   И, словно прощаясь, Ник поднял руку и оставил ее одну. Девушка заставила себя подойти к двери в коридор.

   Миссис Пелл понадобится помощь в приготовлении ужина, и Синтия, по крайней мере, для этого могла пригодиться.

Глава 12

   – Я нашел это, – вклинился в ее сон глубокий голос.

   Обнаженный Николас стоял в плещущихся волнах и улыбался красивой женщине в платье из серебристого кружева. Блондинка хихикала и обмахивалась изящным веером. Когда солнечный свет попал на сверкающий камень на ручке веера, радужное отражение заиграло на груди Ланкастера.

   Леди провела отполированным ноготком по его коже, повторяя путь отраженных солнечных лучей.

   Разве она не знает, что в соленой воде ее платье испортится?

   – Синтия, – сказал Ник, поворачиваясь к ней спиной. Он взял руку той леди и поднес к губам, чтобы поцеловать ее пальцы. – Просыпайся.

   Он, очевидно, хочет, чтобы Синтия оставила их одних. Но пусть она будет проклята, если позволит этой женщине завладеть Ником.

   – Вставай, женщина!

   Ее схватила чья-то рука и потащила от берега.

   Синтия приподнялась, открыла глаза и поняла, что над ней склонился Ник.

   – Я нашел это.

   Он помахал дневником у нее перед лицом.

   – Я знаю, – проворчала она. – Я сама отдала его тебе.

   Синтия оттолкнула его руку и рухнула в постель. Ночью она долго вертелась, переворачивалась с боку на бок и была не готова встретиться лицом к лицу с мужчиной, который был причиной ее беспокойства.

   – Ты искала не в том месте, Син.

   Синтия зарылась головой под подушку.

   – Ты слушаешь меня? – Ник вырвал из ее рук подушку и бросил на пол. – Ты ищешь не в том месте.

   – Который час?

   – Скоро рассвет. Смотри сюда.

   Синтия услышала шелест бумаги и уловила запах плесени, исходивший от старого дневника. Когда она открыла глаза, то прямо перед носом обнаружила неясные очертания чернил на белом листе.

   – Отлично, – прорычала она. – Позволь мне хотя бы сесть.

   Она оперлась руками о кровать, а Ник заботливо сунул ей подушку под спину и положил на колени дневник, чтобы самому можно было держать лампу.

   – Ты видишь вот это?

   Он указал на строчку внизу страницы.

   – «Вниз по дорожке для верховой езды», – прочитала Синтия. – Я знаю. Я читала это сотни раз.

   – Правильно. Но этот дневник был написан в тысяча семьсот девяносто седьмом году, Син.

   – И что?

   – Он, должно быть, имел в виду старую дорожку для верховой езды, а не ту, которой мы пользуемся теперь.

   – Какую такую старую дорожку?

   – Ту, которая проходит по другой стороне деревни. По ней можно добраться до старого водопада, помнишь? Я забыл, ты никогда не ездила верхом в детстве, а мы с Тимоти хотя бы раз в неделю выезжали.

   – Старая дорожка, – пробормотала Синтия. Ее захлестнула волна предчувствия. – Ник… Ник! Похоже, ты прав!

   – Я знаю. – Он улыбался ей, как маленький мальчик, гордящийся способностями шифровальщика.

   Несмотря на усталость, невзирая на боль, которую она чувствовала, находясь рядом с ним, Синтия улыбнулась. Он был очаровательным, как маленький щенок. И таким же растрепанным. Ник по-прежнему был в той же одежде, в которую переоделся к ужину. То ли он спал в ней, то ли расположился в кресле и читал всю ночь. У Синтии на этот счет были свои подозрения. От него пахло вином.

   – Начнем поиски сегодня, – восхищенно хлопнула в ладоши Синтия.

   – Мне бы не хотелось, чтобы ты шла.

   – Но…

   – Это небезопасно. Этот Брэм может бродить где-нибудь поблизости.

   – Но ты даже не знаешь, он ли это был!

   – Правильно. Поэтому сегодня я собираюсь в деревню. Но прежде чем ты меня перебила, я хотел сказать следующее: если ты настаиваешь пойти на скалы со мной, то надо идти сейчас, до рассвета. Мы возьмем экипаж, чтобы доехать до этой дорожки, и постараемся уложиться за пару часов. Разумно?

   – Разумно. – Синтия подпрыгнула и обняла Ника за шею. – Спасибо.

   – Не за что. – Его руки на секунду обхватили ее талию. – Одевайся. Я пришлю на помощь миссис Пелл, как только разбужу своего кучера.

   – Хорошо.

   Она почувствовала небывалую бодрость. Вся вялость исчезла, уступив место возрастающему волнению. И тепло его рук, которое она все еще ощущала на своей спине, не причиняло ей боль.

   Солнце исчезло за дождевыми тучами в первый же час их поисков. Им следовало вернуться, но Синтия настаивала на продолжении. Ланкастер не мог винить ее. Вдоль старой дорожки им открылся совершенно новый пейзаж, со множеством пещер и впадин.

   Синтия пребывала в эйфории. Она пребывала в эйфории даже теперь, промокнув насквозь под дождем, который лил уже целый час. В экипаже с нее натекла целая лужа, пока они медленно ехали назад в Кантри-Мэнор.

   Ланкастер видел, как она дрожит, натянув на себя одеяло, оказавшееся в экипаже, но при этом улыбается ему.

   – Это должно быть там, Ник.

   Ник улыбнулся в ответ на беспечную надежду, прозвучавшую в ее голосе.

   – Это там. Все эти пещеры… Ты такой умный, Ник!

   – Правда? Ты единственный человек, который когда-либо признавал это.

   – Значит, я очень проницательная.

   – Очевидно, да.

   Синтия засмеялась, и это напомнило ему, какой милой и женственной она выглядела накануне вечером. Потом Николас вспомнил ее пораженный вид, когда он отказал ей, и отвернулся к окну, наблюдая за потоками дождя.

   – Что ты сделаешь со своей половиной? – спросила Синтия.

   Ник вопросительно посмотрел на нее.

   – Со своей половиной золота.

   – Давай сначала посмотрим, сколько его.

   – Ты сегодня пессимистично настроен, – пожала мокрыми плечами девушка.

   – Да, весьма необычно быть серьезным человеком. Не уверен, что мне это нравится.

   – А я знаю, что достаточно скоро у меня опять будет мерзкое настроение. Наслаждайся новизной.

   Ее глаза светились радостью, и Ланкастеру захотелось придвинуться ближе. Стать частью ее радости. К счастью, экипаж остановился раньше, чем он успел совершить какую-нибудь глупость.

   – Твой плащ, – пробормотал он, открывая дверцу. Синтия накинула капюшон на голову и натянула его пониже, чтобы скрыть лицо.

   – Одеяло тоже возьми.

   Ланкастер помог ей спуститься и смотрел, как она стремглав побежала к кухонной двери. Узнать в этой закутанной фигуре Синтию было практически невозможно. Его кучеру казалось, что он возил миссис Пелл, и хозяин помог ему поверить в это, вознаградив щедрой порцией виски.

   Кучер тяжело спрыгнул на землю и закрыл дверцу.

   – Спасибо, что так терпеливо ждал под дождем, Джеймссон. Я поеду в деревню после обеда, а до этого времени ты свободен.

   – Спасибо, милорд. – Джеймссон коснулся шляпы и оглянулся на дверь. – Миссис Пелл, да?

   – Что?

   Кучер пошатнулся немного влево, потом прислонился к экипажу, чтобы сохранить равновесие, и пояснил:

   – Она уже не первой молодости. Но мужчинам иногда нравится, а? Все правильно, ничего необычного в этом нет.

   – Э-э… – Ланкастер не хотел ставить под сомнение репутацию миссис Пелл, но как еще он мог объяснить несколько часов уединения на берегу с экономкой?

   – Ничего странного в этом нет, – шумел Джеймссон, похлопывая своего хозяина по спине.

   Но Ланкастер не мог обвинить его в несоблюдении субординации, поскольку сам напоил его до такого состояния.

   – Присмотри за лошадьми, Джеймссон. Попроси Адама помочь, ему надо учиться.

   – С-слушаюсь, милорд. Будет сделано.

   Ланкастер округлил глаза и поспешил под крышу. Ему надо было обсохнуть, согреться и немного поесть, прежде чем ехать в деревню.

   Если за последнее десятилетие ее жители не сильно изменились, то они будут рады поговорить о новом человеке, его привычках и в обмен могут ждать дружескую пинту эля.

   – Миссис Пелл, – начал Ланкастер, зайдя в теплую кухню. – Могу я…

   – Ее нет.

   Ланкастер увидел Синтию, которая наполняла кипящей водой чайник. У печки рядом с ней появилась новая лужа.

   – А где она?

   Синтия кивнула в сторону длинного кухонного стола, где лежал крошечный листок бумаги.

   – Пошла купить говядины. Сомневаюсь, что она вернется в такой дождь. Если я правильно догадываюсь, они с миссис Пейнтер сидят у нее дома и сплетничают о друзьях за рюмкой хереса. Но я приготовила чай. Спасибо, что она оставила кипящий чайник.

   – Замечательно.

   Удивительно, но как-то странно было чувствовать, что они здесь вместе одни. Мысль, абсолютно лишенная логики. Они весь день были вместе на берегу. Этим утром они тоже были одни в ее комнате.

   И все же интимность этой новой ситуации давила на него с силой надвигающегося шторма.

   Синтия вела себя абсолютно естественно. Она спокойно готовила чай, а мокрое платье облепило ее бедра.

   – Мне надо переодеться, – объявил Ник и вышел в коридор.

   Она не остановила его, и он с облегчением выдохнул, добравшись до последней ступеньки наверх. У него были благие намерения. Честные. Не важно, как сильно ему хотелось заняться любовью с Синтией Мерриторп, он не может этого сделать.

   Но Синтия нанесла удар по его решительности.

   «Мне хочется немного больше для нас», – так просто предложила она. Такое честное признание тронуло бы его, даже если бы в сердце уже не было трепетного желания. Ему тоже хотелось больше. Больше для себя и больше для Синтии, и больше для них обоих. Теперь он понимал, что могло произойти. Дружба вдруг переросла бы в страсть. Это была бы та счастливая любовь, которая быстро захватывает и длится вечно.

   Он потянул шейный платок, который сдавливал шею, потом сбросил сюртук.

   Может быть, Синтия права насчет Имоджин. Может, ему не надо жениться на ней? Но в мире не существует способа, как ему жениться на Синтии. Если он женится па ней, он изменит путь своей семьи в истории. Они примкнут к доведенному до нищеты нетитулованному мелкопоместному дворянству. Его брат и сестра вынуждены будут сделать тот самый выбор, которого пытался избежать Ланкастер. Жениться ради богатства или жить в нищете. Он не может уклониться от своего долга, не может переложить его на плечи родных. Кроме того, он единственный, кто может жениться и всегда тянуть за собой всю семью.

   Брак с Синтией не выход.

   А если бы была такая возможность, женился бы? Уговорил бы ее всю жизнь проводить ночи в его постели?

   Ник снял через голову мокрую рубашку и бросил взгляд на кровать.

   Синтия не девственница. Возможно, просить о целой жизни – это много, а как насчет одной ночи? Ланкастер вспомнил, как она выгибалась навстречу его прикосновениям той ночью. Ей понравилось, и ей понравится опять. И когда он…

   Стук в дверь прервал его фантазии и заставил разозлиться на самого себя за такие мысли.

   – Выживший из ума подонок, – тихо выругался на себя Ник, когда стук повторился.

   – Я принесла чай! – раздался за дверью голос Синтии.

   Ланкастер накинул халат и пошел открывать дверь. Он чувствовал себя беззащитным: и потому что был раздет, и потому что течение собственных мыслей смущало его. Но улыбка Синтии была веселой и открытой, и у него не было повода, чтобы держать ее за дверью.

   Она поспешила мимо него, чтобы поставить поднос на стол. Ему ничего не оставалось делать, как принять предложенную чашку чая и пробормотать слова благодарности. Синтия стояла у камина и пила чай, его страх стал отступать, как вода при отливе. Наверное, этому помог крепкий запах бренди, ударивший ему в нос.

   – Сколько чашек чая ты выпила? – поинтересовался он.

   – Только одну, – моргнула Синтия. – Это платье стало колом от холода.

   Ланкастер замер, поднеся чашку ко рту. Он посмотрел на ее мокрое платье, размышляя, почему оно вдруг неожиданно представилось ему угрожающей декорацией в этой странной пьесе.

   – Помоги мне снять его.

   Ага, вот оно в чем дело. Это вовсе не отлив, а прилив, набирающий силу, чтобы обрушиться на его голову. А Синтия, похоже, опять не заметила его смятения. Она улыбнулась, и Ник почувствовал, что улыбается ей в ответ. По-видимому, он был абсолютно нормальным, раз его мысли вертелись вокруг перспективы помочь Синтии раздеться.

   Если его сила воли была последней хрупкой опорой, которая трещала под силой его желания, то Синтия решила со всего маху запрыгнуть на эту опору.

   – Ты уверена, что миссис Пелл не вернулась? Скоро время обеда.

   – Вероятно, она думает, что мы сами сможем порезать хлеб и ветчину, – хмыкнула Синтия и взяла чайник.

   Ланкастер, заглянув в свою чашку, обнаружил, что она пуста. Синтия уверенной рукой наполнила ее снова, и Ланкастер вежливо стал пить чай. Тепло постепенно растекалось по телу.

   – Можно, я переоденусь перед камином? Боюсь, я не смогу от него отойти.

   – Конечно.

   Конечно, у нее должен быть шанс почувствовать отблески пламени на обнаженной коже. Он не мог отказать ей в этом.

   – Мне кажется, я уже достаточно согрелась, чтобы раздеться.

   Синтия поставила чашку, улыбнулась Нику и повернулась спиной. Ланкастер посмотрел на ее платье, на длинный шов, в котором скрывались крючки, и крепче сжал чашку в руках. Синтия нетерпеливо повернула голову.

   – Ну хорошо, – пробормотал он и осторожно поставил чашку на стол, словно наблюдая за своими действиями со стороны.

   Какой-то другой мужчина коснулся ее платья, расстегнул первый крючок и дотронулся до обнаженной кожи костяшками пальцев.

   Синтия наклонила голову вперед, облегчая его задачу. Мягкие завитки волос касались тыльной стороны его ладони. Он расстегнул второй крючок и третий.

   Когда показался корсет, Ланкастер почувствовал дрожь в теле. Его плоть уже восстала. Он вкушал запах ее волос, чувствовал гладкость кожи под пальцами, а ее спина всякий раз прижималась к его руке, когда она делала вдох.

   Его руки выполняли свою работу без его разрешения. Когда платье было наполовину расстегнуто, Синтия изгибалась и крутилась до тех пор, пока не освободила руки от прилипшей ткани. Перед Ланкастером вдруг открылась обнаженная кожа. Плечи, изгиб шеи, руки, покрывшиеся гусиной кожей от холода.

   Пальцы Ланкастера стали работать еще быстрее. Через несколько секунд платье упало на пол мокрой кучей.

   Синтия повела плечами, потом повернула вокруг себя нижнюю юбку, чтобы развязать завязку. Юбка была почти прозрачной, и как только она упала на пол, Ник заметил, что ее сорочка тоже была мокрой. Бледно-розовая кожа, голые ноги. Чулки она, вероятно, оставила сушиться на кухне.

   – Ник, – Синтия стояла к нему вполоборота, – теперь корсет.

   – Да, конечно.

   Заметила ли она хриплые нотки в его голосе? Очевидно, нет, потому что приподнялась немного на носочках и посмотрела, по сторонам.

   Это движение привлекло, внимание Ника к корсету. Не к его фасону, который был простым, и не новым. Его внимание привлек размер.

   Очевидно, он был сшит для кого-то другого. Или куплен много лет назад. Другими словами, он не подходил Синтии. Ее грудь не помещалась. в корсете.

   – Повернись, – пробормотал Ник и потянулся к лентам.

   У него дрожали пальцы, пока он развязывал их. Когда он развязал одну ленту, ему подумалось, что при вздохе все хитроумное изобретение раскроется, но все осталось на месте. У Ника не было другого выбора, только развязывать ленты дальше, касаясь пальцами ее спины.

   – Как приятно, – выдохнула Синтия.

   Действительно, приятно. Здесь ее кожа была теплой.

   Ник медленно скользнул рукой к плечу, чтобы удержать ее, пока будет развязывать ленты. Потом он закрыл глаза и представил, что удерживает ее совсем по другой причине.

   В. конце концов, корсет был достаточно ослаблен, потому что Синтия начала изгибаться, пытаясь, снять его через бедра. Ник позволил своей руке задержаться на ее плече столько, сколько это было возможно, потом скользнул по холодной шелковистой коже ее руки.

   Она вздрогнула и переступила через корсет.

   – Спасибо большое.

   – Не за что, – прошептал Ник.

   – Можно мне одеяло?

   Синтия встряхнула платье, когда Ник открыл шкаф у кровати и достал одеяло из тонкой красной шерсти. Его расстроила эта просьба, но, с другой стороны, он был бесконечно благодарен ей, что она завернется в одеяло и уйдет. Ему нестерпимо хотелось обладать ею, но это было бы неправильно.

   – Вот, – начал он, повернувшись и протягивая одеяло.

   Но вид Синтии остановил его. Ночная рубашка, в которой она спала, была слишком большой, чтобы хотя бы намекнуть на формы тела, прятавшиеся под ней. Но ее сорочка… Ее сорочка оказалась тонкой вуалью. Влажная ткань прилипла к груди и расширялась книзу, обтягивая бедра. Розовые, соски просвечивали сквозь ткань, грудь оказалась удивительно полной и округлой.

   Синтия Мерриторп была чувственной мечтой.

   Словно прочитав его мысли, Синтия скрестила руки на груди.

   – Можно мне взять это, или ты решил оставить его для себя?

   – Что?

   Он отдаст ей все, что она пожелает.

   – Одеяло.

   – Ой, конечно. – Понимая, что искушает зверя внутри себя, и что здравый смысл давно покинул его, Ник преодолел пространство, разделявшее их. Он развернул одеяло и накинул ей на плечи. Теперь он был слишком близко, Невозможно близко к ней.

   Его совесть споткнулась о тонкую грань и исчезла. Ланкастер взял Синтию за подбородок и заглянул в счастливые глаза.

   – Ты так прекрасна!

   Эти глаза расширились, и счастье перешло в крайнее изумление.

   – Что прости?

   – Ты так прекрасна, Син.

   Он обвел пальцем ее подбородок и двинулся дальше к уху. Он почувствовал, как болезненно откликнулось его тело, и сердце тоже.

   – Ник? – Синтия накрыла его руку своей.

   – Прости, – выдохнул он и прижался губами к ее губам.

   От нее все еще пахло дождем, как будто она была самой чистой на свете. Еще одно напоминание, что он должен оставить ее такой же.

   Рука Ланкастера скользнула по ее шее и ниже, но Синтия не двинулась с места. Казалось, что она даже не дышит. Но когда он коснулся рукой ее груди, она задохнулась. Ее грудь тяжелым весом покоилась у него на ладони. Он коснулся большим пальцем соска, изумившись контрасту твердого и мягкого. Синтия хмыкнула.

   – Тебе нравится?

   Она кивнула, прикрыв глаза, когда Ланкастер отодвинулся немного, чтобы посмотреть на нее.

   – Ты восхитительна!

   Стремясь к большему, он потянул сорочку вниз, чтобы обнажить сосок. Он коснулся темно-розового ореола подушечкой пальца и увидел, как сосок напрягся, затвердев еще больше.

   – Ник, – прошептала Синтия.

   Он еще раз обвел пальцем вокруг соска, потом потянул сорочку и стянул ее полностью вниз.

   От вида ее обнаженного тела у него перехватило дыхание. Полная грудь казалась теперь еще полнее на фоне тонкой талии и округлых бедер.

   Ланкастер смотрел на нее во все глаза, а она прикрыла рукой темный треугольник волос внизу живота. Он положил руку поверх руки Синтии и прижал ее к телу.

   – Не прячься, – пробормотал он. – Ты такая красивая.

   Она приоткрыла губы, дыхание ее участилось.

   Ланкастер осторожно убрал ее руку. Вид темного треугольника сразил его сердце.

   И вскоре то, что они с Синтией остались вдвоем, уже не казалось ему ошибкой.

Глава 13

   То, как он пристально ее рассматривал, наполнило Синтию желанием снова прикрыться. Ни один мужчина не видел ее обнаженной. Ни Ричмонд, ни даже Джеймс. Она представления не имела, как должна выглядеть, поэтому не знала, что мог видеть Ник.

   Его пальцы пробежали вниз по бедру, обжигая своим прикосновением. Ник поднял глаза и улыбнулся. Причем это была не какая-то любезная улыбка или самодовольная ухмылка, а настоящая радость, которой светились его глаза.

   Радостное волнение наполнило ее кровь. Именно этого она хотела. Гармонии с ним, пусть даже кратковременной.

   Он сказал, что она прекрасна, может быть, это действительно так. Синтия ощущала покалывание кожи, поэтому сдалась и потянула Ника к кровати. Откинув покрывало, она нырнула под него.

   – Теперь ты, – сказала Синтия.

   – Теперь я? – улыбнулся Ник.

   – Твоя одежда. – Синтия натянула одеяло до самого подбородка, чтобы скрыть краску, которая заливала ее тело. – Снимай ее.

   – Ты уверена? – засмеялся Ник.

   – Абсолютно.

   Ей нравился его обнаженный вид. Несмотря на шрам, который заставлял ее думать о том, о чем она думать совсем не хотела, у него было восхитительное тело.

   Улыбка Ника погасла, он развязал пояс, и халат распахнулся. Под халатом, к разочарованию Синтии, оказались бриджи. Но когда он снял халат, она успела рассмотреть плечи и широкую грудь. Ей хотелось прикоснуться к нему так, как он прикасался к ней, но для этого надо было вылезти из-под покрывала. Ей было там уютно, и она просто наслаждалась видом Ника.

   Он не стал отводить взгляд, пока расстегивал штаны, и, похоже, совсем не терзался сомнениями. Он довольно хладнокровно расстегнул каждую пуговицу и одним движением снял бриджи.

   Когда он выпрямился, Синтия охнула. Совсем чуть-чуть.

   – Что такое?

   Ник оглянулся на дверь, как будто думал увидеть там кого-то, кто удивил Синтию.

   – Ты был меньше, – с опаской прошептала Синтия.

   – Что, прости?

   – Нет, ничего.

   – Что-то не так? – нахмурился Ник.

   – Все в порядке.

   Теперь уже ничего не поделаешь. Теперь ей оставалось только улыбаться, кивать и держаться. К тому же она не девственница. Все должно быть не так уж плохо. Она просто предположила, что с Ником это будет легче.

   Синтия довольно медленно приподняла покрывало, чтобы Ник, если что, успел передумать.

   – После такого количества голых мужчин, какое ты повидала в своей жизни, я не ожидал, что ты испугаешься, – пробормотал Ник, укладываясь рядом с Синтией.

   Синтия была настолько потрясена, что едва дышала. Он прижимался к ней своим горячим телом, обжигая своей близостью. Его рука замерла у нее на животе.

   – Ты такая нежная, – выдохнул Николас, касаясь губами ее щеки.

   Все еще прижимая к груди простыню, Синтия повернулась и поцеловала его. Она почувствовала, что его пальцы еще сильнее прижались к ее животу, и вся отдалась поцелую. Она хотела выпить его до дна, растворяясь в этом поцелуе, а его руки тем временем начали свое медленное путешествие.

   Ник обхватил рукой одну грудь, потом – другую, прошелся пальцами по ребрам и коснулся пупка. Он будто изучал ее тело.

   Они все еще целовались, поэтому Синтия не сразу поняла, что он убрал руки. Покрывало соскользнуло вниз.

   Сначала оголилась ее грудь, потом – живот. Он обхватил ее одной рукой и крепко прижал к себе. Она скомкала покрывало на бедрах.

   – Хочу посмотреть на тебя, Син, – выдохнул Ник, опустив голову, и сомкнул губы вокруг ее соска.

   Кончик его языка скользил вокруг горячих и влажных сосков, пробуждая в ней что-то спрятанное глубоко внутри. Потом его губы раскрылись, и язык стал ласкать набухшие бутоны сосков, заставляя ее издавать глухие стоны.

   Его язык долго дразнил ее, чередуя то ласковые и нежные прикосновения, то жесткие и властные, пока Синтия не сдалась и не застонала от наслаждения.

   На нее обрушилась волна эмоций, каких она прежде никогда не знала. Она совсем потеряла голову от желания. Ее тело захватило власть над ее разумом, и оно получит то, что хочет.

   Синтия, наконец, отпустила покрывало и освободила руку, которую удерживал Ник. Она вцепилась в его плечо, восхищаясь крепостью мышц. Он был таким мужественным, огромным, его элегантная стройность оказалась обманчивой. Но Синтия рядом с ним чувствовала себя в полной безопасности.

   Ник поднял голову и посмотрел на нее из-под полуопущенных ресниц.

   Синтия провела рукой по его груди, восхищаясь завитками волос, и почувствовала, как он весь замер от этого прикосновения. Он следил глазами за ее рукой, потом медленно поднял голову и встретил ее взгляд. Широкие зрачки казались невероятно черными, как будто за ними скрывался колодец с черной водой.

   Она слышала, как гулко стучит под ее ладонью его сердце. И хотя волосы у него на груди были жесткими, светлыми и совсем не напоминали шерсть, Синтия почему-то никак не могла отделаться от мысли об испуганном животном.

   Не понимая, в чем дело, она ждала какой-то реакции, но Ник молчал. Она снова провела рукой по его груди:

   – Тебе нравится?

   Ник закрыл глаза, отсекая непонятное чувство страха, которое охватило Синтию.

   – Да, – услышала она его шепот.

   Он повернул ее к себе спиной. Она на мгновение почувствовала холод одиночества, но его тело отвлекло Синтию от неуместных мыслей. Ник прижался к ее спине, точно соответствуя всем изгибам ее тела. В этом положении напряженно выступающая плоть Ника обожгла ее ягодицы. Она почувствовала, какой горячей она была по сравнению с остальным телом.

   Но она не могла думать об этом, потому что Ник обнял ее и прижался губами к шее.

   – Ты уверена, Син? – услышала она его голос у своего плеча.

   – Да, – немедленно откликнулась она, хотя не была в этом уверена.

   Это был Ник, и она хотела получить от него все, что могла. Она хотела, чтобы воспоминания о нем навсегда остались в ее душе.

   – Да, – повторила она еще громче, когда его рука скользнула у нее между бедер и стала ласкать ее плоть.

   Пусть для Ника это будет чем угодно, но для Синтии это дом, более реальный, чем тот, что был у нее прежде. Это станет поддерживать ее в новой жизни в незнакомом месте среди людей, которые ее не знают. Это воспоминание о Нике станет ее домом там, что бы ни случилось.

   Крепче прижимая ее к себе, Ник легко провел языком по ее шее. Его пальцы продолжали медленно ласкать трепещущую плоть, и Синтия выгнулась навстречу его ласкам. Она закрыла глаза и постаралась восстановить дыхание, но это оказалось невыполнимой задачей, потому что палец Ника проник внутрь.

   Ее крик эхом разнесся по комнате.

   – Син, – простонал Ник, еще глубже проникая в ее тело.

   Она выгнула спину, чтобы быть к нему ближе, и раздвинула ноги. Ей было невероятно хорошо. Его напряженное тело, прижатое к ее спине, только усиливало восхитительные ощущения. Синтия выдохнула его имя и откинула голову назад.

   Он легко покусывал ее шею, заставляя издавать блаженные стоны. Ласки вдруг прекратились, что вызвало недовольный вздох с ее стороны.

   – Ш-ш, – прошептал он, проникая в ее тело двумя пальцами.

   Это было чересчур. Синтия попыталась отодвинуться, но поняла, что не может двигаться, пока его пальцы творили с ней нечто невообразимое, медленно погружаясь внутрь.

   – О Боже… Ник!

   – Тебе хорошо, любовь моя?

   Хорошо ли ей? Поначалу она испытала почти боль, но потом ощущения приобрели другой характер. Каждое такое движение приближало ее к невероятному удовольствию. Она чувствовала, что внутреннее сопротивление тела пропало, и ей уже не хотелось, чтобы он прекращал свои ласки.

   – Нет, – прошептала Синтия, когда почувствовала пустоту внутри.

   Как тогда, в потайном коридоре, когда он так же внезапно оставил ее в возбужденном состоянии и отступил.

   – Не останавливайся.

   – Не буду, – ответил Ник и провел влажными пальцами по ее животу.

   – Не останавливайся! – запротестовала Синтия, но он не послушался.

   Его рука скользнула еще выше и обхватила грудь. Ник стал целовать ее шею, спускаясь к плечу, прикусил кожу, большим пальцем лаская сосок. Синтия вскрикнула, прижимаясь к нему спиной.

   Она ощущала прохладную влагу от его прикосновений на груди и знала, что это ее влага. Она стала извиваться в его руках.

   – Ник!

   Он не обратил внимания на нотки мольбы в ее голосе и перекатывал сосок между большим и указательным пальцами. Синтия чувствовала, как растет напряжение внутри.

   – Ты не знаешь, какая ты замечательная, Син, – пробормотал Ник. – Такая теплая, мягкая. Я хочу… – тут он замолчал.

   Когда его рука опять скользнула вниз к ее лону, Синтия нажала на его запястье, чтобы поторопить его. Наверное, это сыграло свою роль, потому что он не стал ее больше дразнить своими ласками, а просто положил руку ей на бедро и подтолкнул, чтобы она легла на живот. Потом раздвинул ее ноги и опустился на колени между ними.

   Вот оно. Теперь он возьмет ее.

   Ник наклонился над ней, чтобы покрыть поцелуями плечи и спину. Его горячая возбужденная плоть касалась ее ягодиц.

   На этот раз Ник был сверху, поэтому Синтия знала, что все будет по-другому. Возможно, не так прекрасно и волшебно, но все же лучше, чем у нее было с Джеймсом. И все же, когда Ник обхватил ее бедра, побуждая встать на колени, Синтия почувствовала раздражение. А если все будет так, как с Джеймсом?

   Внутри поднял голову страх. Она не хотела ничего подобного с Ником. Не хотела чувствовать одиночество, когда он овладеет ею. Не хотела чувствовать себя вывалянной в грязи, когда он будет хрюкать и рычать от удовольствия. Когда Джеймс, обессилев, рухнул рядом с ней, она ощущала себя использованным носовым платком. Почему она не подумала о том, что после Ника у нее останется такое же мерзкое чувство?

   Рука Ника гладила ее ягодицы, и Синтия сжалась от ожидания. Она вцепилась в матрас и стала пристально смотреть на шарики в изголовье кровати. И когда кончики его пальцев коснулись самой трепетной части ее тела, она почувствовала, как из глаз покатились слезы и упали на измятые простыни.

   Он ласкал ее медленными движениями руки. А когда прикоснулся к самой чувствительной ее части, Синтия невольно направила свое тело в его сторону. Он сильнее сжал ее бедро одной рукой, пока вторая продолжала ласкать разгоряченную плоть.

   – О-о… – выдохнула Синтия, немного расслабившись.

   Она не знала, что ждет ее впереди, но то, что происходило сейчас, вызывало у нее восторг.

   Ник переместился, и она почувствовала, как его мощная плоть коснулась ее разгоряченного тела.

   – О мой Бог!

   Может быть, все не так ужасно, подумалось ей. Он совершал ритмичные движения, касаясь ее плоти, ей было хорошо, и она с удивлением поняла, что у нее пропало желание взять себя в руки и терпеть, затаив дыхание. Вместо этого она сместилась назад и качнулась на коленях, чтобы ускорить эти движения. Растущее внутри напряжение снова напомнило о себе.

   И вот, к ее удивлению, случилось то, чего она ждала. Ник одним движением вошел в нее. Она почувствовала, как под давлением мужской плоти все внутри раскрывается навстречу его проникновению, но Ник уже вышел из нее.

   Она была настолько поражена, что просто замерла и смотрела на свои руки. И только когда он снова вошел в нее и глубоко погрузился в ее тело, Синтия осознала произошедшее. Он овладел ею, его плоть находилась внутри ее тела, и ей было… приятно. Ник совершал ритмичные движения, и она совершенно не чувствовала боли. Ей не надо было задерживать дыхание и умолять его остановиться, объясняя, что она передумала…

   Ник стал двигаться более настойчиво, и она задохнулась от удовольствия. Она чувствовала, как сжимаются мышцы внутри ее.

   – О, Синтия… Синтия, ты… Синтия…

   Ник двигался внутри ее тела, все более убыстряя темп, и Синтия чувствовала, как ее накрывает волна ни с чем не сравнимого удовольствия. Наконец-то она не чувствовала одиночества. Она была наполнена Ником.

   – Вот так, Син, – прошептал Ник, пронзая ее.

   – О-о-о, – простонала Синтия, раздвигая колени.

   – Да, – одобрил ее действия Ник, продолжая ласкать ее рукой и проникая еще глубже. – Вот так, правда? Тебе это нравится?

   – Да, да! – отвечала она.

   Это действительно то, чего она так ждала. Но теперь ей нужно было еще и еще. В ушах у нее шумело, а дыхание превратилось в короткие прерывистые всхлипывания.

   – Пожалуйста, – молила она, – пожалуйста, Ник.

   – Скажи еще раз. Мое имя. – Мощный ритм его тела все нарастал. – Назови меня по имени, Син.

   – Ник. – Она откинула голову, бесстыдно купаясь в его ласках. – Ник, ты замечательный.

   Больше она не могла говорить. Она могла только вскрикивать, когда ее тело содрогалось от удовольствия. Весь мир завертелся одной яркой каруселью.

   Она слышала, как Ник выкрикнул ее имя, выходя из нее. Упругая сила покинула его тело, и Синтия почувствовала, как теплая струя потекла по ее спине и ягодицам. Вцепившиеся в нее пальцы оставляли синяки на коже, но Синтия не думала об этом.

   Она пыталась восстановить дыхание, опустив подбородок на руку Ника. Хорошо, что он все еще прижимал ее к своей груди, иначе она бы просто рухнула в кровать раненой птицей. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он пришел в себя.

   – С тобой все в порядке, Син?

   Она кивнула, говорить у нее не было сил. Когда он осторожно опустил ее на кровать, она уткнулась лицом в холодную подушку, чувствуя необыкновенное удовольствие.

   Ник надолго замер сзади, но она не могла, поднять голову, чтобы увидеть его лицо.

   – Я только… – сказал он наконец, – не двигайся.

   При всем желании она не смогла бы пошевелиться. Ей показалось, что она только лишь закрыла глаза, но матрас вдруг прогнулся, и холодная ткань коснулась ее спины.

   – Прости, – сказал Ник, когда она тихонько ойкнула. Полотенце опустилось ниже спины, коснулось ягодиц и бедер. – Я немного испачкал тебя…

   Ник с глубоким вздохом лег рядом с ней, обнял за талию, и Синтия улыбнулась. Это был лучший день в ее жизни.

   Ланкастера беспокоило собственное сердце. Когда они занимались любовью, оно, понятно, колотилось как сумасшедшее. Но он и сейчас слышал его гулкие и частые удары, от которых даже в груди заболело. Вряд ли это было вызвано только беспокойством. Скорее всего это от избытка-удовольствия. Не только физического, но и эмоционального.

   У него никогда не было… такого единения с женщиной. Ник никогда не чувствовал, чтобы им так дорожили.

   Никто никогда не лучился счастьем просто потому, что он был рядом. Желание – да. Страсть, удовольствие и, возможно, изумление, если это было редкое свидание, которое не подразумевало оплаты за услуги. Но не радость.

   Прижавшись лбом к плечу Синтии, Ник старался выровнять дыхание и чувствовал себя почти… нормально, почти хорошо. Пока она не заговорила.

   – Все было не так, как я предполагала, – вздохнула она.

   У Ника едва не остановилось сердце. Он задержал дыхание, но Синтия, кажется, решила дальше не продолжать.

   – Да? А что не так? – хрипло спросил Ник.

   – Это совсем не похоже на то, как было в первый раз.

   Он еще крепче прижался лбом к ее плечу и закрыл глаза.

   Ее первый любовник скорее всего уложил ее на лепестки роз, зацеловал всю, нашептывая о любви, звездах и луне. А он просто взял ее сзади, как животное.

   – Прости, – выдохнул Ник.

   – Прости? – рассмеялась Синтия. – Ты сума сошел? В первый раз все было ужасно. А это было… Это было потрясающе.

   – Правда?

   Ник открыл глаза и уставился на бледную кожу у него перед глазами. Синтия перевернулась на спину, заставляя его отлепиться от нее.

   – Ты ждешь комплиментов, Ник? Ну что ж… Ты в этом деле оказался более опытным. Разве ты не ласкал меня и не говорил, что я восхитительна?

   Ник не мог поверить, что она улыбается ему. Его мозг еще не успокоился после пережитого ужаса.

   – Ты была восхитительна, – тупо повторил он.

   – Спасибо.

   Когда Синтия рассмеялась, напряжение наконец отпустило его.

   – А почему в первый раз все было ужасно?

   – Просто было, и все. – Синтия замкнулась.

   Ник подумал, что надо радоваться, что первый раз у нее это случилось с кем-то другим. Что не он причинил ей боль. Но ему не нравились ее печальные глаза.

   – Потому что было больно?

   Он провел пальцем по ее щеке.

   – Да.

   Она опустила глаза.

   – И?

   – И потому что это была ошибка. Ужасная, непоправимая ошибка.

   Ник прижал ладонь к ее щеке, она закрыла глаза и прижалась к ней.

   – Ну что ж, не могу с этим не согласиться, – произнес он. – Во-первых, потому что ты была с другим мужчиной. И, во-вторых, потому что, когда ты говоришь об этом, у тебя печальные глаза. Расскажи мне.

   Синтия покачала головой, но потом посмотрела на него и стала рассказывать.

   – Он был художником. И пока выполнял заказ в Скарборо, увлекся азартными играми. Он проиграл моему отчиму, и они договорились, что он отработает свой долг. Не то чтобы отчим был рад такому предложению, но что он мог поделать? – Синтия пожала плечами. – Поэтому Джеймс нарисовал мой портрет. Мы флиртовали. Он несколько раз целовал меня. Это было восхитительно. Мне было семнадцать…

   – Семнадцать, – прорычал Ник, но Синтия не обратила на это внимания.

   – Кроме того, он был красивым и изысканным. Меня уже сватали за сэра Реджинальда и о Гарри говорили, поэтому я решила сделать так, чтобы на меня не было спроса среди мужчин.

   – Из-за того, что лишилась невинности?

   – Да.

   – Но ты была слишком молода.

   – Думаю, я была достаточно взрослой. Он закончил портрет, но когда уезжал, возник спор. Отец отказался платить за краски и холст для моего портрета. Я видела, как Джеймс выбежал из дома, и пошла за ним на конюшни, понимая, что это мой последний шанс. Я попросила его лишить меня невинности, и… он сделал это.

   Ланкастер выдержал паузу, но Синтия больше ничего не сказала.

   – Что ты молчишь? Что это значит?

   – Только то, что он лишил меня невинности. Я думала, это будет романтично. Он ведь художник, в конце концов, и так здорово целовался, мне понравилось. Но никакой романтики не было, и думаю, глупо было на это надеяться. Он несколько раз целовал меня, и мне было… интересно. Но когда он начал хихикать, а потом затащил меня в стойло, опрокинул на бочку и…

   – Что он сделал? – выкрикнул Ник.

   Синтия подпрыгнула от неожиданности.

   – Я думаю, он все еще сердился, чувствовал себя одураченным. А еще я думаю, он решил, что девушка, которая хочет так дешево отдать себя, не заслуживает доброго отношения.

   – Син, – в ужасе выдохнул Ник, – не говори так.

   – Но ведь, это правда? Я попросила точно то, что получила. Я даже не попыталась выразить это более приличным языком. Я просто сказала: возьми меня. И получила это. Когда он закончил свое дело, застегнул штаны и заправил рубашку, то сказал, чтобы я передала отцу, что теперь они в полном расчете. И ушел. Вот и все.

   Ланкастер не мог даже говорить. У Синтии не было слез в глазах, но ему казалось, что он сам плачет за нее.

   – Скажи мне, кто он, – попросил Ник, убирая волосы с ее лба.

   – Зачем?

   – Я найду его и изобью до полусмерти.

   – Он просто мужчина, – засмеялась Синтия.

   Как она могла смеяться, когда у него сердце разрывалось на части.

   – За это не наказывают.

   – Мужчина? – прорычал Ник. – Он вел себя как животное!

   – Он взял лишь то, что…

   – Ты считаешь, я когда-нибудь поступлю так с тобой? Или с кем-то другим?

   – Нет, – она посмотрела ему прямо в глаза, – только не ты.

   – Какой мужчина причинит боль женщине таким способом? Ты, должно быть, была в ужасе от случившегося.

   На этот раз в ее глазах блеснули слезы, и Ланкастер почувствовал такой приступ гнева в душе, что сам испугался. Он легко мог бы убить этого Джеймса.

   – Не плачь, Син.

   – Прости, – прошептала она, уткнувшись ему в шею. – Мне не следовало рассказывать об этом.

   – Ш-ш, успокойся.

   – Лучше бы это был ты. Ты просто великолепен. Это было прекрасно.

   Прекрасно? Он крепче сжал ее в своих объятиях и попытался успокоить свое разгневанное сердце. Прекрасно. Ему следовало убить этого подонка.

   Но, несмотря на всю свою злость, ему хотелось, чтобы она повторяла это снова и снова: «Ты был великолепен», «Это было прекрасно».

   Возможно, с Синтией все так и было.

   – Ник?

   – Да?

   Она подняла голову и посмотрела на него:

   – А почему ты не захотел, чтобы я прикоснулась к тебе?

   Ланкастеру показалось, что в комнате не стало воздуха. Ему в голову пришла запоздалая мысль, что настоящее единение создает проблемы. Друг всегда заметит то, чего не заметит незнакомый человек.

   «Почему ты не захотел, чтобы я прикоснулась к тебе?» Что он мог на это ответить? Он мог только солгать ей. Он привык лгать, но губы все равно не слушались его.

   – Не понимаю, о чем ты?

   – Я хотела прикоснуться к тебе так, как ты прикасался ко мне.

   – Мужчин не волнует такое внимание, – с трудом ответил Ланкастер.

   Он надеялся на ее неопытность, но Синтия усмехнулась:

   – Что ты сказал? Насколько я знаю, мужчинам нравится любое проявление внимания, какое только можно получить. И тебе тоже. Ты в детстве привык сидеть у ног матери и читать, а она тем временем гладила твои волосы.

   – Я был ребенком, – пробормотал Ник, но это была правда. – А мужчины не… нуждаются в таком внимании.

   – Ты уверен?

   Она с сомнением посмотрела на него.

   – Думаю, я бы знал.

   – Тогда нам предстоит над этим поработать, – фыркнула Синтия. – Я сгораю от желания приласкать тебя немножко.

   – Ты мне льстишь.

   Николас рассмеялся каким-то заученным смехом. Этот смех звучал как настоящий, потому что он смеялся так почти десять лет.

   – Но ласки придется оставить мне.

   – Посмотрим, – загадочно ответила Синтия. Она задумалась на мгновение, и Ланкастер приготовился к дальнейшим тычкам и уколам, но она удивила его.

   – Ну, а как у тебя все было в первый раз? Думаю, восхитительно.

   – Э-э…

   Господи, у женщин необыкновенный дар заводить разговоры на неудобные темы.

   – Я много лет слышала разговоры деревенских парней на эту тему. Так что, полагаю, ничего нового, чего бы я не слышала раньше.

   – Я… Поскольку твой первый любовник был в лучшем случае жалким неудачником, считаю своим долгом объяснить, что удовольствие, получаемое во время занятий любовью, лучше всего подкрепляется спокойными размышлениями или даже сном.

   – Но сейчас середина дня.

   – Тебе совсем не хочется спать?

   – Нет, – выдохнула Синтия, зарывшись носом ему в грудь и глубоко вздохнув.

   Он был обманщиком. Он ничего не знал о том, как вести себя после занятий любовью, потому что всегда просто натягивал одежду и уходил. Ни после того, как это случилось у него впервые, ни потом не было никаких сладких нашептываний на ухо и жарких объятий. До сих пор.

   Вдохнув запах ее волос, Ланкастер немного расслабился и почувствовал, как прижимается к его обнаженному телу ее тело. Как им тепло вместе. Она коленом коснулась его бедра.

   Он чувствовал запах ее кожи, ощущал рядом всю ее: от кончиков пальцев до макушки. Ее дыхание щекотало ему грудь. Он слышал биение ее сердца.

   Ланкастер закрыл глаза.

   – Все было как-то неуклюже, – тихо сказал он, а Синтия тихо лежала рядом. – Волнующе и пугающе одновременно. И мне хочется… Лучше бы это была ты.

Глава 14

   – Он очень странный парень, – сказал старый лодочник и даже немного высунул язык, обдумывая свои слова. – Необычный.

   – А чем он необычен? – Ланкастер постарался скрыть свое разочарование.

   Похоже, все вокруг были едины в том, что Брэм – странный человек, но никто не мог объяснить почему.

   – Насколько я могу судить, у него нет души, – предположил старик, пожимая плечами, как будто это было самое обыкновенное наблюдение.

   – Нет души, – бесцветным голосом повторил Ланкастер.

   Старый лодочник утвердительно кивнул.

   – И вы говорите, что он бывал здесь.

   Крошечный постоялый двор утонул в торфяном дыму и до стропил был набит рыболовными сетями. Вряд ли это место подходило для графской прислуги.

   – Да, очень часто. И три дня назад заходил промочить горло.

   – Что он ищет? – спросил Ланкастер, хотя уже понимал, что ответ будет туманным.

   – Не знаю, он никогда слова не скажет.

   – Ну, хорошо. – Николас хлопнул шляпой по колену. – Спасибо, что уделили время.

   Ланкастер надел шляпу и осмотрелся вокруг, желая убедиться, что никого нового на постоялом дворе не появилось, но на него смотрели все те же пять человек. Он поднял руку, прощаясь с ними, и вышел на улицу.

   Если он правильно помнил, а он не был в этом уверен, до земли Ричмонда было пять часов хорошей езды в экипаже. Чуть меньше, если ехать верхом. Возможно, Брэм приезжал каждые несколько дней и сразу же возвращался домой.

   Несмотря на дождь, Ланкастер не стал садиться в экипаж и направился к узкой улочке, где жила семья Адама. Вчера мать мальчика была взволнована визитом виконта и напугана тем, что ее сыну предстоит жить в доме, населенном духами. Она и соглашаться не хотела, и отказать не могла. Ник чувствовал вину за причиненное неудобство, поэтому бодро шагал под дождем, чтобы пожелать доброго дня женщине и сообщить, что ее сын прекрасно устроился.

   После этого он зашел к миссис Пейнтер проведать миссис Пелл, но, когда дождь ненадолго прекратился, она, оказывается, отправилась домой. Оставалось надеяться, что она уже на месте и усердно трудится над мясным рагу к сегодняшнему ужину.

   Николас, чувствуя себя немного потерянным, прежде чем сесть в экипаж, оглянулся на дорогу. Все это время он почти не переставая думал о Синтии.

   В тот момент, когда они с Синтией остались наедине в маленькой комнате, ему казалось совершенно естественным заняться с ней любовью. Она с радостью отдалась ему. И он с легким сердцем принял ее дар.

   Но теперь он дрогнул. Что же он сделал? Он не может жениться на ней, но теперь не жениться невозможно. Она может быть беременна, хоть он и принял меры предосторожности. Она была такой красивой, соблазнительной и пылкой. И такой знакомой, несмотря на новизну его физического влечения.

   Ланкастер в задумчивости потер лоб. Нет, ему не следовало заниматься с ней любовью. И все же мысль о том, чтобы отказаться от этого, острым кинжалом пронзила его сердце.

   Еще тяжелее было от мысли расстаться с ней, когда это приключение закончится.

   Он не мог жениться на ней, но и не жениться не мог.

   В висках качала пульсировать, боль. Скоро, они приедут в Кантри-Мэнор. Нужно придумать, что сказать Синтии. Хорошая мысль – сказать, что они не могут больше этим заниматься. И что потом?

   Эта мысль вызвала новый приступ боли.

   – Джеймссон! – окликнул Ник кучера, стукнув кулаком по крыше экипажа. Открылось небольшое окошко. – Отвези меня в Оук-Холл.

   Ответ Джеймссона унес ветер, но окошко закрылось.

   Ланкастер не поедет домой – он хочет задать несколько вопросов мистеру Камбертсону. Узнать подробности про тот долг и про таинственные появления Брэма. Если он задержится там подольше, может быть, ему придет в голову мысль о том, как быть с Синтией Мерриторт. Сейчас он думал только о том, как решить ее проблемы.

   Брэм оставался тайной. Его личность, его местонахождение, его намерения. Может, Ланкастеру следует просто убить его. Синтия сказала, что он не причинял ей боли, но он допустил, чтобы ей сделали больно. Он стоял рядом и наблюдал, как на нее нападает монстр.

   Кроме того, Николас запланировал убить Ричмонда. А еще было это животное, Джеймс. Три убийства. Это переходит все границы. Скорее всего, Синтия не оценит эту коллекцию трупов.

   Может быть, Брэм заслуживает не убийства, а лишь хорошей взбучки. Остаются два убийства. Два – это справедливое число? Зверь, прятавшийся в нем глубоко внутри, похоже, остался доволен.

   Спустя пять минут Ник постучал в дверь Оук-Холла, и она моментально открылась перед ним.

   – Бы получили мое письмо?

   Ланкастер с удивлением смотрел на Камбертсона, который уцепился рукой за ручку двери и не отпускал ее. Куда же делся немощный старый лакей?

   – Проходите, проходите, – бормотал Камбертсон, махая рукой.

   – О каком письме вы говорите?

   – Я отправил вам письмо с этой ненормальной служанкой. Разве вы его не получили? Господи, сколько же испытаний может выпасть на долю одного человека?

   Ланкастер внимательно посмотрел на отчима Синтии и молча последовал за ним по коридору в запущенный кабинет. За дверью кабинета спал в кресле дряхлый лакей.

   – Брэм опять приходил, – рявкнул Камбертсон, обойдя стол и плюхнувшись в кресло.

   – Сегодня?

   – Нет, вчера днем. Напомнил мне только, что лорд Ричмонд хочет знать, когда моя Мэри вернется. Больше ничего. Я ответил, что это не имеет значения. Девочке только тринадцать лет!

   – И зачем вы мне это рассказываете?

   – Вы единственный человек в округе, который может меня понять.

   – Я? – Ланкастер раздраженно покачал головой. – Что я должен понять?

   – Каково жить под таким давлением. Жить со всеми долгами, без надежды на будущее.

   Ланкастеру хотелось плюнуть в лицо этому человеку и заорать, что между ними нет ничего общего. Но он только поправил манжеты и смотрел на пятно, образовавшееся на пыльной поверхности стола.

   – Я знаю, вы считаете, что я неправильно поступил с Синтией, но я хотел, чтобы она удачно вышла замуж. В конце концов, ее отец был благородным человеком. Ей нельзя выходить замуж за человека более низкого происхождения. Я делал все возможное, чтобы чтить его имя.

   – Сколько вы должны Ричмонду?

   – Тринадцать тысяч, – пробормотал Камбертсон.

   Тринадцать тысяч фунтов. Это немного. Это не стоило жизни молодой девушки. И уж точно не стоит жизни двоих. Но на этих землях такой доход можно получить примерно за пять лет, при условии, что Камбертсон еще не распродал большую часть угодий.

   – И что вы собираетесь делать? – спросил Ланкастер.

   – Что я могу поделать? Однажды он уже пригрозил притащить меня в суд. Надо было либо отдать ему Синтию, либо продать землю. Без земли мы остались бы ни с чем.

   – А без Синтии у вас все было бы в порядке.

   – Конечно, все было быв порядке, – огрызнулся Камбертсон. – Она бы все равно рано или поздно вышла замуж. И без Мэри мы обойдёмся, если только я смогу убедить в этом свою жену.

   Удивительно, но в глазах этого человека, похоже, блеснули слезы. Но не исключено, что он больше печалился о долгах, чем о судьбе дочерей. Ланкастер понимал, как это ужасно – продавать свои земли, но если Камбертсон распродаст свою семью, кому он потом передаст землю?

   Если Николас уберет Ричмонда, вся ситуация может разрешиться. Разумеется, долг семьи останется и перейдет к наследнику.

   – Вы считаете, Брэм – наследник Ричмонда? – поинтересовался Ланкастер.

   – Возможно, – пожал плечами Камбертсон. – Ричмонд был трижды женат.

   – И овдовел.

   – Я никогда не слышал о наследнике, – продолжал Камбертсон, не обращая внимания на резкий тон гостя, – но понятно, что он родственник.

   – Вы можете разузнать поточнее?

   Ланкастеру не хотелось, чтобы судьба Синтии и ее сестры оказалась в руках человека, у которого нет души…

   – Знаете, он ведь спрашивал о вас, – опять пожал плечами Камбертсон.

   – Кто?

   – Брэм.

   А вот это уже вызывает беспокойство. У Брэма не было никаких причин интересоваться Кантри-Мэнором.

   – И что же он спрашивал?

   – Спрашивал, кто вы и почему вернулись.

   – И что вы ему рассказали?

   – Я ответил, что вы виконт и можете навещать свое имение в любое время, когда вам захочется. Я посчитал, вы скрываетесь от кредиторов.

   – Ну и правильно.

   Хорошая причина, чтобы пребывать на этом безлюдном побережье. Намного логичнее, чем компания с мертвой девушкой, которая на самом деле жива.

   – Итак, – отчим Синтии так громко прочищал горло, что Ланкастер вздрогнул от удивления, – вы сказали ей?

   – Я не понял, простите.

   – Вы передали привидению мои слова?

   Ланкастер видел, как он нервно потирает руки. Ему смешно было отвечать на этот вопрос, но Камбертсон был настроен серьезно.

   – В полночь в темной комнате я прокричал ваши слова, но не могу утверждать, было там в этот момент привидение или нет.

   – Оно не ответило вам?

   – Я почувствовал странное тепло во всем теле.

   – Правда? – удивленно поднял брови Камбертсон. – Доброжелательное отношение?

   – Точно.

   – Это хороший знак, – печально кивнул Камбертсон. – Может, она успокоится, если узнает, что я не сержусь на нее.

   Устав дурачить Камбертсона, Ланкастер сдвинулся на край стула.

   – Не знаете, Брэм все еще здесь?

   – Он сказал, что намерен объяснить мою позицию Ричмонду, поэтому, думаю, он отправился домой.

   – Напишите мне записку, если он появится опять. Я сам зайду. – У двери виконт остановился и посмотрел па старого лакея. – С ним все в порядке? Какой-то бледный у него вид.

   Камбертсон хмыкнул и махнул в сторону лакея рукой. Поэтому Ник понадеялся, что старик спит, но не печным сном.

   Завернув за угол коридора, Ланкастер остановился и повернулся к закрытой двери небольшой столовой, примыкавшей к кухне. Он толкнул дверь ладонью, и она распахнулась, открыв ему яркий квадрат портрета Синтии. Ему казалось, что теперь, когда он знает, кто его автор, портрет будет смотреться по-другому, но он показался ему еще прекраснее. На этот раз, глядя на упрямый подбородок и раскосые глаза, он почувствовал приятное спокойствие.

   Николас наклонился к портрету, чтобы рассмотреть подпись. Манро. Джеймс Манро.

   Подонок он, этот Манро. Но как художник, он сумел уловить эфемерное мерцание красоты Синтии. Ее блестящие глаза. И еще нечто, что определялось не красивой фигурой, а духом. Она была упрямой, по одновременно излучала покой.

   Глядя на портрет, Ланкастер словно почувствовал какой-то щелчок внутри. Он женится на ней, к чертям семью и состояние. Он найдет способ сделать это.

   Брэм уехал, пусть на время, значит, завтра они смогут весь день заниматься поисками клада. Они найдут эти проклятые сокровища, или он умрет в их поисках. И если там действительно клад… Черт, золото, которое поможет купить свободу Синтии, купит и его свободу.

   – Подлец, – прорычала Синтия, когда Ник триумфальным жестом поднял бокал с вином. – Животное.

   – Бедняжка, – ухмыльнулся он в ответ с притворным сочувствием. – Обманутая опытным джентльменом.

   Миссис Пелл качала головой и постукивала рукой по столу.

   – Вы двое ведете себя так, словно играете на деньги вместо бобов. – Она бросила одну карту Нику, потом положила руку на стол ладонью кверху. – Хорошо, что это не так, иначе вы оба разорились бы. Так-то вот.

   Синтия с Ником успели заметить, как последние несколько высушенных бобов переместились в кучку миссис Пелл.

   – Проклятие, – пробормотал Ник и тут же получил замечание от миссис Пелл.

   – Послушайте, милорд. Можно подумать, что вам никогда не доводилось находиться в обществе приличной молодой женщины. Я отправляюсь спать.

   Она развязала фартук и повесила его на спинку стула.

   – Старая я стала, чтобы сидеть позже десяти часов. Спокойной ночи.

   Когда за ней закрылась дверь, Ник вопросительно поднял брови:

   – Приличная молодая женщина?

   Синтия вспыхнула, заметив блеск в его глазах и тихо засмеялась:

   – Ты все-таки подлец.

   – Я счастливый подлец.

   Он сказал «счастливый». Синтия улыбнулась, глядя на свои оставшиеся карты, и бросила их на стол. Она тоже была счастлива.

   Ею овладело беспокойство, пока Ника не было дома. Он уехал серьезным и хмурым, но когда вернулся, был все тем же очаровательным другом, каким она знала его много лет назад. Не изысканным и безупречным, а непринужденным. Счастливым.

   – Нам завтра снова рано вставать, – сказал Ник, и сердце Синтии взволнованно заколотилось в груди в предчувствии наступающей ночи.

   Мощная волна страсти захлестнула ее, вызвав напряжение во всем теле.

   – Тогда лучше лечь спать, – пробормотала Синтия, украдкой поглядывая на него сквозь ресницы.

   Улыбка Ника смягчилась, он потянулся через стол и взял ее за руку.

   – Мы больше не можем делать это, любовь моя.

   «Любовь моя…» Как будто она по-настоящему была его любовью, подумала Синтия. Это все, что она слышала в это мгновение. Она выпрямилась и вырвала руку, изображая стеснение.

   – Что мы не можем больше делать?

   – То, чем мы занимались раньше. Я не могу так…

   – А как можешь? – Синтия прищурилась и наклонилась к нему ближе.

   – Син… – Его беспомощный вид выражал искренние извинения.

   – Прости, Ник, но ты… Ты познакомил меня с восторгом слияния двух тел и теперь не можешь отказываться.

   – Я не собирался ни с чем тебя знакомить!

   – Но познакомил, ничего не поделаешь. Может быть, еще бокал вина?

   Ник скрестил руки на груди.

   – Синтия Мерриторп, послушай меня. Мы не будем больше заниматься любовью. До тех пор, пока не поженимся.

   – Мы… – Его слова как молния пролетели по комнате. – Что ты сказал?

   – Выходи за меня замуж, Синтия.

   – Нет!

   Ник улыбнулся и потянулся к ней, переплетая свои пальцы с ее.

   – Пожалуйста, окажи мне честь, стань моей женой.

   – Нет! – На лбу у Синтии выступил пот, а сама она задрожала от внезапного озноба. – Глупец, ты же обручен.

   – С женщиной, которая меня ненавидит.

   Синтия попыталась вырвать руку, но Ник крепко держал ее.

   – Ты говорила, что хочешь, чтобы я был счастлив, Синтия. Брак с тобой сделает меня счастливым.

   – Не говори так.

   – Но это правда. Я буду счастлив.

   Большим пальцем он гладил костяшки ее пальцев, и в глубине тела предательски задрожали запретные струны. Неужели он предлагает ей то, о чем она когда-то мечтала?

   «Они полюбят друг друга. Весь мир вокруг них замрет. Они поженятся очень молодыми и переедут в Лондон, и весь свет будет восхищаться силой их страсти».

   Но нет. Этого не случится. Если он женится на ней, они не смогут позволить себе светскую жизнь в городе. И свет будет недоумевать по поводу ужасного безрассудства этой пары.

   – Мы не можем пожениться. Даже если ты не женишься на той женщине, меня ты не можешь взять в жены.

   – Могу и возьму.

   – А мое слово значения совсем не имеет?

   – Но я думал… – От ее слов блеск в глазах Ника пропал. – Я люблю тебя, Синтия.

   Черт! Да как он может бросаться такими словами? Как он может смотреть на нее ясными карими глазами и быть таким убедительным?

   – Ты любишь меня как друга.

   – Я люблю тебя как женщину. Я никогда никому не говорил этих слов. Я даже никогда не думал об этом.

   Синтия не могла поверить его словам. За это время Ник должен был влюбиться и разлюбить десятки раз. В душе он всегда был романтиком. Он, несомненно, любил много женщин.

   Комната закружилась у нее перед глазами. Только Пик оставался неподвижным и невозмутимым центром этой карусели. Ее покорил его теплый взгляд.

   – Я сказал, мы не можем заниматься любовью, пока не поженимся.

   – Я думала, ты избавился от этой глупости! Ник, послушай. Пожалуйста. Даже если ты действительно любишь меня, это продлится недолго, лишь до тех пор, как нагрянут кредиторы.

   – Я счастлив здесь, с тобой, и мне ничего не надо, кроме кухонного стола и горшка с тушеным мясом.

   Господи, он опять стал похож на себя прежнего. Молодой и надеющийся. Ее глупый Ник. Человек, которого она всегда любила.

   – Это нереально. Просто нереально. А что будет с твоей семьей? От тебя зависит жизнь брата и сестры. Тебе нужно заниматься своими имениями. Твоя семья просто возненавидит меня. Они все возненавидят меня, а потом и ты будешь ненавидеть меня вместе с ними.

   – Откуда у тебя такие мысли? – Ланкастер загадочно улыбнулся.

   – Я жила в семье, которая более пятнадцати лет находилась в долгах. Ни о чем другом, кроме этого, там не говорили. Деньги. Деньги. Можем мы позволить себе новые платья? Нет. Но если новое платье поможет мне найти хорошего мужа, тогда как? Если мы продадим ковры, соседи заметят? Если они заметят, не станут ли их сыновья косо смотреть в нашу сторону и сторониться брака со мной? Но если мы не продадим ковры, мы потеряем лошадей, а это уже будет трудно скрыть.

   – Син…

   – Тут не до любви, Ник, если ты не можешь заплатить прислуге. Или когда твоя мать каждый вечер плачет над чашкой чая, а сестра вынуждена выйти замуж за лавочника и тем самым прекратить свое существование в глазах светского общества. Много лет я была проклятием для своего отчима. И не хочу стать твоим проклятием.

   Во время разговора Ник не сводил с нее глаз и теперь продолжал смотреть ей в лицо.

   – Я знаю, что такое жертвовать собой ради семьи, Син. Поверь мне, я правда знаю. Я понимаю свой долг и обязанности.

   – Тогда ты должен знать, что мы не можем пожениться.

   – Посмотрим.

   – Мы не будем смотреть.

   В горле у Синтии закипали слезы, собираясь в такой комок, который было трудно проглотить. Как он может быть таким глупцом? Таким милым и ужасным глупцом?

   Синтия вырвала свою руку и убежала от него и его несбыточных сказочных надежд.

   Она чувствовала холодный пол даже через чулки, у нее окоченели ноги, но Синтия продолжала ходить по комнате. Было уже поздно, завтра им предстоял еще один ранний подъем, но спать она не могла. Она даже сидеть спокойно не могла.

   Она долго плакала, сбежав в свою комнату, а когда Слезы высохли, стала фантазировать.

   Что, если они действительно поженятся? Возможно, его поместья смогут приносить больше прибыли, если вести хозяйство экономно. Возможно, есть ювелирные украшения, которые можно продать. А может, и сейчас доход вполне приличный, просто семья живет на широкую ногу.

   Эти мысли больше часа будоражили ее. Она даже присела за небольшой стол и нарисовала их с Ником. Они держались за руки и шли по залитой солнцем тропинке.

   Как это все смешно!

   Спасибо, Господи, что поднялся ветер, от которого загрохотали ставни. Когда холодный воздух проник в щели и зашелестел бумагами, Синтия очнулась. Ее взгляд упал на открытый шкаф и на висевшие там два платья.

   Два платья, одно из которых больше напоминало тряпку.

   Одна пара потертой и настолько потрепанной обуви, что теперь уже трудно было определить, какого цвета была когда-то кожа.

   Один халат, один корсет, одна нижняя юбка, одна сорочка, пара штопаных чулок.

   Вот и все, что у нее есть. Вот это она возьмет в качестве приданого.

   А Ник?

   Она медленно обвела взглядом холодную пустую комнату. Нику явно требуется намного больше того, что может предложить она.

   И вот теперь, замерзшая и сердитая, Синтия мерила шагами крошечную комнатку, удивляясь, что ее планам о пылком романе суждено иметь такое печальное завершение.

   Хотя чему тут удивляться? Она с самого начала боялась именно этого. Благородства джентльмена.

   – Черт возьми, – пробормотала Синтия, сжав кулаки.

   Мужчины с их дурацким благородством. Господи, это сведет ее в могилу.

   Из-за благородства она превратилась в часть движимого имущества, которым можно расплатиться за карточный долг. Теперь благородство разрушит ее планы и убедит стать пожизненной обузой для семьи Ника.

   Нет, она этого не допустит. К черту благородство Ника. У нее тоже есть, благородство. И планы. И мечты, и желания. Ей хотелось чего-нибудь простого и хорошего, прежде чем она покинет это единственное знакомое ей место на земле. Она честно сказала, чего ей хочется, и Ник не может теперь менять правила.

   Сложив руки на груди, Синтия оглянулась на дверь, что вела в его спальню. Полчаса назад он стучал, но она не откликнулась на его стук. Интересно, он спит сейчас? Наверное, решил, что она согласилась с его благородными планами?

   Он все еще спит обнаженным?

   Синтия вздернула подбородок и сбросила ночную рубашку, потом прищурилась и стянула с ног чулки.

   Пусть он лучше заткнется со своим благородством.

Глава 15

   Ник предавался чудесным мечтам, когда скрипнули половицы, и это вывело его из мечтательного состояния. Этот скрип поселил страх в душе и вызвал напряжение в теле.

   – Кто здесь? – крикнул он, вставая с кровати.

   – Это я, – послышался тихий голос.

   Ланкастер сделал глубокий вдох и на выдохе избавился от напряжения. Он увидел смутное очертание Синтии в свете тускло мерцающей ночной лампы.

   – Син, с тобой все в порядке?

   – Да.

   – Ты готова поговорить?

   – Нет, – резко ответила она.

   – Так ты планируешь убить меня?

   Ланкастер нахмурился.

   – Наверное, нет.

   Теперь ее голос звучал ближе. Ник скосил глаза в сторону ее голоса и, протянув руку к лампе, сделал огонь ярче. А в следующую секунду едва не проглотил язык.

   Она была обнаженной. И шла прямо к нему.

   – Нет, – с трудом произнес Ник. – Точно, нет. Синтия прищурилась и продолжила движение, ее грудь трепетала.

   – Я сказал тебе, что мы не будем заниматься этим.

   – А я сказала, будем.

   Она остановилась в шаге от него и подняла руки вверх, словно хотела, чтобы он лучше рассмотрел ее.

   Но Нику этого и не требовалось, он и так все прекрасно видел. Он видел, как напряглись ее соски от прохладного воздуха в комнате, искушая его язык. Округлые бедра, которые так и просились в его объятия. Темный треугольник волос, прикрывавших женское естество. Он уже: представлял, как проникает в ее тело, как сжимается ее лоно, плотно обхватывая его.

   От этой мысли он почувствовал, как напряглась его уже и без того возбужденная плоть.

   – Возвращайся в свою комнату, – в отчаянии приказал Ник.

   Синтия удивленно подняла брови и сделала последний шаг, который отделял ее от кровати. Ланкастер отшатнулся назад, но, несмотря на все усилия, не мог оторвать взгляда, когда она подняла колено, чтобы забраться на кровать.

   – О Боже, – простонал он, – Син…

   И хотя у него еще оставались силы, чтобы сопротивляться желанию прикоснуться к ней, он больше не мог заставить себя отодвигаться дальше. Он просто замер, как загнанный в угол заяц.

   – Делай то, что ты делал сегодня утром, – произнесла девушка, голос ее был вкрадчивым и мягким, он обволакивал его, подавляя волю и пробуждая желание.

   – Мы должны подождать, – покачал головой Ник.

   Но его взгляд переместился с лица на грудь, когда она, как проситель, опустилась перед ним на колени.

   – Возьми меня, Ник.

   Она стояла на коленях. И умоляла.

   Он почувствовал дрожь в мышцах. Синтия протянула руку, как будто хотела взъерошить его волосы. Он схватил ее за запястье, чтобы остановить, и на этом его борьба закончилась.

   Он крепко держал ее за запястья и почувствовал, как напряглось ее тело рядом с ним. Сердце застучало так, что отдавалось в ушах, весь мир и все его страхи исчезли.

   Он хотел этого. Он хотел этого сейчас, с Синтией, к черту все благие намерения. Они найдут эти проклятые сокровища, и он женится на ней, и все будет хорошо, потому что он добьется, чтобы так было.

   Николас положил ее на спину, и у Синтии вырвался вздох. Ник прижал ее сверху своим обнаженным телом, наблюдая, как расширяются у нее глаза. Она охнула, и ему понравился этот звук, но теперь хотелось, чтобы она стонала, рыдала, визжала.

   – Раздвинь ноги, – прорычал он.

   Синтия не мигая смотрела на него. У нее сбивалось дыхание, губы приоткрылись, а колени медленно поднялись на уровень его бедер.

   – Еще. Обхвати меня ногами.

   Сначала она не подчинилась ему. Он ждал, чтобы понять, доверяет ли она ему, не оттолкнет ли. Ей следовало оттолкнуть его. Он это знал. Но когда она подняла ноги и обхватила ими его бедра, Ланкастер возликовал.

   Теперь его плоть удобно устроилась в колыбели ее тела. Он немного приподнял бедра, у нее затрепетали ресницы, а у Ника – сердце.

   О Боже, Синтия так уютно чувствовала себя рядом с ним. Он стал медленно двигать бедрами, касаясь своей горячей плотью ее лона, пока не почувствовал, что она готова принять его. Он стал двигаться быстрее.

   – Ник, – простонала Синтия, приподнимая бедра и прижимаясь к нему. – О да! Господи, да!

   – Тебе хорошо, любовь моя? Ты этого хотела?

   – Да. – Она сжала руки в кулаки. – Продолжай. Это… Это так…

   – Скажи мне.

   По его шее потекла капелька пота.

   – Мне так хорошо, – прошептала Синтия. – Пожалуйста, не останавливайся. Пожалуйста.

   Он не будет останавливаться. Он будет держать ее в своих объятиях и ласкать вечно. У нее задрожали бедра. Она откинула назад голову. Ланкастеру ужасно хотелось погрузиться в ее тело, но он стиснул зубы и сдержал свой напор.

   Она всхлипнула, упираясь ему в бедра. Руки Николаса задрожали от напряжения, но он продолжал контролировать себя, пока не услышал ее короткий вскрик. Тогда он одним движением вошел в нее, содрогаясь всем телом и чувствуя, как сжимаются внутри ее мышцы.

   Синтия вскрикнула, приподнимая бедра навстречу его движению.

   Царство небесное. Или даже лучше, что-то более земное. Вечное заточение, где правильное и неправильное перестает существовать. У него нет прошлого и нет будущего, есть только Синтия и ее горячая плоть.

   Он прикоснулся к ее рукам и потянул их вверх, чтобы крепче схватить ее за запястья.

   – Син, – прошептал он, – я люблю тебя.

   Когда Синтия повернула к нему голову, он накрыл ее губы своими губами, и это был совершенно другой вид близости, к которому он не привык. Поцелуй во время занятий любовью. Выпивать женщину по глотку, одновременно наполняя ее до краев. Как сладко сдерживать свое сильное желание.

   Сладость, любовь и ее дрожащие руки… Все эти вещи не должны быть вместе, но сейчас все переплелось и закружило его словно ураган. Его захватил жаркий, огненный поток страсти, он уже не мог дышать.

   Ему нестерпимо хотелось излить в нее свою силу, раствориться в ней, наполнить ее до краев. Но они не были пока женаты, а значит, еще не время.

   – Ник! – простонала Синтия.

   А ему хотелось, чтобы она повторяла его имя снова и снова. Его имя. Этим именем его никто никогда больше не называл. Только с ней он был самим собой, таким, как прежде.

   – Ник, – выдохнула Синтия, и он почувствовал, как приближается момент кульминации.

   – О Боже, Синтия! Син…

   В последний момент он все-таки отпрянул от нее, хотя ему хотелось проникнуть еще глубже, и излил свою влагу на ее живот.

   Несмотря на то что Ланкастер бывал в ее спальне бессчетное количество раз, он все равно ощущал приятное возбуждение, находясь здесь, пока она спит. Он медленно обошел комнату, ни на что не обращая особого внимания, просто впитывал воздух.

   Серый рассвет еще только начинал проникать сквозь щели в ставнях. Николасу казалось, что он находится под водой и, преодолевая мрачные глубины, стремится к пылкому ангелу на морском дне.

   Усмехаясь новому романтическому повороту собственных мыслей, Ник подошел к кровати Синтии. Она не была похожа на ангела, когда спала, несмотря на все, что он прочитал о женщинах и нежных объятиях Морфея. Нет, Синтия выглядела немного расстроенной, как будто чувствовала, что он топчется рядом, готовый потревожить ее сон. Она наморщила лоб, ее припухшие губы соблазняли Ника прикоснуться к ней. Но у него было такое ощущение, что он может получить кулаком в ухо, если ненароком сделает это.

   Обидчивая девушка.

   Так или иначе, мысль о ее непростом характере ослабила глубокое внутреннее напряжение. В Лондоне его окружали знакомые, которые скрывали свое истинное лицо за непроницаемым внешним лоском. Они относились к нему либо как к безобидному развлечению, либо как к диковинке, которая будет доставлять удовольствие. Даже его семья…

   Когда родителям стало известно о случившемся с ним, они как-то очень быстро отдалились от него. Он остался один, чтобы умереть или исцелиться, тут уж как получится.

   А ведь ему было только пятнадцать. Ребенок. И это одиночество едва не уничтожило его.

   Наблюдая за Синтией в сером свете раннего утра, Ланкастер осмелился провести пальцем по округлости ее обнаженного плеча. Она только сильнее нахмурилась, но не проснулась.

   Задержав дыхание, Ник уступил соблазну. Он осторожно снял сюртук и прилег рядом с ней поверх одеяла, не касаясь ее тела. У нее под ресницами дрогнули веки. Он подождал секунду и только потом выдохнул, погрузившись в перины.

   Вблизи она больше походила на ангела. Кожа напоминала тончайший шелк, хотя Нику не понравилось это избитое сравнение. Ему даже самому себе было неловко признаться, что ее губы напоминают спелые вишни. Прядь волос упала на щеку, но Ник не осмелился убрать ее. Синтия может проснуться, и тогда ему придется улыбаться и шутить, вскакивая с кровати с веселым выражением лица.

   А ему не хотелось вставать. Он никогда не спал рядом с женщиной прежде и не был уверен, что когда-нибудь отважится на это. Если она потянется к нему в середине ночи и проведет рукой по его спине… Ланкастер вздрогнул от этой мысли. Он с криком проснется, но что еще хуже – он может наброситься на нее.

   Но с этой проблемой можно жить. У них с женой будут отдельные спальни. Теперь он знал, что Имоджин будет этому только рада, но насчет Синтии он не был уверен. Да теперь он и в себе не был уверен.

   Во всем, что он видел сейчас, присутствовало умиротворение и покой: в том, как поднимается и опускается ее грудь, как бьется ниточка пульса у шеи. Его жизнь словно приостановилась на время. Он снова был под водой, как будто плавал в прохладном бассейне.

   Шли минуты. Ник не мог сказать, сколько времени прошло. Возможно, он даже немного вздремнул. Но в конце концов серый свет утра превратился в тусклый белый, а значит, пришло время будить Синтию. Им предстояло искать клад и планировать свою будущую жизнь.

   Ланкастер глубоко вздохнул, осторожно встал с кровати и натянул сюртук. Он пригладил волосы и постарался скрыть изумление в своих глазах.

   – Синтия. – Ему хотелось облегчить ее пробуждение, но тихий голос не возымел никакого действия. Она даже не пошевелилась. – Син!

   Бесполезно.

   Теперь стало ясно, что он мог бы броситься к ней в постель и лечь рядом, нисколько не беспокоясь, что она проснется.

   – Синтия! Просыпайся!

   Она, наконец, пошевелилась, но только застонала и отвернулась от него. Из-под простыни показалась ее рука и потянула одеяло на голову. Николас, вздохнув, подошел к ее столу.

   – Давай-давай, нам надо торопиться, если мы хотим отправиться на поиски до полудня.

   Синтия что-то проворчала в ответ.

   – Сладкая, как утренняя роса, – пробормотал он в ответ, перебирая разбросанные по ее столу листки бумаги. – Вставай, любовь моя… Господь всевышний!

   Из стопки бумаги выпал листок с очень интересным наброском, и Ник стал рассматривать его.

   – Что? Что такое? – послышался хриплый голос Синтии.

   Ник перевел взгляд с рисунка, который держал в руке, на кусочек угля, медленно катившийся к краю стола. Потом снова посмотрел на рисунок.

   Обнаженный мужчина, явно в возбужденном состоянии, немного уродливого вида, слегка напоминал его самого.

   – Это я?

   Его внимание отвлекло неожиданное шуршание простыней, он повернулся и увидел расширенные глаза Синтии, которые смотрели на него. Когда ее взгляд упал на листок в руках Ника, она вскочила, прикрываясь простыней, и вскрикнула:

   – Что ты делаешь?

   – Пытаюсь разбудить тебя. Син, ты не говорила мне, что это твои рисунки.

   – Убирайся!

   – Прости. Я бы никогда не назван их ужасными и незрелыми, и…

   – Ты не называл их ужасными, – оборвала его Синтия. – До настоящего момента. Просто убирайся! У тебя нет права находиться в моей спальне. Это неприлично.

   – Но, Син…

   – Это возмутительно!

   – Ты бы не была в своей спальне, если бы я не принес тебя сюда в полночь. И хочу напомнить тебе, это тоже было неприлично.

   – Ах, так! – Синтия нахмурилась и яростным взглядом окинула пространство вокруг себя.

   – Нечем бросить, дорогая?

   Ему следовало отступить, когда она прищурила глаза, но потом он был даже рад, что не сделал этого. Синтия выпрямилась, открывая его взгляду свое великолепное тело, и кинулась на него. Короткий миг, и его окутало тепло ее тела.

   – Метко, – выдохнул Ник, обхватывая руками ее ягодицы. – Правда, восхитительно.

   Оказавшись в его объятиях, Синтия не знала, что ей делать. Ланкастер решил помочь. Он сделал шаг к кровати, осторожно опустил Синтию на спину и охотно последовал за ней.

   – Ну что ж, – пробормотал он, прижимая ее руки к матрасу, пока устраивался у нее между бедрами.

   – Ты не имеешь… – Она замолчала, когда Ник коснулся губами ее шеи. – Не имеешь права.

   Он проложил дорожку из поцелуев, спускаясь все ниже, к розовому соску.

   – О Боже! – вскрикнула Синтия, выгибая спину, когда его губы захватили напрягшийся сосок.

   – Не уверен, что у нас есть на это время, любимая.

   «Который час?» – безнадежно, пытался он сообразить. Если они не станут спешить, то, возможно, им удастся избежать любопытных взглядов возвращающихся рыбаков, которые могут заметить их на побережье.

   Тело Синтии казалось необыкновенно горячим в прохладном воздухе комнаты. Как заново разожженный костер. Ланкастер покачал головой, избавляясь от собственных опасений, и стал расстегивать брюки.

   Освободившись от одежды, он приблизился к Синтии и вошел в нее одним мощным движением.

   Синтия открыла рот в безмолвном крике. Ник подтянул ее к себе, так что ее бедра оказались на самом краю матраса.

   О Боже… В этом положении он отлично мог контролировать свои движения, и волны удовольствия катились по его позвоночнику.

   Синтия беспокойно двигала руками, словно не знала, что с ними делать. Ник видел, как сжались в воздухе ее пальцы, когда он в очередной раз вошел в нее. Одна рука вцепилась в простыни.

   Ланкастер закрыл глаза и приказал себе не делать того, что ему хотелось сделать. Но ведь Синтии понравится. Он знал, что ей понравится.

   Когда Ник открыл глаза, он увидел, что Синтия закусила губу, запрокинув голову от удовольствия.

   – Син, – хрипло сказал Ланкастер, отрывая ее пальцы от простыни. – Сюда.

   Она вовсе не сопротивлялась, даже когда он прижал ее ладонь к одной из ее грудей. Вторую ее руку он устроил на темном треугольнике, прикрывавшем ее естество.

   Она открыла глаза, ее взгляд затуманился от наслаждения.

   – Прикоснись к себе, – сказал Ник.

   Синтия, расширив глаза, посмотрела на свое тело. Неужели она откажется? Неужели отшатнется в ужасе? Ну конечно, так и будет. Но ее пальцы сжали собственную грудь, и Ник едва не застонал от удовольствия.

   – Вот так.

   Он почувствовал прилив желания, которое уже не мог контролировать.

   На ее раскрасневшемся лице промелькнул испуг, но она сделала так, как он ей сказал, и ее пальцы сомкнулись вокруг соска.

   Она задохнулась от пронзившего ее наслаждения и выгнулась навстречу его проникающему движению.

   – Господи, ты прекрасна.

   Синтия закрыла глаза и отвернулась, когда второй рукой прикоснулась к своей разгоряченной плоти.

   Ланкастер видел, как ее пальцы приближаются к самому чувствительному месту ее естества. Он двигался медленно и осторожно, давая ей время прикоснуться именно там. Именно в том месте, где соединились их тела, где его плоть проникла в ее влажные глубины.

   Ее пальцы прикоснулись к его плоти, вызвав дрожь в теле Ника. Почувствовала ли она, как они дополняют друг друга? Его твердая плоть и ее нежное лоно? Осознала ли изумительное совершенство этого грубого действа?

   Синтия прикоснулась к нему опять, на этот раз сознательно, а потом нашла то место, где сосредоточен нерв ее тела, и конвульсивно содрогнулась. Из горла вырвался сдавленный крик, а Ник благодарно увеличил ритм своих движений.

   – Ты прекрасна, Син, – выдохнул он. – Прекрасна!

   Он подхватил руками ее колени, чтобы крепко удерживать ее на месте.

   Он снова почувствовал себя настоящим. Не озлобленным, напуганным или сломанным, а самым настоящим и живым.

   Он чувствовал скорое приближение кульминации, потому что не мог больше контролировать себя, наблюдая, как Син ласкает собственное тело.

   – Ник, – протянула она. – Ник. Ник. – Его имя она произносила как молитву. За него. – О, мне так… так…

   Он видел, как вонзились ее пальцы в округлость груди, а вторая рука внизу стала двигаться все быстрее и быстрее. И взял ее мгновенно, слишком яростно. Она обхватила ногами его бедра и выгнулась навстречу, требуя большего.

   Ник почувствовал, как плотно обхватило ее лоно его плоть, и стиснул зубы. Когда она, наконец, немного расслабилась, он рванул вперед. Его толчки становились все яростнее, их бедра сталкивались друг с другом, пока он подводил себя к решающему моменту. В какой-то миг ритм стал невыносимо быстрым, и Николас в последнюю секунду успел выскользнуть из ее тела, изливая свое семя на живот и грудь Синтии. Картинка была настолько вульгарной и острой, что у него перехватило дыхание.

   Замерев, он запрокинул голову, пытаясь удержать в теле пульсирующее наслаждение.

   – О Боже… – выдохнула Синтия.

   Ник восстанавливал дыхание и чувствовал, что земля кружится у него под ногами. Зашуршали простыни.

   – Боже мой! Это твое семя?

   Ник открыл глаза и увидел, что Синтия, приподнявшись на локтях, смотрит на свое тело.

   – Так много.

   У Ника вспыхнуло лицо. Он прикрыл рукой свою плоть. Все это было так некрасиво. Ситуация стала еще абсурднее, когда Син провела пальцем по своему животу, наморщив от любопытства лоб.

   – Николас Кантри, ты краснеешь?

   – Конечно, нет!

   – Учитывая то, сколько обнаженных женщин ты видел в своей жизни, не могу представить, что ты считаешь это шокирующим.

   – Нет… просто… Прости меня.

   Когда Ник выскользнул в свою комнату в поисках полотенца, он отчетливо слышал, как за его спиной раздался изумленный возглас Синтии.

   Как необычно заниматься любовью с другом, подумал Ник. Необычно, прекрасно и… замечательно.

Глава 16

   – Мне кажется, мы найдем этот клад сегодня, – в третий раз повторил Ланкастер.

   Синтия с сомнением посмотрела на него, но он продолжал улыбаться на резком ветру. Он нутром чувствовал это, как будто его ухо улавливало вибрацию секретного пласта земли. У него голова гудела от ощущений.

   Синтия продолжала молчать. Тогда Ник вернулся к мысленным подсчетам той суммы, которая понадобится ему, чтобы освободиться от брака по расчету.

   Идеальной будет сумма двадцать тысяч. Десять – для него и десять – для Синтии. Если больше, то было бы замечательно, но нельзя быть жадным. Десятью тысячами он оплатит практически все семейные долги. А если предпринять разумную экономию, то доход от его собственности за несколько лет поможет расплатиться с остальными. И у Синтии будут собственные деньги. Она станет богатой невестой. И будет свободна выйти за него замуж, не мучаясь угрызениями совести.

   Если речь пойдет о пяти тысячах, то дорога к браку будет труднее. Но с легкой жизнью покончено. Он должен был покончить с ней много лет назад. С пятью тысячами фунтов он сможет вести переговоры с кредиторами о сроках погашения долгов. Несколько лет они, скорее всего, подождут. Семью по-прежнему будут уважать, а это значит, что сестра сможет выйти замуж по желанию. Брат продолжит жить прежней жизнью в Лондоне, хотя и в меньшей роскоши.

   А они с Синтией будут жить счастливо.

   В нескольких шагах от берета из воды вынырнул тюлень и снова ушел глубоко под воду. Когда он снова высунул свою голову и посмотрел на них темными глазками, Ланкастер усмотрел в этом добрый знак. Синтия с безучастным лицом посмотрела на животное, но ведь за десять лет она повидала десятки тюленей, подумал Ник.

   – Я бы хотел еще раз извиниться за свои слова в адрес твоих набросков.

   – Ой, оставь это. Я прекрасно знаю, что они ужасные.

   – Я бы не стал называть их ужасными. Ты точно передаешь… эмоции.

   – Ох, Ник, прекрати.

   Он вздохнул и оглянулся: Тюлень все еще смотрел на них.

   – Мне кажется, я ему понравился.

   – Он принимает тебя за рыбака, который в любой момент начнет бросать приманку.

   Николас сердито посмотрел на нее:

   – Почему у тебя плохое настроение? Утром ты казалась абсолютно счастливой.

   Когда Синтия прищурилась, глядя на тропинку впереди, Ник решил, что она сейчас будет спорить. Но через несколько шагов она вздохнула и встретилась с его взглядом:

   – Прости, но ты заставляешь меня нервничать.

   – Как это?

   – Ты, похоже, сознательно пытаешься обнадежить меня.

   – Ты о нашем браке?

   – Нет! Мы не поженимся, Ник! И ты должен перестать думать об этом.

   – После того, что произошло сегодня утром, трудно не думать о браке.

   – Неужели? Ты думаешь о браке с каждой женщиной, с которой спишь?

   – Синтия Мерриторп! – прикрикнул Ланкастер. Первоначальный шок от ее слов сменился гневом. – Это не то, о чем ты говоришь, черт возьми.

   – А я была уверена, что именно то, – фыркнула она.

   Неужели она может думать, что для него происходящее между ними ничего не значит? Он четко дал ей понять, что любит ее. Неужели она пытается сказать, что это ничего не значит для нее? Ник остановился, повернулся к ней и взял за локоть, пытаясь остановить.

   – Я не сдвинусь с места, пока не услышу от тебя правду. Ты любишь меня или нет?

   Она задохнулась, как будто он ее ударил.

   – Ответь на мой вопрос.

   – Не буду!

   – Почему?

   – Потому что это не относится к делу.

   Синтия выдернула руку.

   – Я уже сказал, что люблю тебя.

   – Ты не любишь меня. Ты только думаешь, что любишь, потому что я для тебя новинка. Я не похожа на тех женщин, что были у тебя в Лондоне, понимаешь? Я – другая. Мне наплевать на твои долги, на твое положение. Я как передышка для тебя, Ник. Временное облегчение. Вот и все.

   Невероятно. Как она успела стать такой циничной в своей деревне?

   – Это не все, черт возьми.

   – Правда? – Синтия сложила руки на груди. – А что же тогда? Чем же я лучше всех этих красивых лондонских женщин? Чем я лучше красивой девушки в красивом платье с приличным наследством? Ничем.

   – Ничем? – закричал Ник.

   – Я простая деревенская девушка, без образования. У меня нет денег, у меня нет ничего, даже красоты. Любая из всех тех женщин в Лондоне станет для тебя лучшей женой.

   – Ни одна не станет. Ни одна душа в Лондоне меня не знает так, как ты. Ни один человек. Ты знаешь, почему я не испугался, когда ты появилась в образе призрака? Потому что я тоже был призраком, Син. Я – призрак. И ты единственная, кто все еще видит меня.

   Казалось, в этот момент даже чайки кричать перестали. Ланкастер отступил на шаг, пораженный своими словами. Синтия была ошеломлена.

   – Что ты имеешь в виду?

   – Это просто… Просто там не так, как здесь. Вот и все.

   – А мне кажется, что это не все, – прошептала Синтия.

   – Ну а что еще? – Ланкастер натянуто улыбнулся. – Ностальгия. Тяга к простой жизни.

   – Значит, ты признаешь, что я всего лишь символ этой простой жизни?

   – Нет, не признаю.

   Порыв ветра, выхвативший густую прядь волос из пучка, закрыл лицо Синтии. Она на мгновение перевела взгляд к морю, поправляя волосы. Ветер снова выхватил прядь, и теперь она пристала к щеке, но Синтия не обратила на это внимания.

   Она встретилась взглядом с Ником, и он замер, видя нерешительность в ее глазах.

   – Ник, что случилось, когда ты уехал?

   Ему вдруг показалось, что ветер взвыл у него в ушах. У него все похолодело внутри, когда он прочел сомнение в ее взгляде.

   – Ничего, – словно кто-то другой ответил голосом Ника. – Я уехал в Лондон. И все.

   – Мне кажется, что это не все. Есть еще что-то.

   – Нет, больше ничего.

   – Не лги мне. Если не хочешь говорить, так и скажи. Только не лги.

   Ланкастеру показалось, что у него сжались легкие. Он намеревался сказать ей то, что говорил всем. Солгать, как лгал воем остальным. Но почему-то не мог. Он не мог лгать, когда его просили сказать правду.

   – Мне не хочется обсуждать это.

   У него дрожали руки от ужаса, что надо говорить правду.

   – Хорошо. – Но в глазах у Синтии поселилась тревога и даже страх. – Хорошо, но…

   Николас повернулся и пошел вперед к цели. Песок громко скрипел у него под ногами. Синтия окликнула его, но он не обернулся. Он просто переставлял ноги и уходил от своего прошлого, как он надеялся, к будущему.

   Прошло, пятнадцать минут, но у Синтии все еще дрожали колени. Она ничего не понимала. Не могла попять.

   Неужели это правда? Неужели он пытался убить себя? Эта мысль пугала ее. Желание Ника умереть противоречило всему тому, что она знала о нем. Но он сказал, что был привидением. Привидением. Как будто воскрес из мертвых.

   Синтии хотелось броситься к нему, обхватать руками и умолять сказать ей, что это неправда.

   Но Ник продолжал идти впереди, и молчание, как облако, окутывало его. И если она обхватит его руками, он в панике оттолкнет ее. Почему?

   – Мне кажется, мы здесь останавливались. – На расстоянии его голос звучал доброжелательно. – Я узнаю вон тот горный хребет.

   Синтия кивнула и проглотила комок, подступивший к горлу.

   – Хорошо, давай приступим.

   Его улыбка теперь казалась искренней. «Ни одна душа в Лондоне меня не знает». Они завернули за скалу, Ник подмигнул и указал на узкую расщелину в пяти футах от земли:

   – Я возьму это на себя.

   После того случая с черепом животного Синтия позволяла ему первому залезать в глубокие темные щели. Но даже если бы сейчас она захотела возразить, то не смогла бы. Она не могла говорить. Не могла вести себя так, словно ничего не произошло, как это делал Ник. Поэтому она просто наблюдала, как он карабкается по камням, перелезает через выступы, постоянно проверяя глубокие расщелины, которые не были видны снизу.

   Синтия молчала уже почти час. Она не знала, было ли его хорошее настроение по-прежнему притворным или оно действительно стало продолжением его хорошего утреннего. Она уже стала забывать свои опасения и просто с удовольствием наблюдала, как работает Ник. Его волосы трепал ветер, бриджи при каждом шаге плотно облегали бедра.

   Он спрашивал, любит ли она его. Конечно, любит. И всегда любила. Его волосы, его улыбку, его смех. То, как он радуется, когда с ним кто-то разговаривает. Его невероятно теплые карие глаза. Те маленькие любезности, которые он оказывал.

   А теперь, кроме этого, она любила его сильные руки и жаркие губы. Курчавые жесткие волосы на широкой груди. И все то, что он проделывал с ней в темноте. И при свете дня.

   Конечно, она любит его. Но что такое любовь? Она любила своего отца тоже, если можно верить смутным воспоминаниям. Она всю свою жизнь любила мать. Но вся эта любовь не принесла ей ничего. Ничего, кроме боли. Глубокой боли, которая длилась неделями, месяцами, годами. Она никогда по-настоящему не прекращалась, просто нити этой боли стали достаточно тонкими, чтобы не замечать их, и проникли довольно глубоко, чтобы не обращать на них внимание.

   Да, она любит его. И с этим ничего не поделаешь. Она может любить его издалека, как делала до сих пор. Пока будет знать, что он жив.

   – Син! – позвал Ник откуда-то сверху.

   Синтия часто заморгала, осознав, что все это время не отрывала глаз от пенящегося потока воды, исчезающего в небольшом водоеме между скалами.

   – Синтия! – Ник помахал ей с высоты примерно четырех футов. – Мне нужна твоя помощь!

   Она бы встревожилась, если бы не услышала оптимизма в его голосе. Синтия почувствовала приступ волнения.

   – Что там? – Она запыхалась и тяжело дышала, когда остановилась перед ним.

   – Там наверху есть пещера. Я не могу добраться до нее, но если я подпихну тебя, ты сможешь достать до края.

   Синтия подала ему руку, и он помог ей взобраться на широкий выступ, на котором стоял сам. Следующая плоская поверхность была на высоте примерно семи футов.

   Ник сцепил пальцы и наклонился, предлагая ей поставить ногу. Его падение, которое произошло несколько дней назад, изменило отношение Синтии к высоте, но она подавила в себе страх и поставила ногу на сцепленные пальцы.

   – Раз, два, три.

   Ник подбросил ее вверх, чтобы она смогла крепко уцепиться за край скалы. Потом, подставив руки ей под ботинки, подтолкнул еще выше. Синтия смогла залезть на этот выступ.

   Она быстро отползла от края и мгновенно поняла, что перед ней такое. Но когда встала на колени, замерла.

   – Ну, что там? – крикнул Ник.

   Это было похоже… на пещеру. Настоящая пещера, а не какая-то впадина в скале. У Синтии задрожали колени, когда она поднялась во весь рост.

   – Син?

   – Это пещера! – воскликнула она, подпрыгивая, хотя и очень осторожно – в футе за ее спиной выступ заканчивался.

   – Хорошо! – донесся снизу его голос.

   Синтия повернулась, чтобы видеть Ника.

   – Это настоящая пещера, Ник! Тебе надо забираться сюда.

   – Там есть что-нибудь твердое, за что можно привязать веревку?

   Оглянувшись вокруг, Синтия жестом велела ему подавать веревку, потом привязала ее к узкому, почти вертикальному выступу. Через несколько мгновений Ник, запыхавшись, стоял рядом с ней.

   – Ты права, – выдохнул он. – Это действительно пещера.

   – Я знаю.

   Забыв о напряжении, которое ощущалось между ними сегодня утром, Синтия схватила его за руку и потащила к входу в пещеру. Но Ник так же быстро оттащил ее назад за свою спину.

   – Я пойду первым. Мы же не знаем, что там.

   Как только по мере их продвижения дневной свет перестал проникать в пещеру, Синтия порадовалась, что не пошла первой. Свод пещеры оказался таким низким, что даже пришлось наклонить голову. Всякий раз, когда ее плащ касался потолка, ей на плечи начинала сыпаться порода. Она старалась не замечать пауков, которые бросались во все стороны, когда она поскальзывалась на осколках камней, разбросанных под ногами. Если попадалась паутина, Ник убирал ее сам.

   – Держись поближе ко мне, – приказал он, еще крепче сжимая ее руку.

   – Не беспокойся, – пробормотала Синтия.

   Видимость становилась все хуже, стены сужались.

   – Ой! – Ник коснулся макушкой потолка, и оттуда дождем посыпались камушки. – Мне кажется, что скоро мы дойдем до конца. Либо потолок и пол сомкнутся совсем; Я ничего не вижу.

   – Меня это должно порадовать!

   Его тихий смех прогремел по пещере, напоминая пробуждение дракона. Синтия слышала звук его шагов по камням и надеялась, что он тщательно нащупывает дорогу и не упадет, если вдруг впереди окажется обрыв. Она еще крепче сжала его руку.

   – Определенно конец.

   Заглянув Нику через плечо, она увидела лишь очертания его пальцев, упиравшихся в тусклую поверхность. Глаза постепенно привыкали к темноте, и Синтия смогла рассмотреть изрезанную поверхность скалы. Она повернулась, чтобы осмотреться вокруг, в нос ударил резкий запах плесени.

   – Пахнет так, словно здесь умер кто-то, – пробормотала она. – Ты что-нибудь видишь?

   – Пока нет.

   Синтия с изумлением увидела, как Ник, нисколько не колеблясь, начал водить руками вдоль небольших выступов.

   – Ой, – вырвалось у Синтии при одной только мысли о пауках, которые облепили камни.

   Ник с улыбкой оглянулся на нее. И эта улыбка не дрогнула, когда он протянул руку к ее макушке.

   – Что? – нервно спросила она.

   – Ничего.

   – Что это было?

   – М-м, просто паутина.

   Не поверив ему, Синтия как безумная принялась отряхивать волосы. Потом – платье. Когда закончила, прочла себе строгую лекцию о страхе и глупой сентиментальности. Это было самое подходящее для клада место на всем проклятом побережье, и она не собиралась упускать свой шанс из-за каких-то пауков. Или других тварей.

   Девушка расправила плечи, ударилась головой о низкий выступ потолка и направилась к противоположной стене узкой пещеры. Но прежде чем дотронуться до стены, она натянула толстые перчатки. Если здесь есть сокровища, то их нетрудно будет нащупать даже через просоленную кожу перчаток.

   Они работали молча, только иногда она вскрикивала, почувствовав, как что-то ускользает из-под ее ищущих пальцев. Просто камни, говорила она себе. Просто щебень. Но когда она залезла глубже в широкое отверстие, из темноты послышался отчетливый стук коготков по камням.

   – О Боже, – прошептала Синтия. – О Боже!

   Она сделала три глубоких вдоха и снова сунула туда руку. Мышь не причинит ей вреда. Даже крыса не сможет укусить ее через толстую перчатку. Она не могла бросить все и бежать отсюда.

   Отверстие оказалось около пятнадцати дюймов шириной. Отличное место для того, чтобы спрятать сокровища.

   Она провела рукой по вогнутой стене отверстия, раздумывая, что могло ускользнуть у нее из-под руки: песок или помет животных.

   – Здесь! – крикнул Ник, моментально лишив Синтию смелости.

   Она так быстро выдернула свою руку из дыры, что не удержала равновесия и с визгом упала. Визг превратился в стон, когда в мягкое место впились острые камни.

   – Я что-то нашел. – Ник даже внимания не обратил на ее стоны. – Я что-то нашел.

   По крошечной пещере разнесся скрежет металла по камню. Синтия, стоя на коленях, смотрела в спину Ника, пока он что-то двигал и тащил руками.

   – Сейчас.

   Снова заскрежетал металл, Ник заворчал, а потом сотни крошечных камушков посыпались на землю.

   – Вот!

   Синтия вскочила на ноги.

   – Это ящик, Синтия! – Ник говорил и двигался к свету, Синтия спешила за ним. – Он тяжелый.

   Кровь пульсировала у нее в жилах с сумасшедшей скоростью. Они сделали это. Они нашли.

   – Дай мне посмотреть!

   У самого выхода из пещеры Ник остановился и повернулся к ней, держа ящик в обеих руках. Он был небольшим, некрепким, сколоченным из дерева и обитым железом с заклепками. Короче говоря, он был похож на ящик с сокровищами контрабандистов.

   – О, Ник, – выдохнула девушка и осмелилась прикоснуться только пальцем к металлическому уголку.

   – Это – твое. Возьми.

   Он улыбался. Когда Синтия взяла у него ящик из рук, глаза у нее расширились. Он был очень тяжелым. Она торопливо присела и стянула перчатки.

   – Я же говорил тебе, что у меня хорошие предчувствия, – сказал Ник, опускаясь на колени рядом с ней.

   – Перестань так говорить.

   Ей хотелось бросить на него раздраженный взгляд, но когда она повернулась, он поцеловал ее. Короткий счастливый поцелуй, который мгновенно закончился. И все же Синтия была потрясена.

   – Ну, давай же, – поторопил ее Ник.

   Чувствуя его поцелуй на губах, Синтия кивнула и пробежала рукой по холодным металлическим полоскам. Здесь была петля для замка, но, похоже, он был завязан с помощью веревки. Ну а как еще одиннадцатилетний мальчик станет защищать свой клад?

   Ник передал ей перочинный нож, но это оказалось лишним. Синтия едва поднесла нож к веревке, как она развалилась. В пещере было довольно сыро, и ящик простоял здесь слишком долго.

   – Готово? – выдохнул Ник, и Синтия подняла крышку.

Глава 17

   Золото вспыхнуло под неярким солнцем, отбрасывая блики на деревянную крышку небольшого ящика. На миг, на один восхитительный и счастливый миг сердце Ника встрепенулось, обуреваемое желаниями.

   Но потом блеск золота утратил свое волшебство, и Ник увидел другие детали. Толстые деревянные стенки ящика, сжимающие внутреннее пространство до нескольких квадратных дюймов. Небольшое количество золотых монет по сравнению с серебром.

   И все же… Это был клад.

   Синтия встретилась с его взглядом. В ее глазах он увидел и восхищение, и сомнение одновременно. Он улыбнулся ей, желая сохранить надежду им обоим:

   – Мы нашли его.

   – Да, нашли.

   – Монеты похожи на старые гинеи.

   – Правда.

   Синтия подняла руку, потом на мгновение опустила ее, прежде чем дотронуться до монет.

   – Ты получила свои сокровища.

   Ник вдруг сам осознал подтекст сказанного. Ее сокровища. Они нашли деньги, но их было недостаточно, чтобы делить. Недостаточно, чтобы выкупить его из плена собственных обязательств. Даже если опустошить этот ящик до самого дна, там не наберется пяти тысяч фунтов. Да там и тысячи не будет.

   Звенели монетки, ударяясь друг о друга. Звук металла словно пытался его убедить, что он не прав.

   – Как ты думаешь, сколько здесь? – прошептала девушка.

   – Давай посчитаем.

   Слова легко сорвались с губ, словно он приглашал ее на пикник.

   Синтия радостно кивнула и, набрав пригоршню монет, стала складывать их в столбики. У Ланкастера колотилось сердце. Что он мог сделать теперь? Что он мог сделать?

   Он старался не обращать внимания на собственную панику. «Может быть, денег там больше, чем кажется», – убеждал он себя. – Как можно определить, бросив один взгляд?»

   Но стопки монеток росли, вот только столбики с золотыми гинеями были меньше остальных. У Ланкастера оборвалось сердце.

   Синтия прочистила горло и стала считать. Ник старался не смотреть, какую стопку она считает, и не складывать суммы вслед за ней. Но сделать это было трудно.

   – Если в одной гинее двадцать один шиллинг… – бормотала она. – А здесь почти все монеты достоинством в пять гиней… Получается триста четыре фунта и одиннадцать шиллингов. Или около того.

   На последних словах ее голос немного дрогнул.

   Ланкастер тяжело сел. Синтия всегда хорошо считала.

   – Ник? С тобой все в порядке?

   – Да-да, все отлично.

   Он чувствовал полное опустошение.

   – Ты плохо выглядишь.

   Синтия положила руку ему на плечо.

   – Просто я думал, что здесь будет больше, вот и все.

   – Я тоже так думала. – Синтия присела рядом с ним, и они вместе смотрели на столбики монет. – Хотя бы тысяча фунтов. Или чуть больше. Но для ребенка это целое состояние. Триста фунтов. Приличная сумма.

   – Приличная, – согласился Ник. – Но ее недостаточно, чтобы расплатиться с долгами твоего отчима.

   – Да, денег немного. Но, возможно, их хватит, чтобы купить моей семье хоть какую-то отсрочку по оплате долгов, хотя я не могу представить, чтобы Ричмонд был таким щедрым.

   Похоже, все опять возвращается к убийству. Смерть Ричмонда ради защиты Синтии. Но кто защитит Ланкастера? Кредиторов было столько, что их только экипажем переехать. Эта жуткая мысль вызвала в нем приступ смеха.

   – Что случилось?

   – Ничего. Ты предвидела это? Может, у тебя есть другой план?

   – Нет. Я просто… Мне кажется, я не все продумала до конца.

   Голос ее дрогнул, но она только покачала головой, словно тоже хотела избавиться от эмоций.

   – Мы найдем выход, Син, – пробормотал Ник, взяв се за руку.

   Его мозг наконец начал осознавать, что произошло. У него было такое ощущение, как будто он спрыгнул с невероятной высоты, и внутри поселилась пустота.

   Все закончилось хуже некуда. Денег не хватало, чтобы заплатить кредиторам, недостаточно, чтобы жениться на Синтии, недостаточно даже, чтобы выкупить ее у Ричмонда и отправить в Америку. Это было хуже, чем если бы они не нашли сокровища вообще. По крайней мере, тогда у него была бы надежда.

   Этой женщине он пообещал нечто важное. Несмотря на то что она не поверила ему, он обещал найти способ жениться на ней. Что он теперь может сделать?

   Синтия собрала монеты и начала складывать их в крошечный ящик. Ник неуклюжими руками стал ей помогать.

   – Все, – решительно кивнула Синтия. Она встала, закрыла крышку ящика и отряхнула руки. – Пока будем идти, можно подумать.

   Подумать. Да, ему надо подумать. Найти чудесное решение этой головоломки. Смешно, но еще несколько дней назад он не верил в существование этого сокровища. А теперь, казалось, полностью зависел от него и был обманут в своих ожиданиях.

   – Я пойду первым, – пробормотал Ник, опускаясь на колени. – Передай мне ящик, прежде чем начнешь спускаться.

   Неужели он пробыл здесь только неделю? Нет, это невозможно. Потому что, когда Синтия отдала ему ящик, а потом спустила ноги с выступа, открывшийся ему вид нисколько не смутил его. Задравшиеся юбки не были для него чем-то новым. Приятное напоминание о близости, которая была у них прошедшей ночью.

   Как за одну короткую неделю он смог преодолеть путь от старого знакомого до друга и до безрассудного любовника? Как теперь мечтать о несбыточном? Нет, это невозможно.

   Синтия стала спускаться, ботинки скользили по веревке, когда она пыталась зажать ее между ног. Ланкастер стоял внизу, обхватив руками ее ноги, чтобы придать ей большее равновесие. Когда она спустилась ниже, его руки скользнули вверх, щека оказалась прижатой к ее обнаженному бедру, а руки по-прежнему удерживали ее за ноги.

   – Вот это да! Чтоб мне провалиться! – послышался слабый, как плеск волны, голосок.

   Ланкастер замер, юбка Синтии упала ему на плечи.

   – О, черт.

   Он не мог повернуться, чтобы посмотреть, поэтому просто опустил Синтию ниже. Ботинком она стукнула его по коленке.

   – Не поворачивайся, – приказал он, но было уже слишком поздно.

   Он поднял глаза вверх и увидел, что она повернула голову в сторону берега.

   – Проклятие! – прошептала она, и Ланкастер наконец осмелился повернуться.

   Внизу на песке замерли, открыв рот, как будто их застали врасплох на середине песни, четверо мальчишек. Все они были разного роста – от крошечного до неуклюже громоздкого, но, похоже, всех их заворожили открывшиеся бедра Синтии.

   – Прыгай! – пробормотал Ник, и Синтия спрыгнула с веревки. – Надень капюшон.

   – Это мисс Мерриторп, – указал на нее небольшой мальчишка, когда Синтия потянулась за капюшоном. – Которая умерла, – вежливо добавил он.

   Двое других перекрестились трясущимися руками, а третий повернулся и побежал сломя голову, лишив Ланкастера надежды собрать их всех и пригрозить продать пиратам, если они проронят хоть слово.

   – Это привидение! – крикнул довольно плотный мальчишка.

   – И что хочет привидение, спускаясь по веревкам? – покачал головой маленький.

   Вот так! Когда это дети успели стать такими разумными? В большинстве своем – противные наблюдательные обезьянки.

   – Это не Синтия Мерриторп, – быстро ответил Ник. – И поэтому она, конечно, не привидение.

   – Прошу прощения, милорд, но если это не мисс Мерриторп, тогда я не Генри Джонсон.

   – Послушай, Генри Джонсон. Эта женщина – моя спутница из Лондона.

   – Я ничего не слышал о леди из Лондона, – не сдавался мальчишка.

   – Ну, вы же не думаете, что мисс Мерриторп, если предположить, что она не лежит мертвая на дне морском, окажется одна на пустынном берегу с джентльменом, а? Это совершенно неприлично, а мисс Мерриторп была леди.

   Мальчишки с большим сомнением, восприняли его слова. Очевидно, деликатный довод не работал в случае с Син.

   – Ну хорошо, Генри, и что же нужно Синтии Мерриторп от этих осыпающихся утесов?

   Мальчишка хитро прищурился, и Ланкастер едва сдержался, чтобы не съежиться под его взглядом.

   – А что, скажите, пожалуйста, надо от этих утесов лондонской проститутке, милорд?

   Двое других мальчишек стали отступать назад.

   – Хватай его, – громким шепотом сказала Синтия, и все трое мальчишек бросились бежать.

   – Проклятие, – проворчал Ланкастер, предприняв попытку преследовать их.

   Мальчишки бегали быстрее, и песок не так препятствовал им. Всем, за исключением крупного мальчика. Но проблему представлял собой Генри Джонсон, а он уже был на полпути к Нили, деревне, в которой они жили.

   – Проклятие!

   – Генри слишком умный. И всегда таким был.

   Синтия встала у Ника за спиной.

   – Теперь, я полагаю, нет никаких вопросов в отношении того, что мы должны делать дальше.

   – Да? И что же? – Синтия коснулась рукой его плеча, и он повернулся к ней.

   Он посмотрел ей в глаза, даже не пытаясь изображать спокойствие или радость.

   – Мы уезжаем из Кантри-Мэнора. Сегодня же.

* * *

   – Я положу последнюю банку вишневого компота тоже. С хлебом съедите.

   Миссис Пелл стрелой пронеслась из кладовой к столу и потом к полке над плитой.

   – Мне кажется, это совершенно лишнее, – ворчала Синтия.

   В этот момент из коридора появился Ник.

   – Не будь смешной. Если твой отчим услышит хоть слово, что ты здесь, у него есть все права забрать тебя силой. Если нас здесь нет, он не может этого сделать.

   – Через девять дней мне исполнится двадцать один год.

   – Вот через девять дней вполне можешь вернуться сюда. Но сейчас мы уезжаем.

   – Куда? – заплакала Синтия.

   – Ты знаешь герцога Сомерхарта?

   Ник остановился и встретился с ней взглядом.

   – Кого? – Синтия похолодела от испуга. – Конечно, нет. Герцога?

   – Это не слишком далеко отсюда. Около шести часов езды.

   – И… Но… Мы же не можем просто примчаться в поместье герцога и просить защиты!

   – Он у меня в долгу.

   Ник задумчиво смотрел в пол.

   – Герцог? Это чушь. Что ты мог сделать для герцога?

   .– Я помог ему найти сбежавшую невесту, – улыбнулся Ник. – По правде говоря, тогда она еще не была его невестой. Но вскоре после этого они поженились, поэтому, надо думать, все сложилось.

   – Но… Просить кого-то всегда большое одолжение, не говоря уже о человеке с таким положением.

   – Он был конченым человеком, Син. Измученным любовью без взаимности.

   Что-то в собственных словах заставило Ника улыбнуться, а Синтии в этот момент захотелось стукнуть его.

   Он полностью контролировал ситуацию, отметая любой ее аргумент. По крайней мере они могли просто подождать и посмотреть, как будут дальше развиваться события.

   – Где Адам? – поинтересовался, Ник.

   – Он еще не вернулся. Послушай, мы даже не знаем, что те мальчишки могли сказать.

   – Не будь такой упрямой. Одного мальчика мы еще могли бы заставить замолчать. Но четверых? Это невозможно. Я не сомневаюсь, что кто-нибудь в этот момент мчится к дому твоего отчима, чтобы первым рассказать эту историю.

   Его слова были справедливы, но легче от этого не становилось. Синтия собиралась оставить Оук-Холл и деревню. Она собиралась плыть намного дальше поместья Сомерхарт. Но сейчас все это казалось слишком поспешным. Сегодня была ее последняя ночь здесь, в Кантри-Мэноре, а она даже не поняла этого. Ее последний вечер на кухне с миссис Пелл, а она даже не могла вспомнить, что они готовили. Ее последняя прогулка вдоль берега. Последний взгляд на деревню.

   Как она может уехать?

   – Я просто спрячусь в потайном коридоре, если он придет. Я жила с тобой рядом несколько дней, и ты даже не слышал меня.

   – Синтия, – усмехнулся Ник, отметая все ее возражения, – ты уже собралась?

   Синтия сжала зубы, чтобы не закричать.

   – Да, но я никуда не поеду, пока Адам…

   Дверь на кухню распахнулась, сначала показались длинные ноги, потом лицо Адама.

   – Адам! – воскликнула Синтия. – Что у тебя с лицом?

   – Они сказали, что вы проститутка! – крикнул Адам, потом прижал пальцы к разбитым губам.

   – О, Адам! – Синтия метнулась к миссис Пелл, которая уже несла тряпку, смоченную холодной водой. Это лорд Ланкастер сказал им, что я проститутка из Лондона! Здесь нечего было отрицать.

   – Мне это не понравилось, – твердым голосом ответил парень и бросил в сторону Ланкастера пренебрежительный взгляд.

   – Я сказал, что леди – моя спутница. Но, судя по твоему храброму поступку, уже пошли слухи.

   – Да. – Адам бросил нерешительный взгляд из-под руки миссис Пелл на Синтию. – Я сказал матери, что буду отсутствовать некоторое время. Может, неделю или две.

   – Нет, – безучастно сказал Ник.

   – Проявите доброту к парнишке, милорд, – покачала головой миссис Пелл. – Возьмите и покажите мир.

   – Мы же почти беглецы, миссис Пелл.

   – Чем не приключение для молодого человека, милорд.

   – Очень сомнительное приключение! – усмехнулся Ник.

   – О, чепуха, – фыркнула экономка. – Каким еще может быть приключение?

   Ник посмотрел на Синтию, но она только пожала плечами. Она не видела причин отказывать Адаму в поездке в роскошное имение, но Ника одолевали сомнения.

   – Что тебе сказала мать, Адам?

   – Она сказала, что надо быть осторожным, заботиться о мисс Мерриторп и безоговорочно делать так, как говорит лорд Ланкастер.

   Лицо Ника исказила какая-то сильная эмоция, но она промелькнула так быстро, что Синтия не смогла определить, что это было.

   – Мне трудно поверить, что твоя мать одобряет твое намерение, – проворчал он.

   – Она верит вам, милорд.

   – А не должна. Она ведь ничего обо мне не знает.

   Теперь не только Синтия изучала лицо Ника. Миссис Пелл тоже наблюдала за ним. Он заметил это, нахмурился и махнул рукой:

   – Отлично. Можешь ехать с Джеймссоном и учиться управлять экипажем. Подходит? – И, не дожидаясь ответа, направился в коридор. – Пойду за дорожной сумкой.

   – Собирай свои вещи, Адам. – Миссис Пелл махнула в его сторону полотенцем. – Его сиятельство не станет тебя ждать.

   Синтия повернулась к кувшину с сидром, который она собралась взять в путешествие, но рука миссис Пелл легла поверх ее руки.

   – Тебе надо выйти за него замуж, дорогая.

   – Что? – Синтия покраснела и выдернула свою руку. – Я не понимаю, о чем вы говорите.

   – Понимаешь, все ты понимаешь.

   – Нет.

   Лицо у Синтии покраснело еще больше, но она ничего не могла с этим поделать, поэтому повернулась, чтобы поставить кувшин в сумку.

   – Я приходила будить тебя сегодня утром.

   Эти спокойные слова убили Синтию наповал. Она замерла, сжавшись, как только вспомнила, что происходило в ее постели сегодня утром.

   – Дом старый, но стены в нем не слишком толстые, дорогая. К счастью для всех нас, я не открыла дверь.

   – Я… – У Синтии потемнело в глазах, но она не настолько слаба, чтобы упасть в обморок. – Это я соблазнила его. Он пытался сказать «нет».

   – Я уверена в этом. И рада, что ты последовала моему совету.

   – Я не следовала никакому совету.

   Синтия заставила себя повернуться и посмотреть в лицо миссис Пелл. Она поразилась тому, что в глазах экономки не было и намека на неодобрение или смущение:

   – Это произошло не из-за свадьбы.

   – Но теперь, я думаю, как раз о ней пойдет речь.

   – Нет. Ему надо жениться на деньгах. Ну, как не понять этой простой истины?

   Миссис Пелл взяла Синтию за локоть и потянула к стулу.

   – Потому что жизнь не так проста. Присядь.

   Синтия села, почувствовав облегчение в дрожащих от усталости ногах.

   – Я приехала в Кантри-Мэнор в тысяча восемьсот тринадцатом году. Вспомни моего сына Тома. В то время он был совсем крошечным, а теперь взрослый мужчина, живет в Индии.

   – Я знаю. Ваш муж погиб в море.

   – Это ложь. Я никогда никому не говорила правду. Я не была вдовой, и у меня никогда не было мужа.

   Миссис Пелл смахнула несколько крошек со стола, как будто ничего важного сейчас не сказала.

   – Что, простите?

   – Отец Тома был моим возлюбленным. Семья, в которой я росла, не относилась к разряду состоятельных семей, но пользовалась уважением. У нас был свой постоялый двор, и еще отец сдавал в аренду лошадей. Когда оказалось, что я беременна, даже сомнений не было, что я выйду замуж. Знаешь, нет позора в том, чтобы родить раньше времени, если твое имя записано в церкви.

   Синтия, потрясенная этим рассказом, молча кивнула.

   – Он был местным викарием, поэтому…

   – Кем он был? – У Синтии внезапно прорезался голос.

   – Поэтому меня бы ждала спокойная и достойная жизнь в качестве его жены. Но когда я сообщила ему о своей беременности, он ударил меня.

   У миссис Пелл наконец успокоились руки, и она не сводила с них глаз.

   – Он ударил меня и назвал жадной шлюхой. Он явно хотел подобраться к дочери местного сквайра и с помощью брака упрочить свое положение в обществе. Но вместо этого ему теперь предстояло жениться на дочери владельца постоялого двора.

   – О, миссис Пелл, это ужасно!

   – Ужасно, ты права, и я не могла согласиться на это. У меня не было намерения всю жизнь жить в прислугах, Синтия. Но я предпочла именно это, потому что мысль о том, что этот человек всю жизнь изо дня в день будет унижать меня, была невыносима. Я думала, он любит меня, и на меньшее была не согласна.

   – Я тоже не хочу быть обузой для Ника, понимаете? – Синтия обняла миссис Пелл. – Не хочу, чтобы на социальной лестнице он спустился на ступеньку ниже.

   – Он уже спустился вниз, дитя мое, и это не имеет к тебе никакого отношения, поняла?

   – Мы, не знаем, правда ли это.

   – Тогда спроси его. В жизни есть вещи поважнее денег. Могу поспорить, что Ланкастер уже знает об этом.

   – Что знает? – раздался из-за спины Синтии его глубокий голос.

   По звуку его шагов Синтия могда определить, что он был еще в коридоре и вряд ли слышал ее разговор с миссис Пелл.

   Миссис Пелл, которая оказалась намного хитрее, чем предполагала Синтия, улыбнулась и вскочила на ноги.

   – Он знает, что, если не сохранит мою девочку в целости и сохранности, получит от меня затрещину.

   – О да, это он знает. Ты готова, Син?

   – Готова.

   И все равно она продолжала сидеть, со страхом ожидая момента отъезда.

   – Хорошо, тогда давай прощайся. Хотя я уверен, что через несколько дней мы вернемся.

   Синтия заставила себя встать и расплакалась еще до того, как миссис Пелл обняла ее.

   – Ну, ну, не надо плакать.

   – Поехали со мной в Америку, – безнадежно прошептала Синтия.

   Они много раз обсуждали эту тему. Миссис Пелл даже не ответила, она только покачала головой.

   – Но вы будете здесь совсем одна.

   – Мне так нравится. Что, скажи, пожалуйста, я буду делать в Нью-Йорке?

   Синтия уткнулась ей в плечо.

   – Может быть, ты вообще туда не поедешь. Посмотрим. А сейчас будь осторожной и послушной. Присылай письма. Много писем.

   Синтия все еще плакала, когда Джеймссон подогнал экипаж и с любопытством посмотрел на ее заплаканное лицо. Но что удивительно, как только они проехали мимо видневшегося вдалеке Оук-Холла, слезы высохли, и она с безучастным видом смотрела на свой старый дом.

Глава 18

   В отсвете сумеречного неба лицо Ника казалось пепельно-серым. Как будто он умирал.

   Они уже давно съели свой ужин, а им еще предстояло ехать около часа, прежде чем они нежданными гостями нагрянут в имение герцога. Синтия много часов с восхищением смотрела на мелькавший за окном пейзаж. Она никогда не была далеко от дома и слушала быстрое щебетание Адама, который был взволнован увиденным не меньше, чем она.

   Но сейчас уже темнело, кроме того, они устали. И Синтия не могла оторваться от лица Ника.

   Неужели он пытался убить себя? Если так, она не может оставить его, как планировала, нет, не может.

   У него были закрыты глаза, что только дополняло мрачную картину. Когда его голова откинулась на спинку сиденья, над воротничком показался темный шрам на шее.

   Ожог. Но как можно обжечь всю шею?

   У Синтии все сжалось внутри от очевидного ответа.

   Экипаж наполнил запах приближающегося дождя, и Синтия почувствовала, что голову сдавило еще сильнее. Она не могла сдержать слова, которые вертелись у нее на языке, и не могла придумать, как смягчить их.

   – Ты пытался повеситься, Ник?

   Он открыл глаза и смотрел в потолок, потом медленно перевел взгляд на нее.

   – Прости, я не расслышал.

   Синтия прикоснулась к собственной шее. Ее испугало, какой нежной была там кожа.

   – Ты пытался убить себя?

   Его теплые карие глаза приобрели холодный блеск.

   – Почему ты меня спрашиваешь об этом?

   – Потому что у тебя шрам на шее. Потому что ты не вернулся домой после своего путешествия, когда должен был вернуться. Потому что слуги разговаривают… Они говорят, что ты повесился, Ник.

   – Это неправда. – Он снова откинулся назад и закрыл глаза, словно разговор был закончен.

   – Откуда у тебя этот шрам? – потребовала Синтия.

   – Я уже говорил тебе. Это был ожог.

   – Ожог от чего? От шейного платка, который окунули в кипящее масло?

   Его губы расплылись в улыбке, и Синтия знала, что в этот момент перед ней не настоящий Ник. Это был лорд Ланкастер, который мог улыбаться, говоря о встрече со смертью.

   – Скажи мне правду, – умоляла она, и улыбка с его лица исчезла. – Что-то изменило тебя, Ник. Мы были друзьями, и я имею право знать, что случилось.

   Ланкастер пристально посмотрел ей в глаза.

   – У тебя нет права спрашивать меня. Это было десять лет назад. И я не говорю об этом. Никогда.

   – Ты поговоришь об этом со мной, черт возьми.

   – Я уже сказал тебе, что не пытался убить себя. – От гнева на шее у Николаса вздулись жилы, а голос повысился до крика. – Разве тебе не достаточно моего слова? Ты думаешь, что я лгу? Говорю неправду, чтобы скрыть слабость и трусость?

   – Я…

   Синтия никогда не боялась Ника. И никогда не представляла, что может бояться. Но на короткий момент она заметила, как в его глазах вспыхнуло что-то темное, наполненное яростью.

   – Конечно, нет, – прошептала она. – Зачем мне так думать?

   Ник покачал головой, провел рукой по лицу.

   – А почему бы нет?

   – Ник, я только хотела узнать, что…

   – Мне надо выйти отсюда.

   Он стукнул кулаком по крыше экипажа, и тот, и без того уже начавший замедлять скорость, остановился.

   – Подожди! – закричала Синтия, когда он вышел. – Что ты делаешь?

   Высунув голову, она увидела, как он растворяется в сумерках, и услышала удаляющиеся шаги. Она провожала его взглядом, пока он не исчез из виду, потом подняла глаза на козлы. Адам внимательно смотрел на нее. Лицо у него было взволнованное.

   – Почему его светлость такой сердитый?

   – С ним все в порядке, – ответила Синтия, нырнув в экипаж и ощущая привкус лжи на губах.

   С Ником было не все в порядке. Совсем не в порядке. Что же с ним случилось? Ей придется поверить ему, разве не так? Но должно же быть какое-то объяснение? Она смахнула слезинки с ресниц и села ждать возвращения Ника и того, что за этим могло последовать.

   Капли дождя упали ему на нос. Где-то в южном направлении сверкнула молния. Стало совсем темно, а он вышагивал под дождем, как рассерженный ребенок.

   И глупым он был тоже как ребенок, когда думал, что Синтия никогда не спросит его о шраме. К тому же он не знал, что здесь, в Йоркшире, среди слуг ходили разговоры о нем. В Лондоне – да, хотя его родители позаботились, чтобы нанять только трех слуг на первое время, и все они отличались благоразумием.

   «Ты пытался убить себя?»

   Никто никогда не задавал ему этот вопрос. Даже родители не спрашивали его, хотя он просил их поверить, что он не делал такой попытки. Но теперь, прожив с этим столько лет, он больше ни в чем не был уверен.

   Собирался ли он умереть? В какой-то момент собирался. В какой-то момент это показалось ему большим и приносящим радость облегчением. Как только его тело перестало бороться, мысли о смерти стали спокойными. Похожими на прогулку в одиночестве под хмурым дождем.

   Когда Ланкастер вышел на раскисшую дорогу, он понял, что его гнев полностью исчез. Теперь он чувствовал себя обессиленным. И мокрым. Впереди виднелись слабые огни экипажа, поэтому он ускорил шаг и направился прямо туда.

   Ему оставалось сделать примерно десять шагов, когда он услышал приближающийся стук копыт. Ник остановился, поднял голову и прислушался.

   – Кто это? – спрыгнул со своего места Адам.

   – Не знаю, – пробормотал Ланкастер. – Но скажи мисс Мерриторп оставаться в экипаже и задернуть занавески.

   Адам в точности сделал все, что ему было сказано, потом вернулся и встал возле хозяина. Джеймссон поднялся на козлах и вынул ружье. Ланкастер одобрительно кивнул и повернулся лицом к приближающемуся всаднику.

   Примерно в двадцати ярдах от них незнакомец замедлил движение и теперь ехал осторожным шагом. Он был один, и Ланкастер немного успокоился. Это не банда разбойников. И по прямой линии спины всадника он мог сказать, что это не отчим Синтии.

   Всадник молча остановился, Ланкастер тоже ничего не говорил. Сначала огни экипажа осветили крупную гнедую лошадь с белой звездочкой на лбу. Потом осветились сапоги всадника, его ноги и, когда он, наконец, спешился, его лицо.

   Это было лицо дьявола, хотя его нельзя было назвать ни безобразным, ни зловеще красивым. Должно быть, это Брэм, потому что лицо… лицо принадлежало Ричмонду.

   По телу побежали мурашки, но Ланкастер заставил себя стоять спокойно. Он не отступил, не бросился вперед. Он не позволил своему желудку перевернуться и выплеснуть содержимое в грязь. Ланкастер только смотрел, как приближались к нему эти безобидные, вежливые черты лица. Вот только глаза были другими. И Ланкастер внезапно понял, что имели в виду деревенские. У Ричмонда глаза в одном случае притворно искрились веселостью, в другом – блестели теплом. Но глаза Брэма… Они были мертвыми, как высохшее дерево. Ни жесткости, ни гнева, ни печали. Мертвые.

   Когда эти глаза переместились на Адама и остановились на его лице, Ланкастер сдвинулся с места. Он положил руку Адаму на плечо и подтолкнул его к экипажу.

   – Возвращайся на свое место, Адам, – пробормотал он.

   Ему не хотелось, чтобы этот человек смотрел на мальчика. Адам бросил на него озадаченный взгляд, но повернулся и направился к экипажу. Брэм наблюдал за его передвижением.

   – Полагаю, вы остановились не для того, чтобы поболтать о погоде, – сказал Ланкастер.

   – Вы Ланкастер? – прогрохотал голос незнакомца.

   – Да, я лорд Ланкастер.

   Взгляд мертвых глаз окинул его с ног до головы, потом переместился к экипажу:

   – Мисс, Мерриторп там?

   – Мы знакомы, сэр?

   – Нет, но я о вас слышал.

   Ланкастер вздрогнул от внезапного порыва холодного ветра. Что это значит?

   – Лорд Ричмонд хочет вернуть свою невесту.

   – Правда? Не понимаю, какое отношение это имеет ко мне?

   – Вас видели с ней.

   – Девушка мертва, – удивленно поднял брови Ланкастер, – или, по крайней мере, мне так говорили.

   Брэм сделал шаг к экипажу, но когда Ланкастер хотел схватить его за плечо, тот отпрянул и отошел в сторону. Как будто он, как и Ланкастер, меньше всего хотел, чтобы к нему прикасались.

   – Поскольку вы не считаете нужным представиться, я отправлюсь дальше.

   Сказав это, Ланкастер ожидал, что Брэм назовет свое имя, скажет, что работает на Ричмонда, а потом забросает Николаса вопросами. Но Брэм ничего подобного не сделал, он просто смотрел на него секунд десять – двадцать своими мертвыми глазами, затем повернулся и взобрался на лошадь.

   Он не поехал, он просто ждал. Похоже, у них будет сопровождение, подумал Ник. Ну и пусть.

* * *

   На потолке был вылеплен сад.

   Синтия вытянула шею, рассматривая лепнину. Плющ. Розы. Каждый лепесток был виден даже с расстояния пятнадцати футов.

   – Ник, – прошептала она. – Мы не должны здесь быть.

   Ланкастер, меряя шагами гостиную, похоже, не слышал ее. Насколько она понимала, он вообще не обратил никакого внимания на потолок. Вероятно, слоняться по таким домам было для него привычным делом.

   – Наверняка он вышвырнет нас отсюда, обнаружив среди ночи без приглашения!

   – Восемь часов вечера, – пробормотал Ник.

   – А как насчет герцогини?

   – А что герцогиня?

   – Как я должна разговаривать с ней?

   Синтия нервно сцепила руки. Ник наконец бросил взгляд в ее сторону:

   – Мне кажется, она хорошо понимает английский.

   – Что? Что это значит? Она француженка? Боже, она, наверное, такая элегантная.

   – Нет, она не француженка. Синтия, я дразню тебя.

   – Перестань. Разве ты не видишь, как я напугана. Возможно, ее нет дома.

   Ланкастер подошел к ней, расцепил руки и коснулся ее запястья большим пальцем.

   – Насколько я знаю, Сомерхарт никогда не расстается с ней, поэтому, думаю, она дома. Но здесь нечего бояться. Эмма… ну, она довольно необычная, но очень добрая.

   – Эмма? – переспросила Синтия. – Необычная?

   – Конечно. Ее светлость.

   – Ее светлость, – повторила Синтия. – Ваша светлость.

   А если она забудет? А если назовет ее «миледи» или, о, ужас, Эммой?

   – Ой, зачем ты сказал мне ее имя?

   – Прости, – засмеялся Ник. – Я знал ее до того, как она стала такой величественной и представительной дамой.

   – Она представительная?

   Синтия еще раньше, чем начал смеяться Ник, поняла, что он опять ее разыгрывает. Рассердившись, она подошла к камину и стала рассматривать резную решетку с виноградной лозой.

   По крайней мере, они больше не молчали друг с другом. По крайней мере, Ник смеялся. Когда он вернулся в экипаж после своего внезапного исчезновения, он сказал Синтии, что Брэм сопровождает их до имения Сомерхарта. Но беспокоиться было не о чем, потому что ехать за ними без разрешения он мог только до границы имения.

   Но Синтия уже забыла о прежних тревогах. Сейчас ее волновало совсем другое. Герцог. Величайший из всех великих джентльменов. Они не были знакомы прежде, и вряд ли он захочет предложить ей свою помощь. Она еще девять дней будет принадлежать своему отчиму, и герцог Сомерхарт будет обязан отправить ее назад или, по крайней мере, написать записку отчиму с вопросом, не хочет ли он получить обратно свою дочь.

   – Ник, пожалуйста, – снова начала Синтия. – Мне кажется, нам надо ехать дальше и остановиться на постоялом дворе. Вернешься к его светлости утром, посмотришь, какое у него настроение. Я…

   Когда открылась дверь, Синтия уже пожалела о том раздражении, которое заставило ее пройти в глубь комнаты. Теперь Ника не было рядом, она стояла одна и с ужасом смотрела, как кланяется лакей входящей элегантной паре. Женщина была довольно… обычного, вида. Не выше шести футов. Без белого напудренного парика. На первый взгляд очень молодая и даже простоватая. Ее красота выражалась в уверенности, которую она носила так же, как платье.

   – Эмма!

   Ник направился прямо к ней и склонился к ее руке. Женщина улыбнулась и обняла его. Мужчина, стоявший рядом с ней, нахмурился.

   Синтия подумала, что женщина достаточно миловидна, но мужчина был прекрасен, как сам Люцифер. Синтия решила, что это черные волосы делают его похожим на дьявола, но когда она встретилась с взглядом его голубых глаз, то поняла, что именно глаза придают ему дьявольский вид. Такие холодные и оценивающие. Синтия почувствовала плечом каминную полку и поняла, что сделала шаг назад.

   В этот момент она была готова отдать все, только бы оказаться где-то в другом месте. Даже сталкиваясь с Ричмондом, ей все было понятно. Он был ее врагом. Он был дьяволом. Но герцог Сомерхарт… Здесь почва под ногами была довольно зыбкой. Этот человек был в лучшем случае опасным союзником.

   Несмотря на то что биение сердца отдавалось у нее в ушах, Синтия разобрала слово «представить» и увидела, что все трое повернулись в ее сторону. Напрасно она ждала, что сможет провалиться сквозь землю и спрятаться там на некоторое время, пол у нее под ногами был прочным.

   Николас подмигнул ей в знак поддержки, и девушка заставила себя выйти на середину комнаты.

   – Ваша светлость, позвольте представить вам мисс Синтию Мерриторп из Оук-Холла. Мисс Мерриторп, ее светлость герцогиня Сомерхарт и его светлость герцог Сомерхарт.

   Тщетно пытаясь вспомнить, насколько глубоким должен быть поклон, Синтия поклонилась так низко, как только могла. Так, словно ее представили королеве. Из-под юбок показались ее уродливые ботинки.

   – Не упадите, – сказала герцогиня. – Хотя это будет хороший повод посмеяться во время будущих встреч. И все равно не надо. – Она взяла Синтию за локоть и потянула вверх. – Я рада с вами познакомиться.

   Держа Синтию под руку, она повернулась вместе с ней к герцогу.

   – Улыбнись девушке, Харт. А потом можешь продолжать хмуриться на Ланкастера.

   – Очень рад, – сказал герцог, сверкнув улыбкой и продемонстрировав обаятельную сторону дьявола.

   – Очень приятно, ваша светлость, – с трудом произнесла Синтия.

   Улыбка с лица герцога пропала, когда он посмотрел на Ника.

   – Ну что ж, Ланкастер, оставим твою очаровательную спутницу. Что так неожиданно привело тебя в Сомерхарт?

   – Мне думается, что леди могла бы что-нибудь выпить, пока мы не углубились в разговоры, – ухмыльнулся Ланкастер.

   – Ник! – воскликнула Синтия, ужаснувшись его невежливости.

   Ланкастер не смог сдержать сдавленного смеха, и когда Синтия бросила взгляд в сторону хозяев дома, она поняла почему. Герцог и герцогиня смотрели на нее, удивленно подняв брови.

   Так много времени прошло с тех пор, как Синтия была в приличном обществе. Месяцы. Здесь существовали правила, которые следовало соблюдать. Важные правила. Здесь Ник был для нее лордом Ланкастером.

   – Я…

   Ник совершенно не выглядел смущенным, но он ко всему относится с такой легкостью.

   – Мы с мисс Мерриторп знаем друг друга с детских лет, почти кузены.

   – Хм, кузены? – переспросила герцогиня. – Тогда, поскольку Ланкастер нам очень близок, мы тоже должны обращаться с вами как с кузиной, мисс Мерриторп. Как это замечательно!

   – Когда это, – фыркнул герцог, – он был хоть сколько-нибудь близок к семье?

   – К твоей, возможно, нет. Они почти все сквалыги. За исключением твоей сестры. И тети Августы.

   – Спасибо. – Герцог проворчал что-то еще, но все же направился к шкафчику и наполнил четыре бокала красным вином. – Это подойдет для тебя, Ланкастер?

   – Вполне.

   – Тогда давайте сядем.

   Они все присели у слабо горящего камина. Синтия едва ли могла припомнить дом, где камины горели в пустых комнатах.

   – Я пришел за своим долгом, – без предисловий заявил Ник.

   – Это ты у нас специалист по долгам, а не я, – фыркнул герцог.

   – Ты знаешь, о чем я говорю.

   Сомерхарт наклонил голову. Герцогиня что-то пробормотала, но мужчины не обратили на это внимания.

   – Мисс Мерриторп необходим скромный приют на несколько дней.

   Взгляд голубых глаз остановился на Синтии.

   – В каком смысле?

   Синтия в тревоге повернулась к Нику. Что он скажет? Почему они не обсудили это заранее?

   – Через девять дней она достигнет совершеннолетия.

   – Понятно.

   То, что, конечно, понял Сомерхарт, ему не понравилось. Герцогиня, однако, обрадовалась:

   – Вы спасаетесь от ненавистного брака?

   Синтия вздрогнула.

   – Вы бежите с Ланкастером?

   У герцогини заблестели глаза.

   – Нет, – ответила Синтия.

   – Мы посмотрим, – одновременно с ней ответил Ник.

   – Понятно. – У герцога снова поползли вверх брови. – Только я не уверен, что мой долг обязывает меня испытать гнев целой разъяренной семьи. Даже двух семей. Или… – он посмотрел на Ника, – возможно, четырех.

   Четырех, подумала Синтия. Именно так. Пострадают четыре семьи, если они поженятся.

   – Конечно, ваша светлость. – Синтия встала, заставляя тем самым встать мужчин. – Мы не должны были просить об этом.

   – Мы не просили, – прервал ее Ник. Вежливая маска с его лица исчезла, теперь оно было серьезным. – Я просил. И независимо от гнева семьи я буду просить вас взять ее под вашу защиту. Речь идет о лорде Ричмонде.

   – Ричмонд, – выдохнула герцогиня.

   – Я думаю, вам известна репутация этого человека.

   – О да, – заявила герцогиня. – Он был одним из самых близких друзей моего отца. Если, конечно, эти шакалы способны на дружбу. Более презренного человека я никогда не встречала.

   У Синтии загорелось лицо. Она чувствовала, как разливается по комнате отвращение, она буквально ощущало это словно что-то материальное. Что-то, что она принесла сюда.

   – Тогда никаких вопросов, – снова подала голос герцогиня. – Вы остаетесь.

   – Полагаю, ты тоже должен остаться?

   Сомерхарт сложил руки на груди, глядя на Николаса.

   – Вашей любезности нет границ, – поклонился Ланкастер с едва заметной улыбкой.

   Герцогиня встала и взяла Синтию за руку:

   – Пойдемте, я покажу вам вашу комнату. И называйте меня Эммой. Похоже, мы с вами еще больше кузины, чем я подозревала.

   Синтия, изумившись быстроте происходящего, позволила вывести себя из гостиной. Мужчины остались. Будут говорить о ней, и она понимала это. Ей только хотелось знать, что будет сказано в ее адрес.

   – Можешь представить мое замешательство, – начал Сомерхарт, как только за женщинами закрылась дверь. – Мы с Эммой как раз обсуждали поездку в Лондон. На твою свадьбу.

   – Да. Замешательство.

   – Я так понимаю, ты разорвал помолвку.

   – Я зайду к мисс Брандисс лично, как только вернусь в Лондон.

   – Это никому не понравится. Ни ее семье, ни твоим кредиторам.

   – Знаю.

   Сомерхарт сел, положив ногу на ногу.

   – Мне дали понять, что лорд Ричмонд стал… неспособен.

   – Если ты имеешь в виду, что кто-то кастрировал его, то я тоже это слышал. Не знаю, что он собирается делать с Синтией. По всеобщему мнению, он больше не способен стать отцом, но, возможно, это неправда.

   Сомерхарт ухмыльнулся и сделал глоток вина.

   – Его человек преследовал нас, когда мы ехали сюда. Я планирую завтра утром отправить свой экипаж назад, чтобы попытаться пустить их по ложному следу. Если ты хочешь, чтобы я уехал, я уеду.

   Сомерхарт махнул рукой, и Ланкастер почувствовал облегчение.

   – Я не буду страдать бессонницей из-за таких, как Ричмонд. В худшем случае я продержу в неизвестности девять дней семью мисс Мерриторп. Зачем быть герцогом, если невозможно злоупотребить своей властью?

   Николас поднял свой бокал и кивнул в сторону герцога, прежде чем осушить его до дна.

   – Как у тебя обстоят дела? Я знаю о твоих железных дорогах, но недавно услышал разговоры о судоходной компании.

   – Несмотря на причастность к парламенту, я считаю, что железные дороги проще, – проворчал Сомерхарт. – Судоходство… Клянусь, эти американцы, наверное, хотят, чтобы их соблазнили договором. Единственный человек, соблазнение которого меня интересует, это моя жена.

   – Что такое? – улыбнулся Ланкастер. – Они хотят, чтобы ты был любезен с ними?

   – Как будто для этого у меня есть время, – раздраженно откликнулся герцог.

   – Я мог бы дать тебе уроки.

   – Почему-то я думаю, они не клюнут.

   Ланкастер, вежливо соглашаясь, наклонил голову.

   – Если хочешь поупражняться на ком-то еще… У нас тут намечается небольшой праздник. Присоединяйся и продемонстрируй свое обаяние в полной мере, если хочешь. Эмма пригласила Осборнов и несколько дюжин своих излюбленных противников.

   – Противников?

   – За игровым столом. Она скучает без игры, хотя и отрицает это. Она утверждает, что всего лишь помогает своей неизменной компании учить математику, когда играет с ними на печенье.

   – О Боже! – Ланкастер рассмеялся.

   – У меня никогда не хватало терпения на это независимо от того, на что делалась ставка: на печенье или на кроны.

   Как только Сомерхарт произнес слово «крона», Ланкастер забыл про свое изумление и выпрямился. Карточная вечеринка. У Синтии триста четыре фунта, которые надо преумножить. Возможно, ему только что предложили решение проблемы.

   – Спасибо, Сомерхарт. Я с удовольствием приму участие.

Глава 19

   У него слегка болтались ноги, как будто в комнате дул ветерок, как будто веревка была детскими качелями, а не петлей. Скрип веревки стоял у него в ушах, но чем дольше он висел, тем больше отдалялся этот звук. Он отпустил веревку.

   – Ник. – Он открыл глаза и увидел, что прямо перед ним стоит Синтия и смотрит на него. – Ты повесился?

   Неужели она ждет ответа? Он указал на веревку. «Я не могу говорить».

   – Ну что ж, вам должно быть стыдно, Николас Кантри.

   Да, ему должно быть стыдно. Ужасно стыдно. Он смотрел на нее сверху, с облегчением думая, что ее лицо – последнее, что он видит.

   Но вдруг за Синтией открылась дверь, и в комнату вошел совершенно голый Ричмонд, поддерживавший рукой свое мужское достоинство. У него была бледная, как рыбье брюхо, кожа, мягкий и рыхлый живот, такой же, как десять лет назад. Ланкастер с ужасом наблюдал, как Ричмонд с восставшей плотью подошел сзади к Синтии.

   Ланкастер взбрыкнул ногами, пытаясь поднять руку и показать ей, но Синтия только с отвращением покачала головой. Тогда Ричмонд опустил руку и потянулся к Синтии, а с его пальцев капала кровь. Ланкастер посмотрел вниз, увидел, что плоть Ричмонда представляет собой изуродованное месиво, и открыл рот в немом крике.

   – Ник! – снова позвала Синтия, немного сильнее постучав в дверь.

   Двери в этом доме были чертовски крепкими. Через них проникали лишь отголоски шума. Приглушенная брань. Легкий шелест простыней.

   – Ник! Уже скоро ужин!

   Синтия постучала еще раз. Она не могла спуститься сама. Нервы были как натянутые струны. Гости прибывали весь день, а Синтия только начала привыкать к мысли, что она находится в доме герцога. Даже спустя два дня она всякий раз подпрыгивала как испуганная мышь, когда его светлость заходил в комнату. Графиня ее больше не пугала. Она сама была загадочно таинственной, и Синтия гадала, какие же у нее гости.

   При мысли о том, с каким количеством лордов и леди ей предстоит встретиться, Синтия подняла руку, чтобы опять стукнуть в дверь, но она, наконец, распахнулась.

   – Я так понимаю, ты очень хорошо вздремнул? – Эти слова сорвались с ее языка раньше, чем она заметила его бледное лицо и взмокший от пота лоб. – Ты заболел?

   – Нет, просто спал слишком крепко.

   – Скоро ужин.

   – Надо одеваться. – Ланкастер потер затылок. – Спасибо, что разбудила.

   Дверь стала закрываться, и Синтия обиженно проскользнула за ним следом в комнату.

   – Ник, мне страшно. Я думаю, мне не надо туда идти.

   Ланкастер сердито закрыл дверь и прислонился к ней, сложив руки на груди.

   – О чем ты говоришь?

   У него стучали зубы.

   – Может, тебе вернуться в постель? Ты уверен, что все в порядке? – Синтия протянула руку, чтобы потрогать его лоб, но передумала, видя, что он замер.

   – Я просто замерз и хотел бы одеться, поэтому, прости…

   – Ты будешь просто одеваться? Все это я уже видела раньше. Только не в последние несколько дней, должна сказать.

   – Соглашайся выйти за меня замуж, – хмуро бросил Николас, – и я обо всем позабочусь.

   – Высокомерный грубиян, – проворчала Синтия. – Я бы не советовала тебе дремать после обеда. После такого сна у тебя плохое настроение.

   – Увидев мельком портрет Эммы, который ты начала рисовать вчера вечером, я не мог уснуть.

   – Деревенщина.

   Не обращая на нее внимания, Ник снял халат и бросил его на кровать. Синтия забыла о своем недовольстве при виде его обнаженной спины, пока он копался к шкафу. Она видела, как напрягаются и расслабляются его ягодицы в такт совершаемым им движениям. Ей непременно захотелось дотронуться до мускулистых рук и бедер. Она никогда не прикасалась к его бедрам, покрытым легкой порослью, но теперь сгорала от желания сделать это. Синтия ощутила, как вся напряглась.

   Но всем ее фантазиям суждено было провалиться. Он надел через голову накрахмаленную рубашку, которая прикрыла его тело до самых бедер.

   Синтия вздохнула.

   – Ты бросаешь на меня страстные взгляды? – бросил через плечо Ланкастер.

   – Да.

   Он с глупой ухмылкой натянул штаны и повернулся к Синтии, застегивая их.

   – Вот это да! А Сомерхарт действительно чуточку стройнее меня.

   – Если бы у меня был лишний корсет, я бы тебе одолжила.

   – У меня свой есть, – подмигнул Ланкастер. – Именно поэтому я и хотел, чтобы ты ушла, черт возьми.

   У него сверкнули глаза, когда он взял накрахмаленный шейный платок из шкафа, и Синтия почувствовала, что ее тревога утихла. Теперь Ланкастер выглядел лучше. Лицо приобрело здоровый цвет.

   Ник мельком окинул фигуру Синтии.

   – Ты бесподобна! Дух захватывает!

   – Правда? – Синтия провела дрожащей рукой по золотистому шелку платья. – Мне кажется, ты дышишь довольно ровно.

   – Иллюзия. – Его взгляд прилип к декольте платья. – Уверяю тебя, я очень слаб.

   – Твою слабость, – Синтия вздернула подбородок, – легко можно было бы излечить до того, как ты оделся.

   – Мне кажется, ты выходишь за рамки приличия, Син. – Оборачивая вокруг шеи темно-синий платок, Ник не сводил с нее глаз. – В таком платье можно застудить грудь. А вообще мне совершенно не нравится этот наряд.

   Синтия опустила взгляд на свою пышную грудь в вырезе платья.

   – Эмма сказала, что моя грудь безупречна.

   – Это действительно так. Она слишком безупречна.

   – Перестань! – Синтия потянула за вырез. – Я и так нервничаю, а ты заставляешь меня чувствовать себя коровой после доения!

   – Пощади, Син, – сдавленно пробормотал Ник и, привалившись к шкафу, захохотал.

   – Это платье не подходит, да? – Синтия вновь потянула вырез. – Эмма приготовила его именно для меня, а я не хочу показаться неблагодарной. Но мне кажется, я не должна идти. Я не пойду.

   – Ну, хватит.

   Ланкастер подошел к ней, концы платка все еще висели свободно. Когда он подошел ближе, Синтия увидела, что по синему полю платка шли угольно-черные полоски. Если бы она умела завязывать платок, чтобы поухаживать за Ником!

   – Синтия, ты прекрасна. Ты слишком прекрасна. И любой мужчина влюбится в тебя сегодня вечером, а я сойду с ума.

   – Мне кажется неразумным привлекать внимание к себе. Герцог уже подставил свою шею из-за меня, и я не представляю, почему он позволит мне вальсировать сегодня вечером, как будто все в порядке. Кто-нибудь расскажет моему отчиму и…

   – Твой отчим уже написал.

   – Что? Почему ты ничего мне не сказал?

   – Ты гуляла с Эммой в парке.

   Ник повернулся к зеркалу и стал завязывать аккуратный узел. Его движения были ловкими и отточенными, словно он много лет практиковался. Синтия не могла уследить за действиями его рук.

   – И что он написал?

   – Это было подчеркнуто вежливое послание, да ты сама можешь представить. «Я ценю безмерную доброжелательность вашей светлости в том, что вы приютили своенравную молодую девушку» и так далее. Похоже, твой отчим хотел бы приехать и вернуть тебя, как только будет удобно его светлости. Я думаю, Сомерхарт ответил, что он и его домочадцы будут заняты светскими мероприятиями до конца следующей недели.

   – Он так ответил? – растерянно прошептала Синтия.

   – Вряд ли твой отчим надумает без приглашения заявиться к принцу Англии, как ты считаешь?

   – Думаешь, получится? – Синтия позволила себе улыбнуться в надежде. – Правда получится?

   – Получится.

   – А если мы потеряем все деньги за столом? Что тогда?

   – Если я потеряю деньги за столом… – Шейный платок превратился в элегантное украшение, Ник надел черный сюртук, который он позаимствовал у Сомерхарта. – Не волнуйся. Я позабочусь, чтобы освободить тебя от него.

   – Что это значит? – Синтия растерялась, глядя на Ника. Перед ней был тот Ник, который провел последние десять лет среди самых богатых людей светского общества.

   – Пошли. – Ланкастер подмигнул ей и протянул руку.

   – Я не такая, как эти люди, Ник. – Синтия не подала ему руку. – Ты сам это сказал.

   Ланкастер коснулся ее щеки, потом взял за подбородок.

   – Ты лучше этих людей, Син, и они полюбят тебя.

   Когда он прижался губами к ее губам, она замерла и едва дышала. Время, когда они были вместе, стремительно приближалось к концу. Синтия даже ощущала ветерок, с которым это время проносилось. «Я люблю тебя, – подумала она. – Я люблю тебя».

   Она только молча кивнула и взяла его под руку.

   Он выигрывал.

   Николас посмотрел на столбик монет, который теперь был немного больше, чем в начале вечера.

   Он уклонился от настоящей азартной игры в кости. Он также отказывался играть в вист, поскольку здесь он зависел от рассудительности партнера. Он не мог рисковать будущим Синтии в компании знакомых. И в своей финальной попытке повернуть к себе удачу, Ланкастер старательно уклонился от стола, где играла герцогиня Сомерхарт. Эта женщина была волшебницей за карточными столами. Во всяком случае, волшебницей для себя самой.

   Но игра в очко ему удалась. Его сбережения уже возросли до пятисот пятидесяти фунтов, хотя от нервозности во рту все пересохло.

   Ник собрал свой выигрыш и отправился за стаканчиком виски, разбавленного водой. Затуманенная голова сегодня вечером ему ни к чему.

   Сделав три шага, он увидел Синтию, которая вежливо улыбалась лорду Осборну. В ней пока не ощущалось непринужденности, но и первоначальный страх, какой она чувствовала в начале вечера, тоже прошел. К счастью, Эмма посадила его за ужином напротив Синтии, но все его ободряющие улыбки не особенно помогали. Казалось, она была готова убежать в любой момент.

   Когда Ланкастер увидел ее смеющейся над одной из шуток лорда Осборна, он решил оставить ее и не вмешиваться. Единственно правильным решением было позволить ей самостоятельно передвигаться среди гостей. Он знал это, потому что сам пережил этот ужас во время своего первого выхода в лондонский свет.

   Тогда он не только почувствовал отсутствие в себе городского лоска, но и был уверен, что помечен каким-то особым образом. Секретным знаком на коже. Или запахом, который постоянно выделял его среди остальных.

   Но никто ничего не замечал, даже те мужчины, которые были известны тем, что предпочитали однополую любовь.

   Ланкастер в те первые несколько месяцев внимательно наблюдал за ними, высматривая какой-нибудь признак, указывающий на принадлежность к этому запрещенному клубу. И конечно, он постоянно остерегался преследования или нападения.

   В конце концов Ник понял, что те мужчины ничем не отличаются от других, они точно такие же. И когда до него дошли рассказы о Ричмонде, он осознал горькую правду. Ричмонд не оказывал предпочтения мальчикам перед девочками. Речь шла не о гомосексуализме или греческой любви. Просто Ричмонду нравился вкус невинности.

   На Ланкастера нахлынули воспоминания, и он, забыв о намерении сохранять трезвый ум, взял у проходившего мимо лакея стакан виски. Тут его перехватила Эмма.

   – Надеюсь, вы не горе топите в стакане.

   – Нет, – покачал головой Николас, – я праздную. У меня все идет нормально.

   – Те пятьдесят фунтов, которые вы мне доверили, превратились почти в двести.

   Ланкастер собирался сделать еще один глоток, но передумал и медленно опустил стакан.

   – Вы шутите.

   – Не шучу. Я умышленно сыграла против Вулфсона. Он отвратительный игрок и допускает промахи.

   – Эмма! Я когда-нибудь говорил вам, что я от вас без ума?

   – Прямым текстом – нет. Только не надо, чтобы Харт или Синтия слышали это. Они могут в это поверить.

   Ланкастер подмигнул и поднял стакан.

   – Не хотите рассказать мне, между прочим, что произошло между вами и мисс Брандисс? Я предполагаю, что это была не любовь.

   – Между нами не было любви.

   – Понятно. Если она не может любить вас, она попросту вас не заслуживает, Ланкастер. Все светское общество едино во мнении, что вас легко полюбить.

   – Я… – У Ланкастера вспыхнули щеки от этих слов. – Э-э… Независимо от этого, похоже, я постоянно увлекаюсь женщинами, которые меня не любят. Ужасно жаль, правда.

   – Синтия любит вас, – покачала головой Эмма.

   Ему хотелось схватить ее за руку и спросить, что она имеет в виду, и откуда она знает, и что Синтия сказала ей. Но у него была гордость.

   На самом деле это была совсем не гордость. Просто он четко понимал, что это никакого значения не имеет, любит она его или нет. Эта девушка была рождена с железным характером. Если она решила не выходить за него замуж, значит, не выйдет. Ее сердце в этом деле не имело решающего голоса.

   – Спасибо за любезность, – сказал Ланкастер. – И за неоценимую помощь Синтии.

   Эмма перевела взгляд к столу, откуда послышался взрыв смеха.

   – Я скорее отрежу себе руку, чем допущу, чтобы молодую девушку вернули этому человеку. Я была свидетелем его игр, вы это знаете.

   – Как и я.

   – Значит, мы приняли решение.

   Эмма повернулась к нему, мрачно улыбаясь.

   Когда Ланкастер отошел от Эммы, выпитое, наконец, ударило в голову. Благодаря виски и выигрышам он уже почти не беспокоился, когда третий человек упомянул о его свадьбе.

   – Лучше бы поскорее возвращались в Лондон! – давясь от смеха, проговорил сэр Чизхолм. – Вы пропустите свою собственную свадьбу, если не проявите осмотрительность, деревенщина!

   Ланкастер был не в таких отношениях с сэром Чизхолмом, которые позволяли тому называть виконта деревенщиной, но он похлопал его по плечу и исчез, ни слова не говоря.

   Да, ему действительно надо поскорее возвращаться в Лондон. Не может же он разорвать помолвку прямо накануне свадьбы. И хотя встреча с Имоджин и ее отцом вряд ли будет приятной, Ланкастер не мог дождаться, когда это произойдет. Он хочет быть счастливым. И плохая новость для семьи Брандисс станет началом его счастливой жизни.

   – Лорд Ланкастер! – послышался знакомый голос.

   Он повернулся и увидел спешившую к нему Синтию.

   – Добрый вечер, мисс Мерриторп! – с поклоном ответил он.

   Она немного смутилась, но только на короткое мгновение, потом присела в реверансе.

   – Добрый вечер, милорд. Улыбнулась ли вам удача сегодня?

   – Да, спасибо, все вполне терпимо.

   Продолжая вежливо улыбаться, Синтия ущипнула его за запястье.

   – Пожалуйста, лорд Ланкастер, не могли бы вы быть поточнее?

   Николасу хотелось еще немного подразнить ее, но она вся трепетала от волнения, и от этой дрожи волновалась грудь. Ланкастер получал удовольствие, но вокруг было много других мужчин. Он наклонился к ней ближе, не сводя глаз с полной груди:

   – Мы выигрываем, Син.

   – Это правда? – Синтия сделала глубокий вдох, и платье еще плотнее обтянуло ее фигуру.

   – У нас теперь около семисот фунтов.

   – О! – Синтия ухватилась за его локоть и наклонилась к уху. – О, Ник, я чувствую такое облегчение.

   Она еще сильнее прижалась грудью к его руке.

   – Наверное, мне следовало предложить тебе шаль, – выдавил Ланкастер.

   – Если ты скажешь еще хоть слово, я начну мычать.

   Но от дальнейших шуток его уже отвлек румянец на ее щеках, ее розовые губы и нежная кожа шеи. Ему хотелось уткнуться туда и покрыть поцелуями все расстояние от шеи до роскошной груди…

   Ланкастер оторвал от нее взгляд и перевел его на ближайшее лицо среди гостей. Этим лицом оказалась леди Осборн, которая как-то странно смотрела на него. Ланкастер расправил плечи и отодвинулся от Синтии.

   – Если удача на моей стороне, поиграю еще часок, пожалуй. Тебе нравится вечер?

   – Совсем не нравится, – улыбаясь, ответила Синтия.

   – Синтия… – Она была так очаровательна сегодня, и он уже говорил ей об этом. А вдруг она ему не поверила? – Син…

   Из толпы гостей послышался возмущенный голос. Возможно, неудачный карточный ход. Синтия оглянулась на шум.

   – После того как мы заплатим твоему отчиму… – начал Ланкастер, но голоса стали еще громче.

   И, похоже, доносились они из холла.

   – Что там такое? – тревожно прошептала Синтия.

   – Игрок проигрался, я уверен.

   Однако у Ланкастера уже не было уверенности. Он положил руку на плечо Синтии.

   – Оставайся здесь.

   Он стал медленно пробираться сквозь толпу гостей. Но поскольку к холлу устремлялось все больше людей, им овладело желание поторопиться. Выйдя в холл, он, не обращая внимания на собравшихся там людей, протолкнулся вперед.

   И оказался лицом к лицу с ночным кошмаром.

Глава 20

   Прошло десять лет с тех пор, как Ланкастер видел его. Ричмонд не часто бывал в Лондоне. В городе было не так много невинности, а деревня дарила ему щедрые подарки.

   Последние десять лет не прошли бесследно для этого человека, годы не пощадили его. Он выглядел беспомощным и хилым. Но Ричмонд никогда и не производил впечатления монстра. Он виртуозно исполнял роль волка в овечьей шкуре. Этакий приветливый и добродушный парень на публике, превращавшийся в чудовище за закрытыми дверями.

   Теперь он, похоже, был неспособен даже на самое маленькое зло.

   Кожа на его некогда приятном лице обвисла. Он немного ссутулился, а пальцы вцепились в ручку трости. Причем рука, которая удерживала трость, все еще казалась крепкой, хотя была толстой и противной. Ланкастер замер, глядя на эту руку, воспоминания навалились на него.

   Он словно оглох, его уши на время перестали слышать. Потом до него опять стали доноситься звуки. Голос Ричмонда, исполненный презрения, бранил дворецкого. Два лакея внушительных размеров, стоявшие рядом с дворецким, не давали Ричмонду пройти в дом.

   Сделав шаг вперед, Ланкастер оставил толпу за спиной. Он подошел ближе и увидел Брэма, стоявшего за спиной Ричмонда. У него было абсолютно бесстрастное лицо, словно он смотрел на пустой луг, а не на бурлящую толпу. На мгновение взгляд Брэма коснулся Ланкастера, но выражение лица осталось бесстрастным.

   – Я не собираюсь стоять здесь как последняя шлюха, – прорычал Ричмонд. – Проводите меня немедленно в персональную комнату.

   Его голос настиг Николаса, царапая кожу. Много дней жизни этот голос был единственным звуком в ушах Ланкастера. Этот голос смеялся, ворчал и ругался. Этот голос выдвигал жестокие требования и нашептывал отвратительные намерения.

   Когда Ричмонд повернул к нему лицо, Ланкастер отступил. Он уже повернулся, чтобы уйти, не в состоянии выдержать этот взгляд.

   Ричмонд хмуро посмотрел на него, словно не мог вспомнить. Неужели их было так много у него? Так много, что он не может вспомнить? От этой мысли у Ланкастера образовался внутри тугой комок боли.

   – Эй, привет, мальчик, – расплылся в дружеской и безобидной улыбке рот Ричмонда. – Хорошо выглядишь. – Его глаза сверлили Ланкастера. – Правда, очень хорошо.

   Мальчик. У Ланкастера сжались кулаки.

   – Убирайся.

   – Ты сейчас говоришь от имени его светлости? – удивленно поднял брови Ричмонд. – Я и представления не имел, что вы такие близкие друзья.

   – Убирайся.

   Ланкастер сделал шаг к нему.

   – Не раньше, чем верну себе свою собственность.

   – Она не твоя собственность, подонок.

   Ланкастер неожиданно набросился на него, вцепившись, как охотничья собака, в шею под подбородком Ричмонда, пока его не схватили за плечи.

   – Милорд! – закричал дворецкий. – Пожалуйста!

   Ланкастер еще сильнее сжал горло противника и увидел, как в глазах Ричмонда промелькнула тревога. Его трость стукнула Ланкастера по голени. Брэм бесстрастно наблюдал за происходящим. Чьи-то руки наконец оторвали Ланкастера.

   – Лорд Ричмонд, – прозвучал из-за спины Ланкастера голос Сомерхарта. – Я что-то не припоминаю вашего имени в списке гостей.

   – Где она? – проскрежетал Ричмонд, прижимая руку к горлу.

   – Может быть, пройдем в мой кабинет? Ланкастер, присоединяйтесь к нам.

   Все еще сжимая пальцы вокруг воображаемого ненавистного горла, Ланкастер оцепенело оглянулся. У него на плече лежала рука Сомерхарта, поэтому он повернулся и, отойдя на шаг, освободился от нее. Лица в толпе, смотревшие на них, казались ему бледными овалами с открытыми ртами и расширенными от ужаса глазами.

   – Хорошо.

   Виконт направился в сторону кабинета Сомерхарта, прошлое последовало за ним как отблеск пламени.

   – Ричмонд здесь, – тихим голосом сказала Эмма, провожая Синтию из танцевального зала. – В моем доме.

   Ее голос дрожал от ярости, а может быть, это дрожало тело Эммы.

   – Ричмонд? – Синтия удивилась, как спокойно она произнесла это имя. – Где?

   – В кабинете Харта. Муж хотел, я думаю, прекратить эту безобразную сцену, но я бы предпочла, чтобы Николас выбросил эту собаку за дверь.

   – Мне очень жаль, – пробормотала Синтия.

   – Не говори чепухи. – Эмма остановилась у входа в длинный коридор. – Ты бы хотела присоединиться к ним? Я понимаю, что ты слишком нервничаешь, но они обсуждают твое будущее, в конце концов.

   Да, она нервничала. Внутри все жгло словно кислотой от мысли о том, что она может, оказаться с этим человеком в одной комнате. Но она встречалась с ним раньше. Одна.

   – Я бы хотела присоединиться к ним, если вы покажете мне дорогу.

   – Умница, – улыбнулась Эмма. – Иди за мной. Мы не должны позволять мужчинам определять наше будущее, правда?

   – Точно, – пробормотала Синтия. – Я скорее отдамся волкам на съедение. Не в обиду его светлости, конечно.

   – Они странные создания, эти мужчины, – подмигнула Эмма.

   Улыбка сползла с лица Синтии, когда она поняла, что они остановились перед высокой внушительной дверью. Эмма открыла ее и, к огромному облегчению Синтии, вошла в комнату следом за ней. Стены до самого потолка были отделаны темным деревом, а темно-коричневая мебель подчеркивала строгий стиль помещения.

   Четверо мужчин стояли друг напротив друга по обе стороны стола, за спиной каждого стояли стулья, но никто из них не собирался садиться. Когда Синтия закрыла дверь, голова Ника резко повернулась в ее сторону и по лицу пробежала гримаса недовольства.

   – Ага, вот и она, – промурлыкал Ричмонд.

   Но Синтия даже не посмотрела в его сторону.

   – Ты должна уйти, – резким голосом сказал Ник.

   – Нет.

   – Я не хочу, чтобы он смотрел на тебя.

   Ричмонд захихикал, услышав эти слова, и в атмосфере комнаты почувствовалось напряжение. Сложив руки на груди, герцог прислонился к столу и холодно посмотрел на Ричмонда.

   – В настоящее время мисс Мерриторп моя гостья, и она никуда не собирается уезжать из моего дома.

   – Даже герцог, – хмыкнул Ричмонд, – не может удержать отца от встречи с дочерью.

   – Вы ей не отец.

   – Камбертсон намерен вернуть ее.

   – Мое общение с мистером Камбертсоном вас не должно волновать. Если у вас все, Смит проводит вас к выходу.

   – У меня еще не все, – фыркнул Ричмонд. – Моя потребность в наследнике сильнее желания этой бойкой девчонки обрести независимость. Мой кузен должен стать наследником, но он абсолютно не подходит на эту роль.

   – Не подходит? – гаркнул Ник.

   – Эта девчонка была обещана мне, а она нарушила договор о нашей помолвке, разыграв детскую трагедию. Отец вернет ее, и мы завтра поженимся. – Ричмонд выдернул из кармана бумагу. – У меня есть разрешение на вступление в брак, можете посмотреть. Через несколько часов она станет моей женой.

   Ник резко выдвинулся вперед:

   – Ты больше никогда даже рукой до нее не дотронешься, проклятый распутник.

   – О, она не станет возражать, – с подчеркнутой медлительностью произнес Ричмонд. – До нее уже дотрагивались, и я уверен, вы знаете.

   Он насмешливо изогнул бровь.

   – Надеюсь, она не пыталась убедить вас, что это я лишил ее девственности. Я считаю себя настоящим джентльменом.

   Столкнувшись с барьером в виде стола, Ник просто бросился на него и потянулся к Ричмонду, который предусмотрительно быстро попятился назад.

   – Закрой свой рот и не говори о ней! – прорычал Ник.

   Он был похож на зверя, выгнувшего спину и оскалившего зубы, когда стукнул кулаками по столу. Синтия испугалась – неизвестно, что он мог сделать дальше. И даже герцог смотрел на Ника с неуверенностью, двигаясь вокруг стола и подняв руку, словно хотел успокоить всех.

   – Я убью тебя.

   Ник перегнулся через стол и не спускал глаз с Ричмонда. Ричмонд отошел от стола так далеко, что плечами зацепил шторы, и улыбался.

   – Мне кажется, я уже слышал эти слова от тебя раньше, мальчик.

   Синтия, которая направилась к ним, замерла. Что он имел в виду?

   – Брэм, – рявкнул Ричмонд, и человек сразу оказался с ним рядом. – Я думаю, мы уже опаздываем к Камбертсону. Скоро увидимся, ваша светлость. Опять.

   Синтия поспешила к Нику и была почти рядом, когда Ричмонд прошел к выходу. Ник опустил голову, кулаки лежали на полированной поверхности стола. Он шумно дышал, как загнанная лошадь.

   Что имел в виду Ричмонд? Когда это Ник угрожал убить его?

   В тот момент, когда она решила, что противостояние закончено, и с облегчением вздохнула, Ричмонд остановился и медленно повернулся.

   Наклонившись к Нику, он что-то прошептал ему. Что-то ужасное и не имевшее смысла.

   – Надеюсь, она кричит так же привлекательно, как ты кричал, мальчик.

   Все поменялось так быстро, что время, казалось, остановилось, чтобы приспособиться к каждому движению в комнате.

   Ник вскинул голову, словно получил пощечину, и Ричмонд отошел с самодовольной ухмылкой, уверенный, что нанес смертельный удар. Синтия увидела лицо герцога как раз в тот момент, когда в его глазах мелькнуло ужасное осознание этих слов. Синтия понимала мысли, которые одолевали его в этот момент, потому что такие же мысли взорвались и в ее голове.

   Ричмонд. Ник. Боль. И самоубийство. «Я надеюсь, она кричит так же привлекательно, как ты…»

   Замерев от потрясения, Синтия все еще смотрела на Сомерхарта, когда на его лице мелькнула тревога, и он двинулся вперед.

   – Подождите, – пробормотала Синтия, ничего не понимая, пока не посмотрела на Ника.

   Это был уже не Ник. Это было доведенное до отчаяния сумасшедшее животное с обнаженными в беспощадном рычании зубами. И он двигался к Ричмонду.

   Его кулак обрушился на челюсть Ричмонда с таким треском, что Синтию едва не стошнило. Ричмонд упал, но Ник успел еще локтем двинуть ему в мягкий живот.

   Ричмонд захрипел, но Ник ударил его еще раз и еще. Все это длилось несколько секунд, всего несколько ударов сердца, но казалось, прошла целая вечность, прежде чем Сомерхарт оттащил Ника. Даже Брэм подошел на помощь, встав рядом с хозяином, когда Ник пытался вырваться из рук герцога.

   – Отпустите меня! – крикнул он, сопротивляясь так, словно боролся за свою жизнь.

   – Ланкастер! – раздраженно окликнул его герцог. – Ланкастер!

   – Я убью его!

   – Я знаю. Но не в присутствии дам, если можно.

   Похоже, эти слова немного отрезвили Ника, и он перестал сопротивляться, испуганно посмотрев на Синтию. Хотя его грудь по-прежнему вздымалась с пугающей силой, на лице уже не было безумного выражения.

   Когда Сомерхарт отпустил его, Ник тряхнул плечами, словно хотел вернуть все на свои места. Потом выпрямился и расправил сюртук.

   Ричмонд застонал.

   – Встретимся на рассвете, – произнес Ник, не глядя на человека, распростертого на полу. – И покончим с этим безумием.

   – Нет, – выдохнула Синтия, ожидая поддержки от остальных, но больше никто не промолвил ни слова.

   – Уберите его отсюда, – кивнул Сомерхарт в сторону двери.

   На секунду Синтии показалось, что сейчас сюда войдет кучка слуг и вытащит Ника за дверь, но Сомерхарт, конечно, говорил о Ричмонде. Брэм поставил его на ноги и вывел из комнаты.

   Странная беспомощность отступила, и Синтия прикоснулась к руке Ника:

   – Ник… Ник…

   Он повернулся к ней. Его глаза были темными и пустыми, как грифельная доска.

   – Прости. Мне нужно выйти на минутку, – медленно сказал он и неуклюжей походкой вышел из комнаты.

   Синтия пошла за ним, но кто-то взял ее за локоть. Она подняла голову и увидела печальное лицо Сомерхарта.

   – Оставьте его. Просто оставьте на время.

   Синтия тяжело вздохнула. Ужас и страх услышать правду сжирали ее изнутри, и если есть возможность отложить этот кошмар хотя бы на несколько мгновений, она воспользуется этим.

   – Что случилось? Что сказал Ричмонд?

   К ней подошла Эмма и обняла Синтию за талию.

   Сомерхарт резко покачал головой, а Синтия пыталась проглотить подступившие слезы.

   – Вы не можете… – сдавленным голосом произнесла Синтия, – вы не можете допустить эту дуэль.

   – Я не стану ее останавливать.

   – На твоей земле, Харт? – смутилась Эмма.

   – Если потребуется.

   – Но его могут арестовать, – схватила его за руку Синтия, – ранить или убить!

   – Мисс Мерриторп… Он уже ранен.

   – Я знаю это! – крикнула Синтия и наконец дала волю слезам. Она уткнулась в плечо герцогини, чувствуя легкий цитрусовый аромат, исходивший от нее, и зарыдала еще сильнее.

Глава 21

   Как потерявшийся ребенок, Синтия переходила от лакея к лакею в поисках Ника. В конце концов, ноги привели ее к боковой двери в парк. Ей оставалось только стоять, обхватив себя руками от холода, и ждать, когда он появится. Но его не было.

   Отчаявшись, Синтия поднялась наверх, чтобы переодеться в халат и подождать Ника в его спальне.

   Прошла целая вечность, пока наконец открылась дверь в его комнату. Синтия вскочила с кровати и увидела измученного Ника.

   – Ты должна быть в кровати, – пробормотал он низким хриплым голосом. – В своей кровати.

   – Нет. – Синтия наполнила бокал красным вином и отдала в его холодные руки. – Вот, возьми.

   – Спасибо.

   Он выпил вино, и она наполнила бокал снова, потом налила вина себе. Синтия боялась пить в его отсутствие, зная, что она позволит себе лишнее и уснет. А когда проснется, обнаружит, что он не вернулся, как это было десять лет назад.

   Ник резко сел на кровать и уставился на огонь, продолжая пить вино.

   – Ты не передумал встречаться с ним?

   Синтия уже знала ответ, поэтому даже не вздрогнула, когда Ник покачал головой.

   – Ладно, – согласилась Синтия, как будто ей и не страшно вовсе.

   В комнате стало тихо.

   – Задавай свой вопрос, – нарушил тишину Ник, допивая вино.

   – Еще? – спросила она, хотя это был не тот вопрос.

   Ник кивнул, и она передала ему свой бокал, а его бокал наполнила для себя. После нескольких глотков Синтия почувствовал себя смелее и села на кровати рядом с Ником.

   Ник повернулся к ней спиной и смотрел на огонь. Синтия ждала, что он скажет что-нибудь еще, но он молчал. Несмотря на страх, сковавший ее изнутри, Синтия тяжело сглотнула и задала свой вопрос:

   – Что случилось?

   – Я не хочу, чтобы ты знала.

   – Правда не может быть хуже моих предположений.

   – Боюсь, что может.

   – Ник…

   Синтии хотелось дотронуться до него. Хотелось удержать его в объятиях. Но теперь она начинала понимать причину, почему он убирал ее руки.

   – Что он сделал с тобой?

   – Как ты думаешь, что он сделал со мной? – порывисто спросил Ник и обхватил голову руками.

   – Прости, – прошептала Синтия. – Прости. Мне не следовало вовлекать тебя во все это. Мне не следовало приходить в твой дом.

   – Господи, Син, не извиняйся. Никогда не извиняйся. Это моя ошибка. Я знал, кто он такой, знал, на что он способен.

   Синтия увидела, как дрожит его подбородок.

   – На что он способен, Ник?

   Ник уронил руки на колени, поднял голову и уставился на огонь.

   – Он забрал у меня все, Син. Все.

   – Ты помнишь, каким я был послушным?

   Синтия тихо стояла позади, и Ланкастер был ей благодарен за это.

   – Я мысленно стараюсь вернуться назад и определить тот момент во времени, когда я мог бы что-то изменить. Моя семья познакомилась с ним случайно, когда мы поехали в Йоркшир. Ты помнишь?

   – Помню, – прошептала Синтия. – Я так завидовала тебе тогда.

   Ник привез домой маленькую черепаховую шкатулку для нее, однако теперь, когда он думал об этом, все казалось ему абсолютно пустой фантазией. Но Йоркшир произвел на него огромное впечатление. Он был таким экзотическим, возможно потому, что Нику позволили посетить игру и два ужина. Ричмонд тоже был на игре.

   – Он представился моему отцу, и они достаточно быстро стали верными друзьями. «Твоему сыну необходимо приобрести немного лоска, прежде чем ты решишь переезжать в Лондон», – сказал он ему. Мать обрадовалась. Мы все были рады. Для меня это был хороший шанс попутешествовать и завести влиятельных друзей, укрепить наши отношения с таким человеком, как Ричмонд.

   – Я помню, – снова прошептала девушка.

   – Он мне понравился. Он был великодушным, остроумным и заставил меня почувствовать себя важной персоной. Обращался со мной как с будущим пэром Англии. В первый день мы были в дороге несколько часов. Остановились на постоялом дворе. Весь вечер он наливал мне эль. Потом заметил, что я начинаю запинаться всякий раз, когда к нам приближается молодая девица из таверны. Он отправил меня наверх в нашу комнату и ее послал туда же.

   От воспоминаний у Ланкастера загорелось лицо. Он был тогда напуган, чувствовал, как болезненно восстала его плоть, а девушка была приятной и дружелюбной.

   – Мне кажется, это была проверка. Потому что вскоре после этого Ричмонд тоже пришел наверх. И я подумал: «Ну что ж, это то, чем занимаются джентльмены». Он смотрел на нас, на меня и на девушку. А потом он тоже овладел ею. Намного… грубее. И я думаю, если бы я сказал «нет», если бы я попросил его уйти или ушел сам… Это была проверка, смогу ли я подчиниться его воле. И я смог.

   – Откуда ты мог знать это? – возмутилась Синтия, защищая Ника от самого себя.

   – Это не имеет значения. Вот таким я был. Я был терпимым. Мне все нравились, и мне страстно хотелось угодить.

   – Прекрати, – прошипела Синтия.

   – Это правда, черт возьми.

   Ланкастер встал и взял кочергу, чтобы поворошить угли в камине. Затем поставил кочергу на место, но она громыхнула так, словно он ее бросил.

   – Что он сделал с тобой?

   – Он привез меня в свой дом. Никакого путешествия не было. Он сказал, что у него есть кое-какие дела и чтобы я чувствовал себя как дома. Его, похоже, удивило, когда я оказал сопротивление. Он хотел, чтобы я боялся, а не проявлял непокорность. Он хотел, чтобы я умолял, а не кричал.

   «На колени, мальчишка!»

   Ланкастер передернул плечами, словно стряхивая ощущение руки, уцепившейся ему в горло и в волосы. Он открыл рот и сделал вдох, просто чтобы знать, что может дышать.

   – Через три дня он, похоже, понял, что я не сломаюсь. Не важно, сколько раз… Не важно, что он сделал. Я продолжал твердить, что увижу его на виселице. Распятого и четвертованного. Сначала он сказал, что никто этому не поверит. Потом сказал, что все узнают, какой я есть на самом деле. Ганимед[1] и грязный извращенец. Никто не удивится. Наконец он заявил, что они с отцом заключили сделку.

   В глазах Ника заблестели слезы, но жар от горячих углей высушил их.

   – Это чудовищно!

   – Твоей семье нужны деньги, сказал он мне, – продолжал Ник. – Твой отец обещал мне, что ты будешь покорным. Ты же не хочешь разочаровать отца, правда?

   – Ник…

   Синтия не могла говорить больше и разразилась рыданиями.

   – Я не поверил. В конце концов, мне кажется, он запаниковал. Он ожидал молчаливого согласия. Думал, что я буду запуган и стану молчать. Кроме того, очевидно, появились какие-то слухи, и он не мог больше рисковать. Поэтому он повесил меня.

   Ник оглянулся на Синтию, криво улыбаясь:

   – Вот ответ на твой вопрос. Тебе удалось выведать его у меня.

   Ему пришлось сделать вид, что он шутит, потому что скрип натянутой веревки до сих пор стоял у него в ушах.

   – Значит, ты не пытался убить себя, – выдохнула Синтия, не веря собственным ушам.

   – Нет. Но… Я хотел умереть, поэтому, возможно, это одно и то же.

   – Не одно и то же.

   Он не думал совершать самоубийство даже после всего пережитого. И знание этого сняло с ее сердца какую-то холодную тяжелую скорбь. Она не могла себе представить мир без Ника. И если бы он это сделал…

   – Это не одно и то же, – настаивала Синтия, придвигаясь к нему ближе.

   Ей ужасно хотелось прикоснуться к нему, но теперь она понимала, почему он вздрагивает от любого прикосновения. Вместо этого Синтия встала рядом с ним, прижала руки по бокам, желая показать, что не будет его трогать.

   – Это не одно и то же, Ник. Когда я сбежала от Ричмонда, у меня был план, который я тщательно обдумала. Всю дорогу до скал я бежала без остановки на тот случай, если кто-то смотрел за мной. И даже перепрыгнула через горный уступ и приземлилась в пяти футах ниже. Все шло по плану. Но когда я оказалась на этой горе, опираясь на локти и колени, я посмотрела на камни внизу и вдруг подумала, как мне тяжело, как я устала. Я чувствовала себя так, словно много лет боролась, пытаясь освободиться от отчима. Мне просто хотелось покоя. Я видела, как капает кровь с моей разбитой губы и исчезает в море, и знала, что через несколько секунд все будет закончено.

   Ник оторвал руки от каминной полки и повернулся к Синтии. Она вздрогнула и почувствовала облегчение, когда он заключил ее в объятия.

   – Но я не смогла это сделать, – прошептала Синтия, – не смогла из-за сестры, не из-за себя.

   – Ты не сделала это. И не сделала бы никогда, я знаю.

   Сердце Ника стучало так громко, словно хотело убедить Синтию, что не остановится никогда.

   – Как ты остался жив?

   – Не знаю. – Ник прижался подбородком к ее макушке. – Он слишком быстро срезал веревку. Думаю, это входило в план обмана. Превращение негодяя в героя. «Я нашел его и срезал веревку, пытаясь спасти ему жизнь». Но я думаю, что процесс удушения занимает длительный период времени, а я был достаточно худой, и это тоже замедлило процесс.

   Синтия закрыла глаза и безмолвно молилась у него на груди.

   – Когда я понял, что дышу, поблизости был врач. А потом все закончилось. Послали за моими родителями.

   Отчаянно желая обнять его, Синтия вместо этого уцепилась руками в его сюртук и прижалась к нему.

   – Я не хочу, чтобы ты рисковал своей жизнью завтра.

   Ник вздохнул и еще сильнее прижался подбородком к ее макушке.

   – Но если ты должен, тогда сделай все, чтобы убить его, Ник. Я хочу, чтобы он умер:

   Ее решительные слова вызвали в нем приступ смеха.

   – Я серьезно, – отшатнулась Синтия.

   – Я действительно намерен убить его, – улыбнулся ей в ответ Ник. – Мне давно следовало сделать это.

   – Он заслуживает смерти. Как он мог сделать это? Ты был такой… – Синтия даже не поняла, что плачет, пока Ник не обнял ее и не прижал к себе.

   – Ш-ш, это было давно. И я исцелился.

   – Ты не исцелился. Я хочу помочь тебе, Ник.

   Ланкастер покачал головой. Синтия заставила себя перестать плакать, но продолжала удерживать его за сюртук.

   – Скажи, что делать.

   – Ничего, – опять покачал головой Ник. – Мне не нужна помощь. Я в порядке.

   – Ты не позволяешь мне прикоснуться к тебе.

   – Прости, Син. – Он погладил ее руки. – Я просто не могу.

   Ланкастер сжал ее запястья и свел их вместе, и дрожь волнения пробежала по ее телу. Это была страсть. Это было желание. Так он держал ее, когда они занимались любовью. Таким способом его руки ограничивали ее свободу.

   А завтра он может быть ранен или даже хуже.

   – Ник, – Синтия глубоко вздохнула, чтобы сдержать рыдания, – я хочу, чтобы тебе было еще лучше.

   То, что он держал ее за руки, похоже, успокаивало его. Он даже улыбнулся, хотя уголки губ дрожали.

   – Мне и так хорошо с тобой, Син.

   – Тебе кое-что нужно от меня, да? Ты старался скрыть это, но я же чувствую, как ты сжимаешь мои запястья. Я чувствую, ты удерживаешь меня.

   – Нет. – Ланкастер отпустил ее руки и отскочил назад. – Это не то, чего я хочу.

   – Не отпирайся. – Синтия обхватила рукой собственное запястье, а Ник проследил глазами за ее жестом. – Я хочу заставить тебя забыть его.

   – Ты не можешь.

   – На минуту – могу. – Из горла Синтии вырвался всхлип. – Я могу.

   Полная решимости, Синтия потянулась к крошечным пуговицам на своем халате. Она действовала медленно, чтобы он мог остановить ее, если захочет, но Ник стоял неподвижно.

   – Позволь мне, – умоляла она его. – Ты хочешь знать, не буду ли я прикасаться к тебе? Не буду! Клянусь, не буду. Удерживай меня, чтобы я стояла спокойно.

   Ник отступил на шаг, но не отрывал глаз от ее пальцев.

   – Не проси меня.

   – А я хочу попросить тебя. Я не боюсь тебя, Ник. Ты не сделаешь мне больно.

   Синтия вынула руки из рукавов, и халат упал на пол. Он пожирал ее глазами, дыхание участилось. Синтия безжалостно вытянула перед ним руки и сжала запястья вместе так, как это делал Ник.

   – Скажи мне, что ты хочешь.

   – Я хочу… – Он смотрел на ее руки, и в глазах зажглось желание, которое усиливалось страхом. – Я хочу ограничить твою свободу. – Ник надолго закрыл глаза, а когда открыл их, его измученный взгляд встретился со взглядом Синтии. – Я хочу связать твои руки.

   – Делай это, – кивнула Синтия.

   – Но это неправильно, Син. Ты же не… шлюха. Я не стану использовать тебя подобным образом.

   Синтия опустила руки и подошла к нему, оказавшись нос к носу.

   .– Послушай меня, Николас Кантри. Ты заявляешь, что любишь меня? Как ты смеешь утверждать, что любишь меня, и скрывать свои желания? Ты отказываешься делать со мной то, что будешь делать со шлюхой? С незнакомкой?

   – Лучше с незнакомкой, чем с тобой, – резко оборвал Ник. – Это безобразно и неправильно.

   – Только не со мной. Только не между нами. Возьми меня.

   Синтия поднялась на цыпочки и поцеловала его.

   – Свяжи меня, Ник, – прошептала она. – Свяжи меня, возьми меня и забудь обо всем.

Глава 22

   Едва не расплакавшись, Ник осторожно положил руки ей на плечи. У нее такая нежная кожа, такое изящное тело. Он не должен хотеть от нее этого. Он обнял ее и тихо прошептал:

   – Тебе не будет больно.

   – Я знаю.

   Ник приказывал себе повернуться и уйти, оставить эту комнату и Синтию, но продолжал гладить руками ее спину и мягкий изгиб бедер.

   Если он свяжет ее, то может забыть обо всем, как и говорила Синтия. Он может забыть Ричмонда, страх и сосредоточиться на удовольствии. С ней.

   Понимая, что все это неправильно, несмотря на слова Синтии, Ланкастер не мог остановиться. Не мог, когда она стояла перед ним, обнаженная и теплая, и просила о том, чего он хотел больше всего.

   – Клянусь, тебе не будет больно.

   Он коснулся губами ее ключицы. Вздохнув, Синтия выгнула шею, поощряя его ласки. Это молчаливое согласие решило его судьбу.

   Он рассказал ей ужасную правду. Всю, без утайки. И теперь ему необходимо было избавиться от вкуса этой правды во рту.

   Стараясь не думать о том, что он делает, Ланкастер отпустил Синтию и подошел к шкафу. Из небольшой стопки шейных платков он вытащил два простых черного цвета и вернулся к Синтии.

   – Дай мне свои руки.

   Синтия сцепила пальцы и подняла руки. Ник обвил полоской темной ткани белую кожу ее запястий и почувствовал, как восстала его плоть.

   – Скажи мне остановиться, – прошептал он, оборачивая платок вокруг ее запястий.

   Он ждал, что она остановит его, и умолял, чтобы она не делала этого. «Пожалуйста, позволь мне», – молил зверь внутри его, и Ланкастер его ненавидел. Он завязал платок и вздрогнул от звука натянутой ткани.

   Ланкастер взял Синтию на руки и отнес на кровать. Синтия посмотрела на узел на своих руках, потом на Ника. Лицо ее было спокойным. Ник дрожащими руками поднял ее руки высоко над головой и стал завязывать второй узел, привязывая ее к столбику кровати.

   Пока он затягивал этот последний узел, его сердце стучало где-то в горле. Потом Ник отступил на шаг и посмотрел на то, что он сотворил. Руки Синтии были вытянуты высоко над головой, и все ее тело было открыто его взгляду. Синтия выгнула спину, словно подбадривая его, соски затвердели, как две темные горошины.

   Все его тело напряглось, и Ланкастер глухо застонал от предвкушения.

   Он содрал с себя сюртук, жилет и так рванул рубашку, что отскочили две пуговицы. Прошло всего лишь несколько секунд, и он остался без одежды. Больше ждать он не мог.

   Свободный делать то, что ему хочется, Ланкастер накрыл ее своим телом. Синтия задохнулась, а у него от восторга перехватило дыхание. Уткнувшись носом куда-то ей за ухо, Николас наслаждался, чувствуя ее близость. Просто чувствуя, как каждый дюйм ее тела прикасается к нему.

   Когда он снова смог дышать, он протиснул свои колени у нее между ног, а губами прикоснулся к ключице. Потом обхватил губами сосок и стал осторожно посасывать его. Синтия стонала и корчилась, и прикосновения его губ становились все более властными и требовательными, а ловкие пальцы ласкали второй сосок.

   Слишком грубо, но Синтия задыхалась от удовольствия. Как, впрочем, и Ник.

   Женщины, которых он привязывал раньше, ничего не значили для него. Они словно безымянные сосуды служили для удовлетворения его тайных желаний. У него не возникало желания ни задерживаться с ними рядом, ни анализировать что-то.

   Но Синтия подходила ему. С ней все было по-новому. Ничего безобразного или нездорового. Это был шанс узнать ее тело, делать с ним то, что он никогда не осмеливался проделывать с другой женщиной.

   Ланкастер склонился над ней и провел языком по ребрам. Она втянула живот, и он улыбнулся, обнаружив, что она боится щекотки. Когда он потерся щекой о ее живот, она снова дернулась.

   – Прости, – пробормотал он, – мне надо побриться.

   Синтия засмеялась.

   Господи, он никогда не представлял этого, но когда кончик его языка проник в крохотное углубление ее пупка, она взвизгнула, и Ланкастер понял, что занятие любовью может быть… смешным.

   Он засмеялся и вдохнул ее теплый запах. Кожа Синтии покрылась пупырышками.

   – Ты замерзла?

   – Нет, – выдохнула Синтия. – Совсем нет.

   Спасибо, Господи. Иначе его сердце было бы разбито, если бы хоть какую-то часть ее тела пришлось прикрыть. Ланкастер склонился к ее бедру и коснулся языком. Синтия была другой. Нежной, сладкой, с соблазнительными изгибами тела. Совершенной.

   Он опустился еще ниже, его плечи оказались на уровне ее бедер.

   У него задрожали руки, когда он увидел мягкие завитки волос, сквозь которые была видна розовая плоть. Он попробует ее на вкус, хотя прежде никогда ничего подобного не делал. Стоять перед кем-то на коленях и ждать, когда тебе уцепятся в волосы, всегда ассоциировалось с… беззащитностью.

   Ланкастер вздрогнул, но мотнул головой, отказываясь думать об этом. Руки Синтии связаны, и он может делать все, что ему нравится.

   Его рука легла на шелковистый холмик, прикрывавший ее естество, и он погладил его.

   – Что ты делаешь?

   – Ласкаю тебя.

   Синтия хихикнула, живот напрягся от смеха: Продолжая ласкать ее, он скользнул пальцами во влажное тепло заветных глубин. Ее смех замер на губах, и она тихо застонала.

   – Хочу видеть тебя, – восхищенно выдохнул он.

   Ее нога скользнула в сторону, и Ланкастер как загипнотизированный смотрел на изящные лепестки трепещущей плоти.

   Новый стон сорвался с губ Синтии, когда его голова скрылась у нее между ног. Когда его язык коснулся возбужденного и напряженного бутона, Синтия выгнулась ему навстречу.

   – Ник! – простонала она, когда он обхватил ее за бедра, удерживая на месте.

   Да, он может делать то, что хочет, а он хочет именно этого.

   Все произошло слишком быстро. Синтия вскрикнула и выгнулась дугой. Он почувствовал губами, как сжались мышцы ее плоти, и по телу пробежала сладостная дрожь.

   И хотя его плоть продолжала оставаться болезненно напряженной, в этот момент он чувствовал в себе удивительную сдержанность. Он действовал медленно и терпеливо, целуя округлые бедра. Он мог бы оставаться здесь вечно, доставляя ей удовольствие. Смакуя ее и чувствуя, как дрожит ее тело, откликаясь на ласки.

   Но все-таки это слишком – держать ее привязанной к кровати еще несколько часов. Ему не хотелось, чтобы у нее онемели руки или стали ныть запястья.

   Синтия выдохнула его имя, когда он приподнялся над ней. У нее был совершенно довольный вид, и то, что она привязана к кровати, похоже, нисколько не волновало ее.

   Ник улыбнулся, хотя сердце при виде черной повязки у нее на руках стало биться сильнее. Он сместился немного ниже, и его восставшая плоть легко проникла в глубь ее тела.

   – Я люблю тебя, – пробормотал он. – Я люблю тебя.

   Синтия выгнулась, одной рукой обхватив платок, который удерживал ее привязанной к кровати. Увидев это, Ник напрягся.

   Это была его фантазия, и он никогда не смел подумать, что сможет превратить ее в реальность с Синтией. Это были его самые темные желания, и она осуществила их.

   Его толчки стали глубокими и ритмичными. Синтия уперлась ногами в матрас, чтобы встречать удары его плоти. Она закусила губу, всхлипывая и выгибаясь под тяжестью его тела.

   – Да, – прошептал Ник, видя, как натянулись завязки у нее на руках.

   Она сжала кулаки, а когда он ускорил ритм, то увидел, как они разжались от потрясения.

   – Возьми меня, – прорычал Ник.

   При каждом толчке его плоти у нее из горла вырывался крик.

   Прекрасный момент, и все же что-то продолжало беспокоить его.

   – Син. – Ник замедлил движение, потом остановился вовсе. – Посмотри на меня.

   Она открыла глаза, и Ланкастер накрыл ее своим телом, отдыхая. Он нежно целовал ее снова и снова.

   – Если…

   Он замолчал, обдумывая, сможет ли сделать это. Но она же позволила себя связать. Значит, и он сможет.

   – Если я развяжу тебя… ты прикоснешься ко мне?

   – В этом нет необходимости, Ник.

   – Есть. Это нужно мне. Только медленно, пожалуйста.

   – Хорошо.

   Он лег рядом и развязал ей руки.

   – И не… не прикасайся к волосам, хорошо?

   Синтия долго молчала, потом кивнула. Теперь ее руки были свободны.

   Ник лег на спину, направив ее на себя, и Синтия осторожно опустилась на него, удерживая руки на своих бедрах.

   – Так?

   – Да, так. Ты не представляешь, как ты прекрасна.

   Для него это был новый опыт, и хотя он ощущал внутреннюю дрожь, страха не было. Даже когда рука Синтии осторожно запорхала по его груди.

   Она положила сначала одну ладонь на его грудь, потом вторую. Ник закрыл глаза и прикрыл руками ее руки, прижимая их к себе. Она касалась его, но он все равно мог ее держать и знать, что ему нечего бояться.

   – Да, – выдохнул он, когда Синтия начала двигаться.

   Он позволил ей установить собственный ритм, найти свой темп. Она вонзила ногти ему в грудь, и он изумился, насколько приятна была ему эта боль. И когда, наконец, наступил долгожданный момент и поток его жизненной энергии с силой хлынул в нее, щеки Ника стали мокрыми от слез.

   Стук вторгся в ее сон, а ударившаяся о стену дверь окончательно разбудила ее.

   – Они исчезли, – прозвучал из темноты женский голос.

   – Что? – Синтия прижала одеяло к груди. – Кто?

   – Наши мужчины. Поторопись. Одевайся, я принесла твою одежду.

   – Дуэль! – вспомнила Синтия.

   – Да, да. Скорее.

   Синтия несколько мгновений пребывала в нерешительности, понимая, что она совершенно голая находится в постели мужчины. Но Эмма наверняка все поняла. Она же принесла ее вещи.

   Решение было принято. Она выпрыгнула из кровати и натянула сорочку, которую ей подала Эмма. Через пять минут, полностью одетая, она шла за Эммой, которая вела ее через лабиринты коридоров и лестниц.

   Они, наконец, добрались до входной двери и вышли в туманный серый рассвет. Их ждал двухколесный экипаж, и Эмма села на место кучера.

   – Вы знаете, где это происходит? – спросила Синтия под шорох гравия.

   – Я подслушала, когда Брэм вернулся обговорить детали. Но не уверена, что мы успеем добраться.

   Синтия крепко держалась, когда они вылетели прямо на лужайку и помчались к небольшому холму.

   Она собиралась не спать совсем, но после такого утомительного дня это было просто невозможно. Спал ли Ник? Не слишком ли он утомлен для дуэли и для решающего выстрела?

   Экипаж достиг вершины холма, и Синтия приготовилась увидеть сцену дуэли, но холм был пуст, и Эмма направила экипаж в долину.

   Синтия заметила лошадь, привязанную рядом с густой рощицей. Но только одну. Что это могло означать? Вторую лошадь она увидела, когда с деревьев взметнулась большая стая птиц. Синтия подпрыгнула, как будто услышала выстрел.

   – О Господи!

   – Мы почти приехали, Син. Не волнуйся. С ним все будет в порядке. Я уверена в этом.

   – Да, – взмолилась Синтия, – пусть так и будет.

   Она не могла представить себе мир без Ника, даже если их разделит океан. Она только что вернула его. И теперь ничего не может с ним случиться.

   Они спустились в долину, и Эмма пустила лошадей галопом. Казалось, что прошла целая вечность, пока они добрались до рощицы, потом еще одна вечность, пока они завернули за нее и увидели мужчин. Даже на расстоянии, даже в сумеречном и туманном рассвете она сразу узнала Ника.

   Другой человек поднял пистолет. Ник не двигался.

   – О нет! – воскликнула Синтия.

   – Что бы ни случилось, не отвлекай его! – Эмма хлопнула ее по коленке.

   «Целься! – мысленно крикнула Синтия. – Стреляй!»

   Но Ник уставился на Ричмонда, словно ему был неведом страх и пуль он не боялся.

   Экипаж стал замедлять ход. Тишину безмятежного утра нарушил звук выстрела, и сердце Синтии раскололось пополам. У Ричмонда дымился пистолет, а Ник по-прежнему стоял не двигаясь.

   Наконец Ланкастер поднял руку и еще некоторое время не торопясь рассматривал свою жертву. Ричмонд сделал шаг назад, но все было бесполезно. Ник нажал на спусковой крючок, в воздухе прозвучал выстрел, и Ричмонд стал падать.

   Эмма еще не успела остановить экипаж, а Синтия уже спрыгнула на землю. Она хотела сжать в объятиях Ника, потом наклониться к телу Ричмонда и плюнуть на него.

   Но Ник все еще держал пистолет наготове и целился прямо в Брэма.

   Синтия затормозила на влажной от росы траве, поняв, что ничего еще не закончилось.

   – Задержите Синтию, – обратился Ланкастер к Сомерхарту, прежде чем направиться к Брэму. Ричмонд лежал на траве у его ног, и кровь медленно сочилась из дырки в шее.

   Ланкастер испытывал непреодолимое желание выстрелить в него снова. Невозможно, чтобы это существо, которое причинило столько мучений, могло умереть так легко. Надо, чтобы он мучился.

   Но Ланкастеру был нужен его последний патрон.

   Он еще крепче сжал рукоятку пистолета и нацелил его в голову Брэма.

   – Ты его наследник?

   – Нет. Я выполняю обязанности экономки.

   – Ты его сын.

   – Да. – Брэм опустил глаза.

   – Ты вырос там, – Ланкастер колебался, – в его доме?

   – Да.

   Лицо Брэма было абсолютно безразличным, и Нику стало как-то не по себе. Вот так выглядел человек, воспитанный Ричмондом. Ни одной эмоции на лице. Ни одной мысли в глазах. Он был пропащим человеком, как будто никогда и не существовал.

   – А что насчет мисс Мерриторп?

   Ланкастер направил пистолет ему в сердце.

   – А что с ней? – пожал плечами Брэм.

   – Ты желаешь ей зла?

   – Теперь она меня не интересует.

   – А почему раньше она тебя интересовала? – напрягся Ланкастер.

   – Ричмонд хотел наследника, но сам не мог сделать это с ней. Мне он обещал две тысячи фунтов.

   – За что? – рявкнул Ланкастер, и рука, державшая пистолет, дрогнула.

   – За успешное оплодотворение.

   – Ты проклятый ублюдок!

   От гнева у Николаса зашумело в голове. Он так сдавил пистолет, что у него побелели косточки пальцев.

   – Застрелите меня, если хотите. – Брэм опустил руки. – Мне все равно. Мертвый или живой, я теперь освободился от него.

   Застрелить его. Ланкастер хотел этого. Этот человек собирался изнасиловать Синтию. По мнению Ланкастера, Брэм уже только за это заслуживал смерти. Но его пустые глаза указывали на то, что он уже давно умер.

   «Теперь я освободился от него».

   Этот человек тоже может быть монстром. А кто не станет монстром, живя в доме Ричмонда? Только как можно быть уверенным в этом?

   Ланкастер не знал, что делать, и, в конце концов, Брэм просто повернулся и пошел прочь.

   Все закончилось. К худу или добру, но теперь они освободились от него.

Глава 23

   Синтия вытирала мокрые от слез щеки.

   Ланкастер на расстоянии наблюдал за происходящим, борясь с желанием броситься к ней и утешить. Синтия в последний раз обняла мать, прежде чем та устало уселась в экипаж и помахала рукой.

   Как только экипаж тронулся с места, Ланкастер подошел к Синтии. Испытав значительное облегчение после окончания дуэли, Синтия все утро злилась на Ника за то, что он выскользнул из постели, не разбудив ее. Как будто он добровольно подверг бы ее опасности. Но, несмотря на ее настроение, он не мог оставить ее сейчас одну.

   – С тобой все в порядке?

   – Да.

   Синтия вытерла щеки и оглянулась на него.

   – Кажется, она была… потрясена.

   – Да, но она была рада видеть меня живой и не пыталась убедить вернуться домой.

   – Хорошо.

   – Я отдала ей половину денег. – Синтия повернулась, чтобы посмотреть вслед уехавшему экипажу. – И сказала, чтобы она берегла их на тот случай, если понадобится защитить себя или Мэри, если вновь возникнет такая ситуация. Но она может отдать их мужу, как только переступит порог Оук-Холла.

   – Но ты ничего не можешь с этим поделать.

   – Я знаю. Она чувствует себя в безопасности, когда рядом такой муж, который уверен во всем, что делает. Даже… Даже после того, что произошло. Она просила прощения, что не остановила этот сговор, но потом сказала, что я всегда была сильной. Сильнее Мэри.

   – Но ты правда сильная. Хотя это не повод, чтобы бросать тебя на произвол судьбы.

   Ник крепко сжал ее руку.

   – Ладно, – пробормотала Синтия. – Что сказали в магистрате?

   – Мне кажется, судья был вполне удовлетворен объяснениями Сомерхарта. И только лишь попросил меня задержаться на пару-тройку дней, если потребуется дополнительное расследование.

   – Спасибо, Господи.

   – Я думаю, что здесь более резонно благодарить Сомерхарта. Похоже, он был прав, когда говорил о власти герцогского слова. Я подумал, если у тебя есть минутка, может, мы прогуляемся по парку. Кажется, дождь закончился.

   Синтия кивнула, и они пошли в сторону парка.

   – С тобой все хорошо? – понизив голос, поинтересовался Ланкастер.

   – Я же сказала, все нормально.

   – Но после ночи…

   – Я довольно крепкая, чтобы выдержать ваш еще более серьезный штурм, уважаемый виконт, – сердито улыбнулась Синтия.

   Ланкастер задохнулся и едва не споткнулся о неровный камень на тропинке. Вся печаль Синтии моментально испарилась, и она смеялась до слез.

   – Ты такой высокомерный!

   – Неправда! Это ты ведешь себя бесчеловечно!

   – О да. Со мной все в порядке, не беспокойся.

   Боковым зрением Ланкастер видел, что она улыбается.

   – У тебя не осталось… отвращения?

   – Я даже не возмущена.

   Ланкастер притворился, что почувствовал лишь незначительное облегчение, тогда как на самом деле у него голова кружилась от счастья.

   – Я не хотел, чтобы ты стала свидетелем того, что произошло сегодня утром.

   – Я знаю.

   Ну, вот и все, больше здесь сказать было нечего. Но перед Ланкастером стояла еще одна трудная задача. Он проводил Синтию к каменной скамейке и сел вместе с ней.

   Начали цвести желтые нарциссы, и ветерок доносил запах молодой зеленой листвы. Наступила весна, и он должен возвращаться в Лондон.

   – Я о нашем будущем…

   – Ник, я не стану отрицать, что люблю тебя. Я тебя люблю. И всегда любила. Но любовь не может заменить семейное благополучие. Положение твоей семьи зависит от того, насколько удачно ты женишься. И я для этого неудачная партия и не стану разрушать твое будущее. Не стану.

   Ланкастер знал, что она должна сказать, и все же ему хотелось схватить ее, поцеловать и хорошенько встряхнуть.

   – Значит, ты отправишься в Америку?

   – Отправлюсь.

   – Хорошо, – ответил Ланкастер, и Синтия, похоже, поразилась его ответу. – Хотя, может, подождешь немного? Ведь ты можешь быть беременна. Моим ребенком.

   Он видел, как Синтия приложила на секунду руку к животу, и у него глухо стукнуло сердце, но она тут же покачала головой:

   – Нет. Я… У меня уже болит живот.

   Ланкастер с недоумением посмотрел на нее.

   – Это значит, что скоро опять начнутся месячные.

   – Ты уверена?

   Для него подобные вещи всегда были пленительной тайной.

   – Да. Так происходит каждый месяц, – покраснела Синтия.

   – Ты уже написала своей тете?

   – Да, написала.

   У Синтии был озадаченный вид. О да, она собиралась ехать, но все же ждала борьбы с его стороны.

   – Эмма говорит, что поможет тебе выбрать компаньонку. Я надеюсь, ты воспользуешься ее рекомендациями. Она хорошо разбирается в людях.

   – Конечно, – нахмурившись, сказала Синтия и замолчала.

   Они долго сидели молча, наблюдая, как колышутся головки нарциссов на легком ветерке. Или только Ланкастер наблюдал. Синтия смотрела на них так, словно они не оправдали ее надежд.

   – Я приеду за тобой, – нарушил, наконец, молчание Ланкастер. – Ни на ком другом я не женюсь. Никогда.

   Синтия повернулась к нему:

   – Ник, ты должен!

   – Нет, – ответил он бесцветным голосом. Он смотрел на их руки и сплетенные пальцы. – Если честно, я надеялся, что в том кладе окажется достаточно золота, чтобы выкупить долги обеих наших семей. Без этого… – Он пожал плечами. – Я найду выход. Я уже достаточно жертвовал ради своей семьи, Син. Я на собственных коленях заплатил за их комфорт и будущее, и я больше ничем не стану жертвовать ради них.

   – Но это неправда. – У Синтии дрогнула рука. – Это была ложь. Твой отец никогда бы… Он никогда бы… Скажи мне, что ты не веришь в это.

   Эта боль никогда не покидала его, и вот теперь благодаря воспоминаниям снова напомнила о себе с силой.

   – Да, это была неправда. Но потом превратилась в правду. Ричмонд заплатил за наш дом в Лондоне. Он заплатил за новый гардероб для моих родителей и для меня, за уроки танцев для моей сестры и за уроки французского для моего брата. Он купил нам легкий доступ к светскому обществу. Мой отец взял у него деньги в обмен на молчание. В обмен на услуги, которые я так тщательно оказывал.

   – Это неправда, – давясь слезами, прошептала Синтия.

   – Ради собственного оправдания, я думаю, он не хотел верить, что его сын был истерзан, изнасилован и едва не убит человеком, которому он доверял. Любому отцу тяжело это вынести. Легче поверить Ричмонду, который сказал, что это я сделал ему такое противоестественное предложение, а потом пытался покончить жизнь самоубийством, когда он вытолкал меня из своей постели.

   Ее ногти теперь вонзились в кожу, и было таким облегчением чувствовать эту физическую боль.

   – Знаешь, отец никогда больше не смотрел на меня. Либо я был вырождающимся трусом, либо он предал меня. Ни то, ни другое пережить невозможно, я думаю. Поэтому, когда я говорю, что не стану выполнять долг по отношению к своей семье, – Ник слышал, как повысился его голос, но остановиться не мог, – это значит, что я ничего им не должен. Я уже все им отдал.

   Невидимый зверь внутри его зарычал от удовольствия.

   Синтия медленно обняла его за талию. Ланкастер задержал дыхание и позволил ей сделать это. Она прижала голову к его груди, и он прижал ее к себе.

   – Не плачь. Я не пытаюсь злоупотреблять твоей жалостью, чтобы добиться своего.

   – Перестань, – приказала Синтия.

   – Просто я рассказываю тебе это, чтобы ты знала, что я настроен серьезно. Я не стану жениться ради денег. Ты была права. Я заслуживаю такого же счастья, как и любой другой человек. И я знаю, как добиться этого счастья.

   – Как?

   – Возможно, потребуется время, Син. Год. Возможно, больше. Ты стала причиной, по которой я освободился от этого долга, но не ты явилась началом этого. Ты станешь завершением. Ты будешь ждать меня?

   Ник отклонился немного назад, чтобы встретиться с ее взглядом, но Синтия не отвечала.

   – Ты веришь мне?

   – Я… – Синтия запнулась. – Через год все может случиться, Ник!

   – Тогда ладно. Не верь мне. Но я приеду за тобой, поэтому лучше не давай обещаний какому-нибудь американскому джентльмену. – Ник коснулся пальцем слезинки, которая катилась по ее щеке. – Лучше оставь возможность для меня.

   – Я не понимаю!

   – Позволь мне проявить себя.

   – В этом нет необходимости, Ник, – покачала головой Синтия.

   – Ты сказала, что я только думаю, что люблю тебя, потому что ты – как передышка в моих обязательствах. Но это не так, Син. Ты – сильная, смелая и страстная. Ты – мой лучший друг. Ты знала меня мальчишкой, видишь, каким человеком я стал, и все еще любишь меня.

   – Ник… – У Синтии дрожал подбородок. – Тебя так легко полюбить. Есть женщины с доходом в десять тысяч фунтов в год, которые будут любить тебя. Не соглашайся на меньшее, чем ты заслуживаешь.

   – Я заслуживаю быть счастливым, Син. Я найду способ. И приеду за тобой. И буду ухаживать за тобой так, как подобает, а не так… как я сделал.

   Синтия вытерла слезы и робко улыбнулась ему:

   – Если это было не так, как подобает, тогда я не уверена, что разбираюсь в этом.

   Ланкастер проворчал что-то в ответ, но на самом деле испытал облегчение.

   – А еще мне необходимо взять на вооружение ужасные рисунки раздетых мужчин.

   Синтия покачала головой.

   – Если я найду тебя развлекающейся с красивым американцем, когда приеду, мне придется случайно упомянуть о твоей папке с рисунками.

   Синтия не смеялась, но слезы высохли. Николас поднял ее со скамейки, и они продолжили прогулку по парку.

   Он сделает все так, как следует, даже если сердце его будет разрываться от тоски. И она будет ждать его, потому что сказала, что всегда его любила. Поэтому будет ждать. Он был почти уверен в этом.

   Ланкастер смотрел на янтарный отблеск виски и думал, что ему делать. Перемены, которые он затевал… Они и его изменят тоже. Но он уже чувствовал себя другим. В нем жила надежда. Вместе с капающей на траву кровью Ричмонда из него уходила ярость.

   За его спиной открылась дверь кабинета. Ланкастер встал и повернулся к Сомерхарту:

   – Я надеялся, что ты случайно наткнешься на меня. У тебя есть минутка?

   Сомерхарт налил себе виски и, кивнув, сел в кресло напротив.

   – Ты был прав насчет магистрата. Я получил уведомление, в котором сообщается, что я могу уезжать. Похоже, его удовлетворила твоя версия событий.

   – Я герцог, Ланкастер. Моя правда действительно правда.

   – Даже когда это не так.

   – Ричмонд выстрелил первым, – пожал плечами Сомерхарт.

   – Ты забыл упомянуть, что это была дуэль.

   – Действительно забыл.

   Герцог откинул голову на спинку кресла.

   – Возможно, короля не так легко разубедить.

   – Посмотрим. Но я уверен, что он будет только рад, что титул перешел по наследству. А кто будет протестовать? Новый граф? Никто ничего не потерял со смертью этого животного.

   – Спасибо, ваша светлость. – Ланкастер посмотрел на свой бокал.

   – Пожалуйста. Я полагаю, мой долг исчерпан?

   – Конечно. Теперь я вечный твой должник за…

   – О Господи, надеюсь, нет. Давай покончим с этим прямо сейчас, а? Будем здоровы! – Сомерхарт выпил виски и со стуком поставил бокал на стол.

   Ланкастер тоже выпил, но не мог так легко закрыть эту тему.

   – Я должен извиниться. За то, что притащил его сюда за собой. И за то, что тебе пришлось выслушать.

   Сомерхарт, подняв голову, встретился взглядом с Ланкастером и долго смотрел на него.

   – Скорее всего, я никогда не скажу этого снова, поэтому слушай внимательно. Ты намного сложнее, чем я представлял себе, Ланкастер. Если бы ты не был настолько мерзко привлекателен, наверное, мог бы даже понравиться мне.

   Сомерхарт снова откинул голову на спинку кресла, а Ланкастер смотрел на него, онемев от изумления. Он не знал, что Сомерхарт хотел этим сказать.

   – Итак, ты собираешься ехать сегодня днем?

   – Да. Я надеюсь, ты проводишь мисс Мерриторп вместо меня. Она не привычна к путешествиям и…

   – Я отправлю ее на одном их своих кораблей и сам доставлю ее в каюту. Конечно, если ты не передумаешь и не примчишься назад до заката солнца.

   У Ланкастера все сжалось внутри от этой мысли. Он не хотел, чтобы она ехала, но у Синтии тоже были мечты, и он увидит, как она их осуществит, если… будет постоянно молиться, чтобы в ее мечтах нашлось место и для него.

   – Я не стану ее останавливать, – пробормотал Ник. – Что касается кораблей… – Он сложил руки пирамидкой и наклонился вперед, увидев, что Сомерхарт открыл глаза. – У меня есть для вас предложение, ваша светлость. Кое-что немного… необычное.

   Спустя несколько часов он уехал в Лондон в таком волнении, какого не чувствовал много лет.

Глава 24

   – О, смотри, – проворковала Леонора, кузина Синтии. – Это тот любезный мистер Морган. Думаешь, он привел своего сына?

   – Возможно, – Синтия немного наклонилась, чтобы за перьями на шляпке ее кузины увидеть происходящее. – Только, Леонора, пожалуйста, потише, я пытаюсь слушать музыку.

   – Ты такая умная, – вздохнула Леонора. – Так интересуешься всем.

   – Леонора, я почти ничего не знаю о музыке, искусстве и театре. Поэтому и интересуюсь всем этим. Ты ведь уже привыкла ко всему.

   – Думаю, да. Ой, вон мистер Эколз! У него глаза необыкновенного синего цвета. Как думаешь, это будет слишком, если назвать их барвинками?

   Синтия прикрыла глаза и расхохоталась:

   – Думаю, нет. У него действительно очень красивый цвет глаз.

   Леонора продолжала болтать, восхищаясь своим первым светским сезоном. Конечно, у Синтии это тоже был первый сезон, но ей было не семнадцать лет, и она не горела желанием знакомиться с проходившими мимо джентльменами.

   За три месяца в Нью-Йорке она уже познакомилась с огромным количеством мужчин. Американские мужчины – интересные, сильные, смелые и красивые. Но ни у одного из них не было таких карих глаз, искрящихся таинственным смехом. И ни один из них не знал настоящую Синтию.

   Они слышали ее акцент и считали ее благородной. Прошел какой-то глупый слух о том, что она кузина герцога, и ее приглашали в самые изысканные дома. Время от времени она боролась с непреодолимым желанием поднять бокал вина за ужином и сказать всем, что всего несколько недель назад ночевала на чердаке.

   Теперь она спала в огромной спальне на пуховой перине под чистыми белыми простынями. Она почему-то не думала, что ее американские родственники будут богатыми.

   По правде говоря, она не знала, что Америка – такая процветающая страна. Здесь все было во много раз лучше, чем она думала.

   Музыка, вечеринки, переполненные людьми улицы заставляли ее сердце подпрыгивать от радости. Здесь светило жаркое солнце, а в городе людей было больше, чем он физически мог вместить. Синтия обожала все это.

   И ужасно скучала без Ника.

   Вздохнув, она невпопад кивнула Леоноре. Кузина своей энергией, длинными ногами и энтузиазмом напоминала Синтии жеребенка. Как и сам бурлящий город. А Элеонора была вся в мать, которая приняла Синтию с силой урагана.

   Когда Синтия купила три новых платья, было доставлено более десяти коробок. Заказ каким-то образом увеличился в несколько раз. Когда она заказала пару черных туфелек, прибыли коробки с обувью всех цветов радуги. Розовые и голубые, зеленые и фиолетовые.

   Поначалу Синтия возражала, но постепенно уступила под напором тетушки. А сама задумалась, каким же должен был быть ее отец, и что о ее платьях подумает Ник.

   Ярко-желтый шелк платья скользил между пальцами. А каким он покажется для рук Ника? В декольте виднелся лишь намек на мягкую округлость груди. Проникнет ли его взгляд за границу шелка? Вспомнит ли он, как прокладывал там дорожку из поцелуев?

   – Синтия, будешь лимонад?

   Голос дяди заставил Синтию устыдиться собственных мыслей.

   Она огляделась вокруг и поняла, что в танцах наступил перерыв, и взволнованно встала.

   – Прости, дядя, должно быть, я замечталась.

   – Это стало твоим любимым занятием в последнее время, – мягко заметил дядя и улыбнулся.

   Какой разительный контраст с тоном ее отчима. Дядя тоже не отличался безупречностью. Он слишком много пил вечерами и мог быть ужасно груб со слугами. Он не был безупречен, впрочем, как и вся его семья, но безупречность была бы для него слишком тяжелой ношей. Ее тетя отличалась расточительностью и не интересовалась разговором, если речь шла не о нарядах или сплетнях. Леонора была очень похожа на мать, а ее брат, похоже, намеревался проиграть свое ежегодное жалованье еще до начала сентября.

   Но они были добрыми и открытыми людьми и, похоже, от Синтии не хотели ничего, кроме ее компании. Но за последние несколько недель Синтия превратилась в скучную компанию.

   Ник написал лишь дважды, и ни в одном письме не написал ничего важного. Банальные фразы и сведения о погоде. Что это могло означать? Он передумал приезжать за ней? Но каждое письмо он подписывал: «С любовью, твой Ник».

   Она без конца перечитывала эти два письма, но там не было ничего особенного. Тогда Синтия стала вспоминать их последние несколько дней, проведенные у Сомерхарта. Поразмыслив, она поняла, что Ник точно не обещал писать ей. Он сказал о своей любви, спросил, верит ли она ему, и пообещал приехать за ней. И это все.

   В первый месяц в Нью-Йорке она проявляла нетерпение. Во второй – сердилась. А теперь появился страх.

   Она боялась каждую минуту. За ужином, на спектаклях и сейчас, когда толпа несла ее в фойе театра, она боялась.

   Она нисколько не поддержала Ника. Ни капельки. Даже после того как он открыл ей свое сердце и показал все разбитые осколки, она ушла от ответа на вопрос о доверии. Но как же доверял ей Ник, если рассказал такую ужасную правду?

   Несомненно, она должна была сделать хотя бы небольшой шаг ему навстречу.

   Синтии стало стыдно. Она действительно боялась. Сомнения заполнили ее сердце, хотя она думала, что в Америке будет счастлива. Какое место она здесь занимает? Точно такое же, какое занимала в Англии. Леди, достигшая брачного возраста, и больше никто.

   Она не считала себя пешкой здесь, но все равно чувствовала себя отчасти неодушевленным предметом, который однажды вырвут из нынешней жизни и пересадят в другую.

   Сейчас ей было уютно и спокойно жить с семьей тети, но что будет через год или два?

   С Ником она чувствовала себя настоящей. Женщиной с прошлым, с мыслями и склонностью к озорному остроумию, которая однажды ночевала на чердаке и знала, как выкапывать лук. Женщиной, которая была влюблена…

   Синтия покраснела, войдя в роскошное фойе театра. Да, с Ником она была настоящей, но что, если он снова исчез из ее жизни? Если Имоджин Брандисс осознала свою глупую ошибку? Если она упала перед Ником на колени и умоляла его о прощении? Он никогда не оставался равнодушным к женским слезам.

   Потерявшись в своих несчастных мыслях, Синтия наткнулась на спину дяди. Испугавшись, она огляделась вокруг. Сверкающие украшениями и шелками дамы стояли тесными кружками, а мужчины в черных фраках толпились вокруг них. Синтия пошла за дядей, который и привел ее к Леоноре.

   – Синтия! – вскрикнула та. – Ну, где ты была?

   – В ложе, где ты меня оставила.

   – Я думала, ты пошла за мной, глупышка. Иди сюда и познакомься с мисс Ли. Ты уже знакома с ее братом, мистером Этаном Ли. У них самый симпатичный коттедж на Кейп-Мей.

   Она повернулась к стоящему рядом молодому человеку.

   – Пожалуйста, скажите еще раз, что вы нас приглашаете. Синтия никогда не бывала на Кейп-Мей!

   Молодой человек поклонился:

   – Рад снова видеть вас, мисс Мерриторп. Я надеялся, что, может быть, встречу вас сегодня вечером.

   – Вы слишком добры, мистер Ли. Вам нравится спектакль?

   – Отличный спектакль, но он, должно быть, необычен по сравнению с культурой, к которой вы привыкли. Я надеюсь… Я надеюсь, что не обременю вас, если завтра зайду навестить вашу семью. Когда мы в последний раз виделись, вы сказали, что читаете поэму Марии Брукс, и я решил приобрести такую книгу для себя. Я бы хотел узнать ваше мнение о языке.

   – О, я…

   Что она должна была сказать? Ей не хотелось поощрять его, но он хороший человек, и если она поговорит с ним, то никакого вреда не будет.

   – Конечно, – пробормотала Синтия, как раз вспомнив, как описана сильная страсть на последних страницах книги.

   – Это большая честь для меня, – выдохнул мистер Ли, взяв ее руку для вежливого поцелуя, который, однако, длился дольше, чем она ожидала.

   В голове Синтии стучало слово «нет».

   – Синтия! – послышался голос Леоноры.

   Она подпрыгнула и почувствовала, как краска стыда заливает ее лицо и шею. Мистер Ли отпустил руку Синтии, но когда увидел ее румянец, в глазах вспыхнуло удовольствие.

   У Синтии было желание повернуться и поскорее сбежать. «Расскажи ему о безобразных рисунках, и он убежит», – звучал в ее голове голос Ника. Но у нее не было полной уверенности, что он прав.

   Год, вдруг печально подумала она. Возможно, она не увидит его целый год.

   – Кузина, ты знаешь, кто здесь присутствует? – захлебываясь от восторга, говорила Леонора и трясла Синтию за руку.

   – Сын мистера Моргана?

   – Нет! Английский джентльмен!

   Еще один? За последние несколько месяцев ей навязывали каждого английского «джентльмена», который появлялся в пределах десяти миль от Манхэттена. Двое из них были шотландцами. Похоже, американцы не понимали разницы.

   Леонора всякий раз изумлялась, когда оказывалось, что Синтия никогда не встречалась с данным джентльменом. «Но Англия такая маленькая», – твердила она.

   – Я слышала, что он настоящий лорд, Синтия! Ты должна его знать.

   – Я говорила тебе, что на самом деле никого не знаю, Элеонора. Честно.

   Синтия почувствовала новый приступ грусти, который заглушил прежнее удовольствие от вечера, – когда Леонора и мисс Ли склонили головы друг к другу и увлеченно зашептались.

   – Кажется, у меня разболелась голова. Как ты думаешь, твоя мать разрешит мне взять ландо, чтобы уехать домой? Я потом пришлю его назад.

   – Позвольте мне помочь вам найти ее, мисс Мерриторп, – предложил свою руку мистер Ли.

   – Спасибо.

   Она осторожно взяла его под руку.

   – О, Синтия! Ты не должна уезжать! Мисс Ли говорит, что видела его, когда он заходил в театр. Он такой красивый и… – Она восхищенно вздохнула. – Мисс Уитман сказала ей, что он виконт! Ты можешь себе представить?

   Мисс Ли выбрала этот неудачный момент, чтобы развернуть Синтию к толпе. Внутри у Синтии тоже все перевернулось. Перо в волосах щекотало подбородок. Виконт?

   – Подождите, – пробормотала Синтия, понемногу приходя в себя. – Виконт?

   – Мисс Мерриторп, вы хотите присесть?

   И потом она увидела беспечные локоны знакомых золотистых волос, а эта голова поворачивалась к ней так медленно, что ей хотелось пронзительно закричать.

   На ней остановился взгляд карих глаз, и рот Ника расцвел в широкую улыбку настоящей радости. У Синтии замерло сердце.

   – Мисс Мерриторп? – прошептал мистер Ли. – У вас кружится голова?

   Взгляд Ника скользнул туда, где ее рука соприкасалась с рукой мистера Ли, и Синтии захотелось немедленно оттолкнуться от него.

   – Принесите мне лимонада.

   – Конечно! Только сначала найдем для вас стул.

   – Не надо, со мной все в порядке. Просто немного жарко.

   Когда Синтия посмотрела туда, где стоял Ник, он исчез. Ее сердце вернулось к жизни, кровь оглушительно стучала в висках. Где он? Неужели это только привиделось ей, как мираж в пустыне? Эта мысль казалась ей невыносимой.

   Синтия внимательно осмотрела помещение, но вокруг нее плотно стояла толпа.

   – Синтия. – Леонора положила ей руку на плечо. – Синтия, я думаю, это он. С моей матерью.

   – Где?

   Синтия повернулась и в расступившейся толпе увидела Ника. Он шел через фойе, заложив руки за спину и немного наклонившись, чтобы слышать слова ее тети. Он вскинул взгляд на Синтию, его глаза искрились озорством.

   – Ник, – прошептала Синтия.

   – Что? – удивилась Леонора.

   – Ничего.

   – О, это так интересно!

   Синтия кивнула. Это было настолько интересно, что она думала, что упадет сейчас в обморок. Но Ник казался вполне спокойным, когда остановился перед ними.

   – Лорд Ланкастер, – с восторгом выпалила тетя, – я с удовольствием хочу представить вам свою дочь, мисс Россбург, и племянницу, мисс Мерриторп. Девочки, это виконт Ланкастер, – с чувством объявила она.

   – Большая честь для меня, мисс Россбург, – поклонился Ланкастер.

   Леонора присела в глубоком реверансе.

   – А с вашей племянницей, миссис Россбург, – Ник повернулся к Синтии, – я имел удовольствие познакомиться в Англии.

   Синтия уставилась на него, открыв от изумления рот.

   – Возможно, она меня не помнит.

   – Лорд Ланкастер, – выдохнула Синтия, сделав реверанс.

   – Это так интересно, – повторила Леонора, подпрыгивая на мысочках.

   – Лорд Ланкастер, – заговорила миссис Россбург, – я настаиваю, чтобы вы приехали к нам на ужин завтра вечером.

   Ник снова поклонился, совершенно невозмутимый и очаровательный, словно они не расставались на сто десять дней. Синтия жадно всматривалась в его улыбку.

   – Миссис Россбург, я буду очень рад. Какие американцы добрые, проявляют интерес к одинокому незнакомцу.

   Ее тетушка захихикала, как девчонка, а потрясение Синтии постепенно переросло в гнев. Одинокий незнакомец? Что это за вздор такой? И почему он ведет себя как просто знакомый?

   – Лорд Ланкастер, – поспешно начала Синтия, но Ник уже протянул руку тетушке.

   – Не откажите мне в любезности, миссис Россбург, написать свой адрес, я еще не очень хорошо знаком с вашим городом. Мисс Россбург. Мисс Мерриторп. Я рад встрече с вами и буду считать минуты до завтрашней встречи.

   И Ник повел тетушку, даже не оглянувшись назад.

   Синтия в изумлении смотрела ему вслед, а потом ее захлестнула ярость.

   Зазвонили колокольчики, приглашая: зрителей вернуться на свои места. Синтия стояла не двигаясь среди потока людей, сжав кулаки. Когда она увидела Ника в компании других джентльменов, она устремилась к нему.

   Синтия успела перехватить его, когда он собрался подниматься по лестнице, и схватила за рукав:

   – Ты что делаешь?

   Ник грациозно повернулся к ней со счастливой улыбкой на губах.

   – Мисс Мерриторп! Какой приятный сюрприз!

   – Николас Кантри, либо ты немедленно все объяснишь, либо я встану здесь перед тобой и выкрикну самое отвратительное ругательство, какое смогу придумать.

   – Ну и ну! Интересно, что же это будет? Вероятно, что-то действительно шокирующее, я полагаю.

   Он предостерегающе поднял руку, заметив, что Синтия сделала глубокий вдох.

   – Успокойся, Син. – Он наклонился к ней. – Я ухаживаю за тобой.

   – Ты… Что?

   – Я ухаживаю, за тобой как положено, помнишь?

   – Помню ли я? – Кровь ударила ей в лицо, глаза наполнились слезами. – Я посылала письма, а ты писал в ответ всякую ерунду. Прошло много месяцев с тех пор, как мы виделись в последний раз. Я испугалась. Я скучала без тебя, Ник.

   – Любовь моя, не плачь. – В его глазах пропал холодный блеск очарования, взгляд стал мягким и теплым. – Пожалуйста. Давай сюда, Син.

   Ник мягко потянул ее в сторону, к узкому алькову, где можно было скрыться от любопытных глаз. Он прижал к ее лицу носовой платок, но Синтия оттолкнула его руку. Она вытерла глаза и нахмурилась.

   – Значит, ты со мной познакомился?

   – А что ты хотела, чтобы я сказал? Что я знаю тебя по-библейски? Как Адам знал Еву?

   – Ну… Что ты здесь делаешь? Что произошло?

   – Уверен, что завтра у нас будет время поговорить. – Ник оглянулся на проходившего мимо мужчину, который бросил любопытный взгляд в их сторону. – Мы снова ведем себя несоответствующим образом. Пойдем, я верну тебя твоей семье.

   – Подожди. – Синтия взяла его за руку. – Приходи ночью к моему окну. На втором этаже с восточной стороны…

   – Я точно не приду.

   – Там есть балкон. Если ты…

   – Я безобразно обращался с тобой прежде. – Ник отступил назад. – Я был помолвлен с другой женщиной и обесчестил тебя. Больше так вести себя я не стану.

   – Не будь глупцом!

   В его глазах вспыхнуло возмущение, он поклонился:

   – До свидания, мисс Мерриторп.

   Синтия даже не успела ответить ему. Ник повернулся и исчез, растворился в толпе. Ей оставалось только шмыгать носом и считать, сколько часов пройдет до завтрашнего ужина.

   «Негодяй! – мысленно кричала она ему вслед. – Безрассудный и жестокий грубиян, бессердечный хам!»

   Но он был здесь.

   Усмехаясь, Синтия выскользнула из алькова и направилась к своему месту в зале.

   Ее затрудненное дыхание громким эхом отдавалось в комнате, и все поворачивались в ее сторону.

   – Простите, – только и смогла сказать Синтия, потом похлопала по горлу, как будто слишком быстро проглотила вино.

   Ник внимательно наблюдал за ней. Неужели он только что сказал, что является совладельцем судоходной компании?

   – Основной владелец «Хантингтон шиппинг» – герцог Сомерхарт, – продолжал Ник.

   – Это я слышал, – откликнулся дядя.

   – А есть какой-то шанс, что сам герцог приедет? – встряла тетушка.

   Глаза Ника с необыкновенной серьезностью наблюдали за Синтией, которая застыла где-то в глубине комнаты. Он вложил деньги с Сомерхартом? Но где он нашел такие деньги? Ерунда какая-то.

   Ее тетя пригласила к ужину еще три семьи. Какой смысл приглашать виконта к ужину, если невозможно похвастаться этим? Остальные гости толпились вокруг Ника, не давая ей приблизиться к нему вплотную. Поймав его взгляд, Синтия прищурилась.

   В Англии она была абсолютно уверена в своей позиции. Она благородно отказалась выйти за него замуж и разрушить его семью. Но теперь что-то внутри ее изменилось. Она была в Америке. Эта новая страна позволила ей по-новому посмотреть на некоторые вещи в жизни. Здесь люди сами строят свою судьбу. Так почему же она не должна делать это?

   Здесь они верят в поиски счастья. Они верят в судьбу. А ее счастье и ее судьба – Ник, Синтия была уверена в этом.

   Когда они были в Англии, он называл ее сильной и смелой. Тогда она этому не поверила. Но, стоя на палубе корабля, плывшего через океан, она почувствовала себя смелой. Когда соленый ветер вздымал ее юбки, и солнце сверкало на воде на тысячи миль впереди, она почувствовала себя сильной.

   Теперь она чувствовала себя богиней возмездия, решившей идти своей дорогой. Возможно, это имело какое-то отношение к приданому, которым ее одарила тетя. «Это – единственное, чего хотел бы твой отец», – сказал она.

   Тысяча фунтов.

   Не состояние, конечно, но здесь, в Америке, они могли бы их вложить куда-то. Или она инвестирует их в «Хантингтон шиппинг».

   Синтия с подозрением посмотрела в сторону Ника. Совладелец?

   Какие бы ни были у нее подозрения, она лишь на короткое время задержала на нем взгляд. Потом ее привлекли движения рук Ланкастера, когда он сказал что-то, чтобы позабавить гостей, собравшихся вокруг него. Он засмеялся, откинув назад голову и открыв шею. Синтия не видела шрама, но она подумала о нем.

   Ему было бы лучше жениться на богатой женщине. Его жизнь была бы легче. Но кто поймет его так, как понимает Синтия?

   Ей стало страшно, когда она подумала о том, как он осторожен со своим телом. Как защищает его. Другая женщина этого не поймет. Она может прикоснуться к его волосам и причинить ему боль. Она может не захотеть связывать себе руки, может унизить его за это.

   Как же она может добровольно отдать его кому-то еще?

   Не может она сделать это. Синтия решительно вздернула подбородок.

   – Давайте пройдем в столовую, – хлопнула в ладоши тетя. – Лорд Ланкастер, я посадила вас с мисс Мерриторп, чтобы вы не чувствовали себя неуютно в окружении незнакомцев.

   К Синтии вернулась радость жизни, она чувствовала триумф. Наконец-то он окажется в ее власти.

   – Лорд Ланкастер, какое счастье видеть вас снова, – сказала она, приблизившись к Нику. – Для меня была большая честь наблюдать за вами с другого конца комнаты.

   – Мисс Мерриторп, – осторожно начал Ник, но потом его взгляд остановился на ее губах. – Ваша красота поражает. Как всегда.

   Он протянул ей руку. Она планировала измучить его сегодня вечером, но когда взяла под руку, ее пронзило такое удовольствие от ощущения его близости, что даже в животе заныло. Это она испытывала муки. Тем не менее, Ник закрыл глаза и вздохнул.

   – Мне нужно поговорить с тобой наедине, – прошептала Синтия, справившись с собой.

   – Это будет неправильно, – покачал головой Ник.

   – А я неправильная, и ты это хорошо знаешь.

   Ник оглянулся вокруг, и на его лице промелькнула тревога, но никто не обращал на них внимания. Синтия намеренно делала маленькие шаги, чтобы затянуть этот момент уединения.

   – У меня есть вопросы, – настаивала она. – Если ты не придешь ко мне в комнату, жди в библиотеке после ужина. Я выскользну из столовой, никто и не заметит нашего отсутствия.

   – Я не стану рисковать твоей репутацией. У нас будет масса времени поговорить, когда я завтра загляну на чай.

   – Я не желаю говорить о шляпках и о книгах!

   – Я новый человек, Синтия, – наклонился к ней Ник. – И решил больше не выбирать легких путей. Если есть что-то в моей жизни, что я намерен сделать правильно, то это – наши отношения. Я буду в Нью-Йорке целый месяц. Пожалуйста, позволь мне сделать все так, как следует.

   И Синтия почувствовала симпатию к нему. Понимание. Потом она посмотрела на его руку, на загорелое запястье. Она уже так долго ждала. Она была сильной и смелой. Он была решительной.

   – У меня есть кавалер.

   – Лгунья.

   – Ты бы лучше не терял, времени. Он в любой момент может сделать мне предложение.

   – Это ужасно, что ты любишь меня. У бедняги будет разбито сердце.

   Ну и что она должна была сказать на это? Она не станет отрицать свою любовь к нему и даже торопить его. Но она знает его слабость. Она знает, как остаться с ним наедине.

   Синтия вздернула подбородок и прошептала ему на ухо:

   – Я отказалась от панталон сегодня вечером, лорд Ланкастер.

   Его туфли словно приросли к гладкому полу коридора, и Ник едва не упал. Он остановился и почувствовал, как горит у него лицо.

   – Ты никогда их не носила. Что ж тут удивительного?

   – Теперь я их ношу. Розовые. Отделанные кружевом и расшитые обнаженными девушками из гарема.

   – Это неправда!

   – Приходи вечером в мою комнату, и я тебе покажу.

   Синтия улыбалась, когда за ужином он подвинул ей стул. А Ник не мог оторвать от неё глаз.

* * *

   Черт возьми! Проклятие!

   Ланкастер беспокойно ходил по спальне снятого им номера.

   Синтия изводила его весь вечер. Дарила ему озорные улыбки. Наклонялась к нему всякий раз, когда разговаривала с леди, сидевшей рядом с ним с другой стороны. Однажды она даже пробежала пальцами по его бедру, и это было… здорово. По-настоящему здорово.

   Она флиртовала с ним. Взглядом издевалась над ним. И говорила о своих панталонах. В обществе.

   Когда Ланкастер прибыл в Лондон, когда он, наконец, оказался вдалеке от Синтии, собственное поведение ужаснуло его. Так безрассудно предаться страсти с укрывавшейся молодой девушкой. Подвергнуть опасности ее репутацию и будущее… Его поведение было достойно осуждения.

   Придя к такому выводу, Ланкастер принял решение вести себя с предельным уважением, чтобы доказать Синтии, что способен на это. Доказать, что она может доверять ему во всем.

   Когда она была за океаном, это казалось ему довольно легкой клятвой. Но теперь он опять был рядом с ней, он сильно скучал, а она была чертовски хороша. Его тело, как высохшая оболочка, хотело наполниться Синтией.

   Когда она окликнула его в театре, ему потребовалась вся сила воли, чтобы не подхватить ее и не унести в экипаж, и… И что? Изнасиловать ее? Прямо в экипаже на городской улице?

   Это шло вразрез с его планами. Ланкастер снова стал мерить шагами комнату, столкнувшись с неприятной правдой. Он не мог сопротивляться ей. Всего в течение пары секунд она пробежалась пальцами по его ноге к бедру, но его плоть отреагировала мгновенно, и он страдал потом минут тридцать.

   Достаточно только вспомнить, и опять страдания.

   Ник посмотрел на часы. Почти половина двенадцатого. Последние слова Синтии звучали у него в ушах: «Если ты не найдешь дорогу в мою комнату до полуночи, я найду дорогу в твою».

   Она же не станет бродить по улицам в полночь в поисках места его проживания? Если не считать того, что за ужином он вскользь упомянул название отеля, где остановился. А Синтия отличается чертовским упрямством.

   – Проклятие, – пробормотал Ник, глядя на часы.

   Ему придется идти только ради ее безопасности. А когда она рядом, он не в силах сопротивляться.

   О, это будет совсем неблагородно.

   Синтия посмотрела на часы. Без пяти двенадцать, а Ника нет.

   Когда она пришла в свою комнату, то никак не могла разрешить одну головоломку. Позвать ли служанку помочь ей надеть новое неглиже, чтобы Ник увидел ее во всем блеске? Или предположить, что он не придет, и остаться в обычной одежде? Ее ярко-синее платье, возможно, было не самым практичным нарядом для спуска с балкона, но это лучший выбор, чем пеньюар из бледно-желтого шелка, что был на ней сейчас.

   Проклятие. Ей надо проскользнуть в отель «Ледбеттер» во что бы то ни стало.

   Синтия подошла к кровати, чтобы взять накидку. Она уже потянулась за часами, когда открылась дверь на балкон.

   Синтия замерла, все еще не веря, что это мог быть он. Но в комнату вошел Ник, его лицо перекосилось от ярости, а штаны были порваны на колене.

   – Ты действительно собиралась сделать это?

   Он указал на часы в ее руке.

   – Но я же сказала, разве нет?

   – Ты упрямая, несносная женщина. – Ник шагнул к ней. – Я пытаюсь благородно и скромно ухаживать за тобой, а ты…

   – Что ты такое придумал, Ник?

   Синтия бросила часы на пол и скинула с плеч накидку. Когда его взгляд остановился на ней, она прекрасно знала, что он видит. Сквозь бледный шелк были видны соски и темный треугольник волос между бедер.

   Его глаза лихорадочно заблестели.

   Синтия взялась за пеньюар, чтобы снять его.

   – Стоп! – гневно прошептал Ланкастер.

   – Я хочу тебя.

   – Нам придется подождать.

   – Нет.

   – Есть кое-что, что мы должны обсудить. Кое-что серьезное, что я хочу…

   – О, ради Бога, просто попроси меня выйти за тебя замуж, и покончим с этим!

   Ник слова не мог вымолвить от изумления. Он выругался, потом сложил руки на груди, наконец, указал на стул в углу комнаты:

   – Сядь.

   – Нет.

   – Сядь, или я поменяю отель, и ты опять долго не увидишь меня.

   Синтия изучала его лицо, пытаясь понять, что в нем изменилось. Его решительность носила теперь какой-то другой характер.

   Ник потянул свою манжету и улыбнулся:

   – Через четыре месяца я снова буду в Америке. Возможно, тогда мы и увидимся.

   – Черт! – вспыхнула Синтия и шлепнулась на стул, постаравшись, чтобы пеньюар поднялся как можно выше, открыв лодыжки.

   Сначала он проверил, закрыта ли дверь. Как будто она не подумала об этом. Потом подошел к открытой балконной двери и долго смотрел в ночное небо. Наконец повернулся к Синтии.

   – Как только я оказался в Лондоне, сразу же отправился к Имоджин Брандисс и ее отцу. Даже домой не заходил. Просто хочу, чтобы ты это знала.

   – Тяжело было? Она успокоилась?

   – Тяжело было… ровно настолько, насколько я и думал.

   – Прости, – съежилась Синтия.

   – Но у нее был благодарный вид, как мне кажется. Все разрешилось. Потом мне пришлось сказать об этой новости матери.

   – О нет. – Синтия была так увлечена своими желаниями в отношении Ника, что совсем забыла о тех трудностях, которые ему пришлось вынести. – Она, наверное, была очень… взволнована такими новостями.

   – Это правда. Но ей предстояло выслушать еще одну тяжелую новость. Эту новость я хочу обсудить и с тобой тоже.

   – Что такое? – Синтия выпрямилась.

   – Во-первых, я стал экономить. Более чем наполовину урезал довольствие брату и продал дом матери в Лондоне…

   – О Боже…

   – И подал прошение королю отменить ограничение прав на собственность на мой городской дом. Это такое огромное чудовище, продажа которого принесет огромную сумму, если король согласится. Я выплачу все долги и пущу деньги на ремонт оставшейся собственности. Через несколько лет мой доход вырастет. Что касается матери… Я сниму в Лондоне дом для семьи на время светского сезона, а на зиму они могут уезжать в деревню, как всегда.

   – Понятно. А где будешь жить ты во время сезона?

   Ник посмотрел на нее сквозь ресницы, потом опустил глаза.

   – Именно это я и хотел обсудить с тобой.

   Синтия занервничала.

   – Я не буду… Я не буду вести привычный образ жизни. – Ник вздохнул и провел рукой по волосам. – Это трудная тема.

   – Ник, где, скажи, ты нашел деньги, чтобы вложить их?

   – Я не нашел денег.

   Синтия помолчала, ожидая, что он скажет, но он молчал.

   – Пожалуйста, Ник, скажи мне, чтобы мы могли закрыть эту тему.

   – Ладно. – Он немного походил по комнате, нахмурив брови. – Я сделал предложение Сомерхарту. Он предложил мне пять процентов, как часть моей компенсации.

   – Компенсация? Я не понимаю.

   – Я… – Ник прочистил горло. – Я получил место.

   – Место?

   – Не думаю, что ты отнесешься к этому благосклонно. Женщина твоего уровня не должна терпеть подобное. Если ты не можешь…

   – Что за место? – отмахнулась от его слов Синтия. – Что ты знаешь о судоходстве?

   – Ничего. Я просто должен быть обаятельным.

   – Ты всегда обаятельный.

   – Да. Но теперь я должен убеждать людей вести дела с «Хантингтон шиппинг». Ради прибыли. И доли в компании. Я должен стать самым желанным гостем в нью-йоркском обществе. А также в Бостоне. И, возможно, в Саванне.

   – Ты шутишь?

   – Нет. – Ник широко расставил ноги и смотрел прямо на Синтию. – Боюсь, что нет. У меня серьезные намерения увеличить прибыль «Хантингтон шиппинг» втрое в течение года. Это путь, который я выбрал, Син. Если идея тебе не нравится, или…

   – Это же отлично!

   – Что? – с недоумением спросил Ник.

   – Ты не подведешь, у тебя все получится.

   – Не говори так.

   Синтия больше не могла сдерживать себя. Она вскочила с места и бросилась к нему.

   – Это здорово! – Она стала покрывать поцелуями его щеки, подбородок, и наконец Ник обнял ее. – Я так горжусь тобой. Проси моей руки, – поторопила Синтия.

   – У меня уже не будет прежнего положения в обществе. Там и так неодобрительно отнеслись к разрыву помолвки с мисс Брандисс. Над моей головой истошно вопят кредиторы. Пошли всякие разговоры по поводу того, почему я мог убить Ричмонда. Если станет известно, что я служу… Мы представили все это так, будто я совладелец, но это лишь отчасти правда.

   – Пусть говорят. – Синтия умудрилась поцеловать его в шею, хотя Ник пытался отодвинуться. – Я теперь американка, а мы ждем от наших мужчин честолюбия.

   – Моя мать перестала со мной разговаривать.

   – Скоро она обвинит в этом меня, – рассмеялась Синтия.

   – Мне придется много ездить, Син. У меня, конечно, остались обязанности виконта, но…

   – Возьми меня с собой.

   Синтия снова поцеловала его в шею.

   – Непременно возьму.

   – Проси меня стать твоей женой, – прошептала она.

   – Синтия… – Ник положил руку ей на затылок, как бы поддерживая голову. – Ты уверена, что все хорошо поняла? Это место недостойное для мужчины с моим положением. Или для такой леди, как ты.

   – Ник, это… Ой, ты такой умный, – улыбнулась Синтия.

   Ник по глазам видел, что она говорит искренне, поэтому кивнул, прижался губами к ее лбу, потом легко коснулся губ.

   – Какой я умный? Но я буду работать изо всех сил, чтобы заставить тебя гордиться мною.

   – Ты заставишь меня гордиться тобой.

   Губы Ника скользнули к ее уху, поэтому казалось, что главные слова он просто вдохнул в нее:

   – Выходи за меня замуж, Син. Будь моей женой, Доставь мне радость.

   Синтии давно не терпелось услышать эти слова. Она была готова выйти замуж, просто чтобы покончить с этим, чтобы он принадлежал только ей и навсегда. Но теперь, когда она их услышала, у нее замерло сердце, ее переполняли эмоции, и она едва могла дышать.

   – Син? Скажи «да». Пожалуйста.

   Она любила этого человека всю свою жизнь. Выйти за него замуж – слишком большой соблазн.

   – Возможно. Ты не мог бы попозировать для моих набросков? – спросила она.

   – Э-э… конечно, – пожал плечами Ник. – Почту за честь.

   – Тогда «да». – Синтия ухмыльнулась в такое дорогое и знакомое лицо. – Да.

   Это простое слово, похоже, уничтожило в его голове все мысли о чести джентльмена. Он требовательно поцеловал Синтию, пробежав руками по ее бедрам и прижимаясь к ее животу. Когда она сбросила неглиже, он пробормотал что-то об оскорблении доверия ее дяди и тети. Когда Синтия обхватила руками полукружия груди и сказала, что одинока, Ник попытался возразить, сказав, что через несколько дней они поженятся, а до тех пор он должен вести себя благопристойно.

   Но когда она легла на кровать, сжала запястья вместе и вытянула руки высоко над головой, Ник не сказал ни слова. Он был слишком занят, покрывая поцелуями ее тело и спускаясь к животу. Синтия тоже была слишком занята мечтами о близости, чтобы беспокоиться о чем-то другом.


Примичания

Примечания

1

   В греч. мифологии – прекрасный юноша, сын троянского царя Троса, похищенный Зевсом.