Морверн Каллар

Алан Уорнер

Аннотация

   В канун Рождества девушка из портового города на севере Шотландии находит своего бойфренда мертвым на полу кухни – странноватый малый покончил с собой. Ее реакция на случившееся столь же интригующа, сколь и аморальна: надо бы позвонить в полицию, но она вместо этого идет на работу, отрывается на дискотеке…




Алан Уорнер
Морверн Каллар

   Памяти Дж. Каннингема (1965–1989)

   Также посвящается Хизер Блэк, Хольгеру Зукаи, Петеру Брёцману и Дункану Мак-Лину

   Мистер Клей в той же нерешительной манере сказал ему, что имел в виду совсем не книги и отчеты о договорах и сделках, что иногда пишут и о других вещах и люди, случается, это читают. Клерк поразмыслил над его словами и повторил, что не слышал о таких книгах.

Айзек Динесен. Бессмертная история

   Он вспорол себе горло ножом. Чуть не отхватил секачом руку. Он уже не мог возражать, поэтому я закурила «Силк кат». Какая-то волна пробежала по мне. Было страшно, но я стала раздумывать, как мне быть.

   Голый и мертвый. Он лежал ничком, уткнув лицо в линолеум, посреди лужи крови. Огни рождественской елки то загорались, то гасли. Частоту этих миганий можно менять. Снова и снова возникал Он, распростертый на полу, а потом – черная как смоль темнота, в которой мерцал экран Его невыключенного компьютера.

   Я всплакнула, глядя на Него, мертвого, и подарки под елкой. Маленькие бесполезные подарки всегда меня расстраивали. Проливая слезы, я сначала плачу о себе, а потом обо всех. О той женщине с Корран-роуд, что утонула со всеми сыновьями и лодкой. Она пускала пузыри, пока не скрылась с глаз. Я зарыдала взахлеб, потекло из носа.

   «Силк кат» я бросила, и сигарета догорела до фильтра на лакированном паркете. Я перестала рыдать, потому что уже задыхалась и умирала от холода. Убавила частоту мигания огоньков рождественской елки. Включила свет на кухне, затем водонагреватель, камин, но музыку ставить не стала.

   Представила, как, волнуясь, пойду к телефонной будке у гаража звонить в полицию, вызывать «скорую» – или кто там будет с этим разбираться? Потом узнают в порту. В газете напечатают фотографию. Придется известить Его старика папашу, который живет в далекой деревне. Дойдет до моего приемного отца, до всех на железной дороге и в супермаркете.

   Вода в ванной обычно нагревалась за полчаса, а часы на панели видео показывали около восьми. Нужно было вскипятить воды, чтобы умыть зареванное лицо.

   Я не могла пройти мимо Него, не ступив в кровь, боялась приближаться, вот и перетащила свои вещи в спальню. Приняла противозачаточную пилюлю, последнюю в этом цикле.

   Направилась обратно в кухню, перепрыгнула с разбегу через мертвое тело. В раковине скопилась гора тарелок, пришлось их мыть. Его лицо было возле самых моих босых ступней. Я подставила носик чайника под струю. Набрав воды, надела на него свои трусики, натянула резинку на бока. Когда вода закипела, влезла в трусики, уже теплые. Снова перепрыгнула через Него, готовая отбросить чайник, который держала в руке, – в конце концов, кому надо шпарить ноги? Одной ступней угодила в кровь. Сделала шаг и громко выругалась. Вытерла ногу о коврик.

   Умылась водой с запахом пригоревшего металла, захотела в туалет.

   Сидя там, я осознала, что заперла дверь, хоть Он мертв. Справила малую, затем большую нужду, не забыв подтереться спереди назад, как всегда. Он был мертв, но я воспользовалась освежителем воздуха.

   Чтоб занять себя чем-то, я прибрала все подарки для Него, Рыжего Ханны, Ванессы Депрессы и Ланны в чулан. Закурила «Силк кат». Выложила в ряд все Его подарки мне, вскрыла упаковки, одну за другой, как коробки с яблоками на работе: куртка из бычьей кожи, пара тонких желтоватых чулок, золоченая зажигалка, корсаж из шелка, дорогой на вид плеер с батарейками. Я опять разревелась, ступив в кровь и упав на колени. И закончила тем, что стала трогать Его волосы – ведь все остальное уже остыло. Кровь на полу подернулась пленкой. Увидев, что она запекается, я сунула окурок «Силк кат» в лужу, и он зашипел, затухая.

   Ревела я так долго, что вода успела нагреться. Когда я поднялась, из-под ошметков кровавой пленки, прилипших к моим ногам, выступили свежие капельки. Мои босые ступни пятнали пол. Я размазала следы, затирая их блестящей оберточной бумагой.

   Забравшись в ванну, я встала на колени. Помыла их, и вообще все ноги, и внутри. Дала ногам согреться, чтоб не покрывались мурашками при бритье. Слегка порезала лезвием голень, кровь выступила сквозь пену, потекла струйкой. Я плеснула на дно пены для ванн, пустила воду. Она обжигала, и я добавила холодной.

   Квартира прогрелась и стала вполне уютной. Я извела все чистые полотенца. В спальне намазалась с головы до ног увлажняющим лосьоном, снова натянула трусики. Отрегулировала по длине лямки нового корсажа, поверх надела длинную рубашку, застегнув ее на все пуговицы.

   Нанесла блеск «Идеальная слива», румяна «Малиновая мечта», накрасила губы «Непревзойденным вином». Удаляя излишки, чересчур плотно приложила салфетку, бумага порвалась, я со вздохом взяла другую. Ногти выглядели прилично, так что я лишь нанесла еще один слой «Шоколадной вишни» и подула на них.

   Вплела красный шарф в волосы, натянула зеленые носки. Замешкалась, решая, надеть ли желтые чулки под вельветовые брюки – дикость какая – или джинсы с драными коленями, в разрезах до задницы, а под них колготки. В итоге напялила одни только вельветовые брюки. Зашнуровала бейсбольные ботинки и прикурила «Силк кат» от золоченой зажигалки. Натянула куртку – она пахла кожей и поскрипывала, если подвигать руками. Я сунула плеер в карман, наушники – в уши, сначала вдев в мочки длинные серьги. Взяла несколько кассет: новый эмбиент, странноватый джаз, мрачный хардкор и шестидесятиминутную запись, где Пабло Казальс раз за разом выдает Nana на своей виолончели.

   Уселась в туалете, заперев дверь, и слушала плеер. Автореверс сам запускал пленку в обратном направлении, так что вынимать кассеты не требовалось. Я прикуривала «Силк кат» от золоченой зажигалки и время от времени приподнимала крышку сиденья, чтобы бросить окурок в унитаз.

   Когда вышла, часы на видео показывали больше двенадцати. Все ходившие на работу соседи снизу уже должны были уйти, значит, зевак сбежится меньше, когда «скорая» или полиция приедет Его забирать.

   Надпись на экране монитора сообщала: «Записка на дискете».


   Я нажала кнопку, чтоб извлечь дискету, пробежалась по клавиатуре, выдернула штепсель из розетки. Положила дискету в карман куртки. Вытащила две пачки «Силк кат» из блока и рассовала несколько кассет по карманам кожанки. Выключила огни на рождественской елке, камин и водонагреватель, пересчитала монетки в кошельке: хватит ли для звонков в полицию и «скорую» – или кому там полагается звонить? – из телефонной будки у гаража. Похоже, до зарплаты мне не дотянуть. На половике лежал каталог из магазина моделей, где-то на юге. Я швырнула каталог в мусорное ведро, аккуратно заперла дверь и двинулась вниз по лестнице.


   На улице ни души. Лужи замерзли, но малышня, возвращаясь из школы, разломала ледяную корку. Проехала машина, и видно было, как завитки дыма льнут к выхлопной трубе. В уши вливалась Не Loved Him Madly из альбома Get up With It Майлза Дэвиса. Руки я засунула в карманы, однако нос пощипывало от холода, будто его защемили между пальцами. Я нащупала дискету в кармане, подходя к телефонной будке, услышала, как кассета домоталась до медляка, где труба вступает во второй раз, да так и прошла мимо таксофона. Было такое чувство, словно музыка меня подтолкнула.

   Стоял жутко ясный морозный день: синее небо, серебряное солнце, пар изо рта. Я прошла мимо «Феникса» и «Бэйвью». В просвете между стенами церкви Сент-Джонз и видеопроката, за бухтой белели заснеженные горы острова, где похоронена моя приемная мать. Вдоль дамбы шли люди, переходили дорогу, устремляясь к магазинам. У всех машин и автобусов вокруг выхлопных труб вились дымки. Какой-то мужчина в автомобиле на другой стороне дороги помахал мне. Я помахала в ответ. Это был Рэмрейдер, мой инструктор по вождению, – он проводил занятие. Рыболовецкое суденышко, на мачте которого горел сигнальный огонь, входило в бухту. Я остановилась, наблюдая, как оно следует к подъездным путям на пирсе. Глубоко вдохнула яркое утро и прикурила «Силк кат» от золоченой зажигалки.

   На железнодорожной станции поменяла кассету – поставила Music Revelation Ensemble – и посмотрела на часы. Я знала, что мой приемный отец сейчас далеко, в пути – ведет утренний поезд через перевал, поэтому пересекла площадь. На рождественской елке все еще горели лампочки, обычные, бытовые, но разных цветов. Здесь неподалеку был телефон-автомат, и я свернула за угол, как делала уже восемь лет.

   Остановилась у парковки супермаркета, чтоб докурить «Силк кат», а когда вступили ударные, после басового соло в Bodytalk, направилась сквозь автоматические раздвижные двери, прямо к журналу прихода и ухода. И конечно же, Прихвостень уже сторожил там, приблизил свой рот к моему уху и выхватил наушник.

   – Ты опоздала на сорок пять минут, – услышала я. Он говорил с южным акцентом. – Что, Христос уже родился? – съязвил он, кивая на куртку и плеер.

   Я сунула наушник обратно и прошла в женскую раздевалку.

   Там Ланна из кондитерского облизывала пальцы, все в сахаре после укладывания пончиков.

   – Откуда куртка? – спросила она.

   Я накинула обнову ей на плечи. Пощупав кожу, она спросила, уж не подарок ли это моего парня. Ланна назвала Его по имени. Я открыла свой шкафчик и вынула нейлоновую форму, фартук, скатанные в комок колготки и школьного фасона туфли. Увидев форму, чуть не повернулась, чтобы сказать Ланне: «Он мертв». Она забавлялась с плеером, мотая пленку вперед. Композиция Music Revelation Ensemble будто доносился из далекого далека. Ланна все тараторила, жалуясь, что ее продержали в кондитерском больше пяти часов без перерыва – разве это по закону?

   – А ты Ему уже все подарки купила? – поинтересовалась она.

   Я кивнула, стаскивая с себя вельветовые брюки, затем, расстегнув пуговицы, сняла рубашку. Показался корсаж. Я натянула коричневатые колготки, напялила форму Ланна застегнула мне ворот, разгладила ладонями нейлон. Затем аккуратно, покусывая губу, помогла снять серьги. Носить украшения на работе не разрешалось.

   – И охота тебе заморочиваться, вешать на себя всякие цацки, Морверн? – заметила она.

   Я убрала куртку и плеер в свой шкафчик.

   – Классные. И эта штучка тоже, – похвалила Ланна, показывая на корсаж.

   Она завела речь про то, не сходить ли нам в «Западню», раз впереди выходные, целых три дня. Упьемся в хлам после закрытия. Она встретит меня с пляжной сумкой – прихватит туфли и то маленькое черное платье, правда, там дырочка на плече. Переоденусь в сортире на северном пирсе. Я кивнула, она назначила время и место встречи и показала початую бутылку ликера «Саутерн комфорт», припрятанную в ее шкафчике. Прикурила «Регал» и дала мне сделать затяжку. Я снова кивнула, улыбаясь.


   Внизу, в отделе, был сущий ад. Разболтай ушел, и на полки выложили слишком много зелени. Товар рассыпался на пол, под ноги покупателям. Я опустилась на колени, подобрала все и распихала по полкам, в самую глубину. Никогда мне ногти не отрастить с этой работой: опять все руки грязные.

   Спускаясь по коридору к холодильникам, налетела на Разболтал, который попытался спустить на меня всех собак за опоздание, но я не стала слушать – слишком была голодна. Тиснула слив, протерла их подолом передника. Жевала наклоняясь, чтобы сок капал на пол. Нагрузила шестиколесную тележку развесной морковью, фасованными помидорами, салатом и крессом, развесными грибами, кульками и пакетами.

   В коридоре показался Улыбчик, кативший тележку с грудой пустых коробок. Ломая картонные упаковки, прежде чем отправить их под пресс, он спросил:

   – Идешь куда-нибудь вечером?

   – М-м-м…

   – В «Западню»?

   – Угу.


   Я толкала тележку по проходу между покупателей. Вываливая морковь из поддона, подпирала его бедром, и он чуть не соскочил. Улыбчик протолкнулся с тележкой, нагруженной выше моего роста фасовками с ягодой. Он громко обсуждал с Тенью, укладчиком из соседнего отдела, прошлые выходные в «Западне».

   Пустую тару я отвезла к упаковочному прессу. Составила поддоны, сложила деревянные ящики у служебного лифта, раскурочила картонные коробки, стараясь не поранить пальцы медными скобами. Загрузила картонки в пресс и включила его. Когда прибыл Улыбчик, протянула ему список на обрывке картона:

...

   3 «делишес»

   3 «грэнни смит»

   2 новозеландских

   лимоны развесные/ фасованные

   апельсины дюжинами + полудюжинами

   развесной чеснок

   авокадо

   Улыбчик завел разговор о Разболтае: вот бы мне стать заведующей отделом. Я только посмотрела на него и хмыкнула. Это с моими-то дисциплинарными взысканиями? Да я достала Прихвостня. Не видать мне повышения никогда.

   Улыбчик принялся укладывать полные поддоны и коробки в свою тележку. Ведь его тару я уже разобрала и отправилась за новой партией овощей и ягод, предоставив ему разбираться с зеленью.


   Ровно через четыре часа я подгребла в столовую, закурив от золоченой зажигалки «Силк кат», прежде чем подняться по лестнице. Взяла два мясных рулета, полила их кетчупом и подсела к кассирше Шейле Текиле.

   – Новая куртка? Видела, как ты в ней пришла, – сказала она.

   – Угу, – буркнула я.

   – Что делаешь на Рождество? К Рыжему Ханне съездишь?

   – М-м-м.

   – После работы идешь куда-нибудь?

   – М-м-м.

   – В «Западню»?

   – Угу.

   – Здорово. Я тоже. Вечерком, значит, свидимся.


   Мы с Шейлой Текилой из одной тусовки, девчонки из Комплекса. Только общение почти прекратилось, когда я стала встречаться с Ним, наблюдая, как Он собирает модель на чердаке. Благодаря высокому росту я начала подрабатывать в супермаркете, едва мне исполнилось тринадцать; за год втянулась. Супермаркет закрывает глаза на твой возраст, выжимая из тебя все, что можно. На учебу времени не остается, когда работаешь каждый вечер и по выходным. Управляющий нанимает тебя на все свободное время, платит наличкой, чистыми, никакой страховки, так что лет в пятнадцать или шестнадцать ты переходишь на полную ставку в начале лета и в школу уже не возвращаешься.


   День пролетел как обычно, но, когда в отделе дела пошли гладко, Прихвостень бросил меня на подмогу Сирене в кассы, освободив от сортировки прибывшего груза на пару с Разболтаем.

   Я помогала покупателям набивать пластиковые пакеты рождественским товаром. Какая-то дама – судя по выговору, с юга, из состоятельных – велела мне вымыть руки, прежде чем трогать ее подарки. Некоторые набирали товара на сотни фунтов. И все платили кредитными картами. Я складывала пакеты в тележки и отвозила к их «вольво». Наблюдала эти богатенькие семьи, слушала их голоса. Колоссальный счет, одних только вин полная тележка. Их дочь, девица моего возраста, снисходительно следила, как я загружаю багажник. Никакой мелочи на чай – они пользуются кредитками. Вот и глава семьи. Счастливого Рождества!

   После работы мы с Улыбчиком хотели улизнуть потихоньку, но Прихвостень заставил нас заполнять опустевшие полки, прямо перед закрытием, а там же тонны всего надо было разложить, и нам за это ни пенни сверхурочных не причиталось. Я видела, что Улыбчик вот-вот психанет, и кивком показала на выход, когда по трансляции объявили, что магазин закрывается.


   В супермаркете было тихо, большинство светильников погашено, чтоб экономить электроэнергию. Этот черт летучий, Прихвостень, засел в своем офисе за односторонним стеклом. Я знала, что он следит за мной сверху.

   Нагромоздила сияющие горы из яблок «делишес». Упаковки с ягодами и скоропортящимися овощами сложила в тележки для покупателей и отвезла в холодильники, катя по две тележки за раз.

   Накрыла зелень мешками, чтобы не вяла, подмела в отделе. Помыла полки, опорожнила мусорные корзины в сток разделочной мясного отдела. Под решеткой копошились бледно-желтые личинки.

   Я раньше работала в мясном. Каждый вечер уборка. Ты весь пропах кровью; она забивается под ногти и смердит, когда в пабе ты подносишь стакан к губам. Тебе приходится оттаскивать надорванный костями, сочащийся кровью пластиковый пакет с обрезками к служебному лифту. Я так кровью три пары башмаков изгваздала. Ведь обувью тебя не обеспечивают.


   В раздевалке я провела шариковым дезодорантом под мышками, переоделась. Щелкнула золоченой зажигалкой, прикуривая «Силк кат». Когда уже уходила, Прихвостень окрикнул меня из офиса: «Морверн!» Протягивая конверт, уставился на меня поверх бороды, как последний извращенец. «Веселого Рождества!» Я просто врубила Music Revelation Ensemble в наушниках и вышла.

   На автостоянке под фонарем вскрыла конверт. Не вчитывалась в написанное – просто подсчитала число строк в перечне опозданий; внизу появилась новая запись – это последнее предупреждение. Я разорвала бумагу и швырнула клочки через ограждение в Блэк-Линн, речушку, что протекала неподалеку от порта.

   В темноте видно было, как ветер относит пар дыхания вверх, к фонарям. Под звуки Street Bride я вошла в «Хэддоуз», выбрала бутылку дешевой бормотухи и оставила на кассе большую часть своих денег. Прошлась по эспланаде перед «Марин», «Сент-Коламба» и другими отелями, теперь закрытыми. Бутыль в бумажном пакете прижимала к груди. Парни на машинах кружили по портовым дорогам. Одни и те же тачки выныривали раз за разом; несмотря на холод, стекла были опущены и локти парней торчали наружу.


   Я, хоть и была одна, рискнула вскарабкаться к странному круглому сооружению над портом, каменной «причуде».

   Поставила кассету с записями группы Сап и слушала альбом Delay 1968, прикуривая от золоченой зажигалки «Силк кат» и прихлебывая вино.

   Отсюда открывался вид на весь порт в огнях, от Комплекса за спиной до пирсов внизу. Гавань выглядела как модель: маленькие отели, маленькие фонари, игрушечные машинки катят по кругу, и в бухте пришвартованы игрушечные кораблики.

   Зарево огней на южном пирсе отмечало то место, где причаливал ходивший к островам паром, неподалеку от железнодорожной станции. Под «причудой» проступали из мрака очертания северного пирса, темная бухта, первый остров, за ним черная полоска моря, а дальше – заснеженные горы второго острова, где похоронили мою приемную мать. Позади Комплекса горы тянулись на восток до Бэк-Сеттлмент, затем на тем на запад через перевал к деревне за электростанцией.

   Я поставила пустую бутылку на камень, и на мгновение все портовые огни отразились в ней. Я разбила посудину о гранитный круг. Oh Little Star of Bethlehem звучала у меня в ушах.

   Осторожно спустилась я по лестнице Иакова, по крутым ступеням, высеченным в скале за винокурней. Белый столб пара от крыши уходил прямо в небо так близко, что можно было наклониться и тронуть, а потом посмотреть вверх: куда он исчезает? Внизу на скамейках парочки целовались взасос на морозе.

   Ланна ждала у «Мензис». Короткая юбка, курточка болеро, волосы убраны наверх.

   – Привет, Лиззи Длинный Чулок! – сказала она, поднимая пляжную сумку с зачириканным названием супермаркета. – Ты что, уже набралась?

   Мы обе заржали как шальные. Рука об руку зашагали к туалетам на северном пирсе и забились в одну кабинку. Сортирная Гадина выползла из своей каморки, так что мне пришлось встать на сиденье унитаза, а Ланна спустила юбку до ботинок и села. Когда Сортирная Гадина ушла, я втиснулась позади Ланны. Не произнося ни слова, мы стали по очереди отхлебывать из бутылки «Саутерн комфорт». Между глотками изо рта паром вылетало дыхание. Я молча разделась, оставшись в зеленых носках, – продрогла жутко. Ланна вытащила маленькое черное платье, туфли и чулки. Пока я напяливала облегающую одежку, Ланна наклонилась, чтобы подтянуть резинки пояса, – волосы ее коснулись моих ресниц. На платье была маленькая дырочка, на правом плече, над корсажем. Ланна достала из сумки черный фломастер и, покусывая губу, закрасила мне кожу под дыркой. Я лизнула пальцы, раскатала чулки вверх и придерживала подол, пока Ланна пристегивала резинки. Рубашку, вельветовые брюки, зеленые носки и бейсбольные ботинки мы сложили в сумку. Я снова надела кожанку, проверила, на месте ли дискета. И мы пошли в «Западню». Рука об руку.

   Горбыль, вышибала, убрал нашу сумку в безопасное место, за прилавок не торгующей по вечерам кондитерской, этажом ниже «Западни». На первом этаже мы притормозили у зеркал в туалете, Ланна привела в порядок мое лицо, я воспользовалась ее помадой – полный отстой, вечно она выбирает устаревшие оттенки.

   В большом баре почти не осталось свободных мест. Все были в сборе, пьяные в хлам: Горамасла, Золотой Бункер, Передоз, Тень, Тит, Вонька, Дыня, Сули, Кожух, Джей Бухта, Золотой Палец, Большое Яблоко, Трахаль, Суперцып, Лорн Газ, Привидение, Тигровая Креветка, Сырик, которого стали звать Пеной с тех пор, как он начал мыться, Желтые Страницы, Дай-Лама, Трава, Джимми Гобейнн, Четыре На Четыре, Морячка, Сирена, братцы Дозы, хиппуша Снежки На Луне, Школяр, Синхро, Оффшор, Улыбчик и Хэйли.

   Передоз играл в пул с двумя парнями – не из портовых, скорее из деревни, – у одного волосы были какие мне нравятся. Когда нам удалось протиснуться внутрь, Передоз заявил, что собирается сыграть на свою жену, и указал на меня. Я улыбнулась вслед за Ланной, но покраснела.

   Шейла Текила помахала нам рукой. Она сидела возле окна, там еще места хватало, потому, вероятно, что она была с Панатайном и СО – Сигналом Опасности. Она успела вусмерть накачаться стимуляторами, как обычно. Мы проскользнули мимо, и, поскольку заказать ничего не могли, Ланна вылила остатки «Саутерн комфорт» в пустые стаканы. Шейла Текила произнесла Его имя, но я лишь улыбнулась и пожала плечами.

   Шейла Текила рассказывала Панатайну, повару по профессии, и СО, который водил поезда с Рыжим Ханной, моим приемным отцом, как познакомилась с мужем, теперь сидевшим в тюряге. Вместе с двумя девчонками она наблюдала за тройкой парней на танцполе и говорит: вы, мол, берите каких хотите, а который останется, будет мой. Мы все заржали. Сверху доносился бит. Хотя отчетливо слышались только бас и ударные, я разобрала, что это Don't Fear группы The Reaper из альбома Some Enchanted Evening. Прикурила от золоченой зажигалки «Силк кат», предложив прежде угоститься остальным.

   Ланна распространялась о своем последнем парне, как однажды в субботу они залезли в родительскую постель, а он заснул спьяну и обмочился. Ланне пришлось сушить матрац феном, пока родители с работы не вернулись.

   – Это еще что, – начала Шейла Текила и завела про то, как этим летом работала горничной в «Сент-Коламбе» и затащила парня на служебную квартиру. Сама была никакая и вырубилась прямо на нем, прежде чем до дела дошло. Утром проснулась – его нет, но запах! Он ее всю уделал. Наверное, сел на корточки и выдал ей прямо на живот, а потом использованную туалетную бумагу засунул в ее сумочку.

   – Вот тебе и городские, – заключила Шейла Текила.

   – Мужики еще и не на такое способны, – вставила Ланна и поведала о Фими, своей беременной сестре, которая живет прямо над Комплексом.

   Прибежав на крики, Ланна застала сестру с мужем в кухне. Зять окунал супружницу лицом в раковину, потом выдохся и швырнул ее на линолеум, вопя, что, если б она мыла тарелки как полагается, воды бы хватило, чтобы ее утопить.

   Шейла Текила припомнила, как впервые посетила «Западню» в разгар сезона и один парень пригласил ее потанцевать, а когда она отказалась, стал грозить выкидным ножом.


   Подошли те двое новеньких. Ланна завопила, что они меня кадрят. Я улыбнулась тому, с волосами как мне нравится. Впрочем, оба смотрелись классно – пальчики оближешь.

   – Не бойсь, – сказал блондин. У него был акцент уроженца Центрального пояса.

   Парни направлялись наверх потанцевать.

   – Схлопочут они по башке, – заявил Панатайн.

   – У тебя появился воздыхатель, Ланна, – поддел СО.

   – Да ну! Мне кажется, они на Морверн запали, – отмахнулась подружка и выдала пенку про то, как решила тхэквондо заниматься, набрала номер и слышит: «Каков будет ваш заказ?» Попала на китайскую забегаловку, где торговали навынос.

   Я так и зашлась смехом, а остальные на меня вытаращились. Панатайн рассмеялся и спросил, не хочет ли кто-нибудь золотистого. Я кивнула.

   Шейла Текила вспомнила, как прошлым летом переспала с одним мужиком. После всего он решил выключить свет. Вынул два крохотных слуховых аппаратика, по одному из-за каждого уха. Уже в темноте Шейла Текила возьми и ляпни: «Ты меня слышишь?» А мужик ни гугу.

   Мы все покатились со смеху, тут и Панатайн с виски материализовался. Я пью виски, только когда у меня простуда и губы трескаются, но и сейчас почувствовала знакомое пощипывание. С чего бы? На губах ни трещинки.

   Веселье было в разгаре и все мы порядочно назюзюкались, когда Ланна выпалила:

   – Эй, а у Морверн есть секрет.

   У меня все тело свело от испуга.

   – У Морверн особая коленка. Ну же, покажи парням свою коленку! Рождество ведь, – подначивала Ланна.

   И всего-то? Я расслабилась, полезла под подол, отстегнула переднюю резинку на левом чулке. Панатайн и СО вытянули шеи. Я подтянула колено к подбородку и почувствовала, как пальцы Ланны отстегивают резинку сзади, незаметно для парней. Затем я вытянула ногу, а Ланна лизнула пальцы и скатала чулок ниже колена. Она поддерживала мою ногу, сгибая ее в колене под оранжевым светом, льющимся с потолка.

   – Видели? Нет, вы видели? – торжествовала Ланна.

   Шейла Текила взвизгнула, потом застонала:

   – Ого! Какая-то хрень блестит под кожей.

   – Дай-ка, дай-ка посмотреть! – заерзал СО.

   Они пялились на цветные крапинки, поблескивающие под кожей. Все колено искрилось, когда на него падал луч света.

   – Это рождественский блеск, – объявила Ланна.

   – Ни черта себе! – прошептал Панатайн.

   Сидевшие напротив парни в татуировках аж присвистнули, увидев мое обнаженное бедро, но Панатайн и все наши глаз не сводили с мерцающего колена.

   – Это когда она еще маленькая была. Влетела в кухню на лошадке, поскользнулась, упала на колено и глубоко рассадила его об открытки, которые готовила к Рождеству. Блестки вошли глубоко. В больнице так и не смогли все повыковырять, – растолковала Ланна.

   Впервые за весь день я разговорилась, если не считать тех громких ругательств, которые вырвались у меня, когда утром нога угодила в кровь. Я уже была пьяна вусмерть, но сказала:

   – Я все помню. Мой приемный отец набрал 999, потому что кровь просто хлестала. По счастью, «скорая» как раз оказалась в Комплексе. Меня усадили сзади с девчонкой, у которой начались преждевременные роды. Медсестра велела мне смотреть на дорогу, чтобы отвлечь от рассаженного колена. А девчонка все вопила и вопила, пока шел ребенок, девочка.

   Мы помолчали, потом СО изрек, что блестки будут уходить все глубже, пока не станут невидимыми с годами. Все наблюдали, как Ланна, лизнув пальцы, раскатывает чулок вверх. Затем я, улыбаясь, пристегнула переднюю резинку, пока Ланна возилась с задней.

   – Не хочу, чтобы блеск исчез, – призналась я, оправляя платье.

   – Охо-хо, все равно исчезнет, – вздохнул Панатайн.

   И снова все примолкли, а потом Панатайн спросил, не дразнили ли меня в школе за то, что не знала ни отца, ни матери.

   Я припомнила урок географии, когда каждый должен был рассказать о деревне, в которой родился. Когда очередь дошла до меня и я призналась, что не знаю, из какой деревни я родом, весь класс засмеялся, а учитель меня выбранил.

   Припомнила и то, как приемные родители говорили, будто я теперь не похожа на себя маленькую, но лишь после смерти приемной матери мне рассказали про удочерение.

   Еще я открыла им, что моя приемная мать не могла иметь детей, поэтому Рыжий Ханна удочерил меня и каждое лето отвозил к «особым девочкам». Рассказала о девочке, с которой делила койку летом. Она всегда ходила с гигиеническими тампонами внутри и три раза на дню их меняла. В конце концов объяснила мне, что отец домогается ее каждую ночь. Она обнаружила, что если вставляет тампоны, он не может в нее войти.

   В этот самый момент в другом конце зала завязалась драка. Сцепились четверо: один в татуировках, крикун из аргайлширцев и пара косби.[1] Двое набросились на одного и опрокинули его на стол. Бились стаканы, один из дерущихся, приставив горлышко пивной бутылки к глазу противника, выкрикивал, что аргайлширцы сыты по горло фениями, так что он намерен засунуть глазное яблоко в бутыль и посмотреть на свет, насколько оно зеленое.[2]

   Влетел Горбыль, поднес что-то к своей сигаре и швырнул под ноги дерущимся. Последовал взрыв, крики, повалил дым, и двое барменов пригвоздили ноги забияк к полу рукоятями багров.

   Оказалось, Горбыль швырнул сигнальную ракету, которыми пользовался на спасательной шлюпке.

   – Вы не поверите, – заметил проходивший мимо парень, – но чувак с татуировкой с прошлых выходных на системе жизнеобеспечения.

   Я услышала Cameo, и после всего выпитого мы с Ланной рванули вверх по лестнице танцевать.

   Звучала She's Mine из альбома Wordup, которая сразу перешла в Just Be Yourself, раньше выходившую только на двенадцатидюймовках.

   Мы выделывали что-то привычное руками и ногами в такт. Там были парни, что играли в бильярд, включая того, с волосами. А еще Улыбчик, в кожаной куртке, с пинтой пива в руке. Мы сЛанной обняли его, чмокнули в губы. Не говоря ни слова, нахально хлебнули пива из его кружки и отправились танцевать.

   Музыка вся мне была знакома. Я старалась опередить бит. Мои ноги двигались под бас и ударные, руки и тело подчинялись звучанию гитары и прочих инструментов. Вращение рукой передавало гитарное соло. Парни двинулись к нам. Купили пива в бутылках, которые можно было держать двумя пальцами, пока танцуешь, останавливаясь иногда, чтоб прикурить от золоченой зажигалки «Силк кат» или «Регал».

   Я потанцевала с одним, потом с другим, Ланна тоже. Зазвучали рождественские песни.

   Зажегся свет, и стал виден пот на лбу Ланны.

   – Ты домой? – спросила она.

   – Нет уж, – бросила я.

   Парни приехали на машине и теперь собирались на вечеринку. Я сняла кожанку со спинки стула, надевая ее, потрогала дискету в кармане.

   Ланна подправила мне макияж в туалете, и мы двинулись в ночь. Передоз, в полной отключке, раскинулся в кресле, подпирая распахнутые двери. На тротуаре тусовался и покрикивал народ. Тигровая Креветка прогуливался с огромной коробкой спиртного. Однорукий рыбак подкатил к Шейле Текиле, и та удалилась с ним.

   Все наблюдали за баром «Маяк» на северном пирсе, где полиция повязала такую кучу народу, что арестованных пришлось увозить на такси.

   Мы с Ланной рука об руку пошли за парнями. Я умирала от голода, и ребята предложили заглянуть в пекарню, так что пришлось постоять снаружи в очереди. Вечно меня пытаются пичкать мясом, чтоб поправилась немного, вот я и взяла просто плюшку, без начинки. Выпустила пар, наколов корочку расческой, которую одолжила у парня с прикольными волосами.

   Мы с Ланной поели на заднем сиденье. В автомобиле было отличное стерео. REM исполнял Try Not To Breath из альбома Automatic For The People. Я жутко внимательно слушала текст.

   Мы выезжали из порта, направляясь вдоль моря к Бэк-Сеттлмент, мимо развалин замка в пески. Там в собственных домах жили одни состоятельные.

   Повалил снег. Высунув головы в окно, мы с Ланной ловили снежинки ртом и хохотали до посинения.

   Вечеринку устраивали в большом бунгало с огромной горкой в саду. Я снесла магнитофон, танцуя. Мне дали банку «Теннентс». Какой-то парень сказал, что это дом его родителей, которые сейчас далеко. Он повернулся ко мне и стал рассказывать – а говорил он с южным акцентом – про университет, про то, как он проектирует дома. Какими бы я хотела их видеть? Я и брякнула: «Такими, чтобы не слышать, как мужчины в туалет ходят». Аж живот свело от смеха. Он танцевать не стал, и я отправилась с Ланной и парнями. Разговаривая с ними, мы клали руки им на плечи и кричали прямо в ухо. Их звали Пол и Джон, как апостолов.[3]

   Народ бросал снежки в запотелые окна, и одно стекло разбилось. Мы с Ланной выбежали и тоже принялись лепить снежки. Парень, чьим родителям принадлежал дом, пытался прекратить это, но снежная битва перекинулась уже в комнаты. В кухне сооружали огромного снеговика.

   Снег валил сплошной массой, залепляя лица. Девчонки затеяли кататься с горки на подносах. Тот, что Пол, схватил меня за ноги и попытался подсадить на горку «по-пожарному». Мы завалились, и я зашлась смехом – просто не могла остановиться. Он поцеловал меня в губы, и тогда я почувствовала, что мой рот – последний островок тепла на теле. Запихала ему снежок за шиворот. Опомнилась, сунула руку в карман: вот она, дискета, цела. Было чертовски увлекательно участвовать в снежной баталии, когда все вокруг визжат и хохочут. Я вернулась в бунгало с тем, который Пол.

   В кухне Ланна целовалась взасос с тем, который Джон, а остальные изображали улыбку на лице снеговика, таская овощи из кладовки. Ланна обняла меня и сказала, что я ужас как замерзла.

   Две девчонки разгуливали топлес, и Ланна шепнула: «Шлюхи». Парни и девахи из университета принимали вместе душ и визжали, потому что в наполненную паром ванную летели снежки. Сына хозяев дома связали и заперли в чулане, где хранились лыжи, и он вскоре заснул. Какие-то вертихвостки устроили слалом в саду, врезаясь в забор.

   Одна из голых по пояс девчонок подошла к нам и сказала:

   – Там еще один душ есть, если вы стесняетесь.

   Это была маленькая душевая при огромной спальне. На кровати, заваленной пальто и куртками, мирно посапывали парень с девчонкой. В душевой нашлись сухие полотенца. Мы с Ланной зашли и заперли дверь. Скинули с себя все и, как обычно, залезли под душ вместе, чтоб сэкономить время. Стараясь не мочить волосы, намыливали друг друга. Смеялись, когда она терла пятнышко на плече и сияющую коленку. Я во второй раз за день подмылась, Ланна тоже – она даже рукой оперлась о кафель, чтоб хорошенько чистоту навести. Ланна сказала, что хотела бы иметь грудь побольше, а я ответила, что крыть мне нечем – сама как доска. Мы вытерлись, натянули одежду, толкаясь в тесноте.

   По всему дому что-то происходило, в одной из спален слышался шум. Повсюду валялись банки, бутылки, в ковры втоптали то ли чипсы, то ли орешки. Под окном было рассыпано битое стекло, а в кухне, где еще кто-то пил, скалился большой снеговик.

   В спальню заявились Джон и Пол с электрическим камином, свечами, несколькими банками «Теннентс» и колодой карт.

   – Сыграем на раздевание? – брякнула я.

   Мы пили из банок. Под конец я осталась только в корсаже и одном чулке, а Ланна – в короткой юбочке и цепочке, болтавшейся на щиколотке. Парни сняли рубашки и носки. Я понемногу заводилась.

   Ланна показала парням, как сияет мое колено, поднеся к нему свечку; оба потрогали кожу. Затем она медленно подняла корсаж сзади, чтобы продемонстрировать волосатое пятнышко. На потолке прыгали тени, и меня замутило. Ланна за руку отвела меня в постель.

   – Спокойной ночи! Благослови тебя Господь! – промолвила она.

   Проснувшись и слезая с кровати, я наступила на Ланну – она расположилась на полу с обоими парнями. Я заперлась в туалете и трижды блеванула.

   Спустила воду, почистила зубы чужой щеткой. На кухне был потоп – слой воды в несколько дюймов на полу. Я отпила молока из пакета и разревелась. Ланна вышла из спальни с моей кожанкой, накинула ее мне на плечи. Запрыгала на месте, подтягивая один чулок и поправляя оба; и правильно, а то вида никакого. Уходя, Ланна бросила:

   – Приходи на нас поглядеть.

   Я фыркнула. Нащупала в кармане куртки дискету и прикурила «Силк кат» от золоченой зажигалки.

   В ушах звучала Oh Little Star of Bethlehem из альбома Delay 68. Я набралась храбрости заглянуть в спальню: в мерцании свечей Ланна и эти двое апостолов, голые, вытворяли на кровати всякое разное. Ланна выдохнула сквозь стиснутые зубы:

   – Жутко заводит.

   Я понаблюдала немного, и внутри вспыхнуло дикое возбуждение. Я вернулась на кухню и села в одиночестве. Какие-то волны гуляли по мне, пока лицо не онемело. У ног разливалась ледяная вода.

   Морковка, служившая снеговику носом, отвалилась. Я потрогала дискету в кармане, послание от Него.

   Опять блеванула, теперь уже в раковину и одной слюной. Отвернула кран. В туалете еще раз воспользовалась зубной щеткой. Взяла тальк и присыпала себя и там и тут. Вернувшись на кухню, достала из холодильника пакет молока, отхлебнула, прошла по коридору до спальни, поставила пакет у кровати и заползла к трем обнаженным телам.

   Я позволяла им делать со мной что угодно и старалась удовлетворить каждого как могла. Сосредоточилась на позициях. Позже, когда оказалась у окна, лицом к стеклу, а все трое пристроились сзади, какая-то волна накрыла меня с головой, да так, что я заулыбалась и посмотрела вверх. В пустом и темном небе над портом не было ни звездочки.

* * *

   Мой рот был постоянно в деле, что не дало молоку, выпитому ночью, выплеснуться. Тот, что Пол, стряхнул пепел на кухонный стол. Обращение человека с пеплом – показатель того, сколько он курит. Тот, что Пол, от нечего делать гнал туфту про университет в городе, про то, что хорошо бы мне его навестить, и все такое.

   Ланна, тот, что Джон, и девчонки, уже прикрывшие грудь, скопились вокруг большой кастрюли, смешивая в ней разные супы из банок.

   Я сказала:

   – Пойду проветрюсь.

   Снаружи расстегнула хорошо смазанную молнию кожанки, проверила дискету. На холоде стало понятно, как мне скверно.

   Снег был изрыт ямками, к ним вели цепочки следов. Я заглянула в одну: на дне застыла смерзшаяся рвота. Стает вместе со снегом, когда придет тепло. В другую ямку запихали игрушечную малиновку.[4]

   Ланна вышла следом.

   Я заметила:

   – Волосы у тебя загляденье, рыжуха.

   Я ухожу.

   – Машину же не поймать. В такой одежде пневмонию схватим, – возразила Ланна, и ее дыхание отнесло в сторону.

   Пальцы ног защипало, прежде чем я дошла до поворота к морю.

   Когда я оглянулась, Ланна уже юркнула в дом. В ушах звучала Не Loved Him Madly.


   Я шла, стуча зубами от холода, ступала тяжело, стараясь пробить снежный наст, чтобы не раздирать щиколотки. Чулки порвались на голени.

   У мыса под развалинами замка я сошла с дороги и загляделась на море и скалы, откуда в сезон ныряли аквалангисты. Я выключила Не Loved Him Madly.

   Мимо меня неслось течение. При отливе здесь можно пройти вдоль скал. Приемный отец приводил меня сюда ребенком, и я все искала такое место, чтобы дно было песчаное, а вода голубая, как в туристических проспектах. Вот бы где поплавать. Мы всегда ездили отдыхать на холодные, продуваемые всеми ветрами острова с «особой девочкой». Я так и не нашла потаенную бухту с дивным песком и водой того пронзительно голубого цвета.

   Рыбацкий катер обогнул мыс и подошел так близко, что я разглядела снег на палубе и оранжевые метки на непромокаемой робе моряка. Я запросто могла бы его окрикнуть. Мужик на палубе уставился на меня. Наверное, принял за знак беды: стоит девчонка, вся в черном, черная, как вода вокруг катера и мокрые скалы там, где соль разъела снег. Я быстро задрала подол черного платьишка и показала ему полосу бледной кожи над чулками в гармошку, рассеченную штрихами черных резинок на ляжках. Мороз защипал кожу еще свирепей. Катер направился в бухту, мотор стал глохнуть, а мужик все оглядывался, пока поднятая его посудиной волна с шипением слизывала снег со скал. Я одернула платье и прикурила «Силк кат» от золоченой зажигалки.

   Я высматривала остров моей приемной матери, где ее схоронили. В день похорон я не пошла в школу, но надела черный школьный блейзер. Родственники гуськом всходили по трапу на борт «Сент-Коламбы». Капли дождя липли к толстому стеклу окон, закрепленному по краям железными болтами, а потом, по мере того как светало, капли стало относить порывами ветра. Я попросила чаю и получила его, без молока и сахара, но была слишком расстроена, чтобы пожаловаться на горький вкус.

   Ноги чувствовали, как работают двигатели внизу, а двери были с высокими порогами. Паром ходил то задом, то передом. Чудно было наблюдать проплывающий за бортом порт через мокрое стекло. Рыжий Ханна накачивался в баре и рассуждал про то, что моя тетушка с юга потребовала лишь голубую брошь приемной матери, и про деньги, какие остались.

   На ферме овчарки виляли хвостами перед всеми и каждым. Ее братья созвали кучу народу, чтоб нести гроб. Он стоял наверху. Крышку с него сняли – она лежала в том лимонном жилете.

   Мне пришлось самой взбираться по лестнице. Все ее сбережения разложили на столе – маленькие стопки пятифунтовых купюр, возле каждой бумажка с именем. Голубая брошь и прочие украшения, тоже с именными бирками. Конечно же, на клочке рядом с голубой брошью было написано имя тетушки. Комната пропахла виски, потому что на другом столе стояли рядами разнокалиберные стаканы с выпивкой. Прежде чем приехал катафалк, мой приемный отец удалился наверх один, затем проводил туда гробовщика привинтить крышку, и братья вынесли гроб через парадную дверь.

   Тетушка с юга все строила из себя, пожимала Рыжему Ханне свободную руку, когда мы шли за гробом, но тот не проронил ни слова. Мне-то понятно было, что ей не терпится скорей вернуться к голубой броши и пятифунтовым банкнотам. Люди, не состоявшие в родстве с покойной, остались делать бутерброды.

   Сиденья в церкви были жесткие, а вместо покашливаний в тишине слышался плач. Кладбище располагалось на мысу, возле отеля; вокруг плескалась вода. Тучи пролетали над горами. Слова из Библии относило порывами ветра. Рыжий Ханна взял меня за плечи, когда я не хотела уходить. Могильщики держались поодаль, но как только мы ушли, заработали лопатами, чтобы поскорее убраться из-под дождя.

   На ферме тетушка с юга сразу ударилась в крик: Рыжий Ханна собрал все деньги приемной матери, все ее украшения, включая голубую брошь, и засунул под лимонный жилет.


   Я все еще стояла на берегу, когда подошла Ланна, растопырив пальцы и раскинув руки для объятий. Я накинула на нее куртку, обняла покрепче.

   – Уф! Я задубела от холода, – сказала она. И добавила: – Ты пропустила суп богатенького мальчика.

   Мы прикурили «Регал» от золоченой зажигалки. Если горящую сигарету держать большим и указательным пальцем, прикрывая от ветра ладонью, можно почувствовать жар, когда затягиваешься.

   – Чулкам твоим конец, – сообщила я, дрыгая ногой.

   Ланна лишь плечами пожала.

   – Как тебе парни, понравились? – спросила я.

   – Придурки. – Она тряхнула волосами.

   – Оба?

   – Придурки. Натуральные горожане.

   Под ногами захрустело, когда мы двинулись мимо развалин – черные посреди сплошной белизны. Мы проваливались в снег по щиколотку в глубоких местах. Ну вот, сейчас начнется. Мы с Ланной посмотрели друг на друга и заржали как бешеные. Наш смех, должно быть, слышали в домах на окраине порта. Наверное, даже в будке смотрителя на мысу. Мы просто загибались, разогнуться не могли. Прошли еще немного. Наткнулись на брошенную машину, запертую. Тут Ланна и говорит:

   – Давай завалимся к моей бабуле Курис Джин. Ванну примем, отогреемся. Она живет в доме инвалидов, там и телефон есть. Может, раздобудем калоши или пальто. Понимаешь, два года назад, пока ее не перевезли, она обитала в той жуткой квартирке под крышей на Скалпи-Креснт. Из-за больных ног не могла ходить по лестницам и, когда мусор начинал попахивать, просто выбрасывала пакет из окна кухни на задний двор. А еще она не выносит чаек, поэтому намазывает горчицей корку и ее бросает тоже. Я все не могла в толк взять, как Курис Джин в свое кресло залезает, пока однажды не заглянула к ней с поручением. Тогда и увидела, как она ползет по полу в туалет.


   Курис Джин сама открыла нам дверь. Она пользовалась ходильной рамой.

   – Опять всю ночь куролесили, пара маленьких проказниц. А мать твоя совсем, поди, испереживалась. Давайте-ка к огоньку поближе! Так и помереть от холода недолго. Пара мартышек. Прям как с Северного полюса. Черт знает откуда, а?

   – Бабуля, это Морверн из супермаркета.

   – Привет, бабушка Фимистер! – поздоровалась я.

   – Держи пять! – прокричала Курис Джин. Мы тут же стянули чулки у огня, пальцы рук и ног стали отогреваться. Ланна позвонила маме. Среди шепота прозвучало мое имя. Я обхватила обеими руками кружку с горячим чаем, а Ланна сделала тост с маслом.

   Курис Джин приказала:

   – А ну, обе, полезайте в ванну, пока вода не остыла! Первой достанется самое красивое платье. – Она залезла в кресло и нервно рассмеялась.

   В ванне имелась перекладина для Курис Джин. И занавеска, но никакого душа. Курис Джин задергивала ее, когда помощники по дому подходили, чтобы вытащить ее из ванны. Мы с Ланной уселись поудобнее, устроив колени друг у друга под мышками.

   – Что ты сказала маме? – поинтересовалась я.

   – Что мы зависли у тебя, из-за снега, и я решила остаться на ночь. А телефона у тебя нет. Вполне убедительно.

   Мы нежились в пару. Ланна мыла голову мне, а я ей – все одновременно. Мы побаловались с пеной, бросая ее друг в дружку. Потерли мою коленку, пятнышко и прочее.

   Я зашептала:

   – Все как бы удваивалось. Целоваться с двоими все равно что с одним.

   – Знаю. Я за тобой наблюдала, – кивнула Ланна. – И вкус у обоих одинаковый, да?

   – Ага. Я не помню, что и кто со мной выделывал, представляешь? Чуть не всю бумагу в туалете извела утром.

   Ланна засмеялась, затем выпалила:

   – А Ему-то что скажешь про эту ночь? Выложишь все как есть?

   – Ланна, Его больше нет.

   – Чего? – выдохнула она.

   – Его больше нет, потому и подарки до срока.

   Она изменилась в лице и промолвила:

   – Что значит «Его больше нет»?

   – Нет. Теперь Он не со мной.

   – А куда подевался? – не отставала она.

   – Ну, ты знаешь, Он бывал в разных странах.

   Она села в пустую ванну:

   – Уехал в другую страну? А вещи? Его компьютер, модель железной дороги?

   – Он не вернется.

   – Когда же Он уехал? – Она была так близко, что я чувствовала ее дыхание на коже.

   – Вчера.

   – Я еще полотенец принесу, – объявила Ланна.


   Мы сидели у докрасна раскаленных углей и пили какао, замотанные в полотенца. Я начала задремывать, но тут прибыла «Еда на колесах» для Курис Джин. Женщина-водитель жаловалась, что до некоторых домов ох как трудно добираться и что старики порой не могут позволить себе отопление. Большой железный котел с супом стоял на улице, днище было облеплено снегом – как будто шла война, но только для бедняков.

   Так и не одевшись, мы помыли посуду. Потом Ланна проводила меня в свободную комнату и велела:

   – Приляг, отдохни.

   – А ты? – спросила я, надевая корсаж и трусики.

   – Позже, – сказала Ланна, наблюдая за мной.


   Сквозь дремоту я чувствовала, как старые, морщинистые руки суют под одеяло бутыль с горячей водой. Слышала, как поскрипывают ходунки. Я прижимала бутыль к груди и сквозь воду ощущала биение своего сердца. Впервые за четыре года я спала одна, а когда спишь одна, слушаешь лишь собственное сердце. Я не сняла часы, потому что теперь они никого бы не оцарапали.


   Я проснулась и почувствовала себя странновато. Судя по голосам, несшимся из телика, уже наступила ночь. С меня ручьями лил пот. Я вытерла лоб тыльной стороной кисти, надела маленькое черное платье. Заправила постель и вылила воду из бутыли в кухонную раковину. В комнате лишь переменчивое свечение экрана выхватывало из мрака сидящую Курис Джин, прямую как палка. Ланны не было. Моя кожанка висела на стуле.

   – Аллана отправилась в Комплекс в калошах, – проговорила Курис Джин. – У меня еще одни есть – дырявые. Ты была далеко, в стране грез, вот мы и не стали тебя будить.

   Я проверила, на месте ли дискета, достала золоченую зажигалку и пачку «Силк кат».

   – Не замерзла, лапа? Садись поближе к огню. Подбрось уголька, если хочешь мне пособить, – предложила бабуля.

   Я устроилась возле ее ног на каменной плите под очагом, улыбнулась, подбросила горсть-другую угля и вытерла руки о маленькое черное платье.

   – У меня и для тебя пальто найдется, – сообщила Курис Джин.

   – Ничего, если я закурю? – спросила я.

   – Кури. Переживать не буду.

   Я прикурила «Силк кат» от золоченой зажигалки.

   – Может, вы чаю хотите, бабушка Фимистер?

   Налив нам по кружке чая, я снова уселась на каменную плиту у камина, провела рукой по ногам: на них уже пробивалась щетина. Щелкнула золоченой зажигалкой, чтобы прикурить еще одну «Силк кат». Я уже готова была показать свое сияющее колено.

   – Значит, ты девочка Каллар. Очень тихая подружка Алланы.

   – Вообще-то не очень, если узнать меня поближе.

   Мы обе засмеялись.

   – Это Ланна и все в супермаркете думают, будто я чудачка-молчунья. Я просто некоммуникабельная.

   – Какая?

   – Некоммуникабельная – так про меня говорил мой парень. Это когда человек не очень разговорчивый.

   – О, есть такое слово, да?

   – Ага.

   Надолго повисла тишина, нарушаемая только теликом.

   – А какой он, этот твой парень?

   – Он вырос в деревне, в конце дороги, сразу за электростанцией. Его отец владел отелем – тем, с башней, что стоит у верхушки лестницы, над железной дорогой, у Зеленой церкви.

   – Церковь я помню, – проговорила Курис Джин. – Да, не один год над ней трудились садовники, растили да подстригали эти кусты-то, что стоят зеленые круглый год. Вырезали в изгороди сводчатые окна, выстригли большую фигурную крышу, возле входа устроили беседку, увитую розами. Внутри поставили несколько скамеек и эту штуковину для святой воды. Бывало, летом там венчались и младенцев крестили, если получали разрешение.

   – Так вот, Он вырос в отеле у церкви. Потом Его отец продал отель, удалился на покой в деревню, и Он тоже туда уехал. А несколько лет спустя взял да и вернулся – прикатил поездом, тем, что приходит без пяти час.

   Разговор затих. Я шмыгнула носом, глотнула чаю.

   – Так вы вместе, что ли, живете?

   – Снимаем квартиру на верхнем этаже и чердак на Бернбанк-Террас.

   – Давно это у вас?

   – Пять лет, мне тогда шестнадцать было. Однажды Он пришел в супермаркет, купил самую большую коробку шоколада из тех, что были, и через весь зал ко мне. Взял и вручил коробку у всех на глазах, – засмеялась я.

   Курис Джин улыбнулась:

   – Сколько ему теперь?

   – Тридцать четыре. А сам на чердаке собрал детскую модель железной дороги. Вот смех-то! Своенравный, совсем не похож на тех, кто в паровозики играется, и поди ж ты. Сотни потратил, пока все не стало точь-в-точь как настоящее. Теперь сидит и все смотрит и смотрит. На рельсы, на лестницу, отель с башенкой, кладбищенскую аллею, Зеленую церковь, всю в цвету, как летом. И столбы там стоят, до самой электростанции. На чердаке.

   – Он что, не работает?

   – У Него, похоже, есть какие-то сбережения. Обзавелся компьютером, а для чего – одному богу известно. Меня близко не подпускает. Вечно твердит, что времени у него мало.

   – Как мистер Каллар с ним ладит?

   – Когда мне было шестнадцать, случались перепалки, но дома знают, что Он добр ко мне.

   – Всегда?

   – Ага.

   – Значит, ума хватает. Ты ж как ангел, сошедший на землю, – заключила Курис Джин.

   Я прикурила очередную «Силк кат» от золоченой зажигалки и полюбопытствовала:

   – А моего приемного отца вы знаете?

   – Нет, как и других Калларов. Они с того же острова, что и твоя приемная мать.

   – Да? А я думала – здешние.

   – Нет-нет. Ты что, не знаешь историю собственной фамилии? Рассказывают, что предки твоего приемного отца приплыли на том самом галеоне.

   – Том, что тут объявился в тысяча пятьсот каком-то году?

   – Да. Они считали, мы человечиной питаемся. Пришли на огромном паруснике, но причалить поостереглись – спустили на воду гребную шлюпку, полную живых кур. Местные высыпали встречать на берег и видят: шлюпка подошла, а там одни куры. Решили, должно быть, что те, на корабле, малость тронутые, с головой не дружат, понимаешь? Ну и оставили их стоять, где стоят. А тут разыгрался шторм, и галеон опрокинулся. Тех, что не утонули, утром нашли на берегу. Они ни слова не знали по-гаэльски.[5] Пришлось им приспосабливаться, как и мне в свое время. Они ведь женились на местных девушках. Фамилия твоего приемного отца, говорят, оттуда пошла.

   – Что значит «как и мне»? – заинтересовалась я.

   – Я ведь четыре года не говорила, пока до твоих лет не доросла. Когда выходила замуж, супруг и голоса моего не знал. Мне было шестнадцать, тот год выдался особенно жарким. Моя семья арендовала ферму у моря, возле Бэк-Сеттлмент. Ферма называлась A Phàirce Mhoir; Большой Парк. Родители с тремя братьями отправились на ярмарку в порт. Оставили меня одну, с собаками, – в те времена это было в порядке вещей.

   А жара стояла такая, что даже в полночь я могла заснуть лишь под дешевые книжонки. Проснулась, вылезла из постели и спустилась к морю. Вода была прохладная, чудо как приятно. Я вышла в чем мать родила, ведь ночью кругом ни души. Ветерок тебя обдувает, даже в тех местах, которые его сроду не знали. Стою я, значит, сложив руки на груди – вот эдак, – в животике холодит, но тут залаяли собаки за забором. И прямо передо мной из воды в синем сиянии вырастает белая лошадь. Головою эдак потряхивает из стороны в сторону и ко мне по песку. А следом еще кони. Беснуются. Дюжина коней, а то и две пронеслись передо мной, обдавая солеными брызгами. Потом еще штук сорок вышли из моря и ну скакать – передо мной да позади меня. Я присела на корточки. Песок содрогался под их копытами, от галопа земля тряслась.

   Никогда прежде я такого не испытывала. Уткнула лицо в колени, закрыла уши руками – так меня и нашли утром. Лошадей и след простыл. Братья стоят, на меня пялятся. Наконец один догадался – накинул мне на плечи свою куртку, чтобы прикрыть срам.

   Они все пытались мне объяснить, что судно, перевозившее лошадей на фронт, перевернулось по пути в проливе, а кони, что целы остались, доплыли до берега и выбрались на сушу аккурат возле нашей фермы. Только я после этой ночи четыре года ни слова не проронила.

   – Вы онемели? – прошептала я.

   – Просто перепугалась сильно. Потом в брачную ночь произнесла имя мужа, а когда народился отец Алланы, стала с ним, с младенцем то есть, разговаривать по-гаэльски, потом немного по-английски.


   Она дала мне калоши и свое старое пальто. Лацканы были в разводах – розовое на красном. Напоминание о тех днях, когда Курис Джин могла в нем пойти хоть куда, хоть в «Бар политиков». Я натянула калоши, а линялое пальтецо напялила поверх кожанки. Туфли, которые одолжила Ланна, сунула в пакет с названием супермаркета. На прощание обняла Курис Джин. Пока дошла до Комплекса, вся упрела в старом пальто.


   – Что это такое на тебе? – изумился мой приемный отец Рыжий Ханна.

   Я вошла в муниципальную квартиру, где выросла. Рыжий Ханна смотрел по телику ту же программу, что и Курис Джин.

   – Я заболела.

   – Что стряслось? Где Он?

   – Его больше нет, – сказала я.

   Мое лицо все взмокло. Я толкнула дверь комнаты, что прежде была моей спальней. Холодно, и занавески не задернуты. Я разделась и заглянула под кровать проверить, на месте ли моток спасательной веревки, которую Рыжий Ханна держал на случай пожара. В одном корсаже залезла под одеяло, на нижнюю койку двухъярусной кровати. Меня трясло. Рыжий Ханна включил обогреватель, задернул занавески и захлопнул за собой дверь.


   Мой приемный отец сидел у кровати на кухонном стуле. Поправил челку, упавшую мне на глаза, и произнес:

   – Она скоро придет.

   – Обещаю, что буду с ней милой, – сказала я.

   Он засмеялся, принес бокал с ячменным отваром и подоткнул клетчатый плед.

   – Свет выключить? – спросил Рыжий Ханна.

   Я кивнула.


   Сквозь сон я слышала голоса. Кто-то подошел посмотреть на меня в темноте. Я открыла глаза и снова их закрыла, разглядев слипшиеся волосы Ванессы Депрессы.

   Я все время видела сны, металась и ворочалась с боку на бок. Когда же наконец встала и доплелась до туалета, то включила оба крана, чтобы не слышно было, что меня несет.


   Рождественское утро пахло едой. Серый снег завалил часть окна. Порою слышался смех.


   Я сижу голая на песке у моря, пронзительно синего, как в рекламе. Из воды появляются конские головы, только растут они из мужских торсов. У всех обнаженных тел недостает руки. Люди-кони выходят и окружают меня. Кровь течет из обрубков. Они разворачиваются, чтобы напасть. Я вижу Ланну и рыбака в лодке, которые внимательно за всем наблюдают.


   Мое тело дернулось, пробуждаясь. Стояла глухая ночь. Простыня была вся мокрая от пота. Нос забит, горло заложено, голову не повернуть. Меня тошнило. Я рванула к окну, открыла его, но большая часть рвоты все равно угодила на подоконник. Я вдохнула холодного воздуха и посмотрела на Комплекс, заваленный снегом и залитый лунным светом. Комплекс, где мне довелось вырасти. Где один ловкач, обладатель портативной видеокамеры, и трое его братьев снимали семейное порно, втайне от жен.


   На День подарков[6] Ви Ди, учительница младших классов из Бэк-Сеттлмент и дама Рыжего Ханны, вошла ко мне с подносом – овсянка и чай.

   – Простите, что испортила вам Рождество. Я разошлась со своим парнем, и он уехал, – сказала я.

   – Ничего страшного, – ответила Ви Ди.

   – Не открывайте занавески! – выпалила я.

   Она открыла и вскрикнула.

   – Веселого Рождества! – брякнула я.


   Когда я проснулась в очередной раз, Рыжий Ханна сидел рядом на кухонном стуле. Прикурил две сигареты «Регал» и протянул одну мне. Усмехнулся, кивнув на окно. Я усмехнулась тоже.

   – Принес тебе подарки, – сказал он и положил на постель большой сверкающий пакет.

   Внутри было короткое оранжевое летнее платье и дорогие на вид солнцезащитные очки от Ви Ди.

   – Ой, спасибо, – пискнула я.

   – На лето, если оно наступит. Мы ведь всё надеемся, что ты отправишься с нами на острова, – сообщил Рыжий Ханна.

   – Я вообще-то откладывала на отдых. Хотела Ланну уговорить, да она не при деньгах, так что вряд ли мы вместе отправимся.

   – Ну, как бы то ни было… – начал Рыжий Ханна и примолк. Тишина повисла надолго. Наконец он произнес: – Я думал, этот твой – нормальный парень, но, очевидно, нет. Где жить будешь?

   – Останусь в той квартире. Может, Ланну пущу жить – пусть спит на раскладном диване. Она мечтает выбраться наконец из Комплекса.

   – Ушел – и ладно?

   – Ага.

   – Ну и дурак же Он. Денег, что ли, не хватало?

   – Он оставил все свои вещи: модель железной дороги, компьютер, книги. Я могу это продать. Он уехал в деревню.

   – Ах, Морверн… В этом мире всегда так с любовью: проходит и оставляет одно лишь отвращение.

   – Есть ведь и другие маленькие радости, – заметила я.

   – Но никаких больших. Для таких, как мы, верно? Мы по большей части едим с пустых тарелок. Я все копил, чтобы пораньше уйти на пенсию. Теперь возраст подходит, а я на нуле. Сверхурочные просто сожрали годы. А вот ты, тебе двадцать один, а впереди, на всю оставшуюся жизнь, сорокачасовая рабочая неделя при рабской зарплате. И даже полмесяца отдыха оставляет мало места для поэзии, правда?

   – Ты думаешь перебраться в Бэк-Сеттлмент, к ней?

   – Да. Я с ней счастлив, Морверн. Еще четыре месяца – и скоплю на первый взнос. У нее славное бунгало. В саду непочатый край работы. По ночам открывается отличный вид из окна на Бейнн-Мхедхонак и перевал.

   Рыжий Ханна прикурил еще две сигареты «Регал» и продолжил:

   – Секрет нашего мира в том, что нет смысла желать, если не имеешь денег. Любое желание оборачивается несбыточной мечтой. Тебе говорят: гни спину, старайся и заработаешь, но многие вкалывают и остаются ни с чем. Ладно бы еще все зависело от случая, как в лотерее, так нет же. Закон, эта грубая сила, требует, чтобы ему поклонялись, как добродетели. Нет никакой воли, никакой свободы – только деньги. Это мир, который мы создали. И пусть мне не советуют больше брать от жизни, когда для этого нет времени или денег. Мы паразитируем на потребностях друг друга, выдумывая забавные названия для неприкрытого грабежа. Впрочем, на кой мне все деньги мира, когда я только и хочу, что смотреть на горы из окна бунгало? Деньги разрушили бы то, к чему я шел годами, что учился принимать. Попросту говоря, мне пятьдесят пять, жизнь растрачена впустую.

   Рыжий Ханна встал и вышел, но тут же вернулся с бокалом виски, разбавленного водой. Он уже прилично принял.

   – У меня был друг, – снова заговорил Рыжий Ханна, – который откладывал на черный день. Как и мне теперь, ему оставалось месяцев шесть до пенсии. Ему дали прозвище Прут. На вечеринках играл с оркестром. Стучал на Ударных. Шестидесяти четырех лет от роду. Тогда еще не ввели систему досрочных пенсий, ну. до того, как мы тебя удочерили. Я работал кочегаром – время паровых двигателей еще не вышло. Мы шли задним ходом – толкали пустые рыбные вагоны на подъездные пути пирса. До того, как подняли рельсовые пути. Вроде как закончили, а Прута нет и нет, представляешь? Я слез с дизеля, пошел вдоль состава и вижу: Прут, еще живой, в сознании, зажат между двумя буферами. Грудную клетку ему расплющило – всего-то дюймов шесть оставался зазор. Тут подтянулась бригада, прибежал врач. Разрезали рукав спецовки, вкололи обезболивающее. Паровозная бригада сказала, что освободить его не сможет. Мы не рискнули завести дизель, чтобы отогнать вагоны: малейший откат угрожал сократить те несколько дюймов между буферами и выпустить из бедняги дух. Машинистом со мной ездил Барра. Он обливался слезами, но никому не позволил бы отогнать дизель с двумя головными вагонами, покуда Прут оставался в ловушке. Я сказал Пруту, что мы оттащим вагон на канате и отправим его, Прута то есть, в больницу. Он лишь попросил шепотом закурить. Я начал сворачивать ему самокрутку, но тут управляющий воскликнул: «Ради Бога!» – и вытянул сигарету из своего серебряного портсигара. Я прикурил ее и вставил Пруту в губы, придерживал и вынимал после каждой затяжки. Все собрались вокруг и молча смотрели. Помню, фильтр стал розовым от его губ. Вот сигарета догорела, и Прут прошептал: «Хорошо… Забери ее». Пожарные накинули на крышу канат с крюком на конце, и мы, человек сорок: железнодорожники, рыбаки, портовые, работники с морозильной фабрики – схватили канат и одним рывком, мягко оттянули вагон. Все произошло очень быстро. Прут, стоявший прямо, сделал шаг вперед, застыл. И тут, неожиданно, все эти темные внутренности поперли изо рта наружу, ноги задрожали, и он рухнул замертво на рельсы.


   Я немного вздремнула и встала. В ванной побрила ноги лезвием Рыжего Ханны. По верху тюбика с пеной для бритья, вдоль края, шла надпись «С добрым утром!» на разных языках.

   Я приняла душ, обильно присыпала себя тальком Ви Ди и от души воспользовалась ее увлажняющим кремом. Влезла в короткое летнее платье, не забивая себе голову насчет корсажа и голых ног.

   – Тоже завтра отбываешь? – спросила Ви Ди.

   Я кивнула, разогревая остатки супа и тушеные овощи.

   По телику не показывали ничего интересного, а Рыжий Ханна так нарезался, что Ви Ди пришлось его уложить. Позвонила Ланна, спросила, можно ли ей заглянуть с подарками, но я предложила подождать до работы, потому что у меня тоже кой-какая мелочь для нее припасена. Я вспомнила о вещах Курис Джин и сказала, что попрошу закинуть их бабуле Рыжего Ханну. Она заметила:

   – У тебя даже голос от простуды глуше стал.

   – Да, здорово меня прихватило.

   – Ах, лапа! – вздохнула Ланна.


   Ви Ди отправилась на боковую, а я сидела, разглядывая сполохи света от телика по всей комнате. Прикурила «Силк кат» от золоченой зажигалки, опустила голову на руки да так и замерла. Подогнула под себя голые ноги, потом встала выключить телик. Засмотрелась на свечение рефлектора, растекающееся по комнате. Наконец задрала подол.

   Я не могла вспомнить, который из них свел мою правую грудь и левую грудь Ланны так, чтобы затвердевшие соски терлись друг о друга, а потом нежно обхватил их оба губами, посасывая и полизывая. Это было так необычно и так приятно. Ланна неотрывно смотрела мне в лицо.

   Я распустила волосы. Они свесились и коснулись пола – в то самое мгновение, когда я, вспоминая, подвела себя к пику. Я вытерла палец о живот и потянула вниз подол короткого платьица. Выключила обогреватель, поплелась в койку.


   Всю ночь лил дождь. Он порасчистил дороги, но снег остался лежать на холме перед Комплексом. Рыжий Ханна выходил во вторую смену на поезде в пять сорок, поэтому я приготовила отварные овощи с сырным соусом. Ви Ди вызвалась подвезти нас и по дороге закинуть пальто и калоши Курис Джин.

   – Поблагодарите ее от меня, – попросила я.

   Когда машина остановилась у моего дома, я сказала, что оставлю им подарки на станции.

   – Я бы вас как-нибудь пригласила на кофе, но столько всякого хлама разбирать нужно.

   Ви Ди скрипнула сцеплением и вырулила, не глядя в зеркало.


   В квартире я достала новую пачку «Силк кат» из блока и закурила, щелкнув золоченой зажигалкой. Поставила на проигрыватель пластинку Magazine – альбом Secondhand Daylight. Подвела иглу звукоснимателя к The Rhythm of Cruelty, второй трек на первой стороне. Затем достала диск Play – концертную запись – и прослушала первую сторону с самого начала. Включила огни на рождественской елке – пусть мигают почаще, – воткнула в розетку штепсель обогревателя. Достала дискету из кожанки, посмотрела на нее. Выдвинула ящик стола. Его «Автокарта» для лавочки была там. Я забрала ее, бросила внутрь дискету и задвинула ящик. В спальне скинула грязное белье в угол, перестелила постель. Перевернула пластинку. Он лежал на полу в кухне, мертвый. И никакого запаха.


   Наступил день зарплаты. По-прежнему лил дождь, а у меня начались месячные. Я проснулась где-то в шесть. Забрала свою сумку из кондитерской под «Западней», оставила подарки для Рыжего Ханны и Ви Ди в будке для персонала на станции. Там околачивались Бритый и СО.

   – На семь двадцать собралась? – спросил СО. – Как волшебная коленка?

   Я засмеялась.

   На работе все было как обычно. Мне велели сортировать товар. Я вручила Ланне подарки: медальон, о котором она мечтала, и мою старую кожаную куртку, которая ей всегда нравилась, – и сказала:

   – Прости, что так скромно.

   Она обняла меня крепко-крепко и подарила видео Miss. 45 – The Angel Of Vengeance. Я уже целую вечность пыталась его раздобыть, а ей пришлось заказывать по почте. Еще я получила в подарок жутко блестящий, дорогой на вид педикюрный набор.

   – Послушай, – предложила я, – давай устроим вечеринку с видео в канун Нового года.

   Ланна спросила, нет ли от Него вестей.

   – Нет, – ответила я.


   Когда я возвращалась домой с работы, в ушах звучала Red Noise Билла Нельсона. Я из принципа никогда не отоваривалась в супермаркете и фирменные пакеты выворачивала наизнанку. В лавочке, торгующей замороженными продуктами, купила пиццу быстрого приготовления – все из-за тела на кухонном полу.

   Ему опять прислали почту из магазина моделей на юге. Его тело жутко мешало дотянуться до духовки и разогреть пиццу, впрочем, я уже привыкла, приноровилась.

   Устроилась с пиццей перед теликом, но там показывали только людей, палящих из автоматов в разрушенных городах. Это была Югославия. Потом показали девочку с оторванной головой. Я включила видео и поставила кассету «Плохой лейтенант», одним глазом смотрела в экран, другим – на свои ногти, опробуя в действии инструменты из педикюрного набора. Нанесла пару слоев «Темной вишни», вставив между пальцами ног специальные разделители.


   Когда закончился «Плохой лейтенант», я глубоко вздохнула: печальная история. Поставила на проигрыватель альбом Iron Path, записанный Last Exit, и прибавила громкости. При помощи крюка открыла крышку люка, ведущего на чердак, – это было непросто. Встала на цыпочки и, ухватив конец приставной лестницы, стянула ее вниз, до пола, затем полезла в темноту.

   Наверху было холодно. Лампочка в патроне под балкой отсутствовала. Я нажала на кнопку «Включить». Трансформатор загудел, запуская «ночной режим».


   «Ночь» наступила в маленькой деревушке за электростанцией в дальнем конце перевала. Там и тут загорелись крохотные огоньки. Я оглядела железнодорожное полотно, отель с башенкой у вершины лестницы, кладбищенскую аллею, Зеленую церковь, всю в цвету, как всегда, потому как в игрушечной деревне стояло вечное лето, и нажала на выключатель. Гул стих, и стало темно; только на шиферной крыше деревенского роддома лежали два светлых прямоугольника – это луна заглядывала в оконца между стропилами. Молочные отсветы на горном склоне в том месте, где спускались опоры линии электропередач, заставляли поверить, что он настоящий.


   Я спустилась с чердака по лестнице, прихватила из спальни новые солнцезащитные очки. На кухне надела рукавицы и ухватила Его за ногу. Нога подалась, и все тело дернулось – как-то жутко. Я отпустила ногу, она упала, но совсем не так, как живая. Я сделала глубокий вдох, сердце колотилось. Я снова нагнулась и дернула изо всех сил. Он оказался тяжелее шестиколесной тележки, груженной овощами. Я оттащила Его к приставной лестнице, спущенной с чердака, оставив длинный липкий след в коридоре. Новые солнцезащитные очки пришлись кстати: кровь, вытекшая из-под Его тела, уже не казалась такой ярко-красной.

   Я снова забралась на чердак и стянула вниз по лестнице один конец запасной веревки для подъема грузов, слыша, как щелкает собачка по колесу в храповом механизме. Обвязала веревку вокруг Его щиколоток, снова полезла на чердак и вставила блестящую рукоять в лебедку, как Он учил, когда я помогала строить модель деревушки Его детства. Я принялась крутить ручку в другую сторону и потащила Его по лестнице к себе. Он ударялся ртом о каждую ступеньку, и я подумала, что Его рука вот-вот отвалится, но нет, не отвалилась. Он, раскачиваясь, вплыл на чердак, а когда Его лицо поравнялось с люком, зад приблизился ко мне, потом откачнулся.

   Мне пришлось спуститься вниз, чтоб перевернуть пластинку. Я прикурила «Силк кат» от золоченой зажигалки, давая себе передышку.

   Вернувшись на чердак, я обвязала Его руки другой веревкой и подтягивала тело, пока оно не зависло, кружа, над подставкой огромной модели. Я повернула вторую собачку и отпустила стопор. Тело рухнуло на дома деревни Его детства, расплющив склон горы, и застыло, запрокинув лицо к оконцам в крыше.


   Пальцы Его ног оказались в дальнем конце перевала, лицо – за линией железной дороги.

   Его тело всмятку раздавило отель с башенкой.


   Я открыла крюком оба чердачных окна. Два прямоугольника лунного света легли на Его обнаженное тело. Я слезла вниз, оставив люк открытым. Поставила музыку, скорее мою, чем Его: Spiral Tribe Sound System Sirius 23, пленку с записями разных диджеев, а еще ту пиратскую копию, бутлег Mutoid Waste Company.

   Смыла кровь с пола, ползая с тряпкой по углам, пока ни следа не осталось. Искромсала на куски запятнанный кровью коврик, вымыла секач и нож, повесила их на место, над раковиной. Правда, на столе, там, где Он рубанул секачом руку, осталась глубокая выщербина. Поставив на видео кассету с фильмом «Профессия – репортер», я отмотала к тому моменту, где его жена смотрит кинохронику о расстрельной команде на берегу. Все как на самом деле. После залпа лицо сгорбленного человека медленно запрокидывается, из-за нервов или другого чего. Я вернулась к началу этого эпизода, а потом досмотрела фильм до печального конца.


   Я поставила одну из Его записей – балеты Стравинского (ту сторону, где «Орфей») – и полезла наверх.

   Скова пошел снег, и мокрые хлопья, кружась под музыку, влетали в чердачные оконца. Его губы припорошило белым.

   Я распустила узел на щиколотках, заново закрепила основную веревку. Когда налегла на ручку, подставка, на которой крепилась модель, поплыла вверх, подтягивая Его тело к окошкам в крыше, и замерла под самыми стропилами. Снежинки слетали кружась на летний ландшафт, одевая пеленой края перевала, присыпая крыши домов и мертвого великана, ложась покрывалом на крышу Зеленой церкви, всю в цвету, над ним. Лунный свет лился в оконца мягким потоком, заставляя снежинки искриться.

* * *

   Вот это был раскат! Громыхнуло на славу. Дождь лил как из ведра, вода капала с ушей – плеер уже не послушаешь. «Дворники» со скрипом елозили по ветровому стеклу легковушек и грузовиков, и руки тех, кто протирал изнутри запотевшее стекло, оставляли длинные следы пальцев.

   Стоя у банкомата, я таращилась на зеленые цифры. Его баланс составлял шесть тысяч восемьсот тридцать девять фунтов. О подобных деньгах я даже не мечтала, мне таких не скопить за всю жизнь. Я сняла дневной лимит. Он, бывало, отправлял меня снять денег, чтобы внести плату за телик, электричество и квартиру. Я положила «Автокарту» в кошелек. С такими деньгами многое можно себе позволить. Хочешь – кассеты по почте выписывай, хочешь – заказывай по модному каталогу одежду или бери дополнительные уроки вождения сверх тех, за которые Он уже заплатил. Я отправилась прямиком в туристическое агентство.

   Под протекающей станционной крышей я стряхнула капли с волос и прикурила «Силк кат» от золоченой зажигалки, кивнув проходившему мимо знакомому железнодорожнику.

   Учебная машина притормозила, пропуская меня, потом просочилась на вокзальную площадь. Рэмрейдер натаскивал сидевшую, за рулем блондинку из банка. Эта дурочка вырядилась в платье, и Рэмрейдер все заглядывал в вырез, когда она выполняла разворот и сдавала назад. Он такой. Хоть в джинсах и старом, растянутом джемпере на занятия заявись, все равно будет губы облизывать, как в машину залезешь и пристегнешь ремень. Впрочем, языку воли не дает – распинается только о правилах дорожного движения. Когда он со мной ездил, занятия проходили преимущественно в сосредоточенном молчании, это потом уже я отвечала на вопросы о правилах. Ничего, даже успокаивает. Я бросила окурок в лужу.

   Включив «дворники», я приступила к занятию, немного поддала газу, чтоб пристроиться за автобусом второй смены с «Альгината». За северным пирсом перешла на четвертую передачу и выжала сорок, затем плавно переключилась и сбавила скорость на перекрестке у Залов Собраний. Проследовала в общем потоке до «Золотой мили», выбирая моменты, чтобы взять влево и обогнать, затем вырулила из порта на открытые дороги.

   Я остановилась лишь на одном светофоре, за Сент-Джонз-сквер, затем обогнула рождественскую елку и супермаркет, куда собиралась после занятия. У начала горной долины, возле гольф-клуба, поупражнялась, отрабатывая разворот в три приема.

   На обратном пути Рэмрейдер сделал резкое движение, и я успешно выполнила аварийное торможение, так вжав ногу в педаль, что казалось, колеса заклинило, потом мягко снялась с места и еще раз проделала тот же фокус, прежде чем мы остановились. Рэмрейдер кивнул и улыбнулся. Я тоже.

   Средняя школа, знак «уступи дорогу» на перекрестке, включить правый поворотный огонь у «Западни», левый – у «Кале ониан». Дальше в гору к каменной «причуде» и вниз по Бернбанк-Террас, где над наглей квартирой, на чердаке, лежит Его тело. Телефонная будка, «Феникс», «Бэйвью», вдоль дамбы и на парковку под станционными часами. Там уже кто-то ожидает начала своего урока. Рэмрейдер, впрочем, никуда не спешит, гоняет меня по всему своду правил. Он любит спрашивать про автострады, хотя на сотни миль от порта нет ни одной.

   Я же предпочитаю дорожные знаки: никогда в них не путаюсь, потому что несколько ночей сидела и зубрила. Больше всего мне нравится знак «набережная» или «берег».

   На работе все шло как обычно. Ланна рассказала, что Тень тиснул из офиса Прихвостня видео «Сексуальные домогательства» и все гонял его дома с младшим братом – сцена приставаний очень его заводит.


   В канун Нового года я пораньше пришла в отель «Кале ониан». Вообще-то он называется «Каледониан»,[7] но буква «д» на вывеске отвалилась, и никто не потрудился вернуть ее на место.

   Я выложила двадцатку за полпинты сидра и лагера, смешанного с «Перно» и вспененного черносмородиновой. Монеты из сдачи использовала в сигаретном автомате, затем, как обычно, набрала код трека – 117/142/039 – в музыкальном автомате. Пристроив полпинты пенного лилового напитка над экраном, опустила монетку в автомат «Формула-1». Я была первой в трех заездах, потом третьей в последнем, так что могла переходить на следующий уровень. Въехав затем в масляную лужу и придя к финишу пятой, я бросила монеты в приемник, чтобы бригада спасателей из ангара разобралась с маслом, посидела какое-то время за пустым столом, давя окурок «Силк кат» в пепельнице.

   В заведение подтягивался народ, и сквозь дым «Силк кат» и «Эмбасси» было видно, как шевелятся губы – входящие подхватывали слова песни, не успев даже переброситься парой реплик с барменом, сделать заказ.

   Ввалился Хиферен с большим пластиковым пакетом из супермаркета. Он жил на пособие, а в разгар сезона околачивался на пирсе в своих клепаных башмаках – вдруг кто из юных отдыхающих отстегнет пятерку. Он умел привлечь внимание, и его частенько замечали в каком-нибудь из портовых баров торчащим посреди лужи. Кто-то сфотографировал Хиферена в «Маяке»: он стоит в воде, пытаясь дотянуться рукой до изоляции.

   Вошел Командир и отсалютовал. Он считался одним из самых быстрых разносчиков рождественских поздравлений, но остался не у дел. Когда на Скури-стрит стали рушить предназначенные на слом дома, за одной из дверей обнаружили залежи рождественской почты, отправления за четыре года. Командир устроился рядом с Хиференом.

   Рыжий Ханна явился с Коллом и СО на буксире и прокричал:

   – Хорошо прошло занятие?

   Я, типа, выпятила губы и кивнула.

   – Чем радуешь себя? – спросил приемный отец.

   Я мотнула головой в сторону напитка передо мной.

   Тут началось. Каждый пытался первым заказать на круг. Когда они схлынули, Колл кивнул в сторону Дыры Славы у автомата 777 и выдал:

   – Что это за пойло ты хлещешь, Морверн? Давай-ка подгребай к нам, умудренным жизнью джентльменам, или мы для тебя слишком стары?

   Колл достал из кармана куртки маркер, чтобы изобразить небольшое объявление: «Не работает». Он прилепил его скотчем на соковыжималку – пусть молодняк не крутится под ногами и не беспокоит.

   Я подсела к ним послушать их болтовню. По телику шел прошлогодний футбол, но как только начиналась реклама, все мужики отворачивались от экрана, возобновляя разговор.


   Вплыла Ланна с девчонками из кондитерского. Я обняла ее и шепнула на ухо:

   – Сегодня я угощаю. У меня денег полные карманы, так что присасывайся хоть на всю ночь, без откатов.

   Когда в свой черед я принесла выпивку для всех, Рыжий Ханна рассказывал о Командире, который был следующим в очереди, когда меня обслуживали. Девчонки из кондитерского покатывались со смеху.

   – Дело было накануне Рождества, – излагал Рыжий Ханна. – Полиция обнаружила его на берегу у северного пирса. Он светил фонариком в небо, а когда сержант спросил, что он делает, Командир возьми да скажи: подаю, мол, сигналы вражеским подводным лодкам – просто чтобы сбить их с толку.

   Все за столом грохнули, а некоторые всё косились в сторону бедолаги.

   Ворвался Панатайн и сразу к бару. Правая рука замотана грязным бинтом, мизинец как тряпочный шарик. Пытаясь ухватить кружку с пивом левой рукой, он чуть не расплескал всю пинту. Левая клешня его вечно дергалась, с тех пор как он рассек нерв, когда работал мясником. Стоя в Дыре Славы и слегка покачиваясь, он изрек:

   – Посмотрите на этот порт! Я люблю его, люблю, и всё тут! Крутейшее место на земле. Ни в жизнь бы отсюда не уехал, или сгореть мне на обратном пути! Это так, вступление, ребята, просто вступление. – Он отхлебнул из кружки и продолжил: – Я только что выписался из больницы. Не хотели выпускать. Новогодняя ночь в старом санатории? Дудки!

   – Ты погляди на себя, мужик, – сказал СО. Панатайн заглотил еще лагера и говорит:

   – Знаешь того таксиста, Скиабханака – или как его там? В нем все дело. Я еще у него на груди потопчусь, а потом кишки выпущу.

   – А что стряслось-то? – встряла Ланна.

   – Этот парень виновен в нанесении увечий. Пытки, мужик! Прошлой ночью встречаю я этого самого Мокита с траулера, того, что вечно не поспевает в рейс и мотается по стране, пытаясь нагнать судно в следующем порту. Врубаетесь, о ком речь?

   – А, тот бесноватый. Он вроде курсант космического училища, – подхватил СО.

   – Скажи еще, капитан космолета, – ухмыльнулся Панатайн. И продолжил: – В общем, ради прикола мы с Мокитом вкололи друг дружке виски в висок, конечно же «Макаллан» двенадцатилетней выдержки. Люблю я «Макаллан»! Есть в нем этот тонкий аромат дымка. Мы скисли и вырубились тут же, в десять секунд. Я Мокшу все лицо расцарапал шприцом, пытаясь влить славный солод прямо в его черепушку. После этого мы капнули жидкого ЛСД на зрачки из пипетки. Он поступает в кровь через глаза, и такие ты образы наблюдаешь – чудо! До пяти утра мы только цвета и видели, к этому времени я уже подумывал, как бы пропустить бутылку-другую пивка. А где еще достать выпивки, если не на пароме? Вот я и потащился туда, взял четыре билета до острова и обратно, по одному на каждый рейс. Мотался туда-сюда весь день, пока капитан не приказал спустить меня с трапа. Ну и побрел я в Комплекс, а пока добрался, потерял ключи и никак не мог вспомнить женино имя. Клянусь Иисусом! Напрочь из головы вылетело. Вот я и начал просто колотить в дверь. Жена подумала, что это Стратклайд Файнест[8] снова пришли нас арестовывать, и выплеснула ведро горячей воды из окна ванной. Я разбежался и вынес дверь разом, а она обратно. Помню лишь, как по лицу меня шарахнула. Очнулся в больнице, ничего не соображаю. А было вот что: жена спустилась по лестнице, в прихожей по обоям кровь разбрызгана, я «вне игры» на коврике. Так она побежала звонить этим самым Стратклайд Файнест. Решила, что меня зарезали, – ведь кровищи сколько. В доме дури до черта, гашишем все провоняло, а тут «скорая», легавых понаехало… Меня сразу на каталку. Через двадцать минут дома телефон звонит. Жена трубку берет, а это хирург из больницы, спрашивает вежливо, не могла бы она поискать мой мизинец у двери. Жена осмотрелась – и точно: вот же он, у коврика! Дверь-то захлопнулась и отрубила его, когда я локтями путь прокладывал. Теперь этот хирург, он настаивает, чтобы она, жена то есть, не мешкая доставила в больницу оттяпанный палец. Это, мол, дело величайшей срочности: промедлишь – уже его не пришить. И что же она делает? Звонит в такси, а когда машина приезжает, сует мой мизинец в пустой пакет из-под чипсов. А за рулем, значит, этот самый Скиабханак, и – верите ли? – он начинает торговаться о расценках. Типа, это против гигиенических норм. Жена ему втирает про миссию милосердия. Короче, в конце концов он засовывает пакет из-под чипсов в кожаную перчатку и уезжает. А по пути в больницу – надежные свидетели видели – подвозит кого-то, стервец, по счетчику до Бэк-Сеттлмент. Три четверти часа вез палец до операционной, и вышло, что пришивать его уже поздно. Молодцы же из Стратклайд Файнест вернулись в дом и, когда узнали, что я в больнице, в коме, арестовали жену и забрали все растения.

   – Ты, должно быть, переживаешь потерю, – посочувствовал Колл.

   – Это ты про траву? – не понял Панатайн.

   – Да нет, мужик, про палец.

   Панатайн поднял обе руки, растопырил пальцы и проорал:

   – Один выбыл, девять осталось!

   Двумя большими глотками он прикончил пинту.

   – А я вот о чем думаю, – влез Рыжий Ханна. – Из-под каких чипсов пакет был?

   Все засмеялись, а громче всех Панатайн, махавший забинтованной рукой.

   Колл поддержал беседу:

   – А вот я, представьте, прошлой ночью прихожу домой, налившись как прыщ. Вешаю пальто на стойку перил, а сверху пристраиваю шляпу. Нажрался так, что в туалете на колени встал. Выхожу и вижу в самом низу лестницы типа в пальто и шляпе. Я ему: «Кто ты, черт возьми? Что делаешь в моем доме?» Бью левой по корпусу. Все костяшки о дерево рассадил, видите?

   Все заржали, но уже не впокатуху, как после байки Панатайна.

   Ланна подала мне знак, и мы пошли в туалет. На автомате, выдающем «Тампакс», было прилеплено объявление, написанное волшебным маркером: «Не работает! Спрашивать в баре».

   Ланна открыла пачку «Регала». Внутри болталось пять сигарет и два готовых косяка.

   – Где взяла? – спросила я.

   – А туточки. Хочешь?

   – Не, еще сяду на измену.

   – Чё? Глянь-ка, – проговорила Ланна, открывая кошелек. Там у нее лежало два колеса.

   – Не, не хочу.

   – Да что с тобой? Это от фильмов, которые ты смотришь на видео, у тебя измены. Ну ладно, погоди! – Ланна заглотила одно из колес и взобралась на унитаз в кабинке. Я последовала за ней, уселась на край толчка и смотрела, как она курит косяк, выпуская дым в окошко.

   – Ну что, не передумала видео смотреть? – спросила я.

   – Я ж тебе говорила, разве нет?

   – Ну, я подумала, может, ты захочешь в первые гости[9] податься.

   – Ненормальная. С кем же будешь сосаться, когда пробьют колокола? – пристала Ланна.

   – Как-то не думала об этом.

   Ланна слезла с толчка, достала из сумочки конверт с открыткой. На нем были написаны фамилии Пола и Джона и адрес где-то в Центральном поясе.

   – Откуда у тебя их адреса? – удивилась я.

   – Сами дали. Я подумала, надо черкнуть им пару строчек. Вот, пиши! – Ланна протянула мне черный фломастер.

   Я ненадолго задумалась и написала: «Спасибо, что трахнули нас. Морей и Ланна».

   Ланна прыснула и запечатала конверт. Я отдала ей фломастер, и она начала выводить граффити на запертой двери туалета: «Морверн Каллар любит грубый секс».

   – Да иди ты! – буркнула я, выхватила у нее фломастер, немного послюнявила конец и написала: «Ланна Фимистер говорит, что одиноким оторвам из кондитерской больше нравится в зад».

   Мы рассмеялись. И вдруг услышали звон колоколов и гудки рыбацких посудин у пирса. Ланна вскрикнула, бросила в унитаз окурок и завопила:

   – Дорогу!

   Мы вломились в толпу, меня тут же расцеловало несколько старичков. Ланна принялась чмокать всех подряд: Командира, Хиферена, СО, девчонок из кондитерского, Колла, Панатайна, одноногого Пуфика. И до Рыжего Ханны добралась.

   – С Новым годом, Морверн! – сказал Рыжий Ханна и поцеловал меня в щеку. – Надеюсь, это будет счастливый год для тебя, красавица.

   Я кивнула и села. Все уже упились в мясо, пожимали руки, обнимались, чокались наотмашь. Кто-то собрался на выход, чтоб стать первым гостем, а у нас на столе выпивки все прибывало, ну я и пошла пить да прикуривать от золоченой зажигалки «Силк кат».

   Ланна уселась возле Панатайна, который втолковывал одноногому Пуфику:

   – Помнишь ту ночь, когда я тебе колесо выкатил, перед тем как ты в «Маяк» пошел?

   Оба рассмеялись. Тогда Панатайн говорит:

   – Бедный старый Пуфик.

   – Никогда так хреново не было, выжег я себе мозги этой наркотой, – пожаловался старик.

   – Так ты же сам спросил, какие лекарства я принимаю, – оправдывался Панатайн.

   – Ага, у меня была просто легкая простуда!

   Панатайн заухал, как филин, хлебнул пива и ударился в воспоминания:

   – А мне чего-то дома не сиделось, когда ты ушел. Вот я и подумал: не пропустить ли рюмку в «Маяке»? Спускаюсь по склону, танцуя с атомами, и вижу на мостовой грязное пятно, прямо на меня из темноты прет. Подхожу ближе, а это человек без ноги. Растянулся на тротуаре, пальцы врозь. Тут я и смекнул: да это старина Пуфик домой поспешает.

   – Да-а, мне от этой твоей штуки не по себе стало. Вышел я из паба проветриться на эспланаде. И понимаешь, поверил, что нога снова при мне, что я могу ходить. Ну я отстегнул свой протез и швырнул в воду. Как сейчас вижу: он все кружится и кружится на волнах, в ботинок обут. Это была моя выходная пара, между прочим.

   Все загоготали.

   – Расскажи молодым, как ты жену убил, – пристал Панатайн.

   Пуфик начал:

   – Смеется Как Вода ее звали, девочки. Я был охотником, ставил капканы в Территориях.[10] Смеется Как Вода. Прекраснейшая из скво, что я знал. Мы разбивали лагерь, когда на просеке появился этот здоровенный медведь. Я схватил ружье и бегом за медведем. Держу его на мушке – вот так, – медленно спускаю курок, повернулся и – бац! – снес Смеется Как Вода голову напрочь. Вся голова ее превратилась в красную пыль, и вижу я, как это ржавое облачко относит ветром по просеке, как оседает оно на снегу. Два дня пришлось долбить мерзлоту, чтоб схоронить бедняжку, а на третью ночь до нее волки добрались.

   Ланна жутко побледнела. К нашему столу подошел Командир.

   – Как там приливы и отливы? – проорал Рыжий Ханна, вставая, чтобы пожать ему руку.

   – Неплохо, совсем неплохо, господин Каллар. Спасибо! Вот зашел пожелать всем вам счастливого Нового года. Выпить не останусь, ожидаю две посудины с острова, в каждой по сотне голов северного оленя, так что надо причал расчищать.

   Командир вышел вперевалку, а все давай дальше ржать, пока он мимо окна проходил.

   – Нельзя же так, – упрекнула я Рыжего Ханну.

   – Согласен. Договорилась, когда экзамен по вождению сдавать будешь?

   Я кивнула, улыбаясь. Мой приемный отец посмотрел на Ланну, которая склонялась через стол, и заметил:

   – А Ланна твоя выросла в хорошенькую девушку, а?

   Я кивнула.

   – В общем, верно, – распинался Колл. – Видишь ли, у этого нового парома, что на иностранной верфи построили, корпус слишком толстый. Когда он сюда прибыл, выяснилось, что остойчивость у него неважнецкая. Пришлось резать его пополам и приваривать в середине тридцать футов стали потоньше.

   К кашей компании подошел Хиферен с двумя стаканами виски. В пакете из супермаркета разевала рот живая рыбина, ее серый глаз прилип к пластику.

   – Что, Хиферен, далеко еще до сезона? – поддел Колл.

   – Точно. – Хиферен сделал глоток. От регулярного опрокидывания стакана физиономия его приобрела характерный оттенок. – Ну, может, в апреле выпадут жаркие деньки, – вздохнул он.

   Должно быть, время уже давно перевалило за установленные часы закрытия, потому что Стратклайд Файнест ввалились в бар и стали вышвыривать людей на улицу. Сержант подошел к Дыре Славы и приказал:

   – Освободите, пожалуйста, помещение!

   Народ потянулся к выходу с кружками пива, но женщина-полицейский на выходе их забирала.

   – Ну чего вы? Новый год у нас или нет? – ворчал Панатайн.

   Хиферен, добавивший третий стакан виски к тем двум, препирался с сержантом, который велел ему оставить выпивку и убираться. Надо было видеть, как неохотно Хиферен расставался с горячительным. И выкинул-таки коленце: вытащил из пакета рыбу, влил ей в пасть все три стакана и под приветственные крики загулявших работяг пронес рыбу мимо полицейских. Выбравшись наружу, Хиферен приложился губами к рыбьему рту и, запрокинув рыбу, выглушил виски.

   Панатайн завис возле ожидающего таксомотора, взобрался на крышу, заметно ее проминая, и решительным пинком послал пластиковый знак такси в полет к морю. Наверняка за рулем сидел Скиабханак.

   Стратклайд Файнест попытались вмешаться, но такси резко рвануло с места. Панатайну достало сообразительности плюхнуться на живот и распластаться на крыше, пока машина уносилась к «Западне», оставляя позади полицейскую погоню и толпу, корчащуюся от смеха. Прямо у северного пирса машину занесло, Панатайна отбросило в противоположном направлении, и он шмякнулся наземь. Потом сплошной стеной хлынул дождь. В «Кале ониан» снова стали наливать, но Ланна потащила меня и девчонок из кондитерского в сторону «Западни».

   Панатайна как раз загружали в «скорую». В «Западне» все забыли про танцы и вышли посмотреть. Панатайн хохотал, а один из санитаров «скорой» тряс головой и все твердил полицейским:

   – Это опять он! Это он!

   Дождь снова загнал народ в «Западню». Девчонки из кондитерского разбежались по гостям, а мы с Ланной направились – мимо видеопроката и Сент-Джонз, мимо «Феникса» и «Бэйвью» – к моему дому.

   Когда мы вошли в коридор, я глянула наверх, на крышку люка, которую заперла на висячий замок. Ланна сразу прошла внутрь, тараторя:

   – Не была здесь целую вечность. Он что, оставил тебе свои вещи? Черт, Морви, башка гудит от этой таблетки.

   Я заперла дверь и выключила свет в коридоре, чтоб избежать нашествия новогодних гостей. Запалила благовония и предложила:

   – Давай-ка ванну примем. Ты насквозь промокла.

   Я включила водонагреватель и камин. Зажгла огни на рождественской елке; сначала установила средний режим миганий, а когда Ланна прикрыла глаза руками, и вовсе сбросила частоту. Ланна разглядывала Его книги на полках.

   – Что это? – спросила она.

   Я глянула мельком:

   – Энциклопедия. Толстая такая книжка обо всем сразу. Какую музыку поставить?

   – Что-нибудь из Его вещей.

   – Может, чего пожестче? Этих диджеев?

   – Не-а. Поставь какую-нибудь из Его странных пластинок, – уперлась Ланна.

   – А я реально считаю, надо поставить ди-джеев. – Так я и сделала.

   – Морви!

   – Нет, Ланна. На то есть причины.

   – Ой, сладенькая, прости! Эти записи тебе о Нем напоминают, да?

   – Да нет. Его пластинки и диски – единственное, что я не стану отправлять на субботнюю распродажу.

   Пошла запись. Завихряющиеся звуки синтезатора, отрывистый гул – возможно, сэмгогы из старого Moogs – задавали ритм, но исподволь; и вот началась основная тема Darkside, вступила бас-гитара, которой эхом вторили ударные синтезатора. Запульсировал трансовый ритм, за ним зазвучали фанфары, затем все слилось под ритм-гитару, а звонкие голоса девушек зловеще затянули тему: «Я так счастлива без всякой на то причины». Ланна вскочила, чуть вывернув наружу колени, провела рукой перед лицом и так вильнула бедрами, что бусы у нее на груди подпрыгнули, стуча. Я схватила ее и захихикала:

   – Нет-нет, Ланна, гляди!

   Из ящика Его стола я достала фирменную папку турагентства.

   – Что это? – спросила Ланна.

   – Это тебе и мне.

   – Так что же это?

   – Я потому кассету и поставила. Надо поговорить с Прихвостнем о переносе твоего отпуска. Я зарезервировала для нас через «Юс Мед»[11]две недели в июле на Средиземном море. Насчет денег не беспокойся: Он оставил мне немного, когда уходил. Вот что я хотела тебе сказать. Вот зачем сюда затащила. И есть кое-что еще, о чем мне нужно с тобой поговорить, Ланна.

   – Что? – прошептала она.

   – Ты можешь перебраться ко мне. Не прямо сейчас, конечно, – мне нужно тут кой-какой старый хлам разобрать да выбросить, – но, скажем, после возвращения с курорта.

   – Морверн…

   – Что? – Я положила руку ей на плечо.

   – Ты так чертовски добра ко мне. То есть без всякой причины. Ты такая хорошая.

   – Тише, глупышка!

   – Он оставил тебе деньги?

   – Ага, немного. Ну же! Бегом в ванну.

   Мы живо скинула всю одежду. Ланна залезла первой.

   – Ой, а пена-то. С ума сойти!

   – Все еще распирает? – спросила я.

   – Ага. Прет вовсю. Грузить начинает.

   – Здесь тебе будет хорошо.

   – А ты съешь ту, вторую. Нам будет классно. Пересмотрели бы все твои чудные фильмы ужасов.

   – Вода не слишком горячая?

   – Черт ее знает.

   Я опустила в воду голую ногу:

   – Ланна, да она совсем холодная. Ты пальцами-то пошевели.

   Я напустила горячей воды:

   – Так лучше?

   – Гораздо, то есть вполне хорошо, – отозвалась Ланна.

   Я залезла внутрь, но прежде спустила немного воды, чтобы не залить пол.

   Когда мы сидели, обсыхая, в комнате, Ланна взяла мою ногу, согнула в колене и принялась поворачивать так и сяк, любуясь игрой света на блестках. Затем я положила к себе на колени ступни Ланны и применила по назначению подаренный ею педикюрный набор. Когда я вставляла между пальцами специальные разделители, она все хихикала. Я покрыла каждый ноготь «Изумрудным небом», а поверх нанесла волнистую линию «Серебряного света звезд».

   Тут Ланна и выдала:

   – А давай поднимемся на чердак и поиграем с макетом.

   Я посмотрела вверх:

   – Не-а, это плохая идея.

   – Ну чего ты! Отлично бы позабавились.

   Я улыбнулась:

   – Ты что, реально не в себе?

   – Ага. Уржаться можно, глядя, как эти поезда гоняют.

   – Не выйдет. Я разобрала макет для продажи.

   – Ну, тогда давай что-нибудь испечем, – предложила Ланна.

   – Испечем? – рассмеялась я.

   – Айда – раз-два! – выпалила Ланна, подпрыгивая и раскрывая все шкафчики в кухне.

   – Ты бы лучше надела что-нибудь. Я-то думала, что тебе на работе хватает выпечки.

   – Где мука? Масло есть? – Ланна встала на колени, раздвинув стройные бедра, и зажгла духовку.

   – Мука есть, а в холодильнике целая пачка масла.

   Ланна свела брови:

   – Это обычная мука? Хорошая вещь. Та, что с дрожжами, сильно поднимается, зато выпечка быстро черствеет. Есть у тебя сахарная пудра?

   Она отмерила на старых весах, заставив меня проверить, примерно кило муки, высыпала ее в большую посудину из жаропрочного стекла. Добавила туда двести пятьдесят граммов масла, столовую ложку сахарной пудры и принялась месить. Мука оседала у нее на руках, на волосках, опушавших кожу, и каждый раз, когда она поднимала руку, чтоб отвести прядь со лба, мука оставалась на носу и щеках. Посмотрели бы вы на нее. Загнуться со смеху можно.

   – Вот как это делается! Главное – масла не жалеть, тогда вкус будет сливочный как не знаю что, – приговаривала Ланна.

   Я стала подливать воду в тесто, покуда Ланна не скомандовала:

   – Достаточно!

   Она присыпала форму мукой и уложила в нее большой комок теста. Присыпая мукой скалку, Ланна быстро швырнула в меня ошметки теста. Я завизжала и, набрав полную пригоршню муки, осыпала ее всю. Завязалась великая мучная битва. Мы корчились от смеха, пока не побелели от муки, которая рассеивалась облаками и оседала вниз.

   Мы побелели – совсем как Он, лежащий наверху в темноте, побелел под снегом.

   Ланна стала раскатывать тесто.

   – Есть противень для пирожков, нож для теста?

   – Не-а. Что будем делать?

   – Ничего особенного. Похлопаем, потычем и в духовку сунем для Морверн Каллар и меня, – схохмила Ланна.

   Мы рассмеялись. Ее рот казался глубже и темнее на белом лице.

   – Я вовсе и не собираюсь ничего этого есть.

   Она нарезала из теста кружочков, сделала в них углубления, выложила на металлический противень, помазала яйцом и наполнила вареньем.

   – Глянь, у тебя рука дрожит, – заметила Ланна.

   Я поглядела: и правда дрожит.

   Мы поставили ватрушки в духовку. Ланна похлопала в ладоши, рассеивая муку.

   – Давай потанцуем, – сказала я.

   Ланна выбрала одну из Его пластинок – The Future в исполнении Принца. Наши пальцы следовали за модуляциями голоса, подхватывая тему, сплетаясь и расплетаясь, взлетая вверх. Бедра и животы колыхались, передавая угасание звука. Ноги двигались то под ударные, то под ломаный припев. Затем мы с Ланной, дурачась, вальсировали под оркестр. Попробовали изобразить танго.

   Ланна поставила мой диск – пластинку РМ Dawn, исполнявшего Set Adrift On Memory Bliss из альбома Of The Heart, Of The Soul And Of The Cross: The Utopian Experience. И все выделывала дум-да-да-да-да. Мы исполнили медленный танец, и Ланна сказала:

   – Пожалуй, диван разложу.

   Диван я разложила сама, принесла чистые простыни из бельевого шкафа. Ланна немного приглушила звук.

   Когда она укрылась одеялом, я напомнила:

   – А духовка? Я ее выключила.

   – Съедим их на завтрак, – зевнула Ланна.

   – Спи, спи.

   Я улеглась в спальне. Тихонько звучала The Beautiful в исполнении РМ Dawn. Немного спустя в дверях появилась Ланна.

   – Морви, у меня с головой беда, – пожаловалась она, залезая под одеяло.

   – Так-то лучше. Не люблю спать одна.

   – М-м-м, – протянула она.

   Ланна повернулась, и ее дыхание обдало теплом мою ключицу. Она положила на меня одну руку, другую просунула снизу. Потом мы лежали на спине, и мой рот ощущал мягкость ее шеи, пахнущей мукой.

   – Ланна, – прошептала я.

   – Что?

   – Счастливого Нового года!

   Она приподнялась на локтях и проговорила в темноте:

   – Ага, счастливого Нового года, сладенькая! – Помолчала и добавила: – Спасибо, Морверн. – Она засунула пальцы себе в рот – всегда так засыпала. Вскоре заснула и я.

   Все шло как обычно, пока не настало время открыть чердачные окна. На порт накатила настоящая жара. В день сдачи экзамена по вождению пришли месячные. Начинался сезон, и во всем Комплексе распахнулись окна, заполоскались на ветру занавески. Малыши возились с ведерками воды на обочине. Даже карабкаясь вверх по скалам, я слышала, как по Комплексу раскатывает урча фургон мороженщика. Забравшись совсем высоко, можно было полюбоваться на море, синее-синее ближе к берегу, а дальше, у островов, зеленоватое.

   На неделе я брала с собой пляжную сумку, чтобы в обеденный перерыв, надев короткое платье и солнцезащитные очки, гулять вдоль дамбы, лакомясь замороженным соком или фруктами, тиснутыми из холодильника. Некоторым девушкам из магазинов, где нет раздевалок, приходилось тащиться домой, в Комплекс и там влезать в блузу и короткую юбку ради удовольствия с полчаса пофасонить группками в солнцезащитных очках на оживленной эспланаде. Толпы конторских парней и работяг подпирали ограждение набережной – пиджак долой, рукава закатаны, в руке банка сока. Они разглядывали проходящих девушек – продавщиц и отдыхающих. Местных девиц парни знали наперечет и горячо обсуждали, кто из них еще скромница, а кто объезженная кобылка. Если только речь не шла о чьей-нибудь сестре – тогда разговоры умолкали. Парни назначали встречи у первой, второй или третьей скамейки на лестнице Иакова. Спорили о том, какая скамья стоит выше, откуда лучше вид на бухту. С первой только и любоваться, что на трубы винокурни.

   Я перебывала на всех скамьях, на верхней частенько обжималась, вдыхая запах хмеля, который становился тем гуще, чем дальше чужие руки забирались под юбку.

   После закрытия магазинов, когда жара спадала, девушки, фасонившие в обед, поднимались к Комплексу в униформе или утренней одежде, а летние туалеты для обеденного променада несли с собой в пакетах.

   Наплевав на месячные, я надела короткое платье и чулки, благо экзаменовать меня должен был не Рэмрейдер. Чтобы убрать жирный блеск на лбу и носу, я наложила тонкий слой матовой тональной основы, а сверху – немного легчайшей полупрозрачной пудры.

   Экзаменатор ожидал меня у муниципального здания.

   – Неплохой денек, да?

   – Пройдемте, пожалуйста, к транспортному средству, – изрек парень.

   В машине он проверил остроту моего зрения, попросив прочитать чей-то номерной знак. Говорил как по писаному.

   Продемонстрировав ему, что умею пользоваться зеркалом, я сделала круг по вокзальной площади. Перешла на более высокую передачу, поглядывая в зеркало при обгоне и стараясь облизывать губы – чтобы помада блестела – незаметно для него.

   Мягко сбросив скорость у Залов Собраний, я миновала «Золотую милю», Сент-Джонз-сквер, супермаркет – на работе я сегодня взяла выходной. Выполнила поворот в три приема у гольф-клуба. На обратном пути парень засыпал меня советами, затем хлопнул по приборной панели. Я вжала ногу в тормоз, остановив машину без намека на занос.

   Знак «уступи дорогу» на перекрестке, включаем правый поворотный сигнал у «Западни» и левый – у «Кале ониан», огибаем угол и штурмуем подъем под «причудой».

   У верхней площадки лестницы Иакова я резко замедлила ход. Две собаки занимались этим посреди дороги.

   – Объезжайте… препятствие! – скомандовал экзаменатор.

   Легко сказать: никакого пространства для маневра, а псы, которых, похоже, заклинило, даже не думают уступить дорогу.

   – Подайте звуковой сигнал и объезжайте препятствие, пожалуйста.

   Я посигналила. Собаки неловко попятились. Я дала газ и переключилась на вторую передачу. Свернув вправо у пристанища Курис Джин, покосилась на парня. Он ухмылялся. Мы оба едва сдерживались, чтоб не покатиться со смеху, поэтому он проговорил успокаивающе:

   – Просто продолжайте движение. У вас очень хорошо получается.

   Попробуй дождись такого от экзаменатора. Дело ясное: права, считай, у меня в кармане, вот получу их и уеду из порта навсегда. Я не смотрела в его сторону, когда он произнес те слова, но видела, что он оценил кремовость кожи под тонкими черными чулками. Нормальный парень.

   Я вывернула за угол на Бернбанк-Террас. Отсюда была видна телефонная будка внизу, возле моего дома, глядящего в дневное небо проемами распахнутых чердачных окон.

   Доска с прищепкой, на которой писал экзаменатор, дернулась и стукнула о приборную доску. Я привстала, нажав на тормоза и выключив сцепление, шины громко взвизгнули, мотор задрожал и заглох, а платье мое задралось.

   На крыше работали люди в оранжевых куртках.

   Я отстегнула ремень безопасности, выскочила из машины, одернула задравшееся платье. Сзади сигналил автомобиль. Экзаменатор наклонился и включил аварийные огни; он так и впился в меня глазами.

   – Провалила, да? Простите. Меня укачало. Мне нужно идти, – пискнула я и понеслась к двери кратчайшим путем.

   Парень вылез из машины и окликнул:

   – Подождите!

   Я ринулась вверх по лестнице, кое-как вставила ключ в замочную скважину и открыла дверь. Еще несколько секунд ушло на то, чтобы запереть ее за собой. Кто его знает, этого экзаменатора. Вдруг увязался следом, чтобы выяснить, какого черта я сбежала.

   Я приволокла с кухни табурет, взгромоздилась на него и отомкнула висячий замок на крышке люка. Откинула ее крюком, вытянула лестницу и отпихнула ногой табурет. Чулки порвались, когда я взбиралась наверх стукаясь голенями о ступеньки. Наверху воняло. Я распустила храповики. Его тело на подставке поплыло вниз, удаляясь от сияющей голубизны в проемах открытых чердачных окон. Чертыхаясь, я рывками стянула через голову платье. Вспрыгнула на подставку модели и встала на цыпочки, так что могла б запросто поцеловать Его в лоб, но вместо этого высунулась в проем окна. Люди в оранжевых куртках латали шифер у соседнего дымохода. Они, должно быть, и не приближались к чердачным окнам. Я спрыгнула, спустилась вниз и принесла из спальни простыни. Снова вскарабкалась наверх и обернула Его простынями, затем опустилась на колени и заплакала – из-за проваленного экзамена по вождению. Домофон гудел уже несколько минут, а я все рыдала и рыдала, стоя на коленях, затем переоделась и отправилась в город, в скобяную лавку.


   Я запила таблетку стаканом «Реми Мартен» и большим глотком «Хайнекен». Боль внизу живота утихала, когда я шагнула, совсем голая, из темноты в сияние зеркальной лампы над ванной. В руках держала новый разделочный нож и садовую пилу. Опустилась на колени и надела перчатки.

   Я мало что разбирала, потому что надела очки для плавания с красными фильтрами. Волосы убрала под резиновую купальную шапочку цвета сырого мяса. Надела на нос зажимы для плавания, привязанные к флуоресцентной резинке. Голый живот был перетянут клепаным ремнем, на котором крепился плеер. Наушники приклеены к ушам скотчем.

   Я записала подходящий сборник:



   Отделив болтающуюся кисть, я принялась за первую руку. Цветные фильтры очков лишали происходящее всякой связи с реальностью, запаха я не чувствовала благодаря зажимам для носа, которые еще пригодятся Ланне на отдыхе. Всего-то и дел: отделить конечности, обернуть несколькими слоями двойной пленки и абсорбирующей дерюги, перетягивая раз за разом полосками плотной посылочной ленты. Крови было немного, пока я не надавила чересчур сильно на одно место. Из пустой вроде бы вены забил фонтан, темная влага заструилась по моим грудям и животу, капая на ляжки. Я не стала заморочиваться с гигиеническими тампонами, и моя собственная кровь тоже стекала по ногам. Капли падали на газету, смешиваясь с Его кровью, пока я трудилась.

   С головой и конечностями не возникло особых проблем. Другое дело торс – там полно органов, напитанных кровью. Распиленный пополам, он потребовал вдвое больше обертки, но я и с ним разобралась. На чердаке у меня были припрятаны удобные для переноски пакеты. Прибрав за собой и вымывшись, я вошла в комнату и села за Его стол. Выдвинула ящик, достала дискету и, включив компьютер, сунула ее в щель дисковода.


   «Мой отец умер, ха! Прости, Персик, что я решился на такую выходку. Пойми меня верно.

   Я был счастлив с тобой, Морверн, но слишком уж легко все стало даваться старому везунчику. Я всегда искал покоя. Все было готово уже несколько месяцев.

   На этой дискете мой роман. Распечатай его и отойти первому издателю из списка, который я составил. Не возьмет – попробуй предложить следующему. Прошу лишь: сделай так, чтобы его издали. Я удовольствуюсь посмертной славой, покуда не сгину в молчании. Я люблю тебя, Морверн. Моя любовь пребудет с тобой везде. Почувствуй ее, затаившуюся в уголках всех комнат. Храни свое сознание незамутненным. Живи той жизнью, которую люди вроде меня отвергли. Ты лучше нас. Я не хочу уходить из этой жизни. Жизни, которую я так люблю. Я так люблю этот мир, что должен держаться за кресло обеими руками.

   Просто отошли роман и ни о чем не сожалей. Будь умницей!

   А теперь за дело!»


   Спустя какое-то время я начала просматривать текст на дискете, страницу за страницей. Номер, опять полные страницы слов, и снова номер. Нужно было читать, чтоб добраться до конца. Как поймешь, что к чему, просто пролистывая страницы?

   Не прочитав ни слова, я поплелась к видео и поставила «Нечто» – не оригинал, а ремейк, специальную версию. Где-то на середине нажала на паузу, вскочила, прошлась по комнате. Пошмыгала носом и посмотрела время на панели видео. Села за стол, разноцветный отсвет с экрана дисплея падал мне на ладони.

   На экране была первая страница романа. Его имя, ниже слова. Должно быть, имя романа, его название. А еще цифры – наверное, номера глав.

   Я подняла глаза и уставилась на цветной фон, потом на Его имя.

   Подключила лазерный принтер и набрала: SHIFT-F7, F1.L

   Пришлось тащиться к шкафу, выгрести всю бумагу и зарядить в принтер.

   Страницы со свистом вылетали в поддон.

   Я снова запустила «Нечто», покрутила головой, будто разминая мышцы шеи.

   Когда «Нечто» закончилось и кассета начала перематываться к началу, я собрала страницы в стопку, взяла ее обеими руками и постучала о столешницу, выравнивая край. Я положила стопку на столешницу, и теперь взглянувший на титул увидел бы, что поверх Его имени я напечатала: МОРВЕРН КАЛЛАР.

* * *

   Я сидела на корточках, зачерпывая ладонями холодную речную воду и выплескивая ее себе на лицо. И скрипела зубами – такая она была ледяная. Впрочем, день выдался по-настоящему жарким, солнце припекало голову.

   Сев на сухой валун, я подождала, пока ноги отогреются на солнце и мурашки исчезнут, затем нанесла пену и побрила ноги одноразовым станком. Положила бритву на камень, ступила в воду, прозрачную на отмели, и ополоснула голени и бедра. Пальцы ног заломило. Вернувшись на валун, я обсушила ноги на полотенце и нанесла увлажняющий крем. На солнце было так тепло, что у меня дыхание перехватило, когда я снова залезла в реку с мылом и плеснула воды между ног. Я хорошенько намылилась и снова ополоснулась, наблюдая, как течение относит за камни хлопья пены. Шлепая по отмелям с мокрым полотенцем в руках, я старалась не ступать в илистые затоны, а затем выпрыгнула на поросший травой низкий песчаный берег.

   Села, выставив ноги на солнце, распаковала педикюрный набор. Вставила прокладки между пальцами, покрыла ногти «Шоколадной вишней» – лак казался особенно ярким на фоне травы. Когда он подсох, я надела кожаные сандалии, сняла с ветвей березы драные джинсы и влезла в них. Убрала флакон с лаком и прокладки в сумочку с педикюрным набором, остальные туалетные принадлежности оставила на валуне до следующего утра. Развесила полотенце на ветвях березы и надела футболку. Прогулялась по берегу вверх по течению, мимо отхожего места, которое вырыла поближе к песку, чтоб было чем присыпать яму после каждого посещения.

   Я присела у маленькой запруды, образованной тремя камнями, где держала в холодной проточной воде бутылки. Выловила пластиковую бутыль с молоком и два яйца вкрутую, оставшиеся с вечера.

   Футболка была зеленая, с двумя маленькими карманами спереди. Вареные яйца стукались о грудь, болтаясь в крохотных карманах. В одной руке я несла молоко, другую упирала ладонью в голое бедро, чтобы легче было взбираться по крутому склону к палатке.

   Я отпила немного сливок с молока, постукала яйца о камни, которые приволокла с берега реки и уложила вокруг костра. Один почерневший булыжник треснул, на другом выступил окисел. Прошлой ночью я устроила приличную дымовуху, чтобы прогнать мошкару в низину.

   Прикурив «Силк кат» от золоченой зажигалки, я уставилась на Бейнн-Мхедхонак. Марево поднималось, обдавая жаром, но и бриз поднимался тоже – на горном склоне он всего свежей. Над рекой по склону были разбросаны островки вереска.

   Я смахнула скорлупу в кострище и заползла в палатку за солью. Внутри было душно, как в бане. Я прихватила плеер.

   Специально для вылазки на природу в такую жару я составила подборку:



   Я включила плеер, натянула носки, надела ботинки. Нацепив зеркальные очки, застегнула молнию на палатке и сбежала вниз по склону, чтоб закинуть молоко обратно в запруду.

   Зашла за куст утесника, пролезла внутрь, под колючие ветки, усыпанные мясистыми и нежными желтоватыми венчиками. Большой пластиковый рюкзак, который я оставила здесь на прошлой неделе, был на месте, под камнем, на котором лежал большой садовый совок.

   Прыгая с камня на камень, чтобы не замочить башмаки, я перебралась через реку По тропе, протоптанной овцами, проникла в заросли молодого яркого папоротника, продралась вглубь, поднимая тучи мух над головой. Прикурила от золоченой зажигалки «Силк кат», выпуская дым большими клубами. Как я ни всматривалась, так и не смогла разглядеть сквозь трепещущую листву берез объездную дорогу.

   Совком я разгребла пахучую почву. Запах земли перебивал все остальные. Когда совок заскреб по картону, я потянула захороненную коробку, но она порвалась от сырости. Я нагнулась и вытащила круглый сверток, замотанный в упаковочный пластик и перетянутый посылочной лентой. Сунула его в пластиковый рюкзак, распрямилась, ногами распинала обрывки влажного картона и забросала землей неглубокую яму. Отправила совок в рюкзак, затем взвалила рюкзак на спину, стараясь пристроить его поудобнее. Под ногти набилась земля, как на работе. Я неуклюже попыталась вытереть руки об задницу в драных джинсах.

   Под радостное пение Салифа Кейта, исполняющего Nyanafin, я обогнула берег по излучине, энергично ступая своими загорелыми ногами. Солнце припекало, накаляя волосы, о спину стукалась Его отрезанная голова.

   Мои башмаки утопали в мягких розоватых моховых кочках, а пушица клонила шелковистые головки под ветром. Я карабкалась, разглядывая мох и охристую траву, сбивая ногами редкие бутоны камнеломки.

   Когда сердце начинало колотиться в горле и спину под рюкзаком пощипывало от пота, я делала остановку. И снова карабкалась вверх. Склон становился более пологим, и, оглянувшись, можно было охватить взглядом всю долину внизу. Земля казалась совсем плоской – так высоко я забралась, прозрачный утренний воздух помутнел от жаркого марева.

   Голос Салифа Кейта на солнце звучал так славно, что я вытянула руки и начала медленно кружиться, жмурясь. Солнечные лучи казались стрелами, а по лицу разливалось тепло. Когда я замерла, голова кружилась. Далеко внизу, за округлыми буграми, на которых я стояла, виднелась крохотная палатка. Мой взгляд последовал вниз за рекой к продолговатым гривам, поросшим лесом, туда, где она впадала в длинный и узкий морской залив. В местах выхода скальной породы горбатые травянистые холмы, расцвеченные яркой зеленью берез, нависали над рекой, сбегающей по порогам в низину. Я попробовала присесть, но мох подо мной захлюпал. Пришлось вскочить на ноги.

   Когда я огибала склон, чтоб увидеть самую вершину, в уши вливалась Blue Bell Knoll. Я вытащила Его голову из рюкзака и отложила подальше. Удостоверилась, что она не стронется с места, и расхохоталась, представив, как голова катится, подпрыгивая, вниз, а я несусь следом. На всякий случай я затолкала ее чуть глубже в вереск, проверив прочность упаковки и пленки.

   Сняла зеркальные очки и совком принялась ковырять жесткий дерн, пока не нарыла земли. В этих горах запросто можно напороться на твердую породу, поэтому я и выбирала впадину, где наверняка лежал слой торфа. Яма наполнялась черной водой, от которой руки покрылись разводами до самых локтей.

   Сунув голову в рюкзак, я запихала его в яму. Сверху присыпала комьями грязи и надавила руками. Послышалось бульканье – в рюкзак набиралась вода. Я набросала в яму крупных комьев и хорошенько притоптала. Потрясла немного руками, чтоб грязь на коже обсохла, затем продолжила карабкаться, размахивая совком под I'm So Green, пока не достигла большого скопления замшелых валунов. Влезла на один такой камень, прикурила от золоченой зажигалки «Силк кат» и выключила плеер.

   Отсюда, сверху, были видны как на ладони все земли, лежащие к западу от Бэк-Сеттлмент, где железнодорожные пути подходили к перевалу, следуя за дорогой к электростанции, деревне за ней, где перевал расширялся ближе к концессионным участкам. Там, где пересохшие ручейки впадали в потоки побольше, зеленели брызги березовых рощиц. Один поток бежал под бетонным мостом у платана, где буйно разрослись примулы. Залив поблескивал; бескрайнее небо над жаркими летними холмами, обильными на траву и деревья, казалось, было наполнено искрящейся пылью. Снизу доносился шум воды, падающей в дренажные колодцы. Она, должно быть, окропляла серебряной пылью папоротники, и капельки ее повисали на кончиках листьев. Я озирала пейзаж лениво, без всякой спешки. Зевнула от души. Куда спешить? Обе руки и нога захоронены на утесе над платаном. Торс и другая нога, зарытые выше, сделают еще гуще ковер из колокольчиков под влажными скалами. Повсюду вокруг покоятся в земле Его останки.

   Я встала, потянулась, включила плеер. Огляделась вокруг, будто соображая, что там дальше на повестке дня. Спрыгнула с валуна и поскакала вниз по склону, зорким, ястребиным взглядом высматривая коварные кочки.

   Шелковые головки пушицы щекотали мои щиколотки. Уже ближе к подножию на меня напал безудержный приступ хохота. Я бежала так быстро, а папоротник так больно стегал бедра, что пришлось прорубать себе путь совком.

   Дыхание сбилось, и я замедлила бег. В сливочной тени берез ветерок трепал листья, показывая их серебристую изнанку, а солнце, пробиваясь сквозь крону, играло бликами на моем лице.

   Добравшись до реки, я легла на живот и сунула обе руки в воду. Она смывала размокшую грязь и уносила прочь. Волоски на руках встали дыбом.

   Я вернулась на свой берег, залезла в палатку и бросила там совок – закопаю и его, когда стану засыпать отхожее место.

   С оранжевым платьем в руках я спустилась к реке, содрала с себя футболку, рваные джинсы, надела платье. Хорошенько прополоскала испачканную одежду, развесила ее на ветвях, сдернула оттуда полотенце и припустила вниз по течению.

   Я скакала с камня на камень – замирала, балансируя, и прыгала дальше. Река расширялась на изгибе, спадая порогами к заливу. Я приостановилась. Камень подо мной был какой-то шаткий. Я шагнула на другой. Впереди возвышался гигантский валун, привалившийся к берегу, который рассыпался грудами песка и гальки. Возле огромной каменюки образовалась запруда выше моего роста, откуда вода по наклонной плоскости стекала в обширную каменную чашу янтарного цвета, а уже оттуда широким потоком устремлялась вниз, к следующему нагромождению каменных порогов.

   Я вскарабкалась на песчаный склон, огибая березовые стволы, и расстелила полотенце на плоском камне у водоема. Достала плеер, положила его на камень, разровняла полотенце и повесила платье над головой. Развязала башмаки и вошла в воду; дрожа, ступила на глубину, вода плеснулась мне на грудь – дыхание перехватило, я нырнула, высунула голову, отряхивая с волос холодные струйки, и снова ушла под воду. На зубах скрипел песок.

   По прямой далеко было не уплыть, приходилось описывать круги. Я поплавала стоя, ноги казались зеленоватыми, ближе ко дну – коричневатыми. Дыхание слегка сбилось, с плеч бисером сыпались капельки воды. Я рванула к отполированным ветвям, застрявшим там, где вода вытекала из каменной чаши. Повисла на одной из ветвей, и тут шалая стрекоза резво пронеслась над водой, треща слюдяными крыльями. Какие-то черные ягоды кружили возле камня, я выплеснула их в поток, и они умчались, кружа. Я доплыла до плоского валуна и вылезла, ощупывая камень, чтоб ноготь на ноге не сорвать. Наклонив голову, отжала волосы. Вода брызгала на ноги и пыльный камень. Я порывисто села на полотенце и вытянула ноги. Было жарко и душно, следы мокрых ног и брызги высыхали на глазах. Я понаблюдала за каплями воды на коже и прищурилась, когда ветер зашевелил листву над заводью. Прикурила от золоченой зажигалки «Силк кат», легла и закрыла глаза. Так и лежала, пока камень не стал покалывать сквозь полотенце, тогда я перевернулась. Немного вздремнула на жаре, потом приподнялась на локтях и включила плеер, бросила взгляд вперед, так, ни на что, в пространство. На березовом листе виднелась свежая метка, оставленная птичкой. Я щелкнула золоченой зажигалкой, прикуривая «Силк кат», и затягивалась, не стряхивая пепел. Но вот серый столбик задрожал, потревоженный порывом ветра, и упал на камень.

   Солнце завершало дневной путь через небо, у воды стало свежо. Я поднялась. Спереди на теле отпечатались длинные следы от долгого лежания на валуне. Я потянулась и вся пошла мурашками от первого же порыва ветра. Надела платье, стряхнула песок со ступней. Завязала шнурки, позевывая, и направилась обратно вверх по течению, подбирая на ходу отполированные водой, лоснистые ветки.

   Вернувшись к палатке, я бросила глянцевитый валежник в золу. Смеркалось. Я наломала хвороста и натаскала шишек из большой кучи, которую насобирала еще в прошлые выходные. Веточки и шишки были такими сухими, что не составляло труда разжечь их золоченой зажигалкой. Несколько прутьев потоньше, лежавших сверху, славно разгорались на ветерке. Видно было, как сочная живица, пузырясь, стекает из разлома; словно бы нехотя струйка дыма завилась над концом ветки, он вспыхнул, и живица закапала на красные горячие угольки. Одна за другой ветки занимались, потрескивая и озаряясь ярким пламенем, чтобы превратиться в белые ломкие трубочки и осыпаться. Дым уходил столбом в ясное, спокойное небо. Костер запылал вовсю. Я притащила припасенное бревно с веткой и положила так, чтобы сук, который не удалось обломать, лизало пламя. Костер выстрелил облачко искр и раскаленных угольев.

   Я зачерпнула походным котелком речной воды. Присела у берега. По небу разливался закат, все светилось. Поднимаясь с котелком вверх по склону, я вытягивала свободную руку, чтобы сохранять равновесие. Потрескивание костра послышалось прежде, чем я взошла на травянистый берег. Я повесила котелок над огнем так, чтобы языки пламени касались днища.

   Волосы пахли дымом, когда я вернулась к реке выловить маргарин и молоко. Сверху лился мягкий свет, впереди маячили черные как смоль деревья. Я словно угодила в большую лиловую перчатку.

   Появилась мошкара. Я отошла от огня и отломала зеленую ветку, старясь не разодрать пальцы. Слегка дрожа, палкой сняла котелок с огня. Торчавший из бревна сук прогорел. Носком башмака я резко пихнула его в центр костра и отскочила, когда полетели искры. Сверху я бросила зеленую ветку. Повалил густой дым.


   Потягивая кофе, я посмотрела вверх: дрожащие кляксы звезд проступали над головой. Макароны уже сварились. Я сдвинула крышку, прижала ее полотенцем и положила котелок на бок. Крахмалистая, мутная жижа слилась через щель, и я сунула в котелок кусочек маргарина. Пламя стало пониже – в самый раз для готовки. Я обжарила нашинкованный лук, консервированные помидоры и фасоль с приправой для гамбургеров. Щеки так пылали от близости костра, что стоило отвернуться, как чувствовалась прохлада. Я вывалила макароны из котелка в булькающий соус. Поела прямо со сковородки. Изо рта валил пар, всякий раз как я открывала его, поглощая свою стряпню. Я жадно хлебнула молока из бутыли. Небо стало совсем темным, в россыпях звезд.

   Я прикурила «Силк кат» от углей и уставилась на огонь. Он угасал, и тень от палатки становилась все жиже. Меня окружали темные силуэты гор. Окурок «Силк кат» вспыхнул в золе. Тень палатки дрогнула. Я зевнула так, что зазвенело в ушах. Расстегнула полог и заползла в душную темень.


   Пели птицы. Я откинула клапан палатки. Вдохнула запахи уходящей ночи и всеобщего пробуждения. Старик-солнце объявлял побудку, выбивая палочками лучей дробь по поверхности залива. Начинался еще один жаркий день. Я вылезла из палатки и вытянула руки, словно надеясь достать до неба. Надела сандалии и зашагала к реке в самом приподнятом настроении.

   Я поплескала воды на лицо, но не стала его вытирать, и холодные капли свободно падали вниз. Почистив зубы, я постояла на солнышке, щурясь на гребни горы, еще видела трех оленей в прошлые выходные. Они тогда застыли и смотрели прямо на меня.

   Я отнесла посуду к реке, ополоснула котелок. Несколько бледных макаронин с соусом обогнули камень и устремились через заводь вниз по течению. Я вычистила пустые банки, потерла сковородку пучками травы, прежде чем опустить ее в воду.

   С полным котелком воды и сковородкой я поднялась по склону. Навалила хвороста поверх золы, чтоб разжечь костер.

   Я быстро выпила две чашки кофе, сварила еще. Неспешно прогулялась по склону и устроилась на валуне с «Силк кат» и золоченой зажигалкой. Судя по тому, как стояло солнце над горизонтом, приближалось время ланча. Выкурив пару сигарет, я допрыгала по камням до банной сумки и достала шампунь. Отцепила полотенце, хорошенько его встряхнула. Я как раз добралась до камней и направлялась вниз по течению, когда услышала это.

   Голова непроизвольно дернулась, я судорожно вздохнула и, поднимая тучи брызг, рванула по воде к берегу. И снова услышала этот звук, странно отличный от звуков долины, как лунный свет – от уличных огней в порту.

   Слегка запыхавшись, я взбежала по склону к палатке. Выплеснула воду из котелка на огонь, который зашипел и выбросил столб пара. Нацепила футболку, затем в палатке влезла в короткую джинсовую юбку. Выползая наружу, я вздохнула с облегчением, потому что смогла разобрать слова, разносимые эхом по долине: «Йо-хо-о, Морверн, йо-хо-о, йо-хо-о, Морверн!»


   Я стала продираться к объездной дороге. Далеко внизу над полоской асфальта висело марево; цвета в нем сливались. Казалось, она несется вприпрыжку – она была на велосипеде.

   Тряхнув головой, я припустила рысью вниз, к палатке. Ланна переезжала бетонный мост, бедра были напряжены – она привстала на педалях. Опустилась на сиденье и с криками завихляла вдоль берега, шумно продираясь сквозь заросли папоротника. Она спрыгнула с велосипеда на ходу; тот упал с глухим стуком. Ланна так стремительно неслась ко мне навстречу, что пришлось отступить назад.

   – Нашла тебя, засранка! Я дым увидела. Поглядите, какой у нее загар, у этой чертовки! Припекает, да? – выпалила она.

   – Ты как меня отыскала?

   – По дыму – его за несколько миль видать. Я из порта уехала, когда еще семи не было. Утро-то какое потрясное! Рыжий Ханна был у Ви Ди. Вот я и закатилась туда, а он говорит: ты где-то здесь. Карту мне нарисовал.

   Мы пошли в сторону палатки.

   – Всю задницу отбила. Миль семь, должно быть, проехала. Тебе здесь не страшно? – спросила Ланна, поглядывая на Бейнн-Мхедхонак.

   – А чего бояться-то?

   – Ну, мужики какие-нибудь завалятся сюда да изнасилуют тебя.

   – Какие мужики? Тут с пятницы по объездной дороге машины две всего проехало.

   – А привидения тут не шастают?

   – Вот дуреха.

   – Ты чего лыбишься? – спросила Ланна.

   – Да странно как-то свой голос слышать, – поделилась я.

   Ланна вновь огляделась и заметила:

   – Я бы тут со страху умерла – из-за привидений. Бабуля Курис Джин говорит, у холмов есть глаза.

   – Как она?

   – Заходила к ней на днях. Она о тебе спрашивала. Я сказала ей, что ты по выходным в походы ходишь в одиночку, и про курорт тоже сказала.

   – Не хочешь со мной поплавать? Мне надо голову помыть.

   – А кусачих рыб здесь нет или слепней?

   – Не-а, – успокоила я, хватая полотенце.


   Я выгребла еще грязи из ямки и размазала по скулам Ланны. Глаза ее казались жутко белыми на фоне черной грязи. Я налепила немного на лоб до линии роста волос.

   – Я сразу усекла, что из нее выйдет клевая косметическая маска, когда копала яму под туалет там, за излучиной, – пояснила я, пока Ланна наносила мне свежую жижу на подсыхающий слой. Она прилепила несколько ягод рябины и веточку вереска мне на лоб, а я ей – на щеки.

   – Ну же, давай спляшем танец плодородия! – скомандовала Ланна.

   Мы вскочили и давай толкаться, кружить, похрюкивая. Ланна сняла топик, и бурая жижа растекалась по ее грудям.

   – Защитите себя от вредоносных лучей при помощи этого замечательного «Фактора-12»! – выдала Ланна, моргая.

   Я засмеялась, и смех вернулся эхом от утеса.

   Мы зашагали вниз по реке. Остановились на берегу, где трава переходила в полоску песка и гальки.

   – Поосторожней там, на валунах! – предупредила я. – Если упадешь, ногу сломаешь как пить дать.

   Мы сигали с валуна на валун. Пропустив Ланну вперед, я наблюдала, как она прыгает, покачивается, стараясь удержать равновесие, снова перелетает с камня на камень. Порой ее груди взмывали, пропадая из виду, когда она вытягивала руки и размахивала ими, как мельница крыльями, повизгивая. Я приземлилась на камень возле нее, и мы прыснули, потешаясь над своими заляпанными грязью физиономиями. Ланна схватилась рукой за валун и прыгнула.

   Когда мы добрались до заводи, я расстелила полотенце на плоском камне.

   – Здесь просто расчудесно, – оценила Ланна.

   А я заметила:

   – В середине глубоко. Смотри: если задержать дыхание, можно прыгнуть прямо туда, на глубину.

   – Тогда ты первая.

   – Давай вместе. Ты ж вся в этой жиже.

   Мы скинули с себя все, кроме обуви, вскарабкались на огромный валун и прошлепали через глубокое место, держась за руки. Я перетащила ее на другой берег, в высокую траву, которая щекотала голени.

   – Мне приспичило, – объявила Ланна, усаживаясь среди травы и фиалок в цвету.

   Ее поджарый задок странно округлился на фоне яркой, заискрившейся травы.

   – Чуть пузырь не лопнул, – вздохнула она. – Остановилась в «Клееварке» лимонаду выпить.

   Я кивнула.

   Мы шагнули на выступающий камень. Ланна пристроила свою чумазую мордаху мне на плечо, от ее щеки отвалилась ягода, она подначивала:

   – Опа! Ты первая.

   – Нет уж. Обе разом.

   Мы взялись за руки и посмотрели друг на друга.

   Я сказала:

   – Запомни: прямо в середину и без разбега. Никаких «бомбочек»! Можно на камень напороться. Держи ноги прямо, лады?… Приготовься. Вода притормозит нас, но она просто ледяная, так что не пугайся. Готова?

   Ланна кивнула.

   Мы собрались с духом, и я начала отсчет:

   – Один, два, три!..

   Мы заорали. Воздух обтекал меня. Я повернула голову и увидела, что Ланна зажимает нос рукой. Мы врезались в воду. Холод ударил в грудь и застрял там. Ланна вырвала руку. Я открыла глаза и увидела пузырьки и переливы, пронизанные лучами солнца. Вынырнула рядом с Ланной. Поднятая нами волна выплескивалась на камни, шипящие пузырьки щекотали мне бедра.

   – Еще, еще! – ревела Ланна.

   – У-ух, холодина, – выдохнула я, прочищая кашлем горло, и двинулась к нагретым солнцем камням. Выбралась на валун, наклонив голову, черные капли упали на грудь.

   Кровь?! Я потрогала каплю пальцем. Это была всего лишь грязь, стекавшая с лица.

   Ланна барахталась по-собачьи в заводи, смешно запрокидывая лицо в потеках грязи под глазами.

   Глядя на нее, я засмеялась, но приутихла. Встала на колени и стала пригоршнями плескать себе в лицо воду, пока вся грязь не стекла.

   – Давай снова! – крикнула Ланна с другого конца водоема – она держалась за ветку, растопырив пальцы ног.

   – Ни за что, – отрезала я.

   – Ну же! Трусиха, трусиха! – горланила Ланна, подстрекая.


   Я села и закурила «Силк кат», наблюдая, как бледное тело Ланны мелькает среди стволов берез, а по камню, вдающемуся в воду, скользили прозрачные тени. Ее веснушки сливались с брызгами яркого солнца, пробивающегося сквозь листву. Рыжие волосы, ставшие черными от воды, болтались жгутом, шлепая ее по спине. Она улыбнулась мне и прыгнула.

   Локоть руки, которой Ланна зажимала нос, был крепко прижат к боку. Ее босоножки изящно промелькнули в воздухе, когда она сиганула в воду со свистом. Она тут же вынырнула, смеясь этим своим грудным смехом. Вылезла на берег, вода капала с нее на пыльный камень.

   Какое-то время мы просто курили в молчании.

   Я спустилась к воде, чтобы вымыть голову. Ланна наблюдала за мной, не говоря ни слова.

   Я отжала волосы и улеглась лицом вниз, руки по швам.

   Ланна уселась в тенечке, под большим валуном, покуривая мои «Силк кат».

   По коже разливались волны жара от лучей солнца, прямых и отраженных утесом. Жужжало какое-то насекомое. Плескалась вода. Ветерок шелестел листвой. Птицы.

   Я перебирала пальцами.

   – Разморило – шевельнуться лень, – нарушила тишину Ланна. – Ты слышала, что Тень, Укладчика, выпихнули с работы? Подозреваю, что Прихвостня достала эта неотесанная дубина. Все его враки и отмазки, вороватые руки. Мне он никогда не нравился. Конченый извращенец.

   – Ну и чем он теперь занимается? – промурлыкала я.

   – Ничем. Поздно уже, сезон начался. Говорит, собирался наняться на открытые разработки, но там уже нет мест.

   – Не говори мне о работе, Ланна! Не могу смириться с мыслью, что завтра уже выходить.

   – В утреннюю, да?

   – Ага, – отозвалась я, покашливая.

   Надолго повисло молчание, в котором отчетливо слышался малейший всплеск. Взглянув искоса, я увидела, что Ланна перебирает гальку в заводи, и снова опустила голову.

   – Жаль, тебя вчера в «Западне» не было, – начала Ланна и закашлялась. – Там такая дурацкая команда играла. Панатайн все встревал. А потом рухнул лицом вниз и вырубился. Его даже сдвинуть не могли. Он приземлился прямо на эти педали у гитариста. Поднялся дикий шум, а он лежит и ухом не ведет. – Ланна засмеялась, снова закашлялась и затихла.

   Я медленно раздвинула ноги и почувствовала солнце на внутренней стороне бедер.

   – Реальный повсеместный загар, да? – схохмила Ланна.

   – Ага.

   – Я в пятницу паспорт получила. Ты бы видела мое фото!

   – Ш-ш!

   Ланна тяжело засопела. Плеснула вода.

   После долгого молчания я предложила:

   – Побудь здесь немного. На природе. Вдали от Прихвостня и работы. Здесь тебя ничего не колышет, есть только это место – и все. И здорово, что оно существует, всего в нескольких часах ходьбы от порта. Вся эта прелесть. Оно сама тишина, разве нет?

   – Ага, хорошо здесь. В такую погоду. В другую-то пору, считай весь год, здесь стремнина, – откликнулась Ланна и швырнула маленький камешек, который не долетел до воды, а – шлеп, шлеп – шлепнулся у моей босой ступни.

   – Морверн?

   – Что?

   – Хочу, типа, сказать тебе кое-что.

   – Что?

   – Тебя это может жутко расстроить.

   Я приподнялась на локте и прищурилась:

   – Что?

   Ланна вздохнула:

   – Знаешь, какими мы были закадычными друзьями?

   – Кто мы?

   – Ну, это, я и Он.

   – Он?

   – Ага.

   – Ага, – повторила я.

   – Ну, мы были очень-очень близкими друзьями.

   – Что?

   – Тебя это может жутко расстроить, – повторила Ланна.

   Воцарилось долгое-предолгое молчание. Слышно было, как высоко в небе летит птица – от залива в горы.

   – Ты не знала, правда? – спросила Ланна, глядя на меня.

   Мне было непросто говорить, лежа на спине и вытянувшись во всю длину. Я выдавила:

   – Так ты, значит, гуляла с Ним?

   – Да ерунда это все, Морверн, ерунда.

   Я села и отвернулась от нее, положив руки на колени. Глубоко вздохнула. Какое-то чувство бродило во мне.

   – Когда? – поинтересовалась я.

   – В тот последний вечер перед Рождеством, когда ты работала, – призналась Ланна.

   – За день до вечеринки с парнями? – уточнила я.

   – Ага, – подтвердила Ланна. Потом добавила: – Зря это.

   – Тихо. Помолчи, пожалуйста! – попросила я.

   Повисла тишина. Такой теплый день… Ланна даже не шелохнулась, лишь погодя тихо спросила:

   – Как ты со мной поступишь?

   Я отвернулась и зарыдала, размазывая сопли тыльной стороной руки.

   – Не плачь, – взмолилась Ланна, встала, но ко мне не подошла.

   Я обернулась, чтобы видеть ее, и потребовала:

   – Выкладывай, что у вас было! Подробно. – Я показала пальцем и спросила: – Сюда?

   Она готова была разреветься.

   Я не отставала:

   – Сюда?

   Ланна кивнула.

   – Куда еще?

   Она залилась слезами и съежилась.

   – Что было? – рявкнула я.

   – Ничего необычного, Морверн, – пролепетала она.

   – Значит, все?

   – Ага.

   – Все?

   – Ага, – выпалила она и бурно разревелась. – Да ерунда это все! – визгливо выкрикнула она.

   – А это вы делали? – Я показала жестами. Ланна кивнула.

   – Скажи!

   – И сзади тоже, – призналась она, зажимая руками рот.

   – И сколько вы использовали? – выпытывала я.

   – Ну, типа, один.

   Долгое время слышались только всхлипывания.

   – И что, типа, ты ртом пользовалась?

   – Не особенно.

   – Что ты имеешь в виду, Ланна? Скажи!

   – Мы делали это много раз без всего, но в первый раз Он кончил с ним, а я сняла чехольчик, запрокинула голову – вот так, – вылила себе в рот и проглотила все, что было внутри. Как Хиферен опорожнил ту рыбу в канун Нового года. – Она захныкала, захлюпала носом. – Я хотела рассказать, – Ланна закашлялась, – я хотела рассказать, тогда еще, у Курис Джин. Когда ты сказала, что Он ушел. Я оставила тебя спать, а сама побежала в вашу квартиру по снегу.

   – Ты была в квартире?

   Она кивнула:

   – Хотела повидаться с Ним, но Его уже не было. Я все звонила и звонила.

   Она стала одеваться, повернувшись ко мне задом.

   – Пошевеливайся! – выпалила я. – Убирайся отсюда! И даже не мечтай о том, чтоб снова ко мне подойти.

   Она кивнула и, неся босоножки в руках, вскарабкалась по камням, скрылась из виду.


   Перейдя четырехмильную отметку, я двигалась в сторону от перевала. Там, где объездная дорога пересекалась с основной, мне посигналил проезжающий грузовик; поднятый им ветер взметнул мои волосы. Я шагала по неровной, кочковатой обочине. Из-за спины несся шорох шин. Я перешла на безопасную сторону. Некоторые уже включили фары, и трава под моими ногами отбрасывала множество острых теней. Шум движения нарастал, приближаясь, достигал пика, когда машина проносилась мимо меня, и затихал, так что слышалось лишь поскрипывание ручки походного котелка, прикрепленного к рюкзаку сзади.

   Я миновала указатель с названием деревни: «Бэк-Сеттлмент», затем знак ограничения скорости – не больше 30 миль в час. Какие-то дети, слонявшиеся возле гостиницы, уставились на меня, один выкрикнул что-то бранное, когда я сворачивала на дорогу к железнодорожной станции. Я притормозила, обернулась, но они сразу дунули врассыпную, и я зашагала дальше. Перешла горбатый железнодорожный мост, и справа показалось бунгало Ви Ди.

   Рыжий Ханна копался в огороде.

   – Нашла тебя Ланна? – прокричал он.

   Я кивнула.

   – Забрось шмотки в сарае.

   – Ага.

   Материализовалась Ви Ди:

   – Ах, Морверн, Морверн! Так и до солнечного удара недалеко. Моя сенная лихорадка дико разыгралась. Я принесу тебе соку.

   Рыжий Ханна подошел ко мне:

   – Так Ланна тебя нашла, да?

   – Ara.

   – Ну что ж, полагаю, это было далеко, напротив электростанции. Сюда она прикатила в восемь утра – я еще спал. Ванесса бухтела, можешь представить, – сказал он, кивком указывая на открытую дверь кухни.

   – Не посмотришь, поезд идет по расписанию?

   – Эй, попридержи скакунов! Просто спустись по тропинке да спроси кого-нибудь в будке.

   – Да какая разница.

   – А Ланна твоя созрела. Превратилась в красивую рыженькую штучку, – заметил Рыжий Ханна.

   – Вольно тебе нахваливать нас, – проворчала я, рывком отцепляя походный котелок и расстегивая рюкзак. Вытащила спортивную сумку с грязной одеждой, развернула и встряхнула палатку.

   – Ты в порядке? – спросил Рыжий Ханна.

   Я сунула рюкзак в сарай, разложила палатку на кусте за поворотом тропинки. Отнесла котелок в кухню, думая отмыть его, но Ви Ди забрала у меня посудину и попотчевала меня соком. Я встала в дверях и крикнула:

   – Прости, я в отпуске буду в день твоего ухода на пенсию.

   – Узнаю крошку Морверн, – бросил Рыжий Ханна.

   – Что делать собираешься?

   – Ничего особенного. Пропущу стаканчик в «Кале ониан». Мне в ночную смену выходить в последний-то день, представляешь?

   . – Как типично! – отозвалась я, заглатывая разбавленный апельсиновый сок в два приема. Шмыгнула носом и изрекла: – Пой-лу-ка я лучше.

   – У тебя хоть куртка какая есть с собой, девочка? – пристала Ви Ди.

   – Ни на минутку не задержится, – проворчал Рыжий Ханка. – А ведь еще без двадцати. – Он переглянулся с Ви Ди.

   – Ради бога, Морверн, мы почти не виделись с тобой с Рождества. А теперь не увидим до возвращения. Мы подумали, может, тебе машина понадобится, чтоб перевезти вещи Ланны на твою квартиру, – добавила Ви Ди.

   – Ланна не переезжает, – отрезала я.

   – А что стряслось? Разругались? – спросил Рыжий Ханна.

   – Да какое вам, собственно, дело? – огрызнулась я, глядя в траву.

   – Морверн, кончай дуться, – сказала Ви Ди.

   – Да оставь ты ее, – вступился за меня Рыжий Ханна.

   – Пойду кому-нибудь другому настроение портить, – подвела итог я и бросила напоследок: – Увидимся шестнадцатого, перед поездом.

   Я вышла за низенькую калитку, свернула на одноколейную дорогу, которая поднималась от спуска к заливу. Перешла железнодорожный мост и свернула на тропинку, которая в это время года зарастала.

   На платформе несколько деревенских старожилов ожидали поезда – просто чтобы посмотреть, кто приедет. Старушки так и уставились на меня. Я повернулась к ним спиной, достала из авоськи увлажняющий крем и намазала свой румпель.

   В коротком платьице становилось холодновато.

   Ниже, с другого конца перевала, послышался шум дизеля, ползущего в гору от платформы Фоллз, перед входом на электростанцию. Раздался гудок. Значит, состав вел СО – он всегда сигналит, проезжая бар «Турбины», потому что ухлестывает за одной из барменш, нанятых на лето. Я поеду с ним в локомотиве.


   По возвращении в квартиру лишь звуки моих передвижений складывались в унылую историю. Пришло письмо с лондонским штемпелем.

   Они хотели опубликовать мой роман и приглашали к себе для переговоров, предлагая покрыть расходы на поездку. Обещали заплатить одну тысячу восемьсот семьдесят пять фунтов после подписания контракта, а потом еще шестьсот двадцать пять, когда книгу издадут. Я уставилась в пол, затем низко и протяжно засмеялась.

   В квартире был полный бардак, но я разыскала все необходимое, чтобы написать письмо:


   «Уважаемый Том Боннингтон!

   Прилагаю подписанный мной контракт. Хотелось бы поскорее получить чек, потому как я собираюсь в отпуск с 16-го. Мне предстоит оплатить двухнедельный тур «Юс Мед». Поэтому было бы весьма кстати, если бы вы перевели мне деньги при первой возможности. Где их еще тратить, как не на отдыхе?

   Надеюсь увидеть Вас в Лондоне.

   Морверн Каллар».


   Я прикурила «Силк кат» от золоченой зажигалки, перечитала письмо, поставила свою подпись, снова пробежала глазами строчки, вложила листок в конверт, лизнула клеевой слой и заклеила послание.

   Мне надо было встать в пять тридцать, чтоб успеть в супермаркет к семи утра, так что я поставила компакт This Is How It Feels группы Golden Palominos и приготовилась отойти ко сну.

   Я заснула на шестой песне, а может, на седьмой.

* * *

   Машинист пустил меня к себе в кабину. Как обычно, когда я сажусь на поезд в порту. Будто я талисман. Рыжий Ханна принес мне в кабину сумку. Он как раз отправлялся в поездку в двенадцать двадцать пять. В кабине было шумно. Состав взбирался в гору позади восточной окраины Комплекса к Бэк-Сеттлмент, на некотором отдалении от Бейнн-Мхедхонак. Мы двинулись на запад, через перевал, мимо платформы Фоллз и бара «Турбины», к деревне за электростанцией. Ветви тянулись к боковому окну и со свистом раздавались, когда локомотив проезжал мимо. Мы вывернули на побережье, мой приемный отец все смотрел вперед, а я стояла у него за спиной, выглядывая через окно в двери кабины. Железнодорожное полотно выпрямилось, и стали видны верх лестницы, отель с башенкой, ближе к кладбищу по ходу движения показались сосны, за которыми находилась Зеленая церковь в цвету.

   На пересечении с окружной железной дорогой Рыжий Ханна донес мою сумку до вагона. Он поцеловал меня в щеку и попытался сунуть двадцатку, но я не позволила.

   Проехав по Центральному поясу, поезд прибыл на большую станцию. Когда я выбралась на платформу, Ланна как раз выгружалась из последнего вагона со своим магнитофоном – настоящим гетто-бластером – и сумкой. Я поймала такси.

   Такси делало под восемьдесят пять миль в час по шоссе. На глаза мне попалась куча новых знаков из правил дорожного движения.

   В здании аэровокзала я увидела номер своего рейса вверху на такой штуке, типа экрана телика: вылет задерживался на шесть с половиной часов. Сумку надо было сдать в багаж на контроле. А еще там предлагали выбрать место по модели самолета. Я выбрала место над крылом в салоне для некурящих – подальше от Ланны. Человек на регистрации прилепил наклейку к моему посадочному талону и вручил мне эти ваучеры, ну, из-за задержки.

   Я поднялась на эскалаторе в бар «Аэрогриль». В дальнем конце сидела Ланна, поставив гетто-бластер у ног. Я отыграла назад и спустилась в другой бар под названием «Кабина экипажа», где и приземлилась. Там был автомат «Формула-1», так что я подождала, пока наиграется прилипший к нему мальчонка, затем поставила свой «Саутерн комфорт» и лимонад сверху и ушла в игру. Я так и не смогла добраться до высшего уровня, испустила вздох глубокого разочарования и огляделась вокруг. Подошла к стойке, присела.

   – Рейс задержали на шесть с половиной часов. Проторчу здесь всю ночь, а до места доберусь не раньше десяти утра, – пожаловалась я барменше.

   – Вам бы лучше пройти в зал ожидания, пока они не закрыли магазин беспошлинной торговли. Там тоже есть хороший бар, – посоветовала та.

   – В самом деле?

   Я выпила еще одну порцию «Саутерн комфорт» и лимонада, взяла свою спортивную сумку и пошла в зал ожидания.

   Девушка из охраны объяснила, что обратно меня уже не пустят. Я сказала, что это не проблема. Металлоискатель зазвенел, когда я проходила сквозь раму. Я, похоже, уже в умат была, потому что подумала на свое мерцающее колено.

   Девушка из охраны обхлопала меня сзади сверху вниз, затем перешла к переду. Ее пальцы порхали по платью, коснулись груди. Она указала на маленький пластиковый контейнер у меня на шее:

   – Что в нем?

   – Это для ключей и денег. Чтобы их на пляже не оставлять, ну, когда купаться идешь, – растолковала я.

   – В нем что-нибудь есть?

   – Ключи от моей квартиры.

   – Это они. Не могли бы вы пройти еще раз без них? – попросила она.

   Я сняла через голову люминесцентный шнурок и передала ей, снова прошла через раму. Аппарат не звенел. Девушка-охранник присела и потрогала меня там, где начиналась юбка, затем обхватила обеими руками, прошлась по заду, прижимая ткань платья к телу. Встала со словами:

   – Все в порядке, спасибо.

   И вернула мне ключи. Моя спортивная сумка уже прошла проверку на ленте конвейера, так что я схватила ее и направилась в магазин беспошлинной торговли.

   Притормозив в ярко освещенном проходе, я перепроверила, сколько у меня есть на расходы после получения аванса за роман: триста пятьдесят фунтов наличными и еще две тысячи в дорожных чеках.

   Я купила блок «Силк кат», бутылку «Саутерн комфорт» и водонепроницаемые часы. Расплатилась чеком на двести фунтов. Улыбаясь, двинулась в бар.

   – Можно мне «Хаос»?

   – Что?

   – Один «Хаос». «Саутерн комфорт» с «Бейлиз» – вот что я называю «Хаос».

   – Правда? – рассмеялся бармен.

   Прыснул и парень в футболке, который трепался с барменом. Я выглотала «Хаос» и заказала еще один.

   – Хочешь промочить горло? – спросила я парня в футболке.

   Мы немного потусовались, и я купила ему еще несколько пинт лагера. Он был такой забавный с этим своим акцентом жителя Центрального пояса.

   – Давай там сядем, – предложила я, когда он купил выпивку в свою очередь. Мы сели на длинную лиловую скамейку, где Ланна нас сразу увидела бы, надумай она зайти.

   Я кивала, слушая историю о какой-то вечеринке. Он рассказывал о пабе в том месте, где жил. Народ там такой бедный, что расплачиваться можно лишь фунтовыми купюрами. Стоит засветить хотя бы пятерку – до утра не слезут. Можно прийти и оставить хоть сороковник, если бумажки по одному фунту, но будь проклят, если у тебя десятка. Я склонилась к нему и полезла обниматься. Он облапил меня, и скоро я уже выдавала семь из десяти на целовальном фронте.

   – Есть ли здесь какое-нибудь местечко, где мы могли бы немного прилечь? Просто потискаться. А то я в градусе, а самолета все равно до полшестого не будет, – сказала я.

   – Прилечь? – переспросил он.

   – Ага.

   – Ну ты даешь! – изрек он и засмеялся.

   Обнял меня и, типа, пощекотал мне нос прядкой. Я слегка отклонила голову.

   – Не выйдет. Мне уже пора идти, – сообщил он.

   – Да?

   – Пора домой валить. Я завтра в эту же смену.

   – Ты о чем? Я думала, ты тем же рейсом улетаешь.

   – Чего? Работаю я здесь. Вожу полотер туда-сюда по этим мерзким коридорам.

   – Боже правый, – вздохнула я и покачала головой.

   Он встал и взъерошил мне волосы.

   – Счастливо тебе отдохнуть! И береги себя, – произнес он, встал и направился к бару. Кивнул бармену и был таков.

   Я посмотрела в одну сторону, потом в другую. Зал ожидания был набит битком. Тут и Ланна вошла. По бокам двое парней. Она притворилась, что в упор меня не видит. Уселась у магазина беспошлинной торговли.

   Я нагнулась и вытащила бутылку «Саутерн комфорт». На пластиковой упаковке было написано: «Только для экспорта». Я отвернула крышку и наполнила стакан.


   Я лежала на скамье, подогнув колени и натянув платье как можно ниже, чтоб укрыть ноги, потому что было холодно. Кто-то тряс меня за плечо. Я открыла глаза. Все зашевелились. Я села и прикурила «Силк кат». Ланна уселась напротив с двумя парнями, сосавшими пиво из банок. Объявили посадку. Я покосилась на часы: полшестого. Взяла сумку. Все сиденья и пол были усыпаны пустыми банками и бутылками. Я последовала за толпой по длинному коридору, потом туда, где перила и пол движется, а после через выход в резиновую трубу, ведущую к двери самолета.

   Стюардесса зашевелила губами, указывая на мое ухо.

   Я выключила плеер. Мне и занудному парню позади предложили подождать до окончания взлета, чтобы музыка не зазвучала в наушниках капитана.

   – Эй, да это ж классный музон! Спорю, ему понравится, – сморозил занудный парень и засмеялся.

   Я двинулась по проходу в салон для некурящих, к местам над крылом. Ланна сидела прямо напротив моего кресла рядом с каким-то парнем. Она, должно быть, забилась сюда, чтобы не столкнуться со мной. Наши взгляды встретились, и я чуть не рассмеялась.

   Зануда с плеером уселся возле меня. Я стала пристегивать ремень безопасности, а он тут же выдал:

   – А какие у тебя есть кассеты?

   Я посмотрела по сторонам. Напитки еще не разносили. И сразу самолет задвигался рывками, затем, качаясь, вырулил на ярко освещенную взлетную полосу. Я глянула украдкой на соседа Ланны. Самолет затрясся как я не знаю что, затем его понесло по взлетной полосе. У меня взмокли ладони, но рядом не было Ланны, чтоб взять ее за руку. Она целовалась с соседом, а мы ведь даже еще не взлетели. Я спросила у занудного парня:

   – На какой курорт направляешься?

   Он назвал место.

   – Ясно, – кивнула я и уцепилась за его руку.


   Временами накатывала мерзкая слабость. Облака в окне плыли вровень с моей щекой. Стюардесса толкала по проходу тележку с напитками.

   – Что пьешь-то? – спросила я зануду, но, когда обернулась к нему, он уже спал, все еще держа меня за руку.

   Я заказала три «Саутерн комфорт» и лимонад, а еще банку пива – на случай, если занудный парень проснется.

   Кубики льда вибрировали в пластиковом стаканчике, последнюю порцию выпивки я махнула залпом. «Саутерн комфорт» подавали в крохотных бутылочках. Я выглушила и банку пива, потом перелезла через спящего парня.

   Ланна не выходила из клинча с чуваком, занимавшим место 27-Б.

   Я почтила своим посещением туалет, потусовалась снаружи, покуривая «Силк кат». Начали разносить еду.

   Зануда так и не проснулся к моменту моего возвращения на место, поэтому я не только уплела всю свою порцию под банку пива, но и умяла сыр и десерт соседа. От кофе отказалась. В кармане сиденья был какой-то буклет с упражнениями для разминки при дальних полетах. Я посмеялась, затем слегка вздремнула.

   Когда я проснулась, уши закладывало. Самолет шел на посадку.


   На глаза не попадалось никаких зеленых холмов – только коричневатые скалы да какой-то высохший с виду резервуар с прожилками беловатой соли. Потом показались дома, непривычно белые, а рядом – ярко-голубые прямоугольники плавательных бассейнов. Похожие на пунктир ряды фруктовых деревьев проносились под крылом. Дорога с крохотными машинками, сухая клочковатая трава на летном поле за высоким периметром ограды, разлинованный бетон. Наконец глухой удар – самолет приземлился, и все захлопали в ладоши, загалдели. Зануда встрепенулся – прямой как жердь, в глазах туман – и тоже давай хлопать.


   Выходишь из самолета в утро, а жара такая, будто фен в лицо наставили. Ланна ушла далеко вперед и залезла в первый автобус до аэровокзала. Я поехала следующим. Сидений в автобусе не было, и все стояли впритирку друг к другу, потели, вздернув руки к петлям под крышей. Качнулись, когда автобус тронулся.

   В здании аэропорта было прохладнее от кондиционеров. Мы шли мимо будки, где люди в зеленой форме проверяли паспорта. Я протянула свой, но они просто мельком глянули на меня, и все. Запахло иностранными сигаретами – мне тут же захотелось купить блок таких.

   Ланна стояла напротив у карусели. Я прикурила «Силк кат» и пошла в туалет. Ополоснула лицо, побрызгалась дезодорантом.

   Когда я вернулась, моя сумка как раз выползала на круг, одной из первых. Ланна по-прежнему топталась на месте – ждала. Я миновала таможню и вышла через автоматические двери. Вдоль длинного ограждения стояли люди, Державшие в руках таблички с именами. В конце ограждения виднелась большая надпись: «Туры от „Юс Мед". Автобус отеля „Росинант"». Возле нее уже кучковались несколько компашек – молодые ребята с гетто-бластерами, они болтали и смеялись. Я вынесла сумку наружу, на жару.

   Первым в очереди таксистов, поджидавших пассажиров, был пожилой водила. Он вышел из машины, улыбнулся, положил мою сумку в багажник. Когда я влезла на заднее сиденье, кожа мгновенно прилипла к нему – так оно раскалилось. Я подвинулась вперед, к краю, чтоб сидеть на ткани платья, и опустила стекло. Водитель забрался внутрь через переднюю левую дверь.

   Я назвала курорт и отель – «Росинант».

   Он дернул рычаг переключения скоростей, который крепился к рулевой колонке. Это был старый «мерседес-бенц». Никогда раньше на таком не ездила.

   Легкий ветерок задул в окно, когда такси выехало из аэропорта. Пальмы тянули вверх сочные зеленые пластины листьев. Мы катили по прямой к морю. Разметка на дороге была желтая, а на знаке «не обгоняй» красная машина маячила слева. С кожей творилось что-то странное. Определенно на всем тут лежал налет пыли.

   Мы приехали в город. Это был порт, но здесь вдоль пирса выстроились прогулочные яхты самого разного вида.

   – Эй! – окликнула я и сделала такой жест, как будто подносила стакан к губам.

   Таксист залопотал по-своему. Я повторила тот: же самый жест, он указал на счетчик. Я пожала плечами. Он еще покатался по улицам, отыскивая место для парковки. Я скалила зубы на заднем сиденье. Вышла, а он остался сидеть. Я тряхнула головой и улыбнулась, приглашая взмахом руки пойти со мной. Он засмеялся, вылез из машины и запер ее. Выдал еще какую-то фразу на своем языке и повел меня к воде, где стоял бар «Дельфин», с изображением этого самого дельфина снаружи. Зал был длинный и темный.

   – Одно пиво и?… – произнесла я.

   Таксист буркнул что-то по-своему – ликер заказал. Бармен поставил перед нами блюдце с оливками и чем-то еще. Я расплатилась и подняла кружку, предлагая таксисту присоединиться.

   – Будем! – сказала я, а он проговорил что-то на своем языке.

   Взяв сдачу, я направилась к сигаретному автомату и взяла пачку «Дукадос».

   Угостила сигаретой таксиста и дала ему прикурить от золоченой зажигалки. Он завел разговор с барменом, который стоял привалясь к накрытому посудным полотенцем пивному крану с большим орлом. Эти двое чесали языками, даже не поворачивая головы в мою сторону. Только затем и оборачивались, чтобы поблагодарить, когда я протягивала деньги на очередное маленькое пиво или предлагала угоститься «Дукадос». Примолкли было, когда по телику начался футбол, а потом снова зацепились языками. Я даже не прислушивалась – распласталась на стойке, и все.

   Наконец спрыгнула с табурета и пошла в туалет. Когда мы уходили, бармен помахал нам рукой. Я последовала за таксистом на ту улицу, где мы припарковались. Он открыл передо мной дверцу. Внутри было душно.

   Когда мы выезжали из города, я разглядела, что квартиры здесь как в Комплексе – такие же убогие, с разными там занавесками и без них. Дальше по берегу все было по-другому: новенькие белые виллы на каждом уступе над морем, некоторые очень даже большие, со спутниковыми тарелками и дождевальными установками в саду. И так везде на побережье. Только за несколько миль до курорта застройка кончилась.

   Я громко проговорила:

   – Вот кому-то удачи привалило. Так много счастья в одном месте.


   Таксист высадил меня у отеля «Росинант». Я дала ему чаевые – половину от того, что набежало на счетчике. Он пытался вернуть часть, но я затрясла головой и припустила через дорогу, глазея на высоченный отель. В фойе ко мне подошел, типа, турагент.

   – Я с «Юс Мед».

   – А что, автобусы уже здесь? – спросил он.

   – Меня подвезли.

   – Подвезли? Так нельзя. Есть же специальный автобус для вас.

   – Можно мне ключ от комнаты?

   – Ваше имя?

   – Морверн Каллар.

   – Как пишется? – спросил он, обходя стойку администратора.

   – К-а-л-л-а-р.

   – Каллар? – переспросил он, посмотрел на меня, затем добавил: – Морверн, – уже тише.

   – Ага.

   – Это местное слово. Вы здешняя? – заинтересовался он.

   – Не-а.

   – Вам отведен номер 1169 на одиннадцатом этаже с мисс Фимистер, – сообщил он и протянул мне ключи.

   – Хорошо, – кивнула я.

   – Примите наши извинения за задержку рейса, хотя это, конечно, вне ведения «Юс Мед». Так, сегодня вечером в общей комнате дружеский междусобойчик, каждому – стаканчик бесплатной шипучки. Шанс поближе познакомиться с теми, с кем вам предстоит провести две недели. Завтра с утра – игры у бассейна, как говорится, чтобы лед тронулся. – Он хохотнул и добавил: – А на следующий день мы все едем в «Акваленд». Вечерами вы, естественно, предоставлены сами себе, хотя в пятницу у нас дискотека.

   – Хорошо, – бросила я и пошла, но притормозила и обернулась.

   – Лифт прямо, – подсказал он.

   – А что значит «каллар»? – спросила я.

   – Каллар? – повторил он, заглядывая в список. – Каллар… Ах да!.. Это значит… а-а… Молчание. Что-то вроде того, кажется. – Он уставился на меня.

   Я повернулась и двинула дальше к лифту, поднялась на одиннадцатый этаж.


   Сумку я сунула в шкаф, а все деньги, надежно упрятанные, оставила на себе. Присела на кровать, уткнув лицо в ладони. Затем встала и спустилась вниз на лифте. Отдав ключи администратору, вышла из отеля. Посмотрела налево, потом направо, направилась влево, повернула в другую сторону. Остановилась, топнула ногой и пошла дальше.

   Спустившись к длинной эспланаде, я зашла в первый же ресторан. Села за столик поближе к морю. На пляже яблоку негде было упасть, столько туда набилось народу. Я наблюдала за тем, как голые тела поднимают с помощью лебедки и тащат, пока они не плюхаются в воду.

   В меню не было надписей – лишь цветные фотографии блюд и цифры, обозначающие цену. Я ткнула в фото омлета на голубоватом фоне, хлеба (на зеленоватом) и пепси (на желтоватом). Черкнув в блокнотике, девушка удалилась.

   Она расставила еду на бумажной скатерти. Здешние тысячи равнялись нашим пятеркам. Я протянула ей две. Она повернулась и ушла. Я быстро перекусила. Вскоре потянулся народ с пляжа. Девушка принесла сдачу на блюдечке. Я встала, забрала все бумажные деньги, положила их в кошелек и, выйдя из ресторана, двинулась вдоль берега. Увидев бар под названием «Спаржа», завалилась туда и заказала «Саутерн комфорт» с лимонадом. Уселась на табурет рядом с выходом.

   На мне были зеркальные очки. Поначалу я вообразила, будто меня разглядывает подвыпившая компания – двое парней и двое девиц, но, присмотревшись, я поняла, что это только видимость такая. Ребята просто пытались сфокусировать взгляд на чем-то, и оттого казалось, что они пристально за всем наблюдают.

   Все четверо выглядели примерно моими ровесниками. Парни, должно быть, попали в аварию на мотоциклах: все руки у них были замотаны бинтами и залеплены пластырями.

   Одна из девиц подошла к бару и заказала четыре пинты воды. Повернулась ко мне и говорит:

   – Хочешь прикупить чего-нибудь, дорогуша? Колес, снега?

   Я сняла очки:

   – Не-а.

   – Мы не в фокусе, – хихикнула она.

   – Иди ты!

   – Давай к нам. Как тебя зовут? Я – Андреа. Я улыбнулась, сказала:

   – Морверн, – и подсела к ним.

   Андреа объявила:

   – Эй, все! Это – Морверн.

   Парни от загара были красными как вареные раки.

   – Привет, Морверн! – произнес самый красный. – Приятно познакомиться. Я – Тревор, это Люси «Андреа, а вон та обезьяна – Даззер.

   – Что это с вами стряслось? – спросила я.

   – Он выиграл в состязании у Даррена, – пояснила Люси.

   – Соревнования по загару в первый наш день здесь. Вот потеха была! – заметил Тревор.

   – Начали с масла для загара. Потом стащили оливковое со стола в кафе, – рассказывал Даззер.

   – Затем положили клочок серебряной фольги сюда, на руку, – продолжал Тревор, приподнимая бинт, чтобы показать кровавое пятно, запекшееся поверх мази.

   – Ода! – оценила я.

   – У меня не лучше, – похвастал Даззер.

   – Да, но я тебя переплюнул с помощью линз от каких-то старых, дрянных очков, – возразил Тревор, вытягивая ногу и приподнимая еще один бинт, под которым чернела небольшая ямка.

   – А швы не думали наложить? – спросила я.

   Они все загоготали.

   – Мы здесь шесть ночей всего, а у меня на счету уже три несчастных случая. Мы зарабатываем их в «Ватерлоо», – гнал Тревор.

   Даззер растолковал:

   – Спустили почти все на дурь в первую же ночь, вот и ходим в «Ватерлоо» за бесплатным пивом по вечерам, чтоб экономить в эти тяжелые времена.

   – Чего гонишь? Бред это все, – скривилась Андреа.

   – Оки-доки, – вставила я.

   – Допивайте, люди. И гребем в «Ватерлоо», – изрек Тревор.

   Даззер его обломал:

   – Никаких шансов, приятель. Я отправляюсь в супермаркет за туалетной бумагой. Уже в третий бар заходим, и все впустую.

   В «Ватерлоо» ее уж точно нет, – выкрикнула Люси, и все грохнули.

   Не-не. Пойду в супермаркет на углу и просто куплю, за деньги, а потом в отель – сидеть на троне. Чувствую, подкатывает. Идет сигнал по атлантическому кабелю, – распинался Даззер.

   – И для нас прихвати. Эта сука горничная нам больше не даст. Мне с утра впритык хватило, – пожаловалась Люси.

   Тревор повернулся ко мне:

   – Каждую ночь после рейва мы сбрасываем рулоны туалетной бумаги с балкона, разматываем их по фасаду отеля до самого низа.

   – Есть чем гордиться, – закивал Даззер.

   – Пошли, дорогуша! Андреа, они присмотрят за тобой. Мы тебе такой вид покажем – закачаешься!

   Мы все вышли из бара «Спаржа». Даззер пнул пустой стакан, и тот разбился вдребезги.

   – Извиняюсь, – крикнул он на прощание. Тревор выдал:

   – Вот увидишь, дорогуша, плавать мы не можем, загорать – тоже, поэтому, со всем нашим уважением, мы пьем. – Он хохотнул и закашлялся.

   – Эй, Даззер! Как у них здесь называется туалетная бумага? – спросила Андреа.

   – Не бери в голову, – отмахнулся Даззер.

   Мы вошли в супермаркет. За кассами сидели три молодые девушки. Даззер подскочил прямо к ним и стал изображать то, что делают при помощи пепифакса.

   – Любую туалетную бумагу, дорогуша. Врубаешься, а?


   Мы засиделись в «Ватерлоо». Даззер с туалетной бумагой отчалил в отель, а я уже нарезалась в зюзю.

   К стойке подошел парень. Мы все обернулись.

   – Две бесплатные пикты, пожалуйста, – сказал парень.

   Вокруг него собралась небольшая толпа – поглазеть. Парень положил руку на стойку. Бармен вытащил пилу из стерильной посудины.

   – Ладно, полпинты, – проговорил бармен и провел без нажима пилой по руке парня. – Пинта, – продолжал бармен, двинув пилу вперед. На загорелой коже проступили белые царапины. – Полторы пинты, две. – Зубья рассекли кожу. Народ загудел.

   – Две пинты, блин, – брякнул Тревор, вставая.

   – Нет. Теперь моя очередь, – сказала я, а когда принесла выпивку, Андреа уже залегла спать на лавочке.

   Спотыкаясь, в заведение ввалился Даззер с оравой ребят.

   – Как дела? – помахала я.

   – Эй, что происходит? Присели, да? – поинтересовался Даззер.

   – Это же сущее безумие. Они же все СПИДом перезаразятся, – заметила я.

   – А мне-то как свезло, дорогуша. Просто фантастически, – похвастал Даззер, плюхаясь на лавочку – прямо на волосы Андреа. – Встретил ребят, которых знаю по футболу. Так они мне пинт десять «Гиннеса» проставили. Ты только посмотри на эту команду! Как тебя, такую красивую цыпочку, угораздило связаться с нами? Где твои друзья? Не дело это – одной тусоваться.

   – А я не цыпочка.

   – Да ну? Знаешь, это как-то странно.

   – Я живу в одном номере с лучшей подругой, но мы поцапались. Поверишь ли, летели через всю Европу одним рейсом, а сидели поврозь. Ни в жизнь не поверишь.

   Даззер даже привстал:

   – Ну-ка, ну-ка! Выкладывай.

   И я выложила Даззеру историю разлада: так, мол, и так, а все из-за того, что подружка с моим бывшим трахнулась. Пока я распиналась, Даззер покачивал своей лысой башкой, но она клонилась все ниже и ниже к столу, поэтому я поспешила выдать последний кусок истории – о том, как оставила сумку в номере, а ключи у администратора. Под конец призналась:

   – Я за нее немного волнуюсь.

   – Удивительно. Удивительный мир! Я торчал в «Виктории» – четвертый паб отсюда, – перед тем как к вам зайти. Там пьяная малышка с таким же вот акцентом рассказывала мне в точности такую же историю, – пробормотал Даззер, и его щека коснулась стола.

   – Что?! – выпалила я и вскочила.

   И вдруг шибануло в нос. Это Даззер расстарался. Весь этот «Гиннес»… Нет бы отлить в туалете.

   – Опять Тревор, – прокричал бармен. – Сколько пинт, Трев?

   Народ собирался вокруг стойки.

   – Восемь пинт, шестнадцать движений пилой. Вызовете мне «скорую», когда с последней пинтой разделаюсь, – распорядился Тревор.

   Пила поднялась, и на стойку легла рука Тревора.

   – Только не по татуировкам. – Это было последнее, что я услышала, выскакивая за дверь и устремляясь вниз, к «Виктории».


   Ланна висла на каком-то парне, а двое других – из бара «Аэрогриль» – терлись вокруг. Я двинула прямо к ней. Она заулыбалась, рванула вперед и рухнула на меня. Я крепко обняла ее, а мужики на нас вытаращились. Я вытащила ее за руку наружу, и мы поковыляли.

   Ночь была очень жаркая. Мы стояли пошатываясь под высокими фонарями, пока я прикидывала, куда идти. Мошкара жужжала вокруг, вилась возле ламп, и словно кто-то пощелкивал кастаньетами: в каждом кусте цвиркал сверчок. Мы заблудились, но продолжали идти, а когда нас шатало, корчились от смеха.

   В конце концов мы добрели до воды, но понятия не имели, на какой конец пляжа нас занесло. Слышно было, как плещет о мыс вода, но не видно ни черта: фонарей там не попадалось.

   Мы побрели на мыс, чтоб добраться до песка и прилечь. Пролезли под какой-то проволокой, потом все ковыляли по песку, пока я не услышала, что вода плещется прямо перед нами. Мы присели, тяжело дыша. Песок подо мной был какой-то странный. Земля затряслась, и набегающая волна блеснула бледными отсветами. Я встала на ноги, повернулась и увидела, что на нас надвигаются яркие огни, услышала густой и низкий рев мощного мотора. Вокруг заплясали тени. Огромный самосвал пер прямо на нас, затем дернулся влево. Ланна вскочила, и мы рванули, но бежать было нелегко: под ногами валялись пластиковые пакеты, бумага, банки. Это была помойка, здесь сваливали мусор, заодно отвоевывая территорию у моря. Самосвал ссыпал песок из кузова, а бульдозер принялся его разравнивать. Они ночью пляж сооружали.

   Мы выбрались на дорогу и зашагали по направлению к самым высоким зданиям.


   Ночной портье не пустил нас через переднюю дверь. И правильно сделал: мы извозили все ноги в какой-то красной дряни. Он заставил нас пройти через кухню. Пока мы пробирались между всех этих плит и утвари из нержавейки, Ланна утянула пирог с противня и сунула за пазуху, а затем перепрятала под куртку.

   Бар был открыт, и Ланна, не спрашивая меня, пошла и купила две пинты лагера. Мы просто сели и уставились на них, затем Ланна встала. Я отыскала дорогу к лифту, но уже на втором этаже мы выскочили, потому что в кабине кто-то наблевал. Долго взбирались по лестнице. Я слышала какие-то всплески, а когда обернулась посмотреть, увидела, что Ланна засунула стаканы с лагером в карманы куртки и пиво повсюду расплескалось.

   Мы вошли в комнату. Ланна рухнула на кровать и отрубилась, не вымолвив ни слова.

   Я вытащила пивные стаканы из карманов куртки и достала пирог. Раздела ее, вытряхнула из постели крошки, стараясь не смотреть на ее тело.

   Я выползла на балкон, потому что не спалось. Возникла уверенность, что за краем балкона в темноте движутся какие-то фигуры. Наверняка вдоль фасада какого-нибудь из стоящих напротив небоскребов ползли вниз ленты туалетной бумаги и проплывали неспешно под фонарями пластмассовые туалетные ершики и Цилиндрические футляры для них. Вдалеке слышались бодрые крики.

   Я вернулась обратно, пошла в ванную, где разделась и приняла ледяной душ. Вытерлась насухо полотенцем, достала из сумки чистое оранжевое платье и надела его. Я не стала сушить волосы, а деньги сунула под сумку.

   Расположившись вновь на балконе, я спустя какое-то время услышала это. Слегка высунулась за перила. Это доносилось из комнат под нами. Рыдания. Плач взрослого мужчины. Я откинула мокрые волосы со лба.


   Пробираясь по коридору, я без труда определила, что плач слышится из комнаты 1022.

   Постучала в дверь костяшками пальцев. Парень открыл сразу. Мой ровесник, но ниже ростом, лицо красное от слез. Он смотрел прямо на меня.

   – Ты в порядке? – спросила я.

   Он прошел в комнату, оставив дверь открытой. Я распахнула ее пошире и вошла бочком. Он сидел на краю кровати у телефона. Это был одноместный номер. Его кожа выглядела гладкой.

   – Моя мать умерла. Я целый год на эту поездку копил, а теперь брат звонит и сообщает, что она умерла, – сказал он с акцентом жителей Центрального пояса.

   Я топталась в углу прихожей. Дверь за мной все еще стояла открытой, против правил гостиницы. Дверные пружины, вероятно, уже сняли. Стоит обмотать их посылочной лентой, как они становятся отличным оружием.

   – Тебе придется возвращаться?

   – Похороны, – вздохнул он.

   Я соскользнула по стене вниз, ягодицами на холодный каменный пол. Села под прямым утлом к его кровати.

   – Спасибо тебе за участие, – проговорил он.

   – Я прилично поднабралась – не могу заснуть.

   Он кивнул, затем всхлипнул и утер нос.

   – Послушай, давай я расскажу тебе о похоронах моей мачехи, – предложила я и начала.


   Я села, скрестив перед собой ноги, затем выпрямилась и запрокинула лицо к потолку. Высохшие волосы рассыпались по моим плечам и по его безволосым бедрам, и, когда эта густая масса волос свесилась до середины спины, по коже сразу разлилось тепло. Я потянулась к его пальцам у меня между ног, направляя их движения; там все сочилось влагой. Я продолжала двигаться равномерно. Затем все растворилось в сбивчивом дыхании, голова запрокинулась. Я снова прислонилась к нему, только теперь мои волосы соскользнули вперед через плечо, и спине стало прохладно. Он прерывисто дышал.

   Оказавшись сверху, он двигался чересчур обдуманно, не оставляя возможности подмахнуть. Понимаете, это было слишком технично, чтоб стать бурным, неистовым, но он показал себя трахалем на все восемь из десяти. Застыв, я вцепилась в него мертвой хваткой.

   После он касался меня, приговаривая:

   – Славные волосы, славный нос, славные губы, славная кожа, славная девочка.

   – Спасибо, – сказала я.

   И все на этом. Он принадлежал к тем парням, у которых после пары приливов наступает долгий отлив.


   Я проснулась. Под рукой что-то сочилось влагой, может, кровью. Я села. Это был использованный парнем презик. Я опустила ноги на холодный пол. Зажав резинку двумя пальцами, вышла на балкон. Поднесла презерватив к лицу, замахнулась и запустила его в ночное небо. Он сверкнул, что-то от него отделилось, и резинка неспешно уплыла в ночь.

   Я вдохнула свежего воздуха. Эта модель города внизу была великолепна как не знаю что. Тишина, покой, верхушки градирен на взморье горели вишневыми сигнальными огнями, и каждый фонарь сиял особенным цветом. До чего ж красиво!.. Я ухватилась за перила, села на пластиковый стул позади меня и наблюдала, как заря встает над морем.

   За ночь закончили насыпать новый пляж, и далеко на мысу из темноты проступал свежеукатанный песок, а когда рассвело, туда потянулись какие-то люди застолбить местечко.

   Дверь 1022-й комнаты запиралась только изнутри, поэтому я просто захлопнула ее за собой и пошлепала босиком в свой номер.

   – Где, черт возьми, тебя носило? – сквозь зевоту спросила Ланна, садясь на кровати.

   Я улыбнулась, пожала плечами.

   – Ты была с парнем? В первую же нашу ночь здесь, да, Морви? Я завидую. – Она захихикала, дрыгая ногами под простыней. – Где там мой «Иммак бикини лайн»? Сведем волосы и спускаемся вниз! – скомандовала Ланна.

   В столовую отеля «Росинант» все заваливались в купальниках и завывали: «Мы идем, мы идем, мы идем!» Огромную скамью замусорили кукурузными хлопьями и залили молоком. Я взяла миску и насыпала сахару и хлопьев поровну.

   Мы с Ланной прошли к столику и только тогда поняли, почему он свободен. Рядом кого-то вытравило. Мы сели с краю, но парни сразу же засвистели.

   – Пойдем, – сказала Ланна.

   Мы сели у бассейна, где курила вся мужская часть персонала, сплошь в солнцезащитных очках, занятая пересчетом денег. Ни минуты покоя наедине со своим похмельем. Народ из столовой рванул по кривым тропинкам вниз к бассейну под предводительством рыхлого затейника с мегафоном.

   – Так! Все девушки – на одну сторону бассейна, парни – на другую!

   Мы с Ланной пытались игнорировать его, но, поскольку вокруг бассейна ошивался лишь молодняк из «Юс Мед», непросто было затеряться среди других отдыхающих. Нога за ногу мы поплелись строиться в шеренгу с прочими девчушками в бикини и закрытых купальниках. Над голубоватой водой бассейна, подрагивающей в такт насосу, мы увидели шеренгу бледных с перепоя мужчин. Парня из 1022-й комнаты там не было.

   – Итак, давайте узнаем друг друга получше. Никаких обломов. Это ваше реальное спасение от похмелья, дамы и господа. – Затейник вытащил большой, цвета сажи, холщовый мешок. – Правила игры просты и абсолютно справедливы. Вот увидите, у нас немалый запас таких мешков. Мне нужен один юноша и одна прекрасная дама, которых я попрошу провести небольшую демонстрацию. Но прежде чем мы начнем, позвольте обратиться к тем прекрасным дамам, которые сегодня надели бикини, а не закрытые купальники. Каждые две недели мы ловим прекрасных дам в бикини на том, что они поступают нечестно по отношению к дамам в закрытых купальниках. Это неспортивно. Пожалуйста, следуйте правилам игры. Или нам придется устроить для обломщиц отдельный конкурс. А теперь, добровольцы, прошу вас! Пожалуйста, вы и вы.

   Все засмеялись, когда вышла эта пара.

   – Залезаем!

   Пара разом забралась в большой черный мешок.

   – Итак, в мешке прекрасная дама в зеленом бикини и джентльмен в красных плавках. Я немного затяну веревку. Как вы там, в порядке?

   Из мешка донеслись невнятные звуки, и все вокруг бассейна, кроме меня, покатились со смеху.

   – А теперь я просто сброшу наших котят в бассейн, если они не поддержат дух состязания. Итак, не могли бы вы двое там, в мешке, обменяться одеждой?

   Вокруг бассейна разносился смех, все переглядывались. Мы с Ланной были в бикини.

   – Нечего стесняться, дамы. Это полезно для загара. А теперь, вы двое, выходите!

   Затейник развязал мешок, и парочка предстала на всеобщее обозрение. Смех грянул еще громче, особенно со стороны парней. Турагенты привстали на лавках, улыбаясь и покуривая. Мешок лежал в ногах парочки. Голый зад девушки казался жутко белым на ярком солнце, она держала мешковатые спортивные трусы обеими руками. Парень прижимал подбородком к груди яркий верх бикини, лифчик болтался, задевая волосы на груди.

   Народ свистел и орал. Я скривилась:

   – Что за совершенный, абсолютный кошмар.

   – Брось, Морви! Такая умора. Я совсем не стесняюсь. На пляже все равно загораю без верха. Надеюсь, мне достанется какой-нибудь красавчик, а не рыло, – веселилась Ланна.

   – Вот что я называю классной девчонкой! А теперь два круга в бассейне, пожалуйста!

   Парочка плюхнулась в бассейн и поплыла. Девчушке приходилось загребать одной рукой, ведь другая придерживала трусы. Плавочки от бикини врезались в зад парня.

   Турагент следовал за пловцами, передвигаясь вдоль бортика, и снимал все на камеру.

   – Так, следующая пара! Пожалуйста, вы и вы.

   Я посмотрела налево, потом направо, но рыхлый показывал на меня. Я обогнула бассейн по краю.

   – Ну же! Видеозапись можно будет приобрести уже сегодня вечером в фойе за пять фунтов девяносто девять пенсов.

   Я залезла в мешок вместе с парнем, который вызвался поучаствовать в состязании. Два турагента потянули вверх черную ткань. Мы оба присели, верх мешка собрали и завязали. Полная чернота. Снаружи доносились вскрики и всплески.

   – Э, приятно познакомиться, – послышался голос в темноте.

   – Привет, – отозвалась я.

   – Как тебя зовут? – произнес голос.

   – Морверн.

   – Полагаю, мы с этим справимся, а? – сказал голос.

   Я вздохнула и принялась стягивать низ бикини.

   – Готовы? – прогремело возле нас, и мое тело дернулось.

   – Минуточку, – попросил голос.

   – Лучше вам уложиться в десять секунд, а то меток в воду.

   – Это как называется, убийство? – прошипела я.

   – Поторопись! – подгонял голос, в лицо мне ткнулась ткань плавок.

   Слышно было, как он с трудом втискивается в нижнюю часть моего купальника.

   Ты верх бикини снимать будешь? – спросил он.

   Я завела руки за спину, чтобы расстегнуть лифчик, протянула его в темноту.

   – Эй, мне не застегнуть, – пожаловался голос.

   – Двигайся ближе, – приказала я и потянулась навстречу. Попробовала застегнуть лифчик у него на груди, но она была слишком широкая.

   – Ладно, вы двое там что, пьесу ставите? У вас будет на это куча времени на обратном пути.

   – Ты его на шее завяжи, – посоветовала я.

   – Не-а, на голову повяжу – типа бандана.

   Я боролась с необъятными плавками, но шнурок, вместо того чтобы затянуться на талии, взял да и выдернулся из кулиски на поясе. По глазам больно ударил свет. Я быстро встала, придерживая плавки. Повсюду мельтешило цветное тряпье. Я покосилась на людей вокруг, на камеру прямо надо мной, прикрыла груди рукой. Посмотрела на парня в трусиках от бикини, растянутых так, что все было видно.

   – А теперь в бассейн!

   Последовал просто дикий толчок. Я грохнулась в воду, не успев даже рта закрыть, а парень в моих плавках упал на меня сверху. Я поплыла по-собачьи к противоположной стенке. На обратном пути разглядела мокрый лифчик, повязанный вокруг головы того парня, с которым была в мешке.

   – Надо возвращаться, – улыбнулся он.

   Я присела так, чтобы груди скрыло водой, но здесь, на мелководье, он так и так все рассмотрел.

   – Морви! – окрикнул кто-то.

   Голова моя дернулась, но это была всего-навсего Ланна с голой грудью и в мужских плавках, которые ей очень шли. Она помахала рукой, нырнула в мешок, и ее завязали с каким-то парнем.

   – Выходим – и сюда!

   Я загребала одной рукой, а другой держала плавки, но выбраться сама не смогла. Парень в моем бикини взял меня за руку и вытащил.

   С меня лила вода. Перед нами было с полтора десятка завязанных мешков, каждый медленно шевелился, но никаких звуков изнутри не доносилось. Нас с парнем снова затолкали в черноту.

   – Это просто ад земной, – бурчала я в темноте.

   От сырости и запаха хлорки нам тяжело дышалось. Мы принялись сдирать с себя все. Он вылез из моих плавок, и я почувствовала прикосновение теплой влажной тряпочки. Затем он поддержал меня под локоть обеими руками. Попытался поцеловать, но я увернулась в темноте. Его нос уткнулся в мои влажные волосы, и он спросил шепотом, не могла бы я кое-что сделать.

   Я разъяснила, куда ему идти.

   – Ну же, давай! Делов-то. Когда упрятан вот так с голой бабой, это жутко заводит, – . прошептал он и прыснул.

   – Сам с этим разбирайся, – огрызнулась я.

   – Ну, если ты не хочешь, я запросто, – хохотнул он и задвигался.

   Я попыталась развернуться, чтоб закатать ему хорошего пинка, но он оттянул на себя большую часть мешка – не замахнешься.

   Эти быстрые, яростные манипуляции, сопровождаемые отчаянным сопением, все не прекращались. Я сохраняла спокойствие. Наконец он застонал в темноте.

   Я попробовала встать, но только рухнула на него, а он обхватил меня руками и рассмеялся. Мы покатились в обнимку, и я закричала:

   – Ты сумасшедший! Утопить нас.

   Мешок пихнули, и он меня отпустил. Я разобралась с верхней частью бикини, затем влезла в нижнюю. Рванули веревку, и внутрь проник свежий воздух.

   – Объявляю вас мужем и женой! – гаркнул затейник в свой мегафон.

   Я нырнула в бассейн и переплыла его. Выбираясь на бортик в противоположном конце, оглянулась и увидела, что Ланна все еще сидит в мешке у вышки. Никакого шевеления внутри не ощущалось.

   По другую сторону от вышки под охраной застыла шеренга девушек, которые не сняли лифчик во время переодеваний. Затейник с камерой вытанцовывал возле них, снимая крупным планом.

   – Эти подсудимые обвиняются в том, что не сняли верх бикини. И теперь им придется поучаствовать в нашем небольшом конкурсе талантов только для дам. Принесите орудие казни!

   Печатая шаг по кривым дорожкам, тур-агент нес большой кусок замши. Рыхлый затейник достал секундомер и встал возле первой девушки, пока замшу тащили сквозь толпу. Внутри оказался крупный кусок запотевшего голубоватого льда.

   – А теперь, дамы и господа, мы будем прикладывать лед к груди каждой из этих прекрасных дам. И я засеку время полной эрекции сосков. Обладательницу самых чувствительных бутончиков ожидает приз – романтический ужин при свечах со мной. Приложить лед!

   Я тряхнула головой, развернулась и побежала прочь по дурацким дорожкам. Села в лифт и поднялась на десятый этаж. Распахнула дверь 1022-й комнаты. Постель была убрана, его чемодан исчез. Прямо в мокром купальнике я легла на кровать.


   Столько пота затекало за вырез чертова топа, который был на мне, что лучше бы я его и не надевала. Я спокойно стояла и прихлебывала воду из двухлитровой бутыли. Ланна и два парня-рейвера переместились из чил-аута, где народ расслаблялся, на мостик. Диджей увлек нас в жесточайший из хардкоров и ненадолго соскользнул в эмбиент, прежде чем вновь нагнетать энергию. Снова вступать в круг не хотелось, поэтому я какое-то время разглядывала свои пальцы, свет, который на них преломлялся, и отражения от сетчатки, возникающие, когда поворачиваешь голову поперек лучей лазера.

   – Все, уплясалась, – сказала я Ланне и вышла наружу по мостику.

   Ланна и парень в шортах и лыжной шапочке двинулись следом, а за ними и другой чувак с пустым, отсутствующим взглядом.

   – Поджариваюсь, – объявила я, выливая себе на голову часть содержимого бутыли.

   – Как себя чувствуешь? – спросила Ланна.

   – Довольно-таки неопределенно, – ответила я, отклоняясь назад и отряхивая воду с волос.

   – Да, сладенькая, и выглядишь так же, – заметила Ланна.

   Я осклабилась и посмотрела на подергивающегося парня.

   – Так и что сегодня делается на побережье? – спросила Ланна у того, что в шапке.

   – На побережье? Есть клевые местечки. Для расслабона. Эмбиент, подушки, курево, а не ешки. Диджеи с севера, из холодных стран. Музыка, под которую можно потрясти головой или просто расслабиться. Девушки раздеваются. Нет, все пристойно. Просто иногда девчонка подходит и давай заталкивать тебе свой язык в глотку. Никаких барьеров, ничего! К черту пожарную безопасность! Выключают весь свет, оставляя лишь музыку. И если ты вписываешься, на полу народ извивается вовсю.

   – Все повально трахаются, чел, – подхватил другой парень.

   – Да-а, рейв переходит в следующую стадию, как болезнь.

   – Пойдемте в «Реверберацию», – предложил тот, другой.

   Парень в шляпе оживился:

   – «Реверб» открыт двадцать четыре часа. Там две арены: пока одна работает, другую чистят. Наш приятель Саши приехал сюда на недельку, на Пасху. Месяц спустя его нашли в «Ревербе». Жил на одних гамбургерах и апельсиновом соке.

   Ланна покатилась со смеху.

   – Не-а, отваливаю в отель, – сообщила я.

   – Ну что ты? Разве они не славные? – прошептала Ланна мне на ухо.

   Я взглянула на нее.

   – Не прикалывайся, – заныла Ланна.

   – Хочешь оставить одного? – скривилась я.

   – Обоих. А если приду с одним, мы можем его дуэтом обработать. – Ланна запрокинула голову, смеясь.

   – Может, еще где-нибудь продолжу, – протянула я.

   – Не забудь: завтра в одиннадцать мы едем в «Акваленд», – напомнила Ланна.

   – Свидимся, – бросила я, отдавая ей бутыль с водой.

   – Пока! Сдвинь кровати и не дай им остынуть! – прокричала она.

   Я кивнула хвастливым парням и зашагала по широкой улице к отелю, отирая капли пота и чувствуя, как жаркий воздух их подсушивает.

   На боковой улице в кроне высокой пальмы, должно быть, устроилась цикада, потому что из листвы несся тот громкий звук, который издает электрическая дрель. Голый по пояс парень орал с балкона: «Заткнись! Не своди меня с ума!» Он швырнул в дерево пустую бутылку, та провалилась сквозь листья и брызнула фонтаном осколков, ударившись о бетонный бордюр клумбы.

   Дальше группа парней сосредоточенно трудилась в заповедной зоне возле молодого деревца. Их можно было принять за муниципальных рабочих, если бы не светящиеся майки и солнцезащитные очки. Они аккуратно вырывали деревца и выбрасывали их на асфальт. Один крикнул мне: «Эй, красавица! Не хочешь ли добычу с мерзавцем разделить?»

   Я надавила на кнопку звонка, ночной портье меня впустил. Наверху, в номере, я приняла душ, не снимая солнцезащитных очков. Присыпала тальком там и сям, почистила зубы. Комната провоняла средством против тараканов, на которое налегала Ланна. Я растянулась на кровати, затем села на краю, уткнув лицо в ладони. Опять легла, заплакала, но тут же прекратила, встала и оделась. Спустилась в лифте и оставила ключ у ночного портье. Он удивленно следил за тем, как я разворачиваюсь и бреду вверх по лестнице. Я взбиралась очень медленно, на пятом этаже остановилась передохнуть. Прокралась по коридору к 1022-й комнате. Юркнув внутрь, включила свет. Убедилась, что все спокойно, заперла дверь изнутри, рухнула на кровать и уснула, должно быть сразу.


   Набирала силу жара очередного идеального дня, издалека доносился грохот перфораторов на дорогах. Я поднялась в нашу комнату, постучала в дверь.

   – Кто там? – послышался голос Ланны.

   – Я.

   Дверь открылась, и она выглянула. Под глазами у нее было черно.

   – Сколько времени? – спросила она, распахивая дверь.

   – Полдесятого. Ты же хотела в «Акваленд» поехать, – сказала я, входя.

   – Мы еще колес закинули, – сообщила она.

   – Привет! – кивнула я парню в постели – тому, с пустыми глазами.

   – П-привет… Хочешь колес? – спросил он, показывая на шкаф.

   – Не-а, – отказалась я, залезая туда за своей сумкой.

   – Куда же ты вчера делась? – пристала Ланна.

   Я пожала плечами.

   – А теперь куда с сумкой намылилась?

   – Отнесу администратору, раз ты собираешься сюда людей таскать каждую ночь.

   – Ну прости, – повинилась Ланна, взяла меня за руку, в которой была сумка, и повела по коридору. – В чем дело-то? – прошептала она.

   – Автобус отправляется в десять, – сказала я, поставила сумку, нагнулась к ней и пошуровала в вещах, нащупывая конверт с остатками наличных. Протянула его Ланне.

   – Что это? – не поняла она.

   – Возьми, я ухожу.

   – Ты что? – оторопела Ланна.

   – Поеду еще куда-нибудь. А тебе желаю хорошего отдыха. Только ты уж поосторожней – тут около сотни.

   – Куда ты едешь? Почему тебе всегда все нужно так драматизировать, Морверн?

   Я лишь посмотрела на нее.

   – Я хочу сказать, ты что, все еще по Нему сохнешь? Или что на этот раз? Я хочу сказать, мне думалось, тебе это все по нутру. Я-то привыкла, что ты – душа вечеринок, что за тобой никому не угнаться. Почему бы тебе просто не уйти в отрыв? Зачем так тупо грузиться? Если ты уезжаешь, почему мне нельзя с тобой? Я хочу сказать, ты что, меня ненавидишь, что ли?

   – Я ни к кому не испытываю ненависти, Ланна.

   – Ты сама не понимаешь, что делается у тебя в голове, Морверн, – вымолвила она.

   Я кивнула. Улыбаясь, зашагала вниз по ступенькам. Перешла дорогу у гостиницы и направилась по тротуару в банк. Внутри было очень прохладно, народ за стойкой слушал музыку по радио.

   Я подписала все дорожные чеки, обналичила их и спрятала пухлую пачку лиловых купюр в сумку.

   Свернув за угол, я села у фонтана в такси, за рулем которого сидела женщина.

   – Вверх по побережью, подальше отсюда, – бросила я.

   Женщина-таксист потерла лоб:

   – А?

   Я показала рукой:

   – На север.


   Все утро мы ехали по извилистой дороге вдоль побережья. Мимо гаваней, церквей, раскрашенных рыбацких лодок, которые вытащили на каменистые пляжи, мимо апельсиновых и лимонных рощ, одетых густой, очень темной зеленью.

   На обед остановились в гостинице у моря. Матерчатые салфетки и столовое серебро. Женщина-таксист выпила маленький бокал вина под рыбу, затем кофе. Я заказала шампанского, самого лучшего. И омлет. Шеф-повар в колпаке сам подал его на наш столик у окна. Женщина-таксист не могла поболтать со мной и отводила душу с официантом.

   Уезжая, я надела солнцезащитные очки. Расплатилась наличными и взяла на память приятной формы черную пустую бутылку из-под шампанского.

   Теперь дорога виляла среди сосен. Всюду на холмах теснились виллы, подступая к курортам, поменьше того, где я была. Женщина-водитель, получив причитающееся, расцеловала меня в обе щеки и сказала: «Пока!» – на моем языке.

   Я зарегистрировалась в отеле «Мирабель» возле пристани. Мне отвели комнату с изящными бледно-голубыми жалюзи. Серебряные чешуйки – отсветы бликов, плясавших на волнах внизу, – дрожали на потолке. Слышалось звяканье столовых приборов и приглушенные голоса людей, обедающих на террасе. Я поставила бутыль из-под шампанского на высокий комод.

   Надела купальник под платье, взяла полотенце и спустилась на пляж.

   Платье сползло на песок, я сложила его и шагнула в воду. На мели она была тепловатой. Я остановилась и пошевелила пальцами на ногах, взрывая песок. Заходила все глубже и глубже, пока вода не коснулась пупка. Зыбь была едва заметной, но поверхность воды ползла вверх по животу, и я вскинула руки высоко над водой. Когда плеснуло на грудь, я нырнула, выскочила к поверхности и замолотила по ней ногами. Легла на спину, откинула с лица мокрые волосы. Я плыла, а солнце лилось мне на лоб и щеки. Повернув голову, я заметила, что вода жутко прозрачная: видны малейшие извилины на песчаном дне, голубом, как в рекламных буклетах.

   Я поплыла стоя, вглядываясь в берег. Там, где должна быть гряда холмов и круглая каменная «причуда» над портом, нет ничего похожего. Нет ничего и там, где полагается быть пирсам с дамбой посередине и эспланадой отелей позади. И там, где каменные дома обступают подковой залив и вдалеке маячит Комплекс. Курорт, на который я смотрела, определенно был другим местом.

   Я посмотрела на север. Там простиралась возвышенность с бухтой под склоном и мельницами по краю плато. Дорога петляла зигзагами меж летних домиков, лепившихся к утесам над бухтой. По плато, внедрявшемуся большим срезанным углом далеко в море, от скалистого подножия восходили зеленые потоки, под маяком, что стоял на самой вершине.

   Бухта была с моей стороны, длинная насыпь, вымощенная бетонными блоками, с которых рыбачили парни. На защищенной от ветра стороне виднелись лодки рыбаков.

   К югу от «Мирабель» высился утес, за ним изгибалась дуга пляжа, переходящего вдалеке в скалистый берег. Над пляжем виднелись крыши баров и ресторанов, а за их телеантеннами – туманные очертания зеленовато-черных невысоких холмов с белыми пятнами вилл, разбросанных повсюду, как кости.

   Я посмотрела на многоквартирные дома. Виден был каркас одного такого незаконченного строения в четыре этажа с лестницами.

   Я поплыла к берегу и остановилась, едва почувствовала, как ноги коснулись дна. Вернувшись в гостиничный номер, умыла лицо и наложила отшелушивающую маску с огуречным соком. Прилегла, давая маске подсохнуть.

   Просто лежала и смотрела в потолок, наблюдая игру света. Это были уже не дрожащие серебряные чешуйки – это были отсветы заката. Когда маска высохла, я встала перед зеркалом, поддела край тонкой пленки и потянула ее со лба вниз, пока с лица не отслоился вывернутый слепок носа и щек. Я швырнула его в унитаз и спустила воду.


   Когда я вышла в открытом топе, вечерний воздух был очень чист. Белый луч маяка описывал круг за кругом, но меня, шагавшую в теплом сумраке по набережной, привлек другой свет, мерцающий за садами позади домов. Там пульсировал луч стробоскопа, и я пошла на него.

   Музыка далеко раскатывалась эхом по руслу высохшей реки. Стробоскоп отправлял свои послания с верхушки ветряной мельницы, вокруг которой построили клуб. В темноте казалось, что съехавшиеся к нему машины одного цвета. Неоновое табло рекламировало диджеев, исполняющих эмбиент до шести утра, – DJ Sacaea и The Spook Factory Night. Охранники то и дело открывали перед посетителями огромные железные ворота. Я окинула взглядом скалы, над которыми поднималась сливочно-бледная луна, и вошла в клуб.


   Утром я лежала обнаженная поверх простыней, наблюдая мерцающие отсветы на потолке. Снизу доносился звон столовых приборов, плеск волн на песке. Я вытянула руку и повернула водонепроницаемые часы циферблатом к себе. Свесила ноги с кровати и села со вздохом.

   Вечером после салата и фанты на террасе я пошла по долгой дороге, отделявшей курорт от деревни. Фонари были украшены флагами и лентами цветов национального флага.

   Ближе к центру деревенские улицы становились такими узкими, что можно было, высунувшись из окна, взяться за руки с соседом из дома напротив. Звуки путались, плутая в бесчисленных закоулках, – гадай не угадаешь, откуда донесся шепот.

   Я увязалась за процессией, которая, выйдя из деревни, направилась через сухие пустоши к селениям Бедного Иисуса и Святого Михаила на Небесах. Шествие, возглавляемое барабанщиками, двинулось вверх по крутому холму к ярко-белой часовенке. И я карабкалась по тропинке между острых скал и оливковых деревьев. Хотя солнце уже садилось и веяло прохладой, дышала я тяжело. Никто не разговаривал, и видно было, как снизу от бухты по дороге идут и идут люди.

   Было темно и дымно от факелов, которые несли мужчины. Позади факельщиков семенили маленькие девочки в черных кружевах рука об руку с девочками в белых кружевах.

   Самый сильный с виду рыбак скрылся за дверью часовни, над которой было выведено: «Все горы – Голгофа» – на разных языках.

   Бледная статуя Пресвятой Девы в отрочестве, наряженная в тяжелое кружевное платье с бубенцами, выплыла из часовни на троне, в паланкине, который покоился на плечах рыбака. Она была с меня ростом. Я вгляделась в ее лицо, когда она проплывала мимо.

   Процессия двинулась за паланкином вниз по каменистой тропе. Здесь, вдали от улиц, разливался мрак. Лишь свет факелов освещал путь сквозь низкую поросль. За факельщиками шествовали барабанщики.

   Когда мы вступили на узкие деревенские улочки, местные девочки-подростки стали тянуть руки с балконов, пытаясь коснуться статуи. Возле приюта для слепых я заметила, как старые дамы в черном ощупью пробираются по стенке в свете факелов. По тому, как эти старые слепые женщины держат голову, по их теням на стене, видно было, что они напрягают слух, ловя звон бубенцов на кружевном платье.

   Процессия достигла бухты, и статую поднесли к новомодной, модерновой постройке. Это была рыбацкая церковь со складчатым бетонным фасадом.

   Фигуру девочки установили в дальнем приделе. Когда взгляд скользил к потолку, на глаза попадалась полоска голубоватого стекла, пущенная по верху стен. Лунный свет, проникая сквозь нее, бросал цветной отсвет на лица. Крыша была выпуклой, из лакированных деревянных планок, сходящихся над головами к балке, выгнутой на манер киля. Крыша эта представляла собой основной корпус рыбацкого судна в сто футов высотой. Из-за того, как скупо сочился свет, казалось, что ты уже утонул, ушел на дно, в самую глубину, а живые люди остались наверху.

   Зазвонили церковные колокола, и процессия хлынула наружу. Значительно прибыло людей с факелами. Над скалами на фоне луны ударил фейерверк. Ракеты взлетали с рыбацких судов, пришвартованных кругом в чаше бухты.

   Лицо девочки освещалось разноцветными вспышками ракет, разрывающихся в небе. Ее водрузили на огромный плот, украшенный мишурой и свечками под стеклянными колпаками. Плот был оснащен радиоуправляемым мотором. Рыбаки проводили его до выхода из бухты, он плавно скользил по волнам, унося ее, сидящую так прямо.

   Когда она отплыла дальше в море, кто-то из мужчин нажал кнопку. Плот задымился, вокруг основания фигуры заплясали языки пламени.

   Плот сгорел очень быстро. Огонь полыхал в темноте, отбрасывая на воду длинную размытую дорожку света. Пламя завилось спиралью, добравшись до ее волос, затем плот опрокинулся в облаке пара и затонул.

   Я было пошла на стробоскоп ночного клуба, но потом повернула к гостинице.

   Всю ночь слышались залпы фейерверка и шорох волн на песке.

   Решив окунуться на заре, я наблюдала, как девушки в масках плавают кругами – пытаются увидеть обожженный лик, взирающий на нас со дна морского.

* * *

   Я выглянула из окна гостиницы: бетономешалки, подвешенные к кранам, болтались высоко в воздухе над темнеющими строениями, чтоб не украли. Ниже вдоль линии горизонта мелькали самолеты.

   Все еще не разобрав шмотки, я сидела на краю кровати, когда в дверь постучал этот редактор, Том Боннингтон из издательства. С ним была женщина. Он сказал:

   – Привет! Приятно наконец с тобой познакомиться.

   – Привет! – отозвалась я.

   – Как номер, в порядке? – спросил он.

   – Ага, изумительный, спасибо.

   – Что ж, это – Сьюзен. Она у нас по части дизайна. Хотела бы перекинуться словечком насчет обложки.

   – Обложки? – переспросила я, окидывая взглядом кровать.

   – Для романа.

   – А-а! Ну да.

   Эта самая Сьюзен заулыбалась и, позабыв даже поздороваться, выпалила:

   – Я считаю, что ты написала изумительный дебютный роман. Очень-очень жесткий. У меня есть кое-какие соображения по обложке, которые мы могли бы позже рассмотреть.

   – Как отпуск? Весело провела время? – спросил Том.

   Я обернулась в его сторону и кивнула.

   Сьюзен вставила:

   – Каждые несколько лет я стараюсь вырваться на юг. Посмотреть, что изменилось. Весь вопрос в том, как выкроить время, верно?

   Я поддержала:

   – Ага.

   – А ты бывала в Альгамбре, в Гранаде? – не отставала Сьюзен.

   – Что за музыку там играют? – уточнила я.

   – Там не играют, – опешила Сьюзен.

   – А-а…

   – Это дворец в мавританском стиле, – пояснил Том.

   – Я бывала только там, где играют рейв.

   Мы немного помолчали. Том ударил кулаком о ладонь и продолжил:

   – Что ж, Морверн, я подумал, может, выберемся куда-нибудь вечерком? В ночной клуб закатимся, а?

   – Машина есть?

   – Нет. Мы подумали, вдруг выпивать будем, – растолковала Сьюзен.

   – Ну да, – протянула я и шмыгнула носом.

   – Или ты предпочитаешь остаться здесь и побеседовать о книге? – вставил Том.

   – Не-не, просто я, типа, немного на мели, – вырвалось у меня.

   – Что, прости?

   – Ну, не при деньгах, врубаетесь?

   – А-а! Ты о деньгах…

   – Ага, типа, поиздержалась.

   Том рассмеялся из дальнего угла гостиничного номера, я уставилась на него, а он выдал:

   – Конечно же, издательство может раскошелиться на пиццу и напитки.

   – Я как раз подумывала, нельзя ли стрельнуть у вас пятнашку или двадцатку до возвращения домой? А там разойдемся.

   – Ну, а как у тебя с билетом на поезд? – озаботился Том.

   – Это бесплатно: у меня приемный отец работает на железной дороге.

   – Как, прости?

   – Мой приемный отец работает на железной дороге, так что члены его семьи ездят бесплатно – он машинист.

   – А-а! Понимаю. Льготный билет, так?

   – Льготный? Ну, бесплатный.

   – Что ж, конечно, я могу одолжить тебе двадцатку, – порадовал Том.

   – О, тогда порядок! Просто здорово, очень мило, – затараторила я.

   – Вряд ли ты много получаешь в своем супермаркете, – встряла Сьюзен.

   – Ну что ж, вот, – проговорил Том, извлекая две десятки из бумажника, набитого купюрами и разноцветными кредитками.

   – Большое спасибо. Том.

   Том погнал дальше:

   – Я знаю, аванс за книгу был невелик, но это всегда можно исправить. Работаешь над чем-нибудь новым?

   – Прости?

   – Работаешь над новым материалом?

   – Материалом?

   – Остаток суммы за книгу ты получишь в конце лета, когда она выйдет, затем, к концу финансового года, придут роялти.[12]

   – Роялти? – промямлила я.

   – Да. Существуют еще дополнительные права. В Штатах это семьдесят пять процентов, если вообще что-либо получается, – просветил Том.

   А Сьюзен вставила:

   – Знаешь, как говорят, да?

   Я обернулась и посмотрела на нее.

   – Время покажет, насколько писатель велик, а роялти – насколько он популярен.

   Том и Сьюзен засмеялись. Я кивнула. Они изъяснялись так, что в их болтовне смысла было не больше, чем в трепе местных на курорте, но я быстро смекнула, что вполне можно обходиться всякими там «угу» и «м-м-м», кивками, смешками и прочим.

   Мы спустились на лифте в коктейль-бар, где я заказала себе и Сьюзен по «Саутерн комфорт» с лимонадом. Том взял пиво, и бутылку ему обернули салфеткой. На стойке были запросто расставлены блюдца с вишенками на шпажках для коктейлей и шоколадными конфетами. Я была голодна, поэтому стала отправлять в рот вишенку за вишенкой, пока в блюдце не осталась лишь кучка шпажек. Оторвав глаза от ягод, я увидела, что эти двое смотрят на меня как ястребы. Улыбнулась и сделала им ручкой, продолжая пережевывать вкуснющие вишенки – набила их полный рот. Отнесла выпивку, а вернувшись за своей, прихватила блюдечко с конфетами.

   – Вы бы видели, какой у них в фойе большущий бак с рыбами. И верите ли, здесь даже маникюрный салон есть, – сообщила я.

   Повисло молчание, а я тем временем разжевала конфетку, превратив ее в подтаявший комок, собрала шоколадную кашицу на кончике языка и зажала, как начинку, между двумя еще твердыми конфетами – соорудила небольшой такой шоколадный сандвич. Те двое все таращились на меня, тогда я сделала глубокий вдох и заговорила:

   – Понимаете, я с книгами валандаюсь из-за того образа жизни, который они несут с собой, врубаетесь? Писатели сидят себе, покуривают или все ходят кругами в поисках вдохновения. Именно такой образ жизни меня устраивает. Это куда как лучше, чем в супермаркете ишачить. Вставать в самую рань по холоду, зная, что до пенсии еще тридцать девять лет трубить. А когда пишешь, можно просто забить на все. В окно там выглянуть, чашечку кофе сварить, принять ванну.

   Они оба подались вперед и кивали. Я предложила сигаретку, но они не курили, и я прикурила «Силк кат» от золоченой зажигалки.


   Мы выпили еще по одной, потом вышли из отеля на улицу. Том пытался поймать такси, но мимо как раз катил двухэтажный автобус, и я вскочила в него – никогда на таком не ездила. Им тоже пришлось забраться, и они все никак не могли успокоиться, бухтели, что на автобусах не ездят, совали под нос такси-карты – такие штуки, с которыми можно раскатывать на таксомоторе, даже если денег нет. Мелочи заплатить за проезд у них не нашлось – только десятки, так что я должна была раскошелиться на три билета.

   Когда автобус остановился у ночного клуба, две женщины, по виду уборщицы, вышли перед Томом и Сьюзен. Обе кивнули водителю, но не в проход – туда-то ведь водитель не смотрит. Они кивнули в большое скругленное зеркало, с помощью которого водитель наблюдает за дверью. Сьюзен сказала: «Спасибо вам, водитель» – и сошла, осторожно так. Я кивнула в зеркало.

   Том провел нас внутрь. Музыка была расчудесно громкая, как на приличной шотландской вечеринке. Диджей смикшировал Dreamfпsh с другими звуками. Я пошла отрываться по всему танцполу, прежде чем Сьюзен заказала выпивку на круг.

   Локти прижаты к груди, пальцы сдвинуты, я отступила в сторону, выжидая, когда снова вступят ударные. Вывернула щиколотки и устремилась сквозь лазеры. Отличное место в этой вещи – как ее? – Earthworm, сработанной Spiral Tribe Sound System. Я остановилась, прикурила «Силк кат» от золоченой зажигалки и, раскачиваясь из стороны в сторону, продвигалась неровными шагами вперед, пока не докурила до фильтра. Какой-то парень подвалил ко мне и что-то сказал, но я просто отвернулась. Бросила окурок и снова прижала локти к груди.

   Когда я села за столик, вся была в поту. Он стекал по рукам из-под жилетки. Нам уже принесли бутылку шампанского, заказанного Сьюзен, я перегнулась через стол и крепко обняла ее. Том повесил мне на шею пять светящихся свистков – их здесь выдавали каждый раз, как заказываешь выпивку, а за бутылку шампанского они получили целых пять. Музыка была жутко громкая, мы только и могли, что улыбаться друг другу, поднимать пластиковые стаканчики и наблюдать за танцующими.

   Том что-то передал Сьюзен, и она кивком показала мне на туалеты.

   Пришлось ждать, пока освободится кабинка, а когда дверь открылась, оттуда вышли, смеясь, две девчонки. Я закрыла дверь, и мы вынюхали толику белого порошка, что был у Сьюзен. Я подняла ногу – показать ей блестящее колено. Подсветила золоченой зажигалкой, чтобы оно заискрилась, а Сьюзен просто смотрела, не говоря ни слова.

   Когда шампанское было выпито, мы двинулись в другой клуб. Там не играл хаус – только всякие двенадцатидюймовки да ремиксы. Парень за стойкой открыл нам, что хозяин разжился черным мрамором для бара у каменотеса, который делает надгробия, – больше нигде раздобыть не мог – и, если потрогать обратную сторону плиты с краю, где я стояла, можно нащупать надпись. Я сунула пальцы под стойку – и вот она. Мы облокачивались на могильные плиты.


   Том отвез нас на такси в такое место, где допоздна подавали еду. На заднем сиденье я почувствовала себя так чудно. Жар то приливал к лицу, то отливал, если я на нем сосредоточивалась, оставляя лишь легкое головокружение. Будто волна какая по мне пробегала, губы немели, а я поворачивала голову то так, то этак, пытаясь разглядеть в зеркальце свое загорелое лицо. Отражение было не тем, какое я ожидала увидеть. Опять накатил жар. Я тряхнула левой рукой и сделала глубокий вдох.

   Мы выкарабкались из такси. Прямо возле нас маячил военный мемориал. Я стала громко читать слова, выгравированные на нем: Изер, Лос, Аррас, Лилль, Струма, Вими, Гуль, Монс, высота 60.

   – Замечательные кликухи дают здесь людям, – сказала я.

   – Прошу прощения? – стормозил Том.

   – Клички у этих погибших солдат классные были, – разжевала я.

   – Это не клички, а названия мест сражений.

   – А-а…

   Заведение называлось «Рассвет», и мы заняли столик у двери. У них там было странное правило: на каждый фунт, потраченный на выпивку, должно приходиться два фунта на еду. Около пары дюжин нетронутых порций картофеля фри стояло на нашем столике и вокруг, на полу и на свободных сиденьях. Мы все укушались в зюзю. Том пользовался кредиткой, покупая очередную порцию выпивки и картошки, которую я протягивала людям, как только они входили в двери.

   Том и Сьюзен сыпали вопросами, а я пожимала плечами, присосавшись к бутылке пива. Они сами себе и отвечали, спорили между собой. Они не рассказывали историй – просто что-то обсуждали.

   Когда Сьюзен попросила Тома не тявкать, чтоб она наконец разобрала, что я говорю, прозвучало:

   – Одно скажу: там, на курорте, с парой тысяч фунтов, счастье давалось так же легко, как первый вдох утром. – Вот что услышала от меня Сьюзен.


   Заря уже занималась, когда мы вышли из этого самого «Рассвета» и пошлепали по улице. Должно быть, мы порядочно отъехали от аэропорта, потому что самолеты здесь летали выше. Галстук Тома сбился набок, а пиджак оказался на плечах Сьюзен.

   На пути нам попалась церковь. Я прижала палец к губам, показывая им: тс-с!

   Внутри было темно, свечи горели только в глубине, где шла реальная заутреня.

   Том и Сьюзен вдруг затеяли обниматься. Пиджак Тома сполз с плеч Сьюзен и упал на плиты каменного пола. Ее задница взгромоздилась на эту штуковину со святой водой. Вошла пожилая женщина и жутко разозлилась на этих двоих за то, что ей пришлось протискиваться за ними, чтобы обмакнуть пальцы в святую воду и перекреститься. Она даже буркнула что-то обжимальщикам на иностранном языке.

   Я намочила пальцы и перекрестилась, затем посмотрела в проход, наблюдая за пожилой женщиной: какое колено надо преклонять? Красивый черный священник как раз начинал причащать. На его коже отражалось пламя свечей.

   Том и Сьюзен увязались за мной по проходу. Я преклонила колено и скользнула на скамейку. Эти обезьяны сделали то же самое и уселись рядом. Когда народ стал вставать, я поднялась первой, Сьюзен была сзади. Я взяла ее руку.

   Перед нами стояли две юные иностранки с рюкзаками. Я смотрела, как облатки ложатся на их маленькие остренькие язычки.

   Я встала на колени и, когда священник коснулся моей головы длинным тонким пальцем, закачалась, будто вот-вот в обморок упаду. На долю секунды крепко зажмурила глаза, затем ощутила на языке вкус облатки. Том и Сьюзен и тут собезьянничали, а потом потащились за мной обратно, к подушкам за скамьями. Я встала на колени, крепко-накрепко зажмурила глаза и немного помолилась.

   Снаружи совсем рассвело.

   – О, это было так жестко, очень-очень тяжело, – все твердила Сьюзен, цепляясь за руку Тома.

   Мы перешли дорогу, и я просто стекла на станцию метро. Отдернула занавеску на фотобудке, и мы все втроем, смеясь, втиснулись туда. Том стал выгребать из кошелька фунтовые монеты, а я ссыпала их в подол своей короткой юбки и пыталась засовывать в щель. Замелькали вспышки. Мы покатывались со смеху, строили рожи, изворачивались, чтобы влезть в кадр втроем, прижавшись щеками. Долго так развлекались, пока Том монеты не рассыпал. Я сгребла их кроссовками в кучку и отправила все в щель. Снова запульсировали вспышки.

   Сьюзен вывернулась и коснулась моего блестящего колена. Я откинула голову назад, а она поглаживала ее, сидя на колене Тома, так что мои волосы, свисая, касались ее лица. Еще одна рука подобралась и поползла вверх по моей ноге с внутренней стороны. Я почувствовала вкус облатки во рту. Треск, вспышка. Обе мои ладони взметнулись вверх и уперлись в пластиковый плафон лампы на потолке. Сердце у меня бешено колотилось, а Сьюзен проговорила, затихая:

   – О боже, это так тяжело.

   Я было принялась рассказывать про рейвы Spook Factory, но тут лицо Сьюзен резко побледнело. Изо рта и носа у нее вырвалась блевотина – прямо Тому на туфли. И снова вспышка. Я попыталась поднять Сьюзен, но дотянула лишь до уровня камеры, которая теперь только ее, блюющую, и снимала. Следующий выплеск был такой силы, что ударил в стекло, закрывающее камеру.

   Том утешал ее, сюсюкал, а рвота стекала по груди и животу Сьюзен на его брюки.

   Я вышла из кабинки: целая серия фотографий грудилась на полу. Я подняла их, выбрала самые дикие, а остальные засунула обратно. Мне надо было поспеть на ранний поезд, а моя сумка все еще валялась в отеле.


   Поезд полз на запад, потом на восток сквозь вечер и прочь от Центрального пояса. Вплоть до пересечения с окружной железной дорогой поезд вел тамошний машинист.

   Состав, следующий обратно в порт, должен был пересечь окружную дорогу в семнадцать сорок по пути вниз. И дальше уже портовому машинисту предстояло вести поезд по-над озерами, через железнодорожный узел, вверх к узким горным долинам, через перевал, в дальний его конец, за холмы, а там – по круговой в порт.

   Вагон, в котором я ехала, был прицеплен сразу за локомотивом. Он дернулся и замер на полустанке. Кругом стояла тишина, только под вагоном слегка поскрипывало да булькала неподалеку мелкая речушка.

   Вдалеке прокричал гудок и послышался шум локомотива. Совсем близко в кабине промелькнул Колл. Поезд замедлил ход и остановился возле меня.

   Я подхватила сумку, рванула к двери вагона, потом опустила окно. Начинало моросить. Колл шел по платформе, впереди него носился кругами Вуфит, его пес.

   – Колл!

   – Морверн! О тебе только и разговоров в городе. Куда, черт побери, ты запропастилась? Ты ведь возвращаешься?

   Я открыла дверь и сошла.

   – Ты звонила? Про Рыжего Ханну знаешь?

   – Что, на пенсию подался?

   – Ах, Морверн! Ты что, ни разу не звонила? Иди же сюда, иди! Большие белые вожди прихватили его. Приостановили выплату единовременного выходного пособия и пенсии из-за дисциплины.

   Я посмотрела на Колла. Какая-то волна пробежала по мне. Мы стояли рядом с локомотивом у двери кабины. Колл дернул серебристую ручку и толкнул дверь. Вуфит запрыгнул первым. Колл взялся обеими руками за поручни и вскочил в кабину. Я быстро взошла по ступенькам и захлопнула за собой дверь. Колл скинул свою большую кожаную сумку на засаленный пол за местом машиниста. Я села на второе крутящееся кресло.

   Колл сказал:

   – Эти черти прислали ему уведомление в ту пятницу. Обвинили его в том, что он будто бы выпил две порции имбирного пива с лагером днем после ночной смены, перед тем как вышел в свой последний рейс.

   – Два имбирных с лагером, – проговорила я.

   – Обрыдаться можно, как глупо, да-а, – протянул Колл, расправляя на полу газетные листы, на которых тут же свернулся калачиком Вуфит.

   – Конечно, в управлении знают, что под Новый год происходило кое-что похлеще, – заметила я.

   – Знаю, лапа. Меня самого внесли на локомотив. Только любят они подложить свинью старым коммунякам да профсоюзным деятелям. Мило подставили Рыжего Ханну. Сущий бред, но управление на все закрывает глаза, когда им удобно, – ворчал Колл, открывая пластиковьш контейнер, разворачивая банку с собачьей едой и вываливая немного в миску – Вуфит тут же жадно набросился на угощение.

   Колл достал серебряную табакерку и сделал себе самокрутку. Я прикурила «Силк кат» от золоченой зажигалки, потянулась и дала прикурить Коллу.

   – И давно ты уже в самоволке? – спросил Колл.

   – Неделя и шесть дней завтра будет. Про работу мою что-нибудь слышно?

   Колл вскинул брови:

   – Не слишком там ладно, Морверн. Прихвостень позвонил Рыжему Ханне уже на третий день.

   – Тс-с! – произнесла я.

   – Где, черт побери, тебя носило? – полюбопытствовал Колл.

   Я пожала плечами:

   – Танцевала да на пляже валялась, пока деньги не кончились, потом ночь провела в Лондоне.

   – Что ж, все хорошо, пока молода, – засмеялся Колл, подошел к двери за моим сиденьем, открыл ее рывком, высунулся наружу, ожидая сигнала смотрителя. – Это нам, – объявил он.

   Хлопнув дверью, Колл вернулся к месту машиниста, уселся в кресло. Рука его нырнула вниз, и гудок взревел глухо у нас под ногами. Он вдавил рукоять, выпустив воздух, выходивший с шипением, затем перевел другой рычаг вперед, и позади нас завыл мотор. Двигатель помещался в соседнем отсеке, и гул в кабине стоял такой, что не до разговоров было. Колл полностью сосредоточился на большом перегоне вниз по перешейку. С разговорами пришлось бы погодить и на всем пути в порт, на подъездах к которому локомотив порой, из-за большого угла наклона, взвизгивает тормозами так громко, что страх берет, потом гудит ровно, спускаясь с холма и неся нас по долинам, стучит себе колесами: так-так-так.


   Я хотела что-то сказать, но в этом не было большого смысла. Нас трясло на долгом прямом перегоне перед перевалом. Вуфит поднялся с подстилки, я налила ему воды. Колл двинул ручку. Зашипели цилиндры над ветровыми стеклами, приводя в движение стеклоочистители. Я поглядела на гостиницу с башенкой на самом верху лестницы; позади нее кладбищенская аллея вела к Зеленой церкви, осыпавшей под дождем лепестки на траву. А впереди была платформа Фоллз, где с гребня горы низвергались водопады, но издали казалось, что на хребте развели множество костров. Ветер дул так свирепо, что водопады задувало вспять, за край хребта в облаках.

   Мы продвигались на восток к Бэк-Сеттлмент, потом на запад, пока не оказались позади Комплекса, а дальше вниз, в порт, по длинному отрезку мимо сигнальной будки. Обеими руками я опустила окно. Порт вокруг бухты выглядел как обычно. Кабину слегка качнуло, послышалось шипение, когда Колл толкнул ручку тормоза. Мы проносились вдоль края платформы. Я развернула кресло, наклонилась и подхватила сумку. Вуфит вскочил, закружился, помахивая хвостом. Локомотив замер, издав напоследок слабый гудок, когда Колл дернул вниз красную ручку, с которой краска почти облезла, на стене позади него. Я открыла дверь кабины. Вуфит выскочил из локомотива и принялся обнюхивать пассажиров, которые толпились у ворот, где Зиппер проверял билеты. Я спрыгнула на платформу.

   Колл стоял в двери кабины и окриками отгонял Вуфита от пассажиров. Потянув носом воздух, Колл изрек:

   – М-м-м, единственно, когда эти механизмы хорошо пахнут, так это после твоего визита, Морверн Каллар.

   Я засмеялась:

   – Метнусь, пожалуй, к дому. Спасибо, что подбросил.

   – А, делов-то! Беги себе и отыщи наконец того мужчину.

   – Он будет на месте.

   – Не удивлюсь. Береги себя, проказница.

   – Ты тоже. Пока, Вуфит! – Я присела и потрепала пса по загривку.


   Я пересекла площадь и посмотрела вверх. Еще не поздно было заглянуть в супермаркет.

   Миновав парковку, я двинулась сквозь раздвижные двери, мимо журнала приходов и уходов. Сирена, в полном одиночестве сидевшая на кассах, повернула голову и уставилась на меня. Я открыла дверь, ведущую наверх, к женской раздевалке и офису Прихвостня. В раздевалке никого не было. Я отомкнула свой шкафчик, отодвинула в сторону нейлоновую форму и скатанные в комок колготки. Вытащила школьного фасона туфли и внимательно осмотрела полку. Сгребла косметику, пузырек парацетамола и витамины и отправила все это в сумку.

   Пройдя дальше, я постучала в дверь Прихвостня и вошла.

   – Ну-ка, ну-ка, поглядите, кто к нам пожаловал! Наша загорелая супермодель, – изрек Прихвостень.

   Повисла долгая тишина.

   – Не собираешься ли поведать, почему опоздала на две недели? – спросил Прихвостень.

   – На тринадцать дней, – поправила я.

   – Не я один пострадал от этого – ты знаешь, Морверн. Весь отдел страдает из-за отсутствия одного члена коллектива.

   – Я не член.

   – Не умничай.

   – А я и не умничаю. – Я закашлялась.

   – Где ты была?

   – А вот это не ваше дело. Просто скажите: мне приступать и где? Потому что если нет, то на кой я тогда в вашем офисе торчу?

   – А сама ты как думаешь?

   – Ясно.

   У дверей офиса всегда стоял стул из оранжевого пластика. Им-то я и запустила через весь офис. Задняя ножка задела стол, раздался дрожащий звук, и стул отскочил в угол комнаты. Прихвостень забился под стол, выкрикивая что-то про полицию.

   – Забейся под камень, из-под которого выполз, Прихвостень! – выпалила я и рванула дверь с такой яростью, что она врезалась в полки с папками.

   Я вышла на парковку, прикурила «Силк кат» от золоченой зажигалки под одним из фонарей и перешла эту самую Блэк-Линн, «то течет под портом.

   Дождь сеялся в ночи сквозь ореолы фонарей. Я зашла в «Хэддоуз», попросила маленькую водочки и отсчитала немалую часть тех денег, что ссудил мне тот самый Том со Сьюзен.

   Чуть не бегом проскочила мимо видеопроката, Сент-Джонз и «Феникса». Парни на машинах кружили по портовым дорогам, локти наружу. Я откопала в сумке ключи от дома.

   У двери на коврике валялось семь каталогов из магазинов моделей на юге и конверт с чудной маркой, адресованный мне. Я все подобрала и бросила на Его стол. Поставила компакт-диск De Devil Dead Ли Перри, высушила волосы и скрутила их на затылке во французский пучок. Включила обогреватель и водогрей.

   Я забыла прихватить что-нибудь, чем водочку разбавлять, а холодильник, конечно, пустовал – хоть шаром покати, так что пришлось мне открыть бутыль сладкого вина и его мешать с водкой. Еще нашлась банка консервированного картофеля. Я ее открыла, слила жидкость и стала запихивать картофелины в рот одну за другой. Пережевывая их, пялилась в черноту окна.

   Когда вода нагрелась, я хлебнула еще напитка, немного отдававшего болотом, разделась перед огнем, стоя в мокрых джинсах на одной ноге и стягивая штанину с другой. Побрила ноги, понежилась в ванне, вытерлась насухо, изведя все чистые полотенца. Под влиянием экстатической музыки преклонила колени на блестящих половицах и помолилась с жаром. Вскочила и принялась расхаживать в величайшем возбуждении. Поставила вместо De Devil Dead другой диск Ли Перри – From The Secret Laboratory. Перескочила вперед, сразу на шестую дорожку. Теперь и с молитвой дело пошло на лад. Когда я закончила, меня трясло от мертвецкого холода.

   Я оделась, достала из шкафа кожанку и натянула ее. Выпила еще водочки, схватила зонтик и метнулась на улицу.


   Я жалась под зонтиком, ветер рвал его из рук, по краям дрожали капли.

   У телефонной будки я закрыла зонт и проскользнула внутрь. Номер в Комплексе не отвечал. Я позвонила Ви Ди в Бэк-Сеттлмент.

   – Это Морверн.

   – Морверн, ты где? Отец из-за тебя волнуется, будто ему своих проблем мало.

   – Я дома.

   – Мы думали, тебя похитили или еще чего стряслось.

   – А он где?

   – Да там, в порту. Я сказала, чтоб он не волновался. Мы справимся. Ты на работе была?

   – Ага. Выгнали.

   – Ох, Морверн! – вздохнула она и засмеялась. – Что же с вами, Калларами, делать? Может, подвернется какая-нибудь работенка в отеле до окончания сезона?

   Телефон запищал, требуя еще одной монеты. Я уставилась в потолок.

   – Морверн?…

   Я аккуратно повесила трубку, послушала, как дождь барабанит по крыше, толкнула дверь. Коротким путем добралась до каменной «причуды», стараясь не растянуться в потоках грязи. С верхней площадки лестницы Иакова поглазела на порт и рыбацкие суденышки у причала. Попробовала разглядеть то место за Комплексом, ближе к горам, где перевал уходит на запад, к деревне за электростанцией, но увидела лишь облака, бегущие над оранжевыми огнями уличных фонарей.

   Спускаясь по лестнице Иакова, я старалась огибать лужи. Вода хлестала с утеса выше. Лавочки стояли пустые – ни одной целующейся парочки. Я посмотрела вниз на темную улицу под утесом и тусклые огни дежурного заведения Рыжего Ханны – «Бара политиков».

   Я толкнула дверь, стряхивая воду с рукавов кожанки. Все оборачивались и провожали меня взглядами, пока я шла к холодильной камере, где мясник Пови хранил свои припасы и куда «политики» поставили бильярдный стол – больше он никуда не влезал. Я просунула голову в дверь: вокруг стола топтались пятеро мужиков, двое играли. Один из зрителей отводил в сторону большой шмат мяса, свисавший с крюка, чтоб игрок мог хорошо прицелиться. Остальные дышали на руки.

   – Глянь, стриптизерша! – ляпнул парень в спецовке.

   – Ты чего? Это ж девочка машиниста, – сказал другой.

   Я отошла к стойке:

   – Рыжий Ханна был здесь сегодня?

   – Да он уж который день не заглядывает, – произнес голос позади меня.

   Я оглянулась. Там сидел старик, совсем седой, на глазах слезы – он их все промокал платочком. Впрочем, старый был далек от рыданий, на столе перед ним стояла двойная порция.

   – Я – Тод Столб, а ты – Морверн, дочь Рыжего Ханны, работаешь в супермаркете, да?

   – Больше уже не работаю. Так вы его видели?

   – Давненько не видывал. Это не в его духе – так долго пренебрегать нами.

   – Есть хоть подозрение, где он может быть?

   – Ни тени. Ты б лучше приземлилась здесь да порадовала старого дурака. Чем себя побалуешь?

   – Не пойдет. Я не смогу ответить тем же.

   – Да садись ты! Рыжий Ханна с меня шкуру спустит, если узнает, что ты здесь была, а тебя не угостили. Это ж вечер клуба Буднего дня. А ну-ка, принесите девушке с потрясным загаром выпить!

   – «Саутерн комфорт» и лимонад, пожалуйста, – заказала я.

   – Чего? – не понял бармен.

   – «Саутерн комфорт».

   – Такого не держим.

   Я посмотрела на бутылки:

   – Тогда «Свитхарт стаут», пожалуйста.

   Я присела возле Тода Столба. Из-за дверей морозильной камеры неслись возгласы – парни делали ставки.

   Ввалилась толпа народу – сплошь молодняк, мокрые до нитки, с пакетами. Тод Столб подтолкнул меня локтем:

   – Глянь! Клуб Буднего дня.

   Народ разместился на скамейке и принялся разделывать перочинным ножиком буханку и большой блок плавленого сыра.

   Тод Столб говорит:

   – Кормим пять тысяч. Не перевелся еще дармовой супчик в этих краях. Они же все на пособии, так что мы все вносим по пятьдесят пенсов и, когда приходит время вечеринки, устраиваем себе небольшое угощение.

   Один из старших в клубе Буднего дня выкрикнул:

   – Это что, твоя внучка, Столб?

   – Нет, дочь Рыжего Ханны.

   – Что ж теперь, революцию устраивать? Мы поддержим, только это дело вам, молодым, проворачивать надо.

   – Ага, мы за тебя постоим, – подхватил Тод Столб.

   Я кивнула.

   – Ты не отца своего ищешь, дорогуша?

   – Его.

   – Что, не слышала новость? Знаю, где ты его наверняка найдешь сегодня. Как и добрую половину других «святош Вилли».[13] Все они сегодня на соседней улице. В «Западню» стриптизерш пригласили, так все железнодорожники там. Каково, а? – засмеялась пожилая женщина.

   Один из парней, торчавших в морозилке, вышел и говорит:

   – Так что, я колпаки снимаю?

   – Ага, – кивнул бармен.

   Парень из морозилки встал на длинный ряд сидений и начал отвинчивать стеклянные плафоны с ламп над ними. Еще несколько местных принялись ему помогать.

   – Зачем это? – спросила я.

   – Чтоб можно было на сиденьях плясать, когда начнется самый разгул, – объяснил Тод Столб.

   – Правда? – хихикнула я.

   Парни в морозилке прекратили игру и уложили бильярдные шары на полу в треугольник. Малый в спецовке вытащил из-за пазухи хорька, позволил ему соскользнуть с руки на руку, затем сунул в среднюю лузу бильярдного стола. Хорек метнулся в углубление, а парни делали ставки, споря, из какой лузы он вынырнет.

   – Вот, – сказала я, вручая пожилой хранительнице казны пятьдесят пенсов.

   Она протянула мне толстый ломоть хлеба с сыром:

   – Ты сделала недельный взнос.

   – Хорошо, – кивнула я, впиваясь зубами в ломоть, и допила свое пиво.

   Я понемногу отогревалась среди всей этой болтовни.

   – Пойду, пожалуй, – пробормотала я, поднимаясь.

   – Ну что ж, надеюсь, ты разыщешь его, – напутствовал Тод Столб.

   – В тот же час на следующей неделе, – напомнила женщина из клуба Буднего дня.

   – Заметано, – подтвердила я.

   – Значит, увидимся на следующей неделе, если революция не грянет, – хохотнула женщина.

   – Ага, если не грянет.


   Выставив перед собой зонтик, я выскочила от «политиков» и направилась за угол, к дамбе. Ветер свистел, и море билось о стену, перехлестывая через нее, поэтому машины огибали самый опасный участок, где на дороге валялись водоросли и ящик для рыбы. Окна пекарни были усеяны брызгами, и пара служителей, стороживших вход в «Западню», надели зюйдвестки вдобавок к шерстяным пальто.

   – Оставь надежду, всяк сюда входящий! – выкрикнул один из служителей.

   – Всегда так поступаю, – бросила я в ответ.


   Внутри было битком набито и жутко душно. Все были здесь, обычные мужики, обычные парни с обычными лицами и обычными задницами.

   – Эй, загорелая худышка на длинных стройных ножках! – прокричала Ланна.

   Я обернулась: она протискивалась сквозь толпу с подносом выпивки.

   – На работу уже заходила? – выдохнула она.

   – Ага. Похерила ее с концами.

   – Где ж тебя черти носили? По рейвам?

   – Ага.

   – Как там выше по побережью?

   – Чудно. Там прикольнее. Бывали мгновения просто сумасшедшие.

   – Как ты возвращалась?

   – Недалеко от моего курорта был аэропорт. Регулярные рейсы в столицу и прочее. Все просто, когда есть деньги.

   – Сколько-нибудь осталось?

   – Нет, что ты. Забыла наше обещание?

   – А, да, – засмеялась Ланна.

   – Ни за что не возвращайся с отдыха, имея хоть пенни в кошельке. Я все спустила. Пришлось даже занять пару монет у этих ребят в Лондоне.

   – У парней?

   – Да идиоты они.

   Ланна обронила:

   – У меня плохие новости.

   – Знаю, с Коллом ехала.

   – Ты о чем? – не поняла Ланна.

   – Про то, как Рыжего Ханну наказали.

   – Нет-нет, я о другом. Бабуля Курис Джин умерла на следующий день после нашего отъезда на курорт.

   Я бросила взгляд на Ланну, довольно долго молчала, а потом выдавила:

   – Я хочу сказать, как это случилось?

   – Просто не смогла встать как-то утром с кровати. Моя мама просидела с ней всю ночь, пока та не преставилась. Бабуле было за девяносто.

   – Какой ужас, – вздохнула я.

   – Где ж ты была, Морви, когда мы в тебе так нуждались? Могла бы хоть позвонить.

   Я кивнула, соглашаясь, и произнесла:

   – Этого не объяснить. Там так чудно, так прикольно. – Я покачала головой, подняла глаза и спросила: – Отца не видела?

   – Он здесь, – сообщила Ланна.

   – Где же?

   – Здесь, – повторила она, кивая на поднос с напитками.

   – А-а… – произнесла я.

   – Я хочу сказать, ты была далеко, когда он в тебе нуждался, – заметила Ланна.

   Я последовала за ней. Рыжий Ханна сидел за маленьким столиком. Едва завидев меня, вскочил, смеясь, и чмокнул куда-то в щеку.

   – Загорела малость, – пробасил Рыжий Ханна.

   – Ага, – подтвердила я.

   – Новости уже слышала?

   – Я ехала с Коллом. Сама, считай, работу потеряла. Это факт. Завтра пойду и получу расчет.

   – Послушай, Ланна могла бы пожить у тебя. Я бы подкидывал вам деньжат. Это же все временно. Профсоюз будет сражаться до последнего. – Рыжий Ханна улыбнулся подружке.

   Ланна предложила угоститься «Регалом», я вытянула сигарету из пачки и дала всем прикурить от золоченой зажигалки.

   Установилось долгое молчание, я пускала дым.

   – Ну, вот, – промямлила Ланна.

   – А, да, – протянул Рыжий Ханна.

   Он уже изрядно насосался, но все ж плеснул из своей пинты в пустой бокал, а Ланна подвинула мне его через стол. Я кивнула. Волна какого-то чувства начинала разливаться по мне.

   – Расскажи Морви о стриптизерше, – предложила Ланна.

   Рыжий Ханна начал:

   – Это просто безумие. Были только мужики, около сотни. Хиферен и Панатайн, Мокит со своими сумасшедшими приятелями-рыбаками. С острова мужики подтянулись и сыновей с собой взяли. Она вышла, и, кроме шуток, Горбылю пришлось прекратить это.

   – Как так? – удивилась я.

   – Они реально готовы были ее изнасиловать. Девчушка была в ужасе. Зеленая – твоего с Ланной возраста. Горбыль взобрался на сцену и велел парням в первых рядах держать себя в узде, а то никаких больше девушек. Тут, конечно, чуть ли не восстание началось. Все эти рыбаки орали: «Она что, монашка? Монашка?» Горбыль приказал им не распускать руки. Ну, рыбаки свистят и шипят. Тут появляется Панатайн, поворачивается спиной к сцене, трясет головой и – вот псих! – давай скидывать с себя одежду, а потом садится опять за свой столик у сцены. Приятели Панатайна, понятно, в покатуху. Ты ведь эту братию знаешь – сплошь на каких-то наркотиках сидят. В общем, они все тоже давай разоблачаться. Человек тридцать их, все голые у сцены. Когда вышла девушка выделывать свое под музыку, парни не особенно-то и смотрели на нее, а мужики просто сидели, абсолютно в умат, играли в карты и болтали, будто она невидимка. А Панатайн даже поднялся и принес выпивку. Ничего более сумасшедшего ты не видела, а девчушка не могла врубиться, что это за дурдом такой.

   – Жаль ее, – кивнула я.

   – Э-эх! Где еще такой порт сыскать, – протянул Рыжий Ханна.

   Я повернулась к Ланне:

   – Курис Джин что-нибудь говорила перед смертью?

   – Говорила ли она что-нибудь? – переспросила Ланна.

   – Ага.

   Ланна задумалась:

   – Чудно как-то. Мама сказала, прежде чем лечь спать, она все твердила одно и то же, вновь и вновь.

   – А что, твоя мама помнит?

   Ланна посмотрела на меня:

   – Не-а, ведь Курис Джин говорила по-гаэльски, а моя мама не знает гаэльского.

   На меня почему-то накатила новая волна чувств, посильнее прежней. Рыжий Ханна двинулся за выпивкой. Вернулся с двумя порциями «Саутерн комфорт» и лимонада, но порция Ланны была двойная.

   – В туалет схожу, – объявила я.

   Заперлась в кабинке, села на унитаз, спрятав лицо в ладонях, и дала волю чувствам. Пока я продиралась обратно, они отпрянули друг от друга.

   Я села, уставилась в пол между ног. Заметила, что и Ланна сидит в той же позе. Сглотнула, шмыгнула носом – аж мурашки пошли – и попросила:

   – Ссуди тогда нам пятерку, я закажу выпивку.


   Упившиеся вусмерть и промокшие, мы втроем возвращались домой мимо видеопроката, Сент-Джонз, «Бейвью» и «Феникса». Ланна повисла на руке Рыжего Ханны. Она вдруг остановилась и подождала, пока я подтянусь. Закинула мне руку на плечо и говорит:

   – Морви, можно мы у тебя заночуем? А то Ви Ди постоянно звонит в Комплекс. Никакого покоя.

   – Ага. Поступай как знаешь, – бросила я.

   – Ты в порядке?

   – Угу.

   – Погоди, вот скоро перееду к тебе! Отлично заживем, – порадовала она.

   Они подождали, пока я отопру дверь и впущу их. Я включила чайник. Не успел он закипеть, как Ланна с моим приемным отцом уже обжимались на диване.

   Я свернулась у их ног перед проигрывателем компакт-дисков и поставила Unlimited Edition группы Can. Глянув украдкой через плечо, я заметила лишь задранные ноги Ланны. Заскрипели диванные пуфики, и тут заиграла Gomorrha (декабрь 1973-го).


   Рыжий Ханна встал и поплелся в туалет; послышался плеск. Ланна уселась, посмотрела на меня и говорит:

   – Хочешь, десятку одолжу?

   – Ага, хорошо бы, – пробормотала я.

   Ланна достала десятку и положила ее на стол.

   Рыжий Ханна притащился обратно. Я посмотрела ему прямо в глаза, а он буркнул:

   – Тебе ж Ванесса даже не нравится.

   Я встала, прошла в туалет и заперла за собой дверь.

   Когда вышла, звучал TV Spot (апрель 1971-го), а из моей спальни доносились смешки. Я села на диван, увидела, что Ланна оставила свой «Регал», и закурила. Потом поднялась, взяла с Его стола каталоги и письмо с той чудной маркой. Каталоги швырнула в мусорное ведро.

   Конверт надорвала и прочитала напечатанные на бумаге строчки. Бросила взгляд через комнату на полоску света под дверью спальни.

   Я снова пробежала глазами строчки.

   Положила письмо рядом с собой, у бедра, бумага затрепетала. Зазвучала The Empress And The Ukraine King (январь 1969-го).

   Я подняла письмо вновь и еще раз его прочитала.

   В два шага оказалась у чулана. Открыла дверь и стянула на пол сложенные стопкой полотенца. Обеими руками я спустила вниз старый коричневый чемодан, покачнулась и, повернувшись, села его возле магнитофона. Откинула крышку чемодана и принялась бегло просматривать коллекцию. Есть разница в том, как стукаются друг о друга компакт-диски (резко и отрывисто) и кассеты (мягко и глухо). Пластинки перекладываются со вздохом. Как часто доводилось мне класть пластинку из Его или своей коллекции в чемодан. Иногда я совала туда и кассету или компактный диск.

   Я вытащила свою банную сумку из дорожной. Подошла к столу, залезла под него и сунула вилку в розетку. Набрала на экране Его компьютера: «Уехала рейвоватъ. Не беспокойся обо мне. Все здесь распродай. Морверн». Звучала Connection (март 1969-го). Я выключила проигрыватель, вынула компакт-диск, положила его в футляр и бросила в чемодан. Защелкнула замки и попробовала поднять его. Ничего, вот только кассеты о дно стучат.

   Достав письмо от Его адвоката, я пропустила кусок, касающийся перевода денег на мой счет, и всю эту лабуду насчет налогообложения. Там еще говорилось, что я должна сообщить адвокату Его последний адрес. И о том также, что они могут консультировать меня насчет вложений, поскольку у конторы многолетний опыт по части дельных советов. Я нашла то место, где обозначалась сумма, которую налоговое ведомство в конце концов позволило им перевести на мой счет.

   Взяла из шкафчика плеер и положила его в карман кожанки. Даже не оглянулась – просто потянула ручку двери, как могла мягко, а потом просунула ключи внутрь через щель для почты.


   Дождь падал стеной, улицы были пустынны, но я шла бодро. Капли стучали по кожаной куртке и чемодану. Мои часы показывали около трех.

   Добравшись до банкомата, я сунула в щель карту и проверила баланс. Он перевел на меня наследство своего отца: сорок четыре тысячи семьсот семьдесят один фунт семьдесят девять пенсов.

   Я затрясла головой, смахивая капли дождя, которые падали с крыши. Сняла дневной лимит в двести пятьдесят фунтов. Обвела взглядом пустынный порт. Волны всё бились о дамбу.

   В полпятого утренний подкидыш компании «Альгинат» довезет меня до концессионных земель, где я смогу пересесть на автобус из Центрального пояса. Несколько дней проведу в Лондоне. А пока надо было убить больше часа. Я стала взбираться по лестнице Иакова под дождем, к «причуде», странному сооружению из камня, глядящему на порт сквозь тучи брызг. И по-прежнему ничего было не разобрать за тучами в той части перевала, где раскинулась Его деревушка.

* * *

   Впервые вернувшись на курорт, я села на балконе снятой мною квартиры и наблюдала, как меняется свет на море. Я-то думала, вот переберусь сюда жить и стану обрабатывать воском ноги и линию бикини. Затем меня осенило: с воском возятся лишь для того, чтобы сэкономить время и не брить их каждое утро, но, в конце концов, время стало той вещью, которую я могла тратить на себя, так что теперь я брила ноги каждое утро.

   Говорят, ногти быстрее растут летом и некоторое время после смерти. Теперь, когда отпала необходимость горбатиться в супермаркете, мои ногти выглядели великолепно. По утрам я удаляла кутикулы, затем подрезала заусеницы.

   Первые дни, боясь пропустить хоть мгновение прекрасных восходов и закатов, я сидела на балконе – доводила до совершенства свой загар и наносила основу для лака на ногти на руках. Проходил час, и я снимала слой основы, перекрашивала ногти, удаляла лак и опять наносила, просто так, ради самого ощущения.

   Я пользовалась жесткой стороной пилочки для ногтей, обрабатывая ногти на ногах, и дольше держала на них средство для удаления кутикул. Вставляла между пальцами разделители и наносила основу, два цветных слоя и один защитный. Я использовала тот же лак, что и для ногтей на руках: медная слива и фуксия.

   И пока я всем этим занималась, звучала музыка – неслась из новехонькой стереосистемы «Сони HCD D109», приобретенной с доставкой. В придачу я получила бесплатный тостер, утюг и фен, но стояла слишком жаркая погода, чтоб пользоваться чем-либо из этого.

   Я все больше слушала рейв, всякие сборники: Room 208, записанный FSOL, Orbital и Computer Love группы Kraftwerk. По утрам я ставила Cucumber Slumber группы Weather Report из их альбома Mysterious Traveller или заглавную композицию из альбома Брайана Эно Here Come The Warm Jets. Специально для купания я записала девяностоминутную «пленку солнечного света»:



   После сидения на балконе кожу стало пощипывать. Над порами высыпала тьма крохотных пузырьков, не больше булавочной головки. По плечам и – что еще хуже – на бедрах, где каждое утро их срезала бритва. Через неделю краснота, оставшаяся на месте этих пузырьков, перешла в цвет начищенной бронзы, а когда я стала загорать подолгу, сквозь увлажняющий крем, наносимый по всему телу, проступил мощный золотой загар. Легкий загар необходимо поддерживать, по несколько минут подставляя себя солнечным лучам каждый день. Иначе вы не сможете купаться часами и жариться на пляже. А уж когда все ваше тело становится бронзовым, можно заявляться на рейвы в очень коротких одежках.

   Мое тело сделалось таким смуглым, что, сжимая в руке стакан, я замечала: ладонь кажется розовой, как у младенца, а проходя мимо зеркала, говорила себе: надо же, молоко, что я пила, выглядит бледным на губах.

   Что-то библейское было в пути, ведущем от моего жилья к пляжу, в том, как свирепо обрушивались на него лучи солнца. Пыльная тропа тянулась мимо римского ирригационного водовода к лимонным и абрикосовым деревьям. За кипарисами топотал пастух, пасущий коз, позванивали крохотные бубенцы на козьих шеях.

   Я замерла, вслушиваясь в звон козьих бубенчиков, достала из портсигара сигарету «Собрание блэк рашен» и прикурила ее от новой зажигалки. Пускала кольца дыма. На щиколотках осела пыль. Я встала на одну ногу, послюнила палец и провела чистую влажную линию на коже. Сероватая пыль застыла в пузырьке слюны.

   Перейдя дорогу, я двинулась вдоль баров и ресторанов по кривой обсаженного пальмами променада к террасе, где и столы и стулья были клетчатыми. В такой ранний час все столики в тени тента оставались свободными. Я кинула пляжное полотенце на клетчатый стул, чтоб избежать соприкосновения обнаженных ног с пластиком. Поставила рядом пляжную сумку и села, не снимая солнцезащитных очков.

   На пляже уже наблюдалось оживление: семьи, одинокие отпускники, супермены в тугих плавках, тучные старухи в черных закрытых купальниках с выводком внуков; официантка из ночной смены, топлес, спящая под взятым напрокат зонтиком. Дети выстраивались как на парад вдоль кромки прибоя, то устремлялись вперед, то отступали подобно волнам, прибивающим игрушки и спасательные пояса к замкам из песка. Ребята шумно шлепали ладонями по мячу и взмывали над волейбольной сеткой. Вдали за буйками раскатывали парочки на водных велосипедах. Какая-то девушка с разбегу влетела в море и плюхнулась на свой лиловый надувной матрас.

   Я посмотрела поверх пляжа на море, идеальную линию горизонта. Это безупречно синее небо своей прелестью подобно глянцевой материи, которую пытаются вспороть острые лезвия парусов далеких яхт. Без лишних вопросов официантка с маленькой родинкой принесла мне обычный завтрак. Я кивнула и улыбнулась.

   Выпила горячий шоколад в два глотка, надкусив круассан между ними.

   Тесто было тяжелым и чуть сыроватым после микроволновки, внутри лежал теплый комочек шоколада. Я отхлебнула апельсинового сока, сжевала второй круассан, затем своими длинными, выкрашенными в охру ногтями очистила апельсин. Уплела его, дольку за долькой, потом прикурила от новой зажигалки очередную сигарету «Собрание» из серебряного портсигара.

   Когда я дотянула до фильтра, проступило очарование цветов: мои ногти, отливающий золотом сигаретный фильтр в пепельнице и яркие пупырчатые полоски апельсиновой кожуры. Я прикурила от новой зажигалки еще одну сигарету «Собрание», чтоб испытать чередование вкусов: табачный дым, апельсин.

   Здесь можно было наблюдать отдыхающих, в той или иной степени раздетых и двигавшихся с такой подчеркнутой неторопливостью, будто они пытались убедить себя, что действительно находятся в отпуске.

   Показалась девушка с нелепым задом и лицом ангела.

   Пожилая пара двигалась по променаду, оба были в черном и горбились так сильно, что смотрели прямо на собственные сандалии. Они перемещались медленно-медленно, и вы следили, как черная клякса растекается вперед, потом назад, от ствола к стволу, замирает в звездообразной тени, отбрасываемой острыми листьями пальм. Вот, шаркая ногами, они доползли до очередного дерева, под которым искали убежища от солнца. Остановились в тени напротив меня. Пожилая дама отлепилась от своего спутника, повернулась спиной к невысокой стене, протянувшейся вдоль променада, и присела на нее. Радом на стену приземлилась цикада. Дама сняла сандалию и с маниакальной энергией стала молотить каблуком по камню, размазывая насекомое, – все ее старое тело сотрясалось. Она не спеша надела сандалию, взяла под руку старика, и эти двое зашаркали дальше.

   Чуть позже на террасу вступил глухой с маленькой собачкой, которая все норовила цапнуть его за щиколотку. Собачонка пометалась, поворчала, покружила и затихла, когда глухой придавил поводок ножкой стула и сам плюхнулся на сиденье.

   Ему не пришлось подзывать официантку – та сама уже направлялась к столику с одинокой бутылкой пива и высоким стаканом на подносе. Глухой показал рукой на небо, официантка кивнула. Составив стакан с бутылкой на стол, она опустила поднос к ноге и удалилась мимо меня, улыбаясь.

   Видно было, как сосредоточен глухой, наливающий пиво по внутренней стенке слегка наклоненного бокала. Вот он сделал долгий глоток, и стало заметно, как ходит кадык на скверно выбритой шее, когда он глотает, раз за разом. Взгляд задерживается на скоплении мгновенно лопающихся пузырьков, сползающих вниз по внутренней стенке холодного, запотелого бокала.

   Полоска палящего солнца проползла по столу, пробившись сквозь стык в навесе.

   Глухой насыпал кучку монет на стеклянную поверхность стола. Как только он встал и двинулся к выходу с террасы, собачонка тут же принялась хватать его за щиколотки; глухой лишь двинул тростью, поддав собачке, которая зарычала на палку и все хватала ее зубами, пока они не скрылись из виду на променаде.

   Я оставила на столе две тысячи и поднялась. Жар солнца обжигал мгновенно, стоило выйти из тени навеса. Я села на бордюр у пальмы. Понаблюдала, как караван муравьев уносит останки растоптанной цикады. Сняла сандалии. Легкий ветерок тронул острые листья пальмы над головой.

   Сандалии покачивались в моей руке, когда я зашагала по горячему песку, ступая торопливо – уж очень подпекало.

   Надо было выбрать себе местечко как можно дальше от всех этих молодых мужчин, которые способны довести до ручки.

   Я раскидала ногой окурки. Под солнцем красноватый лак на ногтях казался особенно сочным на бледном, почти белесом песке, струйками осыпавшемся со ступней.

   Расстелив большое полотенце, я выложила все из пляжной сумки. Намазалась солнцезащитным кремом: «Фактор 12» нанесла на нос, «Фактор 8» – на грудь и ниже. Сняла верх купальника, вытерла об него руки, бросила к ногам и легла на спину. Погляделась в зеркальце – как там помада? – и наложила свежий мазок. Заметно было, что ни одна другая девушка на пляже не красит губы. Я поправила наушники, чтоб лучше слышать музыку для загорания. Повернула голову, прищурилась, засовывая плеер в пляжную сумку, подальше от солнечных лучей.

   Сняла солнцезащитные очки и отдалась солнцу. Зажмуришься – темнота и в ней сполохи света, чуть приподнимешь веки – все красно. За сомкнутыми веками ощущалось присутствие солнца. Когда я чуть шире приоткрыла глаза, серебряные кристаллики повисли на ресницах; я подняла руку, заслоняясь от солнца. Приставила ее ко лбу козырьком так, чтоб глаза оказались в тени и яркий свет не мешал разглядывать пальцы и ободки колец на фоне голубоватой выси, что находится в вечном движении.

   Позагорав на спине минут двадцать, я села и нацепила солнцезащитные очки. Намазала «Фактором 8» тыльную сторону ног и плечи. Перевернулась на живот и улеглась поудобнее на полотенце, поскрипывая зубами, – песчинки прилипшие к ногам, жирным от крема, перекочевали на край полотенца. Я просунула палец под плавки и подтянула их Сняла солнцезащитные очки и легла щекой на полотенце, чувствуя песчаные бугорки под ним. Пласт зноя опустился на меня. Спереди стал выступать пот. Когда я села и перевернулась, пот проступил между ягодиц и у серебристой заплаты трусиков, внизу живота. На ноги налип слой песка; я поскоблила грязь ногтем, расчистив полоску на колене. Под кожей по-прежнему вспыхивали искорки, розоватые и серебряные, но загар сделал их едва заметными.

   Я покосилась на море. Достала из сумки водонепроницаемые часы, надела их и припустила к морю.

   Плавала с час, ныряя в самую глубину, где вода холоднее, набирала пригоршни песку со дна. Напрягая слух, можно было у буйков различить звяканье перебираемых на кухне столовых приборов. Я выплыла на мелководье, встала и пошла, поеживаясь, к берегу; вода капала с лица и губ.

   Я нагнулась, подняла лифчик и надела его. Ступала по песку между загорающими и семьями, выбравшимися отдохнуть к морю. Пара парней посмотрела на меня тем самым назойливым, доставучим взглядом.

   У пальм на променаде располагались два душа. Вверху их соединяла реклама «Тампакс». Вокруг поддонов под разбрызгивателями песок был мокрым и блестящим. Под одним душем топталась пожилая дама изумительных пропорций, затянутая в черный купальник. Под другой душ мужчина пытался загнать двух карапузов. Я ждала.

   За мной пристроились две девушки моего возраста, коричневые, как кофейные зерна.

   Когда пожилая дама удалилась, я залезла под струйки. Пресная вода отскакивала от лица, стекала по ногам. Когда она вдруг иссякла, я протянула руку и нажала плунжер. Струйки забили вновь, обрушились на голову и грудь. Рядом загорелые девушки топлес подставляли блаженные, улыбающиеся лица под бурные струи. Я откинулась, массируя голову. Смыла с себя всю соль и вернулась к своему полотенцу.

   Песок облепил мокрые ступни; с кончиков пальцев и прядей срывались капельки, расплываясь на песке сероватыми кляксами. Стоя возле полотенца, я отжала волосы; брызги, разлетевшись, усеяли песок скоплениями кратеров. Когда я села на полотенце, влажные плавки сразу промочили его насквозь, до песка, а капли, скатывающиеся по рукам, уже подсушивало солнце. Я сняла часы и верх бикини.

   Посидела, обсыхая на солнце. Подмазала губы и прикурила от новой зажигалки «Собрание». Спустя какое-то время надела солнцезащитные очки и верх бикини, встала, закинула на плечо кожаную пляжную сумку и встряхнула полотенце.

   С сандалиями в руках я дошла до бордюра, присела и руками отряхнула со ступней песок. Надевая сандалии, заметила, что муравьи не оставили от раздавленного насекомого ничего, кроме двух крыльев, которые переливались всеми цветами радуги.

   Я села в кафе на стул в клеточку, и официантка, не дожидаясь заказа, принесла мне коку со льдом и лимоном; холодное стекло, все в шипучих пузырьках газа, приятно ласкало руку, державшую стакан. Я смотрела сквозь темные очки прямо на горизонт.

   С пляжа прибежала за мороженым какая-то малышня, и, когда официантка открыла крышку морозильника, видно было, как изнутри клубами повалил пар и опал.

   Я посмотрела на стакан коки, сняла очки. Лед в напитке серебрился сверху, а там, где его кубики были всего плотней, отсвечивал коричневыми и бронзовыми тонами коки.

   Когда взгляд падал на небо, было видно, что вокруг солнца оно бледнее в своей жидкой голубизне, но чем ближе к морю, тем гуще становилась синь, пока не переходила в вязкую черноту на горизонте.

   В стакане болтался уже один лед. Я оставила монету, две сотни, на столе и побрела по пыльной тропинке через сады. У гранатового дерева, возле таблички с надписями на разных языках про римский ирригационный водовод, прикурила «Собрание» от новой зажигалки. Свернула влево по тропинке к дому, где снимала квартиру.

   Оказавшись в спальне, повалялась в прохладе, слушая местную радиостанцию. Затем поднялась, поставила компакт-диск Hallucination Engine группы Material и приняла тепловатый душ, не снимая солнцезащитных очков и оставив дверь открытой, чтоб музыку слышать.

   Выйдя из душа, я намазалась увлажняющим кремом и собрала волосы во французский пучок – пусть всем будет видна моя шоколадная шея. Прикурила от новой зажигалки «Собрание» и встала перед стереосистемой так, чтобы и музыку слышать, и видеть берег за балконной дверью.

   Переоделась в рейвовую маечку из модного магазина в гавани. Надела черную юбку и новые «найки». Отсчитала сколько нужно на еду и восемь тысяч на Spook Factory. Выйдя на лестничную площадку, закрыла дверь, повесила ключи на черный шнурок костяного ожерелья и почувствовала их прохладное прикосновение к ключицам.


   Не дожидаясь заказа, официантка принесла мне еду, как обычно с остатками вчерашнего вина в бутылке из холодильника. Я села за столик в углу, у горшка с растением.

   Солнце стояло ниже, люди на пляже вытряхивали полотенца. Отпечатки ног на песке зачернила тень. По мере того как люди покидали пляж, его поверхность cтановилась все более завершенной.

   Позади меня слышался стук бильярдных шаров, с пляжа потянулись парни в футболках.

   Я кивнула и улыбнулась официантке, когда она поставила передо мной салат и хлеб. Выудила все оливки из салата, одну за другой, выкладывая косточки в ряд по краю тарелки. Я вгрызалась в маслянистую мякоть верхними резцами, и, если кому-нибудь вздумалось бы отнять у меня оливку, он разглядел бы на ней небольшие квадратные надкусы. Когда косточка оказывалась обглоданной почти начисто, я брала ее на язык и обсасывала.

   Я отпила из бокала, чтоб чередовать вкус оливок и вина.

   Кусочки стручкового перца были мясистыми, но сок их казался безвкусным. Время от времени я отправляла в рот целую картофелину в майонезе и гоняла языком, пока майонез не таял. Мягкими боками картофелина упиралась в передние зубы сзади. Я набивала рот картофелем вперемешку с латуком и жадно их поглощала.

   Как обычно, в сумерки у моря оставался только парень с металлоискателем, который обходил пляж, разгребая перед собой песок. На срезанной оконечности плато начинал вращаться белый купол маяка.

   Когда люди на променаде приостанавливались и наклонялись к меню, электрические лампочки в стеклянных абажурах подсвечивали лица, делая их похожими на маски.

   Аудиосистема в кафе выдавала Blue Blue Ocean группы Echo amp; The Burmymen. Я вздохнула и сгребла остатки латука с блюда на тарелку, затем, придерживая вилкой помидор и стручковый перец, слила заправку – павлиньи глазки оливкового масла, плавающие в уксусе, крупинки черного перца и рыжевато-коричневые прожилки горчицы – на самый крупный лист латука. Подцепила вилкой последнюю картофелину, завернула в салатный лист, аккуратно придерживая ножом. Латук хрустнул, когда я сплющила конверт ножом. Я наколола на вилку зелень, уложила поверх конвертика из латука и подравнивала края, пока на тарелке не получилась единая конструкция. Тогда я открыла рот и принялась жадно ее пережевывать.

   Отломила кусок от рогалика и сделала пять глотков вина. Обмакнула рогалик в салатную заправку и уплела его. Вот теперь я насытилась.

   Добрую порцию вина я приберегла, чтоб после еды потягивать его из бокала под «Собрание», чередуя вкусы.

   В темноте прибой был не виден, но слышен. Иногда в заливе мелькали огоньки на мачтах рыболовецких посудин.

   Пока я ела, в кафе заявилось несколько семей. На всей террасе я единственная сидела в одиночестве. Сделав еще пять глотков вина, я затянулась «Собранием». Девушка с лицом ангела шла, вся разодетая, по променаду. Огни ресторанов и неон баров отбрасывали длинные отсветы на песок.

   Компании молодых ребят рассаживались за столиками вокруг меня. Слов, которые говорились за столом, было не понять. Угадывался только общий рисунок разговора: один всех парит, голос рассказчика взлетает за несколько секунд до того, как все за столом грохнут. Вступает следующий. Те, что слушают, сидят скрестив ноги под клетчатым столом, или вертят в руках пластмассовые соломинки для коктейлей, или гоняют кубики льда по дну пустого стакана, круг за кругом, а затем разражаются хохотом, просто загибаются со смеху.

   Для меня, сидящей тихо в одиночестве, узор их разговора вплетался в ритм моря, шорох его волн в темноте. Становясь бессмысленным шумом, слова несли в себе что-то успокоительное, убаюкивающее – я даже начала клевать носом.

   Два молчаливых немолодых человека двигали шахматы по стеклянной столешнице; им даже доска не требовалась: столешница-то была клетчатая. Когда из-за соседнего столика поднялась семья, из дальнего угла к нему тотчас устремились два парня, маневрируя в проходах. Я смотрела на огни рыболовецкого судна в черном море. Через зал подскочила официантка и приняла заказ у этих двоих. Я поймала ее взгляд и протянула деньги. Не дожидаясь сдачи, встала и вышла, потому что не ожидала от парочки по соседству ничего хорошего. Прошла по изгибу променада и свернула на проблески стробоскопа, пробивавшиеся сквозь темень садов.


   У входа в клуб вышибалы поставили мне на руку штамп и пропустили внутрь через железную дверь. С порога в нос ударили запахи сухого льда и дури. На основном танцполе отрывались под Parliament – One Of Those Funky Things из альбома Motor Booty Affair. Народ поедал бургеры, сидя перед баром в сгоревших авто без дверей. Я показала на большую бутыль минеральной воды и протянула монету в пять сотен.

   Углубляясь в рейв-катакомбы по кривым коридорам, я слышала, как набирает силу трансэмбиент. Отдернула занавес и вступила в черную как смоль темноту. Можно было наверняка сказать, что звучит композиция диджея Sacaea: из бункерных закутов доносились обволакивающие басы, несущие мрачноватый изломанный ритм. Ощущалось движение воздуха, потревоженного порывистыми вихляниями тел под звуки в черноте. Забрезжил оранжевый просвет, затем взгляд наткнулся на ровный слой скуренных косяков, усыпавших ковровую дорожку, и пуфики позади колонн.

   Корабельный гудок возвестил, что сейчас врубят подсветку: девушки топлес в шортах и бусах выделывались под музыку с парнями в шортах и бейсболках. Какая-то парочка обжималась на подушках, а может, и чем другим занималась – разве разберешь в такой темноте, даже при подсветке?

   Попадались и одиночки вроде меня, потягивающие «Ред буллз». Вновь наступила темнота, после того как Sacaea просигналил корабельным гудком.

   Пошли биения гипнотического пульса. Неразличимые во тьме, ноги не прекращали двигаться по полу среди бутылок воды, тело вниз от талии подчинялось биениям и характерным басовитым звукам волынки. Порой в движение втягивались торс и руки, откликаясь на короткие электронные сигналы или мелодию, выданную синтезатором. Иногда я растопыривала пальцы. А ключи всё колотились о грудь.

   Волосы, слипшиеся от пота и минеральной воды, хлестали по лицу, так что мне приходилось снова и снова откидывать их со лба. То, что Sacaea творил с музыкой, превращало все действо в одно большое путешествие сквозь тьму. Когда мы нуждались в передышке, эмбиент помогал нам расслабиться; затем потихоньку нагнеталось напряжение, чтобы ввергнуть нас в хардкор и удерживать в жестком ритме как можно дольше, пока опять не накатит ласковыми волнами звучание синтезатора.

   Я потеряла свою бутылку с водой. Вытягивая вверх пальцы, чтобы коснуться неуловимых лучей лазера, чувствовала, что юбка, должно быть, уже собралась высоко на бедрах от этих вихляний под дробный ритм хардкора.

   Я оказалась так близко от кого-то – парня или девушки, – что в меня летели брызги пота, когда этот кто-то выбрасывал вверх руки или вскидывал голову под новый ритм. Я отступила влево. Чья-то щека прижалась к моей голой спине, ровно между лопаток. И все ж это было частью танца. Если бы не полное растворение в ритме, лицо, уткнувшееся в потную спину, несло бы в себе иной смысл. Сейчас твое тело не принадлежало тебе – оно было частью танца, музыки, рейва.

   Лицо отстранилось, чьи-то пальцы прикоснулись к моей шее, а я дотронулась до чьих-то скул и осознала, что они принадлежат мужчине, ощутив под пальцами бородку.

   Я прогнулась вперед, ожидая ласки. Наши тела ниже пояса продолжали двигаться в ритм. Никаких порицаний: он не знал меня, я – его. Я приняла поцелуй, пальцами коснулась влажного локона, свисающего за ухом, как шнурок от монокля. Чтоб удержать равновесие в поцелуе, мы отступили назад; светящаяся в темноте голая рука взяла меня за ухо. Локоть уперся во влажную мягкость женской груди. Я высвободила руку и обняла девушку. Мы танцевали втроем, пока не утихла пульсация бита. Я повернула голову и впилась глубоким поцелуем в мужской рот. Мужская рука скользнула по мне, позволяя себе некоторые вольности; я вывернулась и стала пробираться влево. Нога нащупала край ковра, но невозможно было определить, в каком конце зала я нахожусь. Я двинулась влево, но налетела на колонну, споткнулась о чью-то ногу и тут увидела свет, когда кто-то, проходя, отодвинул занавес у кондиционера. Протиснулась между двумя фигурами.

   В изогнутом коридоре стало видно, что мои ноги лоснятся от пота. Как и живот, который выглядывал из-под рейвовой маечки, – нелепое зрелище. Из-за занавеса вынырнул парень, и мы окинули друг друга изучающими взглядами. Я зашагала к туалетам. Зашла в кабинку. А когда все сделала и встала, на темном сиденье остались разводы талька. Я улыбнулась. Отмотала немного грубой на ощупь туалетной бумаги и промокнула пот.

   В коридоре оглянулась на занавес, затем посмотрела в другую сторону, где стояли фруктовые автоматы. Я направилась к автомату «Формула-1», возле которого отирался тот парень.

   – Марки? – спросил он.

   Я протянула деньги за одну. Он посмотрел по сторонам и вложил мне ее в ладонь. Я проглотила марку, прежде чем дошла до занавеса.


   В ушах гудело, стробоскоп высвечивал обратный путь через сады. Вот я миновала гранатовое дерево и свернула на променад. Прогулялась к дальнему его краю, поглядывая на толпы поздних гуляк, болтающих и смеющихся за столиками в дискобарах. В дальнем конце присела на бордюр за мерцающей рекламой пива. Пробежала взглядом вдоль прибрежной дороги к домам, которые показывала мне женщина с южным акцентом из жилищного агентства в тот день, когда я выбирала квартиру.

   Встала и переместилась выше, на камни. Смотрела, как вращается купол маяка на краю плато. Подо мной среди скал седые старики ловили рыбу. Длинные удилища крепились на рогатках, вкопанных в песок. В удочки, похоже, были вмонтированы батарейки, потому как на самом конце светились, покачиваясь в темноте, зеленоватые огоньки. Немного поодаль на раскладном столике, по краям которого шла призрачно светящаяся полоса, рыбаки установили газовую горелку. Эти трое стояли так близко к свечению, что их лиц было не разобрать. Они прикладывались к маленьким стаканчикам. Перед огнем в бутыли горело рубином вино.

   Я развернулась и пошла. В низкой поросли меж дачными домиками разливался стрекот сверчков. Я добрела до начала большого проспекта, застроенного многоквартирными домами.

   Впереди фонари освещали здание справа и часть тротуара. Стояла тишина. Я вступила в круг света. Человек сорок сидели в молчании за столами на открытой веранде. Было что-то жуткое и притягательное в том, что живые люди сидят в полной тишине, – не оторваться. Они сидели, как обычно сидят в барах и ресторанах, и официант сновал между ними с подносом, но никто не разговаривал и не смеялся. Потом я разглядела карты. Это был бридж-клуб. Шум моря слышался где-то над крышами. Некоторые из игроков стали пристально поглядывать на меня, и я пошла себе дальше.

   Ниже я свернула в просвет между двумя погруженными во мрак домами. Стоило вступить в низкую траву, как сверчки умолкали, затем принимались трещать с новой силой у тебя за спиной. Далеко впереди я разглядела пену – это на море вздымалась невысокая волна. Шум, с каким она разбивалась о берег, накатил справа. Между мной и волнами стояла непроглядная темень. Я зажмурила глаза, давая им время привыкнуть к мраку, затем продвинулась еще немного вперед.

   Показалась полоска причудливой вулканической породы с лужицами воды и окатышами крупной гальки. Как будто побережье подтаяло, а потом его вновь прихватило морозом. Вода, должно быть, застаивалась на жарком солнце, потому что от некоторых лужиц попахивало.

   Видно было, как молочный свет вычерчивает изящные тени, проникая сквозь арки гладких наростов и пузырьки диковинных выступов. Луна взошла над отвесными скалами побережья.

   Нога ушла резко вниз, я вытянула руку в черноту. Меня занесло к самой кромке воды.

   Я остановилась ненадолго, устремив взгляд в море: впереди разливались потоки лунного света. Я всматривалась в ночь, за темную череду отдаленных летних домиков. Потом стянула рейвовую маечку – ключи и костяшки ожерелья глухо стукнули о ключицу. Я расстегнула молнию и пуговицу на юбке, придерживая ее, чтоб не сползла в зловонную лужу. Вылезла из юбки, стащила с ног «найки», не развязывая шнурков. Потрогала воду кончиком ноги, вступила в море.

   Вода покрыла щиколотки, но стоило мне сделать еще шаг – и нога провалилась.

   Нужно было не двигаться с места, пока стопа не нащупает твердую опору. Я потянула ногу вверх, но тут небольшая волна ударила по коленям, и я зашаталась. Стоя в глубокой воде, нагнанной волной, я почувствовала, как голени касается тина или какие-то водоросли. Меня передернуло.

   Я отползла на корточках назад, намочив ягодицы и ляжки, одерживая равновесие, положила руку на камень и ощупывала пространство чуть согнутой в колене ногой, пока пальцы ее не коснулись чего-то плоского передо мной. Когда я перекинула туда и другую ногу и встала, вода доходила мне почти до пояса. Накатила новая волна, по толчку и характерному звуку, с каким она отбегала, можно было понять, что слева глубже. Туда я и шагнула. Слышно было, как вода стекает с плоской верхушки скалы позади меня. Я забиралась все глубже.

   Шагнула вперед. Здесь было мелковато, и тут накатил настоящий вал – ступни оторвались, и я поплыла вперед. Сердце гулко билось в груди, но эти качки – вперед-назад, вперед-назад – воды, ударяющейся обо что-то твердое, теперь не сбивали меня с ног: я ввинтилась в упругую толщу, уже не доставая до дна. Вся отдалась ночному купанию.

   Отплыв подальше, перевернулась, чтобы определить, где я. Слышно было, как вода бьется о камни; никаких огней – только луна, над острыми скалами и на волнах, по которым я плыла. У меня вырвался смешок. Я перевернулась, легла на спину и отдалась во власть воды, чувствуя, что ключи и костяшки ожерелья свесились с шеи на спину под волосами, что и они движутся с водой, дергая голову назад.

   Все было соткано из тьмы. Моя грудь выступала над маслянистой черной поверхностью. Я вытянула пальцы ног, так что луна вставала ровно между грудей. Позволила себе еще глубже уйти под холодную поверхность воды, скрывшей уши, чтобы смотреть прямо в ночное небо. Скатерть его была сервирована звездами.

   Я притопила ноги. Нагота под черной водой. Ноги болтаются в бездне подо мной, в вышине зияют проколами смазанные точки звезд, а между всем этим я, малость обдолбанная.

   Глубоко втянув воздух, я резко нырнула вниз в ночную воду. Толкнулась еще раз, меня обступили студеные толщи, сдавило уши. Я распахнула глаза в ничто. Соль щипала, а я, похоже, крутилась на месте, поэтому выпустила воздух из легких, чтоб прекратить подъем, и, когда пузыри исчезли, наступила тишина. В ушах запищало; я раздвинула ноги пошире, резко запрокинула голову и выбросила вперед руки, чтоб продолжать погружение в эти слои холодной и плотной воды. Шум ударил в барабанные перепонки, и жидкость стала соскальзывать с меня; я оказалась на поверхности: теплый воздух на лице, звуки земли, и все в лунном свете.

   Я поплыла обратно. Сердце колотилось в ребра. Я плыла быстро, широко загребая руками. Раз – и рука в гребке врезалась в какую-то поверхность, соскользнула назад со всплеском, в котором слышалось что-то пугающее. Дыхание вылетело из груди со свистом, я стала резче толкаться.

   Что-то коснулось груди, я перевернулась, громко ворча. Плечо уперлось в острую выпуклость. Камень! Я обнаружила, что могу встать. Сплюнула и рассмеялась. Двинулась вперед, а когда вылезла на мелководье, где воды было по колено, согнулась, переводя дыхание, руки на бедрах.

   Я раскачивалась из стороны в сторону, пробираясь между диковинной формы камней, залитых луной, которая играла и на моей влажной коже. Звякнули ключи на шее.

   После ночного купания я выбралась на берег много выше того места, где входила в воду. Отыскала свою рейвовую маечку. Вытерла об нее руки, натянула ее на себя через голову. Надела юбку и «найки». Я тряхнула волосами и запустила в них руку, чтобы проверить, сильно ли они спутались и слиплись от соли.

   Кроссовки немного хлюпали, когда я пустилась в обратный путь по лунным камням, держа курс на трескотню сверчков. Я перешла на противоположную сторону проспекта, но игроки в бридж уже большей частью покинули веранду.

   Я прошла мимо рыбаков, свернула на тропинку, идущую вдоль кипарисов и под гранатовым деревом. Блеснул луч стробоскопа; сквозь бетонный остов недостроенного многоквартирного дома заглядывали маяк и луна. За садом виднелось еще что-то. Краешек гигантского голубого глаза излучал бледное свечение. Я пошла через рощу лимонных и абрикосовых деревьев. Впереди показался верх бетонного экрана ночного кинотеатра для автолюбителей.

   Среди деревьев витали ароматы, исходившие от грубых, кожистых листьев, которые казались черными в тени, где я стояла.

   Громадные бледные губы девушки, готовые к поцелую, казалось, были обращены к небу; и свет, отраженный от экрана, играл на листьях. Я развернулась к морю. Было слышно, как у меня капает с волос. Я закрыла глаза в этой тиши и просто дышала. Вот уже три дня я не спала, чтоб прочувствовать каждое мгновение этого счастья, о котором и мечтать не смела.

* * *

   Следующая заря застала меня бродящей по садам, где поспевали плоды. Черные летучие мыши носились над головой. Небо быстро меняло цвета, вдоль всей цепочки вилл слышалась перебранка собак.

   Кучки облаков садились на море, прижимаясь к горизонту, и краешек солнца над соснами на дальнем мысу был сплошь цитрусовым. Солнце скользило вверх над мимозами, пока тучка над морем не заклубилась, тая, и свет хлынул потоками на воду. Низ тучи прорвался, а полоска неба в розоватых, а потом пурпурных разводах превратилась в персиковый купол. Повсюду на зелени заискрились капельки серебра. Летучие мыши пропали.

   Под темными кронами вокруг стволов лежали кругами упавшие с дерева апельсины. Я продрогла в тени. Потянулась и сорвала с дерева плод, потом еще два и пошла, прижимая их к себе двумя руками. Моя длинная тень обгоняла меня. Я подняла глаза: неопалимая купина пылала футах в десяти от меня. Апельсины выпали из рук на траву.

   Это солнце позади меня освещало дерево.

   Прекрасное дерево в цвету умирало, задыхаясь под слоем радужного перламутра – пары тысяч раковин прилипших к ветвям улиток.

* * *

   Я шла крадучись, завороженная, затем рванула было, надеясь перемахнуть пересохшее русло, но не рассчитала или просто не сдюжила после всех этих рейвов, ну и полетела, выставив вперед руку. Раскрытая ладонь ударилась о камень, и я почувствовала, как два длинных ногтя, отогнувшись назад, сломались, как раз когда мое сияющее колено пропахало землю.

   Я сразу вскочила. На бедре краснела глина. Под ноготь большого пальца набилась земля, а с подушечки свисали бледные обрывки кожи. Небольшие ссадины на ладони кровоточили. Два ногтя болтались себе свободно – стоило мне встряхнуть рукой, как они спорхнули на землю.

   Длинная струйка крови зазмеилась, вытекая из узкой поперечной царапины на сияющем колене; видно было, как кровь подбирается к краю «найка». Я попыталась улыбнуться и смотреть перед собой, но белые иглы света вонзились в оба глаза. Я шагнула вперед, вытянула пред собой раненую руку, чтобы нащупать путь между деревьев, но от вида крови накатила тошнотворная слабость, увлекая меня сквозь взрывы белого в барабанную дробь падения. Я повалилась на землю да так и осталась лежать.


   Я увидела атлас облаков в небе и издала тихий смешок, который обернулся кашлем. Попыталась медленно встать. Я пришла в чувство, и ключи были при мне. Меня трясло, живот подводило от голода. Я сделала несколько осторожных шагов, не глядя на рассеченное колено. «Еще чуть-чуть. Пожалуйста!» – сказала я вслух.

   Проковыляла мимо ирригационного водовода под гранатовое дерево. Запрокинула голову и, прищурившись, посмотрела на него Кожура на плодах полопалась, они раскрылась, ярко-красные зерна рассыпались на солнце. Тучи мух роились над раскрытыми плодами, лопнувшей кожей и блестящей плотью. Это было похоже на небольшой взрыв, словно какие-то изуродованные существа свисали с гранатового дерева.

   Я сумела дотянуть до конца дорожки у тротуара и многоквартирного дома. Когда выворачивала из сада, что-то яркое привлекло мс е внимание. Малиновая крапинка перемещалась по иссохшему дну водовода – муравьи тащили один из моих обломанных ногтей.

* * *

   В колючем холоде ночи сквозь пар дыхания блеснули стоп-сигналы машины, и подвезший меня водитель, дав гудок под мостом, покатил к узловой станции, не включая поворотных огней.

   После того как он умчался, я сделала шаг вперед, проломив ледяную корку на лужице смерзшейся грязи. Я втянула ртом воздух и задержала дыхание: слушать, слушать.

   В стороне порта возле железнодорожного полотна тусклый свет сочился сквозь запотевшие окна сигнальной будки. В другом направлении уходили в темноту ровные линии рельсов. Шпалы заиндевели от мороза.

   Я ухватилась за край ограды, перевалилась через нее и спрыгнула в кусты, наплевав на шум. Скорее съехала, чем сбежала по крутой насыпи, осыпая перед собой лавины шлака и мертвой, пожухлой листвы.

   Приостановилась у основания насыпи лицом к полотну, посмотрела направо, налево, повернулась и зашагала прочь от сигнальной будки, в темноту, к перевалу. Чтоб меня не было видно на фоне белесых от мороза шпал, я держалась возле самой обочины, шла понизу, там, где был свален каменный балласт.

   Дальше по ходу прямого рельсового пути мои ноги гулко протопали по мостику, перекинутому через небольшой поток. Я скользнула взглядом по ноздреватому, изрытому ямами льду у берегов. Осмотрелась: луны видно не было. Я поддернула лямки, поудобнее пристраивая рюкзак на спине, и вышла на середину путей, прежде чем двигаться дальше.

   Шпалы были скользкие и лежали слишком часто, чтобы ступать с одной на другую; впрочем, перешагивать через одну тоже было неудобно.

   Отмахав с милю, я уже входила на перевал, и, хотя этого было не видно, как раз надо мной лежали овечьи зимовья. Я проследовала по S-образной кривой к тому месту, откуда влево уходили предгорья.

   Под порывом обжигающего ветра повернула голову вбок, спасаясь от холода и прислушиваясь, не идет ли вечерний поезд.

   Я уже значительно углубилась в перевал. Странная машина сползла вниз по крутой насыпи, и свет ее фар выхватил из темноты черную воду залива, тени метнулись по обледенелым шпалам. И тут я услышала.

   Дизель шел, набирая ход, от платформы Фоллз, где располагался бар «Турбины», в двух милях отсюда. Я вгляделась в темноту, где лежала дорога, затем осторожно стала спускаться по насыпи, стараясь не оступиться, впрочем, не слишком и круто было.

   Присела, повесив рюкзак на сук и упершись ногами в другой, пониже. Я так устала на этой холодине, что глаза сами закрылись.

   Я дернулась спросонья, слегка клюнула носом, и земля затряслась подо мной, как когда-то песок под Курис Джин.

   Насыпь задрожала, я привалилась спиной к стволу, спустив ноги на землю. Собиралась закрыть уши руками, но отчего-то передумала. Локомотив еще прибавил ходу, приближаясь ко мне. Такой визг стоял. Когда же я медленно повернула голову, стало видно, как пламя, вырываясь из трубы, пляшет над крышей дизеля и потрескивает, как снопы искр вылетают из-под глухо стучащих вагонных колес. А в конце послышалось шипение. Я встала, распрямилась, дернула вверх по насыпи в темноте, на полотно, и поспела как раз вовремя, чтобы разглядеть, как вильнули, скрываясь за дальним поворотом, красные задние огни.

   Я повернула и повила прямо вдоль полотна. Ветер вынуждал двигаться большими шагами, засунув руки в карманы кожанки и наклонив голову. Порой я спотыкалась на неровностях балласта, однажды запнулась о какие-то обломки шпал, сваленные в кучу у дороги. Потом пошла между рельсами, махнув рукой на то, что шпалы скользкие, и расстояние между ними неудобное для ходьбы, и приходится то и дело оглядываться, на случай если на путях нарисуется еще какой-нибудь поезд, помимо обычного вечернего.

   Я приостановилась и прищурила глаза, вглядываясь сквозь деревья, но так и не смогла разглядеть фонарей вверху впереди, где находилась платформа Фоллз, и вообще никаких огней внизу, где располагался бар «Турбины».

   Я шла и шла, вглядываясь в даль, туда, где полагалось быть виадуку, но по-прежнему не наблюдала ничего похожего на огни маленькой безлюдной станции.

   Сквозь пряди волос у моего плеча можно было различить внизу фары еще одной машины.

   Я находилась уже гораздо ниже железнодорожной линии, потому что видела очертания навеса над платформой Фоллз за виадуком. Однако до меня не доносился шум водопада. Я стояла рядом с ним, но шумел только ветер в верхушках деревьев в нижней части железнодорожной насыпи.

   Взойдя на первый пролет короткого горбатого виадука, я сверлила глазами темноту, пыталась разобраться, что там с водопадом, и тут увидела.

   Весь утес с его уступами превратился в одну громадную наклонную стену льда. С виадука видны были ряды сосулек, свисающих в темноту.

   Меня всю передернуло. Я прошла до конца виадука, ухватилась за край темной деревянной платформы, подтянулась и закинула на нее ноги, еще больше извозив джинсы. Вытерла руки о штаны.

   Поперек темной воды трепетала какая-то ленточка. Это был дым из трубы бара «Турбины», впрочем, никаких огней я и теперь не увидела, а до закрытия было еще далеко. Хоть я и шла пешком последние три мили от того места, где меня высадила попутка, это не могло занять слишком много времени.

   Держась за перила, я спустилась по извилистой тропинке от платформы Фоллз на главную дорогу. Ни огонька не горело ни в здании бара, ни ниже, на автостоянке у электростанции, ни на наплавном мосту, где дорога пересекала шлюзы. Я попыталась разглядеть что-нибудь выше, где начинался тоннель в горе. До меня донесся славный запах горящего дерева. Я взобралась по ступеням бара «Турбины». Потопталась у двери в нерешительности, затем толкнула ее.

   Яркое пламя плясало над парой бревен под большим медным дымоходом в центре заведения, этим-то огнем и освещался бар. Углы заливала тьма, повсюду лежали длинные тени, отблески пламени дрожали на пустых табуретах и торцах столов.

   И ни души. Я подошла к квадратному, сложенному из кирпича очагу погреть руки. Распахнутая настежь дверь захлопнулась за мной. Я глянула за стойку бара, всмотрелась в тени: никого.

   Сняв рюкзак, я прислонила его к стойке и отчетливо почувствовала, что дует в спину. Затем послышался едва различимый голос, тогда я протиснулась сквозь открытую дверцу за стойку и просунула голову в заднюю комнату. Там стоял ряд стальных пивных бочек, и голоса доносились явственнее. Дверь на улицу была распахнута. Я подошла к ней и выглянула наружу.

   Спиной ко мне стояли трое, чьи фигуры едва угадывались во мраке. Они просто стояли и, похоже, смотрели вверх, на горы. Когда глаза привыкли к темноте, я увидела, что так оно и есть. Двое мужчин и молодая девушка с любопытством разглядывали гору. Видно было, как пар вырывается изо рта того, что переминался с ноги на ногу ближе ко мне.

   Неожиданно мужской голос произнес:

   – Должно быть, весьма тяжело.

   – Пойдемте внутрь! Холодно же, – сказала девушка с южным акцентом.

   Ближний ко мне мужчина обернулся, и я кашлянула.

   – Иисусе!

   – Кто это? – спросил другой мужской голос.

   – Простите, – выдала я.

   Все трое уставились на меня, выглядевшую, мягко говоря, странно; да и волосы, наверное, подрастрепались.

   Двое мужчин так и продолжали пялиться, а девушка, что стояла поодаль, протиснулась между ними, топтавшимися на бетонной дорожке возле какой-то насыпи, которая доходила им до груди.

   – У нас электричество вырубили, – сообщила девушка, подойдя ко мне вплотную и заглядывая в лицо чуть прищуренными глазами.

   – А-а… – протянула я.

   – Ну, идемте внутрь, что ли, пока насмерть не замерзли, – скомандовала девушка.

   Так как я была первой в цепочке, мне пришлось развернуться и возглавить шествие гуськом обратно мимо стальных пивных бочонков за баром и через открытую дверцу стойки в зал.

   Пока мы так шли, я буркнула:

   – Простите, я, типа, голоса ваши услышала. В баре свет не горит, темно. Не понятно, открыты вы или нет, что происходит.

   Девушка направилась к кассе. Видно было, как она проверяет, все ли на месте, прежде чем подойти и встать у огня со мной и теми двумя. Мужчины были в спецодежде с логотипом электростанции. Тот, что полысей, закашлялся, потер руки и говорит:

   – Чертовски холодно, да?

   – Ага, – кивнула я.

   Мужчину снова разобрал кашель.

   Менее лысый кивнул в сторону полок:

   – Там, наверху, у плотины. Плохо дело. Снег. Слишком много снега навалило, раз такие перебои. Совсем хреново, похоже, если нас отключили.

   Я кивнула.

   – Да они через полчаса всё наладят, – возразил другой, глядя на девушку мимо меня.

   – Ага, полчаса максимум. Им просто нужно переключиться на аварийный источник питания, но кому-то придется в таратайке наверх тащиться, чтоб проверить подстанцию.

   Повисла тишина. Полная тишина, ведь ни холодильники, ни другая техника не работали. Красные угольки дотлевали в очаге. Я вытянула пальцы.

   – Путешествуешь автостопом? – спросил тот, что стоял рядом, кивая на мой рюкзак.

   – Ага. Типа того. Работу ищу, по правде говоря.

   – Работу? – переспросила девушка.

   – Ага. Может, слышали чего?

   – Фью! Не сезон теперь. А специальность какая-никакая у тебя есть? Студентка, что ли? – спросил лысоватый.

   – Не-а. Возьмусь за что угодно. Я хочу сказать – за что угодно, но не в порту. Ходила тут по деревням. А как насчет этих открытых разработок? Ведутся ли они по-прежнему на… – я забыла это специальное слово, но потом вспомнила, – на перешейке?

   – Перешеек. Открытые разработки. Aгa, ага, все еще ведутся.

   – Говоришь, только не в порту? Не хочешь там работать? Так ты, типа, снижаешь свои шансы в здешних краях.

   Менее лысый вставил:

   – Единственная работа для девчушек на разработках – это шваброй махать. Там сейчас две сотни человек пашут, но обычно за такую работу берутся пожилые женщины.

   – А как насчет завода «Альгинат»? – продолжала я.

   – «Альгинат»? Да его уже три года как закрыли. Ты из этих краев или как? – поинтересовался лысоватый, внимательно ко мне приглядываясь.

   Я кивнула:

   – Жила здесь когда-то. Давно. Я путешествовала. Путешествовала по свету какое-то время.

   Стало совсем тихо.

   Лысоватый вздохнул:

   – Да-а… Со льдом проблемы могут быть. Там у них на выходе камеры, наблюдают за тем, чтобы не было заторов из-за бревен, веток и всего такого. Они могут дать свет, если ночью водолазы поработают. Ведь воду из плотины спускают по тоннелям внутри горы. Тысячи тонн воды вращают турбины, потом вода вытекает в залив в конце этого водовода. Если вода за плотиной стоит низко, мы можем откачивать ее назад, пока энергопотребление минимальное, по ночам.

   – Идеально, да. Система эта вечность протянет. Все на автоматике. Мы же только присматриваем за ней.

   – Не сегодня, ребята, – попросила девушка.

   – Мы сделаем все возможное, если у них, внизу, какие проблемы возникнут, – подхватил другой, допивая кофе из чашки, которая стояла по левую руку от него в тени.

   – Ну что ж, смотри ходи осторожней! – изрек лысоватый и закашлялся.

   – Пока, лапа! – улыбнулся девушке другой. Первый распахнул дверь, а когда они вышли на улицу, оба уставились в небо.

   Девушка собрала кофейные чашки и отнесла их за стойку.

   – Принести тебе что-нибудь?

   – Да нет, спасибо, – отказалась я.

   Она поставила чашки в раковину или еще куда – из-за стойки не видно было – и проговорила:

   – Хорошо хоть не субботний вечер. Если б пивные помпы не работали, все эти ребята с электростанции съехали бы с катушек.

   Я улыбнулась.

   – Так ты, выходит, здешняя? – полюбопытствовала она, стоя в тени, так что я едва могла ее разглядеть.

   – Ага, здешняя.

   – О! А откуда?

   – Из порта.

   – О! А я в этих краях прохожу университетскую практику, заодно и подрабатываю. Немного дополнительной наличности никогда не помешает, верно?

   – Ага.

   – Я орнитолог.

   – Птицы.

   – Да. В частности, орлы. Здесь, в карах, круглых таких углублениях над плотиной гнездовье. Я участвую в трехгодичном проекте по наблюдению за ними.

   – Ну и как? – спросила я.

   – Возможно, они и сейчас над нами кружат.

   – Так ты и живешь здесь?

   – Да. У меня квартирка наверху.

   – В порту часто бываешь?

   – Иногда.

   – «Западню» еще не закрыли? Ну, дискотеку с кондитерской внизу?

   – Неужели ты туда ходила? Знакомому там ухо летом откусили. Все, кого я знаю, ходят в «Береговую линию» – там славно. А «Западня» – выгребная яма. Так ты работу ищешь? А чем раньше занималась?

   – Путешествовала. Путешествовала по свету.

   – А сюда как добралась? Подвез кто-нибудь из рабочих с электростанции? Кто-то из тех, кто выходит в ночную?

   – Нет.

   – Странно, что ты попросила высадить тебя здесь, не пойми где. Выбрала место…

   – Меня никто не подвозил. Так, прошлась немного.

   – Прошлась? В такую холодину? Ты смотри, будь поосторожнее.

   – Да ничего со мной не случится, – отмахнулась я.

   Девушка протянула мне начатую пачку сигарет. Я покачала головой:

   – С этим завязала, спасибо. – И добавила, озираясь: – Есть ли шанс здесь кости бросить на ночь? Деньги у меня на исходе. Так как?

   Она шумно выдохнула:

   – Ну нет. Я хочу сказать, извини, конечно, но мой дядя… Видишь ли, он довольно скоро придет, чтоб забрать выручку, и будет переживать насчет пива – насчет того, что с ним делать без электричества. Не думаю, что ему придется по душе, если я оставлю кого-то здесь ночевать.

   – Твой дядя?

   – Да, он выкупил это местечко четыре года тому назад.

   – А-а, понимаю, – откликнулась я.

   – Да. Я хочу сказать, мне действительно очень жаль. Послушай, я вот что подумала. Друг моего дяди держит гостиницу, шале у взлетно-посадочной площадки на острове.

   – На острове? – переспросила я.

   – Да. У взлетной площадки. Я хочу сказать, если ты попытаешься… Уверена, ему наверняка все еще нужны работники.

   – Я поразмыслю над этим. Послушай, есть шанс добраться отсюда на попутке – с кем-нибудь с электростанции – до какой-нибудь из деревень или как?

   – Ну… Ночная смена уже заступила. Только эти двое лодырей вечно последними приходят. Смена не раньше четырех заканчивается.

   – Охо-хо… Ну и ладно, – вздохнула я, прилаживая рюкзак.

   – Попробуй поймать попутку на дороге. В такое время хоть несколько машин да проедут к деревням.

   – Ага, пока-пока! – сказала я.


   Снаружи на холоде я достала плеер для компакт-дисков, сунула его в карман кожанки и поставила Не Loved Him Madly. Застегнула молнию кожанки и двинулась к дороге, руки в карманах.

   Мне в лицо ударил свет фар машины, ехавшей по наплавному мосту, но я не стала вынимать руку из кармана, чтобы заслониться, а просто отвернула лицо. Слышно было, как водитель перешел на первую передачу. Тени разрослись. Машина, набрав скорость, пронеслась мимо. Свет задних габаритных огней окрашивал розовым дымок, рвущийся из выхлопной трубы. Над заливом плыл туман. Видно было, как габаритные огни двинулись вниз по дороге вдоль берега, фары выхватывали из темноты лиственницы на островке.

   Я свернула на темную дорожку, ведущую обратно к платформе Фоллз, и спрыгнула прямо на железнодорожные пути. Довольно долго я продолжала спускаться вниз по прямой, заставляя себя не оглядываться. Только музыка звучала в ушах.

   Немного погодя я посмотрела вверх: что-то похожее на перышко падало прямо на меня из ночи, и тут я сказала громко, перекрывая звуки музыки: «Орлы».

   Первая снежинка упала кружась. Я опустила лицо вниз, но крупные хлопья все равно оседали на волосах, наваливая на меня ночь. Я шла вперед, не останавливаясь, хотя снег стал засыпать пространство между шпалами. Стряхивала снежинки с волос, но пальцы от этого жутко немели.

   Пытаясь освободиться от хлопьев, налипших вокруг рта, я фыркала, пробовала засунуть руки поглубже в карманы. Тряхнула головой и проглотила первый всхлип. Откинула голову назад, пытаясь восстановить дыхание, но щекочущие снежинки оседали на закрытых веках. Шмыгнув, я утерла нос заношенным рукавом кожанки и повернулась спиной к снежным зарядам, несущимся с залива.

   Я продолжала идти под черно-белым пологом неуемных небес. Рой снежинок кружил беспорядочно под аркой моста, так что укрыться можно было только под самой серединой его, а если из-за поворота с грохотом вывернет поезд, спасения не найти нигде, но я все равно подалась вперед и немного там постояла.

   И снова шла, пока пути не спустились к заливу, повторяя длинный изгиб береговой линии. Когда доиграла Не Loved Him Madly, стал слышен плеск низких волн и видны кривые ветки плавника, на которые налипал снег.

   Странно знакомым образом призрачные предметы впереди прорисовывались, обретая четкие очертания, сквозь пургу.

   Первой проступила башенка заброшенного отеля, за ней – нижние ступени лестницы. Я знала, где в темноте прячутся ступени. Опустила ладонь в снег и вспрыгнула на платформу. На верхней площадке лестницы задрала голову, высматривая башенку, но снег валил слишком густо, чтобы разглядеть белую макушку. Огни не горели нигде в спящей деревушке.

   Сквозь полосы снегопада я, щурясь, нащупывала взглядом пилоны, затем направилась к отелю, чтобы укрыться с подветренной стороны. Через окно смогла разобрать очертания предметов, упрятанных под белыми чехлами, разглядела на стене под стеклом большой муляж лосося.

   Я быстро пересекла заснеженную дорогу. На ней нигде не отпечатались следы автомобильных шин.

   По модели я помнила кладбищенскую аллею, но многое изменилось. Сквозь снег я чувствовала под ногами холмики свежих захоронений.

   Поднялась по аллее повыше и перешла на бег, когда увидела присыпанный снегом горб Зеленой церкви. Раздвинув тонкие ветки и отряхнув волосы, я вступила под ее кров.

   Каждое мое движение отзывалось гулким эхом. Густой снег лежал на вечнозеленой крыше, отгораживая это место от внешнего мира. Я зажгла последнюю зажигалку и подняла ее повыше, тени задрожали на переплетении веток над головой. Я двинулась дальше во тьму. Сделав несколько шагов по проходу, убрала зажигалку и упала на колени. Снег кружил повсюду, проникая сквозь прорези окон пожухлой беседки, но передняя скамья была укрыта от него. Там я и помолилась, потом подышала на пальцы.

   Сняла рюкзак и сменила мокрые носки на сухие – это была последняя пара. Усевшись поперек скамьи, прикрыла живот запасным джемпером. Меня била дрожь, дыхание перехватывало от стужи. Не скоро, но дрожь унялась.

   Я чиркнула зажигалкой, высекая пламя, и достала большой блокнот. Мне стоило немалых усилий не выронить ручку, пока я выводила на бумаге несколько фраз. Потом стало обжигающе горячо, и я погасила зажигалку.

   Должно быть, я стала проваливаться в дремоту, но дернулась спросонья, и ноги разъехались. Я отвернула голову, и меня вырвало на церковный пол.

   Немного погодя голова стала клониться, словно кивая, вперед. Потом я почувствовала, как ледяная капля упала мне на голову. За ней еще одна. Другая угодила на щеку и привела меня в чувство. Дурнота отпустила. Я высунула язык, и на него приземлилась славная студеная капелька. Я спустила ноги и, стараясь не вступить в блевотину, встала, выпрямилась.

   Снег таял, и капли воды срывались с веток над головой, возвращая меня к жизни. Я привела себя в порядок, надела рюкзак и шагнула наружу.

   Вышла луна. Слышно было чмоканье капель, слетающих с деревьев. Внизу виднелась заснеженная крыша гостиницы. И тут раздался громкий щелчок, жужжание. Оно доносилось из ящика на маленьком пилоне.

   Внизу, в темной деревне, кое-где засветились окна, вокруг уличных фонарей, возвращенных к жизни, задрожали розовые ореолы. Огни загорелись и в соседнем селении, далеко за концессионными землями.

   Я прижала обе руки к животу, к жизни в нем, жизни, растущей прямо там. Дитя рейвов.

   Опустив голову и стиснув зубы, я двинулась вперед, в ночь.


Примичания

Примечания

1

   Аргайлширцы – жители бывшего графства Аргайл в Шотландии, а также солдаты Аргайлширского полка, большей частью католики. Косби – солдаты Собственного королевского шотландского пограничного полка (англ. The Kings Own Scottish Borders, сокращенно K.O.S.B.), преимущественно протестанты. – Пер.

2

   Фении – члены тайного общества, боровшегося за освобождение Ирландии от английского владычества. Ассоциируются с зеленым цветом флага и символики. – Пер.

3

   Речь идет об апостоле Павле и Иоанне Богослове. – Ред.

4

   Малиновка на Британских островах считается одним из символов Рождества, потому что, по преданию, делила ясли со Святым семейством. – Пер.

5

   Гаэльский (гэльский) язык – это язык шотландских кельтов, на котором говорят в Северной Шотландии и на Гебридских островах. – Пер.

6

   День подарков (англ. Boxing Day) – в Великобритании и Австралии: второй день Рождества, 26 декабря, когда принято дарить подарки, в том числе слугам, почтальонам, посыльным. – Пер.

7

   Каледониан (англ. Caledonian) – шотландский (поэт., шутл.). Без буквы d слово Caledonian созвучно словосочетанию Kale onion – букв. Капуста лук. – Ред.

8

   Стратклайд Файнест – полицейские округа Стратклайд в Шотландии. – Ред.

9

   Первый гость (англ. first-foot) – у шотландцев: первый новогодний гость, переступивший порог после двенадцати часов. Считается, что, если первым гостем будет брюнет, он принесет счастье. – Ред.

10

   По-видимому, речь идет о Северо-Западных территориях – провинции Канады. – Ред.

11

   «Юс Мед» (англ. Youth Med. Youth Mediterranean) – туристическая компания, организующая отдых молодежи на побережье Средиземного моря. – Ред.

12

   Роялти – отчисления автору книги за каждый проданный экземпляр. – Ред.

13

   Святоша Вилли – герой стихотворения Роберта Бернса «Молитва святоши Вилли», ханжа, который не прочь гульнуть. – Ред.