Послание мертвеца

Валентин Пламенов



Валентин Пламенов
Послание мертвеца

   УБИЙСТВО ПО ЗАКАЗУ КЛИЕНТА

   БИБЛИОТЕКА „БОЛГАРИЯ

   УБИЙСТВО ПО ЗАКАЗУ КЛИЕНТА

   ИНТЕРПРЕСС-67

   1784 София, бульвар Ленина, 113

   Редактор болгарского текста Елизар Декало

   Художественный редактор Скарлет Панчева

   Технический редактор Донка Алфандари

   Формат бумаги 54x84/16 Печ. листов 7

   Государственная типография „Балкан"

   31/95362-23231/5605-574-90

   © Петко Тодоров, составитель и автор предисловия

   © Валентина Коцева, Наталья Дюлгерова, перевод с болгарского

   © Жеко Алексиев, художественное оформление

   © Текла Алексиева, художник

   © Интерпресс-67

   с/о Jusautor, Sofia




   OCR & SpellCheck: Larisa_F

   Убийство по заказу клиента: Рассказы / Сост., авт. предисл. П.Тодоров; Пер. с болг.: В.Коцева, Н.Дюлгерова. – София: Интерпресс-67, 1990. – 111, [1] с. – (Библиотека «Болгария»)

   Перевод Валентины Коцевой



ТЫСЯЧЕЛИКИЙ ЖАНР


   „Рассказ, этот старейший и правдивейший из жанров, долгое время считался литературой второго сорта. Никому и в голову не приходило относиться к нему как к настоящей, или, как еще называют, большой литературе. Такой литературой считался роман. Многие талантливые писатели, заблуждаясь, считали, что в жанре рассказа нельзя создать что-либо серьезное и важное. Писатель не считался писателем, если он не написал ни одного романа. Издатели распространяли это вредное и нелепое утверждение, а критики его поддерживали". Эти слова принадлежат известному американскому писателю Уильяму Сарояну, а недавнее прошлое болгарской литературы служит еще одним подтверждением этого факта. Вот почему задача составления сборника рассказов болгарских писателей, да к тому же таких рассказов, которые принято называть детективами, – задача не из легких. И все же появление сборника под заглавием „Убийство по заказу клиента" лишний раз доказывает, что на свете нет ничего невозможного.

   Болгарские писатели, с которыми мне приходилось беседовать при подборе рассказов для сборника, говорили, что хороший детективный сюжет жалко использовать для рассказа: это-де означает изначально сузить рамки повествования, развития образов и характеров, лишиться возможности сделать срез нашей действительности в социальном, житейском и нравственном плане. Выдвигались и причины психологического свойства, например такая, что наш современник, человек второй половины XX века, якобы не любит быстро расставаться с сюжетом и героями и потому предпочитает романы и телесериалы.

   Трудно говорить о развитии этого жанра (тем более о его кризисе) без социологических исследований, читательских анкет и серьезных наблюдений. Однако в одном можно быть полностью уверенными -„крими" долгое время только по милости допускалось в нашу социалистическую литературу. Если же это случалось, перед ним ставились ответственные идеологические задачи, несвойственные этому виду литературы. Вместе со всем тем, что шельмовалось как антинародное, пошлое и упадочническое, подвергались риску незаслуженно кануть в Лету и такие колоритные герои классики детектива, определявшие его облик, как Мэгре, Марлоу, „ужасы" Хичкока. Пощажены были только Шерлок Холмс и Эркюль Пуаре. Я напоминаю об этом лишь потому, что, хотели мы того или нет, в болгарской литературе постепенно начали создаваться, по подобию мировых образцов, собственные „крими". На первых порах развитие жанра шло путем разграничения развлекательного чтива и идейно направленных произведений, авторы которых разоблачали шпионов, агентов империализма, заостряя внимание на политических взглядах и личной морали своих героев. Разумеется, нужно отдать должное Аввакуму Захову в серии романов Андрея Гуляшки, Петру Антонову и Эмилу Боеву в романах Богомила Райнова, которые сломали лед скептицизма и недоверия, доказали, что старый добрый криминально-приключенческий жанр пользуется неизменным успехом среди читателей.

   В 70-80-е годы в творчестве ряда утвердившихся авторов, сделавших первые шаги в жанре „крими", начали сочетаться занимательность и идейность как основные в то время черты жанра. Остросюжетность, рассмотрение психологических аспектов преступления, исследование серьезных нравственных и социальных проблем, заложенных в мотивации преступления и его расследования, – все эти черты криминальной литературы характерны и для болгарского детектива. Постепенно была создана широкая галерея образов и героев. В широкой печати развернулась дискуссия о состоянии и перспективах криминально-приключенческого жанра и уже вполне серьезно обсуждался вопрос о создании клуба писателей-криминалистов.

   Признав, что криминальный жанр в болгарской литературе сравнительно молод, нельзя не отметить и ряд положительных моментов, присущих ему. Многообразие коснулось не только тем, но и авторских позиций, поисков собственного стиля, художественных приемов. В традиционном рассказе появились новые жанровые сплавы. Не случайно критики заговорили о тысячеликом жанре. В предлагаемом читателю сборнике представлены различные формы короткого детектива. Читатель откроет для себя бессюжетный или, наоборот, с двойным сюжетом, лирический, психологический, фантастический, „черный" рассказ, рассказ-случай или рассказ-анекдот, рассказ-очерк, рассказ-этюд или рассказ-монолог. Однако у всех у них есть нечто общее, объединяющее. В центре внимания болгарских авторов – социальные деформации, ведущие к атрофии нравственности, и человек, который пытается им противостоять. В эпоху гласности это означает отказ от стереотипов прошлого, использование литературного метода исследования для вскрытия социальных язв, нравственного очищения общества.

   Заглавие сборника – своеобразный вызов тем, кто относится к жанру детектива с некоторым предубеждением. А почему – это поймут те, кто прочтет рассказы, включенные в сборник.

   Долгое время не признаваемый и теснимый, не раз ставившийся под сомнение и недооценивавшийся, социально активный и пользующийся любовью читателей и предпочтением издателей, притягательный для молодых авторов, детектив имеет свое прошлое и будущее.

   Перемены, к которым стремится наше общество, требуют и от этого вида литературы пристального внимания к социальным противоречиям, ибо за частным случаем нередко скрываются давно назревшие и нерешенные проблемы. К чести болгарского криминального рассказа надо отметить, что по большей части он относится именно к проблемной литературе. Верны собственному стилю и Светослав Славчев, и классик жанра Светослав Минков. Полон иронии Валентин Пламенов. Непохожий на другие почерк демонстрируют молодые писатели Румен Балабанов и Фани Цуракова, что несомненно, гарантирует им прочные позиции в этом жанре.

   Если попытаться обобщить сказанное, „Убийство по заказу клиента" знакомит читателя с болгарским обликом этого жанра. От того, понравится ли, запомнится ли он читателю, зависят и будущие встречи с ним. Потому что у пишущего эти строки в запасе еще немало болгарских детективов.

   Петко Тодоров



   Лицо девушки – багрово-лиловое, опухшее. Рот разбит, верхняя губа вывернута так, что видны зубы, смазанные коричневым раствором. Нос, сломанный в переносице, прикрывает марлевая повязка. Кавалер, итальянец – водитель огромного грузовика международных перевозок, видимо, постарался от души.

   – Добрый день, – киваю я, хотя глаза девушки закрыты.

   – Катись отсюда, мильтон! – оборвал меня немощный, но полный злобы голос.

   Она не может говорить, малейшее движение причиняет ей страшную боль. Но ее ненависть ко мне и тому институту, который я представляю, еще страшнее.

   – Слушайте меня внимательно! Без ваших показаний мы будем вынуждены выпустить его на свободу.

   – Тем хуже для вас!

   – Для него или для нас? Так как его звали?

   – Бернд, Шульц, Вильгельм, Антонио, Франсуа, Ахмед, Фейсал, Майкл, Пеппино... Всех не переловишь! Сто долларов за сеанс. Триста за полную программу. Хочешь отыграться на иностранцах? Ха, а тот скот, что сломал руки одной девчонке вроде меня, где он? Стоило папочке звякнуть вам, как вы усадили его в машину и доставили прямо домой! С тысячей извинений! Отвали, мент!

   – Прошу вас!

   Медсестра, полная женщина лет пятидесяти, смотрит на меня с состраданием, на глаза ее наворачиваются слезы. Черт бы побрал этих сочувствующих!

   – Послушайте, – делаю я последнюю попытку. – Есть же у вас хоть какое-то чувство собственного достоинства. Может, хотя бы ради этого стоит помочь следствию?

   – Это мне-то? – впадает в истерику девушка. – Ах вы, сволочи! У вас машины, пистолеты, радиостанции, а я вам помогай? Слабо вам сшибать бабки с левачей, когда они превышают скорость на десять километров! А ты только и ждешь, чтобы я заложила кого-нибудь. Как же, тебе – орден, а меня – в каталажку! Чтоб ты сдох, мент проклятый!

   Медсестра почти силой выталкивает меня из палаты. Бросаю последний взгляд на девушку – просто так, из приличия – и выхожу на улицу. На крыльце Института скорой помощи имени Пирогова закуриваю, вдыхаю полной грудью дым и... даю себе волю в крике:

   – Это же чертовски удобная для вас философия! Здорово придумано, ничего не скажешь! Милиция вам во всем виновата! Таскаетесь с подонками по кабакам, подсаживаетесь к ним на мотоциклы, разъезжаете с ними на машинах, терпите их хамство, восхищаетесь их скотством, млеете от их грубости, помогаете им в разных комбинациях, попадаете к ним в рабскую зависимость, они вытворяют с вами, что хотят – групповой секс, пьянки, наркотики, а потом – караул, милиция!

   ...Идиотский писк электронного будильника прерывает кошмарный сон. Открываю тяжелые веки, нащупываю на тумбочке сигарету и закуриваю. Четверть седьмого. За окном падают тяжелые капли утреннего дождя. Ранняя осень. В оконном проеме сереет небо, изрезанное антеннами противоположного дома.

   Жилой микрорайон „Люлин" начинает просыпаться. На шестом этаже, где находится моя однокомнатная квартирка, слышно, как на стоянке перед домом заводят машины. Первым взревело „пежо" доцента по химии. За ним зарокотала новехонькая „лада" хирурга. Простуженно просипело „юго" математика, ему вторит „вартбург" учителя истории. Через некоторое время дала о себе знать „волга" Петрова. Два года мы живем на одной лестничной площадке, а я так и не понял, где он работает. „Шкода" моей милости, старшего лейтенанта милиции Младена Демирева, пока молчит. Ее обладатель в очередной раз проснулся весь в поту. В сущности, в последнее время мне не удается заснуть по-настоящему. Чуть ли не каждое утро в каком-то полудремотном состоянии веду бесконечные споры. Нет, все-таки нужно что-то сделать, покончить с этими кошмарами на рассвете. Но что именно? Сходить к невропатологу? Так, мол, и так, доктор Иванов, по ночам, особенно на рассвете, веду бесконечные диалоги с подозреваемыми, обвиняемыми, свидетелями. Помогите! Ну и чем он поможет? Самое большее – пропишет что-нибудь успокоительное, вроде диазепама или рудотела. Нет, вряд ли это имеет смысл!

   Встаю, разминаюсь, иду в кухню, делаю себе растворимый кофе на холодной воде. Пью. Накануне пришлось лечь где-то после четырех. Вчера ночью в одной квартире на бульваре Патриарха Евфимия произошло убийство. Или несчастный случай. Что это – по всему видать, придется решать именно мне. Потому что убийство и несчастный случай – далеко не одно и тоже. Так ведь? Надо выпить еще чашку кофе. Медленно прихожу в себя. Принимаю душ. Бреюсь. Мужчина, который за полчаса до полуночи был еще жив, тоже хотел побриться после ванны, но умер от удара электрического тока. Так и остался небритым. Натягиваю джинсы, футболку – вчера было некогда взять сорочки из прачечной! – сверху надеваю куртку. Обуваю кроссовки. Сегодня придется много ходить. За четыре года работы в милиции у меня выработался нюх на такие вещи. Не очень-то сложно, честное слово. Причесываюсь. Через пять минут буду внизу. Заведу „шкоду" и поеду в управление. А когда вернусь домой – черт его знает. Между нами говоря, это меня не волнует. Совершенно.

   Да и какой нормальный человек мечтает вернуться в пустую однокомнатную квартиру на самой окраине „развивающегося бурными темпами" жилого микрорайона „Люлин"?


* * *

   А вот и хорошо знакомый мне кабинет майора милиции Лучезара Иванова. У шефа спортивная фигура, возраст выдает лишь белая прядь среди иссиня-черных волос. Несмотря на утренний дождь, день занимается веселый и ласковый. А в кабинете стоит такой дым, как в пещере у первобытных людей, когда они открыли огонь и еще не успели ему нарадоваться. Мы пьем кофе из термоса и молчим. Лучо так и не научился варить кофе. То, как последний скупердяй, делает его жидким, а то таким крепким, что я потом целый день тайком отплевываюсь от горечи во рту.

   – Ну, за дело! – сказал шеф. – Покойный – Стефан Драганов Драганов, студент философского факультета. До происшествия жил в квартире отца, полковника в отставке Драгана Драганова на бульваре Патриарха Евфимия. Родители студента давно в разводе. Мать, Мила Малинкова, бывшая эстрадная певица, в 1965 году вышла замуж за Джованни Розато, таксиста из Рима. Уехала в Италию, когда Стефану было всего три года, и больше не интересовалась судьбой сына. Полковник вырастил его сам. Стефан окончил гимназию, воинскую службу проходил в Национальном училище офицеров запаса имени Христо Ботева, но после демобилизации все в его жизни пошло шиворот-навыворот. В 1984 году получил полтора года условно за участие в ограблении дачи профессора Илиева, одного из самых известных в стране хирургов. По-моему, следствие велось тогда спустя рукава. Я поставил несколько вопросов на полях, ты выясни их по ходу дела. Что нам известно из допроса любовницы Стефана – журналистки модного журнала „Стиль" Бистры Теневой? Они собирались поехать на море вместе с друзьями – Антуанеттой Минчевой, свободно практикующей косметичкой, и ее приятелем Петром Пецевым, бывшим студентом библиотечного института, в настоящее время не имеющим определенных занятий. Около одиннадцати Стефан решил принять ванну. Полковник сидел в гостиной и смотрел по телевидению детектив, а Бистра Тенева была в комнате и собирала вещи. Примерно в одиннадцать двадцать пять внезапно погас свет. Бистра вошла в гостиную. Полковник зажег свечу, и они вместе пошли в ванную комнату, где и нашли Стефана, умершего от удара электрического тока. Вызвали „скорую помощь". Дежурный врач констатировал смерть, о чем уведомил и нас. Остальное тебе известно.

   Еще бы! Мы с Лучо как раз готовили заключение по одному расследованию, после чего я собирался пригласить его в бар и там за рюмкой попроситься в отпуск, когда, как это бывает в плохих фильмах, зазвонил телефон. Иногда плохие фильмы начинаются вполне логично, положение дел проясняется в первые же пять минут, то есть сразу после телефонного звонка. Но это только в кино.

   – На первый взгляд, классический несчастный случай, товарищ майор!

   – Пожалуй, – соглашается Лучо, и я только сейчас замечаю, какой у него усталый вид. Глаза ввалились. Пальцы, в которых зажата сигарета, дрожат. Но светлый костюм, черная сорочка и галстук цвета спелой вишни как всегда безупречны. Если не знать, где он работает, его можно принять за стареющего конферансье.

   – Нужно только ответить на несколько вопросов и дело с концом, – продолжает шеф. – Вот тебе первый: почему электробритва была включена в розетку? Второй: почему Стефан решил принять душ именно в одиннадцать часов, когда его ждали четыреста с гаком километров пути? И третий: каким образом электробритва попала в ванну, ведь у нее нет ни крыльев, ни ног, не так ли?

   – Нету, не птичка же, – глупо пошутил я.

   – Оперативка в семнадцать ноль-ноль. Помощь нужна?

   – Пока нет. Разрешите идти?

   – Действуй, – кивает Лучо.

   Я встаю и бодрым шагом направляюсь к двери. Пока не отвечу на эти три вопроса, не слыхать мне ни одного человеческого слова от своего первейшего и, пожалуй, единственного настоящего друга.


* * *

   Полчаса кручусь, как черт, пытаясь припарковаться в узкой улочке, прилегающей к бульвару Патриарха Евфимия. Нужный мне дом оказался старым зданием, недавно перекрашенным в какой-то ядовито-желтый цвет. Вход не со стороны бульвара, а через небольшой дворик, заставленный мусорными баками, увешанный бельем, где меня встретила целая дюжина бездомных котят. Поднимаюсь на четвертый этаж и звоню в дверь с табличкой „Полк. Др. Драганов". Под звонком приклеена небольшая картонка, на которой латинскими буквами выведено: „Стефан Драганов". Нажимаю на звонок, и спустя некоторое время дверь открывает маленький старичок с коротко подстриженными седыми волосами, продолговатым лицом и красными слезящимися глазами. Полковник запаса был в поношенном и слегка потертом от частой химчистки черном костюме. Вчера, когда мы застали его в вязаной кофте и шлепанцах, он показался нам значительно моложе. Несчастье ломает, крушит людей постепенно, когда они начинают осознавать ужас случившегося. От Драганова несло ракией, валерианкой и чем-то приторно-сладким, чем обычно отдает от одиноких стариков. Через мрачную прихожую входим в гостиную, в сущности, комнату полковника. Темно-коричневый пол, половик, характерной для родопского края расцветки, черно-белый телевизор на четырехугольном столике, низкая кровать с двумя репродукциями Шишкина на стене. Через давно немытые окна с пожелтевшими занавесками виден балкон с ржавыми перилами. Посреди гостиной – кресло и журнальный столик, перед креслом – табуретка. Вероятно, полковник смотрит телевизор, закутавшись в плед и вытянув ноги на табуретку. Он слегка волочит левую ногу, вероятно, его мучает ревматизм. Справа от кресла – дверь, ведущая в комнату Стефана. В его комнате на стенах развешаны красочные плакаты биттлов, роллингстоунов, других звезд рока, небольшой письменный стол, полуторная кровать, гардероб, между гардеробом и кроватью – гантели и гири-пудовки, портативный телевизор, библиотечках: книжками карманного формата, в каких обычно издаются детективы и научная фантастика, в комнате стоит запах одеколона „Олд спайс" и дорогих сигарет. Обычная комната современного парня, каких в Софии тысячи, но их обитатели не умирают от удара электрического тока. После комнаты Стефана направляюсь в ванную, расположенную рядом с маленькой кухней. Драганов молча следует за мной. Ванная, как и все остальное в этой квартире, запущенная. Стены кое-как покрашены зеленой масляной краской. Потолок сырой, с него осыпается штукатурка. Ванна старая, чугунная. Над раковиной, на полочке, выложенной кафелем, как-то неестественно, словно напоказ, выставлены модные дезодоранты и одеколоны: „Рексона", „Ален Делон", „Олд Спайс", „Деним". Зубные щетки стоят в побелевшем от подтеков пасты стакане. Зеркало грязное. Злополучная электробритва марки „Филипс", включенная в розетку, лежит на краю полочки. Большой, искривленный крючок, похожий на вопросительный знак, болтается на рассохшемся дверном косяке... Все это я видел и вчера ночью, точнее в начале нынешних суток. При дневном свете впечатление удручающее. Мы переходим в гостиную.

   – Хотите кофе или чаю, товарищ Демирев? – я вздрагиваю от сиплого голоса старика. – Или чего-нибудь покрепче?

   – Спасибо, не надо.

   – Если позволите, я... – он достает из буфета початую бутылку виноградной ракии и отпивает, садится напротив меня в кресло. – Извините, мне не по себе...

   – Понимаю, товарищ Драганов.

   – Да бросьте вы, – воспользовавшись моментом, полковник запаса отхлебывает большой глоток, – кто на этом свете понимает другого, ну да ладно...

   Это „ну да ладно" звучит натянуто. В начале, когда я только начинал работу, меня пугала неадекватная реакция людей на смерть. Постепенно привык. В конце концов, смерть сама по себе абсурдна, и не удивительно, что человек не знает, как держаться перед ее лицом.

   – Подумайте только, сегодня я получил открытку от Стефко!

   – Письмо?

   – Открытку.

   – Можно посмотреть?

   – Конечно, – Драганов с трудом встал и, едва передвигая ноги, пошел на кухню и вернулся оттуда с посланием от мертвеца. Обычная открытка с Золотых песков, с фотографией отеля „Интернационал", лаконичный текст: „Привет с моря, отец! Стефан". Штемпель от шестого сентября, то есть вчерашнего дня, когда случилось несчастье. Надо же! Незадолго до смерти Стефан отправил открытку с Золотых песков! Я посмотрел на полковника, но тот уже запрокинул бутылку. Для него, одурманенного алкоголем, получение открытки вряд ли имело большое значение. Как, впрочем, и все остальное. Однако мне необходимо разобраться с этим случаем.

   – Прошу вас, расскажите подробнее о Стефане. Знаю, что это мучительно, но иначе нельзя установить истину.

   Полковник протер глаза:

   – Истину? Какую истину?

   – Пойдемте! – я повел его в пропахшую плесенью прихожую и открыл дверь в ванную. – Электробритва лежала примерно здесь, да? – показал я на полочку. – Включенная?

   – Наверное.

   – Наверное или точно? Это нужно знать. Вы чем бреетесь?

   – Обычной бритвой. Она у меня в кухне, хотите взглянуть?

   – Нет, спасибо. Продолжим дальше. Как, по вашему мнению, электробритва могла оказаться в ванной?

   – Упала... – неуверенно ответил полковник. Здесь, в сырой ванной, где несколько часов назад погиб его сын, лицо его казалось пепельно-серым, веки – неподвижными, плечи – бессильно обвисшими от усталости, алкоголя и горя.

   – Упала! Это совершенно ясно, – продолжаю я строго, потому что это единственный способ вывести Драганова из состояния прострации, вызванного действием алкоголя. – Но как упала, вот в чем вопрос.

   – А-а-а... да так... – сделал неуверенное движение дрожащей рукой полковник. И вдруг, оторвав от полочки изумленные глаза выдавил из себя: – Не хотите ли вы сказать, что...

   – Нет, я ничего не хочу сказать! Вы убедились, что при естественном, так сказать, падении электробритва упала бы на пол, а не в ванну?

   – А-а-а... – мучительно боролся с алкоголем его мозг. – Тогда что же? Вы правы! – встрепенулся старик. – Проклятая электробритва не может сама упасть в ванну!

   – Может! – прерываю я старика. – Но может, она и не сама упала. Представьте себе следующую картину: вы смотрите телевизор, Бистра Тенева проходит у вас за спиной, сталкивает электробритву, в темноте возвращается к себе в комнату и только потом заявляет вам, что Стефан уже давно в ванной и не отзывается. Что вы на это скажете?

   – Бистра? Нет! Невозможно!

   – Разумеется! – притворно соглашаюсь я. – Это я к примеру. Вернемся в гостиную. И пожалуйста, не пейте больше!

   Полковник садится в кресло. Я занимаю место на табуретке, точно перед ним. У меня на глазах этот человек состарился еще лет на десять. Длинный тонкий нос, скверные зубные протезы, синие, искусанные губы, дряблые щеки с большими оспинами, мешки под глазами – развалина. Вряд ли он намного переживет своего единственного сына.

   – Стефко рос, предоставленный сам себе, – начал задыхаясь Драганов. – Я вечно мотался по гарнизонам, а его мать работала певичкой в ресторане „Крым" и в пивном баре ресторана „Болгария". До меня доходили слухи о ее похождениях, но я все не верил, мне казалось, что если я спас ее от позора – в свое время ее выслали из Софии за аморальное поведение – раз я дал ей свое имя, она не имеет права... Ха, не имеет права! Опозорила меня на всю жизнь! Жена военного сбежала с итальянцем! Вы представляете себе, что это значило в те годы?!

   Забыв о моей просьбе, старик снова приложился к бутылке.

   – Заслали меня в глухомань командиром комендантской роты. Стефан стал моей единственной радостью, единственной утехой. Я баловал его, как мог, позволял ему скитаться ночами напролет, возвращаться домой, когда ему вздумается. Давал ему деньги. Пока он учился в гимназии, я с ним горя не знал. Учился он вполне прилично, по крайне мере мне, старому служаке, так казалось. Меньше тройки он не получал. Девушки уже тогда на него заглядывались, он был похож скорее на свою мать, чем на меня. Несколько раз, правда, бывало, что он заявлялся домой мертвецки пьяным, но я молчал. Окончив гимназию, он поступил в университет. Службу в армии прошел без особых отличий, но и без наказаний. Все шло хорошо, пока однажды я не узнал о судебном приговоре. Мне позвонил один друг, адвокат, и все рассказал. Для меня это было, как гром средь ясного неба. Я хотел поговорить со Стефаном, но он сказал, как отрезал: „Отец, занимайся своей службой и не лезь в мою жизнь! Вы с матерью уже достаточно постарались, дальше некуда!"

   – А она давала о себе знать после того, как обосновалась в Риме?

   – Нет, с тех пор от нее ни слуху, ни духу! Стерва!

   Чтобы справиться с нахлынувшими на него воспоминаниями, полковник снова схватился за бутылку, на дне которой плескались остатки ракии.

   – Стефан часто приглашал сюда гостей?

   – Нет. Только Бистру. Я в гостиной, они – в комнате. Если им приспичит в туалет, нужно через меня переступать. Я все думал, что как умру, мой мальчик сможет устроиться по-человечески. Что я могу сказать о Бистре? Воспитанная девушка, сама зарабатывает себе на хлеб... Когда, бывало, проходили мимо меня, Стефко и слова не скажет, а она любезная такая, милая... „Как вы поживаете?" – спросит, иногда оставит мне журнал, когда там бывали ее материалы. Все писала о любви, о ревности, о моде – о том, что интересует молодых... да и не только их...

   – Значит, свет погас во время репортажа о футбольной встрече между Бельгией и Данией, когда бельгийцы забили гол? – еще раз решил я уточнить время происшествия.

   – Именно.

   – Сколько вы выпили к тому времени, когда Бистра позвала вас и сказала, что Стефан не отзывается?

   – Граммов двести, не больше. Если я смог зажечь свечу, которую я держу вон там, за телевизором, переключить пробку и открыть дверь ванной...

   – Наверное, это было не очень трудно, крючок-то совсем ржавый!

   – Да нет, пришлось как следует поднажать! – с упорством пьяного сказал полковник. – А вот вы мне скажите, Демирев, можно ли вызвать ту стерву в Болгарию и арестовать ее? Я бы рассказал вам о ней много интересных вещей!

   Лошадиная физиономия моего собеседника сморщилась в угодливой улыбке, так что заблестели крупные порченые зубы. Нет никакого смысла разговаривать с этим человеком. Дай бог, чтобы он протрезвел к похоронам!

   – Мы подумаем над вашей просьбой! – сказал я и попрощался, чувствуя острую необходимость поскорее выбраться на свежий воздух.

   Я прошел через захламленный двор, вышел на бульвар, закурил, несколько раз глубоко затянулся и постепенно пришел в себя. Там, наверху, среди плесени и сырости полковник продолжал заливать горе ракией.

   Судя по всему, мое предчувствие начинает оправдываться. И дело не только в электробритве, ванне, трагической развязке, а в давно накопившихся наслоениях отношений между людьми, хотя на первый взгляд они выглядят совершенно ясными: симпатичный парень, красивая девушка, отставной полковник-пьяница. В довершение всего – эта затхлая, запущенная квартира. Однако нередко бывает, что кажущаяся ясность потом оборачивается такой путаницей, что становится обидно: ну как же я не понял этого раньше!


* * *

   С Бистрой Теневой, журналисткой из модного журнала „Стиль" мы сидим в кафе „Рубин". Перед нами две чашечки кофе и два лимонных коктейля. Черные волосы, матовая кожа, огромные теплые глаза, римский нос, высокий лоб – такой женщине ничего не стоит вскружить мужчине голову. Несмотря на печальный взгляд, в ней чувствуется нечто хищное, какая-то бешеная жажда власти, разрушений, превосходства над другими. На ней легкий розовый костюм. Изящные ухоженные руки с красивыми наманикюренными ногтями спокойно лежат на столе, не выдавая ни капли волнения. Вообще, по виду журналистки никак нельзя предположить, что нынешней ночью погиб ее друг. Сегодня утром я пристально рассматривал фотографию Стефана. Симпатичный парень с круглым лицом и глазами любимца женщин, но ничего больше. Их связь явно была неравностойной и, если не было особых причин ее продолжать, шла к своему логическому концу.

   Какими же могли быть эти причины, мне и следовало выяснить, хотя спокойствие этой дамы вовсе не вселяло в меня оптимизма. Я заказал еще по чашечке кофе и улыбнулся своей собеседнице.

   – Еще раз прошу извинить меня за то, что беспокою вас в такой момент...

   – А что, собственно, такого? – с вызовом ответила мне журналистка. – Давайте договоримся: я буду предельно откровенна с вами, но и вы будете откровенны со мной, иначе это будет напрасная трата времени.

   – Согласен, – киваю я, хоть и не люблю, когда мне ставят условия, тем более, если они касаются такого вопроса, как откровенность – будь то с моей стороны или со стороны другого человека. Если же этот человек проходит по какому-нибудь следственному делу, он обязан быть откровенным, во всяком случае, так гласит закон. – Расскажите как можно подробнее обо всем, что случилось вчера.

   – С точностью до минуты вряд ли смогу, – начала Бистра Тенева, отпив кофе и слегка поморщившись, то ли от его крепости, то ли от воспоминаний. – Я приехала на такси к нему домой около девяти вечера. Стефан, конечно, еще не собрался в дорогу. Со мной был только саквояж, в то время как он всегда ездил на море с двумя битком набитыми чемоданами. Отец его, как обычно, сидел перед телевизором и сосал ракию. Стефан попросил меня выгладить ему пять сорочек и три пары брюк. Я отказалась, и мы тут же поругались. Мы ругались из-за каждого пустяка.

   – Ваши знакомые должны были заехать за вами на машине?

   – Да, у Тони „лада", но водит ее Киса. Его зовут Петр Пецев, холостяк, валютчик и барахольщик, – Бистра Тенева презрительно поджала губы. – Тони купила его, как покупают кило говядины в магазине. Вы спросите, зачем мне было ехать с ними? Не могу вам объяснить. Может, я и в самом деле малахольная. Я уже дважды разводилась. Второй развод был особенно мучительным. У меня отобрали ребенка. Отец второго мужа – человек с большими связями. На суде они смогли обставить все так, будто во всем виновата только я. Потом в моей жизни появился Стив. Когда я поняла, что он попросту мыльный пузырь, начались скандалы, драки. Он пытался удержать меня любой ценой. Грозил, что вскроет себе вены. У него был большой набор номеров подобного сорта, но вас это вряд ли интересует. Так вот, мы цапались, как всегда, пьяный полковник смотрел в гостиной футбол, а Тони и Киса опаздывали. В одиннадцать – я совершенно в этом уверена, так как именно в тот момент посмотрела на часы, в надежде, что наши друзья вообще не явятся, – Стефан вспомнил, что ему нужно принять ванну. Он вышел из комнаты, а я начала укладывать в чемоданы его белье. Мне хотелось сбежать от него, но я не смела: он такой, что разыщет меня и под землей. Родители мои давно развелись, им не до меня. Вскоре погас свет. Я вышла из комнаты. Несколько раз окликнула Стефана, но он не отзывался. Тогда я подошла к его отцу и крикнула ему на ухо, что Стефан заперся в ванне и не отзывается. Полковник еще не совсем одурел от алкоголя, разыскал где-то свечу, зажег ее, но по-прежнему тупо смотрел перед собой. Я с трудом заставила его пойти посмотреть пробки. Он переключил пробку и свет зажегся. Я снова позвала Стефана.

   – Вы хорошо помните, как полковник открыл ванную?

   – Толкнул ее. Это не составило особого труда, крючок давно заржавел. Я скажу вам, откуда я это знаю. Полковник несколько раз вроде бы случайно заглядывал ко мне в ванную, когда Стефан запирал меня в квартире, а сам исчезал.

   – Как вы объясните тот факт, что электробритва была включена в сеть? Стефан был рассеянным?

   – Исключительно. Это была рассеянность не гения, а человека, не знающего, как убить время.

   – Вы знали, что у него есть судимость за кражу?

   – Естественно. Уж не думаете ли вы, что такие люди скрывают свое прошлое? Наоборот, они выставляют его напоказ, чтобы выглядеть суперменами перед разными соплюшками. Так вот, в последний момент Стефан решил побриться. Да-да, он долго рылся в чемодане, разыскивая электробритву.

   – Другими словами, вы допускаете, что он сначала включил электробритву, а потом наполнил ванну?

   – Стив был из тех людей, о которых что ни скажи – все верно! Я вам уже говорила, что он не знал, как убить время. Он мог начать обед с десерта и кончить супом. Мог часами смотреть в потолок, а потом вскочить и схватиться за десять дел сразу, не сделав как следует ни одного. Сейчас вам понятно, что после того как мы битых два часа ругались, ему могло взбрести в голову что угодно – и побриться, и выкупаться, и бог знает что?

   – Вы надеялись, что Тони и Киса не приедут, не так ли? Они могли подвести вас, хотя вы точно обо всем договорились?

   – Вполне. Они тоже все время на ножах. Тони издерганная, как всякая увядающая красавица, а Киса – все что угодно, но только не мужчина, достойный уважения. Он даже не проститутка, для этого тоже нужно хоть что-то иметь за душой. Киса есть Киса – ноль без палочки.

   – Вчера вы сразу поняли, что Стефан мертв?

   – Нет, я не посмела до него дотронуться, да я и не смыслю ничего в медицине. Я только помнила, что после удара током люди часто выживают, потому поспешила позвонить в скорую помощь.

   – Как держался полковник?

   – Глупо. И злобно, конечно. Что вы хотите от старого пьяницы? Он смотрел на меня так, будто это я столкнула электробритву в ванну! „Никогда в жизни я тебе этого не прощу!" – крикнул он и замахнулся на меня.

   – А Тони и Киса приехали?

   – Когда врач скорой помощи сказал, что Стив мертв и что нужно вызвать милицию, я позвонила им по телефону. Только их не хватало в этой проклятой квартире!

   – Где они находились в это время?

   – В жилом микрорайоне „Дружба", дом семьдесят восемь, как раз напротив пруда. Там живет Тони. Еще вопросы будут?

   – Один, последний: как вы считаете, это несчастный случай?

   – А что же еще?

   – Например, самоубийство.

   Лицо Бистры растянулось в жестокой усмешке.

   – Чтобы Стив покончил с собой? Откуда у него столько ума?

   – А если допустим, что электробритву столкнул полковник?

   – Это исключено! Он обожал сына и испытывал патологическую ненависть ко мне. Вполне объяснимо, если учесть, что он пережил. Если хотите знать мое мнение, Стив заворочался в ванне, о чем-нибудь вспомнил, например, что не почистил зубы, полез за пастой и свалил электробритву. Хотите, я скажу вам что-то такое, отчего я совсем паду в ваших глазах? Впервые за столько месяцев я сама себе хозяйка и чувствую себя человеком! Я не имею ничего против того, чтобы он был мертв! Официант, счет, пожалуйста!


* * *

   В четвертом часу дня я припарковался у дома Антуанетты Минчевой. Бросив завистливый взгляд на счастливчиков, катавшихся на лодках на пруду, я нырнул в обшарпанный подъезд с переломанными почтовыми ящиками. Квартира косметички была обставлена с тем крикливым шиком, что вошел в моду среди софийских мещан в конце восьмидесятых годов. Здесь каждая вещь заявляла о возможностях своей хозяйки. Мафия производителей, торгашей и снабженцев, видимо, процветает у нас вовсю. Фотообои, перламутровый кафель, камин, гипсовые орнаменты на потолке, ниши со статуэтками ангелочков и девственниц с безумным выражением лиц, огромная хрустальная люстра, которая если свалится на голову, навсегда избавит человека от земной суеты, ковры, толщиной в две пяди, всевозможные плюшевые зверюшки, телевизор в комплекте с видео марки „Сони" и еще множество разных благ, недоступных для тех, у кого деньги водятся только первого и шестнадцатого числа. Главное предназначение всей этой роскоши, по-видимому, ошарашивать клиенток жрицы красоты.

   Хозяйка квартиры – женщина явно не первой молодости, однако не удивительно, если подвыпившие малознакомые мужчины пытаются назначить ей встречу в удобное для нее время. Рассыпавшиеся по ухоженным плечам волосы цвета платины, полные, красиво очерченные губы, вздернутый носик, который за версту кричит: „Я знаю себе цену!" О ее возрасте можно судить лишь по толщине грима и особой мягкости движений, какую обретают женщины, повидавшие на своем веку немало любовников и стерпевшие от них немало пощечин. Я представился с порога, но не уверен, что именно по этой причине кофе был подан в китайских фарфоровых чашечках. Вполне возможно, что обычная посуда в этом доме и не водилась. На Антуанетте Минковой черное кимоно, ярко-красные, плотно прилегающие к телу трикотажные брючки, и тапочки с черными бабочками на носочках. Она благоухает французскими духами, умело дозированными и подходящими к этому времени суток.

   – Коньяк, товарищ Демирев?

   – Благодарю.

   – Благодарю – да, или благодарю – нет? – настаивает косметичка категорическим тоном женщины, которая многое прощает мужчинам, но терпеть не может их капризов.

   – Да, пожалуй!

   Коньяк „Мартель" был подан со знанием всех тонкостей изысканной сервировки. Косметичка явно любит принимать гостей, да и сама не прочь пропустить рюмочку. Держу пари, что половина Софии прошла ее ложе – то, что предназначено для косметических процедур, и то, на котором она спит. Впрочем, стоит ли осуждать ее за это, в конце концов, каждый вправе жить так, как считает нужным, лишь бы не в ущерб другим. Между тем Антуанетта протянула мне пачку „Кента'", но я отказался, закурил свои – дешевенькую „Стюардессу", и приступил к делу:

   – Прошлым вечером вы должны были заехать за Бистрой и Стефаном на бульвар Патриарха Евфимия, но опоздали. Почему?

   – Киса пришел в двенадцатом часу.

   – А во сколько должен был прийти?

   – В принципе, он приходит под вечер. Но в тот раз он накануне предупредил меня, что у него какое-то дело и он может опоздать.

   – Насколько мне известно, он не работает?

   – Временно, товарищ Демирев. В ближайшее время устроится на работу. Обещаю вам.

   – Он был на вашей „ладе"? – пропускаю мимо ушей обещание.

   – Нет, я запретила ему брать машину без спросу. Он очень взбалмошный.

   – Как он объяснил свое опоздание?

   – Никак. Я не из тех, кто бегает за мужиками, выслеживает да выпытывает. Если шляется, пускай. Я выше этого.

   – А почему вы не поехали сразу к Стефану?

   – Я как раз заканчивала сборы, как вдруг позвонила Бистра и сказала, что случилось несчастье...

   – Вы давно знаете Бистру?

   – Нас познакомил Стефан. С ним мы друзья уже лет десять. Признаюсь, в свое время у меня с ним был роман. Очень хороший парень. Добрый, заботливый. Бистре нужен был именно такой мужчина. Она на два года старше Стефко, и все же она – сущий ребенок, чистое создание, для которого на свете не существует ничего, кроме искусства, и который не способен справиться с прозой жизни. Я боюсь за нее, особенно теперь, после несчастья со Стефко.

   – Между нами говоря, вы не допускаете возможности другого варианта?

   – В каком смысле?

   – Например, самоубийство?

   – Ерунда! Извините, но... Стефко и самоубийство! Все равно, что слон в зоопарке и компьютер!

   – Бистра рассказала мне, что они часто ссорились...

   – Так кто не ссорится с любовником, товарищ Демирев? Уж не думаете ли вы, что у нас с Кисой только тишь да благодать?

   – А вам о чем-нибудь говорит имя профессора Илиева?

   – Не понимаю.

   – Профессора Илиева, хирурга.

   – Нет, ничего не говорит, а что?

   – Просто спрашиваю. До свидания. Спасибо за угощение!

   – Мне было приятно познакомиться с вами.

   – Минуточку, а где я могу найти Кису?

   – Он живет на углу улицы Братьев Миладиновых и бульвара Стамболийского. Но если поедете прямо сейчас, не застанете его дома.

   – Нет, сейчас не поеду. Предупредите его, чтобы не выходил из дому и ждал меня!

   – Можете на меня рассчитывать!

   Из квартиры косметички я вышел с ощущением сладости во рту и тяжести в сердечной области. И все-таки, что же произошло на бульваре Патриарха Евфимия в двадцать пять минут двенадцатого?


* * *

   Оставшаяся часть дня проходит в наведении справок, беседах с коллегами из других отделов. Роюсь в папках со старыми делами, а под занавес получаю выговор от Лучо на оперативке. Дело в том, что я так и не ответил на основной вопрос: что это – несчастный случай, самоубийство или убийство?

   В подобного рода происшествиях порой приходится рассчитывать не на технику, не на патологоанатома, а на голую интуицию. Этим я отнюдь не хочу сказать, что когда техника и патологоанатомия дают материал, можно обойтись и без интуиции. Как и в любом деле, нельзя без везенья, хоть очень часто мы не хотим в этом признаться.

   Ночь уже вступила в свои права, когда я отправился на улицу Братьев Миладиновых. Мощеная булыжником улица, разбитые фонари, бездомные собачонки, гоняющиеся друг за другом между мусорными ящиками, старые, преимущественно трех– или четырехэтажные дома. Вхожу в один из таких домов, поднимаюсь на чердачный этаж и стучу в размалеванную ярко-красной краской дверь.

   Дверь открылась, и на пороге предстал молодой мужчина с массивным подбородком и слащавой улыбкой вечно обиженного купидончика, которые так нравятся косметичкам, массажисткам, официанткам и отставным стюардессам, обладательницам некоей суммы в долларах на счету во Внешторгбанке.

   – Вы товарищ из милиции? – с ходу вызывает у меня отвращение заискивающе-слащавый голосок. Подавив в себе желание смазать по самодовольной роже, вхожу. Комната мансардного типа со скошенным потолком, плотно задернутые плюшевые шторы, ночная лампочка, окрашенная в красный цвет, запах нестиранного белья и лосьона после бритья, круглый журнальный столик с четырьмя стульями, кушетка, покоробившиеся от сырости обои на стенах, телефон.

   – Ваше имя?

   Купидончик Киса раскрывает рот от удивления – вероятно, Антуанетта Минчева наболтала ему, какой я милый да воспитанный, так что он вряд ли ожидал от меня столь резкого тона.

   – Петр Петров Пецев, – пропел красавчик.

   – Дата рождения?

   – Третье мая 1960 года, село Славянски-извор, отец партийный...

   – Чем занимаетесь в настоящее время?

   – Учился в библиотечном, но…

   – Отвечайте конкретно.

   – В настоящее время ничем! – сердито отвечает красавчик, всем своим видом показывая, что я порядком ему надоел, поигрывает бицепсами под футболкой с надписью „Юниверсити оф Калифорния", почесывается, гримасничает, но не особенно волнуется. Наверняка, он не раз подвергался допросам, но все же сумел удержаться в Софии. Так и будет себе околачиваться в столице, а в его родное село отправляют по распределению софийцев, и нет этому безобразию ни конца ни края... Из-за этих „тайных" жителей София обречена на вечную нехватку товаров, жилищный кризис обостряется, ползет вверх кривая преступности, потому что тайные и явные конфликты тоже накаляют обстановку. И ничего с этим не поделаешь, пока такие элементарные, казалось бы, вещи не будут решены в законном порядке? И почему, собственно, каждый ссылается на милицию и требует, чтобы она навела порядок. А разве милиция для того создана, чтобы гнать людей из столицы? Впрочем, это уже другая тема... С тех пор, как я работаю в милиции, меня вечно занимают „другие" темы, особенно по утрам, когда я в предрассветной полудреме веду нескончаемые диалоги с подозреваемыми, обвиняемыми и свидетелями.

   – Значит, в настоящее время вы пребываете на иждивении у Антуанетты?

   – Слишком сильно сказано, товарищ Демирев!

   – Сказать что-нибудь послабее? Например то, что вы вместе со Стефаном Драгановым время от времени „обследовали" богатые дачи?

   – Ну уж, скажете!

   – А как насчет дачи профессора Илиева? Рассказать, как вы все это провернули? Антуанетта часто туда наведывалась, жена профессора была ее клиенткой. Для косметички пара пустяков разузнать и сообщить вам, когда дача пустует и где профессорша держит свои украшения?

   – Нет, товарищ Демирев, вы мне дело не шейте!

   – Пецев, ведите себя прилично!

   – Если вам нужно, чтобы я сознался в том, о чем не имею ни малейшего понятия, так и скажите! Для этого есть соответствующие методы, которыми вы владеете в совершенстве. Только вы забыли, что теперь у нас перестройка!

   Пецев смотрит на меня с победоносным видом, будто говоря: „Тебе ли со мной тягаться, мент несчастный!" Посмотрим Пецев, посмотрим, но что правда, то правда: раздраженный его слащавой внешностью, я недооценил его. Такие как он, и газеты читают, чтобы толковать их как им вздумается.

   – Молодец, Пецев!

   – Разве это разговор, товарищ Демирев?

   – Что ты делал во вторник, пятого сентября, в Варне? Думаю, не для этого ты мотался туда и обратно, чтобы по дороге читать о перестройке? Зачем ты послал Стефану открытку с Золотых песков?

   Киса покраснел, съежился, будто я ударил его но лицу и злобно посмотрел на меня. Потом, видимо поняв, что дело серьезно, снова натянул на себя слащавую маску и попытался провести меня на мякине:

   – Но вы...

   – Мы тоже не дураки, Киса. Но отставим это в сторону. Доказать тебе, что ты летал в Варну или так мне поверишь?

   – Стив заставил меня! – задыхаясь выпалил Пецев. – Он дал мне билеты.

   – Та-а-к. И ты наведался в Варну ради его прекрасных глаз?

   – Могу я рассчитывать на вашу дискретность?

   – Ну-ка не валяй дурака! Запутался с головы до ног, а туда же – дискретность! Конечно, я не дворовая сплетница, если ты это имеешь в виду!

   – Мы с Бистрой решили начать новую жизнь, товарищ Демирев!

   – Когда?

   – А-а, уже больше месяца.

   – Вы встречаетесь постоянно?

   – Да. Но тайно. Если эта истеричка Тони пронюхает, пиши пропало! Вы знаете, какие у нее связи? О Стиве я не говорю, он мог просто зарезать Бистру.

   – Ну, теперь уже не зарежет. Только никак не пойму, что такого мог сказать тебе Стив, что ты дунул в Варну?

   – Он договорился с какой-то шведкой ехать в Созополь. За доллары Стив готов был выхлебать море вместе с водорослями!

   – Не верю я тебе, Пецев!

   – Товарищ Демирев! Не сойти мне с этого места, если я вру!

   – Не надо, Пецев, а то у меня сердце разрывается от жалости. Не кажется ли тебе, что эта открытка предназначалась больше для нас, чем для полковника? Бистра и без того не очень-то держалась за Стефана. В среду около одиннадцати часов была обворована дача художника Герганова, дочь которого тоже была клиенткой Антуанетты. Почерк тот же, что и на даче профессора Илиева.

   – Что касается среды, то у меня есть алиби!

   – На время ограбления у тебя есть алиби, а на время убийства нет.

   – Спросите Тони!

   – Спрашивал. Ты приехал незадолго до несчастья. Что тебе мешало заехать на бульвар Патриарха, зайти в заранее открытую Бистрой квартиру и сбросить электробритву в ванну? А потом как ни в чем ни бывало поехать к Антуанетте? Вместе с краденым.

   – Это неправда! – скорчился на кушетке Пецев. – Эта баба меня заложила! Она была заодно со Стивом! До меня он был ее любовником. Я был у нее в одиннадцать! Честное слово!

   В дверь постучали. Мы с Пецевым переглянулись, потом он встал и открыл. Через его плечо я увидел Антуанетту Минчеву.

   – Товарищ Демирев! Только что мне позвонила Бистра. Она поехала на квартиру Стефана за вещами! Прошу вас, поторопитесь, я боюсь за нее!

   Я бегу к машине, быстро завожу, делаю несколько запрещенных поворотов на бульваре Стамболийского и через пять минут оказываюсь перед дверью квартиры Драганова. Звоню раз, другой, никто не открывает. Нервы сдают, и я вышибаю дверь плечом.

   Ворвавшись в комнату, я вижу, как Драганов, склонившись над Бистрой, душит ее.


* * *

   – Я возненавидел ее с самого начала, гражданин следователь. Мне было противно видеть, как она гримируется, ходит, сидит, забросив нога на ногу, как пьет кофе! Все равно, что вижу свою бывшую жену. Эта журналисточка разбила бы жизнь Стефану еще страшнее, чем это сделала со мной моя бывшая жена. Как отец я должен был вмешаться. Как только я не убеждал его, что только не говорил! Нет и нет, будто околдовала его. Я конченый человек, мне давно уже пора на свалку. Но я не хотел, чтобы моя история повторилась и с сыном. Я уверен, что это из-за нее он снова занялся воровством. Что мог я сделать для него? Денег я не скопил, по службе не продвинулся из-за той негодницы, но я должен был спасти сына от Бистры! Вечером, когда они собирались ехать на море, я крепко выпил. Бистра пошла в ванную. И я сказал себе, что нужно действовать. Электробритву включил заранее. Сразу заявляю, что мне было известно, каким оружием она может стать. Я не удивился, что Бистра снова засела в ванной, с ее бесцеремонностью я давно уже свыкся, в моем доме она распоряжалась как хозяйка. Несколько раз по рассеянности я заставал ее в ванной, потому что она вылеживалась там часами. И вот я сказал себе: сейчас или никогда! Включил лампу в коридоре, открыл дверь, кинул электробритву в ванну и вернулся в кресло. Представьте себе, каково было мое изумление, когда из комнаты вышла Бистра, от которой, как я думал, я отделался во веки веков. Когда она мне сказала, что погас свет, я понял, что убил сына... Я подпишу все, что скажете, только об одном прошу: позвольте мне похоронить сына, и я в вашем распоряжении! Следователь задал еще несколько обычных вопросов, на которые бедный старик старался отвечать как можно более осмысленно. Взгляд его помутнел, костюм был смят, волосы казались грязно-желтыми, слипшимися от пота и грязи. Когда я выходил из кабинета следователя, он посмотрел на меня с укором:

   – Чего тебе стоило, парень, задержаться еще на пару минут? Ведь она уже и глаза выкатила. Эх, зачем ты ее спас, на горе и другим людям?


   Со дня похорон прошло две недели. Полковник запаса Драган Драганов находился в камере предварительного заключения.

   Текучка целиком поглотила меня, но в сознании продолжала светить красная лампочка, напоминая о „деле Драганова".

   Урываю от сна, чтобы выяснить кое-какие дополнительные подробности. По крайней мере, так мне удается избежать диалогов на рассвете. Выкроил время, чтобы съездить на дачи профессора Илиева и художника Герганова допросить потерпевших и свидетелей.

   Однажды вечером, остановив машину перед своим домом, неожиданно для самого себя я развернулся и подался на другой конец города – в квартал „Дружба".

   Через полчаса я был в покоях Антуанетты Минчевой.

   – Коньяк?

   – Благодарю вас.

   – Благодарю – да, или благодарю – нет? Хотя я немного сердита на вас.

   Пробую коньяк и с невинным видом заявляю:

   – Я тоже, признаться, немного сердит на вас.

   – А вы-то за что?

   – А вы?

   – За то, что вы так грубо держались с Кисой.

   – Вам не следовало скрывать от меня, что вы замешаны в ограблении профессора Илиева. В конце концов, вы отделались условным приговором.

   – Ваше здоровье.

   – Ваше здоровье.

   – Сколько ему дадут?

   – Полковнику? Я не уверен, но полагаю, что не много. Как раз столько, чтобы закончил свои дни в тюрьме.

   – Бедняга.

   – Но так лучше, не правда ли?

   – Что вы говорите, товарищ Демирев! Мне так его жалко!

   – Знаете, о чем я думаю?

   – О чем?

   – Я вполне допускаю, что вам действительно жаль полковника, хотя именно вы все и организовали. С помощью Бистры, конечно. И отчасти самого Стефана. Не говоря уже о Кисе, который послушная пешка в ваших руках.

   – Вот тебе раз! Как же я могла все это организовать? Может, с помощью телепатии я действовала руками полковника, когда он кидал электробритву в ванну?

   – Не вы лично, а Бистра.

   – Но ведь полковник во всем сознался!

   – Я собственными глазами видел людей, которые сознавались в убийстве Кеннеди!

   – И только на этом основании вы заключили, что полковник лжет?

   – Зависит, что понимать под ложью. В его сознании все так и было. Он алкоголик, Тони, и вам это известно.

   – Кстати, а как вам удалось узнать, что я замешана в ограблении профессора Илиева? Дело ведь давно пылится на полках. Ваш коллега, который тогда вел следствие, обещал, что не станет марать мое досье...

   – Слишком много совпадений. Во-первых, жена Илиева была вашей клиенткой. Во-вторых, в то время вы были близки со Стефаном Драгановым. В-третьих, вряд ли вы столь наивны, чтобы полагать, будто ваше досье может остаться девственно чистым...

   – Но с тех пор прошло четыре года!

   – Вам кажется, что это много?

   – Неужто всю жизнь мне расплачиваться за одно... сведение? Хотите еще коньяку?

   – С удовольствием. Впрочем, никто с вас не спрашивает за старые грехи.

   – Другими словами, вам доставит огромное удовольствие, если я предстану перед судом? И ради этого вы нагородили здесь столько ерунды?

   – Нет. Совсем нет. Однако сцена с удушением – это уж слишком. Кто поверит, что больной, немощный старик может физически справиться с Бистрой?

   – А если ему этого очень хотелось?

   – Того, что ему хотелось, – не отрицаю, но все это было ловкой инсценировкой, рассчитанной на дураков. Вы являетесь, как по звонку, торопите меня и заполучаете свидетеля насилия... Вообще-то капкан сработан мастерски, но рассчитан он не иначе как на дебила.

   – Значит, вы убеждены в моей вине? Как и в вине Бистры?

   – Да, хоть у меня и нет вещественных доказательств. Пока.

   – На что вы рассчитываете?

   – На ваше самопризнание. Начнем с дачи художника Герганова. Или я снова выдумываю?

   – Вот это оптимизм! – горько усмехнулась Антуанетта, хотя я был уверен, что внутренне она уже сдалась.

   – А почему бы и нет? Вы не такой уж плохой человек. И я вполне допускаю, что Стефан мог заставить вас рассказать ему о даче художника, как впрочем и раньше, о даче профессора.

   – Но вы же не нашли...

   – Да, пока еще не нашел самого важного доказательства – золотого колье и старинных монет, которые Стефан взял на даче художника.

   – Вроде бы вы умный человек, Демирев, а рассуждаете по-детски.

   – Почему вы так считаете?

   – А потому, что единственное, чем вы располагаете, – признание полковника, а вы роетесь в грязном белье людей...

   – Вместо того, чтобы поставить точку и передать дело следователю? А если на суде полковник откажется от своих показаний? Неужели вы и в самом деле считаете, что при следственной инсценировке убийства старик сможет убедительно повторить свои действия – от момента выключения лампы до кидания электробритвы в ванную?

   – Это его дело.

   – В основном мое.

   – А если допустить, что Драганов убедит следователя?

   – В том, что он убийца? Сомневаюсь, хоть и допускаю такую возможность.

   – Что тогда?

   – Как вам объяснить... я хочу спать спокойно. По возможности.

   – Ну и упрямый же ты, как осел! – перешла на „ты" косметичка. – Все это бредни! Ладно, допустим, что Стефан ограбил дачу художника. Какой расчет мне или Бистре его убивать?

   – Предполагаю, чтобы не делиться добычей.

   – Чушь собачья.

   – Я тоже так думал, пока не побеседовал с доктором Анчевым.

   Реакция Антуанетты была мгновенной. Губы перекосились, пальцы нервно смяли сигарету в пепельнице, глаза загорелись лютой ненавистью.

   – Что с вами, Тони?

   – Демирев... я могу быть полезной тебе! Я тупо смотрю на нее.

   – Ах, Демирев, Демирев... ты напоминаешь мне бродячего пса, беспородного, ничейного... Все-то ты прислушиваешься, принюхиваешься, выслеживаешь... А что выслеживаешь? Оставь ты это дело, а? Полковник убедит суд, пусть старый пьяница сломает себе шею! В моем лице...

   – Начинаешь торговаться? Не хорошо, Тони...

   – Хорошо – не хорошо, да что ты об этом знаешь?

   – Кое-что знаю, но сейчас не время распространяться на эту тему. Я долго не мог понять, каким образом ты держишь Бистру в руках. Что касается Стефана и Кисы, мне более или менее ясно, но как ты заарканила журналистку, я долго не мог понять, не мог найти достаточно веского мотива. Пока однажды дождливым вечером мне вдруг пришло в голову, что это каким-то образом связано с ее ребенком. И я сказал себе: а что, если Тони помогла Бистре инсценировать беременность и на девятый месяц представить ребенка могущественной семейке, чтобы потом всю жизнь держать ее мертвой хваткой? При твоих связях, Тони, это сущий пустяк! Я начал прислушиваться, как ты выразилась, принюхиваться, пока не вышел на участкового врача – доктора Анчева. Как ты его подкупила, это еще предстоит узнать. Итак, Стефан не хочет делиться добычей, Бистра получает от тебя указание бросить электробритву в ванну...

   – Минуточку! Зачем тогда Кисе посылать открытку с моря?

   – Потому что они с Бистрой решили скрыться! От тебя! И как ты это не унюхала? Пардон, принюхиваться – это наше дело...

   – Врешь!

   – Стефан хотел сам продать золото и монеты, предварительно освободившись от любовницы. Узнав о планах Стефана, Бистра сообщила об этом тебе. Ты приказала ей ликвидировать его. В то же время Киса и Бистра у тебя за спиной крутят любовь. Между прочим, Стефан об этом знал, потому-то и отправил Кису в Варну. Открытка предназначалась не для милиции, а для тебя!

   Столько труда... Вы сами-то себе верите, Демирев? – снова перешла на „вы" косметичка и закурила.

   – Себе – не особенно, но фактам... Признаться, мне было трудно сложить из осколков эту мозаику...

   – Скажите, а если б на вашем месте был другой... в смысле...

   – Он тоже докопался бы до истины, Тони... Может, даже быстрее меня... зависит, когда догадался бы о ребенке.

   – И это называется врачебная этика! Сплетник он, а не врач!

   – Подкупленный тобой!

   – Ты за кого меня принимаешь? За иранскую принцессу или Каролин де Монако? Неужели я могу покупать людей за здорово живешь?

   – А почему бы и нет? На всех широтах покупают людей, разумеется, если они назначили себе цену.

   – Оставьте вы эти глупости, Демирев! Тот кретин возьмет да откажется от ребенка. Кто тогда его возьмет, может, вы? Не нужно осуждать то, чего не знаете до конца, даже если оно ужасно!

   – Как тебе сказать... При возможном самопризнании с твоей стороны, как, впрочем, и со стороны Бистры, вряд ли зайдет речь о ребенке. В сущности, я еще не убежден, кто из вас кинул электробритву в ванну. У тебя тоже было достаточно времени съездить на бульвар патриарха Евфимия!

   – Хватит, Демирев! У вас есть еще что-нибудь сообщить мне? Я очень устала.

   – Извини, я кажется, засиделся у тебя...

   – Ничего, мне было приятно.

   – Завтра утром я жду тебя в управлении. Закон есть закон. Мне очень жаль, Тони!

   – А если не приду?

   – Все начнется сначала. И все же я надеюсь, что ты придешь.

   – А Бистра?

   – Все будет зависеть от того, что скажешь ты. Спокойной ночи.

   – Спокойной ночи, Демирев. Приятного сна!

   Последнее пожелание было излишним. Мне давно не снятся приятные сны. Однокомнатная холостяцкая квартирка в окраинном квартале „Люлин", захламленная кухня, незастланная постель. И косметичка, с которой я беседую на рассвете. Мало приятного. Итак, с чего мы начнем сегодня ночью, Тони? Ах да, догадываюсь. НЕ НУЖНО ОСУЖДАТЬ ТО, ЧЕГО НЕ ЗНАЕШЬ ДО КОНЦА, ДАЖЕ ЕСЛИ ОНО УЖАСНО!