Знойное солнце желания

Чарлин Сэндс

Аннотация

   Жизнь не баловала очаровательную Кэсси Мэнро: все ее романы были неудачными. И вот в ее жизни снова появляется неотразимый ковбой Джейк Гриффин, ее первая любовь. Неужели судьба дает ей второй шанс? Чем закончится это любовное родео?




Чарлин Сэндс
Знойное солнце желания

ГЛАВА ПЕРВАЯ

   Кэсси Мэнро буквально влетела в отель. На ней лица не было. Только с ней могло такое случиться: бензин в ее фольксвагене-«жуке» кончился в нескольких милях отсюда.

   Меньше всего ей хотелось эффектно опоздать на предсвадебный обед, который устраивал брат. Она со стыдом призналась себе, что ей вообще не до торжественного обеда. Но она горячо любила Брайэна. И было бы позором пропустить такой особый для него день.

   Она разглядывала выложенные золотом буквы на дверях банкетных залов. Должно быть, здесь. «Зал рассвета».

   Стоя перед дверью, она провела рукой по облегающему красному платью, пробежала пальцами по короткой стрижке, и набрала в легкие побольше воздуха. Потом взялась за ручку, толкнула дверь и вошла. Сделала несколько шагов и тут заметила плакат:

   «Банкет в честь участников родео».

   Она сделала еще шаг и замерла. Полный зал ковбоев, сидевших за столом в форме буквы П. Все вытаращили на нее глаза.

   Огромные, самоуверенные ковбои, в шляпах «стетсон» с серебряными пряжками – и все с интересом смотрели на нее.

   В зале полная тишина.

   Кэсси натянуто улыбнулась.

   Святые небеса, она в жизни не видела столько красивых мужчин одновременно. Привычно подсчитала: семнадцать. И тут же одернула себя: не время считать! Иногда страсть к цифрам становится недостатком.

   – Вы немножко рано, дорогуша. Но не бойтесь, проходите, – обратился к ней один из ковбоев. Она бы пулей вылетела из зала, если бы не его вежливый тон. – Идите сюда. Мы не кусаемся.

   Мужчины за столом расхохотались.

   Жар залил даже шею. Кэсси вдруг вспомнила, как она одета. Ведь она хотела сегодня потрясающе выглядеть. Поэтому выбрала свое самое рискованное платье. Низкий вырез лифа и подол, едва прикрывающий бедра. На ногах черные лодочки на шпильках невероятной высоты. Добавить еще стильную стрижку… Не каждый день девушка встречается со своим бывшим женихом и его молодой женой. На свадьбе своего брата. Никак иначе.

   – Ох, нет, благодарю вас, – она постаралась говорить также вежливо. – Помоему, я попала не в тот зал. Я предполагала быть на предсвадебном обеде.

   – Ах, черт возьми, – тот же ковбой посочувствовал ей, – держу пари, дорогая, вам нужен «Зал заката».

   «Заката?» Да, ей нужен «Зал заката». Обед Брайэна состоится в «Зале заката», а не в «Зале рассвета».

   Когда она осталась в раскаленной пустыне без бензина, у нее, наверное, расплавились мозги. Кэсси маршировала по дороге, страшно напуганная, видом засохших кустов и кактусов цереус. Но она надеялась хоть в них найти поддержку. Кэсси прошагала, по собственным подсчетам, примерно полторы мили и увидела сбоку от дороги телефон «службы спасения». Водитель грузовика-буксира появился, как раз вовремя, чтобы она еще успела на торжественный обед. Он спас ее и до самого города печальным голосом читал лекцию о женской непредусмотрительности. И теперь здесь, она заявилась не в тот зал! Кэсси смотрела на добродушных ковбоев и, наверное, выглядела так же глупо, как и перед водителем буксира.

   Она повернулась и направилась к выходу.

   Огромный, красивый ковбой, восемнадцатый по счету, возник в дверях.

   Номер Восемнадцатый заслуживал внимания.

   Нарочито небрежная поза, «стетсон» почти на бровях, лицо в тени. Но Кэсси заметила мужественные черты, впрочем, как и мужественную фигуру.

   – Вы разве не хотите встречаться-обниматься?

   – С кем? – спросила Кэсси, заинтригованная мужчиной, а не его вопросом.

   – Скоро придут болельщики, чтобы познакомиться со своими любимыми родео-наездниками. Мы дадим автографы, пожмем руки, сделаем снимки. Ну, все такое.

   – Ох… так вы в родео? – Глупый вопрос. Конечно, этот мужчина в родео. У Кэсси был нюх на ковбоев. Она умела разглядеть настоящего за милю. Но все, кого она встречала последние десять лет в Лос-Анджелесе, были кабинетные ковбои. Вероятно, они ни разу в жизни не сидели на лошади.

   – Да, мэм.

   – А вы на быках скачете? – Кэсси затормозила.

   Этот ковбой – гигантский отвлекающий фактор. Надежный способ забыть об эффектном появлении на обеде Брайэна и Алисии.

   – Нет, мне пока дороги мои кости. Я работаю с коровами.

   – Я никогда не видела родео, но, если вы не возражаете, скажу, что работать с коровами немного жестоко.

   – Нет, это не «немного жестоко». Коров, которых мы используем, для этого и выращивают. Это их работа. – Он убедительно улыбнулся, сдвинув шляпу со лба чуть назад. Теперь Кэсси могла рассмотреть его лицо.

   Она моргнула. Еще раз. Сердце помчалось вскачь. Что-то вроде ужаса зашевелилось в ней. Она узнала эту улыбку, красивое лицо.

   Джейк Гриффин.

   Кэсси на мгновение застыла, сравнивая Джейка, прежнего, с Джейком нынешним. Видно, он здорово потрудился над собой. Рубашка обтягивала твердые мышцы. Самоуверенный вид подсказывал, что дамы, вероятно, выстраиваются, к нему в очередь. Некогда, черт возьми, она была первой в этой очереди. И посмотрите, куда это ее привело.

   Вот так насмешка судьбы! Именно сегодня она столкнулась с ним. Разве мало того, что ей предстоит провести уикэнд в тесном общении с бывшим женихом, Риком? И, пожалуйста – еще одно напоминание, что ей постоянно не хватает мозгов. Джейк Гриффин был первым молодым человеком, вызвавшим разочарование у юной Кэсси. С него начались все ее неудачи в любви. Кэсси обладала даром привлекать мужчин, не способных к счастью. Джейк оказался первым. Одинокий волк. Парень, который трудно заводил друзей, который везде был не на месте, не принадлежал ни к какой группе. Ее моментально потянуло к нему. На короткое время в старших классах, она стала его другом. Надеясь в будущем на большее.

   Брат Брайэн не раз повторял, что у нее чересчур мягкое сердце. Как сладкий зефир. Если она не будет осторожна, ее раздавят. Недавно разорванная помолвка с Риком стала доказательством, что старший брат прав. Она была рядом с Риком, когда его жизнь покатилась под откос. Она успокаивала его и утешала, помогала выползти из эмоционального болота. И он отплатил ей поспешным и эффектным предательством.

   Кэсси дала себе обет: никогда больше. Она усвоила урок.

   Теперь главное – пережить этот уикэнд и – исчезнуть. Она готова начать новую жизнь.

   Джейк Гриффин, очевидно, не узнал ее. Слабое утешение.

   – Ну, ладно. Мне пора идти. Брайэн огорчится, если я опоздаю.

   – Бойфренд? – Темные брови взметнулись вверх.

   – Брат, – покачала головой Кэсси. – Теперь, если позволите, мне и вправду надо уже быть на обеде.

   С секунду он не шевелился.

   – Мне не хочется отпускать вас, я еще не сообразил, откуда я вас знаю.

   Кэсси стрельнула в него нетерпеливым взглядом. Женщины, наверное, никогда так не смотрели на Джейка Гриффина. Черт, если бы она не хотела поскорей избавиться от него, если бы она не молилась, чтобы он не вспомнил ее, если бы она не знала его, похоже, она бы осталась, и поболтала с красивым ковбоем. Но она его знала. И колокола в голове громко и ясно отбивали сигнал тревоги. Хоть на этот раз хватило ума послушаться. Протискиваясь мимо старого знакомого, она улыбнулась.

   – Приятных догадок, ковбой.

* * *

   Джейк провожал глазами мисс Красное Платье. Вид сзади такой же соблазнительный, как и спереди. Обтягивающее темно-красное платье показывало каждый изгиб фигуры. Грустно видеть, как она уходит. Но здесь что-то большее, чем просто тело-динамит. Мягкие золотистые волосы, зеленые глаза размером с серебряный доллар… Короче говоря, Джейка тянуло к ней.

   Он и вправду чувствовал, что встречал ее раньше.

   И потом его точно стукнуло.

   – Кассандра Мэнро, – позвал он, выйдя в фойе. Она остановилась. Плечи вздрогнули. Медленно повернулась. Эти глаза. Ярко зеленые и невероятно удивленные. Они выдавали ее. Ни у одной женщины нет таких замечательных глаз. Давно, а точнее лет десять, он не видел ее. Они недолго общались, пока учились в старших классах школы. Оба изменились. Но Джейк не забыл ее.

   Кэсси сделала чуть заметное движение.

   – Вы меня помните?

   – Джейк Гриффин, – вялым тоном подтвердила она. – Мы вместе ходили в школу.

   – Погоди… – Он сдвинул шляпу и почесал голову. – Я сильно изменился, а?

   – Ты выглядишь совсем по-другому. Взрослый.

   – Могу то же самое сказать о тебе, Кассандра, – нахохлился он. Невозможно притворяться, будто он не замечает, что она превратилась в очень соблазнительную женщину. У Кассандры Мэнро уникальное лицо. Не только огромные изумрудные глаза, но и пухлый, сердечком, рот, и волосы, как золотистый шелк.

   – Теперь я Кэсси. – Она обвела взглядом коридор в поисках «Зала заката». – Я и правда опаздываю. Мне пора идти. Приятно было увидеть тебя, Джейк.

   В этом он сомневался. Когда он окликнул ее, у этой женщины окаменело лицо. Воспоминания перенесли его в дни, когда он ходил в старшие классы. Только Кассандра дружила с ним, больше никто. Он чувствовал себя одиноким, никому не нужным, даже отцу. Джейк Гриффин был приемным ребенком, который никому не нравился. Его футболили из одного дома в другой. И так шесть раз. В те дни он знал, что ему не на кого рассчитывать, кроме себя. Он нигде не задерживался надолго, так что не мог завязать дружбу. Нигде не пускал корней. В большинстве случаев он знал, что приемные родители равнодушны к нему. Он никогда не был ангелочком. И потом, ближе к двадцати, он стал таким парнем, о которых матери предупреждают дочерей. А вот Кэсси никто не предупредил…

   Джейк напомнил себе, что у него важное дело – стать чемпионом в родео. Он должен раз и навсегда доказать отцу свое превосходство! Такое он дал себе слово. У него нет времени на рыжеволосых красавиц, пусть они и старые знакомые. У него вообще не было времени на женщин. Однажды он вступил на эту дорожку, а кончилось дело катастрофой. Жена ушла от него к мужчине с более стабильной профессией. Она заявила, что не создана быть женой ковбоя. Но Джейк знал истинную причину ее ухода.

   Она бросила его потому, что недостаточно любила. Или вовсе не любила. Джейк пришел к выводу, что, без сомнения, он тоже не создан для семейных радостей и еще меньше для любви.

   Он никогда не знал настоящей любви. Хотя ему понадобилось много времени, чтобы это понять. Даже своему биологическому отцу он был не нужен, хотя Джон Ти и потерял другого, законного сына. Джейк так и не понял, почему в конце концов, Джон Ти приехал за ним. Но дал обет: ни перед кем не открывать сердце. Включая родного отца. Это также значило – никаких женщин, никаких сложностей, никаких огорчений.

   – Думаешь, сумеешь найти «Зал заката»?

   – Не беспокойся. Со мной будет все в порядке.

   Джейк молча смотрел, как она уходила. С этой женщиной определенно «все в порядке».

   Он покачал головой и направился назад в банкетный зал. Стайка поклонников увязалась за ним. Они всовывали ему в руки программки и фотографии, требуя автограф. Но он с трудом мог сосредоточиться на именах, которые с такой скоростью валились на него. В мыслях у него была только одна женщина.

   И он сомневался, что способен скоро забыть, похорошевшую Кэсси Мэнро.

* * *

   Брайэн обнял Кэсси, прижал к груди и поцеловал в лоб.

   – Спасибо, сестренка, что приехала, – прошептал он. – Я знаю, что тебе это нелегко.

   Кэсси рассеянно уставилась на брата, все еще не отойдя от встречи с Джейком Гриффином. Ведь столько лет прошло… Когда-то это был высокий, симпатичный мальчик. Но сейчас… Она увидела крупного мужчину, с чертами, будто высеченными из камня, с сексуальной щетиной и хорошо очерченным ртом. В школе она клюнула на него. Когда парень, которого она знала всего несколько недель, пригласил ее погулять, она была на седьмом небе. А потом без всякой причины он разбил ее юное, нежное сердце…

   Кэсси сидела в «Зале заката» рядом с братом, Алисия с другой стороны. Брайэн и Алисия поддерживали ее сочувствующими взглядами. Но Кэсси уже тошнило от всеобщего сочувствия. Когда Рик порвал помолвку, она убедила себя, мол, все, что не делается, к лучшему. Ей только хотелось, чтобы брат и его невеста сами пришли к такому же выводу. Ради Брайэна и ради себя самой она спокойно отнеслась к разрыву.

   Рик Спрингер – друг Брайэна и партнер по бизнесу. Ничего хорошего не будет, если она начнет разыгрывать из себя мученицу. И Кэсси приехала на свадьбу Брайэна с намерением веселиться от души.

   – Когда мы сможем познакомиться с твоим молодым человеком? – Улыбка Алисии выражала надежду.

   Мысли закружились в голове у Кэсси. Колено, разбитое во время игры в баскетбол, послужило бы вполне хорошей отговоркой. Но Кэсси опасалась, что Брайэн и Алисия поймут, что это отговорка. И попытки придумать, что же делать, развлекали ее в течение пятичасового сидения за рулем. Поэтому она и осталась без бензина. Нервы и безумное стремление попасть сюда вовремя превратили ее мозги в кашу.

   Бедная Алисия будет так сокрушаться, узнав, что у Кэсси нет молодого человека, с которым можно прийти на свадьбу. Алисия очень переживала за Кэсси. Когда Рик разорвал с ней помолвку, Алисия старалась утешить Кэсси и вела себя как истинная подруга.

   Кэсси отважно взглянула на брата. Брайэн терпеливо ждал ответа.

   Он тоже заботился о ней. После разрыва с Риком много раз предлагал познакомить с одним из своих клиентов. Кэсси всегда отказывалась. Ей не нужна сваха. И кроме того, она знала почти всех клиентов брата. Ведь она работала над их бухгалтерскими книгами. В маленьких магазинах, торгующих спортивными товарами, которыми в Южной Калифорнии владел Брайэн, Кэсси не встречала интересных мужчин.

   Она положила в рот кусочек цыпленка в белом вине, но поняла, что не чувствует вкуса.

   – Ммм, у него встреча, которую нельзя пропустить. Завтра он будет здесь, чтобы присутствовать на свадьбе.

   На лице брата и его невесты моментально вспыхнуло облегчение. Кэсси одарила их успокаивающей улыбкой, хотя сама внутри вся дрожала.

   И что дальше?

   Завтра надо придумать какой-то другой повод. Одна только надежда, что Брайэн и Алисия будут заняты своим праздником.

   Или… попытаться найти молодого человека?

   Это было бы лучшим выходом. Она бы спасла гордость, могла высоко держать голову и не омрачать праздник брата.

   – Надеюсь, завтра ты хорошо проведешь время. – Брайэн взял ее руку и ласково похлопал. – Алисия и я беспокоились, что приезд на нашу свадьбу разбередит свежие раны…

   – Я в полном порядке. С этим покончено, честно, Брайэн. Я и думать не хочу, что могла бы пропустить свадьбу брата. Прошло три месяца, и я… я рада, что не вышла замуж за Рика. – Она обвела взглядом гостей. На другом конце стола сидели Рик и его новая жена. Отдать должное брату, молодоженов предусмотрительно посадили как можно дальше от нее. Кэсси подсчитала: через девять человек. И еще. Когда она поглядела на Рика, то не испытала никаких эмоций. Ни сожаления, ни злости.

   После разрыва Кэсси часто размышляла, не был ли Рик просто удобным выбором. Друг брата, деловой партнер, человек, которого Брайэн всем сердцем одобряет. Не считала ли она, брак с Риком более нужным брату, чем себе? Кэсси никогда раньше не думала об этом всерьез. В последние несколько недель у нее появилось время все по-настоящему обдумать. И она пришла к заключению, что брак с Риком не стал бы правильным шагом.

   И вообще она ни за кого не собиралась выходить замуж, пока не будет твердо стоять на ногах. Ей нужно все начать заново. И удивительно, ей снова хотелось жить в маленьком городе. Кэсси с нежностью вспоминала родной город в Северной Неваде и мечтала вернуться в него. Когда родители умерли, она и Брайэн были отправлены в Лос-Анджелес к тете Шерри. Брат воспринял жизнь в большом городе лучше, чем Кэсси. Ему он прибавлял энергии, а Кэсси считала, что большой город опустошает ее.

   После того, как тетя Шерри переехала во Флориду, Кэсси осталась в Лос-Анджелесе. Главным образом для того, чтобы быть ближе к Брайэну. Но она всегда скучала по простой жизни, нуждалась в ней. Кроме того, Кэсси слишком долго оставалась под крылом брата. Ей хотелось начать жить по-своему. Несмотря на нежность, какой старший брат окружил ее (ведь он беспокоился о каждом ее шаге, поддерживал ее), она наконец решила изменить свою жизнь.

   Для Кэсси пришла пора встать на собственные ноги.

   До возвращения Брайэна из свадебного путешествия в Куауи она не расскажет ему о планах переезда. Не откроет секрет, что ей предложили работу в Неваде, недалеко от родного города. Уже все устроено, осталось только подписать контракт. Когда брат вернется, она объяснит ему, как ей это нужно.

   – Не могу дождаться, когда же я познакомлюсь с твоим молодым человеком, – с жаром произнесла Алисия. У нее и у Брайэна на лицах было написано сочувствие.

   Кэсси терпеть не могла лгать.

   – На самом деле он всего лишь друг. То есть я хочу сказать, что он даже не бойфренд и ничего такого.

   – Он проделает весь этот путь на свадьбу, чтобы быть с тобой, – напомнила Алисия.

   У Кэсси душа ушла в пятки. Эта пара, которая завтра поженится, слишком глубоко заинтересована в ее делах. И они желают ей только счастья.

   – Пришло время для тоста, – сказал Рик со своего конца стола, высоко поднимая бокал.

   Глаза всех сидевших за столом уставились на Кэсси, чтобы увидеть ее реакцию. Естественное для людей любопытство. Но смотреть на Рика с его новой женой после унизительного разрыва… это слишком. Кэсси сохранила спокойное выражение лица и натянула улыбку. Чтобы все видели.

   Теперь уж точно она должна найти молодого человека, с которым придет на свадьбу. Еще один день заботливого опекунства и сочувствующих взглядов она не выдержит. На речном пароходе во время свадебного круиза спрятаться негде.

   Разве что броситься за борт.

ГЛАВА ВТОРАЯ

   Джейк проскользнул в отель и сел у стойки бара. В маленьком речном городишке проходили Дни родео. Сюда съехались наездники со всей страны. Их с распростертыми объятиями встречали во всех отелях города. Джейк заказал виски и повернулся лицом к залу, чтобы послушать «Кантри ридерз бэнд». Он надеялся, что знакомые мелодии вместе с глотком «дикого турка» убаюкают его и создадут сонное настроение. Он поздно освободился, слишком устал, чтобы заснуть, и встревожен мыслями о завтрашнем родео. Всегда одно и то же. Нервы. Избыток энергии.

   И Кэсси Мэнро. С тех пор, как он встретил ее сегодня в банкетном зале, она все время не выходила у него из головы. Надо взять себя в руки, выбросить соблазнительную леди из головы и отдохнуть. В чем он не нуждался, так это в развлечениях, особенно сейчас, когда почти достиг цели, годами маячившей перед ним.

   Выиграть чемпионство в родео значило для него больше, чем слава, деньги и уважение. Выиграть – это значит сделать что-то, что его отец сделать не способен. Выиграть – это значит смело посмотреть в глаза Джону Ти и заявить, что он, Джейк, не хуже своего отца. А может, даже лучше.

   Джейк посмотрел на часы. Проклятие. Уже за полночь. Надо хоть немного поспать. Он заказал еще виски, чтобы взять с собой в номер. Вдруг в нескольких шагах от него мелькнуло что-то красное. Джейк привстал и осмотрел переполненное помещение.

   Нет, это не игра воображения. Он увидел мисс Красное платье. Джейк пошел к ней. Он прокладывал себе путь через толпу и не спускал с нее глаз. Льющиеся движения. Тело извивается, словно у какой-то экзотической танцовщицы. У Джейка перехватило дыхание, когда ее челка цвета меда взлетела и вновь опустилась на разрумянившееся лицо. Джейк беззвучно выругался. Будто загипнотизированный, он продолжал наблюдать за ней. Взгляд его больших, широко раскрытых глаз был устремлен на мужчину, с которым она танцевала.

   Джейк вернулся на свое место и неодобрительно поджал губы.

   Конечно, эта женщина заинтриговала его. Но лучше взять виски и отправиться к себе в номер. Не дело сидеть здесь и чувствовать, как бухает сердце при виде ее танца. Джейк оглянулся.

   В этот момент уже другой мужчина держал Кэсси в объятиях. Этого он знал. Броди Тейлор, ковбой, работавший с быками. Самодовольный дамский угодник!

   Оркестр заиграл медленную задушевную мелодию.

   Джейк подавил проклятие, когда Броди, прижал Кэсси к груди. Он заметил, что она извивается в его руках. Или, во всяком случае, ему показалось, что она пытается вырваться.

   Не мое дело, покачал Джейк головой. Сегодня, узнав его, она отвернулась. Ей не нужно, чтобы он вмешивался в ее жизнь. Ковбой отвернулся и посмотрел на бармена. Виски нигде не было видно.

   Джейк встал и, бросая прощальный взгляд на танцевальный зал, увидел, что Кэсси ударила Броди по рукам, обхватившим ее пониже пояса. В Джейке словно что-то взорвалось.

   – Черт, – пробормотал он и метнулся к ним. Похлопал Броди по плечу. – Кончай, Броди, – жестко буркнул он, не глядя на Кэсси.

   – Катись отсюда. – Броди обернулся, его тело слегка напряглось, налитые кровью глаза вспыхнули узнаванием.

   – Пора в постель, Тейлор.

   – На это я и целю, Гриффин. Ты опоздал. – Ковбой, работающий с быками, криво ухмыльнулся.

   – Не с ней, ты не… – Он крепко обхватил руку Броди и наконец оторвал ее от Кэсси. Потом нахлобучил ему поглубже шляпу и подтолкнул к выходу. – У тебя завтра два быка. Если не ляжешь спать, они прогонят тебя до Техаса и обратно. Давай, двигай.

   Броди, с мгновение поколебался, наверное, слишком много выпил, чтобы спорить, потом кивнул и засеменил к выходу, бормоча ругательства.

   – Ты в порядке? – Джейк наконец посмотрел на Кэсси. Она стояла в середине танцевального зала и что-то бормотала.

   – Все прекрасно, – с некоторым раздражением ответила она. Хорошенькие губки сердечком надулись. Когда Джейк обхватил ее, чтобы танцевать, она спросила: – Что ты делаешь?

   – Я прервал ваш танец. Ты хочешь танцевать?

   – Нет, больше не хочу. – Кэсси отодвинулась от него.

   Ладно. Значит, с ним она танцевать не хочет. Но по крайней мере ей не придется всю ночь защищаться от Броди Тейлора. Она пошла к своему столику, он проводил ее. Он раньше не заметил, что она покачивалась на ходу. И блестящие глаза больше не казались яркими. Фактически они выглядели несколько затуманенными, как и у Броди.

   Она плюхнулась на стул и сделала большой глоток «Маргариты».

   – Сколько ты уже выпила? – Джейк навис над ней.

   – Всего одну. – Кэсси вызывающе уставилась на него.

   – Я бы сказал, одна это слишком много.

   У нее скривились губы. Она выглядела очень несчастной, в глазах стояли слезы.

   – Послушай, я что-то тебе испортил, да? Если так, то прошу прощения. Хочешь, я пойду, приведу его? – Черт, если она хотела Броди Тейлора, это совсем другое дело. Джейк не собирался вмешиваться в начинающийся роман.

   – Нет, нет, он меня не интересует. Просто… я так устала. Совсем недавно я приняла таблетку от аллергии.

   – И запила ее «Маргаритой»?

   – Это, был длинный день, – кивнула она. Поверить невозможно, что рядом стоит Джейк Гриффин… во плоти. Она думала о нем весь день. И с той минуты, как увидела его в танцевальном зале, у нее заныло сердце и затряслись поджилки. У Кэсси закружилась голова от одного взгляда в его темные зловещие глаза. Таблетка от аллергии здесь мало, чем могла помочь. Джейк Гриффин был слишком большим искушением.

   В конце концов, он последний мужчина, о котором ей следовало бы думать. И первый в длинной цепочке ошибок. Первый, кто особенно сильно се обидел. Она была такая доверчивая, а обида такая неожиданная… Его предательство тогда ранило ее, будто удар кинжалом. Она проплакала всю ночь, и пережила худший уикэнд в своей юной жизни. А сейчас он стоит, уперев руки в бедра, выглядит еще лучше, чем тогда, и читает ей лекцию об умеренном употреблении алкоголя.

   – У нас у обоих завтра много дел. Надо немного поспать. Я провожу тебя в твой номер, – предложил Джейк, протягивая руку.

   Ее номер? Боже милостивый, помоги! До нее только сейчас дошло, что у нее нет номера. Она приехала сюда во второй половине дня на грузовике-буксире, устроила спектакль на чужом банкете, наконец нашла нужный зал, и встретилась за обедом с Брайэном и Алисией. После обеда отправилась в комнату отдыха, немного привела себя в порядок и попыталась реализовать план, который забраковало бы даже существо с куриными мозгами. Она решила пойти в этот бар и в нем найти молодого человека, с которым завтра пойдет на свадьбу брата. Она была здесь уже три часа и совершенно забыла проверить, оставлен ли за ней номер.

   – Я… Фактически у меня нет номера.

   Джейк наклонил голову и попытался поймать ее взгляд. С некоторым смущением он повторил:

   – У тебя нет номера?

   – Да. Я имею в виду, что забронировала номер. Но со всеми волнениями забыла проверить, готов ли он.

   – Ладно, пойдем. Мы достанем тебе номер. – Джейк почесал подбородок.

   Кэсси взяла его руку и встала. Голова кружилась, а бар вертелся, будто веретено. Пока танцевала, Кэсси ничего не замечала, потому что чувствовала себя очень занятой.

   – По-моему «Маргарита» не совместима с антигистаминовыми препаратами, – промямлила она, пытаясь сохранить равновесие.

   – Бог видит, Кэсси, завтра ты будешь умирать от головной боли.

   Он обнял ее за плечи, и она прислонилась к нему. Они медленно шли к конторке бронирования номеров. Все прекрасно. Кэсси нравилось быть в объятиях Джейка. От него веяло солидностью и постоянством. И он чертовски хорошо пах.

   Нет, нет. Это опасные мысли. В голове такой беспорядок, что невозможно ясно думать. Но Кэсси помнила, Джейк Гриффин обидел ее в прошлом. И, вероятно, может послужить причиной боли снова, если она не будет осторожна.

   – Черт! – выругался Джейк, когда они подошли к столу администратора.

   Все пространство вокруг стола кишело ворчливыми и агрессивными пожилыми гражданами. Хаотичная очередь тянулась через весь коридор. Громкие голоса стучали ей в голову. Люди сообщали о своих проблемах любому, кто соглашался слушать. Их автобус потерпел аварию в пустыне. Они пропустили свой особый обед и умирали от голода. Они устали.

   Мысли Кэсси разлетелись словно пушинки. Ноги превратились в желе и начали дрожать.

   – Мы не дождемся ответа. – Джейк быстро и ловко подхватил спутницу на руки. – Сегодня ночью ты будешь спать со мной.

* * *

   Джейк отнес ее к лифту. Она ничего не весила. И чертовски уютно устроилась на его руках. Так ей казалось. Когда он заметил ее на банкете, он и не думал, что ночью будет нести мисс Красное платье на руках в свой номер. Хотя и не по взаимному желанию, с иронией подумал он. Даже у Джейка есть принципы. У него в номере есть вторая постель. Именно на нее он и собирался уложить Кэсси.

   Он достиг своего этажа и направился к номеру. Джейк не обращал внимания на усмешки и любопытные взгляды постояльцев гостиницы, заметивших, что он несет женщину почти без сознания.

   Отперев дверь, толкнул ее плечом, вошел в номер и невольно выругался. Его встретил страшный беспорядок. В полдень он спешил и разбросал всю экипировку по кровати.

   Кэсси зашевелилась у него на руках, и он успокоил ее ласковым шепотом. Для обоих было бы лучше, если бы она не просыпалась. Видеть ее проснувшейся в своей постели – слишком большое искушение. Джейк расчистил обе кровати. Веревки, кожаные штаны, перчатки и другие вещи он смахнул на пол. Затем положил одеяла на одну из постелей и осторожно устроил Кэсси. Она моментально уткнулась лицом в подушку и вздохнула с несомненным удовольствием.

   Этот вздох взволновал его. Жар моментально охватил все тело. На лбу выступил пот, и Джейк быстро смахнул его. Подальше, подальше от сказочной женщины, лежащей в его постели.

   Он уже хотел накрыть ее одеялом, но заметил, что она еще в туфлях.

   Джейк обошел кровать, нерешительно глядя на ноги женщины в красном платье. Ткань чуть задралась, выставив твердые, хорошо очерченные бедра. Ноги просто взывали к его вниманию. Джейк тяжело вздохнул и взялся за блестящий каблук, чтобы снять туфлю. Потом за другой. Очень осторожно, чтобы не коснуться ее.

   Он отбросил в сторону лодочки, накрыл гостью до подбородка одеялом и задернул шторы. Только в полной темноте он сумеет заставить себя забыть, что Кэсси Мэнро спит в метре от него.

* * *

   Кэсси проснулась от манящего аромата свежего кофе. Открыла один глаз. Потом другой. Зажмурилась и широко распахнула глаза. Мужчина, одетый в стиле «вестерн», сидел на соседней кровати и улыбался.

   – Доброе утро.

   Кэсси моргнула. Потом еще раз. Она не спала. Он был такой же реальный, как жара в Неваде. И как кружка горячего кофе, стоявшая на столике рядом. Кэсси натянула одеяло до подбородка и попыталась найти ответ в собственных мозгах. Медленно, с огромными усилиями она начала вспоминать. Все, кроме одного. Как она попала в эту постель?

   Что случилось прошлой ночью? С Джейком?

   Боже милостивый, помоги. Пережить бурную ночь с сексуальным ковбоем и утром ни черта не помнить.

   – Доброе утро… – Голова и лицо горели. И в самом деле, больно говорить.

   – Плохо? – спросил он, потягивая из кружки кофе. – Я бы позволил тебе поспать подольше, но не знаю, в котором часу у твоего брата свадьба.

   Свадьба Брайэна! Она резко села и тут же поплатилась за это. Голова мгновенно закружилась. Кэсси со стоном опустилась на подушку.

   – У меня два вопроса. Сколько сейчас времени?

   – Десять тридцать.

   Все правильно. Свадьба во второй половине дня. Она успеет быстро, по сокращенному регламенту, привести себя в порядок, прическа, макияж. На пристани надо быть в четыре тридцать.

   – И… – начала она, сглотнув комок в горле. Это самый трудный вопрос. Она предчувствовала грозный ответ. – И… ну… что было прошлой ночью?

   Она медленно села, придерживая у подбородка одеяло, и посмотрела прямо в темные глаза Джейка.

   – Ты вроде как отключилась.

   Это она помнила. Но…

   – Я имею в виду, Джейк, между нами?

   Ковбой потер нос и состроил чертовски уверенную, утешительную усмешку.

   – Хотел бы я сказать, что вел себя в постели незабываемо, но нет. – Он хмыкнул и добавил: – Ничего, Кэсси, не случилось. Когда прошлой ночью мы не смогли попасть в твой номер, я принес тебя сюда. И ты всю ночь спала в этой кровати, одна.

   – Спасибо. – Кэсси облегченно вздохнула.

   – Не спеши благодарить меня. – Он потягивал кофе и изучал ее. В глазах прыгали бесенята. – У меня есть правило: когда я занимаюсь с женщиной любовью, она должна быть в сознании.

   Жар поднялся к щекам Кэсси и пронесся по всему телу. Какая заманчивая мысль – заниматься любовью с Джейком. Инстинктивно она чувствовала, что он великолепен в постели.

   Закусив губу, молодая женщина отвела взгляд и стала разглядывать испанские мотивы в номере. Мебель из замысловато вырезанного темного дерева. На стенах картины с видами гасьенд и вакуэрос. Проснуться в такой комнате с ковбоем…

   – Прости меня за вчерашний вечер, – снова повернулась она к нему.

   – А кстати, в чем дело? – Джейк снял шляпу и бросил ее на кровать.

   Кэсси смотрела, на сияющий черный «стетсон» на кровати и представляла Джейка только в нем и больше ни в чем. Образ вспыхнул в голове, и жаркие мурашки побежали по телу. Кэсси прочистила горло – и мозги. Она должна покончить с этим наваждением. Джейк Гриффин точно вне лимита.

   – В чем дело?

   Она ни за что не скажет правду. Невыносимо, если Джейк узнает, что ей так отчаянно нужен молодой человек, чтобы прийти с ним на свадьбу Брайэна. Прошлым вечером она строила планы найти такого кавалера. План провалился. Даже если бы Джейк не вмешался, все равно ничего бы не вышло. А с ней произошла бы катастрофа. Броди, уже сказал ей, что не будет болтаться здесь после родео.

   – Кэсси, я сомневаюсь, что ты такая женщина, которая ходит по барам, чтобы, подцепить незнакомого…

   – Я не такая, – перебила она его. – Я поклялась вычеркнуть мужчин из моей жизни до конца дней.

   – Не понимаю. – Джейк окинул ее недоверчивым взглядом.

   Конечно, не понимает. И она не намерена сообщать ему, что постоянно терпит унизительные неудачи с противоположным полом. Но довольно! Хоть один раз она поставит на первое место свои потребности. Кроме мужчин, у нее есть другие интересы. Например, многообещающая новая работа, которую ей предложили. Все без сучка и задоринки. Не нужно искать места в жизни. Все устроено, все сделано за нее. Работа ее ждет. От нее требуется только приехать через три недели и подписать договор.

   – Это… сложно. – Она потянулась за кружкой и сделала глоток кофе. Горячая жидкость проскользнула по горлу, будто мягкий бархат, размягчив ее нервы и помогая прочистить голову. – Кофе хороший, – сказала она, заметив взвешенную реакцию Джейка на ее глупый ответ.

   С минуту он смотрел на нее, потом улыбнулся и надел шляпу.

   – Почему бы тебе не принять душ? Я принесу твои вещи из машины, и ты сможешь переодеться.

   – Ты прав. Мне пора заняться делами. Надо выяснить, что с моим номером.

   – Где твои ключи от машины?

   – Здесь, – она показала на кошелек. – По-моему, я в третьем ряду. Неоново-желтый «жук», фольксваген.

   – Не беспокойся, найду я твою машину. Сколько здесь может быть желтых «жуков».

   Кэсси засмеялась. Но ее радость поблекла, когда Джейк бросил ей одну из своих рубашек.

   – Надень после душа. Я приду позже.

   Кэсси смотрела, как он рылся в ее кошельке, нашел ключи и направился к двери. Как только ковбой ушел, она быстро разделась и накинула его легкую голубую рубашку.

   И тут сообразила, что забыла сказать ему код охранной системы машины. Как это бывает в отелях, охранник мог арестовать его за то, что он открыл машину и взял вещи. Она кинулась к двери, сделала шаг в коридор и увидела его в лифте.

   – Джейк! – Он не услышал. Кэсси сделала еще шаг в тихий коридор и крикнула снова: – Джейк!

   Наконец он вопросительно оглянулся. Она помахала рукой, он вышел из лифта и направился к своему номеру. Молодая женщина встретила его на пороге, туже запахнув рубашку.

   – Кэсси?

   – Я забыла тебе дать…

   – Кэсси! – голос Брайэна разнесся по коридору, будто приговор судьбы.

   – Кэсси! – Нежный голос Алисии долетел из того же конца коридора. В нем отчетливо слышалось нескрываемое любопытство. Кэсси не знала, что хуже. Оба приближались к ней, но не сводили глаз с Джейка.

   Кэсси хотелось превратиться в половицу. Проснуться и освободиться от кошмарного сна. Но ничего такого не случилось. Вместо этого она смотрела в глаза брата.

   – Доброе утро, – бодро проговорила она. Брайен заворчал, Алисия улыбнулась.

   Кэсси знала, что они думают. А что еще могли они думать, видя ее на пороге гостиничного номера в таком наряде рядом с Джейком Гриффином?

   – Что происходит? – прямо спросил Брайэн, уставившись ей в глаза.

   – Брайэн, помолчи. Твоя сестра взрослая девушка, – перебила его Алисия.

   – И это ее молодой человек, правильно? Брайэн и я беспокоились, что ты выдумала историю с молодым человеком, когда он не явился на предсвадебный обед. Но вот, кажется, он здесь, вовремя приехал на нашу свадьбу.

   – Чересчур, заблаговременно, – мрачно пробормотал Брайэн, сверля взглядом сестру. События вырвались из-под контроля, и Кэсси не знала, как это остановить.

   – Ну, ты не собираешься познакомить нас? – подсказала Алисия. Ее глаза перебегали с Джейка на Кэсси.

   – Ага, конечно.

   Брайэн не был знаком с Джейком. Когда Кэсси училась в старших классах, брат уже уехал в колледж. Кэсси положила руку на локоть Джейка, умоляюще сжав его.

   – Джейк Гриффин, познакомься с моим братом Брайэном и его невестой Алисией.

   – Рад познакомиться. – Джейк обменялся рукопожатием с Брайэном.

   – Приятно познакомиться с вами, мэм.

   – Я так рада. – Алисия крепко обняла Джейка. – Ох, Кэсси, он совершенно замечательный. – Она моргнула и одарила будущую золовку одобрительным взглядом. – Где вы повстречались?

   – Ну, по правде… – неуверенно бормотала Кэсси, моля Бога о вмешательстве.

   – Кэсси и я все начали заново. Не правда ли, любимая? – сказал Джейк, подойдя ближе и обняв ее за талию.

   Кэсси отважно встретила взгляд Джейка, надеясь, что глаза не выдадут внутреннего страха. И она была благодарна, что он подыграл ей в этой сцене.

   – Ага, да. Заново.

   – Ну, разве это не мило, – сияла Алисия. – Мы хотим послушать историю вашего знакомства позже. А сейчас я умираю от голода. Брайэн обещал накормить меня обильным завтраком. Потом парикмахер. Пойдем, Брайэн, дадим им побыть немного вдвоем. Мы увидим их на свадьбе.

   – Хорошо, – согласился Брайэн, – встретимся позже, сестренка. – Он наклонился и поцеловал ее в щеку, потом бросил «пока» Джейку.

   Когда они скрылись из вида, Джейк взял ее за руку и ввел в номер.

   – А теперь, дорогая, скажи мне, что это значит?

* * *

   Джейк стоял, уперев руки в бедра и уставившись на Кэсси. Она, закусив губу, вошла в номер и бросилась ничком на кровать. Он сел напротив лицом к ней и ждал. На Кэсси была его рубашка, и в ней она тоже выглядела чертовски обольстительно.

   – Ужасно неловкое положение, – начала она. – Прости, что втянула тебя.

   – Втянула во что, Кэсси?

   Она обернулась, секунду смотрела ему в глаза и тут же отвела взгляд.

   – Это имеет отношение к твоему вчерашнему знакомому? – Джейк надеялся, что не имеет. По какой-то странной причине при мысли о том, что Кэсси может быть заинтересована Броди Тейлором, у него судорогой сводило кишки.

   – Что-то вроде. Мне… м-м… нужен молодой человек, чтобы с ним пойти на свадьбу брата. Я… м-м-м… не имеет значения. Такая глупость.

   – Почему это так важно: иметь молодого человека на свадьбе брата?

   Кэсси села, скрестила ноги, а у него ухнуло сердце. Она беспокойно ерзала по кровати, и рубашка – его рубашка – плавно двигалась вместе с ней. А ему так хотелось чмокнуть разок-другой кремовую кожу над коленями. Джейк скрутил собственное желание, чтобы сосредоточиться на том, что говорит Кэсси. Она тяжело вздохнула и начала объяснять:

   – Потому что мой бывший жених будет там со своей новой женой. Потому что мой молодой человек, на которого я надеялась на этот случай, не приехал. И потому что я не хочу видеть жалость в глазах всех собравшихся. Когда вчера, я одна заявилась на предсвадебный обед, все только и делали, что выражали сочувствие.

   Джейк сжал губы. Он понял. Но невозможно представить, что какой-то мужчина бросил Кэсси Мэнро. То, что случилось между ними в старших классах школы, не в счет. По его мнению, он не бросал Кэсси. Та давняя ночь была для него страшно мучительной. И она изменила всю его жизнь. Кэсси этого не объяснишь. О той ночи он не говорил ни с кем. Но это не повод другим плохо обращаться с ней.

   Эта женщина была неотразима, оригинальна, уникальна! Ее капризы даже интриговали. А зеленые глаза могли растопить сердце любого мужчины.

   – Я так понял, это был тяжелый разрыв?

   – Унизительный. За два дня до нашей свадьбы, этот негодяй бросил меня и тут же женился на своем теннисном инструкторе. Всего два месяца спустя.

   – Круто, – пробормотал Джейк. Теперь он лучше понимал проблему Кэсси. Он наклонился вперед и взял обе ее руки в свои, не обращая внимания на пламя, вспыхнувшее в нем от этого прикосновения. Но не мог же он подчиняться импульсам. Особенно сейчас, когда Кэсси так уязвима. Удивительно, почему она не попросила его пойти на свадьбу, вместо того, чтобы пытаться найти кого-то чужого. – Ты могла сказать мне об этом вчера.

   Кэсси изумленно вытаращила глаза, и в них сверкнули искры страха.

   – Я не могла просить тебя. Меньше всего на свете мне бы хотелось просить тебя.

   Джейк вздрогнул. Тело напряглось. Укол от ее слов, прорезав сердце, прошел в самую глубину. Всегда он был чужой. Парень без родителей, который вроде бы никому не нужен. И потом он оказался незаконным сыном холодного, непреклонного мужчины. Джейк долго не был нужен собственному отцу. А потом уже было поздно. Слишком поздно. Джейк чувствовал себя, отверженным всю жизнь. И справлялся с этим по-своему. Он отпустил ее руки и откинулся назад. Интересно, сколько раз в жизни он испытывал подобное чувство? Сколько раз боль отторжения пронизывала его до кишок? Он проиграл битву много лет назад, когда Лори бросила его. Но он хотел знать, почему Кэсси даже в мыслях не держала его. Или тот вечер в старших классах школы, когда он так и не пришел, настолько больно отозвался в ней?

   – Из-за того, что случилось в школе?

   Кэсси на мгновение закрыла глаза, словно оживляя память той ночи, потом окинула его хмурым взглядом.

   – Стоять, ждать парня, и не дождаться – довольно серьезное испытание для молоденькой девчонки.

   – Знаю. Но к тебе это не имеет отношения. – У Джейка дернулся подбородок.

   – Получилось так, будто ты выпал из этого мира. Я больше ничего о тебе не слышала.

   Джейк скрипнул зубами. В возрасте, когда жизнь должна состоять из машин, девушек и развлечений, его – превратилась в кошмар. Он и правда фактически выпал из этого мира. Отец наконец, признал существование сына и тем вечером приехал за ним. В одно безумное мгновение вся жизнь Джейка изменилась.

   – Этого уже нельзя исправить, Кэсси. – Он помолчал. – И это единственная причина, по которой ты не хочешь, чтобы я сопровождал тебя на свадьбу?

   – Не совсем, – призналась она. – У меня есть и другая причина.

   – Я весь внимание. – Джейк не мог дождаться ее ответа.

   Она взглянула на него. В глазах, больших, зеленых и таких честных, сквозил ужас.

   – Меня влечет к тебе.

   Джейк опять вздрогнул. Ему понадобилось время, чтобы слова проникли в его мозги.

   – И это плохо?

   – Очень плохо. Понимаешь, я совсем не умею определять, что для меня хорошо. Когда ты не пришел, это было только началом. С тех пор каждый раз я выбирала не тех парней. Меня часто обижали, Джейк, и я больше не доверяю своим инстинктам. Я сделала слишком много ошибок. И больше не хочу. Вот почему тот парень, работающий с быками, был бы для меня идеален. Я ничего к нему не чувствую.

   Джейк ничуть не удивился подобной логике. Снова наклонившись, он взял ее руки в свои. К его величайшему облегчению, Кэсси отказывалась от помощи не из-за того, что случилось той ночью. Просто она чувствовала свою незащищенность.

   – Послушай, Кэсси, я бы солгал, если бы заявил, что меня тоже не влечет к тебе. Но сейчас речь не об этом. Завтра утром каждый из нас пойдет своей дорогой. Правильно?

   Кэсси медленно кивнула, уставившись на него.

   – Позволь мне сопровождать тебя на свадьбу брата. Пусть это будет похоже на одно из наших свиданий в прошлом. Мы проведем вечер вместе. Ты будешь веселиться на свадьбе, мы станем частью компании. Это же так просто.

   Она покачала головой. Джейк понял, что она не верит ему. Ее нельзя упрекать за это. Но Джейк испытывал неодолимую потребность исправить хотя бы одну ошибку прошлого.

   Он ничего лишнего не мог себе позволить с Кэсси Мэнро.

   – Понимаешь, твой брат уже думает, что я твой молодой человек. Зачем это менять?

   Кэсси колебалась, покусывая нижнюю губу.

   – Ты и правда думаешь, что мы можем это сделать? – наконец спросила она.

   Джейк кивнул.

   – Неужели мы не сможем один вечер провести вместе? Мы уже провели вместе одну ночь. И ничего плохого не случилось, ты так не считаешь?

   – Конечно, ничего плохого. – Она засмеялась к великому облегчению Джейка.

   – Когда начинается свадьба?

   – Нам надо быть на борту речного корабля в четыре тридцать. Они женятся под Лондонским мостом на озере Хавасу. Так что корабль отойдет вовремя.

   – Мне надо получить расписание сегодняшних состязаний. Я должен участвовать. Хочу стать чемпионом. Последние пять лет это было моей целью, и теперь я уже близко. В четыре тридцать найду тебя на пристани. Обещаю.

   – Хорошо. – Кэсси встала, первый раз сегодня у нее появилась надежда. – Это лучшее предложение, какое я получила за месяц. Теперь пойду приму душ.

   – Я принесу из машины твои вещи. – Джейк тоже встал. – Только на этот раз скажи мне код охранной сигнализации, идет?

   – Идет. Спасибо, Джейк. – Кэсси встала на цыпочки и вытянула губы, готовясь быстро чмокнуть его в щеку.

   Джейк взял ее лицо в ладони, почувствовал мягкость коротких волос, струившихся между пальцами. Он прижался к ее рту, впитывая вкус губ. Кэсси была сладостная и податливая. В движении ее рот прекрасно совпадал с его. Она тихо застонала, и это подстегнуло его пульс. Он углубил поцелуй и крепче прижал ее к себе. Поняв, что их тела слишком тесно соприкасаются, он откинулся назад и слегка отодвинул ее. Джейк боялся, что она поймет истинную силу его желания. Он хотел ее. Но не собирался делать такие рискованные шаги.

   Он исправляет ошибки прошлого. Оказывает каждому из них любезность. Они станут частью компании. Все, как он и говорил.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

   Кэсси стояла на пристани и смотрела, как мимо несутся ярко-голубые воды реки Колорадо. Течение было таким же быстрым, как и биение ее сердца. Ясное небо, легкий ветер прекрасно соответствовали свадьбе на борту речного корабля.

   Она сжала черную атласную сумочку и посмотрела на часы. Четыре тридцать уже прошло. Многие пассажиры взошли на палубу, и капитан встречал их с приветливой улыбкой. Кэсси закрыла глаза и задержала дыхание, вдохнув теплый воздух Невады. В ближайшие минуты ей придется подняться на борт. Одной.

   Нет смысла, оттягивать неизбежное, подумала она. Джейк не тот мужчина, которому можно доверять. Он сказал то, что она хотела услышать. Но не сдержал слова. А сейчас ей одной придется столкнуться с гостями Брайэна, включая бывшего жениха Рика. Так тому и быть. Кэсси собрала всю свою отвагу, борясь с разочарованием, и стала потихоньку подниматься по трапу.

   В принципе, может, это и к лучшему. После того, как они поцеловались сегодня утром в номере отеля, ее разум покатился по наклонной. Ни один мужчина никогда не целовал ее с такой мгновенной жадностью и страстью. Ни один мужчина не смог ничего сделать, чтобы у нее подгибались колени. И ни один мужчина не носил «стетсон» так, как Джейк Гриффин.

   И тем больше причин радоваться, что он не появился на пристани.

   Кэсси прошагала по нижней палубе корабля, улыбаясь гостям Брайэна и Алисии и направляясь в переполненный бар. Она заказала коктейль и терпеливо ждала. Свадебная церемония начнется, по меньшей мере, через час. Когда корабль начал медленно отходить от пристани, она обреченно вздохнула.

   – Лимонный коктейль с виски для леди. – Бармен лукаво подмигнул и протянул ей бокал.

   – Благодарю. – Она взяла коктейль, поднесла к губам и уже собралась сделать глоток, как кто-то ласково забрал у нее бокал.

   – Не начинай так, Кэсси.

   У нее перехватило дыхание от глубокого мягкого голоса Джейка. Сердце весело застучало, и дрожь восторга пробежала по телу. Он пришел!

   – Джейк?

   Она обернулась. Будто гром загремел среди ясного неба. Так он выглядел. Весь в черном – от головы до кончиков пальцев. Начиная с блестящего черного «стетсона» и черного костюма в стиле «вестерн», прямо из ее фантазий, и заканчивая начищенными черными сапогами из змеиной кожи.

   – Во плоти, – ответил он, выпивая одним гигантским глотком ее лимонный коктейль с виски. – Меньше искушения для тебя.

   – Я не сомневалась, что ты передумал.

   – Нет, изменилось расписание. Родео не началось вовремя.

   – Ты выиграл? – вежливо спросила она.

   Итак, Джейк ее молодой человек на сегодняшний вечер. Боже милосердный, просто «уловка-22». Но теперь Джейк рядом, и Кэсси хорошо бы не потерять голову. У них будет приятный вечер. И потом их пути разойдутся.

   Но святые небеса, этот мужчина умеет кружить голову.

   – Да, выиграл. – Он улыбнулся, уголки губ очаровательно вздернулись вверх. Кэсси вспомнила, как хорошо он целуется. – Завтра я в финале. Ты говорила, что никогда не была на родео. Почему бы тебе не прийти?

   – Не могу. Утром мне надо отправляться в Лос-Анджелес.

   – Если ты передумаешь, – он пожал плечами, – я тебе оставлю билет у ворот. Начало ровно в двенадцать.

   – Спасибо, Джейк. И спасибо, что пришел сегодня.

   – Ты выглядишь грандиозно, – кивнул он. По оценивающему блеску в глазах Кэсси поняла, что это не просто слова. Джейк умел так смотреть на нее, что она чувствовала себя нежной и женственной. Во всяком случае, двести долларов, которые она выложила за черное атласное платье для коктейля, не пропали даром. – Только обещай мне, больше ничего спиртного. У тебя должна быть светлая голова.

   – Хорошо. – Кэсси засмеялась.

   – Пойдем, Кэсси. Давай немного погуляем по палубе.

   Они держались за руки. И это произвело желаемый эффект. Те же люди, что двадцать четыре часа назад сочувствующе смотрели на нее, теперь одобрительно кивали. Кэсси призналась себе, что Джейк Гриффин придавал ей уверенности, даже если нынешний вечер – спектакль. Он выглядел убийственно привлекательным. Любезный, и опасный, такой, что ей надо быть настороже. Но, во всяком случае, сегодня она наслаждалась потрясающим кавалером, пусть и не настоящим.

   Джейк прижал ее к себе так, что соприкоснулись бедра, и прошептал:

   – Это, твой бывший?

   – Да, как ты догадался? – Чуть повернув голову, Кэсси заметила Рика и его жену на носу корабля.

   Джейк повернулся к ней, посмотрел в глаза и наклонил голову. Когда он приблизил рот, она поняла, что ему просто хотелось поцеловать ее. Пронзительный восторг полностью прогнал все опасения. Кэсси забыла о Рике, о свадьбе, о корабле – обо всем. Губы Джейка встретились с ее, и засосали в стремительном и глубоком поцелуе. Он обхватил ее за талию, и их тела сплелись воедино.

   Кэсси была ошеломлена. Его близость. Его сексуальный запах. Пряный мужской дух. Ноги у нее задрожали и ослабли, а сердце помчалось неизвестно куда. Объятия Джейка вызывали в ней удивительные превращения. Ей не следовало позволять себе подобное наслаждение, волнующее и рискованное. Но ей не хватало силы остановить его.

   Джейк прервал поцелуй. Дрожь сотрясала Кэсси.

   – Он не сводит с тебя глаз. Я видел, какие он метал взгляды, когда жена смотрела в сторону. По-моему, мы дали достаточно информации к размышлению.

   – Что? Ох, ты имеешь в виду Рика? – Тотчас все стало ясно. Поцелуй предназначался для Рика. Джейк разыгрывал роль бойфренда, и целовал ее на глазах у мужчины, который бросил ее. Разумный поступок. Но у Кэсси свело судорогой живот из-за горечи обмана. Втайне она надеялась, что Джейк целовал ее по другим причинам.

   Час спустя Кэсси вытирала носовым платком слезы. Брайэн только что дал свои обеты Алисии. Брат и его молодая жена сочетались браком под старинным элегантным мостом.

   А Джейк стоял рядом с Кэсси. Он посмотрел на ее заплаканное лицо, улыбнулся, взял за руку и переплел свои пальцы с ее. Это нежное пожатие должно бы успокоить. Но эффект оказался полностью противоположным. По коже побежали мурашки, и каждый нерв ощущал присутствие чувственного ковбоя.

   Кэсси предупредила себя, что пора избавиться от фантазий.

   Его пожатие надо принимать реалистически. Джейк оказывает ей любезность. По-видимому, сейчас ему меньше всего хотелось бы быть на свадьбе. Он ковбой родео, устремленный к победе и к чемпионству. Ему есть куда пойти, на что посмотреть. Вроде бы он человек без корней. Безумные аттракционы с ним кончатся для нее ничем. Она делает большую ошибку. Кэсси видела в его глазах страсть, когда он говорил о своей жизни и родео. Она чувствовала его устремленность, что-то скрытое и охраняемое. Вероятно, в его великой амбиции выиграть чемпионство таится что-то большее. Такое, что он не может открыть чужим людям.

   После церемонии Джейк повел ее к новобрачным. Он обнял Алисию с большим чувством и поцеловал в щеку брата Кэсси.

   – Это была красивая церемония. Я желаю вам обоим всего счастья, какого вы заслуживаете. – Он пожал Брайэну руку и поцеловал в щеку Алисию. – Мои поздравления.

   – Я так рада, Джейк, что вы приехали на свадьбу, – улыбалась Алисия.

   – Джейк зависит от расписания родео, Алисия, – объясняла Кэсси. – У него сегодня соревнования. Хорошо, что они кончились вовремя.

   – Тогда значит, капитан ваш болельщик. Он сказал, что не отойдет от пристани, пока не прибудет очень важный гость. Я так понимаю, что это вы, Джейк? – Любопытство было написано на лице Алисии.

   – Возможно. Мне повезло, что он не отчалил вовремя.

   – Музыка заиграла. – Брайэн поцеловал Алисию в щеку. – Мне пора потанцевать с моей молодой женой. Они играют нашу песню, любимая.

   Кэсси наблюдала, как Брайэн повел жену на танцпол. После первой песни лидер музыкантов пригласил и остальные пары к танцам.

   – Ну? – Джейк лукаво улыбнулся. – Вчера вечером ты не захотела со мной танцевать. А как сейчас? Хочешь попробовать?

   Он провел руками от запястий вверх и вниз, и моментально вся кожа у Кэсси вспыхнула. Она постоянно вздрагивала от животной силы, которая так влияла на нее. Одно его прикосновение могло бы вернуть ее к жизни. Кэсси посмотрела в темные зовущие глаза и поняла, что ей лучше бы отказаться. Джейк был рядом с ней всю вторую половину дня. Прикасался к ней при каждом повороте. И теперь в ее теле больше жару, чем в горящем камине. Он относился к ней очень внимательно, сознавая любопытные взгляды и хорошо исполняя свою роль. Но Кэсси начала слишком радоваться его вниманию. Он почти заставил ее забыть, что это всего лишь игра. Он уедет завтра после родео. Она вернется в Лос-Анджелес. Они разъедутся в разных направлениях и больше никогда не встретятся.

   – Я бы хотела потанцевать с тобой, – сказала она. Жестом собственника Джейк положил руку на ее узкую талию и повел на танцпол.

   – Я не помню, чтобы ты приглашал меня вчера танцевать. – Он заключил ее в объятия. Надо поддерживать разговор, подумала Кэсси. Иначе она слишком погрузится в нежную музыку, в покачивание тел и в надежное тепло, идущее от него.

   – Меня это не удивляет. Ты вчера вообще мало что понимала. – В тоне проскользнули нотки раздражения.

   – Что ты имеешь в виду? – Кэсси надула губы.

   – Я имею в виду, – он повернул ее так, чтобы прямо смотреть в глаза, – что Броди Тейлор мог бы стать твоим худшим кошмаром. Я, Кэсси, и секунды не мог выдержать, когда он дал волю рукам.

   – Не помню, чтобы кто-то давал волю рукам. – Кэсси с вызовом вздернула подбородок.

   Джейк притянул ее ближе и так прижал к себе, что выдавил весь воздух из легких. Ее груди вдавились в его грудь, легкий стон слетел с его губ. Он набрал кислорода и продолжил:

   – Точно вот так.

   Кэсси не хотелось слушать нотации Джейка. Ей не нужны советы. Прошлой ночью она делала то, что должна была делать. И только благодаря удаче сегодня дело обернулось в ее пользу. Если Джейк собирается ей хамить, тогда ни один из них не проведет хорошо время.

   – С ним у меня ничего бы не случилось, Джейк. Я понимала, что нельзя терять голову, хотя она и болела.

   – Ты уверена?

   Почему его это беспокоит? Они только что встретились, а он ведет себя так, будто они и вправду пара. Судя по тону, его очень интересует ответ. Неужели он ревнует ее к Броди?

   – Я тебе уже говорила. Мне он ни капельки не понравился.

   – Пра-а-авильно. – Джейк присвистнул. – Идеальный парень для тебя. От него на голове не встают волосы дыбом.

   От ТЕБЯ встают на голове волосы дыбом, и поджилки трясутся, и живот сводит судорога. И почему она находит его таким соблазнительным?

   – Я не хочу все знать. Но мне интересно, что на уме у мужчины, когда он держит в объятиях красивую женщину.

   Он считает, что она красивая. Сердце у Кэсси затрепетало.

   – Ты хочешь обсудить это со мной?

   – Никогда, солнышко, – покачал он головой.

   – Не важно. Я никого не ищу. Кстати, я завязала с мужчинами.

   – Ну да.

   Если он принадлежит к определенному типу, то сейчас вытаращит глаза. Но Кэсси услышала в его тоне сомнение.

   – Ты мне не веришь?

   – Не верю. Тебе слишком много дано, чтобы прожить оставшиеся дни одной. В данный момент ты обижена. Но со временем это пройдет. И потом какой-нибудь удачливый парень наденет на тебя ошейник и сделает своей.

   – Джейк, я покончила с обидами. – Она даже перестала танцевать, чтобы объяснить ему свои взгляды. – Мне нужно… пространство и свобода. Никогда раньше у меня этого не было. Брайэн относился ко мне замечательно, но он одержим сверхзаботливостью. Он сделал мою жизнь легкой. Он все устраивал, а я позволяла ему вместо меня делать неприятное. По-моему, из-за этого я сделала слишком много ошибок. Моя беда в том, что я недостаточно сильная. Но сейчас, да… все должно измениться.

   – И что-то меняется?

   – Да, меняется, – твердо ответила она.

   – Как?

   – Я отказываюсь от своего положения в компании Брайэна. И перехожу на работу в другом месте. Недалеко от города моего детства. Меня это очень волнует. Большим городом я сыта по горло. Я ничего не говорила Брайэну, так что, пожалуйста, не упоминай об этом. Я не хочу, чтобы мой старший брат страдал, особенно сейчас, перед медовым месяцем.

   – Чем конкретно ты занимаешься?

   – Я бухгалтер. У меня всегда хорошо шли дела с цифрами. Я вечно все мысленно подсчитываю. Это что-то вроде мании.

   – Ты не выглядишь как бухгалтер, – мягко, с одобрительным блеском в глазах заметил он.

   – Это что… комплимент?

   – Да, мэм.

   – И чтобы расставить все по местам, – добавила она, – меньше всего я хочу, чтобы какой-нибудь неандерталец надел на меня ошейник и привязал к себе.

   – Если ты так говоришь, – голос прозвучал, неколько неуверенно.

   Черт, почему ее беспокоит, что он ей не поверит? Будто они что-то значат друг для друга. Но ведь это не так. Они возобновили знакомство, чтобы скоро, сегодня же вечером, распрощаться.

   Джейк, должно быть, настроился на ту же волну. Разговор замер. Он крепче прижал ее к своему массивному телу. Они плавно перемещались по танцполу. Кэсси двигалась в ритм с ним. Одной рукой он держал ее ниже спины, а другой играл кончиками волос. Когда он утыкался носом ей в шею, легкое дыхание ласкало и обдавало ее теплом. По всему телу растекалось восхитительное волнение.

   Его рука скользнула еще ниже, фактически уже не по спине, и он прошептал ей в ухо:

   – Ты красивая женщина, Кэсси Мэнро.

   – Спасибо. Ты тоже ничего. – Это утверждение и на половину не было выдуманным. Джейк мужчина сексуальный, волнующий и… опасный.

   – Приятно слышать, – хриплым голосом пробормотал Джейк и склонился к ней. Губы проскользили по шее, увлажняя, целуя, покусывая ее. Кэсси задохнулась и не могла втянуть воздух. Сердце помчалось вскачь. Она убеждала себя, что это всего лишь шоу. Рик и его жена тоже топтались поблизости. Джейк, наверное, заметил их и разыгрывал для них спектакль. Мол, он не может оторвать от нее рук, хотя по правде, конечно, мог.

   Колокол у нее в голове отбивал громкие и ясные сигналы. Не влюбись в этого парня! Он тебе не подходит.

   Кэсси напомнила себе, что Джейк первый парень, который бросил ее. И не дал никаких объяснений. Даже если это случилось десять лет назад, девушка имеет право знать, почему он не пришел на назначенное свидание.

   Колокол спас Кэсси… обеденный колокол. Оркестр перестал играть. Все гости направились к столам, расставленным на одной из трех палуб.

   Кэсси прониклась благодарностью к Джейку, который выбрал отдельный столик на двоих на корме. Кэсси был необходим свежий воздух, чтобы прочистить мозги. И при полной расплавленности, охватившей ее, был необходим отдельный столик на двоих.

   Кэсси решила сосредоточиться на еде, поставленной перед ней. Когда официант предложил бокал шардоне, она не отказалась. Потом откусила кусочек нью-йоркского бифштекса, потыкала вилкой в мелкую картошку, поиграла салатом.

   – Не голодная? – поинтересовался Джейк, неотрывно наблюдая за ней. Он провожал взглядом каждое ее движение.

   – По-моему, я потеряла аппетит, – ответила Кэсси, потягивая вино.

   Но Джейк явно не потерял. Он съел все, что было на тарелке, потом выпил второй бокал вина, встал и взял Кэсси за руку.

   – Пойдем. Немножко погуляем.

   Когда они прохаживались по палубе, Джейк обнял ее за плечи и крепче прижал к себе. Они двигались медленно, как два поглощенных друг другом любовника, которые наслаждаются пребыванием вместе. Он хорошо исполняет свою роль, подумала Кэсси. Никто не поверит, что они только вчера встретились, когда она ворвалась на банкет к ковбоям родео.

   Кэсси смотрела на закат, на струящуюся воду, так сильно блестевшую, что ей даже пришлось сощуриться, чтобы охватить всю картину. Кэсси издала довольный вздох.

   – Очаровательно.

   Джейк остановился и повернул ее в своих объятиях. Она посмотрела ему в глаза, темные угольки интенсивно сверлили ее.

   – Согласен, – мягко проурчал он.

   Руки нашли ее талию, Джейк притянул и крепко прижал Кэсси к себе. Он нагнул голову и снова поцеловал ее. На этот раз с большим жаром и большей страстью, чем раньше. Разъединив губы, он дразнил ее кончиком языка. Чувственность бурлила в Кэсси, она тихонько постанывала, когда его язык полностью завладел ее ртом. И с удовольствием услышала его стон наслаждения.

   На вкус он будто вино. Сознание Кэсси отключилось. Сейчас она жила инстинктами. Этими проклятыми, мерзкими инстинктами, которым она не доверяла. Но она сдалась Джейку, покоренная силой его поцелуев, давлением его тела. Кэсси полностью уступила неконтролируемому желанию.

   – Джейк? – наконец выговорила она, отталкиваясь от него. Что значит эта дикая, безумная страсть, в которую оба ринулись очертя голову? В этот момент она услышала знакомый голос. И, обернувшись, обнаружила Рика с женой, стоявших в метре от них.

   ДУРА. ДУРА. ДУРА.

   Кэсси мысленно снова и снова ругала себя. Как она могла вообразить, что Джейк не притворяется?

   Что, возможно, он испытывает такую же сверхмощную тягу к ней, как она к нему? И на танцполе, и за обедом, и сейчас на палубе?

   Это спектакль. Теперь она знала. Джейк играл роль ее возлюбленного, считая себя в долгу перед ней. А она дура видела в этом нечто большее. В академии поцелуев Джейк явно ходил не в учениках. Вероятно, он просто не знал, как по-другому целовать женщину. А она клюнула на эту приманку.

   Явное доказательство, что ее инстинкты не в порядке.

   Джейк заглянул ей в глаза.

   – Кэсси, в чем дело?

   Она старалась найти ответ, остроумную реплику, что-то такое, чтобы Джейк перестал на нее смотреть изучающими, оценивающими, понимающими глазами.

   – К-к-который час?

   – Ты хочешь знать время? – Джейк моргнул. Она закусила губу и кивнула.

   – Только восемь, – посмотрел он на часы.

   – Так поздно? Мне нужно за стол. Я должна сказать тост перед тем, как Брайэн и Алисия начнут резать торт.

   Восемь часов, подумала Кэсси с вновь обретенной надеждой. Еще час или два – и они уйдут с этого корабля. Она забудет, что когда-то положила глаз на Джейка Гриффина.

* * *

   Джейк помог Кэсси сойти с корабля на пристань. Он взял ее за руку и переплел свои пальцы с ее. Ему необходима была эта связь: маленькая рука Кэсси в его. Он крепко сжимал пальцы, понимая, что их время ограничено.

   Джейка еще никогда так не тянуло к женщине. Он изо всех сил старался провести спокойный вечер. А сам пользовался каждой возможностью, чтобы целовать ее. И целовал больше, чем было необходимо по роли. Она такая мягкая и сексуальная. А сияющие зеленые глаза говорили об уязвимости, разочаровании и сердечной боли. И это привлекало его больше, чем ее потрясающая внешность. Он знал, что такое разочарование, и хорошо различал его признаки. Наверное, поэтому он не мог оторвать от нее глаз. Не мог справиться с руками, чтобы не трогать ее. Не мог перестать фантазировать о ночи любви.

   Через несколько минут Джейк проводит Кэсси в отель и вежливо попрощается. Он помог ей без унижений пережить свадьбу брата. Долг, который он сам на себя взял, выплачен.

   Она не входит в его планы.

   И никогда не будет входить.

   Они медленно шли по тропинке вдоль набережной. Проводником им служил лунный свет. Но казалось, красота ночи не существует для Кэсси. Она погрузилась в свои мысли и мало говорила. Так они вошли в вестибюль отеля.

   В лифте она устало оперлась спиной о стенку. Улыбнулась Джейку, слишком бодро для ее состояния, и закрыла глаза. Крохотная атласная сумочка выпала из руки.

   – Я подниму, – сказал Джейк, наклоняясь. Но от вида снизу у него ком встал в горле. Эти блестящие черные каблуки будто смеялись над ним. А от стройных, чуть согнутых в коленях ног у него перехватило дыхание: не вздохнуть, не проглотить. Джейк выпрямился и повесил сумочку ей на плечо.

   И тут он сделал ошибку – посмотрел в большие, зеленые, манящие глаза Кэсси.

   Когда она так смотрела на него, Джейк терял всякий контроль. Его стон эхом отлетел от стенок маленькой кабины. И как только лифт остановился, Джейк схватил Кэсси за руку и потянул по коридору к ее номеру.

   – Ну, вот и все, – пробормотал он, отчаянно пытаясь остановить безумный бег сердца. Если он сейчас быстро с ней не попрощается, то неизвестно, что случится. Стараясь сохранить спокойный вид, улыбнулся. – Ты очаровательна.

   От глубокого вздоха натянулся атлас, теснее обхватил грудь, в вырезе показалась очаровательная ложбинка. С этим Джейк в данный момент едва ли мог справиться.

   – Спасибо. Ты спас этот день, Джейк. Может быть, ты и есть мой Белый рыцарь.

   – По-моему, все хорошо. И спокойной ночи, – проворчал Джейк, будто не услышав ее слов.

   Кэсси опустила голову и с минуту изучала пол. Потом быстро вскинула подбородок и встретилась с Джейком взглядом. Она смотрела на него с благодарностью.

   – Никогда не забуду, что ты сделал для меня сегодня вечером. Ты так прекрасно играл свою роль. По-моему, каждый убедился, что ты мой бойфренд. – Кэсси покачала головой, в сияющих глазах страх. Он заметил и другое: намек на сожаление и огорчение. – У тебя будто шестое чувство или что-то в этом роде. Ты вроде бы всегда знал, когда Рик рядом. – Она снова покачала головой. – Спасибо за все, что ты сделал. Желаю стать чемпионом. Удачи. – Она протянула руку.

   Джейк смотрел на эту маленькую ручку, которая так прекрасно подходит к его ладони. Он долго молчал, потом взял ее и нежно сжал.

   – Благополучной тебе дороги домой, Кэсси Мэнро.

   Она закусила губу и уставилась на него своими невероятными глазами. В голове у Джейка начались военные действия. Но он знал, что, если останется минутой дольше, то проиграет битву. Он отвернулся от нее и пошел по коридору. Когда он услышал щелчок мягко закрывавшейся двери, внутри все сжалось, словно от удара бейсбольной битой.

   Проклятие.

   Он повернулся на каблуках. Три стремительных шага – и он снова, у ее двери. Сегодня вечером он слишком о многом умолчал. Ради покоя своего разума. Но это несправедливо по отношению к Кэсси. Она не будет верить в себя и не станет доверять своим инстинктам. Она потеряет уверенность в своей женственности.

   Кэсси не знает, что одним взглядом может поставить мужчину на колени. Ей достаточно встряхнуть волосами – и он ее. Она не знает, какой сексуальный призыв идет от нее. Кэсси имела дело с неправильными мужчинами, которые не сумели оценить ее. Она делала хорошую мину при плохой игре: говорила о желании быть независимой от сверхзаботливого брата, а глаза выдавали, ее уязвимость. Ведь ей приходится драться, чтобы оставаться на плаву в своем мире неудач. Он должен все это привести в порядок.

   – Кэсси, – Джейк тихо постучал в дверь. Дверь медленно открылась. Кэсси смотрела на него большими, невероятно изумрудными глазами. Он скривил губы, пытаясь улыбнуться.

   – Я езжу верхом, Кэсси, но я не Белый рыцарь. И сегодня вечером я не притворялся. Ни в чем. Понимаешь? Я увидел твоего бывшего только один раз на палубе, когда целовал тебя. После этого, где он, рядом или нет, я не замечал. Все, что я мог делать, это держать руки подальше от тебя. Должен признаться, что с этой работой я справлялся неважно. Ты красивая, сексуальная женщина, и я чертовски хочу…

   – Ох, Джейк, – пробормотала Кэсси, и глаза заволокли слезы, – я тоже хочу.

   Он подхватил ее, притянул к себе, и она упала в его объятия. Остатки самоконтроля исчезли, словно пыль во время шторма.

   – Кэсси, – жадно пробормотал Джейк, приблизив, ее лицо к своему, и впился в рот обжигающим поцелуем. На вкус она сладкая, похожая на легкое вино. Такая желанная, такая уникальная. Тихий стон наслаждения, вырвавшийся у нее, подбросил его к небесам. Он сгорал в огне. Она так влияла на него, что никакая разумная мысль не могла даже зародиться.

   – Мне нечего предложить тебе, – выдохнул он, – кроме сегодняшней ночи.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

   Попалась, подумала Кэсси. Она была согласна и на одну ночь. Хотя понимала, что у них нет будущего. Их тропинки и мечты слишком далеко разойдутся, чтобы снова пересечься. И, кроме того, Кэсси не могла ни о чем думать. Потому что он покрывал ее огненными поцелуями.

   Она чувствовала сверхмощный жар его прикосновений, недюжинную силу его тела, прижатого к ней. И в то же время Кэсси знала: как только он закроет за собой дверь, все будет кончено.

   Она двигалась вместе с ним по постели, подчиняясь его дикой, необузданной страсти. Губы Джейка завладели ее ртом, а руки изучали линии тела.

   Соприкасаясь, их тела плавились и сливались воедино. Страсть нарастала: грудь к груди, бедро к бедру. От безмерного наслаждения Кэсси тихо постанывала, звук вырывался из глубин ее существа. Она никогда раньше не знала такого накала. Внутреннее пламя горело ярко, распространяя почти невыносимый жар. Все ее чувства были обострены. Она слышала каждый звук, видела каждое движение, ощущала каждый нюанс в ласках Джейка.

   Она целовала его свободно, открыто, не сдерживая себя. И когда он низко застонал, не отрываясь от ее губ, она поняла, что это значит. Джейк, жаркий и твердый, был готов. Его восставшая плоть прижималась к ней, словно сталь. Кэсси трепетно и тревожно ждала его.

   В спешке они посрывали одежду, пронизывающий восхитительный круговорот захватил Кэсси и, словно пламя, жег ее. Она сгорала от желания, которое только Джейк мог погасить. Она провела рукой по его горячей коже. Он снова застонал.

   – Проклятие… Кэсси.

   Джейк оторвался от ее рта и проскользил с поцелуями ниже, к набухшим грудям. Рот там остановился, язык увлажнял груди, отдавал им должное, нежной, сокрушительной лаской рождал магическое ощущение. Тело Кэсси ныло от неодолимого желания. От мучений, которые вызывал Джейк, могло быть только одно облегчение.

   Запустив пальцы ему в волосы, Кэсси закрыла глаза. Она наслаждалась моментом – ощущением его кожи, дыханием. Рука Джейка двинулась ниже, потом еще ниже, дразнила, соблазняла и наконец, добралась до места жажды, утоления которой молча требовала Кэсси. Она изогнулась, приподнялась чуть выше, чтобы принять то, что с таким мастерством предлагал Джейк.

   – Джейк! – с мольбой простонала она. Электрические разряды сотрясали тело Кэсси. Он заставил ее дрожать. Огненное течение разлилось по всему телу. И наконец она взлетела, достигнув пика.

   Ласки опытного Джейка, пробудили каждый нерв, тело словно омылось наслаждением, и теперь она хотела еще большего. Она хотела Джейка. Она хотела принять его в себя, чувствовать его движение, чувствовать его содрогание, дать ему то, что он только что так щедро дал ей.

   Он приподнялся с неодолимым желанием в пронизывающем взгляде. Его тело звало и обещало.

   – Кэсси? – хриплым шепотом позвал Джейк.

   Она никогда раньше не испытывала такого мощного желания. Тяга к Джейку ошеломила ее своей искрящейся мощностью. Еле справившись с дыханием, она прошептала в темноту комнаты:

   – Поспеши, ковбой.

   – Да, мэм. – Сексуальный, басистый смешок вырвался у него из груди.

   Джейк поднялся над ней. В глазах блеск животной жажды. Он вошел в нее медленными и длинными толчками. Тело Кэсси блаженствовало. Она двигалась вместе с ним в полной гармонии. Контакт вызывал искры, за ними следовали крохотные взрывы землетрясений и волны удовольствия. Кэсси тихонько стонала, возносясь все выше.

   Она отметила на его лице наслаждение, доходившее до мук. Джейк контролировал себя, беря ее с собой в каждое землетрясение. Теперь быстрее. И жестче.

   Этого почти невозможно вынести. Кэсси была готова к кульминации.

   Вершины они достигли вместе в одно и то же время, выкрикивая имена, друг друга. Какой-то момент оказался, словно висящим в безвременье. Последняя волна страсти перед падением без сил на постель. Никаких звуков. Ни времени, ни места не существовало. Исключительный момент смешанного дыхания, биения сердец, соприкосновения влажных, удовлетворенных тел.

   Держа Кэсси в объятиях, Джейк облокотился на руки, чтобы избавить ее от своего веса. Он целовал ее снова и снова и покусывал мочку уха. Потом лег на спину, полностью, выжатый.

   – О боже! – простонал он, выравнивая дыхание. – Кэсси, ты в порядке?

   – Ммм, потрясающе. – У нее не было слов. Такое великолепное состояние, что любые слова недостаточны. Их обоюдная страсть слишком много для нее значила, чтобы сейчас же начать анализировать. Сегодня она хотела просто наслаждаться жизнью в объятиях Джейка. Без тревоги, осуждения или страха.

   Джейк лежал рядом с ней. Она в теплом кольце его рук.

   – Я хочу остаться на ночь, солнышко.

   Это был вопрос, а не требование. Джейк намерен повторить. Эта мысль согрела сердце и привела в восторг каждую клеточку тела. Впрочем, утром она оставит его. Но до утра еще часы и часы.

   У обоих останется в памяти последняя ночь.

   – Оставайся.

* * *

   Поток солнечного света залил комнату, все окрасив в желтые тона и принеся тепло. Кэсси проснулась, медленно открыла глаза, зевнула, закинула руки за голову и потянулась. С удовольствием, от всей души. Она покосилась в сторону и обнаружила, что Джейк ушел. Кэсси уткнулась в его подушку и вдыхала остатки запаха его лосьона после бритья. Напоминание о ночи, проведенной в любви.

   Эмоции переполняли ее. Кэсси закрыла глаза. Она знала, ее инстинкты не ошиблись. Ей нельзя доверять себе, когда она с Джейком. Прошлая ночь была ошибкой. Но ирония в том, что она не жалела о происшедшем. О чем жалеть, если каждая клеточка ее тела полна радости. И легкая боль, которую она испытывала, служила постоянным напоминанием о том, что они вместе пережили ночью. Джейк опустошил ее, наполнил восторгом, все фантазии сделал реальностью. Но он ушел. Ничего удивительного. Они не давали друг другу клятвы верности. Оба знали – у каждого своя жизнь. У них разные мечты и будущее никогда не переплетется. Но ни у одного из них не хватило сил отступить, сделать разумный шаг, отойти. Они разделили одну невероятную, памятную ночь. Она поклялась никогда ее не забыть и никогда о ней не пожалеть.

   Кэсси встала и побрела в ванную. Перед дорогой в Лос-Анджелес ей нужен горячий душ. Свадьба прошла, у Брайэна и Алисии, начался медовый месяц, а ей пора сосредоточиться на собственных планах. Ее ждала новая работа, и она переезжала на новое место. Надо собраться духом и оставить в прошлом удивительный уикенд, проведенный с Джейком Гриффином.

   Она посмотрела в зеркало. У нее перехватило дыхание от удивления. Но поразило ее не собственное отражение, а слова, написанные красной губной помадой. Ее помадой.

   «Приходи сегодня на родео».

   Кэсси застыла с открытым ртом. Она приказала себе оставить Джейка и этот уикенд в прошлом. Но его слова, такие простые и такие призывные, покорили ее. Еще раз увидеть Джейка. Увидеть работу, которую он делает лучше всего. Искушение чересчур велико. Ему трудно сопротивляться.

   Она сделала бы ошибку, если бы уехала. С другой стороны, существует дюжина причин, по которым было бы глупо смотреть на ковбоя за работой. Самое лучшее – положить конец этой связи здесь и сейчас, расплатиться в отеле, сесть в машину и, не оглядываясь, пять часов ехать на юго-запад в Лос-Анджелес.

   Кэсси еще раз посмотрела на губную помаду на зеркале. Сладострастная дрожь пробежала по телу. Джейк всегда оказывался рядом, когда она нуждалась в нем.

   Словно Белый рыцарь.

   «Приходи сегодня на родео», пробормотала она, обводя пальцем слова на зеркале.

   Сознание убежденно кричало «нет». А сердце отбивало совсем другое послание. Она пойдет сегодня на родео, чтобы еще раз увидеть Джейка.

* * *

   Кэсси опустилась на скамью стадиона, где проходило родео. Место в VIP-секции было ближе всего к туннелю, откуда выходили участники соревнований. Охранник на воротах с широкой улыбкой вручил ей пропуск. Она села спиной к жаркому полуденному солнцу. Ее окружали запахи пыли и животных, привязанных в своих стойлах. Арена кишела людьми. Все в предчувствии надвигающихся событий. Кэсси подвинулась, когда рядом с ней сел пожилой мужчина.

   – Ценю любезность, – проговорил он, коснувшись пальцами полей белой шляпы. Она улыбнулась, отметив, что у него грубое лицо с глубокими морщинами вокруг глаз. Очевидно, большую часть жизни он наслаждался свежим воздухом. – Первый раз на родео?

   – Как вы узнали? – засмеялась Кэсси, удивившись.

   – Вы выглядите как новичок, вот и все.

   – Я всегда хотела посмотреть, но раньше не выпадало случая.

   – Откиньтесь назад и получайте удовольствие, – посоветовал он.

   Правильно: еще раз увидеть Джейка – удовольствие. Но запретное. Ей не следовало приходить. К этому времени она уже проехала бы полпути до Лос-Анджелеса. Ведь предстоит закончить с делами и начать готовиться к новой работе. А она здесь и намерена смотреть, как соревнуется Джейк.

   Час спустя Кэсси задохнулась от ужаса, когда всадник без седла был сброшен брыкавшимся быком прямо перед ее секцией. Ковбой взлетел высоко в воздух, прежде чем приземлиться на твердую утоптанную грязь. Он так и остался лежать, пока ему не помогли встать.

   – По-вашему, с ним все будет в порядке? – спросила она у сидевшего рядом мужчины.

   – Конечно. У него все будет чертовски болеть, но он ничего не сломал. Как пить дать, он будет в порядке. Даже не почувствует настоящей силы удара еще лет двадцать или около того, – подмигнул мужчина.

   Кэсси кивнула, размышляя, будет ли выступление Джейка таким же рискованным. Вряд ли она высидит здесь, если ему будет грозить опасность. Из того, что она знала о родео, а знала она очень мало, ей почему-то казалось, что работа с быками не так опасна. Просто требуется мастерство и понимание животного.

   Через, несколько минут объявили, что на арену выйдут ковбои для работы с быками. Кэсси, вся внимание, терпеливо наблюдала, как первые три ковбоя вышли на арену. Они уложились в свое время. Потом объявили имя Джейка. Кэсси встала со скамьи. Когда она его увидела, сердце ухнуло куда-то в пятки.

   Его появление сокрушительно подействовало на нее. Она приказала себе сейчас же уйти. Бежать, пока не поздно. Но силы воли не хватило. Словно загипнотизированная, она наблюдала, как он высится на лошади с веревкой в руке, готовый к выступлению.

   Все произошло очень быстро. Бык выскочил из загона. Джейк набросил на него веревку. Спрыгнул с лошади и побежал ему навстречу. Бычок «лег на бок». Это означало, что он сбил его с ног. Так объяснил Кэсси сидевший рядом знаток родео. Моментальным, похожим на вихрь движением, Джейк связал ноги животного. Потом встал, подняв руку, сигнализируя судьям, что он закончил выступление. Все заняло несколько секунд.

   Вспыхнуло табло. Семь баллов, пять секунд. Пока лучшее время дня. Джейк подкинул в воздух шляпу, помахал ею толпе. Одобрительные возгласы неслись над ареной.

   Кэсси не сводила глаз с Джейка. Вот он идет нарочито неспешно, поднимает шляпу, надевает ее, последний раз помахав зрителям, и исчезает в туннеле.

   Она с трудом сглотнула. Крепко зажмурилась и почувствовала, что ее качает. Это не должно случиться. Не сейчас, когда она выстроила план своего будущего.

   – Эй, маленькая леди? – сильная рука поддержала ее.

   Она открыла глаза и увидела рядом своего нового друга. В насмешливых глазах забота.

   – С вами все в порядке?

   – Нет, – тихо пробормотала она. – Совсем не в порядке. Мне надо уезжать. Я должна выбраться отсюда.

   Кэсси между рядами протиснулась к выходу, сбежала вниз по ступеням стадиона и помчалась к своей машине. Она не сразу справилась с замком, потом открыла дверь и села за руль. Сердце от пережитого волнения билось часто-часто. Она вытерла со щеки полоску слез и включила мотор. Мотор ожил.

   Но Кэсси сидела в оцепенелом молчании. Разум еще сопротивлялся проигранной битве с сердцем. Она не хотела этого. Невозможно поверить в такое невезение. Она же обещала себе, что больше никогда не будет жертвой. Но вся ее решимость рухнула, как нестойкие стены во время землетрясения. Раньше такого с ней не бывало. Мучительная нервная дрожь. Кэсси знала только одно.

   Она без памяти влюбилась в Джейка Гриффина.

ГЛАВА ПЯТАЯ

   Кэсси свернула с шоссе 395 на частную мощеную дорогу. Потом – на другую дорогу, которая позволила углубиться в долину Карсон и двигаться по направлению к ранчо Андерсона. Нагрузив «фольксваген» коробками со своим имуществом, она уже восемь часов сидела за рулем. Семья, друзья и Лос-Анджелес остались позади. Рано утром она печально попрощалась с Брайэном и Алисией. У всех увлажнились глаза. Все желали ей счастья. Она пообещала Брайэну, что будет часто звонить и что с ней будет все в порядке.

   Брат только состроил гримасу и крепко обнял ее.

   Едва выехав из города, Кэсси тотчас почувствовала себя лучше, печаль отступила, а все вокруг стало ярче. И сейчас, глядя на прекрасные луга, по которым ходили только животные, на горы с пологими склонами и на ясное небо без смога, она невольно разулыбалась.

   «Фольксваген» проехал под широкой белой аркой. На ней большие четкие черные буквы оповещали, что это ранчо Андерсона. Кэсси поехала дальше и резко затормозила, когда увидела дом.

   На память пришли кадры из телевизионного шоу «Даллас». Там ранчо называлось «Соутфорк». Кэсси ждала, что сейчас распахнется двойная дверь и появится артист, играющий роль владельца ранчо. У Андерсона дом был просто дворцом. Кэсси подумала, что это самое большое ранчо, какое она в жизни видела. Земли, окружавшие дом, казалось, тянулись без конца. Сам дом, величественный, двухэтажный, окруженный белыми колоннами и украшенный мозаикой из обожженного кирпича, свидетельствовал о богатстве и вкусе владельца.

   Здесь она будет работать. Здесь оставит позади свое прошлое. Здесь попытается забыть о Джейке Гриффине, мужчине, который мельком заглянул в ее жизнь и разбил ей сердце. Прошло три недели с тех пор, как она видела его. Три самых длинных недели в ее жизни. Но сейчас надо сосредоточиться на новой работе и собственной жизни. Кэсси надеялась, что все будет хорошо. Может быть, ей даже удастся найти новых друзей.

   Начало новой жизни.

   Кэсси припарковала машину и пошла к двери. Живот свело судорогой. Нервы. Она не успела постучать, как дверь открылась.

   – Мисс Мэнро?

   Высокий загорелый мужчина с проседью в волосах разглядывал ее. Лицо казалось жестким, будто никогда не знавшим улыбки. Темные глаза казались беспощадными. Грозный вид смягчался только доброжелательным тоном.

   У Кэсси желудок сделал маленький кувырок. Ее все утро подташнивало. Она приписывала свое состояние надвигающемуся стрессу, слезному прощанию и долгой дороге. От вида этого мужчины тошнота только усилилась.

   – Да, я Кассандра Мэнро.

   Он кивнул и протянул руку.

   – Джон Ти Андерсон.

   – Э-э… мистер Андерсон. – Они обменялись крепким пожатием. – Приятно познакомиться с вами.

   – Проходите. – Мужчина сделал шаг назад, позволяя ей пройти.

   Она последовала за ним в гостиную. Хозяин не предложил ей сесть. Он обернулся к ней, только подойдя к гигантскому камину из белого камня.

   – У вас прекрасные рекомендации. Я понимаю Лотти, мою… ну, она обычно была моей помощницей, пока сдуру не решила уйти и заняться своими домашними делами. Лотти Фэйерчайлд говорила, что вы из этих мест.

   – Да, сэр. – Она подумала, что «сэр» будет к месту. Мужчина вызывал уважение. – Я родилась и выросла недалеко от Рено. И жила там до двенадцати лет. Я всегда хотела вернуться.

   – Хорошо. Это мне нравится. Городской публике нельзя особенно доверять. У нас здесь большие пространства. Это скотоводческое ранчо. В основном мы выращиваем бычков, породистых, чтобы продать или сдать в аренду для родео. Волы и коровы у нас тоже есть. Сделки происходят постоянно. – Он вздохнул и посмотрел на нее так, будто что-то заподозрил. – Вы слишком хорошенькая, чтобы быть бухгалтером.

   Кэсси покраснела. Жар залил щеки, поднялся к шее и добавил тревоги ее и так взволнованному желудку. Она не знала, как ответить. То ли это комплимент, то ли сомнение в ее способностях?

   – У меня голова создана для цифр. И всегда так было. К примеру, я могу сказать, что проехала точно четыреста тридцать шесть миль, чтобы попасть сюда. По пути я видела пять прудов, сосчитала двенадцать дубов на въезде в ваши владения, на вашей земле стоят семь зданий, включая этот дом, и Гарт Брукс, наверное, ваш любимый кантри-певец.

   Он вопросительно вскинул брови.

   – Четыре его диска у вас за спиной на каминной полке.

   – Да, Лотти дала их мне. – Лицо будто треснуло, и прорезалась улыбка. Выражение, стало помягче. Темные глаза зажглись. – Не плохо. Вам здесь будет хорошо, мисс Мэнро.

   Кэсси улыбнулась. Она полагала, что прошла испытание. Но желудок явно ее подводил. Голова чуть кружилась, словно она собиралась парить в воздухе. Только бы ничего не случилось, подумала она, кладя руку на живот.

   – Я не очень хорошо себя чувствую.

   Мистер Андерсон подошел к ней и взял за руку.

   – Мои проклятые плохие манеры. Я не предложил вам сесть и чего-нибудь выпить. Вы, были столько часов в дороге. Чем я могу помочь?

   – Ванная?

   Он повел ее в комнату рядом с гостиной.

   – Дайте мне знать, если вам что-нибудь понадобится.

   Кэсси едва успела войти и закрыть за собой дверь, как ее вырвало. Желудку стало лучше. Она снова почувствовала себя человеком. Если не считать неловкости. Да уж, произвела первое впечатление…

   Кэсси умылась, потом порылась в сумке и накрасила губы. Провела несколько раз щеткой по волосам, поправила юбку и блузку и снова вышла в гостиную.

   – Сюда, – услышала она голос мистера Андерсона.

   Она нашла его в просторной комнате на противоположной стороне дома. Мистер Андерсон сидел в солидном темно-коричневом кожаном кресле за впечатляющим столом красного дерева. Темные панели на стенах, полки, уставленные множеством книг. Бархатные портьеры цвета густого бургундского вина закрывают две оконные ниши, выходящие на ранчо. Настоящая мужская комната.

   – Проходите и садитесь. Стало лучше?

   – Да. По-моему, меня укачало в машине или что-то в этом роде. – Она села напротив него на маленькое кожаное креслице.

   – Хорошо. Мари приготовит легкий ужин на веранде. А когда мы поедим, я покажу вам гостевой дом. Нам нужно обсудить некоторые моменты в вашем контракте, а потом вы его подпишете. Лотти уверяет меня, что вы согласны на эти условия?

   – Да, все было обсуждено.

   – Теперь возьмите и посмотрите, – кивнул он и толкнул к ней контракт.

   – Дайте знать, если у вас возникнут вопросы.

   Кэсси прочла контракт. Зарплата сверхщедрая, учитывая, что она будет жить бесплатно в гостевом доме. Все остальное тоже вроде бы в порядке.

   – У меня нет вопросов. Все правильно. – Кэсси подписала документ.

   – Прекрасно, – мистер Андерсон встал. – Пойдем, подкрепимся.

* * *

   Кэсси стояла в центре гостевого дома, в гостиной, и покачивала головой. Это было совсем не то, что она ожидала. Ей представлялся уютный деревенский домик. А оказался современный дом, украшенный кладкой из необработанного камня, со стенами цвета кирпича-сырца. Мебель совсем не напоминала стиль «вестерн» и вряд ли досталась по наследству. Здесь было много воздуха и открытого пространства, и Кэсси пришла в восторг. С той минуты, как она вошла в дом, Кэсси знала, что ей здесь понравится. И к тому же, дом для гостей был просторнее, чем большинство квартир в Лос-Анджелесе. Центральное место в гостиной занимал камин из красного камня и две софы бежево-персикового оттенка. Еще были две хорошего размера спальни. Одна из них с отдельной ванной. Кроме того, оборудованная кухня с видом на горы и столовая.

   На пути из гостиной в столовую Кэсси обнаружила маленький встроенный бар. Вторую спальню с компьютером, факсом и двумя телефонными линиями мистер Андерсон отвел под ее офис.

   Он объяснил, что Лотти работала в главном доме, но они оба полагали, что Кэсси предпочтет иметь отдельный офис. Он также объяснил, что на ранчо нет официальных рабочих часов. После того, как справится с работой, она весь день свободна. Если нет ничего срочного, что не может ждать до понедельника, ему не надо, чтобы она работала по уикендам.

   Кэсси удовлетворенно вздохнула. Теперь она чувствовала себя гораздо спокойнее.

   Она припарковала машину в маленьком гараже, примыкавшем к дому. Нечего и думать распаковывать вещи вечером. Ведь она так устала. Хватит чемодана. Остальным можно заняться завтра. Кэсси планировала быстро принять душ и лечь в постель. Выглянув в окно, она тихо засмеялась. «Едва солнце село, как ты идешь спать».

   Это то, чего она хотела. Легкой, простой жизни без стрессов. И все же ей не удалось удержаться от чувства одиночества. «Завтра, Кэсси Мэнро, ты собираешься начать новую жизнь».

* * *

   Джейк Гриффин повернул ключ в замке и вошел в темное одиночество своего дома. Измученный долгой дорогой из Колорадо, он хотел только одного: спать. Он раздевался на ходу, и, когда подошел к своей кровати, на нем оставались лишь трусы. Откинув покрывало, Джейк рухнул в постель. Положил, голову на подушку и закрыл глаза.

   Знакомый запах плыл в воздухе. Нежный, мягкий аромат вызвал в памяти воспоминание о женщине, которую он с таким трудом пытался забыть.

   Кэсси Мэнро.

   Он крепче зажмурил глаза.

   Тихое женское дыхание заставило его повернуться к противоположному концу его королевского размера кровати. Джейк поморгал и подвинулся ближе. Интересно, это реальное видение или игра воображения? Нет! В его постели спит женщина. Он пригляделся при серебряном свете луны, лившемся в окно. Ошибки быть не могло. Это она.

   Кэсси Мэнро.

   Эмоции забурлили в нем, создавая хаос в голове, желудке и чреслах. Ошеломленный, Джейк мог только смотреть. Кэсси крепко спала. Он будет сторожить ее сон. Но женственность ее сексуального тела, такого спокойного и мирного, в его постели, вызывала множество вопросов. Почему она здесь? Почему приехала к нему?

   Его здорово задело, что она не пришла на родео, как он просил. Джейк абсолютно не знал, что он ей скажет и чего ждет от этой встречи. Но он хотел видеть ее снова. Злость и тупая гордость не позволяли ему позвонить ей в Лос-Анджелес. Он считал, что служил собственным целям, когда сопровождал ее на свадьбе брата.

   Джейк привык, что его бросали. Его всю жизнь отвергали. Но он уже не тот ребенок, который ищет любви, нуждается в ней. В мире Джейка Гриффина любви не существовало.

   После невероятной ночи, которую они провели, он ждал, что Кэсси побежит за ним. А она не побежала.

   Но сейчас лежала перед ним в его постели.

   Джейк подвинулся к ней ближе. И немедленный результат. Он молча выругался – такая реакция! Его тело не забыло ее. Напряженный, он откатился на край кровати. Мысленно начался спор: разбудить ее или не надо? Джейк отдал предпочтение сну. До утра остались считанные часы.

   Скоро он прояснит, чего хотела от него Кэсси Мэнро.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

   Кэсси спала как убитая. В жизни она так не уставала. И теперь лежала и не хотела открывать глаза. Еще пять минут, успокаивала себя Кэсси, и она встанет и начнет раскладывать вещи.

   Нежный поцелуй коснулся ее губ.

   – Доброе утро, Кэсси.

   Ошеломленная Кэсси, открыла глаза и поморгала. Еще не полностью проснувшись, она пыталась сообразить: что происходит? Мгновенная чувственная дрожь пронзила тело. Она знала эти губы, этот низкий голос и призывный запах мужчины, о котором она мечтала во сне. Но это был не сон. Это была реальность. И Джейк держал ее в своих объятиях.

   Что происходит?

   Кэсси быстро отодвинулась и крепче сжала подушку.

   – Джейк? П-п-почему ты в моей постели?

   – В твоей постели? – Джейк засмеялся, придвинулся ближе, провёл пальцем по ее лицу и заправил прядь светлых волос за ухо. Мурашки забегали у нее по спине. – Солнышко, прошлой ночью ты опять смешала таблетки от аллергии со спиртным?

   – Нет, нет, я ничего не путаю. Это, Джейк, моя постель. И ради бога, что ты здесь делаешь? – Кэсси твердо помнила, что прошлой ночью все заперла. Окно спальни тоже закрыто. Утро едва началось. Она сощурилась. – Как ты вошел?

   – Обычным путем. У меня есть ключ.

   Кэсси села, натянув простыню до подбородка. Сердце билось изо всех сил. Увидеть его снова. Всего несколько секунд назад ощутить исключительный вкус его губ. Но сейчас она не может наслаждаться этим чувством. Есть более неотложные дела, о которых надо подумать. И первое, как он вошел в дом.

   – Я живу здесь, – просто объяснил Джейк. – Это мой дом.

   Ошарашенная Кэсси, открыла было рот, но слова не получались. Он живет здесь? Как это может быть?

   – Ты в моей постели, Кэсси. – Он одарил ее сексуальной улыбкой, словно говорил: не знаю, в какую игру ты играешь, но готов поучаствовать.

   – Но, но… мистер Андерсон сказал…

   – Какое отношение к этому имеет мой отец? – Выражение Джейка внезапно изменились. Никакого веселого изумления. Он уставился на нее совсем не добрым взглядом. – Скажи, Кэсси, что делал мой отец все это время?

   – Твой отец?

   – Да, черт возьми! Джон Ти Андерсон мой отец.

   Кэсси попыталась переварить этот факт. Мистер Андерсон – отец Джейка? Трудно поверить. Проснуться и обнаружить Джейка Гриффина, лежавшего, рядом с ней, это одно. Но узнать, что она находится в доме Джейка и ее работодатель – его отец… Эта информация полностью лишила Кэсси способности соображать. Появилось впечатление, что ее временно переместили в другое измерение.

   – Он… он нанял меня. Теперь я работаю у него.

   Джейк вскочил с постели и выдал цепочку ругательств, которая шокировала бы самого грубого портового грузчика. Ей хотелось заткнуть уши, но она не могла оторвать взгляд от Джейка. Почти голый, в одних трусах, он бегал по спальне.

   Боже милосердный, какое тело у этого мужчины! Ей никогда не забыть, какое наслаждение касаться его, ощущать его жаркую кожу в минуты сладострастия, которые они вместе переживали.

   Наконец Джейк перестал носиться по спальне и, кипя от злости, уставился на нее.

   – Так ты приехала сюда не для встречи со мной?

   Кэсси медленно покачала головой.

   – И ты не знала, что я сын Джона Ти Андерсона?

   Она снова покачала головой.

   – Подожди минутку. – Джейк оглядел спальню, будто видел ее первый раз. Глаза стреляли в ночной столик, в комод и в гардероб. Сначала он направился к гардеробу. Открыл зеркальную дверь. Пусто. Выдвинул ящики комода, заглянул в ванную. И вышел оттуда с яростью в глазах. – Сукин сын! Он выселил меня. Он готов на что угодно, лишь бы заставить меня жить в главном доме! На что угодно!

   Кэсси вылезла из постели. Она вполне прилично выглядела в пижаме. Джейк видел ее, когда на ней было и меньше одежды, гораздо меньше.

   – Джейк, ты говоришь, что твой отец предложил мне жить в твоем доме?

   – Именно это я и говорю!

   – У меня и мысли не было. Прости, пожалуйста. Я еще даже не распаковалась. Я найду другое место, где смогу остановиться.

   – Не уезжай, Кэсси, – он поднял руки кверху, будто сдаваясь, – и не извиняйся. Это все проделки Джона Ти. Черт, несмотря на то, что меня совершенно не тянет сюда, он хочет завладеть хоть краем моего сознания. К тебе это не имеет никакого отношения. Правда. Это между Джоном Ти и мной.

   Джейк начал одеваться, подбирая с пола разбросанную одежду. Кэсси проводила его взглядом, когда он в брюках и рубашке, болтавшейся на плечах, рванул дверь и выскочил на улицу. «Это между Джоном Ти и мной». Трудно определить, кто из двух мужчин более упрямый. Но вскоре она это поймет.

   Если решит остаться.

   У Кэсси появились серьезные сомнения. Она приехала сюда начать новую жизнь. Оставить ошибки прошлого позади. Как она сможет это сделать, если ее главная ошибка живет на этом ранчо? Она бросила в Лос-Анджелесе работу и квартиру. Подписала контракт с мистером Андерсоном. Неприятно сознавать, но выбор у нее небольшой. И к тому же, если она давала слово, то никогда не отказывалась от него.

   Кэсси начала мысленно сопоставлять все «за» и «против», но разум отключился. Не хватало фактов для таких странных подсчетов. Да и желудок опять начал давать о себе знать.

   Она нашла в своем чемодане джинсы, рубашку, чистое белье и пошла в душ. «Кэсси Мэнро, не время думать о тошноте. У тебя слишком много сегодня дел».

* * *

   – Не повышай на меня голос, мальчик. Успокойся и сядь.

   Джейк продолжал выхаживать перед столом в кабинете. Джон Ти спокойно сидел в кресле. О, он был великим манипулятором! Джейк считал, что это ключ к его успехам в бизнесе. Джон Ти знал людские странности и умел играть на них.

   – Проклятие! Я хочу получить ответ. Какого черта, почему ты поселил Кэсси в моем доме?

   – Кэсси? – вскинул брови отец.

   – Да, Кэсси спала в моей постели.

   – Гм-м-м, – Джон Ти потер подбородок, – в котором часу ты приехал домой прошлой ночью?

   – В два часа ночи.

   – В два? Где же ты спал?

   Джейк отмахнулся от вопроса. В его намерения не входило сообщать отцу, что всю ночь он спал рядом с Кэсси. Если бы и сказал – ничего особенного. Несколько подмигиваний насчет ее присутствия в его постели и неиспользованных эротических возможностей.

   – Не твое дело.

   – Это мое дело, если ты напугаешь только что нанятую помощницу.

   – Я мог встретить ее утром. Но Кэсси не так легко напугать. Она уникальная.

   Отец поморгал, и Джейк понял, что сказал лишнее.

   – Так ты говоришь, что знаешь эту девушку?

   – Это не твое дело. Почему же ты спрашиваешь?

   – Послушай, мальчик. Как бы это выглядело – хорошенькая молодая леди одна со мной в доме? У меня не оставалось выбора, и я отвел ей домик для гостей. Лотти сказала, что это правильно. И вообще, если бы эта женщина не ушла, все было бы проще.

   – Да. Но если бы ты не был таким чертовски упрямым, может быть, Лотти не ушла бы так рано.

   Злость, смешанная с острым любопытством, вспыхнула в глазах Джона Ти.

   – Что, по твоему, это должно означать?

   – Ничего. Забудь. – Джейк приехал сюда не для того, чтобы выговаривать отцу за его отношения с Лотти. Хотя, если бы ему представилась возможность, он бы с радостью сказал отцу, какой тот, чертов дурак в этом смысле.

   Джон Ти испустил, подчеркнуто длинный вздох.

   – Ты не собирался быть дома в этот уикенд. Я планировал сегодня позвонить тебе и все рассказать. Послушай, мальчик, если бы ты проявлял интерес к делам ранчо, то знал бы, что я нанял новую помощницу. И поскольку в этом доме двенадцать комнат, я подумал, что ты можешь устроить берлогу и здесь. К тому же, ты не так часто бываешь на ранчо.

   Это, во многом правда. Джейк не считал ранчо Андерсона домом, а эти места своими. Джон Ти привез его в Неваду, Джейк окончил здесь среднюю школу, а потом уехал на пять лет в колледж. Вернувшись, поселился в гостевом доме, но больше времени проводил на родео.

   – По-моему, у меня сейчас нет выбора. Мы оба знаем, что до города на машине тридцать минут. Там не так много жилья сдается в аренду и оно, конечно, не идет в сравнение с гостевым домом. Я против того, чтобы Кэсси распаковывала свои вещи где-то еще. Она приехала сюда с хорошими намерениями.

   – Ты ее знаешь, да? – Отец поскреб голову. Джейк смягчился. Какая разница? Когда он узнал все прошлые секреты отца, то понял, что в этом мире ничего не спрячешь. Рано или поздно правда вылезет наружу.

   – Да, я знал ее в Калифорнии.

   – Это было так давно.

   – Да. В прошлом месяце в Логлине я увидел ее во время родео. Она приехала на свадьбу брата. Мы встретились. Такое вот совпадение.

   – На мой взгляд, это больше похоже на судьбу, – заметил Джон Ти. Он что-то прорабатывал в уме. Джейк знал это особенное выражение, и оно ему не очень нравилось. Потом отец скривил губы, уголки поднялись вверх, глаза засверкали. – Ну, будь я проклят.

   Джейк решил не замечать тон отца и его взгляд.

   – Куда ты перенес мои вещи?

   – В твою старую комнату.

   Джейк кивнул.

   – Это не конец света, Джейк.

   Скрипя зубами, Джейк вышел из кабинета. Выбора нет. Кэсси должна жить в гостевом доме. Ей в нем гораздо удобнее, чем в городе. Должна же она иметь свою берлогу.

   Но Джейк не хотел переселяться в главный дом. Годами он всячески избегал этого варианта. А сейчас из-за Кэсси Мэнро, женщины, уже дважды входившей в его жизнь, он должен покинуть насиженное место. Кэсси здесь, ему не нужна. Лишнее осложнение и отвлечение от цели. А это ни к чему.

   Такую женщину, как она, трудно не замечать. Но придет время, и все встанет на свои места. Джейк решил избегать Кэсси Мэнро.

* * *

   Она встретилась с Джейком, когда спускалась по ступенькам гостевого дома.

   – Я иду узнать, что мне надо делать.

   – Начинай распаковывать вещи. Ты остаешься здесь, – спокойно сообщил Джейк.

   – Но как я могу остаться, когда это твой дом? Я не хочу выселять тебя.

   Вдруг выражение Джейка изменилось. В глазах запрыгали искры.

   – Мы можем уместиться вдвоем, Кэсси. Тогда ты будешь чувствовать себя лучше?

   Жар, поднялся аж к шее. Не от неловкости положения. А от воспоминания о том, как они с Джейком «умещались вдвоем». Кэсси не собиралась поощрять его. Господи, ведь она хочет здесь работать, надо произвести хорошее впечатление… В ее планы совершенно не входило усложнять свою жизнь, строить какие-то отношения с Джейком. Она снова взвесила возможности и пришла к выводу: у нее есть только один правильный выбор – остаться. Но нужно держаться подальше от Джейка.

   – Ничего не получится, ковбой.

   – Ладно, тогда позволь помочь с вещами. – Легкомысленное выражение не изменилось. – Где твоя машина?

   Двадцать минут спустя они уже стояли в кухне. Джейк выгрузил все коробки, она протянула ему высокий стакан с холодной водой.

   – Спасибо за помощь. По-моему, теперь я справлюсь.

   Джейк открыл холодильник и покачал головой.

   – Видишь, тут почти пусто.

   – Во второй половине дня я собиралась поехать в город и купить чего-нибудь.

   – Позже я тоже хочу отправиться в город. Могу тебя подвезти.

   Очень заманчивое предложение. Но Кэсси его не приняла. Надо быть самостоятельной. И уметь защищаться.

   – Нет, спасибо. Я справлюсь.

   И вдруг ее окатило волной слабости. Ноги стали ватными. Она закрыла глаза. Ее покачивало.

   – Эй! – Джейк подхватил ее раньше, чем она упала. Он прижал ее голову к груди и спокойно спросил. – Что случилось?

   – Закружилась голова. – Кэсси будто плавала в воздухе, упираясь в его крепкую грудь и сильные руки.

   Джейк продолжал держать ее, нежно поглаживая по спине. Она услышала быстрые удары его сердца, открыла глаза и встретилась с ним взглядом. В голове моментально прояснилось.

   – Лучше? – озабоченно спросил Джейк.

   – Да, лучше.

   – Что произошло?

   – Не знаю. На секунду я почувствовала слабость. По-моему, просто устала. Мне всегда лучше после того, как я поем.

   Джейк не отпустил ее, а напротив, крепче обнял за талию. Сердце Кэсси помчалось, будто безумное. Его объятия оживили воспоминания, а она, загипнотизированная его очарованием, полностью поверила нежному вниманию. И судя по голодному взгляду, каким он пожирал ее, Джейк думал о том же. Он словно бросал пробный камень. Голова все ниже, губы в сантиметре от ее. Кэсси подняла голову, чтобы встретить его поцелуй, но стук во входную дверь заставил ее отпрыгнуть в сторону.

   – Привет! Кассандра, вы там? Это Лотти Фэйерчайлд. Дорогая, я принесла завтрак.

   Кэсси вытерла лоб и обрела уверенность в ногах. Она не понимала, что произошло. Минуту назад все было хорошо. А теперь снова закружилась голова, и она едва могла стоять. Слава богу, Джейк подхватил ее. И, слава богу, Лотти пришла вовремя и спасла Кэсси от ошибки.

   – Да, я здесь, миссис Фэйерчайлд.

   Она открыла дверь женщине лет шестидесяти с приятным лицом и красивыми янтарными глазами. Светлые волосы спускались на плечи и чуть завивались на концах. Костюм в типичном стиле «вестерн» – клетчатая рубашка, новые джинсы и черные сапоги – придавали Лотти Фэйерчайлд лихой вид.

   – Привет, дорогая. Вижу, вчера вы здесь сами справились. – Она держала в руках корзинку, наполненную горячими сладкими булочками и кукурузным печеньем. – Надеюсь, вы хотите есть. Это все свежее, я испекла сегодня утром.

   – Ох, спасибо. Выглядит замечательно. Приятно познакомиться с вами, миссис Фэйерчайлд. Проходите.

   – Я Лотти для всех, кроме сборщика налогов. – Лотти подмигнула и заметила Джейка, стоявшего в глубине комнаты. – Привет, Джейк. Вижу, вы уже познакомились.

   – Да, э-э, Джейк помог мне вытащить из машины коробки.

   – Доброе утро, Лотти. – Джейк подошел и достал из корзины две булочки. – Уверен, именно этих булок мне не хватало.

   – В любое время приходи ко мне, и я, испеку тебе свеженькие.

   Джейк кивнул и направился к дверям.

   – Спасибо, Лотти. Увидимся позже.

   – Этому парню всегда надо куда-то бежать. – Лотти проводила глазами Джейка, вздохнула и перевела взгляд на Кэсси. – Вы хорошо себя чувствуете?

   – Да, только немного устала. Я плохо спала прошлую ночь. – Лгунья. Она спала, как ребенок. И не понимала причину усталости сегодня утром.

   – Да, конечно. Так бывает. Переезд в новое место и все такое. Давайте вместе позавтракаем. И если, вы будете чувствовать себя хорошо, я покажу вам бухгалтерские книги.

   – О, конечно, мне не терпится начать работать.

* * *

   Последние три дня Лотти Фэйерчайлд каждое утро приходила обучать Кэсси. Она учила оформлять сделки по продаже скота. Она сидела с Кэсси за компьютером, рассказывала истории о животных. Как они были куплены, какие лошади любят брыкаться, у какой кобылы самый нежный характер, и как Лотти сама недавно присутствовала при рождении жеребенка.

   – Тебе надо увидеть Пита-Пистолета. Он денди, – однажды сказала Лотти, когда они занимались работой с бумагами.

   – Кто такой Пит-Пистолет? – спросила Кэсси.

   – Это самый ласковый пегий жеребенок в мире. Он родился полтора месяца назад. Удивительно, что Джейк или Джон Ти еще не устроили тебе экскурсию по ранчо.

   – Я не видела Джейка всю неделю, – стараясь выглядеть равнодушной, заметила Кэсси. В конце концов, она ведь этого и хотела. Ей совсем не нужно, чтобы Джейк вмешивался в ее жизнь. Она поклялась сохранять дистанцию. Но и этого не понадобилось. Джейка последние дни нигде не было видно.

   – Наверное, парень сегодня вернется. Он снова уехал на родео. Решил, понимаешь ли, стать чемпионом. По-моему, в этом году он своего добьется.

   – Джейк этого хочет, да?

   – Да, но, боюсь, по неправильной причине. Все дело в его натянутых отношениях с Джоном Ти.

   – Кто-то произнес мое имя? – Голос хозяина разнесся по дому.

   Кэсси спрыгнула со стула перед компьютером, и пошла открывать входную дверь.

   – Доброе утро, мистер Андерсон.

   – Мы здесь не соблюдаем формальности. Просто Джон Ти. А мой сын называет вас Кэсси?

   – Джейк говорил вам обо мне? – Интересно, что еще он сообщил отцу об их отношениях. Боже милостивый, ей не хотелось сейчас думать об этом.

   – Могу я также называть вас Кэсси? – Джон Ти посмотрел на нее в упор.

   – Конечно. Мне будет приятно.

   – Я пришел пригласить вас сегодня на ужин. По-моему, я дал вам достаточно времени устроиться. Все отвечает вашим запросам?

   – Да, мне здесь нравится. Место великолепное. И Лотти, каждый день учит меня. По-моему, я ухватила главное.

   – Ты больше, чем ухватила. Еще день-два, и тебе не будет нужна моя помощь. – Лотти вошла в гостиную.

   – Доброе утро, Лотти, – приветствовал ее Джон Ти. Глаза стали чуть ярче, когда он смотрел на миловидную блондинку. – Я пришел пригласить Кэсси сегодня на ужин. Ты тоже, Лотти, приходи.

   – Прости, – улыбнулась она. – У меня другие планы.

   Джон Ти состроил гримасу. Нависло тяжелое молчание.

   – Ладно. Кэсси, жду вас вечером в семь.

   – Спасибо, я буду.

   Когда Джон Ти скрылся за дверью, Кэсси не могла сдержать улыбку.

   – Что это значит? – спросила она у Лотти. Та отмахнулась.

   – Этот мужчина думает, что стоит ему сказать «прыгай», и женщина начнет прыгать. Пара уроков ему не помешает. – Она передразнила его: – «Ты тоже, Лотти, приходи». Скажи, разве так мужчина должен приглашать леди на ужин?

   – Вы влюблены в него! – вырвалось у Кэсси. Невозможно было не заметить искры, летавшие между этой парой.

   – Милая девочка, женщина должна быть чертовски глупой, чтобы полюбить этого человека. Я работала на него двадцать два года. И знаю его лучше, чем он сам знает себя. Поверь мне, он не ангел.

   Прежде чем Кэсси смогла ответить, желудок опять свело судорогой. Каждый день она надеялась, что это происходит последний раз и во всем виноваты нервы. И каждый новый день приносил очередное разочарование. Нынешнее утро не стало исключением. По коже побежали мурашки, она простонала «ох, нет» и побежала в ванную.

   Во второй половине этого же дня Кэсси вышла подышать свежим воздухом. Она все время усердно сидела за компьютером, осваивала новую программу и уже привыкла к бизнесу, которым занималось ранчо. Во многом ей помогала Лотти.

   Кэсси перешла дорогу и свернула на тропинку, ведущую к амбарам и конюшням.

   – Подбросить?

   Кэсси подняла голову и увидела Джейка верхом на высокой вороной лошади. При виде Джейка сердце тотчас пустилось вскачь. Лошадь и человек будто слились в одно существо и плавно двигались, грациозно и быстро.

   Кэсси продолжала свой путь. Джейк верхом ехал рядом.

   – Я подумала, надо посмотреть, что здесь есть. С тех пор, как приехала, я ничего не видела.

   Джейк прищурился от солнечного света, потом опустил ниже поля шляпы.

   – Лотти устроила мне выволочку, за то, что я не показал тебе ранчо. Но ты, солнышко, не сможешь осмотреть ранчо пешком. Здесь больше тридцати тысяч акров. – Он нагнулся и протянул руку. – Залезай.

   Кэсси, наморщив нос, уставилась на Джейка.

   – А чем плох твой грузовик?

   – Грузовик – это прекрасно, – засмеялся он. – Но если ты хочешь по-настоящему увидеть ранчо и животных, то должна смотреть на них моими глазами.

   – Я никогда не ездила верхом.

   – Девочка из маленького города, – вскинул брови Джейк, – никогда не сидела на лошади? Залезай, – он махнул рукой. – Я сделаю поездку безопасной.

   Кэсси надула губы. Конечно, Джейк опытный наездник. Но сидеть с ним вдвоем на лошади… В этом может таиться опасность другого рода.

   – Ладно. Но тебе придется помочь мне залезть. Д

   жейк спешился и встал сбоку от нее.

   – Поставь левую ногу в стремя, а правую перекинь через седло.

   – А ты где будешь? – Кэсси обернулась и посмотрела ему в глаза.

   – Позади тебя. – Обеими руками он обхватил ее за талию. – Готова?

   Кэсси последовала его инструкциям. И не успев сообразить, что происходит, оказалась в его объятиях. Ноги Джейка давили ей на бедра, ягодицы упирались в его чресла. Тело заискрилось от таких ощущений. Джейк, подбирая поводья, коснулся руками ее грудей. Кэсси беззвучно простонала.

   Ничего хорошего.

   – Только расслабься, – ласково проговорил он в ухо. – Экскурсия начинается.

   Она, дура, что позволила себя уговорить. Теперь ей не отделаться от него. И это надолго. Постоянно видеть его. Жить с ним на одном ранчо. На его ранчо. Это не приведет ни к чему хорошему.

   – Джейк, может быть, это не лучшая идея.

   – Я держу тебя, Кэсси. Тебе нечего бояться.

   ОН ДЕРЖИТ ЕЕ.

   Именно этого и надо бояться.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

   – Обычно я ем в кухне. Но Мари подумала, что раз вы приглашенная гостья, то нам следует ужинать здесь, в торжественной обстановке, – объяснил Джон Ти.

   Кэсси оглядела темную элегантную столовую. На ее взгляд, комната не очень соответствовала стилю всего дома. Темно-красные бархатные шторы сливались с красновато-коричневой мебелью, самой пугающей, какую видела Кэсси. Она сидела справа от Джона Ти в окружении семи пустых стульев. Еще против одного стула было сервировано место на столе. Кэсси решила – для Джейка.

   – Хотите знать правду, Джон Ти? – Кэсси заставила себя произнести это имя. Для нее он по-прежнему оставался мистером Андерсоном, ее упрямым работодателем.

   – Конечно. – В темных глазах вспыхнул интерес.

   – Здесь… очень мило. Но эта комната, наверное, больше всей моей квартиры в Лос-Анджелесе. Я бы, тоже предпочла, есть в кухне.

   – Тогда пошли. – Он встал и забрал обе тарелки. Пять минуту спустя, к неудовольствию Мари, Кэсси и Джон Ти сидели перед полными тарелками в яркой веселой кухне. Они начали трапезу с бокала красного вина.

   – Говорите тост, Кэсси, – приказал Андерсон.

   Кэсси все больше убеждалась, что «эта собака грозно лает, но почти не кусает».

   – За новую жизнь, – предложила она и подняла бокал. Они чокнулись, прежде чем сделать глоток.

   – Ах, если бы я мог вернуться назад, – мягко произнес он. – Ведь у нас нет такой роскоши – получить второй шанс. Разве не так?

   – Боже, я бы не возражала получить еще шанс, а то и два, – призналась она.

   – Вы? – Он махнул рукой, будто отметая ее слова. – Вы молодая, интеллигентная женщина. Вы, Кэсси, еще и не начинали жить. А я превратил свою жизнь в сплошные ошибки. И боюсь, теперь расплачиваюсь за них. – Он пожал плечами, суровое выражение растаяло. Кэсси увидела в его глазах сожаление. – Может быть, этого я и заслуживаю.

   – Вы успешный человек, Джон Ти. – Кэсси потягивала вино. – У вас замечательный дом и ранчо… прекрасное. Джейк устроил мне сегодня экскурсию. Я под впечатлением того, что вы здесь устроили.

   – Скажите, он обращался с вами, как надо?

   Больше, чем «как надо». Но об этом Кэсси не стала сообщать Джону Ти. Они пробыли вместе два часа. Верхом на его жеребце. Осматривали земли. Каждый раз, когда они спешивались, чтобы размять ноги или лучше разглядеть пасущихся животных, Кэсси чувствовала, что ее словно магнитом тянет к Джейку. А сердце подсказывало, что он тоже испытывает сильное влечение. Они даже почти поцеловались. Джейк подошел сзади. Они стояли на лугу, голубое небо над головой, вокруг умиротворяющая серенада из шелеста листьев и пения птиц. Кэсси взяла себя в руки и отступила, чтобы он не мог дотянуться…

   – Джейк прекрасно со мной обращался.

   – Это хорошо. Как вы могли догадаться, мы с ним не часто сходимся взглядами. – (Кэсси хранила молчание. Ее интересовали их отношения.) – Это началось давно. Должен признать, я наделал много ошибок с мальчиком. Я бы даже сказал, что несправедливо относился к нему. Я сам был ковбоем в родео, но никогда не занимался этим ради чемпионского титула. Однако леди все равно выстраивались в очередь. Однажды на родео я встретил мать Джейка. Ох, боже, боже, какая она была красивая! И я, самодовольный, молодой, распутный ковбой. Одна беда, я уже был женатым человеком. Рано или поздно это обнаруживается. Девять месяцев прошло, прибавьте или отнимите несколько недель, и обе женщины, мать Джейка и моя жена, родили. Оба младенца мальчики и оба мои. – Угольно-черные глаза ждали ее реакции. Наверное, искали признаки шока или даже презрения.

   Кэсси проглотила вино, которое держала во рту во время его рассказа. Она не могла судить Джона Ти. Но, конечно, эта новость ее шокировала.

   – Я знала Джейка, когда он жил в доме, куда его взяли на воспитание. Мы были детьми.

   – Он говорил мне, что знает вас с тех пор. Но это все, что мне известно… – Кэсси помолчала. Сейчас разговор не о ней, а об отношениях Джона Ти, с сыном. – У меня была жена и законный младенец, – продолжал Джон Ти. – Я предложил Изабелле деньги, но она и слышать не желала об этом. А я не мог дать ей того, что она хотела.

   – То есть вас…

   – Я тогда так и не ушел из семьи. Джейк никогда мне этого не простит.

   – Извините, – искренне проговорила она. – Но что случилось с вашим сыном и женой?

   – Джон-младший утонул, когда ему было шестнадцать. – Лицо Джона Ти стало совершенно безжизненным. – Его мать так и не оправилась от удара. Она проклинала меня и ушла вслед за сыном через три месяца.

   У Кэсси заныло сердце: такая трагическая утрата! Бедный мальчик. И как, должно быть, страдал Джон Ти, когда потерял сына и жену. В течение нескольких коротких месяцев жизнь человека так отчаянно изменилась. Она не находила слов, чтобы выразить свое сочувствие. Но острые глаза Джона Ти смягчились, словно он прочитал ее мысли.

   – Я рассказал вам это, чтобы вы меня лучше понимали. Время от времени Джейк и я бодаемся. Это не очень приятная картина, но я не хочу, чтобы вы беспокоились. Лотти хорошо умеет ставить нас обоих на место. Без нее, только Бог знает, что бы здесь могло случиться.

   – Из того, что я знаю о ней, она особенная женщина.

   Джон Ти что-то проворчал, и разговор замолк. И в эту минуту в кухню вошел Джейк с высокой, длинноногой блондинкой на руках.

   – Смотрите, кого я нашел на выезде из города. – Джейк приветливо улыбался.

   У Кэсси сердце чуть не вырвалось из груди. Все ясно. Это его девушка. Вон как весело болтает ногами. И Кэсси никогда не видела Джейка таким радостным. Казалось, он полностью покорен этой особой.

   Неужели это тот же самый мужчина, который пару часов назад не мог от нее оторваться?

   Джон Ти быстро встал. Он тоже широко улыбался, не скрывая восторга и удовольствия. Да кто эта женщина?

   – Привет, дядя Джон. – Она поцеловала Джона Ти в щеку.

   – Привет, Сьюзет, дорогая. – Андерсон по-медвежьи, облапал девушку. – Что ты делала в городе? Разве ты не должна быть в школе?

   – У меня весенние каникулы. – Она глядела на Джейка с безмерным обожанием. – Я тащусь от Джейка. Вот и приехала сказать ему «привет».

   Джейк перехватил взгляд Кэсси. Ее реакция, наверное, отразилась на лице. Он подмигнул и послал ей понимающую улыбку. Черт, Кэсси совершенно не умела прятать свои чувства.

   – Какой я мужлан. Сьюзет, это Кассандра Мэнро. Она преемница твоей матери. Кэсси, познакомься с Сьюзет Фэйерчайлд, она младшая дочь Лотти и моя крестница.

   Кэсси удивленно моргнула и встала, чтобы приветствовать дочь Лотти. Но главное, чтобы избежать взгляда Джейка.

   – Приятно познакомиться. Я совсем недавно познакомилась с вашей матерью и уже обожаю ее.

   Сьюзет вспыхнула лучезарной улыбкой:

   – Мама всегда производит такой эффект на людей.

   Дочь, по-видимому, тоже. Она унаследовала не только длинные светлые волосы, здоровую загорелую кожу и яркие голубые глаза. Она привлекала и своей открытостью.

   Джейк продолжал улыбаться девушке. Кэсси находила это ужасно раздражающим.

   – Я только хотела поздороваться со всеми. Остаться не могу. Мама спустит с меня шкуру. Я уже и так опоздала, а мы собирались ужинать не дома.

   – Иди. Но побыстрее, приезжай снова повидаться, идет? – сказал Джон Ти. – Я хочу услышать все о парнях из колледжа, с которыми ты встречаешься. Держу пари, дорогая, что ты разбила не одно сердце.

   Ее мелодичный смех эхом отлетал от кухонных стен. Сьюзет ответила Джону Ти, но глаз не сводила с Джейка.

   – Ох, дядя Джон, как раз сейчас у меня нет бой-френдов.

   Джейк проводил девушку к ее машине. Кэсси села, чтобы не упасть. Эмоции, бурлившие в ней, Кэсси, не нравились даже больше, чем вид Джейка, покоренного младшей дочерью Лотти.

   – Эта девушка словно солнечный лучик, – проговорил Джон Ти, снова сев.

   С этим Кэсси не могла спорить. Девушка была искренняя и, вероятно, привлекала мужчин, не прибегая к помощи хлопающих ресниц и виляющих бедер.

   – Кажется, она близка с Джейком.

   – Он смотрит на нее, как на младшую сестричку. А она ходила за ним по пятам, когда он жил здесь.

   – И как я вижу, до сих пор ходит. – Проклятие, она никогда не научится держать язык за зубами. Надо над этим поработать.

   – Не стоит волноваться, Кэсси. – Джон Ти спрятал улыбку.

   – Кто сказал, что я волнуюсь?

   Черт, она не хотела усложнять свою жизнь отношениями с Джейком Гриффином. Пусть, встречается с кем хочет!

   – Еда остывает. – Джон Ти посмотрел в тарелку. – Нам лучше доесть.

   – Конечно.

   Кэсси уставилась на ломтики грудинки, кукурузу в масле и картофельное пюре, не понимая, как можно справиться с такой огромной порцией. Она совершенно потеряла аппетит.

   На следующее утро Кэсси заняла свое место в офисе, лицом к компьютеру и рядом с Лотти. На письменном столе гора бумаг, которые теперь не казались ей такими страшными. Благодаря Лотти, Кэсси гораздо лучше понимала, что значит управлять скотоводческим ранчо, где каждое движение требует контракта и где больше двадцати наемных работников.

   – Сегодня последний день обучения, Кэсси. Ты схватываешь все так быстро, я в восторге от тебя, да и от самой себя. Ведь это я тебя наняла. – Лотти захохотала. – Конечно, если тебе что-нибудь понадобится, ты всегда можешь мне позвонить.

   – Я буду скучать без тебя, Лотти. Конечно, сейчас ты сможешь больше времени проводить с дочерью. Вчера вечером я познакомилась с ней. Она очень милая.

   Лотти удивительно умела каждое утро подбадривать Кэсси. Она приносила только что испеченные булочки, печенье, кексы и окружала, ее уютным дружеским вниманием даже в те дни, когда желудок Кэсси требовал особой заботы. Или когда Кэсси чувствовала себя такой усталой, что не знала, как переживет этот день.

   – Спасибо. Я рада, что вам удалось познакомиться. Плохо, что меньше, чем через неделю, она снова поедет в колледж. Я буду скучать без нее. Это, моя малышка. На днях ты должна познакомиться с остальной командой. Я принесла кое-что, по-моему, тебе необходимое. – Миссис Фэйерчайлд покопалась в своей белой сумке, висевшей на плече.

   – Ох, Лотти, тебе ничего не следовало приносить мне.

   – Это может быть подарок, – женщина достала длинную прямоугольную коробочку и поставила перед ней. – Но опять же может и не быть.

   Ошеломленная Кэсси уставилась на домашний тест на беременность.

   – У меня пятеро детей, Кэсси. Я всегда узнаю признаки беременности. А у тебя они все налицо.

   Кэсси медленно подняла коробку, и у нее снова закружилась голова.

   – Я не могу быть беременной. Мужчина, с которым я была… мы предохранялись.

   – Хорошо, но лучше знать наверняка. Так или иначе, тебе надо пойти к врачу. С тех пор, как ты приехала сюда, у тебя утомленный вид и желудок не в порядке. Тебя все время тошнит. Иди и проверь.

   – Сейчас?

   – Я буду ждать тебя здесь. – Лотти ободряюще кивнула ей.

* * *

   Прошло совсем немного времени, и Кэсси вышла из ванной. Разум оцепенел, внутри все дрожало.

   – Результат положительный, – объявила она Лотти.

   Та радостно заулыбалась. Глаза просияли.

   – Это подарок. Солнышко, а что скажет будущий отец?

   Отец? Кэсси не подумала об отце. Она думала о новой жизни, которая росла в ней, и о том, как такое могло случиться. Ребенок? Она была уверена, что этого не могло быть. Они же предохранялись в ту ночь.

   – Ничего не понимаю. Джейк и я…

   – Джейк? – В ярких глазах Лотти вспыхнуло изумление. – Ты говоришь, что Джейк, и есть отец? НАШ Джейк?

   – Ох, Лотти. – Кэсси пересела поближе к старшей подруге и, словно защищая, положила руку на живот. Ее ошеломила мысль, что она носит ребенка, ребенка Джейка. Она будет матерью. Страх, тревога и возбуждение сменили сомнения. – Это долгая история.

   – У меня, солнышко, теперь полно свободного времени. Расскажи мне. – Лотти подбодрила ее улыбкой.

   Через тридцать минут со слезами, смехом и всем диапазоном эмоций Кэсси закончила свою историю. Так хорошо довериться кому-то. А у Лотти доброе сердце. Ей Кэсси могла доверять.

   – Здорово, – сказала Лотти, откинувшись на спинку кресла.

   – Знаю, моя жизнь не будет скучной. Переезжая сюда, я думала, что решу все проблемы. Надеялась, что здесь жизнь будет легче.

   – Кэсси, дети – это благословение. И кто говорит, будто твоя жизнь не будет замечательной… – Кэсси нахмурилась, не в силах скрыть тревогу. Лотти снова выпрямилась в кресле. – Я знаю, что тебе нужно, – с искрами возбуждения в глазах объявила она. – Тебе нужно, солнышко, познакомиться с новыми людьми. Тебе нужно уехать с этого ранчо и на один день забыть о своих заботах и прочистить мозги. – Она снова покопалась в сумке и вытащила приглашение. – Завтра вечером мы собираемся на вечеринку с танцами. Вот здесь написано: «Лотти Фэйерчайлд и гость». Ты будешь моей гостьей, дорогая. Эта вечеринка в честь Теда О'Хэнли. Ему завтра исполняется сорок. И отец устраивает сыну большой старомодный день рождения. Скажи, что поедешь.

   – Ох, Лотти, не знаю. – Но чем больше Кэсси об этом думала, тем более заманчивой казалась ей идея. Может быть, ей и правда нужно немного времени, чтобы вымести из головы файлы и порталы. – Мне это нравится… Я имею в виду, что и в самом деле с тех пор, как приехала сюда, я никуда не выходила. Но, Боже милосердный, что мне надеть?

   – Выключи компьютер. – Лотти усмехнулась. – У тебя работы на целый день. А сейчас поедем за покупками. Мы найдем тебе отличный наряд.

   – За покупками? – Кэсси начала улыбаться. Вот как! Похоже на развлечение. Делать что-нибудь вместе с Лотти всегда развлечение. – Прекрасно. Пусть так и будет. Едем за покупками.

* * *

   В субботу вечером Джейк стоял на ступеньках веранды. Что за черт, чем там заняты две женщины? Даже на расстояние метров в сто пятьдесят из гостевого дома доносился их веселый смех. Лотти появилась в своем парадном туалете. И он не мог пропустить буйные медовые волосы Кэсси, которые взлетали вокруг лица мягкими шелковистыми волнами. Она надела бежевое платье в стиле «вестерн», спереди стянутое шнуровкой, и в тон ему сапоги. Когда дамы забрались в машину Лотти, Джейк спустился и загородил им дорогу.

   – Леди, планируете вечеринку?

   Кэсси окинула его взглядом и улыбнулась.

   – Мы едем на праздник по случаю дня рождения Теда. Я посчитала, что Кэсси пора уже познакомиться с нашими соседями. Она почти не выезжала отсюда. Ей надо немного повеселиться.

   – Правильно, повеселитесь, как следует.

   Машина неторопливо катилась по дороге. Джейк поднялся по ступеням на веранду, где его ждал Джон Ти.

   – Что там такое?

   – Лотти повезла Кэсси на вечеринку к Теду О'Хэнли.

   Джон Ти кивнул. Они оба смотрели на машину Лотти, которая направлялась к воротам ранчо.

   – Это отец Теда недавно овдовел? – спросил Джейк.

   – Да, примерно год назад.

   – Он всегда был неравнодушен к Лотти, верно?

   Джон Ти нахмурился и потер подбородок.

   – Держу пари, что Кэсси вызовет большой интерес, она ведь новичок в долине и все такое. Уверен, ее танцевальная карточка будет заполнена.

   Джейк смотрел прямо перед собой на дорогу.

   – Я не планировал никуда ехать.

   – Да, я тоже, – согласился Джон Ти.

   Прошла еще минута. Джейк стрельнул взглядом в отца.

   – Сколько тебе надо времени, чтобы быть готовым?

   – Минут двадцать.

   Джейк кивнул.

   – Но когда мы туда приедем, каждый за себя.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

   Кэсси подсчитала, что познакомилась с пятьюдесятью тремя гостями. Три раза танцевала. Ее пригласил на свидание младший брат Теда, Адам. Энергичная женщина, управлявшая городским комитетом, Мевис Бреуир, предложила ей в полдень прийти на общественное мероприятие. Доброжелательные жители Карсон-Велли так по-дружески встретили ее, что у нее, потеплело на сердце и она забыла о своих бедах.

   – Здесь весело, Лотти. Я рада, что ты пригласила меня. – Они сидели за столом – в стороне от праздничной суеты, и потягивали содовую.

   – Сейчас ты изменишь свое мнение, – криво усмехнувшись, заметила Лотти. – Неприятность в квадрате.

   Потребовалось несколько секунд, чтобы воспринять слова Лотти. Кэсси проследила за взглядом подруги и поняла, что та имела в виду. Хорошее настроение моментально испарилось. В дверях зала стояли Джейк и Джон Ти.

   – Они приехали вместе, это уже что-то значит. Сегодня они заодно. – Лотти взяла обе руки Кэсси в свои. – Во всяком случае, дорогая, это даст тебе шанс все ему рассказать.

   – Я могу разговаривать с Джоном Ти всю ночь напролет.

   – Ты чертовски хорошо знаешь, дорогая, – глаза Лотти сверкнули, – что речь идет о Джейке. Ты должна сказать ему.

   Кэсси и сама это знала. Но она не думала, что придется смотреть ему в лицо так скоро. Ей надо немного времени. Боже милостивый, она сама только начала привыкать к мысли, что у нее будет малыш. Это уже не пугает ее. Сегодня утром после бессонной ночи она поняла, что всегда хотела иметь детей. Правда она думала, что любовь в браке должна предшествовать детям. Любовь у нее была. С браком хуже. Кэсси знала, что еще не готова, признаться.

   – Я должна рассказать ему. Но не сегодня.

   – Когда сама почувствуешь, дорогая, что время пришло. Но тебе не стоит избегать его.

   Кэсси посмотрела на Джейка. Твердый орешек, от него не спрячешься. В новых джинсах, в черной рубашке в стиле «вестерн» и в поблескивавшем «стетсоне» он выглядел потрясающе. Одного его вида достаточно, чтобы у нее перехватило дыхание.

   Лотти отпустила ее руки и наклонила голову.

   – Если ты не поговоришь с ним, с дюжину женщин сделает это. Они же виснут на нем, как собаки на лисе.

   «Собаки на лисе»? Как точно сказано, подумала она.

   – Хорошо, если он подойдет сюда, я поговорю с ним.

   Кэсси чувствовала присутствие Джейка, его взгляд на себе. Но он стоял в противоположном конце зала среди молодых ковбоев, они потягивали спиртное и болтали.

   Джон Ти подошел к ним, два раза потанцевал с Лотти и, конечно, пригласил на танец Кэсси. Она еще раз покружилась с Адамом О'Хэнли, потом ее пригласили еще два ковбоя. Наконец Кэсси извинилась и направилась в комнату отдыха. Опустошенная и усталая, она досадовала, что Джейк не удосужился хотя бы подойти поприветствовать их с Лотти. Кэсси воспользовалась случаем и сполоснула лицо. Взбила волосы, которые на самом деле не надо было взбивать. Освежила губную помаду. Но ничего не помогало скрыть темные круги под глазами.

   Она вышла из комнаты отдыха и заметила, что Джон Ти и Лотти сидят за столом, погруженные в разговор. Кэсси не хотела прерывать, такую интимную сцену и пошла к бару.

   Вдруг рядом с ней оказался Джейк.

   – Тебе весело? – спросил он.

   – Да. Я признательна Лотти, что она пригласила меня. – Она поблагодарила бармена за свое безалкогольное пиво и повернулась к Джейку. – Я познакомилась с очень приятными людьми.

   – Включая Адама О'Хэнли?

   – Адама? Почему…

   – Это маленькая община. – У Джейка заходили желваки. – Новости распространяются со скоростью лесного пожара. Особенно в таких компаниях, как эта. Он дважды танцевал с тобой.

   – Я здесь не для того, чтобы искать кавалера.

   – Не то, что той ночью в Логлине. – Выражение лица изменилось, губы скривились в самодовольной улыбке. Ему нравилось об этом говорить.

   – Там все было по-другому. Той ночью я от отчаяния не знала, что делать.

   – Я помню весь тот уикенд, Кэсси. – Голос смягчился до бархатной нежности. – Такое тяжело забыть.

   Она тоже не забыла. Но сейчас у нее другая забота, гораздо, большая. Ведь она носит ребенка Джейка, результат страсти, которую они разделили в ту ночь.

   – По-моему, мне надо на воздух.

   Кэсси направилась прямо к дверям. Свежий ветер Невады пахнул ей в лицо. Она глубоко вздохнула, прислонившись к веранде. Удивительно, что Джейк пошел за ней. Ее слова не звучали как приглашение.

   Джейк забрал у нее из пальцев безалкогольное пиво и протянул стакан холодной воды со льдом.

   – Попробуй лучше это. – Он поднес стакан к ее губам и проследил, чтобы она сделала глоток.

   – Спасибо. Мне нужно немножко… подышать.

   Джейк поставил стакан на землю. Подошел ближе и оперся руками о стену по обе стороны от ее головы. Попав в ловушку, Кэсси смотрела в темные голодные глаза.

   – Я задыхаюсь, когда смотрю на тебя, дорогая. – Джейк включил свои чары. – Ты такая красивая сегодня, Кэсси. – Он пробежал пальцем по ее щеке.

   От этой ласки сердце Кэсси помчалось неизвестно куда. И когда он наклонился к ней, у нее не хватило ни силы, ни воли остановить его. Джейк коснулся губами ее рта. Сначала мягко, медленно, утонченно. Он словно давал ей время освоиться с происходящим. И когда не встретил сопротивления, то прижался к ней всем телом. Твердые мышцы подчиняли Кэсси мужской воле. Он обнял девушку и углубил поцелуй, разъединил ее губы, язык проник в самую глубину. Кэсси вся дрожала от его поцелуев. Но еще и от изнеможения. Она не может объяснить Джейку, что с ней происходит. Она не готова сказать правду.

   – Прости, – выдохнула Кэсси, чуть отодвинув его. Потом вытерла лоб и посмотрела вдаль. – По-моему, мне пора домой.

   Джейк колебался. Он уставился на нее и будто взвешивал сказанное. Потом пальцем поднял подбородок и повернул лицо к себе.

   – Ты, и правда хочешь домой? Ты плохо себя чувствуешь?

   Она кивнула, борясь со слезами. Надеясь, что Джейк не догадается о правде. Если бы только она могла купить время, как в телеигре покупают букву.

   Но это была не игра. Здесь решение загадки зависит от нее, от того, как она поступит с Джейком Гриффином, отцом ее ребенка.

   – Подожди здесь. – Джейк ушел и через две минуты вернулся с ключами в руках. – Джона Ти подвезет Лотти. Пойдем. – Он взял ее за руку и повел к парковке. – Я отвезу тебя домой.

   – Джейк, – начала было, она, собираясь протестовать, но потом подумала о Джоне Ти и Лотти. – Ладно, наверное, это к лучшему.

   Ровное гудение мотора, спокойная темнота ночи и уютное тепло в кабине убаюкали ее. Она закрыла глаза и открывала их, лишь когда, Джейк вопросительно смотрел на нее. Кэсси боролась со своей усталостью. Она с облегчением вздохнула, когда они добрались до ранчо.

   Джейк проводил ее до двери.

   – Ты уверена, что с тобой все в порядке?

   – Я справлюсь. Не могу дождаться, когда заберусь в постель.

   Джейк отобрал у нее ключ и отпер дверь.

   – Именно это тебе и надо сделать, Кэсси. Ты побледнела и выглядишь чертовски изнуренной. Я бы уложил тебя сам, но сейчас это не сработает. Или как? – (Кэсси медленно покачала головой.) – Тогда спокойной ночи. Отдыхай. – Он вздохнул, наклонился, поцеловал ее в щеку и ушел.

   Кэсси заперла дверь, и через несколько минут уже спала.

   На следующее утро Джейк возник за спиной у Лотти, когда та стучалась в дверь гостевого дома.

   – Ох, Джейк! Я тебя и не заметила! От испуга мои волосы снова обрели натуральный цвет!

   – Прости, Лотти. Я пришел, чтобы до отъезда проверить, как Кэсси. – Он заглянул в корзинку с выпечкой в руке Лотти. – Что у нас сегодня? Этим утром я отправляюсь в Оклахому. Уверен, мне пригодятся твои булочки с черникой.

   – Ничего похожего здесь нет. – Лотти крепче прижала к себе корзинку. – Здесь только то, от чего Кэсси будет лучше себя чувствовать.

   – Позволь мне посмотреть. Держу пари, что в корзинке есть и такое, от чего я буду лучше себя чувствовать. – Джейк отобрал у Лотти корзину. Его сжигало любопытство, почему она вроде бы не хочет ему показать.

   – Крекеры, имбирное пиво, – он приподнял полотенце, – а это что… книга? – Джейк достал книгу и уставился на название, пока до него не дошло. – «В ожидании ребенка». – Пять улыбающихся малышей в памперсах украшали обложку.

   Джейк поднял глаза на Лотти. Та улыбалась виновато и сочувственно.

   – Теперь все ясно, – процедил Джейк сквозь стиснутые зубы. Все сигналы и намеки выстроились в ряд. И приступы усталости, и недоговорки, и слова Джона Ти, что у Кэсси заболел живот, когда она только приехала. Джейк прокручивал в голове один эпизод за другим, и сомнений не оставалось. Кэсси беременна.

   – Джейк?

   – Мне надо поговорить с Кэсси наедине, – объявил он. Губы сжаты, в животе судорога. Все в нем кипело. Он едва видел Лотти, оцепенев от ярости.

   – Да, вам надо побеседовать. Но, Джейк, не огорчай ее. Дай ей время объяснить.

   – Вот это сюрприз. – Дверь открылась, и на пороге появилась Кэсси.

   Джейк встал рядом с Лотти.

   – Ох, Джейк. – Кэсси вопросительно глянула на подругу.

   – Прости, родная, – проговорила Лотти. – Я пришла помочь.

   – Нам надо поговорить, Кэсси, – объявил Джейк. – Наедине.

   – Ты выбрал неудачное время, Джейк. – Кэсси упрямо вздернула подбородок.

   – Для меня, удачное. Сегодня я отправляюсь в Оклахому.

   – Поговори с ним, родная, – подбодрила ее Лотти и улыбнулась. – Оставляю вас наедине.

   Кэсси сглотнула и кивнула, отходя от двери и давая ему войти.

   Джейк бросил на софу книгу, обложкой кверху. Не заметить невозможно.

   – Лотти считает, что это хороший материал для чтения.

   Кэсси бросила взгляд на книгу и открыла рот. Она пробормотала что-то вроде «о, нет» и на мгновение закрыла глаза.

   – Когда ты собиралась мне сказать?

   – Мне… мне надо время привыкнуть к этой мысли.

   – Тебе следовало сразу сказать мне. Я имею право знать. Проклятие! И давно ты знаешь? – Гнев кипел в нем. Он еле сдерживался.

   – Всего несколько дней. Только Лотти догадалась раньше, чем у меня появилось подтверждение. Я просто не могла этого себе представить. Ведь мы предохранялись.

   Джейк посмотрел ей в глаза, вспоминая.

   – Это была очень бурная ночь, когда все возможно.

   Он отметил, как Кэсси сглотнула и положила руку на живот. Она носит его ребенка. У него тоже встал ком в горле. Он будет отцом.

   Джейк начал ходить по комнате. В голове все бурлило. Он никогда не хотел этого. Видя перед глазами пример Джона Ти и пережив один неудачный брак, Джейк, не считал себя идиотом, мечтающим завести семью. Но факт остается фактом. Кэсси носит под сердцем его дитя. Джейк все должен сделать правильно. Он перестал вышагивать по комнате и встал прямо перед ней.

   – Ладно, ладно. Как только я вернусь из Оклахомы, мы поженимся. Мы все сделаем быстро и просто. В следующий понедельник я вернусь.

   – Нет, я так не думаю, – быстро возразила она. Кэсси позволила Джейку, можно сказать, ворваться сюда, потому что он застал ее врасплох. Но с этим покончено. Она прошла мимо него в кухню. Удивительно уверенно налила себе чашку кофе без кофеина и села за кухонный стол.

   Джейк прошел следом. Уперев руки в бедра, он словно башня высился над ней.

   – Я не сторонник торжественных свадеб, но если ты хочешь, именно такую…

   – Я не хочу торжественной свадьбы. – Она исподлобья посмотрела на него. – Я вообще не хочу свадьбы. И не собираюсь выходить за тебя замуж.

   – Что? – Джейку показалось, что он перестал понимать родной язык.

   Кэсси отвернулась и молча потягивала кофе. Она терпеть не могла конфликты, но твердо знала, что не может выйти замуж за Джейка. Да он и сам не хочет жениться. Джейк просто решил поступить, как порядочный человек.

   Святые небеса, Джейк только что узнал, что будет отцом. И как он это воспринял? Едва вернется из Оклахомы, он займется отвратительным делом – женится на ней. И сбросит эту заботу со своих плеч. Быстро и просто.

   Кэсси не имеет права совершать еще одну ошибку. Она должна думать о ребенке. Брак с Джейком ничего не решит. Он не способен любить ее так, как она хотела бы. У него есть свои приоритеты, и она не из их числа. На первом месте родео. И на следующем – обида по отношению к отцу, которую он бережет и подпитывает. У Кэсси сложилось ощущение, что отец и сын прекрасно понимают друг друга.

   Но главное, Кэсси не хотела снова играть вторую скрипку.

   – Спасибо за предложение, но я не согласна, – повторила она.

   Джейк обошел стол и встал перед ней. Ладонями уперся в столешницу и наклонился ближе к ней.

   – Кэсси, ты носишь моего ребенка.

   – Да, я это знаю.

   – И отказываешься выйти за меня замуж? – Ноздри раздуваются. Напряженный взгляд будто пришпиливает ее к спинке стула.

   – Да. Да, отказываюсь. – Нельзя позволить Джейку запугать ее. Кэсси собрала все силы, чтобы придерживаться своего решения и не уступить ему. Но как было бы замечательно, если бы предложение Джейка было основано на любви к ней… Босиком по снегу побежала бы к алтарю!

   Джейк выпрямился. Руки в жесте отчаяния взлетели в воздух.

   – Я понимаю. Тебя влечет ко мне, но это плохо, потому что ты больше не доверяешь своим инстинктам. Ты не хочешь снова быть обиженной. Ладно. Но ты тоже должна понять. Я не позволю, моему ребенку расти в доме, где нет отца. Ребенку нужны двое родителей. Ребенку нужно знать, что у него всегда есть крыша над головой и еда на столе. Ребенку нужно знать, что, если станет плохо, у него есть к кому идти.

   – Джейк, никто не говорит, что ты не будешь видеть своего малыша.

   – Проклятие, Кэсси! Этого недостаточно. Я не хочу следовать примеру отца. Я не брошу своего ребенка.

   – Тебе и не надо его бросать.

   – Ребенку нужна семья. Он должен носить мое имя.

   – Ребенку нужно гораздо больше. И мне тоже.

   Джейк выругался, потом помолчал и глубоко вздохнул. Он, испытывающе разглядывал ее, словно что-то искал.

   – Чего ты хочешь, Кэсси? – наконец спокойно спросил он.

   Кэсси встала и вдруг точно поняла, чего хочет. Она хотела этого с такой интенсивностью, что желание потрясло ее до мозга костей. Она посмотрела на Джейка. Пусть это не самая мудрая вещь, но она все равно любила его.

   – Я хочу того, Джейк, чего ты не можешь мне дать. Удачной поездки.

   Кэсси ушла в спальню и закрыла за собой дверь. Положила руку на живот. И только услышав мягкий щелчок парадной двери, позволила единственной слезинке скатиться по щеке.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

   Кэсси стояла у входной двери, глядя на Джона Ти. Он держал длинную цветочную коробку из золотой фольги.

   – Я пропустил твой день рождения?

   – Ох, нет, до него еще несколько месяцев. – Кэсси предложила ему войти и приняла коробку.

   – Их доставили на твое имя.

   Кэсси поставила коробку на кухонный стол, развязала темно-красную ленту и подняла крышку над самыми красивыми розами, какие она когда-нибудь видела. На длинных ножках, огненно-оранжевые. Их цвет казался неестественным для роз, оттенок напоминал спелые колосья и мед. Между стеблями – карточка: «Цвет напоминает мне твои волосы. До понедельника».

   Сердце Кэсси сжалось. Она с трудом сдерживала глупые слезы. Беременность имеет свойство гипертрофировать все чувства. То до невероятной торжественности, то до безобразной чудовищности.

   Кэсси не сомневалась, что в данный момент она испытывает все сразу. На карточке, не было слов обращения и даже подписи. Но Кэсси интуитивно знала, что Джейк Гриффин редко, а может, и никогда до этого не посылал женщине цветы.

   Джон Ти терпеливо ждал разъяснений.

   – Цветы от Джейка.

   – Джейка? – Джон Ти моргнул. – От моего сына Джейка?

   Кэсси хихикнула, выплеснув волну кипевших в ней эмоций. На лице Джона Ти было написано недоумение.

   – Да, – улыбнулась она, – их прислал Джейк.

   – Ну, я просто теряюсь в догадках. – Он уставился на коробку с розами.

   Кэсси не стала говорить о малыше. Джейк сам должен сказать отцу, если тот уже не догадался. По словам Лотти, симптомы у Кэсси настолько классические, что совершенно очевидны каждому, у кого были свои дети.

   Она поставила розы в вазу с водой, ощущая на себе взгляд Джона Ти. Его орлиные глаза вроде бы потемнели, выражение казалось затуманенным и не таким резким, как обычно. Кэсси смотрела на него поверх цветов и удивлялась перемене его настроения.

   – Сегодня у меня дела в городе. Там есть люди, с которыми тебе надо познакомиться. Я бы хотел, чтобы ты поехала со мной.

   Остаток утра Кэсси провела с Джоном Ти, познакомилась с его банкиром, была представлена мэру и приятно посидела за ленчем в старейшем ресторане Карсон-Сити. Считалось, что там готовят лучшее в графстве барбекю на ребрышках. Кэсси согласилась с этим мнением. И мысленно поблагодарила свой желудок за сотрудничество.

   Но Джон Ти казался сегодня странным. Его обычная угрюмость сменилась нежностью и печалью. Такое у Кэсси сложилось впечатление. Когда они ехали домой, он спросил, не будет ли она возражать, если они немного отклонятся от дороги. Интуиция Кэсси не обманула. Они заехали на кладбище. Там вышли из машины и направились к могиле. Кэсси знала, чье имя они прочтут на надгробном камне.

   – Сегодня день рождения Джона-младшего. Ему было бы двадцать семь. В тот день мне не следовало разрешать ему брать лодку. Он был не готов.

   Сердце Кэсси наполнилось печалью.

   – Вы не могли этого знать, – она ласково взяла его за руку и с трудом сглотнула.

   – Его мать возражала. – Джон Ти грустно улыбнулся. – Она была права. По-моему, я потакал этому мальчику. Из-за чувства вины перед другим сыном, которого совсем не знал. Я и не подозревал, что мать Джейка умерла, едва ему исполнилось пять лет. Я потерял всякий контакт с Изабеллой. Так хотела она. Меня это тоже устраивало. Мне не пришлось оправдываться перед женой за любовную связь и незаконнорожденного сына. После смерти Джона я сделал все, чтобы разыскать Джейка. Я его нашел, привез сюда и хотел сделать все правильно. Но опоздал. Он не разрешил мне быть его отцом.

   Джей Ти напряженно глядел на могилу. Кэсси заметила, что его била дрожь. Он печально покачал головой. – Так я потерял обоих своих мальчиков.

   – Не думаю, что вы потеряли Джейка. – Кэсси держала его руку и смотрела в глаза. – По-моему, когда он станет отцом, он вас поймет.

   – Не знаю, доживу ли я до такого дня.

   Его горечь болью отозвалась в ее сердце. И она приняла решение: сказать Джону Ти правду.

   – Джейк станет отцом раньше, чем вы думаете. А если точнее, меньше, чем через семь с половиной месяцев.

   Печальное выражение Джона Ти моментально исчезло. Он вытаращил глаза на ее ладонь, лежавшую на животе. Удивление сменилось потрясением. Потом он взял ее за руку и повел к кованой железной скамье, стоявшей чуть в стороне от могилы.

   – Говори…

   Кэсси оставила в стороне детали страсти, но искренне рассказала Джону Ти, о своей прошлой жизни и об ошибках. Он узнал, что они встретились с Джейком на родео, и что она хотела бы все правильно устроить для малыша. Джон Ти вроде бы все понимал, но Кэсси сомневалась, согласится ли он с ее решением не выходить замуж за Джейка.

   – Ваш сын хочет жениться на мне и тем самым выполнить свой долг. Он не любит меня. Не думаю, что ребенок должен расти в доме, где нет любви.

   – Ты говоришь, что не любишь моего сына? – Глаза Джона Ти смягчились и почти ласково смотрели на нее. Кэсси понимала: он не давит на нее, а всего лишь хочет докопаться до правды.

   – Я не хочу опять быть обиженной.

   Джон Ти вздохнул и прислонился к спинке скамейки.

   – Мой сын – упрямое создание. И мы оба знаем, что от него одни неприятности.

   Кэсси чуть улыбнулась.

   – Да, он приносит неприятности. Но я не хочу снова быть второй скрипкой. Так что, по-моему, мы сейчас в тупике.

   Кэсси так и не заставила себя сказать, что она и малыш заслуживают быть любимыми. Что она мечтала о времени, когда будет иметь семью, мужа, который любит ее и обожает ребенка, но обстоятельства всегда были против нее. Кэсси не хотела соглашаться на что-то меньшее. Она достигла определенной вершины и не собиралась спускаться вниз. В случае чего, она заберется еще выше и будет драться как сумасшедшая, но не поплетется, спотыкаясь, вниз.

   – Ты твердый орешек, Кэсси Мэнро, – усмехнулся Джон Ти. – У Джейка, должно быть, камни в голове, если он не влюбился в тебя. – Он наклонился, поцеловал ее в щеку, потом встал и предложил руку. – Пойдем, отвезем моего внука домой. Держу пари, что его мама устала.

* * *

   Поток солнечных лучей пробился в окно и разбудил Кэсси. От неудовольствия она тихонько застонала. Утра бывали тяжелыми. К счастью, она преодолела приступы тошноты, но вставание с постели требовало огромного усилия. Сколько бы Кэсси ни спала ночью, она всегда просыпалась невыспавшейся. Будто и вовсе не спала.

   Но сегодня понедельник, и у нее на столе кипа работы. Она заставила себя встать, умылась и направилась в кухню сварить кофе без кофеина. На полпути остановилась: у нее перехватило дыхание. Она в доме не одна. Сердце от ужаса громко стучало. Из гостиной доносились какие-то звуки. Кэсси решила расследовать, в чем дело, и, подойдя к дверям, увидела Джейка. Блаженно растянувшись на софе, он безмятежно спал.

   – Джейк? – (Он лениво открыл один глаз.) – Что ты здесь делаешь? – Он открыл оба глаза, сощурился, потом, лениво улыбнулся. Будь он проклят. Раздражение нарастало. – Ну конечно. У тебя есть ключи от дома.

   – И тебе доброе утро, дорогая. – Глаза у него привыкали к солнечному свету. Он перевернулся на спину. Кроме потрепанных джинсов, расстегнутых на поясе, на нем – ничего. Он потянулся, почесал грудь.

   У Кэсси задрожали колени. Мужчина демонстрировал перед ней новое значение слова «соблазнять».

   – Я ехал не останавливаясь. Рано утром был здесь, хотел видеть тебя.

   – Джейк, ты не можешь валяться на моей софе в любое время, когда тебе захочется.

   – Ты бы предпочла, чтобы я присоединился к тебе в постели? Должен признаться, я подумывал об этом. – Он уставился на ее алую атласную пижаму. Выражение лица не оставляло места сомнениям по поводу того, что бы случилось, если бы он разделил с ней постель.

   Кэсси начинала сердиться. Этот мужчина знал, как завести ее. Но она боролась со сладострастными картинками, мелькавшими у нее в голове. Нельзя снова стать его жертвой. И откуда только у него берется столько очарования? Да еще ранним утром? Кэсси до первой чашки кофе чувствовала себя злой ведьмой.

   Сейчас, сохраняя бдительность, она села и заметила, что его взгляд скользит по ее телу. Особенно он задержался в районе живота. На малыше.

   – Как ты себя чувствуешь?

   – Прекрасно.

   – И никакой тошноты?

   – Нет, с этим покончено. Я быстро устаю. Но это тоже скоро пройдет.

   – Хорошо.

   Он встал и снова потянулся. Кэсси беззвучно застонала. Невозможно спокойно смотреть, как играют мышцы на его груди. Невозможно оторвать от него глаз. Она так скучает по нему…

   – Пойду, приготовлю нам завтрак, – сказал Джейк.

   Кэсси пожала плечами. Если мужчина хочет приготовить для нее завтрак, кто она такая, чтобы лишать его этой привилегии? После того, как прошли приступы тошноты, она все время хотела есть.

   – Пожалуйста, два яйца всмятку, бекон и тост с маслом. Еще апельсиновый сок.

   – Вижу, к тебе вернулся аппетит, – он дьявольски усмехнулся.

   – Я ем за двоих.

   После удивительно хорошего завтрака Кэсси начала загружать посудомоечную машину, и вдруг ее осенило.

   – Я бы хотела, чтобы ты вернул ключ от дома, – твердо заявила она. Но не решилась посмотреть ему в глаза. В конце концов, это его дом. И он был так любезен, что не заставил ее снова укладывать вещи.

   Она знала позицию Джона Ти. Он не стал бы спорить с Джейком, если бы тот по-настоящему захотел остаться здесь. Но Джейк ради нее пожертвовал своими принципами. Он жил в главном доме с отцом, чего предпочел бы не делать. Ей стало неловко.

   Джейк встал у нее за спиной. Положил руки на талию и привлек к себе. Его чресла прижимались к нижней части ее спины.

   – Хорошо, – мягко задышал он ей в ухо. – Но тебе придется заплатить.

   Снова задрожали колени, ее обдало жаром. Кэсси застыла на месте, упираясь ладонями в край рабочего столика.

   – Чего… чего ты хочешь? – с трудом выговорила она.

   Его руки сжались крепче, он принялся целовать затылок, языком лаская кожу за ухом. По телу забегали мурашки, и нежеланное напряжение сковало ее. От его теплого дыхания на шее и еле уловимого запаха лосьона после бритья закружилась голова. Потом, Кэсси вдруг обнаружила, что стоит к нему лицом, а он пристально смотрит на ее губы.

   – Ты знаешь, чего я хочу. Но сейчас я удовлетворюсь вот этим.

   Его рот требовал ее губ с безмерной жаждой. Нежный поцелуй с каждой секундой становился все глубже. У Кэсси не хватало сил остановить Джейка. Словно живой огонь, страсть грозила лишить ее контроля. Его язык ласкал ее губы, пробовал их на вкус, требовал… И она открылась ему. Кэсси почувствовала, как ее пронзило током. Сердце бухало, кости плавились, а Джейк все работал своим волшебным требовательным ртом. Сильное объятие и зов затвердевшей плоти.

   Задохнувшись, Кэсси оторвалась от него. Она смотрела в темные, жаркие и все понимающие глаза. Отступив на шаг, Джейк дал ей отдышаться. Потом открыл ладонь и что-то положил в руку. Ключ.

   – Он твой, солнышко. Но не надейся, что тебе удастся запереться от меня.

   Джейк поцеловал ее последний раз и ушел. А она стояла не в силах сдержать дрожь.

   Именно это она и хотела сделать. Запереться от него.

* * *

   Кэсси приготовила салат и только собиралась поставить в духовку замороженную пиццу, как ее внимание привлек мягкий рокот заглушаемого мотора и хлопок дверцы машины. Она выглянула в кухонное окно. По ступенькам поднимался Джейк. Молодая женщина закрыла глаза и сосчитала до десяти. Не помогло. Стук раздался чересчур быстро. Ей нужно больше времени, чтобы приготовиться к атаке Джейка.

   – Привет, – сказала она, подходя к двери. И вдруг сообразила, как выглядит. Старые, порванные на коленях серые тренировочные штаны и белая майка. Она планировала провести вечер перед телевизором. А волосами не занималась после утреннего душа, когда уложила их с помощью геля. От этого у золотистых прядей остался мокрый вид.

   Джейк окинул ее взглядом и улыбнулся.

   – Здравствуй, солнышко. Я привез обед и кино. – Он заглянул в дом. – Ты еще не ела?

   – Я… – начала она, вспомнив замороженную, как камень, пиццу, которая, как надеялась Кэсси, чудом превратится в блюдо для гурманов, – еще не ела. Как хорошо пахнет. Что у тебя в пакете?

   – Позволь мне войти, тогда покажу.

   Восхитительный аромат, плывший в воздухе, был слишком соблазнительным. Кэсси не могла устоять. И Джейк… Прогнать его – слишком трудная, почти невыполнимая задача. Разве можно в одно и то же время защищать сердце и обижать его?

   Пакет поколебал ее волю. Она проголодалась. А пицца, похожая по вкусу на хоккейную шайбу, потерпела сокрушительное поражение. Кэсси впустила Джейка. Он начал доставать круглые алюминиевые миски и расставлять по столу. Запах свежего чесночного масла ударил в нос.

   – Паста «волосы ангела» с креветками, – предложил он, поднимая крышку над одной из мисок и потом над другой. – Или цыпленок. Я не уверен, что тебе больше нравится. У нас есть и креветки и цыпленок. Это итальянский салат ассорти, хлеб с чесноком, а на десерт творожный пудинг с лимоном и малиной.

   – Потрясающе. Я и не знала, что ты любишь итальянскую кухню.

   – Угу, – он притворился обиженным. – Знаешь, мы, ковбои, едим не только свинину с бобами.

   Кэсси достала тарелки и приборы и вручила ему. Пока он ставил их на стол, она вынула из холодильника яблочный сок для себя и пиво для него. Закрывая дверцу холодильника, она остановилась, как оглушенная.

   Семейная сцена. Джейк расставляет тарелки, они вместе готовят, он с удивительной точностью угадывает, чего она хочет. У него недобрые замыслы. Он пришел, чтобы медленно соблазнить ее, подчинить своей воле. Вырвать из нее согласие на брак, который, она знала, обернется бедой. Кэсси позволила требованию желудка взять верх. Но согласится ли ее ноющее сердце заплатить такую цену?

   Джейк повернулся к ней и моментально заметил тревожное выражение. Кэсси не умела скрывать эмоции. Но, наверное, сегодня это как раз и хорошо. Надо прояснить ситуацию.

   – Кэсси?

   – Что мы здесь делаем, Джейк?

   Он взял у нее из рук бутылки, поставил на стол, не спуская глаз с ее лица.

   – Мы, дорогая, собираемся обедать. А потом посмотрим кино. Картина, конечно, не шедевр, но, я слышал, довольно приличная. – Улыбка должна была успокоить ее, но оказала прямо противоположное действие. Кэсси еще сильнее встревожилась и засомневалась. Что может последовать за этим вечером?

   – Тебе следовало сначала позвонить.

   – Наверное, – честно признал он. – Завтра, я уезжаю на пять дней, а нынешнюю ночь мне хотелось провести с тобой.

   Он опять уезжает?

   – Куда ты собираешься? – спросила она, стараясь скрыть дрожь в голосе. Это самое лучшее: какое-то время они не будут видеться. Но почему ей так неприятно?

   – В Аризону. Сьюзет и несколько ее подруг по колледжу, хотят поехать на родео.

   – Как мило. – Кровь отхлынула от лица. Кэсси улыбалась, но если у Джейка есть хоть унция мужской проницательности, он прочтет ее мысли и поймет фальшь.

   Она старалась скрыть от него свои чувства и попыталась вернуться к кухонному столу. Но он заблокировал отступление широким, неподдающимся телом.

   – Дорогая, она мне как сестра! – Он словно пришпилил ее темным жадным взглядом.

   Это Кэсси знала. Лотти и Джон Ти, много рассказывали об их отношениях. Ревность не имела никаких оснований и выглядела совершенно неразумной. Кэсси винила в своем иррациональном поведении беременность.

   – В любом случае, это не мое дело, – испытывая неловкость, пробормотала она.

   Джейк поднял пальцем ее подбородок и заставил смотреть прямо в глаза.

   – Это твое дело. Я не ее прошу выйти за меня замуж. Я прошу тебя. Она не носит моего ребенка. Ты носишь.

   Кэсси моргнула. Еще одно предложение от Джейка?

   Да уж бык на родео предложил бы изящнее! А Джейк просто напомнил причину, почему должен жениться на ней. И эта причина не имела ничего общего с истинными предпосылками брака. Ни любви. Ни реальной привязанности. Кэсси не верила, что он сможет быть хорошим отцом, хотя не собирается отрицать его право на отцовство. Если вступить в односторонний союз, он станет мучением и для нее, и для него. И в конце концов, больше всех будет страдать ребенок.

   – Я не передумаю, – вздохнула Кэсси.

   – Знаю, но я стараюсь.

   Как истинный боец, Джейк с жаром откликнулся на вызов, который она бросила. Но Кэсси не могла отступить. Это было слишком важно.

   – Ты не планируешь спать здесь?

   Джейк играл с прядью волос Кэсси, накручивая ее на палец. С дьявольской улыбкой он изучал лицо девушки.

   – Я всегда планирую спать с тобой. Но обещаю, я не останусь, пока…

   – Не надейся, ковбой, – поспешно отреагировала она.

   Джейк не принял всерьез ее сопротивление. Они вместе поели и потом расположились перед телевизором. Джейк выбрал большую софу, Кэсси уютно устроилась в кресле. Оба ели чрезвычайно вкусный творожный пудинг и смотрели фильм, который он принес. Джейк вроде бы увлеченно следил за сюжетом свежего «боевика» с Мелом Гибсоном. Он вытянул ноги перед собой и откинулся на спинку софы. Кэсси редко видела его таким расслабленным.

   Она размышляла о нем. Как он дошел до такой жизни? Кэсси видела, что Джейк, едва терпит Джона Ти. Вероятно, его отец и заслуживает осуждения, но ведь настало время простить. Интересно, не пришло ли Джейку в голову, что пора дать отцу второй шанс?

   Часом позже, когда кино кончилось, Джейк, верный своему слову, собрался уходить. Кэсси поблагодарила его за обед и пошла проводить. Воздух был теплый, но дул легкий освежающий ветер. Он взъерошил ее волосы и растрепал прядки. От одного из строений донесся слабый звон колокольчиков, поколебленных ветром. Гармоничное позвякивание, смягчало и нежно будило спокойную тишину ночи.

   – Я вернусь в воскресенье поздно вечером.

   Кэсси кивнула и крепко сжала губы. Она сдержалась и не пригласила его зайти, когда он вернется. Незачем все усложнять.

   – Я буду скучать по тебе, Кэсси, – ласково проговорил Джейк.

   Сердце сжалось. Глухая колючая боль расплылась по всему телу. Она поверила ему. Она тоже будет скучать. Когда они не погружены в свои планы, им хорошо вдвоем. Но этого мало. Кэсси надо больше.

   – Счастливого пути, Джейк.

   Он шагнул ближе. Кэсси отступила.

   – Не бойся меня. – Он обнял ее, руки ласкали талию. Тепло прикосновений впитывалось в кожу.

   Кэсси вздернула подбородок. Он не увидит ее слез. Она выстоит и уйдет победителем.

   – Я не боюсь.

   – Доброй ночи, Кэсси. – Он улыбнулся, наклонил голову и нежно поцеловал. Потом поводил рукой по ее животу. Поднял рубашку и кончиками пальцев описал круги там, где рос его ребенок. Снова улыбнулся: – Спокойной ночи, малыш.

   После его ухода Кэсси долго стояла на крыльце, обняв столб. Она понимала: сегодня победителя из нее не вышло. Нежный подход Джейка, ласковые слова ребенку, обожающий взгляд полностью подавили ее. Она была не в силах дольше сдерживать слезы.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

   – Не знаю, долго ли я смогу здесь жить.

   Лотти резко подняла голову, подошла и села рядом. В глазах ее читалась нежность. Кэсси считала, что Лотти послана ей Богом, благословение в облике женщины. Она стала подругой, давала советы и утешала, когда было нужно. Сегодня она возила Кэсси в город к доктору. Все было в порядке. Малыш и мама чувствовали себя прекрасно. Малыш должен родиться через семь месяцев.

   Они сидели у маленького озера в десяти милях от города и бросали остатки купленного ленча сойкам. Васильково-голубые птицы ныряли вниз за крошками.

   – Джейк? – спросила Лотти с понимающим блеском в глазах.

   Кэсси кивнула и позволила вырваться легкому вздоху.

   – Он все делает правильно. Посылает мне через день цветы. Я говорила тебе об этом? Он приходит и проводит со мной время.

   – Но?

   – Но я знаю, это его способ одержать надо мной верх. Он хочет жениться на мне ради благополучия ребенка.

   – А ты, хочешь большего. Правильно?

   – Правильно. Ох, Лотти, я не знаю, что делать. Иногда я думаю, что не справедлива к нему. Но мой горький опыт, говорит обратное. Я хочу настоящей любви. И не думаю, что Джейк, способен на это. Но когда я с ним, то не могу думать логично. – Кэсси бросила кусочек хлеба и наблюдала, как три птицы наперегонки помчались за добычей. – Мой брат Брайэн хочет, чтобы я вернулась домой. Ирония в том, что мой бывший жених, который был партнером Брайэна, разочаровался в их бизнесе и начал собственное дело. Брайэн предлагает мне стать партнером. Думаю, что, может быть, для малыша и для меня будет лучше, если я, уеду.

   Лотти подвинулась ближе. Голубые глаза ласково смотрели на Кэсси.

   – Ты безмерно любишь Джейка и боишься, что он не способен ответить тебе такой же любовью. Ты надеешься, что большое расстояние защитит твое сердце.

   Лотти все понимала, она, словно читала мысли младшей подруги. И тут Кэсси осенило. С неожиданной ясностью она увидела, что Лотти находится в таком же положении. Она любила. И когда не получила в ответ любовь – уехала.

   – Ты понимаешь, – выдохнула Кэсси.

   – Я переживаю то же самое. И скажу тебе честно: когда не видишь любимого каждый день, легче. И удивляешься, какого черта так долго оставалась с ним. Но на тебя не давит время, как на меня.

   – Джон Ти привязан к тебе, Лотти. По-моему, вам вдвоем должно быть очень хорошо.

   – Он несносный человек, Кэсси. Я знаю, что он привязан ко мне, но расшевелить его – то же самое, что поливать тост холодной патокой. Не стоит и ждать. И в конце концов, я уехала. А он начал шевелиться.

   – Шевелиться? Что значит «начал шевелиться»?

   – Ну, он прислал мне розы! Представь, после двадцати лет он прислал мне первый букет роз. И теперь я знаю, почему. Джон Ти, должно быть, перехватил идею у Джейка.

   Кэсси расхохоталась:

   – Наверное, ты права. Цветы, которые прислал Джейк, принесли в главный дом. Джон Ти передал их мне с очень странным выражением лица. Похоже, он проникся той же идеей.

   – Способный ученик!

   Они снова засмеялись.

   – Так расскажи мне, что еще делал Джон Ти?

   – Хорошо. На другой день он позвонил и пригласил меня на обед в Торговую палату. Мне пришлось отказаться, потому что я уже запланировала провести день у старшего сына с его детьми. Этот человек терпеть не может, когда не все выходит по его желанию. Он начал рычать на меня, я повесила трубку.

   – Повесила трубку!

   – Да, и снова так сделаю. Я принимала его грубую манеру говорить, когда работала у него. Но сейчас все кончено. Он должен научиться обращаться с женщиной. По-моему, я довела его почти до сумасшествия.

   – Это как? – улыбнулась Кэсси.

   – Не прошло и пяти минут, как он снова позвонил, чтобы извиниться. Если ты хоть что-нибудь знаешь о Джоне Ти, то тебе известно, что он редко извиняется. Но он был очень ласковый, когда позвонил второй раз. И я согласилась пообедать с ним на следующей неделе.

   – Потрясающе, Лотти. Правда, потрясающе.

   – Да, по-моему тоже. Но понадобилось двадцать лет, чтобы патока согрелась. У меня, солнышко, не осталось столько времени.

   Двадцать лет? Кэсси не знала, сможет ли она продержаться пару месяцев. Джейк, будет дома через несколько дней. Кэсси должна серьезно подумать над предложением Брайэна. Надо надеяться, что она примет правильное решение. Лучшее для всех.

* * *

   Откинувшись на спинку кресла и забросив ногу на ногу, Джейк сидел в кабинете Джона Ти. Беззаботная поза отнюдь не соответствовала его состоянию. Прошлой ночью он слишком поздно вернулся домой и не мог зайти к Кэсси. Утром встав, он первым делом принял душ, быстро оделся и уже спускался по лестнице, когда гулкий голос Джона Ти остановил его. Старик просил зайти к нему в кабинет. А Джейку не терпелось увидеть Кэсси.

   Он обнаружил, что часто думал о ней, когда уезжал, и это мешало ему сосредоточиться. Работа с выездкой Шедоу шла явно неудовлетворительно. Страдало и его мастерство связывать животных. Ему пришлось приложить сверхусилия, чтобы не отвлекаться во время выступления в последнем родео. И даже при этом он занял в борьбе только второе место.

   – Мне нужна твоя помощь, сын, – без выражения сообщил Джон Ти. – У Тоби растянуто запястье, и он, на несколько дней не работник. Другие парни болеют. Дел гора. Мы можем и здесь воспользоваться твоим мастерством.

   Джейк почесал подбородок. Интересно, это что, одна из хитростей Джона Ти, чтобы удержать его дома? И он не приходил в восторг, когда Джон Ти, называл его «СЫН». Отец использовал это обращение лишь в случаях, когда ему что-то было надо от Джейка.

   – Я собираюсь уехать на следующей неделе, а до тех пор буду вкалывать здесь.

   – Прекрасно.

   Джейк терпеть не мог вот так сидеть в кабинете напротив этого строгого человека, будто он школьник, приведенный к директору. Он сделал движение, чтобы встать.

   – Не так быстро. Есть еще одно, что я хотел бы обсудить с тобой.

   – Что еще? – Джейк снова сел и вздохнул. Джон Ти вскинул седеющие брови.

   – Скоро твой день рождения.

   Джейк насупился. Он не любил, когда напоминали о его дне рождения. Это никогда не бывало для него счастливым событием. У него осталось одно смутное воспоминание о праздничном пироге и о своей попытке задуть мерцающие свечи. Но он тогда был совсем маленьким. От матери Джейк получил единственный подарок, который помнил. Акварель, которую она нарисовала. Маленький мальчик сидит на серой кобыле на фоне гор. Эту картину Джейк всегда держал при себе. Получилось так, будто его мать знала, что когда-нибудь он появится на ранчо Андерсона. Или просто надеялась. Наверное, это был его пятый день рождения. Последнее счастливое воспоминание о матери.

   – Я не справляю день рождения. Ведь ты знаешь, Джон Ти.

   – Все меняется. Ты, так не думаешь? Мне бы хотелось собрать небольшую компанию. Давай отпразднуем как семья.

   – Нет, я не согласен. – Лицо у Джейка окаменело.

   – Сейчас все изменилось, Джейк, – настаивал Джон Ти. – Ты собираешься стать отцом.

   – Ты знаешь? – Джейк вскинул голову.

   Отец кивнул и продолжал почти нежным тоном:

   – Кэсси сказала мне позавчера. Сомневаюсь, что услышал бы об этом от тебя.

   Джейк встал и начал ходить по кабинету отца. Черт, он не понимал, чего эта женщина хочет.

   – Полагаю, она сказала тебе, что я просил ее выйти за меня замуж, но она отказалась. Будь я проклят, если позволю ей уйти из моей жизни. Я планирую растить своего ребенка. Больше мне нечего сказать.

   – Если ты любишь ее, сын, то у вас есть будущее.

   Джейк с шумом выдохнул воздух. Любовь? Он не уверен, что знаком с этим чувством. Однажды он решил, что любит, но отношения кончились быстрым разводом. Он знал, что хочет Кэсси. И желание такое, что сводит его с ума. Он хотел заниматься с ней любовью. И если бы она согласилась выйти за него замуж, то у него в голове танцевали бы видения длинных, медленных, жарких ночей. И он хотел ребенка. Хотел, чтобы у его ребенка было то, чего Джейк не имел никогда – отцовское имя.

   – У меня есть дело.

   Джейк хлопнул дверью и направился к дому для гостей. Но звук беззаботного смеха Кэсси заставил его повернуть к стойлам. Не понадобилось много времени, чтобы обнаружить ее в компании четырех работников ранчо. Вся группа выглядела исключительно счастливой и довольной собой.

   У него судорогой свело живот. Один из мужчин снял шляпу и водрузил ее на голову Кэсси. На ней сегодня была короткая джинсовая юбка и сапоги в стиле «вестерн». В этом костюме она выглядела настоящей обитательницей ранчо. Будто была создана для такой жизни. От ее вида у него вскипела кровь. Она намеренно флиртовала с работниками, пытаясь найти мужчину, к которому бы ее не влекло? С которым, она чувствовала бы себя в безопасности? Кому могла бы доверить свое сердце? Какими бы иррациональными ни казались эти мысли, Джейк не мог выбросить их из головы.

   Он незаметно подкрался к ней и обнял за талию.

   Не давая прийти в себя, он крепко сжал ее и звучно поцеловал в губы.

   – Доброе утро, дорогая. Ты скучала по мне? – Джейк сделал вид, что не замечает негодования Кэсси. Он обвел взглядом всех четырех мужчин. Их явно шокировали его действия. Но Джейка, это не удивило. Если не считать его короткого брака, он никогда не привозил на ранчо женщин. И вряд ли работники знают его историю с Кэсси. Поэтому он должен заявить о своих правах. – Доброе утро, парни. Джон Ти говорит, что у нас сегодня не хватает рук. Я принимаю на себя обязанности Тоби, пока он не вернется. – Мужчины нехотя попрощались с Кэсси. Джейк снял с нее шляпу и протянул самому младшему ковбою по имени Нейт. – Иди, парень, и держи ее лучше на собственной голове.

   – Да, сэр. – Нейт покраснел и ушел.

   Джейк повернулся к Кэсси. У нее на лице отразилась масса эмоций. Но он не стал размышлять над ними.

   – Ты не ответила на мой вопрос. Ты скучала по мне?

* * *

   Кэсси вытаращила на него глаза, слишком возмущенная, чтобы отвечать. Она обрадовалась, увидев его. Но это было за полсекунды до того, как он унизил ее своим поцелуем.

   Она повернулась на каблуках и направилась в дом для гостей.

   – Проклятие, Кэсси. Помедленнее. – Он шел за ней.

   – Уезжай, Джейк. – Она не останавливалась.

   – Я не собираюсь уезжать. Ты можешь поговорить со мной.

   – Ты скоро начнешь собираться. Ты всегда уезжаешь.

   – Послушай, – он нежно взял ее за руку и повернул лицом к себе, – ты скучала по мне.

   Кэсси помолчала, глядя в глубину темных глаз и прислушиваясь к привычным звукам, ранчо. Вдали возле амбаров стучали молотки, в унисон ржали лошади, ревели моторы грузовиков. Кружились клубы пыли, окрашивая воздух в красновато-коричневый цвет. Потом налетал легкий ветер и уносил пыль вдаль. Сияло солнце Невады, плавя все вокруг. Кэсси вздохнула, не готовая к столкновению. День так приятно начинался, пока не появился Джейк.

   – Джейк, ты не имеешь права так целовать меня. Я работаю над зарплатной ведомостью, у меня имелись вопросы к парням. До твоего появления у нас был приятный разговор.

   – Ты будешь моей женой, – без колебаний объявил он. – Нет смысла отрицать.

   – Я никогда не соглашусь. Ты не можешь силой отвести меня к алтарю.

   Джейк заговорил с намеренно жесткой и бескомпромиссной резкостью:

   – Ты говоришь о правах? Хорошо, а как насчет моих прав? Это мой ребенок растет в твоем животе. Я имею право растить своего собственного сына. В чем проблема, Кэсси? Ты живешь на ранчо, ты здесь работаешь. Что неправильного в том, чтобы иметь общее брачное ложе?

   – Ох, Джейк, – вздохнула Кэсси. – Если мы поженимся, все будет неправильно. Причины должны быть тебе ясны.

   – Вовсе не ясны, – возразил он. – Фактически, когда бы я ни поглядел на тебя, у меня голова идет кругом.

   – Я должна идти.

   – Подожди секунду, – сказал Джейк. – Не уходи.

   – Почему?

   – Я хочу тебе кое-что показать. Чего ты не видела во время нашей экскурсии. Пока Тоби не вернется, я – управляющий ранчо. И я хочу показать тебе это ранчо таким, какое оно есть. Мы поедем на северное пастбище.

   Его энтузиазм, сверкающие глаза и жар в голосе вызвали у Кэсси любопытство. Раньше она не видела Джейка таким воодушевленным. Но до северного пастбища довольно долго ехать. Может ли она доверять себе? Может ли она быть там наедине с ним?

   – Решай, Кэсси. Скажи, что поедешь. Через два часа я привезу тебя назад. Я возьму грузовик. Не хочу рисковать тобой и ребенком.

   Его теплый взгляд упал на ее живот. И сердце Кэсси смягчилось.

   – Я поеду, но при одном условии. Ты должен обещать, что в эти два часа не будет разговоров о нашей свадьбе. Эта тема исключена.

   Джейк улыбнулся и кивнул.

   – Обещаю.

   Он обнял ее, крепко прижал к себе и начал целовать с обжигающим жаром. Тело Кэсси немедленно ответило на его призыв. Она плотнее прижалась к любимому. Губы подрагивали. Тело дрожало. Она постанывала. Легкие звуки будоражили Джейка, и он углублял поцелуй, подвергал ее губы томительному и нежному давлению. Поцелуй продолжался дольше, чем надо бы. Ведь они стояли прямо на середине дороги, на виду у всех.

   Кэсси первая пришла в себя и оторвалась от его груди. Поморгала. Провела пальцами по пылающим губам.

   – И… и больше ничего такого… или…

   – Я все рассчитал, – Джейк улыбнулся и взял ее за руку. – Пойдем.

   Двадцать минут спустя она стояла на холме рядом с Джейком в тени одного из старых дубов на северном краю ранчо. Они смотрели на табуны лошадей, главное богатство ранчо Андерсонов.

   – Разве они не стоят экскурсии? – спросил Джейк благоговейным тоном.

   Лошади мирно паслись. Но в них чувствовалось буйство. Они косили диким глазом, и сразу было видно, как они своенравны.

   – Все лошади для родео?

   – Да, каждая из них. Пять дней в неделю они выполняют упражнения. У них специальная диета для укрепления костей. Они много раз бегают из конца в конец пастбища. Посмотри на их ноги. Видишь, какие развитые мышцы? А как они брыкаются?

   – Почему? – удивилась Кэсси.

   – Есть маленький процент животных, которых невозможно приручить. Они не хотят участвовать в родео. Они будут бороться всеми силами, их не сломить и не подчинить. Это Божьи создания, они такие, какими Он сделал их. – Джейк показал на одного жеребца. – Видишь, вон тот? Коричневый, с белыми отметинами? Это Гром Техаса. У него длинная родословная скакунов для родео. Мама у него знаменитость, а папа выступал больше пятнадцати лет. Наездник, который работает со скакуном, берущим высокие препятствия, получает больше баллов. Поэтому эти лошади такие ценные. Чем больше они прыгают, чем выше взлетают, тем больше баллов зарабатывает наездник. – Джейк засмеялся. – Так бывает, если его удается сохранить некастрированным на все время работы.

   – Вы приучаете их?

   – Да, в большинстве случаев. Но некоторых не приучаем, некоторые рождаются с этим. Владельцу ранчо приходится звонить нам. Он говорит, у него есть лошадь, с которой у него ничего не получается. Тогда Джон Ти, или Тоби, или я едем и проверяем, что это за лошадь. Если по виду можно судить, что у нее есть потенциал, есть склонность прыгать, если мы чувствуем, что из нее получится хороший скакун, мы ее берем.

   Кэсси наблюдала за лошадьми, слушала объяснения Джейка, разделяла его возбуждение, которое передалось и ей.

   – Хорошая скаковая лошадь для родео стоит небольшого состояния. Из таких животных и складывается богатство. Мы выращиваем скакунов и лошадей «на подхвате». – Кэсси озадаченно взглянула на него. Джейк продолжал: – Это лошади, которые помогают наезднику, когда он работает со скаковой. Их специально тренируют. Лошадь «на подхвате» с наездником должны суметь как можно ближе подойти к объездчику дикой лошади и помочь ему справиться с ней. Большинство лошадей, которых ты видишь в загонах, готовятся быть «на подхвате». Еще у нас там есть три кобылы, которые вот-вот ожеребятся.

   Джейк и Кэсси с минуту стояли молча, разглядывая неприрученных коней, носившихся по пастбищу. Некоторые из них покусывали друг друга, вспыхивала мгновенная ярость. Другие просто паслись на сочной траве.

   – Ты часто бываешь здесь? – спросила Кэсси. Она не предполагала, что Джейка что-нибудь интересует на ранчо. Он никогда не позволял открыться этой стороне своей натуры. Но теперь, она увидела другого Джейка.

   – Всегда, когда я на ранчо. Я помогаю Тоби.

   – Красивые лошади.

   – Гм-м-м. У них есть дух, который нельзя подавить. Они ложатся в могилу, а дикость все еще в них. Они ни перед кем не должны отчитываться. Некоторые из них работают десять минут в году. Все. Остальное время они свободны. – Он говорил с гордостью, глаза его горели.

   Кэсси вздохнула. Теперь она лучше понимала Джейка. Ничто не удержит его. Ни ранчо, ни ребенок, ни жена. Теперь у Кэсси не осталось сомнений, что она никогда не сможет выйти замуж за Джейка Гриффина.

   Назад они ехали в молчании. Кэсси погрузилась в глубокое раздумье. Пора уезжать. Время от времени она косилась в сторону Джейка, сидевшего за рулем, и размышляла, хватит ли у нее сил оставить его. Собрать все свои вещи и бросить дом, который она начинала любить.

   Брайэн нуждался в ней. В Лос-Анджелесе у нее будет семья и поддержка подруг. Когда бы Кэсси ни раздумывала над отъездом, слезы набегали на глаза, и она на время отказывалась от неприятного решения. Но скоро все-таки придется его принять.

   Когда грузовик подъехал к главному дому, Мари бегом спускалась по ступенькам. Так быстро, как позволяли старые ноги.

   – Джейк! Джейк! – Лицо Мари посерело, глаза полны слез. – У отца сердечный приступ. Его забрали в больницу. Тебе надо быстро ехать туда. «Карсон-Мемориал».

   Джейк выскочил из кабины. Кэсси следом за ним.

   – Ты в порядке, Мари? – спросил Джейк.

   – В порядке.

   – Расскажи, что случилось?

   Мари начала дрожать. Джейк обнял ее за плечи.

   – Я нашла его в кабинете. Стоял и держался за кресло. Не мог дышать. Он сказал, что сейчас все пройдет. Но я осталась с ним, и ничего не проходило. Когда он схватился за грудь, я попросила разрешения вызвать помощь. «Скорая» приехала и забрала его. Тебе надо ехать к нему.

   – Сейчас поеду. А ты обещай мне, что войдешь в дом и успокоишься. Я позвоню, как только что-нибудь узнаю. Хорошо?

   – Хорошо, – согласилась она, чуть расслабившись.

   – Обещаешь мне, Мари?

   Она кивнула. Джейк поцеловал ее в щеку и подождал, пока она поднимется по ступеням главного дома. Потом он громко выдохнул и повернулся к Кэсси:

   – Мне лучше поехать.

   – Со мной. – Она взяла его за руку и успокаивающе сжала. – Я поеду с тобой.

   Джейк кивнул, и они снова влезли в грузовик.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

   – Я хорошо себя чувствую, правда. Только надо есть больше овощей.

   Бледное лицо Джона Ти просияло, когда Кэсси и Джейк вошли в больничную палату. Им пришлось два часа ждать в приемном покое, пока врачи брали у Джона Ти батарею анализов. Кэсси ходила от стены к стене и задавала вопросы сестрам. Джейк листал журналы. Она знала, что он очень обеспокоен. Но Джейк Гриффин мастер скрывать свои чувства. Он молчал.

   – Я хочу, чтобы они сняли с меня все эти присоски. Я не тот человек, который привык быть связанным.

   – Потерпи, Джон Ти. – Лотти любовно откинула прядь седеющих волос с лица. Она приехала первой и ни на минуту не отходила от пациента. – Доктор говорит, надо спокойно относиться к лечению.

   Кэсси подошла ближе, наклонилась и быстро обняла его. Потом проверила, не сдвинула ли она пробирки и колбочки, висевшие на нем. Она поцеловала его в щеку и улыбнулась.

   – Ну и напугал ты нас всех, – добавила Лотти.

   Кэсси отступила и посмотрела на Джейка, который, еще не сказал ни слова. Джейк моргнул, сделал шаг вперед и протянул руку. Джон Ти немедленно обхватил ее двумя руками. Это выглядело нежнее, чем рукопожатие.

   – Доктор говорит, что ты будешь в полном порядке.

   – Спасибо, сын. Предупредительный сигнал, как говорит врач. Я должен сократить жирную пищу, нагрузки…

   – И не устраивать себе стрессы, – твердо добавила Лотти. – И черт возьми, конечно, принимать лекарства.

   Джон Ти покосился на Лотти. Любящий взгляд, каким он окинул ее, заставил Кэсси улыбнуться.

   – А ты обещай проследить за этим.

   – Я всегда держу слово.

   Лотти уставилась на него. Они довольно долго смотрели в глаза друг другу. Кэсси подумала, что пора оставить их вдвоем. Она посмотрела на Джейка, сидевшего с непроницаемым выражением.

   – Может быть, мы дадим Джону Ти отдохнуть?

   – Да, сестра сказала, чтобы мы не утомляли его, – согласилась Лотти.

   – Я ни капельки не устал, – возразил он. Но сонные глаза противоречили его заявлению.

   – Но ты же сейчас поспишь? – спросила Лотти, ее милое лицо выражало тревогу.

   – Женщина – командир. Да, я посплю, но сначала поговорю с Кэсси. Это лишь минута или две.

   Лотти кивнула и посмотрела на Джейка.

   – Пойдем, Джейк, – она подмигнула ему. – Мы знаем, когда нам не рады. Давай раздобудем себе кофе.

   Кэсси проследила взглядом за Лотти, которая, взяла Джейка под руку и вывела из палаты, и обернулась к Джону Ти. Он заметно побледнел и закрыл глаза. Он тоже был мастером прятать свое состояние, даже сердечный приступ.

   – Наверное, мне следовало бы дать тебе отдохнуть. Мы можем поговорить позже.

   Он открыл глаза и покачал головой.

   – Нет, пожалуйста. Я не отдохну, пока не выскажу то, что хочу. Садись, Кэсси.

   Она подвинула стул к правой стороне кровати и ждала.

   Джон Ти глубоко вздохнул.

   – Многое проносится в сознании мужчины, когда его на носилках везут в больницу. Жизнь превращается в цепь вспышек, все события вереницей проносятся перед глазами. Но главное, ты думаешь о людях в твоей жизни. О тех, кто особенно важен для тебя.

   – Ты говоришь о Джейке?

   – Джейк, да, – он медленно кивнул, – он не пошел той дорогой, какой я надеялся. Джейк хороший человек. Я знаю это сердцем. Но его много обижали, и это моя вина… Я боюсь за своего сына. Он был одиноким всю свою жизнь. Он никогда никому не позволял вмешиваться в свою жизнь. И вроде бы он никогда ни в ком не нуждался. До сих пор. А теперь я думаю, что мой сын нуждается в тебе, Кэсси. Хотя он слишком упрямый, чтобы признаться в этом. Он беспокоится за тебя. Я видел, как он смотрит на тебя. Я видел вас вместе на ранчо, в этом есть что-то истинное.

   Кэсси покачала головой. Всего несколько часов назад на северном пастбище она потеряла надежду на любое реальное будущее с Джейком.

   – Не знаю, Джон Ти.

   – Лотти, можно сказать, вроде как намекнула, что последнее время ты не очень счастлива здесь. Я очень сожалею об этом. Конечно, это все Джейк, его обращение с тобой. Я прошу тебя только об одном: дай ему шанс. Не принимай поспешных решений. Нет смысла притворяться, будто я не хочу, чтобы мой внук родился на ранчо. Но есть причина и важнее. Я прошу тебя, Кэсси, ради Джейка. Останься.

   Кэсси сомневалась, чтобы Джон Ти кого-нибудь о чем-нибудь просил. И теперь она видела его таким открытым, уязвимым и честным, что у нее сжалось сердце. Нет, не может она покинуть ранчо. Сначала надо убедиться, что он полностью поправился. Она осторожно взяла его руку, чтобы не потревожить капельницу на сгибе у локтя, и нежно сжала.

   – Конечно, я останусь, Джон Ти.

   – Спасибо, Кэсси. Я прошу только об этом.

   – Наверное, пора дать тебе отдохнуть. Лотти шкуру с меня спустит, если я останусь слишком долго.

   – Она динамо-машина, ты так не считаешь? – усмехнулся он.

   – Она любит тебя.

   – Да. Сомневаюсь, что я заслуживаю ее. В ту же минуту, как приехала, она тотчас навела здесь свой порядок, назвавшись моей женой. Ей и правда пришлось сказать больничным сестрам, что мы женаты. Тогда ей разрешили сидеть со мной. Когда я увидел ее, тут же понял, какой я дурак. И понял, что уже хватит. А почему бы не жениться? – подумал я. Не знаю, сколько лет мне осталось, но нет смысла тратить их впустую. Я так давно люблю эту женщину. И всегда чертовски боялся.

   – Чего ты боялся? – приятно изумленная, спросила Кэсси.

   Он взял ее руку. Кэсси порадовалась силе, с какой он сжал ее пальцы. С глазами такими мягкими, каких она еще никогда у него не видала, он заговорил, не скрывая сожаления:

   – Все отношения, какие у меня были, кончались враждой. Мне не хотелось терять дружбу Лотти. Но получилось, что я почти потерял ее, со своими тупоголовыми выкрутасами. Поэтому сегодня в полдень я попросил ее выйти за меня замуж. Не собираюсь никому об этом говорить, пока не выпишусь из больницы. Но, зная Лотти, я уверен, что пока мы тут рассуждаем, она уже сообщила Джейку.

   Кэсси просто не могла сдержать радость. Ей хотелось вскочить с кресла и что-нибудь сделать. Но она боялась потревожить руку Джона Ти.

   – Ты попросил ее выйти за тебя замуж! Это замечательно, Джон Ти! Невозможно быть счастливее! И что сказала Лотти?

   Джон Ти состроил гримасу, будто удивленный реакцией Лотти.

   – Не поймешь вас, женщин. Я почти уверен, что она имела в виду «да». Но она почему-то сказала: «Патока согрелась!»

* * *

   Джон Ти ворчал и брюзжал точно скунс, пойманный в проволочную клетку. Лотти оставалась невозмутимо спокойной. Она давала знать «этому мужчине», что его тирады на нее не влияют. Лотти Фэйерчайлд добивалась его выздоровления. Кэсси была благодарна ей. После того, как его выписали неделю назад из больницы, Лотти приезжала каждый день. Ее присутствие на ранчо позволяло Кэсси и Джейку взять на себя все хозяйственные обязанности. Освоившись с новой ответственностью, оба начали понимать, сколько Джону Ти приходилось работать, чтобы его империя оставалось сильной и процветающей.

   Временами Джейк выглядел беспокойным, будто тоже, пойманный в клетку. А может, он боялся очутиться в клетке, если Джону Ти станет хуже. Ведь Джейк был следующим в очереди на трон. Нравился ему этот факт или нет, но он наследник ранчо. Его отношение к такой перспективе для Кэсси оставалось загадкой. Ведь она видела, как он любит ранчо. Но в то же время она замечала в его глазах нерешительность, возможно, страх. Иногда, она заставала его погруженным в раздумья. В нем шла борьба.

   И похоже, сердечный приступ отца не пробил брешь в его обороне. Кэсси полагала, что никогда и не пробьет.

   Она выключила компьютер в офисе и сделала перерыв. Встала, потянулась, подняла руки над головой, зевнула раз, другой. До нее дошло, что она встала до рассвета и с тех пор усердно работала. Ее порадовал стук в дверь. Она взбила волосы, одернула рубашку и заправила ее в ставшие тесными джинсы. Скоро придется подумать о походе в магазин для беременных.

   – Привет, Лотти. – Она впустила подругу в дом.

   – Джейк прислал тебе эти реквизиты. Он сказал, что это не к спеху. Если у тебя будет время просмотреть их – прекрасно. – Лотти подошла к кухонному столу и положила бумаги. Потом повернулась к Кэсси и широко улыбнулась. – Еще он просил сегодня вечером не запирать дверь.

   Кэсси моргнула. Со времени сердечного приступа Джона Ти они редко проводили время вместе. Если не считать деловые встречи, нужные для управления ранчо.

   – Он не сказал, почему?

   – Если ты предлагаешь мне догадаться, – Лотти усмехнулась, – то, по-моему, это не имеет ничего общего с бизнесом. Ну, может быть, какой-нибудь веселый бизнес. – Лотти расхохоталась, и так заразительно, что Кэсси присоединилась к ней.

   – Ох, не знаю, что мне делать с этим мужчиной, – призналась Кэсси, когда смех умолк.

   – Дай ему шанс, солнышко. – Улыбка еще играла в глазах Лотти.

   – Ты не думаешь, что шансов больше нет? – Об этом же просил и Джон Ти.

   Лотти не отвела взгляда. Прямота ее ответа озадачила Кэсси.

   – Может быть, если бы ты уступила, хоть чуть-чуть, Джейк бы начал доверять тебе. Знаю, боишься. Но думаю, Джейк нуждается в уступках, и только ты способна подарить ему счастье. У него никогда не было близкого человека, чье сердце он мог бы поставить на одну линию со своим. Понимаешь, о чем я говорю?

   Кэсси над этим раньше не задумывалась. Она была поглощена защитой собственного сердца. Но это естественная реакция женщины, которая не раз терпела фиаско. Она боролась за свое чувство, за Джейка. И в тоже время отталкивала его, отвергала каждое его движение навстречу. Но Лотти, вероятно, права. Джейку нужна женщина, которая уступает. Наверное, сам того не сознавая, он ищет женщину, готовую принимать все удары и выходить неповрежденной.

   Кэсси сомневалась, может ли она быть такой женщиной.

   Она боялась превратиться в пепел от его огня. Ведь может быть так, что она даст шанс Джейку, а он будет постоянно разбивать ее хрупкое сердце.

   Она, прежде всего, хочет быть любимой!

* * *

   Вечером Кэсси сидела напротив Джейка в элегантном ресторане на северном берегу озера Тахо. Величественная картина изумрудной воды словно была создана, чтобы любоваться. Джейк повез ее на часовую прогулку вокруг озера, как раз когда солнце садилось за горизонт. Он считал, что им обоим необходимо расслабиться после мрачной недели, которую они провели, присматривая за ранчо и тревожась за Джона Ти.

   Когда Джейк появился у нее в дверях, сердце Кэсси не позволило отказаться от приглашения. Черный костюм в стиле «вестерн», галстук-шнурок, чертовски сексуальный черный «стетсон», черные остроносые сапоги. Он предоставил ей столько времени, сколько ей надо, чтобы быть готовой. А сам радовался тому, что сидит у нее в гостиной и ждет. Но Кэсси в жизни не одевалась так быстро. Надо быть слишком уверенной в себе, чтобы заставить долго ждать такого соблазнительного мужчину. Кэсси такой уверенности как раз и не хватало. И все же ее усилия не прошли. Джейк следовал за ней в ресторан, следя за каждым ее движением, с горделивым блеском одобрения в глазах.

   Он поднял бокал искристого сидра, чтобы произнести тост. Кэсси была довольна его предусмотрительностью, хотя и заверила его, что не возражает, если он выпьет что-нибудь покрепче. Джейк отказался от всех алкогольных напитков.

   – За тебя, Кэсси. Мне здорово повезло, что у меня свидание с такой красивой женщиной.

   – Спасибо, Джейк. – Кэсси коснулась своим бокалом сидра его бокала. – Быть здесь – одно удовольствие. Я не понимала, как сильно устала за эту неделю. Не знаю, долго ли еще я смогу влезать в свою одежду.

   Материнским жестом она положила ладонь на желудок, удивляясь его словам. У них на самом деле свидание? Он пытается ухаживать за ней? Боже милостивый, они так далеко зашли, она носит его ребенка, но у них ни разу не было романтического свидания.

   Джейк взглядом совершил медленное ленивое путешествие по ее телу, не пропуская ни одного изгиба. Темные изучающие глаза встретились с ее глазами, затем опустились ко рту, искушая. Потом еще ниже, к грудям. Этого хватило, чтобы соски немедленно встали пиками в мгновенной готовности. Хорошо, что он не мог видеть, что происходит ниже. Ноги сжались и напряглись.

   Кэсси начала рукой обмахивать лицо. Качнулось пламя свечи.

   – Здесь жарко. – Джейк расслабил галстук и снял пиджак. Движение, от которого Кэсси стало еще жарче. Глаза Джейка загорелись огнем желания.

   – В зеленом ты выглядишь потрясающе, твои глаза такие живые, точно вода в Изумрудной бухте. Но я, откровенно говоря, надеялся, что ты наденешь черное платье.

   То, которое она носила в ночь их сумасшедшей любви.

   – У меня оно вызывает волшебные воспоминания.

   Кэсси проглотила сидр, пытаясь не подавиться янтарной жидкостью. Надо поберечь голову и сердце. Хорошо, что он не знал. Кэсси сегодня вечером чуть не надела то платье. Но потом решила, что лучше его сохранить для Зала Славы Кэсси Мэнро. У неё оно тоже, вызывало волшебные воспоминания.

   Немного спустя Кэсси стояла на крыльце гостевого дома. Джейк рядом с ней, как и большую часть этого вечера. Они спокойно приехали домой. Кэсси пользовалась каждым шансом, чтобы стрельнуть в него взглядом. Перед тем, как сесть за руль, он снова освободился от пиджака, снял галстук и расстегнул три верхние пуговицы на рубашке. И Кэсси могла думать только об одном: как проскользнуть туда рукой, пробежать пальцами по груди и водить ладонью по жаркой коже, обтягивающей твердые мышцы.

   Она повернула ключ в замке.

   – Кэсси, пригласи меня войти, – ласково проговорил Джейк. Соблазняющие слова манили, как и сладострастный ночной воздух. Он стоял за ее спиной. Его запах окутывал ее. Смесь хорошего мыла и терпкий аромат лосьона после бритья. – На кофе. – Он поцеловал ее в шею.

   – Прости, в доме нет кофе, – автоматически ответила она. Ложь легко соскользнула с губ, а тело дрожало, вырвавшись из-под контроля.

   – На содовую. – Он поцеловал ее снова, покусывая шею, будто это был восхитительный десерт. Его тело плотно прижато к ней.

   – Тоже… нет.

   Джейк повернул ее в своих объятиях. В улыбке поднялись уголки губ.

   – Тогда на воду. Ведь ты не откажешь жаждущему человеку? – мягко спросил он, пробегая пальцами по ее шее.

   Он опустил руку на округлую грудь, проскользнул под линию ворота, наткнулся на кружева лифчика и продвинул пальцы дальше. Мурашки забегали у Кэсси по коже, а где-то глубоко начинался пожар. От его ласки кожа покрылась мурашками. Острые когти желания рвали ее на кусочки.

   – Вряд ли это хорошая мысль, – пробормотала она.

   – А у меня на подходе есть еще одна, гораздо лучше этой, – проговорил он. Потом наклонил голову и легонько провел кончиком языка по ее губам.

   – Я буду чертовски скучать по тебе, когда уеду.

   – Уедешь? – Кэсси вышла из соблазняющего тумана, которым с таким мастерством окутал ее Джейк. – Ты опять уезжаешь?

   – Завтра. Рано утром.

   – Но Джона Ти только что выписали из больницы.

   – Он крепкий старик. – Джейк улыбнулся. – И Лотти не отходит от него. Я подчистил все дела, Кэсси, до понедельника. Мне нужно поехать. В этот раз недалеко. Только в Рено. Если я понадоблюсь, потребуется не больше часа, чтобы вернуться домой.

   Кэсси закрыла глаза и кивнула. Он уезжает всего на три дня. Но за прошедшую неделю она привыкла, что Джейк всегда рядом. А теперь будет убийственно по нему скучать.

   – Удачной дороги. – Больше ничего не приходило в голову.

   Джейк легко поцеловал ее и отступил. Она смотрела, как он спустился со ступенек крыльца. Но, не дойдя до грузовика, Джейк остановился и повернулся. Сделал несколько длинных, быстрых, целенаправленных шагов. Через несколько секунд, она уже была в его объятиях. Его поцелуй, на этот раз не ласковый и не нежный, а сумасшедший, безумный, сокрушающий. Джейк не дал ей времени ни думать, ни дышать.

   Его рот требовал, настаивал. Джейк забрался языком в глубину ее рта, пробуя, разыскивая, завоевывая. У Кэсси ослабли колени, и она едва держалась на ногах. К счастью, за спиной была дверь, единственная ее поддержка. Если не считать мужчины, который так крепко придавил ее к этой самой двери.

   – Поедем со мной, Кэсси. – Тяжело дыша, Джейк прервал поцелуй. – Поедем, дорогая, – настаивал он.

   Первая мысль: нет. Она не может уехать. А как же Джон Ти и ее работа? Нет. Нет. Она не может. Но повелительный голос эхом отдавался в ушах.

   ДАЙ ЕМУ ШАНС.

   ПОДДЕРЖИ ХОТЯ БЫ НЕМНОГО.

   ПОСТАВЬ СВОЕ СЕРДЦЕ НА ОДНУ ЛИНИЮ С ЕГО.

   Слова Лотти. Ее совет. Чувства Кэсси обострились. Она смотрела в глубину ищущих глаз Джейка и видела там животную жажду, надежду, смешанную с желанием. И Кэсси знала, что не может ему отказать. Нельзя его отталкивать. У нее не осталось силы воли… Да, работа в полном порядке! И Лотти не оставит Джона Ти без присмотра. Кроме того, разве это не то, о чем просил Джон Ти? Он первым бы сказал ей, что надо ехать.

   Надо ехать. Она откроет свое сердце, надеясь, что Джейк не растопчет его. Кэсси собрала всю отвагу и позволила исчезнуть защитным инстинктам. Если ей суждено быть дурой, то она будет счастливой дурой.

   – Да, да, Джейк. Я поеду с тобой. Я ВОСПОЛЬЗУЮСЬ ШАНСОМ.

   Джейк расплылся в счастливой улыбке школьника, успешно сдавшего экзамен.

* * *

   На следующее утро Кэсси сидела в кабине грузовика. Они ехали на север в Рено. Сзади в трейлере перебирали ногами жеребец Темный и стройная чалая Клубничка.

   – При длинных переездах приходится останавливаться каждые четыре-пять часов, чтобы напоить лошадей, – объяснял Джейк. – Но сегодня дорога легкая. Я должен поставить их в загон на территории родео. А потом у меня есть для тебя сюрприз.

   Кэсси покосилась на самоуверенное лицо Джейка и, чуть кивнув, сощурилась. Интересно, какого рода сюрприз он придумал для нее?

   – Не люблю сюрпризы, – поддразнила его она.

   – Этот тебе понравится. – Убийственная улыбка осветила лицо, сверкнули зубы, зажглись веселые карие глаза.

   Немного позже, когда он подписал все бумаги, связанные с родео, и позаботился о лошадях, верный слову Джейк удивил ее. Они поехали к дому, где Кэсси жила маленькой девочкой в городке Тилер недалеко от Рено.

   – Джейк! Как ты узнал?

   Онемев, Кэсси сидела в грузовике и рассматривала дом, похожий на маленький коттедж, где выросли она и Брайэн, где жили их родители. Джейк выпрыгнул из грузовика и открыл дверь с ее стороны, помогая Кэсси выйти.

   – Я позвонил Брайэну.

   – Моему брату? Ты разговаривал с ним? – Ошеломленная, Кэсси стояла на улице, обсаженной вязами, и смотрела на него.

   – Да. И, поглумившись надо мной минут десять, он наконец, дал адрес.

   Кэсси была слишком потрясена сюрпризом Джейка, чтобы спросить, что говорил Брайэн.

   – Замечательный сюрприз, спасибо, – мягко проговорила она, снова переводя взгляд на дом, который так много для нее значил. Она хранила прекрасные воспоминания о той беззаботной жизни, когда родители были еще живы. Семья просуществовала совсем недолго. – Это сейчас желтое, но ставни все еще белые. Когда я жила здесь, дом был переливчато-голубой.

   Кэсси засмеялась. Мама любила голубой. Все внутри дома отливало оттенками голубого. Кухня небесно-голубая. Гостиная ярко-голубая. Комната Кэсси зеленовато-голубая; можно бы назвать цвет бирюзовым, но мама настаивала, что это цвет глубокой воды.

   Молодая женщина выскочила из соседней двери в погоне за малышом. Она привлекла внимание Кэсси и Джейка.

   – Брендан Джеймс, сейчас же вернись! – Женщина подхватила смеющегося мальчика на руки, голос у нее был не требовательный, а игривый. – Вот я и поймала тебя!

   Заметив Кэсси, женщина остановилась, взгляд изучающе пробежался по лицу.

   – Бог мой! Кассандра, это ты?

   – Синтия Грехэм? – Кэсси неуверенно шагнула вперед. – О боже! – Кэсси широко разулыбалась подруге детства. Годы промчались, а Синтия выглядит почти так же, как в детстве. Светло-русые волосы и веснушки, рассыпанные по круглому лицу. – Не могу поверить, что это ты! Все еще живешь здесь?

   – Да. Родители ушли на пенсию и переехали на юг в Сан-Хуан Капистрано. А этот дом они отдали нам как свадебный подарок.

   – Ты замужем, а мальчик, должно быть, твой сын. – Кэсси улыбнулась светлоголовому малышу. – Привет.

   Вдруг застеснявшись, ребенок обхватил мать за колени.

   – Скажи «привет», Брендан. Это моя подруга Кассандра.

   – Меня можно называть Кэсси, – сказала она мальчику. Брендан чуть улыбнулся. – А это мой друг Джейк Гриффин.

   Кэсси обернулась. Джейк стоял, скрестив на груди руки и небрежно прислонившись к кабине грузовика. Он улыбался. Взгляд сосредоточен на ребенке. У Кэсси горло перехватил спазм, и сердце бешенно застучало.

   Джейк отошел от грузовика и протянул руку Синтии.

   – Приятно познакомиться. – Они пожали друг другу руку. – Привет, приятель, – обратился он к Брендану.

   – Ковбой! – Мальчик вытаращил глаза.

   – Ну, можно и так сказать. – Он взял малыша на руки, чтобы тот коснулся полей «стетсона».

   – Шляпа. – В глазах мальчика разгорался интерес.

   – Правильно. Это шляпа, – наставительно произнесла Синтия. Кэсси подумала, что недалек тот день, когда и она воспользуется таким тоном. – Боже мой, какой приятный сюрприз. Если у вас есть время, мы могли бы что-нибудь выпить.

   Кэсси посмотрела на Джейка, он кивнул.

   – Я должен быть на родео только во второй половине дня.

   Полчаса спустя Кэсси сидела с Синтией на веранде с тыльной стороны дома и потягивала второй стакан лимонада. Конечно, мужчинам стало скучно, от их бесконечных «а помнишь». Поэтому, когда Джейк предложил Брендану Джеймсу поиграть, тот с жаром согласился. Теперь женщины наблюдали, как на лужайке Джейк кидал Брендану большой резиновый мяч.

   – Он очень хорошо ловит для двух лет, – похвалила Кэсси мальчика.

   – Он любит играть. Отец, когда может, играет с ним в мяч. Чак пожарный, смены у него меняются от недели к неделе. Брендан любит, когда папа дома. Но обычно, он с чужими стесняется. Вижу, Джейк хорошо умеет обращаться с детьми. Брендан принял его моментально.

   Кэсси с трудом сглотнула. Больно видеть, какой терпеливый, и заботливый с Бренданом Джейк. Желудок свело судорогой. Она не сомневалась, что Джейк будет потрясающим отцом. Права ли она, отрицая для него возможность, быть постоянно с ребенком?

   Хорошо бы уикенд наедине с ним что-то изменил. Может быть, если Кэсси откроет ему свое сердце и душу, он позволит уйти своей накопившейся горечи и недоверию. Кэсси хотела бы облегчить ему этот шаг. Глядя на счастливое лицо Брендана и на Джейка, игравшего с ними, Кэсси поняла: надо постараться.

   – Да, – сказала она Синтии, – Джейк очень хорошо ладит с детьми.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

   Кэсси напоследок окинула себя взглядом в зеркале отеля. В этом не было необходимости. Черное платье сидело на ней безукоризненно. Она была в нем в ту ночь, когда они с Джейком зачали малыша. Дрожащими пальцами она пробежалась по волосам и выпятила губы, чтобы убедиться – блеск лег, как надо. Через секунду появится Джейк. После его выступления на родео они вместе пообедали в изысканном ресторане отеля «Силверадо». И потом ему полагалось лично появиться на карнавале родео, встретиться с поклонниками, раздавать автографы. Кэсси, сославшись на легкую усталость, отправилась в номер.

   Джейк сначала колебался. Его нерешительность показывала, что он не знает, можно ли оставить ее одну. Но Кэсси настояла, что ей надо отдохнуть и что она прекрасно себя чувствует. На самом деле она задумала удивить его.

   Услышав, как скрипнула дверь, Кэсси затаила дыхание. По совету Лотти она собиралась открыть Джейку свое сердце. Только бы не сделать очередную «классическую ошибку Кэсси», молила она судьбу.

   Свечи придавали номеру элегантность. Шампанское стыло в ведерке. Маленький шоколадный торт с зажженной тонкой белой свечой стоял на мраморной столешнице. Кэсси встретила Джейка, сияя улыбкой. Сердце громко стучало.

   – С днем рождения, Джейк.

   Джейк остановился, словно оглушенный. Лицо скрывало эмоции, а взгляд обегал комнату. Наконец он сосредоточил внимание на Кэсси. Она едва дышала.

   – Как ты узнала?

   – Полночь миновала, начинается твой день рождения. Маленькая птичка шепнула мне, – поддразнила она его. Потом отважно приблизилась к ковбою. – Я подумала, что мы можем устроить небольшой праздник для нас двоих.

   Джейк зажмурился и ничего не сказал. Только тело предательски задрожало. По этим симптомам Кэсси узнала все, что хотела. Она взяла его за руку, повела к софе и заставила сесть. Сама устроилась рядом.

   – Там шоколадный торт, шампанское для тебя, сок для меня, свеча, чтобы загадать желание, и еще что-то большее.

   – Большее? – Он встретился с ней взглядом.

   – Гораздо большее, – кивнула она и нежно поцеловала его в губы.

   Такого предложения он только и ждал. Джейк, казалось, взорвался и разлетелся на пылающие кусочки. Его руки обхватили волосы Кэсси, спустились ниже к спине; он целовал подбородок, шею, чувствительные, налившиеся груди. Она немедленно загорелась от прикосновений Джейка. Искры желания с невероятной скоростью разлетелись по всем интимным женским местам. Особенно чувствительными стали соски. Каждое эротическое ощущение возносило ее на немыслимую высоту. Но она знала, такой полет возможен только с Джейком. Ни с одним другим мужчиной так не будет.

   – Дорогая, это лучший день рождения в моей жизни.

   – Я надеялась, что тебе понравится.

   – Ты надела это платье, – ласково проговорил он, скрывая огонь в глазах.

   – Старая вещь, – поддразнила она его, говоря так, будто материал годился только на кухонные тряпки.

   – Старая? – Он хохотнул, и лукавый, грешный свет заиграл в глазах. – Ты права. У нее такой вид, точно она готова от старости свалиться на пол. С таким же успехом можно тебя освободить от нее.

   Он повернул ее спиной к себе, и начал соблазняюще медленно снимать с нее платье, целуя каждый квадратик кожи, который обнажал. Мурашки забегали по телу, и яростное пламя разгоралась внутри. Но Кэсси еще не могла дать волю своему желанию. Она хотела все сделать правильно. Чтобы Джейк чувствовал праздник. Чтобы он знал, что его день рождения многое значит для нее.

   – Джейк, у нас есть торт, и для начала надо выпить, – проговорила она, глядя через плечо на него.

   Джейк полностью снял с нее платье. Под ним оказалось черное кружевное белье. Он застонал и с сожалением повторил ее слова:

   – У нас есть торт и для начала надо выпить.

   Кэсси улыбнулась. Джейк усадил ее к себе на колени.

   – Так лучше, – пробормотал он, покусывая ее волосы, вдыхая аромат и поглаживая кожу над грудями. Один палец искушающе играл с тонкими кружевами лифчика. От его ласки мурашки еще сильнее забегали по атласной коже. – Ведь ты не хочешь, чтобы со мной в день рождения случился сердечный удар.

   Это у нее мог бы случиться сердечный удар. Если Джейк не перестанет ласкать ее таким образом…

   – Нет, только торт и…

   – Ты?

   – Правильно, ковбой. И я.

   – Поспеши, Кэсси, и отрежь кусочек…

   – Загадай желание, Джейк. И задуй свечу.

   – Сегодня ночью мое желание сбудется, – усмехнулся он и задул свечу.

   Маленьким ножом Кэсси разрезала торт. Она поднесла кусочек ко рту Джейка и кормила его, намеренно рассыпая крошки по лицу. Потом пробежала языком по его подбородку, щеке, слизывая крошки, которые там остались. Он стонал, точно от невыносимой боли, но оставался неподвижным – в полной зависимости от нее. Кэсси слегка надавила языком на его губы, даря ему вкус шоколада и свой собственный вкус.

   – Тебе нравится? – спросила она, в очередной раз облизывая его губы.

   Мученический стон, вырвавшийся из горла ковбоя, подсказал ей, что, видимо, она зашла слишком далеко. Джейк крепко обхватил ее, и уложил на софу. Взгляд у него был невероятно темный и голодный.

   – Забудь о шампанском, дорогая. Я ценю твою заботу, но ты меня довела, сейчас я вспыхну и сгорю.

   Одним быстрым движением он сорвал рубашку и отбросил в сторону. Жаркая кожа его груди встретилась с ее пылающей кожей. Кэсси замирала в восторге от силы его тела, от каменных мышц. Он был твердый там, где она была мягкая, и от этого контраста у нее закружилась голова.

   Его губы снова овладели ею. Волны запаха его лосьона после бритья, смешанные с запахом шоколада и свечи… Сексуальная комбинация ароматов еще жарче разожгла воображение Кэсси.

   – Я не могу больше терпеть, – пробормотал Джейк. – Я слишком долго ждал тебя.

   Они слились воедино. Джейк взял ее с природной страстью. Его тело соединилось с ее, в совершенном союзе на границе с экстазом. Кэсси расслабилась и издала стон наслаждения. Джейк посмотрел ей в глаза.

   – Малыш?

   – Не бойся, Джейк, – заверила Кэсси будущего отца. – Наша любовь не повредит ему.

   С явным облегчением он наклонил голову и поцеловал ее. Эротические мысли проникли в душу и вызвали дрожь возбуждения. А Джейк продолжал свои нежные атаки. Он не оставил без ласки ни одной части ее тела. Настойчивой и опытной изысканностью он довел их обоих до быстрого и удовлетворяющего облегчения.

   Она выдохнула его имя, он – ее. Они лежали еще мгновение, пытаясь восстановить дыхание. Потом Джейк встал, сделал глоток шампанского, поднял Кэсси на руки и понес свою добычу в спальню.

   – Сейчас, когда мы завершили первый круг, пришло время для финала.

   – Мне нравится, когда ты говоришь о родео, ковбой, – улыбнулась Кэсси, глядя ему в глаза.

   Каждая клеточка в ее теле снова требовала Джейка. Он необходим ей, как кислород легким.

   Джейк осторожно положил ее на кровать. С благоговением Кэсси наблюдала, как он сел рядом с ней. Его мускулистое тело изумляло ее, от него перехватывало дыхание. Мужчина до мозга костей, сильный, сексуальный ковбой. И сегодня ночью он весь был ее.

   – Дорогая моя, я наслушался столько разговоров о родео, что буду доставлять тебе удовольствие до конца наших дней.

   Кэсси пропустила мимо ушей намек.

   – А ты мастер, Джейк?

   Он расхохотался. Глаза потеплели, приглашая вспомнить табуны высоко взлетавших скакунов, каких они видели на ранчо. Брови игриво взлетели, он приподнял ее, притянул к себе. Потом медленно и осторожно опустил на свою затвердевшую мужскую плоть.

   – Сейчас докажу, – прорычал он.

* * *

   Едва начало светать, а Джейк уже проснулся, Кэсси еще спала. Чувство удовлетворенности и спокойствия, которое он никогда раньше не испытывал, наполняло его. Он повернулся и осторожно положил на нее руку – как собственник, но, стараясь не разбудить. Ему так хотелось обнять ее, удержать у себя под боком, он не мог бороться с таким сильным желанием.

   Кэсси уникальная женщина, признавал Джейк. Не похожая на тех, кого он встречал прежде. Когда она вот так спокойно дышит, она мягкая, ненастороженная, мирная. Но когда эта женщина просыпается, просыпается и ее норов. Этим Кэсси похожа на кобыл, которых они выращивают на ранчо, и этим она ему нравится. Она постоянно потрясает и удивляет его. Чего стоит один ее отказ выйти за него замуж. Он предложил ей все, что имел, все, что мог, а она все равно отказывается.

   Но сюрприз с днем рождения поразил его в самое сердце. Кэсси совершила для него то, что никто другой не совершал. Она сделала этот день особенным. И даже если бы в эту ночь у них не было безумного секса, он все равно никогда бы не забыл нежность в ее глазах. Раньше у него даже не было причины праздновать. А теперь он с ней, и все изменилось. Кэсси дала ему стимул. Стимул – она и малыш.

   У них был невероятный секс. Джейк опустил голову и посмотрел на нее. Эти выразительные зеленые глаза, сейчас спокойно закрытые, эти волосы цвета колосьев и пухлый рот – его снова обдало волной желания.

   Черт, он хотел ее.

   Джейк тяжело вздохнул и откатился подальше от Кэсси.

   В голове началось смятение. Всю сознательную жизнь он готовился стать чемпионом родео, чтобы доказать свое превосходство. А главное, заставить Джона Ти зарубить на носу, что он, Джейк, не нуждается ни в нем, ни в его ранчо. Джейк принадлежит только себе. Когда он нуждался в отце, по-настоящему нуждался, этот человек был слишком занят своей настоящей семьей и строительством своей империи, чтобы подумать о растущем сыне.

   Теперь родео – это все, что у него есть. И ребенок. Его малыш. Ребенка он никогда не бросит. Что бы там Кэсси ни говорила. Джейк Гриффин собирается сам вырастить своего собственного ребенка. У него в запасе месяцы, чтобы переубедить ее.

   Он снова посмотрел на Кэсси. Тихий стон вырвался из горла, когда он проследил за солнечным лучом, пробежавшим по телу, только до половины закрытому простыней. Он отбросил свою простыню и встал.

   Женщине необходим отдых.

   А Джейку необходим холодный душ.

* * *

   Звук бегущей воды разбудил ее. Кэсси открыла глаза и обнаружила, что Джейка в постели нет. Она медленно поднялась и пошла на звук. Так она оказалась перед запотевшим стеклом душевой кабины.

   С полсекунды она мысленно поспорила сама с собой, потом открыла дверь и вошла. И все время, как молитву, повторяла слова Лотти: «Открой ему сердце».

   – Привет. – Сначала ее обдало горячим паром, затем побежала теплая вода, смягчавшая и очищавшая.

   – Я только что думал о тебе, – расплылся в улыбке Джейк.

   Она встала на цыпочки, обвила его шею и поцеловала в щеку. Струи душа ударили обоим в лицо.

   – Надеюсь, что-нибудь хорошее?

   Он взял ее на руки и прислонился спиной к замысловато выложенному кафелю стенки душа.

   – Только хорошее, – призналась Кэсси.

   Его тело вдавилось в ее, скользкое, твердое и влажное. Кэсси вздохнула.

   – Ты когда-нибудь раньше занималась любовью в душе? – сладострастным тоном спросил он. И тут же нахмурился: – Не важно. Я не хочу знать.

   – Нет, нет, Джейк. Я никогда не экспериментировала… – Ее любовный опыт был ограничен. И она знала, что Джейк не намерен, выслушивать ее объяснения в подробностях. Точно так же, как она могла бы умереть, думая о женщинах, которые были до нее. Но она все же намекнула ему, что он особенный.

   – Я тоже, – мягко проговорил он, наклонил голову и звучно поцеловал ее в губы.

   Ее сердце воспарило от этого откровения, а разговор на этом увял. Джейк развернул ее. И она подумала, что умрет от того, что у него на уме. Но потом свежий запах яблок поразил ее. Джейк налил солидную порцию шампуня ей на волосы. Кэсси расслабилась и улыбалась, когда сильные пальцы растирали, массировали, ласкали и скребли ее голову.

   – Чистые. – Он нежно потрогал волосы и снова притянул ее к себе. Обхватил обеими руками и сначала поглаживал торс, а потом со спины обнял груди.

   В Кэсси бушевала буря, а он дразнил и тер соски, пока не довел ее до такого состояния, что ей захотелось умереть от этих чувственных мук.

   Джейк поцеловал Кэсси в затылок и повернул лицом к себе. С куском мыла, пахнувшего миндалем в руке, он начал медленное соблазнение. Скользкое мыло ползло по ее коже. Делая маленькие круги, он начал с шеи и сделал петлю вокруг одной груди. Пена скрыла от него сосок, тогда он сдул ее и взял сосок в рот, посасывая и целуя его. Потом второй. Соски уступили искушению, напряглись и потянулись к нему.

   Он занялся ее руками, затем наклонился и поработал над ногами. И всюду использовал для чувственной атаки кусок мыла. Он не пропускал ни единого квадратика кожи, все ближе подбираясь к бездонной эротической глубине. У нее по коже бегали мурашки, ноги горели, тело, требовало большего.

   Теперь Джейк поднимался вверх, к ягодицам, поглаживая мылом ноги. Наконец он встал, его плоть демонстрировала полную готовность. Но он не спешил и снова ласкал мылом самые чувствительные места. Кэсси чуть не закричала, когда он отложил мыло и продолжил соблазнение магическими опытными пальцами.

   – Ты мне нужен, Джейк, – прохрипела она.

   – Я твой, Кэсси. – Он захватил ее рот, глубоко продвинув язык, и в этот самый момент вошел в нее. Сильный жаркий удар пронзил ее. Плескалась вода, обрызгивая их и окутывая облаком пара.

   Джейк стонал ей в рот, обхватив ее ягодицы и проникая все глубже и жестче. Кэсси встречала каждый его толчок своим. Она вскрикивала, обвив ноги вокруг него. Движение не останавливалось ни на секунду, пока полностью не поглотило их.

   – Ох, Кэсси.

   Их облегчение было мощным, одновременным и приближавшимся к совершенству.

   Кэсси расслабилась и отпустила Джейка. Ее тело насытилось, сердце полнилось любовью. Он еще долго держал ее в объятиях после того, как выключил воду. Она точно почувствовала момент, когда тело Джейка сбросило напряжение, оставшееся после их невероятного секса.

   – Нам хорошо вместе, солнышко, – нежно прошептал он ей в ухо, восстановив дыхание.

   Кэсси закрыла глаза и сдержала слезы. Да, вместе им потрясающе хорошо. До тех пор, пока Джейк все держит под контролем. До тех пор, пока Кэсси отдает ему свое сердце. Но он не сказал те три слова, которые она хотела услышать.

* * *

   Кэсси стояла у стола возле окна и смотрела на тележки с едой.

   – Ты ждешь на завтрак участников родео, или мы будем здесь кормить Темного и Клубничку?

   – Нет, лошади не любят вафли, – усмехнулся он. – Я проголодался. Работа, которой я занимался нынче ночью, вызывает аппетит.

   Жар бросился ей в лицо, но она захохотала вместе с ним.

   Джейк подошел, встал сзади и положил руку ей на живот.

   – Наш малыш должен есть. И его мама должна есть. – Он поцеловал место чуть ниже ушной мочки, и мурашки забегали у нее по спине. После ночи и утра любви Кэсси не думала, что у нее хватит энергии снова быть готовой. Но это же Джейк, мужчина, которого она любила, который мог одним взглядом перевернуть все. – По-твоему, это мальчик или девочка?

   Он продолжал ласкать ее живот, жар его ладони наполнял все тело теплом. Много раз среди ночи, когда она блаженствовала в объятиях Джейка, мелькала мысль уступить. Как легко согласиться выйти за него замуж, быть его женой. А что потом? Жизнь, лишенная любви? Только секс и ничего больше?

   Кэсси мысленно покачала головой. Нет, она не собирается вступать на эту дорогу. И не важно, как сильно она его любит. Не важно, как трудно ей отказываться.

   – Понятия не имею. Еще никому не известно. Но не уверена, захочу ли я узнать. Пусть будет сюрприз.

   – Я хочу быть рядом, Кэсси. Когда наш малыш родится.

   – Я… я тоже хочу, чтобы ты был рядом.

   – И мне необходимо, чтобы мы к тому времени были женаты.

   – Джейк, давай сейчас не будем об этом говорить.

   Злость вспыхнула на его лице. Кэсси захотелось убежать из номера.

   – Ты даже думать о моем предложении не хочешь, – процедил он сквозь зубы.

   – Я думаю.

   На лице отразилось некоторое облегчение.

   – Как я могу повлиять на твое решение?

   Кэсси закусила нижнюю губу и направилась к телефону.

   – Твой отец болен, Джейк. Мы уехали два дня назад. – Она подняла трубку и протянула ему. – Позвони отцу. Узнай, как Джон Ти себя чувствует.

   Минуты проходили одна за другой. Кэсси видела его нерешительность. Видела, как перекатывались желваки. Каким холодом веяло от темных глаз. Он взял у нее из рук трубку и положил на место.

   – Это касается тебя и меня, Кэсси. А Джону Ти тут делать нечего. Лотти рядом с ним, – продолжал он, глядя на телефон. – Если что-нибудь случится, она позвонит.

   – Но дело не в этом, правда?

   – Дело в том, Кэсси, – Джейк повернулся и теперь смотрел на нее, – что Джон Ти Андерсон никогда не был отцом для меня.

   – Может, пришла пора все простить?

   – Тебе легко судить меня, Кэсси, – скривил он рот. – У тебя нет таких воспоминаний, как у меня. Да, ты ребенком потеряла родителей, но оставалась тетя, которая любила тебя. И брат, готовый растоптать любого осла, который тебя обидит.

   – Это Брайэн сказал тебе? – засмеялась Кэсси.

   – Слов было больше. – Джейк сжал ей руку. – Должен признаться, я восхищаюсь этим парнем. Я не могу поднять на него руку, ведь он защищает тебя. Хотя это ты против нашей женитьбы, а не я. Меня бы кто так защищал!

   – Это любовь, Джейк. Брат любит меня. Так же, как Джон Ти любит тебя. Он любит, ты же знаешь. Джон Ти делал ошибки, этого никто не отрицает. Но под конец он поступил правильно.

   – Думаешь, если бы Джон-младший не погиб, Джон Ти вспомнил бы о моем существовании? Пришла бы ему той ночью мысль, поехать за мной? Это был твой выпускной вечер, Кэсси. А я не пришел на наше свидание. Отец, которого я не знал, вместе с социальным работником появился на пороге и заявил, что я его давно потерянный сын. Он увез меня так быстро, что у меня не было времени собраться. Не было времени позвонить девушке, которая мне нравилась, и сказать, что я не появлюсь на нашем свидании, сказать, что я, наверное, никогда не увижу ее снова.

   – Джейк… – Кэсси всю жизнь считала, что дело в ней! Обида была так велика, что Кэсси никогда не задумывалась, почему Джейк исчез. – Прости. Я не знала. Я думала, что ты намеренно так все устроил, чтобы обидеть меня. Мне и в голову не могло прийти…

   – Когда отец приехал за мной, было уже поздно. Может быть, все получилось бы по-другому, появись он на несколько лет раньше, когда я был еще мальчишкой. Мне никогда не забыть чувства, что я чужой, что я ничей, у меня нет родителей, на которых я мог бы надеяться. Какое-то время чужая семья обо мне заботилась, потом я что-то портил, как все мальчишки, и социальные работники снова отправляли меня в другой город, в другую незнакомую семью. Мне никогда не забыть этого, Кэсси.

   Кэсси хотелось обвить его руками и прогнать боль. Но она видела, что он не нуждается в ее жалости. Только в понимании. Джейк такой же гордый, как и Джон Ти. Их невозможно переделать. Оба без меры упрямые, но она прекрасно знала, что у обоих золотые сердца, засыпанные слоями недоверия и ошибок.

   Она встала, подошла к нему, испытывающе уставилась в глаза, надеясь пробиться сквозь эти слои.

   – Могу только представить, как ты себя чувствовал. Но, Джейк, сейчас все изменилось. Прошло много времени. Это исцеляет.

   – Во всяком случае, теперь ты знаешь, что я не намеренно заставил тебя ждать тем вечером. Я не хотел тебя обидеть.

   – Это не важно, – отмахнулась Кэсси. – Важно, что ты все пережил и стал замечательным человеком.

   – Замечательным? Чем замечательным? – Он усмехнулся, и в глазах снова появился опасный блеск. Жаркий, полный энергии. Кэсси поняла, что Джейк устал от этой темы, серьезный разговор окончен. Больше никаких рассуждений о прошлом, о прощении. Во всяком случае, сейчас.

   – Чертовски замечательным, – повторила Кэсси, покачав головой.

   Джейк обнял ее за талию и притянул ближе к себе.

   – Давай позавтракаем в постели.

   Кэсси не могла отказать ему.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

   – Поздравляю! Ты потрясающе сработал. – Кэсси встретила его в воротах нежным поцелуем.

   Всего минуту назад он совершил победный круг по периметру стадиона. Ощущая всеобщее внимание, Темный гарцевал, приседал и поднимался на дыбы. Соперники Джейка по выступлению с интересом разглядывали Кэсси. А когда она смачно поцеловала его в губы, свистели и вопили. Джейк только улыбался. Кусайте локти, парни, думал он, она моя.

   Или будет моя.

   Немного спустя, он завел лошадей в трейлер, усадил Кэсси и направился к шоссе. Сладковатый воздух принес жару, на коже выступила влага. Джейк включил кондиционер. Они оказались в своем изолированном мирке. Он посмотрел на Кэсси.

   – Я по-настоящему рад, что ты со мной, Кэсси.

   Она улыбнулась и кивнула. Все время, пока он раздавал автографы, она молчала.

   – Все в порядке?

   Может быть, Кэсси неважно себя чувствует? Жара подействовала, или они перетрудились во время уикенда? Еще бы! Почти все время провели в постели. Джейк старался держать в узде свое желание, но это было нелегко. Что такое необычное в ней, что она может из него веревки вить?

   – Я прекрасно себя чувствую, Джейк. Просто думаю… Ты когда-нибудь приглашал отца на свои родео?

   – Ты шутишь? – фыркнул он. – Ему не интересно.

   – Нет, не шучу, – непреклонно сказала Кэсси и тоже всем телом повернулась к нему. Взгляд какой-то отстраненный, будто она не могла на что-то решиться. Кэсси закусила нижнюю губу и втягивала ее в рот. В другое время Джейк бы подумал, что так она еще соблазнительней. Но сейчас он знал, что-то зреет в ее хорошенькой головке.

   – А что же тогда? – спросил Джейк, сомневаясь, хочет ли он услышать ответ.

   Она еще долго сомневалась. Потом приняла решение и выдала свой секрет:

   – Джон Ти ходил на соревнования с твоим участием. Много раз.

   У Джейка буквально отвисла челюсть, и он мысленно покачал головой. О чем Кэсси говорит? Джейк не мог поверить.

   – Дорогая, должен тебе сказать, что, как ни печально, ты ошибаешься.

   – Наверное, мне не надо было тебе говорить. Но это правда, Джейк. Джон Ти признался мне неделю назад.

   Джейк беззвучно выругался. Кэсси вошла в его жизнь и все перевернула вверх дном. Но сейчас она заявила о том, что, конечно, не могло быть правдой.

   – Не верю.

   – Я не лгу.

   – Нет, не ты. Я не верю ему. Он просто пытается завоевать твое, Кэсси, сочувствие.

   – Он был в Колорадо, когда твоя лошадь потеряла подкову. Он был, когда ты совершал свой первый круг почета. Он был, когда ты получал годовую почетную медаль.

   Судорога прошла по всему телу Джейка. Он должен был бы знать правду, но ему в голову не приходило, что от Джона Ти может быть какая-нибудь польза его карьере. Просто тот чертовски хотел затянуть Джейка на ранчо, чтобы вместе работать.

   – Зачем это ему?

   – Зачем? – Кэсси печально улыбнулась. – Ты и правда не знаешь? Джейк, ты его сын. Он гордится тобой.

   – Он никогда не говорил мне.

   – А ты хотел, чтобы он был там? Ты когда-нибудь приглашал его?

   – Черт, нет! – слишком поспешно сказал он.

   – Джон Ти такой же гордый человек, как и ты.

   – Проклятие. – Больше ничего в голову Джейку не приходило. Остаток пути он провел в глубоком раздумье. Слишком потрясенный. Переполненный, злостью и смущающими эмоциями. Он не мог просто вести вежливый разговор. Когда они прибыли на ранчо, он припарковал грузовик перед гостевым домом. Кэсси повернулась к нему, глаза торжественные и вопрошающие.

   – Что ты будешь делать, если станешь чемпионом в декабре?

   Малыша ждали во время рождественских праздников. Для Джейка это означало, что он может достичь своей давней цели и стать отцом в один и тот же месяц.

   – Что я буду делать? Вернусь в родео. Выиграю или нет, не имеет значения, займусь своей работой.

   – Понимаю. – Кэсси кивнула. В глазах сожаление. Такого же рода выражение он видел в глазах жены, когда они жили в рекордно коротком браке.

   Еще одна судорога пронзила тело Джейка. Кэсси не понимала. Она не знала его жизни. Он надеялся, что они станут ближе после этого путешествия. Но, судя по выражению лица и по тону, совсем наоборот. Кэсси не была покорена. И не стала жертвой его чар. Она не запрыгала от радости, когда он сделал предложение. Она не принимала жизнь, которую он выбрал.

   И она чертовски смущала его своими открытиями, вопросами и разочарованным видом. Все, что Джейк считал правильным и неправильным, смешалось в одну кучу. Он будто ослеп во время пыльной бури, а когда открыл глаза, не мог понять, куда попал. То ли это реальная картина, то ли фальшивый мираж. Джейк обнаружил, что попал в ловушку.

   Вертелся в паутине, запутавшись в своих и чужих мыслях. Их сложный рисунок он никак не мог разгадать! Как выйти из лабиринта, не рассыпавшись на множество осколков? Инстинкт выживания впервые за долгое время не подсказывал, что делать.

   Джейк оставил Кэсси в дверях. Мысли его были за миллион миль от ранчо. Он больше и минуты не мог вынести это выражение ее глаз.

* * *

   Кэсси села рядом с Джоном Ти в его кабинете. Они собирались проверить счета, поступившие недавно. Джон Ти хорошо знал своих клиентов. Одни действительно попали в затруднительное положение, а другие просто ленились вовремя оформить документы. Кэсси полагалась на суждение и опыт Джона Ти. Когда он откинулся в кожаном кресле с подголовником, Кэсси тоже расслабилась. Она не хотела его утомлять.

   В своей типичной манере Джон Ти без вступления спросил, посмотрев на ее живот:

   – Как поживает малыш?

   – Счастлива сообщить, что прекрасно. – Она любовно похлопала себя по животу. – По-моему, я начинаю чувствовать его движения.

   – Неужели?

   – Конечно, я знаю, что еще рановато, но да, по-моему, я ощущаю легкие толчки.

   – А Джейк? Он знает?

   Кэсси состроила гримасу. Последнее время они почти не встречались. После их совместного уикенда прошло несколько недель, он иногда приезжал, здоровался и занимался своими делами. Кэсси надеялась, что так и будет продолжаться. Еще она надеялась, что он серьезно подумает.

   – Нет. Я почти не видела его в последние дни.

   На этот раз гримасу состроил Джон Ти.

   – Очень скоро никто из нас не будет его видеть. Соревнования начинаются перед Днем независимости и продолжаются до конца лета. И чем больше выступлений в родео, тем больше денег можно заработать и получить баллов. Большинство ковбоев в это время дома не увидишь.

   Кэсси не удалось скрыть уныния. Хотя ей хотелось, чтобы Джейк правильно устроил свою жизнь, и она надеялась, что пробила дырку в его броне, Кэсси жутко без него скучала. Ей казалось, что она не видела его целый месяц или около того. Даже отцовство не удержит Джейка дома, не заставит оставить родео.

   Кэсси сомневалась, сможет ли она снова играть роль второй скрипки. Она и малыш, заслуживают большего.

   – Хочешь, чтобы я поговорил с ним, когда он вернется? – предложил Джон Ти.

   – Нет, в этом нет необходимости. Он делает то, что должен делать. – Кэсси не хотела вбивать еще один клин между отцом и сыном. Она узнала от Лотти, что Джейк воевал с отцом, выспрашивая, приезжал ли тот на родео, чтобы посмотреть, как работает сын. Джейк хотел знать правду. И оба без конца бодались. Вместо того, чтобы с удовольствием обсудить итоги, они устроили тупую битву двух упрямцев. Кэсси проклинала себя и попросила прощения у Джона Ти за то, что выпустила кошку из мешка, как говорится в пословице. Получилось, что все ее попытки сблизить отца и сына провалились. Она чувствовала себя виноватой. – Где он сейчас?

   – По-моему, мальчик вчера перед отъездом что-то бормотал о Денвере, – Джон Ти поскреб голову.

   Значит, Джейк снова уехал. Кэсси вздохнула, откинулась назад и потянулась, подняв руки высоко над головой. Она сидела в кресле почти час и вдруг почувствовала онемение всего тела.

   – Тебе нужны упражнения, – улыбнулся Джон Ти. – И я обещал доктору каждый день проходить две мили. – Джон Ти встал и протянул ей руку. – Почему бы тебе не присоединиться ко мне? Буду рад компании.

   – И я тоже. – Она поднялась с кресла и приняла его руку.

   Три часа спустя Кэсси лежала в больничной палате. События развивались, словно спиралевидный циклон. Сначала приятная прогулка на южное пастбище с Джоном Ти. Следующая минута – она споткнулась о камень, упала и покатилась по стометровому склону. Кэсси быстро пришла в себя, но мгновенно начались мелкие судороги и… кровотечение. Кэсси согнулась от боли. Она никогда раньше не испытывала такого страха. Ее никогда не мучили такие отчаянные эмоции. Кэсси молилась за своего ребенка. Вначале она не думала, что падение опасно. Затем появилось осознание какой-то жуткой неправильности. И вот тогда ее охватила паника.

   Ее быстро доставили в больницу. Джон Ти и Лотти сопровождали ее. Слава богу, друзья были рядом.

   – Джон Ти пытается найти Джейка. Пока ему это не удалось. Но ты не беспокойся, солнышко. Мы свяжемся с ним. – Лотти нежно сжала ей руку.

   Кэсси закрыла глаза. ДЕРЖИСЬ, КЭССИ. НЕ ПАДАЙ ДУХОМ. ВСЕ ИДЕТ ПРЕКРАСНО. ДОКТОР ГОВОРИТ, ЧТО РЕБЕНОК ВНЕ ОПАСНОСТИ. СУДОРОГИ И КРОВОТЕЧЕНИЕ ОСТАНОВИЛИ. ВСЕ ХОРОШО. МИНУТУ НАЗАД ТЫ СЛЫШАЛА СЕРДЦЕБИЕНИЕ МАЛЫША.

   Но Кэсси, был нужен Джейк. Она хотела, чтобы он обнял ее. Она нуждалась в нем прямо сейчас. Больше, чем когда-либо прежде. Доктор сообщил ей новость, которой ей отчаянно хотелось поделиться с Джейком. Где он? После ее падения прошло уже несколько часов. Джейк участвует в соревновании? Через сколько времени он получит весточку и позвонит?

   – Доктор говорит, что малыш прекрасно себя чувствует.

   – Слава богу, Лотти. Я в жизни так не пугалась. – Кэсси лежала, положив руку на живот, словно защищая и успокаивая малыша. – Такой глупый случай. Не знаю, что бы я делала, если бы ребенок… – Слезы затуманили глаза, она не могла говорить. – Как я хочу, чтобы Джейк был здесь.

   – Он хороший человек, Кэсси. – Лотти успокаивающе улыбнулась. – Он даст о себе знать. Не беспокойся. А сейчас отдыхай. Доктор говорит, если все пойдет хорошо, утром он тебя выпишет.

   Джейк хороший человек, с любовью подумала Кэсси об отце ребенка. Он позвонит, как только получит сообщение.

   Кэсси закрыла глаза и уснула.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

   Джейк вошел в свой номер и нахмурился. Он просидел в баре за полночь. Потягивал спиртное, слушал джаз и перебрасывался шутками с парнями.

   Он никогда не позволял себе такого, но сегодня понял – надо прийти в себя.

   По крайней мере, одно положительное чувство у него есть: он не переусердствовал перед завтрашними финалом. Похмелье не сулит ничего хорошего, когда ты скачешь с веревкой за быком. Но есть и плохое чувство. После того, как он встретился с Кэсси, у него появилось много вопросов насчет собственной жизни. Сегодня, например, он свернул петлю и готов был заарканить бычка, как вдруг опасная мысль просочилась в голову.

   КАКОЙ ДУРАЦКИЙ СПОСОБ ЗАРАБАТЫВАТЬ НА ЖИЗНЬ.

   Он, как мог сопротивлялся этой мысли. Ну почему все складывается именно так?

   Джейк сел на кровать и сбросил сапоги. Начал расстегивать рубашку и вдруг заметил, что мигает телефон. Он поднял трубку и прослушал автоответчик: пришло три послания. Все от Джона Ти. Взволнованный, чуть паникующий скрипучий голос. Джейк слушал, и сердце бухало в груди. – Кэсси упала… Ее положили в больницу… Делают анализы…

   Остальные послания он выслушал наполовину. Разум работал не останавливаясь. Боже милосердный, Кэсси получила травму. У нее кровотечение. Ее отвезли в больницу. Джейк должен быть рядом. Он должен знать, что с Кэсси все в порядке. И малыш. Их малыш. Как он пережил происшедшее? В сердце впились когти страха. Джейк дрожал с головы до ног. Он так далеко, что прямо сейчас не может ее увидеть. Проклятие.

   После встречи с Кэсси Джейк боролся с собой, боролся со своим чувством к ней. Точно так же он боролся и с чувством к отцу. С глубоким душевным напряжением. Горечь, злость и страх перемешались в нем. Да, он боялся чувства к двум людям, которые так много значили в его жизни. Да, у него было паршивое детство, но с тех пор, как он приехал на ранчо, жизнь у него совсем неплохая. А могла бы быть и лучше, если бы он сам позволил. Укоренившаяся враждебность и опасения образовали смесь, толкнувшую Джейка отгородиться от мира.

   Но с этим покончено. Ему, нужна Кэсси. Несчастный случай будто стукнул его по голове и показал, что на самом деле она значит в его жизни.

   Он любит Кэсси.

   Джейк должен немедленно поговорить с ней. Должен услышать ее голос и во всем признаться. Он должен сказать, что отныне будет всегда заботиться о ней.

   Но больница не пропустит его звонок. Конечно, слишком поздно. Они не станут будить ее. Ей надо отдыхать.

   Джейк схватил ключи и быстро собрал вещи. Ему надо еще кое-что сделать, прежде чем уехать. Он будет вести машину всю ночь, чтобы утром увидеть Кэсси.

   И сказать ей, что у него на сердце.

* * *

   Во второй половине дня Джейк наконец въехал в ворота ранчо. Сначала он остановился у телефона узнать, выписали ли Кэсси из больницы. Хорошая примета. Выписали.

   Но сколько он ни стучал, никто не ответил. Странно. Джейк пошел к главному дому, надеясь, что Лотти и Джон Ти ухаживают за ней там. Или может быть, они решили пораньше пообедать. Это очень кстати. После долгой дороги он проголодался.

   У передней веранды Джейк встретил Джона Ти.

   – Ты немного опоздал, сын.

   – Где она? – У Джека остановилось сердце.

   – Уехала. Я не смог удержать ее. Доктор заверил, что она здорова. Слава богу! Но когда от тебя ничего не пришло, Кэсси уехала. Назад в Лос-Анджелес, чтобы работать у брата. Джейк, у меня чуть сердце не разбилось, когда я увидел, что она уезжает. Черт возьми, почему ты хотя бы не позвонил ей?

   Боже, подумал Джейк, какой, же я кретин! Сейчас он понял, как поступал с Кэсси все это время. То же самое он пытался делать и с Джоном Ти. Отталкивал. Сейчас Джейк осознал это. Получается, что он бросил ее. И сейчас он хотел все исправить.

   – Я получил твои послания только за полночь. Пытался позвонить в больницу, но они не соединили меня с ней. Тогда я собрался и поехал домой.

   – Кэсси все время повторяла, что больше не собирается быть второй скрипкой. – Джон Ти почесал голову. – Она устала от тебя, Джейк. Она думает, будто не интересует тебя.

   – Я люблю ее, папа.

   Джон Ти заморгал. На лице застыло потрясенное выражение. И Джейк не знал, то ли отца поразило признание в любви, то ли слово «папа», произнесенное сыном.

   Джон Ти просиял. Джейк, наконец вернулся. Отец и сын улыбались друг другу.

   – У меня есть, что тебе сказать, план работы на ранчо для нас обоих. Но сначала я должен вернуть Кэсси. Давно она уехала?

   – Кэсси не могла бы отправиться в Лос-Анджелес, не попрощавшись с Лотти. Если поспешишь и поедешь коротким путем через каньон, ты перехватишь ее по дороге к дому Лотти.

   – Если понадобится, я поеду за ней до самого Лос-Анджелеса. Эта женщина лучшее, что есть в моей жизни.

   – Ну, наконец-то у нас полное согласие. Поезжай за ней, сын. Удачи тебе.

   Джейк кивнул, потом сделал шаг к отцу, еще один. Крепко обнял его и прижал на мгновение к себе.

   – Спасибо, папа.

   – Поезжай. Привези ее домой. – Глаза у Джона Ти заволокло влагой, а голос прозвучал необычно мягко.

* * *

   Кэсси вытерла щеки платком, который дала ей старшая подруга.

   – Так тяжело, Лотти, – вздохнула она, не обращая внимания на чай и булочки с черникой. Она не могла ни пить, ни есть. Сегодня она только плакала. Кэсси сидела за кухонным столом и мечтала встать и уйти. Ей предстояла долгая дорога. Джейк даже не удосужился позвонить! – Мне так неприятно прощаться с тобой. И тяжело было видеть выражение боли на лице Джона Ти. Ведь я увожу его внука. Но клянусь вам обоим, вы нас увидите, стоит только вам захотеть.

   – Ох, солнышко, ты уверена, что хочешь уехать? Может быть, если ты еще немножко задержишься, все станет на свои места.

   – Нет, – Кэсси печально покачала головой. – Мне нужно быть сильной. Я не могу жить здесь, зная, что я для Джейка где-то на заднем плане. Меня продержали в больнице почти все утро, но он не позвонил. Вероятно, был слишком занят на родео. Сейчас все совершенно ясно. Мне казалось, если я его люблю, если докажу ему, что Джон Ти заботится о Джейке и видит в нем родного сына, он придет к нам. Но боюсь, его раны слишком глубоки. Я не смогу исцелить его. – Кэсси медленно поднялась. – А сейчас мне нужно отправляться в путь.

   Она крепко обняла подругу. Лотти вышла ее проводить.

   – Позвони, когда приедешь, ладно?

   – Позвоню. Обещаю. – Кэсси села в машину и завела мотор, прощально помахивая Лотти рукой.

   – Ты появишься на нашей свадьбе?

   – Ее я не пропущу, – улыбнулась Кэсси сквозь пелену слез и поехала по дорожке к воротам. Позади, оставались друзья и ее разбитое сердце.

* * *

   Удача не покидала Джейка. Верхом на Темном он поднялся на холм и изучал дорогу. Пронзительно желтый «жук» Кэсси остановился у дерева. Очевидно, кончилось горючее. Женщина в темных очках, тесных джинсах и черных сапогах целенаправленно пошла по дороге. Чуть выпиравший живот прикрывала рубашка нежно-алого цвета. От ее вида к сердцу прилила теплая волна.

   – Давай, Темный. Похоже, леди пора спасать. – Джейк спустился вниз по тропинке и остановил лошадь метров за пять перед приближавшейся Кэсси.

   – Нужна помощь? – Он натянул поводья.

   – Нет, спасибо, ковбой.

   Кэсси прошла мимо него. Джейк не упустил мелькнувшее ошеломленное выражение. Потом она сделала каменное лицо.

   Джейк проехал вперед, спешился и подождал ее. Потом вскинул руки, будто сдаваясь.

   – Знаю, знаю, тебе не требуется Белый рыцарь.

   – Правильно. Это не то, что мне нужно. – Кэсси сняла темные очки, ткнув ими в него. И невероятные зеленые глаза в очередной раз чуть не сбили Джейка с ног и не поставили на колени. Он долго разглядывал ее, довольный, что она выглядит здоровой. Сердце бешенно стучало. Чувство безграничной любви распирало грудь. – Я покончила с белыми рыцарями. Так что можешь снова забираться на своего коня.

   – Солнышко, это невозможно. Я все устроил, как надо с отцом и теперь намерен сделать то же с тобой. Я всю ночь вел машину, чтобы увидеть тебя. И, естественно, не позволю тебе уйти. – Джейк развязал пакет, привязанный сзади к седлу, и протянул ей. – Разверни, – сказал он, глядя прямо в глаза.

   Озадаченная Кэсси, вынула предмет из кожаного футляра.

   – Это… скрипка.

   – Это «Кремона», – с гордостью объявил Джейк. – Итальянская работа. И должен тебе сказать, лучшая из всех. В Денвере есть скрипач. Так вот, он никак не мог взять в толк, почему спятивший ковбой, среди ночи умоляет его за любые деньги продать инструмент. Но это все для тебя, солнышко. Ты больше никогда не будешь второй скрипкой.

   – Джейк, я не пони…

   – Я оставил родео, Кэсси. На ранчо у нас с отцом уйма работы. Кроме того, невозможно связывать бычков, когда у меня такая девушка, как ты, которую постоянно надо держать на привязи.

   Кэсси посмотрела на него, потом на скрипку. На сердце потеплело. Джейк приехал за ней. Он наладил отношения с отцом. Но ей хотелось, чтобы он просто и понятно сказал, что у него на уме.

   – Джейк?

   Он взял у нее скрипку и отвязал кольцо с бриллиантом от одной из струн.

   – Ты первая в моем сердце, Кэсси. И всегда будешь. Малыш и ты будете нужны мне всегда. – Медленным расчетливым, движением он поднес кольцо к пальцу, и оно проскользнуло вниз. Точно по размеру, безупречно. – Я люблю тебя, Кэсси Мэнро. Я люблю тебя всем сердцем. Ты должна мне верить, потому что никогда и никому я не говорил этих слов.

   Кэсси смотрела ему в глаза. Наконец-то «патока согрелась». Ее охватила радость, какой она никогда не знала. Удивительные ясность, и покой заполнили сердце.

   – Джейк, я тоже люблю тебя. Очень сильно. – Глаза горели от нескрываемых, счастливых слез. Их ребенок тоже по-своему участвовал в общей радости. – Ох, по-моему, брыкается.

   С почтением Джейк положил ладонь на ее живот. И Кэсси увидела его выражение, свободное от обиды и боли. Вероятно, первый раз в его жизни.

   – Это чудо, любимая.

   – Два чуда, Джейк, – широко улыбнувшись, уверенно сказала Кэсси.

   – Ты имеешь в виду, что мы поженимся, и будем иметь ребенка? – Темные любящие глаза смотрели на нее.

   – Нет, любимый, – покачала головой Кэсси. – Я имею в виду, что у нас будет два малыша. Двойняшки! Я сама узнала только вчера.

   Джейк с минуту колебался, усваивая ее признание. Потом издал громкий радостный вопль.

   – Двойняшки? – Он осторожно подхватил Кэсси на руки и начал кружиться с ней. Его смех смешивался с ее. – Двойняшки, – повторил он и склонился к Кэсси в искреннем, страстном поцелуе. – Двое малышей сразу. Ты всегда полна сюрпризов. Боже, я люблю тебя!

   – Я тоже люблю тебя, Джейк. Но не забывай, нам нужно еще протянуть пять месяцев.

   – Мне это только нравится, любимая. Джон Ти строит брачные планы с того дня, как ты появилась у него на пороге. Он придет в восторг, узнав, что мы решили пожениться и на подходе двое малышей.

   Кэсси ласково погладила Джейка по щеке. Сердце переполняло счастье за него, за всех.

   – Наконец, Джейк, ты будешь иметь семью. Джон Ти, Лотти, малыши и я – мы все любим тебя. Мы будем твоей семьей.

   – Я счастливый человек. – Он перехватил ее ладонь и нежно поцеловал.

   – А что это ты говорил насчет того, чтобы держать меня на привязи? – лукаво напомнила Кэсси.

   Его губы растянулись в широкой усмешке.

   – Я многому научился во время родео, родная, и буду держать тебя на привязи до конца дней.