Мужской зигзаг

Конни Банкер

Аннотация

   Джемма и Блейк были очень молоды и любили друг друга. Но после нелепой ссоры они разошлись. Через некоторое время она обнаруживает, что беременна. Но, зная отрицательное отношение Блейка к детям и не желая быть навязчивой, она не сообщает ему об этом. По настоянию родителей она «прикрывает грех», выйдя замуж за богатого бизнесмена. Известие о замужестве Джеммы потрясло Блейка.

   Прошло десять лет. Муж Джеммы погибает в автокатастрофе. Будучи на грани разорения, она выставляет на продажу принадлежащие ей завод и имение. Каково же изумление Джеммы, когда в лице потенциального покупателя она узнает свою первую и единственную любовь, Блейка Адамса…




Конни Банкер
Мужской зигзаг

Пролог

   – Джемма, будь у меня деньги, я бы остался с тобой на все лето.

   Джемма встала с кровати и начала одеваться. Последние два часа прошли как сладкий сон. Даже забыла, что завтра Блейк уезжает в Германию и они не увидятся до самого октября, пока не начнутся занятия в университете.

   – А кто мешает тебе остаться? – спросила она, натягивая тенниску.

   – Только не начинай все снова! – Он шумно вздохнул. – Будто ты не знаешь, почему я уезжаю. У меня ни гроша в кармане, и в кой-то веки появилась возможность заработать приличные деньги… Вот вернусь, и заживем совсем по-другому. Будем ходить по ресторанам, развлекаться…

   – Я хочу, чтобы ты остался со мной. Больше мне ничего не надо.

   – А мне надо! Между прочим, могла бы поехать вместе со мной.

   – Ты это серьезно?

   – Абсолютно. Думаю, на жилье денег хватит.

   – Не глупи! Моих предков хватит удар.

   – Потому что я недостаточно хорош для их драгоценной дочки?

   Джемма поморщилась. И как ее только угораздило влюбиться в такого зануду!

   – Дело совсем не в этом! – возразила она, хотя родители на самом деле считали, что Блейк плохо на нее влияет, и, не желая их расстраивать, она встречалась с ним тайком.

   – Так ты со мной не поедешь?

   Джемма теребила бахрому пледа.

   – Не поеду, – тихо сказала она. – Блейк, я не понимаю, зачем тебе уезжать так надолго. Раз платят большие деньги, мог бы вернуться пораньше…

   Блейк вскочил с кровати так стремительно, что Джемма вздрогнула.

   – Черт! Неужели непонятно? Я еду по контракту! И не могу срываться с места, когда мне вздумается!

   – Не сердись. – На глаза навернулись слезы. – Я не знала.

   – Я же говорил!

   – Не говорил.

   – Значит, думал, что сказал. – Блейк натянул джинсы. – А тебе, Джемма, пора взрослеть. Ведь тебе восемнадцать, а не восемь. Рано или поздно придется уехать из дому. А ты даже учиться поступила в местный университет.

   – Ну зачем ты так? Я учусь в Саннертоне, потому что хочу быть с тобой, пока ты заканчиваешь последний курс.

   – Правда? – спросил он и, взглянув ей в лицо, опустил глаза. – Прости меня. – Присев рядом, обнял ее, и она тут же оттаяла. – Джемма, я не хочу уезжать. Я бы с радостью остался с тобой.

   – Знаю.

   – Я люблю тебя. – Он погладил ее по волосам, и она прильнула к нему.

   – А я тебя, – шепнула она.

   – Что там у тебя в сумке? – Он толкнул рюкзачок на полу босой ногой.

   – Я тебе не показывала? – Расстегнув молнию, Джемма достала погремушки на резинке и, глядя на разноцветных медвежат, улыбнулась. – Прелесть, да? – И она поднесла погремушки поближе, чтобы Блейк разглядел их как следует.

   Тот отшатнулся, как дьявол от крестного знамения.

   – Что это за дрянь?

   – Не нравится? А по-моему, прелесть.

   – Для кого это? – Он извлек из-под кровати свою футболку.

   – Для Анджелы и Марка. Я заглянула к ним по дороге, но не застала дома.

   – Я думал, Марк умнее. Сколько они женаты? Года три? Могли бы дотянуть хотя бы до пяти.

   – Ну как можно так говорить! Если твои родители не ладили, это вовсе не значит, что подобная участь уготована всем.

   – Не всем. Но каждому третьему, не считая распавшихся гражданских браков. Джемма, да я сам – живая статистика. Уж я-то знаю, как это бывает. Сначала тебя отправляют в детский дом. Персонал там меняется так часто, что голова идет кругом. Потом отдают приемным родителям, ну а их родные чада разносят по всему свету, что ты приемыш. В результате растешь с ощущением, будто ты человек второго сорта. Не хотел произвести на свет ребенка для подобной участи.

   – Откуда такая уверенность, что именно так все и будет? Я знаю массу людей, которые счастливы в браке и растят вместе детей.

   – Считай, тебе повезло! – Он нахмурился. – Мать приходила ко мне в приют, пока я был маленький. Она была красивая… Все так говорили. Помню, сидит в кресле в комнате для гостей и причитает: «Пока тебя не было, мы с отцом были так счастливы! Каждый вечер куда-нибудь ходили»… Вот, пожалуй, и все, что я от нее слышал.

   – Ужас! – шепнула Джемма, хотя в глубине души все равно не понимала, почему Блейк уверен в том, что история непременно повторится.

   – Понимаешь, Джемма? Я слишком тебя люблю, чтобы совершить подобную глупость.

   Джемма покачала головой. Она его не понимала. Она любила детей и хотела ребенка. Своего ребенка. Она прижала ладонь к животу. Задержка всего три дня, так что беспокоиться нет причин: у нее часто бывают сбои. Конечно же, она не беременна, ведь Блейк всегда такой осторожный… А что, если все-таки?..

   – А если я хочу детей? – еле слышно спросила она.

   – Джемма, ради Бога, ну зачем портить наш последний вечер? Ты же прекрасно знаешь, как я к этому отношусь.

   – Нет, ты все-таки скажи!

   – В таком случае тебе придется завести детей от кого-нибудь другого!

   – А если я забеременею от тебя?

   – Может, хватит?! – Блейк схватил подушку и запустил в дальний угол комнаты. – Ты прекрасно знаешь, что этого не может быть! Прекрати, Джемма!

   Джемма еще ни разу не видела его в таком бешенстве. Ей стало не по себе, но она должна была услышать ответ на свой вопрос.

   – Чего не бывает… – сказала она. – А что, если это все-таки случится?

   Его лицо стало жестким, словно чужим.

   – Придется сделать аборт.

   – Я тебя ненавижу! – Слезы градом брызнули из глаз, и Джемма, схватив рюкзачок, выскочила из комнаты и опрометью выбежала из дома.

   Дойдя до автобусной остановки, она немного успокоилась. Они часто ссорились: Блейк такой вспыльчивый… Но ведь она его любит. А он ее. Ну почему он и слышать не хочет о ребенке?!

   Подошел автобус, но она его пропустила. Сейчас Блейк оденется, одумается и догонит ее.

   Но он так и не появился. Джемма заплакала. Зачем он испортил последний вечер? Сам во всем виноват! И она не станет просить у него прощения.

   Если бы она знала, что увидит его снова лишь через десять лет…

Глава 1

   Стекла в окнах зала заседаний задребезжали, и уши заложило от грохота вертолета, идущего на посадку. Рокот лопастей винта вторил бешеному ритму сердца. Джемма вцепилась в подоконник и прикрыла глаза, стараясь успокоиться. Она знала, зачем он приехал. Он приехал отомстить. И она была к этому готова. Только молила Бога, лишь бы у нее хватило сил достойно его встретить.

   Затрещал сигнал внутренней связи.

   – Миссис Давенпорт, к вам приехали! – сообщила Мойра то, что уже не было для Джеммы новостью.

   – Отлично. Проводите гостей в зал заседаний. – Джемма с удовлетворением отметила, что голос у нее не дрожит.

   Только радовалась она рано. Внезапно ее охватил жар, и она пулей понеслась в туалет, комкая в потных ладонях носовой платок. Погода была холодноватой для июля, но щеки Джеммы пылали. Она плеснула в лицо холодной водой и насухо вытерлась бумажным полотенцем. Хорошо, что накрасилась водостойкой тушью! Джемма редко ею пользовалась – пока смоешь, половины ресниц не останется, – а сегодня как чувствовала…

   Пригладив черные до плеч волосы, Джемма быстрым шагом вернулась. Ее не было всего пару минут. Вряд ли Блейк со своей свитой успел подняться…

   Джемма перевела дыхание, сосчитала до десяти и открыла дверь. Посреди зала как бронзовая статуя возвышался Блейк Адамс, всем своим видом выражая недовольство.

   Сердце Джеммы сбилось с ритма, в глазах потемнело, и она схватилась за ручку двери. Сколько раз видела его на экране телевизора и на страницах газет, но не сумела совладать с собой, увидев во плоти. Неужели она его до сих пор любит?!

   – Прошу прощения, что заставила вас ждать, господа. Располагайтесь, пожалуйста. – Она жестом пригласила всех за стол красного дерева, стоявший на этом месте с конца позапрошлого века.

   Блейк грохнул портфелем о полированную столешницу, и Джемма вздрогнула. Решил проверить, как у нее нервишки? В таком случае она его порадовала.

   – Мы кого-нибудь ждем? – спросил он холодным тоном.

   Джемму царапнул чужой голос. Заглянула в глаза – серые, колючие… В ее памяти они остались васильково-голубыми.

   – Нет, буду только я, – шепнула она.

   – Вот как? Странно! – В голосе сквозило пренебрежение.

   – Никто не знает фирму лучше меня.

   Сознание, что это не пустая болтовня, придало ей уверенности. Последние пять лет, с тех пор как умер свекор, муж появлялся на фирме крайне редко – если надо было произвести впечатление на кредиторов или выманить из них побольше денег, а всеми текущими делами заправляла Джемма.

   – Вы настолько компетентны, что в состоянии обойтись без поверенного? – спросил Блейк, источая сарказм.

   – Разумеется, нет. Надумаете купить завод, приглашу юриста и он займется договором.

   Поддерживать разговор, чувствуя неприкрытую враждебность, было трудно, но помогала злость. Конечно, он-то может позволить себе целую свиту, а ей такая расточительность не по карману! Приходится экономить на всем: каждую неделю надо платить зарплату ста тридцати сотрудникам.

   – Как вам будет угодно.

   Блейк представил ее своему бухгалтеру, юристу и персональному помощнику. Не желая показаться невежливой, Джемма улыбнулась, но улыбка получилась вымученная. Впрочем, похоже, никто ничего не заметил. Все по очереди пожали ей руку.

   Джемма села во главе стола и открыла папку. У нее было такое ощущение, словно это она в гостях.

   – Миссис Давенпорт, позвольте выразить соболезнования в связи с трагической смертью вашего мужа! – сказал Блейк тем же фальшивым тоном, что она не раз слышала из уст знакомых Адриана. – Если не ошибаюсь, он погиб в автокатастрофе?

   Джемма кивнула. Возвращаясь под парами из казино в Шилтоне, Адриан не сумел вписаться в поворот и сорвался вместе со своим обожаемым «ягуаром» на скалы. Смерть мужа потрясла Джемму, хотя она годами жила в ожидании чего-то подобного: Адриан не первый год злоупотреблял спиртным…

   Покончив с формальностями, Блейк приступил к делу. Вопросы сыпались с такой скоростью, что Джемма не сомневалась: Блейк пытается сбить ее с толку. Если ее компетентность и произвела на него впечатление, он ничем себя не выдал. Его лицо не выражало никаких эмоций. Только когда в портфеле зазвонил мобильный телефон, недовольно поморщился. Джемма усмехнулась: все-таки перед ней живой человек, а не робот.

   – Прошу прощения, – сухо извинился Блейк и потянулся к портфелю.

   Джемма откинулась на спинку стула и, отпив глоток воды, возблагодарила судьбу за передышку. Руки слегка дрожали, и она поставила стакан на стол.

   Она знала, что встреча будет трудной. Знала и то, что Блейк ее ненавидит, но не представляла, как ей будет больно. Неужели десять лет назад они были близки? Да ведь его невозможно узнать…

   – Розмари, это важно? – с раздражением буркнул Блейк секретарше на том конце провода. По-видимому, именно так и было, поскольку Блейк терпеливо слушал.

   А Джемма, воспользовавшись случаем, украдкой его изучала. Темно-русые волосы стильно пострижены и причесаны волосок к волоску. (Раньше они вились непокорными кудрями, и у Блейка вечно был взлохмаченный вид.) Он наклонился, и на лоб упала прядь. Он откинул ее назад, и у Джеммы екнуло в груди. Увидев знакомый жест, она почувствовала, что под незнакомой суровой личиной скрывается все тот же Блейк – ее первая и единственная любовь…

   Блейку идут дорогие вещи, но, даже когда весь его гардероб состоял из пары джинсов, нескольких футболок и джинсовой куртки, он выглядел отлично. У него и раньше было прекрасное телосложение, но сейчас Блейк заметно возмужал. А может, после десяти лет безрадостной жизни с Адрианом ей просто кажется?

   Джемма подняла стакан, отпила глоток. Она старалась не смотреть на Блейка, но глаза сами смотрели в его сторону. Только слепая не обратила бы внимания на столь совершенный экземпляр мужчины. Блейк Адамс был в превосходной форме. Высокий, широкоплечий, мускулистый – настоящий атлет, только в строгом деловом костюме.

   Интересно, как ему это удается? Десять лет назад он качал мускулы, подрабатывая разнорабочим на стройке. Джемма беспокоилась, что из-за пропусков лекций в университете он завалит выпускные экзамены. Только зря она беспокоилась: в то лето Блейк так и не вернулся и экзамены сдавать не пришлось. Да и ее мечты о дипломе пошли прахом…

   – Хорошо, я с ним свяжусь, – сказал Блейк и обернулся к Джемме лицом. Все таким же красивым, только более жестким и циничным. – Мне бы хотелось сделать один звонок, с вашего позволения. Откуда можно позвонить?

   – Из кабинета напротив. Пожалуйста. – Джемма показала рукой в сторону своего кабинета, надеясь, что со стола убрали остатки вчерашнего ланча.

   Блейк вышел, но легче Джемме не стало. Странно… Казалось, он забрал с собой ее частичку. Нет, это просто глупо! Блейк ее презирает, а она все цепляется за болезненные воспоминания…

   Сидевший рядом с Джеммой персональный помощник Блейка Джеймс осторожно кашлянул. Нет, только не это! Сейчас придется что-то говорить, объяснять… Она вскочила. Пусть лучше сочтут ее грубой! Силы у нее на исходе, а они ей еще понадобятся, когда вернется Блейк. Она подошла к окну и сделала вид, будто смотрит на реку.

   Какое-то время в зале было тихо, потом послышался негромкий разговор. Джемма все отлично слышала: акустика в зале была не хуже, чем в театре.

   – Вы не в курсе, с чего это Блейк вдруг заинтересовался этим заводом? – спросил шепотом один из мужчин.

   – Понятия не имею. На мой взгляд, заводишко средней паршивости. Я бы свои деньги сюда не вложил.

   Спасибо на добром слове! Джемма чуть не задохнулась от возмущения. Наверное, бухгалтер! Он ей сразу не понравился: глазки так и бегают…

   – На этот раз босс явно темнит, – заметил Джеймс. Такой голос не узнать невозможно. Интонация прямо как у театрального актера. – Но, будьте уверены, коль скоро Блейк проявил интерес, у него на то веские причины.

   Джемма усмехнулась. Какая прозорливость! Разумеется, у Блейка есть причины купить этот стекольный завод. Ведь бывший хозяин завода, а в прошлом сокурсник и друг Блейка – женился на его бывшей подружке.

   Да, у Адриана было много друзей. Еще бы! Если у вас много денег, то и друзей предостаточно. Впрочем, Адриан отличался на редкость легким и общительным нравом. Не случайно Джемма, когда поняла, что беременна, доверилась именно ему.

   Реакция Адриана поразила Джемму. Он сказал, что готов на ней жениться, если все будут считать, что ребенок от него. И старик наконец отвалит от него с бесконечными нотациями на тему продолжения рода и семейного бизнеса.

   Джемма поблагодарила его, но от предложения отказалась. Лишь годы спустя, узнав истинную причину, она поняла, что Адрианом руководило не только благородство.

   – Уолкер Эдвардс принял наши условия! – прервал воспоминания Джеммы негромкий голос. Повернувшись, она увидела Блейка с победной улыбкой на губах.

   Джемма вздохнула. Блейк осуществил свою мечту: он стал богатым. Но какой ценой? Сначала, узнав, что Блейк стал самым молодым директором за всю историю «Интернэшнл бизнес корпорейшн», она искренне порадовалась. Джемма гордилась его успехами до тех пор, пока Блейк не открыл свою собственную компанию, скупая разорившиеся фирмы, будто декоративные тарелки. Газеты наперебой заговорили о деловой хватке и таланте молодого предпринимателя. И ни полслова о рабочих и служащих, чья жизнь напрямую зависела от его деятельности, – разве что вспоминали о них как о неизбежных жертвах рационализации.

   Джемма вернулась за стол и исподлобья поглядывала на довольные лица Блейка и его свиты. Для них бизнес это просто игра. Через пару дней, глядишь, поднимут тост за очередное удачное приобретение – стекольный завод Давенпортс. А люди с их проблемами для них ничего не значат.

   Покосившись в ее сторону, Блейк буркнул:

   – Прошу прощения за вынужденный перерыв, миссис Давенпорт.

   – Ничего страшного, – пожала плечами Джемма.

   На нее снова обрушился поток вопросов, но, на ее счастье, дверь распахнулась и в зал вошла Линда, девушка, страдающая болезнью Дауна. Водрузив на стол блюдо с сандвичами, она встала перед Джеммой и с улыбкой сообщила:

   – Мэгги сказала, что вы просили принести вот это.

   Джемма взглянула на доверчивое, открытое лицо Линды, перевела глаза на сандвичи и ужаснулась: хлеб толсто порезан, содержимое вываливается на стол…

   – Я сделала плохо?

   Услышав тревогу в голосе Линды, Джемма улыбнулась:

   – Ну что ты! Спасибо, Линда. Увидишь Мэгги, передай, пожалуйста, что я хочу с ней поговорить. Ладно?

   – Хорошо. – Линда ушла, довольная тем, что получила еще одно поручение.

   Как только за ней закрылась дверь, Блейк продолжил, а сандвичи так и остались нетронутыми.

   Когда минут через пять в дверь снова постучали, он еле слышно вздохнул. Вошла хозяйка офиса Мэгги, пожилая женщина с усталым лицом.

   – Это вы поручили Линде сделать сандвичи? – спросила Джемма.

   Взглянув на блюдо, Мэгги, прикрыв рот рукой, ахнула.

   – Извините, что так вышло. Кейт Филлипс порезала руку, пришлось везти ее в травмопункт. А Линда, видно, слышала, что вы просили меня принести сандвичи. Вы же знаете, как она любит помогать…

   Джемма кивнула.

   – Ну и как Кейт? – спросила она, чувствуя кожей, что Блейк с трудом сдерживает раздражение.

   – Наложили два шва. Заживет! Отпустила ее домой. Она так перенервничала!..

   Джемма улыбнулась, давая понять, что не возражает.

   – Может, купить чего-нибудь? – спросила Мэгги, кивнув на блюдо.

   Джемма открыла было рот сказать «да», но Блейк ее опередил:

   – Не стоит беспокоиться. Мы не голодны.

   Больше похоже на команду, а не на вежливый отказ. Но спорить Джемма не стала. Хочет голодать – на здоровье!

   – Тогда принесите нам кофе, пожалуйста. Вскоре Мэгги вернулась с подносом. На этот раз прибраться было не к чему. Свежесваренный кофе, источая дразнящий аромат, разлит в изящные чашечки – антикварным фарфором краун-дерби пользовались только по особым случаям, – серебряная ваза с шоколадным печеньем…

   Блейк не голоден, а его свита явно оголодала, усмехнулась про себя Джемма, заметив, что ваза вмиг опустела. Критически оглядев сандвичи, она взяла один.

   – Уверяю вас, господа, сандвичи вполне съедобны, только товарный вид подкачал.

   Под пристальным взглядом четырех пар глаз Джемма поднесла сандвич ко рту, откусила большой кусок и чуть не выплюнула. Живая соль! Схватив стакан с водой, запила и с трудом проглотила.

   Джемма обвела глазами стол. Трое из четырех гостей еле сдерживали смех, и только Блейк сидел с непроницаемым лицом.

   – Похоже, Линда опрокинула солонку. – Она закрыла лицо руками и расхохоталась. Напряжение дало себя знать: Джемма была на грани истерики. – Извините, ради Бога! – Откинувшись на спинку стула, она сжала кулаки, вонзив ногти в ладони. Да, утро не заладилось… Ну просто снимай на видеокамеру и показывай ролик «Как не надо проводить деловые встречи».

   – Мы можем продолжить? – весьма нелюбезно осведомился Блейк.

   Джемма кивнула. Куда подевалось его чувство юмора? Да раньше они с ним по такому поводу полчаса укатывались бы со смеху. Неужели теперь Блейк улыбается, только когда одерживает верх над противником?

   Примерно через час допрос окончился, и Блейк, надев колпачок на ручку, бросил ее в портфель.

   – Спасибо за сотрудничество, миссис Давенпорт. Пока у меня больше вопросов к вам нет.

   Джемма перевела дыхание: она была как выжатый лимон. Блейк постарался представить ее несведущей в вопросах управления заводом, но у него ничего не вышло.

   – С вашего позволения я возьму документы. Почитаю вечером. – Блейк собрал со стола отчеты и бухгалтерские счета. – Завтра утром осмотрим завод, после чего, если не случится никаких непредвиденных обстоятельств, я сообщу вам свое решение.

   – Вот как? Я думала, это займет у вас больше времени. – Джемма поднялась со своего места одновременно с Блейком.

   – Время – деньги, миссис Давенпорт.

   – А деньги не пахнут. – Слова выскочили помимо ее воли.

   Менторский тон Блейка вывел Джемму из себя, и она вложила в них все то презрение, что испытывала к его методам ведения бизнеса. Получилось грубо. Почувствовав, что щеки заливает краска стыда, схватила со стола папки и направилась к выходу.

   Бухгалтер оказался у двери первым и, отступив на шаг в сторону, пропустил ее вперед. Знак участия – даже столь незначительный – растрогал Джемму, и она, проходя в дверь, с благодарностью улыбнулась.

   Когда по спине скользнула чья-то рука, подумала: может, показалось? Но рука скользнула ниже – и сомнения отпали. В другое время Джемма ограничилась бы убийственным взглядом или хлесткой фразой, но сейчас была настолько ввинчена, что развернулась и со всего маху залепила бухгалтеру пощечину.

   – Так вы женаты! – выпалила она, заметив у него на левой руке золотое кольцо, когда тот инстинктивно прикрыл лицо.

   – Ну и что?

   – А ваша жена знает, что вы пристаете к женщинам?

   Он криво усмехнулся.

   – Не знает. А если вдруг узнает, я, с вашего позволения, направлю ее к вам. Полагаю, женщинам, чьи мужья любят порезвиться на стороне, есть чему у вас поучиться.

   Джемма не сразу поняла, на что он намекает, а когда до нее дошло, почувствовала, как к горлу подкатывает тошнота. Видно, Блейк приказал своим людям основательно ознакомиться со стекольным заводом, причем не только с производственными мощностями, но и с личной жизнью владельцев.

   Джемма обвела глазами гостей: юрист ухмылялся, как шкодливый подросток, персональный помощник был смущен, а Блейк Адамсвсе так же холоден и бесстрастен. Она обернулась к бухгалтеру и, глядя в его насмешливые глаза, откровенно призналась:

   – Меня от вас тошнит. – Повернулась и вышла.

Глава 2

   – Клайв, еще одна подобная выходка, и вы уволены. Понятно? – Блейк с брезгливой миной уставился на бухгалтера. Тот никогда ему не нравился. Вместо сердца калькулятор. Может, уволить его к чертовой матери и дело с концом? Щелкнув замком портфеля, Блейк нарочито медлил. Нельзя позволять эмоциям брать верх над деловыми отношениями. Что ни говори, Клайв Барлетт по части бухгалтерии гений. Лучше не найти, а Блейку Адамсу нужно все самое лучшее. – Понятно? – повторил он.

   На щеке у Клайва до сих пор алел след от пощечины. Реакция Джеммы поразила Блейка. Девушка, которую он любил, ни за что в жизни так бы не поступила: она была такая нежная и трепетная… Блейк прикусил губу. Да что с ним в самом деле?! Джемма никогда не была ангелочком.

   – Прошу прощения, Блейк. – Бухгалтер нагловато усмехнулся. – Но согласитесь, у нее такая фигура, что устоять трудно.

   Все засмеялись, а Блейк сжал ручку портфеля. Да, с этим не поспоришь: фигура у нее что надо! Как только он ее увидел, моментально среагировал: хорошо, что пиджаки нынче в моде длинные… Пришлось собрать волю в кулак и прогнать дразнящие воспоминания.

   Во рту вдруг пересохло. Блейк налил в стакан воды, отпил глоток.

   – И, тем не менее, вам придется извиниться. – Он поставил стакан на стол. – Договорились?

   – Извиняться? Да мне в пору самому подать на нее в суд! – Клайв демонстративно потер щеку. – Ведь она мне чуть челюсть не сломала.

   – Постыдились бы, Клайв! Она только что овдовела, а вы распускаете руки!

   – Тоже мне неутешная вдова! Что-то не похоже, что она в трауре! Не успела похоронить мужа, как надумала спустить завод.

   Блейк сжал губы. Ему самому не раз приходили в голову подобные мысли. Джемма чертовски расчетлива. И, видно, всегда была такой, просто он, влюбленный дурак, ничего не замечал.

   – Чем займемся? – спросил Джеймс, решив, что наступил момент разрядить обстановку.

   Блейк улыбнулся. Джеймс работал у него всего полтора года, но успел стать не только образцовым персональным помощником, но и добрым приятелем.

   – Вернемся в отель и перекусим. Потом Клайв и Алекс займутся договором по сделке с Эдвардсом, а я поработаю над вот этим. – Блейк помахал папкой с документами завода Давенпортс. – Вечером сообщу вам свои соображения. А вы, Джеймс, заслужили отдых. Почему бы вам не прокатиться в Дарем? Рекомендую посетить тамошний собор в нормандском стиле.

   – Отлично!

   В вертолете Блейк, воспользовавшись кратковременным вынужденным бездействием, закрыл глаза и попытался привести в порядок мысли. С самого утра адреналин гнал кровь по жилам. Физически Блейк был в – отличной форме: хоть марафон беги, а вот эмоционально… Полностью опустошен. Суровый бизнес научил его не выдавать своих истинных чувств. Сегодня этот навык понадобился ему как никогда.

   Вертолет приземлился на территории шикарного загородного отеля в окрестностях Дарема. Нащупав в кармане ключ от номера, Блейк припомнил, как Джемма однажды пошутила, что если они вдруг выиграют в лотерею, то устроят свадебную церемонию именно здесь. Интересно, сбылась ли ее мечта? Хоть бы и с другим женихом, черт бы ее побрал!

   – Пообедаете с нами? – спросил Джеймс, когда они вошли в лифт.

   Блейк покачал головой.

   – Нет, перекушу бутербродами. – А потом прямиком в тренажерный зал. Надо срочно отработать нервную энергию, а то так и взорваться недолго…

   Зазвонил мобильный, и Блейк прервал изнуряющий цикл упражнений. Пока шел за телефоном, каждый шаг отдавался в мышцах болью. Он поморщился, но эта боль показалась пустяком по сравнению с душевными муками, навалившимися на него, как только он перестал истязать свое тело.

   Звонил из Японии директор одного из филиалов. Стянув тенниску, Блейк вытер пот и молча слушал.

   – Раз вы на месте, Стивен, вам и решать! – отрезал Блейк, нажал кнопку разъединения связи и тут же спохватился. Зря он так! Стивен всего лишь хотел посоветоваться. Надо было вникнуть и разобраться, а то еще наломает дров… Хотя, если честно, сейчас ему наплевать на то, что творится в Токио.

   Блейк обвел глазами тренажерный зал. Нет, пожалуй, на сегодня хватит… И так завтра будет всего ломать. Лучше полежать и расслабиться в сауне. Он растянулся на горячей деревянной скамье, а сухой жар проникал в каждую пору, выгоняя из тела городскую грязь. Жаль, что таким образом нельзя выгнать из головы все неприятные мысли…

   Прошло десять лет, а он по-прежнему ненавидит Джемму. Он пестовал свою ненависть, пока она не стала смыслом его жизни и побудительным мотивом всех его поступков. Если бы не ненависть, он бы не достиг того, чего сумел достичь. Десять лет назад Джемма дала ему понять, что он – никто. И Блейк все десять лет доказывал, что она ошиблась на его счет.

   Пойди он тогда за ней, они бы наверняка сразу помирились, как всегда после ссоры. Но Джемма его так разозлила! Как будто поставила себе цель отравить их последний вечер. А может, она уже тогда решила заполучить Адриана?

   Блейк сел и, проведя ладонью по волосам, вспомнил, какой сюрприз его ждал, когда он в начале октября вернулся и позвонил в дверь Джемме. Его неприятно удивило, что она перестала ему писать, но ведь он сам писал не слишком часто, так что винить ее не мог.

   – Джемма вышла замуж, – сказала ее мать и, увидев, как он оторопел, с удовлетворением улыбнулась.

   – За кого? – задыхаясь спросил он. Даже будь у него десять попыток, он бы не сумел отгадать верный ответ.

   – За Адриана Давенпорта. – Блейк и сейчас помнил, с какой гордостью она произнесла это имя. – Она забеременела, и он сделал ей предложение. Теперь моя дочь не будет ни в чем нуждаться.

   Даже сейчас эта рана болела. Блейк сжал кулак с такой силой, что мышцу руки свело. Разжав пальцы, откинулся на стену.

   Впервые за десять лет он позволил себе вспомнить то отчаяние, что охватило его, когда он понял, что потерял Джемму навсегда. Упав на колени, он рыдал на крыльце ее дома как ребенок. Ее мать посмеялась над ним и захлопнула дверь. С того дня он ни разу не плакал и поклялся, что больше ничего подобного с ним не случится.

   Сегодня он должен был утереть Джемме нос. Утереть нос этой холодной расчетливой женщине, которая, воспользовавшись его отсутствием, переспала с его другом – притом очень богатым – и забеременела от него. Сегодня он собирался посмотреть ей в лицо и поблагодарить судьбу за то, что она досталась другому.

   Но все вышло не так, как он рассчитывал. Стоило ему увидеть Джемму, как он понял, что хочет ее, как и прежде. Из худенькой студентки она превратилась в зрелую соблазнительную женщину. Прибавила килограммов восемь, но этот вес распределился в нужных местах и в нужном количестве. Блейк сжал зубы. Даже сейчас, от одной мысли о ней, он возбудился. Что это? Злая шутка судьбы?

   А чем обернулась эта встреча, когда он намеревался блеснуть своими незаурядными деловыми качествами, чтобы она почувствовала разницу между ним и мужчиной, которого предпочла ему только из-за денег? Полное фиаско! Он приготовился достойно ее встретить, а ее не оказалось на месте. Потом начался весь этот цирк с сандвичами… Что это было? Может, она все подстроила? Ну как можно иметь дело с теми, для кого бизнес игрушки? Да ведь она настолько не владеет собой, что расхохоталась, как на шоу у Бенни Хилла!

   Блейк встал со скамьи и сделал несколько глубоких вдохов. С этим надо кончать. Пора приниматься за дело. Открыв дверь парилки, нырнул в бассейн. Такого рекордно длинного перерыва на обед у него еще ни разу не было, но он должен был привести себя в порядок. Надо успеть просмотреть документы и продумать тактику на завтра.

   Успокаиваться на достигнутом нельзя. Блейка неприятно удивила компетентность Джеммы в вопросах управления заводом. Он пытал ее и так и эдак, но она отвечала на все вопросы безупречно. На это он не рассчитывал. Выходит, она занималась делом, а не расслаблялась в парикмахерских и салонах красоты…

   Блейк поднялся в свой номер, достал из мини-бара бутылку минеральной воды, открыл папку и углубился в документы.

   Через час, отбросив папку в сторону, энергично потянулся и принялся мерить шагами комнату. Цифры не лгут, так что на них можно положиться. Только непонятно, как человек с таким знанием дела ухитрился наломать столько дров? Куда подевались все деньги?

Глава 3

   Джемма пришла на завод еще до восьми, исполненная решимости сделать все возможное, чтобы осмотр прошел гладко.

   Но все получилось как нельзя хуже.

   Она отдавала себе отчет в том, что наивно полагать, будто Блейк не имеет представления о производстве стекла и не сумеет разобраться, как работает печь для отжига стекла. Может, неделю назад он этого и не знал, но к сегодняшнему дню, конечно, основательно подготовился. Джемма водила гостей по цехам, и очень скоро у нее не осталось и тени сомнения: Блейк понял, что заводское оборудование безнадежно устарело.

   Как бы ей хотелось, чтобы все обстояло иначе! Чтобы банковские займы шли на модернизацию производства, а не на красивую жизнь Адриана. Да будь у нее средства на современное оборудование, завод бы процветал… А так пришлось выставить его на продажу. Единственным перспективным покупателем оказался Блейк, да и то потому – Джемма прекрасно это понимала, – что им движут особые мотивы. Она не настолько глупа, чтобы поверить, будто его интересует допотопный стекольный завод.

   Рабочие со свойственной северянам прямотой лишь осложняли положение. Честно отвечали на вопросы, а то и сами сетовали на сбои в работе изношенного оборудования. К концу осмотра Джемма чувствовала себя так, что впору голову совать в петлю.

   Приходится признать: Блейк на редкость умен!.. У нее в кабинете он был холоден и сдержан, как и накануне, но стоило прийти в цех – и он преобразился до неузнаваемости. Стал своим в доску: улыбчивый, общительный, даже говорит по-другому – как раньше, с североанглийским акцентом. А вчера никакого акцента и в помине не было! К его коллегам рабочие отнеслись с прохладцей, но самого Блейка встретили с распростертыми объятиями. Всего за час он выудил из них столько информации, сколько его помощники-южане не собрали бы за всю жизнь.

   Самообладание изменило ему только один раз, когда он разговаривал с женщиной, проработавшей на заводе сорок лет. Та с воодушевлением объясняла Блейку, что надо бы сделать и что не было сделано в свое время, и он, пряча улыбку, отвернулся. Джемма смотрела в его сторону, и их взгляды встретились. В тот же миг его глаза словно спрятались за стальными шторами, и от веселости не осталось и следа.

   После знакомства с заводом Джемма проводила гостей в зал заседаний, лично проследив за тем, как им подали сандвичи и кофе, и пошла в свой кабинет ждать решения. Неужели Блейк все-таки купит завод? Джемме хотелось в это верить – так будет лучше для рабочих, – но ее одолевали сомнения. Хотя Блейк и вознамерился ей отомстить, в первую очередь он – человек дела. А завод нуждается в солидных финансовых вливаниях, так что пока о прибыли думать не приходится. Трудно сказать, как скоро окупятся затраты на модернизацию.

   Ждать пришлось недолго. Раздался стук в дверь, вошел Джеймс и сообщил, что они готовы. Джемма удивилась, что Блейк не стал ее долго мучить неизвестностью, но, вспомнив «время – деньги», с тяжелым сердцем направилась в зал заседаний. Судьбу завода решили за двадцать пять минут. Ничего не скажешь, оперативно! Плохой знак…

   Джемма села во главе стола. Может, в последний раз… Она не знала, радоваться по этому поводу или горевать…

   – Миссис Давенпорт, экскурсия по заводу была весьма занятной. Особенно учитывая полное отсутствие какой бы то ни было маскировки.

   Судя по тону, Блейк говорил искренне, но, взглянув на насмешливые лица его свиты, Джемма поняла, что они неплохо повеселились за ее счет. Ну и пусть! В любом случае она видит их в последний раз. Джемма улыбнулась.

   – Приятно слышать. В таком случае вы увидели все дефекты. Кроме треснутой раковины в мужском туалете.

   – Ошибаетесь. – Блейк выровнял стопку бумаг на столе. – Я в курсе. Клайв туда заходил.

   Джемма так и не поняла по его лицу, шутит он или нет. Зато поняла: она проигрывает и с разгромным счетом. Не зная, что сказать, улыбнулась. Так улыбается нежданному гостю хозяйка дома с косметической маской на лице.

   – Завод в плачевном состоянии. Оборудование нуждается в модернизации. Теперь понятно, почему документы, которые вы нам предоставили, производят столь удручающее впечатление. – Блейк швырнул пластиковую папку, и она с громким хлопком приземлилась на стол. – И почему вы не сумели найти хотя бы еще одного покупателя.

   Джемма внутренне съежилась. Она чувствовала себя; словно провинившаяся школьница в кабинете у директора. Да что с ней происходит?! Она не ребенок, а взрослая женщина. Ей двадцать восемь, а не восемнадцать. Нельзя допустить, чтобы Блейк понял, что она его побаивается. Закинув ногу на ногу, Джемма устроилась поудобнее и собралась поправить юбку, но замерла, услышав его слова:

   – Миссис Давенпорт, я вас утомляю?

   Джемма удивленно вскинула брови. Что бы это значило? Долго выдержать его взгляд она не смогла: от этих ледяных глаз стало бы не по себе даже полярному медведю.

   – Мистер Адамс, я отлично знаю завод и все его недостатки, – вздохнула она. – Хотелось бы услышать вашу цену. – Если он не желает покупать завод, то она не желает сидеть тут больше ни одной лишней минуты.

   – Разумеется. Как же я сразу не догадался!

   В его голосе было столько желчи, что Джемма едва не задохнулась, а помощники взглянули на босса с интересом. Совладав с собой, Блейк черкнул цифру в блокноте и, толкнув его к Джемме, сказал:

   – Вот моя цена, миссис Давенпорт.

   Джемма взглянула на цифру, и сердце у нее упало. Она лихорадочно соображала, прикидывала и так и эдак, но, как ни крути, этой суммы явно не хватало. Вздохнув, она положила блокнот на стол и подняла глаза на Блейка.

   – Извините, мистер Адаме, но ваша цена меня не устраивает.

   Как только она произнесла эти слова, глаза Блейка полыхнули гневом. Сжав кулаки, он напрягся и опустил глаза, пытаясь подавить эмоции. Он всегда был взрывной. Она-то думала, что это в прошлом, а он, оказывается, все такой же…

   Секунд через двадцать Блейк поднял глаза – холодные и бесстрастные – и спокойно возразил:

   – Насколько я знаю, других предложений у вас нет.

   Джемма кивнула.

   – Вы правы.

   Почему-то это взбесило его еще больше.

   – Я предлагаю вам хорошую цену за предприятие на грани банкротства. Вы представляете, во сколько обойдется его модернизация?

   Сцепив под столом руки, Джемма старалась не выдать своего волнения. Не хватало еще, чтобы он понял, как она трясется.

   – Думаю, что представляю, мистер Адаме. Но это не меняет сути дела. Предлагаемая вами цифра не покрывает суммы неуплаченных долгов.

   – Если вы пойдете на компромисс, я подниму цену. Снимите пункт о сохранении половины персонала и продолжении работы завода в течение двух лет. – Реакция Блейка была мгновенной. Только непонятно, почему он сразу не поднял этот вопрос.

   – На это я не пойду! – отрезала Джемма, с вызовом глядя ему в лицо. В этом и состоит весь смысл. Только поэтому она пошла на такое унижение. Никакого компромисса по данному вопросу быть не может.

   – Когда явятся покупатели, весь ваш персонал окажется на улице.

   Джемма еще сильнее сжала руки.

   – Именно поэтому я и хочу продать завод заранее, – сказала она, кляня предательскую дрожь в голосе.

   Блейк налил в стакан воды, откинулся на спинку стула и не спеша отпил глоток, не спуская с нее глаз. Он совладал с собой и наверняка заметал, что она нервничает. Теперь начнет играть с ней как кот с мышью. Поставив стакан на стол, Блейк сказал:

   – Готов поспорить на свою репутацию. Больше никто не захочет возиться с заводом в столь плачевном состоянии. Когда с вами разберутся ликвидаторы, ваше положение станет еще хуже. Неужели непонятно, миссис Давенпорт?

   Он перешел на вкрадчивый шепот, будоража запретные воспоминания. Джемму охватила дрожь. По губам Блейка скользнула тень улыбки. Ну как он может быть таким жестоким?! Сомнений нет: он видит ее насквозь.

   У Джеммы пересохло во рту, и она налила себе воды.

   – Если фирму ликвидируют, в финансовом отношении я даже выиграю. Большинство долгов записаны на имя покойного мужа, так что они подлежат списанию.

   Блейк тянул время, постукивая по стакану пальцем.

   – А что ваша загородная резиденция? – не сразу спросил он. – Кажется, в Уикстоне? Если ее продать, это покроет долги?

   – Особняк уже дважды закладывали, – как можно спокойнее ответила Джемма. – Он выставлен на продажу, но много за него не выручишь.

   И тут Блейк засмеялся. Джемме стало не по себе.

   – Прошу прощения, миссис Давенпорт, но вы выбрали на редкость нерадивого мужа.

   У Джеммы на глаза навернулись слезы, но доставлять ему удовольствие не входило в ее планы. Сдержав слезы, она уставила в него гневный взгляд.

   Он опустил глаза и раскрыл папку с документами.

   – Дайте мне расчеты по особняку.

   – Вас это не касается.

   Блейк пожал плечами.

   – Я могу сделать всего один звонок и узнаю все, что мне нужно. – Она не опускала глаз, и он, выдержав ее взгляд, спросил. – Вы хотите вести с нами переговоры или нет?

   Джемма вздохнула. Конечно же хочет. Ну так зачем конфликтовать по мелочам? Она открыла папку, извлекла нужную страницу и протянула Блейку.

   И он улыбнулся. Как победитель. Шаг за шагом он шел к поставленной цели – унизить ее.

   Прочитав страницу, черкнул пару цифр и вернул ей.

   – А теперь копию долговых счетов завода. – И он в нетерпении протянул руку. Вырвав страницы из папки, она молча протянула их ему, на этот раз даже не пытаясь спорить. Зачем спорить, если знаешь, что в любом случае проиграешь?

   Джемма встала и подошла к окну. Когда смотришь на воду, почему-то всегда становится спокойнее на душе. Из окна спальни она часто смотрела, как набегают на берег взлохмаченные ветром волны Северного моря, а отсюда как на ладони было видно устье реки. В потоке мелькнуло что-то яркое: похоже, надувной мяч. Поставив локти на подоконник, Джемма следила за попавшим в водоворот мячом.

   – Миссис Давенпорт, давайте продолжим. – Судя по раздраженному тону, Блейк обращался к ней не в первый раз. На долю секунды он, чтобы вывести ее из забытья – коснулся рукой ее плеча.

   Джемма резко повернулась, тонкий каблук зацепился за ковер, она потеряла равновесие и инстинктивно схватила Блёйка за руку. От ее прикосновения он весь передернулся – у Джеммы кольнуло в груди – и, взяв ее за плечо, отодвинул от себя подальше.

   – Извините! – шепнула она, пораженная тем, как ей больно оттого, что ему настолько неприятно ее прикосновение, пусть даже случайное. Подняв глаза на его лицо, она увидела не презрение, как ожидала, а смятение. Маленькое утешение… – Я несколько отвлеклась, – пробормотала она, садясь на свое место.

   – Завидное свойство, миссис Давенпорт, особенно для того, у кого такие серьезные проблемы, как у вас, – ответил он и вручил ей блокнот с окончательными расчетами.

   Взглянув на новую цифру, Джемма прикусила губу. Она была несколько выше, чем она ожидала. Интересно, в чем дело? Что Блейк учел и что она упустила? Достав калькулятор, Джемма вычла из большей цифры свою и получила в остатке тысячу девятьсот шестнадцать фунтов. Цифра показалась ей знакомой. Странно… Взяв со стола бумаги, она быстро их проглядела. Ну конечно! Да ведь это сумма ее личных сбережений. Она совершенно забыла, что, просчитывая варианты, приплюсовала в актив и ее.

   – Что скажете, миссис Давенпорт? Вы принимаете мое предложение? – спросил Блейк.

   Джемма кивнула. Щеки у нее запылали. Опустив глаза, она сложила руки на коленях. Блейком руководила отнюдь не щедрость. Он понял: пренебрегая ее сбережениями – с его точки зрения, ничтожными, – он унизит ее еще сильнее. А самое ужасное – она сама преподнесла ему все на блюдечке!

   Напряженную тишину нарушал лишь ход старинных напольных часов в углу зала. Джемма съежилась под прицелом четырех пар глаз, наслаждавшихся картиной ее бесславного поражения. Казалось, прошла вечность, когда Блейк решил положить конец ее мучениям.

   – Давайте прервемся на ланч и встретимся в два часа. Думаю, сегодня мы решим все вопросы. А вечером подпишем контракт. Смею надеяться, миссис Давенпорт, что ваш поверенный почтит нас своим присутствием?

   Подняв глаза, Джемма кивнула. Чарлз Тернер обещал быть на месте. Осталось только ему позвонить. Встав, она выдавила улыбку:

   – До встречи, господа.

   – Миссис Давенпорт, позвольте угостить вас ланчем! – обратился к ней, сияя улыбкой, Джеймс. – Мне сказали, что в здешнем пабе подают отменные закуски.

   – Спасибо, но я… я никогда не ем в это время, – заикаясь солгала Джемма. Она всегда обедала, и в пабе через дорогу на самом деле подавали отменных жареных цыплят с картошкой. Но сейчас ей ничего в глотку не полезет.

   – А может, выпьем по поводу заключения сделки?

   Джемма покачала головой. Ей не хотелось говорить «нет», тем более такому приятному молодому человеку, как Джеймс. Вряд ли он долго продержится в компании у Блейка…

   – У меня сегодня не то настроение, – извинилась она и, выходя, слегка коснулась его плеча. Неужели не понимает? Сейчас ей нужно только одно – сбежать отсюда, и как можно быстрее.

Глава 4

   – Ну что, Джеймс? Какова штучка! Такую закуской и парой бутылочек пива не уломаешь. – Клайв хмыкнул и принялся раскачиваться на спинке стула.

   У Блейка возникло непреодолимое желание толкнуть его посильнее и поскорее выйти на свежий воздух. Впрочем, стоит остаться и послушать, что думают о Джемме другие. Может, это поможет ему разобраться в своих чувствах.

   – В любом случае для вас она старовата! – Клайв усмехнулся. – Зрелым женщинам нужен опытный мужчина. Кто умеет, так сказать, затронуть заветные струны…

   Джеймс вздохнул.

   – Какие еще струны! Я пригласил ее, чтобы хоть как-то приободрить. Она так переживает, что пришлось продать завод…

   – Случайно не знаете, что у нее за духи? – вмешался в разговор юрист. – Хочу купить жене. Возбуждающие, но с тонким ароматом… Наверняка дорогие, но я бы купил в аэропорту в дью-ти-фри.

   Блейк едва не скрежетал зубами. Он-то знал, какими духами пользуется Джемма. Он подарил ей такие на день рождения, когда ей исполнилось восемнадцать. Французские духи «Магриф»… Он долго копил деньги на этот подарок. Блейк усмехнулся. Вот тебе и «Коготок»… Лучше не придумаешь: зацепила, так зацепила! С самого утра, узнав запах, он недоумевал: почему Джемма надушилась этими духами? Надо скорее выйти на свежий воздух. Схватив портфель, он пошел к двери.

   – Пойдете с нами в кафе? – спросил Клайв.

   – Нет.

   Блейк чуть не бегом спустился к стоянке, сел во взятую напрокат машину и рванул с места. Лишь уткнувшись в первую кольцевую развязку с односторонним движением, заметил, что едет в сторону побережья.

   Кружа по развязкам, Блейк с трудом узнавал улицы Саннертона и, выехав к набережной, с облегчением вздохнул. Хотя тут было все, как и прежде, – аттракционы, игровые автоматы… Блейк припарковал машину в дальнем конце набережной, неподалеку от маяка, где они любили гулять с Джеммой.

   Он открыл дверь, и его чуть не свалил с ног порыв ветра. Достал из машины пальто. Неужели здесь и раньше было так промозгло? Постарался припомнить. Нет, когда он был с Джеммой, ему никогда не было холодно… Видно, после десяти лет жизни в теплых краях он совершенно изнежился.

   Блейк с изумлением обнаружил, что киоск, где продавали самые дешевые и самые отвратительные чипсы в Саннертоне, по-прежнему работает. Он остановился и купил себе пакетик. Ну разве можно пройти мимо такого долгожителя в мире торговли? Шестьдесят пенсов меня не разорят, думал он, засовывая в карман сдачу, но и хозяина киоска спасут навряд ли. И как только он умудряется сводить концы с концами? Особенно когда выдается такое холодное сырое лето…

   Блейк старался не думать о том, что бы он предпринял для расширения дела, окажись на месте хозяина киоска. Сейчас надо думать о стекольном заводе, тем более что его люди в корректной форме дали понять: покупать фирму в столь плачевном состоянии граничит с безумием.

   Он улыбнулся. Да если бы он не рисковал, то никогда бы не добился того, чего сумел добиться! А в последние годы он стал осторожничать… Пора дать себе встряску. При мысли о том, что он может преуспеть там, где потерпел фиаско его так называемый лучший друг, Блейк почувствовал прилив сил.

   Интересно, что скажут коллеги, узнав, что он собирается принять активное участие в управлении заводом, во всяком случае на начальном этапе. Сначала это не входило в его планы. Он собирался всего лишь купить завод, чтобы Джемма до конца дней сожалела о том, что предала его.

   Набрав горсть чипсов, Блейк швырнул их чайкам. Не так-то просто выдворить Джемму из своей души. Впрочем, в каком-то смысле это даже приятно. Будь это легкой задачкой, стоило ли страдать столько лет?

   У него все получится. Иначе и быть не может. Ведь он собрался начать новую жизнь с другой женщиной… Непорядочно держать Натали в подвешенном состоянии. Они встречаются уже три года. Блейк сразу заявил, что не намерен жениться, поскольку в отличие от нее заводить детей не хочет. Натали сказала, что со временем он передумает. Похоже, она в этом ничуть не сомневается. Еще бы: дочь судового магната привыкла все делать по-своему.

   Блейк бросил чайкам еще одну горсть чипсов и смотрел, как они жадно их расхватали. Есть не хотелось. Внезапно пришло в голову: если бы не призрак Джеммы, он бы уступил Натали. А раз так, значит, и он тоже причастен к разрыву с Джеммой. Десять лет Блейк противился этому, да и сейчас признаваться нестерпимо больно, но факт остается фактом: он сам толкнул Джемму в объятия Адриана. Она всегда была чертовски упряма. Кто знает, может, она забеременела нарочно, назло ему?

   Блейк помрачнел. Джемма умела будить в нем чувства, как никакая другая женщина. Натали – женщина своевольная, но по сравнению с Джеммой просто ангел долготерпения.

   Он сам себе удивляется: стоило ему увидеть, как Джемма расстроилась, продав завод, и от радости победы не осталось и следа. Тут же захотелось обнять ее, утешить, сказать, что все будет в порядке и что он – помоги ему Господи! – любит ее по-прежнему.

   Нет, это не любовь, а физическое влечение, не более того. Разве можно любить человека, который тебя предал?! Но чувство, которое она в нем вызывала, было настолько сильным, что Блейку стало не по себе. Он прикрыл глаза, стараясь от него избавиться, а когда снова открыл, увидел Джемму.

   Она вылезла из допотопного «форда-эскорта» – и ветер разлохматил ей волосы, затрепал полы плаща… Сняв туфли на каблуках, Джемма надела старые кроссовки и подвязала плащ поясом. Запирать машину не стала: ни один уважающий себя угонщик и близко не подойдет к такой рухляди. Как-то раз Адриан попросил ее ставить машину в укромном месте, позади завода, чтобы она случайно не попалась на глаза какому-нибудь посетителю. Джемма отказалась, заявив, что, если его это так волнует, пусть лучше купит ей новую машину, после чего тема была навеки закрыта. Сердце сжалось от боли. Странно, почему она до сих пор тоскует по мужу? Ведь они никогда не были с ним близки…

   Осторожно спускаясь по скользким ступеням к пляжу, Джемма вздохнула, вновь переживая события десятилетней давности. Судьба сыграла с ней злую шутку, когда она решилась довериться Адриану.

   Она удивилась, что он, несмотря на ее отказ выйти за него замуж, продолжал поддерживать с ней дружеские отношения. Выслушивал все ее откровения и настоял на том, что будет присутствовать при разговоре с родителями, когда она скажет, что ждет ребенка. Нужно, чтобы рядом был кто-нибудь – хотя бы для моральной поддержки, – объяснил он, и она по наивности согласилась. Ей и в голову не пришло, что родители решат, будто Адриан и есть отец ребенка.

   Джемма остановилась и закрыла глаза. Даже теперь давние события причиняли боль и вызывали чувство вины: услышав новость, отец свалился с инфарктом.

   В больницу ее привез Адриан. Ей до конца дней не забыть этого кошмара. Джемма сидела в больничном коридоре и ждала, выживет отец или нет. Мать чуть не лишилась рассудка от горя…

   – Миссис Томас, я готов жениться на вашей дочери, – заявил Адриан.

   Мать тут же прекратила свои стенания. Давенпортов в Саннертоне знали все, и она не была исключением. Как только ей разрешили зайти в палату к мужу, она рассказала ему о предложении Адриана, а когда в палату зашла Джемма, отец отнесся к этому как к свершившемуся факту.

   – Мне бы хотелось, чтобы ты устроила свою жизнь, пока я жив, – слабым голосом сказал он.

   Глядя на беспомощного отца и все эти трубочки, присоски и капельницы, Джемма почувствовала себя такой виноватой, что выбора у нее не осталось. Она приняла предложение Адриана. Если бы она знала, что отец проживет еще пять лет, и что врач неоднократно убеждал его бросить курить, пожалуй, поступила бы по-другому.

   Джемма брела по пляжу. Под ногами хрустела галька, шуршал песок… Она любила гулять у самой кромки воды. Слушая шум прибоя и глядя на вспененные ветром волны, Джемма успокаивалась. Жизнь продолжается… Время остановить нельзя. Она приняла решение и теперь пожинает плоды. Однако конец мучениям уже близок. Она встретилась с Блейком, он ей отомстил, и через пару часов у завода Давенпортс будет новый хозяин. Блейк снова станет для нее лишь воспоминанием, а ей придется жить дальше или выживать. Уж как получится…

   Она остановилась, набрала в легкие побольше морского воздуха и пошла к маяку. Под ногами крутилась лохматая дворняжка, звонким лаем приглашая поиграть. Джемма подняла с песка палку и бросила в воду. Песик, виляя хвостом, отважно бросился наперерез волнам и тут же вернулся весь мокрый за новой палкой.

   Джемма нашла еще одну и бросила в море, потом еще и еще – словно избавляясь от всех своих забот. Сегодня она дошла до предела отчаяния. Сегодня Блейк отнял у нее все. И сегодня она наконец обрела свободу. Свободу от мужа и его завода, с каждым годом все тяжелее давившего ей на плечи… Бог забрал у нее мужа, а Блейк словно ангел-мститель отнял у нее завод.

   Представив себе Блейка в этой роли, Джемма улыбнулась. Отпусти он волосы подлиннее, его бы не отказался взять в натурщики Микеланджело.

   Песик напомнил, что пора бросать очередную палку.

   – А кто будет приносить обратно? – спросила Джемма, кивнув на палки, плескавшиеся у берега. Виляя мокрым хвостом, тот состроил виноватую морду, заглядывая ей в глаза. Пришлось искать новые. Жаль, что с ней нет сына: Мартин с восторгом включился бы в игру. Он все время просил собаку, но Адриан даже слышать об этом не хотел.

   Вспомнив про сына, Джемма приободрилась. Пусть у нее никогда не будет Блейка, зато часть его всегда будет с ней. Он думает, что отнял у нее все, но у нее осталось самое ценное. У нее есть Мартин – бесценный подарок, который Блейк по своей воле ни за что не сделал бы. Жаль, что Блейк никогда об этом не узнает… Впрочем, ему на это наплевать!

   Скоро ей с сыном придется уехать из поместья в Уикстоне. Придется искать работу и с деньгами будет туго. Но у нее есть сын, так что жизнь прекрасна. Пока они вместе, она готова встретить любые испытания, уготованные судьбой.

   Почувствовав прилив энергии, Джемма побежала вдоль кромки воды. Песик с радостью к ней присоединился, лая на летящую на ветру полу плаща и путаясь под ногами. В конце концов Джемма споткнулась и свалилась со всего маху на песок. Мокрый пес с виноватым видом крутился вокруг и лизал ей лицо, мешая подняться.

   Джемма не ушиблась, только порвала колготки, а пес перепачкал лапами все платье.

   – Ну что, доволен? – спросила она.

   Песик как ни в чем не бывало принялся гоняться за хвостом. Придется заскочить домой переодеться. Джемма ускорила шаг, пес бежал следом, и она время от времени поднимала с песка палки и бросала в воду. Заметив неподалеку двух мальчишек, швырявших в воду камни, пес утратил интерес к Джемме и помчался к ним.

   – Пока, глупыш! – крикнула она и побежала к набережной. На лестнице остановилась и, опершись на перила, вытряхнула песок из кроссовок. Почувствовав острый запах уксуса, вспомнила, что с самого утра ничего не ела. Однако сейчас не до деликатесов: хорошо, если успеет бросить в рот пару шоколадных печенин.

   Кстати, отличный способ похудеть от Джеммы Давенпорт. Не послать ли на конкурс в женский журнал? Глядишь, заработаешь пять фунтов… Джемма наклонилась завязать шнурки кроссовок и ухмыльнулась. Пункт номер один. Повстречайтесь с бывшим любовником. Пункт номер два. Позвольте ему вас как следует унизить. Пункт номер… Она подняла глаза и задрожала: прямо перед ней стоял тот, о ком она неотступно думала.

   – Я здесь случайно, – сказал он.

   Джемма порадовалась: с головой у нее пока все в порядке. Это живой Блейк, а не галлюцинация.

   – Правда? – с трудом выдавила она и смущенно опустила глаза на свои рваные колготки, видавшие виды кроссовки и перепачканный плащ. Можно себе представить, что он о ней думает! Блейк в костюме от Армани и черном кашемировом пальто был неотразим. Вот вам и пункт номер три в программу похудания! Не везет, так не везет… Джемма представила себя со стороны и ужаснулась. – На досуге я одеваюсь во что попало, – нашлась она. – Расслабляюсь…

   Блейк молча смотрел на нее, и Джемма начала смеяться. Это уже нервное: она или плачет или смеется.

   – Хочешь чипсы? – спросил он, протягивая ей пакет.

   Перестав смеяться, Джемма молча смотрела на него. Может, она бредит? Что он делает на пляже в таком виде да еще с пакетом чипсов, хуже которых не найдешь во всем Саннертоне? А теперь еще додумался ее угостить!

   – Они не отравлены? – спросила она.

   Блейк улыбнулся.

   – Нет, – ответил он.

   Взглянув на чипсы, обильно сдобренные жиром, Джемма покачала головой. Чтобы отважиться съесть такое, надо голодать не один день.

   – По-моему, раньше ты терпеть не мог чипсы, – сказала она.

   – Верно.

   – А теперь полюбил?

   – Нет, они все такие же отвратительные. – Он подошел к урне и засунул в нее пакет.

   – Зачем тогда купил? – спросила она, когда он вернулся.

   Блейк пожал плечами.

   – Хотел убедиться, все ли здесь изменилось до полной неузнаваемости.

   Почувствовав в его словах скрытый смысл, Джемма вздохнула. А ведь могла бы и догадаться… Тот Блейк, которого она знала, ел, когда был голоден, а не для проведения эксперимента.

   – Мне нужно заехать домой переодеться, – сказала Джемма и пошла дальше.

   К ее несказанному удивлению, Блейк пошел за ней. Так они и шли по набережной в полном молчании. Это было тягостное, напряженное молчание – наэлектризованное тысячью невысказанных мыслей. Засунув руки в карманы плаща, Джемма гадала, о чем он сейчас думает. Впрочем, лучше об этом не знать…

   – Знаешь, Блейк, а я за тебя рада, – сказала она, когда показалась стоянка. Пусть не думает, что она такая мелочная и завидует его успеху.

   Блейк остановился и хотел что-то сказать, но, видимо, передумал и молча пошел дальше. Потом снова остановился и обернулся к ней:

   – Есть два способа пережить полосу невезения. Либо начать себя жалеть и сдаться, либо обратить себе на пользу и использовать как стимул. Знаешь, глядя на тебя, я пришел к выводу, что ты справишься.

   Джемма молча смотрела на него. С одной стороны, звучит как комплимент, а с другой, судя по тону, – как издевка.

   – Ну… ведь ты меня знаешь… – сказала она, стараясь не задумываться над его словами.

   – Нет, Джемма, – возразил он и, отвернувшись от нее, убыстрил шаг. – Я никогда не знал, какая ты на самом деле.

   Джемма даже не пыталась его догнать. Когда она подошла к стоянке, серебристый «мерседес» уже выруливал на дорогу.

   Как только он скрылся из виду, Джемма на предельной скорости рванула домой. Скидывая на ходу плащ, бегом понеслась к себе в спальню и, взглянув на часы, с облегчением вздохнула: только двадцать минут второго. Успеет принять душ!

   Постояла под горячей струей, с наслаждением смыла с волос песок, расслабилась и вновь, как на пляже, почувствовала прилив сил. Что ни говори, а Блейк прав: она не станет поддаваться обстоятельствам. Она противостояла ударам судьбы последние десять лет, так что не намерена пасовать и теперь.

   Наскоро вытершись, Джемма надела свое любимое платье – ярко-красное из тонкой ангоры. Она всегда надевала его, когда у нее было плохое настроение, а сегодня оно отражает ее оптимистичный настрой. Впервые она сама отвечает за свою жизнь. Она еще молода, не боится тяжелой работы, и у нее есть сын. Разве может быть лучший стимул в жизни?! Подкрасив губы алой помадой, Джемма улыбнулась своему отражению в зеркале. Жизнь прекрасна…

   Который час? Может, у нее есть время выпить стакан молока и съесть печенье? Джемма взглянула на часы. Двадцать минут второго. Времени вагон!.. Она понеслась к лестнице и внезапно остановилась как вкопанная, а сердце молотом забило в ребра.

   Двадцать минут второго? Не может быть! Она взглянула на часы и поняла: они стоят. Джемма влетела в кухню: таймер на духовке показывал четверть третьего.

   – Чертовы часы! – крикнула она, будто они были во всем виноваты. Приглядевшись, заметила на стекле трещину и провела по ней пальцем. Когда же это случилось? Ну конечно! Она споткнулась и упала, когда играла на пляже с собакой. Видно, тогда они и остановились.

   У Джеммы было живое воображение. Она позвонила секретарше в офис, сказала, что задерживается, а перед глазами стоял зал заседаний и лица мужчин за столом…

   Пока Джемма неслась по улицам со скоростью, достойной гонщиков Формулы-1, ее занимал всего один вопрос. На сколько хватит терпения у Блейка? Вдруг он порвет контракт?

Глава 5

   «Мерседес» на месте. Слава Богу! Блейк еще не уехал. Может, хочет доставить себе еще одно удовольствие – разорвать контракт прямо у нее перед носом? Джемма бегом поднялась по лестнице к залу заседаний, на ходу приглаживая волосы щеткой.

   У двери остановилась перевести дух. Лицо горело от возбуждения. Наверное, красное, в тон платью… Забежать в туалет сполоснуть лицо холодной водой Джемма не отважилась и, толкнув плечом тяжелую дверь, вошла в зал.

   – Извините за опоздание, господа! У меня остановились часы, но я… – Не закончив фразы, обвела глазами стол и слова застряли в горле. Все мужчины молча, не отрывая глаз, смотрели на нее. Словно раздевали взглядом…

   Джемма села во главе стола. Дело в платье! Яркий тонкий трикотаж обрисовывал всю фигуру. Видно, у нее было помрачение рассудка, когда она решила его надеть! Покосилась в сторону Блейка и вместо привычного бесстрастного выражения увидела откровенное плотское влечение.

   Похоже, мужчины встречают по одежке, а провожают без одежки… Она усмехнулась. Жаль, что не додумалась надеть это платье в день его приезда. Кто знает, может, и переговоры закончились бы иначе…

   – Как здесь душно! – буркнула она и потянулась за стаканом с водой.

   – Не надо было так спешить! Я слышал, как вы бежали по лестнице. – Чарлз Тернер погладил ее по руке. Он работал поверенным еще у отца Адриана и считался другом семьи.

   – Ничего страшного. – Джемма улыбнулась. Еще чуть-чуть – и он подсунет ей под нос флакон с нюхательной солью и предложит ослабить корсет.

   – Мы можем продолжить? – раздался голос Блейка.

   Джемма вздрогнула. Сказал как отрезал. Она подняла на него глаза: колючий взгляд, бесстрастное лицо… Неужели минуту назад она видела у него на лице похоть? Может, это всего лишь плод ее больного воображения? Положив руки на стол, она кивнула.

   – Прежде чем подписать контракт, я бы хотел изложить свои предложения относительно дальнейшей работы завода.

   Джемма чуть заметно улыбнулась. Чем дальше, тем интереснее…

   – Предлагаю, как только будут выполнены все принятые заказы, закрыть бутылочный цех.

   Джемма перестала улыбаться. С конца прошлого века на этом цехе держался весь завод.

   – Прибыль от этой продукции слишком мала, чтобы оправдать огромные вливания на модернизацию оборудования.

   Джемма машинально водила пальцем по сучку на столешнице. Он, конечно же, прав, но от этого не легче.

   – Все ресурсы предлагаю направить на производство хрусталя. Это трудоемкое производство, что позволит сохранить договорную численность персонала. Кроме того, продолжим выпускать лабораторное стекло, поскольку со сбытом этой продукции проблем нет. Миссис Давенпорт, мне бы хотелось услышать ваше мнение.

   Зачем? Разве ему интересно знать, что она думает? Или он хочет, чтобы она завелась по поводу закрытия бутылочного цеха, а потом упрекнет ее в дурных манерах? Скрестив руки на груди и поглаживая пальцами мягкую ткань платья, Джемма не спешила с ответом.

   – Полагаю, мое мнение не имеет значения, – наконец ответила она и подняла на него глаза.

   Блейк напряженно следил за движениями ее пальцев.

   – Почему? – Он перевел глаза на ее лицо.

   Казалось, ее ответ его крайне удивил.

   Джемма пожала плечами.

   – Какая разница, что я думаю? В любом случае вы сделаете так, как считаете нужным. – Именно так он всегда и поступал. Никогда с ней не считался: уехал в Германию, хотя она умоляла его остаться.

   Блейк ухмыльнулся, и Джемма покраснела. Она поняла, что, сама того не сознавая, ведет себя как капризная девочка – ну прямо как раньше, когда упрямо стояла на своем.

   – Тем не менее, – вкрадчивым шепотом сказал он, – я был бы вам весьма признателен, если бы вы поделились со мной своими соображениями.

   Джемма отвела глаза и сказала:

   – На вашем месте я бы поступила точно так же. Кроме того, учитывая отработанные связи с медицинской промышленностью, расширила бы производство волоконной оптики.

   По его тону Джемма почувствовала, что он улыбается.

   – Я тоже собирался этим заняться.

   – Нам повезло, что торговая марка Давенпортс хорошо себя зарекомендовала, – вставил свое слово бухгалтер. – Проблемы с финансированием не отразились на качестве продукции. Правда, есть задержки с поставками, но средний потребитель вряд ли заметил какие-либо ухудшения.

   – Торговую марку придется сменить, – с непроницаемым лицом заметил Блейк.

   Чарлз Тернер выпрямился и ахнул, а Джемма откинулась на спинку стула и улыбнулась. Ну конечно! Как же она сразу не догадалась! Первым делом Блейк захочет стереть фамилию Давенпорт – чтобы на северо-востоке Англии и духу ее не было. Ну и пусть! Адриан определенно не соответствовал этой фамилии, а ее сын – Адамс, хотя кроме нее никто об этом не знает и никогда не узнает.

   – Вы считаете целесообразным менять устоявшуюся торговую марку? – приподняв бровь, спросил бухгалтер.

   Обернувшись к нему, Блейк уставил в него ледяной взгляд.

   – Я же сказал, что собираюсь сосредоточить усилия на производстве хрусталя. Так что отныне завод будет работать под новой маркой.

   Чарлз Тернер погладил Джемму по руке. Старик выглядел таким несчастным, что у нее сердце сжалось. Похоже, он переживает куда больше, чем она сама.

   – Миссис Давенпорт, у вас есть возражения по поводу торговой марки? – спросил Блейк, и в его голосе прозвучало раздражение.

   Может, он ждал от нее совсем другой реакции?

   – Нет, – небрежно бросила она, заметив, что губы Блейка сжались в упрямую линию.

   Да какая ей разница, как будет называться завод? Это имело значение для отца Адриана и для самого Адриана, но только не для нее. Кто знает, может, не обмани ее Адриан, ей бы тоже было небезразлично. Скажи он правду – что в детстве болел свинкой и не может иметь детей и женится на ней, чтобы доказать отцу, что может, а значит, имеет право на трастовый фонд, – все могло бы быть иначе…

   – Нет? – повторил Блейк. – Миссис Давенпорт, вы меня удивляете. Я полагал, у вас будет масса возражений. Так вы со мной согласны?

   – Этого я не говорила. Я согласна с вашим бухгалтером. Полагаю, с финансовой точки зрения целесообразно сохранить старую торговую марку, но, коль скоро вы собрались ее менять, значит, у вас есть на то причины. И если вам не жалко денег на раскрутку новой марки, меня это совершенно не волнует.

   – Отлично! – выдавил Блейк сквозь сжатые зубы, стараясь сохранить хотя бы видимость спокойствия, но вышло не слишком убедительно.

   – А вы решили, кто будет управлять заводом? – спросил Джеймс, желая разрядить обстановку.

   – Первое время заводом буду управлять я сам, – ответил босс.

   – Почему? – вырвалось у Джеймса.

   Джемма заметила, что тот сразу пожалел об этом, но Блейк совладал с собой и обратился к помощнику с улыбкой:

   – Это даст мне возможность познакомиться со стеклоделием поближе и изучить перспективы развития отрасли в регионе. Может, удастся воспользоваться какой-нибудь субсидией.

   Помощники молча кивнули, выражая согласие, а Джемма не на шутку расстроилась. Она надеялась, что больше никогда не увидит Блейка. Как ей теперь жить, зная, что он совсем рядом и что она ему совершенно безразлична? Как вынести такую муку?! Джема вздохнула, и Блейк, истолковав это по-своему, обернулся к ней и взглянул на нее недобрым взглядом.

   Раздался стук в дверь, и вошла Мэгги.

   – Извините за вторжение, Джемма… Миссис Давенпорт, звонит няня вашего сына. С Мартином что-то неладное…

   Мэгги еще не закончила, а Джемма уже вскочила как ошпаренная. Хлоя не из тех, кто станет звонить по пустякам. Господи, что с Мартином?!

   Джемма выбежала из зала заседаний, а Блейк, бросив ручку на стол, с брезгливой миной заметил:

   – Надо думать, няня хочет уточнить, какое печенье дать ребенку к чаю.

   Все засмеялись, только Чарлз Тернер покосился на него с укором.

   Вздохнув, Блейк встал и подошел к столу для закусок, где стоял кофейник и чашки. Цирк, да и только!.. Интересно, сколько еще номеров подготовила Джемма?

   Он налил себе кофе и, чуть помедлив, положил в чашку целую ложку сахара. Вообще-то, он старался не есть сладкого, но эта женщина мотает ему нервы на кулак. Так что лишние калории не помешают. Блейк не мог избавиться от ощущения, что Джемма с ним играет. Зачем? Полный бред! Он выиграл, положение у нее аховое, но она почему-то ведет себя совсем не так, как любой другой человек в подобной ситуации. Ну кто еще додумался бы опоздать на тридцать пять минут на такую важную сделку? Время шло, Джеммы все не было, а Блейк заводился все больше и больше и наконец решил, что, когда она явится, пошлет ее вместе с заводом куда подальше.

   И что в результате? Весь его план летит кувырком. Она примчалась, разодетая как дорогая шлюха и с таким видом, будто только что вылезла из-под мужика! Когда он пришел в себя, было слишком поздно посылать ее куда бы то ни было, так что пришлось продолжить переговоры.

   Взяв чашку, Блейк подошел к окну, облокотился на подоконник и отпил глоток теплого кофе. Отсюда река была видна как на ладони. Надо будет сделать себе кабинет с окнами на эту сторону. Блейк вырос на северо-востоке и любил воду. Живя в Лондоне, скучал по морю, даже снял квартиру в Докландсе, но это все не то… Пожалуй, он уедет из Дарема и снимет номер в отеле в Саннертоне с видом на море.

   – Прошу прощения, господа…

   Джемма вошла в зал, и Блейк обернулся. Интересно, а она представляет себе, как выглядит в этом платье? Понимает, что, глядя на нее, любой мужчина только и думает о том, как бы сорвать с нее платье? Впервые в жизни Блейк посочувствовал Адриану. У бедолаги не было ни единого шанса устоять перед ее прелестями. Раз уж Джемма положила на него глаз, его участь была решена. Такая без труда заполучит любого мужчину. Допив кофе, Блейк вернулся за стол.

   – Еще раз извините меня за отлучку.

   Джемма заметила, как Блейк скривился, когда она выбежала из зала. Он ничуть не изменился. И его отношение к детям осталось прежним. Может, он бесплатно раздает всем своим сотрудникам противозачаточные средства?

   – Ну и как там мой крестник? – спросил Чарлз Тернер.

   Джемма поняла, что в ее отсутствие обсуждали ее.

   – Все в порядке. Просто опять пошла носом кровь. В школе учителя уже знают, что в таких случаях делать. А Хлоя видит в первый раз, вот и перепугалась, бедняжка. Решила, что он умрет от потери крови. Пока я с ней говорила, все прошло. Посидит спокойно хотя бы полчаса, и все будет в порядке.

   – О ком это ты? – нарушил тишину зловещий голос.

   Джемма вздрогнула, а все удивленно подняли глаза. Назвав ее на «ты», Блейк совершил непоправимую ошибку.

   – О моем сыне, мистер Адамс, – ответила она, съежившись под его взглядом. Да что с ним происходит на самом деле?! Совершенно забыл о приличиях! Даже не пытается скрыть свою ненависть…

   – Когда он родился?

   Сердце у Джеммы тревожно забилось. Неужели знает, что Мартин его сын? А если знает, почему не спросил раньше?

   – Двадцать пятого февраля, – прошептала она.

   Блейк подсчитывал, когда был зачат Мартин, а Джемма помертвела от страха.

   – Ему десятый год? – с мрачным видом спросил он.

   Джемма кивнула.

   – Родился недоношенным? – продолжил он допрос.

   Джемма молча покачала головой. Теперь Блейк знает, что Мартин был зачат, когда он еще был в Саннертоне. Наверное, решит, что она, встречаясь с ним, уже спала с Адрианом.

   В зале стояла гробовая тишина. Блейк пригладил волосы и, поставив локти на стол, опустил голову. Джемме захотелось подбежать к нему и утешить, но она понимала, что это невозможно.

   – Это мой ребенок? – спросил Блейк, подняв голову и с ненавистью на нее глядя.

   Джемма вспыхнула до корней волос. Что она могла сказать? Рядом сидит семейный адвокат и крестный отец ее сына. Она поклялась Адриану, что никогда никому не скажет, что Мартин не его сын.

   – С чего вы взяли? – задыхаясь ответила она вопросом на вопрос.

   – С чего я взял? – Казалось, голос Блейка источает яд. – В детстве у меня часто шла носом кровь. Признаться, не замечал, что это весьма распространенный недуг.

   У Джеммы голова шла кругом. Сказать правду она не имеет права. Ведь Блейк никогда не хотел иметь детей. А что, если Мартин вдруг узнает, что его родной отец настаивал на аборте?

   – Ты всегда был такой осмотрительный, – шепнула она. – Ведь ты всегда пользовался…

   – А Адриан не пользовался?

   В голосе Блейка было столько желчи, что Джемма похолодела. Она побоялась взглянуть ему в лицо.

   – Нет, – опустив голову, еле слышно выдохнула она. – Адриан никогда ничем не пользовался.

   – Лживая сучка! – Блейк вскочил, и стул с грохотом упал на пол.

   Джемма закрыла лицо руками. Все, с нее хватит! Не желает больше ничего видеть и слышать. Она почувствовала на разгоряченном лице движение воздуха. Это Блейк опрометью выбежал из зала, захлопнув за собой дверь. А через пару минут с улицы раздался шум мотора: «мерседес», натужно ревя, вырулил со стоянки.

   – Если по делу у присутствующих больше вопросов нет, то я объявляю собрание закрытым, – бухгалтер взял инициативу в свои руки.

   – Похоже, нам придется искать транспортное средство, чтобы добраться до отеля, – буркнул юрист.

   Джемма услышала, как рядом скрипнул стул: Чарлз Тернер встал и, собрав со стола документы, запихнул в кейс.

   – Прошу прощения, что вы стали свидетелем такой неприятной сцены, – сказала она, не смея взглянуть ему в лицо.

   – Желаю всего наилучшего, миссис Давенпорт, – отчеканил тот и вышел.

   Джемма подняла глаза. Юрист возился с документами, Джеймс с преувеличенным вниманием изучал свои ногти, а бухгалтер, откинувшись на спинку стула, наслаждался каждой минутой ее позора. Поймав ее взгляд, скрестил руки за головой и довольно ухмыльнулся.

   – С самого начала знал, что тут дело нечисто и Блейк явно чего-то недоговаривает, – заметил он, раскачиваясь на стуле, – Да, миссис Давенпорт, я вам не завидую. Ни разу не видел босса в таком состоянии. Думаю, самое интересное еще впереди.

   Дрожащими руками Джемма собрала документы. Нужно поскорее уйти. И как можно дальше.

   Она уже шла к двери, а бухгалтер всё не унимался:

   – Как же вы так просчитались, милашка! Забеременели, да не от того…

   Джемма чуть не задохнулась от возмущения. И где только Блейк откопал этого слизняка? Она обернулась и, увидев его самодовольную физиономию, с сарказмом заметила:

   – А вы, смею заметить, настоящий мужчина.

   – Да, девочки не жалуются. – И он еще шире улыбнулся.

   Улыбаться ему пришлось недолго: подскочив к столу, Джемма толкнула его в грудь, и он вместе со стулом с грохотом обрушился на пол.

   Ругательства Джемма выслушивать не стала. С нее хватит! Она сожгла за собой мосты. Завод не продала, к тому же, того и гляди, окажется за решеткой за хулиганство. Вряд ли Чарлз Тернер захочет быть ее адвокатом и поручится за нее в суде…

   Придя к себе в кабинет, Джемма открыла сумочку и достала фотографию сына.

   – Мартин… – шепнула она, глядя в распахнутые голубые глаза, так похожие на глаза Блейка.

   Она должна защитить сына. Адриан никогда не был образцовым отцом, но ребенок знал: у него есть отец. Страшно подумать, что может случиться, если Мартин вдруг узнает – и так скоро после смерти Адриана, – что он ему не сын. Вот так сюрприз!.. А своему настоящему отцу он никогда не был нужен.

   Вздохнув, Джемма поцеловала фотографию и убрала в сумку. Ее любовь к сыну граничит с безумием. Ради благополучия Мартина она готова на все. Даже если цена этому – презрение любимого человека.

   Ну и денек выдался!.. Что же теперь будет? Делать нечего: остается лишь ждать. После драки кулаками не машут…

Глава 6

   На следующее утро, придя на работу, Джемма обомлела, увидев в вестибюле Блейка. Она никак не ожидала, что следующий ход он предпримет лично сам.

   – Здравствуй, Блейк, – сказала она, глядя ему в лицо и стараясь понять, что он задумал.

   – Джемма, мы можем поговорить? – спросил он, избегая смотреть ей в глаза.

   – Разумеется. – Она постаралась придать голосу небрежно-деловой тон. – Будьте добры, Мойра, не соединяйте меня ни с кем. Я занята. – Получилось весьма убедительно, хотя последнее время ей звонили исключительно кредиторы по поводу просроченных платежей.

   Они молча поднялись по лестнице к ней в кабинет. Джемма предпочла бы, чтобы Блейк что-нибудь сказал, но он никогда не любил праздные разговоры. Слава Богу, сегодня он решил разговаривать с ней без свидетелей.

   – Хочешь кофе? – спросила Джемма, когда они пришли в кабинет. Нервы у нее были на пределе. Если он снова начнет ее допрашивать, она не вынесет. Нет, ради Мартина она вынесет все!

   Блейк покачал головой, присел на край стола и впервые посмотрел ей прямо в глаза.

   – Я пришел извиниться.

   Скажи он, что пришел изрубить ее на кусочки топором, она бы вряд ли так удивилась.

   – Вчера я был не в себе. Вспылил… Вот и сказал то, чего не следовало говорить при посторонних.

   Джемма молча смотрела на него, отметив, что он извинился не за то, как назвал ее, а лишь за то, что сделал это на людях.

   – Как-нибудь переживу, – прошептала она.

   – Прости меня, Джемма. – Его глаза потемнели от потаенной боли. – Вчера я узнал о тебе нечто такое, о чем раньше не подозревал.

   Отвернувшись, Джемма скрестила руки на груди. Господи, как же ей тяжко! Хочется заплакать и сказать, что она не виновата, но это невозможно.

   – Знаешь, я так любил тебя…

   Джемме показалось, будто сердце у нее раскололось от боли. Любил… Прошедшее время. Господи, как больно!

   – Наверное, я виноват перед тобой. Но я не мог тебе открыться, не мог показать, как к тебе отношусь, потому что тогда ты бы… – Он замолчал и перевел дыхание.

   Сердце у Джеммы тревожно забилось. Неужели он плачет? Она моргнула, чтобы смахнуть слезы, застилавшие глаза, и повернулась к нему. Какие слезы! Нет, все это лишь плод ее больного воображения…

   – Блейк, я знала, как ты ко мне относишься, – тихо сказала она. – Я тоже тебя любила.

   – Да, ты всегда так говорила. – Он встал и засунул руки в карманы пиджака. – Любила. Занятное словечко, верно? – Он принялся расхаживать по кабинету. – Люблю ходить в кино. Люблю жареную рыбу с картошкой. Я тебя люблю. Видишь, как легко во всем этом запутаться?

   – Пожалуйста, не надо! – Она инстинктивно схватила его за руку. – Хватит иронизировать!

   – Не прикасайся ко мне! – выпалил он и отстранился.

   Ударь он ее по лицу, вряд ли ей было бы так больно.

   – Извини. – Джемма тяжело опустилась на стул и проглотила слезы. – Мне жаль, что все так вышло. Жаль, что ты уехал. Жаль, что я вышла замуж за Адриана…

   – Так почему ты за него вышла?

   Опустив глаза, Джемма шепнула:

   – Я хотела ребенка.

   – А может, все-таки его деньги? – Глаза Блейка полыхнули гневом.

   Покачав головой, Джемма, чуть не плача, повторила:

   – Нет, я хотела ребенка.

   – Какого еще ребенка, Джемма! Тебе едва исполнилось восемнадцать. Ты что, не могла подождать? Я не собирался быть бедным всю свою жизнь. Я думал, ты это понимаешь.

   – Деньги здесь ни при чем.

   – Разумеется!

   Джемма не мигая смотрела ему в лицо. Да как он смеет ей не верить? Кто дал ему право ее оскорблять?!

   – Ладно, Блейк, давай на минуту забудем о деньгах, если ты на это способен. Ответь мне на один вопрос. Если бы мы поженились, когда бы ты согласился завести ребенка? Через год? Через два? Или через десять лет? Может, я до сих пор ждала бы твоего согласия? Или мне пришлось бы обманом принудить тебя стать отцом? Ну и как тебе это понравилось бы? Что ты тогда обо мне подумал бы?

   Под ее пристальным взглядом Блейку стало не по себе.

   – Какая разница? – выкрутился он. – Ведь этого не случилось.

   – Трус! – крикнула она. – Ответь прямо на мой вопрос.

   Блейк взглянул на нее, опустил глаза на пол, снова поднял…

   – Не знаю. Извини, но я на самом деле не могу ответить на твой вопрос.

   – Тогда подумай, прежде чем осуждать меня, – тихо и спокойно сказала она.

   Гнев прошел. Разве можно обижаться на человека за то, что он не по своей вине стал таким, каким стал? Блейку не повезло в жизни, только и всего. В детстве ему недодали любви, вот он и вырос ущербным. Чем же он виноват?

   – Я пришел извиниться, а не ссориться, – с грустью сказал он. – Вчера я вел себя гнусно. Не знаю, что на меня нашло.

   – Да… Я тоже отличилась.

   – Ты о Клайве? – Уголки его губ чуть дрогнули в улыбке.

   Джемма кивнула.

   – Значит, тебе все рассказали?

   Блейк хмыкнул.

   – Да. У меня целых три версии.

   – Блейк, твой бухгалтер это низшая форма материи.

   Блейк пожал плечами.

   – Я взял его на работу не за доброту и щедрость души. А за то, что по части бухгалтерии ему нет равных.

   – Что он собирается делать по поводу вчерашнего?

   – Ничего. Ведь он хочет и дальше у меня работать.

   – Спасибо, Блейк! – Джемма с облегчением вздохнула. – Хочешь кофе? Я ужасно хочу. – И не дожидаясь ответа, нажала на кнопку и проверила, достаточно ли в чайнике воды.

   Блейк молча кивнул, встал и, пока Джемма готовила кофе, расхаживал по кабинету.

   – А ты, как я вижу, в дизайне интерьера по-прежнему предпочитаешь минимализм? – с усмешкой заметил он, широким жестом обводя донельзя захламленный кабинет.

   Джемма состроила гримаску. Они с Блейком всегда расходились во мнениях относительно порядка. Джемма считала, что, если обстановка соответствует гигиеническому стандарту, не стоит тратить жизнь на уборку. Передав Блейку кружку с кофе, она с вызовом улыбнулась.

   Вернув улыбку, он молча пил кофе. Казалось, Блейк расслабился и старается быть любезным. Может, все-таки подпишет договор? Джемма не отважилась спросить, но в душе ее затеплилась надежда.

   – Ну а твой ребенок, на кого похож: на тебя или на отца?

   Услышав вопрос, Джемма поперхнулась, и кофе попал в дыхательные пути. Она закашлялась, и Блейк, подбежав к ней, стукнул ее ладонью по спине.

   Придя в себя, Джемма вытерла салфеткой слезы и слабо улыбнулась.

   – Извини, попало не в то горло. Ты меня о чем-то спрашивал?

   – Разве? Не припомню… Значит, это не так важно.

   Джемма задышала спокойнее. Слава Богу, Блейк не сложил два и два.

   – Можешь пригласить на сегодня юриста? Надо же оформить договор…

   Сердце у Джеммы радостно забилось.

   – Он сказал, что будет у себя в конторе. Я позвоню прямо сейчас, – ответила она, снимая трубку. – В чем дело? – спросила она, набрав номер и заметив, как он ухмыляется.

   Блейк пожал плечами.

   – В первый раз вижу, чтобы с такой радостью избавлялись от семейного бизнеса.

   – Я вовсе не… – начала Джемма, но на том конце сняли трубку, и объяснить она так и не успела. – К сожалению, сегодня Чарлз занят, но он обещал прислать кого-нибудь из помощников, – пробормотала Джемма, опуская трубку. Похоже, многолетнее сотрудничество семьи Давенпортов с адвокатской конторой «Тернер и Фезерстоун» подошло к концу…

   Чертыхнувшись, Блейк встал.

   – Это все из-за того, что я вчера наговорил?

   Джемма вздохнула.

   – Думаю, да. – К чему отрицать? Разве что из желания поставить под сомнение его сообразительность.

   Блейк мерил шагами кабинет, потом схватил телефонный справочник и швырнул на стол прямо ей под нос.

   – Перезвони этому типу и скажи, пусть проваливает ко всем чертям вместе со своими помощниками! Выбери любую адвокатскую контору. Все расходы по оформлению сделки я беру на себя.

   – Нет. – Джемма отодвинула справочник в сторону. – Это ни к чему. Чарлз уже просматривал договор. Так что я его подпишу.

   Блейк тяжело вздохнул.

   – Послушай, Джемма, я и так доставил тебе немало хлопот. И вовсе не хочу загонять тебя в угол. Алекс обнаружил в договоре парочку лазеек. Так что без услуг хорошего адвоката тебе не обойтись. – И он снова подтолкнул к ней справочник.

   – Вон оно что… Значит, твой юрист выискивает лазейки, чтобы ты мог отвертеться от своих обязательств?

   – Джемма, не будь наивной! Именно в этом и состоит работа юриста. Все так делают. А по-другому нельзя. Либо ты играешь по правилам, либо бросаешь бизнес. Так что, будь добра, выбери себе адвоката получше.

   Джемма провела пальцем по обложке справочника.

   – А почему бы тебе не сказать, в чем именно состоят эти лазейки? Я попрошу помощника Тернера внести изменения в текст и подпишу договор.

   – Не могу. – Блейк не мог скрыть удивление.

   – Почему?

   – Так дела не делают.

   – А что в этом такого? Это значительно все упрощает, а ты еще и сэкономишь деньги.

   Покачав головой, Блейк рассмеялся.

   – Да… С тобой не соскучишься! Если я последую твоему совету, бедняга Алекс остаток дней будет работать на лекарства!

   – Могу себе представить, что скажет на это мой приятель Клайв!.. – пробормотала Джемма.

   – Ему-то как раз понравится! Ведь при таком раскладе мы сэкономим деньги. Ну что, собираемся в два? Или лучше в три?

   – Лучше в два. – Джемма почувствовала, что краснеет. – Сегодня я не пойду на обед.

   – Договорились. – Блейк встал. – Мне еще нужно сделать несколько звонков. А ты позвони адвокату, а потом обсудим договор.

   Он пошел к двери, но она его окликнула:

   – Блейк?

   Он обернулся, вопросительно на нее глядя.

   – Спасибо, – шепнула Джемма.

   – За что?

   – За то, что не загоняешь меня в угол. Он ухмыльнулся.

   – На здоровье!

   – А ты бы смог так поступить со мной?

   – Джемма, а ты сама-то как думаешь? – не сразу ответил он, пристально глядя ей в лицо.

   Она подумала, что у него появилась отвратительная привычка отвечать вопросом на вопрос, но обсуждать это сейчас не время. Заглянув ему в глаза, не сразу ответила:

   – Нет, Блейк, думаю, что не смог.

   Он отвел глаза, повернулся и вышел.

   – А тебе, Джемма, предстоит узнать о бизнесе еще много нового, – пробормотал он, закрывая за собой дверь.

   В конце концов договор был подписан. Сделка прошла на удивление гладко: после всех хлопот несколько исправлений на листке бумаги и дело сделано. Стекольный завод перешел в руки Блейка Адамса, и пять поколений Давенпортов перевернулись в семейном склепе.

   Джеймс извлек из портфеля бутылку шампанского, и Джемма, не желая показаться невоспитанной, заставила себя выпить глоток. Она бы выпила еще, будь под рукой апельсиновый сок. В чистом виде шампанское напоминало ей настойку, которой она смазывала в подростковом возрасте прыщики.

   Свита Блейка окружила тесным кольцом помощницу Чарлза Тернера. Она была совсем молоденькая и прехорошенькая. Джемма с фужером в руке подошла к пыльной аспидистре в углу зала. Говорят, в народе это комнатное растение называют чугунным, и Джемма собралась проверить его на прочность.

   – Лицемерка! – шепнул у нее за спиной Блейк.

   От неожиданности она вздрогнула.

   – Признайся, ты хотела вылить шампанское в горшок ни в чем не повинного растения?

   Джемма промолчала.

   – Не думал, что мне доведется стать свидетелем подобной сцены. – Блейк ухмыльнулся. – Кощунство, да и только! Давай лучше поменяемся фужерами. – И, взяв у нее почти полный, вручил свой пустой. – Значит, ты так и не пристрастилась к спиртным напиткам?

   – Нет. – Джемма никогда не любила спиртное, а десять лет жизни с Адрианом лишь укрепили ее отвращение.

   Опершись о стену, Блейк смотрел на коллег, окруживших юную юристку.

   – Шустрая особа эта мисс Митчелл! С первого захода отыскала скользкие места в договоре.

   Джемма улыбнулась.

   – А они тоже так думают?

   – Угу. – В глазах Блейка сверкнул озорной огонек. – Алекс буквально выпал в осадок. Никак не может переварить, что она всего лишь помощник адвоката, к тому же еще и женщина.

   Джемма поставила пустой фужер на стол для закусок.

   – Что-то не припомню, чтобы я читала о женщинах, занимающих высокие должности в вашей компании.

   Глаза Блейка потемнели.

   – Да нет, были и такие… – небрежно заметил он. – Только с ними хлопот не оберешься. Рано или поздно им взбредает в голову забеременеть, а это так неудобно!

   – Отличная цитата для «Файнэншл тайме».

   – Ты серьезно? Надеюсь, у тебя нет с собой диктофона? А то я откажусь от своих слов и подам на тебя в суд за клевету.

   Джемма пожала плечами.

   – Блейк, тебе прекрасно известно, в каком положении мои финансы. Так что не советую.

   Блейк допил шампанское и промокнул губы платком.

   – А ты все такая же, Джемма… Последнее слово должно быть за тобой. Я никогда не говорил тебе, как это раздражает?

   – Говорил. И частенько. Зато ты был само совершенство.

   Блейк с грохотом поставил стакан на столик и уставил в нее гневный взгляд. Джемма улыбнулась.

   – Извини. Я не хотела тебя обидеть. – И она коснулась его руки. И он – впервые с тех пор, как они встретились снова, – не отстранился. Джемме очень не хватало их вечных словесных перепалок. Все-таки они здорово разнообразят жизнь… – Бьюсь об заклад, ты удивляешься: «И что только я в ней нашел?» – Слова вырвались сами собой, и она тут же об этом пожалела.

   – Ошибаешься, Джемма. Чему тут удивляться? – Его глаза не спеша прошлись по ее телу, словно раздевая, и она вспыхнула.

   – Думаю, этот раунд выиграл ты, – пробормотала она.

   – А где награда победителю? Какой приз я получу?

   – А приза нет! Спонсоры сбежали, прихватив с собой все денежки.

   Блейк расхохотался, и Джемма с облегчением вздохнула. Когда он смотрел на нее так, ей становилось не по себе.

   – Ты не возражаешь, если я завтра приду на завод? Мне бы хотелось попрощаться со всеми сотрудниками, позвонить поставщикам и клиентам… – отважилась она спросить Блейка, пока тот пребывал в отличном настроении.

   – Кстати, хорошо, что напомнила. – Он посерьезнел. – У меня к тебе предложение. Поработаешь на меня месячишко?

   – Хочешь, чтобы я управляла заводом? – Джемма наморщила лоб.

   – Не совсем.

   В его глазах прятался смех. Он что, вздумал над ней поиздеваться? Предлагает поработать уборщицей?

   – Мне бы хотелось, чтобы ты составила характеристики на всех своих сотрудников.

   – Зачем?

   – Джемма, ты всех прекрасно знаешь. Если я буду знать достоинства и недостатки сотрудников, мне будет проще подыскать им подходящую работу.

   – Иными словами, ты хочешь, чтобы я помогла тебе решить, кого уволить, а кого оставить? – Джемма вспыхнула. – Почему бы не сказать об этом честно и прямо?

   – Потому что я имею в виду отнюдь не это. – С ленивой грацией он скрестил на груди руки.

   – Однако ты быстро сообразил, как можно отвертеться от пункта, в котором оговаривается численность персонала завода, – напомнила ему Джемма.

   Блейк пожал плечами.

   – Терпеть не могу всяческие ограничения и оговорки. Предпочитаю полный контроль.

   Джемма покачала головой. Она ему не верила.

   – Нет. Мне все это не нравится. Помнится, он обвинил ее в том, что она слишком наивна. Да, наивна, но не настолько, чтобы поверить в то, что составленные ею характеристики не будут приняты во внимание, когда встанет вопрос о сокращении персонала.

   Какое-то время Блейк молча смотрел на нее, загадочно улыбаясь. Джемма не могла прочесть его мысли, но интуиция подсказывала: ничего хорошего ждать не приходится.

   – Джемма, а ведь я еще не сказал, сколько заплачу за работу, – произнес он наконец.

   – А это неважно. Я отказываюсь от твоего предложения.

   Блейк широко улыбнулся, обнажив белые ровные зубы – только на переднем была щербинка (откололся кусочек в драке, когда ему было двенадцать).

   – Ты сделаешь эту работу лучше всех. А мне всегда нужно исключительно все самое лучшее.

   И он назвал почасовую оплату – с точки зрения Джеммы, астрономическую цифру.

   – Подлец! – выпалила она и повернулась уйти, кожей чувствуя его взгляд. Он еще не закончил свои игры. Все забавляется… Ставит на ней опыты – выясняет, насколько прочны ее убеждения. Со скоростью калькулятора Джемма подсчитала, сколько заработает за неделю и за месяц, если примет его предложение. Черт бы его побрал! Даже после уплаты налогов эта цифра на порядок выше ее сбережений. Думает, он самый умный? – Я не согласна. – Джемма обернулась.

   Лицо Блейка было непроницаемым как маска.

   Она так и не поняла, какой ответ он от нее ждет.

   – А ты, Джемма, задешево не продаешься, – сказал он и накинул к почасовой оплате еще несколько фунтов.

   – Нет, я не согласна, – повторила Джемма, но даже для ее собственных ушей отказ прозвучал не слишком убедительно.

   Блейк рассмеялся, и ей захотелось его ударить.

   – Учти, это мое последнее слово. Больше накидывать не буду, так что подумай как следует, прежде чем сказать «нет». Думаю, тебе есть куда потратить деньги. Поехала бы с ребенком отдохнуть…

   Джемма молча смотрела в пол. Она изучила узор изношенного ковра до мельчайших подробностей. Что для нее важнее: собственные убеждения или благополучие сына? Деньги очень нужны. Сейчас не до отдыха, ей бы выжить! Вдруг она не сумеет найти работу? Что тогда? Насколько хватит сбережений? А если она их потратит, где взять деньги на задаток за квартиру, которую придется снимать, когда особняк будет продан?

   Собственно говоря, о чем он ее просит? Всего лишь составить характеристику на каждого сотрудника. Джемма прикусила нижнюю губу. Если она возьмется за это сама, то сделает как следует, а не тяп-ляп, как какой-нибудь посторонний человек.

   – Я согласна, – сказала она и подняла глаза на Блейка.

   Тот смотрел на нее, улыбаясь всезнающей улыбкой. А ведь он ни на секунду не сомневался в том, что она согласится взять у него деньги! Джемме захотелось объяснить, почему она согласилась, но делать этого нельзя. Да и зачем? Все равно не поверит.

   – Ну вот и отлично! – сказал Блейк и протянул ей руку.

Глава 7

   Джемма подняла руки – и красное платье полетело на пол. Блейк окинул ее жадным взглядом: она все такая же красивая… Нет, еще лучше! Наклонив голову, прикоснулся губами к ложбинке на ее груди, стянутой алым шелковым бюстгальтером.

   – Сними! – простонала Джемма, направляя его пальцы к застежке на груди.

   – Потом. – Он так долго ждал этого момента, что хотел насладиться им сполна.

   – Нет, сейчас! – Одним движением Джемма расстегнула лифчик, и груди с розовыми, напрягшимися от желания сосками вырвались из плена.

   На миг Блейк почувствовал досаду, что она снова задает тон, но его тут же охватило бездумное непреодолимое желание обладать этой женщиной. Ни разу в жизни он не испытывал подобного чувства. Внезапно смысл жизни стал простым и понятным: если он сию секунду не возьмет эту женщину, его тело взорвется и атомы разлетятся по всей вселенной.

   – Какая ты красивая! – выдохнул он, срывая с нее клочок красного шелка, отделявший его от рая.

   – Знаю! – Она с вызовом рассмеялась, притянула его к себе и раздвинула ноги.

   – Я люблю…

   В голове у Блейка раздался оглушительный трезвон. Что случилось? Пожар? Блейк не спешил возвращаться к действительности. Смахнул со столика будильник и смачно выругался. Надо было поставить будильник хотя бы на пять минут попозже!..

   Сбросив одеяло, побрел в ванную. Долго стоял под ледяным душем, а возбуждение все не спадало. Окоченев, потянулся за полотенцем и как следует растерся, пока не пришел в себя.

   – Джемма, Джемма… – шептал он, глядя на смятые простыни.

   Сон был настолько реальным, что ему казалось, будто в воздухе витает ее запах, а его пальцы ощущают ее мягкое податливое тело…

   Во что превратилась его жизнь!.. Нет, ну надо же быть таким кретином! Решил, что, если увидит ее снова, сумеет освободиться от ее власти. Джемма предала его, спала с его лучшим другом, сделала из него полного идиота, а он по-прежнему жаждет обладать ею! Нет, это уже клиника…

   А может, у них еще получится? Порой ему казалось, будто у него вместо сердца кусок льда, но стоило Джемме приблизиться к нему – и лед начинал таять. Временами он забывал о ее предательстве и испытывал к ней такую переворачивающую душу нежность, что сам пугался своего чувства. Да, первая любовь это серьезно. Не зря поэты из века в век плетут про нее свои вирши…

   Открыв чемодан, Блейк достал костюм. Вообще-то, он планировал провести остаток недели с Натали, но после вчерашнего понял: продолжать отношения с ней выше его сил. Натали, как обычно, думает иначе. У всех пар после нескольких лет знакомства бывают определенные трудности, заявила она после его неудачной попытки заняться с ней любовью. Блейк застонал и прикрыл глаза. Меньше всего ему хотелось обижать Натали: она заслуживает большего, чем он может ей предложить.

   По дороге в Саннертон Блейк пытался привести в порядок мысли. Он пригласит Джему на свидание, решил он. Другого выхода нет. Если она откажется, сделает все, чтобы стереть ее из памяти, но в глубине души он надеялся, что она согласится. Их всегда тянуло друг к другу, в этом он никогда не сомневался.

   Блейк усмехнулся. А может, он себя обманывает? Ничего удивительного в этом нет… Он всегда был слеп в отношении Джеммы, правда теперь он уже не тот юнец без гроша в кармане, которого она променяла на его богатого и более зрелого друга. Теперь он может дать ей все, о чем она мечтает. И теперь у нее нет причин предавать его. Конечно, расчетливость Джеммы его не радует, но ничего, привыкнет… Ангелы живут на небесах, а не на северо-востоке Англии, тем паче в период кризиса.

   Блейк включил пятую скорость и нажал на газ. Зря не вызвал вертолет… Он платит пилоту такие бабки, что может позволить себе держать его под рукой. Впрочем, иной раз не мешает и самому как следует оттянуться за рулем.

   Блейк включил радио. Передавали «Ромео и Джульетту» в исполнении Марка Кнопфлера. Он вспомнил, как Джемма принесла кассету с этой записью и без конца ее крутила. Кончилось тем, что он спрятал кассету подальше, а Джемме сказал, что дал послушать приятелю. Блейк расхохотался и начал подпевать. Хороший знак…

   Даже пробки на дороге не испортили ему настроения. Джемма тогда была еще совсем девочкой… Ей исполнилось восемнадцать, но во многом она оставалась ребенком, послушной дочкой, которая делает так, как велят мама с папой. А ее родители невзлюбили его с самого начала. Для него это не было секретом. Интересно, а ее замужество тоже их работа?

   Джемма сказала, что якобы вышла замуж за Адриана, потому что хотела ребенка. Блейк с сомнением покачал головой. Чушь собачья!.. Большинство его коллег успели обзавестись детьми. И что? В результате из разумных людей превратились в полудурков, способных говорить исключительно о ценах на памперсы и проблемах взращивания своих бесценных чад. Через пару лет такой жизни распадется любой, даже самый удачный брак… Надо отдать должное Джемме – она хоть не разглагольствует целыми днями о своем сыне.

   Жаль, что раньше он не осознавал, насколько она чадолюбива. Можно себе представить, как она разозлилась, когда он заявил, что не хочет иметь детей… Если бы она объяснила все толком, а не помчалась в объятия к Адриану…

   Блейк проглотил ком в горле. Неужели она сделала это из желания завести ребенка? Нет, он принял верное решение: им нужно многое обсудить. Честно и откровенно. Если у них есть шанс возобновить отношения, Джемма должна отдавать себе в этом отчет.

   – Извините, Фрэнк, но вы знаете о планах мистера Адамса не хуже моего.

   Джемма не кривила душой. Когда завод перешел в руки Блейка, первым делом он собрал всех сотрудников и высказал свои соображения, в том числе и про грядущие сокращения персонала. Людям это не понравилось, зато они не могли обвинить хозяина в том, что он держит их в неведении и принимает решения у них за спиной. Джемма не могла не восхищаться его прямотой.

   – Все бы ничего, да Сара ждет ребенка…

   Фрэнк вздохнул, и у Джеммы сердце защемило от жалости. А ведь у Фрэнка уже есть двое малолетних детей! Как же они проживут, если он останется без работы? Да, бедолаге не позавидуешь…

   – Знаю. Как говорится, одно к одному… – Джемма участливо заглянула ему в лицо. – Блейк обещал, что к концу августа ситуация так или иначе прояснится. Фрэнк, если представится случай, я замолвлю за вас словечко. Только напрасно обнадеживать вас не хочу. Сами понимаете, теперь я здесь никто.

   – Спасибо, миссис Давенпорт.

   Он ушел, а Джемма, вздохнув, пошла к себе в кабинет и вписала Фрэнка Картрайта в уже достаточно внушительный список тех, о ком предстоит замолвить словечко. Когда ей представится такой случай сказать трудно, но, пока она здесь работает, свое слово сдержит. Значит, придется прорываться к Блейку через кордон, охраняющий подступы к его кабинету на верхнем этаже круглые сутки. В первую неделю Джемма решила у Блейка о чем-то спросить, но ее и близко не подпустили. Ну ничего!.. В следующий раз они так легко от нее не отделаются!

   За три недели под руководством Блейка завод изменился до неузнаваемости. Пока здесь заправляла Джемма, все привыкли к демократичному неформальному стилю общения с руководством. Блейк учредил жесткую иерархическую систему, но, как ни странно, рабочим это пришлось по вкусу. Джемма была сражена, услышав их разговоры. «Он знает, что делает», – говорили одни. «Да, с ним знаешь, как себя вести», – говорили другие.

   Поначалу Джемма пришла в ужас. Стекольный завод был лишь незначительной частью империи Блейка. Он появлялся здесь пару раз в неделю, а все единодушно решили, будто он управляет заводом лучше, чем она.

   Но вскоре она начала видеть ситуацию в ином свете. Было бы странно, если бы у Блейка со всем его опытом и средствами получалось хуже, чем у нее. Ведь у нее нет ни образования, ни навыка для такой работы. Что у нее за плечами? Один курс университета. Пятерки по английскому, социологии и французскому – вот, пожалуй, и все. Не густо… Джемме приходилось полагаться лишь на здравый смысл. От мужа помощи ждать не приходилось: он пропивал все, что попадало в руки. Так что она – без ложной скромности – справлялась не так уж и плохо.

   Мысли Джеммы прервал телефонный звонок. Звонила Хлоя. Неужели у Мартина опять идет носом кровь?

   – Не волнуйтесь, Хлоя! Я подъеду и заберу его.

   Она с облегчением опустила трубку. На этот раз с Мартином все в порядке. Хлоя давно ждет очереди на операцию варикозных вен, и ей только что сообщили из больницы, что ее ждут к полудню.

   Схватив сумку, Джемма побежала наверх. Раз ей предстоит отпрашиваться до конца недели, лучше сделать это сразу. Может, Блейк разрешит работать дома?

   – Извините, но мистера Адамса нет на месте, – не слишком любезно сообщила дежурная на вахте, когда Джемма спросила, может ли поговорить с боссом.

   – Он на совещании?

   – Думаю, вас это не касается.

   Джемма вздохнула. Как же к нему прорваться?

   – Будьте так любезны, я бы хотела узнать, когда могу с ним поговорить. Это важно.

   – Здравствуйте, миссис Давенпорт! – раздался за спиной голос Джеймса.

   Вот так удача! Джемма одарила его улыбкой, и он провел ее в приемную кабинета Блейка.

   – А он на месте? – спросила она, кивая на закрытую дверь смежной комнаты.

   – Нет. Блейка нет и, по-видимому, не будет до конца недели. Я приехал на совещание, а потом тоже уеду по делам.

   – Ну вы и развели тут конспирацию! Скоро будете обыскивать при входе. Неужели нельзя прямо сказать… Можно подумать, я собираюсь его убить или еще что-нибудь в этом роде.

   Джеймс улыбнулся.

   – А вам нужно с ним поговорить? Это срочно?

   Джемма рассказала про возникшую проблему с няней.

   – Сочувствую. У моей сестры те же проблемы. Правда, она работает в издательстве и, когда няня болеет, берет дочку с собой. А приводить сюда Мартина не стоит. Стекольный завод неподходящее место для ребенка.

   – Я приводила его сюда с раннего детства. Так что он прекрасно знает, куда можно, а куда нельзя… Только, боюсь, Блейку это не понравится.

   Джеймс пожал плечами.

   – Почему? Думаю, он не станет возражать, если мальчик не будет путаться под ногами.

   Джемма улыбнулась. Похоже, он еще недостаточно хорошо изучил своего босса… Но раз Блейка до конца недели на заводе не будет, почему бы не воспользоваться таким удобным случаем? И отпрашиваться не придется.

   – Уверяю вас, Мартин никому не помешает! Я буду работать, а он тихо-мирно поиграет в уголке на компьютере.

   – Ну раз так, миссис Давенпорт, приводите его с собой.

   – Лучше зовите меня Джеммой.

   – Договорились, Джемма. Если у кого-нибудь возникнут вопросы, направляйте его прямо ко мне.

   – Вы уверены? Не хочу доставлять вам неприятности.

   – А вы и не доставите. Не волнуйтесь!

   – Джеймс, вы такой добрый! – Расчувствовавшись, она чмокнула его в щеку и тут же пожалела. Тот вспыхнул до корней волос. – Большое вам спасибо! – смущенно пробормотала она и выбежала из приемной.

   – Мам, а зачем Хлоя едет в больницу?

   – Ей будут делать операцию на ноге, Марти.

   – А она не умрет?

   – Нет, мой хороший, не умрет. В больнице ей ногу вылечат, и завтра Стив привезет ее домой. Только Хлое надо будет хорошенько отдохнуть, так что тебе придется хорошо вести себя.

   – Так ее не положат в гроб?

   – Не положат. – Джемма чуть не выпустила руль из рук.

   Внешне Мартин отнесся к смерти Адриана довольно спокойно, однако наивно полагать, будто на него это событие никак не повлияло.

   – Вот и она так сказала. – Мартин открыл пакет с чипсами и, отправив в рот целую горсть, с довольным видом захрустел.

   Джемма вздохнула. Бедная Хлоя! Она и так боится операции, а Мартин пристает к ней с подобными вопросами…

   Поставив машину на стоянке, Джемма решила подождать, пока рабочие не вернутся с обеденного перерыва. Хотя Джеймс и разрешил ей привезти с собой Мартина, она не хотела это афишировать. Джемма с удовлетворением отметила, что вертолета на площадке нет: Блейк еще не вернулся. В отличие от Джеймса она не сомневалась: Блейк не придет в восторг, увидев на заводе ребенка.

   – Марти, я тебя очень прошу вести себя как следует! – Закрыв дверцу машины, она провела сына через боковой вход. – Мне нужно поработать. Обещаю, будешь хорошо себя вести, вечером я с тобой поиграю. Во что захочешь.

   – Правда?

   – Правда. Но только если будешь хорошо себя вести.

   – Даже в «акул»?

   – Я же сказала, во что захочешь.

   – А сколько мы будем играть?

   Джемма повернулась, пряча улыбку, и закрыла дверь своего кабинета. Похоже, Мартин унаследовал от отца бульдожью хватку.

   – Мартин! – Повысив голос, она кивнула на стул в углу.

   Сын хмыкнул, молча снял рюкзачок и сел. Жаль, что управлять Блейком с такой легкостью не получается…

   – Хочу есть.

   Вздрогнув, Джемма подняла голову от кипы больничных листов. Она так заработалась, что чуть не забыла про сына.

   – Не может быть. Ты же только что обедал.

   – Это было давным-давно.

   Джемма вздохнула. Может, у ребенка глисты? У него зверский аппетит, а выглядит… Кожа да кости! На всякий случай заглянула к себе в сумку: ничего съестного.

   – А разве у тебя нет с собой конфет? – спросила она.

   Мартин насупился и обиженно буркнул:

   – Откуда? Ты же запрещаешь таскать с собой сладкое.

   Достав из кошелька мелочь, Джемма вручила ее сыну.

   – Купи что-нибудь в магазине и мигом назад. И не вздумай совать нос не в свои дела. Ясно?

   – Ясно. Что я, маленький?

   Притянув сына к себе, Джемма чмокнула его в лоб и отпустила. Мартин с четырех лет отличается редкой самостоятельностью. Не в пример мамочке…

   Она снова углубилась в компьютерную распечатку сводки пропущенных рабочих дней за последний год. Салли Филлипс… Семь пропусков, и ни одной справки от врача! Скрипнув зубами, Джемма поставила на характеристике Салли жирный минус. Салли любили за веселый нрав, да и работала она неплохо – когда соизволяла почтить цех своим присутствием. Надо быть реалисткой: вряд ли ей найдется место на заводе Блейка…

   Морин Роберте… Это особый случай. Пропусков у нее много, но все по уважительной причине: в начале года перенесла тяжелую операцию. Составляя характеристику, Джемма не поскупилась на лестные эпитеты. И не погрешила против истины. Только прислушается ли к ее мнению Блейк? Джемма прикусила нижнюю губу. Скоро у нее будет мозоль…

   Джемма решила выпить кофе. Она потянулась и, достав чайник, потрясла его, проверяя, достаточно ли в нем воды.

   А где Мартин?! Господи, да его нет уже двадцать минут! Ну что она за мать?! Бегом спустившись вниз, Джемма выскочила через главный вход на улицу и понеслась к магазину. Если играет с хозяйским сыном, она ему задаст!..

   – Да, миссис Давенпорт, он заходил, но сразу ушел.

   Джемма похолодела от ужаса. Надо было пойти вместе с ним. Зачем отпустила ребенка одного? А вдруг с ним что-нибудь случилось?! Где он?! В голове рисовались картины одна страшнее другой.

   Джемма выскочила из магазина и помчалась назад на завод. Может, позвонить в полицию? Нет, пока не стоит. А то еще решат, будто она истеричка. Сначала надо обыскать весь завод. Вот этим она и займется.

   В цеха Мартин не пойдет. В этом Джемма не сомневалась. Значит, искать нужно в другом месте. Она решила начать с корпуса управления.

   Мартин… Джемма попробовала поставить себя на его место. Куда бы он пошел? Разумеется, если бы ему разрешили пойти, куда он захочет. Нет, лучше об этом не думать!

   Ну конечно, ему надоело сидеть на одном месте, вот он к решил побродить в свое удовольствие. Она придушит этого паршивца, как только до него доберется.

   Только бы найти! Джемма с трудом сдерживала слезы. Неужели с ним что-то случилось? Нет! Даже думать об этом нельзя. Нужно взять себя в руки.

   – Вы не видели здесь мальчика? – спросила Джемма, распахнув дверь кабинета на втором этаже и заглядывая внутрь.

   За компьютером сидел какой-то незнакомый мужчина. От неожиданности он вздрогнул и молча покачал головой. Захлопнув дверь, Джемма побежала к следующему кабинету и так дальше, пока не обежала весь этаж. Мартина никто не видел…

   Только не надо паниковать. Ведь остался еще верхний этаж. Наверняка он там. Может, заболтался с пожилой дежурной, у которой есть внуки…

   Джемма остановилась на лестничной площадке и сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться. Надо держать себя в руках. Если она будет носиться по кабинетам как полоумная, того и гляди, вызовут охрану и выдворят ее с территории завода.

   Она собралась подняться на третий этаж, но тут сверху послышались знакомые шаги. Она стремглав помчалась навстречу и схватила сына в охапку.

   – Где ты был, паршивец! – истошно закричала Джемма.

   Мартин испуганно вытаращил на мать голубые глазенки. Она ни разу в жизни не поднимала на него руку, но сейчас чуть не ударила.

   – В магазине. И мигом назад.

   В глазах сына стояли слезы, и Джемма тут же перестала сердиться. Мартин никогда не плакал. Хотя она говорила ему, что мальчикам тоже можно плакать, но, что бы ни случалось, Мартин еще ни разу не плакал.

   – Зачем ты пошел наверх?

   – А мне разрешил один дядя. Он меня знает. И тебя тоже знает. Мы с ним поговорили. А со знакомыми разговаривать можно, да?

   Джеймс! Наверное, еще не уехал, вот и решил поболтать с ее сыном. Не подумал, что она станет беспокоиться…

   – Ну ладно, Марти. Я знаю, с кем ты разговаривал, только пообещай мне, что в следующий раз сначала придешь ко мне и скажешь, куда собираешься. Договорились?

   – Договорились, мама.

   Потрепав сына по макушке, Джемма прижала его к себе.

   – Я за тебя беспокоилась.

   – Извини, мама, – буркнул Мартин.

   Она обняла его еще крепче.

   – А ты извини, что я на тебя накричала, – шепнула она и, взяв сына за руку, повела к себе в кабинет. На сегодня с нее приключений хватит.

   Она услышала звонок телефона еще за дверью.

   – Миссис Давенпорт, будьте добры, поднимитесь к нам на минутку! – попросила дежурная с третьего этажа.

   – Иду. – Джемма положила трубку. Наверное, Джеймс решил сказать ей, какой замечательный у нее сын. – А ты сиди и не смей никуда уходить! – велела она Мартину, закрывая за собой дверь.

   Когда она подошла к вахте, дежурная жестом разрешила ей пройти.

   – Прошу вас, Джеймс, больше меня так не пугайте! Я чуть с ума не сошла. Решила, что Мартина похитили! – начала с порога Джемма, входя в приемную.

   – А это не я, миссис Давенпорт, – смущенно буркнул тот. – С вами хочет поговорить Блейк.

   – Не вы? – растерялась Джемма.

   Джеймс взял ее за локоть и проводил в кабинет босса.

   – Закрой за собой дверь, – раздался голос Блейка.

   У Джеммы екнуло в груди. Он стоял к ней спиной, вцепившись в подоконник, будто под ним проваливался пол.

   – Ты здесь? – глупо спросила она.

   – Я знал, Джемма, что ты способна на многое, но чтобы за моей спиной сотворить такое… – Он обернулся к ней с искаженным ненавистью лицом, и Джемма приросла к полу. – Это мой ребенок? Ты обманула Адриана и вышла за него замуж, будучи беременной моим сыном?

   – Нет. – Джемма отчаянно затрясла головой.

   – Не смей мне лгать!

   Он подошел к ней вплотную, и Джемма запаниковала. Она закричала, да так истошно, что сама испугалась своего крика.

   Дверь приоткрылась, и Джеймс, заглянув в кабинет, спросил:

   – У вас все в порядке?

   – Джеймс, я вас не звал! – рявкнул Блейк.

   – Пожалуйста, останьтесь! – взмолилась Джемма. В такой ярости она видела Блейка впервые. Да он и убить может!

   – Закройте дверь!

   – Нет!

   Схватив Джеймса за руку, Джемма вцепилась в него изо всех сил, а Блейк пытался ее оттащить.

   – Блейк, успокойтесь! Наверняка есть другой способ решить вопрос.

   Вполголоса ругнувшись, Блейк отошел в сторону. Повернулся к ним спиной, грохнул кулаком по стене и процедил сквозь зубы:

   – Вы правы, Джеймс. Если я ее придушу, то сам окажусь за решеткой.

   Джемма вся дрожала, и Джеймс, обняв ее за плечи, смущенно пробормотал:

   – Я уверен, это какое-то недоразумение…

   – Недоразумение?! Боже праведный, она и вас обвела вокруг пальца! Она хитрая, лживая… Посмотрите на нее, Джеймс! Ради этой женщины я был готов на все. А теперь не дам и грязи с ботинка.

   – Ты все не так понял! – простонала она.

   – Неужели?! Думаешь, и на этот раз выкрутишься?! Посмотри на меня! Посмотри мне в лицо, если у тебя хватит духу, и скажи, что этот мальчик не мой сын.

   Джемма подняла голову. Подступившие слезы высохли на глазах, а душа разрывалась от боли.

   – Думаю, меня это не касается, – тихо сказал Джеймс. – Миссис Давенпорт, если я вам понадоблюсь, я за дверью. Только позовите.

   Блейк мрачно кивнул.

   – Я не виню вас, Джеймс. Уходите скорее, пока она и вас не отравила.

   – Вы знаете, где я, – шепнул Джеймс, сжав ей ладонь, и вышел, прикрыв за собой дверь.

   – Ну и что дальше, Джемма? Снова будешь врать? – Блейк подошел к ней так близко, что она слышала его дыхание.

   – Может, тебе помочь? Ведь у меня есть доказательства, что Мартин мой сын.

   – Доказательства? – переспросила она еле слышным шепотом.

   – Да, представь себе, у меня есть доказательства. Спасибо родному приюту! Каждый год в день рождения нас снимали и дарили на память фото. Вот мы и сравним мои детские фотографии с фотографиями Мартина. А заодно, Джемма, я посмотрю, как рос мой сын все эти девять лет, черт бы тебя побрал!

   – Ты не хотел ребенка!

   – А ты не оставила мне выбора! Сказала Адриану, будто это его сын, заставила на себе жениться, а потом попользовалась им на всю катушку.

   – Нет! Все было совсем не так! Я… – Она схватила его за рукав, но он ударил ее по руке с брезгливой миной, будто она кусачая мошка.

   – Лучше заткнись! Не желаю слушать твои оправдания. Джемма, ты одурачила меня в последний раз. Больше этого никогда не случится. Больше не поверю ни единому слову.

   – Что ты намерен делать? – Джемма подумала о сыне, и мозг ее лихорадочно заработал. Не хватало еще, чтобы чужой дядя вломился к Мартину и поведал со слезой во взоре, что он его родной папочка! Этому не бывать! Ей и в голову не могло прийти, что Блейк придумал кое-что похуже.

   – Что я намерен делать? – Его губы скривились в злой усмешке. Он подошел к столу и сел. – Я скажу тебе, Джемма, что намерен делать. У тебя есть кое-что, что по праву принадлежит мне, и я намерен восстановить справедливость.

   – Что за глупости! – возмутилась Джемма, а сердце ударило в горло.

   – Глупости? – притворно удивился он. – Я бы так не сказал. Мы с тобой люди цивилизованные, так что предлагаю поделить мальчика. Поровну. По-моему, весьма разумно. Девять лет он был с тобой. А теперь моя очередь, так что следующие девять лет он будет со мной. Ну а потом, когда Мартин станет взрослым, он сам решит, с кем ему остаться.

   – Ты просто псих. Ведь мальчик живой человек, а не акционерное общество. Его нельзя разделить на части и продать.

   – А я не собираюсь его продавать. – Блейк закинул ноги на стол и устроился в кресле поудобнее.

   – Я тоже не собираюсь! Блейк, ты его не получишь. Для начала тебе придется меня убить.

   – Неплохая мысль! – Блейк смахнул с брюк пушинку. – Ты себе и представить не можешь, с какими людьми мне доводилось общаться последнее время.

   Выждав, пока Джемма поняла, что он имеет в виду, и заметно побледнела, Блейк покачал головой.

   – Нет, пожалуй, это не лучший вариант. Пусть суд решит, кому быть опекуном ребенка. Согласна?

   – Согласна. Ни один суд не сделает тебя опекуном. Ребенку десятый год, а ты видишь его впервые. Только время зря потеряешь.

   – Как знать! – Блейк встал и потянулся. – Говорю тебе, Джемма, с тех пор как я уехал из Саннертона, с кем я только не общался! И с преступниками, и с судьями… Всех и не упомнишь… Ты представить себе не можешь, чего только люди не сделают за деньги. Хотя, что это я? – Его лицо стало жестким. – Вот ты-то как раз имеешь об этом полное представление!

   – Блейк, нам нужно поговорить обо всем серьезно.

   Она протянула к нему руку, но он отвернулся и выдвинул верхний ящик картотеки.

   – Кто мешал тебе поговорить со мной десять лет назад? Теперь говорить поздно! – Вытащив нужную папку, с грохотом задвинул ящик. – С этого момента мы с тобой будем общаться исключительно через адвокатов.

   – Блейк, что с тобой стало? – с грустью спросила она.

   – А ты не знаешь?! Убирайся! Мне нужно сделать несколько звонков. Думаю, тебе тоже есть чем заняться.

   – Блейк, пойми, я не знала, что забеременела. А ты сказал, что я должна избавиться от…

   Договорить она не успела. Подбежав к ней, он вытолкал ее из кабинета, крикнув в открытую дверь:

   – Джеймс! Проводите эту женщину и ее ребенка за территорию завода. Пусть ее рассчитают и выплатят все, что причитается. Она здесь больше не работает.

Глава 8

   В понедельник утром Джемма поднималась на верхний этаж, исполненная решимости дать бой любому, кто попробует помешать ей прорваться к Блейку.

   Неудивительно, что в прошлый четверг, узнав, что у него есть сын, он был потрясен. Вот и наговорил сгоряча Бог знает что… Но за три дня, надо думать, успел привыкнуть к этой мысли и наверняка остыл. Да и зачем ему вдруг понадобился ребенок, если до этого момента он вовсе не стремился стать отцом? А судами пугал ее просто так, для острастки…

   Джемма успокаивала себя как могла, но на подступах к кабинету сердце набрало обороты. Если Блейк хотел ее напугать, он в этом преуспел. Последние три дня Джемма не отпускала от себя Мартина ни на шаг. Ее преследовали страшные картины: сын беззаботно играет, к нему подкрадываются два громилы, хватают и тащат в машину… Рано утром она отвезла Мартина к матери: оставлять его на соседей не отважилась, а у бабушки его никто не найдет. (После смерти отца мать Джеммы переехала, так что Блейк ее адреса знать не может.)

   – Мне нужно поговорить с мистером Адамсом. Будьте любезны, сообщите ему, что я пришла.

   – Мистера Адамса сегодня не будет, – поведала секретарша, не скрывая удовольствия.

   – А Джеймс здесь?

   – Мистер Форсайт сопровождает мистера Адамса.

   Джемма сомневалась, верить ли секретарше: может, Блейк специально проинструктировал выпроваживать ее с завода?

   – Я проверю, с вашего позволения! – Джемма с решительным видом прошла мимо секретарши, не дожидаясь, пока та наберется наглости ее задержать.

   Однако ее старания пропали даром. Ни Блейка, ни Джеймса на месте не оказалось. Джемма заглянула в комнату, где раньше делали фотокопии.

   – Миссис Давенпорт! Какой приятный сюрприз! – с улыбкой приветствовал ее юрист Блейка. – А я как раз собирался звонить вам, чтобы договориться о встрече.

   – В самом деле?

   – Представьте себе. А вы, часом, не читаете мыслей на расстоянии?

   – Не знаю. В этом пока что не замечена.

   Юрист расхохотался так, словно она удачно пошутила, и жестом пригласил ее сесть напротив.

   – Надеюсь, вы уделите мне пару минут?

   Джемма села и улыбнулась. Она не доверяла этому типу, но нужно постараться выудить из него максимум информации.

   – Отлично. – Он с довольным видом потер руки.

   Джемме пришло в голову, что он похож на старого скупердяя, но она отогнала ненужные мысли. Надо постараться быть с ним любезной: теперь это единственная связь с Блейком.

   – И о чем же вы хотели со мной поговорить? – спросила она, прерывая вежливый треп о погоде.

   Прочистив горло, юрист выпрямился.

   – Я должен сообщить вам намерения моего клиента относительно вас и вашего сына.

   Джемма насторожилась.

   – А ваш клиент, насколько я понимаю, Блейк Адамс?

   Юрист оценил ее догадливость приторной улыбкой.

   – Мистер Адаме уполномочил меня передать вам свои предложения относительно Мартина. Могу ли я вкратце изложить их вам прямо сейчас или вы предпочитаете выслушать их в присутствии вашего адвоката?

   – Давайте не будем откладывать. – Джемма прикусила нижнюю губу. Признаться, на это она никак не рассчитывала. Выходит, Блейк не шутил?

   – Тщательно все обдумав, мистер Адаме пришел к выводу, что для всех заинтересованных сторон наилучший выход – полный разрыв отношений. Мистер Адамс забирает Мартина и выплачивает вам сто тысяч фунтов с тем, чтобы вы могли начать новую жизнь.

   Джемма обомлела. Что это, шутка?! Она пристально смотрела в лицо юристу, и у нее застучало в висках. Одно из двух: либо он первоклассный актер, либо говорит серьезно.

   – Ребенок будет обеспечен всем самым лучшим, – продолжал он, – а вы с разрешения мистера Адамса сможете с ним видеться. Если вы отклоняете щедрое предложение моего клиента, он подает на вас в суд. Полагаю, в таком случае мой клиент получит ребенка, а вы не получите ни гроша.

   Взяв со стола сумочку, Джемма с грохотом отодвинула стул и встала.

   – Передайте вашему клиенту, пусть идет к черту!

   – Миссис Давенпорт, я бы на вашем месте не принимал столь поспешных решений. – Открыв папку, юрист достал оттуда листок бумаги. – Вот чек от мистера Адамса на полную сумму. Вам остается лишь подписать кое-какие документы.

   – Позвольте взглянуть.

   Юрист протянул ей чек. Джемма смотрела и не верила глазам. Все как надо: сумма прописью, внизу подпись Блейка… И выписан чек действительно на ее имя. Значит, это не кошмарный сон… Одним движением она порвала чек пополам, сложила и снова порвала. Джемма рвала чек до тех пор, пока он не превратился в горстку конфетти. Сгребла со стола, подбросила в воздух и с видимым удовольствием проследила, как бумажки кружась падают вниз.

   – Миссис Давенпорт, вы поступили очень глупо! – заметил юрист, стряхивая с костюма клочки бумаги.

   – Не глупее вашего босса, – парировала Джемма.

   – Я настаиваю на том, чтобы вы как следует подумали над предложением мистера Адамса. Ручаюсь вам, если вы решите его принять, мой клиент выпишет вам новый чек.

   Джемма вздохнула. Интересно, он у Блейка в штате или получает комиссионные?

   – Мистер Уорд, у вас есть дети? – спросила она.

   – Да. У меня дочка.

   – Сколько ей?

   – На следующей неделе исполнится годик. – И он расплылся в улыбке.

   – Прекрасный возраст! Уже ходит?

   – Пошла. В прошлую субботу. Я как раз сидел с ней, а жена отошла на кухню. Она так расстроилась, что я не позвал ее посмотреть, как наша… – Он осекся и взглянул на нее с подозрением.

   Джемма улыбнулась.

   – Мистер Уорд, а вы бы продали свою дочку за сто тысяч фунтов? Это большие деньги. Подумайте как следует. Купите себе «феррари»…

   Тот смотрел ей в глаза, но молчал.

   – Моему Мартину десятый год. Он со мной в девять раз дольше, чем вы со своей дочкой. Увидите своего босса, попробуйте ему это растолковать. Вместо того чтобы рассказывать, как я глупо поступила, разорвав чек.

   – Непременно передам ему ваши доводы. – Юрист встал, давая понять, что больше ее не задерживает. Судя по постной физиономии, он сообразил: плакали его денежки…

   – Я могу передать свои доводы Блейку сама, если вы скажете, где он.

   – Мистер Адаме уехал по делам. Полагаю, на этой неделе его не будет, – туманно ответил Уорд.

   – А где он?

   – Не могу сказать.

   – Может, скажете номер телефона?

   – Извините, не могу.

   – Да будет вам, мистер Уорд! Вы прекрасно понимаете, что я сумею его разыскать. Достаточно обзвонить все филиалы.

   – В таком случае, миссис Давенпорт, именно так и сделайте! Только, боюсь, он не станет с вами разговаривать, даже если ваши поиски увенчаются успехом.

   Окинув его презрительным взглядом, Джемма вышла из кабинета, похвалив себя за то, что на этот раз придержала язык. Она спустилась вниз в приемную, где, на ее удачу, сидела Мойра. Она сказала, что ей поручено передавать все звонки мистеру Адамсу в головную контору, и даже собственноручно записала Джемме номер телефона.

   Вернувшись домой, Джемма тут же позвонила в головную контору и через пару минут имела всю необходимую информацию. Блейк уехал в Бирмингем на завод компьютерных комплектующих. Прикинувшись одним из поставщиков стекольного завода, она позвонила в Бирмингем.

   Когда на том конце ответили, Джемма передумала и попросила позвать Джеймса. Может, с его помощью удастся выйти на Блейка?

   – Миссис Давенпорт? – удивился Джеймс.

   – Лучше Джемма.

   – Полагаю, миссис Давенпорт, при сложившихся обстоятельствах лучше поддерживать официальные отношения.

   – Джеймс, а вы тоже меня терпеть не можете? Вернее, мистер Форсайт.

   – Ну что вы! Ничего подобного.

   – Поймите, вы знаете лишь одну версию этой истории.

   – К вашему сведению, миссис Давенпорт, я не знаю ни одной версии. Блейк никогда не обсуждает со мной свои личные дела.

   – Джеймс, я прошу вас, мне нужно с ним поговорить.

   – Миссис Давенпорт, он не станет с вами разговаривать. Он просил передать, что…

   Джеймс запнулся, и Джемма догадалась: он хочет смягчить слова Блейка. – Он просил сказать, что будет общаться с вами только через вашего адвоката.

   – А вы не могли бы передать ему, что мне очень нужно сказать ему одну вещь? Это займет всего пару минут, но это очень важно.

   – Разумеется, передам, миссис Давенпорт. Только вряд ли это что-то изменит. Извините.

   Так оно и вышло: Блейк с ней разговаривать не стал. Положив трубку, Джемма от расстройства принялась мыть пол на кухне. Оттерев его до зеркального блеска, снова набрала номер компьютерного завода в Бирмингеме.

   – Говорит мисс Фиона Митчелл, адвокат миссис Давенпорт. Будьте добры, соедините меня с мистером Адамсом, – сказала она не терпящим возражений тоном.

   Блейк хочет общаться с ней через адвоката? Пожалуйста! Пусть думает, что ему звонит адвокат.

   Секунды складывались в минуты, и Джемма порадовалась, что пока обходится без услуг адвоката. Уж они-то ценят свое время!.. А ей и так придется отвалить немалые деньги за телефонные разговоры.

   Наконец в трубке щелкнуло. У Джеммы екнуло в груди, и она вся собралась, словно перед прыжком в воду.

   – Извините, что заставил вас ждать, мисс Митчелл, – любезным тоном сказал Блейк. – Чем могу быть полезен?

   Джемма сделала глубокий вдох.

   – Блейк, дай мне две минуты. Пожалуйста! Больше я тебя ни о чем не прошу. Только не вешай трубку! – И она замерла от страха.

   На ее удивление, он не повесил трубку.

   – Время пошло. Поторапливайся, – буркнул он.

   – Я знаю, ты меня ненавидишь и хочешь наказать, и я тебя вполне понимаю. – Слова сыпались как горох. – Но я тебя умоляю, Блейк, подумай о Мартине. Ведь он еще совсем ребенок. И только что потерял человека, которого считает своим отцом. Сейчас он очень легко раним, и, что бы ты обо мне ни думал, я хорошая мать. Он меня любит. Если ты отнимешь его у меня, он этого не выдержит. Вспомни, каково тебе было, когда тебя бросила мать, и как ты себя чувствовал, когда попал к чужим людям. Блейк, неужели ты на самом деле хочешь, чтобы твой родной сын страдал, как и ты?

   – Ладно.

   – Что ладно?

   – Две минуты кончились.

   Раздался щелчок, и в трубке стало мертвенно-тихо.

   Джемма еще долго сидела с трубкой в руке, словно надеялась, что ее мысли неведомым образом передадутся по линии. Она испробовала все. Что теперь делать? Одно она знала точно: если она снова позвонит, разговаривать с ней Блейк не станет. Мяч у него на площадке. А ей остается только ждать.

   Опершись о стену, Блейк сделал несколько глубоких вдохов и открыл дверь зала заседаний фирмы «Карлтон компьютерз». Вернулся на свое место и попытался сосредоточиться на отчете коммерческого директора. Дохлый номер!.. Голова как чугунная: слова отскакивали, оставляя после себя пустой звук.

   – Спасибо, Питер! – сказал Блейк, когда тот остановился перевести дыхание. – Я очень доволен вашей работой. Продолжайте в том же духе. – И он вышел.

   Джеймс вышел вслед за ним, улыбаясь от уха до уха.

   – Что так весело? – спросил Блейк, когда они шли к вертолету.

   – Да так, ничего.

   – А почему вы смеялись?

   – Я не смеялся.

   – Ну улыбались. Не придирайтесь к словам.

   Джеймс ухмыльнулся.

   – Они-то думали, что вы устроите им грандиозный разнос. Видели бы вы их физиономии, когда вы их похвалили!

   Блейк нахмурился.

   – Знаю. Но я совершенно выдохся. Перенесите визит на следующий месяц.

   – Хорошо. – Достав блокнот, Джеймс сделал себе памятку.

   – У вас больше нет парацетамола? Голова раскалывается…

   Замедлив шаг, Джеймс открыл портфель и достал таблетки и маленькую бутылку с минеральной водой.

   – Спасибо, дружище, из вас получится прекрасная жена! – пошутил Блейк и с благодарностью улыбнулся.

   – Может, вам стоит выговориться? – предложил Джеймс.

   Блейк пристально взглянул в приветливое открытое лицо своего помощника. Славный парень, только чем он может помочь?

   – Спасибо, дружище. – Он похлопал Джеймса по плечу. – Но я должен разобраться во всем сам.

   Вертолет приземлился на площадке на территории отеля в Уолсолле: утром предстоял еще один деловой визит. Блейк устало побрел к себе в номер, а Джеймс, воспользовавшись свободным временем, отправился бродить по городу.

   – Господи, как же я устал… – пробормотал себе под нос Блейк, открывая дверь в номер.

   Еще один безликий гостиничный номер: упаковки с мылом, бутылочки с парфюмерией, электрический чайник, пакетики с сахаром и кофе, пластмассовые коробочки с искусственными сливками… Все аккуратно разложено, все до тошноты одинаковое. Блейк подошел к окну и распахнул его настежь. Когда же перестанет стучать в голове?!

   Решил принять душ. В другое время он пошел бы в тренажерный зал – Джеймс бронировал номера исключительно в отелях с самым современным спортивным оборудованием, – но сейчас его силы были на нуле. С трудом заставил себя раздеться и пошел в душ.

   Постояв под теплым душем, Блейк почувствовал себя чуть лучше. Надел тенниску и джинсы, заказал по телефону в номер настоящий кофе. Надо успеть прочитать доклад перед завтрашней встречей, так что не стоит откладывать это на потом. Вдруг голова снова разболится… Когда зазвонил телефон, Блейк прочел больше половины, а когда положил трубку, головная боль навалилась с новой силой.

   Звонил Алекс Уорд. Извинился, что звонит в отель, и доложил, что прождал звонка миссис Давенпорт до пяти часов, но она так и не изменила своего решения.

   Блейк прилег на кровать и закрыл глаза. Дело не в том, что Джемма не приняла его предложения. Если честно, с его стороны оно не было серьезным. Просто хотел выяснить, как низко она может пасть. Дело в том, что Джемма снова завладела всеми его мыслями, а ведь ему с большим трудом удалось на некоторое время избавиться от этого наваждения.

   Вспомнив негодующий отчет Уорда, Блейк невольно ухмыльнулся, представив себе, как Джемма рвет чек на мелкие клочки. Какая бы она ни была, для него имеет значение, как она относится к сыну. К его сыну. К их сыну. Блейк повторял слово «сын» снова и снова, и ему казалось, будто он на полном ходу врезается в кирпичную стену.

   Нужен ли ему сын? Если быть до конца честным, то ответ отрицательный. Но факт остается фактом: Мартин – его плоть и кровь. Девять лет он знать не знал о существовании этого ребенка. Другой мужчина считал себя его отцом. Неважно, почему Джемма сделала то, что сделала, – простить ее он никогда не сможет. Но он имеет право знать правду.

   Сняв трубку, Блейк позвонил Джеймсу на мобильный.

   – Договоритесь с миссис Давенпорт о встрече. Да, Джеймс, в понедельник на заводе. Если можно, утром. Отмените встречу с Хэрри Шоу. Я приму его в четверг. Нет, больше никого, только она и я.

   Блейк почувствовал облегчение. Решение принято. Теперь он не намерен разгадывать ее загадки. Работа изощренного ума Джеммы всегда была для него тайной за семью печатями, но больше напрягать свою голову по этому поводу он не станет. Хватит!

   Блейк встал и потянулся. Мышцы онемели от бездействия. Нужно дать им нагрузку. Переодевшись в спортивные брюки, он пошел в тренажерный зал.

Глава 9

   – Пришла миссис Давенпорт, – сообщила секретарша по телефону внутренней связи.

   Блейк взглянул на часы. Явилась на пять минут раньше. Неплохо для начала… Он бы не удивился, если бы она вломилась с опозданием на полчаса и начала бы плести всякие небылицы, – словом, играла бы в свои игры.

   – Я скоро освобожусь. – Откинувшись на спинку кресла, он не спеша допил кофе и принялся листать «Файнэншл тайме». Через пятнадцать минут встал, поправил галстук, застегнул пуговицы на пиджаке и вышел в приемную. – Заходите, пожалуйста! – пригласил Блейк.

   Джемма подняла голову, и у него перехватило дыхание. Вид у нее был скверный. Она была хорошо одета и аккуратно причесана, но лицо посерело и осунулось. Под глазами темные круги, глаза впали, утратили блеск и покраснели от слез. Она выглядела лет на десять старше.

   – Я попрошу, чтобы нам принесли кофе, – сказал он, оставляя ее в кабинете. Зашел в ванную и прислонился щекой к прохладной керамической плитке.

   Господи, неужели это его рук дело?! Да, Джемма его страшно обидела и он хотел, чтобы она страдала, но, увидев ее страдания, почувствовал себя законченным негодяем. Когда он отнял у нее завод, она ничуть не огорчилась. Казалось, будто он сделал ей большое одолжение, что его весьма раздосадовало. Но угроза, что он отнимет у нее сына, ее сломала.

   Итак, его план сработал. И что в результате? Он сам себя возненавидел. Где радость победы? Джемма снова одержала верх. Вымыв руки, Блейк вернулся в приемную, заказал кофе и вошел в кабинет.

   Блейк смерил сидящую перед ним женщину наметанным взглядом, пытаясь определить по ее позе слабые места. (Он всегда так поступал, имея дело с деловыми партнерами, а тем паче противниками.) Джемма сидела, чуть сгорбившись и стиснув кулаки. Одно из двух: либо его угрозы ее подкосили, либо она очень умна.

   Вошла секретарша с подносом, а Блейк продолжил изучать Джемму. Кожа под глазами выглядит неестественно темной. Он припомнил, как познакомился на деловом ужине с одной дамой, которая работала гримером на Би-би-си. Весь вечер она веселила его байками про спецэффекты. Может, Джемма тоже прибегла к маленьким женским хитростям? Размазала под глазами тени, обвела глаза красным карандашом или еще что-нибудь в этом духе…

   Пододвинув к ней кувшинчик со сливками, Блейк смотрел, как она наливает их в чашку с кофе. Казалось, будто она вот-вот выронит кувшинчик из рук. Поставив его на поднос, она не сразу взяла в руки ложку и стала размешивать с таким трудом, что Блейку захотелось вырвать у нее ложку из рук и сделать это самому. Либо она первоклассная актриса, либо восприняла все его угрозы всерьез.

   – Джемма, ты плохо выглядишь, – сказал он.

   – Спасибо, – ответила она без тени сарказма. Блейку это совсем не понравилось. Может, она его не слушает? Ну и что теперь делать?

   – А где Мартин? – спросил он, чтобы поддержать беседу и потянуть время.

   Реакция Джеммы его поразила.

   – Не скажу! – выпалила она. – И не надейся, Блейк! Ты его не получишь! – Казалось, от ее тела исходит электрический разряд, а глаза мечут искры.

   – Ты напомнила мне передачу про диких животных. Так львица нападает на того, кто угрожает ее львятам, – с усмешкой заметил Блейк.

   – Да, я нападу на любого, кто угрожает Мартину.

   – Могу себе представить… – Вот это уже больше похоже на Джемму. – Но ведь он не только твой. А ты делаешь вид, будто запамятовала. Удобная позиция… Обвиняешь меня в цинизме, пеняешь, что отношусь к жизни как к бизнесу, а сама? Разве сама поступаешь не точно так же? Передала отцовство другому мужчине, словно это пакет акций.

   – Блейк, что ты городишь! Да если бы я тебя послушалась, мы бы сейчас с тобой не разговаривали! И никакого Мартина на свете не было бы. Его выбросили бы в мусоропровод или еще куда-нибудь… уж не знаю, куда там девают плод после аборта.

   Блейк вздрогнул и закрыл глаза. Убеждения это одно, а кудрявый голубоглазый мальчик – совсем другое…

   – Ты права, Джемма! Но, пойми, я говорил отвлеченно. Ведь я не знал, что ты носишь моего ребенка. А если бы знал, все могло бы быть иначе.

   – Если бы я думала, что все могло бы быть иначе, я бы тебе сказала. Но я не могла позволить уничтожить нашего ребенка.

   – Думаешь, я бы силой потащил тебя в больницу на аборт?

   – Нет, но наверняка постарался бы меня отговорить. Блейк, у тебя всегда был сильный характер. Знаешь, я даже немножко тебя побаивалась…

   Блейк удивленно вскинул брови. Вот так новости!..

   – Побаивалась? Не смеши меня! Я любил тебя, Джемма. Да я бы все для тебя сделал!

   – Но только не ребенка.

   Стиснув кулаки, Блейк едва не заскрипел зубами. Он с трудом сдерживал себя. Ну и что теперь делать? Разве можно с ней разговаривать?! Она умудряется вывернуть все так, что кругом виноватым выходит он!

   – Ты мне ничего не сказала! – рявкнул он. – Этого я тебе никогда не прощу.

   – Позволь мне хотя бы объясниться.

   Она протянула к нему руку, но он отстранился.

   – Нет! – Блейк отлично знал, чего она хочет. Но он не намерен больше слушать ее россказни.

   Они сидели и смотрели друг другу в глаза – враги, навеки связанные общим ребенком.

   – Ты его не получишь! – прошептала Джемма и опустила глаза.

   – Я бы на твоем месте поостерегся делать подобные заявления! – вспылил Блейк.

   Черт, да у него и в мыслях не было забирать у нее ребенка. Узнав, что у него есть сын, он был настолько потрясен, что едва соображал, что говорит. Да и кто в здравом рассудке станет отнимать у матери сына? Но если она сию секунду не заткнется…

   – Извини, Блейк.

   Он ожидал чего угодно, только не капитуляции.

   – Теперь я понимаю, зачем люди нанимают адвокатов. В таком деле самим трудно разобраться… – добавила она.

   Блейк вздохнул. Не то слово…

   – Блейк, скажи, что ты собираешься делать. Пойми, я не желаю с тобой ссориться. Просто хочу, чтобы ты понял, как я люблю Мартина.

   Обхватив себя руками, она сидела с таким потерянным видом, что у Блейка сжалось сердце. Хотя Джемма причинила ему немало горя, он чувствовал себя виноватым.

   – Не стану делать вид, будто всю жизнь мечтал о ребенке. Я не лицемер. Но Мартин есть, и от этого никуда не денешься. И есть я. И от этого тоже никуда не денешься. – Заметив, как она болезненно сморщилась, он поспешно продолжил: – Мартин – моя плоть и кровь, и я чувствую себя ответственным за его судьбу. Нравится тебе или нет, Джемма, но я его отец. И намерен вести себя как отец.

   – Неужели ты не понимаешь, как его травмирует, если ты вот так вдруг вломишься в его жизнь?! Что ты предлагаешь? Чтобы я сказала ему: «Знаешь, Мартин, я тебе все время врала. Вот твой настоящий папочка. А тот, что умер, был понарошку». Да? Ну и как, по-твоему, ему это понравится?

   – Об этом нужно было думать десять лет назад. – Блейк начинал кипятиться. Вскочил, походил по кабинету, снова сел. – Джемма, доверься мне. Пойми, я не собираюсь вламываться в жизнь Мартина и бить наотмашь.

   – А что же ты собираешься делать? – Джемма растерянно заглянула ему в глаза.

   – Ничего. Придет время, и ты сама ему все скажешь. Когда он узнает меня получше.

   – Так ты не станешь добиваться опекунства через суд? Хочешь получить право посещения?

   Блейк заметил, что она вся обмякла от облегчения и у нее разгладилось лицо.

   – Зачем платить бешеные бабки адвокатам? И вообще, разве нельзя договориться без суда? – пробормотал он, с интересом наблюдая за ее реакцией.

   Джемма оживала на глазах. Выпрямилась, посвежела, глаза загорелись…

   – Конечно, можно! Мы сами все уладим. Я скажу Марти, что ты мой давнишний друг. Будешь приходить к нам, скажем раз в неделю, и со временем он к тебе привыкнет. Вот увидишь, Блейк, все получится!

   Блейк улыбнулся. Джемма улыбнулась ему в ответ, и так искренне, что он растрогался. Помолчав, чтобы скрыть свои чувства, не сразу ответил:

   – Джемма, мне этого мало.

   Он заметил, что глаза у нее снова потухли.

   – Я… я тебя не понимаю.

   – Все очень просто. Я собираюсь купить особняк в Уикстоне. При условии, что ты будешь вести хозяйство.

   – Как это? Что ты имеешь в виду?

   – Я хочу, чтобы ты с Мартином жила в особняке, как и прежде, и следила за домом. Словом, работала у меня экономкой или домработницей, называй как хочешь…

   – Не могу.

   – Почему? – Блейк нахмурился.

   Неужели она не понимает, что это условие, пусть и унизительное, несравненно лучше перспективы лишиться сына?

   Джемма вытаращила глаза.

   – Какая из меня домработница? Я не большая любительница порядка…

   Блейк расхохотался.

   – Что поделаешь! Придется нанять какую есть. – Почувствовав в душе нежность, постарался ожесточиться. Если бы она не предала его, он бы так ее любил…

   – Думаешь, все получится? – шепнула она.

   – По-моему, другого способа узнать сына поближе у меня нет. А ты, Джемма, подумай над моим предложением.

   Джемма кивнула.

   – Похоже, это идеальный выход. – Она потянулась к нему, желая взять его за руку. – Спасибо тебе, Блейк.

   Он отодвинулся.

   – Не надо, Джемма. Я не для тебя стараюсь. Я думаю только о том, как бы не навредить Мартину.

   Джемма снова кивнула и откинулась на спинку кресла.

   – Все равно, спасибо! – буркнула она и опустила глаза.

   Блейк следил за ней. Судя по нахмуренным бровям, опять что-то задумала. Интересно, что именно.

   Наконец она подняла на него взгляд.

   – Но ведь ты все время в разъездах…

   – Постараюсь почаще бывать на месте.

   Блейк часто оставался ночевать в отеле. Зачем тащиться в квартиру в Докландсе, если с утра снова уезжать? Представив себе собственный дом, где его ждут Джемма и его сын, Блейк подумал: надо быть осторожнее, а то недолго и привязаться…

   – Я планирую перевести головной офис компании на северо-восток. Тогда со временем у меня будет получше…

   – Ты ничего не делаешь вполовину. Думаю, твои сотрудники не придут в восторг, если компания переедет из Лондона на край света.

   Он улыбнулся и пожал плечами.

   – Ничего, постараюсь смягчить удар деньгами.

   – Понятно. А где ты собираешься разместить офис? В Ньюкасле?

   – Пока здесь, на стекольном заводе. Посмотрю, как пойдут дела.

   – Кстати, ты мне напомнил. – Джемма достала из сумки увесистую пачку. – Вот характеристики. Я закончила их дома. Правда, компьютерных распечаток у меня не было, так что я просто изложила свое личное впечатление о людях.

   – Ясно. – Взглянув на бумаги, он нахмурился. – А у меня сложилось впечатление, что последнюю неделю ты только и делала, что тряслась над Мартином.

   Взглянув ему в лицо, Джемма спокойно ответила:

   – Нужно же было чем-то заниматься, чтобы не сойти с ума.

   Блейк молча смотрел на нее. Перед ним сидела уже не та потерянная женщина, что полчаса назад вошла в его кабинет. Нет синяков под глазами, и лицо уже не такое бледное… Опять спецэффекты?

   – За это я тебе заплачу, – недовольным тоном сказал он. – Но, когда начнешь работать экономкой, на большие деньги не рассчитывай. Я узнаю расценки, будешь получать, как и все.

   – Отлично.

   Она смотрела в пол, так что Блейк не мог прочесть выражение ее лица. Может, все-таки пошлет его вместе с его предложением куда подальше?

   – И вот еще что. Будешь представлять мне подробный отчет обо всех расходах по дому, – продолжал он, не теряя надежды ее спровоцировать.

   Она молча кивнула.

   – Ну, что скажешь, Джемма? За месяц из главы фирмы прямиком в домработницы… Неплохая подвижка! – сделал последний выстрел Блейк, но пуля не попала в мишень.

   – Когда приступить к работе? – тихо спросила она, поднимая на него взгляд.

   Блейк пригладил волосы.

   – Чем скорее, тем лучше. Только сначала мне нужно посмотреть дом.

   – Если хочешь, приходи в среду к чаю. Ты успеешь подготовиться к встрече с Мартином, а я успею навести в доме порядок. Надо привыкать к новой работе.

   Блейк кивнул. Только Джемма могла заставить его чувствовать себя отъявленным негодяем.

   – Договорились. Увидимся в среду. – И он встал.

   – Приходи после трех, в любое удобное для тебя время, – сказала Джемма и вышла.

   На пляже было довольно людно, но Джемму это не волновало. Она сбросила туфли и побежала босиком по мелководью, вдоль кромки моря.

   Господи, как легко! Джемме казалось, будто всю неделю она тащила на плечах непомерную ношу, а теперь ноши больше нет. Она стала легкой, почти невесомой, и вот-вот поднимется в воздух и полетит как воздушный шарик.

   Джемма остановилась, поболтала ногой и шлепнула по воде со всего маху. Брызги разлетелись во все стороны, платье намокло, но ей было все равно. Джемма очень любила Уикстон и не хотела уезжать отсюда. Но, если бы Блейк снова стал стращать ее судами и своими обширными связями, она взяла бы Мартина и уехала куда глаза глядят.

   Она бежала по воде и смеялась от радости. Господи, какой чудесный день! Подслеповатое солнце пробивалось сквозь туманную дымку: к полудню будет жарко. Надо устроить пикник! Сейчас соберет сумку, возьмет Мартина от бабушки, и они поедут домой дальней дорогой, вдоль побережья. Пожалуй, стоит остановиться в Уитли-Бей: пусть Мартин вволю покатается на каруселях и качелях. Ребенок это заслужил: мамочка последнее время была не в лучшем виде.

   А как же она будет жить с Блейком под одной крышей?

   Джемма закрыла глаза и подставила лицо солнцу. Нет, она не станет думать о неприятном в такой чудный день. Ее переполняла радость: ведь все могло закончиться намного хуже.

Глава 10

   Чем дольше Джемма водила Блейка по особняку, тем мрачнее он становился. Впрочем, чему тут удивляться? Джемма до полуночи наводила порядок в комнатах на втором этаже. Дом построили еще во времена королевы Виктории, и тогда его обслуживала целая армия слуг. А не одна женщина, причем небольшая любительница носиться целый день с тряпкой по дому…

   – Джемма, цена непомерно завышена, – заметил Блейк, когда они вернулись на кухню и Джемма включила чайник.

   – Агент уверял меня, что цена вполне разумная, – возразила она.

   – Вот как?! И давно дом выставили на продажу?

   – Пару недель назад.

   – Два месяца, Джемма. Я навел справки.

   – Для такого большого дома это не так и давно. Агент сказал, если достать разрешение на перепланировку, здесь можно устроить платный интернат для престарелых, частную лечебницу или еще что-нибудь в этом роде.

   Блейк расхохотался.

   – Ну раз так, я просто обязан его купить. Не хочу, чтобы на голову бедным старичкам и старушкам сверзилась крыша.

   – Можно подумать, что дом в аварийном состоянии, – буркнула Джемма, насыпая растворимый кофе в чашки. Она собиралась сварить настоящий, но, как назло, куда-то запропастился кофейник.

   – Такие дома требуют постоянного ухода. Спасибо, что подсказал! – усмехнулась про себя Джемма. Уход требует немалых денег, а с деньгами у нее всегда было туго. Она заметила, что Блейк разглядывает сырое пятно в углу на потолке. Неужели считает, что она запустила дом из-за лени и нерадивости? Да будь у нее деньги, она давным-давно навела бы тут порядок! Кстати сказать, этот подтек сущий пустяк по сравнению с зияющей дырой на чердаке рядом со слуховым окном…

   – А куда подевался весь антиквариат? – спросил Блейк. – Помню, Адриан пригласил меня сюда и я решил, будто попал в Букингемский дворец.

   Джемма вздохнула. Войдя в особняк впервые, она почувствовала себя ребенком, которого привели в музей. Не хватало только табличек: «Руками не трогать». Впрочем, она и так еще долго не осмеливалась ни к чему притрагиваться.

   – После смерти отца Адриан почти все продал своему приятелю. Наверное, он годами брал у него взаймы под залог.

   – Понятно. – Блейк взял предложенную Джеммой чашку кофе и поставил на кухонный стол. – Сначала я намеревался купить кое-что из мебели, но не вижу ничего стоящего. Так что мебель можешь отправить на чердак или продать. Как хочешь.

   Помешивая кофе, Джемма исподтишка следила за Блейком. Выражение его лица не сулило ничего хорошего. Так оно и оказалось, и ждать пришлось недолго. Подняв голову, Блейк пристально взглянул на нее и заявил:

   – Джемма, учитывая обстоятельства, предлагаю тебе ровно столько, сколько нужно для покрытия всех долгов.

   – Но ведь это на пятьдесят тысяч меньше, чем я прошу! – Она едва не задохнулась от возмущения.

   – Но намного больше, чем бы я дал за этот дом при обычных обстоятельствах, – парировал он. – Если хочешь, найми независимого эксперта по оценке недвижимости. Я заплачу столько, сколько он скажет, но почти на все сто уверен, что в таком случае ты получишь еще меньше.

   Джемма подняла руки вверх.

   – Я доверяю твоему мнению. – И она не кривила душой. Ей сразу не понравился разодетый в модные шмотки юнец, которого прислали из агентства недвижимости. Просто очень хотелось верить в столь оптимистичный прогноз относительно стоимости особняка, вот и поверила.

   – Завтра утром позвоню агенту и попрошу оформить сделку побыстрее, – сказал Блейк. – Джемма, у меня к тебе просьба. Я понимаю, так не принято, но мне бы хотелось начать ремонт сразу, еще до оформления документов. Ты не возражаешь?

   Джемма пожала плечами.

   – Пожалуйста. Надеюсь, ты не разнесешь дом до основания, а потом возьмешь и раздумаешь покупать.

   – А это неплохая мысль! – Отпив глоток кофе, Блейк усмехнулся. – В любом случае, Джемма, выхода у тебя нет. Придется поверить мне на слово.

   Джемма вылила остатки кофе в мойку и сполоснула чашку. Похоже, выбора у нее нет. Придется довериться Блейку. Опрокинув чашку, поставила ее сушиться и обернулась. Блейк стоял, с ленивой грацией опершись на холодильник. За последний месяц он доставил ей немало мучений, но где-то в нем все еще жив мужчина, которого она страстно любила. Ну кому еще она может довериться?

   – А теперь я пойду позову Мартина. Ладно? – спросила она.

   – А где он?

   – Играет в парке с приятелем в футбол. Я быстро. Если хочешь, посмотри пока фотографии. – Джемма протянула ему альбом. Утром она пролистала его, чтобы вынуть фотографии Адриана, но их было так мало, что она передумала.

   Через десять минут она вернулась с Мартином. Тот был весь в грязи и крови. Она усадила сына на сушку для белья, пустила воду в мойку и достала из аптечки вату, антисептик и бактерицидный пластырь.

   – Сколько раз говорила, не смей драться! Это глупо, – ворчала она, снимая с сына кроссовки.

   – Лучше быть живым трусом, чем мертвым героем! – сказал Мартин, копируя мать, и подмигнул Блейку.

   – Не дерзи!

   – Я только повторил твои слова, – ангельским тоном возразил он.

   Джемма отмотала кусок ваты, смочила водой и начала промывать боевые раны.

   Мартин вскрикивал от боли и пытался увернуться.

   – Сиди смирно! Нужно смыть всю грязь, – сказала она, крепко держа сына за руку. – Так тебе и надо! Ну и что случилось на этот раз?

   – У нас хотели стащить мяч.

   – Кто?

   – Какие-то два парня. Старше нас… Лет тринадцати, – с гордостью сообщил Мартин.

   – Марти, учти на будущее. Лучше я куплю тебе другой мяч, чем ты придешь весь избитый. Договорились?

   – А они больше не придут! – убежденно заявил сын.

   Джемма принялась заклеивать многочисленные царапины и ссадины, чувствуя спиной молчаливое присутствие Блейка. Интересно, почему у него такой сердитый вид? Может, считает ее виноватой в том, что Мартин подрался? Думает, что напрасно отпустила сына одного гулять? Разве мыслимо следить за ребенком круглые сутки? Это невозможно, да и не нужно!..

   Джемме вдруг пришло в голову, что Блейк может захотеть высказать свое мнение относительно ее методов воспитания. Она захлопнула крышку аптечки. Это его право, только на этот раз она не станет молча внимать и доверять его мнению.

   – Хочу есть. Мам, можно чипсы?

   – Нет, нельзя. Ты сегодня уже съел целый пакет. Получишь сандвич, только сначала познакомься с нашим гостем.

   – А я его знаю.

   – Вот как?

   – Да, знаю. Я видел его на заводе в бывшем папином кабинете.

   – Это мистер Адамс. Помнишь, я тебе говорила? Он хочет купить наш дом.

   – Здравствуй, Мартин. Рад тебя видеть, – сказал Блейк хриплым голосом.

   – У вас что, горло болит? – спросил Мартин:

   – Да, у меня ларингит. – Блейк потер рукой шею.

   – По-моему, у меня тоже как-то раз это было. Да, мам?

   – С чем тебе сандвич? – спросила Джемма, доставая из пакета два куска хлеба.

   – С арахисовым маслом и паштетом.

   – Один с маслом, а другой с паштетом?

   – Нет, с тем и другим вместе.

   – Так невкусно.

   – Нет, вкусно. Это клево! Я ел такой сандвич дома у Кристофера.

   – Тогда давай помогай, доставай банки из холодильника. – Если он выпендривается, заставит его съесть все до последней крошки, а если ему на самом деле так нравится, ничего не поделаешь – каждому свое…

   – А что у нас сегодня к чаю? – спросил Мартин, жуя сандвич.

   – Пастушья запеканка.

   – Здорово! А во сколько сядем за стол?

   – В половине шестого.

   – Можно я пока посмотрю телик?

   Джемма кивнула. Блейк может пойти и посидеть с ним в гостиной, если хочет. Хотя не похоже, что он стремится к общению с сыном… Сам пугал, что отнимет у нее Мартина, а теперь не соизволил сказать сыну и двух слов.

   – Сегодня показывают «Звездных пиратов»! – завопил Мартин, выбегая из кухни.

   – Поставь на место свои кроссовки! – крикнула Джемма, но мальчика уже и след простыл. Она подняла их с пола и понесла во встроенный шкаф под лестницей.

   Отпустив руку от края стола, Блейк тупо смотрел на глубокий след на ладони. Ему и в голову не могло прийти, что он способен на подобные чувства. Скажи кто ему об этом еще вчера, он бы рассмеялся. Выскочив из кухни, он побежал в туалет. Мартин не должен видеть его в таком состоянии, а то еще подумает, что у них в доме поселится псих.

   Блейк запер дверь и прислонился к ней лбом. Мартин – вылитый он в его возрасте, вплоть до вечных синяков и ссадин… И как только Джемма может быть такой спокойной, когда сына поколотили? Попадись ему эти мальчишки, он бы им задал трепку…

   К горлу подступил комок, и перехватило дыхание. Мальчику десятый год. Девять лет сын рос без него. Девять лет он мог бы защищать его, мог бы стать частью его жизни…

   Блейк без сил опустился на пол – лишь бы не видеть своего отражения в зеркале. Оно словно издевалось над ним. В зеркале был человек, который еще вчера смеялся над рассказами своих коллег о детях, не понимая, зачем увеличивать население и без того перенаселенной планеты… А теперь этот человек старательно делает вид, будто не плачет, пытаясь преградить путь слезам плотно сжатыми ресницами.

   Блейк держался до последнего, но слезы одержали верх. И неудержимо потекли, прорвав заслон стиснутых пальцев. Блейк сдался. Уронил голову, опустил руки, и слезы потекли рекой.

   – Этот ребенок вечно разбрасывает по дому свои вещи. – Войдя в кухню, Джемма обнаружила, что разговаривает сама с собой. Куда подевался Блейк? Заглянула в гостиную, но там был только Мартин. Обратила внимание, что дверь в туалет закрыта. Так вот он где… Остается надеяться, что бачок сегодня в хорошем настроении и соизволил наполниться с тех пор, как спустили воду. – А теперь займемся запеканкой, пробормотала она себе под нос, достав ее из холодильника и отправив в духовку.

   Откровенно говоря, это не шедевр кулинарного искусства, но как-то раз в юности она приготовила Блейку тушеное мясо с луком, запеченное в картофеле, и ему понравилось. Наверное, теперь вкус у него стал более утонченным, ну ничего не поделаешь: пока что он у нее в гостях. Вот когда здесь поселится, будет сам составлять меню. А ей придется попотеть: кухарка она никудышная.

   Закончились «Звездные пираты», ненасытный Мартин пришел на кухню и получил стакан молока. Джемма составила список продуктов на завтра и успела навести порядок в буфете, а Блейка все не было.

   Может, она его чем-то расстроила? И не заметила, как он ушел и даже не соизволил попрощаться? Джемма вышла в холл и выглянула в окно: машина Блейка на месте. А дверь в туалет по-прежнему закрыта. Господи, неужели опять замок заклинило?! Кошмар! Можно себе представить, каково сейчас запертому изнутри Блейку… Ну конечно, он постеснялся ее позвать. Осторожно постучав в дверь, Джемма спросила:

   – Блейк, с тобой все в порядке?

   Раздался сдавленный стон, а потом шум воды.

   Странно… Он что, уснул там?

   Внезапно дверь распахнулась. Джемма отпрянула и, взглянув на Блейка, ахнула: красные глаза, припухшее лицо… Неужели плакал?! Она инстинктивно протянула руки и шагнула к нему.

   – Отойди! – зашипел он, предостерегающе подняв руку. – Не прикасайся ко мне. Это ты во всем виновата. Ты и твое вранье. Ну что, довольна?

   – Прости меня. – Джемма растерянно смотрела, как он идет к входной двери.

   – Пойду подышу воздухом. Не волнуйся. Вернусь в полном порядке. – И он вышел, закрыв за собой дверь.

   Вернувшись на кухню, Джемма устало опустилась в старое плетеное кресло. Ну и что все это значит? Только одно: увидев Мартина, Блейк расчувствовался. Признаться, этого она не ожидала. Ведь когда бы ни заходил разговор о детях, он всегда становился холодным и циничным…

   Ее зазнобило, и она накинула кардиган. А вдруг она все-таки ошибалась на его счет? Может, он бы принял Мартина и остался с ней? Джемма покачала головой. Нет, что-то не верится… Даже если бы он с ней и остался, ничего хорошего из этого не вышло бы, Мартин помешал бы Блейку реализовать честолюбивые планы и осуществить мечту стать богатым.

   Джемма зябко повела плечами. Как же она будет жить под одной крышей с человеком, который ее так ненавидит? Блейк умеет прятать свои истинные чувства, но до поры до времени… Копит их внутри, а потом взрывается – ну прямо как скороварка, у которой полетел клапан. Именно так вышло и сегодня. Джемма верила, что Блейк сумеет совладать с эмоциями и вернется, как он выразился, в полном порядке, но кто знает, как часто с ним будут случаться подобные взрывы? А что подумает Мартин, если вдруг станет свидетелем подобной сцены?

   Джемма поднялась и уменьшила пламя в духовке, В отличие от нее Блейк всегда планировал и организовывал свою жизнь до малейших деталей. Интересно, когда он надумал купить особняк Давенпортов и когда решил перевести головной офис компании на северо-восток? Интуитивно она чувствовала, что это не столько результат длительных раздумий, сколько спонтанное решение. Хочется верить, что они втроем сумеют ужиться в доме и потом никто из них не пожалеет об этом.

   – Хочу есть. Мам, ну когда же мы будем пить чай с запеканкой?

   – Скоро.

   – А куда подевался гость?

   – Вышел погулять.

   – Погулять? На улице дождь.

   Джемма промолчала.

   – Мам, можно печенье?

   – Нельзя.

   – Всего одну штучку.

   – Нет.

   Мартин состроил недовольную рожицу и отправился в гостиную. Через двадцать минут раздался звонок в дверь.

   – Извини. Надеюсь, я не испортил вам ужин.

   – Все в порядке.

   Джемма посторонилась, пропуская Блейка в дом. Как она и думала, он был спокоен и собран. На лице ни единой эмоции. Джемма быстро закрыла дверь. Ей почудилось, будто вслед за ним в холл вошел ледяной холод.

   Ужинали на кухне. Джемма решила, пусть все будет как всегда – чтобы Мартин ничего не заподозрил, – а обычно они ели на кухне.

   – Выглядит аппетитно. – Взяв в руки вилку и нож, Блейк улыбнулся сидевшему напротив Мартину.

   Джемма потихоньку начала расслабляться. Похоже, Блейк старается вести себя естественно и непринужденно.

   – Ну как ваше горло? Получше? – спросил Мартин.

   – Вроде отпустило.

   – Если бы у меня болело горло, а я пошел бы гулять в дождь, мне бы здорово влетело.

   – Мартин! – прикрикнула на него Джемма и сделала страшные глаза, надеясь, что сын придержит язык.

   – А что, разве не так? – не унимался Мартин.

   – Ничего страшного. – Блейк улыбнулся. – Он прав. Зря я не надел плащ.

   В теплой кухне от промокшей рубашки поднимался пар. Джемма растерялась. Не предлагать же Блейку переодеться в одну из рубашек Адриана… Вряд ли ему это понравится.

   Пока ели запеканку, ужин протекал в относительной тишине. Джемма украдкой наблюдала за отцом и сыном. Когда они были рядом, сходство сразу бросалось в глаза. Оба относились к процессу приема пищи серьезно: головы опущены, едят быстро, жуют сосредоточенно. А когда тарелки опустели, лица у обоих приняли несколько расстроенный вид.

   – Хотите добавки? – спросила Джемма. – В духовке еще немного осталось.

   И лица у обоих повеселели.

   – Было очень вкусно. Спасибо, Джемма! – сказал Блейк, управившись с добавкой.

   Джемма подняла на него глаза. Похоже, говорит искренне. Во всяком случае, запеканка прошла на ура. Странно, ведь Блейк бывает в самых дорогих ресторанах, а ему по-прежнему нравится простая еда.

   – На десерт только мороженое.

   – Спасибо, я воздержусь, – отказался Блейк. Мартин сразу полез в морозилку за коробкой мороженого.

   – А почему вы хотите купить наш дом? – спросил он, накладывая ложкой мороженое себе в вазочку.

   Джемма похолодела. Надо было предупредить Мартина, чтобы не задавал гостю лишних вопросов, но она решила, что будет лучше, если она не станет заострять внимание сына на приходе Блейка.

   – Он мне очень понравился, – не сразу нашелся Блейк.

   – А у вас что, своего дома нет?

   – Да, своего дома у меня нет. Знаешь, Мартин, пусть тебя не смущает, что я буду здесь жить. Если хочешь, приводи своих приятелей. Я не возражаю.

   – Правда?

   – Правда. Только скоро здесь начнется ремонт. Будут все чинить, перестраивать и приводить в порядок. Зато, когда ремонт закончится, в доме будет красиво, привезут новую мебель…

   – Новую мебель? – с недовольным видом переспросил Мартин.

   Джемма с удивлением вскинула глаза на сына.

   – Вообще-то, не совсем новую… Знаешь, что такое антиквариат?

   Мартин молча кивнул все с тем же недовольным видом. Джемма терялась в догадках, с чего вдруг ребенок так огорчился.

   – Последнее время я по большей части живу в отелях или снимаю квартиры, но всегда мечтал о большом доме, – продолжал Блейк, не менее Джеммы озадаченный поведением сына. – Когда мне попадалась на глаза антикварная мебель, которая мне нравилась, я ее покупал и отправлял на хранение. А теперь перевезу сюда.

   – Вы богатый?

   – Мартин! – одернула сына Джемма.

   Блейк покосился на нее и, пожав плечами, ответил:

   – Да, я богатый.

   – Так вы привезете сюда крутую мебель?

   Блейк растерялся.

   – Ну да. Только я бы сказал, хорошую.

   – Какая разница! – мрачно хмыкнул Мартин.

   Джемма едва не выронила из рук вазу с мороженым. Мартин никогда не дерзил взрослым. Что на него нашло?!

   – В чем дело, Марти? – строго спросила она.

   Мартин принялся разминать ложкой мороженое.

   – Мам, если здесь будет крутая мебель, он не позволит нам играть в «акул», да?

   Так вон оно что! Представив себе, как они с Мартином прыгают по бесценной мебели Блейка, Джемма рассмеялась.

   – Да, мой хороший. Боюсь, в «акул» мы с тобой больше играть не будем.

   Блейк с растерянным видом переводил глаза с одного на другую.

   – А что это за «акулы»? – наконец спросил он.

   – Вы не знаете эту игру?! – Мартин смотрел на него с удивлением, смешанным с жалостью.

   – Нет.

   – Клевая игра! Лучше всего играть в гостиной. Там самая большая каминная полка. Сначала мы отодвигаем всю мебель, а потом ходим по комнате, но только по полу ходить нельзя! Там живут акулы, и они вас проглотят.

   Блейк с удивлением приподнял бровь, а Джемма принялась убирать со стола. Эту игру она придумала для сына сама. Мартин обожает в нее играть, только понравится ли она Блейку?..

   – Ты ходишь по каминной полке? – не поверил Блейк.

   Джемма словно читала его мысли. Да какая она мать? Хорошие матери не разрешают детям расхаживать по каминной полке. Ну надо же выдумать такую идиотскую игру!

   – Хожу. Но сначала мы убираем оттуда часы и все безделушки, – пояснил Мартин с таким видом, будто разговаривает с дебилом.

   Джемма отвернулась, пряча улыбку. Спасибо, сынок! Хотя бы ты на моей стороне.

   – Хожу, хотя до конца пройти трудно, – продолжал просвещать Блейка Мартин. – Представлю себе, будто я герой фильма и иду по карнизу небоскреба. Или по уступу скалы над глубокой пропастью…

   – И никогда не падаешь?

   – Иногда падаю. Поэтому мы снимаем с дивана все подушки и кладем на пол.

   – Хорошая игра. Жаль, я не слышал о ней, когда мне было девять.

   Джемма украдкой взглянула в лицо Блейка. Интересно, он говорит серьезно или хочет ублажить Мартина? Увидев, с какой нежной улыбкой тот смотрит на сына, Джемма почувствовала, что у нее щекочет в носу. Раньше Блейк так улыбался ей. Она думала, что больше никогда не увидит на его лице этой улыбки.

   – Лучше не бывает! – завопил Мартин. – Все мои друзья любят приходить ко мне в гости. Потому что больше ни у кого такой мамы нет. Она у меня самая-самая!

   Блейк промычал что-то нечленораздельное, и Джемма снова на него взглянула. Так она и знала: от улыбки не осталось и следа.

   – Хотите кофе? – спросила она.

   Блейк молча кивнул.

   – Знаешь, Мартин, что пришло мне в голову, – после некоторой паузы сказал он, – может, стоит оставить часть старой мебели и поставить ее в соседней комнате? Устроим там комнату для игр, и, когда к тебе в гости придут друзья, будешь играть с ними в «акул».

   – А зачем это вам нужно? – спросил Мартин.

   Блейк опешил, а Джемма втайне возликовала. Вот так-то! Пусть знает: Мартин не дурак. Ему всего девять, но он прекрасно понимает: чужой дядя не станет за просто так для него стараться.

   – Дом такой большой, в нем столько комнат… – начал Блейк.

   Джемме показалось, будто она слышит, как у него скрежещут в мозгу шарики. Придется поднапрячься и придумать что-нибудь поубедительнее!

   – Кроме того, я подумал… – Он улыбнулся, и Джемма догадалась: нашел выход. – Если ты будешь прыгать в комнате для игр, тебе не придет в голову скакать по моей крутой мебели.

   – Здорово! – Мартин одарил Блейка лучезарной улыбкой.

   – Мам, я не наелся! – заявил сын, помахивая пустой вазочкой, в надежде что ему обломится добавка.

   Джемма улыбнулась. Видно, этот хитрюга решил, что сегодня по поводу прихода столь важного гостя мама дрогнет.

   – Ешь фрукты, – сказала она, кивнув на вазу на столе.

   Мартин недовольно сморщил нос. Джемма усмехнулась. Это прожорливое создание не отличается всеядностью. То, что растет на деревьях и полезно для здоровья, Мартин – увы! – не любит.

   – Мистер Адамс, а у меня в комнате тоже будет антикварная мебель? – поменял тему Мартин, поняв, что добавка не обломится.

   – Если не захочешь, то не будет. А какая мебель тебе больше нравится? – спросил Блейк, прощупывая почву.

   – А я смогу выбрать сам?

   – Может быть.

   – Мне бы хотелось, чтобы у меня была двухъярусная кровать. Знаете, такая деревянная, с лесенкой… Как у Кристофера. – Мартин помолчал, следя за реакцией Блейка, и, когда тот улыбнулся, продолжил: – Вы сами подберете к ней стол, шкаф и все такое прочее. А я обещаю ничего не царапать и не портить. Как раньше, когда был маленьким…

   – Да уж, постарайся ничего не портить, – с мрачным видом заметил Блейк.

   – Не буду. Обещаю. Честное слово!

   – Что-то мне не верится, – хмыкнул Блейк.

   У Мартина вытянулось лицо.

   Джемма прикусила нижнюю губу. Неужели Блейк ему откажет?! Да кровать, которую просит Мартин, ничего не стоит по сравнению с мебелью для всего дома!

   – Думаю, для начала нужно на нее взглянуть. Может, съездим в магазин вместе и ты покажешь, что тебе нужно?

   – Съездим! – Вскочив со стула, Мартин оглянулся на мать, глазами спрашивая разрешения.

   Джемма кивнула. Пусть съездят. Пусть побудут вдвоем и познакомятся поближе…

   – И вот еще что. Раз уж скоро мы будем жить вместе, зови меня не мистер Адаме, а просто Блейк.

   – Ладно, Блейк.

   Джемма взглянула на сына: тот сиял от радости. Да чтобы заполучить вожделенную кровать, он назвал бы Блейка хоть его королевским высочеством! Мартин вспомнил, что у него в комнате есть рекламный буклет мебельного магазина с картинкой двухъярусной кровати, и стремглав помчался за ним наверх.

   Блейк посмотрел на Джемму и улыбнулся доброй улыбкой. У нее потеплело на душе. Надо отдать Блейку должное: для человека, не имеющего опыта общения с детьми, первое испытание он выдержал на отлично.

Глава 11

   Начался ремонт, и жизнь превратилась в сплошной кошмар. С раннего утра до позднего вечера в доме толклись посторонние люди. Знакомые Джеммы подбадривали ее ремонтными «ужастиками» из собственного опыта. Как выяснилось, у всех основная проблема с мастерами заключалась в том, что они не приходили вовремя или не приходили вовсе. Однако на мастеров, нанятых Блейком, это правило не распространялось: заполонив весь дом, они словно соревновались в том, кто внесет больше неприятностей в жизнь Джеммы.

   Зато Мартина ремонт привел в восторг. Рабочие разрешали ему подавать гвозди и подносить инструменты, а Джемма, решив, что сын путается у них под ногами, дала ему свою видеокамеру и несколько кассет пленки, чтобы он увековечил ремонтный процесс.

   Сама Джемма оказалась не у дел. За рабочими присматривала пожилая женщина – Джемма подозревала, что раньше эта особа работала в тюрьме надзирателем, – и она же готовила чай во время строго регламентированных перерывов на обед. Чувствуя собственную бесполезность, Джемма мечтала куда-нибудь улизнуть, но, поскольку Блейк платит ей за работу по дому и каждый день наведывается проверить, как идет ремонт, считала своим долгом постоянно быть на месте.

   Работа не останавливалась даже по выходным, когда и Блейк принимал в ней самое деятельное участие. Видя, как он, играя мышцами, таскает мешки с цементом и алебастром, Джемме казалось, будто у нее в сердце поворачивают нож. Если бы не отношение Блейка к детям, они бы могли быть так счастливы… И никакой особняк ей не был бы нужен. Когда становилось совсем тошно от бесконечного стука молотков, запаха краски и в горле першило от пыли, Джемма шла к морю. Хорошо, что оно совсем близко, прямо через дорогу… Набирала в легкие соленого воздуха, бродила по пляжу – и жизнь сразу представлялась в ином свете.

   Именно там и нашел ее как-то раз Блейк через месяц после начала ремонта. Джемма сидела на покрашенной серебрянкой невысокой ограде пешеходной дорожки вдоль пляжа. На море был отлив, на горизонте виднелась рыбачья лодка… Почувствовав, как к ее плечу прикоснулась чья-то рука, она вздрогнула, как от удара током, вскрикнула и, потеряв равновесие, свалилась спиной на гальку.

   Сильные руки взяли ее за талию, приподняли и весьма бесцеремонно перекинули назад на дорожку. Джемма почувствовала себя как неразумное дитя. На миг она прикоснулась головой к мягкому шерстяному костюму Блейка, но тот сразу отстранился.

   – Так недолго и шею сломать, – буркнул он.

   Джемма отвела взгляд и заметила у себя на ноге ссадину.

   – А тебе не все равно? – спросила она, затаив дыхание.

   Хотя, если откровенно, она не хотела услышать ответ на свой вопрос.

   Уголки губ Блейка дрогнули в улыбке. Наверное, решает, стоит ли говорить ей жестокую правду…

   – Думаю, Мартину не все равно, – уклончиво ответил тот.

   – Если бы ты меня не напугал, со мной все бы было в порядке.

   Блейк с обидой поджал губы.

   – Но ведь я тебя окликнул. И решил, что ты нарочно не обращаешь на меня внимания.

   Джемма пожала плечами.

   – А я смотрела вон на ту лодку. – И она кивнула в сторону моря. Привычка Джеммы уходить в себя всегда раздражала ее родителей, учителей и подруг.

   – Ты прямо как Мартин. Как засядет за свои дурацкие компьютерные игры, так ничего не слышит, хоть над ухом кричи… Меня это жутко бесит.

   Джемма метнула на него гневный взгляд. Может, намекает, что Мартин слишком много времени проводит за компьютером? Можно подумать, она сама от этого в восторге. Как любая мать, она следит, чтобы ребенок не сидел целыми днями у монитора.

   – Еще чуть-чуть, и мы оба загремим в психушку, – огрызнулась она. – Во всяком случае, меня этот ремонт уже достал.

   Блейк прищурил глаза, и Джемма вздохнула. Ну вот!.. Снова ругаются. Похоже, за десять лет ничего не изменилось: стоит им сойтись вместе, как они начинают выяснять отношения.

   – Но ведь я специально нанял женщину, чтобы она присматривала за рабочими, – ледяным тоном парировал Блейк.

   – Мэри? Ах, ну да! Кстати, удовлетвори мое любопытство. Из какой тюрьмы ты ее переманил?

   В глубине его глаз мелькнула веселая искорка: значит, чувство юмора у него пока еще не атрофировалось.

   – Надо отдать должное, Блейк, у тебя талант нанимать работников. Бедолаги боятся ее как огня. А когда я приглашаю в дом сантехника или электрика, то они сначала пьют кофе, а потом делятся со мной своими бедами.

   – Чтобы управлять людьми, необходим определенный навык, – сказал Блейк.

   Джемма мрачно усмехнулась. Положим, на этот раз она сама его спровоцировала, но кушать подобные заявления молча она не намерена.

   – Намекаешь, что я по этой части ни на что не гожусь? Ты уж извини меня, Блейк, но позволь с тобой не согласиться. Да, стекольный завод последнее время был далеко не в идеальном состоянии, но я сильно сомневаюсь, что кто-то другой на моем месте справился бы co всем лучше, чем я. Особенно учитывая постоянную нехватку средств и мужа, который пропивал все, что попадалось ему под руку.

   Блейк приподнял бровь, но от комментариев воздержался.

   – Да это все равно что черпать воду решетом! – кипятилась Джемма. – Ну что, по-твоему, я могла еще сделать?!

   – Снизить объем производства и сократить персонал. Хотя бы на время, пока ситуация не улучшится, – спокойно заметил он.

   Джемма упрямо затрясла головой.

   – О сокращении персонала не могло идти и речи. Ведь они столько лет работают вместе, что стали чуть ли не одной семьей.

   – Запомни правило номер один в бизнесе, – сказал он с довольной ухмылкой, присаживаясь на ограду. – Никогда не смешивай личные отношения с деловыми.

   – Никогда?

   Засунув руки в карманы пиджака, Блейк выдержал ее взгляд и кивнул.

   – Никогда.

   – В таком случае объясни мне, темной, пожалуйста, каким образом ты умудрился оставить на заводе две трети персонала вместо половины, оговоренной в контракте? Почему те, кого уволили, получили значительно большее выходное пособие, чем рассчитывали? И почему девушка с болезнью Дауна, проку от которой чуть, до сих пор работает на заводе?

   В глазах Блейка мелькнул смех, но он с невозмутимым видом ответил:

   – Исключительно для создания имиджа.

   – И только?

   Тот кивнул.

   – Значит, на твое решение личные отношения не повлияли? – продолжала упорствовать Джемма.

   – Именно так.

   – А я тебе не верю! Думаю, в глубине души, Блейк, тебе далеко не безразлично, что будет с людьми.

   Поднявшись с ограды, Блейк вытянулся перед ней во весь рост и взглянул так, словно она его оскорбила.

   – Хочешь верь, хочешь нет, дело твое! – рявкнул он. – Я не собираюсь спорить с тобой целый день. Лучше пойдем домой.

   – И там продолжим? – спросила она со сладенькой улыбочкой, прекрасно понимая, что он имеет в виду совсем другое.

   Блейк нахмурился.

   – Все документы готовы. Нужна только твоя подпись, и дело сделано.

   Она оглянулась на весь в строительных лесах особняк. Рабочие поменяли кровлю, заложили кирпичами дыры, заштукатурили стены и теперь занимаются покраской. Она перевела глаза на Блейка: тот стоял, в нетерпении переминаясь с ноги на ногу.

   – Как сказать… – пробормотала она и тут же почувствовала, что Блейк насторожился.

   – Это ты о чем? – невозмутимым тоном спросил он, но на сжатой челюсти заходили желваки.

   – Вряд ли я подпишу договор, – небрежным тоном пояснила она. – Теперь у меня новый дом, и я получу за него куда больше. – Джемма с интересом наблюдала за реакцией Блейка.

   От его самообладания не осталось и следа: руки сжались в кулаки; казалось, он вот-вот взорвется от возмущения.

   – Успокойся, я пошутила! – сказала она, не давая ему возможности ответить. Хорошенького понемножку: она сумела вывести его из себя, но выслушивать его проповедь не отважилась.

   – Не смешно, – буркнул он.

   Джемма пожала плечами.

   – Выходит, тебе можно говорить мне не всю правду, а мне нельзя? – спросила она и, не дожидаясь ответа, вскочила и побежала через дорогу.

   Блейк замер от ужаса, на миг представив Джемму под колесами грузовика… Ну как же так можно! Что за ребячество?! Бегать через оживленную дорогу, не глядя по сторонам!..

   Тем временем Джемма благополучно пересекла шоссе, обернулась и, с вызовом подняв голову, смотрела на него с лукавой улыбкой. Ему хотелось подбежать к ней, схватить и как следует тряхнуть, но вместо этого он устало опустился на ограду. Под мышками стало мокро, и от облегчения, что с ней все в порядке, навалилась слабость.

   Вобрав в легкие соленого воздуха, Блейк смотрел, как Джемма не спеша бредет к дому. У нее волнующая походка: она ходит как супермодель. Отвернувшись, он клял себя за глупость. Ну конечно же она посмотрела по сторонам, прежде чем перебежать дорогу. И прекрасно знала: если упадет с ограды, он испугается до полусмерти! Как же он сразу не догадался! Она знала, что он бросится ей на помощь, и наверняка понимала, как ему хочется обнять ее и прижать к себе. Поэтому и прислонилась к нему. Бормоча под нос ругательства, Блейк перешел дорогу. Еще дразнится: а не все ли ему равно, даже если она сломает шею? Хотя отлично знает ответ. А он-то думал, что похоронил свои чувства, но нет – видно, первая любовь и впрямь не ржавеет… Несмотря на то, что Джемма с ним сотворила, любовь все не умирает. Любовь не поддается логике, у нее нет разума. Но у него-то, слава Богу, пока есть! Значит, он сильнее и не даст чувствам одержать над собой верх.

   – Привет, Блейк! Мама показала тебе мои рисунки? – спросил Мартин, дергая его за рукав.

   Блейк взглянул в распахнутые голубые глаза сына, и душу захлестнула нежность. Он еле сдержался, чтобы не обнять его, но вместо этого спросил:

   – А почему ты не в школе?

   – Я уже вернулся. Мама Кристофера пойдет с нами на пляж, только сначала я поем.

   Блейк хотел предупредить Мартина, что плавать на сытый желудок опасно, но вовремя сдержался. Для постороннего человека, хоть и живущего под одной крышей, это уже перебор. Главное – научиться держать дистанцию, хотя это трудно. Надо быть предельно осторожным и не спешить, чтобы случайно не отпугнуть Мартина.

   – Попроси маму показать рисунки, – крикнул Мартин на бегу. – Они классные!

   – Непременно посмотрю, – с улыбкой ответил Блейк. Да, Мартин Давенпорт не страдает неуверенностью в себе. Блейк видел, как он расписал все тетрадки и учебники своими инициалами. Интересно, как поведет себя сын, узнав, что на самом деле он Адамс?

   Блейк прикусил губу. А что Адриан? Какие чувства он испытывал к мальчику, которого считал своим сыном? Блейк знает Мартина всего два месяца, но привязался к нему так, что отдал бы за него жизнь. Разумом он понимал, что это глупо, но факт остается фактом. Блейк всегда считал, что любовь это главным образом секс, и именно поэтому он до сих пор не сумел вычеркнуть Джемму из своей жизни, а теперь все его убеждения пошатнулись.

   Господи, как все запуталось… Блейк переключил внимание на старшего маляра и занялся задачкой попроще: подборкой колера для стен гостиной.

   Двенадцатого октября Блейк переехал в особняк. Радость Джеммы по поводу окончания ремонта сменила тревога: справится ли она с работой по дому, учитывая высокие запросы Блей-ка. От рабочих он требовал многого и, судя по конечному результату их труда, неизменно добивался желаемого. Старый особняк преобразился до неузнаваемости, и Джемма опасалась: вдруг она не сможет поддерживать его в такой чистоте и блеске.

   – Спасибо, Джемма! Было очень вкусно. – Блейк с улыбкой отодвинул тарелку.

   И на этот раз он съел все с большим аппетитом.

   Сначала Джемма подозревала, что он притворяется ради Мартина. Потом решила, что ему на самом деле нравится, как она готовит. Особым успехом пользовался слоеный пирог с мясом и почками, который на самом деле был хорош: даже Мартин им наедался и не просил весь вечер сладкого. Джемме были непривычны похвалы в адрес ее кулинарных способностей: Адриан никогда не высказывался на этот счет, разве что в исключительных случаях, если она подавала ему нечто малосъедобное.

   Джемма потянулась за тарелкой Блейка, но он пододвинул ее к себе и подмигнул Мартину.

   – Старик, наш черед мыть посуду.

   Тот скроил недовольную физиономию, но безропотно проследовал вместе с Блейком из гостиной на кухню. Хотя теперь, при наличии посудомоечной машины, мытье посуды не представляло большого труда, Блейк настаивал на том, чтобы после ужина Мартин принимал участие в этом деле. Джемма так до конца и не разобралась, в чем тут причина: то ли Блейк пытается подобным образом искоренить шовинистические замашки Мартина, то ли налаживает с ним контакт.

   Джемма убирала со стола, а с кухни доносился смех. Мартин дорос до возраста, когда мальчишки входят во вкус анекдотов, причем таких, что уши вянут слушать. Однако Блейка это ничуть не смущало. На вопрос Мартина, что получится, если скрестить кенгуру с овцой, он не моргнув глазом ответил – шерстяная сумка, и тут же рассказал ему анекдот приблизительно такого же свойства. Заметив на скатерти жирное пятно, Джемма поставила на него вазу с цветами. Наверное, анекдоты сугубо мужское развлечение, решила она, хотя Адриан вряд ли бы составил им компанию.

   – По дороге домой я взял в видеотеке фильм. Посмотришь вместе с нами? – предложил Блейк час спустя.

   Джемма гладила в подсобке белье.

   – Я еще не скоро управлюсь. – Она кивнула на полную корзину неглаженого белья.

   Взглянув на корзину, Блейк нахмурился.

   – Разве ты не сдаешь белье в прачечную? – спросил он, вытащив оттуда одну из своих рубашек.

   – Нет, не сдаю.

   – Ну так сдавай и…

   – Хочешь сказать, что я недостаточно хорошо глажу? – ощетинилась она.

   – Нет, Джемма, гладишь ты замечательно. – Он замолчал. – Не верю своим ушам. О чем мы с тобой говорим? С каких это пор тебя волнует, что люди думают о твоей глажке?

   – С тех пор как ты начал меня критиковать.

   – Я тебя не критикую.

   – А почему настаиваешь, чтобы твои рубашки стирали в прачечной?

   Вздохнув, Блейк закрыл дверь поплотнее.

   – Если бы ты позволила мне договорить, я бы попросил тебя сдавать в прачечную все белье. Ты занимаешься хозяйством потому, что я хочу сблизиться с Мартином, а вовсе не потому, что мне доставляет удовольствие лицезреть тебя в роли этакой бедной наймитки.

   Он вышел, а Джемма продолжила гладить. Если Блейк хочет, она будет сдавать белье в прачечную, но это в любом случае нужно догладить. Кроме того, она терпеть не может фантастику. И если Блейк хочет, чтобы она сидела с ним и смотрела фильм, пусть принесет что-нибудь получше.

   Через два часа она укладывала донельзя довольного Мартина в кровать.

   – Классный фильм! Мам, зря ты не стала с нами смотреть. И совсем новый! У нас в классе еще никто не видел.

   – Я рада, что тебе понравилось. – Присев на край кровати, Джемма поцеловала сына и прижала к себе. – Спокойной ночи, Марта.

   – Спокойной ночи, мам. – Он взял ее за руку. – Можно я расскажу анекдот?

   – Завтра расскажешь.

   – Только один. Ну пожалуйста! Мне Блейк рассказал. Такой клевый!

   – Ну давай. Но только один.

   – Что едят людоеды?

   – Не знаю, Марти. Ну так и что же едят людоеды?

   – Печеных людей, – ответил он, давясь смехом. – Правда, здорово?

   – Здорово. Спи, Марти! – И она поцеловала его еще раз.

   – Мам, а я вспомнил еще один, – сказал тот, садясь в кровати.

   – Завтра расскажешь. – Она плотно закрыла за собой дверь.

   Когда она вошла в гостиную, Блейк лежал на диване и проглядывал папку с документами. Подняв на нее взгляд, молча улыбнулся.

   – Блейк, уделишь мне пару минут? – спросила она.

   Положив папку, тот удивленно вскинул брови.

   – Да. А в чем дело?

   – Хочу тебе кое-что показать.

   – Только не говори, что хочешь показать, как выгладила белье. Джемма, тебе это не идет.

   – Что мне не идет?

   – Мученичество. Все трудишься как пчелка… Хочешь вызвать у меня комплекс вины? Брось! Неужели нельзя вечером тихо-мирно посидеть и расслабиться?

   Джемма усмехнулась. Вот оно в чем дело!..

   – Терпеть не могу фантастики. Если бы ты принес что-нибудь стоящее, я бы посмотрела…

   – Но ведь ты ходила со мной на все «Звездные войны», – сказал он хмурясь.

   – Ходила. Только это вовсе не значит, что мне очень нравилось.

   – Тогда почему же ты со мной ходила? – Он еще больше нахмурился.

   – Потому что тебе так хотелось.

   Взяв кочергу, Джемма пошуровала угли в камине. Сегодня вечером камин зажгли впервые, и он все никак не растапливался.

   Блейк встал и спросил:

   – Хочешь кофе?

   – Пожалуй.

   – Пойду приготовлю.

   Проходя мимо, он слегка коснулся ее щеки. Джемма вспыхнула, втайне радуясь, что он этого не видит. Она сидела у камина и, глядя на огонь, предавалась воспоминаниям. В юности она ходила с Блейком в кино на любые фильмы. Даже смотрела по субботам вместе с ним по ящику спортивные передачи.

   Джемма снова взяла кочергу и повертела угли. Она не жалела ни о чем, кроме того последнего вечера с Блейком. Не будь она такой послушной дочкой, может, вся ее жизнь сложилась бы иначе… Поехала бы с Блейком в Германию, и он был бы с ней рядом, когда она поняла, что беременна. Кто знает, может, он бы женился на ней и, увидев Мартина, изменил бы свое отношение к детям. Ведь сейчас именно так и получилось…

   Джемма поставила кочергу на место. Да что с ней происходит на самом деле? Что это за игра в «может быть» и «если бы»? А может, он так на нее разозлился бы и так ее достал, что она из желания ему угодить сделала бы аборт? А почему нет? События могли пойти и по такому сценарию. И кончилось бы тем, что она его возненавидела и не смогла бы простить, как Блейк не может простить ее сейчас. Зачем думать о том, Чего не случилось? Хватит копаться в прошлом. Надо жить настоящим.

   – Ловко у тебя получается. – Блейк поставил чашку с кофе на столик и кивнул на пылающий в камине огонь. – Я весь вечер возился, и ничего путного не вышло.

   – Тут нужно терпение. – Джемма села в кресло и взяла чашку. Свежесмолотый кофе… Возни с ним много, но стоит того. – Хочешь я буду по утрам готовить тебе такой? – спросила она, молясь в душе, чтобы он отказался.

   – Меня вполне устраивает чай, – сказал Блейк и, взяв папку, углубился в чтение.

   Допив кофе, Джемма пошла на кухню и с тяжким вздохом извлекла из ящика буфета скоросшиватель, где она хранила все счета и чеки. Блейк сказал, что это входит в ее обязанности, и она хотела убедиться, что ведет записи расходов по дому должным образом.

   – Ты обещал уделить мне пару минут, – сказала она, вернувшись в гостиную.

   – Что-что? – Держа палец на строке, он поднял на нее взгляд.

   – Ты не посмотришь?

   – Что это? – Он сел и взял у нее из рук скоросшиватель.

   – Запись расходов по дому. У меня тут все счета и чеки. Кроме одного… Я как-то заходила в ближайшую лавку и постеснялась попросить чек. Но я записала эти продукты отдельно. Посмотри, я правильно веду записи?

   Блейк встал и принялся расхаживать по гостиной, листая бумаги. Чем дольше он листал, тем мрачнее становился. Джемма следила за ним и готовилась к бою, недоумевая, чем же она провинилась. Кажется, на этот раз ничего не упустила, но угодить мистеру Само Совершенство не так просто.

   Бросив на нее взгляд, Блейк остановился у камина и швырнул скоросшиватель в огонь.

   – Блейк, ты что?! – Не подумав, Джемма подскочила и протянула руку к папке, но он схватил ее за локоть и оттащил назад.

   – Не глупи! Хочешь получить ожог?

   – А ты знаешь, сколько времени я на все это угробила?! – Она смотрела, как плоды ее трудов пожирает пламя, и ей хотелось пнуть Блейка как следует. – Я не стану делать все снова!

   – А я тебя и не прошу. Если бы знал, давно бы велел прекратить заниматься глупостями.

   – Но ведь ты сам просил об этом!

   – Разве? – удивился он, и вроде бы искренне.

   – Да, просил! Сам сказал, что я должна вести подробную запись всех расходов по дому. У меня такое впечатление, будто ты мне не доверяешь. Вдруг я куплю стиральный порошок в экономичной упаковке, а тебе скажу, что в обыкновенной? Ну а разницу, ясное дело, отправлю себе в карман!

   Блейк болезненно сморщился и пнул ногой каминную решетку.

   – Да, Джемма, я тебе не доверяю, но давай говорить начистоту. Что ты вытянешь из меня подобным образом? Так, пустячок! Меня это не разорит.

   – Я из тебя ничего не вытягиваю! – крикнула Джемма. – И ты мог бы в этом убедиться, если бы не отправил в огонь счета и чеки!

   – Раз так, я должен перед тобой извиниться, – тихо сказал Блейк. – Прости меня, Джемма. Сейчас нам обоим нелегко. Поверь, я стараюсь изо всех сил облегчить тебе жизнь. Так что пожалей свое время! Не надо записывать все пустячные расходы. Договорились?

   Джемма постаралась успокоиться. Все, кто ее знает, считают ее уравновешенной. Такой уж она уродилась… И только один Блейк умудрялся выводить ее из себя. Стоит им пообщаться пару минут, как они начинают препираться.

   Поставив локоть на каминную полку, Блейк смотрел на огонь. Скоросшиватель превратился в горстку черного пепла.

   – Джемма, я тяжелый человек? – спросил он, когда она собралась уходить.

   Джемма фыркнула.

   – А небо голубое? – с издевкой спросила она.

   – Только не здесь. И не всегда, – услышала она, закрывая за собой дверь.

Глава 12

   После двух недель дождя и тумана природа вдруг расщедрилась: за окном светило солнце и сияло безоблачное небо. Такой подарок в ноябре, да еще в субботу, нужно как-то отметить… Джемма решила пойти с Мартином поиграть на берегу: после пяти дней занятий в школе ребенку не помешает порезвиться как следует.

   Положив сыну на тарелку тост и отварное яйцо, она шепотом поделилась с ним своими планами.

   – Ура! Вот здорово! – завопил Мартин, подпрыгивая на стуле от радости. – А Блейк с нами пойдет?

   Блейк положил газету на стол и вопросительно приподнял бровь.

   Джемма улыбнулась. После некоторых трений отношения между ними наладились, и все складывалось намного лучше, чем она смела надеяться.

   – Вряд ли Блейк захочет с нами играть.

   – Потому что взрослые не любят играть, да? – спросил Мартин. – Мама Дэвида Ризборо говорит, что ты ведешь себя как ребенок.

   Джемма покатилась со смеху.

   – Прямо так и сказала?

   Мартин кивнул и нахмурился.

   – Откуда ты знаешь? – спросила она.

   – Дэвид сказал. А мне не надо было тебе говорить, да, мам?

   Джемма прижала сына к себе.

   – Мне нравится, Марти, что ты честный.

   Мартин заулыбался.

   – А я сказал Дэвиду, что его мама толстая и…

   – Шшш! Больше ни слова. – Джемма прижала к губам сына палец. Честным быть хорошо, но тоже в меру. Над этим еще предстоит поработать. Она покосилась на Блейка: тот снова развернул газету, но она заметила, что плечи у него трясутся от смеха. – Мы с Мартином идем на пляж играть в пиратов. Если хочешь пойти вместе с нами, оденься во что-нибудь старое.

   – Ладно. – Допив чай, Блейк встал и вышел.

   Минут через пять вернулся в свитере и слаксах. Джемма отвела глаза: иной раз желание охватывало ее с такой силой, что становилось тошно. Особенно когда Блейк, приходя с работы, менял деловой костюм на джинсы и тенниску.

   – Я же сказала – старое, – пробормотала она, с сомнением глядя на дополнявшую его костюм фирменную, ветровку.

   Блейк пожал плечами.

   – А это и есть старое.

   – Мам, пошли скорее! – Схватив за руку, Мартин потащил ее к двери. Как только они перешли дорогу, он вырвался и помчался по песку, как сорвавшийся с цепи щенок. – А вы меня не догоните! – кричал он, шлепая по мелководью.

   – Надеюсь, в правила игры не входит купание в одежде? – поинтересовался Блейк, глядя на Мартина.

   – Если хочешь, можешь искупнуться, – хохотнула Джемма, – а мы с Мартином довольствуемся беготней. Правила такие. Море – это дом. Там живет капитан Хук. Когда ты у него дома, тебе никто не страшен.

   – А вы меня не поймаете! – Выскочив из воды, Мартин пулей промчался мимо них.

   Джемма со всех ног бросилась за ним. Догнать сына было не так просто: он бегал как борзая. В конце концов она его осалила и побежала к морю. Вода обожгла холодом ступни, но Джемма не обращала внимания: надо было передохнуть и расслабиться.

   Она с интересом следила, как Мартин носится по пляжу за Блейком. Побегав вволю, тот нарочно споткнулся, рухнул на песок, и Мартин, визжа от восторга, навалился на него. У Джеммы перехватило дыхание. Глядя на них со стороны, можно было подумать, что у них обычная семья. Блейк на удивление естественно ведет себя с сыном, и, наверное, Мартину не верится в такое везение: наконец нашелся мужчина, который готов играть с ним так, как никогда никто не играл. Даже родной отец…

   Заметив, что сын начал уставать, Джемма схватила его за руку и потащила с пляжа.

   – Все! Пора домой! – объявила она под аккомпанемент его протестующих воплей. – Да, я строгая и злая мать! – добавила Джемма, когда Мартин уперся и ей пришлось чуть ли не волоком тащить его по песку. – Не хочу, чтобы ты простудился и заболел.

   Блейк с интересом следил за ними.

   – Будешь себя хорошо вести, – вмешался он, – прокачу на плечах:

   – Клево! – Мартин вырвался от матери и бросился к Блейку.

   Тот посадил его на плечи и пошел к дому.

   Через час, румяные после душа и прогулки на морском воздухе, они сидели на кухне и ели сандвичи с ветчиной.

   – Вкуснотища! – Блейк потянулся за следующим сандвичем и откусил изрядный кусок.

   Джемма усмехнулась.

   – Таким образом мы свели на нет весь благотворный эффект физической нагрузки. Ну и пусть! Живем один раз…

   Блейк поднял кружку с кофе – на этот раз с растворимым, поскольку готовила Джемма, – и, подмигнув, согласился:

   – Ну и пусть! Кстати сказать, завтра я ужинать не буду.

   – Уезжаешь по делам? – Джемма потянулась за календарем, где она помечала его приезды и отъезды.

   – Нет. Устраиваю вечер для сотрудников по случаю переезда офиса в Саннертон.

   – Ясно. Ну и как общее настроение по поводу перемещения в наши северные широты? Приподнятое?

   Блейк сморщился как от зубной боли.

   – Скажем так, я постарался его максимально поднять. С помощью звонкой монеты.

   – Ну и как, стоило того? – спросила Джемма. Покосившись на Мартина – тот полез в холодильник за апельсиновым соком, – Блейк буркнул:

   – Стоило. И деньги тут ни при чем.

   Услышав, что к дому подъезжают машины, Джемма включила духовку разогреть пиццу и пирожки и стала открывать пакеты с чипсами, орешками и прочими вкусностями. Блейк попросил на всякий случай приготовить закуску: вдруг кто-нибудь из гостей после ужина заедет в особняк. Правда, он на это не рассчитывал, но Джемма как следует постаралась, и, как выяснилось, не зря. Судя по скоплению машин на подъездной аллее, мало кто отказался от приглашения заехать взглянуть на дом босса изнутри.

   – Джемма, ты просто чудо!

   Кивнув на подносы с едой, Блейк заключил ее в объятия, и Джемма, уловив запах спиртного, насторожилась. Слишком свежи еще были воспоминания об Адриане…

   – Ты что, сам вел машину? – спросила она, отталкивая его от себя, но Блейк держал ее за талию мертвой хваткой.

   – Нет, я доверил руль жене Алекса. – Он улыбнулся.

   – Блейк, куда прикажете проходить? – Клайв Барлетт засунул голову в дверь кухни и понимающе ухмыльнулся.

   – В гостиную. – Блейк махнул рукой в неопределенном направлении. – Я скоро буду. Будьте любезны, Клайв, выясните, кто что будет пить.

   Клайв удалился.

   – Я по тебе скучал.

   Джемма не успела сообразить, что происходит, а Блейк уже прижал ее к себе и поцеловал с такой нежностью, что она, прекрасно осознавая, что причина его поведения кроется в большой дозе выпитого, не нашла в себе силы противиться.

   – Джемма ты такая красивая… – Он вздохнул, отстранился и взял ее лицо в свои ладони.

   – Ты пьян, Блейк, – устало сказала она. Если бы он не был пьян… Если бы этот поцелуй был вызван чувством, а не выпитым виски…

   – Есть немного. Не сердись.

   – А я и не сержусь. – Наконец она нашла силы оттолкнуть его от себя. – Блейк, у тебя гости. Пора к ним.

   Придя в себя, Блейк взял поднос с закусками и буркнул:

   – Извини, Джемма.

   – Я тебе помогу, – предложила она, взяла другой поднос и пошла за ним.

   – Нет, не надо. – Он преградил ей путь. – Спасибо, что приготовила закуску, а с остальным я управлюсь сам.

   Опешив, Джемма молча смотрела на него, пока до нее не дошло, почему он не хочет, чтобы она подавала еду гостям. Разумеется, ее затрапезный вид – старый мешковатый свитер, джинсы – не соответствует столь высокой чести…

   – В чем дело, Блейк? – спросила она напрямик. – Ты что, меня стесняешься?

   – Не глупи!

   – А в чем же тогда дело?

   – Иди спать, Джемма.

   – Блейк, придется тебе раскошелиться! Купи мне униформу горничной, – съязвила она. – Белый фартучек с оборочкой, платьице с кружевным воротничком и все такое прочее…

   – Вот поэтому я и не хочу, чтобы ты выходила к гостям! – зашипел он, подойдя к ней вплотную.

   – Не понимаю.

   – Ну раз так, придется все тебе разжевать. – Затворив дверь, он прислонился к ней спиной. – Джемма, ты мать моего ребенка. И только по этой причине работаешь у меня домработницей. Не хочу, чтобы ты крутилась среди гостей, подавала выпивку и закуску – словом, выступала в роли обслуги. Понятно?

   – Ах вон оно что! – Джемма недоверчиво смотрела на него. Она ожидала чего угодно, но только не этого. Она думала, что Блейк не упустит возможности лишний раз ее унизить, хотя она, доведись ей обслуживать его гостей, и глазом бы не моргнула. Почувствовав запах сыра, Джемма выключила духовку. – Не забудь про пирожки и пиццу.

   – Не забуду. Спокойной ночи, Джемма. – Блейк поцеловал ее в щеку, открыл дверь и пошел в гостиную.

   Джемма провела кончиками пальцев по щеке. Щека была теплая-теплая… Словно во сне, она вышла из кухни и отправилась наверх, к себе в спальню.

   У туалета на первом этаже собралась очередь.

   – На втором этаже есть еще один. Третья дверь налево, – сказала Джемма.

   Сегодня днем, угробив на уборку туалетов целый час, она навела там идеальный порядок. Пусть попользуются, не зря же она старалась…

   Придя к себе, сбросила туфли и упала на кровать. Какой смысл раздеваться? Все равно вряд ли скоро уснет… Что нашло на Блейка?

   Полез к ней целоваться… Неужели наконец-то перестал обижаться на нее за то, что она скрывала от него Мартина? И впервые Джемма осмелилась задать себе вопрос: может, им еще не поздно попробовать начать все сначала?

   Схватив подушку, прижала ее к себе. Последнее время Блейк вел себя с ней не так настороженно, и постепенно она тоже расслабилась. Хотя Блейк не отличается кротким нравом, работать на него одно удовольствие. Будучи аккуратным, он все убирает за собой сам и на удивление неприхотлив в еде. Во всяком случае, он по-прежнему нахваливает ее стряпню. Поначалу Джемма настраивала себя на подвиги на ниве домашнего хозяйства, но все оказалось намного проще, чем она предполагала. Она сделала для себя открытие: работать домработницей на человека, который ценит твои усилия, намного приятнее, чем приходить усталой с работы домой и обслуживать мужа, который воспринимает все как должное.

   Неужели все это только игра? Может, Блейк старается быть милым и приятным только из желания произвести впечатление на сына? Наверное, так оно и есть, но как тогда объяснить этот поцелуй и нежные слова? Да, он выпил, но вел себя вполне разумно и изъяснялся абсолютно внятно. Джемма поверила, когда он сказал, что выпил совсем немного; алкоголь лишь помог устранить стену отчуждения, которую Блейк старательно воздвигал между ними. Как говорится, что у пьяного на языке…

   Джемма легла на спину и посмотрела на потолок. Мастера восстановили лепнину во всей ее первозданной красе, и теперь она ласкает глаз. Джемма лежала неподвижно, прислушиваясь к себе, и внезапно поняла, что с ней происходит.

   Она счастлива! Просто она так давно не испытывала этого чувства, что не сразу его узнала.

   И сын счастлив. Стоит Мартину после уроков войти в дом, как он спрашивает: «А Блейк вернулся?». А когда Блейк уезжает по делам, в доме становится пусто.

   Джемма широко улыбнулась. Возможно, между ними еще не все кончено…

   – Ох уж эти гости! Последний вымелся в три часа утра! Можно подумать, своего дома нет…

   Блейк посмотрел на яичницу и тосты, и его замутило. Нет, рисковать не стоит! Он отодвинул тарелку от себя.

   – Джемма, будь милосердна, выключи радио! – взмолился он. Как правило, радио его ничуть не раздражало, но сегодня каждый звук отдавался в голове гулкой болью.

   – Да у тебя, никак, похмелье?

   Джемма плеснула в стакан апельсинового соку и поставила перед ним. Нет, не поставила, а с нескрываемым удовольствием грохнула стаканом об стол, и у Блейка в голове бухнуло рикошетом.

   – У нас есть парацетамол? – рявкнул он и залпом выпил сок. Ему так хотелось пить, что он мог выпить хоть ведро.

   На стол перед ним все с тем же грохотом опустился пузырек с таблетками. Блейк подождал, пока перед глазами прояснилось, протянул руку и схватил таблетки.

   – Отрадно, что ты пьешь не слишком часто. Тот поднял голову и увидел немой укор в ее глазах. Только этого еще не хватает! Да он сто лет не напивался! И вчера бы не напился, если бы чертовы гости убрались вовремя восвояси. Сейчас он нуждался в сочувствии, а не в проповеди. Громко ругнувшись, Блейк стащил пиджак со спинки стула и выскочил из дома.

   На полпути свернул на придорожную стоянку, откинул голову на подголовник и прикрыл глаза. А перед глазами все стояло потерянное лицо Джеммы, когда он, выскочив из-за стола, побежал мимо нее к двери. Только сейчас до него дошло, почему она так себя вела сегодня утром: ведь Адриан любил заложить за воротник! Ему стало стыдно за сцену, которую он устроил за завтраком, а Джемма наверняка насмотрелась таких картинок до тошноты.

   Черт! Блейк грохнул кулаком по рулю. Какая же он скотина! Интересно, что вытворял Адриан в состоянии подпития… То, что он гулял налево, ни для кого не было секретом. Может, в пьяном угаре он бил ее или принуждал к сексу? Блейк снова грохнул кулаком по рулю и нажал на кнопку, чтобы опустить оконное стекло. Внезапно перехватило дыхание: казалось, еще чуть-чуть – и он задохнется.

   А вдруг, когда он вскочил из-за стола, Джемма подумала, будто он собрался ее ударить? Блейк набрал в легкие кислорода. Хотя какой уж тут, на трассе, кислород!.. Неужели она считает, что он в состоянии поднять на нее руку? Даже после всего, что она с ним сотворила, на такое он не способен.

   Может, решила, раз Мартин ушел в школу, он станет ее домогаться?! Блейку стало не по себе. Ну конечно! Ведь он вчера поцеловал ее! Помимо воли от одной мысли об этом у него разгладилось лицо. Да, он не смог удержаться! Весь вечер его окружали женщины, которые потратили полдня на макияж и все такое прочее, а его потянуло к женщине без капли косметики на лице, одетой в свитер, который давно пора отправить в благотворительный фонд. Потому что она прекраснее всех.

   Для него Джемма прекраснее всех. Какая же это мука жить с ней в одном доме! Он чувствует себя шестнадцатилетним юнцом – постоянно пребывает в состоянии спермотоксикоза. Интересно, Джемма догадалась, почему он все время носит футболки навыпуск, а не заправляет в джинсы? Блейк тяжко вздохнул: даже сейчас, несмотря на головную боль, тошноту и прочие «радости» похмелья, от одной мысли о ней он возбудился.

   Закрыв глаза, Блейк усилием воли сосредоточился на работе – он собрался купить склады на берегу реки, – и желание отступило. Он невесело хмыкнул: скоро станет крупным специалистом по обузданию взбесившихся гормонов. Взглянув на часы, повернул ключ в замке зажигания. Сегодня он опаздывает, впрочем, вряд ли он один… Вчера вечером почти все его сотрудники погуляли на славу. Вырулив на шоссе, Блейк влился в поток машин. Надо будет прислать Джемме цветы с извинениями за свое безобразное поведение за завтраком.

   А что он вытворял вчера? Вспомнив, как он держал в объятиях ее мягкое, податливое тело, Блейк не мог сдержать улыбки. Пожалуй, за это извиняться не стоит. Алкоголь притупил его бдительность, но больше это никогда не повторится. Пусть Джемма спокойно спит в своей кровати: он лезть к ней не собирается. Хотя каждая клеточка его тела стремилась обладать этой женщиной, он постарается противиться желанию. Джемма слишком опасна. Больше он не допустит ее в свою жизнь. С него хватит!

Глава 13

   Джемма распахнула окно гостиной: пусть как следует выветрится дым и перегар. Сложила на поднос тарелки и стаканы. Хорошо, что Блейк установил на кухне посудомоечную машину! Через полчаса, когда она прошлась по поверхностям перьевой метелкой и пропылесосила ковер, гостиная вновь заблистала чистотой. С удовлетворением оглядев результаты своих усилий, Джемма усмехнулась. Скоро можно подаваться на конкурс Мисс Домохозяйка года.

   Она пошла на кухню поставить чайник, но раздался звонок в дверь. Посыльный удостоверился в том, что она и есть Джемма Давенпорт, сунул ей в руки букет цветов и вернулся в свой фургон. Джемма с недоумением смотрела ему вслед. Кто мог послать ей цветы? И по какому поводу? Ведь сегодня не день ее рождения… Взглянув на букет, она получила ответ на свой вопрос. Только один человек, кроме мамы, знает о ее пристрастии к фрезиям. Ну конечно, это Блейк прислал ей цветы!

   Развернув целлофан, Джемма наклонилась и вдохнула свежий, чуть дурманящий аромат. Все еще недоумевая, по какому поводу Блейк прислал букет, достала из конверта карточку, где его рукой было написано всего одно слово: «Извини».

   Извини? За что? Джемма нахмурилась, припоминая события последних дней. Неужели извиняется за вчерашний поцелуй? Вот за это она на него не обиделась… Правда, за завтраком Блейк с похмелья устроил сцену, но она уже привыкла к его взбрыкиваниям. Последнее время они случались все реже и реже, ну а сегодня для плохого настроения у него была причина.

   Джемма поставила цветы в хрустальную вазу. Она надеялась, что Блейк хочет извиниться за свое поведение утром. А за что же еще? Может, хочет съехать, но у него не хватает духу сказать об этом напрямик? Нет, этого не может быть: они так хорошо ладят…

   Она поставила вазу посередине кухонного стола, чтобы видеть цветы и чувствовать их запах, пока готовит еду. Пора заняться делом, и нечего выдумывать всякие глупости! – решила она, но где-то в глубине души ее точил червь сомнения.

   Через полчаса снова раздался звонок в дверь. Джемма насторожилась. Почтальон уже был, а в гости она никого не ждала… Почему-то стало тревожно на душе. Она подошла к двери, невесело улыбаясь. Похоже, от сидения дома у нее развилась паранойя. Придется сделать над собой усилие и почаще выходить из дома.

   Открыв дверь, Джемма не обрадовалась: его бы в гости на чашечку кофе она не пригласила.

   – Здравствуйте, мистер Барлетт, – холодным тоном приветствовала она бухгалтера Блейка. – Чем могу быть полезна?

   – Очень многим, Джемма! – ответил тот и, не дожидаясь приглашения, прошел мимо нее в холл. – Однако начну с дела.

   Джемму покоробил его игривый тон и фамильярное обращение, но от комментариев она воздержалась. Препираться с этим типом не входило в ее планы, и она молча стояла у открытой входной двери.

   Засунув руки в карманы, Клайв Барлетт осматривал холл с таким видом, будто собрался купить дом.

   – Что вам угодно? – как можно любезнее спросила Джемма. В дверь с моря тянуло прохладой и сыростью, и с каждой секундой в доме становилось все неуютнее. Джемма начала дрожать.

   Клайв не обращал на нее ни малейшего внимания. Взял в руки напольную китайскую вазу, перевернул вверх дном, изучил клеймо и поставил на место.

   – Ловко вы устроились! – хмыкнул он. – Впрочем, этого следовало ожидать. С вашей-то мордашкой и фигуркой… Да, наш Блейк – истинный знаток красивых вещей.

   Джемма понимала: этот тип ее провоцирует. Черта с два! Такой радости она ему не доставит! До боли сжав кулаки, спокойно спросила:

   – Мистер Барлетт, могу ли я узнать причину вашего визита? Если вы зашли просто так, я бы попросила вас уйти. У меня много дел.

   Он захохотал.

   – Много дел? Могу себе представить!.. Разумеется, у меня есть причина, дорогуша, и весьма серьезная. Стал бы я просто так ехать в такую даль!

   Джемма прикусила нижнюю губу. Нужно сдержаться, хотя еще чуть-чуть – и она взорвется.

   – Мне нужна папка с документами на склады. Блейк сказал, что она у него в спальне. Забыл захватить с похмелья.

   Джемма захлопнула входную дверь. Значит, он приперся не по собственной инициативе… Она с облегчением вздохнула. Но Блейк тоже хорош! Нашел кого посылать!.. Вечером она выдаст ему по полной программе.

   – Сейчас принесу, – сухо бросила она через плечо и побежала наверх.

   Папка лежала на прикроватном столике. Джемма схватила ее и собралась идти обратно, но на пороге, преграждая ей путь, стоял Клайв.

   – Позвольте пройти, – буркнула Джемма, пытаясь прошмыгнуть в дверь, но тот стоял в проеме насмерть, и ей пришлось отступить назад. Этот тип ничего не сделает. Не посмеет… Ведь он работает у Блейка, говорила она себе, но сердце набирало обороты.

   – Очень мило! – Клайв с наглым видом осмотрел спальню. – В таком интерьере чувствуешь себя настоящим мужчиной. Нет никаких дурацких оборочек и цветочков в духе моей жены. А какая кровать! Есть где развернуться, верно?

   – Полагаю, вам лучше уйти, мистер Барлетт. Пока вы не наговорили лишнего. Думаю, ваш работодатель не придет в восторг, если узнает, что вы вломились к нему в спальню.

   – Блейк? – Клайв фыркнул. – Напротив! Полагаю, ему будет приятно узнать, что я ему чертовски завидую. Ведь он не считает нужным скрывать, что входит в ваши обязанности экономки. Поэтому и платит вам такие бабки. А раз услуги платные, дорогуша, о головной боли или плохом настроении и речи быть не может. Верно?

   Рассвирепев, Джемма бросилась на него как дикая кошка, но тот оттолкнул ее с такой силой, что она отлетела и упала навзничь на кровать.

   – Ну что, дорогуша? Поза номер раз. Лапки кверху? – с издевкой спросил он, подойдя к кровати, и наклонил к ней свое лицо. – К сожалению, ничем не могу помочь. Мне пора. Встречаюсь с коллегами в баре. – И, выхватив у нее из рук папку, вышел из спальни. С лестницы раздался его нахальный смех, хлопнула входная дверь, и все стихло.

   Джемма встала. Ее трясло так, что зуб на зуб не попадал. Она подошла к батарее: горячая как огонь. Сев на пол, Джемма согнула ноги в коленях, прижала к подбородку, обхватила руками и прислонилась к батарее. Она никак не могла согреться. Стащив с кровати пуховое одеяло, завернулась в него, и постепенно озноб начал отступать.

   – Блейк! – простонала она, почувствовав еле уловимый мужской запах, исходивший от одеяла. Какая же она все-таки дура! Решила, что она ему небезразлична… Да будь она ему небезразлична, разве он прислал бы домой такую сволочь, как Барлетт?! Теперь понятно, почему Блейк не хотел, чтобы она показывалась перед гостями. Она-то думала, что он о ней заботится, а на самом деле он волновался, вдруг пойдут разговоры, что у Блейка с ней связь.

   Джемма еще плотнее завернулась в одеяло и спрятала лицо в мягкой шелковой подкладке. Ну почему мужчины так любят, хвастаться своими сексуальными подвигами – реальными и вымышленными? Она-то думала, что Блейк выше этого, а он, оказывается, такой же, как и все.

   Сердце разрывалось от боли. Предательство Блейка сломило ее. Живя с Адрианом, Джемма выработала иммунитет к его бесконечным интрижкам. Ей было совершенно безразлично, кто что сказал и кто как на нее посмотрел… Она сама удивлялась своей толстокожести, а сейчас вдруг поняла в чем причина: просто Адриана она никогда не любила. А с Блейком все по-другому. И куда только подевалась ее толстая кожа? Одно маленькое предательство – и она разлетелась в клочья. Инстинкт самосохранения подсказывал: второго раза допускать нельзя.

   Вспомнив, что сегодня ее очередь забирать из школы Мартина и его приятеля Кристофера, Джемма как робот встала, оделась, села в машину и поехала к школе. Отвезла Кристофера, вернулась с Мартином домой и почувствовала, что на нее снова навалилась свинцовая усталость. Сказав сыну, что ей нездоровится, Джемма разрешила ему съесть на обед оставшиеся после гостей закуски и пошла к себе в спальню.

   На автоответчике было сообщение, что Блейк вернется не раньше семи. Джемма легла в кровать, надеясь, что ей станет получше и она успеет приготовить ему что-нибудь на ужин, и сразу провалилась в сонное забытье.

   Когда в дверь постучали и в комнату заглянул Блейк, Джемме показалось, что она спала всего несколько минут. Видно, заснула она быстро и спала долго, но не чувствовала себя отдохнувшей. Ломило все тело, будто у нее грипп, и раскалывалась голова.

   – Джемма, может, хватит? Согласен, утром я вел себя не лучшим образом, но ведь я извинился. Не надо больше дуться! – Блейк стоял в проеме двери, и его профиль, ярко освещенный снаружи, из темной комнаты казался зловещим.

   Джемма с трудом села в кровати, откинулась на подушки и слабым голосом возразила:

   – Твое поведение утром здесь ни при чем.

   Он вздохнул. Джемма поняла: не верит.

   – Ты обедала? – спросил Блейк.

   – Нет.

   – А Мартин пообедал. Это правда, что ты разрешила ему есть все, что имеется на кухне?

   – Более или менее. – Джемма прижала ладонь к виску, стараясь заглушить пульсирующую боль.

   – Наверное, в предыдущей жизни Мартин был саранчой. Он уничтожил все съестное на кухне и залакировал сверху безалкогольными напитками.

   Джемма тихонько ругнулась. Видно, Мартин на радостях решил, что сегодня Рождество. Как бы ему не стало плохо!..

   – Ну и как он?

   – Вид у него не ахти. Я посадил его смотреть телевизор и на всякий случай вручил тазик.

   – Спасибо.

   – Пойду закажу по телефону что-нибудь из китайского ресторана. Я голоден как волк.

   – А я не хочу есть.

   – Не хочешь, а надо, – буркнул Блейк и ушел. Минут через двадцать вернулся, схватил ее за руку и силком поднял с кровати. – Ты что, не слышишь, я давно тебя зову. Пойдем поужинаем. На улице холод собачий, так что нужно восполнить калории.

   – Я не хочу есть, – тщетно возражала Джемма, пока Блейк тащил ее к лестнице.

   Посередине пролета он с раздражением обернулся к ней, увидев, как она выглядит, и с тревогой спросил:

   – Что с тобой, Джемма? – Он слегка коснулся ее щеки рукой. – Извини. Я не знал, что тебе на самом деле плохо. Решил, что ты изображаешь из себя оскорбленную невинность. В наказание за мое плохое поведение. Мол, ты не стал есть завтрак, так фиг тебе ужин.

   Она устало покачала головой.

   – Не упрямься! Сделай над собой усилие, поешь хоть немного, а потом пойдешь спать. Мартином я сам займусь.

   Джемма слабо улыбнулась. Каким милым он может быть!.. Жаль только, что слишком поздно.

   На столике в гостиной был разложен ужин для двоих. Мартин ни к чему не притронулся. Видно, наелся от души… И выглядит, слава Богу, ничего.

   – Садись, Джемма, я тебе все положу, – предложил Блейк.

   Джемма покачала головой и обслужила себя сама. Она пока еще не на больничном.

   Согревшись у камина и немного поев, почувствовала себя лучше. Мартин болтал без умолку. Поведал, что попал в десятку лучших учеников школы, и намекнул, что очень-очень хочет получить в подарок на Рождество новые компьютерные игры. У Джеммы от слабости кружилась голова, но она умудрялась кивать в нужном месте. Впрочем, у Мартина был куда более внимательный слушатель в лице Блейка.

   – Мам, а ты придешь укладывать меня спать? – спросил Мартин после ванны, вбежав в гостиную румяный и вкусно пахнущий клубничной пеной. Видно, воспользовался случаем и бухнул в ванну полбутылки.

   – Маме нездоровится, – ответил за нее Блейк. – Если хочешь, я уложу тебя спать.

   – Тогда тебе придется мне почитать, – заявил Мартин, решив сразу просветить Блейка, в чем состоит ежевечерний ритуал отхода ко сну.

   – Думаю, это мне по силам.

   Мартин покосился на мать. Джемма кивнула, обняла и поцеловала сына, и тот, довольный и счастливый, проследовал за Блейком наверх.

   Джемма сидела, задумчиво глядя на тлеющие угли. Сейчас ей так тепло и спокойно, но все это лишь обман. Нужно найти в себе силы покинуть этот дом. Она не знает, как жить дальше, но знает точно: оставаться здесь нельзя.

   Через полчаса вернулся Блейк.

   – Виноват. Задержался. Я сказал Мартину, что каждый день столько читать ему никто не будет, но он так упрашивал почитать еще чуть-чуть, что я не устоял.

   Джемма улыбнулась. Дипломатические способности сына были ей хорошо известны.

   – А что ты ему читал?

   – «Хоббита». Я сказал, что буду читать с ним каждый вечер, а он предложил читать в гостиной. Хочет, чтобы перед сном ему читала ты.

   Блейк улыбнулся, и так тепло, что Джемма вздохнула, собираясь с силами сказать ему то, что должна была сказать. Однако она так и не отважилась, а Блейк продолжил:

   – Знаешь, раньше меня раздражали люди, которые все время говорят о своих детях. А сейчас, когда я сидел на кровати рядом с Мартином и его голова у меня на плече становилась все тяжелее и тяжелее, я вдруг почувствовал себя таким счастливым… Нет, все-таки это удивительное ощущение, когда ребенок засыпает у тебя на плече. Ничего подобного в жизни не испытывал…

   Лицо Блейка светилось нежностью и любовью, и Джемма, собрав всю свою волю в кулак, наконец отважилась:

   – Блейк, мне нужно сказать тебе одну вещь. Взглянув ей в лицо, Блейк сел в кресло напротив.

   – Послушай, Джемма, если ты хочешь объяснить, зачем сделала то, что сделала, то я уже говорил и скажу еще раз. Я не хочу это слышать. Мне даже думать об этом неприятно. Давай будем жить сегодняшним днем. Ведь у нас не так уж и плохо получается.

   Не зная, куда девать руки, Джемма пригладила волосы. Хотя она собиралась говорить совсем о другом, ей было больно, что Блейк пресекает все ее попытки объясниться и не желает ничего слышать.

   – Блейк, я больше не хочу у тебя работать, – напрямую заявила она, пока не успела расслабиться. – Конечно, я подожду, пока ты найдешь мне замену, но буду очень признательна, если ты как можно скорее дашь объявление.

   На миг Блейк опешил и изменился в лице, но тут же собрался. Лицо стало жестким: казалось, кожа натянулась так, что стала прозрачной.

   – Ты будешь видеться с Мартином в любое время, – поспешно добавила она. – Я не хотела вот так сразу говорить ему, что ты его отец, но ничего не поделаешь. Все равно рано или поздно придется…

   Сжав кулаки, напряженный, словно сжатая пружина, Блейк молча смотрел на нее. Потом так же молча вскочил и вышел из гостиной.

   Джемма откинулась на спинку кресла, пытаясь успокоиться. Теперь, когда с лица Блейка спала маска, она увидела в нем столько ненависти, что диву давалась, как сумела вынести. Она не сдвинется с места. Блейку нужно время переварить информацию, но он вернется. Им нужно обо всем договориться.

   Через полчаса Блейк вернулся, грохнул на стол бутылку виски и стакан и тяжело опустился в кресло. По его глазам Джемма без труда определила, чем он занимался последние тридцать минут.

   – Мерзость, да? – Он поднял стакан и выпил. – Я все никак не мог понять, как Адриан, человек, у которого было все, умудрился стать пьяницей. А теперь понял. Поживешь с такой, как ты, и рано или поздно станешь. Никуда не денешься!

   – Я просто сказала, что не хочу больше у тебя работать.

   – Да, миссис Давенпорт, вы просто сказали. Причем выбрали для этого самый удачный момент. Снимаю шляпу. Общаясь с акулами бизнеса, я много чего повидал в этой жизни, но еще ни разу не встречал особи с таким звериным чутьем.

   – Что ты несешь, Блейк?

   – Действительно, что я несу? Ведь ты у нас маленькая румяная домохозяйка. Угадал, Джемма? Целыми днями хлопочешь по дому, вьешь для меня гнездышко… А я, кретин, стремлюсь сюда, забываю о работе… Это Джеймс открыл тебе мой маленький секрет?

   Джемма вытаращила на него глаза.

   – Джеймс? Да с тех пор, как ты сюда переехал, я с ним ни разу не говорила.

   Блейк пожал плечами.

   – Может, и не говорила. Значит, сама вычислила. Джемма, я тебя явно недооценил. Непростительная ошибка… Я-то думал, что умею скрывать свои чувства, но, когда речь идет о Мартине… я… Я прост как история про Хоббита, да? Теперь я понял, Мартин это лучшее, что у меня есть в жизни. Скрывать не имеет смысла, так что давай сразу перейдем к делу.

   – К какому делу? Блейк, я не понимаю о чем ты. Я собираюсь уйти и беру Мартина с…

   – Да, да! Я знаю, Джемма, какой у тебя главный козырь! – перебил ее он. – Ты хочешь уйти. А я хочу, чтобы ты осталась. Вношу поправку. Я хочу, чтобы остался Мартин. Так что называй свою цену.

   – Мою цену? – Джемма вытаращила глаза.

   – Да, Джемма, скажи мне свою цену. Поговорим о деньгах. Так понятно? Сделай одолжение, ведь я не идиот, прекрати изображать из себя невинность. Впрочем, я на самом деле идиот. Ты состряпала для меня иллюзию семейной жизни, и я с радостью заглотнул крючок. Ведь ты с самого начала знала, с каким сосунком имеешь дело. Я же сам сказал, что буду платить за работу по дому по минимальным расценкам, а потом передумал – уж больно мало показалось.

   Джемма печально покачала головой.

   – Блейк, ты меня неправильно понял. Думаю, нет смысла обсуждать это с тобой, раз ты в таком настроении. Поговорим лучше утром. – Она встала и хотела уйти, но он, поймав ее за руку, задержал.

   – Нет уж, дорогая моя, лучше поговорим сейчас! – рявкнул он. – Не хочу, чтобы все это висело у меня над головой и ты, когда тебе вздумается, мне угрожала. Ну же, давай, Джемма, говори свою цену. Как, по-твоему, сколько я заплачу за то, чтобы остаться здесь со своим сыном? Утром я попрошу Алекса составить договор, только сразу хочу предупредить. На этот раз никаких лазеек не будет! Так что советую как следует подумать, прежде чем откроешь ротик. Имей в виду, будешь держать меня за идиота, своими руками выставлю тебя за дверь!

   Джемму душили слезы. Господи, неужели он думает, что она на самом деле такая изворотливая и жадная тварь? Если он держит ее за такую стерву, у них нет и не может быть будущего. Хорошо, что она решилась от него уйти…

   – Признайся, Джемма, а ведь ты получаешь от всего этого удовольствие! – не унимался Блейк. – Какой азарт! А какой мощный выброс адреналина! Главное – не промахнуться с ценой. Занизишь цену – получишь, что хочешь, но противник решит, что ты дурак. Завысишь – бац! – и ты вне игры, а второго шанса может и не быть… Ну а если попал в самую точку, то словишь кайф! Нет, это выше ее сил! Джемма закрыла лицо руками и зарыдала.

   – Мне ничего не нужно! – выдавила она между всхлипами. – Блейк, мне не нужны твои деньги. Просто я не хочу больше у тебя работать.

   Блейк отнял ее ладони от лица и опустился рядом с ней на колени.

   – В чем дело, Джемма? Ты устала? – тихо спросил он, с участием глядя ей в глаза. – Я понимаю, дом такой большой, что одной тебе тяжело. Хочешь, найму кого-нибудь и у тебя будет больше свободного времени. Почему ты сразу не сказала? Я думал, ты всем довольна. Джемма, если дело только в этом, мы найдем выход.

   Джемма покачала головой.

   – Нет, Блейк, дело не в работе по дому.

   – А в чем? Скажи, Джемма! – Он схватил ее за ладони, но она отстранилась.

   Как найти слова, чтобы выразить, что чувствуешь, когда тебя предают? Как сказать, что она уходит, потому что он обсуждает их отношения с коллегами? Если Блейк способен на такое, разве он поймет?! Разве хочет понять, если каждый раз, когда она пытается объяснить про Адриана, уходит от разговора?!

   Блейк отошел от нее и снова уселся в кресло напротив. Отвинтил крышку у бутылки и плеснул себе в стакан виски. А может, он все-таки станет ее слушать? Может, стоит попробовать еще раз?

   – Блейк, наши отношения… – начала было она, но, заметив у него на губах кривую ухмылку, осеклась.

   – А я все думал, скажешь ты или нет… Джемма, не трудись понапрасну! Вот этого я тебе не обещаю. Даже ради Мартина.

   – Чего «этого»? – не поняла она.

   – Брака! – выпалил он и грохнул стакан на стол так, что расплескал половину содержимого. – Опоздала, Джемма. Лет этак на десять…

   – Нет, это невыносимо! – Она встала с кресла. – Спокойной ночи, Блейк! И сладких вам снов – тебе и твоей паранойе.

   Она поднялась уже на половину пролета, когда он схватил ее за руку и рывком повернул лицом к себе.

   – Скажешь, я не прав? Разве все это время ты не подводила меня к мысли, что, женившись на тебе, я разом решу все свои проблемы?

   – Да, Блейк, ты абсолютно не прав, – с грустью сказала она.

   – Тогда в чем дело? Почему прямо не скажешь?

   Джемма перевела дыхание.

   – Мне не нравится, что о нас говорят люди.

   Помолчав, Блейк нахмурился.

   – С этим ничего не поделаешь. – Он пожал плечами, словно расписываясь в собственном бессилии. – Люди всегда говорят, на то они и люди. И будут говорить.

   – Нет, не будут, если я уеду отсюда. – Она отвернулась и побежала дальше.

   – А тебе разве не все равно, что о тебе думают? – крикнул он ей в спину.

   Остановившись на площадке, Джемма посмотрела на него. Блейк стоял, прислонясь к стене, с таким печальным и несчастным видом, что ей захотелось бегом спуститься к нему и утешить.

   Но она сдержалась. Схватилась за перила и заставила себя быть сильной. Блейк сам во всем виноват. Она не хотела уезжать и не хотела увозить от него сына, но чувство самоуважения и инстинкт самосохранения подсказывали: выбора у нее нет.

   – Да, Блейк, – тихо сказала она. – Представь себе, мне не все равно, что обо мне думают.

Глава 14

   Наутро Блейк проснулся с тяжелой головой. Снизу доносились голоса Мартина и Джеммы, но он остался в кровати. Не хватает еще, чтобы сын заметил, что между ним и Джеммой идут военные действия. Живя в приютах, Блейк насмотрелся на детей, измученных бесконечными дрязгами родителей, и не мог допустить, чтобы Мартин стал разменной монетой в затеянной Джеммой игре.

   Блейк позвонил Джеймсу и предупредил, что придет на работу попозже. Как только внизу хлопнула входная дверь, отправился в душ.

   – Где тут у тебя парацетамол? – спросил Блейк, входя в кухню, и, не дожидаясь ответа, принялся рыскать по ящикам. Бросив взгляд на Джемму, заметил, что она побледнела и осунулась. Его несколько утешило, что не он один плохо спал ночью.

   Она молча подала ему лекарство и стакан воды.

   – Пожалуй, это даже к лучшему, что ты решила уйти, – сказал он, проглотив таблетки. – Больше я из-за тебя напиваться не намерен.

   – Приятно слышать. Что приготовить на завтрак? – спросила она ровным, чужим голосом.

   Блейку захотелось схватить ее и как следует тряхануть – чтобы она наконец сказала правду.

   – Тосты и стакан апельсинового сока, – устало ответил он.

   – А чай?

   – Не знаю.

   После двух дней возлияний он сомневался в крепости своего желудка. Поставив локти на стол, Блейк следил, как Джемма готовит ему завтрак. Интересно, почему она надумала уйти? Этот вопрос не давал ему покоя всю ночь. Что ей нужно? Он предложил ей деньги, предложил помощь по дому… Она от всего отказалась. Так что же ей на самом деле нужно?! Выходит, Джемма решила играть по-крупному. Другого объяснения ее поведению Блейк найти не сумел. Она, конечно, не признается, но это все ставит на свои места. Став его женой, она ни в чем не будет нуждаться. А деньги, которые он предложил ей за то, чтобы она осталась, сущий пустяк по сравнению с тем, что сулит ей замужество.

   Джемма поставила перед ним тарелку с тостами и стакан с соком, и Блейк с неохотой буркнул «спасибо».

   – Я на всякий случай поставила чайник. Захочешь чаю, позови меня. – И она ушла в подсобку, откуда доносился шум стиральной машины. Через минуту машина остановилась. Джемма вынула белье и загрузила в сушилку.

   Вытянув шею, Блейк заглянул в приоткрытую дверь. Джемма нагнулась над машиной: джинсы сидели на ней как влитые, подчеркивая соблазнительные округлости. Несмотря на головную боль, мысли повернулись в соответствующем направлении и предательская плоть не заставила себя долго ждать. Застонав, Блейк отвернулся, презирая себя за слабость.

   Джемма вернулась на кухню и бросила на него взгляд. Неужели догадывается, как сильно на него действует? Наверное, веселится на его счет… А может, и нет. Может, презирает так же, как он презирает себя сам.

   – Хочешь чаю? – спросила она тихим, хрипловатым голосом, словно приглашая его в постель.

   – А почему бы нет? – ответил Блейк.

   Действительно, а почему бы нет? Почему бы не жениться на ней и не поддаться роковому влечению? Закрыв глаза, он боролся с демоном искушения.

   Блейк прекрасно знал, почему нельзя поддаваться искушению. Стоит вкусить запретный плод – и он пропал. Один раз Джемма уже сломала его, но тогда он был молод и выжил. С головой ушел в работу, а когда боль становилась невыносимой, искал утешения в других женщинах. Работа помогала всегда, а женщины приносили лишь временное облегчение. Потом он всегда чувствовал себя виноватым. Занимаясь с ними любовью, представлял на их месте Джемму. Неудивительно, что они не могли ему помочь. А он не мог их любить, потому что ему была нужна Джемма.

   Невеселые размышления Блейка прервал оглушительный гул в голове. Он поднял глаза. Что это?! Джемма пылесосила холл. Шум эхом отдавался в черепной коробке, грозя разорвать ее изнутри. Выскочив из-за стола, Блейк выдернул шнур из розетки.

   – Джемма, имей сострадание! Сделай перерыв. Я и так знаю, ты супердомработница. Что тебе еще нужно? Медаль?

   Она смотрела на него, потеряв дар речи от изумления.

   – Извини, – пробормотал он, чувствуя себя изрядной сволочью. – Я тебя напугал? Я не хотел. Просто шум жутко действует мне на нервы. Сделай перерыв, ладно? Не надо мне ничего доказывать.

   – А я ничего и не доказываю, Блейк. Просто в холле полно песка. И сам он никуда не денется.

   – Ладно. Один – ноль в твою пользу. Если ты решила пылесосить холл из любви к порядку, а не потому, что у меня раскалывается голова, готов извиниться перед тобой еще раз.

   Тяжело вздохнув, Джемма пристально взглянула на Блейка. И он снова почувствовал себя редкой скотиной. Только Джемма могла вот так запросто уничтожить его одним взглядом.

   – Нам нужно поговорить, – сказал он и, взяв за руку, повел ее в гостиную. – Что я должен сказать или сделать, чтобы ты изменила свое решение и осталась? – спросил Блейк, усадив ее на диван, а сам сел в кресло напротив.

   Она покачала головой.

   – Ничего. Я все равно не останусь.

   – А я намерен и дальше видеться с Мартином.

   – Знаю. – Она опустила глаза на свои руки. – Блейк, ты ему очень нравишься. Он не захочет уезжать.

   – Тогда почему?.. – Блейк стиснул кулаки, сдерживая накипающий гнев. Какой цинизм! Оказывается, она прекрасно все понимает и при этом даже не считает нужным скрывать, что их сын не захочет уезжать! Как можно быть такой эгоистичной?! – Впрочем, это неважно. У тебя наверняка есть свои причины. А ты подумала, где вы будете жить?

   Она удивленно вскинула брови и отрицательно покачала головой.

   – Нет.

   Блейк едва не взорвался от возмущения. Неужели она думает, что он позволит ей забрать сына и жить с ним в трущобе? Вряд ли… Понимает, что он не допустит, чтобы Мартин прозябал в нищете. Потянувшись к журнальному столику, Блейк взял местную газету и швырнул ей.

   – Вчера вечером, когда ты ушла спать, я просмотрел газету. Тут неподалеку продается один дом. Посмотри, я там отметил. Что скажешь?

   Джемма взглянула на объявление.

   – Это дом Фостеров. Они надумали переехать жить поближе к дочери в Мидлсекс.

   – А что с домом? Все в порядке?

   – Вроде бы.

   Выхватив у нее из рук газету, Блейк вырвал объявление.

   – Отлично, я его куплю. Вы с Мартином будете там жить. В таком случае проблем с общением не будет. Мартин будет приходить ко мне, когда захочет.

   Дрожащей рукой Джемма пригладила волосы и молча подняла на него глаза. У нее был такой перепуганный вид, что Блейку вдруг захотелось обнять ее и сказать, что все будет хорошо, но он заставил себя думать о том, что она отнимает у него сына, и не сдвинулся с места.

   – Ты купишь дом? Вот так сразу? – прошептала она.

   – Да. Вот так сразу. Только не радуйся раньше времени, Джемма. Я куплю дом на свое имя, а ты будешь там жить с Мартином. До его совершеннолетия.

   – Ты на самом деле думаешь, что меня интересуют только деньги? – спросила Джемма с грустью и обидой.

   А ведь в ней погибла первоклассная актриса! – усмехнулся про себя Блейк, пожал плечами и солгал:

   – А я больше по этому поводу ничего не думаю. Мне все равно.

   – Позволь мне рассказать, как все было, Блейк. В любом случае рано или поздно тебе придется меня выслушать.

   – Нет, не придется! – И он поднял руку, словно хотел заткнуть ей рот. – Прибереги свою сказочку для другого простачка. Не хочу выслушивать твои оправдания.

   – А я и не собираюсь оправдываться! Я хочу объясниться. – Джемма начала заводиться, как и всегда, когда Блейк отказывался ее выслушать. Ну конечно, пусть она пострадает немного, невелика беда. Сущие пустяки по сравнению с тем, как он настрадался!

   – Какая разница! – небрежно заметил он.

   – Очень большая. И ты скоро в этом убедишься.

   – Сомневаюсь, – хмыкнул он. Где уж нам разобраться! Тут и старик Эйнштейн сплоховал бы…

   – Скажи, Блейк, а тебе не кажется странным, что ты никогда не хотел детей, а теперь вдруг так стараешься для Мартина?

   Блейк не мог ответить на этот вопрос, но признаваться в этом, тем более Джемме, не собирался.

   – Ты чем-то недовольна? – спросил он, уклоняясь от ответа.

   Джемма всплеснула руками.

   – Блейк, я тебя не понимаю.

   – А я тебя об этом и не прошу. Я прошу тебя только об одном. Чтобы ты как следует занималась нашим сыном, пока он не станет взрослым и не решит сам, с кем из родителей хочет жить. – Услышав словно со стороны свои слова, Блейк почувствовал, что хватанул через край, и молча смотрел на Джемму, ожидая ее реакции.

   Она напряглась и начала нервно теребить пальцы. У нее были такие выразительные пальцы, а раньше и очень красивые ногти… Но последнее время у нее появилась привычка их грызть.

   – Мартин для меня все, – прошептала она.

   Однако ее слова не произвели на Блейка должного эффекта. Ведь Джемма использует сына как залог. Да она и сама призналась, что Мартин не захочет уезжать, но это никоим образом не повлияло на ее решение.

   – Давай вернемся к делу, – сказал Блейк. Впервые в жизни деловая встреча вышла из-под его контроля. – Я сегодня же позвоню в агентство и сообщу о своем намерении купить дом Фостеров. Ну а потом мы с тобой обсудим размер пособия на содержание Мартина.

   – Мне ничего не надо.

   Блейк насторожился. Почему она не хочет брать у него деньги на содержание мальчика? Думает, таким образом ей удастся отказать ему в отцовстве?

   – Джемма, Мартин мой сын, – тихо сказал он. – И я несу за него ответственность.

   Она покачала головой.

   – Ты купишь нам дом и не станешь брать арендной платы. Этого вполне достаточно. Блейк, больше я у тебя ничего не возьму. Так и знай.

   – Джемма, мне некогда с тобой спорить! – Вскочив с кресла, Блейк выбежал из гостиной. Ну почему она постоянно перечит? – Поговорим вечером! – крикнул он, открывая входную дверь, но, вспомнив про документы, которые вчера понадобились Клайву, помчался наверх к себе в спальню.

   – Ты не видела папку с документацией на склады? – спросил он, вернувшись в гостиную. Он точно помнил, что оставил ее на прикроватном столике.

   Джемма вздрогнула и отвернула лицо. Блейк молча смотрел на нее, не понимая, что с ней происходит. Откуда этот виноватый вид? Хочется верить, что она не шарит в его документах и не продает информацию конкурентам…

   – Джемма, где папка с документами? – спокойно повторил он. – Она лежала у меня в спальне на столике.

   Джемма повернулась к нему, судорожно стиснув кулаки.

   – Ее забрал вчера Клайв Барлетт.

   – Клайв Барлетт был здесь? – Что она несет? – Какого черта Клайв бы сюда приперся?

   – Я думала, это ты его прислал, – еле слышно сказала она.

   Видя ее замешательство, Блейк живо представил себе, как вчера в его отсутствие развивались события.

   – Что этот негодяй сделал? – спросил он, схватив ее за плечи.

   – Ничего он не сделал, – пролепетала она. Блейк не поверил: он почувствовал, что она вся дрожит.

   – Скажи мне правду.

   – А я и говорю правду, – сказала она и задрожала еще сильнее. – Просто он меня испугал, только и всего.

   Опустившись перед ней на колени, Блейк поднял ее лицо. Он знал: Джемма что-то недоговаривает. Ему нужно было посмотреть ей в глаза.

   – Джемма, ты скажешь мне все, – тихо сказал он. – Даже если на это уйдет весь день.

   – А как же твоя работа? – прошептала она.

   – Подождет. Это важнее.

   И Джемма рассказала ему все. Блейк слушал ее, стоя на коленях, а когда она запиналась, молча подбадривал, нежно пожимая ей ладони и поглаживая плечи. Усилием воли он сдерживал гнев, зная, что, если вспылит, Джемма замкнется.

   – Пойду поставлю чайник, – буркнул он, когда она умолкла.

   Вбежав в кухню, включил чайник и постарался успокоиться. Будь Барлетт рядом, он бы сделал из него свиную отбивную. Остается поблагодарить Провидение, что его нет рядом…

   Когда Блейк вернулся в гостиную с подносом, Джемма сидела все в той же позе и глядела в пол, словно изучала узор на ковре. Поставив поднос на столик, он сел рядом с ней на диван.

   – Клянусь жизнью Мартина, я ни с кем не обсуждал наши с тобой отношения, – тихо сказал он.

   – Извини. Я подумала, что обсуждал. И мне стало так обидно, что ты хвастаешься перед сотрудниками своей победой.

   Джемма сидела, опустив голову, и говорила так тихо, что Блейк скорее угадывал, чем слышал ее слова.

   – Да за кого ты меня держишь?! – выпалил он и тут же осекся. А что ей оставалось думать, если Клайв вломился в дом и наговорил черт знает чего?

   – Так вот в чем дело?.. Ты поэтому решила уехать? – тихо спросил он.

   Джемма молча кивнула.

   – А теперь? Тоже хочешь?

   Она помолчала и, все так же глядя в пол, шепнула:

   – Мартин не захочет уезжать.

   Хотя она не ответила прямо, такой ответ Блейка вполне устроил.

   – Раз так, решено. Ты остаешься.

   Налив в чашку чай, протянул Джемме. Ей надо подкрепиться: выглядит ужасно. Усталая, бледная… Страшно подумать, в каких грехах он только ее не обвинил!

   – Сегодня же уволю Барлетта.

   – Не надо! Пожалуйста, Блейк, если из-за меня, то не надо.

   Джемма подняла на него свои зеленые глазищи, и Блейк вздохнул. Ну вот, снова перечит…

   – Почему не надо? – устало спросил он.

   – Но ведь он только что переехал сюда с женой и детьми.

   – К твоему сведению, жена и дети не захотели переезжать. Так что я сделаю им большое одолжение.

   – Но ведь они продали свой дом. Что же они будут делать?

   Блейк ухмыльнулся. Именно так Джемма рассуждала, составляя для него характеристики на рабочих стекольного завода. Он предпочел бы не знать, что у одного на руках мать с болезнью Алыцгеймера, а у другого дочь больна лейкемией… У них было столько пропусков, что их нужно было выставить за ворота в первую очередь. Но он не мог: у него были связаны руки.

   Блейк налил себе чаю и не спеша выпил. Постепенно головная боль, донимавшая его все утро, стихла.

   – Барлетта я уволю. Сегодня же, – повторил он. Жаль, что раньше не уволил. – Он работает по контракту, и мне придется выплатить ему изрядную сумму. Так что не волнуйся. Его жена и дети не окажутся под мостом.

   Джемма кивнула и стала пить чай. Блейк с облегчением заметил, что лицо у нее немного посвежело.

   – В следующий раз, если вдруг понадобится прислать кого-нибудь домой, я распоряжусь, чтобы сначала позвонили тебе и договорились о времени, – добавил он.

   – Спасибо.

   Блейк взглянул на часы. Он уже пропустил две встречи, а через десять минут должен подъехать Филипп Девере.

   – Мне пора.

   – Давно пора, – согласилась она.

   – Прости меня за то, что я вчера наговорил.

   Не поднимая глаз, Джемма кивнула.

   – А еще прости за то, что я сказал и сделал, когда впервые узнал про Мартина. – Надо было давно извиниться. Простить ее он не мог, но понимал, что явно переборщил.

   Джемма подняла на него глаза, и Блейк почувствовал, что его решимость тает. Может, он все-таки сможет ее простить…

   – Ты же знаешь, Джемма, какой я раньше был вспыльчивый, – пробормотал он. – Пока мы не встретились снова, думал, что изменился или хотя бы научился владеть собой… Не обижайся, пожалуйста, но в тебе есть что-то такое, от чего я сразу завожусь. Я стараюсь сдерживаться, но у меня не всегда получается.

   Джемма улыбнулась и взяла его за руку.

   – У каждого свои недостатки, – сказала она и чуть заметно сжала его ладонь.

Глава 15

   До Рождества оставалось две недели. Джемма очень любила это время года и ждала праздника почти с таким же нетерпением, как и Мартин. Вчера они все вместе ходили в лес за ветвями остролиста, ели и плюща для украшения дома. Джемма сделала венок для входной двери, а Блейк с Мартином оплели плющом перила лестницы и разложили ветви остролиста по каминной полке в гостиной.

   – Ну прямо как в рекламе! – заметил Блейк с улыбкой.

   После обеда Мартин вспомнил, что как-то раз они жарили в камине каштаны. Он пристал к Джемме и не отстал до тех пор, пока та не сдалась и не отправилась покупать каштаны. Вечером Блейк и Мартин жарили их в камине. Этот процесс доставил им столько удовольствия, что у Джеммы не повернулся язык сказать, что куда проще и быстрее было бы пожарить каштаны в духовке.

   Джемма улыбнулась. Она готовила ужин, но все время отвлекалась, думая о другом. Вспомнила, как вчера вечером Блейк говорил с ней о Мартине.

   Теперь она не сомневалась в том, что Блейк очарован сыном и это надолго. Стоило взглянуть на них, когда они рядом, и становилось ясно, что с каждым днем они привязываются друг к другу все сильнее и сильнее. Мартин упоминал Блейка по поводу и без повода. Блейк был более сдержан, но Джемма видела, с каким обожанием он смотрит на сына.

   Пожалуй, наступило время открыть Мартину правду… Джемма поражалась терпению Блейка.

   Он не поднимал этого вопроса, ведь они давно условились, что решать будет она, но и откладывать до бесконечности не стоит.

   – Ты не против, если я скажу обо всем Мартину после Рождества? – спросила Джемма вчера вечером, уложив сына спать.

   Блейк удивленно вскинул брови, но промолчал, ожидая объяснений.

   – Он и так жутко возбужден по поводу праздника, и я боюсь, что это будет перебор. По-моему, лучше сказать ему обо всем после Рождества.

   – Ты – мать, Джемма. Так что тебе виднее, – буркнул тот, но у нее сложилось впечатление, что он осуждает ее за то, что она медлит.

   Может, он прав? Сказать Мартину правду будет очень нелегко. Джемма страшилась этого момента и, пожалуй, нарочно искала повод, чтобы оттянуть его еще хоть ненадолго.

   Услышав, что открылась дверь черного хода, Джемма подняла голову и нахмурилась. Блейк никогда не приходил домой так рано. В чем дело?

   Посреди кухни стоял незнакомец – высокий, загорелый и светловолосый.

   – Теперь я знаю, какой подарок попрошу у Санта-Клауса, – сказал он, приближаясь к ней.

   – Что? – Джемма стиснула в кулаке кухонный нож, которым только что резала мясо.

   – Хочу найти в чулке такую же экономку. Будьте любезны, заверните! – сказал он с иностранным акцентом, вроде бы французским.

   – Я не знаю, кто вы, но попрошу вас уйти. И побыстрее.

   Блейк постоянно предупреждал ее, чтобы запирала дверь черного хода, а она вечно забывала об этом. Джемма кляла себя за непростительную легкомысленность.

   – Я – Филипп Девере. – Незнакомец нахмурился, явно опешив от столь нерадушного приема.

   – А мне все равно, кто вы! Прошу вас оставить мой дом. – И Джемма, дрожа от страха, с угрожающим видом подняла нож.

   – Вы меня не так поняли.

   Несмотря на загар, незнакомец заметно побледнел и поднял руки кверху.

   – Убирайтесь! – выпалила Джемма и для острастки замахнулась ножом.

   – Ухожу. – Он метнулся к двери и столкнулся нос к носу с Блейком.

   – Филипп, примите мои извинения! – Засунув руку в карман, Блейк протянул ему ключи от машины. – Вы не подождете меня в машине?

   Долго уговаривать Филиппа не пришлось. Пулей выскочив за дверь, он оставил их наедине. Закрыв лицо рукой; Блейк покачал головой и пробормотал:

   – И зачем только люди держат сторожевых псов? – Его плечи затряслись и он зашелся от смеха.

   Теперь и Джемма увидела ситуацию в комическом свете и присоединилась к нему.

   – Бедный Филипп! – выдавил Блейк, давясь смехом. – Ты видела его лицо? Он испугался до полусмерти.

   – Прошу прощения. – Она смахнула со щек слезы. – Я решила, что оставила дверь открытой и в дом вломился грабитель.

   Блейк покачал головой.

   – Тебе не за что извиняться, это я во всем виноват. Мы с ним ехали в Шилтон, а мне приспичило в туалет. Вот я и решил заехать домой, а заодно угостить его чашечкой кофе.

   – А что за птица этот Филипп? – спросила Джемма. – Важная? Я тебе, часом, не навредила?

   Блейк пожал плечами.

   – Его отец – французский промышленник. Денег в семье куры не клюют. Финансовые вопросы решает Девере-старший, но с подачи Филиппа.

   – А я собралась измельчить его ножиком… Помогла так помогла.

   Блейк ухмыльнулся.

   – Ничего страшного. Думаю, стоит повесить на ворота табличку. Вместо ротвейлера – твой портрет и подпись: «Осторожно – злая домохозяйка».

   Джемма хохотнула и включила чайник.

   – Блейк, пригласи его в дом. Теперь я просто обязана угостить бедолагу чашечкой кофе. Пусть успокоит нервишки.

   – Попробую уговорить, но не ручаюсь. Блейк вышел и через пару минут вернулся с присмиревшим Филиппом Девере.

   – Примите мои извинения, месье Девере. Вы так внезапно вошли, что я испугалась. Я не знала, что вы приехали с Блейком.

   Протянув руку, Джемма чарующе улыбнулась. Он крепко сжал ей руку, и его лицо разгладилось.

   – Зовите меня просто Филипп. А вас как прикажете величать?

   – Джемма. – И она снова одарила его улыбкой, решив срочно компенсировать моральный ущерб.

   – Джемма… Красивое имя. Если не ошибаюсь, итальянское. А главное – на удивление вам подходит. Вы – настоящая драгоценность.

   За его спиной Блейк дурашливо закатил глаза, и Джемма чуть не покатилась со смеху, но сдержалась. Хотя Филипп изъяснялся, на ее вкус, чересчур витиевато, в целом он производил благоприятное впечатление.

   – Какой кофе вы предпочитаете, Филипп? – Воспользовавшись случаем, Джемма вытащила руку, которую тот до сих пор не отпускал, и включила кофемолку. – Черный или со сливками?

   – В обществе прекрасной дамы, – ответил Филипп и отвесил галантный поклон.

   Джемма похвалила себя за выдержку. У нее на лице не дрогнул ни один мускул. Взглянуть на Блейка она не отважилась. Если он снова состроит ей физиономию, она за себя не ручается.

   Джемма налила в кувшинчик сливки и заполнила сахарницу. Пусть Филипп пеняет на себя: не соизволил сказать, какой кофе любит, будет сам себя обслуживать.

   – Вам отнести кофе в гостиную? – спросила она Блейка, поставив все на поднос.

   Блейк молча кивнул и взял поднос у нее из рук.

   – Джемма, соблаговолите составить нам компанию! – Филипп слегка обнял ее за плечи и развернул к двери.

   – Мы же собирались обсудить планы, – возразил Блейк.

   – Обсудим по дороге.

   Филипп подталкивал Джемму к двери, и она оглянулась на Блейка, ища поддержки. Если господин Девере будет продолжать в том же духе, она не выдержит и расхохочется.

   Блейк достал из буфета чашку с блюдцем и поставил на поднос.

   – Присоединяйся к нам, Джемма, – сказал он без особого энтузиазма.

   – Филипп, отведайте рождественского пудинга. – Джемма отрезала несколько больших усков и, вынув из формы, выложила на тарелку.

   – А разве по традиции не нужно дожидаться прихода Рождества? – спросил тот, взяв себе кусок.

   Джемма улыбнулась.

   – Нужно. Но я никогда не могу утерпеть и пеку один заранее. Правда, в упрощенном варианте.

   Отведав пудинга, Филипп от удовольствия закрыл глаза.

   – Божественный вкус! У меня бы тоже не достало силы воли противиться такому искушению.

   – Филипп, а откуда вы родом? – спросила она.

   – Из Дордони. У моих родителей там замок. В будни я предпочитаю жить в Париже. У меня там квартира. А выходные провожу у родителей или на своей вилле на мысе Ферре в Бискайском заливе.

   – А мы как-то раз в летние каникулы всем классом ездили в ваши родные края. Помню, нас поселили в каком-то огромном сарае. Ночью было жутковато, и мы, сидя в спальных мешках, по очереди рассказывали страшные истории про привидения. А днем плавали на лодках по реке и осматривали окрестности.

   Блейк поставил на стол пустую чашку и заглянул в чашку Филиппа. Убедившись, что она пуста, встал с кресла и спросил:

   – Ну что, Филипп, поехали?

   Взглянув на кофейник, тот ответил:

   – Если не возражаете, я бы не отказался от еще одной чашечки. Меня с самого утра мучит жажда.

   Блейк выдавил улыбку и налил гостю кофе.

   – Джемма, а что вам больше всего запомнилось из путешествия по Дордони? – спросил Филипп, устроившись поудобнее в кресле.

   – Да много чего… – Наморщив лоб, она пыталась вспомнить французские названия.

   – Пожалуй, гора Дом, – не сразу ответила она. – С нее открывался чудесный вид на долину.

   Филипп кивнул.

   – Что вы говорите! Какое совпадение! Это один из моих излюбленных уголков, – поведал он и принялся перечислять прочие живописные места юго-запада Франции.

   – Боюсь, нам пора, Филипп.

   Как только гость допил кофе, Блейк в нетерпении вскочил. Джемма улыбнулась. Он всегда был непоседой… Сидеть в очереди у кабинета врача было для него сущей пыткой.

   – Еще одну минутку, друг мой!

   Филипп явно не спешил уходить, и Блейк от досады прикусил нижнюю губу. Интересно, надолго его хватит? И не пошлет ли он Филиппа вместе с его родителями куда подальше?

   – Мне бы хотелось попросить эту очаровательную леди об одном одолжении.

   Джемма ждала. Любопытно, что ему от нее нужно? Неужто рецепт рождественского пудинга? Рецепт получит, а пудинг нет. Мартин не переживет, если останется без сладкого к чаю.

   – В субботу я приглашен на деловой ужин, но у меня, к прискорбию, нет спутницы. Не соблаговолите ли вы составить мне компанию? Поверьте, вы окажете мне большую честь и я буду вам безмерно благодарен.

   Опешив, Джемма молчала, не зная что сказать.

   – А по какому случаю ужин? – спросила она, стараясь тянуть время.

   Филипп достал приглашение из портмоне и прочитал вслух:

   – «Вручение наград Союза предпринимателей и промышленников Северо-Востока». Ужин состоится в Ньюкасле в отеле «Палас» в субботу шестнадцатого декабря.

   – Вот оно что! – Как же она сразу не догадалась! Это благотворительное собрание проводится ежегодно, как раз перед Рождеством, и она не раз бывала там с Адрианом. Хотя муж, как обычно, напивался там до чертиков, Джемма ходила туда с удовольствием. За последние годы ей пришлось общаться со многими деловыми людьми региона и она была не прочь повидать старых знакомых.

   – Если у вас нет подходящего платья, то я сочту за честь… – начал было Филипп, заметив, что она колеблется.

   – Ну что вы! Дело совсем не в этом. Я думаю, с кем оставить ребенка, – схитрила Джемма.

   На самом деле Хлоя с удовольствием присмотрит за Мартином: она не раз говорила, что очень по нему скучает. Джемма решала, выдержит ли она целый вечер общество Филиппа с его изысканными комплиментами. Взглянув в его добродушное лицо, решила, что выдержит. Он забавный, но милый, и она с радостью пообщается со старыми знакомыми.

   – Я принимаю ваше приглашение, – сказала она.

   Филипп расцвел в улыбке и поцеловал ей руку.

   – В таком случае я заеду за вами без четверти семь. Вас это устроит?

   – Вполне.

   Филипп улыбнулся еще раз и собрался уходить. Блейк уже давно вышел. Джемма почувствовала, как по ногам потянуло холодом: Блейк оставил незакрытой входную дверь.

   – Ну как съездил? Удачно? Филипп дал согласие спонсировать твой проект? – спросила Джемма вечером, как только Блейк вернулся домой.

   Тот молча прошел на кухню и достал из холодильника пакет с апельсиновым соком.

   – Вот сама и спросишь его в субботу! – буркнул он, наливая в стакан сок.

   Джемма заметила, как он напряжен, и констатировала:

   – Значит, съездил не слишком удачно.

   – Он еще не принял решения. – С грохотом выдвинув стул, он сел. – Но я настроен оптимистично. Теперь у Филиппа есть стимул задержаться в Англии подольше.

   Джемма подошла к плите и поставила на огонь кастрюлю с водой.

   – Да? И какой же? – спросила она.

   Блейк раскатисто засмеялся. Кинув на него взгляд, Джемма внутренне сжалась: смеется, а глаза холодные и колючие…

   Допив сок, Блейк брякнул стакан на стол и заметил:

   – Впредь возьму себе за правило привозить сюда перспективных партнеров. Джемма, я впервые увидел тебя в действии и должен признаться: я потрясен. Снимаю шляпу.

   – Блейк, что-то я не пойму, о чем это ты?

   – Как о чем? Разумеется, о тебе, Джемма, и том роскошном приеме, что ты оказала Филиппу.

   Признайся, тебя заводит весь этот треп про деньги и старинные замки?

   – Ну что за глупости! – Она отвернулась, сняла со сковороды крышку и, грохнув ее на рабочий столик, помешала сырный соус ложкой. – Я любезничала с Филиппом, чтобы загладить неловкость, только и всего. Не хватает еще, чтобы он растрепал твоим партнерам, будто ты живешь под одной крышей с психопаткой.

   – Неужели? Какая трогательная забота! – Взяв в руки пустой стакан, Блейк положил его на бок и крутанул. Стакан загрохотал по столу, но Джемма сделала вид, будто ее это ничуть не раздражает. Вылитый Мартин!.. Тот иной раз тоже из кожи лез вон, лишь бы ее спровоцировать. Теперь понятно, в кого сын такой уродился… – Филипп всю дорогу приставал ко мне с расспросами. Кто ты да что ты… Можно подумать, собрался писать твою биографию.

   – Вот как? – Стакан остановился, и Джемма, проворно схватив его, отправила в раковину, пока Блейк не повторил номер на «бис». – Ну и что, ты удовлетворил его любопытство? Тогда я позвоню Хлое и скажу, что ее услуги не потребуются.

   Бдейк снова засмеялся недобрым смехом.

   – Нет. Я сказал ему, что недостаточно хорошо тебя знаю. Кстати сказать, так оно и есть. Вот я и решил, будет лучше, если ты сама расскажешь Филиппу историю собственного сочинения. Не хочу тебе вредить.

   – А зачем, по-твоему, мне заниматься сочинительством? – Джемма терялась в догадках, что нашло на Блейка. Можно подумать, будто он ревнует ее к Филиппу… Но ведь это глупо!

   – Откуда мне знать?.. Признаться, я по наивности решил, что начинаю тебя понимать, но, как выяснилось, понятия не имею, какая ты на самом деле.

   Он встал из-за стола и направился к двери, а Джемма все думала над его словами.

   – Когда будем ужинать? – спросил он с порога.

   – Через полчаса.

   – Тогда я, пожалуй, пойду спрошу Мартина, не хочет ли он поиграть со мной в железную дорогу.

   Помешав соус, Джемма молча покосилась ему вслед. Надо отдать Блейку должное: вовремя убрался. Еще несколько высказываний в том же духе – и сырный соус угодил бы не в кастрюлю с макаронами, а ему на голову.

   – Натали? Какой приятный сюрприз! – Блейку самому было противно слышать свой фальшивый тон. Он не видел ее с августа и надеялся, что она наконец поставила на нем крест.

   На том конце провода Натали щебетала про свою работу, про планы расширения фирмы и про последнее приобретение своего отца. У Блейка начала кружиться голова. И как только он раньше не замечал, какой у Натали неприятный пронзительный голос. Не то что у Джеммы…

   – Блейк, мне нужно с тобой встретиться. В выходные я свободна, так что прилечу к тебе в Ньюкасл. Встретишь меня в аэропорту?

   – Натали, помнится, когда мы с тобой виделись в последний раз, мы решили, что не подходим друг другу. Разве мы не договорились остаться друзьями и жить каждый своей жизнью?

   На том конце провода раздался смешок, а может, ему только показалось?

   – А у меня для тебя сюрприз! – сообщила она торжественным тоном.

   – Какой? – похолодев, с трудом выдавил Блейк.

   – Не скажу, а то сюрприза не получится, – игриво ответила она.

   – Натали, я не люблю сюрпризов.

   – А я люблю! – И она хихикнула.

   Раздался треск, и Блейк вздрогнул: оказывается, он сломал пополам карандаш, который крутил в левой руке.

   – Я узнаю, когда вылетает самолет в субботу утром, и сообщу твоей секретарше, – сказала Натали и повесила трубку.

   Откинувшись на спинку кресла, Блейк закрыл глаза. Сердце тревожно стучало в ребра. Что еще за сюрприз приготовила ему Натали? Сколько он ни ломал голову, придумал лишь одно. Они и раньше занимались любовью довольно редко, а с тех пор как появилась Джемма, перестали вовсе. Он всегда был предельно осторожен, но всякое бывает… Мартин – живой пример того, что стопроцентной безопасности нет и быть не может.

   Блейку стало не по себе, и он пошел в туалет. Умылся холодной водой, посмотрел в зеркало и ужаснулся своему затравленному виду. Он любит Мартина. Любит так, что сам удивляется силе своего чувства. Ради сына он готов на все. Если надо, заслонил бы собой от пули террориста. Блейк подумал о Джемме, внезапно осознав, что ради нее тоже готов на все. Представил себе Натали, но, как ни старался, не мог вызвать в себе ничего похожего.

   Возвратясь в кабинет, велел секретарше не соединять его ни с кем. Присел на подоконник, прислонился лбом к холодному стеклу и стал смотреть на реку. Судя по голосу, Натали была собой весьма довольна. Неужели решила поиграть в сказочку про то, как «они поженились, родили много детей, жили долго и счастливо и умерли в один день»?! Блейка замутило. Сжав зубы, он закрыл глаза и усилием воли подавил в себе страх.

   Натали – красивая, богатая женщина. Ну зачем ей вдруг понадобился муж, который не испытывает к ней никаких чувств? Мыслями Блей-ка снова всецело завладела Джемма. Что бы она ни делала – даже если просто входила в комнату, – она никогда не оставляла его равнодушным. Иной раз ему хотелось свернуть ей шею, чаще всего – затащить в постель, а иногда – просто быть с ней рядом… Одним словом, рядом с ней он всегда чувствовал себя живым.

   Тяжело вздохнув, Блейк достал из кармана бумажник и вынул оттуда фотографию, которую стащил у Джеммы из альбома. До сегодняшнего дня он обманывал себя, будто выбрал эту карточку, потому что на ней Мартин вышел особенно удачно. А на самом деле фотография понравилась ему, потому что на ней Мартин был вместе со своей мамой.

   Блейк провел пальцем по лицам на карточке. Сможет ли он полюбить другого ребенка так, как полюбил Мартина? Он все смотрел на Джемму с Мартином, словно ждал от них ответа. Внезапно понял, что неправильно сформулировал вопрос. Сможет ли он полюбить ребенка Натали так же, как полюбил ребенка Джеммы? И на этот вопрос он мог ответить сам.

   Господи, что же он сотворил со своей личной жизнью? Ну почему у него в ней такой бардак? Не то что на фирме… Зря он так долго поддерживал отношения с Натали! Чего греха таить, он ее просто использовал: она заполняла пустоту. Но было бы честнее и лучше для них обоих давно прервать отношения.

   А как он пролетел с субботним ужином? Все думал, приглашать Джемму или нет. Ему так хотелось ее пригласить, но он опасался: вдруг пойдут разговоры… После неприятного случая с Барлеттом он старался быть предельно осторожным, не хотел огорчать Джемму… И что в результате? Пока он раздумывал, Филипп Девере попал под обаяние ее чар, а ему только и остается что стоять в стороне и наблюдать, как Филипп вязнет в сплетенной Джеммой паутине.

   На столе надрывался звонок внутренней связи. Блейк подошел и нажал клавишу.

   – Мистер Адамс, вы просили вас ни с кем не соединять, но звонит Роджер из Нью-Йорка. Слышно очень плохо, но я поняла, что там какие-то неприятности. По-видимому, в здании, которое вы купили, оказался конструктивный дефект. Произошла авария и вроде бы возбуждено судебное дело…

   – Соедините меня с ним, – сказал Блейк секретарше, взял в руки стеклянное пресс-папье и закрутил волчком на столе. Дефекты, аварии, судебные иски… Да это сущие пустяки по сравнению с его личными проблемами!

Глава 16

   – Так ты идешь завтра на ужин или мне приготовить что-нибудь и оставить в микроволновке?

   – Что? – рассеянно переспросил Блейк. Джемме пришлось повторить свой вопрос. Всю неделю Блейк пребывал в каком-то странном расположении духа. С того самого дня, как у них побывал Филипп.

   Пригладив волосы, он нахмурился.

   – Да, я должен там быть. А утром заскочу в Ньюкасл, встречу самолет из Лондона. Надеюсь, Натали не откажется составить мне компанию.

   – Натали? – переспросила Джемма, и ей показалось, будто у нее вырывают сердце из груди.

   – Натали, – повторил Блейк и с таким свирепым видом запустил пальцы в волосы, словно собирался вырвать их с корнем.

   Это еще что за Натали?! – хотелось крикнуть Джемме, но она промолчала. Блейк скажет ей лишь то, что она и сама прекрасно знает: его подружка. Наверное, именно к ней он таскается, когда не ночует дома.

   Джемма вышла из гостиной. Она вся дрожала, но Блейк ничего не заметил: он смотрел в пол. Поднявшись к себе, она закрыла за собой дверь. Какая же она дура! До сегодняшнего дня ей и в голову не приходило, что у Блейка может быть подружка. А почему нет?! Ведь он молодой здоровый мужчина, холостой и очень сексуальный. Удивительно, что у порога пока еще не выстроилась длиннющая очередь из желающих переспать с ним.

   Машинально Джемма в точности повторила движения Блейка: провела ладонью по волосам и уставилась в пол. Нет, все-таки она редкостная тупица! Рассиропилась… Довольная и счастливая. А все это время у Блейка была Натали! Джемме казалось, будто у нее из под ног выбили скамейку.

   – Блейк! – простонала она.

   Она смирилась с тем, что потеряла Блейка, но почему-то ничуть не сомневалась в том, что они втроем будут и дальше жить вместе, пока Мартин не станет взрослым. Но ведь и Блейк жутко расстроился, когда она надумала уехать с сыном из особняка!

   Джемма подошла к окну. Сегодня штормило. Волны разбивались о каменную ограду набережной, заливали пешеходную дорожку, откатывались назад и набегали на берег с новой силой. Джемму зазнобило. Батареи пылали жаром, но даже сквозь двойные рамы доносились завывания холодного ветра.

   Она задернула шторы, ив комнате сразу стало уютнее. Жаль, что нельзя так же легко прогнать неприятные мысли, осаждавшие ее с той минуты, когда Блейк сказал всего одно слово: «Натали». Похоже, он не собирается рассказывать ей об этой загадочной женщине. Впрочем, он ведет себя довольно странно. Можно подумать, что приезд Натали его не слишком радует…

   Ухватившись за эту утешительную мысль, Джемма взяла себя в руки и пошла на кухню готовить ужин. В гостиной работал телевизор, и Джемма не удержалась и заглянула – узнать, что смотрит Блейк. Передавали какую-то телевизионную игру. Джемма изумилась столь необычному выбору программы: Блейк терпеть не может телеигры. Да что с ним происходит?!

   – Блейк, с тобой все в порядке? – спросила она за ужином, когда он отодвинул почти полную тарелку спагетти с томатным соусом.

   – Что?

   – Ты почти ничего не съел.

   – Да. Извини. Что-то не хочется.

   – Можно мне? – оживился Мартин.

   Блейк слабо улыбнулся и переложил еду на тарелку сына. Очень скоро тарелка мальчика опустела.

   Джемме стало не по себе. Творится что-то неладное… К взбрыкиваниям Блейка она давно привыкла: такой уж вспыльчивый у него нрав. Но она еще ни разу не видела его таким унылым. Похоже на депрессию…

   Когда Мартин уснул, Джемма вернулась в гостиную. Из телевизора несся безудержный смех, но, судя по лицу Блейка, он не имел ни малейшего представления о том, что смотрит комедию. Взяв пульт, она выключила телевизор и села рядом с ним.

   – Блейк, я не знаю, что у тебя случилось, но хочу, чтобы ты знал. Я рядом и готова тебя выслушать. Разумеется, если ты хочешь со мной поделиться.

   Блейк пристально взглянул ей в лицо и спросил:

   – Что, так заметно?

   – Заметно. Неприятности на работе? – спросила она, молясь в душе, чтобы так оно и было. Может, провалилась какая-нибудь важная сделка?

   Но Блейк покачал головой.

   – Значит, личное? – спросила она, надеясь, что он не заметил, как дрогнул у нее голос.

   Сжав губы, он едва заметно кивнул.

   – Может, я могу чем-то помочь? – предложила она.

   Блейк взял ее ладонь в свою и тихо сказал:

   – Спасибо, Джемма, но это моя проблема. Только я могу ее решить. Но сначала нужно выяснить, так ли это.

   – Блейк, ты говоришь загадками.

   – Для меня это тоже загадка. – Казалось, его глаза смотрят прямо ей в душу. Он поднял руку и слегка коснулся ее лица. – Джемма, ну почему у нас с тобой ничего не вышло? – со вздохом спросил он и, заключив ее в объятия, нежно прижал к себе.

   Джемма растерялась, но все ее существо, словно само по себе, тут же ожило, стремясь продлить этот миг. Она слышала биение его сердца, ощущала чуть заметный, но такой неповторимый мужской запах, любовалась мускулистым плечом… Она почувствовала себя снова живой. Господи, ну почему у них ничего не вышло? Как озарение мелькнула мысль: никакой другой мужчина ей не нужен.

   Но Блейк внезапно отпустил ее, смущенно извинился, встал и, бросив на нее тоскливый взгляд, вышел из гостиной.

   Она без сил откинулась на спинку дивана. Сердце колотилось как бешеное, по телу разлилось тепло, а по лицу блуждала счастливая улыбка – словно они только что занимались любовью.

   – Блейк… – шепнула она от полноты чувств.

   Почему он ее обнял? Ведь ей это не пригрезилось! И что теперь делать? Где найти силы держать дистанцию? До сих пор у нее неплохо получалось… Со стороны они выглядели как счастливая семейная пара, перевалившая на второй десяток совместной жизни. Джемма обманывала себя, делая вид, будто секс не имеет для нее значения. Как же она ошибалась!.. Стоило Блейку прижать ее к себе – и ее тело тут же пробудилось, требуя продолжения.

   Куда пошел Блейк? А что, если пойти к нему в спальню?! Внизу живота сладко заныло. Пусть он ее не любит… Ей довольно и одного секса.

   На миг желание затмило разум. Она представила себя в постели с Блейком и застонала. Но постепенно здравый смысл взял верх. Если она переспит с Блейком, будет еще хуже. За удовольствие придется заплатить непомерную цену. Они удовлетворят плоть, а что дальше? Блейк наверняка станет презирать себя за минутную слабость, а ей будет во сто крат тяжелее жить с ним рядом, зная, что он ее не любит и никогда не полюбит снова. Нет, ей не вынести такой муки! Придется уехать. А как же Мартин? В первую очередь она должна думать о сыне.

   Из кухни послышался шум, и Джемма решила потихоньку подняться к себе, пока Блейк не вернулся. Она не сможет взглянуть ему в лицо. А что, если он снова ее обнимет? Она за себя не ручается. Нет, все-таки она дура! Блейк ее обнял и тут же извинился, пожалел о минутной слабости… Можно себе представить, как он будет раскаиваться, если ей удастся заманить его в постель!

   Наутро оба чувствовали себя неловко. Блейк перекинулся с ней парой слов, и то по необходимости, и, когда уехал в аэропорт, Джемма испытала облегчение. Ей не терпелось увидеть Натали, и она надеялась, что на ужине они окажутся за соседними столиками. В любом случае вечером многое прояснится. У нее будет прекрасная возможность понаблюдать за Блейком – увидеть, как он смотрит на Натали, как ведет себя с ней рядом…

   А вдруг окажется, что Блейк и Натали по-настоящему любят друг друга? У Джеммы потемнело в глазах, и она постаралась отогнать подальше страшную мысль. Нет, этого не может быть! А почему не может? Еще как может! Все, хватит истязать себя! Нужно думать о главном. О Мартине. Скоро Рождество, и она обещала сыну отвезти его к Санта-Клаусу.

   Джемма поднялась наверх, к Мартину, и стала смотреть, как он шнурует новые кроссовки. Интересно, кто кого водит за нос? Неужели Мартин до сих пор верит в Санта-Клауса? Может, он только делает вид из желания получить подарок?

   В прошлом году на Рождество Джемма, как обычно, повезла сына в городок, в центральный универмаг, где стояла, переливаясь огнями, огромная елка. Глядя на счастливого Мартина, сидевшего на коленях у Санты, подумала, что на следующий год сын вряд ли согласится нашептывать ему на ушко свои заветные желания. Но этот ребенок уже который раз удивляет ее. Мартин по-прежнему верит в рождественские чудеса и снова настоял, чтобы они поехали в гости к Санта-Клаусу.

   Джемма сделала попытку убедить сына надеть новое шерстяное пальто с капюшоном, но он никак не соглашался расстаться с любимой дутой курткой. Настаивать не стала, все-таки канун Рождества, да и Мартин пошел на компромисс – соизволил надеть новые кроссовки.

   Покончив со шнурками, Мартин помчался вниз, торопя мать. Он хотел вернуться пораньше – к началу футбольного матча на первенство школы.

   На этот раз свидание с волшебным дедом продлилось не дольше минуты. Джемма уплатила пять фунтов – сын посидел у него на коленях, улыбнулся в камеру и получил дешевую пластмассовую машину, которая вряд ли доживет до дома. Джемма усмехнулась: здорово смахивает на конвейер… Но, когда ей вручили фотографию, у нее запершило в горле. Вот она магия Рождества! На снимке сидел не слегка пьяный актер с бородой из ваты, а самый настоящий Санта-Клаус, ну а на коленях у него примостился ангелоподобный Мартин.

   – Марти, а на будущий год тоже поедем в гости к Санте? – спросила она его, и тот взглянул на нее как на круглую дуру.

   – А то!

   Закупив продукты, Джемма отвезла сына в школу на футбольный матч и отправилась домой готовиться к ужину.

   Приняла ванну, сделала макияж, волосы зачесала наверх, открыв шею и затылок, и закрепила заколкой из черного агата.

   В пять часов приехала Хлоя.

   – Вы прекрасно выглядите, – сказала она, одобрительно оглядев Джемму. – Желаю хорошо провести время. А где Мартин?

   – Вот он я! – пробасил Мартин, спускаясь с рюкзачком с лестницы. – Добрый вечер, Хлоя! А вы правда испечете мне оладушки к чаю?

   – Правда! – рассмеялась Хлоя и, обняв Мартина за плечи, предложила: – Пусть он останется у меня, а завтра утром вы за ним заедете.

   – Спасибо, Хлоя. А ты, Марти, обещай быть паинькой.

   – А я всегда паинька! Да, Хлоя?

   – Да, – рассмеялась та. – Ну мы поехали, а мама пусть отдохнет хорошенько.

   Джемма чмокнула сына в макушку, затворила дверь и помахала на прощание из окна рукой. Она дала себе слово хорошо провести этот вечер. Хватит думать о Блейке! Она предложила ему помощь, а он отказался. Ну что ж, пусть сам разбирается со своими проблемами. Он уже большой мальчик…

   К половине седьмого Джемма была готова. Вечерний туалет выбирать долго не пришлось – у нее было только одно выходное платье. Длинное, из тонкого черного бархата с облегающим лифом и рукавчиками-рюшами, оно открывало плечи, спину и часть груди, мягкими фалдами ниспадая с талии чуть ли не до пола. Туалет довершали черные замшевые лодочки на высоченной шпильке.

   Филипп заехал за ней на пять минут раньше. Когда раздался звонок в дверь, Джемма мучительно вспоминала, как устанавливается сигнализация.

   – Женщина неземной красоты! – выдохнул Филипп прямо с порога.

   – Добрый вечер, Филипп! – улыбнулась Джемма. – Я уже готова. – Первый комплимент за вечер… Интересно, сколько еще она выдержит? Накинув на плечи черную кружевную шаль, закрыла входную дверь, молясь в душе, что нажала на панели сигнализации на все нужные кнопки.

   За воротами стоял белый «мерседес» с водителем. Филипп галантно отставил локоть, и Джемма взяла его под руку – чтобы не поскользнуться на высоких каблуках на недавно выложенной булыжником подъездной аллее.

   Открыв заднюю дверцу, Филипп шепнул ей на ухо:

   – Джемма, вы ослепительны!

   Два комплимента за две минуты – хорошенькое начало! Нужно отвлечь внимание Филиппа от собственной персоны, решила она и принялась расспрашивать его о работе. Как и большинство мужчин, он был готов говорить на эту тему бесконечно.

   Как выяснилось в ходе беседы, Филипп был весьма значительной фигурой в мире бизнеса. Он сыпал именами и цифрами вовсе не из желания произвести впечатление. Это была его жизнь. Общаясь с ним, Джемма поняла, что он ровесник Блейка, хотя сначала ей показалось, что он намного моложе.

   Путешествие до Ньюкасла пролетело незаметно. Филипп всю дорогу занимал ее приятной беседой и не раз смешил до слез. С невозмутимым видом он выдавал тайны людей, чьи имена она знала лишь из газет. Будь она журналисткой, после такой поездки она бы сделала головокружительную карьеру.

   – Признайтесь, Филипп, вы все это придумали! – давясь от смеха, сказала Джемма, когда он поведал ей скандальную историю из жизни одного из действующих министров.

   Филипп рассмеялся, и его зубы блеснули в свете встречных фар.

   – Клянусь, чистая правда! Можете спросить у Блейка. Он подтвердит. Это было в прошлом году на конференции Союза промышленников в Лондоне.

   Джемма улыбнулась. Спросить, конечно, можно, но подтверждать Блейк ничего не станет… Да он скорее преклонит колено и признается ей в вечной любви! Блейк всегда не любил полоскать чужое грязное белье.

   Когда они подъехали к отелю «Палас», Джемма вспомнила, что в прошлом году его купил владелец гостиничного концерна и занялся капитальным ремонтом и реставрацией старинного здания. Интересно, сохранился ли после реконструкции дух начала двадцатого века? Войдя в роскошный холл, Джемма порадовалась. Реставраторы потрудились на славу: привели все в порядок и сберегли дух времен короля Эдуарда VII.

   Джемма подняла глаза и зажмурилась от ослепительного блеска огромной хрустальной люстры над центральной лестницей из белого мрамора. Филипп на такие «мелочи» внимания не обращал. Взяв под руку, он повел ее в зал, где должна была состояться церемония вручения наград. Сняв с плеч шаль, Джемма накинула ее на руку. Хорошо, что не надела пальто: у гардероба выстроилась длиннющая очередь.

   – Добрый вечер, Джемма! Какой приятный сюрприз! – посыпалось со всех сторон, едва они вошли в зал.

   По большей части это были бывшие деловые партнеры – они же кредиторы Джеммы, вернее Адриана. Вероятно, до недавнего времени они не надеялись получить назад свои денежки и теперь на радостях старались быть с ней особенно милыми.

   Поначалу Филипп опешил от столь преувеличенного внимания к Джемме, но, поскольку все воздыхатели явно годились ей в отцы и на его место не покушались, довольно скоро успокоился. Он молча стоял рядом, держа ее под руку, и, когда его представляли, кивал и выдавал нужные слова.

   Наконец со знакомыми было покончено, и Филипп повел Джемму к столу.

   – Почему вы не предупредили, что я имею честь сопровождать почетную гостью? – шепнул он ей на ухо.

   Джемма хохотнула.

   – С чего вы взяли? Просто я знаю многих по работе.

   – Как? Вы и у них работали экономкой? – с недовольной миной спросил Филипп.

   Джемма с трудом подавила смешок. Ну конечно! Ведь он ничего о ней не знает. Значит, Блейк действительно не обсуждает ни с кем из коллег их отношения…

   – Раньше я работала на стекольном заводе, – пояснила она, садясь за стол и надеясь, что такой ответ вполне удовлетворит Филиппа. Ей вовсе не хотелось обсуждать с ним свою личную жизнь.

   – Так вот где вы познакомились с Блейком! – Не дожидаясь ответа, Филипп жестом подозвал сомелье и заказал бутылку шампанского.

   – Извините, Филипп, но я не люблю шампанское. – Стоило Джемме произнести эти слова, как ей пришло в голову, что извиняться в сущности не за что. Впрочем, люди бывают разные… Не захочешь с ними выпить – и они воспримут это как личное оскорбление.

   Филипп нахмурился, и Джемма вздохнула. Похоже, Филипп, как и ее покойный муж, относится именно к этой категории.

   – А если смешать с апельсиновым соком? – предложил он. – Некоторые дамы обожают коктейль «мимоза».

   Джемма кивнула, но без особого энтузиазма. Она бы с большим удовольствием выпила апельсиновый сок в чистом виде, но выбирать не приходится.

   – Для меня, француза, это просто кощунство! – заметил Филипп, наливая в бокал с шампанским апельсиновый сок и протягивая Джемме.

   Джемма улыбнулась и поставила бокал на стол.

   – За самую прекрасную, из присутствующих дам.

   Филипп поднял бокал в ее честь, и Джемма, взяв бокал, едва пригубила и снова поставила на стол. Ее спутник, к счастью, ничего не заметил. Он пристально смотрел в противоположную сторону, где у бара стоял какой-то мужчина.

   – Прошу прощения, дорогая, но мне нужно кое с кем поговорить. С вашего позволения, я оставлю вас на пару минут?

   – Разумеется. На сколько вам будет угодно. Филипп бросил на нее недоуменный взгляд и встал из-за стола. Может, обиделся? А что тут обидного? Просто она дала понять, что не имеет ничего против побыть одной. Ведь у нее большой опыт по части развлечений на подобных мероприятиях.

   Когда Филипп ушел, Джемма устроилась поудобнее и осмотрелась. Стол был накрыт на шесть персон, но пока кроме нее за столом сидели только двое – молодая влюбленная парочка. Наверное, молодожены… Джемма заметила, как они смотрят друг на друга, шепчутся и пожимают друг другу руки. Хорошо, если они сумеют сохранить свои чувства надолго… Неужели любовь и счастье бывают только в молодости? Неужели со временем один из двоих непременно разочаруется и разлюбит?

   Внезапно Джемме пришло в голову, что она упускает прекрасную возможность. Убедившись, что Филипп стоит к ней спиной, подняла бокал с «мимозой». Парочку в расчет принимать не стоит: даже если она влезет на стол и устроит стриптиз, они ничего не заметят. Ловким движением руки Джемма опрокинула содержимое бокала в ведерко со льдом.

   – А вот это кощунство по-английски! – хмыкнула она, глядя, как напиток пенится на кубиках льда. Налила себе из кувшина свежевыжатого апельсинового сока и с наслаждением выпила.

   Оглядевшись, Джемма заметила через два стола Джеймса и, убедившись, что Филипп по-прежнему увлеченно беседует, встала из-за стола. Сто лет не видела Джеймса, а стул рядом с ним не занят, так что можно посидеть и поболтать. Уже на полпути кожей почувствовала взгляд синих глаз.

   Блейк!.. Как же она сразу не сообразила! Ну конечно же, он за одним столом с Джеймсом! Посмотрев по сторонам, чуть замедлила шаг. И что теперь делать? Поворачивать назад поздно. Да и глупо! Блейк не хотел, чтобы она общалась с его коллегами в особняке, но здесь-то совсем другое дело. Джемма улыбнулась ему и получила в ответ лучезарную улыбку. Значит, он в прекрасном настроении. С чего бы это? Как ни странно, столь внезапная перемена в настроении ее отнюдь не порадовала, а насторожила. Лучше бы хмурился…

   – Добрый вечер, Джеймс! Как поживаете? Улыбнувшись всем сидящим за столом.

   Джемма присела на свободный стул рядом с Джеймсом. Она успела заметить изящную блондинку рядом с Блейком. Так вот почему он такой довольный!..

   – Добрый вечер, миссис Давенпорт! То есть Джемма. – Джеймс взял ее руку в свою и с чувством пожал. – Вы прекрасно выглядите! – добавил он и густо покраснел.

   В душе Джемма ему посочувствовала: в юности она сама жутко страдала из-за своей застенчивости.

   – Позвольте мне вас представить, – продолжил тот. – С Фионой Митчелл вы уже знакомы.

   Джемма тепло улыбнулась юной адвокатессе. А у Джеймса отменный вкус! Фиона – то, что ему нужно. Мила, умна…

   – А это Натали Ричардс.

   Джемма насторожилась. На такой поворот сюжета она не рассчитывала. Теперь не удастся потихоньку встать и на прощание кивнуть всем с милой улыбкой. Придется смотреть этой женщине в лицо, говорить какие-то слова…

   – Очень приятно. – Джемма изобразила на лице улыбку, надеясь, что никто не заметил фальши.

   – А вы кто? – не слишком любезно и без тени улыбки спросила Натали, окинув ее взглядом.

   Да она просто красотка! – мрачно констатировала Джемма.

   Если Блейк ставил цель найти полную ей противоположность, то он в этом определенно преуспел. Миниатюрная блондинка, сероглазая, с молочно-белой кожей…

   – Джемма Давенпорт, – чуть опешив, назвалась Джемма. Ведь Джеймс ее уже представил. Может, Натали туговата на ухо?

   – Это я знаю. – Натали посмотрела на Джемму довольно выразительно, прямо как Мартин, когда тот дает понять, что не так глуп, как полагает мамочка. – Чем вы занимаетесь? Ваше имя мне знакомо, только что-то не припомню в какой связи…

   Джемма пожала плечами.

   – В настоящий момент я работаю экономкой у Блейка.

   – Экономкой?! – вскинув тонкие бровки, переспросила Натали.

   Джемма заметила, как у Блейка на челюсти заходили желваки. Может, он и любит эту женщину, но ее грубость его покоробила. У Джеммы так и чесался язык спросить у Натали, не барахлит ли у нее слуховой аппарат, но она сдержалась. Исключительно ради Блейка.

   – Для экономки у вас, миссис Давенпорт, на удивление широкий круг знакомых, – заметила Натали.

   – Просто я очень общительная, – .небрежным тоном ответила Джемма и, увидев боковым зрением, что к ней идет Филипп, искренне обрадовалась. Еще пару минут за столом с этой женщиной – и она за себя не ручается.

   – Дорогая, я за вами.

   Филипп положил ей руку на плечо, и Джемма с улыбкой встала. Пусть Филипп и не мужчина ее мечты – тут Натали ее обскакала, – но ей как женщине очень приятно, что сегодня вечером у нее такой импозантный кавалер.

   Когда они вернулись на свои места, за столом, кроме двоих влюбленных, сидела пожилая пара. Уже во время первого блюда выяснилось, что супруг пытается продать Филиппу свой завод. Наверное, именно он вручил Филиппу приглашение на ужин в надежде заключить с ним сделку. Филипп в вежливой, форме давал понять, что это предложение его ничуть не интересует. Может, сбивает цену? Надо будет потом спросить…

   Джемма украдкой поглядывала на влюбленных. Оказалось, что они еще не женаты, а девушка – дочь пожилой пары. Они все так же не сводили друг с друга глаз и при малейшей возможности брались за руки. Джемма в таком возрасте не рискнула бы столь откровенно себя вести в присутствии родителей.

   Периодически к гостям подходили девушки в униформе и предлагали купить лотерейные билеты.

   Когда одна из них подошла к их столу, Джемма улыбнулась и потянулась за сумочкой, но Филипп ее опередил.

   – Позвольте мне, – сказал он, доставая бумажник. – Будьте любезны, нам две дюжины.

   – Цена одного билета десять фунтов, – с дежурной улыбкой сообщила девушка.

   – А вырученные деньги пойдут на благотворительные цели? – спросил Филипп.

   – Да, на строительство нового корпуса детской больницы.

   – В таком случае дайте нам две дюжины.

   Джемма растерялась. Она собиралась, как обычно, купить один билет, и ей совсем не нравилось, что Филипп тратит на нее такие большие деньги. А расплатиться с ним она не может: при себе у нее такой суммы нет. Придется принять подарок…

   – Спасибо, Филипп, – сказала она, когда он вручил ей книжечку с билетами. – Только зря вы потратились. Я страшно невезучая. За восемь лет еще ни разу ничего не выиграла.

   – А сегодня непременно выиграете! Вот увидите, Джемма, я принесу вам удачу.

   Джемма улыбнулась и принялась за еду. Она решила как следует отдохнуть, и ничто ей не помешает. Все-таки здорово, когда тебе подают еду – не тобой купленную и не тобой приготовленную, особенно если это случается так редко…

   После ужина публику развлекал довольно известный комик, ведущий любимого телевизионного шоу Мартина. Сегодня его шутки отличались особым блеском, и Джемма хохотала от души. Даже умудрилась на время забыть, что совсем неподалеку сидит Блейк в обществе красивой женщины.

   Вытерев салфеткой слезы, Джемма покосилась на Филиппа. Будучи иностранцем, он не мог в полной мере оценить весь юмор и с интересом наблюдал за ней.

   – Как приятно быть рядом со столь непосредственной дамой! Я получаю истинное наслаждение, глядя на то, как вы веселитесь, – сказал неистощимый на комплименты Филипп.

   – А что, если попросить у него автограф? Мой сын без ума от этого комика. Если раздобуду его автограф, Мартин придет в восторг. Как вы думаете, мне стоит к нему подойти?

   – Несомненно! Разве можно перед вами устоять? – заверил ее Филипп.

   За ужином он выпил почти бутылку шампанского, потом рюмку коньяка и теперь пребывал в расслабленном состоянии.

   Внезапно в зале стало тихо. На сцену поднялись представители местной власти. Хотя во время выступления комика микрофон работал безупречно, мэр вздумал его проверить. Постучал по нему костяшками пальцев – и микрофон зашипел и забухал, а потом по всему залу громогласно разнеслось: «Один, два, три… один, два, три». Джемма прикрыла рот салфеткой: сегодня ее смешило все. Давненько она так не веселилась…

   Началась официальная часть – вручение наград. Последние годы Джемма активно занималась бизнесом, так что ей было интересно, кто что получит. Адриан частенько язвил по поводу всех этих наград, но Джемма подозревала: он просто завидует. Ведь ему не светило престижное звание Бизнесмена года…

   Джемма следила за церемонией, чуть хмурясь от грустных воспоминаний. Бедный Адриан!.. Их брак был обречен с самого начала. Она никогда его не любила, а он сделал на нее ставку – и потерял все, даже саму жизнь.

   – А теперь, дамы и господа, мы переходим к главному… – прервал печальные мысли Джеммы взволнованный голос мэра. Выдержав паузу, он вскрыл конверт, выразительно обвел глазами зал и объявил: – Звание Бизнесмена года присуждается… мистеру Блейку Адамсу. Мне выпала честь вручить ему эту почетную награду за неоценимый вклад в развитие промышленности в нашем регионе и за щедрый дар в фонд университетского образования детей из бедных семей.

   От неожиданности Джемма обомлела. На ее памяти это престижное звание еще ни разу не присуждали чужаку, тем более такому молодому.

   – А для вас это тоже новость? – шепотом спросила она у Филиппа, глядя, как Блейк уверенным шагом направляется к сцене.

   Филипп молча кивнул.

   Ответная речь Блейка была безупречна. Джемма ловила каждое слово, и ее сердце наполнила гордость. О таком отце для Мартина можно только мечтать… На глаза навернулись слезы.

   Спускаясь со сцены, Блейк поймал ее взгляд и подмигнул. Сердце Джеммы радостно забилось, и, чтобы скрыть смятение, она потянулась за стаканом с соком.

   – У вас с Блейком близкие отношения? – спросил Филипп, не сводя с нее глаз.

   Джемма залпом выпила сок.

   – Филипп, я же вам говорила. Я работаю у Блейка экономкой, и только. – Не хватало еще обсуждать пикантные подробности личной жизни с иностранцем. Достаточно того, что отцовство Блейка стало достоянием деловых кругов Англии.

   – И все-таки мне кажется, что ваши отношения носят личный характер, – прошептал Филипп.

   – С чего вы взяли? Разве вы не видели его подружку? – нашлась она, и тут, на ее счастье, начался розыгрыш лотереи.

   Первый приз – супермодный телевизор – достался Блейку. В зале раздались жидкие хлопки, хохот и свист, и Блейк заметно смутился. Не вставая с места, он жестом попросил разыграть лот снова. Натали что-то оживленно нашептывала ему на ухо. Наверняка пилит за то, что не додумался поменяться с ней билетами! – подумала Джемма. Если бы телевизор выиграла Натали, никто бы и слова не сказал, а так решили, будто все подстроено.

   Джемма откинулась на спинку стула, даже не подумав взглянуть на свои билеты. Дохлый номер! Она за всю жизнь ни разу ничего не выиграла. Но получала истинное удовольствие, глядя на реакцию счастливчиков. В прошлом году управляющий банком, где лежали ее скромные сбережения, выиграл два приза подряд. И даже не подумал отказаться хотя бы от одного, чтобы предоставить шанс кому-нибудь другому.

   – Номер сто шестьдесят девять. Повторяю, у кого номер сто шестьдесят девять? Ни у кого?

   Филипп коснулся ее руки, и Джемма от неожиданности вздрогнула. Опустила глаза на билеты и обомлела.

   – Не может быть! Я выиграла!

   – Я же говорил, Джемма, что принесу вам удачу, – с самодовольной ухмылкой заметил Филипп.

   Джемма вскочила и пошла к сцене. Интересно, что же она выиграла? Наверняка среди призов есть милые вещицы…

   Владелец местной пивоварни Том (он покупал у них на заводе бутылки, так что Джемма была с ним давно знакома) проверил билет и вручил ей увесистую коробку в подарочной упаковке.

   – А этот приз любезно предоставил мистер Блейк Адамс! – объявил он в микрофон. – Набор сувенирных хрустальных бокалов местного производства.

   Джемма с изумлением уставилась на коробку. Вот она, ирония судьбы! Буфет на кухне ломится от хрусталя «местного производства». Молча перевела глаза на Тома, пока до него не дошло в чем дело.

   Нет, это уму непостижимо! Нечего сказать – повезло так повезло… Очень символично! Впервые в жизни выиграть в лотерею, и не что-нибудь, а хрусталь… Вспомнился стишок про дом, который построил Джек. Вот приз, который предоставил Блейк, который купил стекольный завод, которым владел покойный Адриан, который женился на Джемме, которая забеременела от Блейка, который… Круг замкнулся. Нет, это уже слишком!

   – Том! Вы только подумайте! Смех, да и только! – И Джемма расхохоталась, да так заразительно, что Том к ней присоединился, и минуты две их смех, многократно усиленный микрофоном, гремел по всему залу.

   – Извините. – Покосившись в сторону Филиппа, Джемма наконец успокоилась и второпях смахнула выступившие от смеха слезы. – Я не стану брать приз. Разыграйте его снова.

   Она повернулась уйти, но Том схватил ее за руку.

   – Джемма, возьмите другой приз.

   – Ну что вы! Это неудобно.

   – Возьмите хотя бы вот этот парфюмерный набор, – настаивал Том. – Он намного дешевле хрусталя. – И он протянул ей коробку в подарочной упаковке.

   Поняв, что с пустыми руками Том ее не отпустит, Джемма взяла приз и, поблагодарив, быстро спустилась со сцены. Публика захлопала, а Джемма вспыхнула. Какой ужас! Наверняка решили, что и это тоже все подстроено…

   Джемма боялась смотреть в сторону Блейка. Внезапно ей пришло в голову: а вдруг он обиделся, что она отказалась принять предоставленный им приз? Вдруг решил, что она смеялась над ним? Собравшись с силами, взглянула на него и с облегчением вздохнула. Блейк сидел, откинувшись на спинку стула, и, судя по ухмылке, пребывал в благостном расположении духа.

   – Будьте любезны, Джемма, объясните мне, в чем причина вашей веселости? Признаться, я ничего не понял… – натянутым тоном сказал Филипп, когда она села на свое место.

   Джемма вздохнула.

   – Дело в том, Филипп, что раньше стекольный завод принадлежал моему покойному мужу, а последние пять лет я управляла заводом сама. Блейк купил его только этим летом.

   Похоже, подобное объяснение вполне удовлетворило и даже порадовало Филиппа.

   – Вот как?! Я так и знал, что вы не просто экономка, – сказал он торжествующим тоном.

   Джемма нахмурилась. Почему всем непременно нужно знать, чем она занимается? Да, она экономка, ну и что в этом такого?!

   – Филипп, если вы не возражаете, я отойду на минутку и поздравлю Блейка, хорошо? – спросила она, как только закончился розыгрыш лотереи.

   Филипп молча кивнул, и Джемма вскочила и направилась к столу Блейка.

   – Еще одна безделушка на каминную полку, – с лукавой усмешкой сказал он, протягивая ей свой приз. – Только не забудьте ее убрать, когда соберетесь играть в «акул», ладно?

   Джемма хотела изобразить улыбку, но вместо этого покраснела до корней волос.

   – А при чем здесь акулы? – спросила Натали, с любопытством глядя на Джемму.

   Джемма сделала вид, будто не слышит, и сосредоточила внимание на статуэтке. Как объяснить посторонней женщине, что она на пару с сыном носится по мебели? Да она решит, что у нее не все дома! И будет права…

   – Браво, Блейк! Примите мои поздравления! – сказала Джемма, возвращая ему приз.

   – Блейк, скажи, ну при чем здесь акулы? – снова спросила Натали, теребя его за рукав.

   Блейк улыбнулся и собрался ответить, а Джемма похолодела. Ради всего святого! Если она ему небезразлична, он не выставит ее круглой дурой перед своей подружкой.

   – Это игра, в которую Джемма играет с сыном, – бесстрастным тоном объяснил он.

   – И что это за игра? – не унималась Натали, но Блейк сделал вид, будто не слышит.

   – Вам понравился комик? – обратился он к Джемме.

   – Очень! А вам?

   Блейк усмехнулся.

   – Мне тоже. Правда, эту программу я уже слышал. Он выступал с ней после конференции, на которую меня пригласили в прошлом месяце. Кстати сказать, в жизни он мрачный и, судя по всему, не слишком счастливый человек. После представления забирает свой чек, выпивает два стакана виски в баре и не желает ни с кем разговаривать.

   – Да?

   Джемма покосилась в сторону бара. Комик стоял у стойки с угрюмым видом, крутя в руках пустой стакан.

   – Ну, мне пора! – сказала Джемма и, схватив со стола меню, быстрым шагом направилась к бару.

   Комик окинул ее с головы до ног оценивающим взглядом, и Джемма пожалела, что решила подойти к нему за автографом.

   – Я в восторге от вашего выступления, – с любезной улыбкой произнесла она.

   Какое-то время комик молчал, не сводя глаз с ее груди. Да, чего только не сделаешь ради ребенка…

   – Вот как?! В таком случае почему бы очаровательной даме не угостить меня виски? – наконец спросил он с усмешкой.

   Джемма растерялась: сумочка осталась на столе, придется за ней идти…

   – С удовольствием, – не сразу ответила она. – Только я…

   – Я пошутил!

   Довольный произведенным эффектом, комик широко улыбнулся и жестом подозвал бармена.

   – Еще виски, – заказал он и, покосившись на Джемму, поинтересовался: – А вы что желаете?

   – Я хотела попросить у вас автограф.

   Комик одарил ее еще одной фирменной улыбкой.

   – Считайте, вам подвезло, красотка! Я угощаю. Что вам заказать?

   – Спасибо. Апельсиновый сок.

   – О-ля-ля! Мне тоже подфартило. Экая вы скромница! – Вручив Джемме стакан сока, он обнял ее за талию и прошептал на ухо: – Давайте посидим, поболтаем… И вы расскажете, что именно привело вас в восторг. Согласны?

   – Я хотела попросить у вас автограф для сына, – невпопад ответила Джемма, решив, что у комика сложилось на ее счет превратное представление.

   – Ну и что? – Он пожал плечами. – Разве нельзя уделить мне пару минут?

   – Разумеется, можно. – Джемма пошла следом за ним к незанятым стульям в конце стойки бара.

   – А сколько лет вашему сыну?

   – Девять.

   – Маленькая мама, да? – Он подмигнул.

   – Я бы не сказала… – Джемма чувствовала себя не в своей тарелке, а комик, напротив, устроился поудобнее и пожирал ее глазами.

   – Я буду очень вам признательна, если вы дадите для него автограф, – смущенно пробормотала она.

   – Признательны? А поконкретнее? – хмыкнул он.

   – Вы его кумир, – сказала Джемма, сделав вид, будто не поняла подтекста.

   – Ну раз такое дело, придется подписать. Давайте ручку. – И он театральным жестом протянул ей ладонь.

   – У меня нет ручки, – спохватилась Джемма. – Пойду за сумочкой.

   Комик брякнул стакан на стойку.

   – Так я и думал! Сами просят автограф, а ручки у них, видите ли, нету. Можно подумать, я так и хожу с ручкой на веревочке… Что за люди!

   – Извините, сейчас я принесу ручку. – Джемма хотела слезть со стула, но он остановил ее, буркнув:

   – Да ладно! Попрошу у бармена.

   Увидев, что к ней идет Филипп, Джемма окончательно расстроилась. Да что с ней происходит на самом деле?! Из-за автографа совсем про него забыла! Не соизволила сказать, куда направляется, а ведь пришла на ужин с ним…

   – Дорогая, мне без вас невыносимо одиноко, – протянул Филипп недовольным тоном.

   – Филипп, потерпите еще одну минутку, ладно? – попросила она, пожав ему руку. Не сдаваться же теперь, когда дело почти сделано…

   Молча кивнув, Филипп удалился. Судя по всему, комик не торопился добывать ручку у бармена, так что Джемма решила взять инициативу в свои руки.

   – Пойду за ручкой, – объявила она, слезла со стула и решительным шагом направилась к бармену.

   Когда она подошла к комику с ручкой, тому не оставалось ничего другого, кроме как подписать меню. Прочитав надпись: «На добрую память Мартину, моему самому большому фанату…», Джемма представила счастливую мордашку сына, и ей захотелось поскорее вернуться домой.

   – Огромное вам спасибо! – Джемма улыбнулась с благодарностью и облегчением, поскольку теперь ничто не мешало ей уйти, и встала.

   – Минуточку! – Комик тоже встал и достал из кармана бумажник. – На Новый год я выступаю в отеле «Гранд». Вот два билета. Приглашаю вас с сыном.

   – Вы очень любезны, – сдержанно ответила Джемма.

   Тот пожал плечами.

   – Ничуть! Просто хочу снова вас увидеть. Причем без супруга.

   Джемма почувствовала, что ее щеки заливает краска. Господи, да за кого он ее принимает?

   – Мне пора, – пробормотала она и собралась уходить.

   – А куда же подевалась ваша признательность? – с издевкой спросил он и, внезапно притянув к себе, поцеловал в губы. – Отменный десерт! – Смачно чмокнув, он отпустил ее.

   Джемма дрожала от возмущения. Ей хотелось залепить ему пощечину, но она сдержалась. Велика честь… Лучше молча уйти.

   Возвращаясь к Филиппу, Джемма увидела Блейка. Он стоял, прислонясь к колонне, с наимрачнейшим видом. Она улыбнулась, но он смотрел сквозь нее, будто не видел. А минут пять назад пребывал в отличном настроении. Интересно, в чем тут дело? Или в ком?..

   – Прошу прощения, Филипп! – Джемма села и взяла его под руку. Похоже, сегодня весь вечер она только и делает, что перед всеми извиняется.

   Филипп повернул к ней хмурое лицо, и Джемма вздохнула. Да, автограф для Марти достался ей нелегко…

   – Я не думала, что так задержусь. – Она показала ему меню. – Но вожделенный автограф для Марти я все-таки достала!

   – Ваш сын будет рад? – спросил Филипп с недовольной миной.

   – Очень!

   – Значит, мои страдания в одиночестве оказались не напрасными.

   – Зря я вас не предупредила, что задержусь, – примирительным тоном сказала Джемма. Если откровенно, Филипп начал ее раздражать. Ведет себя как капризный ребенок! Однако она продолжала улыбаться. Ведь она пришла на ужин с ним и должна была предвидеть, что, пока ее не будет рядом, разговаривать Филиппу не с кем. Пожилые супруги и влюбленная парочка уже ушли. – А вы купите завод этого типа? – спросила Джемма из любопытства. Филипп презрительно фыркнул.

   – Он полный кретин.

   Поразмыслив, Джемма решила, что это означает «нет».

   – Ну а все-таки, вы думали покупать у него завод или нет?

   – Не смешите меня! – И он выпятил нижнюю губу.

   Джемма улыбнулась. Чем дальше, тем больше напоминает беседу с Мартином, когда тот считает себя обиженным.

   – Полагаете, я пришел на ужин исключительно для того, чтобы обсуждать дела с самой прекрасной из присутствующих здесь дам? – довольно резким тоном спросил он.

   Джемма с трудом сдержала улыбку. Похоже, фонтан вот-вот иссякнет… Филипп начал повторяться. Кто бы мог подумать!

   – Джемма, можно пригласить вас на танец? Или вы так танцевать не умеете? – Филипп кивнул в сторону танцующих.

   – Хотите проверить? – с улыбкой спросила она и встала.

   Придя сюда с Адрианом впервые, она понятия не имела, как танцевать все эти старомодные танцы, но, взяв несколько уроков, научилась и с тех пор получала истинное удовольствие.

   – Я прекрасно танцую, – заявил Филипп, беря ее под руку и ведя к площадке.

   Джемма хохотнула. От скромности Филипп не умрет…

   – Если повезет, вас отберут на передачу «Приглашаем на бал», – с ехидцей заметила она.

   – Что вы сказали? – переспросил Филипп.

   – Я тоже очень люблю танцевать. – Как выяснилось, Филипп танцевал на самом деле превосходно. После пожилых партнеров с их больными суставами и прочими болячками Джемме казалось, будто она героиня голливудского мюзикла. – По-моему, мы затмили Джинджер и Фреда! – пошутила она, кружась в его объятиях.

   – Джемма, вы танцуете изумительно! – Филипп улыбнулся.

   – С таким партнером, как вы, танцевать одно удовольствие, – ответила она с улыбкой.

   – Я же вам сразу сказал, а вы не поверили. В замке у родителей часто бывают балы. В следующий раз непременно приглашу вас в качестве партнерши. Откроем в доме окна и будем танцевать всю ночь при свете луны. А потом отправимся путешествовать по Дордони. Я покажу вам свои самые любимые места.

   Джемма удивленно вскинула брови. Видно, Филипп несколько перебрал. Турне по провинции – как раз то, чего ей не хватает… Интересно, а куда девать Мартина, пока она разъезжает по Франции?

   – Поедете со мной? – спросил Филипп.

   – Надо подумать.

   Из опыта общения с Адрианом Джемма знала: с мужчиной в состоянии подпития лучше не спорить. Под парами Адриан говорил чудовищные вещи, а наутро ничего не помнил. Словом, спорить себе дороже…

   – Джемма, вы удивительная женщина. Настоящая жемчужина! Вы рождены блистать и радовать глаз.

   Джемма ухмыльнулась. Ну вот! Фонтан снова забил. Стало быть, она прощена. Однако Филипп явно злоупотребил шампанским, так что надо подольше потанцевать, чтобы к концу вечера все пары улетучились.

   Кружа по залу с Филиппом, Джемма искала глазами Блейка. Она отлично проводила время в обществе Филиппа, но если удастся станцевать хотя бы один танец в – объятиях Блейка… А он, как назло, куда-то подевался! Наверное, поехал с Натали в отель, хочет побыть с ней наедине… От расстройства Джемма сбилась с ритма и поспешила отогнать неприятную мысль.

   Блейк уехал так рано, потому что терпеть не может бальные танцы. Во всяком случае десять лет назад он бы не пошел на такое мероприятие под страхом смерти. Кто знает, может, его отношение к танцам до сих пор не изменилось?..

   – Дорогая, будьте повнимательнее, – шепнул Филипп, когда Джемма наступила ему на ногу во второй раз.

   – Извините! – смущенно пробормотала она и вздохнула. – Если бы за каждое «извините» ей платили по фунту, она бы купила Мартину к Рождеству целую упаковку компьютерных игр.

   Музыка на миг смолкла, а потом зазвучало танго.

   – Давайте пропустим. Я не большой специалист по этой части, – призналась Джемма.

   Если честно, то она танцевала танго всего один – раз, с Мэтью Салливаном, технологом со сталелитейного завода. Они так веселились, что он ее чуть не уронил.

   – А я обожаю танго! – заявил Филипп.

   Пришлось уступить, но ее разбирал смех. На ум приходили исключительно комические персонажи – дамы с розами в зубах и кавалеры с горящими страстью глазами, – и она постоянно хихикала. Партнер пытался ее увещевать, но это лишь умножало ее веселость. Он же, напротив, становился все мрачнее.

   – Джемма, прошу вас, будьте повнимательнее. Я не понимаю причины вашего веселья. Может, соблаговолите со мной поделиться?

   – Да просто смешинка в рот попала!

   Филипп недоуменно вскинул брови и крайне обиженным тоном произнес:

   – Полагаю, мое общество вас утомило, и считаю своим долгом предупредить. Джемма, если вы не прекратите смеяться, я буду вынужден вас покинуть.

   – Не обижайтесь, Филипп! Извините, если я вас обидела. Право, я не хотела… – Ну вот! Еще одно «извините»… Джемма держалась из последних сил, но все-таки рассмеялась, и Филипп с достоинством удалился.

   Джемма прислонилась к колонне. Похоже, на этот раз он не на шутку обиделся. Придется снова извиняться…

   – Выходит, турне по Франции отменяется? – усмехнулась она и направилась к выходу.

   До чего же странный выдался вечер!..

Глава 17

   До чего же странный выдался денек!..

   Блейк припарковал машину на подъездной аллее, накинул на плечи пальто и направился к пляжу. Вряд ли он сумеет заснуть, лучше побродить по берегу, послушать шум прибоя… Только наедине с природой замечаешь, насколько ничтожен человек со всеми его проблемами – реальными и надуманными…

   С самого утра день не заладился. Приехав встречать Натали, Блейк два с лишним часа проторчал в аэропорту: из-за тумана рейс задерживался. Изнывая от вынужденного бездействия, «развлекал» себя нехитрыми арифметическими подсчетами. Если Натали ждет от него ребенка, она должна быть на шестом месяце… Нечего сказать, отличный сюрприз – вернее, рождественский подарочек – приготовила ему Натали! Блейк покрылся холодным потом. Для полного счастья именно этого ему сейчас и не хватает!..

   – Здравствуй, дорогой!

   Натали бросилась ему на шею. Блейк поцеловал ее в обе щеки и исподтишка покосился на живот. Вроде ничего незаметно, хотя она в свитере, так что кто ее знает…

   – Прекрасно выглядишь! – сдержанным тоном заметил он.

   – Как всегда! – засмеялась Натали. – А ты почему такой хмурый? Блейк, ты что, не рад?

   – Рад. Выпьем по чашечке кофе? – Блейк уже трижды заходил в кафе, и от одной мысли о кофе уже становилось дурно, но ему не терпелось выведать сюрприз Натали.

   – Кофе? – удивилась Натали. – Вообще-то, я не…

   Блейк схватил ее за руку и едва ли не силком потащил в кафе. Они взяли две чашечки кофе и два пончика и сели за столик у окна.

   – Натали, выкладывай в чем дело. – Блейк заготовил пару-другую обтекаемых вежливых фраз, но нервы сдали и он выпалил первое, что пришло на ум.

   – А в чем дело? – Натали сделала страшные глаза. – Я не понимаю о чем ты. – И она кокетливо улыбнулась.

   – Натали, я серьезно. Что ты хотела мне сказать?

   – Какой нетерпеливый! – Она хихикнула. – Значит, тебе интересно?

   Блейк побледнел.

   – Ну ладно, не стану тебя мучить… Разве что еще совсем чуть-чуть.

   Он опустил руки на колени и сжал кулаки.

   – Я прилетела, потому что о таких вещах не принято говорить по телефону.

   У Блейка перехватило дыхание.

   – Только пообещай, что не станешь на меня сердиться, а то я тебе ничего не скажу, – щебетала Натали.

   Блейк молча кивнул. За что на нее сердиться? Разве она виновата? Это очередная шутка судьбы-злодейки… Правда, его жутко раздражала игривая манера, с которой Натали преподносила свой «сюрприз». Почему не сказать все прямым текстом?

   – А сам ты как думаешь? – ухмыльнулась она, не скрывая удовольствия. – Может, попробуешь угадать?

   Блейк прикрыл глаза. Если она продолжит в том же духе… Терпение подходило к концу. Слушать ее бредни он не намерен, так что пора брать инициативу в свои руки.

   – Натали, удовлетвори мое любопытство. Раскрой мне свой сюрприз, – собрав волю в кулак, попросил он.

   – Ну ладно! Так и быть, раскрою. – Она сплела пальцы и, выдержав паузу, сообщила голосом первой ученицы: – Это Алистер Мейджерс.

   Блейк опешил. При чем здесь Алистер Мейджерс?

   Натали покрутила кольцо на пальце и упавшим голосом спросила:

   – Блейк, ты на меня сердишься, да?

   – Нет. – У него закружилась голова. То ли от облегчения, то ли от избытка кофеина.

   Она ждет ребенка от Алистера Мейджерса? Он не мог поверить в такое везение.

   – Мы с ним обручились. Ты правда не сердишься?

   – Не сержусь! А ты уверена, что ребенок от него? – понизив голос, спросил он.

   Блейк прекрасно понимал, что это не слишком деликатный вопрос, но он должен был удостовериться.

   – Какой еще ребенок? – удивилась Натали. – Ну ты, Блейк, и шалунишка! – Натали игриво шлепнула его по руке. – Я с ним еще не спала. – Она хохотнула. – Пусть потерпит до первой брачной ночи. Пусть помучается!.. Хочу, чтобы все было как положено. – Натали закатила глаза. – Белая фата, пышная церемония, свадебное путешествие, медовый месяц… Я такая романтичная…

   Блейк опустил глаза. Какой же он все-таки кретин! Как ему могло прийти в голову связать свою жизнь с этой женщиной?

   А Натали все щебетала…

   На душе у Блейка стало легко и радостно, по лицу расплылась блаженная улыбка.

   – Итак, Натали, сюрприз в том, что ты выходишь замуж за Алистера Мейджерса? – Блейк не мог отказать себе в удовольствии и повторил столь приятное известие вслух.

   – Да. Не могу же я вечно ждать тебя… Он сделал мне предложение, и я согласилась. Так что ты, Блейк, упустил свое счастье. – Она театрально вздохнула. – Будешь хорошо себя вести, приглашу на свадьбу.

   Блейк встал, подошел и обнял ее за плечи.

   – Я так рад за тебя! Натали, прими мои самые искренние поздравления.

   – А я думала, ты расстроишься. Хотя бы чуть-чуть… – разочарованным тоном протянула она.

   – Что поделаешь, Натали! Победил сильнейший. Ты сделала правильный выбор. Я тебя не достоин.

   – Блейк, а я думала, что ты, как увидишь кольцо, сразу догадаешься в чем дело, – чирикала неугомонная Натали, подсунув ему прямо под нос руку с огромным сапфировым перстнем.

   Блейк усмехнулся. Будь у него крыша на месте, он бы догадался.

   – Натали, я подумал, раз такое дело, может, мы с тобой поедем и ты сама выберешь себе свадебный подарок? Что скажешь?

   – Я согласна. Какой ты милый! – Она расплылась в улыбке и чмокнула его в щеку. – Прямо сейчас?

   – Прямо сейчас. Поехали!

   – А ты купишь мне все, что я захочу?

   – Разумеется! – совершенно искренне заверил ее Блейк.

   Он словно опьянел от облегчения и весь день пребывал в состоянии эйфории. Он был готов купить ей все, что угодно. Натали захотела пойти с ним на церемонию вручения наград, и он согласился, хотя несколько удивился, зачем ей это нужно.

   Блейк увидел Джемму сразу, как только она вошла в зал. Казалось, их связывает незримая нить. Он впервые видел ее в вечернем платье и с такой прической. Джемма расцвела зрелой женской красотой. У Блейка перехватило дыхание. Господи, до чего же хороша! Настоящая королева бала!.. Она шла, с достоинством отвечая на приветствия и даря улыбки, и привлекала всеобщее внимание.

   – Кто это? – спросила Натали, перехватив его взгляд.

   – Джемма Давенпорт.

   Не дожидаясь новых вопросов, Блейк нарочно отвернулся и завязал разговор с женой Алекса. Он не собирался обсуждать с Натали свои отношения с Джеммой.

   Блейк неотступно следил за ней и не мог не заметить, насколько внимателен и галантен с ней Филипп. Он усмехнулся. По версии Натали, одну женщину он уже потерял. Похоже, сегодня у него увели еще одну…

   Блейк только днем узнал, что ему присудили звание Бизнесмена года. Он страшно обрадовался и хотел сразу же помчаться домой и сказать обо всем Джемме, но, поразмыслив, передумал. Еще решит, будто он хвастается… Спускаясь со сцены с наградой, не удержался и улыбнулся Джемме. Как же ему хотелось обнять ее и закружиться с ней по залу!.. Но он не мог: Джемма пришла на вечер с Филиппом. Похоже, она за него обрадовалась… Блейк гордился наградой и хотел, чтобы и Джемма гордилась им. У него были грандиозные планы по развитию промышленности в этом регионе. Какой смысл делать деньги, если их нельзя использовать на благо?

   А какой смысл любить женщину, которая, придя на вечер с одним, не упустит случая пофлиртовать с другим? Время шло, и постепенно от эйфории не осталось и следа. Блейк никогда не любил кокеток. Зачем притворяться? Зачем морочить голову? Что скрывается за этими милыми гримасками и ужимками? Врожденное желание женщины нравиться мужчине или холодный расчет? Почему природа распорядилась так, что его непреодолимо тянет именно к такой неисправимой кокетке?!

   То, что Джемма любезничает с Филиппом, еще можно понять. Во-первых, она пришла на ужин вместе с ним. Ну а во-вторых, если честно, Филипп – видный молодой мужчина. Неудивительно, что он привлекает внимание женщин. Ну а если, принять во внимание, что он холост, да еще и богат…

   Но почему она крутится возле этого комика?! Неужели только потому, что он знаменит? Нет, этого не может быть! Сам виноват: сдуру болтанул ей, что комик в жизни мрачный тип и после выступления не желает ни с кем общаться. Видно, Джемма решила, как обычно, доказать ему, что он не прав и она сумеет его разговорить. Ну разумеется, а как же иначе, ведь последнее слово всегда должно быть за ней!

   Блейк видел, как Филипп подошел к Джемме и пытался уговорить ее вернуться. Куда там!.. Судя по всему, она развлекается на полную катушку. Глядя на расстроенную физиономию Филиппа, Блейк ему даже посочувствовал. Уж он-то знает, каково сейчас господину Девере…

   Блейк словно прирос к колонне. Нет, он досмотрит эту комедию до конца. Он должен знать, на что способна Джемма. Комик нацарапал что-то в меню. Наверное, номер телефона и название отеля… Полез в карман за бумажником. Неужели предложит ей деньги?! Блейк закрыл глаза, не желая больше ничего видеть.

   Но любопытство взяло верх. Нет, этого не может быть! Наверняка всему есть какое-то объяснение… Он открыл глаза – и как раз вовремя! Не пропустил эффектного финала. Комик поцеловал Джемму, и она удалилась. Занавес.

   Блейк опустил руки, завел их за спину и обхватил колонну, намертво сцепив пальцы. Наплевать, как это выглядит! Если он сейчас даст волю чувствам и рукам, от этого мастера смеха останется мокрое место!

   Чуть остыв, Блейк разжал пальцы и вернулся к столику, где Натали упоенно обсуждала с Алексом юридические тонкости и наиболее приемлемую формулировку брачного договора.

   – Я еду домой, – не слишком любезно сообщил он. – Могу подбросить до отеля. – И пошел к выходу.

   Натали вскочила и поспешила следом за ним. Джеймс заметил, что на столе осталась статуэтка, схватил ее и побежал за Бизнесменом года.

   Остается надеяться, что никто из членов жюри не заметил столь неуважительного отношения к почетному призу! Блейк со злостью швырнул в волны крупную гальку.

   Блейк Адамс, во что ты превратил свою жизнь? И как ты только умудрился? Поделись опытом! А все любовь! Любовь-морковь… Он горестно усмехнулся. Какой же я кретин! В юности кажется, будто ты все можешь. И все знаешь… Про себя самого, про свою любимую… А однажды утром просыпаешься – и понимаешь: ничего-то ты не знаешь! И остаешься один на один с болью утраты. А боль так и не проходит. И первая любовь не проходит, будь она неладна!

   Штормило. С моря дул пронизывающий ветер. Внезапно Блейк почувствовал, что продрог.

   Да, хороший хозяин в такую погоду собаку гулять не выгонит… А он бродит по пляжу как неприкаянный. Разговаривает сам с собой, смеется… Того и гляди, заберут в психушку.

   Швырнув в море последний камешек, Блейк побрел к дому. Хорошо, если Джемма не отключила отопление. Вечно везде выключает свет, крутит термостат – одним словом, экономка!

   Дома было подозрительно тепло. Блейк взглянул на термостат и нахмурился. Что за новости? Обычно, уходя из дома, Джемма ставит его на минимум. Интересно, что же ее настолько отвлекло, что она изменила своим привычкам?

   Блейк снял пальто и бросил его на перила. Дом без Джеммы казался каким-то чужим. Хотя теперь это его недвижимость, присутствие Джеммы ощущалось во всем. Он усмехнулся. Вот именно! Без нее это только недвижимость. А когда она рядом, то это дом.

   Блейк бродил по дому и везде видел ее руку. Удивительно, почему он раньше этого не замечал… В доме полным-полно комнатных растений, а ведь они требуют ухода. Да у него бы они давно зачахли! Кругом разные безделушки… Чего стоят одни лягушки, которые она собирает с детства! Каких только здесь нет – и меховые, и резиновые, и деревянные, и стеклянные…

   На втором этаже присутствие Джеммы ощущалось еще сильнее. Будь она дома, Блейк с завязанными глазами нашел бы ее. Проходя мимо ванной, он потянул носом. Здесь витал ее запах: причудливая смесь шампуня, лосьона, дезодоранта, духов… Блейк вошел, открыл дверь шкафчика… Тюбики, пузырьки, баночки, скляночки и прочие женские штучки. Его вещей здесь нет: он пользуется ванной, смежной с его спальней.

   На полке среди туалетных принадлежностей и в нише ванной красовались лягушки всех размеров и мастей. Блейк улыбнулся, припомнив, как однажды обнаружил лягушку в туалете. Он сказал Джемме, что это перебор, но, как выяснилось, это было дело рук Мартина.

   – Лягушка искала место, где бы ей отложить икру, и ей здесь понравилось, – заявил Мартин.

   Джемма принялась его отчитывать, а Блейку пришлось поскорее выйти, чтобы сын не увидел, что он смеется.

   Нет, это уму непостижимо! Даже когда он зол на Джемму как черт, все равно думает о ней с нежностью. Кстати сказать, ну и где ее сейчас черти носят? С кем любезничает? Кому морочит голову? Филиппу или комику? Блейк завелся. Вот так-то лучше! Громко топая, спустился на кухню и приготовил себе чай.

   Прихватив чашку, поднялся на верхнюю площадку лестницы и сел на диванчик в оконной нише. Отсюда открывался великолепный вид на море и пляж до самого маяка. Джемма тоже любит сидеть здесь и смотреть на море. Блейк взял в руки маленькую подушку и почувствовал запах духов Джеммы. Интересно, если она уедет, долго ли сохранится в доме ее запах…

   Прижав подушку к лицу, Блейк глубоко вдохнул. Господи, какой же он слабак! Да если она уедет, он купит самый большой флакон ее любимых духов и разбрызгает по всему дому – лишь бы обмануть себя, притвориться, будто она все еще рядом…

   Опустив подушку, Блейк выглянул в окно и увидел, что в калитку входят Джемма и Филипп. Значит, выбор пал на Филиппа? Ну конечно! Как слабой женщине устоять против его миллионов?! Вот они подошли к крыльцу, остановились… Филипп наклонился и что-то сказал, Джемма засмеялась. Неужели пригласит в дом? А почему бы и нет? Ну а потом и в койку пригласить можно… А почему нет?! Мартин сегодня ночует у Хлои. Так что все складывается наилучшим образом!

   Блейк умирал от ревности. Джемма не его собственность. И никогда ему не принадлежала. Даже когда они были вместе, положила глаз на богатенького Адриана. Ну а теперь вдовушка вольна выбирать себе кого угодно. Ему-то что за дело?!

   Блейк словно прирос к окну. Ему плевать, пусть они его заметят! Все равно не уйдет, пока не разберется что к чему.

   Внезапно Филипп прижал Джемму к стене. Свет фонаря над крыльцом упал ей на лицо, и Блейк увидел, что Джемма удивилась, а потом испугалась. Он вскочил, готовый мчаться на помощь, но звон упавшей на пол чашки привел его в чувство. Блейк перевел дыхание, сосчитал до десяти и снова сел. Во-первых, он ей не отец, а во-вторых, она уже большая девочка. Сама разберется. Может, Филипп всего лишь хочет поцеловать ее на сон грядущий?..

   Между тем Джемма все упиралась. Каждый раз, когда Филипп наклонялся к ней, вертела головой, отворачивала лицо… Неужели все это лишь искусная игра? Вот они снова заговорили, оживленно жестикулируя, после чего Джемма кивнула, улыбнулась и подставила лицо для поцелуя. Нет, это невыносимо!

   Блейк вскочил, помчался к себе и изо всей силы хлопнул дверью. Браво, Джемма! Зрители рукоплещут. Вернее, один-единственный зритель в его лице. Извращенец-мазохист… Интересно, Филипп заглотал наживку? Блейк раздевался и со злостью швырял одежду в угол. Ясное дело, заглотал! Ну как тут устоишь!

   Внизу хлопнула входная дверь. Блейк замер, обратившись в слух. На лестнице раздались шаги. Джемма поднимается к себе. Слава Богу, одна! А чему, собственно говоря, он так радуется? Как там говорила Натали? Пусть помучается, пусть потерпит до первой брачной ночи… Ну конечно! Филипп – идеальный муж. Он может дать Джемме все, о чем она мечтает, и даже больше.

   Блейк откинул покрывало и лег в кровать. Кто дал ему право осуждать Джемму? Женщины выходили замуж из-за денег испокон веку. Разве у нее есть выбор? Что он предложил ей? Работать у него экономкой. Да еще и высказался яснее ясного, что жениться на ней не собирается.

   Браво, Адамс! Он скрипнул зубами, глядя в темноту. Принципы и высокие моральные устои – это все прекрасно. Кто бы спорил! Но если у тебя уведут любимую женщину во второй раз, они тебя вряд ли утешат.

Глава 18

   Утром Джемма еще до завтрака поехала к Хлое забрать Мартина. Как только они вернулись, Мартин бегом помчался на кухню. Блейк сидел за столом и намазывал маслом тост.

   – Здорово, старик! Составишь мне компанию? – с улыбкой спросил он, избегая смотреть на Джемму.

   – А то!

   – Марти, ведь ты только что завтракал у Хлои! – напомнила Джемма сыну.

   – Тоже мне завтрак! – возмутился Мартин. – Малюсенькая тарелка кукурузных хлопьев с молоком… Я голодный.

   – С чем будешь тост? С джемом, мармеладом или арахисовым маслом? – спросил Блейк.

   – Один с джемом, другой с мармеладом, а третий с арахисовым маслом.

   – Глупый вопрос… – буркнул себе под нос Блейк. – Мог бы и сам догадаться…

   – Знаешь, Марти, а Блейк вчера получил награду, – вмешалась в разговор Джемма.

   – Какую еще награду?

   – Сейчас покажу, – оживился Блейк.

   Вручив Марти тост с джемом, вышел и через минуту вернулся с наградой.

   – Круто! – сказал Мартин с полным ртом, разглядывая позолоченную статуэтку. – А зачем нужна эта штука?

   Блейк растерялся.

   – Зачем? Да так… Просто награда.

   Покрутив статуэтку в руках, Мартин после паузы спросил:

   – А она взаправду золотая?

   – Нет, только позолоченная.

   Утратив интерес, Мартин поставил статуэтку на стол и снова принялся за еду.

   Джемма с тревогой покосилась на Блейка. Отчитывать Мартина не за что: ничего грубого он не сказал, однако самолюбие Блейка наверняка пострадало…

   – Да, в этом мире все относительно, – хмыкнул Блейк, схватил статуэтку и вышел.

   – Мартин! – шепнула Джемма. – Блейк получил награду за то, что очень хорошо поработал. Это все равно что выиграть кубок на первенство школы по футболу. Скажи, а тебе бы понравилось, если бы ты принес домой кубок, а никто даже внимания не обратил?

   – Извини, мам, я не знал.

   Мартин насупился, вылез из-за стола и пошел следом за Блейком.

   – Джемма, я уже большой мальчик, – сказал Блейк, входя на кухню немного погодя. – И привык время от времени получать по носу. Не надо было заставлять Мартина передо мной извиняться.

   – А я и не заставляла. Он хоть и упрямый, но сердце у него доброе.

   Блейк собрался ей ответить, но позвонили в дверь и он пошел открывать.

   – Похоже, вчера ты произвела настоящий фурор! – процедил Блейк, чуть ли не швырнув Джемме в руки корзину с цветами.

   – Боже праведный! – со стоном произнесла Джемма, сумрачно глядя на роскошные цветы.

   Этого ей только не хватает! Она прекрасно провела вчерашний вечер, но поддерживать отношения с Филиппом не собирается. Ей казалось, она сумела ему это втолковать, а чтобы смягчить удар, даже согласилась на прощальный поцелуй.

   Джемма достала карточку в надежде, что цветы просто красивый прощальный жест. Но, взглянув на стихи, нахмурилась. Увы! Видно, таланта убеждения у нее не хватило…

   – Бодлер, – буркнул Блейк.

   – Знаю! – выпалила Джемма. – К твоему сведению, по французскому у меня была пятерка.

   – Рад за тебя. Надо думать, скоро твои богатые познания тебе очень пригодятся. – Блейк прислонился к холодильнику и скрестил на груди руки. – Хочешь совет, Джемма? Не распускай язык. Филипп вряд ли придет в восторг от такой острой на язык жены.

   – Жены? – переспросил Мартин с порога.

   Джемма метнула на Блейка гневный взгляд.

   Как так можно! Вот кто распускает язык!.. Неужели не понимает, что Мартин его обожает! И ловит каждое его слово!

   – Марти, вчера я ходила на деловой ужин с одним человеком. В знак благодарности он прислал мне цветы. Так принято. А выходить замуж я не собираюсь. – Помолчав, покосилась на Блейка и добавила: – Ни за него, ни за кого другого.

   Присев на корточки, Блейк взял сына за плечи и, глядя в глаза, сказал:

   – Извини, старик! Хотел пошутить, а вышло глупо. Взрослые тоже иной раз говорят глупости.

   Мартин кивнул и улыбнулся.

   – А мне вчера Стив рассказал анекдот. Какой самый любимый напиток у лягушек? Знаешь?

   Блейк покачал головой и улыбнулся.

   – Не знаю, Марти. Ну и какой самый любимый напиток у лягушек?

   Давясь от смеха, Мартин с трудом выговорил:

   – Квака-кола! – И расхохотался.

   – Здорово! Завтра непременно расскажу Джеймсу. – Блейк похлопал сына по плечу и встал.

   Джемма с облегчением вздохнула. Слава Богу, все обошлось… Раз Мартин рассказывает анекдоты, все в порядке.

   Анекдоты? Она чуть не забыла!

   – Марти, ты и представить себе не можешь, что у меня для тебя есть! – И она помчалась к себе в спальню за сумочкой.

   – Шоколадки? – с нетерпением спросил Мартин, когда она вернулась. – Блейк тоже принес. – Он кивнул на стол, где лежали несколько шоколадных медалек.

   Джемма усмехнулась.

   – Я принесла тебе кое-что получше! – Она достала из сумочки меню, развернула и старательно разгладила сгибы.

   Мартин мельком взглянул и, насупившись, буркнул:

   – И вовсе не получше.

   – Значит, я зря старалась? – спросила Джемма, сделав вид, будто расстроилась. – Даже не скажешь мне спасибо?

   – Спасибо, мама.

   Мартин взял у нее из рук меню и как послушный мальчик решил ублажить мамочку. Открыл, увидел автограф и замер от восторга.

   – Это он написал?! – завопил он. – Ты его видела? Взаправду? А какой он? Мам, а ты с ним разговаривала? И про меня говорила?

   Джемма засияла. Не зря она старалась! Однако ради Мартина придется покривить душой.

   – Марти, он прекрасный человек. Много о тебе расспрашивал. Сказал, что хотел бы иметь такого сына, как ты.

   – Вот это да! – Мартин запрыгал от радости. – Кристофер, как увидит, прямо обалдеет! Мам, можно я ему прямо сейчас покажу? Можно, да?

   Джемма кивнула, и Мартин сломя голову рванул из кухни.

   – Надень куртку! – крикнула она ему вдогонку.

   – Выходит, я не зря старалась! – сказала она Блейку и включила чайник.

   Она вспомнила, что еще не завтракала, и решила приготовить кофе. Обычно по утрам Блейк готовил кофе себе и ей, но сегодня почему-то не пригласил составить компанию. – Стоило того!

   – Стоило чего? – спросил он.

   – Стоило подлизываться к комику. – Джемма пожала плечами. – Да… Чего не сделаешь ради ребенка!

   – Ради ребенка? – источая сарказм, переспросил он. – Да, Джемма, вчера я весь вечер имел возможность лицезреть твои подвиги. Правда, я и подумать не мог, что все это исключительно ради ребенка. – И он выскочил из кухни.

   Джемма опешила. Да что с ним происходит?! Еще вчера вечером был с ней так мил… И вдруг такая перемена! Что на него нашло?

   Когда примерно через час вернулся Мартин, Блейк как ни в чем не бывало вышел из кабинета и предложил:

   – Джемма, давай прогуляемся! Погодка что надо… Зайдем в кафе на набережной, перекусим…

   Джемма кивнула.

   – Я не против.

   Стоял морозец, но сияло солнце. На небе ни облачка. Джемма поднялась к себе, оделась потеплее – джинсы, сапоги, водолазка – и спустилась в холл, где ее уже ждали Блейк и Мартин.

   Окинув сына критическим оком, Джемма не терпящим возражений тоном велела:

   – Надень перчатки.

   Мартин хотел было возразить, но одумался и побежал наверх.

   Блейк прислонился к стене.

   – А я без перчаток, – сообщил он, поднял руки и покрутил пальцами. – На меня твой приказ распространяется?

   Не успев остыть после утреннего наезда Блей-ка, Джемма сразу завелась.

   – Можешь гулять хоть нагишом! А своего сына я буду одевать так, как считаю нужным! Понятно?

   Блейк присвистнул.

   – Вполне.

   – Если ты не согласен с тем, как я воспитываю сына, можешь мне все высказать, – прошипела она. – Только не надейся, что я при этом буду смотреть тебе в рот.

   Блейк расхохотался.

   – Ну раз ты мне разрешила, Джемма, я выскажусь. Ты прекрасно воспитываешь сына.

   Джемма не могла понять, шутит он или говорит серьезно.

   – Ты конечно же считаешь меня занудой… Пойми, Блейк, я не могу иначе. Не знаю, может, даже когда Марти будет студентом, я буду названивать и спрашивать, не ест ли он всухомятку.

   Блейк коснулся ее щеки.

   – Надеюсь, так и будет. Ты и представить себе не можешь, как бы я хотел, чтобы у меня была такая же заботливая мама. Мартину очень повезло.

   – Блейк…

   Гнев Джеммы улетучился без следа. Матушка здорово доставала ее в юные годы, но она не могла пожаловаться на недостаток любви. Джемма хотела взять Блейка за руку, но с лестницы раздался недовольный голос Мартина:

   – Мам, ты положила их в другой ящик! – Он помахал парой черных перчаток.

   – Надеюсь, в процессе поиска ты не выворотил наружу содержимое всех ящиков? – спросила Джемма и, заметив, что Блейк ехидно ухмыляется, тяжко вздохнула.

   Мартин захватил с собой футбольный мяч. На море был отлив. Они шли в кафе по пляжу и пасовали друг другу мяч. Мартин умудрился закинуть мяч в воду, и Блейку пришлось разуться, закатать джинсы и лезть в ледяную воду.

   – Если подхвачу воспаление легких, это только моя вина! – заметил он, выходя с мячом из воды, и подмигнул Джемме.

   – Разумеется. Ну а я не премину сказать: «Кому я говорила…», – усмехнулась Джемма.

   Блейк вручил мяч Мартину и предупредил:

   – В следующий раз за мячом в воду полезешь ты. Договорились?

   – Договорились! – хмыкнул довольный Мартин.

   Остается надеяться, что после легкого завтрака и длительной прогулки на свежем воздухе Мартину больше не придет в голову загонять мяч в воду, тем более что кафе уже довольно близко, – подумала Джемма.

   Когда они, румяные с мороза, вошли в уютное кафе, пропитанное аппетитными запахами, решимость Джеммы ограничиться овощным салатиком сошла на нет. Гулять так гулять! Они заказали жареных цыплят с картофелем фри и йоркширский пудинг.

   – Не знаю, и как в меня все это влезет после вчерашнего ужина? – усмехнулась Джемма. – Придется с завтрашнего дня сесть на диету.

   – Какая еще диета? – возмутился Блейк. – Джемма, у тебя превосходная фигура.

   Джемма удивленно вскинула брови. Что за новости! Можно подумать, Блейк взял парочку уроков у Филиппа…

   – Чревоугодие до добра не доведет, – смущенно пробормотала Джемма. – Того и гляди, обзаведусь пышными формами…

   – Не пышными, а женственными, – возразил Блейк.

   – Как на полотнах Рубенса? – уточнила Джемма.

   В чем дело? Десять лет назад она была как тростинка. Да и его нынешняя подружка пышными формами не отличается… Джемма решила, что для Блейка идеал женской красоты – Натали.

   – Ну что за глупости! – заметил Блейк, взяв солонку. – Садиться на диету тебе незачем. Поверь мне, Джемма, ты в отличной форме.

   – Это точно! – сказал Мартин, переводя взгляд с одного на другого и широко улыбаясь. – Мам, ты у меня и без диеты самая-самая! Так что садиться на диету тебе не надо. – Подумав, громогласно добавил: – И ложиться на диету тоже не надо!

   Сидящие за соседними столиками засмеялись.

   – Спасибо на добром слове, Марти. Только почему так тихо? Вдруг не все посетители тебя слышали? – увещевала сына Джемма.

   Мартин ухмыльнулся и сделал глубокий вдох. Джемма вовремя сообразила, что у него на уме, и зажала ему рот ладонью.

   – Неплохой экспромт, Марти! – похвалил мальчика Блейк и, откинувшись на спинку стула, рассмеялся.

   – Это ты виноват! – упрекнула его Джемма.

   Подняв руки вверх, Блейк обратился к Мартину:

   – Ох уж эти женщины!.. У них своя логика. Не советую с ней спорить. Все равно не переспоришь. Дохлый номер!

   – Мистер Адамс, я бы вас попросила не забивать голову моему сыну всякими глупостями! – завелась с пол-оборота Джемма.

   – Блейк, я так и знал, что тебе достанется на орехи! – с сочувственным видом заметил Мартин.

   – Я тоже знал, Марти. Ничего не поделаешь…

   И все трое расхохотались.

   – Красивый у вас мальчик! – сказала Джемме пожилая дама из-за соседнего столика, когда Блейк с ненасытным Мартином пошли выбирать сладкое к чаю.

   – Спасибо! – с гордой улыбкой ответила Джемма.

   К комплиментам в адрес сына она привыкла. Мартин с самого рождения обращал на себя всеобщее внимание.

   – Вылитый отец! – с видом знатока заметила дама.

   – Да, – согласилась Джемма, радуясь, что Мартина нет рядом.

   Говорливая дама решила поделиться с Джеммой житейской мудростью. Погладив ее по руке, доверительно поведала:

   – Если семья дружно смеется, то она и живет дружно. Жаль, мне в вашем возрасте никто этого не сказал…

   – Спасибо.

   Джемма невольно отстранилась, а от хорошего настроения не осталось и следа. Сколько бы они ни смеялись, как бы ни веселились вместе, семьей им никогда не стать. Блейк высказался на этот счет яснее ясного.

   Она взглянула на Блейка, и у нее защемило сердце. Десять лет… Десять лет назад он разбил ей сердце, а она любит его по-прежнему. Видно, она из породы однолюбов… Другие мужчины для нее не существуют.

   Как бы ей хотелось, чтобы у них была настоящая семья! Сколько можно обманывать саму себя?! Да, ради Мартина они договорились жить под одной крышей, но ей этого мало! А скоро все кончится. Как только Мартин узнает правду… Зачем продолжать эту канитель, тем более что Блейк собирается жениться на Натали. Он приведет в дом жену, а ей что прикажете делать? Следить за домом, как и прежде? Нет уж, увольте!

   – Хочешь сладкого? – Блейк с улыбкой кивнул на вазу с бисквитами, печеньем и прочими вкусностями. – Может, все-таки соблазнишься?

   – Нет. – Джемма вскочила. Внезапно стало трудно дышать. – Пойду подышу воздухом, – пробормотала она, схватив со спинки стула пальто.

   – Что с тобой? – с участием спросил Блейк, придерживая ее за локоть.

   – Наверное, переела, – буркнула она.

   – Я пойду с тобой.

   – Нет. Со мной все в порядке. Лучше побудь с Мартином. Пожалуйста. – Джемма освободила руку и быстрым шагом вышла. Если она еще хоть на минуту останется, то сделает из себя полную дурну.

   За дверью ее чуть не свалил с ног порыв ветра. Вот и хорошо! Может, сама природа дает ей знать, что она ведет себя глупо. Ну разве не безумие – до сих пор жить надеждой, что Блейк полюбит ее снова?! Джемма устало опустилась на скамью. Ветер разметал волосы, обжег лицо песчинками… Может, продует насквозь голову и выметет все глупые мечты, с которыми она никак не может расстаться?

   – Джемма, да ты вся замерзла! – Блейк опустился рядом и начал застегивать ей пальто. – А где перчатки? – спросил он и взял ее ладони в свои.

   – В кармане, – пробормотала она, даже не пытаясь высвободить пальцы из уютного теплого плена.

   – И ты еще удивляешься, в кого такой Мартин? – Блейк извлек из кармана перчатки и принялся старательно надевать ей на пальцы – словно маленькой девочке.

   Джемма отчетливо вспомнила, как в детстве это делала мама, только она всегда спешила, и в результате не все пальцы оказывались на своем месте.

   Блейк надел Джемме перчатки и, наклонившись к ней поближе, с участием спросил:

   – Ты как? Ничего себя чувствуешь? Тебе лучше?

   – Ничего себя чувствую, – ответила она с усмешкой. – Душно там было, вот и все! – добавила она и посмотрела на Мартина.

   – Ты, мам, такая вся бледная, как когда больная… – заметил Мартин и покосился на Блейка.

   – Нет, Марти, нет! Все в порядке! Хочешь, сгоняем наперегонки до берега?

   – А это уже перебор! – Блейк положил Джемме на плечо свою широкую ладонь, не позволяя ей подняться. – Да и такси подъедет с минуты на минуту.

   – А вот это уже лишнее! Я в состоянии добраться до дома на своих двоих, – сказала Джемма недовольным тоном.

   – Ой, мам, ты такая наивнячка! – засмеялся Мартин. – Думаешь, зачем Блейк сказал про такси?

   – Зачем?

   – А чтобы ты начала отнекиваться, а вообще-то он сам без задних ног!

   Джемма посмотрела на Блейка, и тот, пряча улыбку, отвернулся.

   – Марти, подойди-ка ко мне! – Джемма посадила сына к себе на колени. – Никогда не разглашай чужих секретов.

   – Мам, это ты про его ноги и про такси, да? – Мартин вскочил. – Так ведь он же не предупредил меня, что это секрет!

   – Кто это «он»? – заметил Блейк. – Наполеон? А может, кот в мешке? – Он схватил сына в охапку и стал его тормошить, но Мартин вырвался и с оглушительным гиканьем помчался по песчаному пляжу вдоль кромки прибоя.

   Силы небесные! – покачала головой Джемма. Ну что на нее нашло? Совершенно не владеет собой… Прямо как ребенок… А все любовь! – размышляла Джемма, не спуская глаз с Мартина. В жизни все так сложно! Это только в сказках все легко и просто, да еще и непременно хорошо кончается…

   Повезло Золушке с крестной матерью. Какая жалость, что у нее нет никого с волшебной палочкой. А было бы совсем неплохо самым чудесным образом заставить Блейка полюбить ее, жениться на ней, чтобы после этого они втроем жили дружно и счастливо.

   – Эй, Мартин! – сложив руки рупором, крикнул Блейк, когда показалось такси. – Быстро назад!

   Мартин мигом примчался, они сели на заднее сиденье и покатили домой.

   – Мам, можно я Кристоферу позвоню? Ничего, если он ко мне придет? – затараторил Мартин, едва они переступили порог.

   Джемма кивнула, Мартин убежал наверх, а Блейк подошел к ней и сказал:

   – Сядь в кресло у камина, а я пойду соображу нам по чашке кофе.

   Джемма нахмурилась, подумала и последовала за ним.

   – Блейк, прошу тебя, перестань делать из меня немощную развалюху! Я великолепно себя чувствую. Я уже говорила и еще раз повторю…

   – Ты, моя дорогая, перетрудилась! Вот что я тебе скажу. Содержать дом в безупречном порядке это, знаешь ли… – Он не нашел подходящего слова и широким жестом обвел кухню. – Короче говоря, ты работаешь на износ.

   – Не придумывай! – Джемма привалилась к столу, скрестив руки на груди. – Я добросовестно исполняю свои обязанности, только и всего.

   – Разве работа по дому доставляет тебе удовольствие?

   – Странная постановка вопроса, не находишь? – Джемма пожала плечами.

   – Не нахожу. Ты выкладываешься, будто хочешь доказать, что ты супервумен, что ты…

   – Блейк, я не желаю выслушивать этот вздор, – оборвала его Джемма и покачала головой. – Смешно, право слово!

   Блейк подошел к двери, выглянул в холл. Удостоверившись, что Мартина там нет, прикрыл дверь и произнес:

   – Я всего лишь сказал, что ты везешь на себе все хозяйство и что дальше так продолжаться не может. А ты заявляешь, будто я несу вздор. Может, растолкуешь, что в моих словах вздорного?

   – Ты, Блейк, мой работодатель. Надеюсь, это тебе понятно? Когда мне было пятнадцать, я зарабатывала себе на карманные расходы подобным трудом. Убиралась по субботам в салоне-парикмахерской и, чтобы не потерять работу, очень старалась. У тебя я тоже тружусь на совесть. Вот так-то! Если на твоем стекольном заводе какой-нибудь Джеймс или, скажем, Алекс работает как положено, ты ведь не станешь утверждать… – Джемма помедлила, подбирая нужное слово, – тебе и в голову не придет назвать их суперменами. Разве я не права?

   – Представь себе, не права! – с жаром возразил Блейк.

   – Интере-е-е-сно, – протянула Джемма. – Почему же?

   – Да потому, что меня нельзя назвать твоим работодателем! Не на меня ты работаешь, вот что…

   – А на кого же?

   – Давай оставим этот разговор. Вернее, я настаиваю на том, чтобы ты прекратила носиться по дому с тряпкой. В конце концов, содержать дом в порядке способна любая поденщица.

   Джемма покачала головой.

   – А я слышать об этом не желаю! – выпалила она и тут же сообразила, что это ее заявление ни к месту и невпопад.

   Она поморщилась. Предложи ей Адриан в свое время нанять женщину для помощи по дому, она бы рассыпалась в благодарностях, но Блейк… Блейк совсем другое дело! Во-первых, заботиться о нем доставляет ей огромное удовольствие, во-вторых, никакой другой женщине она не позволит ухаживать за ним, а в-третьих, их отношения недолговечны.

   Блейк с большим трудом держал себя в руках – хотелось схватить ее за плечи и тряхнуть как следует.

   Джемма видела, как подергивается мышца у него на шее, и прекрасно понимала, что ее поведение его злит.

   – Джемма, скажи на милость, почему ты такая упрямая? – спросил он, не повышая голоса. – Ведь имей ты больше свободного времени, могла бы заняться самообразованием – скажем, поступить в университет, читать книги, встречаться с друзьями, наконец, да мало ли что еще…

   Джемма задумалась. Да, конечно, свободное время – вещь отличная! Разумеется, его можно использовать с огромной пользой для себя, для Мартина, но, когда она расстанется с Блейком, этого самого свободного времени будет просто невпроворот, и вот тогда…

   – Мне помощницы не нужны! – отрубила она. Блейк не сдержался и ругнулся.

   Повисла тягостная пауза.

   – Прости меня за грубость, – нарушил он молчание, когда она, вскинув голову, направилась к двери. – Джемма, не обижайся на меня! Я всего лишь хочу найти выход из создавшегося положения. Поверь, мне становится не по себе, когда я вижу, что ты как белка в колесе. Скажи, а если бы мы были женаты, ты…

   – Но мы, кажется, не женаты, – прервала она его, внутренне сжавшись в комок. – Не правда ли?

   Каков, а? – бушевала она, не подавая виду. Жестокий, самовлюбленный эгоист!

   – Не женаты… – сказал он и, сунув руки в карманы джинсов, уставился с преувеличенным вниманием в пол, словно не в силах оторвать взгляд от узора на керамических плитках.

   Вот он – момент истины! Вымолвил «не женаты», а в глаза не смотрит… Будто язык проглотил! Отлично, придется выяснить все самой. Она не подопытная мышка. И если Блейк собирается взять в жены Натали, пусть так и скажет!

   А то, видите ли, помощница в дом ему понадобилась… Так она и поверила! Только таким способом можно избавиться от миссис Давенпорт, потому как она здесь лишняя. Третья лишняя, если быть точнее!

   – Раз уж мы заговорили о женитьбе… – начала было Джемма и запнулась.

   Спазм перехватил горло.

   Блейк вскинул голову, прислонился к двери холодильника и окинул ее, с ног до головы пристальным взглядом. Догадаться, о чем он думает, было невозможно – его лицо не выражало никаких эмоций. Джемма смотрела на него, не зная, что сказать.

   – А что у тебя с Натали? – выпалила она без обиняков и, перехватив его взгляд, посмотрела ему прямо в глаза.

   На лице Блейка промелькнула тень улыбки, и в душе Джеммы затеплилась слабая надежда на то, что она все же ошибается. Кто такая эта Натали? Одна из многих знакомых Блейка… Не с кем ему было пойти на светский раут, вот он эту Натали и пригласил!

   Джемма вздохнула. Зачем терзаться? Не разумнее ли доверять первому впечатлению? Говорят, оно самое верное. А что касается отношения Блейка к Натали, то ни о каком глубоком чувстве между ними не может быть и речи. Достаточно было видеть, как он на нее поглядывал. Когда мужчина любит, он смотрит на предмет своего обожания совсем иначе.

   – Ну раз уж ты сама завела этот разговор… – тихо сказал Блейк, и у Джеммы упало сердце. – Разве ты не заметила у нее обручального кольца? Натали со своей матушкой собираются устроить нечто грандиозное по поводу бракосочетания. Полагаю, это будет свадьба года.

   Джемма проглотила ком в горле. Заныло сердце, появилась противная слабость в ногах. Что ж, ничего не поделаешь! Натали, вне всякого сомнения, выгодная партия, к тому же настоящая красотка.

   – И когда же состоится это событие года? – спросила Джемма, выдавив улыбку.

   – Сразу после Пасхи, – ответил Блейк и почему-то нахмурился.

   – А-а-а… – протянула Джемма. – Ну тогда у тебя еще есть время, чтобы подыскать подходящую прислугу, а если проявишь прыть, то и с хорошей кухаркой может повезти. До Пасхи целых пять месяцев… Успеешь! И я к этому времени управлюсь…

   – В смысле? – Блейк с недоумением поднял на нее глаза.

   – Уеду, не дожидаясь Пасхи. Сообщу, разумеется, по какому адресу отправлять мне корреспонденцию. Мартина сможешь видеть, когда пожелаешь…

   – Когда мне видеться с Мартином, я сам разберусь, а вот ты… В общем, с чего это ты надумала переезжать неизвестно куда накануне Пасхи?

   – Ну ты и экземпляр, Блейк! Нет у тебя ни святого, ни заветного… Прямо подзаборник какой-то. Прости, конечно…

   – Насчет подзаборника это ты зря! Мои родители, насколько мне известно, все же оформили свои отношения должным образом и произвели меня на свет в браке.

   – Однако благородства в тебе ни на грош! Блейк, скажи на милость, тебе не совестно обижать других только потому, что твои родители обошлись с тобой не лучшим образом? – произнесла Джемма с расстановкой и направилась к двери.

   Схватив ее за руку, Блейк не позволил ей уйти.

   – Ты не права! – ласковым голосом пробормотал он и притянул к себе. – Джемма, я не хотел тебя обидеть.

   – Не хотел, а обидел! Мог бы считаться с моими чувствами, все же когда-то я… – Джемма хотела сказать, что любила его, да и теперь любит, но вовремя прикусила язык. – Во всяком случае не вижу ничего удивительного в том, что известие о твоей женитьбе выбило меня из колеи.

   – В таком случае тебя вряд ли удивит, что я, когда ты оказалась замужем за моим другом, вообще потерял голову. Выяснять, кто из нас больше расстроился, думаю, не имеет смысла. Не так ли?

   Джемма расцепила кольцо его рук, повела плечами.

   – Не так ли… – повторила она с сарказмом в голосе. – А вот и не так! Совсем не так… Если хочешь знать, мое замужество с Адрианом… Я сейчас тебе все объясню.

   – Будь любезна, избавь меня от своего запоздалого раскаяния. Меня ничуть не интересует, почему ты вышла замуж за Адриана.

   – А вот меня интересует, почему ты женишься на Натали! С целью приумножения капитала или по любви?

   – А кто сказал, что я на ней женюсь?

   – Как кто? Ты сам только что сказал…

   – Я этого не говорил. Натали действительно выходит замуж, но я тут ни при чем.

   – Блейк, ты не обманываешь меня? – прошептала она и, прильнув к его груди, залилась слезами.

   – Джемма, ну перестань! Не плачь, а то и я уроню слезу.

   Джемму сотрясали тихие рыдания, слезы текли ручьем прямо на его джинсовую рубашку.

   – Ну, Джемма, хватит плакать! – приговаривал Блейк, прижимая ее к себе все крепче и крепче. – Если бы я знал, что ты так расстроишься, я бы уж точно попридержал язык.

   – А я, похоже, впала в детство! – сказала Джемма и, оттолкнув его, бросилась к деревянной вертушке с бумажными полотенцами.

   Она долго сморкалась, прикладывала полотенце к глазам. На бумаге остались огромные черные пятна. Какая же все-таки дрянь эта американская тушь! Придется раскошелиться на дорогую тушь… Плакать, наверное, еще не раз придется, а походить на панду не очень-то хочется.

   Между тем Джемма чувствовала себя на седьмом небе, душа пела, сердце трепетало. Блейк даже и не думает жениться на этой Натали! Вот это новость так новость…

   – Ну что, ревушка, успокоилась? – Он подошел и крепко ее обнял.

   Джемма замерла. Господи, какое это счастье, когда тебя обвивают руки любимого! Вот так бы и стояла, прижавшись к нему, всю жизнь. Иногда хочется почувствовать себя совершенно беззащитной, довериться сильному надежному мужчине, такому, как Блейк.

   – Успокоилась, – шепнула она и потерлась щекой о его плечо.

   Внезапно зазвонил телефон. Джемма вздрогнула. Вот всегда так! Непременно найдутся желающие добавить в бочку меда ложку дегтя.

   – Наверное, это Кристофер… – пробормотала она. – Друзья не разлей вода, все никак не договорятся, чем заняться.

   Телефон перестал трезвонить. Видно, Мартин снял у себя трубку, подумала она.

   – Мам, это тебя! – крикнул Мартин, перегнувшись через перила.

   – Слушаю вас! – произнесла она в трубку, надеясь, что это полотер. Скажет ему, когда прийти натирать полы, и вернется в объятия к своему любимому. Она взглянула на Блейка. Он стоял не двигаясь и, судя по всему, думал о том же самом. – Ах это вы, Филипп! – с трудом скрывая разочарование, произнесла она и увидела боковым зрением, как помрачнел Блейк. Ну зачем, зачем Филипп позвонил так не вовремя? – подумала она, а вслух сказала: – Благодарю вас, цветы роскошные.

   Она покосилась на Блейка, тот повернулся, вышел из кухни и плотно прикрыл за собой дверь. Проклятье! Как надоел этот месье Девере вместе со своей галантностью… Все ей испортил!

   – Я сейчас не могу говорить… – Джемма попыталась остановить словесный поток самовлюбленного француза, но куда там…

   – Джемма, удовлетворите мое любопытство, где вы были первую половину дня?

   – Совершала свой обычный моцион, – ответила Джемма, невольно подражая витиеватой манере Филиппа. – О нет! Мы взяли за правило отключать автоответчик на уик-энды. Да, Блейк составил мне компанию. Где обедали? В кафе на набережной… – Вот ведь какой настырный! Целый допрос учинил… Да и вообще, какое его дело, где она была и что делала? Прислал цветы, ну и что?! Она его об этом не просила. – Нет, Филипп! Ведь я уже высказалась на эту тему. Да, вчера я прекрасно провела время. Еще раз благодарю вас за приглашение и компанию. Но встречаться с вами я не намерена. Извините, но меня зовет Мартин. Я заканчиваю разговор. Еще раз спасибо за цветы. – И положила трубку.

   Просто удивительно, насколько люди порой не ценят деликатного обращения. Она не позволяет себе опускаться до неучтивости, а тем более хамства. Но, право же, иногда просто необходимо прибегнуть к оскорблению словом, а то и действием.

   – Блейк! – Джемма чуть ли не бегом понеслась в гостиную. – Блейк… – Где же он? Она обошла все комнаты первого этажа, но его там не оказалось. – Блейк, ты где? – с тревогой спросила она, поднимаясь вверх по лестнице. Может, осваивает с Мартином новую компьютерную игру? Постучав в дверь детской и не дождавшись ответа, она распахнула ее.

   Мартин и Кристофер сидели у компьютера. Джемма окликнула сына, он вздрогнул, и экран монитора тут же погас.

   Маленькие паршивцы! Опять эти ужастики… Ведь она строго-настрого запретила! Сколько раз можно говорить! Ведь потом будут плохо спать ночью… Видно, Кристофер потихоньку притащил из дому. Ох, доберется она до них!

   – Ты Блейка не видел? – спросила она у сына, смотревшего на нее испуганными глазами.

   Тот молча покачал головой.

   – А насчет этого, – она кивнула в сторону компьютера, – я с вами обоими разберусь потом!

   Джемма притворила за собой дверь и бросилась искать Блейка. Но его не оказалось и наверху. Она спустилась вниз, села на нижнюю ступеньку лестницы и уставилась на входную дверь.

   Если он решил играть с ней в прятки, то эта игра не для нее. Носиться взад-вперед по дому как угорелая она не собирается. Неужели отправился на прогулку? Вряд ли… Да и зачем? С утра они сегодня километров десять отмахали, так что особой нужды в физической нагрузке нет. Разве что решил проветрить мозги… Если нужно что-то обдумать, принять важное решение, он всегда идет к морю.

   Блейк вернулся через час. Джемма встретила его с улыбкой и чуть ли не с распростертыми объятиями. Но, увы и ах! Он ей мило улыбнулся, поинтересовался, как она себя чувствует, и не более того.

   Вот так-то, дорогая Джемма! – нашептывал внутренний голос. Упустила момент… Пытаешься загнать мужчину в угол и при этом хочешь, чтобы он тебя любил? Так не бывает. Разлюбить – это пожалуйста, это с легкостью…

   Ну что же, придется довольствоваться малым. Теперь она знает, никакой соперницы у нее нет, что весьма радует и внушает оптимизм.

Глава 19

   Сквозь морозные узоры на окне светило оранжевое солнце.

   Мартин зажмурился и засмеялся.

   Наступило Рождество! Ура, ура, ура!.. Рождественские каникулы! Ура, ура, ура!

   Вчера перед обедом в гостиной установили большую – от пола до потолка! – мерзлую елку. Сначала от нее веяло холодом, но потом слежавшиеся ветви оттаяли, поднялись, распушились, и по всему дому запахло хвоей.

   Блейк сказал, что елку привезли из Лапландии, прямо из владений Санта-Клауса. Они потом весь день золотили орехи и шишки и привязывали к ним серебряные ленточки. А когда наступил сочельник и на небе зажглась первая звезда, елка засияла множеством разноцветных огоньков. Она стояла, переливаясь золотом и серебром, разноцветными лампочками, и было так красиво!

   Мартин спустил ноги на пол, надел тапочки из пушистого меха. Ну, что там Санта-Клаус выудил для него из своего мешка?

   Было уже поздно, когда под елку положили красно-белый чулок для рождественских подарков. Сначала Блейк уговаривал повесить чулок, как и положено, возле кровати, но потом засмеялся и сказал, что его подарок в чулок ни за что не влезет! Интересно, что же это за подарок такой?!

   Весело было вчера! Все втроем они долго возились с рождественским пудингом. Но зато теперь, начиненный изюмом и цукатами, он красуется на серебряном подносе, украшенный веточкой остролиста, и, как заявила мамочка, дожидается в гостиной праздничного обеда.

   – Мам, просыпайся! Пора вниз за подарками! – завопил Мартин, ворвавшись в спальню к Джемме.

   – Давай ты первый, – улыбнулась она, – а я чуть позже.

   – Мам, тогда я побегу разбужу Блейка. Можно?

   – Беги, беги… Он что, просил тебя его разбудить?

   – Ну да!

   – Тогда вперед!

   Мартин умчался, а Джемма быстро привела себя в порядок. Надела длинное бархатное платье изумрудного цвета – она купила его специально к Рождеству – и придирчивым оком оглядела свое отражение в зеркале. Недурно… Точнее, если отбросить ложную скромность, сногсшибательно! – решила она и поспешила вниз.

   – С Рождеством тебя, Джемма, дорогая! – Блейк чмокнул ее в щеку. – Прекрасно выглядишь! Ничего, что я не при параде?

   Блейк был в джинсах, стильной трикотажной рубашке, чисто выбрит, причесан волосок к волоску и сиял, как луна в полнолуние.

   – Во-первых, Блейк, дорогой, тебя тоже с Рождеством! – Она вернула ему поцелуй. – А во-вторых, женщина оценивает мужчину не по одежде, а по уму. С этим, как мне кажется, у тебя все в полном порядке.

   Блейк поклонился.

   – Спасибо за комплимент, дорогая!

   – На здоровье! Только это не комплимент, а факт! – возразила Джемма. – Между прочим, пора завтракать и приниматься за дела.

   На кухне Блейк повел себя совершенно неожиданно.

   – Сегодня я у тебя в услужении! – объявил он, беря у Джеммы из рук поднос.

   – А завтра? – засмеялась она.

   – А это уж в зависимости от обстоятельств! – нашелся он. – Иди в гостиную. Пока Мартин не истребил там все сладости. Захвати кодак. – Он кивнул на кухонный прилавок. – Наше первое совместное Рождество требует документального оформления. Я прав?

   – Несомненно.

   Придя в гостиную, Джемма устроилась в кресле перед столиком у камина.

   – Мам, ты только посмотри, сколько всего в моем чулке, сколько всего… – Мартин захлебывался от восторга, прижимая к груди свертки в яркой оберточной бумаге.

   Вошел Блейк с подносом, уставленным чашками с блюдцами, кофейником с ароматным кофе, чайником с вишневой заваркой, серебряным молочником, сахарницей и множеством всяких вкусностей на крутящейся трехъярусной менажнице.

   – Начинается наш рождественский утренник, совмещенный с праздничным завтраком и раздачей подарков под аккомпанемент фототехники на тему «Доверьте лучшие мгновения кодаку», – торжественным тоном объявил он. – Кто за?

   – Я! – взвизгнул Мартин и захлопал в ладоши.

   – Я, – улыбнулась Джемма.

   – Отлично. Приступаем…

   Мартин пришел в восторг, обнаружив в свертках великое множество всяких забавных мелочей, конфет, шоколадок, упаковку компьютерных игр и полное собрание видеомультиков Уолта Диснея.

   – Марта, ну как? Нравится? – спросила Джемма.

   – Спасибо, мам! Это супер… – Мартин подбежал к матери, обхватил ее за шею.

   – Замрите! – скомандовал Блейк. – Снимаю…

   – Блейк, а я тебе тоже кое-что приготовил и тебе, мамочка! – Мартин кинулся под елку.

   – Прошу тайм-аут! – вскочила Джемма. – Ставлю индейку в духовку и мигом назад.

   – Ну а я тебе, разумеется, помогаю… – Блейк подмигнул ей. – Только сначала выпью чашку чая, а ты?

   – Мне – кофе, – сказала Джемма.

   – А я ничего не хочу! – заявил Мартин. – Я тут немного перекусил шоколадом.

   На кухне Блейк и Джемма не задержались. Переключив сильно разогретую духовку с индейкой на противне на малый нагрев, они вернулись в гостиную.

   – Ну, рассаживайтесь по своим местам! – в нетерпении руководил Мартин. – Приступаю к раздаче подарков. Мам, лови!

   Он хотел было бросить Джемме небольшой сверток, но она его остановила:

   – Нет, Марти! Так дело не пойдет… Подарки вручают, а не кидают как мячик. Пожалуйста, подойди и скажи все как подобает.

   – Мамочка, поздравляю тебя с Рождеством и желаю тебе быть красивее Белоснежки и чтобы тебя любили все, даже такие, как скряга Дядюшка Скрудж, – произнес Мартин, протягивая ей три свертка.

   – Ты мой дорогой, мой умный-разумный… – Джемма усадила сына к себе на колени. – Ну-ка, что там в самом большом свертке?

   В самом большом свертке оказался календарь на следующий год, который Мартин мастерил в школе целую неделю. На каждой странице было нарисовано дерево с ветвистой кроной и мощным стволом, из-за которого выглядывала мордочка какой-нибудь зверюшки и высовывался кончик хвостика.

   – Чудесный календарь, а звери какие симпатичные! Спасибо, сыночка! А здесь что? Ну-ка?

   Во втором свертке оказался вылепленный из теста медвежонок, у которого почему-то отломилась лапа.

   – Ну вот, так я и знал! – Мартин сделал скорбное выражение лица. – Говорил ведь, что без проволоки не обойтись.

   – Не огорчайся, Марти, – утешал его Блейк, – эта беда поправимая.

   – Приклеим, что ли, ему лапу? – обернулся к нему Мартин.

   – Запросто! – улыбнулся Блейк.

   В третьем, самом маленьком свертке оказалась точилка для карандашей в виде лупоглазого зеленого лягушонка.

   – Ой, Марти! – Джемма всплеснула руками. – Какая прелесть! Вот это сюрприз! Думала, я скупила всех лягушат в округе. Где ты его купил?

   – Если хочешь знать, я этого лягушонка выменял у Энди Рейнолдса на пачку чипсов. Здорово, да?

   – Ты мое солнце! – Джемма поцеловала сына в вихрастый висок. – Я просто слов не нахожу! – Она покосилась на Блейка.

   Тот отвернулся, пряча улыбку.

   – Замечательные подарки, Мартин! – тихо сказала Джемма и привстала, намереваясь прижать его к груди, но он мгновенно разгадал ее замысел и был таков.

   – Приготовиться Блейку! – объявил он, вытаскивая из-за кресла пластиковый пакет и вываливая содержимое на ковер.

   Блейк обомлел.

   – Ну вы, друзья мои, даете! – Он развел руками. – Я каждому купил по одному подарку, а вы мне – воз и маленькую тележку.

   На ковре высилась груда свертков и сверточков, упакованных в серебряную с золотом бумагу в полосочку и в горошек.

   – Мой любимый Блейк! Мы с мамой поздравляем тебя с Рождеством и желаем тебе счастья! – произнес Мартин с расстановкой, словно декламируя стихи.

   – Счастья? – переспросил Блейк.

   – Ну да! Мама сказала, что у тебя все есть, а вот счастья чуточку не хватает. Поэтому мы долго думали, что тебе купить в подарок. Решили, что всего понемножку будет в самый раз. Знаешь, Блейк, я позавчера часа три возился, пока все упаковал. Хотел, чтобы получилось красиво… Нравится?

   – Нравится? Мартин, я в восторге! Только знаешь что? Если ты и мама не против, давай мы с тобой распакуем мои подарки завтра утром?

   – Мам, ты как? – Мартин обернулся к Джемме. – Я согласен.

   – Я тоже, – улыбнулась она.

   – Тогда все ваши подарки в темпе обратно в сумку! – скомандовал Блейк Мартину. – Даю две минуты. А потом вручаю тебе и маме свои подарки. Время пошло!

   Блейк ушел и скоро вернулся. В руках он держал бархатную коробочку.

   Мартин взглянул и тут же отвел глаза. Джемма, заметив коробочку, задержала дыхание.

   Неужели обручальное кольцо? – подумала она и мгновенно одернула себя. Размечталась! Верно говорят: что не получилось сразу, не получится и потом.

   Блейк подошел к ней и, глядя прямо в глаза, сказал:

   – Джемма, ты блистательная женщина и полностью соответствуешь своему имени. Ты – настоящая драгоценность. И тем не менее я ничего лучше не придумал, как преподнести тебе достойную оправу.

   Он протянул футляр, она взяла его, подержала в руках, не решаясь открыть. Достойная оправа… Что бы это значило? Впрочем, разве слова имеют значение? Нет! Главное – поступки. Пора бы понять!..

   Откинув крышку футляра, Джемма замерла от восхищения. Изумруды с бриллиантами…

   – Блейк… Какая роскошь! У меня еще никогда в жизни не было таких украшений… Да эти серьги, должно быть, стоят целое состояние!

   Джемма поднесла футляр с серьгами поближе к окну, и камни вспыхнули и засверкали.

   – Надень! – попросил Блейк. – Серьги, по-моему, подходят под цвет твоих глаз, а уж о наряде я и не говорю.

   – Спасибо, Блейк! Шикарный подарок… – Джемма подошла к зеркалу, продела одну серьгу в мочку уха, потом другую и задержала дыхание. – Потрясающе! – выдохнула она после паузы. – Только нужно подобрать волосы, заколоть на затылке.

   – Оставь как есть! Я рад, что тебе понравился мой подарок. Если честно, в ювелирном магазине я провел битый час.

   Джемма затрепетала от радости. Если Блейк так долго выбирал ей подарок, значит, думал о ней, значит, он к ней неравнодушен. Она подошла к Блейку и поцеловала его в щеку.

   – Ну, а теперь, Мартин, я вручаю подарок тебе! – объявил Блейк и сунул руку в карман джинсов.

   Мартин смотрел на плоский карман во все глаза. Прикольный тип, этот Блейк! Говорил, мол, подарок в чулок не поместится… А сам в кармане шарит.

   Блейк вытащил какой-то ключ.

   – Старик, вот тебе ключ от гаража. Беги туда. Справишься с замком – молодец, не справишься – позовешь меня. Там стоит горный велосипед. По-моему, классный гоночный велик. Он ждет своего хозяина, то есть тебя. Задача ясна?

   Мартин сделал глубокий вдох, медленно выдохнул, бросился к Блейку, подпрыгнул и, обхватив его за шею, повис. А Блейк обнял сына и, прижимая к себе, покачивал.

   – Блейк, если бы ты знал, как я хотел такой велик, если бы ты только знал… – шептал Мартин, а Блейк молчал, потому что спазм перехватил у него горло.

   – Марти, ты так Блейка задушишь… Блейк, опусти его на пол, – сказала Джемма дрогнувшим голосом.

   Мартин умчался в гараж, а Блейк подошел к Джемме, долго смотрел на нее, будто видел впервые, а потом поцеловал у нее руку и вполголоса сказал:

   – Спасибо тебе, Джемма, великое!

   – Господи, за что ты меня благодаришь?

   – За самый лучший в мире рождественский подарок. За моего сына…

   – Блейк… – прошептала она, шагнув к нему.

   – Да, дорогая, это так! Знаешь, в последние годы я начал испытывать антипатию к рождественским праздникам. Казалось бы, такое чудное время года, а я просто места себе не находил. Не знал, куда девать свободное время… Я не дни, часы считал, когда можно будет снова приступить к работе. Не появись ты снова в моей жизни, я бы точно превратился в этого… как там Мартин сказал? Ну да! В скрягу Дядюшку Скруджа.

   – Ну ты скажешь! – засмеялась Джемма.

   – Да, дорогая, да… – Блейк обнял ее, прижал к себе.

   Боже, какое блаженство!

   – Джемма, я так рад этому Рождеству! У меня такой прилив сил, столько всяких планов в голове. А самое главное, я мечтаю, знаешь о чем?

   – О чем? – Джемма с надеждой подняла на него глаза.

   – О самом счастливом дне моей жизни, когда Мартин назовет меня папой…

   – Обещаю, Блейк, я все сделаю, чтобы этот день наступил скорее, – сказала Джемма.

   Блейк взял ее лицо в свои ладони, наклонился и приник к ее губам долгим поцелуем. Десять лет, десять долгих лет прошло с тех пор, когда они целовались так же страстно, как сейчас.

   Ее тело мгновенно пробудилось, затрепетало и потянулось к Блейку. Джемме не терпелось убедиться, все ли так, как было тогда? Его тело мгновенно отозвалось.

   Все как прежде! – говорили пальцы его рук, крепко стиснувшие ей ягодицы.

   Все как тогда! – толкнулся в ее живот его набрякший член.

   – Блейк… – Прильнув к нему, Джемма издала жалобный стон, и он в тот же миг оторвался от ее рта и стал с жадностью покрывать поцелуями ее шею.

   – Ну все, порядок! – крикнул Мартин, вбегая в гостиную, и замер. – Ага, попалась, которая– кусалась! – Он принялся скакать рядом с матерью.

   – Марти, перестань! Что еще за глупости! Просто я хотела поблагодарить Блейка за подарок. Вот и все.

   – Ну да! А я что, я ничего такого и не говорю… Блейк, а велик просто супер-пупер! Мам, поцелуй его за мой велик!

   – Поцелую, а ты лучше позвонил бы Кристоферу и узнал, что ему подарили, – посоветовала Джемма, надеясь, что сын умчится в гости, а они с Блейком станут любить друг друга.

   – Сам позвонит, если ему надо! – сказал Мартин, направился к двери, а потом обернулся, подмигнул Блейку и запел: – Тили-тили тесто, жених и невеста!

   – Ну вот, так я и знал! – сказал Блейк, когда за Мартином закрылась дверь. – Прости меня!

   – Господи, да за что?

   – Мартин нас застукал! Нескладно как-то получилось…

   – Нескладно? Я что-то тебя не понимаю…

   – Если честно, я и сам понять не могу. Лучше пойду к Мартину. Думаю, он не откажется обновить свой велик.

Глава 20

   – Блейк, крутейшие у нас с тобой велики, правда?

   – Крутейшие, это точно! – засмеялся Блейк. – Мы за пару месяцев такие мышцы накачаем, что – о-го-го!

   – А тебе-то зачем мышцы? Мама говорит, что я стану точь-в-точь таким же спортивным, как ты. Только если перестану поглощать немереные тонны сладостей.

   – Мышцы всем нужны, то есть, иными словами, всем нужно сгонять жирок. Понял?

   – А чего тут не понять, все ясно! Мама говорит, если каждый день заниматься спортом, можно позволять себе даже шоколад. Сколько хочешь… А ты любишь шоколад?

   – Да как тебе сказать…

   – Так и скажи, любишь или нет?

   – Пожалуй, не очень…

   – Наверное, ты поэтому весь такой… ну как спортсмен. Ну чего? Покатили?

   – Покатили…

   – Мам, ну мы поехали! – крикнул Мартин матери, приоткрывшей окно.

   – С Богом! – отозвалась она. – Смотрите, не опоздайте к обеду.

   – Постараемся! – крикнул Блейк.

   Сначала дорога шла берегом моря, потом круто забрала вправо и сразу после указателя «До Шилтона 20 км» запетляла по краю крутой отвесной скалы.

   Блейк, пару раз окликнув Мартина, велел ему держаться подальше от края, и после третьего раза, когда пришлось пригрозить немедленным возвращением домой, проблем больше не возникало.

   Мало-помалу Блейк научился ладить с сыном. Мартин слушался, не взбрыкивал, что радовало Блейка и наполняло его гордостью. Он не отводил взгляда от яростно крутящей педали целеустремленной фигурки и улыбался.

   – Мартин, если устал, поворачивай назад! – крикнул Блейк, прекрасно понимая, что его сын поступит так же, как и он сам в его годы, – доберется до Шилтона во что бы то ни стало.

   Блейк крутил педали, справа мелькали скалы, слева поблескивала гладь моря, а в голове неотвязно крутились мысли… И с какой стати он полез к Джемме с поцелуями? Как это объяснить? Впрочем, тут и дураку ясно – старая любовь не ржавеет. Но стоит ли демонстрировать эту свою любовь женщине, у которой на уме другой. Ну может, и не очень на уме, но то, что с Филиппом у нее флирт, сомнению не подлежит!

   Впереди Мартин чуть было не влетел в выступ скалы и, резко вырулив вправо, завихлял у самого обрыва.

   Блейк задержал дыхание, проглотил ком в горле и весь покрылся испариной. Но тут сын снова обрел уверенность, обернулся и улыбнулся. Мол, все нормально, все в порядке.

   Блейк вздохнул. Филиппу чужой ребенок будет как кость в горле. А как иначе? Странно, что Джемма этого не понимает. Впрочем, ничего странного! Филипп – несравненный дамский угодник. Распустит хвост как павлин и обхаживает. Цветы, звонки и прочие знаки внимания… А она и рада! Женщины на такие штучки падки…

   Нет бы этому французу сразу от ворот поворот… В конце концов, любой мужик мгновенно чувствует, когда ему, условно говоря, указывают на дверь. Если, конечно, он не круглый идиот!

   Нет, так дальше продолжаться не может! Получается какая-то ерунда. Вон, впереди крутит педали Мартин, его плоть и кровь, а Джемма строит глазки какому-то денежному мешку. Неужто на самом деле замуж за Филиппа собралась? Похоже на то… А ведь любовью тут и не пахнет! Голый расчет, стало быть…

   Н-да! Блейк набрал полную грудь воздуха и медленно выдохнул. Надо что-то делать, что-то решать, пока не поздно. Потерять Джемму еще раз равносильно самоубийству. Пора переходить в наступление. Выбрать удобный момент, затащить ее в постель и после ночи любви она наверняка поймет, что ему никакая другая не нужна и его женой может быть только она.

   Джемма – его женщина. Без нее жизнь теряет всякий смысл, да и вообще он ее одну любил и по-прежнему любит, подвел итог своим мыслям Блейк.

   В Шилтоне они с Мартином около получаса сидели на причале и пили яблочный сок из пакетов, которые Джемма сунула в рюкзак в последнюю минуту. Блейк покосился на Мартина и почувствовал себя виноватым. Совсем умотал парня! Весь красный, запыхался…

   Смяв пакеты из-под сока, Блейк швырнул их в мусорный ящик. Джемма точно устроит разнос, когда узнает про марш-бросок до Шилтона. Уж она-то такой возможности не упустит! И будет права! Блейк улыбнулся. Ну зачем надо было пилить в такую даль! Что за ребячество…

   – Мартин, придется нам сбавить темп! Ноги у меня гудят по-страшному… – Для пущей достоверности Блейк поморщился.

   – А у меня в самый раз! – засмеялся неугомонный Мартин. – Догоняй, Блейк! – Мартин оседлал свой велик и помчал вперед.

   Смеркалось. Пришлось сделать остановку – включить фары. Блейк с трудом слез с седла – мышцы икр кололо тысячью иголок. Решено, больше никаких перегрузок… Мартин с виду тоже сник. Правда, крутить педали при свете фар ему понравилось. Он приободрился и снова помчался вперед.

   Когда они подъехали к дому, уже совсем стемнело. Блейк еще издали обратил внимание, что в доме нет огня. Подкатив по подъездной аллее к крыльцу, Блейк перевел дыхание. Сердце билось прямо в горле. А когда поворачивал ключ в замке, стало не по себе. Что случилось? Где Джемма? От волнения засосало под ложечкой.

   Включив свет в холле, Блейк помчался в гостиную. Говорила, будет смотреть телевизор… Ну слава Богу! Вот она! Джемма спала в кресле, свернувшись клубочком. На экране телевизора какая-то парочка упоенно выясняла отношения.

   Услышав шаги Мартина, Блейк выглянул в коридор и приложил к губам указательный палец. Мартин истолковал этот жест в свою пользу. На цыпочках прошмыгнул на кухню и стал деловито громыхать кастрюлями.

   Блейк с величайшей осторожностью закрыл входную дверь, вернулся в гостиную и, подойдя к креслу, в котором спала Джемма, долго не отводил взгляда от ее спокойного, умиротворенного лица. Ради этой женщины он готов на все. Как она решит, так и будет. А сердцу не прикажешь. Вот так! Но он ее любит и за свое счастье постоять сумеет.

   Блейк выключил телевизор, и Джемма сразу же проснулась.

   – Ой, Блейк! Вы уже вернулись? А который час?

   Он включил торшер.

   – Думаю, самое время совместить обед с ужином, – улыбнулся он и подал ей руку. – Поднимайся, Спящая Красавица!

   – Ну, как вы прокатились? – спросила она, спустив ноги на пол и поправляя волосы.

   – Мы, мам, отлично прокатились! – Мартин, с куском хлеба в одной руке и крылышком индейки – в другой, подбежал к ней и пристроился рядом. – Мам, а давай купим и тебе такой же велик! Вот будет здорово гонять втроем…

   – Марти, а почему ты в куртке? Сто раз говорила: вернулся с прогулки, переоденься…

   – А мы, мамочка, только что вернулись!

   – Как? – Джемма вскочила, повернула Мартина лицом к свету. – Боже, ну и видок! Одни глаза остались… Уж не в Шотландию ли вы сгоняли?

   – Ну ты, мам, скажешь тоже! Всего-то в Шилтон…

   – В Шилтон?! – вскинулась она. – Блейк, ты в своем уме?

   – Думаю, пока еще в своем. – Он подмигнул Мартину.

   – С ума можно сойти! Марти, немедленно в ванну! Иди отмокай… Раздевайся и бегом в ванну, кому я сказала! А то завтра шага шагнуть не сможешь.

   – Мам, для начала неплохо бы чего-нибудь пожевать, а то я прямо сейчас ноги протяну…

   Блейк засмеялся.

   – Один – ноль в твою пользу, Мартин! Тебе, как говорится, пальца в рот не клади…

   – А то! – отозвался Мартин с важным видом.

   – Ну хорошо! – Джемма понеслась на кухню. – Жду вас к столу через три минуты. Кстати сказать, – она задержалась в дверях, – мне здорово повезло, что тебе, Блейк, не пришло в голову подарить ребенку моторную лодку, а то пришлось бы разыскивать вас в водах Скандинавии…

   – А это мысль! – хохотнул Блейк. – На следующее Рождество непременно подарю лодку. И уплывем к другим берегам…

   – Прекрасно! Просто великолепно! – Джемма прищурилась. – С глаз долой – из сердца вон? Как это на тебя похоже… – И она вышла.

   Блейк вздохнул. Удивительная женщина! Неизвестно, хорошо это или плохо, но последнее слово всегда остается за ней.

Глава 21

   Джемма взяла пульт, нажала на перемотку. Хороший фильм… Она вздохнула.

   – Все-то я умею, – засмеялся Блейк, – а вот ездить верхом даже не учился. А ты умеешь? – Он вытянул ноги и потянулся.

   Джемма улыбнулась, покачала головой и задумалась.

   Все хорошее так быстро кончается! Блейк, конечно, милый… Сделал все, чтобы рождественские праздники удались. И вообще он душевный… Они с ним в общем-то родственные души, а душевная близость в отношениях женщины и мужчины, пожалуй, самое главное.

   – Джемма, а что, если взять несколько уроков верховой езды? Неподалеку от нас есть отличная конюшня…

   – Тебе когда в Японию? – прервала она его.

   – На другой день, как вы вернетесь от бабушки, я же говорил…

   – Ах да… – Джемма поднялась с дивана, поставила кассету с видеофильмом на полку. Поправила цветы в вазе.

   Сегодня последний праздничный вечер. Утром она с Мартином уезжает на два дня к матери, а когда вернется…

   – Джемма, ну так что? Уроки верховой езды и Мартину не помешают, а то ведь нынче, если говоришь, что не умеешь ездить верхом, люди на тебя смотрят как на кретина.

   – Мне такие люди не встречались, – сказала она с расстановкой, между прочим покривив душой.

   Среди знакомых Адриана снобов было предостаточно, но Джемма никогда не водила знакомства с людьми, слепо подражающими аристократическим манерам, и уж конечно сына своего оградила бы от подобного дурновкусья.

   – А из Мартина получился бы неплохой наездник! Он, как говорится, кожа да кости… – хмыкнул Блейк.

   – Ты это серьезно? – Джемма резко повернулась к нему, но, поняв по выражению лица, что Блейк шутит, добавила с улыбкой: – Мартин не простит нас до конца своих дней, если из-за наших придумок ему придется садиться на драконовскую диету перед каждым заездом.

   – Это уж точно! – Блейк поднялся, одернул свитер. – Вы завтра во сколько?

   – Я сказала маме, что в девять утра мы у нее.

   – Ну хорошо! Если завтра мы не увидимся, передай своей матушке, что я ее весьма ценю и уважаю, – сказал Блейк сдержанным тоном.

   – Непременно, – кивнула Джемма, сделав вид, будто не заметила издевки в подборе слов в конце фразы.

   Блейк был уже в дверях, когда раздался звонок телефона. Взглянув на часы, он недовольным голосом заметил:

   – Ночь на дворе! Наверняка твой воздыхатель, больше некому.

   – Пожалуйста, Блейк, возьми трубку! – взмолилась Джемма. – И скажи Филиппу, чтобы больше не звонил.

   Она знала, что это он. Господи, как надоел! Правда, дней на пять дал ей передышку – ни цветов, ни звонков… Какое счастье! И вот – нате вам! – международный… Видимо, из Франции.

   Блейк скрестил руки на груди и фыркнул.

   – За кого ты меня держишь?

   Телефон трезвонил вовсю. Какая бестактность! Джемма закипала.

   Блейк снял трубку.

   – Алло! – гаркнул он. – И тебя, Филипп, тоже с Рождеством. Сейчас позову… – Прикрыв ладонью микрофон, метнул на Джемму выразительный взгляд.

   – Блейк, умоляю! Скажи ему, чтобы оставил меня в покое. Мои слова Филипп пропускает мимо ушей, а тебя, может, и послушается… Вы же как-никак приятели…

   Блейк нахмурился.

   – Хочешь, чтобы я отвадил его раз и навсегда?

   Джемма кивнула.

   – Уверена?

   – Да, – прошептала Джемма.

   – Старик, – сказал Блейкв трубку, – ты не вовремя… Ну как бы это тебе поделикатней объяснить… Дело в том, что она не может подойти. Затрахал я ее, понимаешь? И она потеряла дар речи. Усвоил?

   Джемма поперхнулась и уставилась на Блейка квадратными глазами.

   – Француз, француз, а сразу понял о чем речь, – сказал Блейк бесстрастным тоном и положил трубку.

   – Блейк, какой ужас! – Джемма всплеснула руками. – Что ты натворил?

   – А что я натворил? По-моему, именно то, о чем ты просила. – Блейк смотрел на Джемму в упор. – Если передумала, срочно звони ему и говори, мол, так и так, мой работодатель свихнулся от любви ко мне, дико ревнует и готов удариться во все тяжкие, лишь бы заполучить меня для себя самого.

   Джемма перевела дыхание и тихо сказала:

   – У меня нет ни малейшего желания с ним общаться, но ты-то каков, а? Кому нужен такой натурализм? Ты что, хотел растоптать его чувства?

   Блейк пожал плечами и медленно произнес:

   – Надо во всем быть последовательной, дорогая моя! Сообщи ты ему вариант «от ворот поворот» самым высоким стилем, его чувства к тебе пострадали бы ничуть не меньше…

   Нет, все-таки у мужчин убийственная логика! – подумала Джемма, а вслух сказала:

   – Может, ты и прав, но рубить с плеча все же не следовало бы. Что теперь будет с проектом, который Филипп собирается финансировать?

   – Этому проекту пару минут назад я послал воздушный поцелуй, – сказал Блейк и улыбнулся.

   – Ты это серьезно? – Джемма бросила на него недоверчивый взгляд. – Разве можно так?

   – Можно и даже нужно. Потому что один из первых уроков, усвоенных мною в игре «большой бизнес», отучил меня от самодовольства или, если угодно, от надувания щек. Иными словами, пока не оформлен соответствующим образом документ, договор, контракт и так далее, все типы и типчики, с которыми договариваешься на словах, надувалы. Ясно?

   Джемма кивнула и понеслась на кухню за стаканом воды на ночь.

   – Блейк, кажется, я кое-что поняла, – сказала она, когда вернулась.

   – Понять никогда не лишне. – Блейк пожал плечами.

   – Что ты хочешь этим сказать?

   – Ничего. Абсолютно ничего…

   Они вместе поднялись наверх.

   У двери своей спальни Джемма расхохоталась.

   – А ты, Блейк, от скромности не умрешь! Это надо же сказануть такое… Оказывается, я лишилась дара речи…

   Блейк улыбнулся, чмокнул ее в щеку и произнес:

   – Джемма, запомни на всю оставшуюся жизнь. Я слов на ветер не бросаю.

   Два дня без Джеммы все равно что два года каторги… В заводских цехах ни души: стеклодувы отдыхают… Две недели рождественских каникул – вынь да положь. И офисных он распустил сдуру… Ну и чем теперь заниматься? Слоняться по пустому дому?

   Блейк надел куртку и отправился на пляж. Нужно бы кое-куда позвонить, обговорить кое-какие дела… В конце концов, так не бывает, чтобы все офисы мира разом уходили на каникулы. Не бывает, это верно, размышлял Блейк, но собраться с силами и заняться делами, если откровенно, нет большого желания.

   Однако одно важное дело на исходе вторых суток он все же одолел. Интересно, что скажет Джемма, когда он вручит ей презент со значением?

   Блейк достал из кармана бархатный футлярчик, постоял, подумал, снова убрал.

   А может, она вообще ничего не скажет? Возможно такое? Вполне. То есть просто турнет его к чертовой бабушке, да и все. Возможно такое? Вполне… Послала же она куда подальше Филиппа вместе со всеми его чувствами! Между прочим, не без его участия… Блейк поморщился.

   Хотя с чего бы это ей его посылать? Да вроде не с чего… Мартину он отец. И теперь он богатый. Правда, не такой богатый, как Филипп…

   Но и не бедный же, в самом деле. И здоровый, кстати сказать. Разве такими мужиками бросаются? А может, и бросаются… Кто их поймет, этих женщин!

   Блейк остановился. Нет, все-таки с какой стати ей давать ему от ворот поворот? Ну с какой?

   Так ничего и не надумав, Блейк нашел под ногами гальку покрупнее, с силой запустил в море и зашагал вдоль берега, решив, что Джемме от него все равно не отвертеться.

   Знать бы, в какое время она прикатит. Блейк посмотрел по сторонам, взглянул на небо. Светлый день, на сумерки никакого намека. Джемма терпеть не может ездить в темноте. Значит, у него есть еще время пробежаться до маяка и обратно. Да и стол накрыть к ее приезду успеет. Он, конечно, не шеф-повар, но в холодильнике полно всякой всячины, так что не пропадет!

   Было двадцать минут пятого, когда Блейк услышал, как клацнул ключ в замке входной двери. Он вошел в кухню, включил чайник и придирчивым взглядом обвел плоды своего кулинарного искусства на обеденном столе.

   Возможно, Джемма скажет, что рыбные палочки, пицца и салат – вещи несовместимые, зато Мартин сметет все за милую душу.

   Блейк услышал, как в холле по паркету протопали кроссовки, и вот уже в проеме двери показался Мартин.

   – Здорово, Блейк! – сказал он запыхаясь. – Ну чего, сгоняем на великах до маяка? Или уже поздно?

   У Блейка упало сердце.

   – Поздновато, старик, – пробормотал он. – Давай завтра утром, а? В Японию я улетаю послезавтра, так что завтра с утречка прокатимся. Годится?

   – Заметано! – тряхнул кудрями Мартин. – Это я просто так ляпнул про сегодня. Есть хочу, как сто волков! – Он бросил взгляд на стол и присвистнул. – Ты это все сам?

   Блейк щелкнул каблуками.

   – Так точно, ваша честь!

   Мартин засмеялся и бросился ему на шею.

   – Ну ты, Блейк, даешь! Ты просто супер!

   Блейк проглотил ком в горле. Он прижимал к груди сына и подумал о том, что в жизни ему ничего больше и не надо.

   – Старик, – сказал он хриплым голосом, справившись с волнением, – а я-то думал, ты у бабушки основательно подзаправился.

   – Ага, щас!.. – протянул Мартин. – Знает ведь, что я терпеть ненавижу луковый суп, а только и слышу, что это полезно.

   – Бабушка права, – сказал Блейк, опуская его на пол.

   В кухню вошла Джемма с багажными сумками.

   – Вот и мы! – сказала она и, поставив сумки на пол, подошла к столу. – Ну и ну! Вот это сюрприз!

   – Мамочка, классно, да? Не то что у бабушки! – вставил свое слово Мартин.

   – Придержи язык, маленький сплетник! – Джемма погрозила сыну пальцем. – Не смей обижать бабушку!

   – А ты, Джемма, прекрасно выглядишь, – сказал Блейк, не сводя с нее глаз.

   Джемма и в самом деле посвежела и похорошела, как это часто бывает, когда случается хорошее расположение духа.

   – Просто у меня новая блузка, – засмеялась она радостным смехом и прошлась по кухне плавным шагом, как манекенщица.

   – Тебе очень к лицу, – сказал Блейк, подумав, что красавица всегда красавица, даже в джутовом мешке.

   – Блейк, умираю как есть хочу! Ты на все руки мастер! Ну-ка… – Она взяла кусок пиццы, откусила. – Восторг! Как хорошо дома!

   Да, дорогая, да, моя милая! – думал Блейк, дотрагиваясь до коробочки с кольцом у себя в кармане. Когда лучше надеть ей кольцо? Здесь, на кухне, или когда они останутся вдвоем? Может, прямо сейчас? Или чуть позже?

   – Давайте пить чай, – сказал он бодрым тоном, обдав кипятком заварочный чайник. – Скажи-ка, Мартин, а к бабушке Санта-Клаус приходил? – обернулся он к сыну.

   – Приходил, – сказал Мартин с набитым ртом. Не поднимая глаз, положил на бутерброд с ветчиной кусок сыра, сверху рыбную палочку и, откусив, добавил: – А как же!

   Джемма вскинула брови и покачала головой. Блейк не понял, что означает и кому адресован этот жест, но выяснять не стал.

   – А что Санта-Клаус тебе принес?

   Мартин нахмурился, положил бутерброд на тарелку, вылез из-за стола и направился к сумкам.

   – Что принес? – Он открыл одну из сумок. – Пижаму с кроликами на карманах, вот что. С кроликами, прикинь? – Достав пакет с пижамой, он скорчил жалобную рожицу и посмотрел на Блейка.

   Блейк придал своему лицу скорбное выражение и развел руками. Мол, ничего не поделаешь…

   – И еще Библию с картинками. Для малышни… – Мартин растянул губы в презрительной улыбке.

   – Марти, будь мужчиной! – заметила Джемма. – Подарки получают с благодарностью. Любому подарку надо радоваться, ведь их дарят с любовью.

   Прекрасно, просто великолепно! Именно так он и скажет, когда настанет роковая минута, размышлял Блейк.

   – Это еще не все! Блейк, приготовься! – Мартин извлек из сумки плюшевого мишку. – Мне подарили мишку. Как тебе этот прикол? – Он поддал игрушку ногой, и она чуть не угодила в мойку.

   Джемма вскочила и успела спасти мишку.

   – Мартин! Разве можно так?! – сказала она, прижимая игрушку к груди. – Бабушка тебя так любит, она нас ждала, покупала подарки… Откуда она могла знать, что тебе не понравится плюшевый мишка? Между прочим, не все дети в Рождество получают подарки. Не у всех есть деньги, чтобы ты знал. Ступай к себе и подумай об этом.

   – Вот возьми и отправь этим детям мои подарки, – заявил Мартин и, демонстративно топая, вышел из кухни.

   Джемма налила себе чаю, отхлебнула пару глотков с видимым удовольствием, потянулась за бутербродом.

   – Чаю мне как раз недоставало, – сказала она и допила чашку до конца. Помолчав, заметила: – Знаешь, после того как мы возвращаемся от мамы, Мартин всегда возбужден сверх меры. По-моему, это просто выброс накопленной энергии, ведь она ему ничего не разрешает.

   – Возможно, – кивнул Блейк. – Только зря ты ему выговаривала за критические высказывания насчет подарков. Во-первых, Мартин еще ребенок, а во-вторых, он, на мой взгляд, не из тех детей, кто играет в мягкие игрушки. Твоей матери пора бы об этом знать.

   – Возможно, ты прав… – Джемма задумалась. – Но, с другой стороны, нельзя потакать его капризам, потому что ни мне, ни тебе не нужен слюнтяй, закатывающий истерики по поводу и без повода.

   Возразить Блейку было нечего. Джемма угодила в самую точку.

   – С тех пор как умер папа, мама сильно сдала, – прервала Джемма затянувшуюся паузу и налила себе еще чаю. – То и дело рассказывала мне, какая в этом году была удачная предпраздничная ярмарка. Наверняка подарки Мартину выиграла в лотерею.

   Блейк вскинул брови. Он не понял, шутит Джемма или нет.

   – Я не шучу, – сказала она, перехватив его недоуменный взгляд. – На бутылке с пеной для ванны, которую она мне подарила, так и осталась бирка с номером лотереи.

   Блейк вышел из-за стола, сполоснул чайник и насыпал свежей заварки. К матери Джеммы он никогда не питал особой симпатии, но сейчас внезапно почувствовал укол совести. Ведь он никогда не утруждал себя размышлениями об отношениях матери и дочери. А надо бы! Бедная Джемма… С такой матушкой, как у нее, не очень-то в жизни преуспеешь. Неудивительно, что Джемма выскочила замуж за Адриана. А что было делать послушной дочке? Все лучше, чем вечная промывка мозгов милой мамочки…

   – Джемма, может, сходить за Мартином, а? – спросил Блейк. У него кошки скребли на сердце оттого, что сын сидит один, да еще и голодный. Видно, воспитатель из него никудышный…

   Джемма кивнула.

   – Сходи, а то как бы плинтус не сгрыз с голодухи! И пусть попросит прощения!.. – крикнула она вдогонку.

   У двери Блейк задержался.

   – Я ужасно скучал без вас, – сказал он, а когда Джемма бросила на него изумленный взгляд, добавил: – Я кое о чем хочу тебя спросить, но не сейчас, а чуть позже.

   Мартин играл у себя в комнате в одну из новых, подаренных на Рождество компьютерных игр.

   – Это ты? Заходи! – пригласил он Блейка. – Я уже на втором уровне. Клево, да? – расплылся он в улыбке, когда Блейк опустился на край кровати.

   На мониторе стремительно проносились астероиды и истребители. Компьютерные игры по-прежнему оставались для Блейка тайной за семью печатями, хотя Мартин терпеливо его просвещал.

   – Ну ладно, потом доиграешь! – сказал Блейк, когда Мартин потерял в звездном бою истребитель. – Мама велела сказать, что тебя ждет чай.

   – Если, конечно, я попрошу прощения… – добавил Мартин.

   Блейк кивнул и хотел было встать, но передумал, потому что Мартин, выключив компьютер, подошел и пристроился рядом.

   – Блейк, знаешь что?.. – начал он и замолчал.

   – Пока нет, но, если скажешь, буду знать, – улыбнулся Блейк, поглядывая на сына, усердно ковырявшего пальцем маленькую дырку на джинсах.

   – Блейк, а скажи, ты правда хочешь пожениться с моей мамой? – спросил Мартин и посмотрел на Блейка в упор.

   Блейк задержал дыхание. Вот те раз! Интересно, откуда он знает? Неужели они вчера были в Ньюкасле и видели его в ювелирном магазине? Чтобы потянуть время, он спросил:

   – А почему ты спрашиваешь?

   – Бабушка сказала, ты один раз уже хотел.

   – Когда бабушка это сказала?

   – Вчера. А еще она говорила, что ты раньше был маминым другом. Давно, когда она была девочкой, а ты мальчиком.

   – Все верно. Я и твоя мама… мы были тогда друзьями, когда тебя еще не было, – объяснил Блейк, с трудом сдерживая негодование.

   Нет, это уму непостижимо! Несет такую ахинею собственному внуку! Впрочем, чего еще от нее ждать… И что теперь делать? А Джемма тоже хороша!.. И зачем только он пообещал ей ни при каких обстоятельствах не говорить Мартину, что именно он, Блейк, его родной отец? Стояла на своем. Она, мол, мать, девять лет одна воспитывала сына и имеет полное право объявить ему, кто его отец… Ну почему он согласился молчать, почему уступил ей? Что у нее за страсть вечно делать из всего тайну?!

   – Блейк, – Мартин толкнул отца локтем в бок, – бабушка считает, будто ты купил мне на Рождество дорогой подарок, чтобы я тебя полюбил и…

   – Это вздор, Мартин! – перебил его Блейк. – Это чушь собачья!.. – Достал носовой платок и вытер пот со лба. Проклятая баба! Что ей неймется? Куда лезет, чего добивается? – Послушай, что я тебе скажу, Мартин! – Блейк обнял сына за плечи, повернул к себе лицом и, глядя ему в глаза, сказал: – Я тебя люблю. Надеюсь, что и ты меня любишь. А даже если бы ты меня не любил, думаю, ничего бы не изменилось, накупи я тебе все самые дорогие игрушки мира. Любовь, Мартин, ни за какие деньги не купишь, а если когда-нибудь тебе покажется, что ты купил любовь, значит, это не та любовь, какая нужна. Вот так-то!

   Блейк задержал дыхание, а потом медленно выдохнул.

   Ну что он плетет? Какой дурью забивает ребенку голову, а? Совсем спятил… Любовь и деньги, оказывается, взаимоисключающие понятия. Тогда отчего же, уважаемый Блейк, вы не женились на Джемме, когда бедствовали? Любви в те годы было навалом, а вот денег… Н-да! Неувязочка получается… Любовь была, а вот с финансами… С финансами постоянно был напряг. Блейк опустил руки между коленей и уставился в пол.

   – Блейк, знаешь?.. – Мартин прижался еще ближе. – Ты не думай, я любил тебя, еще когда велика и в помине не было!

   – Ну, тогда я рад. Нет, я просто счастлив! – Блейк улыбнулся, потрепал Мартина по плечу. – Я очень рад, что мы разобрались с этим вопросом. А ты рад?

   – А то! И что разобрались и что ты мне велик подарил! – Мартин взвизгнул по-щенячьи, повалился на ковер и сделал кувырок через голову.

   Славный у него сын, хороший, милый… У Блейка запершило в горле, и он откашлялся.

   – Мартин, старик, а скажи-ка мне, сколько денег у тебя уходит в неделю на карманные расходы?

   – Мама дает мне двести пенсов на неделю. Говорит, что могла бы и больше, если бы я не просаживал все на сладости.

   – А ты, как я погляжу, неплохо устроился! Но раз уж мы выяснили, что любим друг друга совершенно безвозмездно, отныне я тоже буду тебя спонсировать, как теперь принято говорить. Пять фунтов, то есть пятьсот пенсов, тебе не помешают?

   – Не помешают, сэр! – пробасил Мартин и засмеялся. – Ой, Блейк, мы с тобой забыли выяснить самое главное! Ты с мамой женишься или нет?

   Блейк привлек Мартина к себе, поцеловал в макушку, отстранил и, глядя ему в глаза, сказал:

   – Когда я надумаю жениться на твоей маме, тебе первому скажу. Договорились?

   – Договорились! – тряхнул вихрами Мартин. – Я буду знаешь как рад, если ты и мама поженитесь!

   – Отлично! – улыбнулся Блейк. – А теперь пойдем пить чай.

   Блейк спускался по лестнице следом за Мартином, смотрел на него, а думал о том, что от утреннего восторга души не осталось и следа. В чем дело, почему? Неужели незримое присутствие «милой» бабушки в состоянии отравить ему настроение? Нет, не в этом дело! Зачем понадобилось посвящать Мартина в бабские пересуды? Может, мамочка с доченькой обсуждали стратегию и тактику боевых действий и план захвата богатых трофеев? Неужели в присутствии Мартина?!

   – Блейк, хочешь свежего чаю? – спросила Джемма с милой улыбкой. – Твой совсем остыл.

   Блейк покачал головой и подошел к окну. Снаружи было темно. Он стоял и смотрел на ее отражение в стекле. Сидит, щебечет… Не хочет ли он свежего чаю? Ах, ах… А то он сам не заварит. Умна, мила, красива… И ведь, главное, чувствует, что он готов, созрел для неземной любви… Ха-ха-ха! Короче, бери его голыми руками! Червяка заглотал, на крючке сидит крепко, еще чуть-чуть поводить – и можно подсекать…

   Мартин пошел спать, Джемма устроилась в кресле с книжкой. Блейк достал папку и сделал вид, будто знакомится с документами, подготовленными к встрече с японскими партнерами.

   – Ах да! – Джемма отложила книгу и с улыбкой взглянула на него. – Ты хотел мне что-то сказать или о чем-то спросить, я не поняла…

   Блейк смотрел на нее во все глаза. Артистка, просто профессионалка… Она не поняла, видите ли. Все прекрасно поняла, но вошла в роль, которую мамочка срежиссировала. Классный режиссер эта бедная старушка, на ярмарках в лотерею играет… Обрыдаться можно! Театр…

   – Да так, ничего особенного… – буркнул он, не поднимая головы.

   – Ничего особенного? – переспросила она с улыбкой.

   – Джемма, будь добра, приготовь мне в дорогу что-нибудь перекусить. Терпеть не могу заоблачные угощения.

   – Хорошо. Приготовлю… – сказала она бесстрастным тоном и углубилась в книжку.

Глава 22

   Блейк улетел в Японию в пятницу рано утром. Проводив его, Джемма долго стояла у окна, размышляя о превратностях судьбы. Пожалуй, сегодня она сообщит Мартину, что Блейк его отец. По крайней мере у ребенка будет время привыкнуть к своему новому статусу, а у нее – возможность ответить на его вопросы.

   За обедом Мартин спросил:

   – Мам, а через сколько дней вернется Блейк?

   Ну вот! Сейчас или никогда… От волнения у Джеммы перехватило дыхание.

   – Марти, – сказала она, справившись с дыханием, – я хочу сообщить тебе нечто очень важное. Мне надо было давно поговорить с тобой, но я все колебалась. В общем, хороший мой, Блейк… – она помедлила, – Блейк – твой папа.

   – Как это? – Мартин вскочил.

   – Сыночка, сядь, пожалуйста. Блейк – твой родной отец.

   – Вот это да! – протянул Мартин, медленно опустился на стул, прищурился и уставился в одну точку.

   – Сына, ты что, расстроился? Не рад? – Джемма поднесла ладонь к горлу. Стало трудно дышать.

   Мартин взглянул на нее, покосился на стул, на котором всегда сидел Блейк, и произнес запинаясь:

   – Рад… очень даже рад! Но ты… ты же знаешь… я ненавижу… всегда злюсь… когда не понимаю…

   – Марти, не злись, успокойся!

   Он нахмурился и покачал головой.

   – Марти, что тебе непонятно? Спроси – я отвечу. Пожалуйста! Этот разговор очень важен для нашей дальнейшей жизни.

   – Тогда скажи, почему Блейк… почему папа никогда не приходил ко мне, когда я был маленьким?

   – Марти, папа не знал, что у него есть ты…

   – Разве так бывает?

   – Бывает… Редко, но бывает.

   – Не зли меня! – крикнул Мартин звонким голосом. – Не хочу ничего спрашивать, сама все скажи, вот…

   Джемма проглотила ком в горле и быстро-быстро заморгала, прогоняя слезы.

   – Марти, это я во всем виновата, – сказала она охрипшим от волнения голосом и откашлялась.

   Бедный ребенок! Нелегко ему сейчас… Ведь неожиданная радость – это тоже стресс.

   – Сыночка, мы с твоим папой как-то раз сильно повздорили. Я взяла и ушла домой. Ты тогда еще не родился. Я его ждала-ждала, а он так и не пришел. И вот тогда я вышла замуж за Адриана. А с Блейком… с твоим настоящим папой… мы встретились снова только в этом году… летом.

   – Встретились, и что?

   – И он на меня ужасно рассердился за то, что я ему еще раньше не сказала, что у него есть сын.

   – Он что, из-за меня наш дом купил? – Мартин обвел взглядом кухню.

   – Ну да! – оживилась Джемма. – Из-за тебя, конечно же из-за тебя. Он сказал, что хочет жить вместе с тобой, а я сказала, что правильно, что так и надо. Я решила, пусть ты узнаешь его получше, подумаешь хорошенько и поймешь, нужен ли тебе…

   – Мой родной папа? – прервал ее Мартин и улыбнулся.

   Джемма заплакала.

   – Мам, ты что? – Мартин сделал протестующий жест. – Не надо, не плачь, – добавил он участливо.

   Джемма вышла из-за стола, подошла к сыну, обняла. По щекам у нее текли слезы и капали ему на макушку.

   – Прости меня, дорогой мой сынуля, – произнесла она вполголоса и всхлипнула.

   – За что? – Мартин заерзал, стараясь ее отстранить.

   – За то, что не рассказала тебе обо всем раньше.

   – А что тут такого, мамочка? Ты же не виновата, правда? – Он произнес эти слова с той же самой интонацией, с какой она иногда утешала его в трудную минуту. – Ты же совсем не виновата, что поженилась с другим папой, раз Блейк… – он споткнулся, – раз этот папа долго не приходил, – добавил он и сдвинул брови.

   – Солнце мое! – Джемма мысленно всплеснула руками и поцеловала сына в макушку. – Ты у меня самый-самый… – произнесла она шутливо их заклинание.

   – И ты у меня самая-самая.

   – Сыночка, я тебя очень люблю! – сказала она, обвила его руками, крепко прижала к себе и подумала: никогда, ни при каких обстоятельствах, что бы ни случилось, она не забудет это мгновение. Ее великодушный благородный сынишка только что совершил поступок, какой не всякому взрослому по плечу.

   Возможно, в будущем он ее в чем-то и упрекнет, хотя вряд ли… Но даже если… даже если когда-нибудь Мартин предъявит ей какие-либо обвинения, она ему все простит за то, что он понял и поддержал ее в непростой момент ее жизни.

   – Мам, – Мартин начал брыкаться, – я тебя тоже очень люблю, но только терпеть ненавижу, когда ты меня тискаешь, вот…

   Джемма разомкнула кольцо своих рук, постояла, подумала, налила воду в чайник.

   – Мам, а когда папа вернется? – пробасил Мартин. – Ты же так и не сказала.

   – В пятницу. Через неделю… А что?

   – Жаль, ведь каникулы уже кончаются. Мам, а давай завтра сходим в кино, а то послезавтра воскресенье, а потом в школу…

   – Давай! А когда?

   – Сразу после обеда, ладно?

   – Хорошо, сразу после обеда и пойдем. Да, вот еще что! Пока не забыла… Марти, ты в школе про папу пока никому ничего не говори. Он приедет, позовем твоих друзей, и ты всех с папой познакомишь. Договорились?

   – Договорились!

   Блейк обещал вернуться в пятницу вечером, в крайнем случае в субботу, если непредвиденные обстоятельства вынудят его задержаться на сутки в Лондоне.

   В четверг утром Джемма уже не находила себе места. Весь Уикстон, где все друг друга знают, бурлил, кипел, клокотал…

   – Вы только подумайте, миссис Давенпорт, оказывается, та еще штучка!

   – Как, вы еще не знаете? У Мартина Давенпорта отец вовсе не Адриан Давенпорт, ныне покойный, а наш Бизнесмен года – мистер Блейк Адамс!

   – Может, несчастный Адриан оттого и в рюмку заглядывал, что на душе у него вечно было муторно. А вы как думали? Если, допустим, в один далеко не прекрасный день стало известно, что мальчик не от него… Ужас! Кошмар! Бедняге только и оставалось, что не вписаться в поворот!

   – Поставьте себя на его место! Если душа болит, а сердце ноет, тут уж без болеутоляющего, без градусов – без поддачи, одним словом, никак не обойтись!

   Джемма пришла в ужас, когда до нее дошли эти пересуды.

   А Мартин, конечно, был потрясен. Каждый считал своим долгом справиться, правда ли, что Блейк Адамс его отец.

   И зачем только он поделился радостной новостью со своим лучшим другом Кристофером?

   Джемма страдала. Все, конец! Больше она не желает ломать комедию. Служи она у какой-нибудь супружеской пары – куда ни шло! Но вести дом и хозяйство у отца своего ребенка – увольте!

   Конечно, со временем все сгладится, позабудется, но сейчас, сегодня, ей от этой мысли не легче.

   Блейк, разумеется, начнет уговаривать остаться. Его не волнуют всякие дрязги. Говорите, что хотите, – ему все равно! Бесподобная черта характера… Джемма вздохнула. Остается лишь позавидовать. Блейк наверняка найдет какой-нибудь выход из создавшегося положения, но ей-то что?

   А то, что ситуация, дорогая Джемма, создалась весьма двусмысленная! – подсказывал разум. Ты бы, милая, лучше подумала о том, как укрепить свою репутацию. Неизвестно, какая поддержка понадобится тебе в будущем! Джемма покачала головой.

   Ладно, решено! Миссис Давенпорт жить с мистером Адамсом под одной крышей не станет. Вот только соберется – и всем спасибо, все свободны! Теперь она Блейку, разумеется, в тягость… Разве нет? Сердце заныло.

   Да, да! – оживился разум. Какой от вас прок, миссис Давенпорт, если у мистера Адамса появился родной сын?

   Джемма металась как раненый зверь.

   Все правильно! Она без малейшего сожаления расстанется с этим домом, с налаженным бытом, с шикарным видом из окон на Северное море. Она уедет, она должна уехать, просто обязана, чтобы не потерять себя.

   Тук-тук-тук! – стучало сердце. Оно толкалось, колотилось, но до разума достучаться не сумело.

   В ночь со среды на четверг Джемма не сомкнула глаз.

   Вот Блейк вернется, и она немедленно удалится… С гордо поднятой головой, сохраняя чувство собственного достоинства. А чего ей ждать? Разве что благодарности за добросовестный труд горничной, кухарки, экономки, прачки…

   Джемма вскочила и помчалась на кухню. Выпив чашку крепкого кофе, захотела разнести все в пух и прах. Нервы были на пределе. Джемма, не расходись! – приказала она себе. Спокойствие сына превыше всего. Она держала себя в руках, когда кормила его завтраком, и потом, когда провожала в школу. Но, вернувшись домой, дала волю гневу. Металась из комнаты в комнату, перекладывала с места на место какие-то вещи, мерила шагами гостиную…

   Все, все, все! – сердце бухало в ребра, трепыхалось в горле, пульсировало в висках.

   Придется поставить все точки над «i». Всего хорошего! Она так Блейку и скажет.

   Чего уж тут хорошего? Хорошего мало! – разум не отказал в удовольствии подпустить шпильку.

   Нет, так нельзя!.. Ну сколько можно размышлять об одном и том же?! Придумали бы способ выключить разум, как чайник, к примеру, или как телевизор, насколько стало бы легче жить…

   Джемма бросила взгляд на часы и стала собираться. Пора забирать Марти из школы.

   Она не заметила, как доехала до школы, настолько была взвинчена. Прилив нервной энергии требовал разрядки.

   – Марти, а не тряхнуть ли нам стариной? Не сыграть ли нам в пиратов? – спросила она с наигранной веселостью, когда они подъехали к дому.

   Голове необходим отдых. А для этого сначала надо устать телом, а потом спать, спать, спать… Утром встретит Блейка спокойная, уравновешенная, с замечательным цветом лица и при полном параде.

   Мартин бросил на нее пристальный взгляд и вздохнул.

   Падал крупный снег, быстро кружил в воздухе, хлопья гонялись друг за другом как мотыльки.

   Подмораживало.

   – Мам, а мы не замерзнем? – спросил он с сомнением в голосе.

   – Не успеем, сынок! Мы быстро. А дома нас ждет горячая ванна. Как вернемся, сразу бултых!..

   – Мам, а в море забегать будем?

   – В море? Нет, в море не будем. Пусть «дом» будет вдоль кромки прибоя. Идет?

   – Идет, – согласился Мартин без особого энтузиазма. – Только не долго, а то скоро «Звездные пираты».

   Больше всего на свете ему хотелось сидеть у пылающего камина с чашкой горячего шоколада и смотреть телик.

   – Хорошо. Только до маяка и обратно. Мы быстренько! – Джемма чмокнула сынишку в щеку.

   Он поежился. Ледяной ветер дул затяжными порывами, налетал, забираясь под куртку, пронизывал до костей.

   – Ну, беги! – хлопнула в ладоши Джемма. – Даю тебе фору…

   Мартин помчался по влажному песку, а она смотрела ему вслед и радовалась, что у нее такой славный сын.

   Скоро станет совсем взрослым. Через год ей его и не догнать! Вон как мчится, прямо спринтер. Ладный такой… Велосипедные гонки на пару с Блейком явно пошли ему на пользу. Окреп, подрос…

   Джемма настигла Мартина, осалила, успела схватить за куртку и споткнулась. Оба с разбегу повалились на песок, заливаясь веселым смехом.

   Спустя минут двадцать, когда мать с сыном поднимались по ступеням на набережную, Джемма сказала:

   – Я жутко устала.

   – А я дико проголодался, – отозвался Мартин. – Ну прямо как хищник…

   – Горячий шоколад и пара бутербродов с арахисовым маслом хищника устроят?

   – Угу! – рыкнул Мартин и прибавил шагу.

   Джемма еле плелась. Спорт – вещь замечательная, размышляла она, но через пару месяцев ей за ним точно не угнаться. Может, завести собаку? А что? Это мысль… Сын будет в восторге и, когда придет пора уезжать отсюда, не станет чрезмерно горевать. А если Мартин захочет остаться с отцом? Скажет, не поеду никуда, и все тут! Упрется, и ни с места! Мол, он здесь вырос, тут у него друзья, школа… Что тогда делать?

   Хорошо здесь, конечно! Тихо, спокойно… Жаль, что Блейк не купил дом у Фостеров. Они его уже продали. И, между прочим, недорого. Теперь жди, когда подвернется что-нибудь стоящее! Да и в аренду поблизости никто ничего не сдает. Не жизнь, а сплошные проблемы!

   Джемма задержала дыхание, потом медленно выдохнула.

   Прежде чем срываться с места, следует все же подыскать приличное жилье. Тут двух мнений быть не может. Как правило, никто не отправляется в никуда…

   Она шла, глядя себе под ноги, и с каждым шагом все сильнее ощущала внутреннее беспокойство.

   А где Мартин? Джемма посмотрела по сторонам. Уже почти у самого дома. Вдруг сын резко повернул назад и со всех ног помчался к ней.

   – Что случилось, Марти? Что с тобой? – встрепенулась она, когда сын, подбежав к ней, схватил ее за руку.

   Мартин насупился и молчал. Джемма смотрела на него, не понимая в чем дело.

   Когда они подошли к крыльцу, с порога раздался знакомый голос:

   – Ну наконец-то! А то я уже начал беспокоиться.

   Блейк вернулся! А говорил, самое раннее в пятницу… Джемма мгновенно внутренне сжалась. И сразу сердце ускорило бег, а ноги стали как ватные…

   – Приезжаю, а в доме ни души… – Блейк, в пальто и шляпе, стоял в дверях. – Я на кухню, смотрю – все готово к чаю. Наверху – горячая ванна. Входная дверь нараспашку.

   – Не может быть! – произнесла Джемма бодрым тоном и покосилась на Мартина. Тот повис у нее на руке, словно стараясь ее остановить. – Дверь нараспашку?.. Ну надо же!

   – А я думаю, что за напасть, где вас искать? – Блейк расплылся в улыбке.

   – Мы играли на пляже в пиратов. – Джемма ответила улыбкой на улыбку.

   – Никакие вы не пираты! Вы ледышки, сосульки, а то и айсберги. Скорее в горячую ванну! – рассмеялся он.

   Джемма шагнула на крыльцо, а Мартин уцепился за полу ее пальто и не двинулся с места. Что все это значит? Она оглянулась. Прямо как первый раз в первый класс! Джемма вспомнила, как Мартин рыдал и все цеплялся за нее в первый школьный день.

   – Мы тебя сегодня ну совсем не ждали! Ты же говорил, что вернешься в пятницу, – щебетала Джемма, надеясь отвлечь внимание Блейка от странного поведения Мартина.

   – А мне, представь себе, необычайно повезло. Во-первых, удалось достать билет на самый ранний рейс, а во-вторых, дозвонился по сотовому и вызвал вертолет. Здорово, да? А ты что скажешь, Мартин?

   Мартин стоял, смотрел в пол и молчал, будто язык проглотил. Блейк нахмурился.

   – Старик, ну-ка выкладывай начистоту! В школе нелады?

   Мартин сопел, пыхтел – и ни полслова. Блейк перевел взгляд на Джемму и снова на сына.

   – Марти, что с тобой? – Джемма сжала ладошку сына. – Я тебя просто не узнаю.

   Мартин вскинул на нее глаза, посмотрел на отца и сказал громким шепотом:

   – Да нет, папа, у меня все в порядке. Блейк охнул, опустился перед сыном на колени, притянул к себе и крепко обнял.

   – Марти, сынок, родной ты мой! – приговаривал он и, не сумев справиться с волнением, всхлипнул. – Прости ты меня, что я так долго к тебе не приходил…

   – Ладно, пап, не расстраивайся! Ты не виноват. Мама мне все объяснила. Она тоже не виновата…

   Джемма перехватила взгляд сына, улыбнулась ему сквозь слезы и прошептала:

   – Вы тут с папой занимайтесь своими мужскими делами, а я побегу приму душ.

   Вовремя сообразив оставить отца с сыном наедине, она быстро поднялась к себе.

   – Джемма, дорогая моя, сегодня у меня такой счастливый день! – произнес Блейк с чувством, открывая бутылку шампанского. – Хоть ты и не поклонница Бахуса, но тут уж ничего не поделаешь! Придется выпить за «новорожденного». Такова традиция. Я сегодня как-никак стал отцом… Как говорится, лучше поздно, чем никогда!

   – Хорошо, Блейк, давай выпьем шампанского! Только мне пополам с апельсиновым соком.

   – Уморишь ты меня когда-нибудь! – засмеялся Блейк. – Разбавлять «Клико» соком… Вы, мадам, из какого медвежьего угла? Ну да ладно! Чин-чин…

   Они чокнулись и осушили до дна свои бокалы.

   – Знаешь, Джемма, а Мартин, кажется, доволен, что я его отец. Ей-ей! Если честно, я думал, возникнут сложности. Все-таки Адриан целых девять лет считался его отцом.

   После непродолжительной паузы Джемма заметила:

   – Вот именно! Считался… – Она усмехнулась. – Ему было выгодно считаться отцом, ведь на самом деле…

   – Ведь на самом деле, – оборвал ее Блейк, – тебе сразу нужно было поставить меня в известность относительно двусмысленной ситуации вокруг моего сына.

   – А тебе десять лет назад следовало думать в первую очередь не о себе, а обо мне… – Джемме хотелось сказать больше, но перехватило горло.

   Ладно, она ему оставит прощальное послание, где назовет вещи своими именами. Бросил ее тогда на произвол судьбы. Страшно вспомнить, что она пережила!..

   – Но ведь это ты ушла, хлопнув дверью, – заметил Блейк после минутной паузы.

   – Да, ушла! – Джемма вскинула подбородок. – Ушла, чтобы сохранить свою гордость.

   – Сохранила?

   – Представь себе.

   – А с моей что сделала?

   – В каком смысле?

   – В самом прямом! А если Мартин, поразмыслив – а он мальчик рассудительный, – изменит свое отношение ко мне? А вдруг он ожесточится?

   Что, испугался? – подумала Джемма, а вслух сказала:

   – Сын в тебе души не чает, У вас всегда будут самые доверительные отношения. – Помолчав, добавила: – Только ты ему нужен! Запомни это, Блейк! Только ты, и никто другой…

   Блейк подошел к Джемме, взял ее лицо в ладони, заглянул в глаза, наклонился и поцеловал в губы.

   – Дорогая, я благодарен тебе за все! Наш сын – замечательный человечек, и это целиком твоя заслуга. Представляю, как нелегко тебе было решиться на откровенный разговор с ним.

   Джемма вздохнула.

   – Да, я жутко волновалась… Все казалось, вдруг у него возникнет неприязнь ко мне, а то, не дай Бог, и ненависть. Я и сейчас этого опасаюсь.

   Блейк поцеловал ей руку.

   – Джемма, дорогая, выброси эти мысли из головы. Ненавидеть тебя? Да разве такое возможно? Ты заслуживаешь самого трепетного отношения. Мартин будет тебя боготворить, ручаюсь! Лично прослежу за этим.

   Джемма улыбнулась.

   – А если он пойдет в тебя? – не удержалась она от колкости.

   – Если Мартин пойдет в меня, я его лишу наследства. Но, дорогая, сыновья обычно похожи на мать, – улыбнулся Блейк.

   – Не знаю, не знаю… – засмеялась Джемма. – В мире нет ничего постоянного.

   – Разве? А я? – возразил Блейк и, притянув ее к себе, крепко обнял.

   Джемма на миг закрыла глаза. Господи, какое блаженство! Рядом с Блейком она вновь обретает свое прошлое. Да что там, жизнь! Душу охватила нежность, а тело – желание.

   Джемма, остынь! – одернула она себя. Зачем все это, если в его чувствах нет ничего, кроме непрочного расположения.

   – Блейк, знаешь, наши отношения приобрели в пределах Уикстона размах мировой сенсации. Мартин не удержался и сказал Кристоферу, кто его отец, а тот, видно, поделился с матерью, ну и так далее. Ты не поверишь, какой поднялся переполох.

   Блейк пожал плечами.

   – Вот и чудненько! Просто замечательно. Мне это на руку. Не придется давать объявление в местную газету.

   – Значит, ты не против? – Джемма отшатнулась.

   Блейк бросил на нее недоуменный взгляд.

   – Джемма, а с чего ты взяла, будто я буду против? – процедил он. – Мне странно это слышать! Если хочешь знать, я бы с превеликим удовольствием помчался сейчас по улицам, крича во все горло всем и каждому, что у меня есть сын.

   – Можно подумать, что ты узнал об этом только сегодня.

   – Дело не во мне, дорогая моя, а в Мартине. Вот что! Почти полгода я был настороже, опасался сказать лишнее. Вдруг он поймет, что я его отец? Что тогда будет? А сегодня я безмерно счастлив. Мой сын меня любит! Клянусь, я ничего не сделаю такого, чтобы он меня разлюбил.

   – Кто бы мог предположить, что в тебе дремлют такие могучие отцовские чувства! Не перестаю удивляться… Впрочем, за минувшую неделю произошли весьма ощутимые перемены.

   – Да! – кивнул Блейк.

   – Прежде всего, я должна поставить тебя в известность, что мое пребывание в этом доме на правах… – она задумалась, – скажем, экономки, считаю неуместным.

   – Разумеется, Джемма! Тут и говорить не о чем.

   – Я, конечно, разделяю твои отцовские чувства, – продолжила она, – поэтому с Марти ты будешь общаться в любое время, когда пожелаешь.

   – О чем это ты? – Блейк прищурился. – Ясное дело, когда пожелаю…

   – Блейк, в самом начале ты угрожал мне, будто намерен отобрать у меня сына, но сейчас у тебя этот номер не пройдет.

   – Какой номер? Что с тобой? – Блейк побледнел. – Я хочу, чтобы у нас с тобой была дружная семья. – Он задумался. – Ну и болван же я! Дорогая Джемма, прошу тебя, стань моей женой.

   Джемма усмехнулась.

   – Да, Блейк, в находчивости тебе не откажешь! Это уж точно.

   – В находчивости? – вытаращив глаза, переспросил Блейк.

   – Сначала говоришь, будто с трудом меня терпишь, что я тебе на дух не нужна, а теперь вот жениться на мне надумал…

   – Мало ли что я говорю! Особенно когда ты доводишь меня до белого каления. Да и ты, надо отдать тебе должное, в долгу не остаешься…

   – Вот, значит, как! Нет, Блейк, я тебе не верю. Сегодня у тебя особый день. Эмоции берут верх над благоразумием. Поэтому твой экспромт с предложением руки и сердца меня не удивляет. А что потом? Утром ты схватишься за голову. Что я наделал под влиянием минуты, и все такое прочее…

   – Опомнись, Джемма! Что ты несешь?! – Блейк обнял ее за плечи и посмотрел ей прямо в глаза. – Прошу тебя стать моей женой. Хочешь, упаду на колени?

   – Остынь, Блейк! Не надо падать на колени. Давай рассуждать здраво. Завтра проснешься, поразмыслишь на свежую голову, и, если не передумаешь, я дам тебе ответ, – сказала Джемма и направилась к двери.

   – Нет, дорогая моя! Так дело не пойдет! – Взяв Джемму за руку, Блейк усадил ее на диван. – Ты что, пренебрегаешь мной?

   – С чего ты взял? Просто считаю, что ты недостаточно серьезно относишься к проблеме семьи и брака.

   – Ты это серьезно?

   – Вполне.

   – Та-а-к! – протянул он. – Тогда вот что. Дай слово, что дождешься меня. Я сейчас вернусь. Не убежишь?

   – Нет, не убегу…

   – Точно?

   – Да.

   Через пару минут Блейк вернулся.

   – Ну раз тебе нужны веские доказательства… – Он помедлил. – На, держи! – Блейк бросил ей на колени бархатную коробочку.

   Джемма взяла ее, а Блейк прислонился к притолоке и скрестил на груди руки.

   – Ну, что же ты медлишь? – усмехнулся он. – Открой и сразу поймешь, экспромт это был или нет.

   Джемма тихо ахнула. На черном бархате красовалось обручальное золотое кольцо с огромным бриллиантом. Она с величайшей осторожностью надела его на безымянный палец левой руки. Кольцо пришлось впору и, как это ни странно, шло ей. Казалось, будто она носила это кольцо со сверкающим бриллиантом вечно.

   Джемма вскинула брови, и Блейк прочел в ее взгляде и восторг, и удивление.

   – Каюсь! – улыбнулся Блейк. – Взял у тебя из шкатулки колечко, чтобы не промахнуться с размером. И, как вижу, попал.

   Джемма неожиданно залилась слезами, а он бросился к ней, опустился перед ней на колени, обхватил руками и с мольбой произнес:

   – Прости меня, Джемма, прости меня, мужлана неотесанного. Не так я все делаю! Вульгарный я тип… Но это только внешне, а в душе я романтик. Дай-ка мне колечко, я знаю, что сделаю. Ну-ка, дай кольцо…

   – Зачем? – прошептала она. – Я плачу не поэтому.

   – Не поэтому?

   – Да, не поэтому! Я плачу, потому что счастливее меня нет никого на всем белом свете.

   – Джемма, – он потерся подбородком о ее колени, – обещаю тебе… Да нет, торжественно клянусь в том, что ты никогда не пожалеешь, если станешь моей женой. Я… я… брошу весь мир к твоим ногам! Вот что я сделаю…

   – Зачем мне весь мир? Мне нужен только ты, – прошептала Джемма.

   Блейк поднялся и щелкнул каблуками.

   – Вот тебе моя рука! – он протянул ей руку. – Сердце хочешь?

   – Хочу…

   – Тогда давай я тебя обниму крепко-крепко…

   Он обнял ее, прижал к себе.

   – Слышишь, как сильно бьется! Слышишь?

   – Да.

   – Ну вот! Бери его…

   Блейк прижался губами к ее рту, а потом приоткрыл свой рот, накрыл им ее трепещущие губы и, раздвинув их своим горячим влажным языком, проник внутрь. Поцелуй получился сладостным, дразнящим и нежным.

   Джемма вдруг поняла, что ему, кроме нее, никакая другая женщина не нужна.

   Настоящие женщины это всегда чувствуют. Правда, только в том случае, если им попадаются настоящие мужчины. Но это большая редкость… И тут уж ничего не поделаешь: на ложе любви, как и в дикой природе, суровый естественный отбор.

   – Джемма, сладкая моя, самая-самая… – Блейк облизывал языком ее губы и тихо шептал заветные слова: – Так хочу тебя любить, так хочу… Чувствуешь? – Обхватив ладонями ее ягодицы, он с силой толкался мощным бугром в низ ее живота. – Чувствуешь?

   – Блейк! – Джемма затрепетала. Но тут ей на ум пришла фраза из прочитанного недавно любовного романа, и она прошептала: – Нельзя слишком многого требовать от тела, томимого длительным воздержанием.

   – Джемма Адамс, отныне ты моя жена, – сказал он твердо. – Миссис Адамс, прошу вас, обнимите меня покрепче, я понесу вас на ложе любви.

   Джемма Адамс… Как часто в юности она произносила эти слова, но и подумать не смела, что такое возможно. И вот наконец заветная мечта сбылась…

   Джемма прижалась щекой к его груди. Тук-тук-тук! – стучало его сердце, а у нее пела душа.

   Он поднимался по лестнице вместе со своей драгоценной ношей, не торопясь, желая продлить миг предвкушения. Но время не остановишь, и через пару минут они уже лежали в постели.

   Луна смотрела в окно, наполняя спальню серебристым сиянием.

   Блейк потянулся к лампе на прикроватном столике.

   – Нет, нет! Не надо… – прошептала Джемма.

   – Не любишь при свете?

   – Пусть лучше будет лунный свет, он такой волшебный…

   – А ты случайно не колдунья? – тихо засмеялся Блейк.

   – Нет, дорогой, я обыкновенная слабая женщина.

   – Что ж, слабая женщина, твоя сила в слабости, а моя, знаешь в чем?

   – Знаю… – ответила Джемма.

   Блейк перевернул ее на спину, быстро раздел, быстро разделся сам.

   Она приняла его покорно, потому что он был большой и крепкий, а она – маленькая и мягкая. Что тут скажешь? Мужчина и женщина. Высшее проявление любви… Его сила покорялась слабости, ее слабость оттенялась силой.

   Она восторгалась властностью его обладания ею.

   А он был горд сознанием удавшегося вторжения – сладостного, бестрепетного и стремительного, хотя потом пришлось напрягаться, чтобы продлить наслаждение.

   Но нельзя слишком многого требовать от тела, томимого долгим воздержанием…

   Скоро их настиг оргазм.

   – Блейк, – шепнула Джемма чуть позже, – я хочу от тебя ребенка.

   – Что ты сказала? – Он приподнялся на локте.

   Джемма застыла. Неужели он снова поступит точно так же, как десять лет назад?!

   Блейк провел ладонью по ее щеке, наклонился и нежно поцеловал.

   – Дорогая, я не уверен, что правильно понял тебя, – прошептал он. – Повтори громче, что ты сказала?

   – Я хочу от тебя ребенка, – сказала она в полный голос. – Теперь понял?

   – Да!

   Он целовал ее. Шею, плечи, грудь, округлый живот, низ живота над лобком…

   Джемма водила руками у него по спине, крепко прижималась к нему.

   Между ног у нее было мокро и скользко, но его пальцы нашли маленький бугорок, набухший и чуткий. Он то нажимал на него, то, слегка касаясь, нежно обводил пальцами.

   И вот она, выдохнув его имя, инстинктивно подняла колени и раздвинула ноги.

   – Я опять готов, – сказал Блейк. Он вошел в нее напористей, чем прежде. Она то опускалась, то приподнималась… Каждый ритмический удар вдохновлял их все сильнее и сильнее.

   Наконец он изверг в нее свое семя. Потом они уснули.

Глава 23

   Блейк проснулся первым. Сквозь иней на оконном стекле проглядывала яркая голубизна морозного утра. Он повернулся, чтобы посмотреть, который час, но Джемма, решив спросонья, что Блейк собирается вставать, воспротивилась и закинула на него свои длинные ноги.

   Блейк улыбнулся. Последние полчаса он боялся пошевелиться – лишь бы не потревожить ее. Давно пора в туалет – мочевой пузырь скоро лопнет, – но так не хочется нарушать это ни с чем не сравнимое ощущение единства и гармонии. Не хочется, а придется! Помедлив, он все-таки спустил ноги на пол, нашарил шлепанцы…

   Когда Блейк вернулся, Джемма лежала с широко распахнутыми глазами и улыбалась. Увидев его в костюме Адама, отодвинулась на самый край, натянула одеяло чуть ли не до подбородка и отвела взгляд.

   Ах, ах, какие мы скромницы! – подумал Блейк. И это после сладострастных любовных утех!..

   Он хотел было сказать, что подобное жеманство удел молоденьких дурочек, но, увидев, что она зарделась как маков цвет, передумал.

   Джемма всегда отличалась стыдливостью. Может быть, кое-кого это свойство женского характера и напрягает, а ему – без разницы, будь она хоть Мессалиной.

   Она его возбуждает, а это, пожалуй, основное. И хочет он только ее, и никакую другую. Он вспомнил, как в августе оказался не на высоте с Натали. Никакая другая ему не нужна. Да у него просто не встанет!

   Блейк откинул край одеяла. Окинув Джемму с ног до головы плотоядным взглядом, мгновенно почувствовал острое желание ринуться в нее.

   – Джемма, посмотри, какой он у меня красавец! – сказал Блейк хриплым шепотом.

   – Нет, нет и нет! – замотала она головой.

   – Это почему же? – усмехнулся он.

   – Мартин услышит…

   – Мартин спит и видит сны.

   – Нет, Блейк, нет…

   – Ну тогда я тебя просто поласкаю, – сказал он, приваливаясь к ней. – Всю-всю…

   Спустя пару минут она уже постанывала, но все норовила, уперевшись ладонями ему в плечи, отодвинуть его от себя.

   – Джемма, ну что ты в самом деле? Хочешь, я запру дверь на ключ?

   – Ты с ума сошел! – Джемма оттолкнула Блейка с такой силой, что он едва не свалился с кровати.

   Блейк уставился на нее в изумлении. Ну и ну! Слабый пол, называется…

   – Блейк, пойми, я не хочу, чтобы Мартин думал, будто он нам мешает. Я этого не допущу! Никогда, что бы ни происходило между нами, – объявила Джемма. После этого заявления она легла на спину и уставилась в потолок.

   – Не сердись! – поцеловал ее Блейк.

   – А я и не сержусь. Я просто удивляюсь. Неужели нельзя отложить это занятие до более подходящего времени?

   – Джемма, ты меня когда-нибудь уморишь, ей-Богу! – вздохнул Блейк. – Ну прижмись ко мне хотя бы! Может, мне полегчает? Где твое милосердие?

   Она тоже вздохнула. А он закинул руки за голову и произнес просительно:

   – Положи голову мне на грудь. Обещаю, пальцем не пошевелю…

   – Хорошенькое у нас утро получается после первой брачной ночи! – заметила Джемма насмешливым тоном. – Ты еще не передумал на мне жениться?

   Бросив взгляд на кольцо с бриллиантом у нее на пальце, Блейк сказал с улыбкой:

   – Я не передумал, а ты, похоже, все еще раздумываешь? Может, все-таки скажешь: да или нет?

   Джемма нахмурилась. Блейк посмотрел на нее, и у него упало сердце. Неужели то, что было, ночью, не имеет для нее никакого значения? Почему она молчит?

   Джемма приподнялась, облокотилась на подушку.

   – Я согласна стать твоей женой, но при одном условии, – произнесла она тоном, не терпящим возражений.

   Блейк опешил. Он даже поперхнулся от возмущения. Какое еще условие?! Что она себе позволяет?!

   – Джемма, я весь перед тобой. Как на ладони! Хочу, чтобы ты знала, я не в силах дать тебе больше того, что имею.

   – Дать, имею… – произнесла она нараспев. – При чем тут все это? Я совсем о другом. Брак, дорогой мой, это очень серьезный шаг. Во всяком случае, для меня… – Она задержала дыхание. – В общем, я выйду за тебя, только если между нами не останется никаких недоговоренностей, никаких тайн.

   – Джемма, ты меня доконаешь! – Блейк закрыл лицо ладонями и повалился на подушки.

   Тайны… Какие у него могут быть тайны от нее? Он ее любит, готов делить с ней и горе, и радость… Что еще за тайны? Он скрестил руки на груди. Уж не рылась ли она в его бумагах? Нет, не похоже… А если ее не устраивает капитал, каким он обладает? Нет, тоже не то… Скорее всего, опять милая матушка ручку приложила!.. Хотя стоит ли обращать внимание на вздорную старуху? Он вздохнул. Без Джеммы он и дня не проживет! Это точно… Пусть предъявляет свои ультиматумы – он на все согласен.

   – Хорошо, выкладывай свое условие! – сказал он твердо, приподнимаясь и глядя на нее в упор.

   – Спасибо, Блейк, – выдохнула Джемма. Поцеловала его в щеку, при этом ее грудь коснулась его груди, что тут же привело Блейка в состояние повышенной чувствительности.

   Он застонал…

   Джемма насторожилась, вскинув брови, и он улыбнулся.

   Господи, святая невинность… Похоже, она не имеет ни малейшего понятия о том, что такое эрогенная зона, сексапильность, чувственность… Но он ее так любит! Неужели она этого не понимает?

   – Ты удивительная, необыкновенная… – шепнул он. – Ты моя единственная!

   – Будто бы… – усомнилась она. – Тебе на работу сегодня или в понедельник?

   – В понедельник… – ответил Блейк и снова улыбнулся.

   Не напрасно он так стремился вернуться в четверг, точно чувствовал, что пятница ему понадобится исключительно для любви. Даже если в холодильнике не густо, ни за что не поедет в супермаркет за продуктами.

   – Чудесно! – просияла Джемма, откидываясь на подушки.

   – Хорошо я все предусмотрел, да? – Блейк положил голову ей на живот и закрыл глаза.

   – Значит, мы договорились? – спросила она.

   – О чем? – Приподняв голову, он посмотрел ей в глаза.

   – Как это о чем? О том, что ни у тебя, ни у меня не должно быть секретов друг от друга.

   – Не должно! – Блейк кивнул.

   Пусть она говорит и делает все, что угодно, он перечить не станет.

   – Очень хорошо! Значит, так: я отвожу Мартина в школу, возвращаюсь, готовлю тебе завтрак, подаю на подносе в койку, а сама сажусь вон в то кресло и не устану объяснять, пока ты не поймешь, почему я не сообщила тебе о рождении Мартина, почему вышла замуж за Адриана и многое другое.

   Блейк покачал головой.

   – Джемма, пойми наконец, я не желаю все это выслушивать! Тем более что все это пройденный этап. Проехали, – произнес он сдержанным тоном.

   – Но ты же обещал! – возразила Джемма дрогнувшим голосом.

   – Обещал, потому что решил, что речь пойдет о моих секретах. О моих… Понимаешь?

   – Хорошо. Давай поговорим о твоих… Я вся внимание.

   – А у меня их нет! Нет никаких тайн, нет никаких секретов…

   – Ты что, издеваешься? Ты же обещал…

   – Ну обещал…

   – Ты помнишь, что ты обещал?

   – Джемма, брось эту канитель! Какой смысл ворошить прошлое? Мое отношение к событиям десятилетней давности тебе известно. Давай не будем расчесывать зарубцевавшуюся. рану. Не хочу! Что было, то было, вот и весь сказ! Оставь эту идею.

   – Нет, Блейк, не оставлю! – Джемма покачала головой. – Ты, видно, считаешь, что все перегорело, но это не так. Мне тяжело. События десятилетней давности, кате ты выразился, тлеют, и если я не расскажу тебе все, как было, то очень скоро сама стану головешкой.

   – Вздор! Разговоры – это всего лишь слова. Слова, понимаешь? В жизни главное – не поддаваться обстоятельствам, быть выше их, если угодно. Ну расскажешь ты мне, как и что происходило, но что от этого изменится? Прошлое никуда не денется. Просто в разное время оно воспринимается по-разному. Мы с тобой только-только наладили отношения… Неужели ты хочешь все, что нами создано, разрушить? Зачем, ради чего? Из желания настоять на своем?

   Джемма молча глотала слезы и не сводила взгляда с кольца на безымянном пальце левой руки.

   Ну вот и слезы в ход пошли! – подумал он. Женское оружие номер один…

   – А если я откажусь выполнять условие, лишенное здравого смысла? – спросил он с металлом в голосе.

   – Тогда я не выйду за тебя! – ответила она хриплым голосом.

   Блейк задумался. А ведь ее тело откровеннее ее разума! Будь он ей неприятен, не ластилась бы, не трепетала… Получается, себя обманывает, ему нервы треплет. Для какой такой надобности? Может, все-таки есть какая-то иная причина?

   – Не выйдешь, стало быть?..

   Джемма молча кивнула.

   – А может, все же подумаешь как следует?

   Она сняла кольцо, протянула ему.

   – Успокойся, Джемма, ты выиграла! – Блейк отвел ее руку.

   Да, упрямства ей не занимать… Остается спустить все на тормозах, если не хочет ее потерять.

   – Выиграла? О чем ты? – Она пожала плечами. – Я с тобой ни в какие игры не играла. И не собираюсь. Возьми кольцо!

   В игры она, видите ли, не играет… А скажи ей, что на кон их счастье поставила, обидится, взовьется до небес. Он вздохнул.

   – Возьми кольцо! – повторила она. Он взял, снова надел ей на палец.

   – Джемма, дорогая моя, послушай, что я тебе скажу. Шантаж – это последнее дело! Если у тебя укоренилась эта мерзкая привычка, лучше от нее избавиться. Пока не поздно, – повысил он голос.

   – Лучше я вот что сделаю! – Она вылезла из постели, взяла свою одежду и направилась к двери.

   Блейк следил за ней взглядом. Ну и характер! С трудом держит себя в руках. А выйдет в коридор, непременно даст волю слезам… Ему стало ее жаль.

   – Куда ты в такую рань? Давай подремлем еще полчасика, – сказал он ласково.

   Джемма взглянула на часы.

   – Все равно скоро вставать, – покачала она головой. – Я завела у Марти будильник на без четверти восемь.

   – Будильник спешит минут на десять. У нас еще целых полчаса. – Джемма раздумывала не больше минуты. – Прости меня, дорогая! – жарким шепотом выдохнул он, когда она юркнула под одеяло. – Я повысил голос, но, поверь, я не хотел тебя обидеть. Иди ко мне!

   – Я так замерзла, – сказала она и прижалась к Блейку.

   – Дай я тебя согрею. Повернись ко мне попкой.

   Блейк потерся щекой о ее плечо, и какое-то время они лежали, тесно прижавшись друг к другу.

   А потом Джемма вздохнула.

   – Так я и знала! Согрелась не только я. Лет десять назад ты не отличался такой изобретательностью. Имей в виду, у нас нет времени…

   – Лет десять назад я был глупцом, а теперь поумнел. Не переживай, я знаю, что у нас нет времени, но ласкаться-то, надеюсь, можно?

   Джемма закрыла глаза, свернулась клубочком.

   – Ты моя большая пушистая киса, – прошептал он, куснув ей мочку уха. – Сейчас мы тебя как следует погладим, а потом поцелуем… Всю-всю.

   Он сполз к изножью кровати, провел пару раз ладонью по лобку, раздвинул ей ноги и лизнул клитор. Раз, другой…

   – Блейк, милый, не надо… Умираю… – Она застонала от наслаждения.

   – Киса, тебе сладко? – Он приподнял голову.

   – Да, да… Возьми меня, Блейк!

   – Но у нас нет времени…

   – Я уже готова, я быстро… Ну, пожалуйста…

   – Как скажешь, дорогая… – Он не заставил себя упрашивать.

   – Блейк, я люблю тебя…

   Он довел ее до вершины блаженства, перекатился с нее на постель и приподнялся на локтях, чтобы видеть ее лицо.

   – Миссис Блейк Адамс, а вы, оказывается, настоящая вакханка!

   – Да ну тебя! – засмеялась Джемма.

   – Вы, миссис Адамс, все дни недели такая сладострастная или только по пятницам?

   – Все дни недели, и только с вами! Мистер Блейк Адамс, позвольте полюбопытствовать, а вы случайно не собираетесь завести сексуальный ежедневник?

   – Собираюсь, миссис Адаме. Непременно! Медовый месяц на носу, поэтому необходимо кое-что предусмотреть и составить план. Вас, к примеру, климат какой страны привлекает больше всего?

   – Блейк, ты что, шутишь?

   – Какие уж тут шутки…

   – А Мартин?

   – Возьмем с собой, конечно.

   – Знаешь, хорошо бы поехать туда, где тепло… – Джемма зажмурилась.

   – Карибы годятся?

   – Ты серьезно? Да ведь это моя мечта! Давно хотела там побывать.

   – Видишь, мало-помалу твои мечты сбываются.

   – Блейк, я тебя очень люблю.

   – А я тебя, радость моя!

   Джемма одарила его сияющей улыбкой и помчалась к дверям, потому что в комнате у Мартина зазвонил будильник.

   А Блейк залез под одеяло, вытянулся во всю длину и погрузился в раздумье.

   Через пару недель они будут в благодатном уголке земного шара, где в это время года настоящий рай. Надо будет выяснить, какая программа отдыха предусмотрена для подростков лет десяти-одиннадцати. Мартин слишком привязан к мамочке. Если станет ходить за ними хвостиком, можно считать, вдвоем им побыть не удастся.

   Блейк насторожился.

   Чем это в доме пахнет? Он повел носом. Кажется, тосты пригорели. Неужели Джемма забыла включить таймер? Наверное, специально не включила. Ну да, оберегает его покой. Никаких звонков… С кухни не доносилось ни звука. Значит, Мартин уплетает завтрак за обе щеки.

   Блейк закинул руки за голову, потянулся. Надо будет продумать, что подарить Джемме в качестве свадебного подарка. Есть одна идея, но следует произвести кое-какие расчеты. Замечательный подарок получится. Вернет он ей стекольный завод, пусть женщина трудится. А участок земли, что неподалеку от завода, на будущей неделе выставляют на торги, так что надо держать ухо востро и глядеть в оба. Построит на этом участке здание головной конторы, и будут супруги Адаме работать бок о бок. Плохо ли?

   Блейк услышал, как хлопнула входная дверь. Ушли. Однако спустя минуту раздался топот по лестнице. Так и есть! Опять Мартин что-то забыл.

   Блейк зевнул во весь рот, подумал-подумал и встал. Не получится поспать! Пока Джеммы нет, примет душ.

   Когда Блейк выходил из душа, в спальне зазвонил телефон. Брать трубку или нет? Пусть оставят сообщение на автоответчике. Но автоответчик не сработал. Джемма, видно, отключила. Ничего страшного, если что-то важное, перезвонят… А он к тому времени как раз обсохнет и включит автоответчик. Разговаривать он не намерен. В конце концов, ведь не каждый день он принимает решение жениться! А его работничкам не мешает и самим инициативу проявлять, он им не нянька.

   Через минуту телефон снова затрезвонил. Катились бы все к чертовой бабушке! Имеет он право на отдых или нет? Десять лет вкалывал как проклятый… Блейк вздохнул. Теперь все будет по-иному. Телефон не умолкал.

   – Заткнитесь вы там! – рявкнул он. А вдруг это Джемма или Мартин? Вдруг они попали в аварию? Звонят, звонят, а он трубку не берет. – Да, слушаю! – гаркнул Блейк, сняв трубку.

   Спустя пару минут, положив трубку на место, подошел к окну и долго всматривался в безбрежную даль моря. Потом повернулся спиной к окну, обвел взглядом спальню, вздохнул.

   – Вот так, мистер Блейк Адамс! – усмехнулся он. – Ничего не поделаешь! Человек предполагает, а Бог располагает…

Глава 24

   Джемма отвезла Мартина в школу и, вспомнив, что в холодильнике не густо, отправилась за продуктами. Она решила сделать Блейку сюрприз – приготовить все его самые любимые блюда. Пусть выспится как следует… Хорошо, что ему сегодня никуда спешить не надо.

   Войдя в кухню, она обомлела: у мойки стоял Блейк в деловом костюме и с мрачным видом жевал подгоревший тост. От неожиданности она чуть не выронила пакет с провизией.

   – Ты на работу? – спросила она дрогнувшим голосом. – Что случилось?

   – Лопнул Международный коммерческий банк. Мне только что позвонили.

   – И что теперь будет?

   Блейк пожал плечами.

   – Что теперь будет? Я потеряю чертову уйму денег. Или разорюсь окончательно.

   Джемма смотрела на него во все глаза. Он говорил так спокойно, словно речь шла не о нем, а о ком-то другом… Слишком спокойно. Подозрительно спокойно. Наверное, у него шок! – решила Джемма.

   – Сядь, Блейк! – Она потянула его за рукав. – Успокойся. Давай я приготовлю тебе свежего чаю.

   Он не сдвинулся с места.

   – Я еду на стекольный завод. А потом лечу на вертолете в Лондон. Позвонил пилоту, чтобы был готов.

   – А когда вернешься? – спросила Джемма и схватилась за край стола: у нее закружилась голова.

   – Не знаю. Как только разберусь с делами. – Блейк взял со стула портфель и улыбнулся. – Извини, Джемма, что все так вышло. У меня на сегодня были совсем другие планы… – Он чмокнул ее в щеку и ушел.

   Джемма включила на кухне радио. К полудню все программы новостей ни о чем другом кроме банкротства банка не говорили. Версии выдвигались самые разнообразные, но большинство репортеров считали, что дело не обошлось без мошенничества и коррупции. Джемма с трудом понимала, о чем идет речь, и скоро перестала даже пытаться вникнуть. Она могла думать лишь о том, каково сейчас Блейку. У нее изболелась за него душа. Он добился всего сам, десять лет работал как проклятый – и вот так вдруг лишиться всего! Почему судьба к нему так несправедлива? Она вспомнила свои переживания по поводу стекольного завода, и они показались ей ничтожными…

   Она взглянула на часы: через десять минут пора ехать за Мартином. И тут услышала новость, которая повергла ее в ужас.

   – Один из вкладчиков банка найден мертвым на пустыре в своей машине, – говорил диктор. Джемма почувствовала слабость в ногах. – Скорее всего, он сам свел счеты с жизнью. Присоединив к выхлопной трубе пластиковую трубку, он запустил двигатель и умер от удушья. У покойного осталось двое детей и жена в положении.

   Джемма рухнула на стул: у нее перехватило дыхание. Как он мог? Неужели думал, что, потеряв деньги, стал не нужен жене и детям?! Она потянулась и выключила радио, не желая больше ничего слушать.

   Нужно поговорить с Блейком. Срочно! Она должна сказать ему, что всегда будет с ним рядом и никогда ему не простит, если он выкинет какую-нибудь глупость. Дрожащими руками Джемма набрала номер его кабинета на заводе, и наконец на том конце подняли трубку.

   – Блейк? – севшим от волнения голосом сказала она, а сердце ударило в горло.

   – Здравствуйте, Джемма! – ответил Джеймс.

   – Мне нужно с ним поговорить. Джеймс, это срочно!

   – Джемма, боюсь, не получится. У него сейчас заседание. Передать ему что-нибудь или попросить перезвонить вам, как освободится?

   – Джеймс, мне нужно поговорить с ним прямо сейчас. Это очень важно! – В ее воспаленном мозгу рисовались страшные картины. Нет, рисковать нельзя. Блейк такой упрямый! Если дела плохи, может и не перезвонить. Ей все равно, что подумает о ней Джеймс. – Я умоляю вас! Соедините меня с ним.

   – Ну ладно, попробую. – Раздался щелчок, и с минуту в трубке звенела тишина.

   – Джемма! Что случилось?! – спросил Блейк. – С Мартином все в порядке?

   Джемма заметила, что он запыхался, и почувствовала угрызения совести.

   – Не волнуйся, Блейк. Дома все в порядке. А у тебя как?

   – Пока трудно сказать…

   – Только что по радио сообщили: покончил с собой один из вкладчиков банка.

   – Ты его знала?

   – Нет. Просто я хотела сказать… Он был бизнесменом, как и ты. Он потерял все, но у него осталась семья. У тебя тоже есть семья. Блейк, я хочу, чтобы ты помнил об этом.

   На том конце провода раздался тяжелый вздох.

   – Джемма, ты всерьез думаешь, что мне взбредет в голову лишить себя жизни из-за денег?! Неужели ты меня не знаешь? Я на такое не способен!

   – Думаю, жена этого несчастного тоже думала, что знает своего мужа.

   – Ладно-ладно, даю слово. Что бы ни случилось, прежде чем наложить на себя руки, позову тебя и дам возможность меня отговорить.

   – Блейк, это не смешно.

   – Джемма, а я и не веселюсь. – Голос у него чуть заметно дрогнул, и у Джеммы от жалости защемило сердце.

   – Извини, что сорвала тебя с заседания.

   – Я рад, что ты позвонила. Джемма, обещай, что не будешь волноваться.

   – Обещаю.

   – Так-то лучше. Постараюсь побыстрее разобраться с делами. Завтра буду дома.

   – Я люблю тебя.

   На том конце было тихо. Джемма решила, что Блейка отозвали по делам, и хотела уже положить трубку, но услышала, что он кашлянул.

   – Джемма?

   – Да.

   Снова пауза.

   – До свидания, – сказал он и положил трубку.

   Блейк вернулся на следующий день ближе к вечеру. Увидев его машину, Джемма выскочила на крыльцо.

   – Ну как дела? – спросила она.

   – Плохо. – Он чмокнул ее в щеку. Джемма погладила его по руке.

   – А подробнее?

   – Давай отложим на потом.

   Когда Мартин ляжет спать.

   Джемма молча кивнула. Она не станет на него давить. Расскажет сам, когда сочтет нужным.

   – Я и не знала, когда ты вернешься, и разрешила Мартину остаться у Кристофера. Хочешь, позвоню и позову его домой?

   Блейк покачал головой.

   – Не надо. Пусть развлечется. Сегодня от меня проку мало.

   После ужина Блейк налил себе виски и пошел в гостиную, прихватив с собой бутылку. Терпение Джеммы было на исходе. Не убрав со стола посуду, она пошла следом за ним. Блейк сидел в полумраке, глядя на тлеющие угли. Джемма включила настольную лампу и села напротив.

   – Блейк, не томи! Как дела?

   – Ты сказала Мартину, что мы собираемся пожениться? – ответил он вопросом на вопрос.

   – Нет. Решила подождать, пока ты вернешься.

   – Вот и хорошо. – Блейк кивнул. – Джемма, я разорен.

   – Ну и что? Не надейся, что тебе удастся от меня отвертеться.

   – Джемма, ты меня слушаешь? Я потерял все. Мне придется продать дом, фирму, завод… Абсолютно все.

   Джемма встала и опустилась на ковер у ног Блейка.

   – Я тебя слушаю. – Взяв его ладони в свои, она улыбнулась. – Для меня это не имеет никакого значения. Переживем как-нибудь… Вот увидишь, все образуется. У меня есть кое-какие сбережения. Главное – мы снова вместе.

   Высвободив руки, Блейк простонал:

   – Что я наделал!

   Джемма поднялась, села рядом и обняла его за плечи.

   – Успокойся, Блейк! Я понимаю, ты в шоке, но это пройдет. Ты найдешь работу. Еще бы! Бизнесмен года без работы долго не останется. И я наверняка устроюсь куда-нибудь. Уверяю тебя, все не так уж плохо.

   Блейк вскочил и подошел к камину.

   – Джемма, ты не понимаешь. Я сам все испортил!

   – Что ты испортил? Блейк, ты же не ясновидящий… Откуда ты мог знать, что банк лопнет?

   – Да при чем здесь банк? – Он обернулся к ней лицом. – Джемма, я тебя обманул.

   – Обманул? – шепнула она, похолодев от ужаса. – В чем? – спросила она, боясь услышать ответ.

   Блейк молчал, и Джемма, подойдя к нему вплотную, заглянула ему в лицо. Он отвел глаза.

   – Я знаю, ты не простишь меня и будешь права. Но я должен был выяснить… Вот и не устоял, когда такая возможность представилась. Решил проверить…

   – Проверить? Что? – Джемма вздрогнула, услышав словно со стороны свой крик. – Блейк, что ты решил проверить? – спросила она уже тише.

   – Захочешь ли ты выйти за меня замуж, если я останусь без гроша в кармане, – сказал он, опустив голову.

   – Ты говоришь загадками. Скажешь мне в чем дело или нет? – Она начала заводиться. Сколько можно меня мучить?

   – Я потерял чертову уйму денег.

   – Знаю. И что дальше?

   – Когда мне вчера сообщили про банк, я думал, что разорен.

   – Ты так и сказал.

   – А когда ты мне позвонила, я уже знал, что дела не так плохи. – Он усмехнулся. – Знаешь, Джемма, кто мой спаситель? Клайв Барлетт. Он перевел часть денег в Барклайз-бэнк…

   Постепенно до Джеммы начал доходить смысл его слов.

   – Блейк, ты хотел, чтобы я подумала, будто ты на грани банкротства?

   Он с виноватым видом кивнул.

   – Придется продать несколько фирм и на время затянуть пояс потуже, но дела совсем не так плохи, как я думал.

   – Знаешь, Блейк, а ведь я даже обрадовалась, когда узнала, что банк лопнул.

   – Обрадовалась?! – Он вытаращил на нее глаза.

   – В определенном смысле. Потому что мы стали на равных.

   – Джемма, прости, что я так скверно о тебе думал. Сможешь?

   – Придется! Ведь я люблю тебя, Блейк! – Она обвила руками его шею.

   – Так ты согласна стать моей женой? – спросил он, прижимая ее к себе.

   – Согласна, но с одним условием.

   – Последнее слово должно быть за тобой, да? – усмехнулся Блейк. – Условие, надо думать, прежнее… Только я и так теперь все знаю. Ты вышла замуж за Адриана не из-за его денег. А потому, что я, дурак, сам толкнул тебя к нему. Джемма, что же еще ты хочешь мне объяснить?

   – Какой догадливый! – Она улыбнулась. – Знаешь, Блейк, а ты становишься покладистей. – И она рассказала ему все.

   Он слушал не перебивая, а когда она замолчала, опустился перед ней на колени.

   – Прости меня, Джемма! Зря я не выслушал тебя сразу… И, хоть я тебя не стою, я тебя люблю и сделаю все, чтобы ты была счастлива.

   – Все-все? – спросила она, опускаясь на ковер рядом с ним.

   – Все, что ни пожелаешь, моя королева!

   – Докажи! – Джемма притянула его к себе.

   – Слушаю и повинуюсь! – Блейк не торопясь принялся расстегивать ей блузку. – Только сегодня, моя сладкая, тебе не удастся от меня легко отделаться. Мартина дома нет, на работу завтра не идти…

   Джемма тихо засмеялась.

   – Посмотрим, за кем будет последнее слово. К твоему сведению, Блейк, это я подсказала Мартину остаться ночевать у Кристофера. Ведь я знала, что мне придется тебя утешать…

   – Ну так что же вы медлите?! Переходите к утехам, миссис Блейк Адамс!

Эпилог

   Блейк держал на руках новорожденного сына. Малютка уснул, сжимая в кулачке палец Блейка.

   Блейк присутствовал при родах и хотя, если верить врачам, все проходило как должно, извелся сам и измучил персонал вопросами. Здоров ли ребенок? Почему он такой красный? Почему он кричит? Почему он молчит?

   Блейк усмехнулся. Завтра надо будет привезти всей смене цветы и конфеты. За моральный ущерб… Папаша вел себя не лучшим образом. Не то что Джемма.

   – Как ты себя чувствуешь? – спросил он у жены и тут же устыдился банальности вопроса. Как можно себя чувствовать, произведя на свет четырехкилограммового ребенка?!

   – Чудесно, – шепнула она с улыбкой. Под глазами у нее залегли темные круги, волосы слиплись от пота, но она вся светилась от счастья.

   – Я люблю тебя. – Блейк наклонился, поцеловал жену и примостился на краю кровати. Хотел обнять, но малютка все не отпускал палец.

   – Он хорошенький, правда? – спросила Джемма, прильнув к мужу и не сводя глаз с сына.

   – Красавец!

   Раньше Блейк считал, что все новорожденные здорово смахивают на морских свинок, но этот – совсем другое дело. Сразу видно, красавец!

   – Блейк, а как мы его назовем? Может, Дэвид?

   Имя ребенку они пока не выбрали. У Джеммы была на этот счет своя собственная теория. Она уверяла, что имя нужно выбирать сразу после родов. Во всяком случае, как только ей показали первенца, она сразу решила: назовет сына Мартином. Блейк в верности теории сильно сомневался, но спорить с беременной женой не стал.

   Блейк молчал, а Джемма хмурилась. Похоже, на этот раз ее теория не сработала.

   – А как тебе Александр? – с сомнением спросила она мужа.

   Младенец недовольно сморщился и захныкал.

   – Ему не нравится. – Блейк покачал сына и предложил: – У меня есть идея получше. Пусть имя выберет Мартин. – Он чмокнул жену в щеку. – Подготовим список, а решающее слово оставим старшему брату. Думаю, Марти будет приятно.

   – Блейк, ты просто чудо! Так и сделаем! – Джемма прижалась к мужу. – А ты разговаривал с Мартином, когда звонил маме? Как он там?

   – Оттягивается по полной программе. Заботливая бабушка заготовила для нашего обжоры целый пакет конфет, и они на пару смотрели видик до полуночи.

   Джемма вытаращила глаза.

   – Блейк, ты, часом, ничего не перепутал? Что-то не похоже на мою матушку…

   – Нет, Джемма, я ничего не перепутал. Все так и было. Просто дражайшая теща растрогалась. Даже назвала меня сыном.

   – Вот это да!

   Блейк взглянул на часы.

   – Они вот-вот будут. Я попросил Джеймса их привезти.

   – Блейк, я так счастлива… – Джемма уткнулась лицом ему в бок.

   Блейк перевел взгляд с жены на сына, и у него перехватило дыхание. Проглотив ком в горле, он шепнул:

   – Джемма, я счастлив, что ты подарила мне еще одного сына, но ты так хотела дочку…

   – Хотела. Но с самого начала знала, родится мальчик. Как знала, что мы зачали его в ту первую ночь…

   Джемма не отрываясь смотрела на сынишку.

   – Блейк, правда он прелесть?

   – Прелесть. Весь в тебя… Джемма, я тут подумал, надо будет сделать еще одну попытку. Хочу дочку. Хотя бы одну.

   – Ты это серьезно? – Она засияла улыбкой.

   – Серьезнее некуда.

   – А когда? – спросила Джемма, глядя мужу в глаза.

   Блейк изобразил на лице задумчивость и, выдержав паузу, с расстановкой ответил:

   – Придется подождать, пока тебя выпишут. Согласна?

   – Придется потерпеть. И они оба рассмеялись.