Плохие соседи

Джессика Стил

Аннотация

   Пернел, приобретя коттедж в очаровательной деревеньке, мечтает присоединить к нему соседский дом, благо у обоих жилищ общая стена. Увы, предмет ее мечтаний коварно перекупает некий президент крупной компании. Как тут не возненавидеть соседа, даже если ему не занимать обаяния? Но у любви свои законы, и Пернел приходится им подчиниться…




Джессика Стил
Плохие соседи

ГЛАВА ПЕРВАЯ

   В первую субботу июня Пернел вселялась в новое жилище. Помахав на прощание матери и отчиму – они помогали перевезти вещи, – девушка прошлась по гостиной, выглянула в окно на заросшую буйной, неподстриженной травой лужайку. Ее коттедж и соседний обегала неширокая гравийная дорожка – владельцам, обитавшим здесь раньше, родственникам, ничего не стоило перейти из одного дома в другой. Участки между ними разделяла живая изгородь из густого кустарника.

   Тот сад, что рядом, содержится в идеальном порядке, сразу заметно. Пернел попыталась подавить чувство обиды, все равно выместить его не на ком – сосед в свой дом на выходные не приехал. Прочь все скверные, расстраивающие ее мысли. Разве, покупая этот дом, она не решила, что не позволит им портить себе жизнь?

   А приобрести коттедж она вознамерилась сразу, как впервые его осмотрела и просто влюбилась. «Цена, конечно, кусается, – рассуждала она тогда, – но уж очень хочется заполучить его!» Сколько усилий пришлось приложить, чтобы с помощью матери взять деньги под закладную, преодолеть массу других сложностей… Но Миртл-коттедж во что бы то ни стало должен принадлежать ей!

   В декабре прошлого года, когда Пернел проезжала через Чамлей-Эдж в графстве Уилтшир – познакомиться с домом в полумиле отсюда, – эта тихая, сонная деревенька показалась ей самым чудесным уголком на земле. Богатая растительность: могучие дубы и конские каштаны; старые каменные деревенские дома – все такое умиротворенно-безмятежное… Окрестности вряд ли столь же красивы, и надеяться нечего. Но, к полному своему восторгу, Пернел обнаружила, что ошибалась: Миртл-коттедж, вместе с примыкающим к нему Примроуз-коттедж, поменьше, располагался в не менее живописной местности. Никаких других строений поблизости; перед домами – газоны, обнесенные зеленой изгородью, позади – лужайки, обрамленные высокими деревьями.

   Когда-то, как потом узнала Пернел, эти два коттеджа составляли один, пока его не унаследовали братья Гудвин. Вполне естественно, думала девушка, что они не стали продавать обжитой дом на этой очаровательной земле, – поделили бы вырученные деньги, и все. А так сделали из одного коттеджа два, соорудив общую стену. Только гаражей почему-то не оказалось, хотя гравийный подъезд удобный, несколько автомобилей спокойно встали бы.

   Одному брату отошли, видимо, две трети дома и земельного участка, а второму – только одна треть, это ясно: ведь Миртл гораздо поместительнее Примроуза. После смерти братьев владения их перешли к женам; старшая миссис Гудвин перебралась недавно в приют для престарелых, и теперь Миртл, ее обиталище, продавался.

   Пернел подробно изучила дом, прикинула свои возможности его освоить. На втором этаже две спальни, обширная и средних размеров, и ванная комната; кухня, столовая и просторная гостиная – на первом. Все это ей весьма подходит. Но то было полгода назад, в декабре. А сейчас… она наконец оставила ради него родные пенаты. И вот, увы, она на новом месте, глядит в окно совсем небольшой гостиной; спальня в доме всего одна, очень скромных размеров, а столовой нет вовсе. Вообще все здесь вдвое меньше. Затратить столько энергии, одолеть так много препятствий… ради чего? Чтобы стать хозяйкой не основательного, респектабельного Миртла, а всего лишь маленького Примроуза. Ее просто надули!

   Она отлично помнит то субботнее утро, когда, все еще под впечатлением прелестного пейзажа, открывавшегося из окон коттеджа, полная планов устройства собственного гнезда, она заехала в агентство по продаже недвижимости кое-что уточнить.

   – Ах, это вы! Я как раз пытался связаться с вами!

   Совладелец фирмы Руфус Сэйер своими туманными объяснениями разом свел на нет ее радужные мечты. Случилось совершенно непредвиденное: сегодня утром некто предложил за Миртл-коттедж более высокую цену.

   – Но ведь мистер Гудвин согласился от имени своей матери принять мое предложение! – возмутилась Пернел. – Он не имеет… – Выражение лица Руфуса Сэйера прервало поток ее красноречия.

   – К сожалению, имеет, – сочувственно проворковал он. – До тех пор пока вами и его матерью не подписан контракт, он имеет полное право продать дом тому, кто предложит большую цену.

   Пернел пыталась сопротивляться, но безуспешно. Положение нельзя изменить, заверил Руфус. Миссис Гудвин уже в таком преклонном возрасте, что ей не под силу оставаться в коттедже одной. Сын устроил ее в очень дорогой приют, надеется, что она проживет там еще долгие годы, поэтому деньги понадобятся и дом надо продать как можно дороже.

   Эти доводы несколько умерили гнев Пернел, но ее собственные планы, ее надежды жить в вожделенном доме… Она никак не могла смириться, отчаянно искала выход.

   Неужели ей не удастся ничего для себя придумать?!

   – Но, может быть, я… возможно, он… Сколько предложил тот покупатель? Это ведь не секрет?

   Не представляя, этично ли задавать такие вопросы, сознавая, что финансовые ее возможности давно исчерпаны, Пернел упорно продолжала сражаться:

   – А что, если мне помогут собрать необходимую сумму?..

   «О Господи, что я говорю, знаю же – это безнадежно!»

   Руфус Сэйер, спокойный, представительный джентльмен лет тридцати, покачал головой, как бы услышав ее мысли, а не слова.

   «Дальнейшее обсуждение этого вопроса бесполезно», – читалось в его сожалеющем взоре.

   – Ничего из этого не получится, мисс Ричарде. Мистер Тримейн осмотрел Миртл-коттедж и дал поручение своему поверенному не стесняться в средствах.

   «Не стесняться в средствах»?! Вот так-так! Прекрасные темно-карие глаза девушки широко распахнулись в удивлении.

   – Вы утверждаете, что этот мистер Тримейн… решил купить дом за любую цену?

   – Совершенно верно. Не исключено, что я поступаю… ммм… не совсем… по отношению к мистеру Гудвину, но мне точно известно: поверенный уполномочен мистером Тримейном непременно решить этот вопрос положительно.

   «Значит, надеяться мне не на что! – мрачно думала Пернел. – Все решено, и окончательно!»

   – Что ж, хорошо тому, у кого прорва денег! – только и пробурчала она язвительно, тут же, впрочем, сообразив, что сетовать на свою неудачу в присутствии Руфуса бессмысленно. Он всего лишь посредник, его ли вина, что кого-то так пленил этот коттедж и все, что его окружает. Ведь она и сама оказалась во власти любви с первого взгляда. – Да я и не виню мистера Тримейна – там правда очень славно, и его половине, уж конечно, коттедж придется по вкусу.

   – Э-э… насколько мне известно от его поверенного, мистер Тримейн не женат, – внес поправку Сэйер.

   – Он холостяк?

   – Видимо, да.

   Пернел поневоле замолчала – тут есть над чем поразмыслить: холостяк, который в состоянии поручать другим, в данном случае поверенному, выполнять все свои желания… Придется ей покориться судьбе, забыть о своем возмущении и принять неизбежность как должное.

   – А откуда он? – осведомилась она почти машинально.

   – Живет в Лондоне, – с готовностью удовлетворил ее любопытство Руфус.

   – Вот оно что! Чамлей-Эдж так тронул его сердце, что он даже решился оставить ради него Лондон.

   Пернел все еще переживала свою неожиданную потерю – все легче, если выплеснешь на кого-нибудь свои горькие чувства, а этот неизвестно откуда взявшийся мистер Тримейн вполне того заслуживает.

   – Да нет, мистер Тримейн не собирается переезжать туда из своего дома в Лондоне. – В голосе Руфуса чувствовалось почти благоговение. – Он настолько занят, что может позволить себе только краткий отдых – выехать иной раз на уик-энд в тихое загородное местечко.

   – Еще того не легче! – опять завелась было раздосадованная Пернел, но тут же взяла себя в руки.

   Нечего зря кипеть, хотя вдвойне обидно, что этот загнанный делами скакун не нашел свою тихую пристань где-нибудь в другом месте. И, едва кивнув в ответ на деловое предложение любезного Руфуса Сэйера («Если возникнут другие интересные для вас варианты, мисс Ричарде…»), она покинула агентство.

   Однако, вступая в дом, где она выросла и где прошла вся ее жизнь, Пернел все еще не остыла от справедливого негодования. Не нужен ей никакой другой коттедж, благодарим покорно, нет! Ничего лучше Миртла даже и быть не может, а этот толстосум из Лондона перехватил его так беспардонно! Не в силах уговорить себя, успокоиться, она расхаживала по гостиной, тщетно пытаясь остудить голову и составить план действий. Позвонить матери и отчиму и сообщить о своем фиаско? Да, конечно, но не теперь; сначала стоит все же прийти в себя, подумать – как бы сгоряча не сказать и не сделать лишнего. Мать ее, овдовевшая так давно, восемнадцать лет назад – Пернел еще не исполнилось и четырех лет, – лишь недавно вновь вышла замуж, за симпатичного Брюса Люиса. Она так счастлива – нехорошо, эгоистично беспокоить ее своими неудачами.

   Прошло еще полчаса, а Пернел, все в том же состоянии, по-прежнему перебирала в уме случившееся. Пусть бы этот Тримейн переезжал туда насовсем, ну ладно! Но использовать Миртл лишь как загородный дом на уик-энды, и то не всегда!.. Подумать только, да это кого угодно выведет из себя! Мало, что ли, прекрасных мест и замечательных домов?! И надо же ему было остановиться именно на этом, облюбованном ею? Да и вообще, если уж он позволяет себе оставлять свои драгоценные дела время от времени, – так отели на что? Их в загородных местечках хоть пруд пруди!

   Правда, только не в Чамлей-Эдж, этом дивном, нетронутом оазисе… При одной мысли о нем девушка стала понемногу успокаиваться. Да уж, Чамлей-Эдж не может похвастаться отелем: магазинчик, церковь да пивная – вот и все. Незаметно, в воспоминаниях о каштанах и зеленых холмах, пробежало время. Кажется, можно, наконец, поднять трубку. А немало, однако, всего произошло, прежде чем возникла сама идея приобрести дом…

   Пернел с матерью жили в красивом, уютном домике в небольшом, тихом городке Восточного Дарнли. Едва окончив колледж, где готовили секретарей, Пернел устроилась на фирму «Майк Йоланд пластикс». Мать работала дежурным администратором в одном из местных отелей. Именно на службе Стелла Ричардс и познакомилась с Брюсом Люисом: он часто приезжал в Дарнли по своим делам из городка Йовила, в графстве Сомерсет, и останавливался в этом отеле. Его сестра-близнец жила в Корнуэлле, больше у него никого не было.

   Стелла вела строгий образ жизни, хотя и принимала изредка приглашения знакомых. Но ничего серьезного не происходило – нет, никогда. Однажды вечером мать вдруг спросила Пернел:

   – Ты не занята в пятницу, дорогая?

   – Я обещала Джулиану… – начала Пернел и умолкла: какое-то на лице у матери незнакомое выражение – скрытого волнения, необычайной серьезности… Что-нибудь случилось? Если и так, то ясно – что-то очень хорошее. – Скажу Джулиану, мамочка, что не смогу с ним встретиться.

   Состояние матери передалось и ей. Джулиан Коллинз скорее приятель, чем поклонник: он спокойно обсуждал с ней достоинства других девушек, даже просил иной раз совета, кого пригласить на джазовый вечер, если сама Пернел занята.

   – Было бы так мило с твоей стороны. – Мать глубоко вздохнула. – Очень бы хотела познакомить тебя кое с кем.

   – А не Брюс ли это, о котором я так уже наслышана? – Пернел не сдержала улыбки.

   – Да разве, девочка… я тебе о нем говорила? – смутилась Стелла.

   – «Говорила-говорила, поминала-обсуждала», – поддразнила ее дочь словами популярной песенки.

   И Брюс Люис явился в пятницу к ним на обед – так же, по-видимому, взволнованный, как и они обе. Взгляд его всюду следовал за Стеллой, и ему явно доставляло удовольствие само звучание ее голоса. Вернувшись в свой Йовил, он каждый день подолгу разговаривал с ней по телефону, и так до следующего понедельника, когда остановился до уик-энда у них, а не в отеле. Наконец Стелла сообщила дочери, что Брюс сделал ей предложение. Пернел бросилась было обнимать мать, но девушку остановила неуверенность в ее взгляде.

   – И что ты ему ответила, ма?

   – А ты… ты не будешь против?

   Пернел поняла теперь, что тревожит маму – ее собственное отношение. Да надо скорее ее поддержать, поздравить!

   – Что ты, что ты, мама! Почему я – против?! Напротив! Фу-ты, вот так сказанула…

   – Ну, из-за отца…

   Пернел плохо помнила отца, погибшего в автомобильной катастрофе.

   – Да я уверена – он пожелал бы тебе счастья, как и я желаю, мамуля!

   – Но ведь… многое изменится, родная, если мы поженимся.

   – Ну и прекрасно! И пусть! – Пернел всегда всей душой переживала за мать; наконец-то она будет счастлива, спокойна.

   – Так ты, стало быть, согласишься уехать, жить с нами в Йовиле?

   – О, мама… видишь ли… – Пернел подсела к матери.

   Вот и возникла первая трудность; но ничего, надо спокойно все обсудить. Она уже знает, как поступит. Во-первых, ей очень нравится жить здесь; по душе и работа, и владелец фирмы, и его семья – со всеми сложились прекрасные отношения. Но она-то еще могла оставить и службу, и друзей, сняться с места. А вот мама… Пернел подсознательно чувствовала – лучше ей, с ее новым мужем, начать новую жизнь своим домом, без взрослой дочери.

   – Ты не против, мамочка, если я останусь здесь, в Восточном Дарнли?

   – Но, доченька… – опять забеспокоилась Стелла, – уж и не знаю, как ты к этому отнесешься… я ведь думала… продать этот дом.

   – Что же, мама, мне тоже такое не раз приходило в голову, – отважно солгала Пернел: ложь во спасение. Зато маме не придется переживать – она вечно озабочена материальной независимостью, и теперь, конечно, ей необходима такая уверенность больше, чем когда-либо. – Совсем не трудно подобрать другое жилье – снять, например, квартиру.

   – Нет-нет, дорогая, вот об этом тебе не придется заботиться!

   Именно тогда, при полной поддержке Брюса, Стелла и предложила дочери приобрести небольшой коттедж. А она поможет деньгами – средств от продажи дома вполне достанет для них обеих. Вот что мелькало теперь, как кинокадры, в сознании Пернел – на фоне завораживающих зеленой прелестью пейзажей Чамлей-Эдж. Однако, пока она набирала номер телефона матери в Йовиле, снова начала кипеть: злокозненный богач Тримейн лишил ее дома в таком месте, – дома, который она уже считала своим!

   Стелла, разумеется, сразу запричитала:

   – Что?! Не может быть! Дорогая, но это… это ужасно! Ведь тебе так понравился Миртл-коттедж! Ты уже мысленно жила там!

   – Все так, но тут уж ничего не поделаешь. – Пернел изо всех сил старалась сохранять философическое хладнокровие, хотя буря негодования поднималась в ней непроизвольно. – Не скрою, мама, я страшно расстроилась. Ты же понимаешь – утратила рай земной, вырвали из рук.

   – Да-да, ну как тебе не повезло!

   – Ну и ладно, ты не жалей, мама, – бодрилась Пернел. – Руфус Сэйер обещал подыскать для меня что-нибудь в том же роде.

   – Ох, девочка! Я так рада, что наш дом еще не продан! Ты хоть спокойно поживешь, пока не появится что-то подходящее.

   Прошел январь, за ним февраль, только в марте нашелся покупатель на дом. К счастью, на этот раз Пернел повезло: новые владельцы собирались переезжать лишь через несколько месяцев; можно не торопясь, обстоятельно заниматься поисками. Она и занималась: непредвзято осмотрела несколько небольших домов, но они и близко не напоминали то, о чем она мечтала. Не выдерживали никакого сравнения с уютным и достойным Миртл-коттеджем, с восхитительным Чамлей-Эдж…

   Когда требовали дела, Стелла приезжала в Восточной Дарнли вместе с Брюсом, и они оставались ночевать в старом доме, к великой радости Пернел. В конце апреля она и сама навестила их в Йовиле и провела там несколько свободных дней. Вели бесконечные разговоры, ели-пили; девушка выводила на длительные, неспешные прогулки жесткошерстного терьера Артура, принадлежавшего соседу Джеку Расселу, у которого болела нога.

   Пернел возвратилась из Йовила с доброй душой: мать счастлива и довольна, как никогда. Постепенно мысли ее вновь обратились к собственным проблемам. Приближается время, когда предстоит покинуть наконец свой дом, а нового жилища на горизонте не видно. Однако это еще полбеды, куда больше ее беспокоит совсем другое: на фирме, где она работает, дела идут из рук вон плохо. Бедный Майк никак не решит проблему регулярного поступления наличных средств. Пока еще он хоть и с трудом, но держится на плаву. А если так будет продолжаться? Фирму ждет неминуемый крах. Пернел окажется и без жилья, и без работы.

   У Майка она начала свою трудовую жизнь, это первая и единственная ее служба. По-хорошему знакома с Зеной, женой Майка, иногда присматривает за их детьми, Томом и Ребеккой, – в тех редких случаях, когда родители уходят куда-нибудь из дому. Эта семья стала ей близкой, она чувствует себя почти ее членом. Естественно, что все проблемы шефа она переживает как свои.

   – Почему бы тебе не попробовать обратиться за кредитом в банк покрупнее? – объявила Пернел в среду, когда они вновь обсуждали сложившуюся ситуацию.

   – Ты права, так я и сделал, еще до твоего приезда, – и получил отказ.

   В пятницу кое-какие должники вдруг вернули занятые деньги – суммы довольно значительные; на некоторое время катастрофа отодвинулась. Но неделя оказалась на редкость трудной, и, когда наступила суббота, Пернел решила – надо передохнуть, подышать свежим воздухом, а обычные хозяйственные дела не грех и отложить. Быстро оглядела почти уже пустой дом и, не тратя больше ни на что времени, забралась в машину – вон из города! Далеко она не собирается, о нет; но не успела проехать и пяти-шести миль, как поняла, что тянет ее неудержимо, точно магнитом, – Чамлей-Эдж, конечно. А ведь она могла бы жить в этом благословенном местечке, если бы не каприз богача Тримейна. Ему, видите ли, заблагорассудилось заглядывать на выходные, да и то не каждую неделю. Возмутительно!

   Медленно миновав деревню, Пернел выехала на дорогу и приблизилась к развилке, ведущей к Миртл-коттедж, – руки ее непроизвольно направили машину в ту сторону. Ландшафт по-прежнему прекрасен, но участок вокруг Примроуза совершенно запущен, – впрочем, ей все равно. А что же с Миртлом? Вот и знакомые двустворчатые ворота; Пернел охватило волнение. Она опустила стекло: что там происходит? Все раскопано, на дорожке высится гора строительных материалов… увы, ремонт в самом разгаре! Прощай, красота и первозданная тишина, все нарушено… Сердце ее учащенно билось – жалость какая!..

   – О нет, нет! – шептала она, сама того не сознавая. И вдруг обнаружила, что не одна: сзади к машине подходит высокий мужчина лет тридцати. По-видимому, только что вернулся с прогулки, но не открыл ворота, а повернулся внезапно и смотрит на нее спокойно – сверху вниз.

   – Вам что-нибудь нужно? – раздался строгий голос человека, привыкшего безотказно получать ответы на свои вопросы.

   Так они и стояли и молча смотрели друг на друга. Глаза у него темно-синие, отметила девушка, такого глубокого цвета, что кажутся черными. И он пристально ее изучает: начиная с густых, длинных черных волос и тонких, правильных черт лица и до стройных, длинных ног; разумеется, не оставил без внимания, что она безупречно сложена. А у него волосы тоже густые, темные, с красивой проседью на висках.

   Вдруг взгляд его стал жестким, ей почудился в нем безапелляционный вопрос: как это она осмеливается протестовать против того, что он и его строители собираются сделать с Миртлом? Все ее прошлые и нынешние переживания по поводу дома слились в нарастающую волну гнева. Уж больно он о себе воображает – захватчик! И вообще, она не привыкла, чтобы ее так бесцеремонно разглядывали! Пернел гордо, с вызовом вздернула подбородок и выпалила:

   – Собираетесь все разрушить, Тримейн?

   То, что ей известно его имя, не произвело на него видимого впечатления, хотя очевидно – ему подобное обращение тоже внове, но не затрагивает его так, как ее. А вот поставить на место, если его задирают, он вполне в состоянии – в этом она не замедлила убедиться.

   – Видимо, мы с вами встречались на каком-нибудь приеме? – процедил он ледяным тоном.

   – Ни-ког-да мы с вами не встречались! – отчеканила Пернел.

   – Так кто же вы такая?

   – Я – Пернел Ричардс! – яростно доложила она и тут же сообразила, что ее имя ничего ему не говорит. – А вы – плут! Это у меня вы из-под носа выхватили Миртл-коттедж!

   – «Плут»? «Выхватил из-под носа»? – похоже, искренне удивился он.

   Ну, хватит, с нее достаточно! Просто ниже ее достоинства продолжать этот разговор. Все еще с высоко поднятой головой, она завела машину и отъехала. И зачем только ее угораздило приближаться к этому месту?! Сколько бы ни прятала голову в песок, но ведь только что убедилась – новый владелец намеревается обезобразить дом.

   Гнев ее не утихал – нет, она имела все основания охарактеризовать Тримейна как плута… И только много позднее, уже остыв, подумала, что, бросив ему в лицо это слово, пожалуй, хватила через край. Зато не за спиной, а непосредственно, успокоила она себя. Тем более что не собирается водить с ним знакомство – вряд ли они еще увидятся.

   Сомнения не покидали ее еще целую неделю. И вот что странно: сколько раз она недобрым словом поминала этого Тримейна, а узрев его воочию, никак не может отогнать от себя его образ, – приходится признать, что этот тип… ну да, показался ей весьма привлекательным. Просто не припомнит, чтобы когда-нибудь так рассвирепела из-за дома. Прекрасный старый каменный коттедж нельзя же портить. Правда, обзывать человека плутом тоже недопустимо… Ох, хорошо, что уже понедельник, можно сосредоточиться на работе и забыть эти назойливые мысли. Однако не прошло и нескольких часов, как раздался телефонный звонок: Руфус Сэйер, агент по недвижимости.

   – Я обещал сообщить вам, если появится для продажи коттедж, похожий на Миртл. Так вот, только что осматривал именно то, что вам нужно.

   – Неужели? – В глубине души Пернел хранила убеждение, что другого такого просто быть не может.

   – Дорогая мисс Ричарде, вы очень удивитесь и обрадуетесь, я уверен, когда узнаете, где это! – Руфус захлебывался от восторга.

   – Где же? – Ее охватило какое-то предчувствие – и тревожное и счастливое.

   – В Чамлей-Эдж!

   – В Чамлей-Эдж? – воскликнула она невольно. – Где именно?

   – Помните Примроуз-коттедж – тот, что прямо за стеной?..

   – Примроуз? Быть не может!

   – А что я вам говорил?! Разве это не редкая удача?

   И стал рассказывать: сегодня утром, ровно в девять, позвонил мистер Гудвин – тот самый мистер Гудвин, который от имени своей матери продавал Миртл, – и сообщил, что действует сейчас от имени своей тетки, владелицы Примроуза. Жить ей там без сестры одиноко, а тут она еще и упала, не смогла сама подняться на ноги. Не зайди в этот день посыльный из прачечной – худо бы ей пришлось. Между тем освободилось место как раз в том приюте, где сестра. Вот она и решилась тоже поселиться там.

   – Если пожелаете, могу показать вам коттедж во время обеденного перерыва, – заключил Руфус.

   Пернел не выразила особого энтузиазма.

   – Сегодня в перерыв я занята. – Она планировала поработать, правда не весь перерыв, и вообще это зависело только от нее самой. – Я созвонюсь с вами. – И положила трубку.

   До самого вечера ее мучила мысль: а что она, собственно, найдет лучше? Такие коттеджи, как в Чамлей-Эдж, – оба! – попадаются не каждый день! К тому времени, когда она добралась домой, ей стала ясна основная причина ее нерешительности – соседство Тримейна. Еще несколько часов она колебалась, а память упорно воскрешала все очарование Чамлей-Эдж. И воля ее слабела – мамино предложение помочь деньгами остается в силе… Около восьми вечера Пернел позвонила матери.

   На следующий день Пернел осмотрела Примроуз: как и ожидала, никакого сравнения с Миртлом – куда меньше, и состояние гораздо хуже. Но есть и преимущество – намного дешевле.

   Пернел еще раз прошлась по гостиной и кухне на первом этаже. На втором – спальня и ванная комната, и все. Она выглянула в окно, выходящее на тыльную сторону дома, – какая красивая роща! Настроение изменилось: что ни говори, а ведь место такое чудесное! И вечером она снова позвонила матери. Та уже ждала и волновалась.

   – Ты видела? Ну и как?

   – Да, мама, видела. Там… придется много потрудиться. Во всех комнатах сменить обои, и вообще…

   – Но понравилось тебе? Ты все восторгаешься этим Чамлей-Эдж.

   – Да, это правда, такого места не найти, – согласилась Пернел. – Мне кажется… там я бы чувствовала себя как рыба в воде. Но…

   – Что – но?

   Пернел рассказала матери о стычке с Тримейном, не упомянув, что титуловала его плутом.

   – Ну а он здесь при чем?

   – Он мой сосед.

   – Но, судя по тому, что ты мне сообщила, он собирается приезжать только на выходные, да и то не всегда.

   – Да-а… – неохотно подтвердила Пернел.

   – И он человек очень занятой, так что вряд ли сможет часто там бывать. Возьмет да и повесит в конце концов табличку «Продается». – Стелла пыталась успокоить свою дочь, и в какой-то степени ей это удалось.

   – Что ж, не исключено, Хорошо бы так… И, положив трубку, девушка подумала: а что, если и, правда, подождать, чем приобретать нежеланный Примроуз? Но тут же вспомнила события последних дней, груду аккуратно, надо признать, сложенных блоков и прочего… А еще Тримейн возводит рядом с домом просторный гараж. Видно, намерения у него вполне серьезные. Даже если почему-либо он и захочет продать коттедж – обновленный, с современными удобствами и гаражом, – цена все равно будет для нее недоступна. На следующий день она явилась в агентство и сделала заявку на Примроуз. Однако теперь уже не станет искушать Бога и считать дом своим. Вот подпишет контракт с миссис Гудвин – тогда…

   Тримейна она видела еще лишь однажды, через две недели после их малоприятной беседы, когда он получил от нее «плута». Мать с Брюсом приехали к ней на выходные – решить, что из мебели возьмут в Йовил, что перевезут в Примроуз. В субботу в полдень, когда они втроем подъехали к коттеджу, Тримейн как раз собирался покидать свой. Если бы дела обстояли иначе, Пернел представилась бы как новая соседка, познакомила бы с ним своих родителей. Однако не пришлось, тем более что тот ничуть этому не способствовал – едва взглянул в их сторону. С высоко поднятой головой прошествовав по дорожке, она вошла в свой новый дом. С тех пор они больше не встречались; она оставила свое старое жилье – в понедельник там поселятся новые владельцы.

   Завороженная видом из окна, девушка с наслаждением рассматривала гряду живописных холмов вдали, стараясь не думать ни о чем другом, – как здесь все-таки изумительно… Оторвавшись наконец от окна, она прошлась по коттеджу с неожиданным ощущением, что очарование первого пленившего ее дома перешло и на этот. Теперь-то уж она уверена – никто не перейдет ей дорогу, не отнимет обретенного; контракт без пяти минут подписан – можно успокоиться, наслаждаться прелестью тишины.

   Умиротворенная, Пернел направилась на кухню приготовить себе чашечку кофе – и вдруг настроение у нее вновь упало. Нет, вряд ли ждут ее здесь тишина и покой, с таким-то высокомерным, неприятным соседом. Спасла привычка находить во всем светлую сторону. В конце концов, всю неделю, с понедельника до пятницы, он отсутствует. А прошлый выходной, например, его и вовсе тут не было. Может, так пойдет и дальше: ей повезет, удастся совсем не встречаться с этим беспардонным типом.

ГЛАВА ВТОРАЯ

   Едва проснувшись в воскресенье утром, Пернел сразу же бросилась к окну и широко его распахнула. Господи, как прекрасно все вокруг! Забыв на время, что здесь все еще надо менять, устраивать, и так во всех комнатах, чтобы придать им жилой вид, она с упоением рассматривала живописный пейзаж: далекие холмы, кудрявая, густая зелень, ясное небо… Зато здесь, непосредственно у дома, вовсе не так красиво: придется сразу же вплотную заняться садом. Удивительно, как он зарос; с тех пор как его покинула миссис Гудвин прошло всего несколько месяцев, а вид у него уже заброшенный, прямо-таки дикий.

   Что же раньше приводить в божеский вид – сад или дом?

   У нее всего две руки – сад подождет, пожалуй. Невольно она взглянула поверх аккуратно подстриженного кустарника: как ни странно, соседский сад тщательно ухожен, а ведь этот Тримейн так редко здесь бывает… Но все равно, он ей не нравится, просто педант – пусть, мол, ни одна травинка не осмелится вырасти там, где он не желает.

   Сам же, очевидно, еще не приехал – нигде не видно его элегантного «ягуара» последней модели. Ах да, ведь он недавно построил шикарный гараж. Отсюда гаража не видно, а высовываться из окна она и не подумает. Что, если ночью он незаметно приехал, – не хватало еще попасться ему на глаза в такой позе!

   Строительный мусор и инструменты убраны, а гараж, сообразила Пернел, построенный из такого же серого камня, как сам дом, просто сливается с ним в одно целое. Так органично вписывается в пейзаж, кто бы мог подумать… Потому-то его и не видно из окна спальни. Она отошла от окна, пораженная своим неожиданным открытием: Тримейн, как видно, обладает большим вкусом. Напрасно она его обвиняла в намерении «все разрушить» – он, несомненно, оценил красоту старого коттеджа. Эта мысль настроила ее на миролюбивый лад: «Пойду-ка я на кухню спущусь, приготовлю себе чаю… Ну да, только, если бы не Тримейн, кухня-то была бы в Миртле…» Ладно, пусть здесь кухня и все остальное поменьше, зато принадлежит ей. Уж она-то сделает из этого запущенного жилища настоящую конфетку! Ее смелые хозяйственные и дизайнерские проекты прервал телефонный звонок: мама, конечно, хотя еще нет и семи.

   – Дорогая, я так и подумала, что ты уже встала! – воскликнула Стелла.

   – А что, мамочка, ты вообще не ложилась? – пошутила Пернел.

   – Чем собираешься сегодня заняться?

   – До или после того, как приведу здесь все в порядок?

   – Ну, для этого тебе понадобится несколько недель, девочка.

   Мама ей сочувствует, – вполне естественно. Работы и правда предстоит немало. Они поболтали немного, пока Пернел не вспомнила, что у матери есть и свои дела, а ей самой давно пора принять душ, одеться и распаковывать вещи. Тут и фарфор, и масса всякой всячины – все, что Стелла заставила ее взять с собой: не везти же в дом Брюса, там и так всего вдосталь. В этих хлопотах прошло целое воскресенье.

   В понедельник, вторник, среду она сразу после работы возвращалась домой – и все начиналось сначала. В четверг вечером она увидела: работник косит соседский луг; теперь совершенно ясно – Тримейн нанял садовника. Будь у нее посвободнее с деньгами, ей бы тоже не помешало… Нет, она сама все сделает, – лучше сэкономить на приличный ковер для гостиной, а сад… Сначала надо разбогатеть.

   – Мама оказалась права, – призналась Пернел, когда на следующий день Майк во время перерыва поинтересовался, как ее дела в новом доме. – Она предупреждала: уйма времени уйдет, только чтобы распаковать вещи.

   – И ты все еще занимаешься этим?

   – Осталась последняя коробка – с чайным сервизом.

   Хозяин что-то хмурится сегодня больше обычного… И Пернел, чтобы хоть немного отвлечь его от тревожных мыслей, стала живо описывать и дом, и свои грандиозные планы его устройства: завтра начнет сдирать старые обои в гостиной, а это так трудно! До приятных хлопот еще далеко, пока только грязная, тяжелая работа.

   – Хм… а я-то решил – ты это все сделала до переезда.

   – Да собиралась, конечно, только не вышло. Семья, которая купила наш старый дом, пожелала переехать в понедельник, а поверенные Гудвинов не давали мне ключи от дома до завершения сделки. Вот я ничего и не успела сделать.

   Вечером она поедет распаковывать оставшееся, а Майк, бедный, опять будет мучиться, ломать голову – как спасти фирму, не погрузиться навечно в пучину неразрешимых финансовых проблем.

   Субботнее утро выдалось прекрасное – солнечное, теплое. Тем лучше! Пернел широко распахнула все окна в своем доме, – она еще успеет в полной мере насладиться этой прелестью, а пока… Целый час она трудилась в поте лица, пытаясь содрать со стен старые обои и думая покончить с этим к полудню. Не тут-то было: хозяева наклеивали обои, не удаляя предыдущие! Возиться надо Бог знает сколько времени… Около одиннадцати, вконец измученная, она отложила в сторону скребок и в отчаянии набрала телефон Стеллы.

   – Мам, ты случайно не знаешь, как можно поскорее избавиться от старых обоев? – Голос ее звучал абсолютно безнадежно.

   – А что, девочка, у тебя не получается?

   – Да понимаешь, мам, тут на стенах по меньшей мере пять слоев, и все скреплены каким-то зверским клеем!

   – Сейчас, родная, подожди немножко, а? Пойду спрошу у Брюса – может, он что посоветует. – И, вернувшись тут же к телефону, авторитетно повторила совет мужа: – Попробуй хорошенько смочить стены специальным растворителем. Есть у тебя? Нет?.. Брюс говорит – это не проблема. Надо сделать так…

   Пернел все выслушала и решила, что сначала надо утолить жажду – и так уже вся взмокла. На кухне у нее лимонад… пожалуй, она заслужила десятиминутный перерыв. И, взяв стакан, вынесла во двор кухонный стул. Однако не прошло и минуты, как послышались звуки, которые неоспоримо свидетельствовали: сосед нанес неожиданный визит в Миртл-коттедж. Девушка непроизвольно вскочила, бросилась к открытой двери – и внезапно остановилась. Господи, а чего она, собственно, испугалась? Почему вознамерилась бежать? Это ведь ее дом!

   Пернел услыхала, как распахнулись ворота гаража, машина въехала, ворота закрылись. Она нарочно не двигалась с места, будто пытаясь утвердить свое чувство собственности. Сейчас сосед войдет к себе через переднюю дверь, и все. Вдруг – совершенно неожиданно – он появился с противоположной стороны дома, как раз где она сидела. Опять вскочила инстинктивно – так и подмывает скрыться в доме. Но с какой стати? Несомненно, она останется на месте: она вполне владеет собой, чтобы бросить вежливое, сухое «Доброе утро». Высокий, темноволосый, он равнодушно оглядел ее всю, от затянутых на затылке длинных волос до босых ног в открытых сандалиях. Зрелище впечатляющее, что и говорить, мелькнуло у нее в голове. Чего уж живописнее: обнаженные длинные ноги в видавших виды шортах и открытые до плеч перепачканные руки, торчащие из старой футболки.

   А как еще прикажете одеться, если в жаркий день занимаешься обдиранием многослойных, древних обоев? В туалет от Пьера Кардена?

   Он воззрился на нее так, словно не мог поверить, что вот именно она – его соседка. Наконец не без усилия отвел глаза от ее потного тела и, не ответив на приветствие, строго осведомился:

   – Надеюсь, вы будете не очень шумной соседкой?

   Такой оборот дела вполне Пернел устраивал.

   – А у вас ведь нет детей? – высокомерно ответствовала она, вполне уверенная, что перед ней холостяк.

   И тут же отдала ему должное: не обрушился с отповедью, какую чушь она несет, а спокойно отразил удар»

   – А у вас?

   – Я не замужем! – выпалила Пернел.

   – Это еще, положим, ничего не значит, – проворчал он и, видимо решив, что не стоит попусту тратить время на бессмысленную перепалку, повернулся, отпер красивую, свежевыкрашенную дверь и исчез в доме.

   Она растерянно уставилась на гладкую оливковую поверхность и, хотя больше всего на свете ей тоже хотелось исчезнуть, упрямо просидела на своем стуле еще минут пять.

   Однако, войдя в дом, скоро поняла, почему сосед задал такой вопрос. И как сразу не сообразила: ведь, когда он приезжает к себе, до нее четко доносится все, что там происходит, особенно когда он двигается по кухне. Она открывает окно в кухне – ему слышно, и наоборот; могла бы поклясться, что слышала даже, как хлопала у него дверца холодильника.

   О Боже, разве не ясно было, когда она осматривала дом, что гостиные и даже спальни обоих коттеджей разделяет общая стена?.. Ужас какой-то! Ну да ничего, попыталась успокоить себя Пернел, у него ведь две спальни; вполне возможно, он не открывает большую, а пользуется маленькой, той, что с другой стороны дома. Там же и ванная, и ей не придется быть в курсе дела каждый раз, как он принимает душ.

   Братьев Гудвин, это совершенно ясно, при разделе дома на две части ничуть не волновали проблемы звукоизоляции. Им-то не приходилось, вот как ей сейчас, обдирать старые обои. Зато в непогоду они просто переговаривались через стену, – куда удобнее, чем навещать друг друга по мокрой дорожке.

   Что ж, если в этот уик-энд Тримейн приехал отдохнуть в тишине и покое, пусть не восседает в гостиной. Увы, ему, как и ей, слышны все передвижения в соседней комнате. А заниматься этой малоприятной работой придется до конца дня. Примерно в девять вечера она удалила со стены последний, самый неподдающийся кусок обоев. Все тело ныло от усталости, в глазах плыли радужные круги… Пернел с наслаждением приняла горячую ванну, вымыла волосы, набросила свежую ситцевую сорочку и замертво свалилась в постель.

   На следующее утро, в воскресенье, чтобы поменьше беспокоить соседа, работу в гостиной она начала уже после восьми часов. Понятия не имея, всегда ли он уезжал отсюда в уик-энд около одиннадцати часов дня, она заметила, как именно в это время машина его отъехала от дома. Обратно он, конечно, так и не вернулся, и не удивительно.

   В понедельник, собираясь в ранний час на работу, Пернел увидела, как к воротам Миртла подъехала на велосипеде крепкого сложения женщина лет пятидесяти пяти.

   – Доброе утро, – приветствовала ее Пернел, высунувшись из окна, и сообщила с любезностью хозяйки: – Мне кажется, мистера Тримейна нет дома.

   – Да, да, знаю, – приветливо отозвалась та. – Меня зовут миссис Мур, я живу здесь, в деревне. По понедельникам всегда прихожу убирать дом мистера Тримейна, если он приезжал на уик-энд.

   Каким образом она узнавала о его приезде – Пернел осталось неведомым.

   Добродушное лицо миссис Мур расплылось в улыбке.

   – Слыхала-слыхала, что в старом домике миссис Глэдис Гудвин поселилась молодая леди. Надеюсь, вам здесь понравится.

   – Благодарю вас, – улыбнулась девушка. – Я Пернел Ричардс. Здесь просто замечательно!

   – О, я так рада, – засияла миссис Мур, видимо не прочь продолжить разговор.

   Но Пернел – она должна к девяти явиться на работу – пожелала ей всего хорошего, села в машину и уехала.

   Всю неделю Пернел была страшно загружена поручениями Майка Йоланда. Призрак разорения грозно маячил перед ним: или в ближайшую неделю надо раздобыть необходимую сумму, или фирме конец.

   – Приветствую тебя, четвертая радость моей жизни! – улыбнулся Майк, когда она вошла, и в третий раз со дня их знакомства запечатлел на ее щеке легкий поцелуй.

   Пернел, конечно, польстило, что она «четвертая радость» – это после жены и детей, – но, не чувствуя за собой никаких добрых дел, она все же несколько удивилась:

   – А что же я такого хорошего сотворила?

   – Ну, ты же понимаешь – я всю голову сломал, все ищу, как спасти фирму. И тут в воскресенье вспомнил вдруг, что ты мне однажды сказала. Сначала я это всерьез не принял. А теперь подумал: может, ты и права? Почему бы нет? Надо попробовать. Я считал, пересчитывал – вполне реально!

   – Что – реально? – Пернел никак не могла взять в толк, о чем речь. – Что я такое выдала?

   – Да только то, – рассмеялся Майк, – что мне нужно обратиться в банк… или там фирму… покрупнее. Помнишь? В конце-то концов, на что у нас здесь, в Лондоне, плавает крупная финансовая рыба? А если клюнет? Давай-ка закинем крючки и сети!

   Пернел, разумеется, почувствовала себя ответственной за успешное претворение в жизнь своей идеи. Правда, она плохо помнит, что она там «посоветовала», но сейчас это уже неважно. За неделю они, так или иначе, обзвонили многие фирмы – везде им предлагали изложить суть дела в письменной форме.

   Теперь приходилось трудиться одинаково напряженно и на работе, и в новом доме. Потому она и отказалась от приглашения Криса Фармера, знакомого ей через одного приятеля, сходить куда-нибудь в четверг: сейчас ей не до свиданий.

   К пятнице она почти закончила оклеивать обоями и красить гостиную. В тот же день Майк Йоланд с надеждой просматривал поступившую почту: в основном подтверждали получение письма; лишь одна фирма посулила «рассмотреть на совете директоров».

   – Пожалуй, пройдет много месяцев, пока кто-нибудь соизволит дать определенный ответ, – печально оповестил он Пернел.

   – Естественно, сумма ведь довольно значительная, – попыталась она утешить.

   – Это для нас – значительная, для них-то гроши!

   И вдруг попросил ее… не опаздывать в понедельник на работу, быть ровно к девяти. Да она еще никогда, ни разу… но Пернел сразу простила хозяина – туго ему приходится. А он продолжал, уже виновато:

   – Понимаешь, раненько – совещание с бухгалтерами. Потом из лондонской фирмы Эдгарса обещали позвонить – именно в понедельник…

   – Я приеду к восьми сорока пяти, – с улыбкой пообещала Пернел.

   Когда в полдень зазвонил телефон, нервы у нее были напряжены не меньше, чем у Майка. Это Крис Фармер, снова просит о встрече. Пожалуй, небольшая разрядка ей не помешает. И она согласилась, с гордостью сообщив, что живет теперь в Чамлей-Эдж.

   Неделя и впрямь оказалась страшно напряженной. Помимо обычных обязанностей Пернел выполняла еще и миссию психотерапевта, тратя массу сил и нервов, чтобы не дать Майку свихнуться. Но теперь все позади, – как только показались окраины Чамлей-Эдж, и стресс, и все заботы как рукой сняло. Вот чудо! Ощущая, что уже отдыхает – от одного вида этой красоты, – девушка медленно вела машину вдоль тихой, зеленой деревни. Не торопясь подъехала к себе, устало вышла, с усилием открыла ворота… Пока ставила у дома машину и закрывала ворота, силы постепенно возвращались к ней. Как чудесен ее милый маленький коттеджик!..

   Много позднее, уже в половине двенадцатого, Пернел обозрела плоды своих трудов. Гостиная, наконец, полностью приведена в порядок. Ей уже приходилось раньше помогать матери в подобных делах, но здесь, в ее собственном доме, все сделано совершенно самостоятельно. Право же, ей есть чем гордиться! Обои она выбрала (и наклеила, между прочим, почти профессионально) бледно-зеленые, с такими же деликатными розовыми полосками, – стиль эпохи Регентства. В понедельник привезет ковер на пол – светло-зеленый. С ним отлично будут сочетаться розоватые гардины, перевязанные шнурами зеленого шелка. Новая мебель ей пока не по средствам, но мама отдала их шикарный широкий диван: со своей чуть переливающейся розовато-бежевой обивкой, он смотрится здесь как специально подобранный. А теперь спать, спать, спать…

   Утром, чуть свет, она была уже на ногах и с новыми силами принялась за обои на кухне, поглядывая в окно. День обещает быть жарким, но вон там, вдали, клубятся тучи, – наверно, без дождя не обойдется… Обошлось, однако, но тучи сгустились совсем с другой стороны: прибыл сосед – шаги ясно раздаются в комнате рядом. Уже второй подряд приезд за последнее время! Зато есть надежда, что потом наступит перерыв. Пернел тут же улыбнулась своей дерзкой мысли: может она выдерживать его постоянное присутствие или нет, от нее все равно ничего не зависит. И, увлеченная работой, только двадцать минут седьмого вспомнила вдруг: у нее же в семь свидание с Крисом Фармером! Вихрем слетев со стремянки, помчалась в ванную: принять душ, вымыть волосы, привести в порядок ногти – все успела. За минуту до назначенного времени, уже одетая – к счастью, под руку попалось прелестное шелковое платье теплого красного цвета, – девушка выглянула из окна спальни: Крис как раз только что подъехал к воротам.

   Подхватив сумочку, она легко сбежала вниз по лестнице и вышла через переднюю дверь. Так, интересная мизансцена: Крис вылезает из машины, а сосед стоит на дорожке у своего дома и внимательно наблюдает за происходящим. Она так увлеклась, созерцая его, что на минуту совсем забыла о Крисе. В прошлую субботу Тримейн ее застал в самом непрезентабельном виде. Почему-то ей весьма приятно предстать перед ним в полном блеске, хотя, казалось бы, не все ли равно – она ведь ему совсем не симпатизирует.

   – Добрый вечер, – попыталась она разрядить ситуацию.

   Он будто и не заметил ее приветствия.

   Черт побери, она ответит ему тем же! И Пернел демонстративно направилась к своему кавалеру – в конце концов, с ним она согласилась провести сегодняшний вечер.

   – Ты сегодня просто как конфетка. Так и хочется тебя съесть! – пошутил Крис.

   Пернел улыбнулась ему и забралась в машину. В сторону Миртла она даже не поглядела, но на протяжении всего пути в Восточный Дарнли, болтая с Крисом, мысленно все время возвращалась в Чамлей-Эдж, где на гравийной дорожке торчит этот высокомерный Тримейн. Вот странно так странно! От всей души жалеет, что с ним заговорила. Как он посмел ей не ответить?! Негодный тип, да что он о себе воображает?! Уж теперь-то она и не взглянет в его сторону, не то что здороваться первой.

   – Не выпить ли нам чего-нибудь сначала в «Глобе»? А потом где-нибудь пообедаем. Как ты на это смотришь? – предложил Крис.

   – Отлично! – одобрила Пернел, все еще думая о Тримейне.

   Одно совершенно ясно: сегодня вечером он пообедает спокойно, без осточертевшего звука скребка. Вообще-то, дом у него не как у нее, большой, есть еще и столовая; интересно: когда он один – в столовой обедает или на кухне? Но он стоял у гаража… тоже собирается уехать куда-нибудь на вечер? И конечно, с женщиной, и непременно с красивой… Почему-то она уверена – Тримейн выходит по вечерам только с потрясающими женщинами. Размышляя таким образом, погруженная в свое, Пернел ухитрялась одновременно общаться с Крисом. А почему ее волнует времяпрепровождение соседа и его дамы? По правде говоря, ей нестерпима одна мысль, что и у него сегодня свидание… Ну и пусть, ей-то какое до него дело?

   – Я так давно не была в «Глобе», – рассеянно бросила она Крису.

   Встреча с ним, Крисом Фармером, ничем не отличалась для нее от вечеров с другими молодыми людьми. Славный парень, с ним легко, но уже к десяти часам девушка не стала бы возражать, проводи он ее домой. Вот он описывает тонкости своей работы, а она… думает, как завтра справится с обоями и покраской. Безусловно, нехорошо с ее стороны.

   Около одиннадцати Крис привез ее к Примроузу, и, когда она благодарила за приятный вечер, ей показалось, что у него более конкретные намерения. Кажется, приготовился ее поцеловать… Пернел повернула голову, и поцелуй пришелся в щеку.

   – Обед был превосходный. Доброй ночи, Крис. – И она вышла из машины.

   К ее удивлению, Крис последовал за ней.

   – Разве ты не пригласишь меня на чашечку кофе?

   Пернел совершенно спокойно вошла в ворота и закрыла их за собой.

   – Видишь ли, я только что переехала, не успела еще привести дом в порядок. Как-нибудь в другой раз. – Она изо всех сил старалась его не обидеть.

   – Ловлю тебя на слове. – Крис попрощался и послушно уехал.

   «Вот умница, не настаивал, не навязывался!» – радовалась Пернел, шагая по дорожке к дому, только свет лампы на столбе у ворот освещал ей дорогу. Окна темные и в соседнем доме… Спит он уже, этот задавака, или вообще еще не вернулся домой? Можно только гадать. Не исключено, постоянное скрежетание так его доняло, что он в поисках тишины и спокойствия… укатил в Лондон.

   На следующее утро она, однако, убедилась, что все еще имеет счастье делить с ним прелести Чамлей-Эдж. Ровно в восемь тридцать зазвонил телефон – его голос!

   – Черт побери, что за женщина! – Он сразу же перешел в атаку, даже не поздоровался и ей не дал такой возможности. – Неужели вы не можете, как все нормальные люди, в воскресенье утром хоть немного поспать?

   – И вы заставили меня слезть со стремянки, только чтобы сказать вот это?! – взорвалась Пернел, возмущенная его тоном.

   – Так вы, значит, еще не закончили всю эту возню?

   – Что вы! – ехидно парировала она. – Да мне еще две комнаты ремонтировать! – И швырнула трубку.

   Правда, минут через десять раскаялась – не стоило уж так-то… Вечно все соображаешь, когда уже поздно. Но он сам виноват – взвинтил ее своей невежливостью. И она с удвоенным рвением принялась за дело. К четырем часам удалось содрать все обои; прервав работу, чтобы съесть бутерброд, Пернел принялась было оклеивать стены кухни – и вдруг почувствовала непреодолимую усталость. Пришлось все бросить, подняться наверх и принять ванну. Чуть не задремав в воде, она решила: хватит, пожалуй, это уже чересчур. Самое время подышать немного свежим воздухом. Последние дни она так загрузила себя работой, что даже не осмотрела окрестности; это теперь ее деревня, надо ознакомиться. Несколько минут – и она готова: свежая майка, хлопчатобумажные брюки, сандалии, и можно трогаться в путь.

   Небо затянуло тучами, но ветра нет. Положим ключ в карман брюк, выйдем через переднюю дверь… Что-то она слишком легко за ней захлопнулась: может, замок не в порядке? Подергала дверь рукой – нет, закрыта надежно. Ага, а вот и машина Тримейна – стоит на дорожке у его дома. И прекрасно: как видно, он отчаливает! А то – «еще не закончили всю эту возню»… Пока закончила! До свидания, мой милый домик, меня ждет зеленая дорога!

   Радость переполняла Пернел, когда она свернула на луг и направилась к деревне, с удовольствием отвечая на приветствия местных жителей. Посмотрим, что за объявления в витрине этого домика – здесь и почта, и магазинчик. Забавно и мило, и ее касается: кто-то предлагает гладить вещи на дому «за умеренную цену»; по четвергам – уроки йоги, пожалуйста; в местной пивнушке прошлым вечером играли в вист… Приятно сознавать – она тоже член этого небольшого сообщества. Будем дальше открывать свою Америку…

   Повернув направо, потом налево, Пернел оказалась на открытой местности: здесь уже луг, овцы щиплют траву. Она незнакома с местными законами, защищающими собственность, – ни изгороди, ни ворот… Наверно, владелец этой земли не посетует, если она пройдет полем. Оно довольно большое, но надо обойти овец как можно дальше, не напугать. Стараясь выбрать удачный маршрут, она сначала даже не сообразила, что происходит – два дня уже собиравшийся дождь вдруг разразился… Застигнутая врасплох, Пернел сразу же промокла до нитки. Там, невдалеке, сарай… она бросилась к нему; запыхавшись, обежала вокруг… вот открытые ворота! Уфф! Пернел вбежала внутрь и стала выжимать мокрые волосы. Удачно ей удалось укрыться, повезло! Однако обрадовалась она преждевременно – тут еще кто-то прячется от дождя…

   – Это вы! – негодующе воскликнула девушка, разглядев, кто это. – Вот уж меньше всего ожидала…

   Тем временем Тримейн – это был он – медленно обвел взглядом всю ее, совершенно промокшую, остановил на мгновение взор на высоко вздымавшейся груди, снова поднял глаза на мокрое лицо.

   – Так я виноват еще и что дождь пошел?

   Опять эти насмешливо-высокомерные нотки в голосе! Пернел вновь охватили и гнев и досада. У нее как-то вылетело из головы, что вчера вечером он видел ее нарядной и элегантной, тогда как раньше лишь в старых шортах и футболке, потной и растрепанной – когда он первый раз приехал в Миртл. И вот еще раз, как назло, – только это и стучало в голове. Волосы мокрые, слиплись, никакого макияжа, да к тому же и шагу ступить нельзя, обязательно поскользнешься и шлепнешься, ибо в мокрых сандалиях хлюпает вода…

   Не обращать на него ни малейшего внимания – лучшая тактика. И она уставилась на ливший как из ведра дождь. Кажется, он избрал такую же тактику, ничуть не огорченный, что она задрала мокрый нос. Сам-то он совершенно сухой, это она успела заметить, хотя ни разу больше на него не взглянула. Предвидел приближение дождя, хитрец, и вовремя укрылся здесь, в сарае.

   Небеса просто разверзлись… Безумная мысль овладела ею: она все равно промокла насквозь, больше уж некуда. Почему бы ей попросту не отправиться домой? Чего теперь бояться скользких сандалий?! Пернел храбро шагнула под дождь – и тут же в ужасе застыла на месте, широко открыв глаза. Охваченная паникой, она лишь неимоверным усилием воли сдержала отчаянный вопль, рвущийся из груди. Сдержала ли? Нет, видимо, все же закричала, ибо Тримейн мгновенно выскочил из сарая.

   – А-а, коро-овы… – пробурчал он издевательски спокойно.

   Пернел все еще стояла недвижимо, в полном трансе: эти огромные, страшные животные – они совсем рядом с ней…

   – И как это молодая леди решилась переехать в деревню, раз она испытывает такой страх перед коровами?

   Он еще и наслаждается, измываясь над ней! Видит ведь, ясно видит, что она не на шутку напугана, что она в оцепенении. Видит – и смеется! Теперь у нее только два выхода: оставаться на месте – или вернуться в сарай. И дать ему полную возможность и дальше себя высмеивать?! Нет уж, пора положить этому конец! Не пойдет она, поджав хвост, обратно в сарай.

   Собрав остатки мужества, о котором не подозревала, Пернел глубоко вздохнула и, не глядя по сторонам, двинулась вперед. Не чувствуя льющегося дождя, с потными ладонями и комком в горле, приблизилась к стаду. Коровы стоят и глядят на нее; глаза их смотрят в ее глаза. Она не выдержит, ей очень страшно… Еще раз втянув носом воздух, девушка отвела взгляд и пошла вперед, все дальше, мимо коров…

   Наконец перед ней знакомые ворота, теперь почти все… Проскочив сквозь них, она помчалась вперед; пробежав немного, остановилась, оглянулась на сарай: Тримейн следит за ней; отошел от сарая на несколько шагов и, не обращая внимания на дождь, смотрит ей вслед… Ну и нахал! А она довольна собой: преодолела свой страх, осмелилась даже остановиться…

   Как же она его ненавидит! Не-на-видит? Она повернулась спокойно и устремилась к дому. И странное дело, чем ближе подходила, тем больше ее охватывало радостное чувство – победы, ликования… Что такое еще случилось? И какое это имеет отношение к Тримейну… если имеет?..

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

   Когда Пернел проснулась на следующее утро, первая ее мысль была: ничего особенного вчера не произошло, а Тримейн тут вообще ни при чем. Ее приподнятое настроение, неожиданное ощущение счастья – она еще вчера, прежде чем улечься, над этим раздумывала – объясняется очень просто. Удалось, случайно правда, избавиться наконец от страха перед коровами, поселившегося в ней много лет назад, после одного давнего эпизода в раннем детстве.

   Как-то, собирая с матерью ягоды, она забрела довольно далеко в сторону. Стелла тогда страшно перепугалась, стала громко звать дочку по имени, потом кричать и, видимо, потревожила пасшихся неподалеку коров. Стадо бросилось бежать, и как раз в ту сторону, куда ушла девочка. Мать и дочь скоро отыскали друг друга, но ужас перед коровами – они казались тогда такими гигантскими животными, да еще и мама потерялась – прочно засел в сознании.

   Хватит, однако, заниматься самоанализом, она ведь обещала Майку приехать на работу к восьми сорока пяти! Пернел живо выскочила из постели и сбежала вниз: приготовить чай, наскоро собраться – и в путь. Иной раз до нее доносились звуки из-за стены – сосед ходит по кухне. Итак, все оборачивается по-другому – он остался до понедельника. Поймав себя на этих мыслях, Пернел удивилась: что это на нее нашло? Она постоянно думает о Тримейне! Да ради Бога! Пусть себе врастает в свой дом, пусть остается там сколько заблагорассудится, хоть целую неделю! Ей-то что?!

   За чаем она все же не удержалась от дальнейших размышлений. Кто же виноват, что она с первой встречи невзлюбила соседа? По справедливости, его нельзя обвинять. Будь у нее, скажем, больше денег, разве она задумалась бы поступить точно так же? К тому времени, как допила чай, Пернел рассудила, что уж если кого и назвать плутом, то не Тримейна, а сына миссис Гудвин: договорился уже с ней, а потом на попятный. Да, но ведь он заботился о благополучии матери в последние годы ее жизни, какое же тут нарушение этических норм?

   И вообще, все это не имеет сейчас ни малейшего значения! Ей пора подняться на второй этаж и принять душ. Теперь у нее Примроуз, и она уже влюбляется в него почти так же, как раньше – в Миртл. Впереди новый день, так много предстоит сделать… А вчерашнее ее приключение с «любимыми» животными уже вспоминается с юмором. Конечно, это не означает, что она готова теперь к добровольным встречам со стадом коров, но благодаря Тримейну… Опять Тримейн?! Почему благодаря Тримейну? Что ей, с утра пораньше больше думать не о чем?

   Пернел захлопнула за собой дверь и направилась к машине; у нее есть ответ на этот вопрос. Ни один мужчина никогда не вызывал у нее таких эмоций – и такой неприязни. Она уже свыклась с мыслью о соседе, рассуждала гораздо спокойнее, но чего ей это стоило, – вполне естественно, что его «светлый образ» не выходит из головы. Какой, однако, чудный, свежий воздух, – дождь, видимо, шел всю ночь. Денек обещает быть погожим и вообще славным. Она вставила ключ зажигания: что такое? Машина почему-то не заводится… О Господи, хоть плачь! До сих пор с ее машиной ничего подобного не случалось, она понятия не имеет, что в таком случае нужно делать.

   Безуспешно продолжая поворачивать ключ и нажимать на педаль акселератора, Пернел стала свидетельницей появления Тримейна: высокий, в безукоризненном деловом костюме, с кейсом в руке, он запер дверь и, хотя прекрасно слышал, что ее машина не может тронуться с места, направился к гаражу, не обращая на это ни малейшего внимания. Пока он выводил сбой «ягуар», Пернел окончательно убедилась, что ей не уехать. А ведь ей на работу надо непременно успеть до того, как позвонит Эдгарс! Что же будет с несчастным Майком, если она опоздает?! На лбу у Пернел выступила испарина. Тримейн… он пока еще здесь, рядом… Вчера она его ненавидела, да, но сейчас – вдесятеро сильнее! Все ведь видит – и хоть бы из простой вежливости предложил помочь. Куда там: преспокойно закрыл гараж, уселся в свой шикарный тарантас и не торопясь покатил к воротам…

   Вот свинтус, кипела Пернел. В Восточном Дарнли будет проезжать как раз мимо ее работы. Почему бы ему не подбросить соседку, у которой беда? Уже открывает вторую половину ворот… Долг перед хозяином кое-как взял верх, и Пернел, собравшись с силами, бросилась к нему. Подбежала к его машине – он за рулем! – и еще больше разозлилась. Да он держит себя так, будто ее и нет рядом! Ну, сейчас она ему стукнет кулаком по стеклу! И вдруг он обернулся и обратил на нее свой холодный взор. Сидит, а она стоит перед ним навытяжку…

   Надо изо всех сил сдерживать свои чувства… Она молчала, а Тримейн, выждав какое-то время, медленно поднял руку и нажал на кнопку… сейчас стекло грациозно скользнет вниз…

   Внезапно возмущение и тревога Пернел, боязнь опоздать на работу – все куда-то улетучилось: она заметила на себе его взгляд. Какая удача, что она выбрала сегодня этот нарядный, лимонно-желтый полотняный костюмчик с новомодными рукавами до локтя. Он моментально отвел глаза, но ведь они у него есть! Неплохой контраст с ее плачевным, мокрым видом вчера, в сарае…

   А он не торопится, с равнодушной физиономией предоставляет ей возможность объяснить, почему она позволяет себе задерживать его. Пернел глубоко вздохнула, пытаясь хоть немного успокоиться, – и опять вспыхнула. Разве гордость позволит ей унижаться, умолять, чтобы он ее подвез?! Как бы это обратиться к нему помягче? Но вопрос все же прозвучал резко:

   – Разумно ли будет с моей стороны обратиться к вам за помощью?

   Его темно-синие глаза в упор уставились на нее, и, сделав вид, что ничего не понимает, Тримейн бесстрастно осведомился:

   – В каком смысле?

   Пернел с трудом проглотила комок, застрявший в горле.

   – Мне нужно быть на работе до девяти, а машина не заводится.

   Она ничуть не сомневалась, что ситуация ему ясна как Божий день. Невозмутим, как Будда, разглядывает ее как букашку какую-нибудь и сейчас откажет, не подвезет…

   – Вы все еще считаете, что я плут? – раздалось как гром среди ясного неба.

   Ну и ну! Прошло столько времени, а он все еще помнит! И это после того, как только сейчас она в душе оправдала его, пришла к выводу, что не он, а мистер Гудвин виноват, что Миртл достался не ей.

   Он все еще внимательно изучает ее губы, словно оценивая, что из них еще вылетит в его адрес. Надо овладеть собой, извиниться. Вот ужас-то! Безусловно, он сочтет, что она кается, поскольку деваться некуда: нужно место в машине. Пернел взглянула ему прямо в глаза и сухо произнесла:

   – Нет, не считаю.

   Еще несколько секунд он смотрел на нее так, словно просвечивал, потом коротко кивнул:

   – Садитесь!

   Она быстро обнаружила, что Тримейн не очень-то разговорчив: только раз открыл рот – чтобы спросить, куда ее подвезти.

   – В Восточный Дарнли. Это как раз по дороге, когда будете выезжать на автостраду к Лондону.

   Кажется, она снова не права: он ведь посадил ее, даже не зная ее маршрута, не думая, удобно ли ему. Опять она его оправдывает! И даже присваивает ему несуществующие добродетели!

   Однако все ее покаянные помыслы испарились, едва она показала, где остановиться.

   – Вы работаете у Майка Йоланда. – Он не спрашивал, а утверждал.

   – Да, я его секретарь. – Пернел вышла из машины и, намереваясь поблагодарить за любезность, вместо того вдруг сама, неожиданно для себя, задала вопрос: – Вы с ним знакомы?

   Ответом ей было лишь краткое распоряжение закрыть дверцу. Миг – и она осталась стоять на тротуаре, растерянно глядя, как «ягуар», мягко урча, влился в поток транспорта, направляющегося в Лондон.

   «Грубиян!» – вскипела Пернел, почувствовав себя полной идиоткой: угораздило же ее, – конечно, он знал Майка или, во всяком случае, слышал о нем.

   Она все еще переживала свое унижение, когда в десять тридцать в дверях появился Майк, бледный, с траурным выражением лица. Нетрудно догадаться, что доложил ему бухгалтер. Осведомился лишь, звонил ли Эдгарс, и, услышав, что нет, совсем поник. Видя, как он угнетен, переживая сама, Пернел так и не удосужилась поинтересоваться, встречался ли Майк с Тримейном, ее соседом.

   Начавшаяся неудачами неделя так и продолжалась. Пернел позвонила своему механику Нику насчет машины, и он заехал к ней на работу за ключами. Быстро привел все в порядок и сообщил по телефону, что оставил ключи в почтовом ящике. На вопрос Майка она доложила, что ничего страшного, просто всю ночь шел дождь и намок распределитель зажигания.

   – Тебе бы гаражом обзавестись, – посоветовал Майк.

   Легко сказать, а по карману ли ей сейчас такая роскошь? И тут позвонил Эдгарс: в займе отказано, это ясно по реакции Майка. Жаль его ужасно… Но он молодец, мужественно переносит трагическое для себя сообщение, вежливо благодарит…

   – Я так тебе сочувствую, Майк.

   – Спасибо, оставь меня пока. Надо подумать.

   Пернел послушно вышла; взрослые мужчины редко плачут; кажется, хозяин к этому близок… Минут через пять услышала: говорит по телефону с женой.

   – У меня не жена, а клад! – возвестил появившийся Майк – он заметно повеселел. – Никогда не унывает и подала идею: Натан укажет на дверь – есть еще «Брэддон консолидейтид» и… – Звонок прервал его на полуслове. – Это тебя. – Майк передал трубку и вернулся в кабинет.

   Приятель Пернел, Джулиан Коллинз, желал записать новый номер ее домашнего телефона. «Интересно, – мельком вспомнила она, – а как узнал мой номер Тримейн? В телефонной книге его еще нет, а он звонил тогда… Справлялся на станции?..» И упрекнула себя: о чем это она, когда Джулиан просит:

   – Не пора ли нам выбраться куда-нибудь пообедать?

   Но сегодня Пернел отказывала всем – кроме, пожалуй, одного человека:

   – Извини, Джулиан, но у меня уйма дел: и дом устраиваю, и на работе…

   – Когда же ты пригласишь меня посмотреть твой коттедж? – Он нисколько не обиделся.

   – Скоро, скоро… Устрою новоселье, как только… – И тут вспомнила: да ведь сегодня ей не на чем добираться домой. – Ох, знаешь, можно – нынче вечером, если прихватишь меня по дороге, а то моя машина не на ходу.

   – За мной должок! – Жизнерадостный Джулиан напомнил – однажды она его выручила в таком же случае.

   Верный слову, он появился в назначенное время и отвез ее в Чамлей-Эдж. Днем как раз прибыл ковер, все оставлено, как договорились, в полном порядке, ключ на кухонном столе. Пернел с гордостью продемонстрировала заново отделанную гостиную, где они и выпили чаю, и вскоре Джулиан откланялся, уверенный: хозяйке хочется отдохнуть. К собственному удивлению, Пернел охватило вдруг чувство одиночества. Джулиан тут никакой роли не играет, это понятно, но почему-то последнее время жизнь кажется ей какой-то… тусклой, что ли… Вот уже целую неделю она в таком состоянии, и в немалой степени, несомненно, из-за Майка.

   В среду позвонил Крис Фармер – не проведет ли она с ним вечер, – но у нее не было ни настроения, ни желания встречаться с ним, и она отказала. В четверг завершила работу на кухне, а в пятницу, все в том же пониженном настроении, принялась за спальню. Около девяти вечера, услыхав через окно стук открываемых ворот, выглянула: сосед проехал на своем «ягуаре» по дороге к дому. Снова принявшись за работу, Пернел неожиданно поняла, что все на свете теперь не кажется ей таким бессмысленным. Почему бы это?..

   Из-за ремонта в спальне ночь пришлось провести на диване в гостиной, однако вчерашний внезапный подъем духа не улетучился. Проснувшись утром, она ощущала бодрость, даже веселость и, напевая, принялась готовить чай. Только подняться принять душ – и вновь за работу, теперь медлить нечего. Правда, Тримейн наверняка еще почивает в большой спальне – она постарается производить как можно меньше шума. Примерно через час послышались наконец за стеной его шаги – теперь можно не осторожничать. Часа два, почти до одиннадцати, она трудилась не отрываясь. Надо, однако, вынести, наконец, пластиковый мешок с мусором.

   Вернувшись в комнату, Пернел как-то случайно выглянула наружу: к Миртлу подъезжает дорогой щегольской автомобиль… любопытно… Сама того не замечая, девушка продолжала наблюдать: вышла дама лет тридцати – по виду ничуть не уступает автомобилю – и медленно направилась к дому.

   Пернел продолжала клеить обои, но спокойствие ее было нарушено, теперь она часто отвлекалась – глядела в окно. Машина все еще стоит у ворот… Ну и пусть себе стоит, а у нее обеденный перерыв. И в половине второго Пернел спустилась вниз; приготовила бутерброд, томатный сок, наскоро поела. Без пяти два вернулась на рабочее место – и на свой наблюдательный пункт: машина все там же.

   Около шести, когда она красила дверь, послышался стук ворот. Поспешно, но всячески заботясь о том, чтобы остаться незамеченной, Пернел, как заправский сыщик, высунула нос: гостья удаляется и, судя по ее утомленному виду, возвращаться не намерена. Машинально водя кистью, девушка невольно размышляла – и говорила себе, что нечего ей размышлять, – чем же это Тримейн так утомил свою даму, остававшуюся у него… ну да, целых семь часов!

   Дверь она все-таки докрасила, хотя и без прежнего вдохновения. Хватит, пожалуй, на сегодня; вечер такой прекрасный – не грех и подышать свежим воздухом. Наскоро умывшись, она вышла через заднюю дверь и, обойдя свою машину, направилась к дорожке перед домом. Внезапно какой-то звук слева заставил ее взглянуть в направлении соседнего дома: Тримейн как раз выходит из гаража… Припомнив, как во время последней поездки он едва отвечал на ее вопросы, Пернел бросила на него холодный взгляд – что, разумеется, не произвело на него ни малейшего впечатления – и хотела продолжить свой путь. Резкий вопрос остановил ее:

   – Собрались на прогулку? – Скорее обвинение, чем вопрос.

   – Ну и что же? – подхватила она в тон. Да он указывает рукой на ее участок, густо поросший сорняками…

   – Занялись бы лучше своим садом.

   Господи! Вот нахальство! Ему какое дело, как он смеет ей диктовать!

   – Что ж, у вас, видимо, хватает сил на все, вот и помогите! – бросила она возмущенно и, независимо вздернув по привычке подбородок, проследовала по дорожке.

   Шагая в направлении деревни и стараясь не выходить на луг, она все никак не могла остыть. Ну и беспардонный тип! Конечно, сад в ужасном состоянии, но разве у нее мало других забот – первоочередных?! Она все делает своими руками, а этот командир вовсе не обрабатывал свой сад – взял и нанял садовника! Все легко тому, кто может платить другому за то, к чему не притрагивается сам.

   Пока еще светло, на всякий случай можно прочесть объявления в витрине почты. Вот, пожалуйста, садовник предлагает свои услуги. Нет уж, у нее есть косилка, осталась от прежних хозяев, и она опять все сделает сама, деньги ей нужны на другое. Пернел не пришло в голову, что, пожалуй, ей больше пригодилась бы простая коса, а не косилка.

   Дома ее ожидала новая проблема: вошла в кухню, нажала на выключатель, свет вспыхнул – и сразу погас… Пернел инстинктивно бросилась к телефону, звонить матери… она, взрослая женщина… У мамы теперь своя, новая жизнь… да, ведь она предупредила: они с Брюсом проведут выходные у его сестры в Корнуэлле. Ей придется выходить из положения самостоятельно. Обратиться за помощью к соседу? Ни за что на свете, она скорее умрет! К такому соседу – никогда!

   В витрине почты она видела и призыв электрика: «Выполню любую работу». Схватила электрический фонарик, добралась до машины и поехала на почту – узнать адрес и телефон электрика. Но уже совсем темно, поздно, сегодня звонить нельзя. На следующее утро, вспомнив, что в воскресенье иные в округе не считают за грех поваляться в постели часок-другой лишний, она не сочла удобным беспокоить мистера Джонса, электрика, ранее девяти.

   – Доброе утро… вы меня не знаете, я недавно переехала в Примроуз-коттедж и…

   – Это где жила старая миссис Гудвин?

   Через полчаса высокий, энергичный человек лет за сорок подъехал в фургончике к ее дому. Минут пятнадцать он внимательно осматривал в коттедже все, что относилось к электричеству, и наконец вынес свой вердикт, выразительно присвистнув сквозь зубы:

   – Да-а… проводка в доме не менялась, с тех пор как он построен!

   – Неужели все так серьезно? – испугалась Пернел.

   – Не то чтобы, но…

   Он все подробно объяснил: повреждение он, конечно, исправит, даст свет, но лучше бы полностью заменить в доме проводку.

   – А-а… сколько это будет стоить? – с тайным страхом осведомилась Пернел.

   – Да не так уж много, мисс, мы с вами договоримся, – расплылся в улыбке электрик и перечислил все, что необходимо сделать. – Только вот, видите ли, занят я сейчас – неожиданно вы. Начать смогу лишь через неделю, в понедельник.

   К обеду временная проводка была налажена. Но, приняв предложенные условия, Пернел оказалась перед фактом: пока мистер Джонс не закончит работу полностью, ей нет смысла продолжать свою – ничего из того, что она намеревалась сделать в доме. Ведь, по его словам, придется даже вскрывать доски пола. Возможно, ей всю неделю предстоит жить в спальне. Только теперь она поняла: вот что значит покупать старый дом, за который платишь меньше.

   Чем занять остаток дня? Без дела она сидеть не привыкла… Взгляд ее упал на запущенный сад за окном – в этот момент замечание Тримейна совсем вылетело из головы. Раз свободна – конечно, начнет приводить это зеленое буйство в порядок. И тут же спохватилась, вспомнив: «Занялись бы лучше своим садом»… Уязвленное самолюбие не позволило ей приступить к работе, пока сосед здесь. Чтобы он подумал, она так и бросается выполнять все его команды?! С понедельника, когда он уедет, она каждый вечер после работы посвятит своему несчастному заброшенному саду.

   Неделя опять выдалась тяжкая: финансовая компания Натана указала-таки на дверь, и атмосфера на фирме царила гнетущая. Развеяться просто необходимо, поэтому, когда в пятницу позвонил Крис Фармер и пригласил пообедать, Пернел охотно согласилась. Дома, вечером, когда она готовилась к встрече с Крисом, внезапно зазвонил телефон: Эдди Джонс, электрик. У Пернел сердце оборвалось: сейчас скажет, что не может в понедельник начать работу. Но он, напротив, бодро сообщил: уже свободен и готов явиться с самого утра.

   – Прекрасно, чем скорее, тем лучше, – обрадовалась Пернел, видя из окна, как к дому приближается безупречный «ягуар». Почему у нее сразу так резко поднялось настроение? Ах да, это из-за звонка электрика! Черные тучи, стоявшие на горизонте всю неделю, вдруг развеялись.

   Свидание с Крисом Фармером прошло удачно, она отдохнула, но, когда к концу обеда он предложил отправиться в ночной клуб, Пернел отказалась. В Восточном Дарили, как ей известно, всего два заведения подобного рода и оба пользуются дурной репутацией.

   – Ты не обидишься, если я попрошу проводить меня домой? – И поведала, что рано утром электрик начнет менять в доме проводку.

   Крис, как всегда, послушен – не стал спорить, а отвез ее домой. Правда, когда машина подъехала к дому, Пернел слегка мучила совесть: электрик собирался быть у нее в субботу чуть ранее десяти. Произнося благодарность Крису, она старалась придать голосу самые теплые интонации.

   – А меня ты в дом не приглашаешь? – забросил удочку Крис, положив руку на спинку сиденья у нее за спиной.

   – Мистер Джонс будет возражать, – улыбнулась она и уже собралась открыть дверцу, когда ее ослепил свет машины, приближавшейся к дому с противоположной стороны.

   Крис, воспользовавшись случаем, не замедлил приложиться губами к ее губам, более того – прижался к ней всем телом. Заслонил от слепящего света, вот рыцарь, однако чуть не свернул ей шею! Неизвестно еще, что предпочтительнее…

   – Доброй ночи! – резко бросила она и, не дав поклоннику опомниться, выскочила из машины и проворно прикрыла за собой створку ворот.

   Пернел мгновенно забыла о Крисе Фармере, с его любовными притязаниями, узнав подъехавшую машину: «ягуар»… Она повернулась и направилась по дорожке к дому. Сейчас уже, верно, половина двенадцатого, если не больше… Она отперла дверь и вошла к себе. По всей видимости, Тримейн провел где-то неплохой вечер, и уж конечно, не один, а с дамой. В постель Пернел улеглась в самом скверном настроении…

   На следующее утро она поднялась очень рано, и правильно сделала: ровно в семь часов три минуты прибыл Эдди Джонс. Ничего удивительного, что предыдущую работу он закончил раньше срока, если приступает к делу так рано! Уже в семь одиннадцать он стал разбирать ее дом буквально на части. Пернел с ужасом прислушивалась к глухим ударам наверху: то ли он разбивает что-то тяжелым молотком, то ли бросает свой металлический ящик с инструментами на пол, – в семь пятнадцать раздался страшный грохот, до основания потрясший весь коттедж.

   – О Боже! – пробормотала себе под нос Пернел, сидя в гостиной.

   Лучше бы ей убраться куда-нибудь подальше от дома, чем весь день терпеть такое! Заняться садом тоже нельзя: Тримейн у себя – всегда легок на помине. Телефон звонит! Она права – это как раз его крик:

   – Эй! Что это у вас там творится?

   – Я не виновата, что вы страдаете от похмелья, – нежно проворковала Пернел и тихонько положила трубку.

   Ей стало так хорошо! Правда, чувство это быстро улетучилось: около одиннадцати у ворот как из воздуха возникла та самая красотка, приезжавшая к нему в прошлую субботу…

   В течение всего дня Джонс уходил куда-то, вновь появлялся, приносил какие-то инструменты, материалы. Пернел беспрестанно поила его то чаем, то кофе: он потреблял эти напитки целыми галлонами. Электрик все еще трудился – уже тихо, она почти забыла о нем, – а гостья наконец покинула Миртл. Пернел смотрела, как та запускает двигатель, и даже вздрогнула, когда в гостиной за ее спиной раздался голос Джонса:

   – Сейчас я ухожу, мисс. Работы осталось всего на несколько часов. Вам удобно, если завтра я приду в то же время?

   – Вполне удобно, жду вас, – улыбнулась Пернел, испытывая удовлетворенно-мстительное чувство: то-то весело будет завтра поутру некоторым, кто любит в воскресенье поспать подольше.

   Но она зря радовалась: на следующий день соседа вообще не было видно. С утра, видимо, приметил грузовик подъехавшего к дому Джонса и решил удрать от шума и грохота. На мгновение Пернел почувствовала себя виноватой: разве может нормальный человек, желающий отдохнуть в своем загородном доме в тишине и покое, выдержать этот ад! К счастью, это скоро кончится, и тогда… Господи, да о чем это она думает? Вчера у него в доме целый день пробыла женщина… правда, не так долго, как на прошлой неделе. Что ж, деятельность мистера Джонса всего лишь сопроводит малоприятным аккомпанементом «невинные» похождения Тримейна. С этими мыслями Пернел и уснула.

   Рано утром в понедельник ее разбудили стук отворявшейся двери гаража и звук работающего двигателя… Уезжает… Ну и что, а ей не все ли равно? Она должна его увидеть, непременно! Не в силах сопротивляться этому непреодолимому желанию, она вылезла из постели, тихонько подкралась к окну и, стараясь быть незамеченной, стояла за шторой и смотрела, пока машина не отъехала. Только когда «ягуар» исчез из виду, немного успокоилась.

   О, небеса, что с ней происходит?! Да ведь ей больше всего на свете хочется, чтобы он вообще никуда не уезжал!

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

   В понедельник к ланчу Пернел почти убедила себя, что единственная причина, побудившая ее утром вскочить с постели и, схоронившись за занавесом, глазеть в окно, – желание определить, какая сегодня погода. Она смотрела на Тримейна, поскольку не увидит его до пятницы? Вот абсурд! Ей это совершенно безразлично! Настолько, что уже в полдень она приняла приглашение Джулиана пообедать с ним в среду. Более того, даже согласилась на свидание в субботу с Крисом Фармером, хотя у нее остались с прошлого раза серьезные сомнения, стоит ли ей дальше с ним встречаться.

   А вечером, вернувшись в Примроуз, она вообще выкинула из головы их всех – и Тримейна, и Джулиана, и Криса Фармера, – потому что всю дорогу в Чамлей-Эдж думала о другом мужчине – о Майке Йоланде. Хозяин совсем впал в отчаяние; считает: если бы продержаться еще год, дела пойдут на поправку, он даже добьется успеха. Но вот именно сейчас остро нужны оборотные средства… А у нее самой теперь еще одна проблема – с электричеством: придется снова звонить Эдди Джонсу, уговаривать, чтобы поскорее.

   – Завтра никак не смогу: работы по горло, – торопливо ответил Джонс; помолчал. – Знаете что? Пожалуй, если в среду поработаю в обеденный перерыв, смогу к вам зайти… так примерно в половине пятого. Вас устраивает?

   – Да-да! Ключ оставлю под ящиком для мусора. – Из-за нее человеку придется работать без обеда! А он так нуждается в кофе и чае. – Вы, пожалуйста, пейте кофе, чай… сколько вам захочется. – И она снова принялась клеить обои.

   К ее ужасу, первым, о ком она подумала, едва открыв глаза утром во вторник, снова оказался Тримейн! Это ее взбесило, и она – уже в который раз – окончательно постановила, что ненавидит этого противного человека, именно ненавидит! Лелеяла в себе это чувство по пути на работу и даже позже – до такой степени, что, подняв около одиннадцати трубку зазвонившего телефона и услышав его голос, решила, что у нее галлюцинации; спросила резко:

   – Кто говорит?

   – Хантер Тримейн, – раздался сухой ответ.

   Да, это действительно он, она узнала голос, хотя имя до сих пор было ей неизвестно.

   – Ваш сосед, – добавил он, уничтожив все сомнения.

   – Чего вы хотите? – закричала она воинственно и, не давая ему ответить, продолжала, все больше свирепея: – Послушайте, мне хватит того, что вы живете рядом со мной и постоянно на что-нибудь жалуетесь! А вы еще и на работу мне звоните! Думаю, лучше, если вы…

   Тримейн внезапно перебил ее:

   – Думаю, лучше, если вы, мисс Ричардс, прекратите кричать!

   – Вы еще и угрожаете мне?!

   – Черт побери, я поступаю так, как считаю нужным, а вам придется меня выслушать! – Он чуть-чуть помолчал, трубку бросить она не успела. – Конечно, если не хотите, чтобы я сообщил мистеру Йоланду о вашем поведении.

   – Вы… вы… – Она задыхалась от ярости, но какое-то шестое чувство заставило ее несколько сбавить тон, далекий, впрочем, от секретарского: – А какое отношение имеет владелец фирмы к тому, что вы звоните мне на работу?

   – Прямое. Дело в том, что мне нужно переговорить именно с ним, – сообщил он с ледяным спокойствием.

   – Зачем?! – снова взвилась Пернел.

   – Мне не следует обсуждать деловые вопросы с вами, но придется, постольку, поскольку вы его секретарь.

   – Вы… вам нужен мистер Йоланд по делу? – Пернел проглотила слюну, сгорая от стыда: она позволила себе такой тон с Хантером Тримейном, а речь, быть может, идет о спасении фирмы. – А… какую фирму вы представляете? – И чуть не потеряла сознание, услышав твердое:

   – «Брэддон консолидейтид».

   Пернел онемела: ее сосед, с которым у нее уже произошло несколько стычек – она только что не занимала у него молоток и клещи, – работает в одной из крупнейших в стране финансовых компаний! Хозяин, разумеется, уже обращался туда за помощью.

   – Соедините меня с вашим шефом, – донеслось до нее как сквозь сон.

   – Да, конечно, одну минуту, мистер Тримейн. – Пернел осознала наконец, что она на рабочем месте и что она – секретарь Майка Йоланда, хотя еще и заикалась слегка. – Вы… вы работаете в «Брэддон консолидейтид»?

   – Я… – Он выдержал паузу и завершил решительно, но несколько даже виновато, словно понимая, что добивает ее окончательно: – Я президент компании.

   «О Боже, сделай так, чтобы это оказался сон, ночной кошмар!» – как заклинание произнесла Пернел и, совсем потеряв дар речи, соединила президента «Брэддон консолидейтид» с владельцем «Майк Йоланд пластикс». Но колдовство ее не возымеет действия, это ясно. Все так и есть. «Я же не знала… не подозревала!..» – оправдывалась она перед кем-то, пытаясь заглушить страшное чувство, что своим поведением с Тримейном погубила фирму хозяина. Наваждение какое-то! Майк молиться готов на любого, кто выручил бы его из беды, а она что натворила! «Кто говорит?», «Чего вы хотите?» и остальное в том же духе… Даже вспоминать жутко…

   Почувствовав, что вся дрожит – то ли оттого, что так отвечала самому президенту «Брэддон», то ли потому, что вцепилась в него, не дав ему и слова вымолвить, – Пернел сбежала в туалет, но минут через десять не выдержала – пора возвращаться. Теперь-то надеяться не на что, Тримейн уже сформулировал Майку свой отказ. А ей пора пойти к нему и во всем повиниться: на человека, которому следовало оказать прием по самому высокому классу, она набросилась, как злая собака…

   Дверь кабинета открыта, значит, Майк у нее в комнате. Тем лучше: удобнее обратиться с просьбой об увольнении. Разговаривает по телефону… с женой… Как необычно бодро звучит его голос! Когда Пернел вошла и встала у своего стола, Майк как раз закончил разговор – он весь так и светился радостью.

   – Знаешь, кто это был?

   Не стоит притворяться, что не понимаешь, о чем идет речь.

   – Знаю, что из «Брэддон консолидейтид». – Она умолчала об остальном.

   – Сам президент компании! – восторженно воскликнул Майк. – Я только что рассказал обо всем Зене. Считает, как и я: такой человек, как мистер Тримейн, не стал бы попусту терять время, не считай он возможным серьезно рассмотреть вопрос о предоставлении нам займа. Для них-то это, конечно, не представляет особой важности – так, мелочь, – а для нас…

   – Он… то есть «Брэддон»… серьезно собирается нам помочь?

   – Просто фантастика, а? Естественно, они еще рассмотрят на совете директоров, но не сомневаюсь: слово мистера Тримейна будет иметь решающий вес!

   – Он пообещал, что вы получите заем? – Пернел все еще не могла поверить в чудо.

   – Ну, все не так просто! Потребуется какое-то время. А звонил он, чтобы уточнить кое-какие вопросы. Но зачем бы ему звонить, если дело не заслуживает внимания? Обещал еще связаться со мной.

   Пернел могла только радоваться за Майка. После стольких месяцев тревоги, безуспешных попыток получить помощь от многих фирм и банков, когда он уже совсем впал в отчаяние, вдруг такая удача! И только на следующий день, когда она уже собиралась лечь спать (оклеив очередную стену), до нее вдруг дошло: а ведь она не удосужилась сообщить Майку, что Тримейн – ее сосед, пусть только во время уик-эндов.

   Собираясь на следующее утро на работу, она, все еще под впечатлением событий предыдущего дня, чуть не забыла положить ключи от дома в условленное место, как обещала электрику. Всю дорогу, пока Пернел вела машину, мысли ее были заняты новой ворвавшейся в жизнь трудностью. Как ей теперь быть с Тримейном? Как совместить в общении с ним свои обязанности безупречного секретаря, всей душой болеющего за владельца фирмы, со сложившимся уже у нее каким-то путаным отношением к соседу? Она уже усвоила некий агрессивный тон с ним. Удастся ли ей теперь сдерживать свои эмоции, если он поведет себя… не совсем так, когда приедет в конце недели? Есть и другая сторона: что, если соседушка потребует от нее полного смирения и готовности потворствовать всем его прихотям? Почему-то ей кажется (опять она авансом его выгораживает!), что он на такое неспособен. Да она и не привыкла, чтобы кто бы то ни было побуждал ее соблюдать принцип «чего изволите?».

   Пернел проработала спокойно весь день, уверенная: нет, воевать она вовсе не собирается, а в остальном… что ж, время все поставит на свои места. К тому же сегодня только еще среда – у нее впереди целых два дня; она, конечно, сумеет взять себя в руки, несколько укротить свой темперамент и… а почему бы ей, собственно, не дышать вполне ровно? Пусть он себе приезжает, ей он никакой не президент фирмы, а просто малоприятный сосед…

   Однако предположение, что она увидит Тримейна только в пятницу, не оправдалось. Около четырех позвонили из приемной: некий мистер Тримейн поднимается наверх.

   – Мистер Тримейн?! – невольно теряя деловой тон, воскликнула Пернел. – Мистер Хантер Тримейн? – О Господи, как будто у него есть двойник! Да второго такого не сыщешь!

   – Имени его я не знаю, фамилию он назвал эту. Я сообщила, что мистера Йоланда нет на месте; тогда посетитель заявил, что направляется к вам. Быть может, мне следовало… я не знала, как поступить. Понимаете, что-то в нем такое… сама не поняла, почему, как загипнотизированная, показала ему, куда идти. Но тут же переспросила, конечно, кто он. А он… только махнул рукой, небрежно так, и снова пробормотал одну фамилию – Тримейн.

   Пернел легко представила, как все это происходило: высокий, уверенный в себе, решительный джентльмен произвел на бедную девушку неотразимое впечатление.

   – Все в порядке, Карен, – успокоила она ее, – хорошо, что предупредили меня.

   Несколько мгновений на то, чтобы преодолеть чувства, нахлынувшие на нее, – свидание с Тримейном предстоит не в пятницу, а вот сейчас, – и встретить его во всеоружии своих секретарских обязанностей. Что сегодня Майк? «Ведет переговоры с управляющим банком; потом беседует с бухгалтером; предупредил, что вряд ли вернется в офис до обеда. Она сообразила молниеносно: как ни важны для хозяина обе эти встречи, Хантер Тримейн важнее! Нельзя допустить… Она схватила телефонную трубку, но не успели ее соединить с городской линией, как дверь распахнулась, и вошел Тримейн собственной персоной. Сердце ее учащенно забилось при виде его… Ну да вполне естественно: глава такой компании, от него зависит теперь жизнь или смерть фирмы Майка Йоланда.

   – Добрый день, мистер Тримейн, – встретила она его спокойной улыбкой: он, разумеется, понимает, что ее предупредили о его приходе, – незачем изображать удивление. – К сожалению, мистер Йоланд в настоящее время отсутствует. – Лучший в мире секретарь не проговорил бы это более любезно – и безлично.

   – Знаю, – холодно произнес Тримейн, не ответив на приветствие.

   Пернел, конечно, и не думала докладывать ему, куда ушел Майк, но преисполнилась сознанием своей великой ответственности: она должна быть с ним мила и приветлива.

   – Не хотите ли что-нибудь выпить? – А сама судорожно прикидывала: усадить его (ну хотя бы за свой стол), занять чашкой чая (разумеется, из самой парадной фарфоровой посуды), а пока позвонить откуда-нибудь Майку, чтобы со всех ног мчался к себе.

   Но Хантер Тримейн, не обратив ни малейшего внимания на ее безукоризненную секретарскую услужливость, заявил без обиняков:

   – Я предпочел бы осмотреть предприятие.

   Тем лучше! Ведь именно этого она и добивалась! Улыбка ее стала еще очаровательнее. Раз проявляет такую заинтересованность, стало быть, серьезно намерен рассмотреть возможность финансовой поддержки.

   – Может быть, присядете на минуту, пока я приглашу мастера…

   – Незачем отрывать мастера от дела! – резко перебил он и уже направился к двери, но вдруг обернулся. – Вы сами можете показать мне фабрику.

   – Я? – удивилась Пернел. – Но я плохо разбираюсь в…

   Тримейн, однако, снова прервал ее, полуобернувшись и обдав ее всевидящим взором карих глаз:

   – Я так не считаю. – И открыл дверь, не дав ей и секунды на раздумья: его тон не допускал возражений.

   Что ж, угождать, так угождать, это в интересах дела. Разумеется, она будет чрезвычайно любезна, внимательна, она отложит бумаги – потом все доделает – и отправится с ним. Но надо, хотя бы приличия ради, представить ему мастера…

   – Наш мастер Дик Хикмэн. – Пернел наблюдала за лицом Тримейна: может, ей просто показалось, что он настаивает, чтобы она сама показывала ему фабрику, хотя ее присутствие вовсе не необходимо? – Мистер Тримейн; он хотел бы осмотреть нашу фабрику и ознакомиться с производством.

   Дик Хикмэн, не имея, конечно, ни малейшего представления о важности этой персоны, проявил завидную сообразительность:

   – Начнем отсюда? – и указал на стоявшую у входа машину.

   Для Пернел этот агрегат представлял собой не что иное, как китайскую грамоту. Уж теперь-то она доберется до телефона и даст знать Майку… Тримейн небрежно, но непреклонно дотронулся до ее локтя: мол, следуйте за мной. Пришлось повиноваться, ничего не поделаешь.

   К ее удивлению, Хантер Тримейн неплохо разбирался не только в финансах, но и в машинах и производственном процессе. Он на лету схватывал все, что говорил ему Дик, и задавал вопросы, которые (впрочем, как и ответы) для нее были темным лесом. Дик прекрасно все понимал и тут же давал исчерпывающие пояснения. Не прошло и нескольких минут, как мастер стал смотреть на гостя с неподдельным уважением. Вот так Хантер Тримейн! Мгновенно покорил самого Дика Хикмэна – придирчивого энтузиаста своего дела. Ее несносный сосед во всем остальном, кажется, ничего себе…

   Они почти завершили обход фабрики, когда в дверях появился запыхавшийся Майк Йоланд. Видимо, Карен все же успела предупредить его о визите мистера Тримейна.

   – Очень сожалею, что вы не застали меня, – сразу начал извиняться он, – но я ведь не мог знать, вы понимаете…

   Пернел тут же представила их друг другу.

   – Не страшно, мисс Ричардс и мистер Хикмэн все мне показали. – Тримейн дружелюбно пожал Майку руку.

   – А я продолжу, Дик, – подхватил Майк.

   Самое время ей вернуться к своему рабочему столу, решила Пернел, как вдруг опять почувствовала прикосновение руки Тримейна. Когда все, наконец, осмотрели, Пернел мельком взглянула на часы: пять минут седьмого. Едва удержавшись, чтобы не побежать, Пернел чинно последовала за мужчинами в офис. Майк оживленно рассказывал о фабрике, о том, какие требуются средства, чтобы обеспечить ее работу, еще о чем-то… Кажется, у него одна цель – хоть как-то скрыть тяжелое положение, в котором оказался. И вдруг ее хозяин спросил:

   – А вы часто бываете в Уилтшире?

   Хотел, видимо, уяснить, случайно или намеренно мистер Тримейн заехал на его фабрику.

   – Стараюсь приезжать по возможности каждый уик-энд. У меня тут в Чамлей-Эдж небольшой дом.

   О Боже! А ведь Майк так и не знает, что Тримейн – ее сосед.

   – В Чамлей-Эдж? – воскликнул удивленно Майк.

   Пернел стояла рядом, чувствуя себя ужасно перед ним виноватой: и почему ничего не сказала ему раньше?..

   – Но ведь как раз там живет и мисс Ричардс.

   – Совершенно верно, – охотно подтвердил Тримейн. – Мы с ней соседи.

   – Соседи? Но ведь ее сосед…

   – Прошу прощения… – поспешно вмешалась Пернел: не хватало еще, чтобы Майк проговорился ненароком о ее неоднократных нелестных замечаниях в адрес невыносимого соседа. Девушка широко улыбнулась им, не зная, как скрыть смущение, и быстрым шагом направилась к себе в комнату.

   Еще целых пять минут она не могла успокоиться, сама не в силах осознать, в чем же, собственно, виновата. На столе, однако, куча бумаг, требующих ее внимания… Самое неотложное придется завершить сегодня, не дожидаясь утра.

   Ей и раньше приходилось задерживаться на работе, ничего страшного. Вот только придется позвонить Джулиану – он, верно, уже приехал с работы домой, она как раз его перехватит.

   Пернел набрала номер и сразу услышала знакомый голос, но как раз вошли Майк и Хантер Тримейн. Она заколебалась: положить трубку или продолжить разговор? А почему бы и не договорить? Она задержалась на работе, вот и все; Тримейн тут вовсе ни при чем.

   – Привет, Джулиан, это я, Пернел. – Пока Майк искал что-то в ящиках ее стола, она перевела взгляд на Тримейна. – Извини, пожалуйста, что так поздно предупреждаю, но придется нам отложить сегодня встречу. Ты не очень обидишься?

   Джулиан, самый покладистый парень из всех ее знакомых (и не подумал спорить – знает: без веской причины она не отменила бы свидание), только осведомился:

   – А как насчет завтра? Я свободен, а ты?

   Собираясь уже ответить, она вдруг обратила внимание на лицо Тримейна: явно прислушивается к разговору, да вдобавок удовлетворенно улыбается! Еще бы, его греет сознание, что именно из-за него – явился и принудил ее сопровождать свою высокую особу по фабрике – она опоздала на свидание. Быть может, он сочувствует, сожалеет? Ничуть не бывало – совсем наоборот, черт побери!

   – Так завтра ты не можешь? – Джулиан так и не дождался ее, решения.

   – Да нет же, завтра меня вполне устраивает, – быстро проговорила Пернел, заметила ухмылку Тримейна, попрощалась и стала помогать Майку в безуспешных поисках в ее столе.

   – Ох, Пернел, – с облегчением обратился он к ней, – я никак не найду те материалы – ну знаешь, то, что мы придумали и отпечатали о новшествах на нашем предприятии. Хотел бы дать экземпляр мистеру Тримейну.

   Она моментально отыскала стопку буклетов и передала несколько штук предполагаемому благодетелю. Впрочем, тот, разумеется, не бросился сразу же просматривать, а пожал руку Майку, удостоил легким кивком головы его секретаршу и отбыл. Пернел, облегченно вздохнув, принялась за работу, а Майк вдруг вознамерился проводить гостя вниз, до машины. «Ну, держись, сейчас начнет расспрашивать…» В самом деле, почему она держала в тайне, что глава такой известной финансовой компании дышит по уик-эндам воздухом по соседству с ней? И Пернел не ошиблась.

   – Честное слово, Майк, я понятия не имела, кто он такой! До вчерашнего дня, когда он позвонил поговорить с тобой и представился – президент «Брэддон консолидейтид». Да мне и в голову не приходило… Представляешь, он в приказном тоне предлагал мне привести в порядок мой сад… – И остановилась, поняв по выражению лица Майка, что он ей верит.

   Но вот выполнит ли она его просьбу:

   – Хм, ты уж, пожалуйста, с ним поаккуратнее, не позволяй себе… ну, сама понимаешь.

   Майк нервничает, это понятно: надеется получить заем. Она его успокоила, как могла, пообещала помнить об интересах фирмы даже во сне, не то, что в свободное время. Пора, однако, сменить тактику.

   – Я просто никак не могла от него отделаться, чтобы предупредить тебя, и страшно обрадовалась, когда ты не поехал домой, а появился здесь.

   – Да, получилось удачно, – радостно согласился Майк. – Сам чуть в обморок не упал: спрашиваю у Карен, чей это у нашего подъезда шикарный «ягуар», а она: «Какой-то мистер Тримейн приехал».

   Около семи Пернел убрала со стола бумаги и отправилась домой. Соседского экипажа у коттеджа нет. Пернел принялась готовить себе ужин – и тут из соседнего дома послышались приглушенные звуки… Вот странно: что это она заулыбалась? Ведь не потому, что соседушка оказался дома, – вот уж нелепость! А машина его, видимо, в гараже. Ну и нечего о нем думать, что у нее, дел мало? И она занялась приготовлением чая.

   Подошла к холодильнику за бутылкой с молоком – ох, да ведь у нее в доме побывал мистер Джонс: от молока не осталось и следа. Вполне очевидно, электрик решил, что приглашение подкреплять слабые силы чаем и кофе относится и к молоку. А ей самой сейчас так необходима хоть чашка чая. За стеной какие-то негромкие звуки – сосед… Нет, не тот случай, чтобы запросто одолжить молока… а, да ладно, в конце концов, в шесть утра появится молочник, не умрет же она за ночь.

   Остаток вечера она посвятила окончательной отделке спальни. Теперь можно, наконец, здесь улечься спать, что она и сделала с великой охотой: трудный выдался денек. Проснувшись на следующее утро очень рано, она первым делом подошла к окну: все в порядке, бутылки стоят на дорожке перед домом – молочник приходил.

   Дождик моросит, влажно, душно… Пожалуй, надо оставить окно приоткрытым. Пернел спустилась на кухню, поставила чайник и, не потрудившись даже набросить халатик на прилипшую к телу ночную сорочку – так отчаянно хочется чаю! – высунулась за дверь взять бутылку с молоком.

   Беды ее начались с того, что молочник почему-то поставил бутылку не рядом с дверью, как обычно, а в нескольких метрах от нее. А, все равно никого сейчас поблизости нет. Пернел выскользнула наружу, подцепила бутылку вместе с запиской молочника, пробежала глазами сообщение – со следующей недели новые цены на апельсиновый сок, – повернулась к двери – и ахнула! Не успела она протянуть руки к двери, как та захлопнулась…

   Пернел осталась, в полной растерянности, не веря глазам, перед плотно закрытой дверью, с бутылкой в руках. Вот так история! Что же теперь делать? Проклинать свою аккуратность: и зачем она вчера, едва приехав, забрала ключ от задней двери, оставленный электриком?.. Надо срочно что-то придумать, она попала в переплет, это ясно. Не стоять же здесь целый день, с бутылкой молока в руке… Машинально поставив бутылку на дорожку, вместе с запиской, она судорожно соображала: как проникнуть в собственный дом? Все окна на первом этаже плотно закрыты, пробовать открыть их – дело безнадежное. Окно спальни? Но, чтобы до него добраться, нужна лестница. Кажется, она как-то видела лестницу возле гаража Тримейна…

   Стараясь ступать бесшумно, благо она в мягких тапочках, Пернел миновала проход в кустарнике, разделявший участки, и устремилась к гаражу. Черт бы побрал и педантичность соседа: гараж заперт! Так и хочется взломать дверь, как заправскому угонщику! Пришлось несолоно хлебавши вернуться к своему владению. А что она, собственно, кипит? Кто тут виноват, кроме нее самой? Уж во всяком случае, не бедный Тримейн… Правда, бедная-то, скорее, она. И почему она начинает кипеть при одной мысли о нем? А тут еще неприятное ощущение: мокрая рубашка липнет к телу…

   Проблему, однако, придется решать. Сосед ее, видимо, еще возлежит на своем ложе! Вот окно его спальни… Хоть бы какая-то польза от этого соседства: ну, спустился бы, что ли, помог ей… О чем это она думает? Опять несправедлива к этому человеку: Хантер Тримейн наверняка всю жизнь усиленно трудился, чтобы достичь такого положения в обществе, – имеет полное право отдохнуть хотя бы в воскресенье! Все время у нее эти переходы – то ненависть к соседу, то неистовое желание быть к нему справедливой. Ох, а она еще в таком виде! Спальни у него две, наверняка он спит в большой…

   Беспокоить его ужасно не хочется, но ведь у него есть стремянка, она была уверена, видела! Что еще? Протопать в мокрой, липкой ночной сорочке полмили до деревни и сдаться на милость местного полицейского?..

   Дождь припустил еще сильнее. Она открыла было рот, чтобы позвать Тримейна, как вдруг внезапное воспоминание молнией пронзило мозг: его субботняя гостья! О Господи! Очень возможно, и теперь он в доме не один и как раз… Волосы ее промокли насквозь, она в ночной рубашке… А, черт его побери! Что ей остается делать…

   – Три-и-мейн! Мистер Тримейн! – воззвала Пернел в полном отчаянии.

   Безмолвие было ей ответом.

   – Мистер Три-и-мейн! – снова заорала она, подождала немного и опять: – Мистер Тримейн! Ха-антер!

   Как же она его ненавидит: спит, спит мертвым сном… Обессиленная, девушка тупо уставилась на свои размокшие шлепанцы: сквозь них игриво проглядывала галька гравийной дорожки.

   Первый камешек, брошенный в окно его спальни, не возымел никакого действия. За ним последовал второй, третий, четвертый, пятый… Никакого ответа! Будь он неладен, этот соня! Выбрав камень побольше, она изо всех сил швырнула его в окно. Тр-рах – стекло разлетелось вдребезги… В ужасе глядела Пернел на плоды своих трудов, когда в окне внезапно показался Тримейн с обнаженной грудью и мокрыми волосами – явно выскочил только из-под душа. Зашел, наверно, в спальню из ванной, а тут осколки стекла сыплются, извольте радоваться!

   Не без усилия Пернел оторвала взгляд от широкой, поросшей волосами груди – и встретила холодный взор.

   – Ну что же, добивайте! Чего вы ждете? – буркнул он.

   – Я… у меня… дверь захлопнулась… – попыталась она оправдать нападение.

   Тримейн оглядел ее всю, с плотно прилегавшей к телу тонкой, мокрой тканью сорочки и застенчиво прикрывающими грудь руками, заметил ехидно:

   – Здорово! – и с шумом захлопнул окно – последние осколки вылетели на землю.

   Так ему и надо! Пернел вдруг страшно обрадовалась. Пусть дождь льет целый день, пусть зальет постель в его спальне через это окно, без стекла, пусть ему будет так же мокро, как ей! Вот негодяй, не желает помочь! Кто в целом свете ей теперь поможет?!

   Внезапно, будто небеса смилостивились над ней, дождь прекратился, и перед девушкой предстал мистер Хантер Тримейн – в строгом костюме, с кейсом в руке. Пернел готовилась взмолиться о помощи, забыв всю гордость, а он, бросив на нее быстрый взгляд, направился к гаражу.

   – Я… заплачу за стекло, – с трудом выдавила она из себя.

   – Верится с трудом. – Он спокойно отпер гараж.

   Пернел прислушалась: звука работающего двигателя не слышно… Вместо автомобиля из двери гаража появился конец лестницы… О, как она виновата, она берет обратно обидные слова, в гневе адресованные ее спасителю!

   Тримейн между тем снял пиджак, не говоря ни слова, прошел мимо нее, установил лестницу к окну ее спальни и сделал в сторону Пернел жест: мол, прошу – поднимайтесь наверх.

   – О, быть может, вы…

   Она чувствовала, как липнет к телу полупрозрачная ткань доходившей лишь до колен ночной рубашки. Он должен понять: не может она в таком виде подниматься при нем по лестнице.

   И вдруг девушка заметила игривый блеск в его глазах. Да он ее просто разыгрывает! Раздался гудок машины – Пернел совершенно инстинктивно спряталась за спину Тримейна, чтобы укрыться от удивленного взгляда подъехавшего почтальона.

   – Ох, скромница несчастная! – тихо проговорил сосед и, к великому ее облегчению, поднялся вверх по лестнице и скрылся в окне ее спальни.

   Однако надежды ее на то, что он отнесется к ситуации хотя бы с юмором, ничуть не оправдались. Он отпер дверь, впустил ее в дом, и они встали рядом в ее только что отделанной гостиной. Не давая ей возможности произнести слова благодарности и пройти мимо него на кухню, он лишь лаконично, строго велел:

   – Вам лучше побыть здесь, пока не приедет мисс Мур!

   – А разве она должна сегодня приехать? – холодно осведомилась Пернел: уж больно у него начальственный тон.

   – Я позвоню ей и одновременно стекольщику. Если она приехать не сможет, вам придется его дождаться.

   – Что-нибудь еще прикажете?

   Тримейн немедленно отреагировал на эту реплику:

   – Вы ведь разбили это чертово окно, а не я, так слушайтесь.

   – Ну а что нужно сделать, чтобы стать послушной? – с неожиданным смирением, затаив обиду, задала вопрос промокшая Пернел.

   – Вы этого никогда не поймете! – отрезал он в ответ на ее внезапную покорность.

   Почему-то его резкость заставила ее улыбнуться. Не желая, чтобы он заметил эту улыбку, она попробовала проскользнуть мимо, столкнулась с его сильным телом и невольно подняла голову. Его темные глаза потеплели, он пробормотал что-то непонятное, похожее на «Вы просто неисправимы, мисс Ричардс», и вдруг обнял ее.

   Пернел не могла понять, как вдруг случилось, что, не произнеся ни слова протеста, она оказалась в его объятиях и вовсе не пыталась поскорее высвободиться. Он наклонился и прижался губами к ее губам. Никто раньше не целовал ее так… Вот оно что, вот причина… Она все больше поддавалась его поцелую, его прикосновениям; ни о чем не задумываясь, прижималась к нему, ощущая лишь прекрасную теплоту его тела… Губы его требовательны, но и уступчивы – они просто чудесны. Объятия его сильных рук волновали ее; сама того не сознавая, она тянулась к нему всем существом, чувствуя – волна страсти охватывает их все сильнее… Он первым оторвался от нее и взглянул сверху вниз на ее вспыхнувшее лицо. А она как загипнотизированная смотрела на него, забыв о своей мокрой рубашке, – кажется, и у него костюм стал влажным. Коснувшись рукой ее плеча, он вернул ее к реальности, приказав с невиданной мягкостью:

   – Вам нужно сейчас же пойти и принять горячую ванну.

   Пернел, совершенно растерянная, отодвинулась от него.

   – А вам – пойти и принять холодный душ.

   Голос выдал ее волнение, но она совершенно уверена – он возбужден не меньше, страсть их обоюдна. Хантер перевел взгляд на ее пухлые губы, на вздымающуюся под мокрой тканью грудь – и мускул дрогнул на его щеке.

   – А может, мне лучше остаться? – проговорил он каким-то осевшим, низким голосом, и руки его обхватили ее талию, снова прижали к себе.

   Пернел вдруг испугалась чего-то, стала задыхаться и едва вымолвила, заикаясь:

   – Д-до свидания…

   Дальше произошло то, чего она меньше всего ожидала: руки его опустились, спокойно улыбаясь, он отодвинулся от нее. Да, он поступил так, хотя был вполне уверен, что очень ей нравится, и она не окажет ему особого сопротивления.

   – Возможно, вы правы, – пробормотал он, повернулся и вышел.

   Пернел, все еще ощущая себя в его объятиях, видя его мягкую улыбку, услыхала тихое урчание двигателя – «ягуар» уже удалялся по дороге. Неужели это он, Хантер Тримейн, только что обнимал ее, голос его звучал так ласково и тепло; неужели это он так нежно и вместе властно целовал ее?

   «Господи, помоги мне!» Она вложила в эту безмолвную молитву все силы души.

ГЛАВА ПЯТАЯ

   Сутки спустя Пернел все еще находилась под впечатлением происшедшего. Как ни поразило ее поведение Тримейна, но куда сильнее – свое собственное: что это за чувство охватило ее после его единственного поцелуя? Что на нее такое снизошло? Возвращаясь в этот вечер домой с работы, она размышляла о том, что никогда ранее не замечала за собой подобной свободы в поведении, не поддавалась столь легко своим порывам. Все, наверно, случилось потому, что последние дни она не могла выбросить его из головы. А тут еще и Майк постоянно напоминает ей о нем. Вчера утром:

   – Надеюсь, мистер Тримейн не забудет обсудить предложение насчет нас на совете директоров.

   В полдень опять:

   – Интересно, как часто происходят такие заседания? Наверно, раз в неделю, а не в месяц.

   А сегодня, совсем недавно, приступил к ней:

   – Ты ведь увидишься с Тримейном в уик-энд, он же приедет? – Невысказанная надежда на ее содействие прозвучала в его голосе.

   – Он не всегда приезжает на выходные.

   Пернел понимала, как Майк тревожится, сочувствовала всей душой, но он не должен слишком на нее полагаться. Разумеется, хозяин ожидает, что при встрече она попробует узнать у Тримейна, как обстоят дела.

   И вот теперь, дома, наскоро приготовив себе ужин и докрашивая потом деревянные панели в ванной, она все думала – что может сделать для Майка. Да в сущности, ничего. Кратковременное сближение такого рода вовсе не дает ей права обращаться к нему с подобными вопросами. К тому же она не скрывала от Майка, что у нее отнюдь не блестящие отношения с соседом, – какие тут просьбы? И закусила губу: совсем недавно, тоже вчера утром, Хантер Тримейн и она… «О Господи!» – как и тогда, простонала она. Как это она позволила себе? Что же теперь с ней будет?

   Пернел никак не могла избавиться от мыслей о нем; даже поздно ночью, уже лежа в постели, поймала себя на этом. Надо хоть как-то отвлечься, ну хоть переключиться на милого, без всяких комплексов Джулиана – вчера она с ним обедала… А вот Хантер… Опять?.. Ну и пусть, да-да, Хантер, приобретая здесь дом, стремился найти место, где можно хоть иногда уединиться, скрыться от забот. Здесь только и напоминать ему о делах… Не станет она больше думать о нем! Лучше вспомнит, что еще вчера было. Она ожидала миссис Мур, которой предстояло заняться уборкой дома, принять стекольщика. Вечером, когда Пернел возвращалась с работы, окно было уже застеклено, дом приведен в порядок.

   Дом-то – да, а вот с ней самой далеко не все в норме: думы о Хантере Тримейне вновь вернулись к ней. Несомненно, она с нетерпением прислушивается – не появилась ли на дороге его машина? Ради всего святого, что с ней происходит? Он приезжал среди недели – стало быть, в конце ее не появится. Это ее беспокоит, и нечего себя обманывать. А она перестанет прислушиваться к звукам машины, вот и все! Натянет одеяло на голову и попытается уснуть. Странное дело – всегда легко засыпает, а теперь вот мучит бессонница. Этого еще не хватало! Лишь около четырех утра в субботу, когда уже почти рассвело, Пернел, услышав урчание машины и стук ворот, успокоилась и крепко заснула.

   Проснулась она рано и решила сразу же приступить к делу. Надо только закончить работу в ванной. Прежние хозяева не так давно сменили сантехнику, ей оставалось покрыть кое-какие детали эмульсией. Около полудня Пернел оглядела плоды своих трудов – пожалуй, самое время сделать перерыв.

   У соседа все спокойно, но ей вдруг, ни с того, ни с сего захотелось подняться в спальню и выглянуть из окошка. Буквально через минуту к воротам подъехала щегольская машина, вышла элегантно одетая дама и, миновав дорожку, скрылась в дверях Миртл-коттедж. Интере-есно… Пернел почему-то сразу охватило волнение. Что будет дальше? Может быть, случайность, ошибка? Нет, посетительница не показывается, значит, ее здесь ждали… И только без десяти четыре, когда Пернел вновь взбрело в голову посмотреть в окно спальни, гостья покинула дом.

   «Мерзкий бабник!» – вскипела Пернел; спустилась вниз, составила список, что нужно купить в магазине, и быстрым шагом направилась в деревню. Продавщица только что вручила ей лук-порей и приправу к овощам, когда в магазин вошел новый покупатель, привлекший ей внимание. Не успела Пернел оглянуться, как услышала ее приветливое:

   – Добрый день, мистер Тримейн.

   О Боже! Этот человек всюду ее преследует! Положив мелочь в кошелек, она подняла глаза – и встретила его взгляд. Ничего не значит, она сделает вид, что не замечает его. И, высоко подняв голову, девушка гордо прошествовала к выходу. По пути домой она все время мысленно возвращалась к этому моменту и страшно сожалела, что повела себя так. Ей следовало… что?.. Сама не знала, а вернувшись в Примроуз, уже кляла себя – зачем ей понадобилось идти в этот магазин? Ведь сегодня предстоит обед с Крисом Фармером.

   Через полчаса, когда она сидела в гостиной и пила чай, раздался громкий стук в стену, разделявшую дома. В тревоге вскочила она на ноги, вскрикнув невольно:

   – Что, что такое?! – и, выглянув из окна, так и обомлела.

   Овцы! Целых семь или восемь!.. Проникли в ее сад, не найдя там ничего для себя интересного, перебрались в соседний и теперь смачно поедают роскошные цветы, так заботливо взращенные садовником… За свой сад ей нечего опасаться – там таких красот нет. Все же она бросилась выгонять овец с участка соседа, а то еще сжуют что-нибудь опасное для жизни. Хантер тоже вышел из дома и, убедившись, что все ее усилия напрасны, не замедлил на нее наброситься.

   – Вы что, разум потеряли? – прогремел у нее над головой его голос.

   Вот нахал!

   – Какой у меня может быть разум! Он ведь весь вам достался! – взорвалась она.

   – Ну, у меня-то достаточно, чтобы сообразить: живешь в сельской местности – всегда держи свои ворота закрытыми! – рявкнул он.

   – Мои ворота… – Голос ее осекся, глаза от неожиданности широко раскрылись.

   Да, ворота ее и правда открыты. А ведь она вошла в дом, уверенная, что закрыла их. Одна половинка распахнута…

   – Я… да я думала…

   Но он уже, не обращая на нее никакого внимания, отгонял овец в сторону своих ворот, предварительно отворенных.

   Казалось, прошла целая вечность, прежде чем ей удалось, хлопая в ладоши, выгнать овец со своего участка. А Хантер Тримейн, к ее неудовольствию, стоял и наблюдал. Продолжал смотреть и потом, когда девушка, выгнав овец и закрыв ворота, возвращалась в дом! Теперь-то уж она не пройдет мимо него молча, высоко задрав нос, как в магазине, чтобы потом долго жалеть об этом! Вот она поравнялась с ним – все еще смотрит на нее. У Пернел совершенно вылетела из головы просьба Майка быть с ним «поаккуратнее». Его поведение настроило ее на враждебный лад, и, не сдержавшись, она ядовито выпалила:

   – Теперь, надеюсь, ваш клематис погибнет!

   Но едва сделала шаг к своей двери, как услышала – он смеется. Еще шаг – о Господи, дверь-то заперта! Выбегая в спешке, она, видимо, опять ее защелкнула… Пернел быстро пошла по дорожке вокруг дома – задняя дверь открыта. Ну а если что не так – лучше ночевать под открытым небом, чем снова обратиться к Тримейну за помощью! К счастью, все оказалось в порядке, и, продолжая думать о соседе, она поднялась наверх принять ванну, совсем забыв про остывший чай в гостиной.

   Ожидая звонка Криса Фармера, Пернел сознавала, что душа у нее вовсе не лежит к этой встрече. Вот бы Крис позвонил, хоть в последнюю минуту, и сказал – их свиданию что-то помешало, оно сегодня не состоится. Но Крис не позвонил, а приехал за пять минут до назначенного времени. Захлопнув за собой дверь, она вышла к нему – элегантная, в маленьком желтом костюмчике, выгодно подчеркивавшем ее стройную фигуру.

   – Привет, Крис! Как поживаешь?

   – Прекрасно, а особенно – потому что вижу тебя!

   Она четко почувствовала – ох, как не хочется никуда с ним идти… но обещание есть обещание, и Пернел покорно села в машину и старалась делать все, чтобы вечер вышел приятным. Но все шло как-то не так, и еще задолго до конца свидания решение было принято: это ее последняя встреча с Крисом Фармером, пусть она и чувствует себя виноватой. Чувство вины перед ним за то, что, приняв его предложение провести вместе свободное время, она оказалась не очень хорошей спутницей, заставило ее хоть как-то это компенсировать. Вот почему, когда, подъехав к дому, он, как обычно, спросил, не пригласят ли его сегодня на чашечку кофе, Пернел улыбнулась.

   – Приглашу, конечно. Заходи, Крис, посмотришь, как я устроилась на новом месте.

   Оставив его в гостиной, она пошла на кухню приготовить кофе. Вот у нее и еще один гость: в четверг приезжал Джулиан Коллинз, и она даже показала ему свою обновленную спальню. Но Джулиан – друг, славный парень, он и не помыслил бы воспользоваться ситуацией в своих интересах. С Крисом Фармером все обстоит иначе – такого доверия к нему она не испытывает. Неожиданно он появился вслед за ней на кухне.

   – Мне стало скучно без тебя. – Подошел и обнял ее за талию.

   Так, она правильно сделала, что не пригласила его наверх, продемонстрировать свое мастерство в наклейке обоев.

   – Ограничимся кофе, Крис. – Как можно дружелюбнее Пернел попыталась высвободиться из его объятий.

   – Ты шутишь, – усмехнулся Крис, и не думая отпускать ее, а, наоборот, крепче прижимая к себе.

   – Вовсе не шучу! – подтвердила девушка решительно.

   – Ну, уж нет! – Крис был настроен по-боевому. – Ведь мы уже встречались три раза! Ты не иначе как шутишь – не всерьез же думаешь, что сегодня я уеду от тебя ни с чем?!

   Пернел не понравилась его настойчивость и то, как он говорил с ней.

   – Всерьез я думаю вот что: тебе пора, кофе попьешь где-нибудь еще! – И попыталась пройти мимо него, чтобы открыть дверь и выпроводить его из дома.

   Внезапно Крис обхватил ее сзади руками и прижал к стене.

   «О Боже!» – испугалась она, увидев выражение его лица. В отчаянии, стараясь сохранять самообладание, громко велела:

   – Убери руки и убирайся прочь!

   – Не раньше, чем добьюсь того, чем ты соблазняла меня весь вечер! – Задыхаясь от страсти, Крис еще крепче прижал ее к себе.

   Пернел вскрикнула, повернулась и принялась отбиваться от него изо всех сил. Ей повезло – эта борьба продолжалась недолго: к великому ее облегчению, дверь, ведущая со двора в кухню, распахнулась – на пороге стоял Тримейн.

   – Хантер! – выкрикнула Пернел, в ужасном волнении забывшись и назвав его просто по имени.

   А он взбешен, заметила Пернел, представшим перед ним зрелищем: Крис держит ее силком, не давая вырваться. Ох, какое счастье, просто чудо, что сосед вовремя появился! Крис растерялся, и пыл его тут же угас. Он еще пытался соблюдать достоинство, но, рассмотрев высокую, мужественную фигуру противника, поутих.

   – Ты слышал, что сказала леди: убери свои руки и проваливай отсюда! – угрожающе заявил Хантер.

   – А если я не уйду?

   Тот смерил его взглядом и произнес спокойно:

   – Тогда поступим по-другому. – И сделал шаг в его сторону.

   – Ладно, ладно, в этом нет необходимости, – отступил Крис и, сопровождаемый Хантером, быстро ретировался через гостиную наружу.

   Расстроенная, обессиленная, Пернел так и стояла у стены, в голове у нее стучало: почему вдруг Крис позволил себе такое? Конечно, она хотела, чтобы вечер для него оказался приятным, но ничуть не давала повода вести себя столь вольно. Вовсе она его не «соблазняла», вот уж чего и в мыслях не было. Шум отъезжающей машины… ее незадачливый поклонник отчалил. Хантер наверняка рассвирепел и вряд ли вернется сюда – отправится к себе. Но тут раздался стук входной двери – он!.. Вошел, окинул ее холодным, осуждающим взглядом и, все еще не произнося ни слова, проследовал к выходу из кухни во двор и взялся за дверную ручку.

   – С-спасибо! – хрипло поблагодарила Пернел, все еще не придя в себя.

   Он обернулся и снова устремил недобрый, темный взор на бледное лицо с огромными, испуганными глазами. Коротко кивнул, заколебался вдруг – и, ей показалось, злость его внезапно прошла.

   – С вами всё в порядке? – Он отступил обратно, к ней.

   – Н-нормально… – соврала она, с трудом сдерживаясь, чтобы не разреветься.

   Хантер еще раз внимательно оглядел ее лицо, расширившиеся от потрясения карие глаза с навернувшимися слезами, – взгляд их так нежен… Суровый судья смягчился, смилостивился:

   – Ну ладно. Иди ко мне! – и как-то мгновенно к ней придвинулся.

   Не успела Пернел оглянуться, как оказалась в его объятиях. Минуту или две она чувствовала напряжение, но он не пытался целовать ее, а просто нежно обнимал и поддерживал. Постепенно напряжение ее спало, она обмякла в его руках. Мгновения бежали, она невольно сравнивала: как противны ей были лапы Криса и как приятны объятия Хантера… Она совсем уже оправилась, зашевелилась в его нежных руках – и тут же пожалела об этом: руки эти, действовавшие так успокоительно, сразу упали, отпустили ее. Он отступил на несколько шагов, опять изучил, как она себя чувствует. Но ей стало так хорошо: она благодарна ему, довольна собой – что сумела сдержать слезы. Украдкой взглянула на него – какая у него чудесная, мужественная и немного лукавая улыбка…

   – Обдумываете следующее свидание с ним?

   Пернел не смогла удержаться от смеха – и сразу некая мысль поразила ее:

   – А как вам удалось войти?

   – Так дверь была не заперта.

   – Неуже-ели? – изумилась она, не в силах вспомнить, повернула ли старомодный ключ, прежде чем выйти через переднюю дверь.

   – Ну не лгу же я?

   Голос его звучал весело, и Пернел улыбнулась.

   – Да нет, я и не думала…

   – Но теперь-то вы в норме? – осведомился он уже серьезно.

   – О, вполне!

   На этот раз она сказала правду, он это понял.

   – Тогда, юная леди, доброй вам ночи, – пожелал Хантер и, поднеся к губам ее руку, поцеловал и оставил ее дом.

   А Пернел пошла спать, в глубине души вполне уверенная: будь дверь заперта – взломал бы, но выручил ее. На душе у нее потеплело. Так или иначе, а сосед у нее замечательный.

   Однако не прошло и нескольких часов, а приятные мысли о хорошем соседе улетучились как дым. Проснувшись с ними в воскресенье утром, Пернел решила: она тоже будет паинькой – доброй соседкой. Вредные глупые овцы сжевали чудные цветы на клумбе ее спасителя – с этим нужно покончить. Пока не заделана прореха в изгороди, разделявшей участки, животные могут проникнуть в сад. Около девяти, вооружившись бечевкой и дощечками, найденными в сарае, на полке, Пернел принялась сооружать заграждение. Через полчаса ей удалось его возвести, – правда, оно похоже на дикого ежа, но теперь уж никакое животное сюда не проникнет, это точно! Хотя… высота-то тут всего пятьдесят сантиметров – можно просто перемахнуть через ежа, и все. Какой же высоты должно быть заграждение, чтобы его не могли преодолеть овцы?

   Вдруг из-за угла дома появился Хантер и остановился как вкопанный, глядя в ее сторону. Почувствовав внезапный, непонятный прилив скромности, Пернел потупилась и ждала, пока он преодолеет по дорожке несколько разделяющих их метров. Она совсем уж было собралась все объяснить, как вдруг раздался резкий голос:

   – Господи спаси, что за дикое сооружение?!

   Такая грубость, беспардонность заставила ее в изумлении поднять на него глаза. Куда исчез заботливый сосед – ее спаситель? Вчера он пришел к ней на помощь, нежно обнимал ласковыми руками, вел себя по-рыцарски, даже поцеловал ей руку… И вот теперь перед ней совсем другой человек – стоит и враждебно озирает результаты ее трудов.

   – Ведь вчера вы так негодовали, что овцы проникли на ваш участок! – Остатки застенчивости при виде его агрессивной позы как рукой сняло. – Вот я и подумала, что забор поможет…

   – Но все это только потому, что вы не соизволили закрыть за собой ворота! – крикнул он и толкнул ногой ее произведение из веревок и кусков дерева. – А вот этого безобразия я не потерплю на своем участке!

   – А оно и не на вашем участке! – раздраженная, заспорила Пернел.

   – А веревка – она привязана к моей водосточной трубе! Это что, тоже не на моем участке?

   Девушка представления не имела, кому принадлежит труба, обслуживающая сразу два дома, но воскликнула:

   – Пусть так, но вы тоже должны держать свои ворота закрытыми!

   Хантер только хмыкнул, и ее снова охватила волна негодования: она тут, согнувшись в три погибели, пытается развязать все эти наспех завязанные узлы, а он себе стоит и посматривает, и не думает помочь! Вот черт, еще и ноготь сломала, а проклятые узлы никак не поддаются. Хантер спокойненько повернулся и вообще куда-то ушел… Ага, возвращается, с ножницами. В полном молчании они вместе ликвидировали остатки импровизированной изгороди – и вдруг оба одновременно подняли головы: она – воинственно, готовая к бою, он же – совершенно спокойно глядя на нее с высоты своего роста.

   Пернел уже собиралась повернуться и молча покинуть поле битвы, когда за спиной у нее внезапно раздался его голос:

   – Вы действительно испугались вчера вечером?

   Вопрос застал ее врасплох – никак она не привыкнет к этим переходам. Вчера он был мужественным, мягким, а сегодня опять жесток и груб.

   – Кого? Вас?

   – Конечно, не меня, глупышка! Вашего ухажера!

   – Благодарю вас, – съязвила Пернел, ничуть не задетая, что ее назвали «глупышкой». Докладывать этому грубияну, что Крис Фармер весь вечер считал, будто его завлекают? Нет уж; но надо же как-то ему объяснить… И она промямлила: – Я… это… просто немного перебрала вчера. – Хватит с него такой мотивировки.

   Слова ее, кажется, немного разочаровали Хантера. Несколько долгих секунд он молча смотрел на нее, наконец, осторожно задал вопрос:

   – Но ведь вы, полагаю, уже не девственница?

   Вот это да! Какая наглость с его стороны!

   – А почему бы и нет?

   В ответ прозвучало нечто непечатное.

   – Спасибо, – только и осталось ей поблагодарить еще раз.

   – К черту ваше «спасибо»! – прорычал Хантер. – Вам надо головку проверить – все ли с ней в порядке!

   – Это почему же?

   Да, почему, собственно, будучи девственницей, ей не следует ею быть?

   – Да потому, что любому нормальному человеку сразу было бы ясно, что собой представляет этот тип!

   – Безусловно, для вас это бы трудности не представило! – По лицу его она поняла: намек не очень-то пришелся ему по вкусу. Ох, она же несправедлива к нему – он так нежно утешал ее, прижимал к себе… – Но ведь я только хотела показать ему мой дом, как я его отделала, а он… – Большая уступка Хантеру – учитывая его сегодняшнее поведение.

   Однако по всему видно, он не оценил ее попытки быть хорошей: он вдруг громко хмыкнул и удалился в сторону своего гаража.

   «Нахал!» – продолжала кипеть Пернел, собирая обрывки бечевки, досок и складывая все это в свой сарай. Большую часть дня она провела в саду позади дома – это когда Хантера не было поблизости, а когда он появлялся, она уходила в дом звонить матери.

   – Когда же ты навестишь нас?

   В который раз мама это спрашивает… И, правда, с тех пор как Брюс завершил свои дела в Уилтшире, их встречи стали совсем редкими.

   – Да вот еще приведу свой сад в божеский вид – тогда.

   Пернел положила трубку и пошла посмотреть, чем это занимается на заднем дворе Хантер. Потом, поставив на предохранитель защелку передней двери, занялась той частью сада, что перед домом. Потрудившись как следует, довольная проделанным, она вернулась в дом, лишь совсем выбившись из сил. Сколько ей еще всего предстоит, пока у нее воцарится такой же порядок, как на участке соседа… Что ж, теперь появится больше свободного времени – наверстаем упущенное. Только надо срочно приобрести посадочный материал. И с этими мыслями она поднялась наверх принять ванну.

   Натянула чистые джинсы, свежую белоснежную рубашку, спустилась вниз, приготовила еду и, к своему удивлению, обнаружила, что думает: какую пищу сейчас поглощает ее сосед? И тут же выругала себя: да почему, вообще говоря, ее заботит, чем этот поросенок набивает себе брюхо? «Лучше вытирай-ка посуду и размышляй о своем саде!» – велела она себе. Захлопнулась задняя дверь в его доме, шаги по гравийной дорожке, приближаются сюда… Сердце ее забилось в сумасшедшем ритме, и она повернулась спиной к кухонному окну – как раз пора положить вилки в ящик шкафчика.

   В дверь постучали… вполне как будто мирно, дружелюбно… Но она уже не раз обманывалась и на всякий случай репетировала суровую отповедь – пусть только он раскроет рот… И все же оказалась совсем не подготовленной к тому, что произошло дальше. Дверь отворилась – показался Хантер с бутылкой вина в руке. Пернел замерла и не успела произнести ни слова из наскоро выученной пылкой речи.

   – Вы не хотели бы показать мне, как оклеили комнаты?

   У нее прямо-таки челюсть отвисла. Не так давно они просто рычали друг на друга! И вот он является, да еще и, похоже, поддразнивает ее! Она, кажется, не в состоянии удержаться от смеха, хотя преисполнена сознанием – необходимо изо всех сил сохранять серьезность.

   – Но ведь вы уже все видели!

   От нее не ускользнуло, что Хантер заметил ее потуги не рассмеяться. Ну да, она имеет в виду тот день, совсем недавно, в прошлый четверг, когда были готовы только две комнаты. Он забрался к ней по лестнице и спустился в гостиную. А сейчас, безошибочно определив ход ее мысли, заранее предупредил:

   – Прошу простить, но, как правило, спальня – последняя комната, куда я вхожу.

   Пока она судорожно подбирала достойный, остроумный ответ на подобное заявление, он осведомился:

   – Вы кого-нибудь ждете?

   У нее вертелись на языке два варианта ответа, но он явно предлагает мировую после их утренней стычки…

   – Входите, – пригласила она и достала из шкафа два бокала.

   Сидели в гостиной, пили вино, и Хантер признал: на него произвело большое впечатление, какую работу она выполнила – одна, без чьей-либо помощи.

   – Сначала я не воспринимал всерьез то, что вы собирались сделать, – мягко произнес он.

   Во всем его облике ей виделось столько обаяния, что она сама стала подыскивать извинения для его утренних подвигов.

   – Вполне естественно, что после трудной недели вам хотелось покоя и отдыха здесь, в этом уединенном уголке.

   – Ну, вы уж слишком меня защищаете! – улыбнулся Хантер.

   Боже, как он мил, как привлекателен! Ах, вот в чем истинная причина его визита – просит оказать ему услугу, вот и все. На следующей неделе ждет посылки, не получит ли ее Пернел в его отсутствие? Да-да, конечно же, получит. Но… почему бы не распорядиться, если это так важно, чтобы ему адресовали на лондонскую квартиру? Хотя, может быть, именно это почтовое отправление должно прийти сюда, в Миртл-коттедж? На том Пернел и порешила.

   Вообще в этот вечер она сделала несколько открытий. Во многих отношениях вкусы их сходятся. А если они иногда и спорят, то это не обязательно должно переходить в ссору. Когда он наконец встал и заявил: «Не желаю больше вам надоедать», она почувствовала – не хочется отпускать его. Однако не удерживать же… Любезно проводив его до двери и бросив взгляд на часы, Пернел поразилась – как незаметно пробежали полтора часа.

   – Вы ведь и кухню привели в порядок? – на ходу бросил он и, неожиданно обернувшись, заметил удивленную улыбку на ее лице.

   – Вы… вы же слыхали, как я стучала… даже позвонили мне в воскресенье утром… – рассмеялась Пернел.

   Он перевел взгляд с ее губ на большие карие глаза.

   – Разве я не говорил вам уже, что вы неисправимы?

   – Возможно, – лукаво промолвила Пернел, и сердце ее радостно забилось, когда она увидела и на его лице улыбку.

   Но веселость ее сразу исчезла, как только он вдруг стал серьезным, взял ее за руки, а голова склонилась к ее голове. Пернел вся напряглась, – вчерашние события, что ли, до сих пор действуют? Но Хантер внезапно отпустил ее и, поглядев ей прямо в глаза, пробормотал:

   – Спокойной ночи, Пернел Ричардс.

   – Спокойной ночи, – сдавленно откликнулась Пернел и покорно позволила ему мягко, нежно прикоснуться к своим губам.

   Долго она еще стояла, не сходя с места, даже услышав стук закрывающейся двери его дома. Потом медленно поднялась на второй этаж и улеглась в постель. Воспоминания об удивительных открытиях прошедшего вечера долго не покидали ее… нет, все это вовсе не игра ее воображения. И самое главное, потрясающее открытие – она влюбилась в Хантера Тримейна!

ГЛАВА ШЕСТАЯ

   В понедельник, проснувшись рано утром, Пернел больше не удивлялась, что непрестанно думает о Хантере. Ей совершенно ясно теперь, что с ней происходит: она полюбила его, и незачем дольше скрывать это от самой себя.

   Некоторое время она лежала, прислушиваясь к тому, что происходит за стеной. Но оттуда не доносилось ни звука, и, несколько разочарованная этим, Пернел вскочила – пора готовиться к предстоящему рабочему дню. За обычной чашкой чая она размышляла о том, что Хантер, конечно, уже уехал в Лондон, а для нее наступает очередная трудная неделя. Теперь она увидит его только через пять дней.

   В это утро она немного задержалась – всего минут на пять. Закрыв за собой заднюю дверь и направляясь к машине, она вдруг остановилась пораженная: дверь его гаража открыта… Сердце уже колотится вовсю. Мягко заурчала машина… показалась из гаража… Пернел сделала вид, что не видит ни ее, ни того, кто в ней сидит, и открыла дверцу своей. Застенчивость, дурацкая застенчивость – она всю жизнь ее мучила и опять овладела ею! Несколько глубоких вдохов – надо успокоиться. Больше притворяться нельзя, – она обернулась к «ягуару». Хантер, милый, самый чудесный человек на свете… Вот он идет быстрым шагом… Видимо, очень торопится, но не настолько, чтобы не заметить ее.

   – Твоя карета в порядке? – такими были его первые слова.

   – Спасибо, мне ее отремонтировали, – улыбнулась Пернел.

   Оба уселись, каждый в свой экипаж; он подкатил к воротам, открыл их, выехал и снова закрыл за собой. За это время Пернел едва успела добраться до своих и лишь вздохнула, глядя ему вслед. Но теперь ей стало гораздо легче, как-то спокойнее.

   На работе не успела она войти, как услышала голос Майка:

   – А мистер Тримейн приезжал к себе на уик-энд?

   Приезжал ли он? О, сколько всего произошло…

   – Да… он… приехал, в субботу утром. – Пернел будто выставила щит против следующих вопросов.

   – Ну, надеюсь, вы не ссорились? – допытывался Майк.

   Не рассказывать же ему все: как Хантер вечером в субботу выпроводил из ее дома Криса Фармера, как потом нежно обнимал и успокаивал ее?..

   – Нет-нет, все в порядке, – уверила она Майка и, когда он удалился в свой кабинет, снова обратилась мыслью к дивным воспоминаниям об этих полутора часах с Хантером. Его прощальный легкий поцелуй, его улыбка… Ее собственное великое открытие: она влюблена… влюблена в него. Что там их субботняя ссора из-за овец, а в воскресенье – из-за того злосчастного сооружения, возведенного ею… Это все неважно, это прошло мимо ее сознания. Целый день она лелеяла в памяти лишь образ ласкового, тихого Хантера.

   Во вторник утром взволнованный Майк поведал, что получил письмо из «Брэддон консолидейтид», подписанное самим мистером Тримейном.

   – Фирма пока не предлагает кредит, а только оговаривает условия, – с оптимизмом прокомментировал письмо Майк. – Но ведь и не дает от ворот поворот, как все другие!

   – Д-да-а?.. – как-то неуверенно протянула Пернел.

   – Ну как ты не понимаешь? Такие люди, как Хантер Тримейн, не подписывают лично письма, если не придают никакого значения предполагаемой сделке!

   – Это верно, – согласилась Пернел. Обрадованный, он помчался звонить жене, а Пернел… немножко надеялась, что Хантер, может быть, подумал и о ней, когда подписывал письмо к ее начальнику. Вечером она вернулась домой, убежденная, что все эти глупости надо из головы выкинуть. Ведь это полный абсурд – чтобы такой занятой бизнесмен, как Тримейн, средь бела дня отставил все свои дела и вспоминал о секретарше того, кому фирма отправляет деловое письмо, а он подписывает. Она их и выкинула, эти глупости.

   Тем неимовернее, отчаяннее была ее радость, когда вдруг, около семи вечера, она услышала телефонный звонок и получила подтверждение – нет, Хантер помнит о ней!

   Звонит, спрашивает вовсе не о посылке, как она ожидала.

   – Привет, Пернел! Говорит Хантер Тримейн.

   Да разве есть ему нужда называться! Первое его слово – и она всем существом ощутила: это он.

   – Каким ты видишь небо из своего окна? – легко продолжал он.

   Сердце ее забилось где-то в горле, – он вовсе не торопится, хочет поговорить…

   – Ну, таким, какое бывает в разгар лета, – в тон ему импровизировала она.

   – Дождя нет, а?

   – Да нет, погода превосходная. – Пернел изо всех сил стремилась подольше слышать его голос в трубке. – Но посылка ваша еще не пришла. Я тщательно обследовала ящик – никаких следов.

   – А в сарае моем вы не посмотрели? Специально не запирал, – словоохотливо сообщил Хантер.

   – Смотрела и там. – Нет, это звучит слишком сухо. Рассказать, что сегодня днем напечатала письмо к нему: Майк соглашается с условиями фирмы о предоставлении кредита? Пожалуй, не стоит, хорошо, что вовремя сдержалась: нечего смешивать рабочие вопросы с личным разговором. – Возможно, посылка придет завтра, – бодро утешила она.

   – Будем надеяться, – вежливо подхватил Хантер.

   Пернел еще с полчаса сидела молча, чему-то улыбаясь и уставившись в пространство. Только дома, уже к утру, ей удалось обуздать свое бездумно-мечтательное настроение. Подумать только, какую дурочку делает из нее любовь! Просидеть столько времени в безмолвии у телефона, витая в облаках, после обычного, ни к чему не обязывающего разговора…

   Даже на следующее утро упоминание о Хантере не застало ее врасплох, хотя Майк, диктуя ей какой-то документ, неожиданно прервался:

   – Мистер Тримейн уже, наверно, получил мое письмо, как ты думаешь?

   – Конечно, если только почта работает нормально, – согласилась Пернел.

   Кажется, Майк опять беспокоится. Ее охватило противоречивое чувство: для него так важно любое сообщение о компании Хантера, но ей неудобно доложить ему, что вчера Хантер звонил… только чтобы узнать, не пришла ли для него посылка.

   Когда, закончив работу с Майком, она вернулась к себе, ее поразила перемена собственной ориентации: теперь она испытывает потребность защитить не хозяина, а Хантера, оградить его отдых на то недолгое время, которое он мог позволить себе после напряженной работы. Ведь это, в конце концов, из его личной жизни – посылка.

   По пути домой эти два слова – «личная жизнь» – не выходили у нее из головы. Они вдруг пробудили в ее влюбленной душе ревность. Смешно – ведь он свободный человек! С какой стати, ей-то до всего этого что за дело? Ну а как насчет его дам? Ей известны, по крайней мере, две – побывавшие недавно в его доме… И она серьезно задумалась о третьей. Намерение навестить в этот уик-энд мать и отчима, по-видимому, придется отложить, никуда она не двинется. Она любит Хантера, не оставит его этим дамам, а будет здесь, в своем доме, в Примроуз-коттедж. Он же приедет в Миртл… Но и прислуживать кому-либо она тоже не станет! Хватит и того, что утром она уже искала эту посылку. Черта с два опять сейчас пойдет рыться в почтовых ящиках!

   Однако от ее решимости скоро не осталось и следа. Она приготовила себе ужин, поела, помыла посуду – и тут ее будто что-то ужалило. Вчера Хантер звонил около семи вечера! А что, если и сегодня?.. Вряд ли… И все же примерно без двадцати семь она принялась за дело.

   Однако самые тщательные поиски результата не дали, и уже в семь Пернел сидела в гостиной и нетерпеливо поглядывала на телефон. В пять минут восьмого она уверилась, что Хантер не позвонит. Погода улучшилась, и в десять минут восьмого она решила не валять дурака и пойти поработать в саду. Поднялась с места – и тут зазвонил телефон. Ноги у нее стали как ватные. Собравшись с силами, она взяла трубку; это, конечно, не Хантер, и нечего сходить с ума. Ее «алло» прозвучало спокойно и доброжелательно.

   – Как там у вас небо – прояснилось? – услышала она веселый вопрос Хантера.

   – Что? О чем вы? – растерялась она и машинально опустилась в стоящее рядом кресло.

   – Ваш голос так и светится, – поддразнил он ее.

   Какой он милый! Прелесть!

   – Да, в последние дни я довольна собой. – Пернел глубоко вздохнула.

   – Как у вас прошел день?

   Но ей меньше всего хотелось говорить о работе.

   – Неплохо, а сейчас я собиралась повозиться в саду, – легко, не задумываясь, ответила Пернел первое, что пришло в голову.

   – Надеюсь, я не сказал ничего обидного?

   Он все еще дразнит ее… И Пернел, вспомнив, как он настойчиво рекомендовал ей заняться, садом, невольно рассмеялась, но тут же спохватилась: Господи, ведь даже в ее смехе сквозит любовь! Надо говорить спокойнее, и на другую тему.

   – Ваша посылка, между прочим, до сих пор не прибыла.

   И тут же пожалела о сказанном, потому что разговор на этом закончился – Хантер только любезно ее поблагодарил.

   На следующее утро, когда она с привычной осторожностью вела машину, направляясь на работу, Хантер, один Хантер царил в ее мыслях. Посылки все еще нет, так что сегодня вечером… позвонит или нет?.. Теперь весь день она будет думать об этом и нервничать.

   Между прочим, Пернел вскоре обнаружила, что не одна она беспрестанно думает о Хантере. Не успела войти к себе, как появился Майк и, тепло поздоровавшись, поинтересовался:

   – Хотелось бы знать, а не собирается ли мистер Тримейн в Чамлей-Эдж на уик-энд?

   «Ты имеешь в виду – ваши двери рядом, так действуй!» – подумала Пернел. Да хозяин просто давит на нее.

   – Хм… вполне вероятно.

   Она так и не набралась храбрости сообщить, что Тримейн звонил ей только вчера.

   С работы она уехала в пять и сразу посмотрела, нет ли посылки, даже в дом не заходила. Нет как нет… Теперь все силы сосредоточились на том, чтобы не прислушиваться: а не зазвонит ли телефон? Хантер наверняка не позвонит. Ну а вдруг? Ведь эта посылка так важна для него! В десять минут восьмого – нервы уже напряжены до предела, ладони взмокли – телефон зазвонил. Все заготовки предстоящего разговора моментально улетучились, как только она подняла трубку и с пересохшим горлом выдавила «алло».

   – Здравствуй, дорогая! – Голос матери!

   Пернел встряхнула головой, стараясь не выдать разочарования ни маме, ни самой себе.

   – Что-нибудь случилось, мама?

   – А что, разве непременно что-то должно случиться? Неужели мать не может пару раз в неделю поговорить с дочерью и не вызвать тревоги?

   Мать смеялась, но у нее оказалась и серьезная просьба: соседку ее, миссис Дикин, положили в больницу на операцию, она одинока, так вот, не напишет ли ей Пернел письмо – может, это ее немного утешит?

   – Обязательно напишу. – Пернел вспомнила, как выводила гулять Артура, собачку соседки. – У тебя есть адрес больницы? Давай-ка я запишу. А где Артур? В приюте?

   – Был, да сбежал оттуда. Его увезли за день до того, как миссис Дикин уехала в больницу. И вдруг, поздно вечером, пес стал лаять и скрестись в дверь. Представляешь, как она расстроилась?

   – Ах, бедняга! – пожалела Пернел, догадываясь, о чем попросит ее мать. – А где он сейчас?

   – В настоящий момент вывел Брюса на прогулку.

   – Значит, вы взяли его к себе?

   – Миссис Дикин так страдала, что нам только и оставалось предложить это.

   Пернел чутьем угадала – мать настроена с ней поболтать. Брюс, сообщила она, намеревается продать свое дело, получил несколько предложений, а тут его сестра, Бэрил, приболела. А главная новость: когда с делом будет покончено, они с Брюсом собираются немного попутешествовать.

   – Но это же просто мечта! – восхитилась Пернел, поддерживая от души эту идею.

   – Ну, путешествие будет недолгим… Ох, Артур лает! Подожди-ка, дорогая. – И мать отошла на минуту. – Ну, все, надо идти выяснять, что там случилось с этим зверем.

   Телефон тут же зазвонил снова. Не успела она и слова вымолвить, как раздался недовольный голос Тримейна:

   – Ну и долго же вы разговариваете по телефону!

   – Я… да тут…

   От такого обвинения Пернел растерялась – и сразу обрадовалась: так он ее ревнует?! Но безжалостно отогнала эту мысль. Боже, о чем она думает! О какой ревности может идти речь! Ему бы только узнать о посылке – скорее, на свидание торопится. Теперь приступ ревности охватил ее.

   – А что, почему бы мне иногда и не поболтать с матерью?

   Ох, кажется, тон у нее излишне задиристый…

   – У меня был трудный день.

   К ее удивлению, Хантер не бросил трубку, не ответил резкостью на резкость – и она сразу смягчилась.

   – Сожалею, что ничем не могу помочь вам: посылка до сих пор не прибыла.

   – Хм… – крякнул Хантер, но продолжал спокойно: – Придется попросить секретаршу поискать ее.

   На это Пернел не нашла что ответить. Но так хочется еще поговорить с ним… В голову не пришло ничего умнее, чем осведомиться о состоянии дел с займом для Майка, но она вовремя спохватилась. У него и так выдался тяжелый день, а тут еще она. Лучше уж не затрагивать эту тему.

   – А посылка… она, наверно, завтра придет. – Побоявшись ляпнуть что-нибудь не то, Пернел пожелала ему спокойной ночи.

   Ну вот, только вчера она сочла себя обязанной оберегать свободное время Хантера от сторонних посягательств, а уже сегодня чуть не задала ему деловой вопрос. Теперь самое время поработать в саду. Но и тут ее одолевали тревожные мысли: а как же Майк, как его фирма? Для нее это немаловажно, да что там – это и ее беда тоже.

   Проснувшись утром в пятницу, Пернел впервые в жизни почувствовала – не хочется идти на работу. Совесть замучила – она не проявляет должной лояльности по отношению к шефу. Но, между прочим, ее общение с Хантером носит чисто личный характер, она вовсе не обязана ставить в известность Майка. А если заикнется – он, несомненно, не преминет воспользоваться таким случаем.

   Она была недалека от истины.

   – Ничего нет от «Брэддон консолидейтид»? – сразу спросил он, когда Пернел вошла к нему, чтобы разобрать поступившую почту, тяжело вздохнул и вопросительно посмотрел ей в глаза. – Ты, вероятно, увидишься с мистером Тримейном в уик-энд?

   – Возможно – если он приедет. – Она отвечала спокойно, но чувствовала себя кругом виноватой. – Только… вы же знаете, мы не очень-то дружим.

   – Да, я помню… Знаешь, пожалуй, лучше оставить его в покое.

   – А почему бы вам не позвонить прямо на фирму? – предложила Пернел.

   – Можно, конечно, но престиж-то пострадает. Я почему-то думаю, такой человек, как Хантер Тримейн, не станет собственноручно подписывать письмо, если не уверен в положительном решении вопроса. Меня убивает только сам факт – что до сих пор не поступило никакого ответа.

   В час Пернел пошла перекусить, по дороге отправив доброе, сердечное письмо миссис Дикин с пожеланиями скорейшего выздоровления. Остальную часть дня она провела в постоянных терзаниях, что не оказывает Майку необходимой ему помощи. Наконец она не выдержала и без пяти пять вошла в кабинет шефа.

   – Если подвернется случай, спросить у мистера Тримейна о наших делах?

   – Хорошо бы, – засиял он.

   Впервые за долгое время на лице Майка появилась улыбка. «Я правильно поступила!» – одобрила себя Пернел. По дороге домой, даже не зная, будет ли в состоянии выполнить свое обещание, она уже не казалась себе предательницей интересов своей фирмы. Вот и семь часов, но телефон молчит. Половина восьмого… молчит. Хантер не справляется о своей посылке. Сердце у нее замерло, – а что, если он сегодня вовсе не приедет?.. Без двадцати восемь… Звонок! Какие чувства ее обуревают – волнение, что он не приедет, или радость, что услышит его голос? Все напрасно: это Джулиан Коллинз.

   – Привет, Пернел!

   – Привет, Джулиан! Как дела?

   Нотка разочарования, кажется, все же прозвучала.

   – Да я вот тут рву и мечу, – признался он шутливо.

   Оказалось – пригласил девушку на завтрашний вечер в Уникорн-театр, в Восточном Дарнли, а она только что сообщила: совсем расхворалась.

   – Как легкомысленно с ее стороны! – посочувствовала Пернел.

   Пусть и не просит – совсем она не настроена идти с ним в театр. Ей так хорошо быть дома – сидеть и ждать: вдруг опять на пороге появится Хантер, в руке у него бутылка вина и он желает взглянуть, как она отделала свои комнаты…

   – Не пойдешь ли со мной, если у тебя нет других планов?

   Джулиан на нее надеялся… Любовь к Хантеру уже вынудила ее утратить лояльность к шефу, а теперь – то же самое с хорошим приятелем. Пожалуй, хватит!

   – А когда начало?

   – О, ты просто молодчина! – от всей души обрадовался Джулиан. – За это в антракте я угощу тебя джином!

   – Ты прекрасно знаешь, как обращаться с девушками, – пошутила она. – Заезжай за мной в семь пятнадцать. – И, едва положив трубку, кинулась к окну: нет ли Хантера?

   В эту ночь Пернел плохо спала. Хантер не приехал, но она все надеялась: ведь однажды в субботу он уже приезжал в четыре утра… Вот и четыре… половина пятого… Но не стучат его ворота, не слышно мягкого урчания мощного мотора… Спустившись вниз выпить чашку чая, Пернел задумалась: как она перенесет, если он не приедет на этот раз? Приняв душ, она натянула шорты и безрукавку и, чтобы занять себя чем-то, принялась пылесосить комнаты. Без четверти одиннадцать, отучая себя от уже ставшего привычкой выглядывания из окна (не приехал ли Хантер), пошла в сарай за газонокосилкой, но тут же передумала и вернулась в дом: сначала выпьет кофе.

   Пора бы ему уже быть здесь – если вообще явится сегодня. Она так расстроена, ей так хочется его видеть… А если все же не приедет? Одна эта мысль привела ее в ужас. Да нет, он наверняка остался в Лондоне, вообще не собирается в Чамлей-Эдж. И остался он там, конечно, не один, а с женщиной… Ревность раздирала ей сердце, доводила до бешенства. Уж, несомненно, у него была бурная ночь и он и так устал… Его партнерша очень хороша собой, безукоризненно элегантна, уверенна…

   Чайник закипел, она сняла его и, обуреваемая всеми этими кошмарными видениями, стала наливать воду в чашку с кофе, взяла ложку… И тут в проеме открытой кухонной двери возник Хантер. Сердце Пернел сумасшедше забилось – какое внезапное счастье… От неожиданности она вздрогнула, чайник дернулся, кипяток пролился ей на руку, и она громко вскрикнула. Хантер молнией бросился к ней, мгновенно оценил ситуацию, схватил ее руку и подставил под струю холодной воды… Потом наполнил холодной водой чайник и сунул ее руку туда.

   Ошеломленная, Пернел никак не могла понять, что произошло, и только смотрела ему в глаза в поисках ответа. Ясно одно: рука нестерпимо болит, а Хантер стоит рядом и обнимает ее левой рукой за плечи. Так они стояли некоторое время и молчали, глядя друг на друга. Улыбка появилась в уголках его губ, и он тихо произнес:

   – Доброе утро, мисс Ричардс.

   – Д-доброе… я… я не слыхала, как вы подъехали. – Пернел запиналась, заикалась, готова была сквозь землю провалиться из-за своей неловкости. – Стена… между нами… такая тонкая… – принялась она объяснять, но страшная боль в руке прервала ее речь.

   Она закрыла глаза – пусть он не замечает ее страданий… Но ему все ясно; другой рукой он нежно обнял ее и слегка прижал к себе.

   – Постарайтесь отвлечься, думайте о чем-нибудь… приятном, – сочувственно посоветовал Хантер, обнимая ее крепче.

   Он прикоснулся губами к обожженному месту, и, как ни странно, этот легкий поцелуй подействовал – боль стала утихать. И почти совсем унялась, когда губы его коснулись ее щеки. Пернел отпрянула, взгляды их встретились.

   – Ты такая красивая… потрясающе хороша! – пробормотал он и поцеловал ее – так нежно, тепло, ласково…

   Сердце ее заколотилось, она совсем потеряла голову.

   – Я… я… потрясающе хороша? – Пернел безуспешно пыталась прийти в себя.

   – Да, да… это даже не те слова, – шептал он и целовал ее. – А фигура у тебя… о, как ты сложена… Все, все в тебе… прекрасно!

   Его объятия и поцелуи, его слова – она впитывала все это, как губка воду, и сама не заметила, как стала с не меньшей страстью отвечать на его прикосновения. Никогда прежде не доводилось ей испытывать ничего подобного. Наконец он оторвался от нее – но не мог оторвать от нее глаз: лицо ее горело нежным румянцем, взор сиял.

   – Руку тебе, пожалуй, лучше держать в воде, а… не обнимать меня за шею.

   Пернел совсем не, помнила, как вынула руку из чайника.

   – Но… у вас мокрая рубашка, – пробормотала она.

   Как он смотрит на нее… каким нежным, влекущим взглядом… Пернел отпрянула, даже отступила на шаг. И она допустила, позволила себе такую слабость! К счастью, ей удалось собраться с силами и придать голосу приличествующую строгость:

   – А вы… врач хоть куда! Лечите любые заболевания!

   – Да вот как раз заказал бронзовую табличку, собираюсь повесить: «Доктор Хантер Тримейн», – подхватил он совершенно серьезно.

   О, она не в состоянии быть с ним суровой, не может не поддаваться его обаянию… она любит его. И Пернел против воли рассмеялась. Он тоже смеялся и, казалось, снова хотел привлечь ее к себе, уже поднял руки… Но взглянул на нее, остановился и покачал головой. Понял, конечно, что она не сумеет ему противиться.

   – Лучше нам прекратить это. – И, отойдя на несколько шагов, Хантер перевел разговор на другую тему: – А посылки все еще нет?

   – Увы!.. – Пернел, изо всех сил стараясь взять себя в руки, отвернулась, и взгляд ее упал на чайник – источник всех бед. – А ведь я собиралась приготовить кофе… Не хотите чашечку?

   Никто не отказывается от кофе или чая – слава этим напиткам, они всегда помогают в трудных случаях жизни.

   – Давайте-ка, лучше я приготовлю, а вы поберегите руку.

   Пернел попыталась возражать… но как-то сразу подчинилась.

   Пока он готовил кофе, ее одолевал страх: а вдруг он поймет, что этот эпизод с чайником не дело случая, а результат его внезапного, долгожданного появления? Душа у нее не на месте: что придумать, чтоб ему и в голову не пришло, какие чувства она к нему испытывает?

   В этот момент Хантер принес кофе и поставил перед ней чашку, а сам взял стул и устроился напротив, с другой стороны кухонного стола. Она как раз инстинктивно положила на стол руки, не очень-то хорошо соображая – от волнения и боли, – что делает. И вдруг заметила – он внимательно изучает красное пятно от ожога… Нет, она не станет прятать руку – зачем придавать значение таким вещам?

   Хантер перевел взгляд с руки на ее лицо.

   – Ко времени свидания сегодня вечером вам следует привести руку в порядок.

   «Очень вам признательна, Хантер, – сами предоставили мне возможность продемонстрировать, что за мной ухаживают и другие».

   – Все будет в порядке, – она улыбалась, – тем более что я всего лишь иду в театр.

   – Надеюсь, не с тем, с кем вы встречались в субботу?

   Голос его прозвучал так резко и грубо, – пришлось ответить тем же:

   – Так вы, стало быть, вообще отказываете мне в здравом смысле?!

   О Боже, опять у них перепалка! Неужели все сначала? Нет, ура, обошлось: увидев, что она рассердилась, он сдержался, выпил одним глотком свой кофе и встал.

   – Вам бы принять аспирин – почувствуете себя лучше. – И, не проявляя больше никаких эмоций, повернулся и вышел.

   Феноменальная выдержанность – когда ее не ждут от него.

   Да существует ли на свете еще хоть один подобный мужчина – чтобы так его любить и одновременно ненавидеть? «Вам бы принять аспирин…» Холоден как ледышка! А чем она виновата? Правда, и он тут вовсе ни при чем… И не подумает она глотать никаких аспиринов, а лучше пойдет косить траву.

   Однако к тому времени, когда вечером за ней заехал Джулиан, Пернел совсем остыла, забыла все обиды, все злые слова, заготовленные для Хантера, и снова чувствовала себя беззаветно в него влюбленной. С особой тщательностью в этот вечер она привела себя в порядок, выбрала шелковый костюм глубокого, чистого темно-синего цвета… но, когда вышла к машине, Хантеру на глаза не попалась – он словно сквозь землю провалился.

   Пьеса оказалась довольно посредственной.

   – Я ведь обещал тебе джин, – напомнил ей Джулиан в антракте, когда подошли к бару. – Та-ак… хорошо, что я регбист. – И стал прокладывать себе сквозь толпу путь к стойке.

   Тем лучше – теперь никто не мешает ей думать о Хантере. Неужели из всего происшедшего он сделал вывод, что у него нет соперников, и она непременно предпочтет его? Бархатный баритон за спиной нарушил ее мечтания:

   – В гордом одиночестве?

   Пернел проворно обернулась – и глазам своим не поверила: Тримейн! Что он здесь делает? Мысли ее смешались. Неужели он последовал за ней сюда, только чтобы убедиться, что у нее действительно свидание?

   – А-а, это вы! Вы не говорили, что собираетесь сегодня в театр! – воскликнула она чересчур оживленно – и тут же испугалась собственного голоса.

   Вот глупость с ее стороны! Да как ей могло прийти в голову, что он явился сюда из-за нее!

   Хантер удивился, кажется, ее вызову, но реагировал спокойно:

   – Как бы странно это ни показалось, но я вовсе не обязан давать вам отчет.

   Что ж, сама напросилась на такой ответ, но это вовсе не означает, что она так легко смирится с его высокомерием.

   – Ну, вы совершенно невыносимы!

   В этот момент появился Джулиан, чему она очень обрадовалась. Но последнее слово все же осталось не за ней:

   – Ах, вот как! Я невыносим? Придется напомнить вам эти слова в следующий раз, когда вы попросите меня зайти к вам в спальню!

   Выдав этот экспромт, мгновенно вогнавший Пернел в краску – люди ведь кругом, – Хантер умолк: что она теперь скажет? Но она молчала. Тогда, кивнув головой и не обращая ни малейшего внимания на ее эскорт, то есть Джулиана, ее суровый сосед отошел.

   «Вот нахал! – разгневалась Пернел. – Всегда был таким – и остался!»

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

   На следующее утро Пернел все еще кипела негодованием. Она справедливо его охарактеризовала. Зачем он все это наговорил ей вчера? Какая такая необходимость? Она спустилась вниз выпить чаю, так и не уяснив себе – почему он, собственно, появился в театре? В Восточном Дарнли театр всего один, но, когда она сообщила ему, что собирается в театр, это вовсе не означало – именно туда. А он как будто был уверен… Нелепо, но, видимо, так и есть, как она вчера подумала: просто решил проверить, правда ли у нее назначено свидание.

   Пернел гремела посудой, безуспешно пытаясь избавиться от навязчивых мыслей. Как он там заявил: «Придется напомнить вам эти слова в следующий раз, когда вы попросите меня зайти к вам в спальню!» Слава Богу, Джулиан – истинный друг и правильно ее понял, когда она объяснила ему эти слова – «попросите меня зайти к вам в спальню». Но Тримейну знать об этом вовсе не обязательно. А будь у нее, к примеру, более тесные отношения с Джулианом, такая неосторожная фраза могла бы завершиться трагедией. Ну что ж, пора приниматься за дела.

   Приняв душ, она оделась и стала открывать везде окна: день обещает быть замечательным. Вчера она косила траву во дворе, а сегодня займется газоном перед домом. Что-то заставило ее засомневаться, заколебаться, но через минуту все в ней восстало. Она не сделала ничего дурного! Чего же ей прятаться? И потащила старую сенокосилку по дорожке вокруг дома, не удержавшись от взгляда исподтишка на окна соседа: тоже открыты. Но сам-то он, по всему, еще возлежит, хотя начало одиннадцатого.

   Шум мотора старой косилки почему-то успокаивает… полоска скошена, можно повернуть в обратном направлении. Как бы не так – заглох мотор, забитый травой. Пришлось прочищать.

   Вот теперь включим… и тут Пернел услышала звонок телефона. Это у нее в гостиной, – она сделала уже шаг в сторону дома, когда до нее донеслось:

   – Тримейн слушает.

   У него в гостиной, а не у нее! Окно открыто, но самого Хантера не видно. И нечего туда смотреть; она снова взялась за косилку, но не включила ее: голос Тримейна с явным удовольствием произнес:

   – Лили, это ты? Вот молодец, что позвонила!

   Последовали, видимо, излияния Лили. Пернел стало совсем скверно, и она поскорее ухватилась за спасительную рукоятку косилки. Опять Хантер:

   – Хочешь, чтобы я приехал к тебе?

   Скажите, как игриво, – явно они знают друг друга весьма близко. Долго же она его уговаривает… Соизволил согласиться, причем тепло, ласково:

   – Для тебя, лапонька, я на все готов… Когда буду? Ну, примерно в половине первого.

   Будто вонзили нож в сердце Пернел! Она отчаянно принялась толкать косилку к дальнему краю газона. Здорово он это умеет – заставлять женщин себя упрашивать! Ей лучше завести не косилку, а себя – разозлиться посильнее, лишь бы снять эту невыносимую внутреннюю боль… Но разозлиться не получалось, и, усиленно докашивая газон, девушка чувствовала – сердце ее разрывается. Она проходила полосу за полосой, как вдруг на дорожке перед домом Тримейна будто из-под земли выросла пара складных полотняных стульев. Щеки у Пернел пылали, дрожь сотрясала руки и ноги, но это не от работы, о нет… Надо, однако, приложить все силы и сохранить внешнее спокойствие. Еще несколько проходов… На пороге дома внезапно появился Хантер с подносом, на нем – кофейник, чашки.

   Пернел поспешно опустила голову, будто разглядывая что-то в траве. Как поступить? Двигаться в его направлении? У него целый гарем женщин! Она попала под его чары, как и все другие… Но ведь просто неприлично не поздороваться с соседом – в конце концов, они цивилизованные люди! Главное – пусть этот новоявленный Дон Жуан и не подозревает: вот перед ним еще одна истекающая кровью жертва.

   С дальнего края газона она посмотрела в его сторону: сидит на раскладном стуле, на ее территории, и уставился сюда. Пернел подошла поближе, остановилась, совсем уже собралась пробубнить что-то вроде приветствия, но он опередил ее:

   – Я ваш должник.

   Ах, вот в чем дело, – желает предложить ей ответное угощение! Что ж… она пересекла газон, уселась на предложенный ей стул, приняла протянутую чашку, проговорив устало:

   – Пожалуй, я заслужила небольшой отдых.

   – Как ваша рука? – сочувственно-вежливо осведомился он.

   – Надеюсь, завтра смогу печатать, – улыбнулась Пернел, отпивая кофе.

   Заговорила о работе, вспомнила, что обещала Майку. Надо бы воспользоваться случаем… Но Хантер опять не дал ей и слова вымолвить:

   – А как вам вчерашняя пьеса?

   Неожиданный вопрос… Живо представив все, что произошло вчера и как он себя вел с ней, она мгновенно забыла и о Майке, и о его просьбе. Ну и выдержка у этого человека – железные нервы! Но ему не удастся сбить ее с толку, она сумеет держать себя в руках, пожать равнодушно плечами, улыбнуться.

   – Видела и получше.

   Наступила пауза, и Пернел обвела взглядом свой участок. Но Хантер решительно гнул свою линию:

   – И все с тем же поклонником?

   Опять ей пришлось сдерживаться, и она осталась собой довольна, поскольку это удалось. Пернел вдруг осенило: не так уж он интересуется пьесой, театром, и с кем она там была, и вообще тем, что произошло вчера вечером. Всего-навсего галантный жест: пока угощает кофе, заполняет время пустыми разговорами.

   – Мы с Джулианом часто бываем в театре. – Пусть Хантер не думает, что своей бестактной репликой разрушил их дружбу. – В следующую субботу собираемся на премьеру в Уникорн.

   Хантер не обратил на эту ее ложь, произнесенную с улыбкой, никакого внимания, ничего не ответил, а проявил почему-то повышенный интерес к ее старой сенокосилке. Намек понятен! Пернел церемонно поблагодарила за кофе, поставила чашку на поднос и поднялась со стула, показывая намерение продолжить свою полезную работу.

   Некоторое время спустя она увидела, как он отбыл на встречу со своей Лили, и еще раз, сгорая от любви к нему, возненавидела его за то, что он поехал к другой. Ужасно надоело приводить в порядок свой газон, вообще ничего не хочется делать… Но она стала упрямо вырывать высокую траву, быстро выросшую под окнами, – вот так же она выбросит из головы всякие мысли о Хантере, будет думать о ком-нибудь другом. Например, о Майке, о своем обещании… Вернется ли Хантер сюда в этот уик-энд – одному Богу известно. А вот шеф прежде всего спросит ее в понедельник, что сказал сосед. Целый час она размышляла, как тут быть. Его пассия живет в Лондоне, – зачем же ему до следующего уик-энда возвращаться в Чамлей-Эдж?

   В четыре Пернел решила: хватит, потрудилась славно, – умылась и пошла в деревню в надежде купить воскресную газету. Раз уж выпала ей такая участь сегодня – полезный сельский труд и полное одиночество, – что ж, она проведет уютный домашний вечер: примет ванну, почитает газету, решит кроссворд. А на свободе придумает, что бы такое сказать Майку – пусть поймет: дело вовсе не в ее нежелании ему помогать.

   Все эти выдуманные дела не занимали по-настоящему ее сознания, и потому следующие несколько часов тянулись страшно медленно. Обычно ей не свойственно было так долго пить чай, прочитывать от корки до корки газету, лежать в ванне, ни с того ни с сего без нужды мыть голову, а потом сушить волосы феном… В свежей ночной сорочке и легком, светлом хлопчатобумажном халатике она спустилась в гостиную: половина десятого.

   Задернуть гардины, уютно устроиться на кушетке с кроссвордом – и все беспокойство как рукой снимет. Минут двадцать она тщетно боролась с преследовавшими ее мыслями о Хантере. Но… что это за звуки? В тишине ночи послышалось вдруг мягкое урчание мотора – подъехала машина… остановилась у дома. Не осмеливаясь верить тому, во что верить так хотелось, она вся превратилась в слух. Радость, невыразимая радость переполнила ее сердце: стук ворот… Хантер! Он приехал все-таки!

   Открывает двери гаража, ставит машину… Не остался в Лондоне, с этой своей Лили, а вернулся сюда, в Чамлей-Эдж, к ней!

   К ней? Во имя всего святого, что это она себе вообразила? Почему – к ней? Может, еще выдумать так – «домой, к ней»? Домой-то домой, а вот «домой, к ней» – вряд ли это когда-нибудь случится. Его шаги в соседних комнатах… Надо ей спуститься на землю. Да он провел этот день так, что вообще забыл о ее существовании. Стукнула его входная дверь, шаги по гравийной дорожке, соединяющей оба дома, приближаются к ее двери…

   Пернел будто током ударило – она вскочила на ноги и застыла неподвижно, прислушиваясь: прошел мимо окна, остановился у двери… тихий стук. Ноги как приросли к полу; только опасение, что он уйдет, не дождавшись ответа, заставило ее броситься к двери. Хантер здесь, рядом, сейчас она увидит его – после стольких часов ожидания! Сделав несколько глубоких вдохов, она протянула руку и открыла задвижку. О, какой он высокий, как элегантен в этом костюме! И она любит его еще сильнее. Глаза их встретились – и Пернел вдруг с ужасом осознала, что предстала перед ним в первозданном виде – ни капли макияжа, ночная сорочка и халатик… Язык у нее словно прилип к гортани.

   Но ее ночной гость отнюдь не потерял дара речи:

   – Я ведь говорил тебе – ты так хороша… ты прекрасна…

   Как нежно звучит его голос, как искренни интонации… Неужели он и вправду думает то, что говорит? Ноги у нее внезапно стали как ватные; ей хотелось остановить его: «О нет, не надо! Не произноси этих чудесных слов!» Кажется, теперь и она обрела способность говорить, но не выдавать же ему, что тает от его признаний. Куда разумнее остудить его пыл:

   – Вы что, перепили?

   – Только два бокала шампанского за обедом. Но с тех пор прошло много времени.

   Он недоумевает… пусть! Пернел резко отвернулась, – почему она должна слушать, что именно он там пил со своей Лили и о чем они ворковали?

   – Если вы пришли одолжить сахару – заходите! – бросила она через плечо, стараясь прийти в себя, и направилась в гостиную.

   Хантер последовал за ней. Когда она, подавив тупую боль ревности, обернулась и вопросительно посмотрела на него, лицо его еще сохраняло приветливое выражение.

   – Я увидел свет в ваших окнах, – он кивнул на настольную лампу, – и решил узнать, нет ли для меня каких-нибудь сообщений.

   – «Сообщений?» – повторила она. Мало посылки, еще и «сообщения»!

   – Ко мне приятель собирался заехать, а вы весь день работали на участке, вот я и…

   – Неужели вы надеялись, что я… – От такой бесцеремонности у нее перехватило дыхание. – Да я и сама сегодня выходила из дому.

   Под «выходом из дому» подразумевался поход в деревенский магазинчик, но докладывать ему она не обязана.

   Хантер небрежно оперся рукой о камин:

   – Когда? Во время обеда?

   Она уже приготовилась наговорить ему Бог знает что – не он ведь один имеет право развлекаться, – но спохватилась. Вчера уже врала – насчет свидания в следующую субботу. Хватит, пожалуй, лгать. Однако ничего убедительного в голову не приходило, и потому получилось задиристее, чем хотелось бы:

   – А вам-то до этого какое дело?

   И слова эти, и тон ее Хантеру явно пришлись не по душе. Он спокойно убрал руку с каминной полки, выпрямился и назидательно произнес:

   – А мне-то до этого такое дело, что как раз я всегда помогаю вам выкрутиться из самых неприятных положений.

   – Вы… вы мне «помогаете выкрутиться»?! Вот это да! Вы… вам вообще… да вы в основном где-то пропадаете, и не «во время обеда», а целый день!

   – Так, значит, в прошлую субботу вы не нуждались в моей помощи?

   Хантер, похоже, разозлился не меньше ее. Да, такое было, но ведь то случай, и больше он никогда не повторится!

   – Не нуждаюсь я ни в каких… спасителях!

   – И сами способны оценить, кого следует приглашать в дом на чашку кофе, а кого – нет?

   – Представьте, способна! Разберусь! Он только хмыкнул.

   – Так в следующий раз, когда вы окажетесь в беде и позовете на помощь, выручать не прикажете?

   – И не подумаю звать на помощь! – взвилась Пернел и, совсем уже не владея собой, выпалила: – Мне уже двадцать два; слава Богу, пора приобрести кое-какой опыт!

   И тут же пожалела об этих своих словах: глаза его как-то странно блеснули, мускулы лица напряглись, он придвинулся к ней ближе.

   Что же будет теперь? Не спуская с нее горящего взора, Хантер сбросил пиджак, развязал галстук… Она глядела на него как завороженная. Он внезапно протянул руки и со всей силой переполнявшей его ярости схватил ее в объятия.

   – Лучшего шанса приобрести опыт у тебя не будет, так начинай сейчас! – Тяжко дыша, он нагнулся к ней – и губы его впились в ее губы.

   Этот поцелуй не похож на прежние: не теплый, мягкий, нежный, а злой, грубый, жестокий. Она любит его, да, но чтобы он так ее целовал, – о нет, нет!..

   – Нет!.. – вскрикнула она вслух и попыталась его оттолкнуть.

   Ей это как будто удалось, но губы его тут же опять накрыли ее рот. Она сопротивлялась изо всех сил, толкала его, извивалась… Тщетно! Они чуть не падали, теряя равновесие, но Хантер неумолимо тащил ее в сторону кушетки.

   Что же это такое происходит?! Она вовсе не намерена усаживаться с ним на кушетку! Она сумеет сохранить вертикальное положение! Миг – и оба они внезапно оказались в горизонтальном, лежащими на кушетке. А с ней-то это как получилось?!

   – Прекратите сейчас же! – в панике кричала Пернел, чувствуя на себе тяжесть его тела.

   – Тебе придется многому научиться! – рычал Тримейн, не обращая никакого внимания на ее протесты. Губы его снова захватили ее губы.

   – Отпустите меня! – возопила она, как только смогла громко.

   – А как же насчет «приобрести кое-какой опыт»?

   Но возможности ответить ей он не дал, зажав ей рот поцелуем.

   Какие дивные у него губы, какие нежные – и сильные… Пернел все еще пыталась вырваться, а он не отпускал ее. «Ну-ка, приобретай свой опыт!» – казалось, дразнили его губы, его руки… Поневоле кулачки ее разжались, глаза закрылись… она уже не отталкивала его, не колотила, а просто обнимала его и прижимала к себе.

   – О, Хантер! – раздался ее возглас – по правде говоря, девушка не совсем представляла, на земле она или на небе.

   Даже когда голова его откинулась и он посмотрел в ее широко раскрытые, испуганные коричневые глаза, она не знала, чего хочет – чтобы он отпустил ее или нет… Вдруг он произнес осипшим, успокаивающим голосом:

   – Все в порядке, Пернел. У меня и в мыслях не было насиловать тебя. – И тихонько погладил ее по плечу.

   – Я… я… знаю это…

   О Боже! Что она вообще знала в эту минуту?

   – Знаешь? Вот как?

   Прежняя, обаятельная улыбка появилась на его лице, с него мгновенно будто смыло остатки агрессивности. Мягко, ласково он поцеловал ее – как прежде, как ей нравилось с самого начала.

   – О, Хантер! – выдохнула она, и руки ее как бы помимо ее воли обняли его за шею.

   – Пернел, ты… – начал он, когда губы их разомкнулись.

   Но она только теперь почувствовала всю сладость его поцелуев. Целый день она ждала его, столько часов провела в одиночестве, а потом… Она сама к нему теперь тянулась, целовала его, не слыша, не понимая, что он ей пытается говорить между поцелуями. Пламя желания проникало в нее все глубже. Она плотнее прижималась к нему… Он целовал ее лицо, шею, утопил лицо в волнах ее волос, шепча:

   – Они так чудесно пахнут… – Он едва-едва касался уголков ее губ. Уже руки его ласкали ее тело через тонкую, легкую ткань сорочки. – Вот это… это совсем лишнее. – Он дотронулся нежными пальцами до края халатика.

   Она безмолвно кивнула – халатик слетел, как перышко с птицы. Он все еще щадил ее скромность, не позволяя себе лишить ее последней защиты – сорочки. Но она сама не желала больше никакой защиты. Поцелуи становились все требовательнее, страсть охватывала их все сильнее, тела их прильнули друг к другу. Руки Хантера, ласкавшие до того ее спину, переместились теперь на грудь, нежно гладили бархатную кожу.

   – О, Хантер! – ахнула она.

   – Тебе хорошо?

   – О да! Очень! Очень! – шептала она, прижимаясь к нему и чувствуя только его руки, бродящие под сорочкой по всему ее телу.

   «Возьми меня, о, возьми же меня!» – кричало все ее существо. Он скинул с себя рубашку, вот сейчас это и произойдет…

   – Дорогая моя, дорогая…

   Пернел чуть не потеряла сознание от нахлынувшего на нее чувства. Пальцы его коснулись кружева у нее на бедрах, внезапно замерли – и ушли. Он напрягся в страшном усилии – и вдруг привстал… Обостренными, чуткими нервами Пернел ощутила – мощная волна прокатилась по его телу, сотрясая его до основания.

   – Хантер, Хантер?..

   Теперь она не понимала, в чем дело: руки его отпустили ее, он отстранился. Ей стало и страшно, и как-то пусто, и холодно: она не защищена уже ничем.

   «Он знает! Боже, он знает, как я люблю его!» – мелькало у нее в мозгу. Нет, нет, этого нельзя допустить! Надо как-то опомниться, вернуться к себе – обычной… Но где взять силы? Колокольчики внутри ее вызванивали: он знает, но не хочет брать на себя ответственность. Просто отбрасывает ее, как разгоревшийся уголек, – понял уже: она его любит, любит…

   Взгляд ее упал на собственные длинные, обнаженные до бедер ноги – и она пришла в ужас. Так потерять голову! Всего несколько минут назад она готова была предстать перед ним вообще без всего… Непроизвольно и, увы, тщетно одернув завернувшиеся кружева, Пернел привстала с кушетки одновременно с Хантером – и снова испугалась, стоило телам их соприкоснуться. Мысли ее смешались: что же он, хотел позволить себе близость с ней или нет? Инстинкт подсказывал: Хантер так и не осознал всю глубину ее любви к нему. Она не должна допускать себя до того, чтобы уступить ему – своему любимому…

   Надо его отвлечь – чем-нибудь, что не имеет даже отдаленного отношения к любви. Пусть не думает… Судьба к ней милостива, вот спасительная мысль – Майк, проблемы фирмы! Она как-то сразу успокоилась и будто со стороны услышала свой холодный, ровный голос:

   – Между прочим, хотелось бы знать: не пришли ли вы к решению о займе по просьбе Майка?

   Хантера ее вопрос, кажется, буквально оглушил. На такую реакцию она и рассчитывала, хотя, по правде говоря, сама изумилась, что осмелилась в эту минуту выговорить подобные слова. Ну и грозное же у него выражение лица – не следовало ей прибегать к этому средству. Он вскочил на ноги, бесцеремонно принудив и ее сделать то же самое. На щеках его играли желваки, но, видимо донельзя разозленный, он не тронул ее, а лишь внезапно отшвырнул от себя.

   – Увидишь босса – доложи ему: фирма «Брэддон консолидейтид» никогда не обслуживала и не будет обслуживать своих клиентов через спальни их подчиненных!

   Лучше бы он ударил ее в живот – было бы не так больно. Но отреагировала она мгновенно: ярость овладела ею – как он осмелился говорить с ней подобным образом? – и, развернувшись, Пернел изо всех сил ударила его ладонью по щеке. В следующую секунду она пожалела об этом. Рука его непроизвольно дернулась, – ответит ей тем же? Но в последний миг он овладел собой, рука опустилась. Это явно стоило ему неимоверных усилий.

   – Вот оно что! – Он схватил в охапку свои вещи и стремительно вышел, грохнув дверью.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

   В понедельник утром, проведя в полном смятении самую ужасную ночь в своей жизни, Пернел отправилась на работу и до самого Восточного Дарнли напряженно думала обо всем случившемся – о Хантере, о самой себе, о том, во что все это выльется.

   Вчера, когда он в бешенстве от нее выскочил, уже через полчаса она услыхала, как открылась дверь гаража, и заурчал мотор. Пернел совсем пала духом: ясно, зачем он приезжал – понадобилось что-то для Лондона, забыл, видно, взять, торопясь на свидание к своей Лили.

   Уныние ее быстро перешло в возмущение и злость. Правильно сделала, что поставила его на место. Он еще легко отделался! Снова прошлой ночью ездил к этой… А в Примроуз завернул, только чтобы узнать у своей бесплатной сотрудницы, как тут его дела.

   А, в конце-то концов, будь он неладен, этот Хантер Тримейн! Пернел припарковалась на стоянке у офиса «Майк Йоланд пластикс», ненавидя себя за то, что приняла его в свои объятия прямо из рук другой женщины, к которой он теперь и возвратился. Он заслуживает… она сама не знает чего! Любит его без всяких условий, соглашалась отдать ему себя безоглядно, ни о чем не думая. А он посмел обвинить ее в том, что она торгует своим телом в интересах фирмы Майка! Как это низко, гадко!

   У себя на рабочем месте Пернел моментально забыла и ненависть, и любовь, вообще все эмоции, относящиеся к Хантеру: в дверях появился Майк.

   – Доброе утро, Пернел.

   По его напряженному взгляду она поняла: ждет, что она ему скажет. Опять она чувствует себя виноватой, что не оправдала его ожиданий.

   Тон, в котором она ответила на его приветствие, заставил улыбку надежды сползти с его лица.

   – Так мистер Тримейн в этот уик-энд не приезжал?

   Пришлось признаться:

   – Он приезжал. Но вчера большую часть дня отсутствовал.

   – Значит, у тебя не было возможности узнать о наших делах? – Майк пытался улыбаться, но лицо его посерело. – Ну что же, не судьба. Может, тебе и не стоило к нему приступать с этим.

   – Не сердись на меня, Майк, – пробормотала Пернел, чувствуя себя предательницей.

   – Ладно, забудь об этом, – улыбнулся он. – Я-то все еще убежден: не стал бы мистер Тримейн писать письмо, даже приезжать сюда, не будь у нас шанса… ну, на девяносто девять процентов.

   Вечером Пернел возвращалась домой в волнении и ожидании. Проверить все возможные места, где может оказаться посылка, она сочла своим долгом – ничего! – и застыла в напряжении: скорее бы семь часов… Но Хантер не позвонил; а на что же иное она рассчитывала? Ночь прошла беспокойно – в мыслях о Хантере, о Майке, в надежде на то, что, в конце концов, он получит благоприятный ответ.

   Иногда ей хотелось верить в порядочность Хантера, но временами уверенность покидала ее. Ранним утром во вторник она вновь начала перебирать в памяти все, что знала о нем или инстинктивно чувствовала. Старалась быть беспристрастной, суммировать все известные факты. Хантер, конечно, заслуживает доверия, он держит слово – иначе не возглавлял бы такую фирму, как «Брэддон консолидейтид». Внезапно она почувствовала уверенность в успехе, как Майк. В письме Хантера содержались условия предоставления займа; значит, действительно собирался помочь. С этой успокоительной мыслью девушка наконец уснула.

   Приехала она на работу в гораздо лучшем настроении, уже вполне уверившись: фирма заем получит.

   – Доброе утро, Майк! – крикнула она, увидев, что дверь кабинета приоткрыта.

   Из двери показалось похоронное лицо Майка, он словно постарел сразу лет на десять.

   – Что, что такое, Майк?..

   Не говоря ни слова, он протянул ей письмо, повернулся и вошел в кабинет. Из «Брэддон консолидейтид»… Сердце ее забилось. Нет, не может быть! Не веря своим глазам, она свалилась в кресло и стала перечитывать: «Принимая во внимание изложенные обстоятельства…» Отказ в предоставлении займа; подписан самим Хантером!

   Сколько времени она просидела так – оглушенная, обиженная, расстроенная, в сотый раз перечитывая письмо. Вера в Хантера – и ее и Майка – пошла прахом. Так, значит, из-за нее он наказывает Майка? Вполне, вполне возможно… Но как это несправедливо!

   «…фирма «Брэддон консолидейтид» никогда не обслуживала и не будет обслуживать своих клиентов через спальни их подчиненных!» Эта ужасная фраза преследует ее… Как мог он сказать ей такое?! Подписать вот это письмо?! Она не хочет верить! И тут же перед ней встало лицо Хантера, когда она ударила его по щеке. В отчаянии посмотрела на дату: вчерашнее число. Неужели?.. И вспомнила его последние слова: «Вот оно что!» О чем он, Пернел тогда, сразу, не поняла, видела лишь: оба они дошли до крайности, но он-то, Хантер, не сделал того, что она…

   А это письмо – его ответ. Страшный ответ! Ведь он знал, какое значение имеет для нее самой, служащей фирмы, чтобы Майк получил финансовую поддержку. И все же, поманив, отказал; из-за нее, теперь она уверена!

   Совершенно разбитая, Пернел ощутила потребность поговорить с Майком, как-то его ободрить. Но, как бы она ни старалась, легче ему не станет. Да и всю правду ему излагать не годится. Она ненавидит Хантера, да, – но и любит его, болеет за него, в душе верна ему… ну да, больше, чем своему шефу. Язык не повернется внушать Майку: мол, он слишком высокого мнения о Хантере, а единственная причина его отказа – она сама.

   Все утро эти мысли приводили ее в бешенство. Неужели она стала рабой своего чувства, – выходит, Хантер поступает как ему заблагорассудится, а она его все равно любит, невзирая ни на что?! В таком настроении она отправилась обедать, а вернувшись, поняла: что ж, в любви своей она над собой не властна, но простить его – никогда! А пока что она на службе; вот – звонит телефон…

   Она взяла себя в руки и ответила с профессиональной приветливой вежливостью. Голос Хантера! Вся ее выдержка и намерение сообразовываться с обстоятельствами разлетелись в прах. С чего бы это он решил вдруг выразить Майку притворное сожаление, что «не может рекомендовать предоставление кредита»?! Сердце ее колотилось, она изо всех сил старалась сохранять самообладание и деловой тон. Но не удержалась и ледяным голосом сообщила:

   – Мистера Йоланда сейчас нет на месте. Если вы желаете оставить для него какое-нибудь сообщение…

   – Мне он, собственно, не нужен, – прервал Хантер ничуть не любезнее.

   Беспримерная наглость!

   – Тогда я могу предположить, что вы хотите поговорить со мной? – Лед в ее голосе таял в жаре ярости. – Прекратите звонить мне, Тримейн! Чтобы еще раз позлорадствовать…

   – «Позлорадствовать»?!

   Чувствуя, что готова убить его за притворство, Пернел сочла за лучшее не вступать в перепалку:

   – Если вы не поняли, повторяю: больше мне не звоните – никогда!

   – Так продолжайте в том же духе! – прорычал он и бросил трубку.

   Грубиян! Какое право он имеет бросать трубку?! Она кипела от гнева и с огромным усилием сдерживала слезы. Нет, она не заплачет! Вот еще, было бы из-за кого! Подумаешь, губитель женских сердец!

   К счастью, рабочий день складывался спокойно, иначе ей пришлось бы довольно трудно. Но дома мысли о Хантере не оставляли ее ни на минуту, вновь и вновь она возвращалась к этому телефонному разговору. Да что тут особенно вспоминать? Просто ужасный грубиян! Нет сомнений – звонил, только чтобы позлорадствовать! Ведь признался, что не намерен говорить с Майком. Значит, какая у него была цель? Пусть она, Пернел, поинтересуется, почему его милость принял решение отказать Майку.

   В памяти ее живо всплыл тот момент, когда она, растерянная, разгоряченная любовью, страхом, желанием, задала этот злосчастный вопрос о Майке… Что ж, и тогда, и вот только сейчас, по телефону, она доказала ему: ей до него нет дела, решительно никакого!

   Как долго сегодня тянется время, как тягостен этот вечер… без него. Злость и обида прошли, а осталась… просто боль. Уж лучше злиться на него, придумывая в его адрес всякие нелестные слова, чем подсчитывать элегантных субботних посетительниц его дома.

   Стоило ей только допустить до краешка сознания мысль, что они являлись к нему по утрам, а освобождали хозяина лишь во второй половине дня, как разум покидал ее, и она начинала пылать возмущением. А есть ведь еще неведомая Лили… Но растравить себя ей не удалось – сердце ныло все сильнее.

   Не избавиться ей от этой любви, не выкинуть из головы этого типа. Вот, опять прислушивается, не едет ли машина, – да ведь он никогда не бывает в Миртл-коттедж по вторникам. Уже девять… И зачем она разговаривала с ним утром этим ненатуральным, ледяным голосом? Она просто с ума сошла! А теперь вот жалеет… Впрочем, у женщин мягкие сердца, если они любят. Например, она часто читала в газетах: самый отпетый негодяй заставляет женщину страдать, как будто лучше его никого на свете нет.

   Сама-то она не заблуждается насчет Хантера, недаром читала и перечитывала это письмо: он безжалостен, мстителен, не держит обещаний… Телефон звонит! Господи, это он! Да нет, вряд ли… после того как бросил трубку с саркастическим пожеланием «продолжать в том же духе».

   – О, ты дома! А я и не надеялась застать тебя.

   Это мама! Пернел обрадовалась: хоть отвлечется от всех своих тягостных переживаний.

   – Что случилось, мама, ты чем-то озабочена?

   – Нет-нет, ничего страшного. Есть, правда, одна небольшая проблема.

   Оказалось сестра Брюса чувствует себя неважно, он тревожится, собирается поехать к ней, в Корнуэлл. Но не один, а со своей женой.

   – А ты… тебе не хочется ехать? – Пернел почему-то сочла, что мама не очень-то ладит с сестрой Брюса.

   – Да нет, вовсе нет. Не не хочу… просто не могу.

   – А почему, мам?

   – А как же Артур?

   – Артур?

   – Ты все забыла! Это же пес миссис Дикин, я за ним присматриваю.

   Пернел вспомнила: миссис Дикин… больница… Артур не желает пребывать вдали от родного дома. Все ясно!

   – А Бэрил не выносит собак, шерсть вызывает у нее аллергию: ну, знаешь, глаза краснеют, текут слезы, чихание и все такое прочее.

   – Та-ак… и ты, мама, поручаешь мне взять Артура к себе. Что ж… придется запирать его в доме, а в обед буду заезжать с работы, прогуливать его…

   – Ну, понимаешь, дорогая…

   – Так ты мне его не поручаешь?

   – Конечно, да, только не у себя, а здесь.

   – У тебя? – удивилась Пернел.

   – Понимаешь, миссис Дикин будет страшно переживать, если я отправлю собаку куда-нибудь далеко.

   – Когда же мне приехать?

   – Как можно скорее. Ну, всего на два-три дня. Ты же знаешь, Брюс так привязан к сестре. Мы сразу вернемся, он только должен убедиться, что у нее все уладилось. Такая вот незадача… не помещать же Артура в приют: это разобьет сердце миссис Дикин.

   – Дай мне время сообразить, как тут с работой, мам. Я тебе сразу же позвоню.

   Разговор с матерью и, правда, заглушил на короткое время ее печали. И вдруг она поймала себя на том, что выглядывает из окна гостиной в надежде увидеть машину Хантера. Постоянно о нем думать, ждать его… Не лучше ли в самом деле на какое-то время уехать отсюда подальше? Но прежде всего надо позвонить Майку, договориться. К телефону подошла Зена, его жена:

   – Добрый вечер, Пернел! Как поживаешь? Давно мы не видались.

   – У меня все в порядке. Есть просьба к Майку: мне нужно несколько свободных дней.

   – Ну, ненадолго-то я бы тебя подменила. Честно говоря, это и в моих интересах: хоть побуду рядом с ним. Ты ведь знаешь, он страшно подавлен, – может, я поддержу его. Не клади трубку – позову. Он сейчас наверху – с Томом возится, спать укладывает.

   Не успела Пернел сказать, что перезвонит попозже, как Зена пошла за Майком – и тут же раздался его голос:

   – Зена сказала мне о твоей просьбе.

   Пернел коротко изложила, в чем дело.

   – В этом году у тебя еще не было отпуска. До конца недели – времени хватит?

   – Вполне. Спасибо, Майк.

   Что ж, чем раньше она приедет в Йовил, тем вернее выручит маму. Завтра же и поедет – пораньше, часам к девяти. Стелла, услышав ответ дочери, вздохнула с облегчением. Хорошо, маме она поможет. А вот как помочь самой себе? Запретить себе бесплодное отчаяние, ненужные мысли о Хантере?

   Еще одна беспокойная, полубессонная ночь – и Пернел, проснувшись очень рано, окончательно убедилась: куда бы она ни уехала, Хантер отправится с ней. Она заперла коттедж и, подавая машину назад по дорожке, вдруг подумала: прелесть ее дома, которому она уже привыкла радоваться, как-то померкла теперь, когда она полна мыслями о любви, а не об устройстве на новом месте. Что ее теперь ожидает здесь: любовь к Хантеру – и ненависть к нему, полное смятение чувств, а по уик-эндам, в свободное время, вместо отдыха – невыносимое, тягостное торчание у окна: не слышно ли звука мотора?

   К матери она приехала около девяти, и все вместе – мать, Брюс и особенно Артур – устроили вокруг нее веселую возню.

   – Видишь, он тебя помнит. – Брюс указал на пса: Артур, бешено вертя хвостом, положил лапы на ноги Пернел и залился отчаянным лаем.

   – Его очень просто успокоить, – заявила Стелла. – Стоит сказать: «Вот сейчас отправлю тебя в школу, где собак учат уму-разуму!» – как он сразу прячется. А я для вас завтрак приготовила!

   Пернел быстро справилась с едой, не желая, чтобы мать суетилась перед отъездом. Она проводила их и сразу же порадовала Артура длительной прогулкой; после обеда – еще раз. Вечером предстояло навестить миссис Дикин в больнице. За всеми этими делами ей стало как-то легче, но невеселые думы о Хантере, о своей неудачной любви подспудно мучили, не отпуская ни на миг.

   В дом матери она вернулась, совсем приуныв: почему-то теперь лезли в голову все эти дамы – уик-эндовские визитерши, проводившие с ним по нескольку часов… Укладываясь спать, Пернел окончательно поняла: она долго не выдержит этого ножа, который вонзается ей в сердце, – этой ревности, безнадежности… отчаяния! Сон был беспокойным, и в три часа она проснулась, четко представляя, что ей надлежит сделать. Хантер не проживет долго в Миртл-коттедж, продаст его – так рассудила мама. Но время идет, и что-то не похоже, чтобы Хантер собирался продавать коттедж. Значит, она сама уедет из этого благословенного местечка.

   Первой мыслью, когда она проснулась в четверг, было: нет, она не в состоянии жить, не видя Хантера хотя бы иногда. Видеть его… и его подруг – как их стройные ножки показываются из машины… Хватит с нее! Она так глубоко, так бесповоротно его любит, а он… Она ревнует, да, но у нее есть своя женская гордость: дожидаться пассивно, пока не произойдет что-нибудь непоправимое, пока он не уверится вполне в ее любви, и тогда… Но чего она боится? После вчерашней ссоры что заставит их снова заговорить друг с другом? Второе пришествие овец вряд ли произойдет. А ее язык… помимо ее воли он может наговорить что угодно, когда Хантер рядом. Даже… даже признаться в любви – особенно если он выведет ее из себя. Он так опытен, так коварен!

   С трудом дождавшись девяти часов, она немедленно позвонила в агентство по недвижимости в Восточном Дарнли. Все что угодно, лишь бы Хантер не узнал о ее любви – этого она не допустит. Руфус Сэйер, услышав, что она намерена продать коттедж, выразил полную готовность тут же приехать.

   – Но я звоню не из дома, там я буду только через несколько дней!

   – Что ж, проблем с продажей не возникнет. Все необходимые данные у меня сохранились. Если стены держатся – все в порядке.

   – Но я отремонтировала дом. – Пернел старалась заглушить последние сомнения. – Прошу вас – выставьте его на продажу как можно скорее. Вернусь – позвоню вам, и мы окончательно договоримся об условиях.

   – Положитесь на меня, мисс Ричардс! Считайте, что с сегодняшнего дня дом выставлен на продажу.

   Дело сделано! Но, положив трубку, она не почувствовала облегчения, какое обычно наступает, когда осуществишь задуманное. День прошел в прогулках с Артуром и невеселых раздумьях: все это глупо, наверно, и неожиданно, но другого выхода у нее просто нет.

   Вечером Пернел долго не могла уснуть, – кажется, впервые в жизни она испытывала такое неизбывное одиночество и глухую тоску. Рано утром она повела Артура на прогулку, а когда вернулась, позвонила мать:

   – Вчера я никак не могла тебе дозвониться. Кажется, Артуру страшно повезло – он только и делает, что дышит воздухом.

   – Да уж, стараюсь вот, чтоб он растратил всю энергию – дома зато спокойнее.

   – Ну, в это-то трудно поверить. Брюс уже пытался его угомонить – ничего не вышло. Бэрил гораздо лучше, дорогая. Брюс успокоился, завтра мы вернемся – до обеда будем дома.

   – Так я приготовлю обед.

   И Пернел снова занялась Артуром – пес уже привык к постоянному вниманию и не оставлял ее ни на минуту. Но придется ему немного потерпеть – хозяйке его, миссис Дикин, не очень-то уютно одной в больнице. В четыре часа дня Пернел опять ее навестила и утешила: Артур в полном порядке, только скучает по ней, ждет ее.

   Сама Пернел тоже бессознательно ждала, хотя и не знала чего. В субботу, с самого утра, ее опять одолевали мысли о Хантере: что он делает сейчас? Наверняка по своему обыкновению валяется в постели. Вот только… один ли? Ревность пыталась овладеть ею… Хорошо, что есть дела, есть Артур, – можно себя занять.

   Стелла и Брюс приехали около половины первого. Пернел так и подмывало поделиться – ну хотя бы рассказать о решении продать дом, – но она сумела удержаться. Придется ведь объяснять – почему. Пока она не в силах: сердечная рана так свежа, не может она говорить сейчас о Хантере даже с матерью – самым близким человеком.

   – Оставайся с нами до завтра! – уговаривала Стелла, отдавая должное, вместе с Брюсом, приготовленному дочерью любимому пудингу.

   Пернел хотела уже было согласиться, но какое-то непреодолимое беспокойство ей помешало.

   – Не обижайся, мамуля, но я, пожалуй, поеду прямо сегодня – уйму дел надо еще провернуть до понедельника.

   Из Йовила она уехала около двух часов дня, размышляя по дороге о своем состоянии. Ничего страшного, беспокойство ее естественно – после вчерашних-то переживаний. Все пройдет. Она правильно поступила, – зачем длить эти страдания? Но при мысли, что Примроуз уже почти ей не принадлежит, сердце заныло.

   Остановившись в Восточном Дарнли, чтобы сделать кое-какие покупки (и зачем они ей – и думать о таких вещах не хочется), она продолжала путь с предательской мыслью: пока еще она не дала согласия продать дом, – стало быть, есть время все изменить.

   Уже Чамлей-Эдж… Конечно, она не обманывается: за всеми ее колебаниями кроется страх никогда больше не увидеть Хантера. «Не смей заниматься, самоедством!» – пыталась она себя образумить. Теперь-то уж точно между ними все кончено. Она хорошо поставила его на место во время последнего телефонного разговора, и он вряд ли вспомнит уже через несколько дней о ее существовании.

   Она медленно подъезжала к дому, и тут ее ожидало первое потрясение – плакатик «Продается», выросший в собственном ее саду. Так быстро! Этого она никак не ожидала… Руфус Сэйер действовал весьма оперативно и согласно ее указаниям. Все в порядке вещей; надо справиться со своими эмоциями и открыть ворота. Ни «ягуара», ни других автомобилей нигде не видно; она поставила свою машину на обычное место.

   Грустно здесь что-то… без него, без Хантера. Что она будет делать одна? Он, верно, на выходные не приедет… О небеса! Пернел, совсем опечаленная, вылезла из машины. Одна мысль, что она его не увидит, ее убивала. И все это сотворила она сама!

   Поставив чемодан на гравийную дорожку, она стала запирать машину – и вдруг вся напряглась и замерла от неожиданности: хлопнула входная дверь у Хантера! Она не обернется: по ее расчетам, сейчас примерно половина пятого, из дома, конечно, появляется очередная его дама… Что ж, ее это не касается, и смотреть на это ей незачем. Но что такое? Звук шагов приближается к ней… Сердце ее забилось в бешеном ритме, комок сдавил горло. Проглотить его – не получилось, обернуться – тоже. Шаги тяжелые, твердые – вовсе не женские… Внезапно грозный голос Хантера раздался прямо у нее за спиной:

   – Где, черт возьми, вы пропадали все это время?!

   Внутренне сжавшись, собрав все душевные силы, Пернел гордо повернула голову: да, она не ошиблась – он разъярен. Его горящие яростью темные глаза не отрываются от ее лица… Да какое, собственно, он имеет право… никто еще, никогда не позволял себе так на нее кричать.

   – Это вас никоим образом не касается! – бросила она в ответ, вскидывая подбородок; сейчас она его попросит со своего участка без всяких церемоний.

   Но Хантер опередил ее, не дав ей больше и слова вымолвить.

   – А это… это что означает? – И он гневным указующим перстом ткнул в сторону плакатика.

   Пернел завороженно взглянула туда же, потом снова на своего грозного судию… Сердце ушло куда-то в пятки, но она взяла себя в руки и из последних сил возопила:

   – Только то, что там написано!

   «О Господи, помоги мне!» – взмолилась она по привычке, узрев стальной блеск в его глазах. Ее независимый вид, ее отповедь, как видно, не произвели на него никакого впечатления. Ладно, она в долгу не останется, пусть себе он бушует.

   – Ерунда какая-то! – прогремел он и продолжал уже спокойнее, но таким тоном, будто имел полное право получить исчерпывающий ответ: – Что, в конце концов, тут происходит?!

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

   На этот его вопрос, решила Пернел, отвечать она не будет; гнева его просто не заметит. Не поступится своей гордостью, не признается, что ее мучает жуткая ревность ко всем его приятельницам, что сама она… увы, по уши в него влюблена… Ей остается как можно равнодушнее поднять голову и направиться в свой дом. Так она и сделала, чувствуя себя такой разбитой, что не в силах была искать в сумке ключи от входной двери. Какое счастье – вспомнила: они же в одной связке с ключами от машины!

   Однако если она надеялась, что, уйдя от Хантера и не дав ему ответа на вопрос, от него избавится, то глубоко заблуждалась. Отперла замок, вошла в гостиную, обернулась прикрыть дверь: Хантер стоит в дверях, в руке – ее чемодан. Похоже, негостеприимство хозяйки вовсе его не обескуражило.

   – Что, он больше вам не нужен? – ехидно осведомился гость, указывая на чемодан.

   Она забыла его на дорожке, это правда. Ну и что же? Это вовсе не означает, что она так уж растерялась. Просто ей теперь не до того, а покупки она заберет потом, только и всего.

   – С-спасибо… – начала она и остановилась – да он использует чемодан в качестве тарана, чтобы пробиться в ее гостиную. Этот номер не пройдет! – Благодарю вас, – вежливо, но твердо повторила Пернел, когда он поставил чемодан на ковер.

   Но когда Хантер выпрямился, она невольно содрогнулась от яростного огня его глаз – они так и жгли ее.

   – Значит, все именно так! Так просто!

   Опять комок в горле не дал ей свободно вздохнуть, но она все же выговорила – холодно, резко:

   – Вам нужны объяснения?

   И тут же пожалела, увидев, как сжались его кулаки. Он глубоко вздохнул, явно делая над собой усилие, и захлопнул дверь.

   – Именно так! Нужны!

   Пернел судорожно пыталась собраться с мыслями, но здесь, опять у себя, опять наедине с ним, не в состоянии была четко соображать.

   – Хм… а какие, собственно, могут быть объяснения? – Он, кажется, открыл рот… она его упредит. – Ведь во время нашего последнего разговора вы позволили себе… бросить трубку!

   – А вы чего ожидали? Что я еще буду о чем-то разговаривать после ваших слов?

   Пернел проклинала и Хантера, и свою память. Со времени того разговора она многократно прокручивала в мозгу всю беседу, но никак не могла понять, что же он имеет в виду. Раз у нее нет ответа – попробует проскользнуть мимо него к двери.

   – Нам двоим здесь слишком тесно!

   С этим язвительным замечанием Пернел подняла руку и отодвинула защелку. Но открыть дверь ей не удалось – Хантер тут же придержал ее ладонью. Боковым зрением она видела, что глаза его горят теперь каким-то новым интересом. И точно – как-то уж слишком спокойно он задал вопрос:

   – Значит, ваше решение продать коттедж как-то связано со мной?

   Ничего не скажешь, Хантер Тримейн здорово умен, ловок и напорист. Но так попасться в его ловушку! Ничего, она выкрутится – он и не заподозрит правды. Она равнодушно пожала плечами – дескать, не угадали, – но на всякий случай отошла от него подальше: вдруг он изменит манеру поведения?

   – Какие же это мои слова так на вас подействовали?

   Нападение – лучшая оборона, пусть-ка он теперь защищается! А для нее главное – скрыть свои истинные чувства, не выдать ему свою любовь.

   Ей показалось, что прошла целая вечность. Он все еще стоит и пристально смотрит на нее. Вспоминает ее слова, так его возмутившие? Что же это, что?

   – Вы весьма настойчиво попросили меня больше вам не звонить – никогда! Это раз. А потом еще предположили, что я звоню, только чтобы позлорадствовать!

   Глаза ее широко раскрылись от изумления – опять он пытается свалить все на нее! Это надо уметь!

   – Я мог бы… задушить вас за то, что… – Он задыхался от ярости.

   – Мину-уточку! – прервала его Пернел. – Может быть, я и не такая мастерица выкручиваться, как вы, но я же отлично помню, что вы написали Майку. И это после того, как почти уверили его в положительном решении. А тут вдруг – категорический отказ! И думаю – из-за меня…

   – Так вы полагаете – письмо направлено лично против вас?

   А он и, правда, очень умен – она недалека от истины.

   – Н-нет… конечно, нет! – Пернел чувствовала, что ею снова овладевает паника. – Я просто… – она запнулась, но даже обрадовалась, когда он снова перебил ее:

   – Может, вам станет легче, если я скажу, что действительно имел в виду вас, когда писал первое, ободряющее письмо?

   – А какой от него толк? – снова вскинулась Пернел. – Итак, с помощью первого письма вы пытались добраться до меня…

   – Черт вас побери! – рявкнул Хантер. – Первый раз встречаю женщину, которая все истолковывает как раз наоборот!

   – Мне казалось… вы не можете поступить… непорядочно. Что все это…

   – Да замолчите вы, наконец! – грозно приказал он и, когда она поперхнулась от неожиданности, продолжал: – Помолчите хоть немного и послушайте!

   Целый рой слов, вопросов, ответов крутился в ее мозгу… Так кричать на нее! Ладно, она подчинится силе – умолкнет.

   – Может, присядем? – неожиданно тихо предложил Хантер.

   Уж не думает ли он, что довел ее окончательно, и она вот-вот упадет? Или, вернее, он готовит длинную лекцию?

   – Нет, в этом нет необходимости! – решительно заявила она, испытывая сильнейшее желание в самом деле спокойно опуститься в кресло.

   Но нельзя – она ведь уже отказалась!

   – Пусть так! – согласился Хантер, глядя ей прямо в глаза. – Так вот, во вторник я позвонил именно вам, чтобы…

   – Не просить извинения у Майка!

   – Да можете вы помолчать?!

   – Ладно, продолжайте.

   – Мне не за что извиняться!

   Пернел чуть не взвилась по своему обыкновению, но, поймав его стальной взгляд, остереглась.

   – Да, не за что, учитывая, что было два письма, а не одно…

   – Два! – невольно вскрикнула Пернел – и тут же плотно сжала губы: не надо его теперь перебивать.

   – Единственное, что и, правда, достойно сожаления, так это что два письма, отправленные вместе, получены почему-то порознь. Я это понял сразу – по вашему холодному голосу, когда вы мне ответили. Однако…

   – Постойте! – не выдержала Пернел. – Мне кое-что здесь не ясно! О каких двух письмах вы говорите? Майк получил одно, адресованное ему, во вторник…

   – Оба были адресованы ему. В одном я, от имени «Брэддон консолидейтид», объяснял, почему фирма не может взять на себя риск предоставления займа…

   – А второе? – Пернел замерла, чувствуя, как злость и обида стихают, уходят, – всем своим существом она ждала чего-то, что освободит от напряжения их обоих.

   – Во втором, оно пришло в среду, оно лично от меня, я объяснил более подробно некоторые новые положения и предложил кредит из своих собственных средств.

   Пернел, пораженная в самое сердце, безмолвно на него глядела, не в силах вымолвить ни слова.

   – Вы… вы… он… – бормотала она нечто нечленораздельное.

   Ведь Майку нужна довольно крупная сумма, и все же Хантер предложил ее… Кажется, он сказал что-то о ней – это из-за нее согласился он рискнуть личными деньгами.

   – О, Хантер!.. – воскликнула она и, уже не думая ни о необходимости соблюдать свое женское достоинство, ни об этом злосчастном телефонном разговоре, машинально опустилась на кушетку.

   – А мне можно рядом? – спросил он уже спокойно.

   Она сидела и молча наблюдала: он подходит, ждет ее разрешения…

   – Конечно, – проговорила она совсем уже другим тоном, отодвигаясь на самый край кушетки и указывая ему место на другом краю. Ей требуется некоторое время, чтобы прийти в себя. – Можете вы пересказать все это еще раз? – У нее словно камень с души свалился – он давил на нее все эти дни.

   – Тут особенно и пересказывать нечего… разве что… я принял окончательное решение и позвонил во вторник вам, чтобы…

   – Справиться о посылке! – неизвестно почему выпалила она вдруг. – Вы позвонили узнать – ведь вы ее так ждали.

   – Ну-у… – Несколько, видимо, смущенный, он не стал вдаваться в подробности. – Я позвонил и по вашему тону сразу понял – второе письмо еще не получено.

   – А вы позвонили ему, чтобы в этом убедиться?

   – Я позвонил вам, – поправил Хантер. – До этого мне и в голову не приходило, что письма могут прийти в разное время. Хотя… и об этом следовало подумать. Как видите, у меня не было необходимости звонить Йоланду. Он и сам мог мне позвонить, если бы нашел это нужным.

   Насколько Пернел знала Майка, он, получив личное послание от Хантера, да еще с положительным ответом, вне себя от радости, тут же бросился бы к телефону.

   – А он? Разве он не позвонил?

   Здорово же она ошибалась! Как ее угораздило внушить себе, что Хантер мог поступить по-свински?! Она не смела даже думать…

   – Позвонил, но я был занят, на совещании.

   Уж не приехал ли он в Чамлей-Эдж во время перерыва? – мелькнула у нее догадка. Ведь Майк наверняка позвонил сразу…

   – Когда я освободился, мой секретарь, по просьбе Йоланда, передал мне его точные слова – что он «безумно счастлив»… ну и еще множество восторженных благодарностей.

   «О, Хантер! – думала Пернел. – Мне бы попросить у тебя прощения за то слово – «позлорадствовать»…» Но вместо этого у нее почему-то выскочило:

   – Бедный Майк! Сколько ему пришлось пережить, дожидаясь ответа.

   – Ну, не он один попадает в такое положение.

   Резкий ответ… видно, не очень-то его волнует, что все ее симпатии, как она старается показать, отданы шефу. Конечно, это совсем не так. Попади Хантер в беду (а в какую он, такой умный, уверенный, может попасть беду?), она бы из себя вышла, лишь бы помочь ему!

   – А что… разве вам тоже… пришлось пережить какие-то неприятности?

   – Да нет. Теперь-то, думаю, все в порядке, – успокоил он ее, прежде чем она успела выразить готовность все для него сделать. Впрочем, он тут же снова дал ей повод для тревожных раздумий: – Вы, с вашим ледяным тоном по телефону в прошлый вторник, не очень-то помогли делу.

   Какой-то есть скрытый смысл в его словах – уж очень он осторожно (для его обычной манеры говорить) их произносит.

   – Я… я что-то не совсем понимаю.

   Как тон ее телефонного разговора мог повлиять на его деловые удачи или неудачи?

   – Да неужели вы до сих пор не поняли: будь на вашем месте другая – стал бы я этим заниматься?!

   В горле у нее пересохло – ни вздохнуть, ни охнуть, ни сглотнуть. «Я глупа, вот и все!» – злилась она на себя. Хантер, конечно, имеет в виду не ее как таковую, а Пернел Ричардс – секретаря Майка Йоланда. Ну, или просто соседку по дому… Мысли ее путались. Что ему сказать? О чем это он?

   – Не… не стали бы «этим заниматься»?

   – Да нет… то есть… скорее всего, стал бы. Но вы!.. Как вы могли подумать, что я способен поступить подобным образом? То есть звонить, «чтобы еще раз позлорадствовать»? Черт побери! Неудивительно, что я был зол на вас.

   – А я… я думала… – Больше она ничего сказать не смогла. «Зол»… Да он прямо кипел! – Но… почему? За что? – все же выдавила Пернел.

   Хантер повернулся к ней и пристально разглядывал ее своими темными глазами, как будто пытаясь проникнуть в самую глубину ее души.

   – А вы не догадываетесь?

   Голос его прозвучал очень спокойно – и сердце Пернел сделало бешеный кульбит. «Будь на вашем месте другая…» Что он, собственно, имел в виду? Ее мнение… о чем? Так он хоть в какой-то степени ценит ее? Но она немедленно отвергла эту идею: не может быть, незачем лелеять несбыточные мечты! Она сама так его любит, – естественно, лезут в голову всякие мысли: а что, если и он к ней не совсем равнодушен? Интересно, какое у него сейчас выражение лица… Надо решиться взглянуть на него, хотя бы украдкой. О, как напряженно он следит за ней – ждет ответа.

   – Но я… хм… не умею разгадывать загадки.

   Ничего лучшего Пернел не удалось придумать.

   По-видимому, он несколько обескуражен. Что же дальше?

   – Так что, начнем все с самого начала? – с какой-то безнадежностью вздохнул он, явно готовясь к серьезному разговору.

   Она чувствовала – ее охватывает волнение, такое, как никогда в жизни. В висках стучало, разум будто отключился, даже инстинкт подводил. О чем хочет он говорить с ней? Нет, она плохая отгадчица – пусть выкладывает все начистоту.

   – Возможно, «с самого начала» – то, что нужно.

   Как хорош этот долгий-долгий, пристальный взгляд… его темных глаз… Он придвинулся к ней поближе, все еще собираясь с духом, – видно, ему тоже нелегко.

   – Раз вы хотите – ладно, пусть будет с самого начала. Итак… В конце прошлого года я был целиком и полностью погружен в бизнес. Мне нравилось много работать… горстями хватать эту работу, жить в деловом, безупречном Лондоне. И тогда я все больше стал задумываться: а зачем? Какой смысл в этой моей «полной», размеренной жизни?

   – «Смысл… жизни»?

   Пернел тронула и поразила его откровенность, – это похоже на начало давно обдуманной исповеди. Хантер открывался ей с совсем новой стороны. Во всех их серьезных или полушутливых стычках они никогда не касались важных тем. И вот теперь он впервые заговорил о потаенном, сокровенном.

   – Да, именно так. Я чувствовал – чего-то не хватает в моем тщательно взвешенном существовании. В бизнесе я добился многого, использовал, пожалуй, все свои возможности… Ну, на данном этапе. Так не попробовать ли взглянуть на свое бытие… с другой стороны?

   – И потому вы… купили Миртл-коттедж?

   О, она поняла его, вполне, – ведь и ей приходилось испытывать нечто похожее. И как это ей взбрело в голову, что она его ненавидит?!

   Он взглянул на нее как-то по-новому – с ласковой теплотой и благодарностью за понимание – и продолжал:

   – А ведь как это приятно – иметь небольшой дом в сельской местности! Я всю жизнь упорно трудился, часто без отдыха, без выходных. Можно теперь что-то изменить, пожить как-то иначе. Только… я не был, конечно, уверен, что после лондонского водоворота сумею принять тишину, уют, уединение – всю эту идиллию. – Он помолчал немного. – Так или иначе, но, найдя эту… безветренную гавань, я, прежде всего, пригласил архитектора. Надо же все здесь привести в порядок, и по своему вкусу. И вдруг является вот это… потрясающее существо женского рода – я таких никогда прежде и не встречал, – этакая амазонка, подлетает к моим же собственным воротам, вопрошает: «Собираетесь все разрушить, Тримейн?» – да еще честит меня «плутом». Я, мол, у нее «выхватил из-под носа» Миртл-коттедж!

   Пернел, все еще под магнетическим воздействием этих слов – «потрясающее существо женского рода», – встряхнулась – надо вернуться к действительности.

   – Я… э-э… сожалею о тех словах. С моей стороны это было несправедливо, приношу свои извинения. Но ведь я уже заключила сделку, а тут появились вы.

   – Да, потом мне сообщили, – улыбнулся Хантер.

   – А до этого вы разве не знали?

   – Я посмотрел коттедж и поручил моим поверенным совершить сделку. После той субботы, когда вас увидел, я навел справки. – Он задумчиво смотрел на нее, будто припоминая. – Дело в том, что вы чуть было не потеряли таким же образом и Примроуз-коттедж.

   – Как это?! – Она широко раскрыла глаза.

   – Но этого не случилось. Когда объявили о его продаже, я был за границей. Вернулся, узнал, и у меня возникла идея приобрести и его, соединить участки в одно целое.

   – То есть вернуть все в прежнее состояние?

   – С житейской точки зрения – вполне логично. А вдруг бы это место мне надоело? Легче продать.

   – И вы позвонили агенту по недвижимости?

   – Ну да, – кивнул Хантер. – И он сообщил, что коттедж еще не продан. Однако, – он со значением посмотрел на нее, прежде чем продолжить, – собираясь уже дать указание приобрести его, я случайно спросил, а нет ли других заинтересованных лиц.

   – И он сказал вам обо мне?

   – Вот именно. – У Хантера был какой-то печальный вид. – Можете вы представить ситуацию: деловой человек, привыкший действовать решительно, ни в чем никому не уступать, пошел на попятную, услыхав имя Пернел Ричардс?

   – О небеса! – чуть не задохнулась Пернел, уверенная: да, такому человеку, как Хантер Тримейн, решимости не занимать.

   Продолжая внимательно ее изучать, он тихо заключил, вновь заставив ее сердце затрепетать:

   – Ну а потом вы переехали – и начались все мои мучения: никакого покоя, когда наступал уик-энд, у меня больше не было.

   – «Никакого покоя»? А… ну да!.. – Пернел вовремя спохватилась: он, конечно, о шуме, стуке и тому подобном. – Вы имеете в виду – вам мешал отдыхать мой ремонт?

   – Я имел в виду – мне мешали отдыхать именно вы, Пернел Ричардс!

   Он не сводил с нее глаз, и выражение лица было у него почти торжественное.

   – Я… я вам мешала? – Она боялась вздохнуть. – Но… н-но… п-почему же?

   Нервы не выдержали, – кажется, она заикается.

   – «Почему?» Этот вопрос я задавал себе сотни раз, пока шли недели. Что, что такое в этой длинноногой девушке, с такими… соблазнительными губами? Что не давало мне покоя с самого начала?

   – Не давало… покоя?

   – Не подберу более подходящих слов. Сначала – неистовый шум за стеной: будто у вас целый взвод солдат занимается строительством оборонительных сооружений. – Потом…

   – О! – Она все еще не могла прийти в себя. – Но ведь это просто необходимо! Без ремонта тут не обойтись…

   – Это так, – согласился он и совсем растопил последние льдинки в ее сердце. – А результат? В первое же воскресенье после вашего приезда мне-то пришлось уехать в Лондон, и куда раньше, чем я собирался. И все же, учтите, меня просто поразила ваша… самоотверженность и храбрость: одна взялась выполнить такую работу!

   «Не надо, Хантер! – просились наружу слова, пока она грелась в лучах его похвалы. – Вовсе не одна! Мистер Джонс переделал всю электропроводку». Но она не произнесла их, лишь сдержанно проговорила:

   – Мне, право, очень жаль, что вам пришлось уехать раньше времени.

   – Да не думайте вы об этом! Были и другие моменты – когда из-за вас я даже откладывал свой отъезд. Иногда… приезжал гораздо раньше только потому, что здесь были вы.

   Пернел глубоко вздохнула, желая верить – и не веря.

   – Из-за меня? Неужели?..

   Он придвинулся к ней поближе, желая поймать выражение ее нежных, огромных, сияющих карих глаз.

   – Поверьте, все было именно так!

   – П-почему же, почему?..

   – Вот этого, говорю вам, я и сам не мог понять. Почему меня так бесило, когда вы садились в машину с каким-то мужчиной? Или почему я не находил себе места, а вы… вы были совершенно спокойны…

   О Боже, о чем он? Неужели она ему небезразлична? Но ведь этого не может быть, подсказывал ей разум. Но что же тогда означают его признания? Спросить его прямо? А если он рассмеется ей в лицо? О нет, она не вынесет такого унижения!

   – Может быть, вы поняли что-нибудь в ту субботу, когда я пожелала вам доброго вечера, а вы… меня не заметили?

   – Ну, я не умею быть все время хорошим.

   Напряжение ее вдруг сразу спало, она, неожиданно для себя, рассмеялась – и умолкла: какое серьезное у него лицо…

   – О, ты так хороша! – вырвалось вдруг у него.

   – Хантер! – непроизвольно откликнулась она очень нежно.

   Теперь он насторожен – будто понял, какие эмоции охватывают ее в эту минуту. Она должна овладеть собой, сделать все, чтобы он не заметил, не открыл ее тайны! Но он… о, он видит все насквозь, он читает ее мысли и слышит ее сердце… Хантер вдруг громко скомандовал:

   – Не нужно! Просто расслабься, Пернел!

   Губы ее слегка раскрылись, она сделала несколько глубоких вдохов…

   – Клянусь – я не причиню тебе зла, Пернел!

   «Хантер, вы не понимаете! – твердила она безмолвно. – Просто не знаете, какой властью обладаете надо мной…» Она смотрела на него широко раскрытыми, испуганными глазами, пытаясь скрыть от него бурю, бушевавшую внутри. О, он уже причинил ей зло – ей все равно больно от своей невысказанной любви. А он уже преодолел разделявшее их небольшое расстояние, осторожно склонил голову и нежно, едва-едва коснулся губами ее полураскрытых губ.

   – Поверь мне!

   – Но… почему?.. – твердила она свое, как выученный урок, и чуть не потеряла сознание, услышав его тихий, ясный ответ:

   – Потому что я люблю тебя.

   – Ты… любишь… меня?

   Оглушенная, она не в состоянии была осмыслить его слова.

   – Да, люблю.

   – Когда же ты… полюбил меня?

   Пожалуй, она хотела вложить долю насмешки, даже некоторого сарказма в свой вопрос. Но стоило ли? Не лучше ли, если он воспримет его серьезно и даст такой же серьезный ответ?

   – Когда? Только недавно я сам понял истинную причину моих бессонниц, равнодушия к еде, злости, радости, частых смен настроения… Но теперь мне кажется – я любил тебя всегда. – Он произнес это без улыбки, спокойно, глядя ей прямо в глаза.

   – Всегда?

   Она задыхалась, целый рой воспоминаний крутился в голове. Его ледяной тон, когда они только что познакомились… его грубость, окрики… насмешки… Да, ей трудно ему поверить.

   – Именно так, – подтвердил он. – Хоть я и не всегда понимал, что со мной происходит. Например, вот прошлое воскресенье: не находил объяснения – почему, собираясь уезжать в Лондон, выглянул в окно, увидел тебя на дорожке и решил вдруг отложить отъезд до утра, а пока… тоже отправиться на прогулку…

   Пернел растерянно смотрела на него. Ей нужна сейчас помощь, а ее нет. Происходит нечто важное, очень для нее значительное, и она сама должна разобраться в своих и его чувствах.

   – Вы… вы последовали за мной? – Она сама едва расслышала свой вопрос.

   Хантер покачал головой.

   – Нет, просто совпадение. Я выбрал другую дорогу, а ты случайно подошла к сараю, где я спрятался от дождя.

   – А коровы?! – воскликнула Пернел. – Вы…

   – Да, я был идиотом! – признал Хантер. – А ты… ты была прекрасна! Такая храбрая – сумела преодолеть страх и пройти мимо стада.

   – Так вы знали… знали, что я боюсь?

   – Ты была в ужасе, страшно напугана! – поправил он и нежно взял ее руку. – Я искренне восхищался твоей храбростью и мужеством.

   – Потому вы и вышли из сарая – чтобы рассмотреть все как следует? – не удержалась она от некоторого ехидства, вспомнив ту сцену и свою ненависть к нему.

   – Я вышел из сарая не следить за тобой, а чтобы оказать помощь, если понадобится.

   – Честно?

   – Как на духу! Кстати, а с тобой потом все было в порядке? Никаких последствий?

   – Да, все было в порядке. Я даже… можно сказать, испытывала подъем чувств, ликование. Хотя… – внезапно она замолчала.

   – Хотя?..

   – Хм… ну, мое приподнятое настроение объяснялось, конечно, тем, что мне удалось преодолеть давний страх перед коровами, – он меня преследовал с самого детства. А к вам… это не имело никакого отношения.

   – А что, ты тогда уже думала обо мне? – мгновенно подхватил он.

   «О Боже! Еще как! Мне казалось – коварнее и злее нет человека на земле. Но он не должен знать…»

   – Я уверена была, что испытываю ненависть.

   – А это было не так?

   – Тогда… я этого не знала.

   – Но теперь ведь знаешь?

   – О, Хантер, не нужно меня допрашивать! – в отчаянии воскликнула Пернел.

   – Не волнуйся так, любовь моя, только не волнуйся! – Он неожиданно обхватил ее одной рукой за плечи и принялся нежно гладить, успокаивать, как убаюкивают ребенка. – Знаю, я поступаю плохо, пытаясь заставить тебя сказать мне то, что так хотелось бы услышать. Я и сам сказал тебе не все, что собирался… У меня тоже бывают… ты уже знакома с этими резкими переменами в моем настроении – от дружеского участия к приступам ярости. Я расскажу тебе… хочу, чтобы ты верила мне. – С этими словами он наклонил голову и по-отечески поцеловал ее.

   Несколько мгновений Пернел пребывала скорее на небе, чем на земле. Нельзя же так! Надо собраться с духом, попытаться осмыслить – что с ней происходит. Но как рассуждать здраво, когда рука его лежит у нее на плечах, он целует ее волосы и, самое невероятное, говорит о своей любви к ней… Нет, невозможно. Она изо всех сил сопротивлялась волнам своего чувства, ощущению блаженства… Она не в состоянии хитрить с ним, выяснять степень его любви. Потому и заговорила о том памятном утре, когда оба они прятались от дождя.

   – А в тот понедельник, когда моя машина никак не заводилась и я умоляла вас помочь, – неужели вы так бы и бросили меня?

   Он ожидал от нее слов любви и доверия, но принял этот вопрос спокойно, и она вновь почувствовала прилив любви к нему. Он все объяснит – все, что ее тревожит, хотя ему, быть может, не просто так препарировать свои состояния. Хантер нежно посмотрел в эти милые карие глаза.

   – Честно говоря, моя милая, не знаю.

   Он впервые сказал ей «моя милая», и она молча, тихо это переживала.

   – Знаю только, – продолжал Хантер, – что провел трудную неделю на работе, надеялся, как всегда, приехать в коттедж в субботу, а пришлось здесь быть уже в пятницу.

   – Пришлось?

   – Да, из-за тебя. А ты этого не знала.

   – Ох! – Пернел вспомнила: – Вы приехали тогда все-таки – в ту пятницу.

   – Ты помнишь?

   – Я… да… помню. Это было внезапное ощущение… какой-то внутренней радости, – невольно выдала она испытанное тогда.

   – О, Пернел! – выдохнул Хантер, и голова его стала склоняться к ней.

   И вдруг как гром среди ясного неба другой эпизод из того уик-энда пришел ей на память – и она вся похолодела и резко отодвинулась. От тепла ее глаз, ожидавших его поцелуев, вмиг не осталось и следа.

   – Что случилось? – Хантер побледнел, выражение лица его сразу изменилось. – Я что-то не так сказал?.. О, я…

   Боль пронзила сердце Пернел, и она бросилась в атаку без всякой скидки на его искреннюю реакцию, на его внезапную бледность.

   – Вы не любите меня! Все, что вам нужно, – завести легкую интрижку!

   – «Легкую интрижку»? Да как ты смеешь…

   – Не кричите на меня! – сама закричала Пернел, не слушая его и резко высвобождаясь из его рук. – Вы полагаете – я не толь ко глупа, но еще и слепа! Что ничего не вижу! Целая вереница женщин выстраивается по субботам в очередь у вашего дома!

   Она еще продолжала бушевать, а он вполне обрел прежнее состояние и обычный цвет лица, будто эта буря уже пронеслась над ним.

   – О, моя дорогая девочка, ты не веришь мне? – улучил он момент, чтобы вставить хоть слово. – Эти женщины, о которых ты говоришь, – да, они приезжали сюда иногда по субботам и оставались у меня довольно долго. Если память мне не изменяет, их было всего две, это замужние дамы…

   – Хм, «замужние»! – взорвалась Пернел, намереваясь вскочить на ноги.

   Быстрым движением Хантер схватил ее за руки, удержал.

   – Да, замужние дамы, и у них маленькие дети. А еще они – прекрасные секретарши, вот и подрабатывают у меня: по субботам их мужья могут присмотреть за детьми.

   Этого Пернел никак не ожидала.

   – О! – прошептала она, и щеки ее залились краской. – Так они… для заработка… секретарши?..

   Хантер, снова нежный, влюбленный, смотрел на нее с теплой снисходительностью.

   – Тебе пора бы верить мне. Видишь ли, когда я стал осваивать этот новый образ жизни – сразу понял: не смогу просто бездельничать в уик-энды в этом тихом местечке. Во второй спальне устроил себе кабинет… Ну, и как раз когда ты перебралась сюда, возникла одна идея, срочно надо было над ней подумать, развить, зафиксировать. Сам я привык очень много работать, но не мог ожидать того же, в выходные, от моих штатных секретарей. Подыскали мне отличную помощницу из Восточного Дарнли – Викторию Поттер. В одну из суббот она была занята и прислала вместо себя подругу, тоже опытную секретаршу.

   – Понимаю, – пробормотала Пернел. Теперь ей, конечно, куда легче – отлегло, но как стыдно… столько времени напрасно его обвиняла, да еще высказалась не самым удачным образом.

   – Понимаешь, дорогая? – Он не отрывал глаз от ее лица. – Теперь понимаешь? Ты попусту ревновала.

   Ждет, что она ответит… Да, ревновала, глупо, но так, сразу это признать? Насколько она знает характер Хантера, он сейчас прорычит: «К черту!» – и уйдет. Ничего подобного! Напротив, он будто осознал, сколько страхов, надежд и волнений в ней накопилось.

   – Может, тебе станет легче, если я скажу, что ты заставила меня признать, что во мне рождаются эмоции, способные довести до убийства?

   – Вы… так ревновали? – удивилась Пернел.

   – Что-то вроде того, – не стал он отрицать, улыбнувшись. – Не знаю, была ли то ревность, только я приехал после своего одинокого обеда – и вижу: ты целуешься с каким-то молодым человеком.

   – Ну, какой это поцелуй, – так, приветствие.

   – Положим! Я провел жуткую ночь и встал утром с головной болью.

   – Это в то утро… А я думала – Джонс, электрик, разбудил вас – страшный шум поднял, на весь дом. Вы позвонили тогда…

   – По правде говоря, Пернел, я всегда встаю очень рано, даже зимой.

   – Но ведь вы жаловались, и я подумала…

   – Позвонил, сам не знаю почему. Видимо, просто поговорить с тобой хотелось. А жалоба – это так, предлог.

   – О, неужели? – Она уставилась на него огромными, в пол-лица, глазами.

   Хантер кивнул, глядя на нее так, что она начинала уже верить в его любовь.

   – По той же причине я через несколько дней позвонил в твой офис – под предлогом, что мне нужно поговорить с Йоландом.

   Глаза Пернел стали совсем огромными – как блюдца.

   – Нет! – ахнула она, и все ее существо захлестнула радость. – А я так испугалась, когда услышала ваш голос.

   – Так тебе и надо, – рассмеялся Хантер. – Не будешь дерзко разговаривать со мной!

   – Я… э-э… никак не ожидала, что президент такой компании может позвонить лично мне.

   – При обычных обстоятельствах такого никогда бы и не случилось. Но те обстоятельства не совсем обычные. Позволь… – попросил Хантер и положил руку ей на плечо, слегка дотрагиваясь до шеи.

   Пернел это понравилось, и она не стала возражать.

   – Обычно я стараюсь быть в курсе всего, что происходит в компании. Мне на просмотр приносят все документы. Так ко мне на стол попало прошение Йоланда. По пути к автостраде я часто проезжал мимо его фабрики, потому и обратил внимание на его просьбу о финансовой помощи. А потом узнал, что ты работаешь у него секретаршей. Обычно переписку подобного рода ведут мои подчиненные. На этот раз звоню я сам, а что сказать – не придумал, вот и спросил твоего шефа. На фабрику приехал тоже непонятно почему; попросил, чтобы именно ты провела меня. В конце концов… – он запнулся, – я понял, что мне просто нравится смотреть на тебя.

   Сердце Пернел колотилось с невиданной силой, но единственное, что она смогла ему ответить:

   – Ах ты, несчастный!

   – Совершенно верно, – улыбнулся он в ответ, – хотя я и получил по заслугам, дорогая. Помнишь, мне тогда удалось подстроить, чтобы ты опоздала на свидание, – я так надеялся, что оно вообще не состоится. А ты заставила меня позеленеть от ревности – назначила свидание на следующий день.

   – О, Хантер! – беспомощно пробормотала она.

   Ему, видимо, очень понравилось, как нежно она произносит его имя.

   – Ты любишь меня… ну хоть самую малость?

   Пернел вздохнула.

   – Немножко, – призналась она и почувствовала, как рука его теснее охватила ее.

   Но Хантер ограничился поцелуем в уголок ее глаза – и забыл обо всем на свете.

   – Так о чем это я говорил?

   – Хм… вы просто осматривали фабрику, – напомнила она.

   – Ах да! Ту ночь я провел в Миртл-коттедж и за свои прегрешения получил от дикарки соседки разбитое стекло в окне.

   Пернел рассмеялась, а он продолжал:

   – К тому времени, как мне удалось проникнуть в твою спальню через окно, мне стало так хорошо от твоей близости, что уходить вовсе не хотелось. Вот я и остался – чтобы оглядеться. Но к тому моменту, когда открыл твою дверь, я обернулся – и просто озверел.

   – Да, вы были чем-то недовольны.

   – Пока ты не рассмешила меня, и я начал целовать тебя. Должен признаться, мисс Ричардс: не знаю уж, какие силы побудили меня тогда выпустить тебя из моих рук.

   – Если… ну, это хоть немного вас утешит, скажу: я тоже была поражена… тем, как сама потянулась к вам, – призналась Пернел.

   – Любовь моя! – Он с нежностью смотрел на нее, вспоминая тот вечер. – Как же в таких условиях мог я противиться своему решению не приезжать в коттедж в пятницу?

   – Но вы приехали в субботу, в четыре часа утра, – невольно уточнила она.

   – Так ты тоже не могла уснуть?

   – Н-но вы… тоже?

   – Хитрушка. – Как ловко переадресовала она ему его же вопрос. – Да, я не мог заснуть в эту ночь, не стану скрывать. Около двух решил, что так дальше продолжаться не может, и помчался к тебе.

   – А в полдень того же дня я вас встретила в деревенском магазинчике.

   – И принялась добивать!

   Он прекрасно все помнит!

   – Прошу прощения, но на дорожке к дому я узрела вашу очередную помощницу…

   – И приревновала меня, – договорил за нее Хантер – видимо, раньше это не приходило ему на ум. – Я же подумал: увидев меня, ты вспомнила, что произошло между нами в четверг, и вдруг начала сожалеть об этом.

   Он умолк, чтобы запечатлеть у нее на виске поцелуй, и, пока она переживала этот момент, продолжал:

   – Итак, я был дома, мне не терпелось тебя увидеть, поговорить, но после той стычки я решил – не буду стучаться к тебе в дверь. Потом выглянул в окно – и вижу кучу овец.

   – Вы стучали мне в стену, взбешенный: поедают ваши…

   – Да глубоко мне было безразлично, что они там едят. Я просто был рад, что вижу тебя, и… пытался от тебя это скрыть.

   У нее снова чуть было не подкосились ноги.

   – Но я не помню, чтобы оставила ворота открытыми, никогда не забывала их закрывать.

   – Оставила! – снова заявил Хантер.

   – Нет, не оставляла! Но вы…

   – Так ты собираешься простить меня потому, что я все время знал, что ты не виновата? – Хантер, не в состоянии признать поражение, объяснил: – Я направился в деревню за дневной почтой, а она еще не поступила. Вот миссис Вилсон и предложила: «Вам забросит ее разносчик». Возвращаюсь, твои ворота заперты – парень, стало быть, – воспользовался твоей дорожкой: покороче, побыстрее можно добраться к моей двери.

   Пернел слушала в изумлении.

   – Вы, значит, еще и обманщик.

   Она пыталась оставаться серьезной, но не удержалась от смеха – и тут же улыбка сбежала с ее лица: Хантер продолжал свой рассказ. В тот вечер он наблюдал, как она уехала, все время ждал ее возвращения, а потом вдруг услышал ее крик.

   – Вы так быстро появились, я так была обрадована.

   – Я вне себя был от ярости, едва сдержался, когда увидел тебя в его объятиях и как ты отчаянно ему сопротивлялась. Никогда прежде я не испытывал такого желания убить человека! Уже ночью меня захлестывали сильнейшие эмоции. Представил вдруг себя на твоем месте – ты ведь совершенно беззащитна. Неудивительно, что при следующей нашей встрече я чувствовал себя медведем с больной головой.

   – О, Хантер! – прошептала Пернел, увидев, с какой любовью он смотрит на нее. Ей понадобилось время, чтобы собраться с мыслями: что было дальше? – Вы так восстали против моего самодельного забора.

   – Еще бы! Я стремился к открытости в наших отношениях. Наши участки и так разделены кустарником, – зачем же сооружать еще какие-то преграды?

   – Вы вели себя ужасно! – улыбнулась Пернел. – Но скоро исправились – явились ко мне полюбопытствовать, как продвигается мой ремонт. Правда, на самом деле вас интересовала посылка.

   – Неправда.

   – Что – неправда?

   – Все неправда, дорогая. Помнишь, я сказал тебе накануне вечером, что не могу соврать? Так вот, каюсь, на следующий же день соврал – придумал эту злополучную посылку.

   – Ах, та-ак! И я напрасно осматривала сарай и другие места в поисках несуществующей посылки?

   – К сожалению, именно так.

   – Но зачем все это?

   – Да чтобы скрыть великое смущение. Ты мне нравилась все больше, и я придумал предлог, чтобы заходить к тебе в дом.

   – Вот хитрец!

   – Ты уж не обвиняй меня, – последнее время я и сам себя обвиняю. Ведь на следующее утро я возился у гаража, только чтобы встретить тебя. Но ты явилась – и я сделал вид, что очень тороплюсь. Ну, подумал и решил – но знаешь, я еще не совсем осознал, что со мной происходит, – «ждать посылку» – самый удобный предлог видеть тебя, когда захочу.

   – Вы же звонили по телефону.

   – Да, во вторник, среду и четверг. А к пятнице понял, что думаю о тебе и днем и ночью, да так, как никогда ни о какой другой женщине. И даже растерялся немного.

   – И потому в тот вечер не приехали, даже не позвонили.

   – Понимаешь, до меня дошло – это что-то невиданное, какое-то новое чувство. Я пытался… рассуждать логически, найти объяснение.

   – И что же, ваша логика… к чему-то вас привела?

   – Увы! Лишь к осознанию полной нелогичности своего поведения: стремлюсь к тебе, а сам не еду. Но к субботе я уже не мог преодолеть этой тяги. Машину оставил на дороге, обошел, как обычно, дом – твое кухонное окно открыто. Ну, я и направился к тебе – узнать о посылке.

   – О-ох! – вздохнула Пернел. Теперь и она может признаться. – А я так вам обрадовалась, что ошпарила себе руку.

   – Обрадовалась мне? – повторил Хантер. – Любовь моя! – Рука его сжала ее руку. – А как твоя рука сейчас?

   – Ты же поцеловал ее! – рассмеялась она.

   – Да-да, помню. Я был поражен твоей нежностью… и тем, что сердце мое так билось… Я отпустил тебя, но хотел только одного – снова заключить тебя в свои объятия. И не понимал – почему не делаю этого.

   – А потом что же? Понял все-таки? – Она смеялась; путы недоверия к нему совсем уже не мешали ей.

   – Только одно я в ту минуту знал совершенно точно: не хочу, чтобы это ушло, кануло, как мимолетное увлечение. Почему теперь, почему ты – объяснить себе я не мог.

   – И скоро тебе удалось объяснить? – Голос у нее прерывался.

   – Да, моя любимая! На следующий же день.

   – Когда ты зашел узнать, нет ли для тебя вестей, не звонил ли твой друг…

   – Да не ждал я ни вестей, ни звонка! Тебя, тебя хотел видеть и искал предлога. Разумеется, мы тут же сцепились, а кончилось тем, что упали друг другу в объятия. И тут меня осенило: все очень просто – я влюблен в тебя по уши, предан одной тебе душой и телом.

   Она молчала, только смотрела на него каким-то странным взглядом.

   – Ты уже знал тогда, когда сел и…

   – Да, тогда знал; понял. Сердце колотилось, все во мне ликовало – я ведь уже почувствовал твой отклик: что ты, дорогая моя, любимая, тоже любишь меня! И во всем мире нас было двое – только ты и я… И в этот момент – быть может, самый торжественный в моей жизни, – когда я пребываю буквально на седьмом небе от счастья, готов признаться тебе в любви, – что же я слышу? В самый, повторяю, ответственный миг. Моя любимая холодным, безразличным голосом осмеливается – вот именно осмеливается – спрашивать меня… о работе!..

   – О, прости меня, я так виновата! – воскликнула Пернел, ужаснувшись, какую боль она ему причинила. – Я понимаю, как это взбесило тебя.

   – Да, я был взбешен, это правда. Но мне следует извиниться за глупое замечание о клиентах, добивавшихся своих целей через постель. Неудивительно, что ты ударила меня!

   – Я подумала – ты ответишь мне тем же!

   – Я был вне себя и решил – лучше поскорее удалиться. Но не прошло и двадцати минут, как мне расхотелось уезжать в Лондон – ведь ты, твоя дверь так близко…

   – Ты все еще был очень расстроен? – Она всем сердцем разделяла его тогдашнее состояние, не думая о своем, а просто веря ему.

   – Еще как! – с притворной свирепостью подтвердил он. – В понедельник я в первую очередь рассмотрел просьбу Йоланда, а покончив с этим, стал все расставлять по полочкам. Во вторник утром, казалось мне, нашел ответы на все вопросы и собрался вечером ехать в Миртл. Но поговорить с тобой не терпелось, и я позвонил днем в твой офис.

   – Ты был не лучшего мнения обо мне.

   – О нет, ты для меня стала олицетворением всего прекрасного. Но я… в тот момент я швырнул трубку, потому что еще кипел от злости. Попросил своего секретаря позвонить Йоланду и сообщить, что дело его улажено. После этого мне становилось все хуже – то ярость, то боль, то чувство вины, – и я решил больше не встречаться с тобой.

   – Мне так жаль, Хантер! – простонала Пернел.

   Внутри у нее все переворачивалось, – поразительно: уверенный, сильный Хантер страдал… так же, как она сама все это время.

   – В пятницу, – продолжал он, сжимая ее плечи, – я получил написанное лично Йоландом письмо с выражением благодарности, но даже не подозревал, что ты не принимала участия в его составлении.

   – А сюда ты приехал вчера в полдень?

   – Меня чуть удар не хватил, когда я увидел плакат «Продается» в твоем саду. Хотел тут же позвонить тебе, выяснить, в чем дело, но наш последний разговор… сама понимаешь. Время к семи, тебя нет… В страшном смятении нашел я номер домашнего телефона Йоланда, позвонил ему.

   – Позвонил Майку? Ты?!

   – Ну, конечно же! И правильно сделал! Мне сообщили, что ты поехала в Йовил. Адреса они не знали; не знали и фамилии твоей матери после ее замужества.

   – Ах, Хантер! – задохнулась Пернел. Знай он фамилию матери, поняла она, – сразу позвонил бы ей в Йовил. А может, еще вчера приехал бы туда.

   – Я даже связался с агентом по недвижимости, но и он понятия не имел, где ты находишься. И вот с тех пор, дорогая моя, я страдал в ожидании тебя, прислушивался к звукам каждой проезжающей машины.

   Пернел лишь глубоко вздохнула. Он взял ее руки и долго смотрел в ее повлажневшие карие глаза.

   – Неужели, дорогая моя, дорогая Пернел, я понял тебя неправильно, и ты любишь меня… «немножко»?

   Пернел с трудом сдерживалась, слова признаний рвались наружу. Высказать бы ему все-все… Но ее гордость и скромность еще перевешивали ситуацию.

   – Сейчас ко мне вернулась способность здраво мыслить. Скажи, верно ли, что в прошлое воскресенье, во время нашего разговора, ты была так эмоционально возбуждена, что говорила…

   На сей раз Пернел собрала все свое мужество:

   – Я говорила так, потому что боялась – ты догадаешься о… о том, что со мной происходит. Это такой был ужас… – Она подыскивала слова. – Я… я решила все скрывать. А вдруг вы догадаетесь… – И умолкла, внезапно охваченная последним, непобедимым смущением любви.

   Но она уже сказала, конечно, больше, чем хотела, а ему все было мало, он желал слышать ее признания.

   – О чем? – нетерпеливо допрашивал он.

   Что ж, Хантер сделал все, что мог, чтобы победить ее настороженность, завоевать ее доверие. Она не в силах больше сдерживаться.

   – Догадаетесь о том… что меня переполняет любовь к тебе! – прошептала она.

   – Любовь моя! – Хантер нежно заключил ее в объятия.

   Он прижимал ее к сердцу, молчал, а Пернел была на вершине счастья. Какое изумительное, радостное у него лицо… Она увидела его, когда он отодвинулся и посмотрел ей в глаза, как бы боясь поверить. Потом стал часто, нежно целовать ее, все заглядывая ей в лицо. Наконец губы их слились в долгом-долгом, самозабвенном поцелуе.

   – Ты… ты уверена, дорогая? – Он все еще сомневался.

   – Конечно! Да, да, да! – вскрикнула она и успела заметить новый восторг на его лице, прежде чем он опять начал целовать ее. – Но я думала, – на мгновение она оторвалась от него, – что ты уже все понял… знаешь…

   – Конечно, милая моя. Я еще не весь разум растерял, – подтвердил Хантер с улыбкой, которая так давно сводила ее с ума. – Все наши разговоры… Я вспоминал их, поначалу даже анализировал. Ты проявилась в них – как сердечная, умная, красивая девушка, с тонким чувством юмора. Ведь, в сущности, наши отношения… подспудно мы наслаждались обществом друг друга. Во всяком случае, так мне казалось. Раз за разом, после наших встреч, я спрашивал себя – откуда эти наши ссоры, стычки… порой мы прямо ненавидели друг друга. Мне приходило в голову: быть может, это для тебя защитная маска, попытка не выдать свои истинные чувства?

   – Я много раз отмечала, что ты очень умен, – лукаво улыбнулась Пернел, за что и была вознаграждена самыми нежными поцелуями.

   Эти поцелуи довели ее до легкого головокружения, он заметил это и сразу же оторвался от нее. Впрочем, Хантер и сам, все же заметила она, нуждается в том, чтобы несколько… отдышаться после столь сильных переживаний.

   – Но у меня был еще один ключ к разгадке. – Он отодвинулся от нее, сдерживая частое дыхание.

   – О чем это ты? – Она все еще не в состоянии была что-нибудь соображать после его поцелуев.

   – А о том, что ты не очень активно отвечала на амурные притязания твоих поклонников. Разве мог я, дорогая, думать иначе в те редкие минуты, когда держал тебя в своих объятиях, и ты без всякого притворства отвечала на мои ласки? В чем тут дело, задавал я себе вопрос.

   Пернел потупила глаза:

   – А разве я отдавалась тебе полностью?

   – Конечно, нет. – Он тихонько, ласково поцеловал ее в губы. – Но у меня еще кое-что припасено.

   – О Господи, что же я еще натворила?

   Хантер рассмеялся, увидев выражение ее лица.

   – Это случилось в прошлое воскресенье. Увидев из кабинета, как ты трудишься со своей косилкой, я спустился в гостиную в тот момент, когда ты очищала косилку от травы. Тут у меня зазвонил телефон.

   О, не может быть! Теперь, после всего, счастье уже пришло, она полностью доверилась Хантеру, – он снова заговорил… о ней.

   – Ты, наверно, подумала – это твой телефон звонит. Поднимаю трубку – и что же? К великому моему удивлению – я ведь был уверен, тебе вовсе не свойственно подслушивать, – ты намеренно выключила косилку.

   – Я… да я… – начала она – и остановилась.

   Что придумать в свое оправдание? Она не желает, не смеет больше лгать ему. Она молчала и просто смотрела на него. На лице Хантера внезапно появилось лукавое выражение.

   – Надеюсь, ты простишь мне розыгрыш, дорогая моя Пернел? Я просто, как обычно, вел шутливый разговор… со своей десятилетней племянницей.

   – Племянницей? – скорее обессиленно, чем обрадованно воскликнула Пернел, и радость снова вернулась к ней! – Я… я тебя… ненавижу!

   Любовь светилась в ее глазах, и они оба дружно расхохотались.

   – Не надо ненависти, любовь моя! Лучше люби меня! Теперь мне совершенно понятна твоя реакция на этот разговор. Я заключил: раз уж подслушиваешь – я тебя очень интересую.

   – Эта Лили чуть не свела меня с ума, – сдалась Пернел.

   – А как мне хотелось в то самое воскресенье, чтобы ты была со мной на нашем семейном празднике!

   – У вас было в тот день семейное торжество? – Она таяла от блаженной мысли: он мечтал быть вместе с ней!

   – Да, мои родители праздновали сороковую годовщину свадьбы. Я совсем забыл, что у них «рубиновая свадьба». Вот моя драгоценная Лили и позвонила напомнить дяде. Но я не позвал тебя с собой, моя дорогая, – не хотел, чтобы у родителей моих сложилось превратное представление о наших с тобой отношениях. Однако… – он помолчал и серьезно посмотрел ей в глаза, – мы поедем к моим родителям завтра, если, конечно, ты не против.

   «Против»? Боже мой, «против»! О чем это он говорит? Волнение ее достигло предела, все чувства обострились, ей казалось, она слышит стук двух сердец – своего и Хантера.

   – О, я… нет, но…

   – Знаю, я эгоистичен – желаю вот покрасоваться перед всей семьей. – Он замолчал было, но тут же продолжил: – Давай лучше сначала поедем к твоим родителям.

   – К моим родителям? – Она страшно смутилась.

   Хантер легонько прикоснулся губами к ее лбу, заглянул ей в глаза и торжественно заговорил:

   – Дорогая! По-твоему, нам двоим здесь слишком тесно. Что ж, уберем стену, разделяющую наши дома, – и места вполне достаточно. Участок очень большой, можно и еще что-нибудь построить – вдруг понадобится.

   – Что такое? – Пернел едва дышала. – Что ты имеешь в виду?

   – Любовь моя, я понимаю: может быть, я делаю все не так, как нужно. Но, помоги мне Бог, просто не знаю, как лучше. Теперь я твердо знаю, чего не хватает в моей жизни – тебя, женщины, которую я люблю. Ты мне так нужна! Я нашел тебя и не хочу потерять. Хочу, чтобы ты жила со мной, делила со мной мою жизнь. Хочу по вечерам приезжать в дом, где ты ждешь меня. Хочу всегда быть с тобой, моя дорогая, любимая! Хочу жениться на тебе.

   – О, Хантер! Но это… это так чудесно – нам быть вместе!

   – Так ты выйдешь за меня замуж? Ты согласна? – Он как будто не мог еще верить, пока она не скажет твердое «да».

   – Да, я выйду за тебя, – почти прошелестела она.

   Хантер глубоко, облегченно вздохнул:

   – Слава Богу! – Взял ее за руки, собираясь прижать к себе, – и вдруг остановился. – И ты отменишь свое сегодняшнее… свидание под сенью Мельпомены?

   – «С-свидание… под сенью Мельпомены»?..

   – Ну да, с твоим другом Джулианом!

   – Ох! – вздохнула Пернел. Он снова ревнует. – Но я ведь… солгала… немножко. Никакого свидания с Джулианом у меня сегодня вечером нет.

   Хантер смотрел на нее с обожанием.

   – О, коварная женщина! Подойди ко мне, я тебя поцелую!