Княгиня Ренессанса

Жаклин Монсиньи

Аннотация

   Жаклин Монсиньи – одна из наиболее популярных французских писательниц, пишущих в жанре исторического романа.

   «Зефирина» – самое известное произведение писательницы.

   Главная героиня трилогии – Зефирина де Багатель, очаровательная девушка, волею судьбы втянута в зловещую интригу. Действие романа происходит во Франции и Италии в XVI веке.




Жаклин Монсиньи
Княгиня Ренессанса

ПРОЛОГ
СТРАННАЯ НОВОБРАЧНАЯ

   Огромный ястреб плавно кружил над горными пещерами. Мужчина с тревогой посмотрел на начинавшее розоветь небо.

   Флорентийская деревня медленно пробуждалась в лучах восходящего солнца. Где-то вдали залаяли собаки. Церковный колокол возвестил начало первой утренней мессы.

   Мужчина в камзоле и коротких штанах, со шпагой и кинжалом на поясе, вышел проверить, добираются ли стоящие на привязи лошади до листвы растущего вокруг кустарника. Убедившись, что лошади мирно пасутся, он вернулся в Пещеру.

   Там на подстилке из сухой листвы мирно спала девушка. Копна волос цвета червонного золота с запутавшимися в них травинками скрывала лицо спящей.

   С выражением нежности, неожиданно появившимся на суровом лице, мужчина несколько мгновений смотрел на свою юную спутницу, потом опустился на листву, с которой только что сам поднялся.

   Легким движением пальцев он погладил медно-золотую шевелюру, потом бережно отстранил волосы, скрывавшие прелестное лицо с тонкими и одновременно волевыми чертами.

   Спящая, видимо, находилась во власти сновидений: губы подрагивали, из груди вырвался протяжный вздох.

   – Мами, пора вставать, – прошептал мужчина на ухо спящей.

   Но та не желала ничего слышать. Упрямо, не размыкая век, она повернулась на другой бок и уже готова была снова погрузиться в мир грез.

   – Мами, это опасно. Нам следует немедленно ехать, – продолжал настаивать ласковый голос.

   Девушка решилась наконец приоткрыть свои зеленые, словно изумруд, глаза.

   – Гаэтан, у меня все болит… – запротестовала она.

   – Я понимаю, Мами… Восемьдесят лье за такое короткое время. Ни одно существо слабого пола не выдержало бы такой бешеной скачки, кроме моей Зефирины…

   Говоря все это, молодой человек касался губами полуоткрытых губ своей подруги. Лицо его побледнело. Желание обладать ею было таким пронзительным. Молодость, словно крепкое вино, ударила ему в голову.

   Он собрался встать, но она, ласково обхватив его шею руками, притянула к себе.

   Под плотной тканью ее камзола он ощутил молодую, упругую грудь, единственный предательский признак, скрытый мужским облачением.

   – Гаэтан, ведь мы теперь далеко, – прошептала Зефирина. – Они не смогут нас догнать…

   Неужели она не понимала нависшей над ними двойной опасности?

   Закрыв глаза, Зефирина протянула губы.

   Прильнувший к ней всем телом Гаэтан чувствовал, что она готова отдаться. У него, однако, закралось подозрение, что, помимо любви, ею движет желание совершить нечто такое, что стало бы непреодолимой преградой между нею и тем, от кого она бежала.

   В эту ночь, как и во все другие, искушение было так велико, что Гаэтан готов был поддаться ему прямо тут, на итальянской земле. Он боялся, что не совладает с собой и попадется в чувственную ловушку, которая может погубить их обоих.

   – Мами, мы сможем считать себя в безопасности только в Риме… Я безумно люблю вас, но нам следует сдерживать себя до тех пор, пока Его Святейшество не расторгнет ваш брак…

   «Заключенный по принуждению и неосуществленный в действительности», – подумал молодой человек, но не решился произнести этого вслух.

   Зефирина тяжко вздохнула. Из всех зол, которые ей пришлось пережить, самым мучительным, без сомнения, оказалось это вынужденное целомудрие, на которое ее обрекал Гаэтан во время коротких ночных привалов.

   С юных лет Зефирина де Багатель была влюблена в шевалье де Ронсара и поклялась любить его вечно. И в дар этой любви она готова была принести свое тело.

   Гаэтан резко встал. Из-под полуопущенных век Зефирина наблюдала, как ее жених, энергично расхаживая по пещере, свертывает одеяло и готовится в дорогу.

   Война с испанцами заставила его быстро возмужать. Теперь он казался ей выше ростом, шире в плечах и, главное, более уверенным в себе. Его серые глаза, такие добрые там, в Валь-де-Луар, теперь смотрели на Зефирину строго и решительно.

   – Соберитесь с силами, Мами, нам предстоит долгий путь.

   Говоря так, молодой человек протянул своей подруге кусок пирога, купленного накануне в какой-то убогой таверне в окрестностях Фьезоле. Но привередничать не приходилось. Зефирина с аппетитом съела свою долю, запила несколькими глотками воды, зачерпнутой прямо из Арно, и связала в пучок волосы, использовав для этого подвязку, случайно сохранившуюся после того, как ей пришлось сменить женское платье на костюм юного оруженосца. Наконец она спрятала свои золотые кудри под шапочкой с пером, и молодые люди вскочили на поджидавших их лошадей. Они объехали стороной Флоренцию, вотчину спесивых Медичи, и только издали увидели мраморную колокольню, устремленную в небо, уже сиявшее своей безупречной голубизной.

   Избегая больших дорог, кишевших в том, 1526-м году солдатами победоносной армии, надменными испанцами Карла V, беглецы пробирались селениями на юг, в сторону Сиены…

* * *

   Четверо суток Гаэтан и Зефирина скакали почти без передышки, удаляясь все дальше и дальше от Ломбардии и от дворца принца Фарнелло.

   Похищенная Гаэтаном в свадебную ночь, Зефирина весь путь совершала верхом. Несмотря на усталость, она не могла отказать себе в желании снова и снова говорить с женихом о тех бурных событиях, которыми оказалась полна ее молодая жизнь, особенно с того момента, как им пришлось расстаться[1].

   Они вспомнили все, что случилось, начиная от победы французов при Мариньяне одиннадцать лет назад, принесшей честь и славу ее роду, до поражения под Павией, ввергнувшего Францию в поистине бедственное положение: король Франциск I стал пленником Карла V, цвет французского рыцарства был уничтожен, а отец Зефирины, Роже де Багатель, стал заложником итальянского князя Фульвио Фарнелло, прозванного одноглазым Леопардом, после того, как он в одном из сражений лишился глаза.

   Чтобы обрести свободу, Роже де Багателю пришлось выбирать между выкупом в двести тысяч золотых дукатов и выдачей единственной дочери замуж за победителя.

   Зефирина попыталась сделать все возможное, чтобы раздобыть эту громадную сумму. Однако Франция была разорена войной, и регентша Луиза Савойская, мать Франциска I, не могла ей помочь.

   Зефирина думала, что Гаэтан погиб в сражении под Павией, и знала, что совершенно невозможно рассчитывать на помощь ненавистной мачехи «этой Сан-Сальвадор», маркизы Гемины де Багатель, открыто участвовавшей в заговоре вместе с коннетаблем де Бурбоном, перешедшим на службу к Карлу V. К тому же мачеха так ненавидела ее, что только и мечтала о ее гибели. Вот почему девушка решила, выполняя свой дочерний долг, предложить себя в качестве выкупа.

   После нелегкого путешествия Зефирина наконец прибыла в роскошный дворец Фарнелло, расположенный в миланском предместье.

   Она была уверена, что ей придется иметь дело с безобразным, развратным и толстобрюхим чудовищем. Каково же было ее удивление, когда князь Фарнелло предстал перед Зефириной в облике невероятно обаятельного, а потому еще более опасного мужчины.

   Навстречу ей вышел смуглый, мужественный, властный, «Господин-я-так-хочу», как она его тут же мысленно прозвала, и Зефирина просто вынуждена была признать, что узкая черная повязка, пересекавшая лицо князя, делала его еще более привлекательным…

   В разговоре с Гаэтаном, однако, Зефирина решила не касаться таких мелочей.

   Странно, конечно, но из-за впечатления, произведенного на нее, юная особа, чьим образованием в монастыре весьма успешно занимался монах Франсуа Рабле, еще больше возненавидела Одноглазого Красавца, «купившего» ее за двести тысяч дукатов.

   Она бы еще могла простить бедному, искалеченному горемыке, но знатному сеньору, оказавшемуся победителем и путем безжалостного шантажа так унизившим Зефирину и ее плененного отца! Никогда! И тогда она решила, что заставит его дорого заплатить за одержанную им победу.

   За четыре дня до пышной свадьбы во дворце, на которой новобрачная в старинной фате и восхитительном, таинственном изумрудном колье – фамильной драгоценности дома Фарнелло, была так бледна, что гости поминутно опасались, не лишится ли она сознания, Зефирина ответила служившему церемонию бракосочетания прелату «да», тем самым лишив себя свободы.

   В ночь свадьбы Леопард пришел в покои жены, которая по такому случаю надела строгое черное платье с закрытым воротом. В этом одеянии Зефирина была похожа больше на скорбную вдову, чем на юную новобрачную.

   Полный обаяния, в прекрасном расположении духа, князь Фарнелло увлек Зефирину на благоухающую цветами террасу. Явно смущенный больше, чем ему бы хотелось, знатный итальянский синьор предложил молодой жене прекратить бесполезную вражду и не думать ни о чем, кроме любви.

   Ответ Зефирины прозвучал резко и оскорбительно. Любить! Да никогда в жизни. Леопард, вступив в сделку с врагами Франции, купил ее, вынудил вступить с ним в брак… Она питает к нему только ненависть, презрение и отвращение… Выслушав все это, князь Фарнелло, однако, совсем не обиделся и даже улыбнулся. Его властная и в то же время нежная, ласкающая рука коснулась рыжих кудрей Зефирины.

   – А кто в этом виноват, мадам? Вы сами меня соблазнили! Вы меня очаровали! Вы меня околдовали!

   «Я пропала», – успела подумать девушка, которую князь заключил в свои объятия.

   Неожиданно из зарослей окружавшего дворец сада выпрыгнула какая-то тень. Это был Гаэтан. Его спас от смерти под Павией слуга Зефирины, Бастьен.

   Не дав Леопарду опомниться, Гаэтан нанес ему сокрушительный удар по голове. Фарнелло, потеряв сознание, рухнул к ногам жены.

   Потрясенная тем, что вновь обрела своего жениха, Зефирина сбежала той же ночью из дворца своего мужа.

   «А что, если он умер?» – думала она, сердясь на себя за то, что испытывает угрызения совести.

   «Только бы князь, придя в сознание и возненавидев свою французскую жену, не вздумал снова отнять у нее свободу…»

   Мчась во весь опор по кипарисовой роще, Зефирина поделилась своим опасением с женихом.

   В ответ на это молодой человек лишь подстегнул коней.

   Будущее определялось одним-единственным словом: РАСТОРЖЕНИЕ!

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
РАНЕНАЯ САЛАМАНДРА

Глава I
ЗАСТАВА В ПОПИЧИАНО

   – Они больше не в силах двигаться!

   Флоренция осталась позади. Зефирина и Гаэтан удалились от нее на пять лье. И напрасно оба всадника пришпоривали несчастных коней. Измученные животные с появившейся на мордах кровавой пеной, отказывались продолжать путь. А между тем беглецам надо было во что бы то ни стало добраться до ближайшего городка, где бы они могли сменить лошадей.

   Бывший курьер короля Франции, Гаэтан не раз отвозил послания Его Святейшеству Клименту VII. Молодой человек знал едва ли не все заставы на пути из Парижа в Рим.

   – Мы подъезжаем к Попичиано, Мами, прикройте свое лицо, – посоветовал Гаэтан, который, несмотря на огромный риск, предпочел взять Зефирину с собой, нежели, подвергая не меньшей опасности, оставить одну в лесу.

   Они увидели идущую вниз и огибающую покрытый виноградниками холм, пыльную дорогу, по которой вереницей тянулись повозки, запряженные волами. Повозками правили тосканские крестьяне в плоских широкополых шляпах.

   Натянув шапочку с пером чуть ли не до самых бровей и подняв ворот камзола, Зефирина прищурила зеленые глаза, всматриваясь в открывшуюся перед ними картину. Всадники с пиками в руках, в сверкающих на солнце шлемах и доспехах пытались объехать запрудившие дорогу воловьи упряжки, чтобы первыми въехать в городок.

   – Черт бы побрал этих проклятых крестьян!

   – Англичане… – едва слышно прошептала Зефирина. Она сразу узнала и привычные для них грубые выкрики, и мундиры солдат Генриха VIII.

   – Да, Мами, а вон, ближе к перелеску, там наши… Французские всадники, легко узнаваемые по гордо реевшему белому флагу, украшенному геральдическими лилиями; пытались, не давая повода заподозрить себя в «комплексе побежденных», опередить британцев и первыми войти в городок.

   Швейцарские наемники в коротких, с напуском штанах, спешились у дома тосканского кузнеца, бывшего одновременно и золотых дел мастером.

   Немецкие ландскнехты из Нюрнбергского войскового соединения двигались вперед, тяжело ступая затянутыми в желтый сафьян ногами и приводя этим в ярость надменных испанских кавалеристов в золоченых шлемах, красующихся, как и их кони, в коротких черно-золотых доспехах.

   – Как печально видеть, что родину Данте, Петрарки и Боккаччо насилуют эти варвары! – прошептала Зефирина.

   Гаэтан не ответил. Образованность девушки его и восхищала, и расстраивала. Ему-то, королевскому курьеру, проводившему большую часть времени в дороге, некогда было обучаться чтению, и знания, которые обнаруживала его невеста, отдаляли ее.

   Пока, однако, Гаэтану везло. Беглецы уже въезжали в городок, и лучше всего было помолчать. Впрочем, в общей сутолоке молодые люди мало интересовали тосканцев и солдат-оккупантов. Всеобщее внимание привлекли своим появлением пятнадцать турецких солдат султана Сулеймана, в шелковых безрукавках, с кривыми мечами на поясе и огромными разноцветными тюрбанами на голове.

   Как и все остальные, турки встали в очередь к кузнецу. В конце концов конюшня маленькой заставы в Попичиано превратилась в настоящее вавилонское столпотворение.

   На всех языках можно было услышать один и тот же возглас:

   – Прощу вне очереди, служба французского короля… служба Его Святейшества… служба английского короля… регентши… коннетабля… князей… султана…

   А хозяин постоялого двора, точно владелец гарема, как по волшебству, выводил свежих лошадей в грязный двор, и цена на них непрерывно росла.

   «Кажется, в это смутное время, – размышляла Зефирина, – выгоду из всего извлекают только итальянцы».

   В обезумевшей Италии в разгар невероятного политического хаоса сместились все представления о подлинных человеческих ценностях. Никто уже не понимал, кто есть кто и кто чего стоит.

   Что касается Зефирины, то ей, несмотря на царящий вокруг беспорядок, стали открываться некоторые очевидные факты: прежде всего, Франция, дав разбить себя под Павией, проиграла войну! Франциск I оказался пленником императора Карла V! Коннетабль Карл Бурбонский предал свою страну! Английский король Генрих VIII (не принимавший прямого участия в войне) требовал почему-то свою долю выигрыша, то есть Францию! Но толстяк Генрих так разохотился, что тощий Карл V предпочел договориться со своим пленником, красавцем Франциском.

   Знатные итальянские сеньоры, чьи земли оказались оккупированы чужеземными войсками, без которых они явно могли бы обойтись, решили в один прекрасный день вступить в сговор с победителем, в другой – с побежденным, в полдень – с папой, а на следующий день – с толстяком Генрихом. Даже турков пригласили «на бал»! Короче, каждый надеялся вытащить каштаны из огня; Зефирина, во всяком случае, видела, как французские, английские, испанские, немецкие, тосканские, ломбардские, венецианские, турецкие, швейцарские и даже кардинальские юнцы, а то и простые капуцины из Ватикана без конца сновали то в город, то из города, высокомерно игнорируя друг друга на забитых до отказа и вконец разбитых дорогах.

   – Эй, жалкий сопляк, твоя кляча забрызгала мои сапоги, – проворчал какой-то бородатый великан в разодранном камзоле.

   Зефирина шагала за Гаэтаном, ведя под уздцы обеих лошадей, как настоящий оруженосец, и не обратила внимания на швейцарского наемника. Но раньше, чем она успела извиниться за свою неловкость, мужчина схватил ее за шиворот и одним взмахом руки швырнул так, что она очутилась в грязной вонючей луже.

   Гаэтан, шедший впереди, не видел разыгравшейся сцены. Громкий хохот за спиной заставил его обернуться. С некоторой опаской он заметил с десяток немецких и английских солдат, которые потешались над Зефириной, растянувшейся в луже. Ее лицо было забрызгано грязью. Бородатый гигант пытался стащить с нее штаны, приговаривая:

   – Я сейчас, маленький сопляк, пописаю на тебя немножко и смою с твоего лица грязь, к тому же это тебя научит вежливости…

   – Ну, что ты еще натворил? Простите моего оруженосца, солдат…

   Одним прыжком Гаэтан очутился между гигантом и лежащей в нелепой позе Зефириной.

   – Этого несчастного парнишку я взял из жалости… Он немой, – поспешил добавить молодой человек.

   Зная хорошо подвешенный язычок подруги, Гаэтан опасался, что она голосом обнаружит себя.

   – О-о… немой, – удивились солдаты.

   Происшедшее перестало их забавлять, и они начали понемногу расходиться. Только наемник упрямо не желал уходить.

   – Он немного слаб умишком, но вы не думайте, он и мухи не обидит.

   Говоря все это, Гаэтан помогал Зефирине подняться.

   – Э-э, что-то у твоего убогого взгляд слишком уж острый для дурачка, – пробормотал наемник. – Никогда не видал таких глаз… можно подумать, этот паршивец готов ими сжечь меня…

   – Ну, давай же, покажи, дурачок, как ты раскаиваешься, что нечаянно побеспокоил благородного швейцарского солдата. Извинись, как умеешь, – ворчал Гаэтан.

   Обрызганная с ног до головы грязью, Зефирина просто умирала от желания двинуть изо всех сил каблуком по ногам швейцарца. Но сдержалась, издав несколько неопределенных звуков…

   – О… а… а…

   Мыча что-то нечленораздельное, девушка кивала головой. При этом она опустила ресницы, чтобы скрыть выражение своих глаз. Морщась от запаха, который шел от девушки, швейцарец продолжал бормотать:

   – Не очень-то у него глупый вид для идиота…

   Наконец он отстал. Кто-то из его соотечественников пошутил:

   – Ну что, Гюнтер, решил не наказывать?.. Какой же ты добряк…

   Облегченно вздохнув, Гаэтан поволок Зефирину на постоялый двор, где рассчитывал найти свежих лошадей. Но если бы они оглянулись, то увидели бы турка, который отделился от группы солдат в тюрбанах и с интересом провожал взглядом обоих молодых людей.

   – Все в порядке? – прошептал Гаэтан.

   – О… о…, – подтвердила Зефирина, все еще не отделавшись от языка немых.

   Она заметила ведро с водой, кем-то оставленное на краю колодца. Пока Гаэтан искал конюха, который сможет привести свежих лошадей, Зефирина пыталась тряпкой смыть грязь с лица и рук. Что касается одежды, то тут требовалось куда больше труда и времени. Было бы, конечно, неплохо принять ароматизированную ванну.

   – От имени моего господина, всемогущего падишаха Белого и Черного морей, передай твоему господину, что Гарун Собад Рахмет предлагает ему сделку… тысячу золотых драхм или одного из моих черных рабов в обмен на тебя, маленький немой.

   Услышав гортанный голос, Зефирина обернулась. Нет, решительно это место оказалось несчастливым для нее. Шелковая безрукавка и огромный красный тюрбан украшали человека, в котором она сразу узнала турецкого эмиссара из Пиццигеттоне. Того самого, который хотел купить ее для гарема султана Сулеймана[2].

   – Ты понял меня? Вот увидишь, тебе понравится, если поедешь с Гаруном Собадом Рахметом… Какие у тебя прекрасные зеленые глаза, малыш… Очень редкий цвет… На, возьми…

   Произнося все это по-восточному сладко журчащим голосом, он как будто не замечал ужасного запаха, который исходил от Зефирины, одной рукой нежно поглаживал ее по щеке, в то время как другой протягивал горсть леденцов, будто перед ним был щенок.

   Прижатая турком к колодцу, юная «немая» едва сдерживалась, чтобы не оттолкнуть его самым грубым образом. Несмотря на житейскую неопытность, Зефирина не раз слышала при дворе разговоры о мужчинах, которые не интересуются женщинами и ищут удовольствий в обществе мальчиков.

   – Я познакомился с хозяином постоялого двора, он дает нам лошадей.

   Это был только что вернувшийся Гаэтан. Турок вежливо поклонился ему.

   – Синьор, ты хозяин этого молодого немого. Я даю тебе за него тысячу золотых драхм…

   Гаэтан хотя и был удивлен таким предложением, но не подал виду.

   – Очень сожалею, но этот мальчик не продается.

   Гаэтан хотел уже взять Зефирину за руку, но турок принялся настаивать:

   – Великий султан и прославленный падишах больше всего обожает изумруды… Я могу увеличить цену до пяти тысяч золотых драхм, если ты позволишь мне увезти этого зеленоглазого малыша в столицу Оттоманской империи…

   На этот раз молодой человек ответил сухо:

   – Я вам уже ответил. Мальчик – мой племянник. Он не продается, поэтому не надо настаивать.

   Турок, похоже, не был обижен откровенным тоном Гаэтана. Он только коснулся двумя пальцами своего огромного красного тюрбана и поклонился:

   – Дядя может иметь власть отца…

   Сказав так, турецкий эмиссар вернулся к пестрой группе своих единоверцев, поджидавших его в другой части двора.

   Гаэтан и Зефирина с облегчением вздохнули.

   – Я не должен ни на минуту оставлять вас одну, Зефи, – прошептал он.

   Зефирина закрыла глаза.

   Князь Фарнелло говорил те же слова в Пиццигеттоне, после того, как она побывала у заключенного в испанскую тюрьму Франциска I.

   Зефирина прижала руку к груди. Откуда эта боль, неожиданно кольнувшая в сердце?

   И вот уже посреди терзавших ее головку беспокойных мыслей всплыл образ надменного, властного мужчины, пожалуй, слишком уверенного в себе, с неотразимым саркастическим взглядом, волнующее воспоминание о котором, как бы она этому ни противилась, настигло ее точно удар бича.

   – Вам плохо? – забеспокоился Гаэтан.

   Зефирина покачала головой. Ничего подобного, донна Зефира, как называл ее князь Фарнелло, чувствует себя прекрасно.

   А через несколько минут молодые люди, оседлав свежих лошадей, уже мчались по дороге, ведущей в Сиену.

   Было пасмурно. Свинцовые облака затянули все небо. В предгрозовом затишье слышен был лишь цокот копыт по каменистой дороге.

   Но вот загремели раскаты грома, засверкали молнии, и всадники стали торопить коней. Неожиданно посыпавшиеся с неба градины, величиной с перепелиное яйцо, ввергли животных в панический страх. Трудно даже представить, чем бы все кончилось, не будь Зефирина и Гаэтан прекрасными наездниками.

   Сквозь треск и грохот разбушевавшейся стихии Зефирина что-то крикнула. Гаэтан скорее догадался, чем расслышал: она предупреждала, что в такую погоду не следует находиться вблизи деревьев. Гаэтан указал пальцем на заброшенную пастушью хижину на вершине холма. Пришпорив коней, молодые люди устремились в этом направлении.

   В черном небе сверкнула и змеей проползла голубая молния. Зефирина вскрикнула и потеряла сознание.

Глава II
РИМИНИ И ЕГО БАНДА

   «Я мертва…» – подумала Зефирина. Окруженная полной темнотой, она чувствовала себя так, будто плывет по воздуху. «Если только это не сон…»

   Но мало-помалу сознание и память стали возвращаться к ней. Она почувствовала, что все тело ее болит как после побоев. И в то же время ощущение раскачивания не проходило. Она лежала в абсолютном мраке, без движения, слабее, чем новорожденный, но уж глухой-то она не была. Сначала Зефирина услышала звук плещущей воды.

   – Так, значит, я жива… где-то в море… на корабле, и из-за этого со мной случилась морская болезнь…»

   Потом сквозь дремоту до ее слуха донеслись резковатые звуки какого-то струнного инструмента, и одновременно она уловила блаженный, ласкающий запах жаркого из дичи.

   В конце концов, она была голодна. Зефирина застонала. Но ни единый звук не вырвался из ее уст. Она попыталась перевернуться на бок, но не смогла. Ей хотелось приоткрыть веки, но они будто склеились.

   И тут Зефирина поняла. На глазах у нее была повязка, а сама она оказалась связанной, с кляпом во рту и в каком-то таинственном месте.

   И вовсе не из-за молнии она лишилась сознания, а просто лошади наткнулись на протянутую поперек дороги веревку. Они с Гаэтаном попали в настоящую ловушку.

   «Гаэтан… что с ним произошло? Уж не попала ли я в руки князя Фарнелло?»

   Но как бы ни была сильна обида, нанесенная женой Леопарду, она была уверена, что гордый ломбардец никогда не позволил бы себе так с ней обращаться.

   «А турок?.. Может, это он и его янычары похитили меня для гарема Сулеймана!»

   Последняя мысль заставила ее застонать, беззвучно, конечно. Девушка попробовала еще раз пошевелиться, но, кажется, чем больше она двигалась, тем сильнее в нее врезались веревки.

   Теперь до нее уже доносились голоса. Потом послышались спускающиеся по ступеням шаги.

   Зефирина замерла. Чья-то рука стала ощупывать ее грудь, потом настойчиво пошарила между ног. Обреченная на бессилие, она могла только двигать бедрами на жестком полу.

   Раздался взрыв хохота.

   – Никакого сомнения, шеф, это – женщина…

   – Ты уверен, Медная Задница?

   – Ну, шеф, я все-таки еще могу отличить девицу от парня…

   Мужчины продолжали обсуждать, но говорили на местном наречии, которое молодая женщина понимала с трудом.

   Еще чья-то рука принялась бесцеремонно ощупывать ее. Волна жара и стыда залила ее, особенно когда чужие пальцы упорно блуждали вокруг места, подтверждавшего, что она женщина.

   С пылающими под повязкой щеками она так хотела защитить себя, кусаться, выть, обругать этих мерзавцев, которые нанесли оскорбление ее женскому естеству. Чужие пальцы оставили ее.

   – Ты прав, Медная Задница. Я думаю, – это хорошая добыча. Вынь-ка у нее изо рта кляп, чтобы мы могли поговорить, – приказал голос шефа.

   Но как только Медная Задница выполнил просьбу, Зефирина разразилась потоком проклятий. Толстая пятерня тут же прикрыла ей рот. С каким-то дикарским наслаждением она вонзила зубы в навалившуюся на нее руку. Язык ощутил вкус чужой крови, и в тот же миг раздался истошный крик.

   – Ой-ой, да она бешеная!

   – Заткни ей снова рот, но сними с лица повязку, чтоб Я посмотрел на ее лицо…

   Задыхающаяся и обессиленная, Зефирина смогла, наконец, при мерцающем свете фонаря разглядеть своих мучителей и то место, в котором она находилась.

   Она увидела, что лежит на нарах и что, стало быть, находится в тюрьме. Потолок был таким низким, что оба стоящих около нее человека вынуждены были пригнуть голову.

   Несмотря на сильное потрясение, Зефирина внимательно разглядывала незнакомцев.

   – Зверюшка прокусила мне руку до самой кости, – проворчал Медная Задница.

   Он облизывал рану. Это был человек, что называется, грубо сколоченный, с гривой седеющих волос. На лице его были видны следы оспы. Второй мужчина, много моложе, высокий, очень худой, прятал волосы, как многие моряки, под завязанной узлом косынкой, поверх которой была надета шляпа из липового лыка. И тот, и другой были в одежде, которую носит простонародье: короткие штаны из грубошерстной ткани с открытой застежкой, жилет из бараньей кожи поверх красной блузы.

   Однако внимание Зефирины привлекла не столько одежда, сколько серьги с алмазами и усыпанные рубинами и сапфирами аксельбанты, которые главарь банды носил с подчеркнутой уверенностью. Он, кстати, поинтересовался:

   – Come stà signora? (Как вы себя чувствуете, синьора?)

   Вопрос прозвучал вежливо, но явно неуместно.

   – Он… рон…, – ответила Зефирина сквозь повязку.

   – Будете ли вы вести себя спокойно, если я вас развяжу? – спросил он приветливым тоном.

   – О… у…

   – Что ж, стоит вам только закричать, и вас снова свяжут!

   Зефирина опустила ресницы, желая показать, что подчиняется воле своего похитителя.

   Надо выиграть время, попробовать договориться. Зефирина прекрасно знала свои преимущества, когда имела возможность говорить.

   Обреченная на немоту, она была мертва.

   Медная Задница осторожно достал свой кинжал, чтобы разрезать платок, мешавший говорить, и веревки, связывавшие руки. Зефирина даже не моргнула, увидев приблизившееся к ее лицу лезвие. Она потерла те места, где были болезненные следы от веревок. Впрочем, ноги оставались связанными, а спина страшно ныла, но теперь она могла сесть, почти не морщась от боли.

   – Come stà? – повторил свой вопрос главарь.

   – Благодарю вас, прекрасно! – не скрывая иронии, ответила Зефирина.

   – Могу ли я вам что-нибудь предложить?

   – Принесите что-нибудь выпить, – попросила Зефирина так, будто находилась в харчевне.

   Повинуясь жесту главаря, Медная Задница вышел. Зефирина спросила:

   – Не скажете ли, синьор, кому я обязана столь приятным гостеприимством?

   – Какая вы смелая, – с восхищением произнес молодой человек.

   Говоря это, он взял табурет и собрался сесть рядом с пленницей.

   – Уж не собираетесь ли вы убить меня?

   – Знаете ли вы, кто я?

   – Понятия не имею, но не сомневаюсь, что вы представитесь.

   – Я – Римини!

   Он произнес это так, словно сообщая, что он – император Карл V.

   – Счастлива познакомиться, синьор Римини…

   Наступила пауза, во время которой синьор Римини внимательно разглядывал молодую женщину.

   – Вы нездешняя?

   – Разумеется.

   – Как ваше имя?

   Зефирина ответила без колебаний:

   – Элен… Элен Рабле…

   – Вы прибыли издалека?

   – Из Франции.

   – А, так вот почему…

   – Что именно?

   Римини наклонился к ней совсем близко:

   – Вот почему вы не задрожали, услышав мое имя, не взмолились о пощаде, как это делают все, и мужчины, и женщины… Я – бандит Римини, наводящий ужас на всю Тоскану, Лацио и Абруцци…

   Как актер, склонный к импровизации, он выдержал паузу, чтобы насладиться произведенным эффектом. Зефирина, однако, ничуть не смутившись, спросила с некоторым разочарованием:

   – А Пьемонт? А Ломбардия? А Калабрия? Разве на них вы не наводите ужас?

   Черные брови Римини поднялись в изумлении.

   «Сейчас он сделает из меня отбивную», – успела подумать Зефирина.

   Но, вопреки ожиданию, Римини громко расхохотался. В это время вернулся Медная Задница. Потрясенный увиденной сценой, он выронил из рук стакан с вином, который принес для пленницы.

   – Несчастный идиот, ступай и снова принеси ей вина, – проворчал Римини. – Дорогая… синьора Элена, поскольку вас ведь так зовут, я полагаю, вы сможете заинтересовать меня, вот только разделаюсь с вашим спутником…

   Несмотря на угрозу, Зефирина вздохнула с облегчением. Теперь она знала, что Гаэтан жив. Ум ее энергично заработал.

   «Коль скоро этот бандит оказался чувствителен к ее обаянию, надо воспользоваться этим и попробовать увидеться с Гаэтаном».

   – Мессир Римини, – вежливо обратилась к нему Зефирина, – я хочу попросить вас об одной милости…

   При этих словах лоб бандита собрался в складки, ноздри бледного, точно мраморного носа расширились, а тонкие губы растянулись в усмешке.

   – Представьте себе, я, на свою беду, свалилась в грязную лужу и очень хотела бы принять ванну… ароматизированную! – добавила она с обольстительной улыбкой.

   Не говоря ни слова, Римини недоверчиво разглядывал несколько мгновений молодую женщину, потом отвернулся и хлопнул в ладоши.

   При виде этого безобидного жеста у Зефирины мурашки пошли по коже. Дело в том, что у бандита Римини одна рука была нормальная, а другая – короткая, не больше, чем у двухлетнего ребенка…

* * *

   – Вы меня удивляете, мессир… Пирр был первым из великих греческих скептиков, чьим учеником вы вполне могли бы быть…

   С улыбкой на губах и с холодком в позвоночнике Зефирина без умолку щебетала. Облаченная в полинялую фланелевую юбку и блузу из грубой ткани, принудительно «пожертвованные» женами Римини, Зефирина вот уже два часа ужинала, беседуя, возражая, что-то доказывая бандиту-философу и одновременно обсасывая сочные косточки жареного кабана.

   Свои густые рыжие волосы она заплела в косу и уложила вокруг головы. Одежда и прическа делали ее похожей на тосканскую крестьянку.

   – Извините, синьора Элена, – возразил Римини, – я слышал о Пирре, которого называли также Неоптолемом… Он был, как вы, без сомнения, знаете, сыном Ахилла и Диадамии…

   – Да, верно, он взял Трою и женился на своей пленнице Андромахе, вдове Гектора! – поддержала Зефирина.

   Глаза Римини как-то странно сузились. Он был безусловно умен и обладал эрудицией, которая поразила Зефирину, но она чувствовала, что за внешней цивилизованностью скрывается редкостная жестокость.

   Зефирину не покидало ощущение, что он играет с ней, как кошка с мышью, и нарочно растягивает ужин в ожидании какого-то события.

   Она вышла из ставшего для нее тюрьмой помещения, чтобы принять горячую ванну, которую для нее приготовили в огромном ушате. Не скрывая дурного настроения, ее ждали две жены Римини – одна белая, а другая чернокожая. Зефирина наконец поняла, где располагается логово банды.

   Подземное озеро, служившее укрытием для бандитов, было недосягаемым для полицейских ищеек из Флоренции, которые безуспешно пытались их выследить.

   Быть может, то был кратер давно потухшего вулкана со скопившейся в нем дождевой водой или глубокий грот, заканчивающийся естественным озером.

   На многочисленных лодчонках, обшарпанных барках с бамбуковым навесом и даже на самодельных плотах, как попало, жило разношерстное племя мужчин, женщин и детей с одинаково бледными лицами, говорившими о том, что им нечасто приходится видеть дневной свет.

   Но время шло, и Зефирина все больше чувствовала себя беспомощной перед Римини, во всяком случае, она не знала, что придумать, чтобы вместе с Гаэтаном вырваться из западни.

   Она заметила, что во время этого странного ужина, проходившего на палубе «адмиральского корабля», то есть самого большого и красивого судна в армаде Римини, Медная Задница несколько раз поднимался на борт и что-то шептал на ухо своему хозяину.

   Появившийся на берегу крестьянин, которого, судя по одежде, вытащили буквально из постели, должен был принести причитающуюся с него дань. Но так как он отказывался платить, два головореза уволокли его, получив бесстрастно отданный приказ Римини:

   – Che sia ammazzato[3]!

   Обреченный тут же исчез за скалами. Через несколько мгновений оттуда послышался такой вопль, что, кажется, и мертвый бы содрогнулся.

   Зефирина почувствовала на себе взгляд Римини. Он явно искал на ее лице признаки страха. Она же силилась улыбнуться и делала вид, что продолжает есть с аппетитом.

   Неожиданно глаза девушки прищурились. Она была почти уверена, что всего несколько минут назад «убитый» крестьянин снова явился молить Римини не отнимать у него последние деньги. Что за дьявольская игра тут происходит? Уж не запугать ли ее хотят? И опять ей показалось, что Римини подчиняется какому-то более важному лицу.

   На освещенном факелами берегу подземного озера люди Римини устроили кабаньи бега. Хрюканье животных и возбужденные крики «владельцев» вызвали у Зефирины отвращение.

   Недоразвитой рукой Римини поднял наполненный вином серебряный кубок:

   – Не желаете ли, синьора Элена, посмотреть поближе это истинно флорентийское развлечение?

   Он как-то подчеркнуто сделал ударение на ее имени.

   Зефирина кусала губы. Несмотря на отвращение, которое у нее вызывали черные свиньи, это, быть может, единственный шанс узнать, где бандиты держат Гаэтана.

   – С удовольствием, мессир Римини, – ответила она. Она сделала вид, что допила свой кубок, содержимое которого на всякий случай вылила в озеро, воспользовавшись моментом, когда Римини отвлекся.

   По жесту бандита обе его жены, все так же агрессивно недружелюбные, снова наполнили кубки. Одна из жен, высокая мулатка, особенно пугала Зефирину.

   Каждое новое блюдо, поданное на стол, вызывало подозрение – уж не подсыпала ли ей отравы ревнивая «супруга» Римини.

   Однако ужин продолжался, а Зефирина все еще не чувствовала никаких болей в желудке.

   Но вот Римини поднялся из-за стола, девушка последовала за ним, и они спустились на берег. Взяв Зефирину под руку, бандит повел ее на противоположную сторону озера. Из огромной пещеры вглубь расходились длинные каменные коридоры. Было ясно, что у входа в каждый такой коридор наверняка стоит бандит с кинжалом на поясе и мушкетом в руке. Единственную, хотя и очень слабую надежду вызывала походка Римини. Ведя долгие философские разговоры, главарь банды не забывал о вине и пил слишком много. Он шатался, когда они приблизились к группе игроков, ставивших на животных.

   – Десять цехинов на того большого самца! – крикнул Римини, швырнув кошелек.

   – Сорок паоли на самку!

   – Два экю за Бертолино.

   – Восемь байокко за ту…

   – Один байокко за эту…

   – Двадцать четыре яйца за себя…

   – Бутылку вина…

   – Ставлю мои серьги…

   Любители этих странных гонок, разгорячившись, все увеличивали ставки. В дело пошли золото, съестное, драгоценности, и все это складывалось в кучу перед огромным существом, лоснящимся от жира и увешанным драгоценными камнями.

   – Еще двадцать золотых цехинов за свадебную ночь! – объявил Римини и посмотрел на Зефирину своими пронзительными глазами.

   От этих слов она похолодела. Но, несмотря на громовой хохот, которым разразилась грубая толпа, Зефирина попыталась сохранить самообладание.

   Мужчины, сидевшие верхом на спинах свиней, чтобы до последнего момента удерживать их на месте, стали выстраивать животных в ряд перед барьером. Запах мочи и помета доводил Зефирину до тошноты.

   Она бросила быстрый взгляд вокруг себя. Все были так поглощены предстоящими бегами, что никто из банды – ни мужчины, ни женщины, ни дети – не обращали на нее ни малейшего внимания. Вот подняли барьер, гонки начались, и присутствующие наперебой стали кричать, подбадривая каждый своего «конкурента».

   Подгоняемые ударами бича, свиньи начали бег с яростным хрюканьем и визгом. Они должны были пробежать один круг вокруг озера. От зрителей животные были отделены специально построенным ограждением.

   Казалось, другого, более удачного случая у нее не будет!

   С сильно бьющимся сердцем Зефирина сделала осторожный шаг назад, потом второй, третий. Она чуть было не вскрикнула, наткнувшись на чью-то грудь.

   Это оказалась мулатка. Но, вопреки ожиданию, чернокожая жена Римини приложила палец к пухлым губам. Схватив беглянку за руку, она увлекла ее за скалистый выступ.

   – Я помогу тебе убежать… Ведь ты этого хочешь?

   Зефирина кивнула и спросила:

   – А мой спутник?

   – Я знаю, где он находится…

   Зефирина была готова ко всему, но только не к встрече с такой союзницей.

   – Почему ты хочешь мне помочь? – прошептала она, опасаясь предательства.

   Мулатка пожала плечами:

   – Я люблю этого красивого мерзавца; мне и второй его жене, белой, не хотелось бы, чтоб у него появилась третья жена. Если я убью тебя, ему это не понравится, поэтому лучше будет, если ты убежишь…

   Зефирина не могла не согласиться с мулаткой. Она вдруг почувствовала к ней необыкновенную симпатию.

   Мулатка сделала знак следовать за ней. Казалось, она знает все ходы и выходы из пещеры наизусть. Во мраке она двигалась, словно кошка. Иногда Зефирине казалось, что она потеряла свою проводницу, но вслед за этим цепкая рука мулатки хватала ее и помогала пройти по ступеням, выбитым в скале или перебраться через какую-то внутреннюю перегородку.

   Ловко обходя охрану, расставленную Римини, мулатка привела Зефирину во второй грот, который был значительно меньше первого, а посреди грота вместо озера протекала подземная река.

   У реки, сидя на сером песке, три бандита из банды Римини играли «в пальцы», игру, которой много веков назад, Зефирина это знала, страстно увлекались римские легионеры.

   Игра состояла в том, что один бандит другому показывал правую руку, на которой загибал один или несколько пальцев. При этом он выкрикивал число оставшихся незагнутыми пальцев. Другой игрок должен был в тот же миг вытянуть свою правую руку с тем же количеством загнутых пальцев. При каждой ошибке и даже колебании засчитывался проигрыш. Третий присутствующий выступал в роли судьи.

   Несмотря на несложные правила игры, темп ее был таким стремительным и требовал такого внимания, что все трое без конца спорили по поводу результатов. Споры были шумными, яростными, и все время казалось, что игроки вот-вот вцепятся друг другу в глотку. Но Зефирина понимала, что проклятья и угрозы являются частью игры.

   И ничего удивительного не было в том, что увлеченные игрой бандиты не заметили, как за их спинами тенью проскользнули два женских силуэта.

   – Гаэтан… – прошептала Зефирина.

   Да, в глубине грота, за большим камнем, невидимый для увлеченных игрой, лежал молодой мужчина. Голова его была обмотана окровавленной повязкой, свидетельствовавшей, что он сдался не без боя.

   Услышав свое имя, он открыл глаза.

   – Зефи… – еле слышно произнес он.

   Он не мог поверить своим глазам при виде склонившегося над ним золотого видения.

   – Эй, влюбленные, поторапливайтесь…

   Резко прервав их нежности, мулатка выхватила откуда-то из своих юбок кинжал и одним движением руки разрезала веревки, которыми Гаэтан был привязан к врытому в песок колу.

   С помощью обеих женщин молодой человек поднялся, слегка пошатываясь. Они знаками дали ему понять, что надо опустить голову, чтобы охрана его не заметила.

   – Вы в состоянии идти? – шепотом спросила Зефирина.

   – С вами, Мами, я готов хоть в ад… «Мы уже там!» – подумала Зефирина.

   Молодой человек сопроводил свои слова мимолетным поцелуем золотых волос невесты, потом, крепко обняв ее за талию, последовал за мулаткой в темный тоннель, который заканчивался тупиком и каким-то неровным, ведущим вверх, углублением в скале.

   – Это настоящий природный дымоход, очень узкий, но снаружи никем не охраняемый. Он ведет прямо на поляну, где одни только овцы пасутся. Давайте, лезьте. Это нелегко, но у вас получится. Да хранит вас Бог… – добавила мулатка, в то время, как молодые люди, кивнув в знак благодарности, уже устремились в указанный проход.

   Чернокожая женщина сказала правду. По мере того как они лезли вверх, подъем становился все труднее. У них появилось пугающее ощущение, что скалистые стены вокруг них все сжимаются и вот-вот превратят в своих пленников.

   Ползя, скользя, цепляясь, хватаясь друг за друга израненными до крови руками, задыхаясь и теряя силы, молодые люди с трудом поднимались вверх.

   Чуть не задыхаясь от недостатка воздуха, они уже почти совсем потеряли надежду, когда Гаэтан заметил над головой светящийся круг.

   – Смелее, Мами, солнце…

   Отверстие, ведущее на свободу, находилось на расстоянии каких-нибудь двадцати футов. Остаток пути они проделали с энергией отчаяния.

   – Хватайтесь за мою руку, Мами… я сейчас вытащу вас оттуда…

   Гаэтан вылез наверх первым. Уперевшись спиной и ногами в стенки каменного колодца и вися над пустотой, Зефирина протянула пальцы с ободранными о камни ногтями. И вдруг застыла от неожиданности. Рука в кружевной пене, опустившаяся ей на помощь, не принадлежала Гаэтану. Зефирина отшатнулась и начала соскальзывать в смертельную бездну, но стальные пальцы успели схватить ее за руку, и тут же она услышала голос, полный иронии:

   – Я в отчаянии, мадам, оттого что приходится вас разочаровать…

Глава III
ХОЛОДНАЯ ВСТРЕЧА

   – Вы!

   Зефирина с ужасом узнала человека, с которым, как ей верилось, рассталась навсегда.

   – Это вас удивляет, мадам?

   Князь Фарнелло с иронией приветствовал свою жену. Перечеркнутое узкой черной повязкой, его ледяное лицо не предвещало ничего хорошего.

   Как бы ни было велико самообладание Зефирины, но, измученная тяжелым подъемом, она не смогла не содрогнуться от мысли, что, ускользнув от бандита Римини, попала в руки собственного мужа.

   На мгновение взгляды супругов встретились. Зеленые глаза Зефирины метали молнии. Карий глаз Леопарда мерцал зловещим светом, не предвещавшим беглянке ничего хорошего.

   Да, это был все тот же ненавистный ей человек, потерявший в сражении левый глаз, великолепный наездник, которому не было еще и тридцати и женой которого сочла бы за счастье стать любая женщина.

   Но Зефирина не была обычным созданием. Тот факт, что Леопард – князь с царственной осанкой, широкими плечами, мощной шеей, горделиво выступающей из ворота тончайшей рубашки, – ничего не меняло в сложившейся ситуации. Она ненавидела этого человека, который взял ее как выкуп, и она крикнула бы ему это в лицо в присутствии кого угодно.

   – Сила, вот ваше единственное достояние, месье!

   С этими полными презрения словами Зефирина отвернулась.

   К сожалению, она не могла предстать перед мужем в том виде, в каком бы ей хотелось. Лицо, ноги, руки, юбка были изодраны о камни колодца, по которому она выбиралась на свободу, рыжие кудри растрепались, нос рассекла большая ссадина. Зефирина чувствовала себя совершенно без сил, глаза не выдерживали солнечного света, и вообще она потеряла представление о времени после долгого пребывания под землей. Почувствовав себя очень плохо, Зефирина вдруг зашаталась и едва не свалилась снова в бездну, из которой выбралась. Крепкая рука князя Фарнелло вовремя ее подхватила.

   Но это состояние длилось лишь несколько мгновений. Может быть, на него подействовало оскорбление Зефирины? Князь, стоявший неподвижно, был невероятно бледен.

   Зефирина высвободилась из его рук, будто прикосновение мужа обжигало ее. Князь сделал шаг в сторону, и Зефирина увидела перед собой всю поляну. Она оглянулась по сторонам и в отчаянии закричала:

   – Гаэтан…

   Около двух десятков всадников, одетых в красно-черно-золотые цвета Леопарда, плотно окружали молодого человека.

   Очень бледный, со скрещенными на груди руками, с горестно опущенной головой, Гаэтан не мог пошевелиться – две длинных пики были приставлены к его горлу.

   – Гаэтан… – повторила Зефирина.

   Она хотела побежать к жениху, но Паоло и Пикколо, оруженосцы князя, тут же удержали ее.

   – Извините, принчипесса!

   Паоло опустил тяжелые руки на плечи Зефирины. То ли этот жест, то ли обращение «княгиня» подействовало на девушку, но она задрожала от негодования:

   – Прочь руки, грубиян!

   Не меньше, чем его хозяина, она ненавидела этого Паоло, чье суровое лицо, лысеющий лоб, хитрые глаза, сразу вызвали у нее отвращение.

   – Пусть ваша милость простит меня…

   Это произнес Пикколо, не постеснявшийся, однако, крепко обхватить ее руками. Клокочущая от ярости, но бессильная, Зефирина увидела, как Леопард размашистым шагом направляется к Гаэтану. С пояса князя свисал дамасский клинок.

   «Если только я пошевелюсь, если позову… он убьет Гаэтана…» – подумала Зефирина.

   По знаку Фульвио, всадники расступились, а два приставленных к Гаэтану убийцы отвели пики. Князь всмотрелся в лицо юноши, который по возрасту мог бы быть его младшим братом. Уловил ли он в серых глазах Гаэтана отблеск страшной битвы под Павией, ужас той бойни, ужас пролитой крови?

   Не устал ли Фульвио Фарнелло сражаться или все еще готов хладнокровно лишить жизни человека, который самым бессовестным образом выставил на посмешище его, высокородного и могущественного синьора, обладателя княжеского герба?

   Гаэтан де Ронсар понимал, какая ужасная борьба происходит в душе Леопарда.

   – Имея власть над жизнью и смертью тех, кто находится в моих владениях, я должен был бы перед Богом и людьми задушить вас собственными руками, месье…

   При этих словах, сказанных князем очень медленно, Гаэтан гордо вскинул голову.

   – Я человек чести, монсеньор, и никогда об этом не забываю. Сразимся в честном бою, и вам не придется запятнать свою совесть преступлением…

   – Нет, месье… Фарнелло не бьются из-за столь презренного существа…

   На Зефирину оскорбление подействовало, точно удар плети.

   – Но, монсеньор, – попробовал протестовать Гаэтан, – перед Богом эта женщина не принадлежит вам…

   Зефирина закрыла глаза. Она не сомневалась, что еще секунда, и кровь Гаэтана окропит траву на лугу.

   Однако князь, похоже, даже не слышал слов Гаэтана. Знатный синьор, казалось, погрузился в размышления. В какой-то момент взор его обратился в небесную синь, где, высматривая добычу, кружили громадные ястребы; затем князь снова взглянул на Гаэтана и отчетливо произнес:

   – Четверо моих людей сопроводят вас во Францию, месье. Одно лишь слово, малейшая попытка к бегству, и они убьют вас как собаку… Если вы попытаетесь вновь появиться в моих владениях, клянусь Юпитером, жизнь ваша не продлится и минуты. Так что будьте довольны тем, что вам сохранена жизнь.

   – Позвольте мне хотя бы проститься с ней, – взмолился Гаэтан.

   Ответ был неумолим, как нож гильотины:

   – Нет.

   Зефирина, пригвожденная к месту двумя оруженосцами князя, простонала:

   – Гаэтан… Гаэтан…

   Словно не слыша стонов молодой женщины, Леопард сделал знак рукой. Четверо его всадников окружили шевалье де Ронсара. Один из головорезов спешился, уступая свою лошадь пленнику, а второй, для пущей предосторожности, связал руки молодого человека.

   Долгий прощальный взгляд любимой – вот и все, что осталось Зефирине от ее любви.

   Она сказала прерывающимся голосом:

   – Вы не имеете права… вы не имеете права… Это был конец.

   Четверо всадников и их пленник покинули поляну, перейдя в галоп.

   Мирно пасущиеся на лугу овцы расступились, пропуская их, и вскоре стук копыт на дороге совершенно затих.

   – Я вас ненавижу… я вас презираю… Лучше убейте меня.

   С лицом, залитым слезами, Зефирина осыпала оскорблениями своего мужа. Когда его терпение явно истощилось, князь отдал краткий приказ:

   – Avanti[4]

   И, словно в хорошо поставленном театральном представлении, на поляну въехали носилки, запряженные мулами в кокетливой сбруе и с красным плюмажем.

   – Я отказываюсь садиться в носилки…

   Зефирина топнула ногой. Она даже попробовала укусить обоих несчастных оруженосцев.

   Неожиданно раздавшееся из носилок карканье, прервало ее на полуслове:

   – Salut, Sardine… Salut, Saucisse[5]!

   То был Гро Леон, прирученная говорящая галка, последний дар Мишеля Нострадамуса перед тем, как Зефирине пришлось покинуть Салон-де-Прованс.

   «Нострадамус… добрый мой друг… Знаете ли вы, до какой крайности я доведена?..» – горько сетовала девушка в то время, как Паоло и Пикколо подталкивали ее в носилки, раздвинув малиновые занавески.

   «Не пройдет и трех недель, Зефирина… на вашей голове засияет корона… Минет пять недель, на рассвете Саламандра, Леопард на Марсовом поле, чтобы сразиться… Леопард усталый в небо свой взор устремляет… Рядом с солнцем видит орла, забавляющегося со змеей… Три планеты воздействуют на вашу судьбу… Венера, Марс и Меркурий… Любовь, война, путешествия…»

   Так говорил ей Нострадамус в последнюю ночь в Салон-де-Прованс[6].

   Восседающий на красных бархатных подушках Гро Леон, шумно размахивал крыльями от радости, что нашел свою любимую хозяйку.

   – Sauver Sardine! Sauver Saucisse![7]

   Птица без умолку болтала, стараясь дать понять, что именно она помогла отыскать Зефирину.

   Приятно удивленные тем, что девушка как-то сразу успокоилась, Паоло и Пикколо расслабили свои объятия. И в тот же миг, воспользовавшись их невниманием, Зефирина выскользнула из их рук. Она с легкостью выскочила из носилок в надежде снова скрыться в отверстии, через которое они с Гаэтаном выбрались из подземелья.

   Раньше чем Леопард и его люди оправились от потрясения, Зефирина обернулась:

   – Если вы подойдете ко мне, князь Фарнелло, если только один из ваших приспешников посмеет ко мне прикоснуться, клянусь жизнью, я брошусь в эту бездну!

   Князь остановился точно вкопанный. Стоявшие вокруг него солдаты, казалось, тоже окаменели и лишь таращили глаза, не смея пошевелиться.

   Наконец князь решился сделать шаг.

   – Стойте, или я прыгаю, – крикнула девушка каким-то пронзительным голосом.

   – Да это же Божье благословение! Уж лучше быть вдовцом, чем мужчиной, женатым на ведьме, не имеющей ни стыда, ни совести!

   Князь был уже в нескольких шагах от Зефирины. Она быстро перекрестилась.

   – Прощайте, месье, вы сами этого хотели…

   С этими словами Зефирина кинулась в пустоту раньше, чем Леопард успел сделать движение и удержать ее.

Глава IV
СТАРЫЙ МОСТ

   Любое человеческое существо, на какой бы ступени развития оно ни находилось, рано или поздно оказывается чувствительным к насмешкам.

   Есть, конечно, люди, которых не так-то легко пронять, но Зефирина была слишком восприимчива, чтобы не почувствовать себя до глубины души униженной тем глупым положением, в которое попала.

   Рассчитывая разбиться насмерть, упав в каменный мешок с высоты ста пятидесяти футов, она на самом деле упала на головы Римини и Медной Задницы.

   – Черт подери! Вот это да!.. – вырвалось у Медной Задницы. Привыкшие к выражениям куда более крепким, бандиты один за другим выскочили из отверстия на поляну, в то время как люди Леопарда, возможно поощряемые хозяином, громко расхохотались.

   Для молодой женщины это было слишком большим испытанием. Терзаемая одновременно и стыдом, и слабостью, Зефирина предпочла выбраться из нестерпимого для нее положения тем единственным способом, который еще оставался у человека ее пола. Она упала на мягкую траву, «потеряв сознание».

   Пока по знаку князя двое его верных слуг относили Зефирину в носилки, ей удалось расслышать совершенно невероятные слова, сказанные голосом Римини:

   – Прости нас, Леопард…

   – Ты за все прощен, Римини, – спокойно ответил князь Фарнелло.

   – Ей удалось сбежать от нас… бедняга Медная Задница и все наши люди в пещере предпочли бы иметь дело с сотней полицейских, чем с одной рыжей дьяволицей, вроде этой… Поосторожнее с ней, монсеньор…

   – Благодарю за совет, Римини… мы сделаем…

   Зефирина не расслышала конца фразы. Полные решимости, смешанной с подозрительностью, Паоло и Пикколо бережно уложили ее на подушки в носилках, но на сей раз прочно привязали. Гро Леон печально причитал:

   – Snupide Saucisse… Snupide Sardine![8]

   Галка явно советовала прислушаться к голосу разума. Зефирина и сама знала, что оказалась не на высоте положения.

   Носилки трясло. Колокольчики мулов больно отзывались в измученной голове, где и без того теснились мысли, одна безумнее другой… Итак, она потеряла Гаэтана, своего жениха, свою любовь, и снова стала жертвой ужасного супружеского произвола.

   Незачем самообольщаться. Под цивилизованным обличьем Леопарда скрывается грубое животное, ломбардский властелин, привыкший к беспрекословному послушанию всей этой толпы рабов, блеющих от восхищения.

   «Монсеньор приказал… Князь желает… Князь Фарнелло требует… Отныне я в полной его власти. Он может сделать со мной все что захочет… бросить в тюрьму, поколотить меня или… хуже того, сделать меня своей игрушкой. Я ведь его жена… его жена…» – думала с отчаянием Зефирина.

   Она была одна в целом мире, во власти этого деспота, который, конечно, не откажется жестоко отомстить ей за оскорбление. Сознавая весь ужас своего положения, шестнадцатилетняя женщина, привязанная к резному столбцу носилок, точно преступница, залилась слезами, уткнувшись в бархатные подушки раскачивающихся в пути носилок.

   Удрученная своим несчастьем, она потеряла представление о времени. Плакала ли она всего несколько минут или долгие часы? Похоже, второе предположение выглядело более близким к истине, потому что Зефирина очень смутно помнила, как повозка несколько раз останавливалась в пути. Наверное, меняли мулов, а потом снова – в путь. Может быть, она кричала, отбивалась, звала на помощь… Но кто мог помочь ей?

   Кто осмелился бы бросить вызов охране, сопровождающей князя Фарнелло?

   Вдруг Гро Леон уселся прямо на голову своей хозяйке:

   – Souris, Sardine… Улыбнись, Сардинка…

   Опечаленная столь безутешным горем, говорящая птица раздвинула клювом малиновые шторки повозки. Сквозь открывшуюся узкую щель Зефирина увидела, что носилки въезжают в предместье какого-то города.

   Поворачивая во все стороны голову, она искала глазами мужа. Но, кроме Паоло, Пикколо и еще дюжины лакеев, одетых в ливреи, цвета которых соответствовали княжескому дому, она никого не увидела: по-видимому, Леопард не счел нужным сопровождать собственную жену!

   Не представляя, куда ее везут, Зефирина с любопытством разглядывала пеструю уличную толпу.

   – Тысяча чертей!

   – А, чтоб тебя разорвало!

   – Черт побери!

   На улочках города звучали привычные для тосканского простонародья ругательства и проклятья. Люди обзывали друг друга такими словами, как «мерзавец», «скотина», «грязная тварь», ничуть при этом не обижаясь.

   «Во Франции, – тут же отметила про себя Зефирина, отвлекшись от своих дум, – мужчина, которого оскорбили, давно бы уже вынул шпагу из ножен…»

   Здесь же все было пронизано солнцем и весельем здорового ребенка.

   В этой толпе городских ремесленников мужчины носили камзолы, присборенные по подолу, и длинные штаны, а женщины – длинные юбки в крупную складку и грубошерстные кофты с баской. Волосы они прятали под полотняными чепцами со сборкой на затылке.

   Всадники, сопровождавшие Зефирину, с большим трудом прокладывали дорогу сквозь всю эту толчею. Если бы молодая женщина не была привязана, она наверняка выпала бы из носилок. Ей в голову пришла мысль закричать, чтобы привлечь к себе внимание, однако в следующее мгновение инстинкт подсказал ей проявить выдержку.

   Но этот лицемер Паоло, видно, забеспокоился, потому что сунул свою пронырливую голову за малиновые шторки и спросил с неизменной для него вежливостью:

   – Все в порядке, principessa[9]?

   Ответом ему был красноречивый взгляд Зефирины.

   – Мы прибываем в Фиренце… – сообщил он услужливо, прежде чем его голова исчезла.

   Фиренце… Флоренция…

   «Так, значит, мы продвигаемся у северу…»

   В иных обстоятельствах, возможно, Зефирине с ее образованием доставило бы огромное удовольствие открыть для себя город, чья артистическая, торговая и политическая слава докатилась до нее в Валь-де-Луар раньше, чем случилась эта ужасная война 1525 года. Но сейчас ничто из увиденного ею сквозь раздвинутые занавески не вызывало восторга.

   Множество гудящего люда сновало по улицам, толпилось перед лавками и деревянными домишками, этими типичными крестьянскими жилищами городских предместий.

   На верхний этаж домов жильцы поднимались по наружной лестнице и прямо с улицы попадали в комнату, служившую спальней для обычно многочисленной семьи.

   Во многих окнах можно было видеть сушившееся белье, ноздри Зефирины терзало зловоние грязных улиц, вот только хорошее настроение флорентийцев ей почему-то не передалось.

   Мало-помалу навстречу стали попадаться здания в несколько этажей, а улицы заметно расширились.

   Зефирина и ее свита въехали из густо населенных предместий в кварталы, где жили более зажиточные горожане.

   Купцы, встречавшиеся теперь Зефирине в характерных головных уборах, знаменитых флорентийских шляпах с маленькими отогнутыми полями и эмблемами купеческой гильдии, предпочитали строить дома не из дерева, а из камня. Дома эти были богато украшены, не похожи друг на друга. В центре города земельные участки становились все меньше, а число этажей достигало пяти и даже шести.

   Зефирине никогда не приходилось видеть такого «леса башен». Она изумлялась их высоте и никак не могла понять, почему все эти сооружения стоят и не падают.

   – Черт побери, пропустите дона Антонио…

   – Эй, вы там! Дорогу его преподобию…

   – Проклятье! Да отойдете ли вы с дороги! Дайте проехать герцогине…

   – Дьявольщина!..

   – О, боги!..

   Крики, оскорбления, брань, возгласы непрестанно неслись над всей этой толчеей портшезов и носилок, кативших на колесах, которые Зефирина видела впервые в своей жизни.

   Снабженные колесами и оглоблями, эти носилки представляли собой нечто вроде высокого прямоугольного ящика. Обычно их тащили, толкали или волокли два или четыре лакея, по ливреям которых можно было судить о важности персоны, сидевшей в носилках.

   Временами какое-нибудь колесо увязало в грязи, проклятья усиливались. Но сидевшие в носилках знатные дамы в роскошных платьях, расшитых золотом или серебром, и в накинутых на голову покрывалах, украшенных жемчугом и другими драгоценными камнями, оставались при этом невозмутимы.

   Юная провинциалка была ослеплена неслыханными богатствами, которые ей удавалось видеть сквозь щель в занавесках.

   На ее наглухо закрытые носилки никто не обращал внимания. На улице встречалось немало и других упряжек с задернутыми шторками, владельцы которых желали сохранить инкогнито. Помимо носилок, можно было встретить множество повозок, предшественниц будущих карет, и всадников.

   Зефирина поняла, что она ничего еще в жизни не видела.

   Наконец, сопровождавший ее носилки эскорт въехал в богатый квартал, где мраморные палаццо чередовались с постройками, находившимися еще в лесах. Было видно, что строительная лихорадка охватила всю флорентийскую знать.

   Дочь родовитого дворянина, Зефирина, проезжая, узнавала герб семейства Медичи на фасаде дворца, построенного лет восемьдесят назад, гербы на фасадах дворцов Строцци, Питти, Бардини и Моцци.

   Дворцы украшали увитые цветами лоджии, колонны из розового с голубыми и зелеными прожилками мрамора, скульптуры. Несмотря на усталость и тревогу по поводу участи, которую готовит ей муж, Зефирина не могла не отметить в этих великолепных сооружениях характерных флорентийских особенностей: иронии, тонкого художественного чутья, изысканности, ума и любви к зрелищам.

   Будь обстоятельства другими, Зефирина не устала бы всем этим восхищаться, но связывавшие ее веревки, больно впивавшиеся в щиколотки и запястья, без конца напоминали, что она всего лишь пленница.

   Первые факелы зажглись, когда носилки Зефирины проезжали по мосту, перекинутому через Арно.

   Вдоль всего моста, по обе его стороны, расположились лавки ювелиров.

   Какой-то нищий, сидя на камне, приставал к прохожим:

   – Пожалейте, добрые люди, несчастного горемыку со Старого Моста…

   Вдруг Зефирина вздрогнула.

   Из одной лавки вышла женщина с лицом, скрытым под черным покрывалом. Парчовое платье, отделанное стеклярусом, свидетельствовало о ее высоком положении. Но еще большее внимание Зефирины привлекло следовавшее за ней бесформенное существо: это был, без сомнения, карлик, лицо которого скрывало свисавшее со шляпы желтое перо, слишком большое для его роста.

   «Каролюс… донья Гермина…» – прошептала Зефирина.

   Девушка попыталась получше рассмотреть лица элегантной дамы и ее уродца. В колеблющемся свете факелов она увидела, как оба быстро зашагали к носилкам на колесах и сели в них. Лакей без ливреи задернул шторки, двое слуг повезли носилки в сторону палаццо Питти.

   «Графиня Сан-Сальвадор… Господь небесный, значит, она во Флоренции?..»

   У Зефирины заболела голова и застучало в висках. Под глазами появились темные круги. Ей показалось, Что даже сквозь занавески к ней проник тяжелый, пьянящий запах духов доньи Гермины, этой негодяйки, подкупленной Карлом V.

   – Souris, Sardine[10]

   После долгой спячки Гро Лео неожиданно пробудился. Он сразу захлопал крыльями, стараясь вызвать улыбку на лице своей хозяйки.

   «Улыбаться!»

   Зефирина откинула на бархатные подушки свои золотые волосы и прикрыла глаза. Ее охватила дрожь. Она боялась, боялась настоящего, но еще больше будущего, которое представлялось ей невероятно мрачным.

Глава V
ВОРОВКА

   Колеса носилок монотонно стучали по мостовой. Снаружи до Зефирины доносились односложные распоряжения.

   – Откройте!

   – Да, синьор Паоло…

   Тяжелая дверь медленно повернулась на скрипучих петлях и наконец распахнулась. Прежде чем остановиться, носилки преодолели немалое расстояние.

   Пикколо широко раздвинул шторки. Зефирина увидела парадный въезд большого дворца из розового мрамора.

   Подошел Паоло:

   – Ваша милость прибыли…

   Произнося эти учтивые слова, он склонился над Зефириной и принялся развязывать веревки. Неподвижность и странное спокойствие молодой женщины поразили его. Он снова склонился над ней и повторил:

   – Не желает ли княгиня подняться в свои апартаменты?

   Слишком долго пролежавшая в неудобном положении, чтобы сделать какое-то движение, слишком утомленная, чтобы ответить, Зефирина хотела бы найти сил только для одного – бросить в лицо Паоло какое-нибудь оскорбление, но она не смогла произнести ни единого звука.

   И вдруг с высокого крыльца, обнесенного изящными пилястрами, донесся крик:

   – Чтоб мне провалиться… Слава Богу… мадемуазель Зефирина, княгиня… крошка моя… Ну, ваша милость, это же я… ваша Плюш…

   Губы Зефирины шевельнулись в едва уловимой улыбке. Мадемуазель Плюш, ее дуэнья, следовавшая за нею повсюду со дня отъезда из Валь-де-Луар, бросилась к ней, перескакивая через ступени. Черные юбки кринолина на ее тощем теле развевались во все стороны.

   Зефирина приподнялась на локте. Поддерживаемая мадемуазель Плюш и Паоло, она смогла встать на ноги.

   Два лакея, стоя под портиком с канделябрами в руках, освещали мраморное крыльцо.

   Поднимаясь по ступеням, Зефирина почувствовала во взгляде всех этих людей растущее любопытство. «В каком плачевном состоянии возвращалась их княгиня!»

   – Splendeur… splendide[11]… – верещал Гро Леон, летая перед дворцом.

   – Не пожелает ли ее милость последовать за мной, чтобы я показал ей куда идти… – тихо произнес Паоло.

   Это был вопрос-утверждение. Для пущей надежности шествие замыкал Пикколо.

   А Артемиза Плюш, от радости, что вновь обрела свою хозяйку живой и здоровой, без умолку разглагольствовала:

   – Иисус, Мария, Иосиф… ну и приключение! Сколько же вы всего натерпелись, моя маленькая Зефирина? Как подумаю… да кому бы в голову пришло, кто бы мог поверить… быть похищенной в день собственной свадьбы! Ах, разбойники, ах, бандиты… Моя голубка, как же она настрадалась… Монсеньор Фарнелло верно сказал: «Я ее найду…» И клянусь, он сдержал слово. Он, наверное, убил их своими собственными руками! Господь небесный, похитить вас силой, против вашего желания, ради выкупа… Ах, негодяи!

   Проходя один за другим огромные залы дворца, Зефирина поняла, что «официальная версия», которую Фульвио сообщил челяди, сводилась к следующему: «Княгиня Фарнелло была похищена «против своей воли» разбойниками!»

   Молодая женщина, чей разум в этот вечер был слишком утомлен всем пережитым, еще не знала, радоваться ей или тревожиться по поводу того, что она узнала из слов дуэньи. Зефирина почувствовала себя больной – по телу внезапно разлился жар. Машинально коснувшись рукой своего лба, обнаружила, что он пылает. Худенькие плечи била дрожь лихорадки. Было невыносимо тяжело шагать по бесконечным коридорам.

   – Вот покои, предназначенные для вашей светлости, – сообщил Паоло.

   Он толкнул белую с золотом дверь.

   – Ужин для ее милости будет подан сюда… Пикколо принесет все, что пожелает ее светлость… Мы отбываем в Ломбардию завтра утром… Не будет ли княгиня так добра подготовиться к отъезду на рассвете…

   Несмотря на все эти «сиятельство», «светлость», «ваша милость», Зефирина прекрасно понимала, что по-прежнему остается пленницей. Между тем она и не думала возражать и в полном изнеможении опустилась в резное кресло:

   – Не знаю, смогу ли я завтра отправиться в дорогу, – сказала она тихо.

   – Я непременно передам дону Фарнелло, что ваша милость устали… и если монсеньор разрешит, отложим отъезд на послезавтра…

   Неожиданно залившись краской, Зефирина резко встала и с горячностью произнесла:

   – Я не желаю, чтобы вы просили его о чем бы то ни было. Не хочу, чтобы вы говорили ему об этом… В общем, я чувствую себя прекрасно…

   Говоря это, молодая женщина зашаталась. Перепуганная мадемуазель Плюш подала знак Паоло. Прежде чем Зефирина успела возразить, оруженосец Леопарда выскользнул из комнаты и запер за собой дверь на ключ. Он тут же отправился в южное крыло дворца и поднялся на следующий этаж. Подойдя к двери, скрытой за гобеленом с изображением какого-то исторического сюжета, который Людовико Моро преподнес отцу князя Фарнелло, оруженосец осторожно постучал.

   – Входи, Паоло.

   В комнате с потолком, украшенным лепными кессонами, князь Фарнелло, полулежа, отдыхал на кушетке, покрытой золотой парчой, отороченной собольим мехом. Сейчас он был в белоснежной рубашке с кружевными манжетами, с широко распахнутым воротом, позволявшим видеть мускулистую грудь, и в простых штанах из серого бархата. В этой домашней одежде он выглядел еще моложе. На голове не было берета, но черная повязка все так же перечеркивала лицо. Сейчас, однако, лицо это не выражало ни малейшей напряженности. Князь был спокоен. Две борзых вяло приподнялись навстречу Паоло.

   – Что скажешь? – спросил князь Фарнелло.

   – Принчипесса находится в отведенных ей покоях, монсеньор.

   – Отлично. Как мы условились, отвези ее завтра утром в Ломбардию… Я остаюсь здесь!

   Отдав распоряжение, князь снова погрузился в чтение.

   Паоло почесал затылок.

   – По правде говоря, монсеньор… Принчипесса Зефира очень устала… и опасается, что у нее не хватит сил выехать завтра утром…

   Лицо князя снова обрело надменное выражение.

   – Княгине придется сделать над собой некоторое усилие. В конце концов, если усталость ее так велика, что она не может сделать нескольких шагов до кареты, отнесешь ее сам, Паоло, добром или силой…

   Говоря эти полные иронии слова, он решительно перевернул страницу, давая понять своему оруженосцу, что дело решено.

   Паоло, однако, не сдвинулся с места.

   – По правде говоря, монсеньор… у нее… ну да, какой-то странный вид… Я, конечно, не лекарь, но у нее такое лицо, что…

   Фульвио усмехнулся:

   – По-моему, Паоло, у тебя слишком мягкое сердце…

   Оруженосец продолжал переминаться с ноги на ногу:

   – Эх, монсеньор, принчипесса так молода и… если бы вы ее видели, она такая печальная, такая кроткая…

   – Печальная… кроткая… эта-то фурия… ну, конечно, она вскружила тебе голову, Паоло, – воскликнул князь, вскочив на ноги, обутые в домашние туфли в виде медвежьих лап.

   Голос князя дрожал от негодования. Глаз загорелся недобрым огнем.

   «Никогда он ее не простит», – с грустью подумал Паоло, который долгие годы служил молодому князю чуть ли не нянькой, и потому был единственным в доме Фарнелло, кто осмеливался временами возражать хозяину.

   – Эта колдунья своими улыбками и слезами добилась того, что ты, Паоло, размяк… Ты меня неприятно удивляешь, – сказал князь и решительным шагом вышел из комнаты.

* * *

   – Мне сказали, что вам нездоровится, мадам…

   Коротко постучав в дверь, он быстро повернул торчавший снаружи ключ и вошел к Зефирине.

   Озадаченная его появлением, молодая женщина машинально выпрямилась, но продолжала сидеть в кресле, не имея сил подняться. Тем временем мадемуазель Плюш и двое слуг готовили в соседней комнате ванну с горячей водой.

   – Вовсе нет, я чувствую себя хорошо, – с трудом произнесла Зефирина.

   Глаза ее блестели, лицо вытянулось, нос заострился, скулы покраснели. Все это только подтверждало слова Паоло, но князь, полный мстительного чувства, не обратил на это никакого внимания.

   Подойдя к высокому окну, чтобы демонстративно проверить запоры, Фульвио произнес с иронией:

   – Я счастлив, что ваше здоровье так скоро восстановилось. Я понимаю, перспектива отправиться в одиночестве в Ломбардию и жить уединенно в башне замка вряд ли может вас порадовать, но кто же в этом виноват, мадам?

   Нечеловеческим усилием воли Зефирина заставила себя выйти из состояния апатии и дрожащим от волнения голосом ответила:

   – Я знаю, что вы ужасно обижены на меня и никогда не перестанете мне мстить…

   Князь прервал ее:

   – Вы удивительно проницательны, мадам…

   При свете канделябра лицо князя выражало такую непреклонность, что Зефирина содрогнулась. Она вытерла влажные ладони о свою разодранную в клочья фланелевую юбку. Потом, глубоко вздохнув, постаралась произнести как можно спокойнее:

   – Я прошу вас, монсеньор, отослать меня обратно.

   – Это куда же, позвольте спросить?

   – Во Францию.

   – Значит, во Францию! – произнес князь саркастическим тоном.

   – Да, в монастырь Сен-Савен.

   – Где вы, вероятно, примите постриг?

   – Где я… но вы должны понять, что после стольких потрясений я нуждаюсь в покое и размышлении.

   – У меня иные планы относительно вас, княгиня Фарнелло!

   Фульвио произнес это с какой-то особой насмешкой. Щеки Зефирины горели огнем. Сердце билось с такой силой, что она сама слышала его стук. Ей стало трудно дышать. Едва ли она видела Артемизу Плюш, входившую в этот момент в комнату, с Гро Леоном на плече, чтобы сказать, что ванна готова.

   – Sermon… Seigneur[12], – пробормотала птица. Одного властного жеста оказалось довольно, чтобы и дуэнья, и птица, точно по волшебству, исчезли. У Зефирины перед глазами поплыли круги. Собравшись с последними силами, она возразила:

   – Вы неискренний человек, монсеньор, ведь я вас предупреждала…

   – Предупреждали?

   Князь вздернул брови, прежде чем снова напустить на себя насмешливый вид:

   – Не могу припомнить, мадам, чтобы вы имели деликатность предупредить меня о том, что собираетесь убить…

   – Убить?! – пролепетала Зефирина.

   – Это самое меньшее, что можно сказать. Нужно было иметь крепкую голову, чтобы избежать этого…

   – Я… я ничего подобного не хотела…

   Прижав руку к груди, князь поклонился:

   – С вашей стороны, мадам, это почти любезность.

   Не обращая внимания на то, что он перебил ее, Зефирина заговорила торопливо:

   – Я была откровенна с вами… В первую же нашу встречу я предупредила вас, князь Фарнелло, что не испытываю ни малейшего влечения к вам…

   – К мужу, у которого всего один глаз!

   – К нашему браку, – поправила Зефирина. – Я подчинилась отцу против воли и по принуждению… Вы купили меня за двести тысяч дукатов…

   – По правде говоря, я так ничего и не имею за свои деньги. А глядя на вас теперь, вас и узнать-то трудно… Кстати, не хотелось бы показаться мелочным, мадам, но не можете ли вы мне сказать, что сталось с тем колье, что я преподнес вам в день нашей свадьбы?

   – Колье? – повторила Зефирина растерянно.

   – Да, изумрудное колье, взятое из шкатулки моей покойной матери, княгини Фарнелло, которая действительно была достойна носить эту драгоценность.

   Зефирина наморщила лоб. Она поднесла ладони к мучительно стучащим вискам, стараясь привести в порядок свои путающиеся мысли.

   «Колье… Длинная нить из пятидесяти пластинок тончайшего золота, каждая из которых инкрустирована великолепными драгоценными камнями. В центре нити сверкал главный камень – изумруд величиной с орех, который держит в своей пасти леопард, из чистого золота… Третье колье, то самое, предсказанное Нострадамусом…»

   Зефирина вдруг вспомнила себя в ту свадебную ночь, снимающую перед зеркалом восхитительное и таинственное украшение, которое князь преподнес ей утром того же дня.

   «Эта драгоценность хранится в нашей семье на протяжении многих поколений… Если быть точным, то с 1187 года… Со времени взятия Иерусалима султаном Саладином, как раз накануне третьего крестового похода…»

   Слова, сказанные князем, молотом стучали в голове Зефирины. Не в силах вспомнить, что же произошло с драгоценностью, она услышала резкий голос Леопарда, снова обрушившийся на нее:

   – Должен признаться, я считаю вас способной на многое, мадам, но чтобы вы превратились в воровку с большой дороги…

   Зефирина возмутилась:

   – Вы называете меня воровкой, а сами связались с бандитами с большой дороги…

   – Вы, без сомнения, говорите о Римини, мадам?!

   – Вот именно, месье…

   – Я мог бы вам ответить, что это не ваше дело, но мне приятно сообщить, что парень этот – настоящий патриот. Он, возможно, и совершал преступления против общества, но от великих мира сего его отличает умение держать данное слово. Мне представился случай избавить его от пыток, и, ей-богу, он всегда помнит об этом. Если, однако, принять во внимание, что только благодаря Римини я смог найти вас, мадам, думаю, вряд ли ему найдется место в вашем сердце…

   – Вы совершенно правы, месье, – с трудом произнесла Зефирина.

   – Вот и прекрасно… Однако все это не проясняет, что же вы сделали с колье, и только не говорите, что его у вас украл Римини, я все равно вам не поверю, – заметил князь с сарказмом.

   – Я… я оставила его на своем туалетном столике, то есть мне так кажется, – прошептала молодая женщина.

   Язык стал каким-то ватным и с трудом двигался. А Фульвио язвил:

   – Вам так кажется, да? Вы ошибаетесь, мадам. Его там не было, его вообще нигде не было… Потому что вы и ваш любовник унесли его с собой…

   – Нет… я… вы знаете… я сегодня видела его…

   – Колье?

   – Каролюса… донью Гермину… Я думаю… я уверена… у ювелира, на Старом Мосту… Каролюс появился там, когда я проезжала… я видела его… это… я клянусь вам… клянусь вам… – повторяла без конца Зефирина.

   Она почувствовала в голове пустоту. Силы иссякли, и она, словно тряпичная кукла, рухнула к ногам Леопарда.

   Полагая, что это очередная ее уловка, князь выждал несколько мгновений, потом сухо произнес:

   – Встаньте, мадам, я достаточно знаком с вашими штучками.

   Зефирина не шевелилась. После некоторого колебания князь наклонился над нею. На нее падала тень от стоявшего рядом комода из красного дерева, инкрустированного слоновой костью. Фульвио протянул руку ко лбу Зефирины. Лоб пылал. Он схватил подсвечник и поднял над ней. Влажная от пота одежда прилипла к телу. Длинные рассыпавшиеся волосы были мокрыми на висках. Лицо стало багрового цвета. Упавший на лицо свет заставил Зефирину чуть-чуть приоткрыть веки. Лихорадочно блестевшие глаза с отчаянием смотрели на Фульвио.

   – Она… убьет меня, – с трудом проговорила Зефирина и окончательно потеряла сознание.

   Опустившись на одно колено, Фульвио взял Зефирину на руки. Голова ее беспомощно откинулась назад.

   – Плюш! – крикнул молодой человек.

   – Господь небесный, монсеньор убил ее! – простонала дуэнья, появившись на пороге комнаты.

   – Замолчите, безумная старуха, позовите Паоло, пусть отправляется за доктором! – распорядился князь.

   В то время, как мадемуазель Плюш поспешно удалялась, Фульвио с бесценным грузом на руках направился в соседнюю комнату, и пока шел, взгляд его, вопреки собственной воле, не мог оторваться от покоившейся у него на плече очаровательной головки.

   Уложив жену на широкую постель под балдахином из отделанного золотом синего бархата, Фульвио хотел было выпрямиться, но обвившие его шею руки Зефирины не давали сделать этого.

   – Гаэтан… – бредила молодая женщина, – не бросай меня… молю тебя… я сейчас умру…

   Она судорожно вытянулась. Щеки пылали, дыхание стало хриплым.

   – Ну-ну, успокойтесь…

   Князь поглаживал ей лоб так, будто перед ним была слишком нервная лошадь. Под его ласковой рукой Зефирина понемногу успокоилась. Но князь продолжал гладить ее, пока не услышал за спиной елейный голос.

   – Монсеньор вызывали меня?

   Князь обернулся. Перед ним в черной сутане с широким поясом и в черном плаще, доходящем до остроносых башмаков, стоял знаменитый доктор Калидучо. Тот самый, который, как шептались во Флоренции, дважды, в самый последний момент, спас Лукрецию Борджиа от яда, подсыпанного ее любимым братцем Чезаре.

   – Эта… дама больна…

   Фульвио указал доктору на Зефирину.

   – О… – только и произнес врач, надевая длинные желтые перчатки.

   – Что вы об этом скажете, Калидучо?

   – О…

   Потряхивая широкополой шляпой, врач надевал на рукава белые манжеты. После этого он поднял до самого носа горностаевый воротник, чтобы предохранить себя от возможной инфекции.

   – Что вы скажете о водах[13] больной? – поинтересовался доктор.

   – Но… э-э… я не знаю.

   Князь взглянул на мадемуазель Плюш.

   – Монсеньор, будет лучше, если вы нас оставите… – посоветовал врач.

   Фульвио колебался. Потом, взяв доктора за полу плаща, отвел его к окну.

   – Речь идет о княгине Фарнелло, моей… жене. Я желаю, чтобы она выздоровела, Калидучо… Вы хорошо меня поняли? Я требую, чтобы для ее спасения было сделано все возможное…

   Доктор поклонился:

   – Монсеньор желает, а Бог располагает… Молитесь, ваша милость, а я сделаю все, что в моей власти.

   – Но что с ней, доктор? – настаивал Фульвио.

   – Возможно, перемежающаяся лихорадка, затронувшая мозг, монсеньор.

   – Это серьезно? Фульвио побледнел.

   – Более чем… А теперь ступайте, ваша светлость, оставьте меня с больной.

   Удаляясь, Фульвио услышал, как врач приказал мадемуазель Плюш:

   – Мадемуазель, позовите служанок княгини, надо снять с нее сырую одежду, согреть постель с помощью кипрского порошка… Пульс очень слабый, мы дадим ей вдохнуть вот этой фиалковой эссенции, а потом я приготовлю ланцеты, чтобы пустить ей кровь.

   Опечаленная мадемуазель Плюш в ответ лишь молча покачала головой. Она не особенно доверяла врачам. Видно, плохи дела у бедной малышки Зефирины. Сможет ли она вынести лечение доктора Калидучо?

Глава VI
КНЯЗЬ ФАРНЕЛЛО

   Не пожелав вызвать пажа, чтобы тот осветил ему факелом дорогу, Фульвио отправился длинными коридорами на свою половину и поднялся к себе в покои, которые называл своим «убежищем».

   Построенное тремя веками раньше, его предками, флорентийское палаццо князя было сооружением редкостной гармонии и элегантности. Над центральной частью дворца высилась башня, сохранившая свой первоначальный облик, боковые же крылья были пристроены позже.

   Просторные залы второго этажа использовались для пышных и многолюдных празднеств, которые в начале века устраивали родители князя. Последняя княгиня Фарнелло была женщиной необыкновенно красивой и светской. Она обожала устраивать приемы и очень гордилась тем, что у нее побывал даже папа, большой покровитель искусств, каковым всегда был Джованни Медичи, принявший на Святом Престоле имя Льва X.

   Великолепные комнаты второго этажа, куда поместили Зефирину, были личными покоями князей Фарнелло. После смерти родителей Фульвио распорядился запереть их. Себе же он устроил в центральной башне «убежище» из четырех больших комнат: «гардеробной», с примыкающим к ней туалетом, гостиной, молельни и рабочего кабинета. Кабинет был излюбленным местом пребывания князя. Большую часть времени он находился там, окруженный всевозможным оружием, редкими книгами и своими собаками.

   При появлении хозяина обе борзые, Цезарь и Клеопатра, поднялись с ковра и подошли в ожидании ласки. Одна из них от радости заскулила.

   – Не шуми, Клео, нам надо вести себя тихо… У нас в доме больная.

   Рассеянно потрепав загривок своей любимицы, сделал несколько шагов по освещенной канделябрами комнате. Как человек, ищущий, чем бы заняться, потрогал военные доспехи, постоянно надетые на манекены, проверил, легко ли снимаются шлемы, убедился, что наплечники, кольчуги, наколенники хорошо смазаны. Его личное оружие для поединков и охоты – копья, луки, алебарды, колчаны, стрелы, пики, шесты для стервятников, латные перчатки, аркебузы, сети, тенета, силки, шпаги с клинками из дамасской стали и длинные боевые кинжалы висели на стенах, обитых драпировочной тканью.

   Поправив некоторые предметы, князь подошел к окну и прислонился лбом к цветному стеклу. В лунном свете был виден сад с разбитыми в нем цветниками и клумбами. Скульптуры Нептуна и окружающих его морских богов помельче, выполненные рукою Донателло, казалось, исполняют какой-то танец посреди фонтана, струя которого била вверх из позолоченной пасти леопарда. Но Фульвио не замечал привычных для него красот. Мысли его были устремлены к молодой женщине с зелеными глазами, которая презирала его, унижала и в конце концов осмелилась бросить его, могущественного итальянского князя, перед которым же склонялись.

   Действительно ли она больна, или это комедия, разыгранная с целью смягчить его?

   Фульвио ощутил вкус горечи во рту. Почему он не сказал ей всю правду, когда приезжал в Ломбардию? Почему из гордого упрямства не пожелал быть узнанным, а затем и любимым просто так, за собственные достоинства, этой безмозглой эгоисткой… гордячкой… чересчур для женщины начитанной и образованной? Не лучше ли для нее было бы сидеть за вышивкой, чем философствовать? Не больше ли было бы пользы, если бы она вместо спряжения греческих и латинских глаголов научилась вести домашнее хозяйство?

   Издалека, со стороны флорентийского собора, сооруженного два века назад, послышалось одиннадцать колокольных ударов.

   Отвернувшись от спящего города, Фульвио подошел к большому венецианскому зеркалу. Несколько мгновений он внимательно всматривался в свое отражение. Бледное лицо с правильными и волевыми чертами было обезображено шрамом, угадывавшимся под узкой черной повязкой, скрывавшей левый глаз.

   Неужели он на самом деле так изуродован и выглядит так страшно, что она не смогла узнать его? Где же тогда пресловутая женская интуиция? Как могла она не вспомнить их первую встречу[14]? Конечно, тогда у Фульвио были оба глаза. Это произошло незадолго до битвы у Большого озера. Против кого он тогда сражался? Фульвио даже не знал, кто были враги… Последние десять лет он без конца воевал то с французами, то со швейцарцами, то с немцами, то с австрийцами, то с англичанами и даже с другими итальянскими князьями. Эта самая прекрасная в мире земля, кажется, проклята с тех самых пор, как здесь появились французские короли Карл VIII, Людовик XII, а потом и Франциск I.

   «Украла ли она на самом деле изумрудное колье?» Фульвио внезапно засомневался в этом. В сущности, его расстроила не ценность ожерелья, а сама выходка. «Но, может быть, она его потеряла? По крайней мере, хотелось бы надеяться, что не Римини его присвоил».

   Охваченный яростью и… ревностью, Фульвио даже не подумал о том, что следовало бы приказать обыскать Гаэтана де Ронсара. Отчего он не убил его своими руками? Какая непростительная слабость!

   «Я человек чести и никогда об этом не забываю…» Что, собственно, он хотел этим сказать?

   Гаэтан… Как она выкрикивала его имя. Вспомнив об этом, Фульвио побледнел. «Бесконечная ложь, ухищрения, лицемерие, плутовство… Завтра наверняка придет в себя и снова примется оскорблять, возражать, угрожать и окажется здоровее всех». Подумать только, что он едва не размяк. Завтра же она отправится в Ломбардию и будет находиться там под охраной, пока он, Фульвио, не решит, что с ней делать: отослать в монастырь, расторгнуть с ней брак, вернуть во Францию, заточить в тюрьму. Во всяком случае, наказание, которое он выберет для нее, будет ужасным.

   При желании Фульвио мог бы даже приказать обезглавить ее, никто бы не осудил его за то, что он избавился от этой неверной французской жены… предательницы и воровки с большой дороги.

   «Я боюсь… боюсь…» Она дрожала, произнося эти слова. «А если она и вправду больна? Если… если она умрет? Что она хотела сказать этими словами: «Она убьет меня»? О ком она говорила?»

   С лицом, осунувшимся от волнения, Фульвио ходил по комнате из угла в угол, не в силах успокоиться. Собаки своими прекрасными глазами наблюдали за мечущимся хозяином, будто понимая, что с ним творится.

   Фульвио сжал кулаки. Нет, она обязательно поправится, и тогда он проявит благородство и позволит ей убраться… ко всем чертям, так будет лучше всего… Здесь, в Италии немало других женщин, может быть, даже намного красивее Зефирины, например, пухленькая брюнетка графиня Андреа Пацци, которая и охотиться умеет не хуже любого мужчины, и перед волком не спасует, или богатая Каролина Бигалло из Рима, давным-давно мечтающая стать княгиней Фарнелло.

   – Монсеньор… э-э… ваша светлость…

   При этих словах, прозвучавших тихо, но твердо, Фульвио спустился с небес на землю. Он и не заметил, как вошел Паоло.

   – Готовы ли вы, ваша милость, принять посыльного?

   Фульвио знал серьезный характер своего верного оруженосца. Только из-за очень важного дела он позволял себе побеспокоить хозяина в такой час. Почувствовав облегчение, что его оторвали от тяжелых мыслей, Фульвио кивнул.

   – Посыльный привез послание от его величества Карла V, – прошептал Паоло и отступил в сторону, собираясь впустить посетителя, но князь остановил его:

   – Как чувствует себя… княгиня?

   – Доктор Калидучо по-прежнему находится у ее постели… Он останется и на ночь, монсеньор… Температура продолжает подниматься…

   – Сообщай мне новости каждый час, – приказал Фульвио.

   – Хорошо, монсеньор…

   С этими словами Паоло вышел в прихожую и вернулся с посыльным, который на деле оказался дамой!

   Князь, хотя он и был поражен существом, приближавшимся к нему в шорохе шелков и в густой черной вуали, как истинный аристократ, ничем этого не обнаружил.

   – Монсеньор…

   Женщина опустилась перед ним в глубоком реверансе. В ответ Фульвио вежливо поклонился. Существо источало сильный запах пьянящих духов. Жестом Фульвио указал гостье на кресло, а сам сел напротив таинственной особы, присланной Карлом V. После этого своим учтиво-высокомерным голосом князь осведомился:

   – Я слушаю вас, мадам… Кому обязан честью?

   – Мое имя вам ничего не скажет, монсеньор, – ответила дама низким, мелодичным голосом… Могу вас заверить, что я преданная служанка его католического величества… И вот тому доказательство…

   Полная решимости ни за что не приоткрывать вуали, незнакомка извлекла из черных складок платья пергаментный свиток и протянула его князю.

   Не говоря ни слова, Фульвио сорвал восковую печать, затем встал, подошел к одному из канделябров и с удивлением прочел следующие строки, нацарапанные нервным пером:


   «Монсеньор и дорогой друг,

   Податель этой записки, пользующийся нашим абсолютным доверием, сообщит, чего мы ожидаем от вашего любезного сотрудничества в пользу интересующего нас дела. Податель сего вручит вам также в залог нашей дружбы сувенир. В ожидании скорых добрых вестей, примите, монсеньор и дорогой друг, уверения в нашей преданной дружбе,

   Карлос Рамон».


   Если бы Фульвио не знал почерка и подписи властелина Испании, больше похожей на следы мушиных лап, он бы подумал, что это какая-то мистификация.

   – Карлос Рамон… Что за причуда?

   – Его величество всего опасается, – пояснило существо, видя изумление Фульвио. – Я виделась с ним в Эскуриале месяц назад перед тем, как сесть на галеру, доставившую меня в Геную.

   – Его величество должен радоваться своей победе над королем Франции, – сказал Фульвио.

   – Его величество крайне обеспокоен! – ответила дама, постукивая длинными ногтями по резному подлокотнику кресла.

   – Как, обеспокоен? – переспросил Фульвио. – Да чем же, святые боги? Разве после Павии его величество не стал единовластным победителем? Король Франциск находится в заключении в Пиццигеттоне, я видел его собственными глазами… и поверьте мне, мадам, из этой крепости разве что маленькая птичка может ускользнуть.

   – Король Наваррский, однако, сбежал оттуда, монсеньор, – метко парировало таинственное создание.

   Фульвио пытался угадать черты лица, скрытого под густой вуалью, но, кроме длинных, увешанных кольцами пальцев, элегантной фигуры в платье, расшитом стеклярусом, и доводящих до головокружения духов, так ничего и не смог разглядеть в своей собеседнице.

   – Только не говорите мне, мадам, что его величество опасается молний Генриха д'Альбре и его малюсенького королевства Наваррского! – сказал с усмешкой Фульвио.

   У дамы вырвался жест раздражения. Беседа явно принимала непредусмотренный оборот.

   – Будем говорить коротко и по существу, ваша светлость, – бросила сухо незнакомка. – Монсеньор Ланнуа, вице-король Неаполитанского королевства, у которого пребывает пленник, опасается побега… Он сообщил о своих опасениях императору, и потому император желает перевезти французского короля в Испанию.

   – Мудрое решение! – признал Фульвио.

   – Но король Франции по специальному «договору-обязательству» обещал два миллиона золотых экю английскому королю Генриху VIII…

   – Ну, что касается англичан, с ними в конечном счете все всегда утрясается с помощью денег! – с иронией заметил Фульвио.

   – Но, если король не заплатит, что вполне вероятно, принимая во внимание скудость французской казны, английский король, без сомнения, предпримет морское путешествие, чтобы…

   – Захватить Франциска I. Очень может быть, мадам, на его месте я бы сделал то же самое, но мне непонятно, чем может помочь князь Фарнелло его величеству Карлу V? У меня нет мощных кораблей, нет моряков, которые могли бы охранять судно, переправляющее пленника…

   – Что вы, монсеньор, об этом нет речи. Но вот когда Ланнуа повезет короля Франции в Геную или Неаполь, чтобы оттуда морем переправить в Испанию, император желал бы (это было сказано тоном, означавшим не что иное, как приказ), чтобы ваша светлость «удалил» специального эмиссара английского короля.

   – «Удалил»? – с удивлением произнес Фульвио.

   – Ваша светлость пользуется доверием его святейшества папы Климента VII… Добейтесь, чтобы англичанина приняли в Ватикане, монсеньор. Устраните его от Пиццигеттона, где он вертится, словно муха над банкой с медом… Пригласите его к себе в гости, во Флоренцию. Отвезите затем в Рим… Прельстите его, усыпите все его подозрения, пусть вашими стараниями посылает Генриху VIII успокаивающие донесения. А тем временем ваши люди тайно перевезут Франциска I в Барселону, в Испанию… Успокоенный знатным итальянским князем, английский король не заподозрит подвоха и позволит нам выиграть время…

   Фульвио скрестил длинные крепкие ноги в шелковых чулках и задумался. Теперь он понял, куда клонит тайный эмиссар Карла V. Толстяку Генриху VIII следовало опасаться, помимо всего прочего, как бы два куманька, Франциск и Карл, съехавшись в Испании, не помирились, короче, чтобы король-пленник и его тюремщик-император не заключили союз за спиной Англии.

   У князя Фарнелло не было никаких особых причин не пойти навстречу Карлу V и Генриху VIII и еще меньше причин содействовать Франциску I, но, будучи тонким политиком, он сказал с сомнением:

   – Поверьте, мадам, я бесконечно тронут тем доверием, которое по такому случаю оказывает мне его величество Карл V, но по зрелом размышлении… не следует ли мне по причинам внутренней безопасности и по моральным соображениям остаться нейтральным, вне любого сговора?.. Уважая тем самым позиции и интересы разных партнеров и противников?

   Слушая эти благородные речи, гостья нервно постукивала ножкой в туфле на высоком каблуке по медвежьей шкуре, брошенной на натертый до блеска паркет.

   – Прекрасно, монсеньор! Его величество, предугадывая, что именно может обеспокоить вашу светлость, предоставил мне все полномочия для ведения переговоров с вашей милостью… А также вот это кольцо, которое он просил вручить вам в знак дружбы…

   С этими словами женщина в вуали сняла со своего большого пальца массивный перстень, в резной золотой оправе которого сверкала алмазная голова орла, и протянула его князю. При соприкосновении с ее ледяными пальцами Фульвио не смог подавить в себе легкую дрожь. Но то был лишь краткий миг, после чего рука странного создания отстранилась, а Фульвио из вежливости надел подарок Карла V на указательный палец.

   Ничем не обнаружив, что она заметила, как князь вздрогнул, коснувшись ее руки, женщина продолжала:

   – Вот, монсеньор, проект, согласно которому император обещает вернуть вашей светлости земли миланского княжества, захваченные французами во время войны 1515 года…

   Земли, которые Франциск I присвоил… Фульвио Фарнелло подавил вспышку радости, сверкнувшей в его глазу. Он встал и подошел к столу, заваленному картами и старинными манускриптами.

   – Вне всякого сомнения, мадам, его величество император может рассчитывать на искреннее содействие Леопарда…

   Прочитав проект договора и обсудив с дамой отдельные детали, князь Фульвио хлопнул в ладоши. В комнате тут же появились два пажа с зажженными факелами.

   Следуя за пажами и провожая посетительницу, князь спустился с нею по парадной лестнице до самой выходной двери дворца. У бронзового портала ее ждал портшез на колесах и четыре лакея.

   Из портшеза тут же вышел, чтобы помочь хозяйке, странный карлик с огромной головой, шляпу которого украшали желтые перья.

   – Мой оруженосец свяжется с вашей светлостью, если возникнет необходимость, – шепнула наперсница Карла V, указав на карлика. – Он появится ночью, и ваши люди впустят его, услышав пароль «Сен-Симеон»…

   В знак согласия Фульвио учтиво поклонился своей таинственной гостье.

   Шурша шелками, она поднялась в портшез. За ней последовал карлик. Односложный приказ, и лакеи двинулись почти бегом, таща за оглобли упряжку.

   Князь Фарнелло постоял еще несколько мгновений на мраморном крыльце, провожая глазами фонари, удалявшиеся в сторону церкви Санта Феличита. Осталось ощущение какой-то неприятной тяжести. Эта женщина оставляла за собой шлейф едких духов, вызывавших у него сильную тревогу.

   Вернувшись во дворец, Фульвио быстро поднялся в свои покои и вызвал Паоло.

   – Монсеньор удовлетворен? – спросил верный слуга. В нескольких словах князь ознакомил его с сутью предложенной ему сделки. Глубокая складка появилась на лбу Паоло.

   – Пусть ваша светлость подумает еще… Английский король враг не из легких… но император в роли друга еще опасней…

   – Я знаю, – обронил Фульвио.

   – Это все равно, что играть с огнем, – упорствовал Паоло.

   – Всего лишь способ действовать по-иному… Однако, как добрый христианин, я не оставлю папу в неведении относительно того, что затевается… Если его святейшество захочет предупредить англичанина об отъезде француза, я не смогу помешать ему в этом!..

   Увидев растерянность на лице Паоло, князь Фарнелло не смог подавить улыбку.

   – Не думаешь же ты всерьез, что я дам заманить себя в ловушку?

   – Не хотелось бы, монсеньор, потому что, между нами говоря, не нравятся мне происки вашей посетительницы.

   – Отчего же?

   – Я случайно увидел, как ее карлик расспрашивал этого болтуна Пикколо…

   – Расспрашивал?

   – Да, и мне это совсем не понравилось… нет, нет и еще раз нет…

   – Черт тебя побери! – воскликнул Фульвио. – Прекратишь ты бубнить одно и то же? А теперь, раз уж начал, говори, что знаешь! Что делал карлик, пока я разговаривал с его хозяйкой?

   – Этот урод вошел во дворец, проскользнул на второй этаж и там расспрашивал Пикколо… про принчипессу Зефирину… Он хотел знать все: правда ли, что она исчезла… нашли ли ее… хорошо ли она себя чувствует… Я перехватил это чудовище в тот момент, когда он, воспользовавшись невниманием охранника, собирался проникнуть в апартаменты княгини…

   – Моя… жена под надежной охраной, – усмехнулся Фульвио. – Кстати, как она себя чувствует?

   – Доктор… желает вас видеть, ваша светлость, как раз по этому поводу, – осторожно ответил Паоло.

   Новость, которая, казалось, должна была обрадовать князя, подействовала на него удручающе. Температура, буквально сжигавшая Зефирину, продолжала расти. Фиалковая эссенция, ирисовый порошок, кипрская микстура, кровопускание из ног и ушей, – ничто не помогало.

   Молодая женщина, судя по всему, умирала.

Глава VII
МЕЖДУ ЖИЗНЬЮ И СМЕРТЬЮ

   Несмотря на то, что Зефирина уже много дней находилась в бреду, она отчетливо сознавала, что умирает. Лихорадка, охватившая даже мозг, ни на миг не оставляла ее.

   Сжигаемая внутренним огнем, она то впадала в полную прострацию, то вдруг приходила в необыкновенное возбуждение. Рой сменявших друг друга образов и видений стремительно проносился за непреодолимым барьером ее плотно сомкнутых век.

   – Мишель… – крикнула Зефирина, проваливаясь в черную дыру.

   Однако до собравшихся у ее постели не доносилось ничего, кроме едва уловимых вздохов, с трудом вырывавшихся из плотно сжатых губ.

   – Мишель… – снова и снова повторяла умирающая. Откуда-то до нее доносится странное и прекрасное пение. Но слова песни путаются, сталкиваются…


Ночь проводя рядом с тайным ученьем,
Днем в одиночестве силы тая,
Светоч, покинув уединенье,
Счастье несет тем, чья вера сильна…

   Зефирина тянет дрожащие руки в пустоту. Ей навстречу движется Мишель Нострадамус… Он шествует прямо по облаку… Восторженная улыбка освещает лицо больной. Она силится встать, но чьи-то руки ласково удерживают ее. На лоб Зефирине кладут холодные примочки. Она отбивается. Ей очень хочется подойти к своему другу, молодому и очень ученому врачу и астрологу из Салон-де-Прованса. Он-то действительно любил ее… Ей не следовало покидать его, даже ради Гаэтана.

   Доктор Нострадамус протягивает руку к молодой женщине. Он касается своими прохладными пальцами ее пылающего лба. От этого прикосновения больная сразу успокаивается.

   «Вы позвали меня, и я пришел. Я люблю вас, Зефирина, и никогда вас не забуду… Вот почему я здесь… Ночью, сидя в своем кабинете, я услышал вас…»

   «Я умираю, Мишель…» – со вздохом сказала она.

   «Не сдавайтесь, боритесь, божественная Зефирина…»

   «У меня больше нет сил, Мишель, я очень устала…»

   «Ничего, сейчас вы примите питье, настоянное на травах Прованса, которое я приготовил специально для вас…»

   В бреду Зефирина отчетливо видит Мишеля Нострадамуса. Он протягивает ей золотой кубок. От сильной жажды у Зефирины пересохло горло. Питье ей нравится, и она пьет, пьет, не останавливаясь, этот животворный напиток.

   Ослабев от сделанного усилия, она снова падает на подушки. Мишель Нострадамус удаляется в облака.

   «О, нет, нет, Мишель, не уходите… – кричит ему вслед Зефирина. – Если вы покинете меня, я умру…»

   Она вся дрожит от негодования. Обратив взор к уходящему Нострадамусу, Зефирина молит:

   «Помоги мне… наверное, если бы я захотела, моя судьба стала иной, Мишель?.. Скажи мне правду… Верно ли я поступила, убежав от него? Он лгал, говоря, что хочет сделать меня счастливой… Должна ли я была последовать за Гаэтаном? Мишель, вернись…»

   Подчинившись умирающей, ясновидящий снова приблизился к ней. Его тонкие губы подули на веки Зефирины. Теплые ладони помассировали затылок и лоб. От этого прикосновения ей стало очень хорошо. Такое же ощущение мира и целительного покоя, как однажды ночью в Салон-де-Прованс[15], разлилось по всему телу. «Скоро солнце взойдет. Я больше не могу здесь оставаться… Верьте, однажды все прояснится… вы узнаете правду… Петух прокричал трижды… Мне надо спешить… Я люблю вас… теперь спите… спите, я так хочу, божественная Зефирина, моя родная, любовь моя…»

   Зефирина немного успокоилась. Она поняла, что ее друг Мишель, преодолевающий, благодаря волшебству, время и пространство, глубокой ночью пришел к ней на помощь.

   Ей хотелось позвать его:

   – Нострадамус… Нострадамус!

   Зефирина схватилась за чью-то руку. Веки ее чуть приоткрылись. Взор наткнулся на огромную тень, склонившуюся над ней.

   – Княгиня смотрит на вас, монсеньор! – прошептал чей-то голос.

   Губы Зефирины зашевелились. Она хотела заговорить, но ничего не получилось. Зефирина снова закрыла глаза.

   – Боже милостивый, она скончалась, – простонала мадемуазель Плюш.

   – Нет, я думаю, она спит…

* * *

   В течение долгих восьми дней Зефирина находилась между жизнью и смертью.

   После «посещения» Нострадамуса молодая женщина молча боролась с паутиной, пытавшейся затянуть ее в черную бездну.

   Однажды утром Зефирина открыла глаза. Она была так слаба, что не могла позвать тень, которая, как ей показалось, спит на подстилке у очага. Она попробовала с большим трудом повернуться на постели. Какой-то шнурок был привязан к ее руке. Зефирина пошевелилась. Зазвенел колокольчик и разбудил спящую тень.

   – Зефирина… Мадемуазель… Артемиза Плюш устремилась к больной.

   – Santé… Sardine… Souci… Saucisse[16]

   На самом верху украшенного гербом балдахина, радостно захлопал крыльями Гро Леон.

   – Маленькая моя Зефирина, э-э… ваша светлость… Как вы себя чувствуете? – спросила Плюш.

   Не отвечая на вопрос, Зефирина обвела усталым взором роскошное убранство незнакомой ей комнаты. Что за двери из золоченого дерева, шкафы, столы и столики с выгнутыми ножками, сундуки, канделябры, искусно изготовленные из дерева и драгоценных металлов? Какой удивительный паркет с геометрическим рисунком и эти восточные ковры! Что это за мраморные статуи и современные полотна с так живо изображенными на них цветами и фруктами, развешенные по стенам, обитым гобеленами?

   – Где я? – прошептала Зефирина так тихо, что Плюш едва расслышала.

   – Как где, во Флоренции.

   – Во… Флоренции! – повторила Зефирина.

   – Во дворце Фарнелло…

   – А-а…

   – У князя Фарнелло!

   – Фар… нелло…

   Казалось, Зефирина не понимает.

   – У вашего мужа, Фульвио Фарнелло… – мягко настаивала мадемуазель Плюш.

   – У моего… мужа… – с трудом произнесла Зефирина.

   Плюш была поражена ее бледностью, выделявшейся даже на фоне кружевной подушки, и совершенно безразличным взглядом.

   «Лишь бы только разум ее окончательно не повредился…» – подумала добрая мадемуазель с тревогой.

   А вслух сказала:

   – Вы нас так напугали, моя маленькая Зефирина. Буквально все во дворце молились за вас и заботились, кто как мог. Сам монсеньор приходил к вашей постели каждую ночь. Он приказал разбросать на улицах вокруг дворца побольше соломы, чтобы заглушить стук проезжающих экипажей, так мучивший вашу бедную головку. Монсеньор Фарнелло уж и не знал, что делать… Он пригласил для вас самых лучших докторов и даже сельских лекарей, которых его светлость привез откуда-то издалека…

   Добрая Плюш упорно била в одну точку. Но понимала ли Зефирина? Ее поведение заставляло усомниться в этом. Не ответив ни слова своей дуэнье, она отвернула голову, лежащую на батистовых подушках.

   – Вам надо выпить немного куриного бульона, – решительно заявила мадемуазель Плюш.

   Хлопнув в ладоши, старая дева позвала двух служанок с приветливыми лицами.

   С их помощью Зефирина проглотила без всякого аппетита несколько ложек укрепляющего питья. Ей сменили рубашку.

   «Да, ее не назовешь толстушкой, нашу красавицу, а уж как худа стала, как худа…» – размышляла Плюш.

   Она с отчаянием смотрела на красивое, но ставшее почти прозрачным тело Зефирины.

   Того же мнения был, похоже, и Гро Леон, который с грустью каркал:

   – Squelette… Sardine[17]

   В другое бы время Зефирина посмеялась над образным словарем говорящей птицы, начинавшимся почему-то всегда с буквы «S». Но сейчас, измученная сделанными усилиями, она снова уснула.

   На следующий день больная вышла из состояния апатии на большее время, и даже слабым голосом задала Плюш несколько вопросов:

   – Какой сегодня день?

   – Вторник, мадам, – ответила дуэнья. – Осталось две недели до окончания карнавала…

   – А… окончание карнавала… – повторила Зефирина странным голосом.

   – Вы к тому дню будете совершенно здоровы, моя дорогая, – сказала Плюш, взбивая кружевные подушки. – Снова сможете совершать верхом приятные прогулки и исполнять роль хозяйки…

   Хотя и с некоторым колебанием, но Артемиза Плюш сделала ударение на последнем слове.

   «Лучший способ излечить ее, – решила старая дева, – это говорить с ней немного порезче, заставить ее осознать раз и навсегда, что она замужем… Что ж, тем хуже для маленького шевалье Гаэтана… Надо помирить ее с князем, если только это еще возможно… такой красивый мужчина… Слово Плюш, я этого добьюсь…» – думала Плюш, на которую теперь Фульвио полностью полагался.

   Аккуратно расставляя на столе тарелочки и оловянные баночки, Плюш, будто не замечая недовольства на лице Зефирины, продолжала рассуждать:

   – Когда вам станет немного получше, маленькая моя Зефирина, мы вымоем ваши прекрасные волосы, я заплету их и сделаю вам прическу. Тогда вы примите монсеньора и объяснитесь с ним, ничего не тая… Взгляните, какие цветы принес вам его светлость…

   Плюш с восторгом указала на живописный букет сиреневых цветов, стоящих в вазе на маленьком столике.

   Улыбка застыла на лице Артемизы Плюш, когда Зефирина резко бросила:

   – Нет, я не желаю его видеть…

   – Но, моя маленькая Зефирина, это же ваш муж…

   – Замолчите, Плюш, не говорите мне о нем…

   Лишившись дара речи, Плюш беззвучно открывала и закрывала рот, точно выброшенная на сушу рыба. В этот момент очень кстати вошел доктор Калидучо:

   – Ну, как поживает сегодня наша больная? О, да ее светлость выглядит совсем неплохо… Еще немного, и княгиня сможет верхом совершать приятные прогулки, не правда ли, мадемуазель Плюш?

   В следующие дни выздоровление пошло быстрее. Зефирина теперь хорошо ела, и силы возвращались к ней. Камеристки готовили для нее жасминовые ванны, девица Плюш вымыла ей голову в гвоздичном отваре, потом высушила всю копну волос при помощи нагретых над печью льняных полотенец.

   Причесанная и надушенная, Зефирина обретала прежний вид, но теперь выглядела более мягкой в своей слабости и даже, кажется, более красивой, чем раньше. Болезнь обострила ее черты и утончила овал лица.

   Ей уже не требовалась помощь Плюш, чтобы надеть халат из полупарчовой ткани и даже добраться до кресла, стоящего у окна.

   Сидя в нем без чтения, без движения, ни о чем не спрашивая, замкнувшись в каком-то сумрачном уединении, она проводила долгие часы, глядя, как Гро Леон летает над кустами, любовно подстриженными целой армией садовников. Это странное состояние очень беспокоило дуэнью. Она сообщила об этом доктору Калидучо. А врач был доволен. Он вылечил тело. Что же касается души, то это за пределами его возможностей!

   «Ее, по-видимому, гложет какая-то болезненная злоба, которая может привести к новым взрывам… у нее нет матери… Значит, действовать надо мне, и не мешкая…» – решила Плюш.

   На следующее утро, а это было воскресенье, добрая дуэнья, подхватив руками фижмы, понеслась наверх, в апартаменты Фульвио.

   – Монсеньор, – решительно начала Плюш. – При всем уважении, которое я питаю к вашей светлости, я хочу знать, каковы ваши намерения…

   Князь был занят тем, что вместе с Паоло складывал в сундук оружие, камзолы и манускрипты. Услышав слова Плюш, он резко выпрямился.

   – Ваша светлость отправляется в путешествие? – пролепетала дуэнья.

   – Завтра на рассвете, в Рим, мадемуазель Плюш, – подтвердил Фульвио.

   – Но, монсеньор… а…

   – Что будет с вашей госпожой? Вас ведь это беспокоит? Успокойтесь, мадемуазель Плюш, княгиня Фарнелло сможет вернуться во Францию… вообще может ехать куда захочет и жить, где ей понравится… Паоло вручит ей деньги в сумме, равной выкупу маркиза де Багатель. Пикколо и еще шестеро моих людей проводят вас до Валь-де-Луар, если таково будет ее желание…

   – Но…

   От волнения Плюш вынуждена была сесть на табурет, а Фульвио между тем продолжал:

   – Я должен лично вас поблагодарить, мадемуазель Плюш, за вашу преданную заботу о… (возможно, он хотел сказать «о моей жене»?)… о донне Зефире. Примите это в знак моей признательности…

   Фульвио достал из сундука тяжелый бархатный кошелек и вложил в руки дуэньи.

   Невыразительное лицо Плюш покрылось краской.

   – Больше, чем золотом, монсеньор, сердце мое растрогано вашей добротой…

   От смущения Плюш едва не заговорила стихами. Она встала и низко поклонилась. Фульвио полагал, что вслед за этим она удалится.

   – Прощайте, мадемуазель Плюш…

   – Простите, монсеньор… подумали ли вы, ваша светлость, о Боге? Что Бог сотворил, то и разрушено может быть только им…

   При этих словах черные брови Фульвио поползли вверх. Не думая о надвигающейся буре, Плюш смело продолжала:

   – Ваша светлость признает, что княгиня Зефирина является законной женой вашей милости в радости и в горести?

   Скорее в горести, как мне кажется! Не заметив иронии, Плюш понеслась дальше:

   – Ваша светлость не может отослать княгиню во Францию.

   – Почему же, мадемуазель Плюш? – надменно произнес Фульвио.

   – Она в опасности, монсеньор…

   Путаясь в словах, прыгая с пятого на десятое, Плюш выложила князю все, что знала или угадала о прошлом Зефирины. Необъяснимая ненависть доньи Гермины, ее мачехи, ужас, который испытывала молодая женщина перед карликом Каролюсом, ее болезненные подозрения, покушение, которому она подверглась в «Золотом лагере».

   Упоминание о последнем событии, казалось, больше всего остального заинтересовало Фульвио.

   – И что же, никто так никогда и не узнал, кто вынес донну Зефиру из огня? – спросил неожиданно князь.

   – Никогда… Но она часто вспоминает об этом неизвестном человеке, рисковавшем собой ради ее спасения… Монсеньор просто не знает, что моя маленькая Зефирина никогда не была неблагодарной. Среди своих сверстниц она самая умная, одаренная, тонкая, образованная, благородная и остроумная…

   – Не говоря уж о ее дрянном характере… Скажите-ка мне, мадемуазель Плюш, что из себя представляет эта донья Гермина де Сан-Сальвадор? – полюбопытствовал вдруг князь.

   Описание, полученное им от Артемизы Плюш, заставило князя задуматься. Дама, посланная Карлом V, была на удивление похожа на мачеху Зефирины, а тот факт, что ее карлик в шляпе с желтым пером пытался проникнуть в покои его жены, показался ему особенно подозрительным.

   Под пристальным взглядом Паоло князь в задумчивости ходил взад и вперед по комнате. Внезапно, поставив ногу на табурет, он остановился перед Плюш.

   Нацелив в нее увешанный перстнями указательный палец, он спросил:

   – Так что же вы предлагаете конкретно, упрямица вы этакая?

   С самого детства Плюш, когда говорила, шепелявила и брызгала слюной. Поэтому она очень стеснялась, если ей требовалось высказаться. Но в это утро она явила чудеса красноречия.

   Час спустя Плюш спустилась в апартаменты Зефирины. Ее длинный острый нос казался несколько короче, а маленькие глазки блестели от удовлетворения.

   Зефирина сидела, не шевелясь. Она по-прежнему находилась в кресле и смотрела невидящим взглядом на радужные струи фонтана Нептуна.

   – А вот мы сегодня приоденемся и пойдем подышать воздухом, – сюсюкала Плюш.

   При этих словах Зефирина взглянула на дуэнью и безразличным голосом прошептала:

   – Как вам угодно.

   – Сегодня воскресенье, вам теперь лучше, мы могли бы пойти послушать мессу…

   – Как вам угодно, – повторила Зефирина тем же отсутствующим тоном.

   Немного погодя черная с золотом карета князя Фарнелло, запряженная четверкой лошадей, в сопровождении шести человек вооруженной охраны выехала из флорентийского дворца.

Глава VIII
ВОСКРЕСНЫМ УТРОМ ВО ФЛОРЕНЦИИ

   – Vanita… vanitatum et omnia vanitas… Суета сует и всяческая суета… Здесь, на земле, истинное богатство в бедности!

   Под величественным куполом собора Санта Мария дель Фьоре брат Доменико, соперник Савонаролы, стал новым идолом высшей флорентийской знати.

   Воскресным утром весь город, давясь и толкаясь, стекался в собор послушать его проповеди. Размахивая руками, сверкая очами и грохоча словами, фра Доменико, при всем том, куда лучше умел сдерживать свои страсти, чем Джироламо Савонарола, который после безграничного поклонения сограждан уверовал в свой непререкаемый авторитет и был, когда пробил час немилости, сначала повешен, а потом и сожжен своими почитателями.

   Неистовства флорентийцев следовало опасаться. Не на хорах ли собора сорок восемь лет назад произошел драматический эпизод, связанный с заговором Пацци? Эти давние враги дома Медичи попытались 26 апреля 1478 года убить Лоренцо Великолепного. Князь, хотя и был ранен, сумел спрятаться в ризнице, тогда как Джулио пал под ударами убийц…

   Фра Доменико, конечно, не был участником тех событий, но ему приходилось об этом слышать. Темным сверкающим взором он обвел элегантную толпу, пришедшую послушать проповедь о бедности.

   Разодетые в пышные одежды – бархатные мавританские, отороченные мехами плащи с капюшоном, изысканные головные уборы с перьями, платья с широкими рукавами, расшитые драгоценными камнями, тончайшие кружева, умопомрачительные украшения, они все были там, на отведенных для них скамьях, в правой части собора, все самые именитые фамилии Флоренции: князья Строцци, стремившиеся отстранить от власти своих соперников Медичи, князья Пацци, Бонди, Барди, Питти, Бардини, Пандольфини… Что и говорить, брат Доменико мог гордиться своими прихожанами. Он уже заканчивал проповедь, когда взор его упал на скамью семейства Фарнелло.

   Месяцами пустовавшая, эта скамья теперь была занята двумя женщинами: одна, неопределенного возраста, худая и уродливая, не заинтересовала монаха, другая – молодая особа с бледным лицом, безжизненная, но необыкновенно красивая, изящно закутанная в зеленый плащ с капюшоном, из-под которого едва выбивались два-три золотых колечка.

   То была, вне всякого сомнения, новая княгиня Фарнелло, по поводу которой высший флорентийский свет нашептывал друг другу самые невероятные вещи.

   «Ведь это о ней говорили, что она, француженка по происхождению, сбежала из дворца своего мужа в ночь свадьбы с каким-то шевалье, но потом была поймана и чуть не погибла от страшной руки Леопарда? Только что-то она не похожа на умирающую, возможно, бледновата и какой-то отрешенный взгляд, устремленный к витражам, вместо того, чтобы слушать проповедь».

   Брат Доменико решил разбудить ее. Слегка прокашлявшись, он облизал острым, точно жало, языком свои тонкие губы. Прихожане, полагавшие, что проповедь подходит к концу, поднялись со своих мест, чтобы дружно затянуть «Верую». Но тут проповедник в каком-то эмоциональном порыве неожиданно возгласил:

   – Изыди, Сатана! Все снова сели.

   Молодая княгиня Фарнелло даже не пошевелилась. Вошедший в раж брат Доменико решил нанести удар посильнее.

   – А неверную жену постигнет кара… демон станет ей мужем, лишь слезы станут ее уделом, а отчаяние – возмездием…

   Брат Доменико смотрел прямо на Зефирину. Вокруг начали шептаться. Головы знатных прихожан стали оборачиваться. Все тихо говорили друг другу:

   – Это княгиня Фарнелло…

   – А говорили, что он убил ее…

   – Во всяком случае, он ее прогнал…

   – У нее были любовники…

   – Она хотела отравить своего мужа…

   – Но вместо него сдохла собака князя…

   – Она, кажется, украла фамильные драгоценности Фарнелло…

   – Да что тут говорить, француженка…

   – Зефирина, ее зовут Зефирина…

   Поглощенная созерцанием световых бликов на готической кропильнице, Зефирина, похоже, не замечала скандала, причиной которого была.

   «Что за безумная мысль пришла мне в голову, Господи… Мне не следовало приводить ее сюда… а этот монах, что он себе позволяет?» – мысленно упрекала себя мадемуазель Плюш.

   – Так сказал Учитель… Истинно говорю вам, выбросьте гнилое яблоко, ибо оно погубит другие… изгоните зло… изгоните грех…

   Но брат Доменико тщетно надсаживал себе грудь. Зефирина, словно неземная, не сделала ни одного движения. Более того, она улыбалась.

   Вот это уже было слишком. Забыв об осторожности, брат Доменико решил ударить изо всех сил. Тыча пальцем в Зефирину, он возопил во всю мощь своих легких:

   – Да, дорогие мои братья, грешница находится среди нас… Как истинные христиане, помолимся за упокоение ее мучений. Во имя Господа нашего я приказываю ей покинуть это святое место и не появляться здесь, пока она не наденет власяницу и не совершит покаяния…

   Брат Доменико умолк с воздетыми к небу руками.

   В это время князь Фарнелло в бархатной шляпе и в плаще приближался своей мягкой, пружинящей походкой к середине центрального ряда скамей. Может быть, он только появился в соборе и не слышал проповеди? А может, он стоял за колонной и потому никто из присутствующих его не заметил?

   Новость о его появлении неслась от скамьи к скамье:

   – Это он…

   – Леопард!

   – Значит, он вернулся во Флоренцию!

   – Он сейчас убьет ее!

   – Задушит прямо у нас на глазах…

   – Боже милосердный… в соборе!

   Пожалуй, никто в этот день не жалел о том, что явился на мессу. Давно уже высшее флорентийское общество не имело случая присутствовать на подобном зрелище.

   Все вокруг затаили дыхание.

   Под сводами собора, в мертвой тишине, где были слышны лишь его шаги, Фульвио спокойно подошел к скамье Фарнелло. Коротко поприветствовав мадемуазель Плюш, он демонстративно взял затянутую в перчатку маленькую руку Зефирины и поднес к губам. Потом сел рядом с молодой женщиной и поднял голову с намерением послушать конец проповеди.

   Головы присутствующих, разочарованных тем, что не придется увидеть кровопролитие, повернулись к проповеднику.

   Удар, нанесенный брату Доменико, был тяжелым. Надо было поскорее выпутываться из этой скверной истории. Монах принялся торопливо бормотать слова, подходящие в любых обстоятельствах:

   – Помни, человек, прахом ты был и в прах обернешься…

   Конец службы доминиканец скомкал и поторопился закончить так быстро, будто у него было назначено свидание с самим дьяволом.

   Принесли сосуды с вином и водой. Зазвенели колокольчики. Мальчики, поющие в хоре, сбитые с толку такой спешкой, сгрудились в беспорядке и затянули:

   – lté, missa est…[18]

   Брат Доменико вздохнул с облегчением, объявив конец службы. После этого он поспешно исчез в ризнице Лоренцо Великолепного, а благородные синьоры и знатные дамы с величественной неторопливостью стали покидать собор.

   Князь Фарнелло согнул руку, предлагая ее своей жене, но Зефирина с отсутствующим видом прикоснулась пальцами к его парчовому рукаву.

   Следуя за Плюш, княжеская чета покинула собор. Раскланиваясь направо и налево со знакомыми, Фульвио, однако, своим непроницаемым лицом лишил любопытствующих удовольствия. Любители сплетен остались ни с чем. Да и кому бы захотелось сделать своим врагом столь могущественного человека, как Фарнелло?!

   На площади перед собором знатные флорентийцы собирались группами, чтобы обменяться впечатлениями. Нищие выпрашивали мелочь.

   Толстая княгиня Пандольфини первая решилась подойти к князю Фарнелло.

   – Князь… представьте же нам это восхитительное существо, княгиню Зефирину… Что за прелесть, какая красавица, как обворожительна… Говорят, вы француженка, мадам… Ах, французы! Знаете ли вы, что я имела честь быть знакомой с его величеством Людовиком XII…

   И тут за ней хлынули остальные. Всем хотелось подойти к Зефирине, которая невольно стала сенсацией воскресного утра. С улыбкой, застывшей на губах, она отвечала на приветствия легким наклоном головы. Создавалось впечатление, что ей непонятно, что происходит.

   Князь Фарнелло бросил на нее быстрый взгляд. Физическая слабость очень шла Зефирине, добавляя к ее облику пленительную томность.

   «Неужто она и вправду, оставаясь красавицей, потеряла разум?» – задумывался князь.

   По его знаку к толпе подъехала черная карета с изображением золотых леопардов, окруженная всадниками из охраны и лакеями в ливреях.

   – Подождите меня здесь с вашей госпожой, мадемуазель Плюш, у меня есть маленькое дело. Я быстро его улажу и вернусь к вам…

   Говоря так, Фульвио подал руку Зефирине, чтобы помочь ей подняться в карету.

   Сознательно или нет, но молодая женщина не заметила его жеста. Она приняла протянутую руку лакея и уселась на мягкие подушки. Лицо ее при этом не выражало никаких эмоций.

   В то время, как Фульвио удалялся от кареты, дуэнья, сидевшая напротив молодой женщины, спросила:

   – Хорошо ли вы себя чувствуете, мадам?

   – Очень хорошо, – ответила Зефирина тихим голосом.

   – Вы не очень устали?

   – Нет… отчего же?

   – Э-э… ну, после того, что случилось…

   – А что случилось? – прошептала Зефирина.

   – Хм… эта проповедь… хм… – Плюш запуталась, – да нет, ничего… Вы не проголодались? Может быть, хотите пить?

   – Как вам угодно, – ответила Зефирина бесцветным голосом.

   Плюш покачала головой. Видя некогда порывистую, гордую, пылкую, волевую и мятежную Зефирину в состоянии прострации, старая дева чувствовала, как все у нее в душе переворачивается.

   Вдруг Плюш вздрогнула. В толпе городской знати она заметила женщину в черном бархатном платье, расшитом стеклярусом, с лицом, скрытым густой шелковой вуалью. В числе других прихожан она выходила из собора. Рядом с нею шел карлик в шляпе с желтым пером.

   – Зефирина, детка, взгляните, не ваша ли это…

   Мадемуазель Плюш хотела сказать «ваша мачеха», но, взглянув на Зефирину, осеклась.

   Зефирина, точно маленький ребенок, забавлялась с Гро Леоном.

   – Милая птичка… хорошая птичка… – нашептывала она на ухо галке.

   «Стоит ли говорить ей об этом, бедная головка неспособна рассуждать!» – решила Плюш.

   Дуэнья снова повернулась в сторону дамы с вуалью. Та вместе со своим карликом села в черный экипаж, и тот вскоре исчез в направлении Палаццо Веккио, в котором располагалась «Синьория» Медичи.

* * *

   Фульвио направился быстрыми шагами к священнику. Не сочтя нужным постучать, князь спокойным жестом отстранил перепуганных его внезапным вторжением ризничих и проник в ризницу, где в этот момент брат Доменико, сняв облачение, в котором служил мессу, надевал мирское платье из грубой шерсти.

   Ужаснувшись приходу Леопарда, брат Доменико попытался спрятаться за большим распятием.

   – Послушай меня, служитель Дьявола, – с тихой угрозой заговорил Фульвио. Проповедник неистово перекрестился, желая отвести от себя богохульные слова князя. – Если бы ты не изображал из себя божьего человека, я бы тебе так отделал задницу, что всю оставшуюся жизнь ты бы не мог сидеть в исповедальне.

   – Но… монсеньор…

   У брата Доменико дрожали и подгибались колени под засаленным камзолом.

   – Еще одно слово, и ты будешь собирать свои зубы на дне кропильницы, глупый, самодовольный злопыхатель…

   Фульвио сделал шаг вперед, отчего монах отскочил назад сразу на три.

   – Приказываю тебе, слышишь меня, чтобы в следующей проповеди не было ни единого звука из тех гнусных инсинуаций, которые ты излил на голову княгини Фарнелло… Если ты вместо своих гнусностей не заявишь, что княгиня – небесный ангел, то клянусь распятием, за которое ты уцепился, ты у меня вспомнишь Савонаролу… Участь этой окаянной души станет и твоей участью. Ты будешь гореть сначала на земле, а потом и в аду…

   – Нет, только не это… – простонал брат Доменико, выпуская из рук распятие и шумно падая в ноги князю Фарнелло. – Помилосердствуйте, монсеньер… Я не виноват, злые языки настроили меня против княгини Фарнелло… сплетники… княгиня Пацци… граф Бонди… господа Строцци, Бардини… все. Вы правы, монсеньор, она ангел, да что я говорю, архангел, слетевший с божественного престола. Я так и скажу… я крикну это в лицо всей Флоренции… всему миру… даже дикарям, найденным мессиром Кристофусом Колумбусом…

   Фульвио не требовал так много. Монах явно перестарался.

   – Ладно, придите в себя, брат Доменико, – спокойно сказал князь, который блестяще владел искусством кнута и пряника. – Я вижу, вы человек искренний, это злые люди ввели вас в заблуждение… А что вы скажете, если я пожертвую тысячу золотых дукатов на ваши благотворительные дела?..

* * *

   Соборная площадь уже опустела. Фульвио, довольный удавшейся воспитательной акцией, вернулся к экипажу, который хорошо был знаком всему городу из-за короны и девиза рода Фарнелло: «Я хочу», изображенных на дверцах.

   Мадемуазель Плюш и Зефирина неподвижно сидели на своих местах. Легким движением князь вскочил в карету. Зефирина не повернула головы.

   Фульвио высунулся из окошка и крикнул кучеру:

   – Сначала во дворец, а потом в Сан-Кашано… мы там заночуем…

   Обращаясь к мадемуазель Плюш, Фульвио произнес тоном, не допускающим возражений:

   – Вас не затруднит, мадемуазель Плюш, пойти и собрать вещи вашей госпожи?

   – Значит, монсеньор принял решение… Отправляемся ли мы в путешествие все вместе? – прошепелявила дуэнья.

   – Значит, – повторил Фульвио с улыбкой, – я действительно принял решение, мы все, мадемуазель, отправляемся в Рим. Мы с княгиней поедем вперед… а вы с Пикколо и повозками, нагруженными вещами, последуете за нами.

   Глядя на растерянное лицо Артемизы Плюш, Фульвио снисходительно улыбнулся:

   – Успокойтесь, мадемуазель, на одном из этапов путешествия мы встретимся…

   – А-а… ну да, конечно…

   Растерянная Плюш пыталась найти слова, чтобы объяснить. Как сказать князю, что она не предвидела такой стремительной перемены обстоятельств и опасается оставить Зефирину наедине с ним?

   – Мадам все еще такая измученная… больная… не способная сама… – шептала Плюш.

   Зефирина, казалось, не слышала их разговора. Она смотрела прямо перед собой, погрузившись в свои бесконечные грезы.

   Рука князя в бархатной перчатке, много раз мелькавшая перед ее лицом, не вызывала никакой реакции. Прекрасные зеленые глаза глядели не мигая.

   Брови Леопарда слегка нахмурились.

   Экипаж подъехал к палаццо князя. Пикколо открыл дверцы.

   Мысли, терзавшие Плюш, были так заметны на ее унылом лице, что Фульвио улыбнулся:

   – Не волнуйтесь за княгиню, мадемуазель Плюш, разве я похож на кровожадного волка?

   Плюш не осмелилась сказать Фульвио, на кого он похож.

   «Господь милосердный, неужто бедная малютка уступила Гаэтану? Что ж, князь все-таки ее законный муж, и «это» приведет наконец к развязке…» – говорила себе Плюш, неохотно вылезая из кареты.

   – Мадам желает чего-нибудь?

   Чтобы выиграть время, Плюш обратилась с вопросом к Зефирине. Погруженная в собственные мысли, Зефирина, похоже не слышала вопроса.

   – До вечера… или до завтра, мадемуазель Плюш! – бросил Фульвио.

   «Завтра… Боже правый…»

   При этих мало обнадеживающих словах Плюш с отчаянием посмотрела на черную с золотом карету в окружении слуг, увозившую Леопарда и его молодую жену, окончательно исцелившуюся физически. Однако с головой у нее не все в порядке: похоже, мозг не выдержал того, что ей пришлось пережить.

Глава IX
«КАК ВАМ УГОДНО»

   Единственной «персоной», без умолку болтавшей в карете, был Гро Леон. Казалось, молчание супругов лишь раззадоривало птицу. В конце концов она совсем распоясалась:

   – Sardanapale… sornettes… sortileges… sabato… salutare… signore… signora… sacrilegio…[19]

   За какие-то несколько дней говорящая птица перешла на итальянский язык.

   Фульвио, которому птица прожужжала все уши своей болтовней, схватил наконец ее двумя пальцами и, раздвинув атласные шторки, защищавшие пассажиров от ветра, выкинул из кареты.

   Оскорбленный Гро Леон покружил немножко над каретой и сел на плечо Паоло, ехавшего верхом, рядом с дверцей.

   Быстрым движением руки князь задернул шторки. Обернувшись к Зефирине, которая, несмотря на ухабы дороги, сидела все так же прямо, неподвижно, погруженная в свои мысли, он спросил вежливо:

   – Не желаете ли перекусить, мадам?

   Зефирина не ответила на его вопрос. Фульвио дотронулся до ее руки:

   – Донна Зефира, вы не голодны?

   Он даже тряхнул ее легонько. Теперь Зефирина словно выплыла на поверхность. Взглянув на Фульвио так, будто видела его впервые, она прошептала детским голосом:

   – Как вам угодно!

   – Не хотите ли пить?

   – Как вам угодно…

   – Вам не холодно?

   – Мне холодно? – с усилием спросила Зефирина.

   – Не знаю… это вы должны знать, жарко вам или холодно. Не накрыть ли вас шалью?

   – Как вам угодно…

   Подобно автомату, заведенному ловким механиком, Зефирина повторяла одно и то же: «Как вам угодно».

   Набросив черное антиохийское покрывало с вышитыми на нем голубыми птицами на ноги Зефирины, князь нагнулся и достал из-под сиденья заготовленную его поваром корзину с провизией.

   – Может быть, попробуете паштет из печени? – предложил Фульвио. – А может, вы любите павлинье крылышко, если, конечно, не предпочитаете начать с запеченного мяса?

   Мучимая непреодолимой нерешительностью, Зефирина только кусала губы. Она тихо вздохнула, а на лице появилось выражение беспомощности.

   – Как вам угодно, – прошептала она.

   – Как мне угодно! – произнес неуверенно Фульвио. Достав серебряный нож с ручкой из слоновой кости, он нарезал ломтями самой разной дичи, положил на тарелку из позолоченного серебра и поставил перед Зефириной. Себе он отрезал большой кусок кабанины и с удовольствием принялся есть.

   – Если я согласился на этот тет-а-тет, мадам, то исключительно для того, чтобы проверить, насколько верны заявления вашей дуэньи… У вас, значит, по-прежнему плохо с головой. Вы больше не разговариваете, но если вы и лишились своего острого ума, то ваша Восхитительная красота осталась при вас… И уж коли на то пошло, какой муж не был бы рад такому превращению? Оставайтесь же всегда такой милой, а главное, молчите… Как это говорится в вашей воинственной стране: прежде жить, а уж потом философствовать?.. Не хочу вас обидеть, но вы как раз склонны прежде философствовать, а жить потом… И вот теперь, насколько я понимаю, вы все забыли… Блаженны нищие духом, ибо их есть Царствие Небесное и мир на земле тоже… Да будет так!

   Поглощая кусок за куском с аппетитом, который, казалось, был неутолим, Фульвио задавал вопросы и сам на них отвечал, не глядя на Зефирину.

   Обглодав какую-нибудь косточку, он небрежно швырял ее через окошко кареты. Не утруждая себя ножом, он руками отрывал крылышки и ножки дичи и обгладывал острыми зубами с ловкостью настоящего леопарда.

   Зефирина не притронулась к тарелке, лежащей на ее коленях. Лицо не выражало ни скорби, ни скуки, ни удовлетворения, ничего

   – О, да вы не едите, мадам! Уж не из клювика ли мне вас кормить? – воскликнул Фульвио, вытирая пальцы кружевной салфеткой. Что ж, попробуем покормить вас, донна Зефира!

   Он взял кусочек мяса и поднес ко рту молодой женщины.

   – Ну же, ешьте…

   – Если… вам… угодно…

   В то время, как Зефирина откусывала маленькие кусочки сочного мяса, Фульвио всматривался в нее своим проницательным взглядом.

   – Вы были слишком умны, Зефирина де Багатель, чтобы так сразу превратиться в дурочку… Действительно ли вы ею стали? Красивая и глупая, как гусыня…

   При этих словах лицо Зефирины осветила легкая улыбка.

   – Это вкусно… очень вкусно…

   – Так… отлично… еще кусочек… вот все и съели!

   Утерев подбородок Зефирины вышитой салфеткой, он налил в кубки пряного розового вина. Вложив один в руку молодой женщины, он поднял второй и произнес:

   – За наше здоровье… Думаю, никому не приходилось видеть более счастливой супружеской пары… Конечно, вашей поврежденной головке не дано понять того, что я говорю, но это и неважно! Клянусь, я всегда мечтал о жене красивой и глупой, которая станет исполнять все мои желания! Что поделаешь, слабость латинянина! И, похоже, я ее нашел в вашем лице! Может, я и сам поглупею… Как подумаю, что колебался между желанием отослать вас, лишив себя молчаливого удовольствия, которое вы сможете мне доставить, и возможностью воспользоваться вот этим кольцом, внутри которого, из предосторожности, по совету моих друзей Медичи, я постоянно храню яд, чтобы насовсем избавиться от вас, когда вы перестанете меня забавлять… Мы тут, во Флоренции, толк в ядах знаем! Впрочем, я принял иное решение, к тому же более приятное… для меня…

   Произнося эти по меньшей мере тревожные фразы, Фульвио ни на секунду не отрывал взгляда от Зефирины. Но на лице молодой женщины не дрогнул ни один мускул.

   Князь высунул голову из кареты:

   – Паоло, еще далеко? – спросил он.

   – Четыре лье, ваше сиятельство!

   – Прекрасно, не беспокойте меня ни под каким предлогом! Нам этого времени более чем достаточно, мадам…

   Решительно задернув шторки, он склонился к Зефирине.

   – Цвет лица у вас заметно лучше, как мне кажется… Не будете ли вы так любезны снять блузку, чтобы я мог в свое удовольствие поласкать вашу грудь, донна Зефира…

   Кончиками пальцев Фульвио прикоснулся сквозь «панцирь» одежды к ее красивой груди, стиснутой тугой шнуровкой.

   Наверное, лошади неслись слишком быстро, потому что дыхание Зефирины стало прерывистым.

   – А почему вы больше не говорите своим милым детским голоском? Ну скажите еще раз «как вам угодно»…

   Немного поколебавшись, Зефирина отчетливо произнесла:

   – Как… вам… угодно…

   – Вот хорошо… А теперь раздевайтесь, донна Зефира, чтобы я мог выяснить, можно ли вас все еще считать достойной княгиней Фарнелло… потому что мне необходимо знать, украден ли мой товар…

   Продолжая говорить, Фульвио отцепил шпагу, снял перевязь, бархатный камзол. Когда на нем не осталось ничего, кроме штанов и широко распахнутой на крепкой груди рубахи, он с довольным видом обернулся к своей молодой жене.

   С ладонью, прижатой ко лбу, с опущенными веками, Зефирина казалась поглощенной каким-то мучительным размышлением. Надо было быть грубым животным, чтобы не смягчиться, глядя на побелевшие губы, опустившиеся длинные ресницы и повлажневшие от скатившихся слезинок щеки.

   Фульвио же воскликнул строгим тоном: – Как, мадам, вы все еще не разделись… Что ж, тем хуже, мы окажем вам честь в том виде, в каком вы есть… Черт побери, постараемся хорошо провести время!

   И, следуя сказанному, князь опрокинул Зефирину на обитую красным атласом банкетку…

Глава Х
ВОСКРЕСШАЯ САЛАМАНДРА

   Таинственная Саламандра!

   Эта эмблема, без сомнения самая знаменитая из тех, что выбирали себе короли Франции – роза Карла VII, солнце Карла VIII, дикобраз Людовика XII – не переставала интриговать современников Франциска I.

   Наиболее ученые искали истоки и смысл этой эмблемы, бог знает, по какой причине, в итальянских и латинских изречениях: «Notrisco al Buono stingo el Reo», «Nutrisco et Extinguo»[20]. Каждый образованный человек толковал это по-своему, но в устах короля эти фразы должны были означать: «Я утвержу право и уничтожу несправедливость!», «Мне миловать, мне и карать!»

   С древнейших времен саламандра, маленькое животное ярко-желтого, а иногда оранжевого цвета, напоминающее луговую ящерицу, славилась тем, будто могла чудесным образом гасить огонь и воскресать, даже если ей отсечь лапы, хвост, голову. Однажды граф Жан Ангулемский, дед Франциска I, решил сделать это животное династическим символом. Он сравнил саламандру, возрождающуюся из пепла и гасящую пламя, с поборником справедливости, уничтожающим зло.

   Неравнодушный, как многие, к поэзии, принц еще в прошлом веке сочинил маленькое изящное рондо по поводу выбранной им эмблемы:


Правитель земной, осторожный и добрый,
Хранитель согласья и мира,
Повсюду гасящий пламя
Людских раздоров и ссор.
Правитель земной, осторожный и добрый,
Хранитель согласья и мира,
Вам приношу я в жертву
САЛАМАНДРУ, ЧТО ГАСИТ ОГОНЬ,
РАССЕЧЕННАЯ…

   В менее галантной форме речь шла именно о том, что в данный момент происходило с Зефириной.

   – Мужлан… грубая скотина! Оставьте меня, пустите, гнусный дикарь!

   Подобно саламандре дома Валуа, Зефирина воскресала после тяжелой болезни. Поваленная на банкетку, она точно по волшебству вновь обрела силы и стала защищаться ногтями, зубами, коленями, царапалась, кусалась, раздирала одежду, отбивалась от Фульвио с такой энергией, какой еще минуту назад никто бы в ней не заподозрил. Что же до ослабевшего ума, то из ее уст теперь несся такой поток ругательств, что любой пономарь мог бы поучиться.

   – Наемник! Бретёр!.. Убийца… Отравитель… Лучше умереть, чем вам принадлежать! На помощь!

   Но, так как Паоло получил строжайший приказ «не беспокоить», никто из княжеской свиты не шелохнулся. Кучер, охрана, даже Гро Леон, вели себя так, будто на них напала внезапная глухота.

   Оправившись от потрясения, Фульвио разжал объятия и дал волю охватившему его веселью. Но это привело молодую женщину в еще большую ярость.

   – Клянусь небом, мадам! Вы только посмотрите, какое чудо мне удалось сотворить! Калидучо и тот не знал, что делать, а я за одну минуту исцелил ваш бедный рассудок… клянусь честью…

   – Нечего сказать, хороша ваша честь… Если вы думаете, что можете обращаться со мной, как со своими безмозглыми рабами, то ошибаетесь…

   Высвободив с быстротой молнии одну руку, она со всего размаха влепила Фульвио пощечину. Никогда ни одна женщина не обходилась подобным образом с князем Фарнелло. Если секундой раньше Фульвио видел в затеянной им игре лишь возможность проверить «болезнь мозга» Зефирины, в чем он очень сомневался, то теперь в ярости изо всех сил заломил ей руки.

   – Я поступлю с вами так, мадам, как вы того заслуживаете, как с потаскухой последнего разбора, одной из тех женщин, кого мужчины употребляют, а потом с презрением отшвыривают.

   Гнев его тем более был понятен, что, несмотря на ее ногти и кулаки, князя неподдельно волновала болезнь, перенесенная его молодой женой.

   Мадемуазель Плюш говорила чистую правду.

   Каждую ночь Фульвио бодрствовал у постели Зефирины. Его поведение никак не вязалось с образом мстительного Леопарда.

   Если бы Зефирина умерла, Фульвио всю оставшуюся жизнь – вот ведь ирония судьбы – мучился бы угрызениями совести. Но, живая, она только и делала, что издевалась над ним, унижала, доводила до безумия.

   Как забыть, что она в свадебную ночь сбежала от него с этим прощелыгой?..

   После выздоровления она могла бы стать помягче, выказать признательность и некоторую покорность. Оскорбительнее же всего был ее последний трюк – вполне убедительно разыграть дурочку, чтобы потом, в этом нет сомнений, воспользоваться моментом невнимания и удрать к своим прежним любовникам!

   А любовников у нее было, похоже, немало… Кто, например, этот Мишель или тот, второй, с дурацким именем «Нострадамус», которых она постоянно звала в бреду? Зато имени Фульвио она не назвала ни разу.

   Горячая кровь рода Фарнелло, смешавшаяся во время первого крестового похода с кровью сицилийской княгини и знатного нормандского барона, закипала в его жилах, когда он думал об этом, жгла и опустошала душу.

   Ей бы смолчать, расплакаться, смягчиться. Но она продолжала наступать:

   – Вы способны только на месть! На иронию! На корыстолюбие… ваши собаки и те вас презирают!..

   Последние слова вряд ли соответствовали тому, что думала Зефирина, но Фульвио, услышав их, не совладал с собой:

   – Ах ты, ведьма, ну погоди, я с тобой разделаюсь! Я знаю, как усмиряют уличных девок…

   Ударом бедра он свалил Зефирину на пол кареты. Почти расплющенная им, она сквозь плащ чувствовала, как больно вдавились ей в спину неровности деревянного настила.

   Она снова попробовала сопротивляться, но в узком пространстве между двумя банкетками почти невозможно было пошевелиться, а Фульвио всем телом придавил ее к полу.

   – Нет… Нет… – стонала Зефирина.

   Не обращая внимания на сопротивление, Фульвио задрал юбки и грубо раздвинул ей ноги.

   Бархатные штаны князя не помешали девушке отметить странное физическое превращение, которое произошло с ее мужем. На своем лице она почувствовала прерывистое мужское дыхание.

   – Пустите меня… пустите меня! – снова взмолилась Зефирина.

   Но голос ее изменился. На тело будто накатила жаркая волна. Под плотно прилегающим парчовым лифом пальцы Фульвио добрались до ее крепких девичьих грудей, так ждавших мужской ласки. Задыхающаяся Зефирина с изумлением осознала, что уже не противится объятиям и ласкам мужа. Более того, она ждет их. И хотя глаза ее были закрыты, она почувствовала, что поведение князя изменилось. Но Зефирина была слишком неопытна, чтобы понять причину такой перемены.

   Грубое сопротивление уступило место любовной борьбе, в которой не мог ошибиться мужчина, хорошо знавший женщин.

   Зефирина, чье тело будто ощетинилось тысячью мелких иголочек, призывала на помощь весь небогатый опыт своей юности.

   Она стыдилась себя, презирала собственную слабость и ненавидела этого человека еще больше за то, что он сумел неожиданно вызвать в ней это будоражащее ощущение.

   Это было выше ее сил. С трепещущими от возбуждения ноздрями, сладострастно вздыхая, Зефирина чувствовала, как всю ее пронизывает дрожь наслаждения. Зарывшись в юбки, Фульвио сосредоточил все свои ласки в одном-единственном месте, отчего Зефирина лишь стонала и вздыхала.

   Столкнувшись с непостижимой тайной плотского наслаждения, Зефирина вся дрожала. Но как бы ни были восхитительны переживаемые ею ощущения, ей все-таки казалось, что она опустилась до уровня самого примитивного животного, просто какая-то самка в бреду!

   «Это ужасно… Он превратит меня в свою вещь, в свою игрушку, в свою рабыню… лишая меня всякой воли…»

   Губы князя целовали ее губы. Вдруг, каким-то сверхусилием, она оттолкнула его от себя и даже нашла силы произнести:

   – Вы самое мерзкое существо, которое я когда-нибудь знала…

   И тут же едва не вскрикнула от огорчения – ласкавшие ее умелые руки Леопарда неожиданно остановились.

   Сквозь опущенные ресницы Зефирина увидела, что Фульвио пристально смотрит на нее. Он пытался понять, отчего она снова обрушилась на него с оскорблениями.

   Зефирина воспользовалась паузой и продолжила:

   – Я презираю вас, вы мне отвратительны, князь Фарнелло… до такой степени, что и вообразить не можете… Воспользоваться моей слабостью, чтобы броситься на меня словно грубая свинья!..

   Дрожа с ног до головы, Зефирина отвернула от него голову, всем видом показывая, как он ей неприятен. Голос Фульвио прозвучал угрожающе:

   – Думайте о том, что говорите, донна Зефира…

   Молодая женщина открыла глаза и с презрением посмотрела на человека, который все еще удерживал ее лежащей на полу кареты.

   Фульвио был очень бледен. Тонкий шрам на его напряженном лице побагровел, а единственный глаз сверкал недобрым огнем.

   – Ваши слова слишком серьезны, и если только они не говорят больше того, что вы на самом деле думаете…

   – Они говорят не больше, а намного меньше того, что есть на самом деле…

   Голос Зефирины при этих словах так исказился, что Фульвио и впрямь мог бы поверить в ее отвращение.

   – Принимая во внимание вашу молодость, я готов простить вас, более того, предложить вам свою защиту, а за неимением любви… свою дружбу… Вы швыряете мне в лицо оскорбления… самые страшные, которые может получить мужчина… Но скажите, мадам, что плохого в том, что муж оказывает честь своей жене где и когда ему этого хочется?..

   Говоря это, Фульвио встал. Слегка пригнув голову, чтоб не задеть потолок кареты, и расставив крепкие ноги над Зефириной, он несколько мгновений рассматривал ее, а потом с полным безразличием протянул руку, чтобы помочь ей встать.

   Но Зефирина не воспользовалась протянутой рукой. Несмотря на сильную тряску, она сумела встать сама и тут же забилась в угол кареты.

   Точно моряк, привыкший к морской качке, Фульвио неторопливо надел камзол, перевязь и шпагу. Потом расправил свой стоячий кружевной воротник. Взгляд его снова остановился на сидящей в углу молодой женщине.

   – Перестаньте вести себя так, мадам! – сказал он раздраженно. – Хотя у вас и сложилось обо мне нелестное мнение, я не из тех, кто станет любой ценой утверждать свои права. Я имею слабость желать, чтобы женщина меня любила, или по крайней мере желала быть моей… Я заблуждался на ваш счет… Так что вам нечего бояться, впредь вы будете значить для меня не больше, чем какая-нибудь коза на лугу…

   – Вы доставите мне этим огромное удовольствие! – заносчиво отозвалась Зефирина, стараясь прийти в себя и навести некоторый порядок в своем туалете.

   Ее аккуратно уложенные стараниями Плюш волосы разметались, а грудь торчала из расшнурованного лифа.

   Усаживаясь на противоположной стороне кареты, Фульвио сказал:

   – Я буду с вами откровенен, донна Зефира, – ни одно ваше оскорбление не останется неотомщенным.

   – Неотомщенным… – запинаясь, повторила молодая женщина. – Если хотите отправить меня в монастырь, так я и сама хочу того же…

   – Нет, мадам, мы едем в Рим, и я собираюсь воспользоваться этой поездкой, чтобы добиться расторжения нашего столь же глупого, сколь и отвратительного брака.

   – Я не вынуждала вас говорить это. Что ж, прекрасно, развод, так развод.

   С большим трудом Зефирине удалось наконец упрятать растрепавшиеся волосы под расшитую жемчугом сетку.

   – Но предупреждаю, мадам, что в тот день, когда вы запросите пощады, когда на коленях станете молить меня, взывая к моему великодушию, к моей любви, вот тогда наступит мой час, и ответом вам будет не слово прощения, а моя месть. Это будет мой реванш!

   Карета тем временем остановилась. В полном молчании Фульвио открыл дверцу и легко выпрыгнул.

   Оставшись одна, Зефирина с сильно бьющимся сердцем откинулась на спинку.

   «Что он хотел сказать этой угрозой? Может, не следовало вести себя с ним так вызывающе?»

   По спине пробежал холодок, когда она вспомнила только что пережитую ею сцену.

   Может быть, вместо того, чтобы отталкивать князя Фарнелло, откровенно издеваться над ним, стоило проявить больше дипломатии, подчиниться, тем более что неожиданно приобретенный ею опыт, оказался далеко не неприятным, а в крайнем случае показать себя испуганной или умоляющей.

   Испуганной Зефирина и вправду была. Ведь это впервые в жизни у нее возникли такие отношения с мужчиной.

   Целомудренные поцелуи Гаэтана не шли ни в какое сравнение с этой дикой страстью.

   Зефирина была поглощена случившимся.

   Она все еще ощущала вкус губ Фульвио, овладевших ее губами.

   Ей снова вспомнился поцелуй незнакомца в королевском «Золотом лагере». И как всегда это воспоминание заставляло трепетать. Но какая связь может быть между пережитым тогда и надменным Леопардом? «Впредь вы будете значить не больше, чем какая-нибудь коза на лугу!»

   Как он это произнес! С каким высокомерием! С каким презрением!

   Дрожащими руками Зефирина завязала тесемки своего плаща с собольим воротником.

   Дверца кареты распахнулась. Паоло раздвинул атласные занавески. По его непроницаемому лицу Зефирина не смогла понять, слышал ли верный слуга князя ее крики о помощи.

   – Монсеньор ожидает вашу милость… – только и вымолвил Паоло.

   Он протянул руку, помогая молодой женщине выйти из кареты.

   Ей хотелось сказать в ответ, что она не находится в подчинении монсеньора, но, поразмыслив, решила не посвящать слуг.

   Сделав над собой усилие, Зефирина придала лицу бесстрастное выражение, такое, какое собиралась впредь напускать на себя в присутствии князя Фарнелло, и спустилась со ступенек кареты.

   И тут же услышала восторженный возглас:

   – Ах, миледи… Какой приятный сюрприз!

   С очаровательной грацией Зефирина улыбнулась.

   Мысли ее были за тысячу лье от весьма обаятельного всадника, ехавшего ей навстречу.

Глава XI
ПУТАНИЦА, ДОСТОЙНАЯ МАКИАВЕЛЛИ

   Лорд Мортимер, герцог Монтроуз, полномочный посол его величества короля Генриха, один из самых богатых лордов Англии – ведь говорили же, что у него в Корнуэлле пятитысячное стадо овец, – соскочил с лошади, чтобы поприветствовать Зефирину.

   Пока он приближался к ней типично английской походкой, держась неподражаемо прямо, молодая женщина, смущенная этой неожиданной встречей, отметила про себя, что герцог оказался намного привлекательнее сохранившегося в ее воспоминании образа.

   Мортимер де Монтроуз, мужчина лет тридцати с небольшим, благодаря своим белокурым волосам, являл полную противоположность жгуче-черному князю Франелло. Золотистые кудри герцога обрамляли тонкое лицо с правильными чертами. Лишь несколько изломанная в середине линия носа наводила на мысль, что как на поединках, так и на полях сражений этот человек, должно быть, сущий бульдог.

   «А может, это он был тем незнакомцем на пляже…»

   При этой мысли сердце Зефирины забилось сильнее.

   Как всегда, когда была чем-то взволнована, она начала кусать губы, но ей все же хватило самообладания опуститься в глубоком реверансе в тот момент, когда красавец англичанин, сняв шляпу с пером, размашистым жестом мел ею землю.

   – Всемилостивые боги, ваша светлость, какая радость, какое счастье снова встретить уважаемую миледи Зефирину де Багатель, княгиню Фарнелло… Могу ли я воспользоваться случаем и поздравить вашу светлость со столь удачным выбором?

   При последних словах Мортимер де Монтроуз взглянул на князя. Мужчины раскланялись друг с другом, после чего англичанин снова рассыпался в комплиментах Зефирине.

   – Глубокоуважаемая миледи де Багатель без всякого сомнения была самой привлекательной особой на этой «встрече века»… Не правда ли, миледи? Какая удача, что мы оказались в числе тех, кто жил тогда в «Золотом лагере». Бог ты мой!.. И наши короли «братья»… Времена тогда были, клянусь святым Георгием, поспокойнее, чем теперь… ни одна душа на свете не увидит таких чудес! Ах, какое чудное воспоминание для тех, кому довелось видеть!..

   В сыпавшихся без остановки восклицаниях Мортимера де Монтроуза без конца путались французские, итальянские и английские слова.

   Фульвио, если его и раздражала необычная для англичан экспансивность, ничем этого не обнаружил.

   Напротив, с фамильярностью, которую ему позволяло его положение, он взял полномочного посла за пышный рукав и как бы поощрил:

   – Я просто счастлив, милорд, что ваша милость приняли наше с княгиней приглашение…

   «Вот тебе на, оказывается, я уже и англичанина пригласила…» – подумала Зефирина. А Фульвио невозмутимо продолжал:

   – …разделить с нами экипаж, в котором мы едем в Рим, где мы с княгиней надеемся…

   «Боже, опять что-то!..» – мелькнуло у Зефирины.

   – …ваша милость станет нашим гостем на все время карнавала…

   Пока Мортимер де Монтроуз отвечал князю в не менее изысканных выражениях, Зефирина пыталась понять, что происходит. В голове проносились самые разные мысли.

   «С чего это Фульвио решил завлечь Мортимера в Рим?»

   Вообще эта встреча была странной.

   Очевидно, что и посол, и князь Фарнелло предпочитают не давать пищи для любопытства флорентийцев по Прибытии в их город.

   Осмотревшись вокруг, Зефирина увидела, что они остановились у маленькой гостиницы с вызывающим Названием «Марцелл из Сиракуз».

   Свита герцога, состоящая из двенадцати всадников, ожидала поодаль, в месте пересечения двух дорог, у придорожного распятия, и на почтительном расстоянии от людей князя Фарнелло.

   Во время беседы Фульвио и Мортимер прохаживались вдоль растущих у дороги кипарисов. Посеревшее небо напоминало, что наступают сумерки.

   Зефирина вдруг почувствовала сильную усталость. Было ли это следствием ужасной болезни или того, что ей пришлось пережить в карете? Ей хотелось лечь на траву и забыться сном. Но тут птичий клекот заставил ее поднять голову.

   – Sardine… Zuppa…[21]

   Да, это трус Гро Леон летел к своей хозяйке. Теперь он вовсю хлопал крыльями, любезничал и изо всех сил старался получить прощение за свою «трусость».

   – Сейчас самое время говорить со мной о супе, а когда ты был мне нужен, что-то тебя не оказалось на месте, болтунишка, – сказала с упреком Зефирина.

   В этот момент князь Фарнелло с непроницаемым лицом подошел к жене.

   – Милорд Монтроуз принял приглашение ехать с нами и воспользоваться нашим гостеприимством в Риме… Мы заночуем здесь, в Сан-Кашано.

   Мортимер отдавал приказания своим людям. Кинув быстрый взгляд на англичанина, Фульвио наклонился к Зефирине. Железной рукой он стиснул запястье жены и произнес:

   – Если вы попытаетесь сбежать, если причините мне хотя бы малейшее беспокойство, клянусь вашей маленькой рыжей головкой, что…

   Зефирина прервала его:

   – Не клянитесь, монсеньор, у меня только одно желание – добраться до Рима и добиться расторжения ненавистного союза. Так что вы очень ошибаетесь…

   Она умолкла. К ним приближался герцог Монтроуз. Фульвио отпустил ее руку. Сменив тон, Зефирина протянула англичанину свои онемевшие пальцы.

   – Князь сказал, что вы принимаете наше приглашение! Я в восторге, милорд… Мы поговорим о той паване, которую я не смогла протанцевать с вами…

   После этих «учтивых» слов, предвещавших новые осложнения, улыбающаяся Зефирина в сопровождении своих знатных спутников вошла в гостиницу.

   По-видимому, Леопард уже распорядился. Все было готово для приема господ и их свиты.

   Хозяином «Марцелла из Сиракузы» был грек по имени Аристофан. Без конца расшаркиваясь и раскланиваясь перед их высочествами, их сиятельствами, их светлостями, их преподобиями, их милостями, князем, княгиней, милордом и даже величеством, Аристофан не переставал при этом командовать целым батальоном поваров и служанок, которые готовили еду и обогревали комнаты для знатных гостей.

   «Во что же мне переодеться, я ничего не взяла с собой?!» – только и успела подумать Зефирина, оказавшись перед ушатом, куда служанки уже налили пенящуюся от мыла воду. Ответ на ее немой вопрос последовал незамедлительно. Во двор гостиницы въехали четыре повозки. В них, кроме мадемуазель Плюш, находились камеристки, слуги, камердинеры, два баула с одеждой, мебель, статуи, картины, даже кровати и ковры. Весь этот огромный скарб неизменно сопровождал любого знатного синьора во всех его переездах.

   – Моя маленькая… Мадам… Княгиня… Господи, как вы себя чувствуете?

   – Очень хорошо, Плюш…

   Немного отдохнувшая Зефирина, нежась в теплой воде, даже напевала, а кончиком ноги играла с Гро Леоном.

   – Я боялась… Я так боялась, что… Милосердный Боже, как бы это сказать… – шепелявила Плюш.

   – Что князь воспользуется своими супружескими правами? – спокойно спросила Зефирина. – Ничего подобного, мы по обоюдному согласию собираемся попросить его святейшество расторгнуть наш брак.

   – Монсеньор согласен?

   – Полностью.

   – Силы небесные, развод!

   От волнения Плюш опустилась на табурет. Зефирина не торопясь вышла из воды.

   Пока служанки снимали мокрую рубаху, в которой она принимала ванну, и вытирали тело надушенными полотенцами, Зефирина разглядывала себя в зеркало.

   С тех пор как она ступила на итальянскую землю, она явно подросла на полдюйма. Талия похудела, ребра, пожалуй, слишком выступают, надо чуточку пополнеть, а вот груди по-прежнему кругленькие, и розовые бутончики торчат.

   По телу снова пробежала дрожь, стоило ей только подумать о неистовых и одновременно сладчайших ласках Леопарда.

   Сама того не желая, Зефирина опять и опять вспоминала руки Фульвио, прикасавшиеся к самой интимной части ее тела.

   Погрузившись в мечтания, Зефирина неторопливым движением руки приподняла копну своих рыжих волос, стараясь удержать их над головой. «Если бы Мортимер де Монтроуз увидел меня сейчас?» – внезапно подумалось ей.

   Сердце в груди сильно застучало. Почему это англичанин все время так странно смотрит на нее?

   «Что, если он тот самый незнакомец, который вынес меня из огня и поцеловал?»

   Но тогда почему Фульвио так взволновал ее?..

   Слишком склонная к размышлениям, Зефирина, на свою беду, все усложняла.

   – Мадам желает надеть к ужину платье или юбку? – спросила Эмилия.

   Зефирина не знала, выбрать ей свободное платье с расширяющимися книзу двухслойными рукавами, которое сейчас держит в руках камеристка или что-то поудобнее, например, легкую накидку из золототканой египетской материи.

   В конце концов она остановилась на накидке.

   Переодевшись, Зефирина задумалась, что ей следует сделать. Спуститься на ужин с двумя князьями или таинственно уединиться в отведенных ей комнатах на втором этаже гостиницы?

   – Его светлость «советует» ее милости отдохнуть. Выезжать придется завтра на рассвете…

   Это Паоло пришел передать ей слова князя. Зефирине стало ясно: Фульвио предпочитает ужинать наедине с английским послом.

   «И на здоровье! Думает, я расстроюсь, а мне бы только не видеть его…»

   С чисто женской логикой Зефирина, еще минуту назад решившая сыграть в загадочную красавицу, теперь злилась оттого, что весь вечер придется просидеть в комнате.

   После ужина, на который были поданы овощной суп, жареные артишоки, мясо с острым соусом, кнели из домашней дичи, петушиные гребешки, говяжья печень, рулет из свинины, жареные мозги, не считая десерта, состоявшего из померанцев, миндальных пирожных и засахаренных трюфелей, Зефирина, устав от болтовни Плюш, решила лечь спать.

   Но, едва загасили свечи, у Зефирины сразу пропал сон. Это часто бывает при сильной усталости. Она стала вспоминать дни своей болезни.

   Действительно ли князь приходил к ее постели? Сама она помнила лишь прохладную руку Нострадамуса, коснувшуюся ее лба.

   Когда же к Зефирине вернулось сознание, она чувствовала себя еще очень плохо, мысли путались, воли не было… Но мало-помалу ей становилось лучше, и тогда явилась мысль изобразить из себя дурочку, особенно когда в самые страшные дни своей болезни она заметила ужас в глазах Плюш.

   Желая обмануть наблюдавшего за ней мужа, Зефирина постаралась внушить своему окружению, что после болезни осталась слабоумной.

   Но как же Леопард разгадал ее хитрость?

   За дверью послышались шаги.

   – Доброй ночи, милорд…

   – Good night[22], монсеньор…

   Мужчины распрощались на лестнице. Хлопнули двери. Каждый вошел в отведенные ему апартаменты. Зефирина услышала, что за тонкой стенкой одной из ее комнат кто-то без устали ходит туда и обратно. Интересно, кто из князей стал ее соседом?

   Луч света, проникавший к ней из-под двери, начал удаляться, будто кто-то переносил канделябр в другое место.

   Со всей осторожностью Зефирина встала с постели. Перешагнув через Плюш и Эмилию, которые спали на брошенных на пол тюфяках, и стараясь не разбудить устроившегося на сундуке Гро Леона, она, крадучись, подошла к стене и прильнула к ней ухом.

   За стенкой не было слышно ни малейшего шороха. Значит, тот, кто там находится, уснул? Зефирина не могла поверить в это.

   И тут послышался треск. В соседней комнате открыли окно. Молодая женщина тихонько приоткрыла свое и украдкой выглянула наружу. Одного взгляда оказалось довольно, чтобы понять, как хорошо ее охраняют на случай, если у нее появится желание сбежать, спустившись из окна по связанным простыням. Четыре верных князю головореза с пиками в руках стояли под ее окнами. Она не рискнула высунуться из окна, опасаясь, как бы сосед не заметил ее. А сосед, похоже, любовался ночным небом. Вдруг Зефирина заметила две тени, пересекавшие двор гостиницы. Несмотря на ночной сумрак, она была уверена, что узнала прихрамывающую походку Паоло. Рядом с ним шел сгорбленный человек, лицо которого скрывал капюшон плаща.

   Оба человека подошли к гостинице.

   – Ступайте, мессир, монсеньор ждет вас, – прошептал Паоло.

   «Монсеньор?» Так значит князь Фарнелло – сосед Зефирины!

   Стоя сбоку от окна, молодая женщина поняла по скрипу снаружи, что ночной гость с трудом поднимается по лестнице, приставленной к стене.

   Потом послышался невнятный шепот, но Зефирина никак не могла понять, о чем говорили рядом.

   Любопытство ее разгоралось все сильнее, и она на ощупь вернулась к двери. Дверь оказалась запертой на ключ снаружи.

   Продрогнув в своей тоненькой ночной рубашке, Зефирина собралась уже лечь в постель, но тут ее осенило заглянуть в нечто вроде чулана, примыкавшего к ее комнате. Стараясь не шуметь, она открыла дверь комнатенки. Едва не опрокинув какой-то жбан, она наконец приникла ухом к стенке и с удовлетворением отметила, что здесь ей отчетливо слышно все, о чем говорят в комнате мужа.

   – Значит, монсеньор не забыл изгнанника из Сан-Кашано… – шепотом произнес старческий голос.

   – Никогда, мессир Макиавелли, – ответил князь.

   – А вот неблагодарные Медичи прогнали меня, – с горечью сказал гость.

   – Я не Джулио Медичи, мой дорогой Никколо, и никогда не забываю того, чему вы меня учили в юности во Флоренции.

   Ваша светлость очень добры.

   – А знаете ли, мессир Макиавелли, что моей настольной книгой является ваш труд «Князь»?

   – А! «Князь»!.. Монсеньор оказывает мне слишком большую честь. В этом трактате я изложил кое-какие свои соображения, которые могли, если бы они только захотели, помочь великим мира сего… но, кроме вас, монсеньор, умеет ли кто-нибудь из них читать?

   – Мне говорили, что ваши рассуждение «О Первой Декаде Тита Ливия» являются излюбленным произведением его величества Карла V… Немного вина?

   – Нет, монсеньор, мои бедные больные кишки уже не выносят его. Вот если вашей светлости будет угодно налить мне воды из этого графина…

   По звуку булькающей жидкости Зефирина поняла, что Фульвио наполняет кубки.

   – Как вы, человек, столь поглощенный политикой, проводите свои дни, мессир Макиавелли? – с любопытством спросил князь Фарнелло.

   – Ну, по утрам встаю вместе с солнцем, монсеньор, и отправляюсь прогуляться в рощу. Оттуда иду к фонтану, с собой беру какую-нибудь книгу… Когда Данте, когда Петрарку, а, случается, одного из поэтов поменьше, вроде Тибулла, Овидия или еще кого-то…

   «Образованный».

   Зефирина просто сгорала от желания увидеть лицо странного посетителя. Она подняла голову и увидела, что между перегородкой и потолком есть узкая щель, сквозь которую пробивается свет. Двигаясь бесшумно, точно мышка, Зефирина перевернула пустое ведро, влезла на него и оперлась руками о небольшую деревянную дощечку. Прильнув глазом к щели, она увидела, что происходит в соседней комнате.

   В дрожащем свете зажженных свечей Фульвио и его гость сидели за столом друг против друга.

   Посетитель был человеком лет пятидесяти-шестидесяти, заметно потрепанным жизнью. На его лице, некрасивом, но дышавшем умом, только черные глаза под нависшими седыми бровями казались еще живыми.

   – Пишете ли вы сейчас? – спросил Фульвио.

   – Я закончил теоретический трактат об искусстве ведения войны, монсеньор, историю Флоренции вплоть до Лоренцо Великолепного и, представьте себе, пьесу для театра, комедию… «Мандрагора».

   – Как бы мне хотелось ее прочесть. О чем она?

   – О Лукреции, жене старого доктора Нича, которая обманывает его с молодым Калимачо. Это очень забавно. Но ваша светлость просили меня взобраться по приставной лестнице, чтобы поговорить о театре? – спросил неожиданно писатель, ставя на стол свой кубок.

   Фульвио сделал то же.

   – Не совсем, мессир Макиавелли… «Макиавелли, Макиавелли…»

   Зефирина никогда не слышала ни от кого об этом человеке. Во Франции его имя сразу бы укоротили и звали бы просто мессир Макиавель… Странное имя звучало в голове как что-то непонятное и даже опасное.

   – Я мог бы говорить с вами о литературе всю ночь, мой дорогой Никколо, – сказал Фульвио, нисколько не обидевшись; но вы правы, мы уезжаем завтра на рассвете. Нашу встречу в Сан-Кашано я устроил только для того, чтобы увидеть вас, а также пригласить к себе на службу и… забрать с собою в Рим.

   – Стать личным советником князя Фульвио Фарнелло? – сказал гость задумчиво.

   – Именно так.

   Человек тяжело вздохнул:

   – Ах, монсеньор, вы появились слишком поздно. При этих словах брови князя Фарнелло нахмурились.

   – Значит ли это, что вы снова кому-то принадлежите?

   – Увы, это так, монсеньор… принадлежу смерти… Мне уже недолго осталось. С каждым днем я становлюсь все слабее, и предложение, сделанное мне вашей светлостью, наполняет меня одновременно и радостью, и печалью. Италию ждут тяжелые времена, и мне б хотелось изо всех сил помочь вашей светлости…

   В комнате наступило тяжелое молчание. Слышно только, как потрескивают свечи.

   – Мой врач один из лучших и может помочь вам, Никколо.

   Странный посетитель оборвал Фульвио выразительным жестом, говорившим: «бесполезно».

   – Мне кажется, я угадал, что вас терзает, Фульвио… Таков, увы, удел всех итальянских князей. Подлинно великий князь, мой дорогой друг, если вы позволите мне вас так называть, в политике должен принимать во внимание лишь стоящие перед ним цели, не давая воли моральным предрассудкам… Без малейших угрызений совести он должен жертвовать всем, что окажется на его пути к достижению цели. Не доверяйте никому и ничему, князь Фарнелло! Не доверяйте своей семье, своей жене и своим детям, если они у вас есть! Не доверяйте самому себе!

   Помните, что в итоге вы обнаружите больше преданности и преимуществ в тех людях, которые в начале вашего правления казались вам подозрительными, а не в тех, кто поначалу вызывал ваше доверие.

   Не доверяйте своему исповеднику…

   Не доверяйте своему сну, своему лицу, своему взгляду, своим мыслям…

   Научитесь постоянно их скрывать! Улыбайтесь тем, кого ненавидите, не сближайтесь с теми, кого цените! И помните всегда о той бесценной пользе, которую можно извлечь как из древних, так и новейших событий. Они говорят о том, что всякому новому правителю легче добиться дружбы тех, кого устраивал прежний режим и кто из-за этого был его врагом, чем дружбы людей, ставших его друзьями и помогавших свергнуть ненавистную им власть…

   – Вы хотите сказать, Никколо, что мне следует больше доверяться моим врагам французам, чем испанцам и англичанам… нашим союзникам? – прошептал Фульвио.

   – Я хочу сказать то, что сказал. Ваша светлость может толковать сказанное сообразно происходящим событиям. Только не впадайте в роковую ошибку, не позволяйте себе проникнуться к кому бы то ни было искренним доверием, дружбой и особенно любовью. Вот, монсеньор, завет, который из глубокого уважения может оставить вам несчастный Макиавелли.

   С этими словами мужчина встал, но тут же согнулся от сильного приступа кашля. Князь Фарнелло с теплотой и участием поддерживал больного, пока тот кашлял кровью в маленький таз.

   – Я проведу вас по нормальной лестнице, – сказал Фульвио, когда Никколо Макиавелли немного успокоился.

   – Ни в коем случае, монсеньор, – запротестовал гость, утирая обильный пот со лба. – Англичанин может увидеть меня, и это вызовет у него подозрения. Но вашей светлости надо не будить, а, напротив, всячески усыплять его сомнения и сжимать его в руке, как змею.

   Говоря эти слова, старый человек хитро улыбался.

   – Я поднялся по приставной лестнице и спущусь по ней. Прощайте, монсеньор, пусть ваша светлость постарается использовать мои теории в практике… И тогда в чистилище, которого мне не избежать за все мои грехи, я смогу порадоваться…

   Князь и его гость исчезли из поля зрения, и Зефирина поняла, что они подошли к окну. Осторожно, стараясь не шуметь, она тоже соскочила со своего насеста.

   «Какой макиавеллический человек!» – подумала Зефирина не подозревая, что изобрела новое слово.

   «Улыбаться тем, кого ненавидишь, не сближаться с теми, кого ценишь… не доверять никому… опасаться всех, даже самого себя».

   Задумавшись, Зефирина поглядела в окно. Следуя за Паоло, сгорбленный силуэт удалялся от гостиницы. Молодая женщина жалела, что ей нельзя последовать за ночным посетителем. А как бы хотелось поговорить, поспорить, высказать свои мысли в захватывающей беседе с этим мыслителем!

   «Что это, досужие разглагольствования… политические бредни непревзойденного циника? А, может, гениального теоретика, которому удалось изобрести, синтезировать новую систему управления?»

   Зефирина улеглась в постель с совершенно окоченевшими ногами. Зато разум ее кипел от всего, что она наслушалась. В конце концов она все же уснула с успокоительной мыслью: «Больше со мной ничего не случится… Завтра мы едем в Рим… В вечный город Рим…»

Глава XII
ЛИТЕРАТУРНЫЙ НАТИСК

   – Salut… Saucisse!

   Болтовня Гро Леона разбудила Зефирину. Мадемуазель Плюш принесла ей бульон из куропатки.

   Хорошо отдохнувшая, со свежей головой, Зефирина брызнула несколько капель винной эссенции на лицо и руки. Потом попросила заплести ей волосы в одну косу, так удобнее в дороге, и уложить ее на голове, а сверху прикрепить тоненькую сеточку, усыпанную золотыми бусинками. Выглядело просто и очень красиво.

   Сунув ноги в модные венецианские туфельки, Зефирина надела принесенную камеристкой короткую рубашку, нижнюю юбку со шнуровкой и особые дамские пантолончики с утолщениями на бедрах.

   – Какая у вашей светлости красивая фигура! – восхищалась Эмилия, в то время как Зефирина упиралась в спинку кровати, чтобы легче было ее шнуровать.

   Затянутая так, что едва дышала, она стала размышлять, какой надеть костюм: французский, итальянский или испанский. Последний был особенно в моде у дам из высшего общества. Поколебавшись немного, Зефирина достала из баула черный дорожный костюм, отличавшийся изысканной иберийской простотой. Она тут же надела «сайю», состоявшую из двух частей: «вакеро», приталенного жакета с отстегивающимися рукавами, и «баскинас», трех нижних юбок, каркас которых более эластичен, чем фижмы, но с обручем внизу. Поверх них была надета «ропа», юбка, расширяющаяся книзу и позволяющая без труда ходить и садиться. «Ребато», кружевной воротник, удерживаемый в стоячем положении проволочным каркасом, изящно обрамлял ее лицо, а черная мантилья, наброшенная на золотые волосы, завершала туалет.

   Окончательно одетая Зефирина, в сопровождении Плюш, Эмилии, Гро Леона, Пикколо и, на всякий случай, Аристофана, спустилась во двор гостиницы.

   Фульвио и Мортимер ждали ее у кареты.

   Решив прямо с утра применить на практике ночные советы мессира Макиавелли, Зефирина одарила князя, своего мужа, ослепительной улыбкой, а герцога Монтроуза удостоила лишь вежливым кивком головы.

   Онемевший Фульвио и удрученный Мортимер поднялись вслед за нею в карету, а Плюш и Эмилия заняли места в одной из трех хозяйственных повозок кортежа.

   Несколько лье сидевшие в карете ехали почти молча, чему, впрочем, причиной мог быть слишком ранний час. Каждый из троих или дремал, или предавался собственным мыслям.

   Даже Гро Леон, и тот молчал!

   Сидя рядом с князем Фарнелло, напротив Мортимера де Монтроуза, Зефирина, расслабленная мерно раскачивающейся каретой, рассматривала затуманенным взором мелькавший перед нею пейзаж.

   Даже ясное утреннее небо вызывало у нее восхищение, которое с некоторых пор она испытывала вообще к Италии. Как прекрасны залитые солнцем поля и равнины, окружающие Флоренцию! Отчего Зефирину так трогало очарование этих земель, которые она должна была бы ненавидеть?

   Она уже полюбила Ломбардию с ее мирно плывущими по синему небу барашками облаков, и вот теперь, в золотистом сиянии флорентийской Тосканы, Зефирина чувствовала, как ослабевает ее воинственный пыл.

   Источником этой волшебной перемены был вовсе не человек, сидящий рядом с ней, а божественный ландшафт, по которому неслась их карета.

   Между тем время было еще зимнее. Во французском королевстве крестьяне еще дрожали в своих хижинах, а богатые синьоры согревались у жарко натопленных каминов. Здесь же поля, хотя и не позеленели еще от всходов, но вовсю сверкали в теплых солнечных лучах. В зелени листвы виднелись розовые деревеньки, и не будь этих ужасных кондотьеров и испанской солдатни, разъезжающих верхом в своих кольчугах, Зефирина никогда бы не подумала, что полуостров оккупирован иностранной армией.

   Видя долины, реки, кружевные силуэты кипарисов, целые рощи трепещущих на ветру ив и гордо высящиеся на холмах башни феодальных замков, Зефирина начинала лучше понимать творения современных художников, которые она для себя открыла на стенах палаццо Фарнелло и чьим талантом восхищалась. Этот земной рай, расцвеченный в голубые, розовые, зеленые и золотые тона, то и дело вызывал в ее памяти имена Боттичелли, Фра Анжелико, Рафаэля, пока еще мало известного во Франции.

   Лицо Зефирины осветила очаровательная улыбка, сделавшая ее похожей на модели этих художников. Неожиданно вырванная из своих грез, она вздрогнула.

   – Мы приближаемся к папским владениям! – произнес стальной голос князя Фарнелло.

   – О, значит, мы скоро переедем через исторический Тибр! – отозвался герцог.

   Бросив взгляд на Зефирину, князь произнес:

   – Он станет нашим Рубиконом! Alea jacta est! Жребий брошен!

   Зефирину охватило волнение. Но причиной тому были отнюдь не утешительные слова князя. Она почувствовала, как к ней под юбки пробирается мужская нога. Чье-то колено уже касалось ее собственного. В момент дорожных встрясок оно отдалялось, но потом победоносно возвращалось. Опустив глаза долу и приняв позу мадонны, Зефирина пыталась угадать, кто из двух почтенных господ предпринял наступление. Видя, что князь Фарнелло сидит, прислонившись головой к дверце кареты, молодая женщина отбросила все сомнения. Приняв во внимание направление атаки, она поняла, что это может быть только герцог Монтроуз.

   – Нам придется спуститься к реке и въехать на паром; разумнее выйти из кареты… – заявил Фульвио, – …но если вы устали, мадам, мы устроим так, чтобы вы не выходили…

   С выражением полной готовности подчиниться Зефирина ответила:

   – Нет, монсеньор, мне было бы неприятно создавать неудобства вашим людям, я сделаю то же, что и вы, наша светлость…

   Не перестающий изумляться, Фульвио смотрел на Зефирину, как на неведомое ему существо.

   – И все же, миледи, если ваша милость боится простудиться, мы безусловно сможем, монсеньор и я, удержать лошадей, – предложил Мортимер.

   Зефирина сухо оборвала его:

   – Благодарю вас… я пока еще не лишилась сил…

   Колено герцога под юбками как будто замерло в нерешительности. Но теперь атаку предприняла Зефирина. Успокоенный Мортимер снова продвинул ногу. В какой-то момент Зефирина, улыбаясь мужу, позволила красавцу англичанину прижаться к ее ножке. Более того, она пылко ответила ему тем же.

   Поглощенная этим занятием, она не прислушивалась к разговору мужчин. Солнце, начавшее к этому часу уже пригревать, заставило их наконец разговориться.

   В который уже раз Зефирина задавалась вопросом: «Не Мортимер ли был тем незнакомцем на пляже?»

   – Что вы об этом думаете, мадам?

   Фульвио слегка повернулся к Зефирине.

   Но она ничего не думала, поскольку не слышала, о чем они говорят.

   – У меня… нет своего мнения об этом… – ответила молодая женщина.

   «Нет мнения? У вас?!» – казалось, говорил проницательный взгляд Леопарда.

   – Что ж, если княгиня не может высказаться, милорд, – продолжил он, – то сам я готов согласиться, что ваше видение нашего времени вполне справедливо. За один век человечество шагнуло по пути прогресса дальше, чем за десять предыдущих веков. Осмелившись оттолкнуться от берега, человек отправился в плавание к новым землям, взять хотя бы Магеллана или Америго Веспуччи, флорентийского мореплавателя, которым мы все так гордимся и который совершил несколько путешествий в Новый Свет… Знаете ли вы, мадам, что знаменитый картограф из маленького городка Сен-Дье, что в герцогстве Лотарингия, использовал собственное имя Америго, чтобы обозначить им Новый Свет? Америка… или, как у вас говорят, Америк.

   При этом вопросе Зефирина лишь кивнула головой, в то время как одна из ее маленьких ножек оказалась в нежных тисках английских щиколоток.

   Увлеченный своей речью, Леопард явно не замечал того, что происходит между женой и гостем, и продолжал излагать свои мысли в надежде увлечь герцога:

   – Не следует забывать и других, Пинцона, Верацано, Кабраля, Себастьяна Кабо, который недавно снова отправился в Америку. Я всеми ими восхищаюсь; иногда, как и вам, милорд, мне хочется бросить всю эту цивилизованную жизнь, снарядить корабль и отправиться на поиски неизведанного.

   – Это верно, монсеньор, но разве не печально, что, несмотря на небывалый прогресс, человек остается беспомощным перед лицом такого чудовищного бедствия, как чума, способная погубить население целого города? У нас в Лондоне случилось три эпидемии чумы за десять лет, унесших двадцать тысяч жизней.

   Говоря эти слова, Мортимер де Монтроуз, судя по всему, не слишком удрученный упомянутым бедствием, продолжал свое все более смелое наступление на ножку Зефирины.

   Она наконец поняла. В соответствии с модой нового времени дворяне с увлечением состязались в гуманизме и морализме.

   – Согласен с вами, Монтроуз…

   Фульвио заговорил с англичанином более дружеским тоном.

   – …но и вы должны согласиться, что благодаря периодам апокалипсиса, вроде того, о чем вы рассказали, благодаря той же чуме, мы получили «Декамерон» гениального Боккаччо.

   – Да, представленная им картина флорентийской жизни XIV века, наполненная радостями бытия и культурой, без всякого сомнения позволяет считать его величайшим прозаиком Италии, – признал Мортимер.

   Зефирина была чрезвычайно взволнована непрерывно происходящей в ней борьбой двух сущностей – физической и интеллектуальной, и все больше возбуждалась от прикосновения, скользившего вверх и вниз по ее шелковому чулку. К тому же ее раздражало собственное неучастие в блестящем состязании. И тогда, внезапно обнаружив, что дух ее сильнее тела, она включилась в дискуссию.

   – Homo férus… – обронила она.

   Мужчины вежливо умолкли. Обратив взоры к молодой женщине, они приготовились выслушать ее.

   – Кажется, чуть больше века прошло с тех пор, как этот дикий человек выбрался из варварства и духовных сумерек, разве не так? Начало современной эпохи, в которой живем мы, было провозглашено самым знаменитым человеком – я говорю о Петрарке. Это ему мы обязаны возрождением гуманитарных наук, открывших доступ к ценностям цивилизации.

   Оба князя не могли не согласиться. Нимало не охлажденное этим обстоятельством, колено Мортимера попыталось пройти между коленями Зефирины. Петрарка оказался неистощимой темой! С порозовевшими от возбуждения щеками Зефирина спорила, доказывала, возражала, а князь Фарнелло внимательно смотрел на нее.

   «Петрарка делает вас очень красивой!» – казалось, говорил его недоверчивый взгляд.

   – Soiffard… Soldats![23]

   Гро Леон, у которого было гораздо меньше причин интересоваться блистательной беседой, чем у трех спутников, проснулся и дал понять, что они подъезжают к реке.

   Карета остановилась.

   Упившаяся солдатня дремала на обоих берегах. Это были наемники, скорее всего нанятые французскими князьями и потому томившиеся без дела.

   Их было около сотни, обросших бородами, в грязной и изодранной одежде, лежащих вокруг костров. Похоже, среди них не было офицеров, и они оказались предоставлены сами себе.

   Пока карета ждала возвращения парома, Фульвио и Мортимер вышли из нее. Гро Леон воспользовался остановкой, чтобы расправить крылья и полетать над рекой. Оставшись одна, Зефирина высунула голову из окошка, желая полюбоваться мерцающими водами Тибра.

   Одобрительные крики и соленые шуточки были ответом на ее появление.

   – Эй, глянь-ка на эту юбку!

   – Хороша бабенка!

   – Вот бы сплясать с ней!

   – Молоденькая, это хорошо!

   – А у нее там черненькое или беленькое!

   – И то, и другое, дурень!

   В сущности, их сальные шутки не были злыми, но озабоченный Паоло подошел к князю и прошептал на ухо:

   – Пусть монсеньор посоветует ее милости не высовываться, не нравится мне эта встреча.

   – Ба… да ведь нас человек тридцать вместе с людьми милорда де Монтроуза, и все мы вооружены до зубов, – возразил Фульвио.

   – Их больше сотни, ваша светлость, и все мертвецки пьяны.

   И словно в подтверждение слов оруженосца, около дюжины наемников поднялись с земли и, едва волоча ноги, направились к карете.

   – Спрячьтесь, мадам, – сказал князь, – ваше появление, наверное, возбуждает их…

   При этих словах, произнесенных с холодной иронией, Фульвио задернул красные шторки и повернулся спиной к Зефирине.

   Ей хотелось дать ему пощечину. Сквозь щель она увидела, что князь отходит от кареты.

   И снова странное ощущение охватило молодую женщину. Когда-то она уже видела эти широкие, могучие и совершенно неподвижные плечи при легкой, пружинящей, почти кошачьей походке. Откинувшись головой на спинку, Зефирина задумчиво хмурила свои тонкие брови.

   Не сошла ли она с ума? Неужто князь Фарнелло, ее муж, был тем незнакомцем на пляже, дворянином, который вынес ее из пожара, подожженного каким-то преступником?

   Никогда не забыть ей жаркий поцелуй, против которого она не смогла устоять. И этот порыв, бросивший ее в объятия таинственного всадника, это наслаждение, которое она испытала в крепких руках мужчины, лица которого так и не увидела… Никогда ее так не целовали… Трепещущая, всем существом приникшая к этим губам, возвращавшим ей жизнь, Зефирина сразу забыла все свои страхи. Подхваченная волшебным вихрем, она осмелилась вернуть ему долгий, страстный поцелуй… Никогда ни один дворянин не обращался так с Зефириной… кроме Фульвио, тогда, в карете… При воспоминании об этом щеки ее запылали…

   Нет, это просто смешно, ведь у незнакомца на пляже были оба глаза, а князь одноглаз.

   Истошный крик вернул Зефирину на землю. И крик это был ее собственный. Четверо наемников проползли под упряжкой и, обманув стражу, вломились в карету. Приставив к ее горлу кинжал, один из наемников заорал сквозь дверцу:

   – Оружие, золото, мясо и лошадей, или мы придушим малышку!

Глава XIII
ЛЯ ЛИБЕРТЕ

   Зефирину терзали и голод, и холод. Зная, что у дверцы кареты наемники выставили охрану, она боялась пошевелиться и только прислушивалась к тому, что происходит снаружи, но, кроме отдаленных раскатов грома, ничего не было слышно.

   Наступила ночь.

   Зефирина привстала. Вся спина ныла, так как она лежала на полу, на жестком коврике. В полном отчаянии она снова опустилась на пол и в ту же минуту скорчилась от удара, который ей нанес один из наемников.

   Какая все-таки ужасная нелепость связывать все надежды на спасение со своим мужем!

   «Вот уж поистине ирония судьбы: когда-то она сама была выкупом, а теперь эти бандиты требуют выкуп за нее!»

   На глазах у Фульвио и Монтроуза, замерших при виде кинжала у ее горла, предатели убили возницу экипажа, подтащили карету к заброшенной ферме, которая, похоже, была выбрана ими для постоя.

   Пока два негодяя, от которых разило водкой, волокли ее к этому сараю, где ей предстояло провести в ожидании несколько часов, Зефирина успела обратить внимание на главаря банды Изменников.

   Это был рослый, разбитной парень, лицо которого скрывала засаленная шляпа.

   Когда он направлялся через двор фермы к берегу Тибра, на конце его аркебузы развевалась белая тряпка парламентера.

   – Если с Ля Либерте что-нибудь случится, прекрасным господам тоже не поздоровится, – проворчал довольным тоном вояка, запирая Зефирину в сарае.

   – Ничего… Ля Либерте, он мастак в разговорах! Ну-ка, Лям д'Асье, передай мне бутылочку с зельем, это здорово подкрепляет.

   – Еще бы, Бра де Фер, у меня уж давно ни крошки в брюхе, просто ужас, как хочется есть…

   – Эх! Черт бы все побрал… Яволь… Уренсон… Зольдер… Симеон… Лям д'Асье… Рог де Дюр… Вульпиан… Пезано… Тимур… Браоз… Жоли Кер… Лорике… Бюзар… Гоэлан…

   Со двора до Зефирины доносились голоса солдат, разговаривавших на всех языках и наречиях. В других обстоятельствах она бы позабавилась, слыша прозвища этих людей, забывших, где их дом и какой национальности они были, прежде чем стали наемниками, но сейчас она их просто ненавидела.

   После одной особенно бурной партии в кости два из них, отзывавшиеся на клички Браоз и Зольдер, принялись тузить друг друга, как раз вблизи забитого досками отверстия в стене сарая. Чей-то крик прекратил игру. После этого все стихло, но кровь пролилась. Небольшой драки оказалось достаточно. Все сразу успокоились.

   Сколько времени прошло после этого? Когда в желудке у нее заныло от голода, Зефирина решила, что, наверное, уже полночь. Неожиданно сверкнувшая молния на миг осветила сарай – помещение с низким потолком, в углу которого кучей были свалены тюки соломы.

   Хлопнула дверь сарая. Зефирина страшно перепугалась и вскочила. Стукнувшись головой о потолок, она спрятала ноги под длинными юбками.

   В мужском платье, рядом с Гаэтаном она чувствовала себя куда увереннее… Гаэтан… Мысль о нем застигла ее врасплох. Она почти забыла его с тех пор, как оказалась во власти Леопарда.

   «Гаэтан давно бы уже кинулся спасать ее… А этот скупердяй князь Фарнелло, наверное, спит в то время, как она тут валяется на постели из соломы».

   Обратив злость на Фульвио, Зефирина, пригнув голову, подошла к стене сарая и принялась стучать кулаками изо всех сил:

   – Я хочу есть! Хочу пить!.. Солдафоны… Вы хуже диких зверей…

   Она теперь с сожалением вспоминала о банде Римини. Его люди, по крайней мере, кормили ее.

   – Выпустите меня отсюда, тупицы! Вы что, хотите, чтобы я тут подохла среди этой грязи?

   Она расцарапала себе руки, колотя по неотесанным доскам. Вдруг, словно по волшебству, дверь сарая приоткрылась. Зефирина хотела выскочить, но два наемника с фонарем в руках не пропустили ее.

   – Спокойно, дамочка, у нас есть кое-что вам предложить…

   – Яволь… вот именно…

   Лям д'Асье вернул Зефирину на соломенную подстилку, а тем временем Зольдер любезно протянул ей кувшин с водкой.

   – Я хочу супа и хлеба, – ныла Зефирина.

   – Тысяча чертей, моя красавица, к сожалению, у нас нет ничего, кроме этого, – проворчал Зольдер.

   И он снова протянул ей кувшин. С быстротой, ошарашившей наемников, Зефирина выхватила у них кувшин и плеснула содержимое им в лицо.

   – Стерва…

   – Мерзавка…

   Пока солдаты протирали глаза, Зефирина кинулась к двери и с разбега налетела на входящего в сарай мужчину. Ничуть не разжалобившись ее криками и слезами, он схватил ее своими сильными ручищами и взвалил на плечо, будто тряпичную куклу.

   – Браво, так-то вы ее стережете, – сказал вновь вошедший, возвращая свою добычу в глубь сарая.

   Лям д'Асье и Зольдер стояли перед ним с виновато опущенной головой.

   – Да что… мы не виноваты, Ля Либерте, она какая-то бешеная…

   – Яволь, она просила пить.

   – Ступайте, принесите ей воды, – приказал мужчина, – а вы успокойтесь, мадам, иначе мне придется вас связать.

   Произнеся эту угрозу, человек по кличке Ля Либерте бережно опустил молодую женщину на соломенную подстилку. При слабом свете фонаря Зефирина плохо различала лицо главаря. Судя по походке, мужчина был молод и силен. Одет он был, как и все остальные, в изодранный мундир, но в отличие от двух предыдущих Ля Либерте был не так грязен.

   – Давайте, ребята, поторапливайтесь, и заберите этот фонарь, если не хотите, чтобы все знали, где мы прячем пленницу.

   Эти слова вселили надежду в Зефирину. Если наемник не хотел, чтобы кто-нибудь обнаружил ночью сарай, значит, Фульвио находится где-то поблизости.

   Лям д'Асье и Зольдер отправились выполнять поручение, а Ля Либерте уселся перед Зефириной на низенькую скамеечку.

   В темноте Зефирина пыталась разглядеть его лицо. Снова в небе сверкнула молния и на миг осветила сарай. Но шляпа мужчины была по-прежнему надвинута низко на глаза. Она поняла, что он не хочет показывать свое лицо.

   – Вы француженка, мадам? – спросил он низким голосом.

   – Не понимаю, зачем вам это.

   Зефирина совершенно забыла мудрые советы Макиавелли.

   – Потому что я тоже… вернее, раньше был… – поправился Ля Либерте.

   – Низко же вы пали.

   Ничуть не оскорбившись ее замечанием, наемник встал и пошел открывать дверь. Лям д'Асье протянул ему кувшин.

   – Теперь все в порядке. Скажи остальным, чтобы охраняли все подступы.

   Свет фонаря стал удаляться. Ля Либерте затворил дверь.

   – Возьмите, пейте.

   Он протянул кувшин Зефирине.

   У нее вновь появилось искушение выплеснуть содержимое ему в лицо. Но зачем? И потом, очень хотелось пить. На ощупь она взяла кувшин. Ее пальцы коснулись руки солдата. Зефирина пила долгими глотками свежую воду Тибра, но, напившись, запротестовала:

   – Могли бы дать мне хоть кусочек хлеба.

   Мужчина снова уселся на скамеечку. Зефирина едва различала его во мраке.

   – Очень сожалею, но у нас нет хлеба, у нас вообще нет никакой еды уже несколько дней.

   – Что ж, зато у вас есть, что выпить, – усмехнулась Зефирина.

   – Да, все, что у нас осталось, это бочонки с водкой.

   – И вы думаете, что это дает вам право требовать выкуп за людей, сделать меня заложницей? Уж не хотите ли вы, чтобы я прослезилась над вашей печальной судьбой?

   В третий раз сверкнула молния.

   – Вы судите, мадам, ничего не зная.

   Ля Либерте встал. Зефирина была почти уверена, что голос наемника задрожал. Довольная тем, что обнаружила слабое место, она продолжила наступление:

   – Да вы просто банда разбойников вне закона, вы считаете, что вам все позволено, даже похищать жену у мужа, требовать оружия и золота.

   – Мы потеряли наших командиров под Павией.

   – По-вашему, это уважительная причина?

   – Но мы умираем от голода, никто не дает нам никакой еды.

   – Если бы вы просили вежливо!

   – Что-что?! – крикнул, не сдержавшись, Ля Либерте.

   – То, что слышите, – не унималась Зефирина. – С хорошими манерами всегда можно получить то, чего желаешь, и…

   Одним прыжком мужчина оказался на подстилке и, придавив молодую женщину коленом, стал изо всех сил трясти ее.

   – Замолчите! Когда вы, наконец, поймете! В деревнях из-за всех этих иностранных армий уже начался голод… Мы ищем, кто бы нас снова нанял, но, если война кончится, у нас не будет хозяина.

   – Ну, это уж слишком, если вам нужна война только ради… – Зефирине пришлось умолкнуть, потому что Ля Либерте едва не свернул ей шею.

   – Да знаете ли вы, что такое голод? Сидя в своих дворцах и замках, что вы понимаете в жизни? Только и видите, что согнутые спины своих рабов и слуг… И ни разу не задумались, что речь идет о таких же мужчинах и женщинах, как вы.

   Полупридушенная, задыхающаяся, Зефирина из последних сил отбивалась от этого взбешенного революционера.

   Неожиданно поведение мужчины изменилось. Он начал тискать ее, обнимать, прижимать, руки полезли к ней под юбки. Обезумевшие губы искали ее губ. Поняв его намерения, она боролась, собрав последние силы. Колотя кулачками в грудь Ля Либерте, Зефирина с ужасом почувствовала, что по ее телу разливается жар.

   Горячее мужское дыхание обжигало ей шею. «В кого же я превратилась, если меня может взволновать подобный человек?!» Зефирина яростно сражалась, но, как ей казалось, больше с самой собою, чем с ним. «Боже правый, ее сейчас изнасилуют и ей это не будет неприятно!» Она собралась с последними силами и отшвырнула насильника.

   Возбужденная охватившим ее желанием, она невольно подумала: «Вот она месть монсеньору, моему мужу».

   А солдат, будто услышав ее немой призыв, всем своим телом придавил молодую женщину, бормоча при этом нечто непонятное:

   – Ты моя жена… жена навеки… Ты всегда мне принадлежала… Я никогда не забывал тебя… Зефи… моя Зефи…

   В небе прогрохотал гром и очередная молния на краткий миг осветила сарай. Но этого было достаточно, чтобы Зефирина разглядела склонившееся над ней лицо, на котором жизнь уже оставила свои следы.

   – Бас… тьен…

   В наступившей темноте Зефирина, казалось, продолжала видеть открытое волевое лицо, голубые глаза человека, с которым вместе росла, племянника своей кормилицы Пелажи, своего крепостного Бастьена, который сбежал при обстоятельствах, не особенно лестных для нее[24].

   – Бастьен! – повторила она срывающимся голосом. Волшебное мгновение кончилось. Молодой человек отполз на другой край подстилки. Опустив голову на руки, он прошептал усталым голосом:

   – Да, мадемуазель, это действительно я.

   Сам того не желая, бывший крепостной снова заговорил со своей хозяйкой в надлежащем тоне. Но она опустилась на колени, чтобы найти в темноте его руку:

   – Бастьен, друг мой… я так рада, что нашла тебя.

   Пальцы ее сжали мозолистые ладони молодого человека. Потом она обхватила руками его шею и прижала голову Бастьена к своей. И тут на нее тяжелой волной нахлынуло прошлое. Впечатление было столь сильным, что из глаз Зефирины хлынули слезы. Сквозь эти слезы, прерывающимся голосом она говорила:

   – Я повсюду тебя искала. О, Бастьен, почему ты так внезапно исчез? Я так боялась за тебя.

   Потрясенный ее словами, молодой человек сжал Зефирину в своих объятиях.

   – Извини меня, Зефи, но я больше не мог… «Видеть тебя живой, любить тебя и терпеть пытки, которым ты меня подвергала день за днем», – подумал он про себя.

   – Мне хотелось свободы, я нашел ее, а мои люди стали звать меня Ля Либерте[25], – произнес он с гордостью.

   Немного успокоившись и продолжая удерживать руку Бастьена в своих руках, Зефирина спросила:

   – Гаэтан мне говорил, что в Павии ты спас ему жизнь…

   – Да, мне повезло. Бедняга… Когда я увидел его лежащим на земле и истекающим кровью, я подумал о вас, о вашем горе… а вы вот теперь замужем за другим и… стали княгиней, – добавил Бастьен с какой-то злой нотой в голосе.

   – Не суди о том, чего не знаешь, – сказала Зефирина. Перескакивая с пятого на десятое, она рассказала ему все, что с ней приключилось во Франции после разгрома французов под Павией… разорение… отчаянное положение… вынужденное замужество ради спасения отца… В своем рассказе она деликатно умолчала о побеге с Гаэтаном и сразу перешла к финальному событию. При этом голос ее был ровен и естествен:

   – Мы направляемся в Рим, чтобы добиться расторжения брака. Но ты, как ты дошел до…

   «Превратился в бандита», – подумала Зефирина. Бастьен тряхнул головой:

   – Да, я сбежал от вас, точно паршивый пес, ночью, но днем меня могли схватить полицейские ищейки и подвергнуть публичному наказанию. Когда я узнал, что записывают добровольцев на войну, не особенно интересуясь их прошлым, я поступил на службу к мессиру де Ла Палису. После его гибели и поражения под Павией мы, оставшиеся в живых, жалкие, оборванные, голодные, собрались все вместе и стали жить грабежами. Но у итальянских крестьян у самих ничего не осталось. И тогда мне пришла в голову мысль пощипать знатных синьоров…

   – Ты не узнал меня? – с волнением воскликнула Зефирина.

   – Ей-богу, нет… я хотел захватить вашего мужа или того, второго. Но, когда я увидел вас в окне кареты, сердце мое чуть не выпрыгнуло из груди… Я сказал себе, что это судьба… Я снова нашел свою Зефи и потому приказал вас похитить.

   Он умолк. Раскаты грома звучали все дальше и дальше. Полил дождь.

   Где-то заухала сова. Зефирине в ее мокром платье было холодно.

   – Но, Бастьен, ты же не можешь продолжать и дальше жить такой жизнью, похищать людей, требовать за них выкупа.

   – Да, а разве не то же самое сделал ваш князь, если верить вашему рассказу? Но ему, конечно, все позволено, он ведь князь, мне же ничего нельзя, мои ноги покрыты грязью.

   Зефирина покачала головой:

   – Послушай, Бастьен, теперь уже поздно, и мы не станем здесь обсуждать права и законы. Но я обещаю тебе уладить твое дело завтра утром. Ты мой крепостной, я твоя госпожа и клянусь, что в Багателе мы дадим тебе свободу… ты сможешь покинуть эту банду негодяев и поступить куда-нибудь на службу. А теперь проводи меня.

   Зефирина встала. Бастьен продолжал сидеть, будто окаменел. И вдруг из горла его вырвался крик:

   – Вы стали еще хуже, чем были прежде… Вы так ничего и не поняли… Вы жестоки и высокомерны… Но если вы думаете, что я отпущу вас и отдам другому…

   Бастьен схватил Зефирину за платье и повалил на пол. И как когда-то в детстве, они боролись и обругивали друг друга всякими словами.

   Неожиданно дверь в сарай отворилась. Это Лям д'Асье пришел с новостями. Он поднял фонарь над головой. И в тот же момент со двора донесся крик:

   – К оружию!

   Горящие головешки, которыми выстреливали из арбалетов, падали на крыши сарая и других строений фермы.

   Оставив Зефирину, Бастьен вскочил на ноги и собирался броситься к двери, но заколоченное досками окошечко сарая будто взорвали. Доски разлетелись вдребезги, и в сарай влетели, точно два ангела-мстителя с аркебузами в руках, Фульвио и Мортимер. Прежде чем Бастьен успел прийти в себя, Фульвио нанес ему сокрушительный удар по голове.

   – Не убивайте его! – завопила Зефирина.

   Но крик ее потонул в грохоте выстрела. Это Мортимер стрелял в Лям д'Асье, который пытался сбежать. Раненный в спину наемник упал как подкошенный. Фонарь покатился по полу. Разбросанная вокруг и облитая водкой, которую Зефирина выплеснула, солома в сарае мгновенно вспыхнула. Перепрыгнув через языки пламени и через тело Бастьена, Фульвио подхватил Зефирину.

   – Скорее… вы можете идти?

   – Спасите его… спасите его…

   Огонь уже подбирался к лохмотьям Бастьена. Дым начинал разъедать глаза. Не обращая внимания на крики Зефирины, Фульвио отшвырнул аркебузу и схватил на руки молодую женщину. Мортимер, прикрывая их сзади, следовал за ними.

   Во дворе творилось нечто невообразимое. Наемники, обезумевшие от страха, метались кто куда: одни тушили огонь, другие сражались, третьи пустились наутек.

   Хорошо дисциплинированные люди Фульвио и Мортимера, устроившись за Невысокой оградой, с колена стреляли из арбалетов, продолжая посылать подожженные стрелы.

   А тем временем Паоло со своей дружиной вооруженных длинными пиками людей гнали и преследовали бандитов.

   – Прекратите побоище! – умоляла Зефирина.

   Огонь полыхал уже вовсю. Три постройки старой фермы превратились в настоящий костер.

   – Уведи княгиню в укрытие! – крикнул Фульвио.

   Он передал Зефирину в руки Пикколо. Молодая женщина отбивалась изо всех сил. В это время крыша сарая с ужасным треском рухнула.

   – Бастьен… Бастьен… – рыдала Зефирина.

   Наемники кричали в страхе:

   – Где Ля Либерте? Спасайся кто может, Ля Либерте погиб!

   Пока Пикколо нес Зефирину к карете, она успела заметить, что Фульвио и Мортимер уже пустили в ход кинжалы и рапиры.

   Издавая яростные крики, оба князя устремились на дюжину солдат, которыми командовал Зольдер.

   – Давай ко мне, пруссак! – заорал Фульвио.

   И с явным удовольствием кинулся на противника. После нескольких выпадов и серии мощных ударов сбоку, он выбил шпагу из рук Зольдера и вонзил ему в горло кинжал. А в это время Мортимер свирепо сражался с двумя другими бродягами. Фульвио обернулся, чтобы отразить двойную атаку Браоза и Бюзара.

   Нанося сокрушительные удары, хватая противников за горло, потроша их и сопровождая все это дикими криками, ни Фульвио, ни Мортимер уже не были похожи на двух благовоспитанных молодых людей, еще недавно рассуждавших о поэзии Петрарки.

   – Sang… Sermon… Serment… Saperlipopette…[26]

   В карете Зефирина снова увидела Гро Леона, который чистил подпаленные огнем перья.

   – Homo férus… дикий человек, – прошептала Зефирина.

   По щеке ее скатилась слеза, но она поспешила осушить эту соленую, горячую каплю.

   – Надо мной тяготеет проклятье, я приношу несчастье тем, кто меня любит… Бастьен… бедный мой, неужели ты сгорел в огне?

   Юная Саламандра разрыдалась. Опечаленный ее горем, Гро Леон подскакал к ней и стал постукивать клювом по голове Зефирины.

   – Salvare… Sauvée…[27] – пробормотала галка.

   – Так это ты показал место, где меня держали? О, Гро Леон, – простонала Зефирина. – Лучше было бы мне умереть вместе с моим бедным Бастьеном…

   Грохот сражения внезапно смолк, и наступила тишина.

   Было раннее утро.

   Покрытые шрамами, почерневшие от выстрелов из аркебуз, Фульвио и Мортимер выглядели ужасно. По жесту князя его люди перестали преследовать последних из оставшихся в живых. Хрипы умирающих терзали слух Зефирины.

   Своей кошачьей походкой Леопард подошел к жене. Где-то пропел петух. Дневная жизнь вступала в свои права, и Зефирина, осушив слезы, с ужасом отметила, что ей все так же хочется есть.

   По ту сторону Тибра вставало солнце, бросая свои первые лучи на римскую деревню. Под внимательным взглядом Фульвио Зефирина прикрыла глаза, ставшие от слез еще более зелеными.

   Оказывается, он может убивать! Она ненавидела его еще больше. В голове у Зефирины стали появляться мысли о мести: «Она потеряла Бастьена, но никогда не забудет его… и тоже станет биться за свою свободу».

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
КНЯГИНЯ ФАРНЕЛЛО

Глава XIV
ОТКРОВЕННОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ

   На колокольне святого Петра пробило восемь утра. Князь Фарнелло и его друг милорд де Монтроуз спустились во двор палаццо на виа Джулиа, чтобы, как всегда в это время, отправиться к князьям Колонна и потренироваться в игре в пелот – спорт знатных синьоров.

   В атмосфере бесконечного хохота и азартных криков знатные господа вовсю потели и не скупились на ставки. Не далее как накануне рыцарь Мальтийского ордена проиграл князю Фульвио 250 римских экю.

   – Не желаете ли сегодня днем познакомиться с игрой в мяч, которая пришла сюда из Флоренции? – спросил князь.

   Приятный спутник в подобного рода походах, Монтимер никогда не отказывался следовать за Фарнелло. Пока молодые люди усаживались на парадных лошадей, предназначенных для разных торжественных церемоний и разительно отличавшихся от представленных им конюхами боевых коней, Фульвио вкратце объяснял англичанину, что вдоль стен, ограждающих Ватикан, имеется множество скамей для простого народа и отдельных лож для знати.

   – Команды, в каждой из которых от двадцати пяти до тридцати игроков, борются за мяч под бурные аплодисменты и свист публики. Некоторые называют эту командную игру словом «кальчо» – удар ногой[28]… Мне кажется, она должна понравиться англичанам!

   – О… очень интересно! – воскликнул Мортимер.

   Увлеченный своей ролью чичероне, князь Фульвио потащил своего британского гостя в сторону фонтана с тремя тритонами.

   В тот момент, когда они поворачивали за угол, князь поднял голову в бархатном берете и взглянул на великолепный фасад своего дворца. Он заметил, как в одном из окон отпрянул назад белый силуэт. На лице Леопарда мелькнула едва уловимая улыбка. Не сказав ни слова, он в сопровождении Мортимера зашагал дальше, к дворцу своих друзей Колонна.

* * *

   Взбешенная тем, что ее любопытство было замечено мужем, Зефирина задернула на окне плотные парчовые занавески. После некоторого колебания она, зевая, пошла в молельню, потом спустилась в домашнюю часовню.

   За две недели своего пребывания в палаццо Фарнелло она понемногу стала привыкать к своему новому положению княгини и к древнему городу Риму.

   Хотя жизнь под одной крышей со своим мужем внушала ей опасения, приходилось признать, что ничего драматического с ней не происходило. Более того, Зефирина почти не видела Фульвио.

   За две недели она раза два или три издали видела его с Мортимером в одном из многочисленных залов дворца. Населенное целой армией слуг, с патио, окруженным тремя этажами в коринфском стиле, с массивными, нависающими над улицей балконами и богато декорированными гостиными, – таким было римское жилище князя Фарнелло.

   Это пышное и торжественное сооружение было создано явно не для интимной жизни, но Зефирину это совершенно не трогало. В присутствии десяти одетых в ливреи лакеев, трое молодых людей лишь холодно приветствовали друг друга во время кратких встреч.

   – Когда же мы отправимся в Ватикан, монсеньор? – спрашивала Зефирина.

   – Святой отец сейчас очень занят! – отвечал князь, не вдаваясь в подробности.

   – Может быть, нам достаточно повидаться с одним из его кардиналов?

   – Сомневаюсь, мадам… Дело князя Фарнелло может быть разрешено только его святейшеством.

   С этими словами Фульвио раскланивался и удалялся вместе с Мортимером.

   Зефирина, конечно, понимала, что очень обидела лорда де Монтроуза тем, что не поблагодарила его, рисковавшего собственной жизнью ради ее спасения от рук наемников. Что же до каменного выражения на лице князя, то оно, казалось, говорило:

   «Я нашел вас в объятиях этого разбойника… Ваша неблагодарность, мадам, не внушает мне ничего, кроме презрения».

   Но это чувство было у них взаимным. Зефирина с удовольствием бросила бы ему в лицо, что вместо устроенного им пожарища он мог просто отдать золото, оружие и продовольствие, которых требовали наемники. Скупость и только скупость монсеньора была причиной резни… Как объяснить ему, кто такой Бастьен и кем он был для нее? В своем все еще неутихающем горе она спустилась в часовню дворца. Там Зефирина с большим волнением исповедалась дворцовому капеллану. Сумбурно, перескакивая с одного на другое, она выложила священнику все, что накопилось на сердце против Фульвио. В это утро она снова начала свои жалобы:

   – Я его ненавижу, я терпеть его не могу, отец мой. Я жду нашего развода, чтобы начать жить. Он изгнал моего жениха, он убил друга моего детства. Он купил меня и теперь держит у себя как пленницу. Это настоящий дьявол, отец мой…

   – Но, дитя мое, – возражал почтенный капеллан, сраженный всеми этими разоблачениями, – князь Фарнелло – ваш муж. В качестве такового его светлость имеет право на… на… Подумайте и о том, что, беря вас в жены, он, наверное, любил вас…

   Зефирина подскочила:

   – Любил меня? Никогда! Он вообще любит только себя, свою гордыню, свою власть, своих лошадей… «Я так хочу! Я приказываю!» Женщина для него все равно, что животное…

   – Но нельзя забывать, что вы его унизили…

   – Отец мой… – взмолилась Зефирина, – я хочу избавиться от этого человека. Помогите мне добиться расторжения брака, как он сам мне обещал. Я чувствую, он никогда не пойдет в Ватикан… о, Господи…

   Зефирина сложила в мольбе ладони и опустила голову.

   – Гордыня, княгиня Фарнелло, ваш главный грех. За это вам надлежит прочесть трижды «Отче наш» и трижды «Богородица»… Но обещаю вам, что доведу до сведения святого престола ваше дело…

   Почувствовав некоторое облегчение, Зефирина поднялась в свои покои. Под внимательными взглядами занятой рукоделием Плюш и что-то лопотавшего Гро Леона, она принялась кружить по комнате. Минуты две спустя она неожиданно схватила статуэтку Аполлона и швырнула ею в зеркало.

   – Зефи… мадам… Что происходит?

   Перепуганная Плюш смотрела, как молодая женщина методично хватала находящиеся в комнате предметы искусства и разбивала их об стену.

   – Я хочу выходить из дома, я хочу совершать прогулки по городу, я хочу видеть Рим. Мне надоело подыхать от скуки, в то время как месье развлекается!

   – Но я не уверена…

   – … будет ли на это разрешение монсеньора?… имею ли я право выйти на прогулку? Ну, что ж! Вот мы сейчас и посмотрим…

   Подхватив кринолин и перепрыгивая через три ступеньки, Зефирина помчалась вниз по мраморной лестнице так быстро, как только позволяли ее юбки.

   – Я приказываю оседлать мне лошадь или заложить экипаж. Я желаю выехать в город! – распорядилась Зефирина тоном, не терпящим возражений.

   Паоло, будто не замечая возбуждения княгини, поклонился:

   – Монсеньор распорядился сегодня утром заняться приведением в порядок всей имеющейся сбруи…

   – Что это значит?

   – Что ваша милость должны нас извинить, но… нет ни одной свободной лошади.

   Зефирина топнула ногой:

   – Тогда я отправлюсь в портшезе.

   – Но все лакеи заняты приготовлениями к карнавалу, ваша милость.

   – Что ж, тогда я пойду пешком, – сказала Зефирина и направилась к высокой двери, выходившей в мощеный двор.

   – Ваша светлость, даже не думайте, в городе очень опасно, вы можете столкнуться с плохими людьми.

   – Значит ли это, Паоло, что я здесь пленница, а вы мой тюремщик? – произнесла Зефирина с презрением.

   – Мне горько это слышать, ваша милость. Уж лучше вашей светлости поговорить с монсеньором, когда дон Фульвио вернется.

   Говоря это с горестным видом, Паоло тем не менее продолжал стоять у двери непоколебимо, точно Атлас, поддерживающий небесный свод.

   Зефирине пришлось смириться с неизбежностью. Чтобы выйти из дома, ей пришлось бы убить Паоло.

   Вне себя от ярости, она уселась в вестибюле и, скрестив руки, стала ждать…

* * *

   – Вы желали говорить со мной, мадам? Разгоряченные, вспотевшие, Фульвио и Мортимер в прекрасном настроении возвратились домой. Зефирина встала.

   – Вот именно, монсеньор.

   В то время как Мортимер, поклонившись ей, поднимался в отведенные ему апартаменты, Фульвио подошел к Зефирине.

   Его богато расшитый камзол был распахнут на груди, и она почувствовала исходивший от него сильный мужской запах, смесь мускусных духов и пота.

   – Говорите же, мадам, я вас слушаю, – сказал Фульвио таким тоном, будто очень торопился.

   Преодолевая себя и не глядя на мужа, Зефирина произнесла с нажимом:

   – Я желаю знать, месье, я пленница или нет?

   – Почему же? Разве у вас сложилось такое впечатление?

   – Я не могу выйти из дворца. Ваш Паоло охраняет дверь, словно цербер.

   Раздраженная присутствием лакеев, Зефирина машинально понизила голос.

   – А-а… а вы, значит, желали бы выходить? – громко спросил Фульвио.

   – Да.

   – Зачем?

   – Как это, зачем? Да просто потому, что мне хочется, – задыхаясь от возмущения, ответила Зефирина.

   Какое-то мгновение Фульвио смотрел на нее, и во взгляде его вспыхивали золотые искры. Казалось, его все это забавляет.

   – Но ведь нам не всегда удается иметь то, что хочется, мадам…

   После паузы, подчеркнувшей эту многозначительную фразу, он добавил:

   – Ну, хорошо, пойдемте со мной.

   Широкими шагами, не заботясь о том, поспевает ли за ним Зефирина, Фульвио направился в свои покои, располагавшиеся в южном крыле второго этажа.

   При его появлении обе борзые, Цезарь и Клеопатра, встали и подошли к хозяину в ожидании ласки, а получив ее, спокойно вернулись на место и улеглись у камина, в котором в довершение ко всей роскоши день и ночь пылал огонь.

   Зефирина не могла отказать себе в желании осмотреть покои мужа, заполненные доспехами, аркебузами, брошенными на пол шкурами диких животных и кроватью под балдахином, пурпурный полог которого был задернут.

   Небрежным жестом Фульвио указал ей на Кресло. Пока Зефирина осторожно усаживалась, стараясь не сломать обручи своего кринолина, Фульвио иронизировал:

   – Что за дьявольские ухищрения, мадам! Черт побери, как это вы, женщины, можете носить на себе столь противоестественные вещи? Почему с помощью всевозможных нелепостей скрываете именно то, что вызывает у мужчин особое восхищение?

   Не обратив внимания на то, что щеки Зефирины заливает краска смущения, он скинул свой камзол и мокрую от пота рубашку и протер тело винным спиртом.

   Чтобы не видеть полуобнаженный торс мужа, Зефирина решительно прикрыла веки, в то время, как князь беззаботно напевал весьма фривольную песенку:


Вот лавочка для бешено влюбленных
Торгуют здесь тщеславьем и гордыней
И прочими подобными вещами.
Сюда, красотки с тощими задами,
Здесь быстро вам поможет округлиться
Устройство для сокрытия детишек,
Лишь стоит вам напялить на себя
Сей кринолин, да, кринолин,
Щит вашей добродетели надежный…

   – Ну, что скажете, мадам, по поводу этой довольно грубой карикатуры? Я был бы очень огорчен, если бы оказалось, что она ранит ваши целомудренные уши.

   Зефирина открыла глаза. Князь уже надел рубашку.

   Теперь она почувствовала себя увереннее и пошла в наступление:

   – Я последовала за вами сюда, месье, не для обсуждения моды, а для откровенного объяснения.

   – Откровенного объяснения! – повторил князь, и в голосе его прозвучало сомнение.

   – Я хочу поговорить с вами о том, что для меня важнее всего: о моей свободе!

   – Тысяча чертей! О чем… о чьей?

   – О моей, – с усилием проговорила Зефирина.

   – Да вы, мадам, камень с моей души снимаете. Я-то думал, вы начнете говорить со мной об этом наемнике Ля Либерте, которого, как мне показалось, вы особенно нежно обнимали, настолько нежно, что я задал себе вопрос, уж не для того ли вы заставили меня рисковать жизнью, чтобы заманить в подстроенную вами ловушку…

   Говоря все это, Фульвио сел напротив Зефирины. Она приняла вызов:

   – А я, месье, в свою очередь ломаю голову над тем, не скупость ли является вашим самым большим недостатком… Вместо того, чтобы убивать, не лучше ли было заплатить столько, сколько у вас попросили?

   Скрестив длинные, обтянутые шелковыми чулками ноги, Фульвио парировал:

   – Помимо того, мадам, что вы становитесь слишком дороги, нет не моему сердцу, а моему кошельку, до такой степени дороги, что я вынужден признать, мне уже никогда не возместить понесенных расходов, знайте, что для удовлетворения запросов этих бандитов мне бы понадобилось по меньшей мере три дня, чтобы сюда прибыли груженные оружием и провиантом подводы. Я имел слабость поверить в то, что вы находитесь в опасности, и попытаться вместе с Монтроузом освободить вас. Применив эффект неожиданности, мы кинулись в атаку… Не могу не признать, что ваше поведение лишило меня всяких иллюзий.

   Это было сказано беззлобно, тоном простой констатации.

   Зефирина вынуждена была признать про себя, что он прав. Вспомнив советы Макиавелли, она поняла, что надо в воду добавить немного меда.

   – Вы плохо обо мне подумали, месье, – сказала она с усилием. – Человек, которого звали Ля Либерте, мой бывший крепостной Бастьен… друг детства, который к моему удивлению сказался вне закона. Но, несмотря на все его провинности, я не могу забыть, что мы росли вместе и что…

   – Вы, видно, изрядно помучили бедного парня, жестоко играя его чувством к вам. Наверное, поэтому ему пришлось покинуть вас, мчаться прочь во весь опор от своей богини и мучительницы…

   Вспоминая сцену на пляже, после которой Бастьен действительно бежал после бурного объяснения, Зефирина взглянула на князя с подозрением.

   – Откуда вы знаете, что Бастьен сбежал? Князь пошевелил горящее полено в камине.

   – Проще простого, моя дорогая… Вассал всегда пылает страстью к госпоже, кузен к кузине, трубадур к королеве, карлик к великанше, а брат к сестре…

   – Зачем вы все это говорите?

   – Ну, просто инцест особенно в моде и…

   – Нет, про карлика и великаншу.

   – Вы не любите карликов?

   Уж не сошла ли она с ума? На секунду ей померещилась тень Каролюса.

   Своими нервными пальцами Зефирина коснулась лба, будто стараясь избавиться от этого тягостного воспоминания, потом, сменив тему, снова ринулась в бой:

   – Вы дали мне обещание, монсеньор!

   – Я?

   Фульвио восхитительно разыграл удивление.

   – Вы мне поклялись сделать все возможное, чтобы расторгнуть наш брак.

   – Я ничем не нарушил своего обещания. Мы живем как чужие, и думаю, у вас нет причин жаловаться на телесные посягательства и плохое обращение.

   При таком откровенном напоминании Зефирина снова вспыхнула. Однако тут же возразила:

   – Поговорим как раз о вашем обращении… Вы держите меня взаперти, засадили меня в тюрьму, и я живу как заключенная.

   Фульвио так резко встал, что Цезарь и Клеопатра даже залаяли, но потом снова легли у огня.

   – Так вы желаете выходить из дворца?

   Зефирина тоже встала.

   – Да, я этого хочу!

   – Но вы меня не просили об этом!

   – Ну, так теперь прошу.

   Какое-то мгновение оба супруга смотрели друг на друга, полные решимости. Фульвио видел перед собой напряженное лицо Зефирины. Она не опускала глаз и не прятала горящего в них огня. Не будь так воинственна ее поза, можно было сказать, что после своей болезни она еще больше похорошела. Фульвио хотелось коснуться пальцами ее шелковистых волос, заплетенных в косы и перевитых жемчугом.

   Зефирина была красива. Но теперь она выглядела женщиной и куда более ослепительной, чем когда прибыла в Италию. Маленькая куколка превратилась в восхитительную бабочку… или скорее в великолепную кобылицу, нуждающуюся в укрощении.

   Фульвио сжал кулаки. Он подавил в себе желание прервать спор и швырнуть ее под балдахин, чтобы наконец довершить то, что не удалось в карете.

   У нее явно есть темперамент, но знает ли она об этом? Была ли она разбужена? Девственница ли она еще, чей нрав требует успокоения?

   Фульвио вдруг пожалел о том, что родители отдали его на воспитание в миланский монастырь, к ученым монахам. Дед его, живший в прошлом веке, не стал бы забивать себе голову всеми этими рассуждениями. Он бы приказал отхлестать красотку, а потом бы использовал в соответствии с потребностью. Она же, выполнив свою обязанность, сразу бы успокоилась и, сидя за прялкой, стала бы поджидать, когда муж снова почтит ее своим вниманием!

   А эта в довершение ко всему еще и образованная! Фульвио отвернулся и стал ходить по комнате.

   – Если я позволю вам выйти, мадам, вы же опять убежите! Вы поднимете на ноги весь городской гарнизон! Спровоцируете мятеж! Свалитесь в какой-нибудь колодец! Убьете папу! Устроите побег Франциску I! Отравите Карла V!.. И, бог его знает, что еще натворите. Ведь в вашей головке без конца роятся какие-то замыслы и фантазии. Не хочу упрекать вас в этом, но вы, мадам, не из числа жен, которые вносят в жизнь покой. Пока вы все еще княгиня Фарнелло, мне не хотелось бы рисковать, позволив вам стать причиной какого-нибудь очередного скандала.

   «Не такое это легкое дело проучивать всех братьев Доменико, какие существуют в Риме».

   Зефирина была слишком умна, чтобы не согласиться с обоснованностью его упреков.

   – А если я дам вам слово, что до развода, не буду пытаться убежать?

   – Хм…

   – Я буду вести себя спокойно, клянусь вам. Зефирина умоляла его.

   – Я даю клятву не покидать Рима. Клянусь головой, душой, клянусь честью своего отца. Это ужасно, но вы по-прежнему считаете меня воровкой. Вы сердитесь на меня за изумрудное колье…

   Фульвио сделал жест рукой, означавший: «Пустяки, мадам».

   Но Зефирина упрямо продолжала:

   – Это не я! Ну как мне убедить вас? Самый крупный изумруд был внутри пустым. Я его открыла и нашла в нем маленькую пластинку из странного металла с фиолетовым отливом, с геометрическим рисунком и надписью…

   – Надписью? – повторил Фульвио недоверчиво.

   – Да, там были слова… я хорошо их помню… «Усталый Леопард в небо свой взор устремляет. Рядом с солнцем видит орла, тешащегося со змеей».

   – Или у вас, моя дорогая, сильное воображение, или…

   – Вы должны мне верить, рисунок представлял собой три треугольника, наложенных друг на друга. У нас в семье тоже было похожее колье, и я получила его при странных обстоятельствах. Но оба они были у меня украдены.

   Зефирина говорила торопливо, будто боялась, что ее прервут.

   – Что вы сделали с найденной пластинкой? Вы снова вложили ее в изумруд? – спросил Фульвио.

   Зефирина покачала головой:

   – Нет, я спрятала ее в одной из комнат, между двумя паркетинами. Для большей надежности я прикрыла пол в этом месте ковром, а колье оставила на туалетном столике…

   – А потом?

   – Вышла на террасу, где вы меня и нашли, – медленно произнесла Зефирина.

   – Да, и где претендент на вашу руку оглушил меня, – продолжил Фульвио.

   Он слушал, не шевелясь, рассказ Зефирины, а потом заговорил словно сам с собой:

   – Как я уже рассказывал вам, если мне не изменяет память, в день нашей свадьбы, происхождение этого колье восходит к 1187 году, то есть к кануну третьего крестового похода. У меня в семье утверждали, что у этого изделия трагическая история. В самом начале было три одинаковых колье, и принадлежали они трем дочерям султана Саладина. Согласно легенде, все три драгоценности в течение 333 лет должны оказаться в руках одной женщины. И когда это произойдет, обладательница их получит доступ к сокровищам великого султана. Но это всего лишь легенда. Если вы говорите правду, если существуют три пластинки, то речь может идти о каком-то талисмане… Чтобы понять смысл этих треугольников и написанных там слов, надо заполучить все три пластинки… – почти шепотом сказал Фульвио. – Но рука, однажды совершившая кражу, захочет вернуть их…

   – Если вы мне не верите, пошлите кого-нибудь в Ломбардию и проверьте, там ли еще пластинка.

   – Благодарю за совет, – произнес с иронией князь.

   Уже наполовину убежденный, он тем не менее никак не мог избавиться от некоторого недоверия к Зефирине.

   – Ну, поверьте мне, я могу быть строптивой, бунтовать, но я никогда бы не опустилась до воровства. Как мне убедить вас, Что меня можно выпустить на улицу и не считать преступницей? Клянусь, буду вести себя достойно княгини Фарнелло и никуда не уеду, пока снова не стану Зефириной де Багатель. Но я не в силах чувствовать себя заключенной, я сразу становлюсь глупой, злой, сварливой. Я прошу вас, умоляю… Фульвио… поверьте мне.

   Первый раз в жизни молодая женщина назвала своего мужа по имени. Глаза ее при этом были полны слез.

   Если бы в тот момент князь обнял ее, то смог бы, вероятно, избежать многих несчастий, но он был слишком большим гордецом. В данный момент он не чувствовал себя в силах отнестись к молодой женщине с нежностью и простить ее.

   К женщине, которая его унизила, он испытывал лишь физическое влечение, и тем сильнее, чем дольше оно оставалось неудовлетворенным.

   Вместо того, чтобы сказать: «Берегитесь, Зефирина, чья-то преступная рука может пожелать завладеть третьей пластинкой, и у меня есть причины опасаться за вашу безопасность. У вас есть неумолимый враг, а вы так молоды, и мне хотелось бы защитить вас и от врага, и от вас самой, я чувствую себя ответственным за вашу жизнь», он отвернулся от нее, чтобы не дать себе размякнуть, и сухо произнес:

   – Хорошо, мадам. В конце концов, что мне за дело до вашей участи. Вы получите возможность ходить когда и куда вам захочется, но только в сопровождении Пикколо. На этот счет я отдам распоряжения.

   Лицо Зефирины осветила торжествующая улыбка.

   – Благодарю, монсеньор, – сказала она, низко присев перед ним.

   Фульвио взял ее тонкие пальчики в свою руку, чтобы поцеловать. Но после сцены в карете она хорошо помнила, до какой степени Фульвио способен взволновать ее, и чтобы остаться сильной, ей не следовало позволять ему дотрагиваться до себя. Поэтому, не давая ему времени выполнить свое намерение, она, точно ошпаренная, отдернула руку. Но Фульвио, как всегда ошибаясь, отнес этот жест на счет отвращения, которое он ей внушает.

   Он сделал несколько шагов по комнате и снова подошел к жене.

   – Не забывайте, однако, что ваши «признания» ничего не меняют в наших отношениях. Я бросил вам вызов и уверен, что выиграю его. В тот день, когда вы запросите пощады, когда вы окажетесь у моих ног с мольбой оставить вас княгиней Фарнелло, в тот самый день свершится моя месть за все ваше поведение, и я безжалостно отшвырну вас…

   При этих словах, показавших, до какой степени он все еще оскорблен Зефириной, Фульвио повернулся на каблуках и вышел.

   Несмотря на все свое самообладание, побледневшая Зефирина несколько мгновений продолжала стоять посреди комнаты.

   Сделав несколько неуверенных шагов, она вынуждена была прислониться к одной из стоек балдахина. Складки красного полога мерцали в свете каминного огня.

   Может быть, ей следовало раздвинуть полог, раздеться и лечь в постель покорно, точно овечка? Нет, она никогда не признает себя побежденной. Лить слезы ради того, чтобы остаться княгиней! Уж не помешался ли Фульвио от избытка высокомерия, произнося подобную угрозу?

   Раздался стук в дверь, и в комнату вошел слуга. Он сообщил княгине, что по распоряжению монсеньора для выхода ее милости приготовлен портшез.

   Изобразив на лице приличествующую княгине Фарнелло беспристрастность, она не спеша спустилась во двор палаццо.

Глава XV
ВЕЧНЫЙ ГОРОД

   – Ради всего святого, мадам, я больше не могу.

   – Soupiere… Souliez… Soumission…[29]

   Мадемуазель Плюш и Гро Леон восстали. За три дня, верная своему обещанию, Зефирина изъездила и обошла Рим вдоль и поперек. Запасясь старинным планом, который нашла в библиотеке дворца, юная грамотейка все же не удовлетворила ни жажды знаний, ни желания постичь Вечный город, в котором во времена Римской империи всегда находили прибежище не меньше двух миллионов человек, хотя число постоянных жителей не превышало сто тысяч.

   Древняя стена Аврелиана по-прежнему определяла границу Рима. Зефирина не один раз побывала не только у этой стены, но и на древнем коровьем рынке, у терм Диоклетиана, переоборудованных в церковь, у мавзолея Адриана, в Колизее, который был в таком плачевном состоянии…

   Все эти развалины заставляли взволнованно биться сердце Зефирины. Лишенные своих богатейших архитектурных украшений во времена византийских императоров, разграбленные варварами, превращенные в Средние Века в крепости, все эти бывшие храмы, дворцы патрициев, амфитеатры и термы были обезображены и растащены архитекторами нового века, названного веком Возрождения.

   Ослепленная грандиозными руинами, Зефирина была возмущена тем, что ее современники, забыв о величии прошлого, точно хищники кидались на римские памятники, чтобы использовать их камни для строительства современных зданий.

   И хотя она не могла не признать великолепие растущих как грибы после дождя новых кварталов, последние привлекали ее куда меньше, чем древние развалины.

   Забыв о парижской грязи, она страдала от тлетворного запаха городских улиц. Смрад от гниющего на улицах мусора усугублялся отсутствием в жилых домах «удобств», из-за чего людям приходилось справлять свои нужды в подворотнях, на лестницах и даже во внутренних двориках богатых дворцов.

   Зефирина, привыкшая к чистоплотности, характерной для анжуйцев, была потрясена бесцеремонностью римлян.

   Однако большая бухта Тибра, несмотря на вонь, выглядела так живописно, что Зефирина часто просила отнести туда свой портшез.

   В лабиринте римских улиц и улочек, в которых она без устали разъезжала, дворцы, монастыри, церкви чередовались со скромными жилищами ремесленников и простых горожан.

   Кондотьеры, не расстающиеся со шпагой задиры-дуэлянты, папские гвардейцы, испанские гранды, побежденные, но не утратившие гордости французы, предавшие Францию вместе с коннетаблем де Бурбоном, сновали по улицам, направляясь кто к оружейникам, кто к ювелирам, кто к еврейским портным.

   Люди иудейского вероисповедания, которых в городе было тысяч пять, очень преуспевали.

   Иногда Зефирина просила доставить себя в окрестные виноградники или сады, которые подступали к самому городу, а кое-где пересекали и городскую черту. Большущие быки с огромными рогами преспокойно возлежали у подножия древних обелисков, а стада коз паслись среди развалин.

   Стоя на одном из холмов, Зефирина могла хорошо разглядеть Ватикан, папский дворец, Сикстинскую капеллу, построенную в прошлом веке, базилику святого Петра, сооруженную двадцать лет назад архитектором Браманте, наконец, старинный замок Святого Ангела, крепостные стены которого, воздвигнутые в III веке и перестроенные в XV веке, были свидетелями многих драматических событий. Думая о всех тех, кого в этих стенах предали смерти, Зефирина отвернулась, чтобы не видеть этот укрепленный овал.

   Вот так, разглядывая и размышляя, она снова и снова возвращалась к древним римским памятникам, которые приводили ее в необыкновенное волнение.

   – Взгляните, Плюш, это, наверное, мавзолей Августа.

   – Да, мадам.

   – А тот огромный египетский обелиск, лежащий на земле словно труп, может, это подарок Клеопатры Цезарю…

   – Ах, Цезарь… Как это печально, мадам. Он весь разбит… эта штука, о которой вы сказали, – подтвердила дуэнья, которую античная цивилизация оставляла равнодушной.

   – А вот те разрушенные стены – без сомнения, Палатинский холм!

   – Без всякого сомнения, мадам.

   – А где же знаменитый Табулярий?

   – Ах это… понятия не имею.

   – Souci… Sornettes[30], – заявил протест Гро Леон.

   Не обращая внимания на жалобы своих спутников, Зефирина продолжала свои археологические изыскания.

   Вернувшийся в прежнее состояние и ставший снова коровьим рынком, Форум представлял собой заросший бурьяном пустырь, окруженный наполовину погребенными памятниками.

   Шедевр римской архитектуры, театр Марцелла, утратил сорок из пятидесяти двух аркад, украшавших его наружную стену, после того как в него хлынула толпа нищих, а потом и кузнецы со своими лавчонками. Целыми днями только и слышен был грохот наковален, да из разрушенных окон свисали грязные лохмотья.

   – Какой ужас, эти люди не испытывают никакого уважения к своему прошлому, – возмущалась Зефирина.

   – Ах, мадам, просто настоящее не веселит этих бедняг, – прошепелявила Плюш, семеня вслед за Зефириной.

   Понемногу римляне стали узнавать носилки княгини Фарнелло. Эта непохожая на других молодая женщина была одержима желанием ходить пешком. Странное поведение для особы ее положения. Не боясь порвать юбки об острые камни, с вечной дуэньей, с говорящей птицей над головой и двумя вооруженными охранниками, она с каким-то воодушевлением без конца бродила среди руин!

   Вечером, возвращаясь из своих походов, Зефирина встречала обоих князей, мирно беседовавших в саду. Позабыв о своих обидах, она возбужденно делилась с ними своими открытиями.

   – Представляете себе, мессиры, в Термах Каракаллы прямо из каменной кладки растут колючие кустарники и плющ; что же касается самого знаменитого свидетельства итальянского гения, я имею в виду Колизей, так вот там, где львы пожирали первых христиан, теперь не осталось на месте ни единой мраморной скамьи, а арена завалена обломками самых разных веков. Стена ограждения вот-вот рухнет. Как нестерпимо жаль смотреть на этот величавый эпилог погибшей цивилизации.

   Видя волнение Зефирины, князь Фарнелло в этот тихий вечер не мог удержаться, чтобы не пошутить:

   – Вот он, глас, вопиющего в пустыне…

   Задетая за живое, Зефирина возразила:

   – Боги на стороне победителей, но Катон – за побежденного. Если дело справедливо, это когда-нибудь будет признано!

   Фульвио призвал герцога в свидетели:

   – Взгляните, Монтроуз, на этот зеленый плод, который нам предстоит «съесть». Единственная вещь в мире, способная взволновать княгиню, эпоха Кастора и Поллукса.

   – О… Фарнелло, как этим близнецам повезло! – отозвался Мортимер, сохраняя на лице флегматичное выражение.

   С того момента, как Зефирина получила свободу, она почувствовала, что поведение лорда по отношению к ней изменилось.

   Может быть, он тоже просто «проглотил» свою обиду?

   – Княгиня Каролина Бигалло приглашает нас на костюмированный бал по случаю карнавала, мадам… не окажете ли вы нам честь, милорду де Монтроузу и мне, пойти туда вместе с нами? – спросил Фульвио небрежным тоном.

   Зефирина помолчала немного, прежде чем ответила не менее безразличным голосом:

   – А почему бы и нет, монсеньор? Ведь княгиня Бигалло, я полагаю, одна из ваших лучших подруг…

   Обмахивая себя опахалом из перьев, Мортимер невзначай осведомился:

   – Может быть, ваша милость согласится поужинать сегодня с нами? Мне кажется, мы с Фарнелло сейчас готовы съесть быка.

   При этих словах все трое от души рассмеялись. Зефирина спустилась вместе с ними в гостиную, освещенную сотней свечей, где уже был накрыт стол.

   Сидя очень прямо, в своем малиновом платье, расшитом серебром, Зефирина внимательно слушала беседу мужчин.

   – Ваше гостеприимство, Фарнелло, как бы это ни было мне приятно, слишком затянулось. А я еще должен осуществить одно маленькое дельце. Мне предстоит отправиться в Пиццигеттон, чтобы повидаться с королем Франциском.

   – Ба, Монтроуз, да у вас уйма времени, к чему так спешить, – сказал Фульвио, принимаясь при этом с фушиной (маленькой вилкой) в руках штурмовать жаркое из молодого кабана.

   Зефирина собралась приступить к трапезе, пользуясь по обыкновению собственными пальцами. При этом она с опаской поглядывала на острый предмет в руках мужа, который, по ее мнению, было опасно подносить ко рту.

   – Попробуйте воспользоваться вилкой, моя дорогая. Я велел подать на стол одну специально для вас, – мягко посоветовал Фульвио. – Вы знаете, флорентийцы пользуются этим прибором уже два века, и, пожалуйста, не говорите, как некие французы-ретрограды сказали об одном госте, взявшемся за вилку, «что ему не удалось совместить оба конца».

   – О… Оба конца! Рот и вилку… Ужасно смешно, Фарнелло.

   Мортимер рассмеялся, пытаясь одновременно подцепить с помощью нового для него предмета кусок мяса. Но действовал он не очень ловко, и куски шлепались в его тарелку, поднимая брызги. При этом герцог явно развлекался.

   Зефирина, хотя и забавлялась, но более сдержанно. Она осваивала новшество с большей грацией и так успешно, что вскоре уже бойко управлялась с вилкой. На это Фульвио отреагировал полунасмешливо, полувосхищенно:

   – Истинное удовольствие, мадам, видеть, как вы ловки, за что бы ни взялись.

   Под восхищенным взором князя Зефирина слегка порозовела. Она отвела глаза и начала разговор о политике, где чувствовала себя значительно увереннее:

   – Кажется, до сих пор, милорд, не было разговора о заключении договора о мире и дружбе, по которому его величество Генрих VIII взял бы на себя миссию добиться от Карла V выдачи нашего короля Франциска?

   У Мортимера был полон рот. Проглотив кусок, он ответил:

   – Совершенно верно, миледи… пока я нахожусь здесь, в Италии, чтобы быть посредником у плененного короля, Фиц Вильям и доктор Тейлор обсуждают проблему с мадам регентшей Франции. Врагом вашей страны является вовсе не Генрих VIII, миледи, – вступился за короля Мортимер.

   «Еще бы, толстяк Генрих вовсю мечтает нацепить корону Франции на собственную голову или, по крайней мере, поделить королевство с Карлом V», – подумала Зефирина.

   Будто угадав ее мысли, Мортимер продолжил:

   – «Кого я поддерживаю, тот – хозяин», – сказал мне в Лондоне король Генрих. Вместо того, чтобы напасть на Францию, Генрих VIII, если потребуется, поддержит вашу страну!

   «Невероятно! Этот король Генрих строит из себя властелина. Он мнит себя управителем Европы!»

   – До тех пор пока Франциск I будет сохранять Англию в качестве балансира между собой и Испанией, миледи, равновесие и валюта будут держаться.

   Высказывая это экономическое соображение, Мортимер выпрямил под столом ногу и отправил ее на поиски ножки Зефирины. Молодая женщина при этом натиске не отступила. Она ответила и тоже слегка продвинула свою ножку, слушая при этом с повышенным вниманием Фульвио:

   – Золотые слова, Монтроуз, – согласился князь. – Потому что главным вопросом всегда были и остаются деньги. И как бы сильно ни пострадала Франция после поражения под Павией, следует признать, что она все равно намного богаче Испании, выигравшей войну.

   – Ах, богатства Франции! – вздохнул с восхищением Мортимер.

   – Ну, господа, не надо преувеличивать, – возразила Зефирина, вернув свою ножку на место. – К моменту моего отъезда Франция была совершенно обескровлена.

   – За последние несколько месяцев ваша страна, миледи, уже оправилась от поражения! Даже в городах имеется годовой запас продовольствия.

   – Мы тут, в Италии можем лишь мечтать об этом, – заметил Фульвио.

   – Но, Фарнелло, хищник находится в Испании, и вы это хорошо знаете, – возразил Монтроуз. – Пока вы, итальянские князья, не осознаете, что вашим единственным союзником может быть не Карл V, а король Генрих…

   – Извините, милорд, – сухо прервала его Зефирина, – но самым естественным союзником Италии была бы Франция, если бы…

   – Если бы только ваши короли сидели у себя дома, моя прелесть… – обронил Фульвио, кладя себе на тарелку целую куропатку.

   Но это замечание не сбило Зефирину с толку:

   – А если бы вы тут все не передрались между собой, у Карла VIII, Людовика XII и Франциска I появился вполне достойный собеседник и партнер. Князья, герцоги, итальянские царьки, все вы, вместо того чтобы объединиться в одно королевство, без конца ссоритесь, устраиваете заговоры и разжигаете пожар в Европе… Так поступают Венеция, Флоренция, Милан, Парма, вы, монсеньор, и ваша Ломбардия! Каждый из своего угла норовит дернуть за ниточку. Будь я итальянкой, я бы после Павия жила здесь в постоянном страхе, потому что Франциск I мог быть вашим союзником, но Карл V, уже хозяин Неаполя и Милана, не остановится перед тем, чтобы покорить весь полуостров и завершить все своей коронацией в Риме…

   – Неплохо размышляете, мадам, – признал Фульвио.

   – Мой Бог! – только и воскликнул в ужасе Мортимер.

   – Корона Карла Великого! – снова заговорила Зефирина. – Перечитайте историю, господа. Я уверена, что Карл V стремится к мировому владычеству, к глобальной монархии. Той же идеей были одержимы Юлий Цезарь и Ганнибал.

   – Мой Бог! – снова воскликнул Мортимер.

   – Ну, теперь вы видите, Монтроуз, что значит умная жена, – с иронией произнес Фульвио. – Перед вами лучшее в мире жаркое, а у вас от ее рассуждений пропал аппетит.

   Обиженная Зефирина сделала движение, собираясь выйти из-за стола, но Фульвио жестом остановил ее:

   – Не сердитесь и сядьте, моя дорогая. Итак, что за трогательный парадокс: вы мечтаете об объединении земель разрозненной Италии. А ведь это было заветной мечтой моего отца – превратить Италию в единое королевство…

   – Где королем, вне всякого сомнения, должны быть именно вы, Фульвио I! – съехидничала Зефирина.

   Не обратив внимания на шпильку, Фульвио продолжал:

   – Не думаю, что объединение может произойти завтра. Венецианская Республика, Медичи во Флоренции, герцог Миланский Франческо Сфорца, князья Колонна и Орсини в Риме, его святейшество папа Климент VII, Парма, Генуя, Неаполь, Сицилия и Сардиния, я сам и моя Ломбардия… объединяемся ради национальной независимости. Какая соблазнительная идея, прелестная дама.

   С этими словами Фульвио наклонился, чтобы коснуться губами пальцев Зефирины. При этой ласке она не смогла подавить в себе дрожь.

   Отдергивая руку, Зефирина нечаянно опрокинула золотой кувшин с водой. Два лакея кинулись к столу, чтобы навести порядок на кружевной скатерти. Насмешливый взгляд князя, казалось, говорил: «По части галантности вы не так сильны, как в политике!»

   Но тут Мортимер вывел Зефирину из затруднительного положения, сказав:

   – Мы тут все свои. Я хочу сообщить вам один секрет. Завтра у меня будет… как это у вас говорится… аудиенция у его святейшества папы, и вы бы мне оказали большую услугу, Фарнелло, если бы сопроводили меня в Ватикан.

   – Всегда рад быть полезным, Монтроуз, но зачем я вам там нужен? – спросил Фульвио с той особой интонацией приветливости, смешанной с недоверчивостью, которая и придавала ему эту кошачью повадку.

   Мортимер кинул быстрый взгляд на снующих слуг. Явно не желая быть услышанным любопытными ушами, он заговорил по-английски, поскольку и Фульвио, и Зефирина хорошо понимали этот язык.

   – Речь идет не о какой-то мелочи, а о государственной тайне, друзья мои. Король Генрих влюблен…

   Став неожиданно почти сообщниками, Фульвио и Зефирина многозначительно переглянулись: «Какое отношение имеют к нам амурные дела толстяка Генриха?»

   Не замечая иронического взгляда молодых супругов, Мортимер продолжал в том же тоне:

   – Ваше приглашение поехать в Рим, Фарнелло, было как нельзя более кстати. Я получил приказ, не привлекая внимания, повидаться с его святейшеством и поговорить по поводу… ну… по очень важному делу, которое мучит его величество Генриха.

   – Говорите же яснее, Монтроуз, или не говорите совсем, потому что, клянусь, я ни слова не понял в этой вашей истории. Я полагаю, вы не собираетесь обсуждать с его святейшеством любовные страсти, которые король Англии питает к очередной юбке.

   – Вот именно, собираюсь. Король безумно влюбился в одну из фрейлин ее величества королевы Екатерины. Счастливую избранницу зовут Анна Болейн, и я… ну, да, у меня поручение… прощупать папу на предмет, если можно так выразиться… на предмет…

   – Надеюсь, вы не имеете в виду расторжение брака? – воскликнул Фульвио.

   – Вот именно это… – жалобно подтвердил Мортимер, – …и я подумал, что вы там будете очень кстати, как итальянский князь, пользующийся доверием его святейшества, и сможете мне помочь.

   – Я?!

   – Король Генрих будет вам очень признателен! – поспешил заверить князя Мортимер.

   – Я… милосердные боги… Ах ты, дьявольщина!

   Продолжая чертыхаться, Фульвио неожиданно расхохотался, приведя в полное замешательство Мортимера.

   – Не понимаю, что здесь… – обиженно произнес англичанин.

   – Я тоже! – сухо обронила Зефирина.

   Фульвио вытер глаза и постарался быстро взять себя в руки.

   – Клянусь всеми богами, извините меня, Монтроуз, я ваш человек. Мы отправимся туда даже втроем. Что вы об этом думаете, мадам?

   Фульвио обернулся к Зефирине.

   – С огромным удовольствием, монсеньор.

   Она произнесла эти слова подчеркнутым тоном.

   – Но, может быть, княгине… не очень…

   Герцог явно не хотел брать с собой Зефирину.

   – Да нет же, Монтроуз, моя жена лучше меня сможет походатайствовать за другую женщину, ведь правда, моя бесценная? – обратился князь к ней с улыбкой.

   – Ваша светлость хорошо знает человеческую душу! – согласилась Зефирина.

   Отвернувшись от мужа, она перенесла свое внимание на Мортимера и спросила:

   – Кажется, королева Екатерина урожденная инфанта Арагонская?

   При этом вопросе одна из ножек Зефирины двинулась под столом на поиски Мортимера. Добравшись до цели она наступила на его ногу, словно говоря: «Не беспокойтесь, я на вашей стороне».

   Успокоенный Мортимер ответил на призыв ее ножки и сказал:

   – Да, миледи. Именно тут его слабое место. Желая законно развестись с королевой Екатериной Арагонской, родственницей императора и родной матерью наследницы престола, Марии Тюдор, король Генрих хорошо знает, что вызовет недовольство короля Испании и императора Священной империи, Карла V…

* * *

   Пока служанки раздевали ее, Зефирина впервые за долгое время стала напевать рондо, которое Франциск I, уже в плену, сочинил для нее.


Куда исчезли вы, цветы любви моей?
Кому вы счастье дарите теперь?
Я так томлюсь без вас, цветы любви моей,
И слезы лью… Господь, тоску души умерь…

   – Как ваша светлость веселы сегодня, – заметила Эмилия, расчесывая роскошные волосы молодой женщины.

   – Да, – призналась Зефирина. – Я себя чувствую так, будто с души моей груз свалился.

   – Я так рада за вашу светлость… Может, мне положить эту подушку для монсеньора? – осмелилась спросить девушка, искренне желая, чтобы ссора между князем и княгиней прекратилась.

   – Вовсе нет, убери ее, – возразила Зефирина и, схватив подушку, с ожесточением швырнула на пол.

   Оставшись в спальне с Гро Леоном, который давно уже спал на верхушке балдахина, Зефирина легла в постель и потянулась, точно кошечка.

   Любовная история между дамой Болейн и Генрихом VIII была для нее полной неожиданностью. Если Франциск I, даже будучи в плену, поддерживал своего английского «кузена» против испанского «брата», значит, внутри существующих политических альянсов возможны перестановки, и… да, она, Зефирина отправится на встречу с папой.

   Фульвио с легкостью согласился, чтобы она поехала в Ватикан! Хотя лучше было бы, если бы просьба о разводе исходила от него.

   «Наконец-то господин «я-так-хочу» внял ее доводам и признал, что для них обоих развод – лучшее решение», – подумала про себя Зефирина.

   Она была очень довольна, что взяла верх над спесивым Леопардом.

   Казалось, звезда Зефирины связана со звездой Франции. Когда все складывалось скверно для королевства и его короля, судьба не благоволила и к Зефирине.

   Но в эту ночь черное небо, смешав судьбы молодой женщины и пленника в Пиццигеттоне, похоже, начало проясняться. Зефирина задула свечи. Сквозь задернутые занавеси полога она увидела пробивающийся лунный свет.

   За дверью в коридоре послышались чьи-то уверенные шаги. Сердце Зефирины сильно забилось. Она отдернула полог и взглянула, в направлении раздававшихся звуков. Сквозь створку позолоченной двери видна была тоненькая полоска света. Кто-то остановился у двери.

   Зефирина затаила дыхание. Ей показалось, что она услышала вздох, но потом свет и шум шагов удалились в направлении южного крыла.

   Кто же из двух князей подходил к ее двери?

   Фульвио или Мортимер?

   Успокоенная и одновременно разочарованная, Зефирина наконец уснула с мыслями об этой даме Анне Болейн, сумевшей внушить королю столь сокрушающую страсть…

Глава XVI
ДЖУЛИО МЕДИЧИ

   – Приветствую вас, мессир Микеланджело.

   – Мое почтение, ваша светлость.

   – Что за новость мы только что услышали от Бенвенуто Челлини? Вы, кажется, превратились в портного?

   Князь указал на новенькие с иголочки костюмы папских гвардейцев, в которых широкие желтые полосы чередовались с красными, штаны были менее пышными, чем обычно, и доходили до колен. Коротко стриженные головы гвардейцев украшали серебряные шлемы с чеканкой, а в руках у них были длинные алебарды.

   – Это верно, его святейшество заказал мне униформу для своей личной гвардии. Должен признаться, что, оставляя на несколько часов купол святого Петра, где очень устаю, я с большим удовольствием отдавался разработке костюмов. Не пожелает ли княгиня Фарнелло высказать свое искреннее суждение о моей работе?

   Человек, учтиво обратившийся к Зефирине, уже своими современниками воспринимался как великий Микеланджело.

   У Зефирины не закралось ни малейшего сомнения в искренности почтительного тона, которым горделивый Леопард разговаривал с художником. На вид мастеру было лет пятьдесят, но годы не отняли у него природной живости. Борода и курчавые, слегка седеющие волосы обрамляли лицо с удивительно правильными чертами. Его карие глаза, светившиеся каким-то внутренним огнем, с восхищением остановились на Зефирине.

   – Я нахожу вашу работу необыкновенно красивой, мессир Микеланджело, и уверена, его святейшество не пожелает изменить в них ни единой детали[31]! – сказала Зефирина с легким реверансом, который могла себе позволить знатная женщина в отношении гениального художника.

   – О… Я обязательно расскажу об этом королю Генриху. Верьте мне, он обязательно пожелает, чтобы вы приехали, по доброй воле или нет, в Лондон и сделали эскизы платьев для королевы… Между нами говоря, бедняжка так безвкусно одевается!

   При этих нахальных, шепотом произнесенных словах Мортимера, вся компания, состоявшая из англичанина, Фульвио, Зефирины, Бенвенуто Челлини и Микеланджело, прыснула со смеху.

   – Не позволит ли ваша милость запечатлеть в скульптурном портрете восхитительные черты ее светлости, княгини Фарнелло? – отважился спросить Челлини.

   Значительно моложе Микеланджело, Бенвенуто даже не пытался скрыть восторг и волнение, которые у него вызвал облик Зефирины.

   Князь Фульвио удивленно сдвинул брови.

   – У княгини совсем нет времени, чтобы позировать, Челлини.

   «Ну, разумеется, меня можно и не спрашивать», – подумала Зефирина.

   – Почему бы и нет, я с удовольствием побываю в вашей мастерской, месье Челлини, – сказала она громко, с обольстительной улыбкой.

   Взгляд Леопарда предвещал грозу.

   С уверенностью, которую черпал в своем исключительном положении художника, пользующегося покровительством пап, в разговор вмешался Микеланджело.

   – Пусть ваше сиятельство не усмотрит ничего плохого в просьбе моего молодого коллеги Челлини. Если бы Боттичелли был жив, он без сомнения обратился бы к вашей светлости с той же просьбой. У княгини редкостный овал, подходящий для лиц мадонн, а выходящая из волн морских Венера с золотыми волосами – всего лишь бледное отражение красоты ее милости.

   «Вот так-то!» – подумала про себя Зефирина.

   – А я уже однажды позировала мессиру Леонардо да Винчи, – призналась молодая женщина[32].

   – Ах, Леонардо… Я бы хотел посмотреть на этот портрет, – сразу откликнулся Микеланджело.

   – Он находится во Франции. Его купил король Франциск. Картина называется «Джоконда».

   – Джоконда… Джоконда…

   Оба художника не скрывали своего восхищения.

   – Нам не раз приходилось слышать об этой картине, о том, какая она прекрасная, возвышенная, божественная, а Леонардо – самый великий художник!

   Пыл художников остудил появившийся в гостиной папский гвардеец. Стукнув жезлом по натертому до блеска паркету, он произнес низким голосом:

   – Его светлость, монсеньор князь Фарнелло, его сиятельство, полномочный посол милорд де Монтроуз…

   Оставив обоих художников, Зефирина грациозно приподняла край своего кремового платья с золотыми прошивками и с сосредоточенным видом последовала за своим мужем. Не обращая на нее никакого внимания, Фульвио и Мортимер широким шагом направились к «дверям святого Петра».

* * *

   Ранним утром, проехав по узким улочкам, служившим подступами к папскому дворцу, Зефирина в носилках, а князья верхом въехали в государство Ватикан.

   Молодая женщина испытала необыкновенное волнение, когда оказалась внутри крепостной стены, возведенной еще в IX веке папой Львом IV. Она знала, что как раз тогда были упразднены языческие боги, уступившие место христианству, которое император Константин сделал в 330 году государственной религией.

   В V и VI веках в результате нашествия варваров Римская империя перестала существовать. Попав под опеку Византии, Вечный город после долгого лихолетья впервые нашел опору в лице своего духовного пастыря, архиепископа Рима. Однако в 756 году Пепин Короткий, отвоевав полуостров у оккупировавших его ломбардцев, вернул освобожденные земли не византийскому императору, а ставшему папой архиепископу Рима, оказавшись тем самым основателем церковного государства.

   Трое молодых людей сошли на землю во дворе папского дворца. Очарованная Зефирина во все глаза разглядывала эпическое творение, обязанное своим рождением капризам десяти высших церковных иерархов. Эти десять превратили свою резиденцию в подлинный архитектурный ансамбль, который, по мнению молодой женщины, не имел себе равных ни по стилю, ни по пропорциям.

   – В IV веке папа св. Дамасий приказал построить оборонительное сооружение вокруг прежнего собора св. Петра, – сказал князь Фульвио. – В IX веке Лев IV создал Читта Леонина, а сто лет назад, в XV веке, папа Николай V начал строительство нынешнего дворца… Александр VI Борджиа его расширил, Иннокентий VIII построил библиотеку и вот эту виллу, бельведер, которую господин Браманте недавно вписал в ансамбль дворца с помощью вновь построенного патио. Что же касается остальной застройки города, в котором окна всех зданий выходили на собор св. Петра, то, например, папа Сикст IV приказал построить в 1475 году всем известную Сикстинскую капеллу… Вся она внутри украшена фресками господ Синьорелли, Боттичелли, Перуджино… Если у нас будет время, мы туда пойдем.

   Продолжая двигаться дальше, Фульвио, оказавшийся весьма знающим чичероне, знакомил своих гостей с историей Ватикана.

   В тоне его, однако, сквозила едва уловимая аффектация, и Зефирине показалось, что отчасти он рассказывает все это то ли, чтобы эпатировать Мортимера, то ли желая дать понять жене, что не она одна владеет знаниями.

   – О… очень интересно, – согласился англичанин.

   – Возведенная на месте погребения св. Петра первая церковь имеет под собой в качестве опоры стену цирка Нерона, – продолжал Фульвио невозмутимо. – Если не ошибаюсь, в 1506 году папа Юлий II поручил тому же Браманте построить новый собор св. Петра, который вы теперь видите. Мой отец сам видел, как закладывали фундамент. Над этим гигантским сооружением работало множество архитекторов. От Рафаэля до Сангалло Младшего. Теперь вот Микеланджело завершает абсиду.

   Никогда до этого Зефирина не слышала, чтобы ее муж говорил так долго.

   Зачарованная всем, что предстало ее глазам, она не отрывала взгляда от Фульвио, боясь упустить хоть слово. Поэтому она не заметила возникшей перед нею ступеньки и споткнулась. Если бы Фульвио не подхватил ее, она бы упала.

   – Не покидайте нас, мадам, – шепнул при этом князь.

   Горячие его губы коснулись ушка Зефирины. Она вздрогнула, а рука Фульвио, скользнув по спине, замерла на ее талии. Это было хуже всего. Взбешенная тем, что его прикосновение приводит ее в такое волнение, она выскользнула и постаралась смешаться с довольно большой толпой кардиналов, епископов, аудиторов, прелатов, верховных нотариусов, гонфалоньеров, булавоносцев, привратников, гвардейцев, солдат, кондотьеров, конюших, судебных исполнителей, собравшихся у входа во дворец.

   В самом дворце было и того хуже. В странном чередовании сверкающих блеском гостиных и темных коридоров, винтовых лестниц и узких тоннелей, в которые они заводили, Зефирина увидела, что большая часть Ватикана занята галереями, часовнями, кухнями и даже плавильней, в которой отливали пушки!

   Рядом с высшими иерархами церкви и знатными людьми было множество людей подчиненного звания, но все они чувствовали себя в этой обстановке очень естественно.

   Кроме слуг, работающих внутри дворца, Зефирине было забавно видеть, что коридоры заполняли целые семьи, приехавшие из окрестных деревень, чтобы повидаться со своими родными: служащими, дьячками, конюхами.

   Неопрятные капуцины жевали хлеб, сидя на корточках в нескольких шагах от знатных синьоров, поджидавших приема в передней.

   – Монсеньор князь Фарнелло… Милорд де Монтроуз… – выкрикнул толстый гвардеец зычным голосом.

   Головы всех присутствующих повернулись в сторону избранных счастливчиков, получивших позволение войти в святая святых: личные покои Климента VII.

   – Княгиня нас сопровождает, – заявил Фульвио, видя, что гвардеец не дает Зефирине войти.

   Наверное, он знал князя, потому что тут же поклонился ему и пропустил Зефирину.

   Она последовала за князьями, почтительно склонив голову.

   Явно знакомый с обстановкой, Фульвио пересек коридор, затем небольшую прихожую. Еще один гвардеец, предупрежденный о визите, открыл перед ними тяжелую дверь черного дерева, и все три посетителя вошли в светлую гостиную с кессонным потолком – рабочий кабинет папы.

   Они услышали, как низкий голос пророкотал:

   – Черт побери, Джакомо… кто мне тут устроил весь этот беспорядок?

   Зефирина, обомлев, подняла голову. Она приготовилась увидеть папу в светлой одежде, сидящим на престоле св. Петра. Нынешний служитель Христа, кардинал Джулио Медичи, ставший папой три года назад под именем Климента VII, ходил широкими шагами вдоль большого стола, заваленного картами, рукописями и пергаментами. Его слишком длинная красная сутана волочилась по полу. На груди у него, к тому же, была кольчуга, а на голове – берет с пером.

   В таком облачении Климент VII больше походил на военачальника, чем на духовного пастыря. Физически мощный и громогласный, пятидесятидвухлетний папа не производил впечатления человека с легким характером. Тщедушный писарь, которого его святейшество назвал Джакомо, дрожал словно пергаментный лист, который ему предстояло отыскать среди вороха бумаг.

   – Так ведь… я это положил вот сюда, ваше святейшество.

   И он робко указал на стол.

   – Идиот несчастный, да если б ты их туда положил, они бы там лежали. Ах, чтоб тебя! Найдешь ли ты мне, наконец, это дело на Лютера, о котором мне прожужжали все уши? Джованни Медичи (Лев X) отлучил его от церкви, а ему хоть бы хны! Господь всемогущий, ну почему ты не призвал его к себе? При этих словах папа с упреком возвел очи горе. Если этот ничтожный паршивец будет продолжать драть глотку в Германии, мы того и гляди дождемся второго раскола, как в печальные времена Авиньона. Джакомо, разрази тебя гром, а в этом сундуке ты не искал?.. Ха! Реформа! Это же надо, я устраиваю собрание выборных церковных представителей, чтобы вышвырнуть этого подонка на обочину империи, так шесть князей и четырнадцать городов начинают протестовать… и их называют «протестантами»! Если ты сию минуту не найдешь то, что мне надо, то получишь пинка под зад! А-а, ну вот, наконец…

   Дрожащий Джакомо принес несколько свитков пергамента.

   – Спасибо, мой маленький Джакомо, вот видишь, стоит тебе постараться… Ну, хорошо, а теперь ступай, поперебирай четки, помолись. Мне надо спокойно изучить эту проблему. Когда наступит время следующей аудиенции, предупреди меня.

   – Кх… так ведь… Кх… – осторожно кашлянул Джакомо.

   Климент VII поднял голову. Прищурив большие навыкате глаза, так что Зефирине показалось, будто он плохо видит, и узнав своего посетителя, папа добродушно воскликнул:

   – А вот и ты, князь Фарнелло. Каким добрым ветром тебя занесло?

   Задавая вопрос, Климент VII протянул руку Фульвио.

   Князь подошел и приложился губами к перстню на его руке, затем, отступив на шаг, ответил:

   – Я имею честь, пресвятой отец, сопровождать к вам полномочного посла Англии, милорда Мортимера де Монтроуза.

   – Благослови тебя Бог, сын мой!

   Папа так быстро осенил его крестным знамением, что Монтроуз не успел коснуться коленом пола.

   Заметно взволнованный папским благословением, Мортимер продолжал стоять на коленях и так упрямо держал голову опущенной, что Клименту VII ничего не оставалось, как повторить свой жест.

   – Ну, хорошо, сын мой, мы видим, что вы добрый христианин. Как поживает его величество Генрих? – спросил папа, когда Мортимер поднимался с колен.

   – Очень хорошо, пресвятой отец. Король Англии поручил мне передать вашему святейшеству, помимо пожеланий доброго здоровья, свои самые благие намерения и заверить, что каждое утро и каждую ночь его величество в своих молитвах не забывает упоминать имя вашего святейшества.

   – Нам приятно это слышать! – ответил папа таким тоном, будто говорил: «На коней». – Подойдите, дети мои.

   Рукой в кольчуге Климент VII указал на табуреты, поставленные полукругом перед его креслом, стоящим на небольшом возвышении.

   Фульвио и Мортимер подошли к табуретам, чтобы сесть.

   «Неужели они оставят меня стоять здесь?» – подумала в растерянности Зефирина.

   – Постойте, а это что такое?

   Сощурив глаза, Климент VII неожиданно обнаружил присутствие Зефирины. Тыча в нее пальцем, его святейшество устремился к молодой женщине точно разъяренный бык. Ни жива ни мертва, Зефирина опустилась перед ним в глубоком реверансе, в то время как Фульвио, вернувшись к ней, сказал:

   – Прошу меня простить, пресвятой отец, я забыл попросить вашего благословения для княгини Зефирины Фарнелло.

   – Твоя жена?

   Папа недоверчиво обошел вокруг Зефирины.

   – Да, пресвятой отец. Ваше святейшество помнит, конечно, что, кроме своего разрешения на мой брак, он прислал мне своего легата, чтобы благословить наш союз в Ломбардии, – пояснил Фульвио.

   «К чему эти подробные объяснения? Мы тут для того, чтобы говорить не о женитьбе, а о разводе», – подумала с раздражением Зефирина.

   – Ты сделал удачный выбор, князь Фарнелло. Поздравляю тебя… Настоящая, племенная кобылка… Венецианка? Флорентийка?

   – Нет, пресвятой отец… Француженка, – ответила Зефирина.

   – И дерзкая к тому же! Быстренько наделай с десяток детишек, Фарнелло, или хлопот не оберешься, – посоветовал папа. – Ну, ладно, пойдем, дочь моя.

   Климент VII направился к своему трону. Зефирина заметила, под красной сутаной у папы сапоги со шпорами.

   – Пресвятой отец, – начал Мортимер, когда Фульвио и Зефирина сели рядом с ним, – как полномочный посол, я не стану ходить вокруг да около…

   – Вот и хорошо, сын мой, иди прямо, чтобы не заблудиться, – одобрил папа.

* * *

   – О-о… как разболелась моя бедная голова.

   Герцог де Монтроуз проводил руками по своим белокурым волосам, состроив гримасу на лице. Зефирина наверняка нашла бы ее комичной, если бы в тот момент сама не находилась под сильным впечатлением визита к папе.

   Извинившись перед своими хозяевами, Мортимер, пошатываясь, поднялся по лестнице к себе в апартаменты.

   Оставшись в вестибюле наедине со своим мужем Зефирина сухо сказала:

   – Вы это сделали нарочно.

   Фульвио, казалось, с трудом удерживал смех.

   – Вы меня удивляете, мадам. Разве я не пошел навстречу вашим желаниям?

   – Вы макиавеллический человек! – бросила, не подумав, Зефирина.

   – Макиавеллический! – повторил Фульвио. Слово показалось ему интересным и достойным существования. – А ну-ка, подойдите сюда, философ в юбке, и расскажите, как вы его придумали.

   Рука Фульвио поймала Зефирину в тот момент, когда она собиралась последовать примеру англичанина. Проводив молодую женщину в гостиную первого этажа, Фульвио повторил:

   – Вам, значит, совершенно необходимо совать вашу маленькую, хорошенькую мордочку повсюду. Мне следовало, конечно, знать, что, даже умирая от усталости, вы все-таки способны подслушивать у дверей и пользоваться советами Никколо Макиавелли.

   Не давая себя смутить, Зефирина тут же парировала:

   – А мне следовало знать, что вы заранее представляли, каким будет ответ папы и потому с такой легкостью согласились взять меня в Ватикан вместе с Мортимером.

   Сама того не желая, Зефирина кусала губы, чтобы не рассмеяться, вспомнив сцену, которую она только что наблюдала.

   Сидя на троне, Климент VII, казалось, дремал, слушая речь Мортимера в защиту развода короля Генриха. Проговорив добрых десять минут и перечислив все возможные доводы, включая и законное желание английского короля иметь наследного принца, что, кажется, было совершенно не по силам королеве Екатерине, Мортимер наконец умолк, ожидая ответа папы.

   В худшем случае, полномочный посол ждал завуалированного отказа, который мог звучать приблизительно так: «Пусть его величество Генрих немного потерпит. Мы обдумаем этот вопрос».

   Но папа вдруг с необыкновенной живостью вскочил со своего трона и ринулся к англичанину.

   Схватив его за воротник, Джулио Медичи принялся трясти бедного лорда.

   – Нет, нет и нет. Вот ответ, который ты передашь своему господину. А кроме того, прикажешь ему от имени папы в течение сорока дней носить власяницу… и чтобы этот толстый бесстыдник поостерегся в течение указанных дней соваться со своим «хозяйством» в ядовитые прелести той особы, о которой ты мне здесь так красиво распелся! А эту Болейн пусть отошлет в монастырь с обритой головой и голым задом! Что же до королевы Екатерины, так Бог допустил ее быть на троне Англии, Бог и сохранит ее там до самой смерти. И пусть Генрих намотает это себе на ус и изо всех сил старается сделать жене сына, а иначе ему несдобровать!

   – О… но, пресвятой отец… – попытался возразить Мортимер.

   Покраснев от ярости, Джулио Медичи громыхал:

   – Никаких возражений, прошу тебя! Твой король – католик, христианин и подчиняется моей власти… Ведь он не собирается стать одним из протестантов этой гнусной реформации! А раз так, к черту даму Болейн! никакого развода с королевой… никакого расторжения брака!

   Дело было решено. Оставив Мортимера, в ужасе опустившегося на табурет, Климент VII обернулся к князю Фарнелло и спросил его с неожиданной мягкостью:

   – Ну, а ты, мой дорогой сын, о чем ты хочешь со мной поговорить?

   – Не я, ваше высокопреосвященство, а княгиня Фарнелло желает обратиться к вашему святейшеству с просьбой, – ответил Фульвио с чрезвычайной учтивостью.

   «Грязный лицемер», – обругала его мысленно Зефирина.

   Святой отец подошел к молодой женщине.

   – Говорите, не бойтесь, мое дорогое дитя, – произнес Джулио Медичи добродушным тоном, который при необходимости умел напускать на себя.

   Насмешливый взгляд Леопарда, казалось, говорил: «Ну, чего же вы ждете, молите папу о расторжении нашего брака!»

   Зефирине надо было решаться. Упав на колени перед Климентом VII, она прошептала:

   – Я прошу благословения вашего святейшества.

   – Вот оно, дочь моя, вот оно: ad vitam aeternam in temporalibus.

   Джулио Медичи быстро перекрестил Зефирину, протянув руку над ее покрытой вуалью головой.

   – Встаньте, дочь моя, – продолжил папа все тем же добродушным голосом.

   Он протянул руку молодой женщине.

   – Я вижу в вас добрую христианку, это очень хорошо. А чтобы убедиться в этом окончательно, я хочу, чтобы вы исповедались.

   И прежде чем Зефирина оправилась от удивления, папа увлек ее туда, где стоял его трон. Властным жестом он дал понять Фульвио и Мортимеру, чтобы они отошли в сторону, а Зефирине – преклонить колени на ступеньках перед троном.

   – Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа… Dominus vobiscum…

   Низко опустив голову Зефирина, собралась перечислить все совершенные ею грехи, как вдруг услышала, что папа шепотом говорит ей поразительные слова:

   – Так вы, значит, родом из французской земли, дочь моя. Надеюсь, вы не меньше, чем Богу, верны своему королю-мученику и пленнику.

   Это было так невероятно, что Зефирина мысленно спрашивала себя, уж не грезит ли она. Папа – союзник Франциска I! Но, быстро овладев собой, она прошептала:

   – Да, ваше высокопреосвященство. Хотя я и замужем за одним из его противников, я остаюсь верна моему королю Франциску I. Я видела его в Пиццигеттоне, и мне удалось передать ему послание его матери, мадам регентши Франции…

   Не опасаясь никакого подвоха со стороны папы, Зефирина со сложенными, словно для молитвы, руками говорила очень торопливо.

   – Само небо посылает мне вас, дочь моя. Этот трусливый негодяй Карл V с помощью своего агента Ланнуа заставил короля Франции покинуть Пиццигеттон. Через несколько дней Франциск I приплывет на корабле в Испанию, где будет заточен в замок Алькасар… Мне требуется надежный гонец для передачи Франциску целого ряда предложений. Его так тщательно охраняют, что моим прелатам не удалось к нему проникнуть. Испанские охранники уже убили двух моих людей у самых стен крепости. Может быть, женщина… а еще лучше княгиня. Но вы мне должны поклясться на этом кресте, что ничего не расскажете никому, даже князю, вашему мужу.

   Зефирина от всей души поклялась в том, о чем ее просил этот странный папа, сначала заговорщик и политический деятель, а уж потом пастырь человеческих душ.

   – Ну, хорошо, а как все-таки вы собираетесь проникнуть к королю?

   Зефирина покачала головой:

   – Я не пойду туда сама, ваше святейшество, я отправлю того, кто сможет пройти там, где никто другой не сможет.

   Джулио Медичи нахмурил свои густые брови.

   – Моя ручная галка знает короля. Она передаст ваше послание, пресвятой отец. Клянусь, вы можете мне довериться.

   Джулио Медичи внимательно разглядывал обращенное к нему гордое и умное лицо. Он увидел на нем следы печали, несчастий, разрушений и одновременно честность. Вот почему слова ее вселили в него надежду.

   – Доверить птице судьбу Европы… Но у меня нет другой возможности. Я доверяю вам, дочь моя, – сказал вдруг Джулио Медичи. Вот каков мой план…

   «Священная лига»!

   Папа предлагал, чтобы Франциск I, хотя и пленник, сделал соответствующие политические распоряжения своей матери, регентше Франции, и добился перераспределения существующих альянсов: венецианцы, сторонники папы, миланцы и другие участники конфедерации, такие, как, например, генуэзец Андреа Дориа, помирились бы с Францией и общими усилиями изгнали бы испанские войска из Италии.

   «Снова война против Карла V, – подумала Зефирина, слушая папу в кольчуге. – Но на сей раз без участия Англии.»

   Толстяк Генрих не посмеет даже шевельнуться. Вместе с дамой Болейн он у папы в кулаке. А чтобы еще больше упрочить союз с Францией, Климент VII предлагал свою маленькую кузину, еще ребенка, Екатерину Медичи, герцогиню Урбинскую, в жены младшему сыну Франциска I, принцу Генриху.

   – Запомните ли вы все это? – с беспокойством спросил папа.

   – Да, ваше святейшество, у меня неплохая память, – успокоила Зефирина.

   – Что ж, действуйте, дочь моя, и да благословит вас Бог…

   Для папы вопрос был решен.

   – Ваше высокопреосвященство, – прошептала Зефирина, не двигаясь с места, – мне бы тоже хотелось обратиться с просьбой к вашему святейшеству.

   – Если только это в моих силах, дитя мое, я выполню ее с большим удовольствием, – ответил Климент VII ласково.

   И тогда торопливой скороговоркой Зефирина выпалила:

   – Ваше высокопреосвященство, умоляю вас, расторгните наш брак с князем Фарнелло.

   Умолкнув, Зефирина боялась пошевелиться.

   – Да что же это с ними всеми сегодня происходит? – воскликнул папа.

   Своими большими навыкате глазами Джулио Медичи посмотрел на князя Фарнелло, который поодаль тихо беседовал с Мортимером.

   – Чертов глупец, – процедил сквозь зубы папа. – Что он мне тут устраивает, недотепа! Боюсь, ты так не любишь этого сердцееда Фульвио, что не сможешь держать язык за зубами.

   – Но, ваше святейшество… – попыталась возразить Зефирина.

   – Никаких возражений, я этого не выношу, княгиня. Если я приказываю, значит, должно быть выполнено. Повинуйтесь. Через несколько месяцев, если ничего не изменится, мы расторгнем ваш брак. Идите, дочь моя, и пусть Дух Святой осветит ваш путь!

   Говоря эти слова, Джулио Медичи встал. Шпоры звякнули о паркет.

   – Джакомо… Будь ты неладен, куда ты опять подевал пергаменты? Нет, мне все-таки придется дать тебе пинка под зад.

   Маленький писарь явился бегом. Аудиенция закончилась.

   Фульвио, Мортимер и Зефирина, пятясь, вышли из кабинета. Не произнося ни слова, все трое подошли к своим лошадям. На обратном пути каждый был погружен в свои мысли.

   У Мортимера они были трагическими, – как он сообщит королю Генриху об отказе папы?

   Взбудораженными и одновременно тревожными были мысли Зефирины. Ей доверено выполнение важной миссии, зато развод теперь отложен до греческих календ!

   И только у Фульвио, судя по всему, было прекрасное настроение.

   – Его святейшество довольно долго исповедовал вас, – обронил Фульвио.

   – Это оттого, монсеньор, – ответила Зефирина, – что список моих грехов слишком велик.

   – Я не сомневаюсь, мадам, и понимаю, что папе следует быть в курсе. Но, видимо, их оказалось не столько, чтобы получить его согласие на развод…

   – Приятный сюрприз может случиться в любой момент.

   С этими словами Зефирина присела перед князем и унеслась по главной лестнице дворца.

   Если бы она обернулась назад, то увидела, что Фульвио не отрываясь смотрит, как грациозно она поднимается на второй этаж.

   «Я непременно укрощу эту кобылицу, но до того, как это случится, я бы не пожалел целого мешка дукатов, чтобы узнать, что сказал ей этот пройдоха Джулио».

   – Ваша светлость…

   Мысли хозяина прервал вошедший в комнату Паоло.

   – Что там еще?

   Оказалось, что с паролем «святой Симеон» и посланием явился карлик таинственной дамы, выполнявшей поручение Карла V. При виде неприятного коротышки Фульвио с трудом подавил дрожь. Разговаривая с князем, карлик с любопытством взглянул на потолок, откуда доносился стук каблучков Зефирины. И тут Фульвио неожиданно для себя пожалел, что согласился оказать услугу императору Карлу V.

* * *

   А тем временем Зефирина, отослав Плюш и служанок, уселась за стол. Оставшись в компании с Гро Леоном, молодая женщина сидела некоторое время, задумавшись, потом обмакнула гусиное перо в чернильницу и стала писать:


Мое первое принесено легким ветерком зефиром.
Мое второе является пастухом в Граде Ангелов.
Мое третье хочет отойти от кровожадного волка.
Мое четвертое должно приблизить меня к матери.
Мое пятое может рассчитывать на далеких друзей,
танцующих священную джигу.
Мое шестое: Vagister dixit[33], пусть рыбак
продолжает удить рыбу.
Мое седьмое: на кузине пастуха сыну надо жениться.
А все вместе, и в том клянусь, привет от высокого друга,
желающего вам блага.

   Зефирина внимательно перечитала написанную ею шараду. Король всегда был знатоком и любителем сочинений подобного рода, и, если к несчастью, послание не попадет ему в руки, то никто, кроме него, не сможет понять смысл написанного.

   Она посыпала пергамент песком и даже подула на него, чтобы побыстрее высохли чернила, а потом подозвала галку:

   – Гро Леон, пришел момент доказать, что ты – птица Нострадамуса. Ты помнишь: Sire… Seul… Serment… Solitaire[34].

   – Sire… – произнесла галка.

   – Сир уехал… Сир в море… Тебе надо лететь, Гро Леон на юг… Специя… Залив Специи.

   Продолжая нашептывать, Зефирина привязывала к шее Гро Леона свое послание, использовав свою подвязку.

   Гордый поручением, Гро Леон захлопал крыльями.

   – Serment… Spezzia… Sincere… Salamales… Suc[35].

   Повторяя без устали эти слова. Гро Леон подлетел к окну. Зефирина раскрыла створки, и Гро Леон, клюнув хозяйку в голову, взмыл в римское небо.

   Зефирина видела, как он некоторое время покружил над замком Святого Ангела, а потом, словно решившись, полетел на юг и вскоре исчез из виду.

   Всякий, кто хоть раз пережил минуты сильного волнения, знает, что вслед за этим появляется чувство пустоты, особенно острое, если остаешься наедине с собой, потому что нет сил побороть тревогу ожидания.

   После отлета Гро Леона Зефирина стояла у окна, не зная, что ей теперь делать. Потом вдруг обратила внимание на множество плащей, костюмов домино и платьев старинных фасонов, висевших на позолоченных вешалках.

   И тут она вспомнила, что этой ночью у княгини Каролины Бигалло объявлен бал-маскарад.

Глава XVII
БАЛ-МАСКАРАД

   Каролина Бигалло меняла уже двенадцатый туалет. Примерив одно за другим платья султанши, средневековой дамы с высоким конусообразным головным убором, византийки, гречанки, критянки, египтянки, прекрасная римлянка остановилась, наконец, на платье вавилонянки, в котором она походила на изображение на античном барельефе. Ее густые черные волосы, завитые с помощью маленьких железных щипцов одной из самых умелых служанок, были взбиты до небывалой высоты. Руки Каролины, пышная грудь и точеные ножки, которые она выставила напоказ, укоротив кружевной край платья до щиколоток, все было увешано браслетами и причудливо перевитыми золотыми ожерельями.

   Каролина удовлетворенно взглянула на себя в зеркало.

   В свои двадцать два года княгиня Бигалло, богатая и уже освободившаяся от старого мужа, которому хватило такта умереть через год после свадьбы, считалась самой прекрасной партией в Риме.

   Как обычно, в этот вечер она не скупилась на беспричинные пощечины своим служанкам, а потом снова и снова ломала голову над мучившим ее вопросом: «В каком костюме будет на балу эта французская дрянь?»

   С тех пор как Бигалло узнала о женитьбе Фульвио на упомянутой дряни, злоба ее не утихала. Женись он хотя бы на Андреа Пацци из Флоренции, еще куда ни шло – нормальное соперничество, но отыскать себе эту чужестранную шлюху, к тому же рыжую, а может, и колдунью…

   От одной только этой мысли Каролина, суеверная как все римлянки, задрожала. Впрочем, она быстро успокоила себя тем, что постоянно носит на груди коралловый амулет, спасающий от дурного глаза. А зеленые глаза француженки, без сомнения, имеют колдовскую силу и вполне могут навлечь беду.

   В это утро одна из стен дворцовой ограды обвалилась, и вода в Тибре сильно поднялась. Подобно многим своим согражданам, Каролина видела в подобных событиях знак свыше, предупреждающий о грозящей беде.

   Некоторое время Каролина колебалась, не надеть ли ей кольцо смерти, вещь очень удобную, когда нужно избавиться от какого-нибудь врага. Достаточно сжать руку француженки с такой силой, чтобы порошок, спрятанный в заостренной части кольца проник в ее ладонь. Ее противница тогда сразу упадет в состоянии каталепсии. После этого достаточно будет получать по капле яда раз в неделю, и через два года эта мерзавка сдохнет. Но это чересчур долго… Каролина Бигалло решила ничего не готовить заранее и положиться на свое вдохновение, действуя по обстановке.

   Может быть, лучше заплатить Адриано, чтобы он во время мессы воткнул длинную иглу в шевелюру этой интриганки. И это будет только справедливо! Ведь это о ней рассказывали такие ужасные вещи!

   Неужто красавец Фульвио действительно стал рогоносцем! Но в таком случае у Каролины, возможно, еще есть надежда. Тогда незачем прибегать к преступлению, от которого ее изо всех сил пытался отговорить глупец исповедник, и от этого мерзкого создания Каролину избавит сам муженек.

   «Утешительница», вот какую роль ей следует играть.

   – Княгиня, первые гости уже появились, – дрожа, сообщила служанка.

   – Идиотка! Не могла раньше предупредить.

   Рука Каролины с размаху опустилась на щеку несчастной. После этого она спустилась по широкой парадной лестнице дворца, продолжая задавать себе все тот же вопрос: «Во что будет одета эта дрянь?»

* * *

   Не подозревая, какую вызвала бурю мстительных чувств, «дрянь» тем временем тоже собиралась на маскарад и тщательно выбирала наряд. Правда, у нее было значительно меньше причин для волнений, чем у Каролины. И оттого Зефирина сменила всего три платья, прежде чем выбрала туалет для маскарада. Она остановилась на персидском платье из светло-зеленого шелкового муслина, в нескольких местах перехваченного тесьмой, на конце которой сверкала жемчужина. Несмотря на неутихающую злость к Фульвио, Зефирина не могла не признать, что он прекрасно разбирается в туалетах и ее гардероб, на удивление, богат и изыскан. И это было весьма кстати, потому что у Зефирины не было своего портного.

   Каким-то чудесным образом платья, драгоценности и безделушки незаметно попадали в ее апартаменты. Зефирина знала, что, будь она честна перед собой, она должны была от всего этого решительно отказаться, но природное кокетство, увы, было одним из ее недостатков.

   «Способ действовать по-иному!» – вспомнила Зефирина, ища себе оправданий за то, что принимает его подарки.

   «Когда я отсюда уеду, я все оставлю», – решила она. Подобно своей неведомой «сопернице», она посмотрела на себя в зеркало.

   – Вы там будете самая красивая, моя маленькая Зефирина, то есть княгиня, – прошепелявила Плюш.

   Зефирина промолчала, но в глубине души очень надеялась, что так и будет.

   Туалет ее дополняла густая вуаль, того же цвета, что и платье, под которой молодая женщина спрятала свои горящие огнем волосы. И вот, наконец, в руках у нее оказалась последняя, недавно вошедшая в моду и очень веселившая Зефирину деталь – черная бархатная маска, позволявшая скрыть лицо.

   Эмилия накинула ей на плечи короткий плащ, подбитый бобровым мехом.

   – Монсеньор просит вашу милость спуститься в голубую гостиную, – объявил Паоло.

   Зефирина знала, что новостей от Гро Леона она дождется не раньше, чем через два-три дня, и потому решила в эту ночь не думать ни о чем, кроме карнавала.

   – О… добрый вечер, миледи!

   – Добрый вечер, ваша милость!

   Зефирина не могла удержаться от смеха. Фульвио и Мортимер неплохо подготовили свой сюрприз. Оба были одеты совершенно одинаково, в костюмы лесных королей и венки из зеленых веток. А так как они оказались одного роста, то в масках Зефирина не могла различить, кто из них князь, а кто лорд, если только они не подавали голос.

   На Капитолии зазвонил колокол, объявляя начало карнавала в городе.

   – Вашу руку, мадам! – произнес голос Фульвио.

   – О… Не подарит ли мне ваша милость первую павану?

   Кажется, Мортимер оправился от охватившего его волнения.

   Вместе с двумя своими кавалерами Зефирина направилась к карете, запряженной шестеркой белых лошадей, украшенных по случаю праздника.

   Фульвио наклонился к жене:

   – А что, если нам обоим заключить мир на время карнавала?

   – Мир на три…

   – Нет, у нас карнавал длится одиннадцать дней, – сообщил твердо Фульвио.

   Зефирина не успела ответить. Лакеи помогли ей подняться в карету. Фульвио и Мортимер заняли места по обе стороны своей дамы.

   Кучер хлестнул лошадей.

   Факельщики побежали впереди лошадей.

   Поначалу Зефирина пыталась не поддаваться настроению, царившему на улицах, но ее хватило ненадолго.

   Как только на Капитолии зазвучал колокол, весь Рим ринулся на улицы.

   На одиннадцать дней в городе воцарился праздник.

   Охваченная всеобщим безумием, Зефирина включилась в битву конфетти, отзывалась на крики и взрывы смеха и всеобщей радости, охватившие весь город.

   – О… красавица, поехали с нами!

   Обычно флегматичный Мортимер совершенно преобразился при виде множества хорошеньких женщин, восседавших на праздничных колесницах, украшенных зеленью и цветами.

   Огромная толпа продвигалась вслед за экипажами и всадниками. Множество любопытных смотрело на всю эту толчею из окон домов, приветствуя проезжавших в каретах знатных синьоров. Высунув голову из кареты, Зефирина смеялась, махала рукой и думала:

   «Они все сумасшедшие, эти римляне!»

   Сатиры, мавры, дервиши в чалмах, турки, короли со скипетрами в руках, ненастоящие нищие, моряки, маски комедии дель арто – «убийцы», арлекины, Пьеро, адвокаты, пульчинеллы, женщины, переодетые в мужчин, и мужчины, переодетые в женщин, короче, годились любые костюмы, кроме монаха, монахини и священника.

   – Здесь что же, все жители наряжаются в дни карнавала? – спросила Зефирина.

   – Да, милая дама, за исключением церковников, евреев и куртизанок, – пояснил Фульвио.

   – Но это же несправедливо. Почему они не имеют права на это, как все остальные?

   – Потому что так принято. Довольно вам, наконец, пытаться переделать весь мир, резонерка вы этакая.

   И Фульвио насыпал горсть конфет в руку Зефирины.

   Их лошади с трудом пробирались по запруженным улицам. На карету сыпался град мелких шариков. Это были «пуццолана», кусочки вулканической породы, обмазанные гипсом и беленные известью, которыми кидались друг в друга возбужденные люди.

   Фульвио протянул Зефирине картонный рожок, чтобы она могла защитить свое лицо в маске от этой «картечи».

   И вдруг Зефирина вздрогнула.

   В черных носилках, которые несли четыре янычара, сидела женщина, лицо которой скрывала маска Медеи.

   Зефирина почувствовала, что женщина в маске пристально всматривается в нее. Молодая женщина скорее всего не обратила бы внимания на эту Медею, если бы не маленький человечек, высунувший вслед за незнакомкой голову.

   Карлик, лицо которого также было в маске, швырял из носилок вонючие шарики, и толпа вокруг хохотала.

   «Каролюс… донья Гермина…» – прошептала Зефирина.

   Она забилась в глубь кареты. Все-таки глупо бояться. Ведь она в маске. Если эта «Медея» и была доньей Герминой, проклятая негодяйка не могла ее узнать.

   Фульвио и Мортимер не заметили ее паники. Да и потом, они уже подъезжали ко дворцу княгини Каролины Бигалло.

   Лакеи в богатых, голубых с серебром ливреях торжественно выстроились плотной стеной вдоль всей мраморной лестницы, освещенной факелами. Сверху донизу расстилалась ковровая дорожка, по краям которой стояли кадки с миртовыми и апельсиновыми деревьями.

   – Вон Колонна… и Орсини… – сообщил Фульвио, указывая на почти по-королевски роскошные упряжки двух соперничающих семейств.

   Князь Колонна был одет в костюм галла, а Орсини – в афинянина.

   Зефирина знала, что около тридцати семейств, еще с раннего средневековья ввязавшихся в политическую борьбу, составляли бесспорную элиту римской аристократии. И в числе первых следовало назвать семейства Колонна и Орсини, которые прибыли в этот вечер на бал в сопровождении целой армии охраны и солдат. Кроме них, были также Савелли, Конти, Корсини, Дориа, Боргезе, Массимо.

   Как это было принято в дни карнавалов, никто из слуг не объявлял имен подъезжавших гостей. Поэтому хозяйке дома предстояло угадать или ошибиться в тех, кто скрывается под маской.

   – Добрый вечер, Каролина…

   Не пытаясь изменить свой голос, Фульвио склонил голову, увенчанную венком лесного короля. Княгиня Бигалло ответила чуть слышно:

   – Фульвио, дорогой… Как я рада принять вас у себя вместе, как я понимаю, с княгиней Фарнелло!

   Черные глаза Каролины пытались сквозь маску угадать лицо Зефирины. Зефирина, войдя во дворец, оставила, в соответствии с местным обычаем, свою подбитую мехом накидку в руках у Паоло. Каролине Бигалло пришлось удовлетвориться созерцанием лишь груди, талии и рук Зефирины.

   «Шлюха… дрянь… хоть бы ей стать горбатой!» – клокотало в душе у Каролины, обнаружившей, что соперница красива. Но вслух, взяв себя в руки, она сказала:

   – Мне так хочется стать вашей подругой, княгиня Фарнелло. Вы знаете, Фульвио мне как брат… Он от меня ничего не скрывает.

   Зефирина, несмотря на «любезность» хозяйки дома, почувствовала в ее голосе желчь. И, опустившись перед ней в реверансе, ответила:

   – Князь, со своей стороны, также говорил мне о братских чувствах, которые он к вам питает, мадам. Я просто счастлива познакомиться в этот вечер со старшей сестрой, которую он обрел в вашем лице…

   При этих словах у Мортимера начался приступ кашля, а Фульвио поспешил вмешаться, представив хозяйке лорда.

   – Что это на вас напало, тигрица? – спросил Фульвио, когда направился с Зефириной в бальный зал.

   – Вы хорошо ее знаете, – заносчиво сказала Зефирина. – Если пожелаете познакомить меня даже со всеми вашими любовницами, мне это безразлично, но только пусть они не наступают мне на ноги.

   – Я еще не видел никого, кто бы отважился так рисковать, – заявил Фульвио.

   Зефирина была уверена, что под маской он смеялся. Она отвернулась, и тут на ее счастье во всех бальных залах начали танцевать фарандолу. Схваченная поначалу за руку каким-то дервишем в чалме, Зефирина внезапно обнаружила, что танцует с человеком в костюме нищего. Позади него отплясывал огромный парень в длинной белой рубашке с красными пуговицами.

   – Что означает этот костюм? – спросила Зефирина.

   – То, что он жертва французской болезни, мадам, которую французы, в свою очередь, называют итальянской болезнью…

   И нищий громко расхохотался. Во всех бальных залах по углам стояли огромные столы, ломившиеся от множества закусок и выпивки.

   – Не мучит ли вас жажда, прекрасная персиянка? – спросил нищий.

   При звуках виол синьоры и дамы приготовились танцевать павану. Несколько растерявшись в этой суматохе, Зефирина согласилась последовать за своим партнером. Предложив молодой женщине кубок с мальвазией и нарезанную маленькими кусочками и запеченную в тесте дыню, нищий снял с лица маску.

   – Уф-ф, от такого количества свечей здесь невыносимая духота.

   Перед Зефириной стоял молодой человек лет двадцати пяти, с бледным лицом, обрамленным тонкой бородкой. У него были красивые карие глаза и уверенная улыбка соблазнителя.

   – Я не спрашиваю вашего имени, прекрасная персиянка, но не согласитесь ли вы показать мне это личико, которое, я уверен, необыкновенно красиво?

   – Только после того, как я узнаю, кто вы, – ответила Зефирина, позволив себе самую чуточку кокетства.

   – Мануэль Массимо… к вашим услугам… Теперь ваша очередь.

   – Подождите немного, – сказала Зефирина.

   – Вы француженка, и вам недостает слов.

   – Нет, мессир, просто я еще не назвала вам время, когда покажу свое лицо.

   – Будь проклято мое любопытство. Я теперь всю ночь буду ходить за вами по пятам, прекрасная персиянка, чтобы узнать, кто вы, потому что, клянусь Богом, вы не Конти, не Савелли, не Гаэтани… Вы мне подарите эту павану?

   Молодой человек был очень симпатичным, обольстительным и веселым. Выйдя на середину зала вместе с пятьюдесятью другими парами, приготовившимися к танцу, Зефирина спросила:

   – Скажите, князь Массимо, не был ли римлянин Максимус вашим предком?

   Медленные и торжественные движения паваны начались с приветствия мужчин и приседания дам, потом все пары, взявшись за руки и подняв их вверх, делали шаги вперед, потом назад. При этом танцующие могли беседовать и улыбаться. Мануэль Массимо кивнул головой, покрытой лохмотьями:

   – Я не смог бы это доказать, но какой-то слушок об этом вот уже тысячу лет бытует в нашей семье…

   Говоря это, молодой человек рассмеялся, обнажив зубы ослепительной белизны. Он чуточку отступил. Теперь шла фигура «вращения». Мужчина, стоя на одном колене, должен был водить рукой даму вокруг себя.

   – Вот посмотрите, – сказал он, подняв голову к Зефирине, – мы тут в Риме все такие. Маттеи, например, считают, что их род восходит к Муцию Сцеволе, Ченчи – к Кресценцию Центиусу, Санта Кроче – к Валериусу Публиколе, Альтиери – к Гамилькару, Фарнелло – к Фабиусу Руллианусу, римскому консулу…

   Молодой человек встал. Теперь был его черед вращаться вокруг неподвижно стоящей Зефирины. Изящно округлив руки над головой, Зефирина внимательно смотрела на Мануэля, стараясь понять, с умыслом ли он произнес фразы, относящиеся к князю Фарнелло. Но молодой человек, казалось, решил просто поухаживать за ней и с удовольствием провести вечер.

   Пока Мануэль, уперев одну руку в бедро, склонился перед другой дамой, Зефирина рассеянно искала глазами своего мужа. Один из лесных королей пылко прижимал к своей груди какую-то рабыню. Не Фульвио ли это? Она свернула себе шею, пытаясь получше разглядеть эту парочку.

   – Да, прекрасная дама, вот я и сбился с прямого пути!

   Сбившись с ритма и перепутав движения, в то время, как танцующие должны были меняться партнерами, Зефирина отдавила ноги какому-то галлу, который был без маски. Это оказался князь Колонна. Его грубоватое лицо любезно улыбалось.

   – Извините меня, монсеньор, я немного… задумалась.

   – Да, я заметил. Теперь нам надо догнать других.

   Но задача эта оказалась не из легких. Князь и Зефирина все время попадали не в такт. Когда другие танцоры сходились, они расходились, если другие вращались, они стояли без движения. Зефирину вдруг начал душить смех, также, впрочем, как и ее нового партнера. Она потеряла Мануэля с какой-то торговкой каштанами. Павана, наконец, кончилась, и некоторое время она оставалась с князем Колонна.

   – Не желаете ли, прелестная персиянка, уединиться в какой-нибудь комнате, чтобы показать мне свое лицо? – прошептал Колонна тоном человека, которому не терпится довести дело до конца.

   Зефирина была в нерешительности. Она прекрасно понимала, куда он клонит. От необходимости ответить ее избавил несчастный случай. Некая дама, наряженная ангелом, подожгла свечами свои крылья.

   – Горит… горит…

   С ужасными криками и смехом все принялись поливать ангела фруктовыми соками и компотами, чтобы затушить пожар.

   Страху было больше, чем причиненного вреда. Даму, пожелавшую упасть в обморок, увели куда-то на верхний этаж. Bo-время этого переполоха Зефирина потеряла князя Колонна и не особенно сожалела об этом.

   Какое-то время она еще побродила по гостиным, переходя от одного накрытого стола к другому. Слуги без устали предлагали шербет и прочие разные лакомства. Зефирина как раз что-то жевала, когда какой-то патриций в красной тоге пригласил ее на следующую павану. Зефирина было согласилась, но тут застежка на одной из ее туфель лопнула, и Зефирине пришлось объяснить патрицию свою беду.

   – На верхних этажах камеристки очень быстро вам все починят. Идите и возвращайтесь побыстрее, я буду вас ждать, прелесть моя.

   Зефирина решила последовать совету патриция, тем более что в гостиных всеобщее безумие достигло апогея. Вино текло рекой, и гости не отказывались пить его сверх всякой меры. Теперь уже можно было по пальцам пересчитать тех, кто еще не был пьян.

   Зефирина с трудом пересекла бальный зал и поднялась на следующий этаж, где было заметно спокойнее. Там она легко отыскала камеристок, которые старательно чинили и поправляли все неполадки.

   Ангел Рая, полуобнаженная, посапывала в уголке, пока одна из мастериц приводила в порядок крылья.

   Поджидая свою туфлю, Зефирина неожиданно почувствовала грусть, какая случается, когда оказываешься среди людей, веселящихся без всякой причины.

   «Я совсем одна в целом мире…» – подумала Зефирина, и ей захотелось заплакать.

   Поблагодарив женщину, починившую туфлю, и дав ей за это цехин, Зефирина задумалась, возвращаться ли в гостиные. Там было так шумно и так невыносимо душно, что она решила поискать во дворце уголок попрохладнее, где можно отдохнуть от всех безумств.

   Второй этаж был освещен значительно меньше, чем первый. Зефирина не спеша направилась по коридору. Попробовав войти в одну из комнат, она увидела там компанию дам, которые, судя по громкому смеху, рассказывали друг другу что-то очень презабавное. Зефирина прислушалась.

   – У Колонна, моя дорога, эта штука больше, чем у Аполлона.

   – А у Орсини?

   – Меньше мышонка.

   После этих слов все принялись смеяться и галдеть, точно куры в курятнике.

   Раздосадованная тем, что ничего в этом галдеже не поняла, Зефирина двинулась дальше. Дойдя до места, где коридор делал поворот, она увидела распахнутую дверь и собралась войти в полутемный – горела всего одна свеча – будуар, как вдруг услышала шорох шелков, доносившийся из глубины. Стараясь не привлечь к себе внимания, Зефирина попятилась назад, и тут до нее донесся страстный шепот:

   – И я, я тоже этого хочу, дорогой князь…

   Не в силах преодолеть любопытство, Зефирина прижалась к стене. Осторожно заглянув в будуар, она заметила в темном углу, на низеньком диванчике полулежащую парочку. Мужчина не снял маски. Однако он был в костюме лесного короля. Женщина, чьи задранные юбки обнажили все ее прелести, оказалась прекрасной Каролиной Бигалло.

   «Фульвио и Бигалло…»

   Чувствуя отвращение, Зефирина собралась уйти, но тут другая пара пристроилась в полумраке коридора, буквально преградив ей путь. Это оказались Мануэль Массимо и торговка каштанами. Без тени смущения эта дама позволила задрать себе юбку, и что еще хуже, расставила ноги, громко шепча:

   – Ну же, ну… милый… скорее…

   Смущенная и сгорающая от стыда Зефирина не смела ни шевельнуться, ни тем более пройти мимо своего недавнего «покорителя». Прижавшись спиной к деревянной панели, ни жива ни мертва, Зефирина не в силах была оторвать взгляд от торговки каштанами, тело которой медленно двигалось то вперед, то назад. Зефирина кусала губы, чтобы не закричать. Продолжая обнимать и целовать в губы прислонившуюся к стене женщину, Мануэль быстрым движением раздвинул нищенские лохмотья. Зефирина едва не лишилась сознания. Ей показалось, что Мануэль словно пришпилил женщину, совершая медленное, но неутомимое движение вперед-назад. Женщина простонала:

   – Быстрее, мой милый…

   С каким-то хрипом, больше похожим на рычание, Мануэль Массимо сильно ударил ее нижней частью живота. Зефирине не хотелось оборачиваться в ту сторону, где на диванчике вволю наслаждались ее муж и Каролина. По звукам, доносившимся оттуда, Зефирина поняла, что они достигли последней стадии. Не желая больше ничего видеть, она закрыла лицо руками.

   Так вот что такое любовь. Вот это скотство. Как же она была права, отбиваясь от Фульвио. Он бы ее вот так же унизил, как эту Каролину, которая там кудахчет.

   – Как хорошо… еще… иди же… И вот последний вскрик.

   Торговка каштанами и Мануэль привели в порядок свою одежду и, как ни в чем не бывало, спустились в гостиные, где продолжались танцы.

   Путь был свободен. Зефирина ринулась в темноту, подвернув на бегу ногу. Вздохи, смех, возгласы и крики неслись из всех будуаров, занятых множеством пар. Полураздетые мужчины и женщины менялись друг с другом партнерами. Доведенная до крайнего отвращения этой поистине сарданапальской ночью, Зефирина остановила наконец свой бег в зимнем саду, заполненном зелеными растениями. С глазами, полными слез, она сорвала с лица маску и опустилась на плетеный диванчик, чтобы перевести дух.

   «Как я была права, что ненавидела Фульвио. Гнусный тип, не выношу его… ненавижу… презираю».

   От ярости Зефирина терзала свой кружевной платок.

   – О… миледи, какой приятный сюрприз!

   Зефирина перестала вытирать глаза, Мортимер, вполне возможно, нуждавшийся тоже в отдыхе, сел на соседний плетеный стул, повесив свой кипарисовый венок над кустами гортензий. Он не снял маску, но Зефирина узнала бы его голос из тысячи других.

   – Ах, Мортимер, это вы… – вздохнула молодая женщина, немного тревожась оттого, что говорит громко.

   – Вы позволите сесть рядом с вами, миледи? – спросил вежливо герцог де Монтроуз.

   – Ну, конечно, идите сюда.

   Зефирина подобрала юбку своего платья, чтобы освободить место рядом с собой. Своей особой походкой, казавшейся в темноте еще более прямой, английский герцог подошел к Зефирине.

   – О, миледи, отчего у вас такие грустные глаза? Присаживаясь рядом с ней, Мортимер взял руку Зефирины и поднес к своим губам.

   Губы его, горячие, мягкие, нежные, от пальцев двинулись к запястью.

   – Ах, Мортимер, – снова вздохнула Зефирина, не отнимая руки. – Я уверена, вы чувствуете то же, что и я. Эта ночь просто омерзительна, вместе со всеми находящимися здесь людьми. Это… это…

   Зефирина просто не находила слов. Воспользовавшись ее замешательством, Мортимер обнял Зефирину за талию.

   – Да, миледи, я тоже думаю, как вы. О… Я вообще не могу понять, как муж может оставить такую красивую женщину.

   – Нечего сказать, муж, со своей Бигалло, этой гнусной, вульгарной бабой. Знаете, чем занимается в эту минуту мой муж? – сказала, задыхаясь, Зефирина.

   Извиваясь, точно змея, герцог поглаживал одной рукой грудь Зефирины, а второй все сильнее прижимал ее к себе.

   – Бедная очаровательная миледи… мне хочется утешить вас.

   Губы Мортимера приближались к губам Зефирины.

   – Да, Мортимер, утешьте меня… мне хочется отомстить ему…

   – О… да, миледи. Я отомщу за вас, – твердо сказал Мортимер.

   Слова эти герцог произнес каким-то странным тоном. И прежде, чем Зефирина успела пошевелиться, губы его впились в нее властным поцелуем, от которого она почувствовала во всем теле дрожь. Никогда бы Зефирина не подумала, что флегматичный англичанин способен на такую страсть.

   Не пытаясь сопротивляться, Зефирина ответила на этот жгучий поцелуй. Она ощущала властную силу этих пухлых губ, которые, разжав ее зубы, овладели ее языком, нежно коснулись нёба, а затем, влажные и горячие, снова вернулись к ее губам, будто утоляли жажду у источника. Никогда еще никто не целовал Зефирину так – разве что тот, незнакомый шевалье.

   Захваченная неведомым ей доселе волшебным вихрем, Зефирина заметила, что даже не сопротивляется в объятиях герцога де Монтроуза.

   – Мортимер… – выдохнула Зефирина… – так, значит, это вы были там, в «Золотом лагере»?..

   Не ответив ни слова, лорд решительно уложил ее на диван. Рука его приблизилась к вырезу платья, чтобы прикоснуться к ее юным, набухшим от желания грудям. И в эту минуту Зефирина вздрогнула, заметив в свете лунного луча тяжелый перстень с печаткой на указательном пальце молодого человека.

   Леопард с золотой головой! Герб рода Фарнелло.

   – Фульвио…

   Зефирина изо всех сил оттолкнула от себя князя.

   В ответ она услышала смех. Фульвио снял маску. Несмотря на темноту, Зефирина увидела, как его единственный глаз блестел от удовольствия.

   – Фульвио, – повторила Зефирина, – вы бессовестный человек!

   Она почему-то готова была рассмеяться и в то же время испытывала некоторое замешательство.

   – Вот видите, мадам, до чего я дошел в своем стремлении соблазнить собственную жену, – вздохнул князь в притворном отчаянии.

   Испытывая удовлетворение, которое она изо всех сил старалась не обнаружить, Зефирина с радостью подумала:

   «Так, значит, Бигалло там с Мортимером!..» А вслух сказала насмешливо:

   – Я и не знала, что вы обладаете талантом подражателя, монсеньор.

   – Вы вообще плохо меня знаете, мадам, – ответил Фульвио ласковым голосом.

   Предложив руку своей молодой жене, он сказал:

   – Не желаете ли вернуться домой, Зефирина?

   Голос Фульвио звучал нежно, что, впрочем, не ввело Зефирину в заблуждение.

   «Давайте, забудем все и будем любить друг друга». Вот что хотел сказать Фульвио. Покоренная, готовая упасть в объятия того, кто был ей мужем только по имени, она коснулась своими слегка дрожащими пальцами его рукава и спустилась вместе с ним в гостиные.

   «Я люблю его… Я люблю своего мужа… я отрекаюсь… я буду принадлежать ему… Фульвио… Фульвио», – повторяла про себя Зефирина.

   Это неожиданное открытие ее сразило.

   – Подождите здесь, Зефирина, я пойду поищу вашу накидку, – сказал Фульвио.

   Двигаясь своей кошачьей походкой, князь отправился на поиски своих людей.

   Снаружи вокруг дворца была невообразимая толчея. Слышалось щелканье кнутов, крики людей, ржание лошадей.

   Уже кое-кто из гостей начал покидать бал. Кучера переругивались друг с другом, их хозяева бегали в поисках своих портшезов, носилок или карет. А тем временем в коридорах и вестибюлях дворца лежащие вперемешку пьяные мужчины и женщины приходили в себя после перепоя.

   Дрожа от холода в своем прозрачном платье, Зефирина спряталась от сквозняка за кадкой с апельсиновым деревом. Тяжелые драпировки скрывали вход в помещения, где обычно размещаются лакеи и охрана дворца.

   Ожидание показалось ей слишком долгим. Зефирина решила выйти на крыльцо и посмотреть, не вернулся ли Фульвио, но в эту минуту услышала за драпировками шепот, пригвоздивший ее к месту.

   – Это приказ, Карл, – сказал женский голос.

   – Но это же очень важно, Генриетта, ты уверена, что хорошо поняла приказ императора? – ответил мужчина.

   Зефирина прижала руки к губам, чтобы не дать вырваться возгласу изумления… «Карл… Генриетта…» Донья Гермина и Карл Бурбонский… Неужто это они, ее злейшие враги, в нескольких шагах от нее, за этим занавесом?

   – Каролюс возвратился из Генуи с посланием. В нем все четко сказано. Читай. Если все сложится так, как мы рассчитываем, задуманное должно произойти в последний день карнавала…

   При звуках этого ледяного голоса Зефирина почувствовала, как ее охватывает дрожь.

   Проклятая! Конечно, это она, ее мачеха, со своей подлой душонкой, предавшая короля Франции, и коннетабль де Бурбон – слуги императора Карла V.

   Не опасаясь быть услышанными, оба заговорщика, пошуршав пергаментом, продолжали разговор шепотом:

   – Все это, конечно, очень хорошо, Генриетта, но я жду обещания императора… Он удерживает Франциска, и я все еще не король Франции…

   – Ты его получишь, Карл, обещаю. Ты будешь первым Бурбоном на французском троне… Карл V – человек слова. Осталось последнее препятствие. Ты должен его преодолеть, Карл, и потом, ты ведь будешь не один, князь Колонна обещал поддержать меня, и не только он… Князь Фарнелло тоже с нами! Ты видишь, итальянские князья наши союзники. Соглашайся, Карл, скажи «да», которое откроет тебе врата Рая…

   – Мне не нравится идея захвата папы.

   Зефирина больше не в силах была слушать. С меховой накидкой на руке князь возвращался к своей молодой жене. Торопливо покинув свое укрытие, она пошла впереди мужа. Вероятно, лицо ее так побледнело, что он заволновался:

   – Вам плохо, Зефирина?

   – Просто холодно.

   Зубы ее стучали. Садясь в карету, она сделала над собой усилие, чтобы принять помощь Фульвио.

   К тому же она боялась находиться с ним в карете наедине, К счастью, у старой княгини Савелли сломался портшез. Фульвио не мог не предложить ей воспользоваться его экипажем. Не вслушиваясь в лепет старой патрицианки, Зефирина попыталась навести порядок в своих мыслях.

   Прежде всего, что ей стало известно?

   1. Что подготавливается какое-то страшное дело в последний день карнавала. Какого рода дело? Она не знает.

   2. Что замышляется нечто против папы. Что именно? Она и этого не знает.

   3. Что Колонна и князь Фарнелло, благодаря донье Гермине, союзники Карла V.

   Того, что Фульвио находился в контакте с ее мачехой и участвовал в заговоре в пользу Карла V, Зефирина не могла ему простить.

   «Как могла она быть такой наивной и позволить себе поддаться обаянию князя?»

   Ей не следовало забывать, что она замужем прежде всего за врагом Франции… И то, что Фульвио соблазнитель, заставляющий ее волноваться, ничего не меняет. Саламандра должна сражаться с Леопардом.

   Фульвио, вероятно, почувствовал перемену, которая произошла в ее настроении. За всю дорогу она не произнесла ни одного слова. Как только старая княгиня была высажена у своего палаццо, Зефирина забилась в угол кареты.

   Так же молча, в сопровождении лакеев, державших в руках канделябры с зажженными свечами, Зефирина и Фульвио вместе поднялись по парадной лестнице.

   Наверху Зефирина остановилась:

   – Спокойной ночи, Фульвио. У меня так разболелась голова, что я должна поскорее пойти к себе.

   – Вам бы следовало сказать это раньше, княгиня Савелли наверняка отнеслась бы к этому с пониманием, и мы бы сначала отвезли домой вас.

   Прикрыв глаза, чтобы не встретиться взглядом с Фульвио, она промолчала.

   – Спокойной ночи, Зефирина…

   Фульвио поклонился. Взяв ее руку, он коснулся губами пальцев, и поцелуй его был таким горячим и долгим, что Зефирину снова охватило волнение.

   Она резко отняла руку, так, что Фульвио не успел ее удержать, повернулась и почти побежала в свои апартаменты.

   При ее появлении ждавшая хозяйку Эмилия спросила:

   – Ваша светлость провели приятный вечер?

   – Необыкновенно приятный… Иди спать, ты мне не нужна, – сказала Зефирина.

   Оставшись одна, она заперла дверь, повернув ключ на два оборота, и со слезами упала в кресло. Горькие мысли мучили ее:

   «Раньше, когда я его ненавидела, все было так просто… Но где набраться мужества, чтобы шпионить за ним теперь, когда я люблю его? Господи, помоги мне».

Глава XVIII
ДУЭЛЬ

   Ожидая в любую минуту, что Леопард взломает ее дверь, Зефирина в конце концов уснула.

   Солнце было уже высоко, когда ее разбудил птичий клекот. Это Гро Леон вернулся и теперь стучал клювом по стеклу.

   – Salutation… Sardine[36].

   В ночной рубашке, босиком, Зефирина подбежала к окну и растворила его. Галка важно протянула шею. К ней была привязана прикрытая цветком записка. Зефирина развернула свернутый в трубочку листок и прочла следующие слова, написанные с сильным нажимом, таким знакомым ей почерком Франциска I:


Давно всем известно, тот громче кричит,
Кто с вестью недоброю в дверь к нам стучит.
О жизни моей вы хлопочете там,
Меня здесь тревожит, не худо ли вам.
Скажите об этом Голубке Святой.
А если злой волк вам бедой угрожает,
То как вас утешить, мать моя знает.
Кто ждет, тот дождется – всему черед свой,
Даже в Самарканде джиге – Голубки Святой.

   Зефирина несколько раз перечитала послание, которое, кроме нее, никто не смог бы понять. Итак, Франциск I получил ее письмо. Ответ был категоричным: он признавал Священную Лигу. Кроме того, он поручал Зефирине, Саламандре, которую он превратил в «Самарканд», передать свое согласие «Голубке Святой», то есть его святейшеству.

   – Как поживает король, Гро Леон? – шепотом спросила Зефирина.

   Птица помолчала, как будто размышляла, топорща перья, а потом заговорила скрипучим голосом:

   – Seul… Sire… Souci… Sourire… Sournois… Sortie… Soldats[37].

   В переводе на человеческий язык это означало: «Король совсем один, в окружении солдат, он переживает, но, не подавая вида, улыбается, потому что не теряет надежды тайными путями найти выход из положения!!!»

   – Ты нашел его на корабле?

   – Да.

   – В открытом море?

   – Да.

   – Так, значит, это правда… – прошептала Зефирина. – Эти изменники увозят нашего короля в Испанию. Молодец, Гро Леон, ты хорошо поработал, но это еще не все… Теперь тебе надо отнести еще одно послание.

   – Soif[38]… – запротестовал Гро Леон. Зефирина тут же налила ему воды и насыпала зерен.

   Пока галка утоляла жажду и голод, Зефирина написала новое послание, теперь уже папе:


День этот должно печальным назвать,
Избавления жертвам уж неоткуда ждать.
Таков ответ дорогого опекуна,
Полученный девой в конце поста.
Остерегайтесь Орла, потому что случайно
Удалось подслушать план его тайный.
Цель плана – Голубка. Бойтесь Леопарда также,
Он друг Орла, а это очень важно.

   К этой записке Зефирина решила приложить письмо Франциска I. Она набралась терпения и подождала, пока Гро Леон выспится, сидя на верхушке балдахина. После сна галка приняла «ванну», поплескавшись в серебряной чаше с водой, и снова стала бодрой и энергичной. Вот тогда Зефирина прикрепила к птице два письма и замаскировала их перышками со своей шляпы.

   Приблизив губы к головке Гро Леона, Зефирина принялась нашептывать:

   – Святой отец… святейшество… святой престол… Ты понял, отдашь святому отцу, только ему.

   Рассеянно подчиняясь служанкам, которые занимались ее утренним туалетом и почти не слушая болтовни Плюш, Зефирина с волнением ожидала возвращения Гро Леона. Не прошло и часа, как птица уже летела обратно. Зефирина кинулась к окну. Опасаясь болтливости служанок, она унесла Гро. Леона в отдельную комнату. Там, наедине с птицей, она развернула тоненький листочек, запрятанный в перьях, и прочла ответ Климента VII:

   «Надо всегда доверять Зефиру».

   Это показалось ей необыкновенно мило, возможно, не очень вязалось с представлением о людях духовного сана, но, в сущности, можно ведь разными способами защищать религию. И если способ Климента VII выглядел не слишком «католичным», то лишь потому, что с каторжниками, окружившими Рим, иначе действовать было невозможно.

* * *

   Следующие дни прошли спокойно. Князь и Мортимер уехали из Рима в неизвестном направлении. У Зефирины их отъезд вызвал одновременно и облегчение, и досаду. После жаркого поцелуя на балу она боялась оставаться наедине с Фульвио и в то же время желала этого.

   Может быть, ей следовало вызвать его на разговор и выяснить, посвящен ли он в то, что замышляется на последний день карнавала.

   Спасаясь от скуки и одиночества этих дней, Зефирина или просиживала в домашней библиотеке, или просила заложить экипаж и отправлялась на прогулку по Риму. Но ее уже утомили все эти крики, маски и переодевания. Карнавал, по ее мнению, слишком затянулся. Она устала наблюдать необузданное веселье. По мере того как проходили дни, в ней росло беспокойство из-за того, что должно случиться.

   И, похоже, Зефирина была не единственной, кто предчувствовал приближение неведомой беды. По распоряжению монсеньора Паоло остался при ней. Оруженосец князя, видимо, что-то учуял то ли в поведении Зефирины, то ли в атмосфере города. Всякий раз, когда княгиня желала поехать на прогулку, он усиливал охрану. Теперь при каждом выезде Зефирину сопровождало по двадцать солдат с каждой стороны экипажа.

   «Чего он так боится? Что я нарушу данное слово и улечу, словно маленькая птичка?» – думала Зефирина, и была явно несправедлива.

   Надеясь почерпнуть какую-нибудь информацию из светских бесед, она приняла приглашение навестить однажды днем старую княгиню Савелли. Но там, если не считать нескольких ровесников прошлого века, чьи разговоры крутились только вокруг семейства Борджиа, Зефирина не услышала ничего интересного и уже встала, чтобы откланяться, когда мажордом объявил:

   – Княгиня Колонна.

   Зефирина снова села и сделала вид, что слушает птичью болтовню старых дам.

   – Собираетесь ли вы, княгиня, как в прошлом году, устроить фейерверк в последний день карнавала?

   С таким вопросом княгиня Савелли обратилась к княгине Колонна. Эта дама показалась Зефирине настолько же неприметной и вялой, насколько ее муж в костюме «галла» предстал перед Зефириной суровым и победоносным.

   Не думаю, моя милая. Князь решил, что нам следует завтра отправиться из Рима в Неаполь.

   – Как жаль, значит, вы не увидите закрытия карнавала.

   – Увы, это так.

   Затем беседа перешла на иную тему, потому что в это время в гостиную вошла княгиня Орсини. Зефирина заметила подчеркнутую холодность в отношениях между вновь вошедшей и княгиней Колонна.

   – Бедняжки, они ведь так любят друг друга, они дружат с детства, но их мужья в ссоре, – прошептала на ухо Зефирине герцогиня Русполи.

   – Не понимаю, зачем им поддерживать мужей в их злобе, если у них самих нет повода для вражды? – удивилась Зефирина.

   Герцогиня взглянула на молодую француженку с чересчур смелыми взглядами так, будто рядом сидело порождение дьявола, и ничего больше не сказала.

   Лакеи внесли первые свечи. Княгиня Колонна уехала. Зато приехала Каролина Бигалло. Она села напротив Зефирина и спросила:

   – Вам нравится в Риме, мадам?

   – Все больше и больше! – ответила Зефирина с довольной улыбкой.

   – Но у нас тут воздух не очень здоровый для слишком деликатных особ! – бросила Бигалло с понимающим видом.

   – В таком случае вам не следует здесь оставаться, мадам!

   – Я надеюсь увидеть вас у себя в четверг, этот день у меня отведен для иностранцев.

   – А вы заходите ко мне по пятницам. Я в этот день принимаю автохтонов.

   Не поняв произнесенного слова, Бигалло резко встала. Она решила, что Зефирина ее оскорбила, и пересела к княгине Орсини:

   – Вы слышали, француженка назвала меня автохтоном!

   – Автохтоном?

   Словечко пошло по гостиной. Зефирине больше нечего было здесь делать. Она достаточно узнала. В сопровождении своей дуэньи она подошла попрощаться с княгиней Савелли.

   – Заходите ко мне, дорогое дитя, – громко сказала старая княгиня. А на ухо прошептала: – Только не называйте больше Каролину автохтоном, она такая ранимая.

   Маленькие черные глазки княгини смеялись. Зефирина почувствовала, что ей очень нравится княгиня Савелли и пообещала:

   – Обязательно и с большим удовольствием, мадам. Она сказала это совершенно искренне.

   «Итак, Колонна покидают Рим».

   Поглощенная своими мыслями, Зефирина не заметила, как доехала до дому. Въезжая во двор, она чуть не подскочила. Паоло произнес:

   – Кажется, монсеньор и милорд вернулись! Пряча волнение, вызванное этой новостью, Зефирина заставила себя выйти из кареты не спеша.

   Ни о чем не спрашивая слуг, распрягавших взмыленных коней Фульвио и Мортимера, молодая женщина решила пройтись немного по саду. Ей хотелось подготовиться к встрече с мужем.

   Подготавливая мысленно фразы, которые произнесет, Зефирина пыталась представить, как поведет себя князь. Примется ли он укрощать ее, выкажет презрение или начнет соблазнять?

   Предположив последнее, она вздрогнула. Решив для себя, что не должна поддаться соблазну, Зефирина вошла во дворец. И тут же, у порога остолбенела. Со второго этажа неслись яростные крики.

   Столпившиеся в вестибюле слуги не смели пошевелиться. Все стояли с открытым от изумления ртом и смотрели туда, откуда доносились крики.

   – О… вы меня просто обманули!

   – Странный способ отблагодарить меня!

   – Вы обыкновенный лжец!

   – Берегитесь, пока вы мой гость, вы для меня неприкосновенны…

   – О… я уезжаю.

   – Как вам угодно!

   – Вероломный князь!

   – Герцог-комедиант!

   – Вы настоящий предатель!

   – Неблагодарный.

   – Король Генрих проучит вас.

   – Наверное, прикажет поколотить меня палкой?

   – Нет, прикажет посадить вас в лондонский Тауэр.

   – Мне кажется, вы шутите…

   – Черт побери… Зачем вы прятали его от меня?

   – Тысяча чертей, вы же не просили меня держать вас в курсе перемещений короля Франции.

   – Проклятый князь, мне надо было следить за пленником, а он теперь плывет по морю к Карлу V!

   – Огорчен за вас, но вы не просили помогать вам в ваших делах.

   – Вы нарочно завлекли меня сюда…

   – Черт бы вас побрал… мне кажется, вы тут совсем не скучали…

   – О… черт… еще этот папа, отказавший в разводе!

   – Ну, тут я ни при чем.

   – Пропустите меня, я должен немедленно повидаться с Колонна и коннетаблем Бурбонским.

   – Это вы сможете сделать только через мой труп.

   При этих словах Зефирина, стоявшая в толпе лакеев и горничных, решительно направилась к мраморной лестнице. В сопровождении Плюш и слуг, убежденных, что принчипесса уладит ссору между князем и милордом, она поднялась по ступеням.

   – Господа, прошу вас!

   Появление Зефирины в апартаментах князя было подобно камню, брошенному в лужу с утками. Стоящие друг перед другом как петухи, готовые к бою, Фульвио и Мортимер обернулись. Остановившаяся на пороге Зефирина улыбалась и всем своим видом призывала к умиротворению.

   – Я прошу вас, вы оба будете потом жалеть о сказанном…

   Английский бульдог вдруг подошел к Фульвио.

   – Вы не способны даже на то, чтобы такую красивую женщину сделать счастливой, Фарнелло.

   – Вы мне заплатите за это, Монтроуз!

   Оскорбление и присутствие Зефирины помутили разум князя. Мортимер понял, что зашел слишком далеко, но было поздно отступать.

   К тому же он понимал, что его провели, и кто? Итальянец!

   Обеими руками Фульвио выхватил из ножен кинжал и рапиру. Мортимер сделал то же самое. И, несмотря на крики Зефирины, оба князя изготовились к бою.

   – Уйдите отсюда, мадам, – крикнул Фульвио.

   – Князь поступил неосторожно, этот англичанин самый известный дуэлянт в Англии, – прошептал Паоло.

   Оруженосец молил небо, чтобы у Мортимера не оказалось такого учителя, каким у Фульвио был великий Луиджи д'Ампресо, неподражаемо владевший венецианским оружием и единственный в мире знавший прием «удар Кастора и Поллукса».

   После обычных перед началом боя вызовов, Фульвио и Мортимер устремились навстречу. Оба молодых человека прекрасно знали дуэльную науку сражения со шпагой в правой руке и кинжалом в левой.

   Побелевшая, как бумажный лист, Зефирина теперь уже ничего не могла сделать и понимала, что противники будут сражаться не на жизнь, а на смерть.

   Но как такое могло случиться?

   Опрокидывая столы и стулья, оба князя «прощупывали» друг друга, пытаясь выяснить, насколько каждый из них владеет искусством. Они расстегнули камзолы. Шпаги были наготове. Мортимер сделал блестящее обманное движение шпагой, которое Фульвио отразил, чтобы тут же сделать выпад кинжалом.

   – Здесь мало места, чтобы можно было размять ноги, – крикнул Фульвио.

   – Совершенно верно, а мне так хотелось бы заставить вас потанцевать! – согласился Мортимер.

   Не отрывая взгляда от противника, Фульвио направился к двери. Лакеи столпились в углу коридора.

   Зефирина хотела воспользоваться паузой и упросить дуэлянтов остановиться. Паоло больно схватил ее за руку.

   – Нет, княгиня, слишком поздно…

   Продолжая сражаться, оба князя выскочили на лестницу.

   – Ола! Факелы! – прорычал Фульвио.

   Лакеи с канделябрами в руках устремились к месту боя. Зефирина последовала за ними.

   «Господи… неужто это моя вина?»

   Почувствовав себя намного свободней в вестибюле, Мортимер наступал как настоящий бульдог. Он все чаще применял обманные движения. Фульвио отступал к двери, ведущей в сад. Князь вел очень тонкую игру, но, казалось, был озадачен смелыми боковыми выпадами, которые прекрасно получались у англичанина…

   Дважды Мортимер едва не выбил шпагу из рук князя. С помощью кинжала Фульвио пытался найти прорыв в обороне противника, и Мортимеру с трудом удавалось не допустить этого. Кружась с бешеной скоростью, он продолжал отбиваться. А Фульвио теперь вовсю разгорячился. Он угадывал тактику Мортимера, который хотел теснить и преследовать его до тех пор, пока наконец Можно будет воспользоваться промахом в защите и атаковать с фланга. Удар был бы смертельным. Фульвио понял, что такой боковой выпад был коронным у мастера Боснела, опытного Йоркского бретера.

   Фульвио понимал, что английский бульдог предпочитал стремительный и скорый бой и не рассчитывал на продолжительное сражение. Князь же, наоборот, еще только вошел во вкус. Ему хотелось выиграть время и поводить противника.

   Поглощенный сражением, Фульвио смутно видел золотую головку Зефирины, склонившейся над мраморной балюстрадой. У нее был взволнованный вид. Кем? Чем? Своим будущим? Тем, что будет с англичанином? А, может, с ним, Фульвио? Ну уж только не этим. Она слишком хорошо умела заставить его почувствовать свое отношение.

   Думая об этом, Фульвио стал рассеянным, а это было совсем недопустимо. Взяв себя в руки, он нанес два удара, которые задели англичанина. Тот, отразив удар первой позиции, тут же в ответ начал атаку с фланга.

   Зефирина, не сдержавшись, закричала. Открыв ударом ноги дверь, Фульвио выскочил в сад. Ему не хватало воздуха. Мортимер последовал за ним. При свете факелов оба князя продолжали биться среди деревьев.

   И тут Фульвио вдруг увидел, что Мортимер открылся.

   Прекрасно владея рапирой, англичанин время от времени пренебрегал кинжалом. Бой длился слишком долго. Мортимер совершил ошибку и, желая ее исправить, нанес удар, порвав камзол Фульвио. Оба противника кружились вокруг статуи Юдифи и Олоферна… Опершись о статую, Фульвио отразил удар правой. Теперь он затеял игру на сближение, чтобы избежать удара левой, а тем временем его кинжал отразил «высокий крест». Похоже, прием, разработанный Луиджи д'Ампресо, вполне действовал.

   Фульвио открылся, «приглашая» врага воспользоваться этим. Мортимер всей мощью ринулся, желая нанести рапирой удар сбоку. Фульвио ускользнул. Он вскочил на край фонтана. Но вместо ответного удара, которого ждал Мортимер, он устремился к нему, скрестив кинжал и шпагу выше уровня сердца. Нанесенный удар был неотразим. В какой-то миг Фульвио увидел изумление в голубых глазах Мортимера. И сам не зная, почему, он в последнюю секунду отвел на полдюйма вправо и шпагу, и кинжал. Оба клинка вонзились в грудь Мортимера. Сохраняя все тот же почти детский взгляд, англичанин рухнул, прошептав:

   – О, мои поздравления… Удар Кастора и Поллукса…

   И с этими словами, воздающими должное прежде всего игре по правилам, белокурая голова Мортимера де Монтроуза упала назад, в лужу крови.

   – Боже правый, вы убили его! – воскликнула Зефирина, подбегая к князю Фарнелло.

   Фульвио, очень бледный, протянул Паоло рапиру и кинжал.

   – Сожалею, мадам, что не мог доставить вам удовольствие и сделать вас вдовой именно теперь… – прошептал он.

   Зефирина в негодовании топнула ногой:

   – Замолчите же, князь Фарнелло, вы только и делаете, что говорите глупости… Вы ранены?

   Она взяла руку Фульвио и проверила, есть ли рана в том месте, где порван камзол. Увидев, что все в порядке, она, не боясь испачкать платье, опустилась на колени перед умирающим.

   – Он еще дышит, – прошептала Зефирина.

   На жест князя к нему подошли Паоло и Пикколо. Со всеми возможными предосторожностями они подняли с земли герцога де Монтроуза и понесли в его апартаменты.

   – Господа, вы свидетели, что дуэль была честной, – обратился князь к английским слугам Мортимера.

   – Да, монсеньор, мы можем это подтвердить.

   Поскольку доктора Калидучо здесь не было, послали за римским врачом, который, осмотрев зияющую рану, прижег ее каленым железом, после чего с мрачным лицом объявил:

   – У него в моче кровь… Больше трех дней синьор не протянет…

* * *

   «Смерть Мортимера принесет нам несчастье».

   Зефирина корила себя за то, что не смогла остановить эту ужасную дуэль.

   Фульвио после дуэли заперся в своих апартаментах и не выходил.

   Было что-то около полуночи. В доме стояла мертвая тишина. С улиц по-прежнему доносились крики и смех карнавальной толпы, к которым Зефирина уже притерпелась. Море танцующих фонариков двигалось в сторону Ватикана.

   Зефирина в ночной рубашке, облокотившись на подоконник, предавалась мрачным мыслям.

   «Она приносит несчастье всем, кто к ней приближается. Там, наверху, лежит бедный Мортимер, за которым ухаживает Плюш и который наверняка умрет, а Фульвио…»

   Зефирина прервала тягостные размышления. Какое-то маленькое, бесформенное существо в широкополой шляпе с пером следовало за Паоло к главному входу во дворец.

   «Каролюс?»

   Зефирина вышла из комнаты. Ее больше не охраняли. Поднявшись по служебной лестнице, она на цыпочках стала подкрадываться к покоям Фульвио. Но она слишком поторопилась и чуть не столкнулась со слугой, который нес канделябр, освещая путь Паоло и карлику.

   Зефирина спряталась в темном углу и замерла, пропуская молчаливое трио. Как она и догадалась, карлик направлялся к князю.

   Постучав в дверь, Паоло вошел к князю вместе с карликом. Зефирина была вне себя от злости, потому что слуга с канделябром остался стоять у двери. К счастью, на противоположной стороне вестибюля стояла большая серебряная напольная ваза, доверху наполненная всякими сладостями. Паж-сладкоежка не удержался, подошел к вазе и стал набивать рот конфетами и печеньем.

   Зефирина немедленно воспользовалась этим. Она подбежала к двери, тихонько открыла ее и спряталась за драпировкой в маленькой прихожей, откуда четыре двери вели в спальню, гостиную, молельню и рабочий кабинет его светлости.

   Дверь кабинета была слегка приоткрыта. Зефирина, как в театре, услышала голос князя.

   – Вы скажете своей госпоже и герцогу Бурбонскому, что, оставаясь по-прежнему союзником его императорского величества, я тем не менее не присоединюсь ни к Колонна, ни к коннетаблю, о чем честно их предупреждаю. Более того, я решительно не советую им участвовать в подобном предприятии, иначе они покроют себя позором в глазах всего христианского мира.

   – Но, монсеньор, ваша светлость совершенно напрасно опасается! Никто не причинит папе никакого зла; мы просто хотим помешать ему плести заговор вместе с королем Франции. Нам пока неизвестно, как, но Франциск I и папа переписываются. Мадам регентша Франции дала согласие на создание коалиции против Карла V, которую новые союзники называют Священной Лигой… Моя госпожа надеется на ваш положительный ответ.

   Зефирина вытерла вспотевшие ладони о свою рубашку.

   «Да, это голос Каролюса».

   Он заговорил о донье Гермине. Ради удовлетворения своей ненасытной жажды власти негодяйка была готова на все, даже на захват папы.

   – Ну хорошо, я передам вам свой окончательный ответ через Паоло завтра в полдень… Сообщите это своей госпоже… Если я дам согласие, Паоло явится к вам с белой нарукавной повязкой, а если мой ответ будет отрицательным, то нарукавная повязка будет красной.

   – Белая повязка – ваша светлость с нами, красная повязка – Ваша светлость против нас, – повторил голос Каролюса.

   – Прошу прощения, красная означает мой нейтралитет, – поправил Фульвио.

   Смех Каролюса заставил Зефирину вздрогнуть.

   – Император не признает никакого нейтралитета, монсеньор, ваша светлость или с нами, или против нас!

   – Прощайте… Паоло проводит, – сухо прервал его князь.

   Зефирина почувствовала, как в двух дюймах от нее прошли Паоло и Каролюс. Она услышала, как Паоло окликнул пажа-сладкоежку, и вся троица спустилась по лестнице.

   Соблюдая осторожность, Зефирина вышла из-за драпировки. Подойдя к приоткрытой двери, она увидела Фульвио стоящим у окна и глядевшим в ночное звездное небо.

   Несколько мгновений она колебалась, не вернуться ли ей к себе так же, как пришла. Но что-то заставило ее, вопреки собственной воле, войти в комнату князя. При появлении Зефирины Цезарь и Клеопатра повернули к ней головы и тихо заскулили.

   Фульвио резко обернулся. Лицо его было измученным.

   – Зефирина, что вы здесь делаете в такой поздний час? Вы простудитесь…

   Он сам толком не знал, что говорит. Заметив на кресле плащ, Зефирина накинула его себе на плечи и подошла к мужу.

   – Они хотят похитить папу, правда?

   Не отвечая на вопрос, Фульвио приблизил лицо к молодой женщине. Приподняв пальцем ее подбородок и глядя в прекрасные зеленые глаза, которые в эту ночь не отворачивались от него, он произнес:

   – Мы только и делаем, что причиняем друг другу боль, Зефирина… а я к тому же причиняю боль и другим… Я очень привязался к Мортимеру. Если он умрет, я буду корить себя за это всю жизнь.

   Это было сказано необыкновенно мягким и печальным голосом. Зефирина покачала головой:

   – Нет, Фульвио… Мортимер не умрет, это невозможно… Он не умрет.

   – Вы, Зефирина, решаете и объявляете: «Так не должно быть, потому что я этого не хочу», но мы не можем изменять судьбу. Я попробовал, но у меня ничего с вами не получилось. Вот, посмотрите, я получил это сообщение из Франции. Зная вашу реакцию, я уже несколько дней не решаюсь показать вам его… Но сегодня ночью я понял, что устал от всей этой бесконечной комедии…

   Фульвио протянул молодой женщине пергамент, и при свете свечи она прочла:

   «С милостивого соизволения ее королевского высочества мадам регентши Франции, шевалье Гаэтан де Ронсар и мадемуазель Бернадетта де Вомулер сообщают князю и княгине Фарнелло о своем бракосочетании, состоявшемся 15 числа прошлого месяца в узком кругу, в родовом замке Поссоньер, где они и собираются отныне проживать…»

   Замок Поссоньер… Вся семья Ронсаров в сборе, за исключением тех, кто погиб под Павией. Маленький Пьер Ронсар, наверное, вырос. Сколько ему теперь? Уже три года, кажется… «Маленький Пьер будет большим поэтом», – часто говорила его мать.

   А Луиза? Ее подружка Луиза… Как счастлива была Зефирина в этой семье. А может, она любила не столько Гаэтана, сколько сердечную атмосферу семейства Ронсаров?

   «Гаэтан и Бернадетта… А он не терял времени. Да, он быстро утешился».

   Зефирина положила сообщение на стол.

   Казалось, она должна была кричать от боли. Но, как ни странно, новость оставила ее равнодушной. Было лишь ощущение легкой грусти, смешанной с беспокоящим душу воспоминанием. Бернадетта? Не та ли это пансионерка из монастыря Сен-Савен, которую так радовали бурные ласки Альбины де ла Рош-Буте[39]? Да и сама Зефирина, разве она не была взволнована этой отчаянной девицей, превратившей девичий дортуар в место знакомства с плотскими прелестями. Даже не покраснев при этом воспоминании, Зефирина пожала плечами. Как далеко все это! Когда же это Фульвио изгнал Гаэтана? Три месяца назад, год, три года или три века?

   Неужто Зефирина и вправду, сама того не ведая, стала княгиней Фарнелло?

   Из деликатности Фульвио отвернулся к окну и, казалось, что-то разглядывал в темноте римской ночи.

   Зефирина сделала шаг в сторону мужа.

   – Благодарю вас, Фульвио, что вы сообщили мне это.

   – Возможно, вы от меня этого не ждете, но я очень огорчен за вас, Зефирина, – сказал Фульвио.

   «Боже, как я, должно быть, смешна… принимать соболезнования от мужа по поводу жениха, который женился на другой!» – подумала Зефирина.

   Фульвио подошел к ней.

   – Вопреки всему, что нас разделяет, я клянусь вам, вы будете отныне последним человеком в этом мире, кому я бы осмелился причинить горе… Что я могу сделать для вас?

   Взволнованная тем, что Фульвио подошел совсем близко к ней, Зефирина вдруг решилась сказать:

   – Вы можете изменить судьбу, Фульвио. Все в ваших руках. И я хочу этого больше собственной жизни. Перехитрите этих предателей… Предупредите папу, чтобы он мог укрыться в надежном месте, где будет в большей безопасности, чем в Ватикане, открытом всем ветрам.

   Подняв к нему лицо, Зефирина молила его так горячо, как только умела, когда хотела кого-нибудь убедить.

   – Я прошу вас, Фульвио, послушайте меня… Не впутывайтесь вместе с Карлом V, Бурбоном и Колонна в это гнусное дело! Переходите к нам, в наш честный и справедливый лагерь детей Церкви. Разрушим планы противника. С предателями надо вести себя по-предательски… Я умоляю вас, Фульвио, ведь речь идет о чести рода Фарнелло, и вы это хорошо знаете.

   Зефирина попала в самую точку.

   – Но за каждым шагом, за каждым жестом папы неотступно следят. И я никого не могу к нему послать, – прошептал молодой человек.

   – Зато я могу… У меня есть Гро Леон.

   Глаза Зефирины горели от волнения.

   – Заговорщица! Мне следовало догадаться, ведь в последнее время вы вели себя так благоразумно! Значит, это вы связной агент между Франциском I и папой… В Риме существует только одно место, где можно защитить его святейшество, – сказал Фульвио, садясь за стол. – Это – здесь.

   И пальцем, на котором сверкал герб Леопарда, он ткнул в большую карту Рима.

   Зефирина наклонилась, чтобы взглянуть в указанное место.

   Это был замок Святого Ангела.

* * *

   Зефирина спустилась к себе на рассвете. Впервые у нее появилось ощущение, что у них с Фульвио есть что-то общее.

   Сблизившись на почве политики, Саламандра и Леопард полночи просидели вместе, обдумывая план действий.

   «Я лезу на пороховую бочку, – подумал Фульвио, – но я должен сделать это ради папы».

   Если бы он был до конца откровенен с собой, то добавил бы к этому: «А еще я хочу этого ради Зефирины».

   Он не позволил себе ни единого жеста, чтобы удержать молодую женщину, когда она с лицом, сияющим от счастья, отправилась к себе, присев на прощанье.

   Проявляя учтивость, князь проводил ее до двери. Пока она спускалась по лестнице вслед за освещавшим дорогу факельщиком, Фульвио, не отрывая взгляда, смотрел на удаляющийся силуэт, потом вернулся в комнату и сел за свой рабочий стол. Гладя шелковистую голову Клеопатры, князь едва слышно произнес с улыбкой:

   «Божественная Зефирина…»

Глава XIX
ЛЮБОВНИК И ЛЮБОВНИЦА

   Карл Бурбонский с такой силой ударил кулаком по столу, что лежавшие на нем печати, карты, пергаменты подскочили.

   – Все идет не так, как надо, Генриетта… Послушай, что мне только что сообщил твой сын. Повтори все это матери, Рикардо… Князь Фарнелло, который, по твоим словам, является нашим союзником, на рассвете вызвал на помощь капитана Ренцо да Чери! Того самого Ренцо, который так успешно когда-то защищал от меня Марсель! За несколько часов Леопард и он смогут поднять четыре тысячи человек… четыре тысячи, ты слышишь… ты меня уверяла, что Рим беззащитен, а мы, оказывается, собираемся напасть на папу, забаррикадировавшегося в крепости…

   Вне себя от ярости, коннетабль де Бурбон расхаживал по своей палатке взад и вперед под сверкающим молниями взглядом доньи Гермины.

   Прикрепленная к волосам цвета воронова крыла черная вуаль была на сей раз откинута, и можно было видеть, что мачеха Зефирины, женщина лет сорока, все еще не потеряла своей мрачной красоты.

   Сохраняя внешне олимпийское спокойствие, женщина, продолжавшая носить имя маркизы де Багатель, обнаруживала волнение лишь тем, что постукивала ногой по ковру.

   Невероятно худой, с костистым лицом, покатым лбом, коротко остриженной бородкой, беспокойным мутным взглядом, Карл Бурбонский, этот «внук»

   Людовика Святого, был необыкновенно похож на свой портрет кисти Тициана.

   Как могло случиться, что знатный французский синьор, герой Мариньяна, самый знаменитый человек во Франции, глава могущественного рода Бурбонов, высшее военное должностное лицо французской короны, коннетабль Франции, двоюродный брат Франциска I, дошел до того, что предал своего короля, пэров Франции и саму Францию в сражении под Павией?

   «Это все из-за Сан-Сальвадор», ответила бы на это Зефирина, первой узнавшая об измене и попытавшаяся предупредить об этом Франциска I[40].

   Конечно, измена произошла не без участия Гермины де Сан-Сальвадор, черного ангела Карла V, но начало этому было положено мрачной историей с наследством Анны де Боже, оспоренным у Карла Бурбонского матерью Франциска I. По этой причине король и его кузен стали врагами. Самолюбие коннетабля было задето тем, что Франциск I способствовал присуждению спорного наследства именно мадам Луизе, своей матери. А в результате Карл Бурбонский, умело подогреваемый доньей Герминой, вместе с войском и оружием перешел на сторону Карла V. В благодарность за это император сулил ему корону Франции.

   После победы под Павией Карл Бурбонский уже видел себя на троне своего кузена Франциска, попавшего в плен, но, как оказалось, продал душу дьяволу: Карл V постоянно оттягивал выполнение своего обещания и никак не желал выпускать из когтей добычу.

   – Что касается англичан, то их, как всегда, в нужный момент не доищешься… Монтроуз исчез, а мог бы привезти золота, чтобы я заплатил армии.

   Донья Гермина пожала плечами:

   – Англичанин? Золота? Ты грезишь, Карл! Впрочем, он все равно мертв или почти мертв.

   – Кто?

   – Фарнелло его почти убил… А если он и выживет, то ему нелегко будет объяснить Генриху VIII многие вещи, и в частности, почему он вместо того, чтобы вести наблюдение в Пиццигеттоне, явился сюда любезничать с дамами. В довершение ко всему, папа отказал королю в расторжении его брака с королевой. Так что на Монтроуза не приходится рассчитывать.

   – Вот видишь, остается один Колонна!

   Карл Бурбонский перестал ходить по палатке и машинально потер кружевной манжетой грязный нагрудник своей кирасы.

   Донья Гермина решила, что самый напряженный момент в его состоянии прошел.

   Незаметным движением руки она приказала своему сыну Рикардо выйти: из палатки, а сама, покачивая бедрами, подошла к коннетаблю.

   – Это она… Карл… мне давно надо было ее убить.

   – Кто? – угрюмо спросил Бурбон.

   – Моя падчерица, Зефирина де Багатель… Я уверена, это она все подстроила и отговорила Фарнелло. Мне следовало опасаться ее… но я-то думала, что она после страшной лихорадки превратилась в идиотку. А эта негодяйка выздоровела, и я подозреваю, помирилась со своим мужем. Если это действительно так, месть моя будет ужасной.

   Донья Гермина достала из кошелька три маленьких восковых фигурки. У одной из них были рыжие волосы, у другой – черные кудри, а у третьей – русая шевелюра. Поставив их в ряд на столе, донья Гермина вонзила в каждую по игле в том месте, где должно быть сердце, и при этом приговаривала:

   – Заклинаю Всемогущим Астаротом, князем Ваалом! Трижды, с помощью магии, злодейка Зефирина избежала гибели от яда, огня и проклятий. Молю тебя, Агалиарепт, мой повелитель, помоги мне уничтожить как можно скорее эту мерзавку вместе с предателем Фарнелло, а заодно и шутом, именуемым королем Франции. Очисть место для истинного короля, Карла Бурбонского…

   Коннетабль в это время стоял, отвернувшись. Он был бледен и явно побаивался подобных сеансов, к которым донья Гермина все же его приучила.

   Пытаясь избавиться от влияния, которое эта женщина оказывала на него столько лет, он сказал:

   – Все это сплошной вздор… Этим твоим куклам не открыть мне дороги на Рим и тем самым во Францию…

   – Не богохульствуй, Карл! Я много сделала для тебя, ты это знаешь. Смотри, не навлеки на себя гнев нашего высшего повелителя, того, что выше Карла V… Князя Тьмы – Вельзевула… – шепотом закончила донья Гермина.

   При виде ее пылающего взора Карл Бурбонский опустил глаза.

   Пока донья Гермина прятала свои восковые фигурки в кошель, Карл Бурбонский снова возразил:

   – Не думаю, что ситуация, в которую мы попали – дело рук твоей кривляки-падчерицы. Здесь тридцать тысяч солдат требуют жалованья. А у меня ни одного лиарда. Императору нужно два месяца, чтобы прислать мне деньги. Колонна сам без денег. Зато Фарнелло богат. Он один бы мог заплатить всем моим людям. Но этот проклятый Леопард уже не с нами, а ты требуешь от имени императора, чтобы я атаковал Ватикан и захватил папу в плен! Черт побери, да мои войска просто откажутся идти на это. Не отправляться же мне одному, пусть даже подземным коридором, соединяющим Ватикан с замком Святого Ангела, и объявить Клименту VII: вы мой пленник!

   В палатке наступило тягостное молчание, не нарушаемое ни Холодным северным ветром, ни возгласами солдат, расположившихся лагерем в нескольких лье от Рима.

   Довольный тем, что смог высказать донье Гермине все, что его мучило, коннетабль улегся на походную кровать.

   Донья Гермина подошла к нему, шурша шелковыми юбками.

   – Пообещай своим солдатам богатые трофеи, и тебе не придется платить… – прошептала Сан-Сальвадор.

   Карл Бурбонский думал, что ослышался.

   – Ты спятила, Генриетта, уж не о разграблении ли города ты говоришь!

   – Именно об этом, ты правильно понял, Карл… Надо проучить этих римлян, а заодно и их заговорщика папу.

   – Император хочет захватить папу в плен, но ты отдаешь себе отчет в том, что говоришь, Генриетта? – возразил бурбон.

   – Та-та-та! То, чего хочет Карл V он хочет любой ценой!

   Говоря эти слова, донья Гермина опустилась на колени около коннетабля. Небрежным движением она положила руки поверх штанов любовника. Он сначала покраснел, но тут же лицо его побледнело.

   На протяжении многих месяцев занятая плетением заговоров – сначала путешествие в Испанию, в Эскуриал, чтобы получить распоряжения Карла V, потом во Францию ради собственных дел – донья Гермина была лишена объятий Бурбона. А между тем он находился у нее под каблуком почти двадцать лет. Ей были известны буквально все его слабости, и не только моральные, но и физические. Она умела взволновать его и прекрасно сознавала пагубную власть, которую имела над этим могущественным и одновременно слабым существом.

   Жажда власти, мечта о престоле и о богатстве связали его с этой женщиной, которая шла напролом, не отступая ни перед чем, даже перед убийством.

   Несмотря на то, что был женат, несмотря на многочисленные любовные приключения, Карл Бурбонский сохранил к монашенке Генриетте, с которой познакомился в монастыре, какую-то болезненную страсть, вернее, он испытывал сексуальное влечение к ее порокам. Она знала все его вкусы, даже самые извращенные. И только она умела удовлетворить эти вкусы.

   С пересохшим от волнения горлом Карл Бурбонский сразу понял, что лучше было бы немедленно встать с кровати и отказаться от ласк доньи Гермины, но на это он не был способен.

   Еще со времен Павии ему ни разу не удалось удовлетворить ни одно из своих желаний. Возможно, это было божьим наказанием, но только Бурбон с тех самых пор стал импотентом. Он испробовал и девушек, и юношей, но все было напрасно. Донья Гермина засунула свои длинные руки к нему под одежду и без всякой нежности схватила безжизненно свисавший кусочек плоти. Вместо ласковых слов она стала издеваться над ним:

   – Ты всего лишь незаконнорожденный. Ничтожный вассал! Жалкое отродье, гнусная вонючая свинья! Ты, король? Нет, ты – раб! Подумать только, кому я передаю распоряжения… Я могу делать с тобой все, что хочу. А ну, раздевайся, здесь я командую! Давай-ка, паршивый пес, побегай, побегай…

   Донья Гермина резко встала. Заметив висящий на стене палатки собачий хлыст, она схватила его и щелкнула им в воздухе. Дрожа от восторга, Карл Бурбонский торопливо скинул с себя штаны, чулки и башмаки, оставшись при этом в кирасе и кольчуге. Нижняя часть его крепкого тела, от живота до кончиков ног была теперь обнажена. Его половой член стал понемногу увеличиваться. Коннетабль опустился на четвереньки.

   Когда хлыст с размаху опустился на его зад, он заскулил от восторга.

   – Побегай, грязная свинья, я никогда не буду твоей, ты мне слишком отвратителен… беги… беги…

   Каждое оскорбление донья Гермина подкрепляла ударом хлыста, от которого на коже герцога оставались красные полосы. Герцог же, скуля и лая, точно пес, пытался уклониться от ударов и, бегая на четвереньках, прятался то под стол, то за кресло, то за стул и даже в открытый сундук. И отовсюду донья Гермина выгоняла его хлыстом. Кнут полосовал ляжки герцога, напрягавшиеся от удовольствия при каждом ударе.

   – Повторяй за мной каждое слово… Я лишь жалкое ничтожество…

   – Да, да, я лишь жалкое ничтожество! – стонал, захлебываясь от удовольствия, Карл Бурбонский.

   – Ты мой раб, и я могу делать с тобой все, что захочу, даже посадить на кол… даже убить.

   – Да, ты моя королева! Ты можешь сделать со мной все, что захочешь, даже посадить на кол.

   С видимым злорадством донья Гермина, крепко сжав рукоятку хлыста, внезапно всадила ее глубоко в задний проход герцога. Тот завертелся на месте, напрягся, заплакал, застонал, заохал… И тут неожиданно наступил кульминационный момент. Его член гордо поднялся. Поднялся с пола и Карл Бурбонский.

   – Теперь твоя очередь, сука!

   Вырвав из рук доньи Гермины хлыст, он замахнулся. Но в этот момент Сан-Сальвадор схватила арбалет и нацелила его прямо на герцога.

   – Если ты только подойдешь ко мне, я тебя убью. Хрипя, плюясь и изрыгая проклятья, коннетабль двинулся на донью Гермину.

   – Клянусь, я убью тебя… грязная свинья, – пригрозила Сан-Сальвадор.

   Карл Бурбонский протянул руки, отшвырнул арбалет и схватил женщину.

   – Теперь я твой хозяин, – прохрипел он.

   – Да, ты хозяин, – согласилась она с неожиданной покорностью.

   Герцог повалил ее на кровать. Задирая, точно обезумевший, одну за другой ее юбки, он обнажил лоно доньи Гермины и, урча от вожделения, навалился на нее всем телом. Комкая юбки и обрывая кружева, он грубо перевернул ее на живот, чтобы сделать с нею то, что он обычно любил делать с юными пажами.

   Но тут внезапно желание куда-то исчезло. Герцог был вне себя от злобы. Ведь он был так близок к цели.

   Донья, Гермина вонзила ему в тело свои скрюченные ногти. Отвернувшись от него, она усмехнулась:

   – Ты жалкий пес… я прикажу посадить твой толстый зад на кол какой-нибудь ограды.

   Распаленный желанием, Карл Бурбонский отхлестал ее по обеим щекам.

   – Замолчи сейчас же, я твой Хозяин, а ты моя сука. Приказываю тебе лаять.

   Донья Гермина выполнила. И тут Бурбон наконец вонзился в нее с такой силой, будто нанес удар кинжалом. Негодяйка улыбнулась, испытав удовлетворение. Бурбон старел, и каждый раз ему требовалось все больше времени, чтобы привести себя в нужное состояние. Она же каждый раз боялась, что он не доведет дело до конца. Но на этот раз он снова оказался в силе.

   У своего уха она слышала учащенное дыхание мужчины, испытавшего наслаждение, которого никакая другая женщина не в состоянии была ему дать. Желая сделать его удовольствие более полным, донья Гермина, приподняв голову над подушкой, стала издавать жалобные стоны.

   Последняя свеча догорела. Заключительный спазм Карла Бурбонского был так силен, что он просто рухнул на свою любовницу. Пробыв несколько мгновений в забытьи, он встал и, не дав себе труда одеться, высек искру, чтобы зажечь свечи в канделябре.

   Донья Гермина села на край кровати. Карл посмотрел на нее с восхищением. Ни единый волосок из ее прически не выбился.

   Коннетабль взял с кресла халат, надел его поверх кирасы и повязал поясом. Затем уселся в кресло, по-прежнему не отводя взгляда от Гермины. Он хорошо понимал, что эта женщина – его злой ангел, но ничего не мог с этим поделать.

   – Карл, – прошептала донья Гермина, прекрасно знавшая о его сомнениях, – я никогда никого не любила в жизни, кроме тебя… ты станешь величайшим королем Запада.

   Ничего не ответив, он подошел к столику и налил себе в кубок сицилийского вина. Жадными глотками герцог выпил пьянящий напиток и подошел к выходу из палатки. Откинув полотнище, служившее дверью, он позвал своего адъютанта:

   – Рикардо!

   Молодой человек немедленно прибежал. Не глядя на свою мать, он встал перед коннетаблем по стойке «смирно».

   – Вызови командиров, – распорядился герцог де Бурбон.

   Жестом руки он дал понять донье Гермине, что ей следует скрыться во второй комнате его просторной палатки.

   Шесть суровых капитанов, набранных из тех свирепых кондотьеров, которые готовы служить любому, кто платит, вошли в палатку герцога де Бурбона.

   Все шестеро неловко переглянулись.

   – Монсеньор, что касается нас… мы еще смогли бы пойти на это, но солдаты в армии плохо обмундированы, плохо накормлены, без денег… Они отказываются выступать без жалованья.

   – Я знаю, – спокойно сказал Карл Бурбонский. – Но я обещаю им… захват города, богатую добычу, женщин и выпивку.

   Не веря собственным ушам, командиры переглянулись, и наконец один решился спросить:

   – Не хочет ли монсеньор сказать, что наши люди смогут раздобыть себе жалованье в Риме?

   – Да, ведь, кроме всего прочего, этот город очень богат… Так что солдаты смогут найти себе все, что захотят, прямо на месте. Передайте мой приказ людям, – сухо ответил Карл Бурбонский.

   Командиры, судя по их лицам, были потрясены. Им, ведущим жизнь наемников, приходилось совершать многое: убивать, грабить, насиловать и прочее. Но Рим – это Рим… И то, что подобный приказ им отдает французский принц, привело их в полную растерянность.

   – Теперь идите, на рассвете мы снимаем лагерь, – закончил разговор коннетабль.

   Поприветствовав принца, командиры удалились.

   Адъютант Рикардо хотел последовать за ними, но Бурбон задержал молодого человека. Несколько мгновений он молча смотрел на этого не по-мужски привлекательного, худощавого и развязного юнца, бывшего его собственным сыном, но в конце концов отказался от внезапно возникшего желания сказать тому правду о его происхождении и ограничился простым распоряжением:

   – Пойди, скажи донье Гермине, что я хочу побыть один, Рикардо.

   Неожиданно у принца начался озноб. Подойдя к скамеечке для молитв, он опустился на колени и, целуя распятие, прошептал с тревогой:

   – Господь милосердный… я вверяю тебе мою душу.

   Донья Гермина вместе с сыном покинула палатку через выход, предназначенный для слуг. Небо на горизонте начало бледнеть, предвещая скорый рассвет.

   Из лагеря доносились голоса. Просыпавшихся солдат ждала приятная весть.

   – Извините меня, матушка, но я должен пойти собрать вещи принца, – предупредил Рикардо.

   – Ступай, малыш, ступай, – с нежностью сказала донья Гермина.

   Она стояла и смотрела на удалявшегося молодого человека, единственного во всем мире, который вызывал у нее неподдельную любовь.

   «Рикардо…» Стоило ей только подумать о том, что Зефирина отказала ее дорогому мальчику… Да за одно это она должна умереть.

   Донья Гермина постаралась не дрожать, хотя ночью было очень свежо.

   – Возьми, накинь это, Генриетта.

   Карлик Каролюс протянул ей плащ, который Сан-Сальвадор набросила на плечи. Карлик поднял голову к той, кому был предан душой и телом.

   – Не волнуйся, все будет хорошо, – сказал он, стараясь успокоить ее. – Пошли, не стой тут, а то простудишься… Идем в твою палатку… Ты устала. Я сейчас помассирую тебе спину. Идем же, Генриетта.

   Следуя за Каролюсом, донья Гермина взглянула в ночное небо, на котором сверкали звезды.

   – Ра! Вельзевул… Молю тебя, дай нам победу!

   Сжав кулаки, донья Гермина с такой силой вонзила загнутые ногти себе в ладони, что брызнула кровь.

   И, будто отвечая ей, в небе прозвучал крик ночной птицы.

   Это был ворон, а может быть, галка, стремительно летевшая в сторону Рима.

Глава XX
СМЕРТЬ ПРЕДАТЕЛЯ

   – Sac… Scelerats… Salvador… Sorciere… Soldats… Spixante Sille… Soif[41].

   Зефирина раньше всех почувствовала надвигающуюся опасность. Едва взошло солнце, она принялась искать Гро Леона и нигде не нашла его. Тщетно она звала галку, та не откликалась на ее зов, и вот теперь птица вернулась не только усталая, но и насмерть перепуганная.

   Из того, что птица пыталась сказать, Зефирина понимала не все, но догадалась, что городу грозит нечто более страшное, чем все представляли.

   – Мое платье-амазонку! – крикнула она служанкам.

   С тех пор как Фульвио согласился организовать защиту папы, Зефирина пребывала в невероятном возбуждении. На настойчивые требования Фульвио покинуть Рим она с гордостью отказалась уподобляться трусливой княгине Колонна.

   «Ведь Карлу V была нужна не она, а папа».

   Точно в замок, пробудившийся от прикосновения волшебной палочки феи, во дворец Фарнелло без конца прибывали гонцы, всадники, лейтенанты, капитаны и наемники.

   Очень понравился Зефирине друг Фульвио, Ренцо да Чери.

   Горделивый тридцатилетний кондотьер, Ренцо во многом очень напоминал князя.

   Высокий, чернокудрый, Ренцо да Чери даже не пытался скрыть того восхищения, которое у него вызывала прекрасная княгиня Фарнелло.

   За сутки, благодаря золоту князя Фарнелло, Ренцо собрал, о чем уже знал Бурбон, войско в четыре тысячи человек, которое разместил за крепостными стенами Борго (окраина Рима), чтобы не допустить проникновения в город любого мало-мальски подозрительного «субъекта».

   А тем временем Климент VII и его кардиналы перебрались из Ватикана в замок Святого Ангела.

   Этой ночью Фульвио и Ренцо не покидали Борго. Прождав их допоздна, Зефирина в конце концов уснула, но очень скоро проснулась с чувством сильной тревоги и стала искать Гро Леона.

   – Скорее… скорее… – торопила служанок Зефирина.

   Пока девушки затягивали на ней черную юбку и застегивали казакин, отделанный шнурами, молодая женщина отдавала распоряжения мадемуазель Плюш:

   – Заверните кое-какие вещи, но чтобы свертки были как можно меньше, Плюш. Возможно, нам придется очень скоро покинуть дворец.

   – Но, мадам… – запротестовала дуэнья.

   – Делайте, что я сказала, Плюш! Зефирина схватила хлыст с золотой рукояткой.

   – А как же бедный раненый синьор?

   – Пусть немедленно приготовят широкую доску и подстилку, чтобы можно было перенести милорда де Монтроуза.

   – О, Господи… Иисус Мария, Иосиф!

   Не слушая дальнейших причитаний мадемуазель Плюш, Зефирина бегом спустилась по лестнице. Во дворе она увидела Паоло и еще человек двадцать головорезов, составлявших охрану дворца.

   – Паоло, мне необходимо увидеться с князем, – сказала Зефирина.

   – Ваша светлость…

   Оруженосец князя не решался подчиниться.

   – Торопитесь, поедем со мной. Бурбон приближается. У него шестьдесят тысяч солдат.

   – Что, правда шестьдесят тысяч? – переспросил обомлевший Паоло.

   – Я их не считала. Но в любом случае этот предатель приближается с целой армией.

   Прокладывая себе как можно скорее дорогу в Борго, Зефирина, Паоло и два гвардейца должны были объезжать людей в масках, пляшущих и веселящихся в этот последний день карнавала.

   Несмотря на всеобщее веселье, Зефирина чувствовала, что по городу распространяется тревога. Перед каждым появлением наемников Ренцо да Чери некоторые жители Рима наглухо запирались в своих домах.

   Только приблизившись к окраинам города, Зефирина, Паоло и солдаты смогли пришпорить коней и пустить их в галоп.

   Фульвио и Ренцо находились у стен укрепления. Они отдавали распоряжения людям, вооруженным аркебузами, когда увидели мчащуюся Зефирину в костюме амазонки.

   – Да здравствует принчипесса!

   Наемники приветствовали молодую женщину, словно мадонну.

   Фульвио, недовольный, спустился с крепостной стены.

   – Ради всех святых, мадам, ну что вы здесь делаете? – проговорил он раздраженно, помогая при этом Зефирине спуститься с лошади.

   Она положила руки ему на плечи, в то время как он обхватил ее за талию. Тела их невольно соприкоснулись. Во взгляде Леопарда сверкнула молния. Это длилось всего лишь миг. Смущенная Зефирина опустила глаза.

   Еще мгновение Фульвио не выпускал ее из своих рук, затем поставил на землю и спросил смягчившимся голосом:

   – Что происходит, Зефирина?

   В нескольких словах молодая женщина сообщила мужу все, что узнала от Гро Леона. Галка, будто желая подтвердить слова своей хозяйки, летала над укреплением и выкрикивала:

   – Salopards…[42]

   Вкратце это было именно то, что думали и все остальные. Неожиданно кто-то крикнул со стены:

   – Вот они!

   Фульвио и Зефирина поспешили к Ренцо да Чери. Кондотьер указал им на точку на западе, которая на глазах росла.

   Сначала на холме Монте Марио появились немецкие пехотинцы, служащие наемниками у коннетабля, потом стали видны воины с тяжелыми аркебузами, стрелки, вооруженные арбалетами, копьеносцы, рейтары, испанская кавалерия, артиллерийские расчеты, волокущие за собой пушки и ядра, а за ними те, кто нёс флаги и знамена.

   С высоты крепостных стен защитники города с отчаянием смотрели на эту демонстрацию силы.

   – Гро Леон не лгал, – прошептал князь Фарнелло. – Бурбон движется с целой армией.

   – Их там более сорока тысяч, – отозвался Ренцо да Чери. – Нас же с трудом наберется четыре тысячи.

   В людском море, надвигавшемся на город, Зефирина искала флаг Бурбона. Молодая женщина взяла у Ренцо да Чери подзорную трубу. Это было недавнее изобретение, представлявшее собой увеличительное стекло цилиндрической формы. Зефирина поднесла прибор к правому глазу и, «пошарив» по армии, неожиданно вздрогнула. Среди фур и повозок она увидела черные носилки с задернутыми занавесками, в которые были впряжены мулы.

   – Донья Гермина, я уверена, это она… злой ангел… – прошептала молодая женщина.

   Она подняла голову. Фульвио коснулся ее руки.

   – Пора уезжать, Зефирина. Паоло, – приказал князь, – проводи княгиню во дворец и оттуда вместе со всеми домочадцами переправь в замок Святого Ангела, под покровительство папы.

   – Я хочу остаться с вами, – возразила Зефирина. Не слушая ее, князь взял жену за руку и повел к лошади.

   – Князь Фарнелло уходит… Князь уходит с княгиней… Спасайся кто может, – завопила толпа наемников.

   Никто и ахнуть не успел, как началась паника и наемники Ренцо бросились врассыпную.

   – Остановитесь, приказываю вам. Вы получили жалованье за участие в сражении, – кричал вдогонку Ренцо, а Фульвио громким голосом убеждал:

   – Останьтесь, вы получите двойную плату.

   – Останьтесь, я тоже остаюсь.

   Последнюю фразу крикнула Зефирина. Увидев панику, она вырвалась из рук Фульвио. Подойдя к пушке и поставив ногу на лафет, она крикнула еще громче:

   – Вы кондотьеры или бабы? Неужели вы бросите женщину одну против сорока тысяч мужчин?

   Новость мгновенно облетела наемников.

   – Княгиня Фарнелло хочет сражаться… Княгиня Фарнелло остается.

   Мало-помалу люди стали возвращаться и занимать свои места. Один из них, огромный рыжий ирландец, крикнул:

   – Если твоя жена остается, князь Фарнелло, мы останемся, но, если она уедет, мы тоже уедем.

   – А ты не говорил нам, Ренцо, что каждому из нас придется сражаться против десяти, – с упреком сказал другой.

   – Ну, так что будет делать княгиня? – крикнула группа канониров.

   Фульвио взглянул на Зефирину. Она гордо выпрямилась над зубцом крепостной стены.

   – Что будем делать? – шепнул князь Ренцо да Чери.

   – Она нравится людям, ей надо остаться, если не хочешь, чтобы мы с тобой оказались тут одни, – также тихо ответил Ренцо.

   Фульвио кивнул.

   – Друзья мои, княгиня остается!

   Раздалось громкое «ура», подкрепленное пушечным выстрелом. Не тратя времени на детальные распоряжения, Бурбон отдал приказ начать штурм крепостных стен, окружавших Рим.

   – Огонь! – взревел Ренцо да Чери.

   Три маленькие пушечки защитников города отвечали на снаряды наемников. Воины с арбалетами, засев за оградой, осыпали стрелами подступавших всадников, а те, у кого в руках были аркебузы, для каждого выстрела использовали фитиль и кресало.

   – Спрячьтесь немедленно, – закричал Фульвио Зефирине.

   Молодая женщина пригнула голову. Через несколько мгновений началась осада стен со всех сторон.

   – Ammazza! Ammazza![43] – вопили люди Бурбона.

   Уже начали приставлять к стенам первые лестницы для штурма.

   – Горох! Горох! – закричали в один голос Фульвио и Ренцо.

   Целые тазы раскаленных шариков, слепленных из горячей смолы, смешанной с древесным углем, стали высыпать на головы тех, кто пытался взобраться на стену. Зефирина услышала крики боли и запах горелого мяса. Сидя на корточках под одним из зубцов стены, она ничем в эту минуту не напоминала великолепную княгиню Фарнелло.

   Теперь это была просто молодая женщина, испуганная страшным шумом, воплями, выстрелами и ядрами, сотрясавшими стены.

   В западной части крепостной стены уже были проделаны бреши.

   – Черт побери…

   Пораженный в голову ирландец, в руках у которого была аркебуза, рухнул рядом с Зефириной. Едкий желтый дым заставил ее закашляться. Из-за этого дыма она ничего не видела вокруг, а бесконечные проклятья, крики боли и победные возгласы тех, кому удавалось прорваться, ее совсем оглушили.

   И вдруг она услышала совсем рядом с собой какой-то скрежет. К зубцу стены, за которым она пряталась, снаружи приставляли лестницу.

   Не очень понимая, что делает, Зефирина схватила аркебузу, выпавшую из рук мертвого ирландца. Ей никогда не приходилось пользоваться этим оружием, но как всякая девушка из знатной семьи, она знала, как оно действует. Дрожа от страха, но оставаясь при этом упрямой саламандрой, Зефирина все же осмелилась выглянуть на мгновение наружу.

   Она действительно не ошиблась. Около дюжины солдат во главе с командиром, который только что спешился у самой стены, начали штурм ее зубца.

   Увлекая за собой подчиненных, командир первый поднимался по ступенькам лестницы. Зефирина изо всех сил прижала к себе аркебузу. Зажмурив глаза, она поднесла тлеющий фитиль к стволу и нажала на курок. К ее великому удивлению, прозвучал выстрел.

   В ответ на него кто-то застонал от боли. Она открыла глаза и глянула вниз. Раненный в пах командир свалился с лестницы на землю. Во время одной из вспышек Зефирина увидела под открытым забралом худое, костистое лицо герцога де Бурбона.

   – Ангел смерти… – заикаясь, проговорил коннетабль.

   Уже помутившимся взором он смотрел на казавшееся невозможным лицо Зефирины, склонившееся над стеной.

   Она едва успела спрятать голову, потому что сразу несколько солдат уже целились в нее. Со всех сторон кричали, и это были панические крики штурмующих:

   – В герцога де Бурбона попали! Герцог умирает[44]! Зато осажденные ликовали:

   – Княгиня убила герцога де Бурбона! Да здравствует княгиня! Ур-р-ра княгине Фарнелло! Она наш ангел-спаситель, паша мадонна.

   Люди Ренцо хотели поднять Зефирину на руки и пронести с триумфом. Они целовали край ее платья, говорили о чуде. За несколько минут в Борго смогли заделать бреши и вздохнуть с некоторым облегчением.

   С почерневшим от пороха лицом, в разорванном камзоле к Зефирине подошел Фульвио. Она все еще держала в руках аркебузу. С приближением князя люди расступились. Не сказав ни слова, Леопард склонился над Зефириной. Губы ее коснулись волос жены. В глубоком волнении он прижал ее к себе.

   – Моя Зефирина…

   Молодая женщина в смущении смотрела на мужа, который уже возвращался к Ренцо. Ну, конечно, ей уже были знакомы эти могучие плечи и эта кошачья походка. Незнакомец на пляже, благородный дворянин, спасший ее из пожара, зажженного преступной рукой, это все он, ее муж, князь Фарнелло.

   Она всегда знала это, но почему-то отказывалась признать.

   Из груди ее вырвался непроизвольный крик:

   – Фульвио! Фульвио…

   Князь обернулся. Казалось, он все понял. Он приложил палец к губам, словно хотел послать ей поцелуй или попросить помолчать.

   Доставленный в походную палатку умирающий герцог де Бурбон, не переставая, повторял:

   – Ангел смерти… я видел ангела смерти… мне нужен исповедник.

   Слух о ране коннетабля мгновенно распространился по лагерю. К изголовью умирающего примчалась донья Гермина в сопровождении неотступного Каролюса.

   Глядя на кровь, хлеставшую из паха, врач не решился зондировать рану.

   – В этом месте я не могу сделать прижигание. Дело герцога безнадежно! – прошептал он командирам.

   Командиры расступились, видя приближающуюся донью Гермину под густой вуалью. Они знали, что какая-то неизвестная женщина, фаворитка принца, следовала за армией.

   – Генриетта, – простонал раненый, вытянувшись на кровати.

   Донья Гермина опустилась рядом с ним на колени. С глазами, побелевшими от близкой смерти, Карл Бурбонский сделал ей знак наклониться к его губам.

   – Генриетта… выслушай мою последнюю волю… не надо, передай им… ты мне… клянешься.

   Донья Гермина положила руку с загнутыми ногтями на лоб умирающего.

   – Конечно, я клянусь, Карл… клянусь повиноваться тебе.

   – Пусть подойдут мои командиры, – еле слышно произнес герцог де Бурбон.

   – Дорогой мой друг, что вы хотите им сказать? – шепотом спросила донья Гермина.

   Невероятным усилием воли герцог попытался встать. Низ живота его будто пронзили кинжалы.

   – Возмездие, – прошептал он.

   Собрав последние силы, он сказал так, чтобы слышала только Генриетта:

   – Надо… все остановить… я хочу… вернуться обратно… быть похороненным в Милане… Скажи им… не надо идти на Рим… на Рим!

   С этими словами Карл Бурбонский откинулся назад с широко раскрытыми глазами[45].

   Донья Гермина своей рукой закрыла ему глаза. Не выказав никакого чувства, она обернулась к командирам:

   – Вы слышали последние слова коннетабля, господа? На Рим! На Рим! Это его приказ, он неизменен… Несмотря на смерть, герцог Карл Бурбонский хочет, чтобы вы взяли город.

Глава XXI
РАЗГРАБЛЕНИЕ РИМА

   – Надо отступать! Покидаем укрепление… – крикнул Ренцо да Чери.

   Фульвио видел – ситуация катастрофическая. Вражеские войска хлынули в Борго со всех сторон. Поначалу осажденные полагали, что со смертью коннетабля штурм прекратится, но они ошибались.

   Под ударами пушечных ядер крепостная стена разлеталась вдребезги. В пробитые бреши устремлялись дикие орды.

   – Паоло, уведи ее добром или силой, – распорядился князь.

   Держа в руках секиру, князь сражался с двумя ландскнехтами, вооруженными палицами. Отовсюду доносился один и тот же крик:

   – Убей! Где золото?

   «Это не солдаты, а какие-то шакалы, которым пообещали добычу», – подумал с ужасом Фульвио.

   Захватчики уничтожали все на своем пути. Они уже проникли в первые дома и начали выкидывать из окон и тюфяки, и людей.

   Паоло не отозвался на крик хозяина.

   «Где же она?»

   Этот вопрос неотступно терзал Фульвио.

   Прокладывая секирой дорогу среди орд испанцев, Фульвио подоспел как раз в ту минуту, когда Зефирину схватили два наемника, вооруженных алебардами, в одном из дворов Борго.

   – Это та женщина, которая убила герцога! – вопил один из солдат.

   Он взметнул пику. И в тот же миг Фульвио метнул секиру прямо в шею наемника, в то место, где между шлемом и кирасой была щель. Наемник с хрипом свалился наземь. Хлынувшая из раны кровь забрызгала Зефирину. Второй солдат сразу сбежал. Фульвио сгреб Зефирину одной рукой и крикнул:

   – Бегите в замок Святого Ангела… Скажите папе, что мы бьемся насмерть, но не сможем помешать вторжению врагов в город.

   Говоря это, Фульвио тащил Зефирину к какой-то церкви. Там у защитников города были спрятаны лошади. Несмотря на длинную юбку, Зефирина изо всех сил мчалась за Фульвио, который поддерживал ее. В церкви Фульвио наугад взял одну из лошадей под уздцы. Слегка присев, он подставил под ногу Зефирине скрещенные руки, чтобы помочь ей взобраться в седло.

   – Это седло не для амазонки, так что садитесь верхом, – посоветовал он.

   Подобрав юбки до колен, Зефирина послушалась мужа. Фульвио продолжил свои инструкции:

   – Скачите… прямо в замок Святого Ангела… Вы обещаете мне, Зефирина? – настойчиво спрашивал князь.

   Он поднял голову к Зефирине.

   – Да, Фульвио.

   Внезапно покоренная, Зефирина наклонилась и поцеловала мужа в губы, потом прошептала:

   – Фульвио… Это вы были тем дворянином, который спас меня в «Золотом лагере»?

   Ничего на это не ответив, Фульвио шлепнул ладонью по крупу лошади и, желая удачи, поднял руку.

   Дождавшись, пока молодая женщина исчезла за домами предместья, князь вернулся к месту сражения.

   Ему навстречу шел Паоло с кровоточащей раной над бровью.

   – Ты в состоянии держаться на лошади? – спросил Фульвио.

   – Да, монсеньор.

   При этих словах оруженосец обмотал рану шейным платком.

   – Следуй за княгиней в замок Святого Ангела, – приказал князь.

   Паоло запротестовал:

   – Монсеньор, я не могу уехать, вы же теперь один против двадцати.

   Фульвио раздраженно оборвал его:

   – Святые боги, следуй, тебе говорят, за нею и охраняй ее. Бог знает, что ей еще может взбрести в голову.

   И, оставив оруженосца, Фульвио побежал на помощь Ренцо да Чери, сражавшемуся с десятью ландскнехтами.

* * *

   В Риме ничто уже не напоминало о карнавале. Жители города, подгоняемые разрывами пушечных снарядов, покидали дома и укрывались в церквях и монастырях. Многие, катя перед собой ручные тележки со скарбом, покидали город и направлялись на юг. А кое-кто, как Зефирина, пытался пробраться в замок Святого Ангела.

   Невообразимая давка царила на улицах, площадях и под триумфальными арками, все еще украшенными цветами. Зефирине было невероятно трудно пробираться сквозь обезумевшую толпу.

   Не зная дороги, она снова и снова кружилась между Палатином, старым Форумом и Капитолием. И тогда она вернулась к дворцу Фарнезе. Подъезжая, Зефирина заметила опустевшее жилище старой княгини Савелли и тут поняла, что находится неподалеку от дворца Фарнелло.

   Позабыв все наказы Фульвио, она решила проверить, все ли в доме покинули палаццо.

   В пустынном мраморном дворике истошно лаяла брошенная собака. Всмотревшись, подъезжая, Зефирина увидела, что это бедняга Цезарь.

   – Бедненький, совсем один остался… А где же Клеопатра? Ушла, наверное, со всеми, а тебя забыли.

   Разговаривая с собакой, которая подошла к ней, чтобы лизнуть руки, Зефирина соскочила с лошади.

   – Saint Ange… Saintete… Serment[46].

   Над Зефириной летал Гро Леон. С перьями, взъерошенными от грохота канонады, галка напоминала своей хозяйке предписания Фульвио.

   – Лети ты первый к его святейшеству, Гро Леон. А я вскоре последую за тобой, – сказала молодая женщина.

   С умницей Цезарем, следовавшим за ней по пятам, Зефирина вошла в вестибюль. Ей вдруг стало страшно. Вокруг не было ни души, и шаги гулко звучали по мраморным плитам пола.

   – Есть здесь кто-нибудь? – крикнула Зефирина.

   В ответ на одном из этажей хлопнуло окно. Она была готова повернуться и бежать. Упрекая себя в трусости и поглаживая голову Цезаря, чтобы набраться храбрости, Зефирина поднялась в свои апартаменты.

   Настежь открытые сундуки свидетельствовали о том, что Плюш наспех похватала одежду. Возможно, она не забыла украшения и ценные вещи. Затем Зефирина прошла в комнаты Мортимера. Там ее ждала та же картина. Похоже, герцога вынесли на тюфяке, потому что постели в комнате не было.

   – Больше никого нет? – снова крикнула Зефирина.

   Снова где-то стукнуло окно. Идя на этот звук, Зефирина поднялась на третий этаж, где находились апартаменты Фульвио.

   Она не сразу решилась войти. И все-таки, против воли, толкнула дверь в рабочий кабинет мужа. Цезарь тут же залаял, призывая хозяина.

   Зефирине казалось, что она совершила недостойный поступок: без разрешения проникла в тайное убежища Фульвио. Она обошла кабинет и вошла в соседнюю комнату, откуда доносился шум. Это была спальня. Зефирина с любопытством взирала на балдахин с задернутым над кроватью пурпурным пологом. Вот, значит, где спал Фульвио.

   Молодая женщина раздвинула полог. Из уст ее вырвался крик. Над изголовьем висел портрет более молодого, вероятно, двадцатилетнего Фульвио. Кружевной воротник обрамлял безбородое лицо улыбающегося князя. Карие глаза сверкали радостным светом… Его оба глаза…

   Зефирина оперлась коленом на постель, чтобы прочесть надпись на медной пластинке.

   «Его светлости князю Фульвио Фарнелло последний знак уважения от Рафаэля. 1520».

   Выходит, тогда у Фульвио были оба глаза. Зефирина этого не знала, потому что все портреты князя исчезли из галерей дворца.

   Вероятно, он стал одноглазым Леопардом совсем недавно… Два года? Три года? Неожиданно Зефирина поняла, как тяжко должен был страдать Фульвио из-за своего увечья, и куда больше морально, чем физически.

   – Фульвио, – прошептала молодая женщина, и глаза ее наполнились слезами. – Я стану вашей, я буду любить вас и заставлю позабыть все страдания, которые мы пережили. А если уже поздно… если Фульвио убит?

   Эта страшная мысль потрясла ее одновременно с раздавшимися во дворе криками солдатни.

   – Эй, вы, сюда!

   Зефирина подбежала к окну и тут же отпрянула назад. Во дворец ворвались пьяные варвары. Они разбежались по саду и стали бить статуи.

   «Нечего сказать, хороша армия Бурбона, просто банда хищников, сметающих все на своем пути!»

   Истошно крича, всадники влетели на площадку перед парадным входом и верхом въехали в вестибюль. Зефирина услышала, как они начали крушить хрустальные люстры.

   – Ра… золото… драгоценности! – вопили они.

   Потом все кинулись вверх по мраморной лестнице и принялись рвать полотна художников. Некоторые спустились в кухню и набросились на еду и вино, дырявя секирой бочки с мальвазией.

   Придя в ужас от мысли, что ее могут схватить, Зефирина вместе с Цезарем поднялась и спряталась на последнем этаже, где жили горничные и служанки. Она молила небо, чтобы эти дикари не поднялись выше. Бегом Зефирина добежала до чердачной комнатки с покатым потолком. Две девушки, работавшие раньше на кухне и которых она плохо знала в лицо, сидели там на тюфяке, тесно прижавшись друг к другу.

   При виде Зефирины они вскрикнули.

   – Тихо! Замолчите, – приказала Зефирина, едва переводя дыхание.

   – Принчипесса, – прошептали обе разом.

   Присутствие Зефирины их немного успокоило.

   – Что вы тут делаете? – шепотом спросила Зефирина. – Вы что, не поехали вместе со всеми?

   – Нет, принчипесса, нас забыли, – ответила одна из девушек.

   Сколько им могло быть лет? Семнадцать… Восемнадцать…

   – Как вас зовут? – спросила Зефирина.

   – Меня – Карлотта, а мою сестру – Карла, – ответила та, что побойчее.

   Снизу неслись крики. Дикари швыряли мебель из гостиной в окна, чтобы устроить во дворе костер.

   – О, мой Бог, – застонали Карла и Карлотта.

   – Есть ли какой-нибудь чердак еще выше? – спросила Зефирина.

   – Да, принчипесса.

   – Давайте поднимемся. Сейчас они заняты грабежом… Может, им не придет в голову забираться сюда. Вы знаете, как пройти на чердак? – обратилась к девушкам Зефирина, стараясь сохранять спокойствие.

   – Да, принчипесса.

   Для большей предосторожности Зефирина схватила в качестве орудия защиты кувшин и открыла дверь. В коридоре было свободно. Но внизу, как раз под ними, вандалы крушили все в покоях князя.

   – Принчипесса, скорее… сюда, – зашептала Карлотта.

   А наемники с дикими криками уже поднимались на этаж для прислуги. Молодые женщины во главе с Карлоттой побежали по лабиринту узких темных коридоров, добрались до винтовой лестницы и стремглав поднялись на чердак.

   – Черт побери… я слышал шум… Здесь кто-то есть, – раздался грубый голос.

   Зефирина и служанки закрыли за собой дверь. Они услышали, как кто-то бежит.

   – Хуренсон… Ра… это собака.

   Бедный Цезарь, схваченный солдатами, заскулил.

   – Грязная скотина, она меня укусила… Давай, бери ее, Ганс, мы ее поджарим и сожрем.

   Снова послышался лай, потом на чердаке наступила тишина.

   У Зефирины сердце разрывалось от жалости к Цезарю. В сущности, бедное животное спасло им жизнь. Она вытерла потные дрожащие ладони о юбку, потом сделала знак насмерть перепуганным девушкам сесть под балкой. На чердаке было просторно, но темно.

   Зефирина подошла к слуховому окну и встала на цыпочки. Окно находилось в середине крыши, и было невозможно увидеть, что происходит во дворе.

   – Принчипесса, что с нами будет? – жалобно спросили Карла и Карлотта.

   Зефирина вернулась к девушкам.

   – Давайте вместе поищем, нет ли здесь для нас какой-нибудь другой одежды.

   По виду обеих служанок было ясно, что они ее не поняли.

   – Нам нужны блузы, штаны и шляпы. Карла и Карлотта отступили, перекрестившись:

   – Принчипесса, это же большой грех, обряжаться в мужскую одежду.

   – Что ж, дело ваше, если вы предпочитаете, чтобы вас схватили и изнасиловали солдаты.

   – Нет, принчипесса.

   Напуганные угрозой, девушки принялись рыться по сундукам и корзинам. Оказалось, что чердак заполнен целой грудой старинных пергаментов, писем, манускриптов, молитвенников, картин, старинного оружия, шлемов, доспехов, стрел, колчанов, а в дальнем углу обнаружилась даже одна пушка.

   «Не выходить же нам в самом деле отсюда в доспехах времен крестовых походов!» – подумала Зефирина.

   Она представила себе лица наемников при виде шествующих перед ними трех средневековых рыцарей.

   – Принчипесса, я нашла.

   Довольная Карла показала залатанную одежду. На глазах у изумленных девушек Зефирина сняла с себя платье амазонки, нижние юбки и корсаж. Как человек, привычный к подобного рода переодеваниям, она облачилась в одежду римского крестьянина, состоящую из хлопчатобумажной кофты и длинных панталон с застежкой, а также жилета из дубленой бараньей кожи и шерстяного колпака, под который можно спрятать волосы.

   – Теперь вы, – распорядилась Зефирина.

   Куда более стеснительные Карла и Карлотта сняли свои фланелевые юбки и надели такую же одежду, как их госпожа.

   – Очень неплохо, – решила Зефирина. Потом сказала:

   – Теперь нам надо дождаться ночи. Успокоившиеся, готовые повиноваться жесту и взгляду, Карла и Карлотта сели рядом с княгиней.

   Сама же Зефирина сидела на чердачном полу, откинув голову назад, и терзалась одной-единственной мыслью:

   «Где сейчас Фульвио? Захвачен ли Рим войсками и что в таком случае произошло с защитниками Борго? Ранены, погибли или бежали?»

   Зная князя, она не сомневалась, что он будет биться до конца.

   Наступала ночь. Карла и Карлотта задремали. Зефирина тронула их за плечо. Девушки мгновенно проснулись.

   – Пора.

   Зефирина раздала своим спутницам кинжалы с длинной рукояткой, найденные в куче старого оружия. Себе она тоже взяла один и спрятала под кожаной безрукавкой. Соблюдая осторожность, все три покинули чердак.

   Вокруг была такая темнота, что никто ничего не видел. К счастью, Карла и Карлотта хорошо знали все коридоры. Подойдя к верхней части лестницы, ведущей на этаж князя, Зефирина выждала некоторое время. В доме была такая тишина, что это показалось ей подозрительным. Неужели вся эта орда покинула дом?

   Взявшись за рукоятку кинжала, засунутого под жилет, Зефирина двинулась дальше во главе своего маленького отряда. Шаг за шагом, ступенька за ступенькой, со следующими за ней девушками, которые, несмотря на страх, чувствовали себя вполне сносно, Зефирина добралась до лестничной площадки на этаже князя.

   Здесь ее ждало зрелище, которого она никогда бы не смогла себе вообразить. При свете догорающих свечей было видно, что вокруг не осталось ни единого целого предмета. Все, что возможно, было растаскано, сломано, вырвано, украдено, разрушено.

   И поверх всего этого разрушения со всех сторон несся храп. Перепившись вином и водкой, наемники спали вповалку в опустошенных комнатах, вестибюлях и на лестницах. Пятна блевотины покрывали единственный еще не разрушенный во дворце предмет: мраморный пол.

   По главной лестнице невозможно было пройти. Около двух десятков солдат, одетых в кольчуги, спали и икали на ступенях.

   Зефирина направилась к лестнице для прислуги. Здесь дорога казалась свободной. Кроме двух отупевших от вина солдат, валявшихся на паркете, молодые женщины не видели никаких помех. Один пьянчуга приоткрыл заплывшие глаза, но тут же снова закрыл их, не проявив интереса к проплывшим мимо силуэтам.

   Теперь Зефирине и ее спутницам оставалось лишь пересечь вестибюль и двор.

   По знаку княгини беглянки спрятались в буфетной, в которой после этой орды не осталось ни единой корочки хлеба. Сквозь приоткрытую дверь Зефирина изучила обстановку. Человек двадцать наемников, развалившихся на том, что еще недавно было ковром, загораживали собой служебный выход. С другой стороны, у выхода на главное крыльцо, положение было не лучше: там едва державшиеся на ногах солдаты стояли, с позволения сказать, на карауле…

   Зефирине было видно в щель, как двигались их алебарды. На шлемах отражались отблески костра, разожженного во дворе палаццо. Ей стало ясно, что надо решиться обойти тех спящих, что лежат у служебного выхода.

   Вдруг заскулила собака. Это оказался неподжаренный Цезарь. Он узнал Зефирину, несмотря на ее наряд.

   – Молчи, мой хороший, – едва слышно выдохнула Зефирина, радуясь, что собака жива.

   Пора было решаться. Не могла же она вечно торчать в этой буфетной, иначе к утру все они проспятся и протрезвеют. Зефирина вышла из укрытия. В сопровождении служанок и Цезаря она обошла кучку храпящих и сопящих. Держа одну руку на рукоятке кинжала, она протянула вторую к дверной ручке. И тут на губах ее застыл крик. Сверху по лестнице спустился испанец и загородил собой выход.

   Зефирина успела заметить его черные и свирепые глаза под нависшими бровями. Он был в кольчуге, закатанной над расстегнутой перевязью. Без сомнения, испанец направлялся справить нужду.

   Дальше все произошло с невероятной быстротой. Он не ожидал столкнуться нос к ному с тремя крестьянками. Рука его легла на руку молодой женщины.

   – Римлянин, можно позабавиться! – сказал он, еле ворочая языком.

   Движимая инстинктом самосохранения, Зефирина высвободила руку из-под жилета и изо всех сил всадила кинжал в оголенный живот испанца. Он зашатался и поднес руку к боку. Зефирина воспользовалась этим моментом и отпихнула его. Не помня себя, она помчалась к ограде двора и выскочила на улицу. За ней бежали служанки и собака.

   – Ловите их… Этот негодяй убил меня… Итальянец достал меня…

   Собрав последние силы, испанец поднял своих товарищей. Как в кошмаре, Зефирина видела, что сидевшие у костра повскакали с мест. Вино, к счастью, сделало свое дело – двигались и соображали погромщики плохо. Все еще держа окровавленный кинжал в руке, Зефирина добежала до потайного хода, который был открыт. Позади себя она услышала страшный вопль. Это солдатня поймала одну из девушек.

   – Черт побери, да это женщина!

   Не желая знать, что случилось с несчастной, Зефирина продолжала бежать. Позади себя она слышала топот. Потом раздались выстрелы из аркебузы. Несколько пуль рикошетом отскочили от стен палаццо. Зефирина повернула направо, налево, прямо, снова направо… и снова налево, потом прямо. Она отдалялась от центра Рима. После долгого бега, от которого перехватило дыханье, она очутилась в большом саду, окруженном разрушенными стенами. Зефирина бросилась в провал в стене. Не зная, куда прыгает, она упала у развалин здания, чувствуя, как сильно закололо у нее в боку. Позади кто-то бежал. Это были Карлотта и Цезарь.

   – Бедная моя сестричка… Что с нею теперь будет? – простонала девушка, падая рядом со своей хозяйкой Зефирина печально покачала головой. Она слишком хорошо знала, что должно случиться. Сначала дикари надругаются над Карлой, а потом, если несчастная еще будет жива, кто-нибудь из изуверов изрубит ее на куски.

   Обхватив Карлотту руками, Зефирина прошептала:

   – Мы уже ничем не можем помочь твоей сестре, Карлотта… Боже мой, как это ужасно… но оставаться здесь значит ждать, пока нас тоже изнасилуют и убьют Карлотта долго плакала на плече у Зефирины. Тем временем над развалинами начинал заниматься день. У статуи фарнезского быка Зефирине стало ясно, что они нашли себе убежище в термах Каракаллы.

   Беглянок начал мучить голод. Бедный Цезарь тоже скулил, но Зефирина решила, что надо побыть в укрытии до наступления следующей ночи.

   – Когда опять стемнеет, мы попробуем добраться до замка Святого Ангела, – сказала она вслух.

   Сказала, чтобы успокоить свою спутницу, хотя смертельный страх не покидал ее ни на минуту.

   Наверное, уже весь город захвачен. Где теперь Фульвио и Ренцо да Чери? Продолжают ли еще защищать папу?

* * *

   – Где же она? – кричал Фульвио, явившись в крепость.

   Никто не видел Зефирину. Паоло поехал той дорогой, по которой должна была отправиться, как он полагал, княгиня. Но не обнаружил никаких следов молодой женщины.

   С запекшейся на лицах кровью, в разодранной одежде, Ренцо и Фульвио готовились к обороне. Расхаживая вдоль крепостной стены, Джулио Медичи, в кольчуге, шлеме и закатанном кверху платье, так что стали видны его сапоги со шпорами, громким голосом поносил врага, устроившего в городе пожар.

   – А ну-ка, ребятки, давайте, поворачивайте ваши пушки на этих ублюдков… тысяча чертей! Я отлучу от церкви этого гнусного пса Карла V.

   Те из защитников, кто еще был жив, буквально онемев от этих слов его святейшества, готовили к бою пушечные ядра, разжигали огонь, подогревали вар.

   Множество простых людей и аристократов нашли себе убежище в старом замке, возвышавшемся над Римом.

   – Где же она, монсеньор? Куда пропала, ради всего святого.

   Это причитала мадемуазель Плюш, которая, расталкивая толпу перепуганных крестьян и обессилевших солдат, пробиралась к Фульвио, стоявшему на стене крепости.

   Князь увел дуэнью в галерею с навесными бойницами и сказал:

   – Не волнуйтесь… Она могла спрятаться в каком-нибудь доме или…

   «Или воспользоваться происходящими событиями и сбежать», – подумал Фульвио. Но вслух добавил:

   – Этой ночью я выйду из крепости и поищу ее.

   – Вы, монсеньор? – прошепелявила плачущая Плюш.

   – Я тоже пойду, – буркнул Паоло, которого уже перевязали.

   – Даже не заикайся.

   – Ну хоть раз в жизни монсеньор может меня послушать!

   Их спор прервал Ренцо да Чери:

   – Леопард, ради Бога, мне чертовски не хватает людей.

   – Иду, – отозвался князь. – Кстати, как Мортимер перенес транспортировку? – спросил он Плюш, прежде чем уйти.

   – Милорда де Монтроуза поместили в башню. А он, как только открыл глаза, потребовал себе аркебузу, чтобы сражаться.

   – Замечательно, значит, он вне опасности… я сейчас приду его навестить.

   Фульвио почувствовал огромное облегчение, узнав, что Мортимеру уже лучше.

   Часам к пяти вечера имперские войска предприняли первую атаку на крепость. К счастью, они были плохо организованы, к тому же переоценили свои силы.

   Возглавляемые Фульвио и Ренцо канониры и стрелки сбросили врага в Тибр. Немало их осталось лежать и на земле перед крепостью.

   – Ур-ра Леопарду! Ур-ра нашему командиру Ренцо! Да здравствует папа! – взревели солдаты, оставшиеся верными папе.

   – Они перестроят свои силы и завтра утром повторят атаку, – убежденно сказал Ренцо да Чери.

   – Я покину тебя на ночь, друг мой, Ренцо. И если меня не будет на рассвете, это значит…

   Фульвио сделал отчаянный жест рукой. Ренцо да Чери потащил князя к просвету между зубцами стены.

   – Слушай и смотри.

   И он протянул князю подзорную трубу. Из города неслись страшные крики, вопли женщин и детей. Сквозь увеличительное стекло Фульвио разглядывал Рим. Вокруг творилось что-то чудовищное. Церкви, дворцы, жилые дома подверглись грабежу и пожару. На другом берегу Тибра, на площадях были видны повешенные на столбах люди. Некоторых подвергли колесованию. Обезумевшие женщины метались, прижимая к груди детей.

   Фульвио с ужасом и отвращением смотрел, как ландскнехты поднимали грудных детей на острие своих пик.

   – Я должен туда пойти, Ренцо… Не говори ему ничего, – добавил князь, указывая на папу.

   Видя такую решимость, Ренцо лишь вздохнул:

   – Что ж, у тебя есть только один способ пробраться, Леопард, – сказал капитан.

   Жестом он указал на валявшиеся под стенами крепости трупы ландскнехтов.

   – Дождись ночи, теперь уж недолго.

   Дневное светило опускалось за горизонт.

   Но, прежде чем на небе появилась луна, в западной части идущей вокруг крепости дороги можно было наблюдать довольно странное зрелище. По указанию Ренцо два его человека, два ловких сицилийца, занялись поистине чудовищным делом. Сделав себе из полена, веревки и рыболовного крючка удочки, оба «рыбака» старались поймать необычных рыб: тела двух ландскнехтов.

   Когда над опустошенным Римом взошла серебристая луна, Фульвио и Паоло, облаченные в зеленые штаны, короткие камзолы, сапоги с тупыми носами и черные плащи немецких наемников, в шлемах и с алебардами в руках, прошли, освещая себе путь фонарем, в узкий потайной коридор, соединяющий крепость с Ватиканским дворцом. Фульвио надеялся, что лютеране не обнаружат замаскированный выход, находившийся в тронном зале прямо за престолом папы.

Глава XXII
БОЙНЯ

   Гро Леон знал, что совершил непростительную глупость. Вместо того чтобы лететь, как ему велела хозяйка, прямо в замок Святого Ангела, он решил по пути немного отдохнуть на крыше какой-то церкви.

   В течение нескольких дней Гро Леону пришлось подвергнуться тяжкому испытанию. Летая от одного к другому, доставляя послания сначала Франциску I, потом папе, он не должен был ошибиться ни в направлении, ни в адресате. Птица Нострадамуса и сама понимала, что она не совсем обычное пернатое. Не только среди себе подобных, но и среди людей галка была умнее многих. И вот теперь, в первый раз, Гро Леон расслабился. Он просто устал и дрожал всем своим тельцем. Может, он заболел, а может, подобно людям, Гро Леон был напуган страшным зрелищем, которое творилось внизу, в городе.

   «Может быть, моя госпожа в опасности… я должен лететь туда», – подумал Гро Леон.

   Но он не мог, при всем желании, покинуть укрытие, потому что кто-то захлопнул окно. Теперь, сидя на колокольне, Гро Леон оказался пленником… и отнюдь не единственным! Там был еще звонарь, который, опустившись на колени, молился. От него очень плохо пахло.

   А Гро Леон был птицей деликатной. Поэтому он с отвращением открывал и закрывал свой клюв, тяжело дыша.

   У звонаря оказалась в руках горбушка хлеба, и он с аппетитом ел. Гро Леону тоже очень хотелось есть. Он с завистью стал летать над чужим обедом. Но, видно, не следовало ему этого делать. Звонарь, еще минуту назад такой набожный, теперь вскочил, и глаза его загорелись алчностью:

   – А, вот и дичь для супа!

   Гро Леон получил страшный удар по крылу. Из-за наполовину поломанных перьев он полетел немного криво, но все же сумел забраться под самый верх колокольни и там, спрятавшись в какой-то щели, предался размышлениям о безбожии и бессердечности людей…

* * *

   Тем временем находившаяся в термах Каракаллы Зефирина открыла глаза. Наступила ночь. Она не могла поверить, что проспала весь день. Над городом-мучеником всходила луна.

   Вдалеке полыхали костры, освещая ночное небо. Если у Зефирины, Карлотты и Цезаря еще был шанс пробраться в крепость, то только теперь – или никогда.

   – Мадам, мне хочется есть, – прошептала Карлотта.

   – Мне тоже, – призналась Зефирина.

   Она попыталась сориентироваться. Шагая сквозь пустырь, заросший чертополохом, Зефирина ломала голову, как могло случиться, что один из самых прекрасных городов, гордость христианского мира, захвачен и наводнен вражеской армией за несколько часов, и отдан на разграбление распоясавшейся солдатне?

   Приближаясь к воротам Себастьяно, девушки услышали крики и стоны, доносившиеся из церкви Сан Бальбино, куда Зефирина несколько раз заходила раньше, чтобы полюбоваться средневековыми фресками.

   Молодая женщина и ее спутники выглянули из густой травы, чтобы взглянуть в широко распахнутые двери церкви.

   – Боже мой, мадам, у них нет ничего святого, – простонала Карлотта.

   В церкви происходило что-то ужасное. В абсиду набилось десятка два мертвецки пьяных солдат. Из стульев, скамей и молельных скамеечек они устроили на хорах огромный костер. Но женщин ужаснул не сам костер, а подвешенные к потолку вниз головой несколько мужских фигур.

   – Где ты прячешь свое золото? – кричал один из ландскнехтов подвергавшемуся пыткам человеку.

   А так как страдалец не отвечал, варвар рубанул мечом по тем лохмотьям тела, благодаря которым несчастный все еще висел. Ландскнехты грубо хохотали при виде распростертых на полу изувеченных тел. Некоторые были уже мертвы, другие, с распоротыми животами, истекали кровью, стонали, в то время как с балок под потолком свисали части их тел.

   – Боже… – молил последний из пытаемых, – прими душу Мануэля Массимо под Твое святое покровительство!

   Зефирина не смогла сдержать крика. Мануэль Массимо! Молодой, красивый князь, так самозабвенно развлекавшийся со своей дамой на костюмированном балу…

   – Осторожно, мадам, – испуганно зашептала Карлотта.

   Но варвары, привлеченные криком Зефирины, пошли на звук, освещая себе дорогу фонарем. Молодые женщины и Цезарь, отступив назад, успели скрыться. Они побежали в западную часть города, где, как им казалось, было поспокойнее.

   Обогнув гробницу Сципионов, затем церковь Сан Джованни, где дарохранительница была взломана, а подсвечники и кадильницы украдены, Зефирина решила пройти через театр Марцелла. Продвигаясь вдоль его стен, она увидела вдалеке охваченный пламенем дворец Орсини. Дворец Ченчи был уже опустошен, а дворец Фарнезе разграблен.

   Заметив группу орущих солдат с руками, полными украшений, жемчуга, золота, с перекинутыми через плечо мешками, набитыми церковной утварью, девушки стали прятаться то за выступом стены, то в подворотне, то за деревом. Инстинкт самосохранения заставлял их творить чудеса.

   Даже Цезарь скоро научился прятаться от диких орд наемников.

   Чем ближе к центру Рима приближались молодые женщины, тем невыносимее открывались их взору картины.

   «Почему… ну почему?» – в отчаянье задавала себе один и тот же вопрос Зефирина.

   Женщины со вспоротыми животами и юбками, задранными выше головы, валялись на всех улицах. Задушенные младенцы плавали в лужах крови. Люди всех сословий, от самых бедных до самых знатных, нашли свою смерть на остроконечных столбах дворцовых оград. У ворот Портезе беглянкам повезло – они наткнулись на старый деревянный мост, готовый вот-вот рухнуть. Преимуществом этого ветхого сооружения было то, что он не охранялся. Через этот мост Зефирина и ее спутники устремились к предместьям Рима, расположенным на пути к Ватикану и замку Святого Ангела.

   Приближаясь к базилике Святого Петра, Зефирина и Карлотта увидели, что папская резиденция также осквернена. Имперские солдаты устроили конюшню прямо под «Снятием креста» Микеланджело. Святотатствующие ряженые выходили из дверей Ватиканского дворца. Лютеране облачились в священные одежды папы и его кардиналов. С тиарой на голове они впрягались в повозки, в которых сидели обнаженные женщины. Несчастные дрожали от страха и холода. Они старались прикрыть свою наготу руками и волосами.

   «Мы тоже могли быть среди них!» – подумала Зефирина, содрогаясь.

   – Долой папу! Долой папистов и да здравствует Лютер! – орали ландскнехты, круша статуи на площади Святого Петра.

   Зефирина начала понимать. К удовольствию, которое эти ученики Лютера получали от грабежа, добавлялось кощунственное неистовство от разрушения ненавистной религии. И тогда Зефирина содрогнулась.

   «Господи, мир сошел с ума. Папа был прав, это больше, чем просто раскол, это война разных вер, религиозная война».

   – Эй, ты там и твой приятель… паписты! – заорал ландскнехт.

   Он только что заметил выглядывавшие из-за постамента статуи шапки Зефирины и Карлотты.

   Забыв о всякой осторожности, Зефирина, Карлотта и Цезарь помчались прочь. Они бежали, не чувствуя под собой ног, а сзади слышался топот лютеран.

   – Ату! Держи их! – кричали вдогонку ландскнехты, забавляясь охотой.

   В темноте ночи раздались выстрелы из аркебузы. Добежав до окраины и попав на темные улочки, Зефирина решила, что они спасены, – преследователям надоела охота.

   – Черт побери! Возвращаемся к своим!

   Но, к несчастью, в этот момент группа пьяных солдат с факелами в руках вышла из дома, по виду напоминавшего купеческий. У каждого был полный мешок. Солдаты перегородили всю улицу. Попав между двух огней, Зефирина какое-то мгновение колебалась и уже хотела бежать назад, но недавние преследователи, запыхавшиеся от бега, закричали своим единоверцам:

   – Держите их, это паписты!

   Услыша такое, лютеране побросали свои мешки и кинулись на Зефирину и Карлотту.

   – Пошли, поджарим их прямо перед их идолами! – предложил один из солдат.

   Бедных женщин поволокли, избивая и грозя кинжалами. Бедняжки падали и снова поднимались, пинаемые ногами.

   Когда Зефирина с руками в крови, с опухшим лицом и заплывшим глазом замешкалась встать, упав в очередной раз, один из наемников потянул ее за шапку. При виде ее рассыпавшихся по плечам роскошных золотых волос, солдаты остановились как вкопанные:

   – Ба, да это женщина!

   Десять рук тут же потянулись к Зефирине, пытаясь пощупать ее грудь и залезть между ног. Она закричала от отвращения. Но это было жалким сопротивлением, и она попыталась кого-то укусить, а кого-то ударить ногой.

   «Надеюсь, они убьют меня быстро», – мелькнуло у нее в голове.

   Точно так же солдатня обращалась и с Карлоттой, но та, онемев от страха, даже не плакала. Похотливо посмеиваясь, лютеране сорвали с молодых женщин рубашки и, без конца поддразнивая, гнали их, оголенных до пояса, в Сикстинскую капеллу.

   Короткая передышка, которую получили Зефирина и Карлотта, объяснялась тем, что вандалы вернулись забрать свои мешки с награбленным добром. Когда приходилось выбирать между золотом и женщинами, у них не было колебаний. Не доверяя друг другу, они хотели сначала спрятать добычу в надежное место, а уж потом приниматься за пленниц.

   Внутри Сикстинской капеллы, под фресками Боттичелли и Микеланджело, перед глазами пленниц предстала ужасная картина.

   К убийствам, пожарам, грабежам, трупам замученных пытками, богохульному маскараду, бурлескным кортежам и всевозможным оргиям эти подонки добавили последнее и худшее надругательство – превратили Сикстинскую часовню в бордель.

   Зефирину и Карлотту втолкнули в толпу других обнаженных женщин. Все они, молитвенно скрестив руки на груди, «ждали» своей очереди. На алтаре солдатня соорудила нечто вроде кровати. С расстегнутыми ширинками они послушно стояли в очереди.

   Одна из несчастных, совершенно обнаженная, лежа с раздвинутыми ногами на алтаре, перед опустевшей дарохранительницей, была в этот момент жертвой нескольких солдат, которые сменяли один другого. Она не протестовала. Лишь живот ее содрогался от боли. Сама она окаменела. Бедра были в крови. В конце концов, когда она, судя по всему, была уже мертва, кто-то отволок ее в сторону и швырнул точно манекен.

   Зефирина услышала, как мягко упало тело женщины на мраморные плиты.

   – Сейчас я! Моя очередь!

   У алтаря возник спор. Какой-то немецкий громила хотел опередить швейцарца.

   – Карамба! Да тут на всех хватит!

   В спор вмешался испанский сержант, стараясь навести, что называется, порядок в своих войсках.

   Он руководил изнасилованием с истинно испанской твердостью и строгостью.

   – Мадам… Мадам…

   Ища поддержки, Карлотта цеплялась за свою хозяйку.

   – Помолчим и помолимся, моя маленькая Карлотта, – прошептала Зефирина.

   Находясь в толпе дрожащих от ужаса женщин, молодая княгиня опустилась на колени и, обхватив голову руками, с давно забытой горячностью стала произносить молитвы своего детства.

   Зефирина вдруг почувствовала себя мученицей… Подобно святой, она вместе с первыми христианами Рима изопьет до дна всю чашу страданий.

   – Теперь ты!

   – Прощай, Карлотта, – пролепетала Зефирина.

   Грубые руки сорвали с нее остатки изодранных в клочья панталон. Совершенно нагая, она прошла вдоль грязно посмеивающейся очереди. Иные, не стесняясь, возбуждали себя и одновременно расталкивали друг друга, чтобы взглянуть на нее, лежащую на алтаре.

   Закрыв глаза, Зефирина прижала к груди сцепленные пальцы рук. Итак, ей суждено умереть самым гнусным образом, изнасилованной, точно животное, целой армией.

   На пороге своего мученичества она почему-то вспомнила стихотворение, некогда сочиненное Франциском I:


Как зверь безумный, пущенный на волю,
Я, вспомнив время, проведенное с тобою,
Усну спокойным сном: да упокойся с миром!

   Губы ее еще шептали в экстазе последние слова, когда она от неожиданности вскрикнула. Рука одного из наемников схватила ее за волосы. Ей было так больно, что Зефирина от ужаса открыла глаза. Вероятно, все пережитое довело ее до безумия, и у нее начались видения.

   На пороге смерти она увидела Фульвио.

   – Фуль… – начала было она произносить его имя. Вторая рука наемника тут же обрушилась на ее губы.

   С вытаращенными глазами Зефирина ясно различала склонившегося над ней князя Фарнелло. Ее неприятно поразило, что он одет в мундир испанского наемника. Фульвио снял с лица привычную черную повязку. Первый раз Зефирина видела лицо князя без повязки, с навеки пустой глазницей. Но даже такой он оставался красивым.

   На чистом испанском языке с кастильским выговором Фульвио объявил:

   – Капитану Эррера нужна блондинка, вот приказ, сержант!

   Офицер подошел к алтарю. Он явно колебался. Стоящие в очереди мужчины перешептывались:

   – Ну, чего мы тут ждем! Я и так уже на пределе.

   – Поторопимся, сержант… капитан Эррера не любит ждать.

   Держась высокомерно, Фульвио приказал Зефирине встать. Сержант в растерянности разглядывал пергамент, который ему протянул Фульвио.

   «Лишь бы этот дикарь не умел читать», – с тревогой подумал Фульвио.

   На другом конце Сикстинской капеллы стоял Паоло, готовый в случае необходимости кинуться на выручку хозяину. Оруженосец приметил в толпе Карлотту.

   Восковая печать действительно принадлежала капитану Эррера, тому самому, который охранял Франциска I в Пиццигеттоне.

   – При… каз, – с трудом прочитал сержант.

   – …прислать мне в замок Святого Ангела женщину с белокурыми волосами. Они очень редко встречаются! – закончил князь, читая приказ через плечо сержанта.

   Подняв голову в шлеме, он добавил со смехом и неприличным жестом, обращаясь к солдатам:

   – Мне и самому нравится эта бабенка с кудрявым пушком… ну да что там, надо сделать приятное капитану. Ладно, я вижу, у вас тут есть еще, с кем облегчиться. Да здравствует капитан Эррера, у которого хвост так раскалился, что даже воды Тибра не остудят его!

   Пошлые слова Фульвио понравились солдатам. Ландскнехты разразились хохотом. Два дикаря уже тащили новую жертву вместо Зефирины.

   Фульвио набросил на плечи Зефирине свой черный плащ ландскнехта. Не теряя времени, он грубо поволок ее к выходу.

   – Давай пошевеливайся, иди, позабавь нашего капитана…

   Паоло тем временем прихватил Карлотту.

   – Послушайте, друзья! – крикнул Фульвио, оглянувшись. – Наш эскадрон осадил крепость, в которой спряталась эта папистская сволочь… я не шучу! Так что мы там недолго позабавимся с вашей брюнеткой и очень скоро пришлем вам ее обратно, братишки.

   Не дожидаясь ответа, Фульвио и Паоло стремительно покинули Сикстинскую капеллу. У паперти их ждали две испанские лошади и Цезарь.

   Фульвио и Паоло вскочили в седла, затем подхватили и посадили перед собой женщин. Они выехали на площадь перед собором святого Петра, освещенную множеством костров, и отсюда, сопровождаемые Цезарем, пустили в галоп.

   И хорошо сделали, потому что один, более грамотный, чем остальные, солдат прочел подлинное послание капитана Эрреры, послание, которое Фульвио выкрал из сумки убитого им фельдъегеря, ехавшего по улице без охраны. В нем говорилось:

   «Приказываю немедленно прибыть к главному штабу всем кавалеристам. На рассвете начнется наступление на замок Святого Ангела».

   – Догоните их! Хватайте! Это шпионы! Это переодетые паписты! – заорал сержант.

   Лошади Фульвио и Паоло мчались, перескакивая через трупы замученных. Не обращая внимания на стрельбу, которую лютеране открыли по ним из арбалетов и аркебуз, Фульвио и Паоло стремительно направлялись к темным окраинам города.

   «Он любит меня… любит, раз так рисковал из-за меня», – думала Зефирина, находясь в полубредовом состоянии.

   Обнаженная, закутанная в чужой плащ, с головой, склонившейся на плечо Фульвио, она в забытьи уносилась все дальше и дальше от страшной римской бойни.

Глава XXIII
АГРИППА КОРНЕЛИУС НЕТТЕСГЕЙМСКИЙ

   Облокотившись на подоконник того, что осталось от дворца Фарнелло, донья Гермина, подобно Нерону, смотрела на полыхавшие в Риме пожары.

   Освещенное четырьмя свечами, тело коннетабля де Бурбона лежало в пустой комнате на походной кровати.

   Смерть его совершенно не огорчила донью Гермину. Напротив, она даже испытала облегчение. Ведь это она сулила герцогу златые годы и прочие чудеса, чего Карл V никогда бы не выполнил…

   Бурбон раздражал ее своей слабостью, доверчивостью. Да что там говорить, он был просто тряпкой в энергичных руках доньи Гермины. Она слышала от перепуганных лютеран, что герцога убил под стенами Борго белокурый ангел… женщина…

   Некоторые из воинов называли даже имя этой женщины, имя княгини Фарнелло.

   «Она… если только это она, я прикажу изрубить ее живую на куски».

   Ничто не могло противостоять донье Гермине! Ни мужчины, ни короли, ни император Карл V, который, она это знала, слегка побаивался ее, ни, разумеется, ее собственный муж, этот жалкий глупец Роже де Багатель, превращенный ею в марионетку и наверняка ждущий ее, словно покорная овечка, в Валь-де-Луар. Нет, ничто не в силах противиться ей, кроме этой ненавистной рыжей дряни, ее падчерицы Зефирины. Донья Гермина подозревала, что ее соперница пользуется какой-то магией. Вполне возможно, ей покровительствовал не менее могущественный мастер, чем гениальный немецкий некромант Агриппа Корннелиус Неттесгеймский.

   Именно Корнелиус, безумно влюбленный в донью Гермину тогда, когда она еще звалась Генриеттой, обучил ее колдовской науке.

   Однако, увидев, сколь велики успехи его ученицы, Корнелиус пожалел о том, что слишком многое ей сообщил. Он заставил ее поклясться Христом-Богом, что она никогда не употребит во зло свои знания. Христом-Богом!.. Нет, Дьяволом! Генриетта поклялась. Потом уже она стала доньей Герминой де Сан-Сальвадор, затем маркизой де Багатель, и все ей в жизни удавалось, все, кроме одного: никогда она не могла сломить Зефирину.

   После того как она трижды приближалась к цели, но так и не могла осуществить желаемое, Гермина поняла, что ее заклятья отскакивают от Зефирины, будто она заслонена каким-то щитом.

   Магические круги и наводящие порчу квадраты, начерченные мелом, всевозможные чары, змеиная кожа, высушенные и истолченные в порошок жабы, не приводили к желаемому результату.

   Может быть, Мишель де Нотр-Дам, тот маг, что жил в городе Салон-де-Прованс и со временем стал называться Нострадамусом, покровительствовал этой несчастной Зефирине?

   При этой мысли донья Гермина заскрежетала зубами. Ее красивое лицо исказилось от бессильной злобы.

   Находясь постоянно в привилегированном положении представительницы Карла V в армии вандалов, донья Гермина распорядилась доставить себя и тело своего любовника во дворец Фарнелло. Выставив пьянствующую солдатню, донья Гермина обосновалась в комнатах второго этажа. Мебели во дворце почти не осталось, все было разграблено.

   И все-таки донья Гермина чувствовала, что она находится именно в комнате Зефирины. Удостоверившись, что, не считая трупа герцога де Бурбона, она совершенно одна, донья Гермина приподняла парчовую юбку, под которой находились еще две. Из третьей юбки она достала маленькую, подвешенную на золотой цепочке коробочку. Открыв ее ключиком, который постоянно носила на шее, она выковырнула оттуда две пластинки из необычного металла с фиолетовым отсветом.

   После долгого разглядывания пластинок, она не сдержала стона:

   – Я не выдержу этого! Я чувствую, сокровище Саладина находится где-то совсем близко. Как только я до него доберусь, прощай, Карл V, я сама смогу поднимать целые армии, в одиночку править Испанией… Францией… Германией… заполучить трон Карла Великого! Женщина, правящая всем Западом! Все достигнутое мной до сих пор, лишь детские игрушки… К черту мужчин с их капризами, вроде этого кретина Бурбона! Но где же, где третья пластинка? Астарот, ответь мне. У меня в руках три колье! Но не они меня интересуют. Вельзевул… После свадьбы рыжей третий изумруд оказался пустым. Может быть, Каролюс спрятал ее перед тем, как отдать мне ожерелье семейства Фарнелло?

   Эта неожиданная мысль поразила Сан-Сальвадор. Но она тут же решительно отвергла ее. Невозможно! Каролюс, конечно, временами до идиотизма чувствителен, но не до такой же степени, чтобы предать ту, с которой связан своей судьбой. От волнения она до крови прикусила себе язык. Нет, надо действовать. Вечно занятая делами Карла V, она уже многие месяцы не находила времени для оккультных наук. Но сначала надо избавиться от мужа, который ей совершенно не нужен…

   При свете зажженной свечи Сан-Сальвадор присела на стул рядом с трупом. Пододвинув к себе дорожный несессер, она достала из него чернильницу, пергамент и гусиное перо. Своим особым почерком с немыслимыми завитушками она нацарапала следующие слова:


   «Мой дорогой супруг,

   Очень скоро вы увидите свою верную Гермину, которая так томится без вас.

   Удерживает меня лишь необходимость исполнить срочный и благой долг, но пусть эти лепестки напомнят вам о нашей цветущей любви.

   Мое сердце с вами.

   Ваша Генриетта».


   Проявляя крайнюю осторожность, она надела на руки длинные перчатки с черными манжетами. Затем водрузила на лицо маску с остроконечным носом, защищавшую ее от ядовитого запаха, и только после этого извлекла из кожаного мешочка с металлической застежкой несколько увядших лепестков розы.

   С помощью маленькой палочки донья Гермина сбросила на пергамент три лепестка. Потом снова тщательно закрыла мешочек и запечатала письмо черным воском, предварительно разогретым над свечой.

   Проделав все это, она сняла маску и перчатки, подошла к двери и позвала своим мелодичным голосом:

   – Бизантен!

   На зов тут же явился кривоногий наемник огромного роста. Рябое лицо под шлемом было неподвижно, как у статуи. Желтые глаза взирали на донью Гермину без всякого выражения.

   – Ты сейчас отправишься во Францию, с письмом маркизу де Багателю. Отдашь его только ему в руки и никому другому. Ты хорошо меня понял?

   – Очень хорошо, донья Гермина. Вот только оседлаю лошадь и сразу отправлюсь.

   Протягивая ему письмо, она несколько мгновений колебалась.

   Впрочем, могла ли эта чудовищная женщина испытывать какие-то угрызения совести?

   Донья Гермина взяла плоскую коробочку из сандалового дерева и вложила туда свое послание. Теперь, успокоившись, она добавила:

   – Не вынимай пергамент из коробки и не падай в воду. А теперь иди, Бизантен, поезжай как можно скорее. Я с нетерпением буду ждать твоего возвращения с хорошей вестью.

   Гигант, выполнявший мелкие поручения, поклонился и вышел. Выглянув в окно, Сан-Сальвадор увидела, как он пересек двор, забитый лошадьми и людьми в доспехах.

   Когда Бизантен скрылся за полуразрушенной оградой палаццо, на лице доньи Гермины появилась удовлетворенная улыбка.

   «Участь отца решена, теперь займемся дочкой».

   Погрузившись в разработку дорогого ее сердцу замысла, донья Гермина не заметила, что в комнату кто-то проник.

   – Берегись, Генриетта, наступит день, когда сотворенное тобой зло вернется и нанесет удар по тому, что тебе дороже всего.

   Услышав знакомый низкий голос, пораженная донья Гермина обернулась:

   – Корнелиус… это ты?

   – Да.

   Немолодой, но все еще статный мужчина появился в свете тускло горящих свечей.

   – Агриппа Корнелиус Неттесгеймский! – проговорила донья Гермина.

   Она протянула руки навстречу гостю.

   – Рада видеть тебя, Корнелиус… Как поживаешь?

   – Хорошо… и плохо, – ответил посетитель, не подав руки донье Гермине. – В наши дни жизнь у алхимиков трудная. Я переехал в Нидерланды и там написал сатиру «О недостоверности и тщете наук». Я также нахожусь в переписке с очень одаренным молодым человеком по имени Мишель де Нотр-Дам… Еще обдумываю большой трактат о сокровенной философии, а кроме всего этого думаю о тебе, Генриетта.

   – Обо мне, Корнелиус? – удивилась донья Гермина. Она снова протянула руку, чтобы коснуться Агриппы Корнелиуса Неттесгеймского, величайшего мага всех времен, этого странного человека, выходца из могущественной кельнской семьи. Но ее рука встретила только пустоту. Она жалобно спросила:

   – Корнелиус, где же ты?

   Легкая улыбка появилась на бледном лице чернокнижника:

   – В Риме, рядом с тобой, Генриетта, и одновременно в своем рабочем кабинете в Нидерландах. Я пришел сказать тебе: прекрати свои злодеяния, Генриетта, останови человека, который скачет как вестник смерти. Оставь в покое Саламандру! Сдержи силы зла, иначе они ударят по тебе, да так страшно, что я ничем не смогу тебе помочь, Генриетта… я больше не смогу… я не…

   И тут, словно на него набросили кисею, лицо Корнелиуса стало растворяться, а голос – удаляться.

   Донья Гермина закричала:

   – Подожди, останься еще, Корнелиус… Почему ты стал моим врагом?

   Невероятным усилием воли алхимик остановился:

   – Я не враг тебе, Генриетта, но вижу все, что происходит в Риме. Этот ужас – дело твоих рук. Я вижу, что ты замышляешь убийство своего мужа… Я вижу молодую женщину, которую ты преследуешь своей ненавистью… Я вижу твою судьбу, Генриетта, и она страшна. Вернись назад, уйди в монастырь и раскайся. Стань снова монахиней, надень власяницу… не касайся больше магии, которой я тебя обучил на свое несчастье. Послушайся меня, пока еще есть время, Генриетта, иначе я ни за что не отвечаю… Прощай.

   Голос умолк. Агриппа Корнелиус Неттесгеймский исчез.

   Донья Гермина бросилась в коридор. У дверей стояли два ландскнехта с факелами в руках.

   – Где мужчина, который только что вышел отсюда? – пролепетала донья Гермина.

   – Но, мадам, никто не выходил!

   – Но ведь сюда вошел высокий мужчина, – настаивала она.

   – Нет, мадам, никто не входил… никто не выходил.

   С лицом, белее мрамора, донья Гермина вернулась в комнату. Дрожащей рукой она провела по холодному лбу.

   «Это просто усталость… я становлюсь нервной, – подумала она. – А где, собственно, Каролюс? Этого глупца никогда нет в нужную минуту».

   Она достала из дорожного несессера бутылочку с зеленой жидкостью. Этот настой на травах, который ей привез один купец из Аравии, обладал способностью успокаивать, возвращать силы, погружаться в грезы и видения.

   Она выпила несколько капель. И, как всегда, спустя несколько минут таинственная горьковатая жидкость под названием «гашиш» принесла ей успокоение. Донья Гермина вышла из комнаты.

   Следуя за солдатом, освещавшим ей дорогу, она спустилась в гостиную, где капитан Аларкон устроил штаб армии. В окружении лейтенантов и своего нового адъютанта, Рикардо де Сан-Сальвадор, капитан разрабатывал план наступления на замок Святого Ангела.

   – Чем могу служить, мадам? – учтиво спросил испанец.

   – Капитан, у меня, кажется, есть возможность преподнести вам папу. Доверьте эту миссию моему сыну Рикардо, а в обмен отдайте мне княгиню Фарнелло…

   Капитан озадаченно почесал бритую голову под кольчужным наголовьем, которое так и не успел снять.

   – Это та женщина, что убила коннетабля?

   – Она самая, капитан.

   – К сожалению, мадам, никто не знает, где она находится.

   – Вероятно, в замке Святого Ангела или где-нибудь в городе. Пошлите патруль на ее поиски.

   – Можно попытаться, но я ничего вам не обещаю, мадам. Кроме нескольких полков, как, например, полк капитана Эрреры, все остальные уже вышли из подчинения и заняты резней. Пройдет несколько дней, пока они успокоятся. А что касается папы, то я с удовольствием поручу эту миссию Рикардо, вот только как добраться до Климента VII? – спросил испанец.

   Ангельская улыбка осветила лицо доньи Гермины.

   – Мне говорил сам герцог Бурбонский, что существует потайной подземный переход, соединяющий Ватиканский дворец с замком Святого Ангела…

Глава XXIV
КАТАКОМБЫ

   – Патруль! – прошептал Фульвио.

   Зефирина теснее прижалась к мужу. Он взял ее за руку и дал знак замолчать и пригнуться.

   То же самое сделали Паоло и Карлотта.

   Сидя на корточках у маленького окошечка, беглецы прислушались к раздававшемуся с улицы стуку солдатских сапог.

   Выглядывая в окошко, они видели, как мимо лачуги, в которой они спрятались, проходят солдаты, вооруженные алебардами, во главе с сержантом-испанцем.

* * *

   Оставив позади себя замок Святого Ангела и Ватиканский дворец, беглецы запутались в темном лабиринте Трастевере.

   В кривых улочках этого квартала на правом берегу Рима Фульвио надеялся отыскать брошенный жителями домик, где можно спрятать женщин, подыскать им какую-нибудь одежду и хорошенько поразмыслить о том, как пробраться в замок Святого Ангела. Нечего и думать о потайном подземном ходе из Ватикана. Назад вернуться невозможно.

   На площади Святого Петра наемники, взбешенные тем, что их провели, наверняка энергично разыскивают лже-ландскнехтов и двух женщин, похищенных у них.

   Первая часть плана осуществилась так, как и была задумана Фульвио: ведь армия рейтаров не могла находиться повсюду одновременно. Около портика с колоннами беглецы спешились. Спрятав лошадей в сарай, они торопливо вошли в какую-то нищенскую лачугу, которая явно не вызвала интереса у грабителей. Внешний вид ее был так жалок, что ни одному мародеру не пришло бы в голову искать в ней сокровищ.

   На ощупь, не смея зажечь огонь, Фульвио и Паоло обнаружили там среди плошек и прочей рухляди дурно пахнущие нищенские лохмотья.

   Нищество в Риме было весьма прибыльным делом, и беглецы, судя по всему, нашли прибежище в логове одного из таких нищих.

   Одеваясь в лохмотья, Зефирина заметила, что Фульвио не смог отказать себе в желании взглянуть на ее наготу, мерцавшую в слабом лунном свете.

   «Выберемся ли мы когда-нибудь из этого ада?» – подумала Зефирина.

   – Что-то сталось с бедным Цезарем? – прошептала Зефирина.

   – Я думаю, он из этого выберется, тем более что именно он помог нам отыскать вас, – ответил Фульвио. – Я заметил его перед Сикстинской капеллой. Поэтому мы с Паоло и смогли подготовить ваше похищение… Похищение сабинянок! – договорил Фульвио, склонившись к молодой женщине.

   Сердце Зефирины заколотилось. Она только не могла понять, отчего: то ли из-за опасности, то ли потому, что Фульвио сильно сжал ее руку.

   – Кто идет?

   Сержант поднял факел над головой.

   – Друг!

   Патруль остановил двух ландскнехтов, ограбивших церковь, судя по дароносицам, которыми оба были нагружены.

   – Друг-то, может, и друг, но вы должны назвать пароль, – сухо возразил сержант.

   – Золотое руно!

   – Этот пароль был вчера.

   Один из ландскнехтов повернулся к другому.

   – Ганс… ты того, знаешь?

   – Бурбон и Аларкон!

   – Это было позавчера… Целься! – приказал сержант. Его люди нацелили на грабителей аркебузы.

   – Э… постойте, командир… Мы верные солдаты императора… вы совершаете ошибку.

   – Пароль, да поживее, иначе мои ребята сейчас изрешетят вас, – пригрозил сержант.

   – Мы знали… клянусь… Готфрид, ну вспомни.

   – Эску… потом что-то там такое и аль… Ох, проклятье.

   – Эскуриал и Алькасар… Ведь так, сержант?

   Тот, кого звали Гансом, с облегчением вытер пот со лба.

   – Ваше счастье, что память к вам вернулась, вы дешево отделались, парни.

   Офицер сделал знак своим людям опустить аркебуза. Грабители собрали дароносицы, рассыпавшиеся по земле.

   – Но что все-таки происходит, сержант? Мы честные солдаты… Коннетабль обещал нам свободную наживу… Мы что, больше не имеем на это права?

   – Можете красть сколько вам влезет, но у нас есть приказ разыскать двух фальшивых ландскнехтов с двумя женщинами и доставить их по возможности живыми в штаб-квартиру… Тем, кто их поймает, назначено большое вознаграждение.

   – Да ну!

   – 2000 дукатов!

   Голос сержанта удалялся по направлению к башне Ангилларо.

   Беглецы с облегчением вздохнули. Но тут, к несчастью, спрятанные в сарае лошади заржали. Патруль немедленно вернулся назад.

   – Наверняка кто-то прячется в этих домишках! – крикнул сержант. – Обшарьте все до последнего угла! Выкурите их оттуда, как крыс!

   Рукоятками алебард и прикладами аркебуз солдаты принялись высаживать двери. Внутрь домов они швыряли горящие факелы. Из некоторых домов послышались крики женщин и плач детей.

   Пасмурный день занимался над Римом. Огонь пожаров разгорался уже над кварталом Трастевере.

   Надо было действовать быстро и при этом не привлекать к себе внимание.

   – Разделимся на две группы, Паоло, надо постараться выбраться по Виа Аурелиа Антика. Постараемся где-нибудь понадежнее спрятать женщин, а сами вернемся во что бы то ни стало в замок Святого Ангела… Ну, удачи вам.

   Распорядившись так, Фульвио надел поверх своей одежды нищенские лохмотья. Морщась от тошнотворного запаха, он молил Бога только о том, чтобы тот, чьей рванью он воспользовался, не был прокаженным.

   Паоло сделал то же, что и его хозяин.

   Дверь их лачуги разлетелась вдребезги в тот момент, когда четверо беглецов выскочили с противоположной стороны в маленький палисадник и помчались сквозь лабиринт нищих лачуг. Паоло и Карлотта свернули чуть влево, к западу, Фульвио и Зефирина вправо, к востоку.

   – Сюда… сюда! – закричал сержант, заметив силуэты.

   Послышались выстрелы из аркебузы. Вскочив на преградившую дорогу стену, Фульвио протянул руку Зефирине, чтобы втащить ее за собой. В эту минуту пуля попала ему в левое плечо, и он зашатался. С лицом, искаженным от боли, он все-таки поднял Зефирину, и они оба спрыгнули по другую сторону стены.

   – Фульвио, вы ранены…

   На груди у него расплылось пятно крови. С трудом дыша, Фульвио прошептал:

   – Быстрее, Зефирина, я знаю место, где мы можем спрятаться…

* * *

   На рассвете черные тучи затянули небо.

   Зефирина и Фульвио попали на заброшенное кладбище. Князь потерял много крови. Он с трудом шел. Зефирина поддерживала его, но Фульвио всем телом навалился на ее плечо. Стиснув зубы, она продолжала идти вперед, превозмогая усталость.

   – Я должна сделать вам перевязку, – прошептала она.

   – Не сейчас, позже, – выдохнул князь.

   Подбородком он указал ей на вход в подземелье за часовней. Со стороны это был небольшой земляной холмик, на котором росли полевые цветы.

   Фульвио и Зефирина оказались на кладбище не одни. Несколько нищих, в таких же лохмотьях как и они, мелькнув среди могил, куда-то потом исчезали как по волшебству. Под насыпным холмиком находилась лестница, скрытая от глаз посторонних колоннадой портика. Лестница вела вниз, под землю.

   – Катакомбы! – прошептала Зефирина.

   Фульвио в ответ только кивнул.

   – Ребенком я здесь часто играл к огорчению моего воспитателя.

   Он кусал губы, чтобы не стонать от боли.

   – Это очень старые карьеры, и я не думаю, что испанцы знают об их существовании.

   Пошатываясь и обхватив одной рукой шею Зефирины, Фульвио увлек молодую женщину в глубину карьера.

   Многочисленное племя бездомных, нищих и попрошаек нашло себе прибежище в катакомбах. Несколько факелов, расставленных на большом расстоянии друг от друга в бесконечных подземных коридорах, освещали их тени.

   – Люцерны!

   Зефирина вспомнила слово, обозначавшее вечернюю церковную службу первых христиан, которая проводилась в ночь с субботы на воскресенье.

   Казалось, Фульвио знал, в каком направлении идти. Дыхание его стало хриплым, а он все шел по запутанным коридорам и щупальцеобразным галереям, которые на взгляд новичка расходятся в самых разных направлениях.

   Зефирина начинала понимать, что сеть подземных ходов, казавшаяся беспорядочной, создана по строгому звездообразному плану и охватывает огромные пространства.

   Зефирина подняла с пола смоляной факел. Теперь, если бы не рана Фульвио, они могли бы двигаться быстрее.

   Катакомбы под Виа Аурелиа были многоярусными. По прикидкам Зефирины, глубина их должна была составлять около шестидесяти футов. Иногда, наткнувшись на перепуганных нищих, она со страху отскакивала в сторону. Впрочем, из-за их дурно пахнущих лохмотьев нищие в катакомбах не обращали на них никакого внимания. Мало-помалу Зефирина освоилась в подземелье. Так же, как и ее некогда могущественный муж, княгиня Фарнелло была теперь всего лишь беглянкой, вступившей на путь первых христиан.

   Прошагав довольно долго, они вышли в крипту – небольшое сводчатое помещение. В нишах крипты высились один над другим, точно соты в улье, украшенные скульптурными изображениями саркофаги. За этим небольшим залом последовали другие. Это были, как поняла Зефирина, подземные часовни. В некоторых из них были воздвигнуты мраморные алтари. Кое-где на стенах сохранилась роспись с изображением птиц, амуров и изящных орнаментов.

   «Живописцы катакомб… Художники, которых людское безумие вынудило покинуть свежий воздух и дневной свет».

   Внезапно Зефирина вскрикнула. Поглощенная своими мыслями, она не заметила сделанное в рыхлом полу углубление, переполненное человеческими скелетами и черепами.

   – О, Фульвио! – простонала молодая женщина.

   – Ничего не бойтесь, это всего лишь кости мучеников… Пойдемте.

   При этих словах Фульвио зашатался и, наверное, упал бы, если б Зефирина не поддержала его.

   – Прошу вас, остановимся здесь, – взмолилась она.

   – Я… думаю… действительно… надо, – согласился Фульвио.

   Его ноги отказывались идти. Зефирина помогла ему опуститься около одного из саркофагов.

   – Позвольте, я посмотрю.

   Зефирина приблизила факел к ране. С большой осторожностью она раздвинула лохмотья, потом распахнула камзол. Она постаралась сохранить на лице бесстрастное выражение. Кровь струилась из большой раны под ключицей.

   – Надо бы… снять доспехи, – с трудом произнес Фульвио.

   – Боже мой, у меня же нет ничего, чтобы перевязать вам рану, – с отчаянием воскликнула Зефирина.

   Слабеющей ладонью Фульвио коснулся ее руки:

   Уходите, Зефирина… Если будете идти все время на запад, у вас будет шанс… Вы созданы, чтобы жить… Жить…

   Слова отняли у Фульвио последние силы. К глазам Зефирины подступили слезы. Зубами оторвав от своей относительно чистой рубашки кусок ткани, она прижала комок к ране, чтобы остановить кровотечение.

   От сильной боли голова Фульвио откинулась назад.

   – Фульвио… – заплакала она.

   Леопард потерял сознание. Зефирина впала в отчаяние. Если она будет бездействовать, если срочно не призовет кого-нибудь на помощь, он умрет.

   Ужас положения, в котором она оказалась, потряс ее. Затерянная глубоко под землей, в катакомбах, которых она не знала, не представляла, куда идти. Он сказал, на запад… Но где здесь запад?

   «Мне ничего не остается, как ждать смерти вместе с ним», – решила Зефирина.

   Прижимая голову Фульвио к своей груди, она погрузилась в размышления.

   К чему продолжать борьбу? Их судьба предопределена, и судьба эта трагическая. Фульвио, потерявший столько крови, угаснет у нее на руках, а она, блуждая по лабиринту, сложит свои кости рядом с костями мучеников, приняв самую страшную смерть – от голода.

   Факел начал потрескивать. Огонь грозил вот-вот погаснуть.

   Драматизм ситуации усугублялся тем, что вот-вот наступит полный мрак. Зефирина стала всхлипывать. Она вдруг снова почувствовала себя ребенком, который от горя призывает на помощь самых близких ему когда-то людей: няню Пелажи и папашу Коке, убитых доньей Герминой, любимую лошадь Красавчика, отца Роже де Багателя.

   «Милый папочка, если бы вы видели вашу Зефирину… и вы, Бастьен… Гаэтан».

   Зефирина корила себя, что не была добра с ними. Она всем приносила несчастье и теряла тех, кто любил ее.

   Горько разрыдавшись, Зефирина склонилась над неподвижно лежащим мужчиной.

   – О, Фульвио… я люблю вас.

   Она коснулась своими губами его губ и вздрогнула. Находясь в бессознательном состоянии, князь едва ощутимо ответил на ее поцелуй.

   Неожиданно для самой себя Зефирина встала. Слезы на глазах высохли. Фульвио прав. Она хочет жить, любить, спасти этого человека, своего мужа.

   «Нострадамус, дорогой мой друг, подумай обо мне! В череде ужасных событий я потеряла звезду Давида, которую вы мне подарили… Но я молю вас, направьте меня».

   Закрыв глаза, Зефирина изо всех сил призывала на помощь мага из Салон-де-Прованса.

   Может быть, и вправду ее мысли донеслись до молодого человека, работавшего у себя в кабинете?

   Никакого ответа в катакомбы не пришло. Но на Зефирину снизошло великое успокоение.

   Со всей решимостью она освободилась от ухватившихся за ее пояс рук. И тут же ей стало не по себе: казалось, глаз Фульвио смотрит на нее с упреком.

   Может быть, он боялся, что она послушает его и сбежит?

   – Фульвио, я иду поискать помощь, – зашептала Зефирина. – Держитесь, я вернусь…

   Слышал ли он ее? Во всяком случае, он вздохнул и закрыл свой единственный глаз. А если Фульвио был еще способен думать, не решил ли он, что Зефирина покинула его? Она оторвала от рубашки полоски ткани и заново перевязала рану. Затем прижала голову к его груди. Сердце Фульвио бьется слабо, но равномерно.

   Зефирина встала и, взяв в руки факел, сделала несколько шагов в сторону.

   Но она заколебалась. Как трудно уйти так сразу, Оглянувшись, она посмотрела на большое распростертое тело. И образ запечатлелся в ее мозгу. Потрескивая последними искрами, факел окончательно погас.

   Все, теперь полная темнота. Зефирина должна была бы выть от страха, но, по неведомо какому чуду, она воспринимала это без паники. Двигаясь вдоль стены, она вышла в коридор.

   В какую сторону направиться? Он говорил, на запад. Зефирина решила пойти вправо.

   Она идет… Натыкается на какое-то препятствие. Боясь упасть, ползет на четвереньках. Слева, где-то далеко в галерее, колеблется круг света.

   Друг или враг?

   Зефирина выпрямляется, чтобы пойти в этом направлении. Свет удаляется. Прижимаясь к стене, она, что есть сил, бежит за ним. Неужели она потеряет этот огонек? Изнемогая от усталости, задыхаясь, она кричит:

   – На помощь! На помощь!

   Голос ее звучит глухо, как из могилы.

   В довершение к пережитому ужасу Зефирина чувствует, что падает… проваливается в бездну.

   Не помня себя, она тут же вскакивает, топчется на месте и кричит нечеловеческим голосом. В непроглядном мраке пальцы ее всюду натыкаются на кости скелетов.

   Вот Зефирина и попала в яму с костями мучеников, которая станет и ее могилой.

Глава XXV
РИМСКИЕ ПОПРОШАЙКИ

   – Вот так кузнечик!

   – Ты кто будешь?

   – Чего это ты здесь делаешь?

   У края ямы над Зефириной склонились три страшноватые рожи, освещенные каким-то подобием фонаря.

   – Я прошу вас, господа, помогите мне, – взмолилась молодая женщина, подняв к ним голову.

   Топча ногами кости, она протянула руку к этой неожиданно явившейся помощи. Ее просьба вызвала у трех субъектов приступ необыкновенного веселья.

   – Хи-хи… господа… хо-хо… господа!

   Похоже, эти типы не спешили вытаскивать Зефирину из ямы.

   – Ты девчонка или парень? – неожиданно спросил один из мужчин, вытирая слезящиеся глаза.

   – Ни то, ни другое! – ответила она недоверчиво.

   – Здорово, ни девица, ни парень! Очень даже необычно!

   Приятель говорившего поднял фонарь над ней. Третий оборванец вообще исчез из поля ее зрения. Двое присевших у края ямы встали. Зефирина отчаянно закричала, точно попавший в западню зверь.

   – Не бросайте меня! У вас нет сердца! Вы что, оставите меня умирать здесь?!

   – Не трепыхайся понапрасну, мотылек!

   – Паньото пошел за веревкой.

   Очень скоро Зефирину вытащили из ямы. После падения с высоты десяти футов она немного ушиблась, но осталась невредима.

   Она с недоумением смотрела на трех оборванцев, которые так великодушно помогли ей: все были безобразны на вид, горбаты, кривобоки. У одного не было носа, у второго – руки, а третий ковылял на деревяшке вместо ноги. От их лохмотьев шла ужасная вонь, но это не помешало им вполне «по-светски» представиться.

   – Мы – неразлучная тройка из Понте[47]. Я – Паньото, король нищих, – поклонился безносый. – Вот это мой брат Палько (однорукий), а это мой кузен Панокьо (он указал на безногого). А ты, мотылек, тебя как зовут?

   – Зефирон! – тут же ответила молодая женщина, предпочитая мужскую форму своего имени.

   – А мы что-то тебя совсем не знаем. Ты в каком квартале работаешь? – спросил Паньото, гордо назвавшийся королем нищих.

   – Да когда как, иногда в Трастевере, иногда в Монти или в Сан-Эвстахио, – уверенно сказала Зефирина.

   Из-за лохмотьев, которые были на Зефирине, все трое подумали, что она тоже принадлежит к братству нищих.

   – Ты еще совсем молоденький. Ну, как, можешь идти? Ты себе рожицу не поранил, Зефирон? А как ты готовишься, когда идешь побираться? – проявил профессиональное любопытство Паньото.

   Он коснулся рукой того места, где полагалось быть носу.

   Зефирина вздрогнула. Она не раз слышала, что в Риме некоторых детей уродовали в раннем возрасте, подготавливая их к попрошайничеству. Не позволяя себе расчувствоваться при виде этих несчастных, она сказала твердым голосом:

   – Да уж что-то придумываю… я научилась гримироваться.

   – Ты чего, делаешь себе всякие болячки на твоей хорошенькой мордашке?

   – Да, и… шрамы всякие тоже. Мой брат, он потерял один глаз, – объявила Зефирина.

   – Это везуха, лишиться глаза еще в колыбели, – восхищенно признали все трое.

   После этого они как будто стали торопиться.

   – Прощай, Зефирон, до скорого… Нищие собрались уходить.

   Придя в ужас от мысли, что может потерять своих спасителей, Зефирина догнала их.

   – Мой брат ранен и лежит где-то тут, в катакомбах. Не оставляйте меня, помогите мне найти его и вылечить.

   – Ты не знаешь, где он?

   Палько аккуратно снял со своих нечесаных волос вошь и, положив ее на зуб, прикусил.

   – Нет, он в какой-то крипте, полной саркофагов, может, там, а может, в этом направлении…

   В отчаянии Зефирина тыкала то в один, то в другой коридор.

   – Однако пора ужинать.

   – Ужинать! – растерянно повторила Зефирина, у которой желудок свело от голода.

   – А как же, голубчик… если подлый испанец мешает нам заниматься нашим честным ремеслом, то это вовсе не значит, что надо ходить с пустым брюхом, ведь верно? Ну, давай, идем с нами, Зефирон, а после ужина мы все вместе займемся твоим брательником… Слово короля, – величественно заявил он.

   Зефирине пришлось подчиниться. Она последовала за тремя нищими, и очень скоро все пришли в просторную крипту. Зефирина и представить себе не могла, что в катакомбах находится столько «обитателей». Добрая сотня оборванцев, похожих на Паньото, Палько и Панокьо, горбатых, кривобоких, с обезображенными лицами теснилась вокруг огромного котла, который в другое время вызвал бы у нее отвращение…

   В котле варилась лошадиная голова, вполне возможно отнятая у врага, а также капуста и чечевица.

   Все было хорошо организовано. У нищих имелись глиняные миски, старые, правда, чуть ли не античных времен, но у каждого своя. Один калека, совсем без ног, сидя на саркофаге, разливал похлебку по мискам. Время от времени едоки подходили к римским амфорам, наполненным вином, чтобы утолить жажду.

   Паньото представил Зефирину всем присутствующим. Тот факт, что она пришла с «королем», вызвал у нищих некоторое почтение. Однорукий Палько дал ей понять, что она может взять себе еды из котла. Деликатная княгиня Фарнелло не заставила просить себя дважды. Она съела попавшие ей куски мяса, хватая их прямо руками, выпила бульон и даже облизала миску. После чего стала с нетерпением ждать, когда нищие выполнят свое обещание.

   Наконец, насытившись, Паньото встал. Потирая живот, он обратился ко всем:

   – Друзья! Требуется помощь от нашей нищенской братии. Брательник нашего юного кореша Зефирона ранен и к тому же неизвестно где лежит… Он такой же честный нищий, как мы… Надо его найти! Ты, Эмпирик, пойдешь со мной.

   – Хорошо, твое величество!

   Маленький старичок, тощий как скелет, подчинился приказу «короля», а остальные, взяв факелы, разошлись по коридорам.

   Зефирина была в восторге от такой дисциплины и совершенно растрогана подлинной доброжелательностью этих несчастных, отверженных людей. С того момента, как она оказалась среди них, она ни разу не почувствовала страха. Более того, несмотря на отталкивающий физический вид представителей обоего пола, Зефирина от общения с ними испытывала истинное облегчение.

   – Ты и правда, Зефирон, не помнишь… где он, твой брательник? – снова спросил Палько.

   – Нет, я только помню, что это была крипта.

   – Черт побери, да если здесь чего навалом, так это как раз крипт. Их тут, наверное, штук двести пятьдесят…

   – Двести пятьдесят! – с ужасом повторила Зефирина.

   – Ну-ну, мышонок, не отчаивайся.

   Продолжая постукивать своей деревянной ногой, Панокьо дружески хлопнул Зефирину по плечу. По коридорам катакомб несся свист. Это нищие перекликались друг с другом. С помощью свиста они сообщали, что ничего не нашли и предупреждали, что начинают поиск в другом направлении.

   Прошло уже больше часа, и Зефирина начала впадать в отчаяние.

   «Если уж нищие не смогут его найти, то никто не сможет», – подумала она, шатаясь от усталости и тревоги.

   Стиснув зубы, она продолжала идти вслед за Паньото, Палько и Панокьо. За спиной слышалось прерывистое дыхание Эмпирика. Несмотря на тщедушность, маленький старикашка двигался очень бодро.

   У пересечения четырех галерей нищие остановились и сделали знак Зефирине и Эмпирику, чтобы они тоже подождали. Эмпирик, воспользовавшись остановкой, подошел к Зефирине. Она буквально подскочила, когда старик ущипнул ее своими крючковатыми пальцами за ягодицу и прошептал:

   – Почему это ты говоришь, что ты парень? У тебя задница, как у хорошей девицы…

   Это открытие повергло Зефирину в ужас, Но она не успела ничего ответить. Из галерей раздались свистки – три долгих и два коротких.

   Паньото, услышав их, спокойно сказал:

   – Порядок, нашелся твой братишка… Пошли туда.

   Фульвио оказался вовсе не в крипте. Собрав последние силы, князь в полной темноте попытался взобраться на небольшой холмик, который при свете оказался кучей человеческих костей. Счастье еще, что он, подобно Зефирине, не свалился в яму.

   Кровь, вытекавшая из раны, оставила длинный след на полу подземелья.

   – Фульвио!

   Зефирина бросилась к лежавшему без сознания мужу.

   Нищие столпились вокруг раненого.

   – А ну, расступитесь все, положите-ка мне парня на саркофаг, чтобы я мог его обследовать, – приказал Эмпирик.

   Приказ был исполнен мгновенно.

   – Посветите мне!

   К Фульвио приблизили два фонаря. Зефирина едва не закричала. Побелевший нос и восковой цвет лица Фульвио заставляли предположить худшее.

   – Рана опасная? – шепотом спросила Зефирина, в то время как Эмпирик, раздвинув лохмотья и «повязку», расстегнув камзол, добрался до окровавленной груди князя.

   – Ты задаешь дурацкие вопросы, – скривился Эмпирик.

   – На моем брате одежда, которую мы украли у одного солдата… – попыталась объяснить Зефирина.

   Она боялась, что испанский камзол заставит нищих усомниться в подлинности ее и Фульвио.

   – Лучше помоги подержать твоего братца, чем все время болтать ни о чем, – проворчал Эмпирик.

   Что и говорить, характер у него был отвратительный.

   При помощи ножа, который он предварительно подержал над огнем, Эмпирик стал исследовать рану Фульвио. От сильной боли Фульвио громко застонал.

   Прикусив губу, чтобы самой не закричать, Зефирина вместе с Паньото, Палько и Панокьо, помогала удерживать тело князя на саркофаге.

   Вдруг Эмпирик издал радостный возглас.

   – Готово… я там у него чуть собственную руку не потерял, ребята!

   Своими грязными пальцами он торжествующе показывал всем чугунную пулю, которую выковырнул кончиком ножа.

   – Легкое не задето. Твой братишка еще сможет просить милостыню… Если, конечно, это является его ремеслом! – добавил Эмпирик с ухмылкой.

   И опять она не успела ничего возразить. В крипте запахло паленым мясом, а Фульвио буквально взвыл. Эмпирик прижег рану. Потом достал откуда-то из-под лохмотьев пучок травы, тряпки и шарики глины. Руки его с невероятной ловкостью соорудили подобие пластыря и наложили его на рану.

   Зефирина, окончательно растерянная, обеими руками поддерживала голову Фульвио. Князь открыл глаз. Вернулось ли к нему сознание?

   Зефирина прикоснулась губами к его покрытому испариной лбу.

   – Мы спасем вас, – прошептала она.

   – Надо же, мотылек, как ты, оказывается, любишь своего братишку! – хохотнул Эмпирик. – Ладно, ребята, я уже закончил… Несите его теперь к нам.

   Из нескольких жердей нищие соорудили носилки и положили на них раненого. Зефирина пошла вместе со всеми, держа в своих пальцах пылающую от жара руку Фульвио.

* * *

   Живя в подземелье, подобно первобытным людям, Зефирина утратила представление о времени. Сколько они уже находились в катакомбах? Два дня, неделю? Она не знала.

   Все долгие часы после операции она была рядом с Фульвио. По совету Эмпирика она не давала раненому пить, а лишь смачивала его пересохшие губы дольками апельсинов и лимонов, которые ей давали Паньото, Палько и Панокьо.

   Удивительно, но у нищих ни в чем не было недостатка.

   Точно по волшебству продукты и питье доставлялись в подземелье теми, кто время от времени выходил наружу.

   Чем дольше Зефирина находилась среди нищих, тем лучше начинала понимать, отчего они так гордились своей «профессией». Обтирая в очередной раз влажное лицо Фульвио, она заметила, как пристально смотрит Паньото на руку ее мужа. На его указательном пальце, как всегда, сверкал перстень-печатка с гербом Леопарда.

   Торопливо повернув перстень печаткой внутрь, Зефирина попыталась объяснить:

   – Мой брат… нашел это кольцо.

   Под дырочками некогда существовавшего носа рот Паньото сморщился в усмешке.

   – Не доверяешь нам, Зефирон… А между тем ни один настоящий римский нищий в жизни еще не обкрадывал своего ближнего. Мы, конечно, попрошайничаем, но берем только то, что нам дают… по доброй воле!

   Зефирина опустила голову от этого неприкрытого упрека. С некоторым усилием она сняла перстень с согнутого пальца Фульвио и протянула Паньото, тихо сказав:

   – Прости меня, Паньото, возьми это на память о моем брате и обо мне. Будь он в сознании, он сам бы от души подарил это кольцо Палько, Панокьо и тебе… Прими этот скромный подарок в знак моей признательности.

   Зефирина обладала даром добиваться прощения.

   – Ну, если в знак признательности и от души… тогда мы принимаем, ведь верно? – согласился за всех Паньото.

   Палько и Панокьо кивнули. Передавая друг другу кольцо Фульвио, они разглядывали его со всех сторон, пробовали своими почерневшими зубами и убеждались, что это настоящее золото.

   – Тут все тебя уже полюбили, Зефирон, – подтвердил Палько, – а это значит, что мы и вправду все теперь братья.

   В подтверждение сказанного он смачно плюнул на обрубок своей руки, а Панокьо проделал то же самое со своей отсутствующей ногой. Паньото же сунул большой палец в дырку собственного носа.

   Довольная тем, что стала членом такой семьи, Зефирина уснула прямо на полу, у ног Фульвио.

   А князя положили в самом удобном месте крипты, в углублении известняковой скалы.

   Вскоре уже все нищие храпели. Внезапно Зефирина проснулась. Чья-то рука тянула ее за волосы, спрятанные под шапкой. В колеблющемся свете тусклого фонаря она увидела Фульвио, который, склонившись над ней, с удивлением разглядывал ее.

   – Зефирина… что вы… что мы делаем здесь? – произнес он с трудом.

   Несколько храпунов что-то проворчали во сне. Зефирина приложила палец к его губам. Поднявшись со своего места, она ласково подтолкнула мужа обратно в глубь ниши. Там она снова уложила его на постель из тряпья и легла рядом.

   – Тише… мы находимся в катакомбах, вместе с римскими нищими…

   Прильнув губами к его уху, она рассказала ему обо всем, что с ними приключилось, о его ранении и об их спасении. Может быть, князь, слушая ее, постепенно уснул? Зефирине даже послышался легкий вздох. Решив, что он спит, она хотела покинуть его постель, но руки Фульвио крепко обхватили ее за талию.

   Очень осторожно, стараясь не коснуться головой больного плеча, она комочком свернулась рядом с его большим, крепким телом. Ей было слышно, как стучит сердце Фульвио. Она чувствовала тепло и вдыхала его запах. Лежа неподвижно, она словно кошка всматривалась в полумрак открытыми глазами и с волнением думала:

   «Я лежу рядом с моим мужем… с ним… Что бы случилось, если бы мы оказались в настоящей постели?»

   Похоже, что и Фульвио был не совсем без сознания. Зефирина чувствовала, как шевелится его тело, пытаясь повернуться к ней.

   Наконец, чувствуя равномерное дыхание Фульвио у своей шеи, Зефирина и сама заснула глубоким сном.

   Когда она проснулась, на поверхности уже давно был день, судя по тому, что Эмпирик и Палько неподалеку возились вокруг котла, выполняя обязанности кашеваров, а все нищие покинули крипту.

   Зефирина отвернулась от них, хотела встать, и вздрогнула. Явно не спящий глаз Фульвио внимательно смотрел на нее. Сам Фульвио улыбался, и его лицо светилось такой нежностью, какой она в нем не подозревала.

   – Наша первая ночь любви отличалась большим благоразумием, родная моя… – вздохнул он.

   Губы Фульвио коснулись ее щеки и ласково скользнули к уголку ее рта. Она вспыхнула. С невесть откуда обретенной прежней силой Фульвио прижал ее к своей груди.

   – Значит, ты меня не бросила. Ты решила спасти мужа, которого ненавидишь. Прекрасная моя, мне всей моей жизни не хватит, чтобы превратить тебя в счастливейшую из княгинь Фарнелло…

   Голос князя дрожал от сдерживаемой страсти. Зефирина тихо вскрикнула. Все, чего она опасалась, случилось. Рядом с Фульвио она лишалась всякой воли. Он превратит ее в свою рабыню. Но даже понимая это, она в каком-то опьянении млела от восторга, чувствуя, как его властные губы подчиняют ее. Теряя над собой власть, Фульвио вдыхал ее дыхание, пил ее слюну. Сорвав шапку, он погрузил пальцы в ее кудри и неистово гладил откинутую назад златовласую голову. Одни в целом мире, на своем нищенском ложе, ослепленные любовью, молодые люди несколько секунд смотрели друг на друга в изумлении.

   Зефирину охватило почти болезненное чувство счастья. Она знала, что создана для этого мужчины, жесткого, волевого, но в состоянии влюбленности умеющего быть удивительно нежным.

   Она еще не произнесла слов, которые навеки свяжут ее с ним: «Фульвио, я люблю вас…» Он снова запрокинул ее голову назад, но тут рядом с ними раздался насмешливый голос Эмпирика:

   – Ха-ха! Какие смешные брат и сестра! Я вижу, мой больной совсем поправился…

   Нежно отстранив Зефирину, Фульвио встал. Его еще немного пошатывало, но он поклонился и сказал:

   – Значит, это тебе я обязан жизнью, друг. Благодарю тебя. Клянусь, если мне удастся вернуть хоть часть моего состояния, я сделаю все, чтобы ты до конца своих дней ни в чем не нуждался и жил в покое… А что касается этого юного бездельника, – добавил князь, ущипнув Зефирину за щеку, – твой проницательный взгляд быстро разгадал его секрет… Он, конечно, мне не брат. Это моя жена.

   – Ха-ха! Эмпирика не просто обмануть… Я же видел, что у него задница не парня, а хорошей бабенки!

   – Золотые слова, друг мой, по проницательности тебе нет равных, – заявил Фульвио, бросая на Зефирину многозначительный взгляд.

   Несколько смущенная, она не знала, как реагировать на подобные оценки своего тела. К счастью, в подземелье стали возвращаться другие нищие. По, к несчастью, они принесли плохие новости: обманув часовых, расставленных Ренцо да Чери и проникнув в тайный ход, скрытый за папским престолом, испанцы ворвались в замок Святого Ангела.

   Папа и кардиналы стали пленниками, заключенными в башню замка. Солдаты Ренцо да Чери сражались до последнего. Сам кондотьер исчез бесследно. Возможно, он и его люди были брошены в Тибр.

   Разграбление замка было полным. Вандалы поубивали даже детей, искавших спасения у его святейшества.

   Фульвио и Зефирина была сражены тем, что узнали.

   «Мадемуазель Плюш… Мортимер де Монтроуз… Паоло, Карлотта, если они успели туда добраться… Пикколо… Эмилия… неужели они все убиты и задушены рейтарами Карла V?»

   Возмущение и злость охватили нищих.

   – Скоты!

   – Убийцы!

   – Испанские предатели!

   – Проклятый Карл V!

   – Они не имели права захватывать нашего папу!

   Все нищенское братство было в гневе. Зефирину поразила реакция этих жалких людей, в сущности, отбросов общества, живших тем не менее по своим законам, имевших собственную честь и гордость.

   – Посмотри на этих нищих, Зефирина, – прошептал Фульвио. – Им нечего терять. Однако они являются прообразом того, чем станет христианство завтра, узнав о злодеянии Испании и Бурбона. Рим, захваченный, разграбленный, разрушенный, плененный папа. На лбу императора навек останется несмываемое пятно…

   Зефирина взглянула в помрачневшее лицо мужа.

   «Итак, Леопард в результате этих страшных событий оказывается на стороне Франциска I. Он не вернется к Карлу V».

   Зефирина опустила глаза, чтобы не обнаружить вспыхнувшую в них радость. Значит, она достигла своей цели!

   И, будто поняв, о чем она думает, Фульвио сжал ее руку.

   – Саламандра в конце концов всегда побеждает… – прошептал он.

   Перекрывая ропот толпы нищих, Фульвио громким голосом обратился к ним:

   – Друзья мои, я, как и вы, итальянец. Меня зовут князь Фарнелло, а это моя жена, княгиня Зефирина. Мы сторонники папы. Своей жизнью мы поклялись спасти его…

   По рядам нищих прошел ропот. Паньото, Палько и Панокьо воскликнули:

   – Мотылек, я же говорил!

   – Мне он тоже показался странным, наш Зефирон!

   – Это не парень, это – дама!

   Комментарии следовали один за другим. Впрочем, тот факт, что Фульвио оказался князем, нищих оставил равнодушными. Может быть, потому, что в Риме было много лже-аристократов, а может, потому, что было время утреннего супа!

   На этот раз «угощение» состояло из сваренной в котле свиной головы и хлеба.

   Поглощая еду с аппетитом выздоравливающего больного, Фульвио спросил Зефирину:

   – Кто из этих людей, по вашему мнению, самый умный?

   – Это Паньото, король нищих, – уверенно ответила Зефирина. – Тот, у которого нет носа…

   И она указала на нищего, вместе с собратьями сидевшего у котла.

   – В сущности, я чувствую себя прекрасно среди этих замечательных людей. У каждого из нас чего-то не хватает… – отметил князь, касаясь своего отсутствующего глаза.

   – Фульвио! – прошептала Зефирина с мягким укором.

   У него была привычка обнимать ее всякий раз, когда он подтрунивал над своим увечьем. Видя выражение лица Зефирины, он не мог сдержать улыбки. Сменив тему, он сказал:

   – Пойдем, поговорим с королем.

   Ему еще трудно было вставать. Зефирина подставила свое плечо, и молодые люди, осторожно обходя едоков, направились к Паньото.

   – Ты позволишь? – обратился к нему Фульвио. Царственным жестом тот пригласил гостей сесть.

   – Послушай, Паньото, – с ходу начал Фульвио, – когда я ребенком играл в катакомбах, говорили, что одна из них проходит под Тибром и поднимается до замка Святого Ангела. Это правда?

   Король нищих поскреб затылок.

   – Точно, как раз под мавзолеем этого парня, которого звали Адрианом. Выход из подземного хода – прямо над гробницей. Потом, когда этот приятель Аврелиан построил вокруг Рима городскую стену, он превратил эту гробницу в крепость. Да только все это, детки мои, было во времена царя Гороха.

   – В III веке, – уточнила Зефирина.

   – Может быть, но теперь уже неважно, в III или IV веке.

   – Короче, такой ход существует и ты его знаешь? – не давал отклониться от темы Фульвио.

   – Ну конечно, знаю, и Палько тоже знает. Фульвио и Зефирина с надеждой переглянулись.

   Паньото тут же перехватил их взгляд.

   – Ну-ну, ангелочки, рано радуетесь. Что с того, что есть. Это еще ничего не значит. Туда веем скопом не сунешься. Там с трудом могут пробраться несколько человек, да и то не спеша… Римляне понастроили там всяких ловушек, вроде ям, утыканных острыми пиками, ну и прочее в таком же роде. Их еще надо суметь обойти… Требуется воображение, как у тех ребят. Я вот только рассказываю об этом, а меня уже трясет. Прежде всего вам надо понять, что римляне и не думали загонять туда христиан, наоборот, боялись, что эти типы полезут в подземелье, чтобы отламывать пальцы ног у их обожаемого Адриана… В этом смысле римлян можно понять, ведь верно?

   – Хм…

   Фульвио оставил при себе свое мнение о пальцах ног императора Адриана. Он лишь спросил:

   – Ты уверен, Паньото, что эта катакомба не то же самое, что подземный ход между Ватиканом и замком Святого Ангела?

   Паньото снова принялся за еду. Обсасывая с грацией кошки свиное ухо, он ответил:

   – Черт побери, конечно, уверен, потому что потайной ход папы давно уже ни для кого в Риме не является тайной… и меня, Паньото, ничуть не удивляет, что эти чечеточники пронюхали про это…

   С этими словами Паньото сплюнул густую черную слюну, адресованную испанцам, а затем, почесав дырку посреди своего лица, сказал с лукавым видом:

   – К чему ходить вокруг да около, мой князь. Я вижу, куда ты клонишь. Но ты и твоя маленькая женушка, вы мне нравитесь. Это ж надо было посмотреть, как она тебя любит! Я же не бесчувственный. Она так плакала, бедняжка, я даже сказал Палько и Панокьо: «Приятно посмотреть, как один брат любит другого, а вы, подлецы, не станете рисковать своей старой шкурой ради моей морды».

   Под взглядом Фульвио, казалось, говорившим: «Вы плакали, мадам!», Зефирина попыталась спрятать лицо под кудрями, выбившимися из-под шапки. Стараясь придать голосу твердость, она спросила:

   – Паньото, скажи честно, сможешь ты или нет провести нас этой дорогой?

   – Ну, конечно. Только у нас мало шансов выйти оттуда живыми, потому что, окажись мы там, к примеру, вдесятером, что мы скажем этим чертовым плясунам сегидильи? «Ку-ку, вот они мы, хотим поздороваться с нашим папой!..» Мы только и успеем, что поздороваться, они тут же перестреляют нас, как кроликов.

   Справедливость его рассуждений была настолько очевидной, что Фульвио и Зефирина удрученно переглянулись.

   – Я пойду один, – решил Фульвио.

   – Я пойду с вами, – тут же сказала Зефирина.

   – И оба попадете прямо на небо, что и говорить, мудрено придумано.

   Глаза Зефирины наполнились слезами. Она не в силах была смириться с тем, что надо отказаться от борьбы.

   – Паньото, помоги нам вырвать из испанских когтей папу и его спутников, если только они еще живы.

   Ее слезы, кажется, потрясли нищего.

   – Послушайте, у меня, похоже, появилась неплохая идея, но вы все должны будете слушаться меня… Итак, вот как мы будем действовать…

   Пригнув к себе грязными руками головы Фульвио и Зефирины, король нищих долго что-то шептал им.

   То, что он говорил, было, наверное, очень интересно, потому что лица молодых людей прояснились.

   Когда Паньото закончил свою речь, Фульвио прошептал изумленно:

   – Четыре тысячи нищих… да это целая армия! Мы верим тебе, друг, но я должен честно тебя предупредить, что моя жена и я, мы потеряли все, что имели. У нас нет ни одного цехина, ни одной драгоценности… Почему же вы?..

   Фульвио не решался высказать свою мысль. За него договорила Зефирина:

   – Почему ты соглашаешься пойти на это, Паньото? Ведь все вы очень рискуете.

   Ответ короля нищих был полон достоинства:

   – Думаете, только князья мечтают о славе, мои овечки… может, нищие Рима тоже мечтают войти в легенду!

Глава XXVI
ЗАМОК СВЯТОГО АНГЕЛА

   – Капитан, тут делегация нищих явилась… Просят принять их…

   При этих словах лейтенанта Рикардо де Сан-Сальвадор капитан Эррера со злостью ударил сапогом по сундуку с доспехами.

   – Повесьте их!

   – Ваше превосходительство, – настаивал сын доньи Гермины, – эти оборванцы предлагают расчистить улицы…

   Капитан перестал ходить по комнате.

   – А что им нужно взамен?

   – Ничего особенного, только право взять себе одежду с трупов.

   – Ну, хорошо, пусть поднимутся… Нет, лучше я спущусь во двор посмотреть на них.

   Эррера был в препакостном настроении. Все в Риме шло из рук вон плохо. Конечно, имперские войска удерживали в плену папу, но после недели оргий и убийств, совершенных по большей части ландскнехтами-протестантами, горы трупов на улицах источали чудовищный смрад.

   Тела пяти или шести тысяч мужчин, женщин и детей, павших от рук убийц, теперь разлагались на улицах Вечного города.

   Солдаты, пресытившиеся своими злодеяниями, прихватив добычу, разбрелись по деревням.

   И будто мало было всего, что уже произошло, на Рим свалилось новое несчастье. В разных местах города появилась чума. Уже заболели солдаты.

   Эррера боялся даже думать, что произойдет, когда люди, расставленные на своих постах, узнают о надвигающейся эпидемии.

   В эту ночь Эррера плохо спал. С зубчатой стены, окружающей замок Святого Ангела, он слышал уханье сов, летавших над городом. Неужели придется посылать патруль на улицы этого проклятого города! Да эти посланные ни за что не вернутся назад: станут либо пьянствовать, либо грабить, либо насиловать, чего доброго еще и сами окажутся убитыми, если по неосторожности забредут куда-нибудь на окраину…

   Нет, все шло ужасно. Капитану Эррере было отчего огорчаться. Он ненавидел Рим, ненавидел замок Святого Ангела, ненавидел Италию… и проклинал свою роль надзирателя папы.

   Лежа на походной кровати, Эррера в конце концов уснул. Во сне ему привиделся кошмар. Целое скопище теней, повылезавших изо всех дыр, точно крысы, набросились на него, чтобы задушить. Бедняга с криком проснулся.

   Одетый в кольчугу, которую никогда не снимал, капитан поднялся по каменной винтовой лестнице до этажа, на котором находился пленник.

   Охрана заверила его, что все спокойно, и Климент VII спит в окружении своих кардиналов.

   «Подумать только, папа спит… Ему везет!»

   – Не желаете ли, капитан, чтобы кто-нибудь туда вошел и спросил у святого отца, все ли в порядке? – спросил молодой сержант.

   – Ни в коем случае… Ради всего святого, пусть спит! Спускаясь вниз по ледяным ступеням, Эррера пыхтел, точно кипящий котел.

   – Что за поручение… нет, что за проклятое поручение!

   С каким бы удовольствием он оказался сейчас снова, несмотря на изнуряющий климат, в Новой Испании[48], в пяти тысячах лье отсюда, со своим другом Кортесом, и убивал бы ацтеков, набивая себе карманы золотом. Так нет, императору понадобилось послать его месить итальянскую грязь, и именно на него взвалить обязанность сначала стеречь короля Франции, а теперь еще и папу. Какое невезение!

   Эрреру каждый раз трясло, стоило ему только вспомнить, как повел себя Климент VII после того, как замок Святого Ангела пал.

   В сопровождении своих людей Эррера первым вошел в просторное помещение, в котором прятался папа.

   Капитан ожидал увидеть человека, сломленного поражением. Как бы не так! В полном папском облачении, с жезлом в руке, Климент VII громовым голосом поносил их:

   – Изыди, сатана! Убирайся с глаз наших, проклятый испанец! Ты можешь применить физическую силу, но в наших руках власть Божья. Мы отлучим от церкви и тебя, и твою армию, и твоего Карла V, которого мы лишаем права молиться Господу нашему Иисусу Христу, потому что он оскорбил его!

   – Но, ваше святейшество… – попытался возразить Эррера, делая шаг вперед.

   – Назад! Запрещаем говорить с нами! Если ты посмеешь коснуться хоть волоса на папской голове, ты умрешь, пораженный дьяволом, и отправишься на веки вечные гореть в адском пламени…

   Около полусотни кардиналов плотной и неподвижной группой стояли за спиной папы. Эррера был уверен, что почтенные прелаты прятали позади себя кого-то еще, возможно, солдат, беженцев и даже заговорщиков.

   Капитан настаивал:

   – Вашему святейшеству нечего бояться ни за себя, ни за кардиналов, но если ваше святейшество прячет других…

   Эррера протянул руку, чтобы отстранить святого отца со своего пути, и тут же получил сокрушительный удар жезлом по руке.

   – На колени перед своим папой, которого ты осмеливаешься сделать пленником! Все на колени! Солдаты, если вы будете молиться Богу и раскаетесь в своем злодеянии, то, может быть, еще избежите вечной кары, и страшное наказание Господа нашего падет лишь на голову Карла Антихриста.

   К величайшему изумлению Эрреры, грубые солдаты, привыкшие убивать на полях сражений, подчинились. Дрожащими голосами они стали молить папу:

   – Это не наша вина, святой отец… Мы подчинялись приказам императора. Мы никому не позволим причинить зло вашей священной особе… Благословите нас, ваше святейшество, благословите нас! – умоляли они.

   Вынужденный поступить так же, как его люди, капитан получил папское благословения. С этого момента все будто перевернулось. Теперь папа отдавал приказы:

   – А теперь, дети мои, уходите. Как и наш Господь Иисус Христос, мы не держим зла на своих палачей. Мы даже будем молиться за спасение ваших душ… Идите, дети мои, оставьте меня наедине с моими викариями.

   Испанцы-католики подходили по очереди приложиться к папскому перстню. Сочтя момент подходящим, чтобы посмотреть, кто же все-таки прячется позади его святейшества, Эррера, как и его солдаты, тоже подошел к руке папы. Преклоняя колено, он попытался кинуть любопытный взгляд, но тут же получил новый удар жезлом, теперь уже по затылку, да еще очень своевременную угрозу, которую папа прошептал ему на ухо:

   – Если только ты сию минуту не уберешься отсюда, жирная скотина, я сделаю тебя в глазах твоих головорезов ответственным за все, и они с моего благословения сдерут с тебя шкуру!

   С этими словами папа выпрямился и сладким голосом провозгласил молитву «Городу и Миру».

   Как только за ними закрылась дверь, Эррера осознал, что все его люди не сделают ни единого жеста против Климента VII. Что за судьба!

   В эту минуту капитану очень хотелось увидеть на своем месте Карла V! Он снова вспомнил, сколько унижений ему пришлось пережить в Пиццигеттоне от своего первого пленника, короля Франции, который мало того, что продолжал плести интриги, но постоянно насмехался над ним и даже пел, чтобы выставить его в смешном свете. И вот теперь новый пленник грозит ему небесными карами.

   Какую собачью жизнь он ведет, служа Карлу V!

   И в довершение ко всему еще эта женщина, донья Гермина, у которой повсюду шпионы и которая шлет донос за доносом в Эскуриал!

   Несчастный капитан все еще предавался мрачным мыслям, когда к нему подошел Рикардо и объявил о приходе делегации нищих.

   Эррера спустился во двор. По его приказу охрана пропустила группу оборванцев в ограду крепости.

   Возвышавшийся над Тибром замок Святого Ангела имел пять этажей и был окружен мощной стеной с башнями по углам и восьмигранными бастионами.

   Первый этаж занимали часовня и погребальные урны. На втором этаже размещались склады продовольствия, в основном масла и зерна, а также камеры для пленников. На третьем этаже находился приемный зал, оружие папской гвардии и залы правосудия. На четвертом – личные коллекции папы и прекрасная лоджия Юлия II, построенная архитектором Браманте. Именно здесь капитан разместил свою штаб-квартиру. Наконец, на пятом, последнем этаже, под самым небом, в просторной округлой гостиной находилось земное убежище папы!

   – Ваша светлость…

   Человек десять нищих склонились перед Эррерой. Боясь заразы, толстый капитан достал из-под нагрудной части доспехов кружевной платок и прикрыл им нос.

   – И как вы только не боитесь заявляться сюда, банда нечестивцев? – проворчал он, внимательно разглядывая кучку оборванцев.

   Горбатые, кривобокие, однорукие, одноногие, безглазые калеки в тошнотворных лохмотьях представляли собой отбросы общества.

   Если бы не чума, они были бы последними, от кого капитан Эррера мог ждать угрозы.

   И, словно отзываясь на его мысли, один из нищих произнес со вздохом:

   – Увы, монсеньор, чего нам бояться?

   Это сказал довольно крупного роста горбун с лицом, покрытым язвами и кровоточащим глазом. По-видимому, он был слеп, потому что опирался на тщедушного человечка, не решавшегося поднять глаза, со щеками, исполосованными коричневатыми шрамами.

   – Нас просто мучит голод, – заныл третий бедолага, у которого не было носа.

   Безносый блаженно улыбался, обнажая остатки почерневших зубов. Люди Эрреры, все до одного испанцы, глядя на этих отщепенцев, посмеивались.

   Относясь к ним, как к животным, солдаты забавлялись тем, что бросали нищим очистки от овощей и горбушки черствого хлеба. При этом они старались швырнуть эти объедки обязательно в грязь или в лужу. А несчастные нищие, с трудом ковыляя, радостно кидались подбирать грязные огрызки.

   Это выглядело так уморительно для завоевателей, что солдаты стали собираться во дворе, покидая наблюдательные посты на стене, окружающей замок, где скучали от безделья. Один за другим они подходили к своим товарищам, чтобы повеселиться.

   А из окон крепости «продовольствие» все прибывало. Теперь уже в развлечении принимал участие весь гарнизон, во дворе стоял хохот.

   Эррера, наивное дитя, позволил своим людям немного развлечься. Сам он тем временем вел переговоры с оставшимися около него тремя нищими.

   – Так вы что же, вшивота, предлагаете очистить улицы от трупов?

   – Да, твоя светлость, – скривился рослый одноглазый горбун. – У твоего высокородия мы просим только позволения взять одежду с этих трупов. Ну, и в обмен на нашу услугу пусть нам дадут немного хлеба…

   – Банда вонючих шакалов, я могу позволить вам очистить все улицы, а потом повесить всех…

   Эта угроза, казалось, не произвела никакого впечатления на горбуна.

   – Ваша светлость, конечно, может это сделать, – ответил он спокойно, – но он этого не сделает… Кто тогда уберет с улиц наши трупы?

   Горбун вдруг понизил голос:

   – Ваше высокородие, без сомнения, знает, что на окраинах города появилась чума. Надо действовать быстро…

   – А у тебя неплохо язык подвешен, негодяй, – проворчал Эррера. – Я, пожалуй, прикажу немного укоротить его, чтобы ты был поскромнее.

   Нищий, у которого не было носа, встал перед своим товарищем:

   – Монсеньору офицеру не следует сердиться, потому что римские нищие все до одного преданы делу Испанца… Мы, ваше высокородие, готовы дать себя четвертовать ради вашего императора!

   Известно, что нет ничего более «трагичного», чем одиночество победителя, завершившего свое злодеяние. В тех, кто выжил, он чует скрытую ненависть и не может побороть в себе чувство страха. Довольный тем, что обрел союзников, пусть даже столь жалких, капитан Эррера совершил ошибку. Оставив позади себя охрану и Рикардо, он спустился на две ступеньки, отделявшие его от нищих.

   – Что ж, хорошо, мои смельчаки, мы тоже не людоеды! Вам дадут настоящего белого хлеба, но только после того, как город будет очищен…

   – Ур-ра господину офицеру! – заорал горбун оглушительным голосом.

   Это был сигнал. Нищие, подбиравшие в грязи объедки, выпрямились. Часть из них подбежала к своим товарищам, а часть к потайному ходу.

   Капитан Эррера, будто по волшебству, исчез с глаз своих солдат. У испанцев наступила минута замешательства. Для нищих этого оказалось достаточно. Когда капитан возник вновь, голова его была зажата руками горбуна и безносого. К горлу несчастного были приставлены два кинжала.

   – Ни звука, ни с места, или мы придушим вашего командира как поросенка…

   Произнося эту угрозу тоном человека, привыкшего повелевать, горбун распрямился. Тщедушный человечек, на которого он опирался, связывал руки капитану. Теперь глаза его были открыты, и глаза эти оказались удивительного зеленого цвета.

   – Скорее, Зефирина, – прошептал ей горбун.

   И все-таки Рикардо де Сан-Сальвадор услышал и вздрогнул.

   «Зефирина?»

   Как и его товарищи, Рикардо окаменел, завороженный сценой. Ускользнув от нищих, он бегом вернулся в замок.

   Во дворе замка царила паника.

   – Бегом! – скомандовал сержант солдатам, которые оставили свои алебарды в залах замка.

   – Целься! Огонь! – приказал лейтенант тем, чьим оружием была аркебуза, но их оружие осталось на крепостной стене.

   – Цельтесь! – орал унтер-офицер арбалетчикам, которые по лености тоже оставили оружие.

   – Не стреляйте! – взывал Эррера, боясь, что его убьют.

   – Не слушайте, стреляйте! – вопил лейтенант, довольный возможностью избавиться от Эрреры.

   – Повинуйтесь, не стреляйте! – надсаживал глотку сержант, которому Эррера обещал продвижение по службе.

   Раздираемые противоречивыми приказами, солдаты в беспорядке натыкались друг на друга, бегали во всех направлениях, пытаясь отыскать оружие, теряли свои шлемы.

   – Смотрите туда!

   Точно полчища крыс, римские нищие устремились в замок Святого Ангела. Около полусотни нищих с бледными, бескровными лицами вылезли из старых колодцев, находившихся в центре двора. То были катакомбные бродяги, которые сумели пройти подземным ходом до гробницы Адриана.

   Воспользовавшись всеобщей паникой, Палько и Панокьо подскочили к потайному входу. Двумя точными ударами кулака они убрали единственного человека, который еще оставался на посту, и широко раскрыли двери. Пятьсот нищих, вооруженных камнями, дубинами и рогатками, ворвались в крепость с криками «Да здравствует папа!».

   Ответом были крики испанцев, не привыкших сражаться с вонючими привидениями.

   – Сюда!

   – Вот они!

   – А вон еще!

   – Не зевай!

   Перепрыгивая с помощью крючьев через водяной ров и забираясь на стены, покинутые стражей, часть нищих заполнила замок Святого Ангела.

   Оказавшись в меньшинстве, осыпаемые градом камней, гонимые отовсюду ордой нищих, напуганные наступлением, начатым откуда-то из-под земли, испанцы сгрудились внутри крепости. Они забаррикадировались на лестницах, попрятались в подвалах и камерах для узников. Некоторые скрывались в помещениях четвертого и пятого этажей.

   – Пошли туда, друзья!

   Увлекая за собой Зефирину и Паньото, Фульвио (ведь это он был рослым горбуном) схватил руку молодой женщины. Вместе с сотней нищих они ворвались в замок Святого Ангела и понеслись по лестницам на поиски папы.

   На пятом этаже все остановились у последнего поворота винтовой лестницы. Человек десять испанцев засели за перевернутыми столами. Угрожая нищим пиками и аркебузами, они не подпускали их к высокой двери у лестничной площадки.

   – Если только вы приблизитесь, я войду туда и собственной рукой убью папу! – крикнул молодой офицер.

   Гримаса исказила его женственное лицо, выделявшееся какой-то порочной красотой.

   Зефирина с ужасом узнала Рикардо де Сан-Сальвадор, отпрыска доньи Гермины. Неужели эти чудовища будут вечно попадаться ей на пути?

   Она судорожно сжала руку мужа.

   – Вы знаете его? – прошептал Фульвио.

   Знала ли она Рикардо! Грубый юнец, которого донья Гермина хотела женить на ней и от которого ее спас король!

   – Это сын моей мачехи. Мы, можно сказать, вместе росли. Берегитесь его… Он очень коварен и жесток.

   Фульвио посмотрел на жену. По глазам он понял, сколько страданий причинили ей эти люди.

   «Если только мы вырвемся отсюда, – подумал Фульвио, – Боже, как я буду баловать мою Зефирину».

   Услышав угрозу Рикардо, нищие остановились. Фульвио несколько мгновений колебался, но все же сказал:

   – Отойдите, молодой человек, вы не захотите взять на душу это худшее из всех преступлений…

   – Черт побери, очень сожалею, но клянусь, я это сделаю! – с усмешкой ответил Рикардо.

   – Вот так вляпались! Что будем делать, мой князь? – прошептал Паньото.

   – Он хочет нас напугать, я думаю, он не посмеет… – шепотом ответил Фульвио.

   Он почесал накладные язвы, которые стягивали ему кожу на лице. Зефирина выпустила его руку. Опершись на лестничные перила и пряча голову за плечом Фульвио, она обдумывала ситуацию.

   На одной стороне около сотни людей, столпившихся на лестнице, на другой – десять человек, охраняющих дверь.

   Неожиданно Рикардо указал пальцем на Фульвио и Зефирину.

   – Эй, ты, верзила, ну-ка дай взглянуть на лицо малыша, который прячется за твоей спиной… Неужто это вы, моя дорогая Зефирина, в этом нищенском одеянии?

   Прежде чем Фульвио успел вмешаться, Зефирина сделала шаг вперед.

   – Да, это я, Рикардо.

   Глаза молодой женщины метали молнии.

   – Что же такое случилось с великолепной Зефириной де Багатель? В каком жалком состоянии вы оказались, моя милая! – усмехнулся отпрыск Сан-Сальвадор.

   – В куда менее жалком, чем вы, Рикардо, вместе с вашей мамашей. Вы ошиблись в выборе – стали убийцами.

   От бешенства лицо Рикардо задергалось, а ненависть сделала его похожим на мать.

   – Еще посмотрим, плохой ли выбор мы сделали, княгиня Фарнелло.

   По жесту Рикардо один из его людей повернул громадный ключ, на который была заперта дверь Климента VII.

   Но, несмотря на все старания, солдат никак не мог открыть дверь. На помощь ему подошел второй испанец. Но тщетно они стучали, толкали, колотили по двери, ничего не получалось.

   – Мой лейтенант, они забаррикадировались изнутри, – растерялись испанцы.

   – Откройте немедленно эту дверь! – взбесился Рикардо.

   Во время их разговора нищие, столпившиеся на лестнице, занервничали. Удары прикладов громыхали по двери папских покоев.

   Поглощенные этим занятием, Рикардо и его люди не заметили Палько и Панокьо, прятавших у себя под лохмотьями отнятое у врагов оружие.

   Испанцы отыскали секиру. Тяжелая дубовая дверь начала разлетаться в щепы.

   – На приступ! – заорал Рикардо.

   Он встал в рост за столами, служившими укрытием, чтобы увлечь за собой солдат.

   И этот момент не пропустил Фульвио.

   – Действуй, твое величество! – прошептал князь, обращаясь к Паньото.

   Король нищих держал в руках рогатку с вложенным в нее камнем. Прицелившись и оттянув ремень, он выпустил снаряд. Застигнутый в разгар движения, Рикардо де Сан-Сальвадор рухнул. Красное пятно появилось на бледном лбу. Возможно, он лишь потерял сознание, потому что слабо, но все же шевелился на полу. И в ту же минуту на лестнице началась кровавая драка. Насмерть перепуганная стража палила из аркебуз, пускала стрелы из арбалетов.

   Зефирина почувствовала, что ее левая рука неожиданно одеревенела. Пуля вырвала из руки клок кожи. Позади нее Эмпирик, шатаясь, прислонился к стене. Палько лишился пальца на здоровой руке, Панокьо держался на единственной оставшейся у него ноге, а Фульвио не замечал, что у него из уха течет кровь.

   Все произошло в одно мгновение. С бешеным криком Фульвио увлек нищих за собой.

   Беспорядочно палившие испанцы были все же слишком малочисленны, и постепенно один за другим падали под ударами прикладов, пик, алебард, мачете, секир и даже котла.

   – Не делайте этого! Нет… – закричала Зефирина.

   Нищие хватали мертвых и живых испанских солдат и выбрасывали их через амбразуры, достаточно широкие на этом этаже.

   Крик Зефирины относился к Рикардо. Несмотря на все свое отвращение к этому человеку, она хотела защитить его от этой страшной смерти. Но было слишком поздно. Издав нечеловеческий крик, сын доньи Гермины последовал за своими людьми и переломал себе все кости, упав с высоты более ста пятидесяти футов в ров вокруг замка Святого Ангела.

   Зефирина не успела пожалеть о трагической участи Рикардо де Сан-Сальвадор, потому что нищие уже открывали вторую створку двери и раздвигали мебель, наваленную пленниками за дверью.

   – Проклятые бездельники, ишь какой гвалт устроили! – громыхал за дверью голос Климента VII.

   Фульвио, Зефирина и нищие точно из пушки влетели в покои папы. Все вокруг было перевернуто, опрокинуто, свалено в кучу. Столы, стулья, кресла, буфеты нагромождены у двери, чтобы враг не смог войти.

   Стоя в окружении своих кардиналов, одетый в странную черную юбку, с латами на груди и в шляпе с пером, Климент VII протягивал руки:

   – Дорогие дети мои, ну и адский же шум вы устроили. Подойдите же, чтобы я мог вас обнять…

   Нищие дружно, как один, воскликнули:

   – Да здравствует папа! Благословите нас, святой отец!

   Опустившись на колени вместе с нищими, Зефирина тоже получила благословение.

   Фульвио в этот момент уже встал.

   – Ваше святейшество, нельзя терять времени.

   – О, это ты, князь Фарнелло! – воскликнул папа, узнав под лохмотьями Фульвио. – Как я рад тебя видеть. Черт побери, а вот и твоя прекрасная зеленоглазая кобылка!

   – Значит, теперь мы уже не хотим покинуть своего мужа? Вот видишь, князь Фарнелло, нет ничего лучше войны, когда надо объездить строптивых лошадок…

   Давясь беззвучным смехом, Джулио Медичи, казалось, ничуть не беспокоился о собственной участи и не спешил покинуть крепость. А между тем стоявшие за плотной стеной кардиналы дрожали от страха.

   – Ваше святейшество, – снова вмешался Фульвио, – римские нищие захватили замок Святого Ангела, но очень скоро другие гарнизоны, стоящие в городе, предпримут наступление. Нельзя медлить, эти благородные люди поклялись спасти ваше святейшество…

   – Мужественные сердца, – соглашается Климент VII.

   Не боясь испачкаться об его грязные лохмотья, он прижимал к груди Паньото.

   Фульвио вновь прервал душеизлияния папы.

   – Пора уходить, ваше святейшество! Мы сможем бежать через катакомбу, выход из которой нищие обнаружили в одном из колодцев.

   – Да, надо бежать… Скорее, ваше святейшество! – взмолились кардиналы.

   – Замолчите, сборище набитых дураков! – рыкнул на них папа.

   Повернувшись к Фульвио, Зефирине и нищим, Климент VII воздел руки:

   – Дети мои, как мне благодарить вас? Но знайте, папа не покинет Рим, свой священный город!

   – Ваше святейшество, испанцы… – начал было Фульвио.

   – Эти шакалы меня не пугают, князь Фарнелло. Я остаюсь в Риме… Они могут убить меня, как это случалось с другими мучениками. Но я, Климент VII, наместник Бога на земле, я остаюсь, и более того, возвращаюсь в Ватикан! И знаешь, почему? Чтобы наср… на Карла V… Его бы устроило, чтобы я сбежал. Он бы тогда посадил на мое место другого. О! Ему хотелось сделать папу пленником! Ничего, он еще увидит, во что ему обойдется повисший на его руках король Франциск I и свалившийся на голову Климент VII! Посмотрим, не тяжел ли ему покажется лавровый венок победителя…

   Папа прошел сквозь почтительно молчавшую толпу нищих, увлекая за собой в глубину круглой гостиной Фульвио и Зефирину.

   – Бургундия Карла Смелого, на которую так зарится Карл V… Слово Медичи, ему никогда не получить эту прекрасную католическую землю. Черт подери, да я жизни своей не пожалею, поддерживая Франциска I! Что, по-твоему, Карл V станет со мной делать? Думаешь, убьет меня? Хорош же он будет, этот трус, с трупом папы на руках! Нет, мой птенчик, если такое случится, все покоренные им государства взбунтуются. А теперь слушайте мою волю. Что касается тебя, князь Фарнелло, ты покинешь Рим, потому что здесь тебе угрожает смертельная опасность. Ты уедешь отсюда со своей маленькой женушкой, чтобы сделать ей дюжину детишек, и будешь ждать от меня известий в твоих владениях в Сицилии. Тебе все понятно?.. И забери с собой того удальца, за которым мне удалось поухаживать, а заодно и уберечь от этих убийц!

   Климент VII указал на лежащего за сундуком на матрасе Паоло. Оруженосец, грудь которого была перевязана, попытался встать при виде подходивших к нему папы и хозяина.

   – Паоло…

   Князь был счастлив увидеть живым своего верного спутника и бросился к нему, обняв от души. От сильной боли Паоло только прикрыл глаза.

   – Карлотта… Эмилия… Пикколо… О! Мадемуазель Плюш!

   Зефирина была вне себя от радости, увидев дуэнью и всех слуг дома, которых папа во время штурма замка взял под свою защиту. В глубине гостиной было много и других людей, которых Зефирина не знала, в том числе несчастные женщины, прижимавшие к груди своих детей.

   Зефирина с каждой минутой все больше восхищалась папой, не пожелавшим стать конформистом.

   – Мортимер!

   Герцог де Монтроуз тоже оказался среди спасенных от рук убийц. Еще очень слабый, он сидел в кресле и не мог подняться, чтобы поприветствовать Зефирину.

   – О, миледи… Город Рим полон всяких сюрпризов, вы не находите?

   Все с той же флегматичной улыбкой английский бульдог, похоже, совершенно не утратил во всех передрягах хладнокровия.

   Зефирина взяла его за руку:

   – Мой дорогой друг, если бы вы знали, как мы волновались за вашу жизнь. Я просто счастлива, что папа взял вас к себе!

   Она не заметила пронзительного взгляда, который бросил на нее Фульвио. А тем временем папа отдавал последние распоряжения:

   – Ты, князь Фарнелло, организуешь уход из города всех этих замечательных людей через эту твою катакомбу!

   В этот момент в гостиную вбежали двое нищих из квартала Трастевере и сообщили, что гарнизоны, стоявшие у Тибра, направляются на штурм замка. Две тысячи нищих не подпускают их к мостам, но они долго не продержатся.

   В считанные минуты, благодаря Фульвио, Климент VII покинул замок, а гражданские лица бежали из города через колодец, служивший входом в подземелье.

   Во дворе замка, перед тем как его оставить, образовались две группы людей. В одной находился папа, его кардиналы и толпа нищих, которые собирались пешком отправиться в Ватикан. В другой – все те, кто намеревался покинуть город через катакомбы.

   В момент прощания глаза Зефирины наполнились слезами – приходилось расставаться с новыми друзьями, с Паньото. Вести по катакомбам их должен был Палько. Панокьо совсем не мог идти.

   – Я, наверное, отрежу тебе и вторую лапу! – хохотнул оправившийся от ран Эмпирик.

   – Что ж, безногий калека, в нашем деле это даже хорошо! Прощай, мотылек… Прощай, мышонок!

   – Береги получше своего братишку, Зефирон! Римские нищие по-своему прощались с Зефириной.

   Она каждого обнимала, не испытывая ни малейшего отвращения.

   – Прощайте, мои друзья, спасибо вам за все.

   – Прощайте, синьора.

   В последний момент, при виде колодца, куда ему предстояло спуститься, Мортимер предпочел пойти с папой. А может быть, просто лорду стала надоедать слишком бурная жизнь супругов Фарнелло!

   – Очень хорошо, оставайся со мной, англичанин. Мы еще сможем обсудить развод этого толстяка, твоего короля… Прощайте, Артемиза!

   – О! Ваше святейшество… ваше святейшество! Я никогда не забуду… – зашепелявила мадемуазель Плюш, прощаясь с папой.

   – Благодарю вас за вашу юбку, которая оказала мне важную услугу, дочь моя, – произнес Климент VII.

   И он слегка похлопал по щеке Артемизу Плюш. При этом пальцы его задержались чуть дольше, чем позволяли приличия, но в конце концов его святейшество объявил:

   – Ну, ладно, в путь, чертовы мошенники. Мы возвращаемся к себе, дети мои. Теперь нас будет у тебя двое, Карл V!

   Это были последние слова, которые Зефирина услышала от папы. Она еще несколько мгновений видела папу в черной юбке Плюш, заменившей его собственное платье, разорванное во время сражения, видела окруживших его кардиналов и около тысячи нищих, выполнявших роль почетного эскорта. Все они вышли из южного потайного хода, чтобы по опустевшим улицам отправиться в папскую резиденцию, в Ватикан.

   – Идемте, Зефирина, мы последние!

   Фульвио взял ее за руку, чтобы отвести к колодцу. – Что с ним будет, Фульвио? – прошептала Зефирина.

   Она в последний раз взглянула на фигуру папы, скрывшуюся с толпе нищих.

   – Вечная слава! – убежденно произнес Фульвио.

   – Но Карл V собирается…

   – Ему придется договариваться, а Климент VII сможет…

   – Устроить заговор! – договорила Зефирина. И оба рассмеялись.

   – Salut! Sardine![49]

   При этих звуках Фульвио и Зефирина подняли головы. К ним приближался Гро Леон, изрядно исхудавший. Из-за ощипанных крыльев он летел с трудом.

   – А вот и ты! – сказала Зефирина. – Вовремя же ты появился.

   Она была как никогда права. За неделю вынужденного поста в церкви, где он оказался запертым вместе со звонарем, Гро Леон так обессилел, что скорее свалился, чем сел на руки своей хозяйки.

   – Бедненький мой, что с тобой стало! Зефирина поцеловала взъерошенный хохолок птицы.

   – Мы тоже не лучше выглядим! – заметил Фульвио.

   С нежностью он погладил запачканную щеку жены. Оба посмотрели друг на друга: грязные, замызганные, в рванье, с искусственными язвами на лице, с настоящими ранами и царапинами на теле, к счастью не очень серьезными.

   – А неплохо бы нам немножечко помыться, как вы считаете?

   Зефирина не успела покраснеть при столь откровенном намеке Фульвио. С противоположного берега Тибра раздался бой барабанов. Испанцы и ландскнехты строились под командованием капитана Аларкона, которому явно не нравилось, что сбежавший пленник добровольно возвращался в свою тюрьму!

   Схватив Зефирину за руку, Фульвио потащил ее в темный колодец, который должен был вывести их на светлую дорогу…

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
СИЦИЛИЙСКИЕ НОЧИ

Глава XXVII
МЕСТЬ ЛЮБВИ

   Зефирина вздохнула. Начинался новый чудесный день. Яркий солнечный свет слепил глаза и заставлял ее щуриться, а воздух, благоухавший ароматами цветущих апельсиновых, лимонных и миндальных деревьев, щекотал ноздри.

   Она потянулась под покрывалом на своем удобном ложе, потом вскочила босыми ногами на пол, отделанный мозаичной плиткой, и подбежала к окну, полюбоваться пейзажем, который изо дня в день не переставал восхищать ее: над восточной частью острова и над обширной равниной города Катаньи, на окраине которого находились сицилийские владения семейства Фарнелло, на десять тысяч футов над уровнем моря возвышалась Этна.

   С какой бы стороны Зефирина ни смотрела на вулкан, она всегда испытывала одновременно и восхищение, и трепет при виде снежной шапки на тяжелой голове «великана».

   В парке, уступами спускавшемся к Ионийскому морю, буйная зелень неведомых молодой женщине растений сверкала под солнцем всеми красками, благоухала всеми ароматами и шелестела листвой. Гранатовые, фисташковые, ореховые кустарники, без сомнения завезенные сюда из Греции, соседствовали с деревьями, которыми Сицилия была обязана арабам, как, например, финиковые пальмы, рожковые деревья, тутовник. Что касается фиговых деревьев и агав, то Зефирина знала, что лет двадцать назад их черенки были завезены из Новой Испании конкистадорами.

   Чувствуя себя словно в раю, Зефирина снова вздохнула и направилась к двери, чтобы позвать Эмилию и Карлотту.

   После того как девушки надели на нее белое платье с круглым воротничком и уложили словно корону, заплетенные в косу волосы, Зефирина спустилась в сад.

   Вместе с Гро Леоном и мадемуазель Плюш она обошла вокруг старинного дома. На месте старой башни, возведенной в 392 году тираном Дионом сиракузским и разрушенной в 902 году арабами, которым предки князя Фарнелло по материнской линии оказали яростное сопротивление, нынешний замок был заново отстроен нормандским бароном Гийомом де Карентаном, с которым семьи Савелли – Фарнелло породнились в результате брака в 1078 году.

   Фасад украшали красивые окна, каждое из которых обрамлял оклад из черной пемзы и вулканической лавы. Так украшали все местные жилые здания. Палаццо Фарнелло, заметно модернизированное за два последних века, высилось со всеми своими террасами и окружающей здание мощной стеной над заливом Оньино, куда, как гласит легенда, высадился после долгих скитаний Улисс.

   Навестив в одном из парковых павильонов Паоло, который потихоньку поправлялся, Зефирина вернулась в замок.

   Возвратившись к главному входу, она вздохнула в третий раз.

   – Вы устали, моя маленькая Зефирина? – забеспокоилась Плюш.

   – Нет, я прекрасно себя чувствую, Артемиза, – сказала Зефирина, ласково беря под руку дуэнью.

   – Может, приказать заложить коляску? Поедем, полюбуемся окрестностями, взглянем на древний греческий театр в Таормине… Говорят, там очень красиво, – предложила Плюш.

   – Нет, пойду почитаю… и подожду…

   Зефирина прикусила губу, не договорив. Она, наверное, хотела сказать «возвращения мужа», но вовремя спохватилась и докончила:

   – …когда придет время обеда.

   Оставив мадемуазель Плюш в галерее и прихватив какой-то толстенный том, Зефирина поднялась по садовой дорожке как можно выше и устроилась в маленькой беседке, нависавшей над самым морем.

   Несколько минут Зефирина рассеянно листала страницы найденного в библиотеке старинного манускрипта. Она даже попыталась вникнуть в текст, оказавшийся трудом неизвестного монаха, повествовавшего о знаменитой «сицилийской вечерне», этом кровавом эпизоде, имевшем место 30 марта 1282 года в Палермо. Ничтожный повод повлек за собой сначала избиение французов, а затем и дикое побоище, охватившее весь остров.

   В иное время Зефирина, всегда увлекавшаяся культурой и историей, обязательно заинтересовалась бы этим рассказом, но теперь она довольно быстро оставила книгу на каменном столике, а сама погрузилась в глубокую задумчивость.

   Вот уже две недели, как Зефирина находилась на «треугольном» острове, и все это время она металась между ощущением райского блаженства и отчаянием.

   И всем этим тайным мукам было одно имя: Фульвио!

   После страшных испытаний в Риме молодые люди и их спутники с помощью нищих покинули город через катакомбы и добрались до Неаполя.

   Продвигаться в нужном направлении, в основном по ночам, с тяжело раненным Паоло, с девушками, непривычными к дальним пешим походам, и с мадемуазель Плюш, которая при каждом удобном случае заговаривала об этом и том же: «Уж и не знаю, что бы с нами было, если бы не святой отец! Подумать только, ведь он буквально спрятал меня под своей сутаной! Ах, воистину святой человек наш святой отец! Как вспомню, что там творилось, и снова вся дрожу!» – нет, это было совсем нелегким делом!

   Произнося последние слова, Плюш прижимала к груди руки, закатывала к небу глаза и действительно содрогалась.

   Зефирина никак не могла понять, был ли то страх старой девы перед ворвавшимися в замок испанцами или счастливейшее в ее жизни воспоминание! Зефирина сильно подозревала Артемизу Плюш в том, что та влюбилась в папу.

   Неделя, проведенная ею в заточении вместе с Климентом VII, кажется, совершенно вскружила голову доброй дуэнье. Вскружила до такой степени, что Зефирина начала думать, уж не отважился ли Джулио Медичи в минуту озорного помрачения оказать честь целомудренной дуэнье и при том ничуть не утомляя себя манерами, достойными папы?

   Впрочем, времени размышлять о состоянии души Плюш совсем не было. Фульвио и Зефирине пришлось проявить немалую сноровку, чтобы по дорогам, кишащим испанцами, добраться вместе со всеми своими людьми на двух телегах, набитых сеном, до Неаполя.

   Первой телегой правил Фульвио, второй – Зефирина. Сколько было случаев, когда молодым людям пришлось натерпеться страху. Отлично справляясь с ролью крестьян, они без труда ускользали от любопытства слишком усердных солдат.

   Любопытные отношения сложились в те дни между Фульвио и Зефириной. Временами молодой женщине казалось, что муж взял ее к себе в качестве оруженосца. Со времени их пребывания в замке Святого Ангела Фульвио как будто стал питать к ней огромное доверие. В пути он не раз интересовался ее мнением о дороге, об обстановке. Он внимательно выслушивал все, что она говорила, но так как они никогда не оставались наедине, разговор на этом затухал.

   На сеновалах или в открытом поле Фульвио укладывался спать рядом с Пикколо и Паоло, за которым князь преданно ухаживал. Зефирина ложилась рядом с Плюш и служанками.

   Она злилась, что ей не удается уединиться с Фульвио.

   Однажды ночью, несмотря на дневную усталость, ей никак не удавалось заснуть рядом с храпевшей Плюш. Зефирина встала и вышла из овчарни, в которой они нашли приют. В крестьянском платье, заменившем ей нищенские лохмотья, она сделала несколько шагов и прислонилась к оливковому дереву. В звездном небе Зефирина заметила одну более крупную, чем другие, звезду, такую яркую, что не могла оторвать глаз от нее.

   Она не заметила, как человек, одетый в простецкую рубаху, приблизился к ней неслышной кошачьей походкой.

   – Да, прекрасная дама, не только мы, жалкие людишки, но все вокруг, от Солнца до Луны, вращается вместе с Землей!

   Фульвио склонился над Зефириной. От этих слов она невольно торопливо перекрестилась.

   – Замолчите, мессир… ваши слова – чистая ересь!

   Белые зубы Фульвио сверкали в ночи. Он молча смеялся. Потом приподнял ее подбородок, заставляя снова взглянуть на небесный свод.

   – Как вы, Зефирина, умнейшая среди людей своего поколения, можете скатываться до таких банальностей? В науке не может быть ничего еретического, речь может идти только о математических понятиях.

   Однако, – возразила Зефирина, – если, как вы, Фульвио, утверждаете, Земля вращается, то прежде всего мы не могли бы находиться в стоячем положении, а предметы, подброшенные нами вверх, падали бы не к нашим ногам, а… позади нас.

   – Неплохо рассуждаете, – согласился Фульвио. – Я по памяти перепишу для вас трактат моего польского друга Коперника, который он прислал мне из Торуни накануне разграбления Рима. Я знаю, что он прав. Вот послушайте, Зефирина…

   Разговаривая с ней, Фульвио прижал ее головку к своему плечу.

   – …Воздух, облака, птицы и мы сами вовлечены в движение Земли… и еще семи планет, которые вращаются вокруг Солнца.

   – А Аристотель и Птолемей говорили, что…

   – Что вы самый прехорошенький маленький солдат на земле, которая вертится… и к черту всех астрономов.

   С легкомыслием, приводящим ее в отчаяние, Фульвио чмокнул Зефирину в лоб и, прежде чем удалиться, дал совет:

   – Быстро отправляйтесь спать, Зефирина. Если все сложится хорошо, завтра мы сядем на корабль и отплывем в Неаполь…

   Благодаря личному знакомству Фульвио с живущим в порту еврейским ростовщиком, которому лет десять назад князь спас жизнь в какой-то драке, беглецы смогли погрузиться на маленький трехмачтовый парусник, совершавший под командованием португальского капитана каботажное плавание между Мессиной и Мальтой.

   За тысячу цехинов с носа, не выясняя личности пассажиров, капитан согласился высадить княжескую чету и их спутников в порту Катаньи.

   Тем не менее Фульвио предпочел принять меры предосторожности, потому что Сицилией правил ненавидимый местными жителями вице-король Испании. Князь надеялся, что вандалы, бесчинствовавшие в Риме, не догадались послать своих эмиссаров и предупредить, что князь перешел на сторону папы.

   В пылу творимого в Риме разбоя люди Карла V вполне возможно считали, что князь Фарнелло мертв, если только вообще не забыли о нем.

   Во время плавания, которое из-за безветрия длилось несколько дней, Зефирина вместе с Плюш и служанками томилась в трюме для зерна, в котором португальские моряки устроили для них уголок. Фульвио и его спутники спали в другом трюме.

   Молодая женщина надеялась, что сможет на корабле помыться, но это оказалось недоступной роскошью. Посреди ночи она проснулась, терзаемая удушающим запахом галерников.

   Зефирина никак не могла привыкнуть ни к стенаниям этих людей, прикованных к своим скамьям, ни к ударам бичей, которые безжалостно раздавали надсмотрщики, как только паруса обвисали и не могли помочь гребцам.

   Утром Зефирина поднималась на палубу и встречалась с Фульвио, который вел вежливый разговор то с капитаном, то с его помощником.

   – Хорошо ли вы спали, Зефирина? Бодритесь, мы скоро будем на месте…

   Фульвио отводил молодую жену на полубак. Там, целуя ей руки, расспрашивал, не нуждается ли она в чем-нибудь, потом оставлял ее с Плюш, а сам спускался к Паоло.

   Зефирина терялась в догадках, почему он по большей части избегал ее.

   «Может быть, он уже жалеет, что слишком расчувствовался и взял меня с собой… Да он, в сущности, и не способен любить».

   Зефирина облокотилась на борт корабля. Погрузившись в собственные мысли, она всматривалась сквозь ночной сумрак в проплывающие мимо острова и в огромный пламенеющий кратер Стомболи. Неожиданно сзади подошел Фульвио и опустил руки ей на плечи. Зефирина попыталась скрыть выступившие на глазах слезы. Фульвио, словно не заметив этого, указал на вулкан:

   – Никогда не следует пренебрегать гневом этих гигантов. В 79 году нашей эры вблизи Неаполя Везувий похоронил под раскаленным пеплом города Геркуланум и Помпеи… От этих городов ничего не осталось… Парочки обнявшихся во сне людей не успели даже проснуться.

   От этих слов Зефирина вздрогнула. Фульвио обнял ее за талию и продолжал шептать на ухо:

   – Задумайтесь, Зефирина, об их судьбе… любить и умереть, прижавшись обнаженными телами друг к другу и застыв навеки.

   Губы Фульвио нежили щеку Зефирины. Она трепетала от счастья.

   – Что до меня, Фульвио, я предпочитаю жизнь… с человеком, которого люблю.

   Она откинула голову. Фульвио склонился над ней. Но именно такую минуту выбрал этот тупица, португальский капитан, чтобы сообщить:

   – Мы скоро пройдем Мессинский пролив… В следующую ночь я вас высаживаю, синьор Корнелио…

   Это имя Фульвио выбрал себе, чтобы сохранить инкогнито.

   Сойдя на берег, супруги Фарнелло наняли мулов и через два дня прибыли в свой сицилийский замок.

   Ничто в доме не было готово к их приему. Управляющие – Марко и Перрукья – подняли на ноги всю деревню. Вскоре целая армия молодых сицилийцев сновала в старом замке.

   Первым делом хозяева принялись устраиваться. Фульвио учтиво передал Зефирине ключи от всех апартаментов, башен, подсобных помещений и подвалов. Кроме того, он отвел ей самые лучшие комнаты в замке – комнаты второго этажа с балконами, нависавшими над морем.

   Прямо из своей громадной кровати с балдахином, в которой она спала одна, Зефирина могла любоваться лазурными волнами.

   – А где ваши апартаменты, Фульвио? – спросила, превозмогая себя, Зефирина.

   С легкой улыбкой Фульвио ответил:

   – Разумеется, в башне тирана…

   Зефирина обиженно закусила губу. Башня Диона Сиракузского была самым удаленным от ее комнат местом.

   «Почему он все время дразнит меня? – размышляла она. – Я не собираюсь валяться у него в ногах… если только рана не мучит его».

   Зефирина наблюдала за Фульвио. Но князь, похоже, совсем поправился. Он ездил верхом, совершал долгие прогулки, на которые ни разу не пригласил Зефирину… и даже ходил купаться в море.

   Короче, Фульвио явно восстановил свое здоровье. Надо сказать, он баловал Зефирину нещадно, задаривая ее украшениями и платьями, которые заказывал в Палермо, Мессине, Катанье или Сиракузе. Он постоянно интересовался, довольна ли она своими апартаментами, слугами, климатом. Но по вечерам, учтиво поцеловав ей руки, исчезал из дворца.

   Зефирина сохла. Она вскакивала по ночам, надеясь увидеть мужа входящим к ней в спальню. Но ничего не происходило. Просыпаясь утром, она слышала фырканье только что вернувшейся в конюшню лошади Фульвио.

   Приходилось признать очевидное: все ночи Фульвио проводил вне замка…

   В довершение ко всем своим огорчениям Зефирина узнала от своих служанок, что княгиня Каролина Бигалло прибыла в свой замок в Таормине.

   Задыхаясь от ревности, Зефирина тем не менее старалась сохранять безразличный вид, вполне соответствовавший положению жены, которая, никогда не принадлежа мужу, оказалась обманутой.

* * *

   Однажды вечером на ужин в палаццо прибыли сицилийские князья, соседи и друзья Фульвио.

   Слушая их беседу, Зефирина познакомилась с историей Сицилии. Сама того не желая, несмотря на ужасное настроение, она не смогла удержаться и приняла участие в бурных спорах.

   – Я где-то читала, что первыми поселенцами вашего острова были три народа: сикулы, сикамы и элимы… Это так, монсеньор?

   С этим вопросом Зефирина обратилась к своему соседу по столу, старому князю Франческо Пилозо, потомку нормандских королей Сицилии, Гийома I и Гийома II.

   – Вы правы, княгиня, но эти народы вскоре были изгнаны финикийскими мореплавателями. С приходом греков финикийцы перебрались в Карфаген, один из основанных ими городов…

   – А правда, что Пиндар, Эсхил и Платон приезжали пожить в Сицилию? – спросила Зефирина.

   – Так говорится в текстах. Тираны сиракузские даже чествовали Пиндара, и я готов в это поверить, княгиня, потому что сам Улисс, согласно «Одиссее», высадился на Сицилию прямо у порога вашего дворца… Смерть Миноса, который преследовал сбежавшего с Крита Делала, произошла тоже здесь, неподалеку. А уж если вспомнить миф об аргонавтах, его события и вовсе разворачивались на нашей горячо любимой Сицилии.

   – А как же владычество римлян и византийцев?..

   – Да, на некоторое время они покорили остров, но затем их вытеснили остготы, потом арабы в VII веке… Наконец, в 1072 году сюда пришли мои предки, норманны, во главе с Робертом Гискаром и его легендарно храбрым братом Роже…

   – Не при их ли мудром правлении, мессир Пилозо, Сицилия разбогатела, началось промышленное изготовление льна, были построены дворцы, замки, соборы?

   – Совершенно верно, мадам, – с гордостью подтвердил старый Франческо. – Во времена правления норманнов Сицилия процветала.

   – А разве при швабах было не то же самое?

   – Должен признать, что после смерти Гийома II Нормандского, когда немецкий император Генрих VI утвердил свои права и завладел островом…

   – В 1194 году?

   – Именно, мадам, начался довольно удачный период. Сын Генриха и Констанцы, великий Фридрих II Гоген-штауфен оставил по себе воспоминание как об исключительном монархе. До самой своей смерти в 1249 году он безвыездно жил на нашем острове, в окружении великолепного двора, где блистали многие художники. К несчастью, после него воцарилась анархия. Против бастарда Манфреда выступил папа Урбан IV, француз. Ее Величество призвала на помощь Карла Анжуйского, вашего короля Людовика IX (Людовика Святого)… Это был печальный период, да, простит мне Господь, если я вас обижу, анжуйской оккупации…

   – Увы, мессир, я знаю, что французы за время своего правления вызвали к себе всеобщую ненависть, закончившуюся знаменитым бунтом и резней, получившей название «сицилийская вечерня».

   – После этого события сицилийцы сами обратились за помощью к королю Педро Арагонскому, и тот прислал на остров своего второго сына Фердинанда… С этого времени наша судьба изменилась. Отделившаяся от Неаполитанского королевства Сицилия пережила долгий период нестабильности, отмеченный и жестокой враждой феодалов, и неоднократными эпидемиями черной оспы… И вот, наконец, немногим более ста лет, начиная с правления короля Мартина Арагонского, наш остров получил административную автономию и управляется вице-королем Испании.

   – Мессир Пилозо, как же случилось, что вы, знатные сицилийцы, соглашаетесь терпеть высокомерие и диктат каталонской аристократии? – спросила Зефирина, изящно отделяя при этом хребет от лежавшей на ее тарелке жареной рыбы.

   – С большим трудом терпим, мадам, гнем спину и ждем лучших времен.

   – Выходит, никто и не думает выступать против Карла V? – возмутилась Зефирина.

   Присутствующие за столом умолкли, слушая беседу Зефирины и потомка норманнов. Чтобы смягчить неловкость, вызванную последним вопросом молодой женщины, Фульвио громко расхохотался:

   – Берегитесь, Пилозо, жена моя – опасный противник в словесных турнирах. Я пока не знаю никого на свете, кто бы мог с нею тягаться…

   Повернувшись к Зефирине, Фульвио поднял свой кубок. Гости сделали то же.

   – Друзья мои, – сказал Фульвио, – я приготовил для вас сюрприз. Наша дива Мария Соленара, чье пение мне столько раз приходилось слышать в театре Катаньи…

   «Ну вот, незачем и спрашивать у Фульвио, где он проводит все вечера: оказывается, он слушает, как блеет эта коза!»

   Гости зааплодировали. Зефирине пришлось выслушивать бесконечные рулады этого «к несчастью» прекрасивейшего созданья с великолепными черными волосами и горящими очами, которое без стесненья вовсю строило глазки хозяину дома.

   А когда все присутствующие стали хором подпевать какой-то «идиотский» припев со словами о знойном солнце и о страсти, Зефирина думала, что задохнется.

   Фульвио бросил в сторону певицы цветок. Та поймала его на лету и поднесла к губам.

   Это было уже слишком!

   Зефирина с трудом досидела до начала весьма увлекательного выступления сицилийских «пупарос» – кукольников, чьи одетые в костюмы куклы говорили и жестикулировали на фоне крошечного замка, оживляя для зрителей старинные народные сказки. И пока гости внимательно следили за приключениями неведомых французам марионеток, Зефирина встала и вышла на террасу. Она больше не в силах была все это терпеть. К горлу подкатывало рыданье. Она сама себе была смешна. Заболеть любовью и ревностью к человеку, который потешался над ней.

   «А что, если найти его и умолить прекратить эту жестокую игру, если кинуться к нему в объятия… закричать «я – ваша… я люблю вас, Фульвио!»?

   Безжалостно теребя кружевной платок, Зефирина вдруг похолодела: она вспомнила слова, сказанные когда-то Фульвио: «Я вам откровенно скажу, донна Зефира, придет время, и я отомщу вам за каждое ваше оскорбление… В тот день, когда вы запросите пощады, когда на коленях станете молить, взывая к моему великодушию, к моей любви, вот тогда наступит мой час, и не слово прощения вам будет ответом, а моя месть. Это будет мой реванш!»

   Так говорил Фульвио в карете, когда Зефирина кричала ему о своей ненависти.

   Ослепленная яростью, она издевалась над ним, и вот теперь он мстит ей на свой лад… Но ведь последние события их так сблизили… Зачем он заставил ее поверить в свою любовь?

   «Cara mia… Amore mio»[50]. Он так по-особенному произносил эти слова, понятно, только для того, чтобы еще больше посмеяться над ней, а потом отшвырнуть.

   Зефирина пошла в беседку, где так любила уединяться. Сюда почти не долетали голоса из гостиной.

   Ласковый ветерок обдувал ее плечи. Запах жимолости, смешанный с морским воздухом, вызывал у нее головокружение.

   Она прислонилась головой к стене беседки и дала волю долго сдерживаемым слезам.

   Полумесяц, плывший в ночном небе, был затянут легким облачком. Зефирина чувствовала себя такой одинокой в этом мире. Никто не любил ее, кроме Плюш и Гро Леона, никто не жалел.

   И вдруг она замерла. Из кустов рододендрона послышались дребезжащие звуки лютни, и звуки эти приближались. Какой музыкант осмелился подойти к ее беседке?

   Зефирина быстро вытерла слезы. В темноте зазвучал голос певца-сказителя. Певец с юмором рассказывал трагикомическую историю несчастного тирана, которым помыкала прекрасная чужестранка. Прислушавшись к интонации голоса, Зефирина не хотела верить своим ушам. И в этот момент легкой, пружинящей походкой, которую Зефирина узнала бы из тысячи, к беседке подошел мужчина.

   С сильно бьющимся сердцем Зефирина взглянула на выступившее из темноты ночи лицо, которое скрывала маска.

   – Фульвио… – только и смогла прошептать Зефирина.

   Да ей бы и не удалось произнести больше ни слова. Губы князя прильнули к ее устам. Поцелуй был властным, полным любви и безумия, и заставил Зефирину затрепетать от страсти.

   Притянутая точно магнитом к этому властному рту, сулившему ей жизнь, Зефирина отвечала Фульвио все более и более горячими поцелуями. А в мозгу молнией пронеслось: «Как могла она жить, не ведая такого наслаждения?!»

   Забыв о каком бы то ни было сопротивлении, отбросив всякую гордость, она сама отвечала на ласки, сама уступала свои губы, с жадностью касалась языка, нёба, зубов Фульвио, а ее собственный язык и губы стали горячими и влажными, точно пили из источника.

   На мгновение он отстранился от нее, желая увидеть эту прелестную откинутую назад голову, которую крепко сжимали его руки.

   – А вы делаете успехи, моя прелесть, – отметил он.

   Глаза Фульвио улыбались под маской. Он снова насмехался над ней. Зефирина попыталась высвободиться из его объятий. Однако он тут же крепко схватил ее.

   – Нет, любовь моя, больше этого не должно быть между нами…

   Со спокойной уверенностью Фульвио держал в объятиях свою молодую жену и не торопясь осыпал частыми поцелуями ее лицо и закрытые глаза, осушал невысохшие еще на щеках слезы.

   – Моя Саламандра, родная моя… Божественная моя Зефирина!

   Говоря так, Фульвио снял с лица маску. Как некогда незнакомец в «Золотом лагере», он провел двумя пальцами по дрожащим губам Зефирины.

   – Посмотри на меня, любовь моя, я тот, кто всегда любил тебя… с той ночи пожара, когда держал тебя в своих руках там, во Франции… Это был я… Я так и не смог забыть тебя… Страсть моей жизни… Мое сокровище… Отныне не надо никакой гордости в наших отношениях, только любовь.

   – Но зачем понадобилось заставлять меня так долго ждать? Вы хотели отомстить мне? – пролепетала Зефирина.

   Брови Фульвио подскочили вверх. Видно, он забыл о своих угрозах.

   – Ты скоро поймешь, любовь моя… Да, я собираюсь осуществить свою месть, любя тебя со всей страстью, на какую способен… нынешняя ночь будет нашей ночью, и мы проведем ее одни в целом мире, – шептал Фульвио.

   Его нетерпеливые руки обхватили Зефирину. И пока губы их неустанно тянулись друг к другу, Леопард поднял свою молодую жену. Опустив голову на его плечо, Зефирина позволила отнести себя к стоявшей поблизости оседланной лошади.

   Ей показалось, что Неизвестность и Чудо подхватили ее и понесли на своих крыльях.

   В душе ее звучала музыка.

   Фульвио любит Зефирину… Зефирина любит Фульвио.

   И в этот миг немыслимого счастья Зефирина с волнением подумала о Нострадамусе. Наверное, маг знал о ее любви к Фульвио…

   Прямо над головой Саламандры, в небе Сицилии ярко сияли звезды Большой Медведицы.

Глава XXVIII
ДОМИК НА ЭТНЕ

   Зефирина с удивлением оглядывала место, куда ее привез Фульвио.

   При свете факела, который Фульвио держал в руках, они поднимались по тропинке, вьющейся среди каштанов и берез, пока наконец не добрались до поляны.

   Маленький домик, прижатый прямо к горе, сверкал зажженными за окнами светильниками.

   Фульвио соскочил на землю. Воткнув факел в специальную подставку из кованого железа, он вернулся к лошади и, не давая Зефирине спуститься самой, взял ее на руки.

   – Где мы? – прошептала она.

   – На склонах Этны, любовь моя. В домике, который я приказал построить для нас с тобой, мое сокровище… В месте, далеком от людей и от всего мира… Место это такое же новое, как и наша любовь… Вот почему я не хотел ни подходить к тебе, ни дотрагиваться до тебя… ведь иначе я бы просто не выдержал.

   Точно дикий зверь добычу, Фульвио внес Зефирину в единственную комнату комфортабельной хижины, построенной из блоков затвердевшей лавы.

   Перед жарко пылавшим камином стояла просторная кровать, застеленная белоснежным покрывалом. Фульвио осторожно опустил на него Зефирину.

   С какой-то мучительной медлительностью князь расшнуровывал платье Зефирины, затем расслабил корсет, и из него брызнули юные упругие груди, о которых он столько грезил. Своими воспаленными губами он сразу припал к призывно торчащим розовым кончикам. Внимательно следившая за разливавшимся по всему ее телу наслаждением, Зефирина закрыла глаза. «Наконец она узнает великую тайну».

   Зефирина всегда чувствовала, нет, знала, что Фульвио, как опытный и утонченный любовник, будет обращаться с нею бережно. Он же, уверенный, что до него она принадлежала другим мужчинам, решил вести себя с нею так, будто ею никто не обладал. Лучшего доказательства своей любви не мог предложить этот латинянин, согласившийся примириться… с другими!

   Он так долго желал ее, что, когда приблизился миг обладания, Фульвио ощутил почти боль и некоторую неуверенность.

   И в этот миг сама Зефирина ободрила его. В своем нетерпении, наконец, принадлежать ему, она обвила его шею руками и притянула к себе. По-прежнему не открывая глаз, Зефирина чувствовала, что и живот, и грудь его содрогаются от наслаждения.

   Наполовину обнаженная ласковыми руками Фульвио, с юбками, отброшенными так, что открылось ее нежное, женственное лоно, Зефирина лишь вздыхала. Фульвио не мог оторвать взгляда от нее, такой красивой, томной, с влажными губами, с рассыпавшимся золотом волос, обрамляющих ее поразительное лицо. Именно к нему теперь был обращен этот вечный призыв женщины:

   – Иди… иди…

   Он не мог больше сдерживаться. Желание его было слишком сильным. Оно пьянило его, как старое вино. Ему хотелось бы не спеша подготовить ее к кульминации, осыпая поцелуями и утонченными ласками, но он не в силах был больше ждать.

   Не потрудившись полностью раздеться, а лишь сорвав с себя камзол и штаны, разорвав мешающие юбки Зефирины, Фульвио рывком раздвинул ее ноги бросился на нее, точно варвар.

   Зефирине показалось, что ей нанесли удар кинжалом. Она закричала от боли, чем просто потрясла Фульвио, а потом все смешалось, и боль, и наслаждение.

   Отдавшись размеренному ритму любви, Зефирина дала увести себя в неведомую страну.

* * *

   – В следующий раз, моя прелестная дама, все будет гораздо лучше… – с нежностью произнес Фульвио.

   Не желая показать, как он потрясен тем, что Зефирина оказалась нетронутой, князь ласково приподнял голову жены и стал покрывать ее поцелуями.

   Как все влюбленные мира, чья страсть оказалась взаимной, молодожены долго не могли разнять объятий. Они то шептали друг другу нежные слова, то вдруг надолго умолкали.

   Потихоньку Фульвио довершил раздевание Зефирины, затем отшвырнул подальше собственную рубашку и штаны, и оба скользнули под покрывало.

   Прижавшись всем телом к мужу, Зефирина думала в опьянении: «Я стала настоящей женщиной… Вот, оказывается, что такое любовь, вот что значит это сказочное наслаждение… этот дар всего его существа».

   Легкая боль внизу живота напоминала ей, если еще в этом была какая-то необходимость, что отныне тело ее благодаря Фульвио стало совсем иным.

   – Я обожаю любовь, я обожаю тебя… – шептала Зефирина, подняв голову к Фульвио.

   Губы их снова слились. С чувственной грацией и новым для нее желанием она устремилась к мужу.

   Захлестывавшая радость и неодолимое желание переполняли Фульвио.

   Господи, как он любил свою маленькую княгиню! Он открыл в ней еще более страстную натуру, чем мог предположить.

   За внешними проявлениями красивой интеллектуалки в ней скрывался темперамент, куда больше привлекавший Фульвио, чем все ее рассуждения.

   Однако, сгорая от желания открыть ей все тайны любви, князь высвободился из объятий жены. Он встал и со спокойной беззастенчивостью уверенного в своих силах мужчины протер все тело ароматной эссенцией.

   Лежа на постели в сладостной истоме, Зефирина разглядывала мускулистое тело своего мужа. На спине, на груди, на ягодицах она увидела шрамы, напоминавшие о былых сражениях.

   Взгляд ее задержался на мужских достоинствах Фульвио, силу которых она уже любила и власть которых над собой признала.

   Фульвио надел халат из красного атласа, завязал пояс и вернулся к Зефирине. Встав одним коленом на постель, он приподнял покрывало.

   – Ты такая приятная… – прошептал он, погладив рукой золотистый пушок между ног.

   Она затрепетала, готовая снова раскрыть ему свои объятия. Однако, сдерживая собственное желание, Фульвио остановил ее жестом. На вышитых простынях остались капли крови.

   – Нет, нет, не сразу… Мне следует подумать о тебе… Иди сюда, любовь моя.

   Подавив порыв, с которым не смог справиться в первый раз и так грубо, не помня себя, набросился на жену, он протянул ей прозрачный пеньюар.

   Неожиданно засмущавшись, Зефирина хотела как-то спрятать свою наготу от восхищенного взгляда мужа. Но он отстранил ладони, которыми она прикрыла грудь, и тихо сказал с улыбкой:

   – Не надо скрывать то, что красиво.

   При этих словах Зефирина бросилась в его объятия.

   – Фульвио, ты говорил мне эти же слова в «Золотом лагере». Почему же ты мне сразу не признался, кто ты? О, Фульвио!

   «От скольких бед и страданий ты бы нас избавил», – подумала она про себя.

   – Я же пытался, – возразил Фульвио. – У меня долго хранилось голубое перо, которое я взял у тебя на пляже. Я собирался показать тебе его в день свадьбы, сокровище мое. Конечно, если бы я успел это сделать, мы бы не вели такую долгую борьбу… Но моя Зефирина не желала ничего ни слышать, ни видеть. Ну что мог сделать глупейший из влюбленных, натыкаясь на непримиримость упрямой девственницы? Да ты у меня вызывала просто страх…

   Вид у него при этом был такой комичный, что Зефирина расхохоталась.

   – Ты, Фульвио, боялся?.. Леопард, заставляющий всех вокруг дрожать… нет, я не верю… Это ты все время старался меня запугать.

   – Хм… Хочешь есть?

   Фульвио подвел жену к маленькому столику у камина, уставленному разными яствами.

   Усевшись по-турецки на медвежью шкуру, они с присущим всем влюбленным аппетитом стали поглощать все подряд: и мессинскую рыбу-меч, и сардины, приправленные зеленью, и помидоры, и лук.

   – Тебе нравится наша сицилийская кухня? – спросил он.

   – Я обожаю ее… как тебя… – вздохнула Зефирина. При этом она решительно расправлялась с крылышком фаршированной рагузской индейки.

   Фульвио налил ей в кубок марсалы, от которой у Зефирины слегка закружилась голова.

   – А почему ты плакала там, в беседке? – тихо спросил Фульвио.

   Он дотянулся через круглый столик до руки жены и поднес ее к своим губам.

   – Почему я плакала, монсеньор Фарнелло?.. Действительно неплохой вопрос! – отозвалась Зефирина. – Потому что ты бросил меня из-за этой певички!

   Фульвио рассмеялся.

   – Святые боги, моя Зефирина ревнует к Марии Соленара! Нет, это просто замечательно!

   – Вам бы не следовало насмехаться, мессир мой муж, – рассердилась Зефирина. – Потому что я люблю вас всей душой. Я отдала вам свое сердце, и если вам угодно потешаться, если вы всего лишь играете со мной…

   Оставив тарелку, Фульвио подошел к жене. Он прижался лицом к ее золотым волосам и сказал:

   – Неужели ты не чувствуешь, что любима… что я люблю тебя, и люблю безумно?

   – Только меня? – повторила Зефирина.

   – Тебя и только тебя… Что значат для меня другие женщины?

   – О! А ваша Каролина Бигалло… – возразила Зефирина.

   – Чего ты боишься?.. Ты, моя нежная, моя прекрасная, моя Саламандра…

   Перейдя на итальянский и произнося слова с чарующей интонацией, Фульвио продолжал:

   – Cara mia[51], как ты можешь сомневаться в своей власти надо мной, bellissima mia[52]… Каролина Бигалло, Андреа Пацци – случайные встречи. Мария Соленара – другое дело. Она входит в группу сицилийцев, готовых оказать сопротивление любому угнетателю… Вот почему я так часто с ней виделся с момента нашего приезда. Члены «Почетного Общества» защищают нашу свободу. Они встречаются в театре Катаньи, где она поет…

   Зефирина скорчила гримасу.

   – Нечего сказать, прекрасное объяснение… Могли бы и меня взять с собой, мессир.

   – А мне хотелось, чтобы моя Зефирина отдохнула от пережитых нами драм… Мы подготавливаем акцию сопротивления, и мне нужно чувствовать себя спокойно… Не бояться за свою Зефирину, не думать в такую минуту о любви. «Не подвергать ее новым опасностям», – подумал про себя Фульвио, но вслух этого не сказал.

   – И как же вы себя называете? «Почетное Общество»?

   – Да… или еще Maffia[53], что по-тоскански означает «нищета». Очень скоро по всем городам Сицилии прозвучит клич: «Смерть Испании, Италия зовет!»

   Фульвио не решился сказать, что на самом деле в этом возгласе звучит не «Испания», а «Франция». Но Зефирина и сама это знала. Посмотрев на мужа с признательностью, она прикрыла глаза.

   – Maffia… бр-р-р… какое неприятное, недоброе слово… От него дрожь по телу…

   – Родная моя, «Почетное Общество» объединяет только истинных патриотов. Ты очень впечатлительна. Твои нервы все еще не успокоились от того, что произошло в Риме. Постарайся теперь думать только о нас. Мне не следовало говорить с тобой об этом. Довольно того, любовь моя, что ты, наконец, знаешь, кто я и почему так добивался нашего брака. До тебя я был одиноким человеком. Меня волновала только судьба моей страны, политика и война. Прости, но голова моя была занята только одним: отомстить твоему королю за все, особенно за Мариньян. Когда я прибыл во Францию с посланием от Карла V Генриху VIII, женщины существовали для меня только как развлечение. О женитьбе я совсем не помышлял. Первой, кого я увидел в «Золотом лагере», оказалась какая-то болтливая глупышка, раздававшая слугам направо и налево бесконечные приказания, да еще тоном, который меня изрядно позабавил. Потом я снова увидел тебя, уже на турнире, посреди этого курятника фрейлин… Ты выглядела очень гордой, изящной и до невозможности хорошенькой. Я так загляделся на тебя, что чуть было не позволил противнику выбить себя из седла… Он, впрочем, оказался слабым соперником.

   – Так, значит, черный рыцарь это были вы… В глубине души я всегда это знала! – прошептала Зефирина, пряча голову у него на груди.

   – Но ты не знаешь, что было потом… Я спал на пляже. Чтобы укрыться от ветра, улегся за стволом засохшего дерева. Вдруг просыпаюсь и вижу – на пляж является моя Зефирина с бедно одетым парнишкой, с тем самым Бастьеном, которого ты мучила. «Что за маленькая, хорошенькая ведьмочка, – подумал я, – хорошо бы заставить ее взмолиться о пощаде». Ты меня заинтриговала. Уже тогда что-то в тебе слишком манило… Шутки ради я стащил твою шапочку с голубым пером, и до самых событий в Риме перо это было всегда со мной, – сказал со значением Фульвио.

   – А что потом? – спросила Зефирина, как маленькая девочка, которой не терпится узнать продолжение истории.

   – Я должен был уехать на следующий день и совсем не хотел идти на бал, который давал Франциск I. Миссия специального посланца Карла V обязывала меня держаться в тени. Размышляя о политических союзах, возможных в то время, я отправился в «Золотой лагерь». Все его обитатели были заняты тем, что танцевали павану. Вдруг я увидел в темной аллее какой-то свет и нечто маленькое и бесформенное, бежавшее мне навстречу с криком: «Скорее, месье, женщина в горящем шатре… она не может выйти оттуда…»

   – Маленькое существо… карлик? – спросила, побледнев, Зефирина.

   – Да, карлик, но тогда, ночью, у меня не было времени разглядеть его лицо.

   – Каролюс… неужели он хотел меня спасти? – задумчиво прошептала Зефирина.

   Губы Фульвио коснулись ее виска.

   – Не думай больше обо всем этом, моя родная. Ты теперь со мной, со своим мужем… нет, любовником, и знаешь почти все о нашей первой встрече.

   – Ну, не совсем, мессир. Почему после того, как вынесли меня из огня с риском для собственной жизни и смутили своим поцелуем, вы оставили меня в одиночестве? – спросила с упреком Зефирина.

   – Да потому, госпожа резонерша, что вспомнил о вас, когда взял в плен маркиза де Багателя. Тут я понял, что это перст судьбы… Вот почему я попросил у вашего почтенного отца руки его единственной дочери.

   Зефирина скорчила мину.

   – Что и говорить, любопытный способ заставить полюбить себя, – заявила Зефирина. – Требовать меня в качестве выкупа, вот мысль, достойная мужчины!

   – Не мог же я написать вам письмо и подписаться: «Кавалер, который не может забыть вас и безумно вас желает!»

   – Это было бы куда лучше, и потом чего вы ждали от такой жены, как я?

   – Ну, я хотел, чтобы жена была красивой и чувственной, горячей и нежной, верной и ласковой… В общем я мечтал как раз о такой, как ты, любовь моя.

   Произнося эти слова своим особенным, низким голосом, он все время гладил жену.

   Не умея скрыть захлестнувшего ее блаженства, она снова бросилась в его объятия.

   – Мне следовало начинать с этого, – согласился Фульвио, потому что никакого другого языка между мужчиной и женщиной не существует.

* * *

   Каждую ночь Фульвио возвращался к Зефирине, на их «необитаемый остров», в сказочный домик любви.

   Иногда молодая женщина просыпалась среди ночи от какого-то глухого удара, похожего на далекий взрыв. Но постепенно она научилась не бояться горы.

   – Это вулкан рокочет, – объяснил Фульвио. – Не волнуйся, уже лет сто, как он спит словно добродушный великан.

   Ощущение, что Этна живет и спит прямо под их домиком, больше не смущало Зефирину.

   Слыша гул, она не просыпаясь, убеждалась, что муж рядом и успокаивалась.

   Весенние ночи… Золотые ночи… Сицилийские ночи, наполненные пьянящим ароматом… Зефирина никогда не забудет вас.

   Она зарывается головой под руку мужа. Ее влажные губы с нежностью касаются его шеи. Она чувствует, как пульсирует под кожей артерия. Она вдыхает запах его тела, смешанный с ароматами амбры и мускуса.

   Постепенно голова ее скользит вниз до тех пор, пока тубы не находят черный оазис. Она зарывается в него своим лицом.

   Фульвио не спит. Он ловит ее и снова втаскивает на себя.

   – Как быстро ты всему научилась, любовь моя…

   Ночь за ночью Фульвио не уставал восхищаться тем, как быстро она осваивает волшебную науку любви. Дошло до того, что ненасытная Зефирина почти приковала Фульвио к своему телу.

   Когда он говорил, что «потом получится лучше», он был прав. Каждый прожитый день все больше и больше сближал их и интеллектуально, и физически.

   Рядом с Фульвио Зефирина забыла свою стыдливость. Она предавалась любви, отдавалась чувству, требовала ласк, даже самых смелых.

   Она таяла под губами Фульвио и осыпала самыми безумными поцелуями его тело, которое теперь изучила до мельчайших подробностей.

   Подобно лаве, клокотавшей в груди великана, прятавшегося под их домиком, страсть Фульвио разгоралась, нарастала, ища выхода и твердела. Нервным коленом он вновь опрокидывал Зефирину.

   Она открывалась ему навстречу, вся горячая, влажная. Он давил на нее всей своей тяжестью. Бедра Зефирины манили его, доводя до безумия, но он сдерживал себя и опять отдалялся… В слабом лунном свете он ясно видел восхитительные формы Зефирины. Бедра казались все более вожделенными, груди все более совершенной округлости.

   Она очень изменилась за эти дня. С каждым днем Зефирина становилась все больше женщиной и от этого все более притягательной. Он любил ее… Боже, как он любил свою княгиню!

   В страстном нетерпении она часто оказывалась над ним. Он уклонялся от этого, отстранялся, ускользал… Ему хотелось заставить ее умереть от любви. Тело Зефирины пронизывала дрожь. Губы Фульвио нежно кусали ее розовые соски, заставляя их твердеть, отстранялись, подстерегали, обдували своим дыханием и возвращались, забавляясь, а потом потихоньку начинали скользить вниз.

   Зефирина трепетала, ощущая скольжение этого чувственного рта, исторгавшего из нее тихие вскрики. А в это время всезнающие руки Фульвио продолжали нежить ее тело. Руки добирались до самого чувственного места, задерживались там, играли, исчезали, уступая место губам. Губы, яростные, безжалостные, подчиняющие, ласковые, впивались в нее, словно хищник, добравшийся, наконец, до источника.

   Наслаждение Зефирины все нарастало, становясь безмерным. Ей казалось, что этому не будет конца.

   Тонкий знаток любовной игры, Фульвио довел Зефирину почти до предела и вдруг остановился, заставив ее застонать от разочарования. Она задыхалась, что-то лепетала, металась. Не ведая жалости, Фульвио снова стал возбуждать ее, набросившись на другую часть этого податливого тела. Он вел себя как уверенный в своих силах самец, решивший навязать свою волю.

   Она взбунтовалась, опрокинула его, оказалась сверху… Теперь она не безвольная жертва, но восставшая… Пришла ее очередь подчинить его своим ласкам. Превращенный в мужчину-игрушку, он снисходительно уступает ей инициативу. Он научил ее всему. Она вбирает его в себя, пожирает и согласна умереть в этот блаженный миг. Но она слишком рано, слишком быстро подводит его к высшему мгновению… Он противится этому, отстраняется и снова тянет ее на себя… Крепкие, высоко стоящие груди делают ее похожей на воительницу. Она взлетает на него как амазонка и словно целится из арбалета в мужчину, которого любит. Но нет, она хочет гораздо большего… Ей хочется, чтобы он совершил насилие, чтобы пронзил ее… чтобы заставил умереть… Из его горла рвутся звуки, похожие на рычание хищника, он снова ускользает… рывком переворачивает ее на спину… распластывает… Ему хочется научить Зефирину новым наслаждениям… Вожделение пьянит Фульвио так же, как перламутр ее кожи в самых потаенных и возбуждающих местах… Она принадлежит ему, он хочет знать о ней все. Его ловкие пальцы проникают в нее. Он снова заставляет ее вздыхать, содрогаться и стонать. Она выгибает спину. Он тянет ее длинные золотые волосы. Она кусает его руку. Он не целует, нет, пожирает ее затылок, потом отстраняется и падает навзничь перед последним броском. Она возвращается к нему и своими свежими губами успокаивает его.

   Точно дикарь, он подхватывает ее на руки и подносит поближе к огню. Лежа на медвежьей шкуре, они смотрят друг на друга, ослепленные любовью, с губами, побледневшими от наслаждения.

   Зефирина протягивает руки к Фульвио. С глухим стоном он набрасывается на нее, свою жену… свою маленькую смелую княгиню… свою любовь.

   Фульвио снова пытается совладать со своим любовным неистовством. Поначалу он осторожно погружается в это гнездышко, будто только на него рассчитанное.

   Опьяненной Зефирине удается на мгновение замереть, но она вся горит… Она не может больше ждать. Саламандра притягивает к себе Леопарда… они сливаются в одно. Он знает, что настал момент идти до конца.

   Зефирина будто распадается на части, раздавленная этой благословенной тяжестью мужчины, которому она принадлежит навеки.

   Полный внутреннего внимания, Фульвио замедляет движение. Он ищет губы Зефирины. Она стонет… и чувствует, как на них накатывает волна взаимного наслаждения.

   Своими бедрами, вибрирующими в такт, Зефирина поощряет мужа… любовника.

   Он больше не в силах сдерживаться. Задыхаясь, оба наконец наслаждаются высшим мигом блаженства.

   И кажется, что где-то в глубинах земли вулкан тоже рокочет от удовлетворения…

Глава XXIX
ПРАВИЛА ПРОСТЕЙШЕЙ МАТЕМАТИКИ

   Долго еще Фульвио и Зефирина лежали без движения на медвежьей шкуре. Совершенство пережитых ощущений погрузило их в состояние блаженного бесчувствия. Пламя в камине отбрасывало золотые блики на их все еще сплетенные тела.

   Неожиданно Фульвио высвободился из ее объятий:

   – Я хочу вернуть одну вещь, которая по праву принадлежит тебе, любовь моя.

   Он дотянулся до камзола, небрежно брошенного на пол. Зажав что-то в кулаке, он протянул руку Зефирине.

   – Смотри!

   Он разжал кулак.

   – Фульвио, ты нашел ее! – воскликнула Зефирина.

   На его ладони блестела металлическая пластинка с фиолетовым отливом. Та самая, которую Зефирина обнаружила в день своей свадьбы под центральным изумрудом третьего колье с головой леопарда.

   Склонив головы, молодые люди прочли строчки, выгравированные на драгоценном металле:


«Леопард утомленный в небо свой взор устремляет,
Рядом с солнцем видит орла, тешащегося со змеей»

   – Эти слова вполне применимы ко мне, – сказал Фульвио.

   Он прикрыл пальцами свой невидящий глаз. Произнося эти слова, он даже улыбнулся. Теперь, наедине с Зефириной, он не надевал черную повязку. Она поцеловала его в закрытое веко и спросила:

   – Как ты ее нашел?

   – Я послал в Ломбардию Анджело. Он поискал в том месте, которое ты указала, и нашел пластинку между двумя дощечками паркета. Перехитрив испанцев, Анджело сумел вернуться сюда, выдав себя за торговца кружевами.

   Не зная почему, Зефирина улыбалась, представив себе толстяка Анджело на полных опасности дорогах.

   – А мы сами не могли бы вернуться в Ломбардию? Ведь это так далеко от Рима, – спросила Зефирина.

   Она внезапно ощутила ностальгию по замку, расположенному поблизости от Милана и Павии. Там она открыла для себя Италию и владения князя Фарнелло.

   – Не думаю, что сейчас подходящее время для этого. Мы вернемся туда позже, моя дорогая, когда станет поспокойнее.

   Желая сменить тему разговора, он стал внимательно всматриваться в пластинку, перевернул ее и посмотрел на геометрический рисунок на обратной стороне загадочного текста. Три треугольника, находящихся один на другом, были перечеркнуты стрелой.

   – Ты заметила это? – спросил Фульвио.

   Он указал ногтем на небольшую трещинку у конца стрелы.

   – Нет, – призналась Зефирина. – Ты знаешь, когда я нашла эту пластинку, я очень спешила…

   – Сбежать от меня, – докончил Фульвио.

   Он улыбался.

   – Да нет же, я уже любила тебя! Я всегда любила тебя с того дня в «Золотом лагере», но просто не знала, кто ты был! – возмутилась Зефирина.

   – Ну вот, а я имел слабость верить в это!

   Зефирина хотела опять возразить, но Фульвио поцелуем заставил ее замолчать и продолжил:

   – Я думаю, что все три пластинки, находившиеся в трех колье, тоже должны находить одна на другую, как черепицы.

   Зефирина перекрестилась.

   – Может, это какое-то колдовство?

   Фульвио улыбнулся.

   – Тебя, по-моему, слишком хорошо учили в монастыре, сокровище мое. Сталкиваясь с неведомым, человек нашего времени предпочитает в качестве объяснения пользоваться понятием «колдовство», но ведь все может быть растолковано наукой. В этой пластинке в конце предложенной загадки имеется решение, или, вернее, уравнение. По-видимому, речь идет о каком-то геометрическом принципе. В своем главном труде «Об ученом незнании» Николай Кузанский уже говорил, что только математические знания позволяют человеку обрести уверенность и они же составляют основу физики…

   – Это верно, мессир мой муж, – отозвалась Зефирина, обиженная тем, что с ней разговаривают как с необразованной. – Вашему Кузанцу безусловно принадлежит заслуга введения понятия абсолютного значения принципа непрерывности, из которого он вывел тождественность круга с многоугольником, имеющим любое число сторон. Я только не вижу, куда это может нас привести…

   – Только к тому, что ты вызываешь у меня безумное желание снова заняться с тобой любовью, моя прекрасная и ученая женушка, – пробасил он.

   Он с волнением гладил ладонью ее влекущие бедра. Зефирина, смеясь, шлепнула его по руке.

   – Доведите-ка сначала до конца ваши рассуждения, чтобы я могла разобраться, такой ли вы знаток в геометрии, как в любовных ласках…

   – Если бы у меня была вторая пластинка, я бы смог тебе доказать то, что утверждаю. Одним из самых красивых математических открытий Леонардо да Винчи остается открытие центра тяжести пирамиды. В записных книжках Леонардо, которые мне удалось увидеть в 1519 году, во время путешествия во Францию, есть записи по поводу луночек, эстетический вид которых на редкость привлекателен. Он доказал, что сумма площадей луночек, построенных на сторонах треугольника, строго равняется площади этого треугольника. Взгляни на то, как эти три треугольника расположены. Они образуют, если угодно, некий прямоугольник, и если на второй пластинке изображены луночки, то, значит, я прав…

   Говоря все это, ненасытный Фульвио пытался уложить Зефирину на медвежью шкуру. Она отпрянула в сторону.

   – Не спешите, мессир, а что, если на третьей пластинке вы увидите розы или маргаритки?

   Фульвио расхохотался.

   – Нет, ну настоящая болтушка… Вы получите, могу поклясться, решение в виде уравнения третьей степени, которое включит в себя положительные, отрицательные и мнимые решения. Потому что, милая дама, вы забыли, что в алгебре квадратный корень из отрицательного числа называется мнимым.

   – Все, сдаюсь, ты меня одолел! – признала Зефирина.

   – Ну, далеко не во всем, – сказал Фульвио, покрывая поцелуями ее отсвечивающее перламутром тело.

   Со стоицизмом великомученицы св. Бландины, отгоняющей львов, которым ее бросили на съедение, Зефирина нашла в себе силы и прошептала:

   – Ты действительно веришь в сокровища Саладина?

   Прервав на мгновение свое нежное занятие, Фульвио поднял голову. Руки продолжали гладить грудь жены.

   – Это ты подлинное сокровище, Зефирина, но все-таки я думаю, нам следует быть очень осторожными.

   Отбросив шутливый тон, Фульвио встал. Он взял в руки лиловатую пластинку.

   – Ты очень умно поступила, что спрятала ее. Здесь мы ее положим в щель между камней камина.

   С этими словами он вложил пластинку в щель между неровно отесанными кусками лавы, из которых был сложен камин.

   – Мадемуазель Плюш рассказывала мне обо всех опасностях, которым ты подвергалась. Найдутся и такие, кто не задумается убить, чтобы только завладеть сокровищем Саладина, если оно, конечно, существует, – сказал Фульвио.

   – Значит, ты веришь в это, Фульвио. Послушай же меня, я должна наконец рассказать тебе все…

   – Иди, сядь рядом.

   Устроившись на медвежьей шкуре и прижавшись головой к груди Фульвио, Зефирина начала долгий рассказ. Она поведала о своем одиноком детстве, о странной смерти матери, о ненависти мачехи и о причинах, заставляющих усомниться в том, что маркиза именно та, за кого себя выдает. Рассказала Зефирина и о бедах, пережитых ею в Багателе, о монастыре, о старухе Крапот, об откровениях папаши Коке, о своих подозрениях в отношении собственного отца, Роже де Багателя, о девичьей своей любви к Гаэтану, о чувстве одиночества, о встрече с Мишелем де Нотр-Дамом, которого она прозвала Нострадамусом и о его предсказаниях, об упомянутом им магическом круге… и о снятии с нее порчи…

   Начинало светать, когда Зефирина закончила свой рассказ. Фульвио ласково гладил ее волосы, стараясь успокоить.

   – Тебе больше нечего бояться, поверь мне, ведь я с тобой. В колдовство я не верю, но твоя мачеха – отъявленная негодяйка. Сын ее, Рикардо, убит в замке Святого Ангела – вот оно возмездие! Ничего не бойся, моя Сицилия хорошо охраняется. Никто сюда не приблизится без того, чтобы меня об этом не предупредили. Люди маффии рассеяны повсюду, прячутся в маки, в горных пещерах, наблюдают за морем.

   – Скажи мне правду, чего вы, в сущности, ждете? – спросила Зефирина.

   – И все, и ничего. Вполне возможен даже французский десант под командованием Лотрека, который прогонит с острова испанского вице-короля. По правде говоря, тут, как и в математике, возможны любые уравнения. Среди решений есть и такое: Карл V просто забудет о нас и о нашем рае лет на пятьсот.

   Говоря это, Фульвио почти верил в свои слова.

   Огонь в очаге погас. Где-то вдали послышалось уханье совы, которую наступавший день прогнал с горы. Теперь она спешила укрыться в сумраке леса.

   Зефирина вздрогнула. Фульвио взял ее на руки и отнес на кровать. Натянув покрывало, он крепко обнял жену и прошептал:

   – Ну, а теперь давай повторим еще раз правила простейшей математики…

* * *

   Через несколько месяцев Зефирина заметила, сколь значительными оказались результаты уроков математики.

   Она решила немного подождать и убедиться, что не ошибается, прежде чем заговорить об этом с Фульвио, Она с удивлением наблюдала, как постепенно округляется ее талия.

   Мадемуазель Плюш тоже заметила перемену.

   – Вы должны сказать об этом своему мужу, моя маленькая Зефирина… э-э… ваша светлость.

   Почтенная дуэнья была шокирована тем, что Зефирина держала случившееся в секрете.

   День клонился к вечеру, когда молодая женщина, сидя в беседке, объявила новость онемевшему Фульвио.

   – А вот теперь, любовь моя, нам придется быть очень благоразумными… никаких безумств, никакой акробатики, никаких верховых поездок в наш домик.

   Именно этого Зефирина и боялась.

   – Впредь, мадам, – твердо заявил Фульвио, – мы остаемся дома, как добропорядочные горожане!

   Стараясь скрыть свое волнение, Фульвио наклонился к Зефирине. Молодые люди обменялись долгим поцелуем.

   Они не видели, что в это время со стороны Мессинского пролива появился корабль под черными парусами, и корабль этот направлялся к Сицилии.

Глава XXX
ЧЕРНЫЕ ПАРУСА

   – Упомянутая персона остановилась в Сиракузе, монсеньор.

   Мужчина, которого певица Мария Соленара спешно прислала к Фульвио, был одним из самых верных друзей маффии.

   Гонимый испанцами Джакомо, вступив в тайное общество, из простого рыбака превратился в прославленного разбойника, любимого героя жителей окрестных деревень, разбросанных по склонам Этны. И надо сказать, он прекрасно справлялся с ролью защитника отечества.

   – Она прибыла одна? – спросил Фульвио.

   – Ее сопровождает несколько слуг, один гигант по имени Бизантен и один лилипут, ну, то есть карлик, монсеньор…

   – Под каким именем они высадились на берег?

   – Синьора Тринита Орландо.

   – Тринита Орландо, – повторил Фульвио.

   Он задумался, потом снова обратился к гонцу, который мял шапку в руках, ожидая его распоряжений.

   – Можешь ли ты описать мне эту даму?

   – Конечно, монсеньор… По распоряжению Марии Соленара я последовал за этой дамой, как только она сошла с корабля, приплывшего под венецианским флагом. Она остановилась в маленьком доме, рядом с монастырем капуцинов. Я встал на паперти церкви Санта Лючия, откуда и наблюдал за окном и за маленьким садом. У дамы черные волосы, она всегда одета во все черное и часто носит густую вуаль. Я, однако, смог увидеть ее лицо, очень, кстати, красивое. Монсеньор будет, наверное, надо мной смеяться, но у этой женщины такие черные глаза и такие красные губы на совершенно белом лице, что я даже испугался…

   Глядя на сурового Джакомо, трудно было представить, что он может чего-то бояться. Он тем не менее торопливо перекрестился большим пальцем, как это принято у сицилийцев.

   Вопреки опасениям маффиозо, Фульвио и не думал над ним смеяться. Он сделал несколько шагов по своему кабинету с выходом на балкон, который нависал над морем и над террасами садов.

   Лицо князя напряглось, когда он увидел сверху отяжелевшую фигуру Зефирины в розовом платье. Под руку с мадемуазель Плюш она прогуливалась среди магнолий.

   Зефирина была уже на седьмом месяце беременности. Чувствовала она себя прекрасно и с каждым днем становилась князю все дороже.

   Он вернулся к Джакомо.

   – Поблагодари Марию Соленара. Продолжай наблюдать за дамой Орландо, и если только она вздумает выехать куда-нибудь из Сиракузы, предупреди меня немедленно. Следи за всеми ее перемещениями, которые она может предпринять, чтобы встретиться с испанским вице-королем…

   – Хорошо, монсеньор, но только дама Орландо по два раза в день ходит молиться в монастырь капуцинов.

   – Не пропускай ни малейшей мелочи, потому что если эта особа является агентом Карла V, княгине Фарнелло грозит серьезная опасность. Да и нам всем тоже, потому что где бы ни появлялась донья Гермина, она сеет преступления, несчастья и разрушения.

   Чтобы отогнать от себя возможные напасти, Джакомо сделал известный жест, направив мизинец и указательный палец в сторону Сиракузы.

   Беседа была окончена.

   Гость вышел. Но Фульвио тут же догнал его и вручил ему туго набитый кошелек с деньгами, вырученными от продажи зерна, на которое в сицилийских угодьях Фульвио в этом году, к счастью, был урожай. Если бы не это, была бы просто катастрофа, потому что из Ломбардии и Флоренции теперь не поступало ни цехина.

   – Что вы, монсеньор, об этом не может быть речи, с гордостью отказался маффиозо. – То, что Джакомо делает, он делает для Бога, маффии и Сицилии…

   – Нет-нет, возьми, это поможет твоим братьям с большей пользой сражаться против нашего врага.

   – Ну, если это для «Почетного Общества», я принимаю.

   – А теперь иди… и следи повнимательнее, Джакомо.

   – Не беспокойтесь, мой князь, я эту Орландо не оставил одну, друзья из маффии продолжают за ней наблюдать…

   Несмотря на эти успокоительные слова, глубокая складка прорезала лоб Фульвио, когда он спустился в столовую, где его ждала к ужину Зефирина.

   – Что происходит, Фульвио? – спросила она с проницательностью любящей женщины.

   – Ничего, моя родная, все идет хорошо…

   Фульвио обнял жену. Как и все молодые родители, ожидающие ребенка, они говорили о предстоящем рождении.

   Было решено, что, если родится девочка, ее назовут Коризандой, как звали мать Зефирины, эту бедную молодую женщину, умершую в двадцать один год, чуть ли не сразу после родов, а если мальчик, то – Луиджи, как звали отца Фульвио.

   Беременность изменила характер Зефирины, он стал намного мягче. Лицо ее не только не подурнело, но по-особому засветилось счастьем и красотой. Она не противилась тому, что все в доме, начиная с Фульвио и кончая мадемуазель Плюш и всей челядью замка, лелеяли и холили ее. Даже Гро Леон, понимая ее состояние, собирал на лугу цветочки и приносил ей в клюве.

   Когда Зефирина была маленькой, она постоянно мыслями возвращалась к своей умершей матери. Став девочкой, Зефирина почему-то стала забывать о ней в своих молитвах. Теперь же, чувствуя, как шевелится ее собственный ребенок, она никак не могла отрешиться от мысли о сходстве судьбы бедной Коризанды со своей судьбой.

   Действительно ли ее мать умерла от родов или, может, от руки злого чудовища?

   По мере приближения родов тревожные мысли становились все неотступней: «А вдруг она, как и ее мать, умрет, дав жизнь ребенку…»

   Впрочем, благодаря Фульвио страх этот скоро прошел. Всеми возможными способами он старался уберечь ее от усталости, раздражения и забот.

   Он не стал ей сообщать тревожные новости, которые находящийся под надзором папа сумел передать ему из Рима.

   Множество гонцов прибывало на Сицилию, провозя князю записочки. Среди прочих однажды прибыл монах. Задрав сутану, он достал письмо от Климента VII, в котором его святейшество сообщал, что Карл V хочет обменять Франциска I на его детей, наследников французской короны!

   А однажды вечером появилась довольно усатая монахиня и предупредила князя о возможном наступлении французов на Сицилию. На следующий день какой-то капуцин объявил о союзе с англичанами, а еще днем позже некий лже-лютеранин сообщил, что Генрих VIII в ярости от того, что не может жениться на Анне Болейн, вышел из римской католической церкви, чтобы реформировать собственную религию и, естественно, возглавить новую церковь.

   Потом пришла наспех нацарапанная записка от Мортимера, в которой говорилось: «Привет, Фарнелло, я поправился. Я вернулся в Англию. Мое почтение княгине… Ваш, несмотря ни на что, Мортимер».

   В разгар всех этих треволнений, как это и предвидел Фульвио, Карл V был предан позору всей Европой, даже Генрихом VIII, пришедшим в ярость из-за того, что император держит под арестом папу. Регентша Франции, мадам Луиза, приготовилась в случае необходимости объединить в порыве негодования всех королей, принцев и глав государств.

   Лишь два человека в Европе, похоже, ничего не знали, о всеобщем возмущении: Зефирина в Сицилии, совершенно позабывшая о политике и поглощенная мыслями о будущем ребенке, и Франциск I, узник башни Алькасар, думавший так много о политике, что забыл о собственных детях.

   А мадемуазель Плюш не забыла папу. Она даже осмелилась спросить Фульвио:

   – Не получал ли ваша светлость известий о его святейшестве?

   – Да, мадемуазель, папа вас целует! – ни на минуту не задумавшись, объявил ей уверенным тоном князь.

   От счастья дуэнья сильно покраснела и еще больше зашепелявила.

   Последующие дни проходили спокойно и неотвратимо приближали Зефирину к родам.

   Фульвио придерживался современных взглядов по данному вопросу, чтоб не сказать революционных. Повитухам, принимавшим обычно роды, принц предпочел практикующего врача из Палермо, доктора Витторио Урсино, которого он пригласил во дворец незадолго до приближающегося события.

   Этот ученик француза Лорана Жубера-отца, преподающего на медицинском факультете в университете Монпелье, развивал теорию гигиены, которая у современников вызывала по меньшей мере улыбку. Оригинал Урсино утверждал, что когда врач моет руки, прежде чем погрузить их во внутренности роженицы, чтобы извлечь оттуда ребенка, риск заражения многократно снижается.

   Он также приводил в качестве примера огромной опасности отсутствие выгребных ям и пренебрежение нормами личной гигиены, причем самой элементарной. Кроме того, он утверждал, что в жаркую погоду инфекция в первую очередь проникает в дома, расположенные вблизи кладбищ.

   Увы, бедный доктор Урсино в Сицилии, так же как Жубер-отец во Франции, проповедовал в пустыне.

   Только Фульвио и Зефирина, поначалу шокированная мыслью рожать с помощью мужчины, а затем быстро согласившаяся с новыми концепциями гигиены, поддержали доктора.

   Уже была приготовлена колыбель с гербом Фарнелло.

   Карлотта, Эмилия и целая армия молодых сицилианок из окрестных деревень, не говоря уж о мадемуазель Плюш, лихорадочно шили и вышивали приданое для новорожденного.

   Желая помочь работницам, Гро Леон без конца верещал:

   – Satin… Sardine… Satisfaction![54]

   Вместе с выздоровевшим Паоло, Фульвио, ничего не говоря Зефирине, совершил объезд своих земель. По склонам Этны он установил дозорные посты с часовыми, а также распорядился укрепить крепостные стены вокруг замка со стороны моря.

   Если не считать этих предосторожностей, относительно которых Фульвио не питал слишком больших иллюзий, он и не мог предпринять чего-то более серьезного против врагов, о которых ничего не знал.

   Так что дворец ждал какой-то акции со стороны полуострова, а Зефирина ждала маленького князя.

* * *

   Первое ожидание реализовалось однажды утром в облике посыльного, которого Зефирина никогда уже не ждала увидеть.

   Находясь в своей комнате, она услышала чьи-то громкие проклятья, доносившиеся со двора замка.

   Забыв о своем состояний, Зефирина понеслась вниз по лестнице, перепрыгивая через ступени, и бросилась в объятия измученного дорогой гиганта, прибывшего из Франции.

   – Ла Дусер! – закричала Зефирина.

   Она была просто без ума от радости, увидев оруженосца своего отца. На руках у Ла Дусера и Пелажи она, можно сказать, выросла.

   – Мой дорогой Ла Дусер, как я счастлива тебя видеть, как счастлива, – повторяла она. – Как поживает отец?

   Не ответив на вопрос, Ла Дусер, в свою очередь, разглядывал Зефирину.

   – Черт побери, вон вы, оказывается, в какую отличную лошадку превратились, мамзель Зефи… э-э… ваша светлость.

   – Для тебя я всегда буду Зефи… Видишь, я жду ребенка. Ты останешься здесь, Ла Дусер, ведь правда, и научишь его, как когда-то меня, ездить верхом. Ты проголодался? Пить хочешь?

   – По правде говоря, да, не откажусь…

   И он вошел вместе с Зефириной в замок. Она хлопнула в ладоши, и молодые сицилийцы, восхищенные французским великаном, вынесли ему из кладовой множество всякой снеди.

   Поедая кусок за куском, Ла Дусер отвечал на вопросы Зефирины о том, как прошло его путешествие. Он сел на корабль в Марселе, высадился в Генуе, добрался до Павии, потом до Флоренции и Рима. В городе, который восставал из пепла, ему удалось навести справки о князьях Фарнелло благодаря монаху, служащему привратником у кардинала. После этого он снова погрузился на корабль в Неаполе и добрался до Палермо. Оттуда, в сопровождении одного мельника, члена маффии, Ла Дусер добрался верхом на муле до замка.

   – Как поживает отец? – снова спросила Зефирина.

   В этот момент вошел Фульвио. По лицу Ла Дусера князь понял, что оруженосец не решался говорить с Зефириной, видя ее состояние.

   Под каким-то надуманным предлогом он увлек Ла Дусера в свой рабочий кабинет.

   – Итак? – спросил князь.

   – Вот ведь беда, господин маркиз умер. Что за проклятая жизнь. У меня тут есть послание для его дочери. Что же мне делать, монсеньор?

   Фульвио считал недопустимым скрывать смерть отца от Зефирины. Он только хотел подвести ее к этому постепенно. Но надо было плохо знать Зефирину, рассчитывая, что от нее можно что-то скрыть.

   – Почему вы не хотите сказать мне правду? Отец умер, да? – прошептала молодая женщина, когда Фульвио и Ла Дусер вышли из кабинета.

   Глаза ее наполнились слезами. По жесту князя Ла Дусер достал письмо с гербовой печатью рода Багателей. Пергамент был в пятнах воды и грязи.

   – Долгая дорога… – счел нужным извиниться Ла Дусер.

   Зефирина сорвала восковые печати, развернула пергамент и прочла строки, написанные крупными неровными буквами:

   «Моя дорогая дочь,

   Я умираю, возможно отравленный преступной рукой, некогда убившей вашу бедную мать. Но я виню себя и только себя за собственную слепоту и трусость.

   У смертного порога я снова обрел свою религию и ясное сознание. Я скоро встречусь с той, которой мне следовало всегда оставаться верным, с моей Коризандой.

   Я изменил свое завещание. Вы остаетесь единственной наследницей всего, что у меня еще осталось.

   Перед тем как предстать перед Богом, я наконец понял, какой смертный грех совершил, скрывая подлинную личность моей супруги.

   Своей детской интуицией вы ее разгадали, дитя мое.

   Гермина де Сан-Сальвадор, урожденная Генриетта Сен-Савен, была одной из двух незаконнорожденных сестер вашей бедной матери.

   Возможно, именно она убила вашу мать… У Пелажи были подозрения, и она меня об этом предупреждала, Я не желал ее слушать. Я и сегодня еще не знаю правды. Сомнения обступают меня. Я – великий грешник, я смирился с преступлением. Я скрывал его от всех, даже от моего короля, перед которым я сегодня винюсь через это письмо в своей лжи.

   Найду ли я себе оправдание в ваших глазах, дочь моя, не знаю. Временами сильные головные боли и провалы в памяти заставляют меня думать, что та, кому я дал свое имя, подсовывала мне какие-то приворотные зелья, заставляя меня находиться в ее зависимости. По какому-то чуду я от этого освободился… Простите меня, моя Зефирина, я не был вам хорошим отцом. Мне бы хотелось еще многое вам сказать, но глаза мои перестают видеть, а рука деревенеет. Прощайте, я вас благословляю. Не забывайте в ваших молитвах о кающейся душе вашего отца.

   Роже де Багатель».

   Сочувствуя горю своей молодой жены, Фульвио старался быть предельно деликатным. Он решил оставить ее на несколько мгновений одну и дать ей возможность облегчить душу слезами. Но потом он увел ее на крепостную стену и там, наедине, постарался найти утешительные слова.

   Зефирина давно уже ничего не скрывала от Фульвио. Поэтому она дала мужу прочесть письмо отца.

   – Вторая сестра… Кто же она? – спросил Фульвио. Зефирина покачала головой.

   – Я не знаю, – сказала она с отчаянием. – Еще Мишель де Нотр-Дам говорил мне о какой-то родственнице, которая меня защищает.

   – Ты, видно, очень дорожишь этим Нострадамусом, – прошептал Фульвио.

   Как ни велико было горе Зефирины, она улыбнулась.

   – Не ревнуй, я принадлежу тебе полностью…

   Сдерживая неодолимое желание сжать ее в своих объятиях, Фульвио проворчал:

   – Будешь тут ревнивым. Ты мне нужна вся, целиком, даже твои мысли… А что можно еще ждать от итальянца с примесью сицилийской крови, любовь моя?

   Зефирина положила голову на плечо мужа. Он поцеловал ее волосы и сказал:

   – Твой несчастный отец стал жертвой интриганки… Если бы только это. Она натворила куда больше.

   Ведь она колдунья, Фульвио. Ну, как ты можешь объяснить тот факт, что матушка-настоятельница монастыря Сен-Сакреман в Салон-де-Прованс, где я остановилась на пути к тебе в Ломбардию, уверила меня, что видела моего отца и даже говорила с ним, тогда как на самом деле он находился у тебя в плену, в твоем миланском замке и ты сам мне поклялся, что он оттуда ни на шаг не отлучался?

   Фульвио решительно покачал головой.

   – Вздор все это, мой ангел, почтенная монахиня выпила лишнего, а то и просто обманула тебя по какой-нибудь причине, возможно даже, вполне объяснимой.

   – По какой же, мессир математик?

   – Это, наверное, была твоя мачеха… Сен-Сакреман… Сан-Сальвадор… Сен-Савен…

   – Моя мачеха, переодетая в аббатису?

   – Ей хотелось тебя напугать, навредить твоему отцу. Но вот чего я сам не понимаю, так это почему она не воспользовалась случаем и не попыталась тебя убить!..

   – Из-за трех писем.

   Зефирина рассказала Фульвио, как в «Золотом лагере» она пригрозила донье Гермине, сказав, что в случае ее внезапной смерти три письма, прямо обвиняющие ее в этом, будут немедленно отправлены папе, Мартину Лютеру и Франциску I.

   – Боже, оказывается, моя Зефирина умнейшая женщина! Подумать только, окажись ты глупой, тебя бы уже не было в живых… Я так люблю тебя, – прошептал Фульвио.

   – И я люблю тебя, – ответила она.

   Над зубчатой стеной плавно кружила чайка…

* * *

   Когда Фульвио случалось отсутствовать, Зефирина имела обыкновение совершать прогулки под руку с Ла Дусером. Гордый этой своей обязанностью, гигант шагал рядом с ней, и вид у него был прекомичный, когда он пытался ступать мелкими шажками.

   Горе молодой женщины было все еще слишком велико, чтобы расспрашивать оруженосца о последних днях своего отца. Она знала только, что он умер в присутствии священника, и это вносило в ее душу успокоение.

   – Видел ли ты семейство Ронсаров? – спросила она.

   – Да, видел… Мамзель Луиза всегда вас помнит… Месье Гаэтан… э-э…

   Ла Дусер почесал затылок.

   – Я знаю, что он женился, – сказала Зефирина.

   Ее удивляло собственное безразличие к человеку, который был ее первой любовью.

   – Да, он поселился в Поссоньере.

   Луарская земля! Как все это теперь далеко. Рядом с теплым морем Зефирина чувствовала, что ребенок изменил ей и душу, и тело. Она стала итальянской княгиней, княгиней своего времени, именуемого Ренессансом.

* * *

   Неделю спустя после приезда Ла Дусера Зефирина как-то спала, прижавшись к Фульвио, и увидела ужасный сон. Ребенок уже родился. Она видела это прелестное существо лежащим в колыбели, рядом с ее кроватью. Внезапно откуда-то из стены появилась женщина в длинной белой рубашке и с закрытым вуалью лицом. Она подошла к колыбели и склонилась над ребенком. Откинув вуаль, женщина посмотрела на лежащую в постели Зефирину. Из зеленых глаз скатились тяжелые капли. Слезы текли по ее лицу, молодому и очень красивому. У этой прелестной молодой женщины были такие же рыже-золотые волосы, как у Зефирины.

   На ее шее висело длинное ожерелье из пластинок с вправленными в них драгоценными камнями. В самом центре находился большой, величиной с орех, изумруд. Оправой ему служила змея с человеческой головой. «Зефирина… Зефирина, – нежно зашептала женщина. – «Матушка… милая матушка, так это вы!» Зефирина протянула руки к призраку. Но вместо того, чтобы обнять свою дочь, дама в белом взяла из колыбели ребенка.

   Зефирина улыбалась от счастья, что видит младенца на руках у матери. Прижимая новорожденного к груди, дама в белом стала говорить нараспев:

   «Маленькая Коризанда родилась, маленькая Коризанда не будет жить, проклятая ее украдет… Она уже приближается, скачет галопом. Ты слышишь ее? Она хочет забрать твоего ребенка… Берегись, доченька… я пришла, чтобы спрятать малышку, она не найдет ее…»

   Зефирина дико закричала. Дама в белом, внезапно заслоненная черными парусами, исчезла вместе с ребенком в стене.

   Зефирина проснулась в объятиях Фульвио.

   – Мой ребенок… – снова вскрикнула она.

   – Не бойся ничего, на этот раз не очень сильно, – почти крикнул Фульвио, стараясь перекричать глухой гул, как будто тысяча лошадей неслась галопом. Кровать ходила ходуном. В комнате все трещало и двигалось. Картины срывались со стен, вазы и канделябры падали на пол. Балдахин над головами Фульвио и Зефирины шатался точно парус на ветру. «Эта штука сейчас придавит нас», – успела подумать Зефирина.

   Ей казалось, что эта дьявольская сарабанда продолжалась целую вечность. И вдруг все, как по волшебству, прекратилось. В комнате все затихло. Во дворце наступила необычная тишина, нарушаемая лишь шумом морского прибоя.

   – Что… что это такое? – заикаясь, спросила Зефирина.

   – Землетрясение. На этот раз не сильное, – сказал Фульвио, обнимая жену.

   – Не сильное? Какого же тебе еще нужно?!

   – Видела бы ты то, что было двадцать лет назад. От Мессины до Сиракузы все посыпалось, а мой дворец выдержал, всего несколько трещин на стенах, – с гордостью сказал Фульвио.

   Потом спросил с тревогой:

   – Ну, как ты, дорогая?

   Привычным для всех будущих мам жестом Зефирина притронулась руками к животу. Ребенок, пораженный происходящим не меньше матери, перестал шевелиться. Но, как только мать успокоилась, он снова задвигался.

   Она чуть было не рассказала Фульвио о своем кошмарном сне, но потом подумала, что момент для этого не слишком подходящий.

   Погладив, в свою очередь, живот Зефирины, Фульвио встал, быстро надел домашнее платье и пошел справиться, много ли разрушений в замке.

   Теперь во дворце все ожило. Крики мадемуазель Плюш и верещанье Гро Леона перемежались хлопаньем дверей.

   Лежа под покрывалом, Зефирина закрыла глаза. Она была уверена, что видела свою мать, и знала, что та пришла предупредить ее о большой опасности.

   Зефирина вытянула ноги. Она почувствовала слабую боль в пояснице, но не придала этому значения.

   Она теперь была такой толстой, что у нее вообще все вокруг болело. Даже грудь набухла и стала огромной. Если она ложилась на спину, то ребенок не давал ей дышать.

   Она потянулась. Боль повторилась, словно кто-то время от времени наносил уколы. Как и землетрясение, она появилась внезапно.

   Зефирина, нимало не взволнованная, собиралась уснуть, как вдруг из горла ее вырвался хрип. Боль неожиданно стала нестерпимой. Живот стал каменным.

   В этот момент в комнату вошла мадемуазель Плюш.

   – Представляете, маленькая моя Зефирина… земЛа Дрожит… У нас, в милой нашей Луарской земле, ничего подобного нет. По моему мнению, это выглядит как-то не слишком по-христиански…

   – Плюш! – простонала Зефирина.

   Она кусала кружевную обшивку простыни.

   – Мой Бог, что случилось, светлость? Ах! Пресвятая Дева!

   Неожиданно Плюш опомнилась. С трудом подхватив подол жесткой от крахмала ночной рубашки, почтенная старая дева понеслась по коридору. Все, что она при этом могла произнести, состояло из нескольких слов:

   – Ла Дусер!.. На помощь! Ла Дусер!

   Но Зефирине нужен был вовсе не оруженосец, а врач. Поднятый с постели столько же причитаньями дуэньи, сколько землетрясением, лекарь тут же примчался к постели княгини.

   Бледный как смерть Фульвио держал руку жены: Ла Дусер говорил что-то нечленораздельное. Мадемуазель Плюш хныкала. Эмилия и Карлотта натыкались друг на друга. Гро Леон верещал, а Зефирина в постели охала.

   Доктор Урсино решительным тоном призвал собравшихся у постели роженицы к спокойствию. Для начала он выставил всех, включая мужа, за дверь. Затем приказал приготовить тазы с горячей водой. Наконец, впустил в комнату двух почтенных матрон, которые должны были помогать ему в работе, засучил рукава на своих коротких, но сильных руках и подошел к Зефирине, корчившейся от боли. Она стонала и кусала себе руку, стараясь справиться с болью.

   – Никогда не думала, что это так больно… И долго это будет продолжаться?

   Учтиво улыбаясь, доктор Урсино наклонился над ней. Ощупывая сквозь рубашку ее живот, он произнес малоутешительные слова:

   – Что за нетерпение, княгиня… у первородящей, каковой вы являетесь, это мероприятие наверняка продлится всю ночь…

Глава XXXI
СИНЬОРА ТРИНИТА ОРЛАНДО

   А в это время в Сиракузе, испытавшей не менее сильную встряску, синьора Орландо оттолкнула от себя стеклянный шар, в который перед этим всматривалась.

   В глазах ее блеснуло торжество.

   – Ты превзошел мои самые несбыточные желания, Велифар… Я смогу отомстить за моего Рикардо… Отомстить этой дряни за нас обоих!

   С того момента, как она появилась на острове под именем синьоры Тринита Орландо, донья Гермина ждала подходящего случая покинуть Сиракузу – она быстро узнала, что за ней следит маффия.

   Так что Сан-Сальвадор не стала сообщать о своем приезде на Сицилию испанскому вице-королю. Да и зачем? Она приехала сюда не ради Карла V, а ради осуществления своей мести.

   Когда она узнала об ужасной смерти единственного в мире любимого существа, своего сына Рикардо, она впервые в жизни лишилась сил и была убита горем.

   Раскаяние в совершенных ею самой злодеяниях? Неизбежность возмездия, о котором ее предупредил Агриппа Корнелиус, ничуть не взволновала ее. Напротив, вновь ожившая ненависть теперь полностью была направлена на Зефирину. Донья Гермина узнала, что Фульвио и Зефирина были среди нищих в замке Святого Ангела.

   – Почему я не прикончила ее еще в колыбели? – в тысячный раз терзала она себя вопросом, кусая до крови красивые белые руки. Когда я увидела, что это девочка и что я не могу поменять ее на своего мальчика, я должна была ее задушить… Почему я этого не сделала[55]?

   В дни, когда ее охватывало полное отчаяние, так, что она даже к пище не прикасалась, Каролюс не отходил от нее.

   – Успокойся, Генриетта, успокойся, – умолял он ее.

   – Ты всегда ее защищал от меня, – набрасывалась на него с упреками донья Гермина. – Если бы не ты, я бы уже достигла своей цели. Ты помешал мне осуществить предсказание. Мы бы уже давным давно владели сокровищем! Мой Рикардо никогда уже не сможет им воспользоваться. И в том, что он умер, тоже ты виноват, потому что ты сохранил жизнь этой проклятой рыжей.

   Под градом упреков нелепое лицо карлика сморщилось. Своими короткими пальцами он вытирал слезы, которые текли по щекам доньи Гермины. А тем временем из Франции с хорошими новостями вернулся Бизантен: «Маркиз де Багатель благополучно получил письмо от своей супруги. Надышавшись лепестков розы, он впал в каталепсию. Врачу удалось вернуть его в сознание, но только на несколько дней, и в конце концов Роже де Багатель умер, а Бизантен счел благоразумным побыстрее уехать».

   Довольная тем, что с одним делом покончено, Сан-Сальвадор приказала своему беззаветно преданному слуге разыскать следы Фульвио и Зефирины. Бизантен начал поиски в Риме. Наконец он вернулся с ценной информацией:

   – Князь и княгиня Фарнелло находятся на Сицилии…

   – Мы отправляемся за ними, чтобы завладеть последним талисманом и чтобы ты, Бизантен, раз и навсегда, избавил меня от нее.

   После того как программа действий была определена, на ярко-красных губах доньи Гермины обозначилось подобие улыбки.

   Вот так однажды вечером она и прибыла на венецианском корабле под черными парусами в порт Сиракуза.

   Подобно пауку, донья Гермина не любила торопиться. Она не спеша плела свою паутину.

   Чтобы уйти от слежки Джакомо и других маффиози, которых она заметила на паперти церкви, требовалось какое-то непредвиденное событие.

   Каждый день донья Гермина молила Сатану помочь ей добраться до замка Фарнелло. Дьявол в ответ на ее мольбу наслал землетрясение!

   Донья Гермина не ведала страха. Во время землетрясения крики женщин, плач детей, беготня мужчин по извивающимся улицам вызывали у нее лишь усмешку. Сама она пробиралась по улицам, облачившись в платье врача: длинный широкий черный плащ и островерхая шляпа с полями, низко опущенными на лицо. В сопровождении Каролюса и Бизантена, одетых в платье «помощников лечащего врача», она прошла мимо паперти церкви Санта Лючия, но там никого не было.

   Оконные витражи повылетали из рам. Из-за двух расколовшихся пилястр портик церкви и розетка над фасадом сильно покосились.

   Донья Гермина ехала на одном из мулов, которых раздобыл Бизантен, и теперь вся троица без хлопот покинула Сиракузу. Они миновали укрепления, окружавшие замок Эуралио, грандиозное здание, построенное Дионом Старшим около 400 года до рождества Христова и выстоявшее все землетрясения.

   Судя по ангельской улыбке, осветившей ее лицо при созерцании величественного сооружения, донья Термина испытала острое чувство родства к сиракузскому тирану. Затем она проехала мимо Латомийского карьера, мимо тюрем, устроенных прямо в скалах, куда тиран бросал своих пленников, заставляя их умирать медленной смертью. «Какой человек! Какой правитель! Бросить в тюрьму семь тысяч афинцев, взятых в плен в сражении с Никием и Алкивиадом! Теперь времена изменились!..» Мысленно солидаризируясь с Дионом-тираном, донья Гермина зло ударила каблуками по бокам мула и направилась к пустынным холмам, лежащим на пути к Этне. Над островом Ортигия в Ионийском море вставало солнце.

   Занятые созерцанием восхитительного пейзажа вокруг старинного финикийского города Сиракуза, донья Гермина и ее спутники не заметили человеческую фигуру, бесшумно перепрыгивающую со скалы на скалу.

   Это был маффиозо Джакомо. Несмотря на то, что его сильно напугал земной толчок, он, верный данному обещанию, продолжал следить за синьорой Тринита Орландо.

Глава XXXII
СЮРПРИЗЫ ЗЕФИРИНЫ

   У Зефирины не осталось сил на крик.

   Уже прошла ночь, наступал день, а ребенок все еще не появился. Зефирина знала, что у него неправильное положение.

   – Ягодицами идет – перешептываются матроны.

   Проявив поначалу смелость и упорство, Зефирина уже ни на что не реагировала. Ей было так плохо. Эта боль просто выше человеческих сил. Она захотела умереть. «Пусть меня оставят в покое!» Бедная, распятая Саламандра.

   Волосы налипли на виски. Сил хватает лишь на короткие стоны.

   – Бодритесь, княгиня, я попытаюсь перевернуть ребенка, – говорит доктор Урсино.

   С него стекают крупные капли пота. У доктора такой же измученный вид, как у Зефирины.

   Всей тяжестью своих тел матроны нажимают на живот молодой женщины. Они требуют:

   – Тужьтесь, мадам, тужьтесь…

   У Зефирины больше нет сил. Ребенок не желает рождаться.

   Она снова страшно кричит. Рука доктора Урсино терзает ее тело, погружается в него. Его пальцы хотят заставить ее раздвинуться. Но тело отказывается это делать. И еще этот запах… эта кровь… Зефирина начинает икать.

   – Фульвио… я хочу видеть мужа…

   Вскоре она чувствует, как узкая длинная ладонь князя ложится на ее влажный лоб. У стоящего над ней Фульвио потрясенное лицо. Он кричит доктору:

   – Милосердный Боже, да сделайте что-нибудь, чтобы ей не было так плохо…

   В своем страдании Зефирина испытывает глубокое удовлетворение, слыша, как Фульвио распекает акушера.

   Однако Урсино отводит князя к окну и начинает говорить с ним шепотом, но Зефирина все прекрасно слышит:

   – Монсеньор, она больше не предпринимает никаких усилий, ребенок начинает уставать. Придется выбирать между матерью и ребенком. Вашей светлости решать…

   – Ради всего святого, – не выдерживает Фульвио, – спасите мать! Спасите мать!

   Зефирина хочет возразить. Она счастлива, что Фульвио выбирает ее, но всеми силами своей души желает, чтобы ребенок жил.

   Она кусает губы, стискивает кулаки, пытается найти хоть немного сил. Фульвио возвращается к ее постели. Как раньше всегда делал это у себя в конюшне, когда рожала одна из его кобыл, он наклоняется к жене.

   Ей очень больно. Она не в силах даже стыдиться того, что лежит перед ним в таком положении.

   Фульвио ласково поглаживает ей поясницу.

   – Хочешь пить? – шепотом спрашивает он.

   – Да…

   Доктор собрался возразить. Но Фульвио не оставил ему на это времени. Зефирина жадно пьет воду из кубка. Ее тут же вырывает. Она стыдится своего жалкого состояния. Слезы навертываются на глаза. Она кашляет.

   – Вот так… Ну, давай, Зефирина, вдохни поглубже, моя прелесть… тужься медленно, но ритмично… Вдохни еще раз… Вытолкни мне этого ребенка… Нашего ребенка, любовь моя… Вырви его оттуда, он хочет жить… и ты тоже…

   Фульвио ободряет ее. Он осторожно давит на ее живот, совсем не так, как матроны.

   Зефирина чувствует, что боль стала другой. В ответ на страшные и бесполезные схватки она только тяжело дышит. Ребенок, однако, начинает опускаться и, наконец, движется к выходу в жизнь. Зефирина старается изо всех сил.

   В какой-то момент она набирается смелости опустить глаза. Между ног у нее появляется маленькая головка.

   – Ну вот… теперь не спешите, княгиня… сейчас я его поймаю… очень-очень осторожно… хорошо… Отлично…

   Доктор Урсино бережно извлекает новорожденного. Торжествующим жестом он поднимает вверх маленькое, облепленное чем-то липким, тельце.

   – Это девочка, княгиня, и вполне живая… – объявил доктор Урсино.

   Она и вправду шевелится, малютка Коризанда!

   – Любовь моя…

   Взволнованный Фульвио целует Зефирину в лоб. Из глаз молодой женщины текут слезы. «Девочка… Фульвио, наверное, расстроен…» – Все в комнате суетятся.

   А Зефирина чувствует себя как-то странно. Она все еще стонет.

   – Все идет хорошо… твои мучения окончены, – шепчет Фульвио. – Я очень рад, что у меня дочь.

   Он говорит это искренне и только самую чуточку лжет.

   – Мне больно! – кричит вдруг Зефирина.

   – Это ничего, надо подождать, сейчас выйдет плацента, княгиня, – объясняет доктор.

   – Но…

   Зефирине кажется, что плацента слишком уж большая. От боли, которая возобновляется с новой силой, она кусает руку Фульвио.

   – Черт побери, да там, оказывается, еще один!

   При этом возгласе доктора все бросают родившегося младенца и бегут к Зефирине.

   Около Коризанды остается только Плюш. Именно она оказывает малышке первую помощь. Доктор и матроны снова суетятся вокруг Зефирины.

   Молодая женщина кричит от ужасной несправедливости. Схватки становятся все болезненней и чаще. И снова Фульвио стоит рядом и ободряет жену. Он осторожно проводит рукой по ее животу.

   – Ну же, давай, любовь моя…

   Обессиленная Зефирина даже не смотрит в сторону появившегося младенца.

   – Это сын! Сын! – кричит Фульвио.

   Ошалев от счастья, он сжимает жену в объятиях.

   – Близнецы! Моя Зефирина умеет преподносить сюрпризы, да еще какие!

   Фульвио смеется.

   Зефирина откидывает голову назад. Она так счастлива и хочет сказать об этом, но говорить не может. Теперь она чувствует себя лучше, боль прошла… Вот только ее беспокоит одна мысль. Она сдвигает брови и, наконец, шепчет с огорчением:

   – Фульвио, у нас же только одна колыбель…

   В ответ она слышит хохот Фульвио и чувствует его губы на своих.

   – Божественная Зефирина, дорогая моя жена, не волнуйся, мы подумаем об этом завтра…

   Он смотрит, как солнце заливает комнату.

   – …да нет, дорогая, уже сегодня.

   Зефирина опускает веки. Она слишком устала и очень хочет спать. Мысль, которая приходит ей в голову в эту минуту, заставляет ее улыбнуться: «Сегодня она стала матерью семейства… Завтра займется своими близнецами, Луиджи и Коризандой…»

   Под взволнованным взглядом мужа Саламандра засыпает безмятежным сном молодых рожениц.

* * *

   В десятый раз Зефирина склоняется над своими малышами. Как и положено, мальчика, наследника рода, уложили в колыбель, украшенную княжеским гербом, а девочку, бедного лягушонка, в большую корзину, временно превращенную в кроватку, пока деревенский столяр соорудит новую колыбель, достойную юной принцессы.

   Как все матери мира, Зефирина без конца любуется своими детьми. Она в восторге оттого, что смогла создать такое чудо. Она пересчитывает их пальчики, целует ноготочки, поглаживает пальцем носики и ушки.

   Луиджи уже выглядит крепеньким. У него вид настоящего мальчишки с волевым характером. За ушком у него есть маленькое красное пятно, вроде цветочка или морской звезды. Благодаря своим черным волосам он очень похож на Фульвио.

   – Тысяча чертей, ну и молодец! Я сделаю из него лучшего в мире фехтовальщика! – пробасил Ла Дусер.

   Коризанда рядом с братом кажется маленькой. Золотые волосы и маленький носик делают из нее миниатюрную копию Зефирины.

   Как два котенка, малыши приоткрывают глаза, но Зефирина просто в отчаянии оттого, что никак не может разобрать их цвет.

   Шесть дней… Ее младенцам уже целых шесть дней. Зефирина вздыхает от счастья. Вопреки устойчивой традиции своего времени, она отказалась от услуг солидной кормилицы, которую Фульвио привел к ней из деревни. К огромному неудовольствию мадемуазель Плюш, княгиня Фарнелло решила сама вскармливать своих детей.

   – Моя Зефирина никогда ничего не делает, как другие, – сообщил Фульвио, подчиняясь желанию жены.

   Кто бы теперь узнал гордеца Леопарда в этом муже, готовом безоговорочно выполнить любое желание своей молодой жены?

   С тех пор как появились близнецы, Фульвио полюбил жену еще сильнее, если только это вообще было возможно. Ничто, по его мнению, не могло быть чрезмерным для нее. На другой же день после рождения детей он вызвал ювелира из Катаньи, чтобы заказать для жены драгоценности, достойные королевы. Фульвио не представлял, как он за них расплатится. Доходы с других владений в настоящий момент к нему не поступали. С безразличием знатного барина, никогда не знавшего лишений, он, подобно всем Фарнелло, не привык вникать в материальные обстоятельства.

   Со вчерашнего дня князь был крайне озабочен. Зефирина сразу это подметила. Несколько раз за день он обращался к ней с вопросом:

   – Как ты себя чувствуешь, дорогая?

   – Прекрасно…

   – Само собой разумеется, тебе не следует пока еще вставать…

   Лежа на просторной, удобной кровати в изящной ночной рубашке с аккуратно уложенными волосами, Зефирина умело руководила у себя в спальне и служанками, и детьми. Все свидетельствовало о том, что она очень быстро вновь обрела прекрасное настроение, здоровье и аппетит.

   – Двадцать один день постельного режима, без малейшей попытки встать, как и полагается человеку в вашем положении. В противном случае, я ни за что не отвечаю, – распорядился доктор Урсино перед отъездом в Палермо, необыкновенно довольный состоянием здоровья молодой матери.

   Утром шестого дня Фульвио, спавший в дни выздоровления жены в соседней комнате, зашел по обыкновению проведать Зефирину и детей. Он был одет не по-домашнему. Запыленные сапоги служили доказательством того, что он уже успел совершить утреннюю прогулку.

   – Ну, как ты, любовь моя? – спросил Фульвио.

   Зефирина потянулась.

   – Отлично.

   – А малыши?

   – Да ты только взгляни на эти сокровища…

   Князь наклонился над детьми, и тут Зефирина заметила, что лицо его осунулось так, будто он не спал ночь.

   Зефирина нахмурилась. Фульвио что-то скрывал от нее. Старое чувство ревности снова зашевелилось в ней.

   Может быть, Фульвио провел ночь за пределами дворца? Что, если он из мужского каприза пожелал увидеться с Каролиной Бигалло?

   С внезапно проснувшимся подозрением Зефирина внимательно разглядывала мужа. Он был еще не брит, и от пробивавшейся щетины щеки казались серыми.

   – До вечера, дорогая…

   Князь рассеянно поцеловал жену.

   Она подождала, пока он вышел из комнаты, затем решительно откинула покрывало и встала. От слабости ее слегка шатало. Она почувствовала покалывание в икрах, но, к своему удивлению, смогла дойти до окна. Море не казалось таким лазурным, как обычно. Из-за легкого тумана солнечные лучи были тусклыми.

   Но Зефирина думала лишь о тучах, которые могли омрачить ее любовь.

   Она подошла к двери и, приоткрыв ее, позвала:

   – Эмилия, Карлотта! Платье!

   На ее голос примчалась мадемуазель Плюш.

   – Маленькая моя Зефи… Мадам! Доктор предупреждал!..

   – К черту доктора, мне надоело валяться в постели. Живее, я хочу одеться…

   – Sardine… Socisse[56], – осуждающе заверещал Гро Леон.

   Сидя на своей жердочке, галка целыми часами наблюдала за своей хозяйкой и за детьми.

   В бешенстве от того, что ни одно платье на нее не лезет, Зефирина решила надеть плиссированный сюркот и широкую юбку, позволявшую ей чувствовать себя достаточно комфортно, несмотря на располневшую талию.

   «Какой ужас, я все еще невероятных размеров. Стану ли когда-нибудь прежней, чтобы нравиться ему?» – размышляла Зефирина. Она с отчаянием смотрела на свои разбухшие груди, выпиравшие из-под сюркота. Ей приходилось слышать рассказы о мужчинах, которые после рождения ребенка больше не прикасались к своей жене. Они отдалялись от нее, видя отныне в ней не супругу, а только мать. Мысль эта приводила Зефирину в ужас. Надо действовать, немедля.

   Она набросила на плечи короткий плащ. Несмотря на вопли Плюш, предрекавшей «самые страшные послеродовые последствия из-за ее собственной неосторожности», Зефирина покинула южное крыло замка и поднялась по лестнице в башню, желая разыскать Фульвио.

   В рабочем кабинете князя не было. Зефирина спустилась во двор. У входа стояли на карауле солдаты. Солнце все так же тускло светило в знойно-влажном мареве тумана. Молодая женщина направилась в конюшню. Лошади Фульвио в стойле не было.

   Зефирина обратилась к конюху:

   – Тебе известно, где князь?

   Пикколо ответил:

   – Монсеньор уехал в домик на Этне…

   «Что может делать Фульвио в убежище нашей любви?»

   Стараясь сохранять на лице бесстрастность, она спросила:

   – Князь поехал туда один?

   – Нет, за ним приехал Джакомо с Сицилии…

   Зефирина продолжала расспрашивать:

   – Я что-то не вижу Паоло, он тоже сопровождал князя?

   – Нет, ваша светлость, по указанию монсеньора Паоло и Ла Дусер уехали в деревню…

   «В деревню!.. Интересно, зачем это Фульвио понадобилось избавиться от Ла Дусера?»

   Совершенно неудовлетворенная полученными ответами и ослепленная ревностью, Зефирина приказала:

   – Пусть мне оседлают лошадь!

   Несмотря на удивленное лицо Пикколо и крики мадемуазель Плюш, прибежавшей в конюшню, Зефирина вскочила на лошадь.

   – Господь милосердный, это через шесть-то дней после родов… Кто же так делает? Пикколо, не позволяйте вашей госпоже ехать одной, – шепелявила Плюш.

   – Пикколо, оставайтесь здесь, я знаю дорогу, – приказала Зефирина.

   – Пикколо, не слушайте ее.

   – Пикколо, я приказываю повиноваться мне.

   Заметавшись между дуэньей и княгиней, Пикколо не знал, кого слушать. В полной растерянности он то вскакивал на лошадь, то снова соскакивал на землю, «Разве не наказывал ему монсеньор строго-настрого оставаться в замке и охранять княгиню и детей?»

   Зефирина воспользовалась его колебаниями. В обязанности Анжело, служившего привратником, входило никого не впускать в ворота замка. Однако князь ничего не говорил о тех, кто пожелает выйти.

   Да и потом, княгиня есть княгиня! За последние несколько месяцев, особенно после рождения близнецов, она стала пользоваться у слуг огромным авторитетом. Поэтому Анжело не посмел не открыть ворота.

   Пришпорив кобылу, Зефирина галопом понеслась к домику. Она решила во что бы то ни стало выяснить, какую тайну от нее скрывал Фульвио.

   Молодая женщина знала дорогу от замка до их убежища. Ведь они с Фульвио столько раз уединялись там как днем, так и ночью!

   По мере того как Зефирина поднималась все выше в гору по дороге, обсаженной каштанами, воздух вокруг становился все более пыльным.

   Зефирина провела рукой по губам. Вкус на губах был каким-то сернистым. Она обратила внимание, что совсем не слышит пения птиц. Подняв голову, она посмотрела на вулкан. Из кратера поднимался белый дымок.

   Зефирина уже привыкла к сюрпризам подозрительного великана. Как все прочие местные жители, она научилась не бояться его. «Моя гора немного покашляет… потом успокоится», – любил говорить Фульвио.

   Тишина тем не менее вокруг была такой тревожной, что Зефирина пожалела об отсутствии провожатого.

   И потом, может быть, она ошибается, но ей показалось, что из-за деревьев кто-то за ней наблюдает! Она резко обернулась и заметила, она теперь была почти уверена, чью-то тень, которая тут же скрылась. От страха Зефирина едва не повернула назад, но тут же высмеяла себя за трусость, отнеся это на счет недавних родов, и продолжила путь по склонам Этны.

Глава XXXIII
СЕМЕЙНЫЙ СБОР

   Выехав на поляну перед хижиной, Зефирина вздохнула с облегчением. Похоже, проходил военный совет. С десяток мулов и лошадей, в том числе и скакун Фульвио были привязаны рядом с домом.

   Несколько сицилийцев охраняли подступы. Увидев княгиню, которую все хорошо знали, мужчины сняли береты для приветствия. Один из них подошел к Зефирине, но вместо того, чтобы помочь ей сойти с лошади, суровый сицилиец взял лошадь под уздцы и повернул ее, собираясь отвести на дорогу.

   – Примите мои извинения, княгиня, монсеньор распорядился никого не впускать.

   Эта короткая, так хорошо и давно знакомая фраза, раздражила ее.

   – Это распоряжение меня не касается, – сухо сказала молодая женщина. – Отпусти лошадь и помоги мне сойти.

   – Я не имею права, княгиня.

   – Кто ты, чтобы говорить со мной в таком тоне?

   – Джакомо, княгиня, лейтенант Марии Соленара.

   Зефирину затрясло от гнева. Она сейчас положит конец свиданиям этой певички, возглавляющей маффию, и своего мужа.

   Зефирина занесла хлыст над Джакомо.

   В тот момент, когда она соскочила на черный гравий, дверь дома открылась. Привлеченный спором, Фульвио вышел узнать, что происходит.

   Лицо его было серьезно. При виде взбешенной Зефирины и сконфуженного Джакомо, Фульвио не выразил ни удивления, ни недовольства. Он только произнес почти шепотом:

   – Какая неосторожность, Зефирина!..

   – Я хотела… – начала она, еще красная от возмущения.

   Фульвио мягко прервал ее:

   – А я, я все эти дни надеялся оградить тебя от тягостных впечатлений. Входи, – сказал Фульвио.

   И, взяв жену за руку, он посторонился, пропуская ее в дом. Зефирина думала, что увидит там Марию Соленара и ее лейтенантов. Зрелище, представшее ее глазам, заставило Зефирину остолбенеть. Привязанная к креслу, с лицом, искаженным злобой, при виде Зефирины донья Гермина с новой энергией начала выплевывать яд:

   – Негодяи… А вот и ты! Ну, убейте меня, задушите меня, как вы это сделали с моим Рикардо…

   Из ярко-красных губ доньи Гермины вырвался стон.

   Пришедшая в ужас от этих обвинений, Зефирина закрыла лицо руками. Фульвио обнял ее за плечи. Бесцветным голосом он бросил донье Гермине:

   – Замолчите, мадам, здесь вам не причинят никакого зла! Чего не могу пообещать вам по поводу ваших гнусных намерений…

   – Разве Сицилия принадлежит вам, Фарнелло? Я что, не могу ходить там, где мне вздумается, мой дорогой зять?.. В конце концов, вы же действительно мой зять, ведь верно? – усмехнулась донья Гермина.

   Зефирина пришла в себя и успокоилась. Она подняла голову и взглянула в лицо чудовищу, убившему маркиза де Багателя. «Бедный отец… Как мог он попасть под такое ярмо?» Потом громко спросила мужа:

   – Что она сделала, за что вы ее задержали, Фульвио?

   – И связали точно овцу Авраама, приготовленную для заклания! – крикнула донья Гермина.

   – Если бы вы вели себя спокойно, мадам, мы бы обращались с вами по-другому, – с презрением произнес Фульвио.

   Повернувшись к Зефирине, он объяснил:

   – С того момента, Как она высадилась на Сицилии, эта женщина выдает себя за синьору Тринита Орланда. Переодевшись в платье врача, она вчера вечером пыталась проникнуть в замок. При ней был вот этот флакон с жидкостью, одна капля которой убила в одну секунду гусыню на птичьем дворе.

   Желая наглядно продемонстрировать действие яда, Фульвио капнул немного маслянистой жидкости в очаг. Под действием яда пепел начал зеленеть и закипать. Зефирина не могла сдержать дрожи. Не от такой ли страшной микстуры умерла ее мать, бедняжка Коризанда, лицо которой сразу вздулось?

   – Это яд Борджиа, рецепт которого считался навсегда утерянным… – прошептал Фульвио. – После этого ужасного отравляющего вещества на лице жертвы остаются следы как от оспы…

   – Гнусный вор, чтоб ты подох от язв! Мало того, что ты меня схватил, ты еще и предатель, обещавший хранить верность Карлу V! Берегись, император нелегко выпускает добычу из когтей! Бойся его мести, Фарнелло, если не боишься моей!

   На эти угрозы последовал полный глубокого презрения ответ Фульвио:

   – Я боюсь, мадам, только Божьего суда…

   И, повернувшись к Зефирине, добавил:

   – А еще у нее было вот это под юбками. Джакомо, когда схватил ее, порвал цепочку.

   Фульвио показал маленькую позолоченную коробочку, в которой находились две металлические пластинки с лиловатым отливом, совершенно такие же, как та, что Зефирина нашла в последнем изумрудном колье. Молодой женщине хватило самообладания не задавать вопросов. Она лишь обменялась взглядами с мужем. По выражению его лица она поняла, что он достал из тайника в камине третью пластинку.

   Дьвольское создание, вероятно, разгадало этот молчаливый диалог, потому что из горла ее вырвалось подобие змеиного шипения.

   – О, Велифар, ты не допустишь такого злодеяния! Эти негодяи хотят воспользоваться тем, что мне принадлежит по рождению… Услышь меня, Агалирепт, верни мне могущество, которое в своем безумии у меня хочет отнять Агриппа Корнелиус… Дай мне знак, что ты слышишь мой голос, Вельзевул…

   По лицу доньи Гермины текли слезы. Несчастная могла бы вызвать к себе сочувствие, если бы мольбы ее не были обращены к дьяволу.

   Чтобы изгнать нечистый дух, бродивший, она это чувствовала, вокруг их хижины, Зефирина перекрестилась. Донья Гермина заскрипела зубами. Фульвио вытер пот со лба. Вместо этой гнусной Медеи он предпочел бы иметь дело с сотней наемных солдат. Он отвел Зефирину в угол.

   – Надо решить, что с ней делать, – прошептал он.

   Не ответив прямо на вопрос, Зефирина спросила:

   – Как вы ее обнаружили, Фульвио?

   Князь не сразу решился расстроить Зефирину, но, подумав, сказал:

   – Вместе с людьми из маффии мы постоянно следим за всем, что происходит на острове, потому что ты должна согласиться – она совершенно права, Карл V так легко не признает себя побежденным. Люди Марии предупреждают меня обо всех подозрительных лицах, прибывающих на остров. Это Джакомо выследил ее еще в Сиракузе… И он же, обогнав ее на склонах нашей горы, предупредил меня о ее приближении. Мы задержали ее вместе с одним из сообщников у калитки… Другой сумел убежать, но я послал Паоло и Ла Дусера поискать его как следует в деревне, потому что только они знают этого третьего в лицо…

   Стыдясь того, что в глубине души обвиняла Фульвио в желании избавиться от Ла Дусера, она вспомнила замеченную ею тень, когда поднималась к хижине, и рассказала об этом Фульвио. Но он успокоил:

   – Не волнуйся за детей, замок хорошо охраняется… Это ты совершила безумную глупость, отправившись сюда без сопровождения. Если бы я только мог такое предположить… – сказал с упреком Фульвио.

   Зефирина знала, насколько прав ее муж. Поэтому она решила вернуться к первой теме.

   – Что будем с нею делать?

   – Если ты не возражаешь, я отправлю ее под надежной охраной во Францию, чтобы она там ответила за все свои преступления перед правосудием и регентшей… Через неделю голландское судно должно уйти из Палермо в Марсель… Теперь ты знаешь все, тебе решать, – закончил Фульвио.

   Последние фразы князь произнес громко. Донья Гермина скорчила гримасу:

   – Посмотрите на жену, Фарнелло. У нее нет ни малейшего желания передавать меня правосудию ее страны. Ведь правда, дорогая падчерица? Дорогая племянница! Разве ты захочешь отправить на костер единственную из оставшихся у тебя родственников? Нет, конечно! Честь семейства Багатель будет запятнана… вот ведь затруднение! Какой у нас получился неожиданный семейный сбор, а ей до сих пор не все известно!

   Донья Гермина расхохоталась каким-то безумным смехом.

   – Каролюс, расскажи-ка нашей гордой княгине правду, а мы посмотрим, не поубавится ли у нее спеси.

   – Привет, Рыжуха!

   При звуках этого картавящего голоса у Зефирины волосы встали дыбом. В полумраке, царившем в комнате, она и не заметила сидящего на пуфике связанного Каролюса. Как бы ни было ей неприятно с ним разговаривать, Зефирина подошла к карлику. Его нелепая голова поднялась над горбатым плечом.

   – Будь добра, Рыжуха, прикажи расслабить мне веревки, а то у меня ужасно затекли руки…

   Несмотря на неприязнь, она наклонилась над ним, чтобы растянуть узлы веревок, связывающих кисти рук и щиколотки.

   – Ты очень добра, Рыжуха…

   – Я вовсе не добрая, Каролюс, я никогда не могла выносить твоего присутствия. Но сегодня, – Зефирина посмотрела на обмякшую в своем кресле донью Термину, – она права, мы сошлись на перекрестке наших дорог, и я хочу знать, правда ли, что я обязана тебе жизнью?

   – А я всегда был сентиментальным, малышка…

   – Значит, ты признаешь, что действовал вопреки моей воле, воле твоей сестры! – закричала на Него донья Гермина.

   – Замолчи, Генриетта! – приказал Каролюс с некоторым достоинством. – Есть вещи, о которых не следует говорить.

   – Слишком поздно, Шарль-Анри, слишком поздно, Генриетта. Она начинает улавливать часть правды, наша Зефирина. Какое для нее счастье познакомиться, наконец, со своей настоящей семьей! Семьей, которую от нее всегда скрывали! Милый дядюшка и милая тетушка… Ну что, княгиня, не пора ли падать в обморок, рыдать на руках у моего зятя… – насмехалась донья Гермина.

   Далекая от того, чтобы лишиться сознания, Зефирина подошла к этой безумной Женщине и, чтобы заставить ее замолчать, влепила ей со всего размаха пощечину.

   – Замолчите немедленно, ничтожество… Шарль-Анри расскажет все сам…

Глава XXXIV
ТРИ СЕСТРЫ

   Рассказ Каролюса начинался, точно сказка доброй феи, а закончился как рассказ старой колдуньи.

   «В год милостью Божией 1187-й над всем христианским миром грянул гром!

   Султан Саладин захватил Иерусалим. Во время третьего крестового похода, затеянного германским императором Фридрихом I Барбароссой, французским королем Филиппом Августом и английским королем Ричардом Львиное Сердце, чтобы отомстить султану, многие рыцари совершили славные подвиги.

   Среди этих рыцарей было три молодых человека, ставших за время похода неразлучными друзьями: француз Юг де Сен-Савен, англичанин Вильям Витклиф и ломбардец Раймондо Фарнелло…

   После одной битвы, особенно тяжелой для крестоносцев, в песках под Триполи, султан Саладин, узнав о лихорадке, охватившей христианских королей, послал им в шатры розовый шербет, изготовленный с использованием ливанского снега[57]

   Освежающее мороженое вовсе не было отравлено. Фридрих Барбаросса, Филипп Август и Ричард Львиное Сердце сумели оценить благородство врага и почувствовать признательность. Поэтому они отправили трех друзей, Юга Сен-Савена, Вильяма Витклифа и Раймондо Фарнелло в качестве эмиссаров с подарками, достойными властелина пустыни.

   Саладин принял рыцарей с большим уважением.

   Однако крестоносцы позволили себе непростительную слабость, безумно влюбившись в трех самых любимых дочерей султана от рабыни-христианки из его гарема, бывшей греческой княгини, отличавшейся не только красотой, но и умом.

   Злоупотребив гостеприимством султана, молодые воины похитили ночью Гелу, Гортензию и Елену.

   Пойманные людьми султана в пальмовой роще, пленники были готовы к тому, что им просто отрубят голову, но Гела, Гортензия и Елена бросились к ногам отца и сумели разжалобить его.

   – Ну что ж, уезжайте, неблагодарные, – сказал им Саладин. – Я страшусь за вашу судьбу, но в доказательство моего снисхождения даю вам еще один шанс: вот колье, которое я даю в подарок каждой из Вас. Тот из ваших наследников, кто сумеет собрать все три колье в своих руках до истечения 333 лет и растолкует мое послание, получит доступ к сокровищу, охраняемому тремя змеями, тремя орлами и тремя леопардами. Этот ребенок и станет избранником моего сердца… моим настоящим духовным наследником… Прощайте, дочки. Пусть, несмотря ни на что, Аллах благословит вас и обратит благосклонность солнца пустыни на ваши головы…

   Говоря эти слова, Саладин надел на шею Гелы, Гортензии и Елены по восхитительному изумрудному колье. Единственное различие этих украшений состояло в том, что самый крупный, центральный, изумруд одного был оправлен в кольца свернувшейся змеи, другого – в когти орла, а третьего – в пасть леопарда.

   Прибыв в военный лагерь трех королей, девушки отреклись от религии своего отца и после свадьбы, сыгранной в присутствии всех рыцарей в боевых доспехах, приняли религию своих мужей.

   Позже судьба разлучила дочерей Саладина. Старшая, Елена, последовала за своим супругом Раймондо Фарнелло и армией Фридриха Барбароссы.

   Как и германский император, князь Фарнелло вскоре утонул в Киликии, входившей в состав азиатской части Турции, на юго-востоке Анатолии.

   Его молодая жена, ожидавшая в тот момент ребенка, смогла добраться до Ломбардии; родственники князя Фарнелло приняли невестку очень сдержанно. Впрочем, у нее имелись все доказательства законности брака. Как только Елена родила сына, наследовавшего имя Фарнелло, родственники приняли ее окончательно.

   Однако бедная Елена не смогла забыть ни обожаемого ею Раймондо, ни песков дорогой ее сердцу пустыни и вскоре зачахла в суровой ломбардской башне.

   Своему сыну, князю Раймондо II, оставшемуся сиротой с колыбели, она оставила в наследство колье с пастью леопарда. Драгоценность сохранялась в семье Фарнелло, которая поспешила забыть Елену.

   Гела, средняя дочь султана, вышла замуж за Вильяма Витклифа и последовала за мужем и Ричардом Львиное Сердце на Кипр.

   Во время попытки английского короля завладеть островом рыцарь Витклиф был убит при осаде с моря.

   Гела, также ожидавшая ребенка, сумела добраться до Франции. Ценой неимоверных трудностей ей удалось встретиться с любимой сестрой Гортензией, ставшей женой Юга де Сен-Савена.

   Измученная лишениями и невзгодами, бедная Гела по приезде в Валь-де-Луар родила мертвого ребенка, девочку по имени Генриетта. Свое колье Гела положила в гробик дочери, а сама с помощью сестры и ее мужа вступила в монастырь Сен-Савен, где со временем стала аббатисой. Духовный свет, исходивший от нее, был так ярок, что церковь поговаривала о ее канонизации. И если замысел этот не осуществился, то скорее всего из-за ее мусульманского происхождения.

   Гела умерла в возрасте ста лет, никогда не забывая своего отца и ни дня не пропустив, чтобы удалиться в глубь монастырского парка и помолиться у могилы своей маленькой Генриетты.

   Младшая из трех сестер, Гортензия, без всяких затруднений вернулась в Валь-де-Луар вместе с мужем Югом де Сен-Савеном. Он был сиротой и единственным наследником своей семьи. Ему не пришлось давать отчет в своих поступках никому, кроме короля, а король Филипп-Август совершенно не возражал против этого союза.

   Молодые супруги жили счастливо в башне Сен-Савен до тех пор, пока двоюродный брат Юга, граф Бельяр, не позавидовал их любви. Низкий и завистливый человек, Бельяр не мог выносить, когда кто-то другой счастлив.

   Неоднократно он обращался к Гортензии с пылкими объяснениями, но она отвергла его.

   Что же произошло дальше? В один прекрасный день четверо крестьян принесли безжизненное тело Юга, смертельно раненного кабаном во время охоты, на которую несчастный молодой граф отправился вместе с Бельяром.

   Положив обе руки на живот своей молодой жены, Юг собрал последние силы и сказал: «Это он, Бельяр… он меня убил… Спасайся…»

   Обезумев от горя, Гортензия кинулась под защиту своей сестры, аббатисы Гелы. Она умерла при родах в монастыре, дав жизнь маленькому Югу II де Сен-Савену, которому и досталось в наследство последнее изумрудное колье со змеиной головой.

   Аббатиса Гела похоронила Юга и Гортензию рядом с маленькой Генриеттой. Их сердца она распорядилась поместить в две погребальные урны, а урны замуровать в часовне в глубине парка. Там, где находились урны, была сделана надпись, которую Зефирина когда-то обнаружила благодаря мамаше Крапот: «Юг и Гортензия де Сен-Савен. Их тела и сердца соединились при жизни. Вместе они останутся и после смерти. 1170–1190».

   Предкам Зефирины было по двадцать лет.

   Прошли годы. Юг II де Сен-Савен, дитя любви рыцаря-христианина и дочери Саладина, создал собственную семью. Изумрудное колье бедной Гортензии стало драгоценностью, которую старшие сыновья дарили в день свадьбы своим женам. Мало-помалу они стали забывать его происхождение. Было известно, что внутри имеется какая-то таинственная пластинка. Дамы, входившие в семью Сен-Савен относились к ожерелью как к амулету, как к талисману, приносящему счастье, тем более, что на протяжении веков состояние и могущество графов де Сен-Савен только увеличивалось.

   Один из потомков этой семьи, по имени Эркюль, был соратником Жанны д'Арк, затем фаворитом Карла VII, а его сын Анри, дед Зефирины по материнской линии, пользовался полным доверием своего короля Карла VIII. Доверие это было столь глубоким; что король послал его в Бретань за маленькой герцогиней Анной, герцогиней в сабо, ставшей впоследствии королевой Франции…»

* * *

   Дойдя до этого места в рассказе, Каролюс сделал паузу.

   Фульвио и Зефирина больше не испытывали страха перед ним и развязали ему руки и ноги.

   С некоторого момента донья Гермина как будто задремала. После того как она накричалась, Каролюс напоил ее какой-то тягучей жидкостью. Мерзкое существо затихло сразу, точно по волшебству. С блаженной улыбкой на ярко-красных губах донья Гермина грезила, словно поверженный ангел.

   Каролюс возобновил рассказ. Зефирина затаила дыхание. Она чувствовала, что карлик подходит к развязке…

Глава XXXV
ТАЙНА ДОНЬИ ГЕРМИНЫ

   «Однажды, во время своего путешествия в Бретань, Анри де Сен-Савен наткнулся в Броселиандском лесу на девушку, почти ребенка, и притом диковатую, по имени Сармор. Ее красота и ум могли сравниться только с двумя другими присущими ей исключительными свойствами: она обладала даром целительницы и даром прорицательницы. При помощи таинственных трав Сармор вылечила колено Анри, которое он сильно поранил на одном из турниров.

   Влюбившись без памяти в бретонку-колдунью, Сен-Савен представил ее герцогине Анне. Герцогиня согласилась взять девушку к себе на службу кастеляншей.

   После этого влюбленные прибыли в Валь-де-Луар.

   Герцогиня Анна вышла замуж за Карла VIII, но ее кастелянша никак не желала подчиняться придворному протоколу.

   Вечно босоногая, Сармор продолжала бегать по лугам и лесам в поисках таинственных трав.

   Вот так и случилось, что однажды в лесу она встретила герцога Людовика Орлеанского, решившего отдохнуть под персиковым деревом. Из-за своего несчастного брака с Жанной, уродливой дочерью Людовика XI, герцог Орлеанский без конца обращался к прорицателям и магам, пытаясь узнать свою судьбу.

   Глядя на воду, натекавшую из родника, куда она бросила ветку тимьяна, Сармор сообщила ему:

   – Став королем под номером XII, ты женишься на королеве Франции.

   – Королеве Анне? – воскликнул Людовик.

   – Король Карл VIII скоро умрет, ты женишься на его вдове, королеве Анне, – повторила Сармор. – Благодаря тебе Бретань останется за Францией.

   – Но моя жена… Жанна… – пролепетал Людовик.

   – Ты разведешься с ней…

   Совершенно потрясенный, Людовик Орлеанский не смог удержать язык за зубами. Он рассказал о странной кастелянше своей кузине, фрейлине королевы, а та, в свою очередь, сообщила новость Анне Бретонской. Королева, тайно любившая Людовика Орлеанского, боялась провидческого дара Сармор. При дворе уже начали шептаться о «бретонской колдунье». Королева попросила графа де Сен-Савена увезти подальше свою любовницу.

   Анри поселил Сармор в маленьком, но комфортабельном доме городка Сен-Савен, равноудаленном как от монастыря, так и от родового замка.

   В этом доме Сармор родила дочь, названную Генриеттой. Отец признал ее и даже дал ей право носить фамилию Сен-Савен, не без частицы «де».

   Однако вскоре ветреный Анри начал уставать от бедняжки Сармор и подумывать о выгодном браке с красавицей Марией-Зефириной де Отон.

   Пытаясь вернуть себе обожаемого любовника, несчастная Сармор без конца готовила какие-то приворотные зелья и травяные настои, пила их, а по ночам танцевала при лунном свете. Но, увы, все было напрасно. Влюбленная Сармор утратила весь свой дар.

   В день свадьбы Анри и Марии-Зефирины, в тот самый момент, когда граф вручал жене фамильное изумрудное колье, несчастная Сармор, возможно отравившись своими зельями, произвела на свет странное дитя, то ли девочку, то ли мальчика, никто так и не понял. «Дьявольское отродье!» – прошептал кюре, который пришел крестить ребенка и с изумлением взирал на слишком большую голову и горб новорожденного.

   Не желавшая мириться с правдой, Сармор решила назвать сына Шарль-Анри.

   Питая отвращение к уродцу, не имевшему определенного пола, граф де Сен-Савен не пожелал его признать. Он решительно отказывался видеть в нем мальчика и из чистой насмешки называл Генриетта II.

   Графиня Мария-Зефирина де Сен-Савен родила графу дочь невиданной красоты, Коризанду. С легкомыслием и недальновидностью, присущими знатному синьору той эпохи, граф Анри часто приводил поиграть свою незаконнорожденную дочь Генриетту в замок.

   Он любил это угрюмое и умное дитя и предлагал его в качестве подружки своей малышке Коризанде. И что могла думать Генриетта, дочь брошенной отцом женщины, видя роскошь в которой жила Коризанда?

   Коризанда была добра к своей старшей сестре, но душа Генриетты ожесточалась с каждым днем при виде страданий Сармор и несправедливости, с которой был отстранен Шарль-Анри – Генриетта II.

   Именно в те времена Генриетта стала называть свою «сестру-брата» не Генриеттой II, не Шарлем-Анри, а Каролюсом.

   А меж тем Каролюс почти не рос. Зато у него был веселый нрав, к тому же он безгранично обожал свою сестру Генриетту.

   Истерзанная горем, тосковавшая по своему Броселиандскому лесу, которого ей ни за что не следовало покидать, Сармор умерла так же, как и жила, с босыми ногами при лунном свете.

   Колдунью похоронили ночью, а граф Сен-Савен был вынужден забрать обоих детей в замок.

   Графиня Мария-Зефирина громко закричала, увидев карлицу-карлика и приказала мужу убрать с глаз ее этих бастардов.

   Тогда граф Анри отвез детей в монастырь Сен-Савен, в тот самый, где два века назад жила Гела и куда пятнадцать лет спустя отправилась учиться Зефирина.

   Генриетте было десять лет, Шарлю-Анри – восемь, как и Коризанде. Граф решил, что Генриетта пострижется в монахини. Она и стала сначала монахиней, а потом аббатисой. Судьбой Каролюса никто не обеспокоился.

   Красавица Коризанда часто приходила в монастырь повидаться с сестрой, которую нежно любила.

   Догадалась ли она, кем был Каролюс? Во всяком случае, никто никогда не слышал от Коризанды, даже почтенная Пелажи, ни слова, позволявшего думать, что она что-то знает об узах их родства.

   Однажды Каролюс, которому маленький рост позволял пролезть всюду, копаясь за обвалившейся монастырской стеной, обнаружил в гробу с останками младенца Гелы, наполовину торчавшим из земли, изумрудное колье.

   Каролюс, которому в то время исполнилось шестнадцать, хотя выглядел он пятилетним, притащил колье, словно забавную игрушку, своей сестре Генриетте. Она сначала подумала, что это то фамильное колье, которое ее отец подарил своей жене, ненавистной Марии-Зефирине. Внимательно разглядывая драгоценность, Генриетта, однако, заметила разницу. Выковырнув ногтем центральный изумруд, она нашла первую металлическую пластинку. На одной стороне пластинки были выгравированы сцепленные один с другим круги, пронзенные факелом. На другой стороне можно было прочесть надпись на латинском языке:


«Правитель с болью в душе стоит у стены городской,
Преданный дочерьми ради замужества.
За златом и серебром Саладина, зарытым под грудой
Песка, смущенный наследник отправится».

   Дочь Сармор сразу смекнула, что этот талисман и является главной ценностью изумрудного колье.

   Вместе с Каролюсом они спрятали колье в часовне, в погребальной урне Юга и Гортензии.

   Храня драгоценную пластинку у себя на поясе, Генриетта начала рыться в старых монастырских манускриптах. Сначала в покрытых паутиной книгах она отыскала чертежи, свидетельствовавшие о существовании подземелья, связывавшего монастырь Сен-Савен с замком, в котором жила Коризанда.

   С фонарем в руках, точно привидение, Генриетта стала часто бродить вместе с Каролюсом по башне Сен-Савен. Она проникала туда через каминный дымоход, проложенный вокруг башенного цоколя, и смотрела на спящих обитателей замка.

   В пергаментах, найденных в монастырской библиотеке, Генриетта сделала еще одно важное для себя открытие: она нашла письменную исповедь монахини Геллы с подробностями истории трех дочерей Саладина.

   С этого момента униженное дитя Сармор преследовала только одна мысль: завладеть вторым колье, которое, как она надеялась, приведет ее к третьему, после чего она наверняка сможет завладеть сокровищами султана Саладина.

   Удрученный тем, к чему привел его невинный подарок, Каролюс попытался урезонить сестру. Но та ничего не желала слушать. Яд уже проник глубоко в сердце, когда в монастыре появился молодой семинарист брат Гонтрен.

   Это стало началом проклятья. Жизнь монахини тяготила Генриетту Сен-Савен. Молитвы, посты и умерщвление плоти ничего не могли поделать с ее темпераментом.

   Молодая аббатиса соблазнила брата Гонтрена. Но это еще не все. Очень скоро она вовлекла многих насельниц монастыря в ночные вечеринки и коллективные оргии, наделавшие столько шума в округе, что по деревне пошел слух, будто в аббатису вселился дьявол…

   Однажды ночью, во время сильной грозы, в ворота монастыря постучал всадник и попросил разрешения укрыться от дождя. То был герцог Карл, коннетабль де Бурбон.

   Ослепленная знатным синьором, Генриетта тут же бросила своего семинариста и стала любовницей герцога. В свою очередь, разочарованный и пресыщенный жизнью Карл привязался к монахине. Конечно, не было и речи о том, чтобы она покинула монастырь и стала фрейлиной в свите его жены.

   Напротив, Карла Бурбона Генриетта привлекала именно монастырской обстановкой, монашеской одеждой, но более всего своими подругами, обожавшими оргии и коллективную любовь.

   Когда Генриетта забеременела, герцог Бурбонский стал появляться значительно реже.

   К тому времени, когда происходили эти события, графиня Мария-Зефирина и ее муж Анри де Сен-Савен уже умерли, оставив дочь Коризанду единственной наследницей своих богатейших владений.

   С присущим ей благородством Коризанда передала аббатство с окружающими его землями в дар своей сестре Генриетте. Но аббатисе этого было мало.

   Не отдавая себе отчета в ужасной разнице их положения, Коризанда привела своего мужа Роже в монастырь, чтобы представить его сестре.

   Вскоре Коризанда поделилась с аббатисой своей огромной радостью: она ждала ребенка!

   И в то время, как Коризанда с гордостью носила свой живот, Генриетта вынуждена была скрывать свое положение.

   Покинутая любовником, как и ее мать Сармор, Генриетта стала интересоваться магией. Она познакомилась со старой колдуньей, мамашей Крапот. Старуха научила ее первым заклинаниям, ритуалам, чарам и колдовским приемам.

   Дочь Сармор оказалась на редкость одаренной! Однако в отличие от своей матери, которая никогда никого не сглазила, Генриетта, не колеблясь, перешагнула через пропасть, отделявшую белую магию от черной.

   Если бы у нее ничего не получилось, она бы, наверное, забросила свои ночные бдения, но… Генриетта ненавидела одну толстую монахиню. Произнося заклинания, она бросила в тазик с водой куклу, напоминавшую ей ненавистную монахиню.

   И что же? Бедняга вскорости утонула в речке. Пораженная оказавшейся в ее руках властью, Генриетта помирилась с семинаристом Гонтреном. Позабыв о плотских безумствах, она затянула беднягу в занятия оккультными науками. Семинарист, однако, оказался не тверд духом и похвастался перед кюре Сен-Савенского монастыря, что каждую ночь встречается с дьяволом!

   Каролюс, единственный, кто знал о беременности сестры, страшно боялся, как бы она не произвела на свет младенца с раздвоенными копытцами.

   С туго перетянутым животом Генриетта ждала окончания срока беременности. Сердце ее с каждым днем наполнялось все больше и больше ненавистью, и в уме стал созревать чудовищный замысел, о котором Каролюс ничего не знал.

   Однажды мартовским утром у нее начались схватки, и с помощью Каролюса Генриетта родила в хижине мамаши Крапот мальчика, которого назвала Ришаром, возможно, в честь Ричарда Львиное Сердце, о котором Гела писала в своей исповеди.

   Двумя часами позже, без кровинки в лице и держась на ногах лишь усилием воли, она приняла Роже де Багателя, который пришел сообщить, как будет счастлива его жена Коризанда, если Генриетта согласится стать крестной матерью ребенка, чье появление на свет ожидается со дня на день.

   Уверенная, что у сестры будет сын, Генриетта решила, что ее Ришар должен стать маркизом де Багатель, наследником рода Сен-Савен, а уж она потом займет место, принадлежащее ей по праву, то есть место своей сестры.

   Мамаша Крапот говорила, что знает яд, последствия которого напоминают черную оспу, однако колдунья отказалась дать его Генриетте.

   Но могло ли ее это остановить! Она украла этот яд и попробовала его на собаке, которая тут же сдохла с распухшей пастью.

   Генриетта попросила Роже де Багателя предупредить ее, когда ребенок родится.

   В ночь на 1 апреля Ла Дусер, оруженосец Роже, явился с известием: у госпожи маркизы начались схватки…

   Воспользовавшись тем, что Каролюс спит, иначе он наверняка попытался бы помешать осуществлению ее замысла, Генриетте взяла своего сына Ришара и спустилась в подземелье.

   Не дрогнувшей рукой она привела в движение секретный механизм. Центральный камень каминного свода повернулся, и Генриетта вошла в круглую спальню Коризанды.

   Маркиза де Багатель спала в своей просторной кровати сном счастливой роженицы. В колыбели за кружевными занавесками попискивал новорожденный младенец. Без малейших колебаний Генриетта вылила яд на лицо Коризанде и тут же сорвала с ее шеи изумрудное колье. Внезапно проснувшаяся Коризанда громко застонала. Но яд уже начал оказывать свое действие. Несчастная узнала свою убийцу, но говорить больше не могла. Лицо ее начало распухать.

   Подбежав к колыбели, Генриетта хотела положить Ришара на место новорожденного, но в это время по возгласу кормилицы Пелажи поняла, что ребенок Коризанды – девочка, Зефирина.

   Замена оказалась невозможной. Генриетта мгновенно убежала с сыном в руках по подземному переходу, про который никто не знал.

   Напуганная собственным злодеянием, она не могла в одиночку хранить тайну и во всем призналась Каролюсу. Карлик принял единственно возможное решение: бежать.

   Обезумевший от горя Роже де Багатель пришел сообщить Генриетте о смерти своей дорогой жены. У Генриетты хватило еще сил разыграть комедию отчаяния. В следующую ночь она выкрала золото, принадлежавшее аббатству. В его краже потом обвинили мамашу Крапот и семинариста. Оба были за это наказаны ударами плетей до крови.

   По подсказке Каролюса Генриетта бросила свою монашескую одежду на речном берегу, как если бы она утонула. Сама же, прихватив драгоценное колье, сына и сестру-брата, бежала в сельскую местность.

   И снова Каролюс подал мысль, что лучше вернуть колье, которое могло бы их выдать, предварительно вынув вторую пластинку, спрятанную внутри изумруда.

   На одной из сторон пластинки были выгравированы три прямоугольника, сцепленных друг с другом и пронзенных копьем. На другой стороне Генриетта прочла загадочный текст, терзавший ее своей неясностью:


«Через море, бурный океан,
Страшась язычника с сердцем из треснувшей бронзы.
Рядом с мудрым братом огонь и солнце подадут
Весть о (3451:10)хЗ, земля сарацинская страшится варварского железа…»

   Пока Генриетта ломала голову, пытаясь расшифровать талисман, для Каролюса было легче легкого вернуться в Сен-Савен и засунуть изумрудное колье в матрас. Он хорошо знал, какую новую драму вызовет его выходка: в воровстве обвинят бедную служанку Бертиль и ее отца, крепостного Генноле.

   Много позже папаше Коке и Пелажи удалось разузнать часть тайны. Они попытались сообщить об этом Зефирине, но к тому моменту Генриетта, Каролюс и Ришар сбежали в Париж.

   Именно тогда Генриетта познакомилась с Агриппой Корнелиусом Неттесгеймским.

   В течение двух лет она была его подругой, в то время как Каролюс занимался ребенком. Вот тогда-то она и постигла подлинную магию. Когда Корнелиусу понадобилось поехать ненадолго в Германию, Генриетта покинула Париж. Она снова встретилась с коннетаблем де Бурбоном. Он выдал ее замуж за старого, почти выжившего из ума кастильца, графа де Сан-Сальвадор. Прежде, чем умереть (от болезни или от яда?) старик проявил редкостную учтивость, признав своим сыном бастарда Ришара, который отныне стал Рикардо де Сан-Сальвадором.

   Прожив некоторое время в Испании и став ярой сторонницей Карла V, Генриетта взяла себе имя доньи Гермины де Сан-Сальвадор и вернулась во Францию.

   Теперь она была вдовой, и притом богатой, но от своей навязчивой идеи завладеть сокровищем Саладина не отказалась. Методами, которые Зефирине были хорошо известны, донья Гермина сумела подчинить себе Роже де Багателя и занять место, которое в свое время не удалось занять ее матери, Сармор, очаровательной колдунье, устраивавшей пляски при луне…»

   Еще один, последний вопрос жег губы Зефирине, которая чувствовала, что Каролюс рассказывает всю правду:

   – Знал ли мой отец, женясь на Донье Гермине, кто она, или узнал об этом только потом?

   Взглянув внимательно на взволнованное лицо Зефирины, Каролюс помедлил с ответом, потом пожал плечами. К чему скрывать от нее правду!

   – Маркиз де Багатель, без сомнения, узнал свояченицу, но, – поспешил добавить Каролюс, видя выражение лица Зефирины, – если он скрыл от других ее личность, то только для того, чтобы избежать скандала. В этом я клянусь тебе, Зефирина… Никогда твой отец не знал, что его новая жена в состоянии безумия убила нашу сестру Коризанду… Если он и догадался об этом, то только в конце…

   Зефирина уронила голову на грудь Фульвио. Она слышала за стенами домика голоса сицилийцев, выполнявших роль охраны, слышала ржание лошадей.

   Донья Гермина спала, сидя в кресле.

   Что творилось в душе Зефирины, выслушавшей весь этот кошмар? Подняв голову, она взглянула на маленького Каролюса, сидевшего очень прямо на стуле. Так дядей или тетей приходился ей карлик?

   По отдельным признакам Зефирина яснее поняла, каковы его физические недостатки. Раньше она никогда не обращала на это внимания. Прямо под жабо она заметила слегка выступавшую женскую грудь, на уровне которой за плечом находился горб. Что касается нижней части тела, то как узнать, кто он? Женщина или мужчина?

   Какие физические и моральные страдания должен был испытывать этот несчастный уродец, предпочитавший носить мужское платье!

   Зефирина подошла к карлику и протянула ему руку.

   – Прости меня, Каролюс, ведь ты трижды спас мне жизнь, не дав ей меня погубить. Я часто вела себя с тобой отвратительно, но… я не знала… Что я могу сделать, чтобы отблагодарить тебя?

   Взволнованный благородным жестом племянницы, Каролюс прикоснулся своим толстогубым ртом к ее руке и прошептал:

   – Упроси мужа позволить нам с Генриеттой уехать.

   Я тебе клянусь, что больше не дам ей вредить и творить зло, Зефирина. Она очень больна… Мне все чаще приходится давать ей это аравийское питье, из-за которого она тупеет. Она спит. Похоже на то, что все совершенное зло теперь обернулось против нее. Ее мучают чудовищные головные боли, боли в спине, усилившиеся после смерти Рикардо… Прошу тебя, будь великодушна, ты навсегда будешь избавлена от нашего присутствия…

   Зефирина колебалась. За нее ответил Фульвио:

   – Куда бы вы хотели уехать?

   – В какой-нибудь монастырь. Она начала в монастыре свою жизнь, в нем и закончит. Я буду ухаживать за ней и не дам ей выйти оттуда. Мы могли бы отправиться в Испанию, в аббатство Сан-Сальвадор… Чего вы добьетесь, монсеньор, передав ее правосудию? Бесчестья для Зефирины и ваших детей…

   Это был голос здравого смысла.

   – Не забывайте, – продолжил Каролюс, – что по странности судьбы в вашем лице соединились последние наследники дочерей Саладина, ты, Зефирина, наследница Гортензии, и вы, князь Фарнелло, наследник Елены, поскольку у бедной Гелы потомков не было…

   Фульвио и Зефирина с волнением переглянулись. Не было ли это, помимо дара их любви, высшим знамением того, что какая-то таинственная звезда вела их друг к другу?

   – Каролюс, – сказал Фульвио, – сегодня вечером мы с женой снова приедем к вам сюда. Я пришлю вам одежду, продукты, одеяла, а затем подготовлю ваше путешествие… зафрахтую корабль, который отвезет вас, нет, не в Испанию, а в монастырь Таррос на одном из островов архипелага Ля Маддалена, недалеко от Сардинии.

   – Монсеньор не доверяет…

   – Да… – признался Фульвио. – Я не ставлю под сомнение ни вашу искренность, ни ваше доброе расположение, Каролюс, но не скрываю, что опасаюсь вашей сестры Генриетты…

* * *

   Все еще под сильным впечатлением признаний Каролюса, молодые люди покинули свой горный домик.

   Зефирине надо было спешить. Малыши, оставшиеся в замке, ждали, чтобы мать накормила их.

   Фульвио отдал распоряжения сицилийцам, охранявшим дом. Садясь на лошадь, он бросил озабоченный взгляд на вершину Этны. Дымок над кратером больше не вился.

   Зефирина заметила, что ей легче дышится.

   – А ты что скажешь, Джакомо? – спросил князь. Прошлой ночью, далекий от «развлечений» с Бигалло, в которых его подозревала Зефирина, князь вместе с Джакомо поднялся на вулкан до самого кратера. Он хотел собственными глазами увидеть, как велика опасность. За пятнадцать веков христианской эпохи Этна взрывалась сто сорок раз.

   Самые сильные извержения, однако, произошли до рождества Христова, в 475 и 396 годах. На вопрос князя маффиозо лишь покачал головой:

   – Трудно сказать, монсеньор, он ведь ужасный хитрец… но «Большая Пасть»[58], похоже, уснула…

   Зефирина отметила про себя, что Джакомо говорит об Этне как о живом существе. Однако сосредоточиться на этих мыслях ока не успела.

   В эту самую минуту на поляну на бешеном скаку влетели два всадника.

   Это были Паоло и Ла Дусер. Оба в один голос крикнули:

   – Тревога!..

Глава XXXVI
СОКРОВИЩЕ САЛАДИНА

   Воспользовавшись отсутствием княжеской четы, около сотни испанцев совершили внезапную высадку на берег, чтобы напасть на замок.

   Предвидя такую возможность, Фульвио распорядился врыть в песок с внешней стороны крепостных укреплений толстые бревна и выкопать ямы-ловушки, замаскировав их сетями, в которых испанцы должны были запутаться вместе со своим оружием.

   Пикколо и его люди прекрасно справлялись с обороной замка. С помощью бомбард защитники сразу же отбросили испанцев к их кораблям. Именно в этот момент возвратившиеся Фульвио и Зефирина на полном скаку пронеслись по подъемному мосту, который вслед за этим был немедленно поднят.

   – Боже праведный, неужто нам никогда не будет покоя! – прошепелявила Плюш. – Моя маленькая Зефи, от такой гонки у вас будет не молоко, а взбитое масло!

   Пока Плюш громко возмущалась, в чем ее энергично поддержал Гро Леон, пока вокруг раздавались крики, распоряжения, выстрелы аркебуз, пушек и других орудий, Зефирина кормила детей. Весь этот шум и грохот ничуть не уменьшил аппетита ее милых крошек. Луиджи оказался намного прожорливее своей сестры, ну просто дикарь, родившийся к тому же с одним зубом. Пока он яростно терзал грудь, Зефирина нежно поглаживала красное пятнышко за его ухом. У Коризанды тоже было такое же малюсенькое пятно, только на затылке.

   «Звезда Саладина…» – подумала Зефирина, дав себе слово рассказать об этом Фульвио.

   Закончив кормление, она положила Луиджи в колыбель, украшенную короной, а Коризанду в корзину оставив их под присмотром бдительной мадемуазель Плюш, она вышла из спальни и направилась к Фульвио, который с другими людьми находился на крепостной стене.

   Испанцы исчезли с горизонта.

   – Они обязательно повторят атаку, но только теперь уже с суши… У нас есть немного времени, чтобы подготовиться. Ты немедленно отправишься в Катанью и зафрахтуешь большегрузный корабль, на котором ты, дети и домочадцы отплывете на Мальту. Там вы будете под защитой моего кузена, шевалье де Родоса.

   – А потом? Придется плыть в Аравию, пересечь Африку, вдоль берегов которой проплыл мессир Васко да Гама, – энергично запротестовала Зефирина, – затем тащиться до мыса Бурь[59]… Маловато для меня, господин супруг мой, если вы ищете способ стать снова холостяком! Об отъезде не может быть речи. Мы остаемся с тобой, Фульвио…

   – Невыносимая Зефирина, – прошептал Фульвио с нежностью. – Будь же хоть раз благоразумной…

   – А ты сам? Очень ли ты благоразумен, бросая вызов Карлу V? Нет, Фульвио, мы будем жить с тобой или умрем все вместе.

   Как она переменилась, маленькая Саламандра! Она стала настоящей женщиной, рассуждает с редким благородством и как жена, и как мать, и как княгиня.

   Взволнованный Фульвио больше не возражал. У него было много случаев убедиться, как трудно, чтобы не сказать невозможно, заставить Зефирину изменить свое мнение.

   В замке, приведенном в боевую готовность, Фульвио распорядился приготовить зажигательную смесь для греческого огня. На всякий случай за решетками подземелья, доходящего до выступающих из воды скал, были припрятаны шлюпки и рыбацкие лодочки.

   Паоло и Ла Дусер получили приказ как можно быстрее добраться до Катаньи и предупредить Марию Соленара и других членов маффии обо всем, что произошло.

   Фульвио раздумывал над тем, надо ли перевезти пленников из домика на Этне в замок. По зрелом размышлении он все же предпочел оставить Сан-Сальвадор и Каролюса вдали от тревожных событий, которыми донья. Гермина могла воспользоваться, чтобы сбежать.

   Для большей безопасности Фульвио послал нескольких сицилийцев с провиантом и одеждой, обещанных Каролюсу, и для дополнительной помощи Джакомо в его нелегкой задаче стража пленников. После этого наступило долгое ожидание.

   Спустилась ночь.

   Испанцы Карла V, по всей вероятности, собрались в Таормине.

   Паоло и Ла Дусер вернулись с хорошими новостями: маффиози Марии Соленара, узнав о случившемся, явились из маки в замок.

   По мере того, как ряды защитников пополнялись, возвращалась надежда. «Ну, теперь-то мы покажем этому, Карлу V…»

   Яркие факелы горели вдоль крепостной стены. Защитникам замка разносили еду и подогретое вино, приправленное корицей. Мужчины, аккомпанируя себе на цитре, напевали сицилийские песни.

   Проведя смотр своего войска, Фульвио и Зефирина вернулись в замок и уединились в гостиной первого этажа.

   – Поднимись к себе и ложись спать, – посоветовал Фульвио. – Ночь будет долгой.

   – Нет, не сейчас, – сказала Зефирина, хотя чувствовала себя очень усталой. – Знаешь, чего мне хочется…

   Говоря это, она взглянула на него своими необыкновенными зелеными глазами, в которых горело любопытство.

   Фульвио покачал головой.

   – Посмотреть эти три пластинки! – прошептала она с видом азартного игрока.

   При свете канделябра, склонившись над столом из черного дерева, они разложили таинственные талисманы. Их лиловатый металл мерцал каким-то странным светом.

   Фульвио загасил все свечи. Металл светился. Не испытывая необходимости в дополнительном освещении, они попробовали приложить пластинки одну к другой, но было ясно, что здесь возможны несколько комбинаций.

   После многочисленных попыток, всякий раз менявших весь рисунок, Фульвио и Зефирина решили поставить на первое место ту, где изображены три треугольника, наложенных друг на друга по черепичному принципу и пронизанных стрелой. Второй была пластинка с тремя кругами и проходящими сквозь них факелами. Последней была поставлена пластинка с тремя прямоугольниками, пронзенными копьем.

   При таком расположении пластинок текст на обороте гласил:


«Леопард утомленный в небо свой взор устремляет.
Рядом с солнцем видит орла, тешащегося со змеей.
Правитель с болью в душе стоит у стены городской,
Преданный дочерьми, сбежавшими ради замужества.
За златом и серебром Саладина, зарытым под грудой
Песка, смущенный наследник отправится
Через море, бурный океан,
Страшась язычника с сердцем, из треснувшей бронзы,
Рядом с мудрым братом огонь и солнце подадут
Весть о (3451:10)хЗ, земля сарацинская страшится
Варварского железа…»

   Расшифровать текст значило проникнуть мыслью сквозь века. Первое, что бросалось в глаза, это страх и, одновременно, презрение, которое испытывал Саладин к «язычникам с сердцем из треснувшей бронзы» и «варварскому железу», а попросту говоря, к крестоносцам. Он предается отчаянию у городской стены. Может быть, речь идет о «сарацинском замке»? Преданный дочерьми, покинувшими его «ради замужества»… Он сообщает, что золото и серебро находится где-то за морем и за бурным океаном.

   За исключением этих вполне определенных деталей, важность которых не приходилось отрицать, послание Саладина в целом оставалось неясным.

   – Три тысячи четыреста пятьдесят один, деленное на десять и умноженное на три, а, может, это просто три креста, – задумчиво произнесла Зефирина. – Что, если это число является символическим, мифологическим или даже означает какой-то год, какое-то большое расстояние в лье, если только не в футах, а то и в дюймах длины, высоты и ширины?..

   – А вдруг речь идет о новом способе счисления? – мечтательно сказал Фульвио.

   – Новый способ?

   – Или очень древний, если тебе угодно… арабы изобрели Аль-жабр…

   – На средневековом латинском это звучит как «алгебра», что означает «принуждение», «сокращение», «приведение к простейшему», – добавила Зефирина.

   – Совершенно верно… Черт побери, какое это пьянящее чувство иметь такую ученую жену!

   При этом полунасмешливом, полувосхищенном восклицании Фульвио нежно поцеловал жену в висок и продолжил свои рассуждения.

   – Великий арабский математик Аль-Хаваризми написал в IX веке об этом трактат… Саладин, судя по всему, был хорошо знаком с алгеброй, тогда как мы владеем ничтожно малыми знаниями в этой области…

   – Какая все-таки ужасная вещь – недостаток знаний!.. Ну почему наш век не отмечен никаким прогрессом, которого нам полагалось добиться еще два-три столетия назад?..

   – Знаешь, любовь моя, причина здесь в эпидемиях черной оспы, выкосившей поколения наших дедов, уничтожившей целые города, погубившей лучшие умы… Мы понемногу выходим из этого провала, и я чувствую, что в дальнейшем человек сумеет все объяснить с помощью науки…

   – Тогда объясни мне тайну Саладина! – мгновенно отозвалась Зефирина.

   – Я же не прорицатель, но… А что, если ты запишешь данное число как 345,1 вместо 3451:10, заменив запятой десятку и знак деления? Ты получишь упрощенную форму числа. То же можно проделать с 3, если согласиться с тем, что это именно знак умножения. Тогда после деления ты умножаешь число 345,1 и тем самым вводишь два капитальных новшества: упрощаешь и систематизируешь арифметику и алгебру…

   – Ты имеешь в виду десятичные дроби? – воскликнула Зефирина.

   – Которые подводят нас прямо к системе греческого метрона…

   Зефирина надула капризно губы.

   – По-моему, правильнее сказать «метрикос»… я бы это перевела как систему, пользующуюся метрическим измерением, иначе говоря, измерением в метрах…

   – Ну, вот, прекрасная дама, вы и изобрели метрическую систему.

   Фульвио обнял Зефирину. Собрав со стола все три пластинки, он сказал:

   – Если сможешь решить эту задачу, получишь сокровище Саладина…

   – Вовсе нет, – возразила Зефирина. – Даже если мы решим уравнение, у нас нет главного: места, где спрятано сокровище…


«Через море, бурный океан,
Рядом с мудрым братом огонь и солнце подадут…»

   Фульвио еще раз внимательно перечитал текст. Несколько раз он переворачивал пластинку, глядя то на рисунок, то на надпись. Из губ его вдруг вырвалось:

   – Смотри…

   Увлекая Зефирину к окну, он указал на красноватую вершину вулкана.

   – Рисунок с воткнутым в центре факелом похож на три жерла кратера. Что ты об этом думаешь?

   – Но у Этны всего два жерла, – возразила Зефирина.

   – Ну и что же, во времена Саладина у нее их могло быть три…

   Зефирина скорчила мину.

   – У тебя всегда на все есть ответ. В тексте сказано: «Через море, бурный океан…» И потом прямоугольники и треугольники не имеют ничего общего с вулканом.

   – Пожалуй, верно, – согласился Фульвио. – Тут скорее можно предположить какие-то странные памятники…

   – Вроде храмов… или пирамид… – тихо сказала Зефирина.

   Повернувшись спиной к Этне, молодые люди вернулись на середину комнаты. Фульвио высек огонь и зажег свечи. Удостоверившись, что никто, кроме Зефирины, его не видит, он нажал на пружину потайного ящичка, встроенного в деревянную резную стойку буфета.

   Зефирина подумала, что Фульвио хочет спрятать туда пластинки. Но князь достал из ящика крупный серебряный медальон и с большой аккуратностью вложил в него три пластинки. Вернувшись к Зефирине, он повесил ей на шею цепочку с медальоном и сказал шутливым тоном:

   – Спрячь-ка это на своей пышной груди кормилицы, дорогая моя… никогда не снимай его, ни днем, ни ночью… Талисман Саладина принадлежит тебе по праву. В ожидании времени, когда удастся его расшифровать, бережно храни талисман для наших детей.

   Лицо Фульвио улыбалось, но голос звучал серьезно.

   Зефирина понимала, что приближается страшное событие. Однако ватную тишину душной ночи в эту минуту нарушал лишь ленивый плеск моря.

Глава XXXVII
ПРОБУЖДЕНИЕ ВЕЛИКАНА

   – К оружию!

   Крик дозорного прозвучал в 5 часов утра.

   Фульвио и Зефирина так и не раздевались этой ночью. Они тут же устремились к крепостной стене.

   Со стороны Таормины к замку подползала извивающаяся змея вражеского войска, сверкая металлом доспехов под лучами встававшего солнца.

   Поблескивая касками и латами, шли испанские гарнизоны, переброшенные сюда через Мессинский пролив, чтобы наказать мятежного князя.

   – Черт побери, монсеньор, да их тут больше двух тысяч, этих рогоносцев, – оценил ситуацию в свойственной ему манере Ла Дусер.

   – Карл V обстоятельно готовит всякое дело. Он насылает на нас всю иберийскую Сицилию, – признал Фульвио. – Сколько нас здесь, Паоло?

   – Вместе с только что прибывшими людьми маффии чуть меньше двухсот, монсеньор, – спокойно ответил оруженосец.

   Фульвио не мог скрыть тревоги, промелькнувшей на его лице. Со времени обороны Борго он, как никто, знал, что в битве, где один сражается против десяти, силы противников слишком неравны.

   Но, как бы там ни было, в настоящий момент испанцы, похоже, не собирались начинать атаку. Не сделав ни единого выстрела, они расположились полукругом на почтительном расстоянии от замка Фарнелло.

   Со стороны моря то же самое сделали три испанских галиота, остановившись в четырехстах морских саженях от берега. Бортовые пушки были нацелены прямо на крепостные стены и исключали всякий побег из замка морем.

   Таким образом обитатели замка оказывались осажденными.

   Фульвио прижал к груди Зефирину. Как жалел он в эту минуту, что послушался своей неосторожной Саламандры.

   – Смотри, – сказала Зефирина.

   От войска отделился всадник. В руках у него был белый флажок.

   – Не стреляйте! – приказал Фульвио.

   Испанец галопом примчался к калитке в крепостной стене. Не замедляя шага лошади, он забросил на укрепление свернутый в трубку пергамент с привязанным к нему камнем и тут же умчался обратно.

   Это был ультиматум:

   «Если в полдень князь Фарнелло не сдастся на милость императора, с суши и с моря начнется беспощадная атака. Но, если князь подчинится, он должен будет выйти из замка один по подвесному мосту в рубашке и с веревкой на шее, как раскаявшийся преступник, чтобы затем отбыть под охраной в Испанию и предстать перед судом императора. Милость Карла V простирается до того, что княгине Фарнелло и ее детям будет предоставлена свобода под надзором…»

   – Я иду… – заявил Фульвио.

   – Если ты это сделаешь, то после твоего ухода я вместе с детьми брошусь в море, – пригрозила Зефирина.

   – Княгиня права, монсеньор, – осмелился возразить Паоло. – Если Карлу V кто и нужен, так это только вы, ваша светлость. Как только его капитаны возьмут вас в плен, ничто не помешает этим псам изрубить нас всех на куски, включая княгиню и детей. Вспомните Рим, монсеньор…

   – Да, монсеньор, давайте лучше сражаться, – поддержали маффиози, явившиеся, чтобы дать отпор испанцу.

   – Мария Соленара подошлет нам еще подкрепление…

   – И это станет одновременно началом большого восстания…

   – Вся Сицилия поднимется…

   – Сразимся, Фульвио… Может быть, Лотрек и французы придут нам на помощь. Надо держаться, Фульвио, – молила Зефирина.

   – Ур-ра княгине!

   Фульвио вынужден был согласиться с мнением подавляющего большинства.

   – Ну, тогда, друзья мои, _ сказал Леопард, – нам следует подготовиться…

   Зефирина навсегда запомнит то раннее утро, показавшееся ей самым коротким и, одновременно, самым долгим в жизни.

   Пока Фульвио организовывал оборону, она помчалась с крепостной стены в башню, чтобы покормить детей.

   Луиджи и Коризанда как будто чувствовали царившее вокруг беспокойство. Обычно такие мирные близнецы, сейчас вовсю надрывались, стараясь перекричать друг друга и без конца требовали материнскую грудь.

   За четверть часа до полудня Зефирина, оставив детей с Плюш, Эмилией, Карлоттой и Гро Леоном, поднялась на зубчатую крепостную стену замка, чтобы присоединиться к Фульвио и другим защитникам. Поверх юбки в сборку она надела мужской камзол, а под него кольчугу тонкого плетения. Свои золотые волосы она спрятала под шлемом.

   В тревожной тишине, наступившей перед роковым часом, капеллан благословил всех осажденных, преклонивших перед ним колени.

   Встав с колен, Фульвио и Зефирина обменялись долгим поцелуем, соленым от морских брызг.

   Колокол пробил двенадцать ударов.

   Подъемный мост замка так и не опустился, чтобы выпустить раскаявшегося преступника!

   Приведя в движение тараны, катапульты и бомбарды, испанская армия ринулась к замку.

   На море корабли стали приближаться к стенам нависающего над морем замка. Открылись бортовые люки, и оттуда показались орудийные стволы.

   Зефирина закрыла глаза.

   Бессознательным движением руки она коснулась медальона, который Фульвио надел ей на шею.

   «Милосердный Боже, защити нас… Саладин, помоги нам… Нострадамус, друг мой, не забывайте о нас…» – молила Зефирина.

   Трагическая тишина наполняла атмосферу. Будто в ответ на молитву Зефирины все услышали неслыханную по мощи канонаду. Грохот взрыва был так силен, что Зефирину отшвырнуло к бойнице, выходящей на внутреннюю круговую дорогу вдоль крепостной стены. Почти сбитая с ног этим взрывом, она успела подумать: «Испанцы взорвали дверь в крепостной стене…»

   Удивленная тем, что еще жива, она открыла глаза, с трудом поднялась и в облаке дыма увидела Фульвио и его людей. Они тоже вставали, пошатываясь.

   А за стенами замка слышались крики.

   – Огонь… огонь…

   От едкого дыма Зефирина закашлялась. Все вокруг нее бегали, звали друг друга, кричали, смотрели на небо.

   Она задыхалась, отплевывалась, шаталась. Наконец подошла к зубцу стены, защищавшей замок со стороны суши. Зрелище, представшее ее глазам, было завораживающим.

   Два жерла центрального кратера Этны изрыгали горящую лаву и тучи пепла с головокружительной высоты в двадцать пять – тридцать тысяч футов, и все это затем стекало по склонам горы.

   – Мой вулкан спасает нас… – прокричал Фульвио.

   Он подбежал к Зефирине. Чудовищный грохот вулкана привел в ужас испанцев. Они удирали как кролики. Побросав свои аркебузы, солдаты бежали в сторону Мессины. Некоторые из них бросались в море, чтобы вплавь добраться до кораблей. Даже не пытаясь спасать своих соотечественников, капитаны кораблей отдали приказ поднять паруса. Всадники уносились в бешеном галопе, сшибая на своем пути пеших.

   Расплавленная лава, эта страшная пламенеющая магма, стремительно катилась по склонам, сметая все на своем пути, покрывая луга, заливая ручьи, сжигая лес.

   – Каролюс… Донья Гермина…

   Несмотря на ненависть, которую Зефирина питала к мачехе, она не могла не ужаснуться при мысли о том, что той грозит участь быть заживо сожженной лавой.

   Фульвио протянул руку. В трех тысячах футов от замка он указал на то место, где находился построенный им домик. Скоро все склоны горы будут покрыты лавой.

   – Слишком поздно, чтобы послать им помощь. Мы уже ничего не сможем сделать для них, но Джакомо знает Этну лучше, чем кто-нибудь другой… Пойдем, Зефирина…

   Фульвио оторвал Зефирину от стены. Он крикнул, желая перекрыть общий шум:

   – За тысячу лет лава только раз доходила сюда, до самого моря…

   Зефирина хотела верить, что второго раза не будет.

   Направляясь бегом к замку, Фульвио протянул жене платок, чтобы она прикрыла лицо. Сыпавшийся отовсюду горячий пепел проникал в горло, в нос, обжигал глаза и волосы.

   – Всем в лодки! – кричали сицилийцы.

   – Дети! – закричала Зефирина, ничего не видя в вихре летящего пепла.

   – Беги за ними… Лава, кажется, очень густая, понадобится по крайней мере полчаса, чтобы магма добралась сюда. Ла Дусер, проводи княгиню. Я спущусь в подземелье, чтобы подготовить уход и предотвратить панику. Зефирина, не теряй времени…

   Она увидела, как после этих слов Фульвио бегом пересек засыпанный пеплом двор.

   Кашляя под платком и сплевывая какую-то сернистую грязь, Зефирина не решилась подняться по центральной лестнице и предпочла на четвереньках вскарабкаться по лестнице для слуг прямо в свои апартаменты.

   Едкий дым проник во все уголки, в то время как клокотание вулкана продолжало сотрясать замок.

   – Поторопимся, моя маленькая Зефи… мне что-то совсем не по нраву вся эта чертовщина! – пробубнил Ла Дусер.

   Но Зефирина и без того пулей влетела к себе в спальню. Там никого не было. Обе колыбели были пусты. Гро Леон и тот дезертировал со своей жердочки.

   «Плюш, наверное, спустилась с детьми по большой лестнице», – подумала Зефирина.

   Ла Дусер торопился, не отступая от нее ни на шаг, а она неслась по парадной лестнице, перепрыгивая через несколько ступеней и крича:

   – Плюш… дети…

   Внизу, в вестибюле, она наткнулась на Карлотту. Насмерть перепуганная девушка держала одного из малышей в руках.

   – Спасибо, Карлотта.

   Не зная, кто именно из детей оказался у нее, Зефирина схватила и прижала к себе ребенка. Задыхаясь от дыма, она спросила молодую итальянку:

   – Где Плюш?

   – Пошла искать вас, мадам!

   – Со вторым малышом?

   – Да, она спускалась впереди меня, и я больше не видела ее. Она, наверное, в подземелье…

   – Давай накроемся чем-нибудь…

   Зефирина подняла верхнюю юбку, накрыв ею свою голову и младенца. Заглянув в сверток и заметив выбившиеся из-под чепчика золотые волосенки, она поняла, что в руках у нее Коризанда.

   Карлотта последовала за своей хозяйкой. Ла Дусер снял с себя камзол и накрыл им свою голову.

   Откуда-то появился Пикколо с лицом, накрытым простыней. Он толкал перед собой перепуганных поварят.

   – Ты видел Плюш с Луиджи? – крикнула Зефирина.

   – В замке больше никого нет, все в подземном туннеле. Идемте скорее, княгиня…

   Он протянул ей руку.

   Успокоенная Зефирина побежала вместе с Пикколо, Ла Дусером и Карлоттой к галерее, которая вела от укрепления к морю.

   Пробегая через двор перед парадным подъездом, она заметила плывшее в небе пылающее облачко.

   Вырывавшиеся из кратера огненные снопы становились все мощнее. Волны лавы хлестали из взбесившейся Этны. Страшная магма уже прокатилась по домику их любви.

   Крепко прижимая ребенка, Зефирина бросилась вместе со своими спутниками в спасительный туннель.

   Внутри туннеля чуть-чуть легче дышалось.

   Фульвио и Паоло собрали там всех обитателей замка.

   – Плюш, где Плюш? – кричала Зефирина.

   – Может быть, там…

   Слуги расступались, давая пройти Зефирине с ребенком. Они указали ей на ступени, ведущие в ангар с лодками, выходящий прямо на море.

   Приходя все больше в отчаяние оттого, что нигде не находит Артемизу Плюш, Зефирина устремилась к Фульвио. Он был занят тем, что помогал усаживать в лодку очередную группу спасаемых.

   Как только лодка заполнилась, крепкие парни вытолкнули ее из тоннеля в море, а Фульвио крикнул им вдогонку:

   – Отплывайте от берега как можно быстрее. Плывите прямо в открытое море и не возвращайтесь…

   Мужчины в лодке тут же налегли на весла и устремились прочь, напуганные «огнем Господним».

   – Фульвио, ты видел Плюш и Луиджи? – закричала Зефирина.

   – Нет…

   Приходилось признать очевидное. Никто не знал, где находится дуэнья и наследник. На какой-то миг затеплилась надежда, когда появилась Эмилия и спасенный ею Гро Леон. Крылья птицы отяжелели от пепла, и она не могла летать. Эмилия лишь подтвердила слова Карлотты. Карлотта с Коризандой следовала за мадемуазель Плюш, которая спускалась с Луиджи по парадной лестнице как раз в тот момент, когда Зефирина и Ла Дусер карабкались по черной лестнице. И с тех пор ни дуэнью, ни ребенка никто не видел.

   Зефирина в отчаянии заламывала руки.

   – Они задохнулись… наш сын… Луиджи…

   – Успокойся, они, должно быть, где-то в замке, я пойду и приведу их. Паоло, замени меня и займись погрузкой, – приказал Фульвио.

   Затем строго сказал Зефирине:

   – Садись немедленно в эту лодку, я сейчас вернусь…

   – Нет, я буду ждать тебя… – крикнула молодая женщина, рыдая.

   – Паоло, если я не вернусь через пять минут, отплываешь сам и забираешь с собой княгиню, если потребуется, даже силой! Я приказываю тебе уехать вместе с ними!

   – Хорошо, ваша светлость, – спокойно ответил оруженосец.

   – Я иду с вами, монсеньор, – сказал Ла Дусер.

   – Я тоже, – повторил Пикколо.

   – Нет, ты остаешься с моей женой и ребенком, – распорядился Фульвио.

   С этими словами он коснулся своей узкой ладонью лба Зефирины, затем лобика малышки. После этого, сопровождаемый Ла Дусером, он побежал к выходу из подземелья, и исчез в дыму.

* * *

   – Пять минут давно уже истекли, пора ехать, княгиня, – сказал Паоло.

   – Нет еще, – взмолилась Зефирина.

   Прижав к груди малышку Коризанду, Зефирина все еще надеялась дождаться возвращения Фульвио и Ла Дусера вместе с Плюш и Луиджи. Почти все обитатели замка были погружены в лодки и находились уже далеко в море. Вместе с Зефириной и малышкой оставались Паоло, Пикколо, Эмилия, Карлотта, Гро Леон и несколько маффиози, чьи грубые, обветренные лица были знакомы Зефирине.

   У выхода из туннеля море бурлило и ударяло об решетку короткими, нервными волнами. Порывы ветра пытались утихомирить море. Сверху густо сыпал пепел. Набросив платок на лицо, Паоло вышел наружу, чтобы посмотреть, что происходит. Он вернулся с испачканным лицом и почерневшими волосами.

   – Магма от нас на расстоянии всего одного лье. Еще немного, и будет поздно. Пора садиться в лодку, княгиня, – настаивал оруженосец.

   – Смотрите, вон Ла Дусер! – закричала Зефирина.

   Едва держась на ногах, великан Ла Дусер появился в верхней части туннеля. В руках он нес бездыханную Плюш.

   – А Луиджи… Фульвио?.. – ужаснулась Зефирина. Ла Дусер в отчаянии качнул головой:

   – Не знаю, мы там разошлись. Наверху настоящий ад. Гора выплевывает раскаленные камни, башня замка в огне. Я нашел мадемуазель Плюш в каком-то чулане, без сознания.

   – Мой муж… мой ребенок…

   Зефирина рванулась было к выходу. Паоло и Пикколо общими усилиями едва остановили ее. Теперь уже силой они отнесли ее в лодку. Мадемуазель Плюш, которую Ла Дусер уложил на дно лодки, тихо стонала.

   – Луиджи…

   – Где он, Плюш? – кричала Зефирина, в то время как мужчины выталкивали лодку из туннеля в море.

   – Я спускалась с малышом по лестнице… какой-то мужчина… мне показалось, что это Бизантен, вырвал у меня Луиджи и сильно ударил меня…

   Из груди Зефирины вырвался вопль смертельно раненного животного. Слепо преданный донье Гермине и оставшийся на свободе Бизантен похитил ее ребенка. Но почему? Для кого? Чтобы отдать его этой мерзкой женщине, если ее не сожгла магма? Или чтобы приподнести если не отца, князя Фарнелло, то его сына этому кровопийце всей Европы, Карлу V?..

   Лицо Паоло исказилось страдальческой гримасой. Он бросил последний взгляд на единственную оставшуюся в ангаре лодку.

   С помощью Пикколо и Ла Дусера он поднял ее на воду, поставив всего на один легко поднимаемый якорь.

   Пикколо и Ла Дусер подняли на борт последних беглецов.

   – Отъезжайте скорее, торопитесь! – заорал Паоло. Он рывком вытолкнул лодку, войдя по пояс в воду.

   Сидящие в лодке хотели помочь ему тоже взобраться. Но в последний миг, нарушив приказ князя, Паоло остался на берегу.

   Слишком отрешенная в своем горе, чтобы сопротивляться этому поспешному отплытию, Зефирина почувствовала, что головы ее коснулось горячее дыхание смешанного с пеплом воздуха.

   Как и все остальные в лодке, защищаясь от горячего пепла, она прикрыла свое лицо и личико Коризанды смоченными в морской воде тряпками.

   Пылавшая огнем земля с каждым ударом весел отдалялась. Четверо маффиози изо всех сил налегали на весла, стараясь вырваться из ада до начала сильного прилива, неизбежного, как только магма достигнет воды.

   Подняв глаза, Зефирина посмотрела на удалявшийся берег, и тут ей показалось, что она видит в зияющем отверстии туннеля движущийся мужской силуэт. «Паоло или князь?»

   – Фульвио! Луиджи! – страшно закричала Зефирина. Она так опасно наклонилась над бортом лодки, что Ла Дусер схватил ее за талию.

   – Ну-ну, моя маленькая, будьте же благоразумны… «Быть благоразумной, что, собственно, это означает?»

   – Фульвио… Луиджи…. – без конца повторяла Зефирина, рыдая.

   Голос ее, однако, терялся в грохоте чудовищных взрывов Этны.

* * *

   Наступила ночь. После долгой борьбы с болтанкой и дождем из пепла лодка взяла курс на юг.

   Несмотря на все попытки Ла Дусера приободрить ее, Зефирина по-прежнему пребывала в состоянии полного отупения.

   Впрочем, в состоянии прострации находилась не только она. Катастрофа так подействовала на всех, что выжившие никак не могли поверить в свое спасение.

   Позади, у линии горизонта, огненная вершина вулкана, точно огромное красное солнце, освещала черные волны.

   Измученные качкой, промокшие, обгоревшие, обессиленные спасенные начали понемногу шевелиться, разминать одеревеневшие руки и ноги и разговаривать друг с другом.

   – Куда же это мы, тысяча чертей, движемся? – озадаченно поинтересовался Ла Дусер.

   – Согласно направлению ветра, то есть прямиком на Мальту, – ответил Пикколо.

   Даже не улыбнувшись на нелепый вопрос, Пикколо обернулся к Зефирине и спросил:

   – Не надо ли вам чего-нибудь, княгиня?

   Зефирина не ответила. «Могли ли у нее быть какие-то желания?!» Все, чего она сейчас желала, это чтобы ее оставили в покое и дали умереть от одиночества, холода и отчаяния.

   Она свернулась клубочком на дне лодки и тут вдруг почувствовала маленькую ручку, шлепавшую по ее груди. «Боже мой, Коризанда, ее дитя, о котором она забыла и, убегая, так прижала к груди, что едва не задушила…» Маленький лягушонок хотел есть и рассерженно попискивал.

   – Мадам, вы должны подумать о своем ребенке, – сказала Плюш.

   Устыдившись, Зефирина при помощи Карлотты стащила с себя холодившую тело кольчугу, расстегнула корсаж и стала кормить изголодавшегося ребенка.

   Пока малышка жадно сосала грудь, Зефирина гладила ее золотистую головку. Пальцы ее рассеянно касались похожего на звездочку красного пятнышка на затылке. У девочки была такая же отметина, как и у ее брата-близнеца.

   – Луиджи… Фульвио… мой сын, мой муж…

   Зефирина с трудом подавила рыдания, которые снова подступили к горлу.

   Благодаря маленькой Коризанде она снова обретала мужество и пыталась отыскать луч надежды. «Недопустимо отчаиваться, – говорила она себе. – В конце концов, нет пока никаких свидетельств того, что они мертвы… Если только Луиджи похищен слугами доньи Гермины и Карла V, Зефирина обязательно отнимет его у похитителей. Теперь она верила Каролюсу. Может быть, если он не погиб, карлик поможет ей… А если Фульвио жив, она обязательно найдет свою любовь, даже если для этого придется обойти всю землю…»

   Над Средиземным морем дул теплый ветер сирокко. Он обогрел беглецов. Может быть, дующий из Африки ветер, тоже знак судьбы?

   Пальцы Зефирины коснулись висевшего на шее медальона. Талисман Саладина…

   – Я буду жить для тебя, дитя мое, моя доченька… – прошептала Зефирина.

   И она поцеловала своего маленького лягушонка в лобик.

   – В эту ночь я клянусь тебе, мы будем бороться ради единственного сокровища на земле, твоего отца и твоего брата…

* * *

   Назавтра Зефирина высадилась на Мальте и возобновила свою борьбу с Карлом V.

   Вдалеке красное солнце Этны начинало бледнеть.

   Все еще с мокрыми от слез глазами Зефирина во мраке ночи бросала вызов сицилийскому великану.

   Да, завтра все начнется снова…


Примичания

Примечания

1

   См. «Божественная Зефирина» того же автора.

2

   См. «Божественная Зефирина».

3

   Убейте его (ит.).

4

   Едем (ит.).

5

   Привет, Сардинка… Привет, Сосиска (фр.).

6

   См. «Божественная Зефирина».

7

   Спасать Сардинку! Спасать Сосиску! (фр.).

8

   Глупая Сосиска… глупая Сардинка! (фр.).

9

   Княгиня (ит.).

10

   Улыбнись, Сардинка (фр.).

11

   Великолепие… великолепный (фр.).

12

   Проповедь… Спаситель (фр.).

13

   Моча.

14

   См. «Божественная Зефирина».

15

   См. «Божественная Зефирина».

16

   Здоровье… Сардинка… Забота… Сосиска… (фр.).

17

   Скелет… Сардинка… (фр.).

18

   Расходитесь, месса окончена (лат.).

19

   Сарданапал… вздор… колдовство… суббота… приветствовать… синьор… синьора… святотатство… (ит.).

20

   «Справедливость невинному, возмездие преступнику» (ит.), «Справедливость и возмездие» (лат.).

21

   Сардинка… Суп… (ит.).

22

   Спокойной ночи (англ.).

23

   Пьянчуга… Солдаты! (фр.).

24

   См. «Божественная Зефирина».

25

   Ля Либерте (la liberté) – «свобода» (фр.).

26

   Кровь… проповедь… присяга… черт побери… (фр.).

27

   Спасать (ит.)… спасена (фр.).

28

   Предшественница современного футбола.

29

   Супница… Башмак… Покорность… (фр.).

30

   Забота… Вздор… (фр.).

31

   И в наши дни папские гвардейцы носят ту же униформу, выполненную по эскизам Микеланджело.

32

   См. «Божественная Зефирина».

33

   Так говорил учитель (лат.).

34

   Сир… Один… Клятва… Одинокий (фр.).

35

   Клятва… Специя… Искренний… Саламалейкум… Юг (фр.).

36

   Почтение… Сардинка (фр.).

37

   Один… Государь… Озабочен… Улыбка… Тайно… Выход… Солдаты (фр.).

38

   Пить (фр.).

39

   См. «Божественная Зефирина».

40

   См. «Божественная Зефирина».

41

   Грабеж… Негодяи… Сальвадор… Колдунья… Солдаты… Шестьдесят тысяч… Пить (фр.).

42

   Мерзавцы (фр.).

43

   Убей! Убей! (ит.)

44

   Карл Бурбонский действительно был ранен в правый пах выстрелом из аркебузы во время штурма Борго в Риме.

45

   Карл Бурбонский действительно умер со словами: «на Рим… на Рим…»

46

   Святой Ангел… Святейшество… Клятва… (фр.).

47

   Один из кварталов Рима.

48

   Мексика.

49

   Привет! Сардинка! (фр.).

50

   Дорогая моя… Любовь моя (ит.).

51

   Дорогая моя (ит.).

52

   Прекрасная моя (ит.).

53

   Такой была орфография этого слова в те времена: маффия.

54

   Атлас… Сардинка… Удовольствие! (фр.).

55

   См. «Божественная Зефирина».

56

   Сардинка… Сосиска… (фр.).

57

   Подлинный исторический факт.

58

   Главное жерло вулкана.

59

   Мыс Доброй Надежды.