История не для прессы

Наташа Окли

Аннотация

   Первая встреча Лидии Стэнфорд и Ника Регана оказалась не из приятных. Ник считает Лидию «журналистом-стервятником», способным для достижения цели использовать любые методы, а Лидия видит в нем лишь бездушного расчетливого бизнесмена. Однако судьба сводит их снова и снова…




Наташа Окли
История не для прессы

ГЛАВА ПЕРВАЯ

   В доме стояла полная тишина.

   Лидия Стэнфорд опустила тяжелый портфель на землю и еще раз настойчиво постучала в выкрашенную синей краской дверь. Не дождавшись ответа, она обошла вокруг дома, стараясь заглянуть в окна. Никаких признаков жизни. Только над козырьком заднего крыльца открыто маленькое окошко. Лидия приподняла планку в двери, прикрывавшую отверстие для писем, и прокричала в образовавшуюся щель:

   – Мисс Беннингтон? Это Лидия Стэнфорд. У нас с вами на десять часов назначена встреча.

   Была назначена, мысленно поправила она себя. Сейчас уже больше двенадцати. И что делать, если в доме действительно никого не окажется? Можно, конечно, вернуться в Лондон или еще час подождать в кафе в ближайшей деревне. Только оба варианта будут означать, что день пропал зря.

   Неужели Венди Беннингтон забыла о назначенной встрече? Лидия наморщила нос и в раздумье посмотрела на дверь, словно ожидая ответа. Вряд ли. Несмотря на более чем преклонный возраст – Венди давно перевалило за семьдесят, – эта дама отличалась необыкновенно острым умом и еще более острым языком. Во всяком случае, ее присутствие заставляло любого политика хорошо подумать, прежде чем выступить с каким бы то ни было заявлением. Именно поэтому Лидия так обрадовалась предложению написать биографию этой замечательной женщины и согласилась прервать первый за пять лет отпуск.

   А теперь вот вынуждена любоваться видом запущенного садика. Она огляделась в слабой надежде отыскать Венди среди деревьев, потом наклонилась и попыталась заглянуть в щель для писем. Темно и тихо. Вдруг послышался тихий шум. Лидия насторожилась и еще раз позвала. В ответ раздался даже не звук, а скорее шевеление, еле заметное дуновение воздуха.

   Наверное, это кошка, подумала Лидия. Хотя… А если попавшая в беду пожилая женщина пытается просить о помощи?

   Она еще раз обошла вокруг дома и остановилась напротив заднего крыльца. Со стороны Венди верх легкомыслия – уходя, оставить окно открытым. В Лондоне даже владелец машины был бы немедленно наказан за подобное безрассудство, а уж о квартире и говорить нечего. А если все-таки Венди дома? Лидия поняла – нельзя уехать, не убедившись, что с пожилой дамой все в порядке. Как назло, нет соседей, у которых можно было бы выяснить, видел ли кто-нибудь сегодня мисс Беннингтон. Лидия порылась в кармане элегантного жакета, нашла бархатную резинку и стянула волосы в хвост. Потом решительно забралась на перила крыльца. Одной ногой она уперлась в наличник окна на первом этаже, коленом другой – о козырек и уже через мгновение осторожно выпрямилась на скользкой черепице.

   – Что это выделаете, позвольте спросить? – Вопрос прозвучал совершенно неожиданно. – Немедленно слезайте!

   Лидия испуганно обернулась и посмотрела на говорившего. Высокий красавец в рабочей одежде, лет тридцати пяти, может, чуть больше. С высоты не очень-то разберешь. Зато возмущение на его лице видно и невооруженным глазом.

   – Что вы делаете? – повторил незнакомец.

   – Пытаюсь пробраться внутрь. Мне показалось, там послышался звук.

   – Правда?!

   – Правда. – Лидия удивилась сарказму, звучавшему в вопросе. Он что, принял ее за воровку? Интересно, как часто ему приходилось встречать воров-домушников в безумно дорогих жакетах от Анастасии Уилсоы? Или он не разбирается в фирменных вещах? – У меня была назначена встреча с Венди Беннингтон на десять…

   – И почему вы не соблаговолили дождаться, пока она сама вам откроет? – Теперь в голосе незнакомца звучала угрожающая вежливость. Лидия посмотрела внимательнее. Нет, судя по манере говорить, это не сезонный рабочий. И совсем не так уж красив – слишком жесткие, хотя и правильные, черты лица и надменная посадка головы. При одном взгляде на него хотелось вступить в ряды феминисток. Хотя, кажется, в этом случае исход борьбы за равенство полов изначально обречен на провал.

   – Я соблаговолила. Но ожидание затянулось на два часа. Надо было проверить, не случилось ли что-нибудь с мисс Беннингтон. Вдруг ей требуется помощь? Дверь заперта, и я…

   – Вам следовало воспользоваться ключом. Уж если вы настолько близки с хозяйкой дома, то должны знать, что под кашпо всегда лежит запасной. – Мужчина присел на корточки перед кустом герани, нашел ключ, скрылся под козырьком и отпер дверь.

   Черт! Лидия давно не попадала в такие глупые ситуации. Наверное, следовало предположить нечто подобное – хозяева часто прячут ключи у двери. Но ей даже в голову не пришло обыскивать горшки и заглядывать под коврики. А этот господин Само Высокомерие еще предъявляет претензии! Хотя в глубине души Лидия не могла не признать, что отреагировала бы так же, застань она на крыше соседского дома незнакомку, пытающуюся залезть в окно.

   Она осторожно спустилась вниз, стараясь не зацепиться жакетом за случайный гвоздь, подобрала портфель и поднялась на крыльцо. Господин Само Высокомерие оставил дверь открытой, словно не сомневаясь, что незнакомка последует за ним.

   Когда в тесной прихожей глаза привыкли к полумраку, Лидия не удержалась и тихонечко присвистнула. Дома одиноких пожилых людей редко являют собой образцы чистоты и уюта, но обстановка в жилище Венди Беннингтон была просто удручающей. Кухня напоминала декорацию к фильму сороковых годов – здесь не было ни одного современного приспособления. Старая газовая плита одиноко стояла посередине, словно кто-то собирался отнести ее на свалку, да так и бросил, поленившись. Почти все остальное пространство занимал огромный ржавый котел парового отопления. Лишь в углу ютился крошечный стол, заваленный грудой писем. В нос бил запах протухшей кошачьей еды.

   Это какое-то недоразумение, подумала Лидия. Я должна сейчас находиться в Вене, гулять по старинным улочкам, любоваться соборами, наслаждаться Моцартом. Стоило ли отказываться от отпуска, чтобы очутиться здесь… Она перешагнула через миски с кошачьим кормом, поставила портфель на крышку котла и замерла, не зная, как следует вести себя дальше.

   – Я Лидия Стэнфорд, – наконец произнесла она.

   – Я знаю, – господин Само Высокомерие даже не удосужился оторвать взгляд от письма, которое просматривал. – Я Ник Реган.

   – Вы сосед Венди? – Лидия хорошо знала, что ближайший дом находится больше чем в миле отсюда.

   – Нет. – Он бросил короткий взгляд в ее сторону и снова углубился в письмо. Повисла пауза. Было слышно, как где-то в глубине дома тикают часы.

   Лидия успела ознакомиться с биографией Венди Беннингтон. Имя Ника Регана там не встречалось, но они, несомненно, хорошо знакомы. В коттедже Венди он чувствовал себя как дома. Кто этот человек? Особый выговор выдавал выпускника престижного университета. Судя по дорогим часам и мягким кожаным туфлям, мистер Само Высокомерие – обладатель кругленького счета в банке. Что за таинственную личность на протяжении тридцати лет скрывала Венди от глаз широкой публики? Внебрачного ребенка? Лидия улыбнулась. Борьбу с предрассудками мисс Беннингтон считала делом всей жизни и ни за что не стала бы прятать в рукаве такую козырную карту, как внебрачный сын.

   – Ваше имя должно мне что-то сказать? – осторожно поинтересовалась она и нахмурилась, заметив, как Ник отрицательно мотнул головой. Почему этот человек так невежлив? Лидия уже была готова отпустить язвительное замечание, но он отложил конверт и направился в холл.

   – Я знаю Венди всю жизнь, – отрывисто бросил Ник на ходу и, шагая через две ступеньки, бросился на второй этаж.

   – Мисс Беннингтон там? – Лидия вышла следом, глядя вверх.

   – Немедленно вызывайте «скорую», – раздалось вместо ответа. – Быстро!

   Лидия похолодела. Только сейчас она поняла, что до последней минуты не верила в худшее. Надеялась, Венди забыла о встрече, отправилась по делам, поехала по магазинам, наконец. Но она наверху, без сознания, может быть, даже при смерти…

   Дрожащими руками Лидия вытащила из кармана мобильник и, набирая номер экстренного вызова, на ватных ногах поднялась наверх.

   Не такой должна была быть их первая встреча с мисс Венди Беннингтон, известной общественной деятельницей, почти легендой, женщиной, до недавнего времени поражающей всех энергией, жизнелюбием и оптимизмом. В дверях спальни прямо на полу лежала старуха с растрепанными седыми волосами. Лицо изрыто морщинами, глаза полны немого страха и отчаяния. Ник, опустившись на колени, поддерживал ее голову.

   – Я думаю, с ней случился удар, – тихо произнес он, осторожно убирая со лба женщины прядь седых волос. – Венди, вы меня слышите?

   В ответ раздался еле слышный стон. Впервые с начала этого странного знакомства Лидия обрадовалась, что Ник находится рядом.

   – Вы дозвонились? – тихим напряженным голосом спросил он, не отрывая взгляда от безжизненного лица Венди. – Скажите, это похоже на инсульт, и объясните, как сюда проехать. Главное – пусть внимательно следят за указателями. Если пропустят, то разворот будет только через две мили, а это лишние десять минут.

   Лидия молча кивнула, одной рукой прижимая трубку к уху, другой роясь в кармане в поисках схемы, по которой добиралась сама. Казалось, прошли часы до того момента, когда в трубке раздался голос оператора.

   Раньше Лидия вызывала «скорую» лишь однажды, для Иззи. Ее вдруг захлестнуло отчаяние. Она вспомнила холодный ужас, с которым слушала тогда казавшиеся бесконечными гудки. Сейчас все иначе. Лидия тряхнула головой, заставляя себя собраться и сформулировать первую фразу.

   Пока она разговаривала с оператором, Ник принес подушку и одеяло, заботливо укрыл Венди и вновь сел рядом, нежно взяв ее за руку.

   Лицо старой женщины исказилось в безуспешной попытке что-то сказать. Это было жалкое и страшное зрелище.

   Как жестока и непредсказуема судьба человека, как неожиданно и неотвратимо приходит беда! Всего лишь пару часов назад Венди была здорова и полна сил. Хотя, наверное, жизнь каждого – это лишь череда несчастий. Разве справедливо, что родители Лидии погибли, едва достигнув сорока? А единственная сестра потеряла ребенка? Лидия заметила, как побелели от напряжения ее пальцы, сжимающие листок со схемой.

   – Машина будет через десять минут, – сказала она, отключив мобильник. – Может, мне стоит приготовить вещи для больницы?

   – Нет, я все соберу сам. – Ник посмотрел так, словно Лидия предложила провести в доме Венди обыск, а не сложить в пакет ночную рубашку и зубную щетку.

   – По-моему, мисс Беннингтон повредила щиколотку, когда падала. Посмотрите, на ноге проступает отек. Надо принести лед. – Она поспешила вниз, прочь от тяжелого зрелища и этого недоброжелательного человека, стараясь на ходу сообразить, где может находиться холодильник.

   – Посмотрите в маленькой кладовке за кухней, – негромко бросил он вслед, словно угадав ее мысли.

   В кладовке царило такое же запустение, как и во всем доме. Пыль, мусор на полу, старая посуда, годившаяся только на свалку. Странная женщина – Венди Беннингтон. Создавалось впечатление, что она сознательно привела дом в такое плачевное состояние, словно отказывала себе в обычной радости уютного человеческого жилища.

   Внезапно Лидия почувствовала мягкое прикосновение и вздрогнула от неожиданности. Большой серый кот ласково терся о ее ноги. Лидия наклонилась и погладила его, радуясь в душе, что обнаружила хоть какой-то признак любви и тепла.

   – Ничего, милый, все будет хорошо. Твоя хозяйка обязательно поправится.

   Дверцу большого, когда-то белого холодильника покрывали пятна ржавчины. Внутри он был до отказа забит упаковками готовой еды. Зачем столько? Одному человеку не съесть все и за несколько лет. Лидия открыла морозилку. Контейнеры со льдом отсутствовали. Она попробовала соскрести немного снега, толстым слоем покрывающего стенки, но скоро бросила бесполезное занятие, взяла пакет замороженного горошка и поспешила наверх.

   – Вот. – Она протянула пакет Нику. – Больше ничего не нашлось. Надо завернуть его в полотенце, а то будет слишком холодно. – (Не дожидаясь ее указаний, Ник обернул упаковку наволочкой и осторожно приложил к ноге Венди. На его лице отразились забота и нежность.) – Я могу еще чем-то помочь?

   – Да, – коротко ответил он. – Лучше, если вы доедете до поворота и встретите «скорую» там, чтобы они не заблудились.

   Это предлог удалить ее из дома, поняла Лидия. Ник и Венди не хотели присутствия постороннего при столь тягостной сцене. Их связывали какие-то особые, нежные и очень личные узы. Лидия была лишней.

   – Пожалуйста, позвоните мне, когда мисс Беннингтон довезут до больницы, – попросила она, протягивая визитку. Ник словно не слышал. Все его внимание было приковано к глазам Венди. – Прошу вас, я очень волнуюсь, – повторила Лидия.

   Он молча и нехотя взял визитку. Наверное, это можно было расценить как согласие. Лидия помедлила несколько секунд, но, так и не дождавшись ответа, сочла за лучшее удалиться.

   Она вышла на улицу и с удовольствием сделала глубокий вдох. После затхлого запаха в доме воздух показался особенно свежим. Взгляд упал на машину Ника, припаркованную перед калиткой. Это был очень дорогой спортивный автомобиль самой последней модели.

   Обостренное чутье профессионального журналиста заставило ноздри Лидии затрепетать от возбуждения. Кто такой Ник Реган? Почему ни в одном из материалов о жизни Венди Беннингтон этот человек не упоминается? Он явно богат, хорошо образован, испытывает к Венди нежные, почти сыновние чувства, но при этом позволяет ей жить одной в запущенном доме. Может, действительно внебрачный сын? Хотя, с другой стороны, за свою долгую жизнь Венди помогла стольким людям, что нет ничего удивительного, если на старости лет кто-то заботится и о ней.

   Но Ник был искренне и неподдельно нежен. Такая забота тридцатипятилетнего мужчины о пожилой женщине естественна только в одном случае – если это мать и сын. В конце концов у Венди могли быть особые причины скрывать рождение ребенка. Дело, конечно, не в замужестве. Но отцом мог оказаться женатый мужчина. Или даже муж подруги. Или появление Ника на свет – результат искусственного оплодотворения. Чего только не бывает!

   Лидия почувствовала, что слишком дала волю воображению, и улыбнулась. Венди Беннингтон всегда была на виду. При всем желании ей не удалось бы скрыть беременность от журналистов.

   Она завела машину и бросила прощальный взгляд на коттедж в зеркальце заднего вида. Черт! Все это время глупый хвост так и торчал на макушке! Лидия сняла резинку и тряхнула головой, позволяя волосам золотистой волной рассыпаться по плечам. Наверное, холодность Ника объясняется тем, что он принял ее за легкомысленную девчонку, а вовсе не за опытного журналиста, собирающегося написать биографию Венди. Хотя какое это теперь имеет значение? Но только день сегодня выдался на редкость неудачный!


   Ник слушал, как она уходит. Сначала шаги по ступенькам, потом шум отъезжающего автомобиля. Он вздохнул с облегчением, и попытался принять более удобную позу.

   Хорошо, что от этой Лидии Стэнфорд удалось так быстро отделаться. Обычно люди ее типа кружат над умирающим, словно стервятники. Странно еще, что при ней не оказалось фотокамеры и она не попросила передвинуть Венди ближе к свету.

   Он откинул голову и прижался затылком к стене. Лидия Стэнфорд жаждет только одного – сделать себе имя на чужих несчастьях.

   Почему выбор Венди пал именно на нее – женщину, построившую карьеру на трагедии собственной сестры?! Ник недоумевал и возмущался. Любой нормальный человек испытал бы ужас, попытайся кто-то из его близких покончить жизнь самоубийством. Но не мисс Стэнфорд. Все ее действия были просчитаны до мелочей. Вместо того чтобы постараться уберечь сестру от лишних потрясений, она затеяла скандальный процесс, не поленилась раскопать все мелкие и крупные махинации ее бывшего бойфренда, вытащила на свет грязное белье и однажды утром проснулась знаменитой. Ее репортажами зачитывались.

   Ловкий ход! Но каково сестре сознавать, что Лидия использовала ее в корыстных целях? Даже его бывшая жена Ана не способна на подобную жестокость. Ник прижал ладонь ко лбу, словно испытав острый приступ боли.

   Неужели Венди попала под обаяние сей дамы? Она, конечно, хороша собой и прекрасно умеет этим пользоваться. В определенном стиле ей не откажешь. Чего стоит одна прическа – хвост в стиле семидесятых, удачно подчеркивающий белизну гладкой кожи и овал лица. И одежда подобрана со вкусом. Во всяком случае, вещи от Анастасии Уилсон все последние годы считались эталоном красоты и качества.

   Ник прислушался, потом наклонился к лицу мисс Беннингтон.

   – Все хорошо, Венди. Они уже едут. Потерпите еще немного. – Без сомнения, Лидия встретит «скорую» на повороте. Она холодна как лед, но не может не беспокоиться о судьбе женщины, чью биографию собирается написать. Ана поступила бы так же, потому что всегда заботилась о собственной выгоде. Ник горько улыбнулся.

   Слава богу, за окном послышался шум автомобиля, скрипнула калитка и через мгновение на лестнице раздались шаги.

   – Это мисс Венди Беннингтон, не так ли? – спросила женщина в медицинской форме. – Хорошо, что вы догадались встретить нас на шоссе, это сэкономило несколько минут. – Она наклонилась к Венди. – Не волнуйтесь, моя дорогая, сейчас мы вам поможем.

ГЛАВА ВТОРАЯ

   Иззи поставила перед сестрой тарелку и села напротив, с довольной улыбкой наблюдая, как та немедленно принялась уплетать за обе щеки.

   – Еще будет мясо под соусом, так что особенно не увлекайся.

   – Ммм, – промычала Лидия с набитым ртом, – ты просто гений кулинарии.

   – Я знаю. – Иззи ласково посмотрела на сестру, потом потянулась через стол и поправила ей выбившийся локон. – Только сегодня тебя привело ко мне другое. Что произошло?

   – У Венди Беннингтон случился удар. Я так испугалась! Как ты думаешь, она поправится?

   – Надеюсь, – кивнула Иззи. – Это, конечно, очень неприятно, но она сильная женщина, должна выкарабкаться. – (Они помолчали.) – Послушай, Лидия, тебе за годы работы журналистом приходилось видеть вещи и пострашней, чем инсульт у пожилой женщины. В чем все-таки дело?

   Это была абсолютная правда. Лидия вздохнула, искренне стараясь понять, что же заставило ее по пути домой позвонить младшей сестре и напроситься на ночлег. События сегодняшнего дня оставили тяжелый след в душе. Воображение упорно рисовало одну и ту же картину: распростертое тело Венди в дверях спальни. И хотя в журналистской практике приходилось сталкиваться с такими проявлениями человеческой жестокости, по сравнению с которыми обычное убийство кажется верхом милосердия, вид беспомощной старухи в полуразрушенном доме привел ее в смятение.

   Лидия посмотрела на сестру. Нечто похожее она испытала лишь однажды, когда нашла Иззи в глубоком обмороке из-за передозировки лекарства. Все время, пока Иззи находилась на грани жизни и смерти, сердце сковывал ледяной обруч ужаса. Даже известие о гибели родителей Лидия не переживала так тяжело. Единственным чувством, которое тогда помогло не впасть в отчаяние, была всепоглощающая ненависть к Стивену Дейли. Лидия заставила его понести наказание.

   Сейчас все случившееся два года назад казалось кошмарным сном. Иззи рядом, красивая, здоровая и очень счастливая. Что ни говори, время – лучший лекарь.

   – Знаешь, может быть, все дело в самом доме. Он словно выпал из времени и пространства. Запах пыли, тления, кошачьей мочи… И этот холодильник, забитый замороженными продуктами на год вперед. Зачем? Венди живет там совсем одна. – Лидия вдруг отложила вилку. – Господи! Как я могла забыть?! Там же осталась кошка!

   – Лидди, это не твоя проблема. О ней позаботится Ник Реган или, в крайнем случае, кто-то из соседей.

   Лидии стало легче. Конечно, не она должна думать о домашнем животном Венди. Иззи понимающе улыбнулась.

   – Тебе просто очень нравится Венди Беннингтон, верно? И ты переживаешь, что теперь не сможешь работать над ее биографией, да? Дождись звонка от Ника Регана. Надо узнать, что сказали врачи. Вполне возможно, Венди поправится.

   – Понимаешь, до сегодняшнего утра мы с ней никогда не встречались. Так, говорили по телефону раз пять, не больше. Она производила впечатление умного, интересного человека. Но то, с чем я столкнулась у нее дома… Это трудно объяснить. А что касается Регана – он вообще может не позвонить. Я ему не понравилась.

   – Почему?

   – Понятия не имею. Если, конечно, не считать того, что он застукал меня, когда я лезла в окно второго этажа.

   Сестры посмотрели друг на друга и расхохотались.

   – Он симпатичный?

   – Нет. – Лидия принялась ковырять салат вилкой. Даже не поднимая головы, она чувствовала насмешливую улыбку Иззи. – Ну, не очень…

   – Значит, симпатичный! – Иззи снова засмеялась. – Честно говоря, пока ты принимала душ, я пробила его имя через Интернет. Потрясающий красавец! И, между прочим, владелец крупнейшей компании по выпуску электронных компонентов. Начинал когда-то с собственного изобретения, а теперь ворочает миллионами.

   – Господи! Так это был Николас Реган-Филипп?! – Пораженная внезапной догадкой, Лидия прикрыла глаза. Тут какая-то ошибка. Николас Реган-Филипп – известнейшая личность, мультимиллионер и яростный борец за права человека. Что могло связывать его с Венди Беннингтон?


   Дверь в коттедж Венди оказалась заперта. Лидия пошарила под горшком с геранью, подозревая, что ключа там не окажется, но он был на месте. Она сунула пакет с кошачим кормом под мышку и отперла замок.

   Наверное, если бы этот неприятный тип по имени Николас Реган-Филипп хоть на минуту представил себе возможность ее возвращения, он ни за что не оставил бы ключ. Но главное – кошка Венди не умрет от голода. Хотя Иззи всячески отговаривала сестру от поездки, Лидия чувствовала себя обязанной сделать хоть что-то для попавшей в беду пожилой женщины.

   – Кис-кис, – позвала Лидия, остановившись в прихожей. – Ты где? Время завтракать. – Миска с испортившимся кошачьим кормом у порога издавала резкий неприятный запах. – Какая гадость! И зачем только люди заводят домашних животных, – пробормотала Лидия, поднимая ее двумя пальцами.

   – Может, потому, что испытывают к ним привязанность? – Ник Реган словно из ниоткуда возник на пороге кухни. Сейчас он выглядел таким же красавцем, как и на фотографии, которую они с Иззи отыскали в Интернете. Лидия вздрогнула и чуть не выронила миску.

   – Я случайно вспомнила, что вчера видела здесь кошку, и приехала накормить ее… – От растерянности она с трудом подбирала слова.

   – Я тоже. – Он кивком указал на сумку на полу. – Только я воспользовался парадным входом.

   Лидия принялась вытряхивать протухший корм в мусорный бак, не осмеливаясь посмотреть в непроницаемое лицо загадочного красавца. Сегодня Ник хотя бы не так зол. Из статьи в Интернете они с Иззи поняли причину его вчерашней неприязни: он терпеть не мог журналистов, тщательно скрывая от прессы все подробности своей частной жизни. Она сунула миску под кран.

   – Как чувствует себя Венди?

   – Лучше, чем вчера. Это был микроинсульт. Она поправится, но… – Ник слегка улыбнулся, словно солнечный луч прорезал вдруг темные облака, – в прежнем образе жизни придется кое-что изменить. К тому же у нее перелом лодыжки, так что здесь, – он кивнул на лестницу, ведущую в спальню, – она появится только через несколько недель. Я приехал забрать Нимрода. – Ник водрузил на стол средних размеров ящик для перевозки животных.

   – Нимрод – это кот?

   – Точно. Но для Венди он, скорее, внук. Она подобрала его около двух лет назад, и с тех пор они неразлучны. Кажется, он полностью унаследовал характер своей хозяйки – такой же упрямый и независимый.

   – Тогда желаю удачи при транспортировке, – засмеялась Лидия, с некоторым сомнением посмотрев на ящик. – На самом деле хорошо, что все утряслось. Я боялась, вдруг вы забудете про Нимрода, и собиралась звонить вам сегодня.

   – Куда, интересно? – Лидии показалось, что впервые с момента знакомства в глазах Ника мелькнула симпатия.

   – В ваш офис, конечно.

   – Понятно. Но я не думал, что вы знаете, кто я такой.

   – Не знала до вчерашнего вечера. Однако существует Интернет, где я и почерпнула все интересующие меня сведения. – Лидия улыбнулась, вспомнив, с каким жадным нетерпением они с Иззи изучали скудные данные биографии Ника. Тридцать шесть лет. Разведен. Единственная дочь проживает с матерью. Основное качество – успех во всем, за что бы ни брался.

   – И часто вы копаетесь в чужих судьбах?

   – Приходится иногда. – Лидия поискала глазами полотенце. – Профессия обязывает. Но признайте, – она повернулась к нему лицом, – в данном случае я была просто вынуждена это сделать. Не из-за вас, из-за Венди. Жизнь такой замечательной женщины заслуживает того, чтобы стать достоянием общественности.

   – К сожалению, благодаря стараниям журналистов жизнь, как вы изволили выразиться, становится достоянием общественности в весьма искаженном виде. А этого, смею утверждать, Венди хотела бы меньше всего.

   – Не могу с вами согласиться. – Незаметно для себя Лидия приняла навязанный Ником холодный тон светской беседы. – Вы путаете профессии журналиста и репортера бульварной газеты. Основным условием нашей договоренности был полный контроль Венди над каждой написанной буквой. И я считаю это совершенно справедливым.

   – Звучит красиво, однако неправдоподобно. – Несмотря на горячность Лидии, Ник не верил ни единому слову. Подобно всем журналистам, она опасна, как змея, затаившаяся в траве. Главным талантом человека этой профессии всегда было и остается умение солгать так, чтобы другим было интересно.

   Судя по всему, Венди понравились напористость и целеустремленность этой дамы. Только она не учла, что единственная личность, которая действительно интересует Лидию Стэнфорд, – это сама Лидия Стэнфорд. О каком благородстве тут может идти речь?

   Лидия вытерла руки и повесила полотенце на гвоздь. Потом с мягкой улыбкой, от которой в глазах замерцал таинственный топазовый блеск, посмотрела на Ника.

   – Если вы близкий друг Венди, вам придется смириться с моим интересом к ней и ее образу жизни. И с необходимостью ответить на несколько вопросов. Обещаю, они будут максимально корректными. Откуда вы знаете Венди?

   Он помедлил, словно оттягивая начало неприятной процедуры, потом неохотно сказал:

   – Она моя крестная. – И, заметив удивление в ее взгляде, раздраженно добавил: – Нужно предъявить свидетельство о крещении?

   Лидия рассмеялась таким звонким и переливчатым смехом, который на мгновение заставил Ника пожалеть, что она журналистка. Он провел рукой по волосам. Видимо, сказывается слишком долгое одиночество, если звук женского смеха заставляет забыть, кто находится перед тобой.

   – Честно говоря, никакого свидетельства у меня нет, – произнес он, немного смягчившись. – Могу только показать подарки Венди в честь того знаменательного события: Библию, Коран, собрание сочинений Уильяма Шекспира и набор мельхиоровых колец для салфеток.

   Он смотрел в глаза, в которых по-прежнему прыгали смешинки. Эта женщина опасна. Рядом с ней чувствуешь себя так спокойно, что сама мысль о предательстве кажется кощунственной. Но она из тех, кто готов пожертвовать всем и вся ради собственного успеха. Даже спокойствием родной сестры. Лидия наверняка утверждает, будто действовала в ее интересах. Но это ложь. А как больно могут ранить обман и предательство близкого человека, Ник знал по собственному опыту. И сейчас неожиданно вспомнил те страдания, которые заставила его пережить другая женщина в дорогом жакете той же марки. Это – предупреждение, и только полный глупец способен им пренебречь.

   – И вы все это прочитали?

   – Что? – Вопрос Лидии отвлек Ника от размышлений. Она по-прежнему смотрела на него, приоткрыв в улыбке ровные белые зубы. В ней море обаяния… Наверное, столько же, сколько у львицы, затаившейся в засаде. А изящество и хрупкость – такой же обман, как и все остальное. – Да, прочитал. Годам к тридцати двум. Но кольцами для салфеток еще ни разу не пользовался, – пошутил Ник. И тут же был вознагражден новым взрывом переливчатого смеха. Он заставил себя отвести взгляд. – Вы не видели Нимрода?

   – Нет, но, думаю, его привлечет запах свежего корма. Все-таки бедный зверь ничего не ел со вчерашнего утра.

   – Ему следует поторопиться. – Ник взглянул на часы. – Если он не появится через двадцать минут, я опоздаю. – Он приоткрыл заднюю дверь и громко прокричал: – Ни-и-мрод!

   – И часто кошки откликаются на ваш зов? – Лидия смеялась, и, черт побери, он не мог удержаться, чтобы не засмеяться в ответ.

   – Понятия не имею. Это первая попытка.

   – Послушайте, почему бы вам не доверить Нимрода моим заботам? Я могу ждать сколько угодно, а вы торопитесь. Поверьте, я сумею с ним справиться.

   – Это не очень удобно. Вдруг кот появится только через час?

   – Мне все равно. Я в отпуске. – Заметив удивленный взгляд, Лидия добавила: – Вообще-то сейчас я должна быть в Вене. Но, узнав, что Венди предлагает работать над ее биографией, немедленно все отменила.

   – Зачем?! – искренне удивился Ник. – Крестная вполне могла подождать пару недель.

   – Профессиональная этика.

   Она снова улыбнулась, но теперь совершенно иначе. И опять до боли напомнила ему Ану. К слову сказать, все четыре года с момента ухода жены он думал о ней почти постоянно. Их брак длился около трех лет, и за все это время она ни разу не брала отпуск. Постоянно сидела за письменным столом, прижимая к уху мобильник. Сказать, что Ана была счастлива, значило бы покривить душой. Но она была готова платить эту цену, лишь бы достигнуть поставленных целей. Поначалу его это восхищало. Теперь Ник считал подобное отношение к работе большой ошибкой. Что бы там ни говорила про свои этические принципы Лидия Стэнфорд.

   – В конце концов, – продолжала она, – у меня в машине ноутбук. Я могу принести его сюда и поработать.

   Ник еще раз быстро взглянул на часы и испытал большое искушение принять ее предложение. До визита в больницу к Венди надо было провести две важные встречи, каждая из которых требовала подготовительной работы с документами. Но оставить Лидию в доме…

   – Не беспокойтесь. – Она словно прочитала его мысли. – Я не буду включать этот эпизод в биографию Венди. Кстати, в чем причина вашей ко мне неприязни? – Ее взгляд сделался насмешливым.

   – Разве я что-то говорил про неприязнь? – парировал он.

   – Я умею читать по лицам.

   – Дело не в этом. – Ник явно колебался. – Просто боюсь, мне попадет от крестной. Венди терпеть не может, когда намеченные ею планы рушатся.

   Он сам почувствовал, как смешно прозвучала придуманная отговорка. И это не постыдился произнести вслух бизнесмен, чьим принципом было «Только правда и ничего, кроме правды»? Достаточно длинноногой блондинке дружески побеседовать с ним несколько минут, как он перестал узнавать сам себя!

   Только она не блондинка. Хотя и не шатенка. Для первой цвет волос слишком насыщенный, для второй – недостаточно темный. Нечто среднее…

   – Я не верю ни единому вашему слову! – (Он вскинул глаза.) – Нет, я согласна, что Венди не любит, когда нарушаются ее планы. Я сама такая. – (Их взгляды встретились.) – Но вам от нее не попадет. Не забывайте, вчера я имела возможность убедиться, как вы друг к другу относитесь.

   – Если в вашей книге будет хоть слово клеветы, я вчиню вам судебный иск!

   Лидия даже не моргнула.

   – Авторизованная биография – это все-таки авторизованная биография. – Потом ее лицо немного смягчилось. Она вытащила руки из карманов жакета и уперлась в край стола. – Послушайте, Ник, вы можете мне доверять. Я никогда не сделаю ничего, что могло бы повредить Венди. Куда мне привезти этого злосчастного кота? У вас есть кто-нибудь, кто приглядит за ним?

   Ник продолжал сомневаться. Стоит оставить ее одну, как она тут же примется шарить по дому, заглядывать в шкафы и под кровати.

   Хотя Венди нечего скрывать. Так что пусть дамочка старается сколько угодно.

   – Мою экономку зовут Кристина Перман. – Ник выговорил это словно через силу. – Надеюсь, вы достаточно хорошо порылись в моей биографии и успели выяснить, где я живу? – Он тут же пожалел о своей грубости. Предложение Лидии очень хорошее. Даже если сделано из корыстных побуждений.

   – Ваша личность не настолько меня заинтересовала. Хотя, если угодно играть в игры, мне достаточно сделать пару звонков.

   Что ж, отповедь заслуженная. Ник вытащил из кармана визитку.

   – Это всего в десяти-пятнадцати минутах езды отсюда. Я предупрежу Кристину, чтобы вас встретили. Нужно только позвонить от ворот, и вам откроют. И еще. Пожалуйста, свяжитесь с моим секретарем, если кот так и не найдется. Тогда я вернусь сюда вечером. И… большое вам спасибо.

   – Всегда пожалуйста. – Ее глаза блеснули.

   – Я закрою парадный вход. Вас не затруднит выйти через заднюю дверь и оставить ключ под кашпо?

   – Никаких проблем.

   Ник медлил. Не хотелось оставлять Лидию в доме Венди. Или дело в удивительной ауре, окружающей эту женщину? Какая сила таится под хрупкой оболочкой, стремясь вырваться наружу?

   – Передайте Венди, что я… – «Люблю ее», мысленно закончил Ник, но Лидия сказала: – Что я желаю ей скорейшего выздоровления. Может, она позвонит мне через некоторое время?

   – Обязательно передам. – Ник поправил узел галстука, вдруг показавшийся слишком тугим. – Еще раз спасибо.

   Она слышала, как он прошел через холл, как захлопнул дверь и повернул ключ, и устало опустилась прямо на металлическую крышку бака. Потом осмотрелась, ища глазами кружку для кофе. Что она здесь делает? А главное, зачем? Она сказала Николасу Реган-Филиппу правду – у нее сейчас отпуск. Но это не повод безо всякого приглашения хвататься за решение чужих проблем. Внутренний голос еле слышно прошептал, что, кажется, Ник Реган может превратиться в ее личную проблему.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

   Решения, принятые под воздействием порыва, редко доводят до добра. Лидия имела возможность убедится в этом, на протяжении нескольких часов разглядывая пустой ящик для перевозки животных, словно сила мысли могла заставить Нимрода волшебным образом оказаться внутри.

   Порой она с иронией думала, что вправе гордиться собой: провести лучшую часть дня в запущенном мрачном коттедже Венди – настоящая жертва. Порой начинала поглядывать на мобильник, втайне желая, чтобы ей позвонил главный редактор и вызвал в Лондон по какому-нибудь срочному делу. Но тщетно. В результате Лидия полдня просидела на старой полуразвалившейся тахте с ноутбуком на коленях, развлекаясь поисками дополнительной информации о Нике Регане. Здесь ее тоже ждала неудача. Жизнь этого загадочного человека осталась окутанной плотной завесой тайны.

   Когда кот наконец объявился, Лидия решила, что возможность собственными глазами взглянуть на дом Ника будет вполне заслуженной наградой. Почти с нежностью она установила переноску с Нимродом на заднее сиденье и выехала на шоссе.

   Дорога до Фентон-холла, как называлась вилла Ника, заняла около пятнадцати минут. Действительно, этот человек тщательно охранял от посторонних свою частную жизнь. Виллу окружал высокий каменный забор с глухими металлическими воротами. Лидия нашла в кармане визитку и набрала номер. Через секунду ей ответил озабоченный женский голос.

   – Здравствуйте, я хотела бы поговорить… – она замешкалась, припоминая имя экономки, – с Кристиной Перман. Я привезла кота мисс Беннингтон. Мистер Реган-Филипп должен был вас предупредить.

   – Да-да, конечно, он звонил, я сейчас открою. – В голосе женщины слышалась необъяснимая тревога. – Будьте добры, когда заедете на территорию, внимательно посмотрите, нет ли кого-нибудь поблизости.

   Странная просьба! Лидия въехала в ворота и огляделась по сторонам.

   – Я никого не вижу.

   – Совсем никого?! – Теперь голос звучал почти трагически.

   Лидия недоуменно пожала плечами и по прекрасной аллее, с двух сторон обсаженной цветущими камелиями, направилась к дому. И не была разочарована. Перед ней предстал великолепный старинный особняк, видимо, недавно отреставрированный, с огромным крыльцом, ступени которого полукругом спускались в сад. Стоимость – чуть больше двух миллионов фунтов, вспомнила она одну из статей в Интернете. Да, Нимроду здесь будет вольготно. Интересно, почему же Ник Реган позволяет своей горячо любимой крестной жить в том захолустье?

   На крыльце появилась женщина и замерла, судорожно сжав ладони. Испытывая все возрастающее чувство неловкости, Лидия выбралась из машины и принялась вытаскивать ящик с Нимродом.

   – Я Лидия Стгжфорд, а это… – Она осторожно опустила ящик на ступени. – Это Нимрод.

   – Да, мистер Реган-Филипп звонил. – Женщина едва взглянула на Лидию и принялась тщательно изучать камелии, словно старалась разглядеть затаившихся в них террористов. Позади раздался шум подъезжающего автомобиля, и Кристина опрометью бросилась вниз по ступеням. – Слава богу, вы приехали! Мы думали, она спит!

   Лидия обернулась. Из уже знакомого темно-зеленого «ягуара» выходил Ник Реган. Все такой же красивый, спокойный и уверенный в себе. Казалось, возбуждение экономки оставило его равнодушным. Он посмотрел на Лидию, как бы проверяя ее реакцию на непонятную сцену. Их взгляды встретились.

   – Речь идет о моей дочери, – спокойно пояснил он. – Она потерялась. Но я уверен, все в порядке. Такое уже случалось раньше.

   – Сколько ей лет? – Лидия опять быстро прокрутила в голове все сведения, почерпнутые в Интернете. Кажется, дочь Реган-Филиппов была совсем маленькой, когда родители разошлись. Но Ник говорит словно о тинейджере.

   – Пять.

   Ничего себе! Интересно, что сказала бы мать девочки в ответ на такую невозмутимость со стороны отца, объясняемую лишь тем, что подобное уже случалось?

   – Сколько времени Рози отсутствует? – спросил Ник у экономки.

   – Не больше сорока минут. София уложила ее в постель и спустилась вниз выпить чаю, потом поднялась проверить, все ли хорошо… – заторопилась Кристина. – Мы обыскали весь дом. Артур с Томом осмотрели берег озера. Господи! – Женщина в отчаянии заломила руки. – На этот раз она собрала вещи! Даже зубную щетку унесла!

   Сомнений не оставалось. Пятилетняя дочь Ника Регана решила сбежать, потому что была несчастна в отцовском доме.

   Острое чувство неловкости заставило Лидию отвести глаза. По-видимому, Ник это понял, в его взгляде мелькнула растерянность. Присутствие при семейной сцене постороннего, тем более журналиста, было ему явно неприятно. Он уверен, что теперь она обязательно раструбит об этом по всему свету. Ей стало обидно. Конечно, репутация хорошего отца оказалась подмоченной, но разве Лидия имеет право причинять боль ребенку?

   – К сожалению, мне пора уезжать, – заторопилась она. – Надеюсь, все закончится хорошо. Я буду очень признательна, если вы попросите Венди позвонить мне после выздоровления. – Лидия уловила едва слышный вздох облегчения и пожала протянутую руку. Рукопожатие Ника оказалось крепким и искренним. И тем обиднее было недоверие, в котором чувствовалось что-то личное, направленное именно против нее. Чем же она успела так ему насолить? Ведь знакомство состоялось только вчера.

   – Спасибо за Нимрода. Позвоните у ворот, и Кристина вам откроет.

   Лидия медленно ехала по аллее. Визит к Нику оставил чувство разочарования. Жаль, не удалось попасть в дом. Интересно, в каком стиле оформлен интерьер? Наверняка в классическом. Там полно старинной мебели и антиквариата… Все очень дорогое, но лишенное и намека на индивидуальность, ведь Николас Реган-Филипп так старается скрыть свои эмоции. Забавно было бы заглянуть под эту маску.

   Среди зарослей мелькнуло красное платье. Рози? Лидия остановилась, в раздумье помедлила и вышла из машины. Происходящее в доме Ника Регана совершенно ее не касалось, только разве Лидию останавливали когда-нибудь подобные доводы? Она громко позвала девочку. Никакого ответа. Или Лидия ошиблась, или Рози не желала, чтобы ее нашли. Лидия колебалась. Вряд ли Ник обрадуется, если именно она обнаружит его дочь. С другой стороны, девочка может выбраться на шоссе, когда Кристина откроет ворота. Лидия обошла большой куст камелии. Никого! Должно быть, ей показалось. Она уже собиралась вернуться к машине, когда вновь заметила мелькнувший подол красного платья и быстро раздвинула ветви.

   Прямо перед ней в высокой траве стояла маленькая девочка. Белые туфельки, красный сарафан и белый жакет делали ее похожей на куклу, а прямая спинка и неподвижные черты лица только усиливали подобное впечатление. В прямом взгляде темных глаз Лидия не заметила испуга – только печаль, странную для пятилетнего ребенка.

   – Меня зовут Лидия Стэнфорд, – сказала она, осторожно касаясь волос девочки. – Тебя повсюду ищут. Ты ведь Рози, верно?

   Девочка продолжала молча смотреть на Лидию. От этого взгляда становилось не по себе. И тут Лидия заметила маленькие приборы за ушами Рози, почти не видные в густых волосах. У нее замерло сердце. Рози Реган-Филипп была глухонемой.

   Теперь становилось понятным столь сильное беспокойство экономки. В этом огромном парке ребенка, который не слышит, можно искать часами. Лидия присела перед Рози на корточки и сложила пальцы в знак, на языке жестов означающий «глухой». Рози медленно кивнула, потом приложила руку сначала к своему уху, затем к груди.

   Давно, очень давно Лидии не приходилось разговаривать на языке жестов. И хотя многое стерлось из памяти, кое-что она еще помнила – ведь так общалась с ней мама. Слова пришли в жизнь Лидии позже, когда она стала играть со сверстниками, смотреть телевизор, гулять по улицам.

   Сейчас она опустилась на траву, внимательно следя, чтобы Рози хорошо видела ее губы, и, букву за буквой, показала пальцами: «Л-и-д-и-я». Пальцы девочки зашевелились в ответ. Лидия напряженно следила за ее движениями, но сказывалось долгое отсутствие практики. Она не понимала малышку. Напрягая память, Лидия постаралась объяснить, что приехал отец и ждет Рози. Та отрицательно помотала головой.

   Почему? Лидия сделала жест правой рукой в сторону от груди. Рози быстро «заговорила», но на этот раз Лидия поняла ее гораздо лучше. Девочка не хотела идти домой, пока Лидия не согласится объяснить ее отцу, почему она убежала. Рози не любит няню Софию. Няня София ругается и наказывает. Поэтому Рози собрала сумку и поехала к бабушке. Лидия должна сказать папе – пусть София уйдет.

   Лидия незаметно вздохнула. В жизни детей все так просто. Разве может понять Рози, как нелепо будет выглядеть посторонняя женщина, пытающаяся объяснить Николасу Реган-Филиппу, почему его пятилетняя дочь не хочет жить у него! Но Рози всего лишь ребенок, и ей требуется помощь. Лидия не могла отказать. Пусть ей предстоят несколько минут неприятного разговора с Ником, однако девочка вернется в дом. Она кивнула в знак согласия, подняла с земли рюкзачок Рози и тут же почувствовала, как детские пальчики доверчиво сжали ее ладонь.


   Ник жестом заставил замолчать двух наперебой тараторящих женщин. Черт побери, в конце концов, за что он платит им деньги, если они не в состоянии уследить за пятилетней девочкой?!

   – Сейчас главное понять, куда могла подеваться Рози. Кто-нибудь догадался посмотреть в летнем домике?

   – Я сама все проверила, – горячо заявила Кристина. – Богом клянусь, там никого нет.

   Ник молча кивнул. Из двух женщин экономка была ему наиболее симпатична. Она всерьез расстроилась и совершенно ясно чувствовала свою вину.

   Другое дело – няня София. Девушка стояла позади Кристины, всем видом демонстрируя обиду и возмущение безответственным поступком воспитанницы. В ней не было ни капли раскаяния. Похоже, им придется расстаться. Конечно, найти человека со специальным образованием, позволяющим работать с глухонемым ребенком, довольно сложно. Однако у Софии, несмотря на прекрасный диплом, есть один очень существенный недостаток – она не любит детей. И Рози отвечает ей тем же. Ник вздохнул.

   – Давайте внесем ясность. Почему вы уложили Рози спать так рано?

   – В воспитательных целях, – отрезала София. – Я сказала, что единственная причина, которая хоть в какой-то мере может объяснить ее недопустимое озорство в течение всего дня, – это усталость.

   – А сами отправились пить чай? – Ник запустил руку в свою густую шевелюру.

   – Рози должна была побыть одна и подумать о своем поведении.

   – И никто из вас не слышал, как она спустилась по лестнице?

   Женщины не успели ответить. Во входную дверь постучали. Опередив их, Ник сам распахнул дверь и замер на пороге. Перед ним стояла Лидия, одной рукой сжимая ладошку Рози и подняв другую, готовая постучать еще раз. Секунду все молчали, потом Лидия улыбнулась.

   – Я встретила Рози, когда ехала к воротам…

   – Слава богу, вы ее нашли! – Кристина бросилась к Рози и судорожно прижала девочку к себе. – Милая моя, как мы все волновались!

   Рози стояла, прямая как струнка, ее лицо оставалась неподвижным. Лидия заметила, что в порыве искренних чувств женщина не задумалась о том, видит ли девочка ее губы. Слова Кристины едва ли достигли слуховых аппаратов. Если от последних была хоть какая-то польза.

   – Я заметила красное платье в зарослях камелии и решила произвести разведку. – Лидия посмотрела на Ника.

   – Спасибо. Огромное спасибо.

   В его словах звучала неподдельная благодарность. Еще бы! Ведь Рози все-таки его дочь. Тут нечему удивляться.

   Он провел девочку в комнату, посадил на софу и сел так, чтобы их лица оказались на одном уровне.

   – Мы очень беспокоились о тебе. – Ник говорил, тщательно произнося каждый слог. – Ты не должна уходить, не предупредив.

   Однако он даже не попытался обнять дочь, или взять ее руки в свои, или просто сказать, что любит ее. Лидия испытала острое желание вмешаться. Он все делал не так. Разве может пятилетняя девочка, одинокая и обиженная, понять, как дорога отцу, только по его взгляду?! Но Лидия не имела на это права. У нее не было никакого опыта семейных отношений, а сама она решила навсегда отказаться от материнства, опасаясь произвести на свет ребенка, подобного Рози.

   Девочка отвернулась. Попытка Ника установить контакт с дочерью потерпела крах. Только он, кажется, этого не понял. Господи, как непросто иногда приходится детям богатых родителей! Как часто с детства они лишены главного – родительской любви и заботы. Мама с папой отдают все свое время решению гораздо более важных задач, чем воспитание ребенка. А на долю малыша остаются няни, гувернантки, закрытые школы и чувство глубокого одиночества.

   Лидия не могла больше сдерживаться. Она села рядом с Рози и взяла ее ручку в свою. У этой девочки все обстоит еще сложнее. Много лет назад мама объяснила Лидии, каково родиться глухой в семье слышащих родителей.

   Рози попросила Лидию поговорить с отцом. Что ж, она заставит Ника выслушать ее, более того, заставит принять решение, которое облегчит жизнь девочки.

   – Рози просила меня сказать вам, что она чувствует себя несчастной.

   Ник вздрогнул, как от удара, и замер, выпрямившись. В комнате повисла тишина.

   – Надеюсь, она может объяснить, почему? – наконец сказал он.

   – Не сомневаюсь, что все дело в моей персоне! – истерически выкрикнула София.

   Ник повернулся с таким видом, что девушка осеклась и замолчала. Она приблизилась, собираясь увести Рози в детскую, но Ник жестом остановил ее.

   – Не надо, я сам уложу дочку спать. Все объяснения мы оставим до завтрашнего утра. На сегодня уже достаточно стрессов. – Ласковым жестом он коснулся волос дочери. Это было первым проявлением любви с его стороны за весь вечер. В ответ Рози импульсивно прижалась лбом к руке отца. На глаза Лидии навернулись слезы. София лишь раздраженно вздохнула. Она явно принадлежала к тому разряду женщин, которые считают, что только им известно, как следует воспитывать детей. К сожалению, даже самые современные методики не заменят ребенку обычной доброты и внимания.

   – Когда мне подавать ужин, господин Реган-Филипп? – тихо спросила Кристина.

   – Позже, после того, как Рози заснет.

   Обе женщины расценили это как приказ выйти из комнаты. Их присутствие раздражало Ника. Они молча удалились. Странно, но на этот раз обостренное чутье Лидии не уловило неприязни к ней. Сейчас на диване сидел человек, который был рад любому, кто мог бы помочь разобраться в запутавшихся отношениях между ним и дочерью. Обычный отец, глубоко опечаленный тем, что совсем не понимает своего ребенка.

   Лидия видела, как тяжело у Ника на душе. Вчера – страшное происшествие с Венди, сегодня – Рози.

   – Рози сказала мне, что она не любит Софию.

   – Сказала? – тихо переспросил он, делая акцент на значении этого слова.

   – Да.

   – Вы понимаете язык жестов?!

   Она быстро вскинула на него взгляд, пораженная внезапной догадкой.

   – А вы что – нет?!

   Лидия поняла, каких усилий стоило Нику не отвести глаза. Он судорожно сглотнул.

   Он действительно не умел говорить на языке жестов. Для отца пятилетней глухонемой девочки это недопустимо. Почти преступно. Лидия не могла в это поверить.

   – Что еще она просила сказать мне? – ровным голосом спросил Ник.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

   Ник задыхался от чувства вины. Рози уже пять. Прошло четыре года с тех пор, как врачи поставили окончательный диагноз – девочка родилась абсолютно глухой. Целых четыре года он находил множество уважительных причин, по которым не имел возможности выучить язык жестов. Но сейчас, под осуждающим взглядом Лидии, ни одна из них уже не казалась столь важной.

   Получается, он попросту отвернулся от дочери, лишив ее права говорить о самых простых желаниях, вплоть до того, что она любит на завтрак. Все их общение свелось к двум жестам. Он считал достаточным кивок с ее стороны в случае согласия и отрицательное мотание головой при отказе. Бедной Рози пришлось обратиться к первой встречной, чтобы передать отцу, как плохо к ней относится няня.

   Самым ужасным было то, что он давно обо всем догадывался, но гнал прочь неприятные мысли. Молчание Рози делало жизнь удобной.

   Казалось совершенно естественным пригласить Софию переехать к нему вместе с дочерью – при девочке оставалась няня, жившая с ней в доме матери.

   Пристальный взгляд светло-карих глаз Лидии легко объяснил ему все его просчеты и ошибки.

   – Рози прекрасно изъясняется на языке жестов. Нет сомнения, ее учили этому с самого рождения.

   – Да, а еще она очень хорошо читает по губам.

   – Я видела. Однако этого достаточно только для того, чтобы она поняла вас. Но вы-то ее совершенно не понимаете. Послушайте, вы отвечаете за свою дочь…

   – Я прекрасно знаю, за кого и за что отвечаю! – перебил он резче, чем собирался. Просто чувство вины в этот момент сделалось совершенно непереносимым. Минуту они в упор смотрели друг на друга. Лидия отвела взгляд первой.

   – Вы правы, не мое дело учить вас воспитывать дочь, но…

   – Совершенно верно.

   – Но, – продолжала она, словно не услышав замечания, – я дала обещание Рози поговорить с вами и намерена сдержать его. – Лидия медленно опустилась перед девочкой на колени и посмотрела в широко распахнутые полные доверия глаза. Сердце Ника сжалось от боли. Было невыносимо видеть, с какой надеждой глядит его дочь в лицо этой Лидии Стэнфорд.

   Ник пребывал в полной растерянности. То, что он знал о Лидии, и то, что видел сейчас, совершенно не укладывалось в голове. Сомнений не было – Лидия уничтожила злосчастного Стивена Дейли. Но одновременно сделала достоянием общественности неудачную попытку самоубийства собственной сестры. Подробности судебного процесса смаковались прессой на протяжении многих дней. Можно представить, как чувствовала себя несчастная молодая женщина, личная жизнь которой стала доступна любому. Ник помнил фотографии, которыми пестрели тогда газеты: спокойная самоуверенная Лидия и совершенно измученная Иззи с полными слез глазами. Ничто на свете не могло убедить Ника, что Лидия в тот период действовала в интересах родной сестры.

   Поэтому он пришел в ужас, когда Венди пригласила ее в соавторы своей автобиографической книги. Из всего, что ему удалось узнать об этой женщине, следовало – единственная биография, которая всерьез интересует Лидию Стэнфорд, – ее собственная.

   Но их встреча все изменила. Она казалась совсем не такой, как он ожидал. Спокойной, доброжелательной, излучающей тепло и заботу о других. Интересно, как сложились бы их отношения, если бы они познакомились при других обстоятельствах, на какой-нибудь вечеринке, например? И он ничего не знал бы о ее прошлом? Наверное, получилась бы совсем иная история. Ник был бы очарован лукавым взглядом и копной роскошных волос. Попросил бы телефон и с трудом дождался следующего вечера, чтобы пригласить ее на ужин…

   Слава богу, роковой ошибки удалось избежать. Лидия Стэнфорд – расчетливая карьеристка, способная нести окружающим только боль.

   Он смотрел, как она разговаривает с его дочерью. Красивые руки с холеными ногтями плавно двигались, напоминая двух бабочек. На запястье алела свежая царапина. Судя по всему, Нимрод не сдался без боя.

   Лидия замерла. Теперь маленькие ладошки Рози замелькали в воздухе, и Ник испытал новый приступ боли. Господи, впервые за долгие недели, с тех пор как девочка поселилась в его доме, она имела возможность сказать ему, что ее беспокоит! Лицо дочери исказилось, она готова была заплакать. Неожиданно для себя Ник стремительно шагнул вперед и судорожно прижал малышку к себе, гладя ее волосы.

   – Что она говорит?

   – Это трудно объяснить, – мягко ответила Лидия, подняв на него лучистые глаза, полные нежности и сочувствия к Рози.

   – Постарайтесь. – Внезапно Нику стало совершенно все равно, что на самом деле представляет собой Лидия Стэнфорд. Главное сейчас – это Рози, которая замерла, прижавшись к отцу всем телом, а он стоял, не в силах пошевелиться от нахлынувшей любви к дочери.

   Лидия смотрела на них, с трудом подыскивая слова. И хотя облекать мысли в слова – ее профессия, впервые со времени учебы она колебалась, не зная, с чего начать. Не хотелось причинять Нику боль. Пусть он не выучил язык жестов, но искренняя и глубокая привязанность к дочери больше не вызывала сомнений. Она тихонько откашлялась.

   – Рози понимает, почему пришлось переехать к вам. – Лидия замялась, потом продолжила: – Или ей кажется, что понимает. Мама не любит ее, потому что она глухая. А вы слишком заняты. – По лицу Ника прошла судорога, но Лидия твердо решила договорить. – София ругает и бьет девочку. Поэтому Рози хочет уехать к бабушке. – Лидия отвела взгляд, не в силах больше видеть лицо Ника, искаженное гримасой боли. – Мне очень жаль. Простите.

   Ник молча наклонился и прикоснулся губами к затылку дочери. Потом посмотрел на Лидию.

   – Как будет на языке жестов: «Я прошу прощения»?

   Лидия проглотила застрявший в горле комок.

   – Надо мизинцем указать на то, за что вы хотите извиниться. – Она выставила мизинец и обвела им круг на уровне груди. – Вот так.

   Ник присел перед дочерью и повторил жест. Медленно и с трудом, но Рози поняла отца. Она схватила его ладонь, словно хотела остановить, и крепко обняла за шею.

   – Она поняла. – Голос Ника дрогнул. – Скажите, я больше не позволю Софии жить в нашем доме. И я не хочу отпускать Рози к маме или бабушке. Я сам буду заботиться о ней.

   Понимал ли этот человек, какую ответственность взваливает на свои плечи? Сколько труда, терпения и заботы предстоит ему потратить на эту маленькую девочку? Лидия сомневалась. Выросшая в семье глухонемых родителей, она сознательно отказалась от мысли когда-нибудь завести собственного ребенка, потому что не была уверена, сможет ли уделить ему столько внимания, сколько он потребует. Но Ник был счастлив в своем неведении, в его голосе звучала абсолютная убежденность. Дай бог, чтобы она не изменила ему на том тяжелом пути, который предстояло пройти.

   Рози подняла к ней лицо. Спокойно и твердо Лидия повторила ей слова отца. Он кивком подтверждал каждый жест. Глаза девочки засияли. Она поверила. Пусть же никогда не обманется в своих надеждах!

   Отец и дочь смотрели друг на друга. И опять, как тогда, в доме Венди, Лидия почувствовала себя лишней. Она сделала все, что могла. Настало время уходить. И чем скорее, тем лучше.

   Лидия жестом показала Рози, что ей пора домой. В ответ девочка отчаянно затрясла головой.

   – Мне кажется, она вас так легко не отпустит, – с растерянной улыбкой сказал Ник. – Вы хотите есть?

   – Что? – Переход к прозе жизни был настолько неожиданным, что Лидия не сразу поняла вопрос.

   – После всего, что вы для меня сделали, я просто обязан накормить вас ужином.

   – Не знаю, удобно ли это, – замялась Лидия. Завтраку Иззи был очень плотным, но с того времени прошло уже больше восьми часов. – Кристина, наверное, приготовила ужин только на одну персону.

   – Одна из обязанностей мисс Перман – быть готовой ко всяким неожиданностям. – В голосе Ника прозвучала та надменность, которую Лидия терпеть не могла. Похоже, по мнению Николаса Реган-Филиппа, готовые блюда появлялись на столе по мановению волшебной палочки. Но тут она вспомнила свой совершенно пустой холодильник и засомневалась еще больше. А нежное движение, которым Рози взяла ее за руку, окончательно сломило сопротивление.

   – Я с удовольствием поужинаю с вами.

   – Вот и отлично. Я уложу Рози спать, а потом мы сможем… поговорить.

   Поговорить? Как странно он произнес это слово. Лидия смотрела на его губы. Какая тонкая, прихотливая линия изгиба. Чувственная и сексуальная. Интересно, знает ли он об этом? Наверное, его поцелуй должен быть таким же нежным и волнующим, как описывают в любовных романах. Она заставила себя отвести взгляд.

   – У вас ведь есть опыт общения с глухонемыми? Я очень хочу послушать ваши советы, – пояснил Ник. – Вы можете подождать на террасе, вечер сегодня просто чудесный, и Кристина принесет вам что-нибудь выпить.

   – Конечно. – Лидия посмотрела в широко распахнутые грустные глаза Рози. Как, должно быть, она одинока. Если в ее силах хоть немного облегчить жизнь девочки, Лидия сделает это с удовольствием. Она проследила, как отец и дочь вышли из комнаты – сильный мужчина и ребенок, доверчиво вложивший ладошку в крепкую руку взрослого. Идиллическая картина, просто рекламный плакат. Наверное, мать Рози очень красива, если у девочки такие тонкие черты лица и выразительные глаза.

   Лидия оглядела комнату, надеясь сверить догадку с какой-нибудь семейной фотографией, которые обычно ставят в гостиных, но безрезультатно. Тут нечему удивляться. Люди, подобные Нику Регану, не склонны к сентиментальности. Странно, что он вообще когда-то женился. Интересно, кто эта женщина?

   Ее раздумья прервала внезапно распахнувшаяся дверь. На пороге стояла Рози. Вопрос замер на губах Лидии, когда девочка стремительно бросилась вперед и обняла ее обеими руками. Лидия наклонилась и нежно поцеловала ее в щеку. Может быть, решение никогда не иметь детей было ошибочным? – впервые подумала она и тут же отогнала мысль прочь. Детей не заводят из-за эгоистической потребности хоть в чьей-то любви. Тогда уж лучше купить собаку. Но в жизни Лидии не было места даже для домашнего животного.

   Она присела перед девочкой и знаком сказала: «Спокойной ночи». Как делала когда-то ее мама. Сколько лет прошло, а воспоминания все еще заставляют грустить. Зато лицо Рози осветилось радостью. Она вприпрыжку вернулась к двери и помахала оттуда рукой. Слава богу, срок детских печалей недолог. Нику достаточно было выслушать дочь, для того чтобы сделать ее счастливой. Хотя и взрослым бывает достаточно для счастья именно этого.

   Лидия вышла на террасу, села в удобное кресло и замерла, пораженная внезапной догадкой. Иззи! Как она могла забыть! Сестра работает учителем в школе для детей, имеющих проблемы со здоровьем. Вот кто сумеет подыскать новую няню для Рози.

   Лидия спустилась по ступенькам на ухоженную лужайку, подумав вскользь, сколько часов в день тратит садовник на то, чтобы поддерживать сад в таком прекрасном состоянии, достала мобильник и набрала номер. Через мгновение она услышала в трубке радостный голос.

   – Лидия! Ты где? Я звоню тебе на протяжении нескольких часов…

   – Мой телефон был отключен.

   – Почему?

   – Неважно. Ты только послушай, что со мной приключилось!


   Ник сидел на краешке кровати Рози, ласково склонившись к лицу дочери. Она зажмуривалась, честно стараясь заснуть, но поминутно открывала глаза, словно боялась, что отец исчезнет. И раз за разом с нежной улыбкой Ник прикрывал ее веки ладонью, стараясь прогнать страх прочь.

   Она была такой хорошенькой, его маленькая девочка. Хотелось надеяться, достаточно маленькой, чтобы не понять того, что произошло в их семье. Хотя от грусти, затаившейся в самой глубине ее глаз, Нику делалось не по себе.

   Ану нельзя назвать плохим человеком. У нее и в мыслях не было причинить дочери боль. Просто она всегда исходила только из своего удобства. Поэтому, наверное, и не сказала Рози, что ее бабушка умерла. Решила, что слишком сложно объяснить это маленькой девочке. И, как всегда, ошиблась. Рози хватило ума понять, что отец вечно занят, а мама не любит ее за глухоту.

   Ник тряхнул головой, отгоняя мрачные мысли, и испуганно посмотрел на Рози – не разбудил ли ее неосторожным движением. Но девочка мирно спала. Какие сны снятся сейчас дочери? Он осторожно поправил непослушный локон – с сегодняшней ночи она будет видеть только счастливые сны.

   Ник тихо поднялся с кровати и вышел, оставив ночник включенным. До этого момента ему не приходило в голову, как страшно должно быть в полной темноте пятилетнему ребенку, лишенному возможности слышать. Он устало потер шею. Слишком многое не приходило ему в голову до сего дня. Например, то, что мир, в котором живет Рози, совершенно не похож на мир других людей. Ему предстояло многому научиться и многое постигнуть. Хватит ли сил стать хорошим отцом? Ник улыбнулся. Венди пришла бы в негодование, застань она крестника в таком упадочном состоянии духа. Этой женщине неведомы колебания и сомнения.

   – Малышка заснула? – Кристина Перман стояла на лестнице между первым и вторым этажами, с тревогой заглядывая в лицо Ника. – Давайте я побуду здесь на тот случай, если она вдруг проснется. София ушла в кино. Она предположила, будто вы дали ей выходной на сегодняшний вечер.

   – Буду вам очень благодарен, – ответил Ник, твердо решив, что Рози перестает быть «малышкой» и становится полноправным членом семьи, к проблемам которого будут относиться с особым вниманием. – Мисс Стэнфорд на террасе?

   – Нет, она в саду, разговаривает по телефону. Судя по всему, конфиденциальный звонок. – Экономка помолчала. – Сэр, я прошу прощения, но правильно ли вы делаете, приглашая ее в дом? Мисс Стэнфорд – журналистка, а вы всегда не любили, когда кто-то вмешивается в вашу личную жизнь.

   – Лидия Стэнфорд – личный биограф Венди. А поскольку какое-то время мисс Беннингтон будет жить здесь, нам с вами так или иначе придется мириться с присутствием Лидии Стэнфорд в этом доме. Кроме того, ее сегодняшнее участие в истории с Рози заслуживает вознаграждения хотя бы в виде одной порции жаркого.

   – Я поняла вас, сэр. – Кристина поднялась наверх, оставив Ника размышлять, с кем так срочно понадобилось поговорить Лидии, если она даже не стала дожидаться момента, когда покинет его дом.

   Ник прошел в свою спальню, а оттуда в гардеробную. Надо наконец переодеться. Он с наслаждением ослабил узел дорогого шелкового галстука, снял его и повесил в шкаф. Но пальцы замерли, едва коснувшись верхней пуговицы на сорочке. Может, Кристина права и, пригласив Лидию к ужину, он совершает ошибку? Конечно, она очень амбициозна. Но с его стороны это всего лишь жест благодарности. Кроме того, теперь ему следует узнать как можно больше о жизни в семье, где растет глухонемой ребенок. Не думает же Кристина, что ему приятно провести вечер в обществе женщины, которая с момента знакомства пробуждала в нем только одно желание – медленно, пуговица за пуговицей, расстегнуть ее отвратительный жакет, стащить его и выкинуть в окно. Он улыбнулся. Пока это желание остается единственным, можно чувствовать себя в полной безопасности.

ГЛАВА ПЯТАЯ

   Лидия стояла на террасе, ожидая, пока Ник спустится вниз. Погода была на редкость хороша. На смену теплому, почти жаркому дню пришел прохладный вечер. Легкий ветерок шевелил ветви деревьев. Сад был прекрасен. Оформленный в английском стиле, он плавно переходил в парк, а вдалеке казался настоящим лесом. Да, Рози было где укрыться от глаз нелюбимой няни.

   – Она уснула. – Голос Ника заставил ее обернуться. Первой мыслью было – он переоделся. Второй – как это несправедливо по отношению к ней. В темных джинсах и белой футболке, плотно облегающей выпуклые мышцы груди и плеч, он больше походил на профессионального спортсмена, чем на бизнесмена. Если Ник преследовал цель произвести эффект – он своего добился. Рядом с ним Лидия, все еще в том же жакете и темных брюках, выглядела весьма бледно.

   – Кристина принесла вам что-нибудь выпить?

   – Нет, я отказалась. Не забывайте, мне еще предстоит добираться до Лондона в своем автомобиле.

   – Становится холодно. Может, мы пройдем в дом?

   – Да, уже не жарко. – Она благодарно кивнула и с готовностью направилась вслед за ним в столовую. – Конец лета все-таки. Жалко, правда?

   – Все хорошее быстро кончается, – согласился он.

   Они продолжали обмениваться ничего не значащими фразами. Как и полагается малознакомым людям, сведенным вместе волей случая, напомнила себе Лидия.

   – У вас великолепный парк.

   – Это одна из причин, по которой я купил виллу. Здесь около шести акров прекрасной земли, и всего час езды до Лондона.

   Лидия быстрым взглядом окинула столовую. По ее мнению, интерьер был чуть тяжеловат: бархатные портьеры, мебель из цельного дуба. Но он отвечал характеру хозяина – всюду прослеживались традиции английской аристократии. Словно подтверждая ее мысли, Ник церемонно выдвинул стул с высокой спинкой и усадил Лидию за длинный стол, сервированный на двоих.

   – Кристина предлагает нашему вниманию суп, бефстроганов с гарниром из овощей и яблочный пирог. Вы не имеете ничего против? – Ник улыбнулся так обаятельно и открыто, что Лидия не смогла удержаться от ответной улыбки. Знакомство с Ником начинало доставлять ей удовольствие. Вчерашняя идея залезть в окно к Венди перестала казаться глупой.

   – Мисс Стэнфорд… – начал он.

   – Пожалуйста, зовите меня Лидия.

   – Тогда я для вас Ник.

   На мгновение ей показалось странным это предложение, потому что мысленно уже второй день она называла его именно так. Но потом сообразила – все это время они вообще никак вслух не называли друг друга.

   – Могу я предложить вам немного вина?

   – Совсем чуть-чуть.

   – Да, вы за рулем, я помню, – снова улыбнулся Ник. Лидия заставила себя отвести взгляд от твердо очерченных чувственных губ. Надо больше следить за собой. Кажется, ужин начинает походить на романтическое свидание. Стоило огромного труда вспомнить, что на самом деле Ник Реган – грубый и высокомерный тип.

   – Как долго вы живете на этой вилле? – поинтересовалась она, спеша заполнить возникшую паузу.

   – Около двух лет. Поэтому не успел еще придать саду законченный вид. Бизнес отнимает слишком много времени.

   – Вы сами работаете в саду?!

   – А что в этом удивительного? – вопросом на вопрос ответил он. – Труд на свежем воздухе всегда считался полезным. Хотя, – Ник, продолжая улыбаться, взглянул на ее холеные ногти, – вы можете придерживаться иной точки зрения.

   Понятно, почему вчера он приехал к дому Венди в рабочем комбинезоне, подумала Лидия. Значит, этот эксцентричный миллионер, помимо борьбы за права человека, в свободное время занимается еще и садоводством. Большой оригинал, ничего не скажешь! Хотя отец Лидии всегда утверждал, что выращиванием цветов могут заниматься только люди с чистой душой.

   – Почему же, я совершенно с вами согласна. Просто, глядя на ваши ухоженные руки, трудно догадаться о таком хобби. – Лидия чувствовала, что личность Ника вызывает в ней все больший интерес. С одной стороны – человек, имеющий аристократические корни, с другой – талантливый бизнесмен, добившийся успеха благодаря своему уму, с третьей – простой и обаятельный собеседник. – Ник, могу я задать вам один вопрос? Только обещайте, что скажете правду.

   – Попробуйте, – улыбнулся он.

   – Почему вчера вы представились как Ник Реган и не назвали вторую часть фамилии?

   – Все дело в вас. Точнее, в вашей профессии, – пояснил он, заметив недоуменный взгляд. – Не хотелось прежде времени раскрывать карты и давать лишнюю информацию.

   Лидия замерла, не успев донести ложку до рта. Такой откровенности она не ожидала.

   – К сожалению, тут вам не повезло, – заметила она. – В Интернете были сведения только об одном Нике Регане, который на поверку оказался Николасом Реган-Филиппом. Хитрость не удалась. Хотя, должна признать, сведения настолько скудны, что мне не удалось отыскать ни одного скелета в вашем шкафу.

   Наступившая пауза позволила Лидии немного позлорадствовать в душе. Кажется, фраза про скелеты оказалась очень удачной – Ник выглядел растерянным. Они доели суп в полной тишине.

   – Теперь моя очередь задать вопрос, – сказал он, передав пустую тарелку Кристине. – Почему вы не живете за городом? Или мысль о садоводстве вызывает у вас ужас?

   Лидия молча пожала плечами. Вопрос несложный, но ответить на него трудно. После смерти родителей их дом был продан, а сад, с такой любовью возделанный отцом, пришел в полное запустение.

   – Ну, сначала я училась в университете, потом устроилась на работу… Моя жизнь связана с городом. Но я развожу цветы на балконе, – быстро, словно оправдываясь, добавила она. – Мне, конечно, далеко до ваших достижений, но геранью я могу гордиться.

   – Звучит впечатляюще. – Ник смотрел на нее сквозь бокал с вином. Лидия занервничала. Уж не смеется ли он? В наступившей тишине она старательно разрезала мясо на мелкие кусочки. Потом осторожно подняла глаза.

   – В детстве я жила за городом. У моего отца был прекрасный сад. Он всерьез увлекался выращиванием цветов, и первые мои детские впечатления связаны с работой на участке. – Ее взгляд затуманился. Это было чудесное время. Она вспомнила чувство сопричастности, которое охватывало ее, когда они с отцом рука к руке возились в теплой душистой земле, а буйство красок заставляло сердце замирать от восторга.

   – И что же стало с садом теперь?

   – Папа умер, когда мне было восемнадцать.

   – Простите, я не знал.

   – Ничего, – Лидия изо всех сил старалась сохранить бесстрастное выражение лица. Воспоминания все еще приносили боль. – Это было давно. Их автомобиль столкнулся с грузовиком на загородном шоссе. Папа погиб на месте, мама умерла неделю спустя в больнице.

   Господи, подумала она, почему впервые за столько лет я рассказываю об этом совершенно чужому человеку?! С той поры, когда ей пришлось раз за разом повторять трагическую историю сначала в полиции, потом равнодушным чиновникам, она поклялась не говорить о гибели родителей ни с кем из посторонних. Да и как передать то состояние, в котором они с Иззи неделю дежурили у дверей больничной палаты, надеясь на чудо. И как потом в полном отчаянии она нарушила семейные традиции и уехала учиться в Кембридж, бросив дом и сад на произвол судьбы. Даже спустя годы, сделав вполне успешную карьеру, она не знала, имела ли тогда право на подобный поступок. Единственное, в чем Лидия была уверена, – когда-нибудь она непременно снова будет жить за городом.

   Она подняла глаза на Ника. Почему он молчит? Он должен сказать хоть слово, хотя бы из вежливости. И, наверное от смущения, добавила совершенно неожиданно для себя:

   – Мои родители были глухонемыми. Ветер сломал дорожный указатель, отец нечаянно нарушил правила, а сигнала грузовика они услышать не смогли.

   – Вы так его и не простили?

   Лидия растерялась. Не простила кого? Водителя грузовика?

   – Я думаю, тот человек ни в чем не виноват. Просто несчастный случай. – Она откинулась на высокую спинку. – Маме не было сорока, когда это случилось.

   Ник не отрываясь смотрел, как под влиянием эмоций меняется цвет ее глаз. Они то темнели, то делались светлыми, как мед. Но независимо от цвета, в их глубине мерцал огонь. Ник был готов поклясться – это был огонь ярости на несправедливую судьбу. Он сам долгое время испытывал нечто подобное, потому что его мать умерла в двадцать три. Умерла от долгой изнурительной болезни, но в глазах маленького сына это не делало потерю легче. Иногда он особенно страдал оттого, что память не сохранила ни одного воспоминания о маме. Но зато он помнил отца.

   Лидия привычным жестом откинула волосы назад. Ник заставил себя отвести глаза от нежной линии шеи и повернулся к Кристине, готовой сменить тарелки.

   – В комнате Рози тихо?

   – Она спит, как ангел. – Губы экономки помимо воли растянулись в улыбке. – Бедняжка так напереживалась за сегодняшний день! Думаю, до позднего утра не проснется.

   – Во сколько обычно она встает? – обратилась Лидия к Нику. Тот растерянно взглянул на Кристину. В этой области он явно не силен. – Разве она никогда не прибегает к вам утром?

   Ник отвел глаза. Это была запретная территория, пространство сугубо личной жизни, и он не собирался пускать туда малознакомую женщину. Неизвестно еще, какую историю о себе и своей дочери он будет иметь удовольствие прочитать в утренних газетах. Вместо ответа Ник приподнял бутылку, предлагая Лидии налить еще вина. Она отрицательно помотала головой, снова поправила волосы и переменила тему:

   – Как чувствует себя Венди?

   Ник пропустил вопрос мимо ушей, завороженный золотистой волной, плавно струящейся по плечам Лидии. Если женщина в разговоре с мужчиной часто касается волос – это что-то означает. Только он никак не мог вспомнить, что. Хотя, возможно, ей просто мешают пушистые пряди.

   – Вы ведь сегодня навещали ее? – продолжала Лидия. – Когда ее выпишут?

   – Да, я был в больнице. – Усилием воли Ник заставил себя сосредоточиться. – Она почти в норме. Исследования показали, что, к счастью, сосуды головного мозга не пострадали. Но врачей беспокоят два момента, угрожающие здоровью, – излишний вес и курение. Надо провести оздоровительный курс. Венди, правда, сопротивляется, утверждая, что курение позволяет снимать психологические нагрузки, но доктор считает, пачка в день – слишком сильное средство. – Ему нравилось смотреть, как она улыбается – нежно, весело. От улыбки в глубине золотистых зрачков мерцали искорки. Наверное, это были смешинки. – В любом случае ей придется провести в больнице еще некоторое время.

   – Потрясающая женщина! А как ее лодыжка? Гипс наложили?

   – Да, но и тут Венди дала согласие только под прямой угрозой артрита. Кроме того, выторговала право провести в палате две недели, а остальные четыре донашивать гипс в домашних условиях. – Он с удовольствием смотрел, как Лидия, продолжая улыбаться, с аппетитом ест бефстроганов с овощами. – Вам нравится, как готовит Кристина?

   – Великолепное мясо. Обычно в это блюдо кладут базилик, но с кориандром получилось гораздо вкуснее.

   – Вы любите готовить?

   – В общем, да. Но у меня на это никогда не хватает времени. Гений кулинарии в нашей семье – Иззи. В готовке она разбирается так же хорошо, как вы в садоводстве.

   Иззи – это, видимо, Изабель. Ник не ожидал, что Лидия заговорит о ней, да еще в таком легком дружеском тоне.

   – Речь идет о вашей сестре? – уточнил он. – Наверное, вы поддерживаете близкие отношения?

   – Очень. Между нами разница в шесть лет. В детстве этот срок казался непреодолимым препятствием, но после того, как ей стукнуло лет семнадцать, мы стали самыми близкими подружками. – Лидия налила себе воды из графина. – А у вас есть братья или сестры?

   – Нет, – холодно ответил Ник и отвел глаза, будто захлопнул перед ее носом дверь. Эта женщина снова пытается проникнуть в его личную жизнь.

   Лидия быстро взглянула на него поверх стакана. Вопрос можно было бы и не задавать. Если вам нужен наглядный пример к понятию «единственный ребенок в семье», достаточно посмотреть на Николаса Реган-Филиппа. Сейчас он надулся, словно услышал нечто неприличное. Ладно, со временем в разговорах с Венди так или иначе всплывут подробности жизни ее крестника. Лидия сложила приборы на пустой тарелке и откинулась на высокую прямую спинку.

   – А я очень счастлива, что у меня есть сестра, – миролюбиво заметила она. – Хотя бы потому, что вчера было к кому напроситься на ночлег. Она живет тут неподалеку, и, убедившись, что «скорая» приехала, я решила навестить Иззи.

   – Она не работает?

   – Что, простите? – И вопрос, и обескураженный вид Ника показались Лидии странными.

   – Я имел в виду, она не ходит на работу? Сейчас ведь середина недели.

   – Во время школьных каникул – нет. Она учительница. А если я и нарушила нечаянно какие-то планы, то она не подала виду. Мы прекрасно провели время. – Лидия улыбнулась. Интересно, как отреагировал бы Ник, узнай он все то, что они говорили о нем вчера вечером. Мысли о сестре заставили ее вспомнить, по какой причине она оказалась сегодня здесь. Рози.

   – Как часто Рози приезжает навестить вас? – спросила она, отдавая Кристине пустую тарелку. При этом экономка многозначительно посмотрела на Ника, но Лидия не поняла значение этого взгляда.

   – Она живет здесь постоянно.

   Лидия удивилась. Из статьи в Интернете она знала, что девочка после развода осталась с матерью. Нечастые визиты к отцу могли хоть как-то объяснить его неумение пользоваться языком жестов. Она не хотела продолжать разговор при постороннем человеке и подождала, пока Кристина расставит на столе десерт. Ник коснулся руки экономки.

   – Спасибо, что приглядели за Рози, Кристина. Я вам очень признателен. Сейчас вы можете отправляться к себе.

   – Я очень люблю Рози. – Кристина широко улыбнулась. – Увидимся завтра, сэр.

   – Почему же вы не выучили язык жестов? – спросила Лидия, когда дверь за экономкой закрылась. Заметив, как болезненно дрогнул подбородок Ника, она добавила: – Наверное, он показался вам очень сложным.

   – Рози живет со мной совсем недавно. – Ник смотрел в сторону и молчал. Но, чтобы помочь девочке, требовалась более полная информация.

   – А до этого она жила с матерью, которая и научила ее языку жестов?

   – Это важно? – Нику разговор явно не доставлял удовольствия.

   – Да, для Рози. – Сдерживая раздражение, Лидия отложила ложку и выпрямилась. – Она не чемодан, который вы время от времени можете перекидывать друг другу. Она глухонемой ребенок, лишенный возможности общаться с людьми единственным доступным ей способом.

   – Я понимаю. – Голос Ника прозвучал совсем тихо. – Я обязательно что-нибудь придумаю.

   – Когда? – Она вперила в него рассерженный взгляд, но, не дождавшись ответа, продолжала уже несколько спокойней: – Ник, вы просили меня остаться, чтобы побеседовать о Рози. Я осталась. Но любой мой вопрос не вызывает в вас ничего, кроме протеста. Давайте договоримся – или вы отвечаете, или продолжение лишено всякого смысла.

   – Еще вина? – Он приподнял бутылку, задумчиво рассматривая этикетку, и, после того как Лидия отказалась, осторожно поставил ее на место. – Дело в том, что я не привык говорить о своей личной жизни.

   – Я не интересуюсь вашей личной жизнью, – устало заметила Лидия. – Речь идет о Рози. Но если вы не в состоянии рассказать даже о ней, мне следует уйти. – Она нахмурилась и посмотрела в окно. Сегодня был на редкость длинный и трудный день. Кажется, с нее достаточно Ника Регана с его проблемами. Вдруг очень захотелось оказаться дома, принять душ, завернуться в теплый халат и забыть бессмысленный разговор.

   – Я готов обсуждать с вами методику изучения языка жестов. Или особенности развития ребенка с потерей слуха. Но не собираюсь рассказывать о моих отношениях с бывшей женой.

   Лидия вспыхнула. Вот как он заговорил: прямо, жестко, без обиняков и недомолвок. Понятно, почему ему удалось достичь таких успехов в бизнесе. Главное – забить оппонента.

   – Жаль, что Рози не готова воспринимать все так же просто. А ваше нежелание говорить о бывшей жене делает жизнь девочки только сложнее.

   – Я понимаю.

   – Правда?! – Лидия не смогла удержаться от сарказма. – У вас в доме спит ребенок, который уверен, что мать его не любит, а отец слишком занят, чтобы уделить ей хоть немного внимания. Может, действительно лучше отправить ее к бабушке, о которой девочка вспоминает с такой нежностью? – Еще не досказав, Лидия уже пожалела о своей несдержанности. В конце концов, Ник обратился за помощью, а она ткнула пальцем в больное место. – Простите, мне не следовало этого говорить.

   – Бабушка Рози умерла месяц назад.

   – Господи, – Лидия испуганно вскинула глаза. – И девочка ничего не знает?

   – Нет. И до сегодняшнего дня я не догадывался об этом. Понять не могу, почему Ана ей не сказала.

   – Она не хотела причинять Рози лишнюю боль. – Лидия смотрела прямо в глаза Нику. – Теперь вам придется сделать это самому, ведь малышка мечтает о встрече с бабушкой. Она владела языком жестов?

   – Наверное.

   – Вы не знаете?! – В очередной раз Лидия была поражена. Судя по всему, отношения с бывшей женой у Ника складывались настолько необычно, что о них действительно лучше не говорить. Вот только каково в этой ситуации Рози? – Вы не пробовали обратиться в социальные службы? – Она сочла за лучшее перевести разговор. – Мои родители были членами Общества людей с потерей слуха. Там прекрасные врачи и психологи.

   Ник молчал, снова накрепко захлопнув дверь в свой внутренний мир. Может, все дело в ее персоне? Он по-прежнему боится, что Лидия использует полученные сведения против Рози? У нее не осталось сил на убеждения, поэтому она поднялась и взяла портфель.

   – Вы правы, это не имеет никакого значения. Всего хорошего.

   – Пожалуйста, давайте закончим десерт. – Ник тоже встал из-за стола. – Выпьете чашку кофе?

   – Нет, спасибо. – Она перекинула жакет через руку. – И последнее. Ваша личная жизнь интересует меня вовсе не в той степени, в какой вы предполагаете. Все, что мне удалось узнать как журналистке, – вы владелец крупной компании, ваша крестная – очень яркая личность, а ваша дочь просто очаровательна. На этом я собираюсь остановиться. Вас устраивает?

   Лидия направилась к дверям. Ник рванулся следом и в попытке остановить буквально схватил ее за локоть, но, встретив ледяной взгляд, быстро отдернул руку.

   – Простите.

   – Ничего страшного. Да, чуть не забыла. – Лидия открыла портфель и достала листок бумаги. – Пока вы укладывали Рози, я позвонила сестре. Она учительница, но не в обычной, а в коррекционной школе, и у нее есть контакты, которые помогут найти новую няню для девочки. Я записала для вас несколько телефонов. – Она протянула листок Нику. – Кроме того, если вам понадобится профессиональная консультация, Иззи всегда готова помочь. Звоните в любое время, ее номер на обороте.

   – Спасибо, – тихо сказал он, разглядывая листок так, словно не мог поверить собственным глазам. Что ж, теперь это полностью его проблема. Лидия сделала все, от нее зависящее. Она защелкнула портфель и прошла к дверям, ожидая, пока он откроет замок.

   – Лидия…

   – Передайте мою благодарность мисс Перман за прекрасный ужин. – Она протянула руку. – Всего доброго.

   – Лидия, простите, если я чем-то вас обидел. – Ник бережно сжал тонкую ладонь. – Спасибо за Рози и за кота тоже.

   – Не стоит. Всегда рада. – Она накинула жакет и спустилась по ступеням на освещенную дорожку. Прохладный ночной ветер шевельнул распущенные волосы. У машины она обернулась и негромко сказала:

   – Вы можете мне доверять.

   – Я никому не доверяю.

   Лидия села за руль. Последняя фраза Ника заставляла задуматься. Непонятно, чего в ней больше – горечи или спокойствия. Откуда такой пессимизм? Или все дело в больших деньгах? А может, неудачный брак оставил тяжелый след в его душе? Наверное, и то и другое.

   Лидия тряхнула головой. Единственное, о чем сейчас стоило думать, – согласится ли Ник обратиться за помощью к Иззи. Нельзя допустить, чтобы Рози и дальше чувствовала себя одинокой и покинутой в этом огромном доме.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

   Венди удобно расположилась в кресле напротив большого окна, из которого открывался прекрасный видна парк Фентон-холла. В руках у нее была чашка чая, а загипсованная нога покоилась на специальной подставке.

   – Мне нравится эта девушка, – не допускающим возражений тоном изрекла она, заметив машину Изабель Стэнфорд на подъездной аллее. – В ее словах и поступках всегда присутствует здравый смысл. Даже не верится, что она чуть не убила себя. Ты так не думаешь?

   Ник согласно кивнул. Казалось совершенно невозможным, что некоторое время назад Иззи пыталась покончить с собой. Он медленно отпил чай. Вообще за последние дни его мнение о сестрах Стэнфорд сильно изменилось. Иззи искренне любила Лидию и, похоже, не имела никаких претензий по поводу вторжения в ее жизнь.

   Венди макнула печенье в чашку и с нескрываемым наслаждением отправила его в рот.

   – Это одно из немногих удовольствий, которые я еще могу себе позволить. И меня совершенно не волнует, если кто-то считает мои манеры дурными.

   – А разве когда-нибудь волновало? – улыбнулся Ник.

   – Ты всегда был очень сообразительным. – Венди пристально взглянула ему в глаза. – Что ты думаешь по поводу советов Иззи и той девушки, которую она рекомендовала в няни?

   – Я думаю, – Ник сел поудобнее, вытянув длинные ноги, – Рози пойдут на пользу занятия в школе для глухонемых детей. А что касается Рэчел… Не знаю, не слишком ли она молода?

   – Ты должен принять решение. Рози потрясена известием о смерти бабушки. И ей необходим хоть один человек, с которым она может говорить на языке жестов. Кроме того, Рэчел нравится общаться с Рози. Мне кажется, даже Ана не смогла бы сделать это лучше.

   Ник не собирался возражать. Он отлично знал, как переживает его дочь. Когда Рози поняла наконец, что бабушки больше нет, ей показалось – мир рухнул. Последнего пристанища, где она могла укрыться от жестокости взрослых, не стало, и теперь девочка совершенно одна в доме отца, которого едва знает.

   – Я думаю, Рэчел следует оставить у нас. Тем более, если она сможет подготовить Рози к занятиям в школе.

   Венди помолчала, прихлебывая чай. Потом опять внимательно посмотрела на Ника.

   – Не помню, говорила ли я? Представляешь, детишки, которым вшивают ушные импланты, долгое время так и не могут научиться понимать человеческую речь. Звуки внешнего мира остаются для них лишенными смысла. Странно, правда?

   – Для Рози этот вариант не подходит.

   – Рада, что ты так считаешь. Но интересно, какова будет реакция Аны, если она все-таки настоит на операции, а потом выяснится, что все оказалось совершенно бесполезным? Почему она решила, что два пластмассовых диска в голове лучше пары слуховых аппаратов за ушами?

   Ник нахмурился. Венди права. Стремление Аны уложить Рози на операционный стол только потому, что слуховые аппараты за ушами дочери казались ей уродливыми, отвратительно. Ана всегда уделяла гораздо больше внимания форме, нежели содержанию. По ее мнению, болезнь малышки была чем-то неприличным, и ее следовало любым способом скрывать от окружающих. Ник страстно жалел, что первые годы жизни Рози шел на поводу у жены. Но теперь он не собирался упускать шанс выстроить новые отношения с дочкой.

   Существование в Лондоне специального центра глухонемых, который включал в себя клуб для взрослых и детскую школу, явилось для него полной неожиданностью. Благодаря Иззи, он понял, что люди, лишенные слуха и возможности говорить, вовсе не чувствуют себя изгоями и могут вести полноценный образ жизни. Родители Иззи и Лидии именно там и познакомились. Теперь стало понятно, почему Лидию так возмутила изоляция, в которой по вине родителей очутилась Рози.

   Жаль, Ник не знал всего этого в тот вечер, когда ужинал с ней. Тогда он задал бы гораздо больше вопросов и разговор закончился бы иначе. Совсем иначе, нашептывал внутренний голос, возможно, даже поцелуем. Ведь несколько раз он едва удерживался от искушения, особенно при звуках переливчатого смеха или когда она небрежным жестом откидывала назад волосы. Странно – впервые за четыре года с момента разрыва с Аной он подумал, что вновь может быть счастлив.

   Но сейчас главное сделать жизнь дочери легче. И благодаря Лидии Стэнфорд, Ник уже предпринял несколько первых шагов на этом нелегком пути. И только мучительное сознание, что он был непростительно груб тогда, не давало покоя.


   Лидия приближалась к Фентон-холлу со странным чувством, будто события последних дней движутся по замкнутому кругу. В течение двух недель она постоянно возвращалась мыслями к маленькой Рози Реган-Филипп. Не пыталась ли та снова убежать? Расстался ли Ник с Софией? Понял ли он хоть что-нибудь из того, что Лидия пыталась объяснить в тот вечер? Беспокойство лишь немного отступило после того, как Иззи сообщила, что Ник позвонил и попросил о консультации.

   Судя по роскошному букету из двадцати четырех алых роз и коротенькой записки со словами: «С благодарностью. Ник», которые он прислал Лидии, советы Иззи оказались полезными. И сколько ни убеждала себя Лидия, что букет – удобный и ни к чему не обязывающий способ отблагодарить за услугу, сердце замирало, стоило бросить взгляд на высокие цветы, целую неделю наполнявшие ароматом маленькую квартиру.

   Дважды она собиралась позвонить, чтобы сказать спасибо, и оба раза у нее не хватало духа. Что ж, если сегодня они нечаянно встретятся, она обязательно поблагодарит. Причем сделает это спокойно и с достоинством, как и полагается человеку, приехавшему по делам. В Фентон-холле у Лидии была назначена встреча с Венди.

   Она остановилась у ворот. Лучше воспользоваться телефоном, чем общаться с Кристиной по интеркому. В необходимости выкрикивать свое имя в металлический ящик Лидия видела что-то унизительное. Она достала мобильник и заметила, как слегка дрожат пальцы. Причина излишней нервозности, наверное, в том, как холодно они расстались в прошлый раз. Хотя Ника трудно обвинять. Лидия слишком близко к сердцу приняла все, случившееся с девочкой, и в своих настойчивых вопросах невольно переступила грань дозволенного.

   Она слушала гудки, мысленно приказав себе успокоиться. Но когда в трубке раздался голос Кристины, испытала смешанное чувство облегчения и разочарования оттого, что ответил не Ник.

   – Добрый день, Кристина, это Лидия Стэнфорд. У меня назначена встреча с Венди, но я приехала чуть раньше. Не будете ли вы любезны открыть ворота?

   – Конечно, мисс Стэнфорд.

   Лидия поехала по знакомой аллее, только у самого дома вспомнив, что не перезвонила с просьбой закрыть ворота. Очень невежливо. Кристина, наверное, ждала. На душе стало еще хуже, когда она увидела Ника, спускающегося ей навстречу по ступеням парадного крыльца. За прошедшие две недели она так и не решила, как следует с ним держаться.

   Спокойно, приказала она себе. Мне нет никакого дела до бездушного сухаря, который, имея глухонемую дочь, не удосужился выучить язык жестов. Даже если он так сногсшибательно красив.

   Она остановила машину. Ник распахнул дверцу еще до того, как Лидия успела заглушить двигатель.

   – Я забыла позвонить, чтобы Кристина закрыла ворота, – внезапно осевшим голосом сказала она, от волнения забыв поздороваться. Ну вот, теперь он решит, что она не только невоспитанна, но и глупа.

   – Ничего страшного, там установлен таймер. – Похоже, Ник растерялся, так как тоже не сказал «здравствуйте». Секунду они молчали, глядя друг на друга. Лидия почувствовала, как краска начинает заливать щеки.

   – В прошлый раз Кристина попросила перезвонить.

   – Что вы говорите?! – Он старательно изобразил удивление и снова замолчал. Лидия первой взяла себя в руки.

   – Наверное, потому, что тогда искали Рози. Как у нее дела? – светским тоном поинтересовалась она.

   – Смотрите сами. – Заслышав быстрые шаги, Ник обернулся. По ступенькам крыльца к ним бежала Рози. Лидия быстро отстегнула ремень безопасности и вышла навстречу.

   Глаза Рози сияли, когда знаком она сказала: «Привет!», но еще больше Лидию тронул доверительный жест, которым девочка сунула ладошку в руку отца. Это был совсем не тот замкнутый и одинокий ребенок, которого Лидия встретила здесь две недели назад.

   Рози подергала Лидию за кофточку, привлекая внимание, и со счастливой улыбкой торопливо объяснила, что у нее есть сюрприз. Лидия вопросительно посмотрела на Ника.

   – У нее новая няня? – Неужели за такой короткий срок в этом доме все настолько поменялось к лучшему?

   – Она вам сказала? А какой жест означает «няня»?

   – Она сказала иначе: «Новый человек пришел, чтобы помочь мне». – Лидия улыбнулась и повторила жесты Рози.

   – Кажется, мне никогда этого не освоить. – Он ласково потрепал дочь по волосам.

   Ник хочет выучить язык жестов?! Лидия искренне обрадовалась. День действительно полон приятных сюрпризов. Но прежде, чем она нашлась, что ответить, ее внимание привлекла девушка, спускающаяся в сад вслед за Рози. Ее фигура казалась очень знакомой.

   Быть не может – это же Рэчел! В последнюю их встречу несколько лет назад она еще носила брекеты для исправления прикуса! Когда Иззи говорила о прекрасной кандидатуре на должность няни в доме Реган-Филиппа, Лидии и в голову не могло прийти, что речь идет о ней! Она бросилась к девушке и расцеловала ее в обе щеки.

   – Теперь я работаю с Рози. – Рэчел владела языком жестов безукоризненно. Ее движения были неторопливыми и четкими. – Скоро у меня защита диплома, и Рози помогает мне практиковаться.

   – Это же просто здорово! – ответила Лидия. А Рози торопливо закивала и добавила, что еще Рэчел учит папу.

   Лидия не могла поверить. Она вопросительно повернулась к Нику. «Я стараюсь», – довольно сносно изобразил он. Все засмеялись. Рэчел знаком показала, что у Ника хорошо получается. На мгновение Лидия почувствовала себя так, словно опять оказалась в клубе для глухонемых. Это было неожиданно и очень приятно.

   – Нам нужно идти. – Рэчел ласково взяла девочку за плечо. – Через полчаса у Рози урок плавания.

   Рози с готовностью кивнула, на секунду прижалась к отцу и помахала Лидии. Та смотрела, как две фигурки, одна повыше, другая совсем маленькая, скрылись за углом дома.

   – Они похожи на подружек.

   – Верно. А ведь Рэчел здесь всего пару дней.

   – Уму непостижимо!

   – Да, о лучшей няне не приходится и мечтать. – Он посмотрел на часы. – Я знаю, у вас назначена встреча с Венди, но она сейчас спит. Сегодня была довольно трудная ночь. Можно, конечно, ее разбудить, только вряд ли это пойдет на пользу вашей совместной работе. Она, знаете ли, впадает в дурное расположение духа, если кто-то тревожит ее сон.

   – Конечно-конечно. – Лидия знакомым жестом откинула назад волосы. – Я вполне могу проехаться по магазинам и вернуться через час или около того.

   – Лучше берите портфель и пойдемте выпьем чего-нибудь. Если это не нарушит ваши планы.

   – Нисколько. Честно говоря, дорога сюда была не из легких. – Она опять поправила волосы и мило улыбнулась. Словно разговаривала с добрым старым другом. – В Лондоне страшные пробки. Только если вы заняты, нет совершенно никакой необходимости меня развлекать. Просто попросите принести прохладительное, и я с удовольствием некоторое время поработаю.

   Ник оставил предложение без ответа и молча ждал, пока она доставала ноутбук из машины.

   – Венди говорит, вы уже начали работу над книгой, – заметил он, поднимаясь вслед за ней к дверям.

   – Я выяснила, чего ждет от нас издатель, добавила кое-какие свои соображения и в общих чертах набросала план. Теперь надо согласовать все это с Венди и выслушать ее пожелания.

   Стоп, подумала Лидия, я слишком много болтаю. Ни слова больше, пока не досчитаю до двадцати. Тут она вспомнила о букете.

   – Я должна была сделать это раньше, но лучше поздно, чем никогда. Спасибо за цветы. Я бы позвонила…

   – Не берите в голову.

   – Вы не должны были этого делать. Я не ожидала… – Она смутилась, а потом добавила: – Они великолепны. Еще раз спасибо.

   Слава богу, самое трудное осталось позади. Она справилась лучше, чем можно было ожидать, – поблагодарила спокойно и с достоинством, как и полагается серьезному человеку, которому доверяют написание книги.

   – По средам Кристина у нас выходная, – сказал Ник, открывая перед ней дверь в кухню.

   – Так вы сегодня за главного? – улыбнулась Лидия.

   – Приходится. Я твердо запомнил две вещи: продукты в холодильнике, а на дверце записка, как их готовить.

   – Главное – не потерять записку, а то вся семья останется голодной.

   – Можете сколько угодно иронизировать, – улыбнулся он в ответ, – но в университете я славился умением готовить необычные, но вполне съедобные блюда. Приходилось ли вам когда-нибудь пробовать макароны с сардинами?

   – К счастью, пока нет, – расхохоталась она.

   – Вы даже не представляете, как много потеряли. – Продолжая улыбаться, Ник открыл холодильник. – Могу предложить свежевыжатый апельсиновый сок. Вода, сахар и лед по вкусу, пара долек лимона – и получается домашний лимонад. Фирменный напиток нашего семейства.

   – Домашний лимонад… Звучит неплохо. Не откажусь. – Лидия уселась на высокий стул и закинула ногу на ногу. За две недели она успела забыть, насколько обаятельным может быть Ник. Во всяком случае, очень старалась это сделать. Но сейчас с тайным удовольствием следила за каждым движением его подтянутой сильной фигуры, за каждой мимолетной улыбкой, от которой смягчались резковатые черты лица.

   – Честно говоря, за результат ручаться не могу. Рецепт достался Кристине от бабушки, и она держит в строжайшем секрете пропорции, в которых следует смешивать ингредиенты. – Он несколько раз встряхнул шейкер, перелил содержимое в стакан, добавил лед и протянул Лидии. – Прошу.

   – Очень вкусно. – Лидия с удовольствием сделала глоток.

   Ник улыбнулся и вылил остатки лимонада в свой стакан. Лидия была все так же красива, какой он ее помнил, но сегодня казалась гораздо мягче и спокойнее. Ей необыкновенно шла легкая блузка, перехваченная в талии поясом. Палевый цвет прекрасно оттенял гладкую кожу и подчеркивал необычный оттенок золотистых волос. Вот только зачем она опять надела жакет? Хотя, наверное, это модель нынешнего сезона, и Лидия, как всякая настоящая женщина, не может нарадоваться новой покупке.

   – Вы позволите, я отнесу ваш жакет в прихожую? – Он осторожно помог ей раздеться и вышел из кухни, держа его на вытянутых руках. Странно, но впервые при воспоминании об Ане в его сердце не дрогнула ни единая струна. Может, четырехлетний период добровольного одиночества следует постепенно закончить?

   Ник повесил жакет в шкаф и на мгновение прислонился к закрытой дверце. Важно одно – при нем остался самый большой и важный итог их недолгого и не очень счастливого брака – Рози. Разве не это самое главное?

   И еще. Видимо, из соображений такта, или по каким-то другим, не совсем понятным причинам, с момента развода с Аной ни одна женщина из его окружения, несмотря на престиж и популярность марки, не носила одежду от Анастасии Уилсон. Во всяком случае, те, кто знал, что известный модельер Анастасия Уилсон – его бывшая жена. Следовательно, Лидия до сих пор находится в неведении. А значит, она не слишком усердно занималась поисками «скелетов в шкафу», о которых шла речь в прошлую встречу. Ведь стоило копнуть в Интернете чуть глубже, и, благодаря ее собратьям по перу, скандал четырехлетней давности предстал бы во всех подробностях: с фотографиями и комментариями. Особый интерес тогда вызвал человек, к которому ушла Ана: во-первых, он был обаятельнейшим красавцем французом, во-вторых, лучшим другом Николаса Реган-Филиппа. Журналисты с наслаждением смаковали каждую деталь. Но новое счастье Анны оказалось недолгим. Она успешно наладила в Париже необходимые для бизнеса связи, после чего вернулась в Лондон, где спустя короткий срок опять вышла замуж. Теперь уже за Симона Камерона, известного землевладельца и мультимиллионера.

   Неужели Лидии действительно ничего не известно?!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

   Ник вернулся на кухню в полной растерянности. Он не знал, что думать, чему верить и как себя вести.

   Лидия сидела в прежней позе, потягивая лимонад. Неужели она приехала только затем, чтобы обсудить с Венди план будущей книги? Если это правда, то ситуация приобретала забавную двусмысленность, так как в течение двух недель он все вечера проводил в Интернете и теперь, получается, знает о ней гораздо больше, чем она о нем.

   Лидия никогда не была замужем, хотя по крайней мере дважды вступала в длительные романтические отношения. Она тоже окончила Кембридж, но на шесть лет позже, после чего ее карьера неуклонно шла в гору. Судя по отзывам, она была прекрасным журналистом, настоящим профессионалом, великолепно владела слогом и очень серьезно относилась к работе. Ее отличало умение объективно осветить тему и докопаться до самой сути.

   Именно поэтому Венди и пригласила ее в соавторы, напомнил он себе. Кроме того, Лидия написала несколько статей о положении женщин в странах Третьего мира, которые крестная искренне считала «лучшими публикациями по этому сложнейшему вопросу за последние несколько лет».

   Ник вздохнул.

   Кажется, во время разговора с Венди он несколько погорячился, утверждая, что поголовно все журналисты паразитируют на чужих несчастьях. В ответ на это Венди разразилась бурной речью, в которой, нельзя не признать, присутствовала изрядная доля здравого смысла. По ее мнению, в журналистике, как и во всякой творческой профессии, есть бездари и таланты. Первых больше, вторых – меньше. Бездари готовы раздуть любую историю на потребу публике, лишь бы сделать себе имя. Таланты, сознавая свое призвание, готовы служить высоким идеям.

   Но в душе Ника поднималась буря протеста, стоило ему вспомнить, как безжалостно расправилась Лидия со Стивеном Дейли. Никакие статьи о женщинах Третьего мира не могли сравниться с проведенным ею криминальным расследованием, которое она шаг за шагом описала с такой остротой и сарказмом, что независимо от степени вины человека, после подобных публикаций на его деловой и общественной жизни можно было ставить крест. Откуда в ней столько злобы?

   И если Лидия не постеснялась рассказать о трагедии собственной сестры, то разве сможет она удержаться от соблазна сделать репортаж из святая святых Николаса Реган-Филиппа? Разве девиз «Да здравствует сенсация!» перестал быть главным принципом ее профессии? Взаимоотношения миллионера-затворника с бывшей женой и глухонемой дочерью – лакомый кусочек для падкой на сплетни публики!

   Но ведь пока Лидия ничего подобного не сделала!

   – Может, мы посидим на террасе?

   – Не знаю, удобно ли это. – Лидия колебалась. – Если у вас есть какие-то дела, я не хотела бы мешать.

   – У меня как раз перерыв, к тому же сейчас самое лучшее время. Позже будет слишком жарко.

   Они вышли из кухни. Солнечные лучи коснулись лица Лидии, и в душе Ника дрогнула какая-то струна, когда он увидел, как сладко она зажмурилась. Он прекрасно сознавал, что все больше увлекается этой женщиной, но давно забытое чувство радостной приподнятости было так приятно, что совершенно не хотелось думать об опасности. И он решил пустить события на самотек, хотя давно отвык рисковать, особенно в личной жизни.

   – Как здесь красиво, – мягко произнесла Лидия, усаживаясь в удобный шезлонг. – Так что же в конце концов стало с Софией?

   – Она не смогла больше жить вдали от Лондона, поэтому нам пришлось расстаться.

   – Очень дипломатично, – засмеялась Лидия.

   – И к взаимному удовлетворению, – легко согласился он. Но на последнем слове голос почему-то слегка дрогнул, отчего вся фраза приобрела двоякий смысл. Лидия отпила немного лимонада.

   – А какого мнения о новой няне мама Рози? – Еще не договорив, Лидия прижала ладонь к губам. – Ой, простите. Я опять задаю нескромные вопросы.

   – Ничего страшного. И вообще… – Ник замялся. – Я прошу прощения за тот вечер. Тогда я был непростительно груб с вами. И еще раз огромное спасибо за участие в судьбе Рози. А что касается моей бывшей жены, она не в курсе перемен. – Он смотрел на льдинки в своем стакане. – Видите ли, отправив Рози ко мне, Ана сочла свои материнские обязанности выполненными.

   Во взгляде Лидии Ник заметил сочувствие. К нему ли, к Рози – не ясно, но на душе стало чуточку теплее. Лидия поставила пустой стакан на столик.

   – Рози просто прелесть. И вы сделали прекрасный выбор, пригласив Рэчел. Вы знаете, что она из семьи глухонемых? Наши родители дружили, и мы часто проводили выходные вместе. Несколько раз даже ходили в походы. Они жили через две улицы от наших дяди и тети, так что когда мамы с папой не стало, родители Рэчел приглядывали за Иззи.

   – Тогда вы учились в университете?

   – Да-да. – Лидия торопливо отвела взгляд. Ник нечаянно коснулся болезненной темы. Да, она оставила сестру на попечение родственников, а сама уехала. Это была правда.

   Она скинула туфлю и босыми пальчиками скользнула по узору, который оставляла на полу листва, освещенная солнцем. Ник не знал, какую боль скрывала Лидия в самой глубине своего сердца. И никто не знал. Она одна несла ответственность за выбор, совершенный несколько лет назад. Поступи она иначе, и, возможно, Стивен Дейли никогда не появился бы в жизни младшей сестры.

   Тогда казалось, отъезд был единственно возможным решением, и, без сомнения, родители поддержали бы ее. Ведь Лидии – одной из всего городка – удалось получить стипендию в Кембридже. А бездетная тетя Маргарет была просто счастлива взять к себе двенадцатилетнюю Иззи. Ничего, что девочка плачет и тоскует, – в семье любящих дяди и тети она быстро утешится. Они правда старались: приготовили отдельную комнату и перевезли туда все ее вещи, чтобы Иззи чувствовала себя как дома.

   Но Лидия в глубине души прекрасно знала, что за решением уехать стояли только эгоистические побуждения. Ею двигало желание добиться славы.

   – Почему вы выбрали профессию журналиста? – Вопрос Ника прервал невеселые мысли.

   – Как вы думаете, это не прозвучит слишком патетично, если я скажу, что меня волнует судьба человечества?

   – Нет.

   Ее улыбка была просто обворожительна, но ответ все-таки заставил Ника удивиться.

   – Мой бурный темперамент не позволил посвятить себя служению церкви, поэтому я решила пойти другим путем и выбрала журналистику. – Она продолжала задумчиво улыбаться. – Как же я была наивна!

   – Что вас разочаровало? – Нику было действительно интересно.

   – Даже самый талантливый журналист не в силах изменить мир. Он может только описывать события. Иногда это очень грустно.

   – Верно, – негромко ответил Ник. Тень печали, коснувшаяся лица Лидии, заставила его отвести взгляд. Наверное, Венди воспользовалась бы случаем и задала вопрос о том, что же случилось несколько лет назад с Иззи, но Ник не мог позволить себе столь бесцеремонно вторгаться в личную жизнь сестер. Он боялся бестактной фразой разрушить доверительную атмосферу. – Вам приходилось часто с этим сталкиваться?

   – Много раз, – улыбнулась Лидия. – Хотя бы потому, что я некоторое время работала в отделе происшествий газеты «Геральд». Тогда основным моим занятием было составление некрологов. Слава богу, это продолжалось недолго.

   – Невеселое занятие для молоденькой девушки.

   – Точно. Мне довелось насмотреться такого! Но студенткой я была согласна на все.

   – Я знаю, – непринужденно ответил Ник. Он наслаждался неторопливым течением беседы. – Я слегка покопался в вашем прошлом. В Кембридже вы были лучшей по двум предметам – английскому и политологии – и начали профессиональную деятельность в манчестерской газете со статьей о театральных гастролях и дельтапланеризме.

   – Вам не следует верить всему, о чем пишут, – засмеялась Лидия. – Репортаж о дельтапланеризме не удался. Оказалось, я панически боюсь высоты. – Она помолчала. – Так, значит, вы копались в моем прошлом? Тогда скажите, какая статья показалась наиболее удачной?

   – О положении женщин в странах Третьего мира, – не задумываясь ответил Ник.

   – Вот это да! – расхохоталась Лидия. – Никогда бы не подумала, что эта тема вам близка. Или с ней связано нечто личное?

   – Честно?

   – Конечно!

   – Я пытался найти причину, которая позволила бы отговорить Венди от идеи приглашать вас в соавторы, – серьезно сказал Ник. Недоуменный взгляд Лидии заставил его на мгновение опустить глаза, но он решил продолжать. По-честному – так уж по-честному. – Я запомнил вас со времен громкого скандала вокруг Стивена Деили.

   – Не вы один, – спокойно заметила Лидия. – И что? Не стесняйтесь.

   – Как бы это правильнее объяснить… Я решил, вы из тех, кто ради сенсации не щадит даже самых близких людей.

   Лидия откинулась на спинку стула. Слова Ника звучали обидно, но теперь хотя бы становилась понятной та холодность, с которой он отнесся к ней вначале.

   – Так вы считаете, я использовала Иззи в своих интересах?

   – Да.

   Лидия отметила, с какой твердостью он встретил ее взгляд. Вот в чем причина столь явной неприязни. Судьба одной сестры положена на алтарь карьерного роста другой. Лидия решительно встряхнула волосами.

   – С чего вы взяли? Меня можно обвинять во многих грехах, но только не в этом. Я никогда так не поступила бы.

   – Несчастные глаза Иззи смотрели с фотографий во всех газетах. – Ник потер лоб и провел рукой по волосам. – Стивен Дейли был раздавлен и уничтожен. А вы оставались единственной, кому была выгодна вся эта шумиха.

   Лидия почувствовала себя так, словно на нее вылили ушат холодной воды. Она и предположить не могла, что на ту историю можно смотреть с подобной точки зрения. В том, что говорил Ник, не было ни слова правды. Стивен Дейли оказался той самой пружиной, по чьей вине неумолимые жернова судьбы чуть не стерли Иззи в порошок. Лидия считала делом чести вытащить на свет его грязные делишки. Только Богу известно, насколько это было непросто. А уж если в такой ситуации можно говорить о выгоде, то для Иззи Лидия добилась главного – симпатии общественности оказались на стороне сестры.

   – Я разобрался во всем только недавно, – тихо продолжал Ник, – когда лично познакомился с Иззи. Так что приношу вам свои извинения.

   Лидия пристально смотрела на Ника. Так вот почему он прислал розы!

   Правда заключалась в том – она сама пришла к этой мысли после завершения процесса над Стивеном Дейли, – что Лидия не собиралась делать себе имя на этом громком деле, однако в результате оно принесло ей большую известность. Она сунула ногу в туфельку.

   – Не стоит извиняться. Вы правы, я делала это ради себя. – Выражение удивления, мелькнувшее на лице Ника, почему-то вызвало у нее раздражение. – Это была моя месть. Даже если бы мне пришло в голову попросить разрешения у Иззи, тогда она была в таком состоянии, что вряд ли сумела бы дать вразумительный ответ. Но, честно говоря, я и не собиралась ни о чем ее спрашивать. Я ненавидела Стивена всей душой и считала, что он должен понести наказание.

   Лидия замолчала. На террасе повисла тишина. Она вдруг ощутила, как благодарна Нику, – он не спешил с расспросами о том, что же на самом деле произошло у Иззи с бывшим бой-френдом.

   Конечно, ненависть – отвратительное, недостойное чувство. И не было смысла обманывать саму себя. Именно ненависть, а вовсе не нежная сестринская любовь двигала в то время поступками Лидии. И совсем не то заслуженное наказание, которое понес Стивен Дейли, помогло Иззи прийти в себя. Это сделало время. Время плюс умение светло и радостно смотреть на все, умение, оставленное им в наследство родителями.

   Медленно, очень медленно Иззи находила в себе силы вернуться к нормальной жизни. Лидия мучилась от бессилия помочь, поэтому направила бьющую через край энергию на другой объект. А Иззи приходилось учиться самой восстанавливать мир, рухнувший после потери не родившегося ребенка и предательства любимого человека, который обманул и обокрал ее.

   – Иззи ни в чем вас не обвиняет.

   – Вы правы в другом. Иззи была бы против судебного процесса. Но я приняла именно это решение, потому что… – Она замялась, стараясь подыскать слова, которые помогли бы Нику понять причины ее поступка. – Потому что Стивен Дейли был действительно плохим человеком.

   – Он принес горе в вашу жизнь, – негромко сказал Ник.

   – Самым трудным для Иззи было встретиться с ним лицом к лицу в зале суда. – Пальцы Лидии теребили пояс. – Она никогда бы с этим не справилась…

   Без моей поддержки, хотела добавить Лидия, но почувствовала, что голос готов предательски дрогнуть. В тот момент не она действовала в интересах Иззи, а Иззи пошла в суд ради сестры.

   – Мысль, что Стивен выйдет сухим из воды, была невыносимой. Я действовала из личных побуждений. Иззи слишком мягкий человек, чтобы позволить себе поступок, продиктованный чувством мести.

   Тень глубокой печали коснулась лица Лидии, и Ник с горечью подумал, как несправедлив он был по отношению к ней. Счастье для Стивена Дейли, что он уже понес заслуженное наказание. Ник заставил бы его заплатить еще более высокую цену за горе, которое тот причинил этим женщинам. Он слегка откашлялся.

   – Может быть, прогуляемся немного?

   – Я нагнала на вас тоску? – слабо улыбнулась Лидия.

   – Нет, мне очень хорошо с вами, – просто ответил Ник. – Предлагаю посмотреть мой плодовый сад. – Он протянул руку и помог ей подняться, на мгновение задержав тонкие пальцы в своей ладони. Волосы Лидии коснулись его лица. На долю секунды она замерла совсем близко, и его ноздри уловили тонкий аромат духов. Если Лидия и заметила уловку Ника, то не подала виду, молча спустилась вслед за ним по ступенькам и пошла рядом. Только, пожалуй, слишком старательно отводила взгляд, внимательно изучая кустарники по сторонам аллеи. Нику страстно хотелось сказать хоть что-нибудь в утешение, любую фразу, которая смягчила бы черты печального лица.

   – Наверное, мысль, что Стивен Дейли в тюрьме, принесла некоторое облегчение вашей сестре.

   Лидия повернулась к нему. Порыв теплого ветра бросил прядь волос на ее лицо. Изящным жестом она убрала ее.

   – Не думаю, что для Иззи это имело хоть какое-то значение. Разве что она была защищена от возможности неожиданно столкнуться с ним где-нибудь. Но Стивен попал в тюрьму не из-за душевной травмы, которую нанес Иззи. – Внезапно ее голос дрогнул, и крупные слезы одна за другой покатились по щекам. – Простите, но я все еще принимаю случившееся очень близко к сердцу. – Лидия вздохнула, стараясь успокоиться. – Мне удалось доказать, что он обманом вынудил Иззи перевести на его счет деньги, доставшиеся ей после продажи родительского дома. Закон защищает нас от мошенничества, но, как правило, бессилен перед человеческой подлостью. То, что Стивен Дейли на протяжении двух лет день за днем мучил и унижал мою сестру, осталось безнаказанным.

   – Что вы имеете в виду? Он ее бил?

   – Если бы он тронул ее хотя бы пальцем, я бы его уничтожила. Нет, Стивен действовал иначе. Не позволял ей выходить из дома, встречаться с друзьями, вплоть до того, что прятал ее одежду. А я, учась в Кембридже, ничего не знала. Да и, боюсь, была бы бессильна что-либо предпринять. Иззи его очень любила. Или, во всяком случае, ей так казалось. Этот подлец умел быть на редкость обаятельным. Вам наверняка приходилось сталкиваться с подобным типом людей.

   Ник кивнул, вспомнив о паре-тройке знакомых, готовых с пеной у рта клясться в вечной дружбе, пока не подвернется удобный случай всадить вам в спину нож.

   – Конечно, когда мы встретились в первый раз, я ничего не подозревала. – Она печально улыбнулась. – Могу только сказать, что мы с ним страшно друг другу не понравились. Стивен производил впечатление довольно скользкого типа, и я не стала скрывать свои сомнения от Иззи. Я умоляла ее об одном – не слишком увлекаться им. Но влюбленные глухи к советам окружающих.

   – Он знал о том, как вы к нему относитесь?

   – Думаю, да. У Иззи не было от него секретов. Он утверждал, что я просто завидую чужому счастью, так как недавно рассталась со своим другом, с которым у меня были очень серьезные отношения.

   – А в этом не было частички правды?

   – Может, и была, – с улыбкой сказала Лидия. – Знаете, с возрастом я становлюсь все менее категоричной. В то время я считала Иззи слишком молоденькой для серьезного чувства. Но по-настоящему я за нее испугалась, когда он начал настаивать на продаже родительского дома.

   – Но ведь они не могли сделать это без вашего согласия.

   – Верно, не могли. Я и сопротивлялась, сколько могла. Тянула время, выставляла завышенную цену, «забывала» о назначенных с покупателями встречах.

   – Представляю, как вы раздражали Стивена Дейли! – улыбнулся Ник, услышав об уловках Лидии.

   – Это волновало меня меньше всего. Гораздо хуже было то, что ему удалось испортить мои отношения с Иззи.

   – Не может быть! Она вас боготворит!

   – Это сейчас. Но тогда, после смерти родителей, мы почти шесть лет прожили в разлуке. Встретив Дейли, Иззи с удовольствием избавилась от опеки наших родственников, зато полностью попала под его влияние. А Стивен без устали внушал ей, что я из ревности готова разрушить их счастье. В конце концов, я была вынуждена согласиться. Иззи уже исполнилось восемнадцать, и нам пришлось бы делить имущество через суд. – На ее глаза вновь навернулись слезы. – Не прошло и пяти месяцев после продажи дома, как Дейли вынудил Иззи перевести все деньги на его счет. – Она запнулась.

   – После чего скрылся, – закончил за нее Ник.

   – Само собой разумеется… На нервной почве у Иззи случился выкидыш. – Лидия поежилась, хотя на улице было очень тепло, и смахнула слезы. – Потом, конечно, он объяснял это сложной ситуацией в бизнесе. Простите. Сама не знаю, почему я все время реву.

   Ник ничего не ответил. Он никогда не отличался излишней сентиментальностью, но рассказ Лидии поразил его в самое сердце. Единственное, чем он мог сейчас помочь, – это внимательно слушать.

   – Знаете, я потратила почти год, стараясь засадить его за решетку, но ни капли об этом не жалею. Может, благодаря печальному опыту Иззи какая-нибудь молоденькая девушка избежит сетей человека, подобного Стивену Дейли.

   – Думаю, вам это удалось. – Ник помолчал, ожидая, не захочет ли она рассказать еще что-то.

   Между тем они вышли к саду, окруженному живой изгородью.

   – Как здесь красиво, – негромко сказала Лидия.

   Усилием воли она заставила себя успокоиться. Перед Ником стояла обычная Лидия Стэнфорд, спрятавшая эмоции под маской хороших манер. Но только что он видел ее настоящей, нежной, ранимой, мужественно справляющейся с несчастьями, выпавшими на долю ее семьи. И никогда больше ей не удастся его обмануть.

   Они молча смотрели на роскошный персиковый сад. Ник вспоминал, скольких трудов стоило придать деревьям ухоженный вид. Час за часом, день за днем, месяц за месяцем он работал в одиночестве, словно стараясь спрятать здесь свою собственную боль.

   Лидия подошла к клумбе, на которой пышно разрослись растения с круглыми синими соцветиями.

   – Это пролифера. Самый красивый из декоративных сортов лука, – с улыбкой пояснил Ник. Ему нравилось выражение нежности, с которым она прикасалась к пушистым цветкам.

   – Я знаю. Он очень любит солнышко. Господи, как я вам завидую! Здесь столько места для цветов! – Ее глаза светились таким неподдельным восторгом, что у Ника перехватило дыхание. – Когда-нибудь у меня тоже будет свой сад. Я так соскучилась по земле!

   Ник взглянул на часы.

   – Думаю, нам пора возвращаться. Час, отведенный Венди на оздоровительный сон, уже истек.

   Еще минуту Лидия стояла, любуясь садом. Ветер развевал ее волосы, открывая взгляду точеный профиль. У Ника защемило сердце. Лидия была невероятно красива. Он мысленно возблагодарил судьбу за их недавнее знакомство. Только разве может такая женщина заинтересоваться таким мужчиной, как он. Одинокий отец с ребенком на руках, ведущий затворнический образ жизни. Ничего интересного.

   Но сейчас надо возвращаться к Венди. Потому что Лидия приехала сюда работать. А она из тех людей, кто всегда достигает поставленной цели.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

   Никогда не плачь на глазах у мужчины! Они этого терпеть не могут!

   Интересно, кто автор сей печальной истины? – думала Лидия, усаживаясь напротив Венди за низкий столик. Наверное, именно поэтому Ник старательно избегает новой встречи с ней. В первый раз отговорился важным звонком из Германии, во второй – необходимостью спешно уехать в Лондон. Можно поспорить, что это не простое совпадение. Сегодня, например, дверь его кабинета была распахнута, но через мгновение после того, как она вошла в дом, оказалась плотно притворенной.

   Угораздило же ее так глупо разреветься и поставить человека в неловкую ситуацию! Но предположение, что она могла использовать Иззи в собственных интересах, было верхом несправедливости. Слава богу, хотя бы теперь он так не думает. Вообще, тот разговор помог им сблизиться, лучше понять друг друга. Каким тактичным и внимательным, оказывается, умеет быть Николас Реган-Филипп.

   Венди дочитала последнюю страничку и сложила листы аккуратной стопкой.

   – Мы закончили на сегодня?

   – Думаю, да, – с улыбкой ответила Лидия. – Восемьдесят пять тысяч слов вполне достаточно для одного рабочего дня. Вы заслужили отдых. Что-то случилось? – Она заметила внимательный взгляд Венди, обращенный в окно.

   – Ник вышел в сад. – Черты лица пожилой женщины смягчились, губы тронула нежная улыбка. – Я рада, что ему удалось найти подход к девочке. Думаю, со временем из него получится прекрасный отец. Во всяком случае, лучше, чем его собственный. Джордж был редкостным сухарем.

   Лидия посмотрела в окно. Ник и Рози, держась за руки, шли через лужайку. Отец и дочь, красивая пара, образец семейного счастья. Где же он был предыдущие пять лет? И хотя Лидия просто умирала от любопытства, не стоило торопиться с расспросами. Повышенный интерес к Нику наверняка не укроется от острых глаз Венди.

   – Дженнифер, мать Ника, была очень милой, – между тем не спеша продолжала та. – Но, к сожалению, с больным сердцем. Она умерла, когда Ник был совсем младенцем. Джордж так и не женился больше. Видимо, не сумел найти еще одной женщины, согласной выносить его отвратительный характер. К концу жизни даже я была не в силах с ним общаться, несмотря на тридцатилетнее знакомство.

   Лидия слушала, затаив дыхание. Значит, Ник рос, не зная материнской ласки, под суровой опекой отца. Почему-то ее это не удивило.

   – А что случилось с матерью Рози? – задала она осторожный вопрос. – Она жива?

   – А с чего бы ей умирать? – резонно заметила Венди. – Анастасия Уилсон жива и, судя по статьям в прессе, прекрасно себя чувствует. Она дизайнер-модельер, владелица собственной торговой марки. Вот только мать из нее никакая. Через несколько месяцев после рождения Рози она сдала девочку на попечение бабушки.

   – Которая недавно умерла, – тихо добавила Лидия. Анастасия Уилсон – мать Рози?! В это невозможно поверить! Теперь понятно, каким образом Рози оказалась в доме отца. Но Ник! Как он мог жениться на подобной женщине?! Они же совершенно разные люди. Лидия почувствовала укол ревности. Безусловно, Анастасия была талантливым дизайнером и удивительной красавицей, но в остальном оставалась капризным, избалованным ребенком. Лидия слышала несколько ее интервью и была поражена апломбом, с которым та изрекала банальные истины. А эта череда скоропалительных браков! И нигде ни разу Анастасия Уилсон не упомянула о том, что у нее есть дочь.

   – Вначале Ана относилась к Рози как к живой игрушке: фотографировалась с ней для прессы, создала несколько детских моделей, – с сарказмом продолжала Венди. – Но когда стало окончательно ясно, что девочка не слышит, повела себя так, словно ребенка нет и никогда не было на свете. Сами подумайте, зачем яркой успешной женщине глухонемой ребенок? – Она помолчала, укоризненно поджав губы. – Нику вообще не стоило на ней жениться.

   – Но кто же тогда обучил Роз и языку жестов?

   – Мать Анастасии. Честно говоря, глядя на ее дочь, я долгое время думала, что миссис Уилсон способна только на глупости. Но, слава богу, в том, что касается Рози, я оказалась не права. – Венди осторожно опустила загипсованную ногу со специальной подставки на пол и потянулась за прислоненными к креслу костылями. – Так значит, Ник ничего не говорил вам про Ану? Не могу его за это осуждать. Тут трудно сказать что-то хорошее. – Она медленно поднялась и направилась к дверям. – Спасибо, милая. Увидимся на следующей неделе.

   Лидия аккуратно собрала отпечатанные листы и начала укладывать рукопись в портфель. Работать с Венди было удивительно приятно, и они двигались вперед гораздо быстрее, чем она предполагала вначале. Пожалуй, еще один визит в Фентон-холл – и биография будет практически завершена. А это означает, что исчезнут поводы приезжать в дом Ника. Она грустно вздохнула и посмотрела в окно. В саду никого не было.

   Лидия спустилась по ступенькам и уже пересекла лужайку, когда за спиной раздался звук быстрых шагов. Она обернулась. Из-за угла дома к ней бежала Рози. Лидия сама поразилась волне радости, нахлынувшей на нее при виде девочки. Теперь в ясном личике и темных кудряшках она без труда заметила сходство с Анастасией Уилсон, но это не имело значения. Ведь Рози была дочерью Ника.

   С улыбкой Лидия следила за ее торопливыми возбужденными жестами. Они с папой собрались на пикник в парк. Кристина приготовила для них фрукты, и лимонад, и даже четыре больших пакета чипсов. Глаза Рози сияли, щечки раскраснелись от жары и быстрого бега. Она уже ничем не напоминала одинокого замкнутого ребенка.

   – Привет, – раздался за спиной голос Ника. – Вы рано закончили сегодня. Я был уверен, вы пробудете здесь еще не меньше часа.

   Лидия смотрела в улыбающиеся глаза. Значит, он думал о ней? Сердце радостно стукнуло. Вдруг вспомнилось, как в прошлую их встречу он сказал, что считает ее очень красивой. И сейчас она без труда читала подтверждение этому в его восхищенном взгляде. Но почему же он избегал ее во время двух последующих визитов? Или по-прежнему считает ее журналистом-стервятником?

   – А мы собрались на пикник. – Рукой он нежно коснулся макушки дочери.

   – Я знаю. – Лидия улыбнулась и откинула волосы за плечи. – И у вас с собой недельный запас продуктов.

   Рози подергала Лидию за платье, настойчивыми жестами предлагая составить им компанию. Лидия с сомнением посмотрела на Ника. Понял ли он, что хотела сказать девочка?

   – Может быть, вы к нам присоединитесь? А то мы, кажется, переборщили с чипсами, – засмеялся он.

   Секунду Лидия колебалась. Не было ли приглашение данью простой вежливости? Но Ник смотрел открыто и весело. И где-то в самой глубине темных глаз ей почудилась нежность. Господи, сколько же в нем обаяния!

   – Я с удовольствием отправлюсь с вами в это полное опасностей путешествие. – Она сжала ладошку Рози, и та буквально заплясала от радости. – Вы доверите мне нести что-нибудь из снаряжения?

   – Ни в коем случае! Иначе балансировка нарушится. – Он шутливо потряс в воздухе корзинкой для пикника в одной руке и свернутым пледом в другой.

   Они двинулись по аллее в глубь парка. Лидию так и подмывало задать вопрос про Анастасию, или Ану, как он ее называл, но вместо этого она спросила:

   – У Рэчел, наверное, выходной? Я не виделась с ней сегодня.

   – У нее занятия в колледже, – кивнул Ник. Повисла пауза. Лидия спешно подыскивала новую тему для разговора.

   – Мы идем на какое-то специальное место? – наконец поинтересовалась она.

   – Нет. Это наш первый пикник с Рози. Так что давайте отыщем любой уютный уголок, лишь бы он был в тени. Послушайте, у меня такое ощущение, словно вы никак не можете решиться спросить меня о чем-то. Если это так, то не стесняйтесь.

   – Вы умеете читать по лицам? – улыбнулась она. – На самом деле я лишь хотела сказать, что это первое лето, которое вы проводите вместе с дочерью.

   – Второе. Рози было девять месяцев, когда Ана оставила меня.

   Ана оставила меня… Что же происходило в душе этой женщины, если она могла бросить такого замечательного мужа и очаровательного ребенка? Лидия не пыталась даже представить.

   – Анастасия Уилсон, я знаю, – набралась она храбрости. – Венди сказала мне.

   – Что еще сказала вам Венди? – В голосе Ника Лидии почудилась холодность.

   – Что ее трудно назвать хорошей матерью, – дипломатично ответила она.

   – Это правда. Посмотрите, вот, по-моему, неплохое местечко. Густая трава и прекрасная тень. – Он явно обрадовался возможности сменить тему. Место и впрямь было превосходное – их глазам открылась поляна, посреди которой возвышался столетний дуб. – Как мне сказать Рози «сядем под тем деревом»?

   – Очень просто. – Лидия сделала несколько жестов, и девочка бегом кинулась через поляну. – В языке жестов все построено на логике. Представьте, что вы рисуете картинку. Надо выделить главное слово во фразе и показать его первым, все остальные жесты нанизываются, как бусинки на нитку. В данном случае первым будет «дерево», потом предлог «под», потом действие «сесть», а самым последним уже «мы». – Она сопровождала пояснения медленными плавными жестами.

   Они тем временем дошли до дерева. Ник расстелил плед, и Рози немедленно достала из корзинки маленький игрушечный домик, внутри которого оказалась целая квартира с кухней, спальней, гостиной и несколькими крошечными куколками. Она села, скрестив ноги, и, высунув от усердия язык, принялась двигать фигурки. В игрушечном домике закипела жизнь.

   – Забавно, правда? – Ник кивнул в сторону дочери. – Она может заниматься этим часами. Со стороны кажется, будто смотришь немое кино.

   Лидия с удовольствием опустилась на плед, блаженно прислонившись спиной к широкому стволу. Ей нравилось смотреть, как играет Рози, и чувствовать на себе ласковый взгляд Ника. На душе давно не было так хорошо и спокойно.

   – Хотите вина? – Ник достал из корзинки бутылку. – Это австралийское. Я не большой специалист, но вкус у него вполне приличный. – Он вытащил пробку и налил немного в пластмассовую кофейную чашку. – Для напитков мы с Рози думали обойтись стаканчиками, но вы, как наш почетный гость, получите бокал с ручкой.

   – Спасибо, – Лидия улыбнулась и сделала маленький глоток. – Очень вкусно. Я кое-что знаю о вине, но только по рассказам и статьям. У нас дома пили самодельное – у отца была винокурня.

   – Он делал хорошее вино?

   – Честно говоря, ужасное. – Она засмеялась. – Но я не подозревала об этом, пока уже совсем взрослой не попробовала настоящее.

   В этот момент Рози повернулась и, протягивая пластмассового человечка, знаками о чем-то попросила Лидию.

   – Что случилось? – спросил Ник.

   – Требуется помощь. У отца семейства отвалилась шляпа. – Лидия старалась вернуть предмет гардероба на место, но безуспешно. – У меня не получается – застежка слишком тугая. Попробуйте вы.

   Ник потянулся вперед, на мгновение коснувшись руки Лидии, и, словно от легкого удара током, жаркая волна прошла по его запястью.

   Он вздрогнул. Сомнений не оставалось – он страстно и безнадежно влюбился. И наивно считать, что отсутствие встреч поможет справиться с чувством.

   Стараясь скрыть замешательство, он взял куклу и принялся нахлобучивать на нее шляпу. Лидия и Рози голова к голове внимательно следили за его действиями. Темные кудряшки девочки щекотали лицо Лидии, она ласково убрала их за ушко, коснувшись поцелуем виска малышки. Ник понял, что окончательно пропал.

   Рози взяла игрушку, быстрым жестом сказав «спасибо». Ник кивнул в ответ и вдруг неожиданно осознал: впервые он без всякого труда понял, что говорит дочь. И в этом заслуга Лидии. С ее появлением жизнь маленькой семьи Реган-Филиппов становилась все более гармоничной. Ник не мог отвести взгляд от ее лица.

   – Как славно загорела Рози за последнее время. – Казалось, Лидия ничего не заметила. – Но сегодня солнце особенно печет. Вы не догадались взять с собой крем? Боюсь, девочка может обогреть. А уж я-то точно уеду сегодня с красным носом. Не загорала последние лет пять.

   – У нас все предусмотрено. – Ник порылся в корзинке и с гордостью извлек тюбик. – Можете не волноваться за свою красоту – это сороковая степень защиты.

   – Замечательно. – Лидия выдавила на ладонь немного крема. – Послушайте, но почему он зеленый?!

   – Очень удобная мера предосторожности. Сразу видно те места, которые вы не помазали ребенку.

   – Но я не ребенок!

   Да, Лидия не ребенок. Ник не удержался и скользнул взглядом по точеной шее и открытым плечам. В груди сладко заныло.

   – Не переживайте, через пару минут крем впитается без следа. – Он замер, глядя, как Лидия осторожными движениями принялась намазывать крем. Пальцы коснулись щек, прогладили линию скул, спустились к низкому вырезу декольте. Страстное желание сжать в ладонях нежное лицо и прижаться в поцелуе к ярким губам охватило его. Он слышал глухие удары собственного сердца и со сладостной мукой мысленно повторял одну и ту же фразу: «Господи, я люблю ее. Как я ее люблю!»

   Лидия повернула к нему лицо.

   – Ну как? Мне удалось добиться ровного зеленого оттенка или я кое-где переборщила?

   Ник смотрел в смеющиеся глаза, завороженный их лучистым мягким сиянием. Почти незаметно для себя он склонялся все ближе и ближе к Лидии.

   – Вы прекрасны, – чуть слышно прошептал он. В следующий момент его рука обвила ее плечи, и их губы слились в поцелуе. Ник почувствовал, как в ответ на его ласку Лидия слегка запрокинула голову, и крепче сжал объятия.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

   В глубине души Лидия давно ждала этого поцелуя. Сладкая истома охватила ее, она словно воспарила в облаках, позволив себе отдаться волнам блаженства. Руки Ника сжимали ее все сильнее, голова кружилась, стон наслаждения готов был сорваться с губ. Но вдруг объятия ослабли. Лидия не сразу пришла в себя, сладкая пелена продолжала застилать глаза. Почему все кончилось?! И вдруг она вспомнила: Рози! Как они могли забыть о девочке! Лидия в испуге обернулась, прогоняя остатки сладостного дурмана. Слава богу, малышка продолжала играть, сидя к ним вполоборота, и, казалось, ничего не заметила.

   От Ника не укрылось ее смущение, он тоже бросил на дочь быстрый взгляд.

   – Простите, – неловко сказал он.

   Лидии ничего не оставалось, как с видимым безразличием пожать плечами. Она отвернулась и собрала волосы в хвост. В конце концов это всего лишь поцелуй. Но зачем же извиняться? Разве не понятно, в какое глупое положение ставит ее Ник, заставляя думать, что поцелуй был случайностью?

   Лидия изо всех сил старалась взять себя в руки, но сердце продолжало глухо стучать, а руки подрагивали. Она давно не испытывала такого взрыва эмоций. Пожалуй, никогда раньше. И хотя ей уже исполнился тридцать один год, и дважды в своей жизни она переживала по отношению к мужчинам чувства, которые искренне считала любовью, сейчас с ней творилось что-то особенное.

   Она отпила немного вина, почти силой заставив себя посмотреть в его темные глаза. И тут же поняла, что поцелуй вовсе не был случайным. Как и она, Ник медленно приходил в себя, стараясь осознать случившееся и справиться с собой. Но он ни о чем не жалел.

   – Хотите перекусить?

   Она молча протянула ему тарелку. Ник высыпал на нее чипсы. Оба чувствовали смущение. Напряжение не отпускало, казалось, каждый вдох давался им с трудом.

   Неужели Иззи испытывала нечто подобное по отношению к Стивену Дейли? Внезапно пришедшая мысль неприятно поразила Лидию.

   Оба вздохнули с облегчением, когда Рози, заметив, что отец достал из корзинки еду, прервала свою игру, схватила пирожное и с аппетитом принялась слизывать крем.

   – Наверное, так делают все дети, – сказала Лидия, с улыбкой наблюдая, как Рози, словно котенок, облизывает перепачканные кремом губы. – Мы с Иззи тоже всегда сначала съедали крем и цукаты и лишь потом принимались за бисквит. А вы в детстве так не делали?

   – У меня не было детства в том смысле, в каком вы о нем говорите. Отец не допускал с моей стороны никаких вольностей. Он был уверен, что его сын появился на свет взрослым человеком. Единственной отрадой для меня являлась Венди.

   – Наверное, с ней вам всегда было весело. – За улыбкой Лидия постаралась скрыть острую жалость к Нику и в очередной раз подумала, как же были счастливы она и Иззи, окруженные заботой и лаской любящих родителей. – Она прекрасная крестная.

   – Словно фея из сказки, – улыбнулся Ник. – Хотя именно за это отец ее всегда недолюбливал.

   – Зачем же он пригласил ее в крестные?

   – Из-за денег.

   – Как это? – Лидии показалось, что она ослышалась.

   – Дело в том, что Венди приходится двоюродной сестрой моей матери. Отец положил глаз на ее наследство.

   Какое наследство?! Лидия вспомнила заброшенный дом Венди. Если бы она не знала ее гордый и независимый нрав, то возмутилась бы, что Ник, при его богатстве, оставил крестную в такой нищете. Он словно прочитал ее мысли.

   – Не обманывайтесь по поводу образа жизни Венди. Я устал уговаривать ее поменять или хотя бы отремонтировать коттедж. Но, изо дня в день на протяжении долгих лет направляя свою кипучую деятельность на борьбу с условностями, она утверждает, что хотя бы на старости лет заслужила право жить так, как ей нравится.

   – Очень на нее похоже, – согласилась Лидия. – На это трудно что-то возразить.

   Тем временем Рози справилась с пирожным и, свернувшись уютным клубочком, прилегла на плед, опустив голову на колени отца. Ник осторожно отставил ее стаканчик с апельсиновым соком в сторону, потом положил руку на волосы дочери, ласково расправляя темные кудряшки.

   – Кажется, Рози хочет спать, – заметила Лидия.

   – Она сегодня все утро бегала по жаре. Устала. – Голос Ника был полон нежности.

   Рози действительно сладко зевнула. Ласковые поглаживания отцовской руки убаюкивали ее, и постепенно веки смежились, дыхание стало ровным. Она уснула.

   Лидии очень хотелось узнать, почему же Ник совсем не виделся с дочерью долгие годы, но она медлила. Один поцелуй еще не давал право на интимные вопросы. Вместо этого она мягко спросила:

   – Вам, наверное, было непросто организовать рабочий график так, чтобы оставить для Рози столько свободного времени.

   – Да. – Ник медленно кивнул, стараясь не потревожить покой девочки. Его рука между тем продолжала гладить ее волосы. – Совсем не просто. Но у меня нет другого выхода – наши взаимоотношения приходится строить с чистого листа. И знаете, за последние две недели мне удалось найти компромисс. Часть работы можно прекрасно делать и в домашнем офисе. А общение с Рози доставляет мне настоящую радость.

   Лидия вспомнила, как Рози и Ник, держась за руки, шли через лужайку перед домом, и почувствовала легкий укол зависти. Ей самой нет необходимости искать компромисс, ее жизнь заполнена только работой. Уже много лет телефонный звонок мог заставить женщину в любое время дня и ночи сорваться с места и лететь в неизведанные дали. В молодости Лидия легко мирилась с этим, потому что была энергична и амбициозна, сейчас – потому что не у кого отпрашиваться и не перед кем отчитываться.

   – А чем займетесь вы после того, как закончите биографию Венди?

   Интересный вопрос. Лидия села поудобнее и одернула юбку. Никаких планов не было. Не в ее привычках загадывать на будущее. Опыт показывал, что торопиться не стоит – рано или поздно обязательно появится очередная тема для статьи, не написать которую будет просто невозможно. Жизнь полна захватывающих сюжетов, надо лишь уметь их увидеть. Твердо

   Лидия могла сказать только одно – в ближайшие несколько лет она не собиралась оставлять профессию журналиста, а значит, менять привычный жизненный уклад.

   Почему? Лидия никогда об этом не задумывалась. Как и над тем, чем она будет заниматься, если судьба заставит сменить сферу деятельности.

   – Поступлю в соответствии с обстоятельствами, – задумчиво сказала она. – Честно говоря, меня все еще не покидает надежда когда-нибудь изменить мир к лучшему.

   – А как же ваша мечта о собственном саде?

   – Может, и этому суждено сбыться. Но пока моя красивая мечта еще очень далека от воплощения.

   Ник молча кивнул, словно полностью соглашался с тем, что она говорила. Но в выражении его липа Лидии почудилась жалость. Жалость, потому что ей не удалось найти компромисс между желаемым и действительностью. На душе стало горько. Удалось бы ей, окажись она на месте Ника, так удачно совместить работу и семью? Она боялась ответить на этот вопрос.

   И следом пришла еще одна мысль, заставившая Лидию зябко передернуть плечами. Может, все эти годы она столько времени отдавала работе только потому, что изо всех сил пыталась заполнить зияющую пустоту, вызванную отсутствием детей?

   Впервые она была так откровенна с самой собой. До встречи с Ником в ее жизни было два романа. Оба раза, завязывая серьезные отношения с мужчинами, в глубине души Лидия не сомневалась, что рано или поздно связи наступит конец. Ей в голову не приходило воспринимать бойфрендов как своих мужчин. Поэтому вопрос о компромиссе даже не возникал, работа всегда оставалась на первом месте. И если вдруг приходилось выбирать между празднованием дня рождения бойфренда и командировкой в Намибию, можно было не сомневаться в приоритетах. Именно так, по ее мнению, и должны строиться отношения между мужчиной и женщиной в двадцать первом веке.

   Наверное, так же считает Анастасия Уилсон, подумала вдруг Лидия.

   – Как мама Рози отнеслась к тому, что вы расстались с Софией? Ей понравилась Рэчел? – спросила она.

   – Мама Рози не виделась с дочерью с того момента, как девочка переехала ко мне. А что касается Софии и Рэчел, ее это мало трогает. Сейчас Ана готовит новую коллекцию. Это отнимает очень много времени. – Заметив выражение лица Лидии, Ник спокойно пояснил: – Ана никогда не хотела быть матерью и не скрывала этого. Ни для кого не секрет, что дети часто мешают успешной карьере женщины. Рози у нас незапланированный ребенок. Результат случайности, так сказать.

   Ник посмотрел на дочь. Теперь они никогда не расстанутся, «результат случайности» полностью принадлежит ему. Благодаря Рози, жизнь наполнилась новым смыслом. Что ж, на свете есть множество отцов, которые в одиночку растят детей, и он собирается стать одним из лучших. Было лишь невыносимо стыдно, что он начал так поздно.

   Ник перевел взгляд на Лидию. Осуждает ли она его за столь редкие встречи с дочерью в прошлом?

   – Когда Ана ушла… – Он слегка кашлянул, словно в горле вдруг запершило. – Ана ушла, когда Рози было девять месяцев…

   – Я помню, вы говорили, – мягко заметила Лидия.

   – Она изменила мне с моим лучшим другом, – после паузы продолжил Ник. Он понял, что хочет рассказать Лидии все. Рассказать, и никогда больше не возвращаться к этой теме. Потому что иначе прошлое никогда не отпустит его. Слова находились с трудом, но голос Ника стал тверже. – Мы дружили с семилетнего возраста. Его мать была француженка, а отец – англичанин. Гастон всегда был прекрасным спортсменом, сейчас он довольно крупная величина в мировом теннисе. Они уехали во Францию. Их брак продлился около года. Я пытался навещать Рози, но она была совсем крошкой… Кроме того, говоря откровенно, мне было очень тяжело встречаться с Аной и Гастоном… – Ник замолчал.

   – Я понимаю… – Пытаясь хоть как-то выразить переполнявшее ее сочувствие, Лидия сжала его локоть. – Это так ужасно!

   Именно ужасно. Каждый визит давался ему с все большим трудом, он с радостью цеплялся за любой повод, который позволял отложить поездку. Видеть, как друг детства обнимает твою жену, берет на руки твою дочь… Ник чувствовал себя раздавленным и уничтоженным. Только собственный бизнес не позволил ему тогда сойти с ума от боли и отчаяния. Он пытался утопить горе в бесконечной череде дел.

   – Когда Ана оставила Гастона и вернулась в Англию, я возобновил попытки видеться с Рози. – Ник смотрел в лицо Лидии. Глубокий взгляд ее прекрасных глаз, полный искреннего сочувствия и понимания, придавал ему сил для продолжения рассказа. – Но Ана отдала девочку своей матери. По прошествии трех-четырех месяцев мои визиты стали все менее регулярными. Я продолжал присылать деньги и подарки, но сам появлялся все реже и реже. Наверное, это очень напоминало попытку откупиться. – Ник отвел глаза.

   Пальцы Лидии сильнее сжали его локоть, и он осмелился вновь посмотреть на нее.

   – Сейчас Рози с вами. И вы делаете все, чтобы искупить прошлую вину. Поверьте, Ник, дело еще можно поправить.

   Рози пошевелилась, а потом вдруг резко села, выпрямившись, словно пружина. Секунду она смотрела на отца сонным недоуменным взглядом, потом, видимо, вспомнив, как здесь очутилась, широко улыбнулась.

   – Нам пора домой, – Ник смотрел на Лидию поверх макушки дочери. – Смеркается.

   – Да, уже поздно. – Лидия заставила себя отвести взгляд и посмотреть на часы. Было действительно поздно. Давно пора отправляться в Лондон. Хотя куда спешить, если в пустой квартире тебя никто не ждет… Лидия поднялась и расправила подол юбки. Поймав вопросительный взгляд Рози, она знаком дала понять, что им пора собираться. Рози кивнула и, схватив ее за руку, потянула к подножию дуба, где оставила свой игрушечный домик.

   Казалось, все это время пластмассовые человечки продолжали жить своей неторопливой игрушечной жизнью. Отец семейства восседал за столом, мать стояла у плиты, а детишки возились в саду. При мысли, что они с Рози сейчас бесцеремонно нарушат покой, царящий в домике, Лидия вдруг испытала такой острый приступ жалости, что на глаза навернулись слезы. Удивляясь собственной сентиментальности, она опустилась на колени и помогла Рози осторожно собрать игрушки. Все дело в истории, которую рассказал Ник. Теперь ее любопытство было полностью удовлетворено, но кто мог предположить, что история чужой судьбы может заставить сердце сжиматься от боли и сочувствия?

   Уложив корзинку и свернув плед, они направились к дому. Рози вприпрыжку бежала впереди, Ник с Лидией, рука к руке, шли поодаль. Похоже, короткий сон придал девочке такой заряд энергии, который взрослый не получил бы и после восьмичасового отдыха. Она убегала все дальше, лишь иногда останавливаясь, чтобы с улыбкой помахать им рукой.

   Лидия осторожно посмотрела на Ника и, поймав ответный взгляд, смутилась и принялась рассматривать траву у себя под ногами. Интересно, как теперь будут развиваться их отношения? Конечно, поцелуй – не повод строить далеко идущие планы, но что-то в темных глазах Ника подсказывало, что он обязательно предложит ей встретиться в Лондоне. Наверное, пригласит на ужин… Готова ли она к тому, что наверняка за этим последует?

   Да, у него есть дочь. Ну и что? Ничего страшного. Никому из ее знакомых дети не помешали построить новые отношения и даже создать семью. Правда, обычно знакомство с ребенком происходит, когда флирт превращается в нечто более серьезное, но у них с Ником все будет по-другому. Даже хорошо, что она уже успела так сильно полюбить Рози. Полюбить? Слово, произнесенное даже мысленно, заставило ее испугаться.

   Да, она действительно привязалась к девочке. А что насчет ее отца? Насколько далеко готова она зайти? Мысль о возможной интимной стороне их связи заставила Лидию покраснеть, но оказалась очень приятной. В конце концов, чего бояться взрослой самостоятельной женщине?

   Но в глубине души Лидия понимала, что заставляет ее колебаться. Любовь требует жертвенности. Умения поставить интересы других людей выше своих собственных. Лидия не была уверена, сумеет ли она справиться. А интуиция влюбленной женщины подсказывала, что Нику и Рози нужно от нее именно это.

   – Как двигается работа над биографией Венди? Вам ведь придется приехать сюда еще не один раз?

   – Мы почти закончили. Я думаю, встреча, запланированная на среду, будет последней. В конце следующей недели я уже должна передать рукопись в редакцию.

   – В среду? – Ник остановился и внимательно посмотрел на нее.

   Сейчас он попросит о свидании, подумала Лидия. Это видно по выражению его лица. Пригласит на ужин. И она, конечно, ответит согласием. Они пойдут в ресторан, а потом… На следующее утро она проснется в его объятиях, и первое, что он сделает, открыв глаза, – улыбнется в ответ на ее любящий взгляд.

   Но Ника никак нельзя отнести к разряду мужчин, ищущих легких связей. Он слишком хорошо сознает свою ответственность перед дочерью, чтобы пустить в их жизнь случайную женщину. Ему нужна, прежде всего, новая мать для Рози, готовая принять его образ жизни и полностью посвятить себя ребенку. Женщина, которая будет готовить лимонад по старинному семейному рецепту и печь пироги.

   Лидии стало страшно. Она не сможет, не справится. Она не готова…

   Ник продолжал молча смотреть на нее темными бездонными глазами, и Лидия с ужасом поняла, что уже не в силах что-либо изменить. Поздно! Они зашли в своих чувствах слишком далеко.

   Ник все ближе склонялся к ней, и Лидия поймала себя на мысли, что не может думать ни о чем, кроме этих горячих губ. Она замерла в ожидании поцелуя, всем своим существом стремясь отдаться уже изведанным волнам блаженства, которыми он одарил ее час назад.

   Ник склонился еще ниже. Лидия прикрыла глаза. Да, сейчас… Поцелуй заставил ее почти потерять сознание, но она отстранилась.

   – Рози. Мы должны…

   – Она прекрасно знает дорогу домой. – Ник смотрел ей прямо в глаза, стараясь понять, не пытается ли Лидия найти вежливую отговорку.

   Она не могла больше сдерживаться. Руки обвились вокруг его шеи, губы прижались к его губам. Время остановилось.

   – Ник, – слабо выдохнула Лидия. Она не знала, что хочет сказать, чувства переполняли ее, и она боялась задохнуться под их лавиной.

   Вселенная сжалась. Она видела только мерцание глаз Ника, слышала стук их сердец. Его руки сжимали все крепче, ласкали все настойчивее. Лидия слабела, все дальше откидывая голову, как за соломинку хватаясь за его сильные плечи. Она была готова прямо сейчас опуститься на траву и увлечь Ника за собой, чтобы ощутить тяжесть его тела и его полную власть над ней. Такого порыва она не испытывала никогда и ни с кем.

   – Пойдем в дом, – пробормотал Ник срывающимся голосом. Его губы ласкали ее шею.

   – Да, – едва нашла в себе силы ответить Лидия.

   Этим коротким «да» она соглашалась со всем, чего только мог пожелать или потребовать от нее Ник.


   Лидия сладко потянулась, всем телом ощутив тепло и негу шелковистых простыней. Ее переполняло чувство обновления, словно это утро сулило начало нового и чудесного периода в жизни. Она повернулась и посмотрела на спящего Ника.

   Несколько дней назад так хотелось увидеть, как он выглядит по утрам. Теперь она знала, что он так же прекрасен. Солнечные лучи падали на точеный, словно вырезанный из мрамора, профиль и широкие мощные плечи. Лидия осторожно потянулась и коснулась гладкой кожи. Это было восхитительно. Ник – чудо. Он открыл глаза.

   – С добрым утром. – Его голос прозвучал чуть хрипло после сна, заставив какое-то новое, незнакомое чувство жаркой волной колыхнуться в ее груди. Никогда раньше Лидия не вступала в интимные отношения так быстро после знакомства. Обычно этому предшествовал длительный период ухаживания. Но с Ником совсем особый случай. Все произошло внезапно и неотвратимо. В их первую встречу она и помыслить не могла ни о чем подобном. А сейчас казалось, что с того момента прошли годы. Лидия улыбнулась, вспомнив, как она в растерянности стояла на крыше коттеджа Венди, а Ник с раздражением разглядывал ее. Да, за это время они проделали долгий и сложный путь навстречу друг другу.

   Она провела рукой по его плечу, любуясь сильными мышцами.

   – С добрым утром, – нежно ответила она.

   Он улыбнулся своей чуть загадочной улыбкой, которая заставляла сердце Лидии замирать в сладкой истоме, повернулся к ней лицом и ласково коснулся щеки.

   – Поверить не могу, что ты здесь.

   – Я сама с трудом в это верю.

   Ник потянулся к ней и прижался губами к ложбинке – там, где плечо плавным изгибом переходило в шею. Он помнил, как вчера прикосновение к этому волшебному месту заставляло Лидию терять голову от страсти. Вот и сейчас она запустила руки в его густые волосы и прильнула к нему.

   – Но, кажется, ты ни о чем не жалеешь, – с ласковой насмешкой пробормотал он.

   Жалеет ли она? Странный вопрос. Он мог прочитать ответ в ее полуприкрытых глазах, в чувственном изгибе слегка припухших после бурной ночи губ, в каждом движении истомленного негой тела. В том, как замирала она, принимая его быстрые легкие поцелуи.

   – Ник, мне пора домой.

   Он чуть отстранился, выжидательно глядя на нее. А как же мечты о неторопливом завтраке вдвоем, о предстоящих мгновениях нежной страсти, о совместном обеде?..

   Ник вновь настойчиво и призывно коснулся губами ее шеи. Она успела полюбить эти жаркие короткие поцелуи и крепкие объятия. Успела полюбить…

   Между ними не было сказано ни слова о любви, но теперь Лидия знала – чувство, которое он заставлял ее испытывать, нельзя назвать иначе. Казалось, только в его объятиях она может укрыться от всех жизненных невзгод. Нет, она ни о чем не жалела.

   – Останься.

   Одно короткое слово заставило ее вновь затрепетать от острого пронзительного желания. Больше всего на свете она хотела именно этого. Но в ответ Лидия лишь нежно провела ладонью по его щеке.

   – Как это будет выглядеть, если Рози проснется и поймет, что я со вчерашнего вечера не покидала ваш дом?

   Ник разжал объятия и перекатился на спину, закинув одну руку за голову и устремив взгляд в потолок.

   – Как ни горько, но в твоих словах есть большая доля истины.

   Лидия улыбнулась и поднялась с кровати. Мгновение она оглядывала комнату в поисках торопливо разбросанной вчера одежды, и вдруг поймала пристальный и откровенно изучающий ее наготу взгляд Ника.

   Он не мог сдержать улыбку, когда Лидия в панике схватила простыню и попыталась прикрыться. Смущение явно запоздало. Странно, что после всего происшедшего между ними она все еще стесняется.

   – Рози твоя дочь, – с притворной строгостью сказала Лидия. – Уже пять, и мне пора отправляться домой. Во сколько она обычно просыпается?

   – В шесть часов. – Слава богу, Ник отвел взгляд, встал с кровати, поднял с пола джинсы и бросил их на кресло. Лидия замерла, внутренне напрягшись, подобно натянутой струне. Как легко и свободно он двигается. Самодостаточный уверенный человек, довольный собой и окружающим миром.

   – Когда мы снова увидимся? – Он подошел и мягко взял ее лицо в ладони. – Надеюсь, это случится очень скоро? – И снова чувственный короткий поцелуй заставил ее забыть о недавнем смущении и затрепетать от желания. Она выпустила простыню и обвила руками сильную шею.

   – Приезжай ко мне в Лондон.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

   Одного взгляда на мобильник было достаточно, чтобы понять – звонят с работы. Да и, честно говоря, звонок нельзя назвать неожиданным. Слухи о ее возможной командировке давно ходили по редакции. В конце концов, Лидия действительно была самым лучшим профессионалом в области политики и прав человека.

   Итак, она едет в Брюссель.

   Только почему долгожданная новость не вызывает радости? Неужели причина в том, что так просто и емко сформулировал недавно Ник? «Каждый день, проведенный вдали от Рози, прожит зря». Тогда Лидия не поняла, о чем он говорил. Сейчас истина открылась со всей очевидностью. Каждый день, проведенный вдали от Ника, прожит зря.

   Лидия прижала ладони к горящим щекам. Впервые за десять лет работы она не хотела уезжать. Семь ночей и пять дней, проведенные рядом с Ником за последние три недели, совершили переворот в ее мировоззрении. Она была готова отказаться.

   А ведь назначение обозревателем в Брюссель – предел мечтаний любого журналиста. Целый год находиться в самой гуще событий и делать репортажи из центра политической жизни Европы – это ли не вершина карьеры?

   Целый год… И это минимум. Год – очень долгий срок.

   Лидия придвинула кресло к шкафу, взобралась на него и стащила с полки чемодан. Слова Ника продолжали эхом звучать в ушах. В конце концов это становится смешным. Многим людям удается сохранять отношения, несмотря на разделяющее их расстояние. Она сможет прилетать к нему раз в несколько недель. Возможно, и он найдет время навестить ее.

   И для Рози будет очень полезно иметь перед глазами пример деловой и успешной женщины, всю себя посвятившей карьере. Это поможет дальнейшему становлению ее личности.

   Европейский парламент в Брюсселе. Об этом можно только мечтать! Какого упорного труда стоило превратить сказку в реальность! Но только почему же так хочется плакать? Лидия открыла шкаф и принялась медленно перебирать плечики с одеждой. Пара строгих брюк черного цвета и одни коричневые. Два свитера. Простое кремовое платье для вечерних мероприятий. Она старательно разложила вещи на кровати.

   Надо взять себя в руки и успокоиться. Это лишь минутная слабость. Любой на ее месте разволновался бы от мысли, что в скором времени предстоит встреча с людьми, чьими руками творится история.

   Лидия аккуратно уложила в чемодан первую пару брюк. С восемнадцати лет ею владела неукротимая жажда к перемене мест. И мечта об успешной карьере. Ее не покидала надежда изменить мир к лучшему. Ради этого она много лет назад уехала в Кембридж, оставив младшую сестру рыдать в крошечной детской на руках у тети Маргарет. Если сейчас она откажется от назначения, ее долг перед Иззи останется неоплаченным.

   Был жаркий солнечный день, но Лидия дрожала, словно в ознобе. Она понимала, что стоит на пороге решения, которому суждено направить ее судьбу в то или иное русло. И на этом этапе эмоциям не было места. Одним из своих главных достоинств Лидия считала умение держать собственные чувства под контролем. Она почти никогда не плакала и никогда не сдавалась. И навсегда отказала себе в семье и детях, то есть в тех отношениях, которые могли бы ограничить ее внутреннюю свободу. Именно этим она выгодно отличалась от своих коллег – ей было нечего терять и не о ком заботиться. По сути, много лет назад ей удалось так построить свою жизнь, чтобы раз и навсегда оградить себя от непростой проблемы выбора. Она могла позволить себе жить сегодняшним днем, не строя планов, и всегда твердо знала две вещи: чего хочет в данный момент и как будет этого добиваться.

   Да, она такая. Холодная карьеристка, журналист-стервятник, чуждый жалости и сомнений.

   Только откуда тогда это чувство опустошенности в душе? И боль. Острая, пронзительная, не отпускающая ни на секунду.

   Лидия достала из шкафа жакет от Анастасии Уилсон и дрожащими руками уложила его в чемодан. Она так и не решилась спросить у Ника, почему его брак потерпел неудачу. Как-то не представилось удобного случая, а сам он не давал повода. Да, таково правило человеческих отношений в двадцать первом веке – никогда не говорить о том, что уже закончилось.

   Глупые условности. Развод – всегда травма, но при всем стремлении Лидии проявить деликатность, было бы очень полезно выяснить, как после разрыва с женой Ник намерен строить отношения с другими женщинами. Вдруг та сила, которая привязывала ее к нему все больше с каждым днем, лишь пугает его и вызывает отторжение? Тогда отъезд – наилучший выход для обоих.

   Кроме того, следует подумать о Рози, нашептывал внутренний голос. Зачем девочке еще одна женщина, вся жизнь которой посвящена только работе?

   Лидия захлопнула чемодан и резким движением застегнула молнию. Она не годится на роль жены и матери. И Ник не может этого не сознавать. Сегодня же вечером она улетит в Брюссель, навстречу новой работе и новым встречам. Деловая, сдержанная и холодная как лед. Так будет лучше для всех.

   Лидия окинула взглядом спальню. Оставалось еще одно – попрощаться с Ником. Лучше сделать это при личной встрече. Хотя бы попробовать объясниться. В последний раз увидеть Рози. А потом, по пути в аэропорт, заглянуть на полчаса к Венди. Лидия решила, что поведет машину сама и оставит автомобиль на стоянке в аэропорту. Так будет удобнее, особенно если придется неожиданно прилететь в Лондон. Она подняла чемодан и потащила его к лифту.

   Всю дорогу до Фентои-холла Лидия пыталась продумать предстоящий разговор. Но мысли разбегались, и никак не удавалось выделить главный довод среди тысячи причин, по которым ей следовало уехать. Одно Лидия знала твердо – ссориться с Ником она не будет.

   Сказать, что Ник удивился, когда она прямо у крыльца сообщила о предстоящем отъезде, значило не сказать ничего.

   – Ты улетаешь прямо сегодня? – недоуменно переспросил он.

   – Да, во второй половине дня. – Лидия изо всех сил старалась говорить весело и непринужденно. – Так что я рассчитываю у тебя пообедать.

   – Конечно, – с преувеличенной сердечностью поторопился заверить он. Раз Лидия с таким оптимизмом относится к сложившейся ситуации, ему остается только подыгрывать. И потом, назначение в Брюссель действительно огромная удача. Туда направляют самых талантливых и успешных журналистов. Можно только радоваться, что карьера Лидии сложилась так удачно. Только откуда тогда эта невыносимая боль в душе?

   Разве с первого момента, когда Лидия вошла в его жизнь, он не знал, что рано или поздно связь закончится? Что рано или поздно она оставит его, отправившись на поиски новой темы для статьи, «не написать которую просто невозможно», вспомнил он оброненную ею фразу.

   Он любил в Лидии эту независимость. Он любил в ней все.

   – Когда вылетает твой самолет? – Простой вопрос стоил неимоверных усилий. Но Ник сумел справиться.

   – В четыре. Я уже собралась – чемодан в багажнике. По дороге в аэропорт собираюсь ненадолго заскочить к Венди. Она хочет передать в Брюссель несколько писем.

   Ник быстро прикинул, сколько времени займет визит к Венди и дорога в аэропорт. Сколько времени до того момента, когда она навсегда покинет Фентон-холл. Лидия уезжает! Хотелось закричать, швырнуть что-нибудь оземь или просто броситься бежать неизвестно куда. Но он лишь улыбнулся.

   – Тебе необходимо ехать.

   – Да, – кивнула она. – Я хочу попрощаться и сказать, что… обязательно буду звонить.

   Нику показалось, его сердце разорвалось на куски. Но, как ни сильна любовь, нельзя удерживать человека против его воли. Он любит ее, поэтому отпускает.

   В самом начале знакомства Лидия казалась точной копией его бывшей жены, но со временем он понял разницу. Ана готова бросить все на алтарь собственной карьеры. Они и поженились-то лишь потому, что ей нужны были средства для развития бизнеса. Потом на краткое время в ее жизни появился Гастон, но лишь затем, чтобы открыть дверь в высшие круги французского общества. Сейчас Ана покоряет английский истэблишмент рука об руку с Симоном Камероном. Интересно, сколько суждено продлиться этому союзу?

   Лидия совершенно другая. Всего в жизни она добивается собственным трудом. Ее тайная мечта – изменить мир к лучшему. И кто, черт возьми, сказал, что ей это не под силу?

   Венди поняла это сразу, потому что они были похожи. Ник восхищался крестной. Ник восхищался Лидией. Ему нравилась ее целеустремленность, и, начиная встречаться с ней, он прекрасно сознавал, что идет на определенный риск. Если встанет выбор между любовью и карьерой, Лидия без раздумий предпочтет второе. Сейчас ему некого винить, кроме самого себя.

   Позади раздались быстрые шаги, Ник обернулся. По ступеням крыльца к ним бежала Рози. Со скрытой болью он смотрел, как изменилось лицо дочери, когда Лидия жестами сообщила о своем отъезде. Руки девочки взметнулись в немом протесте, а на глазах появились слезы. Рози ребенок и в отличие от него не обязана прятать эмоции.

   Лидия присела перед девочкой и обняла ее за плечи.

   – Я уезжаю по делам. – Ее губы шевелились почти беззвучно.

   Рози подняла личико к Нику, в ее глазах застыл вопрос. Стараясь утешить дочку, он положил руку на ее плечо.

   – Мы скоро снова увидимся с Лидией, – отчетливо произнес Ник, не зная, так ли это на самом деле.

   На лице Лидии отразились боль и растерянность. Возможно, она не предполагала, что прощание окажется столь тягостным. Или пыталась побороть желание остаться с ними. С ним. Ник не знал и не имел права спрашивать. Лидия должна сама сделать выбор.

   Значит, сейчас можно только попрощаться. Но Рози продолжала смотреть на отца с отчаянием и надеждой, и слова просто не шли с языка.

   – Мы будем скучать, – с трудом произнес он.

   – Я буду звонить.

   Ник молча кивнул. Он ни разу не признался ей в любви. Наверное, не представилось подходящего момента. Все боялся спугнуть только что расцветшее чувство. Ведь первое время он не смел открыться даже самому себе. Теперь слишком поздно. Ничего нельзя изменить. Лидия уезжает.

   Рози порывисто обняла Лидию за шею, потом отстранилась и бегом бросилась в дом. Наверное, она плакала.

   – Она будет ждать тебя.

   Лидия закусила губу.

   – Я не думала, что будет так тяжело. – Ее голос дрожал. – Прости.

   Ник молча прижал ее к себе, зарылся лицом в душистые волосы. Он любит ее. Это было единственное, что он сейчас чувствовал и о чем был в состоянии думать. Минуту они стояли обнявшись.

   – Я должна ехать. – Лидии казалось – еще мгновение рядом с ним и ее сердце разорвется.

   – Я понимаю.

   Лидия отстранилась, заглянула в его глаза и коснулась губ в поцелуе. Ник понял – это было «спасибо» и «прощай». Острая, почти невыносимая боль пронзила все его существо. Он с трудом устоял на ногах.

   Боже мой, что происходит?! Брюссель – не Австралия. Но дело не в расстоянии. Просто оба понимали, что Лидия сделала выбор. Ник и Рози оставались в прошлом.

   На ступеньках вновь раздались быстрые шаги. Рози подбежала к ним и протянула Лидии белый конверт. «На память», – жестом сказала она. Лидия сжала губы, пытаясь не дать волю слезам.

   – Милая моя, я никогда тебя не забуду. И обязательно приеду. – Не в силах больше сдерживаться, она повернулась и быстро пошла к машине.

   Ник следил, как автомобиль удаляется по обсаженной камелиями аллее до той поры, пока машина не скрылась за поворотом. Единственное, чего ему сейчас хотелось, – это немедленно умереть.


   Даже если Венди и заметила, что глаза Лидии покраснели от слез, у нее достало такта не задавать лишних вопросов. Давая ей время успокоиться, она позволила Лидии сервировать чай.

   – Итак, ты отправляешься в Брюссель, – констатировала она, после того как обе уселись за низкий столик.

   – На год, – безжизненным голосом ответила Лидия.

   – На редкость удачное предложение. – Венди отхлебнула чай. После чего, по-видимому, сочла тему закрытой и кивнула в сторону письменного стола. – Возьми с собой ту папку. Там есть кое-какие интересные письма, адресованные матери Ника. Я была очень благодарна Джорджу, когда после ее смерти он вернул их мне. А после моей смерти ты сможешь внести дополнения в главу, посвященную моей работе в Судане.

   – Спасибо.

   – Мать Ника обладала живым умом и очень неплохо владела слогом. Ее наблюдения о жизни в доме Реган-Филиппов написаны с большим юмором и любовью. Она, в отличие от меня, всю себя посвящала семье. Меня же, как ты помнишь, – губы Венди тронула насмешливая улыбка, – всегда занимали вопросы спасения человечества. Но это не для печати, ясно?

   Лидия бросила быстрый взгляд на Венди. За последнее время она успела достаточно хорошо изучить пожилую леди, чтобы понять, что этот разговор возник неспроста.

   – Видишь ли, я как-то не сумела выделить в жизни момент, когда пришлось сделать самый главный выбор. Выбор между любовью к одному человеку и любовью ко всему человечеству. Возможно, потому, что любить все человечество несколько проще. Во всяком случае, всегда есть на кого свалить вину, если что-то идет не так, как ты рассчитывала. – Венди снова улыбнулась и обвела взглядом крошечную захламленную гостиную. – Но у любой медали есть оборотная сторона. Посвятив жизнь человечеству, глупо надеяться, что оно ответит тебе взаимностью. Поэтому рано или поздно ты обязательно останешься в одиночестве. – Она устремила на Лидию пронзительный взгляд голубых глаз. – Ты понимаешь, о чем я?

   Лидия кивнула, хотя не была до конца в этом уверена.

   – Так что мое сегодняшнее существование – результат того образа жизни, который я выбрала однажды много лет назад, – продолжала Венди. – Не мне учить тебя чему-то. Хочу лишь предостеречь: прежде чем делать выбор, следует рассмотреть все возможные варианты развития событий.

   Лидия почувствовала, что внутри нее вновь закипают слезы.

   – Понимаете, Венди, – с трудом произнесла она, – Ник и я…

   – Не в моих правилах совать нос в чужие дела, но если бы я не заметила ваших отношений, это означало бы, что несколько недель назад при падении я повредила не только щиколотку. – (Лидия улыбнулась сквозь слезы.) – Честно говоря, я тебя прекрасно понимаю. Много лет назад я тоже могла выйти замуж, завести семью и детей. Но тогда мне не хватило храбрости рискнуть. Казалось глупым ставить собственное счастье в зависимость от другого человека. Сейчас я лишь прошу, чтобы ты подумала. Хочешь ли повторить мой путь? Не пожалеешь ли в старости о той стезе, на которую ступила однажды?

   Не придется ли ей жалеть о принятом решении? Эта мысль не отпускала Лидию всю дорогу до аэропорта. Она думала об этом на борту самолета и продолжала размышлять, пока регистрировалась в гостинице.

   Присев на краешек кровати, она вспоминала слова Венди. Любить одного человека труднее, чем весь мир. А она действительно любит Ника. И чего больше в ее решении: чувства долга или страха взять на себя ответственность?

   Лидия обвела взглядом гостиничный номер. Неужели эти стены лучше собственного дома? Она решительно сняла телефонную трубку и набрала номер.

   – Иззи, привет. Мне надо поговорить с тобой.


   Ник в задумчивости смотрел на струйки дождя, сбегающие по оконному стеклу. Где сейчас Лидия? Думает ли она о нем? Прошло всего несколько дней, а он уже устал ждать обещанного звонка. Лидия хранила молчание, и это наполняло его жизнь томительной пустотой.

   Ник вздрогнул. Не может быть! На подъездной аллее показалась ее машина. Не веря собственным глазам, он почти бегом спустился в холл.

   – Лидия Стэнфорд позвонила от ворот несколько минут назад, – доложила Кристина. – Я впустила ее.

   Ник рывком распахнул дверь и выскочил на крыльцо. Дождь ударил в лицо, моментально намочил волосы и футболку. Он замер на верхней ступеньке. Лидия смотрела на него сквозь автомобильное стекло, не в силах сказать ни слова. Лишь теребила в руках прощальный рисунок Рози: Ник, Рози и Лидия, держась за руки, идут через парк к дому.

   Она медленно открыла дверцу и выбралась наружу. Дождь потоком лился по плечам, но, казалось, Лидия этого не замечает. Она смотрела на Ника, который замер перед входной дверью. Он не сделал ни шага, ни движения ей навстречу. Лишь молча ждал у порога.

   – Я… я не могла поступить так. – Порыв ветра чуть не вырвал из ее рук сложенный рисунок. – Когда я открыла конверт… Я сказала, что не смогу работать в Брюсселе. Что мне надо… домой. – Она плакала, но дождь смывал слезы. – Ник, она нарисовала семью. Она нарисовала… нас.

   Ник продолжал молча смотреть на нее.

   Помоги же мне! – мысленно взмолилась Лидия. Сделай хоть шаг навстречу!

   Ник словно услышал. Медленно, очень медленно он двинулся вперед, потом спустился по ступеням. Секунду они смотрели в глаза друг другу. Потом его руки крепко обхватили Лидию и прижали к себе.

   – Я люблю тебя, – бормотал он в мокрые волосы, все еще не в силах поверить, что она здесь.

   Лидия посмотрела на него. Все оказалось очень просто.

   – Почему же ты не попросил меня остаться?

   – А ты согласилась бы?

   – Прости меня.

   Он наклонился и нежно поцеловал ее.

   – Подожди, – отстранилась Лидия. – Мне надо привести себя в порядок. Я вся вымокла.

   – Ты прекрасна, – улыбнулся он и легко, как пушинку, подхватил ее на руки. – Скажи, ты выйдешь за меня замуж?

   – Скажу, но только после того, как переоденусь, – засмеялась Лидия. – Сам подумай, не смогу же я признаться нашим внукам, что когда их дед сделал мне предложение, я была похожа на мокрую курицу.

   – Значит, тебе придется что-нибудь выдумать, – засмеялся Ник и понес ее в дом.